/ / Language: Русский / Genre:cinema_theatre / Series: Жгут!

Клан Сопрано (The Sopranos). Жгут!

Эдуард Мхом

Убойные цитаты, бандитские мысли, скабрезные диалоги, афоризмы работы и быта преступников, пуленепробиваемые максимы жизни, а также шутки и приколы из фильма «Клан Сопрано». Идея проекта: Роман Масленников. Авторский коллектив: Роман Масленников и Эдуард Мхом. Я организовываю вывоз мусора, а все сразу думают мафия. Это стереотип и это обидно. Я плохо спорю, когда в рот засовывают Смит-Вессон. – Есть хорошая книга на эту тему, я скажу вам автора. – Нет, спасибо. Когда я читаю, я вырубаюсь. Тебе нужно, чтобы мужчина был чуток, но в тоже время мог бы полапать тебя в туалете. Итальянец ходит к психоаналитику. Дай угадаю: проблемы с матерью!

Клан Сопрано (The Sopranos). Жгут! Авторское Москва 2012

Роман Масленников и Эдуард Мхом

Клан Сопрано (The Sopranos). Жгут!

Предисловие к проекту

Сериалы – это птица Феникс нашего времени. Она находится в начале своего полета. Поможем же ей!

Стойкую неприязнь к сериалам в виде мыльных опер поколение образованных тридцатилетних городских жителей испытывает со времен «Санта-Барбары» и «Богатых, которые тоже плачут». А молодое поколение фанатеет от глупого российского сериального ширпотреба. За редким исключением!

Америка в очередной раз доказала свое первенство на Фабрике Грез. Российские зрители упиваются «Лостом», «Хаусом», «Сопрано», «Безумцами», «Подпольной империей», «Калифренией» и многими другими наикачественнейшими сериалами. И любовь к жанру сериалов постепенно возвращается.

Качественные сериалы достойны большего признания! Именно пропаганде качественного кино и посвящена данная книжная серия «Жгут!»

Немалый вклад подспудно внесли в данный проект российские независимые переводческие команды. Всем им выражена отдельная благодарность на страницах данного издания.

Хотите присоединиться к проекту? – «Отцитатить» свой любимый сериал, существенно дополнить изданные сборники, предложить что-то новое? Всегда – пожалуйста! Пишите по адресу – super@msk-pr.ru

Предисловие к изданию

Чем дольше смотришь сериал, тем больше привыкаешь к его героям, считаешь их близкими тебе людьми, срастаешься с ними. С работы хочется убежать не семье, а телеэкрану, чтобы узнать – что у них там, в давно отснятом фильме, у героев новенького? Как писал об этом в книге «1984» Джордж Оруэлл, люди с экрана становятся «родственниками».

Когда моя жена оставляла меня одного дома, устроившегося поудобнее для просмотра очередной часовой серии «Клана Сопрано», она иногда говорила так:

– Пусть там Тони с Кристофером больше не ссорятся!

– Ладно, хорошо, передам, – шутил я. И надеялся, переживал, что они и вправду помирятся.

«Вот дела! Как же всё было запущено!» – думаю я сейчас.

Когда фильм о бандитах, а тем более и итальянских – то сравнения с семьей и родственниками неизбежны. Добро пожаловать в «Наше Дело»! Bona sera, Cosa Nostra! Но кому же захочется такого сомнительного родства? Только маньяку, фанату или нуждающемуся в незаконных услугах человеку. Это, безусловно, противозаконно. Почувствовать себя за гранью закона со 100 % безопасностью для жизни можно только встав на место зрителя криминального сериала. А таких любителей пощекотать нервы – ох, как много!

Конечно, если бы экскурсии в наши тюрьмы проводились бы в принципе и были доступны для всех желающих в каждом городе России, то, думаю, любителей криминального экстрима и потом уже «сидельцев» стало бы в разы меньше. Но такого у нас нет, к сожалению. И смотрит молодая поросль подобные сериалы. Видит, что «бандиты – они такие же люди», «все вопросы можно решить» и т. п. А «Сопрано», надо сказать, один из реально лучших подобных образчиков. Потом что-то пробует в реальной жизни. Возможно, «срубает бабла». А потом – по формуле «украл-выпил-в тюрьму». И уже не до просмотра кино становится. Если сами актеры во время съемок настолько вживались в роль, что часто задерживались за преступления, то что уж говорить о зрителях?

И хорошо, что «Сопрано» сделано для взрослых, которые смотрят его в своем уме. А молодежь отсеивается после первого же приема Тони у психоаналитика. Но тем не менее… Каждый из нас склонен впадать в детство. И далее – по схеме, описанной выше, впечатлительный детский ум – садится в тюрьму.

Вы думаете, я буду вас отговаривать смотреть приключения Тони Сопрано и его Семьи в Америке и Италии? Морализаторствать и выставлять себя ханжой? Ничего подобного. Сами люди взрослые – разберетесь, что к чему.

Скажу по себе, что для меня «Клан Сопрано» всегда был сериалом к повторному просмотру. Сначала пересмотрел весь первый сезон. Потом пару серий. И вот теперь – даже одну серию не смог досмотреть до конца. Скучно! Уже отвык от часового темпа? Все надо побыстрее? Возможно. А может, просто бандитские ценности стали неинтересны. Наверное, вырос. Растите и вы! Видите, это процесс небыстрый! А как вырастите – расскажите!

Роман Масленников

О сериале

Коротко. «Семья Сопрано» или «Клан Сопрано» (англ. The Sopranos) – американский драматический телесериал, созданный телеканалом HBO, о вымышленном семействе итало-американской мафии на севере Нью-Джерси. Было снято и показано шесть сезонов, пять из которых состоят из 13 эпизодов каждый, а шестой – из двух частей по 12 и 9 эпизодов. С самого начала трансляции в 1999 году сериал стал культурным феноменом, приобретя широкую популярность и вызвав исключительно бурную реакцию критиков из-за его принципиально нового подхода к описанию жизни мафии, американского семейства, проблем итало-американского сообщества в США, эффектов насилия над человеческим духом и границами того, что общество считает моралью[1].

В сериале снимаются такие известные актёры как Джеймс Гандолфини, Лоррейн Бракко, Эди Фалко и Майкл Империоли. Сюжет в целом основан на том, как Тони Сопрано, босс семьи ДиМео в северном Нью-Джерси, встречает и преодолевает различные жизненные трудности, пытается сохранить баланс между требованиями криминальной деятельности и личной жизни в семье и вне её.

Подобно другим программам HBO, сериал предназначен только для взрослой аудитории, содержит насилие, наготу, сцены употребления наркотиков и грубые выражения.

Сюжет. На семейном пикнике Тони упал в обморок, в больнице ему сказали, что это не физиологические отклонения, а психологическое, и по рекомендации своего соседа врача, Брюса Кусамано, Энтони отправляется на прием к доктору-психотерапевту Дженнифер Мелфи. Тони не может рассказать всех подробностей своей жизни из-за верности «семье» и обету молчания. Доктор Мелфи так же сразу предупредила, что если она узнает что-либо о хотя бы возможном нанесении вреда человеку, она по закону обязана сообщить эти данные полиции. В процессе терапии выясняются некоторые подробности жизни Энтони, его отношение к жизни, к семье, к детям и к своей матери, которая его сильно нервирует, так как чтобы он не делал, как бы себя не вел, его мать Ливия всегда недовольна. Тони тщательно скрывает факт посещения психотерапевта от своих друзей и помощников. А криминальная жизнь течет своим чередом.

Ссылки. http://www.facebook.com/TheSopranos и http://www.hbo.com/the-sopranos

Авторский коллектив

Эдуард Мхом

Писатель.

Интерес к писательскому делу сформировался в раннем детстве, едва школьная программа продемонстрировала, что такое стихи. Жанр начал приобретать свои формы примерно тогда же, стоило лишь немного более углубленно изучить вопрос паранормальных явлений и лично столкнуться с парой из них.

Литературная деятельность всегда рассматривалась как хобби, которое гармонично сочеталось со вторым увлечением – музыкой. Вдохновение в обоих направлениях абсолютно одинаково, вопрос лишь в том, куда его решит выплеснуть человек: на нотный стан или на простую бумагу.

Трудовая деятельность не устойчива. Порой задачи требуют творческого подхода и проявления креативности, а иногда и простого знания технической стороны вопроса, либо наличия уймы времени.

Некоторые произведения можно прочитать здесь: http://www.proza.ru/avtor/kazoom

Роман Масленников

PR-специалист, предприниматель.

Родился в 1981 году. Окончил Тверской государственный университет по специальности – "социология". Кандидат философских наук. Тема диссертации – "Интернет как социально-онтологическая проблема". В сфере PR и журналистики – более 10 лет. Пристрастен к группе "Мальчишник". Автор бизнес– и художественных книг.

Увлечения и интересы: спортивное и закаливающее плавание, электронная музыка. Коллекционирует корпоративную прессу закрытых городов России, нефтяных, газовых и других сырьевых компаний.

В PR-агентстве "ПРОСТОР: PR & Консалтинг" как генеральный директор занимается новыми проектами и направлениями, общим руководством и развитием компании. Дает частные консультации. Ведет свой журнал – самый популярный в Живом Журнале блог о PR в России: http://pr-maslennikov.livejournal.com/

Творчество: http://www.litres.ru/roman-maslennikov/

Благодарности

За культурное просвещение, качественные переводы и пропаганду качественного кинематографа выражается крайняя и категоричная благодарность и нижайший поклон следующим компаниям, студиям, релиз-группам:

НоваФильм (www.novafilm.tv, http://ru-ru.facebook.com/novafilm)

ЛостФильм (http://lostfilm.tv/)

www.Seasonvar.ru

АлекСофт (http://alexsoft.ru/about)

«Божья Искра»

BaibaKo.TV (http://baibako.tv/)

Кубик в кубе (kubik-v-kube.livejournal.com)

ДжиммиДжей. ру (http://jimmyj.ru/)

Кураж-Бамбей (http://kuraj-bambey.ru/)

«БЯКО Рекордс» (http://www.byako.ru/)

http://zizazu.ru/

переводческим коллективам телеканалов: Первый, НТВ, ТВ-3, Домашний, СТС и др.

И персоналиям:

Дмитрий «Гоблин» Пучков, Денис Колесников, Хэнк Саныч Малдер, Андрей Кравец, Оля Кравцова и Руслан Габидулин, Алексей Кузнецов, Константин Иванов и Анна Тух, Мандей, Пайпер Мару, Тигри, Агент Трини, Сибиант, Захар Б., Рик 363, Сорк, БлидХарт, Пандора 2177, Джулия Войс, и всем всем всем, кто трудился, трудится и будет трудиться в поте мозга на окультуриванием населения России, не владеющего свободно английским языком!

СПАСИБО ВАМ БОЛЬШОЕ И ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ!

Жгут!

* * *

Я понял, что мне надо быть печальным клоуном. Снаружи смеюсь, а внутри плачу.

* * *

– Я понимаю Фрейда, я знаком с концепцией терапии. Но в моем мире такие вещи не прокатывают! Могу я быть счастливым? Наверное. Все могут.

* * *

Что может быть бесполезнее незаряженного пистолета?

* * *

– Знаешь, кто-то звонил вечером.

– Кто?

– Думаешь, я знаю? Было темно.

– Мам, я тебя не понимаю. Телефон для слухового восприятия, а темнота для зрительного. Да, когда гуляешь во тьме, можно испугаться собственной тени, но не отвечать на звонки в темноте!

– Послушать тебя, так ты все знаешь!

* * *

Мой отец умер и сразу же стал святым. А когда был жив – и ничего.

* * *

Вчера мне приснился сон. Я запутался в пуповине, и я все стараюсь распутать ее. А когда мне это удается, у меня отваливается член. Я подбираю его, держу в руках и бегу, ищу парня, который делал мой «Линкольн», когда у меня был еще «Линкольн», чтобы он приделал мне член. Держу его в поднятой руке, и вдруг птица резко снижается, хватает его в клюв и улетает.

* * *

Страдают только форменные идиоты.

* * *

Вы с моей мамой похожи как две капли воды – она тоже никак не освоит телефон. Но ей семьдесят лет, а у тебя какое оправдание?

* * *

Ты отдала кузине кольца от Картье, а мне сломанное кресло?

* * *

Стали бы копы называть этого говнюка сэром, если бы не камеры!

* * *

Детки! Думаешь, что можешь защитить их, но это не так.

* * *

– Вы помните свой сон про уток? Он получил другое значение. Что происходит с деревом, которое гниет изнутри?

– Деревья, утки – вы егерь что ли?

* * *

Поли, если мы не грохнем его, надо взять его на работу.

* * *

– Даже если иду долиной тьмы, не устрашусь зла, ибо ты со мной.

– Запомни эту мысль.

* * *

– Никогда не видел, чтобы кто-то так желал пойти на дно вместе с тонущим кораблем.

– Вот что: может, он мечтает попасть в лучший мир, но пока он на земле, есть кое-что, без чего ни один мужик не захочет жить.

* * *

– Матери выкидывают детей из окон небоскребов.

– Вечно у тебя детей из окон выбрасывают.

* * *

– Да, я выпил сок.

– А пахнет картошкой.

* * *

Тебе нужно, чтобы мужчина был чуток, но мог бы полапать тебя в туалете.

* * *

– Есть хорошая книга на эту тему, я скажу вам автора.

– Нет, когда я читаю, я вырубаюсь.

* * *

Я плохо спорю, когда в рот засовывают Смит-Вессон.

* * *

Я организовываю вывоз мусора, а все сразу думают мафия. Это стереотип и это обидно.

* * *

– Многие отцы зануды.

– А я нет!

– Наконец ты сказал правду.

* * *

Он ходит по колледжам и за деньги рассказывает, какой он был мафиози.

* * *

– Если сложить все то, что сказал Иисус, то получится всего два часа.

– Я слышала то же самое про «Битлз»: если сложить все их песни, то получится десять часов.

* * *

Смотреть в глаза красивой женщины, чем это хуже заката?

* * *

Кстати, у твоей докторши отличный вкус: питается только деликатесами, ходит по итальянским ресторанам, где обычную фрикадельку хрен найдешь.

* * *

Моя жизнь превращается в какой-то идиотский сериал.

* * *

– Что объединяет всех ваших женщин: вашу мать, жену, дочь? Что в них общего?

– Они крутят мне яйца.

* * *

Я сожрал больше дам, чем Ланселот.

* * *

– Когда вы последний раз проверяли простату?

– Я не позволяю людям размахивать пальцами даже у себя под носом!

* * *

Вся эта психологическая фигня сводится к тому, что то, что ты чувствуешь – не то, что ты чувствуешь, а то, что ты не чувствуешь и есть настоящее.

* * *

– Ты расскажешь об этом на исповеди?

– Скажу, что украл, но не скажу, что.

* * *

– Я заплатил.

– Правда? Кристофер, позвони в профсоюз и узнай, заплатил ли он взнос, а потом проверь исправность тормозов.

* * *

Он очень сожалеет, а когда придет домой, будет сожалеть еще сильнее.

* * *

Скажите, а за другими детьми вы тоже наблюдаете, проверяете их, тех, у кого фамилия не Сопрано?

* * *

– Можно я задам еще один вопрос о сыне? Мне нужно быть с ним помягче или, наоборот, построже?

– Трудно сказать.

– Если я буду платить больше, вы разберетесь?

* * *

– Тебя отправили к психиатру?

– Да.

– Ерунда! Это все глупости. Глупые развлечения для евреев.

* * *

– Я видел, как его арестовали. Что он сделал?

– Разумеется, ничего. Они арестовали всех итальянцев!

* * *

Ты тот, кем родился.

Если бы ты не ударилась в феминизм, то стала бы настоящим гангстером.

* * *

Мы в Чехии тоже любим свинину. Когда-нибудь ел нашу колбасу?

* * *

– Где ты их нашел?

– Одну в столе, три – у себя в черепе.

* * *

– Мама Ливия! Как ты, дорогая?

– Я тебе не дорогая. Что еще за «дорогая»?

– Она никогда не разочаровывает, да?

* * *

– Почисти компьютер, скоро копы нагрянут.

– И что?

– Хочешь, чтобы они увидели, сколько порнухи ты накачал?

* * *

– Что ты о нем думаешь?

– О сценарии? Малыш, я не могу обсуждать каждое твое предложение, мне нужен законченный текст.

* * *

Я завожусь от запаха кинотеатра: смесь конфет и ковра.

* * *

Итальянец ходит к психоаналитику. Дай угадаю: проблемы с матерью!

* * *

– Мы никогда не увидим президента итальянца.

– В этом тоже виноват мой пациент?

* * *

– Эй! Сейчас номер тридцать четыре.

– Он стоял, он просто вышел заправить машину.

– Значит, я могу выйти, трахнуть твою сестру, вернуться в субботу и будет считаться, что я стоял в очереди?

* * *

Я родился, вырос, провел несколько лет в армии, еще несколько лет за решеткой и вот он – недоделанный мафиози.

* * *

Он преступник, Дженифер. Спустя какое-то время тебе придется отбросить в сторону психотерапию с ее никчемной моральной относительностью. В конце концов, ты доберешься до понятий добра и зла, а он – зло.

* * *

– Поли не говорил, что я себя плохо чувствую?

– Плевать мне на твои чувства!

* * *

Чертов Джорджи приходит в клуб, вся рубашка в блевотине, я спрашиваю его, какого черта, а он сказал, что ты выкопал труп какого-то парня, которого замочил три месяца назад!

* * *

Если бы мы были местные, мы бы даже не стучали.

* * *

– Если найдете четвертак, можете оставить себе.

– Пытаетесь подкупить меня?

* * *

– Зачем вы роетесь в моем холодильнике?

– Если забыли свой ланч, могли бы просто попросить.

* * *

Они так обращаются с людьми, как будто Микеланджело никогда не существовал.

* * *

– А это правда, что китайцы изобрели спагетти?

– Сам подумай: зачем людям, которые едят палочками изобретать то, что едят вилкой?

* * *

– А если бы меня машина сбила?

– Но она вас не сбила.

– Я знаю, но если?

– Но ведь это не так.

– А если?

– Вас не сбила машина.

– Почему вы не отвечаете на мой вопрос?!

* * *

Передай этого пациента специалисту по мафиозной депрессии.

* * *

Почему на кладбище нельзя дышать? Потому что мертвым завидно.

* * *

А теперь покажи мне лицензию на спиртное, если спросят, зачем я заходил или для детектора лжи.

* * *

Ты лжешь, как я играю на французском рожке.

* * *

– Я скажу, что ты хорошо целуешься, но не скажу, куда.

– Ты играешь с моей репутацией.

– Дорогой, мой рот на замке.

– Надеюсь, не навсегда.

* * *

Позвони психоаналитику, скажи, что город достанется мормонам.

* * *

У смелых людей смелые речи.

* * *

Я имел дело с черными, когда ты с крашеной физиономией еще гонялся за зебрами.

* * *

– И как вам живется с гангстером под боком?

– Ты серьезно? Самое спокойное место в этом районе.

* * *

Музыка – такая штука, которую в руки не возьмешь, как футбольные карточки.

* * *

– Вы играете на бирже?

– Не просто играем, мы выигрываем.

* * *

Тони, я могу спросить? Если вопрос щекотливый, скажи. Насколько правдив «Крестный отец»?

* * *

– По-моему, это плохо.

– А поконкретнее?

– Есть хорошо, а есть плохо. Это – плохо.

* * *

– Знаешь, я люблю смотреть на вещи положительно.

– Ты только так говоришь. Чаще смотришь отрицательно.

* * *

– Опять разболелась спина.

– После забега на десять метров?

* * *

Как ты умеешь сводить жизнь человека к двум-трем словам!

* * *

Красивый мальчик. Точно твой?

* * *

– Я думаю, за секс не следует наказывать.

– В этом я с тобой согласен, за секс не следует наказывать. Но за разговоры о сексе за завтраком следует наказывать.

– Сейчас девяностые, и родители должны говорить о сексе с детьми.

– Тут ты ошибаешься! Это там девяностые, а в этом доме – пятьдесят четвертый.

* * *

– Энтони, посмотри, кто там.

– Я ем.

– Если ты не встанешь, и не посмотришь, кто там, тебе будет нечем есть.

* * *

Отвечай мне как Иисусу Христу, если солжешь, твоя мать умрет от рака глаз!

* * *

Плохое настроение бывало у многих великих людей: Винстон Черчилль перед завтраком выпивал виски. Наполеон тоже был постоянно не в духе.

* * *

Когда я был маленьким, меня интересовало, почему никто не собирает молитвенные карточки. Бейсбольные собирали все. За Хонуса Вагнера платили тысячи баксов, а Иисус Христос был даром никому не нужен.

* * *

Я как царь Мидас, только наоборот – все к чему я прикасаюсь превращается в дерьмо.

* * *

– Не могу оторвать задницу. Извини за мой французский.

– Ты француз?

– Это такое выражение.

* * *

Если бы я себя уважала хоть капельку, я бы давно отрезала тебе член.

* * *

– Неужели нельзя подождать, пока мне пришьют ухо?

– Тони, чуть левее, и ты бы со мной не разговаривал.

– А я разве с тобой разговариваю?

* * *

– Чего ты хочешь? Перебраться в Юту? Стать мистером и миссис Майк Смит? Продавать индейские сувениры на обочине дороги? Или начать разводить змей?

– Тони, это наш шанс уехать отсюда и начать новую жизнь.

– Ужинать с мормонами и есть безвкусные томаты.

* * *

– Возможно, я не пойду на бал.

– Слишком высокого мнения о себе?

* * *

– Вы себя нормально чувствуете?

– Я себя чувствую прекрасно. Когда узнаю, кто в меня стрелял, буду чувствовать себя еще лучше.

* * *

– Эй, ты забыл, что я капитан?

– А ты попроси о помощи по своему микрофону, гребаный крысеныш!

* * *

– Одиссея с вашей матерью тянется довольно долго.

– Пятьсот лет пролетели как один день.

* * *

Надо только избавиться от тараканов. Тот, что оказался у тебя в салате был просто жуть!

* * *

– Как твоя мать? Часто звонишь ей?

– Матушка умерла.

– Правда? Когда?

– Полгода назад.

– Передавай ей привет от меня. Она по-прежнему сидит на диете?

* * *

Что я за человек такой, если меня хочет убить собственная мать?

* * *

Нас довели оральный секс и психоаналитики.

* * *

– Это же дядя Джуниор!

– Да. Возмутительно! Арестовали законопослушного бизнесмена!

– Папа, не паясничай.

* * *

– Дядю Джуниора арестовали.

– Клево!

* * *

– Зачем я тогда купил этот внедорожник?

– Чтобы уменьшить запасы бензина в стране?

* * *

– Сильвио?

– Что?

– «Что»! Меня долго не было. Изобрази?

– «Только я подумал, что завязал, как меня снова втянули в дело!»

* * *

Опять мой придурок-племянник!

* * *

– Ты до сих пор с Адольфом?

– С Рольфом.

* * *

Хочу, чтобы ты поговорил с лысым уродом, который называет себя братом моего отца.

* * *

– Все лавры – победителю.

– Убирайся, пока я не заткнул твою жирную пасть твоими же цитатами.

* * *

Нельзя сбрасывать со счетов стремление человека к свободе.

* * *

– Ты видел меня по телеку?

– Вы выступали по телевизору? В каком шоу?

– В вечерних новостях.

– Да, ну и что?

– Как я выглядел, честно?

– Вы были похожи на себя, хорошо выглядели.

– А мне не понравилось. Может, сделать новую оправу?

* * *

Отец мне говорил: «Никогда не старей». Нужно было его слушаться.

* * *

«Жиртрест»! Изредка на себя в зеркало смотри, бездушный урод!

* * *

– Забыл, ты же не ешь свинину. В этом смысле.

– О, я понял!

– Что тут понимать? Она вегетарианка.

* * *

Это поколение почти ушло. Когда умрет последний в наших семьях, мы станем стариками.

* * *

– Энтони, не дай мне умереть с этой виной.

– Послушай меня, старый дурак, ты не умрешь!

– Помирись с матерью.

* * *

Она балуется экстази, а орете на меня?

* * *

– Папа, я больше не буду.

– Если бы за каждый раз, когда ты это говоришь с тех пор как научилась разговаривать, я получал по двадцать пять центов, то сейчас бы меня уже двадцать четыре часа в сутки ждал личный самолет!

* * *

– Есть поговорка: из двадцати проступков детей игнорируйте девятнадцать.

– Есть итальянская поговорка: один раз облажался – два зуба долой.

* * *

Не пытайся найти смысл в ее словах.

* * *

Значит, Стив просто проходил мимо, стучался во все двери, пока не сорвал джекпот?

* * *

Я старой закалки. Хочешь поднимать на нее руку, дай ей свою фамилию.

* * *

– А ты помнишь первый минет?

– Да, конечно!

– И быстро парень кончил? Слышал? Я спросил: «Ты помнишь свой первый минет?» Он ответил «да». Я спросил: «И быстро парень кончил?»

* * *

Я прошу тебя оказать услугу, хочешь – окажи, нет – иди в задницу.

* * *

– Как твоя сестра?

– Ты это к чему?

– Что?

– О моей сестре.

– Я о Дженис. Как у нее дела?

– Я думал, ты решил подколоть меня. Типа «как твоя сестра – трахни свою мать».

* * *

– Этот дом похож на долбанный притон! Там воняет мочой, блевотина на прекрасном полу ручной работы.

– Напоминает твою квартиру в Венеции.

* * *

– Я теперь дедушка, Рич, представляешь?

– Пожалуйста, никаких фотографий. Выставлять напоказ медицинские отклонения противозаконно!

* * *

– Сильвио сказал не брать денег.

– Кому ты только что отсосала: мне или ему?

* * *

– А он нам не дальний родственник?

– Настолько дальний, что индейцы тебе роднее.

* * *

– Мама поедет?

– Нет, это деловая поездка.

– А ты не подумал, что ей хотелось бы побыть с тобой наедине.

– Знаешь, когда мы хотим побыть вдвоем? Прямо сейчас.

* * *

«Везувий!» Господи! Скажем Арти, что фреска, на которую он спустил столь бабок – это использованный гондон по сравнению с этим.

* * *

Тон, если ты подаришь ему клюшку для гольфа, он, наверное, попробует трахнуть ее.

* * *

Эти командиры с их любовницами и проститутками – эмоциональные инвалиды.

* * *

Ричи, благодаря своему тюремному опыту, чувствителен к женским проблемам.

* * *

– Наши мужчины убивают друг друга. Например, всех моих братьев убили, остальные сидят. Рим объявил им войну. Но мужчины любят своих матерей, не так ли? Следовательно, подчиняться женщине – это естественно.

– Я лучше сдохну.

* * *

– Зачем ты хранишь обрезки ногтей?

– А что? Они тебе нужны? Если к врагам попадут обрезки ногтей или волос, они могут причинить тебе вред.

– Я польщен, что ты доверяешь мне свои ногти, но я могу отказаться от них, не испортив наших отношений?

* * *

– Тони! Спускайся, поешь.

– Господи, вы только этим и занимаетесь! Вашего ланча слону бы хватило!

* * *

– Ты кто?

– Я из Америки.

– Из НАТО? Это вы обрезали трос на подъемнике?

* * *

– Как сказать «Стероиды»?

– Стероидо.

– Ну вот! Кто сказал, что с вами поговорить не о чем?

* * *

– Не хочешь трахнуть меня?

– Хочу. Но я не буду гадить там, где ем.

* * *

У тебя, что, зеркала нет? Такое впечатление, что целовался взасос с пакетом муки.

* * *

– Уже доели?

– Вовремя ты, я уж собирался скатертью продолжить.

* * *

Господи, выйдешь поссать – готов охерительный репортаж!

* * *

– Мы взрослые люди, Тони. Нас многое связывает.

– Ага, как Израиль с Палестиной!

* * *

– Козёл!

– Yeah! Koziol you!

* * *

У тебя кроме идиотских штанов еще какие-то проблемы?

* * *

Она как тетка с колбасой, которая плачет из-за того, что нету хлеба.

* * *

Некоторые люди отстают настолько, что верят, будто они первые.

* * *

Я помню, отец с матерью спорили о чем-то, не знаю, о чем, и она все время говорила о слабоумном отцовском брате, но я всегда думал, что это она про тебя.

* * *

Дейви, не говори «Ненадолго», если не имеешь в виду ненадолго.

* * *

– Я просто сыр хотел убрать.

– Зачем? Почему сейчас?

– Ну, я просто…

– Что? Оставь этот долбаный сыр на месте, понял? Обожаю стоять на сыре! Я на ночь кладу сыр «Проволоне» в носки, чтобы утром они воняли как промежность твоей сестры!

* * *

– Карлос Кастанеда сказал: «Каждый миг проживай так, будто это последний миг на земле».

– Да кто слушает этих боксеров?

* * *

Свингеры… пускай мне отсосет, это вполне по-свингерски.

* * *

– Какого взрослого пришлось забирать из лагеря в прошлом году из-за обмоченной кровати?

– Это было в позапрошлом.

* * *

– Смерть подтверждает полную бессмысленность жизни.

– Это еще что такое? Ты специально меня выводишь? Я уже готов вышвырнуть тебя нахер в окно.

– Вот видите, об этом и речь. Жизнь бессмысленна.

– Что? Не говори так, да простит тебя Бог.

– Бога нет.

– Эй!

* * *

– Мадам Бесталь сказала, в жизни необходимо сделать выбор между тоской и страданием.

– Нет, я серьезно, зачем мы родились?

– Мы родились благодаря Адаму и Еве, а теперь поднимайся к себе и садись за математику.

– Алгебра – это самая тоска!

– Второй вариант – страдание! Хочешь начать прямо сейчас?

* * *

– И что вы ему ответили?

– Что я на него истратил уже сто пятьдесят штук, и если у него нет смысла жизни, то пусть вернет мои деньги.

* * *

Она понимает, что даже если Бог мертв, ты все равно будешь лизать ему жопу.

* * *

– Когда Френки говорит: «Обосраться, или ослепнуть?» – он на распутье, он не знает.

* * *

– Не запрещает, честно. Он просто не хочет, чтоб мы говорили о тебе дома.

– Ну можешь ему в шапку насрать.

* * *

Бар через холл, Ричи, и серебро подсчитано.

* * *

Я не хотел, чтобы из-за моих грехов на вас рухнула церковь.

* * *

– Ты знаешь, в Джоржтаун мне очень сложно попасть.

– Да ладно, надо быть ненормальным, чтобы не захотеть тебя принять.

– Если смогу туда, смогу и в Беркли.

– Через мой труп.

* * *

– В районе залива Сан-Франциско больше обладателей нобелевских премий, чем где-либо в мире.

– За что им премии дают? За голубизну?

* * *

– Никогда не говори «никогда».

– Нет, скажи «никогда», он теперь как продуктовая тележка, отныне и навсегда.

* * *

Я построю пандус к твоей жопе, и загоню туда игрушечный паровозик.

* * *

О! Кто пришел, а я-то думаю, че белки притихли?

* * *

Я уже пойду, пока твоя жена не вернулась. Плюс нельзя чтобы меня видели в компании с известными уголовниками.

* * *

– Как же ты объяснишь встречу с этим мерзким типом?

– Условия домашнего ареста позволяют мне выходить в магазин…за зеленью.

* * *

– Ох уж этот Верблюжий Нос, блин.

– Еще раз поднимет руку на мою племянницу, и я его на куски порву.

– Охренеть, Верблюжий Нос!

– Такого не выдумаешь!

– Че ты несешь? Я только что выдумал!

* * *

Вы не замечали, что только этот пидорас может курить под дождем со связанными за спиной руками? У него шнобель как естественный навес.

* * *

– Эти двое по ходу друг другу отсасывают.

– Что ты сказал?

– Всего хорошего!

* * *

Я подарил дочери машину, чтобы ткнуть ее носом в говно, а вы мне рассказываете, что я сделал что-то благородное.

* * *

Кармелла, я не осилю еще одно слезотечение до 5 утра! Просто не могу, не сегодня.

* * *

– Тони, если ты собираешься продолжать в том же духе – сделай себе вазэктомию.

– Что сделать? Я заставил ее провериться на СПИД, за кого ты меня принимаешь?

* * *

– Я попаду в ад, Ти…

– Никуда ты не попадешь, кроме как домой.

– Я был на той стороне, видел тоннель и свет, видел своего отца в аду.

– Да ну на хер!

– А вышибала сказал, что я тоже там буду, когда придет мое время

– Какой вышибала?

– Изумрудный дудочник, там наш ад. Это ирландский бар, в котором вечно, каждый день День Святого Патрика.

* * *

Хорошо, я изменяю, изменял, но удалять яйца не буду. Точка.

* * *

– Хочу задать вопрос.

– Ну?

– Тот вышибала, что отправил тебя обратно, у него на башке были рога?

– Э, нет. Здоровенный ирландский бандюк в старомодных шмотках.

* * *

– А у кого-нибудь из них были рога, или отростки вместо рогов, типа козлиных таких?

– Поли, блин, это в натуре был ад.

– А сколько надо пробыть в чистилище?

– Для всех по-разному: сложи все свои смертные грехи, умножь на пятьдесят, потом сложи легкие грехи и умножь на двадцать пять. Сложи все вместе и получишь свой срок. Я так понял, мне там надо оттянуть примерно шесть тысяч лет, прежде чем пустят в рай, а шесть тысяч это ничто в сравнении с вечностью, можно оттянуть стоя на голове.

* * *

С этим пациентом я живу в сказочной стране отсутствия морали, я не хочу судить, я хочу лечить, но теперь я осудила, я заняла позицию, черт, и мне страшно.

* * *

– И что мне делать?

– Все что можешь! Как с девкой, которую хочешь трахнуть. Сделай так, чтоб он тебя полюбил.

* * *

– Тони сказал, ты видел улыбающегося Иисуса, и он провел тебя, чтобы ты увиделся с отцом на небесах, а потом сказал, что твой час еще не настал.

– Я был в аду, Кармелла. Мой отец был в аду. И они сказали, что я попаду туда же, когда придет время. Может, это была чистилище, не знаю.

– Тогда тебе надо принять это событие как возможность раскаяться, изменить свое сердце, начать путь в озарении господнем, это божественный дар тебе, Кристофер.

* * *

– Сам папа не верит в презервативы, а ты хочешь, чтоб меня порезали, что за лицемерие?

– Тони, я думаю, в первую очередь о семье, вот и все.

* * *

– Все что здесь есть – божье творение, разве не грех уничтожать благой труд, который он совершил?

– Тебе видней, ты ведь этим на жизнь зарабатываешь!

* * *

– Ты стейки ешь?

– Это к чему?

– В Индии ты попал бы за это в ад.

– Я не в Индии, че мне переживать?

* * *

У богатого и бедняка годовщина свадьбы в один день. Ну и каждый год они встречаются на Мэддисон-авеню, когда покупают женам подарки. И бедный спрашивает богатого: «Ты че жене в этом году купил?» Тот отвечает: «Большое кольцо с бриллиантом и новый «Мерседес»». Бедный спрашивает: «А зачем оба сразу?» Богатый отвечает: «Если ей не понравится кольцо, может отвезти его обратно на «Мерседесе» и все равно будет довольна». Богатый спрашивает бедного: «А ты что своей подаришь?» Бедный отвечает: «Тапочки и фаллоимитатор». Богатый и говорит: «А почему тапочки и фаллоимитатор?» И бедный ему отвечает: «Если не понравятся тапочки, сможет пойти нахер».

* * *

Мой мелкий в этом возрасте носился как сутенер!

* * *

О! Да вы комик! Вам за это нос сломали?

* * *

За то, как он наплевал на подаренную ему куртку, я бы ухо отрезал.

* * *

Я могу сесть на всю оставшуюся жизнь и, что, я не могу обсудить это со своим психиатром? Нахер вы тогда вообще нужны?

* * *

Иногда все мы лицемеры.

* * *

– Вы звонили с жалобой, на наших грузовиках написано правило: если вы недовольны, вернем мусора в 2 раза больше.

– Я жаловаться, потому что вы не делать полный вывоз двенадцать, шестнадцать и двадцать, а счет за это потом выставлять в двойном размере.

– Правильно, нам же пришлось выезжать дважды.

– Вы взяли в два раза больше за вывозы, которые пропустить.

– Мой диспетчер спрашивал, если вы недовольны, хотите вернуть свой мусор?

– Конечно, я не хочу вернуть мусор!

– Значит, вы довольны!

* * *

– Так сколько я должен, советник?

– Заплатишь, когда на самом деле придется поработать. Будем надеяться, этот херовый день никогда не наступит.

– Он совсем недавно чуть не наступил.

* * *

– Матерь божья, вы мне кувалдой по яйцам зарядили что ли?

– Нет, это просто маленький надрез там, где я вставил эндопротез, будет немного болеть.

* * *

– В следующий раз пользуйся уткой, всего делов.

– Я не кошка, я не гажу в коробочку.

* * *

– Вам нужно следить за сердцем.

– С моим сердцем все нормально, как только я выпишусь, сходим с тобой на дискотеку.

* * *

– Мистер Сопрано, я Майкл Маклуин из службы судебных исполнений. Я должен надеть вам электронный браслет.

– Тебе поручают важные задания, да?

* * *

– Сэндвич будешь?

– Ты слышал про мои яйца? Как можно жрать в таком состоянии?

* * *

– Правильно, и чем вы занялись?

– Взял увеличительное стекло, и пошел жечь муравьев. Это типа юмор такой.

* * *

– Лекарства, лекарства, лекарства! Что они должны дать?

– Кто знает, что бы с вами было без них? Некоторые люди просто получают удовольствие от того что что-то делают.

– Ну да, те вещи, от которых я получаю удовольствие, я делать не могу.

* * *

Че за нах? Меня нет всего 8 лет, а ты превращаешь мой кабинет в склад?

* * *

Элиот, это то же самое, что и смотреть за крушением поезда: я со страхом и отвращением слушаю то, что он может рассказать, но я не могу отказаться от желания это услышать.

* * *

– Я только что вырубился, и если это не физическая причина, то, что со мной за херня?

– Я думала, вас это успокоит.

– Успокоит, когда мне кто-нибудь точно скажет, что за херня со мной творится. Я бы хотел, чтобы это было что-то физическое, чтобы это можно было выдрать нахер!

* * *

Послушайте, будьте любезны, уберите нахер сигарету.

* * *

– Зачем все так усложнять? В пятидесятые все работали вместе, даже враждующие семьи улаживали разногласия по-дружески.

– Ага, я помню фотографию Альберто Настасья: лежит такой весь из себя дружеский на полу в парикмахерской.

* * *

Слушай, Ливия, того, что ты не знаешь хватит на целый том.

* * *

– Жизнь этой женщины весьма печальна.

– Да она если в канализационный люк упадет, вылезет с золотыми часами на каждой руке.

* * *

Вы как будто наркоту принимаете, а мне скучно до смерти, я готов к продолжительной беседе.

* * *

– Вы знаете, почему акула постоянно в движении?

– Ей нужно двигаться, а то она умрет, не сможет дышать, типа того.

* * *

– Если мы такие ужасные, то почему ты устраиваешь нам вечеринку в честь обручения?

– Потому что ты моя сестра и я стараюсь поступать правильно. В любом случае, это идея жены.

– А трахать русскую телку на стороне – это тоже правильно?

* * *

– Ты просто не можешь пережить, что я счастлива, пидорас ты!

– Возьми этот диван и в жопу себе засунь.

* * *

– Что это?

– «Куриный бульон для души».

– Тебе лучше почитать «Томатный соус для жопы», итальянская версия.

* * *

Кто сам хочет уважения, тот уважает других.

* * *

Не знаю, с чего я взяла, что найду кого-то приличного среди индийских отшельников.

* * *

– Вы чувствуете себя виноватым за ее попытку самоубийства?

– Я два года ее трахал.

– Это было для нее серьезным испытанием?

* * *

– Ок, мы с ней виделись, но это не то, что ты думаешь, она пыталась покончить с собой.

– Оу, нихера себе.

– Я порвал с ней, а она пыталась покончить с собой, говорит, не хочет жить без меня, бедняга.

– Ты хочешь, чтобы я еще жалела шлюху с которой ты трахался? Знаешь, что самое странное? На секунду я тебе поверила.

* * *

Дети как животные, от собак не отличаются ничем. Их нужно учить отличать правильное от неправильного.

* * *

– Что вы с ним сделали?

– Мы его похоронили. На холме, с видом на речку. Вокруг раскидистые сосны.

– Правда?

– Да ладно, Дженис! Какая тебе разница, что мы с ним сделали, а?

* * *

– Моя сестра не полетит!

– Ну скинь ее на полосу.

* * *

– Нихера себе. У костюма борода отросла!

– Тони, ты мешаешь работать.

– Борода выросла, или что-то непонятное. Ай! Он живой! Он живой!

– О господи, о боже, Тони, что ты натворил?

– Это тебе.

* * *

– Знаю, знаю, Тони твой лучший друг.

– Президент Франклин – мой лучший друг.

* * *

Интересно, что за курица такая? Небось кокер-спаниель.

* * *

Каждый год он посылает отчеты о том, чем занимаются его племянники и племянницы. Кто поступил в Вест-Поинт, а кто дает всем подряд.

* * *

– Да ладно, я лично отбираю морепродукты.

– Да ну? Ты их нюхаешь когда отбираешь или пялишься в космос, размышляя об аренде, или какую херню ты еще там переживаешь?

* * *

– Разве Пуси не ваш друг?

– Друг.

– Это ведь тот самый друг, которого чуть не унесли утки, так?

* * *

Не кричи на меня, ок? Не рискуй с поносом-то.

* * *

– Агент Харрис!

– Энтони Сопрано, у нас ордер на обыск дома, имущества и семейного автомобиля.

– Что сегодня ищите, начальник?

– Краденые авиабилеты. Мошенничество с использованием почты, мошенничество с переводом денег, и другие федеральные преступления.

* * *

– Все, Тони, закончилось. Мой тебе совет: забудь. Если у них только двадцать три билета, считай, у них вообще ничего нет, и они это знают.

– Я понимаю, что это мелочь, но в том-то и дело! Еще одна минута, если бы я смог постоять, говорить «Да, мам. ОК, мам. Слышу, мам». Еще бы минута и меня бы здесь не было бы. От обвинения в убийстве отбился, а тут обосрался. На ровном месте споткнулся. Я все запорол.

* * *

– Тони…

– Да ну, тут тебе и федеральное обвинение, и федеральное агентство авиации. Пока все не закончится, они еще успеют египтян на самолетах мне пришить, и ты сам об этом знаешь!

* * *

Вы срываетесь на расистские выкрики в сторону индийской пищи, вашу мать – старую летучую мышь… Что еще случилось?

* * *

– Мне приснился сон, что я от души вас оттрахал прям на этом столе. Вы были в восторге.

– Так сказали, будто швырнули камнем.

* * *

Если Кармелла тебя увидит, будет в жопе у тебя еще одна дырка.

* * *

Я думаю, что Нью-Йорк – это такое переживание, которое необратимо меняет человека.

* * *

– Водогрей полетел! Взял и лопнул!

– Гарантия, наверное, закончилась.

* * *

– Привет, мам.

– Надо же, кто звонит!

– В общем-то, я стою прямо перед тобой.

* * *

Я не ясно сказал? Может, на суахили повторить?

* * *

Это дело холоднее твоей сиськи!

* * *

– Люди мрут как мухи.

– Это все из-за копченого мяса.

* * *

– Тони, может, хочешь рассказать, как мама сохранила все твои школьные работы и грамоты, и не сохранила ничего из моих и Барбары?

– Ты уже рассказала.

* * *

Говорят, на Земле нет двух абсолютно одинаковых людей, двух лиц, двух отпечатков пальца. Но известно ли это наверняка? Ведь надо было бы собрать всех в одном огромном месте. И, очевидно, это невозможно даже с компьютерами. Мало того, пришлось бы собрать всех, кто когда-либо жил, а не только тех, кто живет сейчас. Так что доказательств нет. Ничего нет!

* * *

Теперь ты член организации, пришло твое время делать настоящие деньги, а мне можно немного расслабиться. Теперь у тебя в жизни всего одна проблема: отдавать мне десять процентов от своего дохода по определенным дням. Других проблем у тебя нет. Моя единственная проблема – отдавать проценты вон тому человеку. Вот так работает «Коза Ностра». У других людей полно в жизни проблем, а у нас всего-навсего одна. Неплохо, да?

* * *

– Психиатр помогает?

– Ты и про это знаешь?

– И что? Сегодня это не смертный грех. Мой ребенок ходил к психиатру. По постановлению суда из-за проблем с женой. Теперь они счастливы.

* * *

– Когда ты уже вернешься в Сиэтл, Дженис?

– Как только разберемся с маминым имуществом.

– С имуществом: дом-развалюха и старушечье нижнее белье.

* * *

Поскольку Мэдоу уехала, нам очень важно не превратиться в семью, которая ест стоя в забегаловках.

* * *

Что? Ваш отец никогда никому не отрубал пальцев?

* * *

– Если тебе действительно интересно, на прошлой неделе у него был прорыв.

– Прорыв чего? Чьей-то селезенки?

* * *

Мне осточертели люди, считающие меня бандитом, потому что моя фамилия заканчивается гласной. Эти футболки, выкрики… Голливуд пытается придать этим социопатам трагическое величие Аль Пачино.

* * *

– У вас приступы страха. Страх возникает, когда чувство гнева, мести и тому подобные захлестывают вас. Здесь нужна поведенческая терапия, она может научить вас контролировать чувства.

– А как тогда заставить людей делать то, что тебе надо?

* * *

Все эти твои душевные терзания, Дженис, постоянно за мой счет!

* * *

Правильно! Сиди там, молчи, злись, а потом потеряй сознание и вини в этом весь свет!

* * *

– Принеси-ка нам кофе.

– Ты че, смеешься?

– Бегом! По ходу к ухо-горло-носу зайди, слух проверь!

* * *

– Не будь я лысым…

– Арти, она ж молоденькая! Будь ты мохнатым как шимпанзе, это ничего бы не изменили.

* * *

– Просто, знаете, посылать старика… что он сделает-то? Зажует деснами до смерти?

– Тебя кто спрашивал?

– Нет-нет, просто хотел сказать… пошли меня. Я его по суставам на куски разберу, а он даже сознание не потеряет.

* * *

– Старик.

– Не знаю, а как он выглядит?

– Как старик!

* * *

– Вчера она посмотрела фильм ужасов и стала выдергивать себе волосы. И так постоянно! Вся голова в болячках.

– Смирительная рубашка поможет.

– Извини, я забыла, что здесь мистер Понимание, у которого нет своих проблем.

– Согласен.

– Как будто ты вообще понимаешь, о чем речь.

* * *

Зацени, реклама центра похудания! «До» и «Задолго до».

* * *

Когда-нибудь этого говнюка найдут в багажнике.

* * *

В твоем возрасте, в твоем положении тебе второй ребенок нужен как дырка в башке!

* * *

Почему я родился красивым, а не богатым?

* * *

– Что, неужели море перед тобой не расступается?

– И я это отрабатываю, а вы получили все на халяву.

* * *

– Ведь он не говорил про уплотнитель мусора, верно? Видите.

– Что же это по вашему мнению?

– Вы же в курсе его работы. У него офис в стрип-клубе, кто знает, чем он занимается?

* * *

Скажете подписать, я подпишу. Скажете насрать на палубу парохода Куймели – не вопрос, потом помоют.

* * *

– Мог бы и позвонить, все уже остыло.

– Вот поэтому и изобрели микроволновки. Для нерадивых мужей.

* * *

– Разве ты не этого желаешь своим детям?

– Нет. Я хочу чтобы они вернулись сюда, были ленивыми и сидели, засунув палец в жопу, и я этому очень помогу, не пообедав с мудаком, который пытается меня развести.

* * *

– У нее собака болеет.

– Эта нечесаная французская говнина Коко? Что с ней не так?

* * *

– Тебе лучше – вот, что важно. И ты выглядишь лучше.

– Если хочешь соврать, скажи, что в машине меня ждет шлюха, которая отлижет мне яйца.

* * *

И что, я теперь должен радоваться, что его зовут Джон Кеннеди? Все ирландцы так называли своих детей после того, как его завалили.

* * *

– Пятьдесят штук? Да ты шутишь.

– Он так много говорил о том, что у Мэдоу будут наилучшие из возможных показателей в университете.

– Ага, этот еврей взял ее в заложники.

– Он итальянец.

– Значит, хорошо питается, еврей.

* * *

Я сделаю химию, буду срать кишками, выпадут шесть волосин, что у меня остались, и все равно придется резать?

* * *

Ты принимаешь решение, от которых зависит жизнь или смерть, исходя от фамилии врача.

* * *

– Да, неплохо. Плейстейшен была прямо в номере.

– И это итог поездки в столицу нашей страны?

– Похоже, что да.

* * *

– Он среди ночи пришел ко мне на квартиру и опозорил меня перед Эдрианой.

– О, я слышал, он устроил обыск с раздеванием.

– Я не шучу, Тони. Он отмороженный! Он ее трусы обнюхивал.

* * *

Будь большим мальчиком, обтекай.

* * *

– У меня две задачи: смотреть за чистотой его одежды, и чтобы ужин был на столе.

– Значит, слово «подсобница» подходит больше, чем «сообщница». Извините.

* * *

Вы меня не слушаете! Я сказал, что не возьму с вас денег, потому что я не беру кровавых денег.

* * *

Выглядишь так, будто весь день колодцы рыла. Может, сходим куда-нибудь?

* * *

Будешь так себя вести, кости бросишь в морге!

* * *

У индеек плохо с ориентацией в пространстве. Ехали в Федеримпориум, а попали сюда.

* * *

Если твой противник холерик – раздражай его.

* * *

Начальник на нее косо смотрит, и она звонит мне в три ночи, хочет поговорить о том, как отец смеялся над ней, когда она упала с велосипеда в семь лет.

* * *

– Меня уже пучит с благодарения.

– С благодарения тысяча девятьсот восемьдесят второго года.

* * *

– Сквозняки?

– Духотища как в джунглях Амазонки!

* * *

– А наш дедушка, не работал ни с кем по фамилии Трилло? У которого была лесопилка?

– Мой отец был отменным каменщиком, он в жизни не работал со всяком деревянной херней.

* * *

Вот что значит быть боссом: ведешь корабль как умеешь, иногда все путем, иногда на скалы напарываешься, и радуешься тому, что есть.

* * *

Смерть на очке – это очень унизительно.

* * *

Ну, знаешь, как говорят? Выбирай мечту осторожнее, а вдруг как сбудется.

* * *

– До меня здесь был просто сортир.

– Тебе нужна помощь. Надо отделать под двадцать первый век.

– А не то, что здесь! Как в восемьдесят седьмом.

* * *

Хорош скулить. Делаешь ставку – думай головой, а не жопой.

* * *

– Ты опять какого-нибудь бродягу пригласила?

– А тебе еды жалко?

* * *

– Никакого шампанского! Милосердный господь не велит употреблять алкоголь.

– Разве Иисус не пил вино?

– Это же Иисус, Тон! Как можно сравнивать?

* * *

– Джим Кусамано спортивные машины называет кризисосредневозрастамобиль.

– Много она понимает!

* * *

Только не говори, что ты радовалась, если бы она встречалась с этим Джамалом Гинсбергом, хасидом черномазым. Еле избавились от урода.

* * *

По-твоему было бы лучше, если б она смотрела на фотки банок из под супа, чем была ближе к дому?

* * *

– В пятницу вечером твой сын забрался в школу и совершил акт вандализма в бассейне.

– Какой может быть вандализм в бассейне?

* * *

– Что вот в змеях интересно – они размножаются сами по себе

– В смысле?

– У них есть и мужские и женские половые органы. Поэтому того, кому не доверяешь, называешь змеей. Как можно доверять человеку, который в буквальном смысле может сам себя оттрахать?

– А разве это не пошло от Адама и Евы? Когда змей уговорил укусить яблоко?

– Слышь, змеи трахали сами себя задолго до того как нарисовались Адам с Евой, Ти.

* * *

– Глаза невинные, как у младенца.

– Он может тебя невинно так на тряпки порвать.

– Обычно они могут вести себя агрессивно только напоказ.

– Это потому что они уже закончили беситься, надо повыкобениваться.

* * *

– Моя сестра была буддисткой. Она больная.

– А, ясно, значит и я больная?

* * *

Первая возвышающая истина: жизнь – это страдание. Но Будда проповедовал: с радостью разделяй горести мира.

* * *

Ну жизнь такая, как я понимаю. Иногда хорошо, иногда плохо. Что-то начинается, что-то заканчивается.

* * *

– Зоопарк?

– Угу. Иногда полезно остановиться, занюхать говнишка гориллы. Неплохо быть ближе к природе.

* * *

– Как ты?

– Всех ненавижу.

– Кого?

– Пациентов моих! Все лгут прямо в лицо. В самих говна полно, и никакого внимания к моей работе и к положению, в которое они меня ставят. Ну ненавижу.

– Ну их к черту, увольняйся.

* * *

Утром опять был приступ. Несильный, но чувство было такое, будто в башке имбирный эль.

* * *

Я это называю «нервнорождество».

* * *

Тебе это не кажется слишком примитивным? Его кровь смоет все пятна. Мы ж не пятновыводитель продаем.

* * *

– О, вот и веточка. Не вижу остальных частей дерева.

– Нахер философию.

* * *

– Извини шкипер, больше не повторится. Надеюсь, домой мне не звонили. Я сказал Эндж, что был с вами. Мать моей телки, мы всю ночь были в больнице. Легкий приступ, небольшой удар. Не может двигать левой рукой. Это восстанавливается, но я не ел, не спал…

– Телку отпорол?

– Ага.

* * *

– Сил, что даришь своей телке на Рождество?

– Наличку. Только этим можно прекратить нытье "Почему я сижу дома одна по выходным?"

* * *

– Возможно, она напоминает мне вас.

– Чем?

– Она умная, сексуальная, итальянка.

* * *

Погода холодная как сиськи твоей сеструхи. Там такая толпень ребятишек!

* * *

– Санта! Мы так и не назначили Санту!

– Может ты?

– Я? Я в этом ничего не понимаю, у меня нет детей.

– Ну и что? У Санты нет детей.

– Угу, странно. У мистера и миссис Клаус не было детей.

– Ну, может, поэтому они все и замутили.

– Я всегда думал, что эльфы их дети.

– Они их там в полный рост эксплуатировали.

* * *

– Да, но все основано на лжи.

– Да хоть на жопе моей основано, какая разница?

* * *

– Холодно!

– Слышь, мудак, ты всегда зимой в пижаме ходишь?

* * *

– Видел куда он побежал?

– Должен быть где-то недалеко, ты ему полбашки отстрелил.

* * *

– Он мне как брат. Ближе брата. Но теперь он трагическая фигура.

– В смысле?

– Алкоголь, наркота, позорит семью. Сердце разрывается.

* * *

– Ты не поверишь. Он убил шестнадцать чехословаков. Раньше был дизайнером внутренних помещений.

– А квартирка у него херовая.

* * *

– А знаешь, какая погода в Мексике?

– Сегодня как в Чили, а девки еще жарче?

* * *

– Может он сам нас выслеживает?

– С чем? С хером в руках?

* * *

– Какой у тебя план? Жрать кетчуп?

– Надо было заехать в «Рой Роджерс».

– А мне надо было Дейл Эванс трахнуть, но как-то не сложилось.

* * *

– Эгоист херов, я тут умираю!

– Ну так сдохни уже наконец!

* * *

Пошел ты нахер, Поли! Плевать мне капитан ты или кто! Сейчас мы – два мудака заблудившихся в лесу.

* * *

– Я вам сразу говорю, то она кажется нормальной, то она на всю голову отшибленная.

– Я же спрашивала у вас, кажется она вам счастливой или нет.

– И я должен был сообразить, что она запустит ростбиф мне в башку?

* * *

Думаешь, я в холодильнике жил пока тебя не встретил?

* * *

– Она выходит замуж за младенца? Удачи!

– Смотри, он тянет ручку к ее щеке. Такое прекрасное, невинное умиротворенное дитя. Пойдем поедим.

* * *

Стоит о ней заговорить, как вы строите странную рожу, и потом спрашиваете: «Она счастлива?» Или «она вам никого не напоминает?» И все это со странной рожей, как будто вам это не нравится.

* * *

Ага, надо было поломать декану ноги, потому что тебе книжку лень почитать!

* * *

Надо отдать должное твоему отцу – яйца размером с жопу ирландской шлюхи.

* * *

– Это коровье бешенство.

– Ужасно, что английское правительство не сообщило раньше.

– Может, они не хотели устраивать панику в стаде?

* * *

– Верно, кончил, где захотел и ушел.

– Моя мать была такая же. Бездонная черная дырка.

– О, теперь мать. Сдаюсь. Сожги меня на костре.

* * *

– Этот хер и впрямь доктор.

– Почти угадал, доктор по херам.

* * *

Какая разница, что говорят у тебя за спиной, если не смеют сказать в лицо?

* * *

– Мы нуждаемся в повторении того, что нам близко, даже если это плохо для нас.

– Глории необходима драма, эгоизм, постоянное внимание к себе. Однажды, в исполнении вашей матери это выдавалось за любовь.

* * *

– Тони?

– Тони, че такое?

– Короче, это Вито, ты сказал позвонить через 5 минут.

– Не-не-не, сейчас я ничем не занят.

– Вижу, паренек протирает ему лобовое стекло, в зеленой кепке такой.

– Так много?

– Птицы тут летают, кусты через дорогу.

– Ну, я смогу добраться за полчаса.

– Вижу не то кролика, не то белку, может опоссум.

– Ладно, увидимся.

– Ну, продолжение следует. Похоже, я нужен Тони, увидимся в другой раз.

* * *

Он уже 2 года как умер. На самом деле срок годности по этой теме вышел на прошлой неделе.

* * *

– Мистер Любимов два часа оттирал вашу мочу. ДНК полностью совпадает.

– Он первый начал, я могу все пересдать.

* * *

– Я впахиваю, чтобы платить за все это! Дом на шесть тысяч квадратных футов, жратва на столе, видеоигры, всякие скутеры и велики, колумбийский университет, и чего ради? Ради вот этого?

– Хреново быть тобой.

* * *

– Я не соглашался никуда ехать.

– Мы просто смотрим.

– Мы просто смотрим, а потом ты туда поедешь.

* * *

– Знаете, мы никогда не обсуждали, что вы желаете своим детям.

– Я не хочу, чтобы они валялись в Бунтоне с простреленной рожей.

* * *

– Давай не будем невинность изображать.

– Когда я соберусь изобразить невинность, я тебе скажу.

* * *

– Постоянно давят, и родители тоже. Сестра учится в Колумбии и родители ждут, что и я туда поеду.

– Мы называем это «тухлое мышление». Это как у алкоголика: никто его не заставляет, он сам пьет.

– Я не алкоголик.

* * *

Это тебе четко разъяснят. А пока запомни выражение: будь проще.

* * *

– Чем Хадсон отличается от твоей прежней школы?

– Я не знаю.

– Я понимаю, что не знаешь. Я вот, что тебе расскажу: в твоей школе, и это неплохая школа, ты прав, слишком большой упор на то, что хорошо для тебя, что хорошо для Джонни, что хорошо для Дженни. А здесь: высшее благо – что хорошо для армии.

* * *

Мы даем детям слишком много альтернатив. Неудивительно, что они теряются, а потом, когда все становится плохо, спихиваем их в вечно стремящуюся к прибыли индустрию реабилитации.

* * *

– Ты хочешь сделать из него профессионального убийцу?

– Может хватит уже? Они солдаты, армия соединенных штатов ни в каких войнах не участвует.

– Они маршировали с винтовками, Тони!

– Это символы, стволы заткнуты.

– Символы чего?

– Уважения!

* * *

Он считает, что весь мир на его чувствах держится. Пусть научится быть мужиком!

* * *

– Ты опоздал.

– Завтра я приду вовремя. А ты останешься дураком навсегда.

* * *

В музее носов выставили Мону Лизу.

* * *

Эту тему я тебе подарил, пока ты целыми днями своих жирных свиней трахал в офисе столярного профсоюза.

* * *

– Я опять за рулем ни с того ни с сего!

– Ну и что? Я должен объяснять, почему мне надо, чтобы на этой неделе возил ты?

– Не дай бог ты что-то объяснишь!

* * *

– Энтони, я тебе рассказывал, как у меня был «Харлей»? Я на нем мог уделывать «Порши».

– Но не «Бокстер» моего папы.

– Тебя как зовут?

– Мэтт.

– Мэтт, без обид, но «Бокстер» твоего папы – это «Порш» в бабских трусах.

* * *

– Ты ж не еврей, а, Мэтт?

– Наполовину.

– А, не важно, он понимает, что это шутка.

* * *

– Ты что здесь делаешь?

– Да был тут рядом у Бакулы, решил заглянуть поздороваться.

– Хорошо, хорошо. Как он?

– Он жирный.

* * *

В нем карат больше, чем в Багзе Банни.

* * *

– Знаешь, Квазимодо все это предсказал.

– Кто предсказал?

– Ну все эти проблемы: Ближний Восток, конец света.

– Нострадамус. Квазимодо – это горбун из Нотр-Дама.

– Да, точно, Нотрадамус.

– Нострадамус и Нотр-Дам. Это совершенно разные вещи.

– Ну все равно интересно, так похожи, а? Я всегда думал, окей, горбун из Нотр-Дам. Но в команде Нотр-Дама есть еще защитник и полузащитник.

– Это же Собор!

– Ясное дело, я в курсе! Просто говорю, интересное совпадение. Что? Хочешь сказать, ты никогда не размышлял над другими смыслами Нотр-Дама?

* * *

– Ты с ней где познакомилась?

– В универмаге, и что?

– Подумай, Эдриана, подумай: такая девка с такой жопой, у нее нет парня, ей не понравился Поли.

– Ой, можно подумать, Джуд Лоу.

– Какая разница! Ты вообще нихрена не видишь? Она ж лесбиянка!

* * *

– Они все стояли там, выпивали и рыдали с этих жутких слащавых идиотских итальянских баллад. Омерзительно! Когда я вышла из ресторана, меня вырвало.

– Ты пила.

– Да, еще дунула с друзьями.

* * *

– Ты сказал, что у нее хорошая жопа!

– Я хотел сказать что-нибудь положительное, это ж твоя подруга!

* * *

Вот зануда! Со «Свидетелями Иеговы» и то поинтересней.

* * *

– По-моему, ему надо отрезать хвост.

– Да ты что? А по мне, так ему очень идет.

– Сэнди Фортуната говорит, что это будто член из головы торчит.

* * *

Это ты в кои-то веки книжку открыл, а там херня написана!

* * *

– По правде говоря, большую часть жизни я прожил как белый, пока не осознал свою расовую принадлежность и не выяснил, что во мне течет кровь мохоков. У моей бабушки со стороны отца мать была на четверть мохок.

– И все это случилось, когда прошла поправка по казино, так?

* * *

– Погодите! А что, если «Везувий» прослушивается, и это федералы накапали Джонни?

– Теории заговора поперли?

* * *

Дело в том, что мне тоже Ральф не нравится. Если б он тонул, я б ему бетонный блок кинул. Но разве я не должен защищать своего капитана?

* * *

– Надо, чтобы ты разрешил завалить Ральфа Сифаретто.

– Ты че, рехнулся что ли?

– Он обесчестил мою жену.

– Ральф переспал с Джинни?

– Он ее оскорбил. Он весьма грубо пошутил про ее фигуру в присутствии некоторых наших друзей.

– И что он сказал?

– Я должен повторить? Моего слова недостаточно?

– Нет, если ты собрался его валить.

* * *

– Был один такой парень, Томми Нэри, мы его подловили, когда он вечерком со скачек домой шел, приложили железным прутом как надо. Когда он очнулся, я его держал, а Фрэнк отпиливал ему башку ножовкой.

– Даже не пикнул, как мышь, в вату завернутая.

– Если хотите, мы можем повторить.

* * *

– Вот еще: передай этому карлику, чтобы не жалел хлыста.

– Лучше бы его мать воспользовалась этим советом.

* * *

Я тут как монумент терпению.

* * *

Это же законно! Если они одеты и обуты, я обязана их обслужить.

* * *

– В армию я не пойду!

– Ага, потому что его папаша подложит в кровать какого-нибудь председателя лошадиную башку.

* * *

– Сплетничать нехорошо, но по-моему у нее была связь с доктором Массеро. Вот она. Это рождественская открытка в их заведении.

– Ага, вот его рука у нее на жопе.

* * *

– Очень жаль это говорить, Арти, но я, похоже, пас.

– Почему?

– Потому что если ты не вернешь, я не смогу тебе сделать больно.

* * *

Даже не хочу говорить, сколько оно стоит. Три тысячи долларов.

* * *

Когда пропускают день возврата, начинают вести себя так, будто одолжение делают, если хоть что-нибудь вернут.

* * *

– Это че, типа настоящий Пикассо?

– Ну, папа собирает его поздние работы.

– Тут же члены сплошные.

– Ну так Пикассо к тому времени был уже стариком.

* * *

Покупайте землю, Бог ее больше не делает.

* * *

Член сердцу приказывает только в путь.

* * *

– Да ладно, Молтисанти! Хорошая партия.

– Высокий темный социопат.

* * *

– Да, конечно! Шайка белых гоняет черных по гетто. Это вообще никакого внимания не привлечет.

– От меня-то ты чего хочешь?

– Повлияй, позвони кому надо, чтоб отряд любителей пончиков вышел на этих говнюков.

* * *

– Ты что, хочешь закончить как мой дядя Джуниор?

– Или еще хуже – как Поли?

* * *

– Ладно, послушайте, я знаю что я был не прав, ок? Можете не верить, но я на самом деле упражнялся в контроле импульсов, и я контролировал свой гнев. Вот с сыном: я ему показывал старый квартал, и к нам пристали какие-то наркоманы. У одного из них был ствол, другая бросила в машину бутылку. Это, может, и не покажется важным, но я сдержался, я уехал.

– Что ж, в будущем я попрошу вас, чтобы относились ко мне так же, как и к наркоману.

* * *

В Вегас? Хотите, чтобы вас обвенчал двойник Элвиса?

* * *

Я ведь вам говорил, молодые люди, что крэк – это херовая штука.

* * *

– Знаешь, чего в тюрьме страшно не хватает? Была неделя, когда я был готов в тюрьме убить за леденцы.

– Надо было мне сказать, я бы тебе подогнал.

* * *

Да и до того как меня закрыли, он ко мне относился как к стремной девке на танцплощадке.

* * *

Раньше думал, то что я делал меняло что-то к лучшему. Программы против наркотиков, движение за право голоса…но с годами это стало как говно против ветра кидать.

* * *

Революцию… Революция продана, Рони.

* * *

У него во всем теле рак, рак не уважает никого.

* * *

– Как думаешь, он носит калоприемник?

– Кто что носит?

– Ну этот, калоприемник, старик Фьюрио. Просто маме скорей всего придется носить такой же.

– Слушай, может, мы не будем об этом говорить?

* * *

Поли, все состарятся и умрут.

* * *

– Наступить в лошадиное говно – это хорошая примета. Спроси кого угодно на конюшне.

– Это правда.

– Ну что тогда вы целыми днями по говну не топчетесь?

* * *

Вот, чего понять не могу: когда я был пацаном, вы двое были пожилыми тетками. А теперь я старый, и вы обе все такие же старые.

* * *

– Нет, Тони, пожалуйста, послушай! Ральф ненормальный на самом деле, понимаешь? Он заставляет меня делать всякое, но это вовсе не секс. Вот прошлой ночью я хотела, чтоб он меня просто оттрахал, чтобы я могла вернуться к тебе, но он захотел чтобы я ему воском со свечи на яйца капала, а потом ушел в ванну дрочить. По-моему, это не секс.

– А на прошлой неделе, богом клянусь, он попросил меня потереть ему член теркой для сыра, да посильнее.

* * *

Мне в детстве постоянно влетало, но я не ищу себе бабу, которая провода автомобильного прикуривателя приделает мне на одно место

* * *

– Когда из окна самолета увидел Неаполь, у меня аж встал.

– А как ты хотел? Это же родина.

* * *

– Я люблю ее.

– Ты что рехнулся? Я много херни в жизни сотворил, но жену босса я не трахал никогда. Знаешь, почему? Знаешь?

– Хватит риторических вопросов.

– Потому что я не сомневался в том, что он убьет меня, если узнает. А они всегда все узнают, эти боссы.

* * *

– Моя дорогая покойная матушка говаривала: «Больше мух поймаешь на мед, чем на уксус».

– А моя всегда предупреждала: «Не давай заговаривать себе зубы неудачникам». Она говорила: «Ты можешь узнать о мужчине все по тому, как он обращается с женщинами».

* * *

– Часто думаешь о матери?

– Она умерла.

* * *

Там был маленький Полли, тупорылый племянничек. Он сказал Полли, Поли сказал Джонни, прямо телефон, как у школьниц. Хотите поиграть в телефон? На той вечеринке я единственный раз упомянул жирную жопу слонихи.

* * *

Мне семьдесят один год, господи. Тебе по башке залетит, я посмотрю какой ты будешь молодец.

* * *

Я понимаю, так думать не хорошо, но с логикой хер поспоришь.

* * *

– У вас есть сын по имени Питтер Полл?

– О боже, что случилось?

– С ним все в порядке мэм, но небольшие неприятности есть. Мы задержали его в мужском туалете в парке Лафайет. Не знаю, как бы это поделикатнее сказать, но он сосал хер мальчонке скауту.

– Нет, это какая-то ошибка.

– Мэм, я бы сам хотел ошибаться, но, к сожалению, нам еще пришлось провести срочную операцию по прибытию в участок, когда мы обнаружили мелкого грызуна в его анальном проходе.

* * *

– Он мой сын.

– Да он спать не может, перед тем как к тебе идет.

* * *

– Первый вопрос: какое сегодня число?

– Блондинка со здоровенными сиськами и полной шапкой виагры.

* * *

– Дайте испытуемому лист бумаги, попросите нарисовать круг, согнуть лист пополам и отдать обратно. Реально немощные стариканы такого сделать не могут.

– Может бумажкой надо подтереться? Сразу поймут, что ты больной.

– По-твоему это смешно? Я объект для насмешек? Должен при людях жопу подтирать?

* * *

– Я ни в коем случае не должна была брать твой протез, но он привел меня к Господу.

– Э, нудная ты баба.

* * *

– Не повезло блин парню.

– Пусть идет он к черту со своими слезами крокодильими.

– Поли, прояви хоть немного сочувствия, его сын в больнице.

– И это его извиняет? Мне наплевать, хоть у него сто детей в реанимации с простреленными бошками! Он говна кусок, и я это знаю так же хорошо, как и ты.

* * *

Ты че, вегетарианец? Мясо и сосиски жрешь грузовиками.

* * *

Езжай в аптеку, купи две пары хирургических перчаток, банку отбеливателя, и подъезжай к дому нашего друга, строителя.

* * *

– Ну так и че делать будем?

– Избавимся от тела. Пытался сам перетащить, не получилось

– А зачем от тела избавляться?

– Ты че, пришел вопросы задавать? Если его найдут, а его найдут обязательно, будет охеренное расследование. А мы и без этого по уши в говне. Суд Джуниора и все такое. Нет тела – нет убийства.

* * *

– Да что с тобой за херня такая?

– Ниче.

– Не ври, ты под кайфом.

– Выкурил полкосяка перед тем, как ты позвонил. Все нормально.

– Ты посмотри на себя, у тебя из носа течет, торчек ущербный! Ты ж обещал, что больше не будешь этим говном развлекаться.

– Я не развлекался.

* * *

– Он был капитаном, Ти. Он поднимал больше всех.

– Лекции читать мне будешь, наркоман долбаный?

* * *

– Не хера себе! А я и не думал. Ты знал?

– Разумеется знал. Но ты-то так нахлобучился, что даже если б у него мотня твоей мамаши на башке была, ты и то бы не понял.

* * *

– Я заснул. Она, наверно, заползла под меня погреться.

– Ты дебил что ли? Ты убил ее!

* * *

– Четверку в боковую.

– И один в жопу.

* * *

– Я ему еще раз наберу.

– Ходит в хор педиков. Говорят у них сегодня пробы.

* * *

– А дальше что? Завалит за то, что неправильные тапки обул?

– А что поделать? Тони босс.

* * *

И все равно я должен оставаться грустным клоуном. Для друзей, для семьи… ну, такой, суровый снаружи.

* * *

– Вам обеим не нужно за меня переживать, потому что я удвоил дозу.

– Я не хочу, чтобы вы принимали восемьдесят миллиграммов «Прозака».

– На неделю, дней на десять поднимаешь до восьмидесяти, ну, чтобы прийти в чувства, поднять голову, а потом сбрасываешь обратно до сорока, пока член не повиснет.

* * *

– Грустно, что вы потеряли того, кого любили, но при все при том – это лошадь.

– Что это еще за херня?

– Единственный раз, когда вы были так же эмоциональны на приеме, это было после случая с утками.

* * *

Не знаю, повсюду какая-то херня. Будто бы какой-то злобный ублюдок уничтожает человеческую расу.

* * *

Моя жена молится Богу. Что за Бог творит такую херню?

* * *

Плоский экран – это вещь. Никаких бликов, высокая четкость. Я смотрел фильм в порту, в Сирс, шерсть в носу у Карла Моуди торчит чисто кабеля.

* * *

Выход только один: если любимая собака заболела бешенством – избавь ее от страданий.

* * *

Какой-то привкус, как от носков.

* * *

У меня слушанья в судах по экспертам, у тебя мозговправы, а теперь и этого в лечебницу.

* * *

Я живу ради тех нескольких минут когда мы видимся. Мне кажется, что жизнь как песок уходит сквозь пальцы, и я никогда не буду счастлива.

* * *

– Для тех, кто меня не знает, меня зовут Доминик. Я алкоголик и наркоман.

– Плюс гондон.

* * *

– Значит, советы будет давать дважды неудачник.

– Среди выздоровевших неудачников нет.

* * *

– На прошлой неделе я пришла домой и узнала, что ты убил собаку. Это стало последней каплей.

– Э-э-э, ты убил собаку? Это зачем?

– Случайно? Она что, лаяла?

– Он сел на нее когда был под кайфом.

* * *

Ты убил маленькую Казетт? Да тебя самого придушить надо, гондон мелкий.

* * *

Когда однажды утром я пришел открываться, ты лежал головой в унитазе, твои волосы были в сортирной воде. Это отвратительно.

* * *

– А вот и мистер Безупречность.

– Мы собрались поговорить о том, как ты убиваешь себя наркотой, а не о моей личности.

– Я убиваю себя? Да ты столько жрешь, что скоро у тебя сердечный приступ будет, а нет еще пятидесяти.

* * *

Такие как я нужны для того, чтобы своим примером вдохновлять таких как ты.

* * *

В этом проблема американцев. Они никогда не ждут ничего плохого, а весь оставшийся мир только плохое и ждет, и не разочаровывается.

* * *

Ну, ты не плох, у тебя есть хорошие черты. Ты большой, сильный, жизнелюбивый, озорной, ты всегда мне нравился.

* * *

Собственно, я считаю, что жены должны ездить в небольших тележках за машиной, как в мультиках. Как за Ноевым ковчегом плыла небольшая лодка со скунсами.

* * *

Да вашу мать, это была шутка. Или тут все серьезно как в раковой больнице?

* * *

«О, моя мама обкончалась бы при виде жаркова». «О, так вы родились вторым». «О Кармелла водит машину, зашибись как интересно».

* * *

Стейк с зубочисткой папин. Он любит, чтоб мясо еще мычало.

* * *

Я отвез торт на могилу Карен. Я его похоронил.

* * *

– Ты предложила моему племяннику кофе?

– Я лицензированная сиделка, а не прислуга.

– Ты предложила ему аспирин?

* * *

Передайте ему, чтоб он перестал сигналить, а то я ему этот гудок в гудок захерачу.

* * *

– Вы посмотрите, что я принесла.

– Просто фаршированные артишоки. Не, я кактус не буду.

* * *

– А почему он только с тобой говорит?

– Потому что я самый старший и ближе всех к загробной жизни.

* * *

Истины и боли, да ладно, я всего лишь охренительно жирный мошенник из Нью-Джерси.

* * *

Просто мертвым нечего нам сказать, Бобби. Мы, из-за своего нарциссизма считаем, что им не все равно. Время действительно лечит.

* * *

– Я без понятия, какие советы ему дает Джонни.

– Джонни обычно голос разума, мы без труда с ним находим общий язык.

* * *

Это правда, Джон прагматик, но он еще и жадный пидорас.

* * *

Это кажется нереалистичным, почему офицера должно волновать симпатичный матрос или нет.

* * *

– Ну не знаю, Эйджей, школа.

– Он достаточно взрослый, чтобы портить себя самостоятельно.

* * *

Не, ну ты видел? Насчет билетов? Два года ноет без передыху, что мы никуда не ездим. Я организую поездку, самый крутой отель на побережье, и вдруг псориаз ее мамаши превращается в бубонную чуму.

* * *

Все слышали? Если к ней кто-нибудь пристанет, он ему зубы выбьет, а потом может и обратно вставить.

* * *

Должен сказать, Миссис Сопрано, что только благодаря тому, что ваша дочь готовит, мы тут живы.

* * *

Да по любому книжка про голубых. Билли Бад – корабельный флорист.

* * *

– Ее когда написали? В девятнадцатом веке?

– Я даже не знал, что тогда пидоры были.

* * *

– Если наплевать, что я отвечу, не спрашивай.

– Да ладно, успокойся. Мне своих неприятностей мало. У меня один из центровых парней сдернул в Неаполь, господи.

* * *

– Мы многое прошли, Тони, мы слишком далеко зашли, чтобы все так просто накрылось.

– При всем моем уважении, хочешь предаться воспоминаниям – врубай вторую передачу.

* * *

– Его сейчас легко вывести. Зубы болят. И, надо сказать, разгром ресторана не помог.

– Он наехал на моего оценщика. Что я должен был делать? Это ж на странице номер четыре инструкции для начинающих боссов, Джон, господи.

* * *

Ну, это не может длиться вечно, а это для семьи. Дети растут, и собираться вместе будет все сложнее. А сюда можно приезжать всей семьей, приглашать друзей, устраивать большие вечеринки, кататься на водных лыжах. Но для нас тоже кстати. Когда мы были бедными, это было для нас самой большой мечтой, которую мы могли вообразить.

* * *

– Я тебя знаю, если не купишь – надуешься, а я буду бякой.

– Я надуюсь? Да я вообще сплю.

* * *

От нерешительности теряешь большее, чем от неверного решения.

* * *

– Энтони Сопрано, ты полон неожиданностей.

– Приятно видеть улыбку на твоем лице.

* * *

– Это Миссис Сопрано?

– Да, кто это?

– А я трахалась с твоим мужем.

* * *

Да, я кусок говна, который каждый день, мир, поднапрягшись, высирает из задницы. А теперь представь, по какой пищевой ступени ты.

* * *

– А как же насчет ее сестры?

– Что? нет.

– Сиделка, которая ухаживала за твоей матерью. Которая мне нравилась. С которой я говорила по телефону про облысение твоей матери и про ее стул.

* * *

Про которую ты мне сказал, что она из агентства. С которой я водку пила в ночь когда умерла твоя мать. Ты и с ней трахался?

– В этом нет ни грамма правды.

– Почему же тогда ее родственница звонит? Потому что она ревнует.

* * *

– У меня был лед в венах на диване твоего дяди?

– Ты мне обошлась дороже всех кого я имел.

* * *

Господи, как ты могла терпеть от него это говно столько лет?

* * *

– Они на газоне стоят, они испортят траву.

– Травке плохо, травке плохо.

* * *

– Иди ты на хер.

– Это тебе обойдется в три доллара.

* * *

Знаешь Тони, что сделано, то сделано, мы там, где мы есть и это к лучшему. Просто к сведению, ну или даже может тебе интересно, что на самом деле я бы могла и дальше терпеть твои измены и твою брехню, если бы ты проявлял хоть самую малость заботы, заинтересованности, готовности помочь.

* * *

– Знаешь Тони, я всегда жалела, что сказала это. Ты был моим парнем, никто не мог меня рассмешить так, как ты.

– Кармелла, твою мать, а кем ты меня считала когда выходила за меня? Ты же знала моего отца. Ты выросла рядом с диким Молтисанти и своим дядей Эдди. Когда ты уже прекратишь так удивляться и поражаться бабам на стороне? Ты же знала расклад.

* * *

– С чего это я должен доверять тому, кто меня так вот с членом в руке оставил?

– И этого я тоже не должен был слышать.

* * *

– Последний год, я мечтала, фантазировала и была влюблена в Фьюрио.

– Чего?

– Каждое утро он приезжал за тобой, а я ждала этого всю ночь, в постели, лежа рядом с тобой. И когда он звонил в звонок, я чувствовала что сердце вот-вот вырвется из груди. Он улыбается, мы с ним разговариваем…а потом спускаешься ты, и я чувствую себя как смертельно больная, которой удается на минуту забыться, а потом все становилось как обычно.

* * *

Макаронники чертовы, побережье превращается в залив Соренто.

* * *

– У меня психиатр женщиной была.

– Жаль, ты с ней не наговорилась.

* * *

– Рейнджер или кто он там такой сказал, что медведя привлек твой утиный корм.

– Никогда раньше о таком не слышал.

– А ты, можно подумать, рейнджер!

* * *

Подождите! Купите себе новые шнурки для свистков!

* * *

Я ему устрою обслуживание в номер с ноги.

* * *

– Я старой закалки, я не верю во всю эту шнягу с расставаниями и разводами, даже если моя жена запала на какого-нибудь чертова иммигранта.

– При этом ты достаточно современен, чтобы пользоваться сотовым телефоном в Италию или хер знает куда еще, чтобы угрожать жизни человека!

* * *

– Он, кстати, историю рассказывал.

– А когда он не рассказывает?

* * *

– Это насчет пасхальных корзин?

– Я даже не знаю, что это такое и, честно говоря, знать не хочу.

* * *

– Это – чтобы вам было приятно, девочки. С удовольствием смотрю на вас целый вечер.

– Очки купи.

* * *

– Жаль, моя мать этого всего не видит.

– Ну, где бы она сейчас не была, на небесах или где, она тобой гордится.

– Собственно, я точно знаю, где она, и там охерительно жарко!

– У тебя тоже такая была, да?

* * *

Подумаешь, рожают они! Ничего особенного! А как насчет осмотра простаты?

* * *

– Энтони, я тебе говорил, что хочу, чтобы меня кремировали?

– Раза четыре.

– И не рассыпайте мой прах на заднем дворе или там с моста какого-нибудь. Я хочу стоять на каминной полке в кругу семьи.

– Под лосиной башкой, я в курсе.

* * *

Куда не идем, везде запретные для меня вещества прямо в рожу суют. Но, видимо попросить тебя чутка меня поддержать морально – это слишком дохера.

* * *

Бежать вперед надо сразу, как только на землю встал, и не оборачиваться.

* * *

Ну, парень, ты и жирный!

* * *

Только в тюрьме можно научиться снимать напряжение у мужчины.

* * *

– Слышь, разменять можешь? Эту бумажку тупорылую уже час в сигаретный автомат сую.

– Час? Уверена, ты можешь совать и дольше.

– Оба-на! А ты че все время как шлюха разговариваешь?

– Потому что мужикам это нравится.

* * *

Я уверен, что меня не пасли, потому что я уже живу в зеркале заднего вида.

* * *

– Ты что, не знаешь про Пусси? Он же ушел в программу защиты свидетелей, ото всех отвернулся, от нас, от людей, которых всю жизнь знал.

– Кто ж знает, почему люди делают то, что делают.

– Это ж кем надо быть? Как Иуда или как его там? Который последний раз ужинал с Христом и все время знал, что Христа распнут. Иуда хотя бы не уходил ни в какую программу защиты апостолов. Взял да повесился! Он понимал, что сделал.

* * *

– Извините, мы закрыты.

– Закрыты, говоришь? Это при таких долгах ты на работу забил?

– Я не знал, что это ты, Лорейн. Вот. Тут почти всё.

– Такой вопрос, Дэн: если бы вместо меня здесь стоял здоровенный негрила, ты и ему бы сказал, что отдаешь почти всё?

* * *

– Нет! Не надо! Кармейн младший дружил с моим отцом! Фири, Джои, слушайте! Окей, окей, ты прав, извини, я заплачу, окей? Сделаю всё, что захочешь. Давай отсосу, хочешь? Давайте я вам всем отсосу!

– Ты нам отсосешь?

– Ага!

– Слышь, а она умеет? Да че я тебя-то спрашиваю, это ж ты ее сосать научил.

* * *

В следующий раз следующего раза не будет.

* * *

Джейсон! Мужчины разговаривают.

* * *

– Ну, у Сопрано два босса.

– Это не так весело, как может показаться.

* * *

Некоторые без жен не могут, да. Кто подскажет, когда посрать? Кто разрешит жопу почесать?

* * *

Уважение тем, кто в тюрьму не попадает.

* * *

– Где Джуниор?

– Наверху, спит.

– Гараж открыт, его машины нет. Где он?

– Говорю же, не знаю! Ты же не думаешь, что его кто-то спер?

* * *

– Думаешь, я не понимаю, что ты тут делаешь, Дженис? Пытаешься всю эту херню на меня спихнуть! Всю жизнь, как только проблемы в семье, так ты сразу все бросала и сбегала.

– Сбегала?

– В Тибет или там, в Беркли!

– Мне восемнадцать лет было!

– А мне было шестнадцать, когда ты меня бросила с больной на голову мамашей, а потом с какого-то перепугу стала так охерительно к ней относиться!

– Неправда! Я просто хотела сказать…

– Дженис свободная духом! Бунтарь без причины! Пока я тут сидел по уши в ее говне и пытался быть хорошим сыном, ты жрала кислоту да брала на клык за подвоз!

* * *

– Вы, наверное, заметили, что последние шесть месяцев он ведет себя странно.

– По правде говоря, мы теперь с дядей не особо общаемся.

– Жаль это слышать.

– Да не стоит. Он злобный гондон.

* * *

– Ладно, давай предположим, ты не понимал, что говоришь. Что ты забыл, что повторял одну и ту же херню раз за разом.

– Ну?

– Но почему обязательно гадости повторять? Почему нельзя повторять что-нибудь хорошее?

* * *

Единственное, что здесь лучше, чем в России – это еда.

* * *

– Обещай, что не сядешь за руль выпивши.

– А тебя кто отвезет?

– Да уж не зубной врач, как некоторых.

* * *

Да, точно, знакомый взгляд. Как будто у совы запор.

* * *

Все знают, что последние пять лет ты трахаешь вс., что шевелится. Твой этот кризис среднего возраста! Ты бейсбольную варежку готов отыметь!

* * *

– Как лечащий врач, вы могли бы объяснить, почему с медицинской точки зрения это было невозможно.

– Прошу прощения?

– Если ремень безопасности был застегнут, тогда на верхней части ключицы должны быть поперечные ссадины, так? Или в правой верхней части грудной клетки.

– Вы врач?

– Нет, я готовлюсь к получению сертификата массажиста.

* * *

– Да она не отличает фруктовые рулетики от вафель с начинкой.

– Конечно, кругом одни идиоты.

* * *

– Насколько я понимаю, ты по большей части висишь на телефоне или строишь кислые рожи.

– Добавь «приходишь домой пьяный» и будет точно про тебя.

* * *

– Вашему мужу придется свыкнуться с мыслью, что ваша жизнь продолжается.

– Я не за свою жизнь беспокоюсь.

* * *

– Гвен только что рассказала, как вы познакомились. Чё, на тюрьме дают Интернетом пользоваться?

– Объявление запостить дают.

– Надо бы зайти, почитать. Уверен, тексты – просто обоссаться!

* * *

Я вот, что в лечебнице усвоил: если люди про тебя что-то говорят, это только для того, чтобы самим стало легче. Ты должен сам решить, кто ты такой.

* * *

Самое смешное, я была уверена, что он гей. Немного напомнил вас.

* * *

– Может, я не хочу жить там, где к детям применяют насилие.

– Насилие? Скажи спасибо, что я тебе ботинок в очко не вбил.

– Видишь? Это оскорбление. Я знаю свои права. Я могу позвонить в социальную службу, и они пришлют человека для проверки условий жизни.

– Давай! Ему забью второй башмак!

* * *

Страх постучал в дверь. Вера открыла. За дверью никого не было.

* * *

Она-то тут зачем? Для счастливых концовок?

* * *

– Двенадцать штук? Мадонна мия! Это ж скольким мужикам тебе надо вздрочнуть на массажном столе, чтобы столько поднять?

– Без понятия. А ты без стола сколько заряжаешь?

* * *

– Дети тебя вроде любят.

– Я им позволяю делать абсолютно все, что захотят. Иначе как они смогут учиться на своих ошибках?

* * *

– Чё этому пидору надо?

– Господи, Тони, у тебя все – пидоры Может, ты сам пидор, никогда не задумывался?

– Ничего не могу поделать, я их с одного взгляда вычисляю.

– Неужели? И по каким признакам? Образование? Воспитание?

– Один из главных признаков – когда один сосет другому хер.

– Откуда тебе знать, кто кому сосет? Ты-то откуда знаешь? И что тебе до того, что кто-то гей? Наверное, сильно переживаешь, иначе бы столько не говорил.

– Я что-то подзабыл, ты говорила, в какую часть ада они попадают? Они там с врачами по абортам или с растлителями малолетних?

* * *

– А можно нам собаку завести, пожалуйста? Я буду с ней гулять, убирать какашки.

– Какашки? Конечно! Для начала со своими разберись.

* * *

– Усыпили? Отец сказал, что отвез его на ферму.

– Так всегда говорят. На этой ферме, поди, уже семнадцать миллиардов собак. И говна собачьего до потолка.

* * *

– Слушай, раз уж мы здесь, я хочу отца навести. Может, сходишь со мной?

– Меня всего на пять часов отпустили на похороны, и что, мне проводить их в слезах? День отличный!

* * *

– Прошу прощения, я думал, ты захочешь отдать дань уважения своему брату.

– Поплакавшись куску мрамора?

* * *

– Жаль твою маму.

– По крайней мере, она не мучилась. Вместо этого заставила страдать всех нас.

* * *

– Как это было – сидеть рядом с Фрэн?

– Поначалу как-то дико. Вот я утешаю любовницу отца, а мать тут же лежит мертвая.

– Она вас привлекает?

– Да вы чё? Она мне в матери годится!

– …

– Господи, это выражение такое! Не надо радоваться. Не хотел я мать трахнуть! Да вы б ее видели в домашнем платье и сеточкой для волос! Разговор закончился бы через две секунды.

* * *

– Это же сорок штук! Ты смеешь, Джун?

– Вроде бы даже не улыбаюсь.

* * *

Когда ты замужем за сильным мужчиной, тебе же лучше сделать так, чтобы он почувствовал себя сильным.

* * *

– Крис, ты меня знаешь. Что вы можете мне сделать, через что я еще не прошел?

– Я уверен, что-нибудь придумаем.

* * *

У душевной проблемы нет химического решения.

* * *

Знаешь, о чем думаешь наедине с собой? Господи, прошу тебя, дай умереть первой. Не хочу страдать без него.

* * *

– Что идет?

– В программке написано «Итальянский фильм». А я даже с субтитрами не могу понять, что к чему. У них там Иисус висел на вертолете. Но явно было видно, что это кукла.

* * *

В нашем возрасте сюрприз – это когда просыпаешься живым.

* * *

Система настолько искажает сознание осужденного, что тюрьма становится единственным местом, где он в состоянии жить.

* * *

Дай-ка вот что проясним: ты ешь – я плачу. Вот когда у тебя будет собственная семья, ты будешь платить.

* * *

– В общем, очень умный парень. У него IQ 158.

– Для вас это число много значит?

– А что, вы расскажете, что все это херня? Я проходил этот тест, и я знаю, что сто пятьдесят восемь – это кое-что значит.

– Итак, мы может сделать вывод: вы считаете, что он умнее вас.

– Честно говоря, он поумнее вас, судя по тому, как вы обсираете этот тест.

* * *

– Знаете, иногда то, что здесь происходит, это чисто как просраться.

– Да, окей. Хотя я предпочитаю думать об этом, как о рождении ребенка.

– Уж поверьте мне, это все равно как просратсья.

* * *

Из-за тебя мою фамилию на все лады склоняли по телевизору.

* * *

– Угадай, кто мне с утра позвонил?

– Как вы меня нашли?

– Чё, угадывать не будешь?

* * *

– Знаете, как говорят: «Месть – это блюдо, которое нарезают холодным».

– Вроде бы: «Месть – это блюдо, которое лучше подавать холодным».

– А я как сказал?

* * *

«Спасибо за ожидание, ваш звонок очень важен для нас». Если он такой охренительно важный, подними трубку!

* * *

– Главное – брать ответственность за злость на себя, научиться понимать свои ощущения, ведь это всего-навсего ощущения, совершенно необязательно из-за них действовать.

– Как раз это всем и надо, чтобы можно было об тебя ноги вытирать.

* * *

Выпьем за братьев Джонсонов! Кем бы они ни были.

* * *

Кстати, о пугающей херне, это ты в сортир сходил?

* * *

Я тебе не говорил, что не люблю, когда из одной комнаты в другую орут?

* * *

– Дома просто тошнит! Гватемалка эта достала. Когда ей надо, сразу забывает английский, а потом нарисуется, когда захочет, со своими долбанными инчеладос!

– Ну так уволь ее, найми новую.

– Эта и есть новая.

* * *

Он смотрел прямо на меня и не был похож на покойника. Ну уж не мертвее, чем при жизни.

* * *

Слышь, лошара, я-то в курсе, что я сплю!

* * *

Я сказал, что хочу стать тренером, потому что мне нравилось играть, но я вас развел, потому что я развожу людей.

* * *

Я бы мог этого дебила жирного на месте грохнуть – БАХ! А детям его вообще было бы похер.

* * *

Не торопись! Важно почувствовать вкус. Это важно в жизни – смаковать.

* * *

– Мы из «анонимных алкоголиков».

– Как вас зовут?

– Ну, мы же анонимные!

* * *

– Посмотри на этого парня, на сына садовника! Вот его не надо просить мусор вынести.

– Бедность – серьезный мотиватор.

* * *

– Насколько мы поняли, она либо сбежала, либо ее убили. Слышал что-нибудь?

– Убили? За что?

– Парня бросила.

– Я слышал, она свалила.

– Куда, не знаешь?

– Мне-то откуда знать? Он же наркоман! Я вам уже слил это?

* * *

Что мы можем сказать об этом парне? У древних римлян было для этого слово – «мудак»!

* * *

– Мне в больницу надо.

– Ну, это уже от тебя зависит.

* * *

– С тех пор как мы нашли этот ресторанчик, у меня постоянно возникают какие-то фантазии.

– У меня тоже, даже во время секса.

* * *

– Древние египтяне считали, что у человека семь душ. Первая душа, которая покидает нас в момент смерти это Рэн – тайное имя. Все во власти режиссера, он ставит фильм о вашей жизни, от рождения до смерти. «Тайное имя» – это название фильма. Когда вы умираете, появляется Рэн. Вторая душа, которая покидает тонущий корабль – Секхем. Это энергия, власть, свет. Режиссер дает указания – Секхем нажимает на кнопки. Под номером три – Кху, это ангел-хранитель. Он или она уходят последними. Номер четыре – Ба, часто бывает очень коварен. Номер пять – Ка, двойник. Ка достигает юности в момент смерти тела. Это единственный надежный проводник через царство мертвых. Номер шесть – Кхаибит, тень, память. Ваши воспоминания об этой и прошлых жизнях. Номер семь – Саху, останки.

* * *

– Хватит об этом. Маланга уже как шесть лет мертв, я должен его уже откопать.

* * *

– Ну, как он?

– Совсем плохо. Страдает паранойей, и даже не помнит, ел он или нет.

* * *

Ее брат мне подберет контактные линзы. Я не хочу на суде читать дело в очках, чтобы не выглядеть слабым.

* * *

Агент Харрис, куда ты пропал? Полгода вижу какого-то новенького в зеркале заднего вида.

* * *

Откуда у него этот хлеб? Из музея? А что это за паста?

* * *

Я знал одного парня, ветерана Вьетнама, он пил формальдегид, чтобы словить кайф.

* * *

Какое странное совпадение: Лу Гериг умер от болезни Лу Герига.

* * *

– Вы посмотрите на него! Ему не дашь больше семидесяти шести!

– Чертов лжец.

* * *

– Вчера я остановился на светофоре и увидел темнокожую няню с детской коляской, а с другой стороны шла еще одна няня. Она катила в инвалидном кресле старуху.

– Это цикл жизни.

– Скорее насмешка жизни.

* * *

– Если повезет, в конце жизни забываешь о гордости, и позволяешь своим близким заботиться о себе.

– Лучше пусть меня придушат подушкой.

* * *

– О, наконец-то! А то у меня из задницы уже начали расти грибы.

– Я живо себе это представил.

* * *

Если у вас из носа течет, а от ног воняет – вы созданы вверх тормашками.

* * *

– Расскажите мне про Коста-Меса. Хорошо тут жить?

– Здесь? Здесь как в могиле.

* * *

Спасибо доктор. Извините, она работала в интенсивной терапии? Он что, рок-звезда?

* * *

– Что будем делать с Джуниором?

– Он в тюрьме.

– Старый маразматик, пусть там и гниет. Ничего не будем делать.

– Он стрелял в собственного племянника.

* * *

Я знал его дольше других. Может, он был гомиком, и ему было не с кем поговорить?

* * *

– Дотенгемский шериф. Полцарства за Мортаделлу, а?

– Здесь делают отличные сэндвичи.

– А как ваша болезнь, которую вы подцепили в Глистостане, или как там его?

– Это сойдет за лекарство.

* * *

Невероятно. Когда-то у тебя было столько волос, что женщина могла в них вцепиться обеими руками.

* * *

Все будет хорошо, Тони. Твои друзья, твои дети, они все очень любят тебя.

* * *

Альцгеймер… это смертный приговор. Лет десять-пятнадцать ты шут, а потом умираешь делая под себя. Я знал людей с болезнью Альцгеймера.

* * *

– А как вас зовут?

– Не все ли равно? Скоро я сам это забуду.

* * *

– Тебе это не кажется диким?

– Что?

– Наша семья. Отец, которого подстрелил наш чокнутый дядюшка.

* * *

Знаешь, что интересно? Это заметила Дженис: когда Эйджей говорит о Тони, он не употребляет слово «папа», он говорит: «Энтони Сопрано не умрет».

* * *

Привет, Ахмед. И вы тут? Над этим баром пора шатер ставить.

* * *

Дядя Джуниор ответит за это, не беспокойся. Я с детства наблюдал, как ты был добр к нему, он не смел так поступать. Это ему не сойдет с рук. Ты мой отец. Я всажу этому чертовому маразматику пулю в башку. Я обещаю. Я не верю, что мы не будем больше все делать вместе. Потому что будем. Я серьезно.

* * *

В какой-то степени все белые люди похожи.

* * *

Когда-нибудь мы все умрем, и станем такими как это дерево. Не будет ни меня, ни вас, но пока нам нужно тепло, нам нужен тот, кто возьмет на себя ответственность.

* * *

Как писатели, мы все немного помешаны на собственной навязчивой идее, мы мифологизируем нашу внутреннюю сущность.

* * *

– Он вроде как еще жив, когда они режут его на куски.

– Он замечает это на следующий день.

* * *

– На мое первое свидание он принес нам с матерью по дюжине роз, а отцу электродрель за двести долларов.

– Нетипичная история любви.

– Я даже не знаю, любила ли я его несмотря на это, или за это.

* * *

– О, Мадонна! Он ужасно выглядит!

– Дядя Поли, так нельзя говорить, только о хорошем.

* * *

Парень пригласил меня позировать для мужского постера. Он был гомик, но мне все равно это польстило. А сейчас? Вот, смотри, в морщинах, как дырка у старухи.

* * *

– Мы должны отвезти ей ее долю.

– Это все равно, что признать свою вину.

– Тони пришел в себя, когда он лежал в коме, все были там и разговаривали с ним, сестра, Кармелла. Кто знает, что они наговорили, может он ждет эти деньги.

* * *

Иногда я предаюсь унынию, но ветер могучий ведет меня к небесам.

* * *

– А че бы тебе не прокатиться с могучим ветром, да не вздремнуть на облачке?

– Ты думаешь, это я повесила? Не я.

* * *

Слушай, Бобби, ты нормальный парень, но нельзя прикрываться всей этой родственной туфтой. Мужчина ценен, когда достигает всего сам.

* * *

– Вы слышали благую весть?

– Господи Иисусе!

– Верно.

* * *

– Я подумал, надо зайти и помолиться вместе.

– Развлекуха для убогих.

– Крутые парни тоже молятся.

* * *

– Миссис Сопрано, мы тут беседовали с вашим мужем, собирались помолиться.

– Они собирались.

* * *

– О, боже мой!

– В чем дело, доктор?

– Да тут красная шапочка с бабушкой.

* * *

– Смотри, кого я привел.

– Ух ты, принц свалок и помоек!

* * *

Биопсия бумажника? Вон из моей палаты, долбанутая!

* * *

Ты мошенница и обманщица. А она еще хуже, потаскуха. Моя мать – шалава.

* * *

– Простите, приветствую. Вы ведь друг Энтони? Я бы хотел узнать как он.

– Да уж получше ваших чертовых монахинь.

* * *

– Я надеюсь, вам удалось вчера поспать. Я храпел как сукин сын.

– Надеюсь, вам тоже удалось. От моего пердежа всем уши закладывает.

* * *

– Твоя тетя, она ведь монахиня? Всегда было интересно, а у них там волосня есть?

– Ага, газончик.

* * *

– А эти свадебные кольца? Они в натуре думают, что замужем за Иисусом?

– Насколько я знаю, да.

* * *

Отвечаю, каждый здесь сам по себе, борется на ринге за свою жизнь, как вот этот бедолага безмозглый.

* * *

Представьте, что эти боксеры две волны в океане или два воздушных потока, два торнадо, к примеру. Вроде бы две разные вещи, да, два отдельных явления, но это не так. Эти торнадо просто ветер, и кривые потоки которого движутся в разных направлениях. Суть в том, что каждый не сам по себе, все взаимосвязано.

* * *

– Вселенная – это суп из молекул, бурлящих в огромном котле, но своим сознанием мы воспринимаем лишь отдельные формы.

– Умник, ты лучше телек почини.

* * *

Самое страшное – я не тот, кто я есть. Будто моя жизнь – шутка. Охеренно злобная шутка.

* * *

Зацени: говорят, если историю планеты представить в виде высоченного небоскреба, то период жизни людей на земле будет всего лишь крышей этой высотки.

* * *

Спасая душу, ты не просто избегаешь ада после смерти, ты обретаешь еще себя при жизни. Надеюсь, выписавшись из больницы, вы примкнете к лону церкви, дарующему любовь спасителя.

* * *

– Моему сыну тоже нравятся динозавры. Любопытно…

– Что?

– Кто – то хочет, чтобы вы верили, что динозавры жили миллионы лет назад, это неправда. Господь сотворил землю шесть тысяч лет назад. И я говорю своим детям: «Помните, динозавры и люди жили в одно и то же время».

* * *

Эволюция – это козни дьявола, ведущие к отрицанию господа. Эволюция и спасение – взаимоисключающие понятия.

* * *

– Он считает, что динозавры жили бок о бок с Адамом и Евой?

– Да, наверное.

– Нифига! Тираннозавры в райском саду? Адам с Евой были бы постоянно в бегах, они боялись бы до усрачки, но в библии сказано, что там был рай.

* * *

Знаешь, я лежал в коме, но я ничего не помню. Но перед тем как очнуться, я чувствовал, что меня хотят куда-то утянуть. И очутиться там снова я не собираюсь.

* * *

Знаешь, я вот тут подумал, сделаешь мне одолжение или как это у вас там называется, уберешь меня? Прости, хреново сострил.

* * *

– Опять один ходишь?

– Ну а что мне, Вито ждать? Этот парень уже полтора часа гадит. Из его говна уже дамбу ваять впору.

* * *

Дженис, я чуть не умер, но я выжил. Я самый счастливый парень на свете. Слушай, после всего этого каждый день для меня дар.

* * *

Секи расклад, сосунок херов: подгоняешь мне по четыре тонны в месяц! И мне насрать, из оленьей ли ты долины или из долины смерти.

* * *

Мышцы с соусом моринара, итальянский силач.

* * *

– Тон, хочешь, я прослежу, чтоб ты вовремя принимал лекарства? Когда у матери была волчанка, упокой господь ее душу, я за ней сутками ухаживал. Поил лекарствами, кормил, помогал мыться.

– Человек есть пытается.

– Я просто. Пошел бы в медицину, жизнь сложилась бы по-другому, мне правда нравилось это.

– Как насчет пластыря на хлебало? Мы играть пытаемся.

* * *

Так, а почему валить его должен я? У вас своих бойцов как семечек в бабушкином подсолнухе.

* * *

– Она будет прекрасной невестой, Тони.

– Все невесты прекрасны.

* * *

– Алегра – это ж вроде лекарство от простуды.

– По-итальянски это значит счастье.

* * *

Люди видят только то, что вы позволяете им видеть.

* * *

Почти каждый день шел как по накатанной. Кофе, пару мета, полируешь это парой виски «Дженисон», и это только чтобы детей отвести в школу.

* * *

Вы сейчас просто охренеете! Вито Спатафоро – жополаз.

* * *

Смотри, на работе возле меня крутятся куча девочек. Вот ее давно не трахали.

* * *

Я думала, мы хотим денег поднять. Слушайте, мы их накачаем, и пусть друг другу глотки грызут.

* * *

– Он пидор!

– И?

– Ну и как мне быть-то?

– С чем?

– Ах да, они такими рождаются да, они не виноваты.

* * *

Я считаю, это омерзительно. Мужики целуются и гуляют под ручку. Во всех шоу тебя этим пичкают.

* * *

Мне, в общем-то, похер, что там вытворяют взрослые люди за закрытыми дверьми по обоюдному согласию. Но не забывайте, я католик до мозга костей. Я согласен с тем сенатором, что если пускать это на самотек, то скоро мы превратимся в озабоченное зверье.

* * *

Можно щебетать, что каждый день это дар, тормозить, нюхая цветочки, но повседневная жизнь разносит все это в пух и прах. Твой дом, вся эта покупная дребедень тебя просто засасывает. Твои дети с их желаниями. Сплошная тягомотина. От одних менюшек в мобильнике уже на стену лезть хочется.

* * *

Я бы с удовольствием угондошил этого жирного пидора своими руками! Хер его под корешок и в глотку.

* * *

Вито – педрила. Суровый строительный магнат. Тон, кто знает, че он имел в виду, когда задвигал про подмазывание профсоюзов.

* * *

Что? Две тысячи шестой на дворе. Есть такие, в жопу дают и служат в спецназе.

* * *

Само собой между нами сегодня произошли непонятки, но я ваш друг, и в свете последних позорных событий почетно видеть, как в наши ряды вступают мужчины, а не дающие в жопу пидоры и членососы, как муж моей кузины. Он должен сдохнуть.

* * *

– Парень говорит, он может взять след даже по косточке в говне.

– Я видел такое в одном говносериале.

* * *

Мой лучший клиент, но он просто прирос к этому чертову месту. Либо вино, либо картинка.

* * *

– Я бы весь вечер смотрел, как она уходит.

– Судя по тому, как ты клеишь девиц, так оно и будет.

* * *

– Это была работа, Арти.

– Оу, в прошлый раз после такой фразы мне пришлось вызывать пожарных.

* * *

Фазанелла, мясник моего старика, говорил держать ресторан все равно, что жить со слоном. Денег вкладываешь немерено, а он рано или поздно срет тебе на башку.

* * *

Артур! Ты че затеял репетицию дня независимости? Коп же сказал тебе: «Никакого огнестрельного оружия».

* * *

– Полагаю, ты в курсе как заправлять рестораном, ведь ты знаешь толк в еде.

– Однажды у меня выдался на редкость гнусный вечер после всей этой херни с матерью, на улице охрененная непогода. Я приехал сюда, в это заведение. Я сидел вон там с Карм и детьми. Мы ели, пили, и всем было тут так офигенно, как ни в каком другом заведении. И ты знаешь, что я буду есть здесь, пока не свалюсь от обжорства со стула.

* * *

Но иногда в бизнесе случаются несрастухи, меняется игровое поле, или что-то типа того, и ты должен делать то, что должен, пока хер не обвис.

* * *

Ага, я слышал там дрочат на аллею с отпечатками рук знаменитостей.

* * *

– Знаешь, обычно, когда женятся на сестре босса, за этим следует повышение. Но ты, черт возьми, продолжаешь нас жестоко приживать. Ты обделяешь Бобби, потому что он мой муж.

– Хорош уже!

– В его-то возрасте не быть капитаном.

– Оу, теперь понятно, к чему все эти визитики.

– Он ради тебя из кожи вон лезет, а что получает взамен? Ты только нещадно хохмишь над его весом и игрушечной железной дорогой.

* * *

– Обожаю это место, оно мне напоминает паладианские виллы. Я видела такие в Италии.

– Спасибо, иногда я забываю про всю эту роскошь, стыдно как-то, в основном я наверху бываю.

* * *

– О, линзовый властелин!

– Вообще-то, мы недавно перешли на ручки. Марка Кросс, новейшие образцы.

* * *

– Мне сказали с глазу на глаз.

– А, поэтому ему ручки не достались.

– Нет.

– Он тебя подкалывает, Энтони.

* * *

– Охеревшая Дженни заперлась ко мне на работу.

– Ну, это редко бывает.

– Да она там мясом затаривается, у нас там халява. Кстати, повторюсь, если вы хотите жареного мясца или вырезки под заказ, то, пожалуйста, только попросите. Отец нас там оставлял, когда ему надо было выезжать на заказ. Мы шли в подсобку, шмалили сигареты, играли в маму с папой и прочую шнягу. Она была здорово расстроена, сказала, что я придираюсь к ней и ее мужу.

– Что вы такого сказали?

– А это не важно, потому что она права. Я люблю поднасрать ей и ее мужу. А че такого? Я помню, когда они предложили дяде Джуну одевать подгузники, я представил, как Бобби придется ему их менять. Я до сих пор угораю.

* * *

Дженис проявляет себя только исключительно как Дженис. Поверьте.

* * *

– Помню, как один раз родители оставили ее за старшую.

– Продолжайте.

– Она стояла в коридоре и писала на пленку, как мы деремся с Барб. И потом она меня этой кассетой месяц шантажировала. Запугивала. Заставляла заправлять ей постель, приносить ей всякую дребедень.

– А с Барбарой она себя так же вела?

– Да не в этом дело. Вот я, сколько уже хожу сюда, лет пять наверно, а до вас до сих пор не дошло, что значит записывать на пленку кого-то в моей семье. Неужели до сих пор не доперло?

* * *

– А эта тема моя, кофе с цикорием. Он мне его подгонит.

– Да, но есть и плохая новость: он хочет себе десять чашек, а не семь.

* * *

– Ты захватил торт с марципанами для Джилл?

– Ты про ту фигню с бассейном?

– Нет, я про обычный торт.

* * *

– У врачей всегда хорошие новости пока не загнешься.

– Кстати, по поводу врачей, че за херня у тебя там с простатой?

– Херня у меня приключилась, Ти. Если честно, то рак.

* * *

– Врачи надеются сохранить ему глаз, придется делать пересадку роговицы.

– Пересадка мозгов ему не помешает.

– Никто тебе не мешает.

* * *

– Дженис к драмам магнитом тянет. Она упивается страданиями.

– Она вам никого не напоминает?

– В детстве в ней что-то было, понимаете? У нее были роскошные волосы, хорошая фигура, ее сверстники по жизни таскали мне мороженое, дарили бейсбольные карточки, целовали мне жопу, чтобы подружиться с ней.

– По-моему, вы ей слегка завидуете.

– Ни один парень не захочет, чтобы его сестра стала шалавой.

– Она к вам не приставала в сексуальном плане?

– Господи Иисусе, вы бы шли уже свою бошку чинить! Сперва моя мать, а теперь я хочу свою сестру трахнуть?

* * *

Я скажу вам, что я унаследовал – свою мать. Дженис потрахивалась, она уссыкалась над этой парашей. Но вот скитания закончились, она вернулась домой и хочет свою долю. Вот, что я вам скажу: ни шиша она не получит, потому что это я заработал все шрамы, так что доля эта моя.

* * *

Пошел на сговор с правительством без всякого суда. Может, они засадили электрошоком ему по яйцам и жестоко избивали его резиновым шлангом. Ты об этом не задумывался?

* * *

– Я зашла в видеопрокат за фильмом "Накдаун", и угадай, что?

– Фильм оказался не про боксеров?

– Я узнала, что нашего сына-лгунишку уволили три недели назад.

– Из видеопроката? Ты как умудрился? Туда даже макак в менеджеры набирают.

– Он сгребал рекламную продукцию и продавал ее. Постеры, рекламные щиты.

* * *

– Боже, да с ней даже невозможно разговаривать.

– Ты че, издеваешься? Да ты ей ноги целовать должен. Если бы не она, я б еще в нежном возрасте вышеб бы из тебя все твои щенячьи зубки одним ударом.

* * *

У геев это обычно. Скрытный образ жизни заставляет их искать обходные пути.

* * *

– Когда ты был в коме, я сказала, что люблю тебя, помнишь?

– Нет.

– Надо говорить тебе это почаще.

* * *

Обожаю звук французской речи, так элегантно.

* * *

Мы с Тони ездили в Майями, он по-испански где-то шесть слов знает, но с местными он там отжигал как Рекардо Мантебан, или как его там?

* * *

– Глянь на эти облака, это ж парижское небо.

– Кто ж все это построил…

* * *

Смотри, с сиськи дерьмо не забудь соскрести.

* * *

Ну когда у нас в семье гей? Завтра к нам приедет поговорить протестантский священник из Денвера. Эксперт. Но так стыдно перед святым отцом.

* * *

Муж приходит домой с уткой подмышкой и говорит: «Ну вот эту свинью я и потрахиваю». «Это не свинья, а утка». Муж: «Это я о тебе».

* * *

А еще детективы из убойного сообщили, что Вито воткнули в жопу бильярдный кий.

* * *

– Я вижу вам уже сообщили новость. Это был Фил.

– Шерлок Холмс пожаловал.

* * *

– Как там принц Альберт?

– Во Франции его бы там за своего приняли. Там эти придурки тоже любят балду попинать. По крайней мере, заставил его сполоснуть мусорные баки.

* * *

– Люди будут ждать ответной реакции.

– Про эту херню я тебе и говорил.

– Завалим одного из парней Фила?

– Джо Пабаба залупил на Карла Гамбини, убивали ребят из организации. Война шла семь лет. Сколько мне еще говорить об этом? Когда парни воюют, они не зарабатывают.

* * *

– Он живет в Белвилле. Во Франции тоже есть Белвилль.

– Насчет свидания ты пошутила, надеюсь. Ему лет двадцать шесть.

– Да ну?

* * *

– Как-то ночью, это случилось в больнице, когда Тони лежал при смерти, он на минуту очнулся и произнес: "Кто я, куда я иду?" В тот момент я не понимала, что он имел в виду, но придя сюда, я чувствую тоже самое. Странно, да?

– Давай я тебя сфоткаю.

* * *

Мы так сильно дергаемся. Иногда кажется, что мы только этим и занимаемся, а в итоге – бац! – и все. Все это просто исчезает.

* * *

Отец всегда говорил: «Ненавидь грех, но люби грешника».

* * *

Я ненавижу собственного сына, как вам такое? Я прихожу домой, а он сидит в одних трусах, торчит в каких-то чатах, тусуется с очередным дрочилой, хихикает как школьница. Так и хочется разворошить ему физиономию! Собственному сыну. Как вам такое?

* * *

Знаете что? Если бы Кармелла давала бы драть Эйджея так, как драл меня отец, то он наверняка бы вырос с яйцами.

* * *

Да я не смог бы ему вмазать, даже если бы захотел. Это все гены Кармеллы. Он охренеть какой мелкий. У них все в семье мелкие. На ее отца подуешь, и он свалится.

* * *

– Знаешь, что странно, Ро? Когда едешь куда-нибудь впервые, все эти люди существуют всего лишь в твоем воображении, пока не пребываешь на место. Будто раньше их никогда и не было, пока ты их не увидишь. И для них тебя тоже не существует.

– Не знаю, может, ты более склонна к философским размышлениям, чем я.

– Не-не, просто мысль пришла в голову, вот и все. Знаешь, вот когда умираешь, жизнь продолжается без тебя, как в Париже, пока мы сюда не приехали.

* * *

Он умер, ушел! Че я могу поделать? Свечку поставить? Я представляю его с отцом, его любимой бабушкой и Иисусом.

* * *

– А тот престарелый актер-пидарок Рамон Наварро, его обнаружили с воткнутым в сраку дилдо из слоновой кости.

– Ты не перебарщиваешь со всей этой херней, а, Дон?

– Кстати, а он ведь тоже был из Джерси.

– А че там нашли в промежности у твоей мамаши?

– Пора-ка тебе валить к Метучи, а?

– Я попутал. Помаду Карлы обнаружили на члене у Вито.

* * *

– Знаешь, что самое тяжкое в скейтбординге?

– Что самое тяжкое в скейтбординге?

– Сообщить своим предкам, что ты гей.

* * *

Одно мне удалось усвоить от отца – кровь дороже золота.

* * *

– Ну, у тебя куча всяких толстовок с капюшонами, как у баклажанов, про которых ты смотришь по MTV. Можешь одеть сразу две.

– Да хорош, фигня все это.

– Все, что заработаешь – твое, платить за аренду тебе не придется, и поверь, платят там неплохо, это профсоюзная работа. Я просто хочу видеть, как ты делаешь успехи. Ты мой сын и я люблю тебя.

* * *

Твой кореш Шах как раз зайти собирался. Его с какой-то шмарой швырнуло так, что они аж на жопы присели.

* * *

– Ну а твоя птичка как поживает?

– Вы о чем?

– Хорош. Постоянно какие-то тайные звонки, я в курсе, у тебя новая телка.

– Ну че я могу сказать…

– Когда дома беременная жена, нашел время.

– Игровая площадка закрылась, а у мужчины есть свои потребности.

* * *

Правда, извини за такой свинарник, я бы прибралась. Просто у меня много работы, и я свинья.

* * *

– Я знаю, что эти инциденты, по ходу на которые ты намекаешь, неблагоприятно сказались на жопе Вито.

– Называй это как хочешь, но ты говоришь об одном из моих капитанов.

– О капитане? Симпотного леденцового кораблика?

* * *

Когда я тебя засираю, то делаю это любя.

* * *

– Здесь только шесть цифр.

– Ну я последнюю не написала. Если хочешь меня найти – придется постараться.

* * *

– У этого босса жутко суровый типаж. Энтони Сопрано в натуре такой?

– Он просто отправной момент для раскрутки персонажа.

– Ну, определенное сходство есть. Например, он тоже считает, что ему все вокруг принадлежит.

* * *

Ты права. У парня посерьезней заботы будут. Типа зажевать тот третий сэндвич, или оставить.

* * *

– Этот хер при яйцах.

– Ломанули лавку и ты называешь это отвагой? Отвага – это когда смотришь парню в глаза, протыкая ему легкое ножом для колки льда.

* * *

Я как-то трахал деваху в колпаке Санты. Колпак здорово отвлекал, аж стояк пропадал.

* * *

– Слышал новость? У Фила Леотардо сердечный приступ случился, сильный по ходу.

– Оу, значит, все-таки Санта Клаус существует.

* * *

А в итоге, мой дебил-племянничек с индюшачьей шейкой, присунул моей несостоявшейся любовнице.

* * *

Наверное, я до сих пор хожу сюда только для того, чтобы с вами позависать, потому что в плане лечения ничего толком не происходит.

* * *

Я никому это не рассказывал, но пока я лежал в коме, со мной что-то случилось. По-моему, я побывал в одном месте. Но я точно знаю, что возвращаться я туда не собираюсь, но может быть ты в курсе, о чем я? Поверь, еще никто не желал заграбастать побольше рабочих мест лежа на смертном одре. Ты не спеши с ответом, поправляйся, и уматывай из этого места. Ну а после, займись внуками, праведными делами. Пусть это будет общей темой, там на всех хватит. И кончай реветь.

* * *

Передай ей, что я сдержал твое обещание, нахлабучил твой французский подарок.

* * *

– Четкий кулон, где такой взял?

– В торговом комплексе.

– Надо было мне сказать, у меня есть парень.

– А у меня есть работа.

* * *

– Ты поговорила с Тони, он приедет на озеро отметить свой день рождения?

– Сегодня утром Тони арестовали.

– За что?

– За ношение оружия.

* * *

Ваша честь, полицейский остановил какого-то парня, и обнаружил пакетик со следами кокаина. А еще на полу нашли пистолет, заряженный экспансивными пулями, и вот это шестнадцатилетний щегол, пытаясь избежать правосудия, утверждает, что пистолет был сброшен моим клиентом. Обратите внимание, говорит, что был сброшен не вчера, а более двух лет назад. Все это время парень палил по жестянкам, и красовался этим пистолетом перед друзьями.

* * *

– Надо отдать тебе должное Фил, выглядишь фантастично.

– Как в научной фантастике?

* * *

– А че, нормальный велик не купишь?

– Тренируешь сердце, и тут же на пляже на девок зыркаешь.

– Потом теряешь управление, проламываешь себе башку нахер. Только этого не хватало, мне шестьдесят шесть.

* * *

– Слышали новость?

– Свиную отбивную с Джерси арестовали за ношение оружия.

– Скинул ствол среди какого-то захолустья в поле три года назад.

– Да без понятия, Джерси – деревня.

– Ага, мож он там овец потрахивает или еще какой фигней мается.

* * *

– Если честно, в последнее время я охочусь только с луком и стрелами.

– Хорош гнать!

– В натуре, так куда интересней.

* * *

– Так здорово после долгих лет вернуться в лоно семьи. Ну ты глянь на нас с тобой, Тони. Кто бы мог подумать, что в итоге у нас будут такие вот отношения. И все благодаря тебе. Ты здорово изменился.

– То есть до этого я был жутким злодеем.

– Это комплимент.

– Как будто у вас за спиной все это время крылья чесались.

* * *

По поводу детей и матерей. Сэнди сказала одну интересную вещь: пока мы были маленькими, все шло отлично, но мать терпеть не могла взросление своих детей. Тогда они от нее ушли. Проблемы начались с того момента, как дети стали открывать рот и выражать свои мысли. Это не значит, что она не любила нас.

* * *

Но тут либо грудь в крестах, либо жопа в кустах.

* * *

Моему мужу. Ты не просто милый и умный весельчак-симпотяга, ты мой муж.

* * *

Я че, должна быть без ума от того что ты избиваешь своего собственного зятя в свой день рождения? Тебе сорок семь лет.

* * *

– Почему тогда такой жуткий прогноз?

– Мы говорим пациенту, что он протянет три месяца, а тот еще год живет, и кто из нас тогда герой?

* * *

Подражание – один из видов лести.

* * *

Творческий процесс срабатывает необычным образом. Вот я смотрю фильм «Эдвард руки-ножницы» и вдруг – бац! – меня осенило! Что, если вместо ножниц мясной тесак присобачить?

* * *

– Вот из-за таких мыслей ты, скорее всего, и заработал болячку.

– Ты опять со своей шарманкой! А откуда тогда шестилетние детишки с лейкемией? Это у них от негативных мыслей что ли?

* * *

– Он думает, что я вписал эту сцену, чтобы его пропесочить.

– Ну так, а на кой ты ее вписал?

– Ну так выдумал, без понятия. Фиг знает, как это все придумывается. Исаак Ньютон гравитацию придумал после того, как какой-то мудак зарядил в него яблоком.

* * *

В детстве со мной такое было. Значит, старик мой работает каменщиком, взял меня с собой на работу. Надо было стену сваять в саду у одной богатой дамочки. И вот она приходит домой, я помогаю донести продукты. Она подходит и дает мне четвертак. Тогда это были хорошие деньги, но я отказался. Дама заходит в дом, хлопает дверью и тут – хрясь! Старик впаял мне затрещину по хлебалу. "Ты «еп, миллионер? Тебе не нужны деньги? Ты не любить еда?» Он был прав.

* * *

– Мне приснился один сон. У отца юбилей, сотка, хотя он уже несколько лет как помер. Вся семья собралась, внуки, родственники. А на голове у отца бумажная корона, золотая типа, как в «Бургер Кинге». В общем, дарю я ему подарок, расфуфыренную такую коробочку с ленточками. Он ее открывает, а потом на меня смотрит, и видно, как он сильно разочарован. Коробка пустая. Он отдает ее обратно и говорит: «Иди наполни. Придешь, когда мне стукнет двести».

– Ну так флаг в руки, Кармайн. Прояви себя.

– В моей семье зародилась такая традиция (дети у нас учатся в школе-интернате): каждый вечер я прихожу домой, скидываю все с себя и ныряю в бассейн, Николь мне подгоняет скотч с водой, мы сидим на расслабоне, болтаем, я иду в спальню с кондиционером, жена приносит легкий ужин на подносе. Однажды вечером я возвращаюсь домой после терок с Джоном, измотанный в ноль, дико усталый и напряженный. Бассейн побоку, поднимаю наверх и изможденный падаю на кровать. Заходит Николь с коктейлем и говорит: «Милый, по-моему, тебе пора отдохнуть». Я такой: «Отдохну, возьмем отпуск». Николь: «Я не об этом. Я не хочу быть самой богатой вдовой Лонг-Айленда. Я хочу, чтобы ты немедленно прекратил заниматься этим». От этих слов я расплакался, и мне не западло говорить такое. Это чудесная женщина и она меня любит. Этот сон про моего отца и пустую коробку, он не о том, как стать боссом, а о том, как остаться счастливым.

* * *

– А если отбросить эмоции, вдруг вы видите то, чего ан самом деле нет?

– Я сюда уже несколько лет хожу и прилично поднаторел в понимании подсознания.

* * *

– Наша гордость! Резанул себя по запястьям в вестибюле универа после того, как пырнул ножом декана.

– Некоторые, по крайней мере, понимаю, что они сбрендили.

* * *

Однажды в третьем классе я получил девяносто шесть баллов по орфографическому тесту. Никто из класса не набрал больше, меня аж распирало от гордости. Прихожу домой, показываю результат отцу, а он такой: «А где еще четыре балла?»

* * *

– Корадо! Как у тебя дела сегодня?

– Я медленно подыхаю. Вот как у меня дела.

* * *

Рассказал мне про простату и говорит: «Никому не слова». Я: «Да без базара». А потом сам же всем и растрепал.

* * *

– Он у себя повесил картину с моим портретом. Я там расфуфыренный такой генерал.

– Мне рассказывали.

– Я жутко взбесился, думал, он так надо мной прикалывается. Но, по-моему, это был не прикол.

– Он любит тебя, Тон. У него ж кроме тебя никого нет. За ним только ты, парни и его репутация.

* * *

– По ходу Вито-младший съехал с катушек.

– Не удивительно, у них это наследственное.

– Она хочет сто тысяч на смену обстановки.

– Это ей не поможет. Пусть купит ему собаку.

* * *

Ты же видел этих итальянцев. Как правило, с ним проблем нет, но загони их в угол, и они становятся диким зверьем.

* * *

– Я люблю тебя.

– Я тоже люблю тебя, Энтони. Слушай, я не знаю, а может и нет.

* * *

– Карла говорит, пацан полез в мусорку и сожрал кошачье дерьмо.

– Не, он насрал в душевой.

– Спасибо, что прояснил.

* * *

– Знаю, тебе покажется это невероятным, но жратва не решает всех проблем.

– Да и сучье нытье их тоже не решает.

* * *

– Я делал, как вы говорили, я хорошо все обдумал и решил, что нам наконец-то пора прекращать. Дело в том, что вся эта терапия – сплошная дрочка. Вы, как и я, знаете это.

– Я вообще-то об этом не в курсе, но, пожалуйста, продолжайте.

– Это полный онанизм.

– Да, вы уже говорили.

* * *

– Не карты, а куча говна.

– Ну так сгоняй за туалетной бумагой.

– У нас че тут, театр комедии?

– Да по ходу он самый.

* * *

– Он пришел три часа назад и все еще пьян, а по закону ему пить еще запрещается.

– Зато погибнуть в Ираке не запрещено.

* * *

– У него жуткая депрессия, Тони.

– И что? Из-за пары сисек он наложит на себя руки?

* * *

Эй, чувак, ты химию проходил? А то мы тут с доктором Парисио решили провести экспериментик: хотим посмотреть, что будет, если смешать серную кислоту с пальцами ног.

* * *

Жизнь слишком коротка, поэтому нельзя жить прогибаясь.

* * *

С этой дурацкой кофеваркой от Поли без летных прав кофе не замастачишь.

* * *

– Это полное неуважение, я этого никогда не забуду!

– Господи, Поли, твоей матери столько лет, что все ее друзья уже давно померли.

* * *

– Спишь?

– На занятиях что ли?

– Не, тебя бессонница замучила, забыл?

* * *

– Ты мне сильно Криса напоминаешь.

– Я так же трахаюсь что ли?

* * *

В шестьдесят восьмом меня кислотой накачали. Я тогда ездил в Копу с твоим батей и парнями. Стюардесса подмешала ее в спиртное. Раздаются райские звуки, гляжу, – а твой дядя Джум лазером из глаз фигачит.

* * *

– Супер! Заройте бошки в песок.

– Давай-ка я лучше тебя башкой в стену зарою!

* * *

По сути, в исследовании приходят к тому, что разговорная терапия не просто бесполезна при лечении социопатов, но еще и помогает им оправдывать свои преступления.

* * *

– Я знаю, Тони. Но эти заведения – выгребные ямы для змей!

– Ну вот и заведет себе новых друзей.

* * *

Это не токсины! Хозяевам бывшим лет девяносто было же. Это моча!

* * *

– Мы – живые среди смерти. Или наоборот?

– По-моему, наоборот.

– Да при любом раскладе ты на полпути к жопе.

* * *

– Выпечка из пекарни Ферера. Хочешь?

– Мне надо за весом следить, нужно ведь очередного мужа заарканить. Только ты догнал, что я шуткую!

– Чтобы это понять, нужно вырасти в нашей семье.

* * *

– Это ведь змеи шерстяные! Старики итальянцы даже советуют держать их подальше от младенцев, они душу вмиг высосут.

– Ну кроме тебя младенцев-то тут нет.

– Тебе, чего, его шкуру на башку напялить? Уберите его, говорю!

* * *

– Большего я вас сказать не могу.

– Нуда. Хоть мы вам и платим.

* * *

Если бы я не наблюдала, как тебя постоянно ФБР заламывает, то, может быть, я бы и стала унылой провинциальной докторицей.

* * *

– Когда я продвинусь по военной службе, то смогу вступить в ЦРУ или типа того. Военная служба будет дополнительным преимуществом. А если я буду шпарить по-арабски, то вообще буду нарасхват.

– Я не догоняю, ты че, работая пилотом, будешь брать отгул у Скруджа Макдака для выполнения заданий ЦРУ?

* * *

– Я тебе вот, что скажу: после его смерти я в казино сто восемьдесят штук поднял.

– Окей, значит, тебе можно верить в эту херь, а мне сглаза нельзя бояться!

* * *

– А разве не ты нам однажды сказал, что надо помнить хорошие моменты в жизни?

– Правда?

– Ага.

– Ну, так и надо по ходу.

* * *

– Тон, я об этом еще ни одной живой душе не говорил, но…

– Что?

– Как-то раз я был в «Бинге», встречался там с Эдди Линдл, и я увидел деву Марию.

– Так а че ты ничего не сказал-то? Нахер стриптизерш, у нас бы там храм был! Продавали бы святую воду кувшинами по четыре литра – миллиарды бы сколотили!