/ / Language: Русский / Genre:sf / Series: Свобода

Выбор свободных

Энн Маккефри

Земля захвачена агрессивными инопланетянами. Несогласных с новой властью выселяют на планеты, подлежащие колонизации, где люди — и представители иных рас, чьи миры порабощены зловещими эоси, — должны либо выжить, либо умереть. На одну из таких «тюремных» планет, Ботанику, попадает Крис Бьорнсен — симпатичная американка, которая полюбила инопланетянина Зейнала. Неожиданно выясняется, что у Ботаники есть таинственные хозяева, неизвестная раса, в технологическом плане далеко обогнавшая тех, кто чинит произвол в Галактике. С помощью загадочных Фермеров изгои бросают вызов агрессорам — и побеждают. Но это лишь первая схватка в большой войне. Эоси не привыкли терпеть поражения. Они готовят ответный удар. У тех, кто им противостоит, остается выбор: погибнуть — или стать свободными. Вся борьба впереди…

Энн Маккефри

Выбор свободных

Предисловие

Вторгшись на Землю, каттени, наемники на службе у расы эоси, использовали обычную для них тактику — оккупировали пятьдесят ли оттуда местное население. Депортированных жителей разослали по каттенийским мирам, где их продали в рабство вместе с представителями других завоеванных рас.

Поскольку в цивилизованных мирах рабство не принято, завоеватели столкнулись с бóльшим сопротивлением, чем ожидали. Во время предыдущих военных конфликтов солдаты каттени своей жестокостью внушали побежденным страх и послушание. Эоси открыли достаточно планет так называемого М-типа, поэтому разрешили собирать всех недовольных без разбора и высаживать на любой свободной планете, чтобы те сами заботились о себе.

Не все планеты М-типа пригодны для колонизации, однако, располагая практически неограниченными людскими ресурсами, каттени могли использовать эмпирический метод для определения плодородных и благоприятных в плане перспективного заселения — или же опасных, враждебных миров. За первопроходцами велось строгое наблюдение. Если погибали почти все, от планеты отказывались. Если уровень выживаемости был высоким — сбрасывали новую партию заключенных. Когда колонисты выстраивали крепкое общество, каттени навязывали им сюзерена и взимали определенный процент с валового продукта планеты. Отклоняющихся от нормы тут же забирали и перевозили в новую потенциальную колонию.

Ботаника — один из таких миров. Каттени выселили туда представителей нескольких цивилизаций, освободив при этом тюрьмы Земли и Бареви, чтобы посмотреть, смогут ли бывшие заключенные выжить в борьбе как друг с другом, так и с местными формами жизни.

Первыми колонистами стали люди, дески и ругарианцы.

Каттени снабдили каждого из поселенцев одеждой, одеялом и сухим пайком. «Груз» летел до планеты в состоянии временно приостановленных жизненных функций. После высадки арестантам оставили ножи, топорики и примитивные аптечки.

На Ботанике руководство будущей колонией взял на себя некий бывший сержант. Вняв предупреждению одного из представителей нечеловеческой расы, поселенцы смогли избежать гибели от зубов местных хищников.

Зейнал, единственный каттени, оказавшийся в составе «груза», смутно помнил описание планеты из бегло прочитанного отчета о первоначальном освоении. Некоторые колонисты хотели отомстить за свои невзгоды, лишив каттени жизни, но Крис Бьорнсен предотвратила убийство, доказав, что Зейнал больше всех них знал о планете и мог еще пригодиться. Сержант Чак Митфорд счел решение мудрым. Позже он последовал совету каттени искать место для поселения на каменистой возвышенности, что оказалось необходимым условием для выживания. Во время марш-броска к ближайшим холмам Митфорд понял, что Зейнал может принести огромную пользу.

Поселенцы под командованием Митфорда занялись постройкой временного лагеря и поисками пищи. Они обнаружили, что планета не такая уж и необитаемая, как говорилось в отчетах каттени. На самом деле ее активно обрабатывали некие автоматизированные высокотехнологичные машины. В ходе поисковой миссии Крис Бьорнсен и Зейнал наткнулись на других людей и представителей еще четырех рас, сброшенных на Ботанику.

Чтобы спасти дески от голодной смерти — на Ботанике не обнаружилось одного из питательных веществ, жизненно необходимых для них, — Зейнал вступил в конфликт с капитаном второго корабля, высадившего новых поселенцев. Мятежный каттени послал на базу сообщение, что данная планета, скорее всего, является агрокультурным «поместьем» некоей еще не выявленной расы.

Позже Зейнала вызвали на встречу с другим эмасси — высокопоставленным каттени — и предложили восстановиться на посту. Зейнал без раздумий отказался.

К тому времени на Ботанике появилось достаточно техников и инженеров, которые были в состоянии модернизировать обнаруженное на планете оборудование, чтобы приспособить его для внешней связи и других важных целей.

Используя карты местности, которые неохотно предоставили каттени, Зейнал повел поисковую группу к возможному расположению планетарного командного пункта. Однако тот оказался давно заброшенным, хотя поселенцы и обнаружили некоторое количество оборудования и несколько небольших самонаводящихся капсул. Одну из них умышленно запустил Дик Эренс — в надежде на то, что настоящие «хозяева» Ботаники вернутся и помогут колонистам в борьбе против каттени.

Пролог

Спутник отметил запуск капсулы с поверхности планеты. Проанализировал компоненты устройства, попытался сравнить информацию с имеющейся в памяти, однако не нашел соответствий. Непривычная скорость и примерный пункт назначения неизвестного снаряда тоже не остались без внимания, к тому же, достигнув гелиопаузы системы, он пропал. Сканирование не обнаружило обломков. Ни единого атома. Никаких следов того, что могло сбить устройство. Капсула испарилась; факт, недопустимый для программы слежения, вызвал функциональную ошибку, которая потребовала внутреннего расследования и ремонта систем. Из-за данной ошибки спутник не стал тут же передавать информацию серверу, хотя до момента исчезновения полет капсулы был записан.

Поскольку аварийный код не прошел, данные несколько раз подверглись обработке, прежде чем аномалию заметили. О ней немедленно доложили соответствующим структурам. Для устранения неисправности выслали ремонтную команду, однако даже тщательный осмотр и полная Техническая проверка спутника ничего не выявили. Команда сочла, что данные сами по себе являлись ошибкой, а не записью реального события. В конце концов, на планете располагалась колония штрафников, которым выдавали только самое необходимое для выживания — и никаких технических изысков.

Только совершенно случайно данный отчет попался на глаза тому, кто правильно оценил значение видеозаписи таинственного исчезновения капсулы.

* * *

— Говоришь, отказался явиться?

Хмурый вопрос был обращен к капитану-эмасси.

Вообще-то говоривший приходился капитану отцом, и эмасси уже давно привык к его мрачноватому виду; он почти обрадовался, зная, что отказ Зейнала вернуться и выполнить долг, положенный по рангу и происхождению, очернит когда-то безупречную репутацию брата в глазах окружающих.

— Его избрали, — продолжил Перизек, стукнув громадным кулаком по столу. — Он не может отказаться.

— Однако он отказался, — произнес Ленвек хладнокровно. — «Меня сбросили. Я остаюсь». Вы знаете правила.

Перизек грохнул обоими кулаками по крышке стола так, что на пол посыпалась какая-то мелочь.

— Воля эоси важнее всяких каттенийских правил! И ты сам прекрасно это понимаешь!

Перизек еще больше нахмурился. Сероватая кожа его лица совсем потемнела.

— Он знал о своих обязанностях с того самого момента, как его представили эоси. Сбросили, не сбросили — Зейналу придется вернуться и исполнить долг.

Кулаки вновь грохнули по столу. Потом Перизек сузил глаза, которые засверкали гневом.

— Как он вообще оказался на планете-тюрьме?

Ленвек пожал плечами. Капитан знал, что отец прекрасно осведомлен обо всех обстоятельствах, но повторил сказанное ранее:

— Зейнал убил офицера-транспортника. Команда бросилась ему мстить, и брат сбежал на флиттере. Потом разбился в районе западных охотничьих угодий. Следов не обнаружили. Похоже, Зейнала подобрали вместе с инсургентами, усыпленными во время восстания, и присоединили к грузу рабов. Он явился к экипажу при второй высадке. Нас предупредили, и я отправился за ним. Зейнал отказался…

— Знаю, знаю. — Перизек щелкнул толстыми пальцами, прервав Ленвека. — Он должен вернуться. Этого требует долг. Мы не можем уклониться от исполнения обязанностей. — Он глубоко задумался. — Проследи, чтобы экипаж, организовавший депортацию, послали туда же. Они подготовят Зейнала к отправке, потом высадишься ты.

— Позвольте, господин, — начал Ленвек. — Каттени не пользуются на планете популярностью, им могут помешать найти Зейнала…

Перизек зло посмотрел на сына.

— Зейнал ведь выжил!

Ленвек пожал плечами.

— Зейнал все-таки эмасси, господин, и такой же умный, как вы…

Перизек хмыкнул в ответ на лесть.

— Он тоже каттени и не позволит уничтожить представителей своей расы.

— А вдруг ему не позволят вмешаться? Вдруг он сам захочет перебить экипаж за то, что по их милости оказался на тюремной планете?..

— Надо их «наградить», — Перизек неприятно улыбнулся, — за участие в высылке моего сына. Проследи. И найди среди эмасси двух-трех друзей Зейнала по охоте. Уж их-то он станет защищать, верно?

Ленвек кивнул.

— К твоему приземлению они сделают так, чтобы Зейнал сгорал от желания вернуться.

— Мне заняться их отправкой?

— Ни в коем случае. Это насторожит Зейнала. Когда следующая массовая транспортировка?

— Через двадцать два дня.

— Подбери контингент…

— И еще женщину, если позволите. Он так долго прожил без… подруги.

— Прекрасное замечание. — Перизек ухмыльнулся. — У тебя есть кто-то на примете?

Ленвек кивнул.

— Их всех ждет вознаграждение, — продолжал каттени. — Действовать надо быстро. Я сказал эоси, что послал Зейнала на специальное задание, и они еще не в курсе. Нам дали время, но гнев эоси обрушится на всю семью, если Зейнал все-таки не появится.

Ленвек кивнул.

Поскольку Зейнал подошел для эоси, Ленвеку не понадобилось представляться. Да он и не жаждал такого «удовольствия», потому как знал точно, что оно подразумевает. Однако если Зейнал не появится, заменит его именно Ленвек. Честь семьи на кону. Неспособный выполнить требование эоси навлекал на родственников бесчестие и гибель.

— Держи меня в курсе, Ленвек, — произнес Перизек и жестом отпустил сына.

Когда Ленвек козырнул, четко повернулся и покинул кабинет, Перизек задумался о том, как проучить за глупость тех, кто посмел поместить эмасси к рабам. Каттени наслаждался, изобретая точное и безупречно жестокое наказание за подобную наглость, и вскоре был готов отдавать приказы. Как только пойдет слух о сделанном им, немногие тьюды или драсси посмеют выкинуть что-либо подобное, невзирая на обстоятельства.

То, что это противоречило одному из основных постулатов закона каттени, Перизека не волновало. У его ранга свои привилегии, и он часто ими пользовался.

Глава 1

Дески без промедления сообщил командиру о том, что услышал над Скалистым лагерем.

— Говоришь, корабль спускается? — спросил Уоррел и яростно потер лицо, пытаясь понять Ку.

— Спустился, — повторил Ку, быстро кивая. — Не большой. Не обу-итчный, — добавил он, борясь со слогами.

— Необычный?.. — расшифровал Уоррел. Ку закивал с типичной для дески улыбкой, к которой Уоррел успел привыкнуть. — Значит, это не высадка?

Ку покачал головой, затем снова кивнул, убедившись, что его поняли.

Уоррел с облегчением вздохнул.

Чертовы каттени за последний месяц ускорили доставку колонистов, и у поселенцев почти не хватало времени, чтобы приучить к жизни на планете членов каждой новой партии.

— Не высадка. Не долго вниз. Идем. — Ку замахал тонкими костлявыми руками, опустил их вниз, потом снова поднял. — Идти. Мягко.

Тут дески приложил ладонь к уху и притворился, что внимательно слушает.

Уорри тут же начал беспокоиться. Надо сказать, что это прозвище возникло не столько от сокращения фамилии, сколько от главной черты его характера.

— Значит, высадка. Скорее всего, несколько человек. И кто же там явился? — спросил Уоррел скорее себя, чем Ку. — Близко?

— Не близко-близко.

Ку опустил голову, пытаясь сориентироваться. Затем слегка повернулся направо и оказался лицом к северу.

Способность дески определять стороны света очень пригодилась на Ботанике. Колонисты легко могли вернуться к основным поселениям — например, Скалистому лагерю, — откуда угодно, и поэтому в поисковые экспедиции обычно включали хотя бы одного дески.

Ку вытянул обе двусуставные руки. Одной он указал на север, а другой ткнул куда-то на запад.

— Там. Не близко-близко.

— Правда? — Уорри встал и похлопал Ку по костлявому плечу. — Очень хорошо, Ку. Спасибо.

— Хорошая работа сделал?

— Прекрасная работа, Ку.

Уоррел повернул свет так, чтобы видеть карту на стене.

Большая часть континента была еще белой, но за последние несколько зимних месяцев исследовательские экспедиции добавили кое-какие детали.

— Если мы здесь, Ку, — Уоррел показал на пещеры Скалистого лагеря, — то как далеко на запад?

Ку вытянул шею, будто она резиновая, наклонился к карте, ткнул пальцем в лагерь и заскользил им в нужном направлении.

— Не больше далеко.

— Правда?

Сердце сжала тревога. Там, куда показывал Ку, Зейнал с командой встретили поисковый корабль, когда тот прилетел, чтобы забрать каттени обратно для исполнения долга эмасси.

— Спасибо, Ку. Теперь тебе лучше возвращаться на пост.

— Иду.

Дески тихо выскользнул из комнаты.

Уоррел взглянул на хронометр. До рассвета еще слишком далеко, чтобы посылать команду на разведку. Ночные падалыцики будут только счастливы поймать все, что движется по поверхности. Даже большой отряд в марш-броске не спасется от изнывающих от зимнего голода тварей.

Он мысленно усмехнулся. Если каттени действительно высадили кое-кого с кое-какой миссией… например, чтобы снова выйти на Зейнала… их ждет сюрприз.

— Так им и надо, — вслух произнес Уоррел, хоть и не был, в общем-то, мстительным по натуре.

В значительно лучшем настроении он вернулся на кровать и тут же провалился в сон.

* * *

Уоррел хотел бы послать на разведку Зейнала, но тот вместе с Крис Бьорнсен ушел в долгую исследовательскую экспедицию — на поиск новых территорий, подходящих для размещения поселенцев, которых беспрерывно сбрасывали на планету каттени. Поэтому Уоррел вызвал Мика Роуланда из Пятой Высадки. Мик не может жить без движения, но он наблюдателен, рассудителен и сумеет вытащить себя и команду из беды.

Уорри сообщил ему о ночной посадке и объяснил, где, по мнению Ку, опустился корабль.

— Раз дески сказал, что корабль сел там, мы обязательно найдем какие-нибудь следы.

Мик давно привык работать со «всякими-разными», как он их называл, и ценил любой попавшийся ему талант.

— Следы оставляют даже «разведчики», — согласился Уоррел. — Возьми с собой новеньких. Дай им шанс поохотиться.

— Само собой, — деловито кивнул Мик.

Уоррел улыбнулся: Роуланд вытянул из очереди на завтрак первых пять человек в новых с виду комбинезонах, выдававших факт недавнего прибытия своих обладателей. Мик все же позволил людям поесть, прежде чем отправляться в путь.

Уоррел знал, что вылазка пойдет новичкам на пользу. Слишком многие попадали на эту планету, еще не растеряв ни земной тяги к саботажу и прочим глупостям, ни воспоминаний о том, скольких каттени они убили или покалечили. Надо спустить «героев» с небес на Ботанику.

К счастью, большинство приспособилось к жизни в этом мире лучше, чем Уорри мог надеяться.

Австралийца и других командиров беспокоил один неоспоримый факт — каттени зачастили с поставкой новых поселенцев. Зейнал тоже удивлялся этому и предполагал — в шутку, — что Земля просто выказывает больше сопротивления, чем любая другая раса, завоеванная каттени. А значит, появляется больше кандидатов на ссылку. Колония могла принять сколько угодно людей и представителей иных цивилизаций — хотя по совету Зейнала воинственным и несговорчивым турсам позволили жить самостоятельно, небольшими группками, в составе которых они и прибыли. Однако население Ботаники выросло с первоначальных пятисот восьмидесяти двух человек почти до девяти тысяч.

Уоррел весь день волновался по поводу того, что там найдет Мик Роуланд, и даже усилил охрану периметра на случай проникновения неприятеля, предупредив, что кто-то вроде бы видел в округе турсов. По мнению Уоррела, если вспомнить о людских слабостях, даже представителю человеческого рода можно промыть мозги так, чтобы он взялся сотрудничать с хозяевами каттени, проник в колонию и натворил бед.

Для Уоррела это казалось более правдоподобным, нежели тайная высадка каттени, поскольку последних все равно тут же заметят. До сих пор Зейнал оставался единственным представителем своей расы на Ботанике. В первый день его чуть не убили. К счастью, вовремя одумались — и Зейнал всем здорово помог. В конце концов, он ведь даже отказался лететь домой.

Мик Роуланд вернулся с достаточным количеством дичи, чтобы вылазку можно было назвать охотой. Отпустив уставших членов своей группы, он, перехватив взгляд Уоррела, кивнул в сторону палатки на холме и быстро пошагал за командиром лагеря, держа в правой руке рюкзак.

Когда они остались наедине, Мик открыл рюкзак и улыбнулся при виде неподдельного удавления Уоррела.

— Ботинки?..

— Именно. Кстати, вовсе не такие, как давали нам, — заметил Мик. — Гораздо лучше. И вот еще.

Роуланд вынул из нагрудного кармана очень тонкую пластину семи сантиметров в длину и где-то двух в толщину.

— Передатчик, наверное, или что-то вроде телефона. Может, даже имплант. Я стер кровь.

Мик поднял ботинок: тот выглядел потрепанным, и было похоже на то, будто нечто очень горячее — или просто с огромной силой — обвило его кольцом, оставив вмятины. Потом Роуланд повернул каблук, и вся подошва отвалилась, явив взору компактный набор крошечных инструментов, вставленных в плотный материал.

— В каждом ботинке что-то есть.

Мик выбрал самую маленькую пару и, сняв одну подошву, протянул содержимое Уоррелу.

— Похоже на шприц.

Снял вторую — внутри оказались две крошечные ампулы.

— Лекарства.

— Лекарства? Да, наверное… Отдам их Дейну.

Уоррел насчитал четыре пары ботинок Он попытался подавить нарастающее беспокойство.

— Значит, высадили команду? Для чего?

Сам командир лагеря уже начал подозревать, что его первая догадка окажется верна. Поймет ли Мик?

Роуланд пожал плечами.

— Ты пробыл здесь дольше. Если подумать, то, скорее всего, они явились за Зейналом.

Поймав острый взгляд Уоррела, Мик улыбнулся.

— Я слышал. Очень уж немногие остались бы, имея шанс улететь.

— Гм… Других… останков нет?

Мик покачал головой.

— Кусочки металла. Может быть, с одежды: падальщики переварят даже каттенийское барахло. Обувь просто слишком жесткая.

Мик постучал по одному ботинку.

— Их носят большие шишки. Большие — даже для каттени. Среди них и тупицы встречаются.

— Одна пара гораздо меньше других. Они что, прислали еще и женщину?

Мик пожал плечами.

— Кто знает, на что способны каттени.

Роуланд поморщился, однако не позволил себе ничего добавить, лишь снова пожал плечами.

Командир лагеря мог легко представить, что Мик не договаривал. До депортации Уоррел насмотрелся на высокопоставленных каттенийских женщин и знал — Крис выглядит гораздо лучше. Многие не одобряли ее связь с Зейналом, но никто, кроме Дика Эренса, не злился настолько, чтобы обсуждать или осуждать ее.

— Спасибо, Мик. Остальные заметили?

— А то как же. Там повсюду валялись пустые ботинки. Не думаю, что новички разобрались в качестве обуви. Так что я докладываю тебе о сгинувшем патруле, верно?

— Слишком верно, — мрачно отозвался Уоррел. — Надеюсь, ты преподал им урок?

— Чтобы я упустил такой шанс?

Мик вышел, улыбаясь до ушей.

Уоррел мысленно взял на заметку, что Мик готов к большей ответственности.

Для начала он набрал номер группы Зейнала, запросил отчет, потом связался с Чаком Митфордом.

— Положи их в надежное место, Уорри, — сказал Митфорд, — пока или Зейнал, или я не посмотрим. Только отдай лекарства Дейну. Он определит, что там и как это можно использовать. Наверное, инструменты тебе лучше прислать сюда, в Едва-Едва, для инженеров. Они могут использовать высокие технологии наравне с новым оборудованием. Однако надо придумать, как объяснить… э-э… происхождение инструментов.

Секундой позже Митфорд неожиданно произнес:

— Или мне ничего не надо объяснять?

— Конечно нет, сержант.

Уоррел ухмыльнулся.

В последних высадках попадались экс-генералы, экс-адмиралы и другое бывшее начальство. Большинство из них, оправившись от тягот перелета, охотно и с уважением именовали Митфорда «сержантом». Те, кто не желал, со временем понимали, скольким они обязаны сержанту, или селились в менее дружелюбно настроенных лагерях. Никто — если только по болезни — не бегал от назначенных заданий: люди по очереди охотились, готовили пишу, несли дозор и вообще делали все, что в их силах. Когда стало не о чем переживать, Уоррел иногда беспокоился, что какая-нибудь шишка попытается столкнуть Митфорда с его теперешнего поста. Конечно, если Митфорд сам решит уйти, это его право… До сих пор сержант работал чертовски хорошо — а Уоррел прислушивался к мнению буквально каждого из первых высадок.

— Сержант, существует ли опасность вторжения? — спросил Уоррел, сильно надеясь на отрицательный ответ.

Фырканье Митфорда заставило диафрагму портативного телефона завибрировать. Уоррел расслабился.

— Если только они научатся бегать быстрее, чем местные змеюки — хватать. Раз там было четверо каттени, они топотом своих ножищ наделали столько шума, что привлекли каждую хищную гадину в округе.

Митфорд помолчал.

— Уорри, ты же не думаешь, что люди способны работать заодно с каттени?

— В каждой войне есть предатели, ренегаты и шпионы, сержант. Чем наша хуже?

Митфорд выругался — коротко, но замысловато.

— Может, ты и прав. Черт! Только какой смысл посылать лазутчиков со специальной доставкой? Легче высадить их как обычно. И вообще зачем чинить нам неприятности? Судя по рассказам Зейнала, каттени нужно, чтобы колонии процветали, а хозяева получали барыш.

Молчание.

— К тому же, — добавил Митфорд, — каттени подрежут сук, на котором сидят, если испробуют подобную тактику на моей планете.

Никто не отказал бы Митфорду в праве употреблять здесь притяжательное местоимение.

— Мы с вами, сержант, на все четыреста процентов.

Снова короткая пауза.

— Я скажу Изли, чтобы при следующей высадке корочки проверяли с удвоенным вниманием. Хорошо?

На этом Митфорд, отключился.

Уоррел немного успокоился: никто не посмеет забрать «мою планету». Он усмехнулся, вспомнив ярость в голосе Митфорда. Исследователи находили остатки примитивных лагерей на холмах, выше уровня обитания ночных падальщиков. И скелеты тех, кто не выжил. Но сейчас все организовано гораздо лучше, особенно высадки, — и это заслуга Питера Изли, бывшего менеджера по персоналу в огромной интернациональной компании.

На второе утро пребывания на Ботанике Изли отыскал Митфорда и рассказал, как можно упростить и ускорить процедуру обустройства поселенцев, как обнаружить признаки психологических травм у людей, нуждающихся в помощи. Изли подобрал мужчин и женщин с опытом работы с людьми, составил для Митфорда список различных специалистов.

Митфорд передал в руки Изли руководство процессом высадки на планету будущих колонистов. Сложности с их расселением, согласно еще одной мудрой рекомендации Изли, перешли в ведение Юрия Пэлита, бывшего менеджера по расселению перемещенных лиц ООН. Сейчас в колонии хватало дипломированных инженеров, авиаторов и механиков, а также изобретателей, чтобы даже Дик Эренс не мог пожаловаться на организацию производственных процессов.

В наручных коммуникаторах тоже не было недостатка, и исследовательские группы могли докладывать Митфорду о необычных происшествиях, как только что и поступил Уоррел, а сержант фактически вел «приемные часы».

— Я еще найду время, чтобы самому организовать экспедицию, — сообщил Митфорд Уоррелу во время перехода из Скалистого лагеря в Сайло.

— Ага! Так вот чем ты хотел бы заниматься! — сказал тогда Уоррел, потому что в первый раз услышал от сержанта нечто похожее на жалобу.

— Здесь совершенно новый мир, и все желают увидеть его первыми! — Митфорд сделал нетерпеливый жест. — Но я становлюсь все ближе к своей цели. — Сержант улыбнулся и добавил: — Да и бумажной работы становится все меньше.

Итак, сейчас у Митфорда имелось больше времени, чтобы собирать команды и отправлять их во всех направлениях на поиски новых баз: в конце концов, пора было куда-нибудь перенести Скалистый лагерь, который располагался чуть выше глубокого ущелья — шрама от столетних весенних половодий. Зейнал и Крис Бьорнсен ушли как раз в такую экспедицию, надеясь обнаружить место; не занятое Механиками или Фермерами: последних люди определили подобным образом из-за агрокультурной ориентации цивилизации чужаков.

Уоррел уложил ботинки обратно в мешок и стал разглядывать непонятную пластину. На ней имелись странные круглые выемки с одного края, которых Уоррел насчитал девять: будто цифры на клавиатуре. Командира лагеря мучил соблазн сделать что-нибудь с этой штуковиной, но он решил не проводить неподготовленных экспериментов. В конце концов, Зейнал и Крис вернутся через несколько дней.

* * *

Команда блаженствовала. Люди только что совершили восхождение на крутой утес и теперь смотрели вниз, на широкую долину, не находя там и следа опрятности, царившей на землях Механиков.

Решение взобраться на утес пришло быстро. Все дело было в некоторых странностях, которые заметили и Зейнал, и Уитби, эксперт по скалолазанию. Во-первых, из скалы вырывался бурный поток. Как выяснилось, ручей проточил туннель сквозь каменную стену.

— Порода слишком твердая, чтобы вода ее пробила, — сообщил Уитби. — Туннель кто-то вырезал.

Еще одна загадка: высокий холм из булыжников, преградивший путь исследовательской группе, не мог, по мнению Уитби, образоваться естественным образом. Эксперт также обратил внимание на верхушки утесов — те выглядели так, будто их срезали.

— Может, землетрясение? — предположила Крис.

— По пути нам не попалось ничего подобного, — покачал головой Бэзил Уитби, внимательно разглядывая утесы. — И это не оползень.

Он выглядел слегка встревоженным.

— Кажется, там нет никакой дороги, — сказала Сара, оглянувшись.

— Можно подумать, машины на воздушной подушке оставили бы следы, — заметил Джо Марли. Сара показала ему язык. — Даже во время стоянки.

— Но звери-то оставляют следы!

— А мы их почти не видели в последнее время, правда? — весело парировал Джо.

— Здесь должен быть кто-то еще кроме лу-коров, скальных наседок, ночных падальщиков и летунов — насколько я понимаю в экологическом равновесии.

— Может быть, — вкрадчиво предположила Лейла Массури, — эти булыжники появились здесь не совсем случайно?..

Лейла и Уитби присоединились к команде Крис и Зейнала совсем недавно. Лейла участвовала больше в наполнении котелка, мастерски стреляя из арбалета, чем в обсуждениях насущных проблем.

— Чтобы не позволить кому-то куда-то пройти? Ты это имеешь в виду? — задумчиво спросил Джо.

— Выясним, — сказал Зейнал и начал раздавать снаряжение, необходимое для того, чтобы миновать препятствие.

Хотя воздушные подушки позволяли машине двигаться по очень сложной местности, слишком крутой склон одолеть аппарат не мог.

Сейчас у поселенцев было гораздо больше снаряжения для экспедиций, чем в первые дни пребывания на Ботанике. Лейла закинула арбалет на плечо, убедившись, что колчан надежно закреплен; Крис наполнила сумку камнями для пращи и повесила на плечо веревку, которую подал ей Зейнал. Уитби прицепил на пояс специальные крюки для скалолазания, закрепил короткий лук и колчан со стрелами на ремне за спиной. У Сары и Джо имелись и пращи, и бумеранги: последние становились все популярнее. Фек и Слав вооружились пиками и топориками. Все несли свернутые одеяла и небольшие рюкзаки с водой и пищей.

Восхождение заняло все утро, но открывшийся сверху вид стоил затраченных усилий.

Внизу лежала мирная долина, явно не тронутая машинами, которые так изменили склоны, оставшиеся позади. У выхода из долины виднелся водопад, с бормотанием изливавшийся в мелкое озеро. Дальше по низине вился ручей — он врезался в утес, что объясняло первую загадку. В долине росли в основном трава и кустарник: в свое время появятся съедобные ягоды. Но больше всего поражали небольшие рощицы деревьев, которые Крис назвала столбовыми: высокие, прямые, кверху рассыпающиеся густым хохолком узких ветвей, в более теплое время года покрытых иголками. Похожие виды росли в живых изгородях вокруг полей Механиков, но не такими большими скоплениями и уж точно не рощицами.

Ветерок с резким запахом охлаждал разгоряченные лица.

— Здесь не хуже чем, в Шангри-Ла. — Сара Макдауэлл с восторгом рассматривала долину. — Красота. Так спокойно, так…

— Таинственно? — предположил Джо. — Интересно, что мы еще там найдем?

— Да, здесь может много чего поместиться, — заметила Сара, не обращая внимания на явный пессимизм Джо.

— Гм, — промычал Зейнал, который, похоже, разделял опасения Джо. — Слав?.. — обратился каттени к ругарианцу.

Тот прикрывал глаза, рассматривая долину.

Слав пожал плечами.

— Фек?

Зейнал повернулся к дески.

На Фек трудный подъем никак не отразился. Дески — прирожденные скалолазы, и Крис гадала, есть ли на их родной планете что-нибудь кроме вертикальных поверхностей. И действительно, кожа на причудливой формы руках и подошвах ступней выделяла какую-то адгезивную субстанцию, которая позволяла удерживаться на гладких поверхностях, а необычно подвижные суставы позволяли принимать позы, в которых люди переломали бы себе кости.

Фек насторожилась, показалось, будто ее слуховые органы сейчас отделятся от головы. Дески вся обратилась во внимание, готовая уловить любой звук.

— Ветер. Вода. Мелкий шум, — проговорила Фек и покачала головой в знак того, что явной опасности не имеется. — Жизненных форм нет.

Не дожидаясь приказа Зейнала, дески начала спускаться. Зейнал перехватил поудобнее тяжелые кольца веревки, вытер пот со лба и последовал за ней.

Фек нашла для остальных самый легкий путь для спуска, пробираясь между огромными булыжниками, которые сама преодолела бы без проблем. Но даже дески остановилась там, где скала опасно нависала над пропастью.

— Кажется, здесь что-то было установлено, — догадалась Крис.

— Двадцать пять метров под наклоном пятнадцать градусов или даже больше, — определил Уитби. — Спускаемся на веревке.

Уитби отцепил крюк и принялся забивать его в камень, пока Зейнал Снимал с плеча веревку и обвязывал товарищей.

И снова Крис подумала, когда пришла ее очередь: «Вот где пригодились эти дурацкие курсы выживания».

Все, даже Фек, улыбались до ушей, пока Крис на веревке спускалась в долину.

— Оставь, — скомандовал Зейнал, когда Уитби собирался отцепить одну из трех использованных веревок. — Вдруг еще пригодится.

Лейла тут же вооружилась арбалетом и настороженно огляделась.

— Сейчас день, Ли, — возразила Крис. — И даже если наш топот кого-то разбудит, мы в безопасности, пока светит солнце. Я за то, чтобы пойти к ручью.

Они находились недалеко от берега, и, хотя Лейла не убрала арбалет, все пошли к воде.

Сара провела экспресс-анализ.

— Пригодна для питья, — объявила девушка и зачерпнула горстью.

Однако пила она очень осторожно.

Остальные последовали ее примеру. Потом освежили вспотевшие лица.

Фек и Слав, которые, похоже, не слишком нуждались в воде, оставались настороже — прислушивались и присматривались в поисках опасности, не замеченной сверху. Потом оба опустились на колени и стали пить прямо из ручья — как они обычно и делали.

— Это почти слишком хорошо, чтобы быть правдой, — сказала Сара.

Она сломала веточку у ближайшего куста и понюхала ее.

— Горючее, между прочим. И растет повсюду.

Сара обвела долину широким жестом.

Водопад едва виднелся сквозь рощу.

— Камня для постройки тоже хватает, — добавила девушка, показывая на скалы за спиной.

— Неплохо.

Джо Марли рассматривал какие-то травки, откладывая в сторону уже известные ему. Джо был в команде за ботаника.

— Как здесь мило, — сказала Лейла Массури своим музыкальным контральто.

Лейла оглядывалась с мечтательной улыбкой. Она родилась на Мальте: каттени захватили ее в показательном рейде на Марсель.

— Интересно, зачем все-таки отгородили долину?

— Узнаем, — ответил Зейнал и сказал, обращаясь к Джо, Саре и Уитби: — Вы идете со Славом направо. Мы — налево. Встретимся у водопада.

Зейнал махнул Фек и остальным, а потом первым вошел в воду.

Выбравшись на другой берег, члены исследовательской команды растянулись в длинную цепочку и начали заниматься делом, то есть изучать почву и брать пробы грунта.

— Не видно скальных наседок Странно, — проговорила Крис.

Девушка показала на каменистые выступы, где глупые, но такие вкусные животные обычно грелись на солнце.

— Однако были.

Зейнал кивнул на маленькую кучку костей, едва заметную под ветками низкого кустарника.

— Значит, нет ночных падальщиков, — передернулась Массури.

Лейла попала на планету с Четвертой Высадкой и слишком хорошо помнила, как прямо на ее глазах ночной падальщик запросто сожрал человека.

— Не хотела бы я встретиться с новыми зубастыми тварями, — заметила Крис, хотя на самом деле за все экспедиции им попалось не так уж и много агрессивных животных, за исключением летунов, о которых заранее предупреждали Слав или Фек.

Исследователи обычно разбивали лагерь так, чтобы обезопасить себя от нападения хищников.

— Умереть можно от старости или просто упав со скалы, — заметила Лейла.

— Между прочим, судя по высоте берегов, ручей становится глубоким, — сказала Крис.

— Весенний паводок, — ответил Уитби.

Они знали, что дальше находятся горные цепи, скрытые неровной линией утесов вокруг долины: там круглый год лежал снег. Сара Макдауэлл саркастически заметила, что машинам, наверное, нелегко оставлять столь обширные пространства без обработки.

Уитби с каким-то голодным выражением на лице обозревал горы.

— Так и не собрался я в Гималаи, — пробормотал он. — Однако и здесь можно неплохо повеселиться.

— Позже, — коротко сказал Зейнал.

Он улыбнулся, будто понимал томление в душе скалолаза.

Каттени остановился и присел на корточки возле кучки сухого помета. Рядом виднелись царапины, оставленные, похоже, когтями какого-то большого животного.

Зейнал нашел палку и покопался в экскрементах.

— Старые, — сказал он.

— Большая зверюга, — заметила Крис, оглядывая поляну.

Зейнал поднял сухие шарики и кинул их в мешок для дров.

Насторожившиеся исследователи продолжили путь. Вскоре им снова попался высохший помет, тоже старый, и Крис немного расслабилась.

— Напоминает мне одно место, в Йеллоустоунском заповеднике, — сказала Крис, когда они добрались до другого конца долины и ее каменного барьера.

Задрав голову, девушка искала взглядом пещеры, однако ничего не увидела, ни малейшего выступа, за которым могла спрятаться какая-нибудь местная тварь.

— Стену вполне можно использовать при строительстве защитных сооружений, — задумчиво проговорила она. — Если бы мы могли проехать на внедорожнике, а потом попытаться убрать все камни с тропы…

— Чтобы сдвинуть нижние уровни, понадобится взрывчатка, — возразил Уитби. — Их там намертво закрепили.

— Чтобы не выпустить — что? — проговорила Крис с невольной дрожью в голосе.

Зейнал пожал плечами, но по тому, как внимательно каттени рассматривал долину, девушка поняла, что он тоже рассчитывает перенести сюда лагерь. Здесь могут поместиться несколько сотен колонистов, и еще останется немало места.

Однако для начала надо выяснить, почему долину так тщательно запечатали.

Несмотря на все опасения, Крис обнаружила, что подыскивает место для дома. Да, нормальный дом, высоко над землей… может, даже лестница в спальню наверху… и множество комнат.

Крис взглянула на Зейнала, который наклонился, что-то рассматривая, — исследует, изучает… Если вспомнить, сколько времени Зейнал провел в космосе, становится просто удивительно, с какой легкостью он чувствует себя на поверхности планеты.

Каттени оглянулся и поманил девушку к себе.

Снова кости, на сей раз большие.

— Какая-то шестиногая тварь. Слишком маленькая для лу-коровы.

Зейнал поднял нечто, похожее на берцовую кость, затем еще одну такую же штуковину, но поменьше. Потер кость пальцем.

— Тоже покусанная. — Он показал на четкие следы зубов. — Не хотелось бы повстречаться с этой тварью в темном переулке.

Крис усмехнулась.

Каттени занялся скелетом, велев девушке придерживать кости. Он попытался определить размеры животного.

Девушка внимательно рассматривала размозженный череп неизвестной твари. Судя по острым клыкам, зверь вряд ли питался травой.

— Вот биологи обрадуются, — сказал Уитби, присоединяясь к Зейналу и Крис. Лейла и Фек выглядывали из-за его плеча. — Они говорили, что для экологического равновесия нужно больше хищников.

Уитби поднял осколок черепа и постучал по нему.

— Гм. Толстый. А треснул, как дыня. Не хотелось бы мне встретиться с тем, кто это сделал…

— Никому бы не хотелось, — сухо отозвалась Крис, пнув кучку костей. Некоторые из них разлетелись на мелкие кусочки. — Наверное, долго здесь лежат, раз такие хрупкие.

— Гм, — вместо ответа промычал Зейнал. Потом спросил: — А есть тут пещеры?

— Ни одной не заметила, — радостно объявила девушка, и Зейнал снова велел рассредоточиться для поисков.

Исследователи нашли еще несколько разбросанных костей — некоторые совсем истлели, — однако больше ничего интересного не обнаружили. В это время другая часть команды заканчивала осмотр противоположного берега — с той стороны он оказался шире.

Внезапно Джо, стоя на утесе, издал один из своих душераздирающих австралийских воплей и отчаянно замахал остальным. Зейнал тут же шагнул в бурный поток, а Уитби указал другим на удобную для перехода цепочку камней. Посредине ручья каттени оказался по грудь в воде, однако до Джо добрался первым.

— Мне это не нравится, — сказал Джо, раздвигая ветви так, чтобы все увидели скелет — жуткое украшение, лежавшее на россыпи камней.

— Человек, — определила Сара. — То есть это был человек.

Девушка побледнела даже сквозь загар.

Крис бросила быстрый взгляд: да, человеческий череп. Еще ребра и позвоночник. Ни рук, ни ног.

Слав и Фек посмотрели и закивали.

— Птица, — предположила Фек, изображая атаку летунов.

— Возможно.

Джо кашлянул и отпустил ветви.

Не сговариваясь, исследователи разом вскинули головы и начали всматриваться в горные вершины.

— Да они бы уже напали, если бы летали поблизости, — сказал Джо. — Ты же ничего не слышала, Фек?

Та покачала головой и показала вверх.

— Я слышать высоко.

— Летуны всегда атакуют со стороны гор, — напомнила Сара.

Бледность постепенно сходила с ее лица по мере того, как приближалась спасительная роща.

— Я слышать хорошо, — добавила Фек, дотрагиваясь до ушей.

— Мы тоже нашли кости, все старые, кое-какие даже наполовину утоптаны в землю, — рассказал Джо. Потом вздохнул, глядя на долину, — Плохо. Вот здесь бы устроить постоянный лагерь!

Зейнал прикрыл глаза от полуденного солнца и взглянул на отвесные утесы. Покачал головой.

— Мы должны узнать почему.

Каттени кивнул на заваленный камнями вход в долину. Потом он хлопнул в свои широкие ладоши, всех при этом перепугав, и улыбнулся.

— В ручье есть рыба. Давайте поймаем парочку да съедим. Время обедать.

До сих пор им попадались только съедобные обитатели рек и озер — за одним исключением в виде экзотического многоногого донного червя, который встречался лишь в спокойных водах.

Собранные экскременты издавали такую вонь, что колонисты залили костер водой и разожгли на другом месте иной — из веток, обломанных ветром.

Уитби опередил всех, поймав голыми руками серо-оранжевую чешуйчатую рыбу. Каждый наелся до отвала. Жареная рыба осталась еще и на следующий день.

* * *

Уоррел и Чак Митфорд наслаждались у костра парой пинт пива, когда услышали рычание. На Ботанике нет собак, и неожиданный звук заставил обоих потянуться за ножами, пока Митфорд ревел в микрофон, требуя доклада у наблюдателя.

— Все спокойно, сержант, — последовал ответ. — Первая Луна такая яркая, что видно на много миль вокруг.

Снова рычание — на сей раз, однако, оно прозвучало будто некое трехсложное слово, да еще и с ноткой нетерпения.

Уоррел тут же потянулся к сумке, куда положил тонкую пластину, найденную Миком Роуландом.

— Леон говорил, как обращаться с этой штукой? — прошептал Уоррел.

Чак взял предмет из рук своего заместителя и нажал первую кнопку.

— Тиско дамт. Кхоума, — сказал сержант.

Будто отхаркался. Затем положил устройство и зло уставился на него.

— Не знал, что ты говоришь на каттенийском, сержант, — поразился Уоррел.

— Кто бы там ни был, он ждет отчета. Я сказал «позже». И попросил замолчать, — объяснил Митфорд. — По крайней мере, надеюсь, что так. Где Зейнал?

— До сих пор бегает по горам.

— Попробую с ним связаться, — сказал Митфорд, подсоединяя свой передатчик к каналу связи, который обслуживал Скалистый лагерь с высоты утеса. Послал вызов. — Спит. Или вне зоны действия… Ладно, будем пытаться выйти на связь, пока не ответит. Вообще-То Леон Дейн знает язык каттени лучше, чем я. Во всяком случае достаточно хорошо, чтобы дурачить их, пока не вернется Зейнал.

Дейн находился на дежурстве, но, когда Митфорд и Уоррел зашли в пещеру-лазарет, ничем особым не занимался. Ему уже передали найденные лекарства и шприц, однако Леон отложил их, дожидаясь, пока Зейнал не расскажет, что знает о содержимом ампул.

— Значит, кто-то разыскивает тех, кого вместо нас сожрали ночные падальщики, — слабо улыбнулся Дейн. — Команду забыли предупредить об агрессивных жизненных формах на Ботанике. Так им и надо. Думаете, они хотели увезти Зейнала?

— А зачем еще посылать четверых? — фыркнул Чак Митфорд. — Для диверсионной группы слишком мало, а для захвата единственного каттени — как раз. Зейнал упоминал, что дома его ждет какая-то неприятная не то служба, не то еще что. Может, он нужен им так сильно, что есть смысл снарядить отряд.

— Дайте посмотреть на устройство, — попросил Дейн.

Чак протянул ему прибор.

— А, это для простачков… Оно уже настроено на нужную волну. Ну, так что мне говорить?

— Им хоть капельку интересно, удачно ли приземлилась команда? — спросил. Чак.

— Вряд ли.

— Тогда скажи, что они прячутся. Зейнала не нашли… нет, надо как-то поофициальнее.

— Эмасси?.. — предложил Уоррел.

Чак кивнул.

Леон накорябал на кусочке бумаги какие-то иероглифы.

— Ты и писать по-каттенийски умеешь? — еще больше удивился Уоррел.

— Немного, — криво улыбнулся Леон. Как хирург по профессии, Дейн оперировал солдат под надзором каттени йских медиков: таким образом он не только усваивал язык, но и помогал партизанам в Сиднее. — По большей части я знаю только медицинские и военные термины. То есть не могу попросить карандаш или заказать еду, зато в состоянии отдать настоящий приказ в стиле эмасси.

Леон накорябал что-то еще, на сей раз по-английски.

— Как тебе, сержант? «Эмасси здесь нет. Переходим на другое место. Отчет завтра в то же время. На контакт не выходить».

— Звучит неплохо. Днем они бы прятались от наших, — задумчиво произнес Чак — В таком случае, у нас будет время. Сказать можешь?

— Без проблем, — расплылся в улыбке Леон. — Я целую неделю так не веселился.

Они вышли наружу и забрались наверх, чтобы сигнал не забивали помехи.

Ярко светила луна.

— Какое театральное освещение, — с улыбкой покачал головой Леон.

Затем он посерьезнел, нажал какую-то кнопку и, свободной рукой вцепившись себе в горло, прохрипел шепотом несколько фраз.

Отпустил кнопку, помедлил. Пожал плечами. Потом снова нажал кнопку и повторил сообщение. На сей раз его усилия были вознаграждены единственным ответным словом.

— Что они сказали? — спросил Чак.

Леон заговорщически улыбнулся.

— «Коутик». Означает «принято». Ни вам «отличная работа, парни», ни еще чего-нибудь в том же духе, но ведь каттени и не ждали благодарностей, верно?

Леон отдал передатчик Чаку Митфорду. Они уже спускались вниз, когда врача осенила новая мысль.

— Послушайте, а может, мне стоило прикинуться женщиной? Вы вроде бы говорили, что на планету прилетели не только мужчины?

— Одна пара обуви гораздо меньше остальных по размеру, — подтвердил Уоррел.

— Ну, вот.

— Хм, — поскреб затылок Уоррел. — Я не думаю, чтобы отрядом каттенийских десантников командовала дама.

— Нет, — теперь Чак заговорил несколько самодовольно. — Однако они могли послать кое-кого для «истосковавшегося» Зейнала… в качестве приманки.

— И, кажется, ошиблись? — ровным голосом заметил Леон.

* * *

Вечером Крис, Сара и Лейла решили поплавать и тут же обнаружили на мелководье среди густых зарослей камыша блестящие белые кости.

— С меня хватит, — объявила Сара, застегивая комбинезон. — Интересно, что съела на обед та рыба, что послужила обедом для нас?

Лейле чуть не стало плохо.

— Сара! — воскликнула Крис. Медики любят черный юмор. Крис и сама с трудом сглотнула, прежде чем добавить: — Лучше давайте посмотрим, что там.

Зейнал вошел в воду и стал вытаскивать со дна те скелеты, что находились поближе. Как оказалось, они принадлежали лу-корове, скальной наседке и турсу. Там же лежал еще один человеческий череп.

Лейла обнаружила остатки странной чешуи и перьев. Никто не стал искать в небе летунов, но все знали, что у этих тварей отсутствует оперение. Возможно, какие-то птицы использовали озеро для купания или во время брачных игр.

— Но они могут запросто улетать и прилетать. Барьер построили не для птиц, — нахмурилась Сара.

— Чтобы испугались Фермеры, нужно что-то очень скверное, — поежилась Крис. Девушка запрокинула голову и посмотрела, где находится солнце. — Я за то, чтобы вернуться к машинам и убраться отсюда. Не хочу ночевать в озере.

Исследователи потушили костер и по своим следам вернулись к каменному барьеру.

— Начинайте, — скомандовал Зейнал. — Уитби — со мной. Я послежу за водой…

Двое мужчин спустились на другую сторону долины. Крис, Лейла и Слав первыми взобрались по веревкам.

Оказавшись на вершине, девушка увидела Зейнала и Уитби — те рассматривали место, где ручей врезался в скалу. Вода пенилась у какой-то дыры и образовывала запруду у подножия утеса. Крис гадала, что именно Зейнал собирался там углядеть.

Как только Фек, Сара и Джо присоединились к остальным членам команды, восхождение продолжилось.

Наконец вершина была преодолена. Зейнал и Уитби принялись собирать оборудование. Остальные пошли вниз, к машинам, но Крис решила дождаться каттени.

— Ну?.. — спросила она у Зейнала, когда тот очутился рядом.

— Кажется, кто-то проплыл сквозь скалы, — ответил каттени.

— На такой риск идут лишь с отчаяния, — добавил Уитби. — Если только здесь не обитают амфибии, о которых ты мне еще не говорила.

— На Земле крупные хищники умеют плавать, — заметила Крис.

— На Земле — да, — согласился Уитби. Кивнул, потирая лоб. Потом оглянулся на унылую каменистую поверхность. — В том случае, если бы у этого существа закончилась еда — вся, даже рыба, — оно могло рискнуть. Но мне все равно не хотелось бы с ним встретиться. Давайте посмотрим…

Уитби прервало громкое жужжание — заработал Передатчик Зейнала.

— Здесь Уоррел. У вас все в порядке?..

1 — Да. Весь день провели в долине, — отозвался каттени.

— Принято. А вот у нас прошлой ночью возникла проблема, — сообщил Уоррел. — Возвращайтесь как можно скорее, Зейнал.

— Какая проблема? — спросил каттени, но по блеску в его глазах Крис поняла, что он и сам догадался, в чем дело. — Меня ищут?

— Кажется, да. Только их плохо проинструктировали.

— Ночные падальщики?.. — сообразил Зейнал и ухмыльнулся.

Крис передернуло.

— Точно, — довольным тоном подтвердил Уоррел. — Кто-то вызывал своих ребят по портативному передатчику — это все, что осталось от разведчиков… за исключением ботинок Леон сказал, что здесь тебя нет и поиски наверняка продолжатся.

— Хочешь, чтобы я сдался?

Если бы Зейнал не ухмылялся, как полоумный, Крис бы ахнула.

— Черт! Конечно же нет, Зейнал, — возмутился Уоррел. — У Чака есть идея…

— Надеюсь, мы думаем об одном и том же. — Каттени подмигнул девушке. — Скоро будем.

— Нашли что-нибудь?

— Расскажу, когда доберусь.

Уоррел отключился.

Зейнал уложил передатчик обратно в сумку и застегнул «молнию».

— Мне не следует знать то, что я сейчас слышал? — почтительно спросил Уитби.

Его явно раздирало любопытство.

— Почему нет? — пожал плечами Зейнал и кивнул Крис, чтобы та объяснила.

Уитби задыхался от смеха.

— «Меня сбросили. Я остаюсь», рассказы Зейнала о ночных падалыциках и демонстрация наручного коммуникатора — доказательства, что у планеты есть другие хозяева…

Но Уитби не решился задать один вопрос, а Крис не стала продолжать разговор, потому что не знала ответа: выполнения какой именно обязанности хитростью избежал Зейнал?

Наконец они добрались до машины.

— Возвращаемся в лагерь, — объявил каттени.

— Но до него пять суток езды, — возразил Джо.

— Мы петляли, — напомнил ему Зейнал. — Будем вести по очереди. Поедем ночью.

— Все так серьезно?..

— Не нравится грязная работа с завязанными ногами? — спросил каттени.

— С завязанными глазами, — поправила Крис, хоть и поняла, что Зейнал ошибся намеренно.

— Трудности, да? — переспросил Джо, заканчивая паковать веревки. — Поехали. Я поведу первый. Мне все-таки удалось отдохнуть.

Слав и Фек вызвались стоять в кузове, чтобы следить за окружающей обстановкой. Сара и Лейла забрались на широкое переднее сиденье рядом с Джо. Крис, Уитби и Зейнал устроились в спальных мешках в задней части машины.

Зейнал положил голову на плечо Крис и быстро провалился в сон.

Глава 2

Они приехали в Скалистый лагерь на закате следующего дня, выжав из внедорожника последние силы.

Джо полагал, что две полных луны светят достаточно ярко, чтобы держать уровень мощности на пределе, Уитби и Лейла с ним не согласились. Завязался интересный спор, скрасивший долгие часы путешествия — останавливались они только по естественной надобности и чтобы поохотиться на скальных наседок Джо оказался прав насчет запаса энергии, хотя скорость значительно снизилась.

Часовой поприветствовал исследователей у лагеря и позвонил в колокол — дал знак, чтобы Уоррел и Чак дожидались исследовательскую команду на стоянке, одном из недавно появившихся в Скалистом лагере удобств. Там находились большой грузовик и маленький автомобиль, подготовленный специально для Митфорда.

— Мы слышали корабль, — сказал Зейнал, слезая с водительского сиденья. — Снова высадка?

— Да, еще тринадцать сотен невольных колонистов, — скривился Митфорд.

— Не стоило вашему виду так сопротивляться, — ухмыльнулся каттени.

— Нам пришлось ответить еще на одно сообщение, — ощерился сержант.

— Рассказывай, — бросил Зейнал.

— Мы, пожалуй, распакуем вещи, — тактично сообщил /Джо и махнул остальным.

Зейнал взял Крис за руку. Митфорд и Уоррел направились по каменным ступеням в «главный офис».

Двухкомнатное здание построили на расчищенной площадке, высоко над уровнем любого весеннего половодья, которое могло начаться в ущелье, разделявшем Скалистый лагерь пополам. Антенны и панели солнечных батарей крепились к шиферной крыше. Из-за стола — рабочего места и Митфорда, и Уоррела как начальника лагеря — через главное окно открывался вид на лагерь. Другое окошко, поменьше, выходило на каменистые склоны и первое поле Фермеров.

Сержант указал всем на стулья и скамейки.

— Леон сейчас подойдет, — добавил он. — Я пока введу вас в курс дела.

Зейнал кивнул.

— Передатчик заработал после того, как мы услышали корабль.

— Обычное поле? — спросил каттени.

Митфорд кивнул.

— Здесь они постарались. Леон получил сообщение. Судя по всему, команде десантников поручено доставить твое бессознательное тело на судно. Естественно, экипаж только и делал, что вглядывался в кусты и прислушивался к своим запястьям.

— Что вы ответили?

— Леон сказал, что поиск продолжается.

Зейнал слегка нахмурился.

— Какие слова он употребил?

— Все в порядке, — отозвался Леон. Он только что вошел и теперь прислонился к двери, переводя дыхание. — За моими операциями на раненых каттени всегда следила команда медиков. Я привык к произношению эмасси. Так что на тот случай, если докладывать должна женщина, говорил хриплым шепотом.

Зейнал покачал головой, лицо его хранило непроницаемое выражение.

— Я сказал, — Леон схватил себя за горло и захрипел: — Мекичак Зейнал обли. Тик эскаг. Тиско таг. — Дейн убрал руку и заговорил нормальным голосом: — Что, я думаю, переводится примерно так: «Зейнал много ездит. Скоро вернется. До связи».

Леон поднял бровь.

Не часто каттени так веселился. Зейнал весь расплылся в улыбке и явно потешался над чем-то, понятным только ему.

— Ты не знал, Леон, но я всегда много ездить… езжу. Ты сказал именно то, что они хотели слышать. Где передатчик?

Дейн вынул устройство из нагрудного кармана.

— На каттенийском в состоянии говорить только я, поэтому передатчик и дали мне.

В огромных руках Зейнала пластина выглядела совсем маленькой. Он внимательно рассмотрел ее и снова расплылся в улыбке.

— Очень хорошо. Очень хорошо.

Глаза каттени засверкали с веселым торжеством.

— Вот что нашли в ботинках.

Дейн аккуратно положил на стол еще три предмета.

Зейнал поднес одну ампулу к свету и фыркнул.

— Виско. Его можно использовать в очень маленьких дозах, Леон. Ослабляет мускулы.

Каттени изобразил поникшую на ниточках марионетку, прежде чем отдал ампулы хирургу.

— Значит, они предполагали, что тебя придется везти именно в бессознательном состоянии, — задумчиво проговорил Чак Митфорд, барабаня пальцами по столу. Он сложил руки на груди. — Не скажешь, почему из-за тебя столько хлопот?

Зейнал снова усмехнулся и пропустил вопрос мимо ушей.

— Это пригодится. — Каттени помахал передатчиком и осторожно положил его на каменную плиту, служившую сержанту крышкой стола. — Теперь мы можем организовать ловушку. Возьмем по крайней мере два.

— Два… корабля?.. — первой сообразила Крис.

Митфорд перестал раскачиваться на стуле и облокотился на стол с выражением такой надежды на лице, что Крис затаила дыхание.

— Два?! — пораженно воскликнул Уоррел.

Зейнал кивнул и наклонился к сержанту.

— Вы поймали меня. Послание наговоришь ты, Крис. Я отбивался, как мог, убил двоих. Вам срочно нужен корабль, пока виско, — Зейнал кивнул на ампулу, — не перестал действовать. Они должны приземлиться там, где нас встретил разведчик эмасси. И приземлиться тихо, — голос каттени сошел на драматический шепот, — без огней, пройти до края поля и помочь вам перенести беспамятного Зейнала.

— Но я едва знаю язык каттени!

— Когда отошлешь сообщение, будешь знать лучше, — ответил Зейнал, и его взгляд говорил, что теперь Крис не отвертеться. Вообще-то девушка учила Зейнала английскому — теперь ее очередь.

— Меня поймала ты.

— Я?

Крис оглянулась на остальных. Ответом ей были прямо-таки дьявольские усмешки.

— Хватит, парни! — раздраженно бросила девушка.

— Расслабься, Крис, — сказал Митфорд, понимая ее негодование.

Он повернулся к Зейналу. Конечно, вопрос о том, нужен ли сержанту космический корабль, даже не вставал но Митфорда не устраивали недоговоренности.

— Значит, ты выманишь их из корабля и постараешься сделать это поближе к ночным падальщикам. Дальше что?

— Дальше у нас будет один корабль-разведчик.

— И никаких негативных последствий? — скептически нахмурился Митфорд.

— Их не будет, потому что корабль взлетит…

Тут все ахнули. Зейнал огляделся и снова развеселился.

— Он взлетит, — повторил каттени, — чтобы заставить их поверить в то, что случится дальше. — Он повернулся к Крис. — Ты успеешь отправить еще одно сообщение… а потом…

Зейнал чиркнул пальцем по горлу и улыбнулся.

— Ты нас снова победишь? — Крис недоверчиво закатила глаза. — Боже, а они купятся?

— Купятся?.. — переспросил Зейнал.

Каттени уже лучше справлялся с идиомами и грамматикой, но далеко не так хорошо, как с произношением.

— Поверят, — пояснила Крис.

— На Бареви я показал, как трудно меня одолеть.

Девушка рассмеялась.

— Хорошо. Значит, я отошлю еще одно сообщение, прежде чем ты меня убьешь…

— И поменяю курс…

— Ты поменяешь курс? — спросил Митфорд.

Сержант подозрительно сузил глаза и напряженно уставился на Зейнала.

— Конечно. Когда луна скроет корабль, вернусь обратно. — Каттени снова ухмыльнулся. — Я возьму с собой Крис… — тут взгляд Митфорда посуровел, — Берта Пута и женщину, Раису Симонову, которая летала в космос. Они научатся управлять кораблем. На нем летать очень просто. Ты тоже можешь с нами, — добавил Зейнал с улыбкой и поклонился Митфорду.

— Спасибо, но — нет, — отмахнулся сержант слегка неприязненно. — Предпочитаю твердую землю под ногами. Однако мысль захватить космический корабль мне по душе.

— Я полечу за тебя, сержант, — поднял руку Уоррел. На его лице ясно читалась жажда приключений. — Если можно… — добавил он. — Слишком много людей брать, наверное, не стоит?..

Митфорд покачал головой, выискивая промахи в плане, затем снова перехватил взгляд Зейнала.

— Твои приятели не прилетят сюда искать разведчик?

— Такие корабли почти не оставляют следов, и каттени не успеют осмотреться. — Зейнал описал в воздухе круг, имея в виду Ботанику. — Они будут искать там, где меня могут укрыть друзья. Если прилетят, судно спрячем вместе с другим металлоломом в Едва-Едва. Там его не заметят.

Потом, когда воцарилась тишина и все обдумывали предложенный план, каттени добавил:

— Здесь меня будут искать в последнюю очередь!

Зейнал с улыбкой ткнул пальцем себе под ноги.

— Ладно, я — за, — весело согласился Митфорд.

— Сработает, — пообещал Зейнал с такой уверенностью, что сержант распрямил плечи.

Каттени помедлил — похоже, борясь с улыбкой.

— Потом… — тут внимание обратилось на него, — потом мы застанем врасплох следующий транспорт, и у нас будет два корабля.

Долгое время все пораженно молчали.

Паузу прервал Митфорд.

— Твои люди не такие дураки, — сказал сержант.

— Нет? — саркастически поднял бровь Зейнал. — На транспортники берут только драсси. Эмасси на них не летают. Все корабли, что здесь садятся, в плохом состоянии. — Снова улыбка. — Слишком долго прослужили. Поэтому, если корабль взорвется при взлете… — и Зейнал развел руками.

— Корабль взорвется?.. — произнес Митфорд.

— Для доказательства взрыва можно оставить в космосе металлические обломки. Вот почему сначала нужно захватить разведчик С него и сбросим в пространство мусор. Тогда у нас останется два корабля.

— Правда, не в лучшем состоянии, — заметил Чак Зейнал покачал головой.

— У нас многие умеют работать с машинами. Я не только пилот. Я знаю, как…

Зейнал нетерпеливо забарабанил по столу, подыскивая нужное слово.

— Ремонтировать, — подсказала Крис.

Каттени кивнул и усмехнулся.

— Я верю в твоих людей, Митфорд. Поверь и ты в меня.

— Иисусе, Зейнал, я верю, ты же знаешь, — с жаром сказал сержант, ударив ладонями по крышке стола. — И, думаю, здесь каждый может сказать то же самое.

Все тут же его поддержали.

— Было бы здорово, если б мы освободились… — Сержант замолчал, сделал удивленное лицо, потом рассмеялся. — А знаешь, мне больше не хочется улетать с Ботаники! — И тут же посерьезнел. — Эмасси не будут мстить Земле, если потеряют и разведчик, и транспортник здесь, на Ботанике?

— Не думаю, — криво улыбнулся Леон Дейн. — Каттени, похоже, считают землян немногим умнее аборигенов. И саботаж, и выступления недовольных — лишь временные неудобства: они прекратятся, когда всех главарей поймают и выбросят сюда…

— Или еще куда-нибудь, — напомнил Зейнал. — Существуют другие планеты, которые надо… обследовать. Не только Ботаника. Меня кое-что беспокоит, — добавил каттени и посмотрел на Уоррела.

— Почти рад слышать, — весело ответил Митфорд. — Что же именно?

— Боюсь, Ленвек, прилетавший за мной на первом разведывательном корабле, доложил высшему руководству, что мы обнаружили здесь следы развитой технологической цивилизации. Вот еще одна причина поймать меня.

— Каковы шансы?

Зейнал заколебался.

— Он умеет убеждать. Однако многие каттени слышат только то, что хотят услышать.

— Прямо как некоторые из знакомых мне людей, — язвительно ввернул Леон.

— Значит, у нас даже будет чем защищаться, если Фермеры придут по наши души, — облегченно вздохнул Уоррел.

Зейнал покачал головой.

— Оружие есть только на разведчиках. Но два лучше, чем ничего, а разведывательный корабль можно использовать еще и для других целей.

— В наших собственных экспедициях? — спросил Митфорд.

— Мне бы, например, хотелось знать, кто является настоящим хозяином планеты. А вам разве нет? — отозвался Зейнал. — К тому же ваш истинный враг — не каттени, а эоси. Те, кто возделывает планету, кто оставил здесь командный пост, могут оказаться сильнее, мудрее и лучше, чем эоси.

Он откинулся на спинку стула, наблюдая за тем, как по мере усвоения информации меняется выражение лица Митфорда.

— Я больше не желаю, чтобы эоси контролировали мой народ. Или ваш. Я в первый раз вижу шанс покончить с эоси.

— Будь я проклят, — пробормотал Митфорд и расслабленно опустил плечи, удивляясь плану Зейнала.

Сержант заулыбался, а потом раздался его смех. Смех, который дополнили одобрительный возглас Леона Дейна и выражение невероятного, полнейшего восторга на лице Уоррела.

— Так вот что ты обдумывал по пути сюда вчера вечером! — сказала Крис, весело глядя на Зейнала.

— Не много ли мы на себя берем? — спросил Митфорд, но блеск в глазах сержанта и выпяченная челюсть выдавали его одобрение.

— Да, — пожал плечами Зейнал. — А почему бы и нет?

Митфорд снова ударил по столу и затрясся от смеха.

— А почему бы и нет?.. — повторил он.

— Можно попробовать… — хлопнул себя по бедру Леон. — Боже, мне не терпится!

— Думаешь, стоит? — спросил Уоррел, подтягивая штаны. — То есть Фермеры, может, уже разозлились на нас за то, что мы сделали с их безупречным агрокультурным комплексом…

— Но кто-то ведь нас сюда привез? — спросила Крис. — Только вот зачем изображать взрыв транспортника? И зачем осторожничать при возвращении разведчика на Ботанику?

— Надо подшутить спутник, — произнес Зейнал.

— Подшутить? — поднял брови Митфорд. — А, одурачить.

— Спутник? — озабоченно воскликнул Уоррел.

Каттени поднял плоский передатчик.

— Им нужен спутник, чтобы передавать сообщения. Он есть на любой планете-колонии. Через него поступают доклады. Спутник должен отослать то, что нужно нам, поэтому мы его… э… одурачим.

— Объясни мне одну вещь, Зейнал, — попросил Митфорд. Когда тот кивнул, сержант продолжил: — На что ты сдался каттени?

Зейнал резко рассмеялся.

— Меня избрали эоси. Теперь пусть выбирают кого-то другого.

— А для чего? — прямо поинтересовался Митфорд.

Перемена в лице и осанке Зейнала заставила его отшатнуться.

У Крис по спине побежали мурашки.

— Эоси используют ваше тело, — произнес каттени. Потом, явно не желая развивать тему, добавил: — Ну так как, захватываем разведчик?

Выражение лица Зейнала сменилось с застывшего на обычное. Каттени переводил взгляд с Крис на Дейна и Уоррела, пока не остановил его на Митфорде.

— У нас получится, но действовать начнем сегодня вечером. Мне нужны Берт Пут и женщина. Идет?

— Может сработать, — отозвался Митфорд, взял портативный коммуникатор и набрал код лагеря Едва-Едва. — Эй, Латоррэ! Пришли сюда, ко мне, Берта Пута и Раису Симонову, хорошо? Кое-что намечается. Они нам нужны… — сержант посмотрел на Зейнала, тот поднял два пальца, — до второй луны. Ладно?

Митфорд замолчал и посмотрел на присутствующих. Глаза его блестели.

— Назовем это первой фазой, и пусть все останется между нами.

Все закивали.

— О второй фазе поговорим, если сработает первая.

Зейнал не возражал.

— Черт возьми, сержант, — уверенно проговорил Леон Дейн, — одна мысль о… третьей фазе… вселяет в меня надежду. Представляете, как поднимется общий боевой дух?

— Да! — Митфорд перешел на рычание. — И не желаю видеть даже подобия счастливой улыбки на ваших лицах, когда вы уйдете отсюда. Мы пока неплохо справляемся, и дела идут все лучше, но я не хочу, чтобы у кого-то возникали пустые надежды. Давайте делать по шагу за раз.

— Ты хотел сказать — по фазе?.. — уточнила Крис.

На самом деле девушке хотелось хлопать в ладоши оттого, что появился лучик надежды.

Захват одного корабля — уже большая удача. Космический транспорт докажет всем на Ботанике, что они могут наказать каттени.

Крис не знала, как насчет третьей фазы, но два космических корабля дают значительное преимущество в поиске хозяев Ботаники. Справится ли разведчик каттени с чудовищными левиафанами, которых Фермеры пришлют за урожаем?..

Не стоит делить шкуру неубитого медведя, приструнила себя Крис. А если Фермерам не понравится, что их планету захватила другая раса, может, придет время и для третьей фазы. Тогда и Земля, и Каттен освободятся от власти эоси…

— Да уж. — Митфорд странно улыбнулся. — Захват космических кораблей будет поинтересней, чем ожидание следующей высадки.

Сержант встретился взглядом с Зейналом и сказал:

— Успеешь до второй луны научить Крис, что говорить для вызова разведчика?

Зейнал кивнул.

— Значит, если экипаж поверит, разведчик спустится, каттени выйдут из корабля… только откуда они узнают, что ты там? Я никого не отпущу в поле ночью…

— Аппараты на воздушных подушках не привлекают ночных падальщиков, — напомнил Зейнал.

— На обратном пути, — добавила Крис, — мы обнаружили, что полная луна дает достаточно энергии для двигателей.

— Хорошо, — кивнул Митфорд. — Тогда оставим группу поддержки подальше от поля…

— Машина будет двигаться к каттени, — перебил Зейнал, — но не очень быстро, из-за тяжелого груза. — Он ткнул себя в грудь. — Меня.

— Хорошо… у ночных падальщиков хватит времени, чтобы напасть. А сели каттени их перестреляют? Тот эмасси, Ленвек, видел, что могут натворить местные твари.

Зейнал пожал плечами.

— Зимой ночные падальщики очень голодные. И проворные: буквально за ноги хватают. К тому же мы можем поступить гуманно. — Тут Зейнал усмехнулся при виде реакции на слово. — То есть убить всех раньше. Оружие у нас быстрое и бесшумное. Копье, арбалет, праща.

— Думаешь, они никого не оставят на борту? — спросил Митфорд.

Зейнал снова пожал плечами.

— Я лежать… буду лежать без сознания. Чтобы меня поднять, нужно не меньше двух человек. Если останется один, то, как только мы откроем люк, для него все будет кончено.

Зейнал похлопал по ножнам на поясе.

Митфорд одобрительно хмыкнул.

— Ладно. Значит ты со своим экипажем взлетаешь, потом исчезаешь… Одна маленькая деталь. Крис должна заманить сюда поисковую группу, но, если ты захватишь корабль, разве ты не убьешь женщину, которая усыпила тебя, первой?

Зейнал медленно кивнул, ему хватило проницательности понять, что у Митфорда на уме.

— Леон говорит на каттенийском. Сам я не могу заменить Крис, потому что у них есть запись моего голоса. Пусть сообщение отправит Леон.

— Заметано. — Митфорд посмотрел на Крис. — Ты же все понимаешь?

Крис понимала и даже не пыталась скрыть горечь.

— Полетишь в космос в другой раз, — обернулся к Крис Зейнал.

— Да ладно тебе, Митфорд! — запротестовал Дейн.

— Предсмертную речь произнесет Леон, — отрезал Зейнал, не спуская глаз с Крис. — Так будет надежнее.

— Надеюсь!

Крис зло посмотрела на Митфорда.

Как он мог подумать, что они с Зейналом, как последние эгоисты, способны забрать себе корабль, очутившись на борту вдвоем?!

— Зачем тебе Берт и Раиса? — спросил Уоррел.

— Они получат первый урок по управлению разведчиком. Пусть больше людей узнает, как летать на каттенийских кораблях. — Зейнал изобразил полуулыбку. — И чем скорее, тем лучше.

— Принимается. — Митфорд смотрел куда угодно, только не на Крис. — Даю зеленый свет для первой фазы… и, естественно, полную гарантию. Зейнал, в поездку и на, так сказать, мероприятие возьмешь своих людей. Слав и Фек отлично видят в темноте. Я пошлю к тебе Берта и Раису, как только они появятся. — Тут сержант полностью сменил тон голоса и манеру поведения. — Ваша команда успела найти что-нибудь, интересное?

Крис уставилась на Митфорда, пораженная столь быстрым переключением на деловой стиль.

— Очень интересная долина.

Зейнал встал и положил в карман передатчик, затем поднял сумку с пустыми ботинками. Леон забрал медикаменты.

— Пусть докладывают Джо и остальные.

Зейнал предложил свободную руку Крис.

— А теперь будем учить тебя говорить по-каттенийски.

— После всего, что ты сделал, — пробормотал Леон Дейн, направляясь за ними, — он еще будет сомневаться в твоей преданности…

— Не волнуйся, Леон, — отозвался Зейнал.

— Все волнения беру на себя, — добавил Уоррел.

По его тону чувствовалось, что он тоже считал перестраховкой намерение Митфорда не пускать Крис в космос.

— За сегодня не волнуйся, — сказал Зейнал — по мнению Крис, слишком весело, судя по тому, какую волну он только что поднял.

Девушка вспомнила бесцветный голос, которым Зейнал произнес: «Эоси используют ваше тело».

Неудивительно, что он избегал такой участи. Крис точно знала — Зейнал не потерпит, чтобы с ним так обращались. И все же после его первого замечания о «долге» — или «обязанности» — можно было предположить, что эоси оказывают эмасси честь и каждый с гордостью носит звание избранного.

Интересно, пребывание на Ботанике так переменило Зейнала или просто сейчас у него появилась надежда на избавление от перспективы омерзительного будущего? Потом Крис начала размышлять, как глубоко менялась личность при трансформации: может, таинственные эоси использовали тело лишь в качестве сосуда? Или целиком подчиняли душу и ничего не оставляли от прежнего человека? Или… что?

— Забудь об этом, — мягко проговорил Зейнал, дотрагиваясь до локтя Крис, когда они спустились по лестнице. — Я не про Митфорда.

Потом каттени окликнул других членов команды: те явно ждали своей очереди.

— Заходите. Сержанту нужны доклады.

— Мы расположились где обычно, — сообщила Сара, поднимаясь по ступеням вслед за Джо. — Я перенесла туда ваши вещи.

— Хорошо. У нас появилось небольшое дельце на вторую луну. Позже расскажу.

Крис знала, что Сара умирает от любопытства — почему Дейн и Уоррел присутствовали при заурядном рапорте исследовательской команды?

— Поплаваем для начала? — спросил Зейнал по дороге в пещеру Мичелстоун.

— Обязательно. На чистую голову думается легче, — ответила Крис.

Холодная вода остудит гнев. Кроме того, девушке хотелось побыть наедине с Зейналом… если на озеро не заявится еще кто-нибудь.

Никго не заявился, а дома нашлась чистая одежда на смену. Прежде чем отправиться к озеру, Зейнал осторожно переложил свой и каттенийский передатчики в карман комбинезона.

* * *

Похоже, Зейнал не меньше Крис хотел превратить купание в целое событие. Они намылили друг друга, потом далеко заплыли против глубокого течения в пределах ограниченной буйками территории, вылезли и вытерли друг друга насухо. Напряжение спало. В такие минуты Крис гадала, насколько Зейнал в действительности отклонялся — нет, отличался — от других каттени, даже от эмасси.

Девушка знала, что ее отношения с Зейналом нравились далеко не всем. Вначале с каждой новой высадкой случались злобные намеки и выходки, но постепенно они прекратились — за редкими исключениями, — когда поселенцы узнали, сколь многим они обязаны присутствию Зейнала на планете. Ни Митфорд, ни Изли, ни кто-либо другой из тех, в чьи обязанности входило ознакомление колонистов с планетой, не поощрял ксенофобию.

Как только они подошли к лестнице, ведущей в основную пещеру, Зейнал прервал размышления Крис резким лаем.

— Мы уже начали?

— Вторая Луна скоро взойдет. Ты должна подготовиться.

— Мне нужно понимать значение, — пожаловалась Крис.

— Сначала улови и повторить… повтори звук, потом я объясню значение, — сказал Зейнал и произнес четыре отрывистых слога.

Крис изо всех сил постаралась их воспроизвести — и чуть не подавилась от сочетания фрикативных звуков. Девушка уже заметила эту особенность языка каттени. Похоже на немецкий с французским акцентом… или гортанный французский с очень сильным немецким акцентом — и еще немного китайского для остроты.

Тем не менее, к удовольствию Зейнала, Крис усвоила первый набор слогов по дороге к главной пещере. Ужин еще не закончился, и они встали в очередь за своими порциями. Затем ушли с тарелками на один из сторожевых уровней, подальше от ушей тех, кто наслаждался едой и теплым вечером снаружи.

Солнце Ботаники еще не село, а первая луна уже показалась над восточными холмами: бледный призрак солнечного света. Он напомнил Крис, что время поджимает.

У нее зрительная память всегда работала лучше: девушка взяла острый камень и нацарапала фонетическое выражение фразы, которой ее обучал Зейнал… как смогла. Только Крис начинала думать, что говорит правильно, каттени тут же качал головой.

— Что не так?

Зейнал похлопал Крис по плечу.

— Недостаточно э… резко.

— Резко?

Зейнал прорычал знакомую Крис фразу: «Докладываю. Нашли Зейнала. Он отбивался. Двое убиты. Эмасси без сознания. Приземляйтесь там, где садился Ленвек. Соблюдайте маскировку. Встретимся в поле».

Крис попыталась снова, как можно более грубо, произнести слова и сама почувствовала, что далека от совершенства.

— Слушай, я буду говорить шепотом. Как они поймут разницу?

— А вдруг? — сказал Зейнал. — Как Леон делал голос более хриплым?

— Сжимал себе горло.

Крис последовала примеру Дейна и снова повторила фразы, надеясь, что не задохнется.

— Вот оно.

Зейнал одобрительно захлопал в ладоши.

— Теперь слушай…

И каттени выдал предложение, в котором девушка поняла только слова «отчет», «мертв» и «земля».

Крис перевела, что услышала.

— Тебе могут задать вопрос. Ты должна знать, что ответить.

— Как насчет «не знаю»?

— Ты все должна знать. Так, для начала скажи «кхоума» — «тихо», — будто тебя могут подслушать. Потом «схкелк»…

Крис изумленно вздрогнула, потому что узнала слово.

— «Слушай»?..

Зейнал улыбнулся и удивленно кивнул.

— Говори как можно резче, будто общаешься с недоумком.

— На Бареви я слишком часто слышала это слово именно с такой интонацией, — удрученно сказала Крис и буквально выплюнула слово с подходящей злобой.

Каттени рассмеялся и одобрительно сжал ее ладонь.

— Точно таким тоном, и с тобой не станут спорить. Ты похожа на эмасси. После «схкелк» повторяй изначальное сообщение, чтобы убедиться, что тебя поняли правильно. В конце скажешь «Коутик?» — и так, чтобы у них не возникло желания задавать вопросы.

— Ясно.

Зейнал снова и снова заставлял девушку повторять каттенийские слова, пока девушка не охрипла до такой степени, что отпала нужда хватать себя за горло. Когда каттени наконец одобрил ее произношение, Крис с удивлением заметила, что первая луна ярко светит высоко в небе.

Зейнал вытащил передатчик.

— Сейчас!

— Сейчас? То есть прямо сегодня? — испугалась Крис. — Но Берт и Раиса…

— Уже здесь. Я видел, как они подъехали. Я введу их в курс дела. Так что сейчас мы отправим сообщение. Пока все еще свежо у тебя в голове. И на языке.

Каттени нажал кнопку коммуникатора. В ответ послышался голос, и Крис тут же запаниковала. Девушка сглотнула и выдала отрепетированное сообщение, а единственный вопрос оборвала самым грубым «схкелк», какой ей только удалось прохрипеть.

Зейнал одобрительно кивнул, махнул рукой, заверяя, что вопрос был пустячный. Крис сказала «кхоума» и повторила свою коротенькую речь. К тому времени девушка так напугалась, что заключительное «коутик?» прозвучало свирепее, чем у самого лютого из каттенийских охранников.

В ответ послышалось едва ли не робкое «коутик» и еще два незнакомых Крис слога.

Зейнал прервал связь.

— Великолепно, детка!

Каттени взъерошил девушке волосы и ласково прижался к ее щеке.

Эту ласку Зейнал приберегал только для Крис.

— А что мне сказали в конце?

— Твое имя. Тебя зовут, или звали, Арвонк.

Крис поморщилась.

— Кошмар.

— Надо запомнить.

— Они так быстро ответили.

Каттени подумал.

— Им очень нужен Зейнал. Они не успокоятся, пока не заберут меня.

— На большом корабле?

— Сойдет и разведчик.

— Они тебя не получат! — вскочила Крис.

— Не получат, — спокойно подтвердил Зейнал, взял девушку за руку и направился к «офису» Митфорда.

* * *

Митфорд, скорее всего, следил за ними, потому что тут же выгнал всех, с кем разговаривал. Те удивленно пропустили вверх по ступенькам Зейнала и Крис. Вдоль ущелья бежали Раиса Симонова и Берт Пут. Они нагнали Крис и Зейнала только у самого «офиса».

— Вы отправили сообщение? — спросил Митфорд.

— Они придут. Крис говорила, как настоящий эмасси.

Зейнал гордо улыбался, придерживая дверь.

— Мне пришлось без конца повторять одно и то же, чтобы научиться, — мрачно пожаловалась девушка.

Митфорд заботливо предложил ей чашку всеми любимого травяного чая.

Берт и Раиса уселись, но так осторожно, что Крис поняла — они не знают, зачем их вызвали.

— Ты говорил с командой, Зейнал? — спросил сержант.

— Еще нет. Они легко справятся.

Митфорд хмыкнул и поскреб затылок. Он до сих пор не смотрел Крис в глаза. Это хоть как-то ее успокаивало.

— Можно мне бумагу? — попросил Зейнал, Митфорд быстро подал каттени листок и карандаш.

Как обычно, быстрыми и уверенными движениями Зейнал набросал план разведчика. У Берта округлились глаза, Раиса смотрела с жадным восхищением.

— Внутренности каттенийского разведчика? — произнес Берт, недоверчиво глядя на Зейнала. — Зачем?

Раиса сползла на край стула.

— Ты ничего не сказал им о первой фазе, сержант? — спросил каттени, прорисовывая детали на схеме.

Крис прикрыла улыбку ладонью — Зейнал вдруг превратился в настоящего эмасси, а Митфорд выпрямился, будто подчиненный. Сержант все-таки бросил в сторону Зейнала веселый, но уважительный взгляд и заговорил:

— Берт, Раиса, вечером мы собираемся устроить охоту на разведывательный корабль.

Те недоверчиво переглянулись.

— Пару дней назад каттенийский разведчик ночью высадил на поле четырех десантников.

— Ого!.. — побледнела Раиса.

— Это была их первая ошибка, — слегка улыбнулся Берт.

— Ошибка номер два: они думали, будто Зейнала легко найти, — усмехнулся в ответ Митфорд. — К счастью, ночные падальщики оставили нам ботинки и другие несъедобные части, то есть всякое оборудование. Так что мы можем заманить разведчик.

— Ты хочешь сказать, сегодня?

Раиса заерзала на стуле, ахнув от восторга.

Крис не могла больше сдерживаться.

— Я велела им приземлиться тихо, без огней, и встретить меня с беспамятным Зейналом на руках. Мне нужна помощь, чтобы нести его, потому что он убил двух моих напарников при попытке к бегству, прежде чем я вколола ему наркотик.

Раиса выглядела слегка смущенной.

— Одна пара ботинок гораздо меньше остальных. Cherchez la femme, — заметила Крис.

— О, поняла! — откликнулась Раиса. — Только как мы спасемся от ночных падальщиков?

Митфорд закончил с описанием первой фазы, за что был вознагражден небольшой овацией.

— Послушайте, я много тренировалась, но участвовала только в одном полете на шаттле, — озабоченно призналась Раиса.

— Я в двух, но один раз — в качестве штурмана, — присоединился Берт, хотя оба явно умирали от желания лететь.

— Вы справитесь, — пообещал Зейнал так убедительно, что оба успокоились. — Корабль рассчитан на шесть человек Четверо высадились. Думаю, остались двое. Оба спустятся помочь Арвонк, связной. — Каттени кивнул на Крис. — Или нет. Тогда мы ворвемся внутрь и убьем их. Разведчик выглядит так…

Зейнал виртуальным манером провел их по узким коридорам разведывательного корабля, а потом рассказал кое-что об управлении, набросав изображение приборной консоли. Каттени указал цвета нужных сенсоров и нарисовал схему пиктограмм над контрольной панелью.

Берт и Раиса так сосредоточились, что Крис почти видела, как слова и изображения вливаются в их мозги.

— Мы возьмем Леона, он знает язык каттени и наговорит последнее сообщение о пробуждении пленника, а потом… — Зейнал снова с улыбкой провел пальцем по горлу. — Я покажу вам, как облететь луну и вернуться на планету.

Каттени посмотрел на Митфорда.

— Мы спрячем разведчик, и я буду мучить тебя до тех пор, пока ты не научишься управлять каттенийским кораблем.

— Правда?..

У Берта глаза едва не выскочили из орбит, а Раиса напустила на себя вид уверенного спокойствия и слегка вздохнула.

Зейнал только что осчастливил двух людей.

— Теперь учитесь. А мы с Крис подготовим команду.

Глава 3

Наспех придуманный план сработал более чем гладко. Крис просто затрясло, когда коммуникатор зажужжал снова, но Зейнал научил ее еще двум фразам.

— Арвонк, — начала девушка, сжимая себе горло, и резко добавила: — Вижу вас. Спускайтесь. Кхоума.

Последнее слово Крис произнесла по собственной инициативе.

Они едва видели корабль в сиянии восходящей луны, когда он бесшумно приземлился на краешке поля. Свет едва блеснул и пропал — люк закрылся.

Зейнал притворился одним из своих похитителей, Крис — другим, а высокий Леон просто привалился к Зейналу, будто бы находился без сознания. Джо Марли с зачерненным лицом скорчился над приборной панелью автомобиля Митфорда. Они двигались медленно, практически со скоростью пешехода.

Первый удивленный возглас со стороны каттени послужил сигналом для Фек и Слава, которые резко выпрямились и бесшумно метнули копья.

Джо увеличил скорость и подъехал к разведчику. Зейнал хлопнул по внешнему замку, а Берт и Раиса заскочили внугрь, как только люк отошел на нужное расстояние. Настала очередь Леона.

— Столикс Зейнал, — закричал Дейн, пытаясь голосом изобразить триумф, и одновременно прислушиваясь, не осталось ли кого на борту.

Зейнал оттолкнул его с дороги, вытащил нож и, ничуть не таясь, направился к капитанской рубке, расположенной в носовой части маленького корабля. Оставшиеся снаружи услышали, как открывается дверь.

— Их было только двое, — крикнул каттени через минуту.

— Разрешение взойти на борт, сэр? — спросил Берт почти серьезно, следуя протоколу.

— Разрешение получено, — ответил Зейнал.

Крис услышала в его голосе облегчение.

— Я только посмотрю, — пробормотала девушка и последовала за Бертом и Раисой в коридор.

Наверное, в экипаж разведчика подбирали физически некрупных каттени, чтобы они могли передвигаться в таком узком пространстве. Зейналу приходилось нагибаться.

Раиса уже устроилась в одном из кресел, Берт легонько пробегал пальцами по разным панелям, будто доказывая, что объяснения Зейнала не прошли даром. Крис сглотнула при виде выражения его лица. Берт долго не мог поверить, что снова полетит в космос — на сей раз не в качестве беспамятного пассажира.

— Крис, последнее сообщение, — сказал Зейнал, разворачивая девушку к панели управления. — Скажи: «Арвонк иктс, столикс Зейнал. Эскаг. Клотник».

Девушка проговорила слова про себя, каттени указал на микрофон и включил коммуникатор. Она едва не забыла схватить себя за горло, но уверенность в собственном голосе добавила ее речи оттенок ликования.

— Что я сказала?

Зейнал взъерошил ей волосы.

— «Говорит Арвонк, взяли Зейнала. Возвращаемся. Конец».

— «Конец» звучит почти как «коутик», «принято».

— Не для каттени. Теперь иди. Спутник должен зафиксировать взлет.

Зейнал проводил Крис сквозь узенький проход к люку, не убирая широкой ладони с ее плеча.

У выхода он прижался к девушке щекой, затем нажал кнопку.

Находясь словно в полузабытьи — и от успеха, и от предстоящих одного-двух дней без Зейнала, — Крис осторожно ступила на платформу автомобиля. Прижала ладонь к своей щеке, до сих пор чувствуя его прикосновение.

Джо тронулся с места.

Машина набирала скорость, когда Фек внезапно закричала:

— Стой!..

Джо от удивления затормозил так быстро, что пассажирам пришлось хвататься друг за друга, чтобы не свалиться. Фек перегнулась через край платформы и посмотрела вниз.

Крис порадовалась, что не обладала таким острым зрением, как дески. Не хуже, чем Уитби на рыбалке, Фек стремительно подхватила какой-то предмет и кинула его в машину. Дески снова наклонилась, одной рукой ухватившись за Джо, а другой что-то нашаривая.

Луч осветил поле, кишащее хищными тварями: на этот раз Фек попался фонарик. Крис застонала и отвернулась. Ночные падальщики бились о днище машины.

— Видишь, Слав? — спросила Фек, расплываясь в страшноватой треугольной улыбке.

Она осветила другую сторону машины и вторую жертву.

— Вижу. Достану.

Слав сделал два не менее стремительных выпада. Одну руку он поднял, чтобы Крис увидела ее в свете фонарика, и сверкнул самой широкой улыбкой, какую только можно ожидать от ругарианца.

— Парализатор.

Слав вдруг совсем по-мальчишечьи вскинул парализатор к плечу и зашипел, изображая выстрел.

— Теперь можно ехать? — проворчал Джо Марли. Не дожидаясь ответа, завел машину. — Могли бы потерпеть до утра. Падальщик не переваривают металл.

— Я хотела сегодня, — возразила Фек с необычной для нее твердостью.

— И прекрати светить повсюду своим фонариком, — добавил Джо раздраженно.

Поле корчилось и блестело.

Митфорд ждал на стоянке, будто не совсем верил, что ночная вылазка останется в тайне. Крис и сама чувствовала, как бурлит в крови адреналин. Присутствие начальства немного отрезвляло. Сержант жестом пригласил всех в свой «офис».

Они прошли по спящему лагерю.

Митфорд предусмотрительно приготовил для команды немного пива и соленых закусок. Ругарианцы и дески время от времени угощались пивом, однако старались не пить его слишком много или слишком часто: оно как-то влияло на их метаболизм — не похмелье, но нечто похожее, по словам Леона Дейна, — и они не так хорошо его переносили.

Крис глотнула пива, чтобы успокоить желудок, Джо последовал ее примеру. Митфорд ждал: сержант уже понял по лицам участников, что захват удался.

— Думаю, сейчас я уже мертва, а Леон — при смерти, — начала девушка. — В остальном все сработало по плану… с небольшими добавлениями от Фек и Слава.

Крис поежилась, когда дески и ругарианец положили найденные инструменты на стол Митфорда.

Сержант едва взглянул на фонарики, которые, по мнению Крис, пригодились бы больше, чем парализаторы. Но для военного человека оружие, конечно, прежде всего.

Митфорд взял парализатор, повертел его в руках, проверил кнопки, что-то переключил.

— Он на предохранителе — теперь, — но вам, ребята, было бы уже все равно.

Митфорд едва ли не погладил оружие, возвращая его на стол, потом взял второй парализатор, чтобы и его поставить на предохранитель.

— Берт и Раиса выглядели так, будто наступило Рождество, — проговорила Крис. — Я заглянула внутрь, когда Зейнал крикнул, что все чисто.

Сержант кивнул.

— Там очень тесно. Будь Леон на сантиметр повыше, ему бы пришлось несладко.

Митфорд снова кивнул.

Крис допила пиво, взяла горсть крекеров и встала.

— Я валюсь с ног. Спокойной ночи… и — спасибо вам, Джо, Фек, Слав. Мы лучшая команда на Ботанике!

Митфорд кивнул.

Только в постели Крис поняла, что каттенийский передатчик все еще с ней. Но какой от него толк, пусть даже это связь с Зейналом, который сейчас находится на разведывательном корабле, заканчивая следующий шаг первой фазы.

Девушка положила передатчик на полку и тут же заснула.

* * *

На второй день, когда Зейнал должен был уже вернуться, Митфорд захватил коммуникатор и поехал вместе с Крис к посадочной площадке.

Скалистый лагерь буквально гудел от слухов, хотя участники «первой фазы» изо всех сил старались вести себя как обычно. Чтобы уж наверняка не проболтаться, Крис притворилась, что подвернула лодыжку. Сара без конца приносила ей холодную воду, чтобы спала опухоль. Джо, Фек и Слав то ремонтировали исследовательский грузовик, то писали отчеты. Леон Дейн будто бы уехал с Зейналом, а Берт и Раиса срочно потребовались в Шатдауне. Но разговоры не прекращались.

— Мы все равно их удивим. — Сержант вел свой маленький автомобиль на воздушной подушке вдоль живой изгороди. По пути могли попасться стервятники, и Митфорд соорудил над платформой машины подобие крыши. — Надеюсь.

— Мы сейчас одни, сержант, так что я намерена высказать все, что думаю об этой твоей грязной выходке!

Крис с удовольствием отметила, что Митфорд покраснел.

— Ты не имел права так оскорблять Зейнала… и уж тем более использовать меня в качестве гарантии. Я тебя чуть не ударила…

Девушка показала сержанту кулак.

— Да пошла ты к черту, Крис Бьорнсен! — Митфорд уже овладел собой. — Мне пришлось! Я доверяю Зейналу больше, чем любому человеку… а для меня он человек!.. — Сержант говорил не менее яростно, чем Крис, его глаза сверкали. — Но я не могу рисковать! Ни тобой, ни им.

Он фыркнул, потер ладонями коротко стриженную голову. Жест говорил об отчаянии и даже, как ни странно, о бессилии.

— А он мне нужен больше. Нам, — поправился сержант, подразумевая всех колонистов. — Нам он нужен больше…

Тут у Митфорда, как обычно, резко переменилось настроение. Он улыбнулся девушке — дерзко и в то же время удивительно печально.

— Я бы хотел сейчас быть на его месте. В смысле, с тобой, — сказал Митфорд и быстро вскинул руки, защищаясь. — Не пойми меня неправильно, Крис. Но ты красивая женщина, а Зейнал — единственный мужчина, побить которого я даже не буду и пытаться.

Настала очередь Крис смущаться.

Девушка смутно осознавала, что нравится Митфорду, но после того, как сержант без конца отсылал ее на задания с Зейналом, решила, что ошиблась.

— Извини, Чак, — сказала она, растеряв всю прежнюю ярость. — Это произошло само собой, а ты постоянно толкал меня к нему… более или менее.

— Более. — Грубые черты Митфорда тронула печаль. — Потому что не следовало. Но ты была единственная, кому я мог тогда доверить жизнь Зейнала. Пока остальные не поняли, что живой он полезнее, чем мертвый.

— Мы тебе многим обязаны, сержант. — Крис благодарно коснулась его руки. — Но вчера ты и правда меня разозлил.

Митфорд рассмеялся, свесил ноги через борт остановившегося автомобиля.

— Да, иногда мне приходится делать то, что приходится, и некогда просить совета у начальства, которое у нас теперь появилось.

— Ха! — ухмыльнулась Крис. — Ты хотел сделать все сам, безо всякого начальства. Но мне кажется, что тебе лучше допустить еще кое-кого к планированию второй фазы операции…

— И третьей, — согласился Митфорд и повернулся к полю — выжженному и плотно утрамбованному в результате частых посадок космических кораблей, нагруженных бессознательными телами будущих колонистов.

Сержант снова почесал в затылке и посмотрел на Крис.

— Я был бы идиотом, полным идиотом, если бы не допустил ко второй и третьей фазам настоящих стратегов. Но первая, — сержант ткнул себя в грудь, — она — моя! И твоя, — великодушно добавил он. — Честно говоря, я начинаю потихоньку сдавать.

— Да прекрати, Чак..

— Я серьезно, Крис. На Ботанике сейчас около девяти тысяч поселенцев. Я знал, что надо делать, когда их было пятьсот восемьдесят два, даже при двух тысячах, но… черт возьми, я хочу сам искать на планете что-то полезное, а не оставлять это вам с Зейналом, или Дойлу, или скандинавам. Я, Чак Митфорд, хочу еще повеселиться.

— И кого ты возьмешь в поисковую команду? — спросила Крис без особого интереса.

Она переваривала неожиданное заявление. Девушка прекрасно знала, что в колонии имелись специалисты в конкретных областях науки — к примеру, Изли и Растансил, — и бывшие менеджеры, те же Айкберн и Чавелл, но именно Митфорд заставлял колонию работать.

— Без тебя все будет не то. Совсем не то, — сказала Крис с сожалением.

Теперь уже сержант легонько коснулся ее руки.

— Ты и глазом не моргнешь, как я вернусь. Если честно, дорогуша, я бы предпочел, чтобы второй и третьей фазами операции занялся тот, кто действительно знает, как планировать масштабные акции. Но можешь ставить последний грош — я в стороне тоже не останусь.

— Я бы сильно удивилась, если бы остался.

— Черт, Крис, — снова посерьезнел Митфорд. — Я обещал людям, когда принимал командование в Первый День, что мы станем свободными.

Митфорд посмотрел вдаль, на покрытые утренним туманом поля.

— Станем свободными, — повторил он. — Но улетать? Теперь я даже не знаю.

Сержант огляделся. Природа уже не казалась чуждой или сказочной.

— «Я думал..!» — начала за Митфорда Крис.

— Может, получится заключить договор с местными лендлордами — в любой форме, Здесь бы начать строиться без всяких придурков, которые уничтожают собственную природу. Это было неплохо для всех.

— Вообще-то мы уже начали.

Митфорд кивнул.

— То же самое, но — будучи свободными. Я обещал, а теперь у нас появился реальный шанс.

— Судя по третьей фазе, нам придется улететь отсюда, если начальство одобрит главный план Зейнала — освободить Землю и Каттен от эоси.

Митфорд сузил глаза и одарил Крис совершенно дьявольским взглядом.

— Черт, девочка, здесь идет как минимум еще одна война. Я толком не знаю, где находится поле боя и какое используется оружие, но ты поверь, — сержант строго погрозил девушке пальцем, — не только я буду допрашивать Зейнала по всем пунктам, параграфам и особым условиям. Мы слишком многого не знаем о каттени — не говоря уже об эоси.

— И о наших так называемых лендлордах. То есть о Фермерах.

Неожиданно они услышали легкий гул, доносившийся сверху. Тут же последовал более громкий шорох — Слав, Фек, Джо, Сара, Уитби и Лейла пробивались к ним через живую изгородь.

Крис испуганно взглянула на Митфорда, гадая, не подслушали ли их довольно-таки личный разговор. Сержант подмигнул, потом кивнул на членов команды. Те задыхались так, будто пробежали хороший кросс.

— Фек слышала, — сообщила дески. — Разведчик спускается.

Слав показал рукой направление, и они разглядели в небе точку, которая быстро росла в размерах.

Шум становился не громче, но яснее. Внезапно разведчика окутала целая туча стервятников: одни полетели на землю, словно осенние листья, трепеща и корчась, другие попадали сразу, будто желуди, а уцелевшие вытворяли поразительные маневры в воздухе.

— Надо запомнить, — одобрительно рыкнул сержант и вылез из машины.

Митфорд сложил руки на груди и, — сузив глаза, наблюдал за неторопливой посадкой корабля.

Интересно, кто сейчас управляет судном, подумала Крис. Зейнал или Берт? Кто бы ни сидел на месте пилота, посадка вышла мягкая.

Разведчик сел на грунт метрах в двадцати от наблюдателей, напоследок пустив струю пламени из двигателя малой тяги левого борта. Открылся люк, и на землю выпрыгнула сияющая Раиса. Она отсалютовала Митфорду, сержант ответил тем же.

— Задание выполнено, сэр. Все в порядке.

Крис вместе со всеми подошла к Раисе, оглядываясь в поисках Зейнала и Берта.

— Зейнал… он доверил Берту посадить корабль, — возбужденно говорила Раиса, пожимая всем руки, даже Фек и Славу, которые уже привыкли к странным человеческим ритуалам. — Ты бы только видел планету из космоса, сержант! Она даже красивее Земли. Звучит как ересь, да, но это правда! И мы выяснили, где спутник. Зейнал говорит, от него легко спрятаться, если поселиться в другом месте. Спутник висит на геосинхронной орбите над зоной высадки. Сколько он там проторчал, узнать невозможно, однако корабли Фермеров могли пролететь незамеченными.

Крис улыбнулась Раисе, Та явно находилась на седьмом небе от счастья.

Зейнал по-прежнему не показывался.

— О, наш каттени до сих пор объясняет Берту мелкие детали управления. Вам придется силой их вытаскивать, — ответила на немой вопрос Раиса. — Сержант, мы с орбиты хорошо рассмотрели остальные континенты. Похоже, интенсивно возделывается только наш, Интересно, может, лучше переехать на незанятый континент, а пахотным землям вернуть первозданный вид? Только подумайте, как удивятся каттени!

— Спокойней, Раиса, — улыбнулся Митфорд.

— О!.. — Раиса оглядела своих слушателей. — Я должна докладывать одному тебе, да? Но они все знают о первой фазе, разве нет? Просто, — женщина замолчала, глубоко вдохнула, потом смахнула неожиданные слезы, — просто, когда каттени победили, я думала, что уже никогда не попаду в космос на настоящем корабле. — Раиса вытерла слезы и попыталась взять себя в руки. — Неважный из меня астронавт.

— Вы справились просто отлично, мэм, — по-военному отчеканил Митфорд.

Это сработало.

— Спасибо, сержант. Я ценю оказанное мне доверие.

— Лететь туда, где не ступала нога человека, — услышала Крис собственный голос, произносящий фразу из «Стар Трека».

Митфорд направился к открытому люку, но Крис опередила его.

— Зейнал? — позвала девушка, проклиная себя за собственнические инстинкты.

— На мостике!..

В голосе Зейнала тоже звучал восторг.

Как и сказала Раиса, Зейнал до сих пор объяснял Берту про отклонения от курса и повороты, рассказывал, какие приборы для чего предназначены.

— Вы посадили его на носовом платке, — похвалила Крис, переводя взгляд с одного на другого, и именно Берт гордо улыбнулся ей.

— Зейнал настоял. Чуть не взмок, — признался Берт, но девушка в ответ только рассмеялась. — Просто тут столько вариантов переключения сенсоров и системно в целом все не так уж и трудно. Да и Зейнал помог бы, если бы я не справился…

Берт кивнул на правое кресло.

— Знаешь, когда на меня летели стервятники, будто настоящие «Ф-88», я так испугался…

— Не думаю, что они скоро вернутся, — покачала головой Крис. — Те, что выжили, конечно.

— А ведь к транспортам птицы не суются, — задумчиво проговорил Зейнал.

— Разведчик вроде бы свистит при посадке… — предположила Крис, и каттени кивнул.

Девушка хотела что-нибудь сделать, а не просто стоять по стойке «смирно», хотела как-то показать Зейналу, что очень-очень рада его видеть… хотела, чтобы Берт оказался где угодно, но только не в капитанской рубке.

Тут каттени подошел к Крис, притянул ее к себе — их щеки соприкоснулись, а его губы скользнули по ее уху. Потом он шагнул назад, повернулся к Берту и сказал:

— Пойду доложусь Митфорду. Повтори очередность команд. Сначала надо убрать корабль от посторонних глаз, а потом уже задраивать люки.

Зейнал развернул Крис и подтолкнул ее к выходу.

— Теперь мы знаем столько полезных вещей о Ботанике.

Крис могла думать только о том, что Зейнал вернулся, первая фаза закончилась, а Митфорд хочет перейти ко второй.

Ступая по полю, на котором девять месяцев назад она лежала беспомощная и беззащитная, девушка едва верила, что их судьба так сильно меняется. И все потому, что она спасла одного беглого каттени.

* * *

Пока любопытные осматривали разведывательный корабль — а они пришли целой толпой из Едва-Едва, — Крис обнаружила, что доклад Зейнала Митфорду в основном состоял не из описания деталей полета, а из сведений о планете, полученных при наблюдениях с орбиты.

Вначале каттени сам пилотировал корабль — провел его мимо спутника, несколько раз повернул и изменил курс.

— Чтобы казалось, будто я не справляюсь с управлением, — ухмыльнулся Зейнал. — Потом залетел за луну и вышел из поля наблюдения.

Берта и Раису Зейнал похвалил:

— Они знают больше, чем сами думают. Хорошо натренированы. Могли управлять кораблем, пока я смотрел. Разведчик делает быстрые… наброски?..

Каттени вопросительно взглянул на Крис.

Та подсказала:

— Фотографии.

— Да, детальные фотографии других континентов. На последнем витке мы подошли очень близко, — улыбнулся Зейнал. — Там гораздо лучше, чем на выделенном нам континенте.

Каттени замолчал и в раздражении дернул бровью: он вспомнил о том, как были получены старые сведения.

— Раиса вроде бы говорила, что почва обрабатывается только на двух континентах?

Зейнал кивнул.

— Один свободен, но покрыт растительностью. Остальные, думаю, не так хороши. Но я не фермер.

— Ты хочешь, чтобы мы перебазировались? — Митфорд кивнул на лагерь колонистов. — Не нарываясь на неприятности с настоящими хозяевами планеты, то есть с землевладельцами?

— Земле… — Зейнал в замешательстве разделил слово надвое, — …владельцами?

— Я о расе, открывшей планету.

— А-а, землевладельцы. Лендлорды. Да. Стоит подумать. Те, кто сумел отгородить долину, которую мы исследовали, действовали не как каттени или эоси. Они пытались не допустить что-то внутрь… или не выпустить наружу. Каттени и эоси так не работают.

— Да и люди тоже, если вспомнить историю, — весело произнес Митфорд.

Некоторое время Зейнал разглядывал его.

— Вторая фаза, сержант?

Митфорд усмехнулся, хлопнул себя по коленям.

— Ты нашел оружие?

— Достаточно, чтобы справиться с тупыми драсси, — едва ли не презрительно ответил Зейнал.

— Жить становится все интереснее, правда? — заявил Митфорд, не обращаясь ни к кому в отдельности.

Рядом кто-то откашлялся, Крис обернулась и увидела группу мужчин — кажется, военных шишек. Девушка тут же забеспокоилась по поводу Митфорда. Ей вовсе не хотелось, чтобы его место заняли новички, которые считали, будто знают об этом мире гораздо больше сержанта.

Откашливался Питер Изли.

— Сержант, когда у вас будет минутка, не могли бы мы перекинуться парой слов?

— И не только парой. Хорошо, что вы уже здесь. Мне не придется за вами посылать^ — ответил Митфорд и слез с водительского сиденья. — Вы знакомы с эмасси Зейналом и Крис Бьорнсен?

Все обменялись рукопожатиями. Крис заметила на ладонях офицеров мозоли от «гражданской» работы. К девушке и Зейналу относились с уважением, и Крис решила, что «враждебный настрой» ей только привиделся. Дружелюбие девяти мужчин не казалось натянутым. Комментарии варьировались от «неплохо» до «вы просто порвали всех в клочья!».

— Какому земному званию соответствует «эмасси», Зейнал? — спросил Митфорд, подмигнув Крис.

— Капитанскому, — любезно просветил Зейнал. — Эмасси выше сержанта.

— Простите, — сказал Питер Изли и вежливо наклонился вперед, будто что-то недослышал.

— Старая шутка, — успокоил Митфорд. — Вы уже были на корабле, джентльмены?

Все закивали. Улыбки стали еще шире.

— Можно осведомиться насчет деталей? — спросил седовласый мужчина — один из генералов, как решила Крис.

Он перевел взгляд с Зейнала на девушку, потом на Митфорда и Изли. Затем сказал:

— Последствия данной операции просто ошеломляют. Растансил, генерал-майор, — представился военный и добавил немного уныло: — в отставке.

— Как я уже говорил, — начал сержант, — я собирался послать за вами, как только первая фаза закончится успешно…

Митфорд кивнул на корабль и нахмурился, потому что у люка возникла давка. Сложив ладони рупором, сержант заорал так, будто распекал новобранцев на учебном плацу:

— ПООСТОРОЖНЕЙ ТАМ! ИЛИ ВООБЩЕ НИКТО НЕ ЗАЙДЕТ ВНУТРЬ! ЛАТОРЭ, ДОИЛ, ПОСТРОЙТЕ ИХ В ОЧЕРЕДЬ. Извините, — сбавив тон, Митфорд снова повернулся к офицерам. — Фаза закончилась успешно. Думаю, настало время передать дело тактикам или стратегам, в общем, называйте, как хотите.

— Сержант, судя по тому, что вы уже сделали, — заявил Растансил, — вы более чем заслужили право руководить второй фазой, если я вас правильно понял.

— Второй и третьей фазой. — Митфорд кивнул на Зейнала. — Да, нам и правда нужно поговорить.

Со стороны космического корабля послышались новые возмущенные крики.

— Но для начала я управлюсь с этим, — нахмурился Митфорд.

Со зловещим выражением лица он прыгнул обратно на водительское сиденье и поехал к толпе у люка разведчика.

— Что вы наметили на вторую фазу, эмасси Зейнал? — спросил один из флотских офицеров.

Он говорил с явным британским акцентом, и Крис решила, что перед ними Джеффри Энгер.

— Просто Зейнал. Уже не эмасси, — поправил его каттени. — Сначала я расскажу вам о первой фазе.

— Тогда лучше, в Едва-Едва, ладно? — предложила Крис, потому что на поле собиралось больше и больше народа. Все хотели взглянуть на космический корабль. — Я подожду здесь сержанта.

— Мы все подождем сержанта, — возразил Питер Изли и показал на край поля: там, у живой изгороди, вдали от людской реки, можно было устроиться на холме.

Кто-то пытался возразить, но Питер настаивал, так что в конце концов все согласились. Добравшись до холма, Зейнал по-турецки сел на землю. Девушка устроилась с одной стороны, Изли с другой, лицом к остальным.

Каттени коротко рассказал о проведении первой фазы операции, начиная с доклада Ку до момента приземления. Крис особенно гордилась его английским — может, не идеальным с грамматической точки зрения, но достаточно беглым.

Когда Зейнал закончил, руку поднял крепкий мужчина с обветренным лицом и отчетливым шрамом от челюсти до виска.

— Почему вас так настойчиво стараются похитить, Зейнал?

— Вы много знаете об эоси?

— Больше, чем хотелось бы, но недостаточно, чтобы понять, зачем им один-единственный человек.

— Вы — американский генерал, Бык Феттерман?

Кивок в ответ, и Крис поставила каттени высший балл за способность точно определять имена и звания. Зейналу каждый раз докладывали, что за людей высаживают на планету, и он знал от Митфорда о присутствии военных.

— Тогда вы знаете, что эоси командуют действиями каттени. — На сей раз кивнул не только генерал. — Они выбирают эмасси, чтобы продлить себе жизнь.

— Что?..

Бык Феттерман встал в позу, благодаря которой, несомненно, и получил свое прозвище.

— Они совершенно подчинили себе каттени, — пояснила Крис. — Зейнал превратился бы в зомби… или того хуже. Он бы не умер, но потерял всякую индивидуальность. Как в книге Хайнлайна «Кукловоды».

— Значит, первый разведчик прилетел, потому что вас, как это называется… избрали? — спросил Изли.

Зейнал кивнул.

— Мне показалось, будто это высокая честь, — намекнул Растансил, хотя выражение его лица говорило, что сам генерал так не считает.

— Правильно, — усмехнулся Зейнал. — Но меня сбросили. Я остаюсь.

Он изобразил пальцами ножницы.

— Меня больше нет в почетном списке.

Изли моргнул и улыбнулся. Расгансил тоже.

— Но это было вашим долгом? — спросил Феттерман.

— Только не после того, как меня сбросили.

Каттени ткнул пальцем в землю.

— Кто-то займет ваше место? — спросил какой-то чернокожий офицер — лет около пятидесяти, как определила его возраст Крис.

— Мой родственник Их несколько, — пожал плечами Зейнал.

— А в отношении нас не последует репрессий? — подал голос другой мужчина.

Райденбакер, решила девушка. Она мысленно просматривала список высаженных, соотносила имена и звания с лицами.

— Здесь будут искать в последнюю очередь. — успокоил Зейнал.

— Вы уверены? — спросил адмирал Скотт.

— Он прав, Рэй, — отозвался Растансил. — Если тебя бросили, то последнее место, куда ты подашься, — то, где именно так с тобой поступили.

— Меня не бросили, — нахмурился Зейнал. — Меня сбросили. Я остаюсь по своей воле.

— Что-то вроде долга? Или какие-то личные симпатии? — заинтересовался Скотт.

— Он хочет сказать, что с экспериментальных планетарных колоний никого не отпускают, — твердо сказала Крис, стараясь не бросать злобных взглядов на Скотта. — Изначально это место является тюремным поселением. Зейнал отказался уезжать, потому что нарушалось правило: все происходит лишь по прихоти начальства. Если бы его освободили до того, как отослали вместе с нами, тогда другое дело. Но Зейналу позволили улететь.

Последнее Крис добавила только затем, чтобы убедиться — адмирал не станет называть Зейнала дезертиром или трусом.

— Мы все поняли, — улыбнулся Растансил.

— Значит, можно утверждать, что репрессий из-за похищенного разведчика не последует, — гнул свое Скотт.

— Кажется, мы уже все выяснили, — попытался закрыть тему Изли. — Зейнал намеренно взял курс на выход из этой звездной системы… А, ну вот и сержант!

Митфорд стер раздраженное выражение с лица и вылез из автомобиля.

— Черт побери этого Эренса! Он считает, будто имеет право… — пробурчал сержант, присаживаясь на корточки рядом с Крис. — Закончили обсуждать первую фазу?

— Вообще-то мы… — начал Изли.

— Мы можем получить письменный отчет о случившемся? — спросил Скотт.

— Как только у нас появится бумага, сэр, — без извинений пообещал Митфорд. — Крис, сделаешь для меня? Итак, Зейнал, если бы ты описал вторую фазу так, как три дня назад…

Неожиданно каттени поднялся на ноги. Хотя большинство офицеров сидели на холме, теперь им всем приходилось смотреть на каттени снизу вверх. Самый изящный трюк из всего, с чем Крис сталкивалась.

— Транспорты с новыми поселенцами прибывают все чаще. Ваша планета доставляет каттени больше неприятностей, чем ожидалось. Корабли не в лучшем состоянии. Теперь у нас есть оружие. Мы можем захватить второй корабль.

Зейнал поднял руку, предвосхищая неминуемые вопросы. Жест получился такой благородно-повелительный, что даже Скотт нахмурился и сник.

— Мы захватим транспортник. Потом загрузим разведчик различным хламом, выгрузим все в космосе подальше отсюда и активируем бомбу. — Зейнал вытянул руку вверх. — Спутник гео-син-хро-нен. — Выделив слоги, каттени сумел произнести их в верной последовательности. — Видит только с этой стороны. Зафиксирует взрыв.

Он изобразил пальцами ножницы.

— Только не говорите мне, что каттени не станут проводить тщательного расследования! — вскричал Скотт.

— Не станут, если в последнем сообщении экипаж упомянет об… отказе системы.

Зейналу пришлось напрячься, чтобы подобрать слова, но он нашел верные.

— Два тревожных последних сообщения, после которых корабль исчезает? — фыркнул Скотт.

— На транспортниках летают только драсси. Не очень большая потеря, — холодно ответил Зейнал. — Каттени не волнуются по пустякам. Корабль или драсси… Вам следовало бы уже знать.

— Означает ли это, что вы, каттенийский офицер, позволите нам убить каттени? — потребовал ответа Скотт, прищурившись.

Зейнал пожал плечами.

— На войне всякое случается. Вы это знаете. И я знаю. Или, — на его губах заиграла мрачная улыбка, — поступите, как каттени. Отпустите экипаж. Тех, кто останется в живых. Если не умрут за день, — Зейнал поднял один палец, — присоединятся к нам. Их сбросили. Они остаются.

Крис торопливо прикрыла рот ладонью, но не забыла посмотреть на лица офицеров — поняли ли они шутку каттени? Скорее да, чем нет. Сообразительные ребята. Скотт здесь, похоже, единственный строгий критик.

— Вы же знали об этом каттенийском правиле, адмирал, не так ли? — очень вежливо спросил Митфорд.

Скотт удостоил его быстрого кивка.

— Кстати, сэр, если вдруг никто не упомянул, — добавил сержант. — Зейнала обманом доставили на корабль вопреки данному правилу. Просто на тот случай, если кто-то из вас гадал, почему он больше не собирается подчиняться эмасси.

— Спасибо, что объяснили, сержант, — поблагодарил Изли. — Думаю, теперь никто не сомневается в лояльности Зейнала. Вернемся ко второй фазе. Какая нам польза от корабля, который может и не пригодиться? Даже если Зейнал уверяет, что репрессий не последует…

— Я думал о Фермерах. — Каттени снова привлек к себе все взгляды. — Если будет два корабля, мы сможем послать один с их транспортом…

Скотт презрительно фыркнул и отвернулся.

— Послушайте, Скотт, — сказал Феттерман. — Я тоже не вполне понимаю, как нужно относиться к Фермерам, или Механикам, или как вы их еще называете…

Генерал повернулся к Зейналу.

— Вы хотите, чтобы они узнали о нашем незаконном поселении?

— Незаконном?..

Каттени в замешательстве повернулся к Крис.

— Устроенном на земле, которая тебе не принадлежит, — быстро объяснила Крис. — На самом деле это уже третья фаза.

Пока они не начали спорить о второй фазе, девушка намеревалась показать офицерам масштабы всего плана.

— Соглашение с Фермерами будет направлено против эоси. Раз Фермеры могут обрабатывать планету без помощи мыслящих существ, то Зейнал считает, что у них достаточно мощных технологий, чтобы помочь каттени освободиться от давления эоси — тогда каттени больше не будут превращаться в зомби и против воли исполнять приказы. Например, захватывать Землю.

— Ну вы даете, юная леди! — воскликнул Феттерман.

Генерал улыбался, как и Растансил.

Скотт раздраженно заметил:

— Слишком претенциозно, если хотите знать мое мнение.

— Большое путешествие начинается всего с одного шага, — твердо сказала Крис, потом махнула рукой, указывая на космический корабль. — И это — шаг первый.

— Крис права, — сказал Изли, опять перехватывая инициативу в разговоре, что, похоже, удавалось ему без труда. — До сегодняшнего утра никто из нас даже не планировал захвата каттенийского корабля…

— Неисправный корабль все равно не годится для погони за каттени, или эоси, или за вашими Фермерами! — вскочил со своего места Скотт.

— Зато годится для переезда на необрабатываемый континент. — Митфорд не мог сдержать раздражения. — Еще один шаг к самостоятельности, подальше от чертовой каттенийской колонии, которую в любой момент могут взять, да и подчинить. Таков обычный порядок, правильно, Зейнал?

Крис видела, что сержант начинает заводиться, и озабоченно взглянула на Изли, но тот напряженно смотрел на Митфорда, будто ожидая сигнала.

— Итак, захват разведчика положил начало обороне Ботаники, и я привлеку к участию во второй фазе операции каждого мужчину и каждую женщину, что поддерживали меня во время пребывания здесь… — Митфорд справился с эмоциями и глубоко вздохнул. — Если все получится, тогда мы оценим ситуацию еще раз. И беспокоиться надо не только из-за каттени. Есть еще Фермеры, и неизвестно, как они воспримут наше вторжение в их поместье. Я говорил — многие из нас подумывают о том, чтобы оставить земли Фермеров и найти себе другое место для поселения. Вот почему я рассылал экспедиции по всему континенту.

— Погодите минутку, сержант, — прервал его Растансил, поднимаясь на ноги. — Мне казалось, вы разобрали роботов, чтобы Фермеры прилетели взглянуть, кто оскверняет их планету.

— Тогда нам больше ничего не оставалось, сэр. Но мы это уже обсуждали. — Митфорд кивнул на Изли, Феттермана и на весь лагерь. — Тогда не только я один хотел убраться с Ботаники.

Сержант помолчал.

— Не знаю, хочу ли я улетать теперь. И многие чувствуют то же самое. Но корабль, — Митфорд показал на разведчик, — все меняет. Или… черт, вы должны понимать не хуже меня…

Он умолк.

— Ситуация действительно изменилась, — признал Изли. Похоже было, что он выразил общее мнение. — План второй фазы кажется расплывчатым, однако, как говорит сержант Митфорд, понадобится много времени… даже если в нашем распоряжении окажется оружие. Я предлагаю сделать перерыв и обсудить варианты решения.

— Спрячем разведчик, — произнес Зейнал, указывая рукой в сторону Едва-Едва.

— Вы собираетесь лететь? — спросил человек с встопорщенными усами, поднимаясь и по-военному одергивая комбинезон. — Я прошу разрешения подняться на борт, сэр. Я прошел курс обучения на пилота-испытателя. Позвольте представиться: Джино Маруччи.

Зейнал посмотрел на Митфорда. Тот кивнул. Зейнал перевел взгляд на Скотта.

— Вы тоже летите?

Кто-то прыснул, но адмирал, ничем не выдав своих чувств, невозмутимо произнес:

— Хотелось бы.

— Корабль рассчитан максимум на восемь человек, — напомнила Крис, надеясь войти в состав экипажа. — Вы должны полететь, сержант.

— Тогда ты тоже, — откликнулся Митфорд, выпячивая челюсть.

— Еще один, — сказал Зейнал. — Военно-воздушные силы?..

— Я там служил, — встал чернокожий генерал. — Джон Беверли.

— Значит, договорились, — подытожил Питер Изли. — Я отгоню ваш автомобиль в Едва-Едва, сержант, хорошо? И прослежу, чтобы подготовили гараж… или, лучше сказать — ангар.

— Хорошая мысль, — одобрил Митфорд.

Зейнал развернулся и, не оглядываясь, направился к полю.

— Всегда хотел посмотреть на парад в Хьюстоне, но так и не выкроил время, — поделился Митфорд, ни к кому в особенности не обращаясь.

Он улыбнулся Крис и пропустил шаг, чтобы не идти в ногу с остальными.

— У нас, военных, по-другому не получается.

* * *

— Спокойно, спокойно, — говорил Джо Латорэ, когда увидел группу офицеров, направляющихся к кораблю.

Он знаком попросил людей в очереди потесниться. Поднявшийся было ропот сменился приветственными криками при появлении Митфорда.

— Сейчас мы отвезем малышку в Едва-Едва, — объявил сержант. Посмотрите позже.

— Вы хотите сказать, что каттени будут искать корабль? — нервно спросил какой-то мужчина.

— Нет, — сказал Берт, появляясь в открытом люке. Он улыбнулся и спрыгнул на землю, — Какому нормальному каттени взбредет в голову оставаться на Ботанике, если можно улететь?

Послышался смех. Люди, не успевшие взглянуть на приз изнутри, весело переговариваясь, направились вверх по холму.

— Джентльмены, — произнес Берт, пропуская новую группу внутрь.

— Мне… — обратился пилот к Зейналу, будто предчувствовал, что придется уступить место кому-то еще.

— Наблюдай за моими действиями, — ответил Зейнал. — Генералы тоже будут учиться.

— Еще бы, — пробормотал Берт так, чтобы услышали только Крис и Зейнал.

Крис проскользнула в люк впереди начальства. На сей раз девушка не собиралась оставаться в тени. Митфорд же уступил дорогу Скотту, Беверли и Джино Маруччи.

Когда они вошли в рубку управления, Раиса торопливо поднялась из кресла второго пилота.

Зейнал кивнул Раисе, показал Берту на ее место, а сам устроился в кресле первого пилота.

— Задраить люк, — скомандовал каттени и оглядел собравшихся в тесном помещении рубки.

Крис пододвинулась к Митфорду, который стоял прямо за Зейналом.

— Хорошо видно? — спросил Зейнал у Берта. Тот кивнул, наблюдая, как пальцы каттени медленно перебирают сенсоры на панели управления. — Понимаешь?

— Да, да…

Крис быстро взглянула на офицеров и отметила, что не только Берт запоминал последовательность действий Зейнала. Внимательнее всего присматривались Беверли и пилот-испытатель, но и Скотт уже сменил выражение лица на менее скептическое.

— Оч-чень мягко, — сказал Беверли.

Он первый заметил, что корабль имеет возможность вертикального взлета.

— Маневренность, — поучительным тоном объяснил Зейнал. — Одно из его больших…

Каттени обернулся к Крис за подсказкой.

— Достоинств, — помогла Крис.

— Досто-инств, не досто-свинств? — уточнил Зейнал С непроницаемым выражением лица.

— Ты запоминаешь слишком много плохих слов, парень, — буркнула Крис.

Остальные заулыбались.

— В космосе — тоже? — спросил Беверли.

— В космосе — лучше, — отозвался Зейнал.

Он нажал несколько сенсоров на панели, и корабль полетел вперед, невысоко над землей.

Каттени вел разведчик осторожно, чтобы не задеть тех, кто направлялся обратно в Едва-Едва.

— Спутник не зафиксирует движение? — поинтересовался Скотт.

Крис с неодобрением посмотрела на адмирала.

— Нет. Он очень примитивный и гео-син-хрон-ный, — отозвался Зейнал, дергая плечом. — Я использую только… навигатор…

Каттени снова повернулся к Крис за помощью.

— Навигацию, — подсказал Беверли. — Двигатели малой тяги? Или ракетные?

Свободной рукой Зейнал сделал вид, будто отталкивает землю.

— Мы называем их двигателями малой тяги, — объяснил Беверли.

— Много топлива осталось? — спросил Джино Маруччи, показывая на датчики. — Который из них?..

— Вот этот.

Берт постучал ногтем по измерительному прибору — стрелка едва перевалила за половину.

— Еще одна причина для того, чтобы начать вторую фазу операции, — сказал Зейнал. — На транспортном корабле будет топливо, — добавил он.

— Сколько мы пролетим на том, что есть?

Зейнал пожал плечами.

— Только не до вашей Терры.

— А какое вы используете топливо? — спросил Маруччи.

Зейнал произнес что-то на каттенийском и улыбнулся пилоту.

— Здесь его не достать.

Каттени изменил курс, потом что-то переключил на панели, и пилот ахнул.

— Вы собираетесь планировать?..

— Незачем впустую растрачивать топливо, — объяснил Зейнал.

Невдалеке показался лагерь Едва-Едва.

Теперь на корабль смотрели толпы людей. Они махали руками и открывали рты, но внутрь разведчика не проникало ни звука.

— Дьявол, — пробормотал побледневший Митфорд, хватаясь за кресло Зейнала, чтобы удержать равновесие. Разведчик направлялся ко входу в ангар, который раньше казался гораздо более широким.

— Раз плюнуть, сержант, — во весь рот улыбнулся Беверли.

Корабль приближался к распахнутым воротам.

— Пройдет?.. — спросил Митфорд, крепче сжимая спинку пилотского кресла.

— Без проблем, — заверил Берт.

Крис сочувственно посмотрела на сержанта. Девушка сама едва сдерживалась, чтобы не ахнуть. Турбины на фюзеляже наверняка полностью снесут ворота…

Потом Крис заметила, как какой-то человек размахивает руками, указывая, куда нужно двигаться.

Зейнал тоже поднял руку и, поймав взгляд непрошеного помощника, жестом попросил его отойти. Слегка коснувшись сенсора управления двигателями малой тяги, каттени поднял корабль над утесом, изящно развернул разведчик, опустился и начал заводить судно в ангар задом.

— Зеркал заднего вида, похоже, нет, а? — сказал Митфорд на ухо Крис.

Теперь, когда они почти сели, бледность исчезла с его лица.

Тут Зейнал снова дотронулся до сенсоров, и экипаж почувствовал, как разведчик коснулся грунта.

К удивлению Крис, все, кто находился в рубке, зааплодировали, даже Скотт.

— Из вас вышел бы отличный пилот для «Атлантиса», — сказал Маруччи.

Зейнал поднялся со своего места.

— Берт, покажи Джино, как выключать двигатели.

— А мы можем посмотреть? — спросил Джон Беверли.

Зейнал пожал плечами и взглянул на Митфорда.

— Конечно, почему бы нет, — разрешил сержант и отошел к выходу, чтобы освободить другим больше места.

Потом он оглянулся и заметил, что Скотт тоже остался.

— Как там все прошло? — спросила Раиса из коридора. — Тут столько народу, что мне Ничегошеньки не было видно, но, кажется, мы разворачивались?..

Каттени открыл люк и спрыгнул вниз, подал руку сначала Крис, потом Раисе.

— Люк запирается, Зейнал? — спросил Митфорд негромко: человек, махавший с земли, теперь бежал им навстречу.

— Всего их шесть. — Зейнал показал сержанту ключ — маленький серо-коричневый прямоугольник. — Я спрятал еще три. У Берта и Раисы по одному. Все верно?

Взгляд Митфорда стал задумчивым, почти печальным.

— Пока да, но думаю, военные шишки сами решат, как использовать малышку.

— Малышку?.. — переспросил Зейнал, поворачиваясь к Крис. — Это что-то вроде «мальчишки» или «парнишки»?

— О кораблях обычно говорят как об одушевленных существах, — улыбнулась Крис. — А некоторые, самые любимые, называют «малышками». А это очень хороший корабль!

— Самая настоящая малышка, — одобрил Зейнал с подозрительно хитрым блеском в глазах, косясь на разведчик.

— Эй, Зейнал, а лихо ты его посадил, — крикнул человек, подбегая с протянутой для рукопожатия ладонью, — Я служил на «Джордже Вашингтоне»…

— Это такой авианосец, — пояснила Крис.

— Боже, ты загнал малышку в ангар так, будто всю жизнь только этим и занимался!

Зейнал снова пожал плечами.

— Пришлось научиться. И оплатить ремонт каждой дыры, которую пробил на тренировках.

— Правда? — обрадовался мужчина. — Если нужна будет помощь, я твой. А зовут меня Вик Йовелл.

Мужчина еще раз пожал руку Зейналу и пошел рассматривать разведчик.

— Эти флотские шищки… они ведь не заберут у нас корабль? — негромко спросила Раиса, озабоченно глядя на Митфорда.

— Послушайте все, — строго произнес сержант. — Наличие у нас корабля совершенно меняет правила игры. Я знаю репутацию генерала Растансила — он хороший военный. И о генерале Беверли слышал приличные отзывы… с офицерами флота дела не имел, но уверен, — Митфорд погрозил пальцем, — грядут перемены, и надо проявить гибкость. Так что давайте не выбиваться из общего потока, ладно?

— Куда вы, туда и я, — процитировал Зейнал, похлопывая Митфорда по плечу с каждым словом. — Верно?

Тот усмехнулся, но Крис знала — сержант ценил преданность Зейнала.

— Не знаю, как вы, а я не прочь что-нибудь перекусить, — произнес Митфорд, направляясь к выходу из ангара.

— Я тоже, — призналась Раиса. — Мне не понравился бортовой рацион каттени. По вкусу напоминает картонные вафли.

— Зато полезно для здоровья, — сказал Зейнал.

Он взял Крис под руку и последовал за командиром.

— Так мы переходим ко второй фазе операции? — спросила Раиса.

— Придется — чтобы раздобыть топливо, — ответил каттени.

— Значит, если я научусь управлять разведчиком, то смогу летать и на транспортнике?

— Уже можешь, — произнес Зейнал и улыбнулся при виде ее удивления. — Драсси в состоянии освоить только очень простое оборудование.

— Послушай, Зейнал, — сказал Митфорд. — Как ты думаешь, сколько кораблей мы захватим, прежде чем они перестанут сюда летать или пришлют карательную экспедицию?

Зейнал только улыбнулся.

* * *

Они уже закончили с обедом, когда к трапезе присоединились Берт и все, кто оставался на «Малышке» (так, не мудрствуя лукаво, окрестили разведчик).

Маруччи и Беверли засыпали каттени вопросами о мощности двигательных установок корабля, дальности полета, грузоподъемности, вооружении и требованиях к техническому обслуживанию. Крис переводила термины как могла, а Берт и Раиса помогали, когда девушка спотыкалась на незнакомых словах. Митфорд послал кого-то за карандашом и бумагой.

— Может, у вас есть справочник? — в какой-то момент поинтересовался Рэй Скотт.

— А какая нам польза от каттенийского справочника? — спросила Крис почти вызывающе, хотя отношение адмирала к Зейналу значительно изменилось после маневра у ангара.

— А чертежи и схемы? — сказал Скотт, и Крис устыдилась, что пропустила очевидное.

Зейнал объяснил Берту, как в рубке управления найти технические справочники. Совещание превратилось в семинар по инопланетной терминологии и ее переводу. Чтобы разобрать схемы, послали за инженерами, а Зейнал мучился со своим небольшим техническим словарным запасом. Крис могла Только догадываться, что значит то или иное его высказывание, тем не менее попадала в точку чаще, чем другие. Каттени хорошо разбирался в основной части правил технического обслуживания, потому что сам часто летал на подобных кораблях и ему приходилось заниматься ремонтом.

В какой-то момент приехал Уоррел и забрал с собой Митфорда. Райденбакер исчез позже, вместе с Феттерманом, но Крис слишком глубоко ушла в разбор космических и авиационных терминов и только отметила, что рядом появились новые лица.

Никто даже не сомневался, что захват «Малышки» — лучший подарок для жителей Ботаники.

Было уже темно, когда Зейнал вдруг встал со своего места.

— На сегодня хватит.

Все тут же стали его благодарить и уверять, что Зейнал, без сомнения, должен немного отдохнуть.

— Вы тоже, — добавил каттени, обращаясь к Раисе и Берту. — Прошлой ночью не спали. Плохо. Голова должна отдохнуть, чтобы запомнить, как летать на «Малышке».

Зейнал ухватил Крис одной рукой, Раису — другой и кивком приказал Берту следовать за ними.

Когда каттени поднялся, голоса вокруг поутихли, но споры тут же разгорелись вновь, не успели Берт и Зейнал с девушками выйти за дверь. Подробные схемы систем «Малышки» пошли по рукам вместе с техническим справочником.

Четверо действительно уставших исследователей прошли через «человеческую» дверь в огромных воротах ангара, потом миновали узкий коридор. В комнате, облюбованной Зейналом и Крис, стояли две односпальные койки, тумбочка для личных вещей и два стула. На матрасах из соломы и меха лежали тонкие одеяла.

Зейнал сдвинул две койки вместе.

Крис сняла ботинки, вынула из карманов рацию, другие вещи, легла. Зейнал укрыл девушку одеялом, потом тоже снял ботинки, устроился рядом, взял Крис за руку и, глубоко вздохнув, провалился в сон.

Девушка тут же последовала за ним.

* * *

Прошло уже девять месяцев, а Крис так и не привыкла к длинным дням на Ботанике. Однако, несмотря на все напряжение предыдущих суток, она проснулась еще до рассвета.

Зейнал не спал, лежал на спине, закинув руки за голову.

— Что случилось? — тихо спросила девушка.

Каттени высвободил одну руку, обнял Крис и коснулся ее щеки.

— Думаю.

— О хорошем?

Он кивнул.

— Поделишься?

Зейнал провел пальцами по ее щеке. Крис увидела, как блеснули в полутьме его зубы.

— Я должен перехитрить каттени.

Крис поймала руку Зейнала, прижала к своей щеке, повернулась к нему и прошептала:

— Значит, с разведчиком будут проблемы…

— Не здесь.

Крис почувствовала, как напряглись мышцы его лица — Зейнал улыбался.

— Ленвека не… одурачить. Или — подшутить?..

— Одурачить… но почему?

Девушка пыталась не выдать тревоги, и все же Зейнал почувствовал ее состояние — слишком хорошо изучил язык Тела своей подруги — и успокаивающе погладил Крис по голове.

— Он не хочет выполнять долг.

— Значит, он и есть тот родственник мужского пола, о котором ты говорил вчера?

Крис почувствовала, как от смеха затряслись плечи и заходила ходуном грудь Зейнала.

— Ленвек следующий, но его могут не выбрать. — Каттени развеселился еще больше. — У него есть подруга жизни и уже несколько ребенков, — добавил он.

— Детей, — машинально поправила Крис, — А у тебя нет? — услышала она свой вопрос — будто со стороны.

— Подруг жизни у избранных нет, а дети есть. У меня два мальчика. Слишком маленьких для избрания.

— Значит, если выберут Ленвека, нам не о чем беспокоиться?

— Он не сказал, когда должен явиться избранный. Если время ждет, то — может быть. Ему укажут, где искать в первую очередь.

Зейнал умолк, и Крис поняла, что он решает, продолжать или нет.

Каттени медленно погладил Крис по голове.

— Может… Ленвек установит над Ботаникой спутник получше.

— С большими возможностями?

Зейнал сказал:

— Да. Но даже на это потребуется время.

Каттени рассмеялся, однако тут же умолк.

— Надо действовать осторожно.

— Может, расскажем Митфорду?

Зейнал тряхнул головой.

— Не сейчас. У него достаточно проблем с… как ты их называла… шишками? Беверли, Скоттом, Растансилом?..

— Да, они все — шишки. Адмиралы, генералы… Маруччи служил полковником, наверное. Приглядись к Скотту.

Зейнал неожиданно весело взрыкнул:

— Я люблю хорошую драку.

— Ты имеешь в виду — убедить Скотта, что ты в порядке, хоть и каттени? Или подразумеваешь начало второй фазы, то есть добычу топлива для разведчика?

— Оба пункта. — Зейнал легонько сжал руку Крис. — Становится интересно.

— Не надо самодовольства, эмасси Зейнал.

— Я? Никогда. Этот мерзавец каттени следит за каждым своим шагом.

— Зейнал! Где ты такого понабрался?

— Я допустил ошибку?

Крис поняла, что ее дразнят, и рассмеялась.

— Я чертовски рада, что ты так много знаешь, особенно сейчас…

— Когда появились шишкоголовые.

Крис захихикала, потом прижалась лицом к его груди.

«Шишкоголовые»!.. Такое надо будет рассказать сержанту.

* * *

По настоянию Ленвека, который начинал раздражать Перизека и как командующего, и как отца, каттени прослушал запись и заново воспроизвел сообщение со спутника: взлет разведчика, внезапное изменение курса, нырок ко второй луне планеты, выход за пределы видимости.

— Но анализы показали, что голос не принадлежал Зейналу. Ни один из голосов. Что там с этой Арвонк?

— Записи Арвонк нет, она — всего лишь женщина, а не эмасси. Эту Арвонк использовали только потому, что Зейнал несколько раз выбирал ее для любовных утех.

— Больше каттени на планете нет. Кто еще мог ответить, если не экипаж другого разведчика?

— Земляне вполне могли выучить наш язык Перизек фыркнул.

— Но ведь они не знают, как работает передатчик!

— Зейнал мог показать им, — сквозь сжатые зубы бросил Ленвек.

Не слишком почтительно по отношению к отцу и старшему по званию, но он был абсолютно уверен, что Зейнал каким-то образом избежал пленения и сам взлетел с планеты на разведчике — а потом, по причинам, которые Ленвек не мог заподозрить в каттенийском эмасси, избранном для служения эоси, вернулся на планету.

У Зейнала не было возможности найти убежище в пространстве обитания каттени, потому что везде, куда бы он ни подался, его ожидали гонения.

В голове Ленвека отдавалось язвительное «Меня сбросили, я остаюсь». Какой смысл Зейналу возвращаться в колонию, какие бы там ни нашлись? Собирается ли он найти истинных владельцев планеты? Зачем ему разведчик? Чего вообще добивается брат?..

— Зейналу каким-то образом удалось войти в тесный контакт с земными диссидентами, — проговорил Ленвек, отчаянно пытаясь убедить отца. — Теперь у него есть корабль. Он явно что-то задумал.

Перизек отмахнулся от подобного предположения и встал.

— Будто ему это поможет.

— Господин, ради чести нашей семьи потребуйте установить на орбите второй спутник. Геосинхронного недостаточно, чтобы уследить за следующим шагом Зейнала.

— Следующим шагом?.. — Перизек уставился на сына с такой злобой, что тот едва не отшатнулся. — Твой следующий шаг ведет на Собор Эоси. Дальнейшая задержка невозможна. Ты понял меня?

— Может быть, эоси не окажутся такими слепцами, — горько сказал Ленвек.

Когда в руках отца вдруг появилась плеть, он сжался в ожидании удара. И все же упал на колени от боли.

Домой Ленвека отвела «подруга жизни».

Клерн не стала следовать протоколу, который требовал от провинившегося терпеть боль, и применила нервную блокаду. Потом она осталась рядом с Ленвеком, пока лекарство не подействовало.

Ей не следовало нарушать закон. Возможно, Клерн надеялась на последнюю ночь, но горькое негодование не покидало Ленвека. Он мог думать только о том, чего лишился из-за того, что в их роду избрали Зейнала…

Все удовольствия доставались именно Зейналу. Эоси предпочитают, чтобы их «подданные» имели богатый опыт, которым можно насладиться и воспользоваться при управлении покоренными видами. Ленвеку приходилось довольствоваться простой жизнью, возясь в родовых поместьях и получая гораздо меньше вознаграждений, чем Зейнал. Он даже воспитывал детей брата, потому что избранный не имеет права заводить подругу жизни. Единственная привилегия, которая имелась у Ленвека… А теперь Клерн придется оставить, потому что Зейнал сбежал.

В долгие часы одиночества каттени тешил себя мыслью о самоубийстве, но бесчестие лишит Клерн богатства и защиты, а сыновей — значительного наследства. Если бы от его смерти пострадал еще и отец, Ленвек вообще не стал бы раздумывать.

Ненависть к предателю Зейналу и четкое осознание свершившейся несправедливости не покинули его, даже когда они с Перизеком направились в громадный комплекс эоси. Ленвек черпал силы в семейной гордости, о глубине которой и не догадывался…

Вместе с ним вошли еще трое каттени в сопровождении отцов, и негодование вспыхнуло с новой силой. Их избрали, они пользовались теми же привилегиями, что и Зейнал… Однако гордости у эмасси не отнять, и Ленвек вошел, пропитанный ненавистью и жаждущий одного — поквитаться с Зейналом.

Именно ненависть заставила его распрямить спину и забыть о дрожи в коленях, когда появился эоси. Ментат впитает Ленвека, не оставляя ничего от прежней личности. Страшная участь даже для эмасси, а он видел, во что превращается каттени, поглощенный ментатом-эоси: сияющая безмерность в гротескной оболочке.

Когда произошло слияние, Ленвека сжигала единственная мысль — о возможном триумфе. Она не дала ему кричать, когда завизжали другие, до той поры гордые оказанной честью…

Конечно, острое чувство заинтриговало эоси, когда он пробрался в сильное молодое тело, а использованная оболочка, как мертвечина — которой она, собственно, и являлась уже несколько столетий, — опустилась на отполированный пол.

Действительно, довольно необычно… Впрочем, эоси осуществлял подобные перемещения регулярно и с радостью впитал свежий опыт, когда новая личность, когда-то носившая имя Ленвек, растворилась в ментате.

Оболочку, рассыпавшуюся в пыль, собрали в кувшин и с подобающими церемониями вернули Перизеку, который ждал вместе с другими отцами избранных.

Перизек испытывал облегчение в большей степени, нежели остальные. Он слишком боялся, что Ленвека признают негодным и род будет опозорен. А сейчас честь сохранена, и они продолжат поставлять эоси своих сыновей и срывать больше плодов с дерева милостей, чем другие семьи.

Однако еще нужно узнать, где спрятался этот трус Зейнал, чтобы заставить его сполна заплатить за предательство. Перизек улыбнулся при мысли о казни. Не публичной, конечно, но в присутствии овдовевшей Клерн и обязательно детей Зейнала, чтобы бесчестие отца сыграло для них роль пожизненной кары.

Перизек отнес кувшин с прахом прапрадедушки в фамильный склеп и поставил в специально приготовленную нишу. Взглянул на строй предков, выполнивших долг. Затем взялся за последнюю задачу: внес сначала Зейнала, потом Ленвека в списки мертвых.

Жалко, что нельзя ничего сделать с сыновьями предателя, потому что всем тут же станет понятно, почему Ленвеку пришлось заменить брата. Ничего, существуют другие, более изощренные способы заставить мальчишек платить за грехи отца.

* * *

Отправленное с Ботаники самонаводящееся устройство прибыло в точку, расположенную на значительном — даже по галактическим меркам — расстоянии от родной планеты эоси, опустившись в специально предназначенное гнездо, которое находилось на огромной луне.

Поскольку аппаратура не выполнила стандартных процедур, контейнер в обычном порядке изучили на предмет поломки. Подобные самонаводящееся капсулы редко отправляли без причины. Однако поломки не обнаружилось. Устройство отвечало стандартам и функционировало в предусмотренных параметрах. Удивляло отсутствие конкретного сообщения. Контейнер отправили в Процессор, чтобы определить пункт отправки. Поскольку выявленная планета не считалась сколько-нибудь важной, заблудившуюся ракету передали в агентство, которое время от времени изучало различные аномалии. Для исследования планеты во время очередного цикла технического обслуживания предоставили соответствующие галактические координаты.

Глава 4

Пока участники первой фазы операции спали, остальные бодрствовали в столовой. Крис и Зейнал выяснили это, когда на рассвете тихо выбрались из своей комнаты.

Усталая дежурная повариха приставила к стене стул, склонила голову на плечо и спала, пользуясь небольшой передышкой, а несколько мужчин и женщин за дальним столом вполголоса что-то напряженно обсуждали, передавая друг другу какие-то бумаги.

Хотя Крис и Зейнал не шумели, при их появлении разговор мгновенно затих. Почти все головы повернулись к вошедшим.

— Зейнал! Крис!.. — Питер Изли приподнялся из-за стола и поманил их рукой. — Возьмите себе что-нибудь перекусить и присоединяйтесь к нам, ладно?

Повариха спала, негромко похрапывая, так что девушка и каттени сами положили себе еды из еще теплой сковородки и налили чая из чайника.

Крис разглядела не только Скотта и большую часть вчерашних военных чинов, но и других офицеров, явно вызванных на совещание из остальных лагерей.

— Ну ты и развернул кампанию, Зейнал.

Питер встал, показал каттени на свой стул и пододвинул еще два от соседнего стола — для себя и Крис.

— Вторая фаза? — спросил Зейнал, уселся и оглядел массу бумаг, схем и чертежей, заваливших стол, Отхлебнул чая.

— Точно, — подтвердил Изли, а несколько мужчин у другого конца стола негромко заговорили. — Я отправил Митфорда в постель на восходе третьей луны. У него глаза закрывались.

— А сам-то ты как? — удивилась Крис.

— О, я урвал несколько часов до смены постов.

Изли заговорщически подмигнул Крис.

Девушка немного успокоилась, хотя раньше не считала Изли заместителем Митфорда, пусть даже он и помогал сержанту во время высадок.

— Похоже, многие поселенцы служили в армии, десантных войсках, ВВС или похожих формированиях в своих странах. Так что мы можем собрать неплохую команду, — тихо произнес Изли. — От вас сейчас требуется информация об…

— Оружии на борту разведчика, — перебил Скотт. — Нам необходимо иметь представление о внутреннем устройстве транспортника и его вооружении, чтобы соответствующим образом подготовить людей.

Зейнал отхлебнул чая и сделал знак, чтобы ему принесли бумагу и карандаш.

— Может, сначала завтрак? — ядовито осведомилась Крис, поднимая ложку с кашей. — Армия… ну, и флот, без сомнения… лучше работают на полный желудок.

— Мисс Бьорнсен… — очень вежливо начал Скотт.

— Прекратите, — тихо проговорил Зейнал и одарил Скотта быстрым, предостерегающим взглядом, прежде чем стал набрасывать очертания длинного транспортного корабля, отхлебывая из чашки.

— Экипаж — двенадцать единиц, вооружены только драсси. У остальных — плети… — Тут Зейнал внимательно поглядел на Скотта. — Вы знаете, что собой представляют их плети, вы еще называете их парализаторами?

Скотт нехотя кивнул, и Крис с некоторым удовольствием отметила, что адмирал по крайней мере один раз близко познакомился с этим аргументом убеждения.

— Экипаж носит их на спине. — Зейнал знаками показал, как привязывают бечеву плети к ручке и закидывают ее на спину. — Люди без сознания — проблем не возникает.

Зейнал изобразил схему рубки управления, потом нарисовал кают-компанию — где экипаж спал, похоже, в не меньшей тесноте, чем пассажиры. Затем показал расположение машинного отсека, системы воздухоснабжения и других основных элементов корабля, включая безвоздушные грузовые отсеки. Посредине осталось свободное место: там Зейнал нарисовал несколько параллельных линий.

— Спящие не требуют много места. Освободить первую палубу, убрать, передвинуть вверх, освободить вторую палубу…

— Мы летели, будто селедки в бочке, — передернулся Изли. — Как нас вводят в состояние временного прекращения жизненных функций?

— Сон, — прошептала Крис на ухо Зейналу.

— Делают эоси. Даже эмасси не знают всех ин-гре-ди-ентов, — безразлично пожал плечами каттени.

— Значит, нужно обезвредить охранников, ворваться сюда и завладеть командным постом…

Крис не был знаком ни голос, ни легкий акцент, ни тем более длинный, темный палец, который путешествовал по схеме. Девушка подняла голову. Рядом со Скоттом и Феттерманом сгорбился худощавый мужчина. Незнакомец улыбнулся Крис и прикоснулся к воображаемому кепи.

— Хасан Мусса, из бывших израильских вооруженных сил, — представился он.

— Нет, — покачал головой Зейнал. — Вначале они разгрузятся, тогда мы не рискуем жизнями. Драсси не ожидают нападения. После высадки устанут. Мы уложим тех, что снаружи, может, всех. И только потом… — тут каттени улыбнулся Хасану, — прорвемся к рулевой рубке и удивим драсси.

Не один Мусса усмехнулся, когда Зейнал предложил дать противнику разгрузиться.

— Насколько я знаю, с пассажирами особо не церемонятся, — заметил англичанин Энгер.

— Конечно, но я буду там и прослежу за этим, — произнес Зейнал.

— Эй, минуточку, — воскликнула Крис — и не она одна.

— Каттени ведь пытаются тебя похитить… — нахмурился Растансил.

— Драсси об этом не знают, — объяснил Зейнал, — а приказам эмасси подчиняются всегда.

Разгорелся нешуточный спор.

Каттени послушал какое-то время, потом махнул рукой и принялся за кашу.

— Он говорит, его хотят похитить…

— В первый раз за ним прислали корабль, верно?

— Можно ли ему доверять?

— Если корабль так просто захватить, почему никто еще не пытался этого сделать?..

— А ты когда-нибудь ходил с голыми руками против парализующей плети?

— Значит, если драсси и эмасси не общаются между собой, то его никто не узнает?

— А рискуем мы больше чем двадцатью пятью процентами…

Крис заметила Леона Дейна.

— Леон может сымитировать голос эмасси, — громко сказала девушка, перекрывая гул голосов. Все замолчали. — Драсси реагируют на тон, а не на личность.

— Хорошая мысль, — согласился Зейнал. — Леон похож на эмасси. Сумел… одурачить… меня.

Каттени кинул озорной взгляд в сторону Крис и вернулся к завтраку.

— Стратегию обсудим позже, — твердо заявил Скотт. — Если вы закончили, — обратился адмирал к Зейналу, который действительно уже опустошил и миску, и чашку, — то давайте еще раз обсудим состав экипажа.

— Один капитан драсси, — принялся загибать пальцы Зейнал, — один штурман драсси, один связной драсси, один инженер драсси, еще четверо на смену и двенадцать грузчиков.

— Получается двадцать… В выгрузке участвуют все?

Каттени кивнул.

— Помогает вторая смена, тогда разгружают шестнадцать. Другие отдыхают здесь, — Зейнал показал на командный пост и добавил: — Охраны немного. Стойте здесь, — он показал на главный вход, — и оглушите всех.

— Оглушить?

На лице Скотта появилось удивленное выражение.

— Почему нет? Зачем мараться?

— И разве мы не решили, — вставила Крис, — что экипажу хотя бы дадут шанс?

— Зачем?.. — раздалось сразу несколько голосов.

— Потому что мы не каттени, — перекрыл своим заявлением кровожадное бормотание Джон Беверли.

— Генерал, не думаю, что население поймет вашу снисходительность, — заметил Бык Феттерман.

— Почему же? — с хищной улыбкой возразил Хасан Мусса. — У нас появилось бы на кого охотиться.

— Ну-ка, минуточку, черт возьми! — У Крис завтрак переворачивался в желудке. — Мы не каттени. Мы должны быть гуманными…

— Их можно судить как военных преступников, — не переставая улыбаться, Мусса взглянул на реакцию Зейнала, но тот дорисовывал схему и явно игнорировал обсуждение морального аспекта.

— Устроим голосование в лагере, — поднялся с места Юрий Пэлит.

— Вначале стоит захватить чертов корабль, а потом решать, — напомнил Беверли.

— Минутку, генерал…

— Беверли, если мы не справимся с двадцатью…

— Референдум!

— Все должны знать…

— Наших парней убивают…

— Не надо уподобляться…

Крис, которую буквально затошнило от подобных разговоров, поднялась из-за стола, взяв тарелки, свои и Зейнала.

Уж ей ли не знать, думала девушка, направляясь к мойке, почему люди хотят выместить злость на любом попавшемся каттени. Но бойня ничем не поможет, только заляпает новый мир грязью застарелой ненависти и предубеждений, которые клокотали под кожей и охлаждались только в крови свежих жертв.

Крис уже собиралась со всей силы бросить тарелки в раковину, однако, заметив все еще спящую повариху, аккуратно опустила их в теплую мыльную воду.

Если надо, она могла бы хладнокровно убить каттени. Крис не возражала, когда Фек и Слав пристрелили похитителей, но в тот момент до хладнокровия было далеко — девушка умирала от страха, что уловка раскроется и Зейнала увезут. Все доводы — обманчивы. Важен принцип. А здесь, на Ботанике, он важен вдвойне… важнее, чем когда ей грозило изнасилование на Бареви.

— Крис!.. — негромко позвал Зейнал.

Каттени стоял у входа и делал ей знаки. «Стратеги» так увлеклись обсуждением проблем чести, закона и принципов единения, что даже не заметили его ухода. За ним поспешили только Изли и Растансил.

— Зейнал?..

В голосе Изли звучали извиняющиеся нотки.

— Посмотрим, что еще полезного есть на разведчике, — предложил каттени. — Это следующий шаг в подготовке ко второй фазе.

Зейнал вышел первым, подождал Крис и Растансила с Изли, затем добавил:

— Вы разумные люди.

Каттени шагал так резво, что за ним едва поспевал даже длинноногий Изли. Вдруг Зейнал резко остановился и посмотрел на ангар: тот, как заметила Крис, приобрел какие-то странные очертания на фоне рассветного неба.

Каттени фыркнул и пошел дальше.

— Что такое?.. — спросила Крис, хоть и знала ответ.

— Митфорд предложил замаскировать ангар, — объяснил Изли. — Если вдруг кто-то начнет сканировать местность, то увидит только железный мусор. Крыша выдержит. Инженеры проверили.

Когда скрипнула внутренняя дверь, находящийся внутри Вик Йовелл вскочил на ноги и наставил на вошедших копье.

— Кто идет?..

— Зейнал, Крис, Изли и Растансил, — перечислил каттени, восприняв вопрос буквально.

— А, — облегченно произнес Вик. — Сюда без конца суют свой нос эти. — Йовелл скривился и передразнил: — «Я не успел посмотреть, когда он приземлился…» Черт, придется замок на дверь ставить, — добавил он, опуская копье.

— Внутрь корабля все равно никто не зайдет, Вик, — напомнила Крис.

— Я так и говорил, но они хотели посмотреть хотя бы снаружи.

— Иди поспи, Вик, — сказал Изли. — Ты понадобишься нам позже. Спасибо, что присмотрел за кораблем.

Вик забрал одеяло с подушкой и улыбнулся.

— Не думал, что когда-нибудь появится надежда взлететь. Мне не хотелось, чтобы они все испортили.

Растансил весело похлопал Йовелла по плечу.

Когда Вик закрыл за собой дверь, ангар окунулся во тьму. Растансил ругнулся, но Изли включил карманный фонарик — Крис узнала его: один из тех, что Фек подобрала рядом с телом похитителя.

— А ты быстрый, — усмехнулась девушка.

— Трофеи надо использовать, — назидательно произнес Питер.

Крис гадала, бывал ли Изли когда-нибудь не в настроении. Он всю ночь провел в спорах с военными, и это нисколько не повлияло на его самообладание.

— Ты всегда такой? — спросила Крис.

— Какой?

Крис заметила в полутьме его невинную улыбку.

— Зейнал называет их шишкоголовыми, — добавила девушка, раз Изли все равно не собирался отвечать.

— Шишкоголовые? — усмехнулся Изли. — Да уж, точно.

— Боже, я даже шуткой не могу вывести тебя из равновесия.

— О, я вовсе не в равновесии, мисс Бьорнсен. Поверь мне.

Люк открылся, и внутри зажглись огни. Изли и Растансил даже вскрикнули от неожиданности.

— Не позволяй им вывести Зейнала из себя, — прошептал Изли Крис на ухо.

— Он не собирается поддаваться, — пробормотала в ответ девушка.

Растансил забирался в корабль.

Значит, Изли выбрал сторону — и правильную, подумала Крис, запрыгивая в люк. С платформы на воздушной подушке получалось легче.

Что-то тихо загудело, и Крис почувствовала поток свежего воздуха.

— Его можно провентилировать снаружи? — спросил Растансил.

— Воздух… старый, — ответил Зейнал, изобразил вращающиеся лопасти.

Затем поманил всех в хвостовую часть корабля.

Они не сделали и десятка шагов, когда каттени остановился и потянул за рычаг в стене.

Открывшийся шкафчик был буквально забит незнакомым Крис оружием. Растансил вздохнул с нескрываемым восторгом. Взглядом спросив разрешения у Зейнала, он взял нечто вроде винтовки с толстым магазином и коротким стволом.

Зейнал стал объяснять устройство оружия.

— Это предохранитель. Датчик: магазин полон — красный цвет, пуст — белый. Стреляет плотным или редким зарядом из…

Зейнал повернулся к Крис.

— Пуль?.. — спросила девушка. — Металла? Разрядов?..

Каттени показал пальцами.

— Игл?..

Зейнал кивнул.

— О, я слышал о таких на Земле. Их начали смазывать ядом — незадолго до того, как меня схватили. Мерзость.

Растансил вернул оружие в шкафчик.

— А что-нибудь типа револьвера? — спросил он.

Зейнал нахмурился. Крис сложила руку в пистолет и прицелилась.

— Паф!

— Парализатор, — догадался каттени и дотронулся до подставки, на которой находились восемь небольших штуковин. Потом положил ладонь на стоявший рядом агрегат с толстым и длинным стволом. — «Земля—воздух». — Кивнул в сторону носа корабля. — А для космоса — в передней части.

— И какое же там вооружение? — жадно спросил Растансил.

Зейнал усмехнулся.

— «Космос—космос», «космос—поверхность», небольшие спутники-маркеры. Немного. Однако корабль быстрый.

— Значит, вы рассчитываете на его скорость в большей степени, нежели на вооружение?

Крис гадала, какие слова нужно переводить, но Зейнал спокойно смотрел на Растансила. Потом коротко кивнул.

— Да, скорость и… другое слово…

Каттени все-таки взглянул на девушку, щелкнув пальцами.

— Маневренность, — подсказала Крис.

— У тебя телепатия по наследству? — спросил Изли.

— Нет, но я с Зейналом с самой высадки. Я знаю, какие слова он выучил… и вообще, у него очень хороший словарный запас, — с нажимом проговорила Крис. — Так что мне приходится не гадать, а подыскивать синонимы.

Изли улыбнулся.

— Подозреваю, Зейнал понимает английский гораздо лучше, чем мы думаем.

— Я не подозреваю, — ответила Крис. — Я знаю.

— Я никому не скажу.

Изли мог подтрунивать над Крис сколько угодно, но девушка чувствовала: Питер на стороне Зейнала и хочет, чтобы его считали другом.

К тому времени каттени уже начал демонстрировать другие «сокровища» разведчика — например, мощный бинокль с функцией термального анализа и ночного видения, различные передатчики, сигнальные огни, маяки, карты, готовые фотографии, которые Зейнал сделал по пути в ангар, а также видеокамеры, исследовательское оборудование, компасы, веревки, рюкзаки, зимнее и летнее снаряжение, термозащитные костюмы — и много чего еще. Теперь розыскные команды можно экипировать гораздо лучше — у Крис голова шла кругом от всех этих богатств. Митфорд просто свихнется от счастья! Там было даже снаряжение для дайвинга и две лодки, разобранные и упакованные для транспортировки.

— Парусники! Или моторные? — спросил Изли, оживая при их появлении.

Каттени глянул вопросительно. Питер начертил в воздухе парус и изобразил звук мотора.

Зейнал улыбнулся.

— Оба.

— Наступило Рождество! — воскликнула Крис, едва не захлопав в ладоши.

— Ну, в какой-то степени, — поправил Изли, но тоже с улыбкой. — Вы сделали так много со столь малым, не давайте задавить в себе смекалку. Здесь даже не всего по восемь.

— Но того, что нам понадобится для второй фазы операции, хватает, — серьезно проговорил Растансил, поглядывая на шкафчик с оружием.

Зейнал кивнул, но его явно гораздо больше интересовало мнение Крис о фотографиях, которые он ей протягивал.

Девушка не понимала, зачем ей все эти горы и долины, пока указательный палец каттени не ткнул сначала в одну, потом в другую точку.

— О, снова тупики, как в нашей долине?

Зейнал кивнул.

— Много.

— И везде пусто? — спросила Крис.

Каттени дернул плечом и улыбнулся.

— Посмотрим?..

— Что? — оглянулся на них Изли.

— Это наш исследовательский проект, — пояснила девушка, не желая вдаваться в детали.

— О, тупиковые долины, вроде той, что нашла ваша команда? Мне Митфорд рассказывал.

Лицо Изли светилось надеждой.

— Барьеры не пускают внутрь? Или наружу? — сдался Зейнал.

— Скорее внутрь, судя по ночным ужасам Ботаники, — передернулся Изли.

— Видел их?

Питер изобразил отвращение, которое, возможно, было недалеко от истинного.

— Не особо рвался, но, опять же, я никогда не смотрю… не смотрел… фильмы ужасов.

Растансил склонился над фотографиями, одобрительно кивнул.

— Поразительно четкие! Какая фотоаппаратура имеется на корабле?

Зейнал усмехнулся.

— Пусть объяснят эксперты. Бакстер говорил, что работал кинооператором в филимах… нет, филумах.

— Фильмах, — поправила Крис. Зейнал улыбнулся.

— Неважно. Я нажимаю кнопку, и оттуда, — Зейнал кивнул на отверстие в стене, — чуть погодя выходят фотографии. Покажи их, пожалуйста, Митфорду, Крис.

— Мы можем показать вдвоем, — предложила девушка.

Каттени покачал головой.

— Сегодня моя обязанность — показывать здесь.

— Проведи меня по кораблю пару раз, и я тебя сменю, Зейнал, — предложил Растансил.

— Многие захотят в тур по Европе, — ответил Зейнал, в его глазах блестело такое открытое веселье, что Растансил посмотрел на него с удивлением.

— Я многому научился от Крис, — пояснил Зейнал, жестом собственника обнимая ее за плечи.

— А, ну да, — пробормотал Растансил, пряча лицо от смущения — редкое чувство для шишкоголового. — На борту «Малышки» не будет ничего нового, верно? Я знаю, тут все на вашем языке, но у нас есть пара человек, которые научились читать на каттенийском.

— Пошли. — Зейнал поманил Растансила в кабину пилота. — Осмотритесь тут, — добавил он, показывая на остальные двери вдоль по коридору. — Чувствуйте себя как дома.

Изли уважительно покачал головой, глядя вслед Зейналу.

— А он неплохой парень. Никогда не думал, что у каттени есть чувство юмора.

— Наверное, просто не было возможности проверить, — сказала Крис и отодвинула первую дверь.

— Фу! Здесь надо проветрить. Какой бардак!

По полу и на койках валялась одежда, на столе возвышалась груда немытых тарелок и чашек. Там же стоял какой-то прибор с экраном. Изли взял пульт от него, осмотрел и положил обратно — надписи ни о чем не говорили. Четыре койки, большие, под размеры каттени, никто и не думал застилать.

Изли все-таки проверил ближайший шкафчик, зажал нос и захлопнул дверцу. Потом заглянул и в остальные.

— Кое-что можно использовать. Особенно форму — для второй фазы операции. Только после стирки.

Дальше по коридору располагались еще две каюты, одна с тремя койками, другая — с одной, побольше и помягче: капитанская, решила Крис. Рядом с койкой стояли плоский проектор, похожий на тот, что Крис видела у управляющего на Бареви, и стойка для дисков. Изли заинтересовался. Он знал, как управляться с такими вещами, — вставил диск и включил проектор. Монотонный голос забубнил на каттенийском, по экрану побежали столбики иероглифов.

— Интересно, интересно, — сказал Изли, выключил проектор и машинально возвратил диск на полку. — Так, а где они ели и мылись? Если вообще мылись…

Одна из дверей в капитанской каюте вела, как поняла Крис, в ванную комнату. Там находились писсуар и еще какое-то странное отверстие. У каттени, собственно, та же пищеварительная система, что и у человека.

Изли только хмыкнул, выглянув из-за плеча Крис.

Еще одна ванная комната находилась чуть дальше. Кухня — сразу за ней, предпоследняя дверь в коридоре.

— Все по принципу одной кнопки, — подвела итог Крис, осмотрев «кухню» и оборудование.

Стол с мягкими стульями — здесь явно ели члены экипажа, когда не уносили тарелки в каюты. Впрочем, на кухне царил порядок. Даже, можно сказать, чистота. Ах да, Раиса говорила, что они перекусывали на корабле: наверное, она и убиралась.

— Интересно, что там? — произнес Изли, изучив содержимое шкафчиков.

Девушка поняла, что Питер имел в виду последнюю, большую дверь в конце коридора. Ее покрывали крупные белые каттенийские иероглифы.

— Если на оружии белый цвет означает пустой магазин, может, это предостережение? — спросила Крис.

Как только Изли дотронулся до двери, завыла сирена.

— Не входите, — прозвучал голос Зейнала из интеркома прямо над их головами. — Пожалуйста, — добавил он.

— Не совсем еще привык, а? — заметил Изли. — Давай посмотрим, что они делают. Если только ты не хочешь убраться в шкафчиках. Нам понадобятся чистые комплекты формы каттени.

Крис мрачно посмотрела на Изли.

— Можно, конечно, но я думала, что у наших поднимется боевой дух, если они увидят, какие на самом деле каттени неряхи.

— Очко в твою пользу!

— Я бы лучше составила опись всего того бесценного снаряжения, которое, надеюсь, отдадут исследователям, — призналась Крис. — Черт, бумаги нет…

— Вуаля! — отозвался Изли, вытаскивая блокнотик из набедренного кармана и карандаш из нагрудного.

— Эй, быстро учишься! Митфорд жить не может без блокнотиков и карандашей.

— Ты думаешь, откуда я их взял?

Улыбнувшись друг другу, Изли и Крис принялись составлять опись. Их занятие прервал лязг открытого люка.

— Кто на борту? — потребовал ответа раздраженный голос.

— Скотт?.. — отозвался Изли.

— С Феттерманом, Райденбакером и Маруччи.

Все четверо залезли внутрь и сгрудились в проходе.

— Не заметил, как вы ушли, Изли.

Питер улыбнулся, не обращая внимания на скрытое обвинение.

— Решили посмотреть, что здесь нашли, пока не собралась толпа. Растансил и Зейнал в носовом отсеке делают распечатки или разбираются с устройством корабля. У меня шесть каких-то хомутов, — повернулся Изли обратно к Крис и положил находку обратно в гнездо.

Когда мужчины ушли в носовой отсек, Питер улыбнулся девушке.

— Нескоро же они спохватились, а?

— Интересно, пришли они к соглашению? — ответила Крис на его улыбку.

— Наверное, отложили на время. Договорятся после того, как пройдутся по «Малышке» частым гребнем.

У каттени, по-моему, расчесок вовсе нет? И зубных щеток, и мыла.

— Я нашла нечто похожее на жидкое мыло, помнишь?

— Ах да, девятый шкафчик.

В тот день перепись вещей доставила им подлинное наслаждение.

Глава 5

Когда с описью закончили, Крис пошла к Митфорду. Изли вначале собирался послушать Зейнала, но потом догнал девушку на полпути к бараку, где сержант устроил себе «офис».

— Там и без меня хватает тех, кому надо все знать. Подождем до лучших времен, — объяснил Питер.

Крис фыркнула.

— Что бы Зейнал ни рассказывал, они все равно без него не взлетят.

— Надеюсь, — ответил Питер.

Когда Чак Митфорд пересчитал листы с описью инвентаря, у него глаза на лоб полезли. Фотографии из космоса поразили не меньше.

— Лучшие из всех, что я видел, — с благоговением проговорил сержант, перебирая снимки.

— Смотри здесь… здесь… и здесь.

Крис тыкала пальцем в разные фотографии. Один из снимков сделан недалеко от лагеря Едва-Едва: туда редко посылали экспедиции.

— Снова эти тупиковые долины. Зейнал думает, что они имеют — или имели — какое-то назначение.

— Если не имели раньше, то будут иметь сейчас. Особенно когда у нас есть достаточно людей — и оборудования. — Голос Митфорда звенел от радости. — Туда можно без всякого риска отправить команду и посмотреть, что получится.

Сержант ткнул указательным пальцем в соседнюю долину.

— Если мы обезопасим эту область… — Митфорд на секунду умолк, плечи его конвульсивно дернулись. — Я хочу убраться с земли Фермеров, у меня нехорошее предчувствие на их счет.

Сержант собрал листы с описью в одну аккуратную стопку, фотографии — в другую.

— Кто-нибудь еще это видел?

— Нет, — ответил Изли. — Ты отвечаешь за исследования. На твоем месте я бы забрал оборудование и начал снаряжать экспедиционные команды.

Митфорд криво улыбнулся.

— Спасибо за совет, Питер.

Он повернулся к Крис.

— Члены вашей команды получили наряд на кухню, но уже должны были там закончить. Я только заведу грузовик и перевезу снаряжение. Оружие?

— Немного, но я оставил его в покое, пока Зейнал не научит нас им пользоваться, — ответил Питер. — От некоторых экземпляров в человеке случаются отвратительные дыры. Знаете, — Питер почесал в голове и скорчил гримасу — в качестве прелюдии к дипломатическому предложению, как подумала Крис, — можно позаимствовать страничку из книги по колониальной политике каттени и сбросить следующую партию турсов в одну из долин. Придем через пару недель и узнаем, как они справляются.

Питер замолчал.

— Или, еще лучше, оставим там пленных каттени. Честный обмен ролями.

Митфорд хмуро уставился на Изли.

— У тебя сердце кровью обливается или еще что?

— Собственно, это была идея Юрия Пэлита, — ответил Питер в легком замешательстве. — Я упомянул, что вы нашли долину. Не вижу нужды в лишнем насилии или убийстве. Мы и так достаточно нахлебались. Лучше мы, люди, будем на стороне ангелов, чем эоси. К тому же мы поменяемся местами. — Питер повернул воображаемую шахматную доску. — Каттени попробуют того же, чем потчевали землян, а у нас будут подопытные кролики — что бы ни появилось в той долине.

Митфорд колебался.

— Они хотят вначале провести референдум, разве нет?

— Думаю, трудно будет донести принцип непротивления злу до любого, кто познакомился с парализирующей плетью, — заметила Крис.

— Я подумаю насчет турсов, Изли, — сдался Митфорд. — Мне никогда не нравилось просто отпускать их куда глаза глядят. Они опасны и, когда их много, представляют угрозу.

Сержант поскреб подбородок.

— Вообще-то долины можно использовать как тюрьмы. Лучше так, чем выгонять кого-то ночью к падальщикам.

Скривившись, Митфорд махнул рукой и сосредоточился на фотографиях и описи инвентаря.

— Снимки никуда не денутся, — потянула его за рукав Крис. — Пошли, возьмем что нужно, пока нас не опередили.

— Верно, черт возьми, — кивнул сержант.

Изли и Крис пришлось бежать, чтобы успеть за ним.

Вик Йовелл снова занял свое место у внутренней двери. На лице его застыло непроницаемое выражение. Митфорд выглянул с водительского сиденья грузовика.

— Открой, пожалуйста, Вик. Я соберу кoe-какое оборудование для моих бойцов.

Вик возражать не стал и открыл главную дверь.

Сержант подъехал прямо к люку: кузов грузовика оказался с ним на одном уровне. Джо, Сара, Уитби, Лейла, Пит и Митфорд работали тихо и быстро, Крис отмечала изъятые вещи в описи. Скоро они опустошили шкафчики в проходе. Пока остальные складывали последние приобретения, Митфорд на миг заглянул в арсенал и почти тут же решительно захлопнул дверцу.

«Не введи меня в искушение», — подумала Крис.

В коридоре появился Скотт.

— Что вы делаете, сержант?

— Изучаю арсенал, сэр. Может пригодиться.

— Мы с Питом только что закончили инвентаризацию шкафчиков, адмирал, — добавила Крис, помахивая блокнотом.

— Хорошая мысль, Бьорнсен. Продолжайте.

— Обязательно, — беспечно откликнулась девушка.

Давясь от смеха, она последовала за Митфордом наружу.

— Взяли что нужно? — спросил Вик, когда грузовик тихо выехал из ангара.

— Думаю, да, — ответил Митфорд и ткнул Сару локтем, прежде чем она расхохоталась в голос.

* * *

Они аккуратно сложили добычу в «офисе» Митфорда, укрыв ее каттенийскими одеялами. Остальные члены команды отправились на обед, а Митфорд вызвал Джуди Блейн, картографа. Сержант хотел сличить фотографии с соответствующими местами на карте.

Пока Блейн добиралась, Митфорд отозвал нужные исследовательские команды, заказал на кухне паек и готовился экипировать людей, как только они подъедут.

— Прежде чем шишкоголовые поймут, куда все делось, — вставила Крис, когда сержант переводил дыхание.

— Шишкоголовые? — усмехнулся он. — Зейнал?..

Девушка кивнула.

— Ты собираешься сколотить команду и убраться с их пути, сержант?

Митфорд покачал головой с грустной улыбкой.

— Нет, не сейчас. Лучше я тут еще пооколачиваюсь.

— Я, конечно, рада, Чак. — Крис кивнула в сторону ангара, который занимали шишкоголовые. — Но ты заслужил шанс немного проветриться. Ты сделал больше, чем получил. Тебе нужно отдохнуть.

— Я поеду после окончания второй фазы операции. И не волнуйся так, Крис. Что бы они ни решили на своих конференциях и стратегических шишкоголовых собраниях, Зейнал все равно нужен им больше, чем они ему. Или мы. — Тут Митфорд дерзко улыбнулся Крис. — Кроме тебя… Бьорнсен.

— Скотт ему совсем не доверяет, — пожаловалась девушка, постукивая по краешку стола.

— Адмирал вообще никому не доверяет, — фыркнул Митфорд и сложил руки на груди. — Он, бедняга, застрял на грунте, где действует не лучшим образом. Недоверие — не такая уж плохая привычка.

В дверь постучали. Не дожидаясь разрешения, в «офис» ввалилась первая из вызванных команда, Найнти Дойла.

Когда, едва переводя дыхание, прибежали скандинавы, Митфорд еще не успел ввести Найнти в курс дела. Крис оставила его с командами, вышла из переполненного теперь «офиса» и пошла на обед.

Верхушка тактико-стратегической группы еще сидела в дальнем углу: те, кто приходил пообедать, оставили вокруг них незанятые столы, вроде ничейной земли, чтобы не нарушать уединения.

Крис взяла суп и свежий хлеб, села к Джо, Саре, Лейле и Уитби.

— Нам дадут что-нибудь из каттенийского снаряжения? — спросил Джо.

— Мы не выезжаем…

— Пока военные шишки не поверят Зейналу? — съязвила Сара.

— О, думаю, они ему верят.

— Просто не доверяют, — добавил Уитби.

— Я бы лучше подождала, пока Зейнал сможет поехать с нами, — заметила Лейла тихо, но, как обычно, твердо.

— Кроме того, не хотелось бы пропустить вторую фазу операции, — добавил Джо. — Есть что-то новенькое, Крис?

Крис покачала головой и тихо фыркнула. Потом ткнула пальцем в сторону мрачного собрания за дальним столом.

— Вначале они должны решить.

— Спорим, что они в конце концов придут к тому же выводу, что и Зейнал с самого начала? — спросил Джо, оглядывая всех за столом.

— Да что угодно, только бы все решилось до того, как сюда прилетит следующий транспортник, — заявила Сара. — Он может объявиться в любой день, судя по частоте последних высадок.

— Можно подумать, начальство планирует Третью мировую, — подключился к разговору Уитби, — а не мелкую военную акцию.

Они заканчивали с обедом, когда послышался гул мужских голосов.

В столовую вошли Скотт, Феттерман, Растансил, Беверли, Маруччи и Зейнал. Каттени задержался у двери, нашел глазами Крис и поманил ее к столу, где расселись «стратеги».

— Приказ ясен, — проговорила Крис, вытерла уголки рта, стряхнула крошки хлеба с ладоней и встала. — Посидите тут еще?

— Не тут, а у Митфорда, дорогуша, — поднялась с места Сара. — Не хочу снова застрять на кухне только потому, что кто-то решил, будто мы ничем не заняты.

— А мы и не заняты, — добавил Джо, но тоже встал.

Крис пошла к Зейналу, а остальные члены команды направились к выходу. По пути им попался Изли, который шел в своей обычной манере, то есть легким прогулочным шагом. Ребята остановились, поболтали и посмеялись с Питером.

Подойдя к столу, Изли подмигнул Крис.

— А вот и вы, — проговорил Скотт. — Когда ожидается следующий транспортник?

— Да в любую минуту, — безразлично ответил Питер.

Все офицеры уставились на Изли.

— Похоже, они прилетают, когда наберется полный корабль «пассажиров», — пояснил Изли, оглянувшись на Зейнала, но тот лишь пожал плечами.

— Последний был восемь дней назад. Иногда между высадками проходит только двадцать один день. — Питер отмахнулся от тревожных взглядов. — Дески очень хорошо слышат. Наблюдатели находятся… — Изли протянул свою большую ладонь с растопыренными пальцами к карте, занимавшей один конец длинного стола, — тут и тут. Они услышат. И доложат.

— Каттени до сих пор используют то же поле, на которое высадили нас? — спросил Скотт.

— Во всяком случае в последнее время, — кивнул Изли, улыбаясь Зейналу. — То есть с того момента, как наш друг поговорил с ними.

— Дески можно доверять? — спросил Растансил.

— В чем? — вопросом на вопрос ответила Крис. — В возможности хорошо слышать или умении толково докладывать?

— Они знают, как обращаться с рациями? — проигнорировал Скотт замечание девушки.

— С теми, что у нас есть, справится даже ваша бабушка, — огрызнулась Крис. — Прошу прощения у бабушки, — добавила она, заставив себя улыбнуться возмущенному Скотту.

— А смогут они представить детализированный отчет? — вежливо спросил Беверли. — Я имею в виду, что ни разу не слышал от дески больше одного слова.

— А зачем нам больше? «Слышу корабль. Садится близко. Садится далеко. На пути», — привел пример Зейнал.

Крис с удовольствием отметила, как точно он копирует странную интонацию дески.

— О приземлении разведчика дески нас предупредили, — добавила она. — И точно указали Уоррелу, где сел корабль.

— Очко, — согласился Беверли. — Значит, мы можем рассчитывать на их уши…

— И глаза, — подхватил Изли. — Дески и ругарианцы наделены чрезвычайно острым ночным зрением.

— Пошлите вместе с ними человека, если не верите, — предложила Крис.

— Не нужно, — отрезал Зейнал и вытащил из комбинезона пачку листов, явно копий тех снимков, что сейчас изучали в офисе Митфорда.

Каттени разложил фотографии на столе, все вскрикнули от восторга и придвинулись ближе. Зейнал нашел нужный снимок.

— Вот траектория, по которой я летел.

Фотография была сделана с высоты утесов лагеря Едва-Едва и захватывала тропы, ведущие к Полю Высадки. На снимок также попали третья зона высадки и болото, где лежал раненный ядовитыми шипами Зейнал.

— Здесь тоже кое-кого высадили.

Каттени показал на маленький клочок поля.

— Но всех остальных здесь.

Изли остановил палец на Поле Высадки.

— Живые изгороди — удобное прикрытие для отряда, — заметил Феттерман.

— Нужно выступить, когда противник выбросит достаточно ящиков.

Растансил постучал карандашом по месту, где обычно сваливали груз.

— На разведчике есть несколько комплектов каттенийской униформы, — напомнила Крис. — Вначале ее надо, конечно, постирать, но она есть… Так что высокие парни смогут легко проникнуть на борт.

— Каттени обычно не разговаривают при разгрузке, — добавил Изли, который много раз наблюдал за процессом в качестве ответственного по приему новичков. — Многие даже не носят парализаторов.

Затем план начали обсуждать снова и снова, пока Крис буквально не затошнило. Девушка ненавидела собрания, на которых без конца говорят об очевидном, но не приходят ни к какому выводу.

Но как только она нетерпеливо заерзала, Зейнал коснулся ее ноги, и Крис решила потерпеть еще чуть-чуть.

Команды дески получили приказ рассредоточиться вокруг растущего человеческого поселения, вооружиться рациями и немедленно докладывать о приближении транспортного корабля. Изли, Беверли и Растансил поддержали Зейнала, уверявшего, что инопланетяне справятся без участия людей.

Дески вручили дополнительный паек и одеяла, потом каттени перевел инструкции на их язык, на тот случай, если они вдруг не поняли Беверли. Дески широко улыбались, внимательно слушая чернокожего генерала, а после речи Зейнала икали от хохота.

Крис видела, как каттени улыбался им в ответ, но его лицо было серьезным, когда он повернулся к шишкоголовым.

— Теперь — ждем, — объявил Зейнал.

— Нет, теперь натаскиваем боевой отряд, — возразил Скотт и вывел помощников из столовой.

Остальные потянулись на выход со своими записями, картами и бумагами.

— Ты забрала оборудование? — спросил Зейнал у Крис, направляясь к буфетной стойке за обедом.

— Все, что могло пригодиться, — кроме грязной формы.

Девушка попросила травяной чай и присоединилась к Зейналу — в дальнем конце зала, в тихом уголке. Люди приходили и уходили из столовой, ели, разговаривали, смеялись… Крис увидела, как вошел Эренс — он спорил с человеком, в котором Крис узнала старшего инженера.

Эренс растерял значительную часть своего высокомерия, но все еще поддерживал статус уникального изобретателя и конструктора, адаптирующего оборудование Фермеров к человеческим нуждам.

— Сержант уже, наверное, отослал экспедиционные команды.

Зейнал улыбнулся.

— Он поехал?

Крис покачала головой.

— Чак заслужил право участвовать во второй фазе операции.

Каттени кивнул.

— Верно.

— Его кандидатуру одобрили на разведчике?

— Думаю, да.

Этим утром Зейнала веселило еще что-то, но как Крис ни старалась его разговорить, каттени только качал головой.

— Не волнуйся, — сказал он. — Сержант в «офисе»?

— Наверное.

Крис встала вместе с Зейналом. Они отнесли тарелки усталой молодой женщине, занятой на кухне, и пошли к Митфорду.

Постучавшись в дверь, Крис с Зейналом услышали довольно бодрое «Заходите», однако Митфорд оказался не один. Официального вида молодой человек с редеющими волосами сидел в сторонке и что-то очень быстро писал. Заглянув в заднюю комнату, Крис увидела, что снаряжения, которое утром возвышалось почти до потолка, стало на порядок меньше.

— Я занимаюсь исследовательскими группами и сейчас отправил их всех в экспедиции. Они впервые получили должное снаряжение. Скажите адмиралу Скотту, что больше мы ничего не взяли. — Митфорд вяло махнул в сторону аккуратно сложенных листов с описью. — Все по правилам. Там нет ничего, что бы ему понадобилось для подготовки операции и тренировок. А, Зейнал!.. Пришел рассказать об общем положении дел? Этот ин-ди-ви-ду-ум уже уходит. Правда, сынок?

— Как я уже говорил, сержант, — ледяным тоном начал человек, выделив тоном звание Митфорда, — я оказывал помощь адмиралу Скотту в сопротивлении…

— И, несомненно, до сих пор оказываешь здесь, — перебил Митфорд. — Однако, лейтенант, нас всех высадили на Ботанике. Верно, Зейнал?

— Нас высадили. Мы остаемся.

Каттени вежливо придержал дверь для лейтенанта.

Как только тот ушел, Митфорд грохнул стулом об пол и присвистнул.

— Чертов дурак! И Скотт такой же. Ему здесь ничегошеньки не нужно, а моим командам пригодится.

— Правильно, сержант, — усмехнулась Крис, присаживаясь на стул.

Зейнал взял еще один, придвинулся поближе к столу и рассказал Митфорду, что произошло за время его отсутствия.

* * *

С хорошо подготовленными планами такое часто случается…

Сообщение дески поступило на командный пост в предрассветном тумане пять дней спустя. В Едва-Едва едва не свихнулись от ожидания. Случилось так, что в тот момент дежурил Митфорд.

— Спускается. Плохой шум. Плохой запах, — доложили дески. — Неправильный шум.

— Что они имеют в виду? — спросил Беверли.

Его подняли с кровати, и теперь он сидел, сгорбившись над передатчиком.

Митфорд вежливо наклонил устройство так, чтобы генерал слышал доклад, и попросил Тул повторить.

— Давайте спросим Зейнала.

Сержант поднялся, растолкав курьеров, которых оставили в «офисе» именно на такой случай. Каждый из молодых людей знал, кого и где будить.

Митфорд повернулся к настенной схеме постов дески.

— Гм. Тул — вот здесь, — показал сержант. — Если бы корабль пришел как обычно, первой сообщила бы Фек. — Митфорд показал на Поле Высадки. — Так?

Беверли прочертил прямую линию от поста Тул в нескольких километрах от привычного места.

— Надо подготовить транспорт…

Беверли исчез, прежде чем Митфорд успел напомнить генералу, что у них достаточно времени для маневра и осуществления подготовленной атаки.

По тревоге будили не только весь лагерь Едва-Едва. Зейнал приказал дески связаться и с другими лагерями. Позвонил Уоррел и запросил инструкции. Шишкоголовые не обошли вниманием даже лагерь Белла-Виста высоко в горах. Надо было чем-то заняться, пока не началась вторая фаза операции. И вот она началась!

Фек вышла на связь незадолго до появления Зейнала, Крис и остальных членов команды.

— Летит. Шумно, — доложила Фек.

— Куда он направляется, Фек? — спросил Митфорд.

— Ты, — ответила дески.

— Спасибо, Фек. Слушай дальше. Тул говорит, шум неправильный.

— Неправильный, — согласилась дески.

Зейнал кивнул, показывая, что все слышал и понял.

— Крис, найди Беверли и скажи, что корабль все-таки летит сюда, — скомандовал Митфорд. — Генерал в центральном ангаре. Как транспортник может издавать «неправильный шум», Зейнал?

Каттени склонил голову набок.

— Я же говорил, корабли не в лучшем состоянии. Я должен услышать, чтобы понять. Пойду наверх!

Зейнал показал на крышу «офиса».

В одном из проходов между бараками стояла лестница, чтобы взбираться на утесы, к которым крепились здания.

Митфорд выругался, однако остался рядом с передатчиком — ждать новых сообщений.

Вышли на связь еще два дески, оба упомянули о «неправильном шуме». Вернулся курьер: Митфорд оставил его с передатчиком, а сам вышел наружу. Там стоял невообразимый гвалт — мужчины и женщины бегали взад-вперед, разыскивали свои машины, разбирали снаряжение. Сержант в сердцах плюнул и вернулся в «офис».

Передатчик вновь ожил. На этот раз говорил Зейнал.

— Я тоже слышу неправильный шум. Корабль в опасности. Плохое управление.

— Дьявол. Нам нужен корабль в исправном состоянии, — выругался Митфорд, мысленно прощаясь с надеждами.

— Не волнуйся. План атаки может поменяться.

— Только если Скотт не станет возражать. Он руководит второй фазой операции.

— Но идея моя, — отрезал Зейнал, и рация умолкла.

* * *

Несколькими минутами позже транспортник услышали все — свист, хриплый грохот, металлический лязг, сияние посадочных огней и вой сирены на борту.

Ударный отряд расположился на Поле Высадки до того момента, как несчастный корабль появился в небе. Едва коснувшись деревьев, он скорее упал, чем приземлился. Митфорд видел много посадок кто-то подпрыгивал несколько раз перед тем, как замереть, кто-то скользил по грунту, но эта была хуже всех. Сержант с ужасом подумал о бессознательных телах, катающихся по внутренним палубам.

Из каких-то щелей транспортника повалил дым. Открылся главный люк, и кашляющие, шатающиеся каттени начали выпрыгивать на грунт. Митфорд насчитал двадцать — обычный состав экипажа, по словам Зейна-ла. Каттени помчались изо всех сил — подальше от корабля.

Зейнал выбежал на свет, размахивая парализатором и выкрикивая приказы.

— Лови!.. — заорал он по-английски, и еще громче продолжил на каттенийском.

Экипаж продолжал бежать. Зейнал выпустил луч из парализатора, попал одному каттени в голову — смертельное ранение, — двум другим по ногам. Каттени упали, взвыв от боли. Остальные тут же остановились и подняли руки. Зейнал прорычал еще один приказ. Каттени неохотно повернули назад с вытаращенными от страха глазами, направляясь к кораблю, который сумели каким-то образом посадить.

Зейнал что-то спросил. Получив ответ, он тут же махнул рукой, делая знак группе захвата выходить из тени.

— Системы корабля перегружены. Может взорваться. Нужно вывести людей. Дейн, Шавел, Растансил! Вы будете руководить. Скотт, нам нужны все ваши люди.

Зейнал побежал вверх по трапу, за ним поспешили Крис и остальные члены команды.

Каттени бросился к приборной доске, расположенной прямо за главным люком, откинул горячую крышку, вполголоса ругаясь на каттенийском.

— Схкелк!..

Крис вся превратилась во внимание, разобрав команду «Слушай!».

— Они не могут дышать, Крис. Нет воздуха. Ты опустишь такую штуку, — Зейнал рванул плоский рычаг, — чтобы открылся люк. Нажимай до конца. Вот это — для смены палубы. Поняла? Хорошо! БЕРТ! МАРУЧЧИ! ЙОВЕЛЛ! ДОУДОЛ! За мной! Я — на пост управления. Можно что-то сделать. Мне нужны инженеры, механики, летчики, ЭРЕНС!!

Оглянувшись через плечо, Крис увидела, как раздвигаются горизонтальные панели палубы. Яркие лампы осветили неряшливые кучи людей, разбросанных в разные стороны при посадке. Девушке не пришлось звать спасателей: они уже бежали по трапу, ныряя в вонючую дыру, Напуганные каттени, каждого из которых подталкивал вооруженный парализатором человек, тоже вернулись выгружать пассажиров.

Началась эвакуация. Каттени поднимали по два-три тела за раз, их конвоиры — по одному. Появились новые помощники. Корабль дрожал и трясся, издавал жуткие металлические звуки. Из самых невероятных мест с шипением вырывались пар и дым. Руку Крис задело такой горячей струей: девушка заскулила от боли, полизала рану, затем подула на нее.

— Всех вытащили? — крикнул кто-то.

— Еще не всех, — заорала в ответ Крис.

Она переключила палубы. Клубами повалил вонючий дым. Спасатели кашляли и задыхались, но упрямо продолжали выполнять свою задачу.

Мимо Крис проскочили какие-то люди с инструментами: на комплектах стояли отличительные знаки «Малышки». Потом еще одна группа кинулась к корме, Зейнал выкрикивал указания, какие рычаги и кнопки надо использовать. Крис едва выдерживала жар и вонь. Стоя ближе всех к открытому люку, девушка уже не могла сдержать тошноту. Сильно болела рука. Крис прислонилась к отрытой двери, глотнула свежего воздуха, натянула верх комбинезона на рот и нос, чтобы хоть как-то отгородиться от вони. Ей это удалось, но пришлось скрючиться в неудобной позе.

— Вынесли! — Рядом с Крис остановился Юрий, его лицо превратилось в грязную маску, комбинезон испачкан в крови. — Сколько еще?

— Две палубы.

Крис нажимала рычаги, хотя, судя по скрипу, механизм вот-вот могло заклинить: металл сильно деформировался от жара.

Наконец третья палуба медленно встала на место.

— Кто-нибудь выжил?

— Будем надеяться…

— Корабль тоже надо спасти, — сказала Крис.

— Корабль?.. Людей — в первую очередь, — отмахнулся Юрий и побежал к новой палубе, нырнул в полуоткрытый люк.

Внезапно шум внутри и вокруг корабля стал затихать: несколько сирен умолкло. Забегали люди, кое-кто нес инструменты, шланги и другое снаряжение, скорее всего найденное на транспортнике.

Еще одно громадное облако раскаленного пара вырвалось из-под палубы под ногами Крис. Девушка отпрыгнула и завертелась в поисках места, где бы не было так обжигающе горячо.

Как только удалось повернуть оставшуюся палубу, Крис кинулась внутрь помогать спасателям. Жар стоял просто невыносимый. Сколько времени эти несчастные выдерживали такую температуру? И выдерживали ли?..

Крис вскинула чью-то руку себе на плечо, подняла тело — женское, мельком отметила она, — побежала, спотыкаясь, по трапу.

— Туда! На следующее поле, — крикнули ей, указывая нужное направление.

Солнце стояло высоко, и Крис по крайней мере видела, куда идет. На поле лежало только два тела. Одно принадлежало каттени, другое — непонятно кому: два трупа. Девушка потащилась дальше, теперь уже только благодаря жжению в руке и боли в ногах. Кто-то срезал живую изгородь и положил доски через канавы. Второе поле было завалено телами. Большая часть, как радостно отметила Крис, шевелилась, рядом суетились врачи: несчастных поливали водой или подносили ко ртам чашки. Поле превратилось в один слитный стон, в единый вой, во всеобщий плач.

Девушка не останавливалась, пока не нашла свободное место для своей ноши. Посмотрев в жуткое застывшее серое лицо, попыталась нащупать пульс — и не смогла.

Крис с отчаянным криком упала на землю и заплакала.

— Спокойно, спокойно, — раздался над нею знакомый голос.

Девушка подняла голову и увидела Сэнди Арсон, которая протягивала ей чашку с водой.

— Выпей.

Сэнди ласково откинула волосы с мокрого лица Крис, потом погладила девушку по плечу.

— Мы многих спасли. Благодаря Зейналу.

Крис начала подниматься. Может, на последнем уровне не все мертвы…

Сэнди удержала ее.

— Нет, погоди. — сказала она. — Эй, что это у тебя с рукой? Она вся в волдырях.

— Правда? — Крис вытянула руку и тупо уставилась на нее. — Правда, — услышала она свой голос и провалилась во тьму.

* * *

Потребовалось несколько дней, чтобы оправиться от последствий трагического утра.

Из семисот двадцати восьми выживших многие были ранены. Медицинские команды, осмотревшие каждого из бывших «пассажиров», обнаружили практически у всех переломы. Все страдали от обезвоживания, и это было первым, чем следовало заняться. Внутренние повреждения, как и контузии, тоже представляли серьезную проблему. Из-за жесткой посадки тела пассажиров, находившихся без сознания, разметало по палубе, навалило друг на друга, и верхние давили на тех, кто оказался внизу. Повышение температуры внутри корабля вызвало двадцать тяжелых и легких сердечных приступов — а возможно, и многие из смертей. С самой нижней палубы выжило только сорок пять пассажиров: четыре человека, девять дески, двенадцать турсов, шесть ильгинцев, истекающих зеленой вязкой кровью, и четырнадцать ругарианцев — у них сгорела почти вся шерсть.

Даже те, кто не получил серьезных травм, нуждались в психологической поддержке, хорошей пище и совете — именно в таком порядке. Единственное, что по-настоящему помогало врачам, — наличие опыта: они ведь прошли через то же самое и потому прекрасно понимали своих пациентов.

Изли работал без устали — руководил командами, опрашивал потерпевших, затем отправлял их к людям Юрия Пэлита, которые как можно скорее перевозили тех, кто был в состоянии передвигаться, в более спокойное окружение.

Раненых же на машинах переправляли на лечение в Едва-Едва.

— Отличная карета «Скорой помощи», — заметил Леон Дейн. — Ни тряски, ни толчков.

Турсы после жуткого шока вели себя необычно кротко, трогательно благодарили за воду и еду. Раненых Зейнал так грозно предупредил на их родном языке об опасных летунах и ночных падальщиках, что те не смели головы поднять во время переезда на новое место. Джо и Уитби руководили экспедицией вместе с хорошо вооруженными охранниками. В первую же ночь Уитби организовал демонстрацию — показал, что могут падальщики сделать с трупом лу-коровы, — и турсы не причиняли беспокойства до конца путешествия. Они даже не сопротивлялись, когда их спустили в долину, снабдив чашками, одеялами, ножами и щедрым пайком из запасов каттени.

Зейнал одержал и вторую победу — при поддержке Изли, Юрия Пэлита и, как ни Удивительно, Митфорда. Девятнадцать членов экипажа каттени изолировали в ближайшей тупиковой долине, которую исследовала команда Найнти Дойла. Пленным каттени тоже преподали урок. Зейнал принудил их смотреть, как ночные падальщики пожирают тела погибших во время приземления. Он попросил Скотта, Феттермана, Растансила и Райденбакера тоже присутствовать. Такой урок полезен для любой группы.

— Прошлой ночью они ждали, что их выбросят на поле, верно? — спросил Дойл у Зейнала, когда самая большая машина на воздушной подушке закончила функционирование в качестве «Скорой помощи» и каттенийский экипаж загружался на борт.

— Они ждали смерти, — ответил Зейнал. — Они не ждали эмасси во главе.

— Каттени не следует недооценивать нас, людей. — Доил помахал парализатором, чтобы ускорить погрузку. Два члена экипажа, которых подстрелил из парализатора Зейнал, еще нетвердо стояли на ногах, но никто из товарищей не помогал им. — Бездушные черти! Даже со своими, да?

— Одна из самых подкупающих черт каттенийского характера, — сказал Зейнал таким веселым тоном, что Дойл едва не пропустил еле заметную нотку сарказма.

Когда машина отъезжала, капитан корабля подарил Зейналу взгляд, полный ненависти, страха и негодования — в его постыдном унижении виноват сородич.

— Он готов разорвать Зейнала на части, — сказала Сара Крис и передернула плечами, чтобы избавиться от воспоминания. — Надеюсь, нам не придется жалеть о своем решении.

— Нет, мы бы ничем от них не отличались, если бы стали мстить «око за око», — возразила Крис и тут же ахнула от резкой боли.

Сара осматривала ее обожженную паром руку, лечить которую было нечем — как и травмированные ноги. Подошвы каттенийских башмаков расплавились на горячей палубе, еще чуть-чуть — и Крис заработала бы совсем скверные раны.

Леон осмотрел девушку, сокрушаясь, что у него нет ничего, даже из запасов разведчика, чем можно облегчить боль.

— Не думаю, что останутся рубцы, Крис, — успокоил он, бережно накладывая новую повязку. — Самый большой пузырь лопнул, теперь выздоровление пойдет скорее… У нас есть целебная мазь, которую приготовила Патти-Сью: все повара клянутся, что она делает кожу мягкой. Наверное, и для ног подойдет.

— Я не жалуюсь, — заверила Крис. — Сара немного перестаралась, оторвав тебя от тех, кто действительно нуждается в помощи.

— Не беспокойся, дорогуша, — улыбнулся Леон. — У нас теперь длинный список профессионалов. И достаточно газа — хорошая анестезия. — Леона передернуло. — Слава богу. Без него лечение превратилось бы в сплошное истязание.

Крис отказалась возвращаться в Скалистый лагерь, она решила остаться в гуще событий, рядом с Зейналом, и узнать, каким образом удалось спасти корабль от взрыва. Сара и Лейла рассказывали девушке о положении дел, помогали ей спускаться в столовую, где для непосвященных выходили «ежечасные сводки новостей», как называла их Сара.

Оказывается, Зейнал с инженерами смогли в аварийном порядке отключить приборную панель, изолировав двигательную секцию от подачи электричества. Пожар в топливном накопителе тоже удалось потушить, температура понизилась, что предотвратило перегрев остальных систем.

— Если бы они не справились, рвануло бы, что ни говори, сильно, — продолжала Сара, стараясь отвлечь Крис от боли в обожженной подошве правой ноги, которую перевязывала. — И горючее спасли, так что теперь «Малышке» хватит.

— Вот почему каттени бросились врассыпную, — сквозь сжатые зубы проговорила Крис. — А внутри корабль сильно пострадал? Мы можем хоть что-то оттуда снять?

Самой девушке посчастливилось увидеть только грузовой отсек — расплавленные трубы и провода, раскаленные палубы, — но ведь что-то наверняка сохранилось.

Сара закончила бинтовать ногу Крис и улыбнулась.

— Ты не поверишь! Командный пост уцелел!

— Серьезно?!

Сара захихикала.

— Ну, то есть все, что там было. Все, кто хоть когда-нибудь на чем-нибудь летал, до сих пор удивляются, как чертов транспортник вообще держался в воздухе, не говоря уже о выходе в космос. Но Скотт собирается найти ему применение. А внутри корабля до сих пор воняет — хуже некуда. Его разбирают и переделывают в ангаре. Даже передатчики включили и солнечные батареи поставили на крышу. Все бегают вокруг этого корыта, будто муравьи. От него уже осталась лишь обшивка — и от нее все равно разит. У механиков и инженеров нынче день испытаний найденных сокровищ. Пусть даже половина добра — подержанная и слегка неисправная, но и это здорово. О большем мы ведь даже мечтать не могли. А еще все соревнуются, кто лучше говорит на каттенийском. Язык учат со скоростью света.

— Вряд ли он добавит им популярности на Земле, — сказала Крис. — И что значит — соревнуются? Ты сказала, экипаж изолировали в долине.

Девушка пыталась сосредоточиться на словах Сары и забыть про боль в забинтованной ноге.

— Прости, дорогая, я все думаю, что ты присутствовала на совещаниях. Капитан драсси послал сигнал СОС, или как они там его называют, другому транспортнику, а тот ответил — цитирую: «Спустимся и заберем экипаж на обратном пути к базе». Конечно, если кто-то выживет после аварии.

— Вот почему Скотт хотел, чтобы командный пост продолжал функционировать, — улыбнулась Крис. — Ему было важно сообщить, что экипаж выжил?

Сара кивнула, сияя улыбкой.

— Говорил Леон. Он все еще лучший.

— Когда ожидают спасателей?

Сара пожала плечами.

— Зейнал выяснил во время допроса экипажа — капитан, кстати, и рта не раскрыл, — что второй корабль — большой, новый и с немалой дальностью полета. Придется ждать от них следующего сообщения. Так что времени для подготовки хватает.

— Большой и новый корабль? — повторила Крис. — Тогда у нас будет три корабля!

Крис так гордилась Зейналом, что даже заворочалась в постели.

— Адмирал стал больше доверять Зейналу, — отметила Сара. — Собрал комиссию, чтобы найти какое-нибудь вещество, придающее человеческой коже нужный сероватый оттенок. Форма скроет все остальное, но кожа должна быть серой. Леону до смерти хочется участвовать в спектакле, но он слишком высок для драсси.

— И Зейнал тоже, — снова обеспокоилась Крис.

Каттени слишком рисковал — новым большим кораблем будет управлять более подготовленный капитан. И все же эффект неожиданности все еще на стороне поселенцев.

Сара закончила бинтовать вторую ногу. Крис сердито взглянула на ступни. Лучше им поскорее выздороветь, не хочется пропустить второй акт захватывающей пьесы.

Глава 6

Когда Зейнал находил время объяснить механикам и инженерам, для чего использовались уцелевшие приборы, производство нужных устройств шло с большим успехом. Как только командный пост снова стал функционировать, Скотт тут же подрядил каттени переводить бортовой журнал транспортника.

— Ничего особенного, — сказал Зейнал, прокручивая записи в ускоренном режиме.

— Но мы должны знать, где они были, как долго, какие протоколы использовали… — нахмурился Скотт.

— Кажется, я нашел кое-кого из последней высадки, кто может перевести рутинные доклады, — дипломатично напомнил о своем присутствии Изли. — На самом деле у нас есть даже несколько знатоков иероглифов. Их обучали разбирать каттенийские документы, захваченные в рейдах.

Бет Избел оказалась единственным здоровым человеком в компании из трех «кое-кого». Салли Штоферс, миниатюрная брюнетка с чересчур невинным выражением лица, пришла на костылях: у нее была сломана нога. У Франсуа Шавье левая рука висела на перевязи.

Скотт потребовал вначале узнать, чем новички занимались на родной планете. Потом передал их Зейналу, и тот проверил знания добровольцев — заставил вслух прочитать записи из бортового журнала.

— Читают на каттенийском хорошо, — одобрил Зейнал всех трех.

Позже Изли спросил каттени, не хотел ли тот просто отвязаться от скучного задания.

— Я сказал правду. Они перерисуют то, что не поймут, а я переведу… если смогу.

Зейнал улыбнулся Крис.

Потом Скотт отправил на прослушивание к Зейналу всех, кто во время опроса после высадки говорил, что знает или хотя бы понимает язык каттени. С помощью Крис Зейнал составил список более чем из семидесяти человек. Затем Скотт выбрал тех, кто, по его мнению, мог пригодиться в боевых командах и сумел бы сыграть роль члена экипажа потерпевшего бедствие корабля.

— А вы уверены, что они вернутся за экипажем? — спросил Беверли Зейнала.

— Так говорилось в сообщении, — пожал плечами каттени. — Они не будут торопиться. Экипаж в безопасности на корабле, далеко от нас, сброшенных.

Зейнал дал Крис список наиболее употребляемых команд, а девушка переписала их в фонетической транскрипции, чтобы остальные могли выучить — вместе с соответствующими ответами драсси и обычных членов экипажа. У высокого звания свои привилегии.

— Каттенийский экипаж особо не разговаривает, — сообщил Зейнал, — только выполняет распоряжения.

— Еще они должны знать приказы наперед, чтобы, если понадобится, действовать по своей инициативе, — заявил Скотт.

— Только не каттени, — покачал головой Зейнал.

— Ну, раз обычный каттени лишь выполняет указания, то все в порядке.

В глазах Скотта появился огонек упрямства.

— Значит, мы удивим их еще больше, — улыбнулся Скотту Изли. — А это сработает нам на руку, верно?

Скотт проворчал сквозь зубы нечто вроде «да» и вернулся к схемам. Зейнал как мог изобразил внутренности нового корабля: лично ему не доводилось подниматься на борт подобного транспортника.

— Предназначен для перевозки большого груза с меньшим процентом смертности, — подытожил Зейнал. — Хорошо уже, что новый.

Инженеры и механики согласились.

— Некоторые сенсоры управления работают параллельно, и я не знаю, как приводить в действие редуктор, — пожаловался Питер Снайдер.

Он работал инженером по реактивным двигателям и благоговел перед каттенийскими редукторами: особенно Снайдера поражало, как они вообще могли работать. Используя схемы и руководства, Питер — вместе с другими специалистами по авиации и космическим шаттлам — пытался собрать одну рабочую систему из четырех.

— Знать бы хоть в основных чертах, как она действует, — говорил Снайдер. Приятный мужчина, среднего роста и телосложения, он всегда насвистывал или мычал себе под нос песенки, работая с командой над двигателем. — Мы здесь, как в темном лесу, — знаем, что агрегат функционировал, что он будет функционировать снова, если собрать его правильно, но наши инструменты принадлежат каменному веку. Эренсу иногда везет — скажи ему, для чего тебе нужен инструмент, и он сумеет его придумать. Вот только никогда не знаешь, что понадобится дальше и сколько придется ждать, пока у Эренса родится идея…

Крис — на костылях, с забинтованными ногами и рукой на перевязи, — сопровождала Зейнала на различные совещания. Она до сих пор служила ему связующим звеном в общении с людьми. Девушка нередко путалась в техническом жаргоне не меньше Зейнала, хотя и не собиралась никому признаваться в своем бессилии. Изли, наверное, догадался, но он на ее стороне. Крис с нетерпением ждала, когда она, Зейнал и остальные члены команды смогут вернуться к любимому делу — исследовательским экспедициям.

Иногда Крис казалось, будто Скотт презирает Зейнала за то, что тот не в курсе тонкостей космических технологий сородичей.

— Удивительно, как Скотт продумывает каждую мелочь, — пробормотал Изли во время одного долгого совещания.

— Мне он кажется лицемером и вообще подозрительным типом, — прошептала в ответ Крис.

— Подозрительность — тоже мелочь, знаешь ли. Поверь мне: он восхищается Зейналом.

— Не вешай мне лапшу на уши.

Крис зло глянула на другой конец стола, где, пригнув головы друг к другу, негромко разговаривали Скотт, Растансил, Энгер, Маруччи и Беверли.

— А я и не вешаю, — искренне признался Изли. — Адмирал знает толк в честных людях и считает таковым Зейнала. Никто ведь из нас не понимал, какую роль эоси играют в действиях каттени. Скотт больше не питает отвращения к каттени за то, что произошло на Земле, как не обвиняют инструмент за выполненную им работу. Зейнал служил лишь орудием, но из-за этого не потерял в глазах Скотта ни чести, ни уважения.

Обдумав слова Изли, Крис начала немного лучше относиться к Скотту, несмотря на травлю, которой тот, казалось, подверг ее любимого.

Но только немного.

* * *

Сверхчуткие дески-наблюдатели опять загодя услышали первые звуки приближающегося корабля, и все поднялись по тревоге, прежде чем судно известило о своем появлении по радиосвязи.

На «капитанском мостике» приняли сообщение с типично каттенийской невозмутимостью, которой обучил людей Зейнал, и подтвердили координаты потерпевшего бедствие транспортника. Леон приготовил отчет о вышедших из строя системах, однако его ни о чем не спросили. Зейнал говорил, что объяснения не потребуются, но на всякий случай помог выучить нужные термины.

В лагерях, лежащих на пути нового корабля, скрыли любые следы активной деятельности. Все машины на воздушной подушке спрятали подальше от глаз. Волновали охотники и исследователи — их могут заметить здесь и там по всему континенту. Особенно безлюдным с воздуха должен выглядеть Едва-Едва.

— Тепловые приборы укажут на присутствие людей на поверхности, — объяснил Зейнал, — однако определить, чем мы занимаемся, или где живем, они не смогут. Пусть лучше думают, что мужчины охотятся.

— Хочешь сказать, нас станут пересчитывать? — спросил, кто-то.

Зейнал рассмеялся.

— Нет, только отметят достаточно признаков жизни и доложат, что колония уцелела.

— И пришлют новых поселенцев? — кисло спросил Митфорд.

— А что? Чем больше, тем веселее.

Изли так заразительно улыбнулся, что Митфорд невольно ответил ему тем же.

* * *

Оборудование в ангаре теперь работало прекрасно, и поселенцы сразу узнали о посадке спасательного корабля.

Боевая группа, занявшая позиции после первого же отчета дески, суетилась вокруг сломанного транспортника: одни бегали снаружи корабля, другие сидели на трапе — «драсси» не собирались появляться без вызова коллег.

В живой изгороди и на деревьях затаились снайперы с копьями и, арбалетами. Зейнал понятия не имел о структуре экипажа нового корабля. Потерпевшие аварию «каттени» вооружились парализаторами: может, больше ничего и не понадобится. Элемент неожиданности оставался на стороне поселенцев.

Захват нового транспортника прошел даже более гладко, чем операция с разведчиком. Высокомерный драсси со спасательного корабля так торопился поиздеваться над потерпевшим крушение капитаном, что первым спустился по трапу, остальные драсси вышли за ним. Команда начала разгружать оставшихся пассажиров. Каттени смеялись и болтали, предвкушая возвращение домой после долгого полета. Им не терпелось свалить всю работу на спасенных каттени и побездельничать.

Лежа на животе на соседнем поле рядом с улыбающимся Зейналом, Крис наблюдала, как каттенийский драсси надменно прогуливается вокруг поврежденного транспортника.

Лжекаттени, естественно, тут же вскочили по стойке «смирно» и крикнули в люк своего корабля — на превосходном каттенийском, как гордо отметила Крис, — что капитан драсси поднимается на борт, потом на почтительном расстоянии последовали за ним. Один остался снаружи и прислонился к открытому люку в ожидании, пока спасатели вынесут последних беспамятных пассажиров. Когда грузчики закончили, их тут же позвали на борт потерпевшего аварию транспорта.

— Ну, и что нам теперь делать? — спросил один каттени, когда они проходили через поле — во всяком случае, так перевел Зейнал для Крис.

— Может, снимем оборудование, чтобы скотине не досталось, — отозвался другой.

— Скотине?.. — хмыкнул Джо. — Мы вам покажем скотину.

Зейнал перевел реплику первого каттени:

— Надеюсь, это не займет много времени. Мне нужен…

Дальше последовало очень длинное предложение, которое Зейнал отказался переводить.

Заметив отвратительные ухмылки каттени, Крис решила, что оно и к лучшему.

Спустя, как показалось наблюдателям, целую вечность капитан лжедрасси — это был Вик Йовелл, который не только идеально подходил по габаритам, но и достаточно хорошо знал каттенийский, чтобы поддерживать разговор, — появился со своими людьми и важно направился к трапу прилетевшего корабля.

Через несколько минут Вик показался снова. Он раз махивал кепи, и теперь стало видно, насколько его естественный цвет кожи отличается от нанесенного макияжа.

— Корабль наш!..

Из кустов повалили люди. Все смеялись и буквально танцевали от радости. Затем пришла очередь ста четырнадцати новичков-землян: они находились в гораздо лучшем состоянии, чем предыдущие пассажиры. Пленники-каттени отправились к сородичам в долину.

Юрий Пэлит, еще один лжекаттени, смыл с себя краску и возглавил отряд. По дороге он показал каттени ночных падальщиков и так ярко расписал опасности, подстерегающие на Ботанике, что к окончанию путешествия арестанты заметно присмирели.

Транспортник тут же обшарили вдоль и поперек, Скотт не переставал счастливо улыбаться. Судя по бортовым записям, виду и даже запаху нового оборудования, этот корабль, названный аббревиатурой КДЛ, первый раз вышел в рейс. Зейнал, Крис, Берт Пут, Питер Снайдер, Растансил и Беверли всю ночь переводили справочники и разбирались в модификациях систем.

Больше всего порадовали два маленьких корабля, рассчитанных на короткие планетарные полеты, и одна большая, хорошо оснащенная наземная машина, приспособленная к езде по пересеченной местности, со стойкой к влиянию большинства агрессивных атмосфер наружной обшивкой. Рассмотрев подписи на контрольной панели, Зейнал предположил, что она еще и «водяная».

— Амфибия. Водоплавающая то есть, — поправила Крис.

Они взглянули друг другу в глаза и улыбнулись.

Для того чтобы попасть на другие континенты, разведчик нельзя использовать из-за спутника. А в эту машину поместятся двенадцать пассажиров и три члена экипажа, и они спокойно переправятся к ближайшей земле. Лучше выбрать день, когда не будет волн — Крис боялась даже представить, как ее затошнит в такой тесноте.

Впрочем, пока исследования придется отложить. Первым делом нужно взлететь на новеньком транспортнике и взять курс на Бареви, на базу.

Все, кто поместился, поднялись на борт КДЛ-45А — так переводились иероглифы на боку корабля, — и транспорт взлетел, унося с собой почти всех бывших, сотрудников НАСА или пилотов военно-воздушных сил других стран. Палубы меняли форму и размеры в зависимости от массы груза или наличия пассажиров. Оригинальная конструкция, согласились Маруччи и Беверли, когда Зейнал показал им несколько комбинаций. Так что КДЛ мог принять всякого, у кого была причина лететь. Кто-то хотел оказаться в космосе, кто-то тренировался в управлении транспортником, а сбрасывать мусор, оставшийся после «неожиданного взрыва» новенького корабля, годились все.

Зейнал отыскал в бортовом журнале записи о мелких неполадках в двигателе: одна послужила причиной для задержки и посылки ремонтной команды в открытый космос для прочистки дюз. О поломке сообщили на базу, поскольку посадка на Ботанику откладывалась.

Ремонтники во главе с Питом Снайдером пытались выяснить причины аварии.

От поврежденного корабля осталось достаточно мусора — к счастью, оба строили из похожих сплавов. Несколько умело составленных сообщений для базы, каждое с описанием новой проблемы, а потом… взрыв замедленного действия. В космосе останутся плавать обломки, и каждый сможет убедиться — КДЛ действительно взорвался на пути домой.

Подходящие идентификационные номера аппаратуры сняли со старого корабля, в запасах КДЛ отыскали краску и перерисовали иероглифы. На фиктивный полет выделили неделю, потому что Зейнал решил выйти из гелиопаузы системы и из поля зрения спутника, прежде чем инсценировать взрыв.

Крис осталась на планете — из-за больной руки девушка ничем не могла помочь на корабле… особенно когда там столько народу, Раиса и другие женщины-пилоты заслуживали шанс выйти в космос.

Честно признаться, за последние ночи Крис здорово устала, бесконечно переводя на совещаниях. К тому же Митфорд выпросил наземный транспорт для исследовательских экспедиций. Гораздо полезнее изучить машину, чем занимать лишнее место в космическом корабле.

* * *

— Они уже должны прилететь, верно? — спросила Крис у Митфорда, когда они загружали оборудование в амфибию, прозванную «Бочонком».

По возвращении Зейнала сержант собирался организовать переход через пролив, отделявший их континент от ближайшего соседа. Митфорд объединил для реализации проекта две исследовательские команды и сам возглавил их. Крис не видела его таким счастливым с тех пор, как сержант передал руководство наблюдением за высадками Питеру Изли.

— Да. Вообще-то три дня уже как должны. Но взрыв ведь был. Ты же знаешь.

Связь с КДЛ поддерживалась поначалу исправно. Нарастающая истерия, приказы и контрприказы, «поломка» двигателя — все прослушивалось с земли… включая финальный «БУММ». Значит, эта часть прошла успешно.

Дески-наблюдателям приказали держать ухо востро, поскольку их слуху доверяли больше, чем устаревшей и ненадежной системе обнаружения, расположенной в ангаре.

Крис сопровождала Митфорда, когда они собрались проверить «тюремную долину»: каттени пока уцелели, но даже не пытались «обживаться».

— Никакой инициативы, — прошептал Митфорд. — Как и говорил Зейнал. Даже у капитанов.

Те, казалось, сосредоточенно вглядывались в небольшой клочок грязной земли, но ни один не двигался.

— Шахматы? — предположила Крис, потому что каттени действительно напоминали двух шахматистов.

— Шахматы?.. — удивленно переспросил Митфорд. — У них и для шашек-то мозгов не хватит.

— Кто-то пытается рыбачить, — заметила Крис и показала на каттени с тонким копьем у реки.

— Точно. Даже они недолюбливают сухие пайки, — кивнул Митфорд и отвернулся.

Юрий Пэлит, как ответственный за размещение поселенцев, съездил проведать турсов: они уже построили несколько хижин из деревьев. Под солнцем лежало несколько раненых — с переломанными ногами и руками, один с рваной раной в боку.

— Пытались выбраться? — предположила Астрид.

— Насколько турсы упрямы? — спросил Юрий Пэлит Митфорда.

Сержант пожал плечами.

— Чертовски упрямы. Оставим их в покое.

— И позволим угробить такую прекрасную долину? — возмутилась Крис.

Митфорд кивнул на фотографии других тупиковых долин, украшавшие стену.

— У нас есть еще и другие континенты.

— Кстати, о континентах, — начала Астрид.

Митфорд поднял ладонь и улыбнулся привлекательной шведке.

— Подождем, пока Зейнал познакомит нас с машиной-амфибией.

Все тут же вспомнили, что КДЛ опаздывает на шесть дней. Крис пыталась сохранять невозмутимость, но по ночам ей не давали уснуть видения возможной катастрофы.

— Что могло случиться? — спросила Астрид утром седьмого дня. — Они уже давно должны вернуться.

— Корабль взорвался понарошку, — заверил Митфорд так, будто иного варианта и быть не могло, однако взгляд все же отвел.

— Наверняка у Зейнала серьезные причины для задержки, — сказала Крис так твердо, что сержант быстро взглянул на нее.

— Наверняка, детка, наверняка. Только не могу представить, какие именно…

— Астероиды, технические трудности, проблемы с управлением… причин сотни.

— Да.

— Зейнал не может с нами связаться, потому что корабль взорвался, а этот дурацкий спутник перехватит любое его сообщение.

— Тут ты права, — признал Митфорд, и они занялись делом.

* * *

— Новый спутник, — сообщил Зейнал, как только перед сгорающей от нетерпения толпой открылся люк. — Мы летели…

Зейнал описал рукой круг. Огляделся, увидел Крис сбоку от люка.

— Работа Ленвека.

Зейнал спрыгнул рядом с Крис, дотронулся до ее щеки. Остальные астронавты выходили под ликующие крики толпы.

Больше всех улыбался Скотт, за ним по трапу спускались Беверли, Растансил и все те, кого называли Верховным Командованием.

— Митфорд, Изли!.. — выкрикнул Скотт, потом добавил еще несколько имен. — Встречаемся в полвосьмого в Едва-Едва. Бегс!

К Скотту бросился лощеный лейтенант с бюваром наготове. Крис неприязненно поморщилась.

— Пусть на собрании присутствуют все, если возможно…

Скотт продолжал отдавать приказы по пути к ближайшей машине. Не останавливаясь, махнул водителю, приказывая ехать в Едва-Едва.

Зейнал взял Крис за руку, отвел в сторону от сгрудившегося у люка народа.

— Ленвек приказал запустить более мощный спутник? — спросила девушка.

— Кто-то приказал. Нам пришлось рассчитывать его орбиту, чтобы проскользнуть мимо. КДЛ прекрасно может планировать.

— Вы планировали? Откуда?..

Зейнал улыбнулся изумлению Крис.

— Несложно. Ваши шаттлы тоже так делают. Каттени до сих пор лучшие космические жокеи.

— Жокеи?..

Крис призналась себе, что не любит, когда Зейнал набирается разговорных словечек от других, — и жестоко подавила собственные эмоции.

— Берт посадил его. Хороший он человек, этот Берт. Так, где бы спрятать корабль? — нахмурился Зейнал.

Крис посмотрела на пустую обшивку, оставшуюся от старого транспортника.

— Поставь его туда. Каттени подумают, что на поле лежат обломки. Насколько хорошо видит спутник? Может он разобрать иероглифы?

Зейнал хмыкнул.

— Почему бы и нет? КДЛ больше по размерам, но ненамного.

— Лучше всего прятать на видном месте, — заметила Крис.

— Скотт согласится?

Девушка пожала плечами.

— Корабль слишком велик для любого из ангаров — за исключением, наверное, того, в который нельзя, попасть с берега. Кто станет искать КДЛ? Ты даже нас заставил понервничать теми приказами, контрприказами, истерикой…

Зейнал засмеялся. Его желтые глаза отражали веселье, совершенно не свойственное каттени.

— И если вы, ребята, одурачили спутник, то и противник попадется на удочку.

— Кто-то из ваших мудрецов сказал… — Зейнал на мгновение запрокинул голову, стараясь точнее вспомнить фразу, потом выговорил: — Большинству людей можно запудрить мозги, но не всем и не всегда.

Крис не могла сдержать улыбки. Зейнал так радовался, что вспомнил точную цитату…

А она радовалась, что он вернулся живой и здоровый.

— Думаешь, Ленвек жаждет мести?

— Не думаю. Знаю. Когда меня избрали… — Каттени помолчал немного, затем продолжил: — То я получил привилегии избранного. Ленвек… завидовал. Если теперь ему придется занять мое место, он почувствует себя обобранным.

Зейнал искоса взглянул на Крис, изучая ее реакцию на разговорное выражение. Девушка улыбнулась. Английский Зейнала улучшался с каждым днем. Вскоре произношение станет идеальным.

— Гм, да… если он завидовал, то наверняка почувствует себя обобранным. Может быть, Ленвека уже… посвятили? Сколько от него остается в эоси?

Зейнал медленно кивнул, размышляя.

— Не знаю. К счастью, — добавил он, тесно прижался к Крис и погладил девушку по щеке. — Меня сбросили, я остаюсь.

* * *

Не одной Крис пришло в голову оставить КДЛ под открытым небом. Умело нарисованные иероглифы сменили яркую надпись КДЛ-45. Но на самом деле другого выбора у них и не было — ни в одном строении Фермеров корабль не поместился бы, КДЛ — не просто трофей, хотя, как его использовать, еще не решили.

Скотт одобрил план второй фазы операции, но никто не знал, понравится ли ему третья. Адмирал, похоже, взял на себя управление Верховным Командованием.

КДЛ встал прямо на обломки, подмяв под себя пустую обшивку старого транспортника. Наблюдатели-дески заранее предупредят о приземлении любого корабля — если его вообще когда-нибудь пришлют на планету, — и КДЛ переправят на другое поле, где тщательно замаскируют. Каттени редко глядели по сторонам при разгрузке пассажиров и их немногочисленных пожитков. Риск существовал, однако Зейнал убедил Скотта, что драсси действовали по принципу «сделай как можно меньше и быстрей вернись на базу».

— Знаете, кто-то может решить, что три взорвавшихся в нашем районе корабля — это слишком, — заметил Леон Дейн. — Каттени откажутся от дальнейших полетов в данный сектор обширной империи эоси и оставят нас в покое.

вички говорят, что сопротивление на Терре только растет, а каттени до сих пор сажают в тюрьму любого, кто похож на саботажника или просто диссидента. В последней группе нам прислали ветеранов береговой охраны, а они просто съехались на ежемесячную встречу. В конце концов здесь — или где там еще высаживают мятежников? — окажется больше людей, чем на самой Терре.

— Надеюсь только, мы сохраним мир на Ботанике и не скатимся в ту же зловонную пучину нетерпимости, что и на старушке Земле, — откликнулся Митфорд.

Причины сомневаться в устойчивости людей к национальному фанатизму действительно были. Вот и сейчас в колодках сидели трое мужчин и одна женщина. Пострадавшие в драке отработают наказание, когда поправятся.

— Чем больше людей, тем больше проблем.

— У нас четыре континента… то есть два, если не трогать принадлежащие Фермерам, — напомнил Леон. — Разве на всех не хватит?

— Некоторым типам всегда мало места, — заметила Сара.

— Что верно, то верно, — устало вздохнул Дейн.

Глава 7

Когда возбуждение от захвата КДЛ прошло, Скотт и остальные члены Верховного Командования занялись опросом новичков с Земли. Стратеги часами пытались составить из отдельных сообщений общую картину событий. В мире, где когда-то сводки информации выходили круглые сутки, больше не передавали новостей.

— Прямо-таки оеда какая-то, — описала ситуацию Крис.

— На Каттене и Бареви то же самое? — спросила Сара Зейнала.

— Никому ничего не говорят? Да, — усмехнулся каттени.

Серые волосы так отросли, что ему пришлось завязывать их в хвостик — такая прическа удивительно шла Зейналу. Крис предложила заплести индейскую косичку, как поступала со своими теперь очень длинными волосами, но каттени отказался.

— Знают только те, кто должен.

Зейнал пожал плечами.

— А вечерами расписывают новые планеты и воспевают храбрость каттени.

— Вербуют?

Зейнал обдумал слово, сжал руку Крис, показывая, что справится сам.

— Да, в космическую армию.

Все за столом подняли вверх большой палец — партнеры по экспедициям и команда Астрид из шестерых человек. Они проводили вместе много времени, учились водить машину-амфибию, чтобы каждый мог занять место водителя. Механики тоже облазали вездеход со всех сторон, изучили оборудование, двигатель, системы связи и жизнеобеспечения. Хоть Митфорд и получил высокую должность в составе Верховного Командования, которая теперь управляла поселениями, ему все равно пришлось выхлопотать «надлежащую санкцию», чтобы забрать такое ценное средство передвижения. Еще одно, отдельное разрешение понадобилось, чтобы взять Зейнала.

— Адмирал сделает все, что угодно, абсолютно все, только бы мы не работали командой, — бушевал сержант прошлым вечером. — У него достаточно людей на обоих командных постах, КДЛ работает на солнечных батареях, а наблюдатели-дески до сих пор несут дозор. Сюда даже муха не пролетит без нашего ведома. Если Скотту вправду понадобится Зейнал, Маруччи уже в состоянии прилететь за нами на одном из атмосферных аппаратов и не угробиться при этом. Эти кораблики невидимы для спутника.

Насчет последнего пункта каттени точно не мог сказать, поскольку не знал характеристик нового спутника. Зейнал говорил, что орбитальный шпион не может видеть машин Фермеров, так как они работают на солнечной энергии. Амфибию могут и заметить — по идее, ее уже не существует, — так что Зейнал проложил курс таким образом, чтобы двигаться лишь тогда, когда спутник находится над другим полушарием Ботаники. До побережья придется ехать дольше, но в воде «Бочонок» уже не найдешь — она не только охладит внешнюю обшивку, но и замаскирует выхлопы.

У Крис рука еще немного болела, однако ступни совсем зажили, хотя в обувь до сих пор приходилось подкладывать мех вместо стельки. Девушке не терпелось уехать из Едва-Едва — и ради Митфорда, и ради Зейнала. Она пыталась убедить себя, что покоя ей не дает жажда путешествий, а предчувствия ее никогда не одолевали.

Крис очень хотелось уехать. Исследовать соседний континент.

* * *

Уже полностью свыкшись с новой телесной формой, эоси-ментат Икс заскучал.

Он вернулся к удовольствиям, которые были не под силу прежней, слабой оболочке, но теперь и они не утоляли жажду необычных ощущений. Новая форма немного стесняла — недоставало должной тренировки первоначально избранного.

Тут ментат вспомнил злобу и горечь, бушевавшие в разуме каттени во время поглощения. Икс прочитал воспоминания. Небольшое исследование покажет, оправдаются ли подозрения оболочки. Икс с изумлением узнал, что вокруг нужной планеты запустили более мощный спутник. Когда ментат считал последний отчет с мозга дежурных, сознание поглощенного забило тревогу.

Разведчик исчез, и в пространстве эоси от него не осталось и следа: он не заправлялся на станции — планетарной или космической. Спутник тоже не заметил подходящей металлической формы на подозрительной планете. Причина аварии следующего судна выяснилась из переговоров с КДЛ.

КДЛ, новейший корабль в транспортном флоте, взлетел после разгрузки, его путь проследили до выхода из звездной системы оба спутника. Зафиксирован взрыв в результате несчастного случая.

Икс тщательно просмотрел запись — последние мгновения из жизни корабля и усилия команды устранить неисправность. Ментат изучил поломку на примере кораблей той же линии, выяснил, что скачковая неконтролируемая волна мощности в двигательной системе возможна, но только теоретически.

Эоси-ментат приказал разыскать бортовой журнал КДЛ среди космического мусора. Его нашли. Тоненький писк в могучем разуме Икс настаивал, что такие совпадения подозрительны.

Икс просмотрел записи, сделанные орбитальным спутником, и обнаружил разбившийся корабль там, где его и оставили. Потом эоси-ментата Икс призвали на собрание — решать, как уладить возрастающие проблемы на последней из завоеванных планет.

Упрямое сопротивление туземцев поражало, даже сбивало с толку. Икс углубился в размышления, прикидывая, какие штрафные меры здесь подействуют. Однако всех эоси очаровали масштаб и оригинальность самой идеи противостояния их милостивому правлению.

* * *

Шарообразный корабль общего технического обслуживания достиг намеченной планеты. При подходе обнаружил два объекта: один вращался по тридцатичасовой орбите, другой был геосинхронизирован. Объекты подверглись тщательному изучению.

Затем шар спустился на более низкую орбиту, чтобы выяснить, почему самонаводящаяся капсула взлетела с командного пункта, не имея при себе никакого сообщения. В зданиях комплекса датчик зафиксировал наличие жизненных форм. Выяснять, каким образом и с какой целью они там оказались, программа не требовала, но само их присутствие было отмечено.

Шар продолжил обычную проверку сельскохозяйственных сооружений, расположенных на наиболее плодородных континентах, и обнаружил аномалии на значительной территории, что предполагало неисправность на беспрецедентном для подобного оборудования уровне.

Проверив инвентарь, который не должен работать в данный неурожайный сезон, шар отыскал лишь часть оборудования, но не в изначальной конфигурации. Жизненных форм действительно оказалось гораздо больше, чем могли произвести аборигенные виды Путем обычного размножения. Однако неразвитые существа не могли нанести ущерба, не говоря уже о переделке землеобрабатывающего оборудования. Шар запрограммировали только на изучение механических устройств, инвентаризацию и техническое обеспечение: он не исследовал жизненные формы. Этим занимались другие службы.

Шар произвел нужное количество орбитальных витков на высоте, запрограммированной для максимальной эффективности требуемых исследований, отослал данные на родную планету и продолжил выполнять действия, определенные инструкцией.

* * *

Дески закрывали глаза, пригибались, но все же продолжали докладывать на базу: в воздухе стоит ужасный шум.

На экранах в обоих командных постах появился некий космический объект. Он с ужасающей, как всем показалось, скоростью вращался вокруг Ботаники.

— Значит, это не каттени, — сказал Растансил, выглядывая из-за плеча Маруччи. — Они еще так не могут…

— Еще, — вполголоса повторил Маруччи.

В приходящих на командный пост донесениях сквозили панические нотки.

— Такое впечатление, будто меня сканируют! — испуганно доложил обычно флегматичный полковник Салвинато.

— Тут вы не одиноки. Нас тоже прощупали, — ответил Растансил, стараясь ободрить полковника.

У него до сих пор бегали мурашки от неприятного чувства прикосновения.

Чуть позже Салвинато доложил, что там, где оставалась одна самонаводящаяся капсул а, теперь лежат две.

— Телепортация? — с важным видом предположил Растансил.

— Будь я проклят! — На сей раз Маруччи не стал понижать голос. — Каттени на такое точно не способны.

— Зато теперь понятно, как кораблям Фермеров удалось так быстро разгрузиться, — заметил Митфорд, когда его вызвали на срочное совещание. — Я тоже почувствовал такое электрическое… покалывание, что ли. Это наверняка какой-то сканер.

Тут сержант улыбнулся.

— Фермеры наконец нас заметили.

— А нам это нужно?

Митфорд надолго задумался, затем пожал плечами.

— Кто его знает, генерал, — ответил он.

Генералы взяли руководство колонией Ботаника на себя, но Митфорд до сих пор чувствовал ответственность.

— Жаль только, что никто не удосужился задержаться поговорить с нами. Так что же дальше?..

Скотт немедленно собрал всех, кто наблюдал за полетом корабля Механиков (или Фермеров?), в Скалистом лагере. Пошли гулять слухи, и с каждым разом предположения становились все более невероятными, глупыми и даже истеричными. Говорили, что поселенцев заразили смертельной болезнью и в течение двадцати четырех часов все помрут. Другие кричали, будто Фермеры пересчитали население, чтобы вскоре вернуться, собрать людей, отвезти на скотобойню и наделать из них деликатесов. Еще шептали, что все они теперь «помечены», станут рабами или превратятся в шестиногих лу-коров или еще во что похуже…

Естественно, что, когда поздно вечером в столовой лагеря Едва-Едва собрался народ, воздух буквально гудел от напряжения. Скамьи (выдранные с корнем из машин Фермеров — на них садились в последнюю очередь) и стулья образовывали полукруг. За столом лицом к залу сидели Джим Растансил, Джеффри Энгер, Бык Феттерман, Боб Райденберг, Джон Беверли, Пит Изли, Юрий Пэлит и бывший судья, Ирий Бемпчат — он недавно взял на себя обязанности назначения дисциплинарных взысканий за уклонение от работы или неадекватное поведение. Бегс, всем порядком поднадоевший помощник адмирала, что-то, по своему обыкновению, записывал, а еще занимался подсчетом собравшихся.

Рэй Скотт поднялся со своего места, когда стало ясно — все, кто хотел прийти, уже пришли.

— Надеюсь, никто из вас не подвергся чрезмерному воздействию нелепых слухов, — с кислым выражением лица начал адмирал.

Он смотрел прямо на Чака Митфорда, который сидел с Зейналом по правую и Крис — по левую руку. В том же ряду устроились Доудол, Камбер, Эскер, Мерфи и Теско — первые помощники во время отхода с поля после Первой Высадки: они следили, чтобы ни один псих и близко не подобрался к сержанту.

Остальные из Первой Высадки заняли второй ряд. Патти-Сью сидела прямо за Митфордом, там же — Джей Грин, Сэнди Арсон, Барт, Ку, Пэсс, Слав, Басе, Мэтт Су и Мак Даргл. Позади них — Джанет, Анна Боллингер с сыном, Дойлы, Джо Латорэ, Дик Эренс.

Митфорд скрестил руки на груди и сказал:

— Мы оба знаем о слухах, адмирал, но я бы не стал так из-за них расстраиваться. Сканировали, не сканировали — без разницы. Особенно если завтра все проснутся такими же, какими легли сегодня.

— Да, одна проблема отпадет сама собой, а вот над остальными придется серьезно подумать, — заметил Скотт. Посмотрел на Зейнала. — Я так понял, наш феномен не имеет ничего общего с кораблями эоси или каттени?

— Совершенно верно. Отчеты спутников поднимут большую волну. Уж это точно, — ответил Зейнал. — Эоси не захочется встречаться с пришельцами. Они сильно забеспокоятся.

— Ты ведь немало полетал в космосе, а, Зейнал? — спросил Бык Феттерман. — Попадалось ли тебе когда-нибудь в нашей галактике нечто похожее?

Каттени покачал головой.

— В нашей системе эоси еще не бывали. Вот почему мы, — Зейнал выделил местоимение и обвел взглядом всех присутствующих, — колонизируем ее. Я знаю только, что их технологии намного опережают эоси. Но этих Фермеров я не боюсь.

— Не боишься?! — Подобное признание ошеломило не только Скотта. — Почему же, если учесть недавнее происшествие?

— Именно из-за недавнего происшествия, — отозвался Зейнал спокойно. — Сканирование никому не повредило. Капсулу вернули на место. Нет, я не боюсь Фермеров, — каттени положил руку на грудь, — они хорошие, чует мое сердце.

— Кто-нибудь разделяет мнение его… кхм, сердца? — поинтересовался Скотт — скорее весело, чем снисходительно.

— После недавней экспедиции я согласна с Зейналом, — подала голос Крис. Было что-то такое в той долине, что почувствовали все члены команды: безмятежность, тщательно сохраняемая и поддерживаемая. — Фермеры не убийцы, как эоси. Они очень бережно относятся к планете.

— Почему бы им тогда не избавиться от ночных падальщиков, хотел бы я знать, — кисло спросил Доудол.

— Твари уничтожают отходы и мусор, — предположила Крис.

— Фермеры создали некие безопасные места, чтобы туда никого не впускать… или не выпускать. Эоси так не поступают. Фермеры отличаются от эоси и каттени.

Ленни Дойл поднял руку и улыбнулся.

— Я бы ему скорее поверил, если бы Механики… или Фермеры… не попытались порубить нас в капусту. Хорошо, что Зейнал успел нас вытащить. Кроме того, машины не запрограммированы на то, чтобы отличать нас от лу-коров.

Дик Эренс что-то негромко пробурчал.

— Хотите сказать, Фермеры — не двуногие? — спросил Скотт.

— Нет, просто они не запрограммировали свои аппараты на то, чтобы различать теплокровные виды, — пояснила Крис.

— А вдруг машины созданы по облику и подобию своих творцов? — спросила Джанет, оглядываясь за поддержкой.

Ленни забулькал, пытаясь сдержать смех.

— Брось, Джанет, — грубо сказал Эренс. — Избавь нас от религиозной чепухи. Созданы по облику и подобию? Да нет, конечно! Каждая машина на планете — произведение искусства с совершенными источниками питания, облегченным доступом к самовосстановлению и техническому обслуживанию. Никто так и не понял, какие сплавы использовались при их изготовлении, но оборудование практически невозможно уничтожить.

— Пока за дело не взялся ты, — зло добавила Джанет, задетая ехидным выпадом Эренса.

— Однако это никоим образом не объясняет, — вскочил Рэй Скотт, жестом усаживая обоих на места, — как поступят Фермеры, когда их шар-разведчик доложит, что все оборудование на доброй части пахотных земель выведено из строя.

Крис прикрыла ладонью улыбку. Девушка не ожидала от адмирала такого эмоционального выступления.

— Давайте не будем начинать бесполезную полемику, — предложил Скотт. — Что ждет Ботанику, пока эоси будут изучать отчеты? Блокада?

— Или хотя бы прекращение поставок новых колонистов? — добавил Питер Изли жалобным тоном.

— Скорее всего, второе, — произнес Зейнал. — Они могут прислать команду для обследования планеты, с которой поступили последние сигналы от разведчика и двух транспортников.

— А что, если обвинить в крушении кораблей инопланетян? — спросил Ленни Дойл.

— Это уже слишком, — возразил Джим Растансил, однако на лице у него появилось задумчивое выражение.

— Эоси не волнует, что происходит с колониями, — произнес Зейнал, — но им не понравится то, что случилось сегодня. Эоси считают свою технологию самой лучшей.

— Им будет нелегко проглотить горькую правду, — кивнул Растансил, удовлетворенный таким поворотом.

— Значит, все ваши технологии — от эоси? — спросил Энгер у Зейнала.

— Да. Они дают схемы. Каттени строят.

— Ты уверен, что они не прилетят на Ботанику из-за этих… — Растансил замялся, подбирая слова, — …межзвездных гостей?

— Откуда Зейнал может знать, генерал? — возмутился Митфорд. — Пока что эоси были лучшими в космосе. Во всяком случае, если послушать каттени, а я наслушался их рассказов, когда торчал на Бареви.

— Возникнет очень большая шумиха. — Зейнал явно наслаждался мыслью об испуге эоси. — Вы не понимаете, как низко они ценят каттени в своих великих разумах и… сущностях.

Зейнал обернулся к Крис убедиться, что использовал верное слово.

Девушка одобрительно кивнула.

— Они потратят много времени и усилий, чтобы узнать, кто послал очень-очень быстрый космический корабль. Но даже не подумают, — с нажимом проговорил Зейнал, — зачем он прилетел в их владения.

— Уже лучше, — пробормотала Анна.

— Уже лучше, — эхом отозвался Растансил, откидываясь на спинку стула.

— Значит, ответные действия эоси можно обсудить позже, — решил Скотт. — Однако сомневаюсь, что нам удастся проигнорировать следующий шаг Фермеров.

— Он думает, что, если их назвать «фермерами», мы испугаемся не так сильно, — прошептала Джанет Анне.

Крис улыбнулась Джанет через плечо, но женщина просто храбрилась: в ее глазах плескался страх, подбородок слегка дрожал. Анна Боллингер — она оставила кому-то своего малыша, чтобы прийти на собрание, — выглядела еще более напуганной.

— Я надеялся привлечь их внимание, адмирал. В тот момент это был единственный шанс улететь отсюда. Во всяком случае, Фермеры присмотрелись бы к компании эоси-каттени, — сказал Митфорд.

— Немного наивно, а, сержант? — спросил Джеффри Энгер.

— Минуточку, Энгер.

Крис почувствовала прилив злобы: ей не понравилось подобное снисходительное обращение.

Девушка не успокоилась, даже когда Изли наклонился к британскому морскому офицеру и что-то зашептал ему на ухо.

— Приношу извинения, мисс Бьорнсен. Я забыл, сколь малым вы обходились в самом начале, — приподнялся со стула Энгер, — Сержант Митфорд, не хотел вас обидеть.

— Я и не обиделся, — легко ответил Митфорд и махнул рукой, принимая извинения.

Потом его ладонь опустилась на колено Крис: сержант напоминал, что и сам может за себя постоять.

— Это самое меньшее, что вы могли тогда сделать, — признал Бык Феттерман. — Установить, есть ли способ вернуться в свое подразделение…

— Мы установили гораздо больше, — вскочил на ноги Дик Эренс. — И неплохо справлялись, переделывая машины Механиков под людские нужды. Хоть бы немного ценили наши усилия, черт возьми!

— Ценим, уверяю вас, мистер Эренс, особенно после стольких ваших изобретений… — начал Райденбакер.

— Давайте подождем с самопоздравлениями, — вмешался Митфорд. — Прошу прощения, сэр, но мне очень хотелось бы узнать, что по этому поводу думает адмирал Скотт.

Крис про себя решила, что по выражению лица Скотта можно понять — ничего он не думает… Пока.

— Я хочу прежде всего узнать… друзья, — адмирал не без колебаний подобрал слово, — о ваших впечатлениях от посещения левиафанов, собиравших урожай на планете.

— То есть сканировали ли нас тогда? — уточнила Крис. — Нет.

— Черт, адмирал, на корабле даже не заметили нашего присутствия, — напомнил Джей Грин. — Он только парил вверху как… — Грин помахал у себя над головой, — …какой-то чудовищный динозавр.

— Корабль не приземлялся?

— По крайней мере мы не видели посадки, — ответил Митфорд.

— Зейнал привел нас сюда, потому что, кажется, именно над этим местом он и завис, — добавил Найнти Дойл. — Мы почти добрались, когда корабль снова взлетел. От нескольких акров ящиков, по которым нам пришлось карабкаться, ни черта не осталось.

— Значит, ни скоростью, ни маневренностью, как сегодняшний шар, корабль не отличался? — спросил Беверли.

— Не-а, — затряс головой Найнти. — Совсем другое дело.

— Мы тогда еще подумали, — заметил Джей Грин, — что его запрограммировали на определенные действия. Что на борту нет жизненных форм.

Растансил присвистнул от удивления.

— Полностью автоматизированный?

— Они ведь изобрели телепортацию… — кашлянул Скотт.

— Единственный способ разгрузить оборудование так быстро, — согласился Найнти. — Прямо как в «Стар Треке».

— Значит, вполне возможно, что сегодняшний носитель сканера тоже полностью автоматизирован, — подвел итог Изли.

— Мы не представляем его размеров, — заметил Растансил. — Я был на посту, когда он вышел на орбиту, а на транспортнике нет точных измерительных приборов…

Скотт повернулся к Маруччи: тот находился на борту разведчика.

Пилот покачал головой и поднял руки.

— Я не знал, какие кнопки нажимать, — сказал он и глянул на Зейнала.

— Разведчик не уследит за объектом на такой скорости, — сообщил каттени.

— Получается, надо ждать, пока устройство отправит доклад Фермерам, — решил Скотт, — и затем получит указания.

— Разве мы ничего не можем сделать, чтобы защититься?

В голосе Анны Боллингер проскользнули истеричные нотки.

— Нельзя же просто сидеть и ничего не делать, — добавила Джанет.

На лице Скотта появилось надменное выражение, и Крис, которой адмирал уже начинал нравиться, снова переменила свое мнение о нем.

Митфорд похлопал девушку по колену и повернулся к Джанет.

— Мы многое можем сделать, потому здесь и собрались. Пока что мы справлялись неплохо, верно? — спросил сержант и дождался, пока женщина неохотно кивнула. — Так что потерпи еще чуть-чуть, ладно?

Митфорд снова повернулся к адмиралам.

— Сканер зафиксировал, что мы изменили машины и заняли постройки, в которых должна стоять техника. Почему бы нам теперь не освободить чужую землю? Еще я предложил бы исследовать соседний континент и, возможно, перебраться туда… то есть, конечно, в том случае, если он не занят Фермерами.

Скотт кивнул, принимая предложение, и даже Энгер выглядел не таким суровым, как раньше.

— На этом континенте есть несколько тупиковых долин. Они, если можно так выразиться, заперты, чтобы не дать чему-то в них войти или выйти. Сколько мы насчитали, Зейнал? — повернулся направо Митфорд.

— Несколько десятков. Нужно спросить картографа — Шейлу.

— Пещеры наши, — твердо заявила Патти-Сью — последняя, чей голос Крис ожидала услышать на подобном собрании. — Мы их обустроили.

— Но мы нарушили закон, — напомнила ей Джанет.

Крис не смела повернуться к Джанет: странно было слышать такие слова от здравомыслящей женщины. Может, сканер все-таки что-то делал с людьми…

Крис передернуло. Девушка не собиралась верить в глупые слухи, возникшие от незащищенности и неуверенности в себе.

— Если мы отдадим им то, что взяли… — продолжила Джанет и, услышав презрительное фырканье Дика Эренса, тут же обернулась и ткнула в него пальцем. — Ты первый начал разбирать их машины!..

— Джанет! — снова прикрикнул Митфорд и повернулся к женщине. — Ты же не думаешь так на самом деле, потому что не дура. Ты ведь всегда поддерживала всех напуганных и сбитых с толку новичков.

Сэнди Арсон незаметно уселась рядом с Джанет и успокаивающе обняла ее за плечи.

— Что сделано, то сделано. Сомневаюсь, что даже лучшие из наших технических гениев могут восстановить машины в первоначальном виде, — примирительно заметил Скотт. — И потом, для успешной эвакуации с земель Фермеров нам понадобятся все без исключения инструменты. Если это входит в варианты выбора.

— Думаю, отступление при неравенстве сил считается разумным решением, — сухо проговорил Бык Феттерман.

В ответ на его попытку разрядить атмосферу послышались отдельные смешки.

— К тому же мы можем найти место для всех, — с горькой улыбкой добавил Беверли, — если я не ошибся насчет тех долин.

— Лучше пусть будет другой континент, генерал, — поднялся Митфорд. — Особенно сейчас, когда мы можем съездить на разведку в «Бочонке». Я все равно собирался отправить туда экспедицию.

— Реальные шаги всегда приветствуются, сержант, — сказал Скотт. — Предлагаю вам составить план и как можно скорее привести его в действие.

— Тогда пусть команда Юрия начнет подготовку к немедленной эвакуации, — произнес Митфорд, искоса глянув на Джанет.

— Так тому и быть, — ответил Райденбакер.

Генерал ободряюще улыбнулся женщине. Та не сдержала всхлипа, но потом выдавила улыбку, нервно сплетая пальцы.

— Пусть лучше рассчитывают, что Джанет будет далеко не единственная, особенно среди новичков, — прошептала Крис Митфорду.

Тот кивнул.

— Инструменты можно забрать? — спросил Дик Эренс. — Если мы хотим действовать, понадобятся все без исключения. А разведчик? Куда мы его денем, если освободим ангары?

Скотт поднял руки.

— Дайте нам пару часов. — Адмирал посмотрел на специалистов. — Мы составим нужные планы и организуем команды для выполнения. Дальше. Я знаю, кое-кто расстроился из-за этого свистящего шара, который мы видели сегодня утром… — Скотт улыбнулся. — Но нам не нужен новый всплеск слухов среди тех, кто еще не освоился на Ботанике. Давайте будем осторожны в обсуждении сегодняшнего совещания за пределами столовой, хорошо? Я прошу, ради всего святого, не поднимайте новую волну дурацких историй. Мы делаем все возможное, чтобы исправить сделанные ошибки. Вначале, конечно, надо вывести людей с оказавшихся чужими земель и отправить в более безопасные места — например, в долины. Не менее важно сохранить оборудование, необходимое для эвакуации.

Чак Митфорд повернулся к задним рядам.

— Запомните, ребята, Фермерам понадобилось больше девяти месяцев, чтобы обнаружить нас здесь. Так что времени более чем достаточно. Успеем добраться куда угодно или по крайней мере освободить помещения перед уходом. Верно, Джанет? Анна?

— Справимся, — заверила Патти-Сью так твердо, что Крис, вспомнив перепуганную девушку, какой она была прежде, едва не зааплодировала.

Джанет и Анна закивали и повеселели.

— Конечно, — добавила Патти, — они могут вообще не прилететь до сезона урожая, а мы даже не знаем, когда заканчивается зима…

Зейнал встал.

— Мне нравится идея перебраться на другой континент, если вы не против. Думаю, мы скоро туда отправимся. Исследуем другую землю с помощью атмосферных аппаратов с КДЛ. Может, она не такая бесплодная, как выглядит из космоса. Если нет, будем искать дальше.

Как только каттени сел на место, поднялся Найнти.

— У нас еще много тупиковых долин. Фермеры их явно не использовали. Можно поселить людей там… — Услышав протестующие голоса, Найнти добавил: — Построим лестницы, чтобы выбраться при надобности. В долинах много растительности. Съедобные плоды перенесем отсюда. И разве турсы и каттени не осваивают долины за нас?

Он расплылся в улыбке и лукаво взглянул на Зейнала.

Встал Митфорд.

— Я по всем пунктам согласен с Зейналом.

В его голосе прозвучала непривычная нотка покорности.

— Сержант, в то время твоя идея была самой разумной. Не стоит теперь винить себя во всех грехах, — твердо сказала Крис.

Ее тут же поддержали десятки голосов по всей столовой.

— Мы все помогали, — добавил Джо Латорэ и, повернувшись, взглянул прямо в глаза Дику Эренсу. — Верно?

Эренс демонстративно не обратил на него внимания.

— Да, но что будет, если мы переедем на другой континент, а Фермеры прилетят за нами? — с перекошенным от страха лицом спросила Анна Боллингер.

Джанет тут же успокаивающе обняла ее за плечи и зло огляделась вокруг.

— Колокола ада, мисс, — откликнулся Найнти. — По всей планете куча пещер, где нас никогда не найдут. Может быть, и по ту сторону пролива тоже есть пещеры. Что скажешь, Зейнал?

Крис обернулась и положила руку на колено Боллингер.

— Мы знаем, что ты беспокоишься за сына, Анна, но зачем надумывать больше проблем, чем уже есть?

— Что подводит нас к вопросу о роли каттени в нынешнем кризисе, — вставил Скотт. — Зейнал, что сделают твои Высшие Эоси, когда спутник доложит о появлении шара?

— Обеспокоятся, — лаконично ответил каттени.

Его желтые глаза озорно блеснули.

Скотт усмехнулся.

— Они не приедут обследовать Ботанику, не устроят блокаду силами военного флота или еще что-то в том же духе?

— Во-первых, доклад обсудят. Во-вторых, данные спутника проверят на наличие ошибок. В-третьих, пошлют кого-нибудь посмотреть, что случилось с нами.

Было видно, что по поводу последнего пункта Зейнал сильно сомневается.

— В-четвертых, что, если они пришлют новых колонистов? — подала голос Сэнди Арсон.

Зейнал обдумал ее предположение, опустив голову.

— Думаю, пока колонистов больше не будет.

— Особенно когда планета приносит им одни несчастья, — усмехнулся Эренс.

Каттени продолжал, будто Эренс ничего не говорил:

— Они не поверят в скорость, с какой двигался этот шар.

— И поймут, что он появился из другой звездной системы? — уточнил Скотт.

Зейнал кивнул.

— Эоси будут долго думать, прежде чем что-то предпринять.

— Хорошо. — Скотт потер руки. — Тогда у нас появится время, чтобы убраться отсюда. Насколько я понимаю колониальную политику каттени, они могут даже оставить Ботанику в покое как планету, непригодную для жизни. Верно?

Зейнал кивнул.

— Значит, в конце концов мы выкрутимся? — спросила Анна Боллингер, и ее залитое слезами лицо просветлело.

— Очень даже возможно, — заявил Скотт.

* * *

Совещание закончилось не референдумом, а обсуждением вопроса об организации нескольких экспедиций для обследования каждой из «одиночных долин», как прозвал их Найнти Дойл.

В долины решили отправить небольшие группы, чтобы проверить, нет ли там каких-то необычных обитателей.

Организовав базу для исследований, Митфорд оставил Изли стопку инструкций в качестве руководства и собрал членов сдвоенной команды. Группа отправилась в путь до восхода второй луны, поскольку у амфибии имелись фары.

Во время путешествия удалось еще и отдохнуть. Сержант, к примеру, отсыпался по шесть часов, пока Зейнал вел амфибию по холмам и равнинам.

Водитель сидел в центре, по бокам располагалось два кресла, впереди — панель управления. Зейнал давал уроки сменщикам, Джо Марли и Астрид, рассказывал о потенциале машины, объяснял назначение сенсоров, кнопок и различных иконок на панели управления.

— У нас есть перископ? — весело спросил Марли.

— Третья кнопка справа, изображено солнце, — показал Зейнал.

— И как я сам не догадался?..

— Мы можем глубоко заехать, нельзя использовать перископ. Так говорится в руководстве, — предупредил Зейнал.

— Он еще и руководства читает!

Сара испустила вздох преувеличенного уважения.

Джо осторожно постучал по «стеклу» узкого окна.

— Какое давление оно выдерживает?

— Достаточное. Мы не пойдем на большую глубину. Сделано в расчете на коррозийные атмосферы, — добавил Зейнал. — Какая закрывает люки, Астрид? — спросил он, проверяя девушку на знание приборной доски.

— Эта.

Астрид быстро указала на кнопку.

— Запомнила с первого раза, — похвалил Зейнал. Крис улыбнулась. Каттени откинулся на спинку кресла. — Я учусь каждый день, верно?

— Я тоже, — гордо вскинула подбородок Астрид.

— Мы и не сомневались, — улыбнулся ей Джо.

Место погружения располагалось в семистах километрах от Едва-Едва. Они собирались ехать почти без остановок, лишь с короткими передышками для проветривания «Бочонка». Новенькая машина пропахла краской, маслом и другими веществами, и надо было отладить вентиляционную систему.

Утром следующего дня впереди засверкало море. Даже, без бинокля виднелась неровная полоса лавандового побережья соседнего континента.

Море было спокойным, на берег набегали легкие барашки волн.

— Дальше, чем Дувр от Кале, — заметила Астрид.

В колледже она часто путешествовала по Европе.

Зейнал проговорил что-то по-каттенийски, пощелкал пальцами, пытаясь вспомнить нужную цифру.

— Шесть или семь плюс семь десятков, — вышел он из положения.

— Семьдесят шесть, — подсказала Крис. — С какой скоростью «Бочонок» передвигается под водой?

— Не так быстро, как по земле, — ответил Зейнал. — Вполовину медленнее.

— Вот это скорость, — поразился Джо и вгляделся в покатый берег.

— Мель? — предположил Марли.

— Скоро узнаем, — пообещал Митфорд.

— Все на борт, — позвал сержант Астрид, Бьорн и Яна, которые искали моллюсков на галечном берегу.

Не успели они достигнуть точки погружения, как на панели перед Джо что-то запищало.

— Гидролокатор? — спросил он, тыча в мигающую лампочку. — Или что-то похожее. Идем на дно, шкипер?

Зейнал покачал головой.

— Расстояние до дна.

Теперь вода достигла узких окон.

— Я забыл спросить, — спохватился Митфорд. — Кто-нибудь страдает морской болезнью… кроме меня?

— Сержант?.. Быть не может, — притворно испугалась Крис.

Всегда предупредительная Лейла встала с кресла и вышла из отсека управления. Вернулась она с большой миской и протянула ее Митфорду. Тот отшатнулся с таким отвращением, что Лейла принялась оправдываться:

— Я только хотела помочь.

— Он дразнится, Лейла, — пояснила Крис.

— Может быть, и нет, — возразил Митфорд, уставившись на миску.

— Клаустрофобия? — шепотом спросила Крис.

Сержант кивнул.

— О-о, — сочувствующе протянула Крис.

Неудивительно, что он не рвался лететь на «Малышке».

— На такой скорости, какую развивает «Бочонок», сержант, мы доплывем в мгновение ока, — весело заявил Джо. — В мгновение ока!..

— Только подумай, Чак…

Митфорд положил руку на плечо Крис.

— Не надо… только не это слово, ладно?

— Ой, но ты же первый переплывешь канал, то есть пролив. Разве мы не назовем его в твою честь?

— А?.. — Сержант испуганно уставился на Крис. Понял, что она пытается отвлечь его, и выдавил улыбку. — Все в порядке. Мы же не совсем ушли под воду…

Теперь волны бились в лобовое стекло, и Митфорд быстро отвернулся.

Они переплыли пролив всего за два каттенийских часа, как показал хронометр на контрольной панели.

«Бочонок» выкатился на песчаный пляж, усаженный такими же кустами, какие росли на соседнем континенте.

— Моллюски тоже есть. — Астрид указала на отверстия в песке, когда они вылезли из «Бочонка». — Может, запасемся?

— Времени много, — ответил сержант и, прикрыв глаза от солнца, взглянул на склон, ведущий в глубь континента. Потом вытащил из кармана карту и развернул ее. — Мы Здесь, — ткнул он пальцем в какую-то точку, затем показал на запад. — Дальше должны быть холмы. Зейнал, Крис, Астрид, Бьорн, Уитби, пойдем на разведку.

С этими словами сержант двинулся вперед.

— Джо, ты отвечаешь за «Бочонок», — добавил он, обернувшись.

Они взобрались на первую гору и посмотрели вниз: во все стороны расходились полосы зелени.

— Похоже на пастбища для лу-коров, — сказал Бьорн.

Он остановился, сковырнул носком ботинка траву и слой земли. Маленькие многоногие существа поспешили зарыться глубже, подальше от света.

— Хорошая земля, — добавил Бьорн, осторожно взял одно из насекомых, рассмотрел и отпустил. Аккуратно придавил взъерошенный кусок дерна.

— Думаешь, Фермеры заметят, если мы угоним у них пару бычков? — спросила Крис, гадая, что еще пряталось в земле.

— На пастбищах лу-коров таких насекомых не водится, — заметил Бьорн. — Может, и ночных падальщиков тут нет.

Крис огляделась.

— Хорошо бы.

Она попыталась вспомнить из курса географии что-нибудь о терминах описания ландшафта.

— Здесь точно такой же пейзаж, как там. — Девушка показала на континент, с которого они приплыли. — Возможно, какой-то катаклизм разделил эту геологическую платформу надвое… как на Земле в доисторические времена. Континенты ведь не всегда были такие, как сейчас. Может, это молодая планета…

— Старая, — возразил Уитби. — .На картах, сделанных из космоса, совсем нет вулканов, а большинство гор — невысокие. Но здесь действительно такой же пейзаж, как на нашем континенте.

— Тогда почему Фермеры не возделывают тут землю? — спросила Астрид, нахмурившись.

Митфорд пожал плечами.

— Кто их знает. Не забывайте: если местность выглядит похожей, может быть, так оно и есть на самом деле.

Я имею в виду ночных падальщиков. Переночуем в «Бочонке».

Сержант изобразил руками широкую арку.

— Теперь давайте поищем место для лагеря.

* * *

За четыре часа работы исследователям попалось только несколько птиц и ни одной скальной наседки.

— Во-первых, здесь нет скал, и им просто негде селиться, — заметил Митфорд, когда Астрид высказала свое беспокойство. — Да и деревьев для летунов. Только кусты… Так. Давайте разобьемся на две группы. Зейнал, Крис, Ку и Бьорн, вы идете на север. Остальные — со мной на юг.

Бьорн несколько раз останавливался и проверял землю — хорошая, черная, влажная, но не слишком, кишащая мелкими насекомыми, а потому рыхлая.

— Пригодна для возделывания.

— Тогда почему здесь нет ферм? — спросила Крис.

— Узнаем, — заверил Зейнал, касаясь локтя девушки.

— Фермеры получают неплохой урожай на основном континенте. Второй им просто не нужен, — неуверенно предположил Бьорн.

— А тупиковые долины? — напомнила Крис. — Еще большая загадка.

^ Возможно, — Бьорн задумался, — в долинах держали животных. Подальше от ночных падальщиков.

— Тогда где они теперь? — поинтересовалась Крис.

— Все равно сожрали, — решил Бьорн.

— Над этим мы тоже подумаем, — пообещал Зейнал.

Они пошли на север, сделав большой круг, чтобы вернуться к «Бочонку». Зейнал видел низкие холмы в сутках пути к северу. В основном же прибрежную равнину покрывала трава. Ближе к «Бочонку» вечерний воздух наполнили манящие запахи.

Джо не стал терять времени и занялся добычей моллюсков, Лейла и Оскар выловили несколько видов рыб и, проверив их в маленькой, но хорошо оснащенной лаборатории «Бочонка», убедились, что они годятся в пищу. Сара нашла у реки несколько съедобных корешков и травок.

В «Бочонке» нашлось несколько электроплиток, на которых уже варились в котелках моллюски. На камнях ждал рыбу гриль. Еще в Едва-Едва команда запаслась хлебом, а когда Митфорд открыл пиво, исследователи и вовсе развеселились.

* * *

Доклад о необычном орбитальном устройстве переправили эоси-ментату Икс, поскольку он проявлял интерес ко всему, что связано с планетой-колонией.

Икс рычал, снова и снова проматывая запись. Одна лишь скорость неопознанного объекта предполагала наличие технологий, возмутительно превосходящих достижения эоси. Икс запросил все записи, включая те, что сделала его новая оболочка — в слабеющем разуме осталось воспоминание о посещении планеты.

Икс рассмотрел все значимые факты, присутствие избранного каттени, родственника настоящей оболочки ментата. Икс изучил то, что упустила эта оболочка: устройство, которое предполагало заселение планеты другим видом.

Икс возбуждал все, даже самые незначительные воспоминания, повторял их снова и снова, пока не исследовал каждый нюанс. Ментат обрадовался тому, что каттени установили второй, более маневренный спутник вокруг нужной планеты. К сожалению, наличие этого сателлита только подчеркнуло невероятную скорость глобального поиска, проведенного незнакомым орбитальным устройством. Икс все больше злился по поводу технического превосходства чужой расы.

Логика подсказывала, что первооткрыватели заново оценивали свою планету. На что был запрограммирован сфероид? И почему объект исчез, едва выйдя из гелиопаузы системы?

Икс организовал совещание с другими ментатами, у которых хватало сведений для составления плана действий. После сверхбыстрого обмена информацией — в той же степени не похожего на мучительные разговоры с подданными, каттени, как орбитальное устройство Неизвестных на их собственные спутники, — ментаты решили подробно рассмотреть дело. Все дальнейшие поставки на планету приостановили, а множество непокорных людей с Земли начали переправлять на второстепенную колонию.

Поскольку расследование затеял Икс, утомительное путешествие к планете поручили ему. Ментату предстояло на какое-то время отказаться от привычных удовольствий. К счастью, тяготы перелета будут незаметны в состоянии приостановки жизненных функций. Однако самый новый и быстрый каттенийский крейсер пришлось все же немного перестроить для удобства ментата. Задержка только нервировала эоси, и он развлекался, придумывая наказания для существ, которые причинили ему неприятности.

Ментата Икс разбудил командир жемчужины каттенийского флота. По всему кораблю яростно завывали предупредительные сирены, экипаж готовился к атаке. К каттенийскому кораблю приближалась такая громадина, что она даже не помещалась на экране визуального обнаружения.

Внезапно судно тряхнуло гравитационной волной, будто скорлупку в пруду. Икс в совершенно недостойной манере схватился за то, что попало под руку, и подождал, пока качка прекратилась.

— Доклад! — потребовал Икс в холодной и злой вербальной форме.

— Ваше превосходительство эоси, появился неопознанный корабль…

— Как вы пропустили его приближение?

— Он возник на экранах, едва мы прошли гелиопаузу, — уточнил командир, не решаясь взглянуть в глаза нависающему над ним эоси.

Каттени прекрасно знал о проблемах и неприятностях, связанных с данной планетой, не говоря уже о том, что был в курсе редчайшего случая — ментат получил оболочку не избранного каттени, но его родственника.

— Что это? — потребовал ответа Икс. — Можете показать?

Командир корабля торопливо вывел на ближайший экран изображение того, что напугало до дрожи всю команду на мостике.

Судно было просто чудовищное — в десять раз больше их ААИ, который, в свою очередь, в три раза превосходил габаритами самый крупный корабль каттенийского флота…

Неизвестный гигант явно направлялся внутрь системы, опережая ААИ на тридцать временных отрезков — и это несмотря на хваленые усовершенствованные двигатели и увеличенную крейсерскую скорость каттенийского корабля.

— Следите за ним…

Икс не договорил, потому что понял — чужой корабль, уже ушел.

— Он вне досягаемости, Великий Эоси.

Икс раздражало, что командир бездарно тратит его время на констатацию очевидных фактов.

Как мог другой вид развить такие технологии, когда эоси даже не знали о его существовании?..

В последнее время эоси не утруждали себя научными исследованиями сложнее усовершенствования двигательных систем кораблей, и до сих пор требования флота удовлетворялись на все сто процентов. Теперь самодовольной праздности пришел конец.

— Наблюдайте и записывайте. Не упустите ни секунды.

— Так точно, Великий Эоси, ни секунды.

Командир корабля, обрадованный тем, что легко отделался, вышел так быстро, как только позволяли приличия, — подальше от эоси к относительной безопасности капитанского мостика.

Никто не обратил внимания на его появление, никто даже не поднял взгляда на него: все продолжали заниматься своими делами.

Через несколько часов нарастающая на мостике суматоха пробудила командира ААИ от нечаянной дремы.

— Господин, корабль…

Командир совершенно проснулся и в благоговейном ужасе вытаращился на странный корабль, увеличенный во много раз — чтобы экраны каттенийского судна смогли показать его.

Чужак ненадолго нырнул в атмосферу планеты, пробкой выскочил обратно и продолжил путь в другую часть системы. Достигнув гелиопаузы, он тут же пропал из зоны видимости даже самых чувствительных приборов.

Командир ААИ доложил обо всем эоси. Ментат уютно расположился в громадном кресле в грузовом отсеке; который перестроили для большего его комфорта.

Перед ним висел широкий экран — Икс мог обойтись и без доклада.

— В данной ситуации планета теряет важность. — Эоси помолчал. — Возвращаемся на Каттен. Как можно быстрее. — Тон выражал презрение к черепашьей скороста крейсера: ментат воочию убедился в невероятном преимуществе невиданных технологий. — Нужно составить отчет — и нанести ответный удар.

Когда ААИ проходил через гелиопаузу, вахтенные ощутили легкий укол, как от несильного электрического разряда. На капитанском мостике зарегистрировали возмущение поля продолжительностью всего лишь в наносекунду, и инциденту не придали значения.

* * *

Дески услышали шум в воздухе задолго до того, как появился громадный корабль. Но пока напуганные люди искали укрытие во все еще занятых пещерах или в исследуемых долинах, шум не усилился.

Обладатели биноклей рассмотрели очень-очень высоко странно искрящийся ромб. Экраны на постах показывали, что чудище, похоже, едва касалось верхних слоев атмосферы: оно скакало, как плоский камешек по спокойным водам озера. Потом корабль изменил курс и ушел в открытый космос, забрав с собой зубодробительный шум.

Скотт моргнул, прокашлялся и разжал кулаки.

Адмирал стоял на капитанском мостике КДЛ и не мог глаз оторвать от космического чуда, которое виднелось на экране дальнего обнаружения.

В командном посту повисло молчание, потому что никто не мог до конца поверить собственным глазам. Вдруг запищал передатчик. Звук казался едва ли не бесстыдным в сравнении с грандиозностью недавнего происшествия.

— По размерам такой же, как первый, адмирал, — сказал Су. — Нам повезло, что он летел так высоко… Что такое? Извините, сэр…

Связь прервалась.

По коридору к мостику со всех ног мчался Дик Эренс. Он остановился в дверях, едва не врезавшись в косяк. Лицо его посерело, в глазах стоял почти благоговейный ужас.

— Они сделали это, Скотт. Сделали. Они заменили каждый хре…

— Не выражаться на моем мостике, Эренс. — Скотт достаточно оправился, чтобы вспомнить о манерах. — Что заменили?

— Все приборы Механиков, все сельскохозяйственные машины, которые мы разобрали. Все вернулось на свое место. И на скотобойне, и везде…

До Питера Изли, не менее пораженного, чем все присутствующие на мостике, дошло раньше, чем до Рэя Скотта и Джона Беверли.

— Хорошо, что мы успели освободить главный ангар, верно?

— А то получился бы большой кавардак, — согласился Беверли, и они с Питером расхохотались.

— А детали они случайно не забрали? — вспомнил Скотт.

— Детали? — озадаченно переспросил Эренс.

— Не думаю, Рэй, — ответил Беверли и показал на рацию, которая, как обычно, висела у генерала на поясе.

Эренс кинулся к люку, потом медленно вернулся. На лице его появилась самодовольная ухмылка.

— Машины на воздушной подушке остались. Может, Фермеры не сообразили, что именно я сделал с их материалами.

Новенькая панель коммутатора КДЛ замигала, принимая вызовы из Шатдауна, Белла-Висты и трех других ангаров, откуда недавно ушли люди, Потом из пещер и долин — новых поселений.

— Значит, они не знают, что мы здесь, — отреагировал Уоррел.

— Или плевать на нас хотели, — добавил Джей Грин. — Надеюсь, спутник зафиксировал наших гостей!

— Да?

Уорри с беспокойством представил, какие проблемы могут возникнуть на Бареви или Каттене, или где там еще засели эоси.

* * *

Машины вернулись.

Они стояли там, где им, по-видимому, и положено было находиться, сверкая новехоньким покрытием. Солнечные батареи, которые поселенцы сняли и приспособили под нужды лагеря, тоже никуда не делись и, по-видимому, функционировали.

— Почему машины не двигаются?

— Весна еще не настала. Не сезон.

— Хорошо, что мы вовремя освободили место!

— Никаких сообщений от Фермеров не поступало?

— Будто мы смогли бы их прочитать…

— «Здесь был Килрой» или его инопланетный двойник.

— Что нам делать теперь?..

Чак Митфорд увидел громадный космический корабль на экране «Бочонка» по пути в штаб долины Новое Едва-Едва.

Теперь он мог ответить на последний вопрос, когда Джон Беверли сообщил ему о полной замене оборудования.

— Зайдите в ангары и снимите анестезирующие дротики с пусковых установок, пока машины не пришли в действие.

— Думаешь, Фермеры не заметят? — спросил Беверли.

— Надеюсь, что нет. Мы сняли предыдущие, когда механизмы функционировали, но вам лучше сделать это до начала работ. Заполните резервуары водой. Анестезия дорого обошлась многим из Первой Высадки. Ленни Дойл и Песс покажут вам. У них есть опыт.

— Еще что-то, сержант? — с большим уважением спросил Беверли.

— Осторожно с летунами. Машины могут натравить их на все, что движется там, где не положено.

— Все?

— Когда придумаю, сообщу. Обращайтесь к Камберу, Эскеру, Дойлам, Маку Су, к любому разведчику из Первой Высадки.

Митфорд ежедневно отсылал доклады об успехах экспедиции. Сержант повернулся к команде.

— Я мог поклясться, что пройдет не меньше трех недель, пока что-то случится, — сказал он.

Все молчали.

— Мы можем чуточку ускориться, Сара? — спросил Митфорд, поскольку вела «Бочонок» именно она.

— Конечно, только снова будет трясти.

— Уже недалеко, — сказал каттени.

— Сколько у нас времени, прежде чем эоси начнут действовать, Зейнал? — спросил Митфорд.

Сержант беспокойно барабанил по колену, а свободной рукой цеплялся за ремень безопасности.

Каттени пожал плечами.

— Не думаю, что эоси могут соревноваться с Фермерами в скорости. Их корабли не автоматизированы, И телепортационных камер нет.

— Надеюсь, они сейчас в аду горят от злобы, — ухмыльнулся Митфорд. — Надеюсь, они просто корчатся от зависти…

— Что угодно, лишь бы к нам не приставали, — добавила Крис.

Девушка понимала, что, несмотря на уверения Зейнала, не она одна боялась репрессий.

Ему, конечно, лучше знать, но Крис все равно беспокоилась. Она даже представить не решалась, что могут сделать Фермеры в прямом столкновении с непрошеными арендаторами, хотя слова Зейнала о назначении охранных барьеров вокруг долин утешали — коль скоро речь шла о неизвестном виде.

Новое Едва-Едва располагалось на юго-востоке от первоначального поселения в одной из тупиковых долин, узкой — соответственно названию, — но более длинной, чем остальные. Долину распечатали простым способом — взорвали барьер, применив мины, найденные в арсенале «Малышки».

Зейнал рассказал нескольким минерам о мощности различных взрывчатых веществ, хранящихся на корабле. Изначально их предполагалось использовать в горной промышленности, поскольку Фермеры явно пренебрегали металлом и минеральными ресурсами планеты.

«Малышку» и КДЛ посадили в подходящей длинной, узкой долине: несмотря на маленькие размеры в сравнении с крупным транспортником, «Малышка» выглядела мощной и гораздо более опасной. Обломки второго корабля послужили строительным материалом для хижины, поставленной поблизости. Возвратившиеся из экспедиции исследователи по непрерывному потоку людей без труда опознали в ней штаб.

Палатки из шкур лу-коров испещрили другой берег обычной для долин реки. Над очагом жарилась на вертеле туша коровы. Камни, оставшиеся от пробитого барьера, разложили вдоль потока и использовали для строительства. Несколько домов выросло уже до уровня окон — вокруг суетились каменщики. Одно большое здание привлекало внимание. Тяжелые каменные столбы поддерживали крышу из шифера, которая имела водостоки. Наполовину достроенные стены из грубых бревен придавали строению вид домика лесничего. Судя по столам, скамейкам, табуреткам, нескольким стульям и аккуратной стопке одеял, еще недостроенное здание выполняло; сразу несколько функций.

Пока исследователи кружили в поисках стоянки и разгружали оборудование, их несколько раз окликнули, но больше чем на пару минут никто от работы не отрывался.

— Интересно, куда делись атмосферные аппараты с КДЛ и машины на воздушной подушке? — заметила отсутствие техники Крис.

— Это не единственная наша долина, — вытянул ноги Митфорд. — Ладно. Итак, Крис, Зейнал, Бьорн, Уитби, Ку, подведем итоги. У вас все карты. Уитби? Есть…

— У меня фотографии, — помахал пачкой снимков Зейнал.

— У меня образцы почвы.

Бьорн показал коробочку с пробами.

— А у меня распечатка вахтенного журнала, — добавила Крис, удивляясь, почему Митфорд так дергается.

— Сара, — сказал сержант. — Иди посмотри, что здесь за постройки. Астрид, найди нам что-нибудь поесть. Слав, залей воду в баки. Оскар, Ян, Лейла, хорошенько проветрите «Бочонок» и, наверное, помойте.

Митфорд махнул в сторону реки.

Они вошли в главное здание и осмотрелись.

Может, штабу и не хватало изящества, но предметы первой необходимости — включая заново перестроенный капитанский мостик сломанного транспортника, — содержались в порядке и рабочем состоянии. Появились даже «кабинеты» — уединенные комнатки со стенами из тростника. Старые детали механизмов все еще служили стульями, комодами, полками и скамьями.

— Думаешь, Фермеры не распознали собственные вещи? — прошептала Крис Зейналу.

— Ведите своих людей сюда, сержант, — помахал им рукой Скотт у дверей большой комнаты с тростниковыми стенами, в дальнем конце мостика.

— У. него даже личный кабинет есть.

На сей раз Крис повернулась к Митфорду.

— Становитесь слишком нахальной, мэм, — ответил сержант, хотя тоже рассматривал оборудование во все глаза.

Каттени, которым некогда принадлежал мостик, никогда не содержали его в таком порядке.

— Митфорд, Крис, Зейнал, Бьорн, Уитби…

Скотт торжественно пожимал им руки, приглашая в импровизированный кабинет.

— Видел, как вы подъехали, — добавил Скотт, — Джон, Бык и Джим остались послушать отчет.

Адмирал сел за стол — две доски, подогнанные друг к другу и чем-то отшлифованные. На полу стояли две плетеные корзины. Для нужных и ненужных бумаг, презрительно подумала Крис, но их присутствие странным образом успокаивало. Привычная деловая атмосфера.

Остальные шишкоголовые сидели рядом со Скоттом.

— Это замечательное место, адмирал, вместит большую часть, если не всех наших людей, — сказал Митфорд, подтаскивая к себе стул.

Уитби разворачивал карту, чтобы показать масштаб их исследований, Зейнал раздавал фотографии наиболее пригодных для обитания мест.

— Хотя, похоже, вы и здесь неплохо устроились, — добавил Митфорд.

— Спасибо, сержант. Здесь и правда хорошо: в долинах пока обошлось без нежелательных происшествий.

Скотт взял одну фотографию. Крис ткнула локтем Зейнала — она говорила, что именно этот снимок привлечет его внимание.

— Да, вот превосходное место.

Адмирал передал фотографию Джону Беверли.

— Я подумала, вам понравится гавань, — сказала Крис. — Она достаточно глубокая для авианосца.

— Как насчет призыва в армию, Крис? — спросил Скотт.

Он явно пребывал в веселом расположении духа.

— Здесь очень глубоко, — улыбнулась девушка. — Жалко, что у нас нет больших кораблей. Пока.

Митфорд сделал Бьорну знак начинать доклад.

— Земля плодородная, хотя ее не возделывали много лет…

— Вы имеете в виду, что когда-то все же возделывали? — наклонился вперед Скотт, выронив следующую фотографию.

Сержант вытащил из кучи снимок.

Фермеры всегда устанавливают строения на неиспользуемых участках, гористых, песчаных или же просто неплодородных. Посмотрите, как выдолблен утес. Там даже КДЛ наверняка поместится. И уж точно влезет «Малышка» со всем переделанным снаряжением. Здесь повсюду следы предыдущего использования. А дальше вдоль хребта можно найти еще одно место, похожее на скотобойню.

Четверо мужчин склонились над фотографиями. Никто не торопился спорить с Митфордом.

— Чуть выше мы нашли еще два строения ангарного типа. — Сержант показал на карте, — Дальше искать не стали, потому что эти явно давно не используются.

— Кажется, на другой стороне залива есть еще, — добавил Уитби, — только для «Бочонка» там слишком гористая местность, и мы не стали его пересекать.

— Может, Фермеры оставили ту землю свободной, потому что им хватало здешней? — спросил Скотт.

— Континент не вспахивали много-много лет, — заметил Бьорн. — Но почва богатая, можно вырастить все, что нужно. Особенно если мы будем использовать ее так же умело, как Фермеры.

— Нужна только еще одна поставка оборудования, — ухмыльнулся Беверли.

— Черт возьми, генерал, — хмыкнул Митфорд. — Мы сохранили все, что не переделали. Есть и плуги, и другая сельскохозяйственная техника. Я слышал, ни единая деталь не испарилась, не испепелилась, в общем, все на месте. Осталось только прикрепить плуги к машинам на воздушной подушке и использовать их по назначению. Без проблем!

— Верно, хотя мало кому понравится мысль расстаться с автомобилем из-за пахотного сезона, — подмигнул Беверли сержанту. — А что с любителями падали?

— Ни единого, — ответил Митфорд.

— Вот это действительно загадка, — перехватил инициативу Уитби. — Мы каждую ночь оставляли мусор снаружи, а на утро находили его нетронутым. Но местность почти такая же, как здесь.

— Ночных падальщиков там нет?

— Во всяком случае, мы не нашли, — взял слово Митфорд. — Скальных наседок отыскали, целые колонии на холмах — такие же глупые, как здесь. В лесах — птицы. Возможно, проклятые падальщики подохли с голоду, — ухмыльнулся сержант. — Мы всегда можем перевезти на второй континент пару лу-коров и посмотреть, что получится. Там мы ни одной не нашли.

— Корнеплоды и ягодные кустарники по большей части те же, и травы, — вставил Бьорн, сияя от удовольствия, — и рыбы, и моллюски…

— С ними бы так хорошо пошла жареная кукуруза, — вырвалось у Крис. Девушка вздохнула. — Извините.

Скотт бросил на нее понимающий взгляд, и губы адмирала тронула улыбка.

— Ты не одинока.

— Может, найдем что-то похожее, — успокоил Бьорн, всем своим видом выражая сочувствие. — У нас же нет полного каталога флоры этой планеты.

— Кстати, Митфорд, — вспомнил Беверли. — Мы сняли дротики, как ты и сказал. Действительно, мощная анестезия!

— Точно, — хором подтвердили Зейнал и Крис.

— Верно, — повернулся к ним Скотт. — Вы попались и позже спасли другую, более удачливую группу.

Адмирал на секунду задумался.

— Если там и правда нет ночных падальщиков… Да, серьезных причин для переезда на другой континент хватает.

Митфорд наклонился вперед, обвел указательным пальцем местность, которую они исследовали.

— Здесь очень хорошо, сэр. Я проезжал всего пару раз, но после Высадки мы еще не видели ничего лучше.

— Если бы точно знать, что эоси тза нами не наблюдают… — протянул Скотт и уставился на Зейнала.

— Они все еще «раздумывают», Скотт, — ответил на незаданный вопрос каттени. — Эоси долго и нудно раздумывают, прежде чем действовать. Мы летим на транспортнике в нужное время, и орбитальный спутник нас не заметит, — путешествие короткое. Если осторожно использовать двигатели малой тяги, то у геосинхронного сателлита будет недостаточно данных.

— К тому же, — с явным удовольствием добавил Митфорд, — они даже не предполагают, что у нас есть корабли. А если у эоси хватает мозгов, то после визита того чудовища они будут обходить Ботанику за много-много световых лет.

Все посмотрели на Зейнала. Тот обвел взглядом присутствующих и пожал плечами.

* * *

Не во всех заселенных долинах жители обзавелись крышей над головой, не говоря уже о наличии таких удобств, какие имелись в штабе. Однако предложение сорваться с места и снова переехать встретило много возражений, особенно среди техников и инженеров. Они уже занялись новыми проектами и не хотели бросать инструменты — даже те, которые только изготавливали. Решило дело наличие на втором континенте огромных пещер (до сих пор хижины приходилось лепить из примитивных и непрочных материалов). И тут инженеры внезапно захотели первыми поселиться на новой земле.

Горняки тоже не обрадовались, особенно Уолтер Дакси, главный горный инженер: уже были найдены богатые залежи железной руды. Хотя, судя по космическим картам каттени, и на втором континенте имелись минеральные ресурсы. Однако шахтеры отказывались бросать разработку, поскольку та уже давала результаты.

Поэтому решили, что горняки будут продолжать деятельность: у них оставалось достаточно людей, чтобы охотиться и добывать пропитание после смены, а жить можно в ближайших пещерах. Для доставки руды к месту выплавки и производства инструментов договорились в разумных пределах использовать КДЛ.

— Что там с топливом? — спросил Беверли у Зейнала однажды на совещании. — Вдруг оно закончится? У нас нет возможности произвести новое, даже если на планете найдутся нужные природные ресурсы.

Зейнал улыбнулся.

— Я знаю, где находятся склады. На захваченных кораблях несложно слетать на Бареви.

— Пират, — рассмеялся Беверли и объяснил каттени, что означает это слово.

— Из меня выйдет хороший пират, — согласился Зейнал. — И не только из меня.

— Эй, а что еще ты можешь привезти? — спросил Су.

Мак возглавлял группу инженеров, они постоянно сталкивались с необходимостью заново создавать обычно такие доступные инструменты.

— Смотря что тебе надо, — ответил Зейнал.

— А можно, я поеду с тобой и сам взгляну на ассортимент? — попросил Су.

Каттени кивнул на Беверли.

— Спроси его. Мы еще не скоро полетим. Для коротких перелетов нужно мало топлива.

Тем не менее Зейнал строго следил за показателями, расхода горючего при первом перелете. Достигнув минимальной отметки в пределах безопасной траектории, он выключал двигатели малой тяги, чтобы экономить каждую унцию топлива.

Митфорд, забив весь «Бочонок» людьми, отправился разведывать новую местность, оставив Зейнала и Крис решать, кто и что взойдет на борт КДЛ в будущих перелетах.

Сельскохозяйственная община пожелала быть в следующей партии, потому что высаживать растения нужно, как только закончатся морозы. Вообще-то «зима» на Ботанике означала всего-навсего незначительное понижение температуры, дождливые дни вперемешку с солнечными и частые утренние заморозки. Ни метели, ни снега, несмотря на облака, которые обещали пургу тем, кто привык к холодному климату.

Иногда температура падала сильно: работы снаружи приостанавливались, но в домах, спасавших от мороза, всегда находилось, что делать. Страдали только бывшие жители тропиков: им выделяли больше одежды и первым отдавали мех скальных наседок, когда он появлялся.

Однажды, когда Митфорд уехал в первое из путешествий на «Бочонке», Сэнди Арсон, начальник лагеря в Штабной долине, подошла к. Крис — та перекусывала в Большом Здании.

— Никак не могла застать тебя одну с тех пор, как ты вернулась с другого континента, — начала Сэнди.

— Одну?.. Звучит зловеще, — удивилась Крис.

— И да, и нет, — заметила Сэнди. — Но когда речь идет о распределении благ, с логикой не поспоришь.

— Каких еще благ? — спросила Крис недоуменно.

Блага на Ботанике означали часы добавочных работ за немногие доступные «излишки», не считая пищи и крова. Даже Крис с Зейналом переделали кучу работы на кухне.

Хотя за длинным столом девушки сидели одни, Сэнди придвинулась ближе к Крис и ткнула себя в грудь.

— Нас.

— Нас? — потрясла головой Крис, до нее медленно доходило. — Нас, женщин… детородного возраста?

— Ты уловила? — Сэнди откинулась на спинку стула и криво улыбнулась. — На Ботанике мужчин гораздо больше, чем женщин, а высадок уже недели четыре как нет, значит, девушек больше не станет. В общем, если мы хотим сохранить генетический фонд…

— Ты хочешь сказать, мы не собираемся улетать с Ботаники?

Сэнди изумленно уставилась на Крис.

— Нас сбросили, мы остаемся, — процитировала девушка. — Ты что, не слушала Зейнала?

Крис нервно сглотнула.

— Наверное, я слишком наивна… но ведь теперь у нас появился КДЛ. Мы можем взлететь.

— И отправиться на Землю? — Сэнди посмотрела на девушку с явным отвращением. — Ты слишком давно не была в лагере, деточка, слишком долго общалась с этим каттени. Я тебя не виню. — Она торопливо подняла руку. — Я даже не знала, что они могут быть такими милыми…

— Значит, люди считают его «милым»?

— Не надо сарказма, Крис Бьорнсен. Да, многие, даже толстокожие и нетерпимые, уже поняли, что Зейнал сейчас больше дитя Ботаники, чем Каттена. «Меня сбросили. Я остаюсь», — весело хмыкнула Сэнди. — Особенно шишкоголовые. Но вы с ним не можете иметь детей. Ты же знаешь.

Крис кивнула, и Сэнди продолжила:

— А у тебя подошел возраст.

Крис совершенно не хотела слушать то, что должно было последовать дальше, и отодвинулась от Сэнди.

Она не может, просто не может переспать с кем-то еще, даже для того, чтобы увеличить генетический фонд колонии, ради безопасности которой столько работала…

— Ну, не будь дурочкой, — сказала Сэнди. — У нас сейчас достаточно врачей. Яйцеклетку можно оплодотворить спермой В положенное по циклу время. Я так и сделала. Я была одной из первых, — Сэнди погладила себя по животу. — Заметь, отца выбирала сама.

Крис снова сглотнула. Ее тошнило от такой перспективы.

— Анна Боллингер тоже на сносях, но она формально обручилась с Мэттом еще до зачатия. Джанет слишком старая. Патти-Сью тоже сделала все по старинке. Я просто хотела тебя предупредить, что ты на очереди. Это вовсе не похоже на измену.

— Не мои проблемы, — слабым голосом возразила Крис. — Как я могу забеременеть, пока мы не устроимся, не узнаем, что собираются делать эоси и Фермеры. Что будет, если…

— Успокойся, Крис. — Сэнди поймала руку девушки и зажала ее в ладонях. — Ты едва ли не последняя в списке. Твои таланты сейчас пригодятся явно не у колыбельки.

Крис не могла справиться с потрясением.

Она вовсе не собиралась заводить детей! Ей всего двадцать два… или около того — девушка потеряла счет субъективного времени по пути на Ботанику и не имела понятия, какой сейчас месяц, день или год. В любом случае, вряд ли из нее получится хорошая мать.

В старших классах и колледже Крис никогда не любила работать няней — разве что ребенок спал. Если маленькое чудовище просыпалось и начинало кричать, она больше никогда не соглашалась за ним присматривать. Похоже, у нее нет и намека на материнский инстинкт;

— Вообще-то мы собираемся устроить ясли. Там будут работать те, кому нравится возиться с малышами. Как только родишь, можешь вообще забыть о ребенке, если уж тебе так не нравится материнство.

— Именно так, — сказала Крис, понимая, что ее загнали в тупик. — Когда это обсуждали? Я в первый раз слышу.

Девушка начинала злиться. Она без вопросов выполняла все, о чем ее просили на этой планете. С радостью демонстрировала собственную гибкость и выносливость, получала навыки, которые в нормальной жизни на Земле никогда не пригодились бы.

Сэнди улыбалась.

— Если хочешь знать, ты проходишь через те же стадии, что и все остальные — и Астрид, кстати, тоже, — прежде чем принять неизбежное.

Крис вспыхнула. Она терпеть не могла предсказуемость в поведении.

Сэнди захихикала и похлопала девушку по плечу.

— Ты забеременеешь еще не скоро, и все пройдет не так плохо, как думаешь. Но я подумала: тебе ведь еще не говорили. Ты ездила по экспедициям и пропустила шумную дискуссию, а потом никто не мог решиться рассказать о результатах.

— Кто тебя послал? Митфорд знает?

— Я сама вызвалась. Сержант испугался, — улыбнулась Сэнди. — Подумай, Крис, мы сделали Ботанику своим домом и не собираемся кому-то отдавать эту планету. Значит, нужно следующее поколение, чтобы работа продолжалась. Мне здесь нравится…

— Теперь!.. — скривилась Крис, немного стесняясь, что сорвалась.

Сэнди покачала головой.

— Нет, с самого начала, потому что здесь я стала Самой собой и мои знания очень всем помогали. На Земле, — Сэнди ткнула большим пальцем за плечо, — меня считали белой вороной, или странной, или асоциальной, или нонконформисткой, и уж совершенно точно — чудачкой. Черт, да здесь я верчу генералами и адмиралами, управляю городом. Уж точно, получше, чем когда тебя просто «терпят». Не я одна нашла дом на Ботанике. Думаю, и ты тоже, даже если ради этого нужно потерпеть девять месяцев и выносить ребенка.

— Я даже не предполагала… я имею в виду — твою ситуацию. Только мы забыли еще кое о чем, — добавила Крис. — О Фермерах.

— Да, — задумчиво сказала Сэнди. — Но о них мы подумаем позже. А сейчас… ой, — замолчала она и посмотрела в сторону входа.

Там стоял Зейнал и оглядывался по сторонам. Через секунду он увидел Крис и Сэнди.

Сэнди встала.

— Удачи, — подмигнула она.

Как раз сейчас Крис была совершенно не готова к приходу каттени. Откровения Сэнди сбили ее с толку. Необходимо время, чтобы такие новости уложились в голове…

Если забыть о загадочных Фермерах, девушка не могла не признать — дети принесут колонии стабильность, не говоря уже о моральной поддержке. Удивительно, что женщины, которых изнасиловали, как Патти-Сью, теперь помышляли о материнстве.

Крис мало успокаивала мысль о возможности избежать физического контакта с будущим отцом, да и вообще только трусиха выберет такой путь: откровенно лишить какого-то парня… как бы так сказать — «удовольствия»?

Крис мало общалась с другими мужчинами на Ботанике, потому что все время проводила в экспедициях. По большей части они с Зейналом работали с другими парами — с Сарой и Джо, например, Уитби питал нежные чувства к Лейле, хотя из них парочка получалась странная.

Как-то раз она случайно узнала, что женщин из Шестой Высадки сильно невзлюбили другие представительницы прекрасного пола в том лагере, куда их распределили. Крис упомянула об этом в разговоре с Сарой, и та с удовольствием поведала, что новенькие — «ночные бабочки»: их случайно забрали в одном из немецких городов вместе с настоящими демонстрантами. Выяснилось, что Германия не закрывала бордели, однако обязывала их обитательниц периодически проходить медицинское обследование, чтобы не распространялись венерические заболевания, так что девочки были «чистые». На Ботанике дам не хватало, мужчины постоянно искали женского расположения любыми средствами, в том числе такими, за которые полагались колодки. Начальники лагерей встретили профессионалок с радостью и выразили надежду, что те продолжат заниматься своим ремеслом. Удостоверившись, что это будет засчитываться как обычные «рабочие часы», все женщины — за исключением двух — согласились, Однако менее приятные работы, например на кухне или в отхожих местах, они все же должны были выполнять, когда подойдет очередь. От дозора девушек освободили.

Путаны в свою очередь установили жесткие правила — как с ними должны обращаться и сколько клиентов они могут обслужить за день. Первым из требований стояло должное уважение — как со стороны мужской, так и со стороны женской части населения.

Пуританки отказывались признавать, что древнейшей профессии есть место на Ботанике. Но они не могли не заметить, что мужчины в лагерях стали более дружелюбными и перестали отпускать едкие шуточки о так называемых блюстительницах нравов. Недовольные все же оставались — например, Джанет и Анна Боллингер тщательно избегали встреч с «ночными бабочками», — но многие повиновались решению большинства и проблем не создавали.

— У тебя озабоченный вид, Крис.

Зейнал подвинул скамейку и сел рядом.

— Суп невкусный? — добавил каттени, заметив перед девушкой нетронутую плошку.

— Вкусный.

Девушка торопливо схватилась за ложку, хотя суп уже совсем остыл.

— Сэнди тебя чем-то расстроила? — встревоженно спросил Зейнал.

— Так, девичьи секреты, — ответила Крис, не вдаваясь в объяснения.

— Митфорд говорит, тебе придется родить ребенка для колонии. Может, двух.

— Что-о?!

Крис уронила ложку в тарелку и расплескала суп. Разозлившись на собственную неловкость, она быстро вытерла лужицу тряпкой.

Зейнал смерил девушку взглядом, усмехнулся краешком рта, придвинулся ближе.

— Сэнди говорила с тобой именно об этом?

Крис спрятала лицо.

— Значит, Митфорд сумел сказать тебе? Но не мне?

— Так, мальчишечьи тайны, — поддразнил Зейнал. Его глаза улыбались. — Ты же знаешь, что мы с тобой не можем иметь детей. Поэтому ты со мной? Чтобы не забеременеть?

Девушка зло посмотрела на него.

— Я с тобой, потому что люблю тебя, тебя… ты… шишкоголовый, — низким, напряженным голосом ответила она.

Зейнал накрыл ее руку своей ладонью, сжал пальцы.

— Ты молодая и сильная. Ты будешь хорошей матерью.

Крис всхлипнула.

— Нет. Во мне нет ничего материнского! — выпалила она, не слушая его уверений. — Из меня выйдет плохая мать. Я не готова иметь детей. Я слишком молода…

Зейнал долго смотрел на нее.

— Разве не этим занимаются все женщины на Земле? Рожают детей?

— Уж точно не все, — угрюмо пробормотала девушка.

— Понятно, — протянул каттени. — А может, ты просто боишься сделать мне больно?

— Я верная. Я не хочу никого, кроме тебя. Даже если ты не можешь иметь детей, — резко ответила Крис, глядя на суп, который уже подернулся пленкой застывшего жира.

— Тебе не обязательно спать с другим мужчиной. Митфорд мне объяснил.

— Еще хуже, — сквозь сжатые зубы процедила Крис.

— Я хочу видеть твоего ребенка. Выбери Митфорда. Он тебе нравится!

— ЧТО-О-О?..

Крис потрясенно вскочила со скамейки, люди у очага начали на них оглядываться. Девушка упала обратно, закрыв лицо руками.

Еще ни разу на Ботанике ей так не хотелось плакать.

Вся беда была в том, что Крис и правда нравился Чак Митфорд, очень нравился. Если бы у нее не завязались отношения с Зейналом, она бы присмотрелась к сержанту. Крис никогда этого не делала, да и Митфорд не особо упорствовал: может, она не ошибалась, и сержант заинтересовался бы ею, если бы не каттени. Конечно, Митфорд так часто оставлял Крис в компании с Зейналом, что физическое влечение было неизбежно…

Каттени обнял девушку за плечи.

— Не надо так расстраиваться, Крис. Здесь нет ничего особенного.

— Ничего особенного?! — взвилась Крис, отпихивая его руку и с удовольствием заметила, как он слегка отпрянул, увидев выражение ее лица.

— Ничего особенного!..

Она начала вставать со скамейки, но Зейнал усадил ее обратно, применив гораздо больше силы, чем когда-либо.

— Ты неглупая женщина, Крис Бьорнсен. Когда придет время, ты родишь ребенка, и я тебе помогу. Не делай из мухи слона.

Зейнал встал. Крис так напугалась, что схватила его за руку. Вдруг она упала в его глазах, потому что действительно вела себя глупо? Если он не возражает, может, и она не должна?..

— Твой суп остыл. Я принесу еще.

У Крис едва голова не закружилась от облегчения. Она кивнула в знак признательности и немного обрадовалась тому, что Зейнала какое-то время не будет рядом и можно будет собраться с мыслями.

Когда Крис поднесла руки к лицу, те оказались ледяными. Или просто щеки горели от ярости и смущения? Как бы там ни было, нужно остыть и перестать вести себя так глупо.

Девушка возмутилась, когда Зейнал сказал, что не возражает против ее физической измены. Он даже хотел, чтобы она родила. Может, на Каттене все женщины рожают детей независимо от своих желаний? Потом Крис вспомнила, что Зейнал выбрал для нее мужчину, которого она уважала больше всех. Получается, большой каттени гораздо восприимчивей, чем другие представители его вида. Или просто человечность так заразительна? Крис знала — Зейнал тоже восхищается Митфордом. Или они с сержантом обсуждали предполагаемого виновника невольной беременности Крис Бьорнсен? Сомнительно. Митфорд не такой. Девушка не могла представить, чтобы сержант и каттени вели подобные разговоры…

Зейнал вернулся с чашкой дымящегося супа. Удивительно, но в его желтых глазах светилось сочувствие.

— Спасибо, — поблагодарила Крис, зачерпнула суп ложкой и подула на нее. — Я, кажется, немного погорячилась.

— Я люблю тебя, — признался Зейнал так внезапно, что взбудоражил бы ее и без того расстроенные нервы, если бы остатки здравого смысла не подсказали — такое замечание тоже не в традициях каттени.

Он накрыл свободную руку Крис своей ладонью.

— Я и не думал, что когда-нибудь в своей жизни испытаю это чувство.

Здесь каттени задел Крис за живое. Она уронила голову ему на плечо и тихонько заплакала.

Девушка знала, что у него есть два ребенка, даже избранный имел право на наследников. Зейнал никогда не говорил об их матери Или матерях. Значит, он не позволял себе влюбиться? Потому что знал, что избран и недолго проживет «своей жизнью»?

— А теперь почему ты плачешь? — совершенно обескураженно спросил каттени.

— Из-за тебя. Потому что ты можешь любить меня.

— Это несложно.

Девушка услышала в голосе Зейнала веселые нотки, смахнула слезы с глаз, подняла голову и выдала лучшую из своих улыбок.

— Ешь суп. Нам еще нужно работать, — ласково поторопил Зейнал.

Крис подумала, что никого еще так не любила.

Глава 8

Ментаты-эоси хорошо все обдумали — изучили отчеты с обоих спутников, внимательно относясь к мельчайшим деталям. С каждым новым просмотром волнение росло. Появились две отдельные проблемы: во-первых, эоси не единственные высокоразумные существа в галактике, как считалось раньше, но почему им никогда не встречались Другие, когда они прилежно исследовали эту часть Млечного Пути? Во-вторых, как Другим удалось достигнуть уровня технологий, настолько превосходящих собственные достижения ментатов, и когда, собственно говоря, эоси сумеют догнать и перегнать их?

Ментат Икс обратил внимание присутствующих на передатчик, который мельком видела его оболочка. Разумно было бы изучить имеющееся оборудование и составить мнение об устройстве механизмов на колониальной планете.

Инспекцию и анализ установок доверили ментату Икс и двум молодым ментатам с техническим образованием. Крейсер ААИ доставит эоси на планету, а также обезопасит от нападения коварных и непредсказуемых туземцев.

Когда это превосходное боевое судно достигло ионосферы планеты, модернизированная система двигателей дала сбой, что уже само по себе выглядело странно. В результате от кормы до носа корабля прокатилась ударная волна. Датчики на приборах обнаружения зашкалили на наносекунду, потом вернулись в обычное положение, и двигательные агрегаты возобновили работу, будто ничего не случилось. Анализ системы и запросы об аварии показали, что все агрегаты ААИ работают нормально. Даже ментат Икс не знал, что и думать.

Ему это понравилось не больше, чем остальные проблемы, возникшие в захолустной звездной системе.

Капитан задействовал все меры предосторожности, доступные на последнем детище эоси-каттенийской технологии. Корабль продолжал погружаться в атмосферу третьей планеты. Жизненных форм зарегистрировали не больше, чем положено по количеству арестантов и туземных существ. Людей оказалось на две тысячи три человека меньше, чем по реестровым записям, но при транспортировке и после высадки возможны несчастные случаи.

Эоси рассудили, что приземлятся там, где высаживали большую часть арестантов и где теперь лежали обломки корабля.

Мобильные боевые команды десанта тут же выгрузились из ААИ для быстрого обследования местности и изучения поврежденного транспортника. На полпути их атаковали местные твари. Бойцы элитных войск славятся быстротой реакции: животных моментально перестреляли, немного погодя идентифицировав их как туземные жизненные формы, описанные исследовательской группой, открывшей планету.

Десантники доложили о наличии признаков сильного пожара и повреждениях в двигательном отсеке транспортного корабля, что подтверждало отчеты и драсси, капитана транспортника, и спасателей, погибших при втором несчастном случае.

— При третьем, — поправил капитана корабля ментат Икс.

— Господин?.. — нервно переспросил капитан.

— Разведчик тоже исчез после посадки на этой планете.

— Извините, я не знал, господин.

— Я знал, — отрезал ментат.

— Подозрительно: три раза… — задумчиво начал ментат Ко и умолк.

— Да, подозрительно.

Ментат Икс сделал капитану знак продолжать.

Кроме всего прочего, командир десантной группы доложил, что от судна осталась только оболочка. Корабль выпотрошили.

Ментат Икс раздраженно отметил нарушение протокола: даже транспортник следует взрывать, чтобы от него ничего не осталось. К сожалению, оба капитана драсси погибли на КДЛ.

— Возможно, там не оставалось ничего ценного, — заметил ментат, и проблема отпала.

— Недалеко отсюда зарегистрировано наличие металла, — доложил капитан: ему только что спешно передали отчет о наблюдениях.

Икс кивнул. Щелчком пальцев он приказал капитану отозвать разведывательную группу.

Десантники доставили много фотографий: какие-то ангары, сараи, штабеля непонятных предметов, которые оказались ящиками неправильной формы. И еще они видели множество различных машин.

— Сельскохозяйственных машин, — добавил капитан, потому что немного понимал в сельском хозяйстве.

— Какое сейчас время года? — спросил ментат Се.

— Погода холодная. Возможно, зима? — предположил Ко.

— Зимой сельскохозяйственная техника не используется, — заметил капитан.

— Доставьте один образец сюда.

— Возможно, ментаты соблаговолят взглянуть на машины в их… э… естественном состоянии? — спросил капитан.

Это казалось более разумным, чем перетаскивать громоздкие агрегаты.

— Воздух чистый?

— Да, господин, — ответил капитан.

Он и сам надеялся подышать свежим воздухом, а если удастся спровадить ментатов с ААИ, то и приказать техникам жизнеобеспечения проветрить корабль.

Ментаты без особого труда добрались до цели в капитанском катере, достаточно просторном для трех эоси и экипажа.

Они не увидели ничего поразительного во встроенных в утесы строениях. Да и в машинах — тоже. Механизмы оказались удручающе простыми по сравнению с громадным космическим кораблем, который ошеломил Икс при первом визите в данную звездную систему.

— Здесь ничто не удовлетворяет нашим потребностям и не служит пониманию менталитета создателей механизмов, — подвел итог ментат Икс, хотя свежесть воздуха и солнце ему импонировали. — Когда колония организуется в достаточной степени, я могу даже завладеть планетой.

Ментаты Ко и Се переглянулись и последовали за старшим эоси обратно на корабль.

Несмотря на неудавшуюся попытку найти что-то значимое с технологической точки зрения, Икс не стал отдавать никаких приказаний, а удалился в свои покои для размышлений.

Через какое-то время капитану передали приказ готовить катер ко второй вылазке. Икс снова взял с собой двух других ментатов.

Когда показались иероглифы, вырезанные на склоне холма, он велел зависнуть над ними.

— Надпись на каттенийском, — заметил ментат Ко.

— Да. Это дело рук предателя Зейнала!..

Ментат Икс заскрежетал зубами в совершенно не свойственной ему манере, потом властно махнул пилоту, приказав садиться там же, где когда-то в ипостаси Ленвека пытался напомнить брату о долге.

Внизу никого не оказалось: сплошные поля с живыми изгородями.

И ничего, что могло объяснить побег избранного. Только нечеткие следы от посадки разведчика.

Ментат Икс повернулся в ту сторону, откуда пришли люди и Зейнал.

— Туда! — показал он.

Катер поднялся в воздух и вскоре подлетел к глубокой лощине, где стали заметны признаки человеческого жилья. Запутанные лабиринты пещер населяли многочисленные жизненные формы — кое-кто вышел посмотреть на аппарат. Приборы зафиксировали использование рации, но не смогли определить частоту, потому что сигнал внезапно прервался.

— У них стало больше передатчиков, — надменно сказал Икс.

— Желает ли ментат приземлиться и поговорить с людьми? — спросил пилот, когда из пещер вышло еще несколько человек.

— Меня не интересуют паразиты.

Икс изучал человеческие сигналы гораздо внимательней, чем кто-либо мог подумать. В основном он искал безошибочные признаки наличия каттенийской жизненной формы, но их не было. Глубоко в разуме Икс дрожал хныкающий голос.

— Похоже, люди много путешествуют, — заметил ментат Ко, — если это, — тут он постучал длинным ногтем по экрану сканера, где мерцали многочисленные точки, — действительно их пульс.

Ментат Икс с интересом взглянул на Ко.

— И куда же они добрались?

— До небольшого континента поблизости. Там зарегистрировано много человеческих сигналов.

— Возвращаемся.

Ментат Икс откинулся на спинку кресла, ему не терпелось увидеть второй континент. Возможно, там обнаружится каттенийский сигнал.

Когда ААИ взлетел, оставив после себя глубокую яму, ментат Икс пришел на капитанский мостик, где встал около техника, ответственного за обнаружение жизненных форм.

— Настрой аппаратуру на каттенийский сигнал, — приказал Икс и щелкнул длинными ногтями, так что техник задрожал от страха.

ААИ подлетел к следующему континенту по низкой дуге. Корабль не успел достичь нужной высоты, когда на экране мелькнула яркая искра — прибор зарегистрировал присутствие каттени.

Сигнал исчез так быстро, что техник заподозрил ошибку в работе системы. Ментат не стал гадать, а приказал снова пролететь над тем же местом — полосой земли почти на самом берегу пролива между двумя континентами. На экране ничего не появилось.

— Возможно, аномалия, любезно предположил Ко.

— Возможно, — раздраженно бросил Икс и разрешил продолжить полет.

Наибольшее количество человеческих сигналов сконцентрировалось у северного залива.

— Они здесь все заполонили, — отметил Ко, пока территорию проверяли на наличие каттенийского сигнала.

Икс размышлял очень долго.

ААИ висел в воздухе, затрачивая на это огромное количество топлива. Потом ментат Икс резким жестом приказал капитану возвращаться на Каттен как можно быстрее.

Капитан всем сердцем желал того же — ему не терпелось избавиться от пассажиров-эоси — и моментально отдал нужные приказания.

Он чуть не выпал из своего кресла, когда корабль внезапно остановился. Двигатели по-прежнему работали, их мерное гудение превратилось в недоуменное завывание: судно натолкнулось на непреодолимое препятствие.

— Там какой-то барьер, капитан, — доложил первый пилот, недоуменно глядя на туманную стену, в которую уткнулся корабль. — Такое впечатление, что эта планета находится в очень плотном пузыре…

— Уничтожить препятствие, — раздраженно махнул длинной рукой Икс.

Капитан приказал дать залп из всех носовых орудий. Он был уверен в положительном результате. ААИ вздрогнул.

— Прямо по курсу препятствие, — доложил штурман, пытаясь не думать о том, что хваленые орудийные системы новенького корабля оказались бессильными перед непонятной угрозой.

Капитан приказал увеличить мощность импульса. Корабль медленно, очень медленно начал пробиваться сквозь странный барьер. Потом ААИ вдруг буквально вывалился в открытый космос. Все, кто ни за что не держался, попадали на пол, включая трех ментатов.

В инстинктивном желании помочь к эоси подскочили несколько техников, но ментаты только зашипели в ответ, затем стали медленно подниматься на ноги, при этом злобно оглядываясь.

— Поворачиваем! — приказал Икс капитану. — Я хочу знать, что это за барьер и как он мог задержать наш корабль.

Капитан приказал оператору систем наблюдения переключить экраны на обзор задней полусферы. Ничего не произошло.

— Я сказал — дать обзор!.. — зарычал капитан, но, хоть оператора и трясло от страха, все попытки увидеть, что же происходит позади корабля, ни к чему не привели.

— Система заблокирована…

— Отчет о повреждении, — доложил инженер. — Сбой в работе внешних антенн.

— Починить!..

Капитан ударил кулаками по подлокотникам.

Техники бросились исполнять приказ.

Икс барабанил по стене своими длинными ногтями с гораздо большим раздражением, чем смел выказать капитан.

— Ладно. Тогда разверните корабль, чтобы нас просветили экраны переднего вида. Я должен изучить препятствие.

Икс изобразил пальцем маленький круг.

Однако оказалось, что за короткое время двигатели ААИ отнесли корабль на весьма значительное расстояние. Капитан забормотал себе под нос нехорошие ругательства, когда понял, как далеко они от треклятого Пузыря.

Пока судно возвращалось для изучения феномена, на мостике царили тишина и уныние. Тем временем, судя по отчету о повреждениях, все внешние антенны и прочие выступающие части корабля были просто снесены.

Корабль приблизился к Ботанике. Оказалось, что ААИ буквально продырявил странный Пузырь: ободранные с обшивки антенны прилипли к его поверхности и остались там висеть.

Странная темная оболочка окутывала всю планету. Ее кромка находилась чуть ниже орбиты обоих каттенийских спутников, которые теперь с туповатым упорством демонстрировали туманные виды Пузыря — и больше ничего.

— Пропускает свет, — заметил офицер по науке, с облегчением найдя хоть какую-то информацию для доклада, поскольку состав барьера анализу не поддавался.

— Исследуйте, — приказал Икс, нависая над техником в ожидании ответа.

Каттени, блестящий специалист, использовал все возможности своей экспресс-лаборатории, оснащенной новейшим оборудованием, но не смог ничего сделать. Научник поднял руки, признавая поражение. Он не решался взглянуть на ментата, а потому не заметил удара, расколовшего его голову, как спелую дыню.

Икс в ярости вылетел с мостика. Молодые ментаты последовали за ним. Капитан приказал штурману поворачивать на Каттен. Потом знаком велел убрать труп.

* * *

— Дьявол! Да не знаю я, что там случилось, — говорил Маруччи, обращаясь к собравшимся на капитанском мостике КДЛ. — Никогда раньше такого не видел — все приборы буквально слетели с катушек, выглядело так… — он подбирал слова, — будто на секунду осветился дальний космос.

— Ага. Давайте не будем терять голову, — начал Скотт и остановился.

Беверли присвистнул.

— Я знаю, что это невозможно с точки зрения технологии, — медленно заговорил он, — но, с другой стороны, много чего из произошедшего в последнее время выходит за рамки даже научной фантастики. Можно пойти дальше и предположить, что вокруг целой планеты установили барьер.

— Сейчас там есть что-то, чего раньше не было, — рассуждал Скотт. Адмирал облокотился на панель сканера и не сводил глаз с экрана. — Даже если оно выглядит просто как туман.

— Я видел такое в «Стар Треке», еще в детстве, — сконфуженно заметил Маруччи. — Там в какой-то серии создали сеть, чтобы не выпустить «Энтерпрайз».

— И как же «Энтерпрайз» освободился? — без тени иронии поинтересовался Беверли.

Маруччи долго морщил лоб, затем пожал плечами.

— Не помню. Какая-то паутина вокруг корабля, кто-то ее разматывает, они знают, что времени не так много…

Он умолк.

— Значит, Фермеры не хотят нас выпускать? Почему же они сначала впустили, а потом выпустили корабль эоси?

— Наверное, он пробил дыру в паутине и вырвался, — предположил Маруччи. — Отсюда и вспышка — когда эоси дали залп по препятствию.

— Сейчас дыры нет, — возразил Скотт, выпрямляясь, но не отрывая взгляда от экрана. — И зачем вообще здесь оказался корабль эоси?

— Наблюдал за нами? — высказался Феттерман.

Дески-наблюдатели предупредили жителей Уединенного Залива, когда над ними показался корабль. Затем наблюдатели в старом лагере Едва-Едва сообщили, что корабль сел на Поле Высадок.

Разведчики извещали о каждом шаге эоси. Не стал исключением визит катера на скотобойню и последующий перелет к Скалистому лагерю. Уоррел доложил, что аппарат завис над лагерем. А еще подробно описал, что видел внутри катера.

— Три… гиганта… — дрожащим голосом рассказывал он. — Они смотрели на нас, такое и в кошмаре не привидится. Они… похожи на каттени, только большие и светятся. Головы деформированы, а лица — как карикатуры. Даже каттени не заслуживают такой судьбы. Я рад, что Зейнал спасся!

— Присоединяюсь к Уорри, — вышел на связь Леон Дейн. — Никогда не видел ничего подобного, даже в Сиднее, ни у одного из рекрутов во время кампаний в Австралии. Есть такая болезнь, называется «слоновая». Так вот она делает с человеком нечто подобное. Но значительное увеличение головы совсем не похоже на мозговое отклонение… Неудивительно, что обычные каттени боятся эоси. Они и меня напугали до смерти.

Чуть позже огромный крейсер завис над планетой. Времени хватило, чтобы замаскировать КДЛ и «Малышку» у Уединенного Залива, где они теперь и стояли в большой пещере.

— Ты же не думаешь, что они искали Зейнала? — спросил Митфорд.

— Он был где-то здесь, — показал сержант на привлекший эоси район. — В «Бочонке».

— Какое действие оказывают на каттенийские сканеры несколько лотов воды? — обратился ко всем присутствующим Маруччи.

— Зейнал наверняка знает, но давайте не будем пока с ним связываться и спрашивать, идет? — сказал Митфорд.

Никто и не успел бы этого сделать, потому что именно в тот момент корабль эоси врезался в препятствие и возник новый вопрос: поселенцев заперли на планете или защитили от вторжения?

* * *

Справившись с запрограммированной работой, Надуватель Пузыря задействовал монитор и обнаружил приближение маленького космического корабля, который только что взлетел с планеты. Он, конечно, наблюдал за прилетом и посадкой того же самого транспортного средства ранее, но, поскольку на данном этапе никаких действий не было предписано, продолжал выполнять первоначальное задание — то есть возводить защитный купол.

Однако, когда корабль проигнорировал сопротивление барьера, Надуватель запросил инструкции. За короткое время, пока анализировалась информация, космический корабль неожиданно открыл стрельбу. Заряд пришлось быстро рассеивать по большой площади, чтобы уменьшить разрушительный эффект. Дальнейшие попытки корабля вырваться ослабляли барьер. В этот момент поступили новые инструкции, и купол пропустил агрессивный объект наружу. Субстанция, из которой состоял барьер, захватила мелкие выступающие детали исходящего тела. Но общая целостность Пузыря осталась нетронутой: теперь планета была защищена от внешних опасностей, одной из которых следовало считать космический транспорт данного типа.

Поскольку имело место нападение, аппаратура задействовала отчетный сегмент, снабдив его полным описанием случившегося. Достигнув точки, где имелась возможность выхода в гиперпространство без угрозы целостности звездной системы, сегмент совершил прыжок на базу.

На сей раз доклад изучали существа, способные разобраться в сложившейся ситуации.

* * *

Выведя амфибию на берег Уединенного Залива, Зейнал и Крис направились в штабную пещеру. Митфорд ждал в своем маленьком автомобиле.

— Мы решили, что они искали тебя, — сказал сержант Зейналу. — Садитесь. Оба. «Бочонок» разгрузят за вас.

— Мы только подъезжали к проливу, когда над нами пролетел корабль, — заговорила девушка, усаживаясь поудобнее. — Немного испугались, когда услышали доклады о посадке на Поле, а тут Зейнал, — она усмехнулась, — вдавил педаль до отказа и рванул к воде на сумасшедшей скорости. Не хватало еще, чтобы они увидели «Бочонок», которому полагается плавать среди обломков КДЛ в космосе.

Крис умолкла и взглянула на каттени.

Она ничего не говорила ему о другой своей догадке, озвученной сержантом: корабль искал Зейнала. Во всяком случае, пока они не услышали сообщение, что катер приземлился там же, где когда-то вел переговоры Ленвек и где они захватили разведчик. Именно тогда Зейнал ринулся вперед, не заботясь о безопасности. Он торопился погрузиться как можно глубже. В тот момент Крис поняла: Зейнал действительно встревожился. Теперь же эпизод его скорее забавлял.

Каттени отмахнулся от замечания Митфорда.

— Уорри видел трех эоси? — спросил он.

Желтые глаза его пылали почти дьявольским огнем.

— Да, и перепугался до смерти. Он и Леон Дейн.

Зейнал широко улыбнулся.

— Они страшные. Только большим усилием воли, чтобы не опозорить отца и семейство, я сдерживал в себе жидкость. — Тут Зейнал, как обычно, пожал своими широкими плечами. — Но только в первый раз.

— Значит, если бы ты вернулся, то стал таким же? — поинтересовался Митфорд, не глядя каттени в глаза.

Тот медленно кивнул.

— Так они вернулись? Видели машины в Едва-Едва и на поле в Скалистом лагере, и не нашли каттенийский сигнал. Однако улетели. На экране ничего не было, когда мы всплыли у залива. Что случилось? Мне надо знать больше.

— Есть и больше. То, что не увидеть под водой. Шишкоголовые ждут тебя, — широко улыбнулся Митфорд, останавливая машину у лестницы, ведущей к открытому люку КДЛ.

Они поднялись на борт.

— Хорошие новости, сержант? — спросила Крис, вспомнив несколько минут перед погружением «Бочонка».

Зейнал выглядел таким угрюмым, таким… испуганным?

Девушка не хотела думать, что Зейнала можно напугать, даже если учитывать его отношение к эоси. Может, он подозревал, что корабль ищет его… до сих пор? Особенно теперь, когда остальные думали так же. Может, его брат, Ленвек, не совсем утратил сознание, сумел заставил эоси разыскать Зейнала и отомстить?..

— Относительно, — криво улыбнулся Митфорд. — Скажи, Зейнал, этот их крейсер может вести наблюдение за объектами, находящимися под водой?

— Надеюсь, что нет, — ответил Зейнал.

Крис внимательно наблюдала за каттени и отметила, как заиграли его желваки.

— Если тебя это успокоит, то я думаю — не могут, потому что иначе тебя бы нашли. В случае, если искали именно тебя, — добавил сержант. — Они, правда, долго кружили над проливом у противоположного берега — там, где вы погрузились.

— Мы едва не опоздали, — заметила Крис, не сводя глаз с Зейнала.

— Но они улетели, — удовлетворенно кивнул каттени.

— Улетели. С грохотом, — добавил Митфорд.

Ни Крис, ни Зейнал не успели расспросить его дальше, потому что тут они подошли к капитанскому мостику, где уже ждали Скотт, Беверли и Маруччи.

— Рад, что вы благополучно добрались, — поприветствовал их Скотт и пригласил Крис с Зейналом к большому экрану. — Джино, покажи взлет каттенийского корабля, пожалуйста.

Маруччи, улыбаясь до ушей, нажал нужные клавиши, будто всю жизнь управлялся с каттенийским оборудованием.

Зейнал и Крис хором ахнули, когда увидели, как внезапно остановилось пятнышко корабля на экране.

— Откуда в космосе могла взяться какая-то стена? — спросила Крис. И только тут она заметила едва видную оболочку Пузыря. — Вот что его остановило!..

Девушка повернулась сначала к Беверли, потом к Скотту и Митфорду и наконец к Зейналу.

Каттени качал головой, но по его глазам было видно, как он доволен.

— Барьер окружает всю планету? — спросил каттени.

— У нас есть основания так полагать. Но смотрите, — сказал Скотт и прикрыл ладонью глаза от вспышки.

— Ух ты! — Крис заморгала, пытаясь избавиться от светового пятна в глазах. — Что это?

— Все носовые орудия корабля выстрелили одновременно, — очень странным голосом пояснил Зейнал. — Но огневой мощи не хватило?

Каттени продолжал смотреть: в уголках его губ заиграла улыбка. Он сложил руки на груди и со смехом наблюдал, как корабль медленно протискивается сквозь препятствие и исчезает.

— Ага! — Зейнал опустил руки и повернулся к Скотту. — Действительно, интересно.

— Мы тоже так подумали. — Адмирал присел на краешек панели управления. — И решили, что они искали тебя…

— Я рассказал им, — перебил Митфорд.

Скотт взглянул на Зейнала.

— Так как?

— С какой стати? — Зейнал небрежно дернул плечом. — Я гнал «Бочонок», чтобы эоси не увидели его на поверхности. Они могли заметить машину, когда мы погружались, если сканеры работали в нужном направлении. А прилетели они, скорее всего, чтобы проверить сообщение спутника. Он работал, когда появились свистящий шар и большой корабль с новыми машинами. Эоси осматривали механизмы, верно?

Митфорд облегченно вздохнул. Адмирал смотрел на Зейнала почти смущенно.

— Эоси прилетали взглянуть, что на Ботанике нового, — повторил Зейнал, улыбаясь. — Не за мной.

Крис позволила себе расслабиться. Она совсем забыла, что каттенийский спутник посылает сообщения. Конечно, именно за этим они и прилетали! Зейнал тут ни при чем. Его высадили, он остается.

— Значит, ты думаешь, что космический барьер построили Фермеры? — спросил Скотт, не сводя глаз с Зейнала.

— Кто же еще? Раз кораблю эоси пришлось прорываться с боем, — напомнил Зейнал. — Наблюдатели ничего не докладывали об изменениях в околопланетном пространстве?

— Только о том, что у спутника, кажется, появилась тень, — ответил Маруччи. — Я нес вахту, когда прилетели каттени. Тогда ничего не было.

— Тень видна до сих пор?

Маруччи улыбнулся.

— Больше мы так далеко не видим.

Но он все равно запросил вахтенный журнал за нужный период и показал им крошечную тень за спутником.

— Если этот механизм построил заслон, почему он не сделал так, чтобы вообще не пустить эоси к планете? — тихо пробурчал Митфорд.

— Может, ему нужно время для развертывания, — предположил Беверли. Затем он повернулся к Маруччи и добавил: — Даже солианам оно понадобилось, чтобы укутать «Энтерпрайз» паутиной, верно?

— «Энтерпрайз»?.. — удивленно воскликнула Крис. — Солианская паутина? Я помню такую серию.

— Помнишь, как вырвался «Энтерпрайз»? — с надеждой спросил Маруччи.

— Нет, — робко проговорила девушка.

— Никакой пользы от тебя.

— Хватит, — отмахнулся Скотт от их несерьезной болтовни. — В нашей серии нет хэппи-энда. Планета теперь отрезана от мира.

— Нас заперли?.. — тихо спросила Крис, зная, что остальные мучаются тем же вопросом. — Может быть, они пытаются уберечь свои машины? Даже если Фермеры не отличают нас от лу-коров, то появление огромного крейсера должно их встревожить.

— До сих пор каттенийские корабли сновали туда-сюда, как шарики на резинке, — заметил Митфорд.

— Тогда Фермеры не знали о смене… арендаторов, можно так сказать? — грустно улыбнулся Скотт. — Пока не прилетела самонаводящаяся капсула…

— Кстати, чья была идея? — нахмурился Беверли.

— На капсулу обратили внимание, чего мы и добивались, — ушел от прямого ответа Митфорд.

По мнению Крис, Дик Эренс не заслуживал такого снисхождения.

— Не обращали целых… сколько месяцев прошло до появления свистящего шара? — спросил Беверли.

— Семь, — подсказал Зейнал. — А потом всего через три недели прилетел большой корабль с заменой оборудования.

— Я только не могу понять, — встряла Крис, — как их сканеры не обратили внимания на появление новых жизненных форм на планете? У лу-коров шесть ног, у нас явно две. Должны же они как-то это зафиксировать?

Девушка в недоумении всплеснула руками.

— И барьер все-таки выпустил каттенийский корабль, — озадаченно добавил Беверли.

— За что я и уж точно — Зейнал ему благодарны, — полушепотом отозвалась Крис.

— Точно, — нервно откашлялся Скотт.

— Очень благодарны, — горячо поддержал Зейнал, откинулся на спинку кресла, вытянул ноги и вздохнул с облегчением.

— Но почему выпустил? — не отступал Скотт.

— Потому что корабль применил оружие? — предположил Зейнал.

— Возможно, конечно, если Фермеры пацифисты, — сказал адмирал. — Но наверняка мы не знаем.

— Знаем по долинам, — возразил каттени. — Там они что-то не впускают или не выпускают. Однако не убивают. Теперь мы заперты внутри, а опасность снаружи.

Зейнал кивнул на экран, где шла запись отлета каттенийского корабля.

— Думаю, эоси есть над чем задуматься.

— Но что это дает нам?

Скотт обвел взглядом всех собравшихся на мостике КДЛ.

— Помните, мы все почувствовали, что нас сканируют? — начал Митфорд, удостоверившись, что его слушают. — Хорошо, свистящий шар провел инвентаризацию, и корабль снабжения сбросил все, что оказалось поврежденным. Допустим, что он, как и другие устройства Фермеров, ожидал встретить некоторые жизненные формы, но зафиксировал их гораздо больше, чем надо, и затруднился с определением вида. Возможно, именно поэтому вокруг планеты создали пузырь, а позже Фермеры появятся, чтобы самим изучить запрограммированную ситуацию.

— Мечты-мечты, сержант, — покачал головой Скотт. — Ты исходишь из своих целей — привлечь внимание и дождаться помощи.

Когда Митфорд кивнул, адмирал добавил:

— Только вот все пошло наперекосяк.

— Не так уж и наперекосяк, сэр. Во всяком случае, пока.

— Пойдет, если Фермеры решат, что мы агрессивные жизненные форхмы, которые загрязняют их планету.

Крис ужаснулась. Как адмирал мог такое сказать?!

Потом она подумала и поправила сама себя: не сказать, а высказать общий страх. По выражению лица Скотта было видно, что он ни капли не сожалеет о своей грубости.

— Нет, — произнес Зейнал, нарушив испуганное молчание, в которое повергло всех замечание Скотта. — Нет, — тверже повторил каттени и подался вперед, хлопнув большими ладонями по коленям. — Фермеры — землепашцы, раса защитников. Долины — лучшее доказательство. Сканер мог убить агрессивные жизненные формы, но не стал этого делать. Барьер мог уничтожить корабль. Но не стал. Он его выпустил. Мы докажем, что Мы тоже землепашцы, защитники, спасатели. Когда Фермеры придут…

— Думаешь, придут? — перебил Маруччи, подняв бровь в надежде на отрицательный ответ.

— Думаю, да. Только я не стану ждать, пока они появятся, — криво улыбнулся Зейнал. — И я не стану беспокоиться, пока они не пришли. Я буду жить припеваючи, пока их здесь нет.

— Здесь я с тобой соглашусь, Зейнал, — кивнул Беверли.

— И я, — присоединился Маруччи.

— Я подумаю, Зейнал, — произнес Скотт. — Хотя беспокойство — напрасная потеря времени, особенно перед лицом гораздо более мощной силы.

— У этой планеты большой потенциал, — тихо, но твердо проговорил Беверли. — Давайте будем работать изо всех сил и надеяться, что Фермеры увидят в нас землепащцев или даже полезных арендаторов.

— Аминь, — добавил Маруччи и перекрестился.

Крис почтительно склонила голову и взяла каттени за руку.

Зейнал не упоминал о Третьей фазе, но по тому, как он сжал ее руку, девушка поняла: каттени ни о чем не забыл.

Глава 9

Пока шишкоголовые с Питером Изли, Юрием Пэлитом и Чаком Митфордом посещали поселения вокруг Уединенного Залива и дальше по континенту, чтобы пресечь распространение слухов и объяснить, что случилось, Зейнал обсуждал с пилотами возможность вылазки на разведчике к Пузырю.

Берт Пут, Маруччи, Раиса, Беверли и Вик Йовелл умирали от желания взглянуть на феномен. Все согласились, что теперь спутники не могут наблюдать за поверхностью планеты, а значит, воспользоваться космическим транспортом для разведывательных целей ничто не мешает. А первым пунктом для исследования стоял Пузырь.

— Надо подобраться к нему как можно ближе.

— Или пробраться в него, — добавила Крис.

Здесь ее голос не имел особого значения, тем не менее пропускать мероприятие она не собиралась по нескольким причинам. Девушка досконально изучила новое оборудование и, часто управляя «Бочонком», привыкла к клавишам на каттенийской панели управления. Может статься, она никогда не научится пилотировать корабль, но во время полета есть множество других обязанностей, исполнение которых ей вполне по силам.

Еще Крис чувствовала, что Зейнал не отказался от мысли «прокатиться» на следующем корабле Фермеров. Как ему это удастся, девушка не представляла, а каттени не давал никаких подсказок, но временами он с таким видом смотрел в пустоту остановившимся взглядом, что Крис понимала: Зейнал обдумывает, как провернуть операцию.

Учитывая, как быстро Фермеры заменили отсутствующие машины, будет ли у Зейнала время добраться до корабля, прежде чем тот унесется неизвестно куда? Разведчик оснащен буксиром: видимо, с его помощью каттени рассчитывал прицепиться к обшивке корабля. Но что, если фал не выдержит, когда судно рванется вперед или включится прибор, который помогает Фермерам преодолевать огромные расстояния?

Крис надеялась, что ей найдется место в планах Зейнала. Сколько бы хороших друзей ни появилось у нее на Ботанике, девушка не хотела оставаться на планете одна. Особенно когда присутствие Зейнала спасало ее от домогательств. К ней уже обратилось несколько мужчин, желающих попасть в список «потенциальных отцов». Они уверяли, что с радостью откажутся от естественного зачатия, лишь бы Крис носила их ребенка.

Крис сумела поблагодарить их за интерес к себе — когда больше всего хотелось заехать нахалам по морде — и пообещала обдумать предложение. И постаралась держаться как можно ближе к Зейналу, пусть даже пришлось отказаться от работы на стройках. Крис делала, что могла, — пока не появились мужчины с предложениями помощи… и не только.

Затем Раиса узнала, что беременна, и согласилась уступить свое место кому-то еще.

— Я летала в космос, и там прекрасно, — заявила она с горящими от воспоминаний глазами, — но я не хочу выкинуть в свободном падении, благодарю покорно.

Это быстро превратилось в эпидемию. Астрид, Сара и три девушки, переводчицы с каттенийского, — все объявили о своей беременности. Крис не отходила от Зейнала, Сидела даже на повторных инструктажах у панели управления «разведчиком», только бы избежать «заражения». Неудивительно, что у залива появилось столько отдельных домов.

Заменить Раису было несложно, Берт великодушно предложил и свое место. Беверли и Маруччи просмотрели анкеты всех, кто вызвался в полет, и выбрали Антонио Гедеса на место Раисы. Зейнал настоял, чтобы Берт остался в команде — из-за опыта управления кораблем в космосе, — и добавил еще двух пилотов, Алехандро Баленкуа и Сиди Ахмеда.

— Хотя вряд ли мы далеко улетим, — мрачно предрек Баленкуа.

Глубоко посаженные черные глаза смуглого Алехандро холодно рассматривали окружающих. Крис не совсем нравился такой минорный настрой, когда человеку предлагали то, ради чего дюжина менее квалифицированных мужчин и женщин разорвала бы соперников на кусочки. Ну, не разорвала бы, но точно позавидовала.

— Послушай, приятель, — сказал Берт Пут, тоже не в восторге от реакции Баленкуа, — никогда не знаешь, что ждет впереди. Ты когда-нибудь думал, что снова полетишь в космос? А теперь летишь, здесь и сейчас.

— Верно, — переменил мнение Баленкуа.

На самом деле он быстрее всех трех новичков справлялся с необычным оборудованием и клавишами.

Лететь собирались, несмотря на строгие предупреждения Райденбакера и Энгера. Они из наземных служб и с подозрением относятся к маневрам в космосе, поведал Маруччи Крис с глазу на глаз. Если спутники больше не видны на мониторах КДЛ и «разведчика», два к одному, что синхронно-асинхронный сигнал не в состоянии пройти сквозь Пузырь. Значит, увидеть барьер вблизи будет не только безопасно, но и полезно.

— Не говоря уже о том, что тебе до смерти хочется летать, — добавила Крис.

Маруччи улыбнулся как мальчишка, будто не он дослужился до звания полковника в воздушных войсках.

— В десятку, Бьорнсен.

Маруччи навел на Крис воображаемый пистолет и спустил курок. Еще он постоянно хрустел пальцами, когда нервничал, чем восхищал Зейнала, каттени, к радости Крис, не мог делать то же самое. В узкой каюте пилота хватит, и одного такого умельца.

Зейнал хотел узнать, где находится спутник Фермеров или другое устройство, контролировавшее Пузырь.

— Хорошо, если они следят за нами. Хотят получше узнать до приезда.

— Ты так думаешь, — заметила Крис.

Зейнал смерил ее взглядом желтых глаз и улыбнулся.

— А как думаешь ты?

Крис задумалась на секунду и рассмеялась.

— Да, мы вполне подходим на роль подопытных мышей.

— Мышей? — удивился Зейнал.

Крис предложила отдохнуть от строительства и объяснила, как лабораторных мышей пускают в лабиринты, чтобы проверить их мыслительные способности и обучаемость.

— Вдобавок к тому, что узнал о нас сканер.

— Но мы делаем все, что хотим, — недоуменно возразил Зейнал.

— Может, нам так только кажется, — ответила Крис, только сейчас признавая такую возможность.

— Скотту бы не понравилось, если бы им командовали, — хихикнул Зейнал, встал и потянулся за новым кирпичом.

— Да уж, точно, — согласилась Крис и, рассмеявшись, присоединилась к Зейналу. — Раствора хватит еще на раз, — определила Крис и зачерпнула цемент мастерком. — Мне это начинает нравиться.

Потом Крис вспомнила слова Сэнди Арсон: штукатурить — все равно что младенца кормить. Она, мол, делала то же самое, когда у нее родился ребенок. Крис прихлопнула кирпич на место с такой силой, что тот разломился пополам.

— Четвертый за сегодня, — пожаловалась девушка. — Может, их надо больше держать в печке или еще что.

На самом деле обжигом заведовала Сэнди, и Крис знала, что кирпичи получаются хорошего качества. Производством кирпича занимались все по очереди. На душе становится удивительно спокойно, когда заливаешь влажную массу в формы и знаешь, что строишь собственный дом с нуля — не считая царапин и синяков, приобретенных в процессе.

И все же, когда они закончат, получится замечательный дом. Крис и Зейнал вместе выбрали место, в первую поездку. Им открывался чудесный вид на залив, вокруг хватало земли, чтобы сажать овощи и ягодные кусты, позади будущего жилища росли «молодые» столбовые деревья. После нескольких месяцев жизни в бараках почти всем на Ботанике хотелось уединения, а места вокруг залива было достаточно.

Столовую лагеря Едва-Едва разобрали, погрузили на борт КДЛ и собрали заново на возвышении, над заливом. «Офисы» поменьше жались вокруг нее на естественных террасах, снизу и сверху. Во втором и последнем большом здании располагалась больница, Леон Дейн заявил, что медицинскому персоналу некогда строить отдельное крыло для беременных. Зато он обучал акушерок принимать роды в домашних условиях, потому что не сомневался — все малыши надумают появиться в одно и то же время.

i Частные жилища распространялись во все стороны от залива, вначале люди строили из столбовых деревьев, пока не наладили производство кирпича на должном уровне. Лесорубы сделали интересное открытие — даже самым маленьким из столбовых деревьев, растущих на плато, исполнилась по крайней мере тысяча лет.

— У них есть кольца, как у деревьев на Земле, — объясняла Виджин Эльдохтер, специалист-эколог, ответственная за разумное использование леса, и с удовольствием демонстрировала срез, который всегда носила с собой. — А небольшое расстояние между кольцами говорит, что климат за тысячелетие не сильно менялся: ни засухи, ни плохой зимы, ни жаркого лета. Кое-какие из больших деревьев могут насчитывать до десяти тысяч лет.

И снова встал вопрос: давно ли Фермеры владеют планетой. Особенно если «новый лес» из «молодых» деревьев вырос из семян гораздо более древних. Даже Уоррел предпочитал до поры до времени не волноваться.

— У меня и других забот хватает, — однажды вечером заявил он в столовой. — Например, раздать стекло людям, чтобы они делали венецианские окна и души! Только подумать, — Уоррел махнул в сторону залива, — будто у нас нет естественной ванны.

* * *

Те, кто занимался строительством на Земле, как братья Дойл, раздавали советы направо и налево. Показывая новичкам основы своего ремесла, Ленни говорил: «Я впитал это с молоком матери, так сказать». Уроженцы Азии мучились больше всего, потому что привыкли к другим строительным материалам.

Когда общественные работы заканчивались и вечера оставались свободными, все принимались за отделку своих домов, помогая соседям там, где одному не справиться.

Шишкоголовые жили в главном здании или же устраивались на ночь в своих «офисах», укладываясь спать на самодельных тюфяках: места для собственных жилищ они себе выбрали, но управление почти десятью тысячами людей и чужих занимало почти все их время.

— Кто-то должен этим заниматься, — сказал Митфорд, когда Крис пожаловалась, что адмирал, похоже, стал самоизбранным главой поселения. — Дьявол, Крис, я когда-то командовал батальоном, потому и сумел навести относительный порядок в первые месяцы, но под началом адмирала служили десятки тысяч человек. Он привык иметь дело с такими толпами. Я — нет. Знаешь, я с радостью передал ему мяч.

Сержант все еще руководил группой исследований территорий и картографирования, пытался заполнить пробелы на карте, чтобы расширить массивы пахотных земель и пастбищ для скота.

— Если лу-коров можно назвать скотом, — приговаривал он.

Зная, что сержант и вправду наслаждался экспедицией в «Бочонке», Крис решила не держать зла на Рэя Скотта. Не стоит и говорить, что адмирал работал каждый час, который Господь отпустил дню на Ботанике. Иногда Скотт даже становился милым, будто планета смягчала его характер. В другой раз Крис не сомневалась, что адмирал не доверяет Зейналу и недолюбливает его, а заодно и ее саму — из-за связи с бывшим офицером эмасси.

Скотт колебался между искренним дружелюбием (когда обращался к знаниям каттени по различным темам) и совершенным неприятием мнений Зейнала. Крис немного смягчало, что адмирал командовал не во всем. К тому же, отслужив свое на авианосце, от недостатка опыта он не страдал. Крис случалось радоваться, что решения принимает именно Скотт, а не Джеффри Энгер: последний ей совершенно не нравился. Энгер был настолько англичанином, что иногда напоминал карикатуру на высокопоставленного офицера, да и к Зейналу он относился как к опасному сопернику. Крис хорошо ладила с Растансилом, Феттерманом и Райденбакером. Джон Беверли нравился девушке больше всех, потому что всегда смотрел в глаза, задавая вопрос или отвечая на него. А еще Изли, но за него говорило имя[1] — такой же легкий в общении. Действительно, когда Питер присутствовал на совещаниях, они проходили гораздо приятнее и продуктивнее. Ему удавалось незаметно снять напряжение и заставить разумные предложения путешествовать по кругу вместо того, чтобы вечно застревать на Рэе Скотте.

Крис вернулась в настоящее. Скотт и Растансил приглашали их на собрание. Шишкоголовые хотели, чтобы Зейнал осмотрел во время полета неисследованную гористую местность. Вместо быстрой вылазки к Пузырю и обратно получалась пятидневная экспедиция вокруг планеты.

— Посмотри, есть ли на нашем континенте тупиковые долины или залежи минералов. Нам крайне необходимы свинец, медь, цинк и олово.

— Думаю, найдем, — сказал Зейнал. — Копии предварительных пространственных карт имеются у горняка, Уолтера Дакси.

— Дакси? Я его знаю?

Скотт оглянулся через плечо на своего вездесущего помощника.

— Да, он согласился переехать с другого континента и возглавить горное дело здесь, — прошелестел Бегс. — Коренастый, лысеющий, сорок лет, англичанин.

— А, да, принеси мне карты. — И Скотт повернулся обратно к Зейналу и Крис.

Крис гадала, как Бегс описывает Зейнала — или ее саму. Затем подумала, что лучше не знать.

* * *

Через два дня Зейнал решил, что участники операции «Пузырь», как ее назвали, натренировались достаточно, чтобы применить свои знания на практике. Каттени объявил взлет на рассвете и отпустил всех, пожелав им хорошенько отдохнуть. Сам же мудрому совету не последовал, потому что настало время покрыть дранкой крышу их двухкомнатной хижины. Крис собиралась устать, как собака, чтобы уснуть: будущий полет возбуждал ее гораздо больше, чем она показывала.

Зейнал только закончил складывать дранку в аккуратные штабеля и приставил лестницу к фронтону, как появились Митфорд, Уорри, Теско, Сэнди Арсон, Салли Штофферс и два Дойля с молотками в руках и второй лестницей.

— Не хватало, чтобы ты что-нибудь сломал накануне полета, — мрачно объяснил Митфорд.

Крис благодарно улыбнулась. Зейнал, быть может, и обучился основам строительства, но девушка боялась, что он провалится между балками или сломает их, а одну ее на крышу каттени не пускал.

— Вы ничем не поможете, — без обиняков заявила Крис двум женщинам.

— Слышала о твоих экспериментах с моими желто-оранжевыми кирпичами, — заметила Сэнди.

Она еще отдувалась от прогулки вверх по холму. Женщина принесла с собой табурет, поставила его перед домом и одобрительно кивнула.

— Не знала, что у нас такой выбор цветов… Наверное, все из-за того, что вы, новички, смешиваете собственный бетон.

— Мне понравились желто-оранжевые, а потом я добавила еще красные, — пояснила Крис, критически разглядывая результаты их с Зейналом трудов.

Они уложили темные кирпичи по периметру входной двери, вдоль углов, дымохода и очага. Задняя дверь тоже имелась — из комнаты поменьше, чтобы легко добираться до уборной. И кровать на возвышении — идея многим понравилась, особенно семейным парам, которых становилось все больше.

— По-моему, выглядит неплохо.

— Согласна. Я могу подавать гвозди. Принесла тебе свой незаменимый фартук, — показала Сэнди и рассмеялась.

Крис повязала фартук, а Сэнди начала заполнять три просторных кармана гвоздями.

— Зейнал собирается набрать полный рот?

Крис захихикала.

— Нет, Ленни уже попросил его не глотать гвозди. Даже каттенийский желудок не сможет переварить фунт железа. У него есть ведро.

Зейнал уже поставил лестницу на место. Прежде чем он успел поднять с земли свое ведро, Крис оказалась на лестнице, со стопкой дранки и молотком в одной руке, держась другой на ступеньку.

— Эй! — возмутился Зейнал.