/ Language: Русский / Genre:love_short / Series: Любовный роман

Люблю всем сердцем

Элизабет Огест

Минерва Бродвик, уставшая от нрава своего деспотичного отца, решается покинуть отчий дом и начать новую жизнь. Волей обстоятельств она находит работу у архитектора Джада Грэма в качестве няни его детей…

1999 ruen О.Добрыгина4cb535b1-9c2d-102c-b202-edc40df1930e love_short Elizabeth August Truly, Madly, Deeply en Roland FB Editor v2.0 07 June 2009 OCR Anita, вычитка ReZeDa 4860ccf3-a4c5-102c-b7e7-2776ddef17a2 1.0 Люблю всем сердцем Радуга Москва 2002 5-05-005552-0

Элизабет Огест

Люблю всем сердцем

ГЛАВА ПЕРВАЯ

«Это начало моего взлета, – подумала Минерва Бродвик, выезжая с дорожки, ведущей к отчему дому. – Ну, может быть, слово «взлет» не совсем подходит», – поправилась она, припоминая состоявшийся накануне разговор с Вандой Джонстон, владелицей агентства по трудоустройству.

– Место, которое я хотела предложить вам в частной школе Мэйвуд, оказалось занято, – начала Ванда извиняющимся тоном.

Известие ошеломило Минерву. Она так рассчитывала получить эту должность! Ведь школа предоставляла своим сотрудникам значительные социальные льготы, а теперь… теперь же она не знала, что будет делать дальше. Куда пойдет, чем займется. Вдобавок ко всему прочему ей и переночевать-то негде. Денег не хватит, чтобы заплатить за номер даже в самой дешевой гостинице.

Тем временем Ванда с улыбкой продолжала:

– Однако у нас есть одна вакансия, которая, как я думаю, вам подойдет. Оплата труда хорошая, и работодатель предоставляет комнату для проживания.

Что-то в улыбке Ванды заставило Минерву насторожиться.

– Почему-то у меня такое чувство, что там не так уж хорошо, как может показаться на первый взгляд.

– Ну, может быть, действительно, вариант не сахар. Но для вас это выход из положения. По крайней мере, пока не найдется более подходящее место. Вдобавок у вас будет возможность скопить немного денег на будущее.

Минерва прищурила глаза и осторожно спросила:

– Скольким претендентам вы уже успели предложить это место?

– Пятерым. – Ванда помялась. – Заметьте, я не говорю, что эта работа будет легкой. Но, с другой стороны, вы можете рассматривать временные трудности как вызов. Если вы преодолеете эти препятствия, то, поверьте, вас тогда уже ничто в этой жизни не сможет сломить. – И уже деловым тоном добавила: – Кроме того, это единственное предложение, которое есть у меня для специалиста вашей квалификации.

Минерва тяжело вздохнула. Как ни крути, но следующий вопрос задать придется.

– Хорошо, в чем заключается работа?

– В ваши обязанности будет входить забота о детях. Старшему из ваших подопечных – шесть лет, и полдня он проводит в детском саду. Остальным детям чуть больше двух лет. Они проживают вместе с отцом, который разведен и в одиночку занимается воспитанием своих детей. Жить вы сможете у них дома.

Нет, не количество детей напугало Минерву, а перспектива жить в одном доме с холостым мужчиной: могут возникнуть проблемы.

– Отец занимается воспитанием детей? А где же мать?

– Мать их оставила, сбежав из дома со своим любовником, едва только родила тройняшек.

Минерва нахмурилась.

– А почему вы думаете, что я справлюсь с ролью няни?

– Ну, во-первых, ваше образование позволяет вам преподавать в младших классах, во-вторых, вы изучали психологию школьников, а в-третьих, год работали в детском саду. По всем показателям из тех кандидатов, кому эта вакансия предлагалась, вы подходите больше всего. А если вы волнуетесь по поводу того, что на ваши плечи лягут тяготы домашнего труда в виде стирки, уборки, приготовления пищи, – это напрасно. В доме постоянно живет домработница, которая следит за всем. Поверьте, она не будет перекладывать свои обязанности на других. Ваша работа – только воспитание детей.

В голове Минервы не укладывалось: в доме постоянно живет домработница – и существуют какие-то проблемы.

– Так почему же никто из пяти человек, которым вы ранее предлагали эту работу, не согласился на нее?

– Ну, двое из них сдались в первый же день, признавшись в своей некомпетентности. Сначала говорили, что у них есть опыт работы с детьми, а потом выяснилось, что нет. А остальные просто не могли справиться с активными детьми.

Минерва чувствовала, что Ванда не во всем с ней откровенна.

– Ну, дети подвижны, активны и шумны. – Ванда вздохнула. – Их отец, он, конечно, заботится о них, но ему приходится нелегко. Временами он чересчур строг и требователен.

– Только временами?

– Ну, может быть, и постоянно, но поверьте, это не так уж страшно. Просто няня, которая воспитывала его старшего сына с самого рождения, вышла замуж. Вот такая история. Я не настаиваю, чтобы вы немедленно дали окончательный ответ, можете какое-то время подумать. А я между тем продолжу искать для вас подходящую вакансию. Как только что-то появится, сразу же вам сообщу.

Минерва задумалась. Если она откажется, это автоматически будет означать, что на дальнейших планах ей придется поставить крест. Нет, только не это.

– Хорошо. Если вы обещаете подыскать мне запасной вариант…

Ванда неохотно кивнула.

– Да, конечно. Но раз вы согласны, тогда, – она достала листок, – здесь имя, телефон, адрес. Можете отправляться прямо сейчас. И еще у меня просьба: позвоните сразу же, как прибудете на место.

Минерва покидала офис агентства в легкой растерянности, смутно понимая, что за ношу взвалила на свои плечи. И это чувство только усиливалось, чем ближе она подъезжала к дому своего будущего работодателя. Мелькнула предательская мысль: «А может, лучше вернуться домой и попробовать наладить отношения с отцом?»

Джад Грэм перевел взгляд с поглощающих завтрак тройняшек на часы.

– Новая няня должна объявиться с минуты на минуту. Было бы неплохо, если бы она не опоздала, а то мне еще необходимо перед работой забросить Джона в сад.

Люси Осмер, домработница, услышала в его голосе напряжение и постаралась настроить его на нужный лад.

– Я надеюсь, что к ней вы будете более снисходительны, чем к предыдущим. Ни одна из них не продержалась даже недели. Мне уже пятьдесят три года, моих сил еще хватает следить за хозяйством, но четверо малышей – это слишком. Я просто ничего не успеваю.

Джад тяжело вздохнул.

– Мне остается только надеяться, что ты не сбежишь от меня.

Люси нахмурилась.

– Вы прекрасно знаете, что я никогда не брошу малюток, но мне нужна помощь.

– Ты права, – согласился Джад. – Я сегодня же позвоню в агентство, чтобы помогли тебе с уборкой.

– Это, конечно, неплохо, – одобрила Люси, – но было бы еще лучше, если бы новая няня оказалась дамой опытной и осталась.

Джад помрачнел.

– Ты же знаешь, мне не доставляло никакой радости наблюдать, как предыдущие няни менялись со скоростью света. Если честно, то ни одна из них не вызвала во мне особого доверия.

Люси окинула его оценивающим взглядом: высокий, крупный мужчина с хмурым выражением лица пристально следил, чтобы его дочери доели весь завтрак.

– И никто не вызовет, если вы не изменитесь.

Он сурово посмотрел на нее.

– Я со всеми был одинаково справедлив.

– Вы властный человек, а не все готовы с этим мириться.

– Но у тебя вот никогда не возникало со мной никаких трудностей.

– А у меня муж, Билл, пусть земля будет ему пухом, – Люси набожно перекрестилась, – был точно такой же. Он первый нашел с вами общий язык, а я уж потом присмотрелась и тоже нашла в вас кое-что хорошее.

Джад криво усмехнулся.

– Так почему же другие ничего не находят?

Губы Люси растянулись в улыбке.

– Вы сами знаете ответ на этот вопрос. И ответ на него в вашем прошлом.

– Хорошо, я тебя понял. Когда придет мисс Бродвик, постараюсь быть белым и пушистым.

– Искренне на это надеюсь, – ответила Люси, одновременно успевая подхватить пустую тарелку у Генри, пока та не свалилась на пол.

– И вот что: надо будет добавить еще одно место за обеденным столом.

* * *

«Милое местечко», – подумала Минерва, останавливая машину возле ограды.

Взору открылся одиноко стоящий белый дом, каждая деталь которого говорила если не о богатстве, то о полном достатке. Здесь живут состоятельные люди. Она уже знала, что Джад Грэм – архитектор, и, несомненно, дом воплощал его творческие фантазии. «Превосходный вкус», – отметила она, ступая по прямой безукоризненной тропинке мимо идеально ухоженных клумб.

Изобразив на лице улыбку, чтобы скрыть нервозность, Минерва нажала на кнопку звонка. Но ее улыбка тут же пропала, когда в дверях появился хозяин дома. Огромный, он просто навис над ней, подавляя всем своим видом. Хотя, если присмотреться, в нем не было ничего страшного. Обычные джинсы, обычная клетчатая рубашка, кроссовки. Но глаза… Пронзительные темно-карие, от одного взгляда которых Минерве захотелось повернуться и убежать. Но она зашла слишком далеко, чтобы отступить просто так. Нет, желательно остаться и посмотреть, что будет дальше. Глядя на стоящего перед ней мужчину, она пыталась с ходу определить, к какому психологическому типу он относится и как с ним лучше обращаться. Даже поверхностного взгляда было достаточно, чтобы понять – уровень развития выше среднего. Привык, чтобы ему во всем и всегда беспрекословно подчинялись. Только вот она не намерена позволять собой помыкать. Главное в ее жизни – свобода. Поэтому, распрямив плечи, она с непринужденной улыбкой протянула мужчине руку.

– Добрый день, меня зовут Минерва Бродвик.

Пожимая ей руку, Джад отметил, что из косметики на ее лице только губная помада. Никаких попыток скрыть недостатки с помощью макияжа. Мысленно он одобрил такой подход. Пока у него нет к ней никаких претензий. К тому же она пунктуальна. Это говорит в ее пользу.

– Вы вовремя, – сказал Джад, делая шаг назад и пропуская ее в дом.

Минерва поняла, что не произвела особого впечатления. Вид у него по-прежнему хмурый и настороженный. Остается только догадываться, что бы произошло, если бы она опоздала. Вполне вероятно, что он сразу же выставил бы ее за дверь. А ведь на самом деле она не так уж и желала получить эту работу. Просто у нее не было выбора. Даже работа у этого медведя предпочтительней, чем возвращение домой к отцу.

Джад пригласил ее сесть, как только они вошли в гостиную.

– Я хочу задать вам несколько вопросов прежде, чем мы пройдем на кухню и я представлю вас своей семье.

Он уставился на нее, ожидая, когда же она сядет. Но Минерва знала: стоит ей сделать это, как она тут же утратит все свое преимущество. Поэтому она дала ему понять, что готова выслушать его стоя.

– И что же это за вопросы?

– Я хочу знать, почему вы приняли мое предложение.

– Потому что мне нужна работа, – честно ответила она.

– Мои дети не просто работа! – вскипел Джад.

«Ну вот ты и раскрылся, посмотрим, удастся ли мне найти с тобой общий язык».

– Я никогда не рассматривала работу с детьми как просто работу. Я люблю детей, если вас волнует именно это.

Джад старался справиться с раздражением.

– Что ж, рад слышать, – процедил он сквозь зубы.

Его манеры начинали действовать Минерве на нервы. И неожиданно для себя она вдруг спокойно сказала:

– Кажется, я начинаю понимать, почему на столь «вакантной» должности сменилось столько претендентов.

– Они меня не устраивали, – невозмутимо бросил Джад. – Я не хочу, чтобы рядом с моими детьми находился кто попало. Мне необходимо, чтобы ими занимались двадцать четыре часа в сутки, шесть дней в неделю. Воскресенье – выходной. Конечно, ваш труд будет неплохо оплачиваться. Итак, подходят ли вам такие условия?

«Насчет оплаты – это, безусловно, хорошо. Особенно в той ситуации, в которой я оказалась».

– Я готова попробовать.

Его брови сошлись в одну линию. Видимо, он считает, что эта хмурая маска демонстрирует его хладнокровие.

– Пойдемте.

Неожиданно раздался плач ребенка, и Джад бросился выяснять, что случилось. Минерва поспешила за ним. Когда она вошла на кухню, то увидела пожилую женщину, троих детей явно одного возраста и одного мальчика чуть постарше, с такими же темными волосами и колючим взглядом, как у отца.

При появлении Джада рев моментально прекратился.

– Эти двое отказываются есть клубнику, – пояснила Люси, кивая на тарелку, полную свежих ягод. – И уже не первый раз.

Минерва с неслышным вздохом прикрыла глаза, представив себе, как в подобной ситуации поступил бы ее отец. Подспудно она ожидала того же.

– Клубника полезна для здоровья. Завтра перед вами поставят две тарелки, – заявил Джад и, видимо считая проблему решенной, обратился к старшему сыну: – Заканчивай завтрак, я тебя жду.

Минерва стояла как вкопанная. Она не верила своим глазам, своим ушам. Тип один в один.

– А вы наша новая няня? – спросил старший мальчик.

Минерва кашлянула, проверяя, сможет ли говорить. Ее не отпускало ощущение, что за хлопнувшей дверью исчез ее собственный отец.

– Да, – наконец ответила она. – А ты Джон? Правильно? – уточнила она, вспоминая одно из имен, записанное на листке, который ей дала Ванда.

Джон важно кивнул и так же важно представил своих сестер и брата:

– Это Джоан и Джуди, они близнецы.

Девочки и правда были удивительно похожи. Одинаковые каштановые волосы и зеленые глаза.

– А это Генри, он третий, но не близнец, – пояснил, как мог, Джон. Да Минерва и сама видела, что волосы у мальчика более темные, а глаза такие же карие, как у старшего брата.

– А я Люси Осмер, домработница. – Одной рукой Люси одернула рубашку на ребенке, а другую протянула для приветствия. – Рада вас видеть. Эти бесенята обеспечат работой двоих взрослых по горло.

– Да, они выглядят полными сил, – улыбаясь, сказала Минерва, пожимая протянутую руку. Больше никаких сомнений не оставалось: каждый цент ей придется отрабатывать.

На пороге кухни появился Джад. Он выразительно посмотрел на часы, потом на старшего сына.

– Все, время. Нам пора выходить.

Джон нахмурился точно так же, как это делал отец, когда его что-то не устраивало.

– А может быть, мне сегодня лучше остаться дома и помочь новой няне освоиться? Ведь с тройняшками столько забот. Вы с Люси постоянно об этом говорите.

Минерва была поражена, что этот маленький мальчик рассуждает совсем как взрослый. Боже, что же у него за детство!

– Справимся и без тебя, – одернула его Люси. – Давай отправляйся в сад, встретимся полтретьего.

Уже выходя из кухни, Джон бросил на девушку долгий пристальный взгляд. В его глазах читались тревога и волнение.

– Такое впечатление, что он принимает меня за монстра, – поделилась Минерва своими наблюдениями с Люси. – Может, была какая-нибудь няня, которая довела его до такого состояния?

– Нет, – улыбнулась Люси, – просто он привык отвечать за младшеньких. Давайте на какое-то время займем оставшихся ребятишек игрушками, а я покажу вашу комнату.

Минерву не убедили ее слова о Джоне. Вполне может быть, что за словами мальчика скрывается нечто большее. Ему ведь не хватает материнского тепла, материнской любви, а он уже достаточно взрослый, чтобы понять, что его мать никогда не вернется. Вдруг он хотел использовать шанс, чтобы побыть с няней, подменяя потом ее образ в своем сознании образом матери?

ГЛАВА ВТОРАЯ

Кажется, еще никогда в жизни Минерва так не уставала. Когда она опустилась в кресло, то почувствовала, что у нее болит каждая косточка. Пару минут назад она уложила тройняшек спать и первый раз за весь день позволила себе присесть. Все утро она играла с ними, читала им книжки. Потом Люси ушла, чтобы привести старшего ребенка из детского сада, а Минерва тем временем накормила малышей и проследила за тем, чтобы они спокойно уснули.

Сейчас, расслабленно откинувшись в кресле, она наблюдала в окно за тем, как Люси с Джоном возвращаются. Глядя на маленькую фигурку мальчика, который так серьезно, по-взрослому уверенным шагом направлялся через лужайку к дому, Минерва почему-то решила, что как только он войдет, то первым делом спросит о тройняшках.

Так оно и оказалось. Джон сразу же прошел в детскую.

– Ну, как прошел день? – без промедления спросил он.

– Нормально, – откликнулась Минерва.

Джон значительно кивнул головой. А Минерва, наблюдая за его поведением, снова пришла к выводу, что ни одна няня, которая побывала в этом доме, так и не нашла подхода к этому чересчур уж самостоятельному малышу. Посмотрим, удастся ли ей справиться с такой задачей. Минерва дружелюбно улыбнулась Джону, но тот сделал вид, что не видит ее улыбки.

Значит, он по-прежнему считает ее чужой. Что ж, ситуацию может изменить только время. Поживем – увидим. Но пора подниматься, иначе вряд ли еще у нее будет возможность перенести вещи из машины в комнату.

Прежде чем спуститься вниз, Минерва решила взять слово с Джона, что он никуда не уйдет без ее разрешения. Тем самым она хотела показать, что доверяет ему, и в то же время проверить, как далеко может зайти его неприятие. Она уже не раз успела услышать от домработницы, что поведение Джона больше подходит взрослому человеку, чем ребенку. И все же не сомневалась, что перед ней чуткий, особо ранимый ребенок, к которому нужно относиться очень внимательно. И чье доверие завоевать будет не так-то просто.

– Я пойду распаковывать свои вещи, а ты дай мне, пожалуйста, слово, что предупредишь меня, если соберешься куда-то пойти.

Посмотрев на нее снизу вверх, Джон буркнул:

– Не хочу, не буду.

Минерва примирительно улыбнулась и пошла к своей машине. Когда пару минут спустя она поднималась наверх с вещами, то увидела, что он поджидает ее на лестнице.

– Вам помочь?

Глядя на его серьезное лицо, Минерва гадала, решил ли он как-то наладить отношения (раз уж отделаться от ее присутствия не представляется возможным), или хочет воспользоваться случаем и присмотреться к ней поближе. Как бы то ни было, отталкивать его не стоило.

– Конечно.

Пожалуй, даже самая маленькая коробка с книгами будет ему не под силу, прикинула Минерва, – а вот настольная лампа подойдет в самый раз. Оставив вещи в комнате, она вместе с Джоном снова спустилась к машине. Вручив ему настольную лампу, она стала доставать коробки с книгами. И тут Джон неожиданно спросил:

– А где ты жила до того, как приехала к нам?

– У своего отца.

– А где была твоя мама? – задал очередной вопрос Джон.

– Она умерла много лет назад.

Джон только кивнул головой, давая понять, что вполне удовлетворен ее ответом.

Минерва решила воспользоваться ситуацией, чтобы выяснить у Джона, как он относится к своей матери.

– А ты? Ты скучаешь по маме?

– Нет, – твердо ответил мальчик. Резко повернувшись, он понес свою поклажу наверх. Минерва последовала за ним следом. Но только она поднялась наверх, как Джон уже кубарем скатился вниз. Когда же она спустилась, то обнаружила, что малыш сидит на заднем сиденье автомобиля и держит на руках плюшевого медвежонка, ее детскую игрушку.

– Это твой медведь? – спросил он таким тоном, словно это она была на много лет его младше.

– Да, его зовут Тревис, – ответила Минерва, внимательно наблюдая за мальчиком. – Мне подарила его моя бабушка.

– Он такой старый, – хмыкнул Джон.

– Да, мне был годик, когда мне его подарили.

Джон озадаченно нахмурил брови.

– Ты ведь уже взрослая! И что, до сих пор играешь в игрушки?

– А я не играю с ним, я с ним разговариваю.

Мальчик еще сильнее сдвинул брови – уже с явным недоверием.

– Разговариваешь?

– Я рассказываю ему о своих делах, а он меня выслушивает и помогает принять правильное решение.

Джон в первый раз хитро улыбнулся и снисходительно сказал:

– Но он этого не умеет делать. У него мозги плюшевые.

Минерва смутилась: все-таки нельзя забывать, что перед ней ребенок, который воспринимает ее слова буквально.

– Ну, понимаешь, медвежонок, конечно, не отвечает мне; он не подсказывает, что я должна сделать. Просто лучше говорить хоть с кем-то, чем с пустотой.

Джон пару минут переваривал ее ответ, а потом вздохнул и кивнул.

– Это верно. Человек выглядит глупо, когда разговаривает сам с собой. – И, довольный своей сообразительностью, Джон гордо понес медведя в дом.

Когда они снова вместе спустились к машине, то увидели, что Джад уже приехал домой. Он только что припарковался рядом с машиной Минервы. Увидев его, Джон улыбнулся во весь рот.

– Папа! – закричал он и бросился к отцу со всех ног.

Джад явно тоже был рад видеть сына. Никаких сомнений не оставалось: этот мужчина очень любит своих детей. Он подбросил Джона в воздух, поймал, поставил на ноги и деловым тоном спросил:

– Ну, как тебе нравится новая няня?

– Представляешь, а она разговаривает с плюшевым медведем, – доложил Джон.

«Очевидно, мои объяснения он пропустил мимо ушей», – подумала Минерва, заливаясь краской смущения. Джад Грэм не тот человек, который будет с пониманием относиться к чужим причудам.

Так и есть. Мужчина мгновенно напрягся и осторожно, вкрадчивым голосом спросил:

– И что, медведь ей отвечает?

Джон нахмурился, размышляя над вопросом, и, в точности копируя мимику отца, сказал:

– Нет, конечно же, нет. Он ведь игрушечный.

Джад вздохнул с видимым облегчением.

– Тогда все нормально. А вот если он начнет ей отвечать, тогда нам имеет смысл заволноваться.

Минерва тоже вздохнула. Опасный момент миновал, но он ясно показал, насколько щепетилен Джад в вопросе о том, кому можно доверить детей. К счастью, он перевел все в шутку, вот и Джон улыбается ему в ответ.

– А еще я помогал распаковывать вещи, – с гордостью объявил малыш.

– Молодец, а теперь мы будем помогать вдвоем.

Джад опустил мальчика на землю и, подходя к машине, спросил:

– Что мне взять?

– Вот эти чемоданы, – растерянно сказала Минерва, быстро подхватывая коробки, стоящие сверху. То он предстает перед ней в роли деспота, то вдруг такая галантность. Все-таки нельзя оценивать человека только по первому впечатлению.

Минерва взяла коробки и пошла наверх, следом за ней гуськом шли Джон и Джад. Она спиной чувствовала их пристальные взгляды. На последней ступеньке она не выдержала и обернулась. И тут же увидела две пары абсолютно одинаковых глаз; правда, у Джона они светились детской жизнерадостностью, а вот взгляд Джада оставался колючим и холодным, Минерву это расстроило. Если Джад и шутил внизу, то только ради спокойствия сына. Он бы нисколько не пожалел ее самолюбия, доведись им остаться один на один. Наверняка Люси в течение дня неоднократно докладывала ему, как обстоят дела.

Они вошли в ее небольшую комнату, которая сразу стала еще меньше.

Джад уселся на чемоданы и любопытным взглядом обвел комнату, отмечая про себя все изменения, и, конечно, его взор остановился на пресловутом медведе, который лежал тут же на кровати.

– Его зовут Тревис, – пояснил Джон, проследив за взглядом отца.

Минерва почувствовала, что это подходящий момент, когда можно на всякий случай предупредить Джада, что в ней осталось еще много от ребенка, или по крайней мере, что она несколько эксцентричная личность. В чем он уже, наверное, и так не сомневается. Минерва посмотрела на него с тихим вызовом и начала свою программную речь:

– Некоторые люди лучше думают, когда находятся в полной тишине. Я, к сожалению, к ним не отношусь, мне проще, когда я свои проблемы проговариваю. При этом я считаю неблагодарным заставлять людей выслушивать мои мысли. Пустое сотрясение воздуха мне тоже кажется глупым, так что Тревис для своей роли подходит идеально. Он всегда под рукой, никогда не перебивает. Вот так.

Джаду ничего не оставалось, как принять ее объяснение. Тем более такое логичное.

Тут раздался стройный хор голосов тройняшек:

– Папа! – Их головы высунулись из двери спальни. Убедившись, что отец вернулся и, следовательно, их дневной отдых подошел к концу, они кинулись одеваться.

– Я присмотрю за ними, – сказал Джад, поднимаясь. – А вы тут устраивайтесь.

«Что ж, мне дали шанс», – подумала Минерва. Ничего не остается, как им воспользоваться. После этого эпизода с медведем Джад вполне мог приказать собирать вещички.

Минерва снова спустилась вниз за вещами и только сейчас сообразила, что Джад приехал домой раньше времени. Надо надеяться, что это не войдет у него в привычку. Когда она поднималась наверх, то, проходя мимо детской, невольно услышала громкий голос Люси:

– Джад, всякий раз, когда вы звонили, я вам докладывала, что она отлично справляется со своими обязанностями. Поверьте, у вас не было причин возвращаться домой раньше.

– Я сам хотел убедиться, что все нормально, – отозвался Джад. – Утром я торопился и мы не успели обговорить все моменты.

– Зато теперь вы никуда не торопитесь. Пойдите, объясните ей все, что хотели, и принимайтесь за работу. В конце концов, она такой же человек, как и мы.

– Откуда вы знаете? Может быть, она старается из-за того, что это ее первый день? Поймите, я не могу доверять своих детей первому встречному.

– Но мы с Джоном глаз с нее не спускаем.

Минерва пулей влетела в свою комнату. Она услышала достаточно, не хватало еще, чтобы ее заметили у двери. Боже, как же ей тяжело! Одно дело – догадываться, что к тебе присматриваются, а другое – знать, что за каждым твоим шагом установлен строгий контроль. Господи, хоть бы уж Ванда быстрей подыскала ей другую работу. Если против детей она ничего не имеет, наоборот, они ей очень понравились, то это совсем не относится к их отцу. «Интересно, какие такие правила он не успел мне рассказать утром», – подумала Минерва. И тут же услышала приближающиеся шаги, потом раздался резкий стук в дверь, и, не дожидаясь приглашения, в комнату вошел Джад Грэм.

– У нас, к сожалению, еще не было возможности обсудить все условия вашего найма. – Его слова звучали как приговор.

Минерва подняла глаза и с любопытством посмотрела на это чудо природы, отмечая еще раз высокий рост, широкие плечи и правильные черты лица. Да, пожалуй, это лицо можно было бы назвать красивым, если бы не плотно сжатые тонкие губы. Он подавлял ее, и это ей совсем не нравилось.

– Итак, первое. Вы никогда не будете бить или наказывать моих детей.

– Я, в общем-то, и не собираюсь, – недоуменно отозвалась Минерва.

– Рад это слышать, – без всякого выражения заметил Джад и продолжил: – Когда будете приучать их к дисциплине, максимум, что вы можете себе позволить, – это немного повысить голос и поставить провинившегося в угол. Если ни одно средство не срабатывает, докладывайте мне. Я сам разберусь. Понятно?

– Да, конечно, – отозвалась Минерва. В ее голове как-то не укладывалось, что ребенка можно воспитывать строгими наказаниями. Она вполне разделяла беспокойство Джада в этом плане и даже готова была простить ему его безапелляционный тон.

– Как я уже говорил, воскресенье у вас выходной. Однако мне бы хотелось договориться о гибком графике. В принципе вы можете взять выходной в любой другой день.

Минерва смотрела на него во все глаза. Уж что-что, а слово «гибкий», по ее мнению, совсем ему не подходило.

– Вам просто нужно меня заранее предупредить. Вы уже знаете, что у меня свой собственный бизнес, – полуутверждающе-полувопросительно произнес Джад.

– Поэтому мои рабочий день ненормирован. Бывает так, что будний день я могу освободить для детей. А когда какая-нибудь запарка, то приходится работать буквально и днем и ночью, в праздники и в выходные.

– Все понятно, – подтвердила Минерва.

Джад кивнул и продолжал дальше:

– Что касается молодых людей, то вы не имеете права приводить их в мой дом без моего на то разрешения. А о том, чтобы кто-нибудь из них остался ночевать, и речи быть не может.

Глаза Минервы стали просто огромными.

– Я не из тех женщин, – пролепетала она.

Джад бросил на нее оценивающий взгляд и тут же в смущении отвел глаза. Глядя на нее, он бы не стал относить ее к старым девам, под синий чулок она тоже не подходит. Вполне симпатичная девчонка.

– Хорошо.

Минерва даже не предполагала, что Джад может посчитать ее симпатичной. Отец всегда твердил ей, что она гадкий утенок, а волшебных преображений в этой жизни не бывает. Она внутренне смирилась с тем, что не красавица, но это нисколько не мешало ей сохранять достоинство.

– Ну вот, я сказал вам все, что хотел, мне пора возвращаться к детям и отпустить Люси на кухню, – сухо произнес Джад и исчез за дверью.

Минерва в каком-то отупении продолжала смотреть на то место, где он только что стоял. Конечно, она не ожидала, что работа будет легкой, но до сегодняшнего утра не подозревала, с какими проблемами ей придется столкнуться. День был слишком насыщен событиями.

Взгляд Минервы случайно упал на телефон. О боже, совсем забыла, она же обещала позвонить!

Ванда очень обрадовалась, услышав ее голос.

– Кажется, теперь я могу вздохнуть спокойно.

Все, как правило, перезванивают в течение часа.

– О, у меня это первая возможность за день, – пояснила Минерва. – Скажите честно, а это трудно, найти работу с моими требованиями?

– Конечно. Но я же вам обещала. Я хозяйка своего слова. – Ванда вздохнула и уже не так напористо попросила: – Только обещайте, что останетесь на этом месте, пока я не найду вам другое. Кстати, знакомые мне говорили: если узнать вашего хозяина поближе, то он оказывается очень даже милым и интересным человеком. Просто когда речь заходит о его детях, он может быть чересчур требовательным.

«Милый, интересный – нет, это не те слова, которые подходят к Джаду Грэму», – решила про себя Минерва, но вслух сказала:

– Ну, раз вы обещаете найти мне вскоре другую работу, то я остаюсь. Только, пожалуйста, не затягивайте.

– Обещаю, как что-то появится, я вам сразу же позвоню.

На этом они и расстались. Но почему-то Минерве легче не стало. Не было уверенности, что Ванда сдержит свое слово. Тяжело вздохнув, она уселась на кровать и обняла Тревиса.

– Я нашла с детьми общий язык. Они мне нравятся, и здесь хорошо платят, – сказала она ему. – Я должна справиться. Я выдержу.

Она оставила медведя и принялась дальше распаковывать вещи.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Завтрак, обед и ужин, как, впрочем, и любая другая трапеза проходили на кухне за огромным столом. Манеры Джона были уже вполне приличными, а вот за тройняшками нужен был глаз да глаз. За столом царило веселое настроение, и даже присутствие Джада не портило его. В любом случае это интересней, чем обязательные ужины с отцом, которые протекали в гнетущем молчании.

Присмотревшись внимательно к тройняшкам, Минерва заменила то, на что утром просто не обратила внимания: Генри с набитым ртом что-то пролепетал сестрам, а они в ответ захихикали. Не обращая внимания на Джада, Минерва поделилась своим наблюдением с Люси:

– У меня такое ощущение, что девочки поняли то, что сказал Генри. Может быть, у них есть какой-то общий язык?

Люси улыбнулась:

– Мне кажется, да. Они с самого первого дня очень хорошо понимают друг друга.

«Возможно, Минерва Бродвик будет не такой уж плохой няней для моих детей», – подумал Джад, а вслух сказал:

– Вы первая из всех воспитательниц, побывавших в нашем доме, заметили, что тройняшки имеют собственный язык общения.

Минерва с удивлением услышала в его голосе нотки одобрения. Это заставило ее улыбнуться, а когда он ответил ей тем же, ее окатила теплая волна. Она поняла, что не зря старалась весь этот день. Кажется, он поверил в то, что на ее попечение можно оставлять детей.

Заметив, что тройняшки уже поели и стали потихоньку выбираться из-за стола, Джад предложил ей:

– Я пока займусь детьми, а вы заканчивайте со своими вещами.

Минерва нисколько не сомневалась, что его слова нужно воспринимать как приказ, но, когда перевела взгляд на Люси и увидела, насколько та устала, нашла в себе силы возразить:

– Хорошо, только сначала помогу Люси с посудой.

– О, в этом нет необходимости, – поспешила уверить ее Люси.

– И все же позвольте мне вам помочь. – Минерва ласково тронула ее рукой за плечо, успокаивающе улыбнулась и стала собирать тарелки.

Выпроводив детей с кухни, Джад не удержался и на пороге оглянулся на Минерву. Когда она разговаривает с Люси, то выглядит такой мягкой, такой женственной. Весь день она провела с детьми и отлично с ними справлялась. Когда дети к ней привыкнут, станет вообще идеальной няней.

Нет, идеальных людей не бывает. Эта девушка так старается, чтобы произвести впечатление. Джад никогда больше не будет доверять женщинам, уж слишком дорогую цену он заплатил за это доверие.

Только когда с посудой было покончено, Минерва смогла отправиться к себе в комнату. Проходя мимо детской, она остановилась и засмотрелась, как Джад играет со своими детьми. Это был абсолютно другой человек. Просто не узнать: такой добрый, веселый. Минерва поняла, что ее заметили, и притворилась, что пришла по делу. Нет, в свою комнату ей не попасть.

– Ну что, кто первый идет в ванную?

– Генри, – тут же решил вопрос Джад. Вообще-то он сам вначале предполагал искупать детей. Но все же ему лучше убедиться в том, что Минерва в состоянии самостоятельно справиться с этим делом.

Подхватив Генри под мышку, Минерва вошла в ванную. Только она повернулась, чтобы закрыть за собой дверь, как увидела на пороге Джона, который предупреждающе придержал дверь.

– Мы всегда оставляем ванную открытой. Генри не очень-то любит купаться. – Джон говорил совсем как взрослый. – Если что, я буду здесь неподалеку.

Она увидела его глаза, почему-то полные тревоги, и, чтобы успокоить его, с улыбкой произнесла:

– Отлично, я буду рада, если ты мне поможешь в случае необходимости.

Минерва не сомневалась, что Джон не сводит с нее глаз. Она спиной чувствовала его присутствие, да и Джад время от времени поглядывал в их сторону. Нет, когда она будет купать девочек, то потребует, чтобы была соблюдена более интимная обстановка.

– Закончено, – объявила она, спуская воду и завертывая Генри в пушистое полотенце. Она перенесла его в комнату, насухо вытерла и принялась одевать. Джон подошел ближе, наблюдая за ними. И даже довольное гуканье Генри нисколько не ослабило его пристального внимания. Оставив Генри возиться с игрушками, Минерва повернулась к девочкам.

– Ну, а теперь ваша очередь. Я буду мыть их вместе, – доложила она Джону, который и дальше собирался играть роль надзирателя.

Джад тоже всегда купал сестер вместе и отлично знал, что одному человеку трудно с ними управиться. Несмотря на свое решение не вмешиваться, он все же и предложил свою помощь.

– Нет, я уж как-нибудь сама справлюсь.

При других обстоятельствах Минерва бы не преминула воспользоваться его предложением, но сегодня ей надо доказать свое умение. Минерва взяла детей за руку и, обернувшись к Джону, добавила:

– А потом я приготовлю ванну для тебя.

Джон покраснел и независимо распрямил плечи.

– Я буду мыться сам!

– Я просто наберу для тебя воду, – дипломатично уточнила Минерва.

– Я сам и вытираюсь, и одеваюсь, – добавил Джон, в точности копируя тон своего отца, когда он ей объяснял правила, по которым она теперь будет жить. – А потом мы читаем книги. – Тут он посмотрел на отца. – Сегодня ты нам будешь читать или Минерва?

– Я, конечно же я, как обычно, – уверил его Джад.

Минерва не могла не заметить нескрываемую радость на лице Джона и поняла ее: это всегда будет связывать их всех. Ну что же, хоть на какое-то время удается отвлечь Джона от ее персоны. Она уж было решила, что сможет прикрыть дверь, пока раздевает девочек, но не тут-то было.

– Ты разве не помнишь, что я говорил тебе, когда ты мыла Генри? – громко заявил Джон, возникая на пороге ванной.

– Но они же девочки, и я не закрыла дверь совсем, а только немного ее прикрыла.

– Я не подглядываю. Но дверь должна быть открытой, чтобы я мог услышать, когда ты позовешь на помощь.

Посмотрев в его упрямые глаза, Минерва поняла, что сегодня ей, пожалуй, не удастся изменить заведенный здесь порядок.

– Ладно, договорились, дверь будет открытой.

Стараясь не обращать внимания на присутствие мужчин, Минерва принялась за дело и все-таки не выдержала, когда в ванную заглянул Джад:

– Знаете, девочки, мне совсем не нравится, когда во время купания вокруг вас шныряют мужчины.

Джад в ответ молча подал ей полотенце. Минерва подхватила Джуди и, завернув ее, передала на руки отцу и потом то же самое проделала с Джоан. Пока она вытирала одну девчушку, а Джад одевал другую, их плечи случайно соприкоснулись. Минерва почувствовала, что ее окатило жаркой волной возбуждения. «Черт, – одернула она себя, – нельзя быть такой впечатлительной. Что здесь необычного, если отец заботится о своих детях? Я не могу думать о нем как о мужчине». И Минерва постаралась выбросить этот эпизод из головы.

Убедившись, что дети готовы ко сну и что Джад уселся им читать, Минерва с облегчением вздохнула и решила спуститься вниз, чтобы выпить кофе.

Когда она уже держала в руках дымящуюся чашку настоящего крепкого кофе, в кухню вошла Люси. Увидев девушку, она доброжелательно предложила:

– Там в холодильнике есть кусок пирога, хотите?

Минерва с благодарностью кивнула. Хоть кто-то в этом доме готов отнестись к ней по-человечески.

– Я вам сама сейчас положу и, наверное, даже присоединюсь. Так приятно расслабиться после трудового дня. – Немного помолчав, Люси продолжала: – Я вижу, Джон с вас глаз не спускает. Вы не волнуйтесь, он со всеми себя так ведет. Подозреваю, что это одна из причин, почему няни у нас долго не задерживаются.

– Да, он очень беспокоится за близняшек, я бы даже сказала, слишком.

Люси согласно кивнула.

– С тех самых пор, как его мать ушла из дома, он стал считать себя ответственным за них. Если честно, то за всю свою жизнь я не встречала более взрослого ребенка.

– Наверное, дети были в шоке, когда узнали, что мать ушла? – Минерва понимала, что этим вопросом вступает в запретную зону, но если она действительно хочет помочь этим детям, то должна знать правду про их семью.

Люси вздохнула.

– По моему мнению, Ингрид Грэм не та женщина, которой нужны были дети. Она использовала материнство, чтобы получить для себя определенную выгоду. К счастью, Джад понял это достаточно быстро. Он сразу же пригласил няню, даже когда Джон был еще единственным ребенком. Для Ингрид всегда было важно, чтобы она выглядела на все сто. Поэтому я была несказанно удивлена, когда узнала, что она снова беременна. Ведь она никогда не проявляла особого внимания к ребенку. А тут еще трое. Рождение тройняшек повергло ее в настоящую депрессию. Мы все боялись, что она что-нибудь выкинет. Тройняшкам было всего два месяца, когда она собрала вещички и исчезла в неизвестном направлении.

Минерва пыталась представить себя в похожей ситуации, но у нее ничего не получалось. Для нее мать всегда была более близким и дорогим человеком, чем отец. Он, казалось, относился к ней как к чужой.

– Значит, вы думаете, что детям лучше с отцом?

– Я думаю, лучшее, что могла сделать Ингрид, так это уйти из дома. – Люси покосилась на закрытую дверь. – Нам лучше сменить предмет разговора. Джаду не нравится, когда я говорю о ней.

Минерва кивнула, давая понять, что понимает ее тревогу, и спросила:

– А вы давно работаете у мистера Грэма?

– Да, давно, уже больше десяти лет. С тех пор как он переехал в этот дом. Ему тогда было всего двадцать шесть лет, но у него уже был свой бизнес. Его отец погиб в автомобильной катастрофе, как раз в тот год, когда Джад получил диплом архитектора. В наследство ему досталась небольшая строительная фирма. Это сейчас его бизнес процветает, а тогда трудно было. Так что можно сказать, Джад тот человек, который сделал себя сам.

– Видно, он очень над собой трудился, – неопределенно произнесла Минерва.

Люси с улыбкой посмотрела на нее и с материнской добротой сказала:

– Он, конечно, требовательный человек, но и справедливый. Мой муж Билл сначала работал у его отца, а потом и с ним.

Минерва внимательно посмотрела на руки Люси. Сначала-то она даже не заметила кольца на этих натруженных руках.

– О, извините, я не знала, что вы замужем.

– Я вдова, – уточнила Люси. – Три года, как он умер. Несчастный случай на стройке. Именно после смерти Билла Джад предложил мне окончательно перебраться к нему, быть здесь экономкой, заправлять всеми хозяйственными делами. Мои дети давно выросли и выпорхнули из дома. Я, конечно, могла бы переехать к кому-нибудь из них, но рассудила, что здесь мне будет лучше, и приняла предложение Джада.

– А Джон, вы всегда встречаете его в три часа? – уточнила Минерва.

Люси кивнула.

– Да, и он первым делом всегда заходит на кухню. Потрясающий мальчишка! – Увидев, как засветились глаза Люси, Минерва поняла, что домработница любит мальчика, как собственного сына. – Он всегда путается под ногами, стараясь помочь, лишь бы я была с ним рядом. Это у него с тех пор, как за ним недоглядели и он сломал себе руку. Я тогда за ним ухаживала, старалась подкормить чем-нибудь вкусненьким.

– Он ломал руку?

– Да, упал с кровати.

«Может быть, поэтому он так внимателен к тройняшкам, волнуется, что с ними может случиться нечто подобное. Перелом руки у такого малыша, да еще уход матери из дома – это не могло не сказаться на формировании характера. С ним нужно быть все время начеку и любить его. Только так еще что-то можно исправить».

Минерва пожелала Люси, спокойной ночи и поднялась к себе в комнату. Радуясь, что долгий день подошел к концу, она с удовольствием залезла под горячий душ, наслаждаясь тем, как тугие струйки воды массируют кожу, унося дневную усталость и наполняя тело спокойствием. Почти довольная собой и жизнью, Минерва вылезла из-под душа. Убедившись, что оба интеркома в полной исправности, она расстелила постель и легла спать. В эту комнату специально провели интеркомы, чтобы и ночью можно было слышать, что происходит в детской. И сейчас, лежа в постели, она слышала, как Джад закончил читать, по очереди подошел к каждому малышу, поцеловал, пожелал спокойной ночи. Да, у этих детей прекрасный отец. Потихоньку мысли переключились на ее собственного отца. До сегодняшнего утра она не сообщала ему о своих планах покинуть отчий дом. А готовиться к этому великому дню она начала еще месяц назад. Именно тогда он сказал ей, что женится и что теперь у нее будет новая мама. Сначала они уехали на две недели в свадебное путешествие. И все эти дни она прекрасно провела, занимаясь своими собственными делами. За все время отсутствия отец даже ни разу не позвонил. Да бог с ним. Минерва даже радовалась, что он не звонит. А потом они вернулись. По-прежнему вся работа по дому лежала на ее плечах. Молодожены вели развеселый образ жизни, возвращаясь домой за полночь после очередного вечера, проведенного в ресторане или в ночном клубе. Причем никто по-прежнему не интересовался, как она живет, чем занимается, когда приходит, когда уходит. Вот Минерва и воспользовалась предоставленной ей свободой. Зная, что у нее уже есть работа, а отца нет дома, вечером собрала вещи и уложила их в машину.

Ночью она слышала, как они шумно возвратились с гулянки. Минерва вздохнула и повернулась на другой бок. «Все, – твердо решила она, – завтра объясняюсь с отцом и уезжаю навсегда».

Рано утром она уже была готова. Сидя ни кухне, еще раз перебирала в голове слова, которые собиралась сказать отцу. Она прекрасно слышала, что он уже встал, что в душе льется вода. Видимо, ей никогда не удастся забыть выражение удивления на его лице, когда он в чистой одежде, гладко выбритый, пышущий здоровьем и счастьем, вышел на кухню и не увидел готового завтрака.

– А где моя яичница с ветчиной? – спросил он, переводя взгляд с одинокой чашки кофе, стоящей перед Минервой, на ее лицо.

– Если ты хочешь получить свой завтрак, можешь приготовить его сам. Или разбуди свою молодую жену, пусть она готовит, – спокойно произнесла Минерва. – Я вообще-то осталась здесь только для того, чтобы сказать тебе «до свидания». Я уже собрала вещи и нашла место, где теперь буду жить.

Отец попытался выдавить из себя улыбку.

– Не понимаю, зачем тебе куда-то переезжать. У тебя здесь неплохая комната, да и родные люди рядом.

Да, комната в доме – это серьезный аргумент. Правда, их нынешний дом не такой огромный, как в Атланте, но работы и здесь хватает.

– Я прекрасно знаю, сколько здесь комнат. С тех пор как мне исполнилось шестнадцать лет и умерла мама, я убираю их каждый день, а также вся стирка лежит на мне, да и обязанности повара, надо заметить, тоже мои. Но с недавнего времени о тебе есть кому заботиться. А я собираюсь устраивать свою личную жизнь.

Отец нахмурился.

– Но ты же знаешь, что Джулиана не будет заниматься домашней работой.

– Знаю. – Минерва понимала, что его, как всегда, волновал только один комфорт. – Я слышала, что вы говорили обо мне за пару дней до свадьбы.

– Как, ты нас подслушивала?! – возмущенно завопил отец.

– Я не хотела, это получилось случайно. Я спускалась на кухню, не зная, что в тот день вы вернулись раньше обычного. Стоя на лестнице, я услышала много чего интересного. В частности, что ты собирался отослать меня жить к моему дорогому братцу Геральду, чтобы вы могли вдвоем спокойно наслаждаться жизнью. И прекрасно помню, что Джулиана тебе на это ответила. Она дала тебе твердо понять, что не собирается вставать по утрам, чтобы готовить тебе завтрак, а у меня, по ее мнению, это очень даже неплохо получается. Ведь ей же необходимо выспаться, чтобы красиво выглядеть. Тем более что тут и без нее есть кому убирать и стирать.

– Твои обвинения абсолютно несправедливы. Я же забочусь о тебе. У тебя есть крыша над головой, вкусная еда…

– Да. Но ты же не думаешь, что я останусь из-за этого. Я оставалась здесь до сих пор, потому что считала, что ты любишь меня, что я нужна тебе. Ты так много говорил об этом, когда я окончила колледж.

– Я люблю тебя, и ты нужна мне, – поспешил уверить ее отец.

– Я глубоко сомневаюсь в том, что ты меня хоть капельку любишь. А вот в том, что я нужна тебе как бесплатная служанка, сомнений нет. Где еще найдешь такую дуру?

– Ну, не строй из себя бедную овечку. А кто все годы платил за твое обучение?

Отцу казалось, что он привел самый веский довод. А Минерве от этого стало тошно.

– Действительно, но вспомни, кто настоял на том, чтобы я в то время не работала полный рабочий день. И все ради чего? Чтобы ты вовремя ел, ходил в чистой одежде и чтобы в твоем доме всегда было прибрано.

– Тебе почти тридцать, ты не замужем. Я предполагал, что тебе приятно заботиться об отце.

– Ты много раз говорил мне об этом. И что я некрасива, и что никогда не смогу найти себе достойную партию. И что я больше похожа на свою тетю Марию, чем на красавицу маму. А когда молодые люди проявляли ко мне хоть какой-нибудь интерес, ты их тут же отшивал. Так что будем считать, что тебе не удалось внушить мне отвращение к замужеству. И если у меня получится, я обязательно при первой же возможности выйду замуж! – Кажется, в своем желании досадить отцу она зашла слишком далеко, однако остановиться уже не могла. – Но даже если у меня ничего не получится, я не хочу больше жить с тобой под одной крышей.

– А чего же ты хочешь? Всю жизнь прожить где-нибудь на чердаке, занимаясь воспитанием чужих детей? – ехидно спросил отец.

Минерва до боли сжала зубы. Раньше этот прием действовал безотказно. Но она стала другой и сможет ему ответить.

– Я не знаю, чего хочу от жизни вообще, но сейчас мне нужна свобода.

Отец не сдавался.

– И что ты собираешься делать? Откладывать каждый цент с зарплаты, чтобы обеспечить себе будущее, или соблазнить какого-нибудь идиота? Ты хоть понимаешь, что за порогом этого дома тебя никто и нигде не ждет? У тебя нет другого будущего.

– Как я уже сказала, у меня новая работа. Из вещей я взяла только то, что принадлежит мне, – отрезала Минерва. Как она и предполагала, разговор с отцом получился тяжелый. Но она и не сомневалась, что поступает правильно.

– Нет, ты не можешь взять и вот так просто уехать. Солнышко мое, останься. Я понимаю, возможно, у тебя не складываются отношения с Джулианой. Но хочешь, я поговорю с ней? Дай время, вы еще подружитесь.

Так она и знала. Он по-прежнему ничего не хочет слышать.

– Спасибо, папа, за все хорошее, – сказала Минерва, поднимаясь на ноги. – Ты столько раз говорил, что я ни на что не способна, зачем же меня удерживать? Тебя послушать, так я давно уже должна была утопиться от собственной никчемности в ближайшем пруду. Можешь считать, что я умерла. Счастливо оставаться.

Она клюнула его в щеку, бросила ключи на стол, а когда была уже на пороге, он крикнул ей вдогонку:

– Ты еще пожалеешь, ты еще вернешься!

Минерва глубоко вздохнула. Как хорошо, что она уже свободна от этого страха.

– Крылья даны птице, чтобы летать, – сказала она, обернувшись. – Лучше пожелай мне удачи.

– Тебе понадобится гораздо больше, чем удача. Когда пообломаешь свои крылья – приползай, двери моего дома всегда будут открыты для тебя, – ядовито заметил отец.

– Ну, спасибо и на этом. – И уже на ходу бросила: – Как устроюсь, напишу.

С этими словами она захлопнула дверь и решительным шагом пошла к машине, молитвенно шепча про себя: «Хоть бы никто не остановил».

И все же возле автомобиля она не выдержала и обернулась. Нет, отец даже в окно не выглянул. Что ж, так даже лучше. Наверное, перебирает содержимое холодильника и готовит себе завтрак.

Все, она перелистнула эту страницу. Теперь она здесь. Минерва уставилась в потолок. Это ее первая ночь под крышей чужого дома. Отныне она никому не позволит помыкать собой. Пора посмотреть правде в глаза. Теперь она сама будет принимать решения. Именно это она прошептала на ухо Тревису и, обняв его покрепче, уткнулась носом в подушку и заснула.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Всю первую неделю Минерва ежедневно звонила Ванде Джонстон, надеясь услышать отрадную новость. Но неделя прошла, а новостей никаких. Минерва перестала звонить, в молчании прошла и вторая неделя. Она постепенно привыкала к своей работе, все больше и больше привязываясь к детям, и фактически смирилась с тем фактом, что найти новую работу будет не так-то легко.

Утро третьей недели началось как обычно. Малыши завтракали, а Минерва следила за тем, чтобы все приборы остались целыми и никто из тройняшек не поубивал друг друга. Как вдруг, словно гром среди ясного неба, раздался телефонный звонок. Джад встал из-за стола, чтобы ответить.

– Минерва, это вас, – мрачным тоном объявил он, снова появляясь на кухне и занимая вместо нее наблюдательный пост возле тройняшек.

Она была удивлена холодностью его тона. В конце концов, ей не так уж часто звонят – чего бы ему быть недовольным? Но все тут же разъяснилось: стоило ей взять трубку, как она услышала голос Ванды.

– Поздравляю, – весело начала Ванда, – вы продержались на этом месте дольше всех. – И не ожидая по своему обыкновению ответа, продолжала: – У меня к вам маленькая просьба: продержитесь еще совсем немного, пока я не найду, кого можно будет послать вместо вас в это логово льва. Я же говорила, что слово свое держу. В общем, Минерва, дело в следующем. В одной из престижнейших школ Джорджии появилось вакантное место учителя младших классов, как раз ваш профиль. Я вчера предложила вашу кандидатуру директору школы, а сегодня получила подтверждение, что он готов взять вас на работу.

Слушая ее торопливую речь, Минерва понимала, что ей действительно предлагают хорошую работу. О такой она мечтала. Случайно ее взгляд упал на открытую дверь в кухню и встретился с серьезными глазами Джона. Увы, ей будет нелегко объявить, что она уходит. Как быть? Может остаться? Но как же тогда профессиональный рост?

– Ну, что скажете? – голос Ванды прервал ход ее мыслей. – Вы должны прыгать от радости, такую возможность нельзя упускать.

«Ванда права, нельзя отказываться». И тут она увидела, что Генри отобрал любимую куклу Джоан. Кухня огласилась детским ревом. Минерва поняла, ей нужно срочно вмешаться, размышлять времени особо не было.

– Ванда, спасибо вам за все, что вы для меня сделали, но пока я решила остаться здесь. Извините, мне нужно идти. До свидания. – Она повесила трубку и бросилась на кухню. Через минуту мир был восстановлен.

– Спасибо, что остались. – Джад тепло улыбнулся ей, вставая со своего места.

Его открытая благодарность привела Минерву в состояние шока. С момента ее прибытия и до сегодняшнего дня он вел себя как настоящий тиран. Она даже не догадывалась о том, что он ею доволен. И все же его улыбку нельзя оценивать иначе. Так приятно, когда тебе улыбаются! У нее даже сердце замерло.

Тут она краем глаза заметила, что тарелка Генри находится возле самого края стола. Ну ни на секунду нельзя расслабиться. Минерва резко повернулась и успела как раз вовремя. Еще мгновение – и спасать уже было бы нечего.

– Хорошая реакция, – похвалил Джад.

И снова Минерва почувствовала, как ей приятно от его похвалы и внимания. Она полностью переключилась на тройняшек, следила за их поведением и одновременно думала. Какой же все-таки странный человек, этот Джад. Она очень чутко реагирует на его присутствие, всегда может точно сказать, дома он или нет. До сегодняшнего утра она объясняла это тем, что он постоянно следит за каждым ее шагом, но сегодня поняла, что между ними существует какая-то интуитивная связь. И это ее пугало.

Малыши уже заканчивали завтрак, когда раздался звонок в дверь.

– Для гостей еще слишком рано, – заметила Люси в полнейшем недоумении, – кто бы это мог быть? Пойду открою. – Проходя мимо Минервы, Люси приобняла ее и сказала: – Я тоже рада, что ты осталась.

Минуту спустя Люси снова появилась на пороге и громко объявила:

– Минерва, это к тебе пришли.

Девушка подняла глаза – и обомлела: следом за домработницей на кухню вошел отец.

– Я специально взял сегодня выходной день, что бы собственными глазами убедиться, что у тебя все нормально, – пояснил он в ответ на ее изумление.

Джад встал со своего места и, подавая руку вошедшему, представился:

– Джад Грэм.

– Питер Бродвик, – ответил гость, пожимая протянутую руку.

Джад по очереди представил ему детей, а потом предложил чашечку кофе.

– Нет, спасибо, – отказался Питер, – я приехал повидать дочь. Теперь вот вижу, руки у нее заняты.

– Она отлично справляется, – уверил его Джад.

Питер вежливо улыбнулся. Но Минерва слишком хорошо знала отца и прекрасно понимала, что ему ничего из увиденного не понравилось.

– Извините, а могу я поговорить со своей дочерью наедине? – спросил Питер.

– Пап, я сейчас действительно занята, – твердо сказала Минерва. Она с ужасом поняла, что нисколько по нему не соскучилась. Наоборот, ей неплохо жилось без его постоянного контроля, без вечных помыканий, и у нее нет никакого желания разговаривать с ним один на один.

– Идите, мы с Люси последим за детьми, – великодушно сказал Джад. Очевидно, рассудил, что пару минут она может посвятить и своей собственной семье.

Минерва знала, что если и дальше станет отказываться, то в глазах этих людей будет выглядеть по крайней мере странно. Она неохотно встала и вышла в гостиную вместе с отцом.

– Так чему я обязана твоим появлением здесь? – спросила она, как только они остались наедине.

– Солнышко, я твой отец, я люблю тебя и лично хотел убедиться, что у тебя действительно все в порядке.

В его голосе звучали теплота, нежность, любовь. Сколько раз Минерва покупалась на это! Сколько раз позволяла себе поверить, что это правда! Ломала свои планы на будущее – и ради чего? Чтобы безответно заботиться о его комфорте.

– У меня все нормально, спасибо, – сухо ответила она.

– На мой взгляд, ты все же здесь порядком устаешь. – Отец подошел к ней и, обняв за плечи, мягко сказал: – Я хотел, чтобы ты знала: ты всегда можешь вернуться домой, когда пожелаешь.

«Только если мне некуда будет больше пойти».

– Но мне действительно здесь хорошо!

– Ты до сих пор злишься на меня из-за того, что я женился на Джулиане. – Отец делано вздохнул. – Пойми, после смерти твоей матери прошло уже много времени. Ты не вправе ожидать от меня, что я буду скорбеть о ней всю оставшуюся жизнь.

– Что ты, что ты, я нисколько не сержусь на тебя. Поверь, я даже счастлива. Дело в другом. Я начинаю свою собственную жизнь, и прими это как факт. Ты все равно не сможешь ничего изменить.

Он снисходительно усмехнулся.

– И это ты называешь жизнью? – Питер выразительно показал глазами на кухню.

– Мне подходит, – отрезала Минерва.

Он безразлично пожал плечами.

– Ладно, я здесь не для того, чтобы с тобой ссориться.

Минерва сухо улыбнулась – она слишком хорошо знала эту игру. Раньше она частенько попадалась в ловушку. Питер умел очень хорошо описывать недостатки того или иного предприятия, задуманного ею. Он подрывал в ней веру в задуманное, и она шла у него на поводу. Но теперь она даже не собирается ничего с ним обсуждать.

– Никто с тобой не ссорится, и вообще, мне нужно работать.

В ответ Питер улыбнулся ей столь же сухо.

– Вижу, мне не удалось тебя переубедить. Просто еще раз хочу сказать: ты можешь вернуться домой в любой момент, когда пожелаешь. Мне кажется, это лучше, чем нянчиться с сопливыми ребятишками.

Минерва чуть не рассмеялась ему в лицо. Забавно: он, в сущности, предлагал поменять сопливых ребятишек на беспомощного старика. Хотя на самом деле он не таков.

– Если нужда возникнет, я воспользуюсь твоим предложением, но пока в этом нет никакой необходимости, – ответила Минерва, провожая его к двери.

– Просто знай: мой дом – твой дом, – сказал напоследок отец, целуя ее в щеку.

«Я постараюсь никогда не воспользоваться этим предложением», – пообещала себе Минерва, глядя на удаляющегося отца. Ей нравилась ее сегодняшняя жизнь. Как здорово быть хозяйкой самой себе!

– Какие-то неприятности дома? Если нужно, то вы можете взять сегодня выходной, – предложил Джад, прерывая размышления Минервы.

– Нет, – отозвалась Минерва, отступая на пару шагов назад, чтобы увеличить расстояние между ними. – В этом нет необходимости.

– Твой отец… гм, выглядит не очень-то счастливым.

– Его проблемы никак не касаются ни меня, ни вас. Тем более их не решить в один заход, – отозвалась Минерва, а про себя подумала: «Интересно, теперь по утрам он сам готовит себе завтрак или все же этим занимается Джулиана?»

– Что, он по жизни очень требовательный человек?

– Ну, вы с ним не сравнитесь, – ляпнула Минерва и, поняв, что сказала лишнее, покраснела до корней волос.

Джад удивленно поднял брови – его позабавило это сравнение. Джон очень четко уловил реакцию отца и тоже вопросительно уставился на нее, словно и его озадачило ее сравнение.

Минерва почувствовала страшное смущение. Джад, конечно, – совершенно другой, но это, пожалуй, удобный случай сказать им, что ей надоело их постоянное внимание.

– Я просто хотела сказать, что меня несколько раздражает то, что вы постоянно контролируете каждый мой шаг. Мне уже начинает казаться, что у меня на спине мозоль от ваших взглядов.

Джад сел на стул и посадил к себе на колени старшего сына.

– Ну, может быть, мы и перестарались, но я не думал, что это вас так раздражает.

Минерва смотрела на этих двоих и снова удивлялась, насколько Джон является точной копией своего отца.

– Я так много лет прожила под неусыпным контролем отца, что прекрасно научилась ощущать спиной любой оценивающий взгляд. Конечно, у вас есть причины для этого: нужно время, чтобы присмотреться к чужому человеку, особенно когда это затрагивает интересы семьи.

– Да, вы как-то говорили близнецам, что вас это нервирует, – вспомнил вдруг Джад.

Минерва взглянула на него. Обычно лицо Джада оставалось непроницаемым, сейчас же он выглядел смущенным. Теперь в нем не осталось ничего от того грозного Джада, с которым она привыкла иметь дело. Неожиданно в ее сердце родилось удивительное чувство нежности к этому человеку.

– Мы можем опоздать, – встрял Джон в разговор взрослых.

Этого замечания оказалось достаточно, чтобы Джад тут же стал таким, каким его все привыкли видеть.

– Так, если вам точно не нужен выходной, то мы с Джоном, пожалуй, пойдем.

– Конечно-конечно, выходной мне не нужен, – уверила его Минерва, поражаясь, что этот человек сумел разбудить в ней какие-то новые чувства.

– Джон, удачи, увидимся вече… – Минерва замолчала на полуслове. Одной рукой она притянула Джона к себе поближе, чтобы лучше рассмотреть сыпь, выступившую возле ушей и ниже, на шее. Дюжина мелких красных пятнышек с белым ядрышком посередине. – Кажется, ветрянка, – громко объявила она результат своих наблюдений.

– Ветрянка? – в унисон повторили мужчины.

– Ветрянка, – подтвердила Минерва. – Я сталкивалась с этой болезнью, когда работала в детском саду. – Она с тревогой посмотрела на Джада. – Я-то этой болезнью не заболею. Дело в том, что для взрослых она более опасна, чем для детей. Я надеюсь, у вас есть иммунитет против нее?

– Да, я в детстве переболел, – ответил Джад.

Минерва облегченно вздохнула.

– Уложите, пожалуйста, Джона в постель. Я сейчас попрошу Люси присмотреть за остальными. И надо вызвать врача.

Джад озабоченно кивнул и, взяв Джона на руки, понес его в спальню.

А Минерва тем временем выяснила, что Люси также когда-то переболела ветрянкой. Более того, знает, как с ней бороться. В свое время ее дети перенесли эту болезнь.

Уложив Джона в постель и позвонив врачу, Джад достал из домашней аптеки жаропонижающее. Тройняшкам было сказано, чтобы никто из них к Джону не заходил, и, конечно же, они все сразу захотели его увидеть.

– Как вы думаете, они тоже заболеют или все-таки обойдется? – поинтересовалась Люси у Минервы, когда они общими усилиями справились с малышами и двери в детскую удалось закрыть.

– Боюсь, они уже заразились! Нам ничего не остается делать, как ждать, но, по-моему дальше будет только хуже, – поделилась Минерва своими соображениями.

Люси выглядела обескураженной.

– Может быть, это даже к лучшему: гораздо сложнее, когда дети болеют в более позднем возрасте, – решила утешить ее Минерва.

Джад дал сыну лекарство и спустился вниз. Ему нужно было идти на работу, однако он нерешительно медлил, не скрывая тревоги.

– Мне нужно идти, но я постараюсь вернуться как можно раньше, – пообещал он.

Минерва понимала его состояние и постаралась успокоить:

– Не волнуйтесь, все будет хорошо. Я присмотрю за ним. Через два часа он еще раз примет таблетку, а потом немного поспит.

Несмотря на ее убедительный тон, взгляд Джада по-прежнему оставался беспокойным. Тогда Минерва сочла за нужное добавить:

– И нечего устраивать здесь панику. Я знаю, что делаю. – Она успокаивающе потрепала его по плечу. – Мне самой еще ни разу не приходилось ухаживать за детьми, больными ветрянкой, но я действительно знаю, что нужно делать. У нас есть указания врача, да и Люси доводилось ухаживать за такими детьми. Если у меня возникнут вопросы, я обязательно обращусь к ней.

Джад кивнул, но было видно, что ее слова не принесли ему никакого облегчения.

Вопреки ожиданиям Минервы, день прошел спокойно. Такой вывод она сделала, расстилая постель. Казалось, тройняшки прониклись сочувствием к старшему брату и целый день мирно играли в свои игрушки.

Только один раз возникли проблемы с Генри. В связи с введенным карантином ему для дневного сна постелили в комнате девочек, а он упрямо продолжал настаивать на том, что будет спать в своей кровати. Минерва вооружилась его любимой книжкой и читала ему до тех пор, пока он не заснул.

К вечеру у Джона поднялась температура, его затрясло. Он жаловался, что ему холодно, но все же Минерва уговорила его поесть немного супа и проследила за тем, чтобы он уснул.

К ней же самой сон в эту ночь не шел. Хоть она и сказала Джаду, что знает, как нужно ухаживать за больным, но практики у нее не было никакой. И одно дело – знать, а другое – мочь. Минерва боялась, что она может понадобиться Джону среди ночи, поэтому, помимо включенного интеркома, оставила открытой еще и дверь. Какое-то время Минерва ворочалась с боку на бок, но заснуть так и не получилось. И тогда она взяла плед и пошла в спальню к Джону. Пододвинула кресло к кровати и, убедившись, что ребенок спит, задремала сама.

Перед тем как лечь спать, Джад еще раз заглянул к Джону, чтобы лично убедиться, что все более-менее в порядке. Каково же было его удивление, когда в кресле возле кровати он увидел Минерву! Ее самоотверженность просто поражала. Глядя на ее спящее лицо, Джон невольно обратил внимание, что оно еще совсем юное и безмятежное. Он подошел к ней и осторожно потрогал за плечо.

Минерва резко подскочила.

– Что-то случилось? – шепотом воскликнула она, и ее взгляд тут же метнулся к кровати, где Джон спал спокойным сном.

– Нет, ничего. Но вы не можете провести всю ночь здесь, в кресле. Подумайте о себе, как вы будете себя чувствовать завтра утром.

– Мне лучше быть рядом на тот случай, если я понадоблюсь Джону, – возразила Минерва.

– Ваша комната напротив, у вас установлен интерком. Не волнуйтесь, вы обязательно услышите, если понадобитесь ему, – уверил ее Джад. Одной рукой он подхватил плед, прикрывавший ее ноги, а другой помог ей подняться с кресла.

Минерва хотела было возразить, но, встав на ноги, ясно почувствовала, как все тело затекло от неудобной позы.

– Да, конечно, вы правы, – пробормотала она, отстраняясь от него, чтобы скрыть судорогу в мышцах.

Джад неохотно выпустил ее руку. Видимо, ей неприятно его прикосновение. «Черт побери! – одернул он себя. – Это лучшая няня, которая побывала у меня в доме, и не стоит привносить в наши отношения ничего личного. В конечном итоге мне это обойдется дороже. Где я еще найду человека, который так добросовестно занимался бы с детьми?» Джад думал, а сам украдкой рассматривал великолепную фигуру Минервы.

– Вам нужно отдохнуть, – приказным тоном сказал Джад. – На сегодняшнюю ночь я перенесу интерком в свою спальню. – Он проводил Минерву в ее комнату, стараясь не коснуться девушки.

Минерва никогда не думала, что постель может выглядеть так привлекательно. Убедившись, что Джад ушел, oна в блаженной истоме рухнула на кровать. Приятные мысли проносились в голове. Вот Джад так ласково, так нежно берет ее за руку. Ей так хорошо от ощущения его близости. Минерва широко открыла глаза. О Боже, она не имеет никакого права думать о нем так! Она всего лишь няня при его детях. Конечно, она любит детей, но эти чувства не должны распространяться на их отца.

– Я всего лишь няня, и ничего больше, – пробормотала она на ухо Тревису и, перевернувшись на другой бок, заснула.

Джад тоже отправился спать, но сон не шел к нему. Перед глазами стояла Минерва с распущенными волосами и всепонимающей улыбкой. Нет, ее нельзя было назвать красавицей. Мужчинам хватало одного взгляда, чтобы больше не смотреть в ее сторону. Но у нее было неповторимое очарование женственности, доброта человеческой мудрости. Эти качества притягивали его. Ему не составило особого труда представить, как в одно прекрасное утро она проснется рядом с ним, и это будет счастливое пробуждение. «Стоп!» – одернул он себя. Длительное воздержание, видимо, пагубно сказывается на ходе его мыслей. Нет, он справится со своими гормонами. Хорошие няни в наши дни на дороге не валяются.

Минерва моментально проснулась от слабого стона, раздавшегося в спальне Джона. Запахивая на ходу халат, она бросилась в его комнату. И не напрасно. Увидев ее, Джон слабо сказал:

– Хочу пить.

Минерва коснулась ладонью его лба и поняла, что температура снова поднялась.

– Сейчас, потерпи немножко, я принесу. И надо выпить таблетку.

– Что случилось? – спросил Джад, появляясь на пороге. Он тоже проснулся, залез в первые попавшиеся джинсы и поспешил в детскую.

Минерва оглянулась на голос – и потеряла дар речи. Увидеть полуголого хозяина она никак не ожидала. «Великолепно сложен», – моментально отметила про себя Минерва.

– Хочу пить, – прошептал Джон, отвечая на вопрос отца.

– Я сейчас принесу воды. Ему надо выпить таблетку, температура опять поднялась. – Ее мысли снова вернулись к Джону. – Он весь вспотел, было бы неплохо, если бы он принял душ. Ему бы тогда стало немного легче.

– Сейчас устрою, – отозвался Джад, подхватывая ребенка на руки и направляясь в ванную.

Минерва поспешила на кухню, чтобы принести воды и взять таблетку жаропонижающего.

Десять минут спустя Джон уже снова лежал в своей кровати.

– Я побуду с ним, пока он не заснет, – сказала Минерва, опять усаживаясь в кресло, с которого ее прогнали пару часов назад.

Джад снова поднял ее на ноги.

– Вы уже сидели, не нужно. Теперь я сам побуду с ним, – успокоил он ее, выпроваживая из комнаты.

Его прикосновение было таким нежным, что Минерва не решилась напомнить, что, по сути дела, это ее обязанности.

– Ну, раз вы так хотите, – единственное, что сказала она.

– Да, я так хочу, – твердо проговорил Джад, чтобы и речи не зашло о попытке остаться.

Попав к себе в комнату, Минерва облегченно вздохнула. В конце концов она видела мужчин и в более раздетом виде. Например, на пляже. Но никто из них не произвел на нее никакого впечатления. Боже, что с ней творится? Почему этот мужчина так привлекает ее? Ведь у нее нет на него никаких прав. Нужно окончательно выкинуть из головы всякие мысли о нем.

Просто она слишком волнуется из-за Джона, вот и переносит свои чувства с одного объекта на другой. Но она понимает свою ошибку. И завтра все встанет на свои места.

Глупо влюбляться в своего босса. Любой служебный роман ни к чему хорошему не приводит. Джад никогда не узнает, что в ее голове бродят какие-то романтические мысли на его счет. Разве что научится их читать.

Джад улыбнулся, припоминая растерянное выражение на лице Минервы, когда он выпроводил ее из комнаты. Он пребывал в хорошем настроении. Пожалуй, в первый раз с того момента, как ушла Ингрид. Тогда он замкнулся на своей работе и своей семье. Зато теперь он знал наверняка, что, когда Джон поправится, он займется устройством личной жизни.

ГЛАВА ПЯТАЯ

К пяти часам утра Джон снова проснулся. Минерва заглянула в спальню и убедилась, что Джон выглядит сегодня намного лучше. Генри, услышав шум в детской, осторожно выскользнул из своей постели и, стараясь не разбудить сестер, сразу направился в комнату брата. Он хотел предложить ему поиграть в машинки.

Минерва милостиво разрешила, тем самым изменив свое вчерашнее решение держать детей порознь. Сказались советы врача и собственный жизненный опыт. Когда матери специально подпускали своих малышей к одному из зараженных болезнью, они знали, что, переболев, ребенок приобретет иммунитет на всю жизнь.

– Сегодня ты выглядишь намного лучше, – услышала Минерва за спиной голос Джада. Он обошел ее и, подойдя к Джону, поцеловал его в лоб, потом потрепал Генри по голове. – Сильно не утомляй своего брата, – посоветовал он ему.

– Да я скажу ему, когда устану, – ответственно заявил Джон.

Минерва наблюдала за этой милой семейной сценкой со стороны, обзывая себя при этом зеленой школьницей. Да и как иначе: Джад снова был в одних джинсах. А Минерва не могла объяснить, почему на нее так возбуждающе действует его полуголый вид.

– Доброе утро, Минерва, – улыбнулся ей Джад.

– Привет, – автоматически отозвалась она. Слава богу, голос звучал вполне естественно.

Джад нахмурился.

– Вы выглядите уставшей. Наверно, не спали всю ночь. Может быть, мне остаться сегодня дома и помочь вам с детьми?

«Перестань смотреть на него с открытым ртом. Не будь идиоткой». Делано пожав плечами, тихим и уверенным голосом Минерва произнесла:

– Не думаю, что вам есть хоть какой-то смысл оставаться сегодня дома. Я просто еще не до конца проснулась. Все, что мне нужно, это холодный душ. Я буду в норме. – И в подтверждение своих слов Минерва пошла умываться.

Холодный душ помог ей взбодриться. Она сразу почувствовала прилив сил и готовность к предстоящему дню. Взглянув на свое отражение в зеркале, она поняла, почему Джад счел ее невыспавшейся. Но ничего, это скоро пройдет. Главное – держать свои гормоны под контролем. Если бы он знал, какие бредни у нее в голове, она бы ни на секунду не задержалась здесь. Он бы ее просто выкинул.

Пока Минерва приводила себя в порядок, проснулись девочки. Она помогла им одеться, собрала их к завтраку, а потом повторила ту же самую процедуру с Генри. Джон от предложения позавтракать отказался, и Минерва решила, что ему будет лучше остаться в постели. Чтобы он не скучал, ему в комнату принесли телевизор. Минерва по себе знала, что, когда болеешь, время тянется долго и скучно. Наоборот, когда ребенок чем-то занят, он быстрее выздоравливает.

Убедившись, что Джон хорошо устроился, Минерва с тройняшками спустилась к завтраку. Трапеза протекала как обычно. Минерва присматривала за малышами, но ее мысли невольно то и дело возвращались к Джаду. Она бы и рада его не замечать, но это происходит помимо ее воли, каждой клеточкой своего тела она ощущает его присутствие.

Сам того не зная, он завоевал ее симпатию тем, что так нежно и заботливо относится к своим детям. Делает все от него зависящее, лишь бы им было хорошо. И болезнь Джона очень яркий пример. Вот ее собственный отец, когда она болела, становился раздражительным и старался не появляться в ее комнате. А уж о том, чтобы принести таблетку или стакан воды, и речи не шло. Если она когда-нибудь выйдет замуж, если ей выпадет возможность иметь собственных детей, то хотелось бы, чтобы их отец был хоть наполовину таким же добрым, внимательным и заботливым, как Джад. Он никогда не накажет ребенка без веского на то основания. «Ну, перестань ты его идеализировать. Тебе отлично известно, что он далеко не подарок». Видимо, ей необходимо напоминать себе об этом ежеминутно, чтобы не забываться. «Пойду посмотрю, как там Джон, вдруг он передумал и теперь не откажется от завтрака».

Поднимаясь по лестнице, Минерва бросила печальный взгляд на свое отражение в зеркале. Бледное, уставшее лицо. Да, это, пожалуй, никакая косметика не исправит. Одним словом, серая мышка. Мышка, возомнившая о себе невесть что. Да разве такой умный и симпатичный мужчина посмотрит в ее сторону? «Нет, и не мечтай. Ты просто няня его детей». Тебе никогда не удастся стать в его жизни чем-то большим. Огромным усилием воли она заставила себя сосредоточиться на работе.

Первая половина дня прошла относительно спокойно. Ничто не предвещало, что во второй половине может что-то случиться. Минерва механически выполняла свою работу, стараясь не думать о Джаде. Последнее было достаточно трудно. По всему дому она то и дело натыкалась на его вещи. Какая-то чудовищная пытка.

Минерва была погружена в свои мысли, поэтому переливы дверного звонка заставили ее вздрогнуть. «Неужели Джад решил вернуться домой раньше времени?» – промелькнуло у нее в голове. Но нет, зачем Джаду звонить в дверь собственного дома? А тем временем звонок заливался, не переставая. Боже, сейчас малыши проснутся! – с этой мыслью Минерва бросилась к двери.

Правда, Люси уже опередила ее. Удивлению Минервы не было предела. На пороге дома стояла ослепительно красивая блондинка, на глазок – где-то чуть за двадцать. Великолепно упакованная по последнему писку моды, она лучезарно улыбалась, и в каждой руке у нее было по огромному фирменному пакету.

– Я только вчера вечером вернулась из Парижа и не могла больше ждать. Я так хочу увидеть малышей, – проворковала она.

– У них послеобеденный отдых, – уведомила ее Люси сладким голоском. – А у Джона ветрянка.

Блондинка закатила глаза.

– О, пожалуйста, Люси, пожалуйста, простите меня. Но вы же знаете, как я люблю детей.

Минерва видела, в каком затруднительном положении оказалась Люси.

– Ну да, конечно, вы всегда к ним очень хорошо относились, но вы же знаете, Джон…

Тут блондинка заметила Минерву и, не дослушав Люси, обратилась к ней:

– А вы, должно быть, Минерва? Новая няня. Джад говорил мне о вас вчера, когда я позвонила. Он очень доволен вашей работой. – И, обогнув Люси, она подошла к Минерве, протягивая руку и одновременно представляясь: – Меня зовут Фелиса Фрондесворт – друг семьи.

«Больше чем друг», – прочитала Минерва в ее взгляде. А Фелиса и не думала скрывать своей улыбки победительницы. Она была довольна. Одного взгляда достаточно, чтобы понять: этот мышонок ей не соперница. В лучшем случае – идеальная няня.

– Кто здесь? – спросил Джон, появляясь на пороге прихожей.

Услышав его голос, Фелиса сразу же забыла о Минерве.

– Джон, рада тебя видеть. Ты уже проснулся?

– Я не очень хорошо себя чувствую.

Фелиса обняла его за плечи.

– Пойдем. Я тут привезла тебе и тройняшкам подарки. Ты их сможешь увидеть первым. Но только сначала вернешься в постель.

– Она еще большее дитя, чем Джон и тройняшки, вместе взятые, – пробормотала Люси, обращаясь к Минерве и провожая взглядом удаляющуюся парочку. – По сути она добрый человек, только привыкла, что все должно вращаться вокруг нее. Она просто не понимает, что бывают моменты, когда ее присутствие не совсем желательно.

Тут Минерва услышала голоса тройняшек.

– Кажется, послеобеденный отдых закончился.

Люси молча кивнула, соглашаясь, и величественно удалилась на кухню.

Минерва посмотрела ей вслед и поняла, что с этой стороны помощи ей не дождаться. Когда она вернулась в детскую, Фелиса уже успела собрать всех детей вместе и торжественно объявила:

– А сейчас мы устроим грандиозный праздник игрушек.

Ребятишки пришли в восторг «В общем-то, даже неплохо», – решила про себя Минерва. Только крайне не вовремя. Во-первых, у всех нарушен режим, значит, вечером не обойтись без капризов; а во-вторых, активная игра вряд ли пойдет на пользу Джону. Но, кажется, она может оставить свое мнение при себе. В такой ситуации ей остается только следить, чтобы ничего чрезвычайного не случилось.

Немного спустя Джон все-таки лег отдохнуть, а Минерва села рядом, как и в прошлую ночь, в кресло. Остальные дети как ни в чем не бывало продолжали весело играть здесь же в комнате, на полу. Фелиса сделала пару попыток вовлечь в игру и Джона, но Минерва пресекла их в корне.

Наблюдая за всей этой чехардой, Минерва недоумевала по поводу Фелисы. Неужели именно эта женщина подружка Джада? С тех пор, как она живет в этом доме, ей и в голову не приходило, что ее босс с кем-то встречается. Кажется, Фелиса вернулась из Европы. Значит, ее не было в городе. Это все объясняет. Вот уж никогда бы не подумала, что Джада может заинтересовать такая женщина. Впрочем, разве ей решать, какая женщина ему подходит, какая нет. Фелиса определенно красавица. На ней дорогая и стильная одежда, и, судя по подаркам, что она сделала детям, деньжата у нее водятся. Вполне может быть, что у нее с Джадом очень близкие отношения. Легкие шаги привлекли внимание Минервы. Еще секунда – и дверь откроется. Это Джад вернулся дамой. «Что сейчас будет?» – промелькнуло у нее в голове.

– Джад, дорогой! – Фелиса бросилась к нему навстречу и обвила его шею руками, для чего ей пришлось встать на цыпочки. – Ты отлично выглядишь!

– Ты тоже, – отозвался Джад, возвращая ей поцелуй в лобик. – Как всегда, пытаешься избаловать моих детей?

– О, они у тебя слишком хороши, их просто невозможно избаловать, – оправдывалась Фелиса, неохотно выпуская Джада из объятий.

Так любовники они или нет? Этот вопрос снова вспыхнул в голове Минервы. Скрипнув зубами, она опять напомнила себе, что она здесь только няня. Личная жизнь босса – не ее дело. Может быть, позже она отыщет способ справиться с острым чувством ревности. Но это будет позже.

Джад подошел к кровати сына.

– Ну, как ты себя чувствуешь? Я надеюсь, ты не сильно переутомился за игрой.

– Конечно, нет, – ответила за Джона Фелиса.

– Мы его звали играть с нами, а он отказался. Даже в прятки не соглашался.

– Она подарила мне радиоуправляемую машину, – сказал Джон, кивая на полку, где красовался новенький автомобиль.

– Я только волнуюсь, чтобы тебе не стало хуже, – мягко проговорил Джад.

– Я за этим слежу, – подала голос Минерва.

– А ваше дело не следить, а делать. – Джад посмотрел на нее грозным взглядом.

Минерва не могла не заметить угрозу, звучавшую в его голосе, и вздернула подбородок.

– Я делаю все, что могу.

– О, Минерва, не обращай внимания на этого сумасшедшего. Просто ему надо на ком-то сорвать злость из-за моего внепланового появления. А я так соскучилась по этим крошкам. – Фелиса подхватила на руки Джоану. Она еще сделала попытку поймать Генри, но он оказался шустрее и успел отскочить в сторону.

– Ладно, а теперь все марш в игровую, Джону нужно отдохнуть, – приказал Джад.

Минерва помогла ребятишкам собрать игрушки и перенесла их в игровую. Потом снова вернулась к Джону. Ей показалось, что у него опять поднялась температура. Да, у Джона действительно жар. Ему необходимо выпить антибиотик.

Тут снова на пороге появился Джад. Увидев, чем она занята, он холодно бросил:

– Как закончите, зайдите в библиотеку.

Минерва вздрогнула. Такое начало разговора не предвещало ничего хорошего. Ну и ладно, ей за свой труд стыдиться нечего. Убедившись, что Джон выпил лекарство, она пошла в библиотеку, где ее уже ждали. Интересно, что его привело в такое бешенство. В чем она виновата?

– Закройте дверь, – приказал он.

Минерва закрыла дверь и выжидательно посмотрела на него.

– В ваши обязанности входит следить за детьми. Вы не имеете права оставлять их одних ни на минутку, а тем более препоручать их чужим людям.

– Я ничего из вышеперечисленного не делала. Не нужно меня понапрасну обвинять.

– Люси мне рассказала, что дети спали, когда приехала Фелиса. Минуя вас, она прошла к детям и разбудила их.

– Дети проснулись от ее звонка в дверь. А что касается того, что ей удалось миновать меня, то я была уверена в том, что она относится к друзьям этого дома. И имеет право возиться с детьми. Люси держалась с ней приветливо, а дети так вообще обрадовались ее появлению. И к тому же я все время была рядом. Именно поэтому Джон остался в постели, а не занялся своей новой игрушкой. Да и с тройняшек я глаз не спускала.

Джад не сразу нашелся, что ответить. Минерва, конечно, говорит абсолютную правду. Люси несколько по-своему интерпретировала случившееся, потому что недолюбливала Фелису. Джад мысленно сосчитал до десяти, стараясь успокоиться. Ему вовсе не хотелось терять Минерву. Ведь ему наконец-то повезло, у него есть человек, который может присмотреть за детьми, на которого можно положиться. Особенно сейчас…

Наступила гнетущая тишина. Молчание Джада не самым лучшим образом действовало на нервы Минервы. Она не выдержала и срывающимся голосом проговорила:

– Если хотите меня уволить, то увольняйте. Не тяните резину.

Минepвa говорила – и не верила своим ушам. Еще сегодня утром она восхищалась этим человеком! Немного же ему понадобилось времени, чтобы перевернуть все с ног на голову, причем без всякой причины.

Джад хмуро произнес:

– Я не собираюсь вас увольнять. Вы хорошая няня. – Его голос звучал как удалявшиеся раскаты грома. – Но вам следует уяснить себе одну простую вещь: вы ни на минуту не должны оставлять их одних. Вы не имеете права допускать к ним людей, незнакомых вам, особенно когда меня нет дома. Помните, вы отвечаете за их жизни. Вам все понятно?

– Предельно.

Конечно, Минерве было неприятно слышать эти слова, но у нее хватило мудрости не обидеться на него. И она постаралась выяснить причину, почему Фелиса так опасна для детей.

– В следующий раз, когда Фелиса появится в этом доме, я не должна пускать ее в детскую ни под каким предлогом, так?

– Да при чем тут Фелиса! – Джад досадливо взмахнул руками и нервно заходил по комнате, напоминая Минерве раздраженного тигра в клетке.

– Их мать сейчас в городе, – прорычал Джад.

Для Минервы все сразу стало ясно.

– Значит, вы думаете, она здесь для того, чтобы предъявить свои права на детей?

– Я не имею ни малейшего представления, зачем она здесь, – ледяным тоном заявил Джад. На его скулах заиграли желваки, выдавая внутреннее напряжение.

Минерва прекрасно помнила, какое ощущение счастья, покоя, уверенности в завтрашнем дне испытывала она, когда играла с тройняшками, а те с визгом носились вокруг нее.

– Видимо, она попытается вернуть и вас и детей. Нельзя просто так взять и отказаться от своего материнского инстинкта. Дети всегда очень значимы для женщины.

– Только не для моей жены. – Джад даже побледнел от распиравшей его досады. – Если она и родила детей, то исключительно для того, чтобы добиться своих целей.

Минерва не понимала, как женщина может отказаться от своих детей или использовать их. Это не женщина, а какая-то змея.

– Я и только я имею все права на своих детей, – продолжал тем временем Джад. – И если, не дай Бог, ей взбредет в голову посетить этот дом, то вы и близко не должны подпускать ее к детям. Вплоть до того, что собираете детей и увозите их прочь отсюда.

Минерве совсем не улыбалось прятать детей от их родной матери, но в данном случае она должна подчиниться приказу. На всякий случай было бы неплохо узнать об этой женщине побольше из первоисточника.

– Мне будет проще, если я буду знать, как она выглядит.

Джад мрачно кивнул головой и пошел к дальнему шкафу из букового дерева. Немного помедлив, он достал фотоальбом, перелистнул несколько страниц и, найдя нужную, вынул фотографию и протянул снимок Минерве. Та некоторое время его изучала, отмечая про себя красивый тонкий профиль, вьющиеся белокурые волосы, изумрудно-зеленые глаза – как у близняшек.

– Красивая женщина, – произнесла Минерва.

– О да, красота – это ее единственное оружие для достижения своих целей. Помимо привлекательной внешности в ней ничего нет. К сожалению, мне понадобилось слишком много времени, чтобы понять это.

С безразличным видом Джад вернул фотографию на место и с таким же видом отнес фотоальбом в шкаф.

– Когда Джон выздоровеет и снова пойдет в детсад, я буду, как и прежде, отвозить его. Забирать его будете либо вы, либо Люси. Я договорюсь, чтобы его ни с кем другим не отпускали.

Не перегибает ли он палку? – засомневалась Минерва.

– Значит, вы считаете правильным не позволять детям общаться с матерью. А не боитесь, что позже они вам это припомнят?

– Я знаю, что делаю. И вам лучше не обсуждать мои распоряжения, а следовать им.

– Не волнуйтесь, я все сделаю, – заверила его Минерва.

– Ради Бога, не надо никакой самодеятельности. Поверьте мне, я знаю, что лучше для моих детей.

С этими словами Джад покинул библиотеку.

Направляясь к тройняшкам, Минерва на какое-то время задержалась у Джона – убедиться, что с ним все в порядке. На пороге игровой комнаты она остановилась как вкопанная. Джад с Фелисой играли на полу с ребятишками. С лица Джада сошла мрачная мина, он задорно улыбался, рядом находилась красивая блондинка. Со стороны они выглядели как одна счастливая семья. Эта мысль огнем обожгла Минерву. Что это? Ревность? Лучше, пока не поздно, подавить такие мысли и чувства.

Зная, что ее отсутствия никто не заметит, Минерва отправилась на кухню. По своей натуре она была добрым и миролюбивым человеком, никаких споров и конфликтов просто не переносила. Обвинения Джада, его злость и нападки причиняли невыносимую боль, и Минерва чувствовала необходимость с кем-то отвести душу. Но ей даже не пришлось ничего говорить. Стоило Минерве войти на кухню, как Люси стала извиняться.

– Эта Фелиса мне все нервы истрепала, – начала Люси, – она уже который год бегает за Джадом, вот я и боюсь, что он падет жертвой ее чар. А она ему совсем не пара. Мне бы не хотелось, чтобы он совершил ошибку во второй раз. – Люси нахмурилась. – Только даже я не ожидала, что он придет в такую ярость, когда я сказала ему о появлении Фелисы и что она опять в своем репертуаре. Я пыталась ему объяснить, что с детьми все в порядке и ничего страшного не произошло, но куда там, он даже не стал меня слушать.

Без сомнения, Люси искренне ей сочувствует и сожалеет, что невольно подставила ее. Значит, ей будет небезынтересно узнать и другую новость.

– Его жена вернулась, она в городе.

Люси всплеснула руками.

– Это объясняет, почему он пришел в такую ярость.

– Он боится, что она попытается увидеться с детьми, – добавила Минерва.

– Не думаю, что с ее стороны это хорошая идея, – задумчиво протянула Люси.

По реакции Люси Минерва поняла, что та в принципе разделяет мнение Джада по этому поводу.

– Но она же их мать!

– Никогда не думала, что скажу такое, но этой женщине было бы лучше совсем не иметь детей. – Домоправительница недовольно поджала губы.

И Минерва в первый раз допустила мысль, что, возможно, Ингрид Грэм именно такая женщина, какой и Люси, и Джад ее описывают – холодная и равнодушная к своим детям. Ладно, ее это не касается. Ее работа – следить за детьми и по возможности избегать конфликтов.

Фелиса осталась на обед, а после снова пришла с детьми. Когда она ушла, стоял уже поздний вечер. Как раз наступило время укладывать малышей спать. Когда Минерва наконец переделала все дела, она почувствовала себя вконец уставшей. Но волнений за день было столько, что она никак не могла уснуть.

Чтобы хоть как-то отвлечься, она решила заглянуть к Джону. Тот мирно спал.

Потом она направилась на кухню выпить воды. И когда проходила по коридору, то заметила, что у окна в холле стоит Джад. Было темно, и лица его она разглядеть не могла. Плечи его были опущены – так, словно мир всей своей тяжестью обрушился на него.

Она хотела пройти мимо, сделать вид, что не заметила его, но неожиданно для себя обратилась к нему:

– С вами все в порядке, сэр?

Он резко обернулся. Его взгляд скользнул по ее просторной ночной рубашке, по распущенным волосам, водопадом ниспадающим на плечи, и в который раз отметил, что в ее облике нет ничего искусственного. Все в ней так естественно и потому притягательно. В тот момент, когда он думал, что в этом мире нет уже никакой силы, способной отвлечь его от проблем, вдруг появляется она. Он был ей благодарен просто за то, что она сейчас оказалась рядом.

– Люси сказала мне, что вы обеспокоены необходимостью держать детей подальше от их матери.

Минерва тут же подобралась и приготовилась к головомойке. Правда, он выглядел сейчас не слишком воинственно. Может быть, удастся решить вопрос мирным способом.

– Просто мне все это кажется несколько странным.

Джад отошел от окна и, сев в ближайшее кожаное кресло, после продолжительного молчания заговорил:

– Я собираюсь рассказать вам то, что никогда не обсуждал с Люси. Хотя думаю, она об этом знает или, по крайней мере, догадывается. Но вам я вынужден объяснить, почему настаиваю на строжайших мерах безопасности. Естественно, все, что вы узнаете, носит совершенно конфиденциальный характер.

Джад знаком предложил Минерве сесть в соседнее кресло.

– Даю честное слово, что никому не буду рассказывать о том, что услышу, – пообещала Минерва, присаживаясь.

– Первый год нашей совместной жизни и еще некоторое время после свадьбы Ингрид была веселой, жизнерадостной женщиной. Ни разу ее лицо не омрачила тень печали, мы ни разу не поссорились. Все было здорово и замечательно. А потом она забеременела, и пока носила Джона, все время волновалась, что от этого испортится ее фигура, постоянно нервничала и говорила, что пошла на это ради меня, так как я хочу ребенка. Она же, получается, ребенка не хотела. Мы с Люси делали все возможное, чтобы она чувствовала себя комфортно. Я думал, что со временем все образуется, что она привыкнет к своему положению. – Джад говорил эти слова с неподдельной горечью. Его и без того мрачное лицо стало еще более угрюмым. – После родов жизнь, казалось, вошла в нормальную колею. Однако со временем я стал замечать синяки на руках сына. Люси их тоже заметила. В общем-то, это она обратила мое внимание на них. Ингрид появление синяков объясняла тем, что Джон очень подвижный ребенок. Но что поразило меня больше всего: я стал замечать, что Джон боится ее. Я не мог поверить в то, о чем уже стал потихоньку догадываться. Однажды я вернулся домой раньше обычного. Люси в это время была на кухне и не могла слышать, что происходит в детской. Когда я вошел, то увидел, что Ингрид бьет ребенка. Больше всего поразило меня то, что у нее на лице было выражение ненависти. В тот день мы очень сильно поругались. Ингрид обвиняла меня, что о ребенке я беспокоюсь больше, чем о ней.

Минерва отчетливо представила маленького и беззащитного Джона в руках жестокосердной матери. Слезы сочувствия навернулись на глаза.

– Я всегда думала, что он скучает по матери, когда смотрит на меня. А оказывается, в его сердце жив образ предыдущей няни. – Минерва испытала ярость: как можно быть такой ужасной матерью! – Она ревновала к своему собственному ребенку так сильно, что готова была поднять на него руку! Она законченная эгоистка!

Джад подтверждающе кивнул.

– Да, для меня было сильным потрясением, когда я узнал Ингрид с этой стороны. Я постарался убедить ее, что ревновать к ребенку глупо. Но с этого момента стал смотреть на нее более трезвыми глазами. Вот тогда-то я и понял, что Ингрид чувствует себя несчастной, если кто-то другой находится в центре внимания. И чем больше я это понимал, тем сильнее хотел, чтобы мы разошлись. Сначала она говорила, что не хочет развода, потому что любит меня. Но я не верил в ее чувство. Нельзя по-настоящему любить мужа и при этом ненавидеть ребенка. Тогда она стала угрожать, что оформит опекунство над ребенком и я никогда больше не увижу Джона. Понятное дело, этого я допустить не мог. С того времени мой брак превратился в каторгу.

Минерва смотрела на каменное лицо Джада и не могла не симпатизировать ему.

– Не имея на руках доказательств, в суде вы бы ничего не добились. Боюсь, у вас не было выбора.

Джад снова отвернулся к окну. Ему было сложно рассказывать печальную историю своей жизни, но он хриплым голосом продолжал:

– Именно тогда я взял на работу няню. Клавдия должна была неотлучно находиться возле ребенка, если я был на работе. На какое-то время наша жизнь стала относительно нормальной. Однажды, когда я еще не успел вернуться домой, Клавдия вынуждена была уйти раньше. Люси взяла ребенка к себе на кухню, но Ингрид забрала его наверх. Думаю, она хотела еще раз попытаться доказать мне, что она хорошая мать. Но именно в тот день Джон сломал руку. Люси услышала его крик и сразу бросилась в детскую. На пороге она встретила Ингрид, которая выскочила из спальни. Доподлинно никому не известно, что тогда произошло, но с того дня ребенок стал еще больше ее бояться. Именно тогда я завел порядок: если няня уходит, то меня немедленно ставят в известность.

«Теперь понятно, почему Джон так ревностно присматривает за тройняшками».

– То, что пережил Джон, просто ужасно, – сказала Минерва и добавила: – Да и для вас непросто было жить с женщиной, которой нельзя доверить жизнь ребенка.

– Я сделал все возможное, чтобы оградить сына от ее влияния, – нотки отчаяния проскользнули в его голосе. – Ингрид, конечно, не была счастлива от нововведений. Она пыталась меня убедить, что ни в чем не виновата. Я допускал мысль, что, может быть, не прав. Но интуиция мне подсказывала – я не ошибаюсь. С тех пор мне еще сильнее хотелось развестись. Никаких чувств у меня к ней не осталось. Она снова стала меня шантажировать, что оформит права опеки ребенка на себя. Может быть, со временем мне и удалось бы вернуть Джона себе, но нельзя было рисковать, нельзя было доверить ей ребенка даже на время. Я снова оказался в ее руках.

– Да, у вас действительно не было выбора, – сочувственно кивнула Минерва.

Он тряхнул головой.

– Я по-прежнему продолжал жить в комнате для гостей, мне казалось, что таким образом я лучше контролирую ситуацию. Мне и в голову не могло прийти, что она решится еще раз забеременеть. Однако она вбила себе в голову, что дети – это самый верный способ привязать меня к ней. Надеялась таким образом решить все наши проблемы. – Джад сухо усмехнулся. – Не передать словами, в каком я был бешенстве, когда узнал, что она снова беременна. Она не ошиблась, это сработало. Но надо признать, если она что-то и сделала хорошее, так это то, что родила тройняшек. Первое время она старалась вести себя образцово. Только через месяц стало ясно, что и их она совершенно не любит. Она могла днями не заходить к ним в комнату. И вообще, дети мешали ей жить, она предпочитала вести светский образ жизни. Конечно, я воспротивился. В конце концов, и няне, и Люси надо было отдыхать по ночам. До меня доходили слухи, что она путается с Россом Лэнгли, но, честно говоря, мне было все безразлично. Так что, когда в один прекрасный день я узнал, что эти двое сбежали, я просто вздохнул с облегчением.

– А сейчас она вернулась. – Минерва всей своей кожей чувствовала, как страх за детей снова охватывает Джада.

Джад утвердительно кивнул, его лицо снова помрачнело.

– А сейчас она вернулась.

– В свете того, что вы мне о ней рассказали, трудно поверить, что она горит желанием видеть своих детей. – Минерва пыталась развеять его страхи и свои возникшие опасения.

– Дай-то бог. Она не требует у меня развода и не оспаривает моих прав на детей. Она даже не пользуется своим правом навещать их. Она просто забыла об их существовании.

Перед внутренним взором Минервы встали очаровательные мордашки малышей. Как их может не любить родная мать? Такой факт не укладывался у нее в голове. И снова, чтобы успокоить себя и его, она сказала:

– Все будет хорошо. Вам не стоит волноваться об этом.

Джад тяжело вздохнул и поднялся на ноги.

– Я рад, что мы об этом поговорили. Наверное, мне стоило сразу рассказать вам обо всех обстоятельствах. Но что сделано, то сделано. Теперь вам все известно, и от вас в первую очередь зависит жизнь моих детей.

– Обещаю вам, что никому не позволю обижать их, – твердо сказала она.

– Я знаю, вы все сделаете наилучшим образом. Спасибо.

Минерва поняла, что разговор окончен, и тоже встала. Но ей не хотелось уходить просто так, не сказав ему напоследок что-нибудь ободряющее. Он выглядел таким уставшим!

– Я рада, что мы поговорили, – и в подтверждение своих слов она протянула ему руку.

«Да, ее руки не такие мягкие и нежные, как у Ингрид, – заметил Джад, пожимая ее ладонь. – Это руки рабочего человека: сильные и крепкие». Джад понял, что ему нравятся именно такие руки. Обладателю их можно доверить своих детей.

– Идемте спать! Нам обоим это не помешает.

Пожелав ему спокойной ночи, Минерва проскользнула на кухню. Ее руки дрожали. Прикосновение Джада взволновало, просто выбило ее из колеи, но еще больше o6ecпокоилo выражение его лица. Нет, ее решение твердо. Она не собирается в него влюбляться, главное – дети. Она сделает все от нее зависящее, чтобы с ними ничего не случилось.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Минерва обомлела: стоило открыть дверь, как она с первого же взгляда узнала, кто перед ней стоит. Ингрид Грэм! Да, в жизни она выглядит еще красивее, чем на фотографии. И в руках у нее огромные сумки. Очевидно, с подарками. Кажется, она сильно ошиблась, когда уверяла Джада, что его бывшая жена не захочет иметь ничего общего с детьми.

– А вы кто? – спросила Ингрид, окидывая Минерву оценивающим взглядом.

– Минерва Бродвиг, няня, – ответила девушка.

– Ну конечно же! Вы выглядите как домашняя мышка, именно поэтому на вас и остановил выбор Джад. Полагаю, вы прилежно заботитесь о моих детях.

Минерва обратила внимание на то, что она о детях говорит как о своих. Значит, Джад не ошибался и конечной целью ее приезда были именно они.

– Это не твои дети, а исключительно Джада, – раздался вдруг голос. Это Люси поспешила узнать, кто звонил в дверь. – Ты потеряла на них все права, когда сбежала из дома.

– Дорогая Люси, я и не подозревала, что ты обо мне такого мнения. Но я консультировалась с врачом. В тот момент, когда я ушла из дома, у меня была глубокая послеродовая депрессия. Я не совсем понимала, что делаю. Сейчас со мной все в порядке. Думаю, суд примет во внимание это смягчающее обстоятельство. – Ее лицо раскраснелось. – А сейчас я хочу видеть моих дорогих крошек.

Люси захлопнула перед ней дверь и невозмутимо удалилась на кухню.

Ингрид, сделав вид, что не обратила внимания на ее выходку, сама снова открыла дверь и тут с удивлением заметила, что на ее пути стоит Минерва.

– Может быть, вы позволите мне войти? – вежливо поинтересовалась она ледяным тоном.

«Думай же, думай быстрее! – приказала себе Минерва. Ты должна что-то придумать, чтобы остановить ее. Так, кажется, есть идея. Ингрид не любит детей, даже когда они здоровы и веселы. Посмотрим, как ей понравится оказаться в рассаднике инфекции».

– Возможно, как-нибудь в другой раз. Сегодня не самый удачный момент. У Джона как раз кризис. Он болен ветрянкой. А другие инфицированы.

Стоило посмотреть, в какую ужасную гримасу превратилось хорошенькое личико Ингрид.

– Ветрянка? – с отвращением произнесла она. – И они все ею больны, я правильно вас поняла?

Минерва обрадовалась: похоже, она все правильно рассчитала.

Прошла минута, которая показалась Минерве вечностью. Ингрид колебалась, не зная, на что ей решиться.

– Хорошо, тогда действительно лучше в другой раз.

– Что-то не так? – вмешался в их диалог мужской голос – Вам препятствуют встрече с детьми? – продолжал голос напористо.

Минерва подняла глаза и увидела за спиной Ингрид высокого худощавого мужчину в дорогом костюме.

– У детей ветрянка, – убитым голосом проронила Ингрид.

Мужчина не обратил на ее слова никакого внимания, а вперил свой взгляд в Минерву.

– Я Росс Лэнгли, юрист и финансовый советник миссис Грэм. Вы не имеете никакого права препятствовать встрече матери с детьми. Суд во время развода признал, что дети по-прежнему остаются с отцом. Но никто не запрещает ей их навещать.

– Я только сказала, что Джон болен ветрянкой, а остальные дети уже заражены, – повторила Минерва.

– Думаю, нам лучше вернуться, когда они выздоровеют, – сказала Ингрид, собираясь ретироваться.

Росс поймал ее за руку.

– Ты же в детстве болела ветрянкой?

– Да. – Ингрид недоумевающе посмотрела на него.

– Тогда нет никаких причин, почему ты не можешь увидеть своих детей сейчас, после долгой разлуки, – заявил Росс.

Ингрид распрямила плечи:

– Ты прав. – И она обратилась к Минерве: – Я требую встречи с детьми.

Минерва решительно преградила ей дорогу. После предупреждения Джада следовало ожидать чего-нибудь подобного. Справиться с Ингрид не так уж сложно, но она не одна. Нет, Минерва не может подвести Джада.

– В таком случае пусть встреча состоится в присутствии мистера Джада.

Неожиданно из детской сверху раздался такой громкий вопль то ли отчаяния, то ли боли, что Минерва, не задумываясь о последствиях, оставила непрошеных гостей на пороге, а сама бегом взлетела наверх. И увидела следующую картину: Джоан сидела на полу и ревела во весь голос, потому что Генри отобрал у нее куклу. Обеспокоенный Джон тоже увидел эту вопиющую несправедливость и поспешил ее исправить. Он отобрал куклу у Генри, и спустя минуту общими усилиями мир был восстановлен.

Но за это время Минерва потеряла все свое стратегическое преимущество. Ингрид и Росс поднялись следом за ней и сейчас стояли тут же, рядом.

– Ты почти не изменился, малыш, – обратилась Ингрид к Джону, стараясь скрыть свое отвращение при виде сыпи на его лице, но у нее это плохо получилось.

Минерва заметила, как испугался Джон своей матери. И поспешила к тройняшкам, стараясь загородить их от нее. Джон сделал то же самое. И вот они вдвоем живой стеной встали перед Ингрид.

Та замерла в паре шагов от них. Видно было, что она до ужаса боится прикоснуться к Джону.

– Я привезла тебе подарок, – вспомнила она, доставая из пакета яркую коробку и ставя ее перед Джоном. – Это тебе.

Джон стоял как вкопанный, даже глазом не повел.

– Ну же, Джон, посмотри. – Ингрид уже начинала злиться. – О, ты всегда был таким трудным ребенком!

Тройняшки, привлеченные появлением новых людей, оставили свои игрушки и стали ближе подбираться к центру событий.

– Стойте, – приказал им Джон, снова занимая позицию между ними и матерью.

Ингрид сделала над собой усилие и предприняла попытку вступить в переговоры с Джоном:

– Я знаю, ты обиделся на меня. Считаешь, что я никогда не была тебе хорошей матерью, и поэтому хочешь защитить малышей. Знаешь, я просто была очень несчастна. Это из-за гормонов. Тебе, наверное, трудно меня сейчас понять, но ты обязательно поймешь, когда вырастешь.

По лицу мальчика невозможно было определить, слушает он ее или нет.

Джоан сделала попытку высунуться из-за брата.

– Нет, – приказал Джон, и она остановилась.

Минерва в этот момент заметила, каким синим пламенем ненависти сверкнули глаза Ингрид, и обняла мальчика за плечи в невольном порыве защитить.

– Джон, ты совершенный дикарь, – фыркнула Ингрид. – Я пришла с миром.

Она обернулась за другим пакетом и поставила его перед Джоан.

– Это тебе, моя сладкая.

Джоан сделала робкий шажок в сторону подарка. Ингрид улыбнулась. Следующий подарок предназначался Генри.

– Иди же, это тебе, – проворковала она.

Минерва чувствовала, как напряглись плечи Джона под ее рукой, когда Генри пошел к подарку.

Джуди, конечно же, последовала примеру брата и сестры. И Ингрид поспешила заявить:

– Я все равно свое получу.

Правда, дети при этом выглядели не совсем уверенно, и Минерва легко читала растерянность на лице гостьи. Она попыталась обнять Джуди – только потому, что та оказалась ближе всего к ней, но, заметив это движение, ребенок тут же бросился к Минерве.

– Тебя слишком долго не было, – сказал Росс. – Им нужно какое-то время, чтобы они привыкли к тебе.

Ингрид поднялась с колен и отряхнула юбку.

– Конечно же, ты прав.

– Какого дьявола! Что здесь происходит? – раздался недовольный голос Джада из-за двери.

Минерва смогла сполна насладиться зрелищем того, как в мгновение ока улыбка сползла с лица Ингрид. Но та быстро взяла себя в руки, только теперь ее улыбка стала походить на гримасу.

– Тебе позвонила Люси! Господи, как же я раньше об этом не подумала! Твоя верная сторожевая собака до сих пор на страже.

– Она любит моих детей и делает для них намного больше, чем некоторые.

– Наших детей, – поправила она его.

– Нет, ошибаешься. Они больше не наши дети, а только мои, – поставил ее в известность Джад.

– Ингрид до сих пор может заявить свои права на опеку, – авторитетно заявил Росс. – И она ими незамедлительно воспользуется.

Лицо Джада перекосилось от бешенства.

– Что она сделает?

– Я буду настаивать на том, чтобы детей отдали мне, – повторила Ингрид.

– Нет.

– Да. – Ингрид сладко улыбнулась.

Минерва заметила, что если Ингрид была не прочь поругаться с Джадом на глазах у всех, то ее юрист занял более разумную позицию.

– Думаю, нам пора идти. – Он взял Ингрид под руку. – Нельзя допускать, чтобы дети становились свидетелями скандалов.

– Но мы все равно добьемся своего, – соглашаясь, сказала Ингрид. И повернулась к детям: – Наслаждайтесь подарками, скоро увидимся.

– Только через мой труп, – сказал Джад.

Ингрид покраснела, но нашла в себе силы улыбнуться ему улыбкой победительницы, прежде чем выйти из комнаты.

– Я пыталась не пустить ее в дом, – стала оправдываться Минерва, лишь только Росс с Ингрид вышли из комнаты. – Но Джоан и Генри подрались, мне пришлось все бросить и бежать их разнимать.

Джад молчал. Долго молчал, затем сказал:

– Она все равно, рано или поздно, тем или иным способом, придумала бы, как попасть в дом. Она всегда добивается того, чего хочет. – Его взгляд упал на детей. – Мне нужно позвонить своему юристу. – Он вышел из комнаты.

Минерва почувствовала, как ее колени кто-то обнимает. Она опустила глаза и увидела, что это Джон. Таким нехитрым способом он искал у нее защиты и поддержки. Видимо, встреча с матерью сильно его озадачила.

– Что такое опека? – спросил он.

– Твоя мать хочет проводить больше времени с тобой и с малышами, – ответила Минерва.

Джон обернулся на дверь, за которой скрылись взрослые. Он о чем-то долго думал, а потом сказал:

– Не понимаю, зачем ей это надо, она же нас совсем не любит.

Минерва не могла с ним не согласиться. Несмотря на то, что Ингрид попыталась разыграть из себя любящую мамочку, этой женщине явно не хватало теплоты по отношению к детям.

– Не волнуйся, твой отец обо всем позаботится.

Джон обнял ее еще крепче.

– Она меня била.

У Минервы навернулись слезы на глаза. Она тут же вспомнила, какое выражение бешенства было на лице Ингрид, когда он отказался от подарка. Она ни секунды не сомневалась в правдивости его слов.

– Не волнуйся, твой папа не даст тебя в обиду.

Джона ее слова не убедили. Он по-прежнему стоял и хмурился, потом, видимо устав, отправился в детскую.

Спустя полчала в комнату вернулся Джад. Он тут же сообщил Минерве, что успел переговорить со своим юристом и тот посоветовал не запрещать матери видеться с детьми. Однако совсем не обязательно оставлять детей с Ингрид одних. При этих встречах может присутствовать кто-то из взрослых.

– Так что, когда она здесь, вы не имеете права куда-либо отлучаться. А еще лучше, если я сам буду присутствовать.

Минерва понимала всю серьезность ситуации, но представить, как можно присматривать за всеми четырьмя детьми одновременно, ей было трудно. Все, что она могла сказать, – это:

– Я глаз с них не спущу.

– Я рассчитываю на вас, – сказал Джад, пристально вглядываясь в ее лицо.

Под взглядом этих темных глаз Минерва ощутила в себе желание сделать все возможное и невозможное, чтобы помочь ему в борьбе за детей.

– Не верю я, что она изменилась, – продолжал тем временем Джад. – За этим что-то стоит. Дети для нее лишь предлог, чтобы добиться поставленной цели.

Минерве трудно было не согласиться с этим утверждением. Конечно, он лучше ее знал, но теперь она собственными глазами убедилась, что в этой женщине нет ни капли материнских чувств. И у нее еще хватает совести использовать детей в своих грязных махинациях!

– Глаз с них не спущу, – снова заверила она Джада.

Он удовлетворенно кивнул и опустился на ковер, чтобы поиграть с детьми. Больше всего на свете Минерва хотела бы, чтобы он был счастлив, чтобы они все были счастливы. И вдруг она опустила голову. Они сейчас одна семья, а она… Она посторонняя. Эта мысль неожиданно причинила ей боль.

Джон оторвался от игры и подошел к ней. Минерва сначала подумала, что он хочет посмотреть на подарок, который принесла ему Ингрид, потому что ребенок подошел к ней с коробкой.

– Убери его подальше. Он мне не нужен. – Джон протянул ей коробку.

– Хорошо, я уберу его на чердак, – пообещала Минерва и вышла из комнаты.

Люси удивленно посмотрела на нее, когда она с красочной коробкой появилась на кухне.

– Это подарок Джону от матери, – объяснила Минерва. – Он просил меня убрать его подальше. Я ему сказала, что положу на чердак. Если он изменит свое решение, то сможет сам его достать, а если проявит упорство, то у нас будет подарок ему на Рождество.

Люси тяжело вздохнула:

– Я никогда не говорила Джаду, но мне кажется, Ингрид сама сломала ему руку. Я столько раз замечала, что Джон ее панически боится. У этого страха нет другого логического объяснения.

Теперь, после знакомства с Ингрид, Минерва не сомневалась – эта женщина способна еще и не на такое.

– Я сегодня слышала, как она заявила, что потребует в суде получения прав опеки над детьми. Знаешь, ни минуты, ни секунды я не верю, что она действительно думает о детях. Уж не знаю, что за всеми этими ее поступками стоит, только ничего хорошего от нее ждать не приходится.

От таких слов Минерва снова ощутила большое желание защитить эту семью от Ингрид. Что ее удивило, так это то, что защитить ей хотелось и Джада.

Вечером, когда все улеглись спать, Минерва сидела в своей комнате и обдумывала сложившуюся ситуацию. Она крепко обняла Тревиса и стала излагать ему свои мысли вслух:

– Мистеру Грэму не нужно мое покровительство. Его детям – да, ему – нет. Он уже большой мальчик и вполне может сам о себе позаботиться.

Минерва не хотела о нем думать. Но ее мысли упрямо возвращались к одной и той же теме. «Нет, я не могу в него влюбиться. Это было бы глупо. Я ведь умный человек и прекрасно все понимаю. Я совершенно не в его вкусе. Ему нравится другой тип женщин. Так что у меня нет ни малейшего шанса. Даже если он хоть раз посмотрит в мою сторону, что маловероятно, то второй раз он даже головы не повернет. Не обратит внимания на мое существование. Просто мне его по-человечески жалко. Сегодня произошло слишком много событий. Нет, мои чувства к нему – это не больше чем желание защитить и обогреть. Вот и все. Скоро это пройдет». Успокоив себя, Минерва облегченно вздохнула и легла спать.

Следующим утром, во время завтрака, раздался звонок в дверь. Люси было встала, но Джад одернул ее:

– Сиди. Я сам.

Минерва понимала, что он пытается казаться спокойным, но на самом деле весь в напряжении.

Пару минут спустя Джад вернулся на кухню в сопровождении Питера Бродвика.

Отец Минервы вежливо поздоровался.

– Я могу поговорить с тобой наедине? – вкрадчиво поинтересовался он у дочери.

Минерва встала из-за стола, извинилась, и они вышли в гостиную. Стоило им остаться наедине, как отец поинтересовался:

– У тебя что – нет выходных? Ты не была дома с того самого дня, как устроилась на работу. Больше месяца!

«О боже, видимо, он неисправим. Как всегда, пытается играть роль заботливого папочки. Только вот незадача, я-то знаю его как облупленного. И его любимую манеру давить на меня». Она вовсе не обрадовалась его появлению. Честно говоря, совсем по нему не скучала.

– Почему нет? Есть. Просто я трачу свое свободное время на себя. Например, могу сходить в кино или пройтись по магазинам. Да и просто отдохнуть. Кстати, у вас же еще медовый месяц, и хорошо, что есть возможность побыть наедине друг с другом.

– Но ты могла бы поближе познакомиться с Джулианой, как-никак она теперь твоя мать.

– Не смеши! Ты же не думаешь, что я на самом деле буду считать ее матерью. Может быть, со временем мы и станем друзьями, но не более. – Минерва сама не верила своим словам. Навряд ли они когда-нибудь станут друзьями. По ее мнению, Джулиана не тот человек, с которым ей бы хотелось водить дружбу. Формально она будет с ней вежлива, но требовать от нее больше – увольте.

– О каком времени ты говоришь? Ты же почти не бываешь дома, – горячо возразил Питер, не особо скрывая своих истинных намерений. – Вот если бы ты вернулась домой… На что ты гробишь свою жизнь? Утираешь сопливые носы чужим ребятишкам. Ты вполне могла бы работать в школе и при этом жить дома.

Так, бубнеж немного изменился. Значит, ей уже позволяется работать в школе. Раньше предлагалась только работа по дому.

– Спасибо, меня вполне устраивает та работа, что у меня есть сейчас. Да и платят здесь больше, чем в школе.

– Я скучаю по тебе. Вернись домой, – просто и с чувством сказал Питер.

Минерва едва заметно вздрогнула: что это? Очередная роль или на этот раз он говорит правду? Похоже на правду. Но он столько раз обманывал ее. Сложно поверить. Минерва внимательно смотрела на него, пытаясь определить по известным ей приметам, что же за этим стоит. Тут ее взгляд упал на небрежно отстиранный воротничок его рубашки.

– Интересно, ты теперь отдаешь свои вещи в прачечную или Джулиана снизошла до того, что стирает сама?

– Отдаю в прачечную, – неохотно признался Питер, и его голос чуть осип. – Ты единственный человек, который знает, как нужно стирать мои рубашки.

Минерва неслышно вздохнула. Опять он за старое. Опять он чуть было не провел ее. Да он же спит и видит, как бы снова превратить ее в домработницу!

Ну уж нет. На сей раз это у него не получится. Главное – соблюдать спокойствие и не выдать, что она взбешена до предела.

– А завтрак? Джулиана готовит тебе завтраки? – поинтересовалась Минерва.

– Она утром спит. По утрам у нее нет сил ни на какую работу, – самодовольно доложил отец.

Минерву охватило дикое раздражение. Значит, он ее настолько любит, что позволяет ей спать до обеда, а она, его родная дочь, годится только для того, чтобы стирать и убирать за ними обоими.

– И что? Ты мне предлагаешь роль домработницы?

– Ну ты же знаешь, Джулиана не приспособлена для ведения домашнего хозяйства. С этим ты у нас справляешься лучше всех.

– Ну, что я могу сказать. Ты абсолютно меня не знаешь. Тебе никогда не хватало на меня времени. Сначала ты был занят самим собой. Теперь у тебя появилась Джулиана. Так что вам легче всего нанять прислугу, которая будет вести ваш дом. Вот тебе мой совет.

– Странно слышать от тебя такие рассуждения. Ну, если хочешь, я буду платить тебе, если ты вернешься домой.

Минерве стало обидно до слез. Мало того, что он никогда ее не любил, так еще готов платить деньги, чтобы она пыталась заработать его любовь. Минерва сосчитала про себя до десяти, чтобы спокойно ответить, а не сорваться на крик.

– У тебя не хватит никаких денег, чтобы расплатиться со мной.

Питер молчал, о чем-то напряженно думая.

– Кажется, я понял, – с усмешкой пробормотал он. Его лицо вдруг озарила издевательская ухмылка. – Ты имеешь виды на своего босса. Думаешь, если будешь заботиться о его детях, то он воспылает к тебе любовью.

Минерва понимала, что отец случайно нащупал ее самое больное место. Но она не собирается сдаваться. Не собирается возвращаться посрамленной домой, а потом всю жизнь раскаиваться в своем поступке.

– Нет.

Питер, не слушая ее, продолжал: – Минерва, ты заблуждаешься. Да на тебя ни один мужчина не посмотрит.

– Ты мне говорил об этом не единожды, – холодно отрезала она.

– Я просто предлагаю тебе не витать в облаках. Возвращайся домой, пока не выставила себя на смех перед людьми.

– Вот здесь ты ошибаешься. Я не собираюсь выставлять себя, как ты выразился, на смех.

Питер удивленно заморгал глазами. Он не ожидал такого резкого отпора. Все его доводы, которые срабатывали раньше, почему-то оказались бессильны.

– Так, мне теперь ясно. Ты остаешься здесь, потому что знаешь: у тебя никогда не будет собственной семьи. Поэтому ты выбрала роль суррогатной матери. – Он довольно закивал головой. – В конце концов ты убедишься, что сделала ошибку.

Минерва поняла, что на сегодня он отступил. Но это совсем не значит, что он не повторит попытки в следующий раз.

– О, у тебя слишком богатое воображение. Я здесь только няня, и пока меня это устраивает. – Она вскинула голову. – Ты ведь много раз призывал меня быть практичной. Вот я такой и стала. Я столько раз думала, что ты меня любишь, как это и должно быть между отцом и дочерью. Но ты никогда не видел во мне человека, считал меня своей служанкой.

– Перестань себя жалеть! – недовольна воскликнул Питер. – Конечно же, я люблю тебя. Просто ты выросла и наши взаимоотношения изменились.

– Да, я выросла. И наконец-то научилась смотреть правде в лицо. Я счастлива, что вырвалась из дома.

Питер вздохнул.

– А мне жаль, что твоя жизнь превратилась, – он выразительно развел руками, – в такой бедлам.

– Пап, как никогда в жизни, я стою на своих собственных ногах и не нуждаюсь ни в каких подпорках. Вот и все. А сейчас уходи.

– Какие-то проблемы?

Минерва оглянулась. На пороге стоял Джад и вежливо улыбался. Но она уже знала эту ледяную улыбку.

– Нет, никаких проблем, – поспешила она уверить его. – Мой отец уже уходит.

Питер недоуменно пожал плечами.

– Дорогая, когда разберешься со своими чувствами, возвращайся. Двери моего дома всегда открыты для тебя.

Холодный прощальный кивок в сторону Джада, и отец вышел из комнаты.

– Вы в порядке? – спросил Джад, лишь только они остались одни.

Боже, значит, он слышал, как она выясняла отношения с отцом. Минерва мучительно покраснела от мысли, что кто-то еще в курсе ее домашних проблем.

– Что вы слышали? – резко спросила она.

– Совсем немного.

Минерва вздернула подбородок. Ей нечего стыдиться. Просто Джаду нужно объяснить все как есть. Почему-то она не сомневалась, что он поймет правильно.

– Он ошибается, предполагая, что я думаю о твоей семье как о своей. Обычная игра. Когда я делаю то, чего отец не хочет, он начинает придумывать такую подоплеку моих поступков, которая бы доказывала, что я не права. Как правило, это срабатывало, когда я была подростком. – Тень грусти скользнула по ее лицу. – И пару раз это срабатывало, когда я уже была взрослой… по большей части из-за того, что у меня не хватало характера.

Джад удивленно посмотрел на нее.

– А вы мне не показались слабохарактерным человеком.

– Старые привычки тяжело ломать. Думаю, на самом деле я очень хочу верить, что он желает мне добра и благополучия.

– Значит, сейчас вы не верите в его благие намерения?

Джад знал, что проявляет излишнее любопытство, но ему действительно было интересно узнать о ней побольше.

Минерва отрицательно покачала головой.

– Нет. Он старался не замечать меня с того самого дня, когда мать принесла меня из роддома. Он хотел сына, а вместо этого получил дочь. К сожалению, моя мать больше не могла иметь детей. Мне было десять, когда она умерла. Для меня стало большой неожиданностью, что отец вдруг вспомнил о моем существовании. И понадобилось немало времени, чтобы разобраться, почему. В конце концов я поняла, что его волнует только его благополучие. Вовремя приготовленный обед, выстиранные и выглаженные рубашки, прибранный дом… – Минерва горько улыбнулась. – И единственная причина, по которой он сейчас хочет, чтобы я вернулась, в том, что Джулиана отказывается делать домашнюю работу.

– Джулиана?

«Черт, не стоило быть такой откровенной. Раз он не знает, кто такая Джулиана, значит, не слышал предположений отца, почему я здесь осталась».

– Моя новая мачеха.

Выражение лица Джада по-прежнему оставалось непроницаемым, но про себя он насторожился. Может быть, Минерва испытывает чувство детской ревности к своей мачехе? И именно потому она ушла из дома и в конечном итоге попала в его дом? Как он ее еще мало знает…

Неожиданно Минерва улыбнулась.

– На самом деле я должна сказать ей спасибо. Именно она невольно подтолкнула меня к решительным действиям.

Джад вопросительно приподнял бровь.

– Не понял, за что вы должны благодарить свою мачеху?

Минерва почувствовала необходимость выговориться. Все ее смущение перед Джадом куда-то исчезло. Она еще никому не рассказывала о своих взаимоотношениях с отцом. А тут вдруг почувствовала потребность рассказать об этом живому человеку, а не плюшевому медведю.

Минерва начала свой рассказ издалека.

– О, мой отец умелый кукольник. Я выросла с убеждением, что должна заботиться о нем, создавать ему условия, ухаживать за ним. Так продолжалось годы. И могло бы продолжаться еще невесть сколько времени. О моей дальнейшей судьбе, профессиональном росте мы никогда с ним не говорили. Однажды я не вольно подслушала его разговор с Джулианой. Это заставило меня посмотреть правде в глаза. Я тратила жизнь на человека, которому никогда по-настоящему не была нужна. Не знаю, на кого я тогда больше всего обиделась: на него или на себя. Но тогда я поклялась, что избавлюсь от его опеки и никогда не вернусь под крышу его дома. – Глаза Минервы заблестели. – И ни сколько не жалею о своем решении. Конечно, не все получилось сразу, но зато я чувствую себя свободной. Мне легко дышать. Такое ощущение, что всю свою сознательную жизнь я прожила под гнетом лжи, а теперь туман рассеялся, груз огромной тяжести упал с моих плеч, и я чувствую себя заново родившимся человеком.

Джад улыбнулся. Нет, не детская ревность к мачехе привела ее на порог его дома, а желание быть хозяйкой своей жизни. Отлично. За нее можно только порадоваться.

– Я рад, что вы вырвались на свободу и стали работать у меня. – Джад бросил взгляд на часы. – Уже поздно, мне пора идти.

Минерва с тоской посмотрела ему вслед. В ее голове звучали слова отца: «Да на тебя ни один мужчина не посмотрит… Ты имеешь виды на своего босса…» Он ошибается. Она избавилась от иллюзий и отлично понимает, что у нее нет никакого будущего с Джадом Грэмом.

Вернувшись на кухню, она стала свидетелем теплого прощания Джада с детьми. Острое чувство нежности затопило Минерву. Красивый, умный мужчина, именно таким его видят все женщины. Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять: она в него влюбилась. Жаль, что безответно.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Прошло две недели. Жизнь Джада вошла в нормальную колею. Он был рад, что малыши выздоровели и теперь снова весело бегали по дому. Доктор заверил его, что все они очень вовремя перенесли ветрянку. Так даже к лучшему. Что касается Ингрид, то она больше не появлялась. Джад чуть было не поверил, что в ней и вправду проснулся материнский инстинкт. Но его сомнения развеяла гримаса на ее лице: Ингрид не смогла себя заставить прикоснуться к больному ребенку.

Взгляд Джада скользнул по бумагам, лежащим у него на столе. Ветрянка только на время остановила вторжение Ингрид. Она по-прежнему собирается оспаривать права опеки над детьми. Но зачем? Этот вопрос не давал ему покоя ни днем, ни ночью. Дети ей нужны на время. Она не собирается воспитывать их сама. Это очевидно. Попробовать дать ей денег, чтобы она оставила их в покое? Так ведь не возьмет. Отец неплохо ее обеспечил. У нее по крайней мере четверть миллиона долларов в ценных бумагах. На одни проценты можно жить без забот.

Джад терялся в догадках, но к определенному мнению так и не пришел. Он строил одну версию за другой и сам же опровергал их. Его размышления прервал стук в дверь.

– Войдите, – громко сказал он.

Дверь открылась, и на пороге показалась Минерва. Он подождал, пока она сядет, потом спросил:

– Малыши заснули?

Минерва кивнула.

– Да, заснули, за них я не беспокоюсь. А вот Джон… не знаю, уснул он или ловко провел меня, притворившись спящим. Он сегодня долго не мог расслабиться, догадываясь, что у вас что-то случилось.

– Да, он очень чувствительный ребенок. – Джад вышел из-за стола и сел на стул рядом с Минервой, приглядываясь к ней повнимательнее. «Нет, она не такая уж простушка, как это может показаться на первый взгляд. У нее красивые глаза, обрамленные густыми и пушистыми ресницами. Они выдают живой ум и внутреннюю красоту. Да, она не выделяется из толпы, но она очень женственна и по-своему красива. Рядом с ней всегда тепло и уютно. Она отлично поладила с Люси. Дети ее просто обожают. Кажется, по всем статьям она подходит идеально».

– Я замечаю, что он начинает привязываться к вам.

Минерва несколько занервничала под его пристальным взглядом.

– Для его возраста это обычное явление, – пояснила она.

– То же самое можно сказать про тройняшек.

Минерва не сомневалась, что он пригласил ее не для того, чтобы обсудить, как у нее складываются взаимоотношения с детьми. Под его пристальным и изучающим взглядом она чувствовала себя просто каким-то насекомым под микроскопом.

– Все ваши дети по своей природе очень добры и ласковы.

– И очень дороги мне, – продолжил Джад, закидывая ногу на ногу. – Их мать собирается оспаривать права опеки в суде. Я не хочу рисковать психическим здоровьем детей.

Вот теперь понятна цель их разговора.

– Если хотите, я останусь с ними и буду заботиться о них даже при условии, что она выиграет дело.

– Не сомневаюсь, что вы именно так и поступите, но это не то, о чем я собирался с вами поговорить. – Джад попытался поймать ее взгляд. – Я собираюсь бороться с Ингрид любыми средствами. Мой юрист сказал, что, если бы я был женат, это бы намного усилило мои позиции. Он не дает никаких гарантий, но это может в значительной степени повлиять на мнение присяжных.

Минерва внезапно почувствовала острую боль в сердце. Вот сейчас он ей скажет, что собирается жениться на Фелисе Фрондесворт и попросит подготовить детей к этой новости. Ну что ж, это не так уж трудно. А все-таки видеть Фелису в качестве его жены – тяжелое испытание для ее нервов.

– Вы действительно думаете, что брак поможет вам обыграть Ингрид?

– Не уверен, но надо использовать каждый шанс. Именно поэтому я хотел бы знать, во сколько вы оцените потраченное на это время.

Минерва посмотрела на него в глубоком смущении.

– Мое время? – бессмысленно переспросила она.

– Ну, я не жду, что вы согласитесь подарить мне просто так часть своей жизни. Поэтому предлагаю вам составить договор, по исполнении которого вы получите соответствующее денежное вознаграждение.

Он хочет жениться на ней?! В это трудно поверить.

– А я было подумала, что вашей супругой станет Фелиса.

Джад нахмурился.

– Фелиса? Она неплохо общается с детьми. Но на роль матери она совершенно не годится. Вряд ли это будет веским аргументом в суде.

– А я… – Минерва сидела с круглыми глазами. Она никогда не думала, что с ней может произойти нечто подобное.

– Да, вы подходите. Я наблюдал, как вы работаете с детьми. Они охотно вас слушаются. Когда что-то с ними случается, вы всегда оказываетесь рядом. Они вас обожают. За то короткое время, что вы живете у нас, они успели к вам настолько привязаться, что вы фактически стали членом нашей семьи.

Он такой же, как ее отец. Он отводит ей ту же самую роль марионетки. Минерва почувствовала, что ей становится плохо от одной только этой мысли. Параллели слишком очевидны. О любви и речи не идет. Расчет, голый расчет. Видимо, ей на роду написано, что ее никто никогда не полюбит. Так она никогда и не испытает этого чувства. Глупое сердце, уймись! Нельзя подать и вида, что она была бы не прочь действительно связать с ним свою жизнь.

– Но мы же почти не знаем друг друга.

– Я знаю о вас все, что мне нужно знать. Признаюсь, я к вам присматриваюсь не первый день.

Глаза Минервы блеснули.

– Что?

– Когда я подумал, что вы вполне можете подойти для этой роли, то стал собирать всю доступную мне информацию. И пришел к выводу, что я вам доверяю. Мне легко поверить каждому вашему слову. Откровенно говоря, для меня это необычно. Как правило, мне нужно гораздо больше времени, чтобы убедиться в надежности человека. Именно потому, что между нами возникло очень хорошее взаимопонимание, я думаю, вы не откажетесь помочь мне сохранить детей.

С последним его доводом трудно было не согласиться. Минерва действительно от всей души желала, чтобы дети остались с ним. Она готова ему помочь. Но выйти из-за этого замуж!.. Тысячи вопросов теснились у нее в голове, на которые пока не было ответа.

– Я понимаю, что мое предложение, мягко говоря, неожиданно, поэтому не хочу давить на вас. Кроме того, для всех окружающих, включая Люси, наша свадьба будет настоящей. Нельзя допустить, чтобы хоть кто-нибудь догадался, что между нами сделка. Это означает, что мы будем спать в одной постели, но тем не менее наш брак будет исключительно формальным.

Господи! С чего она взяла, что между ними могут быть другие отношения? С ее стороны глупо было даже надеяться. Минерву охватила волна разочарования. Она прилагала все усилия, чтобы скрыть от его внимательных глаз, что творится сейчас у нее в душе. Наступило затянувшееся молчание. Джад не выдержал первым и тихим голосом спросил:

– Ну как, Минерва, вы поможете мне сохранить детей?

Минерва понимала, что ее чувства намного глубже, чем просто привязанность к его детям. Без сомнения, если она останется с Джадом, это облегчит положение семьи. Но вопрос в том, сможет ли она удерживать свои чувства в узде. Что с ней происходит?

Неожиданно для себя Минерва услышала свой голос:

– Если вы действительно думаете, что наш брак вам поможет, то я согласна.

– Отлично, завтра же подадим заявление и сыграем свадьбу как можно быстрее. – Джад поднялся на ноги и подошел к столу. – Я сейчас же звоню юристу – хочу его обрадовать.

Минерва поняла, что разговор окончен. Она тоже встала и уже собиралась пожелать ему спокойной ночи, как Джад вдруг подошел к ней вплотную и, взяв ее лицо в свои ладони, заглянув ей в глаза, прошептал:

– Спасибо, – после чего нежно поцеловал в лоб.

У Минервы перехватило дыхание. Стараясь не выдать себя, она тихо произнесла:

– Вы были очень убедительны, мистер Грэм.

Джад нахмурился.

– Думаю тебе лучше называть меня просто по имени.

Минерва через силу улыбнулась.

– Да, конечно сэр… Джад, – поправилась она и вышла в коридор. В ее голове царил полнейший хаос. Ее влечение к нему оказалось намного сильнее, чем она предполагала. Что сейчас было? Простое дружеское прикосновение, а у нее от возбуждения чуть коленки не подогнулись. Страшно подумать, что с ней будет, когда они окажутся в одной постели. А он… «Он ясно дал понять, что физическая сторона отношений его совсем не интересует», – напомнила она себе.

Минерва вошла в свою комнату и бросила взгляд на Тревиса, который, как обычно, сидел на кровати.

– Я пошла на это ради детей, – поставила она его в известность. – И не хочу это обсуждать.

Тревис, как обычно, ничего не ответил.

– Отлично, значит, ты согласен.

Закончив этот короткий разговор, Минерва разделась и легла спать. Но сон к ней не шел. Прикосновение Джада взбудоражило ее кровь. И она ничего не могла с собой поделать.

– Это такой же бизнес, как и любая другая работа, – пробормотала Минерва. – К утру мистер Грэм… Джад, – поправилась Минерва, – все еще раз обдумает и сообщит мне детали.

Щеки ее горели, особенно в тех местах, где их коснулись руки Джада. Неужели он ничего не заметил? Минерве казалось, что громкий стук ее сердца слышен даже в соседней комнате.

– Все, что я могу для него сделать, – это только помочь его детям. Защитить их от Ингрид. К тому же я получу приличное вознаграждение. Это просто работа, – твердила себе Минерва как заведенная, но сама не верила своим словам. Если честно, то ей нужен Джад целиком и полностью, но она не хочет себе признаваться. Даже думать об этом боится. – От этой сделки все только выиграют, – упрямо повторила Минерва, настраиваясь на трезвый лад.

Перевернувшись на другой бок, она постаралась ни о чем больше не думать. И через некоторое время уже спала.

Следующим утром Люси, Минерва и дети уже сидели за обеденным столом, когда Джад вышел к завтраку. Минерва не успела предупредить Люси о намерениях Джада покончить со своим холостяцким положением. Все утро, пока одевала малышей, она не переставая обдумывала мельчайшие детали. Сколько вопросов нужно обсудить с ним!

– Доброе утро! – весело поздоровался Джад, усаживаясь на свое место за столом. Он подмигнул Минерве и повернулся к Люси. – Минерва уже рассказала тебе новость?

«Сейчас он это сделает, – поняла Минерва и посмотрела на Люси в нервном напряжении. – Интересно, как она это воспримет?»

– Новость? Какую новость? – искренне удивилась Люси.

– Минерва и я… в общем, мы собираемся пожениться, – сказал Джад.

Минерва сразу же переключила свое внимание на Джона. Тройняшки еще маленькие, чтобы понять, о чем идет речь. А для него эта новость может стать шоком. Но Джон только одобрительно улыбался.

– Мы говорили об этом с папой вчера вечером. Я думаю, что ты будешь самой лучшей мамой.

Минерва не сдержала улыбки: настолько точно этот ребенок копировал манеру разговора взрослых людей.

– Спасибо, – откликнулась она. Значит, Джад позаботился о том, чтобы смягчить ее переход из одного качества в другое.

Джон важно кивнул и с деловым видом стал доедать свой завтрак.

Люси недоверчиво всплеснула руками. Видно было, что она не очень-то рада.

– Что-то я никакой романтики в ваших отношениях не наблюдаю. – И тут догадка озарила ее лицо. – Ну конечно же, вы пошли на это ради детей. – И снова сомнения одолели ее. – А вы уверены, что это такая уж хорошая мысль?

– Романтики мне и в прошлый раз хватило. Спасибо, нахлебался. На сей раз я решил подойти к этому вопросу сугубо с практической стороны.

Люси вопросительно посмотрела на Минерву, ожидая, что та скажет по этому поводу.

– Браки по расчету, как правило, самые долговечные, – поддакнула Минерва.

– Вы уже взрослые, и не мне вас судить. Остается только надеяться, что вы знаете, на что идете.

– Да, – безапелляционно подтвердил Джад.

Минерва заметила, что тройняшки озабоченно переглядываются друг с другом. Конечно, они не поняли, о чем идет речь, но волнение Люси, ее встревоженность передались им. Однако Джон все прекрасно понял.

– Мне и тройняшкам Минерва очень нравится. Папа хочет на ней жениться. Она хочет выйти за него замуж. А ты, значит, не хочешь, чтобы она осталась?

– Конечно, я хочу, чтобы Минерва осталась. – Люси постаралась развеять сомнения маленького человечка. Она обвела взглядом детей, потом перевела свой пристальный взгляд на Джада и Минерву. – А вам я желаю, чтобы у вас все было хорошо.

Минерва отлично понимала, что за вежливой фразой Люси спрятала свои сомнения и тревоги. Жаль, конечно, что они вынуждены скрыть от нее правду и разыгрывать этот спектакль. Но так нужно. Нельзя допустить, чтоб хоть кто-нибудь засомневался в искренности их отношений и серьезности намерений. Иначе не стоило и затевать всю эту игру.

В первой половине дня Минерва с Джадом отвезли Джона в детсад, а сами поехали подавать заявление. После этого Джад отправился на работу, а Минерва спокойно вернулась домой и стала заниматься с тройняшками. Ее не покидало ощущение, что сегодня Люси следит за ней более пристально. Куда бы она ни пошла, Минерву повсюду сопровождал этот цепкий, по-новому оценивающий взгляд.

Наконец после обеда Люси не выдержала и, улучив момент, когда тройняшки спали, а Минерва с Джоном раскрашивали картинки, осторожно вызвала ее в кухню.

– Я понимаю, что сую нос не в свое дело, – начала Люси, лишь только дверь закрылась и Джон уже не мог их слышать. – Вы, конечно, оба разумные люди. Но я глубоко убеждена: нельзя выходить замуж, если не любишь человека.

– Не волнуйтесь, я отдаю себе отчет, на чем строятся наши взаимоотношения. – Минерва решила развеять сомнения Люси, но соблюдать при этом осторожность. – Если наш брак окажется неудачным, мы всегда сможем развестись, как это было в случае с Ингрид.

Люси тяжело вздохнула. То, что она собиралась сказать сейчас, требовало от нее определенного мужества.

– Любые отношения так или иначе затрагивают чувства человека. И очень часто бывает, что один привязывается гораздо сильнее, чем другой. Это заставляет его надеяться на отношения, которые заведомо невозможны.

Люси озабоченно посмотрела на Минерву, словно определяя по ее лицу, верны ли ее догадки.

«Значит, она думает, что я влюблена в Джада, и не слишком надеется, что со временем он тоже полюбит меня».

– Мне хорошо известно, что безответная любовь, как правило, ничем хорошим не заканчивается. Но думаю, со мной этого не произойдет.

Люси озабоченно покачала головой. С чего она взяла, что Минерва возьмет и признается?

– Джад – это не мужчина, а бриллиант, который встретился на вашем пути. За его грубыми манерами, порой беспричинным упрямством скрывается очень тонкий и ранимый человек. Это необыкновенно честный, добрый и нежный мужчина. Больше вы такого ни за что не встретите. И уж он-то, как никто другой, заслуживает, чтобы его любили по-настоящему, а не использовали.

– Охотно вам верю. Я вижу его таким, каким вы описываете, когда наблюдаю, как он общается с детьми. – Минерва слабо улыбнулась. – И я обещаю вам, что попытаюсь сделать его счастливым, если это, конечно, окажется в моих силах.

Люси в порыве чувств обняла Минерву.

– О, Минерва, вы мне очень нравитесь. Я только хочу добавить, что от всей души желаю вам, чтобы у вас все получилось. Джад, он просто создан для семьи, из него получится очень хороший муж. Я не сомневаюсь, что вы будете хорошей матерью для его детей и настоящей женой для него. Дай Бог вам многие лета!

Минерву до глубины души растрогали ее слова.

– Спасибо, – это все, что она смогла сказать.

– Вам нужно возвращаться к своим делам, – обронила Люси, отступая от нее и украдкой смахивая слезу. – Но я сейчас заварю нам свежего мятного чая, и вы расскажете мне о ваших планах. Как вы собираетесь праздновать свадьбу?

Минерва вышла на веранду. Внешне она казалась спокойной. Невероятно, но, кажется, все ее самые смелые фантазии по поводу Джада начинают потихоньку сбываться.

Через некоторое время вернулась Люси, неся на подносе чайные принадлежности.

– Ну, не томите, рассказывайте.

– Мы не хотим устраивать ничего грандиозного. Пригласить собираемся только родственников и самых близких друзей. И, конечно же, вас. Джад вас считает членом нашей семьи. Обязательно наймем кухарку, чтобы вам не пришлось возиться в такой день с грязными тарелками. За детьми согласилась присмотреть Клавдия.

– Просто и со вкусом. Никаких излишеств.

– Да. Здесь наши желания совпали абсолютно.

Люси мечтательно вздохнула и, отпив очередной глоток чая, уверенно произнесла:

– Вы идеально подходите друг другу.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Все шло слишком хорошо, чтобы оказаться правдой. Стоило Люси удалиться на кухню, а Минерве расслабиться, наблюдая, как Джон играет со своими машинками, а тройняшки спят, как вдруг она услышала приближающиеся шаги. Оглянувшись, она увидела, что к ней идет Фелиса, и, судя по ее встревоженному виду, явно не в лучшем расположении духа.

– Я не стала звонить в дверь, опасаясь разбудить тройняшек, – начала гостья, раздраженно косясь на Джона, видимо недовольная его присутствием. И, понизив голос, прошипела: – До меня дошли слухи, что вы с Джадом собираетесь пожениться. Это правда?

– Да. – Минерва заметила, как зрачки Фелисы сузились от злости.

– Нет. – Фелиса недоверчиво покачала головой. – Ты и он. Не верю, это просто невозможно.

Люси показалась на пороге комнаты. Она видела, как Фелиса постаралась незаметно проскочить мимо, поэтому сразу же поспешила за ней. От этого посещения она не ждала ничего хорошего. Из-за спины Фелисы Минерва не сразу заметила ее присутствие. Но по встревоженному лицу домработницы поняла, что та слышала весь разговор.

Фелиса растерянным взглядом скользнула по лицу Люси.

– Она… она же совсем ему не подходит. Нет, я не верю. Как такое могло случиться? Джад – и в нее влюбился?

Люси неприязненно посмотрела на нее и сухо заметила:

– Видимо, он все-таки извлек хороший урок из своего предыдущего брака и теперь обращает внимание не только на хорошенькое личико.

Минерва приободрилась после таких слов. Как хорошо, что за нее есть кому вступиться. И не заметила, что Джон совсем забросил свою игру и теперь стоял рядом. Он тоже собирался принять участие в разговоре.

– Папа хочет жениться на Минерве, и тогда она останется с нами навсегда.

От его наивных слов, от его веры в счастливое будущее Минерве стало немного не по себе. Джад ничего не говорил о том, что их брак будет хоть сколько-нибудь продолжительным. Для детей их развод в будущем может стать еще одной серьезной травмой. На душе от этой мысли стало беспокойно. С другой стороны, будет глупо, если они разведутся, а она снова станет няней. Утешало только одно: неважно, что будет потом, главное сейчас – защитить детей от Ингрид. Хуже не будет.

Фелиса недоуменно посмотрела на Джона, и вдруг в ее глазах промелькнуло понимание.

– Значит, этот выбор сделали дети. – Ее лицо стало каменным, словно она переживала мучительную боль, потом вдруг она снова повернулась к Джону. – А я думала, вы любите меня.

Джон переводил недоумевающий взгляд с одного взрослого на другого и не мог понять, в чем заключается проблема. Тем не менее, он был уверен, что это косвенно затрагивает его будущее.

– Ну, вы мне нравитесь.

Минерва разозлилась из-за того, что Фелиса поставила Джона в такое неприятное положение.

– Дети не принимали никакого участия в нашем решении.

– Что здесь происходит? – раздался с порога знакомый баритон.

Минерва оглянулась и увидела Джада. Фелиса вздрогнула от неожиданности, но тут же справилась с собой и сразу пошла в атаку:

– Как ты мог?

– А разве ты здесь не затем, чтобы поздравить нас? – холодно парировал Джад. – Могла бы и поздороваться для начала.

Фелиса сразу же вспомнила о хороших манерах.

– Если бы ты предупредил меня, что ищешь мать для своих очаровательных ребятишек, то уверяю, я бы вполне согласилась играть эту роль. – Ее голос излучал чарующее дружелюбие.

Джад нахмурился, ему этот разговор не доставлял никакого удовольствия.

– Да ты посмотри на себя, какая из тебя мать. Ложишься поздно, спишь до обеда, можешь в любой момент сорваться и уехать в Европу, так что никто даже не будет знать, где тебя искать.

Губы Фелисы предательски задрожали.

– Ради тебя я бы изменилась.

Джад недоверчиво приподнял бровь.

– Ты не сможешь жить с женщиной только ради детей, а когда это поймешь, знай, я по-прежнему жду тебя. – Фелиса сказала это с таким неподдельным жаром, что Минерва почувствовала себя неуютно. Потом Фелиса гордо развернулась и вышла из комнаты.

– Не обращай на нее внимания. – Джад попытался вернуть Минерву в состояние равновесия. – Она иногда говорит очень серьезные вещи, не подумав.

– Не надо меня успокаивать, я отлично знаю, что о моей внешности думают другие люди.

– А что, твоя внешность очень даже привлекательная. У тебя выразительные глаза, которые красноречивей любых слов говорят о твоей душевной красоте. Открытое привлекательное лицо честного человека.

Минерва слушала его и не верила своим ушам. Что, он пытается сгладить негативное впечатление от слов Фелисы? Никто, кроме ее матери, никогда не находил ее лицо привлекательным. Сердце бешено заколотилось. Не верь ему. Просто он очень добрый и хочет тебя утешить. Тебе не нужна его жалость.

– Что бы ты ни говорил о моих достоинствах, это не те качества, которые бросаются в глаза. Поэтому все женщины относятся ко мне несколько покровительственно. Они уверены, что я им не соперница. Ну кто посмотрит на эту уродину?

Джад загадочно улыбнулся.

– Ты просто относишься к себе несколько предвзято. Уверяю тебя, мужчины любят и еще больших уродин, как ты выразилась.

Маленькая ладошка Джона требовательно потрепала Джада за штанину.

– Ну так как, ты все еще собираешься жениться, – Джон вопросительно посмотрел на него снизу вверх, – или она уйдет от нас, так же как Клавдия?

Его трогательная забота умилила Минерву. Что бы ей ни пришлось пережить, главное, чтобы детям было хорошо.

– Ага, я целое утро провел в подготовке этого события. Конечно, все по-прежнему остается в силе.

Джон успокоился и оставил штанину отца в покое, его вниманием снова завладели игрушки.

– Господи, ради детей хоть бы это сработало, – пробормотала Люси и уже громко добавила: – Что-то вы сегодня рано.

– Я торопился обрадовать вас. Свадьба состоится здесь. В понедельник.

– О боже, на подготовку осталось только три дня! – воскликнула Люси.

– Не волнуйтесь, основную работу сделает агентство по обслуживанию свадеб. – Тут Джад внимательно посмотрел на Минерву. – Завтра подъедет их представитель, чтобы согласовать с тобой меню.

– Со мной и с Люси, – поправила его Минерва.

Люси приветливо ей улыбнулась, давая понять, что она может на нее рассчитывать в любое время.

– И я договорился с Клавдией, что в день свадьбы она присмотрит за детьми, – окончил свою речь Джад.

– Да, в доме нужно сделать генеральную уборку, – спохватилась Люси.

– Позвони в агентство обслуживания, пусть пришлют людей, – распорядился Джад.

Люси согласно кивнула, задачи, стоящие перед ней, вопросов не вызывали. А внимание Джада снова переключилось на Минерву.

– Ты уже говорила со своим отцом и мачехой?

Минерва мучительно покраснела.

– Еще нет, – призналась она. Ей не составило особого труда представить, какай резонанс произведет дома новость о ее замужестве. А в свете последнего разговора с отцом на понимание рассчитывать не приходилось. Вот поэтому-то она и откладывала разговор на потом.

Джад нахмурился.

– А когда ты собираешь поставить их в известность? Нужно, чтобы все выглядело правдоподобно.

– Я могу позвонить им прямо сейчас.

– Да уж, это просто необходимо.

Минерва поспешно встала, но он остановил ее:

– Будет лучше, если они узнают эту новость от нас обоих. Я собираюсь попросить благословения у твоего отца.

Минерва сразу же представила, какое выражение лица будет у Питера, ведь он всю жизнь свято верил, что она никогда не выйдет замуж. Внезапно она поняла, что ни за что на свете не хочет пропустить этот спектакль.

– Конечно, почему бы и нет?

– Отлично. Люси присмотрит за детьми, пока мы отсутствуем, пойду скажу ей об этом. А ты пока собирайся. – С этими словами Джад вышел из комнаты.

Минерва первым делом позвонила отцу, договорилась о встрече, предупредив, что ей нужно с ним серьезно поговорить. Пять минут спустя они уже были в пути.

– Так, а сейчас будет первая остановка, – объявил Джад, останавливая автомобиль возле ювелирного магазина.

Минерва посмотрела на него непонимающим и одновременно вопросительным взглядом.

– Кольца, – пояснил он.

Кольца, символ вечности союза, как же она могла забыть про них! Только не нужно строить иллюзий, в их случае о вечности говорить не приходится.

В ювелирном отделе Джад выбрал несколько вариантов колец, но одно тоненькое золотое колечко с бриллиантом сразу же завладело вниманием Минервы. Драгоценный камень блестел и переливался в солнечном свете, разбрызгивая вокруг себя золотые брызги. Минерва как завороженная смотрела на эту игру света. Увы, их свадьба тоже игра, нельзя забывать об этом.

– Ты готов потратить на кольцо целое состояние? – недоверчиво спросила Минерва, когда продавец отошел в сторону и их никто не мог слышать.

– Я могу себе это позволить. Считай, что такова моя прихоть, – проговорил Джад. – Так какое кольцо мы берем?

Джад ясно дал понять: цена кольца – не предмет для обсуждения. Ну что ж, не будем сопротивляться. Кольцо она сможет вернуть в любое угодное для него время, а вот посмотреть на выражение лица Питера стоит. Правда, это будет смешно. Минерва еще раз полюбовалась на кольцо, и непрошеная улыбка коснулась ее губ. Ее охватило чувство восторга оттого, что ее безымянный палец украшало колечко, хотя причин для особой радости не было. Все это не более чем замок на песке.

Джад расплатился за кольцо, и они двинулись к машине. По дороге Минерва вспомнила, как руки Джона обхватили ее, и она решила поделиться своими страхами с Джадом.

– Знаешь, меня беспокоит Джон, – начала она.

– Что, у него снова поднялась температура? Я ничего не заметил. – Джад озабоченно посмотрел на Минерву.

– Нет, в этом плане с ним все в порядке. Меня волнует, как он остро реагировал на замечания Фелисы. Может быть, идея со свадьбой не так уж хороша и было бы лучше, если бы я просто оставалась няней при детях все время? Это я к тому, что если мы разведемся, то мне придется их оставить навсегда.

– Поздно. О свадьбе уже всем известно. Навряд ли такие метания помогут выиграть нам процесс.

– Думаю, ты прав. Недаром же Вальтер Скотт писал: «Расставляя силки для других, мы рискуем угодить в них первыми», – процитировала Минерва.

– Не беспокойся о Джоне. Когда придет время расставаться, мы что-нибудь придумаем, чтобы зря не травмировать мальчика, – заверил ее Джад.

Он понял, что она приняла его объяснение, но оно не удовлетворило ее. В который уже раз он замечает, что ее чувства для него как раскрытая книга! И что есть в ней нечто такое, чему он пока не нашел определения, но что его притягивает, манит… Он с трудом отвел взгляд. Нет, даже речи не может идти о том, чтобы затащить ее в постель. Его детям в первую очередь нужна мать.

– Давай не будем забегать вперед, может быть, к тому времени проблема решится сама собой.

Минерва не могла не заметить его напряжения.

– Сама собой? – Больше всего она боялась, что он догадается о ее тайных мыслях.

Джад тихо выругался про себя. Видимо, она не так его поняла.

– Обещаю, я не притронусь к тебе, если ты сама этого не захочешь. Просто я предположил, что мы сможем извлечь из нашего союза даже больше выгоды, чем это кажется с первого взгляда.

Минерва верила и не верила своим ушам. Может быть, она его как-то неправильно поняла. Только не нужно поддаваться иллюзиям. Стараясь казаться спокойной, она уточнила:

– Ты говоришь о том, чтобы превратить наш брак в действительный, то есть о необходимости сделать последний шаг?

– Любой союз более долговечен, если он строится не только на чувствах, но и на зрелом практическом расчете. В нашем случае все элементы присутствуют. Просто мне хочется, чтобы ты не отвергала возможности развития наших отношений в эту сторону. – Чем больше Джад говорил, тем больше увлекался своей идеей. Ему все больше и больше хотелось, чтобы их брак действительно стал настоящим. Доверительные теплые отношения – вот на чем может строиться их союз.

Минерва всегда знала, что он любит своих детей. Но делить с ней из-за этого постель – это уж слишком. Если у нее осталась хоть капелька гордости, она должна отказаться от столь лестного для нее предложения. Стараясь не думать о нем как о мужчине, который ей нравится и которому она вынуждена отказать, Минерва холодным тоном произнесла:

– Поживем увидим, – и сама так удивилась своему отстраненному и безжизненному голосу, что даже не ответила на легкое пожатие его руки.

Чем ближе они подъезжали к дому, тем больше Минерва нервничала. Как бы ни складывались отношения с отцом в прошлом, ей никогда раньше не приходилось лгать относительно своих намерений.

– Минерва не сказала мне, что вы приедете вместе, – первое, что заявил Питер, когда увидел их на пороге своего дома. По его замкнутому лицу Минерва поняла, он совсем не рад их появлению.

– В свете сложившихся обстоятельств было бы, конечно, правильней, если бы я приехал один.

Лицо Питера вспыхнуло негодованием.

– Надеюсь, вы не намерены мне сообщить, что она беременна от вас?

– Отец! – Минерва задохнулась от возмущения. Краска стыда залила ей щеки. Как он мог про нее такое подумать! Гнев Минервы стал потихоньку затихать, когда, приглядевшись к отцу поближе, она заметила грязные манжеты, да и носки-то на нем были дырявые. Раньше она всегда следила за состоянием его одежды. – Думаю, для начала ты нас можешь пригласить войти. – Они все еще стояли на пороге, и Питер не торопился проявлять себя гостеприимным хозяином.

Неохотно отступив назад, он пропустил их в дом.

– Когда ты сказала, что хочешь сообщить мне что-то важное, я решил, что ты намерена вернуться домой.

– Ну, как я говорила, тебе необходимо проводить время с молодой женой, – ответила Минерва, стараясь не замечать густого слоя пыли под столом и на протоптанные дорожки от следов.

– Мы можем обсудить с тобой этот вопрос поподробней, – начал Питер, стараясь не обращать внимания на присутствие Джада.

– Боюсь, что вам и дальше придется обходиться своими силами, – как бы ненароком заметил Джад. – Я прибыл сюда для того, чтобы просить у вас руки вашей дочери.

Питер застыл с открытым ртом. Прошло секунд десять, прежде чем до него дошел смысл сказанного.

– Не может, быть! Ради всего святого, скажите, с чего вам взбрело в голову жениться на моей дочери? В ней же нет ничего интересного.

Минерва скрипнула зубами. «Раз я так проста, то чего ж ты не радуешься возможности сбыть меня с рук?»

Джад повел себя как настоящий джентльмен. Пропустив более чем бестактное замечание Питера мимо ушей, он обнял Минерву за плечи и сказал:

– Вас это не касается. Я хочу на ней жениться, и этим все сказано.

Питер наморщил лоб, и вдруг улыбка понимания озарила его лицо.

– Вы хотите, чтобы у ваших детей была постоянная сиделка. – Он перевел свой взгляд на Минерву. – А с тобой я хочу поговорить наедине.

Минерва колебалась. С одной стороны, ей так не хотелось покидать надежное кольцо рук Джада. Никто и никогда, кроме ее матери, не пытался защитить ее от отцовского давления. Но она понимала, что рано или поздно ей придется расставить все по своим местам. Так почему бы и не сейчас? Она сделала первый робкий шаг, но Джад удержал ее за плечи.

– Не знаю, что уж такое вы собираетесь сказать Минерве наедине, но уверяю, это вполне можно сказать нам обоим в лицо.

Питер раздраженно кивнул и повернулся к Минерве:

– Ты знаешь, почему он собирается на тебе жениться? Он не будет заботиться о тебе. И при первой же возможности изменит тебе с какой-нибудь симпатичной мордашкой.

– Вот уж никогда не встречал отца, который настолько бы сомневался в возможностях своей дочери, – пробормотал Джад.

– Я лишь честен. Она должна знать правду. На красавицу Минерва откровенно не тянет.

Минерва едва справилась с гневом. Она сделала три глубоких вдоха, и красная пелена ярости перед глазами потихоньку стала рассеиваться. Сколько раз ей приходилось слышать, что она некрасива и ни на что не годна. Просто удивительно, что она не свихнулась от такого нажима и по-прежнему остается человеком, личностью. Нет, она не будет больше молчать. Окинув комнату критическим взглядом, Минерва уничижительным тоном произнесла:

– Дом запущен. Ты сам себе стираешь рубашки. Вот почему ты хочешь, чтобы я вернулась. Чтобы было кому ухаживать и убирать за тобой. Не надейся. Я никогда не вернусь. – И, уже обращаясь к Джаду, сказала: – Пойдем отсюда.

Когда они уже были в дверях, Минерва небрежно бросила на стол приглашения.

– Вы с Джулианой приглашены на свадьбу. Но если ты и дальше собираешься меня оскорблять, то вам лучше не приходить.

Джад крепко держал ее за руку, пока они шли к машине.

– Ну и отец у тебя. Удивительно, что ты не сбежала от него раньше.

– О, он отлично манипулировал мной, моими желаниями, моим будущим. Но это не могло продолжаться до бесконечности.

Прежде чем завести мотор, Джад повернулся к ней и сказал:

– Не верь его словам, что в тебе нет ничего интересного. Ты умный и интересный человек, от тебя исходят волны добра, любви и уюта. Это очень привлекательные качества. – Джад закончил свою речь нежным поцелуем.

Минерва почувствовала себя безмерно счастливой. Хоть один мужчина на свете нашел в ней какие-то привлекательные черты. В глубине души она знала, что он просто очень добр и хочет загладить грубость ее отца. Но как сладостно поддаться хоть на миг самообману! Поверить, что рядом есть человек, который тобой восхищается и любит тебя.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Джад сухо улыбнулся своему отражению в зеркале. Приходилось признать, что он давно так не волновался – пожалуй, с первого класса. Все утро он твердил, что она выходит замуж за него только ради детей. И каково будет поцеловать ее при всех без предварительной подготовки? День свадьбы наступил.

Джад вспомнил вчерашний вечер, когда дети облепили Минерву со всех сторон и она весело возилась с ними, направляя их неуемную энергию в полезное русло. Из нее получится настоящая мать. Что же касается его, то рядом с ней он чувствует себя умиротворенным и отдохнувшим. Причины для брака более глубоки, чем предстоящее судебное заседание. Он действительно хотел бы видеть эту женщину своей женой…

Минерва замерла в нервном напряжении у окна, наблюдая, как к дому подходят гости. С такого расстояния трудно сказать, кто это прибыл. Но она уже знала, что с утра пораньше из Атланты приехал ее дядя Берт со своей женой Джиной и взрослой дочерью. Приехал какой-то дядюшка, родственник со стороны Джада. Свежеприбывшая парочка сначала показалась Минерве просто знакомой, а когда они подошли поближе, она узнала их. Все-таки отец и Джулиана решили приехать. Но, судя по несчастному виду, с которым Питер направлялся к дому, приехал он сюда не по своему желанию, а по настоянию Джулианы. От Минервы не укрылся жесткий оценивающий взгляд, которым мачеха окинула дом.

Отвернувшись от окна, Минерва в последний раз посмотрела на себя в зеркало. Белое простое платье, слегка прихваченное у пояса. Распущенные золотистые волосы пушистым ореолом окаймляют ее лицо, придавая ему мягкость и кротость. На голове миниатюрная шляпка с вуалью. Сегодня она выглядит лучше, чем обычно. Ее даже можно назвать красивой.

Минерва перевела взгляд на цветы. Она была против того, чтобы тратить деньги на покупку цветов, которые все равно потом завянут. Но Джад настоял, заявив, что у нее должен быть роскошный свадебный букет. И действительно, букет был просто изумительный. Огромные красные розы вперемежку с белыми орхидеями. Ну ничего, Люси позаботится о цветах после церемонии. Вот кому она от всего сердца благодарна за поддержку в последние дни.

Тут ухо Минервы уловило знакомый звонкий голос, выделяющийся из толпы. А, вот и Фелиса. Правда, в списке приглашенных ее не было, но, видимо, ее эта мелочь не остановила.

– Что ты здесь делаешь? – Минерва тут же узнала голос Джада, который тоже заметил присутствие не званой гостьи и поспешил выяснить, как она здесь оказалась.

Минерва осторожно приоткрыла дверь, чтобы не пропустить ни слова из их диалога. Если она узнает про себя что-нибудь ужасное, так это даже лучше. Лучше знать, чем предаваться самообману.

– Я не могла остаться дома и не поздравить своего лучшего друга в такой день, независимо от того, рад он мне или нет.

– Ну что ж, раз ты здесь с добрыми намерениями, то можешь остаться.

Минерва вздохнула облегченно: Джад не будет ничего о ней говорить. Она всегда знала: этот мужчина самый надежный на свете.

– Конечно, я здесь исключительно с добрыми намерениями, – проворковала Фелиса. – Ты сегодня отлично выглядишь.

Вот! Вот в этом вся ее суть. Она никогда не оставит попытки поймать Джада в свои сети.

– Остальные гости в гостиной, думаю, тебе лучше к ним присоединиться, – холодно обронил Джад и, отвесив вежливый поклон, удалился.

Минерва тут же прикрыла дверь. Что это значит? Джад вел себя с ней официально, в рамках приличия, как и полагается радушному хозяину. Нисколько не переигрывая. Может быть, он действительно изменился?

Вдруг раздался громкий стук в дверь. Минерва от неожиданности едва не подпрыгнула.

– Пора. – Это была Люси, возвестившая о том, что час пробил.

До самого последнего момента Минерва не знала, приедет ли ее отец или нет. Поэтому она попросила Джона проводить ее. И сейчас нисколько об этом не жалела. Это всего лишь ритуал, дань традиции. Но стоило ей появиться на пороге гостиной, как все головы повернулись в ее сторону. Минерва почувствовала внезапную слабость в ногах, коленки подгибались. Хорошо, что рядом был Джон. Ощущение маленькой ладошки в ее руке придало ей силы, и она сумела незаметно для остальных справиться со своим минутным замешательством.

Минерва пересекла холл и остановилась подле Джада. Шум стих, и церемония началась. Минерва вслушивалась в слова, и ее охватывало ощущение, что она спит. Наяву с ней такое происходить не может. И лишь когда раздался вопрос, кто знает причины или обстоятельства, мешающие этой паре заключить свой союз, вот тогда Минерва поняла: все происходящее не сон, а самая что ни на есть яркая реальность. Сейчас слово возьмет Фелиса, и весь карточный домик ее фантазий рухнет.

В зале стояла абсолютная тишина. Церемония продолжалась. Джад громко и торжественно повторял слова обета, голос Минервы вторил ему, обещая беречь и заботиться, в горе и в радости… пока смерть не разлучит их. Церемония вступила в заключительную стадию. Уголком глаза Минерва заметила бледное лицо Фелисы, которое сегодня выглядело еще красивее. С Джадом что-то не так. Он не смог бы отказаться от красивой женщины даже ради детей.

– А теперь поцелуйтесь.

Минерва широко открытыми глазами посмотрела на Джада. «Это только игра», – убеждала она себя. Но когда его теплые ищущие губы накрыли ее рот, все посторонние мысли вылетели у нее из головы. Теплая волна желания подхватила ее и понесла ему навстречу. Настоящий бунт гормонов. Нет! Это не игра!

Джад успокоился, когда от первого его прикосновения она не отпрянула от него, а, наоборот, открылась ему навстречу. Как уверенно она обхватила его за плечи… А запах чистой кожи, смешанный с ароматом фиалкового мыла, кружил ему голову. И чтобы не потерять контроль над собой, Джад прекратил поцелуй.

Отстранившись, он скользнул взглядом по ее лицу. После столь жарких объятий он ожидал увидеть страсть в ее глазах. Но что это? На лице Минервы были написаны только растерянность и крайнее нервное возбуждение. Чувствуя себя без вины виноватым, Джад ободряюще улыбнулся ей. Держись, скоро все будет в порядке.

Тем временем регистратор объявил их мужем и женой.

Улыбка Джада помогла Минерве восстановить равновесие. Понятно, это зрелище было рассчитано на толпу. «Успокойся, – приказала она себе, – поцелуй на свадьбе вполне укладывается в платонические отношения, которые существуют между нами». Только сердце по-прежнему не хотело верить успокаивающим словам и продолжало бешено биться.

Тут все тетушки и дядюшки принялись их поздравлять, соревнуясь в благозвучности и пышности поздравительных слов. Минерва раскраснелась еще сильнее и почувствовала себя настоящей новобрачной. Никакие доводы, что она сделала этот шаг ради детей, на нее уже не действовали. Спасаясь от раздвоения личности, Минерва решила отбросить все свои страхи и сомнения. Сегодня просто необходимо сыграть свою роль на пять.

Спустя некоторое время она поняла, что это ей удалось. Хорошо, что она к нынешнему своему положению относилась как к роли в спектакле.

Среди приглашенных гостей были две тетушки, которые проявили к Минерве особую сердечность. Заметив, что те отошли в тень веранды, она хотела подойти к ним, чтобы поговорить, но, когда услышала, о чем они толкуют, передумала.

– Ну, этой невесте Джада далеко до предыдущей.

– Ингрид красавица – это бесспорно. С ней мало кто мог бы сравниться, – в голосе говорившей звучало восхищение.

– Я только надеюсь, что этот брак устраивается не для того, чтобы что-то скрыть.

– Я думаю, Джад пошел на этот шаг ради детей, – заметил другой голос.

– Ты же знаешь, Джад любит своих детей до безумия, а те за последнее время очень сильно привязались к своей новой няне.

– О, только не это. Жениться из-за детей? Если он ее не любит, то увидишь, они разбегутся. Причем очень скоро.

«Ты права», – молча согласилась Минерва, отступая на пару шагов назад и надеясь, что пожилые леди не заметили ее присутствия.

После нечаянно подслушанного разговора Минерва наконец-то заметила не совсем обычное поведение гостей. Все без исключения кидали на нее оценивающие взгляды. Безусловно, по сравнению с Ингрид она совершенно не смотрелась. Простое белое платье без изысков. Конечно, она выглядела простушкой. «Зачем Джад женился на ней?» – этот вопрос без труда можно было прочесть на любом лице. Даже родственники с ее стороны вели себя ненамного лучше. По их скептическим взглядам, которые Минерва постоянно ловила на себе, по характеру поздравлений она поняла: Питер со всеми поделился своей версией, почему она выходит замуж.

Может быть, они ошибаются в причинах. Ну а в том, что развод не за горами, они правы. Господи! Только дай силы все это вынести. После такого позора ей нужно будет уезжать из страны, переездом в другой город не обойдешься. Слухи и сплетни будут сопровождать ее до конца жизни. Зато Ингрид теперь не сможет искалечить жизнь своих детей. Наверное, игра стоит свеч…

Постепенно праздничный день близился к завершению. Гости стали потихоньку расходиться. Вот и Питер с Джулианой подошли, чтобы поздравить, а затем откланяться.

– Я бы на твоем месте держала Фелису подальше от Джада, – тихонько посоветовала Джулиана Минерве.

Питер пришел от слов своей супруги в ярость.

– Разве ты не знаешь, что он женился на ней только для того, чтобы кто-то присматривал за его детьми? – обронил он с холодным презрением. – Дети под присмотром. А он тем временем утешает убитую горем Фелису, которая готова упасть в его объятия, как перезревший плод.

Минерва почувствовала, как ее истерзанные за день нервы начинают сдавать. Еще немного – и она не выдержит. Любопытный вывод сделал ее отец. По его мнению, Джад убил двух зайцев. Выгодно женился и одновременно обзавелся любовницей.

– Ты, как всегда, ошибаешься, – бросила Минерва.

Неожиданно Джулиана ее поддержала.

– Ты совершенно права, – дипломатично заявила она. – Я с ней разговаривала. Ничего страшного между ними пока не произошло, но Фелиса из кожи вон лезет, чтобы показать себя в наиболее выгодном свете. Она надеется, Джад поймет, что допустил ошибку и раскается. – По заговорщицкому тону Джулианы можно было понять, что действительно пострадавшей стороной сегодня была Фелиса.

– Ты просто идиотка, раз позволила использовать себя, – вставил Питер, скептически оглядывая Минерву. – Думаешь, что заполучила возлюбленного? Как бы не так! Предсказываю, по большей части твоя постель будет пуста.

– Спасибо, ты сегодня очень любезен, – холодно заметила Минерва.

– Я лишь сказал тебе правду. – Питер неуклюже пытался оправдать свою грубость.

– Да иди ты со своей правдой на все четыре стороны! Все! Вы и так уже задержались! До свиданья!

– Ах, так! Ну знай, с завтрашнего же дня я найму служанку, а из твоей комнаты сделаю гостиную.

Минерва улыбнулась его угрозе. Теперь она могла смотреть на ситуацию со стороны. Отец напоминал сейчас маленького мальчика, который исходит в бессильной злобе.

– Отличная идея!

– Ты еще об этом пожалеешь.

– Смею надеяться, что нет. – Джад подошел незаметно и хозяйским жестом обнял Минерву за талию.

– Просто мой муж, как и любой другой отец, беспокоится о будущем своей дочери, – поспешно вмешалась Джулиана.

– Мы оба обратили внимание, что Фелиса проявляет к вам какой-то нездоровый интерес, и нас это беспокоит.

– Мы знакомы с Фелисой очень давно. Время не сблизило нас. Так что она не более чем друг.

Питер окинул Джада недоверчивым взглядом, затем молча откланялся и с достоинством удалился.

– Ты в порядке? – Джад с участием обратился к Минерве.

– Знаешь, мне не хотелось бы попасть в двусмысленное положение. И уж если мы женаты, то тебе лучше сохранять дистанцию в общении с другими женщинами. Принимай регулярно холодный душ, говорят, помогает. – Нервное напряжение давало о себе знать.

Джад убрал свою руку и внимательно посмотрел на Минерву, пытаясь понять, что стоит за ее словами. Вероятней всего то, что у них есть шанс на настоящую близость.

– Обещаю. Я поклялся в этом перед Богом. И если хочешь, могу повторить еще раз для тебя.

Минерва глубоко вздохнула, стараясь обуздать нервную дрожь. Дети уже легли спать, и Джад предоставил ей возможность первой воспользоваться ванной. Здесь все блестело и сверкало чистотой. Минерва с любопытством поглядывала по сторонам. Она зашла сюда в первый раз, хотя свои вещи перенесла еще утром. Везде – в каждом предмете, в каждой трещинке пола – Минерва чувствовала незримое присутствие Джада.

Она залезла под душ и включила горячую воду, надеясь, что струи воды унесут с собой дневную усталость и помогут расслабиться. Но такое надежное средство, как душ, сегодня не помогало. Минерва не могла расслабиться, зная, что Джад ждет, когда она выйдет. Она постаралась побыстрей вымыться и освободить ванную. Надев новую хлопковую ночную рубашку, Минерва бодрым шагом вышла из душа, пересекла комнату и замерла возле кровати. Ее огромные размеры потрясали воображение. Есть где разлечься! Да они за всю ночь могут даже не прикоснуться друг к другу. Взгляд Минервы скользнул вниз, и тут она заметила, как сильно дрожат у нее руки. Волнуется, ведь она никогда до этого не спала с мужчинами. «Что значит не спала?» – одернула она себя. Никаких интимных отношений. Ей не о чем беспокоиться.

«У меня нет причин для беспокойства», – еще раз сказала она себе и скользнула под одеяло. Они будут спать в одной кровати, разделенные незримой стеной.

Минерва взяла книгу и постаралась расслабиться. Она читала одну страницу за другой, а потом поняла, что смысл прочитанного до нее не доходит. Отложив книгу, она попыталась уснуть. Но сон к ней не шел. Минерва лежала в тишине и прислушивалась к шуму воды за дверью, ожидая прихода Джада. Ну вот и он. Она притворилась спящей, но каждый ее нерв трепетал от напряжения. Напряжение достигло своего пика, когда кровать прогнулась под тяжестью его тела.

Джад не мог с уверенностью сказать спит Минерва или просто притворяется. Она лежала, уткнувшись в подушку, занимая ровно половину кровати. Несмотря на расстояние, разделявшее их, он почувствовал первые признаки нарастающего возбуждения. Черт! Он слишком долго был без женщины, а Минерва… она оказалась слишком близко. Джад тяжело вздохнул. День выдался трудным, поэтому для собственного спокойствия проще поверить в то, что Минерва уже видит десятый сон, и последовать ее примеру.

Минерва лежала, не шелохнувшись, пока у нее окончательно не затекла спина. Все мышцы ныли от боли. Осторожно, стараясь не разбудить Джада, она повернулась на бок и чуть приоткрыла один глаз: его тело оказалось намного ближе, чем она ожидала. Минерва снова закрыла глаза, поддавшись эротическому видению. Вот она случайно подкатывается к нему, чувствует объятия его сильных рук, ощущает на губах свежесть поцелуя… Хватит мечтать! Спи! И она решительно повернулась спиной к Джаду.

А тому так и не удалось крепко заснуть. Когда Минерва повернулась в первый раз, он тут же проснулся и обнаружил, что она лежит совсем близко. Стоит протянуть руку, и он коснется нежной кожи плеча. Он старался не думать о ней, и тут она так красноречиво отвернулась от него, что он почти уверился – она тоже не спит. Но какие-то сомнения остались, и поэтому он чуть слышно окликнул ее:

– Ты не спишь? – Джад произнес это так тихо, что, если бы она спала, он бы ее не разбудил.

Минерва поняла: ее попытка притвориться спящей с успехом провалилась. Поэтому она призналась:

– Никак не могу расслабиться. Просто я привыкла спать в одиночестве.

Джад изучающе посмотрел на нее, но в темноте смог разглядеть лишь тонкий профиль.

– Хочешь сказать, что в твоей жизни не было мужчин?

– Именно это я и хотела сказать. Не было. – Минерву охватил порыв откровенности. – Не то чтобы у меня не было возможности. Просто не встречался человек, который заставил бы меня пойти до конца. – Она прикусила язык и про себя добавила: «Теперь встретила».

Джад чуть кашлянул. Ясно как божий день, что на его пути попалась девственница. И этот факт заводил его еще больше, добавлял огня в их отношения. Ладно, он не собирается играть ни в какие игры, но раз уж им предстоит провести достаточно долгое время вместе, так почему бы не проводить его взаимовыгодно.

– Все ждешь принца на белом коне, – попытался пошутить Джад.

– Наверное, – лаконично ответила Минерва. Не признаваться же перед ним, что с ее внешностью дождаться принца просто нереально, что она уже почти смирилась с тем фактом, что остаток жизни пройдет в одиночестве.

– Ну и каким же он должен быть? – Интересно, насколько он может ей подойти? Его все не оставляла мысль попробовать сделать этот брак настоящим во всех смыслах.

– Ну, он должен быть добрым, понимающим, любить детей и меня. Он должен любить меня так же сильно, как я его.

– А как бы ты оценила меня, исходя из этой шкалы ценностей?

Его вопрос застал ее врасплох. От неожиданности она повернулась к нему, стараясь разглядеть выражение лица и определить, насколько он серьезен.

– Ты временами можешь быть очень жестоким, но ты всегда справедлив, и в целом добрый и понимающий. Что же касается роли отца, то здесь с тобой мало кто сравнится, – честно ответила Минерва.

– И я отношусь к тебе так же, как ты ко мне.

– Все это звучит так, словно ты напрашиваешься стать моим мужчиной.

Джад приподнялся на локте, чтобы ему было хорошо ее видно.

– Да, – твердо сказал он.

– Ты? – Минерва замерла, потрясенная услышанным. Нет, она просто не в силах поверить своим ушам. – Надо надеяться, ты оставишь эти мысли.

– Почему же? Чем больше я думаю о нашем браке, тем больше нахожу в нем достоинств. Я рад, что судьба свела нас вместе. С этого момента моя жизнь сразу же стала налаживаться. Ты прекрасная мать моим детям, и, может быть, действительно имеет смысл сделать наш союз настоящим… – в его голосе появились хриплые нотки, – во всех смыслах.

– Не самое романтическое обещание, которому может поверить девушка, – отозвалась Минерва, пытаясь трезво мыслить. Последнее давалось ей с большим трудом. Сердце сначала замерло, потом запрыгало, как заяц. В голове мелькали тысячи мыслей. Неужели ее попытки подавить свои желания не сработали? Ей и так тяжело. А что будет после интимной близости? Он считает ее, наверно, каким-то бесчувственным монстром.

Джад скрипнул зубами. Ну конечно же, он, как всегда, груб, ему надо было подойти к этому вопросу как-то по-другому. Но он сказал правду. А что ему больше всего нравилось в их отношениях, так это то, что они строились исключительно на открытости и доверии.

– Минерва, я никогда тебе не врал и не думаю, что сейчас подходящее время начинать это делать. Просто ты подумай над тем, что я сказал.

– Хорошо, обещаю, я подумаю, – спокойно сказала Минерва и сама удивилась, насколько ровно и отстраненно звучит ее голос. Хотя внутри нее все ликовало. В кои то веки она встретила мужчину, который разбудил в ней огонь желания и собирается его удовлетворить. Нет, положительно над этим предложением стоит подумать. Хотя, пожалуй, она знает ответ. Но все равно подумает.

Джад нежно погладил ее по щеке.

– Не могу тебе обещать, что наша постель каждый раз будет устлана цветами, но сделаю все, что в моих силах, чтобы ты была счастлива.

– О! Это очень много, не каждый бы отважился на такое обещание.

Он пододвинулся ближе и легонько поцеловал ее в губы.

– Что-то подсказывает мне, мы на правильном пути.

Все ее тело запылало. Минерва понимала, что ей уже недостаточно одного поцелуя.

– Будем надеяться, что наш брак действительно окажется счастливым.

О! Целовать ее – это просто какой-то восторг. Джад не сомневался, что если и дальше будет продолжать в таком духе, то скоро, очень скоро она будет отвечать на его ласки со всей страстью. Но он не хотел на нее давить. Если продвигаться вперед слишком быстро, это вспугнет ее. Нет, лучше еще немного подождать.

– Спокойной ночи, Минерва. – С этими словами он отодвинулся на свою половину кровати.

Спать! Он, наверное, сошел с ума! Минерва тупо смотрела в потолок. Нет, спать ей положительно не хотелось. В голове проносились обрывки их разговора. Стоп. Он ведь ни разу не сказал, что любит ее. В его представлении они лишь друзья, которые помогают друг другу, не более. А она? Она его любит, пора признать этот факт. Любит и согласна на все.

Минерва недовольно поджала губы. Ее единственное преимущество в том, что он не знает о ее чувствах. И потом – его дети. Она действительно к ним привязалась, и так сильно, что трудно будет с ними, расстаться. Возможно, Джад рассчитывает на то, что со временем она будет относиться к нему в чем-то так же, как к детям? Или вдруг она действительно ему нравится? На последнее предположение в ее голове сразу же откликнулся хор родственничков, в один голос утверждавших, что у нее ничего не получится. Тетушки, дядюшки, отец со своей «правдой», Джулиана с советом гнать из дома Фелису. Даже Люси и та отнеслась к затее с браком с известной долей скептицизма. Если на мнения всех остальных Минерва еще могла не обращать внимание, то быть равнодушной к мнению такого человека, как Люси, намного сложнее.

А с другой стороны, ей, кажется, выпал шанс обзавестись нормальной семьей. Если не получится, то они разойдутся, но в любом случае она испытает, что значит быть с мужчиной. Может быть, после этого жизнь перестанет казаться нелепой игрушкой, с которой не знаешь, что делать.

Ладно, утро вечера мудренее, пора спать. Сейчас не время для фундаментальных исследований природы своих чувств. Окончательное решение она примет завтра. Минерва натянула одеяло на плечи и окунулась в легкий и короткий сон.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Минерва проснулась оттого, что ожил интерком. Так, понятно. Для Джоан и Джуди день уже начался. Минерва живо спрыгнула с кровати. Сейчас в душ, а потом она займется своими обычными делами. Кажется, все возвращается на круги своя.

Она с удовольствием приняла душ, почистила зубы и снова вернулась в комнату. И замерла на пороге. Джад все еще валялся в постели, и на нем из одежды были только трусы. Да, он еще более красивый и мужественный, чем она представляла. Это открытие поразило ее.

Джад удивился, что не слышно никаких передвижений по комнате. Он перевернулся на спину и увидел широко распахнутые глаза Минервы. Черт побери! Надо было предусмотреть пижаму. Но кто ж знал, что его голый вид вызовет у нее такую реакцию.

– Эй, я надеюсь, ты видела, как выглядят мужчины на пляже. – Джад попробовал пошутить и тем самым разрядить обстановку. – Так по сравнению с ними на мне одежды намного больше.

– Да, но никто из них не выглядел так сексуально. – Минерва покраснела, поняв, что высказала свои мысли вслух.

На лице Джада появилась самодовольная улыбка.

– Я буду расценивать твои слова как комплимент.

Минерва улыбнулась непосредственности его реакции. Сейчас он очень напоминал ей Джона. А что, если с ним играть точно так же, как с ребенком? Он будет таким забавным в постели!

– Так это и был комплимент. – Минерва пересекла комнату и стала доставать одежду, которую она собиралась надеть сегодня.

Джад сидел на постели и наблюдал за ее действиями. Больше всего ему хотелось остаться и посмотреть, как она будет переодеваться. Ему хватило одной только мысли об обнаженной женщине – и он почувствовал себя в полной боевой готовности. Если она сейчас повернется, то увидит гораздо больше, чем ожидает. Недолго думая, Джад встал и широкими шагами направился в ванную.

Лишь только за ним закрылась дверь, Минерва тут же скинула с себя пижаму и стала быстро переодеваться. Из-за закрытой двери слышался шум воды. Отлично, значит, у нее есть немного времени. «Расслабься, может быть, тогда перестанут дрожать пальцы и я справлюсь с этой застежкой».

Пока Джад был в ванной, она успела не только одеться, но и застелить постель. Несмотря на то, что она была занята делом, а сам Джад находился в другой комнате, ей было достаточно звука льющейся воды, чтобы представить его под душем. Из головы не выходил образ сильного красивого мужского тела. На какое-то время она забыла, что дети по-прежнему требуют ее внимания; голос Генри, возвестивший, что уже все окончательно проснулись, вернул ее к действительности.

Минерва с трудом проглотила очередной кусок. Она взяла чашечку с кофе, чтобы запить еду, и обратила внимание на то, как дрожат ее руки. Во время завтрака ее мысли все время были рядом с Джадом. Чем больше она о нем думала, тем больше привлекательных черт находила. И это несмотря на то, что ребятишки, как всегда, были необычайно подвижны, а от нее требовалась повышенная внимательность.

«Мои гормоны когда-нибудь меня убьют», – мрачно подумала она, и тут же вся напряглась оттого, что Джад поднялся из-за стола. Он уже позавтракал и готов был отправиться на работу, а заодно завезти Джона в детсад. Но прежде чем покинуть их общество, он подошел к Минерве и поцеловал ее на прощание. Она пыталась объяснить его поступок тем, что он хочет показать Люси, будто их брак самый настоящий, но глупое сердце затрепетало от восторга, от предвкушения – так могло бы быть всегда.

Стоп! Не надо торопиться. Она сейчас займется своей обычной работой и в одиночестве хорошенько обдумает, как ей быть дальше.

Но стоило входной двери захлопнуться, как Минерва ощутила невероятную тоску оттого, что Джада нет рядом. Плохо! Кажется, она слишком к нему привязалась. Ты не сможешь удерживать его долго. Правде нужно смотреть в лицо: ты станешь ему не нужна в тот самый день, когда он официально утвердит свои права на детей. Не смей строить иллюзии. Рано или поздно этот день придет. И ты сделала все возможное, чтобы ускорить конец.

– Эй, девочка, ты, кажется, совсем замечталась. – Голос Люси непрошеным гостем вторгся в ее мысли.

– Я просто немножко устала, – отозвалась Минерва.

Люси понимающе заулыбалась.

– Помню нашу первую ночь с Биллом, мы тогда глаз не сомкнули. – На ее лице появилось мечтательное выражение.

Минерве стало обидно до глубины души. Неужели она упустит свой шанс и никогда не узнает, что такое настоящие ласки мужчины? Нет! Не важно, что будет потом. Хуже не будет. Впрочем, трезво мыслить в таком состоянии, когда за тебя думают гормоны, не приходится.

Минерва нетерпеливо посмотрела на часы. Это был самый длинный день в ее жизни. Стрелки часов ползли невыносимо медленно. Но наконец-то пришло время укладывать детей спать.

Сегодня днем Джад прислал ей огромный букет роз с запиской, в которой просил думать о нем. Как будто она нуждалась в его напоминании! А когда он вернулся домой, снова поцеловал ее. Этот поцелуй был чуть дольше и более требовательным. Минерва понимала, какого решения он ждет. Она была готова ответить на его зов, но какое-то дурацкое волнение, неуверенность в собственной привлекательности мучили ее так сильно, что она никак не могла решиться и дать ему понять, что согласна.

В голове теснились вопросы, на которые в любом случае невозможно было ответить, не сделав первого шага навстречу. Каков он в постели? Эгоист, заботящийся только о своем чувственном удовлетворении, или, наоборот, нежный и внимательный любовник? Сможет ли она удовлетворить его сексуальные запросы? А он ее?

Укладывая детей спать, Минерва вконец запуталась в своих мыслях и ощутила невероятное смятение, когда Джад вошел в комнату, чтобы пожелать всем спокойной ночи.

Джад обратил внимание, что она держится с ним напряженно и замкнуто. И хоть он убеждал себя, что должен дать ей время подумать и взвешенно принять решение, все-таки почувствовал невероятное разочарование. Скорей всего, она примет решение, которое не будет его устраивать.

«Эгоист, законченный эгоист, думаешь только о себе» – с такой мыслью он направился в библиотеку. Он надеялся, что когда займется делами, то сможет выбросить из головы образ ее стройного тела, которое покорно повинуется его рукам. А губы, такие мягкие, сладкие губы ищут забвения в его поцелуях. Ну о какой работе тут может идти речь! Джад тяжело вздохнул и сосредоточился на бумагах.

А тем временем Минерва в игровой расставляла игрушки по полкам. Руки были заняты обычной работой, но мысли по-прежнему были с Джадом. Как сказать ему, что она согласна? Что лучше надеть? Вообще-то, в ее гардеробе есть одна подходящая вещь – шелковый пеньюар. Надевая его, Минерва всегда чувствовала себя роковой и соблазнительной женщиной. Правда, использовать его в деле у нее не было возможности. Наверное, стоит попробовать.

И тут ее захлестнула волна паники. А что, если он передумал? Сколько времени она уже здесь? Если бы он интересовался ею, разве бы оставил одну? Да, хороша она будет, если вырядится в самое сексуальное белье, а он даже не заметит ее присутствия!

«Не сходи с ума. Он же дал тебе время подумать. И ты должна сказать ему, согласна ты с его предложением или нет. Для него это такой же деловой вопрос, как и множество других. Он без эмоций».

Но робкие возражения разума тонули в безотчетном страхе оказаться несостоятельной и отвергнутой. Минерва металась в мучительных раздумьях, как же ей быть. То ли приготовиться и ждать, то ли пойти и объясниться немедленно. Но стоило ей представить, что она может провести бог знает сколько времени в бесплодном ожидании, как решение созрело само собой. Лучше определиться сейчас. Если в ответ она услышит «нет», то примет холодный душ и ляжет спокойно спать. Перспектива закончить еще один день в мучительных раздумьях удручала.

Минерва решительно поставила последнюю игрушку на место и воинственно расправила плечи. Пришло время встретиться с Джадом лицом к лицу. Глубоко вздохнув и стараясь не нервничать, она отправилась в библиотеку.

Джад оторвался от бумаг, услышав стук в дверь. Без сомнения, так стучаться может только Минерва. Приняв безразличный вид, он деловым тоном крикнул:

– Войдите!

О господи, он холоден, как айсберг, решила Минерва, стоило ей лишь взглянуть на непроницаемое лицо Джада.

– Извини, что отрываю тебя от работы.

– Ты мне нисколько не мешаешь. – Это была наглая ложь. Она мешала ему целый день. И сейчас, когда она стояла рядом, а тяжелые волосы волной ниспадали на плечи, ему стоило огромных усилий не давать волю своим рукам – чтобы убрать, например, с ее лица упрямый локон.

Оказавшись перед ним, Минерва поняла, что ей будет даже труднее, чем она предполагала. Ей не под силу сделать первый шаг.

– Я хочу знать, не изменил ли ты своего намерения со вчерашнего дня?

У нее что, совсем нет нервов? Неужели она всерьез думает, что он просто так возьмет и откажется?

– Нет, я по-прежнему думаю, что наш брак выиграет, если станет действительным.

Ее сердце бешено забилось. Минерва сосредоточила всю свою волю на том, чтобы выглядеть как можно спокойней.

– Я очень привязалась к твоим детям и с радостью постаралась бы стать для них настоящей матерью. И я согласна с тобой, что настоящий брак строится отнюдь не на одних чувствах. Поэтому я не против того, чтобы несколько расширить условия нашего договора.

Джад нахмурился. Минерва выглядела такой спокойной, рассудочной. Она никак не походила на женщину, действительно желающую близких отношений. В таком случае интимная близость не принесет ей никакой радости.

– Видишь ли, все-таки это не работа. Если ты не хочешь, то все равно ничего не получится.

Уж в ее-то желаниях он мог бы не сомневаться.

– А я хочу, – тихо произнесла она.

– Тогда давай устроим романтический вечер с, как у всех нормальных пар, – предложил взволнованный Джад и включил музыку. – Потанцуем?

Минерва счастливо вздохнула: как здорово было бы танцевать с ним!

– Музыка такая романтичная, – довольная улыбка чуть тронула уголки губ Минервы. – На мне должно было быть сейчас длинное вечернее платье.

– А я бы предпочел, чтобы на тебе вообще ничего не было. – Джад остановился, давая ей возможность осмыслить его слова.

Глядя ей в глаза, он медленно, но уверенно расправлялся с застежкой. Минерва покорно подняла руки, помогая ему таким образом лишить ее одежды. Стоило ему откинуть в сторону ее блузку, как Минерва остро ощутила, что стоит перед ним практически обнаженная, а холодный воздух возбуждающе действует на нервы. На нее вдруг напала потребность говорить и говорить без умолку:

– Всегда представляла, что в такой момент на мне будет надето что-нибудь соблазнительное и сексуальное.

– Открою тебе один секрет: красивая женщина намного красивее, если она обнажена. Поверь, сейчас для меня ты самая сексуальная и соблазнительная. – Джад говорил, а сам тем временем успел скинуть с себя джинсы. Минерва внимательно следила за каждым его движением, и позабытые страхи снова зашевелились в ее душе. Видимо, это как-то отразилось на лице. По крайней мере, Джад обратил внимание, что ее настроение несколько изменилось. – Не бойся, я постараюсь не торопиться. – Легче сказать, чем сделать. Он готов был приступить прямо сейчас, но не мог не считаться с тем, что для нее это будет в первый раз. Тут он понял, как для него важно, чтобы и она получила сегодня свою долю блаженства.

– Я не боюсь, – уверила она его.

Джад прочитал в ее глазах решимость и не мог сдержать улыбки. Пока все идет отлично, что ж, будем продвигаться дальше. Он расстегнул молнию на ее джинсах и спустил их до бедер, потом встал перед ней на колени, чтобы помочь окончательно избавиться от одежды.

– Это даже интересней, чем об этом болтают люди.

Джад не удержался и с удовольствием провел руками по ее стройным ногам.

– А ведь мы еще не дошли до самого интересного.

– Тогда, я думаю, пора. – Минерва почувствовала решимость.

– Вот эти слова я и хотел услышать, – пробормотал он, отбрасывая ее джинсы на кресло.

Стоило ему выпрямиться, как Минерва вернула оказанную ей услугу. Ловкими пальчиками она пробежалась по пуговицам его рубашки. Через минуту на обоих уже ничего не было.

Минерва раскраснелась от смущения и от собственной смелости, когда увидела Джада полностью обнаженным. Джад заметил и румянец, и блеск в глазах – хороший признак.

– Время пришло. – Он подал ей руку, чтобы провести до кровати.

– Определенно, – согласилась Минерва. Она чувствовала, как у нее дрожат колени.

«Только будь, нежным», – приказал себе Джад, но как нелегко это сделать! В ней есть что-то такое, что отличает ее от всех прочих женщин, что-то такое, что заставляет терять голову. Он никогда раньше не испытывал такого сумасшедшего желания. Вот поэтому и постарается быть очень мягким.

– Сначала может быть несколько больно, но потом пройдет, – прошептал он ей на ухо, но поняв, что тянуть дальше нет никаких сил, одним мощным толчком вошел в нее и замер от восторга. Никогда раньше он не чувствовал такого плотного сопротивления. Он боялся пошевелиться, нужно время, чтобы она привыкла к новым ощущениям. Она принадлежала ему, и только ему, сознание этого факта наполнило его душу блаженством. Внезапно он опомнился, поняв, что она по-прежнему напряжена. Он попробовал немного пошевелиться, одновременно целуя ее шею, лицо, грудь…

Минерва чуть вскрикнула, но боль постепенно уходила, и вскоре тела их уже обрели общий ритм. Первый раз в жизни она чувствовала себя как-то удивительно наполненной. Минерва привыкала к новым ощущениям, и, когда уже не ожидала ничего нового, где-то в глубине ее тела родилась волна восторга, которая подхватила и понесла ее, наполняя все тело радостью и неописуемым блаженством.

Джад понял, что она уже достигла оргазма, и порадовался тому, что она в полной мере испытала наслаждение. Вот теперь можно и самому расслабиться…

Когда все закончилось, он прилег рядом с Минервой и тут же ощутил, что снова готов овладеть ею. Джад был озадачен собственной ненасытностью. Конечно, сказывалось длительное воздержание, а с другой стороны, он никогда не испытывал такого чувственного восторга. Это потому, что она девственница, а в первый раз всегда все по-особому. Для нее все ново, необычно. Видимо, ее ощущения передались ему.

– Теперь я понимаю, что значит потерять голову, – сказала Минерва, пытаясь анализировать чувства, только что пережитые ею.

– Я рад, что тебе понравилось. – Джад был доволен собой, ведь он подарил ей блаженство.

– Интересно, насколько человек может стать зависим от секса.

Джад негромко рассмеялся и чмокнул ее в нос.

– Я буду удовлетворять твое желание, когда ты захочешь и сколько захочешь.

Минерва прижалась к его плечу, ее охватила нежность к этому человеку, который подарил ей столь незабываемое ощущение.

– Я обязательно запомню это и при случае воспользуюсь твоим обещанием.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Минерва присела на скамейку, издали наблюдая за Джоном, игравшим в песочнице. День выдался на редкость удачным: ярко светило солнце, звонко пели птицы и у нее было хорошее настроение. И это состояние счастья продолжалось уже две недели. Джад оказался потрясающим любовником. Он заставил ее почувствовать себя женщиной. Женщиной желанной и страстной. Вот уж не думала, что с ней когда-нибудь такое случится.

– Привет, – вывел ее из задумчивости мужской голос.

Минерва повернула голову и увидела приближающегося Джада, Мысленно она тут же сбросила с него одежду и ощутила нестерпимое желание остаться с ним наедине. «Держись!» – приказала она себе.

– Что-то ты сегодня рано? – откликнулась она, стараясь особо не показывать, как остро реагирует на его присутствие.

– Папа. – Джон бросил совок и со всех ног помчался к отцу.

Джад, направляясь к Минерве, подхватил сына на руки и подбросил его в воздух. А потом взял под мышку и таким образом продолжил свой путь. Минерва сегодня не выходила у него из головы, и поэтому свои вечерние планы он связывал с нею. Джад опустился рядом с ней на скамью и поставил Джона на землю.

– Знаешь, мне не дает покоя одна мысль: у нас с тобой не было не только настоящего свадебного путешествия, но мы даже как следует не отметили нашу дату.

В его глазах прыгали смешливые чертики, и Минерва заразилась его хорошим настроением.

– Правда.

Джон недоумевающе посмотрел на отца.

– А какая такая дата? Вы же уже поженились.

– Ну и что, это значит, что мы можем провести один вечер вне дома, без детей, – пояснил Джад. – Сейчас придет Клавдия, и вы останетесь с ней. Мы с Минервой тем временем сходим в кино и поужинаем в городе.

Джон некоторое время переваривал новость. Потом смирился с нею и даже одобрил планы отца, после чего снова убежал к своим игрушкам.

Джад переключил свое внимание на Минерву:

– Значит, так, я планирую, что мы поужинаем в клубе. Пришло время представить тебя моим знакомым, а потом ты сама выберешь фильм, на который мы отправимся.

Минерва не имела ни малейшего представления о том, что Джад является членом какого-то клуба, и перспектива быть представленной кругу, в котором он вращается, совсем ее не вдохновляла.

– И что за клуб?

Джад назвал один из самых престижных клубов.

– Да ты не волнуйся, там хорошая еда и форма одежды свободная.

«Ага, свободная, только джинсы с простой футболкой однозначно не подходят, – решила Минерва, когда увидела, как одет Джад. – Надо надеяться, в моем гардеробе найдется что-нибудь подходящее. Так, кажется, летняя юбка с крупными желтыми цветами подойдет, а вместе с ней легкая однотонная салатовая блузка».

– О, ты выглядишь красавицей! – первое, что сказал Джад, когда увидел ее.

Он был так искренен, что Минерва не могла не улыбнуться. Уж она-то знает, что до настоящей красавицы ей далеко. Никто никогда не говорил ей об этом, разве что мама, но мамы всегда любят своих детей и, конечно, невольно льстят им.

– Спасибо.

Джад подогнал машину, и они поехали. Минерва сидела как на иголках. Ну чего она боится, она же никого там не знает, максимум, с кем может там столкнуться, так это с бывшей женой Джада и Фелисой, но и это маловероятно.

– Не знаю, готова ли я перезнакомиться так вот сразу с огромным количеством людей.

– Не преувеличивай, ты познакомишься с двумя-тремя маститыми членами клуба, не более, – уверил он ее. – Самое главное, что люди увидят нас вместе. А то сегодня ко мне подошел Джек и как бы так, между прочим, поинтересовался, с какой это стати я прячу свою жену. Не хотелось бы, чтобы люди думали, будто я действительно тебя прячу.

После его слов все романтическое настроение от неожиданного выхода в свет было сведено к нулю. Он просто хочет показаться с женой на людях. Ну что ж, ко всему нужно относиться с известной долей цинизма. Дым романтики стал потихоньку рассеиваться. Он хочет, чтобы его друзья поверили, будто их брак крепок и нерушим. Эта тактика поможет ему выиграть судебный процесс. От нее же требуется совсем немного – подыграть ему.

Ну что ж, это не так уж трудно. Главное, не забываться. Джад, конечно, пока не собирается подавать на развод, но в этой жизни все возможно. Так что ей нужно реально смотреть на вещи и соблюдать деловую договоренность.

– Джад, старина, рад тебя видеть. – Мужчина за столиком окликнул Джадa, стоило им лишь войти в зал. Он помахал им рукой, подзывая знаками к себе. По оценке Минервы, за столом было четверо мужчин в возрасте от пятидесяти до семидесяти лет. Как истинные джентльмены, они встали при их приближении.

– Так это и есть твоя жена, – уточнил самый высокий из них, с благородной сединой на висках.

Джад по очереди представил всех, и Минерве нетрудно было понять, что здесь собрались сливки общества.

В комнату впорхнули две дамочки, которые, завидев Джада, бросились к нему навстречу. Их глаза горели любопытством, им хотелось поближе, во всех деталях разглядеть Минерву. Хоть они и улыбались приветливо, но непринужденного разговора не получалось. Под первым же благовидным предлогом Генриетта и Дженис покинули их общество.

– Ну, вот и все, сегодня навряд ли кто-нибудь еще подойдет, – прошептал Джад на ухо жене. – Основная масса народа придет намного позже.

– Думаю, для начала достаточно. – На самом деле Минерва обрадовалась, что ей не придется столкнуться со всеми.

«Да, в этом клубе намного лучше, чем передают сплетни». – Этот вывод Минерва сделала, когда зашла в дамскую комнату. Здесь было так уютно: красивые зеркала, мягкие кресла; в центре журнальный столик со свежими цветами в красивой хрустальной вазе. О назначении этой комнаты можно было догадаться, лишь обратив внимание на элегантные умывальники. Они столь органично вписывались в интерьер, что их по праву можно было считать произведением искусства. Минерва закрыла за собой дверь кабинки и тут услышала, как следом за ней в туалет вошли еще две женщины.

– А Джад неплохо смотрится со своей новой супругой.

Минерва по голосу поняла, что эта фраза принадлежит Генриетте.

– Да, неплохо, – согласилась Дженис – Но если вспомнить Ингрид, то на ее фоне она просто бедная родственница.

– Ну, на фоне Ингрид блекнут очень многие, – справедливо заметила Генриетта.

– Ты права, только, мне кажется, Джад настолько под конец ненавидел Ингрид, что попытался найти нечто совсем противоположное, – выдвинула гипотезу Дженис. – Результат его поисков мы уже видели.

– Я все же надеюсь, что он действовал из других побуждений, – не согласилась Генриетта. – Как я и предсказывала, Ингрид оказалась слишком ветреной, вот и не смогла удержать Джада. Для нее всегда главными были вечеринки.

– Да, она привыкла всегда быть в центре внимания, – в голосе Дженис появились неприязненные нотки. – И просто не переносила, если внимание мужчин переключалось с ее персоны на кого-нибудь другого.

Минерва собралась было выйти, но не решилась. Ей не хотелось смущать своим появлением этих женщин.

– Не могу сказать, что я скучаю но ней, – продолжала тем временем Дженис. – И от всей души желаю, чтобы Джад оказался счастлив в новом браке. Он, как никто другой, заслуживает обычного человеческого счастья. Ему нужно постоянство и уверенность в завтрашнем дне.

Генриетта вышла из кабинки и стала мыть руки.

– Джад не слепой, и, думаю не единожды подумал, чтобы решиться на такой шаг. Видимо, в ней есть что-то такое, что покорило его.

Как только они ушли, Минерва вышла из своего укрытия. Из услышанного ей стало ясно: Ингрид никто особо не любил. Это хорошо. Но, с другой стороны, она тоже не произвела особого впечатления. Люди склонны относиться к их браку скептически. Мол, время покажет, насколько длительным будет их семейное счастье. Но самое главное, подобные сомнения мучают ее саму. Правда, со своей стороны она-то всем сердцем желает, чтобы их брак выдержал испытание временем. Но пока не стоит принимать желаемое за действительное.

Но сохранять трезвость ума становится все труднее и труднее. Они сидели в темном зале кинотеатра, их плечи соприкасались, и Минерва остро ощущала его близость.

Джад не мог припомнить, когда он в последний раз чувствовал себя таким довольным и умиротворенным. Это все Минерва. Именно она так положительно влияет на него. Просто здорово, что он не отверг ее кандидатуру, когда вновь решился пуститься в авантюру семейной жизни. Поддавшись порыву, он обнял ее за плечи и удовлетворенно откинувшись на спинку кресла, продолжал смотреть фильм.

Минерва испытала чувство счастья, когда Джад таким простым и естественным жестом обнял ее. Почему-то этот жест показался ей намного интимней, чем даже сама близость. «Господи, только бы не влюбиться в него. – А внутренний голос подсказывает ей: – Уже слишком поздно». Она хочет заглушить его, но он все крепнет и крепнет. И Минерве ничего не остается, как перестать себя обманывать и признать: она давно его любит. Со всей силой и страстью, на которые способно человеческое сердце.

Последние сомнения в силе своих чувств у Минервы развеялись пару дней спустя. После обеда раздался телефонный звонок со стройки. Ей сообщили, что Джад находится в клинике. Несчастный случай на производстве. Он поехал на место возведения здания, чтобы лично проконтролировать, как продвигаются работы. И оказался рядом, когда рухнула балка перекрытия. Максимум, что он успел сделать, так это оттолкнуть рабочего, на голову которого могло обрушиться около тонны железа. Своими действиями Джад, безусловно, спас ему жизнь, но сам не успел увернуться и получил довольно-таки серьезные травмы.

Услышав ужасную новость, Минерва оставила Люси присматривать за детьми, а сама со всех ног помчалась в клинику. Из-за слез шоссе виделось как в тумане, но самый большой туман был, конечно, у нее в голове. Звонивший мужчина уверял, что с ним все в порядке, но тогда зачем накладывать швы и госпитализировать человека? Минерва старалась не поддаваться панике, но у нее это плохо получалось.

Войдя в приемную быстрым шагом, она тут же направилась к медсестре.

– Скажите, Джад Грэм у вас? С ним произошел несчастный случай на стройке.

– Да, он сейчас в перевязочной, – ответила медсестра и с мягкой улыбкой добавила: – Да вы не волнуйтесь, с ним все будет в порядке.

– Я хочу его видеть, – требовательно заявила Минерва. Она сама удивилась, никогда не думала, что ее голос мог звучать так требовательно.

Услышав их разговор, к ним подошел человек в рабочей одежде и обратился к Минерве:

– Я Джо Греди, сотрудник компании мистера Грэма. Он просто счастливчик. Эта балка вполне могла бы его прибить.

Джад мог погибнуть – вот и все, что Минерва смогла запомнить из его речи. Желудок протестующе сжался в противный комок.

– Я хочу его видеть, – еще более требовательно заявила она.

Джад сквозь стенку услышал ее голос.

– Вам лучше пустить мою жену, – обратился он к доктору. – Когда она в таком состоянии, она все равно добьется своего.

– Кажется, я понимаю. – Извинившись, доктор вышел. В приемной он сразу же увидел Минерву, которая в эту минуту напоминала разъяренную львицу. Медсестра с трудом ее сдерживала.

– Добрый день, я доктор Морган. Я ответственно вам заявляю, что с вашим мужем все в порядке.

Минерва тут же переключила свое внимание на доктора.

– Насколько серьезна травма?

– У него несколько порезов, которые я уже зашил. Есть кое-что по мелочам, пара синяков.

– Я хочу его увидеть.

– Не советую, много крови. Его раны не настолько серьезны, как это может показаться с первого взгляда.

– Я хочу его видеть, – упрямо повторила Минерва, порываясь лично убедиться, что ей говорят правду.

– Тогда следуйте за мной.

Не прошло и минуты, пока они шагали по больничному коридору, но это была самая длинная минута в ее жизни.

– Как ты себя… – Слова застряли в горле, когда Минерва увидела Джада, сидящего на кушетке с перевязанной левой рукой, с пластырем на лбу, в грязной, окровавленной рубашке и таких же брюках. Ей стало плохо.

Увидев, как она побледнела и покачнулась, Джад вскочил на ноги, чтобы поддержать ее.

– Осторожней, – слабо прошептала Минерва, – тебе нельзя вставать и делать резкие движения.

– Да я сейчас выгляжу лучше тебя. Того и гляди сама упадешь в обморок.

– Это из-за крови. Я не думала, что ее будет так много, – пробормотала Минерва, беря себя в руки. Раз он может так резво прыгать, значит, действительно не все так плохо.

– В течение нескольких следующих дней он будет временами чувствовать сильные боли, – заговорил доктор. – Но они скоро пройдут. Так что подпишите эти документы и можете забирать его домой, – он протянул ей пару бумажек. – Держите, вот рецепт. Купите эти болеутоляющие таблетки, принимать нужно два раза в день, утром и вечером. А вот эти антибиотики придется пить, дабы избежать заражения крови. Принимать их надо регулярно в течение десяти дней. Минерва молча все выслушала, положила рецепты в сумочку и со стиснутыми зубами стала наблюдать, как медсестра помогает Джаду собраться. А в голове снова звучали слова рабочего о том, что он мог погибнуть. Она так же молча подписала необходимые бумаги, и они вышли в коридор. Джо увидел своего босса и сразу вскочил на ноги.

– Ну как вы?

– Нормально, пара царапин, – уверил его Джад.

– Да, повезло Эдди, что вы оказались рядом, – с признательностью сказал Джо.

Минерва слабо улыбнулась.

– Джо, спасибо вам за все, что вы сделали, а сейчас извините нас, я забираю Джада домой.

Джо понимающе кивнул и пошел провожать их до машины.

Минерва молча помогла Джаду сесть на, пассажирское место и так же молча села за руль. Машина тронулась с места. Джад заметил напряженное молчание, когда они уже значительно отъехали от клиники. Какое-то время он с преувеличенным вниманием рассматривал упрямую морщинку, прорезавшую ее лоб. Наконец не выдержал и поинтересовался:

– Ты ничего не хочешь сказать?

Минерве казалось, что она справилась со своим страхом потерять его. На самом деле она до сих пор была в шоке.

– Я еще слишком молода, чтобы остаться вдовой, – бросила она сквозь стиснутые зубы.

Невольно Джад припомнил точно такую же картину из его детства, ту же фразу, тот же тон. Как правило, так мать выговаривала отцу, когда тот попадал в какой-нибудь опасный переплет.

– Это просто царапины, бывало и хуже.

– Тот мужчина, что был в приемной, сказал, что ты вполне мог погибнуть.

– Джо несколько преувеличил.

Может быть, позже Минерва сможет принять его увещевания, но сейчас все в ее душе переворачивалось от одной только мысли, что он мог погибнуть.

– А ты подумал о детях? Что будет с ними, если, не дай бог, с тобой что-нибудь случится? Их будущее всецело зависит от тебя.

– Ты позаботишься о них, что бы со мной ни случилось.

После его слов другой ужас заполнил сердце Минервы. Она резко нажала на тормоза. В таком взвинченном состоянии вести машину было просто невозможно.

– А что, если суд откажет нам в правах опеки и передаст их Ингрид?

Этот вопрос заставил Джада по-новому посмотреть на ситуацию. У него противно засосало под ложечкой. В сущности, она права.

– Я не допущу этого. Ты самая лучшая мать, и нельзя позволить, чтобы вас разлучили, если со мной действительно что-то случится.

– Я люблю их, – призналась Минерва. Расстаться хоть с кем-то из них означало для нее потерять часть своего сердца. И то же самое относится к Джаду. Она и не заметила, как он вошел в ее сердце, а теперь уже поздно что-то менять.

– У нас все будет хорошо, просто мы включим твое имя в документы на опеку детей. И тогда уж точно Ингрид ничего не сможет нам сделать.

Решение – такое просто и ясное – только сейчас пришло Джаду в голову. До этого он все думал, как же ему быть. И вот все само собой решилось.

– Ладно, раз уж мы остановились, то я зайду в аптеку, куплю лекарства, а ты побудь здесь.

Выходя из машины, Минерва бросила на него строгий взгляд.

– Сиди смирно, будь паинькой.

– Да, мэм, – Джад шутливо отсалютовал ей.

Минерва тряхнула головой и пошла к аптеке. Ей срочно нужно было успокоиться. Слезы наворачивались на глаза. «С ним все в порядке. Держись!» – приказала она себе. «Но со мной-то нет», – возразил внутренний голос. «Глупая девчонка, ты влюбилась в него. И его детей любишь так, словно они твои собственные. Ладно, не все так плохо», – успокаивала она себя. Джад не собирается с ней разводиться – конечно, не из-за того, что любит, а потому, что она прекрасная мать. Интересно, наступит ли день, когда он станет думать иначе? Дети когда-нибудь вырастут и перестанут в ней нуждаться. Смогут ли они тогда по-прежнему оставаться вместе?

«Ладно, нечего забегать вперед», – решила Минерва. Она расплатилась за лекарства и поспешила обратно.

Подойдя к машине, она обнаружила, что Джад мирно посапывает на сиденье. Ей не хотелось его будить, но страх, что он не уснул, а потерял сознание, заставил разбудить его.

– Мм… Что случилось? – застонал Джад, в его сон вдруг ворвалась боль в левом плече.

– Я просто хотела убедиться, что ты не отключился, – объяснила Минерва. – Извини, что причинила тебе боль.

– Ничего страшного, придется заплатить за свой героизм парой ночей на одном и том же боку.

– В лучшем случае, – откликнулась она. Напряжение потихоньку отпускало ее.

Когда они подъехали к дому, Минерва была уже в состоянии трезво оценивать ситуацию.

– Побудь здесь, – твердо сказала она. – Я пойду предупрежу Люси, чтобы она не выпускала детей из игровой комнаты. Им совсем не обязательно видеть тебя таким страшилищем.

Джаду ничего не оставалось, как неукоснительно следовать ее указаниям. В спальне Минерва помогла ему освободиться от одежды.

– Чего бы мне хотелось, так это принять ванну, только боюсь намочить раны.

– Сейчас я тебе помогу. – Минерва уже решила, что не оставит его одного, пока не убедится, что он уже лег в постель и ни в чем не нуждается.

– Да, представляю себе, какой я сейчас красивый.

Внутренне Минерва была не согласна с его словами. По ее убеждению, ей еще не приходилось видеть более сильного и красивого тела.

– Побудь тут, я сейчас все приготовлю.

– Да, мэм.

Минерва напустила воды в ванну и поставила посередине ванной табурет.

– Проходи, садись.

Джад вопросительно посмотрел на нее, но покорно подчинился.

Взбив руками пышную пену, Минерва вооружилась губкой и принялась осторожно смывать грязь с Джада, стараясь не намочить бинты и не причинить ему лишней боли.

А Джад сидел на стуле, всецело доверившись ее мягким и ловким рукам. И в его голове всплыло воспоминание другого события, тогда он еще был женат на Ингрид. На работе он случайно глубоко порезал правую руку. Вот так же пришел домой весь в крови и бинтах. Так Ингрид даже не вышла ему помочь, заявив, что от одного вида крови ей становится плохо. Тогда Джаду пришлось самому, неумело орудуя левой рукой, снимать с себя одежду, умываться. На следующий день Ингрид отправилась в гости к своей сестре и вернулась домой лишь тогда, когда он окончательно выздоровел. Поразительно, насколько разными могут быть женщины. Из задумчивости его вывел голос Минервы.

– Ну, вот и все, – объявила она, накидывая на его плечи огромное махровое полотенце. Джад поморщился от боли. – Что, плечо болит?

– Немного, видимо, действие обезболивающего, начинает проходить.

Каждый жест Минервы, каждое ее движение было наполнено любовью и лаской. Несмотря на раны, Джад почувствовал, что легко откликается на этот немой призыв.

– Хорошо, что самая лучшая часть моего тела не пострадала, – игриво заявил он.

– Ну, пока твои раны не заживут, тебе будет затруднительно пользоваться своей лучшей частью тела, – хмыкнула Минерва.

Джад не мог не признать, что отчасти она права. Стоило чуть повести левым плечом, как острый приступ боли давал о себе знать.

– Ложись в постель, – приказала Минерва. – А я сейчас принесу тебе воды, нужно выпить таблетки.

Минерва дождалась, пока он уляжется в кровать и укроется одеялом, после чего вышла из комнаты. По дороге на кухню она заглянула в детскую и успокоила домашних. Набрав воды в стакан, она снова вернулась в спальню.

– Я еще могу что-нибудь для тебя сделать?

Джад задумчиво посмотрел на нее. Во всем ее облике была какая-то непередаваемая нежность… То ли такое впечатление складывалось из-за чуть заметной улыбки, а может быть, из-за волос, которые каштановым водопадом струились по ее плечам и обрамляли лицо в золотистую рамку. Нет, скорее всего, секрет ее притягательной красоты кроется во взгляде. Когда она обеспокоенно смотрит на него округленными карими глазами, в его душе все переворачивается и он снова возвращается в детство. Только мама могла смотреть так: с безусловной любовью, нежностью и заботой. Он медленно стянул простыню вниз, обнажая свои раны.

– Поцелуй их – и мне сразу станет легче.

Он смотрел на нее таким проказливым взглядом, что Минерва подумала: «Прямо как мальчишка». И в тон ему ответила:

– Ну, если это поможет. – Она присела на краешек кровати и стала осторожно покрывать его тело поцелуями.

– Отлично, хорошо, очень хорошо, – пробормотал Джад, расслабляясь все больше и больше.

Минерва остановилась, когда услышала ровное посапывание. Взглянув на Джада, она поняла, что он уснул. Лицо ее осветилось спокойной улыбкой.

– Только будь в следующий раз более осторожным, мне просто невыносимо видеть тебя в беспомощном состоянии, – прошептала она. Затем легко поцеловала его в губы и вышла.

Джад во сне улыбался.

Стоило Минерве войти в детскую, как ее тут же встретили вопросительные взгляды детворы. Тройняшки, как всегда, заражались настроением Джона, а тот был обеспокоен состоянием отца.

– Я хочу увидеть папу, – заявил он. Посмотрев на него внимательно, Минерва поняла, что придется развеять его страхи.

– Отлично, пойдем, только потихоньку, он сейчас уснул.

Тройняшки было последовали за ними.

– Нет, вы останетесь здесь, с Люси, – твердо сказала Минерва. – Увидите папу перед сном.

Они посмотрели на Джона.

– Оставайтесь, – согласился он с Минервой.

В какой-то момент ей показалось, что они все сейчас разревутся, но тут Джон проявил талант воспитателя. Он попросил Генри остаться за старшего. Все внимание тут же переключилось на Генри. Минерва взяла Джона за руку, и они потихоньку вышли из комнаты. Минерву беспокоило, как бы Джон не испугался, когда увидит отца. И она решила его предупредить:

– Твой отец глубоко порезал левое плечо, его всего перебинтовали, остальные царапины смазали йодом. Выглядит все это ужасно, но на самом деле он быстро встанет на ноги.

– Я тоже как-то порезался, – сказал Джон, – было больно.

– Да, так бывает всегда, но Джад выпил лекарство.

Они потихоньку вошли в комнату. Джон на цыпочках подошел к кровати и, наверное, с минуту тревожно вглядывался в спящее лицо отца. Уверившись, что его не обманули, он осторожно отошел от него, и они бесшумно вышли из комнаты.

В коридоре Джон сам взял Минерву за руку и признался:

– Я рад, что ты вместе с нами.

– Я тоже, – ответила Минерва, пожимая его руку в ответ.

Стоило им вернуться в детскую, как в дверь позвонили. Звонок нажимали снова и снова, долго и требовательно. Минерва побежала открывать. Ей не хотелось, чтобы спокойствие Джада было нарушено.

– Где он? Я требую, чтобы меня впустили, я хочу убедиться, что с ним все в порядке, – заявила Фелиса возбужденным тоном. Она оттолкнула Минерву и ворвалась внутрь с огромным букетом цветов.

– Он спит, – ответила Минерва. Она была неприятно поражена появлением этой женщины и ее настойчивостью. – Откуда вы узнали о случившемся?

– Да все наши друзья знают, как мы близки друг другу, – высокомерно обронила Фелиса.

Минерву словно током ударило. Боже! Как больно! Значит, в фирме Джада работают люди, которые знают об их дружбе. Даже не поленились сразу же сообщить о случившемся. Но он ее муж, и, пока это так, она не собирается делить его с кем бы то ни было.

– Я скажу ему, что вы заходили, – сказала Минерва, доставая вазу для цветов.

Фелиса не собиралась отдавать ей букет. Она вообще предпочитала не замечать Минерву.

– Я не уйду, пока не увижу его.

– Что все это значит? – раздался сверху голос Джада, заглушая протест жены.

Фелиса бросила цветы на стол и, со всех ног кинувшись к нему, с разбега крепко обняла его.

Джад поморщился от боли, и Минерва почувствовала, что чаша ее терпения переполнилась. Какая наглость! В два прыжка она оказалась возле них и рывком разжала ее руки.

– Отпусти его! Неужели не видишь, ему же больно!

Фелиса бросила на нее раздраженный взгляд, но уступила. Слезы, огромные хрустальные капли, скатились по щекам блондинки.

– Я так за тебя волновалась!

Джад поспешил ее утешить:

– И совершенно напрасно. Я в хороших руках.

– И тебе было бы лучше находиться сейчас в постели, – вставила Минерва.

– Я помогу тебе. – Фелиса осторожно взяла его под локоть.

Минерва отчетливо представила себе картину, как она поправляет на нем одеяло. У нее внутри все закипело.

– Не стоит так усердствовать, я сама справлюсь со своими обязанностями.

Фелиса посмотрела на нее таким взглядом… Было ясно, она вовсе не собирается уступать.

Джад здоровой рукой обнял Минерву за плечи.

– Будет лучше, если обо мне позаботится моя жена, – на последнем слове он сделал ударение.

Фелиса отступила на шаг назад.

– Да, конечно, – разочарованно кивнула она. И, вытирая слезы, добавила: – Просто я слишком переволновалась. Ненавижу, когда с тобой что-нибудь случается.

– Ну, как видишь, со мной все нормально. А если я еще немного посплю и меня при этом никто не станет беспокоить, то буду как огурчик.

Фелиса порывисто приблизилась к нему и поцеловала в щеку.

– Не волнуйся, я уже ухожу.

Минерва не могла не заметить торжествующей улыбки победительницы, когда Фелиса развернулась на своих высоких каблуках и направилась к двери. Ревность, жгучая, невыносимая ревность поднялась в ее душе. Значит, Фелиса Фрондерсворт по-прежнему не оставляет надежды завоевать любовь Джада.

– Ну как, ты поможешь мне снова лечь в постель? – откликнулся Джад.

Минерва тряхнула головой, отгоняя неприятные мысли.

– В следующий раз тебе лучше оставаться в постели и позволить мне самой разбираться с твоими старыми приятелями.

– Фелиса никогда не будет старой, – ответил он.

«Ну конечно же, она тоже горит желанием быть с тобой рядом всегда и везде», – хмыкнула про себя Минерва. Фелиса красивая женщина. Не всякий мужчина сможет долго сопротивляться ее натиску.

Минерва сидела в кресле-качалке на заднем дворике и наблюдала за детьми; она находилась в тревожном ожидании. С последнего происшествия не прошло и недели, как сегодня, с утра пораньше, позвонила Ингрид и назначила встречу с Джадом. В этот раз она приехала одна, без своего юриста, и даже не сделала попытки зайти пообщаться с детьми. Они сразу прошли с Джадом в библиотеку и закрылись.

Услышав, что дверь открылась, Минерва вскочила на ноги.

– Значит, договорились – я жду новостей к концу недели.

Услышав голос Ингрид, Минерва двинулась ей навстречу и сразу увидела, что Ингрид пребывает в прекрасном расположении духа и напоминала кошку, съевшую тарелку сметаны.

– Привет, удачного дня, – бросила она Минерве, абсолютно игнорируя присутствие детей и направляясь к выходу.

– Джон, присмотри за остальными, – попросила Минерва и тут же направилась в библиотеку. По дороге она встретила Джада. Он сидел за столом в гостиной.

– Что случилось?

– Не поверишь, но оказалось, что Ингрид нужны деньги. – Джад озадаченно тряхнул головой. – Угрожая мне, что заберет детей, она таким образом пыталась надавить на меня.

– Значит, ей нужны всего лишь деньги? – Минерва была шокирована, но почему-то не удивилась такому повороту событий.

– Как я уже говорил, на безбедную жизнь ей хватает, но нужно сто тысяч для покупки ресторана в Канзас-Сити.

– И что ты собираешься делать?

Лицо Джада потемнело.

– Я? Я собираюсь дать ей то, что она просит. Но взамен она подпишет мне документ, согласованный с юристом, о том, что никогда больше не будет требовать право опеки над детьми. В документе также будет указано, что свою долю она уже получила. Таким образом, я смогу оградить себя от ее посягательств в будущем. У меня будет веское доказательство ее безразличия к детям.

Минерва услышала громкий шум в игровой комнате.

– Мне нужно к детям, поговорим позже, – с этими словами она убежала. К моменту ее появления в игровой снова воцарился мир.

– Джуди взяла кубики Джоаны, – пояснил Джон, видя встревоженное лицо Минервы. – А я дал ей куклу, и она успокоилась.

– Молодец. – Минерва улыбнулась. Джон отлично справился с ситуацией. Она всегда знала, что на него можно положиться. Минерва спокойно заняла свое любимое место, наблюдая издали, чем занимается малышня.

Теперь ее мысли вернулись к словам Джада. И тут только она представила, что для нее значит эта новость. Что будет дальше? Нет. Она не хотела знать ответ на этот вопрос. Но врать самой себе – последнее дело. И она снова задала себе вопрос: а что будет дальше с ее браком? Кажется, ей скоро предстоит пережить развод. Ничего страшного – сколько людей женятся, а потом разводятся. Правда, статистика говорит о том, что все-таки разводов меньше, чем заключаемых браков. Но в ее случае ни о какой статистике и речи быть не может. Их брак был обречен с самого начала…

Прошло четыре дня. Минерва, как обычно, играла с детьми на заднем дворике, когда вернулся Джад. Сегодня он был в приподнятом настроении: наконец-то свершилось. Ингрид подписала все необходимые бумаги. По этому поводу он решил устроить для детей праздник и купил им подарки.

С тройняшками все просто, рассуждал Джад. Минерва их любит и постарается заменить им мать, которую они практически не знали. Остается надеться, что ее любви, любви Джада и Люси хватит, чтобы компенсировать отсутствие родной матери. Они никогда не узнают, что Ингрид их не любила.

Увидев Джада, Люси вышла к нему навстречу. Он протянул ей празднично упакованную коробку.

– А это тебе, для твоей коллекции.

– Я вижу, у нас сегодня торжество. – Люси с благодарностью приняла подарок. – Ничего не говорите, дайте я сама догадаюсь. Никак Ингрид все подписала?

– Да! Ты угадала. Все бумаги будут готовы через неделю, и нам никакой суд не страшен.

У Люси на глаза навернулись слезы, когда она открыла коробку и увидела, что Джад подарил ей музыкальную шкатулку.

– О! Она такая красивая!

– Ну, ты же член нашей семьи. Мне хотелось, чтобы ты знала об этом. – Джад ласково похлопал ее по плечу.

Люси раскраснелась от удовольствия.

– Спасибо, я поставлю ее на самое видное место, – сказала она и снова удалилась в дом.

Джад оглянулся и, увидев, что дети с увлечением занимаются новыми игрушками, обратился к Минерве:

– Так, теперь твоя очередь. – Он порылся в пакете и достал с самого дна еще одну коробочку.

– Ну что ты, не нужно было, – сказала Минерва, прижимая подарок к груди. Она была просто счастлива, когда он проявлял к ней хоть малейшее внимание.

– Не говори так, ты заслужила подарок больше всех, – улыбнулся Джад.

Сорвав красивую обертку, Минерва увидела коробочку из ювелирного магазина. Дрожащими пальцами она открыла ее и увидела красивое колье из жемчуга и в тон ему серьги. От изумления Минерва потеряла дар речи. Она не ожидала от него ничего такого.

– О боже! Какая красота! – наконец вырвалось у нее.

Джад довольно хмыкнул.

– Я рад, что тебе понравилось.

Минерва осторожно провела пальцами по жемчугу.

– И все же тебе не стоило так сильно тратиться.

Джад ласково погладил ее по щеке и осторожно поцеловал в губы.

– Нет, стоило. С твоим появлением в моем доме все стало налаживаться. Ты стала настоящей матерью моим детям, ты сделала меня счастливым. Я хочу, чтобы ты знала, как много это для меня значит.

– Ты тоже сделал меня счастливой, – неуверенно добавила Минерва.

Джад нахмурился, уловив в ее голосе колебания.

– Пап, посмотри, что я теперь могу делать, – окликнул его Джон.

Джад еще раз на ходу чмокнул Минерву и переключил свое внимание на Джона.

Минерва растроганно сжимала в руке коробочку с дорогим подарком, но в то же время самые противоречивые чувства раздирали ее. С одной стороны, это был весомый знак внимания, но, с другой стороны, он был сделан без любви. Просто доказательство того, что Джад осознает, насколько сильно в ее услугах нуждаются дети. По крайней мере пока он не намерен расставаться с ней. Стройную цепь ее выводов прервал звонкий голос Фелисы:

– Джад, мои поздравления.

Минерва оглянулась. Красавица блондинка стремительней походкой приближалась к Джаду. Эта женщина словно цунами, с ней невозможно бороться, ее нужно перетерпеть. Вот сейчас она обовьет руками Джада, и тот не успеет даже уклониться.

– Я слышала хорошие новости. Теперь ты свободен, по-настоящему свободен, – радостно объявила Фелиса, продолжая его обнимать.

Джад спокойно расцепил ее руки.

– Фелиса, я женатый мужчина, и тебе не стоит об этом забывать.

Фелиса смешалась.

– Но какое значение теперь имеет твой брак? Ведь всем изначально было ясно, что ты женился на ней только потому, что не видел другого способа выиграть дело. Это лишь глупый фарс!

Джад разозлился:

– Мой брак никогда не был фарсом.

– А что значит фарс? – встрял в их разговор Джон.

Они совсем забыли, что рядом дети, которые слышат их разговор.

– Разве Минерва больше нам не мама?

– Минерва по-прежнему ваша мама, – поспешил заверить его Джад.

Удовлетворенный ответом, Джон снова переключил свое внимание на игрушки. Джад взял Фелису под руку и повел прочь от детей.

– Знаешь, тебе нужно найти другой объект обожания, – по-дружески посоветовал он. – У нас с тобой нет будущего.

Фелиса улыбнулась.

– Я тебя ни на кого не променяю. Знаю, Ингрид убила твою любовь, но без нее нельзя жить. Когда-нибудь ты это поймешь. А я в это время буду рядом. – Фелиса произнесла свою речь с завидным апломбом.

Она поцеловала Джада и вышла из дома, не давая ему шанса ответить.

Джад недоверчиво покачал головой, с недоумением глядя ей в след. Нет, он не в силах разгадать мотивы, которые движут женщиной, поэтому ему лучше вернуться к детям.

Минерва обнаружила, что она по-прежнему судорожно сжимает в руке подарок. Фелиса ясно дала понять, что не оставит Джада в покое. Хуже всего, что в ее последних словах была правда. Однажды придет время, и Джад обнаружит, что любит другую женщину. И неважно, будет это Фелиса или кто-то другой.

«Не стоит забывать, что твой брак рано или поздно закончится разводом, – напомнила она себе – А как хочется, чтобы все было по-другому. Однако не стоит расстраиваться прежде времени. Нужно наслаждаться моментом», – решила Минерва и присоединилась к играющим.

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

Минерва одиноко сидела на широкой двуспальной кровати. С того дня, как Ингрид подписала бумаги, прошел целый месяц. И Джад с каждым днем все дольше и дольше задерживался на работе. Вот и сегодня: время уже одиннадцатый час, a eгo все еще нет дома. И даже в те редкие дни, когда он возвращается раньше, он все равно работает допоздна.

– Кажется, медовый месяц закончился, – пробормотала Минерва.

Комок горьких слез подкатил к горлу. Она, конечно, не ждала, что ее брак будет длиться вечно, но все же не рассчитывала, что конец наступит так быстро. Минерва с тоской посмотрела на свою новую сорочку, которая так ей шла.

Холодный шелк облегал фигуру, в ней она чувствовала себя такой красивой и сексуальной! И так надеялась, что это поможет ей заинтересовать Джада.

Тут до ее ушей долетел звук подъехавшей машины. Это он! Вернулся! Нет, не надо принимать все это так близко к сердцу. Услышав его шаги в коридоре, она быстро взяла книгу и вытянулась на кровати, сделав вид, что безмятежно отдыхает.

– Извини, что так поздно. У меня была важная встреча с клиентом.

Минерва оторвалась от страницы и внимательно посмотрела на него. Джад выглядел уставшим.

– Надеюсь, все нормально.

Джад взволнованно запустил пальцы в шевелюру:

– Ей до сих пор не нравится разработанный мной дизайн фасада.

Минерва отложила книгу в сторону.

– Извини?

В его глазах появились смешинки, когда он взглянул на нее.

– Ты выглядишь разочарованной оттого, что мой клиент не мужчина. – Подойдя к кровати, он поцеловал ее. – Я сейчас приму душ – и спать, просто валюсь с ног.

Джад ушел, оставив после себя легкий запах мужского парфюма и… Ей показалось, или она действительно видела на его щеке плохо стертый след губной помады? А вдруг у его клиентки есть особые причины быть недовольной его работой? Или он уже удовлетворяет и другие ее потребности? Темная, жгучая ревность поднималась из глубин ее души, с ней почти невозможно было справиться. Стоило Минерве только подумать, что, возможно, он уже стал встречаться с другой женщиной, как внутри у нее все переворачивалось. Она попыталась уснуть, но ничего не получалось. Сомнения вновь и вновь одолевали ее. Дверь в ванной комнате открылась. Минерва по привычке оглянулась на этот звук. Джад вышел из душа с мокрыми волосами и с полотенцем на бедрах. Он выглядел очень сексуально, но сегодня ей нечего рассчитывать на внимание с его стороны. Нет, она не может просто так успокоиться. Внезапно она нашлась что сказать.

– У твоей клиентки духи с очень запоминающимся запахом, – как бы невзначай заметила она. «Что ж, неплохое начало для разговора», – поздравила она себя.

– На мой вкус, слишком сладкие, – ответил Джад обычным голосом. – Конечно, экстравагантные, но создается ощущение, что имеешь дело с парфюмерной лавкой.

– Так чем же вы с ней занимаетесь? – сорвалась Минерва. Она знала, что глупо давить на Джада, но нервы ее уже не выдерживали напряжения.

Джад посмотрел на нее более внимательно. Что это? Неужели он слышит в ее голосе нотки ревности? Конечно, с одной стороны, это ему льстит. Но не хочется, чтобы она в него влюблялась. Он ценит ту гармонию, что она принесла в его дом, не более.

– Она купила участок в горах Северной Каролины и намерена построить на нем дом, – сухо пояснил Джад. – Первоначально был задуман небольшой деревенский дом, но каждый раз, как мы встречаемся, чтобы утвердить окончательный вариант, у нее рождаются все новые идеи.

«Или она слишком хорошо знает, что ей от тебя нужно, и подводит к этому медленно, но верно», – мысленно добавила Минерва, но вовремя прикусила язык.

– Слишком требовательна?

– Не то слово.

– Значит, это единственная причина, по которой ты так часто задерживаешься на работе? – Минерва не могла оставить эту тему в покое, хотя прекрасно понимала, что такой разговор ни к чему хорошему не приведет.

– Да, она и еще пара проектов. – Джад уже понял, что должен окончательно развеять сомнения Минервы, иначе все, что было достигнуто между ними, просто разрушится. – Я знаю, что в последнее время часто задерживаюсь на работе, но это только потому, что после выплаты денег Ингрид у меня осталось не так уж много сбережений. Хочется наверстать упущенное.

Что ж, звучит вполне убедительно. Минерва почувствовала себя несколько виноватой.

– Не хотела тебе жаловаться, но дети скучают без твоего внимания.

Джад расслабился, ревнивые нотки исчезли из ее голоса.

– Значит, ты устроила мне весь этот допрос, потому что по мне скучают дети?

– Да.

– И все?

– Ну, и еще Люси, – хриплым голосом добавила Минерва.

Он приподнял ей подбородок и заглянул в глаза.

– А ты?

– Немного. – Ложь, самая большая ложь. Она страшно скучает, когда его нет рядом.

Джад обнял ее и прошептал:

– А я очень скучаю.

Минерва почувствовала, что после его слов ей стало намного лучше. Ее опасения напрасны, она по-прежнему занимает в его жизни важное место.

Минерва вошла на кухню и не сразу заметила, что она не одна: в комнате находилась Люси, она чистила овощи.

– Я слышала, Джад вчера поздно пришел домой, – начала разговор домработница, которая тоже обратила внимание на поздние возвращения Джада.

– У него новый клиент, очень требовательный. И вдобавок он еще работает над парой проектов. – Минерва повторила объяснение Джада.

– Это не повод, чтобы забывать о своей семье, – пробормотала Люси.

– А он и не забывает, он на жизнь зарабатывает, поэтому и получается, что времени с нами проводит меньше. Ты же знаешь, у него был повод потратить деньги, – многозначительно обронила Минерва.

Косвенное напоминание об Ингрид заставило Люси несколько смутиться, и она умерила свое недовольство.

– Да, это так, – пробормотала она про себя.

Но стоило несколько минут спустя Джаду войти на кухню, как она вцепилась в него:

– Ну-ка, рассказывайте, что это за новый клиент появился у вас, который отрывает вас от семьи.

– Сюзанна Глэдстоун, – мимоходом бросил Джад, сосредоточив свое внимание на тройняшках. Он поцеловал каждого ребенка, спросил, как дела, потрепал волосы Джона, прежде чем сесть на свое место.

А тем временем Люси припоминала подробности, связанные с именем, которое произнес Джад. Сюзанна. Она, кажется, раз пять выходила замуж. Жутко молодилась и немало средств потратила на косметологов. Ей около пятидесяти, но выглядит она на тридцать.

– Сюзанна снова вышла замуж и считает, что наконец-то нашла свою настоящую любовь, – добавил Джад как бы между прочим.

– Я не думаю, что любовь сильно ее изменила, наверняка она по-прежнему падка на мужчин.

– Тебе не стоит беспокоиться, что она привлечет мое внимание, – раздраженно прервал ее Джад.

Минерва слушала их разговор, живо припоминая и запах духов, и смазанный след помады. Кажется, повод для беспокойства все-таки есть. Ей вдруг стало не хватать воздуха.

– Отлично, а домой-то ты придешь сегодня к ужину? – спросила Люси таким тоном, с которым лучше было согласиться.

– Да, приду.

Минерва была благодарна Люси. На самом деле это ей следовало потребовать от Джада отчета. Вот если бы их брак был настоящий, то у нее было бы больше рычагов воздействия на мужа.

Целый день она не переставая думала о Сюзанне Глэдстоун. Может быть, Фелиса пытается через нее воздействовать на Джада. После обеда Минерва пришла к выводу, что ей лучше быть от него совсем свободной, чем терзаться такими сомнениями. Нет, нужно срочно еще раз проговорить все условия их договора. Помнится, одним из пунктов была полная верность.

Когда Минерва уложила детей спать, она уже была морально готова к разговору с Джадом, но вот незадача, он снова сидел за своим рабочим столом и полностью был погружен в изучение каких-то бумаг.

На самом деле Джад заметил, что весь вечер Минерва была не в себе. Такое ощущение, что она хочет принять какое-то важное решение. В свете вчерашнего разговора решение могло быть только одно – она действительно собирается подать на развод. Однако это только его догадки. Не мешает выяснить, что у нее на уме. Как бы ему не было сложно и трудно принять ее решение.

Джад оторвался от своих бумаг, заметив, что Минерва вышла из комнаты. Он встал и пошел ее искать. Она оказалась на кухне.

– У меня такое ощущение, что тебя что-то тревожит, – начал разговор Джад.

Минерва вздрогнула, не ожидая услышать его голос. Какое-то время она недоуменно молчала, а потом, вспомнив, что сама собиралась с ним поговорить, торопливо пробормотала:

– Да, да, да.

– Так давай поговорим, – предложил Джад.

– Это насчет нашего брака. – Минерва колебалась.

Джад внутренне весь подобрался. Он не хотел слышать о том, что она намерена уйти. Но какой бы неприятной ни была правда, неизвестность еще хуже.

– Ты несчастлива?

– Не то чтобы…

– Тогда что?

– Верность.

Джад вопросительно поднял брови.

– Ты помнишь, накануне нашей свадьбы я просила о том, чтобы, пока мы женаты, ты оставался мне верен.

Джад понял, что ее тревожит совсем не то, чего он опасался.

– Я полностью соблюдаю свой обет.

Минерва заставила себя отбросить смущение и, мучительно краснея, подняла глаза и посмотрела ему в лицо.

– Видишь ли, помимо запоминающегося запаха духов, на твоей щеке вчера еще был след поцелуя.

– Дурная привычка Сюзанны, она всегда целует на прощание. Всех без исключения.

Минерва скептически переспросила:

– Всех-всех?

– Ну, может быть, и не всех. Но, к сожалению, я вхожу в круг тех лиц, на которых распространяется это правило. Уверяю тебя, она интересует меня исключительно как выгодная клиентка. – В его глазах заплясали смешинки. – Ты меня вполне удовлетворяешь.

Минерва густо покраснела.

– Хорошо… – Не зная, что сказать, она хотела было уйти.

Джад поймал ее за руку и прижал к своей груди.

– Извини, в последнее время я действительно уделял тебе мало внимания.

В его глазах продолжали плясать чертики, и Минерва почувствовала, что начинает откликаться на его молчаливый призыв.

– Может быть, немножко больше…

Джад рассмеялся, подхватил ее на руки и понес в спальню. Там он поставил ее на ноги, но только для того, чтобы раздеть. Минерва знала, что в этот момент он самая счастливая женщина в мире.

Правда, четыре дня спустя она стала сильно сомневаться в своем переменчивом счастье. Все ее тревоги снова вернулись. Сюзанна все-таки настояла на том, чтобы Джад поехал в Северную Каролину и лично осмотрел ландшафт купленного участка. Единственное, на чем смог настоять Джад, так это на том, что Сюзанне совсем не обязательно сопровождать его. Правда, Минерва сомневалась, что последнее условие будет соблюдено. Ведь он не любит ее. Даже мужчины, которые любят и счастливы в браке, изредка позволяют себе послабления, а тут такая возможность…

– Я думаю, ты должна поехать и сама убедиться, как там продвигаются дела, – сказала Люси в унисон ее собственным мыслям.

Дело в том, что именно сегодня утром звонил Джад и предупредил, что задержится еще на пару дней.

– Я не могу оставить тебя одну с детьми. – Но это была не главная причина, почему Минерва не решалась последовать ее совету. Ей хотелось доверять Джаду.

– Не волнуйся, Клавдия поможет мне.

По тому, как упорно Люси настаивала на поездке, Минерва поняла, что она волнуется, как бы к Джаду не присоединилась сама Сюзанна.

– Мне бы не хотелось, чтобы Джад думал, что я за ним слежу.

– А ты не за ним следишь, а за Глэдстоун, – поправила Люси. – Дорогая моя, эта не та женщина, которой я стала бы доверять.

В Минерве боролись противоречивые чувства. Если Джад ей изменяет, то она имеет право знать об этом. По крайней мере должна оставаться честной сама с собой, чтобы сохранить свою гордость. То немногое, что у нее еще осталось.

– Ну что ж, если Клавдия тебе поможет с детьми, то мою поездку можно будет выдать за романтическое рандеву в горах.

– Клавдия будет рада мне помочь, я с ней уже вчера разговаривала на эту тему. Можешь идти собирать вещи.

Напор Люси и тот факт, что она уже согласовала все с Клавдией, решили дело. Минерва поняла: ей нужно ехать. Она успокаивала себя, что поступает правильно.

Но на душе было противно, когда она наконец припарковалась у гостиницы, где остановился Джад.

Огромный трехэтажный особняк с белыми колоннами напоминал об ушедшей эпохе. Навстречу Минерве вышла красивая женщина – судя по внешнему виду, служащая гостиницы.

– Я могу вам чем-то помочь? – с приветливой улыбкой поинтересовалась она.

– Да, я приехала, чтобы увидеть своего мужа Джада Грэма.

Лицо женщины моментально изменилось. Она некоторое время молчала, затем спросила:

– У вас есть для этого какие-то важные причины?

«Наверное, они не любят, когда к их посетителям неожиданно, словно снег на голову, сваливаются гости», – подумала про себя Минерва, а вслух сказала:

– Да, конечно, – и для большей убедительности протянула ей свои водительские права.

Женщина недоверчиво взяла их и долго изучала, потом вернула.

– Я, конечно, не полицейский, но, поверьте, я меньше всего хочу неприятностей.

Минерва ощутила холодок в груди. Но она уже здесь, и с этим ничего не поделаешь.

– В чем дело? Я только хочу увидеть своего мужа.

– Женщина, которая приехала час назад, тоже сказала, что она хочет увидеть своего мужа Джада Грэма.

Минерва опешила.

– А как она выглядит? – вопрос сам слетел с языка.

– Блондинка, красивая, чуть больше двадцати лет.

В этот момент в холле появилась Фелиса.

– У вас удивительно красивый сад… – Она выразительно замолчала, увидев Минерву.

– Вы?.. – Минерва увидела достаточно. Самые худшие ее опасения оправдались.

Фелиса сначала побледнела, потом покраснела.

– Когда звонил Джад, он сказал, что один, – пролепетала она.

Минерва ничего не хотела слышать. Что за жалкий лепет она несет, когда разрушена ее жизнь! Она выбежала во двор и бросилась к своей машине. Домой, в Атланту. Ей удалось проехать всего лишь квартал, потом она была вынуждена остановить машину. Слезы душили ее и застилали глаза. Минерва разревелась во весь голос. Ведь она поверила ему, поверила…

Через какое-то время она взяла себя в руки и поехала дальше, но временами слезы все равно наворачивались на глаза и текли по щекам.

«Этого следовало ожидать, – убеждала она себя. – Ты ведешь себя так, словно ваш брак изначально основан на любви. Ты забыла, что в твои обязанности входит присматривать за детьми и время от времени удовлетворять его желания в постели. Самая большая глупость, которую ты сделала в своей жизни, – это когда в него влюбилась».

«Мой отец кругом оказался прав» – вспомнилась очередная горькая истина.

Нет, нельзя позволить, чтобы дети заметили, что она чем-то расстроена или огорчена. Усилием воли Минерва прекратила рьдать. Нет, никто не увидит ее слез.

Люси вышла навстречу, лишь только показался ее автомобиль.

– Почему ты вернулась?

– Фелиса Фрондерсворт опередила меня, – безразлично сказала Минерва.

Люси была безмерно удивлена.

– Фелиса? Вот уж никогда бы не подумала.

– Да, мы думали, что это Сюзанна Глэдстоун.

Люси вздохнула.

– Мужчине сложно проявить твердость, когда красивая женщина вешается ему на шею. Я не утверждаю, что он пошел у нее на поводу, но мне всегда претил брак ради спасения детей. – Она нахмурилась. – Что собираешься теперь делать? Дети слишком привязались к тебе. Ты не можешь взять и просто так уйти.

– Знаю. И я их люблю не меньше. – Минерва с тоской посмотрела на дом, где она так недавно еще была счастлива. – Для начала я перееду в мою прежнюю комнату.

Джад гнал машину на предельной скорости. Его изумление можно было понять, когда он обнаружил, что в его номере кто-то был. А когда он выяснил подробности у горничной, то ему чуть плохо не стало. Счастье Фелисы, что она успела убраться до его возвращения.

Уже подъезжая к дому, он увидел, что автомобиль Минервы стоит на месте. Джад вздохнул с облегчением: значит, она не уехала.

Дети, как всегда, встретили его радостными криками. Взгляд же Минервы обжигал душу. Но в остальном она вела себя так, словно ничего не случилось. Однако Джад чувствовал, что нет того тепла, того света, которые он всегда ощущал в ее присутствии.

Люси мимоходом взглянула на него, кивнула в знак приветствия и с независимым видом удалилась на кухню.

Освободившись от детей, Джад сделал пару шагов навстречу Минерве, но она отступила назад, ее глаза предупреждающе сверкнули – не подходи ближе.

Джад молча развернулся: без помощи Люси ему не обойтись.

– Я надеялась, что в вас больше здравого смысла, – сказала Люси, стоило ему войти на кухню.

– Ты что, думаешь, я сам пригласил Фелису? – вскипел Джад. – Она заявилась неожиданно даже для меня. И вообще, о том, что она приезжала, я узнал от горничной, когда вечером вернулся в гостиницу. И тут же поехал домой.

Люси скептически посмотрела на него. Теперь Джад понимал, как сложно будет ему убедить Минерву, что он ни в чем не виноват. Он-то рассчитывал, что Люси будет на его стороне.

– Присмотри, пожалуйста, за детьми, нам с Минервой нужно поговорить.

– Тебе просто повезло, что она действительно полюбила твоих детей. Я на ее месте давно собрала бы вещи и уехала. Вот тогда твои дети действительно потеряли бы женщину, которая смогла заменить им мать. – Сказав это, Люси направилась в игровую.

Джад последовал за ней следом. Улучив момент, когда внимание детей было сосредоточено на Люси, он подошел к Минерве:

– Пойдем в библиотеку, мне нужно с тобой поговорить.

Всю дорогу, пока Минерва ехала домой, она придумывала, что ему скажет. А вот сейчас, когда пришло время, все приготовленные фразы вылетели из головы.

– Да, конечно. – В любом случае они должны поговорить.

Джад закрыл за ними дверь и сказал:

– Минерва, пойми, я никогда не приглашал Фелису к себе.

Минерва холодно возразила:

– Откуда она тогда узнала, что ты там?

– Она могла узнать об этом от Сюзанны, они подруги. Может быть, еще от кого-то. Я не знаю.

С одной стороны, Минерва хотела ему поверить, но, с другой стороны, ей очень не хотелось, чтобы ее, как дурочку, водили за нос.

– Она знала о том, что ты получил право опеки над детьми, раньше нас. Может быть, ты ей позвонил первой?

– Нет. Мне неизвестно, кто ее уведомил. – Джад пристально посмотрел на нее. – Я никогда не лгал тебе. Все, что я говорю, – правда.

Минерва перевела дыхание. Кажется, он абсолютно серьезен. Стоит только вспомнить, как быстро прискакала Фелиса после того несчастного случая.

Зная ее, зная, что у нее есть друзья в компании Джада, стоит ли удивляться такой поразительной осведомленности?

– Мне хочется тебе верить, но и обманываться я не настроена. Видишь ли, я долгие годы жила с отцом в полной уверенности, что я нужна ему, что он заботится обо мне. На самом же деле я значила для него не больше, чем служанка. Так и тут, после того как мы стали с тобой по-настоящему близки, я на какое-то время забыла, что наш брак – лишь формальная договоренность. Я никогда не была для тебя женой. Только воспитательницей твоих детей и твоей наложницей.

Джаду пришлось не по вкусу это откровенное высказывание. Частично это, конечно, правда, но она глубоко ошибается в главном.

– Я всегда думал о тебе как о жене.

Но тут другая мысль мелькнула у него в голове.

– Ладно, по-твоему, я именно такой, а как насчет тебя? Ты заботилась о моих детях как о своих собственных? А теперь решила, что роль матери для тебя не подходит, и ищешь пути отступления?

– Нет, – ответила Минерва, – я люблю твоих детей. – Слезы навернулись ей на глаза. – Именно поэтому мне не хочется доводить ситуацию до абсурда.

Джад пристально посмотрел на нее. Она искренно ответила на его вопрос. Так пусть же поверит, что он тоже искренен с нею.

– Минерва, я знаю: тебе и мне хотелось бы, чтобы все осталось как было.

Она чувствовала, что он говорит правду. Вообще-то это даже к лучшему. Начистоту так начистоту.

– Я знаю, что не красавица. У тебя были женщины красивее меня. Скоро ты от меня устанешь и захочешь разнообразия.

– Кто тебе сказал, что ты некрасива? У тебя есть характер, свой стиль, и с тобой рядом мне всегда хорошо.

Опять он говорит правду. Но как все сложится дальше? В будущем ей не миновать душевных мук и волнений.

– Но такова природа мужчин.

Джад преодолел разделяющее их расстояние и дотронулся до ее руки. Она чуть заметно вздрогнула и подняла на него свои чудесные карие глаза, которые лучились таким ярким светом, что у Джада дрогнуло сердце.

– Минерва, все зависит от нас – какой будет наша жизнь. Обещаю, я постараюсь не делать ничего такого, что могло бы причинить тебе страдания.

Все зависит от нас – его слова эхом отозвались у нее в голове. Беда в том, что она любит его, а он ее – нет. Лучше ей быть свободной – хотя бы телом.

– Ты не понимаешь. Я не могу по-другому. Eсли я забочусь о ком-то, то делаю это от всей души. Я не умею наполовину. – Для нее это почти признание в любви. Но остались жалкие крохи гордости. Поэтому Минерва развернулась и вышла.

Джад растерянно стоял посередине комнаты и, задумавшись, потирал руку, которая только что прикасалась к Минерве. Он никогда особо не задумывался, что она значит для него. Она так легко и непринужденно вошла в его жизнь, что он даже не заметил. Только сейчас он понял, как сильно к ней привязан, какое чувство нежности испытывает к ней. Подумать только, он может ее потерять!

Вечером Минерва сидела в своей комнате, и невольно ее мысли снова и снова возвращались к сложившейся ситуации. Что будет дальше? Попросит ли Джад у нее развода? Если нет, то как собирается объяснять детям, почему они теперь спят в разных спальнях? Хорошо, допустим, он примет все как есть и не станет ничего предпринимать. Долго ли сможет выдержать она без объятий его сильных рук, сладких головокружительных поцелуев? Она уже сейчас скучает по нему. Возможно ли, чтобы он влюбился в нее? Что-то она сильно в этом сомневается. Если она вернется к нему, то снова попадет в ту же самую ловушку. Ее чувства будут нарастать, а он так и не пустит ее в свое сердце. А дети? Она ведь действительно их любит… Но рано или поздно дети вырастут, и она станет ему не нужна…

Вечером они вместе уложили детей спать. И снова их потянуло друг к другу. Это было тяжело, и Минерва при первой же возможности вернулась в свою комнату.

Она уже закрыла дверь, но раздался легкий стук, и в комнату вошел Джад.

– Мы должны поговорить, – начал он.

Ну что ж, Минерва успела морально подготовиться к тому, что он сейчас попросит у нее развода.

– Ты так легко вошла в мою жизнь… И я обещал, что в любом случае ты будешь обеспеченным человеком. Но знаешь, я только сегодня понял, что мне нужно, чтобы ты постоянно была рядом со мной, чтобы я мог заботиться о тебе.

Он выглядел серьезно, так же серьезно – звучали его слова. Прямо как отец, когда хотел добиться от нее чего-то конкретного. Нет, она не позволит себе обмануться еще раз.

Да, слишком жестокий урок преподнес ей отец. Еще раз такого удара от любимого человека она не вынесет.

– Я помню, ты говорил, что с моим появлением твоя жизнь стала спокойней, удобней… Так говорят про старое мягкое кресло. Но дети вырастут, ты встретишь кого-нибудь еще. А что станет со мной?

– Очевидно, мы слишком мало знаем друг о друге. К твоему сведению, я человек слова. Что же касается тебя, то я никогда не думал, что ты можешь быть такой упрямой.

Как только Джад вышел из комнаты, Минерва безвольно опустилась на кровать. Ужасно, просто ужасно оказаться одной. Слезы горя и отчаяния скатывались по ее щекам. Еще сегодня утром у нее была надежда. Он не прав. Он тысячу раз не прав.

– Все или ничего, – прошептала она на ухо Тревису. И она знала ответ, скорее всего – ничего. Она поступила правильно.

Джад лежал на своей кровати и смотрел в темный потолок. Как странно, что рядом нет Минервы. Он так к этому привык. Привык, что она засыпает на его руке, и тогда он знает: все хорошо, еще один день прожит не зря. Он прекрасно знает, что она хочет от него услышать. Хочет и боится. Ей не нужна его забота. Ей нужна любовь. И он должен убедить ее в своей любви. Что само по себе будет совсем не просто, учитывая то недоверие, которое привил ей отец.

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

На следующий день, ровно в полдень, Минерва получила букет кроваво-красных роз. Внутри она нашла открытку от Джада: «Минерве от ее страстного поклонника. Джад».

– Мне кажется, Джад по-настоящему хочет сохранить ваши отношения, – как бы ненароком заметила Люси, заглядывая в открытку поверх ее плеча.

– Мне он говорил о том же, – призналась Минерва.

– А мне сказал, что приезд Фелисы не был согласован с ним заранее. Она взяла инициативу на себя. Я много думала над его словами и пришла к выводу, что он говорит правду. Он никогда раньше мне не врал, а от нее он всегда бежал, как черт от ладана.

Минерва убрала открытку.

– Он хочет сохранить наш брак ради детей.

– А разве, когда ты выходила за него замуж, дети не были для тебя на первом месте? – Люси не упустила возможность напомнить ей их давний разговор.

– Да, – Минерва бросила на нее настороженный взгляд. – Я совсем не собиралась в него влюбляться. Я думала, что мы сможем остаться хорошими друзьями. А потом, когда дети вырастут, он подаст на развод, и я смогу спокойно уйти.

– Так я и думала, – примирительно сказала Люси. – А Джад, он знает о твоих чувствах?

– Не совсем. Я сказала, что я не могу быть с близким человеком наполовину. Мы должны принадлежать друг другу во всем.

– И что он ответил?

– Он обдумал мои слова и сказал, что готов заботиться обо мне.

– Видимо, я знаю Джада все-таки лучше. По-моему, это и есть объяснение в любви.

– Думаю, он лукавил сам с собой. Дети для него дороже всего на свете.

– Тоже верно, – согласилась Люси.

Вопрос был исчерпан, и Минерва решила поставить букет в гостиной на всеобщее обозрение. Она сделала это специально, ведь Джад ждет, что она поставит его в своей комнате.

Джад приехал как раз в тот момент, когда вся семья усаживалась за стол ужинать. На секунду он задержался в дверях, а потом решительным шагом подошел к Минерве и, поцеловав ее в макушку, наклонился к уху и многозначительно спросил:

– Ну, как прошел день?

Его дыхание обожгло ей щеку; мысли путались, но, собравшись с силами, она громко объявила:

– Здорово, сегодня отличный день.

– Хорошо. – Он чмокнул ее в щеку и только после этого прошел на свое место.

Минерва заметила, что Джон, который в течение дня был каким-то притихшим, с волнением посмотрел на отца. Стоило тому сесть за стол, как он не удержался и спросил:

– Ты обиделась на отца?

– Нет, – ответила она.

– Но ты переехала в свою старую комнату, – не сдавался Джон. – И ты перестала улыбаться, раньше ты всегда улыбалась, когда он входил.

– Понимаешь, между мной и Минервой возникли некоторые разногласия, – вмешался в разговор Джад. – Такое иногда случается в браке. Но мы работаем над тем, чтобы исправить положение.

Джон не успокоился и перевел взволнованный взгляд на Минерву.

– Ты же не собираешься уезжать? Ты обещала, что останешься.

В этот момент Минерва очень отчетливо поняла, что все попытки Джада спасти их отношения продиктованы в первую очередь любовью к детям. Но ей хотелось успокоить Джона, невыносимо было видеть страх в этих не по-детски серьезных глазах.

– Я останусь, пока меня не выгонят.

Джон улыбнулся.

– Значит, надолго.

Она тоже улыбнулась и приступила к ужину.

После того как Минерва уложила детей спать, она вошла в свою комнату и обнаружила, что ваза с цветами странным образом перекочевала из гостиной на ее ночной столик. Она взяла ее в руки и понесла обратно. Как и следовало ожидать, в зале она встретила Джада.

– Это для – тебя.

– Думаю, не будет ничего дурного в том, что этой красотой смогут полюбоваться все домочадцы, – пресекая дальнейшие возражения, твердо сказала Минерва.

Проследовав за ней в гостиную, Джад закрыл за собой дверь.

– Я собирался на деле доказать, что всерьез готов заботиться о тебе.

– Конечно, ты любишь своих детей и хочешь, чтобы я осталась, ведь это сделает их счастливыми.

– Я хочу, чтобы ты осталась, потому что это сделает счастливым меня.

– Когда счастливы они, счастлив и ты, – сделала вывод Минерва.

Джад начинал потихоньку закипать.

– Ты сказала Джону, что останешься до тех пор, пока тебя не выгонят. Что ты имела в виду на самом деле?

– Только то, что сказала. Если ты находишь существующее положение вещей неприемлемым, то я займусь поисками няни на мое место.

– Да, я нахожу существующее положение вещей неприемлемым и не успокоюсь до тех пор, пока ты не вернешься в мою постель, – безапелляционно заявил Джад и, не дожидаясь ответа, вышел из комнаты.

Господи, возможно ли такое? Кажется, он переживает. Но нет, отбрось иллюзии. Лучше вспомни, как тебе было больно, когда ты случайно подслушала разговор отца с Джулианой. Ведь только тогда ты поняла, что в отчем доме ты не более чем служанка.

Чтобы отвлечься, Минерва решила прогуляться. Она зашла на кухню, предупредила Люси и вышла в сад. Минерва вдохнула полной грудью чистый весенний воздух, и ей сразу стало легче. Она гуляла по саду среди деревьев и невольно припомнила, что совсем недавно проходила здесь вместе с Джадом рука об руку. Ладно, хватит о нем думать. Пора возвращаться домой.

Войдя в комнату, она обнаружила на кровати одну-единственную розу, вытащенную из букета. К розе была приколота записка: «Роза – красная, печаль – голубая. Неважно, веришь ты мне или нет, но я всегда желал тебя. Джад».

Он определенно настойчив, сделала вывод Минерва. Она расстелила постель и легла спать. Сон не шел. Что ей делать, как быть дальше? Слезы, беспомощные, безысходные слезы стекали по ее щекам.

На следующий день Минерва снова получила огромный букет красных роз. А вечером нашла на подушке золотистую коробку первоклассного шоколада и вместе с ним записку: «Розы – красные, печаль – голубая. Шоколад сладок, но ты еще слаще».

– Да, поэт из тебя никакой, – пробормотала Минерва.

Она пыталась относиться к его запискам с известной долей юмора, но в памяти все равно всплыли моменты, когда им было здорово и хорошо вместе. Ее тело соскучилось по ласке. Душа жаждала любви, но сознание, разум не могли поверить в искренность и чистоту его намерений. Минерва присела на краешек кровати и отломила кусочек шоколадной плитки. Джад прав: шоколад сладок, но его губы слаще.

Встав на ноги, Минерва подошла к зеркалу и окинула себя оценивающим взглядом. Фигура, пожалуй, красивая, а вот лицо… На лице тень усталости. День был длинный и не из легких. Волосы собраны в строгий пучок… Джад наверное, давно меня не видел, раз пишет такие записки, подумала Минерва, отступая на шаг и отворачиваясь от зеркала.

Следующим утром Минерва играла с тройняшками, стараясь не думать о том, подкинет ли ей Джад еще чего-нибудь или нет. В этот момент позвонили из садика. Оказалось, что Джон простыл, у него поднялась температура. Срочно нужно было ехать и забирать его.

– Температура будет держаться еще дня два, пока не наступит кризис, – проинформировала ее медсестра.

По дороге домой Минерва очень надеялась, что Генри не успел подхватить грипп и заразить девочек. Напрасно: пока она вызывала их лечащего врача, Генри подошел к ней, уткнулся лицом в джинсы и почти тут же без сил опустился на пол.

Следующие сутки она почти не отходила от мальчишек, препоручив девочек заботам Джада и Люси. На вторые сутки Минерва почувствовала, что ее состояние ухудшается, состояние же детей, наоборот, стабилизировалось. Температура, правда, до конца не спала и оба еще были слабы, но уже стало ясно, что с этого дня они пойдут на поправку. К счастью, девочки не заразились.

Весь второй день Минерва провела с ними. Вечером, убедившись, что ночью не будет им нужна, она вернулась в свою комнату и нашла там коробочку из ювелирного магазина с золотой цепочкой. По установившейся традиции подарок сопровождался запиской: «Минерве с любовью. Джад».

Он употребил слово «любовь» и это заставило сердце Минервы забиться чаще. Если бы еще поверить, что он хотел сказать именно это. Она долгое время рассматривала цепочку, примеряла ее. «Это он детей любит», – наконец сделала она вывод и, со вздохом убрав подарок обратно в коробку, легла спать. Проснулась она совершенно разбитой, пошла в ванную, ополоснула лицо холодной водой и услышала сзади себя шаги. В зеркале она увидела, как в ванную входит Джад.

– У меня такое впечатление, что ты сама заразилась, – сказал он.

Минерва кивнула и прополоскала рот.

– Я помогу тебе. – Он взял ее под руку, чтобы проводить в постель.

– Тебе лучше держаться от меня подальше, ты сам можешь заразиться. – Минерва попыталась отодвинуться от него.

– Ты посмотри на себя: белая как полотно. Нет, я тебя одну в таком состоянии не оставлю. Сейчас доведу тебя до постели и схожу за таблетками, которые мы давали детям. И не вздумай принимать ванну в одиночестве.

У Минервы не было другого выхода, как согласиться. Ноги были словно ватные.

Джад помог ей добраться до кровати, ненадолго оставил, чтобы вернуться обратно с мокрым полотенцем, которое он водрузил на ее разгоряченный лоб.

– Как ты думаешь, те таблетки, что ты давала детям, тебе помогут?

Она кивнула.

Джад снова покинул ее, но только для того, чтобы тут же вернуться с таблетками и стаканом воды.

Минерва выпила лекарство и без сил откинулась на подушку.

– Спасибо, – поблагодарила она его.

– Спи, – приказал он ей и сам прилег рядом. – Я побуду с тобой, вдруг тебе что-нибудь понадобится.

– Тебе здесь страшно неудобно, – забеспокоилась она.

– Не волнуйся. Я все равно тебя не оставлю, а сейчас спи. Сон – лучшее лекарство.

«Справедливо замечено», – отметила про себя Минерва и закрыла глаза. Пару раз она просыпалась оттого, что во рту окончательно пересыхало, и каждый раз Джад оказывался рядом.

Утром Джад сам измерил у нее температуру и, отметив, что она снова поднялась, заставил Минерву повторно выпить таблетки.

Когда он вышел на кухню сообщить, что Минерва заболела и приглядывать за детьми сегодня придется Люси, Минерва, воспользовавшись моментом, решила принять душ. Взглянув на себя в зеркало, она ужаснулась. Мало того, что чувствует себя чуть ли не при смерти, так еще и выглядит, как сама смерть. Джад уже давно должен был потерять к ней всякий интерес.

Джад вернулся раньше, чем Минерве удалось вымыться.

– Ну зачем ты так? Тебе еще рано вставать, ты слишком слаба.

Память услужливо подсказала ей похожую ситуацию из прошлой жизни. Это было уже после смерти матери. Если она болела, то всегда оставалась одна, отец к ней даже близко не подходил, боясь заразиться. Зато если болел он, она всегда была рядом с ним.

– С тех пор как умерла моя мать, я всегда сама заботилась о себе во время болезни, – объяснила Минерва свое поведение, забираясь обратно в постель.

– Но только не в этом доме, – сказал Джад. – Я сегодня остаюсь дома и не отойду от тебя ни на шаг, а Люси будет присматривать за детьми.

Минерва с трудом верила своим ушам, а еще меньше глазам. Он смотрел на нее с нежностью.

– В этом нет никакой необходимости, – слабо запротестовала она.

– Есть! И не спорь. Помнишь, я поклялся любить и заботиться о тебе и в болезни, и в горести.

– Помню.

– А теперь спи.

Понимая, что спорить дальше не имеет никакого смысла, она закрыла глаза.

Лишь утром следующего дня Минерва проснулась с ощущением, что ее силы стали постепенно восстанавливаться. Удивительней всего казалось то, что Джад спит рядом в ее комнате. Во время болезни он сумел не только окружить ее заботой. Его присутствие вселяло в нее уверенность, что она находится под надежной защитой, что все будет хорошо.

Уж кто-кто, а она может оценить, что это значит, если рядом человек, на которого можно положиться. Больше всего на свете она боялась умереть в полном одиночестве. Этот страх родился в ней после одного тяжелого случая. Тогда она проболела больше двух недель. Отец лишь заглядывал в ее комнату утром и вечером. Убедившись, что силы к ней еще не вернулись, он снова оставлял ее одну. Первый приступ болезни оказался столь сильным, что она не могла встать и сходить к врачу, который бы назначил лечение. А когда добралась до больницы, то после осмотра не смогла выйти из кабинета. Да и дальше было ненамного лучше. Ведь даже стакан воды некому было подать…

– Ну как, уже лучше? – спросил Джад.

– Думаю, жить буду, – отозвалась Минерва. Он нежно улыбнулся.

– Я очень рад это слышать.

Минерва положила голову ему на грудь так, чтобы были слышны удары сердца.

– Спасибо, что был со мной рядом, заботился обо мне.

Джад погладил ее по голове, убирая прядь волос с лица.

– Я пытался сказать тебе, что хочу заботиться о тебе всю оставшуюся жизнь.

Минерва изучающе посмотрела на него. Нет, в его глазах не было жалости, лишь нежность и ожидание ответа.

– Думаю, раз ты так говоришь жуткому пугалу, в которое я превратилась, значит, это серьезно.

Джад и впрямь был серьезен, как никогда.

– Да. Любовь пришла ко мне так естественно, что я даже не понял этого. А потом пережил кошмар, представляя, что могу окончательно тебя потерять.

Минерва шмыгнула носом, стараясь сдержать слезы.

– Ты действительно меня любишь?

Он нежно улыбнулся.

– Да, я по-настоящему люблю тебя, Минерва. Нежно, ласково и глубоко. Всем своим сердцем. И в моих глазах ты всегда самая красивая. Ты самая неповторимая и любимая. Это то, что я знаю твердо.

Одинокая слезинка скатилась по щеке Минервы, она все же не смогла ее удержать. Только Джад, ее замечательный Джад, мог быть таким великолепным.

– Ты самый лучший мужчина в мире. И я люблю тебя еще сильнее, – призналась она.

Джад хотел было ее поцеловать, но она нежно отстранила его.

– Не будем испытывать судьбу. Тебе совсем не обязательно болеть этим ужасным гриппом. – Улыбка Минервы сменилась напускной маской обиды. – Не хватает еще, чтобы ты болел, когда я уже выздоровею. Мне все-таки хочется достойно отметить возвращение в твою спальню.

Джад рассмеялся.

– Ну, как пожелаешь.

Закрыв глаза, Минерва заснула со счастливой улыбкой на лице.

Прошло еще два дня. Сегодня Минерва встала с постели и даже помогла Люси с посудой, а потом пошла в игровую, да так и застыла в дверях, со счастливой улыбкой наблюдая, как Джад с Генри собирают железную дорогу. Девочки весело помогали им, а Джон с увлечением смотрел телевизор. Идеальная картина семейного счастья, и Минерва с радостью осознавала себя ее частью.

Проходя в комнату, она заметила, что Джон снова озабоченно смотрит на нее. Вчера она уже заметила этот взгляд и даже предложила ему выложить все начистоту. Но Джон рассказывал о чем угодно: о игрушках, о делах в садике, но не о том, что его тревожило на самом деле.

Только, кажется, сейчас он созрел и решительно подошел к ней. В точности копия своего папы, с невольной улыбкой подумала Минерва.

– Ну что, ты наконец-то решился рассказать, что тебя гложет целый день?

Он глубоко вздохнул, потом сказал:

– Я просто подумал… Можно, я и тройняшки будем называть тебя мамой?

Минерва почувствовала себя на седьмом небе от счастья.

– Конечно, я буду рада, если вы будете звать меня мамой. – Она обняла Джона и крепко прижала к своей груди.

Джон счастливо заулыбался.

– Мама, мама! – запрыгал он от восторга, подбежал к малышам и стал их тормошить. – Мы теперь будем звать Минерву мамой. Она наша настоящая мама.

Малыши смотрели на него удивленно. Видимо, они не совсем понимали, что он им говорит, главное, что это хорошая новость.

Джад, растроганно улыбался, восторг сына поразил его.

– Мама, иди сюда, папа хочет поцеловать тебя!

Джад подхватил Джона на руки и подошел к Минерве. Они легко поцеловались и тут же опустились на ковер, чтобы обнять малышей. Минерва блаженно вздохнула. Теперь у нее была своя настоящая семья.