/ Language: Русский / Genre:child_prose

Искатели сокровищ

Эдит Несбит

Повесть о веселых приключениях шестерых братьев и сестер. Перевод был подготовлен к печати в 1994 году, но не был опубликован из-за закрытия екатеринбургского издательства «Ладъ».

Эдит Несбит

Искатели сокровищ

Глава первая, в которой военный совет решает, что и как следует сделать

Я собираюсь рассказать вам о том, как мы искали сокровище — самыми разными способами, и, как вы увидите, прочитав эту книгу, мы вовсе не ленились, придумывая и изобретая эти способы.

Прежде чем я начну рассказывать о поисках сокровища, я должен рассказать еще кое о чем: я, знаете ли, тоже почитывал книги в свое время и тоже терпеть не могу, когда история так и начинается: «Увы!» — сказала Хильдегард с тяжким вздохом, — «последний раз мы глядим на дом наших предков!» — а потом вы должны прочесть еще сотню страниц, прежде чем поймете, кто же такая эта Хильдегард, не говоря уж о ее предках. Что касается дома наших предков, то он находится на Льюисхэм Роуд — это коттедж с садиком, фамилия наша Бэстейбл, а всего нас шестеро (это если не считать папу). Мама наша умерла, я больше ничего о ней говорить не буду, но если вы думаете, что это значит, что я не помню ее, то вы ничего не смыслите в людях. Старшая у нас Дора, потом идет Освальд, а затем Дикки. Освальд еще в младшей школе получил первый приз по латыни, а Дикки здорово умеет считать. Ноэль и Алиса близнецы (им по десять лет), а самый младший у нас Гораций Октавиус. Само собой, один из нас и рассказывает эту историю, только я так и не скажу вам, кто именно — разве что в самом конце. Попробуйте пока сами угадать, только, бьюсь об заклад, ничегошеньки стоящего у вас из этого не выйдет.

Это Освальд выдумал искать сокровище — Освальду часто приходят в голову отличные мысли, и он вовсе не скрывает их, как некоторые, так что и в этот раз он сразу собрал всех и сказал:

— Вот что, ребята, пора нам заняться поисками сокровища, тем более что все так делают, когда Дом Предков приходит в упадок.

Дора сказала, что это замечательно. Она часто соглашается с нами. В это время она как раз пыталась заштопать здоровую дырку в одном из чулков Ноэля: несколько дней назад, когда мы играли в Потерпевших Крушение на крыше курятника, Ноэль свалился и разодрал этот чулок, к тому же он так поранил подбородок, что у него, того и гляди, останется шрам на всю жизнь. Только Дора и умеет чинить наши вещи, Алиса тоже пробовала: к примеру, она хотела связать красный шарф Ноэлю, поскольку он склонен к простудам, но шарф с одного конца вышел гораздо шире, чем с другого, и Ноэль не стал его носить, зато мы сделали из него вымпел, поскольку после маминой смерти мы все больше носим серую или черную одежку, а нам как раз нужно было что-нибудь эдакое, поярче. Папа теперь не покупает нам новую одежду — собственно, по этому признаку мы и догадались, что Дом наших Предков пришел в упадок. И денег на карманные расходы он нам больше не дает, разве что малышам перепадает порой пара пенсов; и к нам уже не приезжают на обед нарядные люди, ковры протерлись, у стола отвалилась ножка, но его так и не отдали в починку, папа отказался от садовника, только передний дворик он иногда приводит в порядок, но очень редко. Серебро, которое хранилось в большом буфете из дуба (в том, который изнутри затянут зеленой материей) папа отправил в магазин почистить, но почему-то так и не получил обратно. Наверное, у него нет денег, чтобы заплатить за чистку. Теперь у нас в ходу какие-то желтоватые ложки и вилки, они гораздо легче прежних и совсем не блестят.

После маминой смерти папа долго болел, а пока он болел, его компаньон зачем-то уехал в Испанию, и от этого деньги кончились, — я толком так и не понял, как это случилось. Все слуги ушли от нас, кроме той женщины, которая отвечает за все, — по мне, если найти подходящую «за все», жизнь пойдет совсем неплохо. Перед ней была другая женщина, очень хорошая: она пекла нам пудинги и разрешала есть их на полу, поскольку мы убили на ужин дикого кабана. Но эта делает пудинги из саго, такие водянистые, с ними не поиграешь, из них даже островков не получается, как бывает, когда ешь овсяную кашу.

В школу мы тоже теперь не ходим: папа говорит, как будет возможность, он снова отдаст нас в школу, но каникулы нам не повредят. Я тоже думаю, что каникулы нам не повредят, только лучше бы он сказал прямо, что у него нет денег — мы ведь и так об этом догадываемся.

Множество людей зачастило к нам с конвертами (без марок) и все они твердят, что они верят нам в последний раз, а потом передадут дело в другие руки. Я спросил нашу Элайзу, что это значит, она мне объяснила, и теперь я очень беспокоюсь за папу.

Наконец, пришла какая-то бумага — большая и синяя. Ее принес полисмен, так что мы даже напугались, но папа сказал, все в порядке; только когда он вечером зашел поцеловать девочек (он всегда целует их перед сном), девочкам показалось, будто он плакал, только я им не верю, потому что ревут одни трусы, а мой папа — самый храбрый.

Вот почему нам срочно понадобились сокровища (так сказал Освальд), и Дора подтвердила, что это — замечательная мысль. И все остальные тоже согласились с Освальдом. Итак, мы собрали военный совет. Дора сидела в кресле: это кресло раньше стояло в гостиной, но Пятого Ноября у нас была корь и нам не разрешили выходить в сад, поэтому пришлось взрывать хлопушку прямо в гостиной, а теперь эту дырку уже не зачинишь, поэтому папа и велел перенести кресло к нам в детскую; и не так уж дешево оно нам досталось, если учесть, как мы схлопотали, когда в нем обнаружилась эта дырка.

— Конечно, надо что-то делать, — заговорила Алиса, — в банке пусто.

Для наглядности она погремела копилкой, в которой перекатывался один лишь фальшивый шестипенсовик, который мы оставили на развод.

— Ага, только — что? — спросил Дикки. — Легко сказать «сделать что-то», а что именно?.

Дикки всегда настаивает на определенности, не зря и папа прозвал его Определенным Артиклем.

— Давайте читать книги. В книжке всегда можно найти какую-нибудь подходящую идею, — сказал Ноэль. Мы на него зашикали — ясное дело: Ноэлю лишь бы книжки читать, он у нас поэт и однажды даже напечатался (даже и деньги за это получил), только это уже другая история.

Тут Дикки и говорит:

— Вот что. Давайте помолчим, — ровно десять минут по часам, — а потом каждый скажет, какой способ искать сокровища он придумал. А потом мы попробуем все методы один за другим, по старшинству.

— Я не сумею ничего придумать за десять минут, дайте мне полчаса, — потребовал Г. О. На самом деле его зовут Гораций Октавиус, но мы прозвали его Г. О., поскольку всюду теперь рекламируют Горячий Окорок, и когда Гораций был маленьким, он боялся проходить мимо щита с надписью «Съешьте Г. О.». Он говорит, что все это в прошлом, но в последнее рождество он проснулся со страшными воплями, и взрослые сказали, что все дело в пудинге, но сам он сказал мне потихоньку, что дело вовсе не в пудинге, тем более что он был совсем пресный, а в том, что ему приснилось, будто его приняли за Г. О. и хотят съесть.

Итак, мы согласились на эти полчаса, и все сидели очень тихо, думали. Я-то уже все придумал через две минуты и видел, что и все остальные готовы, кроме Доры, которая всегда ужасно возится, а у меня уже и нога затекла, оттого что я старался не шевелиться, и тут Г. О. воскликнул (хотя прошло едва ли семь минут):

— Неужели полчаса еще не прошло?!

Г. О. уже восемь лет, а он никак не научится смотреть по часам время. Освальд это умел, когда ему еще и шести лет не было.

Тут мы все зашевелились и начали наперебой излагать свои планы, но Дора заткнула уши и сказала:

— А ну-ка, по одному. В Вавилонскую башню поиграем потом!

(А вы когда-нибудь играли в Вавилонскую башню?)

Дора велела нам сесть на пол рядком, по старшинству, и она по очереди указывала на кого-нибудь из нас пальцем в медном наперстке. Серебряный наперсток потерялся как раз тогда, когда папа уволил предпредыдущую служанку, а та, наверное, забыла, что это Дорин наперсток, и положила его в свою коробочку. Очень забывчивая была девица: всегда забывала, что почем купила, и поэтому у нее оставалось мало сдачи.

Первым взял слово Освальд.

— Надо надеть маски, взять большие пистолеты и выйти на большую дорогу. Мы будем останавливать людей и говорить: «Жизнь или кошелек! Сопротивление бесполезно!» — как Дик Терпин и Клод Дюваль. А что у нас лошадей нет, так это не страшно — все равно сейчас в каретах уже никто не ездит.

Дора наморщила нос — значит, она собирается дать добрый совет как положено старшей сестре из наставительной книжки — и говорит:

— Так нельзя, это ничем не лучше, чем воровать или таскать пенни из кармана пальто, которое папа повесил в прихожей.

Неужели стоило напоминать об этом, да еще в присутствии младших — мне же тогда было всего четыре года!

Но Освальд и виду не подал, как он задет, и ответил:

— Ладно, я могу придумать еще тысячу других способов. К примеру, мы можем спасти от разбойников какого-нибудь престарелого джентльмена.

— Разбойников-то не бывает, — возразила Дора.

— Хорошо, пусть, мы спасем его от смертельной опасности. Мало ли чего бывает, а потом выяснится, что он — Принц Уэльский, и он скажет: «Благородный и драгоценнейший мой спаситель! Я назначаю вам пенсию — миллион фунтов в год. Поднимись, сэр Освальд Бэстейбл».

Но остальным это почему-то пришлось не по вкусу, и наступил черед Алисы.

Она сказала:

— Давайте попробуем волшебную палочку. Я сколько уже раз читала об этом в книжке. Берете палочку, и когда вы дойдете до того места, где под землей спрятано золото, палочка застучит. И тогда остается только его выкопать.

— Ага! — сказала вдруг Дора. — Мне тоже пришла в голову одна мысль, но я буду говорить последней. Что же касается волшебной палочки — надеюсь, что тут все в порядке. Кажется, Библия это не одобряет.

— Библия и свинину есть не позволяет, — вмешался Дикки.

— Я не против, только все же давайте отложим волшебную палочку на потом, — решила Дора. — А ты что надумал, Гораций?

— Давайте все-таки поиграем в бандитов, — заканючил Г. О. — Пусть это и нехорошо, но мы же всего-навсего поиграем.

— Нет — это нехорошо! — сказала Дора.

Тут Дикки заявил, что если Дору послушать, так вообще ни во что играть нельзя, а Дора сказала, что он неправ, а тогда Дикки так разворчался, что Освальду пришлось вмешаться, чтобы всех помирить и он предложил вот что:

— Раз Доре это не нравится, она может и не играть, никто ее силком не тащит. А ты, Дикки, заткнись и послушай, что скажет Ноэль.

Оба они обиделись, но я как следует пихнул Ноэля, чтобы он выкладывал поскорее, а он вместо этого заявил, что ему вовсе не хочется играть. Это уж и вовсе никуда не годилось, тем более, что и все остальные готовы уже были перессориться. Я велел ему быть мужчиной, а не слюнявой свиньей, и тогда он сказал, что еще не придумал, то ли ему издать книгу стихов, то ли жениться на принцессе.

— В любом случае я позабочусь о всех вас, — сказал он, — даже об Освальде, хотя он и пихается и обзывает меня слюнявой свиньей!

— Вовсе я не обзывал тебя свиньей! — возмутился Освальд. — Я наоборот тебе сказал, чтобы ты не был свиньей! — И Алиса тоже сказала Ноэлю, что это вовсе не одно и тоже, так что он угомонился.

Слово взял Дикки.

— Должно быть, все вы видели в газетах объявления для тех леди и джентльменов, которые пожелают заработать два фунта в неделю (в свободное время). Надо послать этим людям два шиллинга, и тогда мы получим образцы и инструкции. В школу мы теперь не ходим, так что свободного времени у нас хоть отбавляй, и мы можем заработать даже по двадцать фунтов в неделю каждый. Я предлагаю сперва испробовать какой-нибудь другой метод, а как только мы соберем два шиллинга, мы выпишем инструкции и образец. Есть у меня и еще одна идея, но сперва я должен ее обдумать.

Мы все стали его просить: выкладывай, что за идея, но Дикки уперся. Так вот всегда: пока он дела до конца не доведет, он даже не скажет, чем именно он занят, и с мыслями точно так же. Правда, он любит, чтобы все волновались по этому поводу, поэтому Освальд сказал:

— Ну и береги свой дурацкий секрет. Вперед, Дора. Все уже высказались и очередь за тобой.

Дора вскочила, бросила чулок, наперсток куда-то укатился — мы его потом несколько дней не могли найти — и воскликнула:

— Давайте попробуем — прямо сейчас! Я ведь старшая, так что все по-честному. Давайте искать сокровище, просто копать, без всяких магических палочек. Если люди принимаются копать, чтобы найти сокровище, они обязательно его находят. Мы сразу разбогатеем, и не надо будет пробовать остальные способы. Одни из ваших идей слишком сложны, а другие неправильные, а мы не должны делать нехорошие вещи, потому что…

Но тут мы хором велели ей заткнуться, и все во главе с Дорой спустились в сад.

Пока мы шли, я все думал, и как это папа до сих не догадался поискать сокровищ вместо того, чтобы просиживать целые дни в противной конторе.

Глава вторая, в которой мы копали землю в поисках сокровища

Боюсь, что предыдущая глава показалась вам скучноватой. И правда скучно, когда в книге все говорят, говорят и ничего не происходит, но ведь я должен был описать все это, иначе вы потом ничего бы не поняли. Но конечно, самое лучшее в книге (да и в жизни) — это когда что-нибудь происходит. Поэтому я вовсе не собираюсь описывать в этой книжке те дни, когда ничего не происходило. Вы от меня не дождетесь чего-нибудь вроде: «Так протекали печальные дни» и «годы медленно ползли мимо» и даже «время шло», — потому что это все вздор и чепуха, и так всем ясно, что время шло, — когда это бывает, чтобы оно стояло на месте? Я расскажу вам только все самое замечательное, самое интересное, а в промежутке можете сами вообразить, что мы завтракаем и обедаем, ложимся спать и умываемся по утрам, — и весь скучный распорядок. Слишком уж муторно было бы писать все это подряд, пусть на самом деле так оно и бывает. Я советовался с дядей Альберта, который живет в соседнем доме (он сам пишет книги) и он сказал мне: «Именно это и называется отбором материала, без этого искусства не существует», — а он очень умный человек и сам книги пишет. Вот видите.

Часто я размышлял, насколько было бы лучше, если бы те люди, которые берутся писать книги для детей, получше соображали. Я вот не стану ничего о нас рассказывать кроме того, что мне самому было бы интересно прочесть, если бы это я читал книгу, а вы бы ее написали. Дядя Альберта, который живет в соседнем доме, советовал мне объяснить это в предисловии, но лично я предисловие всегда пролистываю, а по-моему, нет никакого толку писать то, что нормальные люди все равно пролистнут. Хорошо бы и другие писатели об этом помнили.

Итак, мы порешили копать землю в поисках сокровища. Прежде всего мы спустились в погреб и зажгли там свет. Освальд хотел копать прямо в погребе, но там каменный пол. Поэтому мы пошарили между старых сундуков и сломанных стульев и другой мебели, пустых бутылок и прочих занятных вещей и нашли те лопатки, которыми мы копали песок на берегу моря на каникулах три года тому назад. Только не думайте, что это были дурацкие деревянные лопатки для малышни, которые разваливаются прежде, чем к ним притронешься, — нет, они были железные, с синим клеймом на металлической части, с желтыми деревянными ручками. Нам пришлось повозиться, пока мы их отчистили, но девочки ни за что не соглашались копать лопатами, залепленными паутиной. Ни одна девочка в жизни не сможет стать исследователем Африки и вообще чем-нибудь стоящим, так они и будут всю жизнь переживать из-за подобных мелочей.

Наполовину делать дело не стоит. Мы разметили квадратную площадку в саду (ярда три в ширину) и принялись копать. Нашли мы только несколько скользких червяков да массу камешков: земля тут была слишком твердая.

Тогда мы решили перейти в другую часть сада и облюбовали себе кусочек большой круглой клумбы, где земля была намного мягче. Мы хотели сперва выкопать небольшую ямку, но зато глубокую, и дело пошло очень весело. Мы копали, копали, копали — аж взмокли, но ничего не нашли.

Тут как раз Альберт, который живет в соседнем доме, вскарабкался на стену и окликнул нас. Мы не очень-то его жалуем, но мы разрешили ему играть вместе с нами, потому что у него умер папа, а сирот обижать не надо, даже тех, у которых мама жива. Просто он такой чистюля, этот Альберт. Воротнички у него чуть не лопаются от крахмала, и к тому же он разгуливает в коротких вельветовых штанишках. Я бы лучше пошел в шотландскую гвардию, чем показаться в таких на люди.

— Привет! — сказали мы ему.

А он и спрашивает:

— Чем это вы тут занимаетесь?

— Сокровище ищем, — ответила Алиса, — на древнем пергаменте мы сумели прочесть слова, указавшие нам место, где хранится золото. Иди сюда — поможешь копать. Надо раскопать поглубже, и там мы найдем старый глиняный горшок, полный золота и драгоценных камней.

А этот чистюля пожал плечиками и говорит:

— Что за ерунда! Этот малый в самую простую игру играть не научится. Странно только, что у него такой умный дядя. А сам Альберт, который живет в соседнем доме, читать не любит, и поэтому он прочел гораздо меньше книг, чем любой писатель, и оттого он такой глупый невежда, но тут уж ничем не поможешь, приходится принимать его таким, каков он есть, раз уж мы согласились иметь с ним дело. Да и не стоит сердиться на человека за то, что он глуп, — это ведь не его вина, что ты вырос таким умным.

Так что Освальд попросту сказал ему:

— Бери лопату и копай! Тогда мы поделимся с тобой сокровищами, которые найдем!

А он говорит:

— Не стану я копать — не люблю, пойду лучше чай пить!

— Иди копать, будь же умницей! — позвала его Алиса. — Я тебе свою лопатку отдам, она самая удобная!

Тут он все-таки перелез к нам и тоже начал копать, а уж мы его больше не выпустили, ведь мы тоже работали на совесть, и яма становилась все глубже. Пинчер тоже помогал нам — я имею в виду нашего пса, он здорово умеет копать и частенько роется на помойке, чтобы поймать крысу. Но мы все равно его любим, даже если ему, как говорит Дора, следовало бы умыться.

— Нам придется рыть туннель, — решил Освальд. — Иначе нам не подобраться к сокровищу. — И он спрыгнул в яму и начал рыть с одной стороны. Затем все мы стали по очереди рыть туннель, но больше всего было пользы от Пинчера, который выбрасывал из туннеля землю: он принимался скрести землю задними лапами, стоило сказать «Ищи крысу!», а к тому же он копал передними лапами и даже носом.

Наконец, мы прокопали туннель почти что в ярд длиной, и туда можно было заползти поискать сокровища, только надо было бы сделать еще подлиннее. Как раз наступила очередь Альберта, но он боялся.

— Будь мужчиной! — потребовал Освальд (никто ведь не может утверждать, будто Освальд отказывался, когда была его очередь). Но Альберт все трусил, и нам пришлось заставить его силой, поскольку иначе вышло бы нечестно.

— Да ведь это так просто, — уговаривала его Алиса. — Ты должен просто заползти туда и копать руками. А когда ты вылезешь, мы уберем лопатой то, что ты накопаешь. А что в туннеле темно, так ты этого даже не заметишь, если как следует зажмуришься. Все мы уже побывали там, кроме Доры, но она ведь боится червей.

— Я тоже боюсь червей, — заныл Альберт, который живет в соседнем доме, но мы-то все отлично помнили, как еще вчера он подобрал жирнющего черно-красного червя и хотел подсунуть его Доре.

Мы взяли и запихнули его в этот туннель.

Он не хотел заползать головой вперед, как все нормальные люди, чтобы копать руками, и хотя Освальд на него рассердился, поскольку он терпеть не может таких слюнявых свиней, он все-таки потом согласился, что метод Альберта сам по себе, возможно, был не так уж и плох. Нет ничего стыдного в том, чтобы признать, что ты, возможно, был не совсем прав, только нечего быть трусом и признаваться в этом прежде, чем ты на все сто убедишься, что и в самом деле сглупил.

— Можно я сперва спущу туда ноги? — попросил Альберт, который живет в соседнем доме. — Я буду копать копать башмаками, правда буду, слово чести!

Мы согласились и он полез, — медленно-медленно, — но в конце концов на поверхности осталась только его голова, а все остальное уже было в туннеле.

— Ну же, копай башмаками! — потребовал Освальд. — Алиса, держи Пинчера, а то он того гляди опять примется копать, и, может быть, Альберту не понравится, если ему запорошит глаза землей.

Надо всегда заботиться о людях, даже в мелочах, тогда они будут вас любить. Алиса придержала Пинчера, а мы все заорали:

— Копай же! Копай ногами — ну же, покажи на что ты способен!

Альберт начал копать ногами, а мы стояли прямо над ним и смотрели, что из это выйдет, но тут земля поддалась и мы все повалились друг на дружку, а когда поднялись, оказалось, что на том месте, где мы только что стояли, теперь впадина, а Альберт, который живет в соседнем доме, оказался под землей и основательно застрял. Право, если хотите обойтись без хлопот, не стоит связываться с этим парнем.

Как он вопил, как орал — слушать было страшно, хотя сам же и признавался, что ему вовсе не больно, только чуть-чуть тяжеловато, и ноги он высвободить не может. Мы бы его прекрасно вытащили, но он так вопил, что мы испугались, как бы к нам не явилась полиция, поэтому Дикки вскарабкался на стену и попросил тамошнюю кухарку, чтобы она сказала дяде Альберта, который живет в соседнем доме, что Альберта засыпало землей, но не нарочно, и чтобы он, пожалуйста, пришел и помог нам его откопать.

Пока мы ждали Дикки, Альберт, не унимаясь, вопил, и мы постарались счистить землю у него с лица, чтобы он мог орать со всеми удобствами и без помех.

Наконец, Дикки вернулся и привел Альбертова дядю (он тоже живет в соседнем доме). Дядя у Альберта очень высокий, светловолосый и загорелый, раньше он плавал по морю, а теперь пишет книги. Мне он очень по душе.

Он велел племянничку заткнуться, и тот заткнулся, а потом он спросил его, больно ли, и Альберт признался, что вовсе не больно: он хотя и трусишка, и с ним вечно что-то случается, но врать, как некоторые мальчишки, он вовсе не умеет.

— Ну что ж, нам предстоит немалый, хотя и приятный труд, — объявил дядя Альберта, потирая руки и поглядывая на дыру, из которой торчала голова Альберта. — Мне понадобится другая лопата, — сказал он и, сходив в сарай за большой лопатой, принялся откапывать племянника.

— Лежи-ка тихо, — велел он ему, — а то я, того гляди, прихвачу заодно и кусочек от тебя.

Какое-то время он копал, а потом сказал:

— Признаться, драматический эффект этого зрелища не оставил меня вполне равнодушным. Любопытство пожирает меня. Не могу скрыть от вас, что мне до крайности интересно узнать, как это вы ухитрились похоронить моего родича. Впрочем, если не хотите, можете не рассказывать. Насколько я понимаю, вы же не заставляли его силой?

— Мы пустили в ход силу убеждения, — объяснила ему Алиса. — Она этого нахваталась в школе для девочек, куда раньше ходила: насколько я понимаю, это значит, что вы можете заставить кого угодно сделать что угодно, не набив ему морду, а просто придумав ему какую-нибудь обидную кличку, или еще как-нибудь издеваясь над ним, или же пообещав вздуть хорошенько, если он не сделает по-вашему.

— Силу убеждения? — переспросил дядя Альберта. — Это как же понимать?

— Мне очень жаль, что так все получилось, — начала извиняться Дора. — Право же, было бы лучше, если бы это случилось с одним из нас. Вообще, это была моя очередь, но я боюсь червей, и поэтому меня освободили. Понимаете, мы тут копаем, чтобы найти сокровище.

— Да, — подхватила Алиса, — и мы как раз дошли до подземного туннеля, который ведет в потайную кладовую, и тут как раз была очередь Альберта, а ему всегда не везет, — заключила она со вздохом.

Тут Альберт, который живет в соседнем доме, снова завопил, а его дядя утер лицо (свое лицо, а вовсе не Альберта) шелковым носовым платком и засунул платок в карман брюк. Вообще-то там вроде бы платку не место, но я решил, что это потому, что он уже снял и пиджак и жилет, а платок ему нужен был под рукой: ведь он уже устал копать.

Он велел Альберту помолчать, а то он не станет его откапывать, и тот заткнулся, а тут уж дядя его и откопал. И дурацкий же был вид у Альберта: волосы грязные, вельветовый костюмчик весь в земле, а лицо аж опухло от рева.

Мы все принялись извиняться, но он не хотел с нами разговаривать. Наверное, ему было очень обидно, что засыпало именно его, хотя он был один, а нас шестеро. И вправду ему не везет.

— Сокровища, значит, ищете, — пробормотал дядя Альберта, снова утирая лицо платком. — Боюсь, не так уж у вас много шансов на успех. В свое время я изучил немало книг по этому вопросу, и мало кто может похвастаться большей осведомленностью в этом. Так вот, насколько мне известно, на один сад обычно приходится не больше одной зарытой монеты, а именно… эй, а это что?!

Что-то и впрямь блеснуло в той яме, из которой он только что вытащил Альберта. Освальд наклонился — там лежало полкроны. Онемев от изумления и восторга (так ведь пишут в книгах?) мы все молча уставились друг на друга.

— Ну что ж, это удачно, — обрадовался дядя Альберта, который живет в соседнем доме. — Стало быть, на долю каждого из вас приходится по пять пенсов.

— По четыре и… — нет, дроби я еще не умею, — возразил Дикки, — нас ведь, сами видите, семеро.

— Вот как: значит, вы и Альберта посчитали?

— А как же, — вступилась Алиса, — к тому же его и засыпало. Давайте отдадим ему весь излишек, а нам каждому будет по четыре пенса.

На том мы и согласились и пообещали Альберту, что принесем его долю, как только разменяем полкроны. Он слегка приободрился, а дядя его в третий раз вытер лицо — видно, ему все еще было жарко — и надел сюртук.

Вдруг он снова наклоняется и подбирает что-то с земли. Он поднял — вы не поверите, но все это чистая правда! — еще полкроны!

— Подумать только, их тут оказывается даже две! — говорит он. — В моих книгах о сокровищах сказано, что две монеты в одном саду — большая редкость.

Хорошо бы дядя Альберта, который живет в соседнем доме, и впредь помогал нам искать сокровища: глаза у него больно острые, ведь даже Дора, которая, по ее словам, как раз смотрела на то самое место, где он нашел вторую монету, ничего там не заметила.

Глава третья, в которой мы были сыщиками

Потом с нами случилось еще одно очень интересное происшествие, все по правде, как и те полкроны, а вовсе не выдумка. Я ведь хочу написать правдивую книжку — насколько это возможно. Конечно, мы читали и Шерлока Холмса и другие книжки в желтом переплете с картинкой на обложке и скверным шрифтом — стоят они четыре с половиной пенса, и края у них всегда загнуты вверх и замусолены, потому что люди спешат заглянуть в самый конец истории и еще успеть на поезд. По-моему, так нечестно. Я прежде всего имею в виду книги, написанные мистером Габорио (Альбертов дядя говорит, что хуже перевода он не видал, не говоря уж о том, какой это скверный английский). Конечно, с Киплингом их не сравнить, но по мне они вполне хороши. Еще мы читали книгу Дика Диддлингтона, на самом деле его зовут иначе, но я хорошо осведомлен относительно законов об оскорблении личности, и потому не стану называть его по имени, а просто скажу, что эта книжка никуда не годится. Зато она и подсказала нам эту идею.

Дело было в сентябре, и мы так и не поехали к морю — слишком это накладно, даже если отправиться всего-навсего в Ширнесс, где на каждом шагу валяются старые ботинки и консервные банки, а песка вовсе нет. Все в округе уехали, даже наши соседи — не Альберт, а те, что с другой стороны. Их прислуга сказала Элайзе, что они уезжают в Скарборо, и на следующий день в доме и вправду были спущены все шторы, рамы задраены наглухо, и молочник больше туда не заходил. Между их домом и нашим растет большой каштан, и с него мы собирали каштаны для игры и делали мазь от цыпок. Из-за этого каштана нам не было видно, спущены ли шторы и на другой стороне дома, так что Дикки влез на него и сказал, что окна и там закрыты.

Стояла жара, в доме было невыносимо душно, мы почти все время играли в саду. Из кухонной скатерти и наших одеял мы соорудили палатку — в ней, правда, тоже было жарко, но это же совсем другое дело. И дядя Альберта сунул нос в нашу палатку и сравнил ее с турецкой баней. В общем-то обидно, что мы не поехали на море, но мы понимали, что нам не следует быть неблагодарными, ведь мы могли бы быть маленькими оборвышами и жить в трущобах, куда и летом не проникает луч света, ходить в лохмотьях и босиком, — правда, я ничего не имею против лохмотьев, а босиком в такую жару даже приятно, и мы часто разувались, особенно если это требовалось по правилам игры. В тот день мы как раз играли в потерпевших крушение, и все сидели в этой палатке, доедая жалкие остатки пищи, которую мы с риском для жизни спасли во время кораблекрушения. Это были неплохие остатки: кокосовые карамельки на два пенса (из Гринвича, где на пенни можно купить четыре унции), три яблока, макароны (длинные и со сквозной дырочкой, через них и воду пить можно, конечно, пока их не сваришь), а закусывали мы сырым рисом и холодным пудингом, который Алиса умыкнула из кладовки заодно с макаронами и рисом. И вот, только мы доели, как один из нас и говорит: «А я хочу быть сыщиком».

Я никого не хочу обидеть, но я не помню в точности, кто именно это сказал: Освальд говорит, что он, а Дора утверждает, будто первым это сказал Дикки — ну и ладно, Освальд не грудной младенец, чтобы ссориться из-за таких мелочей.

— Я хочу быть детективом, — сказал Дикки, хотя я уверен, что это был вовсе не он, — я буду расследовать странные и ужасные преступления.

— Для этого надо быть гораздо умнее, — вмешался Г. О.

— Вовсе нет, — заступилась Алиса, — ведь когда книжка уже прочитана, ты понимаешь, что все это значило: и рыжий волосок на рукоятке ножа, и следы белого порошка на вельветовой куртке Главного Злодея. Я думаю, мы вполне можем с этим справиться.

— Не стоит связываться с убийством, — всполошилось Дора, — это нехорошо — это опасно.

— И потом, за убийство беднягу непременно повесят, — сказала Алиса.

Мы попытались объяснить ей, что убийцу и нужно повесить, но она знай твердила:

— Все равно, что ни говорите, ведь никто не станет убивать во второй раз. Сами подумайте: и кровь, и страх, и потом как проснешься ночью, и все это снова примерещится. Нет, что касается меня, я буду поджидать в засаде, чтобы накрыть целую банду фальшивомонетчиков — в одиночку или с моим верным псом!

Она подергала Пинчера за ухо, но Пинчер крепко спал, поскольку пудинг уже доели. Кто действительно соображает, так это Пинчер.

— Ты как всегда все перепутала, — сказал ей Освальд, — если уж берешься быть сыщиком, ты не можешь выбирать, какое преступление тебе подходит. Главное — набрести на подозрительные обстоятельства, нащупать нить и следовать за этой нитью. А что уж там окажется — убийство или пропавшее завещание — это как повезет.

— А еще, — добавил Дикки, — можно взять газету и наткнуться там на пару объявлений или известий, которые подойдут друг другу. Например: «Пропала молодая девушка», и дальше описано, как она была одета, и ее золотой браслет, и цвет волос, и все прочее, а на другой странице напечатано «Найден золотой браслет», — и истина вышла наружу!

Мы велели Г. О. сбегать за газетой, но там ничего не подходило, разве что сообщение о взломщиках в Холловее, которые уволокли копченные языки и прочие вкусности, предназначавшиеся для больных, а на другой странице была заметка о «Загадочных смертях в Холловее».

Освальд полагал, что в этом что-то есть, и дядя Альберта с ним согласился (мы специально его спрашивали), но все остальные считали иначе, так что от этого дела пришлось отказаться, тем более, что до Холловея слишком далеко. Пока мы обсуждали это, Алиса о чем-то размышляла сама по себе и наконец сказала:

— Я тоже хочу играть в детективов, но я не хочу чтобы из-за нас у людей были неприятности.

— Но они же — грабители или убийцы! — напомнил ей Дикки.

— Нет, они не убийцы, — ответила Алиса, — Но кое-что странное я заметила. Я даже немного боюсь. Давайте спросим Альбертова дядю.

Алиса чересчур любит приставать ко взрослым людям по всяким пустякам. Мы все велели ей не городить ерунду и рассказать все сразу нам.

— Только обещайте, что без меня ничего делать не будете! — потребовала Алиса и мы ей пообещали. Тогда она начала:

— Это страшная тайна и каждый, кто предпочитает не вмешиваться в расследование темного преступления может пока уйти: потом будет слишком поздно!

Дора сказала, что ей до смерти надоело сидеть в палатке и отправилась в магазин, а Г. О. увязался за ней, поскольку у него еще оставалось два пенса. Они думали, что Алиса просто дурачится, но Освальд знал наверное, что она говорит всерьез. Освальд почти всегда может угадать, говорит ли человек всерьез, или шутит, или обманывает — это видно уже по его взгляду. Освальд вовсе не задается по этому поводу, он помнит, что ему повезло, и никакой особой заслуги нет в том, что он от природы такой умный.

Итак, те двое ушли, а мы сдвинулись поплотнее и сказали ей:

— Продолжай!

— Итак, — говорит Алиса, — Видите ли вы тот дом? Люди из него уехали. Они в Скарборо. Дом заперт. Но я сегодня проснулась посреди ночи и видела там свет!

Мы спросили ее, когда это было, и как ей удалось что-то увидеть, ведь ее окна выходят на улицу, а не в сад. А она говорит:

— Я все расскажу, но вы должны пообещать, что больше никогда не пойдете на рыбалку без меня.

Пришлось пообещать.

— Так вот, — говорит Алиса, — Я забыла с вечера покормить кроликов, а ночью проснулась и вспомнила. И я боялась, что до утра они помрут, как кролики Освальда.

— Я не виноват, — сказал Освальд, — Я их нормально кормил. Просто они сами были полудохлые.

Алиса сказала, что ничего такого она не имела в виду и стала рассказывать дальше.

— Я спустилась в сад и я увидела в окнах того дома свет, и там бродили какие-то темные тени. Я подумала, там взломщики, но папа еще не вернулся домой, а Элайза уже легла спать, так что я все равно ничем не могла помочь. Вот что я хотела рассказать вам.

— А почему ты не рассказала нам с самого утра? — спросил ее Ноэль.

Алиса опять сказала, что не хотела никого подводить, даже этих взломщиков.

— Но зато мы можем последить сегодня ночью, — предложила она, — и может быть, мы опять увидим там свет.

— Наверное, это были взломщики, — решил Ноэль, втягивая в себя последнюю макаронину. — Эти наши соседи очень важные. С нами они не знаются и иногда даже выезжают в карете. У них есть приемный день и к ним приезжает множество людей. Наверное, у них полон дом серебряной посуды и драгоценностей, и дорогих шелков, и мехов, и всего прочего. Давайте подежурим сегодня ночью.

— Какой смысл дежурить сегодня, если разбойники были вчера? — возразил Дики. — Другое дело, что в запертом доме могут обнаружиться вещи поинтереснее, чем заурядные разбойники.

— Ты думаешь, там собираются фальшивомонетчики? — догадался Освальд. — А это интересно — за них, должно быть, полагается немалая награда.

Дикки тоже считал, что за фальшивомонетчиков полагается большое вознаграждение, ведь они все отчаянные ребята, и у них под рукой полно всяких тяжелых железок, которыми они норовят пристукнуть удачливого сыщика.

Тут наступило время пить чай, и как раз вернулись Дора и Г. О., которые в складчину купили дыню, очень большую, и только самую малость подгнившую с одного конца. Дыня оказалась очень вкусной, а семечки мы отмыли и смастерили из них кое-что с помощью булавок и шерстяных ниток. И больше мы ничего не говорили о предстоявшем нам ночном дежурстве.

И только когда мы уже укладывались спать и Дикки снял уже и сюртучок и жилетку, прежде, чем отстегнуть подтяжки он спросил:

— Так что насчет фальшивомонетчиков?

Освальд к тому времени уже снял галстук и воротничок и как раз собирался задать тот же вопрос, так что он без малейшего раздумья ответил:

— Конечно, я буду сегодня дежурить, только воротник очень жмет, лучше я его сниму на ночь.

Дикки сказал, что девочек брать с собой не надо, потому что это может оказаться опасно, но Освальд напомнил ему, что они дали Алисе слово, а слово свято, даже если тебе и не хочется. Поэтому Освальд отозвал Алису в сторонку — он сказал, будто хочет показать ей красивую гусеницу, а Дора так боится гусениц, что она завизжала и убежала, стоило Освальду предложить показать гусеницу. Так вот, Освальд остался наедине с Алисой и все рассказал ей, и Алиса согласилась присоединиться к их страже, если только сумеет. Мы провозились дольше, чем рассчитывали, поскольку Алиса должна была дождаться, пока уснет Дора, и потом пробираться очень тихо, чтобы ни одна половица не скрипнула. Хорошо еще, что девочки спят с открытой дверью — чтобы не оставаться одним, если к ним вдруг заберется взломщик. Алиса ухитрилась надеть ночную рубашку прямо на одежду. Мы все вместе спустились, прокравшись мимо двери папиного кабинета и через стеклянную дверь на веранду, а оттуда по железной лестнице в сад. Там мы направились сразу к большому каштану, и тут я понял, что мы занимаемся тем, что Альбертов дядя называет нашим любимым занятием: попросту говоря, дурака валяем. В том доме было темным темно. Но вдруг в том саду скрипнула калитка. В каждом таком садике есть такая калитка на задний двор. Очень удобная вещь — через нее можно уйти потихоньку, если не хочешь, чтобы знали, куда ты направляешься. И вот, калитка в соседнем дворе скрипнула, и тут Дикки так пихнул Алису локтем в бок, что она чуть не полетела кувырком с дерева, но Освальд, с присущей ему отвагой и ловкостью, успел крепко ухватить ее за руку, и мы все уставились на этот дом, причем те двое явно были испуганы, ведь мы ожидали самое большее увидеть только свет, а тут появилась фигура, закутанная в темный плащ и стремительно пронеслась по дорожке соседнего сада. Под плащом злоумышленник скрывал какую-то зловещую ношу. Одет он был женщиной — но в матросской шляпе.

Мы притаились, когда этот человек проходил прямо под нашим деревом, он подошел к дому, тихонько постучал в заднюю дверь, и тут мы увидели полоску света, пробивавшуюся из кухни. Но окна по-прежнему были закрыты наглухо.

— Ой-ой-ой! — только и сумел пробормотать Дикки. — Подумать только, как наши братишки огорчатся поутру, что они проспали такое! Алиса, правда, радовалась гораздо меньше, но она ведь девчонка, и ей простительно. Я сам подумывал, не благоразумнее ли будет пока отступить, а потом вернуться с оружием и подмогой.

— Это не взломщики, — прошептала Алиса. — Этот таинственный незнакомец — он ничего не уносил из дому, наоборот, он что-то принес. Точно, они фальшивомонетчики… Освальд, давай не надо! Эти инструменты, которыми они делают свои монеты, они наверное и впрямь очень тяжелые, они могут нас очень сильно побить! Давайте вернемся домой! Давайте ляжем спать!

Но Дикки сказал, что он должен все разведать, а если за такое расследование полагается награда, то он не прочь получить эту награду.

— Они заперли заднюю дверь! — прошептал он. — Я слышал, как щелкнул замок. Я все подсмотрю через щель в раме и вернусь, и влезу на стену прежде, чем они сумеют отворить дверь, даже если они и услышат меня.

В рамах были отверстия, вырезанные в форме сердечка, и сквозь них, а также в зазор между рамами, пробивался тусклый свет.

Освальд сказал, что если Дикки пойдет, он пойдет с ним, поскольку он — старший, но Алиса сказала, что она тоже должна идти, поскольку она все это затеяла.

Освальд ей сказал:

— Ну и иди! — но она сказала: — Ни за что на свете! — и снова принялась уговаривать нас, чтобы мы тоже не ходили, и мы спорили, сидя на дереве, пока вовсе не охрипли от шепота.

Наконец, мы выработали план действий.

Алиса оставалась на дереве, и если ей что-нибудь покажется подозрительным, она должна была кричать «Караул!». Дикки и я спустились в соседний сад, чтобы по очереди заглянуть в то окно.

Спускались мы очень осторожно, но дерево скрипело гораздо сильнее, чем оно обычно скрипит днем, и мы несколько раз останавливались, испугавшись, что нас уже обнаружили. Но все обошлось.

Прямо под окном мы нашли множество красных кадок для цветов, а в самой большой из них герань уже смертельно засохла, так что мы имели полное право вскарабкаться на нее. Первым полез Освальд, поскольку он старший. Дикки еще спорил, что ведь это он первый подал идею, но поскольку под окном переругиваться было не место, ему пришлось уступить.

Итак, Освальд встал на цветочный горшок и попытался заглянуть в окно. Он не рассчитывал застать фальшивомонетчиков за их темным делом, хотя, пока мы сидели на дереве, он тоже притворялся, будто верит в фальшивомонетчиков. Но если б он увидел дюжину мужчин, разливающих расплавленный металл по формочкам для полукрон, он бы и вполовину так сильно не удивился бы, как удивился он открывшемуся ему зрелищу.

Сперва он мало что мог разглядеть, поскольку дырочка в щели приходилось чересчур высоко, и глаз детектива различал только Блудного Сына (в раме на противоположной стене), но Освальд уцепился за оконную раму, приподнялся на носках — и тогда ему открылось…

Не было там ни инструментов, ни расплавленного металла, ни бородатых мужчин в кожаных передниках с клещами в руках — там стоял стол, покрытый скатертью, и был накрыт ужин: банка лосося, салат и пиво. Плащ и шляпа зловещего незнакомца валялись на стуле, а за столом сидели две младшие дочери этого важного семейства, и одна из них говорила другой:

— Лосося я купила на три с половиной пенса дешевле, а салат на Бродвее идет по шесть пучков за пенни, представляешь? Мы должны сэкономить больше, чтобы в следующем году нам тоже поехать.

А другая ответила:

— По мне, лучше бы мы поехали все вместе, так, право же, было бы лучше.

Все это время Дикки назойливо дергал Освальда за полу куртки, чтобы заставить его поскорее спуститься и уступить ему место. И как раз когда вторая девушка сказала «лучше бы», Дикки потянул чересчур сильно, и Освальд почувствовал, что горшок куда-то уходит у него из под ног. Собрав все силы, наш герой пытался восстановить статус кво, — я имею в виду, равновесие, — но, как не прискорбно признать, ему это не удалось.

— Вечно ты лезешь! — сказал он и с этими словами рухнул на груду цветочных горшков. Он слышал, как они гремят, хрустят и разламываются под ним, а потом он так треснулся головой о железный порог веранды, что в глазах у него потемнело, и что было потом, он не помнил совершенно.

Если вы думаете, что в этот момент Алиса завопила «Караул!», то вы никогда не научитесь иметь дело с девчонками. На самом деле, едва только мы оставили ее без присмотра, она слезла с дерева и потрусила все рассказать дяде Альберта, а потом еще притащила его сюда на случай, если фальшивомонетчики окажутся слишком опасными. Как раз в ту минуту, когда я упал, дядя Альберта перелезал через нашу стену. Алиса даже не вскрикнула, когда Освальд треснулся головой, но Дикки уверяет, что дядя Альберта вполне отчетливо пробормотал: «Черт бы побрал этих ребятишек», — по-моему, это не свидетельствует ни о добрых чувствах, ни о любезных манерах, и я очень надеюсь, что на самом деле он такого не говорил.

Несмотря на весь этот шум, наши соседи из того дома даже не вышли посмотреть, что же случилось, а дядя Альберта и не стал дожидаться, чтобы они вышли. Он поднял Освальда и перенес бесчувственное тело юного детектива к стене, перебрался вместе с ним через стену и отнес свою лишенную признаков жизни ношу на диван в папином кабинете. Папы, оказывается, дома не было, так что мы могли и не красться, когда выбирались из дому. Здесь Освальда привели в чувство, перевязали его раны, уложили в постель, и на следующий день на его юном челе вздулась шишка размером с гусиное яйцо, и, ясное дело, его терзала жестокая боль.

На следующий день дядя Альберта пришел к нам и поговорил с каждым из нас с глазу на глаз. Освальду он напомнил, как стыдно и не по-мужски подсматривать за леди и вообще совать свой нос в чужие дела, а когда я попытался рассказать ему, что я там видел, он велел мне заткнуться. И вообще, от этого разговора я почувствовал себя еще хуже, чем от этой дурацкой шишки на лбу. Освальд никому не сказал ни слова, но на следующий день, когда сгустились вечерние сумерки, он потихоньку скрылся, написал на листочке бумаги: «Мне нужно поговорить с вами» и просунул эту записку через дырочку-сердечко в ставнях окна соседнего дома.

Младшая из двух леди глянула в это отверстие, открыла ставни и очень сердито обратилось к нему:

— Ну?!

Освальд же заговорил так:

— Мне очень жаль, и я хочу попросить у вас прощения. Мы хотели поиграть в сыщиков, поэтому мы и заглянули вчера в ваше окно. Я видел салат и слышал, как вы говорили, что купили лосося на три с половиной пенса дешевле, и я понимаю, как некрасиво подсматривать чужие секреты, особенно секреты леди, и я обещаю вам, что этого больше никогда не повториться, и прошу вас простить меня на этот раз.

Леди сперва нахмурилась, а потом рассмеялась и говорит:

— Так это ты вчера свалился и разбил все эти цветочные горшки? А мы-то думали, что пришли грабители и страшно перепугались! Ничего себе, какую ты шишку набил, бедняга!

И она еще немного поболтала со мной и сказала, что они с сестрой не хотят, чтобы люди знали, что они остались дома, а все потому… — но тут она замолчала и сильно покраснела, а я сказал: — Я думал, что вы все в Скарборо, ваша служанка так сказала Элайзе. Почему вы не хотите, чтобы люди знали, что вы дома?

А она еще сильней покраснела, а потом снова засмеялась и сказала мне:

— Не твое дело, почему. Надеюсь, шишка у тебя скоро пройдет. Спасибо за твои прекрасные мужественные слова. Тебе-то уж точно стыдится нечего.

И тут она поцеловала меня, и я, представьте, даже не поморщился. А потом она сказала мне: «Теперь ступай, а я — я открою ставни, отдерну занавески — сейчас же, немедленно, пока еще не стемнело и пусть все видят, что мы дома, а вовсе не в Скарборо!»

Глава четвертая. Доброй охоты

Когда мы получили четыре шиллинга (нашу долю закопанного сокровища), мы должны были попробовать то, что предлагал Дикки, то есть ответить на объявление насчет леди и джентльменов, которые имеют свободное время и хотят заработать два фунта в неделю, но вышло так, что нам понадобилось сперва купить еще много разных вещей.

Доре нужны были новые ножницы, и она собиралась купить их на свои восемь пенсов, но Алиса сказала:

— Это ты должен купить ей ножницы, Освальд, потому что это ты сломал Дорины ножницы, когда выковыривал из наперстка мраморный шарик.

Все верно (правда, я уже почти забыл об этом), но ведь шарик в наперсток загнал вовсе не я, а Г. О., поэтому я и сказал ей:

— Г. О. виноват ничуть не меньше, чем я. Почему бы и ему не заплатить?

Освальд заплатил бы за эти чертовы ножницы, не жалко, но должна же быть хоть какая-то справедливость.

— Но он же еще маленький! — вступился Дикки, а Г. О. заявил, что он уже не ребенок и они чуть было не поцапались, но Освальд всегда готов поступить благородно, поэтому он предложил:

— Слушайте! Я заплачу шесть пенсов, а остальное заплатит Г. О., и пусть приучается к аккуратности.

Г. О. согласился, он, на самом деле, совсем не плохой парень, только потом я выяснил, что на самом деле два пенса за него внесла Алиса.

Потом нам понадобились краски, а Ноэлю нужен был карандаш и еще на полпенни бумаги, чтобы писать стихи, и без яблок тоже, знаете ли, жить скучновато. Так вот мы извели почти что все деньги, и пришлось нам отложить это объявление на потом.

— Надеюсь, — заметила по этому поводу Алиса, — что у них не наберется чересчур много леди и джентльменов к тому времени, когда мы снова скопим деньги, чтобы попросить у них образцы и инструкции.

И я тоже этого побаивался: уж очень выгодным казалось мне это предложение, и мы каждый день заглядывали в свежую газету, но объявление по-прежнему было на месте, так что мы решили, что все в порядке.

Потом мы попробовали быть сыщиками, только никакого толку из этого не вышло, и тут, когда у нас кончились почти все деньги, кроме моего полупенса и двух пенсов у Ноэля, трех у Дикки и еще двух-трех у девочек, мы снова собрали военный совет.

Дора пришивала пуговицы к выходному костюму Г. О. На свои денежки он купил складной нож и аккуратненько срезал все пуговицы со своего костюма. Если б вы только знали, сколько там было пуговиц, — Дора считала каждую, пока пришивала. Всего оказалось двадцать четыре, считая те маленькие на рукаве и те, которые на самом деле не расстегиваются.

Алиса тем временем учила Пинчера делать стойку, но он не такой дурак, чтобы слушаться, когда ему ничего не предлагают взамен, а все остальные тем временем пекли в камине картофель. На улице по-прежнему было жарко, но мы специально для этого развели огонь. Печеный картофель — отличная вещь, если срезать то, что обгорело, но Дора все равно сперва заставляет мыть картошку, а то обзовет грязнулей.

— Что же нам делать?! — спросил Дикки. — Ты всегда говоришь «Давайте что-нибудь сделаем!», а что сделаем — и сама не знаешь.

— Объявлением мы пока заняться не можем. Давайте попробуем кого-нибудь спасти, — предложил Освальд. Как вы помните, это была его собственная идея, но он никогда на ней не настаивал, поскольку он и сам знает, что нехорошо заставлять людей делать то, что нравится тебе, но не им.

— А Ноэль что предлагал? — спохватилась Алиса.

— Я издам книгу стихов и женюсь на принцессе, — мечтательно произнес Ноэль. Он развалился на диване, глядя в потолок и дрыгая ногами. — Только Принцессу я буду искать для меня одного. Но я познакомлю вас с ней, когда мы поженимся.

— А хватит ли у тебя стихов на книжку? — поинтересовался Дикки и хорошо сделал, потому что когда Ноэль показал нам свои запасы, то нашлось всего-навсего семь стихотворений, которые мы с грехом пополам могли разобрать. Там была «Гибель Малабара» и тот стишок, который он написал после того, как Элайза сводила нас на какую-то проповедь, где все плакали и папа сказал, что все дело в красноречии проповедника. Вот Ноэль и написал:

О красноречье, что ж ты такое?
Что ж ты такое, если мы плакали?
Все от души горько мы плакали.
Выйдя, мы красных глаз не прятали.
И папа сказал: «Это все от тебя».

Но как сам признался Алисе, первые полторы строчки он позаимствовал у одного мальчика в школе, который тоже собирается написать книжку, когда у него будет свободное время. Еще он показал нам «Балладу на смерть Черного Жука, который умер от яда»:

О жук, как горестно узреть,
Как ты лежишь на страждущей спине!
Жучок! Хоть словом мне ответь.
Ты ярче солнца был в окне,
Ты лучше снова будь живым.
Но вот Элайза говорит,
Что все мои желанья глупости и стыд.

Очень сильный был яд, и повсюду валялись сотни этих черных жуков, но Ноэль почему-то написал стихи на смерть только одного жука. Он сказал, что на всех жуков у него попросту времени не хватит. К тому же он не помнил, какому именно жуку он посвятил эти строки, так что Алисе пришлось отказаться от идеи похоронить этого жука и написать эти строки на его могиле.

Стало быть, целая книга стихов у него никак не набиралась.

— Придется подождать пару лет, — вздохнул Ноэль. — Я постепенно напишу еще. Как раз сегодня я подумывал написать вирши о мухе, которая знала, что сгущенное молоко слишком липкое.

— Но ведь деньги нам нужны сейчас, — возразил Дикки. — Но ты пока что пиши. Рано или поздно и это пригодится.

— Можно напечатать стихи в газете, — подсказала Алиса. — Отстань, Пинчер! Ты никогда ничему не научишься — даже и стараться не стоит.

— А они за стихи платят? — спросил Дикки. Он никогда не забывает о важных вещах, даже если кому-то они и кажутся скучноватыми.

— Понятия не имею. Но ведь если бы они не платили, никто бы не стал им давать свои стихи. Во всяком случае, я бы им ничего не дала, — это сказала Дора, но Ноэль ответил, что он согласен и бесплатно, лишь бы увидеть в газете свои стихи, и чтобы в конце стояло его имя.

— Попробовать-то стоит, — сказал Освальд. Как честный человек, он никогда не отказывается попробовать и чужую идею.

Мы очень красиво переписали «Гибель Малабара» и шесть других стихотворений на мелованную бумагу — это сделала Дора, поскольку у нее хороший почерк, а Освальд нарисовал тонущий Малабар со всеми парусами. Это был хорошо оснащенный корабль, и Освальд правильно изобразил все канаты и паруса и снасти, поскольку мой двоюродный брат служит на флоте, и он показывал мне, как это все должно выглядеть.

Потом мы обсудили, следует ли нам сложить все это в конверт и послать по почте, как предлагала сделать Дора, но Ноэль сказал, что он не вынесет, если не будет знать сразу, напечатает ли газета его стихи или нет, и поэтому мы решили, что он должен сам отнести свои стихи в газету.

Я поехал вместе с Ноэлем, поскольку я самый старший, а он еще слишком маленький, чтобы отпускать его одного в Лондон. Дикки сказал, что все эти стихи никуда не годятся, и что он рад, что ему не придется ехать вместе с нами и выставлять себя на посмешище, но это он потому, что у нас не хватило денег на билет для него. Зато Г. О., хотя и ему билета не досталось, пошел вместе с нами на станцию и проводил нас и помахал нам кепочкой и, когда поезд тронулся, крикнул нам вслед: «Счастливой охоты!»

В углу купе сидела леди в очках. Она держала в руках какие-то длинные полосы бумаги и что-то исправляла в них остро отточенным карандашом.

Когда поезд тронулся она спросила:

— Что сказал этот мальчик?

И Освальд ответил ей:

— Он сказал «Счастливой охоты», — это из «Маугли».

— Очень приятно, — сказала Леди, — я очень рада познакомиться с людьми, которые хорошо помнят историю Маугли. Куда же вы сейчас направляетесь? В зоологический сад — на встречу с Багирой?

Мы тоже обрадовались, потому что и нам было приятно познакомиться с человеком, который хорошо помнит Книгу Джунглей.

И Освальд сказал ей:

— Мы намерены восстановить пришедший в упадок Дом Бэстейблов. Мы обсудили уже разные способы и хотим испробовать все, что нам удалось придумать. Ноэль хочет попробовать издать свои стихи. Как вы думаете, хорошие поэты получают много денег?

Леди рассмеялась — она вообще была очень веселая — и сказала, что она тоже что-то вроде поэта, а эти длинные полосы бумаги — гранки ее нового сборника рассказов. Прежде, чем книжка станет настоящей книжкой, ее печатают на таких длинных полосках, а писатель может делать там всякие исправления, чтобы те, кто печатал, поняли, какие они идиоты, раз они не могут сразу напечатать так, как имел в виду писатель.

А мы рассказали ей все о поисках сокровища и о дальнейших планах. Потом она попросила посмотреть стихи Ноэля, но он закапризничал, и тогда она сказала: Давай сделаем вот что: ты покажешь мне свои стихи, а я покажу тебе свои, — и он согласился.

Веселая леди прочла «Гибель Малабара» и сказала, что ей очень понравилось, и картинка тоже. А потом она сказала: «Я тоже, как и вы, обычно пишу серьезные стихи, но тут у меня есть один стишок, который может вам понравиться, потому что он про мальчишку». Она отдала его нам, и поэтому я могу его переписать, и я вставляю его здесь в книгу, чтобы вы знали, что даже взрослые леди бывают иногда вполне разумными. Мне это понравилось даже больше, чем стихи Ноэля, хотя ему-то, я конечно, сказал, что его стихи мне нравятся куда больше, а то у него был такой вид, как будто он вот-вот заплачет. Это, конечно, неправильно, потому что надо всегда говорить только правду, даже если кому-нибудь это неприятно, но не мог же я допустить, чтобы он разревелся прямо в купе лондонского поезда.

Вот какие стихи написала эта леди:

Когда просыпаюсь я сказочным утром,
Мне красное солнце смеется в окно.
Я радуюсь новому дню, и как будто
Все новые игры приносит оно.
Всех дел и не счесть, что надо мне сделать,
Побед настоящих, мужских совершить.
Вот только бы взрослые так не сердились:
Что, изверг, решил я опять учудить.
Я как-то о взрослых подумал: неужто
Они не играли, как мы, никогда,
И были примерные, были послушные
И жили как велено? — вот ерунда!
Не знают они ничего о любимых
Игрушках и играх, как я погляжу.
Приносят уродцев своих магазинных
И думают, будто спасибо скажу.
«С огнем не играй, а скушай конфетку,
Зачем обмотал ты сестренку жгутом?»
Им жалко поднос! Барабанная спета
Песнь. «Что ты сделал с котом?»
Они не одобрят рыбалку. Конечно,
Ведь можно в воде измочалить костюм.
«Хлопушка сухая!» — но выбросят спешно
И в детской запрут, и не пустят к гостям.
Они ведь не знают, как с толком проходит
Обычный, приличный, короче, правильный день.
Что им мое брюхо, когда его сводит:
С обеда до чая забудь о еде!
А вечером, стоит со мной распрощаться,
Забудут манеры папа и мама,
За дверью вздохнут и закружатся в танце:
«Ура! На сегодня закончен кошмар!»

Она нам и другие стихи показывала, но я не мог всего запомнить, и она всю дорогу с нами болтала, и когда мы подъезжали к станции Кэнон-стрит, она сказала:

— У меня тут есть два новеньких блестящих шиллинга. Как вы думаете, не помогут ли они вам на пути к Славе?

Ноэль сказал спасибо и уже протянул руку, но Освальд, который всегда помнит, чему учили его старшие, сказал:

— Большое вам спасибо, но папа говорил нам, чтобы мы не смели брать деньги у чужих людей!

— Тьфу ты! — воскликнула леди (она, как я уже говорил, была очень веселая и больше похожа на мальчишку, чем на настоящую леди). — Тьфу ты! Однако, раз мы с Ноэлем оба поэты, мы же все равно что родственники. Разве ты никогда не слышал о собратьях-поэтах? Будем считать, что мы с Ноэлем вроде как тетя и племянник-поэты или что-нибудь в этом роде.

Я растерялся, а она гнула свое:

— Ты, конечно, молодец, что во всем слушаешься папу, но вот что мы можем сделать: бери мой шиллинг и мою визитную карточку в придачу. Приедешь домой — спросишь папу, если он скажет, что эти деньги брать нельзя, ты можешь вернуть их мне.

Мы взяли у нее шиллинги и она пожала руку каждому из нас и, выходя, сказала:

— Счастливо! Доброй охоты!

Вечером мы все рассказали папе, и он согласился, что тут все в порядке, а когда прочел ее имя на карточке, он сказал, что нам дико повезло: эта леди пишет стихи лучше, чем кто-либо в Англии. Правда, мы ее имени никогда не слышали, и на мой взгляд для поэта она чересчур веселая. Вот так старина Киплинг! Мало того, что он написал отличную книгу — благодаря ему мы еще получили по шиллингу!

Глава пятая. Разговор издателя с поэтом

Вообще-то это здорово — так вот, самим по себе, побывать в Лондоне. Мы спросили, как добраться до Флит-стрит (папа убежденно говорил нам, что все газеты печатаются там). Нам сказали, что надо идти прямо от Лудгейт-стрит, только это оказалось вовсе не прямо — во всяком случае, мы шли не так уж прямо.

По пути мы зашли в собор святого Павла. Ноэль непременно хотел видеть могилу Гордона, и нам пришлось осмотреть его памятник; так вот, по-моему, для великого человека он маловат.

Потом мы шли, шли и наконец решили посоветоваться с полисменом, а тот сказал, что нам надо вернуться и пройти через Смитфилд. Так мы и сделали — в нынешние времена там уже людей не жгут, так что ничего интересного там нет, а идти долго, и Ноэль совсем выбился из сил. Он у нас слабенький — я думаю это оттого, что он поэт. Мы купили булочку в одном магазине, потом еще одну в другом, разменяв наши шиллинги, и до Флит-стрит добрались только после обеда. Там уже горел газ и электричество, и бежала эта забавная реклама, которая складывается из множества цветных лампочек. Мы зашли в контору «Дейли Рекордер» и сказали, что нам надо видеть Главного Редактора. Это была очень большая контора, ярко освещенная, вся отделанная блестящей медью и слоновой костью.

Нам ответили, что Редактора надо искать не здесь, а в другой конторе. Мы прошли по какой-то грязной улочке и попали в очень скучное место. Там в стеклянной коробочке, словно он мумия из музея, сидел какой-то человек, который велел нам записать наши имена и суть дела. Освальд написал:

Освальд Бэстейбл

Ноэль Бэстейбл

По личному и частному делу.

Потом мы ждали в вестибюле и нас основательно прохватило сквозняком, а тот человек за стеклом таращился на нас так, словно это мы были мумией в музее, а вовсе не он. Ждали мы ждали, и наконец сверху пришел какой-то мальчишка и сказал:

— Главный редактор не может вас сейчас принять. Будьте так любезны, напишите, в чем же все-таки дело? — и он ухмылялся так, что я чуть его не стукнул.

Ноэль ответил:

— Хорошо, я напишу — дайте мне ручку и чернила, конверт и бумагу.

Тут этот мальчишка говорит, лучше бы мы послали письмо по почте. Но Ноэль у нас такой упрямый (это его главный недостаток), что все равно стоял на своем:

— Нет, я напишу ему прямо сейчас.

И я решил поддержать его и сказал:

— К тому же марки по полпенни сильно подорожали после забастовки шахтеров!

Тот мальчишка ухмыльнулся, а человек за стеклом дал нам и ручку, и бумагу, и Ноэль принялся писать. Вообще-то у Освальда почерк гораздо лучше, но тут Ноэль хотел все сделать только сам, и это заняло у него много времени, причем он весь перемазался в чернилах.

«Уважаемый мистер Главный Редактор, я хочу, чтобы вы напечатали мои стихи и заплатили бы мне, я друг миссис Лесли, а она тоже поэт.

Ваш дорогой друг

Ноэль Бэстейбл».

Он принялся лизать конверт и заклеил его так, чтобы этот мальчишка ничего не мог подглядеть по дороге, после чего он написал на конверте «Лично» и только тогда отдал его посыльному. Я-то думал, из этой затеи все равно ничего не выйдет, но через минуту тот мальчишка вернулся — он все еще ухмылялся — и сказал нам:

— Редактор просил вас зайти.

Мы зашли. Нам пришлось куда-то идти по лестнице, по коридору, снова по лестнице, и мы слышали, как внутри этого здания что-то урчит и гремит, а еще очень странно пахло. Мальчишка стал теперь просто сама любезность и сказал, что так пахнут чернила, а урчат и стучат печатающие машины.

Мы прошли несколько коридоров (очень холодных) и добрались до двери Главного редактора, мальчишка отворил ее и пропустил нас вовнутрь. Большая комната была застелена широким и мягким ковром, синим с красным, камин пылал вовсю, хотя едва наступил октябрь. Здоровенный стол со множеством ящиков был завален бумагами, точь-в-точь как у папы. По ту сторону стола сидел джентльмен с небольшими усиками и веселыми глазами. Мне показалось, что он слишком молод для главного редактора — намного моложе нашего папы. Вид у него был усталый, даже сонный, как будто ему все время приходится рано вставать, но глаза у него были добрые, и нам он сразу понравился. Освальд даже отметил про себя, что редактор, скорее всего, умен, а ведь Освальд хорошо разбирается в людях.

— Так, — сказал Редактор. — Значит, вы друзья миссис Лесли?

— Я думаю, мы друзья, — ответил ему Ноэль. — Она дала каждому из нас по шиллингу и пожелала нам счастливой охоты.

— Вот как, счастливой охоты? Который же из вас поэт?

Странный вопрос! Все говорят, что Освальд на редкость крепкий и мужественно выглядящий мальчик для своего возраста. Ну да ладно, обижаться на него не стоило, поэтому я сказал:

— Вот мой брат Ноэль. Это он — поэт.

Ноэль побледнел. Иногда он ведет себя совсем как девчонка, прямо с души воротит. Редактор попросил нас сесть и взял у Ноэля стихи, и начал их читать, а Ноэль становился все бледнее, так что я уже испугался, как бы он не упал в обморок, как уже однажды было, когда я сунул его руку под кран, после того как он порезался стамеской, которая была у меня. Редактор прочел первое стихотворение (про мертвого жука), он встал и повернулся к нам спиной. По-моему, хорошо воспитанные люди так не делают, однако Ноэль решил, что он пытался «скрыть свои чувства», как это бывает в книгах.

Он прочел все стихи подряд и сказал:

— Мне очень нравятся ваши стихи, молодой человек. Я заплачу вам — посмотрим, посмотрим — сколько же я должен заплатить вам за них?

— Как можно больше, — подсказал ему Ноэль. — Мне нужно много денег, чтобы восстановить пришедший в упадок дом Бэстейблов.

Тут редактор водрузил на нос очки и снова уставился на нас. Наконец, он уселся и сказал:

— Неплохая идея. Расскажите-ка, как вы до этого додумались. Вы ведь не откажетесь выпить со мной чаю? Сейчас самое время.

Он позвонил, и тот мальчик вернулся с подносом, на котором стоял чайник и большая чашка, молочник и много еды, и редактор велел ему принести еще один поднос для нас. Мы пили чай с Редактором «Дейли Рекордер», и я думаю, что для Ноэля это было замечательное приключение, хотя я только потом понял, как для него это было важно. Редактор прямо-таки засыпал нас вопросами и мы много чего порассказали ему, хотя, само собой, я не стал излагать постороннему человеку те признаки, по которым можно догадаться об упадке семейного благосостояния. Мы провели у него примерно полчаса и, когда мы уже собирались уходить, он сказал:

— Я напечатаю ваши стихи все до единого — сколько, по-вашему, они стоят?

— Я не знаю, — сказал ему Ноэль, — видите ли, я писал их не на продажу.

— А зачем же? — спросил тот.

Ноэль опять сказал, что сам не знает, просто ему захотелось.

— Искусство для искусства, так… — сказал редактор и вид у него был предовольный, словно Ноэль сказал очень умную вещь.

— Гинея вас устроит? — спросил он.

Случалось мне читать в книге о человеке, утратившем дар слова, онемевшем под наплывом чувств, и о тех, кто окаменел от изумления, восторга или чего-нибудь в этом роде, но я и и не подозревал, как глупо это выглядит, пока не увидел: Ноэль вытаращил глаза, уставился на издателя, и у него и в самом деле отвисла челюсть. Он то бледнел, то краснел, то становился совершенно розовым, и он так и не сумел вымолвить ни слова, поэтому пришлось вмешаться Освальду:

— Я полагаю, это будет здорово.

Издатель вручил Ноэлю гинею и шиллинг и подал руку каждому из нас, но Ноэля он вдобавок похлопал по спине и сказал:

— Веселей, старина! Это первая гинея в твоей жизни, но далеко не последняя. Теперь марш домой, а лет через десять можешь принести мне новые стихи. Только не раньше, ясно? Я беру эти стихи, потому что они мне очень понравились. Но в нашей газете мы стихи не печатаем, и мне придется отдать в другую газету — я уж знаю, в какую.

— А что же вы печатаете в этой газете? — спросил я, поскольку папа обычно читает «Дейли Кроникл», и я понятия не имел, что из себя представляет «Рекордер», мы выбрали его только потому, что у него была такая большая и ярко освещенная контора, и даже часы над дверью.

— Новости, — ответил он, — всякие скучные статьи, заметки о разных Знаменитостях. Разве вы не знаете каких-нибудь Знаменитостей?.

Ноэль спросил его, а кто такие знаменитости.

— Королева и Принцы, и все титулованные люди, и те, кто пишет, поет или играет в театре, и все самые умные, а еще преступники.

— Преступников я не знаю, — сказал Освальд, сожалея, что он не был знаком в с Диком Терпином или Клодом Дювалем иначе как по книгам и потому не вправе пересказать редактору какую-нибудь историю о них. — Правда, я знаю одного человека с титулом — Лорда Тоттенхема.

— А, этот старый безумец-протекционист! Откуда вы его знаете?

— Я не имел в виду, что мы с ним знакомы. Просто он каждый день ровно в три выходит гулять у нас в парке и мчится вперед огромными шагами, а черный плащ развевается у него за спиной, и он без умолку болтает сам с собой.

— И что же он говорит? — поинтересовался Редактор, усаживаясь на свое место и проигрывая карандашом.

— Мы только один раз были достаточно близко, чтобы разобрать слова, и тогда он сказал: — На этой стране лежит проклятие — да сэр — разорение и гибель! — И он помчался дальше, сшибая палкой верхушки кустов, словно они-то и были его врагами.

— А у тебя явный талант описывать, — заметил редактор, — продолжай.

— Вот и все, что я знаю о нем, да, еще он каждый день забирается в самую глубину парка, оглядывается по сторонам и, если никого поблизости нет, снимает свой воротник.

Тут редактор перебил — как все-таки плохо воспитаны взрослые! — и говорит:

— Не слишком ли увлекло тебя вдохновение?

— Это как? — переспросил Освальд.

— По-моему, ты уже начал выдумывать, — сказал редактор.

Тут Освальд выпрямился во весь рост и сказал, что он никогда не был лжецом.

Редактор рассмеялся и сказал, что сочинять историю и врать это совсем разные вещи, но ему важно понять, с чем он имеет дело. Освальд принял его извинения и продолжал дальше.

— Мы как-то раз спрятались в кустах и видели, как он это проделывает. Он снял воротник, надел чистый, а старый забросил в кусты. Мы его потом нашли — самый что ни на есть дешевый, из бумаги.

— Спасибо, — сказал редактор, поднялся, и снова опустил руку в карман. — Ты вполне наговорил на пять шиллингов. Может быть, прежде, чем нам попрощаться, вы хотели бы посмотреть на печатающие машины?

Я припрятал свои пять монет и сказал ему, что мы очень хотели бы. Он позвал другого джентльмена и что-то сказал ему (а что, мы не слышали). Потом он снова сказал «до свидания», а Ноэль, который до сих пор молчал, раскрыл наконец рот и сказал:

— Я сочинил о вас стих. Он называется «Послание Великодушному Издателю». Можно, я вам его запишу?.

Редактор дал ему синий карандаш, и Ноэль уселся за столом редактора и начал писать. Потом он читал мне это стихотворение по памяти.

— Большое спасибо, — сказал издатель — кажется, мне еще никто стихов не писал. Я буду хранить эти строки.

Второй джентльмен почему-то назвал его Меценатом, и мы отправились посмотреть на печатные машины, а в карманах у нас на двоих было фунт и больше семи шиллингов.

Охота и впрямь удалась!

В газете стихи Ноэля издатель так и не опубликовал, но спустя какое-то время мы обнаружили в книжном магазине книжку со всякими рассказами, которую, должно быть, и написал этот полусонный редактор с добрыми глазами. Только ничего интересного в этой книжке нет. Он очень много рассказывает про Ноэля и про меня, только все неправильно, и все стихи Ноэля он напечатал в этой книжке. По-моему, он над ними посмеивался, но сам Ноэль очень рад, что его стихи напечатаны, так что тут все в порядке.

Хорошо, по крайней мере, что это не мои стихи.

Глава шестая, в которой Ноэль встречает принцессу

Это вышло совершенно неожиданно — мы вовсе не собирались искать принцессу. Даже странно, что Ноэль хотел встретить принцессу и говорил, что женится на ней — и все так и вышло, странно, потому что вещи совсем не всегда выходят так, как их предсказывали, если, конечно, дело не идет о пророках из библии.

Разбогатеть мы от этого не разбогатели, разве что на двенадцать шоколадных горошин, но дело могло повернуться и иначе, и в любом случае это было замечательное приключение.

Мы очень любим играть в Гринвичском парке, особенно чуть в стороне от самого Гринвича — первоклассные места. Хотел бы я, чтобы парк был поближе к нашему дому, да только парк не сдвинешь с места.

Иногда нам удается сговорится с Элайзой, она складывает нам в корзинки побольше еды, и мы отправляемся в парк на весь день. Ее это устраивает, поскольку тогда ей не надо варить обед, так что в погожий денек она иной раз сама предлагает:

— Я испекла для вас пару пудингов, и вы можете отправляться в парк. Погода сегодня как раз подходящая.

Она велит, чтобы мы наливали из фонтанчика воду в медную чашку, и девочки ее слушаются, но я сую голову под краник и пью прямо оттуда, как бестрепетный охотник из горного ручья, к тому же так гораздо чище. Дикки делает тоже самое, и даже Г. О., а вот Ноэль пьет из чашки и говорит, что это золотой кубок, который сковали ему очарованные гномы.

Мы повстречали принцессу в конце октября, день был на редкость жаркий, и мы уже выбились из сил.

Обычно мы входим через маленькую калитку на вершине Крумсхилл. В хорошей книге именно у такой калитки и начинаются замечательные события. Правда, пока дойдешь, притомишься, но в самом парке было так здорово, что мы решили немного передохнуть и поваляться, глядя на верхушки деревьев и мечтая вскарабкаться на них и поиграть в мартышек. Один раз мы это проделали, но парковый сторож принялся так вопить, что нам пришлось от этой игры отказаться.

Мы отдохнули, а потом Алиса сказала:

— Путь в заколдованный лес был долог, но сам лес прекрасен. Что мы найдем здесь сегодня?

— Мы повстречаем оленя, — пообещал ей Дикки, — только для этого надо перейти на другую сторону парка: они все собираются там, потому что люди кормят их булочками.

Булочки напомнили нам про наш ленч, и мы расправились с ним, а потом выкопали ямку под деревом и закопали все обрывки бумаги, потому что если бросать повсюду эту грязную промаслившуюся бумагу от бутербродов, людям потом неприятно будет сидеть в этом месте. Так говорила мама Доре и мне, еще когда мы были совсем маленькими, и очень жаль, что не всех людей родители научили этому, а так же насчет апельсиновых корок.

Мы съели все, что у нас было, и Алиса сказала тихонько:

— Я вижу волшебного белого медведя — он крадется там, под деревом. Мы должны выследить и убить его!

— Я — медведь, — вызвался Ноэль, встал на четвереньки и пополз, а мы шли за ним. Порой волшебный медведь скрывался за деревом и внезапно выскакивал из-за него, но чаще он был на виду и мы просто шли за ним по следу.

— Мы поймаем его и будет жестокая битва, — произнес Освальд. — И я буду графом Фолько де Монфуко.

— Я буду Габриэллой, — сказала Дора. Только она одна и соглашается на девчоночьи роли.

— Я буду Синтрамом, — решила Алиса. — А Г. О. может быть Маленьким Мастером.

— А как же Дикки?

— Я буду Пилигримом со скелетом.

— Ш-ш! — прошептала Алиса. — Видите, как блестит среди зарослей его волшебная белая шкура?

Я тоже видел впереди что-то белое — это был воротник Ноэля, который сзади совсем выбился.

Так мы преследовали медведя среди деревьев, и вдруг он пропал с глаз, а мы наткнулись на какую-то стену посреди парка — голову даю на отсечение, что раньше тут не было никакой стены. Ноэля по-прежнему нигде не было видно, а в стене мы обнаружили дверь, и эта дверь была открыта — поэтому мы вошли.

— Здесь, в горной пещере укрылся медведь! — сказал Освальд. — За ним — мой добрый меч наготове!

Я схватил зонтик — Дора всегда берет зонтик с собой, на случай дождя, потому что у Ноэля от любого пустяка начинается бронхит, — и мы вошли.

По ту сторону стены был конный двор, мы никого не увидели, но слышали, как кто-то чистит в конюшне лошадь и посвистывает, так что мы прошли мимо на цыпочках и Алиса прошептала:

— Здесь прячется Чудовищный Змей — я слышу его злобное шипение. Смелее вперед!

На цыпочках мы миновали мощеный двор и дошли до другой стены, в которой тоже была дверь. Потихоньку мы миновали и эту дверь, и я подумал: «Уж это настоящее приключение!» Мы вошли в заросли, в глубине которых что-то белело. Дора сказала, что там спрятался белый медведь. Так всегда с Дорой — когда всем игра уже надоела, она вдруг вспоминает, что тоже участвует в ней. Ничего плохого я сказать не хочу, я очень люблю Дору, не говоря уж о том, как она заботилась обо мне, когда у меня был бронхит. Неблагодарность смертный грех, но ведь и правду не скроешь.

— Это не медведь, — коротко сказал ей Освальд, и мы все пошли дальше, по-прежнему ступая на цыпочках. Тропинка, изогнувшись, вывела нас на поляну, а там-то и был Ноэль. Воротничок у него, как я уже говорил, отстегнулся, а на лице по-прежнему было чернильное пятно — оно было у него на лице, еще когда мы выходили из дому, но он не позволил Доре его умыть, к тому же теперь у него еще и шнурок развязался. Он стоял и глядел на какую-то девочку — смешнее этой девчонки я в жизни никого не видел.

Она была похожа на фарфоровую куколку, из тех, которые продаются за шесть пенсов — личико белое, волосы желтые и туго стянутые в две косички, лоб у нее был очень большой, а щеки выступали так, что у нее под каждым глазом было словно по полочке. Глаза маленькие, голубые, одета она была в черное платье, а башмачки на пуговках доходили ей почти до колен. Ножки у нее были совсем тоненькие. Она сидела в шезлонге, лаская голубого котенка — не ярко голубого, разумеется, а такого, как карандаш на изломе. Мы подошли поближе и услышали, как она спрашивает Ноэля:

— Кто вы, мальчик?

Ноэль совсем позабыл про белого медведя и вошел в свою любимую роль:

— Я — Принц Камаралзаман.

Девчонке это, похоже, понравилось.

— Я сперва подумала, что вы — просто мальчик, — сказала она. Тут она заметила и всех нас и спросила:

— А вы все тоже Принцы и Принцессы?

Само собой, мы все ответили «да», и она сказала:

— Я тоже принцесса, — и очень здорово она это сказала, так, как будто все было по правде, а не понарошку, и нам это понравилось, поскольку мало кто из ребят умеет вот так сходу включиться в игру, прежде, чем им все дотошно растолкуют. Да и тогда они говорят, что «будут» львом, или там колдуньей, или королем. А эта девочка сказала не «я буду принцессой», а просто «я принцесса». Потом она поглядела на Освальда и сказала: — По-моему, я видела вас в Бадене.

Освальд, само собой, сказал:

— Да-да, а как же.

У нее был какой-то смешной голосок, и она странно выговаривала слова, тщательно отделяя их друг от друга, совсем не так, как говорим мы.

Г. О. спросил ее, как зовут кошку и она сказала:

— Катинька.

Потом Дикки предложил:

— Давайте отойдем подальше от окна, а то когда играешь под окном, кто-нибудь в доме обязательно выглянет и велит прекратить.

Принцесса очень аккуратно опустила на землю кошку и сказала:

— Мне не разрешают сходить с травы.

— Какая жалость, — посочувствовала ей Дора.

— Но раз вы этого хотите, я пойду с вами.

— Нет-нет, не надо делать того, чего вам не разрешают, — сказала Дора, но тут Дикки сказал, что по ту сторону кустов есть еще много травы, и ее отделяет от нас только узкая дорожка, так что я перенес Принцессу через дорожку, чтобы ей не пришлось сойти с травы. Там мы все уселись, и принцесса спросила нас, любим ли мы «драже» (я посмотрел в словаре Альбертова дяди и знаю теперь, что писать это слово надо с одним «ж»).

Мы сказали: скорее всего — нет, а она вытащила из кармана настоящую серебряную коробочку и показала нам эти драже — попросту говоря, это были шоколадные горошины, и мы съели по две каждый. Потом мы спросили ее, как ее зовут, и она начала, и ей понадобилось минут пять, чтобы дойти до конца. Г. О. утверждает, что у нее было целых пятьдесят имен, но Дикки умеет считать лучше, чем кто-либо из нас, и он говорит, что имен было всего восемнадцать. Сперва ее звали Полина, Александра, Алиса, потом Мери и Виктория — это мы все слышали, а в конце были еще Хильдегард Кунигунда такая-то Принцесса чего-то там еще.

Когда она закончила, Г. О. сказал: «Вот так здорово! Повторите еще раз!» и она повторила, только мы со второго раза не сумели всего запомнить. Потом мы сказали ей, как нас зовут, но наши имена показались ей слишком короткими, только Ноэль, когда до него дошла очередь, сказал что его зовут Принц Ноэль Камаралзаман Иван Константин Шарлеман Джеймс Джон Эдвард Биггс Максимилиан Бэстейбл Принц Льюисхэм, но тут она попросила его назваться снова и он, само собой, сумел правильно повторить только первые два имени, поскольку он все сочинял прямо на ходу.

Принцесса сказала ему:

— Вы уже такой большой мальчик, пора правильно знать свое имя. Она вообще была какая-то чересчур серьезная.

Она сказала, что она приходится пятой кузиной королеве Виктории. Мы, конечно, спросили, а где же остальные кузины, но она нас не поняла. Еще она сказала, что у них родство в седьмой степени, но этого уже никто не может понять, Освальд думает, может быть, родственники королевы Виктории только и знают, что надоедать ей, так что она разделила их на разные степени, в зависимости от того, насколько она их любит, и кого-то велела пускать к себе только раз в году, а кого-то — хоть каждый день. Наверное, эта девочка была из числа любимых родственниц, раз ее возвели в такую высокую степень. Похоже было, что она здорово этим гордится, но мы все-таки пожалели королеву, у которой столько докучливых родственников.

Потом эта девочка спросила, где же наши бонны и гувернантки, а мы ей сказали, что сейчас у нас никого нет. Она сказала:

— Однако, вам очень повезло! И вы пришли сюда совершенно одни?

— Да, — сказала Дора, — мы прошли через парк.

— Я готова вам позавидовать, — сказала девочка. Она сидела чинно выпрямившись, сложив ручки на коленях. — Я бы очень хотела побывать в парке. Там ходят ослики с белыми попонами. Я хотела на них покататься, но моя бонна ни за что мне не разрешит.

— Как хорошо, что у нас нет бонны, — сказал Г. О. — Мы катаемся на осликах всякий раз, когда у нас найдется лишний пени, а один раз я дал этому человеку еще один пенни, и он велел ослику скакать галопом.

— Я готова вам позавидовать, — повторила принцесса. Уголки губ у нее опустились, а щеки оттопырились так, что на них можно было бы положить монетку в шесть пенсов — если б она у нас нашлась.

— Ничего, — сказал Ноэль, — у меня есть при себе пенни. Пошли, покатаемся. Но девочка только качала головой и приговаривала, что этого делать нельзя.

Дора сказала, что она поступает правильно, раз она не делает того, что ей не велено, а потом мы все замолчали, и никто уже не знал, что говорить, пока наконец Алиса не сказала, что нам уже пора уходить.

— Не спешите, — сказала девочка, — на какой час заказана ваша карета?

— У нас карета волшебная, запряженная грифонами, она явится, как только мы этого пожелаем.

Девочка пристально посмотрела на него и сказала:

— Это из книжки.

Ноэль сказал, что ему, пожалуй, уже пора жениться, иначе мы опоздаем к чаю. Девочка сперва никак не могла понять, чего мы от нее хотим, но мы все ей растолковали и обвенчали их, причем носовой платок Доры послужил подвенечной фатой, а ободок с одной из пуговиц Г. О. как раз налез на ее мизинец.

Мы научили ее играть в жмурки и пятнашки и прятки, потому что она умела играть только в волан и серсо. Постепенно она вошла во вкус, начала смеяться и уже не была такой кукольной.

Она как раз была салкой и гналась за Дикки, как вдруг она остановилась на бегу, и вид у нее был такой, как будто она вот-вот заплачет. Мы тоже остановились и увидели двух леди с поджатыми губами и чересчур аккуратной прической. Одна из них сказала страшным голосом:

— Полина — с кем вы игр-раете? — («Р» так и перекатывалось у нее в горле).

Девочка сказала, что мы принцы и принцессы — очень глупо, потому что такие вещи не стоит говорить взрослым, разве что самым близким друзьям.

Эта леди коротко рассмеялась — больше это было похоже на урчание цепного пса — и сказала:

— Принцы, подумать только! Самые обычные простолюдины!

Дора залилась краской и хотела ей что-то ответить, но тут девочка закричала:

— Простолюдины! Ну и что, я очень рада! Когда я вырасту, я буду играть только с ними!

Она подбежала к нам и стала целовать нас одного за другим, начиная с Алисы; когда очередь дошла до Г. О., та противная леди сказала:

— Ваше высочество — немедленно в дом!

А девочка ответила:

— Не пойду, не пойду, не пойду!

И леди сказала:

— Уилсон, унесите ее высочество!

Так эту девочку и уволокли, а она визжала, лягалась тоненькими ножками в высоких башмаках и все время выкрикивала:

— Простолюдины! Простолюдины! И очень хорошо! Простолюдины!

Противная леди посмотрела на нас и сказала:

— Немедленно убирайтесь, иначе я вызову полицию!

Мы ушли. Г. О. скорчил ей гримасу, и Алиса тоже, но Освальд вежливо поклонился ей и попросил прощения, на случай если мы чем-то ей помешали, ведь Освальда учили всегда быть вежливыми с леди, даже очень противными. Когда Дикки увидел, что я ей кланяюсь, он тоже поклонился, а теперь он говорит, что он поклонился первым, но уж это неправда. Будь я «простолюдином», я бы попросту сказал, что это вранье.

Мы все ушли, и, когда мы снова был по ту сторону стены, Дора сказала: Значит, это и вправду была принцесса. Подумать только — принцесса живет здесь!

— Должны же принцессы тоже где-то жить! — возразил Дикки.

— А я-то думала, это все понарошку. А она настоящая. Как жалко, что я сразу этого не поняла. Я бы задала ей кучу вопросов, — сказала Алиса.

Г. О. сказал, что лично он хотел бы знать, что она ест на обед, и есть ли у нее собственная корона.

Я тоже думал, что мы упустили верный шанс узнать множество подробностей о жизни королей и королев. Мне следовало с самого начала понять, что такая тупая с виду девочка не может так здорово играть.

Пройдя через парк, мы вернулись доимой и напились чаю с гренками.

Доедая свою порцию, Ноэль сказал: — Я бы охотно поделился с ней. Очень вкусно.

Произнося эти слова, он тяжело вздохнул и, хотя рот у него был битком набит хлебом, мы все-таки поняли, что он думает о своей принцессе. Он говорит, будто она была прекрасна как день, но мне еще не настолько изменила память, чтобы вот так взять и поверить в это.

Глава седьмая, в которой мы становимся разбойниками

После того дня, как мы повстречали принцессу, Ноэль еще долго надоедал нам. Он все хотел снова вернуться на то место в парке, а нам, хотя мы и сходили несколько раз, чтобы он успокоился, было не до того; дверь эту отыскать нам больше не удалось, да и с самого начала всем, кроме него, было ясно, что найти ее не удастся.

Мы решили, что надо что-нибудь сделать, чтобы пробудить Ноэля от того отчаяния, в которое герои обычно впадают в случае неудачи. К тому же у нас и деньги все вышли. Фунт и восемь шиллингов, которые мы добыли на счастливой охоте, не могут восстановить пришедший в упадок Дом Предков (во всяком случае, восстановить его надолго). К тому же у папы как раз был день рождения, и мы почти все истратили на подарки. Мы купили ему пресс-папье (стеклянный пирожок) у которого внизу была нарисована Льюисхэмская церковь; промокательную бумагу, коробочку засахаренных фруктов и подставку для ручек из слоновой кости: если заглянуть в нее через отверстие сверху, на дне можно разглядеть изображение парка Гринвич. Папа страшно обрадовался и удивился, а еще больше он удивился, когда узнал, как Ноэль и Освальд заработали эти деньги. А весь остаток денег мы потратили пятого ноября на хлопушки: мы купили шесть огненных колес и четыре ракеты, две свечки — зеленую и красную; бурак за шесть пенсов, две римские свечи, по шиллингу, итальянскую огненную струю, волшебный фонтан и карусель, которая стоила целых восемнадцать пенсов, но вполне оправдала эти расходы.

А вот шутихи и маленькие хлопушки покупать не стоит. Конечно, они дешевы, и первые две-три дюжины идут легко, но все-таки они успевают здорово надоесть, прежде чем изведешь всю кучу на шесть пенсов. Если б их можно было бросить в огонь, тогда другое дело, но кто ж такое разрешит.

Когда в доме полно хлопушек, дождаться вечера ой как трудно, и мы бы, наверное, запустили их прямо с утра, тем более что день был очень пасмурный, но папа пообещал, что присоединится к нам в восемь часов, после того, как он пообедает, а обижать его мы не хотели.

Итак, у нас накопилось уже три причины, почему нам следовало попробовать тот способ, который Г. О. предложил для восстановления пришедшего в упадок Дома Предков, но была у нас и четвертая причина, самая главная. Как вы помните, Дора говорила, что разбойниками быть нехорошо, но на пятое ноября она как раз уехала к своей крестной в Струд, в Глочестер. Мы решили, что стать разбойниками нам надо как раз на то время, пока ее нет, поскольку больше никто не считал, что это так уж плохо. И мы решили во что бы то ни стало попробовать.

Мы собрали военный совет и подробно проработали весь план. Г. О. стал капитаном, поскольку идея принадлежала ему; Освальд был лейтенантом — по-моему, он поступил по справедливости, позволив Г. О. стать капитаном, но, как-никак, после Доры Освальд — самый старший.

План был таков: мы все отправляемся в парк. Дом наш стоит на Льюисхэм роуд, и это совсем недалеко от парка, если пройти мимо кондитерской, через сады больницы и повернуть сперва налево, а потом направо. Так можно сразу выйти на тот холм, где за железной оградой стоят пушки, и летом по вторникам вечерами играет оркестр.

Там мы должны были засесть в кустах и поджидать ничего не подозревающих путешественников. Когда путник приблизится к нам, мы велим ему сдаться, притащим его домой и бросим в самую глубокую темницу в подземелье нашего замка; закуем его в цепи и потребуем выкуп с его друзей. Может быть, вы полагаете, что цепей у нас не было, но тут вы ошибаетесь: пока Дом наших Предков не пришел в упадок, мы держали двух собак, которые сидели во дворе на цепи.

Мы вышли довольно поздно после обеда, поскольку мы полагали, что сумерки лучше подходят для засады. Сгустился туман, мы довольно долго просидели в кустах, но все путники были или взрослыми, или приютскими детьми. Со взрослыми, тем более незнакомыми, связываться не стоило, а требовать выкупа с родственников этих бедных детишек не станет ни один настоящий бандит.

Как я уже говорил, было Пятое Ноября. Именно поэтому нам и удалось в конце концов поиграть в разбойников, поскольку в другой день наш ни о чем не подозревающий путник не попался бы нам в руки и даже не вышел бы из дому: ему не разрешали уходить, потому что он был простужен. Но он удрал, чтобы посмотреть, как будут жечь чучело Гая Фокса, и он даже не надел пальто или куртку, хотя день был очень сырой и уже вечерело, так что он сам виноват.

Мы уже хотели возвращаться домой к чаю, когда заприметили его. Он бежал за чучелом Гая Фокса через всю деревню (почему-то Блэкхит называют деревней) и теперь возвращался, едва волоча ноги и громко чихая.

— Тш-ш — я вижу запоздалого путника! — прошептал Освальд.

— Завяжите лошадям морды и взведите курки ваших пистолетов! — прошептала Алиса. Она всегда играет, как будто она тоже мальчишка, и Элайза даже постригла ей волосы покороче. Элайзу нетрудно уговорить сделать что-нибудь, как нам нравится.

— Подкрадемся и схватим его! — предложил Ноэль. — Тьма окутала нас: наши деяния укрыты от людского глаза.

Мы выскочили из засады и окружили ни о чем не подозревающего путника. То был Альберт, который живет в соседнем доме, и он сперва даже испугался, пока не разглядел нас.

— Сдавайся! — грозным голосом произнес Освальд, хватая за руку ни о чем не подозревающего путника. Альберт, который живет по соседству, сказал: — Ладно, ладно, я сдаюсь, нечего выворачивать мне руку!

Мы объяснили ему, что сопротивление бесполезно, да он, конечно, и сам это понимал. Мы крепко схватили его за обе руки и повели его домой, плотной толпой окружив его.

Он хотел рассказать нам, как сжигали чучело, но мы объяснили ему, что пленник не имеет права разговаривать со стражей, тем более, что ему было велено сидеть дома с простудой, а не бегать за чучелом.

Мы уже подходили к дому, и тут он сказал:

— Ну и ладно — не буду вам ничего рассказывать. Потом пожалеете. Такого чучела вы в жизни своей не видели!

— Сам ты чучело! — сказал Г. О. Так, конечно, нельзя, и Освальд тут же сделал ему замечание, как велит ему долг старшего брата. Но ведь Г. О. еще маленький и не все понимает, к тому же у него это действительно вышло смешно.

Альберт, который живет по соседству, обиделся и сказал:

— Вы все очень плохо воспитаны, и я пошел домой пить чай. Отпустите меня сейчас же!

Алиса сказала ему — вполне вежливо, — что он не может уйти домой пить чай, потому что он должен пойти с нами.

— Не пойду, — сказал Альберт. — Я хочу домой. Отпустите, отпустите. Я очень простужен. Из-за вас я заболею. — Он даже попытался кашлять, что было совсем глупо, потому что мы с ним уже виделись утром, и тогда он сказал нам, что его не пускают гулять из-за насморка. Поскольку раскашляться у него не получилось, он снова завел: — Отпустите! Мне уже и так плохо!

— Раньше надо было лечить свой насморк! — сказал ему Дикки. — А теперь ты пойдешь с нами.

— Не глупи! — посоветовал ему Ноэль. — Мы же с самого начала объяснили тебе, что сопротивление бесполезно. Нас пятеро, а ты один. Ты должен сдаться, и в этом нет никакого урона для твоей чести.

Тут Элайза как раз открыла дверь, и мы поняли, что лучше быстрее втащить Альберта в дом, не тратя время на препирательства. И вообще, разбойники не ведут длинных переговоров со своими пленниками.

Мы привели его в детскую, и Г. О. запрыгал вокруг него, приговаривая:

— Вот теперь ты настоящий пленник и узник!

Альберт, который живет по соседству, принялся плакать. Он всякий раз плачет — странно даже, что он не заплакал еще раньше. Алиса сбегала и принесла ему один из засахаренных фруктов, которые еще уцелели в папиной коробке, — это был большой орех. Я часто замечал, что засахаренные орехи и сливы сохраняются в такой коробочке до последнего: прежде всего исчезают абрикосы, потом фиги и груши, а потом вишни, правда, это если вам повезло и они вообще есть в коробочке.

Альберт съел орех и заткнулся. Мы разъяснили ему его положение, чтобы не было никакого недоразумения, и он не мог бы потом говорить, будто не знал, в чем дело.

— Никакого насилия мы к тебе не применим, — объявил Освальд. Теперь он был капитаном, поскольку, как всем известно, когда мы играем в пленников, Г. О. любит быть священником. — Пыток не будет. Но мы запрем тебя в сырую подземную темницу, вместе с жабами и ужами, куда сквозь наглухо забитые окна едва проникает солнечный луч, и закуем тебя в цепи. Ну чего ты опять ревешь, плакса? Нет тут ничего страшного. Да, и ложем тебе служить будет гнилая солома, а возле тебя сторож поставит сосуд (сосуд это, попросту говоря, кувшин, чего тут бояться) — сосуд с водой, и черствая корка будет единственной твоей пищей.

Но этот Альберт совершенно не умеет играть, он знай твердил, что уже пора пить чай.

Освальд, конечно, строг, но он всегда справедлив, и поскольку чай уже был готов, и мы тоже успели проголодаться, все, включая Альберта, уселись поесть. Альберт, который живет по соседству, получил все, что оставалось на дне большой банки мармелада, которую мы купили все из тех же фунта и восьми шиллингов, а потом ему, как узнику, достались все корки.

С Альбертом, который живет по соседству, каши не сваришь. Мы устроили ему такую уютную тюрьму, мы даже не стали запирать его вы детской, а просто отгородили ему угол с помощью стульев и проволочной решетки, которая осталась от детского манежика, и даже согрели цепи у камина, потому что он жаловался, что они очень холодные.

Мы достали плетенные корзинки из-под винных бутылок, которые кто-то прислал папе на рождество несколько лет тому назад, аккуратно расплели их и разложили на полу солому. Получилась прекрасная дорожка, и не так-то легко было ее сделать, но Альберт, который живет по соседству, даже не понимает, что такое благодарность. Корки, которые полагается есть пленнику, мы положили на деревянную дощечку, и они не были заплесневевшими, поскольку нам некогда было дожидаться, пока они достаточно отсыреют, а кувшин мы позаимствовали из той ванной комнаты, которой никто не пользуется. И все равно Альберт, в отличие от нас, не получал от этой игры никакого удовольствия. Он ныл, и ревел, и пытался удрать, и опрокинул кувшин, и бросил хлеб на пол, да к тому же еще растоптал его ногами. В конце концов нам пришлось его связать бельевой веревкой и притом впопыхах, так что ему, наверное, было немножко больно. Если б он вел себя как следует, верный паж давно бы его спас — Ноэль как раз ушел переодеваться пажом, когда Альберт опрокинул кувшин.

Мы выдернули листок из старой тетради и велели Г. О. уколоть большой палец, ведь мы, старшие братья, обязаны научить его быть храбрым. Мы-то давно уже не боимся добывать кровь из пальца, а он сперва не хотел, но потом согласился, а я ему немного помог, потому что он все-таки немного боялся. И когда он наконец увидел, как капелька крови становится все здоровей и толще (я потихоньку нажимал ему на подушечку пальца), он сам обрадовался, как я ему и говорил.

Итак, мы написали кровью Г. О. следующие слова (только после слова «возвращен» кровь у нас кончилась, и дальше мы писали розовым лаком — цвет выходит немного посветлее, но лично я всегда использую его, когда бываю ранен в сражении).

Пока Освальд писал это послание, Алиса потихоньку утешала пленника, говоря, что скоро уже все будет позади, и вообще это только игра. Пленник притих, так что я предпочел сделать вид, будто я этого не слышал. Капитану разбойников приходится иногда мириться с подобными вещами.

Итак, мы написали следующее послание:

«Альберт Моррисон попал в плен к разбойникам. Он будет возвращен своим скорбящим близким за выкуп в три тысячи фунтов, и все будет прощено и забыто».

Насчет «прощено и забыто» я был не очень уверен, но Дикки говорил, что он видел в какой-то газете точь-в-точь такое объявление, насчет скорбящих близких, и там были именно эти слова, поэтому я решил, что тут все правильно.

Г. О. был отправлен с письмом — он имел на это право, ведь это его кровью оно было написано. Он должен был подбросить его на крыльцо к миссис Моррисон.

Через пару минут Г. О. возвратился вместе с Альбертовым дядей.

— Что я вижу, Альберт? — возопил он. — Увы, увы, несчастный мой племянник! Неужто я вижу тебя в руках жестоких корсаров?

— Мы разбойники, — поправил его Г. О. — Вы же видели, в письме сказано — разбойники.

— От всей души прошу прощения, джентльмены, — извинился дядя Альберта, — разумеется, речь шла о разбойниках. Итак, Альберт, ты чувствуешь на себе все пагубные последствия непослушания: вот к чему приводит любопытство, которое увлекло тебя вслед за чучелом Гая Фокса, несмотря на то, что преданная мать умоляла тебя отказаться от приманок этого развлечения.

Альберт заныл, что он вовсе не виноват и играть в эту игру вовсе не хотел.

— Раскаяние так и не коснулось твоей души! — объявил его дядя и попросил нас показать ему темницу.

Мы показали ему и загородку, и коврик из соломы, и сосуд, и сухие корки, и все прочее.

— Все отменно устроенно, — признал дядя Альберта. — Альберт, ты не ценишь своего счастья. Когда я был в твоем возрасте, никто не позаботился устроить для меня столь замечательную темницу. По-моему, мне следует оставить тебя здесь.

Альберт опять принялся реветь и сказал, что он просит прощения и будет вести себя хорошо.

— И по этой обветшалой причине ты рассчитываешь, что я уплачу за тебя выкуп? По совести говоря, племянничек, я сомневаюсь, стоишь ли ты таких денег. Право же, сумма, указанная в этом документе, кажется мне преувеличенной: Альберт не стоит трех тысяч фунтов. Да и финансы мои не в столь хорошем состоянии. Возможно, вы согласитесь принять более умеренный выкуп?

Мы сказали, что согласимся.

— Скажем, восемь пенсов, — продолжал Альбертов дядя, — больше мелочи у меня не наберется.

— Большое спасибо, — сказала Алиса, когда он протянул нам деньги, — но может быть, нам не следует брать эти деньги? Ведь это была только игра.

— Все в порядке. Так, Альберт, игра окончена, быстро беги домой и расскажи маме, как хорошо ты провел время.

Как только Альберт, который живет по соседству, вышел из комнаты, его дядя сел в то кресло, которое мы прожгли в прошлом году в день Гая Фокса, и усадил Алису себе на колени, а мы расселись вокруг камина, ожидая, когда наступит время пускать фейерверк. Он послал Дикки за каштанами, и мы поджарили их, а он почти до семи часов рассказывал нам разные истории. У него это отлично выходит — он говорит за каждого человека в своей истории разными голосами. Наконец, он сказал:

— Слушайте, ребятня. Я люблю, когда вы играете и веселитесь, и, по-моему, Альберту тоже следовало бы научиться играть.

— Он еще научится, — пообещал Г. О., но я лучше его понял, что имел в виду дядя Альберта, поскольку я гораздо старше, чем Г. О. Он продолжал:

— Но как же быть с мамой Альберта? Неужели вы не понимаете, как она перепугалась, когда он не вернулся домой? Хорошо еще, что я случайно видел, как вы вели его к себе, и предупредил ее. А если б мы ничего не знали?

Так он разговаривает, только когда сердится или почти сердится. Обычно он говорит, точно по книжке читает.

Мы все молчали. Я думал, что же ему ответить, но первой заговорила Алиса.

Девчонки иногда говорят такие вещи, которые мальчики никак выговорить не могут. Она обняла Альбертова дядю за шею и сказала:

— Простите нас, пожалуйста. Мы правда не подумали о его маме. Понимаете, мы ведь очень стараемся не думать о чужих мамах, потому что…

Как раз в эту минуту мы услышали, как папа открывает дверь своим ключом и дядя Альберта, который живет по соседству, поцеловал Алису и отпустил ее, и все мы вышли встречать папу. Мне показалось, что дядя Альберта, который живет по соседству, пробормотал что-то вроде: «Бедные чертенята!»

Вряд ли он имел в виду нас, ведь мы так здорово повеселились, съели каштаны, а впереди наш ждал фейерверк и всяческие другие удовольствия.

Глава восьмая, в которой мы становимся издателями

Это дядя Альберта посоветовал нам издать газету. Он сказал, что по его мнению ремесло разбойников не может принести нам постоянный доход, а вот ремесло журналиста — вполне может.

Поскольку нам удалось выгодно продать и стихи Ноэля, и «информацию» о лорде Тоттенхэме, мы решили, что и сами вполне сумеем издать газету. Издатели, ясное дело, люди богатые и важные, достаточно вспомнить ту роскошную контору, с большим мягким ковром, большим письменным столом и человеком, который сидит за стеклом, точно мумия египетская, не говоря уж о том, какую кучу монет редактор небрежно вытащил из кармана, когда отдавал мне пять шиллингов.

Дора захотела быть главным редактором. И хотя Освальд тоже хотел быть редактором, особенно главным, он уступил ей: ведь она девочка; и потом, не зря даже в хрестоматиях для детишек пишут, что Добродетель обретет Награду в себе самой. Да к тому же это такая возня! Стоит тебе стать издателем, и все хотят поместить в твоей газете все, что им нравится, и никому дела нет, что все не помещается, как не крути листочки. Просто кошмар! Дора билась-билась, а потом сказала, что если ее сейчас же не оставят в покое, она больше не будет редактором, и пусть кто хочет, сам издает газету.

Освальд, как и полагается хорошему брату, предложил ей:

— Я всегда готов помочь тебе, Дора! — а она ответила:

— От тебя одного больше беспокойства, чем от всех остальных вместе взятых! Вот и будь сам редактором — посмотрим, как тебе это понравится! А я брошу все это!.

Но все-таки не бросила, и мы были редакторами вместе, а Альберту, который живет по соседству, мы разрешили быть младшим редактором, потому что он поранил себе ногу гвоздем, который засел у него в башмаке.

Когда мы придумали эту газету, дядя Альберта отпечатал ее для нас на машинке, и мы разослали по икс… — я хочу сказать, по экземпляру — всем нашим друзьям, и не осталось никого, кому мы могли бы предложить купить газету. Жалко, что мы не подумали об этом раньше. Мы назвали эту газету «Рекордер Льюисхэма», потому что мы живем в Льюисхэме, а «Рекордер» — в честь того доброго издателя. Я бы мог сам сочинить гораздо лучшую газету, но редактор не имеет права сам писать все в своей газете. По-моему, это несправедливо, но такое уж правило. Надо заполнить всю газету тем, что принесут тебе другие писатели. Если у меня когда-нибудь будет время, я сочиню целую газету один, все лучше, чем такая мешанина. У нас не хватило времени, чтобы сделать иллюстрированный выпуск, но на самом первом икс — экземпляре — я нарисовал тонущий корабль в полной оснастке. Поскольку печатная машинка рисовать не умеет, в остальных газетах картинки уже не было. Вы не поверите, сколько времени отняла у нас эта газета! Вот она перед вами.

РЕКОРДЕР ЛЬЮИСХЭМА

Издатели: Дора и Освальд Бэстейбл

От издателя

Любая газета сочиняется с какой-то целью. Наша — потому что мы хотим продать ее и получить деньги. Если то, что мы пишем, принесет отраду чьему-то разбитому сердцу, то мы трудились не напрасно. Но деньги мы тоже хотим получить. Может быть, другим газетам и хватает разбитых сердец, но мы не из таких, и лучше сразу сказать правду.

Издатели.

В газете будет две истории с продолжением, одну напишет Дикки, а другую все мы вместе. Обычно историю с продолжением печатают по одной главе в номере, но мы напечатаем ее всю сразу, если только Дора успеет переписать все набело, А историю Дикки мы припишем потом.

История с продолжением, написанная всеми нами

Глава первая, написанная Дорой.

Солнце садилось за романтически выглядящей башней, когда показались двое путников, спускавшихся с гребня горы. Старший из них был мужчина в самом расцвете сил, а второй был такой красивый юноша, что при взгляде на него всякий вспоминал Квентина Дорварда. Он приближались к замку, в котором прекрасная леди Алиция ждала своих благородных избавителей. Она глядела в зарешеченное окно и махала им белоснежной рукой. Рыцари подали ей ответный сигнал и отправились отдохнуть и подкрепиться в ближайшую гостиницу.

Глава вторая, написанная Алисой.

Принцесса была очень несчастна в этой башне, потому что добрая фея-крестная предупреждала ее, какие ужасы с ней приключатся, если она не будет каждый день ловить мышку. Она наловила уже целую кучу мышей, и теперь в башне почти не осталось кого ловить. И тогда она послала почтового голубя попросить незнакомцев, не могут ли они прислать ей пару мышей, поскольку через несколько дней она станет совершеннолетней, и тогда это будет уже не важно. Поэтому фея-крестная (прошу прощения, но у нас тут не хватит места на такую длинную главу. ред.).

Глава третья, написанная младшим редактором.

(Я не умею — не знаю — оставьте меня в покое).

Глава четвертая, написанная Дикки.

Теперь я должен вернуться к самому началу и кое-что поведать вам о нашем герое. Вам следует знать, что он воспитывался в замечательной школе, где на обед каждый день давали гусятину и индюшатину — и никакой баранины, а пудинга каждому накладывали столько порций, сколько попросит, поэтому они все там становились очень сильными, и перед выпускными экзаменами он вызвал на кулачный бой самого директора и хорошенько его отделал, можете мне поверить. Такая подготовочка позволила ему на равных сражаться с краснокожими, и он стал тем самым незнакомцем, который показался в первой главе.

Глава пятая, написанная Ноэлем.

По-моему, в этой истории пора уже произойти приключению. Поэтому тут появился дракон, изрыгая пламя из ноздрей, и он сказал:

+++

(По английски так не говорят. Ред.

Мало ли что, это же говорит дракон. Может быть, он плохо говорит по-английски, почем ты знаешь? Ноэль).

А герой, который звался Ноэлонинурис, отвечал:

+++

(Нечего вставлять столько стихов, Ноэль. Так нечестно, ведь другие не умеют писать стихи. ред).

И тут они начали драться, и он побил его точно так, как директора у Дикки, а потом он женился на принцессе, и они жили (нет, не жили — дождись сперва последней главы. ред).

Глава шестая, написанная Г. О.

По-моему, у нас получается замечательная история, но только что же там было с мышами? Больше мне сказать нечего. Я готов уступить свою главу Доре.

Глава седьмая, написанная Редакцией.

Итак, дракон умер, а в стране развелось множество мышей, потому что раньше дракон ел их на завтрак, а теперь они размножились и опустошили всю страну. И тогда прекрасная леди Алиция, которую некоторые называют принцессой, объявила, что она не пойдет ни за кого замуж, пока они не избавят страну от мышей. Тогда Принц, чье подлинное имя было вовсе не на Н., а Освальд, взмахнул волшебным мечом, и дракон вновь предстал перед ними, грациозно кланяясь. Они велели ему пообещать, что он будет хорошо себя вести, и потом они простили его, а когда все уселись за свадебный пир, дракон получил все косточки до единой. И они поженились и с тех пор жили счастливо.

(А что же было со вторым незнакомцем? Ноэль.

Его съел дракон, чтобы не задавал лишних вопросов. ред.)

Конец.

Полезные советы.

Теперь из Лондона до Манчестера можно добраться всего за четыре часа с четвертью, только зачем туда ехать?

Грозное предупреждение. Один скверный мальчишка рассказал мне Полезный Совет насчет варенья. Его родители открыли большую банку, а он съел довольно много варенья, набросав в банку мраморных шариков, чтобы казалось, будто все в порядке. Он говорит, что не в силах описать, каковы были его чувства, когда в субботу дело дошло до нижней части банки, где обычно бывает самая сладость. Хотел бы я знать, как он все это объяснил родителям. Мне было бы стыдно, окажись я на его месте.

Научный раздел.

Все опыты проводить во дворе. По возможности без взрывов. Дикки. (Он только что опалил себе брови. Ред.).

Земля по окружности 2,400 миль, а в глубину — 800, или наоборот, я точно не помню. Дикки.

(Сперва проверь, потом пиши. Ред.).

Еще один научный раздел.

В нынешнем девятнадцатом веке Наука забыла дорогу в детскую надменных богачей. Но мы себя к ним не причисляем.

Следует знать, что кусочки камфары будут плавать в теплой воде, но если туда подлить масла, камфара изо всех сил отпрыгнет и остановится. Только не надо наливать масло, пока это занятие не надоест, поскольку потом уже камфара двигаться не будет. Если не знать подобных вещей, можно упустить немало удовольствия, не говоря уж о пользе.

Если положить на дно стакана шестипенсовик, а сверху шиллинг и сильно подуть, шестипенсовик выскочит и ляжет на шиллинг сверху. Сам я сделать этого не могу, но мой кузен умеет: он служит во флоте.

Переписка с читателями.

Ноэль: Стихи у вас замечательные, только из этого, к сожалению, ничего не выйдет.

Алиса: Волосы виться не будут, что с ними не делай, так что и стараться не стоит. Некоторые говорят, главное как следует причесаться, куда бы вы не шли. То есть не именно вы, а все.

Г. О.: Никто и не говорил, будто ты толстая, и вообще тут уж ничего не поделаешь.

Ноэль: Если у меня останется бумага, когда мы покончим с этой газетой, я обменяю ее на твою чернильницу или на тот ножик, в котором такая полезная штучка, чтобы выковыривать камешки из лошадиных копыт, а просто так я бумагу не отдам.

Г. О.: Мало ли отчего может сломаться паровозик. Надо спросить Дикки, он умеет их ломать. Наверное, с вашим паровозиком произошло то же самое, что и с его.

Ноэль: Если вы думаете, что надо посыпать все дорожки в саду песком, чтобы там начали гнездиться крабы, значит, вы не совсем здоровы.

Ты столько раз переделывал свою поэму о Ватерлоо, что теперь мы можем разобрать только то место, где герцог Веллингтон взмахнул своим мечом и что-то сказал, а что сказал, тоже непонятно. Что это тебе вздумалось писать розовым мелком на промокашке? — Ред.

(А кто стащил мой карандаш? — Ноэль).

Стихи:

Ассирияне шли как на стадо волки.
Говорят, будто страшный то был народ.
Но если я пролью чай и уроню бутерброд,
Куда свирепее Редактор на меня орет.

Любопытные факты.

Если поднять морскую свинку за хвостик, у нее выскочат глаза.

У меня не получается делать все, что обычно делают дети в книжке, например, сшить платья для кукол. Почему? Алиса.

Если вынуть из финика косточку и засунуть туда миндальный орешек, получится вкусно. Это я открыл. Младший Редактор.

Если сунуть мокрую руку в расплавленный свинец, ничего не будет, только надо ее быстро отдернуть. Я этого не пробовала. Дора.

Урок мурчания.

Если бы я была директором школы, у меня все было бы совсем по-другому. Никого бы не заставляли учить, что неинтересно. Иногда мы приглашали бы вместо учителей кошек и сами надевали бы кошачьи шкуры, чтобы учиться мурлыкать.

— Итак, дорогие мои, — скажет нам старшая кошка, — раз-два-три: все дружно мурлыкают. — И мы бы ка-ак замурлыкали!

Мяукать нас учить не надо, мы и так умеем, в конце концов, даже дети кое-что знают безо всякой учебы. Алиса.

Стихи (которые Дора перевела на французский).

Когда я была молода и глупа,
Я скрипку купила за десять монет.
И звуки мои разбегаться тогда
Далеко над горами и над все свет.

Еще одни стихи

Красива хороша корова делать
На завтрак мой хорош молок.
Все утра мой и вечерок
Я хлеба ем и пью молок.
Отдых и развлечения.

Кошки вовсе не любят играть. Сколько раз я звал кошку поиграть, а она удирает, хотя ей вовсе не так уж больно. Г. О.

Лепить горшки и сковородки из глины очень весело, только не надо заранее говорить об этом взрослым. Потом это будет для них приятный сюрприз, особенно когда они поймут, что отмыть глину гораздо легче, чем чернила. Дикки.

Сэм Красное Перо или Похороны в Прерии.

(Дикки).

— У меня плохие новости, Анни, — сказал мистер Риджвэй, входя в роскошно обставленную гостиную своей хижины. — Разбойник Сэм Красное Перо опять наведался в наши места. Боюсь, он нападет на нас.

— О нет! — воскликнула Анни, нежная девушка, едва достигшая семнадцатой весны своей жизни.

В то же мгновение в дверь хижины кто-то постучал, и грубый голос потребовал:

— Открывайте!

— Папа, это разбойник Сэм Красное Перо! — воскликнула нежная девушка.

— Он самый! — ответил ей грубый голос, и в то же мгновение дверь рухнула и разбойники ворвались в дом.

Глава вторая.

В одно мгновение они связали отца Анни, и сама Анни уже лежала опутанная веревкой на диване в столовой. Сэм Красное Перо расставил посты вокруг заброшенной хижины, и никакой надежды на помощь у них не было. Но не судите поспешно: в это самое мгновение в прерии происходили вот какие события:

— Чертовы индейцы! — пробормотал человек высокого роста, прокладывавший себе путь сквозь заросли. То был прославленный детектив Джим Карлтон. — Я узнаю их. Это апачи, — продолжал он. В то же мгновение из кустов выскочило десять апачей в полной боевой раскраске. Карлтон поднял ружье и выстрелил. Небрежно перебросив через руку скальпы всех двенадцати индейцев, он продолжал путь к той убогой хижине, где жила его помолвленная невеста Анни Риджвей, она же Цветок Прерий.

Глава третья.

Луна повисла над горизонтом, и Сэм Красное Перо уселся за стол вместе со своими отверженными товарищами.

Они вломились в винный погреб хижины и пили старинное вино из золотых кубков Риджвея, словно то была простая вода.

Анни подружилась с одним их разбойников, благородным и великодушным человеком, который присоединился к Сэму Красное Перо просто по ошибке, и она попросила его как можно скорее вызвать полицию.

— Ха! Ха! — вопил Сэм Красное Перо. — Вот уж веселье, красота! — Он и не подозревал, как близка его гибель.

В это мгновение Анни испустила пронзительный вопль, и Сэм Красное Перо вскочил, выхватив револьвер.

— Кто ты такой? — крикнул он, увидев вошедшего в дом незнакомца.

— Я Джим Карлтон, прославленный детектив, — сказал незнакомец.

Револьвер выпал из обессилевших рук Сэма Красное Перо, но в то же мгновение он набросился на детектива с проворством лани, и Анни испустила пронзительный вопль, потому что она успела полюбить свирепого разбойника.

(Продолжение в конце номера).

Научные факты.

Новая грифельная доска выглядит очень противно, пока не протрешь ее молоком. И я знаю, как сделать, чтобы грифель все время скрипел, но не скажу: пусть никто больше не знает.

Младший Редактор.

Мятные лепешки очень помогают решать задачки. Мальчик, который получил второе место на Оксфордском окружном Состязании, всегда ест их. Он и со мной поделился. Экзаменатор спросил его: «Вы что, едите мятные лепешки?» А он ответил: «Нет, сэр, я их не ем». Он потом сказал мне, что ничуть не приврал, потому что не ел, а только посасывал, но я рад, что меня ни о чем не спросили, потому что я бы не сообразил, как вывернуться.

Освальд.

Гибель Малабара

Ты слышишь? Шум и грохот,
И моря стон, и гром небес.
То смертный крик живых матросов
И пассажиров шхуны Малабар.
В тот славный ясный полдень,
Когда корабль гавань покидал,
Все говорили: «Кто бы знал,
Что скоро игрушкой он станет стихий!»
Кто это видел, тот страдал.
Он мчится по волнам, расправив парус,
И руки на груди скрестил наш капитан.
Ах, лучше б шлюпка испытала кару!..
Вот капитан (и мрачное чело)
Швыряет сына своего на скалы,
Надеясь там спасти его
И уберечь от этого крушенья.
Увы! напрасно воет ветер.
Никто не спасся в этот день.
Погибло судно Малабар.
Помолимся за храбрецов спасенье.

Заметки садовника.

Нет никакого толку закапывать вишневые косточки чтобы выросли — все равно ничего не будет.

Луковицы и семена.

С луковицами приятно играть в магазине, пока выбираешь, что купить. После обеда они уже ни на что не годятся, потому что вареные. Картошка растет не из семян, а из картофелины, только ее надо порезать на кусочки. Яблоня растет из яблоневой ветки, что гораздо выгоднее.

Дубы растут из желудя. Все это знают. Ноэль сказал, что сумеет вырастить дуб из сливовой косточки, завернув ее в дубовые листья, — он просто ничего не смыслит в садоводстве, и то место во дворе, где он хотел развести свой садик, сплошь заросло сорняками.

Один мальчик предложил мне как-то съесть луковицу на спор.

Собаки очень прилежны и тоже любят садоводство. Пинчер то и дело закапывает где-нибудь косточку, и никак не поймет, что косточкового дерева не бывает. Поэтому он порой так воет ночью. А собачьи бисквиты он не закапывает: должно быть, косточки он любит больше и хочет в первую очередь вырастить их.

Сэм Красное Перо или Похороны в Прерии.

(Дикки)

Глава четвертая и последняя.

У меня вышла бы замечательная история, если бы мне дали написать все подряд в начале газеты, как я и просил. А теперь я забыл, чем все должно было кончиться и потерял книжку про индейцев, а еще кто-то опять стащил все мои книги про «Британских храбрецов». Девочки говорят, кому эти книжки нужны: должно быть, сами и стащили. А теперь они хотят, что бы я написал, на ком Анни женилась, а я вот не скажу, назло.

Тут у нас уже кончилось все, что мы хотели поместить в газету. Нам и это было нелегко набрать — удивляюсь, откуда взрослые берут все то, о чем они пишут. От этого у них так часто болит голова, особенно у тех, кто пишет учебники.

Альберт, который живет по соседству, написал только эту главку из истории с продолжением. Никто не мешал ему написать и больше, пожалуйста, но он не знает, как пишутся разные слова. Он говорит, что знает, но он так долго думает над каждым, что это все равно, как если бы он не знал. Вот, еще какие-то мелочи остались. Я хотел их выбросить, но Дора решила их тоже вставить.

Вопрос юристу. Вы получите большой моток отличной веревки, если скажете, в самом ли деле закон запрещает покупать порох, пока тебе не исполнится тринадцать. Дикки.

Цена этой газеты один шиллинг за каждый экземпляр и еще шесть пенсов за картинку гибели Малабара на всех парусах. Если нам удастся продать сто экземпляров, мы выпустим еще один номер.

Мы бы так и сделали, но какие там сто экземпляров. Дядя Альберта, который живет по соседству, дал нам два шиллинга — и все! Кто-нибудь пробовал восстановить пришедший в упадок Дом Предков с такой суммой?!

Глава девятая, в которой мы встречаем великодушного благотворителя

Да, выпускать газету оказалось не таким уж прибыльным делом. Мы все быстро это поняли, что же касается разбойничьего ремесла, то теперь оно уже не в таком почете, как прежде.

Мы сделали все, что было в наших силах, дабы восстановить пришедший в упадок Дом Предков. Мы на самих себе ощущали этот упадок, поскольку определенно знали, что прежде Бэстейблы были богаты. Дора и Освальд еще помнят те времена, когда папа приезжал из Лондона с гостинцами, и на Рождество посыльный из магазина приносил индюшатину и гусятину, вино и сигары, и коробочки засахаренных фруктов, и французские сливы в красивых коробочках, выложенных шелком и бархатом с золотыми искорками. Эти сливы называют черносливом, но они вовсе не похожи на тот сушеный чернослив, который продает зеленщик. Но теперь папа почти ничего не привозит нам из Лондона, а те люди, которые приносили индюшатину и сладости, совсем забыли наш адрес.

— Да как же нам восстановить дурацкий дом предков? — сказал Освальд. — Мы уже и копали, и писали, и газету издавали, а Ноэль даже женился на принцессе!

— И разбойниками были! — добавил Ноэль.

— Когда это вы были разбойниками? — разволновалась Дора. — Я же вам говорила, что это нехорошо.

— Это не было нехорошо! — ответила Алиса, прежде чем Освальд успел вставить: «А тебе-то какое дело?», и он только рад, что не успел это сказать, потому что это было бы грубо. — Мы просто поймали Альберта, который живет в соседнем доме.

— Альберта из соседнего дома! — пренебрежительно фыркнула Дора, и я успокоился, потому что хоть я и не сказал ей «А тебе-то какое дело?», я все-таки боялся, что она опять будет выговаривать нам, как старшая сестра. Последнее время она чересчур много думает о том, как должна себя вести старшая сестра.

Дикки оторвался от газеты, которую он читал, и окликнул нас.

— Это похоже на дело! — сказал он.

«100 фунтов обеспечат вам партнерство в выгодном бизнесе. 10 фунтов в неделю. Адрес: Джоббинс, 300, Оулд-стрит-роуд. Можно обращаться по почте.»

— Я бы не прочь обеспечить нам это партнерство! — сказал Освальд. Для мальчика двенадцати лет он более чем предусмотрителен.

Алиса на минутку перестала рисовать. Она как раз собиралась раскрасить аквамарином юбку сказочной принцессы, но аквамарин не намазывался на кисточку. С аквамарином вечно бывают неприятности: можно купить самую дорогую коробку красок, а он все равно не хочет смазываться на кисточку, хоть кипятком его смачивай.

Алиса сказала:

— И зачем я связалась с этим аквамарином! И вообще, Освальд, какой в этом смысл? У нас все равно нет ста фунтов.

— Из десяти фунтов в неделю мы получим пять, — продолжал Освальд (он успел все подсчитать, пока говорила Алиса), — поскольку партнерство — это когда делят пополам. По-моему, это первый класс.

Ноэль сунул в рот кончик карандаша. Я заглянул ему через плечо и увидел, что он, как всегда, пишет стихи. Первые две строки я сумел прочесть:

Хотелось бы мне истину постичь,
Зачем аквамарин всегда так гадок…

Вдруг он вынул карандаш изо рта и сказал:

— Вот бы фея спустилась к нам через трубу камина и бросила на стол какую-нибудь драгоценность — хватило бы и одной, лишь бы она стоила сто фунтов.

— Пусть бы она сразу дала тебе эти сто фунтов, — сказала Дора.

— Или лучше пять в фунтов в неделю, — предложила Алиса.

— Или пятьдесят, — сказал я.

— Или пятьсот, — добавил Дикки.

Г. О. уже приоткрыл было рот — я не сомневался, что он сейчас произнесет «пять тысяч», поэтому я поспешил сказать:

— Она все равно не даст нам и пяти пенсов, а вот если бы вы послушались меня, мы бы давно спасли богатого престарелого джентльмена от смертельной опасности, и он бы озолотил нас, и тогда мы купили бы это партнерство, и у нас было бы пять фунтов в неделю. А на пять фунтов в неделю можно накупить целую кучу вещей.

Тут Дикки и говорит:

— А давайте одолжим эти деньги.

А мы говорим: «У кого?», а он прочел нам еще объявление в той же газете:

«Денежные ссуды. Конфиденциально. Бонд-стрит-бэнк, владелец З. Розенбаум.

Леди и джентльмены могут получить чек от 20 до 1000 фунтов по письменному требованию без гарантий. Никаких расспросов. Полная конфиденциальность».

— Что это значит? — спросил г. О.

— Это значит, что какой-то добрый джентльмен понял, что у него слишком много денег, а поскольку сам он не знает бедняков, которым нужно помочь, то он и дал это объявление, чтобы одолжить им деньги, когда они обратятся к нему — так, Дикки?

Это объяснение предложила Дора, и Дикки тут же согласился с ним, а Г. О. сказал, что этот джентльмен — великодушный благотворитель, как у мисс Элджворт. Потом Ноэль спросил, что такое «письменное требование», и Дикки сумел ему объяснить, потому что он недавно читал об этом в книге: это просто письмо, подписанное твоим именем, в котором ты обещаешь, что вернешь деньги, когда сумеешь.

— И никаких расспросов! — добавила Алиса. — Дикки, ты в самом деле думаешь — он даст?

— Конечно, — сказал Дикки, — Не понимаю, почему папа до сих пор не обратился к этому джентльмену. Я видел, у него записано его имя.

— Может быть, он уже к нему обращался, — сказала Дора.

Но все остальные понимали, что папа к нему не обращался, потому что если бы в доме были деньги, то были бы и все те хорошие вещи, по которым мы соскучились. Тут Пинчер подпрыгнул и перевернул банку с водой из-под краски. Пинчер иногда бывает так неаккуратен. Интересно, почему краски могут быть красивые, а вода в которой моешь кисточки, — обязательно такого мерзкого цвета? Дора побежала за тряпкой, а Г. О. тем временем набрызгал себе этой воды на руки и сказал, что у него чума, так что мы стали играть в чуму. Я был арабским врачом, и мне помогли соорудить тюрбан из банного полотенца, чтобы я мог вылечить чуму волшебным противоядием. Потом наступило время обеда, а после обеда мы все обсудили и постановили на следующий же день отправиться повидать Великодушного Благотворителя. Мы, правда, беспокоились, что ему не понравится, что нас так много. Я не раз уже замечал, что шесть кажется людям очень много, особенно, когда речь идет о детях. Похоже, эта фраза мне не удалась. Я хотел сказать, что никто не возражает против шести пар обуви, шести фунтов яблок, или шести апельсинов, особенно когда сочиняют школьную задачу, но почему-то людям кажется, что иметь пятерых братьев и сестер — это чересчур. Стало быть, поехать должен был Дикки, поскольку это была его идея; Дора собиралась в Блэкхит, к одной старой леди, знакомой нашего папы, так что она все равно не могла поехать; Алиса сказала, что ей непременно надо поехать, потому что в объявлении было сказано «леди и джентльмены» и, может быть, благотворитель откажется дать нам деньги, если к нему придут только джентльмены.

Г. О. сказал, что Алиса не леди, Алиса возразила, что его в любом случае никто с собой не возьмет, а он обозвал ее кошкой-царапкой, и она заплакала.

Но Освальд всегда старается сохранить мир в семье, поэтому он сказал им:

— Оба вы дурачки, вот что!

А Дора сказала:

— Не надо плакать, Алиса, он только хотел сказать, что ты еще не взрослая леди.

Г. О. сказал:

— Что же еще я мог иметь в виду, ты, царапучка?

А Дикки сказал ему:

— Сам ты царапучка, Г. О., оставь Алису в покое и попроси прощения, а то я тебе задам.

Тогда Г. О. сказал «Извини!», и Алиса поцеловала его и тоже попросила прощения, а Г. О. обнял ее и сказал:

— Вот теперь по-настоящему извини! — и они помирились.

Ноэль был в Лондоне в последнею поездку, так что это была уже не его очередь, и Дора сказала, что она возьмет его с собой в Блэкхит, если мы возьмем с собой Г. О. Мы решили, что будет лучше взять его, чтобы снова не вышло ссоры. Сперва мы собирались достать самые старые свои вещи и еще немножко порвать их и испачкать, чтобы Великодушный Благотворитель сразу увидел, как нам необходимы деньги, но Дора сказала, что это будет мошенничество, притворяться беднее, чем мы есть. Иногда Дора бывает права, хотя она и старшая сестра. Потом мы хотели надеть свои самые лучшие вещи, чтобы Великодушный Благотворитель понял, что мы не так уж бедны и сумеем со временем вернуть его деньги, но Дора опять сказала, что это неправильно. Итак, мы решили быть абсолютно честными, как и хотела Дора, и поехали в своем обычном виде, даже не умыв лицо и руки. Правда, когда мы сели в поезд, я, глянув на Г. О., подумал, что было бы лучше, если б он хоть в этом не был бы до конца честен.

Все, кто читает эту книгу, знают, на что похожа поездка в поезде, так что я не стану о ней рассказывать, хотя мы здорово повеселились, особенно когда на Ватерлоо вошел контролер, а Г. О. спрятался под скамейкой и притворился, что он собака, потому что собакам билет не нужен. Мы вышли на Чэринг-Кросс и дошли до Уайтхолла, чтобы поглядеть на солдат, потом к Сент-Джеймскому дворцу, с той же целью, а затем, немного прошвырнувшись по магазинам, мы отправились на Бонд Стрит. Мы нашли нужную нам медную дощечку на двери по соседству с магазином — роскошный магазин, где продают шляпы и шляпки, все очень занятное и красивое и ни на чем нет ярлычка, чтобы можно было сразу узнать, почем все эти вещи. Мы позвонили в дверь, какой-то мальчишка отворил нам, но он не хотел впускать нас в дом. Дикки отдал ему свою визитную карточку — вообще-то, это папина визитная карточка, но папу, как и Дикки, зовут мистер Ричард Бэстейбл, а мы приписали свои имена на той же карточке, у меня как раз был с собой кусочек розового мела.

Тогда этот парнишка захлопнул дверь у нас перед носом, и пришлось ждать на крыльце. Потом он вернулся и спросил, что нам нужно. Дикки сказал ему:

— Мы за деньгами, вот что! И нечего держать нас тут целый день!

Но он снова оставил нас стоять, и у меня даже ноги застыли, а вот Алиса не возражала, потому что ей нравилось рассматривать все эти шляпки, но наконец дверь открылась, и этот парень сказал:

— Мистер Розенбаум готов принять вас! — так что мы как следует вытерли ноги о коврики и пошли наверх по коридору, где лежал очень мягкий ковер — прямо в комнату. Очень красивая была комната, мне сразу захотелось все-таки надеть выходную одежду или хотя бы умыться. Но теперь уже было поздно.

В комнате были бархатные шторы, очень мягкий ковер и множество самых замечательных вещей. Здесь были золотые чаши и фарфор, и статуэтки, и картины. На одной картине была капуста, крестьянин и мертвый заяц, все совсем как живые, и я отдал бы все, что у меня есть, чтобы получить такую картину. Шерсть у зайца выглядела до того настоящей, что я не мог глаз от нее оторвать, но Алиса сказала, что ей больше нравится девушка с разбитой кружкой. Кроме картин тут были часы, подсвечники, вазы, позолоченные зеркала, коробки для сигар и духов, и все прочее — все столы и стулья были этим завалены. Замечательное это было место, а посреди всего этого великолепия сидел маленький старичок в очень длинном черном плаще, с очень длинной белой бородой и длинным крючковатым носом, словно клюв у ястреба. Он надел очки в золотой оправе и посмотрел на нас сквозь очки так, словно мог до пенни сосчитать, сколько стоит наша одежда. Пока мы придумывали, с чего начать разговор, поскольку «здравствуйте» мы сказали еще когда входили в комнату, Г. О. уже выпалил:

— Это вы — Великодушный Благотворитель?!

— Что?! — спросил маленький старичок.

— Великодушный Благотворитель! — повторил Г. О., а я ткнул его локтем, чтобы он заткнулся, но он даже не шелохнулся, зато Великодушный благотворитель вполне это заметил и одним движением руки велел мне заткнуться, и Г. О. продолжал без помех.

— Я имею в виду — как в книжке!

Старый джентльмен нахмурился и спросил:

— Это ваш отец послал вас ко мне?

— Нет, — ответил Дикки. — Почему вы так решили?

Старый джентльмен протянул нам нашу визитную карточку, и я объяснил, что мы пользуемся папиными визитками, поскольку его зовут так же, как Дикки.

— Значит, он не знал, что вы отправились сюда?

— Нет, — сказала Алиса. — Мы ему не скажем, пока не купим это партнерство, потому что у него достаточно огорчений и от собственных дел, и мы не хотим, чтобы он волновался еще и из-за нашего бизнеса, но когда все уладится, мы отдадим ему половину нашей доли.

Старый джентльмен снял очки и слегка взъерошил руками свои волосы. Потом он спросил:

— Так зачем же вы приехали?

— Мы видели ваше объявление, — начал объяснять Дикки. — А нам нужно сто фунтов по письменному требованию. Алиса пришла с нами, чтобы были и леди, и джентльмены; мы хотим купить партнерство в процветающем бизнесе, можно обращаться по почте.

— Кажется, я не все сумел разобрать, — признался Великодушный Благотворитель, — но одну вещь я хотел бы понять прежде, чем мы продвинемся дальше. Почему вы называете меня Великодушным Благотворителем?

— Понимаете, — сказала Алиса и улыбнулась ему, чтобы показать, будто она совсем не боится, но я-то видел, что она насмерть перепугана, — Мы подумали, какой вы добрый, раз вы пытаетесь разыскать бедных людей, которым нужны деньги, и помогаете им, и одалживаете им свои деньги.

— Ух! — пробормотал Великодушный Благотворитель. — Вы лучше садитесь.

Он убрал со стульев часы, вазу и подсвечники, и мы расселись. Стулья были синего бархата с золочеными ножками, словно в королевском дворце.

— Вы бы лучше в школу ходили, чем о деньгах заботиться, — проворчал он. — Почему вы не в школе?

Мы объяснили ему, что мы снова пойдем в школу, когда у папы будет достаточно денег, но пока что нам надо что-то предпринять, чтобы восстановить пришедший в упадок дом Бэстейблов. Мы сказали, что на наш взгляд партнерство в прибыльном бизнесе — это очень выгодная вещь. Он задал еще массу вопросов, и мы рассказали ему все, то есть то, что не было бы папе неприятно, если б он узнал, что мы кому-то об этом говорили. Наконец, он сказал:

— Вы пришли одолжить денег. Вы их собираетесь вернуть?

— Конечно, как только у нас будут деньги, — ответил Дикки.

Тогда великодушный Благотворитель повернулся к Освальду и сказал:

— Кажется, вы самый старший, — но я объяснил ему, что идея принадлежит Дикки, так что неважно, кто тут старший. Он обернулся к Дикки и говорит:

— Я полагаю, вы еще не достигли совершеннолетия.

— Через десять лет достигну, — ответил ему Дикки.

— Поскольку вы несовершеннолетний, то сможете легко аннулировать вексель, — сказал Великодушный Благотворитель, а Дикки сказал: «Чего?», хотя правильнее было бы сказать: «Простите, я не совсем понял, что вы сказали», — Освальд всегда говорит только так, ведь это гораздо вежливее, чем «Чего?»

— Аннулировать вексель, — повторил Великодушный Благотворитель. — Вы можете сказать, что вы отказываетесь возвращать мне долг, а закон не может вас к этому принудить.

— Ну, если вы думаете, что мы какие-то проходимцы, — возмутился Дикки и даже было привстал, но Великодушный Благотворитель тут же сказал: — Сидите, сидите. Я просто пошутил.

Он еще немного поболтал с нами и в конце концов сказал:

— Я бы не советовал вам покупать это партнерство. Обыкновенное мошенничество, как и большая часть объявлений. Кстати, и сотни фунтов у меня при себе нет. Я могу одолжить вам фунт, и вы истратите его, как вам заблагорассудится. А когда вам исполнится двадцать один год, вернете.

— Я верну его гораздо раньше, — пообещал Дикки. — Огромное вам спасибо. А как насчет письменного обязательства?

— О! — сказал Великодушный Благотворитель, — Я вполне полагаюсь на ваше слово. Между джентльменами — и между леди и джентльменами, — добавил он, поклонившись Алисе, — слово дороже денег.

Он уже достал соверен и держал его в руке, но тут надумал дать нам всякие указания, чтобы мы не начинали слишком рано заниматься бизнесом и делали бы уроки, и упражнялись бы понемногу, чтобы не слишком отстать от класса к тому времени, когда мы сможем вернуться в школу. И все это время он вертел соверен между пальцами и поглядывал на него так, словно ему страшно нравилось эта монета, тем более, что она была совсем новенькая. Наконец, он протянул этот соверен Дикки, а Дикки протянул руку, чтобы его взять, но тут вдруг Великодушный Благотворитель спрятал соверен себе в карман.

— Нет, — сказал он, — я не дам вам соверен. Я дам вам пятнадцать шиллингов и этот прелестный флакон с духами. Он стоит гораздо больше, чем пять шиллингов, которые я с вас беру. А вы, когда сможете, вернете мне мне фунт и шестьдесят процентов — шестьдесят процентов — шестьдесят процентов.

— А что это такое? — спросил Г. О.

Великодушный Благотворитель сказал, что это он нам объяснит, когда мы вернем фунт, но что ничего страшного в шестидесяти процентах нет. И он дал Дикки эти деньги и велел тому парню вызвать кэб, а потом посадил нас в кэб и пожал всем руки на прощанье и попросил Алису, чтобы она его поцеловала, и она поцеловал его, и тогда Г. О. тоже захотел его поцеловать, хотя выглядел он еще более замурзанным, чем с утра, а потом Великодушный Благотворитель дал кэбмену денег и объяснил ему, куда нас везти, и мы отправились домой.

Вечером семичасовой почтой папа получил какое-то письмо. Он прочел его и поднялся к нам в детскую. Он не был таким хмурым, как обычно, хотя все равно был очень серьезен.

— Вы побывали у мистера Розенбаума, — сказал он.

Мы все ему рассказали. Рассказывали мы долго, а папа слушал нас, сидя в том самом кресле. Это было по-настоящему здорово. В последнее время он не так-то часто заходит поболтать с нами. Обычно он должен думать о своих делах. Мы все рассказали, и он сказал:

— На этот раз вы ничего дурного не сделали. Скорее, получилось даже хорошо. Мистер Розенбаум написал мне очень любезное письмо.

— Это твой друг, да, папа? — спросил его Освальд.

— Знакомый, — ответил папа и немного нахмурился. — У нас было одно общее дело. И это письмо… — он замолчал, а потом сказал просто: Нет, сегодня вы ничего плохого не сделали, но на будущее я хотел бы, чтобы вы не приобретали партнерства в бизнесе и вообще не решали таких серьезных дел, не посоветовавшись сперва со мной. Я не мешаю вашим играм, но в делах вы будете советоваться, ведь правда?

Мы сказали, что это просто замечательно, но тут Алиса, которая устроилась у папы на коленях, сказала:

— Мы просто не хотели тебе мешать.

Папа сказал:

— У меня не хватает для вас времени. Мои дела отнимают слишком много, да и хлопот у меня немало. Но я не могу допустить, чтобы вы были вот так предоставлены самим себе.

Он был такой грустный, что мы тут же сказали, что нам очень нравится быть предоставленными самими себе, но от этого он еще больше погрустнел.

Тогда Алиса сказала:

— Это неправда. Иногда нам бывает очень одиноко, с тех пор, как не стало мамы.

И потом мы все посидели тихонько.

Папа оставался с нами, пока мы не отправились спать, и к тому времени он уже повеселел. Мы ему так и сказали, и он ответил:

— Честно говоря, это письмо сняло большую тяжесть с моей души.

Не знаю, что он имел в виду, но, конечно, Великодушному Благотворителю было бы приятно узнать, что он снял тяжесть с папиной души: такому человеку, как он, это было бы очень приятно.

Духи мы отдали Доре. Это были не такие хорошие духи, как мы надеялись, но пятнадцать шиллингов все были самые что ни на есть замечательные, как и сам Великодушный Благотворитель.

И пока мы не извели эти пятнадцать шиллингов, мы веселились так, словно пришедший в упадок дом предков был полностью восстановлен. И вообще, пока в кармане остается хоть несколько пенсов, вы не замечаете, в каком состоянии основные ваши финансы. Вот почему дети, которые регулярно получают карманные деньги, даже не заботятся о поисках сокровищ. Так что, отсутствие карманных денег тоже было для нас «замаскированным благодеянием», как обычно пишут в книжках, но на мой взгляд, «замаскированными» бывают только злодеи. И когда у нас кончились пятнадцать шиллингов, то это было уж точно никакое не благодеяние. И тогда все остальные наконец согласились попробовать тот метод, который Освальд давно предлагал, но только все равно относились к этому методу прохладно, и большинство ребят, не таких решительных, как Освальд, давно бы уже отказались от своей идеи. Но Освальд хорошо знал, что герой полагается только на себя самого. И он гнул свое, пока остальные не поняли, в чем состоит их долг, и не присоединились наконец к нему.

Глава десятая, в которой мы спасаем лорда Тоттенхэма

Как известно, Освальд — человек мужественный и несгибаемый, и ничто не могло заставить его позабыть самое первое предложение. Он считал и считает, что книги не лгут, и что спасти терпящего бедствие престарелого джентльмена — самый надежный путь к восстановлению пришедшего в упадок дома предков. Обычно такой джентльмен желает воспитать своего спасителя будто родного сына, но если ты предпочитаешь оставаться сыном своего собственного папы, он, наверное, найдет какой-нибудь другой способ. В книгах этой обычно получается довольно просто: вовремя опустить стекло в вагоне; поднять кошелек, который он только что уронил; прочесть наизусть стишок, если он об этом попросит — и богатство у тебя в руках.

Все остальные отнеслись к этой идее довольно прохладно и не хотели никого спасать. Они говорили, что неоткуда взять смертельную опасность, и придется самим ее организовать, чтобы спасти от нее этого старого джентльмена, но на взгляд Освальда, это все были пустяки, и он решил для начала попробовать какой-нибудь из простых методов.

Он принялся околачиваться возле железнодорожной станции, открывая или закрывая окна в вагонах, когда поблизости находился какой-нибудь подходящий старичок, пока не надоел даже носильщикам. Ни один джентльмен не догадался попросить его прочесть стишок, хотя он специально выучил коротенькое религиозное стихотворение, то, что начинается словами «Когда наступает утро». Однажды старый джентльмен уронил два шиллинга возле парикмахерской, но когда Освальд наклонился чтобы поднять, и уже подбирал слова, с которыми возвратит эту сумму старому джентльмену, тот вдруг схватил его за ворот и обозвал воришкой. Дело могло бы обернуться нешуточно, но, к счастью, Освальд издавна водил дружбу с местным полисменом, и тот встал на его сторону, так что старый джентльмен извинился и предложил Освальду шестипенсовик, но Освальд отверг его с презрением.

После того как Освальд столько старался сам и из этого ничего не вышло, он сказал всем остальным:

— Мы теряем тут время понапрасну, вместо того, чтобы вызволить престарелого джентльмена из смертельной опасности. Ну давайте же! Пора что-нибудь предпринять!

Мы как раз обедали, и Пинчер вертелся у стола, выпрашивая кусочки, которых было более чем достаточно, поскольку мы ели холодную баранину. Алиса сказала:

— Будет только честно, если мы теперь попробуем способ Освальда. Он же соглашался попробовать все, что мы придумывали. Давайте спасем лорда Тоттенхэма!

Лорд Тоттенхэм — это тот самый старый джентльмен, который каждый день в три часа дня выходит погулять в парк и на полпути, если только его никто не видит, снимает свой бумажный воротничок и заменяет его свежим, а старый бросает в кусты.

— Я ничего не имею против лорда Тоттенхэма, — сказал Дикки, — но где взять смертельную опасность?

Тут мы ничего не могли придумать. К сожалению, разбойники в Блэксмите больше не водятся. Освальд предложил, чтобы трое из нас стали разбойниками, а остальные трое — спасителями, но Дора по-прежнему твердила, что разбойниками быть нехорошо, так что мы сдались.

Наконец, Алиса сказала:

— Может быть, Пинчер годится?

И мы все сразу поняли, что Пинчер очень даже годится.

Пинчер прекрасно обучен и умеет делать кое-какие штуки, пусть даже так и не научился «служить». Но если ему велено кого-то схватить, он так и вопьется, даже если ты скажешь «куси!» шепотом.

Мы обо всем договорились. Дора сказала, что она не будет в этом участвовать, поскольку это нехорошо и вообще глупо. Мы оставили ее в покое, и она пошла и уселась в гостиной с таким благовоспитанным выражением на лице, что всякому было ясно: если мы попадем в беду, она окажется не при чем.

Алиса и Г. О. должны были спрятаться в кустах в том самом месте, где лорд Тоттенхэм обычно меняет свой воротничок, и шепотом скомандовать «Куси его!», а потом, когда Пинчер схватит лорда Тоттенхэма, мы должны были подоспеть и спасти его от смертельной опасности. И тогда он скажет: «Как мне отблагодарить вас, мои благородные юные спасители?» — и все будет в порядке.

Мы все пошли в парк, следовало поторопиться, чтобы не опоздать к трем часам. Освальд объяснил всем, что промедление смерти подобно, и мы засели в кустах уже в четверть третьего, а день был довольно прохладный. Алиса, Г. О. и Пинчер спрятались в кустах, но Пинчеру это было так же не по душе, как и им. Остальные втроем прогуливались по дорожке и могли слышать, как он скулил. Алиса твердила: «Как я замерзла! Когда же он, наконец, появится?», а Г. О. просился выйти на дорожку и немножко попрыгать, потому что он тоже замерз. Но мы напомнили ему про спартанского мальчика и сказали, что он еще должен радоваться, что лисенок не пожирает его внутренности. Ведь он наш младший братишка, и нельзя допустить, чтобы он вырос размазней. К тому же и было-то не так уж холодно — просто у него замерзли голые коленки: он был в чулках с короткими штанишками. Наконец, когда даже те трое, что прогуливались по дорожке, начали подмерзать, мы увидели издалека черный плащ лорда Тоттенхэма, который развевался на ветру так, словно это был не лорд Тоттенхэм, а огромная черная птица. Мы сказали Алисе:

— Тс-с! Спускай Пинчера, когда услышишь, как он разговаривает сам с собой — он всегда так делает, когда принимается отстегивать воротник.

А мы пошли ему навстречу, насвистывая, чтобы показать, что ни о чем не знаем. Получалось довольно неплохо, хоть губы у нас и замерзли.

Лорд Тоттенхэм большими прыжками несся вперед, разговаривая сам с собой. Его называют безумным протекционистом — не знаю, что значит «Протекционист», но по-моему, люди напрасно обзывают его такими словами.

Проходя мимо нас он сказал:

— … разорение страны, сэр! Роковая ошибка — да сэр, роковая! Мы оглянулись и увидели, что он почти уже подошел к тому месту, где спрятались Пинчер, Алиса и Г. О. Мы еще немного отошли, чтобы он не догадался, что мы за ним наблюдаем, а потом услышали лай Пинчера и оглянулись — ага, старина Пинчер уже вцепился ему в штанину и повис намертво, так что мы пустились назад во всю прыть.

Лорд Тоттенхэм успел высвободить свой воротничок, и теперь тот свисал у него из-за уха, а сам он орал во все горло: «Спасите, помогите, караул!», как будто ему заранее объяснили, как он должен себя вести. Пинчер рычал и скалился, крепко вцепившись в штаны. Мы подбежали, я остановился и сказал:

— Дикки, мы должны спасти этого почтенного старого джентльмена!

Лорд Тоттенхэм яростно заревел:

— К черту почтенного старого джентльмена! — и еще что-то, чего я не понял. — Уберите собаку!

Освальд сказал:

— Это опасно — но кто усомнится совершить этот подвиг?

Пинчер знай себе рычал, лорд Тоттенхэм скакал на одной ноге, а потом Пинчер намертво вцепился в другую штанину, и лорд Тоттенхэм заорал на нас, чтобы мы немедленно убрали пса. При этом воротник развевался на ветру флагом капитуляции.

Ноэль сказал:

— Надо спешить, пока не произошло непоправимое!

Тогда я сказал лорду Тоттенхэму:

— Стойте спокойно, престарелый сэр! Я постараюсь избавить вас от этой угрозы!

Он угомонился, а я нагнулся к Пинчеру, ухватил его и прошептал:

— Отпусти — отпусти старина, слышишь?

Пинчер разжал зубы, и лорд Тоттенхэм принялся пристегивать свой воротничок обратно, потому что он снимает его, только когда никто не смотрит.

Потом он сказал:

— Я вам очень обязан. У-у, маленькое чудовище! Вот вам деньги — выпейте за мое здоровье!

Дикки ответил, что мы не пьем, тем более за чье-то здоровье. Лорд Тоттенхэм сказал: — Все равно, я очень вам обязан, теперь я понимаю: вы не шалопаи, вы сыновья джентльмена, верно? И все же вы не откажетесь взять у старика монетку — верно? Я бы ни за что не отказался, когда был в вашем возрасте. — И он протянул нам полсоверена. Все это, конечно, глупо, но только теперь, когда мы все это проделали, я понял, какой низостью было бы взять деньги у этого старика, после того как мы же выставили его на посмешище. Лучше бы он предложил нам воспитать нас, словно родных сыновей. А как быть с деньгами, я не знал. В растерянности я выпустил Пинчера и хотел было сказать лорду Тоттенхэму, что мы рады были помочь ему, и не надо никаких денег, — на мой взгляд, это был единственный выход из положения, — но тут этот дурацкий пес вконец испортил дело. Едва я отпустил его, он принялся прыгать на нас, визжа от радости и пытаясь облизать нас всех троих одновременно. Он так радовался, что все правильно сделал. Лорд Тоттенхэм широко раскрыл глаза и сказал:

— Похоже, эта собака вас знает!

Освальд понял, что все кончено, и сказал: «Всего доброго», повернулся и хотел как можно быстрее удалиться. Но тут лорд Тоттенхэм сказал:

— Не стоит торопится! — и ухватил Ноэля ха воротник. Ноэль завопил, и на его крик из кустов выбежала Алиса. Она всегда заступается за Ноэля — хотел бы я знать, почему. Лорд Тоттенхэм покосился на нее и сказал:

— Еще одна! — и тут из кустов вышел Г. О.

— Это все, наконец? — спросил лорд Тоттенхэм, и Г. О. подтвердил, что сегодня мы пришли в парк только впятером.

Тогда лорд Тоттенхэм развернулся на каблуках и быстро пошел, таща за собой Ноэля. Мы побежали за ним и спросили его, куда он идет, а он сказал: «В полицию!». Тогда я очень вежливо сказал ему:

— Только не забирайте Ноэля, он у нас слабенький и легко расстраивается. К тому же он не виноват. Если вам обязательно надо кого-то вести в полицию, возьмите меня, тем более что все это была моя затея!

Дикки повел себя как настоящий брат. Он сказал:

— Если вы заберете Освальда, я тоже пойду, но Ноэля не трогайте, он еще маленький и боится!

Лорд Тоттенхэм приостановился и сказал:

— Раньше надо было об этом думать! — а Ноэль все всхлипывал и стал уже белым как бумага, и Алиса сказала:

— Ну пожалуйста, отпустите Ноэля, дорогой лорд Тоттенхэм, миленький! Он сейчас упадет в обморок, я знаю, что упадет, с ним уже так бывало! Лучше бы мы этого не делали! Дора ведь говорила, чтобы мы этого не делали!

— Похоже, Дора единственная разумная особа в вашей семье! — проворчал лорд Тоттенхэм, но Ноэля он отпустил. Алиса тут же обняла Ноэля и пыталась его успокоить, но он весь дрожал и был совсем белый как бумага.

Тогда лорд Тоттенхэм сказал:

— Даете ли вы слово чести не пытаться от меня ускользнуть?

И мы сказали, что не сбежим.

— Следуйте за мной! — сказал он и направился к скамейке, а мы все за ним, последним шел Пинчер, поджав хвост: он понимал, что что-то получилось неправильно. Лорд Тоттенхэм сел на скамейку и велел Освальду, Дикки и Г. О. встать перед ним, но Алисе и Ноэлю он разрешил сесть. Он сказал:

— Вы напустили на меня свою собаку, а потом сделали вид, будто спасли от нее. Вы сделали это, чтобы получить от меня деньги. Такой поступок нельзя назвать иначе как… — нет, сэр, вы сами должны сказать, как это называется, и постарайтесь говорить правду!

Я сказал, что мы поступил непорядочно, но только мы не хотели брать его полсоверена.

— А для чего же вы все это затеяли? — спросил он. — Правду, сэр!

Я сказал:

— Теперь я понимаю, как все это глупо, и Дора говорила, что это нехорошо, только пока мы все это не проделали, мы этого не понимали, мы хотели восстановить пришедший в упадок дом предков, и мы читали в книге, что если вам удастся спасти престарелого джентльмена от угрожающей ему опасности, он воспитает тебя как родного сына или, если ты предпочитаешь оставаться сыном своего собственного папы, он поможет тебе начать какое-нибудь дело, так что ты скончаешься в преклонных годах, нажив огромное состояние, но только никакой опасности под рукой не было, и поэтому мы велели Пинчеру — и вот, — но дальше я уже говорить не мог, потому что мне стало стыдно, потому что уж очень скверно все это было. И Лорд Тоттенхэм сказал:

— Замечательный способ разбогатеть — плутнями и обманом. Я боюсь собак. Если бы у меня было слабое сердце, я бы помер с перепугу.

К этому времени мы все уже плакали, кроме, кончено, Освальда, но другие говорят, что он тоже плакал. Лорд Тоттенхэм сказал:

— Ладно, ладно, я вижу, что вы огорчены. Пусть это послужит вам уроком, и не будем больше говорить об этом. Престарелый джентльмен тоже когда-то был молодым.

Алиса скользнула по скамейке поближе к нему и ухватилась за его руку, перчатки она успела порвать и замерзшие пальчики стали совсем розовыми. Она сказала ему:

— Вы очень добры сэр, что простили нас, а нам правда очень жаль, что мы так сделали. Мы хотели быть такими же, как дети в книжке, но у нас нет такой возможности. У них, чтобы они ни сделали, все выходит правильно. Нам правда очень жаль. И я уверена, Освальд не взял бы ваши полсоверена. Как только вы сказали, чтобы они взяли эти деньги от старика, как вы сами брали, когда были мальчиком, я поняла, что мы сделали плохо, и я шепнула Г. О., что лучше бы мы этого не делали.

Лорд Тоттенхэм поднялся во весь рост и так был очень похож на «Смерть Нельсона», потому что был гладко выбрит, и лицо у него красивое, и сказал:

— Помните: джентльмен не должен совершать низкие поступки ни ради денег, ни ради любой другой цели!

И мы обещали это запомнить. Тогда он поклонился нам, а мы поклонились в ответ, и он ушел, а мы вернулись домой. В жизни не чувствовал себя так плохо! Дора сказала: «Я же вам говорила!» и мы даже не огрызнулись, хотя не очень-то приятно было это слышать. Хуже всего было то, что лорд Тоттенхэм сказал о непорядочных поступках. Мы потом неделю не ходили в парк, но потом пошли все месте и дождались его у той скамейки, и Алиса сказала: — Лорд Тоттенхэм, мы неделю не ходили в парк в качестве наказания, хотя вы и отпустили нас. И каждый сделал вам подарок от нас, и, пожалуйста, возьмите их, чтобы мы знали, что вы больше не сердитесь.

Он сел на скамью и мы показали ему наши подарки. Освальд отдал ему компас за шесть пенсов, который он купил на свои собственные деньги специально для лорда. Освальд умеет выбрать полезный подарок. Правда, я купил его пару дней назад, и за это время игла перестала двигаться, хотя я ее почти не трогал, но лорд Тоттенхэм в свое время был адмиралом, так что он сумеет его наладить. Алиса подарила ему футляр для бритвы, на котором была вышита роза, а Г. О. отдал ему свой нож, тот самый, которым он срезал все пуговицы на своем воскресном костюме. Дикки отдал ему «Героев моря», которых он получил в награду по математике, и это лучшая вещь, которая у него была, а Ноэль написал для него стихи: Стыд и позор мрачили наши очи. Мы поступили плохо очень. Мучимы скорбью и стыдом одновременно, Мы будем впредь вести себя как джентльмены.

Лорду Тоттенхэму подарки очень понравились. Он поблагодарил и даже поболтал с нами, а напоследок сказал:

— Шторм миновал, ребята! — мы пожали друг другу руки.

И теперь, когда мы встречаемся в парке, он кивает нам, а если девочки тоже с нами, он снимает шляпу, так что он, уж наверное, больше не думает, что мы — непорядочные.

Глава одиннадцатая, в которой речь идет о Кастилиан Аморозо

Однажды мы обнаружили, что у нас в наличности имеется полкроны, и мы решили, что настала пора испробовать тот метод восстановления пришедшего в упадок дома предков, который предлагал Дикки. И нам следовало поторопиться, потому что если бы мы истратили эти деньги, совершенно неизвестно, когда бы у нас снова набралось два шиллинга. Итак, мы решили оставить ремесло журналиста и ремесло разбойника тоже, а вместо этого выписать образец и инструкции, чтобы каждый из нас мог на досуге заработать два фунта в неделю. Объявление это в газете было уже давно, и мы с самого начала хотели ответить на него, но у нас как-то все не получалось сэкономить два шиллинга. В объявлении было сказано: «Леди и джентльмены, желающие заработать два фунта в неделю в свободное время, могут обратиться за образцом и инструкциями. Два шиллинга». Большую часть этих двух шиллингов внесла Дора. Она получила эти деньги от своей крестной, но сказала, что отдаст их Дикки, если он обещает вернуть их до Рождества, раз уж мы решили попробовать нажить состояние таким способом. Конечно, мы легко могли вернуть ей эти деньги, из двух-то фунтов в неделю, что же касается того, хорошо или нет зарабатывать деньги таким путем, то мы попросили ее не нудить.

Дикки с самого начала говорил, что это самый лучший способ восстанавливать пришедший в упадок дом предков, и мы обрадовались, что теперь у него будет возможность попробовать этот способ, поскольку каждому из нас пригодились бы два фунта в неделю, да к тому же нам уже надоело слушать как Дикки приговаривает всякий раз, когда наши планы кончаются неудачей: «Почему же вы никак не попробуете получить этот образец и инструкции как заработать деньги в свободное время?»

Итак, заполучив эти полкроны, мы отправились на поиски газеты. Оказалось, что Ноэль сделал себе из нее адмиральскую треуголку, но он был достаточно аккуратен и ничуть ее не порвал, так что мы развернули газету и нашли в ней объявление, убедившись, что тут все правильно. Мы оплатили почтовый перевод на два шиллинга и еще марку, а все, что осталось после этого, было решено истратить на лимонад, чтобы выпить за успех предприятия.

Мы достали немного хорошей бумаги из папиного кабинета, Дикки написал письмо, а мы вложили перевод, наклеили марку и велели Г. О. отправить письмо. После чего мы выпили лимонад и стали ждать, когда же прибудет образец и инструкции. Ждать пришлось довольно долго, и почтальон уже сердился, когда мы выбегали ему навстречу, чтобы спросить, не пришло ли наше письмо.

Оно пришло на третий день. Здоровая такая посылка, запечатанная, как и было обещано в объявлении. Внутри была коробка, а в коробке много мятого картона, а внутри еще много бумаги, на одних листочках было что-то напечатано, на других написано от руки, а внутри всего этого была бутылка, не слишком большая и очень черная, пробка которой была залита желтым воском.

Мы положили ее на стол в детской, и пока все пытались разобрать, что написано в этих бумагах, Освальд пошел поискать открывалку, ведь надо же было разобрать, что в этой бутылке. Открывалка оказалась в кухонном шкафу — она всегда попадает туда, хотя вообще-то ей положено быть в буфете в гостиной. Когда Освальд вернулся, остальные уже успели прочесть почти все бумаги.

— По-моему, ничего хорошего в этом нет, и вообще торговать вином нехорошо, — говорила Дора. — И потом вы все равно не сможете продавать то, в чем вы ничего не понимаете.

— Ничего подобного, — заявила Алиса. — Я смогу.

Все выглядели довольно мрачно, и Освальд спросил, как все-таки они должны зарабатывать эти два фунта в неделю.

— Мы должны уговорить кого-нибудь попробовать вино в этой бутылке. Это херес, — называется Кастилиан Аморозо, — и если кто-нибудь согласится его купить, надо написать тем людям и сказать им, что его хотят купить, и за каждую дюжину вина, которую нам удастся продать, они заплатят нам два шиллинга, так что если продать за неделю двадцать дюжин бутылок, получится два фунта, только я думаю, что мы не сможем столько продать, — сказал Дикки.

— Может быть, в первую неделю мы столько и не продадим, — сказал Алиса, — но когда люди распробуют, как это вкусно, им захочется еще, и даже если мы получим всего десять шиллингов в неделю, это уже что-то, не так ли?

Освальд сказал, что для начала это очень неплохо, и тогда Дикки откупорил бутылку. Пробка раскрошилась, и довольно много кусочков провалилось вовнутрь. Дора достала стаканчик для лекарств, на котором были отмечены чайные ложечки и столовые ложки, и мы решили попробовать по столовой ложке, чтобы узнать, что же это такое.

— Больше, чем по столовой ложке, никому не дам, — объявила Дора, — даже это очень вкусно. — Вела она себя так, будто вся бутылка принадлежала ей, наверное, это потому, что она одолжила нам эти деньги.

Она отмерила первую ложку и выпила ее сама, поскольку она старшая. Мы тут же спросили, на что это похоже, но она не сразу смогла нам ответить.

Потом она сказала:

— Это похоже на то лекарство, которое Ноэль принимал весной, но может быть хересу так и положено.

Потом была очередь Освальда. Ему показалось, что это вино слишком жжется, но он ничего не сказал. Он хотел сперва посмотреть, что скажут другие.

Дикки объявил, что это просто гадость, и Алиса сказала, что она уступает свою очередь Ноэлю.

Ноэль, конечно, сказал, что это медовый напиток богов, но он зажал рот носовым платком, и я сам видел, какую рожу он скорчил.

Г. О. глотнул и выплюнул все в камин — это было очень некрасиво и неопрятно, и мы ему так и сказали.

Последней попробовала Алиса. Она сказала:

— Мне только пол ложечки, Дора, а то мы так все выпьем.

Она выпила свои пол ложечки и ничего не сказала.

Тут Дикки и говорит:

— Вот что — я сдаюсь. Я не стану продавать людям такую гадость. Кто хочет, пусть забирает бутылку. Quis?

Алиса первой сказала «Ego», и еще она сказала:

— Я знаю, в чем тут дело. В него надо положить сахару.

Тут все разом поняли, что дело было только в этом. Мы приволокли два больших куска сахара и растолкли их на полу с помощью большой деревянной доски, пока они не превратились в сахарную пудру, и это мы перемешали со столовой ложкой вина, получилось очень неплохо и совсем не так противно.

— Вот видите, когда привыкнешь, уже не так плохо, — сказал Дикки. Я думаю, он уже пожалел, что поспешил отдать бутылку.

— Да, — сказала Алиса, — только тут чересчур пыльно. Надо растолочь сахар аккуратно на чистой бумажке, прежде чем сыпать его в бутылку.

Дора сказала, что это будет мошенничество, если мы положим сахар в эту бутылку: люди подумают, что они покупают что-то лучшее, чем на самом деле, но Алиса сказала, что Дора всегда поднимает шум из-за пустяков, и что все будет вполне честно.

— Послушай, — сказала она. — Я ведь могу с самого начала по-честному сказать, что мы добавили в бутылку, и когда они получат свою дюжину бутылок, они смогут сделать то же самое.

Мы растолкли еще восемь кусков сахара, очень чистенько и аккуратно, на газете, хорошенько потрясли бутылку, и я закупорили ее кусочком коричневой бумаги, не газетной, потому что с газетной бумаги чернильный яд может попасть в вино и отравить кого-нибудь. Мы дали Пинчеру попробовать, и он так расчихался, что с тех пор стоило показать ему эту бутылку, как он поджав хвост уходил под диван.

Мы спросили Алису, с кого она хочет начать продавать это вино, и она сказала:

— Я буду предлагать его всем, кто заглянет к нам, а тем временем мы можем подумать, к кому из соседей можно отнести. Надо обращаться с ним очень бережно, ведь тут осталось не больше половины, даже если считать сахар.

Почему-то мы решили, что будет лучше не говорить ничего Элайзе. Поэтому она, ничего не зная, открывала и закрывала дверь так быстро, что человек, собирающий налоги, и тот, кто заглянул к нам по ошибке вместо соседнего дома, ушли прежде, чем Алиса успела предложить им попробовать Кастилиан Аморозо. Но около пяти Элайза убежала к подруге, которая обещала сшить ей к воскресенью шляпу, и пока ее не было, кто-то постучал в дверь.

Алиса пошла вниз, а мы следили за ней, свесившись через перила.

Она открыла дверь и сказала:

— Пожалуйста, заходите.

Тот, кто стучал в дверь, сказал ей:

— Я заглянул поговорить с твоим папой, мисс. Он дома?

Алиса опять сказала:

— Заходите, пожалуйста.

Тут этот человек — судя по голосу, мужчина, говорит: — Так он дома или нет? а Алиса знай повторяет свое «заходите, пожалуйста», так что тот человек в конце концов вошел, только сперва очень шумно вытер ноги о коврик у двери. Алиса тут же захлопнула дверь, и мы увидели, что заманила она мясника, который в руках держал какое-то письмо. Он не был одет в синий халат, в котором он обычно режет мясо у себя в магазине, и мы отлично могли рассмотреть его подтяжки. Алиса потом говорила, что он приехал на велосипеде. Она повела его в гостиную, где уже стояли наготове и бутылка Кастилиан Аморозо, и медицинский стаканчик.

Все остальные оставались наверху, но Освальд прокрался вниз и подглядывал в дверную щелку.

— Садитесь, — сказала Алиса очень спокойным голосом, хотя потом говорила мне, что я и представить не могу, какой идиоткой она чувствовала себя в эту минуту. Мясник сел, а Алиса стояла перед ним, и ничего не говорила, только вертела в руках медицинский стаканчик, а потом взяла и протолкнула коричневую бумажную затычку прямо вовнутрь этой бутылки.

— Может быть, вы скажете своему папе, что мне надо с ним поговорить? — сказал мясник, когда ему надоело просто так сидеть.

— Он скоро придет, — ответила ему Алиса.

И опять стоит молча и ничего не делает. Выглядело это и впрямь очень глупо, и я слышал, как Г. О. рассмеялся. Я поднялся наверх и отругал его за это — совсем тихо, так что мясник, наверное, ничего не услышал, но Алиса нас слышала, и это вывело ее из оцепенения. Она вдруг заговорила очень быстро — так быстро, что я понял, что она сочинила всю эту речь заранее. Почти все фразы она позаимствовала из нашей инструкции.

— Будьте добры, обратите внимание на этот образчик хереса, который стоит перед вами, — завелась она. — Оно называется кастилиан и как-то еще, и цена его несопоставима с его букетом и несравненным ароматом.

Мясник пробормотал только:

— В жизни ничего подобного!

Алиса и говорит:

— Хотите попробовать?

— Спасибо большое, мисс, — сказал мясник.

Алиса налила ему немного вина.

Мясник отпил совсем чуть-чуть. Он облизал губы, и все подумали, что он сейчас скажет, как это невероятно вкусно, но он этого не сказал. Он поставил стаканчик на стол, почти не притронувшись к хересу (мы потом перелили все из стаканчика обратно в бутылку, чтобы избежать убытков), и сказал:

— Я прошу прощения мисс, но, пожалуй, это вино чересчур сладковато — я имею в виду, для хереса?

— На самом деле, оно не такое уж сладкое, — пояснила Алиса. — Если вы закажете дюжину бутылок, вы сами убедитесь, что оно не сладкое. Просто нам показалось, что с сахаром оно лучше. Мне бы очень хотелось, чтобы вы заказали дюжину бутылок.

Мясник спросил, зачем ей это нужно.

Алиса немного помолчала а потом сказала:

— Что ж, вам я, пожалуй, расскажу, потому что вы ведь тоже торгуете продуктами, верно? Мы хотим уговорить разных людей, чтобы они покупали это вино, потому что за каждую дюжину бутылок, которые люди купят, мы получим два шиллинга. Так называются комические — нет, не комические, а —

— Комиссионные, — подсказал ей мясник. Потом он уставился на дырку в ковре и добавил: — Ага, я понял.

— Ведь у нас есть основания желать, — продолжала Алиса (иногда она говорит совсем как в книжке), — чтобы наше состояние восстановилось как можно скорее.

— Ну да, — подтвердил мясник, осматривая стены, на которых уже начали шелушиться обои.

— По-моему, это неплохой способ, — сказала Алиса, — Мы заплатили два шиллинга за эту бутылку вина и за инструкции, а там сказано, что можно заработать два фунта в неделю, и при том — только в свободное время.

— Надеюсь, вам это удастся, мисс, — сказал ей мясник.

Алиса снова его спросила, купит ли он этот херес.

— Я очень люблю херес, — отозвался он.

Тогда Алиса предложила ему выпить еще немного.

— Нет, спасибо, мисс, — отказался он, — Я очень люблю херес: только вот он меня не любит, нехорошо мне от него, да и только. Но у меня есть дядя, который охотно пьет его. Вот я пожалуй закажу ему бутылочек шесть на Рождество. А вот ваш шиллинг комиссионных, мисс, — и он вынул из кармана пригоршню мелочи и отдал Алисе шиллинг.

— Я думала, нам заплатят те люди, которые продают вино, — сказала Алиса, но мясник объяснил ей, что за полдюжины они не заплатят. Потом он сказал, что не станет больше ждать папу, но пусть Алиса попросит папу, чтобы тот ему написал.

Алиса снова предложила ему херес, но он ответил «Ни за что на свете», и тогда она наконец отпустила его, вернулась к нам с шиллингом и спросила: «Ну как», а мы все сказали: «Первоклассно».

И весь вечер мы толковали о том богатстве, которое у нас вскорости будет.

На следующий день к нам никто не заходил, но на послезавтра пришла какая-то леди, которая собирала деньги на приют для детей погибших моряков. Мы впустили ее (на этот раз я был рядом с Алисой), и объяснили, что у нас есть только один шиллинг, но он нам нужен для другого дела, а потом Алиса сказала ней:

— Можно я налью вам немного вина?

Леди сказал: «С удовольствием, большое спасибо», но вид у нее был удивленный. Она была уже немолода и носила плащ, украшенный бисером, только многие бисерины отлетели и остались только коричневые нитки, которыми они были когда-то пришиты, а в сумке у нее были цветные плакатики о погибших моряках, но кожа на сумке тоже совсем облупилась.

Мы дали ей столовую ложку вина и на это раз налили его в настоящую рюмку, поскольку имели дело с леди. Она попробовала его и вдруг вскочила, затрясла юбками, захлопнула свою сумку и воскликнула:

— Отвратительные, испорченные дети! Как вы смеете так надо мной издеваться? Стыдитесь, негодные! Я напишу вашей маме, как вы поступили со мной! Гадкая девчонка! Ты меня отравила! Твоя мама…

Но тут Алиса перебила ее и сказала:

— Простите пожалуйста, я не знала, мяснику это вполне понравилось, только он сказал, что оно слишком сладкое. И пожалуйста, не надо писать маме, потому что папа очень расстраивается, когда маме приходят письма. — И Алиса сама чуть не расплакалась.

— Что ты говоришь, глупышка? — спросила ее леди, и вид у нее снова стал вполне нормальный, и посмотрела на нас с любопытством. — Почему твой папа не любит, когда твоя мама получает письма — ну-ка, почему?

Алиса крикнула:

— Ах, вы! — заплакала и убеждала.

А я сказал:

— Потому что наша мама умерла — может быть теперь вы уйдете?

Леди посмотрела на меня, и лицо ее снова изменилось. Она сказала:

— Извини, пожалуйста, я ведь не знала. Забудь про это вино. Твоя сестренка, конечно, не имела в виду ничего плохого. — И она принялась оглядывать комнату точно так, как накануне это делал мясник. И она снова сказала: — Я ничего не знала — пожалуйста, извини меня.

И я сказал ей:

— Все в порядке, — и мы пожали друг другу руки, и она ушла. Конечно, после того, что она сказала об этом вине, мы не стали просить ее, сделать заказ, но я думаю, она не такая уж плохая тетка. Мне нравится, когда люди говорят «извините» раз уж они неправы, особенно, когда это делают взрослые, тем более что как раз извиняются они очень редко. Наверное, именно поэтому это так много значит для нас.

Но мы с Алисой расстроились на весь день, и когда я возвращался в гостиную, проводив леди, я увидел, насколько по-другому она выглядит теперь, чем когда мама была с нами, и насколько изменились мы сами, и папа тоже, и ничего не осталось по-прежнему. Хорошо, что я не вспоминаю об этом чересчур часто.

Я отыскал Алису и передал ей, что говорила леди, и когда она перестала реветь, мы убрали бутылку подальше и решили, что больше не будем предлагать это вино тем, кто к нам заходит. Другим мы ничего рассказывать не стали, просто сказали, что леди не захотела покупать это вино, а сами пошли в парк и посмотрели на солдат, а потом на Петрушку — и нам сильно полегчало.

Мы убрали бутылку так далеко, что она совсем запылилась и, может быть, она успела бы покрыться пылью столетий, но тут к нам завернул священник. Он зашел, когда никого из нас не было дома, и это был не наш пастор, мистер Бристоу, которого мы все любили (мы бы и не стали продавать этот херес человеку, который нам нравился, чтобы заработать на нем свои два фунта в неделю.) Это был какой-то посторонний священник, он спросил Элайзу, не хотят ли милые деточки заглянуть в его маленькую воскресную школу. Вообще-то воскресенье мы предпочитаем проводить с папой, но поскольку он оставил Элайзе свой адрес и очень просил нас прийти, мы решили зайти к нему и объяснить, как обстоит дело и заодно решили прихватить и херес.

— Я пойду, только если вы все пойдете, — заявили а Алиса, — и говорить с ним будете вы.

Дора сказала, что на ее взгляд, нам лучше вообще не ходить, но мы сказали «чушь», и в конце концов она согласилась пойти с нами, и это оказалось очень кстати.

Освальд сказал, что он готов взять все переговоры на себя, если другие не против, потому что он уже наизусть выучил эту инструкцию.

В субботу днем мы пришли к этому священнику и позвонили в дверь. Он жил в новеньком кирпичном домике, и в саду у него не было ни одного дерева, только газон и посыпанные гравием дорожки, все очень аккуратное и какое-то желтое, словно высохшее. В ту самую минуту, когда мы звонили в дверь, кто-то внутри крикнул «Джейн!», и нам показалось, что мы ни за что на свете не хотели бы быть на месте Джейн — что-то такое было в этом голосе, что заставило нас сразу же пожалеть эту Джейн.

Дверь отворила очень опрятная служанка, вся в черном, с белым фартучком. Сквозь стеклянную дверь мы видели, как она завязывает тесемочки фартука, проходя через холл. Глаза у нее были красные, и я подумал, что она и есть Джейн.

Мы спросили, можно ли нам поговорить с мистером Мэллоу.

Служанка сказала, что мистер Мэллоу работает над проповедью, но она узнает.

Освальд сказал:

— Он сам просил нас зайти.

Тогда она разрешила нам войти и захлопнула дверь, потом провела нас в очень уютный кабинет, где стоял шкаф, полный книг с черными переплетами и с белыми наклейками. Еще там висело несколько скучных картин, и стояла фисгармония. Мистер Мэллоу сидел за письменным столом и переписывал что-то из книги. Он был коротенький, толстенький и в очках.

Когда мы подошли к столу, он прикрыл чем-то свою рукопись — вот уж не знаю зачем. Кажется, он был чем-то рассержен, и мы услышали, как за дверью все тот же голос отчитывает Джейн, — оставалось только надеяться, что не из-за нас, но я в этом не был уверен.

— Ну, — сказал нам священник. — И в чем же дело?

— Вы просили нас зайти, — сказала Дора. — Это по поводу вашей маленькой воскресной школы. Мы Бэстейблы с Льюисхэм роуд.

— А — да-да, — пробормотал он. — Так что ж, вы придете завтра? — он принялся поигрывать ручкой и даже не предложил нам сесть, хотя некоторые из нас уселись и без приглашения.

— Мы всегда проводим воскресенье с папой, — объяснила ему Дора, — но мы хотим поблагодарить вас за то, что вы нас пригласили.

— И еще одну вещь мы хотели вам рассказать! — сказал Освальд и подал сигнал Алисе, чтобы она наливала херес в стакан. Она сделала это потихоньку за спиной Освальда, пока он говорил, и держала стакан наготове.

— У меня не так уж много времени, — произнес мистер Мэллоу, поглядывая на часы, — но что же делать, — он что-то еще пробормотал насчет своих овечек и сказал: — Поведайте мне, что тревожит вас, юноша, и я постараюсь оказать вам ту помощь, которая в моей власти. Так чего же вы хотите?

Тут Освальд быстро перехватил стакан из рук Алисы и протянул его священнику со словами:

— Я хочу знать, придется ли вам по вкусу вот это!

— Это? — переспросил тот. — А что это такое?

— Это образец, — пояснил Освальд, — Но тут вполне достаточно, чтобы распробовать. Алиса с перепугу налила почти полстакана.

— Образец? — повторил священник и взял у меня из рук стакан.

— Да, — продолжал Освальд. — Уникальная возможность. Редкий аромат и вкус.

— Очень похоже на бразильский орех, — вставила свое слово Алиса.

Викарий переводил взгляд с Алисы на Освальда и обратно, а Освальд вовсю излагал то, что он почерпнул из инструкции. Викарий все еще держал вино в вытянутой руке, подальше от себя, и Освальд боялся, что рука у него совсем застынет.

— Нигде вам не предложат такое качество за столь низкую цену. Старое доброе Амо — как его?

— Аморалио, — сказал Г. О.

— Аморозо, — подхватил Освальд. — Г. О., лучше помолчи. Кастилиан Аморозо — лучшее послеобеденное вино, подкрепляющее силы и…

— Вино?! — сказал мистер Мэллоу и ухитрился отодвинуть стакан еще дальше от себя. — Да знаете ли вы, — заговорил он очень густым и громким голосом (так он, наверное, выступает в церкви) — да знаете ли вы, что именно вино, и спиртное, и пиво — да, и пиво — вот что наполняет английский дом больными, несчастными детьми и деградирующими, жалости достойными родителями?!

— Ничего подобного — надо только положить в него побольше сахару, — уверенно сказала Алиса, — мы положили восемь кусков и хорошенько встряхнули бутылку. Мы попробовали по столовой ложке каждый, и никто пока не заболел. Правда, у Г. О. был понос, но это из-за каштанов, которых он наелся в парке.

Викарий просто онемел, но тут дверь распахнулась и вошла леди в белом чепце с отвратительным фиолетовым цветком на макушке. Она была высокая, тощая, но на вид очень сильная. Похоже, она подслушивала под дверью.

— Но почему вы принесли мне эту мерзостную жидкость, — завелся снова викарий. — Почему вы ставите это проклятие нашей страны на мой стол?!

— Потому что мы надеялись, что вы купите это вино, — ответила ему Дора (она никогда не умеет отступить вовремя). — В книгах викарий попивает свой старый портвейн, а по-моему, новый херес ничуть не хуже старого портвейна, особенно если в него положить сахару — для тех, конечно, кто любит херес. А ели бы вы заказали дюжину бутылок, мы бы заработали два шиллинга.

Тут заговорила леди (и заговорила она тем самым голосом):

— Боже Всемогущий! Какие невоспитанные, закоснелые души! Неужели некому наставить их?

Тут Дора поднялась и говорит:

— Ничего подобного, и мы вовсе не такие, как вы сказали, и очень жаль, что мы пришли сюда, раз вы нас оскорбляете. Мы имеет такое же право зарабатывать деньги, как и мистер Мэллоу, только наши проповеди никто слушать не будет, так что нам нет смысла сидеть и переписывать их, как он.

По-моему, Дора здорово их срезала, пусть даже и грубовато.

Тут я сказал, что мы уходим, и леди сказала «Чем скорей, тем лучше», и мы хотели снова спрятать бутылку и стаканчик, но викарий сказал: «Нет, оставьте», — а мы растерялись, и оставили ему и стакан и бутылку, хотя вообще-то они были вовсе не его.

Домой мы шли очень быстро и молча, и девочки сразу убежали в свою комнату. Когда я зашел сказать им, что чай готов, и к чаю сегодня будет кекс, Дора вовсю плакала, а Алиса ее обнимала. Похоже, в этой главе все только и делают, что плачут, но что же делать, девочкам надо иногда поплакать, так уж они устроены, а нам остается только пожалеть их.

— Никакого смысла, никакого смысла, — повторяла Дора, — вы все не любите меня, вы говорите, что я ханжа и вечно мешаю вам, но я ведь стараюсь как лучше, я стараюсь! Освальд уходи, уходи, нечего надо мной смеяться!

Я сказал ей:

— Я вовсе не смеюсь над тобой, сестрица, не надо плакать, старушенция.

Мама научила меня звать Дору сестрицей, когда мы были маленькие, а остальных еще не было, но теперь я почти не называю ее так, потому что мы уже большие. Я погладил ее по руке, и она уткнулась носом мне в рукав, по-прежнему цепляясь за Алису, и продолжала плакать. Она была как раз в том состоянии, когда люди говорят все, о чем в другое время они предпочли бы умолчать.

— Я так стараюсь, так стараюсь. Мама просила меня, она говорила: «Дора, позаботься о малышах, чтобы они вели себя хорошо, постарайся уберечь их от беды, чтобы они были счастливы». Она сказала мне: «Дора, дорогая, ради меня постарайся уберечь их». И я старалась, а вы все ненавидите меня за это, и сегодня я решила не мешать вам, но я ведь с самого начала знала, как это глупо!

Только не принимайте меня за слюнтяя оттого, что я поцеловал Дору и даже несколько раз. Девочки ведь это любят. И я больше никогда не буду ей говорить, чтобы она не вела себя как старшая сестра из книжки. Я рассказал тут все это, хотя мне не так-то легко об этом рассказывать, но я решил, что должен это сделать, потому что плохо обращался с Дорой, но больше не буду. Она добрая старушка, и мы ведь не знали, что мама просила ее, а то бы не стали огрызаться. Мы не стали говорить об этом с малышами, но я велел Алисе, чтобы она поговорила с Дикки, а уж втроем мы сможем заткнуть малышей, если понадобиться.

Так мы вовсе забыли об этом хересе, но около восьми часов кто-то постучал в дверь, и Элайза пошла открывать. Мы увидели, что это бедняжка Джейн, если конечно ее и вправду звали Джейн. Она принесла какой-то коричневый сверток и письмо. Через три минуты папа уже позвал нас к себе в кабинет.

На столе лежал этот коричневый сверток. Он был уже вскрыт — там лежала наша бутылка и стакан. В руках у папы было письмо, он показал пальцем на бутылку, вздохнул и спросил:

— Что вы затеяли на этот раз?

Письмо это было написано на четырех больших страницах, черными чернилами и очень мелким почерком.

Дикки заговорил первым и рассказал папе все, что он знал (а не знал он только про леди из приюта для погибших моряков).

Когда он кончил, Алиса спросила:

— Мистер Мэллоу написал тебе, что он хочет заказать дюжину бутылок этого вина? Оно совсем неплохое, если натолкать туда сахару.

Папа сказал: нет, он думает, что священникам такое дорогое вино не по карману, а вот он бы не отказался его попробовать. Мы отдали ему все, что осталось в бутылке, потому что мы уже так и так решили, что не будем пытаться заработать свои два фунта в неделю на этом вине.

Папа попробовал вино и сделал точно то же, что сделал Г. О. после своей ложки вина, только папе, конечно, мы не стали делать замечание. А потом он расхохотался, да так, что я думал, он уже не остановится.

Я думаю, все дело в этом хересе, потому что я читал где-то, что «вино веселит сердце человеческое». Стало быть, это и в самом деле было очень хорошее вино, укрепляющее и все такое прочее, потому что он ведь попробовал совсем немного.

Отсмеявшись, он сказал:

— Ладно, ребятки, все хорошо, но только больше так не делайте. В винной торговле пробиться совсем не легко, и, кстати, вы обещали советоваться со мной прежде чем начать какое-либо дело.

— Я думал, ты имеешь в виду, если мы хотим купить партнерство, — ответил ему Дикки. — А тут речь шла только о комиссионных. — И папа снова расхохотался, так что в конечном счете это удачно, что мы купили это Кастилиан Аморозо, потому что оно и впрямь приободрило нашего папу, а этого не так-то легко добиться, даже если рассказывать ему анекдот или подсунуть ему комикс.

Глава двенадцатая, в которой Освальд совершает Благородный поступок

Сам Благородный Поступок произойдет только в конце этой главы, но если вы не будете читать эту главу с самого начала, то вы и конец не поймете. Как и все в те времена, это тоже произошло из-за поисков сокровища.

Как только мы пообещали папе, что будем советоваться с ним по поводу нашего бизнеса, нам, само собой, расхотелось заниматься каким-либо бизнесом. Не знаю, как это выходит, но только если надо о чем-то советоваться со взрослыми, пусть даже с самыми лучшими из взрослых, то уж и делать это что-то не хочется.

Мы не против, что Альбертов дядя иногда встревает в наши игры, когда дело уже на мази, но он, слава Богу, никогда не просил нас, чтобы мы о чем-либо советовались с ним. Конечно, Освальд понимал, что папа вполне прав, и к тому же, будь у нас, скажем, те сто фунтов, на которые мы хотели купить партнерство в выгодном деле, мы бы потом поняли, что могли истратить эти деньги гораздо лучше. Папа так и сказал, а он в этом деле понимает. У нас были кое-какие другие идеи, но ограниченные денежные ресурсы все время нам препятствовали. Например, Г. О. предложил устроить на нашей стороне парка состязания в метании кокосовых орехов, но зеленщик сказал, что он не продаст двенадцать дюжин кокосовых орехов иначе как за наличные или по письменному заказу мистера Бэстейбла. А поскольку мы не хотели советоваться по этому поводу с папой, мы решили оставить эту идею. Алиса как-то нарядила Пинчера в кукольное платье и предложила водить его по улицам с шарманкой, и чтобы он танцевал, но Дикки припомнил, что он где-то слышал, будто настоящая шарманка стоит целых семь сотен фунтов. Может быть, речь шла не о шарманке, а большом церковном органе, но даже обычную трехногую шарманку за шиллинг и семь пенсов не купишь, а это и составляло всю нашу наличность. Так что и эта идея погорела.

Однажды в пасмурный день на обед опять была баранина, очень жесткая и под каким-то бледным соусом, да еще с комочками. Наверное, все бы оставили добрую часть еды на тарелке, хотя потом нам бы пришлось об этом пожалеть, но Освальд сказал, что это первосортное жаркое из королевского оленя, которого подстрелил Эдвард. Все мы начали играть в детей из Нью-Фореста, и даже баранина показалась нам вкуснее. Никто из обитателей Нью-Фореста не возражал против жесткого мяса и бледного соуса.

После обеда мы позволили девочкам устроить чаепитие для кукол с тем условием, что нас не заставят мыть посуду, и как раз допивали лакричную воду из маленьких чашечек, когда Дикки сказал:

— Это мне кое-что напоминает.

Мы, конечно, спросили:

— А что?

Дикки тут же попытался нам ответить, хотя рот у него был набит хлебом, намазанным лакрицей, чтобы получилось пирожное. Вообще-то лучше не пытаться разговаривать, даже с близкими родственниками, если рот у тебя набит, тем более не следует вытирать его рукой вместо носового платка, как это сделал Дикки. Он сказал:

— Помните, когда мы впервые заговорили о сокровище, я сказал, что у меня есть одна идея, только я пока не хочу о ней говорить, потому что я еще не обдумал ее как следует.

Мы все сказали, что помним.

— Так вот, эта лакричная вода…

— Чай, — тихонько напомнила ему Алиса.

— Ну да, чай — так вот, я и подумал, — он как раз хотел сказать, что же он подумал, но Ноэль перебил его и завопил:

— Вот что — кончайте свое чаепитие и давайте устроим военный совет.

Мы вытащили наши знамена и деревянный меч, и барабан, и Освальд бил в барабан, пока девочки все равно мыли посуду, но тут пришла Элайза и сказала, что у нее и так болят зубы, а тут еще этот барабан, этот грохот для нее все равно что нож острый. Конечно же, Освальд тут же отложил барабан. Если Освальда вежливо о чем-нибудь попросить, он никогда не откажется исполнить вашу просьбу.

Мы все надели военный наряд и уселись вокруг лагерного костра, и Дикки начал говорить.

— Все люди в этом мире нуждаются в деньгах. Некоторые сумели их получить. Те, кто сумел получить деньги — это люди, которые сумели кое в чем разобраться. Я тоже могу кое в чем разобраться.

Дикки умолк и раскурил трубку мира. С этой самой трубкой мы еще летом пускали пузыри, но она почему-то до сих не сломалась. Когда мы курим трубку мира, мы кладем в нее чайные листья, но мы не разрешаем девочкам ее курить. Нельзя допускать, чтобы девочки курили — если позволять им делать все, что делают мужчины, они слишком много возомнят о себе.

Освальд сказал:

— Ну же, выкладывай.

— Вот что я заметил: стеклянные бутылочки стоят всего-навсего пенни. Г. О., если ты не прекратишь ухмыляться, ты отправишься продавать старые бутылки, и у тебя не будет ни пенни на сладости. Это касается и тебя, Ноэль.

— Ноэль вовсе не ухмылялся, — поспешно вступилась Алиса. — Он просто очень внимательно тебя слушал. Г. О., сиди тихо, не корчи рожи. Продолжай, Дикки, милый.

Дикки согласился продолжать.

— Каждый год таких бутылочек появляется, наверное, сто миллионов. Потому что на любом лекарстве можно прочесть «тысячи исцелений каждый день», а раз так, значит, каждого лекарства должно продаваться хотя бы по две тысячи бутылочек в день. И те люди, которые их продают, зарабатывают страшно много денег, потому что обычно пузырек идет за два шиллинга и девять пенсов, а двойной пузырек за три шиллинга с половиной. А сам он, как я уже говорил, стоит всего пенни.

— Да ведь само лекарство тоже недешево стоит, — заметила Дора. — Ты сам подумай, как дорого стоят мятные лепешки или лепешки от кашля.

— Это потому, что они вкусные, — объяснил Дикки, — а всякая гадость продается дешево. Серы или квасцов можно накупить целую гору на пенни. Мы и не будем продавать ничего вкусного в наших бутылочках.

Он принялся объяснять нам, как мы изобретем лекарство и напишем о нем в газету, чтобы там напечатали объявление, и тогда люди начнут посылать нам два шиллинга и девять пенсов или три с половиной шиллинга за двойную бутылочку, а когда это лекарство исцелит их, они сами напишут в газету, и их письма тоже будут напечатаны, о том, как они страдали много лет от неизлечимой болезни и уже не надеялись на выздоровление, но благодаря нашей мази…

Тут Дора перебила и сказала: — Только не мазь — от нее чересчур много грязи, — и Алиса с ней согласилась. Дикки сказал, что он и не имел в виду мазь, он хочет, чтобы это было в бутылочках. Так мы все уладили; тогда нам казалось, что мы вовсе не затеваем новый бизнес, но потом дядя Альберта объяснил нам, что это тоже было бизнесом, и мы почувствовали себя виноватыми. Мы просто хотели придумать какое-нибудь лекарство. Казалось бы, это вовсе не трудно, судя по тому, сколько новых лекарств каждый день расписывают в газете, но на самом деле нам пришлось изрядно попотеть. Прежде всего надо быль решить, от какой болезни оно будет, и тут «последовала жаркая дискуссия», все равно как в парламенте.

Дора хотела что-нибудь для хорошего цвета лица, но мы напомнили ей, как у нее вся кожа на лице покраснела и потрескалась после того, как она попробовала мыло Розабелла которое как раз и должно было сделать самую темную кожу снежно-белой и сказочно нежной, и Дора согласилась, что лучше нам не делать такого. Ноэль предлагал сперва сделать само лекарство, а потом уж испытать, на что оно пригодится, но Дикки сказал — не стоит, все равно лекарств гораздо больше, чем болезней, так что проще будет начать с болезни.

Освальд предлагал заняться ранами. Я по-прежнему считаю, что это была неплохая идея, но Дикки сказал: «Где ты возьмешь столько раненных — ведь сейчас нет войны. Мы и бутылку в день не продадим», — и Освальд уступил, поскольку он хорошо воспитан и помнил, что на этот раз руководство принадлежит Дикки. Г. О. хотел изобрести лекарства от расстройство желудка вместо тех порошков, которые ему обычно дают, но мы ему объяснили, что у взрослых этого не бывает, даже если они и съедят слишком много, поэтому он тоже снял свое предложение. Дикки сказал, что ему совершено все равно, какую болезнь мы придумаем, лишь бы наконец на чем-нибудь остановиться. Тут Алиса и говорит:

— Нам надо что-нибудь совсем обычное и притом только одно. Не боль в спине и не этот — как его, когда ревут — ага, реватизм — а что-нибудь, что бывает у всех.

И тут мы все сразу сказали:

— Простуда!

Так был улажен и этот вопрос.

Потом мы нарисовали этикетку, которую надо было наклеить на бутылку из под уксуса, которая была у нас под рукой. Этикетка оказалась чересчур большой, но мы понимали, что в напечатанном виде она станет поменьше. Выглядела она так:

Средство Бэстейблов —

Самое надежное средство от ПРОСТУДЫ

КАШЛЯ, АСТМЫ, ЗАДЫШКИ И ВСЯЧЕСКОЙ ГРУДНОЙ ИНФЕКЦИИ

Одна доза дает немедленное облегчение

Одной бутылки достаточно, чтобы вылечить вашу простуду

Особенно если вы купите большую бутылку за 3 ш. 6 п.

Закажите непосредственно у изготовителя

И вы не будете разочарованы!

ИЗГОТОВИТЕЛИ:

Д., О., Р., А., Н. & Г. О. Бэстейблы

Льюисхэм роуд, 150

(Если вернете пузырек — получите обратно полпенни)

Теперь надо было подхватить простуду и посмотреть, что от нее поможет. Каждый из нас готов был поставить этот опыт на себе, но поскольку сама идея принадлежала Дикки, он был вправе попробовать первым, и это было только справедливо. В тот же день он выходил на улицу без поддевки, на следующий день с утра выбежал постоять на сквозняке в ночной рубашке, а ту рубашку, что он надевал днем, мы специально смочили с помощью одежной щетки. Но его ничего не брало — все говорят, что именно от этого мы и простужаемся, но оказывается и взрослые тоже ничего в этом не понимают.

Тогда мы все пошли в парк, и Дикки залез почти по колено воду и стоял там так долго, как только мог вытерпеть, поскольку было и впрямь очень холодно, а мы все стояли на берегу и подбадривали его криками. Он пришел домой насквозь мокрый — казалось бы, дело верное — но ему хоть бы что, только вот башмаки он основательно испортил. А еще через три дня Ноэль начал кашлять и чихать.

Дикки сказал, что так нечестно.

— Что же я могу поделать? — ответил ему Ноэль. — Надо было тебе самому подхватить эту простуду, а теперь вот она свалилась на меня.

А Алиса сказала, что она с самого начала говорила, что Ноэлю не следовало стоять у самой воды, да еще вопить во все горло. Ноэль улегся в постель, и мы стали составлять для него лекарства. Мы жалели, что он не может участвовать в этом, но он сказал, что ему вполне нравится принимать эти лекарства.

Мы сделали множество всяких лекарств. Алиса заварила травяной чай. Она взяла шалфей, тимьян, чабрец и майоран и сварила их с солью, только она зачем-то добавила еще и петрушку. Освальд говорил ей, что петрушка вовсе не лекарственная трава, ее кладут на холодное мясо, и ее надо откладывать в сторону, есть ее нельзя, а попугаи даже умирают, если съедят петрушку. Я уверен, что именно от петрушки Ноэлю стало хуже. Во всяком случае, кашлять он не перестал.

Освальд купил на пенни квасцов (они, по крайней мере, дешевые), а еще скипидару, поскольку скипидар, всякий знает, помогает от простуды, добавил немного сахара и шарики аниса и хорошенько взболтал в бутылке с водой, но Элайза выбросила эту бутылку, как только я отвернулся, потому что ей показалось, что в бутылке одна грязь, а больше денег у Освальда не было.

Дора сварила ему овсянку-размазню, и Ноэлю эта кашка понравилась, только проку от этого не было — не могли же мы, в самом деле, закупорить кашку в бутылку и сказать, что это и есть лекарство. Во-первых, это было бы нечестно, а во-вторых нам все равно никто бы не поверил.

Дик взял лимонный сок с сахаром и немного красной краски с той фланельки, которой Ноэль укутывал горло — эта краска отлично растворялась в горячей воде. Ноэль охотно выпил это, но сам он предпочитал лакричную воду, и мы дали ему попить лакричную воду, но это чересчур просто и лакричная вода чересчур черная, чтобы ее можно было продать за хорошую цену. Больше всего Ноэлю пришлось по душе средство Г. О. - и зря, потому что Г. О. просто развел в горячей воде мятные лепешки да еще покрасил это в синий цвет кобальтовой краской — тут все в порядке, ведь у Г. О. французские краски, на которых написано, что они не ядовитые, и можно сколько угодно сосать кисточки или даже сами краски, если они достанутся совсем уж глупому ребенку.

В общем, мы здорово повеселились, когда Ноэль простудился. В камине в его комнате разожгли огонь, открыли дверь в соседнюю комнату, где жили Дикки и Освальд, а девочки целый день сидели с Ноэлем и читали ему вслух — попробуйте уговорить их почитать вслух, если вы здоровы. Папа уехал в Ливерпуль, дядя Альберта — в Гастингс, и нам это было на руку, поскольку мы хотели по-честному испробовать все лекарства, а взрослые непременно постарались бы нам помешать, как будто мы можем отравить Ноэля.

Простуда шла своим ходом. Ноэль сильно чихал и кашлял, но все-таки ему было не так скверно, как в прошлом году, когда ему ставили припарки, и он не мог даже сидеть в постели. Но простуда продолжалась уже неделю, и однажды Освальд споткнулся на лестнице об Алису. Когда мы оба поднялись, я увидел, что она плачет.

— Ну, не плачь, глупышка! — сказал ей Освальд. — Ты же ничуть не ушиблась. Я бы очень огорчился, если б я по-настоящему ушиб ее, но вообще-то это очень глупо — устраиваться в темноте на лестнице, чтобы все спотыкались о тебя, ведь ясно же, как скверно себя чувствует человек, если вот так вот зашибет сестренку.

— Да не в этом дело, Освальд, — сказала Алиса — и нечего меня ругать! Мне так плохо!

Освальд похлопал ее по спине и посоветовал ей заткнуться.

— Я все думаю о Ноэле! — всхлипнула она. — Он болен — я уверена, что он тяжело болен! Мы тут играемся с лекарствами, а он болен, а Элайза не хочет вызывать врача, потому что она говорит это всего-навсего простуда. А я знаю, доктор обязательно напишет ужасно большой счет. Я помню, папа говорил летом, что доктор предъявил ему прямо-таки ужасный счет. Но он болен, болен, он может умереть!

И она снова расплакалась. Освальд еще раз похлопал ее по спине, как и подобает хорошему брату, и велел ей глядеть веселей. Мы же не в книге, а то Освальду пришлось бы обнять свою нежно любимую сестренку и смешать свои слезы с ее слезами.

Потом Освальд сказал:

— Давай напишем папе!

Но она заплакала еще громче и сказала:

— Я потеряла бумажку с его адресом. Г. О. взял ее, чтобы рисовать на обороте, а теперь я нигде не могу ее найти, я уже все перерыла. Вот что я сейчас сделаю… Нет, я и тебе не скажу. Но я должна пойти. Никому не говори. Освальд, если Элайза спросит обо мне, притворись, будто я тоже дома. Обещай!

— Ты должна сказать мне, что ты собираешься делать, — сказал я. Но она повторила «Нет!», хотя я не мог понять, зачем она так упрямится. Само собой, я сказал, раз так, я не буду ей ничего обещать. Конечно, я бы все равно сделал, как она просила. Но почему-то она ни за что не хотела сказать мне, в чем дело.

Она ушла потихоньку через заднюю дверь, пока Элайза возилась с чаем, и ее не было очень долго, даже к чаю она не вернулась. Элайза спросила Освальда, где же Алиса, и он ответил, что она, наверное, наводит порядок в своем шкафчике — девочки то и дело наводят порядок в своих шкафчиках, и это отнимает у них массу времени. После чая Ноэль сильно раскашлялся и начал звать Алису. Освальд сказал ему, что она занята важным делом, а каким — секрет и страшная тайна. Освальд не станет говорить неправду даже ради своей сестры. Когда Алиса вернулась, она была какая-то чересчур тихая, но Освальду она шепнула, что теперь все в порядке. Было уже совсем поздно, когда Элайза сказала, что она пойдет на почту отправить письмо. Это занимает у нее целый час, потому что она ходит через весь парк на почту вместо того, чтобы просто бросить письмо в ближайший почтовый ящик: дело в том, что однажды какой-то мальчик бросил в наш почтовый ящик зажигалку и все письма сгорели. Это не наших рук дело: мы сами узнали об этом только от Элайзы. Потом в дверь кто-то постучал, и мы сперва подумали, что это Элайза и что она забыла ключ. Мы велели Г. О. спуститься и открыть дверь — у него ноги помоложе наших. Мы услышали как по лестнице стучат мужские башмаки, и мы все замерли на месте — дверь отворилась и вошел альбертов дядя. Вид у него был очень усталый.

— Я рад, что вы приехали, — сказал Освальд, — А то Алиса беспокоится из-за Ноэля.

Алиса остановила меня. Лицо у нее было очень красное и нос еще блестел, оттого что она столько ревела до чая.

Она сказала:

— Просто мне кажется, что Ноэля надо показать врачу. Вот посмотрите сами, — она взяла альбертова дядю за руку и подвела его к постели.

— Посмотрим, посмотрим, — проворчал дядя Альберта, усаживаясь на краешек постели. Кровать у Ноэля очень шатучая, потому что в ней сломана та скрепка, которая должна держать ее снизу — она сломалась прошлой зимой, когда мы играли в взломщиков и сделали из нее ломик. Дядя Альберта пощупал Ноэлю пульс и заговорил:

— Арабский врач и маг покоился в своих шатрах на дикой равнине Гастингса и открылось ему в видении, что Величество сильно простыло. И тогда он сел на волшебный ковер и помчался прямиком сюда, лишь ненадолго остановившись на восточном базаре, дабы купить сладостей.

Он высыпал на кровать большую горсть шоколадок и ирисок, а для Ноэля еще и виноград. Мы все сказали спасибо, и он продолжал свою речь.

— Полны мудрости слова врача и мага: Этому ребенку давно пора спать. Я сказал. Вы все можете удалиться.

И мы все удалились, а Дора и альбертов дядя помогли Ноэлю поудобнее устроиться на ночь.

Потом они спустились в детскую, где мы все их поджидали и дядя Альберта уселся в кресло, которое мы сожгли в день Гая Фокса и сказал: — Ну вот.

Алиса сказала:

— Вы можете рассказать им, что я сделала. Пусть они все злятся на меня, мне наплевать!

— По-моему, ты поступила правильно, — сказала дядя Альберта, обнимая ее и усаживая к себе на колени. — Я очень рад, что ты догадалась дать мне телеграмму.

Так Освальд и узнал Алисин секрет. Она сходила на почту и послала альбертову дяде в Гастингс телеграмму. Только Освальду казалось, что она могла бы и сама рассказать ему. Потом она сказала мне, что она написала в телеграмме: «Приезжайте мы простудили Ноэля и я думаю он может у нас умереть». Вместе с адресом получилось десять с половиной пенсов.

Потом дядя Альберта начал задавать нам разные вопросы и все выплыло наружу: как Дикки пытался схватить простуду, но упустил ее, и она попала к Ноэлю и как мы хотели изобрести лекарства и все прочее. Дядя Альберта посмотрел на нас и нахмурился.

— Послушайте, — сказал он, — вы уже слишком большие, чтобы валять дурака. Здоровье — самое ценное, что у вас есть, а вы так глупо им рискуете. Вы могли уморить своего братишку вашими выдумками. Хорошо, что все обошлось. Бедный Ноэль!

— Ой, вы думаете, что он умрет? — и Алиса снова принялась реветь.

— Ничего он не умрет, — сказал дядя Альберта, — Просто послушайте, что я вам говорю. Вы поняли, что вы сделали глупость? И ведь вы обещали своему папе, — и он хорошенько нас отчитал. Дядя Альберта умеет пристыдить так, что не знаешь, куда глаза девать, и когда он кончил, мы все сказали, что нам очень совестно, и тогда он сказал: — Помните, я обещал сводить вас на представление?

Еще бы — мы отлично это помнили и еще лучше понимали, что теперь он никуда нас не поведет. Он сказал:

— Что ж, если хотите, я свожу вас на пантомиму — но вместо этого я мог бы отвезти Ноэля на недельку к морю, чтобы у него прошла простуда. Выбирайте!

Само собой, он знал, что мы все скажем, чтобы он взял Ноэля к морю, но Дикки потом шепнул мне, что ему было жалко Г. О.

Дядя Альберта дождался возвращения Элайзы, а потом пожелал нам спокойной ночи, и мы поняли что все прощено и забыто.

Мы легли спать, а где-то посреди ночи Освальд внезапно проснулся и увидел, что это Алиса трясет его и старается его разбудить, и зубы у нее так и щелкают то ли от холода, то ли от страха.

— Освальд, Освальд! — сказала она. — Я так несчастна! Я подумала, что я могу умереть сегодня ночью!

Освальд велел ей ложиться в постели и чтобы она не молола чушь, но она сказала:

— Я должна рассказать тебе — я хотела рассказать это дяде Альберта. Я украла деньги, если я умру сегодня ночью, я попаду туда, где воры.

Освальд понял, что дело плохо, и он сел в постели и сказал:

— Выкладывай.

Алиса стояла перед ним и вся дрожала, и она начала рассказывать:

— У меня не было достаточно денег на эту телеграмму, поэтому я вынула из копилки от фальшивый шестипенсовик. Я не хотела тебе говорить, потому что ты бы запретил мне посылать телеграмму, а мне все равно надо было ее послать, а если бы ты согласился участвовать, ты бы тоже стал вором. Что же мне теперь делать?

Освальд подумал с минуту и сказал:

— Зря ты сразу не сказала мне. Но по-моему, все будет в порядке если мы вернем эти деньги. Иди ложись спать. Никто на тебя не сердится, глупышка! Только в другой раз не придумывай никаких секретов! — И она поцеловала Освальда, а Освальд поцеловал ее и она пошла спать. Утром альбертов дядя уехал вместе с Ноэлем, прежде чем Освальд успел уговорить Алису, что надо рассказать ему про тот шестипенсовик. Алиса все еще очень расстраивалась, но уже гораздо меньше, чем ночью: ночью можно и вправду почувствовать себя очень несчастным, если ты вдруг проснешься и вспомнишь, что ты сделал что-то плохое. Я это по себе знаю.

Ни у кого из нас не было денег, а Элайза ничего бы нам не дала, если бы мы не объяснили ей, зачем, но ради фамильной чести мы должны были скрыть от нее, что произошло. Освальд понимал, что необходимо как можно скорее раздобыть эти шесть пенсов и вернуть их на почту, пока там не обнаружили фальшивый шестипенсовик и не вызвали полицию. В жизни у меня не было такого скверного дня. Конечно, мы могли написать альбертову дяде, но это заняло бы слишком много времени, а Алиса была в опасности. Мы думали и думали и ломали голову, но мы не могли придумать, как нам раздобыть шесть пенсов. Казалось бы, невелика сумма, но от нее зависела честь и свобода Алисы. Уже миновало время обеда, когда я столкнулся на большой улице с миссис Лесли. Она была в коричневом меховом пальто, а в руках у не был большой букет желтых цветов. Она остановилась поболтать со мной и спросила, как поживает наш поэт. Я сказал ей, что Ноэль простудился, и подумал, одолжит ли она мне шесть пенсов, если я попрошу ее об этом, но я не знал с чего начать. Не так-то легко попросить об этом — гораздо труднее, чем мне казалось. Тут подъехал кэб, она замолчала на полуслове и села в этот кэб сказав на прощание:

— Ой, уже очень поздно! — и назвала кэбмену свой адрес. Кэб тронулся, и тут она протянула мне в окошко весь букет и сказала: — Передай это нашему поэту, пусть выздоравливает, — и уехала.

Почтенный читатель, я не стану скрывать от твоих внимательных глаз подвиг Освальда. Он помнил о чести семьи, и ему самому вовсе не по душе было делать то, о чем я сейчас поведу разговор. Вообще эти цветы предназначались Ноэлю, но не мог же он переслать их в Гастингс, и к тому же Освальд понимал, что Ноэль одобрил бы его если бы знал в чем дело. Освальд пожертвовал своей фамильной гордостью, чтобы вызволить из беды сестру. Я не стану утверждать, что он — человек благородный и мужественный, я просто расскажу вам, что он сделал, а вы уж решайте сами.

Он достал самые старые свои штаны и куртку — они выглядят намного страшнее, чем та одежда, которую он носит обычно — и он взял этот букет желтых хризантем и отправился на станцию Гринвич, и дождался там поезда из Лондона. Он разделил букет на пучки по пенни и выручил десять пенсов. Потом он пошел на почту в Льюисхэме и сказал той леди, которая там работает:

— Вчера одна маленькая девочка дала вам фальшивый шестипенсовик. Вот тут шесть хороших пенсов.

Леди сказала, что она ничего такого не заметила, но Освальд понимал, что «Честность лучшая политика» и он отказался забрать эти пенсы. Тогда она сказала, что положит их в воскресение в церковную кружку. Очень милая была молодая леди, и волосы она симпатично причесывает.

Освальд вернулся домой, где его ожидала Алиса, и она обняла его и сказала, что он милый, добрый и славный, а Освальд сказала ей:

— Ладно, ладно!

На остальные четыре пенсов мы купили мятных лепешек, и все спрашивали, откуда взялись деньги, но мы не стали им рассказывать.

Мы рассказали только Ноэлю, когда он вернулся домой, поскольку цветы были его, и он сказал, что я все сделал правильно. Он даже написал об этом стихи, но я помню только несколько строк из них:

Прекрасный юноша отважный
Надел отрепья бедняка
Ради своей сестры Алисы,
Что сердцу братскому близка.

Но сам Освальд больше не возвращался к этой теме.

Так что и тут никаких сокровищ не обнаружилось если не считать мятных лепешек.

Глава тринадцатая. Взломщик и грабитель

Через пару дней после того, как Ноэль вернулся из Гастингса, пошел снег и это было здорово. Мы расчистили тропинки в саду: если нанимать для этого специального человека, он запросит по меньшей мере шесть пенсов — пора научиться экономить. Сэкономить пенни это все равно что заработать пенни. Потом мы решили, что следовало бы почистить крышу веранды, потому что там скопились уже целые залежи снега. Мы выбрались туда через окно и тут на садовой дорожке показался человек который собирает плату за воду. В руках у него была книжечка, из которой он выдирает странички с подсчетом, сколько ты должен заплатить, а в петлице у него болтается маленькая чернильница, на случай если ему тут же и заплатят. Папа считает его очень разумным человеком, поскольку он всегда готов к любым неожиданностям. Алисе он тоже нравится, а Ноэль говорит, что он с виду похож на доброго визиря или на того Человека, который наградил честного Молодчика, когда тот вернул ему потерянный кошелек. Но в ту минуту мы ни о чем таком не думали, а просто чистили крышу и весь снег который мы сгребли, обрушился с крыши словно лавина и прямо ему на голову, потому что он как раз поднимался по ступенькам. Мы столкнули этот сугроб все одновременно, так что лавина получилась и впрямь огромная. Человек, который собирает плату за воду, отряхнулся и позвонил в дверь. Была суббота и папа был дома. Тут мы и спохватились, как невежливо и нехорошо стряхивать снег на голову человеку, который пришел к тебе домой. Будем надеяться, что он не простудился. Нам всем было очень совестно. Папа велел нам извиниться, и мы попросили прощения а потом нас всех отправили спать.

Мы все заслужили это наказание, потому что кто не сбрасывал снег сам, тот помогал. И вообще, даже если сделать что-нибудь плохое, из этого тоже может выйти приключение, как знает каждый, кто читал книжки о разбойниках и пиратах.

Элайза не любит, когда нас рано укладывают спать, потому что тогда ей приходится приносить нам ужин наверх и разжигать камин в комнате Ноэля гораздо раньше обычного. У него в комнате всегда должно быть тепло, потому что простуда у него еще не совсем кончилась. Но в тот день нам удалось подкупить Элайзу, подарив ей ту ужасную брошку с фальшивыми аметистами, которую тетушка отдала Алисе, и она принесла нам побольше угля, а когда вечером заглянул зеленщик (по субботам он всегда приходит поздно) Элайза купила у него не только картошку, но и каштаны. Так что когда папа после ужина ушел прогуляться, мы все устроились вокруг огня в комнате Ноэля и завернулись в одеяла, потому что мы были краснокожими. Элайза тоже ушла, она сказала, что в субботу вечером все можно купить по дешевке. У нее есть друг, который торгует селедкой, и он очень щедрый, он продает ей селедки меньше чем за половину их природной цены.

Мы остались дома одни, даже Пинчер ушел вместе с Элайзой, и мы начали говорить о грабителях. Дора сказала, что это ужасное и отвратительное занятие, но Дикки возразил:

— По-моему, быть взломщиком очень интересно. И можно грабить только самых богатых, а бедным великодушно помогать, как Клод Дюваль.

Дора сказала:

— Грабителем быть нельзя.

— Правильно, — сказала Алиса, — у грабителя ни минуты не бывает спокойной. Попробуй-ка уснуть, когда под кроватью у тебя спрятаны награбленные драгоценности, а все полисмены и детективы Англии идут по твоему следу!

— Можно быть грабителем так, чтобы это не было плохо, — сказал Ноэль — например, если ограбить грабителя.

— Как ты его ограбишь? — спросила Дора, — Он хитрее тебя и потом, даже его грабить нехорошо.

— Нет, не хитрее и ничего плохого в этом нет и вообще грабителя надо сварить в кипящем масле вот тебе! — распалился Ноэль. — А как же Али Баба?! Ага! — и мы все поддержали Ноэля.

— Что же ты сделаешь, если тебе попадется разбойник? — спросила Алиса.

Г. О. посоветовал сварить его в кипящем масле, но Алиса сказала, что она имела в виду живого разбойника и прямо сейчас, у нас в доме.

Освальд и Дикки промолчали, Ноэль же сказал, что на его взгляд будет лучше тихо и вежливо попросить грабителя уйти, а если он не послушается, надо ему задать.

Теперь я должен написать одну очень странную и необычайную вещь и я надеюсь, что вы мне поверите. Я бы не поверил, если б мне это рассказал какой-нибудь мальчишка, разве что я знал бы его как человека чести, да и то я заставил бы его поклясться. Тем не менее, все, что я говорю, чистая правда и это только доказывает, что еще не миновали дни подлинной романтики и отважных подвигов.

Едва Алиса спросила Ноэля, как именно он предполагает расправиться с разбойником, если тот не уйдет, когда его об этом вежливо попросят, мы услышали внизу какой-то шум — самый обычный шум. Не такой, какой бывает, когда что-то кажется. Было похоже, что кто-то там передвинул кресло. Мы затаили дыхание и прислушались — и снова услышали какой-то звук, словно кто-то ворошит угли в камине. Но ведь там не было никого, кто мог бы двигать стулья или ворошить огонь в камине, потому что Элайза и папа — оба они вышли, и они не могли вернуться так, чтобы мы их не услышали, потому что и передняя и задняя дверь закрываются очень туго и с таким грохотом, что его можно услышать на другом конце улицы.

Г. О., Алиса и Дора вцепились друг в друга и уставились на Дикки и Освальда, и все мы побледнели, а Ноэль прошептал:

— Привидение! — и мы снова прислушались, но больше никаких звуков снизу не доносилось, и тогда Дора шепотом сказала:

— Что же нам теперь делать — что же нам теперь делать — что же делать?

И она повторяла это, пока мы не попросили ее заткнуться.

Случалось ли тебе, читатель, играть в краснокожих индейцев сидя у костра в детской укрывшись одеялом и точно зная, что кроме тебя и твоих братьев и сестер в доме никого нет — случалось тебе, читатель, заслышать в эту минуту странный звук, словно внизу передвигали стул и ворошили огонь в камине? Если нет — ты не сумеешь вообразить, что мы почувствовали. Это было совсем не похоже на то, как описывают в книжках: волосы не поднялись дыбом у нас на голове (или головах?), и никто из нас ни сказал «Тс-с!» ни единого разу, только у нас как-то сразу замерзли ноги, хотя мы сидели у огня укутавшись в одеяла, и Освальд почувствовал, как вспотели у него руки, и нос стал холодный, словно у собаки, а уши, наоборот, горели как ошпаренные.

Девочки потом говорили, что их трясло от страха и даже зубы у них клацкали, но в ту минуту мы ничего подобного не заметили.

— Давайте откроем окно и позовем полицию, — предложила Дора, но тут Освальд кое-что вспомнил, вздохнул с облегчением и сказал:

— Это вовсе не призрак и скорее всего даже не взломщик. Я думаю, какая-нибудь кошка забрела в дом, когда вносили уголь, и она пряталась в погребе, а теперь вылезла. Давайте пойдем вниз и посмотрим.

Девочки все равно боялись идти вниз, но я видел, что они уже не так бояться, а Дикки сказал:

— Конечно, я пойду, если ты тоже пойдешь.

Г. О. спросил:

— Ты уверен, что это кошка? — и мы сказали, что ему лучше остаться с девчонками. После этого нам пришлось разрешить ему идти вместе с нами, а заодно и Алисе. Что же касается Ноэля, Дора сказала, если мы вытащим Ноэля из постели несмотря на его простуду, она будет вопить на всю улицу «Пожар! Убивают!» и пусть все соседи слышат.

Ноэль сказал, что он оденется, и тогда мы все пошли вниз поискать эту кошку.

Освальд сказал, что это, наверное, кошка, и теперь нам легче было идти вниз, но в глубине души сам он не был уверен, что это все-таки не грабители. Конечно, мы уже сколько раз болтали о грабителях, но одно дело болтать, а другое сидеть в комнате и прислушиваться, и Освальд решил, что уж лучше самому сходить и посмотреть, что там делается, чем сидеть и прислушиваться и прислушиваться и ждать и ждать и прислушиваться, а потом услышать как Это поднимается по лестнице, тихо-тихо, так тихо, как только можно подниматься, если снять башмаки, и ступеньки скрипят, а Оно подбирается к той комнате, где мы сидим, и дверь у нас не заперта, на случай, если Элайза неожиданно вернется — чтобы ей не было чересчур темно в прихожей. В конце концов все будет ничуть не лучше, чем если самому спуститься и посмотреть на это, и не надо так долго ждать и к тому же не будешь трусом. Дикки потом говорил, что он думал точно так же. Я знаю, некоторые люди назовут нас юными героями за то, что мы так бесстрашно спустились навстречу неизвестному, поэтому я постарался объяснить, как все обстояло на самом деле, ведь юным героям вовсе не нужно, чтобы им приписывали больше, чем они заслужили.

В прихожей газ был прикручен, оставался только тонюсенький голубой язычок и мы шли очень тихо, завернувшись в одеяла, и еще постояли на верхней площадке прежде чем начали спускаться. И мы все время прислушивались, так что у нас уже в ушах начало звенеть.

Освальд прошептал приказ на ухо Дикки, и Дикки пошел в нашу комнату и принес большой игрушечный пистолет длиной в фут (курок у него сломан). Я взял пистолет, потому что я самый старший. Мы оба уже понимали, что это никакая не кошка, но Алиса И Г. О. еще верили. Дикки прихватил кочергу из комнаты Ноэля и сказал Доре, это на случай, если кошка окажется дикая.

Освальд прошептал:

— Давайте играть в грабителей. Дикки и я вооружены до зубов и мы пойдем впереди. Вы можете держаться в арьергарде и придти нам на помощь когда будет в этом нужда. Или, если хотите, можете вернуться и защищать женщин и детей в гарнизоне.

Они сказали, что они лучше будут в арьергарде.

Зубы Освальда слегка щелкали, когда он произносил эту речь, но это от холода.

Дикки и Освальд бесшумно скользнули вперед и, когда мы спустились на нижнюю площадку, мы увидели что дверь папиного кабинета распахнута настежь и оттуда пробивается свет. Освальд очень обрадовался, увидев свет, потому что он помнил, что взломщики предпочитают полную тьму и в случае чего пользуются только фонариком. Теперь он был уверен, что все дело в кошке, и он решил, что будет очень забавно, если остальные подумают, будто там все-таки притаился грабитель. Он взвел курок (на этом пистолете можно взвести курок, а вот выстрелить не получается) и позвал «Дикки, за мной!» и бросился в кабинет с криком: «Сдавайтесь! Вы обнаружены! Сдавайтесь или смерть! Руки вверх!»

Едва он произнес эти слова, как прямо перед собой, у камина в папином кабинете, он увидел самого настоящего грабителя. Ошибиться было невозможно — это был взломщик, в руках у него была отвертка, и стоял он возле секретера у которого Г. О. недавно сломал замок, а вокруг на полу лежали всякие гайки и винтики и пружинки. В этом секретере сложены просто старые журналы и газетные вырезки да ящик с инструментами, но ведь грабитель этого не знал.

Увидев перед собой настоящего грабителя да еще с отверткой в руке, Освальд почувствовал себя малость неуютно, но пистолет его по-прежнему был направлен на грабителя и — хотите верьте, хотите нет — грабитель выронил отвертку — она лязгнула, задев другие инструменты — и он поднял руки и сказал:

— Сдаюсь! Не надо стрелять! Сколько же вас здесь?

Дикки сказал:

— Вы окружены. Бросайте оружие.

Грабитель сказал:

— У меня нет оружия.

— Выверните карманы! — приказал ему Освальд, по-прежнему направляя на него дуло пистолета и чувствуя себя большим и храбрым, словно в книжке.

Грабитель повиновался, и пока он выворачивал карманы, мы внимательно рассмотрели его. Он был среднего роста, в серых брюках и черном сюртуке. Ботинки у него оббились по бокам и манжеты рубашки обтрепались, но у него был вид джентльмена. Лицо у него было худое и все в морщинах, а глаза большие, светлые, и почему-то веселые и ласковые. У него была короткая бородка — когда он был молодым, она была, наверное, золотистой, но сейчас уже стала почти седой. Освальд пожалел его, особенно когда грабитель вывернул карманы, и в одном из карманов оказалась большая дырка, и в карманах всего-то и было что письма, обрывок веревки, три коробка спичек, трубка, носовой платок, тощий кисет с табаком и два медных пенса. Мы велели ему выложить все это на стол, и он спросил:

— Ладно, вы меня поймали? Что же теперь? Позовете полицию?

Алиса и Г. О. поспешили к нам с подкреплением, как только услышали крик, и когда Алиса увидела самого настоящего грабителя да еще сдавшегося, она захлопала в ладоши и воскликнула: «Браво, мальчики!» и Г. О. сделал то же самое. Теперь она сказала:

— Если он даст слово чести, что не убежит, давайте не будем вызывать полицию — жалко. Подождем лучше папу.

Грабитель согласился на это и дал слово чести и спросил, можно ли ему закурить трубку, и мы сказали можно, тогда он уселся в папино кресло и принялся греть у камина свои башмаки — от них пошел пар, а я велел Алисе и Г. О. подняться наверх, одеться и принести нам с Дикки брюки и остатки каштанов.

Они вернулись, и мы все расселись вокруг огня и нам было весело. Грабитель оказался очень симпатичным человеком и принялся болтать с нами.

— Раньше дела шли лучше, — пояснил он, когда Ноэль сказал что-то о вещах, обнаружившихся у него в карманах. — Для такого человека как я это настоящий позор. Но уж раз мне суждено было быть пойманным, лучше быть пойманным такими отважными юными храбрецами, как вы. Клянусь небом! Как вы ворвались в эту комнату. «Сдавайтесь — руки вверх!» Можно подумать, что вас с детства учили ловить воров.

Освальд боится, что с его стороны это было не очень-то честно, но в ту минуту он никак не мог признаться, что он и не догадывался о присутствии грабителя в кабинете, когда он так отважно и дерзко ворвался туда. Но с тех пор он объяснил это своим братьям и сестрам.

— Как вы догадались, что в доме есть чужой? — спросил грабитель, вдоволь нахохотавшись. Мы все рассказали ему и он похвалил наше мужество, и Алиса с Г. О. сказали, что они бы тоже крикнули «Сдавайтесь!», но они были подкреплением.

Грабитель отведал наших каштанов, а мы сидели вокруг него, гадая, когда же папа вернется и как он будет хвалить наше бестрепетное мужество. Грабитель рассказал нам, чем он занимался прежде чем начал вламываться в чужие дома. Дикки подобрал с полу инструменты и вдруг говорит:

— Да ведь это папина отвертка, и клещи его и вообще все! Ну, знаете ли — вы даже замки тут взламываете чужими инструментами!

— Конечно, конечно, это слишком, — согласился грабитель, — но что делать — дела пришли в упадок. Когда-то я был разбойником на большой дороге, но за наемных лошадей приходится так дорого платить, пять шиллингов в час, это просто себя не оправдывало. Ремесло разбойника нынче не то, что прежде.

— А почему вы не ездили на велосипеде? — спросил Г. О.

Грабитель ответил, что велосипед — это не стильно, а потом на велосипеде нельзя проехать по бездорожью, если будет такая необходимость, а на верном коне — можно. И он пустился рассказывает о разбойниках, как будто он понимал, насколько нам все это интересно.

Потом он был пиратским капитаном и плавал по волнам высотой с гору и захватил немалую добычу и думал уже, что нашел себе занятие по вкусу.

— Я не говорю, там тоже дела идут то в гору то под горку, особенно во время шторма, — признал он, — но какие возможности! Меч у пояса, веселый Роджер на мачте, и добыча прямо пред глазами! Черные жерла пушек нацелены на тяжело груженое купеческое судно, и попутный ветер, и верная команда, готовая жить и умереть вместе с тобой. Это была замечательная жизнь!

Мне стало его по-настоящему жалко. Он так хорошо говорил, и голос у него был приятный, словно у джентльмена.

— Не думаю, что вы родились пиратом, — сказала Дора. Она одела на себя все что полагается, вплоть до воротничка на платье, и Ноэля заставила одеться, а мы кое-как натянули штаны и завернулись в одеяла.

Грабитель нахмурился и вздохнул.

— Нет, — сказал он, — Я должен был изучать право. Я учился в Беллиоле, что правда то правда.

Он снова вздохнул и уставился на огонь.

— Папа тоже там учился, — вставил Г. О., но Дикки поспешил спросить о том, что нас по-настоящему интересовало:

— А почему вы бросили пиратство?

— Пиратство? — переспросил он, как будто уже забыл об этом. — Ах, да — я оставил это занятие потому — потому что я очень мучился от морской болезни.

— Нельсон тоже страдал морской болезнью, — сказал Освальд.

— Да, — ответил грабитель, — но мне не хватало его мужества и его удачливости. Он был покрепче, он выиграл Трафальгарскую битву. «Поцелуй меня, Харди», — и умер. Я не справился, мне пришлось уйти, и меня никто даже не поцеловал.

По тому, как он говорил о Нельсоне, я понял, что он учился не только в Бэллиоле, но и в хорошей школе.

Мы спросили его:

— А что вы делали потом?

Алиса поинтересовалась, пробовал ли он когда-нибудь ремесло фальшивомонетчика и мы рассказали ему, как мы пытались накрыть шайку закоренелых преступников в соседнем дом, е и он выслушал нас с большим интересом и сказал, что он, к счастью, никогда этим не занимался.

— И потом, монеты нынче такие уродливые, — сказал он, — их просто неинтересно подделывать. Занятие это чересчур опасное, и все время хочется пить от раскаленного металла и тяжелой работы, верно?

И он снова уставился на огонь.

Освальд на минутку позабыл, что этот таинственный незнакомец — взломщик и спросил его, не хочет ли он выпить, как папа спрашивает своих гостей. Взломщик ответил, что он не против.

Дора сходила за бутылкой папиного эля и стаканом, и мы вручили все это взломщику. Дора сказала, она берет это на свою ответственность.

Выпив, он рассказал нам о жизни лесных разбойников, но оказалось, что им приходится довольно скверно, особенно в плохую погоду, поскольку их пещеру нельзя назвать настоящим домом, а кусты и вовсе не укрывают от дождя.

— Кстати говоря, я попробовал сегодня затаиться в кустах, — сказал он. — Я подкараулил в парке лорд-мэра в позолоченной карете и со всей его свитой в бархате и золоте, нарядных, словно попугаи. Но никакого толку из этого не вышло — у лорд-мэра не было при себе ни пенни, и у его людей тоже. Только один из его лакеев нашел для меня шесть новеньких пенсов — лорд-мэр всегда платит своим слугам только новыми пенсами. Я потратил четыре пенса на хлеб с сыром, а там на столе лежит остаток. Да, ремесло наше умирает! — и он снова закурил трубку.

Мы выключили свет, чтобы папа мог как следует насладиться этим сюрпризом, когда наконец вернется домой, и мы все сидели и болтали в свое удовольствие. В жизни мне так не нравился совершенно чужой человек, как тот грабитель, и мне было очень его жалко. Он сказал, что он был военным корреспондентом и даже издателем, в свои лучшие дни, а также конокрадом и драгунским полковником.

И вдруг, как раз когда мы собирались рассказать ему про лорда Тоттенхэма и про то, как мы были разбойниками, он вдруг поднял руку и сказал: «Ш-Ш» и мы все замолчали и стали прислушиваться.

Какой-то тихий, царапающий звук доносился снизу.

— Цыц! — сказал наш грабитель, — дайте мне кочергу и пистолет. На этот раз это и в самом деле взломщик.

— Это игрушечный пистолет, — сказал я, — И к тому же он не стреляет. Но курок взвести можно.

Мы услышали громкий треск.

— Он сломал оконную раму, — прошептал наш грабитель, — Вот так приключение! Оставайтесь тут, ребятишки, я пойду на разведку.

Но я и Дикки сказали, что мы пойдем с ним. Он позволил нам сопровождать его до первого этажа, где была кухня, и мы захватили с собой каминные щипцы. В кухне был свет — совсем слабый. Странно, что нам даже не пришло в голову, что это может быть уловка со стороны нашего грабителя, чтобы ускользнуть. Мы ни на минуту не сомневались в его честном слове. И мы были правы.

Наш благородный грабитель распахнул кухонную дверь и ворвался в кухню с большим игрушечным пистолетом в одной руке и кочергой в другой, восклицая в точности как раньше Освальд:

— Сдавайтесь! Сдавайтесь или я стреляю! Руки Вверх! — а мы с Дикки подняли страшный грохот, ударяя о стенку каминными щипцами, чтобы он знал, что нас тут целая дюжина, и все вооружены до зубов.

Мы услышали из кухни хриплый голос:

— Ладно, ладно, мистер, я сдаюсь! Уберите эту пукалку. Сдаюсь! Черт меня побери, мы и так осточертело это ремесло!

Мы вошли. Наш грабитель стоял в благородной позе широко расставив ноги и наведя пистолет на свежеприбывшего грабителя. Тот был здоровый малый, который, похоже, не собирался отращивать бороду, но что-то у него все-таки выросло; он был в красной куртке и меховой шапке, лицо у него было красное и голос грубый. Как отличался он от нашего милого грабителя! В руках у него был затененный фонарь, и он уже вытащил корзину со столовым прибором. Мы зажгли свет и единодушно решили, что вот он как раз очень похож на взломщика. Уж он, наверное, никогда не был разбойником с большой дороги или пиратом или хоть чем-нибудь отважным и благородным. Он мямлил и переступал с ноги на ногу и сказал наконец:

— Ну — что же вы не зовете копов?

— Сам не знаю, — сказал наш грабитель, потирая подбородок. — Что вы думаете делать, Освальд — позовем полицию?

Не думайте, что я позволяю любому грабителю запросто называть меня по имени, но тут я не обратил на это внимания, а просто спросил:

— Вы хотите, чтобы я сходил за полицией?

Наш взломщик посмотрел на того взломщика и промолчал.

Тот взломщик начал говорить очень быстро и очень быстро переводил взгляд с одного из нас на другого, а глаза у него были очень неприятные, маленькие и пристальные.

— Послушайте, мистер, — сказал он, — у меня и так дела идут паршиво, вот ей-Богу. Я же у вас ничего не стащил. Сами знаете, тут особо польститься не на чего, — он потряс корзинку с желтоватыми ложками так, словно она и была во всем виновата. — Я тут просто озирался, а уж вы и ввалились. Отпустите, сэр. Послушайте, у меня самого дома есть ребятишки, провалиться мне, если вру. Такой вот точно пострел, вроде вашего, а что с ним будет, если меня упекут? Я недавно занялся этим делом, сэр, и сноровки у меня еще нет.

— Да уж, — сказал наш грабитель, — Это видно!

Алиса и все остальные спустились к этому времени в кухню чтобы посмотреть, что происходит. Они говорили потом, что они были уверены, на этот раз это точно кошка.

— Нет у меня сноровки сэр, справедливые ваши слова, и коли вы меня отпустите, я вовсе позабуду об этом чертовом занятии, лопни моя глаза, и думать о нем забуду. Пожалейте парня, мистер, подумайте о моей хозяйке и детишках. У меня и дочка такая вот как маленькая мисс, благослови Бог ее маленькое сердечко.

— Я смотрю, в вашей семье есть дети на любой вкус, — сказал наш грабитель.

Тут Алиса сказала:

— Давайте отпустим его! Раз у него такая дочка, как я, что же она будет делать? Представьте себе, если б это случилось с папой!

— Не думаю, чтобы у него была дочка: — ответил наш грабитель, — И всем будет лучше, если его запрут под замок.

— Попросите папаню отпустить меня, мисс, — сказал взломщик, — Он вам не откажет, мисс, попросите хорошенько.

— А вы обещаете, что больше сюда не придете? — спросила Алиса.

— Нет уж, мисс, — твердым голосом вымолвил грабитель и бросил такой взгляд на нашу корзину с посудой, словно одного воспоминания о ней было достаточно, чтобы удержать его подальше от нашего хозяйства (так говорило потом наш собственный взломщик).

— И вы исправитесь — вы больше не будете воровать? — продолжала Алиса.

— Начну с чистой страницы, мисс, как Бог свят, начну!

Тогда Алиса сказала:

— Пожалуйста, давайте отпустим его! Он исправится!

Но наш грабитель сказал, нет, так нельзя, надо подождать папу.

Тут Г. О. выпалил:

— По-моему, это нечестно, ведь вы сами грабитель.

Как только он произнес эти слова, взломщик завопил: «Провели!» — и только наш собственный взломщик попытался удержать его, как он выбил пистолет у него из рук, а другой рукой сбил нашего взломщика с ног и выпрыгнул в окно, хотя Дикки и Освальд повисли у него на ногах, пытаясь задержать его.

И у этого взломщика еще хватило наглости просунуть голову в окно и сказать: «Сердечный привет хозяюшке и детям», и с этим он скрылся. Алиса и Дора помогли нашему взломщику подняться и спросили его, больно ли он ушибся, он сказал что не больно, но на затылке будет шишка, и девочки счистили с него всю грязь, потому что Элайза, как всегда, не вымыла пол в кухне.

Потом он сказал:

— Давайте как следует запрем ставни. Где двое, там и третий. Может быть, сегодня еще дюжина взломщиков набежит.

Мы заперли ставни — Элайза должна была сделать это перед уходом, ей сотню раз говорено, но она всегда оставляет — и мы вернулись в папин кабинет, и наш взломщик сказал: «Вот так ночка!» и снова поставил свои башмаки на решетку, чтобы от них пошел пар, и мы все заговорили разом. Это было самое замечательное приключение в нашей жизни, хотя это и не имело отношения к поискам сокровища, во всяком случае, на этот раз не мы его искали. Взломщик, наверное, надеялся что-то найти, да не нашел, и наш взломщик сказал, что он ни на минуту не верит, будто у того взломщика есть дети, да еще точь-в-точь как я и Алиса.

Потом мы услышали, как хлопнула калитка, и мы сказали: — Вот и папа пришел! — и наш взломщик сказал:

— Теперь пора вызывать полицию.

Тут мы все так и подскочили. Он так нам понравился, и нам казалось ужасно несправедливым засадить его в тюрьму тем более когда тот противный грубиян взломщик так легко отделался.

Алиса сказала:

— Нет, нет — пожалуйста, бегите! Дикки, скорее открой заднюю дверь! Бегите, бегите!

И мы все сказали ему, чтобы он скорее бежал, и повели его к задней двери и всучили ему его шляпу и трость и все то, что раньше было у него в карманах.

Но папа уже отпирал дверь — мы опоздали.

Папа вошел очень быстро, отфыркиваясь с морозу и на ходу говоря:

— Все в порядке, Фулкс, я достал… — тут он застыл на месте, потому что наконец заметил нас. И он сказал тем голосом, которого мы все так боимся: — Дети, что это значит?

И мы все онемели.

Потом папа сказал:

— Фулкс, я прошу прощения за этих непослушных…

Но тут наш взломщик взмахнул руками, засмеялся и сказал:

— Вы ошибаетесь, дорогой сэр, я вовсе не Фулкс, я разбойник, пойманный этими юными отважными джентльменами. «Руки вверх, вы окружены!» и так далее. У вас стоящие ребята, Бэстейбл. Хотел бы я, чтобы мой Денни был таким же!

Только теперь к нам пришло прозрение, и мы почувствовали себя так, словно нам здорово врезали, уж очень все это было неожиданно. Наш взломщик оказался вовсе не взломщиком, а старым приятелем отца, и он зашел к нам после обеда, как раз когда папа начал чинить тот замок, который сломал Г. О., и попросил папу дать ему рекомендательное письмо к одному известному доктору, потому что его сынишка Денни разболелся. И папа оставил замок и все инструменты и пошел к одним своим богатым знакомым, чтобы попросить у них это рекомендательное письмо, а мистер Фулкс остался его ждать, потому что ему было важно сразу же узнать, удалось ли папе достать это письмо, а если нет, то попробовать в другом месте.

Мы онемели от изумления.

Наш взломщик рассказал папе о том другом взломщике и сказал, что он, наверное, напрасно упустил его, но папа сказал:

— Это хорошо, тем более если у бедняги и впрямь есть маленькие дети, кто знает, прости нам долги наши, как сказано. Лучше расскажите мне, что вышло у вас с ребятами, вот это, должно быть, занятно.

Наш взломщик подробно рассказал папе, как я ворвался в комнату с пистолетом в руках и крикнул… но об этом вы уже все знаете, так что я не стану повторяться. И он расписал, какие мы храбрецы и герои, ну просто как в старых книжках, и я аж побагровел от смущения, хотя и прятался под одеялом. Так что я справился с этой штукой, которая старается помешать тебе говорить, даже когда знаешь, что признаваться надо, и сказал: «Послушай, папа, я вовсе не знал, что в кабинете кто-то есть. Сперва мы думали, это кошка, а потом — что там вообще никого нет, и я просто играл. Когда я сказал „Сдавайтесь!“ и все прочее, это было понарошку, вот и все.

А наш взломщик и говорит:

— Ага, а когда ты увидел, что в кабинете кто-то есть, ты выронил пистолет и давай Бог ноги, так, что ли?

Я сказал:

— Нет, я подумал: Да это взломщик! Все пропало, лучше уж держаться как следует и посмотрим, что из этого выйдет!

И я был очень рад, что вовремя признался, потому что папа похлопал меня по спине и сказал, что я большой молодец, и наш взломщик сказал, я молодец, и не хвастун, и не врунишка, и хотя мне под одеялом стало уж совсем жарко, мне все это очень нравилось, и я сказал им, что все остальные поступили бы точно так же, если б только знали.

Папа посмеялся узнав, как Дора на свою ответственность угощала пивом нашего взломщика, и он отдал нам коробочку сушенных фиг, которую он еще с утра купил нам, но не отдал, потому что мы устроили эту лавину, засыпавшую сборщика налогов за воду. Пришла Элайза, принесла хлеб с сыром и остатки баранины (папа называет это оглодками), и мы устроили пиршество, вроде пикника: мы сидели на полу и ели руками, и это было очень здорово. Мы просидели до полуночи и я в жизни так не радовался тому, что мне повезло родиться мужчиной. В общем-то, остальные тоже молодцы, и они сделали бы что-нибудь в этом роде, если б догадались, но как же приятно, когда родной отец хлопает тебя по спине и говорит, что ты — почти что герой!

Когда мистер Фулкс собрался уходить, он подмигнул Алисе и сказал:

— Прощай, Харди!

Алиса, конечно, все поняла и поцеловала его и сказала:

— Я еще раньше хотела вас поцеловать, потому что вы сказали, что никто не поцеловал вас на прощание, когда вы уходили с пиратского корабля.

Он сказал:

— Я так и подумал, моя хорошая.

Дора тоже его поцеловала и сказал:

— Вы ведь все это выдумали, правда?

И наш взломщик ответил ей:

— Я старался добросовестно сыграть свою роль, только и всего.

Он и вправду устроил нам первоклассную игру. Мы потом еще много раз встречались с ним и с его сыном Денни и с дочкой Дэйзи, но это уже другая история.

А если на вашу долю, друзья-читатели, когда-нибудь выпадало два замечательных приключения в одну ночь — напишите мне об этом, и я, может быть, вам поверю.

Глава четырнадцатая, в которой мы будем искать сокровище с помощью волшебной лозы

В тот день, когда мы надумали поискать золото с помощью волшебной лозы, в доме было на редкость неуютно. Было похоже на большую весеннюю уборку — только во время зимы. Ковры свернули трубочкой, папа велел Элайзе все прибрать, потому что на завтра к ужину он ждал какого-то джентльмена. Элайза позвала себе на помощь поденщицу, и они наплюхали повсюду грязной воды и разбросали свои тряпки и щетки по всей лестнице, чтобы нам было на чем свернуть себе шею. Г. О. полетел с лестницы и набил себе здоровую шишку, а когда он возмутился и сказал, что это уж чересчур, Элайза сказала, что детям следует сидеть в детской и не соваться туда, где их помощь вовсе не требуется. Мы перевязали ему голову полотенцем и он перестал плакать и стал играть в Нельсона, который умирает на палубе, после того как каждый англичанин исполнил свой долг, как он их и просил, Алиса была Харди, а я корабельным врачом, а все остальные были просто английскими моряками. Это напомнило нам о нашем взломщике и мы подумали, как было бы хорошо, если б он еще поиграл с нами и увидим ли мы его когда-нибудь.

Мы очень удивились, что папа пригласил кого-то к обеду, потому что он последнее время думал только о делах. При маме люди часто приезжали к нам на обед и дела не отнимали у папы столько времени и не доставляли ему столько хлопот, а мы соревновались, кто сумеет пробраться дальше всех (прямо в ночной рубашке) и потихоньку стащить что-нибудь с блюда, которое возвращается из столовой. Элайза не умеет готовить вкусные вещи. Она говорит, что она простая кухарка — простая, но хорошая, а папа говорит, что насчет „хорошая“ она преувеличивает. Мы сидели в детской, пока поденщица не добралась до нас и не велела нам уходить — она-де и тут собирается как следует прибраться, а ковер из нашей комнаты надо тоже снести вниз, пусть человек, который выбивает ковры выбьет заодно и этот. Ковер подняли, под ним было полно пыли, а среди пыли и та монетка в три пенса, которую я потерял давным-давно — это дает вам представление о добросовестности Элайзы. Г. О. уже утомился разыгрывать раненного Нельсона, а Дикки просто озверел от скуки, и Дора сказала, что он вот-вот примется дразнить Ноэля, а Дикки сказал, он не собирается никого дразнить, и вообще уйдет на весь день в парк, и еще он сказал, что он слыхал о сварливых женщинах, которые способны выгнать человека из дому, и вот теперь он знает, что так оно и есть на самом деле. Освальд всегда старается сохранить мир в семье, поэтому он велел Дикки заткнуться и не быть дураком. Алиса сказала: „Это все Дора начала“, а Дора вздернула подбородок и сказала, что никто не просил Освальда вмешиваться, не говоря уже о том, как мало ее интересует мнение Алисы. И мы все очень расстроились, но тут Ноэль сказал:

— Нечего ссориться из-за пустяков. Вот послушайте, какие я сочинил про вас стихи пока вы ссорились:

Ссора — вещь дурная:
Она желчью чашу жизни наполняет.
(И к тому же, стоит только начать ругаться,
Очень трудно будет перестать).

Мы все рассмеялись и перестали дуться друг на друга. У Ноэля бывают очень смешные стихи, но этот, надо признать, пришелся к месту. Стоит только начать ссориться и очень трудно остановиться. Я-то понимаю, как все это это глупо, задолго до того, как остальные перестанут орать и захотят помириться, мне иногда даже хочется посмеяться над ними, только нельзя, чтобы они это заметили, иначе они еще больше разозлятся. Хотел бы я знать, почему так получается?

Алиса сказала, что Ноэль заслужил быть поэтом-лауреатом и мы, несмотря на холод, вышли в сад и добыли несколько веток пятнистого лавра, из которых Дора сделала Ноэлю венок. Он очень обрадовался, но листья осыпались на пол, и Элайза сказала „Нельзя“. Хотел бы я знать, какое слово взрослые говорят чаще чем „нельзя“. Тут вдруг Алиса вспомнила свою старую идею как искать сокровище и сказала:

— Давайте же наконец попробуем волшебную лозу!

Освальд сказал:

— О прекрасная жрица, мы все желаем отыскать золото на своей земле, поэтому мы просим тебя и заклинаем показать нам твое искусство в обращении с волшебной лозой и указать нам место, где мы найдем сокровище.

— Собираетесь ли вы употребить это золото на изготовление кольчуг и шлемов? — спросила Алиса.

— Да, — сказал Ноэль, — а еще мы сделаем колье и цепочки.

— Можно подумать, ты знаешь, что такое „колье“, — фыркнул Дикки.

— А вот и знаю! — сказал Ноэль. — Это ожерелье — я смотрел в словаре — что, съел?

Мы спросили его, что такое „ожерелье“, но он надулся и не ответил.

— А еще мы хотим сделать из золота прекрасные золотые кубки, — добавил Освальд.

— Мы будем пить из них кокосовое молоко, — пояснил Г. О.

— И мы построим прекрасный замок из золота, — сказал Дикки.

— И накупим разных вещей, — сказала Дора, — много разных вещей — новую воскресную юбку и шляпок и кожаные перчатки и…

Она бы еще много него наговорила, если б мы ей не напомнили, что это золото еще нужно найти.

Алиса пока что завернулась в старую скатерть из детской (она как раз зеленая), повязала себе на голову старую сине-зеленую салфетку и сказала:

— Если намерения ваши чисты, не бойтесь ничего и следуйте за мной*

Она спустилась в холл, и мы все пошли за ней распевая „Песнь о героях“. Это довольно мрачная „Песнь“ — девочек заставили выучить ее в школе, и теперь мы поем ее, если собираемся священнодействовать.

Возле вешалки для шляп Алиса остановилась, воздела руки (насколько ей позволяла скатерть) и произнесла:

— О, великий алтарь золотого идола, позволь мне взять волшебную лозу, чтобы я использовала ее на благо страждущего человечества.

Подставка для зонтиков была алтарем, и там ей удалось раздобыть старый зонтик, с которыми девочки раньше ходили в школу. Она зажала один конец зонтика в ладонях и сказала:

— Я слышу магическое пение. Вы все должны молча следовать за мной, куда я поведу, а когда мы дойдем до того места, где золото сокрыто в земле, волшебная лоза как живая вздрогнет в руках великой жрицы. Там вы будете копать и обнаружите золотой клад. Г. О., если ты будешь так топать, взрослые сию минуту придут и скажут, что этого тоже „нельзя“. Пошли, быстро.

Она повела нас наверх, потом вниз, и мы заходили подряд во все комнаты. Мы шли за ней на цыпочках, и Алиса пела заклинание. Это заклинание было не из книжки — Ноэль сочинил его специально для Алисы пока она одевалась.

Золотая деревянная лоза
Раскрой мне глаза
Покажи мне золото, золото!

Когда мы дошли до того места, где в эту минуту возилась Элайза, она сказала: — А ну, уходите отсюда, — но Дора сказала, что мы просто играем и что мы ничего не трогаем, а башмаки у нас чистые, так что Элайза оставила нас в покое.

Жрица, конечно, получала от этого удовольствие, но остальным было скучновато, потому что петь она нам не позволила, и вскоре мы сказали, что нам уже надоело и если она не может по-быстрому найти золото, мы лучше займемся чем-нибудь другим. Тогда жрица сказала: — Ладно, ладно, подождите минуточку, — и опять запела. Мы пошли вслед за ней в детскую, где уже не было ковра и все провоняло мылом. Тут она и говорит:

— Лоза шевелится, лоза ожила! Пойте гимн — пойте все вместе.

Мы снова затянули песнь о героях и посреди этой песни зонтик хлопнулся на пол.

— Волшебная лоза сказала свое слово! — объявила Алиса, — копайте здесь — копайте отважно и будьте уверены в успехе.

Мы не очень-то поняли, как тут копать, и попытались просто скрести пол руками, но жрица сказала:

— Кончайте валять дурака. Здесь как раз поднимали половицу, когда чинили газ. Подымите пол — и копайте, копайте, если вы дорожите своей жизнью, ибо прежде, чем скроется солнце, возвратится дракон, стерегущей сокровище и все вы станете жалкой добычей его свирепой жестокости!

И мы принялись копать — то есть, мы сняли эту половицу. Алиса раскинула руки и крикнула:

— Взирайте на сокровище — взирайте на золото, которое лежит там толстым слоем, в нем сверкают брильянты и изумруды!

— Как изюм в пироге! — сказал Г. О.

— Замечательное сокровище! — сказал Дикки, зевая. — Надо будет придти сюда на днях и забрать его.

Но Алиса уже опустилась на колени возле отверстия в полу.

— Дайте мне насытить зрение этим золотым блеском! — причитала она. — Много столетий таилось это сокровище от глаз людей. Вы видите — волшебная лоза привела нас к сокровищу более — Освальд, перестань толкаться! — более ослепительному, чем любой властитель… ой, там что-то и вправду есть! Я видела, как блеснуло!

Мы думали, это наколка, но когда она попыталась протиснуться в эту щель, мы поняли, что она говорит правду, и я сказал: „Дай посмотреть“ и тоже заглянул, но ничего не увидел, даже когда растянулся на животе и сунул туда голову. Все остальные тоже растянулись на животе и постарались заглянуть в щель, только Ноэль стоял и смотрел на нас и говорил, что мы — огромные змеи, которые приползли к водопою у волшебного озера. Он собирался стать рыцарем и убить змей своим добрым мечом — тем более, что у него как раз под рукой был зонтик. Но Алиса сказал:

— Ноэль, голубчик, подожди минутку и мы все станем змеями, но пока что принеси мне спички, я уверена, я что-то видела.

— Что ты там видела? — спросил Ноэль, нехотя отправляясь за спичками.

— Что-то блестящее — там, в уголке, под доской.

— Это был глаз крысы, — сказал Ноэль. — Или змеи. — И мы слегка отодвинулись от щели, дожидаясь, пока он принесет спички.

Наконец, Ноэль доставил спички, я зажег огонек и Алиса завопила:

— Вон — вон там!

Действительно, там что-то блестело и это что-то была монета в полсоверена. Мы решили, что какая нибудь мышь, потревоженная передвижениями ковров, пробежала там и хвостом смахнула с монеты пыль столетий. Мы никак не могли понять, как монета попала туда, но Дора сказала, она помнит, когда Г. О. был еще совсем маленьким, мама как-то дала ему монетки поиграть, а он выпустил их из рук и они раскатились по всей комнате. Мы решили, что эта монетка была из тех и ее просто не заметили. Г. О. страшно обрадовался и сказал, что сейчас же пойдет и купит себе маску за четыре пенса. Эта маска раньше стоила шиллинг, но день Гая Фокса уже миновал, и к тому же она чуть треснула наверху, поэтому ее и продавали по дешевке. Дора сказала:

— Не знаю, можем ли мы присвоить эти деньги. Надо дождаться и спросить папу.

Г. О. не хотел ждать, и я ему очень сочувствовал. Дора иногда ведет себя совершенно как взрослые: она не понимает, что если тебе чего-то хочется, то тебе этого хочется по-настоящему, то есть прямо сейчас, а не когда-нибудь.

Так что мы пошли и спросили совета у дяди Альберта, который живет по соседству. Он вовсю писал одну из тех дурацких повестей, которые ему приходится писать ради заработка, и он сказал, что мы ему ничуть не помешали.

— Легкомыслие моего героя завело его в беду, — сказал он. — Что ж, он сам виноват. Я оставлю его поразмыслить на досуге над невероятной глупостью — куриные мозги надо иметь! — которая заставила его совершить подобный поступок. Пусть это послужит ему уроком. А тем временем я готов полностью предаться блаженству беседы с вами.

Вот за что я так люблю альбертова дядю (но не только за это): он всегда говорит как по книге, но всякий может понять, что он говорит. Я думаю, в глубине души он больше похож на нас, чем обычные взрослые. Он здорово умеет прикидываться. Мне еще не попадался ни один человек (кроме нашего взломщика) который так здорово умел бы играть, да и то со взломщиком мы первые начали. А дядя Альберта научил нас, как заставить своих героев говорить по-книжному, чтобы игра была по-настоящему интересной, и он научил нас рассказывать свою историю с самого начала, а не откуда-то с середины, как рассказывает большинство людей. Так что Освальд, который хорошо помнил, что ему было объяснено, постарался и эту историю рассказать с самого начала, но когда он добрался до того места, когда Алиса сказала, что она будет жрицей, дядя Альберта сказал:

— Пусть сама жрица и продолжит это повествование подобающей ей речью.

Алиса сказала:

— О высочайший жрец великого идола, смиреннейшая твоя служанка взяла школьный зонт, чтобы он был магической лозой, и запела гимн.

— Так, — сказал дядя Альберта.

— А потом я стала ходить кругами и повсюду и всем уже надоело, а потом волшебная лоза вырвалась у меня из рук, и я сказала „копайте“ и мы начали копать, и там в самом деле было полсоверена, прямо под половицей и вот эти полсоверена.

Дядя Альберта взял монету у нее из рук и тщательно осмотрел ее.

— Великий и высочайший жрец надкусит эту монету, чтобы убедиться в ее подлинности, — сказал он, и так он и сделал. — Поздравляю вас, — продолжал он, — вы и вправду отмечены благосклонностью Бессмертных. Сперва вы находите в саду две монеты по полкроны, а теперь еще и это. Высочайший жрец советует вам рассказать обо всем отцу и попросить разрешения оставить монету у себя. Так, мой герой уже раскаивается, но скоро он потеряет терпение. Я должен извлечь его из этого затруднительного положения. Я разрешаю вам удалиться.

Само собой, из книг Киплинга мы прекрасно знаем, что это означает — „Проваливайте, да поживее“. Мне очень нравится дядя Альберта. Я хочу быть похожим на него, когда вырасту. Он подарил нам Книгу Джунглей, и он страшно умный, хотя ему и приходится писать всякие скучные книги для взрослых.

Вечером мы рассказали обо всем папе, и папа был к нам очень добр: он разрешил нам оставить у себя все деньги и пожелал нам хорошо повеселиться, когда мы будем тратить наше сокровище.

Потом он сказал:

— Завтра вечером придет на обед дядя вашей дорогой матушки — из Индии. Так что будьте добры, не переставляйте мебель у себя наверху, если только это не будет совершенно необходимо, и попросите Г. О. надет тапочки, потому что грохот его башмаков я сумею различить среди всех прочих звуков.

Мы сказали, что будем сидеть тихо и папа добавил:

— Этот индийский дядюшка мало что понимает в детях, к тому же у нас деловой разговор. Мне очень важно, чтобы его ничего не обеспокоило. Как ты думаешь, Дора, если отправить Г. О. и Ноэля спать в шесть…

Но Г. О. возразил:

— Отец, честью клянусь, я совсем не буду шуметь. Я готов простоять на голове весь вечер, если индийскому дядюшке мешают мои башмаки.

Алиса сказала, что уж Ноэль, во всяком случае, никогда не шумит.

Папа рассмеялся и сказал: „Ну ладно“ и еще он сказал, что мы можем распорядиться этими десятью шиллингами как сочтем лучше.

— Только, Бога ради не затевайте очередного дела, — попросил он, — крайне опасно вступать в дело с недостаточным капиталом.

Вечером мы обсудили это и решили, что раз мы не собираемся вкладывать эти полсоверена в какой-нибудь бизнес, нет никаких причин их беречь, и мы можем тут же устроить поистине королевский пир. На следующий день мы пошли и накупили всего: фиги, фисташки, изюм и настоящее кроличье мясо, которое Элайза пообещала зажарить для нас, только не в тот же день, а назавтра, поскольку сперва ей надо было приготовить обед для индийского дяди. Она старалась приготовить для него разные вкусности. Мы купили кролика, потому что нам страшно надоела говядина и баранина, а папа уже давно ничего не берет из птицы или дичи. Еще мы купили цветов для папиного обеда. Мы купили печенье, крыжовниковое варенье и мятные лепешки и апельсины и кокосовый орех и еще много замечательных вещей. Мы сложили это в самый верхний ящик — обычно там лежат игрушки Г. О., но мы велели ему все вытащить и сложить в старый папин портфель. Он уже достаточно взрослый, и ему пора научиться самоотверженности, к тому же его ящик просто необходимо было привести в порядок. Потом мы все поклялись честью старинного дома Бэстейблов, что ни один из нас не притронется к этим запасам, пока Дора назавтра не начнет великое пиршество, но мы дали Г. О. несколько печеньиц, чтобы ему легче было сдержать эту клятву. Следующий день оказался самым необычным днем в нашей жизни, но этого мы не могли знать заранее. Это уже другая история — по-моему, это очень подходящие слова, если ты не можешь придумать, чем бы закончить главу. Я вычитал эту фразу у Киплинга. Я уже не раз говорил об этом писателе — и он этого заслуживает!

Глава пятнадцатая. О, наш индийский дядя!

Легко было папе говорить — не устраивайте шума, ваш дядя из Индии придет ради делового разговора: сами понимаете, шум бывает не только от того, что Г. О. велики его башмаки. Башмаки у него мы отняли и велели ему носить Дорины тапочки для душа — мягкие, войлочные, почти что без подметок, но ведь нам всем хотелось взглянуть на индийского дядю, так что мы перегнулись через перила, когда он пришел, но при этом мы вели себя тихо как мышки, а вот Элайза, едва впустив его в дом, отправилась прямиком на кухню и там подняла такой грохот, словно пришел Судный день или словно она принялась играть в футбол всеми тарелками и кастрюлями сразу — она потом говорила, что она всего-навсего опрокинула второпях чайный поднос да одну-две чашки и блюдце. Мы слышали, как дядя пробормотал „Господи Боже“ и скрылся вместе с отцом в кабинете. Они закрыли за собой дверь, и мы даже не успели его толком рассмотреть.

Не уверен, что обед ему понравился. Что-то у Элайзы подгорело — это я знаю точно, потому что все мы почуяли запах. Я имею в виду, подгорело еще что-то, кроме баранины — про баранину мы и так знали. Элайза впустила в кухню только Дору, а нам пришлось дожидаться, пока ужин кончится — тогда Элайза отдала нам остатки десерта, и мы устроились на лестнице, сразу за углом. В этом месте нас нельзя было разглядеть снизу, из холла, если не зажечь свет на первом этаже. И вдруг дверь кабинета открывается, и дядюшка выходит оттуда — направляется прямиком к вешалке для пальто и принимается шарить в карманах своего плаща. Как оказалось, ему понадобилась его коробка с сигарами. Теперь и мы смогли как следует разглядеть его. Он был вовсе не индеец, а самый обычный англичанин, только сильно загоревший. Он-то нас не видел, и мы слышали, как он бормочет себе под нос:

— Какой ужасный обед! Просто кошмар!.

Он вернулся в кабинет, а дверь затворил неплотно — эта дверь довольно плохо закрывается с тех самых пор, как мы вывернули из нее замок, чтобы достать точилку для карандашей, которую Г. О. ухитрился запихать в замочную скважину. Мы не подслушивали — честное слово, не подслушивали — но просто у этого индийского дядюшки был такой громкий голос, а папа не из тех, кто позволит какому-то индейцу переговорить себя, так что он тоже говорил громко, как и подобает мужчине, и я слышал, как он говорит — это очень выгодное дело, но для начала нужны деньги — а сказал он это словно по обязанности, и я понял, что ему вовсе не хотелось это говорить. Дядя сказал „Пустяки, пустяки“ и еще сказал — похоже, чего всегда не хватало, так это не денег, а разумного руководства. Тут мой папа ответил:

— Простите, это не такой уж приятный разговор, я сожалею, что я его начал, давайте переменим тему. Позвольте мне налить вам вина. Тут бедный индиец говорит что-то о разных сортах вина и о том, что бедный больной человек, как он, должен беречь остатки здоровья.

Тогда папа говорит:

— Значит, виски? — и они пустились в рассуждения об отношениях рас и имперской политике — в общем, скучища.

Тут Освальд вспомнил, что не следует слушать то, что не предназначается для твоих ушей — даже если ты специально не прислушиваешься — так что он сказал:

— Не надо нам тут сидеть, может быть, они не хотят, чтобы мы это слышали.

Алиса сказала:

— Разве им не все равно? — пошла и тихонько закрыла дверь кабинета. После этого не было уже никакого смысла сидеть на ступеньках, и мы вернулись в детскую.

Ноэль сказал:

— Теперь я все понимаю. Папа решил угостить этого индейца обедом, потому что он пожалел этого бедного больного человека.

Мы все согласились с ним и обрадовались, что теперь все стало ясно, потому что мы никак не могли понять, зачем папе понадобилось устраивать обед для чужого человека, да еще и запрещать нам выходить в столовую.

— Бедняки бывают очень гордые, — сказала Алиса, — Наверное, папа думал, что индеец застесняется, если мы все выйдем и увидим, какой он бедный.

Дора сказала:

— Бедность не позор. Мы все должны уважать честную бедность.

И мы все согласились с ней.

— Жалко, что ему не понравился обед, — продолжала Дора, а Освальд тем временем подкладывал уголь в камин. Он делал это руками, чтобы не шуметь, и он не стал вытирать грязные руки о штаны, как Ноэль или Г. О., а позаимствовал платок Доры, пока та разговаривала. — Зато стол получился очень красивый, да еще с нашими цветами. Я сама накрывала, и Элайза посылала меня одолжить серебряные ложки и вилки у матери Альберта, который живет по соседству.

— Надеюсь, этот бедный индеец и впрямь честный человек, — мрачно заметил Дикки, — а то для бедного больного человека эти серебряные ложки могут оказаться чересчур большим искушением.

Освальд велел ему заткнуться, поскольку этот индеец приходился нам родственником и уже потому был не способен на бесчестный поступок. А Дора сказала — пусть он не волнуется, она сама мыла все ложки и вилки и пересчитала их и все были на месте, и она уже уложила их в кожаный портфель и отнесла назад, маме Альберта, который живет по соседству.

— Брюссельская капуста была мокрая и склизкая, — продолжала она, — картошка серая и даже с черными пятнами, баранина красноватая и слишком мягкая посередке — я видела, когда ее вынимали из духовки. Яблочный пирог был с виду вполне приличный, но яблоки не пропеклись. А то другое, что сгорело — помните запах — это был суп.

— Жалко, — сказал Освальд, — ему, бедняге, наверное, не каждый день достается обед.

— Мы тоже не каждый день вкусно едим, — сказал Г. О. — но уж завтра.

Я подумал о всех тех вкусностях, которые мы накупили на полсоверена — кролик и сладости и миндаль и изюм и фиги и кокосовый орех; и я подумал о надоевшей баранине и о все прочем и тут, пока я еще думал, Алиса сказала:

— Давайте позовем бедного индейца пообедать завтра вместе с нами.

Я бы тоже это предложил, если б она дала мне время додумать.

Мы уговорили малышей лечь в постель, пообещав им, что оставим им записку о том, как все вышло, чтобы они узнали это как только проснуться утром или даже ночью, если они проснутся среди ночи, и потом мы, старшие, занялись этим делом.

Я ждал у задней двери: Дикки должен был подкараулить момент, когда дядя будет выходить из дому и сбросить с лестницы мраморный шарик, чтобы я услышал и выбежал — обежав вокруг дом я как раз перехватил бы дядю на крыльце.

Это похоже на засаду, но будучи разумным и предусмотрительном человеком вы должны понять, что мы не могли попросту спуститься вниз и обратиться к дяде прямо в холле на глазах у отца: — Папа очень скверно накормил вас сегодня, но если вы согласитесь пообедать с нами, мы покажем вам, что такое королевский обед». Право же, это было бы не слишком-то вежливо по отношению к папе.

Итак, папа проводил индейца до двери, выпустил его, закрыл за ним дверь и вернулся в кабинет — вид у него, как говорит Дора, был очень печальный.

Бедный индеец спустился по ступенькам и наткнулся на меня — я поджидал его у калитки. Я вовсе не презирал его за то, что он беден, и я сказал ему «Добрый вечер, дядя» точно так же, как сказал бы если б он собирался воссесть в позолоченной колеснице Богатства, вместо того чтобы месить грязь добираясь пешком до станции (или у него все-таки были при себе деньги на трамвай?)

— Добрый вечер, дядя, — повторил я. Он замер на месте и уставился на меня. Похоже, он не привык, чтобы мальчики так вежливо разговаривали с ним — ведь многие мальчишки бывают так грубы, особенно с престарелыми бедняками.

Я повторил «Добрый вечер, дядя» в третий раз, и он ответил:

— По-моему, вам давно пора быть в постели, молодой человек!

Я понял, что с ним надо разговаривать по простому, как мужчина с мужчиной, и я сказал:

— Вы обедали с нашим папой, и мы нечаяно слышали, как вы сказали, что обед был отвратительный. Мы подумали, что раз вы индеец, вы, наверное, очень бедны, — я не хотел признаваться, что эту позорную тайну мы слышали из его собственных уст — и мы подумали, что вам вряд ли удается каждый день хорошо пообедать. И мы все очень огорчились, что вы такой бедный — так вот, может быть, вы придете завтра и пообедаете вместе с нами, то есть, с нами, детьми? У нас будет очень хороший обед: кролик и печенье и кокосовый орех, и вы не должны обижаться, что мы знаем, что вы бедный, потому что мы понимаем, что честная бедность вовсе не позор и… — я бы мог еще говорить и говорить, но он перебил меня и сказал:

— Клянусь честью! Как вас зовут-то, а?!

— Освальд Бэстейбл, — сказал я (а вы, небось, до сих пор и не догадывались, что эту историю рассказываю я, Освальд).

— Освальд Бэстейбл? Клянусь душой! — пробормотал бедный индеец. — Да, я с радостью пообедаю с вами, мистер Освальд Бэстейбл — с огромнейшим удовольствием. Чрезвычайное любезное, я бы даже сказал — сердечное приглашение, хм. Спокойной ночи, сэр. Я полагаю, вы обедаете в час дня?

— Да, — подтвердил я, — спокойной ночи, сэр.

Я вернулся домой и все рассказал остальным, и мы написали записку и положили ее на столик в комнате малышей:

— Бедный индеец придет к часу. Похоже, он очень мне благодарен.

Мы не стали предупреждать папу, что дядя придет к нам обедать — как я уже объяснял, это могло получиться невежливо. Но Элайзу мы должны были предупредить, мы сказали ей, что к нам придет друг, и все должно быть по правилам. Она, наверное, думала, что придет всего-навсего Альберт, который живет по соседству, но в этот день она была в хорошем расположении духа и согласилась приготовить кролика и даже испекла пудинг с коринкой. Пробило час, и появился дядюшка из Индии. Я сам открыл ему дверь и помог ему снять плащ (изнутри он весь был подбит мехом) и провел его прямиком в детскую. Мы решили обедать там, как обычно, а то ему было бы неуютно, если б с ним обращались как с посторонним. Мы решили, что он будет все равно как один из нас, а то, если мы будем слишком вежливы, он наоборот решит, что мы задаемся перед ним, потому что он беден.

Он пожал руку каждому из нас и каждого спросил, сколько ему лет и в какую школу он ходит, и только головой покачал, когда мы сказали, что пока что у нас каникулы. Мне стало немного не по себе, как всегда, когда разговор заходит о школе. Я не знал, что сказать ему, чтобы он сразу почувствовал себя одним из нас, и для начала спросил его, любит ли он крикет — он ответил, что давно не играл. После этого все молчали, пока Элайза не принесла обед. Мы все хорошенько умылись и руки вымыли и причесались и выглядели все замечательно, особенно Освальд, который как раз в это утро постригся. Когда Элайза принесла кролика и снова вышла, мы в отчаянии посмотрели друг на друга — в молчаливом отчаянии, точь-в-точь как в книжках. Похоже было, что нам грозит такой же скверный обед, какой индеец получил накануне — только что еда повкуснее, но зато очень скучно. Дикки лягнул Освальда под столом, чтобы тот говорил первым (Дикки и не догадывается, как больно бьются его новые башмаки), но Освальд не стал лягаться в ответ. Тут дядя спросил:

— Будете ли вы сами нарезать мясо, сэр, или лучше этим заняться мне?

Алиса ему сказала:

— Дядя, вы предпочитаете взрослый обед или веселый?

Он ни минуты не сомневался и ответил:

— Веселый — веселый, хм! — и мы поняли, что все в порядке.

Мы тут же научили дядю игре в бесстрашного охотника. Кролик был оленем, которого мы подстрелили в зеленом лесу, из крепкого лука, и когда дядя нарезал его, мы поджарили кусочки на заостренных палочках. Дядин кусок слегка обуглился, но он сказал, что все замечательно и что дичь гораздо вкуснее, когда сам добудешь ее на охоте. Потом Элайза собрала косточки и принесла нам пудинг — мы подождали, пока она закроет за собой дверь, поставили блюдо с пудингом на пол и убили его по доброй старой охотничьей традиции. То был дикий кабан, очень свирепый и опасный — не так-то легко было его убить, даже вилкой. Дядя был самым отважным из нас, он так и подпрыгивал и даже завывал, нападая на кабана, но когда мы предложили ему отведать кабанятины, он сказал:

— Нет, благодарю вас — подумайте о моей печени, хм!

Но он отведал миндаля и изюма — нам пришлось забраться на верх самого верхнего шкафчика, чтобы сорвать их с ветвей тропических деревьев, и от фиг, которые богатые купцы привезли на корабле из дальних стран (кораблем был большой ящик для игрушек), дядя тоже не отказался. Все мы охотно ели сладости и кокосовый орех. Пир и впрямь вышел на славу, и когда мы все съели, мы спросили — может быть, ему это понравилось больше, чем вчерашний обед? А он ответил:

— Такого обеда у меня еще вы жизни не было! — он был слишком хорошо воспитан, чтобы признаться, что он на самом деле думает о папином обеде, и мы поняли: хоть он и бедняк, он — настоящий джентльмен.

Мы подъедали остатки сладостей, а он закурил сигару и принялся рассказывать нам о слонах и об охоте на тигров. Мы хотели расспросить его о вигвамах и вампумах, мокасинах и бизонах, но он либо ничего об этом не знал, либо стеснялся рассказывать о чудесах своей родной страны.

Он очень нам понравился, и когда он собрался уходить, Алиса подтолкнула меня и я сказал:

— У нас остался еще шиллинг, три пенса и фартинг — у нас было полсоверена. Они не очень-то нам нужны, и мы хотели бы, чтобы вы взяли их себе, потому что вы нам очень нравитесь, и мы хотели бы, чтобы они вам пригодились, — и я сунул деньги ему в руку.

— Я возьму трехпенсовик, — сказал он, вертя в руках монетку и внимательно на нее глядя, — трехпенсовик я возьму, но я не могу отнять у вас все ваши деньги. Кстати говоря, а откуда взялись деньги на этот королевский обед. Полсоверена, вы говорите — хм?

Мы рассказали ему, как мы искали сокровище различными способами, и когда мы уже рассказали ему немалую часть своих приключений, он уселся, чтобы все до конца выслушать, и так мы дошли и до того, как Алиса играла в жрицу, и волшебная лоза указала то место, где лежало полсоверена. Тогда он сказал, что хотел бы сам на это посмотреть, но мы объяснили ему, что волшебная лоза указывает только, где спрятано золото или серебро, а мы точно знаем, что ни того ни другого в доме нет, ведь мы все так тщательно обыскали накануне.

— Но серебро ведь у вас есть, — сказал он, — давайте спрячем столовое серебро, и пусть Алиса заставит свою волшебную лозу отыскать серебро — хм?

У нас нет больше столового серебра, — сказала Дора, — Вчера Элайза посылала меня одолжить серебряные ложки и и вилки для вашего обеда у мамы Альберта, который живет по соседству. Папе, наверное, все равно, но Элайза думала, что вам так больше понравится. Наше серебро давно отдали в чистку и, похоже, у папы нет денег чтобы заплатить за чистку, поэтому серебряная посуда никак не возвращается.

— Клянусь душой! — сказал индеец, рассматривая дырку в кресле, которую мы прожгли, когда праздновали день Гая Фокса в прошлом году. — А как насчет карманных денег — много их у вас — хм?

— У нас теперь нет карманных денег, — сказала Алиса, — Но нам вовсе не нужен этот шиллинг. Мы бы очень хотели, чтобы вы взяли его себе, ведь правда?

И мы все сказали «Правда», но дядя не захотел его брать, а вместо этого задал множество вопросов и, в конце концов, собрался уходить. Перед уходом он сказал нам вот что:

— Знаете ли, ребята, я с вами здорово повеселился. Я не забуду вашего гостеприимства. Быть может, бедный индеец однажды сможет пригласить вас отобедать у него.

Освальд сказал, если у него когда-нибудь будут на это средства, мы с радостью примем его приглашение, но он не обязан устраивать нам столь же вкусный обед, вполне сойдет и холодная баранина с рисовым пудингом. Честно говоря, мы их терпеть не можем, но Освальд хорошо воспитан и знает, что следует говорить. И бедный индеец попрощался с нами и ушел.

Этот ужин не принес нам новых сокровищ, но мы очень хорошо провели время и, кажется, наш дядя тоже получил удовольствие от этого обеда.

Мы очень огорчились, что он так рано ушел, и от огорчения почти что не выпили чая, но мы все-таки радовались, что мы угодили бедному индейцу, да и сами хорошо провели время. Как говорит Дора, «спокойная совесть питается своими собственными дарами», так что можно было обойтись и без чая.

Только Г. О. питался чем-то еще и совесть у его была неспокойна (может быть, все дело в желудке), поэтому Элайза дала ему порошок в желе из красной смородины, которое осталось от вчерашнего невкусного обеда.

Но мы все чувствовали себя отлично и надеялись, что Г. О. просто пожадничал насчет кокосового ореха и, главное, что дядюшка из Индии не съел ничего, чтобы повредило бы его желудку — но этого мы не могли знать наверное.

Глава шестнадцатая, в которой заканчиваются поиски сокровища

Итак, приближается конец наших поисков, и то сокровище, которое мы в итоге нашли, оказалось столь удивительным и замечательным, что теперь все изменилось в нашей жизни. Древний дом Бэстейблов вроде как пережил землетрясение и теперь у нас все вверх тормашками.

Следующий день (после того как дядя пронзил своим копьем наш пудинг) начался мрачно. Но нельзя судить о дне по его началу — то был день, предназначенный судьбой для великих событий. С утра никаких признаков великих событий не обнаружилось, все мы почему-то чувствовали себя скверно, папа сильно простудился, и Дора уговорила его не ездить в город, а устроиться в кабинете в тепле и уюте. Она сварила ему овсяную кашу — Дора варит ее гораздо лучше, чем Элайза, у которой вся каша собирается комочками, а внутри комочков непроваренные хлопья.

Мы старались вести себя как можно тише, я даже усадил Г. О. за уроки, как советовал нам Великодушный Благотворитель. Было очень скучно. Бывают дни, когда кажется, что все интересные вещи на свете ты уже перепробовал и теперь осталось только повторять день за днем всякие наскучившие дела и притом одним и тем же образом. Обычно такое чувство бывает у меня в дождливые дни. Но — повторю еще раз — нельзя судить о дне по его началу.

Дикки сказал, если дела пойдут так и дальше, он сбежит из дому и уйдет в матросы, Алиса сказала, что она предпочтет монастырь. Г. О. капризничал, поскольку порошок Элайзы оказал свое действие, и пытался читать две книги одновременно — по одной каждым глазом, и все потому, что одну из этих книг просил у него Ноэль. Это было очень эгоистично, и только справедливо, что у Г. О. разболелась голова, так что, когда он начал жаловаться на мигрень, Освальд сказал ему: сам виноват, ведь я старше и мой долг — объяснить ему, в чем он неправ. Г. О. ударился в слезы, и Освальду пришлось его успокаивать, чтобы он не мешал папе. Освальд сказал:

— Вот увидишь, они придут и съедят Г. О.

И тут Дора сказал, чтобы он не смел обижать маленького.

Конечно, после этого Освальд предпочел не вмешиваться в жизнь своей семьи и отошел к окну, чтобы посмотреть на проезжающие трамваи, а вскоре и Г. О. тоже подошел посмотреть из окна, и Освальд, который умеет быть великодушным и щедрым, отдал брату синий карандаш и два пера для ручки, все равно что новых — насовсем.

Они смотрели вниз, на капли дождя, разбивавшиеся о камни мостовой, и вдруг увидели кэб, неуклюже выехавший из-за угла, со станции. Освальд крикнул:

— Смотрите — карета нашей феи-крестной! Вот увидите, она остановится возле нашего дома!

Все остальные тоже подошли к окну посмотреть. Освальд сказал это, конечно, понарошку и был до смерти удивлен, когда кэб и в самом деле остановился возле дома. К бокам коляски были привязаны какие-то свертки, другие свертки торчали из окон, и все это было похоже либо на семейный выезд на взморье либо на разъездную лавку. Кэбмен спустился, и кто-то изнутри начал передавать ему свертки и пакеты всевозможных форм и размеров, так что тот только поспевал подхватывать их обеими руками да ухмыляться во весь рот.

Дора сказала:

— Надо бы предупредить его, что он перепутал адрес.

Тут изнутри кэба показалась нога, нащупывающая ступеньку (похоже это было на то, как шевелит высунувшейся из под панциря лапкой черепаха, если оторвать ее от земли), затем появилась половина туловища и еще какие-то свертки, а затем — Ноэль крикнул:

— Бедный индеец!

Да, это был он.

Элайза открыла дверь, а мы все столпились на верхней площадке, перегнувшись через перила. Папа услышал, как гремят в прихожей все эти ящики и свертки, и он вышел, совсем забыв, как сильно он простужен. Вот попробуйте выйти не одевшись, когда вы простужены, и вам непременно скажут, что ты непослушный мальчик и не о чем не думаешь. Мы услышали, как наш бедный индеец говорит папе:

— Послушай, Дик, я вчера обедал с твоими ребятами — они, верно, тебе уже рассказали. Чудные котята! Почему ты не познакомил меня с ними? Старшая — вылитый портрет бедной Дженни, а что касается Освальда — он уже мужчина! Пусть меня назовут *нигером, если он не джентльмен! ХМ! Послушай, Дик, я уж, наверное, смогу найти кого-нибудь, кто бы согласился вложить денежки в это твое предприятие — а?

И они с папой ушли в кабинет и плотно закрыли дверь, а мы спустились вниз осмотреть все эти свертки. Одни из них были упакованы в старую грязную газету, другие завернуты в какие-то тряпки, но были там и свертки в коричневой бумаге, только что перевязанные веревочкой в каком-то магазине, и ящики, и коробки. Мы гадали, собирается ли дядя переехать к нам насовсем, или это какой-то товар на продажу. Некоторые свертки пахли пряностями, словно еда. Тут мы услышали, как поворачивается ручка в двери кабинета, и Алиса сказала:

— Бежим! — и мы все испарились, кроме Г. О. - дядя ухватил его за ногу, когда он устремился к лестнице вслед за нами.

— Осматриваете багаж, а? — спросил дядя и мы все спустились в холл, потому что нечестно было бы оставлять Г. О. одного в беде, и мы тоже хотели знать, что в этих свертках.

— Я ничего не трогал, — сказал Г. О. — Вы теперь будете жить у нас? Мы все будем рады.

— Ничего страшного, если и трогали, — сказал наш добрый индеец, — Это все вам и предназначается.

Я не раз уже описывал ситуации, в которых нам приходилось онеметь от изумления, радости или ужаса и тому подобное, но я не припомню, чтобы мы хоть раз были немее, чем когда мы услышали эти слова.

Индийский дядя продолжал:

— Я рассказал одному моему старому другу о том, как приятно я с вами пообедал, и о вашем трехпенсовике, и о волшебной лозе, и обо всем прочем, и он прислал вам в подарок все эти пустяки. Кое-что здесь прямо из Ост-Индии.

— Так вы из Ост-Индии, дядя? — спросил Ноэль и дядя сказал «да!», и мы все очень удивились, потому что мы совсем не подумали о той Индии, и считали, что он Вождь Краснокожих. Теперь стало ясно, почему он так плохо разбирался в бизонах и мокасинах.

Он позвал Элайзу на помощь, и мы перетащили все посылки в детскую, и он принял развязать их — одну за другой, одну за другой, пока весь пол не завалил. Папа пришел и уселся в кресло, которое прожгли в день Гая Фокса. Я даже не могу перечислить все вещи, который прислал нам друг нашего дяди — он, должно быть, очень добрый и разумный человек.

Были тут игрушки для младших, и модели паровозов для Дикки и для меня, и множество книг, и фарфоровый чайный сервиз для девочек, красно-бело-золотой, и множество сладостей (в свертках на вес и в коробках), и целая миля тонкого шелка из Индии, девочкам на платья, и настоящая индийская сабля для Освальда, и альбом японских рисунков для Ноэля, и шахматы из слоновой кости для Дикки — вместо ладьи в этом наборе были слоны с башней на спине. А я-то думал, почему станция в Лондоне называется Слон-с-Башней. В свертках из коричневой бумаги, перевязанных веревочками, были коробки с играми или коробки засахаренных фруктов и тому подобное. В коробках, обмотанных старыми пыльными газетами, оказались всякие индийские вещи — в жизни не видал такой красоты. Там были резные веера, и серебряные пряжки, и бусы из янтаря, и ожерелья из драгоценных камней, только не обработанных — дядя сказал, это все бирюза и гранат, и были шелковые шали и шелковые платки, шкатулки, отделанные золотом, и шкатулки из слоновой кости, и серебряные подносы, и еще какие-то штуки из меди. Дядя говорил: «Это тебе, молодой человек», или: «Вот это подойдет нашей маленькой Алисе», или: «Я полагаю, мисс Дора будет настоящей красавицей в этом зеленом платье — хм?»

Папа смотрел на все это, словно во сне, но тут дядя протянул ему нож из слоновой кости и коробку сигар и сказал:

— Мой старый друг послал тебе эти подарочки, Дик, он ведь и твой старый друг, ты же знаешь, — и тут он подмигнул папе (мы с Г. О. это хорошо видели), а папа подмигнул ему в ответ, хотя он сто раз говорил нам, что подмигивать невежливо.

Замечательный это был день. Вот уж когда мы и вправду заполучили сокровище! В жизни не видел столько подарков — целая куча, целых несколько куч, словно в сказке. Даже Элайза получила шаль и, наверное, она ее заслужила, ведь этот она приготовила кролика. Освальд сказал — не ее вина, если нос у нее пупочкой и она никак не научится расчесывать свои волосы — она вообще не любит держать в руках щетку, вот и ковры не чистит. Но Освальд старается быть терпимым даже к людям, которые забывают мыть свои уши.

После этого индийский дядя частенько навещал нас, и его старый друг всякий раз присылал нам еще какие-нибудь подарки. Однажды он послал каждому из нас по соверену (и дядя все честно передал), другой раз мы получили билеты в театр, а еще раз — в цирк, и дядя каждый раз ходил с нами, когда же подошло Рождество, дядя нам сказал:

— Помните, когда, некоторое время назад вы позвали меня на обед, вы обещали, что и вы в свою очередь отобедаете со мной, если у меня наберется достаточно денег на обед. Так вот, я собираюсь устроить для вас обед — настоящий рождественский обед. Конечно, не в самое Рождество — в Рождество полагается быть дома, но на следующий день. Холодная баранина и рисовый пудинг, как мы и договорились. Придете?

Мы сказали, с удовольствием, если папа не будет против, поскольку именно так и полагается отвечать, и бедный индеец, то есть дядя, сказал:

— Нет, папа не будет против, хм, — он тоже придет, клянусь душой!

На Рождество мы все приготовили для дяди подарки. Девочки склеили ему коробочку для носовых платков и сшили футляр для расчески из остатков своего шелка. Я купил ему нож с тремя лезвиями; Г. О. добыл свисток, необычайно громкий, Дикки заплатил свою долю за нож, а Ноэль собирался подарить дяде индийскую коробочку из слоновой кости, которую ему прислал старый друг дяди в День Феи Крестной, потому что, как сказал Ноэль, это самая замечательная вещь, какая у него только есть, и дядя, наверное, не будет в обиде, что он не сам ее купил.

Должно быть, и у папы дела пошли лучше, похоже, дядин друг вложил деньги в его бизнес, и это было все равно что еда для голодного. Все мы получили новые костюмы, а девочкам сшили зеленые платья из индийского шелка, и 26-го декабря мы поехали к дяде в двух кэбах — в одном папа с девочками, в другом мы.

Нам было очень любопытно узнать, где живет наш индийский дядюшка, потому что он не рассказывал нам об этом. Когда кэб поднимался на гору (мы ехали в сторону парка) мы думали, что дядя, быть может, живет в одном из тех маленьких домишек в Гринвиче, но кэб проехал парк насквозь и въехал в большие ворота и еще долго ехал сквозь заросли кустарника, белые от мороза, словно волшебный лес — ведь уже наступило Рождество. Наконец, мы подъехали к одному их тех замечательных, огромных, уродливых с виду домов со множеством окон, которые бывают так удобны внутри, и на крыльце нас поджидал индийский дядюшка, очень роскошный, в теплой синей куртке и желтом кожаном пальто сверху, а на поясе у него была целая связка ключей.

— Может быть, он получил тут место дворецкого, — предположил Дикки. — Бедный старик — нелегко ему будет.

Ноэль сказал — похоже на то, ведь в этих больших домах полагается целая сотня дворецких.

Дядя спустился по ступенькам и сам распахнул дверцы кэба, хотя, по-моему, это не входит в обязанности дворецкого. Он повел нас в дом, в замечательный холл, где на полу лежали медвежьи и тигриные шкуры, а у стены стояли большие часы, (днем на них было солнце, а ночью луна, и каждый час выходил Старик Время с косой, и внизу была табличка «Флинт Эшфорд 1776»), а еще в шкафу за стеклом было чучело лисы, которая ест чучело утки, и повсюду оленьи рога и еще какая-то голова над дверью.

— Пойдем сперва в мой кабинет, — сказал дядя, — И пожелаем друг другу счастливого Рождества.

Тут мы поняли, что он вовсе не дворецкий, и это его собственный дом, потому что только у хозяина дома может быть свой кабинет.

Его кабинет был совсем не похож на папин. Книг здесь не было, зато были сабли, ружья, газеты и башмаки, и какие-то нераспакованные коробки, в которых, должно быть, были еще вещи из Индии.

Мы отдали ему наши подарки, и он страшно обрадовался. Потом он вручил нам подарки к Рождеству — вам, наверное, уже надоело слушать про подарки, так что я расскажу совсем коротко: это все были часы. Каждый из нас получил часы, на которых было выгравировано его имя, и все они были серебряные, только Г. О. получил медные, потому что, как сказал дядя, они подойдут к его башмакам — не знаю что он хотел этим сказать.

Потом дядя взглянул на папу, а папа взглянул на него и сказал:

— Расскажите им все сами, сэр.

И дядя откашлялся, встал в позу и начал речь. Он сказал:

— Леди и джентльмены, мы встретились в этот знаменательный день, чтобы обсудить важнейший предмет, занимавший в последние недели внимание достопочтенного члена, который сидит напротив меня, а так же и мое внимание.

Я крикнул: «Слушайте, слушайте!», и Алиса шепнула мне:

— Забыл, как вышло с морской свинкой?

Дядя продолжал:

— Я намереваюсь жить в этом доме, а поскольку он слишком велик для меня одного, ваш папа согласился переехать сюда вместе с вами и жить тут. Итак, если вы не возражаете, мы все будет жить здесь и, с Божьей помощью, это будет счастливый дом для всех нас. Что — хм?

Он шумно высморкался и принялся целовать нас всех по очереди. Поскольку было Рождество, я не стал возражать, хотя я, конечно, уже слишком взрослый, чтобы меня целовали. Потом он сказал:

— Большое вам спасибо за ваши подарки, но я получил другой подарок, который я ценю дороже всего на свете.

Я подумал, что это не очень вежливо с его стороны, но тут я увидел у него на цепочке для часов трехпенсовую монетку и понял, что этот подарок, который он дороже всего ценит и есть та монетка, которую мы ему когда-то отдали.

Он сказал:

— Ребятки, вы отдали мне эту монету, когда вы думали, что я — бедный индеец, и я сохраню ее навсегда. Я позвал несколько друзей, чтобы нам как следует повеселиться, хм, на новоселье. Что скажете?

Он пожал руку нашему папе, и оба они высморкались, а потом папа сказал:

— Ваш дядя самый добрый — самый благородный…

Но дядя перебил его сказал:

— Ну-ну, Дик, без глупостей!

А Г. О. спросил:

— Так вы вовсе не бедный? — словно его это очень огорчало.

Дядя ответил:

— Спасибо, на мои нужды мне хватает, а бизнес вашего папы принесет ему достаточно денег, чтобы позаботиться о вас, хм!

И мы все пошли вниз и внимательно осмотрели чучело лисы и даже попросили дядю снять стекло, чтобы осмотреть лису со всех сторон, а потом дядя повел нас показать нам дом, который и в самом деле оказался очень удобным — удобнее я еще в жизни не видел. В комнате, в которой будет жить папа, висел очень красивый портрет нашей мамы. Наш дядя, наверное, очень богат. Такой конец книги похож на то, чем кончаются книги Диккенса, но по-моему, от этого только лучше, что все как в книге, и дядя наш по-настоящему хороший человек, раз он все так здорово устроил.

Сами подумайте, как было глупо, если б дядя сказал нам, когда мы предлагали ему наш шиллинг, три пенса и фартинг: «Да нужны мне ваши шиллинги и пенсы. Я и так очень богат». А он отложил рассказ о своем богатстве до самого Рождества, а потом все разом и выложил. И вообще, не моя вина, что это похоже на Диккенса — так было, и все тут. В конце концов, в жизни многое бывает точь-в-точь как в книжках.

После того как мы осмотрели дом, мы пошли в гостиную, а там нас уже ждала мисс Лесли, которая дала нам по шиллингу и пожелала счастливой охоты, и лорд Тоттенхэм, и дядя Альберта, который живет по соседству, и сам Альберт, и его мама (не сказать, чтобы я очень ее любил), и наш милый взломщик (в новом костюме), и двое его детей. Дядя сказал, что он хотел созвать всех тех людей, которые были к нам добры, и Ноэль спросил:

— А где же тот благородный издатель, которому я посвятил стихи?

Дядя сказал, что он постеснялся позвать в гости совсем незнакомого человека, но с лордом Тоттенхэмом он дружит издавна, а тот познакомил дядю с миссис Лесли, и потому он имел честь и радость позвать ее на новоселье. И он поклонился ей, словно дед Мороз с рождественской открытки.

Алиса спросила:

— А где же мистер Розенбаум? Он тоже был добр к нам, ему было бы приятно придти.

Все засмеялись, и дядя сказал:

— Твой папа вернул ему соверен, который он вам одолжил. Боюсь, он бы не пережил двух приятных неожиданностей сразу.

Я сказал, что еще был мясник — я имел в виду, что он тоже был добр к нам, но взрослые опять засмеялись, и папа сказал, на домашний обед деловых знакомых приглашать не следует.

Наступило время обеда, и мы вспомнили, что дядя обещал нам холодную баранину и рисовый пудинг. На самом-то деле он приготовил для нас чудесный обед, а какое сладкое! Нас посадили в соседней гостиной, чтобы мы не скучали вместе со взрослыми, и все приносили нам на отдельных тарелках, а дети нашего взломщика остались сидеть со своим папой: они были очень тихие и напуганные, все молчали и только поглядывали вокруг блестящими глазами. Г. О. сказал, они точь-в-точь как ручные мыши, но потом мы получше с ними познакомились и увидели, что они не так уж похожи на мышей, как сперва казалось. О них тоже можно много чего порассказать, но об этом я лучше напишу в другой книжке, а то в этой уже нет места. Весь остаток дня мы играли в таинственный остров и пили имбирное вино за здоровье нашего дяди. Г. О. опрокинул свой стакан прямо на новое платье Алисы (из зеленого шелка), но она даже не отругала его. Братьям не полагается любить одну сестру больше остальных, и даже если бы у Освальда и была любимая сестра, он скорее дал бы разорвать себя диким лошадям, чем выдал бы ее имя.

Так что теперь мы будем жить в большом доме возле парка, и все будет очень здорово.

Миссис Лесли часто заходит повидать нас, и наш друг взломщик, и дядя Альберта, который жил по соседству. Наш индийский дядя привечает его, потому что дядя Альберта тоже был в Индии и тоже там сильно загорел, но самого Альберта наш дядя не любит и говорит, что он мямля. Я буду учиться в Регби, и Ноэль и Г. О тоже, а потом, наверное, в Бэллиоле, где в свое время учился наш папа. У Бэллиола целых два герба, как ни у какого другого колледжа в Оксфорде. Ноэль хочет быть поэтом, а Дикки будет помогать папе в бизнесе.

Наш дядя — старик что надо, и подумать только, мы могли бы никогда не познакомиться с ним, если бы не занялись поисками сокровища!

Ноэль написал об этом стихи:

Индиец вернулся из дальних стран
Прямо к нам.
Мы сокровищ искали и дядю нашли:
Самое Главное Сокровище Индийской и Нашей Земли!

По-моему, не слишком-то удачные стихи, но Алиса непременно хотела показать их дяде, и дяде они тоже понравились. Он поцеловал Алису и похлопал Ноэля по спине и сказал:

— Кажется, я тут, тоже кое-что нашел, хотя я и не могу назвать себя профессиональным искателем сокровищ — хм, да!