/ Language: Русский / Genre:detective,

Давай Всех Обманем

Элла Никольская


Никольская Элла

Давай всех обманем

Элла Никольская

ДАВАЙ ВСЕХ ОБМАНЕМ

По весне пришло письмо из Австралии от дальнего во всех отношениях родственника - Рудольфа Дизенхофа. Всеволод Павлович удивился. Руди исправно давал о себе знать, но ограничивался открытками: поздравлял с Новым Годом, а заодно и с Рождеством Христовым, потом с Пасхой вкупе с Первомаем - две-три открытки за год набегало. Раньше приходили и письма: когда жива ещё была Гизела - жена Всеволода Павловича, приходившаяся Рудольфу родной сестрой. Но Гизелы почти три года как нет.

Прежде чем вскрыть конверт, Всеволод Павлович внимательно рассмотрел марку: коала, пухленький заокеанский медвежонок. Попадались на австралийских марках и кенгуру, и пестрые птицы, и незнакомые какие-то существа, открытки тоже сами по себе представляли интерес: улицы чужих городов. Руди только такие и присылал, вечный горожанин, сельских пейзажей, видно, не любит. Открытки покупает сам, выбирает со значением. А конверт он безлик... Надо надеяться, ничего там у него не случилось.

"Дорогой Всеволод - почерк, как всегда, размашист, но пару раз рука писавшего дрогнула, сорвалась и вертикальная линия будто перечеркнула строчки, Всеволод Павлович по себе знает, как это случается. - У нас кое-какие новости, есть и неплохие. Мы, наконец, поселились в собственном доме. Пятрас, старший сын моей жены Бируте провел несколько удачных коммерческих операций с недвижимостью, в результате удалось купить ферму, о чем всегда мечтала его мать. Ты, должно быть, уже заметил, что на конверте новый адрес..."

Всеволод Павлович взял конверт и убедился, что так оно и есть.

"Второе, что я хотел бы сообщить, для тебя, конечно, уже не новость, но мне интересно было бы узнать, как ты к этому относишься. Еще перед Рождеством я получил письмо из Мюнхена от моей племянницы Маргариты, тебе хорошо известной..."

Юмор у старины Руди ничего себе, ещё бы Всеволоду Павловичу не помнить Маргариту, Гретхен - бывшую жену.

"Она пишет, что, отдыхая осенью в Испании, неожиданно встретила там Пауля, кто бы мог подумать? Воистину неисповедимы пути Господи! Что бы сказала на это наша дорогая Гизела, царствие ей небесное? К сожалению, Гретхен, как обычно, поскупилась на подробности, ты, конечно, знаешь об этой встрече больше, чем я. Как все это произошло и как воспринял Пауль свидание с родной матерью?

Объединяя эти две новости в одну, я думаю, что неплохо было бы обсудить семейные дела не в письме, а лично. Теперь, когда мы поселились в большом доме, появилась, наконец, возможность повидаться. А для этого ты и Пауль должны навестить нас и собственными глазами убедиться, что мы, австралийцы, не ходим вверх ногами. Бируте, Регина, Пятрас и Ионас рады будут с вами познакомиться. Мы берем на себя оплату дороги в оба конца (но не самым шикарным рейсом) и все прочие расходы, вам остается выправить медицинскую страховку и получить въездные визы в австралийском посольстве..."

Откинувшись на спинку кресла - внезапно закружилась голова - Всеволод Павлович на миг представил себя в салоне самолета. По правде сказать, он только по телевизору видел, как выглядит салон современного лайнера, ему-то довелось летать на аэрофлотовских Илах и Ту-104 не дальше Сухуми, да и то всего трижды, в прежние времена предпочтительнее казался поезд, Гизела и вовсе боялась летать.

Австралия, неведомая земля. Практически все, что он об этой земле знает, почерпнуто из "Детей капитана Гранта". Каторжники, золотоискатели, эвкалипты, каннибалы племени маори - нет, это уже Новая Зеландия. Да, а новый адрес Рудольфа - это и не Австралия даже, а Тасмания, остров возле самой Антарктиды, куда ссылали самых неисправимых... Далеко же тебя занесло, старина Руди, дальше некуда. Но похоже, тебе там неплохо.

Преодолевая легкое головокружение, Всеволод Павлович поднялся, поискал в книжном шкафу с детства любимый старинный географический атлас. Потертый, белесый от старости толстый переплет, золотого тиснения буквы почти с него осыпались. Павлушка, когда меленький был, тоже его любил, листал часами... Сейчас отыщем эту Тасманию, убедимся, что и впрямь существует она на белом свете.

Когда Павел и Лиза вернулись с работы - они всегда являлись вместе, встречались где-нибудь на улице, Лиза не любила приходить домой одна, квартира все ещё оставалась для неё чужой - так вот, когда молодые вернулись, Всеволод Павлович дремал в своем кресле с географическим атласом на коленях. Заокеанское письмо валялось рядом на полу. Павел поднял его, потормошил отца:

- Пап, на закате спать вредно, голова разболится.

Слово в слово в таких случаях говорила и Гизела. Всеволод Павлович встрепенулся:

- Да я и не спал вовсе...

За ужином обсуждали письмо Рудольфа.

- По-моему, тебе стоит поехать... - сказал Павел. - Только сначала посоветуйся с врачом.

- Приглашают нас обоих, - напомнил Всеволод Павлович.

Павел пожал плечами:

- Не получится. Кто меня с работы отпустит? Отпуск только через полгода.

- Вот через полгода и поедете вдвоем, - вмешалась Лиза. - Конечно, Всеволод Павлович один лететь не может. Сколько туда лету? Сутки, небось, а то и больше...

- Не в том дело. - Павел замялся, Всеволод Павлович понял: сыну неловко назвать истинную причину того, что обоим им заманчивый вояж в ближайшем будущем не светит. Не в Австралию надлежало собираться старшему Пальникову, а в ближайшее Подмосковье, в кардиологический центр, где проходят реабилитацию более или менее благополучно выжившие инфарктники, и пора уже заниматься оформлением курортной карты, поскольку в собесе твердо обещают путевку.

- Ладно, - будто не поняв, бодро произнес Всеволод Павлович, - Утро вечера мудренее. Посмотрим. Коньков же в Швецию улетел - и ничего.

- Вам Коньков не указ, - фыркнула Лиза. - Он и водку пьет. Как конь. И где Швеция, а где ваша Австралия...

- Лиза, прекрати!

- Оставь, Павлуша, - великодушно сказал Всеволод Павлович. - Твоя жена заботится о моем здоровье, не так ли? Кони, кстати, водку не пьют.

Он слегка поклонился в сторону Лизы, которую упорно при всяком удобном случае величал женой сына, хотя знал отлично, что молодые не венчаны и не расписаны. Лизу это почему-то уязвляло - не сам факт, а то, что свекор или не свекор? - его то и дело подчеркивает. Павел же старался в их перепалках не участвовать - лучшее, что можно делать, если пребываешь между двух огней.

Изучая заморский конверт, Лиза неожиданно извлекла из него не замеченную Всеволодом Павловичем фотографию, вложенную обстоятельным родственником. Ага, вот и новый дом. Настоящие хоромы, шесть окон по фасаду в первом этаже, да ещё галерея наверху, да ещё пристройки какие-то. Главное же - местность вокруг, убегающие за горизонт голубоватые холмы, прямо по ним - низкие слоистые облака. Группу людей, стоящих и сидящих на широком крыльце, Всеволоду Павловичу пришлось разглядывать сквозь увеличительное стекло. Когда после основательного изучения он положил снимок на стол, им тут же завладела неугомонная Лиза, начала спрашивать, тыкая пальцем:

- Вот этот сидит - Рудольф, да? А этот длинный? И вот ещё парнишка и три женщины. Которая из них его жена? Если эта, то вот эта ихняя сноха, а третья кто? И куры, и две собаки, надо же...

Всеволод Павлович по мере сил удовлетворил её любопытство, он и сам-то не сильно разбирался в дальней этой родне. Знал одного Рудольфа, да и то лет двадцать назад. Однако был уверен: сутуловатый старик, примостившийся на ступеньках боком к объективу, будто прикрикнувший на остальных, и есть его давний знакомец. Больше никого не узнал, благо и не видел никогда, только догадываться мог.

На следующий день Всеволод Павлович, как только остался один, сел сочинять ответное послание.

"Рад за тебя, старый дружище Руди, - Ваш новый дом, судя по фотографии, просторен и удобен, к тому же расположен в красивом месте. Далеко ли это от ближайшего города? Ты ведь, насколько я помню, не любитель сельской жизни. Или поблизости имеется все же какой-нибудь паб?"

Далее он коротко написал о себе: та же квартира, которую ты, должно быть, помнишь, однако жизнь вокруг совершенно другая. Спасибо за приглашение - к сожалению, сам не сможет пока им воспользоваться, у него несколько другие планы. Но если бы Руди пригласил Павлика и его подругу Лизу, очень милую девушку, то это было бы просто отлично. Павлик охотно расскажет тебе все, в частности и о встрече с Маргаритой, это удивительная история, её стоит послушать..."

Старина Руди не откажет, в этом Всеволод Павлович был уверен. Все справедливо - молодежь на край света, а ему поближе, в кардиологическую клинику.

После тридцати часов полета пол уходил из-под ног. Правда, были посадки в Сингапуре и Дубае, но между ними подолгу приходилось сидеть в неудобном кресле, почти не двигаясь: жалко было беспокоить прикорнувшую на его плече Лизу, сам же Павел спать сидя не умел.

Аэропорт в Сиднее после сингапурской и дубайской оглушительной роскоши показался будничным, вроде родного Шереметьева, только, конечно, почище и посветлее. Толпа прибывших на глазах растворялась в толпе встречающих.

- Неужто добрались? - Павел поморщился, потер щетинистую щеку. - Ну и где родственники?

- Смеху будет, если нас не встретят, - отозвалась Лиза. На эти слова к ним дружно повернулись двое: мужчина и женщина, рослые, возвышающиеся над толпой, схожие между собой как брат и сестра и, будучи оба на удивление длиннолицыми и длинношеими, неуловимо напоминавшие гусей.

- Пауль, Элизабет! - и загоготали радостно. Парень - несомненно тот самый разбогатевший недавно Пятрас - резко согнулся пополам, приложился к ручке опешившей Лизы, затем дружески обнял Павла. Его спутница непринужденно расцеловалась с обоими и все вчетвером ещё немного потоптались на месте, исподволь разглядывая друг друга, привыкая, бессознательно притираясь, угадывая, о чем спрашивает новый знакомый и на каком языке следует ответить...

Вышли на яркое солнце, под непривычно высокое светлое небо, обмениваясь бессвязными восклицаниями: черт, свет тут у вас какой пронзительный... Куда же я машину поставил? Вечно ты, я же говорила... Обнаружили каким-то чудом запропастившийся на стоянке среди сотен других машин серый "фордик" и, сделав таким образом первые шаги по австралийской земле, гости вместе с хозяевами покатили по широченной, сказочной гладкости серой ленте автострады... Когда замелькали за окнами многоэтажные дома, Лиза спросила расслаблено:

- Это уже центр?

Ее не поняли. Женщина-гусь Регина - она приходилась женой Пятрасу и говорила по-русски лучше, потому что до замужества жила в Литве и учила в школе русский язык, - пробормотала что-то насчет новых эмигрантов: дескать, это они вынуждены осваивать столь неприглядное жилье на первых порах, специально для них построено...

План был такой: конец нынешнего дня и весь следующий, до самого вечера провести в Сиднее, осмотреть его, насколько хватит сил, а потом улететь в город Хобарт - столицу Тасмании, от которого совсем уж недалеко, километров тридцать до фермы Гуд Гудхарт, конечного пункта путешествия, где ждут с нетерпением московских гостей Рудольф Дизенхоф - брат покойной Гизелы, шурин Всеволода Павловича Пальникова, его супруга Бируте - мать Пятраса и, стало быть, свекровь Регины, а также младший брат Пятраса Ионас - общий сын Рудольфа и Бируте и его молодая жена Пола - они совсем недавно поженились.

- Пойдем в верхнюю гостиную, покурим и поболтаем, - предложил Рудольф.

Паша охотно согласился. больше всех в доме ему понравилась эта гостиная - не комната даже, а пространство над первым этажом. Дом построен в виде буквы П - то, что хозяева называют верхней гостиной, располагается как раз над перекладиной, по всей её длине, и опоясано галереей, а по обе стороны дома - спальни с ванными комнатами и гардеробными, ещё какими-то помещениями.

Лизу и Павла, к тайному его сожалению, поместили не там, а внизу, в комнате для гостей, по левую сторону от главного входа (был ещё и черный, позади дома). Гостевая похожа на номер в отеле: широкая кровать, встроенные шкафы, две тумбочки, две одинаковые лампы, сладкий пейзаж в багетовой раме. Все новехонькое и ничего лишнего. И отдельный, разумеется, санузел - язык не поворачивается столь прозаическим термином обозначить прекрасное смежное помещение, почти равное размером самой комнате. Включишь свет - так все и засверкает: зеркала, металлические краны и кронштейны светильников, стеклянные выгнутые стены душевой кабины и его сиятельство белоснежный унитаз.

Лиза, подмосковная уроженка, выросшая в доме с удобствами во дворе и потому особо ценившая блага цивилизации, аж застонала от зависти. Ведь одно дело наблюдать эдакую красоту в телесериале или даже в отеле (отдыхали в прошлом году за границей) и совсем другое дело, когда подобное великолепие в твоем собственной доме, и не в городском особняке, а на ферме какой-то, в самой глухой земной провинции, потому что дальше Тасмании только Антарктида с её пингвинами...

- Нравится дом? - спросил Руди, усаживаясь в одно из кресел и жестом приглашая Пашу занять соседнее, - Пятрасу здорово повезло, правда?

- На чем он заработал?

- Землю купил несколько лет назад, на первые свои заработанные деньги. А в прошлом году продал с большой выгодой.

- Так просто?

Выцветшие глаза Рудольфа сощурились в усмешке:

- Вовсе не просто, надо друзей полезных иметь и знать ситуацию на рынке. Он парень не промах, Пятрас, настоящий литвин.

Павел уже знал: тут, на Тасмании живет литовская колония, крепко держатся друг за друга эмигранты довоенные и послевоенные, хранят язык и обычаи своей по-северному неяркой, но все равно прекрасной янтарной Литвы, берегут память о ней. И жену, если не найдется здесь подходящей, норовят там добыть.

Словом, когда приспело Пятрасу жениться, подался парень в Литву. Материнское влияние, а может, зов предков. Или голос крови, как это там называется.

Слушая неторопливый рассказ, Павел исподволь разглядывал дядюшку Руди - хотя на самом деле кем они друг другу приходятся? Велел называть себя дядей - и быть посему...

Накануне они провели вечер вдвоем, в этих самых креслах. Павел поведал в деталях о событиях прошлого года: как, загорая на испанском пляже, узнал в одной купальщице родную мать, с которой прежде не то, чтобы знаком не был - даже и о существовании её не подозревал, считая себя сыном Гизелы сестры Рудольфа.

Руди эту историю уже знал, интересовали его подробности. На кого похожа эта девочка, Пауль? Она, выходит, твоя сводная сестра... Видел ты её отца? Как ты думаешь, счастлива с ним Грета? Не жалеет ли, что в свое время уехала из России, оставив мужа и маленького сына - его, Пауля?

Павел отвечал, стараясь придерживаться истины, не импровизировать. В самом деле, откуда ему знать, счастлива ли его биологическая мамаша, они толком и не познакомились... Обстоятельства их встречи были, что называется, экстремальными, времени на задушевные беседы не хватило.

Павел потихоньку разглядывал собеседника, не без удовольствия отмечая, что они, безусловно, одной породы. Лицо Рудольфа слишком, пожалуй, худое, между кожей и мощным костяком никакой прослойки. Обтянутые крепкие скулы и квадратный подбородок. Годам к сорока, Павел надеется, сходство усилится. Пока же подводит словянская мягкость и размазанность черт, да ещё румянец... Ионас тоже похож на Рудольфа, те же черты, но силы в лице не чувствуется: синие глаза с поволокой, застенчивая улыбка. Атлет, с детства тренированный. Руди с гордостью перечисляет, в каких видах спорта преуспевает его младшенький - вернее, единственный сын. Пятрас тоже рослый и крепкий парень, только он не родной.

...Пятрас, стало быть, привез свою Регину из Литвы. Бируте довольна: работящая девушка и добросердечная. Английский освоила запросто, а вот Пятрас русский подзабыл. В основном звучит в доме литовская речь. Ионас по-русски понимает - отец позаботился, однако говорить стесняется. Сам же Рудольф в литовском и английском поднаторел, зато родной немецкий за ненадобностью почти потерял...

Ну и разноязыкая семейка! Ионас за стенами этого дома наверняка становится просто Джоном, обычным австралийским парнем, и вот эти зелено-голубые холмы за широкими, чисто промытыми окнами ему роднее, чем висящие в простенках виды Вильнюса и репродукции Чурлениса. Что ему готические соборы и загадочные древнелитовские короли?

Однако за женой юный Иоганнес Хельмут Дизенхоф - так он по документам значится - отправился-таки в Литву. Пола, его жена, в доме пока не появлялась, и что-то о ней помалкивают.

- В Хобарт, кажется, уехала, - ответили любознательной Лизе, когда та поинтересовалась, где же это вторые сутки пропадает жена Ионаса. Павлу показалось, будто вопрос сочли бестактным, хотя что тут такого?

И как раз на следующее утро, отправившись на прогулку, на дальней границе усадьбы Павел с Лизой набрели на странное существо. Оно пристроилось на верхней перекладине изгороди: старые кроссовки на босу ногу, линялые шорты, растянутая, к тому же на вырост майка.

- Это что ещё за чучело? - удивилась Лиза.

- На себя посмотри! - огрызнулось чучело и спрыгнуло на мягкую траву. - Тоже мне красотка.

Павел оторопел, услышав русскую речь, Лиза же мгновенно оценила ситуацию:

- Чего ты тут расселась, тебя же все ищут, беспокоятся, Ионас с утра в Хобарт укатил...

- Зачем это?

- Сказали, что тебя там видели.

- Кто, интересно, видел?

- Не знаю. А ты правда там была?

- Ну да. Работу искала.

- Нашла?

- Найдешь тут, как же!

Беглянка вздохнула, провела рукой по черным вихрам - безнадежная попытка привести их в порядок.

Павла так и подмывало спросить, с чего это ей вздумалось искать работу в городе, когда на ферме дел полно. Но вместо этого он сказал примирительно:

- Вроде мы с тобой тезки: ты Пола, я - Пол. Павел, стало быть. А ты Полина, что ли?

- Пелагея! - девчонка засмеялась и состроила гримаску, высунув язык. Так крестили. А по паспорту Полина Андреевна. А вы - московская родня, что-то долго вы до нас ехали...

- Нравится тебе тут, Пелагея? Не скучаешь по родине?

- Не-а! Тут гораздо лучше, не сравнишь...

- Чего ж тогда из дому бегаешь?

- Хочу и бегаю! - ещё одна гримаска.

Забавная какая - глазки-щелочки, скуластенькая, рот широкий, веселый. Только как это красавец Ионас выбрал эдакую простушку - замарашку? Смугла, неказиста и уж явно русская - не литовка...

Видно, та же мысль посетила и Лизу и выражена была в неожиданной форме:

- Прийдем домой, я тебя постригу.

- Ты, что ли, парикмахерша? - удивилась коротышка.

- Училась, - коротко ответила Лиза, - тут дорога покороче есть? А то я устала.

Их появление на ферме встречено было сдержанно. Откровенно обрадовался только старый Рудольф, Бируте, холодно кивнув невестке, пошла звонить кому-то в Хобарт: надо же сообщить Ионасу о возвращении Полы. Гуси поздоровались с Полой приветливо, но сразу ушли: дел по горло.

- Есть будете? - спросил Руди, - Ланч на кухне, все готово.

- Подожду Ионаса, - сникла вдруг насмешница, куда её бойкость девалась? - Мне есть не хочется.

- А ты просто посиди с нами, Пелагея, - предложил Павел, - За компанию.

Но та, не отвечая, скрылась за дверью. Нет, неспроста она убегает из уютного дома, от людей, от молодого красивого мужа. Под каждой крышей свои мыши...

- Ты и правда на парикмахера училась? Почему я об этом ничего не слышал? - спросил он, когда после завтрака-ланча, то бишь, они ушли вдвоем в свою комнату.

- Ну! - ответила его красавица, вложив в коротенькое слово множество эмоций. Мол, что тут такого? И мало ли чего ты ещё обо мне не знаешь, да и не твое это дело...

- На курсах, что ли? - осведомился ко всему привычный следователь Пальников, - Курсистка ты моя вечная! То компьютерные, то иностранных языков, ещё и автовождения. Если стричь училась - ступай и постриги эту Пелагею, пока супруг её законный не вернулся.

- При чем тут супруг?

- Ну поговори с ней, проясни. Ты умеешь.

- А-а... Так бы и сказал. Странная парочка, правда?

Машина Ионаса - тупорылая "тойота" лихо въехала во двор, затормозила в метре от гаража. У водителя же вид был отнюдь не лихой - устал, раздражен. Понять можно: столько времени провел в поисках убежавшей жены, кому такое понравится? Кажется, все на его стороне, даже Руди смотрит участливо, ни о чем не спрашивает. Бируте - та само сочувствие.

- Проголодался, сынок? Давай приготовлю тебе что-нибудь вкусненькое.

Так истолковал Павел незнакомую речь: эти двое говорят между собой по-литовски.

А виновница всех неприятностей сидит себе наверху, и Лиза там с ней...

Когда девушки вернулись в столовую, шумным восторгам не было предела.

- Твой стиль, - одобрил Рудольф новую прическу Полины.

- И модно! - согласилась Регина, - Правда, Пятрас?

- А меня можешь постричь, Элизабет? - это уже была высшая степень признания и Лиза так и просияла:

- Конечно, Бируте!

Ну что ему все мерещится? Обычная семья, мало ли как молодые сходятся? Влюбился парень - и женился. Свекры, возможно, не того ждали - но примирились, так чаще всего и происходит, никаким злодейством, коварными умыслами тут и не пахнет, просто следовательские нервы пошаливают... Вон как крепко обнял Ионас жену - выходит, простил беглянку. Милые бранятся только тешатся... А ей, правда, к лицу новая прическа - аккуратная челочка набекрень, сзади пони-тэйл совсем коротенький. Ай да Лизок!

Однако поздно вечером, в гостевой комнате Павел учинил Лизе допрос. Впрочем, та и сама горела желанием поделиться добытой информацией.

...Ионас, как и старший брат в свое время, отправился в Литву по туристской визе. И с той же целью. Мать настояла, она настоящая националистка - эта Бируте, в здешней литовской общине первая леди. Малочисленные народы хотят себя сохранить, такое желание прячется где-то в подсознании у каждой особи. Сохранение вида, как у животных...

- Ну уж ты скажешь, Лизелотта!

- Разве это обидно?

- Уточни у Бируте, обидно или не очень.

Итак, молодой австралиец литовского происхождения прибыл на историческую родину, где у его матери в провинции осталась многочисленная родня. Все дядюшки, тетушки и племянницы были озабочены поиском подходящей невесты. Жених хоть куда, хорош собой, не беден, а главное - иностранец. Такому кто же откажет?

- Да уж окрутила, - усмехнулась Лиза, - суженного конем не объедешь!

Дальше следовало совсем уж непонятное. С двумя доселе незнакомыми родственниками - помоложе себя парнишками - отправился однажды вечером Ионас на дискотеку в соседний городок, там познакомился с Полиной. Сделал ей сходу предложение. Виза у него кончалась через десять дней, едва успели зарегистрироваться. В родительский дом на ферму Гудхарт прибыли законными мужем и женой. Как снег на голову - домашние полагали, что малыш как бы на разведку поехал, потом бы переписка последовала между молодыми, знакомство с родителями невесты... А тут на тебе!

- Это все Полька тебе поведала? Может, врет? Кто она, собственно, такая?

- Русская девчонка, сирота практически. Отец по набору на атомной стройке работал в Игналине. Где эта чертова Игнолина, не знаешь? Где-то поблизости от родного города Бируте. Папаша-то помер, то ли спился, то ли по пьянке убили, тут она темнит. Осталась мачеха-буфетчица, тоже русская, на стройке этой литовцев вообще не было, сплошь лимита или, может, в Прибалтике их по-другому звали. Буфетчице падчерица нужна как рыбке зонт. А тут жених подвернулся - Ионас прекрасный. И девушка отдала ему руку и сердце. Навеки. Потому как если развод или ещё что - возвращаться ей некуда, дома её не ждут.

Задумаешься тут. Лизин пересказ точен, никогда она ничего не сочиняет - по части воображения у неё полный провал. Значит, так ей коротышка-замарашка все и преподнесла. Главный же вопрос остался без ответа: почему именно её выбрал Ионас, совершивший долгий путь в Литву специально за женой? Русская девчонка из семьи, о которой доброго слова не скажешь. И сама - ну точно не красавица, чтобы так уж, с места в карьер влюбиться и сразу под венец. Романтическая история, только верится с трудом. Что-то не так...

- Лизхен, ты сама-то Польке веришь?

- Верю - не верю, какая разница. За что купила, за то и продаю. Нам через три недели домой, без нас, что ли, не разберутся? Давай лучше ложись, поздно уже...

И улыбается со значением - ага, его приглашают, здешний климат очень даже располагает к любви.

Ночью Павел проснулся и, лежа возле спящей Лизы, долго размышлял о ней и об этой своей новой родственнице. Малаховка нисколько не престижнее Игналины, отец Лизы тоже лимитчик-гастарбайтер по-нынешнему. Прикатил откуда-то с Карпат на заработки, угодил в больницу с аппендицитом, который не помешал ему сделать ребенка скромной незамужней медсестричке. И отбыл восвояси домой долечиваться - даже фотографии не оставил. "Я и есть его портрет", - сказала как-то Лиза. Красивый, значит, был гастарбайтер, но гордиться таким папашей как-то не с руки, дочка и не гордится. Она его и не видела никогда... Его, Павла, отец Всеволод Павлович Пальников, человек во всех отношениях достойный, избранницу сына считает вульгарной, терпит с трудом - вот как Бируте и Рудольф терпят Полину. Самая обычная история чего тут беспокоиться?

...Он сам, когда влюбился, свою красавицу завоевывал долго. А Ионас замарашку вмиг победил. Кому как везет. Чушь какая-то. Спать пора...

* * *

На следующий день на ферму заявились гости. Прикатили на двух джипах молодые ребята, человек восемь. У Павла аж в глазах зарябило. Оказалось однокашники Ионаса, целая экспедиция, прибывшая из Мельбурна на предмет изучения возможности восстановить в природе тасманского тигра. Дался им этот тигр, вымерший Бог весть когда! Павел с Лизой уже насмотрелись изображений полосатого зубастого зверюги и раз пять выслушали его горестную историю.

Прихватив Ионаса с женой, а заодно и двух москвичей - экзотика не меньшая, чем сам тигрище, джипы двинулись в один из здешних заповедников, их тут много. Павлу на колени усадили девчушку в длинной майке - может, на ней и были шорты или юбчонка какая, но Павел ничего такого не заметил. А лифчика точно не было. Лиза оказалась притиснутой к белобрысому увальню на соседнем с Павлом сиденье - тот всю дорогу глядел в окно, не принимая участия в общем гомоне, чем и завоевал пашино расположение, не пытаясь привлечь внимание Лизы.

Дорога то карабкалась вверх, то ныряла в ущелье, петляла, запутывая след, а молчаливые снежные вершины гор вели из-под небес неотступное наблюдение за смеющимися и болтающими путешественниками. По сторонам качался сырой, темный лес, его сменила эвкалиптовая роща - высоченные стволы торчат из густого подлеска, папоротник благонравно прикрывает ажурными веерами их голые коленки. Проехали мимо мрачного на вид озера с низкими берегами - будто кто-то вылил воду в плоский сосуд. Сосны обступили его со всех сторон, оставив только узкую ленту пляжей.

- На Малаховку похоже, - заметила Лиза. И правда, похоже немножко на озеро позади запруды, перегородившей речку Македонку, там тоже сосны сбегают к самой воде...

- Соскучилась по дому, подруга?

Пока проясняли, кто скучает, а кто нет, за окнами джипа замелькали неподвижные, выстроившиеся в ряд белые стражи-скелеты - обглоданные стволы мертвого леса. С чего это они все поумирали, здешние эвкалипты?

Немногословный сосед ответил коротко:

- Экологию нарушили, когда строили гидростанцию

Человек все может: и скалы пробить, чтобы проложить шоссе в четыре ряда, и пустыню украсить, и болото осушить. И сам же погубит все, что создал...

Прибыли, наконец, - высыпали на поляну, разминая ноги. Оказалось, никакой науки, просто пикник в заповеднике Бонаронг Парк - в программу входит знакомство с дикой природой и завтрак на траве. Это все Лиза разузнала, и не от своего молчаливого соседа, а от его сестры, приехавшей в другой машине. Брат и сестра вовсе были несхожи: девица тараторила не переставая, снабдила нужной информацией Лизу, представилась Павлу: Джина Уэйн, представила брата: Энтони, запомнить легко: "джин и тоник". И уже в воротах заповедника догнала остальных, пообещав напоследок объяснить московским гостям все, чего те не поймут.

Павел оторопело посмотрел ей вслед и поймал иронический взгляд Энтони или, проще, Тони. Вот с этим бы малым пообщаться, но на каком языке?

- Он по-немецки кое-как балакает, - сообщила Лиза. - Держись его - и не пропадешь.

- Это сестрица его тебя просветила?

- Ну да. Говорит, раз он (ты, то есть) родственник Ионаса - значит, немножко немец. А то, говорит, он (опять ты) по-английски ни в зуб.

Скажите, какая забота! Сама-то Лиза со своим "твоя моя не понимай" как рыба в воде. Тут главное - кураж, говори - и тебе помогут. А застесняешься - увязнешь в собственной немоте.

И тут как раз Тони дружески кивнул:

- Шприхст ду дейч?

...Вместе с входным билетом каждому посетителю вручали увесистый мешочек с кормом: годится и для птиц, и для зверей. Только двинулись по дорожке - Лиза взвизгнула: яркокрасный попугай клюнул её в ладонь.

- Вот зараза! Я его угощаю, а он...

- Да придержи ты свой язык, - Павел отвел её руку, но красавица уже успела по-детски облизать ладошку, - Подцепишь какую-нибудь птичью хворь...

Тони, достав из заднего кармана джинсов фляжку, вылил на носовой платок коричневую жидкость, резко запахло спиртным.

- Виски, - сказал он, - Убивает все живое, в том числе бактерий.

Прижал платок к пострадавшей лизиной руке. И подмигнул Павлу: убоем, мол, по парочке вредоносных бактерий. Глотнули по разу из фляжки.

Догонять ушедшую компанию не спешили, зашагали втроем. Набежала стайка маленьких, с овечку, кенгуру, запрыгали вокруг, выманивая корм. Кто-то легонько хлопнул Павла по плечу. Павел обернулся, ожидая увидеть кого-нибудь из компании, а это, Господи, двухметровый кенгурище, смотрит сверху вниз, с интересом заглядывает в руки: а мне-то, дескать, оставили?

Забавные существа: детские ручки, будто недоразвитые. И мордочки кроткие...

Завтрак же на траве не состоялся - ну её, эту экзотику. Уселись за столики, пикник, как выяснилось, задуман был с комфортом. Единственная живая, непосредственная природа - тасманские дьяволы. Неподалеку в загончике копошатся. противные с виду, встрепанные черно-белые создания. Широко разевают красные острозубые пасти. Так и норовят поскандалить. Но как только зрители отошли, дьяволы завалились кучей спать. И дрыхнут-то беспокойно: храпят, огрызаются, а запах от них - святых выноси! До самых столиков доносится...

- Жуткая дрянь, - высказался по этому поводу Энтони, - Сущие дьяволы. Больше нигде в мире не водятся, только у нас на Тасмании.

- Ну и хорошо, что не водятся, - отозвалась Лиза. Павел же с мнением Энтони не согласился: дьявол - искуситель, антихрист, мировое зло. Воланд, Люцифер. Мефистофель. Склочным лохматым грязнулям, в общем-то безобидным, такой громкий титул не по чину.

Лизе философский аспект проблемы не понравился и она процитировала Мандельштама:

- Это бредни, шерри-бренди, ангел мой...

Энтони, слава Богу, не понял. Павел не удивился, как это ей удалось запомнить столько строк из маленького томика, случайно захваченного в дорогу. Цитирует к месту и не к месту, да ещё с ученым видом. А прежде, он уверен, и слыхом не слыхала о Мандельштаме.

За соседним столиком, между тем, что-то не заладилось в отношениях тон задавала рыжая Джина Уэйн, что-то такое сморозила, от чего Полина съежилась, а Ионас просто поднялся и за руку увел жену. Бросив им вслед гневный взгляд, Джина подсела к брату:

- Я что, неправа? Разве не похожа она на аборигенку, эта коротышка? Ты уже видела аборигенов, Элизабет? А ты, Пол?

Одного-единственного аборигена, смуглого и низкорослого, им показали ещё в Сиднее. В толпе, где европейцы мешались с азиатами, он не так уж и выделялся, если не знать. Но любопытная Лиза тут же приступила с расспросами к Пятрасу и немедленно получила в подарок купленную в ближайшем киоске книгу о коренных австралийцах: Пятрас был немногословен и лишних речей явно избегал. Теперь подарок лежал на столе в их комнате, субъект, изображенный на обложке, выглядел сущим уродом: глаза горят под нависающим лбом, зубы вперед выступают. Немудрено, что Полина обиделась. Хотя, если честно, какое-то отдаленное сходство прослеживается. Ну и язва эта Джин...

- Ничего похожего, - запальчиво возразила Лиза, - у Полины татарский тип, в России такие лица часто встречаются - про татаро-монгольское иго вы хоть слыхали?

Не понравилась подмосковной красавице рыжая красотка из местных, это Павел сразу почувствовал. Тони успокаивающе погладил сестру по руке, а у той щеки пылают и губы дрожат, будто это её обидели, а не она... Такую не обидишь, уж к ее-то наружности не придерешься. Ей бы зубную пасту рекламировать, или шампунь, да что угодно. Как там, в этих до смерти надоевших дома рекламах, где красотка провоцирует с экрана: все в восторге от меня, ведь я этого достойна!

Джина Уэйн похожа сразу на всех этих нахальных дур. И такая же агрессивная - с чего-то напустилась на несчастную Польку.

- У твоей сестренки сегодня настроение Плохое, да? - спросил он у Энтони.

Тот нахмурился:

- Джон плохо с ней обошелся. Его жена, конечно, тут не при чем, но и сестру понять можно.

Они шагали по тропинке вглубь заповедника, но Павел уже не любовался окрестностями, беседа была интереснее, хотя Энтони явно не хотелось развивать тему. Тут не мешает подольститься:

- Приятно иметь такую красивую сестру - все на неё внимание обращают...

- Хлопотно очень, - заглотал наживку любящий брат, - Тем более, когда родителей нет. Только она да я. Старший брат, знаешь, за все в ответе.

- Выдай её замуж, переложишь ответственность на мужа.

- Я надеялся, только твой родственник нас подвел.

- "Три у Будрыса сына, как и он, три литвина" - не к месту процитировала Лиза, большая любительница цитировать откуда угодно, и часто невпопад. У Пушкина эти злосчастные Будрысовы сыновья как раз в Литву невест завозили, с чужой сторонки.

- Что ты сказала, Элизабет? - не понял Энтони.

- Она считает, что Ионас выбрал невесту в Литве, потому что чем дальше уедешь с исторической родины, тем она кажется прекраснее.

- Ионас ваш родился в Австралии и никуда и не уезжал, - резонно возразил Уэйн, - Просто он тряпка, мать им руководит, как хочет, а она давно невзлюбила мою сестру. Обычная материнская ревность...

Тропинка вывела собеседников на круглую полянку и беседа сама собой закруглилась. А жаль. Лиза, шедшая впереди, присоединилась к группе, собравшейся посреди полянки, что-то там такое обсуждается серьезное. Оказалось, выбирают, как ехать домой, чтобы российские гости смогли посмотреть новые места. Очень мило со стороны этих ребят. Особенно горячится девчушка в длинной майке - та, что прибыла в заповедник на пашиных коленях.

- Ей понравилось, - ядовито заметила Лиза. - Предлагает самый длинный объезд.

- Да ладно тебе, - отмахнулся Павел. Однако подруга - неужто всерьез приревновала? - подхватила под руку девицу в майке, повела к другой машине, да и сама туда забралась, а Павлу, оказавшемуся в компании с Ионасом и Полой - ну и унылая пара, всю дорогу молчат - оставалось только обозревать окрестности через запылившееся стекло. Шоссе как раз пересекало пустыню, по обе стороны тянулся первозданный, прямо-таки доисторический пейзаж никаких признаков присутствия человека, кроме этой вот нескончаемой серой ленты, брошенной неизвестно кем на красноватую бесплодную землю...

Наконец прямо из воздуха соткалась автозаправочная станция, путешественники повыпрыгивали из машин, потянулись, разминая ноги, кто в туалет, кто к барной стойке. Лиза подошла к Павлу и доложила:

- Эти все ребята из одного класса... Ионас и Джина считались вроде бы женихом и невестой. Ну, не совсем, конечно. Он её парень - бой-френд. А тут Полька возникла. Джина осталась на бобах. Вот и скандалит...

Ага, что-то прорисовывается. Джина не из тех, что способны уйти в тень и уступить свое без боя. Нетрудно представить, что испытывает Полина рядом с рыжеволосой предшественницей: тут и комплекс неполноценности, и ревность. Бывшая подружка вертится перед её мужем, как заведенная. И вообще мелькает повсюду. Вот подбежала к брату, что-то ему наговорила вполголоса - и Энтони уже послушно приглашает Полу и Элизу на завтрашний ланч. Адрес даже и не сообщает: вас, дескать, Джон привезет, ему-то путь отлично известен.

- Чем ты занимаешься у себя в России, Пол?

Павел объяснил наскоро: юрист, служит в полиции, то бишь в милиции, мечтает открыть собственное сыскное агентство.

- Как Перри Мэйсон или Ниро Вульф, - добавил он для ясности.

- Что-то допотопное, - припомнил Энтони. - В детстве читал. Но это интересное занятие. Одинокий волк, да? Не хочешь охотиться в стае? Я тебя понимаю.

Павлу такой подход показался верным и даже лестным, но несколько романтичным.

- Без стаи, к сожалению, не обойтись, Энтони, - сказал он, Преступников теперь положено по науке ловить. Всякие там расчеты, исследования. Компьютеры, интернет, интерпол...

Они сидели на площадке возле бассейна впятером - Пола от приглашения отказалась. Черт возьми, у молодых Уэйнов жилище куда как побогаче, чем у родственников Павла. Это тебе не ферма. От безвременно погибших родителей достался сиротам красивый дом с колоннами, и ядовито-синяя эта гигантская ванна в мраморе двадцати пяти метров в длину, и конюшни с десятком лошадей и пони. На объезд принадлежащих брату и сестре угодий ушла половина жаркого дня. Какая только живность не водится на местных полях, лугах, в кустарнике на берегу речки: кенгуру, овец множество, рыжие собаки динго стайкой перебежали дорогу перед самой машиной.

- Вы ещё ночью тут не ездили, - мрачно сказал Ионас, - С обеих сторон дороги глаза светятся. И все под колеса норовят.

Он вообще был не в настроении. Волосы свесились на лоб, желваки так и перекатываются на скулах: Полька от поездки отказалась - теперь-то Павел знает, почему. Лиза ещё дома сказала:

- Ну и дурочка. Уступает поле битвы - так и проиграть недолго.

- Уж ты бы на её месте не проиграла, - отозвался Павел просто чтобы что-нибудь сказать. И выслушал пламенную тираду: - Вы все, мужики, на один лад, если перед вами юбка крутится...

- Какая ещё юбка, - вяло возразил собеседник, - Кто тут юбки носит? В лучшем случае шорты, а то и вовсе голая попа.

- Голой попой и крутят, - не сдалась спорщица, но тут, слава Богу, как раз появилась рыжая Джина - отнюдь не в шортах, и уж тем более не с голой попой, а в ладных светлоголубых джинсах, в просторной голубой рубахе и волосы отливают металлом, будто золотой шлем. Павел невольно залюбовался, Ионас, красивая бы из вас получилась семья! Оба рослые, спортивные...

Но Ионас хмуро смотрел мимо красавицы, куда-то за холмы, по которым медленно, цепляясь за выступы, ползли слоистые облака. Скучает, что ли, по женушке молодой? Опять, наверно, поссорились.

Тони подхватил под руку Лизу, повел в дом, Павлу досталась Джина, Ионас плелся позади.

За обедом блюда подавала пожилая прислуга, которую как бы никто не замечал, только Джина разок прикрикнула - с чем-то та поторопилась, что ли... И ещё какие-то люди мелькали: шофер, садовник, старая нянька-аборигенка, морщинистая и смуглая до черноты.

- С хозяйством сами не управляетесь? - поинтересовался Павел, озадаченный таким количеством нахлебников: ну к чему этим двоим, допустим, шофер? Сами водят отлично.

- А! - отмахнулся хозяин, - Привычка. Слуги - это создания Божьи, делают за нас то, что мы сами не любим и не умеем.

- Деньги девать некуда, - встряла Лиза, слава Богу, по-русски, кроме Павла никто её не понял. Ионас сидел в другом углу комнаты, пытаясь пообщаться с крупным черно-белым котом. Поймал, посадил к себе на колени, но пленник потребовал немедленной свободы, легкая потасовка закончилась победой свободолюбца. Шмякнувшись на пол, как сырое тесто, котяра до обидного неторопливо пересек комнату и скрылся за дверью. Павел почему-то пожалел Ионаса - не везет ему нынче...

Невезение на том не закончилось: когда после долгого жаркого дня в сумерках вернулись на ферму, Бируте встретила их на крыльце без улыбки. Сообщила встревоженно: Пола до сих пор не вернулась. Ионас, не отвечая, ушел в дом, Лиза замешкалась, поговорила с Бируте, догнала Павла на лестнице:

- Представляешь, её, оказывается, со вчерашнего дня нет. Не ночевала и не звонила. Весь дом в напряжении держит, дуреха.

* * *

Одноклассники Ионаса в последующие три дня будто в повозку впряглись: без всяких просьб со стороны Лизы и Павла возили их по острову, наперебой показывали, рассказывали и растолковывали. Московские гости здесь редкие звери, а Лизина любознательность и умение слушать, разинув рот, про что угодно, подогревали энтузиазм новых знакомцев.

Пересекли всю Тасманию, чтобы осмотреть развалины крепости Порт-Артур, навестили ещё пару заповедников - в одном на них, как в фильме Хичкока, напала туча птиц. Черно-белые истребители, пронзительно крича, падали с неба, норовя выклевать глаза. Спаслись бегством, благо не успели далеко уйти от сторожки у входи. Лиза подхватила какую-то испуганную зверушку так и прибежала в укрытие. Малыш прижался к ней, обхватил за шею. Прямо кадр из фильма о войне.

- Вомбат - сумчатый сурок, - объяснила служительница, забирая его, Они всегда такие ласковые.

Лизе явно не хотелось отдавать живую игрушку, а Павла посетило видение: не звериный детеныш на руках у подруги, а ясноглазый младенец с погремушкой. Эх, пора, брат, жениться. И не подруга торопит, а жизнь сама...

День провели в Хобарте - все в той же компании, ни Уэйнов, ни родственников Павла не было. Добровольные гиды повели москвичей в старомодные кварталы, в точности имитировавшие веселую старую Англию. Даже электрических проводов не видно - упрятаны куда-то. Пабы, кондитерские, цветы на крылечках пряничных домиков. Овеществленная тоска по родине, снедавшая каторжников и заодно их стражей. Странно, что живут здесь современные люди, решают свои современные проблемы. Ужинали в "Пьяном адмирале" - окна ресторана выходили на залив, там раскачивался лес мачт, перебегали по воде с яхты на яхту цветные огоньки, а на противоположном берегу светился, упираясь в небо, многоярусный цилиндр казино.

Стремясь приобщить москвичей к благам цивилизации, студенты и туда их завели. Слова Павла, что в Москве своих казино не счесть, вызвали явное недоверие. Вообще их спутники о современной русской жизни имели такое смутное и заскорузлое представление, будто информация к ним поступала в бутылках, брошенных в океан с парусных кораблей. Сначала это удивляло и забавляло, потом стало раздражать. Павел уже подумывал, как бы это поприличней отделаться от местных партнеров, но именно в тот вечер, когда компания на двух машинах приехала из Хобарта на ферму Гудхарт, все случилось само собой.

...Возле дома вновь прибывшие неожиданно оказались в круге света. Фары нескольких чужих машин били прямо в фасад дома, за всеми окнами тоже лампы горят. Это ещё что?

- Полиция! - изумился тот, что сидел за рулем, - Вылезаем все, что-то стряслось. Где Джон? Что-то его не видно.

Павел вспомнил, как нынешним утром постучался к Ионасу, хотел спросить, собирается ли тот в Хобарт. На самом деле любопытствовал, не объявилась ли Полина. За три последних дня всего разок мелькнула. Правда, и они с Лизой все время в разъездах.

Спросить не решился - очень уж плохо выглядел молодой супруг. По всему видно - то ли спал одетый, то ли вовсе не ложился. Мятый, небритый, глаза воспаленные. Но сказал вежливо - вечно у него такой вид, будто извиняется, - что поскольку ему предстоят экзамены в университет, это важно, он только что начал готовиться. На столе и правда - разложены были книги, мерцал серый глаз компьютера...

Это было утром, а сейчас - поздний вечер.

Лиза ввинтилась в небольшую толпу домочадцев, сгрудившихся на крыльце. Ионаса среди них не было - и Павел пошел прямо к нему. На стук не ответили, дверь оказалась заперта. Вспомнив, что все окна на фасаде освещены, любознательный гость прошел через соседнюю, оказавшуюся открытой комнату на галерею, прикинул, что спальня молодых вторая от угла и заглянул в распахнутое настерж окно.

Ионас лежал ничком на кушетке, и не Полина, а рыжая Джина склонилась над ним, гладила по золотым волосам. Ситуация была не из тех, что требует деликатности - так рассудил пробудившийся в душе Павла следователь и, перемахнув через подоконник, он оказался в комнате. Лежавший на шум не отозвался - спит, что ли? Зато рыжая вскочила, как ошпаренная.

- Пол, что происходит?

- Полиция, - начал было Павел, но по лестнице уже топали чьи-то ноги, - Тебе лучше открыть дверь, а то взломают...

И, убедившись, что Джина двинулась к двери, тем же путем снова выбрался на галерею: хорошо бы, пока его не обнаружат, посмотреть, что творится в доме. А в распахнувшуюся дверь уже ввалились двое полицейских, и Ионас сел, вид ошалелый, шарит руками по кушетке, будто приподняться (встать??) хочет.

Павел отскочил от окна, поспешно зашагал по галерее, на ходу заглядывая сквозь шторы в освещенные комнаты - нигде никого, хотя всюду признаки внезапно прерванного бытия. У Пятраса и Регины голосом спортивного комментатора орет телевизор, в соседней комнате - кто там живет-то? безлюдное чаепитие, кажется, над чашками парок вьется и печенье рассыпано на скатерти.

Прямо "Мария - Целеста", если только не знать, что здешние обитатели, покинувшие подобно морякам загадочной шхуны свои комнаты по неведомому знаку, толпятся неподалеку, на крыльце и с ними уже разбираются стражи порядка.

- Польку ищут, - шепнула Лиза, когда Павел незаметно присоединился к остальным, - Вон те двое заявили о пропаже.

- Эт-то ещё кто? - новые действующие лица, незнакомые мужчина и женщина, к коленям их жмется мальчик лет пяти. Стоят отдельно от хозяев. По каким-то неуловимым признакам Павел определил в них соотечественников.

- Вместе с полицией из Хобарта прикатили. Русские, - ответила Лиза, успевшая навести справки.

Между тем в гостиной на первом этаже уже шел допрос - то есть, не допрос пока, а просто полиция входила в курс дела. Сержант подошел к окну, чтобы задернуть шторы изнутри, но Павел успел заметить, как расположившийся за круглым столом старший полицейский чин - инспектор, шериф, что ли? Как их тут величают? - отодвигает в сторону пышный букет, чтобы ничто не загораживало лиц собеседников, которым предложено место напротив. А собеседники эти - Рудольф Дизенхоф и его жена, и старик в порядке, а Бируте непричесана, волосы заплетены в тонкую косицу, из-под наспех накинутого халата метет пол край ночной рубашки.

Когда их место заняли Пятрас с Региной, старики на крыльцо не вернулись, пошли прямиком к себе. Чай, что ли, допивать... Павлу и Лизе никто ничего не сказал, но было ясно: и до них очередь дойдет. Двое молодых полицейских как бы и не караулили никого, но и не уходили с крыльца, переговаривались негромко, один рассмеялся, но тут же хлопнул себя ладонью по губам: служба, дескать, ответственность.

Незнакомцев же с ребенком с самого начала отвели в кухню и там они что-то писали за просторным обеденным столом, советуясь, поправляя друг друга и споря. Писал, вернее, муж, а женщина качала на коленях задремавшего малыша.

Улучив минутку, Павел вошел в кухню.

- Привет, - сказал он, - Я Павел Пальников, родственник хозяев.

Его поняли сразу.

- Поленька рассказывала про московских родственников.

А нам про своих здешних знакомых - ни слова.

Женщина - миловидная, бледная, в чересчур большом, будто с мужнина плеча, свитере, пожала острым плечом:

- К ней родные плохо относились... Ничего удивительного.

- Да как надо было относиться? Она все сбежать норовила.

Женщина сказала неприязненно:

- Вы вроде милицейский следователь? Вот и поучаствуйте в розыске. А то человека пятый день нет, а они и не хватились. Будто так и надо.

- Полина и раньше пропадала.

- С чего бы это, а? - вскинулся мужчина.

- Будет тебе, Костя, ты пиши, пиши.

Тот поправил очки, склонил пышноволосую голову над стопкой белой бумаги, забормотал, складывая английские фразы.

...Они тут почти год, но скоро, слава Богу, возвращаются домой, в Россию, в Питер. Между тем, рассказала Ира - Костю пригласили прочесть курс лекций по генной инженерии, колледж Сент-Джон, это в Хобарте. Колледж бедный, платят мало, но ребята все равно согласились: интересно же, Тасмания... Однако скоро надоело - скучно здесь, студенты предметом не интересуются, у них как бы факультатив, для общего развития. Преподавание как в позапрошлом веке, и компьютеры не помогают, главное ведь подход...

Павел не понял, какой подход и, главное, не успел спросить, каким образом Антоновы познакомились с Полиной: его позвали к инспектору. Пятрас уже ушел, Регина осталась в качестве переводчика. Вид у нее, как и у инспектора Джорджа Маккоя - так он представился - был ночной: помятый, усталый, Павел не взялся бы определить возраст инспектора: где-то от сорока до пятидесяти, лысина, под глазами мешки, вопросы задает вяло, для проформы:

- Имя, откуда прибыли и зачем, в каком родстве с хозяевами дома, хорошо ли знаете молодую особу, которую ищут, когда видели её в последний раз?

Павел добросовестно отвечал, скрыв, впрочем, от инспектора маленькую деталь. В последний раз он Полину не видел, а только слышал: ночью. Перед самым рассветом поднялся на галерею по внутренней лестнице. Не спалось, решил понаблюдать, как солнце восходит. И услышал негромкий разговор: голоса доносились из спальни молодоженов. Женский голос произнес несколько невнятных слов:

- Давай всех обманем, Иончик, Ну давай. Ну давай. Пока они там разберутся...

Пробормотал что-то мужской голос, звучал он просительно, женщина ответила совсем тихо, потом засмеялась - а через пару минут все звуки в комнате перешли в ритмичное покачивание: двойное дыхание, сначала едва слышное, участилось, стало громче, медленное поскрипывание матраса тоже ускорило темп - и Павел, стараясь не шуметь, побежал вниз, в комнату, где ради желания посмотреть рассвет в небе Тасмании, оставил спящую подругу. Черт с ним, с рассветом, бывают занятия поинтереснее. Лиза, теплая и сонная, охотно разомкнула объятия ему навстречу, и мерное покачивание двух соединившихся тел, переданное, будто по эстафете, их смешанное дыхание доносились теперь из комнаты для гостей. А может, кто-то из прочих обитателей дома подхватил почин, тоже приступил к простому и великому действию, без которого не было бы никого живого на земле. Павел тогда так и не выяснил, кого и зачем собиралась обмануть Пелагея, к чему склоняла супруга и получила ли согласие на обман. Если Павел правильно припоминает, то исчезла она как раз на следующий день - они с Лизой встали тогда поздно, никого не застали в кухне, где народ обычно завтракал. Кажется, именно в то утро Полина спозаранку уехала к Антоновым и исчезла по пути между фермой Гудхарт и колледжем Сент-Джон, а тут и дороги-то всего километров двадцать. Машины идут по автостраде потоком, крыши домой мелькают то и дело за деревьями по обе стороны.

Итак, о подслушанном разговоре Павел инспектору Маккою рассказывать пока не стал. Глядишь, объявится завтра безалаберная девчонка, к чему лишние хлопоты?

Однако эта надежда развеялась через несколько минут. Инспектор доверительно положил перед коллегой бумагу, написанную Костей Антоновым.

Господин Антонов и его супруга заявляют в полицию Хобарта о пропаже своей знакомой Полины Дизенхоф на том основании, что указанная миссис Д., позвонившая им рано утром четыре дня назад и пообещавшая в тот же день к ним приехать, в их доме так и не появилась, на ферме Гудхарт, где она постоянно проживает с мужем и его родственниками, о её местонахождении, как утверждают эти самые родственники, ничего не известно, все попытки супругов Антоновых отыскать пропавшую в полицейских участках, больницах и моргах оказались тщетными.

- Возможно, у миссис Д. имеются ещё знакомые, о которых господа Антоновы не знают, - перевела Регина замечание полицейского следователя.

- Можешь не переводить, я и так все понял, - отмахнулся Павел. Антоновы же, которым перевод тоже был без надобности, отвергли, что единственные кроме них соотечественники - это двое орнитологов из Грузии, работающие на самой южной оконечности острова. Они хоть и не из России, но по крайней мере, говорят по-русски, Антоновы сами же Полину с ними познакомили, когда те заезжали в колледж Сент-Джон. Но знакомство это продолжение, насколько им известно, не обрело, а главное не далее как сегодня утром господин Антонов звонил на орнитологическую станцию. Так, на всякий случай, да и звонить-то больше некуда. Полины там нет.

Регина, хотя в её услугах больше не нуждались, осталась в комнате. Вроде как представитель семьи, которую, если коротышка не найдется в ближайшем будущем, ждут крупные неприятности.

Полицейский вышел из комнаты, оставшиеся немедленно заговорили между собой по-русски.

- Почему так сразу в полицию? - укоряла Антоновых Регина, - Будто нас подозреваете в чем-то...

- А куда ж было бежать? - запальчиво возразил Костя, Мы вам каждый день звоним, вы нам отвечаете с раздражением, а то девочки нет как нет.

- Вовсе вы никого не раздражаете, просто это семейное дело.

- Мы в курсе ваших семейных отношений, - заметила Ира негромко, стараясь не разбудить сынишку, уложенного спать в кресле, - Именно потому и забеспокоились.

- Как вас понять? - Регина выпрямилась, оглянулась на Лизу и Павла, пытаясь заручиться хоть чьей-то поддержкой.

- Колесо раскручено. Хотим мы или не хотим. Полиция занялась поисками, - на этих словах Павла в дверях снова возник мистер Джордж Маккой, остановился, вслушался в незнакомую речь, и произнес, наконец:

- Леди и джентельмены, сегодня мы ничего больше сделать не в силах. Расходимся.

Слышно было, как уехали обе машины. Не сказав ни слова, ушла Регина. И Павел с Лизой отправились на покой после долгого, утомительного и тревожного дня.

Какое утро славное, солнечный свет почти прожигает кремовые полосатые шторы, заливает комнату, не оставляя ни одного темного уголка. Никаких тайн и секретов, все на показ! Жаль, что на самом деле это не так.

Павел потянулся к Лизе и убедился, что подруга не спит. Уставилась в потолок, взгляд напряжен, неподвижен и вовсе не выражает утренней радости. Тут и сам он кожей почувствовал, что Полины в доме по-прежнему нет и, стало быть, остальные обитатели пребывают в печали и тревоге. Припомнил Ионаса, ничком лежащего на кушетке, и рыжую Джину - вчера Маккой наверняка отлучился, чтобы побеседовать с этой парочкой отдельно от других, поскольку им роль в пьесе отведена особая. Ему же, Павлу, хорошо бы повидать с утра пораньше дядю Рудольфа. Надо надеяться, старик не изменил своей привычке проводить рассветные часы в верхней гостиной.

- Лизок, не расстраивайся, - сказал он, чтобы отвлечь внимание подруги от потолка, на котором, видимо, рисовались ей страшные видения, уж больно взгляд сумрачен.

- Паш, неужели с Полькой, правда, что-то приключилось? Ну куда она в самом деле подевалась?

- Мне тоже не по себе, - Павел рассказал, что видел вчера Ионаса с Джиной в семейной спальне, - Неспроста эта рыжая там так обосновалась, оба знают, что Полина не вернется.

- Может, Джина просто его утешить хотела?

- Она-то? Да ей Пелагея поперек души. Антоновы правы: Ионас почему-то не больно жену искал. Положим, привык, что она убегает... Но я бы на его месте поостерегся к такому привыкать.

На этом Павел оставил Лизу, соблазнительно раскинувшуюся на свежих простынях и мягких подушках, и отправился искать Рудольфа. Интересно, что старик думает обо всем этом, он тут самый трезвый и разумный.

Покуда играть в кабаках приходилось по вечерам, а то и ночами, Руди ложился спать поздно, иной раз под утро, после неумеренной выпивки и тяжелого ужина. Проснувшись где-то к полудню, жаловался случившейся на тот момент подружке на похмельную головную боль, много неудобств причиняли печень и прочие потроха. Переезд в Австралию оказался "второй попыткой" - и удавшейся. Кабацкий лабух, греховодник стал верным мужем добродетельной вдовы, заботливым отчимом её отпрыску, а потом и вовсе обзавелся собственным сынком - в сорок пять-то лет! К тому же и род занятий переменил - строительные и дорожные работы, хоть и непрестижны, но прилично оплачивались, а Господь физической силой не обделил. И были припрятаны не черный день какие-то вещички, которые удалось благополучно вывезти и продать. Музицировал же, приехав в Австралию, разве что на семейных вечерах, даже и репертуар новый освоил, взамен какой-нибудь "мясоедовской" и "кантри", литовские народные... О его прошлом в литовской колонии никто понятия не имеет, хотя сам он ничего постыдного в том прошлом не видит: так уж сложилось, и музыкантом он был неплохим, ну, выпивал лишнего, как все, ну бабы липли... А если Бируте губы поджимает - её дело, по-своему она права.

Нет, никакой ностальгии не испытывал Рудольф, покинувший четверть века назад неприветливую Россию. Не было в ней счастья добропорядочному и трудолюбивому немецкому семейству, два века искренне считавшему её своей родиной. Сослали, разорили, раскидали по всему свету. Хельмут Дизенхоф отец Рудольфа, умер в Казахстане в преклонных летах, мать - и вовсе до Казахстана не доехала, умерла в родах прямо в поезде. Брат Вильгельм, в теплушке вагона появившийся на свет, живет в Германии, там же и племянница Маргарита - дочь любимой сестры Гизелы, а сама Гизела уже три года покоится на московском кладбище. Зато внук её Павел, которого она воспитала, как родного сына, приехал навестить старого Рудольфа, познакомился с молодыми родственниками - это какие же перемены должны были произойти в России, чтобы такое стало возможным!

Однако геополитические проблемы мало занимали Рудольфа в то утро, когда Павел отыскал его в верхней гостиной. Не дожидаясь, пока домашние встанут, тот варил себе кофе прадедовским способом. На круглом низком столе размещались - жестянка с кофейными зернами, ручная мельница, кувшин с водой, сахарница, пара грубых бело-голубых фаянсовых кружек и, разумеется, спиртовка. Пока Руди колдовал над своим немудреным инвентарем - кофе у него, надо упомянуть, получался отменный - Павел успел задать главный вопрос:

- Куда девалась чертова деваха? Как ты думаешь, дядя?

- А что тут думать? Куда бы она не сбежала, хорошего не жди. С самого начала ничего хорошего не было, Пауль. Зря Ионас её сюда привез.

Божественный аромат кофе забил остальные божественные ароматы, а их много разлито было в утреннем воздухе. Выхлебывали из кружек медленно и с чувством, молчали, священнодействовали. И, наконец, хозяин решился: поведал гостю то, что, не будь Павел милицейским следователем, никогда бы он от Рудольфа не услышал. Только боль и страх за сына, и надежда на помощь родственника-профессионала заставили скрытного старика развязать язык.

...Все началось ещё до того, как Ионас - юный принц, свет в окошке родителей - впервые покинул Австралию. Это все Бируте затеяла - не желала себе невестку из местных: голоногие, курящие и пьющие девицы вызывали шок, даже в знакомых литовских и немецкий семьях молодому поколению предоставлялось слишком много, на её взгляд, воли. А у старшего - Пятраса все отлично получилось, привез из Литвы жену себе и родителям на радость.

За день до отъезда с туристической группой Ионас признался отцу: у него любовь с одной девчонкой, с Джиной Уэйн, они с пятнадцати лет, уже четыре года вместе - ну ты понимаешь, отец? И Джина считает его женихом, и брат, и родители покойные знали про их отношения - стало быть, у него есть обязательства...

- Не по делу говоришь, сынок, - перебил его тогда Рудольф, - Скажи прямо, собираешься жениться? Если бы любил, спрашивал бы совета?

Рыжую Джину Рудольф недолюбливал, Бируте же просто видеть не могла. Напориста, агрессивна, Ионас рядом с ней, как барашек. Каким родителям такое понравится? Хуже того, случилась несколько лет назад история: в школе кто-то распространял героин, учителя дознались, подозрение пало на Джину, а заодно и на её неразлучного дружка. Еле выгребли из той истории...

- Не понял, - признался Павел, - Они что, наркоманы оба?

- Не оба, - невесело усмехнулся Рудольф, - Из их класса десятерых отправили тогда на принудительное лечение, Ионаса в том числе. Полиция занималась. Дело прошлое, они ещё подростками были. В школу Ионас больше не ходил. Но представь, что чувствует Бируте, когда видит Джину Уэйн. Наверно, на Тасманию бы не поехала из Нового Южного Уэльса, если бы знала, что Ионас опять встретит эту девчонку. А рыжая тут как тут...

- У них что-то вроде родового поместья тут недалеко.

- Вроде бы, - сухо сказал Рудольф. - Так вот. Перед отъездом Ионас попросил родительского - не благословения, слава Богу - просто совета: жениться ли ему на этой девушке? Ты, Пауль, если бы любил, стал с кем-нибудь советоваться? Впрочем, чего я спрашиваю - ты уже почти женат...

Поскольку к предмету разговора это замечание не относилось, Павел счел за лучшее промолчать. Как там дальше с Ионасом?

Порешили так: он едет в Литву, мать успокоится - а там видно будет. Невесту искать не обязательно, жениться на Джине - тоже. Пока, во всяком случае... Вышло же все по-другому. Плохо вышло, Пауль.

- Что Ионас рассказал, когда вернулся?

- А ничего. Если бы хоть что-то рассказал, мы бы поняли. А тут: вот вам невестка, прошу любить и жаловать. Брату ни слова, ни полслова - а Регина уж как к нему подъезжала...

- А Полина сама? Лиза её спросила, она тут же все и выложила. Познакомились на дискотеке, любовь с первого взгляда...

- И Регина так слышала. Я не верю - только теперь это значения не имеет. Полиция подозревает, что кто-то из нас убил Полину.

Не имеет значения? Павел с этим не согласен. На глазах разворачивается криминальная история: пропал человек. Об убийстве пока речи нет, но Рудольф неспроста беспокоится. Никто в семье толком не может или не хочет рассказать о пропавшей, это подозрительно. И то, что её как бы не хватились - тревогу подняли посторонние люди. В общем, случайно, потому что в этот день ждали её. Не появись она вовсе, кто бы заинтересовался?

А вот теперь, когда полиция настороже, не мешает родственникам подстраховаться. Как минимум - узнать, что на самом деле случилось полгода назад за тридевять земель от их райского уголка, в маленьком литовском городке, по соседству с которым строилась атомная электростанция.

Одинокому волку решить задачу не под силу. Связаться бы с московскими коллегами - только и это вряд ли поможет.. Как ребятам из райотдела разузнать о событиях в чужой стране? Тем более не убийство случилось, не ограбление - просто в маленьком литовском поселке, по соседству с которым русские строили когда-то атомную станцию. Тем более - не убийство, не ограбление - просто странный брак между добропорядочным австралийцем и местной девчонкой-оторвой.

- У твоего отца был друг - в уголовном розыске, - вспомнил Рудольф, Как он, жив?

Павел, в ту самую минуту прикинувший, как бы поступил на его месте сыщик-пенсионер Дмитрий Макарович Коньков, отозвался бодро:

- Жив, что ему сделается? От дел, конечно, отошел, но связи сохранил. Постоянный мой советчик. Коньков бы не стал тратить время на бесполезные мечтания о посторонней помощи, а постарался бы выяснить все здесь, на Тасмании, где находятся главные действующие лица этой истории. В конце концов, Полина провела в семье Дизенхоф целых полгода и только снобизм и неприязнь вновь обретенных родственников помешали им прояснить ситуацию. С Лизой же замарашка вмиг поделилась воспоминаниями, хоть и наврала наверняка с три короба. Но уж дело сыщика - отделить зерна от плевел. Жаль, короток оказался дуэт Лизы и Полины, не успела девчонка ни в чем признаться старшей подруге.

Досадуя на себя, а заодно и, вовсе уж несправедливо, на Лизу, которая в данный момент в одиночестве завтракала на кухне, Павел попытался прикинуть: отца Полины вроде бы убили по пьянке. Мачеха-буфетчица тоже из лимитчиков, Ионас - идеальный объект для шантажа. На чем можно подловить несведущего в тамошней смутной жизни иностранца? Ясно на чем - на девке. Напоить, к примеру, домой завести. В самый интересный момент мачеха возникает, щелкает выключателем... Не пойдет, слишком просто, девчонка, которая привела домой парня с дискотеки, получит разве что сотню баксов, но уж никак не мужа. Что ещё мог натворить этот Ионас? Малый он бесхарактерный - сразу видно. В прошлом - наркотики. Хорошо, если действительно в прошлом. Не умеет принимать самостоятельных решений, мать над ним крылья простирает, не дает ни вправо, ни влево ступить. Пятрас рос другим, мужик был с самого начала, - рассказал Рудольф, - И Бируте его слушалась, даже как бы и побаивалась. Зато с младшим свое взяла...

Ионас и с выбором профессии никак не определится. Мать тянет его в юристы, Пятрас советует - и не просто советует, а жестко, - на земле работать, Джина из-под тишка тащила за собой: собирается стать социологом, политологом, журналистом, как получится. И бой-френда хочет иметь при себе, в университете. Чего желает сам Ионас, никого не трогает.

- А ты, дядя Руди? Отец, как никак.

- А я при том присутствую, - старик усмехнулся невесело, - На гитаре вот научил его бренчать. Кому это сейчас нужно?

В Хобарт Лизу и Павла подвез Тони Уэйн - явился утром за сестрой, которая так и провела ночь в спальне молодых. И никому в доме это не показалось странным. Как и то, что Джина с братом не поехала - когда "форд" отъезжал, она стояла на галерее, махнула рукой вслед. Тони не обернулся успел таки поругаться с сестрой: какого черта эта дура вертится возле бывшего бой-френда, ещё встрянет в какую-нибудь историю...

- Да ничего пока не происходит, - возразила Лиза, - Погоди, Полина вернется...

- Полиция просто так не заявится. Значит, что-то известно...

Павел рассказал про Антоновых.

- Так это вы к ним едете сейчас в колледж Сент-Джон?

- Да, попробуем узнать о прошлом Полины.

Тони нахмурился ещё больше, вглядываясь в шоссе, которое петляло в ущелье между двумя возвышавшимися до неба каменными стенами. "Форд" мчался будто по коридору, высеченному в скале. Коридор был широк, безупречно гладок, размечен белым на четыре полосы и вызывал у Павла гордость за принадлежность к человеческому роду, обуздавшему дикую природу.

- О прошлом жены Джона? Вы бы у сестры моей спросили. Уж ей-то он должен был объяснить, почему наплевал на свои обещания.

- Жениться обещал?

- Собирались вместе поехать в Мельбурн, в университет поступать. Насчет женитьбы - они вместе уж лет с пятнадцати. А тут эта ваша русская девка...

- А ведь вы оба её ненавидите, правда? - вкрадчиво осведомилась Лиза.

Машины выскочила из коридора и словно взмыла в воздух - такими беспредельными показались небо и широкая равнина, со всех сторон только на горизонте впереди маячили волнистые холмы.

- Это шутка? - спросил Тони, - Насчет ненависти? Если говорят об убийстве, такого лучше вслух не произносить. Между прочим, я видел Полину, когда она на шоссе голосовала. Только я в другую сторону ехал. Мало ли кто её подобрал. Она особо не береглась.

Лизу, однако, такой поворот устроил, она гнула свое:

- Представляю, как Джина обозлилась, когда жених такой сюрприз преподнес...

- Представляешь, да, Элизабет? С тобой тоже так бывало? Красивые девушки вроде тебя и моей сестренки долго не унывают. У Джины в Мельбурне уже есть хороший парень, не чета этой размазне Джону.

Интересно, что бы сказал "хороший парень", узнав, что Джина сегодня ночевала именно у размазни Джона. Павел усмехнулся про себя: черт его знает, какие нравы у молодых австралийцев. Что на самом деле интересно, куда все же Полька запропастилась.

- А в какой день ты видел её на дороге, Тони?

- Точно не помню. В начале недели.

Колледж Сент-Джон располагался на горе, продуваемой всеми ветрами, отопления в двух комнатушках, предоставленных Антоновым администрацией, не было вовсе.

- Обогреватель бы купили, - Лиза поежилась, глядя на Мишку, сидящего среди подушек на диване в толстом свитере, шапочке и некоем подобии валенок. К мальчику жался беспородный щенок.

- Вот обогреватель, - старший Антонов похлопал собачонку по тощей спине, - А электрический - дорого, ползарплаты съест.

- Во жлобы, - тихо сказала Лиза, ещё и собаку бросят, когда уедут.

Ира услышала, но не обиделась:

- Псина здешняя, при столовке живет. А денег у нас, правда, в обрез, втроем на одну зарплату не разгуляешься, перебиваемся с хлеба на квас.

- Полина какую работу искала?

- Любую. Только не попадалось ничего.

- А зачем она к вам собралась?

- Я её попросила с Мишкой посидеть. Как раз мне рисунок заказали для обоев. Я вообще-то декоратор...

- И она подвела, не приехала?

Ира Антонова не ответила, пожала плечами: чего, мол, спрашиваете, если сами все знаете.

Паша сказал серьезно:

- Ребята, вы бы нам помогли, тут и правда не до шуток. Это по моей части - пропавших разыскивать, только я не успею до всего докапываться, уезжать скоро. Что вы знаете о Полине? Как хоть познакомились?

Антоновы переглянулись, потом заговорил Костя:

- По правде сказать, вчера мы с Иркой даже поругались. Может, и не стоило не в свое дело лезть. Тем более с полицией связываться...

Ира покивала со своего дивана в знак согласия, притянула к себе сынишку вместе со щенком.

- Мы тут чужие, понятно?

Как познакомились? Да очень просто. Поленька к ним на улице подошла, услышав русскую речь. Не подошла - кинулась. "Ой, вы русские! Я тут пропадаю совсем..."

Что о себе рассказывала? Муж её сюда привез, познакомилась с ним на танцах, где-то в Литве - мужнина родня её невзлюбила. Знала бы заранее - ни за что не поехала в эту дыру. Ни денег, ни работы, и на ферме ей не жизнь, и вернуться домой не может.

- Если честно, - с неохотой признался Костя, - мы теперь уж и сами не знаем, можно ли ей верить? Посмотрели на эту мужнину родню, люди как люди, старик симпатичный, очень о Полине беспокоится. И остальные тоже, особенно Ионас.

- Так вы его раньше не видели?

- Никогда. Полина расписала, мол, мрачный, наркоман, целыми днями в постели валяется, не работает, не учится. А он славный. Красивый...

Наверняка и остальных "расписала" не лучше беглая ионасова жена. Хотя как посмотреть. Ионас и вправду не работает, в университет, как известно, в этом году поступать не стал - не учится, стало быть. Павел видел его с газонокосилкой, но это не в счет, это, по-здешнему, не работа. И за те десять дней, что Паша с Лизой живут на ферме, кажется, ни разу не видели они его в хорошем расположении духа, хотя не скажешь, что неприветлив. Просто когда на душе у человека кошки скребут, не всякий умеет это скрыть. Нелады с молодой женой, с родителями. Выбор, бывшая подруга вертится тут же - это радости не доставляет. Наркоман? Это, пожалуй, единственная напраслина, которую беглянка на Ионаса возвела, а впрочем, кто его знает... Павел вспомнил вчерашнюю картину: приглушенный свет в спальне Ионаса, распростертую на кушетке неподвижную фигуру - полностью одет, рукава на рубашке закатаны. Джина сидит на полу, прислонилась головой к спинке кресла. Чем они там занимались, бывшие любовники? И где они сейчас?

- Можно, я позвоню, ладно?

Телефон оказался в соседней комнате, номер Павел забыл, пришлось уточнить у Иры. Трубку сняли сразу. Регина спросила буднично, ровным голосом:

- Пол, ты где? Лиза с тобой? Приезжайте, пожалуйста, поскорей. Ее нашли. Полиция уже едет.

- Где?

- В Сен Клер Парке - прозвучало в ответ ничего не говорящее название.

То-то темное, с виду мягкое, бесформенное, как набитый тряпками мешок, продавило неглубокую яму посреди, в самой середине гигантского муравейника и будто шевелилось, двигалось слегка - на самом деле по неподвижному предмету сновали полчища крупных муравьев. Павел, остановившейся, как и остальные, метрах в полутора от муравейной кучи, напрягал зрение, силясь рассмотреть, что это там лежит. Красное пятнышко на ближней к его ногам округлой части мешка постепенно обрело очертания тугого узелка, из которого с жалким вызовом торчал в небо пучок черных волос. В тот же миг и Лиза вскрикнула чужим, птичьим голосом. Тоже разглядела.

Один из мужчин подобрался поближе, подвел конец длинной полки под край мешка, попробовал его перевернуть. Кто-то ещё взялся помочь. С третьей попытки удалось. Павел, повидавший на своем веку всякие трупы, при виде коричневой, копошащейся лепешки на том месте, где ожидалось лицо, сделал шаг влево, заслонил жуткую картину от Лизы. Отбежав в сторону, перегнулся пополам и захлебнулся рвотой молодой полицейский, остальные - народ привычный, отвернулись по возможности от трупа и принялись обсуждать, как сподручнее его достать.

Из полицейского фургончика выкатили носилки, Павел отвел Лизу по узенькой тропке, проложенной через колючие заросли, вернулся к машинам и тут только заметил Ионаса - долговязая неподвижная фигура в белом, будто манекен из магазина спортивных товаров, одиноко маячила по ту сторону муравейника.

- Постой тут, Лизок.

Обойдя группу с носилками, Павел приблизился к парню, крепко взял его за руку выше локтя - напряженные мышцы не продавились под его пальцами, ни какой реакции, взгляд остался упертым в разворошенный муравейник. Малый-то - в ступоре, - подумал Павел, но Ионас вдруг заговорил. Шепотом, едва слышно спросил:

- Пол, это же она. Ты видел красную ленточку. Элиза её так причесала... - Господи, лучше бы уж молчал.

- Пошли отсюда, - Павел потянул его за собой, тот повиновался, зашагал послушно, как ребенок, оглядываясь на ходу.

То ли ещё будет, малыш, когда ты опомнишься и за тебя возьмутся ребята в форме, что рассаживаются сейчас по машинам...

- Как её нашли? Место такое пустынное... - спросила Лиза.

Они втроем сидели в кухне на ферме, остальные обитатели разбрелись по своим комнатам переживать страшное известие. И Джина тут как тут, объявилась. Брови не хмурит, постное лицо не делает - не её стиль. Не желает даже приличия соблюдать, как никак, а соперница умерла страшной смертью. Хорошо еще, если к муравьям попала уже мертвая...

Павла от этой мысли повело, постарался переключиться на другое.

- Птицы, - объяснил он Лизе, - Служащие заповедника обязаны проверять, почему птицы над чем-нибудь кружат. Их дело - убирать трупы животных. А тут как раз птицы подняли гвалт на всю округу и по телевизору розыск объявили. Они и поспешили - а то бы ещё день-другой, и следов бы не осталось от трупа, муравьи свое дело знают.

- Здоровенные какие, - вздохнула Лиза, первый шок вроде бы прошел, она кое-как успокоилась, - А у нас в Подмосковье ма-ахонькие. Паш, а какие птицы? Вороны?

- Я тебе что, орнитолог?

С чего вдруг вспомнилось это словцо - орнитолог? - Ну да, вчера Антоновы упомянули каких-то ребят с орнитологической станции - дескать, и с ними Полина знакома была.

- Давай завтра к этим грузинам, - предложил он Лизе.

Черт, должен же кто-то на острове знать её прошлое, неужели ни с кем она не откровенничала? Проще всего было бы порасспросить обитателей фермы но им-то как раз, если что известно, так это версия самой Полины, та, которую она Лизавете преподнесла. И потом они ещё от шока не оправились, Бируте и вовсе слегла - гипертонический криз, мигрень, Регина при ней сидит.

- К кому вы хотите поехать? - заинтересовалась Джина, - Зачем?

Лиза объяснила коротко, добавила, что по ее-то мнению тащиться Бог весть куда ни к чему.

- Могу я съездить, - предложила Джина, - Только объясните, о чем спрашивать.

Смотри, какая любезная. Павел объяснять не стал, ушел к себе и Лизу за собой увел...

Пятрас возится в гараже, ремонтирует старый трактор, то и дело пиная бедолагу то в бок, то в зад - к этому не подступишься. Рудольф, по обыкновению дымивший трубкой на верхней веранде, обрадовался было Павлу, но говорить о женитьбе сына наотрез отказался: сколько можно, да и к чему теперь?

Оставался Ионас, который уж точно все знает. До сих пор молчал упорно, может, сейчас и заговорил бы, - но он заперся в своей комнате, и занавеска плотно задернута.

- То, что случилось в Литве, не в счет, - сказала Лиза, - Думаешь, оттуда кто-то приехал, чтобы с этой дурочкой расправиться? Тоже мне, персона. Какие-то здешние делишки... Она вон к Антоновым на улице подошла знакомиться, могла и ещё к кому-то пристать. Ну и нарвалась. Отвезли в безлюдное место - и привет!

- Этот Сен Клер Нейшнл Парк занимает аж полторы тысячи квадратных километров, навещают его лыжники зимой, любители прогуливаться по непролазному кустарнику-буту, скалолазы, рыболовы и просто туристы - для них тут тропа в 84 километра

Павел листал туристический проспект, зачитывал вслух избранные места, - Словом, для всех занятие, и птиц видимо-невидимо.

Ему вспомнился издевательский хохот двух кукабарр как раз когда переворачивали палками труп: одна начинала раскатисто, другая подхватывала, воздух сотрясался от двойного зловещего смеха.

...Убили Полину, конечно, не там, где нашли, а где-то на трассе между фермой и Хобартом, тело хорошо, лучше некуда, спрятали. Еще сутки - и вороны бы заткнулись, или кто там еще? Главное - на маньяка это убийство не свалишь, маньяку такие хлопоты ни к чему, интересно, что вскрытие покажет...

Джина заявилась с утра, стучалась, Ионас ей не открыл. Вот и сидит с Лизой и Павлом??? на крылечке, ждет у моря заповедника.

- Опять ты про своих ворон! - вскипела Лиза, - Как же её через заросли протащили? Там и одному-то по тропке не пройти, а уж мешок тащить...

Аргумент, ничего не скажешь. От ближайшей пешеходной дороги к муравейнику ведет узенькая тропка, с обеих сторон колючки, переплетенные намертво кусты. Сверху, что ли, её сбросили? Павел припомнил - слева там здоровенная скала, но на неё не заберешься. Разве что любитель-скалолаз со специальным оборудованием забрался с тяжелой ношей по отвесной стене...

А как оно выглядит, это оборудование? Тросы, что-то вроде ледорубов, крючки, ботинки с шипами... Какие-то веревки, топорики Павел видел в гараже, где сейчас сквозь зубы объясняется с неисправным трактором Пятрас. Ну, такое в любом сарае найдется...

Павел усмехнулся про себя: мерещится тебе, брат, криминал повсюду. Но ведь убил же кто-то несчастную девчонку. И подозрение падает в первую голову на обитателей фермы.

Черт бы побрал эту хваленую "прайвеси" - полную изолированность, которой они так добиваются. Узкая ложбина в невысоких, но все же горах. Речушка мимо тренькает, небо высоко над головой, зверья кругом полно милого, домашнего и полудомашнего. И никаких тебе соседей - на это особенно упирал Рудольф, расхваливая новое свое обиталище, кривил, должно быть, душой старый горожанин, любитель пива - какое пиво без компании? Вот были бы соседи...

И соседи эти могли бы подтвердить, что утром во Вторник, когда отправилась в свой последний путь низкорослая девчонка со смешной прической "Пони-тейл", перетянутой красной ленточкой - в то утро степенная Бируте кормила, к примеру, кур на заднем дворе, Регина подстригала кусты в палисаднике, Пятрас задолго до того уехал верхом в горы проведать овец, Рудольф курил себе трубку на своем обычном месте, а из комнаты Ионаса доносилась оглушительная музыка и сам он виден был в окне: сидит, согнувшись, за компьютером, и музыка ему нипочем...

Это если бы соседи были. Но их нет как нет, сплетничать некому. О том, что Полину семья отторгала, не принимала, мало кому известно.

А все-таки слабоват мотив для убийства. В каждой семье какая-нибудь паршивая овца есть, или белая ворона. Попросту чужак. Конфликты семейные годами, бывает, длятся.

- Вот у кого мотив убить точно был - это у Джины.

Зато у неё алиби. Она здесь была в то утро. Еще Поле предложила в Хобарт отвезти. Та отказалась, понятное дело. А рыжая осталась.

- Интересно, уж не в то ли самое утро братец её видел, как Пола голосует на шоссе? Пусть-ка припомнит как следует, для полиции это важно. Он, стало быть, ехал из Хобарта в сторону фермы. Только его-то самого кто видел? Может, он в другую сторону направлялся...

- Кэккэту!! - кстати завопил под окном яркокрасный попугай-какаду, Павел даже засмеялся.

- Ты что? - подозрительно спросила Лиза

- А поедем-ка, дружок, отсюда, уж очень здесь тоскливо. Никто за нами сегодня не заехал. Бросили нас на произвол судьбы. А мы на Тасмании в первый раз и скорее всего в последний - чего же зря время терять? Попросим у Пятраса машину, покатаемся. Или у Ионаса - ему машина ни к чему, раз он с Джиной.

На самом деле Павлу не терпелось повидаться с инспектором Маккоем, может, появились новости, и заодно навестить Антоновых.

Адрес полицейского участка значился на визитной карточке, которую позавчера вручил Павлу инспектор, услышав, что имеет дело с коллегой. И сейчас встретил его радушно, даже вылез из-за стола, на котором места живого не было: компьютер, ящики какие-то, папки и просто ворох бумаг. В просторной комнате людей было значительно меньше, чем столов, но те, что здесь находились, казались прямо-таки трудоголиками. Один говорил по телефону и тут же что-то записывал, второй гнал по экрану компьютера бесконечную ленту данных, только строки мелькали, третий беседовал с посетителем - низко наклонившись друг к другу, сблизив лица, они перешептывались, изредка озираясь: не подслушивает ли кто?

На вошедших никто внимания не обратил, кроме инспектора, а тот, усадив Лизу и Павла, воззрился на них с явным ожиданием: с чем прибыли, дорогие гости?

Павел почувствовал неловкость: о чем говорить, если говорить не о чем? Неожиданно выручила Лиза. Если убитая девушка чувствовала себя настолько одинокой на чужой стороне, то наверняка искала новых знакомств. Подошла же к Антоновым прямо на улице, услышав русскую речь. Могла и ещё к кому-то подойти. А русские тут наверняка наперечет.

- Неплохая идея, мисс, - усмехнулся инспектор, - Вы видели сегодняшние газеты? Если у неё были знакомые кроме Антоновых, кто-то, может быть, откликнется...

Фотография в газете была явно взята из паспорта: широкоскулое, тупое, застывшее лицо - неузнаваема.

- Не красавица, не так ли? - сказал Маккой, - Хотя вероятно, как во всякой молодой женщине, в ней был свой шарм.

Взгляд его, обращенный на Лизу, выражал одобрение. Молодые женщины, видимо, все ещё вызывали в нем интерес, несмотря на седину и лишний вес. Браво, инспектор, - хотелось сказать Павлу, вместо этого он произнес:

- У этой девушки, Полины Дизенхоф - непонятное прошлое, мы мало знаем о ней, а что знаем - недостоверно...

- Вот-вот, и я говорю, - подхватил инспектор, хотя ничего подобного он не говорил, - Тут семейное дело, ни у кого другого не было повода устранять молодую леди, - он не без иронии постучал согнутым пальцем по газетной фотографии. - Ее здешняя семья, её близкие и знакомые, оставшиеся в Литве, вы понимаете, коллега, когда так старательно прячут труп, версия акцидента - несчастного случая или суицида не подходит. Работая над этим делом, мы ждем помощи от вас.

Он проводил их до дверей, любезно поклонился Лизе: явно оценил её нездешнюю красоту. Но ради этого ехать в столичный город Тасмании, пожалуй, не стоило.

Антоновых не оказалось дома, в их комнатах было по-прежнему холоднее, чем на улице. С укутанным до ушей ребенком играл в кубики - складывал паззл незнакомый малый. Один из орнитологов, - догадался Павел, очень уж кавказский, до комизма, вид был у бэби-ситтера. Нос - шнобель, выпуклые влажные черные глаза, усики, к тому же и представился: Гиви.

- Про Полину слышали, Гиви?

- Еще бы, - нахмурился тот, - У нас полиция уже побывала. Платок нашли...

- Какой ещё платок?

- В крапинку, - объяснил Гиви, - Говорят, на ней был, когда она из дому уехала. А может, она его у нас в другой день забыла. А то и вовсе не она, к нам на станцию студенты то и дело приезжают. Полиция теперь все проверяет.

Стало быть, Полина приезжала на орнитологическую станцию, где одиноко жили двое парней. Одна или с Антоновыми? Без машины туда, на пустынную оконечность острова, пожалуй, не добраться...

- Вахтанг её привез, - пояснил Гиви, - В колледже встретил, она только что от Антоновых ушла, спускалась в Хобарт по горочке. Вахтанг её и пригласил.

- И сколько же она у вас пробыла?

- Не помню, - неохотно ответил Гиви, - Я сказал, полиция все проверяет...

- Да-а, мужчины без женщин и как бы случайная гостья, заночевала, должно быть, - не каждую ночь дома проводила. Но Павлу тут же вспомнились тихие голоса, доносившиеся из спальни Ионаса, приглушенный смех, сбивчивое дыхание, постепенно ставшее ритмичным, в такт поскрипыванию матраса. Это дело мужа - выяснять, где ночует жена.

Телефон в комнате прозвенел резко, Гиви снял трубку, густые черные брови взлетели:

- Кого? Да, они здесь.

И передал трубку случившейся рядом Лизе:

- Да, дядя Рудольф. Ой, едем прямо сейчас.

И Павлу:

- Ионаса в больницу увезли. Передозировка. Ну, час от часу не легче. Приехали, называется, погостить. Как это нас разыскали?

По дороге Лиза припомнила:

- Косынку в крапинку, между прочим, я сама лично Полине подарила. На вещевом рынке "Динамо" купила - три штуки, всем разные, ей выбрала зеленую в горошек. А мужчинам галстуки. Только я ни разу ни на ком своих подарков не видела. Не угодила, наверно. Но не ехать же с пустыми руками, правда? А на кавьяр денег бы не хватило, сколько там укупишь? Одну баночку на всю семейку...

Павел почти не слушал. Выходит, Ионас оказался-таки наркоманом, как Пола Антоновым и говорила. А его родители считают, что с этой бедой давно покончено. А старший брат?

- Господи, хоть бы концы не отдал! - вздохнула рядом Лиза, - Мы куда на ферму или в больницу?

Решили поехать сначала на ферму. Застали только Рудольфа и Бируте. Но выяснили, что Пятрас с Региной уже возвращаются, родителям сейчас помощь нужнее, чем Ионасу. Его жизнь вне опасности, к тому же с ним сейчас Джина. Услышав это имя, Павел неожиданно поднялся:

- Ох, елки... Бируте, можно взять несколько сэндвичей на кухне? Я в больницу.

Изумленный взгляд Рудольфа не помешал Павлу выйти из комнаты.

- Дядя Руди, ну её, эту Джину, - сказала Лиза, - Нам она не нравится, вам тоже. Чего от неё хорошего ждать? Пусть лучше Павлик с Ионасом побудет...

Бируте молчала, будто не в силах была принять участие в разговоре. Может, и не все поняла. Крепкая, моложавая женщина на глазах состарилась лет на десять - ушла в свою беду: но ведь жив её Ионас, свет в окошке, Бог даст, все обойдется...

- Давайте вместе припомним, - предложила Лиза тоном массовика-затейника, - все, как было. Все равно нам сегодня не спать, сейчас Пятрас с Региной приедут... И они поучаствуют. Где тетрадку взять или блокнот? Ручка у меня вот... Обозначаем день: Понедельник. Сегодня суббота... Сейчас все распишем, кто где был, начиная с понедельника. Идет?

Руди придвинулся ближе, заинтересовался:

- Давай-давай, мисс Марпл.

Понедельник. Полины с утра не было, и накануне тоже, только к самому вечеру появилась. Где болталась - неизвестно. Ионас весь день оставался дома - вообще вся семья провела день на ферме, а мы с Павлом уезжали с приятелями Ионаса в заповедник. Вернулись к вечеру. Кто на ферму приезжал? Во-первых, приятели Ионаса, которые нас пригласили в заповедник.

- Ионаса, кстати, звали с собой, он отказался, точно?

Рассказ Лизы продолжил Руди:

- Полина вернулась к ужину. За столом сидела, как ни в чем не бывало. После ужина ушла с мужем в спальню. Я ещё подумал: ну и телок мой сын. Другой бы на его месте хоть спросил: где, мол, пропадала, где ночевала?

- Они не ссорились?

Старый Рудольф покачал головой, Бируте сказала:

- Они вообще не ссорились при нас: Ионас делал вид, будто все в порядке. И зря ты, отец, называешь его телком. Ему гордость не позволяет скандалить.

- Кстати, - спохватилась Лиза, - А Джина в тот понедельник не заезжала? Или брат ее?

Бируте смешалась: может и была утром.

Рудольф уточнил: Джина приехала следующим утром, во вторник. В понедельник её не было.

- Да, пожалуй. А утром во вторник завтракали втроем: Ионас, Пола и Джина. Перед домом стоял её красный "опель" - она только заехала ненадолго за какой-то книгой и собиралась уезжать. Ты, Лиза, и Павел ещё спали.

Это был вторник. Они действительно спали долго, умаявшись после заповедника и Порт-Артура. Пересекли весь остров, все руины крепости осмотрели добросовестно. И упустили шанс увидеть Полу в последний раз покинув ферму, она сюда больше не вернулась.

- А была на ней косынка в горошек? - спросила Лиза.

Косынку ни Руди, ни Бируте не припомнили, прибывшие Пятрас с женой просто отмахнулись от вопроса; какая там ещё косынка? Ионас, слава Богу, вне опасности.

Дальше разговор пошел по-литовски - не то чтобы хозяева хотели что-то скрыть от любознательной гостьи, просто забыли про нее. И она, сидя в углу кухни, с досадой силилась понять, о чем они говорят. Главное - происшествие с Ионасом - в самом деле случайно или такое и раньше бывало? Ей до смерти недоставало сейчас Павла, но она его и не ждала до утра. Только в больничной палате, где лежит сейчас с того света вернувшийся юный вдовец Ионас - и можно узнать, как и почему умерла Полина... Здоровенная ручища Пятраса чуть не смахнула со стола тетрадный листок с лизиными записями:

- Это ещё что?

Руди объяснил, Пятрас неожиданно одобрил идею:

- Правильно. Раз всех нас подозревают, надо бы самим вспомнить, кто где был и что делал в эти дни. Все равно полиция копать будет.

Хорошая идея, - похвалил и Павел, вертя в руках пронумерованные листки, исписанные Лизиным четким почерком, - Во всяком случае, не повредит, картинка сложилась, эдакий паззл. Понятно, кто, где и с кем был с понедельника по пятницу. Одного не хватает: где и как провела этот отрезок времени Полина. Пункт и время отправления - ферма Гудхарт, утро вторника. Видели её Ионас и Джина. Пункт прибытия - муравейник в парке - как его там? Время начиная со вторника, далее везде, вплоть до вчерашнего дня, когда её обнаружили. В промежутке кто её видел? Один только Тони Уэйн - во вторник утром недалеко от фермы, когда она якобы ловила машину в сторону Хобарта. В общем, совпадает с тем, что рассказывают Ионас и Джина.

- Ионас уже в состоянии что-то рассказать?

- Еще как!

Павел провел ночь в больнице, чуть ли не силой выставив из палаты Джину. Та ушла неохотно, поняла все же: этого русского не переупрямишь. После её ухода Павел ещё посидел в палате - Ионас дремал, накачанный лекарствами, изредка дергался, вскрикивал и стонал. Паша потом отправился на поиски дежурного врача и выведал, какой именно наркотик принял его родственник, и в какой дозе, и была ли это случайность или Ионас давно уже подсел на это зелье.

Разговор происходил в широком и пустом коридоре, свет был приглушен, но от стола, за которым сидели ночные собеседники, видна была дверь Ионаса и когда возле неё мелькнула вдруг неясная фигурка, Павел, к изумлению дежурного, сорвался с места, но тут же вернулся, успокоенный: медсестру вызвал пациент из соседней палаты...

Беседовали, можно сказать, на пальцах, слава Богу, доктор оказался понятливый, не то стажер, не то практикант, и рад был случаю пообщаться с человеком, прежде всего здоровым, да ещё и предложившим любопытную тему: разгадать, кто убил жену того парня, которого сам он, доктор Сименс, едва-едва вытянул с того света не далее как сегодня днем.

Принесена была из палаты история болезни - две странички, содержавшие ценнейшую для следователя информацию. Внутривенная доза героина - для бывалого наркомана - приемлемая, для новичка - прыжок в могилу. Парень наркотикам не чужд, хотя следов от уколов на руках и ногах нет. Очевидно, предпочитал кокаин и таблетки. Подруга, которая привезла его в больницу, не знает, почему он внезапно изменил своим привычкам. Кстати, парню повезло, что она приехала его навестить, он ей, можно сказать, жизнью обязан пропуск со стр 98???

Не стоило делиться с доктором своими подозрениями, тем более, что Джина явно произвела на него впечатление.

- Как же она его спасла?

- Застала его уже без чувств, тревогу подняла, всех всполошила. Сама же и привезла...

- А откуда наркотик, не сказала?

Врач пожал плечами:

- Ну откуда ей знать? Кстати, с её слов - да и родственники подтвердили, парень безвольный, с жизнью, что называется, не справляется, удара не держит. Как большинство наркоманов.

Ну, с таким ударом не всякий здоровый справится. Молодому, самоуверенному врачу, надо надеяться, никогда такое не доведется увидеть: мертвые древесные стволы вокруг гигантской, в рост человека, муравьиной кучи, мертвое тело придавило, сплющило её коническую вершину, а по бокам что-то двигается, дышит, и лучи от ручных фонариков безнадежно упираются в эту неразличимую массу...

Отогнав жуткое видение, Павел сказал:

- Там с матерью плохо - гипертонический криз...

- Чего и ждать, если в семье такое происшествие? - отозвался врач, Кто все же мог убить эту молодую женщину?

Павел ответил как попроще:

- Если молодая женщина садится в машину к незнакомому человеку, всегда есть риск, что он окажется Джеком-потрошителем. Но не отказываться же от езды на попутках? Жизнь заставляет...

...Павел не знал, разбудило ли его солнце за окном или пристальный взгляд Ионаса. Тот, приподнявшись на локте, разглядывал его, будто видел впервые.

- Все в порядке, братец, ты в больнице. Было плохо, теперь все в порядке.

- Ничего не в порядке, мне и сейчас плохо, - лицо говорившего не отличалось цветом от белой наволочки, - Как я тут оказался?

- Не помнишь? Ну хоть меня-то узнал?

- Пол, - произнес Ионас с напряжением. - Я понимаю, что это больница. Меня сюда привезли? Или я сам пришел?

Он лег, вытянулся, закрыл глаза, рука, до которой дотронулся Павел, была холодна и влажна.

- Голова болит. Можно кофе?

- Не знаю. Может, и нельзя. У тебя была передозировка, врач вколол клонидин, чтобы ломки не было...

Ионас, казалось, задремал, тут и у Павла поплыло в глазах - ночь была бессонная. Очнулся он, когда холодные пальцы сжали его запястье:

- Пол, помоги мне, - не попросил, - взмолился распростертый на больничной койке парень, дальний его родственник, бедолага, попавший в огромную беду, - Только ты можешь разобраться. Я все расскажу, с самого начала, я ничего не понимаю... Меня подозревают, будто я убил Полу, но я просто не мог бы, я её любил. И она тоже. Только этого никто не знал.

- И что Ионас тебе рассказал? - Лиза нетерпеливо тормошила Павла, а тот молчал, проваливался в сон, бормотал: "Потом, потом, успеется." Красавица было обиделась, но пришлось поверить, что Павел и впрямь заснул. Вернулся чуть ли не к полудню, в их с Лизой комнату на цепочках прокрался, чтобы ни с кем не столкнуться. Бухнулся в незастланную постель явно чем-то довольный - повторил любимую дурацкую шутку: "Мой Лизочек не так уж мал", хлопнув негодующую Лизу по попе, и почти тут же вырубился. Проснется к вечеру, даст Бог.

Заскучавшая Лиза напросилась поехать к Ионасу в больницу вместе с Региной. И тут не легче. Этот тоже спит мертвым сном, бульон и фрукты пришлось убрать в холодильник. Появилась ещё и Джина - девушки с фермы Гудхарт стали свидетельницами, как её прогнали.

- Нельзя, мисс! - дежурная медсестра решительно преградила рыжей дорогу. - Больному нужен покой.

- Но вот же посетители!

- Родственникам можно.

Лиза дернула за рукав Регину, которая уже готова была вступиться за Джину. Что-то во вчерашнем поведении Павла подсказало ей: неспроста медсестра так действует, кто-то свыше распорядился.

- Регина, что ты обо всем этом думаешь?

Регина, похудевшая и побледневшая за эти дни - нос вытянулся, щеки запали, ну чистая гусыня - ответила трезво и твердо:

- Настали тяжелые времена для нашей семьи. Мы все - каждый в отдельности - сделали что-то плохое, неправильное и теперь должны за это заплатить.

Лизина неугомонная душа потребовала немедленного разъяснения.

- Что, например, плохого сделала твоя свекровь? А ведь она вчера сама чуть Богу душу не отдала, пока сынка её драгоценного в чувство приводили.

- Бируте не должна была настаивать, чтобы Ионас женился по её выбору. Это несовременно и несправедливо.

- Это потому, что старший послушался её и счастлив, - подольстилась хитрая Лизавета.

Гусыня улыбнулась, и сразу стало ясно, что Пятрасу действительно повезло: жена ему попалась умная, с чувством юмора. И даже по-своему красивая.

- На самом деле Пятрас всегда сам принимает решения.

Ладно, допустим, Бируте расплачивается за свою жесткость и нетерпимость, но ведь хотела как лучше, ведь любит младшего без памяти. А чем провинилась сама Регина и её муж? Им тоже не сладко...

- Не вмешались во время, позволили Бируте диктовать свою волю. И к Поле не были добры, не попытались с ней подружиться. Ей холодно было в нашем доме.

Ну, это не их забота, Ионас должен был думать о своей молодой жене, устраивать её жизнь.

Регина не ответила, только бросила многозначительный взгляд на спящего Ионаса: вот, мол, и расплата...

Лизе и раньше нравилась немногословная жена Пятраса: сразу видно, что эта невестка в доме прижилась, и себя в обиду не дает. Однако ведь и Полина была не из робких, могла бы за себя постоять. Но что-то лишало её сил, она не сопротивлялась - убегала.

Прошлое Регины - как на ладони. Как это сказал про неё Рудольф? Комсомолка, отличница... Шутка из старого фильма, хотя она скорее всего и в комсомоле-то никаком не состояла. А Полина - темная лошадка...

- Что случилось с Ионасом в Литве, Регина?

- По правде сказать, ничего хорошего. Но к её смерти это отношения не имеет.

- А вот Павел думает, что была какая-то история в Игналине, которая не давала Полине житья и в конце концов погубила.

- Убивают не истории, а люди, - резонно ответила Регина, как бы поставив точку в разговоре. Тут и врач подошел, склонился над пациентом, пощупал пульс, лоб, приподнял веко, удовлетворенно покивал головой.

- Инъекцию такой дозы героина следует считать попыткой самоубийства. А возможно и убийства. Полиция поставлена в известность. Пусть пострадавший побудет здесь - он под охраной...

Так вот почему в палату не впустили Джину! Без Павла не обошлось.

- Нашли кого бояться! - усмехнулась Регина, - Эта дуреха Джина влюблена в нашего Ионаса как кошка.

Ну, это не новость для проницательной Лизы. И ей, как подруге сыщика, ведомо, что если Джина Уэйн влюблена в Ионаса и считает себя обманутой, вполне она могла убить Полину, да и неверного возлюбленного тоже. Сюжет, неоднократно повторяющийся в литературе, что уж говорить о криминалистике. Но это так, умозрительно. А знакомые люди обычно не похожи на злодеев. К тому же у Джины алиби.

- Джина - малоприятная особа, - разговорилась неожиданно Регина, Ионас и в Литву-то уехал отчасти из-за нее: доставала его очень. Он её не любит, так - увлекся ещё в школе, потом прошло. Я уверена - она его сама в постель затащила. Это очень просто, когда мальчишке лет четырнадцать. А девочки в этом возрасте уже почти взрослые...

- Ты-то откуда про это знаешь, комсомолка и спортсменка?

- Да уж знаю...

Девушки рассмеялись. "А гусыня себе на уме. Надо бы её получше разговорить", - подумала Лиза. Будто прочитав её мысли, Регина сказала:

- Надоело шептаться. Пойдем в коридор, я расскажу тебе кое-что, а ты передашь это Павлу и пусть он делает выводы. Какие теперь секреты, когда Полина умерла?

...В трех милях от больницы на ферме Гудхарт спал после бессонной ночи милицейский следователь, третьи сутки ломавший голову над тем, как бы это разузнать, что произошло полгода назад в поселке на другом конце земного шара, в стране, которой и название-то не каждому жителю Австралии знакомо. А подруга его Елизавета - пожалуйста, сидит себе в больничном коридоре на удобном диванчике рядом с приятельницей - им ещё и кофе медсестра любезно предложила - и выслушивает эту самую вожделенную историю, которая, как надеется Павел, поможет найти убийцу. Но Лизины радость и даже некоторое злорадство быстро остыли - уж больно неприглядны события, которые описывает Регина. И сомневаться в её словах не приходится...

...Слух о прибытии австралийца мгновенно разнесся по маленькому литовскому поселку. Девушки всполошились - сдержанные, работящие, красивые литовские невесты, которые охотно бы уехали из скучной провинции. И ребятам любопытно - эмиграция теперь, когда Литва освободилась от России, возможна, любая информация о том, как живут соотечественники за рубежом, вызывает интерес. Словом, Ионас сразу стал популярным, и новые друзья наперебой приглашали его - в поселке все если уж не в родстве состоят, то хорошо знакомы. И какие-то двоюродные-троюродные сверстники зазвали в Игналину. Это городок со соседству, но живут там русские, и девушки на дискотеке веселые, прекрасно танцуют, и за ними не присматривают бдительные мамаши, и вообще всегда можно договориться...

Ионаса угощали в каждом доме, он постоянно был навеселе - так предположила Регина. Иначе бы вряд ли прельстила его такая поездка, он ведь чистюля, наш Ионас.

Подробностей Регина так и не узнала - Пятрас не захотел посвящать в них жену, только сказал, что младший брат оказался под утро в местном отделении милиции и его, вместе со спутниками, обвинили в групповом изнасиловании. Пострадавшая девица, вся в синяках и порезах, не колеблясь опознала всех троих, выбрав их из десятка предъявленных ей молодых мужчин все честь по чести. Какая то женщина кричала на весь поселок, что засадит всех троих в тюрьму, и прижимала к груди жертву, которая выглядела угрюмой и запуганной.

День Ионас провел будто в страшном сне, ребят рассадили по разным камерам, с Ионасом вместе оказался сумасшедший цыган: он все пел и тащил Ионаса плясать. Где-то к ночи его вызвал милицейский начальник - суровый и неприступный с виду. Тут же были - девушка, которую Ионас видел утром, и та самая тетка, её, как выяснилось, мачеха.

- Деньги даже не предлагай, - сказал сразу же начальник, - Они не согласятся. Пострадавшая намерена подать в суд. Только так. Возмещение морального и материального ущерба. Наказание за групповое изнасилование несовершеннолетней - от двенадцати до пятнадцати лет лишения свободы. И уж будь спокоен - получишь на полную катушку.

- Мне должны предоставить переводчика и адвоката, - попытался переломить ситуацию Ионас. Он ничего не помнил о вечере накануне. Куда-то приятели его привели, чем-то угостили, музыка. Ни одного лица, ни одного слова не вспоминается - черная дыра...

Вместо переводчика и адвоката завели двух его "подельников", избитых и до смерти напуганных.

- Ионас, они все могут с нами сделать. Под суд отдадут, посадят. Адвокат - да где мы его возьмем. Своего подсунут. Ты не знаешь здешних правил.

- Но я обращусь в мое консульство, я иностранец.

- А мы? С нами что будет? Твоему консульству, думаешь, понравится вся эта история? Ты можешь выручить себя и нас - только ты. Если согласишься на их условия.

Тут, наконец, всплыли условия: пострадавшей девице в милиции, в отделе виз и разрешений немедленно оформляют заграничный паспорт - на это уйдет всего пара дней. В местном ЗАГСе регистрируют брак. Ионасу останется только получить австралийскую визу для молодой жены. На все про все хватит десяти дней, - столько действует его собственная туристская виза.

- Господи, и этот дурак согласился? - ахнула Лиза.

- Ионас вовсе не дурак, просто инфантильный, у него мальчишеские представления о жизни. Да он и есть мальчик - всего двадцать лет. А что бы ты на его месте сделала? Ребят тут же отпустили по домам. Начальник милиции сыграл как по нотам. Ионас со своей женой познакомился практически в самолете - до этого ему ни смотреть на неё не хотелось, ни, тем более, беседовать о том, что произошло. Что, где, когда - ничего он не помнил. А она и не рвалась к общению. Говорила за неё мачеха: брак, мол, фиктивный. Девчонка давно мечтала эмигрировать. Раз уж так вышло - пусть он поможет ей в Австралии на первых порах, а потом разведутся. Полина, слушая пространные обещания бойкой бабы, смотрела в сторону...

Лиза с болью вспомнила неприкаянную замарашку: ведь и вправду не держалась за нечаянно обретенного супруга, не наровила извлечь выгоду из ситуации. Работу искала, английский учила. Как одиноко ей было в чужом доме, ещё и Джина эта - брошенная невеста, к которой Ионас вернется, едва только она, Полина, отпустит его на волю. Эти её убеги - да она просто старалась выполнить то, что было обещано...

...А герой этой истории все спал, и тяжелый его сон с одышкой, с хриплым дыханием уже казался Лизе слишком долгим и даже опасным. Она спросила у Регины:

- Может, врача привести? Что-то не нравится мне, как он дышит.

Та усмехнулась.

- Не видела ты настоящих наркоманов. А я их ещё у себя дома насмотрелась. Кстати, те двое, которые были тогда с Ионасом - я ведь их знала, у нас маленький город. Совсем пропащие парни, чем уж они его там угостили... Дешевый наркотик - самое распоследнее дело, наш принц ко всякой дряни не привык... Потому его сразу и повело.

Лиза опешила:

- Ты хочешь сказать...

- Вот именно. Ионас ещё в школе попал на учет в спецотделе полиции. И прошел принудительный курс лечения. Вместе с Джиной, между прочим. Но ведь бывших наркоманов не бывает, правда? Как и бывших алкоголиков.

Ну, будет что рассказать сегодня Паше-сыщику! Сколько полезной информации! Лизе захотелось на свежий воздух, на волю - что она делает тут, в тоскливом больничном коридоре, что толку от неё этому наркоману? Валяется себе, пусть медицина за ним присматривает...

- Может, пойдем отсюда? - предложила она Регине, - Он ещё долго спать будет, как думаешь?

- Понятия не имею, - невозмутимо ответила та, - Пусть поспит подольше, сны посмотрит. Ничего хорошего наяву его не ждет. Я с ним ещё побуду, а ты ступай...

Рассказ Регины о приключениях её деверя на исторической родине и рассказ самого Ионаса не то, чтобы совпали - скорее, вошли один в другой, сцепившись всеми составными частями, каждой деталью. И образовали нечто целое, чего сначала и предположить не могли ни Павел, ни Лиза, пересказавшие друг другу услышанное. Теперь прояснились все события, сотрясавшие последние полгода австралийскую часть семейства Дизенхоф. И появились ответы, практически, на все вопросы, кроме главного - кто убил Полину?

- Вот видишь, сказала Лиза после того, как, объединив полученную от Регины и Ионаса "информацию", они с Павлом осмыслили результат.

- Видишь, я же говорила, и Регина так считает: прошлое Полины не имеет отношения к её смерти.

- Имеет! - возразил упрямец Павел, - Точно, имеет. Погоди, я ещё разберусь.

- Ну и разбирайся, - вспыхнула нетерпеливая подруга. Она и так была разочарована: спешила-летела из больницы, оставив спящего Ионаса и дежурившую при нем Регину. И уже первую фразу приготовила для Пашки-растяпы: ты вот допытывался-допытывался, что там случилось в Игналине, а я, пожалуйста, могу изложить в деталях. Хитрец выслушал внимательнейшим образом, даже бровь одну поднял, как бы удивленно, и сказал:

- В общем, все более или менее правильно. Ионас примерно так и объяснил свой странный брак Пятрасу. Родителям братья решили ничего не говорить, зачем им правду знать? Женился их сын - и дело с концом... Но тогда, в первый вечер по возвращении домой и сам Ионас не все знал.

- Ты что, бредишь? - возмутилась Лиза, обиженная тем, что её рассказ не произвел должного впечатления, - Чего там он мог не знать?

...Московские гости раскинулись в плетеных креслах, в той самой верхней гостиной - на любимом месте Рудольфа, где вечно он дымил своей трубкой. Сейчас старик сидит возле постели жены - Бируте все ещё не оправилась от своей мигрени, которая, по правде сказать, похожи на микроинсульт...

Всего полторы недели назад Лиза и Павел, впервые поднявшись сюда, были тронуты и очарованны идиллическим пейзажем, открывшимся перед их глазами. Все те же плавные линии холмов, окруживших долину, и так же облака прикорнули на их мягких боках, и вдали сверкает снегами вершина горы Маунтин... Но тогда дом содрогался от топота и многоголосая, хозяева и гости говорили наперебой, спешили познакомиться поближе, радовались долгожданной встрече. А сегодня - печальная тишина, и Лиза с Пашей невольно понижают голос, почти шепчутся. То, что рассказывает Павел, пожалуй, и не стоит произносить в полный голос.

... - О том, как он обманут, Ионас узнал совсем недавно. Незадолго до нашего с тобой приезда, Лизок, Полина призналась, что изнасиловал её сожитель мачехи - тот самый начальник милиции. Пьян был, да и вообще отпетый негодяй. Буфетчица и без того мечтала от девчонки избавиться. После смерти Полькиного отца квартира им на двоих осталась - нужна ей падчерица? Тем более у буфетчицы сразу сожитель появился - этот самый милицейский начальник. Баба все и закрутила. Сначала избила девчонку до синяков: мол, с чего это мужик на тебя полез, сама, небось, к нему пристала. Потом потащила на медэкспертизу, обзавелась документом, что изнасилование имело место. Собиралась неверного любовника сгноить - он бы с милицейской работы полетел, это как минимум. И тюрьмой пахло: падчерице шестнадцать всего. Но потом рассудила по-другому: он, когда протрезвел, начал мосты наводить, оправдываться. И уж не знаю, как и зачем, невзначай, наверно, обмолвился, что в отделение накануне трех бесчувственных наркоманов доставили, и один из них иностранец. Вот тут-то гениальный план и родился, то ли у него самого, а скорее у сожительницы: как сбагрить сироту, из-за которой весь сыр-бор, а заодно и квартиру получить целиком в свое распоряжение.

Запугать местных мальчишек-наркоманов для матерого мента-начальника ну просто дело голой техники. Те на Ионаса нажали... И мачеха распелась соловьем: ну что тебе стоит, себя выручишь и друзей своих, подумаешь фиктивный брак. Потом сразу разведетесь...

- Постой-ка, - спохватилась дотошная слушательница, - Какой там ещё фиктивный брак? И Регина туда же: дескать, мачеха говорила - просто так зарегистрируетесь, чтобы Полька уехать могла, а там - развод в два счета. Но они же - ты сам слышал, правда?

- И почти что видел, - согласился добросовестный рассказчик, Прекрасно они занимались любовью, как и подобает супругам. Ну и как? Эту маленькую подробность не следует упускать - в ней весь секрет. Сначала Ионас ютился на самом краешке общей кровати - готов был и на полу спать, только боялся, как бы Бируте не засекла, она с молодых глаз не сводила, чуяла неладное. Только он ведь не святой Антоний - то ли во сне, то ли наяву обнял-таки лежащую рядом жену или, может, она первая его обняла, как там было - не знаю, врать не буду. И в ту же ночь рассказала ему Полька всю правду...

- Господи, а он?

- А он её простил и пожалел, вот и все.

Далеко, конечно, не все. Павел ещё долго описывал, как плакал несчастный парень: вся подушка намокла, представляешь? И все твердил: нам так хорошо было и в ту ночь, и после. Я ей и про Джину рассказал, и про наркотики. С ней можно было про все поговорить, она меня понимала. Мы смеялись все время. Я всем сердцем чувствовал: это моя женщина, мы друг другу подходим. А теперь её нет, и я подумал: зачем мне жить?

- Так это он сам себя убить решил? А ты думал - это Джина, да? И я так думала, - голос Лизы осел до полного шепота, - Несчастный он малый, такой бедный. И Польку жалко, - ну не могу... Они же совсем дети. Ужас какой! Павлуша, я домо-ой хочу...

И, сидя на веранде красивого дома в райском уголке заокеанской страны, расплакалась несгибаемая и бесхребетная уроженка старинного дачного поселка Малаховка, расположенного в Люберецком районе, что издавна слывет одним из самых криминальных в Подмосковье. Отсюда пошли небезызвестные, наводившие страх на всю Москву "любера". Правда, и симпатичная, многими уважаемая эстрадная группа "Любэ" с её мрачновато-благородным солистом тоже оттуда. "Когда б вы знали, из какого сора растут цветы, не ведая стыда..."

Инспектору Маккою версия русского коллеги явно казалась такой же ущербной, как его английский. Сказав в ответ на Пашины извинения дежурное: "Хотел бы я так говорить по-русски.", он все же то и дело поворачивался к Лизе, вслушиваясь в её тоже не столь уж уверенную английскую речь, как бы проверяя слова Павла и сопоставляя их с собственными выводами.

- Так вы полагаете, это сделала мисс Уэйн? Да, у нее, безусловно, был мотив: брошенная женщина непредсказуема, - тут инспектор почему-то отвесил легкий поклон в сторону доброхотной переводчицы. - И алиби мисс Уэйн ничего не стоит, если принять вашу версию. Итак, вы полагаете, что миссис Дизенхоф была в то утро убита на ферме Гудхарт и вывезена через несколько часов в багажнике автомобиля мистера Энтони Уэйна. Я согласен, что его утверждение, будто бы он в то самое утро видел миссис Дизенхоф, голосующую на шоссе, не соответствует действительности, поскольку он подъехал к ферме Гудхарт не со стороны Хобарта, куда должна была направляться погибшая, а с противоположной стороны, а именно - от своего дома. Ионас Дизенхоф слышал, как Джина Уэйн по телефону попросила брата заехать за ней, потому что её собственная машина оказалась неисправной. И звонила она домой - это проверено. Но ведь машина и в самом деле была неисправна - именно поэтому жене Ионаса, спешившей к своим друзьям в Хобарт, пришлось голосовать на шоссе. Иначе Джина подвезла бы её, она предложила это Поле в присутствии Ионаса и та согласилась. И если было задумано преступление, то для него наступил бы самый благоприятный момент, именно по пути. Однако девушки вместе идут в гараж, а через несколько минут Джина возвращается с известием, что машина не завелась, а Пола решила уехать с попуткой... Момент для убийства упущен, не так ли?

Павел, скрывая раздражение, уже не в первый раз слушал эти фразы. По правде сказать, они и самому ему уже казались убедительными.

- Странно: Ионас не удивился, что жена ушла, не простившись? продолжал Маккой.

- Она помахала ему рукой на прощание, когда шла в гараж.

- Да, да, помню, - инспектор помолчал, будто раздумывая, какие бы ещё возражения выдвинуть, - Но почему мисс Уэйн выбрала столь неудобное место и неподходящий момент? Она могла свести счеты с соперницей раньше - наверняка представился бы случай во время какого-нибудь из её частых визитов на ферму. Или, на худой конец, позже. Но тут, почти на глазах у Ионаса, забыв осторожность и здравый смысл... Следуя вашей версии, коллега, что-то должно было произойти в те несколько минут, пока девушки шли в гараж. Что-то чрезвычайное - будто бомба разорвалась, лишив Джину рассудка. Что бы это могло быть, как вы полагаете? Лиза выжидательно и требовательно смотрела на Павла: ну подтверди же, подтверди свою версию, докажи, что убийца - Джина. Не Бируте, ни Ионас, у которых тоже был мотив. Джина мирно пьет кофе с молодыми супругами и идет с Полой в гараж, вдруг схватывает монтировку или что там ещё валяется в гараже, и проламывает голову не ожидавшей нападения спутницы. Миг слепой ярости, кровавый туман, застлавший глаза... Долго копившаяся ненависть - что выпустило её на волю?

Есть какое-то недостающее звено - без него не обойтись, а Павел никак не вспомнит: что-то ведь было такое сказано, мелькнуло, удивило, но осталось без объяснения и потонуло в ворохе других речей.

"Давай всех обманем, Ионас, ну давай - прозвучало в его жадно ищущем ответа сознании полузабытые слова, - давай, пока они там разберутся...". Предрассветный час на галерее, бессонница привела его туда. Голоса в спальне, и Полина твердит свое: "Давай обманем, ну давай...". И тихий смех, и поцелуи - ответа, кажется, и не последовало, только шумное дыхание тех двоих...

Павел поднялся:

- Пошли, Лизок, нам пора. Мы ещё вернемся, господин Маккой.

Инспектор бросил многозначительное:

- Надеюсь!

На улице Лиза дернула Павла за рукав:

- Он, по-моему, темнит. А сам ставит на Бируте.

- Почему не на Ионаса? Тот своей попыткой сбежать на тот свет как бы даже признался в убийстве. Совесть загрызла - такое случается. Или нежелание держать ответ за содеянное. А насчет Бируте...

Павел представил светлоголубые, побелевшие от ненависти глаза, сжатые в ниточку сухие губы, узловатые крестьянские пальцы. Однажды, глядя на Полину, она что-то такое пробормотала по-литовски, Павел хоть и не понял слов, но, судя по интонации, перевел бы так: убила бы, если могла...

Досужие домыслы, голубчик, - одернул он сам себя, - Бируте - никак уж не убийца, просто женщина твердых правил, беззаветно любящая младшего, позднего ребенка. И смотрела она в тот момент не обязательно на нелюбимую невестку - за столом, кроме той, сидели и другие, в том числе Джина Уэйн. Эту девицу Бируте тоже "убила бы, если могла" - и поделом, ведь та мало того, что метила в невестки, ещё и совращала драгоценного сынка с пути истинного. Не могла такая бдительная мать не знать, кто снабжает его опасным зельем.

- У Бируте нет никакого алиби, - отозвалась на его мысли Лиза, - Она ещё с вечера в понедельник подалась в Хобарт на своей машине и вернулась утром во вторник, но на обратном пути никто из знакомых ей, как на зло, не попался...

Инспектор Маккой действительно отнесся к этому факту серьезно, проверил у членов литовской общины, где именно ночевала видная их активистка. Получил исчерпывающие подтверждения, - но они мало чему способствовали: алиби на предполагаемое время убийства у любящей матери Ионаса как не было, так и не появилось. Ее старенький "форд" вполне мог подобрать на шоссе невестку, которая в то же утро и исчезла.

- Конечно, Бируте в другую сторону двигалась, - рассудила Лиза, - Но Полину заметить могла. И позвать. И та бы подошла. Только Бируте её не убивала, - безапелляционно добавила красавица, - Не тот случай. Вот если бы ей рыжая под руку подвернулась... Как ты считаешь, Паш, вообще-то любой человек способен убить?

- Любой. Практика показывает. Вот, к примеру, можно на мне проверить. Если ты не перестанешь молоть чепуху, то я...

- Ах, скажите на милость, какие мы деловые, - кокетливо хихикнула Лиза, но в самом деле замолчала, и не от обиды вовсе, как подумал Павел, тут же приступивший к извинениям. Просто подруга сыщика решила дать ему время поразмыслить, да и самой ей не мешало бы обдумать ситуацию.

Похороны как похороны: грустные и наводят на мысли о собственной бренности. Еще примешивалась пронзительная жалость. К маленькой неудачнице, которая изо всех сил старалась выжить в этом мире и чуть было ей не удалось - но, смотрите, вянут цветы, которыми завалили гроб, и творит над ней молитву католический священник. И к мужу её - красивому и сильному на вид... Не сумел защитить ни себя, ни юную жену - теперь до конца дней суждено ему вспоминать короткие ночи счастья с Полиной и долгие ночи, когда отодвигался от неё на самый краешек кровати.

- Ионас, - сказал Павел, когда, вернувшись с кладбища домой, все сели за пустой стол - поминок, как таковых, не намечалось, но поесть-то все равно надо, и Регина загремела тарелками, - Ионас, я спрошу у тебя одну вещь. Когда Полина говорила: "Давай всех обманем!", что она имела в виду?

Ионас не удивился, даже не спросил, откуда московскому гостю это известно. Ответил сразу и просто:

- Пола думала, что в семье к ней лучше будут относиться, если сказать, будто она ребенка ждет. Мама, отец - они же сразу захотят внука - так она считала. Просто сказать заранее, хотя ничего ещё не было, мало времени прошло...

- Значит, собиралась немножко их обмануть. Ну, тут ничего плохого. Защитить себя хотела, подстраховать. Успела кому-нибудь наврать?

Ионас отрицательно покачал головой:

- Я был против. Пусть родители узнают, когда это действительно случится. Зачем обманывать?

Значит, родителям сказали бы только правду и только в свое время, но Джине-то можно и сейчас соврать, обмануть соперницу - святое дело. Рыжая что она почувствовала, когда узнала, что брак Ионаса - случайный, навязанный обстоятельствами, фиктивный - на самом деле вовсе не таков? Супруги ждут ребенка и, стало быть, вовсе не собираются разводиться, как было ей обещано. Потому Джина и вертелась возле Ионаса - он по-прежнему оставался её бой-френдом, или, вернее, женихом, так её брат сказал. Пола всего лишь досадное недоразумение, временное, её жених, вернувшись из Европы, сразу ей все объяснил. Рыжая смирилась, согласилась ждать. А тут вдруг это недоразумение обрело голос: "у нас с Ионасом будет ребенок!" или "мы с мужем ждем сына!" И черные глаза сияют, мерзкая самозванка, обманщица, уродина излучает счастье, торжество, радость победы над ней, над красавицей и умницей Джиной Уэйн. Длинные сильные пальцы побежденной стискивают первую попавшуюся в гараже железку - монтировку или, может, гаечный ключ...

- Похоже, - трезво заключила Лиза, когда умолк нервный, задыхающийся голос Павла, изложившего ей события, как они теперь ему виделись. Не зря Паша так волнуется - это тебе не дома, в родном отделении милиции, отчеты писать. Потягаться с инспектором Маккоем - тут на международный уровень выходим. Теперь бы только доказательства собрать...

- В данном случае, когда нет ни одного свидетеля и приходится опираться исключительно на логику, прежде всего надлежит подумать, как убедить суд и присяжных. Самое лучшее - заставить виновных признаться в содеянном, после этого суд пусть определит меру их вины. У вас есть какие-нибудь соображения на этот счет, мой молодой друг?

Павел, переведенный инспектором Маккоем из "коллеги" в ранг "молодого друга", не мог сразу решить, хорошо это или плохо.

- Разумеется, инспектор, - отозвался он суховато, - Полиции придется потрудиться, чтобы собрать доказательства - но ведь это наша прямая обязанность. К сожалению, через неделю я покидаю Австралию.

Проницательный взгляд мистера Маккоя яснее ясного дал понять: ну да, ты отсюда сваливаешь, успев сделать все, чтобы отвести подозрения от своих родственников. А мы тут доказывай, что преступление совершили брат и сестра Уэйн. А может, это подала голос собственная совесть Павла.

- Не надеюсь, что за оставшиеся дни мне удастся раздобыть улики против Уэйнов, - признался он почти помимо своей воли, - Но я попробую.

И тут же представил себе Лизу: у неё были совсем другие планы на оставшиеся дни. Прогулки по морю и по бушу. Экскурсия в реликтовую деревню, где воссоздан быт каторжников начала девятнадцатого века - у подруги аж глаза загорелись, когда ей пообещали показать все как было: и дома, и школу, и магазины, и всякую утварь, и самих обитателей - не восковые фигуры какие-нибудь, а живых-здоровых, в настоящих костюмах того времени, ничего, что актеры и местные жители-волонтеры, все равно жутко интересно, да, Паша?

По субботам в Хобарте на Саламанка-плейс разворачивается гигантская, в пару километров, барахолка, на неё подруга возлагает особые надежды. Там можно купить всякие разные забавные вещички - сувениры для московских друзей. Местные большие магазины у Лизы восторга не вызвали, что-то такое она пробормотала насчет сходства их с небезызвестным вещевым рынком ..."Динамо" - у нас есть все". Есть все, кроме того, чего душа просит. Стало быть, пропустить этот аттракцион - толкучий рынок Саламанка-маркет, никак нельзя. Ну и прочие пункты составленной ею программы тоже. В частности, поездка к месту прибытия Абеля Янса Тасмана, первооткрывателя этого замечательного острова...

Однако, против ожиданий, Лиза с пониманием отнеслась к его предложению навестить Уэйнов. Только и сказала:

- Ну, ты прямо нанялся убийц ловить. Долг, что ли, призывает или врожденное чувство справедливости? Учти, осталась всего одна суббота... То бишь, рынок знаменитый бывает только по субботам. Паша посчитал, что отделался малой кровью - то ли ещё могла сказать своенравная спутница. И покричать могла бы, и послать подальше. И была бы, в сущности, права: в кои веки выбрались отдохнуть, да ещё в такую экзотическую даль.

- Ладно, черт с ним, с этим Тасманом, там, говорят, ничего интересного, один памятник в чистом поле. Но уж в деревню-то успеем, а?

Ну чем не ребенок? Любопытна, как школьница, и падка на простые развлечения. Если честно, Павлу и самому обидно такое пропустить. Хорошо здешним детишкам, их в подобные реликтовые поселки в обязательном порядке привозят, как у нас раньше в мавзолей. Пусть знают свою историю. Только нашим досталось желтое лицо в гробу, а маленьким австралийцам - веселые, живописные поселения, где в повозках, запряженных здоровенными битюгами, ездят золотоискатели и их стражи, в магазинах продаются конфеты и прочая вкусная снедь, изготовленная по старинным рецептам, звенят кандалами особо отпетые каторжники и доктор в котелке предложит удалить вам зуб страшными щипцами...

- Успеем обязательно, - утешил подругу Паша. - Мы быстро - одна нога здесь, другая там.

- И чего ради ехать? Так тебе Джина с Тоником все и поведали...

Этого Павел и сам пока не знал. Спросить насчет косынки в горошек - не Джина ли сама завезла её к орнитологам, чтобы сбить с толку полицию. То есть, не напрямую, конечно, спросить, а выведать как-нибудь, была ли рыжая на орнитологической станции в последние дни? Туда часто студенты приезжают, но ей-то, будущему социологу, вроде бы там делать нечего. Тот же вопрос надо бы и самим орнитологам задать, нашу барышню ни с кем не спутаешь...

...Возле кирпичного гаража сумрачный шофер поливал из шланга знакомый красный "опель".

- Отремонтировали уже? - лукаво поинтересовался Павел, он убежден был, что машина вовсе не ломалась. Лицо парня изобразило тупое удивление. То ли вопроса не понял (чертов этот английский, да ещё и в Австралии, туземцы-то и друг друга не всегда понимают). То ли законно недоумевает: зачем ремонтировать исправную машину? Но преступники, даже случайные, даже совсем неопытные - вроде Уэйнов - на таких пустяках не прокалываются, какой-нибудь винтик непременно бы в двигателе открутили...

Паша пошел в дом - на просторном крыльце Лиза уже кокетничала с Тони. Пожимая протянутую руку, Павел почувствовал: хозяин, несмотря на утреннее время, тяжело пьян и, видно, с ночи пил - дохнул густым перегаром. В одиночку пить - последнее дело, что с тобой происходит, Энтони Уэйн, уж не муки ли совести? Но и это не улика.

- Джина ещё спит? - осведомилась Лиза.

- Возможно, - загадочно ответил Тони, - Спит себе где-то в Мельбурне, а то и в Лондоне. Может, и не одна спит - а что? Большая девочка...

Эх, инспектор Тимоти Маккой, пока вы там свой пасьянс раскладывали, выбирая между трефовой дамой и её сынком - бубновым валетом, настоящая виновница купила билет на самолет и упорхнула вольной птичкой в синее небо.

Тони между тем гостеприимно распахнул двери, галантно пропустил вперед даму и вместе с Павлом, по-приятельски обхватив его плечи, вошел в холл, где меж двух зеркал красовался, естественно, тасманский тигр - вон как разозлился, аж на задние лапы присел, сейчас прыгнет.

В кухне хлопотала знакомая уже пожилая тетка: сварила всем кофе, выставила на стол блюдо с булочками. Состояние хозяина её не смущало привыкла, что ли? Сейчас Павел уведет Энтони в сад - пусть только кофе выпьет, - а Лиза в их отсутствие посплетничает с толстухой...

Кофе, хоть и крепкий, пьяному не помог: плюхнувшись в плетеное садовое кресло, Энтони свесил голову, задремал. Павел побродил вокруг дома, поглядывая на открытое окно кухни: две женщины оживленно беседуют... Молодец Лизелотта - умеет же вызвать доверие, кого угодно расположит к себе, если захочет. Незаменимое качество для сотрудницы частного сыскного бюро на тот случай, если Павел действительно решится его открыть... Хорошее дело, денег бы раздобыть, да где их взять? Гоня от себя несвоевременные мысли, московский сыщик принялся рассматривать спящего. Что ему известно о молодом хозяине красивого, в колониальном стиле дома с плоской крышей, с верандой и деревянными колоннами, увитыми плющом? Они с сестрой всего год назад вступили во владение поместьем по случаю гибели родителей в автокатастрофе. Выросли, в школу ходили, потом учились???, естественно, на континенте, в одном только Мельбурне три университета, а есть ещё Сидней, Канберра... Но родной дом здесь, где все дышит покоем и счастьем. Если Павлу удастся доказать свою версию, то молодому человеку, что безмятежно спит, похрапывая, в плетеном кресле, светит долгая разлука с домом, с садом, с красавицей-сестрой. Ее-то упекут ещё подальше и понадежней, если, конечно, поймают. Брат - всего лишь соучастник. Хотя и он мог бы - если к тому времени, как прикатил к сестре на помощь, Полина была ещё жива. Оклемалась после удара, застонала, может быть. Или они её ещё живую в муравейник...

Сидя напротив Тони, Паша в который раз нарисовал мысленно картину преступления. Короткий диалог между девушками по пути в гараж - это всего метров 50 от веранды, много не скажешь. Смеющиеся глазки-щелочки Польки и округлившиеся от бешенства синие глазища Джины, монтировка в её сильных пальцах, профессиональный замах бейсболистки... Что она делала, о чем думала над мягко осевшим телом соперницы? Собралась мгновенно, не запаниковала. Легкой походкой вернулась к Ионасу, посетовала, что Полина дожидаться не стала, ушла. Могла бы и повременить, машина не в порядке, но приедет Энтони, сейчас она позвонит домой...

Должно быть, Ионас взялся посмотреть, что там с её машиной, надо было отговорить его, преградить дорогу в гараж. И поспешно позвонить: брат должен приехать незамедлительно. И ещё минут сорок, пока тот добирался до фермы Гудхарт болтала с Ионасом, как ни в чем не бывало...

Как брат с сестрой вынесли Полину из гаража? Живую или мертвую? Джина могла Ионаса в дом отправить, за какой-нибудь книжкой... Это уже все инспектору предстоит выяснить...

...Энтони зашевелился, перекатил голову по спинке кресла, бормоча что-то невнятное. Может, проговорится в пьяном бреду... Я ему: "Помнишь Полу, подонок?" А он мне в ответ: "Пола... муравейник..." Как бы не так! Размечтался, детектив...

Лиза сбежала с крыльца, позвала Павла: "поехали отсюда, по дороге расскажу."

Но уехать они не успели: за их спинами на широкой, посыпанной гравием дорожке перед самым входом в дом с визгом и скрежетом развернулся и затормозил полицейский джип. С высокой ступеньки тяжело спрыгнул инспектор Маккой, за ним ещё двое.

Сурово, как незнакомцам, инспектор кивнул Лизе и Павлу и прошествовал было в дом.

- А их там нету, - просияла Лиза, приятно все же, когда полицейский впросак попадает, - Энтони в саду, а сестрица его...

- Мисс Уэйн задержана в аэропорту при попытке пренебречь подпиской о невыезде, - невозмутимо ответил Маккой, - Мы приехали за её братом... Мистеру Энтони Уэйну будет предъявлено обвинение в убийстве Полины Дизенхоф.

Подписку о невыезде взяли сразу у всех членов семьи Дизенхоф, а заодно у брата и сестры Уэйн. Простая формальность. Уэйны были вне подозрений: алиби у обоих, мотивов вроде бы и нет.

- Ваши доводы, коллега, несколько изменили направление поиска... Так что спасибо за сотрудничество.

Инспектор Маккой поглядывал на Павла с доброжелательным любопытством:

- Что навело вас, мой молодой друг, на мысль о причастности к преступлению мисс Уэйн? Такая милая девушка...

Лукавит инспектор: его профессиональный опыт наверняка подсказывает, что милые девушки становятся убийцами наряду со всеми остальными. Что все-таки он хочет узнать от российского коллеги?

- Какую роль вы отводите интуиции? - спросил Павел в свою очередь.

- Интуиции? - кустистые брови собеседника удивленно приподнялись. Смотря что понимать под этим словом. Если нечто туманное и мистическое, дар небес, которым наделены лишь избранные, тогда интуиции просто не место в серьезном расследовании. Напротив, когда следователь располагает достаточным количеством фактов, это позволяет ему строить разные предположения, выбирать из нескольких вариантов наиболее подходящий...

Ага, инспектору просто захотелось побеседовать на профессиональные темы. С удовольствием...

- Но почему подозрения пали в первую очередь на семью Дизенхоф?

- Это же понятно! - воскликнул Маккой и даже руками всплеснул - жест неожиданный при его солидности и медлительности, - Посудите сами, мой юный друг...

Пожалуй, московский следователь и сам бы так рассудил, случись ему вести расследование этого убийства по долгу службы. Исчезает молодая женщина, уходит из дому утром, не возвращается ни вечером, ни назавтра. Проходит несколько дней - и никто её не ищет, не беспокоится о ней. Если бы не Антоновы, которых исчезнувшая собиралась навестить, то никто бы и не спохватился. Через несколько дней и след Полины был бы окончательно утерян... И дела до неё никому нет.

Что побудило Антоновых начать розыск? Откровения их случайной знакомой, сочувствие бедной сироте - это так по-русски. Девочку обижают богатые родственники, попрекают куском хлеба. Она ищет хоть какую-нибудь работу. Убедительно - ей поверили на слово, не выслушав вторую сторону. Заподозрили неладное: ну, не приехала Полина - так позвонила бы. Неудачные попытки Антоновых дозвониться на ферму усилили их подозрения. Вот они и побежали в полицию.

А каким странным показалось поведение обитателей фермы при первом же визите полиции! Растерянность, недоумение, возмущение: почему посторонние вмешиваются, девочка и раньше пропадала, сами разберемся - Бируте говорит о невестке с откровенной неприязнью, показания Ионаса расходятся со словами остальных, те дружно твердят о постоянных ссорах молодых, он же уверяет, будто его отношения с женой безоблачны и нет у неё никакого повода убегать. Но почему тогда он её не разыскивает?

...Инспектор Маккой старался говорить внятно, переходил к последующей мысли только когда убеждался, что собеседник достаточно хорошо понял предыдущую. Павлу льстила эта предусмотрительность, он получал искреннее удовольствие от беседы и почти забыл, что так пока и не посвящен в детали дела. Как полиция вышла на след истинных преступников, какими уликами подтверждена их причастность к убийству?

- Полиция отнюдь не дремала, - улыбнулся инспектор в ответ на его нетерпеливый вопрос, - Мы проверили все, что надлежало проверить. Отпечатки пальцев на одежде погибшей, следы крови в багажнике машины, принадлежащей мистеру Уэйну, следы протекторов в пятидесяти метрах от трупа. Рутинный набор, вам это хорошо знакомо. Но вот история отношений молодых супругов и мисс Уэйн, в которую вы нас любезно посвятили, сыграла важную роль: помогла установить мотив и заодно квалифицировать убийство как непредумышленное...

- Что грозит Джине Уэйн и её брату?

Не следовало задавать столь наивный вопрос, ответ очевиден: суд решит. Но кто его знает, какие тут юридические нормы? Тюрьмы-то здешние российским не чета: и кормят заключенных сытно, и психологи с ними работают, и ремеслам обучают... Павел усмехнулся, представив этакую благодать, о которой ему поведал Рудольф, старика сей предмет живо интересует, есть с чем сравнить: поработал Руди ещё мальчишкой в Сибири на лесоповале. То ли украл какую-то ерунду, то ли оговорили. Во всяком случае не убил никого, это точно... Свой рассказ о здешних тюрьмах старик заключил так:

- Какую народ заслужил тюрьму, такую и получает. Наш бы зэк здесь как в санатории отдыхал, счастью бы своему не верил.

Однако австралиец, лишенный свободы, страдает, как положено, от несвободы, к которой приговорен. Не осуждали же его на голод, холод, непосильные работы, принудительное общение с себе подобными, среди которых могут оказаться истинные звери... Джина и Тони получат сполна.

- А моя бы воля, я бы их в Сибирь, - возжаждала крови Лиза, - И пусть бы они там...

Как положено, так и будет. Сибирь далеко, но и в Австралии есть адские места. В одном из них Уэйны уже побывали. Паше припомнились голые, будто обглоданные стволы мертвых эвкалиптов, сырая, нездоровая зелень, стелющаяся по их корням, молчаливые люди, окружившие гигантский муравейник, и жалкая косица с ленточкой торчит над подвижной, дышащей его поверхностью...

...На скалу, с которой предстояло сбросить жуткую ношу, брат и сестра могли забраться и вдвоем, помогая друг другу. Инспектор, когда Павел сказал насчет этой скалы, - иначе как труп оказался в середине муравьиной кучи, окруженной непролазными зарослями? - заметил не без ехидства:

- Коллега, ваша наблюдательность вам несколько изменила. То, что вы посчитали скалой, на самом деле смотровая площадка. Посетители поднимаются по винтовой лестнице, находящейся внутри шестиметровой колонны, которой снаружи - ну да, придан как бы естественный вид. И оттуда широкий обзор, а гиды нередко обращают внимание туристов и на подножие колонны, где, вы сами видели...

Маккой не договорил, только рукой махнул. Любопытно, додумался бы он сам, что труп был сброшен именно с этой искусственной скалы? Впрочем, какая разница? Ведь Уэйны уже дают показания.

Нехитрая уловка с платком в крапинку - тут уж авторство наверняка принадлежит Джине. Взяла, выходя из комнаты Ионаса, а может, и Полина сама захватила его в то злосчастное утро, просто не успела повязать, иначе кто-нибудь бы заметил. Джина узнала случайно от самого Павла, что на орнитологической станции работают русские - даром, что грузины, здешним жителям мы все на одно лицо. И напросилась в группу биологов - знает кого-то в колледже Сент-Джон. Подбросила улику просто так, на всякий случай. В общим, это тоже не имеет значения - разве что личность преступника высвечивается ярче с помощью таких вот деталей. Пожалуй, не ревность толкнула на убийство, руководила Джиной, а ледяная злоба, долго копившаяся. Непредумышленное, конечно, убийство. Но не расправься она с соперницей под горячую руку, могла бы позднее, уразумев, что ошиблась в расчетах, выдумать и другой способ, понадежнее, чтобы избежать наказания. Кстати, нет никакой уверенности, что Ионас самостоятельно принял решение уйти из жизни. Шок после смерти Полины, сознание вины и утраты - а рядом постоянно находится женщина, которая сызмала им манипулировала... Павел видел её на ферме Гудхарт, в спальне бывшего жениха, ещё тогда, когда все надеялись на возвращение беглянки Полы. Она-то знала точно, что Полина не вернется. Хладнокровная гадина. Брата втянула, и уж, конечно, не пожалела бы главного обидчика. Ионас утверждает, что сам набрал в шприц смертельную дозу. Толкнула его на это Джина или просто не остановила? Бросилась за помощью, чтобы спастись от подозрений. Или все-таки пожалела? Кто её знает... И не она ли сама принесла наркотик?

Пока, на данный момент, убийцей объявлен Энтони Уэйн. Со слов сестры. Как в худших предположениях Павла: дескать, Джина только оглушила соперницу, а прибывший на место происшествия брат закончил черное дело. Он же вывез тело и придумал, как его запрятать. Странно - но Энтони на допросах подтверждает все это, выгораживает сестру...

- А я ещё всегда жалела, что у меня братьев и сестер нет, - сказала Лиза, перебив Павла, - Ну их к черту, без них лучше... "И враги человеку домашние его".

- В писании сказано - стало быть, верно. Только все относительно: Джине-то хорошо, что у её братца расцвели родственные чувства.

Оба рассмеялись. Уже известно было им, да и инспектору Маккою тоже: год назад, когда машина, в которой находилась вся семья Уэйнов, развила недозволенную скорость и врезалась в придорожный столб, за рулем был Энтони. Джина на следствии выгородила брата, солгав, будто бы виноват погибший отец. Понять можно: живой дороже мертвого, а тому все равно. Но все же, все же...

Лизе об этом рассказала прислуга Уэйнов, жившая в семье с юности. До сих пор оплакивает старых хозяев, не верит, что мистер Уэйн-старший мог сесть за руль нетрезвым, хотя и недоумевает, как он сыну позволил вести машину. Энтони вечно пьян, в семье из-за этого были постоянные скандалы... А кого любили родители - это жениха дочери, Ионаса Дизенхофа. Относились, как к родному.

Инспектор с прислугой Уэйнов не беседовал, достаточно оказалось поднять материалы позапрошлогоднего следствия. Показания брата и сестры и тогда вызывали сомнения, но опровергнуть их было невозможно, да и ненужно. А теперь вот получается: брат у сестры в долгу. Потому и взваливает на себя вину за страшное преступление, которого не совершал, - вот уж у кого никаких мотивов. Взаимная выручка, "почеши спинку мне, а я тебе", родственные чувства...

Разберется полиция, рассудит суд, что кому положено, то всяк и получит. Павлу, к примеру, благодарность от родни причитается - и получена сполна. Даже неловко - столько слов, да ещё подарки, сувениры. Бируте вручила собственноручно связанный из шерсти собственных овец толстый серый жилет - для мужа старалась, но ему ещё свяжет, нет проблем, руки-то здоровы, хотя голова все ещё побаливает... Такую добротную вещь в магазине не купишь...

Регина переглянулась с Пятрасом и притащила точно такой же:

- Твоему отцу, Пауль. У вас ведь холодно в России.

Ионас воротился из больницы - вроде бы здоров, но ходит по дому как потерянный, всех сторонится. Перед самым отъездом москвичей забрел к ним в комнату, прислонился к дверному косяку, устремил унылый взгляд на туго набитые дорожные сумки.

- Уже собрались?

- Как видишь.

Казалось, подогнутся вот-вот колени, длинное исхудавшее тело сложится пополам и рухнет бесформенной грудой на пол.

- Что вы посоветуете, Лиза и Пол? Поступать мне в университет?

Ответили одновременно:

- Это ты сам должен решить, - сказал Павел.

- Сделай так, как советует Пятрас.

- Почему Пятрас? - спросили у Лизы одновременно Павел и Ионас.

- Потому что он тут самый умный!

Вот так раз! Как припечатала. Павел бы ещё на эту тему поговорил: мол, если человек сумел хорошо заработать, его можно практичным назвать, здравомыслящим, не обязательно "самым умным"... Но Ионас воспринял Лизино суждение всерьез:

- Тогда остаюсь... - сказал он, и немедленно исчез, скрылся в коридоре, тяжело вздохнув напоследок.

Через открытую дверь люди, сидящие в полуосвещеной комнате, смотрелись как на сцене. Павлу из кухни виден был старинный портрет в тяжелой резной раме, лицо отсюда неразличимо, а под ним в креслах двое стариков. Серебрится в тусклом свете настольной лампы седина отца, глянцевито поблескивает лысина его старинного приятеля Конькова. Одинаково тощие, морщинистые куриные шеи выступают из одинаковых широких воротов серых жилетов крупной вязки. Павел отдал предназначенный ему подарок Дмитрию Макарычу - пусть греется и никому не завидует.

И ещё с места, где сидел Павел - специально ушел в кухню, якобы чайку попить, а на самом деле, чтобы не слушать про Австралию - виден был тонкий профиль рассказчицы: то наклонится, то откинется и скроется из виду, и руки, будто птицы, мелькают. Ездили вместе, смотрели одно и то же - а увидели разное.

- Ну прямо переселение душ. Чувствую, что я тут раньше бывала. Дежа вю. Купол стеклянный, мостики такие чугунные, витые наверху, по первому и второму этажу витрины, витрины... Потом соображаю: это же наш ГУМ. В точности!

- Строили, должно быть, в одно и то же время, по тогдашней архитектурной моде. Что в Москве, что в Сиднее, - рассудительно сказал Всеволод Павлович

Старики слушали Лизу с живым интересом - много ли им попадается людей, только что вернувшихся из Австралии и готовых поделиться впечатлениями? Старых людей всегда стороной обходят...

Всеволоду Павловичу о происшествиях на ферме Гудхарт знать и не надо зачем ему, с его усталым и больным сердцем, невеселые новости? Разве что Рудольф со временем вздумает посвятить его в дела семьи - в очередном письме изложит, как все было. Но письма из Австралии редки - будут бить, будем плакать. Что-нибудь придумается.

А вот Конькову рассказать надо непременно. Павел предвкушал, как усядутся они вдвоем и разберут данный случай профессионально. Ведь что тут главным оказалось: не прямые улики, а вещи вроде бы эфемерные. Семейные традиции, характер каждого из действующих лиц, отношения между ними. Пришлось вытянуть на свет божий тщательно скрывавшиеся факты, узнать о событиях, происшедших задолго до преступления и на другом конце земного шара. Любопытный, в общем, случай...

Павел поднялся, зажег свет. Пора вернуться в комнату, принять участие в беседе, а то Лиза обидится: что я, нанялась твоих стариков развлекать. Я не телевизор, не клуб путешествий...

С кухонного буфета на него оскалился зубастый зверюга - давно вымерший тасманский тигр, купленный Лизой на Саламанка-маркет. Жить теперь тебе здесь, приятель, - на московских Чистых прудах