/ / Language: Русский / Genre:love_short / Series: Любовный роман

Эхо прошлых времен

Элизабет Огест

Рокси и Эрик встретились случайно: Эрик решил навестить дом, где провел свои лучшие детские годы, а Рокси как раз приводила его в порядок, и ей срочно требовалась помощь. А еще ей был нужен муж, чтобы усыновить сироту Джейми... Конечно, Эрик благородный человек и не может отказать женщине в помощи. Он даже согласен сыграть роль мужа — ненадолго!

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Эрик Бишоп — «Рыцарь» — лежал на больничной койке, глядя в потолок. Малейшее движение требовало чудовищных усилий. Он то приходил в сознание, то снова куда-то уплывал, но теперь, кажется, уже полностью пришел в себя. Из туманных закоулков памяти возникли образы «Койота» и «Чертополоха». Они тоже были секретными агентами и, как и он, работали на «Отряд» — элитное подразделение военной полиции, а теперь считали его предателем. Он вспомнил, что пуля настигла его, как раз когда он пытался втолковать им, что получал приказы от самого Управляющего — так они называли командира Отряда.

— Мне сказали, что ты очнулся.

Эрик так сосредоточился на усилии вспомнить, каким образом он оказался в этой больнице, что не услышал шагов плотного пожилого джентльмена весьма благородной наружности, в хорошо сшитом костюме-тройке, который стоял теперь возле постели, опираясь на трость с золотым набалдашником.

— Тобиас... — Бишоп быстро окинул взглядом палату, чтобы убедиться, что они здесь одни. Затем спросил, понизив голос: — Как Чертополох и Койот?

— Нормально, — ответил Тобиас Смит в свойственной ему отеческой манере.

Несмотря на слабость, Эрик проговорил с вызовом:

— Они думают, что я предатель. Это неправда.

Тобиас ободряюще улыбнулся.

— Мы все это знаем. «Кротом» оказалась Сьюзен Ирвинг. Она призналась, что Управляющий якобы приказал тебе инсценировать свою смерть, уйти в подполье и поддерживать контакт только с ней.

— Да. Я решил, что она, как обычно, передает его приказания. Они ведь были зашифрованы.

— Она разгадала шифр.

Мысленно представив себе хорошенькую блондинку с невинными глазами, Эрик засомневался: уж не бредит ли он?

— Она была «кротом»?

— Никогда нельзя недооценивать секретаршу или регистраторшу, — наставительно изрек Тобиас.

— Вы ее поймали?

— Да. — Тобиас нахмурился, не совсем довольный собой. — Когда ее арестовали, она предлагала заключить сделку. Вначале мы отказались: она со страху сразу выдала нам информацию, которая позволила взять одного из ее сообщников в Мексике, и мы решили, что ей больше нечего нам предложить. Но потом она рассказала, что есть еще человек — именно он научил ее, как организовать все дело. За это она платила ему процент с доходов. Она назвала номер счета, на который клала деньги, но со счета все было снято примерно в то же время, когда тебя ранили.

— Наверно, он боялся, что она плохо замела следы, и решил оборвать все связи, — пробормотал Эрик.

Тобиас кивнул.

— Скорее всего. По ее словам, она была у него не единственной ученицей. Ирвинг уверена, что он обучал и других. Еще ей показалось, что иногда он и сам проворачивал операции, просто ради спортивного интереса.

— Мозговой центр, по совместительству обучающий воров и предателей. Отличный малый, — заметил Эрик.

Тобиас нахмурился сильнее.

— Она не хотела называть его имя, пока не получит гарантий. Но мы не успели договориться: несмотря на все меры безопасности, ее отравили. Один из охранников продался за полмиллиона долларов. Через пару дней его нашли с пулей в голове.

— И вы так и не выяснили, кого она имела в виду?

Тобиас отрицательно покачал головой.

— Я даже не уверен, что этот преступный гений существует. Возможно, она сама сняла деньги со счета и придумала гипотетического злодея, чтобы было о чем торговаться с нами. Что же до человека, оплатившего ее смерть... она работала с безжалостными людьми, и любой из них мог испугаться, что засветился. Но хватит о Сьюзен. Ты-то как себя чувствуешь? — Хмурая складка на его лбу разгладилась.

— Как будто проспал целый год.

— Точнее, почти три года.

Эрик воззрился на Тобиаса в немом изумлении. Это что, еще один кошмарный сон? Эрик приказал себе проснуться — ничто не изменилось.

— В тебя стреляли, — напомнил Тобиас.

— Это я помню.

— Ранение было очень серьезное. Тебе сделали операцию. Пока ты был в реанимации, произошло еще одно покушение на твою жизнь. Мы велели врачу подписать фальшивое свидетельство о смерти, а тебя перевезли в эту частную клинику. Медики предупреждали, что транспортировать тебя опасно, но мы решили, что только так можно уберечь тебя. Во время перевозки ты впал в кому. Честно говоря, когда медсестра вошла сегодня утром в твою палату и увидела, что ты очнулся, весь персонал был в шоке. Они уже поставили на тебе крест. — Тобиас усмехнулся. — Но я в тебя верил. Жизнестойкость — одно из главных качеств, по которым я подбирал людей.

Эрик все никак не мог осмыслить поразительную новость.

— Три года? — Вдруг он нахмурился, вспомнив, что еще до всех этих событий место Тобиаса во главе Отряда занял Гарольд. — А почему вы здесь? Я думал, вы в отставке... вышли из игры.

— Я здесь по просьбе друга.

Эрик мысленно хлопнул себя по лбу. Ну конечно, Гарольд не мог прийти сюда сам, рискуя раскрыть себя и одного из своих людей.

— Мы считаем, что подчистили все концы, — сказал Тобиас. — Но было бы полезно, если бы ты рассказал о своих действиях в последние недели перед ранением.

— Я старался вспомнить, но все без толку. По правде говоря, последние года два или три помню какими-то обрывками. Наверное, Сьюзен помню только потому, что перед самым выстрелом как раз собирался сказать Койоту и Чертополоху, что она была моей связной. Док сказал, так часто бывает: человек помнит то, о чем думал в последний момент. Еще он говорит, что память может и не вернуться полностью, а если и вернется, то, скорее всего, постепенно, кусочками.

— Сьюзен была очень хитрой. Не думаю, чтобы ты обнаружил что-то важное за то время, что она тебя использовала. После того как мы перевезли тебя сюда из госпиталя, кто-то несколько раз пытался выяснить, действительно ли ты умер, но сразу после ее ареста все попытки прекратились. Поэтому можно предположить, что только ее беспокоило, вдруг ты что-то расскажешь. Сейчас ты должен окрепнуть — это главное. Когда поправишься как следует, я вернусь. — Тобиас поднялся и нахмурился, оглядывая истощенную фигуру Эрика. — Прежняя одежда тебе не годится. Я пришлю несколько тренировочных костюмов и теннисные туфли. Когда выйдешь отсюда, сможешь сам помотаться по магазинам.

Эрик смотрел в спину уходящему. Три года. Он потерял три года жизни!

— Придется теперь наверстывать.

— Сорок, — вполголоса считал Эрик, отжимаясь. Прошло уже четыре недели с тех пор, как он вернулся в мир живых. Мышечный тонус постепенно улучшался, но все же Эрик пока не вернулся к прежней форме. Раньше он мог отжаться сто раз, прежде чем почувствует усталость. А сейчас его предел — пятьдесят. Закончив разминку, он выполнил несколько «ката», заново приучая свое тело к отточенным защитным движениям карате, которые, надо надеяться, помогут ему оставаться в живых, когда он вернется к своей работе.

Почувствовав, что за ним наблюдают, Эрик замер, приподнявшись на руках, и незаметно глянул в сторону двери. Лакированные ботинки и трость с золотым набалдашником подсказали ему, кто посетитель. Одним гибким движением он поднялся на ноги.

— Надеюсь, вы пришли вызволить меня отсюда?

— Точно, — подтвердил Тобиас.

Через полчаса Эрик сидел рядом со своим бывшим командиром на заднем сиденье взятого напрокат роскошного автомобиля. Блондина за рулем Тобиас представил как своего племянника, Хейгена Сканлона.

— Твой врач утверждает, что тебе необходимо отдохнуть еще месяца два, чтобы окончательно восстановить силы. Ты получишь этот отпуск, — сказал Тобиас, как только машина отъехала от клиники. — После этого сможешь выбрать одно из двух. Или продолжить военную службу, или уйти в отставку и вернуться к гражданской жизни. Если выберешь второе, я хотел предложить тебе поработать у меня. Я сейчас руковожу частным детективным агентством.

Эрик криво усмехнулся.

— Поскольку возвращение в Отряд не входит в число предложенных мне вариантов, можно сделать вывод, что Гарольд считает, я потерял форму и могу провалить работу Отряда?

— Всем известно, что после близкой встречи со смертью человек иногда меняется. Он может поддаться страху... раньше времени отступить... наделать ошибок.

— А разве вас это не беспокоит?

— Я тебя хорошо знаю. У тебя слишком сильное чувство ответственности, чтобы сознательно подвергать кого-то опасности. Если ты потерял форму, ты мне об этом сам скажешь.

В голосе Тобиаса Эрик услышал вопрос.

— Не думаю, чтобы я потерял форму. Мне все еще хочется спасать мир от плохих людей.

Тобиас одобрительно кивнул.

— Впрочем, что касается Отряда, этот вариант отпал не только из-за сомнений Гарольда. Сьюзен скомпрометировала всю деятельность Отряда. Он переведен на новое место и полностью переукомплектован.

Вспомнив, как Тобиас и Гарольд заботились о своих людях, Эрик понимающе кивнул.

— Итак, теперь ты знаешь, какой у тебя выбор, — деловито продолжал Тобиас. — Подумай об этом. И вот еще что: тебе нужно где-то жить. — Он достал из дипломата большой кремовый конверт и протянул его Эрику. — Пока ты был в коме, я добился, чтобы меня назначили твоим опекуном. Я отменил аренду твоей квартиры, а мебель и личные вещи отправил на хранение. — Он назвал фирму и адрес склада поблизости от Вашингтона, округ Колумбия. — Ключ от твоего персонального бокса на складе — здесь. — Он кивнул на конверт. — Там еще твоя сберкнижка, чековая книжка, кредитная карточка и карточка ATM. Армейское начальство не согласилось оставить тебя на полном окладе. Они вычитали за твое лечение. Но со сбережениями у тебя все в порядке. Сейчас твоим банковским вкладом занимается Эспер Лоутон, мой личный консультант по финансам. Ее имя и номер телефона тоже есть в конверте. Когда тебе понадобится получить доступ к этим счетам, обращайся к ней.

Эрик нахмурился.

— Я дал банку указание каждый месяц переводить определенную сумму детскому приюту О'Малли.

— Они продолжали эти выплаты, я проследил. — В голосе Тобиаса прозвучало сочувствие. — Но три месяца назад мне сообщили, что счет О'Малли закрыт. Мне пересылали всю твою почту, и через несколько дней после сообщения пришло письмо от некой Роксаны Дуган, она извещала о смерти Мод О'Малли и о закрытии приюта. Все там, в конверте.

Эрик словно получил удар в солнечное сплетение. Мод О'Малли не была ему родной, он уже многие годы не виделся с ней, только регулярно посылал деньги. И все-таки ближе ее у него никого не было.

— Мой самолет в аэропорту. Я подброшу тебя и Хейгена в Вашингтон, там ты сможешь перерегистрировать водительские права и забрать свою машину из гаража. Она хранится там же, где и остальные твои вещи. А потом приезжай поправляться ко мне. Хейген покажет дорогу. Это сразу за Крафтсбери-Коммоном, штат Вермонт. Подышишь горным воздухом и сможешь спокойно подумать о будущем, — предложил Тобиас.

— Я хотел бы заехать в Пенсильванию, — с трудом проговорил Эрик — мешал комок в горле. — Нужно попрощаться с Мод.

Тобиас кивнул.

Они добрались до аэропорта. В самолете Эрик пристегнул ремни, откинулся на спинку сиденья, закрыл глаза и вспомнил Мод О'Малли такой, какой впервые увидел ее. Она была среднего роста — около пяти футов шести дюймов, — с огненно-рыжими волосами, чуть тронутыми сединой, и зелеными глазами. Едва ли на свете нашлась бы другая женщина с таким запасом энергии. Из этой энергии и возник приют для мальчиков под руководством О'Малли.

Ее муж Норман умер, и Мод осталась хозяйничать на ферме одна. В то время ей было чуть за тридцать, и она твердо решила сохранить ферму. Когда пришло время собирать урожай, работников под рукой не оказалось. Мод родилась и выросла по соседству с Эриком, в рабочем районе Филадельфии, который переживал трудные времена. Она приехала туда, чтобы нанять на месяц нескольких крепких подростков.

— Хорошие ребята все разъехались, — сказала ей одна из местных старушек. — Остались только бездельники и хулиганы.

— Ладно, возьму что осталось, — сказала Мод.

Она увезла с собой четырех мальчишек. Двое сразу же вернулись домой, едва увидели, как много у нее работы. Но двое остались до тех пор, пока весь урожай не был собран.

Зимой один из этих мальчишек вернулся и спросил, можно ли ему остаться и работать на ферме за комнату и харчи. Его мать сбежала, а отец сидел в тюрьме. Мод, у которой никогда не было своих детей, встретила его как родного. Второй подросток настолько переменился после работы на ферме, что районный инспектор по делам несовершеннолетних приехала повидаться с Мод. Она подсказала ей имена мальчиков, которых Мод могла бы нанять на следующее лето.

Годы шли, и на ферму приезжали все новые ребята. Иногда инспектора по делам несовершеннолетних рекомендовали родителям ферму Мод как альтернативу тюрьме для малолетних преступников. Случалось, родители или опекуны узнавали от кого-нибудь про ферму и сами привозили своих детей, с которыми уже не могли справиться. А иногда, как это было с Эриком, нежеланного ребенка оставляли у калитки с запиской, в которой Мод передавались все права на опекунство.

Правила здесь были простые: нужно работать, нужно ходить в церковь, нельзя красть и нельзя никого обижать. В награду Мод дарила ребятам свою любовь и чувство настоящей семьи. Она не требовала совершенства. Но если ее рассердить, умела посмотреть с таким разочарованием, что хотелось заползти в какую-нибудь самую темную щель.

— Должно быть, Мод О'Малли много для тебя значила, — сказал Тобиас, нарушив раздумья Эрика.

Эрик обычно стеснялся говорить о себе, но в ту минуту воспоминания детства были слишком сильны. Они требовали выхода.

— Моя мать умерла, когда я родился. Отец был алкоголик и вечно буянил. Родные матери не хотели иметь никакого дела ни с ним, ни со мной. Папаша избил мою мать накануне родов. Он не хотел признаться, что, возможно, виноват в ее смерти, поэтому винил во всем меня. Прямо из роддома он отвез меня к своим родителям и оставил у них. Они были не очень-то счастливы, что приходится растить еще одного ребенка. К девяти годам я уже имел неприятности с полицией. Когда мне исполнилось десять, бабушка прослышала о ферме Мод и заставила отца подписать бумагу о передаче Мод прав на опекунство. Они отвезли меня на ферму и оставили у ворот. Власти предупреждали Мод, чтобы она меня не брала. Они сказали ей, что я трудный подросток и, видимо, неисправим. Но Мод меня все-таки оставила. В первые месяцы у нас бывали стычки, но она доказала мне, что в этом мире есть хорошие люди.

— Жаль, что я ее не знал, — сказал Тобиас.

Эрик кивнул и снова замолчал. Он много лет не видел Мод. Приезжал к ней в первое Рождество после того, как покинул ферму, но все уже было не так. У нее на руках были новый девятилетний мальчишка, напомнивший Эрику его самого, и пятнадцатилетний парень, с которым очень плохо обращались в семье. Эрик знал, что Мод была рада его видеть, но понял также, что стал здесь чужим, как птенец, вылетевший из гнезда. С тех пор он иногда звонил, когда ему нужно было услышать дружеский голос, и регулярно посылал деньги, но больше не приезжал.

Когда самолет приземлился в Вашингтоне, Эрик сказал:

— Зачем Хейгену со мной нянчиться? Я к вам и сам доберусь.

На какое-то мгновение показалось, что Тобиас хочет возразить, но потом он вынул из кармана золотой футляр и достал визитную карточку.

— Вот мой телефон. Если понадоблюсь, позвони.

Эрик поблагодарил, сунул кремовый конверт в сумку и пошел к трапу.

Роксана Дуган, более известная как Рокси, достала из ящика комода деревянную коробочку, украшенную искусной резьбой, и поставила на стол. Устроившись в кресле, она открыла ее и вынула колоду карт Таро. С незапамятных времен женщины ее семьи гадали на картах. Эту колоду, сделанную своими руками, прабабушка подарила Рокси в тот день, когда та появилась на свет. Рокси любила изящный рисунок карт, любила ощущать их в руках. Когда-то совсем молоденькая, скептически настроенная, она не прислушалась к предостережению карт, и ей пришлось горько пожалеть об этом.

Уже несколько месяцев Рокси не обращалась к ним за советом. У нее задрожал подбородок при воспоминании о том, как она раскладывала их в прошлый раз — сразу после инфаркта у Мод. Она бросилась к своим картам в надежде, что они скажут о скором выздоровлении Мод. Но карты сказали ей, что Смерть уже на пороге. Рокси возненавидела их за это известие; она знала, что карты говорят правду, но не хотела верить этой правде. Она убрала карты, чтобы больше их не видеть.

Но вот уже недели две в ней росло какое-то тревожное чувство, и Рокси решила узнать причину. Нерешительно начала она раскладывать карты. Первой вышла карта Джейми. Глаза Рокси наполнились слезами. К тому времени, когда сердце Мод окончательно сдало, она успела пристроить всех ребят, которые были на попечении у них с Рокси, кроме этого замкнувшегося в себе десятилетнего мальчика. Рокси пыталась объяснить сотрудникам социальной службы, что мальчик должен остаться с ней, что он уже начал отвечать ей, но чиновники объяснили, что закон этого не допускает, и заверили, что о мальчике будут хорошо заботиться. Она сказала, что хочет усыновить его, но ей ответили, что вряд ли она соответствует необходимым требованиям. Даже не сказали, где он теперь. Дескать, мальчику нужно полностью порвать с ней, чтобы он мог привязаться к своей новой семье.

Рокси знала, что законы придуманы на благо ребенка и что люди из социальной службы стараются, как могут, но в данном случае они были не правы. По крайней мере она так думала. Может быть, карты говорят лишь то, что ей хочется услышать? Она нежно дотронулась до карты Джейми, молясь про себя, чтобы ангел-хранитель позаботился о мальчике.

Открыв следующую, она недоуменно нахмурилась. Почти три года при любом раскладе одной из двух первых карт оказывалась карта Повешенного. Рокси уже и не пыталась понять это. Интуиция подсказывала, что надо истолковать эту карту как жизнь в подвешенном состоянии. Но это не соответствовало ее жизни, во всяком случае до тех пор, пока у нее не отняли Джейми. И вот сегодня перед ней появился Рыцарь с мечами.

— Рыцарь в сверкающих доспехах был бы мне как раз кстати, — пробормотала Рокси. Но она давно перестала верить в сказки. И все же перед ней забрезжила надежда. Ее беспокойство действительно напоминало ощущение, которое возникает, когда ждешь, чтобы что-то случилось или чтобы кто-то приехал.

Но следующая карта погасила эту надежду.

— Любовники. — У этого слова был горький привкус. Ничему такому больше нет места в ее жизни.

Карты или лгут, или смеются над ней, а может быть, просто они сегодня не в настроении. Рокси собрала колоду.

— Злитесь на меня за то, что я вас забросила, — упрекнула она карты. — А если станете рассказывать мне басни, еще дольше будете пылиться в ящике.

Она перетасовала колоду и снова начала сдавать.

Первыми вышли Рыцарь с мечами и Любовники. Сердито нахмурившись, она снова собрала колоду и запихала обратно в коробку.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Свернув на длинную проселочную дорогу, ведущую к дому, где раньше жила Мод О'Малли, Эрик с удивлением почувствовал, что словно возвращается домой. Он ожидал", что без Мод здесь будет пусто. Только что на кладбище, у ее могилы, он испытал печаль и ощущение пустоты. Поначалу даже не хотел заезжать на ферму, но что-то говорило ему, что он не выполнит долга, если не взглянет на старый дом в последний раз.

Подъехав ближе, он увидел женщину в джинсах и рубашке, которая стояла на приставной лестнице и обдирала со стены старую краску. Ее длинные темные волосы были повязаны платком. Она была среднего роста, довольно полненькая. Заметив его машину, она бросила работу, а когда Эрик затормозил, начала спускаться с лестницы. Двигалась она как-то неуклюже. Испугавшись, что женщина упадет, Эрик выбрался из машины и заторопился к ней. Но когда подбежал, она уже стояла на земле.

Рокси окинула взглядом светловолосого, голубоглазого незнакомца. На вид ему немного за тридцать. Худой и бледный. Джинсы и рубашка явно совсем новые; джинсы не гнутся, а на рубашке, застегнутой на все пуговицы, еще видны складки от фабричной упаковки. Должно быть, один из бывших подопечных Мод, кисло подумала она, вышел из тюрьмы и явился за подачкой. Большинство ребят вырастали у Мод хорошими людьми, но было и несколько исключений; эти время от времени приезжали к Мод, рассказывали жалостные истории и клянчили денег, которых у нее было не так уж много. Один даже прятался на ферме от полиции. Но этому Рокси сейчас покажет, что она не так наивна и мягкосердечна, как Мод.

Эрик решил, что женщине около тридцати. Не красавица, но на нее было бы приятно смотреть, если бы не такое враждебное выражение лица. Холодный взгляд этих карих глаз, должно быть, устрашил не одного мужчину.

— Я не хотел отвлекать вас от работы. Просто заехал посмотреть на ферму, по старой памяти.

— Смотреть особенно не на что. — Рокси гордо расправила плечи. — Но я стараюсь что-то сделать.

Эрик перевел взгляд с хозяйки на громадный старый двухэтажный дом. Бросалось в глаза, что тот остро нуждается в покраске и трубу хорошо бы переложить. Одно из окон на фасаде забито досками, а противомоскитная сетка на двери вся в заплатах.

— При Мод здесь был идеальный порядок.

Рокси холодно посмотрела на него.

— В последние годы у нас не хватало денег на капитальный ремонт. А теперь Мод больше нет, и ребят тоже, мне приходится все делать самой, да еще работать полный день в городе.

Эрик понял, что обидел ее, и мысленно обругал себя. Нужно будет поработать над своими манерами.

— Прошу прощения. Я вас не упрекаю. Просто больно видеть дом в таком состоянии.

Это Рокси могла понять, и ее гнев моментально угас.

— Да уж. Ну, рано или поздно я наведу здесь красоту. — Перед ней встало доверчивое личико Джейми. — Так что, как видите, мне некогда тут стоять и разговаривать с вами. Если вам нужны деньги, то мне нечего вам дать. А если вы хотели видеть Мод, она... — Горло Рокси сжалось, она не могла произнести слово «умерла». — Ее больше нет.

Эрик заметил в глазах женщины боль. Как видно, Мод была ей очень дорога.

— Я знаю. Я получил письмо от какой-то Роксаны Дуган.

Глаза Рокси сузились. Перед смертью Мод дала ей очень краткий список имен и просила написать этим людям, поблагодарить за многолетнюю помощь и поддержку. Все они были Рокси знакомы, кроме одного.

— Я — Роксана Дуган.

Эрик протянул руку.

— Эрик Бишоп.

Мысленно Рокси поставила галочку против этого имени в списке. Именно о нем она ничего не знала, кроме того немногого, что рассказала ей Мод. Он был одним из ее воспитанников. Потом вырос, уехал с фермы и стал профессиональным военным. Он ездил по всему миру, но ферму не забыл и регулярно присылал чеки. Отвечая на рукопожатие, Рокси удивилась, каким приятным оказалось его прикосновение... такое теплое и надежное.

— Извините, что я так резко с вами разговаривала. Иногда бывшие подопечные Мод приезжали сюда и пользовались ее добротой. После нескольких особенно неприятных случаев я стала подозрительно относиться к посторонним, — сказала она, когда Эрик выпустил ее руку.

Тот кивнул в знак понимания, потом снова перевел взгляд на дом.

— Я приехал бы раньше, но был в больнице. Только вчера прочел ваше письмо.

Теперь его бледность и новая одежда стали понятны.

— Должно быть, вы долго болели?

— Я три года был в коме, — рассеянно ответил он, все еще хмуро разглядывая дом. Им овладело такое чувство, словно все, что было хорошего в его юности, оказалось разрушено.

Рокси едва удержалась, чтобы не ахнуть. Жизнь в подвешенном состоянии... Карта Повешенного! Радуясь, что его внимание занято другим, она постаралась взять себя в руки.

— Сочувствую вам.

Эрик отметил ее минутное волнение — он был натренирован никогда ничего не упускать, — хотя у него еще не совсем прошел шок от открытия, что он потерял три года жизни.

— Планируете снова устроить приют, когда приведете дом в порядок?

Рокси оглянулась через плечо на дом.

— Нет. Дом мне завещан, но душой приюта была Мод. — Она воинственно вздернула подбородок. — Пожертвования, на которые существовал приют, присылали лично ей. Больше всего жертвовали местные жители, и они дали мне понять, что теперь, когда Мод ушла от нас, они не будут помогать. К тому же пожертвований едва хватало на оплату счетов, а присоединиться к государственной системе детских домов Мод не соглашалась. Она хотела, чтобы мальчики могли оставаться здесь, не боясь, что какой-нибудь бюрократ вдруг ни с того ни с сего вышвырнет их отсюда. Моя работа в городе позволяла оплачивать то, на что не хватало пожертвований. Но теперь, без Мод, я не смогла бы содержать приют на одно свое жалованье. К тому же, пока я на работе, некому было бы присматривать за мальчиками.

— А что стало с теми, кто был здесь?

На глазах Рокси показались слезы.

— В последние три или четыре года Мод в основном брала ребят из честных, работящих семей, у которых просто были трудные времена. По соглашению они должны были забрать детей, когда у них появятся для этого средства. Им было нелегко взять детей сейчас, но по крайней мере этим ребятам дома рады. Но был один, Джейми Гордон... его оставила здесь бабушка с бумагой, по которой все права на опекунство переходили к Мод.

Эрику показалось, что он на мгновение заглянул в свое собственное детство.

Проглотив комок в горле, Рокси продолжала сдавленным голосом:

— Я хотела оставить его. Думала, что с одним ребенком отлично справлюсь. Но люди из социальной службы забрали его. Сказали, что смогут лучше о нем позаботиться.

Эрик снова покосился на нее.

— Кажется, вы с этим не согласны.

— Не согласна. Джейми — особый случай. Надеюсь, когда я снова наведу здесь порядок, они пересмотрят дело и позволят мне усыновить его.

Эрик рассчитывал заехать сюда, попрощаться и двинуться дальше. Но он никогда не мог отвернуться от человека в беде, а горестные глаза Роксаны Дуган говорили о том, что этой женщине нужна помощь.

— Мне дали два месяца отпуска на выздоровление. Кажется, вам пригодился бы помощник.

Рокси снова вспомнила свои карты Таро: на смену Повешенному пришел Рыцарь с мечами. Неужели карты говорили о том, что Эрик Бишоп явится помочь ей? Жизнь Рокси складывалась так, что у нее выработалось очень сильное чувство независимости. Ей было трудно принять чью-то помощь, даже предложенную от души. Но это ведь не только для нее, уговаривала она себя. Важнее всего Джейми. Она будет рада любому, кто поможет ей вернуть мальчика. Она снова оглянулась на дом. Положение-то у нее отчаянное. Столько еще работы, а тревога за Джейми с каждым днем становится сильнее.

— Я не смогу вам платить, но могу предложить комнату и еду.

— Принято. — Эрик протянул руку.

Они скрепили договор рукопожатием, и Рокси снова ощутила тепло его руки; перед ее мысленным взором вдруг выскочила карта с Любовниками. Она зло усмехнулась про себя. Ни один мужчина не станет интересоваться ею, если только присмотрится поближе. Если карта и права, дело ограничится одной ночью, да и то, скорее всего, они остановятся на стадии раздевания. Я лично собираюсь остановиться на стадии рукопожатия! — сурово одернула она себя. Рассердившись, что ее мысли приняли такое направление, она отбросила их прочь.

— Можете занять любую комнату на верхнем этаже. Постельное белье — в чулане в коридоре. Если хотите есть, в холодильнике найдется все для сандвичей. А мне нужно работать.

Когда она снова пошла к лестнице, Эрик заметил, что она прихрамывает.

— Может, вам не стоит лазить на лестницу с травмированной ногой?

Она глянула через плечо.

— Это старая травма. Я к ней уже приспособилась.

Ее резкий тон показывал, что это не тема для разговора, и Эрик промолчал. Вернувшись к машине за сумкой, он заметил, что рука его все еще хранит тепло ее руки. Странно действует на него женщина, которую он интересует исключительно как подсобный рабочий, подумал Эрик. Но скорее всего, это просто эмоциональная реакция из-за возвращения на ферму. Он подхватил сумку и вошел в дом.

Поднявшись по лестнице, Эрик машинально направился прямо в свою бывшую комнату. Он приготовился ощутить печаль, но вместо этого ему вдруг показалось, что он находится именно там, где ему следует быть. Бросив сумку на пол, он нашел постельное белье и застелил одну из двух кроватей. Не распаковывая сумку, чтобы не тратить зря время, снял рубашку, повесил ее в шкаф и надел футболку. Эрик хотел сразу же приняться за работу, но не удержался от соблазна бегло осмотреть дом. Он быстро прошелся по комнатам, где в детстве играл или работал. Стены и потолки недавно окрашены, деревянные панели и дощатые полы натерты и сверкают чистотой. Как видно, мисс Дуган трудится изо всех сил, чтобы привести дом в порядок.

Напомнив себе, что остался помогать ей, он пошел в сарай за лестницей.

Через час Рокси посмотрела в сторону дальнего конца стены. Она предложила Эрику начать оттуда и постепенно продвигаться ей навстречу. Он работал без отдыха, и Рокси забеспокоилась: несомненно, он взрослый человек и умеет распределять силы, но некоторые мужчины готовы надорваться, лишь бы показать себя сильными.

— Может, прервемся и перекусим немного? — окликнула она его. — Я еще не завтракала. Вернулась из церкви и сразу за работу.

Эрик кивнул и слез с лестницы. Когда Рокси вошла в дом, он мыл руки на кухне.

— Незачем соревноваться со мной, — сказала она строго. — Я не лежала последние несколько лет в больнице.

Эрик смущенно повернулся к ней. Он работал через силу, но такой уж у него характер.

— Я хотел доказать, что могу отработать свою кормежку.

От улыбки у него на щеках появились продолговатые ямочки. Хорош, вынуждена была признать Рокси, ощущая внезапное влечение, какого поклялась никогда больше не испытывать. Оторвав от него взгляд, она занялась мытьем посуды.

— Не обязательно доказывать это в первый же день.

Эрик уловил, как потеплели ее глаза и как тут же вслед за этим она стиснула зубы. Знакомые признаки. Не хочет, чтобы он ей понравился, — во всяком случае, не сразу. В ее жизни было что-то такое, после чего она не доверяет людям или, может быть, только мужчинам. Когда она вымыла посуду и принялась доставать из холодильника продукты для сандвичей, Эрик заметил усталые морщинки на ее лице.

— Кажется, не я один здесь перерабатываю.

Словно не расслышав этих слов, Рокси мотнула головой в сторону расставленных на столе тарелок:

— Угощайтесь. Что будете пить — лимонад или воду?

— Лимонад, — ответил он и стал делать себе сандвич.

Рокси кивнула и заставила себя сосредоточиться на еде и напитках. Когда все было готово, она вынесла свой завтрак на заднее крыльцо и уселась в кресло-качалку Мод.

Уважая ее молчание, Эрик тоже ничего не говорил, пока готовил себе сандвич. Он вышел из дома вслед за Рокси и присел на ступеньку, как в детстве, прислонившись к одному из столбиков, поддерживавших козырек над крыльцом. Скрип кресла-качалки навевал воспоминания... хорошие и плохие... но ведь так всегда бывает в настоящей семье. Идеальны только фантазии.

А Рокси мысленно видела перед собой Джейми... Худенький, темноволосый, с затравленным выражением на лице, он сидел на качелях, сделанных из старой покрышки, подвешенной на ветке древнего дуба посреди двора.

— Я плохо сплю с тех пор, как увезли Джейми. Как только возвращаюсь домой — принимаюсь за ремонт и работаю до изнеможения, чтобы спать без задних ног.

Внезапно сообразив, что говорит вслух, она вспыхнула и крепко сжала губы.

Эрик услышал, какая любовь звучала в ее голосе.

— Вы с ним часто видитесь?

— Я с ним не вижусь. — В глазах у Рокси закипали слезы. — Мне даже не говорят, где он. Якобы привязанность ко мне помешает ему общаться с другими людьми. Но ведь он не общался даже с Мод... только со мной. Так и вижу, как он сидит где-нибудь, забившись в угол, испуганный и заброшенный.

Ее боль тревожила Эрика.

— Может, он подружился с каким-нибудь другим ребенком.

— Вряд ли. Он же ни с кем не разговаривает. Сидит один с угрюмым видом, а других детей это пугает. Они стараются держаться от него подальше. — С тех пор как умерла Мод, Рокси не с кем было поговорить. — Когда ему было шесть лет, у него на глазах отец в припадке пьяной злобы убил мать, а потом себя. Отец ревновал, думал, что Джейми на самом деле не его сын. Джейми взяла к себе бабушка — мать его матери, — но по-настоящему он был ей не нужен. Он никому не нужен. Она видела в нем его отца, а отцовская родня винила мальчика за все, что случилось. Он замкнулся. По словам бабушки, он замолчал в ночь убийства и, насколько известно, с тех пор не произнес ни слова. Примерно через год после трагедии бабушка прослышала о ферме Мод и привезла его сюда. Она даже не захотела зайти в дом. Стоя на пороге, вручила написанную от руки бумажку о передаче всех прав опекунства. Сказала только, что если Мод не захочет его взять, то может передать мальчика властям, потому что ей самой надоело с ним возиться.

Эрик вспомнил свое детство, до того как он попал к Мод.

— Тяжело расти никому не нужным.

— Быть ненужным всегда тяжело, в любом возрасте. — Рокси снова сжала губы. Она миллион раз уверяла себя, что пережила свою боль. Как видно, обманывалась. Но ее личные муки касаются только ее, и так будет всегда.

— Похоже, вы судите по собственному опыту, — заметил Эрик.

— В жизни всякое бывает. Как говорила Мод, главное — учиться на своем опыте и потом двигаться дальше. — Новый поворот разговора смутил Рокси, и она сказала: — Давайте есть, а потом продолжим работу.

Горечь в ее голосе подтвердила предположение Эрика, что в жизни мисс Дуган было нечто, оставившее глубокие шрамы. Но ее решительно сжатые губы давали ему понять: что бы это ни было, она не собирается исповедоваться.

Позднее, снова забравшись на лестницу, он гадал, что же с ней случилось. Хотя не его это дело: он приехал сюда подумать о своей жизни, а не совать нос в жизнь постороннего человека, особенно если этот человек совсем того не желает.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Эрик выключил лампу на столике у кровати и откинулся на подушку, глядя в темноту. В общем-то, он давно уже должен спать, но все еще одет. Его преследовал образ хозяйки дома. Она сказала, чтобы он звал ее Рокси, и это имя ей шло[1]. Жить рядом с ней — все равно что жить рядом с гранитным монолитом. Эрик пробыл на ферме уже четыре дня. Приехал он в воскресенье. Начиная с понедельника Рокси каждый день ездила в город на работу. Ее не было дома с шести тридцати до половины четвертого или до четырех. Вернувшись, она готовила обед и одновременно проверяла, что он сделал за день. Затем они обедали и снова работали дотемна. Потом перекусывали и ложились спать.

Рокси работала как автомат, ожидая того же от других. Даже за едой почти не разговаривала. Видимо, в воскресенье она рассказала ему о себе все, что собиралась, и больше ей не о чем было говорить. Она не проявляла враждебности, но всем своим поведением давала понять, что и подружиться с ним не хочет. Как будто построила вокруг себя стену, за которую вход был воспрещен.

Все, что он узнал о ней с воскресенья, было результатом его собственных наблюдений да ее кое-каких обрывочных реплик. Он узнал, что она работает кассиршей в местной бакалейной лавке, что приехала на ферму пять лет назад и что у нее есть родные в Филадельфии.

О родных Эрик узнал благодаря телефонным звонкам во вторник вечером. Насколько он мог судить, в первый раз она разговаривала со своей матерью. Как он догадался, та убеждала Рокси продать ферму и вернуться домой или найти себе жилье поближе к родителям. По ее упрямому лицу Эрик понял, что все уговоры матери напрасны.

Через несколько минут снова раздался звонок. На этот раз звонила ее бабушка. Рокси называла ее просто бабулей, так что оставалось гадать, была ли то мать ее отца или матери, но скорее всего — матери, потому что разговор пошел о звонке последней.

И снова Рокси упорно настаивала на решении сохранить ферму, и это начало удивлять Эрика. Если бы она продала дом, то могла бы купить другой, поменьше, но в хорошем состоянии, да еще с прибылью. Улучшение финансового положения помогло бы ей вернуть мальчика. Но Эрик тут же получил ответ на свой вопрос.

— Даже если нам не позволят встретиться, когда-нибудь он найдет меня, и лучше мне оставаться здесь, — возразила она и еще сильнее сжала зубы. Эрику показалось, что она едва сдерживает слезы. — Я знаю, что он вернется.

Видимо, убежденность в ее голосе была настолько сильной, что больше о продаже фермы не говорилось.

От размышлений Эрика отвлек отдаленный звук тихо открывшейся двери. Затем послышались мягкие приближающиеся шаги. Шаги замерли у его двери, затем раздались на лестнице и затихли внизу.

Каждую ночь одно и то же. Примерно через полчаса она вернется в свою комнату и ляжет спать. Первые два дня Эрик слишком уставал к вечеру, чтобы задумываться о ее поведении. Просто его жизнь много лет зависела от того, насколько он в курсе происходящего вокруг, поэтому при малейшем звуке он немедленно просыпался и понимал, что она куда-то ходит. Но, не чувствуя опасности, снова засыпал, предполагая, что она из тех, кто вечно беспокоится, заперты ли двери.

Однако вчера вечером, когда они поднимались наверх, он специально сказал ей, что двери заперты. И все-таки через полчаса после того, как они разошлись по своим комнатам, она встала и спустилась вниз. Тогда-то он и спросил себя: зачем она останавливается у его двери и прислушивается, словно проверяя, спит ли он?

Эта загадка тревожила его весь день. Он говорил себе, что не его дело, чем там она занимается во время своих ночных обходов. Но, несмотря на ее очевидную решимость сохранять дистанцию между ними, Рокси Дуган все больше и больше интриговала Эрика. Ему хотелось получше узнать ее. Любопытство — опасная вещь, когда дело касается женщины, напоминал он себе. Ее любовь к мальчику Джейми произвела на Эрика сильное впечатление. Рокси может вызвать у него совершенно нежелательные чувства. Он одиночка и таким собирается остаться. Но Эрик не прислушался к внутреннему голосу и сегодня ночью твердо решил выяснить, что к чему.

Он выскользнул из постели и тихо спустился вниз. Свет горел в маленькой комнате, где раньше была личная гостиная Мод. Держась в тени, Эрик заглянул внутрь. Комнату освещала лампа, стоявшая на круглом столике в углу. Рокси сидела за столом и тасовала какие-то необычно большие карты. Когда она разложила их и начала открывать одну за другой, на лице Эрика отразилось изумление.

— Никогда бы не подумал, что вы занимаетесь гаданием, — сказал он, выходя на свет.

Рокси резко обернулась. Его кожа приобрела здоровый оттенок, а футболка обрисовывала окрепшие мускулы рук и плеч. Внутри у нее затеплилось что-то давно забытое. Если позволить себе увлечься им, это принесет только боль, одернула она себя. А вслух сказала ледяным тоном:

— Я думала, вы спите.

— Мне захотелось пить, — солгал Эрик. Незачем ей знать, что он шпионил за ней. В эту минуту она и правда похожа на цыганку, подумал он, входя в комнату. Лицо ее было в тени, и карие глаза казались почти черными. Длинные кудри падали на плечи и спину в женственном беспорядке. Если немного напрячь воображение, ее просторный ситцевый халат вполне мог бы сойти за одеяние гадалки. Все это, вместе взятое, выглядело очень привлекательно.

— Кухня дальше, налево по коридору, — сказала Рокси, борясь со смущением. Эту сторону своей жизни она старалась не афишировать. Как известно, большинство людей считают гадание на картах Таро глупым суеверием.

Эрик пропустил намек мимо ушей. Его поразила искусная выделка карт.

— Они как будто нарисованы от руки.

— Так и есть, — сдержанно подтвердила она. — Их сделала для меня моя прабабушка.

Эрик широко улыбнулся.

— Так она была цыганкой!

— Она была женой фермера и всю жизнь работала, не жалея себя, — резко ответила Рокси. И снова намекнула, что ему пора уходить: — Кажется, вы говорили, что вам хочется пить.

Но Эрик снова проигнорировал завуалированное приказание выметаться. Рокси открылась ему с совершенно неожиданной стороны, пробудив его любопытство. Он опасался, что она опять обидится, и потому спрятал свое недоверие под маской интереса:

— Вы умеете гадать?

Рокси ожидала увидеть в его глазах циничную насмешку, но не увидела. И все-таки ей не верилось, чтобы он по-настоящему уважал гадание на картах. Насколько она могла судить, Эрик был для этого слишком консервативен. Догадываясь, что он интересуется из вежливости, она ответила:

— Я не гадаю на других. Люди всегда ждут от карт слишком многого.

Эрик был заинтригован. Она правда верит картам!

— Но на себя вы гадаете. Что говорят вам карты?

— Они предупреждают, когда я иду по опасному пути, и дают указания, по которым можно найти верное направление.

Взгляд Эрика остановился на одной из открытых карт.

— Что означает эта карта?

Рокси хотела было солгать, но удержалась. Инстинкт подсказывал ей, что Эрик сразу почувствует вранье.

— Она означает вас.

Эрика осенило:

— Вы позволили мне остаться, потому что так велели карты?

Нахмурившись, Рокси рассматривала карты, разложенные на столе.

— Вы каким-то образом поможете мне вернуть Джейми.

Догадка Эрика окрепла. Она просто подбадривает себя этим гаданием.

— А какая карта его?

— Вот эта. — Рокси нежно коснулась карты, лежавшей справа. Она вздрогнула. — В последнее время карты предупреждают, что мальчика окружает еще большая печаль и какая-то опасность. Нужно как можно скорее вернуть его.

— Вы собирались открыть еще одну карту, — сказал Эрик, вспомнив, как при его появлении она поспешно уронила последнюю карту на стол.

— Она не имеет значения.

Прежде чем Рокси успела помешать, Эрик перевернул карту. На ней были изображены раздетые мужчина и женщина. Внизу подпись: «Любовники».

— Мы? — спросил он, неожиданно подумав: а какой, интересно, вкус у ее губ?

— Карты просто предлагают на выбор тот или иной путь. Они не определяют нашу судьбу, — резко сказала Рокси и принялась собирать колоду.

Лед в ее голосе ясно дал понять Эрику, что она не намерена принимать к сведению подсказку последней карты. На какой-то миг его охватило разочарование. В следующую секунду он мысленно высмеял себя. Как раз сейчас ему не нужны никакие жизненные сложности, а Рокси Дуган наверняка осложнила бы ему жизнь.

— Спокойной ночи, — твердо сказала Рокси, вставая и протягивая руку к выключателю.

На этот раз Эрик понял намек и удалился, не забыв зайти на кухню за стаканом воды, ради которого якобы спустился вниз. А пока пил воду — удивлялся многогранности характера мисс Дуган.

Он знал, что даже многие выдающиеся люди верили в различные предсказания, но Рокси казалась ему более практичной натурой. В душу Эрика закралось неприятное подозрение.

Лежа в постели, Рокси никак не могла выбросить из головы образ Эрика. Вместе с ним вспоминалась и карта Любовников.

— От таких мыслей одно расстройство, — ругала она себя. А ведь, казалось, она уже примирилась с тем, что оставшуюся жизнь придется прожить без мужского общества. По-видимому, смирился только разум, но не тело. — Что делать, привыкай, — буркнула она, оглядывая себя. — Никому ты не нужна, калека.

Она решительно перевернулась на бок и приказала себе спать.

На следующее утро Эрик сидел за кухонным столом и пил вторую чашку кофе, когда появилась Рокси. Он рано встал и уже успел позавтракать. Рокси начала взбивать яйца для омлета, а он внимательно рассматривал ее. Одетая в слаксы и простую белую блузку, с туго заплетенной косой, она двигалась сдержанно и деловито. Ничто в ней не напоминало ту цыганку, которая явилась ему ночью. Эрик чувствовал смутное разочарование.

Внезапно Рокси повернулась к нему.

— Не надо на меня глазеть. Если я гадаю на картах Таро, это еще не значит, что я ненормальная. — Она раздраженно поморщилась. — Может быть, я эксцентрична, но не припадочная и не полоумная.

— Сказать по правде, я плохо понимаю, какая вы, — сказал он напрямик. — С тех пор как я здесь, мы с вами почти не разговаривали.

— Действительно, я человек замкнутый. — Он все разглядывал ее, как будто у нее на лбу был третий глаз, и ей вдруг стало страшно. Что, если он решит уехать? Карты упорно утверждают, что его присутствие необходимо для возвращения Джейми. — Жизнь меня не баловала. Я набила себе не одну шишку, поэтому стала остерегаться людей.

— Не люблю, когда меня используют. — Эрик откровенно высказал подозрение, мучившее его со вчерашней ночи. — Если вы решили втянуть меня в какую-то махинацию, лучше скажите об этом заранее.

Рокси выдержала его взгляд.

— Я не задумывала никаких махинаций. Пока и сама не понимаю, какое значение может иметь ваше присутствие. Вообще-то о нас уже идут сплетни.

Эрик вопросительно поднял бровь.

— Я всем говорю, что вы просто помогаете мне с ремонтом, но некоторые уже косятся, — растолковала она. — Если честно, я подумывала о том, не попросить ли вас уехать. Я не хочу, чтобы кто-то сомневался в моей репутации. Это может плохо кончиться. Но в прошлом мне случалось пренебрегать советами карт, и потом я очень об этом жалела.

Ее переживания были явно искренними, а глубокая вера в карты — столь же очевидна. Эрику не хотелось поощрять ее в этом, но он не мог видеть, как она расстроена.

— Допустим карты подсказывают, что я появился здесь как раз для того, чтобы помочь вам привести дом в порядок. Говорят, главное — выбрать момент. Может быть, время, отпущенное на ремонт, подходит к концу?

Рокси пожала плечами.

— Может быть. — У нее задрожал подбородок. — А может, я просто ищу в картах то, чего там нет.

Эрик с облегчением подумал, что она по крайней мере не совсем теряет способность соображать, когда речь идет о гадании. Но ему хотелось как-то утишить боль в ее глазах.

— Я не уверен, что кто-то может предугадать будущее, но я верю в инстинкт, — сказал он. — Например, меня всегда предупреждает об опасности такое особое покалывание в затылке. А что говорят ваши инстинкты?

Они говорят, что твое присутствие здесь может причинить мне много горя, отозвался ее внутренний голос. Несмотря на строгий разговор с собой накануне ночью, Рокси знала, что ее все равно влечет к нему. Одна ее половина отчаянно хотела верить, что она просто неверно истолковала гадание и что Эрика можно смело прогнать прочь — пусть идет своей дорогой. Но она знала, что эта половина всего лишь поддалась страху. Поколебавшись, Рокси сказала:

— Они советуют мне верить картам.

Вряд ли Эрик помог ей, укрепив ее веру в гадание, но ему было приятно увидеть облегчение в ее взгляде. Он криво улыбнулся.

— Так и поступайте, — услышал он свой собственный голос.

Его улыбка оказалась заразительной, и она заулыбалась было в ответ. Осторожно! — предостерег внутренний голос. Он вот-вот разрушит твои защитные укрепления. Стиснув зубы, Рокси отвернулась к плите.

Эрик хмуро смотрел ей в спину. Он почти увидел воочию ледяной барьер, который Рокси воздвигла между ними. Его охватила безнадежность.

Ты что, хочешь связаться с женщиной, которая позволяет колоде карт направлять ее жизнь? — одернул он себя. Чувство безнадежности отступило, и Эрик поднялся на ноги.

— У меня сегодня много работы, — сказал он, споласкивая чашку, и, добавив: — Желаю удачи, — вышел из кухни.

Оставшись одна, Рокси смотрела на свой пережаренный омлет.

— И как только монашки справляются? — пробормотала она. Может, заехать в магазин видеокассет и взять какой-нибудь фильм про йогу или про медитацию, а лучше и то и другое? — Или просто представить, какой ужас появится у него на лице, если он когда-нибудь увидит меня без одежды. — От этой мысли Рокси похолодела, и все защитные барьеры разом встали на место.

Несколько минут спустя Эрик стоял на лестнице и смотрел, как Рокси уезжает на работу. Он не мог понять, почему ему все сильнее хочется помочь ей. Наверно, причиной всему Мод и тот мальчик, Джейми. История мальчика напомнила Эрику его собственное детство. Что же касается Мод, то она настолько любила Рокси, что завещала ей ферму. Значит, Мод хотела бы, чтобы он ей помог, а ведь он в долгу у Мод.

Эрик снова сосредоточился на оконной раме, в которую вставлял стекло, одновременно размышляя о картах Таро. Сам он не очень-то в них верил, но не мог и полностью отмахнуться от того факта, что бывают люди с каким-то шестым чувством. Возможно, карты для Рокси — просто способ услышать свой внутренний голос.

У него ведь тоже есть шестое чувство — про покалывание в затылке он не соврал. Случалось, это ощущение было настолько сильным, что Эрик точно знал: когда обернется, он увидит перед собой преступника. Иногда ему требовалось время, чтобы собрать необходимые улики для ареста этого человека, но он по крайней мере знал, за кем нужно приглядывать и к кому никогда больше не поворачиваться спиной.

Эрик скривился от горькой насмешки над собой. Проблема-то в том, чтобы правильно истолковать это покалывание. Он ощущал его при встречах со Сьюзен Ирвинг, но объяснял это тем, что Сьюзен стремится к постоянным отношениям.

— Может быть, теперь у Рокси неправильно работают инстинкты и она неверно истолковывает свое гадание, — пробурчал он себе под нос. Кроме того, как ни старался Эрик быть объективным, он никак не мог заставить себя поверить, чтобы колода карт могла что-то кому-то предсказать. Слишком это смахивает на гадание по кофейной гуще.

А может, его сочувствие и желание помочь тут неуместны? Он никогда не мог спокойно видеть женщину в беде, но что, если чувства Рокси и мальчика не так взаимны, как она рассказывает? Что, если Джейми без нее лучше? У Мод было доброе сердце, она во всех видела только хорошее. Возможно, она не замечала или не хотела замечать недостатки Рокси, из-за которых сотрудники социальной службы решили забрать у нее Джейми. С другой стороны, Эрик знал по собственному опыту, что те иногда ошибаются.

Обращаться к инстинктам тоже бесполезно: Рокси Дуган вызывает слишком противоречивые реакции.

— Подождем несколько деньков и посмотрим, что будет, — решил Эрик.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Три дня спустя Эрик сидел на крыльце, отдыхая после обеда, когда на проселочной дороге показался дряхлого вида грузовик. Он остановился перед домом, из него вылезли старик и маленький мальчик. Эрик решил, что старик, видимо, фермер, судя по манере держаться, по комбинезону и задубевшей, обветренной коже. Мальчику на вид было лет девять или десять, его худоба была явно нездоровой. Его длинные, растрепанные черные волосы нуждались в ножницах и расческе, а одежда, явно с чужого плеча, — в стирке. На спине у него висел тяжелый рюкзак.

— Добрый день, — поздоровался Эрик, поднявшись на ноги и сойдя с крыльца.

Старик подошел к нему и подал руку.

— День добрый. Это вы работник, что помогает Рокси с ремонтом?

— Да. — Отвечая на рукопожатие, Эрик заметил, что мальчик остановился в нескольких шагах от них и стоял неподвижно, не сводя с него напряженного взгляда, так что Эрику стало не по себе. Он улыбнулся мальчику, но ребенок смотрел на него холодно, словно издалека. Он тебе никого не напоминает? — хмуро спросил себя Эрик. Он все думал о Рокси, а теперь вдруг подумал о себе и вспомнил, что сам держался и смотрел на всех примерно так же, когда его оставили у дверей этого дома.

— Вот, подобрал пацана в нескольких милях отсюда. Я его раньше видел у Мод и Рокси. Я сказал ему, что приют закрылся, но он, видно, хочет обязательно вернуться. Парень не очень-то разговорчивый. Вернее, совсем не разговаривает.

Эрик снова обернулся к мальчику. Джейми? — подумал он, вспомнив, как твердо верила Рокси, что тот вернется на ферму. Но и она наверняка не ожидала такого возвращения.

— По-моему, Рокси лучше знать, что с ним делать, — заключил фермер, поднял руку в знак прощания и пошел назад, к грузовику. Поравнявшись с мальчиком, остановился и покачал головой. — Надо бы тебе нарастить немножко мяса на эти кости. А то тебя скоро ветром сдует.

Мальчик не ответил. Словно не замечая фермера, он стоял очень прямо и не отрываясь смотрел на Эрика.

— Странный какой-то, — буркнул фермер.

— Спасибо, что завезли его, — крикнул ему вслед Эрик, вдруг сообразив, что нужно что-то сказать.

Фермер оглянулся с таким видом, словно был не очень-то уверен, что оказал Эрику услугу, потом забрался в свой грузовик и уехал.

Эрик вряд ли заметил его отъезд — все его внимание было обращено на ребенка. Если он правильно угадал, кто перед ним, значит, чувства Рокси все-таки были взаимными.

— Рокси на работе, в городе, — сказал Эрик. — Может, найти тебе что-нибудь поесть, пока ты будешь ее ждать?

Мальчик кивнул и зашагал к дому. Эрик вошел вслед за ним. Мальчик поднялся по лестнице, явно зная, куда идти, а Эрик отправился на кухню.

Через несколько минут мальчик пришел туда же. Он вымыл лицо и руки и попытался пригладить спутанные волосы. Эрик вспомнил: Мод всегда требовала, чтобы дети умывались перед тем, как сесть за стол.

Со вчерашнего вечера осталась жареная курица. Эрик поставил блюдо на стол вместе со стаканом молока и ломтем хлеба. Мальчик набросился на еду. Прислонившись к кухонному столу, Эрик смотрел на него и гадал, когда же тот ел в последний раз.

— Есть еще мороженое, если у тебя осталось место для десерта, — предложил Эрик, когда малыш, доев третий кусок курицы, не потянулся за четвертым.

В ответ — молчаливый кивок.

Решив проверить, удастся ли заставить ребенка заговорить, Эрик спросил:

— Тебе ванильного или шоколадного или того и другого?

Мальчик долго не отвечал, потом поднял вверх два пальца.

Теперь Эрик точно знал, кто перед ним. Он разложил мороженое в две мисочки и сам уселся за стол.

— Я Эрик, — представился он.

Мальчик на мгновение оторвал глаза от мороженого в знак того, что слышал, но ничего не сказал и снова сосредоточился на угощении.

— Предполагаю, что ты Джейми? — спросил Эрик в лоб.

Но мальчик только посмотрел на часы, висевшие на стене. Часы показывали четверть четвертого.

Догадавшись, что мальчик хочет знать, когда придет Рокси, Эрик сказал:

— У Рокси сегодня смена с семи до трех. После работы она собиралась походить по магазинам. Наверно, вернется часа в четыре.

Мальчик быстро доел мороженое, отнес мисочку, тарелку и стакан в раковину, помыл их и поставил в сушилку. Затем убрал остатки курицы и хлеба и вышел из кухни.

Эрик тоже вымыл свою миску и пошел искать мальчика. Тот сидел на ступеньке крыльца, не сводя глаз с дороги.

— Я тут стекло вставлял в окно, — сказал Эрик. — Если понадоблюсь, позови.

Мальчик не подал виду, что слышал его слова.

— Устраивайся как дома, — прибавил Эрик и снова принялся за работу. Пока он взбирался по лестнице, множество воспоминаний успело промелькнуть в его голове. Он и сам, после того как бабушка с дедом оставили его здесь, целыми днями просиживал на том же крыльце, с таким же напряженным выражением лица. Хотя у них ему жилось паршиво, трудно было смириться с тем, что тебя выбросили, как пакет с мусором. Он представлял, как они приезжают, все в слезах, и говорят, что наконец поняли, как его любят, и хотят, чтобы он вернулся к ним. Но они так и не приехали, и Эрик в конце концов осознал, что родные, отделавшись от него, и думать о нем забыли.

Послышался шум мотора. Эрик обернулся к дороге и увидел, как Рокси сворачивает на подъездную дорожку. Он спустился с лестницы, зашел за угол дома и остановился. Отсюда ему были видны и Рокси, и мальчик.

Подъезжая к дому, Рокси заморгала, уверенная, что ей мерещится. Потом у нее хлынули слезы. Со скрежетом затормозив, она выскочила из машины и бросилась к крыльцу, но в нескольких шагах от Джейми резко остановилась. Мальчик поднялся со ступеньки, но держался неприветливо. Гордо выпрямив спину, он смотрел на Рокси с болезненным упреком.

— Я не приезжала к тебе, как обещала, потому что мне не говорили, где ты, — сказала Рокси, смахивая слезы. — Я работала, ремонтировала дом, надеялась, что мне позволят снова забрать тебя. — Она увидела, как у него задрожала нижняя губа, и поняла, что он изо всех сил пытается удержать слезы. — Я скучала по тебе. Она протянула к нему руки.

И вдруг он бросился к ней в объятия.

Глядя на них, Эрик не мог не признать, что между ними существует прочная связь. Неожиданно он позавидовал Джейми. Его самого никогда так не любили. Мод любила его, но она любила всех своих мальчишек одинаково. Она была не как мать, а, скорее, как добрая тетушка. Между Рокси и Джейми явно было более глубокое чувство.

Рокси прижала мальчика к себе, и ей стало страшно. Как он исхудал! Разжав объятия, она мягко отстранила его, чтобы получше рассмотреть.

— Тебя что, не кормили? А одежда? Социальная служба должна была дать деньги на одежду!

Он пожал плечами, как бы говоря, что это несущественно.

Все еще стоя перед ним на коленях, Рокси отвела ему волосы с лица.

— Как ты сюда добрался?

Из кармана мешковатых штанов он вытащил карту и гордо показал ей.

— Ты нашел дорогу сам, один? — Надежда, что он вернулся законным порядком, угасла. — Ты убежал?

Он снова пожал плечами, как будто и это было несущественно.

— Откуда ты убежал?

Он ткнул пальцем в направлении Филадельфии.

Рокси даже затошнило от ужаса при мысли о том, что могло случиться с ним по дороге.

— Это же больше тридцати миль!

Он нахмурился, как будто находя ее тревогу ребяческой.

Слезы радости и облегчения хлынули у Рокси из глаз, когда она опять привлекла его к себе.

— Кажется, к нам пожаловали гости. — Эрик первым заметил приближавшуюся машину.

Рокси узнала ее издали и крепче стиснула Джейми в объятиях.

— Это Мэри Чамберс из социальной службы.

Две пары глаз уставились на Эрика с прокурорским выражением.

Он сердито насупился.

— Я никому не говорил, что Джейми здесь, но ведь власти, естественно, должны были первым делом проверить, не явился ли он сюда. А может, фермер, который подвозил его, решил, что гражданский долг повелевает доложить о нем.

— Иди в дом, — приказала Рокси мальчику, и тот немедленно повиновался.

— Похоже, Джейми сумел найти обратный путь, — заметила Мэри, выйдя из машины и приближаясь к Эрику и Рокси.

Эрик сделал дружелюбное лицо и окинул ее быстрым оценивающим взглядом, готовясь к сражению. Среднего роста, с седеющими волосами, женщина держалась деловито и официально, но мягкое выражение глаз подсказывало, что она им не враг.

Рокси встала на пути гостьи, преградив той дорогу в дом.

— У него такой вид, словно он несколько недель ничего не ел, а одежда — просто позор! Вы меня уверяли, что о нем хорошо заботятся! — В ее голосе прозвучала горечь. — Лучше, чем я могла бы заботиться о нем, — повторила она слова служащей, сказанные когда-то.

Мэри держалась уже не так официально и смотрела смущенно, словно извиняясь.

— Нам пришлось отослать его в Филадельфию, где живут родные. Там пытались вернуть его в семью, но никто из родственников не захотел его взять, так что им снова занялись государственные службы...

Рокси знала, что сердце у Мэри доброе.

— Хотите посмотреть, что с ним стало? — Она оглянулась на дом. — Джейми, выйди к нам.

Мальчик неохотно подчинился.

Эрик следил за выражением лица Мэри. Та напряглась, но, кажется, не удивилась.

— Мне сообщили, что он отказывается от пищи, — сказала она. — Я смотрела его дело. Он побывал в пяти разных семьях с тех пор, как уехал отсюда. Несмотря на занятия с психологом, он по-прежнему отказывается говорить. Каждый раз приемные родители через некоторое время звонили в социальную службу, говорили, что не могут ничем ему помочь, и просили забрать его.

Джейми встал рядом с Рокси. Покосившись на него, Эрик увидел, что он крепко вцепился в ее руку.

Мэри не сводила глаз с осунувшегося лица мальчика.

— Я правда думала, что ему будет лучше в настоящем доме.

Рокси глянула на нее исподлобья:

— Здесь у него настоящий дом.

Мэри тоже нахмурилась.

— Вам приходится работать. Во внеучебное время он будет целыми днями предоставлен самому себе. Кроме того, мальчику нужен отец.

— Я нашла бы кого-нибудь, чтобы присматривать за ним, — возразила Рокси. — Очень многие дети растут в неполных семьях и вырастают хорошими людьми. Главное — чтобы их любили, а здесь его любят!

Мэри тяжело вздохнула.

— Я ничего не могу сделать. Это не в моих силах. Он в ведении филадельфийских властей, а они требуют вернуть его.

Рокси быстро шагнула, заслонив собой Джейми.

— Нельзя, чтобы они снова забрали его. Они и так уже достаточно навредили.

Мэри все еще хмурилась.

— Закон на их стороне.

— Если вы отошлете его обратно, а он снова откажется есть, то может умереть, — предупредил Эрик, решив, что ему пора вмешаться. — Судя по его виду, если он потеряет еще хоть чуть-чуть веса, это кончится весьма печально.

Мэри долго молчала, разглядывая мальчика, потом снова обернулась к Рокси.

— У вас еще остался тот документ, который подписала его бабушка, о передаче Мод прав на опекунство?

В душе Рокси расцвела надежда.

— Остался.

— Я покажу его судье Блэру. Он старый друг Мод и часто помогал ей. Я скажу ему, что поскольку она все оставила вам, то и опекунство должно перейти к вам же.

— Я уже пыталась доказать это, — возразила Рокси ледяным тоном, вспоминая, что тогда Мэри возражала против ее доводов.

— В этот раз я буду на вашей стороне. — Мэри, словно защищаясь, расправила плечи. — Мы с ним думали, что делаем для мальчика лучше.

Рокси велела себе не держаться так враждебно. Ей позарез нужна помощь этой женщины.

— Так вы считаете, он передумает и разрешит мне опекунство?

— Ну, этого я не могу знать, но, если сумею устроить для вас временную опеку, у вас хотя бы будет время добиваться прав на опекунство.

Рокси согласно кивнула.

Мэри посмотрела на мальчика.

— Он может остаться здесь, пока я буду получать постановление судьи. Я позвоню в Филадельфию и сообщу им, что поместила его здесь в семью до решения вопроса. Не думаю, что они станут возражать. Мы все желаем ему добра, хоть вы, видимо, так не думаете.

— А вам и неинтересно, что я думаю, — сказала Рокси.

Мэри снова взглянула на изможденного мальчика.

— Не могу вас упрекнуть за ваши сомнения, — призналась она и опять повернулась к Рокси. — Дайте мне вашу бумагу, и я поехала.

Любопытно, думал Эрик за обедом. Все молчат, а в комнате между тем такая уютная атмосфера, как будто в мире воцарился полный порядок. Хотя в глазах у Рокси стояла тревога, вся она так и сияла. Джейми снова ел, как будто наверстывая все пропущенные обеды, завтраки и ужины. Что касается самого Эрика, он не очень понимал, какова здесь его роль, но почему-то ощущал удивительное родство с этими двумя. Ничего подобного ему еще не приходилось испытывать.

Теперь, сидя наконец за одним столом с Джейми, Рокси призналась себе, как она боялась, что никогда больше его не увидит. Она исподтишка глянула на Эрика. Почему он здесь? Инстинкт подсказывал ей, что его присутствие необходимо, чтобы все было хорошо. Она снова вспомнила карту с Любовниками, и лицо ее напряглось. А уж это здесь ни при чем!

Джейми широко зевнул и заморгал, борясь со сном.

Рокси по-матерински ласково улыбнулась ему.

— Иди прими ванну. Я постелю тебе постель.

Он кивнул и вышел, Рокси вышла следом за ним.

Когда она вернулась на кухню, Эрик приканчивал большой кусок яблочного пирога.

— Славный малыш, — сказал он, вставая, и принялся помогать ей убирать со стола.

Она кивнула с мрачным видом и покосилась на телефон. Эрик и сам нервничал из-за того, что Мэри Чамберс все еще не звонила. Он не пытался нарушить повисшее между ними молчание, пока они вместе прибирались на кухне. Закончив с этим, Рокси поднялась заглянуть к Джейми. Через несколько минут она пошла искать Эрика.

Он, как обычно, снова работал снаружи.

Рокси махнула ему, чтобы он спустился с лестницы, и сказала:

— Джейми спит. Я боюсь его разбудить, так что давайте сегодня больше не будем работать. Кроме того, я не хочу пропустить звонок Мэри.

Эрик согласно кивнул. Через некоторое время, помывшись, он пришел в гостиную смотреть по телевизору новости. Рокси была там. Она стояла, уставившись на телефон и обхватив себя за плечи, словно пытаясь в буквальном смысле взять себя в руки.

— Раз социальная сотрудница на вашей стороне, а судья — друг Мод, он наверняка позволит вам пока присматривать за мальчиком, — сказал Эрик, чтобы хоть немного успокоить ее.

Рокси еще крепче обхватила себя руками.

— Я научилась никогда ни на что не рассчитывать.

И снова Эрик подумал: что же такое с ней случилось, что она так разочаровалась во всем? У нее есть родные, которые явно ее любят, и она их, видимо, тоже...

Неотрывно глядя на телефон, Рокси пыталась думать о хорошем, но не могла побороть страх перед плохими новостями.

— Я не отдам его, — поклялась она вслух.

И снова Эрику захотелось сказать что-то ободряющее.

— Я уверен, все будет хорошо.

Она перевела на него взгляд.

— Ни в чем нельзя быть уверенным. Все может быть прекрасно и замечательно, а через минуту весь мир может рухнуть, и все, что казалось настоящим, превращается в пепел. — Рокси крепко сжала губы. От беспокойства она что-то слишком разговорилась.

— Это и случилось с вами? Весь ваш мир рухнул? — рискнул спросить Эрик.

— Вроде того, — пробормотала она, сердясь, что слишком открылась.

Эрик понимал, что ей не хочется об этом говорить, но и блуждать в потемках он не согласен. Если ему суждено помочь ей вернуть Джейми, он должен знать, что ею движет.

— А Джейми для вас — птица феникс, восставшая из пепла? Не слишком ли ответственная задача для маленького ребенка?

Рокси прерывисто вздохнула.

— Джейми — это Джейми. Я нужна ему.

Эрик все так же внимательно смотрел на нее.

— По-моему, честнее будет сказать, что вы оба нужны друг другу. Вопрос вот в чем: насколько эгоистична ваша потребность и не может ли она в итоге принести вред мальчику?

Рокси увидела в его глазах сомнение и поняла, что он не может решить, должен ли помогать ей. Пока что карты оказались правы. Эрик пришел — и Джейми вернулся. Нельзя, чтобы Эрик покинул их сейчас. В чем бы ни состояла его роль, она еще не сыграна. Рокси интуитивно знала это. Так же интуитивно она знала, что должна будет рассказать ему правду.

— Я ни за что не стала бы причинять ему вред, но в одном вы правы: он мне тоже нужен. Я была на седьмом месяце беременности, когда электричка, в которой я ехала, попала в аварию. Я потеряла ребенка... и возможность иметь детей в будущем. Я была совершенно убита. И как будто этого оказалось мало, мой любящий муж Том не вынес перспективы прожить жизнь без своего ребенка и развелся со мной. — Она гордо сверкнула глазами. — Я снова взяла себе девичью фамилию и выбросила Тома из головы.

— А потом поступили на работу к Мод, чтобы заполнить пустоту в своей жизни, — подсказал Эрик, когда она замолчала.

— Собственно говоря, я не сама до этого додумалась. Идею подала мне бабушка. Она знала, что Мод нужны помощники.

Эрик заметил, как по лицу Рокси скользнула тень беспокойства. Похоже, она чего-то недоговаривает. Снова карты? — предположил он.

— Вероятно, вы обратились к своим картам Таро, и они велели вам ехать сюда.

Ей не хотелось, чтобы он считал ее ненормальной, которая позволяет картам принимать за нее решения.

— Я приехала сюда из-за кошмаров. Примерно через год после того, как потеряла ребенка, я начала просыпаться в холодном поту из-за того, что мне снился детский плач. Когда бабушка предложила мне поехать сюда, я рассудила, что работа с детьми, которым не хватает любви, может мне помочь. К тому же мне надо заниматься чем-то таким, чтобы чувствовать себя по-настоящему нужной. Я никогда не училась в колледже. Всю жизнь хотела только одного: быть женой и матерью. Я вышла за Тома сразу после школы, работала кассиршей и официанткой, чтобы он мог закончить колледж и институт. После этого мы попытались завести детей. — Ею снова завладела боль от его предательства, и она решительно закрыла рот. Вот опять поддалась чувствам и разболталась о той части своей жизни, которую хотела забыть.

— И что, кошмары прекратились? — спросил Эрик, когда молчание слишком затянулось.

— Прекратились, когда появился Джейми. А когда его забрали, начались снова. — Она с вызовом посмотрела Эрику прямо в глаза. — Вы, наверное, считаете, что такое родство невозможно между женщиной и ребенком, если они биологически не родственники, но это так. Он для меня не меньше сын, чем если бы я сама его родила.

Эрик сомневался, что сны доказывали какую-то особую связь между Рокси и Джейми. Скорее всего, кошмары начались из-за того, что Рокси горевала по потерянному ребенку. Когда Джейми увезли, сны вернулись, потому что ее лишили ребенка, к которому она успела привязаться. Но в чем бы ни была причина, несомненно, Рокси любит мальчика не меньше, чем любая мать — своего сына.

Звонок раздался так неожиданно, что Рокси даже вздрогнула. Она схватила трубку и кое-как выговорила:

— Алло!

— Рокси, это Мэри, — послышалось в трубке. — Я убедила судью Блэра доверить вам временную опеку, но он рекомендует как можно скорее добиться постоянного решения об опекунстве.

При первых ее словах Рокси чуть не задохнулась от радости, но потом неуверенность в голосе Мэри погасила эту радость.

— Постоянного решения?

— С точки зрения закона мальчик не находится в ведении нашего судьи. Филадельфийские власти могут опротестовать его постановление. Единственный способ для вас наверняка сохранить Джейми — это усыновить его.

Рокси изо всех сил старалась побороть страх.

— Вы так говорите, словно считаете, что это невозможно.

— Я ознакомилась с делом Джейми. Все его ныне живущие бабушки и дедушки подписали разрешение на усыновление. Но нужно, чтобы вы соответствовали требованиям, обязательным для приемных родителей.

Рокси сжала зубы.

— Я сделаю все, что понадобится.

— Тогда приезжайте завтра ко мне на работу, и я расскажу вам, как происходит оформление.

— Я могу быть у вас в три тридцать, — ответила Рокси, отметая сомнение, звучавшее в голосе Мэри.

— В чем дело? — спросил Эрик, едва она повесила трубку.

— Мне разрешили временное опекунство, но для того, чтобы Джейми остался у меня насовсем, надо усыновить его, и именно так я и собираюсь поступить. — Решительно выпятив подбородок, Рокси вышла из комнаты.

Провожая ее взглядом, Эрик озабоченно нахмурился. Ему смутно помнилось, что усыновление разрешается только супружеским парам. Конечно, времена меняются, а он уже три года пребывал вне общественной жизни. Он снова вспомнил карту Любовников и нахмурил брови. У него сложилось впечатление, что для мисс Дуган занятия любовью — синоним брака. Уж не ждет ли она, что он женится на ней, чтобы обеспечить ее срочно потребовавшимся мужем? В таком случае пусть подумает еще раз. Ему не нужны подобные узы. В следующую секунду Эрик посмеялся своим мыслям. Леди совершенно ясно дала понять, что не намерена вступать с ним в какие-либо отношения личного характера. Если Рокси и станет подыскивать партнера, Эрика наверняка не включит в список кандидатов.

Позднее, уже лежа в постели, Рокси пыталась обдумать, что ей нужно сделать, но ее терзал страх, что она не соответствует требованиям. Наличие мужа сильно укрепило бы ее позиции. Перед мысленным взором возник образ Эрика, и тут же в ней медленно стало закипать желание. Нет! — сурово прозвучал внутренний голос. Она больше не позволит мужчине отвергнуть ее. Справится со всеми своими проблемами сама.

ГЛАВА ПЯТАЯ

На следующее утро Эрик стоял на приставной лестнице и красил верхнюю часть стены, а Джейми недалеко от него, стоя на земле, трудился над нижней ее частью, как вдруг на дороге показалась незнакомая машина. Эрик спустился с лесенки и пошел навстречу приезжему. Из машины вылез полноватый мужчина в деловом костюме и с лысиной на макушке, опушенной бахромой совершенно белых волос. Эрик предположил, что ему около семидесяти.

— Я судья Раймонд Блэр, — представился незнакомец, протягивая руку.

— Эрик Бишоп, — ответил Эрик, отвечая на рукопожатие. Заметив, что Джейми подошел и встал рядом с ним, он добавил: — А это Джейми.

Отпустив руку Эрика, судья приветливо посмотрел на мальчика.

— Значит, ты таки нашел дорогу обратно. Не могу тебя за это упрекнуть. В этом доме всем хватало любви.

Джейми смотрел на приезжего молча и настороженно.

— Если бы я пережил столько, сколько ты, наверное, тоже стал бы недоверчивым, — сказал судья Блэр. Он по-отцовски распорядился: — Кажется, у тебя сегодня много малярной работы. Почему бы тебе не заняться ею? Мне нужно поговорить с мистером Бишопом наедине.

Какое-то мгновение мальчик колебался, потом рысцой побежал за угол дома.

— Странный ребенок, — заметил судья.

— Особенный, — поправил Эрик, сам удивившись своему неожиданному порыву защитить Джейми.

— Да, конечно. Особенный, — нетерпеливо повторил судья. Он устремил взгляд на Эрика, и лицо его посуровело. — Я приехал сюда не упражняться в терминах. Я человек прямой и говорю, что думаю. Мальчик не такой, как все. Зная его историю, я могу понять причину этого, но факт остается фактом. Рокси единственная смогла к нему пробиться. Она и сама со странностями, но Мод ее уважала, а я высоко ценю мнение Мод.

Слова судьи о том, что Рокси «со странностями», задели Эрика.

— Рокси тоже многое пережила, — сказал он холодно.

Судья нахмурился, как будто рассердился на себя за слишком откровенное высказывание.

— Я это ей не в обиду говорю.

Эрик чувствовал, что должен сказать что-то еще в защиту Рокси.

— Она сильная женщина, и у нее большой запас любви, которую она может отдать этому мальчику. Если вы спросите меня, я вам скажу, что лучшей матери ему не найти.

Судья закивал.

— Согласен и очень бы хотел, чтобы она смогла оставить его у себя.

В голосе судьи Эрик услышал нотку сомнения.

— Вы думаете, у нее будут трудности с усыновлением?

— С тех пор как ей сказали, что она не отвечает требованиям, не произошло никаких особых перемен. — Взгляд судьи Блэра стал строже. — Вот разве что репутация у нее уже не такая безупречная, как прежде.

Намек был абсолютно ясен.

— Между Рокси и мной ничего нет, — сказал Эрик. — Я просто помогаю ей отремонтировать дом.

— А жаль.

Удивленный такой реакцией, Эрик вопросительно поднял бровь.

— Если бы у нее был муж, а у мужа постоянная работа, это устранило бы многие препятствия. Ходят слухи, что вы — военный, поправляетесь после ранения.

— Когда я уеду отсюда, меня действительно будет ждать постоянная работа, — ответил Эрик на невысказанный вопрос.

Желая, видимо, убедиться, что собеседник понимает его, судья пристально посмотрел Эрику в глаза.

— Вот я и говорю: жаль, что между вами и Рокси ничего нет. Я сделаю, что смогу, но существует масса требований и ограничений со стороны правительства. На данный момент только две вещи говорят в ее пользу: документ о передаче Мод прав на опекунство и моя осведомленность о том, насколько Мод доверяла Рокси. Ни то, ни другое не будет иметь большой законной силы, если возникнут возражения против усыновления. — Он снова протянул руку. — Прошу извинить за беспокойство.

Минуты через две, глядя вслед отъезжающей машине, Эрик почувствовал, что Джейми снова стоит рядом с ним. Оглянувшись, он заметил умоляющее и вопросительное выражение его глаз и понял, что Джейми подслушал их разговор с судьей.

— Я по характеру несемейный человек, — начал оправдываться Эрик. — Да и Рокси, мне кажется, считает, что я не гожусь ей в мужья.

Мальчик с тревогой проводил глазами машину судьи, исчезающую вдали.

И снова Эрика охватило ощущение родства с этим ребенком.

— Но я постараюсь помочь, чем смогу.

Джейми только кивнул все с тем же встревоженным выражением, затем вернулся к дому и снова начал красить.

Эрик тоже пошел к дому. Никогда в жизни он не собирался заводить семью. Всегда считал, что его тип — Одинокий Всадник, который спасает мир от плохих парней, а потом в гордом одиночестве уезжает туда, где догорает закат. Таким он представлялся себе и сейчас. Конечно, он сделает все, что сможет, чтобы помочь Рокси, но есть же какие-то границы...

Под вечер Рокси приближалась к дому, борясь с накатывающей, как тошнота, тревогой. Мэри Чамберс не слишком ее обнадежила. Усыновление лицом, не состоящим в браке, при определенных условиях допускается, но для этого доход такого лица должен быть куда выше, чем у Рокси. Мэри признала, что собственную ферму могут зачесть как плюс, но в ее голосе не было большой уверенности.

Когда Рокси вылезла из машины, Джейми выбежал ей навстречу.

— Как прошел день, хорошо? — спросила она, обняв его за плечи, и они вместе пошли к дому.

Он кивнул, потом посмотрел на нее, и она прочла в его глазах вопрос.

— У меня день прошел не то чтобы очень. Миссис Чамберс перечислила различные препятствия, которые нам придется преодолеть.

На лице мальчика отразилась тревога.

Рокси чуть сжала его плечи.

— Обещаю тебе, я никому больше не дам нас разлучить.

Он вздохнул с облегчением и доверчиво улыбнулся ей.

Краем глаза Рокси заметила Эрика, закрывавшего банку с краской. Решение, которое не давало ей покоя по дороге домой, окрепло. Войдя в дом, Рокси отправила Джейми наверх умыться перед тем, как помогать ей готовить обед. Сама она зашла в гостиную и достала свои карты Таро. Не дав себе времени даже присесть, быстро перетасовала колоду и разложила карты. Карта Любовников снова вышла одной из первых!

Поднимаясь по лестнице, Эрик услыхал какое-то движение в гостиной. Заглянув в дверь, он увидел Рокси, настолько увлеченную своим занятием, что она его не заметила. Эрик подошел поближе, заглянул в карты и нахмурился. У него мелькнул порыв прямо сейчас бежать отсюда со всех ног. Но вместо этого он услышал собственный голос:

— Я смотрю, эта карта упорно у вас выпадает.

Рокси резко обернулась и посмотрела на Эрика.

— Она не всегда означает то, что думают, — возразила она строго. — Здесь имеются в виду взаимные обязательства между мужчиной и женщиной. При этом никакой близости может и не быть.

Хотя Эрик не далее как сегодня днем напоминал себе, что его не интересуют постоянные отношения, он вдруг опять поймал себя на мысли, что у нее невероятно влекущие губы. Ему так захотелось попробовать ее кожу на ощупь, что он, не удержавшись, обвел пальцем линию ее подбородка.

— Но тогда будет уже не так интересно.

Его прикосновение обожгло ее.

— Наверное, не так, — хрипло согласилась она и тут же мысленно выругала себя. В ее жизни этого больше никогда не будет.

Эрик увидел в ее глазах желание, и ему страшно захотелось утолить его. Ты лезешь прямо в пропасть. Эта женщина произнесла слова «взаимные обязательства». Смотри, как бы гормоны не завели тебя туда, куда тебе совсем не надо! — предостерег его внутренний голос. Но Эрик не был расположен прислушиваться к предостережениям. То, что он считал любопытством, на самом деле было симпатией, растущей день ото дня; теперь он это понял. И убеждал себя, что эта симпатия возникла просто оттого, что он давно не общался с женщинами. Но все же не мог остановиться. Взяв ее за подбородок кончиками пальцев, он запрокинул ей голову.

— У тебя такие зовущие губы...

— У тебя тоже. — Рокси так и вспыхнула, сообразив, что произнесла это вслух. Она приказывала себе отстраниться, но тело не повиновалось ей.

Уголки его рта приподнялись в улыбке чисто мужского торжества. Он наклонился и приник к ее губам.

Сердце Рокси отчаянно колотилось. Она едва сдерживалась, чтобы не кинуться к нему в объятия.

Руки Эрика спустились от ее лица к плечам и не спеша дошли до локтей. Она не сопротивлялась, и Эрик привлек ее к себе поближе; теперь его руки ласкали ей спину.

Рокси уже хотелось замурлыкать, но тут он добрался до бедер. Неумолимая реальность обдала ее холодом.

— Нет. — Она отступила, высвобождаясь из его рук.

Эрик нахмурился, встретив ее панический взгляд.

— Я не собирался ни к чему тебя принуждать. Это был просто поцелуй.

Она отвернулась и стала собирать карты.

— Нужно идти готовить обед.

Эрик был близок к отчаянию. Он устал от этих игр. Ему нужно узнать, что движет этой Рокси Дуган! Схватив за руки, он повернул ее лицом к себе.

— Что тебе сделал твой бывший муж?

Рокси похолодела.

— Ничего не сделал. — Она попыталась вырваться.

Эрик сильнее сжал ее руки, не давая ей освободиться.

— Наверняка что-то сделал. Видно же, что ты до смерти боишься мужского прикосновения.

— Не-ет! — Крик раненого животного разорвал воздух.

Эрик и Рокси вздрогнули и, обернувшись к двери, увидели там Джейми. Он стоял белый, как простыня, зажимал ладонями рот и трясся, как лист на ветру. На лице его был написан смертельный ужас.

Эрик сразу выпустил Рокси и протянул руки к мальчику ладонями вверх.

— Я ничего плохого ей не делал и никогда не стал бы.

Рокси не могла поверить своим ушам. Джейми заговорил! Но она не успела порадоваться этому: ее встревожил ужас в глазах мальчика. Она подбежала к нему, взяла его руки в свои и ободряюще пожала.

— У меня все хорошо, честно.

— Я должен был молчать, — задыхаясь, выговорил он. — Из-за меня ты могла погибнуть, как моя мама.

— Нет, не могла. Эрик не собирался на меня нападать, — заверила Рокси малыша, выпустив его руки и нежно обнимая его. Потом добавила строго: — И вообще, ты не должен винить себя в смерти своей мамы.

Джейми оттолкнул ее.

— Тебя там не было. Ты не знаешь.

Слезы хлынули у него из глаз, и он бросился вверх по лестнице.

На мгновение Рокси оцепенела. Он не только заговорил, он перестал сдерживаться. Словно прорвало плотину, и все накопившиеся чувства вырвались наружу. В следующую секунду она бросилась за ним.

Эрик поспешил следом: это виноватое выражение, этот безумный взгляд... как бы Джейми не сделал чего-нибудь с собой.

Вбежав в комнату мальчика, они увидели, что он скорчился на полу в уголке, обхватив колени руками и по-прежнему дрожа всем телом.

Рокси опустилась рядом с ним на колени, ласково погладила по щеке.

— Тебе было всего шесть лет. Ты ничем не мог помешать отцу.

Джейми отшатнулся от ее руки, вжавшись в угол.

Эрик встал за спиной Рокси.

— Мне случалось видеть людей, в которых вселялось желание убивать, — сказал он. — Они могут остановиться только под дулом пистолета, но и это иногда не помогает, особенно если они обезумели от ярости или если их разум затуманен наркотиками или алкоголем.

Джейми поднял на него глаза. В комнате было очень тихо, пока мальчик смотрел на Эрика. Это была тяжелая, давящая тишина, от которой Рокси стало трудно дышать и каждый нерв ее напрягся до предела. Ей хотелось заговорить, нарушить это жуткое молчание, но какой-то инстинкт удерживал ее.

Эрик глядел прямо в глаза мальчику. Он видел в жизни много боли, но никогда не видел такого острого страдания, как во взгляде этого ребенка.

— Мама сказала мне, чтобы я вышел из комнаты. Чтобы я молчал. — Джейми говорил хриплым шепотом, как будто каждое слово стоило ему огромного труда. — Я хотел послушаться, но папа стал ее бить. Я хотел остановить его. Я закричал, чтобы он перестал. А он не перестал, и я подбежал и ударил его. Он толкнул меня ногой. Я помню, что отлетел и ударился об стену. — Мальчик умолк и глубоко, прерывисто вздохнул. — Потом я мало что помню. — Он нахмурился, словно стараясь сосредоточиться. — Помню выстрел. Очень громкий. Потом увидел, что мама лежит на полу. Вокруг была кровь, а она лежала совсем тихо.

Рокси осторожно взяла его лицо в ладони.

— Это было очень давно. Все уже в прошлом.

Джейми, казалось, не слышал. Он не сводил глаз с Эрика.

— Если бы я вышел из комнаты... если бы молчал... может быть, она осталась бы в живых.

— Нет, не осталась бы, — убежденно ответил Эрик. — Ее судьба уже была решена.

Вдруг Рокси осенила потрясающая догадка.

— Так вот почему ты отказывался говорить! Мама велела тебе молчать!

Джейми оторвал взгляд от Эрика и посмотрел на Рокси.

— Я не хотел, чтобы еще кто-то пострадал из-за меня.

— Если будешь прятаться от жизни, неприятности сами тебя найдут, — сказал Эрик. — И это относится к вам обоим, — добавил он, чтобы Рокси поняла: он знает, что и сама она от чего-то прячется.

Рокси пропустила намек мимо ушей, она смотрела только на Джейми.

— Я буду страдать из-за тебя, только если тебя еще раз у меня отнимут, — сказала она. — Это разбило бы мне сердце.

У него задрожал подбородок.

— Мне тоже.

Эрик ощутил укол зависти и вдруг почувствовал себя лишним. «Ты же всегда был одиночкой, — резко напомнил он себе. — Так распорядилась судьба, и так тебе удобнее всего».

У Рокси потеплело на душе. Убрав Джейми волосы со лба, она принялась уговаривать его:

— Может, теперь мы пойдем вниз, на кухню, и начнем готовить обед? Я не хочу, чтобы миссис Чамберс говорила, что я плохо тебя кормлю.

Какое-то мгновение Джейми колебался, потом гримасой выразил свое согласие.

Эрик заметил, что, пока они готовили, накрывали на стол и обедали, мальчик по привычке выражал свои мысли жестами. За десертом Эрику пришло в голову, что, быть может, его миссия состояла просто-напросто в том, чтобы помочь малышу заговорить. Ведь, если бы из-за него Джейми не решил, что Рокси грозит опасность, неизвестно, сколько еще времени он продолжал бы хранить молчание.

— Если хочешь остаться с Рокси, будет очень правильно, если ты начнешь разговаривать словами. Судья и миссис Чамберс наверняка решат, что тут заслуга Рокси, и это произведет на них впечатление.

Джейми молча смотрел на него, видимо обдумывая услышанное.

Рокси затаила дыхание в ожидании ответа.

— Это бы очень помогло, — поддакнула она.

Но мальчик по-прежнему смотрел на Эрика, и выражение его лица вдруг стало вызывающим.

— Поклянись, что ты никогда не обидишь Рокси.

— Клянусь, — торжественно ответил тот.

Мальчик снова надолго замолчал, потом спросил:

— Она тебе нравится?

Интересно, подумал Эрик, Джейми просто хочет успокоить свои страхи или же к чему-то клонит?

— Конечно, она мне нравится.

Рокси хотела бы остаться равнодушной к ответу Эрика, но невольно у нее возник вопрос: а насколько именно она ему нравится?

— Тогда ты мог бы на ней жениться, — сказал Джейми.

Рокси густо покраснела:

— Откуда у тебя такие мысли?

Джейми тут же захлопнул рот. Видимо, ее тон заставил его снова искать спасения в молчании.

— От судьи Блэра, — ответил за мальчика Эрик. — Он был здесь сегодня и говорил, что, если бы ты была замужем за мужчиной с постоянным доходом, у тебя прибавилось бы шансов добиться разрешения на усыновление.

Рокси не сомневалась, что судья искренне хотел ей помочь, но что толку? Она вспомнила поцелуй в гостиной, и ей пришло в голову, что Эрик, возможно, не прочь последовать совету судьи. Она покосилась на Эрика. Он с каждым днем становился все красивее; Рокси готова была поспорить, что в прошлом он без труда находил с кем провести время. И снова в ней загорелось желание. Но, может быть, он просто рассчитывает немного порезвиться на сеновале? Так или иначе, в любом случае он быстро потеряет интерес, как только рассмотрит товар получше.

— Не представляю себе судью Блэра в роли свахи, — сказала Рокси, встала из-за стола и принялась убирать тарелки, положив конец разговору.

Эрик был задет: предложение судьи явно показалось ей полной нелепостью. Эрик никогда не считал себя тщеславным, но не привык к таким безоговорочным отказам, и самолюбие его было уязвлено. Чтобы успокоиться, он еще раз напомнил себе, что сам-то не собирался заводить с ней постоянные отношения.

Рокси же, справившись с волнением, снова обратила все свое внимание на Джейми. Она обошла стол и положила руку на плечо мальчику.

— Я не хотела на тебя рявкать, — извинилась она. — Просто твои слова немножко меня удивили. — В ее голосе зазвучали просительные нотки. — Знаешь, Эрик прав. Если бы ты стал разговорчивее, Мэри могла бы использовать это как доказательство, что тебе лучше жить у меня.

Джейми кивнул.

Рокси была немного разочарована его упорным молчанием, но сказала себе, что старые привычки не проходят в одночасье.

Часа два спустя Рокси заглянула в спальню Джейми, чтобы убедиться, что он спит. Мальчик еще не совсем отдохнул после долгого и трудного путешествия, да тут еще целый день малярных работ плюс эмоциональная травма — воспоминания о смерти матери; к концу обеда он был уже чуть жив от усталости. Когда Рокси предложила ему сразу лечь в постель, он подчинился без возражений.

Оставшись наедине с Эриком, Рокси то и дело посматривала на него. За ним, должно быть, тянется целая вереница разбитых сердец, увещевала она себя, еще бы — у него такая мужественная внешность! Чтобы успокоиться, она прогнала Эрика из кухни и закончила мытье посуды в одиночестве. После этого зашла к Джейми, проверила, хорошо ли он укрыт, затем вышла на заднее крыльцо и долго сидела в кресле-качалке, ведя напряженный спор с собой.

Приняв наконец решение и удостоверившись, что Джейми по-прежнему крепко спит, она направилась в большую гостиную.

— Джейми вслух пожелал нам доброй ночи; это обнадеживает. — Ей хотелось, чтобы слова прозвучали непринужденно, а вышло, наоборот, натянуто.

Эрик отложил книгу, которую читал, и посмотрел на Рокси. Она колеблется, нервничает... никогда еще он не видел ее настолько неуверенной в себе. Но тут она твердо сжала челюсти и снова стала той решительной, волевой женщиной, рядом с которой он жил все эти дни.

— Действительно обнадеживает, — согласился он.

От напряжения Рокси не могла спокойно сидеть на месте. Она встала и схватилась за спинку своего любимого кресла, ноги у нее дрожали.

— Когда я сегодня разговаривала с Мэри, она сказала то же самое, что и судья. Если я не буду замужем, все не то чтобы безнадежно, но очень мало шансов, что Джейми позволят остаться со мной. Моей зарплаты едва хватит, чтобы сводить концы с концами, а с точки зрения суда, видимо, материальный фактор важнее, чем эмоциональный. Я знаю, они заботятся о благе ребенка, но в некоторых конкретных случаях они не правы. Мы с Джейми справились бы и сами.

Эрик подумал, что еще никогда в жизни не видел женщину с такой решимостью в глазах.

— Не сомневаюсь, что справились бы.

Рокси глубоко вздохнула, пытаясь совладать со своими нервами, но это не помогло. Заготовленные фразы вылетели у нее из головы.

— Поскольку, кроме нас с вами, кажется, никто в это не верит, я вот подумала: не захотите ли вы на мне жениться? — Собственные слова эхом отдались у нее в ушах. Произнесенные вслух, они казались бредом сумасшедшего, но сказанного не вернешь. — Не навсегда, только пока мне не отдадут Джейми, — торопливо добавила она.

Эрик смотрел на нее с таким ошеломленным видом, что Рокси даже затошнило. Он не согласится. Она все испортила, только выставила себя круглой дурой.

— Должно быть, вас это не привлекает. Считайте, что я ничего не говорила, — выпалила она и выскочила из комнаты.

Пройдя через весь дом, Рокси остановилась на крылечке, прислонившись к перилам и жадно ловя ртом воздух.

— Тонкий подход, нечего сказать, — издевалась она над собой вполголоса. Она-то собиралась спросить его, не хочется ли ему поиграть в Доброго Самаритянина. Тогда, если бы он заколебался с ответом или сказал что-нибудь уклончивое, на том бы все и кончилось. Если же ответил бы утвердительно, она постепенно объяснила бы ему свое предложение. А вместо того сорвалась, поддалась панике.

Эрик сидел и смотрел на дверь, в которую убежала Рокси. На какое-то мгновение ее предложение изумило его, но он тут же вспомнил, как дорог ей Джейми. Эрика, однако, больше удивила собственная реакция. Рокси ошибается — его это привлекает.

— Я ведь обещал Джейми помочь, чем смогу, — пробормотал он.

Но когда поднялся с места и пошел следом за ней, думал не о Джейми, а представлял ее в своей постели. Не кажется ли тебе, что жениться только для того, чтобы затащить женщину к себе в постель, — это немного чересчур? — осведомился внутренний голос. Ей нужен муж, а им вполне могу быть я, возразил себе Эрик и на том закрыл внутренние дебаты.

Рокси услыхала, как отворилась дверь, и постаралась принять независимый вид.

— Я говорил, что буду помогать тебе, — сказал Эрик, остановившись в нескольких шагах от нее. — Если тебе на какое-то время требуется муж, я могу за это взяться.

От легкой хрипотцы в его голосе у Рокси кровь быстрее побежала по жилам. Она неожиданно вспомнила вкус его губ, и внутри начал разгораться огонь желания. Очнись! — сухо приказала она себе, и огонь немедленно угас. Рокси повернулась к Эрику.

— Я имею в виду чисто формальный брак.

— Ну, это было бы слишком тяжело. — Эрик подошел поближе и провел пальцем по ее щеке. — И потом, за доброе дело полагается награда.

Рокси приказала своему телу не отзываться на его прикосновение, но не тут-то было. Кровь кипела, и медленно разгоралась страсть.

Эрик увидел это в ее глазах.

— Делу время, а потехе — час. — Он поцеловал ее в кончик носа, потом осторожно попробовал губы. — Почему бы заодно не получить удовольствие?

Она подняла руки, чтобы оттолкнуть его. Но вместо этого ее ладони так и остались на его груди, впитывая тепло сильного тела, а тлеющие угли страсти вспыхнули ярким пламенем. Она представила его без одежды, и пламя едва не испепелило ее.

Предчувствуя победу, Эрик приступил к медленному, нежному исследованию. Руки его двинулись по ее шее к плечам и стали потихоньку спускаться вниз по спине. Он не мог даже вспомнить, когда ему было так приятно прикасаться к женщине. С другой стороны, он уже очень давно вообще не касался женщины, напомнил он себе.

Рокси была совершенно уверена, что бывший муж так унизил ее, что больше ни одному мужчине не удастся снова пробудить в ней страсть. Оказывается, она ошибалась. Ее тело мучительно стремилось к завершению, которое обещали ласки Эрика. Но вдруг она оцепенела, ощутив мужские руки на бедрах. Мысленно Рокси снова увидела лицо своего бывшего мужа. Нельзя допустить, чтобы ее вот так отвергли! Она стала отчаянно вырываться.

Эрик почувствовал страшное разочарование. Он хотел ее; несомненно, и она его хочет, но чего-то боится. Отпустив ее, он отступил на шаг и сделал долгий вдох, чтобы немного успокоиться. Не так-то легко снова взять себя в руки: ему нужна женщина. Эрик нахмурился. Обычно он хорошо владел собой, но сейчас понял: если они поженятся, держаться в стороне от нее он не сможет. Видимо, он слишком долго хранил целомудрие.

— Я готов согласиться на этот кратковременный брак, но я нормальный, здоровый мужчина. Или прикажешь не вылезать из-под холодного душа?

Что ж, он высказался очень ясно. Если ей нужна его помощь, придется сказать ему правду. Ее подбородок начал предательски дрожать, но она собрала все свои силы и удержалась от слез.

— Я просто не хочу ставить вас и себя в неловкое положение. Ни один мужчина не польстится на мое тело.

Эрик нахмурился, пораженный ее заявлением. Она не производила впечатления женщины, которая стесняется своего тела.

— Сильно сказано...

Его взгляд прошелся по ее фигуре, на мгновение задержавшись на больном бедре, затем снова поднялся к лицу.

— Допустим, у тебя после той аварии остались шрамы. Ну и что? Скорее всего, тебе они кажутся гораздо страшнее, чем окружающим.

— Ошибаетесь. — Она гордо встретила его взгляд. — Во время той катастрофы, которая унесла жизнь моего ребенка, я получила сильные ожоги. Мне сделали несколько операций на бедре и полостную операцию. Когда я наконец вернулась домой из больницы, мой бывший муж не смог заставить себя даже прикоснуться ко мне. — В ее голосе звучала горечь. — Он говорил, что боится причинить мне боль. Я стала уверять его, что этого не случится, но увидела в его глазах отвращение. Я не потерплю больше такого унижения... такого позора!

Рокси почувствовала, что теряет контроль над собой. Боясь, что слезы, которые жгли ей глаза, вот-вот прольются, она гордо вскинула голову и захромала мимо него в дом.

Эрик хмуро глядел ей в спину.

— Ну что ж, теперь я хоть знаю, что гложет нашу леди, — проворчал он, когда дверь за ней захлопнулась.

Боль в ее глазах разрывала ему сердце. Пожалуй, он примет ее предложение, поймает ее на слове. Оставить ее и Джейми в одиночку бороться с социальной службой не в его стиле.

Он вошел в дом, запер дверь, выключил свет и поднялся наверх. В конце коридора был слышен шум включенного душа. Перед мысленным взором Эрика возникла Рокси под сверкающими струями воды, и кровь его снова забурлила. Эрик мысленно пририсовал шрамы, но это не помогло.

У двери в ванную он остановился и тронул ручку — дверь была не заперта. Эрик приоткрыл ее, вошел, решительно приблизился к душевой кабинке и отдернул занавеску. Рокси сказала правду: вся нижняя часть ее живота была покрыта шрамами.

Когда занавеска открылась, Рокси смывала с себя мыльную пену. Она ахнула и застыла, глядя, как Эрик рассматривает ее шрамы.

— Наверное, было жутко больно, — сказал наконец Эрик.

— Очень. — Словно очнувшись, Рокси попыталась прикрыться руками.

Взгляд Эрика двинулся вверх, остановившись на полной груди и гладких плечах, прежде чем подняться к лицу. Шрамы нисколько не умерили его желания, и это отразилось в глазах.

— Я обещал, что помогу тебе и Джейми, чем только смогу, а я всегда держу слово. Мы поженимся, но на моих условиях. Мы с тобой будем спать в одной постели.

Прежде чем Рокси успела ответить, он задернул занавеску и вышел из ванной.

Целую минуту, а может быть, даже дольше Рокси стояла совершенно неподвижно. Потом начала дрожать, и нервная улыбка заиграла в уголках рта. Эрик заставил ее почувствовать себя желанной. Этого так давно не случалось с ней, что она не знала, смеяться или плакать.

Не очень-то радуйся, предупредил внутренний голос. У этого мужчины несколько лет не было женщины. Вероятно, он решил, что сможет перетерпеть второстепенные детали во время их недолговечного союза. Ну и пусть, ей все равно. Она тоже долго была лишена мужского общества.

Все с той же нервной улыбкой на губах Рокси закончила мыться. Выйдя из ванной, она обнаружила, что Эрик ждет ее, прислонившись к стене напротив двери.

— Я тут прикинул, что мы можем завтра взять лицензию на брак и пожениться как можно скорее.

Рокси пожала плечами, надеясь, что это вышло небрежно.

— Само собой. Чем скорее, тем лучше.

Он окинул ее быстрым взглядом, и его голубые глаза потемнели от желания.

— Это уж точно.

Кровь ее разом ускорила бег, и она чуть было не пригласила его немедленно к себе в постель. А вдруг он будет разочарован и передумает жениться? — возразила осторожная половина ее натуры. Ей до зарезу нужно свидетельство о браке.

— Спокойной ночи, — натянуто проговорила она и заторопилась в свою комнату.

Эрик мрачно смотрел ей в спину. Он видел, как она заколебалась и как сразу же решительно стиснула зубы. Очевидно, решила не допускать интимной близости до свадьбы. Его скрутило от нетерпения. Это неприлично — так сильно желать женщину, укорил он себя и двинулся в ванную принимать холодный душ.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

На следующий вечер Рокси хмуро сидела над разложенными картами. Им удалось уговорить судью обойтись без положенных по закону трех дней после подачи заявления. Завтра, ровно в час, их с Эриком брак будет зарегистрирован в кабинете судьи. Рокси позвонила родным и рассказала о своем замужестве. Ее отец, мать и бабушка приедут на свадьбу.

Эрик никому не звонил, и этот факт терзал ее весь день. Наконец перед самым обедом она положила коробку с картами на кофейный столик в гостиной, собираясь гадать специально на него. Чуть позднее, когда Эрик читал газету в гостиной, она попросила его передать ей коробку. Было бы лучше дать ему подержать карты, чтобы они могли впитать его энергию, но Рокси не хотела, чтобы он догадался, зачем ей это нужно. Теперь карты были разложены, и те, которые она успела открыть, ясно показывали, что его окружает опасность.

— Сначала вы меня уверяете, что он явился помогать мне... что только он один и может мне помочь... А теперь говорите, что от него могут быть неприятности! Выберите уж наконец что-нибудь одно! — сердито бормотала она.

— По-видимому, это естественно, когда невеста перед свадьбой разговаривает сама с собой?

Рокси вздрогнула, оглянулась и увидела Эрика в дверях гостиной. Ее охватила паника. Эрик вдруг показался ей каким-то великаном, вдобавок вспомнилось, как Джейми говорил, что тот обучает его приемам карате.

Увидев в ее глазах испуг, Эрик нахмурился. Он замечал, что Рокси чем-то обеспокоена. За обедом раза два ловил на себе ее взгляды исподтишка, видел тень тревоги в глазах. Возможно, это просто предсвадебный мандраж, но, скорей всего, дело намного серьезнее.

— Думается мне, нам нужно поговорить. Тебя явно что-то беспокоит.

Рокси судорожно огляделась, ища какой-нибудь тяжелый предмет в пределах досягаемости.

— Просто мне показалось немного странным, что тебе никому не хочется позвонить и сообщить, что ты собираешься жениться.

Многие годы жизнь Эрика зависела от умения угадывать чувства других людей, и теперь он ясно видел: Рокси боится его, ей кажется, что она попала в какую-то западню.

— При моей работе не заводят друзей в обычном смысле слова.

Он шагнул через порог, и Рокси напряглась, как перед битвой.

— Я думала, что ты — военный. Но мне всегда казалось, что как раз в армии люди и заводят себе друзей, чтобы в бою было на кого положиться.

Эрик остановился, снисходительно глядя на нее.

— Я уже почти десять дней живу с тобой под одной крышей. Ты сделала мне предложение, а теперь вдруг испугалась, что я какой-нибудь психопат или извращенец?

Она по-прежнему следила за каждым его движением, готовая в любой момент перейти к обороне.

— До сегодняшнего вечера я ни разу не гадала специально на тебя.

Эрик перевел взгляд на карты. Видимо, они открыли ей что-то такое, что ее напугало.

— И каков результат?

Ее пальцы сомкнулись на хрустальном пресс-папье.

— Карты говорят, что тебя окружают сплошные опасности.

Эрик снова посмотрел на Рокси в мрачном молчании. Сейчас ему предстояло выбрать одно из двух: повернуться и уйти или рассказать ей кое-что о своей жизни. Уйти? Тогда она, скорее всего, потеряет Джейми, и две жизни будут загублены. Если Мод видит его с небес, она никогда ему этого не простит. Да он и сам себя не простит. Когда они подавали заявление, Эрик ожидал, что ему будет не по себе, но вышло наоборот: все его инстинкты говорили, что он поступает правильно. Кроме того, Отряда уже не существует. И все же нельзя полностью пренебречь секретностью.

— Дай мне слово, что все, о чем я тебе расскажу, дальше не пойдет.

— Начало не слишком обнадеживающее. Когда кто-нибудь из наших мальчишек собирался основательно наврать, он всегда начинал с такой же просьбы.

Эрик нахмурился сильнее.

— Какая ты недоверчивая...

— Жизнь научила.

Эрик начинал злиться. Эта женщина, кажется, твердо решила думать о нем только плохое. Рассудком он понимал, почему она так себя ведет, но ее недоверие глубоко ранило его.

— Ну ладно, я попытался. Был готов довериться тебе, но ты, видно, уже все решила. Можешь успокоиться, сейчас я уложу вещи, и через час меня здесь не будет.

Когда он пошел к дверям, Рокси перепугалась еще больше. Так можно потерять все. И потом, карты ведь не говорили определенно, что он опасен для нее или для Джейми, а просто показывали, что вокруг него — опасность.

— Постой. Я даю слово. Я готова выслушать тебя.

Эрик хотел было гордо удалиться, проигнорировав ее просьбу. Обычно он не позволял чувствам влиять на свои решения. Но с Рокси Дуган все по-другому. Впрочем, хоть она и непростой человек, это не освобождает его от обещания, данного Джейми, и от его долга по отношению к Мод. Он снова обернулся к Рокси.

— В моем послужном списке говорится, что я служил в военной полиции в разных точках земного шара и что несение службы проходило без особых происшествий, если не считать того инцидента, во время которого меня ранили. На самом деле я служил в особом подразделении военной полиции и участвовал в очень опасных операциях. Что касается близких друзей, то кому я мог бы позвонить? Я выполнял секретные задания. Моя жизнь и жизнь моих сослуживцев зависела от того, чтобы нас никто не узнал. Мы сами не знали настоящих имен друг друга и никогда не встречались вне работы.

Хотя все это напоминало скверный шпионский фильм, интуиция подсказывала Рокси, что Эрику можно верить. А может, на нее действует страх потерять Джейми? Она снова посмотрела на карты. Надеясь, что они что-нибудь подскажут ей, начала машинально переворачивать следующую карту.

Одним прыжком Эрик оказался рядом с ней и схватил ее за руку.

— Не смотри на карту. Посмотри на меня, — приказал он. Он и сам не понимал, почему для него так важно, чтобы она поверила ему.

Рокси поразилась, поняв, что ей совсем не страшно. Вместо того чтобы испугаться, она вдруг почувствовала себя надежно защищенной. Заглянув в голубую глубину его глаз, она неожиданно для самой себя произнесла:

— Человек с преступным прошлым должен быть круглым дураком, чтобы ввязаться в такое дело, когда его ожидают всяческие проверки — достоин ли он стать приемным отцом, — а ты ведь не дурак.

Эрик удовлетворенно кивнул.

— Я рад, что хоть в этом мы единодушны.

Он отпустил ее руку и большими шагами вышел из комнаты.

Рокси долго сидела неподвижно, все еще ощущая тепло его прикосновения. Ее все сильнее влекло к нему. Вдруг, снова испугавшись, что полагается на чувства больше, чем на разум, она быстро посмотрела на карту, которую держала в руке. Это была карта, символизирующая надежность. Положив ее рядом с остальными, Рокси перевернула другие карты. Они показывали сильную личность.

И все-таки тревога не покидала ее. Интуиция упорно нашептывала ей, что опасность, притаившаяся рядом с Эриком, принадлежит не прошлому, а настоящему.

Не поставит ли она под угрозу себя и Джейми? Рокси быстро перетасовала карты и снова разложила их, уже на себя. И опять появилось указание на грозящую опасность. Но карты говорили, что вместе с Джейми и Эриком она образует прочную триаду, которая способна справиться с этой опасностью.

Рокси встала и заходила по комнате. Ее терзала тревога за Джейми. Карты не могут предсказать будущее. Они только рассказывают о достоинствах и недостатках разных людей, о горестях и радостях, которые, возможно, их ожидают, и о том, какой союз может сделать их сильнее, а какой ведет к гибели. Тем не менее образованная ими триада не может быть непобедимой. На свете нет ничего непобедимого.

Но может быть, прогнав Эрика из страха за Джейми, она потеряет свой единственный шанс добиться опеки над мальчиком, а тогда он тоже окажется в опасности, ничуть не меньше той, которую может навлечь на них Эрик?

К тому же нельзя забывать о триаде. Если она прогонит Эрика, возможно, один он не сможет справиться с тем, что ему угрожает. Ей хотелось защитить и Эрика.

— Он и правда помогает нам с Джейми, — уговаривала она себя. Если она хочет сохранить Джейми, выбирать действительно не приходится.

И все-таки, когда Рокси убрала карты и вышла из гостиной, нерешительность все еще терзала ее. Она пошла искать Эрика и нашла его на переднем крыльце.

— Я не могу избавиться от чувства, что опасность, о которой говорили карты, не в прошлом, а существует сейчас, — сказала Рокси. — Может быть, тебя ищут какие-то старые враги?

Эрик задумался. Он доверял Тобиасу, а тот считал, что это маловероятно. Ему пришло в голову новое соображение.

— Может быть, ты чувствуешь опасность в будущем? — спросил он. — Я как раз думал о том, чем займусь, когда уеду отсюда, и решил, что регулярная армия не для меня. Мне предлагают работу в одном частном детективном агентстве. Если не пойду туда, то попробую в ФБР.

Рокси вздохнула с облегчением.

— Это, пожалуй, объясняет ауру опасности, которая тебя окружает. Ты жил в этой атмосфере до того, как приехал сюда, и, когда уедешь, вернешься к той же жизни. Это — часть тебя самого.

Несколько минут спустя, направляясь к себе в спальню, она вдруг поняла, что и триаду истолковала неправильно. К тому времени, когда Эрик вернется к прежнему образу жизни, он уже расстанется с нею и с Джейми. Триада защищает не его, а Джейми.

Войдя в свою комнату, она отругала себя за то, что пошла на поводу у эмоций, забыв о логике. Смешно даже думать, что они с Джейми могут защитить Эрика лучше, чем он сам.

На лице ее появилась слабая улыбка: вся эта паника была не без пользы, теперь она многое узнала о своем будущем муже.

— А женщина должна хоть что-то знать о человеке, за которого выходит замуж, хотя бы и временно, — пробормотала Рокси.

А Эрик стоял на пороге, хмуро глядя в ночное небо. Ясно, что Рокси больше не тревожит опасность, которую карты усмотрели рядом с ним. Да и дело не в них. Возможно, она вообще боится близости с мужчиной. Или, зная, что он военный и однажды уже был ранен, подсознательно стала считать, что его жизнь полна опасностей.

Но он не мог совсем игнорировать карты, как бы ему этого ни хотелось. Если в ее гадании все-таки что-то есть и ему и впрямь грозит опасность, не хотелось бы подвергать риску ее или Джейми. Эрик пошел в дом, отыскал карточку Тобиаса и набрал номер.

— Приятно услышать твой голос, — сказал Тобиас. — Ты готов приехать ко мне погостить, чтобы я мог уговорить тебя поступить ко мне в агентство?

— У меня здесь есть незаконченное дело, — ответил Эрик. — Я собираюсь жениться.

— Недолго же ты ухаживал, — заметил Тобиас, не скрывая удивления. — Или это старая любовь?

— Я познакомился со своей невестой всего несколько дней назад. Это брак не по любви. Ей нужен муж, чтобы усыновить Джейми, десятилетнего мальчика.

— В таком случае тебе понадобятся разные справки и характеристики. — Теперь Тобиас говорил как человек, который наконец понял, зачем ему звонят. — Не беспокойся. Я напишу тебе отличную характеристику и могу организовать еще несколько. Мы убедим соответствующие инстанции, что из тебя выйдет замечательный отец.

— Вообще-то я пока не заглядывал так далеко. Хотя, конечно, вы правы, наверняка мне понадобятся такие бумаги. Но я звоню не поэтому. — Эрик помолчал, потом спросил: — Я могу свободно говорить по этой линии?

— Да.

Эрик мысленно видел, как его немолодой собеседник настороженно выпрямился в кресле. Эрику не хотелось говорить, что причина его звонка — гадание на картах Таро, поэтому он решил зайти с другой стороны.

— Я всегда полностью полагался на вас, но должен спросить... Как вы сами сказали, власти будут наводить обо мне справки. Не существует ли риск, что они нечаянно наткнутся на правду и тем самым создадут опасность для моей жены и ребенка — например, от кого-нибудь из моего прошлого?

Тобиас долго молчал, потом сказал:

— В обычной ситуации я сказал бы — безусловно, нет. Но в истории со Сьюзен Ирвинг ты оказался без прикрытия, без всякой связи с Отрядом. Она убедила тебя, что должна быть твоей единственной связной, и все это время управляла твоими действиями, так что нам неизвестно, чем ты занимался и с кем контактировал. А так как сам ты тоже ничего не помнишь об этом периоде, здесь у нас провал. Но я уже говорил тебе, что после смерти Сьюзен тебя больше никто не искал, а значит, все следы потеряны.

— Вот и хорошо. — Мысленно Эрик дал себе пинка за то, что вообще затеял этот разговор. — Извините, что побеспокоил вас.

Последовало минутное молчание, затем Тобиас строго сказал:

— Ты чего-то недоговариваешь.

— Ерунда, просто предсвадебное волнение, — замялся Эрик: ему все еще не хотелось говорить о картах Таро.

— Ты говорил, что это не настоящий брак, а, скорее, деловое соглашение. По-моему, есть смысл сказать мне, что там у тебя происходит на самом деле и почему ты вдруг забеспокоился о своих старых врагах, — настаивал Тобиас.

Эрик смущенно замялся. По тону Тобиаса было понятно, что тот не отступится, пока не узнает правду.

— Мне даже неловко признаваться.

— Ты не тот человек, который станет шарахаться от теней. Я хочу знать, что заставило тебя обратиться ко мне.

— Как вы относитесь к гаданию на картах Таро? — Эрик почувствовал, как краска заливает его лицо. Он ожидал, что услышит в трубке смешок. Но не услышал.

Тобиас был по-прежнему серьезен.

— Я знал нескольких очень влиятельных людей, которые верили в подобные вещи. Даже сам был знаком с одним человеком, занимавшимся гаданием, который на удивление часто оказывался прав. А что говорит твоя интуиция: можно ли доверять твоей гадалке?

— Интуиция говорит, что этой женщине можно доверять, но мне трудно поверить в колоду карт. Просто я подумал, что не вредно будет посоветоваться с вами.

— Насколько мне известно, утечки быть не должно. — Голос Тобиаса прозвучал озабоченно. — Но я не считаю себя непогрешимым. Твоя гадалка уверена, что тебе грозит опасность?

— Она говорит, что карты показывают опасность вокруг меня. Но кажется, готова считать, что эта аура окружает меня из-за моего образа жизни.

Тобиас заметно успокоился:

— Очень может быть.

— Кстати, об образе жизни, — сказал Эрик, решив, что можно и прямо сейчас обсудить будущее. — Я серьезно подумываю о той работе, которую вы мне предлагали.

— Замечательно! Хочешь, я запущу процесс твоего увольнения из рядов вооруженных сил?

— Да.

— Завтра с утра и займусь, — пообещал Тобиас. В его голосе послышалась вежливая просьба: — А не мог бы я получить приглашение на свадьбу? Мне бы хотелось познакомиться с твоей невестой.

Эрика это удивило и обрадовало.

— Регистрация назначена на завтра, на час дня, в городе Зефир, штат Пенсильвания, в здании городского суда. Если вы сможете приехать, это будет просто великолепно.

— Я там буду. И, если не возражаешь, захвачу с собой Хейгена. В моем возрасте лучше не путешествовать одному.

Эрик догадался, что присутствие Хейгена вызвано не столько старческой немощью Тобиаса, сколько соображениями безопасности. Как видно, агентство Тобиаса ведет настолько деликатные дела, что Старику, как его называли агенты, приходится осторожничать. Эрик улыбнулся про себя. Как раз такая работа ему и нужна. Вслух он сказал:

— Конечно, пусть Хейген приезжает. — Он объяснил Тобиасу, как доехать, и уже собирался повесить трубку, когда тот спросил:

— Кстати, как зовут невесту?

— Роксана Дуган. Мод оставила ей ферму.

— Это она гадает на картах Таро?

Эрик заколебался. Вряд ли Рокси понравится его болтливость, но, с другой стороны, он никогда не лгал Тобиасу и теперь не собирался.

— Да.

— Теперь мне вдвойне интересно познакомиться с нею.

— Лучше не заговаривайте с ней о картах, — предупредил Эрик. — Это у нее очень личное.

— Буду вести себя чрезвычайно тактично, — пообещал Тобиас.

Когда через несколько минут Эрик повесил трубку, он улыбался. Ему польстило внимание Тобиаса, к тому же у него теперь намечается целых два гостя и он не будет выглядеть совсем уж одиночкой рядом с семейством Рокси. Кроме того, сейчас совершенно ясно, что опасность, которую нагадала ему Рокси, просто связана с его профессией.

Тобиас положил трубку на рычаг, звонком вызвал Хейгена, а пока присел перед камином, глядя на пылающий в очаге огонь. Он хорошо помнил Роксану Дуган. Получив извещение о смерти Мод, они съездили с Хейгеном на ферму. Об Эрике, правда, речи не было. Узнав, что приют закрывается, просто выразили свое соболезнование и уехали.

— Случилось что-нибудь? — спросил Хейген, входя в комнату.

— Сам не знаю, — ответил Тобиас. — Помнишь, ты спрашивал, почему меня так заинтересовала Роксана Дуган? Тогда я не ответил на твой вопрос, потому что не люблю высказывать необдуманные соображения. — Его глаза блеснули. — Как только я ее увидел, сразу почувствовал в ней что-то особенное. Даже чуть-чуть знакомое. Я невольно спрашивал себя: не состояли ли в родстве наши предки? И вот теперь начинаю склоняться к мысли, что это именно так.

Хейген задумчиво смотрел на своего двоюродного дедушку.

— Что же такое могло убедить тебя, что в ее жилах течет кровь друидов[2]?

— Она настолько уверенно гадает на картах Таро, что даже такой скептик, как Эрик Бишоп, не смог полностью отмахнуться от ее слов. — Тобиас нетерпеливо вздохнул. — Впрочем, это еще не доказывает, что у нее действительно дар. Просто она сама в это верит.

— И как вы собираетесь выяснять истину? — поинтересовался Хейген.

— Время покажет. — Тобиас вновь нахмурил брови. — А пока я попрошу тебя найти файлы по делу Сьюзен Ирвинг. Хочу проверить, не упустили ли мы кого-нибудь, кто может представлять угрозу для Эрика.

— Я думал, то дело давно окончено и забыто.

— Скорее всего, так оно и есть. Но я все равно собирался еще раз просмотреть эти материалы. — Когда Хейген двинулся к двери, Тобиас окликнул его: — Да, еще закажи персональный самолет. Завтра нам с тобой нужно быть на свадьбе в городе Зефир, штат Пенсильвания.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

— Объявляю вас мужем и женой. Можете поцеловать невесту, — объявил судья Блэр, захлопнув книгу с чувством исполненного долга.

Не сводя глаз с Эрика, одетого в выходной костюм и немыслимо красивого, Рокси попыталась выдавить улыбку, но не смогла расслабиться.

Эрику приходилось видеть такие напряженные лица у своих товарищей, когда они приступали к выполнению особо опасной операции с непредсказуемым исходом. Он ободряюще улыбнулся и дружески подмигнул Рокси. В этом нежно-зеленом костюме с кружевной отделкой на лацканах она выглядит восхитительно женственной, подумал он, наклоняясь, чтобы поцеловать ее.

Когда он улыбнулся и подмигнул, Рокси стало немного легче, и она даже усмехнулась в ответ. И в это мгновение губы их встретились. Его прикосновение вызвало у нее слабость в коленях. Все продолжалось не более нескольких секунд, но за это время каждая клеточка ее ожила и затрепетала от наслаждения.

Подняв голову, Эрик прочел в ее глазах желание. Эротические образы замелькали и в его мозгу.

— Позже, — шепнул он ей в самое ушко, и его охрипший голос был полон обещания.

Рокси задохнулась. Ее переполняли волнение, предвкушение и тревога.

Отодвинувшись от Рокси, Эрик скрыл под вежливой улыбкой внезапное нетерпеливое желание остаться наконец с ней наедине. Он поблагодарил судью, затем повернулся к гостям. Народу было немного: родители Рокси — Дебора и Чарли Дуган, Фей Суэйн — ее бабушка с материнской стороны, Джейми, Тобиас и Хейген.

Сердце у Рокси гулко колотилось от волнения, пока она в свою очередь благодарила судью. Успокойся, ты ведешь себя так, словно никогда прежде не была с мужчиной, упрекнула она себя. Но кровь ее так и бурлила, когда она повернулась к гостям.

Ее немного удивил приезд Тобиаса Смита и Хейгена Скэнлона. Эрик, говорил, что пригласил двух гостей, но она не ожидала, что это окажутся знакомые ей люди. Тобиас и Хейген появились в последний момент, когда судья уже приготовился приступить к церемонии, и не успели даже поздороваться. Теперь пожилой джентльмен подошел к Рокси и протянул ей руку.

— Это Тобиас Смит, мой старый знакомый, который скоро станет и моим начальником, — сказал Эрик. — И Хейген Скэнлон, тоже один из его сотрудников, — добавил он, когда Хейген присоединился к ним.

Тобиас горячо пожал руку Рокси.

— Рад снова видеть вас.

Рокси заметила удивленный взгляд Эрика.

— Мистер Смит приезжал на ферму вскоре после смерти Мод. Он сказал мне, что приехал как представитель одного из тех, кто делал пожертвования в пользу приюта, но не сказал, кого именно.

— Потому что Эрик не мог приехать, — объяснил Тобиас. — Я хотел посмотреть, не могу ли что-нибудь сделать для вас от его имени.

Значит, пока Эрик был в коме, мистер Смит занимался его делами! Рокси была заинтригована. Раз они так близки, наверняка мистер Смит что-то знает о секретной работе Эрика. Должно быть, потому и предложил Эрику работу в своей фирме. Но тут Рокси вспомнила, что обещала Эрику молчать о его прошлом. Она просто улыбнулась и поблагодарила Тобиаса за заботу.

— А ты, должно быть, Джейми, — сказал Тобиас, поворачиваясь к мальчику и подавая ему руку.

Джейми молча кивнул и ответил на рукопожатие.

Взаимные представления продолжались, когда судья, вежливо, но многозначительно кашлянув, напомнил о своем присутствии.

— Нужно, чтобы двое свидетелей подписали лицензию, — сказал он, держа в руке авторучку.

Чарли Дуган и Тобиас расписались. После этого судья посмотрел на часы и извиняющимся тоном сообщил, что его ждут дела.

Все поблагодарили его и заторопились к выходу.

Когда они снова оказались на ферме, Рокси велела Эрику и Джейми развлекать гостей, а сама занялась закусками, заготовленными для легкого ужина. Она вынимала из холодильника тарелку с нарезанной ветчиной, когда в кухне появилась ее мать с целым блюдом жареной курятины, а за нею вошли бабушка с миской картофельного салата и отец с большой коробкой из кондитерской.

— Без свадебного торта не может быть свадьбы, — сказала Дебора Дуган в ответ на безмолвный вопрос дочери. — Узнав новость, я сразу же стала звонить в кондитерскую Джексона.

Рокси неуверенно улыбнулась.

— «С тортом из кондитерской Джексона любое событие становится исключительным», — процитировала она фразу, за долгие годы ставшую чем-то вроде семейного лозунга. — Спасибо тебе, мамочка.

— Мы стараемся относиться к этому браку серьезно, — отвечала Дебора.

— Поставь-ка торт вот сюда, — приказала Фей Чарли Дугану, указывая кивком головы на стол. — А теперь пойди побеседуй немного со своим новым зятем. Я не уеду отсюда, пока не удостоверюсь, что Рокси не попала из огня да в полымя.

— И мы тоже, — бросил Чарли через плечо, выходя из кухни.

Рокси нахмурилась.

— Карты высказались в пользу Эрика. Я думала, вы обе верите картам.

— Дар гадания на картах перешел к тебе в обход меня, — ответила Дебора. — Но это ведь не точная наука, и даже такая талантливая гадалка, как ты, может ошибиться. Мне известно одно: ради того, чтобы усыновить Джейми, ты вышла замуж за человека, которого практически не знаешь. И хотя мотивы у тебя весьма достойные, а Эрик кажется довольно симпатичным, я все-таки не уверена, что ты поступила разумно. — Она добавила с явным намеком: — Люди не всегда бывают такими, какими кажутся, а твои карты не всегда помогали тебе принимать верные решения.

— Если ты имеешь в виду Тома, то карты показывали, что у него есть недостатки, но ведь идеальных людей нет. Мы были с ним знакомы всю жизнь. Я думала, он меня по-настоящему любит и никогда не подведет. Но я ошиблась.

Фей строго посмотрела на внучку:

— Может быть, и в этом случае ты упустила какое-нибудь важное предостережение?

Рокси сильно подозревала, что бабушка не станет принимать ее слова на веру. Резкий тон Фей это подтвердил.

— Как видно, ты и сама погадала на него, — предположила Рокси.

— Твоего мужа окружает опасность, — сурово сказала Фей.

— Он раньше служил в военной полиции. У него была очень опасная работа. Когда уедет отсюда, он будет работать частным детективом в фирме Тобиаса Смита. Вся его жизнь полна опасностей. Естественно, и карты показывают это. Но его опасности меня и Джейми не касаются.

— Может быть, и так, — уступила Фей, но по ее тону было ясно, что она не вполне убеждена.

— Карты показали еще триаду между мною, Эриком и Джейми, — добавила Рокси. — Это говорит о том, что наш союз будет прочным и правильным.

Фей недовольно вздохнула.

— Мои карты тоже так говорят. Только это удержало меня, когда судья спросил, нет ли у кого-нибудь возражений.

Зная, что бабушка настроена так сурово только потому, что переживает за нее, Рокси нежно ее обняла.

— Я нужна Джейми, а Эрик нужен мне, чтобы добиться опеки над Джейми. Вот увидишь, все получится.

Дебора подошла к Рокси и взяла ее за руку.

— Если что-то пойдет не так, мы с отцом всегда готовы помочь тебе, чем только сможем.

— Спасибо. — Рокси крепко обняла мать.

— Мы все трое готовы помочь тебе, — вставила Фей.

— Я очень ценю вашу поддержку, — сказала Рокси с благодарностью. — Но вы не волнуйтесь, все будет замечательно. — Желая положить конец разговору, она добавила: — А теперь давайте займемся угощением, не то мужчины сейчас явятся сюда узнать, что случилось.

Войдя через несколько минут в гостиную, чтобы пригласить всех к столу, Рокси с удивлением увидела, что Джейми болтает с Тобиасом. Хотя мальчик теперь говорил чаще, с посторонними он все еще держался замкнуто. Но с этим пожилым джентльменом, кажется, чувствовал себя вполне свободно.

А вот Эрику явно было не по себе: отец Рокси оттеснил его в угол и наверняка проводил допрос с пристрастием по поводу его прошлого.

Рокси погнала мужчин на кухню наполнять тарелки, при этом она демонстративно взяла Эрика под руку и бросила на своего отца предостерегающий взгляд, чтобы он прекратил свою игру в инквизицию.

Чарли ответил ей взглядом, говорившим: «Не раньше, чем буду вполне удовлетворен», и ушел на кухню. Рокси и Эрик отстали.

— Извини, пожалуйста, — шепнула она ему.

— Твой отец случайно не работал в полиции? — спросил Эрик с лукавой усмешкой. — В жизни не видел человека, который с таким упорством добивался бы ответов на свои вопросы.

— Он — учитель в школе.

Эрик ухмыльнулся еще шире.

— Это многое объясняет. Я в детстве был трудным учеником. Учителя таких чуют даже много лет спустя.

Рокси нахмурилась:

— А я считала, что ты по характеру серьезный и усидчивый.

Эрик поднял брови.

— Я могу быть и легкомысленным.

Обещание, светившееся в его глазах, заставило ее вспыхнуть.

— Веди себя прилично, — велела она и срывающимся голосом добавила: — Пока.

— Да, мэм. — Довольный произведенным эффектом, он еще долго улыбался про себя, изображая вежливый интерес к блюдам, расставленным на столе.

Рокси почувствовала на себе чей-то взгляд и посмотрела в дальний конец стола, где ее мать и бабушка разливали напитки и передавали их мужчинам, уже сидевшим с полными тарелками еды. У обеих были озабоченные лица, и Рокси поняла, что шутливый обмен репликами между нею и Эриком не остался незамеченным.

Пока все ели, потом разрезали торт, пока убирали со стола, Рокси удавалось постоянно находить себе занятие, чтобы не оставаться наедине с родными. Она знала, что они станут задавать вопросы, а ей не хотелось отвечать. Но от них не скроешься; это все равно что остановить морской прилив, подумала она, когда семейство собралось уходить и мать с бабушкой наконец исхитрились загнать ее в угол, подальше от мужчин.

— Я думала, что брак будет фиктивным, — сказала мать, понизив голос.

— Брак он и есть брак, мама, — ответила Рокси.

— Он знает про шрамы? — встревоженно спросила Фей.

— Да.

— Одно дело — знать, другое — увидеть своими глазами, — предостерегла мать. — Я не хочу, чтобы тебе снова пришлось пережить то, что было с Томом.

— Я никогда больше не позволю мужчине ранить меня так, как это сделал Том, — твердо сказала Рокси.

Фей крепко обняла внучку, а затем устремилась прямо к Эрику. Она отвела его в сторонку и сказала ему:

— Я знаю, что Рокси и Джейми обязательно должны быть вместе. И знаю, что ваша женитьба — единственный способ добиться этого. И все-таки не уверена, правильно ли это. Смотрите обращайтесь с моей внучкой хорошо, не то будете иметь дело со мной!

Отец и мать Рокси тоже подошли к Эрику. Они оба слышали предупреждение бабушки, и их лица выражали то же обещание.

— Даю вам слово, что буду обращаться с ней хорошо, — поклялся Эрик.

Рокси тоже подошла к ним, сердито глядя на свое семейство.

— Извини, пожалуйста. Мне просто стыдно за них.

— Тебе нечего стыдиться, — ответил Эрик. Его взгляд, задержавшись на Фей, обратился к Деборе и Чарли. — Я завидую своей жене: у нее такая любящая семья.

— Вот именно, — отрезал Чарли, намекая, что Эрику не следует об этом забывать.

Рокси понимала, что родные стремятся защитить ее, но не могла стерпеть, что они угрожают ее мужу.

— Поторопитесь, не то попадете в час пик и застрянете в пробке, — напомнила она, подхватив своего отца под руку и ведя его к выходу.

Фей и Дебора неохотно последовали за ними.

У двери Чарли остановился и оглянулся на Тобиаса и Хейгена, которые вежливо отошли в сторонку, давая Рокси возможность проститься с родными без посторонних.

— Вы уверены, что вас не нужно подвезти? — предложил он.

Рокси тоже оглянулась на двоих оставшихся гостей. После церемонии она была слишком занята, чтобы задуматься над тем, как они отсюда уедут. На ферму они ехали вместе с ее родными. По-видимому, рассчитывают, что Эрик подвезет их туда, где их ждет обратный транспорт, решила она с неожиданным раздражением. Ей не хотелось даже ненадолго расставаться с только что обретенным мужем. Пораженная таким открытием, Рокси рассердилась на себя. Она же не собиралась привязываться к нему!

— Благодарю вас, — ответил Тобиас. — Но наш транспорт сейчас прибудет.

Вдруг воздух наполнился нарастающим гулом. Все вышли на крыльцо как раз в ту минуту, когда в небе показался вертолет. Он приземлился на лугу, подальше от дома, чтобы никого не сбила с ног струя воздуха от пропеллера. Летчик заглушил мотор и спрыгнул на землю.

Подождав, пока родные Рокси распрощались и уехали, Тобиас с Хейгеном тоже стали собираться в путь. Они поблагодарили Рокси и Эрика за приглашение на свадьбу и оба пожали руку Джейми. И снова Рокси удивило, как раскованно ведет себя мальчик с двумя чужаками. Кажется, он чувствует себя в их обществе совершенно свободно. Но ведь и она тоже, неожиданно поняла Рокси.

— Подвезешь нас до вертолета? — спросил Тобиас.

— Само собой, — ответил Эрик.

— А можно мне тоже поехать? — спросил Джейми. — Я никогда так близко не видел вертолет.

— Если Рокси не возражает, можешь немного полетать, — предложил Тобиас.

Джейми с мольбой посмотрел на Рокси:

— Пожалуйста!

Она никогда еще не видела мальчика таким восторженным.

— Ну конечно.

Она стояла на крыльце и смотрела, как мужчины едут на грузовичке через поле. Наверное, Тобиас неспроста предложил Джейми покататься. Она видела, как Тобиас и ее муж обменялись взглядами: ясное дело, они хотят поговорить наедине. Она вошла в дом и стала смотреть в окно гостиной. Вертолет оторвался от земли, поднимая в небо Джейми и Хейгена. Рокси нашла глазами грузовик. Она была права! Эрик и Тобиас сидели в кабине, видимо занятые серьезным разговором. Может быть, Тобиас дает Эрику отцовские наставления?

Рокси фыркнула, насмехаясь над собой.

— Скорее всего, обсуждают, когда Эрик сможет приступить к работе, — пробормотала она. Эта мысль больно уколола ее. — Может, он окажется невыносимо скучным в постели, и после сегодняшней ночи я буду только рада, когда он уедет, — сказала она себе, пытаясь побороть неожиданное огорчение. В следующий миг она вспомнила, как он слегка укусил ее за ухо. Ее вдруг обдало жаром. И тут же она начала отчаянно трусить. — Не думай о нем. Займись лучше уборкой, — приказала она себе и, отвернувшись от окна, начала собирать со стола оставшуюся посуду.

А в грузовике Тобиас, дождавшись, когда немного затихнет шум вертолета, сказал:

— На всякий случай я еще раз просматриваю дело Сьюзен Ирвинг. Но, как я уже говорил, поскольку после ее ареста никто больше не пытался разыскивать тебя и не покушался на твою жизнь, можно предположить, что твои воспоминания ничем не угрожают ее сообщникам.

— По-видимому, это самый логичный вывод, — согласился Эрик.

— Тем не менее я в принципе не люблю белых пятен. Ты больше ничего не вспомнил? С кем встречался? Где бывал?

Эрик нахмурился.

— То время для меня все еще как в тумане.

Тобиас кивнул.

— Если твоя жена правильно угадала, что тебя окружает опасность, я склонен согласиться с ее толкованием: это аура твоей профессии.

Эрик мысленно вздохнул с облегчением.

— Согласен. Но все равно, спасибо, что проверили. — Он скорчил смущенную гримасу. — Надеюсь, вы не думаете, что я немножко свихнулся, раз обращаю внимание на какие-то карты?

Тобиас ободряюще улыбнулся:

— Ничего подобного, уверяю тебя.

В этот миг Эрик понял, что сам Тобиас верит в гадание на картах. Интересно, подумал он. Он-то всегда считал, что его босс — человек, который верит только фактам.

Тобиас заговорил о другом:

— У меня есть несколько высокопоставленных друзей, которые, возможно, помогут с усыновлением. Я с ними поговорю.

Эрик поблагодарил, и больше они не разговаривали, пока вертолет не приземлился.

А на ферме Рокси снова вернулась к окну и смотрела, как Джейми вылез из вертолета, а Тобиас забрался внутрь. Машина поднялась в воздух, Эрик и Джейми поехали домой, к ней. Ее охватило удивительное ощущение спокойствия и единства, словно они втроем составляли одно целое.

— Не привыкай так думать! — одернула она себя.

Весь остаток вечера ей удавалось отгонять от себя мысли о них троих как о «всамделишной» семье. Труднее было держать под контролем мысли о себе и Эрике и о том, что предстояло им этой ночью. Ее терзала тревога, смешанная со сладостным предвкушением.

Заглянув в спальню Джейми, чтобы убедиться, что он спит, Рокси услыхала шум воды в ванной Эрика. На одно краткое мгновение у нее мелькнула мысль забраться к нему в душ, но романтический бесенок в ней был жестоко покалечен Томом. Благоразумие одержало легкую победу, и Рокси отправилась в другой конец коридора принимать душ в одиночестве. Намыливаясь, она обратила внимание на свои шрамы и снова занервничала.

— Он их уже видел, — напомнила она себе, надеясь, что звук собственного голоса придаст ей мужества. И это действительно помогло. Но ненадолго. Через несколько минут, натягивая простую белую ситцевую ночную рубашку, она снова поддалась панике. Может, надо было достать одну из пикантных кружевных ночных рубашечек, которые хранились у нее в нижнем ящике комода? От этой мысли ей стало нехорошо: она не надевала их с той ночи, когда Том выпалил, что не может вынести ее вида. — И эта сойдет, — сказала она себе.

Усилием воли отогнав мысли о Томе, она расчесала волосы щеткой и чуть-чуть подушилась.

— Пришел час расплаты, — еле слышно пробормотала она, выходя из ванной.

Войдя к себе в спальню, Рокси остановилась на пороге. Эрика здесь не было. Неужели он передумал и не хочет, чтобы их брак стал реальностью? Она поняла, что на самом деле именно из-за этого нервничала весь вечер, хотя и не признавалась себе. Сама того не сознавая, готовилась выдержать его отказ. Рокси расправила плечи. До сих пор она прекрасно обходилась без мужского общества, и если он передумал, то прекрасно будет обходиться и дальше. И все-таки горячие слезы защипали ей глаза.

— Я больше никогда, никогда, никогда не стану нарываться на такое унижение, — поклялась она сквозь стиснутые зубы.

В коридоре послышались шаги, и у Рокси даже заболело лицо, так она старалась придать ему выражение полнейшего безразличия. Вероятно, он скажет что-нибудь вроде: «Я решил, что нам лучше ограничиться чисто деловыми отношениями», зло подумала она. Дверь приоткрылась, и Рокси застыла в таком напряжении, что собственное тело стало казаться ей хрупким, как стекло. Потом она увидела, что Эрик несет нагруженный поднос, и глаза ее округлились от удивления. На подносе стояли бутылка шампанского в серебряном ведерке со льдом, бокалы и тарелка с крекерами, сыром и черной икрой.

— Икра, шампанское и ведерко — подарок Тобиаса, — сказал он, пристроив поднос на маленьком столике у окна. — Джейми принес их из вертолета, и мы держали это в секрете, чтобы я мог устроить тебе сюрприз. Я не уверен, что ты любишь икру, поэтому положил еще и сыр.

Эрику не приходилось так волноваться с тех пор, как он был подростком. У него были женщины, но сейчас все воспринималось по-другому. Рокси многое перенесла в жизни, и ему хотелось быть на высоте, ради нее. А может, дело и не в ней, подумал он, насмехаясь над собой. Может, дело в его собственном самолюбии. Может, он просто боится, что после трех лет, проведенных в коме, ничего не стоит как мужчина.

— Как романтично, — с трудом проговорила Рокси — у нее комок стоял в горле. Она была уверена, что в ее жизни больше не будет подобного вечера. На Эрике были только спортивные брюки, и Рокси невольно засмотрелась на его широкие плечи и грудь. Его окрепшие мускулы вновь обрели рельефность, и внутри у Рокси маленькими язычками пламени вспыхнуло желание.

Эрик улыбнулся, видя, как загорелись ее глаза. Он откупорил шампанское и наполнил два бокала.

— За успех нашего предприятия, — провозгласил он.

— За успех, — повторила она, как попугай. Играющее, в бокале вино на вкус было восхитительно. Может быть, поэтому да еще из-за волнения Рокси выпила его одним глотком.

Эрик налил ей снова.

— Пей понемногу, — приказал он. — Я хочу, чтобы ты только расслабилась, а не совсем размякла.

— Никак не могу избавиться от напряжения, — призналась она, послушавшись.

Эрик положил на малюсенький крекер горку икры и поднес к ее рту.

— Попробуй.

— Соленая, но вкусная, — сказала она, запив угощение глотком шампанского.

Эрик намазал и себе крекер и проглотил.

— Неплохо.

Заметив, что по его лицу скользнула тень неуверенности, Рокси гордо выпрямилась. Это не романтическая прелюдия, он просто тянет время!

— Если ты передумал насчет близости, так и скажи. Я не хочу, чтобы ты заставлял себя ложиться со мной в постель.

Эрик смущенно посмотрел на нее.

— Не в том дело. Просто я немного нервничаю. Столько времени прошло, а мне хочется сегодня все сделать как надо. — Он опустил свой бокал на стол, взял у Рокси ее бокал и поставил рядом со своим.

Рокси стояла неподвижно, испуганно ожидая, что он станет делать дальше.

Он взял ее руку и поцеловал кончики пальцев, затем его губы двинулись вверх по руке.

Сердце Рокси бешено стучало, разгоняя кровь по жилам.

— Приятное начало, — произнесла она, удивляясь, что вообще способна разговаривать.

Добравшись до края короткого рукавчика ее рубашки, он сразу перешел к шее, потом проложил дорожку из поцелуев к ее губам. На вкус она еще чудеснее, чем раньше, подумал он, завладев ее ртом.

Рокси чувствовала, что она желанна ему. От этого волшебного ощущения легкая дрожь зародилась в самой глубине ее существа и постепенно наполнила каждую клеточку тела.

— Я поведу, а ты следуй за мной, — приказал Эрик чуть охрипшим голосом. — С левой ноги.

Крепко прижав ее к себе, он начал напевать мелодию танго ей на ухо.

Рокси никогда прежде не танцевала под такую музыку, но умение здесь не обязательно, поняла она, достаточно просто вторить всем его движениям, не отрывая свои ноги от его. Их тела соединились так, что она могла чувствовать силу его бедер и его возрастающее желание. Волна необычного наслаждения окутала Рокси. Она нервно хихикнула, когда рука Эрика, спустившись чуть ниже ее талии, еще плотнее прижала ее к нему.

— Такой танец определенно нельзя танцевать при посторонних, — шепнула она ему на ухо.

Они приблизились к кровати.

— Вот мы с тобой перекусили и потанцевали, — сказал он, легко целуя ее в щеку. — Теперь очередь основного блюда. — Он отпустил Рокси и откинул с постели одеяло. — Основное блюдо — это ты, — прибавил он, опускаясь перед ней на колени.

Рокси снова застыла, когда он начал целовать ее ногу, приподнимая рубашку по мере своего продвижения вверх. Дойдя до шрамов, он поцеловал и их. Рокси не смогла заметить в его действиях ни малейшего колебания и снова расслабилась, позволив себе наслаждаться его прикосновениями, в то время как он продолжал свое исследование, пока окончательно не снял с нее ночную рубашку.

— У тебя как-то так выходит, что быть основным блюдом оказывается очень приятно, — сказала она и тут же задохнулась, потому что он взял в ладонь ее грудь и поцеловал затвердевший кончик.

— Из тебя получается чудесное основное блюдо, — отозвался он, поднимая ее на руки и укладывая на постель. Затем он сбросил свои тренировочные брюки и улегся рядом.

Когда их тела сплелись, Рокси погрузилась в блаженное состояние. Она давно уже не чувствовала себя такой желанной и лишь теперь поняла, как ей не хватало подобной близости.

Эрик был поражен тем, насколько легко удавалось им двигаться в унисон. Она сумела сделать так, что ему было совсем просто любить ее!

— Сейчас, — шепнула Рокси ему на ухо, умоляя окончательно овладеть ею.

Он исполнил ее мольбу с чувством мужчины, вступающего в свои законные права, и унес ее вместе с собой в сверкающие выси.

— Здорово это у тебя выходит, — сказала Рокси, когда они наконец насытились друг другом и дыхание у нее немного успокоилось.

Эрик повернулся на бок, приподнимаясь на локте.

— Только благодаря тебе все вышло так прекрасно. — Вспомнив, как она на мгновение оцепенела, когда, раздевая ее, он дошел до шрамов, Эрик добавил: — Твой бывший был просто придурок.

Рокси криво улыбнулась.

— Спасибо. Мне было необходимо услышать это от кого-то еще, кроме меня самой и моих родных.

Эрик поцеловал ее в кончик носа. К собственному удивлению, он снова почувствовал растущее желание.

— Как насчет десерта?

— Я уж думала, ты никогда не спросишь, — поддразнила она, изумляясь самой себе.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Эрик проснулся сразу и окончательно, его тело напряглось, готовое к действию. Он немедленно понял, в чем причина. В прошлом не раз какой-то первобытный инстинкт предупреждал его о грозящей смертельной опасности. Этот инстинкт разбудил его и теперь.

Эрик замер, прислушиваясь. Ничего не услышав, кроме тихого дыхания Рокси, быстро сообразил, что важно именно то, чего он не слышит. Он не слышал насекомых. Цикады смолкли: их что-то побеспокоило... или кто-то. Эрик уловил глухой стук.

Закрыв Рокси рот ладонью, Эрик разбудил ее.

Она смотрела на него с подушки в сонном недоумении.

— Кто-то влез в дом, — сказал он ей на ухо.

От этих слов Рокси тут же проснулась.

— Ты уверен, что это не Джейми бродит по дому? — зашептала она, когда он отнял руку от ее рта.

— Этот человек пришел снаружи. Позвони в полицию. — Эрик выскользнул из постели, схватил и натянул тренировочные штаны.

Рокси подняла трубку, но не услышала ни звука.

— Телефон не работает, — шепнула она, впадая в панику.

Эрик нахмурился сильнее. Значит, их ночной посетитель — профессионал. До слуха его донесся легкий скрип. Третья ступенька лестницы, если считать снизу. Слава Богу, что старые навыки держатся так прочно, подумал он. Правило номер один: попадая в незнакомую местность, изучи ее как можно лучше. Уже на второй день своей жизни в этом доме он научился распознавать все здешние звуки.

В лунном свете, падавшем из окна, Рокси увидела, как Эрик приложил палец к губам, приказывая ей хранить молчание. Потом взмахом руки велел ей вылезти из кровати и спрятаться в кладовке. Она послушно встала, подняла с пола ночную рубашку и натянула ее на себя.

Эрик уложил подушки там, где только что лежали они сами, и накрыл их простыней. Потом подошел к двери и распластался по стене.

Рокси уже хотела войти в кладовку, но вдруг замерла от страха, вспомнив про Джейми. Она прислушалась. К счастью, она не услышала скрипучих половиц в коридоре возле его комнаты. Зато уловила еле заметный шорох и поняла, что неизвестный приближается к ним.

Видя, что она все еще в спальне, и понимая, что ночной посетитель уже у двери, Эрик отчаянно замахал рукой, приказывая ей лечь на пол.

Только она успела это сделать, как дверь медленно раскрылась, и Рокси увидела высокий темный силуэт и какой-то серебристый отблеск. У незваного гостя револьвер! Какой у него длинный ствол, подумала она и тут же сообразила, что это глушитель. Что-то похожее она видела в кино.

Послышалось несколько тихих свистящих звуков и после каждого — негромкий хлопок, как будто кто-то шлепал по подушке. Потом кто-то удивленно ахнул, что-то упало на пол и через комнату мелькнула одетая в черное фигура. Рокси вскочила, зажгла свет и увидела, что Эрик и незнакомец в лыжной маске приняли стойку, словно два каратиста из телевизионного боевика. Револьвер валялся на полу у самой двери, а в подушках виднелись круглые дырки там, где раньше лежали они с Эриком.

В следующую секунду Эрик схватился с неизвестным. Опрокинулся стул, за ним последовал столик у окна.

Рокси услышала топот ног на лестнице, и страх за Джейми охватил ее с новой силой. Обойдя дерущихся мужчин, она выбежала в коридор и столкнулась со вторым незнакомцем в черном.

— Ни с места, дамочка, — приказал он, направив ей в грудь револьвер.

— Рокси! — испуганно закричал Джейми, подбегая к ним.

Незнакомец обернулся на крик.

Не успев даже задуматься, Рокси изо всех сил толкнула его и сбила с ног. Револьвер отлетел в сторону. Рокси схватила вазу со столика в коридоре и ударила нападавшего по голове в тот самый момент, когда тот попытался подняться. Он со стоном снова упал на пол.

— Вы целы? — спросил Эрик, выскакивая из спальни.

— Что случилось? — спросил Джейми со страхом.

— К нам залезли двое грабителей, но мы с ними справились, — спокойно ответил Эрик. Он взъерошил мальчику волосы. — Похоже, у нас получилась хорошая команда.

Рокси потянулась к выключателю на стене коридора.

Эрик перехватил ее руку.

— Лучше не зажигать света, а то вдруг у этих парней были еще приятели. Вы одевайтесь, а я пока их свяжу. Потом мы поедем в город и вызовем полицию. — Он снова потрепал Джейми по волосам. — Ты ведь сумеешь одеться в темноте?

— Конечно, — ответил мальчик.

— Иди, — приказал Эрик. Он обернулся к Рокси: — Мне нужен фонарик и несколько пар колготок.

— Фонарик в тумбочке с моей стороны кровати, в самом низу, — ответила она через плечо, вбегая в комнату. Пока она вытаскивала из ящика колготки, Эрик нашел фонарик и выключил лампу.

— Теперь одевайся, — велел он.

К тому времени, как она натянула джинсы, спортивную фуфайку и туфли на резиновой подошве, Эрик уже связал человека в коридоре и теперь возился с тем, что валялся без сознания в спальне. Рокси видела, как он стащил с незнакомца лыжную маску и внимательно посмотрел ему в лицо. Она поняла, что он сделал то же самое и с тем, что был в коридоре.

— Я готов, — сказал Джейми, появившись в дверях.

Эрику понадобилась еще минута, чтобы накинуть рубашку и надеть спортивные туфли, затем он подобрал оба револьвера и, держа их наготове, стал спускаться впереди Рокси и Джейми вниз по лестнице.

Грузовичок стоял перед домом. Эрик знаком приказал Джейми и Рокси прижаться к стене в прихожей, а сам выглянул из ближайшего окна. Никого не увидев, он закрыл глаза, прислушался и, к своему большому облегчению, снова услышал цикад.

— Похоже, там никого нет, — сказал он. — Но на всякий случай я сначала пойду заведу грузовик, а потом вы бегите к машине и как можно скорее влезайте внутрь.

От мысли, что его могут ранить, внутри у Рокси что-то сжалось. Она тронула его за руку, не для того, чтобы привлечь внимание, а просто чтобы прикоснуться к нему.

— Будь осторожен, — попросила она.

— Осторожность — мое второе имя, — ответил Эрик, которому была приятна ее тревога.

— Что-то не верится, — озабоченно пробормотала она, когда он выскользнул из дома и двинулся к грузовику.

Джейми крепче сжал ее руку.

— С ним ничего не случится. Он знает, как лучше. Нужно только делать, как он говорит.

Доверчивый голос мальчика подтвердил подозрения, которые появились у Рокси в последнее время. Джейми очень привязался к Эрику. Как мальчик перенесет расставание? Об этом будем думать, когда придет время, решила она. А пока нужно сосредоточиться на том, как бы убраться отсюда подобру-поздорову.

Мотор грузовика разорвал тишину ночи.

— Пошли, — Джейми дернул ее за руку.

Они бегом проскочили от дома до грузовика и забрались внутрь. Эрик тут же нажал на газ, и они на полной скорости помчались в город.

— В этот раз я вам помог, правда? — спросил Джейми, переводя взгляд с Рокси на Эрика.

Все трое сидели одни в кабинете Кларка Макмерфи, шефа полиции города Зефир. Из большого окна, предназначенного для наблюдения за работой главной секции полицейского участка, Рокси видела, как тот что-то сказал по радио, и догадалась, что начальник полиции переговаривается с патрульной машиной и работниками «скорой помощи», которых он направил на ферму. Теперь она снова обратила свое внимание на Джейми.

— Конечно, ты нам помог.

— Ты вел себя замечательно, — подтвердил Эрик, тепло улыбаясь. Мальчик улыбнулся в ответ, и Рокси вдруг заметила, что загнанное выражение в его глазах, которое не исчезало, несмотря ни на какие уверения, что он не виноват в том, что случилось с его родителями, — это выражение теперь исчезло. Сегодняшняя страшная ночь, оказывается, помогла Джейми оправдаться в собственных глазах.

— Правда, правда, ты вел себя замечательно, — сказала Рокси и поцеловала его в щеку.

Эрик выглянул в окно. Видя, что шеф полиции все еще разговаривает по радио, он сказал:

— Я позвоню Тобиасу. Он устроит вас с Джейми в безопасном месте, пока мы будем разбираться с этим делом.

Рокси кивнула, глядя, как Эрик нажимает кнопки телефона. Эти люди не были грабителями. Они пришли убить ее и Эрика. Джейми, вероятно, убили бы тоже. Интуиция, говорившая, что опасность угрожает Эрику в настоящем, не обманывала. Если бы с Джейми что-то случилось из-за того, что Рокси не прислушалась к своему внутреннему голосу, она никогда бы себе этого не простила.

Хотя Рокси ничем не упрекнула Эрика, он видел ее напряженное лицо и догадался, что она мысленно клянет себя на чем свет стоит за то, что впустила его в свою жизнь. Он и сам бы чувствовал то же самое на ее месте. Но сделанного не воротишь. Голос Хейгена в трубке напомнил ему о цели звонка.

— Это Эрик Бишоп, — сказал он. — Сегодня на ферме произошло покушение на убийство. Мне нужно убежище для жены и сына. — На мгновение его поразило, как естественно прозвучали эти слова: жена и сын. — Я не знал, кому еще позвонить. Может быть, Тобиас сможет связаться с кем следует?

— Тобиас будет рад, что вы позвонили, — ответил Хейген. — Где вы сейчас?

— В полицейском участке города Зефир, — ответил Эрик и добавил: — Сообщите Тобиасу, что на ферме остались двое связанных мужчин. Начальник полиции отправил туда за ними «скорую помощь» и нескольких полицейских.

— Оставайтесь с семьей на месте. За вами приедут, — сказал Хейген и дал отбой.

Когда Эрик опускал трубку на рычаг, в кабинет вошел начальник полиции и еще один офицер.

— Я надеюсь, вы не возражаете, — сказал Эрик. — Мне нужно было позвонить.

— Нет проблем, — ответил начальник. — Мои люди нашли ваших взломщиков надежно связанными и в полубессознательном состоянии. Их перевезут в больницу.

— Они могут быть опасны и без оружия. — Эрик повторил то, о чем уже предупреждал шефа полиции, как только они приехали. — Надеюсь, вы распорядились, чтобы ваши люди соблюдали осторожность и ни в коем случае не снимали с арестованных наручники.

— Мои люди — профессионалы, — хладнокровно ответил начальник. Потом обратился к Джейми с отеческой улыбкой: — Я думаю, ты не откажешься от стаканчика содовой. Иди-ка с лейтенантом Нолан, — он кивнул в сторону женщины-полицейского, которая вошла вместе с ним. — Она нальет тебе водички.

Джейми вцепился в руку Рокси:

— Мне не хочется пить.

— Не бойся, иди с лейтенантом, — стал уговаривать его Эрик, догадываясь, что у шефа полиции есть какие-то вопросы, которые он не хочет задавать при мальчике.

Рокси поддержала Эрика:

— Мы просто сделаем заявление для начальства. Иди.

Когда Джейми неохотно поднялся, Эрику снова стало тревожно за него и за Рокси. Повернувшись к лейтенанту Нолан, он кивнул на окно:

— Вы могли бы держаться с ним так, чтобы моей жене все время было его видно? Она много пережила сегодня, и я не хочу, чтобы она волновалась.

Лейтенант взглянула на своего шефа.

— Держите мальчика там, где Рокси сможет его видеть, — распорядился тот.

— Спасибо, — сказала Рокси, радуясь, что Джейми будет у нее на виду. Но, наверное, Эрик просил об этом потому, что и сам хотел приглядывать за мальчиком. Значит, опасность все еще не миновала!

Как только за лейтенантом Нолан и мальчиком закрылась дверь, шеф полиции уселся за свой стол и пристально посмотрел на Эрика.

— Вы не все мне рассказали о случившемся. Это оружие... — он кивнул на два револьвера, лежащие у него на столе. — Слишком уж оно навороченное для простых взломщиков. По правде сказать, я никогда еще не видел, чтобы взломщики пользовались глушителями. Мои люди говорят, что подушки на кровати были все в дырках.

— Возможно, во время работы в военной полиции я нажил себе нескольких врагов, — ответил Эрик уклончиво.

Начальник взглянул на Рокси:

— Вы и Мод в своем приюте делали хорошее дело, но некоторые из ваших ребят так и притягивают к себе неприятности. — Он снова обратился к Эрику: — Я вижу здесь почерк профессионалов. Ваш послужной список чист, но это не значит, что сами вы чисты. Не хочется думать, что вы втянули Рокси в какие-то рискованные дела.

Эрик расправил плечи.

— Я — законопослушный гражданин и ни за что не вернулся бы в Зефир, если бы подозревал, что за мной тянутся неприятности.

Зазвонил телефон. Начальник полиции поднял трубку, не сводя с Эрика подозрительного взгляда.

— Я сказал — ни с кем меня не соединять! — рявкнул он. Вдруг его челюсти напряглись. Если он и хотел что-то еще добавить, то не успел и стал внимательно слушать. Затем буркнул: — Я скажу своим людям, чтобы они вас ожидали, — и повесил трубку.

Рокси тревожно смотрела, как шеф полиции изучает Эрика в напряженном молчании.

— Что-то случилось? — спросила она наконец, не в силах больше выносить нарастающее напряжение.

Начальник нажал кнопку селектора:

— Позвоните в больницу. Скажите нашим, что за арестованными приедут двое агентов ФБР. — Шеф отпустил кнопку и снова уставился на Эрика. — Полагаю, ваш звонок не имел к этому никакого отношения?

В ответ Эрик только пожал плечами. Про себя же отметил, что у Тобиаса, как видно, все еще много друзей, которые готовы действовать без промедления по первому его слову.

— Ну ладно. Будем считать, я покупаюсь на ваше утверждение, что вы находитесь по эту сторону закона. Скажите-ка, много еще таких типов, по-вашему, может явиться в наши края? — осведомился шеф. — Не скажу, чтобы я очень беспокоился за вас. Вы явно в состоянии сами позаботиться о себе. Но мне бы не хотелось, чтобы Рокси с мальчиком пострадали. Или чтобы кого-то еще из жителей вверенного мне района задела шальная пуля.

— Я договорился, что нас с Рокси и Джейми переправят в другое место, — заверил его Эрик.

Шеф полиции удовлетворенно кивнул.

Эрик жестко посмотрел на него:

— Я собираюсь написать в заявлении, что это просто ограбление, совершенное парочкой антиобщественных типов с садистскими наклонностями.

— А федералы, должно быть, подтвердят ваши слова, уверяя, будто гонялись за этой парочкой чуть ли не по всем штатам? А может, они и разговаривать-то со мной не станут.

Не зная, как будет вестись дело, Эрик снова пожал плечами.

Начальник еще раз посмотрел на Эрика долгим взглядом, потом перестал хмуриться.

— Если к рассвету вы покинете мой участок, мне плевать, что вам или им угодно говорить об этом. Для меня дело закрыто.

— Спасибо, — ответил Эрик.

Начальник взглянул на Рокси:

— Я думал, у тебя хватит ума не ввязываться в такие дела... уж не знаю, какие там они на самом деле.

Мысленно Рокси сокрушенно вздохнула, но отступать было поздно.

— Я уверена, все будет хорошо, — сказала она, стараясь укрепить свое пошатнувшееся мужество.

Начальник с сомнением покачал головой и снова нажал кнопку селектора:

— Фрэн, зайди сюда, прими заявление от мистера и миссис Бишоп о нападении грабителей на их ферму.

Через час Джейми, Рокси и Эрик покинули Зефир на вертолете, который прислал Тобиас. Их доставили на частное летное поле в нескольких милях к западу от города, где они пересели на маленький самолет.

— Тобиас велел привезти вас к нему в поместье, — сообщил пилот, как только они поднялись на борт. — Кто-нибудь съездит на ферму за вашими вещами. Было решено, что вас нужно как можно скорее переправить в безопасное место.

— Спасибо, — ответил Эрик.

Пилот кивнул и скрылся в кабине.

— Простите меня за все это, — сказал Эрик Рокси и Джейми, когда самолет поднялся в воздух.

Сидя между ними, Джейми взял их обоих за руки.

— Мы — команда, — сказал он гордо.

Рокси не могла не признать, что пережитое приключение благотворно сказалось на мальчике. Такими мыслями она пыталась отделаться от угрызений совести за то, что втравила его в подобную историю.

— Вряд ли на свете найдется много женщин, у которых была такая бурная брачная ночь, — сострила она, решив ради Джейми вести себя так, как будто ей все нипочем.

Эрик понял бы, если бы они злились на него. Он сам не мог себе простить, что навлек на них смертельную опасность. Конечно, не нарочно. Он был уверен, что ему уже ничего не грозит. Тем не менее они оказались в опасности, причем именно из-за него. Но оба, по-видимому, не держали на него за это зла, и какое-то странное чувство шевельнулось у Эрика в глубине души. Впервые в жизни он понял, что такое иметь семью, на которую можно положиться в трудную минуту.

Глянув на Джейми сверху вниз, он увидел, что мальчик уже дремлет, вымотанный событиями минувшей ночи.

Понизив голос, Эрик сказал Рокси:

— Я очень благодарен тебе, ты так великодушно приняла все это.

— Ты же не виноват, что я не прислушалась к предостережению, — ответила она. — Я правда думала, что выйти за тебя — самый лучший способ решить нашу с Джейми задачу.

Вот тебе и «чувство семьи», зло подумал Эрик. Рокси не на него сердится, она корит себя за то, что допустила ошибку. Сомневаться не приходится: как только она добьется опеки над Джейми, а Тобиас поможет разобраться с возникшей угрозой, она тут же заберет Джейми и увезет как можно дальше от Эрика. Но ведь они так и планировали, напомнил себе Эрик: он поможет им и исчезнет из их жизни. Он сам этого хотел. Он не любил, когда его что-то связывало, и не хотел вечно беспокоиться о родных, остающихся дома, пока он ездит на задания. Это могло притупить реакцию, помешать ему справляться с работой. Эрик откинулся на спинку сиденья и задремал.

Вспоминая о триаде, Рокси исподтишка разглядывала жесткую линию его подбородка. Если бы они с Джейми не справились со вторым нападавшим, скорее всего, Эрик сейчас был бы мертв. Эта мысль потрясла ее до глубины души, и она вдруг поняла, что ей хочется его защищать не меньше, чем маленького Джейми. Она поняла и еще кое-что. Сейчас, сидя рядом с ним, она чувствует себя защищенной. Кажется нелогичным, но это так. Вероятно, у меня просто шок, и я чувствую себя в безопасности, потому что мы удаляемся от тех людей, рассудила она. Потом усталость сморила и ее, и она тоже задремала.

* * *

Рокси смотрела, как распахнулись створки высоких чугунных ворот, пропуская автомобиль, забравший их в небольшом частном аэропорту. Въезжая на обсаженную деревьями аллею, она заметила у ворот маленький коттедж привратника. Затем впереди появился громадный, трехэтажный кирпичный дом в викторианском стиле. Обернувшись к Джейми, она увидела на его лице отражение собственного восторга. Она видала такие дома по телевизору, но никак не ожидала, что когда-нибудь сможет пожить в одном из них.

Покосившись на Эрика, она не заметила на его лице ни малейшего удивления и поняла, что он привык вращаться в таких кругах, о которых она никогда и не мечтала.

— Моя домоправительница, миссис Гиббонс, приготовила закуски к завтраку, — сказал Тобиас, подходя поздороваться с ними, как только они вышли из машины. — Вам нужно подкрепиться, а потом принять ванну и немного отдохнуть.

Входя в столовую вслед за Тобиасом, Рокси думала, что не голодна, пока до нее не долетел аромат горячей еды. Тут она поняла, что просто умирает с голоду.

Пока они ели, Тобиас поддерживал вежливую беседу, говорил о том, как он рад, что они пережили ночное происшествие без потерь, и выразил надежду, что поездка была приятной. Он держался абсолютно непринужденно, как будто они просто по-дружески заехали к нему в гости. Но как только завтрак закончился, поведение Тобиаса неуловимо изменилось. За маской вежливого хозяина дома угадывалось легкое нетерпение.

— Миссис Гиббонс проводит вас и Джейми в ваши комнаты, — сказал он. — Нам с Эриком нужно переговорить, а потом он тоже присоединится к вам.

И снова Рокси почувствовала, что ей страшно не хочется расставаться с мужем. Возьми себя в руки, девочка, выговаривала она самой себе, приходя в отчаяние оттого, что даже события этой ночи не могли умерить ее растущее чувство к нему. Ей хотелось, чтобы Джейми рос в надежной, стабильной обстановке. Если она останется с Эриком, этого не будет. К тому же о том, чтобы остаться с Эриком, речь вообще не идет. Он не собирается заводить постоянную семью. И думать об этом забудь, приказала она себе, поднимаясь по лестнице вслед за миссис Гиббонс.

Убедившись, что Рокси и Джейми в надежных руках, Эрик прошел за Тобиасом в кабинет.

— Полагаю, вы имели некоторое отношение к тем федералам, которые приехали и забрали арестованных, — сказал он, как только они остались одни.

Тобиас кивнул:

— Я привел в действие свои связи. Я ведь сам тебя завербовал. Если нападение как-то связано с тем, чем ты занимался, пока работал в Отряде, то это — моя ответственность.

Эрику стало легче от сознания, что Старик будет помогать ему.

— Я уверен, что в спальне схватился с тем же типом, который подстрелил меня в аэропорту три года назад.

Тобиас кивнул.

— Это, безусловно, имеет какое-то отношение к делу Сьюзен Ирвинг.

— Но почему они ждали так долго? Почему их заказчик, кто бы он там ни был, не приказал убрать меня раньше?

— Может быть, они только сейчас узнали, что ты остался в живых. Мы же распустили слух о твоей смерти.

— А может быть, никто их не нанимал, — предположил Эрик. — Может, мой киллер каким-то образом узнал, что недовыполнил работу, и как профессионал решил выплатить свой долг Сьюзен.

— В этом случае он убрал бы тебя, но не стал бы пытаться убрать и Рокси. За нее ему никто не платил.

— Вы правы, — согласился Эрик.

— Ты сейчас в состоянии встретиться с нападавшими?

Эрик не мог скрыть своего удивления:

— Они здесь?

— Недалеко отсюда. — Тобиас приоткрыл французское окно. — Они просили о встрече со мной. Агенты, которые их забрали, заявили, что везут их в Вашингтон, а привезли сюда. На некоторое время они исчезнут из обращения.

Возле дома Эрик увидел джип и Хейгена за рулем.

Оставив позади аккуратно подстриженные сады, они поехали по старой проселочной дороге для лесовозов, которая состояла в основном из канав и рытвин. Когда машина выехала на полянку, Эрик увидел взлетную площадку для вертолетов, а неподалеку от нее — вход в бетонный бункер, устроенный под холмом.

При входе их встретили двое в штатском. Эрик знал, что это правительственные агенты, но даже не пытался угадать, в каком именно подразделении они работают.

— Которого вы хотите видеть сначала? — спросил один из них, обращаясь к Тобиасу как к старшему по званию.

Тобиас обернулся к Эрику:

— Тебе выбирать.

Эрик заглянул в глазок первой двери и увидел безобидного на вид молодого человека, который ранил его несколько лет назад, а прошлой ночью пытался довершить начатое. Он сидел за столом посреди комнаты, положив ноги на стол, с таким безмятежным видом, словно у него не было в жизни ни единой заботы. Почувствовав, что за ним наблюдают, он посмотрел в сторону двери. Глаза его были холодны, как зимняя ночь.

— Сначала с этим, — сказал Эрик.

— Его имя — Элвин Карр, — сообщил один из агентов, прежде чем открыть дверь. — Похож на мальчишку, но на самом деле ему тридцать два года. К суду не привлекался, но соответствует описанию одного профессионала в розыске Интерпола. От них уже кто-то едет за ним через Атлантику.

Когда Тобиас и Эрик вошли в комнату, Элвин поднялся на ноги.

— Наконец-то! Не дождешься вас.

— Почему ты хотел говорить со мной? — спросил Тобиас. — По-моему, мы с тобой раньше не встречались.

Элвин бросил на него злобный, нетерпеливый взгляд:

— Потому что только вы можете помочь мне, и вы это знаете.

— Меня удивляет, что ты так веришь в мои возможности после того, как мне не удалось защитить Сьюзен Ирвинг. Ты ведь помнишь мисс Ирвинг? Ты на нее работал.

Элвин осклабился.

— Она бросала вам кое-какие крохи, чтобы вы думали, будто она идет вам навстречу. Просто тянула время. Она была уверена, что ловкий мистер Ка-Вэ ее вытащит. А того не понимала, что была для него уже отработанным материалом. Она засветилась и ей было слишком много известно. Уж я-то знаю этого парня. Он каждым из нас пожертвует в любой момент, так что давайте договоримся. Я расскажу вам все, что знаю, а вы поможете мне исчезнуть.

— Ладно. Но мне нужно полное имя, а не инициалы.

— Не знаю я его имени. Ка-Вэ означает Компьютерный Волшебник. Сьюзен так его называла. Она сказала, что мне не обязательно знать его имя и вообще о нем. Только она встречалась с ним напрямую. Даже после ее смерти он общался со мной лишь по телефону и при этом изменял свой голос при помощи электроники.

— Тогда почему ты для него опасен? — спросил Тобиас.

— Он не любит оставлять концы. А я знаю, что он существует. Этого достаточно.

— Но мне нужно за что-то ухватиться. Может быть, ты все это выдумал, чтобы облегчить свое положение.

— Если я все выдумал, то откуда узнал про Бишопа? Черт, даже Сьюзен не знала его настоящего имени. Мы знали только его агентурное. Все указывало на то, что я достал свою мишень. С чего бы мне было не поверить, что свидетельство о смерти, которое вы состряпали, настоящее?

— Может быть, ты что-то учуял и стал копать дальше. Ты же профессионал, и тебе заплатили за его смерть. Если он все еще жив, значит, твоя работа осталась невыполненной.

— Я-то считал, что работа выполнена, — проворчал Элвин. — А вот мистер Ка-Вэ — нет. Он никому не доверяет. Он пошарил в регистратуре, нашел одного санитара, которому нужны были деньги, и узнал от него, что в ту ночь, когда якобы умер Бишоп, из больницы вывезли какого-то пациента в очень тяжелом состоянии. Тогда он стал проверять частные клиники, куда вы могли его засунуть. Так как я знал объект в лицо, он заставил меня лично осмотреть каждого пациента, поступившего в ту ночь, когда из больницы вывезли загадочного больного. Я убил несколько дней, но все-таки нашел его.

— Почему ты не убрал Бишопа сразу, как только нашел? — спросил Тобиас.

— Господин Волшебник хотел, чтобы дело Сьюзен Ирвинг закрыли. Чтобы решили, что с ее смертью все закончилось. Он подключился к компьютерной системе в клинике и поэтому знал, что Бишоп находится в коме. — Элвин перевел взгляд на Эрика. — Он рассчитывал, что вы в конце концов сами помрете. Когда вы очнулись, он сразу сообщил мне. Он читал вашу историю болезни и знал, что у вас амнезия, что вы ничего не помните о последних месяцах перед выстрелом. Ну и велел мне выждать и приглядывать за вами. Я должен был подстроить несчастный случай, чтобы ваша смерть сошла за естественную. Он приказал мне действовать осторожно. Говорил, что, даже если вы начнете что-то вспоминать — то, о чем он не хотел, чтобы вы вспомнили, — была такая вещь, что вы поначалу и не сообразили бы, какое она имеет значение. Так что мы с Джазом следили за фермой. Мистер Ка-Вэ надавал нам всяких хитрых подслушивающих устройств, которые работают на расстоянии. Все шло просто отлично. — Элвин вдруг гадко ухмыльнулся. — А потом вы вдруг взяли и позвонили Тобиасу насчет этой чокнутой, на которой женились, и ее дурацких карт Таро.

Эрику пришлось сделать большое усилие, чтобы не рявкнуть, что его жена никакая не чокнутая. Вместо этого он сухо заметил:

— По-видимому, твой мистер Ка-Вэ не так скептически, как ты, относится к гаданию на картах.

Ухмылка Элвина стала шире.

— Не в картах дело, а в том, что вы с Тобиасом оказались друзьями, да еще вы собрались у него работать. Тут господин Волшебник и задергался. Он велел нам кончать вас побыстрее. Он знал историю Джейми Джордана. И велел нам убрать вас с бабой в брачную ночь, а револьвер оставить на месте. Рассчитал, что полиция обвинит мальчишку. Они подумали бы, что он увидел, как вы с ней кувыркаетесь, вспомнил тот случай из детства и стал палить, думая, что спасает ее, а в результате убил вас обоих.

— Душевный парень, — пробормотал Эрик с сарказмом.

— Как его найти? — спросил Тобиас.

Элвин пожал плечами:

— Не знаю. Знаю одно: если кто и может защитить меня от него, так это вы. Я уговор выполнил, теперь и вы выполняйте. Я хочу начать с чистого листа. Чтобы у меня было новое имя, новое лицо, все по высшему разряду.

— Извини. Этого я не могу сделать.

Элвин застыл, потрясенный.

— Вы же слово дали!

— А я скрестил пальцы. Кроме того, ты не сообщил мне никакой полезной информации.

— Я слыхал, что вы порядочный человек. Тобиас свирепо сверкнул на него глазами:

— Ты пытался убить одного из моих людей, и не один раз, а дважды. На твоем месте я бы сознался в убийствах, совершенных в Европе, человеку из Интерпола и надеялся, что власти США согласятся передать тебя ему.

На лице Элвина появилось паническое выражение.

— Не важно, в какой части света я буду. Если у них там есть компьютеры, он сумеет меня найти.

— Ну, тогда молись, чтобы я нашел его раньше, — ответил Тобиас. — Если вспомнишь что-нибудь ценное, дай мне знать.

— Я рассказал вам все, что знаю, — пробурчал Элвин. — Рассказал все честно. За вами должок.

В ответ Тобиас только дал Эрику знак постучать в дверь, чтобы их выпустили из комнаты.

Затем они побеседовали с напарником Элвина, но Перси Коннерсон, более известный под кличкой Джаз, знал еще меньше, чем Элвин. И так же сильно боялся человека, на которого они работали.

— Получается, три года назад я упустил самую крупную шишку, — ворчал Тобиас, когда они возвращались домой. — Но торговля наркотиками и кражи боеприпасов на наших военных базах временно прекратились. Когда они начались снова, мы все решили, что это работа каких-то новых предприимчивых господ, никак не связанная с деятельностью Сьюзен.

Эрик не слушал, как Тобиас занимается самобичеванием. Он пытался вспомнить что-нибудь о последних месяцах перед тем, как впал в кому. Но они по-прежнему были окутаны туманом.

— Иди отдыхать, — приказал ему Тобиас, когда они наконец добрались до дома. — Я подбирал себе людей с сильной волей, так что загипнотизировать тебя никто не может. Но бывает еще самогипноз. Когда твой мозг немного отдохнет, попробуем применить аутотренинг — возможно, это поможет тебе вспомнить, что же такое ты знаешь.

Эрик не стал спорить. Он очень устал, но, кроме того, хотел убедиться, что Джейми и Рокси устроены хорошо.

Миссис Гиббонс отвела его в крыло дома, предназначенное для гостей.

— Вот это доставили, пока вас не было, — сказала она, указывая на чемодан, стоявший возле одной двери, и два чемодана — возле другой. И добавила, показывая на дверь, у которой стоял один чемодан: — Там ваш сын. У вас с женой другая комната. Я велела пока не вносить чемоданы, чтобы не беспокоить миссис Бишоп и вашего сыночка.

Эрик поблагодарил ее. Он внес чемодан в комнату мальчика и несколько минут стоял, глядя на спящего малыша. При мысли о том, что могло из-за него случиться с ребенком, его лицо потемнело. Убедившись, что малыш спокойно спит, Эрик вышел из комнаты.

В своей общей с Рокси комнате он поставил чемоданы на пол и задержался возле кровати, глядя на Рокси. Мысленно он дал клятву покончить с этой историей без вреда для нее и Джейми, а потом навсегда убраться с их дороги. К несчастью, от клятвы остался горький привкус. Войдя в ванную, он неожиданно для себя обнаружил, что прикидывает, нельзя ли найти более безопасную работу, которая не подвергала бы риску его семью. Сердясь на себя, Эрик залез под душ. Никакая другая работа не будет ему по сердцу. К тому же он давно решил, что семейная жизнь — не для него, и был почти уверен, что после прошедшей ночи Рокси всецело с ним согласна.

Как только бумаги, передающие ей законные права на Джейми, окажутся у нее в руках, Эрик распрощается с нею и вернется к своему привычному занятию: будет и дальше спасать мир от нехороших парней. Мысль о возвращении к работе и о возможности снова стать самому себе хозяином должна была бы подбодрить его. Но горечь не проходила.

— Я просто устал, — пробормотал он про себя. — И все у меня болит, — добавил он, задев мочалкой один из синяков.

Через несколько минут Эрик тихонько скользнул под одеяло, стараясь не потревожить Рокси. Вспомнив, как они любили друг друга, он почувствовал искушение разбудить ее, но подумал, что в данный момент ей вряд ли захочется заниматься с ним любовью. Может, и никогда больше не захочется. Любая страсть остынет, если брачная ночь заканчивается стрельбой.

А Рокси проснулась, как только он вошел в комнату. Как будто и во сне она ждала его. Зная, что Эрик наверняка очень устал, она не шевелилась, пока он не вышел из душа и не лег в постель. Но дальше не могла сдерживать свое любопытство, повернулась к нему, опираясь на локоть, и спросила:

— Что происходит?

От волнения и тревоги ее голос прозвучал немного резко.

Заметив это, Эрик решил, что долго сдерживаемый гнев наконец вырвался наружу. Ну что ж, он это заслужил. Стараясь говорить ровным тоном, он сказал:

— Я думал, ты спишь.

— Я спала, но теперь не сплю. И хочу знать, что происходит, — требовательно повторила Рокси.

Эрик знал, что если правдиво ответит на ее вопрос, то только оправдает ее гнев, но выбора не было. Не хотелось врать или как-то приукрашивать правду.

— Человек, который вломился в нашу спальню, — тот самый, кто стрелял в меня три года назад. По-видимому, Тобиас что-то упустил. — Эрик нетерпеливо нахмурился. — Я что-то знаю, а кто-то не хочет, чтобы я это вспомнил. Когда я немного посплю, Тобиас хочет попробовать со мной какую-то методику аутотренинга.

Самоосуждение, звучавшее в его голосе, разрывало Рокси сердце.

— Ты все вспомнишь, — попыталась она утешить его.

Пораженный тем, что она не осыпает его упреками, Эрик пристально посмотрел ей в лицо. К еще большему своему удивлению, в свете дня, просачивающемся сквозь занавески, он увидел только сочувствие к нему.

— Честное слово, я ужасно жалею, что втянул тебя и Джейми в такую историю.

Рокси хотела бы рассердиться на него, но не могла. Он навлек на них опасность не нарочно. Да к тому же, если бы их с Джейми там не оказалось, скорее всего, он погиб бы, а она не могла вынести даже мысли об этом.

— Знаешь, как говорила Мод... если жизнь подсовывает тебе целую корзину лимонов, сделай лимонад. — Она криво улыбнулась. — Я лично представляю себе лимонный пирог со взбитыми сливками.

— Спасибо тебе за понимание, — сказал Эрик благодарно. — Обещаю, вы с Джейми будете в полной безопасности.

— Я тебе верю. — Рокси вдруг поняла, что это чистая правда. Тут она заметила синяки у него на плече и нахмурила брови. — Ты ранен!

— Просто несколько ушибов. — Тревожная нотка в ее голосе доставила ему огромное удовольствие. Она всякому бы посочувствовала, сухо напомнил он себе.

В тот вечер Рокси провела долгую беседу с самой собой, преимущественно на тему о том, что не следует позволять себе все больше привязываться к Эрику. Но ведь это так естественно — утешить человека, возразила она мысленно.

— Хочешь, я их поцелую, и тебе станет легче? — вырвалось у нее.

— Мне всегда было интересно, правда такой способ помогает или это просто бабушкины сказки, — ответил он, удивившись ее предложению. Пусть она великодушно отнеслась к его роли в опасном приключении, но он не сомневался, оно убило в ней всякое желание близости с ним.

Она легонько поцеловала его в плечо.

— Ну что, лучше стало?

От ее губ по его плечу расходилось тепло.

— Кажется, да.

— Где еще у тебя болит?

— Вот здесь. — Он отбросил одеяло и показал какую-то точку у себя на груди.

Рокси поцеловала это место, потом стала описывать поцелуями постепенно расширяющиеся круги. Несмотря на все, что произошло за последние несколько часов, она чувствовала, что быть с ним — невероятно правильно. А может быть, подумала она, просто-напросто мои гормоны, раз проснувшись, наверстывают все упущенное за годы вынужденной спячки. Какая бы ни была причина, он вызывал у нее такую же пылкую страсть, как и прежде.

— Совершенно ясно, физический контакт с заботливой особью женского пола заметно снижает болевые ощущения, — хрипло сказал Эрик, обхватив Рокси и притягивая поближе к себе.

— Всегда рада помочь. — Прокладывая дорожку из поцелуев, она нашла его губы.

Эрик забыл усталость, безнадежные попытки вспомнить события, предшествовавшие его ранению. Он не мог думать ни о чем, кроме как о ее нежной коже под своими руками и уютном тепле ее тела.

Рокси еще раз для порядка напомнила себе, что ради безопасности Джейми и своей собственной следовало бы как можно скорее расстаться с Эриком. Но пока это время не пришло, рассудила она, можно немножко побаловать себя. Позабыв обо всем, наслаждаясь тем, как поет ее тело в его руках, она отдалась своему горячему желанию.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Рокси проснулась, когда Эрик уже одевался, взглянула на часы и нахмурилась.

— Ты спал всего часа два.

— Случалось обходиться и меньшим. — Эрик застегнул брюки и посмотрел на нее. — Я не успокоюсь, пока я не буду точно знать, что вы с Джейми вне опасности.

И значит, уберемся из твоей жизни, как только нехорошие ребята будут пойманы, мысленно договорила Рокси, и внутри у нее все сжалось. Она увидела следы усталости и напряжения на его лице. Должно быть, ему не терпится снять два камня со своей шеи. Пытался сделать доброе дело, но провалил его и теперь должен исправить содеянное, считая при этом, что чем скорее от них избавится, тем лучше для него.

Глядя вслед уходящему Эрику, Рокси подумала, что он хороший человек и как жаль, что он избрал не тот жизненный путь, по которому они с Джейми могли бы идти вместе с ним. Она решительно сжала зубы. Нечего жалеть о невозможном. Он избрал свою дорогу, а она — свою. А что еще важнее — он не любит ее и не полюбит.

— И я тоже не влюблена в него и не собираюсь влюбляться, — заявила она вслух, сбросив одеяло и выбираясь из кровати.

Распаковав один из чемоданов, она широко раскрыла глаза от удивления. Среди одежды и туалетных принадлежностей лежала коробочка с картами Таро! Должно быть, Эрик говорил Тобиасу про карты и как они ей дороги. Рокси знала, что многие считают гадание на картах придурью, и краска залила ей лицо.

— Ну и пусть, у каждого есть свои маленькие причуды, — пробормотала она себе под нос и принялась одеваться.

Прежде чем спуститься вниз, она заглянула в комнату Джейми и обнаружила, что его нет. Открытый чемодан на полу свидетельствовал, что Джейми нашел себе чистую одежду. Спустившись по лестнице, Рокси встретила хорошенькую молодую шатенку с зелеными глазами, приблизительно свою ровесницу.

— Наверное, вы Рокси Бишоп, — сказала незнакомка, приветливо протягивая руку. — А я Эспер Лоутон, внучатая племянница Тобиаса и его бухгалтер.

— Рада познакомиться с вами. — Пожимая протянутую руку, Рокси заметила, что женщина держится очень по-дружески. Она вдруг сообразила, что и все остальные принимают ее и Джейми как желанных гостей. Видимо, у Тобиаса гостеприимный дом. — Вы не видели здесь маленького мальчика?

— Джейми? Видела, — улыбнулась Эспер. — Идемте. — Она повела Рокси по коридору, говоря: — Надеюсь, вы не рассердитесь. У нас здесь особенно нечем занять ребенка, так что я научила его играть в компьютерную игру. Он очень быстро соображает. Видно, у него технический склад ума.

— Я и не знала. У нас на ферме из современной техники был только телевизор, которому уже семь лет, — ответила Рокси.

Когда она вошла, Джейми оглянулся, оторвавшись от экрана. Его глаза блестели.

— Эспер сказала, что расскажет мне все-все про компьютеры!

Рокси хотела было предупредить, что они здесь долго не задержатся, но не смогла испортить ребенку радость. Впервые в жизни он вел себя как обычный десятилетний мальчик. Ну, не совсем обычный, мысленно поправилась она. Большинство мальчиков, выросших в обычной семье среднего достатка, оробели бы в таком доме, но он, видимо, чувствовал себя здесь совершенно свободно. И тут ее поразило еще одно открытие. Она и сама чувствовала себя здесь легко и уютно! После того как тебя едва не убили, всякое надежное убежище покажется уютным, объяснила она себе, а вслух сказала:

— На дворе компьютерный век. Хоть кто-то из нас должен что-то знать о компьютерах.

Джейми кивнул и вернулся к игре.

— Вы пропустили ланч, — сказала Эспер. — Я скажу Гретхен, чтобы приготовила вам что-нибудь поесть.

Вдруг Джейми снова повернулся к Рокси, широко улыбаясь.

— Гретхен — это кухарка Тобиаса. Она немножко страшноватая, но не кусается, а только лает, так сказал мне Тобиас.

Эспер по-приятельски подмигнула мальчику, потом опять обратилась к Рокси:

— Хотите сандвич с ростбифом? А если вы вегетерианка, кажется, у нас осталось немного сладкого пирога.

— Я найду себе что-нибудь, — ответила Рокси, которую смущала такая забота.

Эспер скептически хмыкнула.

— Гретхен строго охраняет свою территорию.

— Ну, тогда пусть будет сандвич с ростбифом, — сдалась Рокси.

— Кофе? Содовой? Соку? Майонез? Помидоры? Салат? — спрашивала Эспер, берясь за трубку телефона.

— С майонезом, с помидорами и салатом. И кофе с молоком.

Эспер передала ее заказ кухарке.

— Вам подадут в гостиную. — Она отвела Рокси в комнату и остановилась у двери. — Теперь я вас оставлю. У меня много работы. — Улыбнувшись на прощание, Эспер ушла.

Рокси стояла, оглядываясь по сторонам. Маленькая комната, обставленная в викторианском стиле, дышала достоинством и старомодным очарованием. Огромные вазы с розами наполняли воздух нежным ароматом, и Рокси вдруг представились дамы в нарядах начала века, сидящие здесь за чаем.

— Я поставил в этой комнате мебель моей мамы, — сказал Тобиас, подходя к ней. — Поскольку сам я всю жизнь прожил холостяком, это единственное помещение в доме, где чувствуется женская рука. Надеюсь, вам здесь будет спокойно. Вы столько пережили в последнее время.

— Здесь чудесно.

Он дружелюбно улыбнулся:

— Я вижу, ваши вещи добрались до вас.

Рокси снова вспыхнула:

— Да, спасибо.

— Садитесь, пожалуйста. — Он предложил ей кресло. Когда Рокси подчинилась, он тоже сел на козетку. — Надеюсь, вы не сочли за вольность, что я включил в список вещей ваши карты.

Рокси насторожилась: не прячется ли под маской любезности насмешка? Нет, ничего похожего. И все-таки ей было неловко признаваться малознакомому человеку, что она обращается за советом к картам.

— Нет, конечно. Наоборот, я очень благодарна, что вы про них вспомнили. Это нечто вроде фамильной реликвии. Мне спокойнее, когда я знаю, что они со мной.

— Так они долгое время принадлежали вашей семье? — Тобиас улыбнулся еще приветливей. — Антиквариат — мое хобби. Вы разрешите мне взглянуть на них?

— Они не старинные. Я считаю их семейной реликвией, потому что их сделала для меня прабабушка.

— Так это оригинальное творчество? Как интересно...

— Не совсем оригинальное. Она скопировала колоду, которая была у ее матери. — Рокси уже жалела о своей разговорчивости.

— Значит, можно смело предположить, что женщины вашей семьи обращаются к картам Таро уже много поколений? — На лице Тобиаса отразился вежливый вопрос. — Надеюсь, вы не считаете меня слишком любопытным. Дело в том, что Эрик упоминал о вашем гадании на картах, и это меня очень заинтересовало. У вас в роду все женщины гадают?

— Не все. — Рокси беспокойно заерзала в кресле; она была уверена, что он просто старается помочь ей освоиться в незнакомом доме.

Лицо Тобиаса приняло более серьезное выражение.

— Я знал очень влиятельных людей, которые обращались за советом к гадалкам и ясновидящим.

Поняв, что его интерес неподдельный, Рокси почувствовала себя немного лучше.

— Должно быть, у вас талант, — продолжал Тобиас. — Эрик — большой скептик, но даже он прислушался к предостережению ваших карт настолько, что сказал мне об этом.

Рокси нахмурилась:

— Я неверно истолковала указание на близкую угрозу.

— Одна старая цыганка говорила мне, что карты не могут предсказать будущее. Они лишь помогают разглядеть те силы, которые окружают каждого человека.

Рокси внимательно посмотрела на него:

— Вы разбираетесь в этих вещах гораздо лучше, чем большинство людей.

Он пожал плечами.

— Я всегда интересовался тем, что как-то связано с шестым чувством, или, как выражаются ученые, с экстрасенсорным восприятием. Мне очень бы хотелось увидеть ваши карты.

В этот момент появилась горничная с завтраком для Рокси.

Тобиас подождал, пока она передвинула столик поближе к Рокси и переставила на него тарелки с подноса, а потом сказал:

— Принесите, пожалуйста, деревянную коробочку, которая прибыла вместе с вещами миссис Бишоп.

— Слушаю, сэр, — ответила женщина и исчезла.

— Ешьте, — приказал Тобиас.

Разговор о картах смутил Рокси и заставил ее забыть о голоде. Но, увидев перед собой еду, она снова вспомнила, что проголодалась, и, не заставляя себя долго упрашивать, набросилась на сандвич.

Тобиас, задумчиво улыбаясь, откинулся на спинку кресла.

— Я расскажу вам один секрет, если вы пообещаете не выдавать его.

Рокси стало любопытно: наверное, он хочет рассказать ей что-то об Эрике.

— Обещаю.

— Моя прапрабабушка утверждала, что наша родословная восходит к древним друидам. Вот у кого, как предполагают, были огромные экстрасенсорные способности.

Рокси с трудом сумела скрыть свое удивление. Она вспомнила, что он профессиональный сыщик; может быть, провел расследование и выяснил, что ее прабабушка, которая подрабатывала гаданием, утверждала, что ведет свое происхождение от друидов? Рокси всегда была уверена, что прабабушка говорит об этом исключительно ради рекламы, но однажды и бабушка подтвердила, что они действительно происходят от друидов и доказательство тому — их способность гадать на картах. Рокси очень любила и уважала Фей Суэйн и потому поверила, что в ее словах есть доля истины. Но сейчас она сильно подозревала, что Тобиас просто подначивает ее, проверяет, вдруг у нее и правда винтиков не хватает.

— Мне казалось, что всех друидов истребили.

— Так пишут в учебниках истории. Но я не считаю, что нужно безоговорочно верить всякому печатному слову. Трудно поверить, чтобы такое знание можно было полностью стереть из памяти. Мне представляется более вероятным, что они спаслись, эмигрировав в другие земли.

Вскоре появилась горничная с коробочкой, в которой лежали карты. Рокси заметила, что Тобиас обращался с ними очень уважительно, вынимая их из коробки и внимательно рассматривая.

— Прекрасная работа, — сказал он через несколько минут.

Рокси заставила себя есть спокойно, как будто ее нисколько не волновало, что он держит карты в руках. Но в глубине души она была рада, что он оставил на них свой отпечаток. При первой же возможности она раскинет карты и посмотрит, что они расскажут.

Тобиас протянул ей колоду, словно прочитал ее мысли:

— Погадаете мне?

Рокси не устояла перед искушением проверить, играет он с нею или говорит серьезно. Она взяла карты и разложила их перед собой. Расположение карт говорило о человеке большой внутренней силы. Вслух она сказала:

— Вы придаете большое значение семье, честности и верности. Кроме того, вас окружает аура тайны и интриги. Опасность подбирается к вам из темноты, но у вас хорошая защита. Вы обладаете большой властью. И еще: вы человек, которому я могу доверять.

— Я надеюсь, что вы будете иметь в виду это последнее обстоятельство, если когда-нибудь вам понадобится помощь, — сказал Тобиас. Затем он поблагодарил ее и ушел.

Рокси долго сидела неподвижно, уставившись в карты. Легче всего было бы объяснить мотив тайны и интриги характером его работы. Но Рокси нутром чуяла, что такие качества заложены в самом этом человеке.

— Правда, с Эриком чутье меня подвело, — напомнила она себе. А действительно ли подвело? Или же она пренебрегла настойчивыми предостережениями, потому что в глубине души хотела этого? — У меня не было выбора, — буркнула она. — Мне нужна была его помощь.

Кроме того, была еще и триада. Хотя она и триаду истолковала неверно. Это означало защиту не для Джейми, а для Эрика. И все-таки она не могла жалеть о принятых решениях. В результате получилось много хорошего. Но в будущем, пообещала она себе, я буду вести себя более благоразумно.

Из гостиной Рокси отправилась в спальню, чтобы убрать карты. Эрик тоже был там, он умывался холодной водой.

— У тебя совсем измученный вид, — сказала она, когда он кончил вытираться и она увидела его осунувшееся лицо и темные круги под глазами.

— Я пытался что-нибудь вспомнить при помощи аутотренинга, — ответил он.

— А выглядишь так, как будто с кем-то дрался.

Он поморщился.

— Я слишком старался. Хейген велел мне сделать перерыв.

После разговора с Тобиасом о семье у Рокси появилась новая причина для беспокойства.

— Мне надо позвонить своим, рассказать им, что случилось и что у меня все в порядке, пока они не узнали обо всем от кого-нибудь другого.

— Позвони, но не разговаривай дольше двух минут, — ответил Эрик. — Их телефон может прослушиваться. Я почти уверен, что тот, кто за мной гоняется, догадывается, что я здесь, но незачем оповещать его об этом.

Кивнув, Рокси набрала номер, а Эрик тем временем растянулся на кровати.

После очень короткого, иносказательного разговора Рокси повесила трубку и заколебалась, не лечь ли ей рядом с ним. Ей этого хотелось... так хотелось, что в мозгу зазвенел тревожный звоночек. Она слишком уж полюбила его общество.

— Пойду посмотрю, как там Джейми, — сказала она.

Эрик тоже подумывал, не позвать ли ее к себе в постель, но это вряд ли помогло бы ему вспомнить прошлое, а именно в этом состояла главная задача на данный момент. Но и остаться в одиночестве не хотелось: его грызло беспокойство. Он поднялся с кровати:

— Я пойду с тобой.

Они нашли Джейми внизу, он был занят тем, что перелистывал компьютерные меню.

— Здесь есть такие мировые штучки, — сказал он, оторвавшись на секунду от экрана, когда заметил их.

Эрик и Рокси немного постояли и ушли, оставив Джейми продолжать свои исследования. В коридоре Рокси оглянулась и озабоченно нахмурилась.

— Как ты думаешь, может, у Тобиаса найдется бейсбольный или баскетбольный мяч? Мне бы не хотелось, чтобы Джейми слишком засиживался за компьютером.

— Хейген говорил, что в здании по ту сторону дворика есть гимнастический зал и крытый бассейн. Мы можем пользоваться ими, когда захотим, — ответил Эрик.

— Замечательно. Я рада, что Джейми понравился компьютер, но не хочется, чтобы он превратился в бледного заморыша, который всю жизнь проводит в Интернете и общается только с такими же компьютерными фанатами.

И вдруг в мозгу Эрика начал возникать какой-то образ, он становился все ярче и отчетливей. Эрик схватил Рокси в объятия и крепко прижал к себе.

— Благодаря тебе и Джейми я, кажется, начинаю вспоминать что-то очень важное.

Стиснутая его руками, Рокси вдруг ощутила необыкновенную радость. Даже когда он уже выпустил ее и поспешно зашагал прочь, сердце Рокси все еще взволнованно стучало. Она ему помогла! Просто удивительно, как приятно было это сознавать.

Она и Джейми помогли ему, поправил ее внутренний голос. Она снова вспомнила триаду.

— Даже не мечтай, чтобы вам так и остаться втроем, — приказала она себе вслух.

— Если вас что-то беспокоит, может, станет легче, если вы поговорите с кем-то еще, кроме себя? — послышался женский голос.

Рокси обернулась и увидела Эспер в дверях одной из соседних комнат.

— Я просто задумалась о том, как тяжело, наверное, быть замужем за одним из оперативников Тобиаса. Без конца будешь беспокоиться, не грозит ли ему опасность, — честно ответила Рокси.

— С этим как-то свыкаешься.

Голос Эспер прозвучал так, словно она знала, о чем говорит. Рокси повнимательнее присмотрелась к ней. На пальце у Эспер она увидела обручальное кольцо и спросила:

— А ваш муж работает у Тобиаса?

— Да. И вы правы, я тяжело переживаю из-за его работы. Но я люблю его. И не представляю себе жизни без него.

— Надеюсь, речь идет обо мне. — К ним подошел высокий темноволосый мужчина.

Глаза Эспер засияли.

— Я как раз вышла встречать тебя.

Она бросилась ему на шею, явно позабыв обо всем на свете.

Они поцеловались, и Рокси поняла, что они очень любят друг друга. Если бы и Эрик любил ее... Рокси не стала додумывать эту мысль до конца. Он ее не любит, незачем даже думать об этом. А то еще вообразит, будто ее физическое влечение имеет более глубокие корни, и тогда ей будет еще больнее, когда придет время расставаться.

Пока Рокси стала случайной свидетельницей возвращения домой Гарта Лоутона, Эрик отыскал Тобиаса.

— Я кое-что вспомнил, — сказал он. — Может, это ничего и не значит, но увязывается с разговорами о компьютерных волшебниках.

Тобиас звонком вызвал Хейгена.

— Послушаем, — сказал он, как только Хейген явился.

— После того как я инсценировал свою смерть, Сьюзен приехала в Калифорнию, чтобы лично встретиться со мной и договориться о системе сообщений, которую никто не смог бы разгадать. Я должен был увидеться с нею в одном маленьком кафе в Лос-Анджелесе, знаете, таком, со столиками на улице. Времени у меня было полно, а Сьюзен сказала, что это очень важная встреча, так что я пришел за два часа до назначенного срока, чтобы осмотреть местность. Минуты через две появилась она и села за один из столиков. Она пришла так рано, что я засомневался, не ошибся ли во времени. Я уже хотел подойти к ней, когда появился этот парень. В очках с толстыми стеклами, на плече у него был футляр с ноутбуком, в нагрудном кармане — пластиковый пенал, набитый карандашами и ручками. Рубашка застегнута не на ту пуговицу, штаны — на размер больше, чем нужно. На ногах драные кеды, один был обмотан серой изолентой, чтобы не развалился. Типичный компьютерный маньяк... слишком уж типичный, если подумать.

— Ты можешь точнее описать его? — спросил Тобиас.

— Рост — шесть футов, может быть, на дюйм больше, стройный, чисто выбритый, с выдающейся челюстью, угловатые черты лица, густые светлые волосы, завязанные в хвостик.

Тобиас нетерпеливо кивнул.

— Судя по описанию, он нам незнаком. Нужно будет пригласить художника, чтобы сделал фоторобот. Что же было дальше?

— Когда он подошел к столику, Сьюзен улыбнулась. Я удивился, что она позволила ему подсесть к ней, но потом решил, что он показался ей забавным и она хотела скоротать время до назначенной встречи. У нее вообще было необычное чувство юмора. Но мне не хотелось, чтобы мы с ней слишком долго светились в одном и том же месте. Я пошел к ее столику и встретился с ней глазами. Она помахала мне рукой. Тот парень нахмурился, ну как если бы подумал, что закадрил ее, а оказалось, что ничего подобного. Он злобно посмотрел на меня, встал так быстро, что чуть не опрокинул столик, и зашагал прочь. Я тогда решил, что он боится столкновения с ревнивым дружком девушки. Но вполне возможно, он просто не хотел, чтобы я рассмотрел его как следует. Сьюзен очень смешно рассказала, как он клеился к ней с фразочками вроде: «Спорим, мы с вами могли бы здорово поработать на компьютере» и «Пошли ко мне, посмотрим мою персоналку?». Потом мы с ней поговорили о деле и расстались. Я ни разу больше и не вспомнил про того типа до сегодняшнего дня.

— А теперь ты думаешь, что это мог быть наш мистер Ка-Вэ? — спросил Тобиас.

— Вполне возможно. Может быть, они решили, что успеют поговорить до моего прихода. Сьюзен не ожидала, что я явлюсь на два часа раньше.

— Звучит правдоподобно, — согласился Тобиас. Он повернулся к Хейгену: — Самое время испробовать ту новую программу и посмотреть, сумеем ли мы составить приличный портрет нашего компьютерного маньяка.

Когда они приступили к делу, Эрик вдруг нахмурился:

— Тут что-то не так. Линзы в очках были очень толстые, но я видел его глаза так ясно, как будто смотрел через простое стекло.

— Фальшивые очки? — предположил Хейген.

Эрик кивнул.

— А если очки фальшивые, значит, и все остальное могло быть фальшивым. Я же говорю, слишком уж он типичный. Такой маскарад объясняет и усмешку Сьюзен.

— Это было бы вполне в духе нашего осторожного мистера Ка-Вэ, — согласился Тобиас.

— Итак, убираем очки и, может быть, длинные волосы и сосредоточимся на линии подбородка и чертах лица, — сказал Хейген.

— Точно, — подтвердил Эрик.

Два часа спустя Эрик отправился на поиски Рокси и Джейми. Он нашел их за компьютерной игрой.

— Ну как, вспомнил? — спросила Рокси, уже угадав ответ по более спокойному выражению его лица.

— Чутье говорит мне, что вспомнил, — ответил он. — Тобиас отправил наш фоторобот надежным людям. Пока от них не придет ответ, мне остается только расслабиться и радоваться жизни. Вот я и подумал — если вы оба способны оторваться от компьютера, мы могли бы устроить пикник на берегу озера. Хейген говорит, что оно находится за садом, примерно в полумиле отсюда.

— А можно будет поудить рыбу? — с надеждой спросил Джейми. — Мы с Рокси всегда ходили по вечерам на рыбалку, когда переделаем всю домашнюю работу.

— Желание семьи для меня закон, — ответил Эрик.

Забрав на кухне корзину с провизией и прихватив рыболовное снаряжение из запаса, который Тобиас держал для гостей, все трое не спеша отправились по широкой тропинке, ведущей к озеру. Джейми бежал впереди, время от времени останавливаясь, чтобы рассмотреть какое-нибудь интересное растение или насекомое. Озеро было небольшое, но одно из самых красивых, какие ей довелось видеть: неправильной формы, со множеством маленьких бухточек, вдававшихся в рощицы, которыми была покрыта вся здешняя холмистая местность. Чтобы удобнее было подходить к воде, Тобиас расчистил от деревьев часть берега и выстроил причал. Вдоль берега шла тропинка, но большая часть вермонтского леса вокруг озера оставалась нетронутой.

Рокси разложила одеяло на траве у причала и принялась распаковывать провизию, пока Джейми и Эрик доставали удочки и выбирали наживку.

Джейми торопливо поел, потом схватил удочку и сетку и побежал к причалу.

— Хорошо ты это придумал, — сказала Рокси, глядя вместе с Эриком, как мальчик забрасывает удочку.

Эрик улыбнулся.

— Я подумал, что обязан немножко вас развлечь. Прошлой ночью вам пришлось довольно туго.

— Ну, потрепали-то только одного тебя, — уточнила она.

На сердце у него потеплело от заботы в ее глазах. Вот так, думал он, переводя взгляд с нее на Джейми, я всегда представлял себе счастливую семью.

— Здесь так мирно. Совсем как вечером на ферме, — сказала Рокси.

— Там я впервые почувствовал, что кому-то нужен. — Эрик вдруг сжал челюсти. Даже и это было недолго. Он снова вспомнил, какое разочарование испытал, когда вернулся на ферму в тот единственный раз и понял, что его время там прошло. Он никогда больше не захочет испытать подобное. Рокси и Джейми никогда не будут по-настоящему «его» семьей. Просто на данный момент он им нужен.

Рокси видела, как каменело его лицо.

— Наверное, у тебя было трудное детство.

Он пожал плечами, словно это не имело большого значения.

— У каждого в жизни бывают трудности. — Он скорчил гримасу. — Кажется, я и вас с Джейми ими обеспечил. Как только буду уверен, что вы в безопасности, я выметусь.

Рокси кольнуло сожаление. Не будь идиоткой, укорила она себя. Он никогда и не собирался остаться навсегда, это во-первых, а во-вторых, мне самой не нужен такой муж, за которого постоянно придется бояться. Но сожаление осталось. Твердо решив думать только о настоящем, Рокси откинулась на траву и стала смотреть, как облака проплывают над вершинами гор.

— Во всяком случае, ты нашел для нас прелестное местечко, чтобы переждать эти неприятности.

Эрик мысленно погладил себя по головке. Она так легко приняла его намерение уйти из ее жизни — ясно, что ей совсем не хочется продолжать их знакомство. И он этого не хочет, добавил он, еще раз напоминая себе о своем решении; жена и дети помешают ему в работе.

— Место чудесное, — согласился он.

Вдруг Рокси резко села. В следующую секунду она уже была на ногах и мчалась к причалу. Увидев, что Джейми. спокойно удит рыбу, она остановилась как вкопанная.

— Что случилось? — спросил Эрик, подбегая к ней.

— Разве ты не слышал детский плач? — выдохнула Рокси. Звуки рыданий прекратились, не успела она пройти и двух шагов. Но она все еще всматривалась в чащу леса, оглядывала берега озера, пытаясь отыскать источник этого жалобного плача.

— Нет, не слышал. — Видя испуг на ее лице, он попытался успокоить ее: — Может быть, ты на минутку задремала и это тебе приснилось?

Рокси глубоко вздохнула, стараясь успокоиться.

— Наверное, так и было, — согласилась она. Но плач был слышен так отчетливо! — Джейми, — крикнула она, — ты не слышал только что какой-то звук, похожий на детский плач?

Джейми обернулся, застыв с удочкой в руках.

— Нет. — В его голосе послышалась тревога. Джейми побежал было к ним, но Рокси махнула ему рукой:

— Ничего, ничего. Можешь ловить дальше.

Джейми кивнул и вернулся к своим удочкам.

Рокси долго еще стояла на берегу и смотрела на воду. Джейми снова с ней. Значит, детский плач не должен больше ее преследовать. Но плач был какой-то другой. Рокси была уверена, что на этот раз слышала, как плачет маленькая девочка, и тут же рассердилась на себя. Разве можно по плачу определить пол ребенка?

— Ты прав. Должно быть, я задремала и мне успел присниться кошмар, — сказала она не столько Эрику, сколько себе самой.

Ее все еще преследуют воспоминания о потерянном ребенке, подумал Эрик. Он ощущал ее боль, как свою собственную, и ему страшно захотелось защитить ее, облегчить ее муки. Он по-дружески положил ей руку на плечо:

— Может, пойдем к Джейми?

Рокси кивнула. Она заставила себя сосредоточиться на рыбалке.

Эрик укладывал в сетку третью рыбину, пойманную Джейми, когда к ним подошел Хейген.

— Гретхен сказала, что она приготовит на завтрак всю рыбу, какую мы поймаем, — взволнованно сообщил мальчик. — Хотите, я и для вас поймаю одну?

Хейген улыбнулся.

— Как-нибудь в другой раз. Эрику тоже придется отложить рыбалку.

— Тобиас напал на след того типа? — спросил Эрик, сразу насторожившись. Он передал Рокси сетку с рыбой и повернулся к Хейгену.

— Нет пока. Но в Калифорнии — точнее, в Лос-Анджелесе — сейчас открывается большая компьютерная выставка. Тобиас считает, что наш друг может там оказаться, и хочет, чтобы мы съездили туда. Ты будешь искать нашего приятеля, а мы с Гартом тебя прикроем.

Джейми просунул свою ручку в руку Эрика.

— Мы с Рокси тоже тебе понадобимся. Мы же команда.

— В другой раз. — Эрик потрепал мальчика по волосам. — А сейчас мне нужно, чтобы вы двое остались здесь, в безопасном месте.

— Но мы хотим с тобой, — настаивал Джейми, крепче схватившись за руку Эрика.

Рокси была потрясена тем, как крепко мальчик привязался к Эрику. А еще больше ее поразило, что ей и самой очень хотелось поехать с ним. Но интуиция подсказывала, что это желание неразумно. Может, ей просто хочется защитить своего мужа?

— Понимаешь, Эрику нельзя беспокоиться еще и о нас, — сказала она мальчику. — Он должен думать только о том, как поймать негодяев.

— К тому же он будет в гриме, — добавил Хейген. — Ты его даже не узнал бы, а я ни на минуту не буду спускать с него глаз.

Эрика глубоко тронула забота ребенка. Эй, не раскисай, приказал он себе. Мальчик останется с Рокси. Эрик высвободил руку и, наклонившись, заглянул Джейми в лицо.

— Я на тебя рассчитываю. Позаботься о Рокси, пока я не вернусь.

— Обещаю, — твердо ответил мальчик, довольный, что у него будут свои обязанности.

— До скорого, — сказал Эрик, выпрямляясь.

Рокси молча кивнула. Она так боялась за него, что почти не могла говорить. Но когда Эрик направился к дому вместе с Хейгеном, поняла, что не может отпустить его, так ничего и не сказав. Она побежала за ними по тропинке и догнала их уже у самого сада.

— Я только хотела напомнить: будь осторожен, — сказала Рокси в ответ на вопросительный взгляд Эрика.

— Я всегда осторожен, — заверил он. Ему было приятно, что она смотрела на него с такой заботой.

— Когда ты говорил, что ведешь опасную жизнь, я и не представляла, как это страшно, — услышала Рокси собственные слова.

Радость Эрика мгновенно померкла — он не хотел, чтобы она боялась за него.

— Я знаю, что делаю.

— Наверное, ты так думал и тогда, когда тебя подстрелили, — сгоряча выпалила Рокси.

Он нетерпеливо нахмурился.

— Это совсем другое дело. Тогда меня не прикрывали друзья.

Рокси смутилась и густо покраснела. Она торопливо заговорила, стараясь скрыть свои чувства, прорвавшиеся в необдуманной реплике:

— Извини. Я становлюсь сварливой занудой. Просто из-за всех этих передряг у меня нервы на пределе.

Он легонько поцеловал ее в нос.

— Скоро я вернусь, целый и невредимый.

Она говорила совсем как жена, думал он, снова шагая к дому. Но эта мысль не принесла ему радости. Если даже у Рокси появились какие-то чувства к нему, было бы нечестно взваливать на нее постоянную тревогу, в которой неизбежно пришлось бы жить его жене. Ни одна женщина не смогла бы вечно терпеть это, так что вполне возможно, что как только он привыкнет возвращаться в дом, где его ждут, то однажды найдет записку, где будет сказано, что она не могла больше выдержать и нашла себе человека с более спокойной работой.

Он уходил, а Рокси едва сдерживала жгучие слезы — слезы страха. Да, не такая обстановка в семье нужна ей и Джейми. Чем скорее они расстанутся с Эриком Бишопом, тем лучше. Но пока она говорила себе это, острая боль не отпускала ее.

— Если он бесподобен в постели, это еще не значит, что он может затуманить мне мозги, — бормотала она про себя, отказываясь признавать, как глубоко успела привязаться к нему.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Рокси долго лежала, вглядываясь в темноту. Засыпала она теперь с трудом. Без Эрика в постели было очень одиноко. Она уговаривала себя, что просто беспокоится, но в конце концов пришлось признать, что ужасно скучает по нему. Она принялась в тысячный раз напоминать себе, что они договаривались только о временных отношениях. Но от этого стало еще хуже.

Скрепя сердце Рокси признала, что ее чувство к нему становится все сильнее, но упорно продолжала искать причину в боязни того, что ей не удастся найти другого мужчину, который принял бы ее, несмотря на шрамы и бесплодие.

Наконец, почти убедив себя, что, хотя Эрик Бишоп очень ей нравится, она в него не влюблена, Рокси уснула. Но скоро опять проснулась, теперь уже дрожа всем телом, со слезами на глазах. Ее разбудил сон... очень яркий: маленькая девочка стояла рядом с двумя могилами, безудержно всхлипывала и протягивала ручки к Рокси. И что самое удивительное — во всем этом было нечто смутно знакомое.

Рокси провела рукой по волосам. Просто воображение разгулялось, решила она и приказала себе: «Спать!»

Она опять задремала, и снова ее разбудил плач девочки. Рокси выбралась из кровати, достала свои карты и разложила их. Почти так же складывались карты перед тем, как в ее жизни появился Джейми. Рокси стало страшно — что с ней творится?

Не в силах дольше оставаться в своей комнате, она оделась и спустилась на первый этаж. Ее потянуло в уютную гостиную, где она разговаривала с Тобиасом. Рокси вошла туда, при свете луны отыскала кресло, забралась в него и стала смотреть на темный ночной пейзаж за оконными стеклами. Все тело ее было напряжено, руки дрожали. Ей казалось, что вот-вот снова послышится детский плач.

— Что-то случилось? — раздался в тишине голос Тобиаса.

Рокси оглянулась и увидела его возле двери, в халате, наброшенном поверх пижамы.

— Простите, я не хотела вас беспокоить. — Рокси стало стыдно, что она разбудила его.

— Честно говоря, я почти никогда не сплю больше двух часов подряд. То ли возраст, то ли сказывается моя профессия. Привык спать урывками.

Не включая света, он прошел через всю комнату и устроился в кресле рядом с нею.

— Если вы волнуетесь за Эрика, могу вас успокоить: его надежно охраняют.

— Да, я волнуюсь за него, — призналась она. И вдруг детский плач заполнил всю комнату. Рокси вцепилась в подлокотники кресла так, что костяшки пальцев побелели. — Вы ничего не слышите? — спросила она.

— Уточните, что именно?

Заколебавшись на мгновение, Рокси сказала сдавленным голосом:

— Плач ребенка.

— Нет, не слышу.

От страха слезы потекли у нее по щекам.

— А я слышу. С вечера его слышу. Не понимаю, что со мной делается.

Тобиас похлопал ее по руке.

— Я уверен, существует какое-то разумное объяснение.

Рокси смахнула слезы.

— Хорошо, если так.

— Вы кажетесь мне женщиной, которая абсолютно твердо стоит на земле, — успокоил ее Тобиас.

— Хоть и гадаю на картах Таро?

— Я вам уже говорил, что непредвзято смотрю на эти вещи. —

Рокси необходимо было выговориться. Если даже позвонить родителям или бабушке, она все равно не сможет рассказать им о том, что с нею происходит. Они решат, что она сходит с ума, а ей не хотелось, чтобы они переживали. Хватит и того, что сама она места себе не находит. Остается Тобиас, больше некому, подумала она.

— Вы говорили мне, что ваша семья происходит от друидов. То же говорила мне прабабушка о нашей семье. Она сказала, что мы потому и умеем гадать. Это — наследственное шестое чувство.

— Вы считаете, что из-за этого наследства вам и слышится детский плач? — предположил Тобиас, когда она замолчала.

Рокси покачала головой.

— Не знаю. Когда я была на седьмом месяце, я попала в железнодорожную катастрофу, потеряла ребенка и вообще способность иметь детей. Муж прогнал меня, мне было очень тяжело. И тогда мне начал сниться ребенок, который плакал и звал меня. Родители и бабушка были уверены, что причина этого сна — депрессия. Бабушка решила, что мне будет полезно поработать с детьми, и отправила меня к Мод. Но сны продолжались до тех пор, пока на ферму не привезли Джейми. Когда его забрали, сны начались снова, но теперь во сне я видела его и знала, что нужна ему. — Рокси с трудом перевела дух. — Я была уверена, что все эти сны вызваны потребностью найти замену тому ребенку, которого я потеряла.

— А теперь вы уже не так уверены? — спросил Тобиас.

— Теперь у меня есть Джейми. Значит, такой потребности уже не должно быть. — У нее задрожал подбородок. — Но вот все начинается сначала. Только на этот раз я увидела ребенка, который плачет. Это девочка, она стоит перед двумя могилами, и я могу даже прочесть надписи на каменных надгробиях: «Грейс и Сэм Карлсон». — Рокси назвала даты их рождения и добавила: — Они умерли совсем недавно... в один и тот же день. Двенадцатого августа.

— Двенадцатое августа... пять дней назад, — заметил Тобиас.

Рокси жалобно смотрела на него.

— Я не понимаю, откуда такие сны. Я совсем не знаю этих людей, только имена.

— Может быть, вы слышали по радио или видели по телевизору какой-то репортаж в связи с Карлсонами? Или читали о них в газете?

Рокси покачала головой.

— Вряд ли. А может, и да. Нет. Мне кажется, я бы запомнила, раз это произвело на меня такое впечатление, что даже снится по ночам. И потом, в репортажах обычно не указывают даты рождения, правда?

— Не указывают. — Тобиас включил лампу, нашел блокнот и карандаш. — Погодите считать себя сумасшедшей, давайте я сначала наведу справки и выясню, существуют ли эти люди в действительности.

Рокси широко раскрыла глаза.

— Вы думаете, они могут существовать на самом деле?

— Джейми же существует на самом деле, — сказал он спокойно. — Очевидно, у вас очень силен материнский инстинкт. Возможно, пережитые несчастья еще обострили ваши врожденные способности, и теперь вы чувствуете на расстоянии детей, каким-то образом связанных с вашим родом, если они в этот момент переживают эмоциональную травму и. нуждаются в вашей помощи.

— Вы хоть понимаете, как дико это звучит? — спросила Рокси.

— Я долго живу на свете, — ответил он отеческим тоном. — И как говорил вам уже дважды, научился смотреть на вещи непредвзято.

— Наверное, лучше уж быть ясновидящей, чем сумасшедшей.

Тобиас попросил еще раз повторить имена и даты и записал их. Потом ободряюще улыбнулся ей:

— Я сам этим займусь. А вам посоветовал бы лечь в постель и постараться немного отдохнуть.

Возвращаясь к себе, Рокси вдруг решила, что он просто потворствует ей, дожидаясь, когда вернется Эрик или когда можно будет связаться с ее родными. Страх потерять Джейми пронзил ее холодом. Но если она ненормальная, Джейми будет лучше без нее. Нет, Тобиас искренне уверял ее, что она не свихнулась!

Разве что он и сам псих, вроде меня, подумала она.

Тобиас сидел за компьютером в своем кабинете. Глаза его блестели.

— Выходит, я не ошибся насчет Роксаны Дуган. Это уникальная женщина!

Он наскоро записал в блокнот адрес, выключил компьютер и снова отправился спать.

* * *

На следующее утро, когда Рокси проснулась, перед глазами у нее стоял образ маленькой девочки, которая сидела в кресле и терпеливо чего-то ждала.

— Хоть плакать она перестала, — буркнула Рокси.

В холодных лучах рассвета Рокси стыдно было вспоминать о своей откровенности. Самое разумное объяснение ее фантазий — что она все еще переживает гибель своего ребенка. Но почему ей представляется девочка — вот загадка! Ребенок, которого она потеряла, был мальчиком. Поэтому казалось отчасти естественным, что она слышала во сне Джейми.

— Ну, не то чтобы естественным, но хоть как-то объяснимым, — поправилась она.

Все-таки разговор с Тобиасом в какой-то мере был ей полезен, увещевала она себя. Он немного умерил ее разыгравшуюся фантазию. Девочка во сне уже не рыдает так отчаянно, а если эти видения не прекратятся, нужно будет обратиться к врачу.

В дверь постучали.

— Кухарка жарит рыбу, — донесся до нее голос Джейми.

— Сейчас иду, — отозвалась она.

Спустившись, Рокси обнаружила, что Тобиас собирается завтракать с ними. Она немедленно залилась краской смущения. Тобиас ободряюще улыбался ей, а она гадала: не ждут ли ее за дверью люди со смирительной рубашкой? Во всяком случае, пока он не пригласил их войти. За едой он не упоминал о ночном разговоре. Поздравил Джейми с рыбацкой удачей и вообще все время разговаривал с мальчиком: спрашивал, нравится ли ему учиться в школе и какими видами спорта он интересуется.

Рокси заметила, что Джейми разговаривал с Тобиасом совершенно свободно. Как и она сама. Она-то даже слишком свободно, укоряла Рокси себя.

После еды Джейми встал из-за стола, все еще сияя гордостью добытчика.

— Пойду еще поиграю на компьютере, — объявил он.

— Я с тобой. — Рокси тоже встала.

— Останьтесь на минутку, — вмешался Тобиас, жестом предлагая ей сесть на место.

— Я к тебе потом приду, — сказала она Джейми, медленно опускаясь в кресло. Если только у Тобиаса не припасена снаружи спецмашина, чтобы отвезти меня в ближайшую психушку.

Джейми кивнул и умчался.

— Я проверил имена и даты, которые вы мне назвали, — сказал Тобиас, как только они остались одни. — Все совершенно точно.

Ее начала бить нервная дрожь.

— Сама не знаю, радоваться мне или пугаться. — Она посмотрела на него с тревогой. — А девочка?

— Я поручил одному человеку проверить. О результатах вам сообщу. А пока постарайтесь успокоиться. Очевидно, вы не страдаете галлюцинациями.

— Видимо, нет, — согласилась Рокси. — Но все равно это очень странно.

— Вы по-прежнему слышите плач? — спросил он сочувственно.

— Нет. Как раз перед тем, как проснуться, я видела ее сидящей в кресле, и мне показалось, что она ждет меня.

Тобиас кивнул.

— Скоро мы все узнаем.

Поднимаясь, чтобы уйти, Рокси вдруг вспомнила про Эрика.

— Как там Эрик и остальные? — спросила она.

— Они благополучно прибыли в Калифорнию. — Он взглянул на часы. — Через несколько часов будут на компьютерной выставке. — Он ободряюще улыбнулся. — Эрик в гриме, и у него хорошее прикрытие.

Рокси вспомнила тех двоих с револьверами, которые ворвались на ферму, и ее пробрала дрожь.

— Будем надеяться.

В коридоре она встретила Эспер, которая как раз пришла на работу. Тревожное выражение на лице молодой женщины говорило о том, что Эспер беспокоится за мужа не меньше, чем Рокси — за Эрика.

— Как вы только выдерживаете жизнь с мужем, у которого такая опасная профессия? — спросила она Эспер, шагая с нею рядом.

— Если по-настоящему любишь человека, нужно принимать тот путь, который он выбрал в жизни, — ответила Эспер. Она внимательно посмотрела на Рокси. — Разве вы не знали, чем занимается Эрик?

— Я знала, что у него опасная работа.

— У них все будет хорошо, — убежденно сказала Эспер и заторопилась к себе в кабинет.

— Хотела бы я быть так же уверена, как она и Тобиас, — пробормотала Рокси, мечтая хотя бы услышать голос Эрика по телефону. Ты рассуждаешь, как влюбленная женщина, возмутился внутренний голос. Просто я беспокоюсь за него, возразила она, чувствуя, что это неправда. Сейчас не время влюбляться, попрекнула она себя. У нее и так забот хватает. Незачем еще усложнять себе жизнь.

Но утро тянулось и тянулось, а она никак не могла отвлечься от мыслей об Эрике.

Джейми тоже беспокоился о нем. Он то и дело оборачивался к Рокси:

— У Эрика все будет в порядке, правда?

И каждый раз с убежденностью, которой не чувствовала, она твердо отвечала:

— Да.

Перекрашенный в брюнета, в очках, со шрамом на щеке и с накладным животом, одетый в джинсы, футболку с надписью «Вся власть — хакерам» и потрепанную вельветовую куртку, Эрик Бишоп вошел в просторный выставочный зал; рядом с ним шагал Хейген, Гарт замыкал шествие. Эрик помнил Гарта Лоутона еще со времен работы в Отряде и знал, что он — один из лучших.

За себя Эрик не беспокоился. Перед глазами у него стояли лица Рокси и Джейми. Эрик весь кипел от гнева при мысли о том, что кто-то собирался хладнокровно убить его и Рокси и свалить вину на Джейми. Он доберется до проклятого ублюдка, даже если это будет последнее, что он совершит в жизни!

Выставка была огромная, все крупные компьютерные фирмы и большинство мелких представляли здесь новое оборудование и программное обеспечение. Целых два часа Эрик бродил между стендами.

— Все равно что искать иголку в стоге сена, — ворчал он, упав духом.

— Пойдем выпьем кофе, — предложил Хейген.

Эрик кивнул. Через несколько минут они сидели за столиком и разглядывали прохожих.

— Ты проверил две отсутствующие фирмы? — тихо спросил Хейген в крошечный микрофон, укрепленный у него на лацкане пиджака.

— Одна на днях обанкротилась. Другая просто опаздывает, у них какие-то проблемы с программой, — послышался голос Гарта через миниатюрный микрофон в ухе у Хейгена.

— Есть что-нибудь? — спросил Эрик.

Хейген покачал головой.

— Видали, какую кисочку Харви посадил у своего стенда? — с преувеличенной развязностью спросил приятелей какой-то парень за соседним столиком. — И в деле она разбирается, без дураков. Интересно, где он ее откопал?

— Я нашел ее в колледже, — произнес мужчина, только что присоединившийся к компании.

— Одна из студенток профессора? — спросил еще кто-то.

— Он умеет их подбирать, и обучать умеет, — ответил Харви. — В этом году возле моего стенда больше жизни, чем за два прошлых года, вместе взятых.

— Он сам, наверное, подойдет попозже, — сказал еще один из группы. — Я хотел спросить у него про сбои в моей программе.

Харви покачал головой.

— Гейл, та самая кисочка говорит, у него грипп, в этом году ему придется пропустить выставку.

— Вот черт! — проворчал тот, кто надеялся пообщаться с профессором. — Он гениальный парень. Не понимаю, почему он пропадает в никому не известном техническом колледже, вместо того чтобы работать в какой-нибудь крупной фирме.

— Ему нравится быть самому себе хозяином. Такая уж у него независимая натура, — ответил Харви. — И потом, ему не нужно работать. Он получил большое наследство, а преподает просто потому, что любит молодежь. Он сам мне так сказал, когда я спросил его, откуда у него при учительской зарплате взялись деньги на «ягуар».

Хейген вопросительно взглянул на Эрика.

— Не помешает проверить этого профессора, — сказал Эрик. — Если он не тот, кого мы ищем, не исключено, что сможет того опознать. А если нет, вернемся сюда и продолжим поиски.

Вставая, Хейген задел человека, сидевшего позади него за соседним столиком.

— Прошу прощения, — извинился он, и лицо его озарилось радостной улыбкой. — Харви, вы ли это? — Он обращался к человеку, подошедшему к столику последним. — Мы с вами встречались на торговой выставке в прошлом году. — Он протянул руку. — Джонсон моя фамилия.

— Да-да, конечно. — Харви поднялся и пожал ему руку. Он, конечно, знать не знал Хейгена, но, как всякий хороший бизнесмен, притворился, что помнит его.

— Я только что пришел. Времени, правда, в обрез, — сказал Хейген, — но обязательно хочу посмотреть ваш стенд. Как его найти?

— Номер восемьдесят девять, — заулыбался Харви. — Думаю, он произведет на вас впечатление.

Хейген улыбнулся в ответ.

— Я в этом уверен.

Еще через пару минут они с Эриком стояли перед стендом номер восемьдесят девять. Там за компьютером сидела миловидная брюнетка с пышными формами, в футболке на размер меньше, чем нужно, с логотипом местного технического колледжа на груди.

— Я слышал, вы студентка профессора... — Эрик замялся, как будто никак не мог вспомнить имя. — Ну, того, которого все называют компьютерным гением.

Девушка улыбнулась.

— Это профессор Сетон.

Эрик поправил очки.

— Да, он самый.

Хейген прочел вслух название колледжа, чтобы Гарт мог его услышать.

— Так вот где вас научили так ловко обращаться со всякими клавишами, — сказал он игриво.

Заметив направление его взгляда, девушка нахмурилась.

— Компьютер у нас только для демонстрации. Но если вас интересует первоклассное программное обеспечение, я могу показать, что предлагает наша компания.

— Как-нибудь в другой раз, — ответил Хейген.

Она пожала плечами и адресовала свою улыбку следующему потенциальному покупателю.

— Встретимся снаружи, — сказал Гарт в ухо Хейгену. — Сейчас позвоню, узнаю адрес колледжа и как туда проехать.

Скоро они уже подходили к административному зданию технического колледжа.

— Очень удобно, — сказал Хейген, когда они вошли и увидели застекленный информационный щит с фотографиями сотрудников факультета, под которыми были написаны имена.

На снимке профессор был без очков и с обыкновенной короткой стрижкой, но Эрик сразу узнал своего старого знакомого.

— Сетон — тот, кто нам нужен, — сказал он.

Хейген кивком указал на дверь:

— Уходим, пока он не догадался, что мы его вычислили.

Эрик не двинулся с места.

— Я не допущу, чтобы Рокси и Джейми оставались под угрозой. Пусть он знает, что я его вспомнил и показал другим. Я хочу, чтобы он знал: если хоть пальцем тронет одного из них, будет иметь дело со мной. — Эрик с ненавистью смотрел на фотографию. — К тому же я еще должен ему дать хорошего пинка. Он пытался убить Рокси.

Хейген потянул его за руку.

— Ты гораздо лучше защитишь свою семью, если упечешь этого деятеля за решетку.

Свою семью. Эти слова звенели у Эрика в ушах. Они — не его семья, напомнил он себе. Им нужна нормальная жизнь, а не такая, какую он может им предложить.

— Рокси и Джейми сейчас ничто не грозит, — напомнил Гарт. — К тому же не позже чем через сутки Сетон и так будет в курсе, что мы его нашли. Если этот парень действительно такой гений, он наверняка имеет доступ ко всем публичным информационным системам и ко многим частным тоже. Как только Тобиас обратится к файлам с данными о нем, он об этом узнает.

Эрик понимал, что нужно дать Тобиасу время для действий. Но руки у него так и чесались.

— Когда его будут брать, я хочу в этом участвовать, — прорычал он.

— Обязательно, — пообещал Хейген.

Внезапно с улицы вбежала какая-то студентка, вся в слезах.

— Профессор Сетон погиб! — всхлипнула она, промчалась дальше по коридору и скрылась в одном из кабинетов.

Мужчины переглянулись и быстро последовали за ней. Они остановились около двери. В кабинете другая студентка утешала плачущую девушку, а две женщины постарше растерянно смотрели на них.

— Я как раз подъезжала и вдруг услышала по радио... Это случилось вчера вечером. Он вылетел на том крутом повороте около своего дома, машина упала на пляж и сгорела. Гейл всегда говорила, что он слишком быстро водит... — рассказывала девушка между рыданиями.

Эрик оглянулся на Хейгена и Гарта. В следующую секунду все трое уже шли к машине. Они позвонили Тобиасу, выяснили адрес морга, куда отвезли труп, и имя следователя, который вел это дело.

— Тело сильно разбито и обожжено, — сообщил им патологоанатом. — Первичную идентификацию я провел на основании описания внешности в водительских правах Сетона — рост, вес — и того факта, что машина зарегистрирована на его имя. Сегодня утром один из соседей опознал кольцо и часы, найденные на трупе, — они тоже принадлежали Сетону. Уже к вечеру или завтра я получу его карточку у зубного врача для окончательной идентификации.

Из морга они направились к следователю. По дороге Эрик переглянулся с друзьями:

— Думаете, это действительно его останки?

— Очень уж вовремя все произошло, на мой взгляд, — ответил Гарт, и Хейген согласно кивнул. — Я думаю, он сумел подключиться к одной из линий, которые Тобиас считал надежно защищенными, перехватил свой фоторобот и решил, что пора делать ноги. Если он и правда такой умный, как о нем рассказывают, у него наверняка был припасен план отступления.

— Вот и я так думаю, — сказал Эрик.

Следователь Грин оказался на своем рабочем месте.

— Скэнлон, Лоутон и Бишоп? — осведомился он при их появлении.

Хейген кивнул, вежливо улыбнулся и протянул руку.

— Следователь Грин?

Грин поднялся с места и сердечно пожал им руки.

— Мне только что позвонили и попросили оказывать вам всяческое содействие. Вас интересует гибель Сетона? По-вашему, это могла быть не простая авария?

— Да мы и сами не знаем. Надеялись, что вы позволите взглянуть на ваш отчет и немножко пошарить у него дома, — сказал Хейген, взяв на себя роль парламентера, в то время как Гарт и Эрик держались немного позади.

— Вы знаете о нем что-то, что могло бы мне пригодиться? — поинтересовался Грин.

— Мы подозреваем, что он, возможно, тот человек, которого мы ищем, — ответил Хейген.

— Вы — это ФБР?

Хейген неопределенно пожал плечами.

— Ладно, считайте, что я не спрашивал, — криво усмехнулся Грин. — Меня предупреждали, чтобы я не любопытствовал, но такой уж у меня характер.

— Нам просто нужно проверить, не тот ли это тип, — дружелюбно сказал Хейген, которому не хотелось, чтобы следователь решил, будто они вторгаются на его территорию.

Грин долго и подозрительно смотрел на них, потом пожал плечами.

— У меня работы полный стол. Если это дело вас интересует, оно ваше.

— Мы только хотели глянуть на ваш отчет и порыться у него дома, — повторил Хейген. — Мы не собираемся вас оттирать.

Грин перестал дуться.

— Отчет пока в черновом состоянии, — сказал он, передавая Хейгену папку. — Что касается обыска, я не смог найти никаких родственников, так что, видимо, никто не будет возражать.

Хейген отдал папку Эрику и последовал за Грином, который уже направился к выходу.

По дороге к дому Сетона Эрик просмотрел данные, собранные Грином.

— Тут сказано, что в машине был чемодан.

— Да, похоже, он собирался в какую-то поездку, — ответил Грин. — Должно быть, очень спешил. Наверное, опаздывал на самолет, вот и слетел с обрыва. Когда люди торопятся, они совершают большие глупости. — Он хмыкнул. — Вот, например, моя жена. Когда куда-нибудь опаздывает, всегда запирает ключи в машине.

Эрик должен был признать, что Сетон мог впасть в панику, но интуиция подсказывала, что все не так просто. Судя по тому, что они успели узнать о нем, это человек холодный, расчетливый и вполне уверенный, что может справиться с любой ситуацией.

— Неплохое местечко, — заметил Хейген, когда они затормозили перед домиком на побережье, где жил Сетон.

Грин кивнул.

— Соседи рассказали, что он получил большое наследство. На учительскую зарплату такой дом не купишь, да еще у самого пляжа.

— Дорого? — спросил Хейген.

— Не то слово.

Внутри царил безупречный порядок. В кабинете Хейген присел за компьютер и начал просматривать файлы, а Гарт и Эрик принялись за ящики столов и шкафов.

Грин стоял в сторонке и с интересом наблюдал за ними.

— Если захотите поделиться информацией, буду счастлив послушать.

Видимо решив, что доброжелательное отношение следователя заслуживает некоторой откровенности, Хейген сказал:

— Мы ищем человека, который занимается торговлей наркотиками и кражами боеприпасов.

Лицо Грина просияло от удовольствия, что ему оказано доверие.

— И вы думаете, что этот Сетон мог быть тем самым человеком?

— Возможно, — ответил Хейген.

— Я бы сказал, более чем возможно. — Гарт прикрыл дверь в кабинет. На ее обратной стороне висела мишень для игры в «дартс». К мишени был прикреплен фоторобот, который Тобиас разослал по факсу своим знакомым в ФБР и Интерпол. Портрет был весь в дырках от дротиков, а три дротика еще торчали в нем. — Похоже, мы правильно угадали: он узнал, что мы подбираемся к нему.

— Он испугался, собрал чемодан, помчался в автомобиле сломя голову и свалился с обрыва, — задумчиво подытожил Грин.

— Похоже на то, — ответил Хейген.

После того как они отвезли Грина в полицейский участок, Эрик скептически взглянул на своих спутников.

— Вы же не верите, что в машине действительно был Сетон?

Хейген покачал головой.

— По-моему, нет. Слишком уж ко времени пришлась эта авария. Вероятно, у него был заранее намечен для такой цели какой-нибудь бедолага. Готов поспорить на месячное жалованье, что и записи зубного врача подтвердят, что в машине был Сетон. Пусть он думает, что мы купились на его хитрость. Может быть, обнаглеет и сделает ошибку.

— Ты можешь вздохнуть свободно. — Гарт дружески улыбнулся Эрику. — Если даже он еще жив, ему теперь незачем тебя убивать.

— Да, я могу вздохнуть свободно, — согласился Эрик. Вот все и кончилось. Нужно еще оформить усыновление, но у Тобиаса столько друзей в высоких сферах, что бумаги пройдут все инстанции без сучка, без задоринки и без всякой необходимости его, Эрика, физического присутствия рядом с Рокси и Джейми. Они смогут вернуться на ферму, к своей прежней жизни, а он сможет остаться с Тобиасом и снова заняться отловом нехороших парней. Эрику не удалось избавиться от горького привкуса сожаления, и он вынужден был признаться, что ему будет не хватать Рокси и Джейми.

Можно было бы поступить на работу в местную полицию города Зефир, мелькнула у него мысль, но всю жизнь выписывать штрафы за превышение скорости — это не его стиль. Он будет несчастлив и в конце концов сделает несчастными и Рокси с Джейми. Он хмуро усмехнулся. А согласится ли Рокси вообще жить с ним? Она ясно дала понять, что их отношения — временные. Пускай ей нравится делить с ним постель, но она по-прежнему всячески показывала, что не планирует длительной связи.

Рокси изо всех сил старалась держаться бодро, пока они с Джейми сидели вдвоем за огромным обеденным столом. Было поставлено еще два прибора. Один — для Эспер, которая, как выяснилось, жила в домике привратника и часто обедала вместе с Тобиасом, когда ее муж был на задании. Второй прибор был для Тобиаса. Но оба заперлись в кабинете Тобиаса и велели их не беспокоить.

Тобиас выходил недавно из кабинета и сообщил, что Эрик, Гарт и Хейген напали на след, который ведет в местный технический колледж. Он сказал Рокси, чтобы она не волновалась и начинала обедать с Джейми, не дожидаясь его и Эспер. Эспер помогала ему прослеживать банковские счета того человека. Рокси предложила свою помощь, но Тобиас ответил, что у них все под контролем.

— Эрик поймает этого типа, — сказал Джейми.

По его голосу Рокси поняла, что он пытается подбодрить не столько ее, сколько себя самого. Послышались шаги; в столовую вошли Тобиас и Эспер. Когда она увидела выражение их лиц, у нее отлегло от сердца.

— Можно больше не беспокоиться, — весело объявил Тобиас. — Эрик и вы оба в безопасности. Эрик уже не представляет угрозы для человека, который подослал к нему убийц. Негодяй либо погиб в автокатастрофе, либо исчез и появится где-нибудь с новым лицом и новым именем. Если случится последнее, я буду его поджидать. Если он — профессор Мориарти, то я буду его Шерлоком Холмсом.

— Я поставила бы на вас, — сказала Рокси, заметив твердую решимость в его глазах.

Тобиас широко улыбнулся.

— Спасибо, что верите в меня.

— А когда Эрик вернется? — спросил Джейми.

— К утру, — ответил Тобиас. — Гарт и Хейген останутся в Калифорнии, собирать дополнительную информацию, но Эрик пока официально не работает в моей организации, так что я велел ему возвращаться. — Его взгляд упал на Рокси. — К тому же у него здесь дела.

И снова Рокси подумалось, что Тобиас просто подыгрывает ей, делая все, чтобы Эрик к ней вернулся. И она не может на него за это обижаться.

— А теперь ешьте, — приказал Тобиас, отодвигая стул для Эспер. — Гретхен не терпит, когда хорошая еда пропадает.

Джейми уже подносил вилку ко рту, но вдруг остановился.

— Наверное, как только Эрик вернется, мы опять поедем на ферму.

В его голосе Рокси послышалось легкое разочарование.

— Не сразу, я надеюсь, — ответил Тобиас. Он снова перевел взгляд на Рокси. — Можно мне будет поговорить с вами после обеда?

— Да, конечно, — ответила она, но аппетит у нее вдруг пропал. Не собирается ли он порекомендовать ей хорошего психиатра?

После еды Эспер предложила Джейми сыграть в компьютерную игру. Рокси показалось, что Тобиас заранее договорился об этом с внучатой племянницей. Отношение Эспер к Рокси не изменилось, так что она, видимо, не знала о цели этой беседы.

Когда Эспер и Джейми ушли, Тобиас повел Рокси в гостиную.

— Грейс и Сэм Карлсон погибли в автокатастрофе, — сообщил он, как только они уселись. — В живых осталась дочь, Клер. Ей шесть лет, сейчас она находится в больнице в Балтиморе, штат Мэриленд. После аварии она несколько дней была без сознания. Сейчас уже очнулась и скоро полностью поправится. По-видимому, у нее не осталось близких родственников. По словам соседей, которых расспрашивал мой человек, оба родителя были сиротами. Они познакомились в приюте, полюбили друг друга и поженились. Из больницы уже сообщили в социальную службу.

— Так она существует на самом деле? — Рокси не могла в это поверить.

— Да. — Тобиас продолжил мягко: — Я думаю, вам следует съездить, повидаться с ней. Если у вас возникнет к ней такое же чувство, как к Джейми, я помогу, чтобы вам разрешили удочерить ее.

Сердце Рокси подпрыгнуло от радости: у нее будет предлог продлить свое замужество с Эриком! Но она тут же рассердилась на себя.

— Не знаю, хорошо ли будет просить Эрика дожидаться еще и удочерения.

— Если есть нужные связи, наличие мужа не так обязательно, — ответил Тобиас. — С ним или без него, ребенка в любом случае отдадут вам на воспитание, я позабочусь об этом.

— Вы правда это сделаете?

— У вас такой запас любви, а этому ребенку нужна любовь.

Рокси сжала руки, чтобы они не так дрожали.

— Честно говоря, мне немножко страшно. Вернее, даже очень страшно. Как это может быть, чтобы мне приснился ребенок, которого я никогда в жизни не видела?

— Вы же услышали, когда Джейми звал вас, — напомнил Тобиас.

Рокси вскинула голову.

— Я должна ее увидеть.

Тобиас ободряюще улыбнулся.

— Я обо всем договорюсь.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Рокси проснулась, когда Эрик вошел в комнату. Ее охватили радость и ощущение покоя, полной защищенности. Но тут же задрожал подбородок — не нужно так привязываться к нему. Потом будет больнее.

Раздеваясь в слабых предрассветных сумерках, Эрик вдыхал нежный аромат мыла и шампуня, витающий в воздухе. На кровати под одеялом вырисовывалась фигура Рокси. Он смущенно улыбнулся. Да, это не то что возвращаться в пустую квартиру. Вдруг улыбка исчезла. Смотри, не привыкай! — предупредил внутренний голос. Скоро их пути разойдутся.

Рокси хотела притвориться спящей, но, когда Эрик забрался к ней под одеяло, повернулась, зевнула, как бы просыпаясь, и сказала:

— Я рада, что ты вернулся.

— А я рад, что вы с Джейми в порядке. — Сознание, что она здесь, рядом, сразу взволновало его. Он поцеловал ее в плечо, а потом в губы.

— Наверное, ты совсем без сил, — сказала она, стараясь проявить сдержанность в преддверии расставания.

— Я поспал в самолете. — Он тихонько покусывал ее ухо, но теперь остановился. Непонятно, ведет ли она просто пустую болтовню или же вежливо намекает, что не хочет больше близости с ним. Эрику пришлось собрать все силы, но он вынудил себя остановиться и дал ей возможность самой сделать следующий шаг.

Жар его тела растопил все ее благие намерения. Решив, что может позволить себе наслаждаться их отношениями, пока они еще не закончились, Рокси придвинулась к нему поближе.

— Очень рада это слышать.

Эрика охватило блаженное чувство. Изголодавшись по ней, он провел рукой по ее телу. Вот он коснулся шрамов, и ему безумно захотелось защитить ее от всего на свете. Из-за тебя ее чуть не убили, резко напомнил он себе. Правильнее всего было бы немедленно убраться из ее постели, порвать все отношения. Еще один, последний раз, сказал он себе, когда она поцеловала его плечо, разжигая желание, которому невозможно было противиться.

Рокси лежала и смотрела в потолок. За окном вовсю светило солнце. Рядом с ней мирно спал Эрик. Рокси вспомнила, как они любили друг друга, и огоньки страсти, никогда полностью не угасавшей, пока он был рядом, снова чуть не вспыхнули пожаром.

Нет! — приказала она своему телу. Нужно поговорить с ним, рассказать про Клер Карлсон. Рокси вдруг занервничала. Он точно решит, что она совсем спятила, и кинется от нее прочь. Но ведь они так и договаривались, что каждый пойдет своей дорогой.

Эрик уже минуты две как проснулся. Заметив, как решительно она сжимает губы, он лежал тихо и тайком рассматривал ее. Это выражение лица было ему знакомо. Она обдумывает нечто серьезное, что очень ее смущает. Какая-то его часть стремилась снова заснуть, чтобы хоть чуть-чуть оттянуть неизбежное. Но он не привык прятаться от правды.

— Кажется, нам нужно что-то обсудить, — сказал он.

Рокси стремительно обернулась и увидела, что он спокойно смотрит на нее.

— Мне трудно об этом говорить.

Итак, пришло время прощаться. Он планировал встретить этот момент с полным равнодушием, но внезапно почувствовал острую боль. Не обращай внимания, приказал он себе.

— Позволь облегчить тебе задачу. Вы с Джейми сегодня возвращаетесь на ферму, и ты не хочешь тащить туда с собой разные неприятности, поэтому предпочитаешь, чтобы я остался здесь. — Он пожал плечами, как будто все это не имело значения. — Мне все равно уже пора приступать к работе.

Рокси задело, что он так легко согласился расстаться с нею.

— Это я и хотела сказать, — заявила она, думая о том, что должна испытывать облегчение. Теперь незачем рассказывать ему про Клер. Тобиас говорил, что может устроить удочерение и без помощи Эрика. Твердо решив не уронить достоинство, она прибавила:

— Мне было приятно с тобой.

— Мне тоже было приятно с тобой, — ответил он.

Ей страшно хотелось плакать, и еще — чтобы он стал умолять ее остаться с ним. Не такая жизнь тебе нужна, одернула она себя. Не нужен тебе такой муж, чтобы каждый раз, как он идет на работу, сходить с ума — не убили ли его. Рассердившись на себя за то, что поддалась эмоциям, Рокси выскочила из кровати и отправилась в ванную.

Эрик снова попытался заснуть, но сон не шел. Он представлял себе ее и Джейми одних на ферме. Поблизости — никаких соседей. Они могут стать легкой добычей любого маньяка, какой забредет в их края.

— Ты просто ищешь предлог, чтобы задержаться при ней, — проворчал он. — Жила же она как-то до того, как явился ты, проживет и дальше.

И все-таки ему было тревожно.

— Когда вы уезжаете? — спросил он, когда она вышла из ванной и начала одеваться.

— Не знаю. Скоро.

Он ожидал, что она скажет: «С первым же самолетом». Он внимательно пригляделся к ней. Она ответила как-то уклончиво. Может, он ошибся и сделал поспешный вывод о ее намерениях? В душе Эрика затеплилась надежда. Может, она не так уж стремится избавиться от него?

— Ты что-то недоговариваешь. Скажи уж. Я хороший детектив и рано или поздно все выясню.

Эрик так решительно выдвинул подбородок, что не оставалось сомнений: так и сделает. Ну и что, если он решит, что ты со странностями? — сказала себе Рокси. Он и так уже собрался откланяться. Закончив одеваться, она повернулась к нему, держась очень прямо.

— Помнишь, я говорила, что слышала детский плач там, у озера?

Этот вопрос удивил его.

— Помню.

— Так вот, в ту ночь мне приснилась плачущая девочка. Она стояла рядом с двумя могилами. Я могла даже прочесть надписи на могильных камнях. Сэм и Грейс Карлсон, даты их рождения и смерти. Я проснулась и не могла выбросить эту картину из головы. Я спустилась вниз, там меня нашел Тобиас, и я рассказала ему свой сон. Он проверил и выяснил, что мистер и миссис Карлсон недавно погибли в автомобильной катастрофе, а их маленькая дочка осталась сиротой. Он обещал устроить мне встречу с ней. — Рокси еще больше выпрямилась. — Я знаю, все это звучит дико, но так оно есть на самом деле.

Эрик долго молчал. Он видел, что Рокси испугана. Должно же быть какое-то рациональное объяснение, говорил он себе.

— Может быть, ты видела сообщение об аварии в новостях или читала в газете?

— Тобиас тоже так подумал. Но я уверена, что дело не в этом. Авария произошла в Балтиморе, штат Мэриленд. Здесь не показывают их местные новости. И потом, в новостях не стали бы указывать даты рождения.

На это нечего было возразить, но оставался один большой вопрос.

— Так откуда же, по-твоему, ты узнала об этой сиротке?

Рокси напряженно вздохнула и сказала ровным голосом:

— Благодаря тому самому шестому чувству, которое помогает мне гадать на картах Таро и которое подсказало, что Джейми зовет меня. — Рокси покраснела от смущения. — Но ты не беспокойся. Если Клер — та самая девочка, которую я видела во сне, Тобиас обещал устроить, чтобы мне разрешили удочерить ее, и мужа при этом иметь не обязательно. Наверное, теперь ты будешь просто счастлив наконец избавиться от меня. — Не дожидаясь ответа, Рокси выскочила из комнаты.

Эрик откинулся на подушки, положив руки под голову. Мало того что Рокси гадает на картах Таро, она еще и верит, что может по-настоящему услышать, как плачет ребенок за сотни миль отсюда.

— Что ж, у всех есть свои маленькие причуды, — буркнул он. Ему почему-то не хотелось, чтобы ей привесили ярлык сумасшедшей.

Он встал, оделся и пошел искать Тобиаса. Тот оказался в кабинете.

— Я так понял, вы помогли моей жене разыскать какого-то ребенка.

— Да. — Больше Тобиас ничего не сказал. Только выжидательно смотрел на Эрика, видимо желая, чтобы тот сам высказался, что думает по этому поводу.

— Наверняка она слышала об этой девочке по телевизору или читала в газете, а потом забыла, — сказал Эрик.

— Это возможно, — согласился Тобиас.

Эрик вздохнул с облегчением. Тобиас, видимо, не считает, что у Рокси не все дома.

— С другой стороны, — продолжал Тобиас, — возможно, у твоей жены удивительно сильный материнский инстинкт и очень развито шестое чувство, которое доступно и некоторым детям.

Эрик вытаращил глаза. Он говорит серьезно!

— Вы правда считаете, что это возможно?

— Я считаю, в мире есть много такого, что недоступно обыденному сознанию.

Эрик всегда глубоко уважал Тобиаса. Ему не хотелось думать, что женщина, которая стала ему так дорога, и человек, которого он считал своим учителем, оба страдают душевным расстройством.

— То, что вы говорите, не так-то легко принять.

— Человек постоянно пытается раскрыть глубинные возможности мозга. Очень многие верят в экстрасенсорное восприятие. Крупные университеты финансируют специальные исследования. В некоторых странах пытались даже использовать эти возможности в качестве оружия. Проводились дорогостоящие эксперименты. Странно, если бы за всем этим ничего не было.

— Наверное, вы правы, — нехотя согласился Эрик.

— Представь, что это своеобразный талант, — предложил Тобиас. — Кто-то рождается одаренным спортсменом, кто-то — художником, еще кто-то — музыкантом. Трудно определить, на что способен человеческий разум и на что не способен.

Их прервал телефонный звонок. Несколько минут спустя, повесив трубку, Тобиас сказал:

— Завтра Клер Карлсон выписывают из больницы. Я организую для Рокси встречу с ней сегодня. Если они поладят, я добьюсь, чтобы девочку передали под опеку Рокси. Поедешь с женой или для тебя все это слишком странно?

Эрик не мог отрицать, что ему несколько не по себе. Но нужно увидеть своими глазами, как Рокси встретится с девочкой.

— Я поеду с ней.

Часа через два Рокси и Эрик летели в Балтимор. Джейми остался у Тобиаса. Когда Рокси сказала мальчику, что, может быть, привезет ему сестричку, Эрик заметил, что тот не проявил особого энтузиазма.

— Я слышал, что с сестрами бывает ужасно много возни, — сказал Джейми.

Рокси крепко обняла его:

— Я думаю, что мы очень нужны ей.

Джейми помахал им на прощание с видом покорности судьбе.

В самолете Эрик исподтишка наблюдал за Рокси. По тому, как она кусала губы, он понял, что ей с трудом удается справиться с волнением.

— Не ожидала, что ты решишь ехать со мной, — нарушила она молчание.

— Может быть, я и скептик, но ты моя жена, я за тебя отвечаю, — сказал он, не собираясь признаваться, как сильно ему хотелось быть с ней.

Рокси надеялась, он скажет, что не захотел расставаться с нею. Она немедленно отругала себя за слабость.

— Ты за меня не отвечаешь, и никогда так не было.

У Эрика вдруг мелькнула мысль, что за нее он мог бы отдать жизнь. Удивленный силой своего чувства к ней, он сухо заметил:

— Мы, мужчины, шовинисты поганые, по-другому смотрим на мир. Я не могу себя переделать.

Рокси смотрела на жесткую линию его рта и думала о том, что он ей нравится как раз таким, каков он есть. Ему не нужна семья, это его только свяжет, еще раз напомнила она себе и отвернулась к окну; между ними снова воцарилось молчание.

Эрик и сам не знал, как он представлял себе тот момент, когда они войдут в палату Клер Карлсон. По дороге в больницу Рокси потребовала зайти в магазин игрушек, где купила плюшевую черепаху, коробку цветных карандашей и книжку-раскраску.

И вот они уже в больнице. Эрик видел, как волнуется Рокси.

— Чувствую, что я здесь на месте, — сказала она, когда они вдвоем поднимались в лифте. — Но, честно говоря, мне страшно... Сама не знаю, чего боюсь... что она окажется той девочкой, которую я видела, или что не окажется... Если это не она, то я, наверное, сумасшедшая.

И снова Эрику захотелось защитить ее. Он обнял ее за талию и твердо сказал:

— Все будет хорошо.

Его прикосновение прибавило ей мужества.

— Я знаю, что ты совсем в этом не уверен. Но все равно спасибо за эти слова.

— Вот видишь, и мы, мужчины, шовинисты поганые, можем иногда пригодиться, — едко ответил он.

Рокси подняла глаза и встретилась с ним взглядом.

— Я очень благодарна за все, что ты для меня сделал.

Эрик представил ее в своих объятиях и сказал севшим голосом:

— Я был рад помочь тебе.

До сих пор, мысленно закончила Рокси, и тут двери лифта открылись на нужном этаже.

Чем ближе они подходили к двери палаты, где находилась Клер Карлсон, тем сильнее Рокси тянуло туда, так что под конец ей стало казаться, будто ее что-то подталкивает. У двери в палату она на мгновение остановилась, сделала глубокий вдох и вошла. В больничной кровати лежала белокурая девочка с голубыми глазами — девочка из ее сна.

— Привет, — сказала Рокси, подходя к ней и ласково улыбаясь. — Меня зовут Рокси.

Глаза девочки наполнились слезами.

— Где ты была? Я ждала тебя. Я боялась, что ты не придешь.

Рокси скрыла потрясение за вымученной улыбкой.

— Ты меня ждала?

— Я видела тебя во сне. — Слезы перелились через край и потекли по щекам малышки. — Мама и папа ушли на небо, и мне было так страшно! Они бросили меня здесь совсем одну. Я знаю, они не нарочно, мне доктор объяснил.

— Иногда люди просто ничего не могут поделать, — утешала ее Рокси.

— Я сказала доктору, что хочу дождаться тебя здесь, что ты приедешь и заберешь меня домой, а он не поверил. — Мокрые голубые глаза смотрели умоляюще. — Ты же приехала за мной, ведь правда?

Рокси обхватила малышку руками.

— Да, я приехала забрать тебя домой.

От радости девочка заплакала навзрыд, и Рокси крепко прижала ее к себе. Когда Клер наконец успокоилась и перестала всхлипывать, она выпустила ее из объятий и вытащила из сумки плюшевую черепаху.

— Я привезла тебе подарки, чтобы ты скорее поправлялась.

Глаза Клер округлились от удивления.

— Раймонд! — Но, присмотревшись, она нахмурилась. — Не тот! С этим еще совсем не играли, и у него хвост целый. У моего Раймонда собака соседа отгрызла хвост, и мамочка пришила ему новый. — По ее щекам снова потекли слезы. — Наверное, настоящий Раймонд тоже ушел на небо.

— Можно считать, что это братик-близнец Раймонда, — предложила Рокси.

Клер вгляделась в зеленую мордочку.

— Да. Пусть он будет Ральф. — Она обняла черепашку, и слезы хлынули с новой силой.

Эрик заметил, что девочка чем-то походит на Рокси. Черты лица были другие, темные глаза и волосы Рокси резко контрастировали со светлыми волосиками и голубыми глазами Клер, и все-таки почему-то казалось, что они — родные. Эрик нерешительно стоял в стороне, ощущая себя лишним. Наконец счел, что ему лучше заняться организационными вопросами, и сказал:

— Я позвоню Тобиасу, чтобы он приготовил все, что нужно.

Словно только что заметив его, Клер перестала плакать и посмотрела на Эрика.

Его и раньше, случалось, рассматривали, но никогда — так открыто и так придирчиво. Он натужно улыбнулся.

— Он поедет с нами? — спросила Клер, не сводя с него глаз.

— Да, — ответила Рокси, с беспокойством думая о том, как быть, если девочка почему-либо станет бояться Эрика.

Но девочка снисходительно кивнула.

— Мама всегда говорила: хорошо, если в доме есть мужчина.

Эрик подмигнул ей и пошел звонить, чувствуя, что только что сдал очень серьезный экзамен. Набирая номер Тобиаса, он задумался: сколько же еще детишек соберет Рокси под свое крыло? Он представил себе ее, окруженную дюжиной малышей. Дети в большом количестве всегда его пугали, но теперь этого не произошло. Напротив, в нем проснулось какое-то, можно сказать, отцовское чувство, желание заботиться о них.

— Ничего из этого не выйдет, — сердито буркнул он, отгоняя мысленную картину, и его лицо стало жестким. Пора им с Рокси расстаться.

Тем временем в палате Клер задумчиво нахмурила бровки.

— Как его зовут?

— Эрик, — ответила Рокси.

Клер посмотрела на кольцо у Рокси на пальце.

— Он твой муж?

— Пока да.

Клер озадаченно поглядела на нее.

— У него очень опасная работа, а детям нужен спокойный дом, — пояснила Рокси.

Клер снова нахмурилась.

— А по-моему, мы ему нужны.

Рокси постаралась не показать своего удивления. Так говорил и Джейми, и карты показывали то же. Но нельзя рисковать детьми.

— Эрик Бишоп сумеет позаботиться о себе. Его этому учили, — сказала она. Да и Тобиас будет заботиться о нем.

Клер это как будто не убедило. Рокси положила конец дискуссии, достав из сумки карандаши и раскраску.

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

Рокси стояла у окна в кабинете, глядя на террасу позади дома. Она попросила разрешения поговорить с Тобиасом и теперь ждала, когда он придет.

Вчера она вернулась в поместье вместе с Эриком и Клер. Тобиас ожидал, что они еще погостят у него, но она чувствовала, что ей с детьми пора уезжать.

С тех пор как они вернулись, Эрик избегал ее и детей. Можно было объяснить это тем, что он очень занят работой, но Рокси чувствовала: он просто не хочет быть с ними. Джейми тоже это почувствовал и, встречаясь с Эриком за столом, время от времени недоуменно поглядывал на него.

А вчера вечером она получила последнее доказательство. Эрик не спал в их общей постели. Сказал, что будет работать допоздна. Утром пришел, когда она уже одевалась, и заявил, что уснул на диване в кабинете, но Рокси это не обмануло. Ясно, он сделал это намеренно. Даже сейчас, вспомнив, как больно было понять, что он не хочет больше делить с ней постель, она едва сдержала слезы. Ты знала, что этот день настанет, сказала она себе строго.

Отбросив всякие мысли о нем, Рокси сосредоточилась на детях. Они сидели за столом на террасе. Рокси знала, что Джейми с трудом сходится с детьми, и ожидала, что он не сразу примет Клер. Но как только они приехали, Джейми тут же начал опекать ее, как полагается старшему брату.

— Мы ей нужны, — объяснил он просто, и обсуждение на этом закончилось.

На лице Рокси появилась нежная улыбка. Сегодня Джейми учил Клер пользоваться портативным компьютером, который подарил ему Тобиас. Вдруг девочка откинулась в кресле, устремив взгляд в пространство. Улыбка Рокси угасла. Она знала, в чем тут дело, это уже не первый раз: горе, которое сейчас переживала Клер, снова захватило ее.

Забыв, что ждет Тобиаса, Рокси наблюдала, как Джейми оставил клавиши компьютера и взял девочку за руку. Клер подняла к нему глаза, и он ободряюще ей улыбнулся. Малышка не улыбнулась в ответ, но крепко уцепилась за его руку, свободной рукой вытирая слезы. Она опять стала смотреть на далекие деревья, но слезы лились уже не так сильно.

Рокси поразило, что Джейми инстинктивно знал, как утешить свою новую сестричку. Она радовалась, что Клер приняла его утешение.

Голос Тобиаса отвлек ее.

— Вы хотели поговорить со мной?

— Да. — Рокси повернулась к нему. — Я очень благодарна вам за гостеприимство, но теперь нам с детьми пора домой.

Тобиас стал уговаривать ее:

— Я надеялся, что вы еще погостите.

— Спасибо, но Клер нужно как можно скорее устроиться на постоянном месте.

— В таком случае я хочу вам кое-что предложить. — Тобиас снял трубку телефона и набрал один из внутренних домашних номеров. — Будет справедливо, если я расскажу об этом при Эрике.

Рокси хотела было возразить, ведь Эрик Бишоп не хочет делить с ней ее жизнь и поэтому не должен участвовать в ее решениях. Но Тобиас уже распорядился, чтобы Эрика пригласили к нему в кабинет.

Только бы Тобиас не пытался снова сосватать их. Может получиться очень неловко, так что лучше сразу расставить все по местам.

— Эрик планировал этот брак как временный, — заговорила она, когда Тобиас повесил трубку. — Я уверена, его не заинтересуют никакие предложения, требующие его участия. Не стоит говорить с ним о чем-то подобном.

— Я не собираюсь предлагать вам сохранить брак, — успокоил ее Тобиас.

— Тогда не понимаю, почему он должен присутствовать. — Рокси только сейчас поняла, как ей горько, что Эрик так и не смог полюбить ее. И она ему в этом помогла. Сама сохраняла между ними эмоциональный барьер, всегда подчеркивала, что ей не нужны длительные отношения. По сути, ясно дала понять, что он не годится в мужья ей и в отцы ее детям.

Да, но и он не пытался разрушить этот барьер, попыталась она оправдаться. Неразумно было ожидать от него этого, возразил рассудительный внутренний голос. Он не искал жены и семейных уз — она сама сделала ему предложение, а теперь сердится на него. Она боялась, что не сможет держать себя в руках. Зачем только Тобиас его пригласил? Когда Эрик пришел сегодня утром в спальню какой-то помятый и невыспавшийся, она едва удержалась, чтобы не сказать какую-нибудь гадость насчет того, почему он не спал в их постели. Если теперь он начнет обсуждать ее будущее, она может не сдержаться и что-нибудь брякнуть и этим выдаст свою обиду.

— Мне кажется, было бы неправильно говорить о вашем будущем без Эрика. Пока что он ваш муж, — настаивал Тобиас.

— Наш брак не... — Ее возражения были прерваны приходом Эрика.

Он переводил взгляд с Рокси на Тобиаса со спокойным выражением лица, на котором не отражалось никаких эмоций.

— Полагаю, вы обсуждали с Рокси ее предстоящую поездку?

С ее отъездом он должен бы почувствовать облегчение, но мысль об этом почему-то расстроила его.

Спокойно! — приказала себе Рокси.

— Тобиас захотел, чтобы ты присутствовал, — выпалила она, боясь, как бы он не подумал, будто приглашение исходило от нее. — Я сказала ему, что тебе больше незачем заниматься мной и детьми.

Ее слова резанули Эрика, как ножом. Но ведь ты этого хотел, напомнил он себе. И сам себе ответил: пожалуй, не так уж мне этого хочется.

— Я не собираюсь вмешиваться в вашу жизнь, но намерен время от времени проверять, как идут у вас дела. Хочу быть уверен, что у вас все в порядке, и буду помогать вам материально.

Эти мысли терзали его с самого утра. Он говорил себе, что Рокси станет возражать и что ради собственного спокойствия должен уступить и прервать всякие отношения с нею. Но теперь понял, что именно так и сделает, невзирая на ее протесты.

Рокси уже собиралась заявить, что ей ничего от него не нужно, но ее прервал Тобиас:

— Детали вы можете обсудить между собой позднее. А пока говорить буду я.

Он пригласил их сесть и обратился к Рокси деловым тоном:

— Дом на ферме требует весьма основательного ремонта, его недостаточно просто подкрасить. Но если вы твердо решили вернуться туда, я оплачу установку нового водопровода, электропроводки и всего прочего, что еще понадобится.

Рокси гордо выпрямилась. Она не хотела принимать благодеяний.

— Спасибо за предложение, но я уверена, что мы и сами справимся.

Пропустив ее слова мимо ушей, Тобиас продолжал:

— Кроме того, если вы вернетесь на ферму, вам придется снова начать работать, а значит — нанять кого-нибудь присматривать за детьми. Это меня беспокоит. Вы лучше всех могли бы смотреть за ними.

— Мне самой это не нравится, но что же делать? Такова жизнь, — возразила Рокси, приготовившись отвергнуть очередную подачку.

— Кто знает, какие очередные сюрпризы преподнесет вам судьба? Может быть, есть и еще дети, которые позовут вас.

Рокси тоже приходили в голову такие мысли, но она решила, что думать об этом сейчас бесполезно.

— Если это случится, я как-нибудь разберусь.

Тобиас строго посмотрел на нее.

— Здесь я не потерплю никаких возражений. Вы сообщите мне, а я помогу вам найти ребенка и позабочусь о том, чтобы он вошел в вашу семью.

Понимая, что не сможет в одиночку бороться с государственной системой усыновления, Рокси кивнула.

— Я буду вам очень благодарна за помощь.

Значит, Тобиас тоже думает, что будут и еще дети. Эрик мысленно погладил себя по головке. Не зря ему представилась Рокси в окружении кучи ребятишек. А ему нет места на этой трогательной картинке, говорил себе Эрик, но никак не мог стереть из памяти растерянность и боль, которые увидел утром в глазах Джейми, не мог отделаться от чувства пустоты, мучившего его весь день. Он поступает правильно, и Рокси тоже так считает, сурово напомнил себе Эрик.

— Вот что я вам хочу предложить... — Тобиас прищурился, внимательно глядя на Рокси. — Эспер и Гарт подумывают завести ребенка. У меня есть и другие сотрудники, которых очень выручил бы детский сад. Если вы согласитесь в нем работать, я построю вам дом здесь, в поместье, чтобы вы могли жить там с детьми. Так вы сможете зарабатывать на жизнь и в то же время постоянно присматривать за ними. Детский сад пристроим прямо к дому, тогда родители смогут навещать детей в течение дня и видеть своими глазами, что их ребятишки счастливы, что за ними хороший уход. Иногда вас могут попросить оставить кого-то из малышей на ночь или на несколько дней. Разумеется, вы будете получать достойную зарплату.

Рокси не могла не признать, что предложение ей очень нравится. Было только одно «но»: Эрик. Их браку пришел конец, она смирилась с этим. И все-таки как трудно снова остаться одной! Сколько ни повторяй, что у него слишком опасная профессия, может быть, она всегда будет жалеть, что не разделила с ним его жизнь.

Тобиас поднялся.

— Я вас оставлю, а вы обсудите мое предложение.

Дождавшись, когда закроется дверь, Рокси сказала:

— Это отличное предложение. Но лучше я с детьми вернусь на ферму.

Эрик нахмурился. Он снова представил себе ферму — уединенную, вдали от всякой помощи...

— По-моему, тебе лучше остаться здесь. В поместье вы с детьми будете под защитой Тобиаса. — Он вскочил и подошел к окну, откуда ему были видны Джейми и Клер. Тень печали, не покидавшая глаз девочки, разрывала ему сердце. — Тобиас прав. Особенно Клер ты сейчас нужна постоянно.

Рокси смотрела в его напряженную прямую спину:

— Я не хочу, чтобы тебе казалось, будто я лезу в твою жизнь. Мы так не договаривались.

Эрик еще больше помрачнел. Она готова отказаться от такого щедрого предложения, лишь бы быть подальше от него! Придав своему лицу вежливо-доброжелательное выражение, Эрик обернулся к ней:

— Я буду лучше спать по ночам, зная, что вы с детьми в надежном месте. Можешь не бояться, что тебе придется сталкиваться со мной. Меня здесь не будет. Недавно к Тобиасу обратился один очень богатый бизнесмен из Цюриха — это в Швейцарии. Ему нужна охрана для себя и своей семьи. Охранник должен будет жить в его доме и путешествовать вместе с ним. Я попрошу поручить эту работу мне.

Рокси насупилась:

— Не обязательно уезжать на другой конец света, только бы избавиться от меня.

Эрик сухо улыбнулся:

— Не вали с больной головы на здоровую. Это ты хочешь от меня избавиться.

Он сердито сжал зубы. Слова прозвучали так, будто ему хотелось остаться с ней. Эрик гордо выпрямился. Еще в раннем детстве он научился никогда не клянчить разрешения остаться там, где его не хотят. И потом, он ведь уже решил, что роль отца многочисленного семейства не для него. Сделав безразличное лицо, он равнодушно прибавил:

— Как бы там ни было, все это неважно. Мне нравится Европа. Интересно будет взглянуть на нее глазами элиты.

Он направился к дверям, давая понять, что обсуждение закончено.

— Я не сомневаюсь, что это будет интересно, — ответила она ему в спину. Рокси представила его на службе: красивого, уверенного в себе. Вероятно, ему не придется страдать от одиночества холодными альпийскими ночами... Ей снова стало больно. Но на лице застыло выражение твердой решимости. В тысячный раз она сказала себе, что ее детям не нужен отец, который ведет такую жизнь, как Эрик Бишоп, — каждый раз, как он уходит из дома, неизвестно, когда вернется и вернется ли вообще.

Рокси не могла сидеть спокойно, поднялась и вышла на террасу.

— Тобиас предложил мне работу, — сообщила она детям. — Как вы смотрите на то, чтобы остаться здесь насовсем?

Джейми улыбнулся и кивнул:

— Мне здесь нравится.

Клер тоже молча кивнула.

Джейми просиял:

— Эрик тоже будет работать у Тобиаса, я знаю. Он что, боялся, что мы не захотим остаться? Поэтому и не подходит к нам с Клер? Теперь у нас будет настоящая семья?

— Ты, Клер и я — настоящая семья, — ответила Рокси, взяв обоих малышей за руки. — Эрик не будет жить здесь.

Клер посмотрела мимо Рокси в сторону дома.

— Ему будет одиноко без нас, — сказала она.

Рокси проследила за взглядом девочки и увидела, что Эрик смотрит на них с холодным, отрешенным лицом.

— Я в этом очень сомневаюсь.

— Будет, — заявила Клер.

— Я думал, мы команда, — разочарованно протянул Джейми.

— Я стараюсь делать так, как лучше для всех нас, — сказала Рокси.

Это их явно не убедило, но оба покорно кивнули.

Рокси стояла в душе под струями воды. Весь день она занималась с детьми. После обеда они долго гуляли по поместью. Тобиас пошел с ними и показал, где построит для них дом, если они согласятся остаться. Рокси сказала ему, что они согласны. Теперь уже поздний вечер, дети спят, а она осталась наедине со своими мыслями.

Взгляд Рокси упал на шрамы. Перед ней вдруг открылась истина, от которой она все время пряталась: Эрик Бишоп уже не может навлечь опасность на нее и детей. Теперь им ничто не грозит, Тобиас и Эрик и дальше будут заботиться об их безопасности. Что касается профессии Эрика, то множество людей ежедневно рискуют жизнью: полицейские, пожарники... Никто не застрахован. Любой бухгалтер по дороге на службу может погибнуть в автокатастрофе. С усталым вздохом Рокси призналась себе, что отказывалась даже думать о жизни с Эриком по совсем другой причине.

Выключив воду, она насухо вытерлась полотенцем и натянула ночную рубашку. Понятно, что ей нужно сделать, но попробуй соберись с духом!

Ей попалась на глаза коробочка с картами Таро. Рокси вытащила их и разложила на кровати. Сначала стала гадать на Эрика, потом — на себя. Гадание только еще больше растревожило ее.

— Может быть, я толкую карты так, как мне хочется, а не как надо, — пробормотала она.

Такое с ней уже случалось. Рокси вспомнила своего бывшего мужа, и во рту сразу появился горький привкус. Но в тот раз она верно истолковала гадание, напомнила она себе. Карты предупреждали о его недостатках. Но она любила его и не послушала предупреждения.

Ей просто нужно как следует выспаться. Завтра она раскинет карты еще раз и тогда уж решит, что делать. Рокси убрала колоду и забралась в постель. Но сон не шел. Поняв, что заснуть не удастся, она встала и, не зажигая света, подошла к окну. Под окном кто-то стоял, прислонившись к стволу старого дуба. Человек этот был в тени, но Рокси узнала Эрика.

Она не видела его со времени разговора в кабинете. Они с детьми обедали без него. Тобиас объяснил, что Эрик в комнате для совещаний, помогает разобраться с уликами по одному запутанному делу, но ясно было, что это просто предлог. Он решил окончательно порвать с ними все связи.

Рокси велела себе вернуться в постель, но вместо этого осталась у окна, жадно вглядываясь в Эрика, как будто от этого зависела ее жизнь.

Эрик увидел ее стройную фигурку, полускрытую занавеской. Он стоял здесь, глядя снизу вверх на окошко Рокси, с тех пор как она ушла к себе в комнату. Минувшая ночь принесла ему бессонницу. Сегодняшний день прошел как в аду. Конечно, он делает то, чего хочет она и чего хочет он сам. Так почему же его сердце разрывается на части?

Эрик видел, как шевельнулась занавеска, и понял, что Рокси отошла от окна. Он поднял глаза к вечернему небу. На лице появилась невеселая усмешка. Выходит, ему уже не так нравится быть одиноким волком. Может быть, пора поискать себе жену, такую, которая сможет примириться с его профессией? Образ Рокси снова возник перед ним. Эрик заскрипел зубами. Забудь ты о ней!

— Мне показалось, что это ты, — раздался совсем рядом голос Рокси.

Эрик заморгал: на какое-то мгновение он решил, что вообразил ее рядом с собой, потому что слишком упорно думал о ней. Отбросив эту нелепую мысль, он окинул ее пристальным взглядом. Даже в старом халате и драных тапках она была так сексуальна, как ни одна другая женщина в мире.

— Захотелось подышать воздухом перед сном.

Рокси вдруг поняла, что ей тоже нужно назвать какую-то причину, почему она здесь.

— Я не знала, сможем ли мы поговорить наедине до твоего отъезда, вот и решила воспользоваться случаем и поблагодарить тебя за все, что ты для меня сделал.

— Не за что. — Так вот как все кончится... спасибо и до свидания. Эрик решил показать, что он ее понял: — Миссис Гиббонс отвела мне комнату в восточном крыле.

Рокси так хотелось протянуть руку и коснуться его, что она едва сдерживалась. До этой минуты она не признавалась себе в том, что малейшее его прикосновение наполняет ее радостью. Но защитная броня, в которую она себя заковала, была еще не совсем разрушена.

— Джейми скучал по тебе сегодня. — Рокси вспомнила, что, по ее наблюдениям, Клер всегда замечает, когда Эрик поблизости. — И Клер, по-моему, тоже.

Эрика обидело, что она ничего не сказала о себе. Она же только что ясно дала понять, что ей не терпится распрощаться, мысленно возразил он.

— Я тоже по ним скучал. — Его лицо стало жестким. — Ты хочешь порвать со мной окончательно, это ясно, но, перед тем как уехать, я обязательно скажу им, что, если когда-нибудь им понадоблюсь, стоит только сказать Тобиасу, и я приеду. — Помимо своей воли он прибавил сдавленным голосом: — Это и к тебе относится. Я знаю, мы не одна семья и никогда ею не будем, но ты и дети — самые близкие люди, какие у меня были до сих пор.

Рокси нервно кусала губы. Хотя он с такой легкостью отстранился от них, видимо, окончательно от них отмахнуться не хочет. Это хороший знак. Доверься инстинкту! Рискни! — приказал внутренний голос. Я уже рискнула однажды, возразила она. А ты не торопись, настаивал внутренний голос. Нельзя просто сдаться и убежать, поджав хвост. Рокси с трудом вздохнула. Можно попробовать.

— Я сегодня гадала на тебя, а потом на себя.

Удивленный такой внезапной переменой темы, Эрик прищурил глаза:

— И что говорят карты?

Мысленно Рокси поздравила себя с удачной идеей. Так будет безопаснее всего. Она скажет от имени карт и посмотрит на его реакцию.

— Они говорят, что ты, я и дети должны быть вместе.

Ей хотелось сказать это небрежно, но от волнения получилось немного резко.

Очевидно, она недовольна гаданием, угрюмо подумал Эрик.

— Ты так это сказала, как будто такая судьба для тебя хуже смерти. — Она, конечно, облегчает ему разрыв, но продолжать этот разговор выше его сил. Он выпрямился, оторвавшись от дерева. — На этой высокой ноте, думаю, мы и распрощаемся.

— Постой, подожди, — выпалила она, рассердившись на себя. — Я не то хотела сказать.

Эрик нетерпеливо сдвинул брови.

— А что ты хотела сказать? — Он тут же пожалел, что не ушел. Она, вероятно, станет говорить о дружбе, а у него сейчас не то настроение. Приходится признать, что ему не удалось остаться равнодушным... совсем даже наоборот.

— Иногда карты говорят не то, что люди хотели бы услышать. Я полагала, тебе не хочется узнать, что они на самом деле сказали.

— Мы обо мне говорим или о тебе? — спросил он холодно.

— Может быть, о нас обоих. — Не скажешь, чтобы его это волновало. Я нарываюсь на очередное унижение, подумала она в отчаянии. Она этого больше не переживет. — Зря я сюда пришла. — Рокси повернулась, чтобы уйти.

Эрик увидел, что у нее дрожит подбородок, а в глазах — страх. Может быть, он все не так понял? Он удержал ее, поймав за руку.

— Вообще-то я не против детей, — признался он словно против воли.

Рокси боролась с новым приступом паники. Пора задать главный вопрос:

— Твоих собственных, родных детей или оравы беспризорников, которым больше некуда идти?

Зная ее историю, Эрик понял, чего ей стоил этот вопрос.

— В мире хватает детей, которым нужны родители, так что я вполне могу израсходовать свои отцовские чувства именно на них.

Она слышала, что он говорит искренне, но все еще боялась поверить ему.

— Ты уверен?

— Да. — Неужели она поэтому все время держала его на расстоянии?

— А вдруг ты передумаешь?

Ему так сильно захотелось обнять ее и сказать, что ей нечего бояться!.. В эту минуту он понял, что любит ее. Но любит ли она его? Не нужно спешить с выводами.

— Это зависит от того, что ты предлагаешь. И вообще, предлагаешь ли что-нибудь.

Рокси слишком долго держала свое сердце в узде. Даже теперь не могла заставить себя полностью раскрыть душу.

— Дети очень привязались к тебе, а у тебя, кажется, от природы сильные отцовские инстинкты. Мы могли бы попробовать создать семью.

— Только ради детей? — Его ранило, что она по-прежнему ничего не говорит о себе. Заметив вдруг, что все еще держит ее за руку, он отпустил ее. — Думаю, не стоит.

Рокси вдруг стало так одиноко, как никогда в жизни.

— И ради меня тоже, — призналась она еле слышным шепотом. — Без тебя я чувствую себя какой-то ущербной.

Ее слова прозвучали для него как музыка, но его смущало, что она произнесла их с таким трудом. Вдруг ему пришла в голову не очень-то приятная мысль.

— А ты говоришь это не из-за карт?

Рокси покачала головой.

— Нет. Я и без гадания это понимала. Честно говоря, надеялась, что они скажут что-нибудь другое, помогут мне освободиться от тебя.

Эрик снова не выдержал:

— Неужели это так плохо — быть со мной?

Ее глаза наполнились слезами.

— Я не хочу, чтобы меня снова отвергли. В этом мире ничего нельзя знать наверняка, особенно в сердечных делах. Я боюсь рисковать.

— А если я скажу, что стоял здесь сейчас, пялился на твое окно и страдал от мысли, что больше никогда тебя не увижу, тебе станет легче?

В ее душе проснулась надежда.

— Правда?

Он нежно провел кончиками пальцев по ее щекам и подбородку.

— Жизнь без тебя пуста и безрадостна. — Его голос стал резким. — Но я не могу измениться — я такой, какой есть.

Рокси прочла в его глазах мольбу, и все ее страхи окончательно исчезли.

— Значит, так тому и быть. Тем более что мы с детьми здесь в безопасности. Все вместе мы сильнее, чем порознь. Я не могу быть уверена, что это сохранит тебя от беды, но готова рискнуть и буду благодарна судьбе за каждую минуту, прожитую с тобой вместе.

— Рокси, я люблю тебя. — Он с силой прижал ее к себе.

— И я люблю тебя, — ответила она, и губы их встретились.