/ Language: Русский / Genre:child_det / Series: Даша и Ko

Секрет черной дамы

Екатерина Вильмонт

Даша и компания в простое уже полгода. Скукотища! На горизонте нет хоть мало-мальски подходящего дела. И вдруг такая везуха! У училки по кличке Зануда пропала сестра, красотка Лидия, да еще с деньгами, вырученными за квартиру в Вологде. На журфаке, где, как считала Зануда, учится Лидия, она никогда не числилась. Казалось бы, тупик! Но помог, как всегда, случай. Соседка увидела Лиду в черной "Волге". Может быть, девушка просто каталась на машине с поклонником? Но нет – лицо ее было искажено от ужаса. А значит, она в руках у бандитов! Раз речь идет не о любви, а о преступлении, юные детективы решают ее вызволить...

Екатерина Вильмонт

Секрет черной дамы

Глава I

АДРЕНАЛИНЧИКУ!

Как странно, Петька, – сказал Игорь, развалившись в кресле, – вот уже полгода никаких интересных дел. То продохнуть некогда было, а теперь…

– Да, Круз, тоска зеленая. Я вот даже в зеркало на себя смотрю, и мне скучно. Рожа какая-то противная стала.

– Ну ты скажешь, рожа как рожа, – засмеялся Игорь.

– Нет, понимаешь, адреналина в крови не хватает, вот в чем дело. Мы же как каскадеры, ну, я во всяком случае. Без адреналина уже не жизнь. Я вот даже подумываю, не начать ли с парашютом прыгать.

– С парашютом? – ахнул Игорь. – Ты даешь! И не страшно?

– Почему? Очень даже страшно. Зато адреналин… Но, кажется, теперь это денег стоит, и потом, от предков такое не скроешь, а мама этого не переживет. Она говорит, что, когда я только родился, она сразу две вещи подумала: только бы он с парашютом не прыгал…

– А что еще она подумала? – полюбопытствовал Игорь.

– Да ну, ерунда, – смутился вдруг Петька.

– Ладно, ладно, колись, Квитко!

– А еще она подумала, что я обязательно стану знаменитым!

– Здорово! С твоей головой тебе это раз плюнуть.

– Думаешь!

– Ага.

– А вот и нет.

– Почему?

– Потому что я, Крузик, конечно, парень неглупый, чего уж там, но… как бы тебе это сказать… у меня слишком много разных интересов, я ни на чем особо не могу сосредоточиться, это меня и губит.

– Петька, ты до этого сам допер?

– Конечно, – хмыкнул Петька. – Я сам до этого допер и вот размышляю, в какой области у меня наибольшие способности…

– И к какому выводу ты пришел? – не без ехидства спросил Игорь.

– То-то и оно, что пока ни к какому, – с горечью ответил Петька. – Вроде бы и в химии я что-то маракую, и в математике не последний дурак, но это все-таки, наверное, не мое…

– Петька, чего зря голову ломать, иди в сыщики, и тебе равных не будет! Конечно, твоя мама вряд ли имела в виду, что ты станешь знаменитым сыщиком, но…

– Да уж. Мама, наверное, хотела бы, чтобы я стал знаменитым музыкантом или писателем.

– Ну и стань, большое дело! Сейчас всякий мало-мальски толковый мент становится знаменитым писателем, а ты чем хуже? Сначала знаменитый сыщик, а потом уж знаменитый писатель, чем плохо?

– Да ладно тебе, Круз, сыщик – это уже пройденный этап. За полгода бездействия я уж все навыки растерял.

– А если бы сейчас какое-нибудь дельце подвернулось, ты бы взялся?

– Дурацкий вопрос! Я же не частный детектив! Взялся – не взялся! Нас ведь, можно сказать, сама жизнь заставляла! Только уже давно ничего не подворачивается… И вообще наша компания стала какая-то… жидкая.

– Жидкая? – не понял Игорь.

– Ну да. Вот мы с тобой по-прежнему дружим, а Хованский, например, от нас отдалился. А он ведь хороший парень… И Лавря с Жучкой тоже как-то обособились… Общего дела нет…

– Ерунда, Петька, ты все это выдумал! Конечно, у девчонок там свои какие-то дела, а что касается Кирюхи, то у него просто родаки контроль усилили, ну а он без особых причин и не нарывается, зачем зря отношения в семье портить? Его можно понять. А если нам что-то понадобится, на него всегда положиться можно.

– Вообще-то да… – без всякого энтузиазма проговорил Петька.

И вдруг расхохотался.

– Ты чего? – удивился Игорь.

– Знаешь, на кого мы с тобой сейчас смахиваем? На ветеранов, которые вспоминают боевые подвиги.

– Ага! Бойцы вспоминают минувшие дни и битвы, где вместе рубились они! Точно, точно! Только я у вас не самый ветеранистый, самые ветеранистые Дашка со Стасом! Даже ты позже подключился.

– Да, чуть-чуть позже, – не стал спорить Петька. – А Денис вообще в Англии. А еще раньше с нами Виктоша и Муська были, ну, они уже совсем взрослые, можно сказать, дамы.

– Ладно, Петька, кончай ты эти ветеранские сопли распускать, пошли лучше прогуляемся! Погода хорошая, морозец!

– Зима надоела! Вон март уже кончается, а на улице все морозец.

– Да что ты разворчался, как старик, идем, идем!

Они вышли во двор.

– Смотри, Петька, Зануда Михайловна! Что это с ней такое?

Навстречу им, едва передвигая ноги, шла их учительница истории, Зинаида Михайловна, по прозвищу Зануда. Она работала в школе первый год и не пользовалась особой любовью учеников именно из-за своего занудства. Но сейчас, похоже, она была совершенно разбита. Что-то у нее, видимо, приключилось. А Игорь органически не мог пройти мимо человека в горе.

– Зинаида Михайловна! – окликнул он учительницу.

– А, Крузенштерн! В чем дело?

– Зинаида Михайловна, что с вами? Вам плохо?

Лицо учительницы было совершенно серым. А в глазах стояла такая боль, что ребятам стало даже неловко.

– Да, мне плохо, мне очень плохо… Но, впрочем, это неважно!

– А мы вам ничем помочь не можем?

– Вы? – женщина удивленно на них смотрела. – Чем же вы можете помочь, вы же дети.

– Ну, не такие уж мы и дети, между прочим, – заметил Петька. – Зинаида Михайловна, вы не стесняйтесь, скажите, а уж мы сообразим, сможем мы помочь или нет.

Учительница подняла на них изумленные глаза.

– Ребята, у меня сестра пропала, младшая… А в милиции ее никто искать не хочет… говорят, рано еще, а я волнуюсь, я ужасно волнуюсь… мне страшно!

– Пропала ваша сестра? – быстро спросил Петька. – Когда и как? Зинаида Михайловна, поверьте, я не из любопытства, вдруг мы сможем что-то сделать… У нас есть кое-какой опыт…

– Опыт? У вас? Ах да, да, я припоминаю, мне говорили, что вы в свое время нашли девочку из нашей школы, которую кто-то похитил…

– Ну да, Лену Коршунову. Она уже окончила школу, – напомнил Игорь.

– Я не думаю, что Лиду кто-то похитил, зачем? Но вдруг вы и вправду что-то сообразите… Я в полной растерянности. Вот что, идемте ко мне, и я вам все расскажу!

– А может, ко мне? – спросил Петька. – Я вот тут живу, и у меня никого дома сейчас нет.

– Я тоже рядом живу, вон в том доме. Я… лучше ко мне. А вдруг Лида вернется… Или хотя бы позвонит…

– Хорошо!

Зинаида Михайловна прибавила шаг. Она уже почти бежала, видимо, в надежде, что сестра подаст ей какой-то знак. Петька с Игорем поспешали за ней.

– Вот видишь, Петька, похоже, адреналин тебе обеспечен! – шепнул Игорь.

– Да вряд ли, просто загуляла небось девушка…

Зинаида Михайловна жила в скромной однокомнатной квартире. Открыв дверь, она сразу же обежала всю квартиру, словно ища весточку от беглянки. Но, конечно, ничего не нашла.

– Садитесь, мальчики. Может, хотите чаю?

– Нет, спасибо, Зинаида Михайловна, давайте не будем терять время. В таких делах иногда даже минуты играют роль, – проникновенно произнес Петька. – Рассказывайте! А в случае чего у нас есть знакомые на Петровке…

– Тогда, может, с этого и надо начать?

– Нет, пока рано… Мы можем к ним обратиться только в крайнем случае.

– Понятно… Я даже не знаю, с чего начать…

– А давайте, мы будем задавать вопросы, так вам будет легче, наверное.

– Да, может быть. Я готова.

– Сколько лет вашей сестре? – деловито спросил Петька.

– Восемнадцать. Она студентка первого курса МГУ.

– Она училась в нашей школе?

– Нет. А какое это имеет значение?

– Просто я подумал, а вдруг мы ее знаем. Ну нет, так нет. Когда она пропала?

– Вчера. Ушла с утра в университет и не вернулась. И не предупредила меня. Так еще не бывало, она знает, как я из-за нее волнуюсь. Наверняка с ней что-то случилось. Я обзвонила уже все службы, которые регистрируют несчастные случаи, но девушек с такими приметами не зарегистрировано…

– Это уже прекрасно, – воскликнул Петька. – А просто загулять с подружками она не могла? Знаете, как бывает…

– У нас так не бывает! Потому-то я и не нахожу себе места!

– Но у нее ведь есть подружки?

– Наверное. Только я их не знаю.

– Ни одной? – поразился Петька.

– Нет. Дело в том, что Лида окончила школу в Вологде. Наши родители там живут, вернее, жили, их уже нет в живых… И после школы Лида переехала ко мне, я подготовила ее в институт, я думала, что смогу ей помогать. У родителей в Вологде была хорошая квартира, мы ее продали, и все эти деньги я решила пустить на Лидочкино образование. Сами понимаете, на учительскую зарплату двоим не просто прожить, но я еще подрабатываю, и нам, в общем, хватало на жизнь.

– Так… А деньги вы дома держали или же в банке? – спросил Игорь. – Вы проверили, они на месте?

Зинаида Михайловна покраснела, как свекла.

– О чем ты говоришь? Ты думаешь, что Лида могла украсть деньги?

– Я не думаю, я просто спросил. Вы проверяли?

– Нет. Мне такое и в голову не пришло!

– А вы все-таки проверьте, – посоветовал Петька. – Круз прав.

Женщина замялась. «Ага, боится при нас проверять, а вдруг мы потом ее ограбим?» – внутренне усмехнулся Петька, а вслух сказал:

– Зинаида Михайловна, мы сейчас выйдем на лестницу, вы спокойно все проверьте, а там видно будет.

Они вышли из квартиры.

– Фигня какая-то, думаю, девица просто смылась от этой Зануды. Она вся такая правильная, что та не выдержала и дала деру, – предположил Петька. – А уж если деньги пропали, то это как пить дать!

– Необязательно. Даже если деньги пропали, совсем не факт, что их сперла Лида. Может, ее какой-нибудь хахаль окрутил, денежки прибрал к рукам, а девицу мог запросто и укокошить… Эти дуры, когда влюбляются, совсем безголовые делаются, я по своей сестре сужу. Помнишь ту историю с психом, который травил баб духами? Верка тогда совсем сдурела…

Дверь квартиры открылась. На пороге стояла Зинаида Михайловна бледная, как мертвец.

Мальчики вопросительно посмотрели на нее.

– Вы были правы… – одними губами проговорила учительница. – Денег нет…

– Так… Можно мы войдем? – спросил Петька. Вести такой разговор на лестнице было попросту глупо.

– Да, да, конечно… Я ничего не понимаю… Что, по-вашему, это значит?

– Извините, Зинаида Михайловна, но придется задать вам несколько неприятных вопросов.

– Неприятных?

– Ну, я не знаю, но вдруг вам это будет неприятно… – немного смутился Петька. – У вас с сестрой были хорошие отношения?

– Да, конечно, очень хорошие. А почему ты спрашиваешь, Квитко? Ты полагаешь, что сестра могла меня ограбить и сбежать?

– Я не знаю, просто спросил, но исключить это мы все-таки не можем.

– А я такой вариант исключаю! Лида нормальная, здоровая девушка, не наркоманка, не пьяница, не сумасшедшая…

– Зинаида Михайловна, а у Лиды был какой-нибудь парень? – поинтересовался Игорь.

– Парень? Рано ей еще о парнях думать. Рано!

«Это ты так думаешь», – про себя сказал Петька.

– Вы уверены? – робко поинтересовался Игорь.

– Я теперь уже ни в чем не уверена. Если уж деньги пропали, значит, я совсем ничего не знаю… Ну что ребята, теперь у вас есть все основания посмеяться над Занудой Михайловной, – с горечью произнесла женщина.

Игорь покраснел, а Петька отвернулся.

– Что ж вы так смущаетесь? Думали, я не знаю, как меня прозвали в школе?

– Никто над вами смеяться не собирается, – решительно заявил Петька. – А вот отыскать вашу сестру мы все-таки попробуем.

– Ну, может, хотя бы ее след, – вставил Игорь.

– Зинаида Михайловна, пожалуйста, скажите, на каком факультете учится ваша сестра?

– На факультете журналистики.

– А хоть о ком-то она говорила вам что-нибудь? О подруге какой-никакой, о преподавателях, может быть… О мальчиках… Ну, хоть одну фамилию она в разговоре называла?

– Может, и называла, даже наверняка называла, но я не запомнила… Хотя подождите, она говорила, что у них что-то преподает человек по фамилии Женатик.

– Женатик?

– Да, да, Женатик, помню, мы еще смеялись, а больше я ничего припомнить не могу.

– А фотография вашей сестры у вас есть? – спросил Игорь.

– Да, да, разумеется. Вот… Сейчас, сейчас я найду, где же она…

– Зинаида Михайловна, может, она у вас в сумке? – догадался Петька. – Вы ведь ходили в ментуру, то есть в милицию…

– Да, конечно, я и забыла. А ты, Квитко, действительно соображаешь! Вот она.

– Какая красивая! – воскликнул Петька.

Девушка на фотографии и в самом деле была необыкновенно хороша.

– Прямо кинозвезда, – заметил Игорь, с удовольствием разглядывая фотографию.

– Мы ее пока возьмем, она может нам понадобиться.

– Значит, вы беретесь ее найти? – замирая от волнения, спросила женщина.

– Мы беремся ее искать, – поправил учительницу Петька. – Но ничего не можем гарантировать, вы понимаете?

– Да, понимаю. Но через двое суток я уже смогу обратиться в милицию…

– Ну, а пока мы ее поищем, до милиции, – сказал Игорь. – По крайней мере, не потеряем зря время.

– Только одна просьба, мальчики…

– Да?

– Не надо в школе никому об этом рассказывать.

– Зинаида Михайловна, мы не можем вам этого обещать, и не потому, что мы такие болтуны беспросветные, просто у нас своя команда. С нами еще всегда работают Хованский и Лаврецкая с Жуковой. Им мы обязательно расскажем, но дальше это не пойдет, могу вам поклясться. Мы все умеем держать язык за зубами. Ведь, кроме Лены Коршуновой, мы еще много дел распутали, и у нас даже есть несколько благодарностей от милиции, – с гордостью доложил Петька.

– Да, видно, уж никуда от огласки не деться, – вздохнула Зинаида Михайловна.

Мальчики промолчали.

– Мы, пожалуй, пойдем, ладно? Нам пора браться за дело! Как только что-то узнаем, обязательно вам позвоним.

– Спасибо.

* * *

– Ну, ты доволен? – полюбопытствовал Игорь, когда они вышли на улицу. – Адреналинчик тебе обеспечен!

– Да какой там адреналинчик, ерунда на постном масле!

– Почему?

– Да потому что все совершенно ясно – девушка прихватила бабки и смылась с каким-то кавалером. Легко ли жить вдвоем с Занудой, которой на самом деле нет никакого дела до ее личной жизни? Она же небось только ее воспитывает, задолбала уже своим воспитанием, а девушка красивая, парни за ней, наверное, табунами бегают… Но мы попробуем ее поискать, а то нехорошо получится, и тем более делать нам все равно нечего…

– Вот именно. С чего начнем?

– С журфака, с чего же еще! Поедем прямо сейчас, пока там хоть кто-то есть. А после соберем наших и разработаем план поисков. Погнали?

Глава II

ДОЦЕНТ ЖЕНАТИК

Нет, я вам точно говорю, у нас нет такой студентки, – отбивалась от настырных мальчиков секретарша. – Нет и не было.

– Вы уверены?

– Разумеется, я уверена, что за глупости.

– И не было? Может, ее отчислили? – с надеждой осведомился Игорь.

– Нет и не было. Вы что-то напутали.

– Пожалуйста, взгляните на фотографию, вы ее никогда не видели?

Петька протянул женщине карточку.

– Красивая, но нет, я никогда ее не видела.

– Ой, а еще скажите, есть у вас преподаватель по фамилии Женатик?

– Женатик? Вот Женатик у нас есть. Юлиан Валерианович. Только он сейчас болен.

– Болен? А что с ним?

– Язва желудка, обострение. А вам зачем?

– Думали встретиться с ним, спросить насчет Лиды Мухиной, может, он ее знает.

– Ребята, а зачем вы эту девушку ищете? – полюбопытствовала секретарша.

– Да пропала она… Мы ее родственники, вот и ищем. Она своей родной сестре врала, что учится на журфаке, и они еще вместе смеялись над фамилией Женатик. Но если она здесь не учится, откуда ей про Женатика знать? – заторопился Петька, почуяв, что женщина не прочь поболтать с ними.

– Ну, может, они просто знакомы, – предположила она. – Или кто-то ей про него рассказывал.

– Да, возможно.

Женщина хотела еще что-то спросить, но тут к ней обратился пожилой человек с типично профессорской внешностью:

– Алла Григорьевна, вы не забыли о моей просьбе?

– Ну что вы, Юрий Валентинович, я все сделала. Ребята идите, больше я вам ничем помочь не могу.

Они ушли.

– Ну, что будем делать? – спросил Игорь уже на улице.

– А я знаю? Одно совершенно ясно – Лида Мухина отнюдь не святая. Врунья и, похоже, воровка. Наврала, что поступила в институт, сперла бабки у сестры и смылась куда-то с каким-нибудь хахалем.

– Это и козе понятно, но что нам с Занудой делать? Как ей такое скажешь?

– Это да… У нее вообще с чувством юмора плохо, а уж в такой ситуации… Для нее это будет полное крушение всего… Я ее не слишком обожаю, но не до такой степени, чтобы сказать ей все как есть. Надо как-то потянуть время, вдруг эта краля сама объявится. Но, с другой стороны, мы, Крузик, можем вообще лицо потерять…

– То есть? – не понял Игорь.

– Ну, мы же взялись ее искать, правда? И нам остается либо пойти к Зануде, все ей сказать, либо честно пытаться найти эту халду.

– Она не халда, она красавица, – поправил его Игорь.

– Для меня красавица, которая врет, еще может сойти за красавицу, но которая вдобавок и ворует – нет, для меня она – халда!

– Значит, как я понимаю, мы все-таки будем ее искать, независимо от того, халда она или красавица?

– Точно. Тем более другого дела у нас все равно нет, а тут вполне подходящий случай, чтобы восстановить форму. Начнем все-таки с того, что соберемся всей кодлой. У тебя есть карточка или жетончик?

– Карточка есть.

– А то я свою дома забыл, мы же просто погулять вышли…

– Кому звонить-то будешь? Лавре небось?

Петька слегка покраснел.

– Естественно, Лавре, Стас ведь все-таки тоже в МГУ учится, хоть и на другом факультете, вдруг он что-то придумает?

– Да не будет Стас этим заниматься.

– Если Лавря нажмет, еще как будет. А потом звякнем Хованщине.

Однако им никуда не удалось дозвониться, у Даши все время было занято, у Хованского никто не отвечал, а Оля Жукова, они точно знали, была сегодня у Даши.

– Ну и как теперь быть? – растерялся Игорь. – Ведь Зануда ждет… Время не терпит. Давай-ка пока сами помозгуем, а? У меня есть деньги, зайдем в какую-нибудь кафешку, а то я что-то замерз.

– Годится, – согласился Петька, – только пойдем не в кафе, они тут все дорогущие, а в булочную. Мне в таких булочных всегда самые удачные мысли приходят. Возьмем по булке с соком – и хватит для мыслительного процесса.

Вскоре они и впрямь отыскали подходящую булочную с кафетерием.

– Ну, Круз, что мы имеем?

– Да ни фига мы не имеем. Имя и фамилию, к тому же очень распространенную. Лида Мухина!

– Зато Женатик – фамилия просто уникальная! Уверен, в Москве Женатиков раз два и обчелся. И еще мы знаем его имя-отчество, тоже не Иван Петрович. Юлиан Валерианович!

– Слушай, Петька, а на фиг нам Женатик?

– Ни на фиг, но другого-то у нас нет! Отработаем Женатика, а там посмотрим. А вдруг у них роман?

– У кого?

– У Лиды и Женатика? Вдруг это к нему она сбежала?

– Размечтался! Стала бы она про него хоть что-то говорить Зануде, если б у них роман был?

– Вот именно, что стала бы!

– Почему это?

– Если она в него влюбилась, то точно стала бы! Когда люди сильно влюбляются, их всегда тянет поговорить про предмет своей любви. Иногда его по такому поводу приплетают к разговору, что просто диву даешься.

– Откуда ты знаешь?

– Ну, есть все-таки кое-какой жизненный опыт.

– Да какой у тебя опыт? – засмеялся Игорь. – Хотя, наверное, ты прав.

– Ага! Значит, так, перым делом ищем Женатика. Причем через справочную или по адресной книге, неважно, только не через факультет, – Петька догадался о том, что хотел ему предложить Игорь. – Во-первых, возвращаться – плохая примета, а во-вторых, если там и вправду «лав стори», зачем всему журфаку об этом знать?

– Да, действительно.

– Сейчас двинем ко мне, я по компьютеру попробую найти адрес Женатика. А если не выйдет, позвоним в справочную и узнаем телефон.

– Так, может, сразу узнать телефон и позвонить?

– Круз, ты что? Телефон нас не устроит! Такие вопросы надо задавать, глядя в глаза, да и вообще…

– Точно, я уже забыл.

– Я ж говорю, мы форму совсем потеряли.

* * *

Адрес Женатика они нашли очень быстро, и оказалось, что он живет совсем недалеко от них, всего в двух остановках на метро.

– Интересно, а этот Женатик женат? – сказал Игорь по дороге к метро. – А то как-то неудобно при жене карточку такой красотки показывать.

– Черт, про жену я и не подумал, – огорчился Петька, – тем более она, наверно, уже пришла с работы… Ладно, что-нибудь придумаем. Он ведь может оказаться и холостым. Кстати, у холостых чаще бывает язва желудка.

– Ничего подобного! У отца есть друг, который говорит – когда моя Люся уезжает, язва сразу проходит, а стоит ей вернуться – обострение обеспечено.

– Исключение только подтверждает правило. Ладно, чего гадать, скоро узнаем.

Женатик жил в большом доме, но, к счастью, в подъезде шел ремонт и двери стояли настежь. Мальчики беспрепятственно добрались до лифта. По их расчетам, квартира Женатика находилась на четвертом этаже шестнадцатиэтажного дома.

– Петька, смотри, нас могут даже не впустить…

Они стояли перед железной дверью. По обеим ее сторонам имелись кнопки звонков с номерами квартир.

– Не дрейфь, Крузейро! Что-нибудь придумаем!

На звонок долго никто не откликался. Петька позвонил еще раз.

– А вдруг он в больнице? – предположил Игорь.

Но тут они услыхали за дверью шаги.

– Кто там? – спросил мужской голос.

– Мы к Юлиану Валериановичу, – до ужаса благонравным голосом произнес Петька.

Дверь приоткрылась. Невысокий мужчина средних лет был совершенно не похож на романтического героя – толстенький и небритый. «Вряд ли красавица Лида могла влюбиться в такого», – подумал Игорь.

– Юлиан Валерианович это вы? – спросил Петька.

– Я. А вы кто такие?

– Юлиан Валерианович, у меня пропала двоюродная сестра, – начал Петька, – она, кажется, ваша студентка.

– Что значит «кажется»? – строго спросил Женатик. – Впрочем, что мы здесь стоим, проходите в квартиру.

Небольшой коридор был сплошь заставлен книжными полками. И в комнате тоже везде были книги.

– Ну, так что у вас случилось, ребята?

– Вот! – Петька протянул хозяину фотографию.

– Красивая девушка, ничего не скажешь, но я ее никогда не видел.

– Вы уверены?

– Абсолютно. У меня прекрасная память на лица, а уж на такие красивые тем более.

– Жалко, – вздохнул Петька.

– А почему, собственно, вы решили, что я могу ее знать?

– Потому что она рассказывала о вас своей старшей сестре. Она говорила, что учится на журфаке…

– Ну, может, и учится, но я ее точно не знаю.

– Да вот в том-то и дело, что не учится. Наврала, по-видимому. Мы уже были на факультете.

– Вам мой адрес там дали?

– Нет, мы по справочной…

– А почему вы ищете, а не милиция, хотел бы я знать?

– Милиция считает, что еще рано.

– Понятно, обычное дело. Жаль, ничем не могу вам помочь, хотя мне, в общем-то, ясно, откуда она может обо мне знать. Я работал в приемной комиссии, а фамилия у меня, сами понимаете, запоминающаяся. Если она пыталась к нам поступить… Или у нас учится кто-то из ее знакомых и в качестве хохмы сообщил ей о доценте Женатике. Вот дал бог фамилию! – засмеялся Юлиан Валерианович. – Так что ищите среди студентов.

– Легко сказать, – тяжело вздохнул Игорь. – Ведь знакомые у нее могут быть и среди преподавателей тоже. А если это студенты, то с какого курса, спрашивается? Нет, это дохлый номер.

– Да, действительно.

– Ну что ж, извините, нам пора, – сказал Петька.

– Удачи вам, ребята.

– Спасибо.

Они с понурым видом вышли на улицу.

– Облом, Крузейро.

– А он не врет, как тебе показалось?

– Нет, не врет, я за ним очень внимательно наблюдал, когда он фотку рассматривал. И вообще, он хороший дядька. Круз, а ведь придется нам сказать Зануде, что ее дорогая сестренка на журфаке не учится.

– Зачем?

– Затем, что глупо будет, если она сама туда попрется или ментов по ложному следу пустит, а они только время потеряют и этого несчастного язвенника зря побеспокоят.

– Да, ты прав, давай тогда сразу к ней, а потом уж созвонимся с нашими и договоримся завтра пораньше встретиться. Суббота все-таки, можем многое сделать. Ох, хочется уже весны, надоела эта холодрыга.

Они позвонили в домофон.

– Кто там? – донесся до них голос Зануды.

– Квитко и Крузенштерн!

– Мальчики, вы что-то узнали?

– Зинаида Михайловна, откройте, пожалуйста! – Петька покрутил пальцем у виска и выразительно посмотрел на Игоря.

– Ах да, что это я…

Дверь открылась. Когда они вышли из лифта, Зануда уже стояла на площадке.

– Ну что?

– Зинаида Михайловна, можно мы войдем? На лестнице неудобно говорить… – огорченно заметил Петька.

– Да, да, конечно, я так волнуюсь… Проходите!

Едва дверь за ними закрылась, Петька заговорил:

– Мы должны вас огорчить, Зинаида Михайловна, Лида не учится на факультете журналистики.

– Что?!

– Она вас обманула! Она там не учится и никогда не училась, мы точно знаем. Так что скорее всего она просто сбежала от вас, прихватив деньги. Мы очень не хотели вам это говорить, но скрывать тоже нельзя.

– То есть как? Я не понимаю… Она же поступила в университет, это был такой праздник… Я была так счастлива… А вы говорите, она там не учится… Это бред, нонсенс… Я не понимаю… – растерянно бормотала она. – Зачем ей понадобилось так ужасно врать?

– Если б мы знали…

– Но она рассказывала такие подробности… про этого доцента Женатика… По-вашему, она это придумала?

– Нет. Доцент Женатик действительно существует, Юлиан Валерианович. Но он никогда даже в глаза вашу сестру не видел. И вообще никто ее там не видел…

– Извините, Зинаида Михайловна, – осторожно начал Игорь, – Лида сама выбрала факультет журналистики? Она сама хотела туда поступать, или это была ваша идея?

– Ты думаешь, я на нее давила, да? И она мне наврала, чтобы я к ней не приставала?

Игорь промолчал.

– Нет, нет, она сама туда рвалась. Я бы предпочла, чтобы она поступила в медицинский, наши родители были врачами… Но у нее не было к этому никакого призвания, и я не настаивала. Я, если хотите, была даже против журфака, журналистом в наше время быть опасно… Значит, она никакая не жертва, а просто гнусная лгунья и… воровка, так?

– Ну, насчет лгуньи, похоже, что так, – кивнул Петька, – а вот с деньгами вопрос сложнее. Тут всякое может быть. Вдруг она запуталась со своей ложью, вляпалась в какую-то темную историю, связалась с плохой компанией и ее вынудили. Может, она не хотела, но… А теперь боится попадаться вам на глаза…

– Что ж, как говорится, поделом вору и мука! – вдруг очень холодно и решительно заявила Зинаида Михайловна. – С этого дня я больше ничего не хочу знать о ней. Спасибо, мальчики, что спасли меня от публичного позора, если бы в это вмешалась милиция… Но я прошу вас об одном – не рассказывайте об этом в школе. Умоляю вас! Никому! Обещаете?

– Зинаида Михайловна, но… – начал Игорь.

– Нет, я ничего не хочу об этом слышать. Вы обещаете?

– Ладно, – вяло кивнул Игорь, а Петька промолчал.

* * *

– Ну и что ты обо всем этом думаешь, Круз?

– Не знаю, но мне противно.

– Что тебе противно?

– А все! И красавица эта вороватая, и сестричка ее железобетонная. Она, видите ли, не желает больше о ней слышать! А если девка все-таки попала в беду? Конечно, деньги не без ее участия пропали, это факт, но кто знает, что с ней стряслось? Я думаю, Петька, надо нам попытаться ее найти.

– Но как? У нас же ни одной зацепки!

– Одна все же есть.

– Какая?

– Фотография! И мы должны показать ее всем, кому возможно, вдруг кто-то узнает?

– Круз, что ты несешь? Что ж, мы на улице будем эту фотку прохожим показывать?

– Квитко, не делай из меня идиота! Я имел в виду только наших и в первую очередь Стаса! У него запросто могут быть знакомые на журфаке, или, например, наши девчонки могли ее приметить, эту Лиду, она же рядом живет, ну, короче, надо нам собраться во что бы то ни стало и завтра же начать действовать.

– Слушай, Круз, это, конечно, благородно, не спорю, но ведь может оказаться, что тут просто любовная история, которая нас никаким боком не касается.

– Если так, мы тихо отойдем в сторону, но, по крайней мере, наша совесть будет чиста.

– Согласен. Значит, объявим общий сбор?

– Конечно!

Глава III

ТРЯХНЕМ СТАРИНОЙ!

В субботу они собрались у Оли Жуковой, так как ее бабушка с утра уехала к двоюродной сестре и квартира была свободна. Опаздывал только Стас.

– Лавря, а он, вообще, придет? – допытывался Петька. – У нас на него, можно сказать, вся надежда.

– Не знаю, обещал прийти, но я не уверена. А в чем дело, может, вы наконец расскажете?

– Да, правда, – выразил нетерпение Хованский. – Говорите, а то зря время теряем.

Петька с Игорем переглянулись.

– Давай, Квитко, начинай, – сказал Игорь.

Петька быстро и внятно все рассказал.

– Да тут, по-моему, все ясно, – пожала плечами Оля. – Девица просто не вынесла Занудиного характера. А кто бы вынес? Я вот от ее уроков готова в петлю лезть, а уж жить с ней под одной крышей… – Оля закатила глаза, – даже представить себе жутко. И что тут расследовать?

– Нет, я не согласна, – покачала головой Даша. – Даже если допустить, что все так и есть, мне кажется, мы должны взяться за это дело.

– Да с какой стати? – поднял брови Хованский.

– А с такой! Подумайте сами – девушка наврала, что поступила в университет, и потом довольно долго еще врала сестре, наверное, не хотела ту огорчать. Вы, кстати, не выяснили, поступала она туда все-таки или нет? – обратилась она к Петьке.

– Нет. А какое это имеет значение?

– Имеет! И очень даже большое!

– Объясни! – потребовала Оля.

– Если она поступала и не поступила, это одно. А если даже не пыталась, это другое.

– Ты права! – воскликнул Игорь. – Это имеет принципиальное значение!

– И еще, – продолжала Даша, – будем пока считать, что она поступала все-таки, сорвалась и решила не огорчать сестру. Тогда очень странно, что в конце концов она вздумала ее так капитально огорчить. Украсть деньги и смыться в неизвестном направлении, даже не предупредив. Должна же она понимать, что та начнет бить тревогу, заявит в милицию и все такое. Это более чем странно. Ведь если бы она оставила сестре записку: так, мол, и так, не могу и не хочу жить с тобой, забираю деньги, потому что считаю их своими. Все-таки это деньги за квартиру ее родителей…

– Но и Занудиных тоже, – напомнила Оля.

– Но она-то, Лида, может считать иначе, правда? У Зануды есть своя квартира в Москве, значит, та, вологодская, принадлежит ей. Может она так думать?

– Запросто, – кивнул Петька.

– Так вот, если бы она такую сволочную записку написала, то могла быть спокойна – Зануда оскорбится смертельно и вычеркнет ее из своей жизни. И уж точно в милицию не заявит. А раз она так просто исчезла… Нет, тут что-то не то, я чувствую!

– И я тоже! – поддержал Дашу Игорь.

– А что, Лавря, в твоих словах есть резон, – задумчиво проговорил Хованский. – Действительно нестыковочка… Надо нам, я чувствую, тряхнуть стариной. Давненько мы ничего не расследовали.

– Вот-вот, – подхватил Петька, – совсем форму потеряли.

– Значит, решено, беремся! – обрадовалась Даша. – Петь, а что ты от Стаса-то хотел? Он вряд ли будет с нами. Он теперь студент, гордый стал, мы для него так, малышня.

– Ничего особенного мы от него не хотим, просто пошукает на журфаке, вдруг там кто-то знает Лиду. Красивая ведь, заметная.

– Ну, на это, я думаю, его хватит, – засмеялась Даша, – а что еще мы могли бы сделать, с чего начать?

– Я думаю, можно попробовать начать с соседей, – тихо сказала Оля. – Я не поверю, что соседи так уж обожают нашу Зануду, она все-таки противная тетка и соседей наверняка тоже достает по полной программе. Такие ведь всегда чем-то недовольны. Собаки лают, кошки мяукают, дети плачут, и все они – нарушители, с точки зрения Зануды, так что тут у нас может быть широкое поле деятельности.

– Жучка, у тебя иногда башка просто потрясающе соображает, – восхитился Петька. – Конечно, как она нас в школе достает, так наверняка и в доме многих достала…

– Да, правильно, – обрадовалась Даша. – Наши клиентки – мамаши с детьми или бабушки и еще собачники.

– Надо только, чтобы ни Квитко, ни Крузенштерн даже близко к этим соседям не подходили, – заметил Хованский. – Незачем Зануде знать, что кто-то тут роет… И вообще, надо осторожно действовать, чтобы Зануда носа не подточила!

– А что, – рассмеялся Петька, – Зануда и комар – явления одного порядка. Ладно, я согласен. И лучше всего, чтобы этим девочки занимались.

– Нет, не пойдет, – помотал головой Игорь. – Мы ведь сдуру ей проболтались, что у нас команда, и даже поименно всех назвали. Нет, тут нужен кто-то другой, кого она даже в лицо не знает. Эх, был бы Денис… Лавря, а что если Виктошу привлечь, а?

– Да ты что? Она теперь такая фря… Ни за что не согласится. Ой, кстати, я совсем забыла! Муську Лушкевич помните? А Медынского, журналиста? Она за него замуж вышла! Можете себе представить? Добилась-таки своего, молодчина! Так что от них нам помощи ждать не приходится, но я, кажется, придумала, кто нам поможет…

Даша лукаво посмотрела на Игоря. Тот непонимающе уставился на нее.

– Даша, ты что придумала? – насторожилась Оля.

– Таньку рыжую помните?

– Ой, мамочки! – застонал Игорь. – Только не это!

– Да почему? Она на редкость толковая девчонка, – вступилась за Таньку Даша. – И, между прочим, если бы не она, неизвестно еще, был бы ты, Игорек, жив или нет.

Петька задумался.

– А что, мысль вообще-то неплохая, тем более в Москве у нее такой воли не будет, как на даче, а если дать ей конкретное задание, она выполнит.

Рыжая Танька была намного моложе ребят, но прошлым летом на даче действительно спасла Игоря и Петьку от верной смерти. Беда только в том, что она смертельно влюблена в Игоря и совершенно неуправляема. Мальчишки даже прозвали ее Катастрофой.

– Только я предупреждаю, я ей звонить не буду! – решительно заявил Игорь. – Хотите иметь с ней дело – ради бога, но без меня.

– Без тебя не выйдет, – фыркнула Даша. – Стимул-то ей нужен!

Игорь только за голову схватился.

– Ладно, я сама ей позвоню, – улыбнулась Даша. – Мне лично она очень нравится, а ты, Олька, не ревнуй!

– Еще чего! – возмутилась Оля.

– Игорь, ты ее телефон помнишь? – спросила Даша.

– Больно нужно!

– А он у тебя записан?

– У мамы записан, наверное.

– Да что вы трепыхаетесь, у меня есть ее телефон, – неожиданно заявил Петька. – Давай, Лавря, звони!

Даша набрала номер.

– Добрый день, можно попросить Таню?

– Это я. Даш, это ты? – мигом узнала ее девочка.

– Ну, Таня, у тебя и слух! – поразилась Даша.

– Как у горной козы! – с гордостью сообщила Таня. – Мой папа всегда так говорит. Даша, а ты зачем мне звонишь? С Игорем что-то случилось, да?

– Нет, – усмехнулась Даша, выразительно взглянув на Игоря, – с ним все в порядке, но у нас, Таня, есть к тебе дело, вернее, просьба.

– Просьба? Какая? Что-то важное, да?

– Да.

– А почему именно ко мне просьба?

– Потому что ты жутко толковая и еще потому, что тебя никто у нас не знает.

– Ой, Даш, вы опять преступников ловите, да?

– Нет, мы никого не ловим. Мы ищем. Пропала одна девушка…

– И я могу вам помочь?

– Думаю, можешь!

– Здорово, я помогу, обязательно помогу, когда надо начинать?

– Чем скорее, тем лучше! Тань, а тебя одну-то пускают в город?

– Неважно.

– То есть как неважно?

– Какой смысл меня не пускать, если я все равно хожу и езжу, куда мне надо.

– Понятно, – засмеялась Даша. – Значит, можешь прямо сейчас к нам приехать?

– Прямо сейчас? Нет, прямо сейчас не могу. Суббота, папа с мамой дома. Хотя…

– Что?

– Ну… есть один способ…

– Какой?

– Вот если бы Игорь за мной приехал… тогда бы меня точно отпустили.

– А со мной тебя отпустят?

– С тобой? – разочарованно протянула Таня. – Нет, лучше с Игорем. Они ж тебя не знают, а Игоря прекрасно знают и очень хорошо к нему относятся.

– Таня, мы тут все обсудим, и я тебе через пять минут перезвоню.

– Давай!

Даша положила трубку.

– Игорь, придется тебе за ней поехать, – с улыбкой сказала она. – Требует тебя, ничего не попишешь, иначе сегодня ей не выбраться.

– Начинается! – взорвался Игорь. – Да я ее терпеть не могу. Неужели нельзя без нее обойтись? Она же шантажистка и за любую мелочь будет требовать чего-то от меня, а не от вас. Тебе она нравится, Дашка, вот и дуй за ней, а я не желаю! Идиотская идея! Танька! Мало того что мне все лето предстоит ее видеть и слышать, так еще и это! Нет, дудки! – кипятился Игорь.

– Я с тобой согласна, – поддержала его Оля. – Идея была не самая светлая.

– Так что, мне ей не звонить? – слегка растерялась Даша.

– Не вздумай! – закричал Игорь. – Пусть знает, поганка, как заниматься шантажом!

– Да ладно вам, она же еще маленькая, – покачал головой Петька. – Маленькая влюбленная дурочка.

– А ты представляешь, в какого монстра она превратится, когда вырастет? Просто в чудовище!

– Да брось, Крузейро, вспомни, она все же нам жизнь спасла. Неужели тебе так трудно за ней смотаться?

– Да, мне трудно! Не смотаться за ней, а видеть ее коровьи глаза!

– Фу, Игорь, нехорошо так говорить, – засмеялась Даша. – Ладно, можно, конечно, и без Таньки обойтись, но только вы увидите, она сама позвонит минут через десять.

– Это вряд ли, она же не знает, что мы у меня собрались, – не без удовольствия заметила Оля. – Ладно, черт с ней, с Танькой, обойдемся и без нее. В конце концов Зануда не преступница, а всего лишь зануда, и наверняка ничего не заподозрит, даже если и увидит кого-то из нас в своем дворе. Ей сейчас не до того, сестра пропала и деньги тоже.

– Верно мыслишь, Жучка, – кивнул Петька. – Она скорее всего и не помнит, кого мы с Крузом называли. Правильно, тогда вам с Дашкой и карты в руки. Сегодня погодка отличная, дуйте туда и постарайтесь хоть что-то разузнать.

– Нет, никуда дуть мы не будем, – жестко ответила Оля, – надо сначала все обдумать.

– Да что тут обдумывать? – удивилась Даша. – Действовать надо. Наверняка такую красотку кто-нибудь провожал до дому, а уж за бабульками не заржавеет, они все приметят. Так что, Олька, идем!

– Ну, как хочешь, – пожала плечами Оля. Она была довольна, что не появится Танька.

Но тут зазвонил телефон. Она сняла трубку.

– Алло, это Оля? Здравствуй, это Таня говорит. А Даша у тебя?

– Но как ты нас нашла? – удивилась Оля.

– Я позвонила Даше, а мне сказали, что она у тебя, очень просто. Дай мне Дашу.

Оля протянула трубку подруге.

– Расхлебывай теперь!

– Алло, Таня!

– Ты почему не звонишь?

– Потому что мы решили, что сумеем обойтись сами, – жалея маленькую нахалку, проговорила Даша. – Зачем тебе куда-то таскаться?

– Это Игорь не захотел, да? – со слезами в голосе спросила Танька.

– Да нет…

– Я знаю, он не захотел, ну и пусть, и не надо, только все равно это нехорошо! Я ведь собиралась вам помочь, и если бы сегодня была не суббота, я бы просто сама приехала… – она всхлипнула, – а так… Даша, ему что, трудно приехать, да? Я его, между прочим, спасла…

– Таня, он об этом помнит, не сомневайся, но вот тебе напоминать все время ему это не очень красиво… И Петя тоже все помнит. Ты извини меня, Таня, но раз все так сложно, давай договоримся: если нам что-то понадобится в будний день, мы к тебе обязательно обратимся, идет? А сейчас у нас нет времени возить тебя туда и обратно, понимаешь?

– Понимаю, – тяжело вздохнула девочка. – Ладно. Пусть…

– Ну все, пока! – поспешила окончить нелегкий разговор Даша.

– Фу! Слава богу, – облегченно выдохнул Игорь, – отделались!

– Круз, ты у нас просто сердцеед, – засмеялся Хованский.

– Да ну вас к черту! – рассердился Игорь. – Давайте, девочки, не теряйте время.

Даша с Олей побежали во двор дома, где жила Зинаида Михайловна.

– Дашка, я просто не знаю, с чего начать, совсем разучилась, – пожаловалась Оля.

– Ничего, научишься опять, большое дело. Вот смотри!

Даша указывала на молодую женщину с коляской, только что вышедшую из подъезда. И решительно двинулась к ней. Сначала заглянула в коляску.

– Ой, какой хорошенький! Это у вас мальчик, да?

– Да, Димочка.

– Я сразу догадалась, у вас голубеньким все украшено, значит, мальчик. Извините, вы в этом подъезде живете?

– Да, а что?

– Понимаете, я ищу одну девушку, она вроде бы здесь живет. Но ее сестра не желает со мной разговаривать. Вот, вы знаете эту девушку?

Молодая мама взяла у Даши фотографию.

– Конечно, знаю, это Лида. А зачем она тебе?

– Ой, это долгая история, но Зинаида Михайловна…

– Слушай, не вяжись ты с этой старой грымзой, она такая противная, ужас просто! Живет как раз под нами, просто кошмар! Ну, плачет ино-гда Димочка, что ж мне теперь – удавиться? Или его удавить ради спокойствия этой мымры?

– А Лида, она не такая?

– Нет, Лидка веселая, всегда готова помочь.

– Вы с ней дружили?

– Ну, не то чтобы дружили… Постой, а почему ты спросила в прошедшем времени? С ней что-то случилось?

– Да неизвестно…

– То есть как?

На лице молодой женщины была написана искренняя тревога, и Даша решила без нужды не хитрить.

– Понимаете, она пропала…

– Лида пропала?

– Да.

– Как пропала? Когда?

– Уже несколько дней… Не приходит домой. Два дня, точнее.

– Ну, может, загуляла где-нибудь? Хотя на нее непохоже. Господи, а что ж эта старая карга в милицию не заявит?

– Она пыталась, но там говорят, рано еще.

– Так теперь ты ее ищешь, что ли?

– Ну, не я одна… Нам уже раньше удавались такие дела, понимаете?

– Слушай, как тебя зовут?

– Даша.

– А меня Олеся.

– Очень приятно.

– Давай-ка пойдем с тобой в скверик, а то тут Димочке плохо гулять, и поговорим.

– Хорошо, только я подругу позову. Оля, иди сюда!

Они отправились в сквер, где еще лежал снег и было довольно чисто.

– Олеся, а что вы вообще можете сказать про Лиду? – спросила Даша, которой очень понравилось, что женщина без всякой насмешки и недоверия отнеслась к тому, что школьницы кого-то разыскивают.

– Хорошая она девочка, прямая, честная…

– Да нет, насчет честности я бы не сказала… – подала голос Оля.

– То есть? – насторожилась Олеся.

– Понимаете, она наврала сестре, что поступила в университет, и еще… – Оля хотела было сказать про деньги, но Даша незаметно для Олеси поднесла палец к губам.

– Ну и что? Попробовали бы вы жить с такой мымрой, да если бы Лидка ей сказала правду, та бы ее со свету сжила… Я Лиду не осуждаю. А может, она просто от сестры сбежала? Нашла какого-нибудь парня и смылась?

– Вряд ли.

– Почему? Она ж такая красотуля…

– Тогда бы она хоть записку сестре оставила, понимает же, что та в милицию обратится.

– Это точно. Надо же, какие вы умные девки! – засмеялась Олеся. – Прямо как в кино! А почему вы-то ее ищете?

– Да мы у Зинаиды Михайловны учимся…

– Ой, бедолаги! – схватилась за голову Олеся.

– Извините, Олеся, а вы случайно не знаете, с кем дружила Лида? – спросила Оля. – И не было ли у нее парня?

– Насчет парня ничего не знаю, а вот подружка у нее была, Кристинка. Да, точно, она дочка какой-то шишки… Черт, не помню, Лидка еще говорила, что у нее роскошная квартира на Тверском бульваре.

– А вы когда-нибудь эту Кристинку видели?

– Нет. Хотя постойте, а я ведь вспомнила, отец этой Кристинки знаменитый художник, ну, может, не знаменитый, но достаточно известный. Его фамилия Кучеренко! Слыхали про такого?

– Нет, – покачала головой Даша.

– И я не знаю, – сказала Оля, – но это ничего не значит.

– Честно говоря, я тоже не знаю, я бы и не запомнила, если бы у него другая фамилия была. Но Кучеренко – девичья фамилия моей мамы.

– Здорово! Спасибо вам огромное, Олеся, вы нам очень помогли! Будем искать Кристину Кучеренко! – обрадовалась Даша. – И знаете что? Вы, если можете, не рассказывайте никому, что Лида пропала, что мы ее ищем, ладно? А то Зинаида может не так понять и вообще…

– Ладно, девчонки, я – могила! Только вы меня тоже в курсе дела держите, идет? Я вам свой телефон оставлю. И еще я всегда в это время тут гуляю, если погода нормальная.

– Спасибо.

– Оставьте-ка мне свои телефоны, а то вдруг Лидка решит мне позвонить, мало ли что, мы с ней все-таки в хороших отношениях были.

– Да, конечно, спасибо еще раз!

И, обменявшись телефонами, они расстались.

Глава IV

КРИСТИНА

– Что-то вы быстро, – хмыкнул Петька, когда девочки ему позвонили из автомата. – Есть новости?

– Стали бы мы звонить, если б не было! – возмутилась Даша. – А ребята у тебя?

– Только Круз. Хованщина домой пошел, но сказал, если надо, освободится. Лавря, не стоит по телефону, бегите ко мне, мои на дачу поехали, там снегу навалило, соседи говорят, крыша провалиться может.

– А что ж тебя-то не взяли? – удивилась Даша.

– Мама сказала, что мне после гриппа еще нельзя напрягаться.

– А, понятно. Ладно, Петька, мы сейчас будем.

– Значит, надо найти эту Кристину Кучеренко, так я понимаю? – спросил Игорь после рассказа девочек.

– Правильно понимаешь, только вот где ее искать? – довольно хмуро заметил Петька. – Кучеренко – это вам не Женатик.

– Звоните Хованскому, – закричала вдруг Оля, – его отец художник, он может знать!

– Гениально, Жучка! – воскликнул Петька и позвонил другу. – Алло, Кирюха? Слушай, твой предок дома?

– Нет, а что?

– Понимаешь, Лида дружила с дочкой известного художника Кучеренко, которую зовут Кристина. Нам бы ее найти.

– Считайте, что уже нашли! – рассмеялся Кирилл. – Я сам эту Кристину знаю!

– Шутишь?

– Да нет, точно, она, конечно, постарше меня, но это неважно.

– Слушай, а ты можешь ей позвонить?

– Ну, не знаю… – немного смутился Кирилл. – Она вообще такая… к ней не очень-то подступишься. Но в принципе…

– Нет, будем действовать по-другому, – решительно заявил Петька.

– То есть? – не понял Кирилл.

– Ты знаешь, где она живет?

– Знаю, конечно. Юрий Иванович – папин друг, они вместе учились в Строгановке, так что…

– Отлично, надо эту самую Кристину как будто нечаянно встретить, и тогда…

– Нет, Петька, так не пойдет. Я все-таки постараюсь ей позвонить и все объяснить, – набрался мужества Кирилл. – Просто надо продумать разговор, что у нее спросить, и все такое…

– Я потому и предлагал устроить случайную встречу, тогда мы могли бы пойти туда вдвоем или даже втроем…

– Петька, – прервала его Даша, – кончай эту ерунду! – Она вырвала у него трубку. – Кирилл, слушай! Я уже поняла: если можно не врать, то лучше не врать. Звони Кристине и говори все как есть.

– Правильно, Дашка! – поддержала подругу Оля.

– Кирилл, попроси ее встретиться с нами, так будет лучше!

– Нет, – закричал Игорь, – а если эта Кристина знает, где Лида, но не захочет нам рассказывать?

– Подождите, – не выдержал на том конце провода Хованский, – я сейчас прибегу, и мы все обсудим, а то вы все там орете как резаные… Уже бегу!

– Да что вы вдруг в честность ударились! – горячился Игорь. – Она же может нас так обоврать, если мы ей все впрямую скажем. А вдруг они вообще заодно, может, и деньги вместе сперли, а вы… Петька правильно придумал: случайная встреча лучше!

– Чепуха! – поморщилась Оля. – Ну встретятся они с Кириллом случайно, а когда разговор про Лиду зайдет, все равно она сразу все скумекает, нет, тут надо что-то другое придумать, какую-то хитрость.

– Черт, мы совсем растренировались, – огорченно сказала Даша. – Подумаешь, большое дело – поговорить с какой-то девицей, которую нам даже искать не пришлось. Кстати, я думаю, нам в этом деле должно повезти. Смотрите, какая пруха с самого начала! Первая же мамаша, к которой я обратилась, дала наводку на Кристину, и Кирилл эту Кристину знает. Хорошее начало!

Тут раздался звонок в дверь – это явился Хованский.

– Ну что, все решаете, как подобраться к Кристинке?

– И не говори, – закатила глаза Оля. – Хорошо еще, до драки не дошло! Между прочим, у меня есть одна мысль… Петь, ты говорил, что Зануда никаких подруг Лиды не знает?

– Она сама нам так сказала.

– Значит, надо полагать, и Кристина ее не знает.

– Ну, может, видела когда-то, – пожал плечами Игорь.

– Неважно. Главное, она ее голоса не знает, – продолжала Оля. – Надо ей позвонить от имени Зануды и спросить, куда девалась Лида, и послушать, что она скажет.

– И кто будет ей звонить – ты? Или Лавря? Не выйдет, голоса у вас еще девчачьи.

– Нет, мы тетю Витю попросим, – предположила Даша.

– Незачем старушку тревожить, нам же самим это может боком выйти. Я позвоню, буду хрипеть, как будто охрипла от волнения. Кирка, ты телефон захватил?

– Спрашиваешь!

– Погоди, Жучка, ты нам сперва свои хрипы продемонстрируй! – потребовал Петька.

– Сейчас, только подготовлюсь!

Оля замолчала, закрыла глаза, а потом вдруг каким-то странным, задушенным голосом проговорила: «Кристина, я сестра Лиды, умоляю, скажите, где она?»

– Здорово! – хлопнула в ладоши Даша. – Годится.

– Да, недурно, – согласился Игорь.

– Звони скорее, – поторопил Олю Петька. – Сил уже нет.

– Только я пойду на кухню разговаривать, а то вы тут будете рожи строить, я могу разоржаться.

– Нет, звони отсюда, а мы в кухню пойдем, там можно громкую связь включить.

Так они и сделали. Оля осталась одна, собралась с духом и позвонила.

– Можно попросить Кристину, – проговорила она все тем же задушенным голосом.

– Это я.

– Какое счастье, Кристина, с вами говорит сестра Лиды Мухиной.

– Здравствуйте, – голос Кристины звучал несколько растерянно.

– Кристиночка, ради бога, вы не знаете, где Лида?

– Лида? Я не знаю, мы с ней уже дня три не виделись, меня в Москве не было, я только вчера вечером приехала… А что случилось?

– Я не знаю… Лида пропала, ее нет уже третьи сутки, а в милиции говорят, еще рано искать.

– Да, я понимаю… Но, может быть, она куда-то уехала?

– Ничего мне не сказав? Не может быть.

– Действительно странно…

– Кристина, а вы не знаете, может, у Лиды кто-то есть, кроме вас… я имею в виду подруг или, может быть, молодого человека…

Кристина смущенно молчала.

– Вы, наверное, знаете, что у нас немного сложные отношения, но я так ужасно волнуюсь. Кристина, у меня к вам просьба, умоляю, выполните ее!

– Ну, если это в моих силах…

– Да, да, это в ваших силах! У меня есть ученики, чудесные ребята, которые взялись мне помочь, пока милиция бездействует. Не откажите в любезности побеседовать с ними, пожалуйста, очень вас прошу! Это два мальчика и две девочки, они встретятся с вами, если можно… Умоляю вас!

– Ну хорошо, а когда это нужно?

– Чем скорее, тем лучше.

– Понимаете, я свободна только до трех часов…

– Прекрасно, я сейчас передам трубку Оле Жуковой и вы с ней договоритесь. Оленька!

Оля мгновение помолчала, а потом сказала уже своим обычным голосом:

– Здравствуйте, Кристина, спасибо, что согласились с нами встретиться, как вас найти?

– Вы собираетесь все вчетвером со мной увидеться?

– Если можно.

– Можно, но тогда давайте встретимся, ну, скажем, на Центральном телеграфе через сорок минут. Успеете?

– Конечно.

– Хорошо, считай, что договорились.

– Как мы вас узнаем?

– На мне будет желтая куртка. Волосы у меня черные. Буду ждать вас у входа. Все, пока!

– Слышали? – закричала Оля, повесив трубку. – Получилось!

– Ольга, ты считать разучилась, что ли? Нас не четверо, а пятеро! – заметил Хованский.

– Тебе туда пока соваться не стоит, – покачала головой Оля. – Мы пока сами, а то ваше знакомство нам еще может пригодиться.

– Ладно, соглашаюсь ради пользы дела, – вздохнул Хованский. – Но как вернетесь, сразу мне звоните. И будьте с ней осторожны, она хитрющая!

– Ладно, ладно, надо спешить! – поторопил друзей Игорь. – Опаздывать некрасиво!

* * *

Когда они подбежали к ступенькам Центрального телеграфа, там никаких девушек в желтых куртках не было.

– Она опаздывает, время уже, – волновалась Даша.

– Придет, никуда не денется, – успокоил ее Петька.

– Привет, это вы мне звонили?

Перед ними стояла черненькая девушка, одетая во все черное.

– Вы Кристина? – спросила Оля.

– Да, я сказала, что приду в желтой куртке, а оказалось, на ней здоровенное пятно. Ладно, будем знакомы. Так что там стряслось?

– Лида пропала.

– Я уж поняла. Но что вы от меня-то хотите?

– Мы хотим ее найти, только и всего, – просто ответил Игорь.

Кристина подняла на него глаза и обомлела. До чего же красивый парень, просто с ума сойти можно!

– И чем я могу вам помочь?

– Вы знаете кого-нибудь еще, с кем дружила Лида? – спросил Петька.

– В общем-то нет… Она же не москвичка.

– А где вы-то с ней познакомились?

– Мы вместе поступали на журфак и вместе провалились. Ой, я кажется, проболталась…

– Да нет, мы уже в курсе, – скривившись, сообщил Петька. – Она наврала сестре…

– Да, она ее как огня боялась и не хотела огорчать.

– Зато сейчас огорчила так, что дальше некуда, сама пропала и денежки прихватила.

– Какие денежки?

– Которые получила за квартиру в Вологде.

– Я даже не знала, что у нее есть какие-то деньги. Странно, она мне вроде бы все о себе рассказывала, а про деньги утаила. Глупо. Или она думала, что я ее ограблю? Вот дура! Ладно, так и быть, скажу! Был у нее парень. Виктор, я бы даже не назвала его парнем, скорее мужик, лет под тридцать уже. Мне он понравился, я один раз его видела, он нас с Лидой на концерт пригласил, а потом в ресторан.

– А фамилию его вы знаете?

– Нет, я знаю только, что он имеет какое-то отношение к кино или к телевидению… я не запомнила.

– А что между ними было? – спросила Даша.

– Лида утверждала, что у них любовь, – пожала плечами Кристина. – Во всяком случае, она была в него влюблена.

– И вы не знаете, где он живет? – спросил Игорь.

«Боже, какой парень», – опять подумала Кристина. И ответила:

– К сожалению, понятия не имею.

– Да, сведений негусто, – покачал головой Петька. – А откуда Лида его знает?

– Честно говоря, я не помню.

– Что-то у вас плохо с памятью, не рановато ли? – не выдержала Оля, прекрасно понявшая, что Кристина в восторге от Игоря.

– Только хамить не надо! – оскорбилась Кристина. – Я вот сейчас повернусь и уйду.

– Собственно говоря, большой потерей это не будет, – заметила Оля. – А то вы, как в старой песенке поется: «Ничего не вижу, ничего не слышу, ничего никому не скажу!»

– Это уже слишком! Пламенный привет Зинаиде Михайловне!

И не успели они глазом моргнуть, как она повернулась на каблуках и побежала прочь.

– Жучка, ты чего, с цепи сорвалась?

– Нет! – отрезала Оля. – Она же нас просто дурит! Выдает какие-то ошметки сведений! Вы можете поверить, что если они ходили на концерт, а потом в ресторан, то она так ничегошеньки про этого Виктора и не узнала? Глупости! Просто она боится выдать Лиду, а значит, она ее сообщница, и я вполне допускаю, что никакого Виктора вообще не существует! Мне она ужасно не понравилась! А этот трюк с желтой курткой? Она хотела сперва посмотреть, кто мы такие, а убедившись, что мы обыкновенная ребятня и нас можно не бояться, решила подойти и запудрить нам мозги. Она же ни чуточки не волнуется за Лиду, ну ни капельки! – горячилась Оля.

– Да ладно тебе, что ты так на нее взъелась? Просто отмороженная девица, – недоуменно проговорил Игорь, совершенно не понявший, что Оля приревновала его к Кристине. До него такие вещи вообще плохо доходили.

Зато Даша прекрасно во всем разобралась, но ей тоже не понравилась Кристина.

– А все-таки зря ты ее отшила, Жучка, – сказал Петька, – мы могли бы ее еще попытать немного, глядишь, она бы и проболталась. А так нам уже цепляться не за что. Несмотря на везение. Вряд ли мы можем рассчитывать, что сейчас из-за угла выйдет мужик и скажет: «Привет, я Виктор и тоже ищу Лиду Мухину». Ну и как теперь быть? Мне, между прочим, эта история все больше не нравится.

– По-моему, надо последить за Кристиной, – предложила Даша. – Кирюшка знает ее адрес.

– А кто следить-то будет? Мы же все засветились, и Кирюху она тоже знает.

– Только не говорите, что Танька! – взмолился Игорь.

Они расхохотались.

– А кстати, Игорек, Кристина явно на тебя глаз положила, – смеясь, сказала Даша. – Может, пригласишь ее на свидание и попытаешь, вдруг она расколется?

– Да ты что? – покраснел Игорь. – Она же уже взрослая. Нет, придумаешь тоже… Черт-те что…

– А вам не показалось странным, что она не позвала нас к себе домой, а назначила встречу тут? – спросила вдруг Оля.

– Нет, не показалось, – отозвался Петька. – Может, ей не хотелось впускать в дом четверых незнакомых ребят. Откуда она знает, кто мы такие? Так что тут ничего странного нет. Но, вообще, мне она тоже не понравилась. По-моему, она что-то знает про Лиду. Какие будут предложения?

– Сейчас вся надежда на Кирюху, – заметил Игорь.

– Да что он сделает в такой ситуации? – удивилась Оля.

– Он может что-то о ней разузнать. Где, к примеру, она учится или работает, ну, и все в таком роде, – не слишком уверенно проговорил Игорь.

– У меня сейчас одна мысль родилась, – начала Даша. – Интересно, у Кучеренко есть дача?

– Ты думаешь, что Лида может скрываться на их даче? – ахнула Оля.

– Не знаю, но, в принципе, такое возможно, правда? И уж насчет дачи Кирюха наверняка знает.

– Точно! И тогда… – задумчиво проговорил Петька. – Надо звонить Хованщине! Иначе мы можем не успеть!

И, ничего не объясняя, он ринулся к ближайшему телефону-автомату.

– Кирилл, это я! Быстро скажи, у Кучеренко есть дача?

– Дача? Есть.

– А где, ты знаешь?

– Знаю, конечно, в Абрамцеве!

– Это по Ярославской дороге, да?

– Да.

– А точнее не знаешь? Ну, улицу там или…

– Нет, Петька, точнее не знаю. А что вы там придумали? Вы с Кристиной встречались?

– Кирилл, ты дорогу от станции к даче найдешь?

– Запросто.

– Поедешь с нами?

– Могу.

– Хотя постой, Хованщина, у них там на даче телефон есть?

– Точно нету. Юрий Иванович ненавидит телефон. И на даче не позволяет жене его устанавливать.

– Отлично! Тогда, Кирюха, встречаемся на вокзале.

Петька вернулся к друзьям.

– Погнали скорее на вокзал. У них дача в Абрамцеве, а телефона там нет, так что можем успеть! – взволнованно заявил он.

– Ты думаешь, Лида там, и боишься, что Кристина помчится ее предупредить? – догадалась Даша.

– Именно!

– А если Лиды там нет?

– Отрицательный результат – тоже результат! Кто не хочет ехать – пожалуйста. Я встречаюсь с Хованским, он покажет дачу.

– Да нет уж, сегодня суббота, поехали! – решила Даша.

Оля с Игорем молча присоединились к ним.

Глава V

В ДАЧНОМ ПОСЕЛКЕ

Народу в электричке было довольно много, но все-таки им удалось найти свободные места.

– Хорошо, что сейчас не лето, – заметила Даша.

До Абрамцева ехали больше часа. Минут за пять до станции Хованский сказал:

– Знаете что, а ведь Кристинка запросто может ехать этим же поездом и совершенно не нужно, чтобы она нас видела.

– Что ты предлагаешь? – спросил Петька.

– Предлагаю рассредоточиться.

– Да как тут рассредоточишься? Нет, лучше просто выскочить из вагона в самый последний момент. Так меньше шансов, что она нас заметит.

– Все равно лучше рассредоточиться по разным вагонам, – стоял на своем Хованский. – По одному прыгать удобнее.

– Это да, – согласился Игорь, и они разбежались по вагонам.

Однако все их предосторожности оказались напрасными. Кристина этим поездом не приехала.

– Наши шансы повышаются, – сказал Петька, – пошли скорее.

По дороге Оля вдруг остановилась.

– Слушайте, а что мы тут делать-то будем? Ну, если найдем Лиду?

– Как что? – удивилась Даша. – Скажем ей все, что мы про нее думаем, что она врунья и воровка! А потом сообщим Зануде, что ее сестричка живехонька-здоровехонька. Что ж еще-то?

– Нет, она не живехонька-здоровехонька, – тихо проговорил Игорь, – я чувствую, тут что-то не так. Мы, конечно, все проверим, но, боюсь, нас ждет облом. Не здесь она…

– Это у тебя интуиция работает? – прищурилась Оля.

– Ну да, – немного растерянно кивнул Игорь.

– Твоя интуиция, Круз, иногда творит чудеса, – заметил Петька. – А знаете, как я хотел бы, чтобы эта чертова Лидка оказалась тут…

– Надо думать, – подала голос Даша.

Еще издали было видно, что дача стоит совершенно нежилая. Большой старый деревянный дом буквально утопал в снегу, и даже маленькая тропка к крыльцу отсутствовала. Тут явно никто давно не бывал.

– Облом-с! – констатировал Петька. – Только зря съездили, время и бабки потратили. Круз, а ты не мог со своей интуицией чуть пораньше разобраться?

– Можно подумать, вы бы меня послушали!

– Тоже верно. Ладно, возвращаемся на станцию. И что теперь?

– Не знаю, что, но сидеть сложа руки нельзя! Это я точно знаю, – твердо заявил Игорь. – Надо искать Лиду.

– Но как? – воскликнула Даша.

– Погодите, надо подумать, – проворчал Кирилл, – кроме Кристинки, никаких других имен мы не знаем, какой-то там Виктор не в счет. Значит, надо как-то расколоть Кристинку… Но как, как? Думайте все.

Они молча брели к станции.

– Круз, вся надежда только на тебя, – сказала наконец Даша. – Только ты можешь ей позвонить и позвать на свиданку!

– Лаврецкая, ты офонарела! – закричал Игорь. – Что я буду с ней делать?

– Ну, я думаю, она возьмет инициативу в свои руки, – рассмеялся Петька.

Игорь густо покраснел.

– Да ну вас… Совсем спятили. Вот если бы на свидание можно было пойти всем, тогда…

– Стоп! – закричал Петька. – А что, если именно так и сделать? Круз вызовет ее на свидание, а мы все…

– Бред, – холодно заметила Оля. – Бред. Она не станет с нами разговаривать и наверняка догадается, зачем ее Игорь зовет. Она ушлая и прекрасно поняла, что он не тот человек, который будет сам ей звонить! Дурацкая идея.

– Я и сам понимаю, что дурацкая, я просто от отчаяния, – попытался оправдаться Петька. – И Лавря тоже от отчаяния это предложила.

– А что это вы в таком отчаянии? – усмехнулась Оля. – Ну, в конце концов, пропали у Зануды деньги, но не на улице же она осталась, она их хотела на Лидочкино образование потратить, так что все равно на Лидочку, вот та и воспользовалась… А вы прямо в отчаяние впали, глупость, и больше ничего.

И вдруг они услышали крик:

– Кристя! Кристя!

Прямо к ним бежала маленькая собачка, заливаясь громким визгливым лаем. Не добежав до них нескольких шагов, она остановилась, но продолжала лаять.

– Какая смешная моська, – сказала Даша и хотела погладить собачку, но женщина, по-видимому, хозяйка, закричала:

– Не трогайте ее, она может укусить! Кристя, Кристя, иди сюда, я кому сказала!

Даша отдернула руку. Немолодая, довольно полная женщина, запыхавшись, подбежала и взяла собачонку на руки.

– Не смотрите, что она маленькая, у нее отвратительный характер. Я ее обычно на улице на поводок беру, но сейчас тут мало кто появляется. А вы, ребятки, кого-то ищете?

– Да, мы думали, что найдем тут Кристину Кучеренко, – начал Петька, – но вот только вашу Кристю обнаружили.

– Кристину? Но они тут зимой не бывают. А зачем вам Кристина-то? Не надо бы вам с ней водиться, ох, не надо бы.

В предчувствии удачи Петька даже покраснел.

– Да мы ее никогда не видели, просто она дружит с одной девушкой, нашей родственницей, вернее, моей… А та пропала, понимаете? Мы узнали, что у Кучеренко тут дача, вот и приехали.

– Ну, если можете спасти вашу родственницу от Кристины, спасайте! Она кого хочешь загубить может. Такая злыдня! Между прочим, мою шавку я в ее честь Кристей назвала, характер похожий – злющая, визгливая. Только все-таки моя Кристя меня любит, а та… Она и отца с матерью не любит. Только себя…

– Значит, тут никто в последнее время не появлялся? – уточнил Петька, кивнув в сторону дачи Кучеренко.

– Нет. Сами видите, весь участок снегом завален. Не было тут никого. Вот что, ребятки, я вам советую: вы обратитесь к Кристиной маме, она очень хорошая женщина, возможно, и поможет вам. А к самой Кристине и обращаться не стоит. Она вам с три короба наврет.

– Но ведь ей всего восемнадцать лет, кажется, – неуверенно проговорила Оля. – И уже такая злодейка?

– А как же не злодейка, когда она с четырнадцати лет в отрыв ушла. Курит и пьет, наверное. А впрочем, дело ваше, – вдруг заторопилась женщина, – считайте, я вам ничего не говорила, а то эта оторва еще мне дачу подпалит, она может.

– Да что вы, мы ей ни слова о вас не скажем, не беспокойтесь, – поспешил ее заверить Игорь.

– Ну и сами будьте поосторожнее, с такой свяжешься, потом сам не рад будешь.

И все еще держа собачку на руках, женщина ушла.

– Интересно, даже очень интересно, – задумчиво проговорил Петька, – кажется, мы влипли.

– Да ладно, ты верь больше, – усмехнулась Даша, – соседки иногда такого наговорить могут! Вот Кирилл все-таки знает Кристину…

– Ну, я ведь могу и ошибаться, – заявил Хованский. – Я ею не больно-то интересовался, так что, может, соседка и не врет.

– Я просто уверен, что не врет, – заметил Петька. – Мне все это не нравится. И я на девяносто процентов убежден, что денежки Зануды достались Кристине. Кирилл, ты ее маму хорошо знаешь?

– Ну, более или менее… Она и вправду добрая женщина, но как бы это сказать… бесхарактерная, что ли. Очень добрая и, по-моему, не очень умная.

– А как бы нам с ней поговорить, Кирюха?

– Чего проще! Позвоним и поговорим! Хотя…

– Что?

– Ну, наверное, мне лучше не светиться, все-таки Кучеренко – друзья моих шнурков. Неудобно как-то…

– Правильно, тебе и не надо, – подхватила Даша. – Мы сами, так даже лучше, а то Кристина сразу пронюхает, что это ты нас на нее навел, а зачем? Мы сами позвоним и попросим с нами встретиться. Как ее зовут?

– Ин-Ин. То есть Инга Иннокентьевна, но все называют ее Ин-Ин.

– Позвоним прямо со станции, чего зря время терять, – решил Петька.

И они бегом припустили к станции. Но найти исправный автомат удалось далеко не сразу.

– Только пусть с ней, с этой Ин-Ин, девочки разговаривают, – предложил Игорь. – Все-таки ей спокойнее будет.

– Круз, ты прав! – кивнул Хованский.

Трубку сняли почти сразу.

– Алло, я вас слушаю, – протяжно произнес приятный женский голос.

– Здравствуйте, это Инга Иннокентьевна? – волнуясь, спросила Даша.

– Да, это я. А кто говорит?

– Инга Иннокентьевна, вы меня не знаете, но мне очень, очень нужно с вами поговорить, и лучше не по телефону.

– Ничего не понимаю! Кто вы такая? Судя по голосу, вы совсем молоденькая. Вы по поводу Кристины? – вдруг насторожилась Инга Иннокентьевна. – Она что-то натворила, да? Или с ней случилась беда?

– Нет, нет, с Кристиной ничего не случилось, и вообще дело не в ней…

– Лавря, что ты лепишь! – дернул ее за рукав Петька.

Даша только отмахнулась.

– Но я не понимаю… Что у вас за дело? По телефону нельзя о нем сказать?

– Понимаете, я звоню из автомата, у меня нет дома телефона, а разговор может быть долгим, и вообще…

– Да о чем разговор-то? Откуда я знаю, что у вас на уме? Просто так я с незнакомыми не разговариваю!

– Инга Иннокентьевна, пожалуйста, не вешайте трубку! – взмолилась Даша. – Я вам скажу, в чем дело! Пропала моя двоюродная сестра, Лида Мухина.

– Лида Мухина? Первый раз слышу! А почему вы решили с этим обратиться ко мне? По-моему, целесообразнее в таких случаях обращаться в милицию. И вообще, при чем здесь я?

– Мне Лида говорила о вас. Что вы очень добрая и хорошая… – Даша говорила упавшим голосом, и Инге Иннокентьевне показалось, что незнакомая девочка вот-вот расплачется.

– Постойте, но откуда же она меня знает? Как вы сказали – Лиза Мухина?

– Лида!

– Лида? Ах, я, кажется, вспомнила. Такая красивая провинциальная девочка, кажется, из Волгограда…

– Из Вологды, – поправила Даша.

– Ну, какая разница…

«Довольно большая разница», – подумала Даша. Но промолчала.

– Я припоминаю, она была у нас. Очень красивая, мой муж даже хотел ее писать. Так вы говорите, она пропала?

– Ну да, – начала терять терпение Даша.

– Странно и очень жалко, только не понимаю, чем я могу помочь? Я видела ее раза два, и все. Ну, чаем ее поила. И больше ничего о ней не знаю.

– Извините, тут очередь собралась, я же из автомата.

И Даша повесила трубку.

– Не могу! – воскликнула она. – Говорить с ней никакого толку. Бессмысленно. Она ничего не знает и плохо соображает, по-моему. Если вообще что-то соображает, – сердито добавила она.

– А она не притворяется? – спросила Оля.

– Да нет… просто дура.

– Ну, я же предупреждал, что она не очень умная, – напомнил Хованский. – Хоть и неплохая.

– О, да будь она сто раз хорошей, нам от нее толку не добиться. Кирилл, а что собой представляет ее муж?

– А он-то тебе зачем? – удивился Хованский.

– Лида ему понравилась, он даже хотел писать ее портрет.

– Да чушь это все! – поморщился Кирилл. – Он всегда всех баб хочет писать. Особенно красивых. По крайней мере, так говорит, а через пять минут навеки про это забывает. Не бери в голову.

– Ну и что теперь? – спросила Оля. – По-моему, надо успокоиться. Если Зануда захочет найти сестру, завтра уже можно заявлять в милицию, и дело с концом. А то мы тычемся, как слепые котята. И вообще, я замерзла, поехали домой! Скоро электричка?

Игорь посмотрел в расписание.

– Через двадцать минут. Пошли погреемся в магазинчик.

В небольшом станционном магазине было совсем мало народу. Друзья купили по булочке. И в этот момент в магазин заскочил парень в коричневой кожаной куртке.

– Зойка, привет! – крикнул он молоденькой продавщице. – У меня просьба!

– Вечно ты ко мне с просьбами, – кокетливо отозвалась Зойка. – Ну, что теперь?

– Слушай, если мать будет спрашивать, скажи, что я в Хотьково двинул, к Валентайну.

– А сам небось в Москву, к Кристиночке своей намылился, да?

– Ну, а если и так? Тебе что, жалко?

– Может, и жалко. Схавает она тебя и косточки выплюнет.

– Ну конечно, мы еще поглядим, кто кого! – засмеялся парень. – Ладно, Зойка, я погнал, а ты, смотри, матери не проболтайся!

– Ладно уж, чего там, – вздохнула продавщица.

Между тем Петьки с Игорем и Кириллом давно уже не было в магазине, они поджидали на перроне парня, который зачем-то спешил к Кристине. А Оля с Дашей немного задержались, когда парень выскочил на улицу, Даша сразу спросила:

– Неужели он к этой стервочке Кучеренко едет?

Зойка удивленно на нее посмотрела.

– А ты кто такая?

– Я с ней на одной улице живу.

– Да?

– Да!

– Ну вот и вали отсюда! Нечего чужие разговоры подслушивать. Вали, вали! Булку свою схряпала? Вот и давай!

Даша с Олей совершенно ошалели. Добродушная с виду Зойка вдруг превратилась в злобную и чрезвычайно вульгарную особу. Девочки не стали с ней препираться, а припустились бегом, чтобы не опоздать на электричку.

– Быстро вы что-то, – заметил Петька.

Но тут как раз подошла электричка, и они сели в тот же вагон, что и приятель Кристины. Он уселся, вытянул длинные ноги и закрыл глаза.

Ребята устроились в другом конце вагона, благо народу было немного.

– Что у вас, – спросил Игорь, – почему так быстро вернулись?

Девочки пересказали свой разговор с Зойкой, если это можно назвать разговором.

– Интересно, почему она так вызверилась? – пожал плечами Петька.

– Я думаю, она в него влюблена и вдобавок боится Кристины, – предположила Оля.

– Кстати, вполне возможно, – кивнула Даша. – Только теперь главное – не упустить этого парня.

– Не упустим! Все-таки какой-никакой опыт имеется! – не без удовольствия ответил Петька. – Считайте, что нам сказочно повезло!

– Да в чем повезло-то? – хмыкнул Хованский. – Может, этот парень едет к какой-нибудь совершенно другой Кристине?

– Ну вот еще! – возмутился Петька. – Можно подумать, Кристины на каждом шагу попадаются! Все-таки не Света и не Люда. И потом…

– Да какой смысл гадать? – заметил негромко Игорь. – Поживем – увидим.

Глава VI

БОРИС БОРИСОВИЧ

Парень в коричневой коже проспал всю дорогу.

– Ой, а вдруг она его на вокзале будет встречать? – шепотом предположила Даша. – И если они нас заметят, добра не жди.

– Кстати, вполне возможно, – задумчиво проговорил Игорь, – если у нее какое-то срочное дело.

– Круз, тебе-то уж точно надо скрыться, – заметил Петька. – Ты длинный, издалека видать, и к тому же ты ей понравился.

– Что ж, мне на ходу из поезда выпрыгивать? – рассердился Игорь.

– Нет, ты просто уйди пока в соседний вагон и не беги в Москве по перрону, а иди медленно, – посоветовала Оля.

– Вот что, вам всем лучше уйти в последний вагон, – заявил вдруг Хованский. – А я за этим парнем послежу. Даже если Кристина меня заметит, ей в голову не вскочит, что я тут не случайно. Но я надеюсь, она ничего не увидит.

Кирилл надвинул на глаза модную кепочку, поднял воротник куртки и замотал пол-лица клетчатым шарфом.

– Если не будешь лезть ей на глаза, сойдет, – кивнула Даша. – Нам очень важно, чтобы она никак нас с тобой не связала.

– Ладно, идите скорее, а то подъезжаем, – сказал Хованский.

Ребята тихонько покинули вагон. Через пять минут поезд остановился. Парень в коричневой куртке продолжал спать. Сидящая напротив него старушка, сочувственно глядя, потрясла его за плечо:

– Сынок, а сынок, вставай, приехали!

Парень открыл глаза.

– А? Чего?

– Приехали, сынок, просыпайся.

Он очумело вскочил на ноги и, не поблагодарив старушку, ринулся из вагона. Кирилл выскочил за ним. Парень остановился, осмотрелся и вдруг рванул вперед. И тут Кирилл заметил Кристину. Она подбежала к парню.

– Молодец, Бориска, приехал!

Она привстала на цыпочки и чмокнула его в щеку.

– Чего надо? – не слишком вежливо осведомился тот.

– Хотела тебя повидать, – кокетливо ответила Кристина.

– Ладно заливать-то, сама ж сказала – дело важное!

– Да, это правда, дело важное! Надо срочно купить машину!

– Что? – ошалело переспросил Бориска. – Какую еще машину?

– Ну, на первых порах купим «Жигули», а там видно будет.

– Ничего не понимаю! А при чем тут я?

– Ну, ты же вроде в машинах разбираешься? И потом, мы ее на твое имя купим.

«Ничего себе, – подумал Кирилл, идя следом за парочкой. – На какие, интересно знать, деньги она собирается машину купить, да еще на чужое имя? Ну и дела!»

– На мое имя? – Бориска даже остановился от неожиданности. – С какой это стати? Что ты еще придумала?

– Боречка, ну пожалуйста, я все тебе объясню. Ты пойми, мне машина позарез нужна, но мои старики просто не поймут, на стенку от злости полезут. А если я скажу, что мне эту тачку по доверенности один знакомый дал, тогда дело совсем другое, понимаешь? Ну, Борисик, пожалуйста!

Кристина заглядывала парню в глаза, нежно сжимала его руку.

– Но почему именно я? У тебя что, других кандидатов нет? И потом – откуда бабки на тачку взялись?

– Бабки от бабки! – рассмеялась Кристина. – Бабки мне в наследство от бабки достались!

– Ну, ты меня совсем за слабоумного держишь? Если б тебе бабка деньги завещала, что ж тогда от родителей таиться? Нет, мне это не нравится.

– Бориска, ты что, я ж тебе такое предлагаю, а ты… Купим тачку, а на оставшиеся бабки закатимся в ресторан, хоть в самый шикарный… А потом, может…

– Зачем тебе тачка вдруг понадобилась? Ты водить-то умеешь?

– Умею, естественно! Ну, мало ли зачем тачка понадобиться может? Да не понадобилась она мне, просто захотелось! Понимаешь – захотелось! А я привыкла потакать своим желаниям, вот так!

– Круто!

– Ну так что, поедем покупать тачку или не хочешь? Кстати, когда я с ней наиграюсь, обещаю отдать ее тебе. Задаром!

– Когда наиграешься или когда расколошматишь?

– Там будет видно! – засмеялась Кристина. – Но, вообще-то, я классно вожу, имей в виду!

– Ладно, согласен! Куда поедем?

– В магазин! Я тут присмотрела… А потом в ресторан! Обмоем покупку!

– Ресторан тоже присмотрела?

– А как же!

– Магазин-то далеко?

– Не боись, сейчас в такси сядем, бабки есть, гуляем!

Кирилл занервничал. Сейчас они сядут в такси и уедут. Правда, следить за ними в автомобильном магазине и тем более в ресторане не представлялось ему возможным. Действительно, выйдя на плошадь, Кристина с Борисом тут же сели в такси и укатили.

– Ну что? – подбежал к Кириллу Петька. – Уехали, черт бы их подрал. Ты хоть что-нибудь узнал?

– Больше чем достаточно! – буркнул Кирилл. – Они поехали покупать машину. И подозреваю, что как раз на денежки Зануды.

– Как? – опешил Петька.

– А вот так!

– Мне это не нравится. Выходит, Лида ограбила сестру, а Кристина ограбила Лиду? – проговорила Даша.

– Вор у вора дубинку украл, – заметила Оля.

– Но, в таком случае, что с Лидой? – заволновался Игорь. – Ее, может быть, уже нет в живых… Ну что же теперь делать?

– Надо подумать, – сказал Петька. – А заодно еще и поесть тоже было бы неплохо. Мне лично той абрамцевской булочки мало!

– Что ты предлагаешь?

– Предлагаю разойтись по домам и подумать. Сегодня нам все равно ничего не светит. А вот завтра надо будет вплотную заняться этой проходимкой Кристиной.

– И как, интересно, если она будет за рулем? – не без горечи спросил Хованский.

– Я попробую уговорить Стаса, – без всякой уверенности в голосе сказала Даша. – Дело в том, что отец отдал ему свой старый «жигуль».

– Класс! Что ж ты молчала, Лавря? – заорал Петька. – Это же в корне меняет дело! Если ты не сможешь его уговорить, я сам попробую! А машина у него на ходу?

– Вроде да.

– Тогда вперед! Завтра воскресенье, и никакими лекциями ему не отговориться! Значит, так – с утра пораньше созваниваемся и разрабатываем план действий. Лавря, я тебя провожу!

– Не надо! Дашка сегодня у меня ночует, мы давно договорились! – заявила Оля.

– Тем лучше! Уж больно жрать охота, – обрадовался Петька. – А Стаса как уговаривать собираешься, по телефону?

– Конечно, что за проблема?

На этом они расстались.

* * *

– Даш, как ты думаешь, деньги на машину – Занудины? – спросила Оля после ужина, когда девочки сидели вдвоем на кухне. Олина бабушка смотрела телевизор.

– Похоже на то. И, по-моему, это очень плохо, потому что если деньги у Кристины, то где, спрашивается, Лида?

– А тебе не кажется, что стоило бы пойти к Зануде и рассказать ей об этом? Тогда, наверное, она сможет с полным правом заявить в милицию. Мы все-таки мало что тут можем. Сама посуди. Ты вот Стаса никак не сыщешь, кто знает, где он болтается и сможет ли завтра с нами поехать? А если мы все расскажем Зануде про Кристину, то милиции, собственно, и не придется особенно искать. Они прихватят ее и выжмут запросто все, что она знает. И надо это поскорее сделать, пока Кристина все деньги не потратила.

– Мне нравится ход твоих мыслей, – улыбнулась Даша. – Но мальчишки нас просто со свету сживут. А деньги, боюсь, уже уплыли.

– Подумаешь, главное, чтобы преступница была наказана, а…

– Нет, главное найти Лиду, – покачала головой Даша. – И хорошо бы живой.

Девочки посмотрели друг другу в глаза и, не сговариваясь, вскочили на ноги.

– Бабушка, мы на полчасика уйдем! – крикнула Оля и, схватив с вешалки куртку, выскочила из квартиры, чтобы не слушать бабушкиных возражений. Даша последовала за ней.

Они долго звонили в квартиру Зинаиды Михайловны, но тщетно. Ее не было дома.

– Ладно, пошли домой, – хмуро сказала Оля.

– Лифт поднимается, может, она, – предположила Даша.

Но вот двери лифта раздвинулись и они столкнулись лицом к лицу с… Кристиной.

– О! Какие люди! – воскликнула та. – К своей любимой училке пришкандыбали?

– Да! – с вызовом ответила Оля. – А ты что тут ищешь?

– Боюсь, я так же обломаюсь, как и вы. Мне тоже эта Зануда нужна.

– А зачем? – полюбопытствовала Даша.

– Много будешь знать, скоро состаришься. Ладно, хотелось мне с ней побазарить кое о чем, но, видно, сегодня не судьба. А вы, прилипалы, не знаете, куда она намылилась, эта мымра?

– Почему это мы прилипалы? – возмутилась Даша.

– Ну как же, она вам небось пятерки ставит за преданность! Все, пока!

И Кристина вошла обратно в лифт. Девочки на секунду замешкались, и двери лифта сошлись прямо у них перед носом. Тогда они, не сговариваясь, ринулись вниз по лестнице. Выскочив во двор, они увидели, что Кристина садится за руль темно-синих «Жигулей» шестой модели. Она лихо вырулила на проезжую часть и укатила.

– Номер заметила? – запыхавшись, спросила Оля.

– Будь спок! А 666 де.

– Ну ни фига себе!

– А что?

– Это считается числом сатаны…

– Да ну, глупость какая.

– Нет, такие вещи не случайны, – глубокомысленно ответила Оля.

– При чем тут сатана? – засмеялась Даша. – Это ГИБДД номера дает, или ты думаешь, в автоинспекции служители сатаны трудятся? Ладно, это все чушь, главное, мы уже знаем ее номер.

– Даш, а она ведь в ресторан с Борисом собиралась.

– Ну и что? Долго ли в ресторан сходить. Она его, наверное, на вокзал отвезла и решила по дороге к Зануде зарулить.

– Зачем, хотелось бы знать?

– Боюсь, мы этого уже никогда не узнаем.

– Никогда не говори никогда!

– Слушай, а давай к Занудиным соседям сунемся. Вдруг они о ней что-то знают.

– Что они могут знать?

– Вдруг она уехала куда-нибудь?

– Ей же в понедельник на работу, учебный год в разгаре, ты забыла? А сегодня суббота. Может же она в гости пойти, в конце-то концов. К тому же соседи ее не больно-то обожают, как мы уже знаем.

– Тогда пошли домой. Я что-то устала, ужас просто!

– Чему удивляться, тот еще денек был!

И девочки отправились спать.

Рано утром, часов в шесть, Даша разбудила Олю.

– А? Что? – ничего не поняла Оля спросонья. – Даш, ты что, очумела? Сегодня воскресенье, можно поспать…

– Олька, просыпайся, хватит дрыхнуть, дело есть! Я кое-что придумала!

Оля села в кровати.

– Что ты придумала?

– Нам надо захороводить этого Бориса.

– Зачем?

– Надо! Он, похоже, не в восторге от истории с машиной, и надо попробовать его расколоть. Пусть скажет, зачем Кристине машина, и все такое. И вообще надо у него побольше о ней узнать.

– Ну, зачем ей машина нужна, она ему вряд ли скажет, это чепуха. А вот если умело к нему подобраться, наверное, и вправду можно многое о ней узнать. Да, Дашка, это хорошая мысль. Только как мы его отыщем? Мы ж ничего, кроме имени, не знаем. Мало ли Борисов! Дохлый номер. Ой, Дашка, ты ж вчера Стасу так и не дозвонилась.

– Да ничего, через полчасика я позвоню домой, тетя Витя рано встает, попрошу его разбудить и возьму еще тепленьким! Пусть он с ребятами следит за Кристиной, а мы с тобой махнем в Абрамцево и попробуем разыскать Бориску.

* * *

Магазин на станции был закрыт.

– Да, Дашка, последняя надежда, можно сказать, рухнула, – сказала Оля. – Мы вчера даже не заметили, что тут написано «Выходной – воскресенье». Вот дуры!

– Да, даже в башку не залетело, что так может быть. Ну ничего, что-нибудь придумаем.

– Что, интересно, тут придумаешь?

– Да я уже придумала, – засмеялась Даша. – Зачем нам нужен магазин? Чтобы поговорить с Зойкой. Значит, будем искать Зойку. Все просто, подруга!

– Действительно, – улыбнулась Оля. – Вот только захочет ли Зойка с нами разговаривать?

– Захочет, захочет!

Даша огляделась вокруг и увидела нетвердо державшегося на ногах немолодого мужчину, который с тоской смотрел на закрытые двери магазина.

– Извините, пожалуйста, – обратилась она к нему. – Вы случайно не знаете, где можно найти здешнюю продавщицу Зою?

– Зойку? Где ж ей быть в выходной? Дома небось, спит как сурок… Чертова кукла.

– А где она живет, вы не скажете?

– Зачем она вам-то занадобилась? У меня, может, душа горит, а таким барышням кисейным она на что, эта зараза. Никогда в долг не дает! Уж сколько лет меня знает, сызмальства, а никогда ни граммулечки в долг… А еще за сынка моего замуж метит… только не бывать этому, хотя я с его мамашей и в разводе, а влияние на сына имею! Как скажу, так и будет! Он у меня парень с головой, видный, может себе получше найти, да, кажись, уже нашел…

– А вашего сына случайно не Борисом зовут? – осенило вдруг Дашу.

– Точно, Бориской кличут.

– Ой, как хорошо, что мы вас встретили! – всплеснула руками Оля. – Мы ведь хотели с Зоей поговорить, чтобы адрес Бориса узнать!

– А вам-то он зачем? Вы ж еще это… малолетки?

– Да у нас к нему дело! Пожалуйста, скажите, как его найти!

Мужчина смерил девочек оценивающим взглядом, покачнулся, икнул и произнес:

– Ладно, так и быть, гоните по чирику, будет вам адрес!

Девочки с готовностью вытащили кошельки.

– Вот спасибо, барышни, выручили человека, я теперь и без Зойки обойдусь. Пойду к Макаровне, я ей как раз чирик задолжал… Теперь она мне уж точно бутылку даст… Спасибо великое от страждущего человека!

И он отвесил девочкам земной поклон.

– Благодетельницы, прощайте!

– То есть как прощайте? – воскликнула Даша. – А адрес Бориса? Вы забыли?

– Ах да… Вот сейчас идите прямо, никуда не сворачивая, потом пройдете будочку такую – «ремонт обуви» на ней написано, только сейчас она заколочена… За ней сразу свернете налево, и последний дом по левой руке… Томка – хозяйка будь здоров! Поняли, кисейные мои?

– Поняли. Только скажите, как фамилия ваша?

– Барсуковы мы! Ах да, я ж не представился… Барсуков Борис Борисович. И сынок мой, соответственно, тоже Барсуков Борис Борисович!

– Спасибо, Борис Борисович! – хором сказали девочки. – До свидания!

И они помахали вслед Барсукову, который уже спешил к Макаровне.

– Ну и ну! – воскликнула Даша. – Вот пруха! Сразу напоролись на того, на кого нужно. Хоть это нам и стоило двадцатки.

– Ничего. Сама знаешь время – деньги! А времени мы сэкономили будь здоров.

И девочки побежали в указанном направлении. Дом и вправду выглядел чистеньким и нарядным в отличие от многих других на улице. Вдоль забора бегала на цепи довольно упитанная и с виду совсем не злая собака. У калитки был даже приделан звонок. Девочки остановились.

– Что говорить-то будем? – спросила Оля.

– Не знаю еще, но что-нибудь скажем, языки у нас вроде нормально подвешены и головы не самые глупые, вырулим! – Даша нажала на кнопку звонка.

И тут же собака залилась громким лаем, как будто звонок был подведен к ней. А на крыльцо выскочил сам Борис Борисович Барсуков в трусах, майке и валенках!

– Шмырик, заткнись! – гаркнул он на собаку, и та сразу смолкла. – Вам кого? – крикнул парень, не сходя с крыльца.

– Борис Барсуков, это вы? – в свою очередь крикнула Даша.

– Ну я!

– Надо поговорить!

– Сейчас!

Он на мгновение скрылся и возник снова уже в телогрейке. Девочки с трудом сдерживали смех – до того нелепо он выглядел, хотя вообще-то был довольно красивым парнем. Борис бегом бросился к калитке, открыл, впустил девочек во двор.

– Чего надо?

– Поговорить!

– О чем это? Вы кто такие?

– Боря, вы замерзнете, – улыбнулась Даша.

И он растаял от этой улыбки.

– Ладно, проходите в дом!

Он провел их в чисто убранную и совершенно по-городскому оборудованную кухню.

– Садитесь. Я сейчас.

Он выскочил из кухни и через две минуты вернулся в джинсах и красивом свитере с оленями.

– Ну вот, – немного смущенно сказал Бориска, – так чего вам?

– Боря, надо поговорить, – решительно начала Даша.

Оля расстегнула куртку.

– Жарко.

– Ой, да вы снимите куртки, чего там… – еще больше смутился Борис.

Девочки разделись.

– Может, вам это… чаю или чего?

– Нет, спасибо, – покачала головой Даша. – Боря, скажите, вам Кристина нравится?

– Кристина? – нахмурился парень. – А при чем тут Кристина?

– Боря, я вам скажу правду, мы подозреваем, что Кристина ограбила девушку и именно на эти деньги купила вчера машину.

– Чего? – вытаращил глаза Борис. – Ограбила? Да вы чего, девчонки, обкурились, что ли? Кого она ограбила? Надо ж такое выдумать! Да Кристинка, она…

Однако голос парня звучал довольно фальшиво. Похоже было, что он и сам не слишком уверен в своих словах.

– Понимаешь, мы ищем Лиду Мухину. Она пропала, а с ней пропали деньги.

– У вас, что ли, пропали?

– Нет, не у нас. У нашей знакомой. А Лида – ее младшая сестра. Но для нас главное найти ее живой. А Кристина была с Лидой дружна, но ничего нам не сказала, только запудрила мозги. Но мы многое знаем, даже номер ее новой машины…

– Кстати, этот номер – сатанинское число, – добавила важно Оля.

– Точно, – кивнул Борис растерянно, – Кристина говорила, что номер жутко прикольный, а я не врубался… Но я ни про какую Лиду ничего не знаю… Она сказала, деньги ей бабка завещала…

– А зачем же она на твое имя машину купила?

– Да я вообще-то и сам не понял. Она сказала, что так надо… А вы откуда знаете?

– Неважно, – ответила Даша. – Главное, что знаем, и если в ближайшее время не найдем Лиду, заявим в милицию и уж точно не скроем все, что нам известно.

– Да вы что, девчонки, спятили? Зачем в милицию?

– Мы и сами не хотим, но что же делать, человек-то пропал? – пожала плечами Оля.

– Расскажи нам про Кристину, – попросила Даша. – Что ты о ней знаешь?

– Ну… Мало я, вообще-то, о ней знаю… Но она клевая… Крутая… Мы с ней с детства дружили… У ее папаши тут дача недалеко, а моя мать раньше корову держала, молоко им носила, ну, и я с ней ходил. Кристинке тогда лет шесть было, а мне семь… С тех пор каждое лето дружим.

– А зимой? – полюбопытствовала Даша.

– Ну, в последние годы и зимой иногда встречаемся, но чтобы грабить кого-то… нет, не верю я…

– Понятно. Всегда трудно поверить, что твоя подружка грабительница, только факты налицо.

– Какие факты? Какие у вас факты? Что ты брешешь? Ну, машину купила. Так что? Почем вы знаете, что ту девчонку именно Кристинка замочила, а не кто-то другой?

– Замочила? – ахнула Даша.

– Нет, это я так… сказал с перепугу… просто вы намекаете, что Кристина ее замочила, эту девчонку.

– Ну, мы этого не говорили. Только что ограбила… Но ты сам посуди, она ведь пропала, прихватив с собой денежки, и тут же у Кристины появляются деньги на машину и рестораны…

– Вы и про ресторан знаете? Откуда? И вообще, что вам от меня-то надо? Поговорите сами с Кристиной! Я тут ни при чем!

– Да она же тебя подставляет, как ты не понимаешь! – закричала Оля. – Причем внаглую!

– Как это?

– Да так! Покупает на твое имя машину, а если потом эта машина будет фигурировать в каком-нибудь уголовном деле, ты тогда неприятностей не оберешься. А Кристина сделает невинные глазки и скажет: что вы, это не моя машина, а Борина, вот с него и спрашивайте. А ты попробуй тогда докажи, что ты не верблюд. Можно же быть таким лохом!

Борис только глазами хлопал.

– Вон вы как повернули…

– Борис, ты работаешь или учишься?

– Учусь, в колледже… на краснодеревщика.

– Да? Хорошая профессия. А в армию тебя не возьмут?

– Нет. У меня это… Белый билет, одним словом. Вам-то зачем это все знать? Чего вы в душу лезете?

– Ты что, Боря, любишь ее, да? – тихо спросила Даша.

– Ну люблю, и что? Вам-то какое дело? Только я знаю – не могла Кристинка убить. Не могла! Может, денежки и прикарманила, допускаю… Но убить – никогда! Она даже котенка больного и шелудивого на улице не бросит, а человека убить… Никогда!

– Боря, а ты слыхал про фашистские лагеря, где людей миллионами сжигали? Так многие из этих фашистов, например, обожали собак и классическую музыку. Так что это ничего не значит! – жестко проговорила Оля.

– Ну, вы даете… Кристина никакая не фашистка, просто она крутая… И потом, разве можно так обвинять человека, и без всяких доказательств, просто потому, что у кого-то там сестра пропала? А может, она с парнем сбежала или еще что?

– Понимаешь, Боря, если бы Кристина с нами нормально поговорила, все объяснила, мы бы даже не подумали ее в чем-то подозревать, но она повела себя как-то странно…

– Ну и что? С ней бывает! Она часто ведет себя странно. Подумаешь! И все-таки я никак не пойму: что вам от меня-то надо? Или вы думаете, что я гляну на ваши прекрасные глазки и сразу старую подружку заложу? Да если б даже и знал чего, не сказал бы! Вот так! И больше я вам даже отвечать не буду! Проваливайте!

– Боря, ты что-то нервничаешь! – не обращая внимания на грубость, сказала Оля. – Это подозрительно!

– Да подозревайте сколько хотите! А если человек не виноват, он так невиноватым и останется!

Чувствовалось, что Борис вот-вот расплачется. Он, похоже, был в отчаянии.

– Боря, мы бы и рады снять с Кристины все подозрения, но она сама ведет себя так, что…

– Да кто вы такие, чтобы подозревать? Что вы из себя Каменских строите? Тоже мне… Говорю – проваливайте отсюда! Сыщицы вонючие! Идите, идите, пока не надавал по шее…

– Хорошо, – сказала Даша, – мы уйдем, но тебе от этого легче не станет! Ты же сам, Боря, не веришь себе. Ты и сам подозреваешь Кристину! Поэтому – давай договоримся…

– Да что вы ко мне пристали, что вы от меня хотите? Ну не знаю я, не знаю, куда ваша подружка чертова девалась! Не знаю и знать не хочу!

– Да мы тебе верим, не волнуйся, – попыталась успокоить его Оля. – Только ты вот что сделай – позвони сейчас Кристине и скажи, что…

– Нет, я не буду никому звонить. Я ничего не знаю и знать не хочу. Все. Это мое последнее слово. А вы катитесь отсюда к чертовой матери.

– Ладно, Дашка, пошли, он еще пожалеет об этом, да будет поздно! Ох, как пожалеет!

Девочки, подхватив свои куртки, выбежали вон из дома. Борис стоял неподвижно, не глядя на них. Когда дверь за ними захлопнулась, он рухнул на кухонный табурет и закрыл лицо руками. Неужели эти шмакодявки правы и его Кристина – преступница?

Глава VII

РАЗГОВОРЫ, РАЗГОВОРЫ…

– Черт знает что! – проворчала Оля, натягивая куртку. – Совершенно бессмысленный визит! Только все испортили. Он наверняка предупредит Кристину и…

– Пусть, – невозмутимо ответила Даша. – Она занервничает и сделает какой-нибудь ложный шаг, а наши ее на этом прихватят.

– Да, может, и так… Хорошо все-таки, что Стас согласился, по крайней мере, они ее не упустят. Помнишь, как Петька всегда ворчал: сыщик без мотора – мертвый сыщик?

Даша ласково улыбнулась.

– Еще бы не помнить.

– Даш, скажи, а ты Петьку любишь? – таинственным шепотом спросила Оля.

– Конечно, люблю, он такой классный парень…

– Нет, я не про то… Ты его любишь, как Юру когда-то?

– Нет, – грустно покачала головой Даша. – Я бы и хотела, но не получается. Я слишком давно его знаю, в нем для меня никакой тайны нет. Понимаешь?

– Честно говоря, не очень. Я вот Круза люблю, хотя в нем тоже никакой тайны нет. А зачем она нужна, эта тайна? Неизвестно ведь, какая она будет? И потом, он-то уж точно тебя любит…

– Я знаю, – вздохнула Даша. – Мама говорит, что с годами я сумею оценить такую преданность… Может быть, с годами… А вот Борис точно любит эту гнусную Кристину, да еще как! А она его просто использует, ясно как божий день. Ладно, Оль, что дальше-то делать будем?

– Поедем в Москву и узнаем, что удалось нашим.

Всю дорогу до станции они молчали. И только уже сидя в электричке, Даша вдруг сказала:

– А ты не права, что в Крузе нет никаких тайн.

– Какие это в нем тайны? – удивилась Оля.

– Понимаешь, я ведь его очень давно знаю, и он у нас всегда считался красивым, но глуповатым. А потом он так раскрылся… И уж особенно с твоим появлением. Просто другой человек.

– Дашка, ты что, в Круза втюрилась? – испуганно спросила Оля.

– Да ну тебя! – засмеялась Даша. – Я, Олька, ни в кого сейчас не влюблена, и мне от этого грустно, вот и все. А Круза я люблю так же, как и Петьку. Они оба – настоящие. Но…

– Неужели ты все еще по своему Юрику грустишь, Дашка?

– Да нет… просто… Я сама не знаю, наверное, весна действует, хоть кругом еще полно снегу. Ладно, сменим тему. Интересно, мальчишки очень разозлились, что мы слиняли в Абрамцево?

– Не знаю. А чего злиться? Все равно все в машину не поместились бы. Правда, толку от этой поездки – ноль! Странно, с одной стороны, нам вроде бы везет – сразу на Борькиного папашу наткнулись и вообще, а толку все равно никакого.

– Да нет, Олька, я вот подумала, все-таки толк есть. По крайней мере, мы теперь точно знаем, что Борис – хороший парень. И наверняка ни в каких Кристининых делишках не замешан. Просто он ее любит… Так что отсутствие результата – тоже результат.

В Москве девочки поспешили домой к Ольге, благо она жила неподалеку от вокзала, и стали обзванивать друзей. Но застали дома только Хованского.

– Кирилл! – обрадованно воскликнула Оля. – Ну что у вас? Где все?

– У меня! Мои в гости ушли, вернее, уехали за город. А вы где?

– У меня!

– Подваливайте к нам!

– Сейчас, только поедим.

– Ладно, ждем через полчаса!

– Но вы хоть что-то узнали?

– Кое-что! Не по телефону!

– Ладно.

Через полчаса девочки сидели среди друзей. Не было только Стаса, который умчался куда-то.

– Похоже, у него свиданка, – заметил Петька. – Он перед зеркалом долго вертелся, причесывался и все такое.

– Пусть, – махнула рукой Даша. – Что вы узнали?

– Мы узнали странную штуку, Лавря. Кристина, похоже, следит за Занудой!

– Что? Следит за Занудой? – воскликнула Оля. – Это еще зачем?

– Мы тут подумали, что она, наверное, хочет быть в курсе ее действий. И если, допустим, Зануда отправится в милицию, то Кристина может, к примеру, сбить ее машиной. Ну, а что у вас?

Девочки рассказали о своей встрече с Борисом.

– Да, негусто, – поморщился Игорь. – А теперь надо решить, что делать дальше. По-моему, Зануда в опасности. И ее необходимо предупредить. Пусть примет какие-то меры! Кристина – та еще штучка!

– Но мы могли бы ее охранять, Зануду я имею в виду, – нерешительно заметил Хованский.

– Еще чего! – возмутилась Оля. – Как мы будем ее охранять? Дежурить у ее дверей днем и ночью, так, что ли? Нет, Кристину надо вывести на чистую воду, но пусть этим займется милиция. Если не может найти Лиду, пусть хоть Зануду обезопасит! Поэтому я предлагаю немедленно пойти к Зануде и все ей рассказать!

– Вообще-то мы еще вчера хотели ее предупредить, тем более что Кристина уже заявлялась к ней, только не застала, как и мы, – вспомнила Даша.

– Согласен, – кивнул Игорь. – Пошли к ней!

– Не переться же нам к ней всей шоблой! – покачал головой Петька. – Нет, пойдем только мы с Крузом. Мы эту кашу заварили, нам и расхлебывать.

– Да почему? – возмутилась Даша. – Кристина всех нас уже знает, только Кирюху пока с нами не связывает. Значит, Кирюха, тебе пока надо держаться от нас подальше.

– Здрасьте, я ваша тетя! – оскорбился Кирилл. – Вы, можно сказать, подвергаетесь опасности, а я буду в тенечке отсиживаться? Ни фига!

– Хованщина, не кипятись, – заметил Петька. – Лавря права. Мы, конечно, будем держать тебя в курсе дела и вообще… Но попадаться на глаза Кристине вместе с нами – неразумно. А сейчас к Зануде пойдем мы с Крузом. И точка! Вы нас ждите. В зависимости от того, что мы узнаем, подумаем, как быть дальше. Пошли, Круз!

Несмотря на то что и Кирилл, и Игорь были выше ростом, истинным лидером в их команде был все-таки Петька, и его слово много значило для ребят. Возражать никто не стал.

Петька с Игорем, соблюдая осторожность, выглянули во двор.

– Все чисто, – решил Петька, и они побежали к дому, где жила Зинаида Михайловна.

– Блин! Смотри, Кристинина тачка! – шепотом сказал Игорь.

– Точно. Стоит себе у подъезда, даже не скрывается, нахалка!

– Между прочим, машина пустая, Петька! А вдруг она уже у Зануды? Бежим скорее, может, ей помощь нужна!

Мальчики, уже не скрываясь, бросились в подъезд. Подойдя к Занудиной двери, они прислушались. До них донесся приглушенный звук телевизора. Они посмотрели друг на друга. Петька кивнул, а Игорь позвонил в дверь. И сразу же за дверью раздались шаги.

– Кто там?

– Зинаида Михайловна, это Квитко и Крузенштерн! Откройте, пожалуйста.

Дверь распахнулась. Зануда была бледна и, по-видимому, расстроена.

– Здравствуйте, мальчики. Что случилось?

– Зинаида Михайловна, можно с вами поговорить? – взял на себя инициативу Петька.

– Конечно, заходите! Садитесь! Что вас привело ко мне?

– Зинаида Михайловна, у вас никаких новостей от Лиды нет?

– Я не хочу о ней говорить, – поджала губы Зинаида Михайловна. – Эту тему мы затрагивать не будем!

– Извините нас, конечно, но мы должны все-таки сказать… Вам грозит опасность! – выпалил Игорь.

– Мне? Какая опасность? О чем ты, Крузенштерн?

– Я понимаю, вам неприятно, но… Все не так просто, Зинаида Михайловна! – торопливо говорил Игорь. – У нас возникли подозрения, что Лида сама стала жертвой…

– Что? – хрипло воскликнула Зинаида Михайловна.

– Это пока только подозрения, но они не на пустом месте возникли.

– Боже мой, и кого вы подозреваете? – дрожащим голосом спросила учительница.

– Кристину Кучеренко!

– Кого?

– Вы никогда не слыхали от Лиды о Кристине Кучеренко?

– Никогда. Кто это?

– Это ее подруга, они вместе провалились на вступительных экзаменах. Кристина – явная авантюристка, и к тому же у нее неведомо откуда завелись деньги…

– Ну, мало ли… – тихо проговорила Зинаида Михайловна.

– Все бы это еще ничего не значило, но она следит за вами!

– За мной? Следит? – побледнела как смерть Зинаида Михайловна. – Зачем ей следить за мной? Бред какой-то. По-моему, мальчики, вы слишком увлеклись детективами, вам просто показалось. Какой интерес я могу представлять для каких-бы то ни было преступников? Все ценное, что у меня было, Лида прихватила с собой. Я потом посмотрела, исчезли и те мелочи, которые могли хоть что-то стоить… Золотая цепочка, бабушкина брошка с двумя сапфирчиками и даже два обручальных кольца – мое и моего покойного мужа. Так что я теперь гроша ломаного не стою для грабителей. А вот вы своими необдуманными действиями можете навлечь на себя неприятности.

Игорь встал и выглянул в окно.

– Зинаида Михайловна, вы нам не верите? Посмотрите сами.

Учительница тоже подошла к окну.

– Вон видите синие «Жигули»? Это машина Кристины, которую, кстати, она купила вчера и, похоже, на ваши деньги.

– Кристина Кучеренко, так вы сказали? Она подруга Лиды? – каким-то мертвым голосом спросила Зинаида Михайловна.

– Да!

– Что ж, я поговорю с ней.

– Не надо! – воскликнул Петька.

– Почему?

– Опасно и бессмысленно! От разговора она уйдет, это мы по-собственному опыту знаем, а контакт с ней может быть опасен.

– Да что она мне сделает, эта девчонка? Чепуха.

– Зинаида Михайловна, дело, конечно, ваше, – подал голос Петька, – но мы бы вам советовали обратиться в милицию.

– Нет, – покачала она головой. – Не хочу! Я не хочу, чтобы милиция копалась в наших семейных делах! И вас тоже попрошу не заниматься этим впредь. Я сделала глупость, что в минуту острого беспокойства втравила вас во все это… Извините меня, мальчики, но я для себя этот вопрос закрыла раз и навсегда! Кроме Лиды, никто не мог знать, где что лежит. Все это взяла она. Она чуть ли не год врала мне, выдумывала черт-те что… Ну что ж, пусть будет так. Я не стану обращаться в милицию, я не хочу никому, даже Лиде, причинять неприятности. Пусть живет дальше, как хочет, я ее вычеркнула из своей жизни. И больше никогда не говорите со мной на эту тему. И никакая опасность мне не грозит. Допускаю, что эта девчонка даже следит за мной. Пусть. Ничего интересного она не узнает. И взять с меня нечего. Все. Извините, но разговор окончен.

Она встала, давая понять, что разговор действительно окончен. Мальчикам ничего не оставалось, как вежливо попрощаться и уйти.

– Ну, Круз, что скажешь?

– Отчасти я ее понимаю… И все-таки мне странно… Странно, что она ни чуточки не взволновалась. Мы ей талдычим, что Кристина могла ограбить Лиду и даже убить ее, а Зануде хоть бы хны! Она ее, видите ли, из жизни вычеркнула!

– Ну, так бывает, Круз… Сколько раз я про такое читал… Есть люди до жути злопамятные, которые никому ничего никогда не прощают. Видимо, Зануда из таких… И с этим уже ничего не поделаешь. Кстати, она именно такая и есть. Сам знаешь, если кто-то у нее получит двойку, ее потом практически невозможно исправить. Она как будто долго мстит двоечнику за оценку.

– Вообще-то да, верно, я просто не думал об этом.

– Ну что ж, в таком случае нам остается только умыть руки. Не желает человек ничего знать, а нам что, больше всех надо? Пошли к Хованщине, все им расскажем. И пошабашим, как говорится.

– А Лида?

– В конце концов, у нас и вправду никаких доказательств нет… Может, Кристина и ни при чем…

– Но зачем же она следит за Занудой?

– Опять двадцать пять!

– Мне это все не дает покоя.

– Отлично, Круз! Кристина от тебя в полном восторге, пойди сейчас к ней и спроси. Может, она от твоих чар растает и сама тебе во всем признается, порыдает на твоей широкой груди! Беги, пока Ольга не видит, а то, боюсь, тут может быть бой быков!

– Слушай, Квитко, я что-то не врубаюсь: тебе на Лиду что, наплевать?

– Да нет, конечно, только я, честно говоря, не знаю, что делать. Мы уж, можно сказать, из кожи вон вылезли, а толку чуть. К тому же ее родная сестра о ней и слышать не хочет. А ведь, наверное, любит ее. И если бы с ней что-то плохое случилось, надо полагать, у нее бы интуиция сработала, она почувствовала бы, что дело плохо, и вела бы себя как-то иначе…

– А если у нее с интуицией неважно? Она, по-моему, вообще эмоционально тупая… А вот моя интуиция мне подсказывает, что Лида попала в беду. А может, ее уже и в живых нет…

– Круз, что ты от меня хочешь? – устало спросил Петька.

– Я хочу продолжить расследование! И я действительно сейчас пойду к Кристине и поговорю с ней! Может, поговорив с глазу на глаз, я что-то про нее пойму…

– Погоди, Круз, ты что?

– А что? Что она мне сделает вот тут, на глазах у всего двора? Я не такой уж хиленький, между прочим! – Игорь решительно направился к машине. Они видели, что Кристина уже сидит в ней. Она их пока не замечала или делала вид, что не замечает.

– Привет! – сказал он, рывком открыв дверцу.

– О! Привет! Какие люди! Заходи, садись!

Игорь сел рядом с девушкой.

– Чем обязана? – усмехнулась Кристина. – Такая честь для меня!

– Да так, хочу задать несколько вопросов.

– Фу, как неинтересно! Я думала, ты мне в любви признаешься, скажешь, что просто забыть меня не можешь и все такое, а ты опять с вопросами будешь приставать? Так я сразу тебе скажу – не знаю я, где Лида! Понятия не имею! Сама бы хотела знать! Ну, еще что?

– Что ты тут делаешь?

– Сижу!

– Зачем?

– Надо.

– Ты следишь за Занудой?

– Вы ее Занудой зовете? Нет, я за ней не слежу, на фиг она мне сдалась. Просто я жду…

– Чего?

– Не чего, а кого!

– И кого же ты ждешь?

– Не твоего ума дело!

– Слушай, Кристина, конечно, ты можешь сколько угодно выпендриваться, но учти – мы знаем, что ты купила эту машину только вчера на имя Бориса Барсукова. Согласись, дело странное… Откуда у тебя такие деньги и почему купила машину на чужое имя?

Кристина слегка побледнела.

– Надо же, какая осведомленность! Вы за мной следили, что ли?

– Неважно.

– И решили, что я ограбила Лидку и на эти бабки тачку приобрела?

– Похоже на то!

– Ну вот что, сопляк, катись отсюда! Причем немедленно!

– А если мы в милицию заявим?

– Давай! Мне-то что? Я кому сказала – катись колбасой!

Игорю ничего не оставалось, как выйти из машины. Кристина сразу дала по газам и умчалась.

Петька, издали наблюдавший за другом, помахал ему рукой. Игорь нехотя поплелся ему навстречу.

– Ну что? – спросил Петька.

– Ничего. Обхамила и уехала.

– Она хоть на один вопрос ответила?

– Практически нет.

– Так я и думал.

– Только сказала, что сама хотела бы знать, где Лида. Почему-то тут я ей поверил… А про деньги ничего не ответила. Думаю, она деньги прикарманила, как-то обвела Лиду вокруг пальца, не предполагая, что та куда-то денется… Возможно, она ее все-таки не убивала…

– Может быть… может быть, – почесал в затылке Петька.

– И еще она сказала, что вовсе не следит за Занудой, а просто кого-то ждет.

– Слушай, Круз, а может, все обстоит именно так?

– Как?

– Представь себе – Кристина все-таки ограбила Лиду, а та неожиданно исчезла…

– Я тебе сам об этом говорил…

– Ну да, я просто развиваю твою мысль. На душе у нее неспокойно. Она ждет от Лиды какого-то подвоха в отместку… И наше появление расценивает как часть Лидиной игры… Усекаешь?

– Вроде да.

– Она хочет убедиться, что Лида никуда не исчезла, и караулит ее тут. Возможно такое?

– Запросто.

– Какой из этого вывод?

– Не знаю.

– Никакая опасность Зануде не угрожает! Что и требовалось доказать!

– Ты так считаешь?

– Но ты же сказал, что Кристина не убивала Лиду! Я и сам уже начинаю так думать. Она же не дебилка. Если бы она ее убила, сидела бы тихо, не высовывалась.

– Ладно, пошли к Кирюхе, а то они там заждались.

* * *

После долгих обсуждений решено было пока приостановить следствие.

– Правильно, – сказал вечером Стас, когда Даша его во все посвятила. – Эта Лида просто боится показаться сестре на глаза и где-то отсиживается, может, у кавалера своего или еще где-то. Так что живите спокойно.

Глава VIII

БЛАГАЯ ВЕСТЬ

В понедельник на большой перемене Петька в буфете лицом к лицу столкнулся с Зинаидой Михайловной. Вид у нее был довольно радостный.

– Здравствуйте! – сказал Петька.

– Здравствуй, Квитко. Кстати, можно тебя на два слова?

– Да, конечно.

Она отвела его в сторонку.

– Петя, знаешь, вы с Крузенштерном так хорошо ко мне отнеслись. Я просто не могу не поделиться с вами. Лида нашлась!

– Ой, правда? Как здорово! Где же она?

– Петя, я прошу только, чтобы об этом не было разговоров.

– Обещаю!

– Она позвонила мне из Испании. Она там со своим… другом. Он испанец, и она собирается за него замуж… А деньги обещает вернуть. Она плакала, просила прощения… сказала, что в письме все подробно напишет, почему она так странно поступила… Одним словом, все хорошо и я ее простила. Вот так, Петя.

– Поздравляю вас, Зинаида Михайловна! Все хорошо, что хорошо кончается.

Но тут кто-то окликнул Зинаиду Михайловну, и она, дружелюбно кивнув Петьке, ушла.

– Петька, чего она от тебя хотела? – спросил Игорь, отпивая компот из граненого стакана.

– Сказала, что Лида нашлась!

– Правда? Вот здорово!

Петька рассказал Игорю все, что сообщила ему Зинаида Михайловна. Вскоре об этом радостном событии узнала вся компания.

– А все-таки, при чем здесь Кристина? – спросил Хованский.

– По-видимому, ни при чем, – пожал плечами Петька.

– Допустим. Но зачем же она следила за Занудой?

– Хотела убедиться, что Лида жива. Стоп, какая-то тут есть неувязка, – почесал в затылке Петька. – Если Кристина Лиду не грабила, то… Ничего не понимаю.

– Да никого она не грабила! – воскликнула Оля. – Это все цепочка совпадений и недоразумений! Просто мы, заподозрив Кристину, все ее поступки стали подводить под наши подозрения! Кстати, весьма распространенная ошибка плохих следователей! Они всегда пытаются факты подогнать под свою версию. Помните, об этом еще Вероника Леопольдовна писала?

– Ты хочешь сказать, что мы плохие сыщики, Жучка? – притворно оскорбился Петька.

– Нет, Петюня, ничего такого я говорить не собиралась. Просто мы, что называется, с голодухи набросились на это дело как ненормальные, и первая встречная с нестандартным поведением попала под подозрение. Только и всего.

– Да, может, ты и права… Ну все! Это нам знак – хватит валять дурака! Отныне никаких детективных историй! Живем нормальной жизнью, мы ведь уже старшеклассники, нам учиться надо!

Все почему-то рассмеялись в ответ на Петькино благое намерение.

* * *

Прошло несколько дней. Все было спокойно. Зануда ходила какая-то умиротворенная – видимо, примирение с сестрой, пусть и телефонное, подействовало на нее благотворно.

В пятницу вечером Петьке позвонил Хованский.

– Квитко, привет, – торопливо проговорил он, – слушай, ты что сейчас делаешь?

– Ничего особенного, а что?

– Петька, Кристина в больнице!

– Да, а что с ней?

– Ее пытались убить.

– Ну ни фига себе! А кто?

– Неизвестно. Она чудом спаслась. На нее напали в подъезде и стали душить, а тут случайно проходила какая-то компания и они спугнули убийцу. Ее еле откачали…

– Да, бывает. Жалко. А ты откуда это все знаешь?

– От мамы. Ей позвонила Ин-Ин. Но самое главное не это.

– А что же? – полюбопытствовал Петька.

– Кристина хочет, чтобы я ее навестил.

– Ну и навести, что за проблема?

– Квитко, ты совсем сдурел, да?

– Почему это?

– С какой, по-твоему, стати она просит меня к ней прийти? Я ей кто – сват, брат, дядя родной? Да мы с ней года два уже не общались, к тому же она всегда на меня смотрела, как на мелочь пузатую… Тут что-то другое, что-то, связанное с нашей историей…

– Но она же не в курсе, что ты с нами заодно, Хованщина!

– А я вот подумал, что она очень даже в курсе! Может, она не за Занудой следила, а за вами? Ну и вычислила…

– Тогда тем более ты просто обязан к ней пойти! Что она тебе в больнице сделает? Иди, и как можно скорее!

– Я вот подумал, может, ты тоже пойдешь?

– Зачем это? Сам, что ли, не справишься?

– Справлюсь, наверное…

– Слушай, Хованщина, ты только постарайся все как следует запомнить. Я думаю, она тебя хочет о помощи попросить.

– О какой помощи? Только об одном она может меня в этой ситуации попросить – найти убийцу!

– Ну это вряд ли, – усмехнулся Петька. – Там уж наверняка милиция шурует, будь уверен. Нет, тут что-то другое… Одним словом, ты когда к ней пойдешь?

– Завтра, когда ж еще…

– А во сколько?

– Ин-Ин сказала, что в субботу можно с утра.

– Да? Отлично, Кирюха! И вот что… Я, пожалуй, все-таки пойду с тобой. Только соваться в палату к ней не стану, а подожду тебя, ты там сам посмотришь, как и что. Понадоблюсь, сбегаешь за мной. Годится?

– Годится!

Сначала Петька хотел позвать с собой и Круза, но потом сообразил, что Кристина, наверное, выглядит не лучшим образом и ей будет неприятно, если Игорь увидит ее такой. Петька был очень доволен, что подобная мысль пришла ему в голову. «Все-таки есть во мне тонкость чувств, – с удовлетворением подумал он. – И, в конце концов, Лавря это оценит». Он решил пока никому ничего не говорить. Вот завтра они с Хованским навестят Кристину, а там будет видно.

* * *

Кирилл растерянно замер в дверях палаты. Пять коек – две по стенам, одна вдоль окна. И где тут Кристина?

– Молодой человек, вы к кому? – приподнялась на постели пожилая женщина.

– Это ко мне! – раздался слабый голос от окна. – Кирюшка, привет!

– Привет, Кристинка! – смутился Кирилл. Она выглядела ужасно: бледная до синевы, под глазами мешки, голова перевязана. – Вот я тут тебе принес цветочки.

– Обожаю нарциссы, – тихо произнесла Кристина. – Ты возьми в тумбочке банку и налей воды, ладно?

Кирилл поспешил выполнить поручение.

– А вот тут мама тебе прислала пирожки и фрукты…

– Спасибо. Садись, Кирюшка. Какой ты большой стал, красивый…

– Тебе вставать не разрешают?

– Пока нет, голова очень кружится… Да ты сядь поближе, разговор есть. Ты, наверное, здорово удивился, что я тебя позвала?

– Ну, есть немного.

– Думаешь, я не знаю, что это ты навел на меня своих дружков? Не отпирайся, я вычислила. Да ладно, я не сержусь, все нормально. И я даже знаю, в чем вы меня подозревали, только это все чихня, можешь мне поверить. Никого я не грабила, а бабки мне и вправду бабка завещала, правда, двоюродная. Она мне пять штук баксов оставила. Вот я тачку и купила. А почему на Борькино имя? Потому что отец с матерью стали бы возникать. А мне надо было срочно…

– Почему?

– Потому что. Я хотела выследить…

– Кого?

– Одного типа… Но, видно, где-то лажанулась, и он сам меня выследил и хотел придушить… Да вот не повезло… ему… А мне наоборот… Я вообще везучая…

– А почему ж ты за Занудой следила-то?

– Да не за ней я следила… хотя…

– Да, Кристина, я совсем забыл! Лида-то нашлась!

– Нашлась? Слава богу! – облегченно вздохнула Кристина. – Где же она была? И почему не пришла ко мне?

– Она в Испании. Зануда с сияющим видом сообщила, что Лида ей позвонила, плакала, просила прощения, сказала, что все вернет.

– В Испании, говоришь? А что она там делает?

– Кажется, замуж собирается! Какой-то у нее испанец завелся, вот она к нему и махнула!

– Зануда сама тебе об этом сказала?

– Не мне, Петьке Квитко!

– Это красавчик такой, да?

– Нет, – рассмеялся Кирилл, – красавчик у нас Круз!

– Круз? Он тоже, что ли, испанец?

– Нет, просто его фамилия Крузенштерн!

– Боже, какая роскошь – Крузенштерн! Песня какая-то была – «Когда паруса «Крузенштерна» шумят над моей головой». Мамашка вечно слушает радио «Ретро»… Надо же, а как его вообще-то звать?

– Игорь.

– Игорь… Да, так значит, Зануда это сказала какому-то Петьке… Что ж… Хорошо, а то я уж бог знает, что думала. Это очень хорошо. Может, я просто дура… И нагородила невесть чего, а меня хотел придушить вовсе какой-то случайный маньяк… Да, похоже на то. Извини, Кирюшка, что позвала тебя… Твоя мама очень удивилась?

– Да нет… Кристина, а все-таки, ты зачем меня звала?

– Я хотела тебе кое-что сказать… но теперь нет смысла, если Лидка нашлась… Надо же, в Испанию укатила… Слушай, Кирилл, а ты Зануду-Зинаиду хорошо знаешь?

– Откуда? Она у нас не так давно преподает, первый год в нашей школе. А что?

– Ну, какая она вообще?

– А черт ее знает. Зануда – она и есть зануда. Не задумывался я о ней. Но, в принципе, бывает хуже…

– Понятно… Ладно, Кирюшка, прости, что потревожила… Можешь быть свободен. И передай привет Крузенштерну. Он классный парень.

– Нет, Кристина, подожди, – заволновался Кирилл, – ты же что-то хотела мне сказать, а ничего не сказала! Так не пойдет! Выкладывай!

– Да нет, понимаешь, если Лидка нашлась, то все, что я хотела сказать, просто не имеет смысла. Мало ли чего я себе навоображала со страху. Но раз все в порядке… Хотя знаешь что… Я почему-то не верю, что она в Испании. Вот не верю, и все!

– Почему?

– Сама не знаю. Чутье, наверное. Ну не могла она от меня такое скрыть, не могла! Уж кому-кому, а мне бы она все рассказала! Мы с ней здорово сдружились за полгода. И все друг дружке говорили. Я про все ее увлечения знала. И с Виктором она меня познакомила. Она была в него влюблена, и вдруг какой-то таинственный испанец… Да у нее даже загранпаспорта не было…

– Ну, это не проблема, за две недели можно сделать, а то и быстрее…

– Ох, Кирюшка, мне это не нравится, мне это черт знает как не нравится. Была бы я здорова, я бы…

– Что бы ты сделала тогда?

– Я бы их вывела на чистую воду!

– Кого их?

– Зануду и ее хахаля!

– Какого хахаля? У Зануды есть хахаль? – поразился Кирилл.

– Есть. Мне Лидка говорила.

– Кристина, погоди, – перебил ее Кирилл. – Тут внизу меня Петька дожидается. Я его позову, он в таких делах соображает будь здоров, я мигом…

И, не спросив согласия девушки, Кирилл ринулся вниз по лестнице.

– Петька! – заорал он, выскочив на улицу. – Петька! Ты где?

– Я тут, чего орешь?

– Петька, пошли туда, к ней!

– Зачем? Что стряслось?

– Оказывается, у Зануды есть какой-то хахаль!

– Хахаль? Ну и что? Какой в этом криминал? Чего ты распсиховался? Ревнуешь, что ли? – засмеялся Петька.

– Квитко, ты дурак, да? Не ожидал!

– Да в чем дело-то, можешь сказать? Не в хахале же?

– Я не знаю… Но Кристина говорит, что не верит, будто Лида в Испании. Говорит, что та не могла от нее такое скрыть…

– Да? – задумался Петька. – И что из этого следует? Что Зануда нарочно мне наврала, чтобы мы больше не рыпались, не совались куда не надо, так, что ли?

– А что, не может быть?

– Ладно, пойдем!

Они бегом поднялись по лестнице и влетели в палату. Кристине как раз ставили капельницу. От закрепленной на штативе и перевернутой горлышком вниз здоровенной бутылки по тонкому прозрачному проводку в вену медленно текла желтоватая жидкость. Кристина лежала на спине с закрытыми глазами.

– Черт, – досадливо шепнул Хованский.

– Порядок! – удовлетворенно сказала молоденькая медсестра. – Только лежи тихо, не двигайся! Я пошла.

– Это надолго? – спросила Кристина.

– Минут сорок – сорок пять. Ерунда!

И она упорхнула.

Кристина открыла глаза. Лицо ее болезненно сморщилось.

– Больно? – сочувственно осведомился Петька.

– Да нет, просто неприятно лежать как колода… Ладно, садитесь. Кирилл, возьми второй стул…

Мальчики уселись.

– Кристина, – шепотом начал Петька, – что вы все-таки хотели нам сообщить?

– Если поверить в то, что Лида в Испании, то ничего. А вот если не поверить…

– Вы не верите? – напрямик спросил Петька.

– Нет. Не верю!

– Кирилл мне уже сказал, почему вы не верите.

– Да, я не верю! Просто не могу поверить… Лидка обязательно похвасталась бы мне, что у нее испанец завелся. А уж за границу, не посоветовавшись со мной, и вовсе не уехала бы. Она же из провинции и всегда об этом помнит, считает, что не умеет одеваться, и всегда со мной советуется. А тут такое дело… И вообще, она очень открытая была, искренняя. Ой, как страшно говорить в прошедшем времени.

– Ну, не такая уж искренняя она была, сколько месяцев сестре мозги пудрила с журфаком… – заметил Кирилл.

– Это другое дело. Она ее боялась как огня… А меня-то ей чего бояться?

– А вдруг она думала, что вы отобьете у нее этого испанца? – предположил Петька.

– Брось, – поморщилась Кристина, – она же не боялась, что я у нее Виктора отобью… С чего бы ей вдруг за испанца опасаться? И потом, она была в Виктора влюблена, откуда ж этот испанец таинственный взялся? Вот что, парни, – Кристина совсем понизила голос, – она мне говорила, что Зина спуталась с каким-то подозрительным и очень противным типом…

– Ну, от противного типа до грабителя и убийцы все-таки дистанция есть, – с сомнением произнес Петька.

– Есть-то есть, но… Лида сказала, что он ей внушает ужас! Поэтому когда я узнала, что она пропала, а заодно и ее деньги тоже, я насторожилась и решила посмотреть, что к чему… А потом вот это нападение…

– Вы этого типа видели?

– Нет. Сколько ни старалась, так и не увидела.

– Кристина, а может, Лида все выдумала и никакого хахаля вовсе нет? Она все-таки умела выдумывать? – спросил Хованский.

– Кто ее знает. Тут сам черт ногу сломит…

– Извините, Кристина, – начал Петька.

Но она его перебила:

– Что ты выкаешь? Я ж еще не такая старуха! Говори мне «ты», а то вообще больше ничего не скажу!

– Ладно, – улыбнулся Петька, – скажи, а как нам Виктора найти?

– Очень просто. Он работает в одной фирме, я вам дам телефон, они там рекламой занимаются…

– А вы… А ты говорила, что он вроде киношник? – вспомнил Петька.

– Так он и есть киношник, но снимает рекламу! А телефон я наизусть помню!

И она продиктовала им телефон Виктора.

– Только, парни, вы поосторожнее, а то… Знаете, когда тебя душат и бьют по башке, не очень приятно, можете мне поверить! И еще… Заходите ко мне, держите в курсе дела.

– Кристина, еще один, последний вопрос, – сказал Петька.

– Валяй!

– А ты ментам про все это говорила?

– Нет.

– Почему?

– Какой смысл? Мент пришел уже с готовой версией – случайное нападение пьяного хулигана! Ему так удобно. А тут невесть какая история, на фиг она ему нужна? К тому же, честно говоря, я уж потом начала что-то соображать. Да все равно никого они не найдут!

Пожелав ей скорейшего выздоровления, мальчики простились с Кристиной.

– А она ничего оказалась, не противная, – заметил Петька, когда они вышли на улицу. – Хотя, кто знает… Но, похоже, она тут ни при чем. А вот мы с Крузом крупно напортачили. Хорошо еще, что все так кончилось.

– Петька, ты о чем?

– А мы сами, своими ручками показали Зануде Кристину, ее тачку.

– И ты думаешь?.. – ахнул Хованский.

– Думаю, еще как думаю.

– И что теперь?

– Теперь, Хованщина, новый виток расследования.

Глава IX

ВИКТОР АНДРЕЕВИЧ

– Виктор Андреевич, к телефону!

– Кто?

– Не знаю, судя по голосу, какой-то пацан.

– Пошли его к чертям! Некогда!

– Вы слушаете? Виктора Андреевича сейчас нет. Когда будет? Неизвестно. Позвоните попозже. Что? Как? Ну ладно, я попробую… Виктор Андреевич, он говорит, это вопрос жизни и смерти и касается какой-то Лиды.

– Лиды? – встрепенулся Виктор Андреевич. – Ладно, я подойду. Алло! Кто говорит?

– Виктор Андреевич, извините, что отрываю вас, – с изысканной вежливостью начал Петька, – но дело в том, что Лида Мухина пропала… Вы в курсе?

– Что значит пропала? – внезапно охрипшим голосом спросил Виктор Андреевич.

– Она исчезла при довольно подозрительных обстоятельствах, и нам просто необходимо задать вам несколько вопросов.

– Кому это вам?

– Вы знаете Кристину Кучеренко?

– Более или менее.

– Так вот, Кристина хотела сама найти Лиду, но в результате попала в больницу, ее пытались убить.

– Господи, что за ужасы… А кто ты такой?

– Мы друзья Кристины, по ее просьбе пытаемся найти Лиду… Ваш телефон она нам дала.

– Что за чепуха? Почему же этим не занимается милиция? Бред какой-то!

– Милиция тоже занимается, но сами знаете, как они иногда работают. Может, конечно, они и найдут убийцу…

– Убийцу? Ты сказал убийцу? Значит, Лиду убили? – помертвевшим голосом спросил Виктор Андреевич и буквально рухнул на стул.

– Нет, пока мы этого не знаем. Я имел в виду того, кто пытался убить Кристину… Извините, Виктор Андреевич, но, может, вы найдете время встретиться с нами…

– Да, да, конечно. Но когда?

– Чем скорее, тем лучше.

– Хорошо. Вы могли бы приехать ко мне в контору прямо сейчас?

– Да, но мы там сможем поговорить?

– Ох, боюсь, что нет, хоть сегодня и суббота, но у нас тут настоящий дурдом… Вот что, вы сейчас где находитесь?

– У метро Новослободская.

– Отлично! Ждите меня там, я через двадцать минут буду. У меня синий «Фольксваген-Пассат».

– Ждем! – Петька повесил трубку. – Кажется, он нормальный мужик, – с облегчением вздохнул он.

– Петь, а вдруг он и есть убийца, тогда как?

– Хованщина, ты что? – опешил Петька. – Мне такое в голову не приходило. Но зачем? Зачем ему убивать Лиду?

– Ну, мало ли… Может, она ему надоела, например, или хотела на себе женить, или еще что-нибудь, а у него, допустим, и без нее семеро по лавкам?

– Погоди, Кирюха, но ведь вполне может быть, что Лида живехонька-здоровехонька и купается в Средиземном море или что там у них в Испании? Мало ли что Кристина думает… А может, ей только казалось, что Лида ей доверяет… Что ж ты мужика сразу в убийцы записываешь?

– Я не записываю, я просто подумал, что с ним надо все-таки поосторожнее.

– Конечно, особенно расслабляться не нужно, но предвзятое отношение тоже ни к чему хорошему не приводит. Вон мы Кристину в убийцы и грабительницы записали, и, возможно, поэтому ее чуть не придушили…

– Вообще-то да, – вздохнул Хованский. – Ладно, поглядим. Хорошо уже то, что он сразу согласился с нами встретиться, по крайней мере, время зря не потеряем.

Ровно через двадцать минут у метро притормозил синий «Фольксваген». Мальчики бросились к нему. Из машины вышел мужчина лет тридцати.

– Виктор Андреевич? – выдохнул Петька.

– А вы совсем дети, – несколько растерялся тот. – Ладно, садитесь в машину, здесь нельзя стоять.

Они мигом забрались на заднее сиденье. Виктор Андреевич проехал вперед, свернул направо, попетлял по переулкам и, наконец, остановился в тихом месте. Потом обернулся к ребятам.

– Ну? Что случилось?

– Виктор Андреевич, вы давно видели Лиду?

– Давно, недели две назад, может, чуть больше. Мы поссорились… Но я уже на другой день стал ей звонить и никак не мог дозвониться. Решил, что она просто не желает со мной разговаривать. А потом закрутился с делами как бешеный, несколько раз звонил, мне никто не отвечал или же подходила ее сестра, а Лида не велела мне с ней разговаривать… И я как дурак швырял трубку… Вот и все! Но что известно вам?

Петька быстро ввел его в курс дела.

– В Испанию? Странно. А впрочем, в наше время выскочить замуж за иностранца считается престижным. Но как-то быстро он образовался, этот испанец. Я ничего не замечал. Мне казалось, Лида любит меня… или, по крайней мере, влюблена… Я, наверное, тоже любил ее… То есть и сейчас люблю… Но если она не в Испании, то где? И почему же сестра так странно врет? Ведь если она врет, значит, скрывает правду.

Эта в высшей степени простая мысль поразила ребят. Они переглянулись.

– Действительно, – почесал в затылке Петька. – У нас крутится столько всяких загадок и подозрений, что такая элементарная вещь даже в голову не приходила… Действительно, если врет, то зачем? Что хочет скрыть?

– Лида всегда говорила о сестре, как о каком-то монстре, но я, сказать по правде, не очень верил. Думал, что такой молоденькой девушке строгость сестры, тем более учительницы, просто кажется чересчур обременительной… Вот что, парни, сделаем так. Я поеду сейчас к этой сестре и впрямую спрошу, где Лида. Сделаю вид, что знать ничего не знаю про ее исчезновение и всю эту прискорбную историю. Просто, как говорится, на голубом глазу заявлюсь к ней и скажу: я люблю Лиду, где она? И посмотрю, что будет.

– Ничего, – пожал плечами Петька. – Она вам ответит, что Лида вышла замуж за испанца и думать о вас забыла. Только и всего.

– Что, кстати, тоже может быть правдой, – не слишком громко добавил Кирилл.

– Черт подери, я хоть посмотрю ей в глаза. Одно дело врать таким ребятам, как вы, и совсем другое лепить горбатого перед взрослым мужчиной.

– Извините, но мне кажется, что вам не надо сейчас идти к Зинаиде Михайловне, – вежливо возразил Петька. – Это ничего не даст.

– В таком случае я совершенно не понимаю, что вы от меня хотите! – рассердился Виктор Андреевич. – И кто вы такие вообще? По какому праву лезете в чужие дела? – Он, видимо, уже раскаивался, что проявил слабость перед мальчишками.

– Мы в чужие дела не лезем, мы пытаемся найти истину! – довольно высокопарно ответил Петька.

– Ах, истину, ни больше ни меньше!

– Мы просто хотим выяснить, жива Лида или нет, – сказал Хованский. – Ни больше ни меньше.

– Простите, ребята, нервы сдают… Работы до чертиков, Лида пропала, все наперекосяк…

– Ладно, чего там, – великодушно проговорил Петька. – Виктор Андреевич, скажите, Лида вам никогда не говорила о том, что у нее есть деньги?

– Деньги? Нет, насколько я помню, такого разговора не было. Она сказала, что сестра продала квартиру их родителей в Вологде и хочет на эти деньги дать ей образование. Только в таком контексте. Меня это, знаете ли, не заинтересовало. Я и сам прилично зарабатываю и к тому же не привык разевать рот на чужой каравай. Лида же девочка совсем. Только красивая очень, вот у меня крыша и съехала. Влюбился, как… Совсем голову потерял… Господи, что же с ней? Где она может быть?

– А про хахаля своей сестры она вам не говорила? – поинтересовался Хованский.

– А вот про хахаля точно говорила! Да-да, как же! Она сказала, что у сестры, оказывается, есть мужчина, очень неприятный тип, который внушает ей страх… Я тогда еще посмеялся, а про себя подумал, что девочке надо бы уйти оттуда, что с такой красотой она может стать лакомым кусочком для этого мужика, и тогда… Черт знает что! Мелькнула у меня такая мысль, и все. Я опять закрутился, завертелся, а Лида больше о нем не упоминала, ну и вот… А что вы о нем знаете, об этом человеке?

– Ничего! Мы только сегодня вообще услыхали о его существовании. Виктор Андреевич, пожалуйста, припомните, может, Лида что-то о нем еще говорила. Ну, может, описывала его внешность или голос, ну хоть что-то…

Виктор Андреевич задумался.

– Ну, разве что вот это… Она сказала, что у него какое-то странное имя. Да, конечно, она его назвала как-то… Не могу вспомнить, какое-то старинное имя, по святцам его называли, видно… Но какое конкретно…

Он наморщил лоб, мучительно пытаясь припомнить странное имя. Мальчики затаили дыхание.

– Не то Евграф, не то Спиридон… Аверкий! Точно, Аверкий! Да-да, именно Аверкий!

– Вы уверены? – осторожно осведомился Петька.

– На все сто! Аверкий! Аверкий Степанович!

– О, это здорово! – обрадовался Хованский. – Вот видите, а говорили, ничего не помните.

– Сам не знаю, откуда-то всплыло… Ребята, а может, я просто заявлю в милицию, скажу – пропала невеста, и все дела?

– Нет, – покачал головой Петька. – Они же сразу обратятся к родной сестре, а та скажет, что Лида в Испании, и все, милиция умоется. Нет, тут надо как-то иначе действовать. И притом очень осторожно. Хватит с нас Кристины. Меня и так совесть мучает. Хорошо еще обошлось, а то и подумать страшно.

– Мне Кристина понравилась. Она хоть и с характером девчонка, но к Лиде хорошо относилась, я это почувствовал. Немножко свысока, как к провинциалочке, но в то же время нежно. Ну, братцы, что делать-то будем? Сидеть сложа руки нельзя.

– Эх, вот бы узнать, проходила ли Лида паспортный контроль в аэропорту! – мечтательно проговорил Хованский.

– Что? – встрепенулся Виктор Андреевич. – Паспортный контроль, говоришь?

– Ну да, по крайней мере, было бы ясно, уехала она в Испанию или это туфта.

– Слушай, парень, ты гений! У меня есть такая возможность! Я снимал когда-то фильм о шереметьевской таможне… Я попробую к ним сунуться!

– Вот это да! – закричал Петька. – Это было бы просто здорово! Молодец, Хованщина!

– Погодите, а в какие числа примерно это могло быть?

Они прикинули и решили, что надо проверить, по крайней мере, шесть или семь дней.

– Нет, пусть уж проверят все две недели, – сказал Виктор Андреевич. – С компьютерами это несложно.

– Конечно! – радостно кивнул Петька, который просто мечтал, чтобы следы Лиды обнаружились в Шереметьеве.

– Так, это я выясню. Что еще, по-вашему, я мог бы сделать?

– Да пока этого достаточно. Если выяснится, что Лида действительно улетела в Испанию, то больше ничего и не надо делать, – резонно заметил Хованский.

– Черт возьми, я уж и соображать перестал, – улыбнулся Виктор Андреевич. – Только я не уверен, что смогу все выяснить в одночасье. Надо еще найти все телефоны, а главное, надо, чтобы знакомые мне люди оказались на месте. Но как только я что-то узнаю, сразу свяжусь с вами.

– Договорились! Запишите наши телефоны! – и Петька продиктовал ему номера телефонов всей компании.

– Ух ты, сколько вас! – удивился Виктор Андреевич. – Вы молодцы. Куда вас отвезти?

– Не надо, мы и сами доберемся, нам тут недалеко…

– Да зачем, я вас отвезу!

И он довез их до Петькиного дома.

– Как он тебе? – спросил Хованский, когда синий «Фольксваген» скрылся из глаз.

– Нормальный мужик, по-моему. А ты что скажешь?

– Да он-то нормальный, а я насчет этого Аверкия подумал… Помнишь, Лавря с Жучкой закорешились с какой-то теткой из Занудиного подъезда?

– Ну?

– Так вот, она вполне могла видеть этого Аверкия. Надо бы девчонкам с нею потолковать. Как ты считаешь?

– Не помешает, – кивнул Петька. – А ты, Хованщина, значит, не веришь, что Лида в Испании?

– Нет, не верю! Ни чуточки!

– Я почему-то тоже… Уж больно вовремя она там обнаружилась. Ни на день раньше, ни на день позже. А именно тогда, когда это было надо Зануде.

– Петька, неужели она свою сестру… угробила?

– Не знаю. Понимаешь, Кирюха, когда мы с Крузом первый раз ее встретили, она и вправду была убита горем.

– А может, так умело притворялась?

– Зачем? На фиг ей было нам это все вываливать? Молчала бы себе в тряпочку и жила спокойно. Никто эту Лиду не знал, никто ею не интересовался. Нет, тут что-то не то… И она так сияла, когда говорила, что Лида нашлась. Да и вообще, она все время вела себя достаточно естественно, без фальши. Я бы почувствовал.

– Но тогда зачем она наврала?

– Может, и не наврала? – неуверенно предположил Петька. – Может, все-таки с Лидой все в порядке?

– Дай-то бог! Но пусть девчонки все-таки побалакают с той теткой!

* * *

– Можно попросить Олесю?

– Минутку, – ответил мужской голос. – Кисуля, тебя!

– Кто? – услышала Даша.

– Не знаю, девушка какая-то.

– Алло!

– Это Олеся? Здравствуйте, это говорит Даша, вы меня помните?

– Даша? Какая Даша?

– Мы с вами о Лиде Мухиной говорили…

– А, вспомнила! Привет, Даша! Что нового?

– А вам Лида не звонила?

– Нет, сгинула девка.

– Олеся, мне очень нужно с вами поговорить.

– Слушай, я сейчас не могу, муж дома и вообще, а вот через час я пойду с Димочкой в сквер. Сможешь, приходи, поговорим!

– Прекрасно, через час в сквере!

Даша тут же созвонилась с Олей, и они условились встретиться там же.

* * *

– Привет, девочки! – еще издали крикнула им Олеся.

– Здравствуйте.

– Есть новости о Лиде?

– Даже не знаю, что и сказать, – покачала головой Даша. – В общем-то, нет никаких новостей. – Они с Олей решили пока ничего не говорить Олесе об испанской версии. Зачем в доме лишние разговоры? – Мы вот хотели у вас спросить. Вы знаете, что у Зинаиды Михайловны есть… как бы это сказать… бойфренд, что ли?

– У этой мымры бойфренд? Да вы что, девчонки? Какой бойфренд? – недоверчиво засмеялась Олеся. – Кто вам такую глупость ляпнул?

– Да вот сама Лида о нем рассказала Кристине Кучеренко.

О Викторе Андреевиче тоже решено было пока молчать.

– Правда? Ну надо же! А мне она ни словечка не сказала! Надо же какая… Ой, девчонки, а вы почему этим бойфрендом интересуетесь? Думаете, он Лидку пристукнул?

– Нет, конечно, просто хотели узнать о нем хоть что-то.

– Нет, я ничегошеньки не знаю… никогда ее даже рядом с мужиком не видала. Да кому эта мымра нужна?

– А может, он и сам мымр? – со смехом сказала Оля.

– Мымр? Лучше Мымрик! – захохотала Олеся. – Знаете что, девчонки? Вы меня заинтриговали. Я, пожалуй, сегодня вечерком наведаюсь к Мымре. Так, по-соседски, без звонка. Погляжу, что к чему, и спрошу, куда это Лида подевалась. Послушаю, что она мне скажет, а может, и застану ее врасплох с ее Мымриком! Годится такой вариант?

– Еще бы! Это просто класс! – обрадовались девочки.

– Заметано! В конце концов, имею же я право поинтересоваться, куда девалась моя добрая знакомая, правда же?

– Еще бы!

– А потом позвоню вам, договорились?

– Договорились!

Сегодня Даша опять ночевала у Оли. Это стало уже традицией, что субботний вечер она проводила у подружки. Девочки с нетерпением ждали Олесиного звонка, боясь даже отойти от телефона. И Олеся наконец позвонила.

– Девчонки, вы сидите или стоите? – голос Олеси звенел от восторга. – Вы не представляете, что я узнала! Лидка, оказывается, замуж выскочила! За испанца! И все тишком, тайком! Она теперь в Испании! Нет, ну надо же, как ловко все обстряпала! Так что вы зря волновались! Все даже очень здорово!

– Да, – довольно кисло отозвалась Оля. – А насчет Мымрика что?

– И насчет Мымрика кое-что есть, только зачем вам это теперь? Ой, я так рада за Лидку! Пусть девчонка поживет без этой карги!

– Так что насчет Мымрика? – напомнила Оля.

– Звонил ей какой-то Авик, и она с ним довольно нежно ворковала, правда, ушла ворковать в комнату, мы с ней на кухне сидели, так что я практически ничего не слыхала, но думаю, это он. Но зато у меня есть его номер телефона!

– Как? – ахнула Оля.

– А у нее на кухне аппарат с определителем, я глянула и запомнила. Конечно, может, это и не нужно, но, как говорится, на всякий пожарный случай… Записывать будешь?

– Запишу, – без особого энтузиазма отозвалась Оля, хотя в душе ликовала. – Мало ли что, вдруг пригодится. А Лида, значит, в Испании?

– Представляешь, как здорово!

– А в каком городе?

– В Барселоне. Потрясающий город, между прочим. Мы туда в свадебное путешествие ездили. Красотища там! Умереть не встать! Счастливая Лидка! Я у Мымры телефончик ее просила, но она, подлюка, не дала.

– Да? А почему? – насторожилась Оля.

– Сказала, что если захочет, Лида сама мне позвонит, а то неизвестно ведь, как ее испанский муженек отреагирует, и все такое прочее.

– А она не сказала, как Лидиного мужа зовут?

– Сказала. Правда, не сразу вспомнила, кажется, его зовут Эдсон.

– Эдсон? – переспросила Оля.

– Да, она так сказала.

– Понятно. Спасибо вам большое, Олеся, вы так нас выручили, теперь можно жить спокойно, а то мы волновались за Лиду…

– Ну, я тоже беспокоилась, а теперь очень даже рада! Пока, Ольга.

Даша слушала весь разговор по второму аппарату.

– Олька, это туфта! – закричала она, когда разговор с Олесей завершился. – Нет никакого испанца!

– Почему ты так решила?

– Потому что она не сразу вспомнила, а потом назвала достаточно редкое имя, насколько я понимаю.

– Ну и что?

– А то, что так зовут одного бразильского актера из сериала, который с упоением смотрит тетя Витя! Эдсон Селулари!

– Ну, Дашка, это еще не доказательство вины… Может, его и вправду так зовут? А может, она вспомнила первое попавшееся имя просто, чтобы отвязаться…

– Конечно, все возможно, но согласись, Олька, до чего странное дело.

– Ну, не более странное, чем остальные наши дела.

– Но учительницы у нас в подозреваемых, кажется, еще не было.

– Какая разница, учительница она или продавщица?

– Кстати, помнишь продавщицу белья? На нее ведь тоже тогда все подозрения падали, а что оказалось?

– Да, она мне, между прочим, до сих пор ино-гда звонит. Мне тогда так понравилось в магазине у нее работать, – вспомнила Оля давнее дело об украденной рукописи романа.

Девочки умолкли. Сидели, задумавшись, потом вдруг Даша сказала:

– Нет, Олька, я не верю, что Зануда свою сестру убила. Не верю!

– Мне, вообще-то, тоже так кажется, хотя все бывает. Уж больно эта испанская история смахивает на вранье.

– Да, смахивает!

– Но зачем же врать в таком случае?

– Чтобы ее оставили в покое! Чтобы не приставали с расспросами, не выражали сочувствия, не рвались помочь найти сестру. Зануда считает, что Лида ее предала, и знать больше о ней не желает, а тут все лезут… Вот она и соврала. Наверное. Впрочем, это еще может оказаться правдой. Скорее бы уж Виктор все выяснил на таможне.

– Между прочим, если он скажет, что Лида прошла таможню, я лично ему не поверю! – вдруг заявила Оля.

– То есть? – ахнула Даша.

– А почему это мы должны ему сразу верить? Вот если он скажет, что ее не было в Шереметьеве, тогда да. Тогда я поверю, а так – нет! Он ведь может быть заинтересован…

– Олька, у тебя крыша едет! – закричала Даша. – Ты что же думаешь, они вдвоем с Занудой убили Лиду и…

– Ничего такого идиотского я не думаю! Допустим, что твои соображения насчет Зануды правильны и она Лиду не убивала, а убил ее как раз Виктор. Тогда ему такая врака очень даже на руку. Он одним махом пресечет все наши подозрения.

– Ну, ты даешь! Петька с Кирюшкой сказали, что он им понравился…

– Мало ли что! Вот Кристина всем нам активно не понравилась, а что оказалось?

– Ну, допустим. А что ж нам тогда делать-то, если Виктор скажет, что Лида и вправду улетела в Испанию?

– Откуда я знаю? Наверное, надо бы последить за ним…

Однако через два дня Виктор позвонил Петьке и убитым голосом сообщил, что ни в какую Испанию Лида не улетела…

Глава X

МЫМРИК

Голос в трубке звучал устало и растерянно:

– Вот так, Петя… Не пересекала она границу… И что теперь делать, по-твоему? Понимаю, что-то делать надо, а что – ума не приложу. Пожалуй, я все-таки поеду и поговорю с этой Зинаидой. Пусть попробует врать про Испанию, глядя мне в глаза!

Петька так расстроился, что не знал, что и сказать. Звонок Виктора Андреевича застал его врасплох. Дома были родители, и говорить свободно он не мог.

– Петя, почему ты молчишь?

– Мне кажется, пока вам не стоит к ней идти. У нас в запасе кое-что есть, вернее, кое-кто.

– Кто? Кто у вас есть?

– Аверкий!

– Что Аверкий? Ты думаешь… А что ты о нем знаешь, кроме имени?

– Номер телефона!

– Да? Это меняет дело! По телефону можно узнать адрес. Слушай, тебе что, неудобно говорить?

– В общем, да, – признался Петька.

– Родители?

– Конечно!

– А мы могли бы с тобой встретиться? Ты почему-то внушил мне доверие… Завтра утром ты в школе?

– В принципе, это преодолимо.

Виктор Андреевич нервно засмеялся.

– Нет, ничего преодолевать не надо. В четыре часа ты будешь свободен?

– Конечно!

– В таком случае в четыре часа встретимся. Я заеду за тобой, и мы поговорим. Идет?

– Да.

– А ты мне не продиктуешь номер этого Аверкия, я, пока суд да дело, выясню его адрес.

– Отлично. Только, пожалуйста, ничего не предпринимайте, а то сгоряча…

– Да, в таких случаях лучше сгоряча не действовать, – горько усмехнулся Виктор Андреевич. – Ну, до завтра, Петя.

– Кто это звонил? – спросила мама.

– Один знакомый, – неопределенно ответил Петька.

– Опять какие-то детективы?

– Да ты что, мама, – поморщился Петька. – Это уже дела давно минувших дней, преданья старины глубокой…

Петька знал, что цитаты из классиков так умиляют маму, что она совершенно забывает, о чем, собственно, шла речь. И на этот раз трюк тоже удался. К тому же пришла соседка со второго этажа, и у Петьки появилась возможность забрать телефон в свою комнату. Первым делом он позвонил Крузу. Но у того было занято. Тогда он набрал номер Хованского.

– Кирюха, завтра в четыре приедет Виктор. Лида через паспортный контроль не проходила. Решено заняться Аверкием.

– Кем решено? – с некоторым раздражением осведомился Кирилл.

– Им, Виктором, – поняв настроение друга, сказал Петька. – А мы должны ему помочь, а то он сам такого может наворотить! Ты поедешь с нами?

– Постараюсь. А кто еще будет?

– Думаю, только Круз. Девчонок брать не будем, слишком много народу получится.

– Ладно, заметано.

Петька опять позвонил Игорю.

В конце разговора он сказал:

– Знаешь, Крузейро, а ведь в этот раз у нас, кажется, впервые не триллер, а классический детектив. На первый взгляд, скучно, а на самом деле…

– Да какая разница! Разве дело в жанре? Дело в том, что пропала девушка, редкая красавица, а вокруг этого наворочено столько лжи…

– Ты, конечно, прав, Круз, это самое главное.

– И потом, неизвестно, в конце концов, в любой момент твой классический детектив может превратиться в триллер, если не просто в ужастик! Так что кончай эту бодягу с жанрами!

– Круз, ты чего злишься?

– Потому что я уверен – с Лидой случилась настоящая беда и, по-моему, пора уже звонить Крашенинникову.

– Дяди Володи нет в Москве, мне Лавря сказала… Он уехал в Англию, обмен опытом с английской полицией, кажется.

– Ну, можно же позвонить Васе Мурыжко или Лаптеву…

– Брось, они пошлют нас куда подальше! Ты много знаешь случаев, чтобы кого-то пропавшего милиция нашла?

– Слушай, а может, обратиться на телевидение? В передачу «Жди меня»? Они там такие истории разматывают!

– Да, Круз, это мысль… Но только кто туда обратится? Мы? А кто мы такие Лиде? Мы ее даже в глаза живой не видели, только фотку… Вот если бы Зануда туда обратилась или…

– А этот Виктор? Он же рекламщик, может, знаком с кем-нибудь на телевидении?

– Ну, надо будет ему подбросить завтра эту мыслишку. А что, Круз, вдруг сработает? Вдруг она и впрямь просто смылась с денежками? Да, это светлая мысль, Крузейро! Отлично, будет что предложить мужику! Блеск! – все больше воодушевлялся Петька. – Представляешь, включает Лида телик, а там ее любимый, весь такой взволнованный: «Лида, я ищу тебя, отзовись!» Хотя черта лысого она отзовется, – вдруг помрачнел Петька. – Уж если сбежала с деньгами, будет сидеть тихо… Нет, Круз, фигня на постном масле! Не тот случай!

– И все-таки я ему это предложу. Попытка – не пытка. И потом, необязательно она сама, откликнуться может кто-то другой, кто ее видел. И совсем ни к чему устраивать мелодраму в студии. Сами пойдем и покажем ее фотографию!

– Это можно, – без всякого энтузиазма отозвался Петька. – Почему нет? Ладно, Круз, меня мама зовет. До завтра!

Черт, безнадега какая-то с этой Лидой… Как в воду канула… Был бы в Москве дядя Володя Крашенинников, с ним можно было хотя бы посоветоваться.

Виктор Андреевич приехал даже чуть раньше четырех. У него было тяжело и муторно на душе. Он не знал, как быть, что делать, и, как это ни странно, возлагал большие надежды на ребят. Они, конечно, начитались детективов, но соображают хорошо. А вот и они!

– Здравствуйте, познакомьтесь, это Игорь, – сказал Петька, представляя ему высокого и удивительно красивого паренька. У Виктора Андреевича даже в висках застучало. Какая удача! Это именно то лицо, которое он так долго искал для рекламы новой молодежной косметики. Именно такой парень может являться в мечтах юной девице, которая ухаживает за своей кожей при помощи новых средств… Он на мгновение даже забыл о цели своего приезда.

– Почему вы так на меня смотрите? – смущенно поежился Игорь.

– Как, говоришь, тебя зовут?

– Игорь.

– Слушай, Игорь, у меня потом будет к тебе дело…

– Ко мне? Какое дело?

– Неважно, потом… – Виктор Андреевич с трудом владел собой. Ему, тридцатилетнему, полному сил мужчине, привыкшему рассчитывать в основном на самого себя, было стыдно и тяжело признаться этим мальчишкам, что он в полной и абсолютной растерянности. – Ну, братцы, что скажете? Есть идеи?

– Вы достали адрес Аверкия? – деловито осведомился Хованский.

– Разумеется, он живет на Бойцовой улице.

– Где это? – поинтересовался Кирилл.

– В районе Сокольников, недалеко, в общем, – ответил Виктор Андреевич. – Я только не очень понимаю, с какого боку за это браться? Мы что, будем за ним следить?

– Можно и следить, в принципе, – ответил Петька. – Только сейчас он скорее всего на работе, а вот поспрашивать о нем во дворе будет нелишним. И вообще посмотреть…

– На что?

– На то, как живет. Даже дверь квартиры иногда многое говорит о хозяине.

– Ладно, поехали, хотя мне милее всего было бы просто пойти и взять за глотку эту Зинаиду. Спросить, зачем наврала про Испанию…

– Послушайте, я вот что придумал, – перебил его Игорь, – а что если Зануда не соврала?

– То есть как не соврала? Ясно же, что соврала, Лида границу не пересекала, – закричал Виктор Андреевич.

– Нет, я не договорил… А что, если ее тоже ввели в заблуждение? Что, если это звонила не Лида? Было, допустим, плохо слышно, и все такое…

– Стоп! – завопил Петька. – А ведь могла звонить и сама Лида, только не из какой не из Испании! А, предположим, из Питера или из какого-нибудь Тамбова…

– Мальчик хочет в Тамбов! – вырвалось у Кирилла.

Игорь укоризненно на него посмотрел, и тот сразу сник.

– А что, может быть. Но тогда… Тогда я ничего не понимаю, – вконец растерялся Виктор Андреевич.

– А чего тут понимать? Решила девушка дать деру от сестрички, прихватила бабки – и была такова. А потом скумекала, что сестричка может объявить ее в розыск, и придумала такую роскошную враку про возлюбленного испанца! – подвел итог Кирилл.

– Ерунда! – поморщился Виктор Андреевич. – Не могла она так поступить. Не могла, и все! Не тот она человек. По-твоему, получается, что она хитрая циничная гадина…

– Получается, – кивнул Кирилл. – Может, она такая и есть? Гадины часто бывают красивые, и их тогда труднее распознать.

Петьку затошнило. Ему вдруг до чертиков надоела эта Лида, которую он ни разу даже не видел. Какую кашу заварила!

– Нет, так нельзя рассуждать! – воскликнул, подумав, Игорь. – Нельзя! Мы ее пока ни в чем не уличили! Как можно? А если она просто несчастная жертва?

Виктор Андреевич вдруг резко затормозил.

– Стоп, братцы! Я так не могу! Для вас это, можно сказать, игра, развлечение, а для меня… Поэтому я буду искать Лиду. И пока не найду ее или… ее труп, не успокоюсь! И начну я с ее сестры! А вы как хотите!

– Но мы же едем к Аверкию! Давайте начнем с него! – предложил Петька.

– Хорошо, но я не стану разводить турусы на колесах, я пойду к нему, возьму за шкирку и вытрясу из него все, что ему известно! А вы будете свидетелями, если что…

Ребята промолчали. Горе Виктора Андреевича было таким искренним, что они не стали возражать. Петька только надеялся, что Аверкия не будет дома. А то этот несчастный Виктор может наломать дров.

Дом Аверкия они нашли довольно быстро. Но во дворе никого не оказалось. Погода была неподходящая для прогулок.

– Ну, парни, я вот что думаю… – не слишком уверенно начал Виктор Андреевич. – Пожалуй, я поднимусь один к этому Аверкию и попробую с ним поговорить. Может, даже представлюсь милиционером…

– Не надо! – закричал Петька. – А если он у вас удостоверение потребует?

– Тоже верно, – согласился Виктор Андреевич. – Но что ж мне ему сказать?

– По возможности всегда лучше говорить правду, – заметил Игорь. – Хотя иной раз и приходится врать, но… В конце концов, что вам скрывать? Скажите, что ищете Лиду, а ее сестра вам помочь не хочет… Черт, это тоже будет вранье, ведь вы с Занудой пока не встречались…

– Ладно, там будет видно! – махнул рукой Виктор Андреевич. – Я пойду, а вы меня ждите.

– Совсем мужик расквасился, – заметил Хованский.

– Да, действительно, – согласился Петька. – Боюсь, от этого визита толку не будет.

Между тем Виктор Андреевич поднялся на третий этаж и позвонил. Ему никто не открыл. Он вспомнил, как Петька сказал, что иногда по виду входной двери можно определить характер человека. Дверь Аверкия Степановича Куракина была вполне приличного вида, аккуратно обитая бордовой искусственной кожей. И номер квартиры был не стандартный, а из двух бронзовых цифр, двадцать четыре. В этот момент его окликнула вышедшая из квартиры напротив женщина в халате:

– Вы к кому?

– К Аверкию Степановичу.

– А по какому вопросу? – женщина придирчиво оглядела Виктора Андреевича.

– Ну, у меня к нему дело…

– Можете не стесняться, я его жена. Так вы по какому делу?

Ничего себе положение! Как можно сказать жене, что он ищет сестру подруги ее мужа? Бред какой-то!

– У меня к нему дело конфиденциального характера, – ничего лучшего не придумал он.

– Знаю я его конфиденциальные дела! Говорите, говорите!

– Ну, это очень сложно объяснить…

– Вы пациент, что ли?

– Пациент? Ну, в некотором роде… То есть не я…

– А, поняла. Ваши родственники страдают запоями?

– Да! – решительно заявил Виктор Андреевич. – Младший брат! – «Ага, этот Аверкий, очевидно, лечит алкашей», – сообразил он. – Парню двадцать пять, а он уже пьет, как… И мне рекомендовали…

– Понятно, – смягчилась женщина, – вы оставьте свой телефон, Аверкий Степанович с вами свяжется. Обязательно! И не волнуйтесь. Он вам поможет! Скольких уж пропащих людей вернул к нормальной жизни. Давайте ваш телефон!

Виктор Андреевич замялся.

– Понимаете, не хотелось бы по телефону…

– А кстати, кто это вам адрес дал? Обычно все звонят по телефону…

– Да это через десятые руки, – пробормотал Виктор Андреевич и все-таки оставил свой телефон. – Только я сегодня поздно буду дома, не раньше одиннадцати.

– Ничего, он вам позвонит, – заверила женщина. – А то я у соседки была, собралась домой, смотрю, вы тут стоите, даже испугалась немножко, мало ли, думаю…

– Спасибо вам! До свидания!

– Будьте здоровы!

«Черт знает что, – думал Виктор Андреевич, спускаясь по ступенькам. – Ну, позвонит мне этот тип, и что?»

Ребята сразу по лицу определили, что его постигла неудача.

– Аверкия дома нет, да? – спросил с сочувствием Игорь.

– Хуже, дома была его жена!

Петька аж присвистнул. Ай да Зануда, чужого мужа отбивает!

– Ну все, я больше не в состоянии ходить вокруг да около. Я сию минуту еду к вашей Зануде!

Но тут вдруг раздался крик:

– Аверкий Степанович! Аверкий Степанович!

К подъезду приближался среднего роста мужчина, не слишком впечатляющей внешности. А к нему подбегала женщина в длинной меховой шубе. Она что-то совала ему в руку, а он не очень решительно отказывался. Виктор Андреевич сделал стойку.

– Это судьба, – пробормотал он и двинулся к мужчине.

– Аверкий Степанович! – охрипшим от волнения голосом позвал он.

Тот оглянулся. Женщина в шубе, воспользовавшись секундной заминкой, бросилась прочь, оставив в руке растерявшегося Аверкия Степановича небольшой конверт.

– Вы ко мне? – спросил он.

– Аверкий Степанович, мне совершенно необходимо с вами поговорить.

– У вас проблемы?

– Да, одна проблема, но она не дает мне спокойно жить…

– Понимаю, – кивнул Аверкий Степанович, внимательно вглядываясь в лицо незнакомца. – Однако, по-видимому, эти проблемы не такие уж давние… На первый взгляд трудно что-либо заметить.

– Ах, вы об этом, нет, я не пью! Я не алкоголик, отнюдь!

– В таком случае что же вас ко мне привело?

– Аверкий Степанович, что вы знаете о Лиде?

– Кто это – Лида?

– Лида Мухина!

Аверкий Степанович вдруг покраснел как вареный рак.

– А кто вы такой? И как меня нашли?

– Неважно. Лида пропала при весьма загадочных обстоятельствах, и я безумно волнуюсь, все остальное не имеет значения. Помогите мне!

– Но я, ей-богу, ничего толком не знаю, спросите у… у Зинаиды Михайловны… – он невольно понизил голос. – Но, насколько мне известно, Лида уже нашлась… А вы ее, так сказать, возлюбленный?

– Так сказать!

– Понятно. Но в таком случае вынужден вас огорчить…

– Только не рассказывайте мне байку про Испанию!

– Значит, вы в курсе, молодой человек? Что ж, сочувствую и, честно говоря, недоумеваю, чем я-то могу тут помочь… Любовь – это, знаете ли, не запой! Тут лечит только время!

– Аверкий Степанович, Лида в Испанию не уехала! Это ложь! Я проверил – она границу страны не пересекала!

– Но кто же, по-вашему, лжет? Я? Зачем? Зинаида Михайловна? Или солгала сама Лида, просто, чтобы ее не искали?

– Я не знаю, я хочу найти Лиду, только и всего… Что вы знаете о ней?

– Я? Да ничего практически не знаю… Зинаида Михайловна нас познакомила. Девушка очень красивая, но, по-видимому, со скверным характером. Она меня сразу невзлюбила, но меня это мало волновало. У нее был комплекс провинциалки. Но это вы, вероятно, и сами успели заметить. Скрытная натура, похоже, любящая не просто приврать, а выдумывать целые жизненные коллизии… Но это издержки юного возраста, ничего страшного.

– А как, по-вашему, она была способна украсть?

– Украсть? Маловероятно. Хотя кто знает… Она у вас что-то украла?

– У меня – нет. Но сестру она, кажется, ограбила.

– Сестру? Ограбила? – безмерно удивился Аверкий Степанович. – Что вы имеете в виду?

– Она, очевидно, украла у сестры довольно много денег.

– Не смешите меня! Откуда у нее деньги?

– Тем не менее у нее была довольно большая сумма. И Лида исчезла вместе с деньгами…

– Но я и понятия об этом не имел, уверяю вас! Зина никогда мне не говорила про деньги, уверяю вас. Ну, если уж она от меня это скрыла… Увы, молодой человек, я ничем не могу вам помочь. Обратитесь к Зине или в милицию, на худой конец. Только прошу вас, не впутывайте меня… Я, знаете ли, женат, у меня дети…

– Кстати, я разговаривал с вашей женой, и она даст вам мой телефон, – вспомнил Виктор Андреевич. – Она приняла меня за пациента.

Куракин опять сильно покраснел.

– Что ж, спасибо за предупреждение. Жаль, что не смог быть вам полезным. Только не ищите забвения в алкоголе, молодой человек! – напутствовал он Виктора Андреевича и скрылся в подъезде.

– Между прочим, он совершенно не похож на злодея, – заметил Игорь. – Не зря Оля с Дашей прозвали его Мымриком.

– Да и Зануда похожа только на зануду, а не на злодейку, – подхватил Петька. – Эта Лида – та еще штучка. Наговаривает на людей, а сама…

– Не доверяйте внешности! – предостерег друзей Хованский. – Помните про Кристину!

– Но невозможно во всех людях видеть преступников! – воскликнул Игорь.

– Во всех и не надо, – пожал плечами Кирилл. – По-моему, если есть тут преступный элемент, то это сама ваша драгоценная Лида.

– Подождите! – оскорбился Виктор Андреевич.

– Да как ты можешь! – воскликнул Петька. – Поругаться вы всегда успеете. Надо решать, что делать дальше.

– А что тут делать? Я хотел поехать к вашей Зануде, вот я к ней и поеду! И припру ее к стенке! Только не надо меня отговаривать, никаких возражений я не принимаю!

– Дело ваше, – сказал Петька. – В конце концов, мы сделали все, что могли. Дальше действуйте сами.

Виктора Андреевича задел его холодный тон.

– Да что вы такое сделали, откровенно говоря? Заподозрили невесть в чем несколько человек, сами же сняли с них подозрения и во всем обвинили жертву! Вполне в духе нашего времени!

– Ну все, больше я этим делом заниматься не намерен! – вышел из себя Петька. Слова Виктора Андреевича показались ему особенно обидными потому, что в них была доля истины.

Игорь с Кириллом тоже, надо сказать, обиделись. Стараешься, стараешься, а тебе только хамят…

– Извините, если что не так! – насмешливо произнес Хованский и даже подчеркнуто шаркнул ножкой и щелкнул каблуками.

– Да, похоже, наши интересы разошлись, – согласился с друзьями Игорь.

– Я все равно еду в вашу сторону, садитесь, подвезу!

– Нет, благодарим покорно, мы уж как-нибудь сами, – опять щелкнул каблуками Кирилл.

– Как угодно, – сухо бросил Виктор Андреевич и укатил.

– Слушай, Хованщина, когда ты научился так шикарно ножкой шаркать? – заинтересовался Петька. – Очень аристократично!

– Да ну тебя, ничему я не учился, само так получилось. А вообще, больше всего мне хотелось ему в морду дать…

– Ну, это уж слишком! – засмеялся Игорь. – С него вполне хватит Кирюхиного тона. Ну, и что теперь?

– А ничего! Ему эта Лида нужна как воздух, а нам – как прошлогодний снег! – заявил Петька. – Все!

– Эх, жалко, мы не узнаем, что там у Зануды будет… Интересно все-таки…

– Мне лично не интересно, – ответил Петька. – Я сыт по горло! Пусть даже это будет первое дело, которое мы не довели до конца, мне плевать!

– Тем более что никакого преступления тут скорее всего и нет. Младшая сестра взяла у старшей то, что ей, собственно говоря, и причиталось. Это их глубоко внутреннее, частное дело. А мы полезли. И получили по носу, – поддержал его Кирилл. – Ну, а любопытство вещь вполне простительная.

– Кто бы спорил…

Глава XI

ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ КРУЗЕНШТЕРНА

На другой день Зануды в школе не было. Вместо истории был второй подряд урок литературы.

– Как думаешь, Петька, это она после визита Виктора в себя приходит? – шепнул Игорь.

– Все может быть, только мне это уже неинтересно.

Зато Даше с Олей это было чрезвычайно интересно. И потому Оля как бы ненароком спросила на перемене у литераторши:

– Инна Ивановна, а что, Зинаида Михайловна заболела?

– Да, у нее ангина, – невозмутимо ответила та.

Прошло еще несколько дней. Зинаида Михайловна вышла на работу. Вид у нее был вполне обычный и, вопреки ожиданиям, она ни на йоту не изменила своего отношения ни к кому из компании друзей. Когда Оля забыла какие-то даты, Зануда, не дрогнув, поставила ей тройку, но зато, когда Хованский блестяще ответил урок, она так же, не колеблясь, похвалила его и поставила пятерку. Так что инцидент все посчитали исчерпанным.

– Между прочим, в субботу я вас всех жду к себе! – заявил Игорь в четверг на большой перемене.

– Ох, у тебя же день варенья! – вспомнил Хованский. – Круз, а пироги будут?

– Будут, будут! – успокоил его Игорь. – Все будет как надо, можешь не сомневаться! Надеюсь, все придут?

– Еще бы!

– Даш, и Стасу скажи, пусть подваливает! – напомнил Игорь. – Все-таки не один пуд соли вместе схавали!

– Это точно! – засмеялась Даша. – Придем, не сомневайся. А кто еще будет?

– Да никого! Только все свои. Ну, может, Верка явится…

– А Таньку не позовешь? – со смехом спросила Даша.

– Ты нарочно? – рассердился Игорь.

– Между прочим, она мне после того разговора еще звонила.

– И чего хотела? – полюбопытствовал Петька.

– Да так, расспрашивала, как и что. Я ей объяснила, что так себя не ведут, вроде она поняла.

– Кошмар какой-то, – проворчал Игорь. – Ты мне все настроение испортила, Дашка!

– Ах, какие мы нежные! – засмеялась Даша. – Скажи лучше, что тебе подарить?

– Я на такие вопросы не отвечаю!

* * *

В субботу утром Оля решила смотаться на рынок и купить цветов. Там в начале апреля продают удивительные тюльпаны и с утра можно купить подешевле. Она хотела во что бы то ни стало подарить небольшой букет Алевтине Сергеевне, маме Игоря. Так ей советовала бабушка.

– Только не больше пяти штук, Олюшка! Иначе это будет уже не очень прилично, а можно ограничиться и тремя!

– Ладно, бабуль, я там посмотрю…

Покупать цветы Оля обожала. Сначала надо обойти весь рынок, прицениться, а уж потом выбирать. Хорошо, что папа вчера подкинул деньжат. А подарок Игорю она давно приготовила. С большим трудом разыскала генеалогию рода Крузенштернов и очень красиво все это оформила. Так что подарок будет просто уникальный. Правда, у них в семье не придают значения таким вещам, но тем не менее сумеют оценить изысканность подарка. В этом Оля не сомневалась.

На обратном пути, чтобы сократить дорогу, она прошла через двор Зануды и нос к носу столкнулась с Олесей.

– Оля! – обрадовалась та. – Как хорошо, что я тебя встретила! А Даша где?

– Дома, что случилось?

– Да я ваши телефоны куда-то задевала, а вы мне так нужны, так нужны!

– Нужны? – удивилась Оля.

– Оля, ты не представляешь, что вчера было! – захлебывалась Олеся. – Вот не сойти мне с этого места, если я вчера не видела Лиду!

– Она что, вернулась? – осторожно осведомилась Оля.

– Да нет! В том-то и дело! Мы с мужем ехали в машине, остановились на красный свет, я поглядела налево и просто отпала. В соседней машине рядом с водителем сидела Лидка, собственной персоной.

– А вы не обознались?

– Да что ты! Я как заору мужу: «Смотри, смотри, это же Лидка!» Он посмотрел и говорит: ну Лидка, и что? Я ему особо не рассказывала всю эту историю, только в общих чертах, вон он и не врубился. То есть он тоже ее узнал. Ты можешь себе представить? Как это понимать? Она же вроде в Испании?

– Да какая разница – в Испании, не в Испании, главное – жива, здорова! – заметила Оля.

– То есть как? Что ж, Мымра все выдумала про Испанию, да? И потом, знаешь, вид у нее был какой-то странный.

– У кого? – не поняла Оля.

– Как у кого? У Лидки! Бледная, глаза в пол-лица, и она явно испугалась при виде нас… Странно, очень странно!

– А что за машина была? – деловито спросила Оля.

– Черная «Волга».

– А кто за рулем, вы заметили?

– Женщина какая-то. Я только успела заметить, что она была в черном платке.

– А номер? Номер машины вы запомнили?

– Да нет, что ты… А надо было?

– Ну, в такой ситуации номер машины мог бы пригодиться…

– Но что же все это значит? Ты что-нибудь понимаешь?

– Мало, честно говоря.

– А может, все-таки обратиться к Мымре? Сказать ей, что…

– Нет, не надо! – воскликнула Оля.

– Но почему?

– Сама не знаю. Мне просто так кажется.

– А вот мне все это кажется очень даже подозрительным. Да, по-моему, тут что-то страшное происходит! Видела бы ты Лидку. – Олеся даже всхлипнула. – Бедная… Мне так ее жалко.

– Да почему вам ее жалко?

– Видела бы ты ее глаза! В них такое отчаяние застыло…

В этот момент к подъезду подкатил беленький «жигуленок».

– Олеська! – крикнул молодой человек, сидевший за рулем. – Опять затрепалась? Посмотри на часы!

– Ой, мамочки! – взвизгнула Олеся и бегом бросилась в машину. – Пока, Ольга!

«Жигуленок» укатил. А Оля осталась в полной растерянности. Что теперь делать? Ведь они уже поставили крест на этой истории. Да еще сегодня день рождения Круза. Правда, соберется вся команда и можно будет опять все обсудить. Хотя, если родители Круза не уйдут, поговорить вряд ли удастся. Значит, первым делом надо созвониться с Дашкой. Похоже все-таки, что Лида в беде!

Она помчалась домой, сунула завернутые в газету тюльпаны в вазу с водой и поставила в темное место – так ее научила продавщица, чтобы они до вечера не раскрылись. Потом заглянула в комнату. Бабушка сидела у телевизора. Отлично! Оля схватила трубку радиотелефона, помчалась к себе в комнату и набрала номер Даши.

– Алло! – узнала она голос Стаса.

– Стасик, привет, Дашка дома?

– Ольга! Сколько лет, сколько зим! Сегодня у тебя торжественный день?

– У меня? Почему это? – фыркнула Оля.

– Ну, сегодня родился герой твоего романа. Великий праздник!

– Ты меня хочешь поздравить? Спасибо, Стасик!

Стас ждал, что она начнет возмущаться, отнекиваться, а она понимала, что именно этого он от нее ждет. И потому своей спокойной реакцией сбила его с панталыку.

– Фу, Ольга, как неинтересно! – засмеялся он. – С неудовольствием констатирую, что ты стареешь, подруга!

– Я не старею, а умнею!

– Куда уж, матушка? Ты и так у нас ума палата!

– Стас, кончай бодягу!

– Фи, что за выражения для такой изящной девушки!

– Стас, ну правда, где Дашка?

– Пошла с тетей Витей в магазин! Ей что-нибудь передать?

– Да нет… Пусть, как придет, срочно мне позвонит! Кстати, ты сегодня придешь к Крузу?

– Ну а как же! Разве я могу пропустить та-кое торжество! К тому же никто не делает салат «оливье» лучше его мамы!

– Не ври! Дашка делает лучше!

– Вопрос спорный! Дашка не кладет туда яблоки! А мне это нравится! А вообще-то, и вправду моя сестренка готовит лучше всех!

– Наконец-то признал! Ладно, Стасик, передай ей, чтобы позвонила!

– Подожди, кажется, они вернулись… да! Дашка, тебя к телефону! Ольга! Срочно!

– Алло! Олька, что стряслось?

Оля быстро пересказала ей свой разговор с Олесей.

– Ну ни фига себе! – огорчилась Даша. – Все снова-здорово. Но я понятия не имею, что с этим делать. Если бы эта клуша Олеся хоть номер запомнила… А так, что мы можем сделать? Найти в Москве черную «Волгу», которую водит тетка в платке… Безнадега, Олька!

– Да, я понимаю.

– Знаешь, я думаю, что мы пока промолчим про это, а то испортим Крузу день рождения, а толку все равно не будет.

– Мне кажется, надо бы все-таки Виктору позвонить, сообщить, что она хотя бы жива…

– Но мы с тобой даже его телефона не знаем.

– Даш, может, ты позвонишь Петьке? Скажешь ему?

– А ты сама не можешь?

– Могу, конечно, только я не знаю… Может, и не стоит тревожить мужика.

– Вот что, Оль, давай пока подумаем. В четыре встретимся у Круза и там посмотрим, как и что… Если будет возможность, попозже расскажем об этом. Словом, будем действовать по обстоятельствам. А пока никому ничего не скажем.

– Нет, Дашка, одному человеку все же надо сказать! Петьке! Чтобы он связался с Виктором. Обязательно!

– Тогда зачем ты все это мне талдычишь? Позвони Петьке, в чем проблема?

– Просто в том, что только сейчас, в разговоре с тобой, до меня дошло, как Виктору плохо, и мне стало его жалко.

– Ладно, звони Петьке!

– Ага! Все, Дашка, до скорого!

Но Петькина мама сообщила Оле, что он уехал к бабушкам на Можайку и прямо оттуда поедет к Игорю.

«Значит, не судьба», – решила Оля и отправилась в ванную мыть голову и наводить немыслимую красоту!

* * *

День рождения удался! Все было очень вкусно, отец Игоря затеял с ребятами игру в шарады, и они веселились напропалую. Однако поговорить никак не удавалось. Когда после игр все сели пить чай с потрясающим тортом, который приготовила Вера, в дверь вдруг позвонили.

– Игорек, ты кого-то еще ждешь? – удивилась Алевтина Сергеевна.

– Нет, – ответил Игорь и побежал открывать. Вскоре он вернулся вконец растерянный, держа в руках большой букет мимозы и длинный изящный конверт, весь разрисованный бабочками.

– Кто там, Игорь? – спросила Вера.

– Да вот… прислали…

– От кого это? – заинтересовались все.

– Понятия не имею!

– От какой-то таинственной поклонницы, не иначе! – предположил Стас. – Погоди, Игорь, не вскрывай конверт! Давайте попробуем угадать!

– Действительно! – поддержал Стаса отец Игоря. – Так куда интереснее. А то окажется какая-нибудь чепуха! Ну, какие будут версии?

– Думаю, есть только один вариант, – засмеялся Хованский. – Это Кристина! Она от нашего Круза просто без ума!

– Какая еще Кристина? – всполошилась Алевтина Сергеевна. – Первый раз слышу!

– Да это одна моя знакомая, – поспешил успокоить ее Хованский. – И вообще, я пошутил!

– Нет, это наверняка Курдюмова! – заржал Петька. Курдюмова была самой тупой девочкой в школе, и все грохнули.

– Да ну вас, – отмахнулся Игорь, – лучше я вскрою!

И он аккуратно надорвал исключительно красивый конверт, достал оттуда листок плотной золотисто-желтой бумаги, развернул его, посмотрел на подпись и завопил:

– Тьфу! Даже читать не желаю!

– Что там, Игорек?

– Боюсь, это от Таньки, – догадался Петька. Он поднял с пола листок и протянул Игорю.

– Не желаю я это читать! Сам читай!

– Чужие письма читать нельзя! Тем более от женщин! – засмеялся Петька.

– В самом деле, Игорь, как тебе не стыдно! – вмешалась Алевтина Сергеевна. – Таня еще ребенок!

Игорь нехотя взял листок, и вдруг глаза у него в буквальном смысле слова полезли на лоб.

– Что там такое? – заинтересовалась Оля.

Игорь протянул ей листок.

«Игорь, поздравляю с днем рождения! Девушка, которую вы ищете, уехала на черной «Волге». Я знаю ее номер. Позвони. Вечно твоя Таня».

– Какую девушку вы ищете? О чем это она? – заволновалась Алевтина Сергеевна. – Игорь, в чем дело? Опять какие-то тайные расследования?

– Да нет, Алевтина Сергеевна, это чепуха! Просто сестра одной нашей училки, исторички, сбежала с кавалером…

– Но откуда же Таня об этом знает? И что все это значит?

– Я ее убью, – еле слышно прошептал Игорь.

– Да это все просто, – вмешалась Даша. – Таня мне звонила, расспрашивала про Игоря, ужасно хотела попасть на день рождения. А я ей сказала, что мы сейчас заняты, ищем сбежавшую сестру нашей исторички… – Даша сообразила, что сказала лишнее, запуталась и умолкла.

– Так вы ее и вправду ищете?

– Нет, мама, никого мы не ищем! – поморщился Игорь. – Просто эта рыжая дура решила мне испортить праздник и заодно добиться, чтобы я ей позвонил. Вот, думает, напишу какую-нибудь хрень, а он пусть разбирается. Неужели ты не понимаешь? – выкрутился Игорь.

– Действительно, мама, Танюшка на редкость изобретательная и предприимчивая особа и может кого угодно достать до печенок, – засмеялась Вера. – Игорь, я знаю только одно средство борьбы с нею. Ты должен обещать на ней жениться!

– Тьфу! – рассвирепел Игорь. – Все, отстаньте от меня с этой коровой! Катастрофа, а не девка! Испортила-таки праздник!

Все долго смеялись, а Игорь под шумок отвел сестру в сторонку:

– Вера, будь другом!

– Что тебе, Игорюша?

– Отвлеки родителей, нам надо поговорить, а при них невозможно!

– Ну, как я их отвлеку от любимого сыночка? Ты что?

– Верочка, ну пожалуйста!

– И не проси! Нереально!

Игорь был вне себя. Ни один человек на свете не раздражал его так, как эта Танька.

Между тем Петька тихонько уединился в комнате Игоря и позвонил ей.

– Это ты? – разочарованно протянула девочка. – Тебе я ничего не скажу. Только Игорю!

– Игорь тебе звонить не будет, Таня! К тому же он просто тебе не поверил. Какая девушка? Какая черная «Волга»?

– Девушку зовут Лида Мухина. И ее увезли на черной «Волге». Вы ее ищете, как дураки, а я вот нашла!

– Ты ее нашла? Извини, я тебе не верю!

– Да? Не веришь?

– Не верю! А как я могу поверить в это? Расскажи все подробно, тогда, может, и поверю!

– Нет, – отрезала Танька. – Не хотите знать про Лиду, не надо! А я все скажу только Игорю!

– Дело твое! Можешь не говорить, тем более, я уверен, тебе и сказать-то нечего!

В этот момент в комнату заглянула Оля.

– С Танькой говоришь? – шепотом спросила она.

Петька кивнул.

– Про черную «Волгу» правда, – шепнула Оля.

Петька вытаращил глаза.

– Погоди минутку, Таня… – он прикрыл трубку рукой. – В чем дело, Жучка?

– Тебя не было, я тебе звонила… Вчера Олеся видела Лиду на улице в черной «Волге»!

– Ни фига себе!

– И, может, она не врет! – Оля кивнула на трубку.

– Позови Лаврю, быстро!

Оля пулей вылетела из комнаты и мгновенно вернулась вместе с Дашей.

– Таня, с тобой хочет Даша поговорить!

– Нет! Только Игорь!

И нахальная девчонка швырнула трубку.

– Вот мерзавка! – разозлился Петька. – Шантажистка, дура!

– Придется Крузу пойти к ней на поклон! – засмеялась Даша.

– Исключено! – покачала головой Оля. – Он не согласится. И просто не поверит, что эта дура могла что-то узнать. Откуда она знает этот номер? Бред сивой кобылы!

– А я думаю, что не бред… – задумчиво проговорила Даша. – Она решила, наверное, утереть нос Игорю и нам всем заодно. Мы ничего не узнали, а она узнала…

– Да она блефует! – взорвался Петька.

– Думаю, что нет. Она же понимает, что если это блеф, больше с ней вообще никто разговаривать не будет.

– Да зачем ей наши разговоры? Ей Игорек нужен, и все.

– Ну и что делать? – растерялся Петька. – Насколько я знаю Круза, он упрется и звонить не будет. Что там с этой черной «Волгой», Оля?

Оля быстро ввела его в курс дела.

– Блин, как видно, придется все-таки заставить Круза позвонить Татьяне. Чем черт не шутит, вдруг ей удалось что-то узнать?

– Откуда?

– Да черт ее знает, она такая шустрая, – улыбнулась Даша. – Ладно, вы идите туда, а я все-таки попытаюсь сама с ней поговорить.

– Куда вы все подевались? – накинулся на них Игорь. – Чай стынет, торт сохнет, и все из-за этой дурацкой пигалицы!

Между тем Вера на кухне пыталась уговорить родителей хоть на часок оставить ребят одних.

– Мама, но они же взрослые, сознательные люди! К тому же ничего спиртного даже в рот не брали. Пусть повеселятся на свободе!

– Вера, побойся бога, куда же мы уйдем?

– Поехали ко мне! У меня тоже есть маленький тортик! Попьем чаю там. А они пусть тут побудут. Недолго, часа полтора всего! Мама, ты же их всех знаешь как облупленных! Посмотри, разве они могут что-то плохое сделать?

Алевтина Сергеевна растерянно посмотрела на мужа.

– Ну, как быть, отец?

– Думаю, Вера права. Что мы, надсмотрщики? И потом, если они захотят устроить пакость, они ее все равно устроят, не спрашивая нас. Мы же не в состоянии круглосуточно за ними следить, поехали к Вере, Аля!

Когда Алевтина Сергеевна объявила о своем решении, никто особого ликования не выразил, но только потому, что все понимали – это было бы неприлично.

Когда родители Игоря и старшая сестра уже сели в машину, Алевтина Сергеевна заявила:

– Подождем десять минут!

– Чего мы будем ждать?

– Не побежит ли кто-то из ребят за выпивкой.

– Мама! – укоризненно воскликнула Вера.

– Ничего не мама! Береженого бог бережет.

Но, прождав напрасно минут пятнадцать, они все-таки уехали.

А ребята и думать не думали ни о чем, кроме черной «Волги». Они уговаривали Игоря позвонить Таньке.

– Помните «Капитанскую дочку»? – засмеялся Стас. – Там Савельич говорит Гриневу: «Плюнь, батюшка, поцелуй злодею ручку!» Вот и ты, Круз, плюнь и пойди к Таньке на поклон. Но зато уж если она блефует, ты сможешь впредь вообще никогда с ней не разговаривать. Или даже дать ей пинка под зад! Это, конечно, не по-джентльменски, но я на правах старшего друга разрешаю!

– Да как вы не понимаете, это же дурная бесконечность! – кипятился Игорь. – Она по телефону не станет говорить, потребует, чтобы я с ней увиделся, а потом еще что-нибудь… так и будет нервы мотать! И к тому же я уверен – ничего она не знает! Ничего! Откуда?

– Но вот про черную «Волгу» она же узнала… – нерешительно заметила Оля.

– Да, может, это случайное совпадение!

– А если нет?

– Слушайте, я, кажется, придумал! – вдохновенно заговорил Хованский. – Давайте позвоним Виктору и скажем про Таньку! Вот пусть он и попробует из нее вытрясти какие-нибудь сведения! Он ей так трогательно расскажет про любовь, может, она и расчувствуется…

– Ерунда! – нахмурился Стас. – Детские рассуждения. Дайте-ка мне телефон этой маленькой мерзавки, я сам попробую с ней разобраться!

– Попробуй, попробуй! – засмеялась Даша. – Только ты ей триста лет не нужен, ей Круза подавай! Такая любовь у нее!

– Ничего, попробую все-таки. Только вы ко мне не суйтесь! А то я могу не выдержать и разоржаться.

И с этими словами Стас ушел в другую комнату.

Его не было минут двадцать. Наконец он появился, весь красный, потный и в изнеможении рухнул на диван.

– Фу-у-у, ну и девка, – помотал он головой.

– Не раскололась? – усмехнулся Игорь.

– Ну почему же, – отер пот со лба Стас, – записывайте номер!

– Потрясающе! Стас, как тебе удалось? – закричала Даша.

– Просто я умею разговаривать с женщинами, – гордо заявил он.

– Тоже мне – женщина! – взорвался Игорь.

– Да, не хотел бы я с ней встретиться, когда она вырастет, – признался Стас. – Дайте скорее воды, и похолоднее, я весь взмок!

– Связался черт с младенцем! – хохотала Даша.

– Это она младенец? – закричал Стас.

– Нет, – покачала головой Даша, – это ты младенец, а она черт!

– Да, это ближе к истине, – кивнул Стас со смехом. – Как ни прискорбно это признавать. Ну, хватит, теперь давайте соображать, как быть с этим номером.

– Ну, теперь это несложно, – пожала плечами Оля. – Покопаюсь в Интернете и узнаю, кому принадлежит машина. Если, конечно, номер не липовый. Но, Стас, она не сказала, как ей удалось его узнать?

– Нет. Подробности она расскажет только Игорю.

– Значит, обойдемся без подробностей! – жестко ответил Игорь. – И все-таки, мне кажется, мы обязаны сообщить обо всем Виктору. Может, человек уже потерял надежду…

– Между прочим, Круз прав, – согласился Стас. – Звоните мужику. Пусть начинает действовать. Мы сегодня все равно уже ничего сделать не сможем, а он…

– Неохота, вообще-то, ему звонить, – почесал в затылке Петька, – мы с ним так… недружественно расстались.

– Ерунда! Тут не до таких пустяков, – поморщился Стас.

– Но если Танька все-таки наврала? – сказала Оля.

– Но Олеся-то не наврала! – заметила Даша. – А человек страдает. Знаете что, давайте я ему позвоню, если вам трудно!

– Ну нет! Я не привык перекладывать на женские плечи… – оскорбился Петька и схватил телефонную трубку.

Даша ласково улыбнулась ему. А он тут же растаял.

Однако ни один из телефонов Виктора Андреевича не отвечал. Ни домашний, ни рабочий, ни мобильный.

– Ничего, еще не вечер, как говорится, дозвонюсь. Стас, ты завтра свободен?

– А что?

– Ну, если мы выясним, чья это машина…

– Ладно, так и быть, пожертвую вам еще одно воскресенье. Ради такого дела…

У Крузенштернов в доме не было компьютера. Поэтому Оля решила уйти пораньше. Но все стали ее удерживать. В конце концов ночью все равно с этими сведениями ничего не сделаешь. Петька время от времени пытался найти Виктора Андреевича. Но тщетно.

– Значит, так, предлагаю завтра утром слинять всем из дому пораньше, когда родители еще будут спать, – сказал Хованский, – а то придется что-то им врать…

– Врать все равно придется, когда вернешься, – улыбнулась Даша.

– Но тогда мы будем врать с чувством исполненного долга, а это все-таки легче, – ответил Кирилл.

Глава XII

ОЗАРЕНИЕ

Даша опять ночевала у Оли. Ровно в семь утра девочки на цыпочках вышли из квартиры. Внизу уже ждал Стас. Сонный, хмурый и раздраженный.

– Ну, и где ваши дружки? Дрыхнут без задних ног?

Но не успел он это произнести, как появился Петька.

– Жучка, я нашел эту «волжанку»! А ты?

– Нашла, конечно! Хозяин – Юшко Владислав Борисович.

– Точно!

– Где живет-то? – поинтересовался Стас.

– У черта на куличках! В Теплом Стане!

– Черт, я те края совсем не знаю, – проворчал Стас.

– У тебя же есть карта! – напомнила Даша.

Тут подоспел и Хованский.

– Привет всем, кого ждем?

– Круза, кого же еще!

– Небось продрых после дня рождения.

– Круз? Никогда! А вот он идет!

– Я опоздал? – всполошился Игорь. – У меня на часах ровно семь.

– Отстали твои часики на десять минут! – сообщил ему Хованский. – Квитко, ты этому Виктору так и не дозвонился?

– Нет.

– Ладно, разговоры уже в машине, садитесь, чего зря время терять! – распорядился Стас. – А вы продумали, что мы делать-то будем, когда найдем дом этого Юшко?

– Первым делом надо к нему наведаться под каким-нибудь предлогом, познакомиться и все такое, а там поглядим, – пожал плечами Петька.

– Но ведь, может быть, это просто ее хахаль, – предположил Хованский. – А Зануде она позвонила, чтобы та ее не искала.

– Нет, тут что-то не то, – задумчиво проговорила Оля. – Олеся сказала, что у Лиды был ужасный вид, глаза жутко испуганные. И вообще, пусть даже все окажется благополучно, я хочу просто в этом убедиться. Если мы сможем спокойно поговорить с Лидой, тогда все, а если нет…

– Я уверен, уверен, что поговорить с ней нам не удастся, – негромко произнес Игорь. – У меня даже есть кое-какие соображения на этот счет…

– Так поделись! – потребовала Оля.

– Нет, пока не буду…

Все примолкли. Ехать по Москве ранним воскресным утром было легко и приятно. День обещал быть солнечным и теплым. Весна все-таки берет свое!

Наконец они отыскали нужный дом. Машины с известным им номером нигде не было видно.

– Это ничего не значит, – заметил Стас. – Она может быть на стоянке или в гараже. Ну, а что теперь?

– Попробуем сначала хоть что-то о нем разузнать, об этом Юшко, – заявил Петька. – Вон дворник трудится, сейчас я к нему подойду и поговорю…

Он выскочил из машины и направился к молодому парню, который ломом долбил остатки почерневшего льда на газоне.

– Привет! – крикнул ему Петька.

Парень обернулся.

– Ты мне?

– Вам! – улыбнулся Петька как можно простодушнее. – Денек сегодня, похоже, будет клевый.

– Ух, хотелось бы… Чтобы скорей уж этот снег растаял, глаза б мои на него не глядели. А ты, пацан, чего в такую рань бродишь? Собаки у тебя вроде нет.

– Собаки точно нет, – вздохнул Петька, – а вообще я тут сестру ищу.

– Сестру?

– Ну да. Говорят, она тут бывает… Вы, например, не видели, а?

И Петька протянул дворнику карточку Лиды.

– Хороша… Ничего не скажешь… Королева красоты, можно сказать. Нет, пацан, не видел я тут ее. Иначе бы запомнил, точно. А она что ж, пропала?

– Пропала, – опять вздохнул Петька.

– Плохо. Сейчас люди часто пропадают. И с концами. А кто ж тебе сказал, что ее тут видели?

– Понимаете, видели ее не тут, а в машине одного типа, который тут живет, – перешел на таинственный шепот Петька. – Ну, вот я и подумал…

– А кто такой?

– Юшко Владислав Борисович.

– Да я по фамилии тут мало кого знаю. А как он выглядит?

– Понятия не имею. «Волга» у него черная, О 365 ДО.

– «Волгу» такую знаю, бывает она тут. Я почему на нее внимание обратил, 365 – количество дней в году. Вот и запомнил. Но тут такое дело: никогда я за рулем мужика не видел. Только бабу. Заметная такая баба, вся в черном.

– Ой, правда? Ее, сестру мою, как раз и видели в машине, где за рулем сидела тетка в черном платке, а про Юшко этого я только из Интернета узнал. Дружок мой номер запомнил, а я нашел. А вы не знаете, в каком подъезде та баба живет? – замирая от волнения, осведомился Петька.

– Да вроде во втором. Да, именно во втором. Но вот номера квартиры я не знаю. И давно твоя сестренка пропала?

– Да уж больше двух недель, – понурился Петька.

– Ну надо же… Жалко девчонку. Слушай, пацан, а что ж теперь делать-то будешь?

– Не знаю пока…

– Дай-ка я еще разочек на карточку взгляну.

– Пожалуйста!

Петька протянул фотографию.

– Ах ты, какая красивая… Слышь, пацан, а тебя как звать-то?

– Петр.

– Слышь, Петя, я тут вот чего подумал. Бабка моя тут раньше дворником работала, вообще-то она и сейчас как бы работает, то есть числится она, а работаю я. Мне что стоит метлой помахать да лопатой поскрести, а бабке уже трудно. Но мы с тобой сейчас к ней смотаемся. Она здесь лет пятнадцать оттрубила, старых жильцов всех знает.

– Ой, это здорово! А далеко?

– Да ты что, за углом! Бабке в этом же доме квартиру дали… Ну, идем, что ли?

– Спасибо вам. А как вас зовут?

– Пашкой. Да что ты меня все на «вы»? Мы с тобой как два апостола, Петр и Павел…

– Действительно, – улыбнулся Петька.

Павел отпер дверь ключом.

– Бабусь, не спишь?

– Здрасьте-пожалуйста, Пашка, ты чего так рано? Небось всю грязь оставил?

– Нет, бабусь, дело у меня к тебе, вернее, не у меня, у одного человека…

В прихожую маленькой квартирки на первом этаже выглянула пожилая, очень полная женщина.

– Здрасьте-пожалуйста, а это кто?

– Бабусь, вот человек сестру свою ищет.

– Здрасьте-пожалуйста, какую сестру?

– Понимаете, я ищу одну даму, она живет во втором подъезде, у нее черная «Волга», и она ходит вся в черном, – заторопился Петька. Бывшая дворничиха ему не больно-то понравилась. Она смотрела как-то настороженно, недоверчиво.

– Зачем тебе эта женщина?

– Да она мне не нужна. То есть…

Под испытующим взглядом дворничихи Петька почему-то растерялся, но Павел пришел ему на помощь:

– Бабусь, у человека сестра пропала, уж больше двух недель нет ее. А позавчера ее видали в черной «Волге» этой дамы… А я не знаю, в какой она квартире живет. Знаю, что во втором подъезде. Можно, конечно, все квартиры обойти, только зачем? Скажи, бабусь, ты ту тетку знаешь?

– Здрасьте-пожалуйста, как не знать? Нина Ивановна ее зовут. Кудрякова Нина Ивановна.

– Ох, спасибо! – возликовал Петька.

– Да какое там спасибо! Ты, малый, к ней не ходи…

– Почему?

– Слава о ней худая идет. Ох, худая!

– Как это? – не понял Петька.

– Бабусь, какая бы слава ни была, а девчонку надо найти.

Женщина несколько раз перекрестилась.

– Может, лучше и не искать…

Петька похолодел от ее зловещего тона.

– Как же не искать? Сестра ведь…

– Петь, покажи бабусе карточку. Глянь, бабусь, красавица какая.

– Здрасьте-пожалуйста, ты, чем на чужих красавиц засматриваться, лучше б Аньке позвонил! Девка обзвонилась вся!

– Бабусь, не до того сейчас, помочь человеку надо!

– Пожалуйста, скажите хоть, в какой квартире эта Нина Ивановна живет! – взмолился Петька.

– В пятьдесят шестой, на пятом этаже, – ответила дворничиха. – Только ты туда один-то не суйся! Молоденький еще!

– Нет, я с друзьями приехал…

– Ну, если с друзьями… А вообще-то она тут редко бывает, Нина Ивановна. Она все больше на даче живет – и зимой, и летом.

– На даче? А где у нее дача, вы случайно не знаете?

– Здрасьте-пожалуйста, случайно знаю. В Тихалеве дом у ней.

– Где это? – закричал Петька.

– На электричке туда не доедешь, только на машине, а вот по какой дороге, и не знаю.

– Все равно найдем! Если знаем название деревни и фамилию – обязательно найдем, – захлебывался от радости Петька. – Спасибо, спасибо вам огромное!

– Здрасьте-пожалуйста, за что спасибо, малый? Нахлебаешься там горюшка, ох, нахлебаешься!

– Бабусь, кончай темнить! – не выдержал Павел. – Скажи прямо, что за дела у этой тетки?

– Здрасьте-пожалуйста, что я знаю? Почитай, что ничего. Только люди зря говорить не станут…

– Да что они говорят-то, люди твои?

– Что она ведьма, вот!

– Ведьма? – воскликнул Петька. – Ничего, мы и на ведьму управу найдем, главное, ее за хвост поймать!

– Здрасьте-пожалуйста, какой у нее хвост, малый? Люди вот говорят, что будто она молодых в свою ведьминскую веру обращает. Ты уж там, малый, не лезь на рожон-то, а я, так и быть, схожу нынче свечку поставлю. Как твою сестру звать?

– Лида.

– Вот, поставлю свечку, чтобы рабе божьей Лидии господь помог. А тебя как звать?

– Петр.

– Ну, Петр, так и быть, за тебя тоже свечку поставлю. Чтобы у тебя сестра нашлась… Помоги тебе господь, Петя!

И она перекрестила Петьку.

– Спасибо, спасибо, – бормотал он, не зная, как следует вести себя в такой ситуации.

– Здрасьте-пожалуйста, у тебя десять рубликов-то найдется?

– Бабусь! – укоризненно воскликнул Павел.

– Да, да, – заторопился Петька, вытаскивая из кармана десятку. – Возьмите, пожалуйста!

– Здрасьте-пожалуйста, это не мне, на свечки… Был бы ты взрослый, я б с тебя поболе взяла, а так – сойдет!

– Ладно, мне работать пора! – хмуро произнес Павел. – Пошли, Петя.

Когда они вышли во двор, Павел смущенно сказал:

– Ты, парень, на нее не обижайся.

– Да что ты, Паша, я так рад! Так ей благодарен, твоей бабусе! Теперь мы найдем Лиду, я уверен.

– Слышь, Петь, если найдешь сестренку, познакомь меня с ней, ладно? Ты не думай, я ведь студент, на менеджера учусь… – и он густо покраснел.

– Напиши свой телефон! – Петька протянул ему записную книжку, раскрытую на букве П.

Павел аккуратно записал номер телефона.

– Спасибо, друг!

– Нет, это тебе спасибо! – растроганно проговорил Петька, и они обменялись крепким рукопожатием. – Я тебе в любом случае позвоню, расскажу, как и что, а за Лиду, конечно, ручаться не могу.

– Да понятно…

– Я побежал?

– Беги!

Петька вихрем понесся к машине Стаса.

– Ну как? Нарыл что-нибудь?

Петька, захлебываясь, все им рассказал.

– Обалдеть! – воскликнул Хованский. – Сколько всего узнал!

– Значит, говоришь, она на даче живет? В Тихалеве? Где это? Кто-нибудь знает?

Никто этого не знал.

– Стас, у тебя карта Подмосковья есть? – спросил Игорь.

– То-то и оно, что нет. Все собираюсь купить, да забываю…

– Поехали – купим!

– Боюсь, рано еще, воскресенье все-таки…

– Поищем – найдем! – уверенно заявила Даша.

И действительно, им повезло. У метро в киоске они купили карту Подмосковья. И нашли деревню Тихалево. Она находилась далеко, почти у границы с Владимирской областью.

– Ну и дела, – огорчился Стас. – А если там такие дороги, что не проедешь? Сейчас за городом грязища, а уж на деревенских дорогах… Был бы у меня джип, тогда другое дело.

– Размечтался! – засмеялась Даша. – Ничего, если «Волга» там проедет, то мы тоже сможем.

– Погодите, что мы сразу кидаемся, куда ни попадя, – воскликнула Оля.

– А что, интересно, ты предлагаешь? – повернулся к ней Петька, сидевший впереди, рядом со Стасом.

– Ну, я бы все-таки для начала сунулась к этому Юшко. Он небось еще спит, взяли бы его тепленьким…

– А что, мне твоя мысль нравится, – согласился Петька.

– Да на фиг нам этот Юшко? Небось просто шестерка, на чье имя машина записана. Вроде вашего Бориса, – заявил Хованский. – Надо брать быка за рога!

– А почем мы знаем, где у этого быка рога, то ли тут, то ли в Тихалеве, – разумно заметил Стас. – Мне лично нравится предложение Ольги. Давайте туда сунемся.

– Глупости! Мы туда сунемся, а этот Юшко возьмет и предупредит ту тетку, тогда что?

– Нет, мы осторожненько сунемся, – стоял на своем Стас. – Я сам сунусь!

– Понятно, тебе неохота тащиться в такую даль, в какое-то там Тихалево, – догадалась Даша.

– Естественно. А вдруг мы туда поедем и просто, что называется, поцелуем дверь? Надо сначала все разузнать!

– Только разговаривать с ним буду я! – вызвался вдруг Игорь.

Все недоуменно на него посмотрели.

– Мне кажется, я кое-что понял… – немного отрешенно произнес он.

– Ты пойдешь туда один? – спросил Петька. Он знал, что у Игоря иногда бывают такие озарения, что остается только диву даваться.

– Нет, лучше бы с кем-нибудь из девочек…

– Я пойду с тобой! – не терпящим возражений тоном заявила Оля.

– Хорошо, – согласился Игорь.

Стас затормозил у подъезда, где жил таинственный Юшко.

– Ну пошли? – Оля первой выскочила из машины, за ней пришлось вылезти Даше, а потом появился Игорь.

– Круз, ты уверен, что справишься? – спросила тихонько Даша. Она бы предпочла, чтобы туда пошел Петька. Ему она больше доверяла.

– Нет, я ни в чем не уверен, – покачал головой Игорь. – Но я попробую.

И они с Олей вошли в подъезд. Поднялись на лифте. Игорь позвонил. Довольно долго за дверью не было ни звука. Он еще раз нажал на кнопку звонка. Наконец раздался сонный мужской голос:

– Кто там?

– Извините, мне нужна Нина Ивановна.

– Вы кто?

– Мне необходимо поговорить с Ниной Ивановной.

– Мало ли кому что необходимо! По какому делу?

– Я тут девочку привел, кузину свою… Мне было видение…

Оля от изумления только рот открыла. Но, как ни странно, слова Круза подействовали. Юшко долго возился с замками, и наконец дверь распахнулась. На пороге стоял мужчина лет сорока в роскошном шелковом халате. Он был очень хорош собой. Похож на Кевина Костнера, сразу определила Оля.

– Заходите, – мужчина посторонился, пропуская их в прихожую. Потом внимательно оглядел Олю. Та стояла, опустив глаза, как ей успел шепнуть Игорь. Сам же он стоял по-прежнему с отсутствующим видом.

– Так в чем, собственно, дело? – негромко спросил Кевин Костнер. – И откуда ты знаешь Нину Ивановну?

– Я ее не знаю. Мне было видение… – каким-то странным голосом проговорил Игорь. – Мне было видение…

– Какое видение?

– Мне, наверное, приснилось, что я должен прийти к Нине Ивановне. И привести к ней заблудшую сестру… Чтобы спасти ее… Я привел.

– Но откуда ты знаешь адрес? И вообще, кто тебе рассказал про Нину Ивановну?

– Я не знаю. Говорю вам: мне было видение…

– Да что такое ты видел?

– Что-то такое… туманное… И голос: отведи заблудшую душу к Нине Ивановне.

Оля едва сдерживала смех, но не потому, что ей было смешно. Нет, скорее ей было страшно. Круз как будто сошел с ума.

Мужчина не сводил глаз с Игоря, почти не замечая Олю.

– Значит, ты слышишь голоса?

– Да… Слышу. Но редко…

– Ладно, проходите в комнату.

Квартира была большая, и комната, куда Юшко провел ребят, тоже оказалась просторной и весьма модно и дорого обставленной.

– Садитесь! – он повелительным жестом указал им на диван.

Оля послушно села, все так же не поднимая глаз, а Игорь остался стоять.

– Садись, что ты торчишь у меня перед глазами! – раздраженно бросил хозяин квартиры.

Игорь как во сне присел на краешек.

– Так что ты все-таки хочешь?

– Вручить… Нет, поручить заблудшую душу заботам Нины Ивановны.

– А что же ты натворила? – обратился хозяин к Оле.

– Я? Я… – Оля лихорадочно соображала, что бы такое сказать. – Я… Я плохо учусь…

– Ну, это чушь! – поморщился Кевин Костнер.

– Ну, еще… мальчиками увлекаюсь! – осенило вдруг Олю.

– Мальчиками? – как-то весьма игриво переспросил он. – Ну-ка подними глазки. А ты хорошенькая. Сколько тебе лет?

– Пятнадцать.

– Понятно. А ты сама-то готова предоставить свою грешную душу Нине Ивановне?

– Готова, да! – только тут Оля наконец поняла, какую игру затеял Круз. – Я хочу очиститься! Я чувствую себя плохой… грязной… И хочу очиститься. Я все рассказала Сереже.

– Сережа, это он?

– Он.

– Ну и что дальше?

– Понимаете, мы с ним кузены и дружим с раннего детства. Ну, я все ему рассказываю про свои увлечения и вообще. Он ответил, что подумает, а сегодня в пять утра меня разбудил и сообщил, что ему было видение, и привел меня к вам.

– А раньше он никогда про Нину Ивановну ничего не говорил?

– Нет… никогда. Вы не думайте, он не врет, – пылко проговорила Оля. – У него так бывает. Он однажды утром пришел к своей маме и сказал, что фирма, где она работает, через месяц развалится. А там все было просто прекрасно. Его мама не поверила, осталась в фирме, и ровно через месяц там такое началось. Ничто, ну совершенно ничто не предвещало краха.

Игорь был в восторге от того, как Оля включилась в игру, хотя он ни о чем даже не успел ее предупредить. «Все получится, у нас все получится», – думал он, сидя с отсутствующим видом.

– Да? И часто с ним такое бывает?

– Нет, не часто. Но ошибок еще ни разу не было. Поверьте, он никогда не слыхал про Нину Ивановну, иначе он сказал бы мне.

– А вообще-то он нормальный? – почти шепотом спросил Юшко.

– Конечно! Он очень умный, он прекрасно учится! Только иногда у него бывают озарения! Помните, года два назад в Москве был жуткий ураган?

– Ну?

– Так вот, он его за десять дней предсказал! И мой папа ему поверил! Сережа точно день назвал, когда будет ураган. Папа у нас на даче все велел укрепить, она еще была недостроена и… сами понимаете… У нас ничего не пропало! А у соседей, хотя папа им сказал, но они отмахнулись, так у них ураган столько бед натворил! Что обрушилось, что ветром снесло… С тех пор папа свято верит в Сережины предсказания. Потому-то я с ним пошла сегодня. Сережа знает, что надо делать.

– Послушай, Сергей, скажи-ка мне вот что, – обратился хозяин к Игорю. – Что ты, например, обо мне сказать можешь?

– Что? – словно бы очнулся Игорь. – Не знаю… Вокруг вас все пока черно… и пусто… Как будто вас нет…

«Что он плетет? – испугалась Оля. – Этот тип обидится и прогонит нас».

– А вокруг Нины Ивановны?

– Сейчас не вижу. Но раньше от нее шло сияние… светлое сияние…

– Ладно, подождите!

Он встал и вышел в другую комнату.

– Круз! – прошептала Оля.

Он молча прижал палец к губам. Оля на цыпочках подошла к двери и прислушалась.

– Нина, это я! Слушай, тут ко мне пришел парнишка лет пятнадцати, совершенно гениальный! Говорит, ему было видение, он хочет препоручить тебе свою кузину, девчонку тоже пятнадцати лет… Похоже, семья со средствами, так что… Да, я думаю, он идеально подойдет на эту роль. Да нет, они еще совсем телятки молочные… Хорошо, хорошо, как скажешь. Да нет, уверяет, что и адрес ему явился то ли во сне, то ли в трансе. Как хочешь. Договорились.

Оля тенью метнулась опять на диван. А Игорь снова принял загадочный и отсутствующий вид.

– Ну, друзья мои, я поговорил с Ниной Ивановной. Она сказала, что ей надо встретиться с вами. Но только завтра, сегодня она никак не может. На ее попечении не одна заблудшая душа, так что сами понимаете… Кстати, вы хотите конфет? У меня есть замечательные конфеты.

Он достал из роскошного буфета коробку шоколада дивной красоты.

– Вот, угощайтесь!

Оля сразу узнала коробку. Такие конфеты как-то преподнесли ее папе, знаменитому исполнителю романсов. Эти конфеты выпускала одна бельгийская фирма. И стоили они очень дорого.

– Я знаю эти конфеты, – равнодушно сказала она. – У нас мама их часто привозит из Бельгии.

– Да? А кто же твоя мама?

– Мама? Папина жена.

– А папа кто?

– Папа? Ну, он нефтью занимается…

– Ах, вот что… Значит, конфет ты не хочешь?

– Ну почему же, съем одну.

– А ты, Сережа?

– Спасибо, с удовольствием.

– Вот и чудненько. Что ж, друзья, дайте-ка мне ваши телефоны, и я вам позвоню, как только Нина Ивановна приедет в город.

Такой поворот никак не устраивал ребят. Он ведь может никогда не позвонить. Но, с другой стороны, что же им делать?

Игорь вдруг закрыл глаза, чуть пошатнулся и произнес каким-то странным, полузадушенным голосом:

– Нина Ивановна сейчас в деревне… Далеко… Часа три езды… Деревня называется… деревня называется… Я не вижу… сейчас… сейчас… Деревня называется… Ти… Тиханево!

– Тихалево, – машинально поправил его ошеломленный Юшко.

– Мы зря пришли. Нам надо было туда… В Тихалево… Но я раньше не видел. У Нины Ивановны там паства. Но ей грозит опасность… ей грозит опасность…

– Кому грозит опасность? – насторожился Юшко. – Пастве или Нине Ивановне?

– Нет, пастве ничто не угрожает. Нине Ивановне… ей надо оттуда уехать… Не позднее, чем через полтора, самое позднее два часа.

– Какая опасность, парень, ты можешь сказать?

– Нет… я не знаю, я только знаю, что она должна спастись, а для этого надо уехать оттуда. Ненадолго, самое большее до завтра. А пастве ничто не грозит. Нет… Пусть она уедет, пожалуйста, пусть она уедет, только на нее я уповаю… Ее жизнь необходимо спасти!

«Кажется, из Круза получится великий актер», – изумленно подумала Оля.

А Игорь вдруг в изнеможении повалился на диван. Он был бледен, по лбу стекали капли пота.

– Что это с ним? – испуганно прошептал Юшко.

– Ему надо верить, ему надо верить! Предупредите Нину Ивановну, пожалуйста!

Юшко снова бросился в другую комнату.

Игорь сразу открыл глаза.

– Кажется, сработало, – еле слышно произнес он.

На сей раз Юшко не закрыл за собой дверь и они спокойно слушали его взволнованный голос:

– Нина, опять я. Нина, этот парень впал в транс и сказал, что тебе сегодня нельзя оставаться в Тихалеве. Более того, он назвал деревню, где ты находишься, сказал, что у тебя там паства… И что тебе грозит опасность. Необходимо уехать, самое большее до утра. Нет, какая конкретно, не сказал. Нина, он однажды за месяц предсказал крах фирмы, где работала его мать. Никто не поверил, ничто не предвещало, а фирма рухнула… Нина, береженого бог бережет. И еще за две недели он предсказал московский ураган! День в день, час в час! Нина, пожалуйста, уезжай! Ничего с ними не будет! Куда они денутся! Не отпускать? Не могу! Я же должен уйти! Погоди минутку!

Он подошел к двери и плотно ее прикрыл. Оля метнулась к ней. Но на сей раз почти ничего не услышала. Юшко понизил голос.

– Круз, ни за что не соглашайся остаться.

– Сам понимаю!

Он встал, ни слова не говоря, взял Олю за руку и направился в прихожую. Они уже открывали входную дверь, когда за ними выскочил Юшко.

– Куда же вы? Нина Ивановна решила внять твоим предостережениям! Она скоро приедет! Дождитесь ее!

– Нет, – сказал Игорь, – я больше не мо-гу! Мы придем в три часа. А сейчас я не могу… Я устал…

– Да, вы извините, ему надо на воздух!

– Пусть выйдет на балкон.

– Что вы! В таком состоянии он может прыгнуть с балкона, ничего, мы уйдем, а в три часа придем, я так хочу познакомиться с Ниной Ивановной.

– Только приходите обязательно!

– Мы не можем не прийти! Таково веление судьбы! – проговорил Игорь и вызвал лифт.

– Погодите, может, вас отвезти домой? У меня машина… – засуетился Юшко.

– Не надо, – сказала Оля. – Мы сами. Не думайте, мы придем!

Войдя в лифт, она молча повисла на шее у Игоря.

– Какой ты молодец, Игоречек, – прошептала она уже внизу.

– Тихо, он может наблюдать за нами с балкона. Надо предупредить наших.

Оля открыла дверь и остановилась. От машины к ней кинулась Даша. Но Оля прижала палец к губам и глазами показала подруге, что не надо к ним подходить. Даша кивнула и вернулась в машину.

– Ну, что там? – нетерпеливо спросил Стас.

– Сейчас увидим.

Действительно, из подъезда вышли Оля и Игорь. Он шел немного деревянной походкой, а Оля заботливо поддерживала его под руку. Они направились в сторону улицы.

– Интересно, кого это Круз из себя корчит, – засмеялся Хованский. – Психа какого-то, что ли?

– А вон и наш друг Юшко, – заметил Петька, взглянув наверх.

Там на балконе стоял мужчина в халате и внимательно следил за удаляющейся парочкой.

– Значит, так, – сказал Петька, – ждем не меньше пяти минут. Чтобы он никак нас с ними не связал. А лучше, Стас, выйди из машины и крикни во всю глотку: «Люся!»

– Какая Люся?

– Не хочешь Люсю, позови Вику, без разницы!

– А, понял!

Стас выскочил из машины, задрал голову и гаркнул:

– Светка! Я больше ждать не могу! Две минуты, и я уезжаю!

Юшко между тем ушел с балкона. Но ребята выждали две минуты, и лишь потом Стас тронул с места.

Оля с Игорем поджидали их за углом.

– Ну что? – накинулся на них Петька. – Что?

– Ребята, Круз – гений! – восторженно воскликнула Оля. – Он просто гений в чистом виде!

– Да в чем дело?

Оля, захлебываясь, рассказала обо всем, что произошло в квартире Юшко.

– Ничего себе прикольчик! – хохотал Хованский. – Ну, Круз, ты даешь…

– Погодите, дайте спросить! – закричал Петька. – Крузейро, а ты почему решил играть такого кретина?

– Почему кретина? – засмеялся Круз. – По-моему, очень даже симпатичный получился прорицатель, а главное, с большим будущим. На такого Нина Ивановна должна была клюнуть, она и клюнула, как видите. А сейчас скорее едем в Тихалево, она оттуда скоро смылит, и мы вызволим Лиду! А может, и остальную «паству».

– Круз, но откуда ты знал, что там такое? – недоуменно спросил Стас. – Тебе что, видение было?

– Нет, – покачал головой Игорь. – Просто я недавно читал одну книжку, а потом еще статью в газете… Одним словом, когда Ольга со слов Олеси сказала, что у Лиды были полные ужаса и отчаяния глаза, а за рулем сидела женщина в черном, я, сам не знаю почему, вдруг подумал – там, видно, что-то вроде секты. И денежки они прибирают к рукам, и дурочкам мозги запудривают… И, похоже, я прав. А на такого, как я, прорицателя они обязательно должны были клюнуть. Ну и вот… А там уж само как-то получилось, и Ольга потрясающе подыграла!

– Значит, все же придется ехать в Тихалево, – вздохнул Стас. – А если мы застрянем?

– Подождите, надо позвонить Виктору! Если он дома, думаю, будет легче! – закричал Петька.

Они подкатили к телефону-автомату, и Петька бросился звонить. Только бы он был дома, только бы телефон ответил! Дома никто не брал трубку. Но мобильный ответил почти сразу.

– Виктор Андреевич! – завопил Петька, – Виктор Андреевич, это Петр! Виктор Андреевич, мы, кажется, нашли Лиду! Она в беде! Нужна ваша помощь!

– Что? Я не понял, повтори!

– Мы нашли Лиду, почти наверняка! Ее держат какие-то сектанты в деревне Тихалево! Туда на поезде не доедешь, у нас есть машина, но очень старая, а там, наверное, плохие дороги. Пожалуй-ста, помогите нам!

– Петя, а ты не прикалываешься?

– За кого вы меня принимаете? – оскорбился Петька.

– Но откуда эти сведения?

– Это долго объяснять, цепь случайностей, везение… Короче, вы поедете с нами?

– А может, стоит милиции сообщить?

– Не стоит! Не хотите – не надо! – разозлился Петька.

– Да погоди, ты застал меня врасплох, я сейчас в машине. Нет, я, конечно, еду с вами. Вы где? Мне надо только позвонить, отменить одно дело, и я поеду с вами. Говори, где мы встречаемся?

– Виктор Андреевич, вы джип достать не можете? Мы боимся, что там плохие дороги…

– Джип?

– Или хотя бы «Ниву»!

– Погоди, дай сообразить! Я попробую. Но на это нужно все-таки время.

– Понимаю.

– Петя, у вас там ни у кого нет мобильника?

– Нет, к сожалению.

– Тогда позвони мне через пятнадцать минут, и я скажу, где и когда мы встретимся.

– Хорошо.

Петька вернулся к друзьям.

– Он попробует раздобыть джип!

– Это было бы здорово, – сказал Стас, – а то моя старушка может не выдержать этого испытания.

– Господи, только бы найти Лиду! – тихо проговорила Даша.

– А что, если она не захочет уйти оттуда? – предположил Хованский. – И, между прочим, не стоит ли предупредить Зануду? А то неизвестно ведь, как она отреагирует, когда Лида вернется.

– Думаю, она к ней не вернется, – улыбнулась Даша.

– То есть?

– Ну, она наверняка будет с Виктором, особенно если он ее спасет.

– Это мы ее спасем, а никакой не Виктор! – возмутился Хованский.

– Но она-то все равно подумает, что спас ее он…

В таких разговорах пятнадцать минут пролетели незаметно, и Петька опять побежал звонить. Виктор сообщил, что скоро приедет на джипе.

– Ты спросил, какой джип, а то мы все в него можем не влезть, – забеспокоилась Оля.

– Это не имеет значения! – жестко сказала Даша. – Стас, мы все равно туда поедем! А вдруг дорога окажется нормальная? «Волга» же там проходит…

– «Волга» – другое дело, – не слишком решительно возразил Стас. По воинственному виду сводной сестры он уже понял, что спорить бесполезно.

– Дашка права, – поддержала подругу Оля. – Там ведь может оказаться много народу, их надо будет вывезти…

– Смотрите, наверное, это он! – закричал Петька.

Действительно, к ним подкатил коричневый джип «Гранд-Чероки».

Оттуда выскочил Виктор Андреевич. Но за рулем сидел кто-то другой.

– Ребята! Что? Что вы узнали?

– Может, не будем время терять? – вопросом на вопрос ответил Петька.

– Нет, придется еще минут десять подождать. Сейчас подъедет еще один джип, и там два человека. На всякий случай с оружием.

– Класс! – воскликнул Петька. – Тогда я пока расскажу вам все!

– Значит, это какая-то секта? – задумчиво переспросил Виктор Андреевич, выслушав Петьку.

– Ну, секта не секта, но что-то в этом роде… – ответил тот.

– И вы полагаете, что Лиду там держат насильно?

– Полагаем.

– Ну что ж, попробуем разобраться в этом деле. Спасибо, что сообщили… И хорошо, что сами туда не сунулись, это могло бы плохо кончиться.

– Ну, и сейчас еще неизвестно, чем это кончится, – довольно зловеще заметил Хованский.

– Нет, теперь все должно хорошо кончиться, – улыбнулся Виктор Андреевич. – Я чувствую!

Глава XIII

ЧЕРНАЯ ДАМА

«Жигуленок» Стаса решено было оставить в Москве. В двух джипах прекрасно разместилась вся компания. В первом ехал Виктор Андреевич с другом, Ефимом Витальевичем, которому и принадлежал автомобиль, Петька и Оля с Игорем. А во втором, кроме Стаса, Даши и Хованского, ехали два молчаливых, но очень серьезных с виду и сильно накачанных парня. Как выяснилось по дороге, это были охранники рекламной фирмы, где работал Виктор Андреевич. Когда они наконец свернули с шоссе на проселок, Стас поблагодарил бога, что не поехал сюда на своей развалюхе. Джипам же такая дорога была вполне по силам. Не доезжая примерно двух километров до Тихалева, первый джип остановился, Виктор Андреевич выскочил на дорогу и подошел ко второй машине.

– Друзья, предлагаю провести оперативное совещание. Мы же совершенно не представляем, что там, собственно, происходит. То ли божьи люди грядки копают, то ли пленников в осажденной крепости держат. Поэтому предлагаю кому-то пойти на разведку…

– На разведку пойдем мы, – не терпящим возражений тоном заявил один из охранников, Миша. – У нас с Толяном есть опыт, мы скоро!

И они ушли. Даже смотреть, как они идут, было интересно. Они шли пружинящим легким шагом, и во всем их облике сквозила уверенность, которая передавалась и оставшимся. «Молодец Виктор, – подумал Петька, – бравых ребят привез». Сами они тем временем решили перекусить. Друг Виктора Андреевича позаботился и о провианте. По дороге купил бутербродов, пирожков и минеральной воды.

Виктор Андреевич был чрезвычайно взволнован. Он ничего не ел и только то и дело сплетал пальцы рук, а потом с хрустом распрямлял их.

– Виктор, прекрати, – поморщился Ефим Витальевич. – Возьми себя в руки!

– Я пытаюсь…

– По-моему, ты пытаешься сломать себе пальцы.

Прошло немногим больше часа.

– Вон они, идут! – воскликнул Игорь и бросился навстречу Мише и Толе. – Ну что? Что там?

– Вы говорили, что этой бабы там не должно быть, так?

– Ну да, мы думали… А что?

– Она там! Я ее видел. Приметная такая баба, вся в черном.

– Но, может, это не она?

– Она, она. Ее Ниной Ивановной называли.

– Значит, не поверила она в твое пророчество, Крузик, – тихо сказал Петька. – Почуяла что-то небось.

– Погодите, друзья, пусть Миша расскажет все по порядку, – призвал их к молчанию Ефим Витальевич.

– Значит, так, – начал Миша, предварительно запихав в рот пирожок с капустой. – Там деревня, еле живая, как говорится. Несколько старух живут… Дом Нины Ивановны на отшибе стоит, за забором. Забор высокий очень, поверху колючка.

– Ни фига себе, – присвистнул Хованский.

Миша бросил на него сердитый взгляд, и Кирилл умолк.

– У калитки звонок. Запирается калитка на ключ. Я видел, как эта баба в черном отпирала ее. Старухи говорят, что Нина Ивановна – божий человек, благодетельница и все такое. Так что, Ефим Витальевич, тут надо как-то хитро действовать. Не брать же штурмом мирную, так сказать, обитель.

– Ну, поглядим, что и как там, в этой мирной обители, – усмехнулся Ефим Витальевич. – Понадобится, так и штурмом возьмем, но лучше, конечно, без эксцессов.

– Знаете что, раз там все так обстоит, то я пойду и попытаюсь увидеться с Лидой, – воскликнул Виктор Андреевич. – Если мне удастся с ней поговорить…

– Разумно, – кивнул Ефим Витальевич. – Может, вообще зря такой огород городили…

– Не зря, – заявил вдруг Игорь. – Ничего хорошего там не будет. Я чувствую!

– Круз, кончай свою бодягу, – раздраженно бросил Стас. – Ты так вошел в роль, что никак из нее не выйдешь.

– Виктор Андреевич, а может, не надо вам? Может, лучше мне? – вызвался Петька.

– Но Лида же тебя не знает… и вообще, это мне нужно! А ты еще пацан.

– Витя, а ведь парень прав. К нему там отнесутся с меньшей настороженностью.

– Но тогда уж лучше всего пойти мне! – заявила Даша.

– Нет! Нет! – закричала Оля. – Туда пойдем мы с Крузом! Мы продолжим нашу игру! Мы скажем, что пришли сами… По наитию… Что этой тетке надо срочно мотать отсюда, ей грозит опасность.

Все растерянно переглянулись. Историю появления Игоря и Оли в квартире Юшко уже знали все.

– А что… В этом что-то есть… – улыбнулся Ефим Витальевич. – Ваш приход может внести смятение в ряды противника. А ты, Игорь, постарайся как-нибудь заговорить про Лиду.

– Я и сам хотел… Да, да, это лучше всего!

– Ну, не знаю, – засомневался Миша. – Все-таки вы еще детва… Лучше уж мы. Шмальнем пару раз для острастки, они и расколятся.

– Нет, мы пойдем и все уладим, – стоял на своем Игорь.

– Ну что ж… может, и вправду так лучше, – неуверенно проговорил Виктор Андреевич. – Вас Лида не испугается.

– Мы с Толяном пойдем с вами, но вы не беспокойтесь, нас никто и не заметит. Мы пойдем чуток сзади, прикроем вас в случае чего. И вам спокойнее будет, и нам тоже. Кстати, там можно гораздо ближе подъехать на тачке.

* * *

– Матушка, там звонят у калитки, – быстрым шепотом сообщила молоденькая девушка, одетая во все черное, как и хозяйка дома.

Нина Ивановна вздрогнула.

– Кто?

– Какой-то парнишка и с ним девочка. С виду приличные такие.

Нина Ивановна сняла трубку домофона.

– Кто там?

– Нам нужна Нина Ивановна! – сказал Игорь.

– Кто вы? По какому делу?

– Я Сергей! Нина Ивановна, вы не послушались меня, вы не уехали, я это почувствовал и пришел к вам. Нина Ивановна, у вас от силы час. Вы должны уехать!

– Черт подери, – пробормотала Нина Ивановна, – ладно, открываю!

Калитка открылась.

– Круз, тебе не страшно? – еле слышно спросила Оля.

Мгновение поколебавшись, Игорь ответил:

– Чуть-чуть. Не бойся, Олечка! – и он крепко сжал ее руку.

Навстречу ребятам уже спешила девушка в черном.

– Вы к матушке? Проходите пожалуйста!

Дом за забором был очень большой, новый, каменный. На окнах красовались фигурные решетки.

– Вот сюда, пожалуйста!

Девушка засмотрелась на Игоря. У нее сердце екнуло. Какой парень, просто принц из сказки! Хоть и молоденький совсем. Она ввела их в просторную, очень чистую комнату, где на диване сидела немолодая женщина, вся в черном.

– Здравствуйте, – сказал Игорь, краем глаза успевший заметить другую женщину, которая в последний момент выскользнула за дверь.

– Добрый день, что привело вас ко мне? – спросила женщина, сидящая на диване.

– Не к вам, а к Нине Ивановне.

– Я и есть Нина Ивановна.

– Нет, вы не Нина Ивановна, я пришел не к вам!

«Что он делает?» – недоумевала Оля.

Женщина поднялась с дивана и вышла. Игорь сжал Олину руку, призывая ее к молчанию. И через мгновение за их спинами раздался голос:

– Приветствую вас, дети мои! Я Нина Ивановна.

Они оглянулись. Перед ними стояла дама, тоже одетая во все черное, но еще довольно молодая и очень красивая. «Она похожа на вдову какого-нибудь крупного бандита или крестного отца мафии из голливудского фильма», – мелькнула у Оли нелепая мысль. В ней чувствовались сила и власть.

– Садитесь! – повелительно бросила она. – Что вас привело ко мне и кто вам дал адрес?

Они сели.

– Нам никто адреса не давал, – медленно, словно бы с трудом, начал Игорь. – Просто мы были сегодня у вас на квартире, тот человек вам звонил, сказал, что вы приедете в три. Мы хотели вернуться к трем, и вдруг я почувствовал, что вы не приедете. Что вы не поверили мне и остались. И я пришел сам… Вам надо уйти…

– Но как ты меня нашел? – женщина пристально всматривалась в красивое лицо юноши. Неужели он говорит правду? Сама привыкшая всех обманывать, она редко верила людям.

– Я не знаю. Я просто следовал своему чувству…

– Но ты же не станешь утверждать, что прилетел по воздуху?

– Нет, мы приехали на попутках, – подала голос Оля.

– Ну, допустим. И какая, по-твоему, опасность мне угрожает?

– Какие-то люди… Они уже близко. Они хотят отнять у вас ваших… ваших… заблудших овец.

– Каких еще овец?

– Вашу паству… Вы ведь спасаете заблудших овец, да?

«Чего он привязался к этим овцам, – раздраженно подумала Оля. Она видела, что женщина не верит ни одному его слову. – Мы рассчитывали на старую дуру, а тут…»

– Но почему же, в таком случае, ты решил меня спасать? Кто я тебе?

– Я не знаю… мне было видение…

– Да? – весьма насмешливо спросила Нина Ивановна. – Может, ты, в таком случае, знаешь, сколько у меня этих овец и как их зовут? Если уж ты сумел найти меня тут, так сказать, по наитию, то что тебе стоит назвать хоть одно имя?

– Имя? Я не знаю. Сейчас… Ах да, Лидия…

– Тогда все понятно! – как-то очень зловеще проговорила Нина Ивановна. – Значит, Лидия? Прекрасно. Сестра Мелания, позови сестру Антонину!

Оле стало страшно. Хорошо, что Миша с Толяном тут неподалеку.

На пороге комнаты возникла девушка в черном. Волосы ее были убраны под черный платок.

– Сестра Антонина, ты знаешь этих людей?

Девушка шагнула поближе к ребятам, и они сразу узнали Лиду Мухину. Только она была очень бледна и худа.

– Нет, я их первый раз вижу, матушка.

Нина Ивановна долго смотрела на девушку, очень пристально, словно бы гипнотизируя ее. Но Лида и вправду впервые видела этих ребят.

– Хорошо. Иди!

«Ну и что теперь делать? – в смятении подумал Игорь. – Мы ее нашли, а дальше-то что? Эх, надо было штурмом брать… Она опасная, как ядовитая жаба, эта Нина Ивановна… Ну да не отступать же!»

– Нет! Нет! – закричал он. – Не уходите! Не уходите!

Лида вздрогнула и остановилась. «Матушка» с интересом за ним наблюдала.

– Вам нельзя тут оставаться! Нина Ивановна, отпустите эту девушку, нет, прогоните ее! Прогоните, она навлечет на вас неприятности! Большие, очень большие неприятности. Теперь я понял! Я понял! Опасность исходит от нее!

– Матушка, что он говорит! – испуганно пролепетала Лида, вся сжавшись, точно в ожидании удара.

– Отпустить, говоришь? Прогнать?

– Да! Да!

– Именно ее, сестру Антонину?

– Я не знаю, ее зовут Лидия… – забормотал Игорь, чувствуя, что игра проиграна.

– Ну вот что… Сестра Антонина, оставь нас и ничего не бойся.

Девушка вышла, закрыв за собой дверь. Они остались втроем.

– Ну вот что, хватит с меня этой идиотской самодеятельности! Ах, вы, поди, и слова такого уже не знаете! Что ж, выражусь посовременнее. Хватит пудрить мне мозги! Если этот номер прошел с болваном Владом, то со мной – дудки! Не на ту напали! Думаете, со мной можно безнаказанно играть в такие игры? Нет, голуби мои, не выйдет! Просчитались, дурачки! Говорите быстро, кто вас навел на это место? Скажете правду, так и быть, отпущу живыми. А нет… как говорится, не взыщите! Итак, кто вас сюда прислал?

– Никто. Я сам… Мне было видение…

– Подойди сюда! – потребовала женщина.

– Зачем?

– Подойди! – она посмотрела на Игоря каким-то странным взглядом, и он подошел поближе.

Нина Ивановна привстала и вдруг легонько ударила Игоря в предплечье. Он ахнул и как подкошенный рухнул на пол.

– Игорь! – закричала Оля и бросилась к нему.

– Ну вот, он уже не Сергей, а Игорь. Так-то лучше.

– Что вы с ним сделали?

– Неважно. Теперь уже все неважно, – усмехнулась Нина Ивановна. – Он проживет еще от силы час, и у тебя, голубка моя, времени тоже в обрез. Скажешь, что вам тут было надо, так и быть – отпущу. Говори, быстро!

– Я ничего не знаю…

– Врешь!

Оля совершенно растерялась. Ей было так страшно! Но тут же она вспомнила, что недалеко люди, которые придут ей на помощь. Надо только потянуть время. Они договорились, что если через полчаса Оля с Игорем не появятся, Миша и Толя пойдут на штурм. И она не придумала ничего лучше, чем просто изобразить обморок. Оля взмахнула руками, закатила глаза и тоже рухнула на пол.

Но не тут-то было. Нина Ивановна подскочила к ней и здорово ее встряхнула.

– Не притворяйся. Меня не обманешь. Вот уж точно, телята молочные! Смотри мне в глаза, идиотка! Говори, кто вас прислал?

– Мы сами… – чистую правду ответила Оля. – Мы за Лидой пришли. Она пропала, а мы ее искали… и нашли… – сама не зная почему, отвечала Оля.

– Как? Как вы могли ее найти?

– Мы долго искали… И ошибались. Потом уже бросили искать, а потом… одна девочка сказала номер вашей машины, а еще соседка видела Лиду в черной «Волге». Мы по номеру машины нашли Юшко.

– Значит, про Тихалево вам проболтался Владислав?

– Нет… Дворник… кажется, дворник, я не знаю… Я там не была.

– Хорошо. Молодец. Как зовут девчонку?

– Таня.

– Фамилия?

– Не знаю.

– Где живет?

– Не знаю.

– Так, а соседка?

– Олеся.

– Чья соседка? Твоя?

– Лидина.

– Фамилия?

– Жукова.

– Это фамилия соседки?

– Нет, моя.

– А соседки?

– Не знаю.

Оля словно со стороны слышала свои ответы, но отвечала помимо воли.

– Кто этот парень?

– Игорь.

– Фамилия?

– Крузенштерн.

– Почему вы стали искать Лиду?

– Ее сестра – наша учительница.

– Так, теперь понятно. Ну что ж. А вы сюда одни пришли?

– Нет, еще Миша и Толя.

– Значит, целой компашкой? И где же эти придурки?

– За оградой.

– Умничка! А теперь отдохни.

Нина Ивановна ударила Олю так же, как Игоря. И девочка потеряла сознание.

– Сестра Мелания! – крикнула Нина Ивановна.

В комнату вбежала та пожилая женщина, что поначалу выдала себя за Нину Ивановну.

– Да, матушка. Ох, что это с ними?

– Отдыхают! Пойди к калитке, там еще двое мальчишек. Миша и Толя. Позови их сюда, да будь поприветливее.

– Поняла, матушка.

В этот момент раздался звонок.

– А вот и они! – усмехнулась Нина Ивановна.

И нажала на кнопку домофона. И тут произошло нечто странное. Двор внезапно стал заполняться мужчинами в черных масках и в камуфляже, с автоматами в руках!

– Матушка! – взвизгнула сестра Мелания. – Что это?

– Это конец! – в ужасе прошептала Нина Ивановна. Но тут же опомнилась. – В убежище! Всем в убежище! Скорее! Неужто этот болван был прав?

Дверь дома уже ломали. И через минуту в комнату ворвались несколько человек.

– Смотри! Вот они! – крикнул один. – Врача, скорее!

Девушки черной стаей слетели в подвал, а за ними Нина Ивановна и сестра Мелания.

– Скорее, скорее, сестры! Там посланцы дьявола! Молитесь, сестры! Молитесь, и Сила Светлая ниспошлет вам спасение!

Девушки в панике упали на колени, и только одна вдруг сказала:

– Да никакие это не посланцы дьявола, обычный ОМОН! Наверное, по вашу светлую душу, матушка! Да, видать, не такая уж она у вас светлая!

– Молчи, падаль! – закричала вдруг Нина Ивановна.

И тут на мгновение свет в подвале погас. Девушки ахнули, но свет почти сразу зажегся. Нины Ивановны в подвале не было. И сестры Мелании тоже. Только девять молоденьких девушек.

– Светлые силы! Матушка вознеслась! Вознеслась! – благим матом закричала одна девушка с безумными глазами.

– Как же, вознесется она! Сбежала, а нас тут бросила. Вы как хотите, а я пойду наверх! Мне уж лучше с ментами встретиться, чем тут замуроваться… Ах, мразь, она ж нас отравить тут решила!

Действительно, в подвале ощущался странный, сладковатый запах.

– Не дышите, закройте рот и нос! – крикнула девушка. И принялась со всех сил колотить в дверь, не имевшую ни замка, ни ручки. Открыть ее можно было, лишь зная секрет. Никто из девушек его не знал.

Но внезапно раздался громкий треск, и дверь буквально разлетелась в щепки.

Панический вой встретил парней в камуфляже, которые буквально в считанные мгновения выкинули девушек наверх.

– Где эта падла? Где она? – вопил не своим голосом один из спасателей.

– Вознеслась! – воскликнула девушка с безумными глазами и лишилась чувств.

Девушек выволокли на двор. Многие были близки к обмороку.

– Я знаю, где ее найти, – сказала та, что не поверила в вознесение Нины Ивановны. – У них там потайной ход. Я случайно на днях наткнулась на люк, идемте, покажу!

* * *

Игоря и Олю все никак не удавалось привести в чувство.

– Это гипноз, я не могу его снять, – сказал врач. – У меня не получается. Надо везти в больницу!

– Это она их загипнотизировала, – сказала девушка, которая помогла поймать Нину Ивановну. – Она говорила, что, кроме нее, никто не сможет, – девушка всхлипнула. – Надо же, какие молоденькие, пришли спасать нас.

– Ничего, сейчас мы их разбудим, – громким басом заявил командир омоновцев. – А ну, Василь, давай сюда эту бабу!

В комнату ввели Нину Ивановну в наручниках.

– Значит так, дама, сию минуту снимайте гипноз с ребятишек.

– А при чем тут я? Я никого не гипнотизировала. Я не умею! – пожала плечами Нина Ивановна. – Я вообще не знаю, откуда тут эти отроки.

– Ах, не знаете? Ну что ж, дама, раз так… – он вынул из кармана пистолет и сказал: – Я вот сейчас пристрелю вас, как говорится, при попытке к бегству. И все свидетели подтвердят, что я ничего не нарушил! А ну, падла, буди ребят! Ишь, сука, Светлая сила!

– Я не умею!

– Усыплять умеешь, а будить нет? Ну, смотри!

Он взвел курок и сказал:

– Я не шучу! Считаю до трех! Детей калечить вздумала? Не выйдет! Раз! Два! Два с половиной!

– Хорошо! Я разбужу их только с одним условием – вы мне оформите явку с повинной!

– Явку с повинной? – расхохотался командир. – Это не моя компетенция! Я командир оперотряда! Всего лишь! А мы – ребята лихие, пристрелим, как паршивую суку! Мое терпение лопается! Три!

– Ладно, черт с вами! Уберите пистолет! – завизжала Нина Ивановна.

– Не верьте ей, она вас всех сейчас усыпить может! – закричала девушка. – Не верьте.

– Но как же быть-то? – растерялся вдруг командир. – Дети ведь.

– Пусть она тут одна с ними останется.

– Соображаешь, красавица! А ну пошли! А ты буди ребят, живо!

– Снимите с меня наручники!

– Обойдешься!

– Я буду жаловаться прокурору!

– Зачем? Ты своим Светлым силам пожалуйся, пусть они тебе помогут.

Через десять минут Игорь и Оля уже были на ногах. Они здорово ослабли и совершенно ничего не могли понять. Откуда тут эти люди в камуфляже и в масках? И почему над ними колдует врач?

– И все равно надо в больницу везти, – настаивал он. – И чем скорее, тем лучше.

Возражать сил у них не было. Когда их уже сажали в машину «Скорой помощи», к ним сумел пробиться Петька.

– Я с ними! Возьмите меня!

– Нет, малый, брысь отсюда! – ответил один из бойцов. – С ними врач поедет!

– Держитесь! Я скоро! – крикнул им Петька и бросился к Ефиму Витальевичу. – Пожалуйста, надо, чтобы кто-то поехал с ними.

– Ты прав. Быстро в мою машину! Поедем следом!

– Ефим! – раздался вдруг крик Виктора Андреевича. – Познакомься, это Лида!

Он подвел к нему тоненькую, почти прозрачную девушку, которая с трудом держалась на ногах, но в то же время счастливо улыбалась.

– Спасибо, спасибо вам! – сказала она.

– Да при чем тут я? Спасибо надо этим ребяткам сказать. Впрочем, вас все равно бы спасли! Милиция, оказывается, давно уж за вашей матушкой слежку вела. Просто так совпало! Командир, я могу увезти ребяток?

– Увози, нам же проще будет.

К вечеру Игорь и Оля вполне оправились. Их выпустили из больницы. Даша со Стасом, Петька и Кирилл терпеливо дожидались их внизу. А с ними ждал и Ефим Витальевич, и Миша с Толей. Рассадив ребят по машинам, они отвезли их домой. А через несколько дней вся компания собралась в гостях у Виктора Андреевича. Лида и вправду теперь жила у него. Опаздывала только Даша.

– Стас, я не понимаю, ты тут, а Дашки нет? – беспокоился Петька. – Что это значит?

– Откуда я знаю? Она сказала, что обязательно придет. Я же прямо из университета. Но думаю, семеро одного не ждут. Тем более что нас не семеро, а больше.

«Он что-то знает про Лаврю, но придуривается», – решил Петька.

Виктор Андреевич, между тем, сказал:

– Друзья, я специально позвал вас всех, чтобы, во-первых, поблагодарить за все ваши усилия…

Тут раздался звонок в дверь.

– Это Лавря! – крикнул Петька и побежал открывать.

Но это оказалась Кристина! Она пришла с букетом цветов и бутылкой шампанского. Они с Лидой крепко обнялись.

– Ну, Лидка, ты и дура! Это ж надо – в секту подалась! Просто супердура!

– Я не хотела, она меня просто околдовала…

– Друзья, скорее! – крикнул Виктор Андреевич и включил телевизор.

– «…На днях в Московской области была обезврежена ячейка новой секты «Светлая сила». Глава этой секты и ее создательница Лариса Могилец, женщина с уголовным прошлым, заманивала в свои сети молоденьких девушек из состоятельных семей, обирала их, обманом вытягивала деньги из их родных. Многих девушек она потом продавала в рабство за границу, то есть, по существу, являлась торговцем живым товаром под личиной святой матушки Нины Ивановны». Дальше шел подробный рассказ о секте, о том, как она была раскрыта.

– Интересное кино! – возмутился Хованский. – А про нас ни звука. Мы какое расследование провели!

– Похоже, могли не проводить, – ухмыльнулся Петька. – Нам дали понять, что и без нас прекрасно обошлись.

– Ну нет, друзья, – засмеялся Виктор Андреевич. – Я лично считаю, что главная заслуга принадлежит вам! Вы, можно сказать, дети, своими силами нашли гнездо этой уголовницы, а милиция пришла туда, будем справедливы, конечно, вовремя, но все-таки после вас!

Ребята переглянулись.

– А что? Это правильно, – засмеялся Петька.

И тут опять позвонили в дверь. Открывать пошел хозяин дома.

В комнату вошла Даша и… рыжая Танька!

– Нет! – воскликнул Игорь. – Только не это!

– Позвольте вам представить, – торжественно начала Даша, – человека, без которого мы бы никогда не нашли эту жуткую бабу. Таня, расскажи им, как ты узнала номер черной «Волги».

Слегка смущенная всеобщим вниманием, Танька нашла глазами Игоря и сказала:

– Это все из-за него! Он меня обидел, и я захотела ему доказать. Ну, я все у Даши выспросила… И поехала в тот двор. А там… вы вот все такие, на детей внимания не обращаете, а дети все всегда лучше замечают. И я нашла там одну девчонку, ей шесть лет… Она видела в окошко, как Лида садилась в черную «Волгу». А номер она запомнила, потому что он был 365. Ей только накануне сказали, что в году триста шестьдесят пять дней, вот она и запомнила… А вы на маленьких только плюете!

Игорь вдруг наклонился к Лиде и что-то спросил. Та засмеялась и протянула ему букет, полученный только что от Кристины.

– Таня, – сказал Игорь, – я прошу у тебя прощения! И вот, прими эти цветы…

Танька вспыхнула.

– Ты меня простишь, Таня?

Она смерила его надменным взглядом.

– Я еще подумаю!