/ Language: Русский / Genre:love_short / Series: Любовный роман

Монетка на счастье

Элизабет Огест

Так на чем же мне остановиться? – размышляла Селина Уорли. Ребенок «из пробирки» – и пересуды и перешептывания за спиной, да еще переживания двух бабушек, двух дедушек и тети Адели… Или этот холодный, непробиваемый и расчетливый доктор Рид Прескотт в качестве временного мужа и настоящего отца ребенка?..

1993 ruen УльянаВалерьевнаСапцина39b2f39b-2a82-102a-9ae1-2dfe723fe7c7 love_short Elizabeth August Lucky Penny en Roland FB Editor v2.0 13 October 2009 OCR Anita, вычитка Афина Паллада 5f522bd0-0954-102d-ae6e-05a52be70666 1.0 Монетка на счастье Радуга Москва 1996 5-05-004407-3

Элизабет Огест

Монетка на счастье

Посвящается Дэвиду и Терезе с пожеланием счастливо встретить первую годовщину свадьбы и каждую последующую отмечать лучше, чем предыдущую

Рид Прескотт о браке:

«Вот уж не думал, что когда-нибудь решусь на такой шаг! Любовь и брак хороши для других, а я не вижу смысла в играх с сердцем. Однако этот брак не имеет ничего общего с любовью: это всего лишь разумное решение моих проблем и проблем Селины. В отличие от романтиков, которые вступают в брак с мечтами о счастливой совместной жизни, мы с ней не питали иллюзий, и, следовательно, нам не грозило разочарование».

Селина Уорли о браке:

«Брак с Ридом Прескоттом – просто сделка. Ему была нужна жена. Мне хотелось иметь ребенка. Замужество сделало мою беременность более приемлемой в обществе, и, должна признаться, Рид Прескотт привлекал меня внешне. Поскольку я не сделала глупости – не влюбилась в него и не надеялась на длительный брак, – все случившееся было совершенно справедливым».

ПРОЛОГ

Селина Уорли поражалась тому, как глубоко пустил корни сорняк – один из тех, что она так упорно пыталась изгнать из палисадника. Остальная трава легко поддавалась. Селина воткнула тяпку поглубже в землю рядом с упрямым корнем. Еще один рывок – и ее усилия увенчались успехом: в руках оказался длинный корень с налипшей землей. Разминая комок земли, она нащупала в нем маленький круглый предмет. Потерев его, Селина увидела, что это мелкая монета – пенни.

– Клад, – насмешливо пробормотала она и сунула пенни в карман.

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Доктор Рид Прескотт пребывал в ярости. Доморощенными знахарями он был сыт по горло и негодовал, обнаружив еще одного такого целителя – вернее, целительницу – в крохотном захолустном городишке штата Массачусетс. Постоянно помня о целительнице, доктор ухитрялся избегать ее – вплоть до этого дня. Припарковав машину жарким августовским полднем перед домом Селины Уорли, Рид сразу увидел хозяйку. Стоя на четвереньках и повернувшись к калитке спиной, Селина пропалывала цветы в палисаднике. Ее густые пепельные волосы были свободно заплетены в косу, несколько прядей из которой выбились и прилипли к шее. Доктор прошелся взглядом по ее влажной рубашке, облепившей спину, которую Селина как раз выпрямляла, садясь на пятки. Затем подверг осмотру ее бедра, упрятанные в выцветшие джинсовые шорты, и в заключение оглядел пару потрепанных теннисных туфель.

Рид уже знал, что, когда Селина выпрямится во весь рост и повернется, его глазам предстанет приятное лицо и фигура, формой напоминающая песочные часы, – с полной грудью, узкой талией и округлыми бедрами. Он вспомнил, как первый раз увидел Селину на улице, и усмехнулся при мысли о собственном промелькнувшем любопытстве.

– Это Селина Уорли, – сказал доктор Теодор Джеймс, проследив за направлением взгляда Рида. – Она городской библиотекарь и целительница.

Последнее слово доктор Джеймс сопроводил легким смешком, но Рид немедленно занес Селину Уорли в список лиц, от которых ему следовало держаться подальше. Находясь в Смитсшире, Рид Прескотт узнал, что доктор Джеймс и Селина довольно дружны, но не имел ни малейшего намерения посвящать этой особе хотя бы часть дня – достаточно того, что он уделил ей несколько мыслей.

Пройдя в калитку белой решетчатой ограды, окружавшей двор большого старомодного двухэтажного бревенчатого дома, Рид приблизился к Селине. Она не оглянулась, и Рид остановился в пяти шагах от нее. В каждом его движении сквозил сдержанный гнев. Остановившись и слегка расставив ноги, он упер руки в бока и уставился в спину Селины.

– Между прочим, закон запрещает заниматься врачебной практикой без лицензии, – проворчал он.

Его раздражение усилилось. Селина продолжала копаться в земле, словно не замечая его присутствия.

– Можно было бы повернуться ко мне лицом – хотя бы из вежливости, – наконец вскипел он, пытаясь не повышать голос, но чувствуя, что это ему не удается.

– Она вас не слышит. – Рид оглянулся и заметил белобрысого мальчугана лет десяти, выходящего из-за угла дома. Он узнал в нем Джоша Сейера. Мальчик держал в руках мотыгу, очевидно, он работал в саду где-то позади дома. – Она глухая. Но она хорошо разбирает слова по губам, – продолжал Джош, настороженно вглядываясь в лицо Рида.

– Глухая? – переспросил Рид. За несколько месяцев пребывания здесь он был наслышан о Селине, но никто из знакомых ни разу не упомянул о ее глухоте.

Джош кивнул.

– Она оглохла, когда разбился самолет и погибли ее родители.

Рид тяжело вздохнул, его охватила волна сочувствия к работающей рядом женщине. Но сочувствие тут же исчезло. Эта женщина не имела права подвергать опасности жизнь других людей. Шагнув ближе, Рид похлопал Селину по плечу.

Селина вскочила словно ужаленная. Несомненно, Джош поранился, при этой мысли ею овладела паника. Она повернула голову, ожидая увидеть руку, залитую кровью, но рука оказалась совершенно невредимой и, более того, незнакомой, совсем не детской ладошкой Джоша. Эта ладонь была гораздо больше, мозолей на ней не оказалось, а пальцы были сильнее и толще. Подняв глаза, Селина обнаружила, что смотрит прямо в возмущенное лицо доктора Рида Прескотта.

Селина не была знакома с молодым врачом, но знала его в лицо. В этом городке все знали друг друга. Вновь прибывшая особа немедленно становилась предметом многочисленных сплетен и догадок. Новый врач вызвал еще большее любопытство. Не успел он распаковать багаж, как весь город облетело его имя и сведения о том, что большую часть жизни Рид Прескотт провел в Нью-Йорке и там же, в одной из больниц, закончил интернатуру. Но с первого дня, как Прескотт очутился в городке, Селина испытывала ощущение, что он избегает ее, притом по непонятным причинам. Нервничая при виде его, Селина предпочитала не лезть ему на глаза. И вот теперь Рид Прескотт смотрел на нее так, словно обвинял в вопиющем преступлении.

Рид отступил назад, когда Селина вскочила и повернулась к нему. Он заметил тревогу на ее лице. Вероятно, она знала, что подвергает Дебру Рэмси опасности, подумал Рид и помрачнел еще больше.

Селина расправила плечи. Очевидно, Рид Прескотт сердился на нее, но почему, она не имела понятия. Селина была уверена, что ничем не оскорбила этого человека.

Разглядывая Селину, Рид задумался, знает ли она язык жестов. Джош сказал, что Селина умеет читать по губам. Но Рид хотел убедиться, что она поймет, насколько серьезны предъявляемые ей обвинения. Порадовавшись тому, что он научился языку жестов для общения с глухими пациентами больницы, Рид задвигал руками:

– Вы были просто обязаны немедленно отправить Дебру Рэмси ко мне. И ей, и ее будущему ребенку грозила опасность. Мне следовало наблюдать ее с самого начала беременности…

Теперь Селина ощущала его гнев не только по выражению лица, но и по резким жестам рук – впрочем, скорее это была нескрываемая ярость. Уверенная в своей правоте, она вскинула голову:

– Сегодня утром она первый раз пришла ко мне. Я сразу сказала, что ей следует немедленно обратиться к доктору Джеймсу или к вам.

Рид скептически поднял бровь. Он не только не поверил этому заявлению – отчетливо произнесенные слова заставили его усомниться даже в глухоте Селины.

– Для глухой вы говорите слишком хорошо, – заметил он, размышляя, что за игру ведет эта женщина.

Селина проследила, как движутся его губы. Она не слышала голоса, но видела огонек недоверия в глазах.

– Мне было пятнадцать лет, когда это случилось, – ответила она, смущенная тем, что доктор нашел подозрительной ее речь, и раздраженная его враждебностью. – Я уже знала, как правильно произносить слова, и Док много занимался со мной, чтобы я не потеряла навык.

Рид был вынужден признать ее объяснение удовлетворительным. Стиснув зубы, он продолжал изучать Селину. Солнце играло на ее пепельных волосах, подчеркивая их рыжеватый оттенок. Риду казалось, что еще никогда в жизни он не видел глаз такого насыщенного каштанового цвета. Неожиданно он поймал себя на мысли, что находит Селину довольно миловидной. Но опасной, добавил он, замечая первые проблески гнева на ее лице. Запачканная землей щека Селины довершила ее сходство с беспризорником, готовым к драке. Рид опомнился: Селина представляла собой опасность, но не для него, а для людей, которые считали ее целительницей.

– Мисс Уорли, я не верю в способности таких знахарей, как вы. Я знаю, чем это может кончиться. Однажды ребенок умер у меня на руках потому, что родители сначала отнесли его к целителю, вместо того чтобы сразу обратиться к врачам. Больше я этого не допущу. – Рид одновременно говорил и пользовался языком жестов. Закончив, он с силой ударил кулаком по собственной ладони, чтобы подчеркнуть свою решимость.

– Селина никогда бы этого не сделала, – возразил Джош.

Занятая разговором с Ридом Прескоттом, Селина совсем забыла про мальчика. Увидев, что внимание Рида отвлеклось, она тоже повернулась и обнаружила, что Джош подступил к ней поближе, словно пытался защитить.

Рид заметил, что мальчик оказался рядом. Люди в этом городишке держатся друг за друга как приклеенные, подумал он, даже если им от этого никакой пользы.

– Надеюсь, ты прав, – вежливо отозвался он, но перед его мысленным взором все еще стоял умирающий ребенок. Резко повернувшись, Рид прошагал к своей машине и уехал.

Селина ощутила легкий удар по плечу и вздрогнула. Она так засмотрелась на Рида Прескотта, что забыла о Джоше. Поражаясь тому, как мог врач полностью завладеть ее мыслями, она потрясла головой.

– С тобой все в порядке? – спросил Джош.

Селина улыбнулась, видя его обеспокоенное лицо.

– Конечно. Я никогда не обращала внимания на задир.

Джош нахмурился, и на его лице отразились одновременно смущение и беспокойство. Пользуясь жестами, которым научила его Селина, он сказал:

– Первый раз вижу, как доктор Прескотт вышел из себя. Мне всегда казалось, что он отличный парень – спокойный, вежливый…

Селину возмутили обвинения Рида Прескотта. Но она заставила себя вспомнить, какая боль появилась в его глазах, когда он упомянул про умирающего ребенка.

– Он просто заботится о своих пациентах, – возразила она, удивляясь тому, что решила встать на защиту врача. Но он действительно прав, уверяла она себя, однако не удержалась и добавила вслух: – Хотя ему следовало бы проверить факты, прежде чем кого-либо обвинять.

– Только не расстраивайся, – заботливо попросил Джош, подкрепляя слова решительными жестами.

Селина улыбнулась. У Эмили Сейер отличный сын, подумала она. Будучи матерью-одиночкой, от которой отказались все родные, Эмили вырастила Джоша сама.

– Давай работать, – предложила Селина, всем видом пытаясь убедить мальчика, что она решила полностью забыть об инциденте с доктором Прескоттом.

Джош кивнул и ушел за угол дома.

Но едва Селина принялась за работу, как вновь вспомнила о том, что мучило ее уже несколько месяцев. Она решительно сжала зубы, отложила тяпку и сняла перчатки.

– Я скоро вернусь, – крикнула она Джошу, заходя в дом, чтобы взять ключи от машины.

Через некоторое время она остановилась у дома, где помещался кабинет доктора Джеймса. Селина знала, что рабочий день доктора уже закончен, но надеялась, что Гленда Джонс, его медсестра, еще в кабинете. Селине повезло: Гленда задержалась, разбирая бумаги, и назначила ей встречу с Доком на следующее утро.

Гнев Рида Прескотта не утихал до тех пор, пока он не остановился перед домом Теодора Джеймса. Более сорока лет Теодор оставался единственным врачом в Смитсшире. Это был старый семейный врач, из тех, что наблюдают пациентов с рождения до смерти. Теперь ему было уже около семидесяти, он искал себе преемника, и Рид оказался в городке, попутно решив проверить, подходят ли друг другу он сам и работа врача.

Теодор Джеймс, которого большинство жителей городка звали просто Док, пригласил Рида остановиться у него. Риду не хотелось стеснять старика, но тот был настойчив.

– С тех пор как умерла жена, в доме совсем пусто. Мне не хватает общества, – заметил Док, и Рид согласился принять приглашение.

Дом был действительно более чем просторным для двух человек, Рид вынужден был признать это, поднимаясь по ступеням на веранду двухэтажного бревенчатого дома, подобного большинству домов в этом городке.

– Гленда сказала, что ты ездил к Селине? – вопросительно заметил Док, едва Рид вошел на веранду.

Рид взглянул на Дока – высокого, худощавого, седого старика, который сидел в широком деревянном кресле, взгромоздив ноги на перила веранды.

– Да, ездил.

– Похоже, пора рассказать тебе о Селине, – продолжал Док, пристально вглядываясь в лицо молодого врача. – По-моему, ты сразу невзлюбил ее. Ничего не понимаю, ведь она хорошенькая девушка.

Рид уловил беспокойство в глазах старика. Он знал, что Док чрезвычайно серьезно отнесся к своей обязанности выбрать нового врача для Смитсшира. Если бы Док счел его непригодным для этой работы, Риду пришлось бы туго: ему нужно было бы покупать собственную аппаратуру и арендовать помещение. И поскольку Док оказывал Риду немало услуг, Рид был обязан платить старику тем же.

Кабинеты Дока располагались в соседнем здании, принадлежащем семейству Смит. Глава рода, Энгус Смит, основал Смитсшир и считался главным благодетелем города. Желая предоставить горожанам хорошую врачебную помощь, Энгус выстроил и оборудовал маленькую больницу. Семейство Смит следило за тем, чтобы оборудование больницы постоянно обновлялось. Рид был изумлен, узнав, насколько хорошо содержится больница, – некоторые из виденных им клиник в крупных городах были гораздо беднее. Рид также выяснил, что семейство Смит платило двум сестрам, работающим у Дока, Гленде Джонс и Карин Зиберли, умело обращающимся со всем оборудованием. Еще больше он удивился, узнав, что Смиты готовы платить за обучение новых сестер, если таковые понадобятся. И за все это – кабинеты и оборудование – Док платил ничтожную сумму.

Но Рид Прескотт не собирался так быстро сдаваться. Слегка расставив ноги, он принял вызывающую позу.

– Терпеть не могу знахарей, – произнес он. – Я видел, сколько бед они способны натворить.

Док тяжело вздохнул.

– Похоже, моя шутка не удалась, – заметил он.

– Шутка? – резко переспросил Рид.

– Садись, – предложил Док, указав на плетеный стул рядом с собой. – Нам надо поговорить. Назовем этот разговор консультацией, и потому все, что я скажу, должно остаться между нами.

– Если вы считаете, что репутация мисс Уорли как целительницы всего-навсего шутка, – мрачно заметил Рид, садясь, – то другие жители города иного мнения. Если они станут обращаться за помощью к ней, а не ко мне и не к вам, это может кончиться плачевно.

– Селина этого не допустит, – решительно заявил Док.

Рид относился к Доку со всем уважением, но сейчас не мог понять: неужели старик поддался обаянию хорошенького личика?

– Почему вы так уверены в этом?

– Я знаю Селину, – убежденно ответил Док и добавил: – В сущности, отчасти я помог ей приобрести репутацию целительницы.

Рид вгляделся в лицо старика. Он работал с Теодором Джеймсом уже несколько месяцев, знал, что этот человек – знаток своего дела и отнюдь не приверженец шарлатанства.

– Вы? – резко спросил Рид.

Усаживаясь поудобнее в кресле, Док устремил взгляд на лужайку перед домом и дальше, на улицу. Мягкая улыбка заиграла на его лице.

– Я принимал эту девочку, – улыбка постепенно погасла, – и лечил ее после того, как в аварии погибли ее родители. Хорошо еще, что самолет упал за городом. Отец Селины был летчиком, имел собственный самолет и построил маленькую посадочную площадку на своей ферме. Он выручал немного денег, катая людей, но полеты были, в общем-то, его увлечением. В тот день он повез семью в Канаду, навестить брата.

Специалисты говорят, что крушение вызвал сильный воздушный вихрь. Во всяком случае, Кеннет и его жена погибли, а Селина чудом выжила. Некоторое время она провела без сознания, но эта девочка – настоящий боец. – У Дока заходили желваки. – Я видел, как она пришла в себя. Я все еще помню, какой ужас стоял в ее глазах – словно она ожидала увидеть себя в самолете.

Риду стало жаль Селину. До сих пор он ничего не знал о ней, считал ее всего лишь знахаркой. По правде говоря, признался он себе, он и не старался что-либо узнать. Док тяжело вздохнул.

– Затем мы обнаружили, что после травмы она лишилась слуха. Это казалось чудовищной несправедливостью, Селина часто досадовала на это. Ей помогала вся семья, родственники со стороны Тапперов и Уорли, и весь город. Здесь все живут дружно, люди заботятся друг о друге, именно потому я так люблю Смитсшир. Хэлен Эшби знала язык жестов, ее бабушка была глухой с рождения, и Хэлен научилась этому языку много лет назад. Она учила Селину, давала уроки всем желающим. С помощью Хэлен учителя в школе занимались с Селиной.

– Ей повезло родиться здесь, – заметил Рид, уже не в первый раз думая о том, что именно в таком городе хотел бы поселиться.

– Верно, – кивнул Док. – Однако Селина постоянно грустила… может, «грустила» – неверное выражение. Ей чего-то недоставало. Казалось, она пытается найти себе место в жизни. Не то чтобы родственники отказывали ей в любви – нет, такого не было, но в ее глазах постоянно бывало потерянное выражение. Она начала замыкаться в себе.

Рид вспомнил, как несколько минут назад Селина Уорли смотрела на него.

– Что-то я не заметил никакой растерянности, когда недавно виделся с ней. И, уж конечно, она не выглядит робкой и замкнутой.

Док усмехнулся.

– Еще бы! Селина нашла свое место. – На его лице появилось задумчивое выражение. – Все началось с Дэниэла Колби – крепкого мальчугана, который постоянно плакал. Я сотни раз осматривал его и каждый раз убеждался, что с ним все в порядке. Но его мать постепенно изводилась от недосыпания, а няню для такого ребенка найти было невозможно. Потом кто-то, кажется, Эдна Уорли, бабушка Селины, предложил Селине посидеть с ребенком, ведь она не слышала его плача, а потому могла ухаживать за ним, не рискуя получить головную боль. Нет, не то чтобы Селина совсем не обращала на малыша внимания, она носила его на руках, разговаривала с ним. В сущности, это помогло ей прийти в себя.

Кажется, не прошло и двух дней, как Селина обратилась ко мне. Она заметила, что к одному месту на спине ребенка горячо прикасаться, но мать малыша ничего не чувствовала. Мне показалось, что Селина обеспокоена еще одним последствием своей травмы. Она настояла, чтобы я осмотрел малыша. Как могло случиться, что в одном месте кожа у ребенка горит, а в других нет? Я решил, что не следует смеяться над Селиной. Я вернулся с ней в дом Колби, и мы вместе осмотрели мальчика. Я ничего не почувствовал, но заметил, что Дэниэл вскрикнул, когда я дотронулся до указанного Селиной места, по ее словам, оттуда исходил жар.

До этого момента я считал, что у ребенка всего лишь колики, его мать была крайне нервной особой, и ее беспокойство могло передаваться ребенку. Во всяком случае, я решил для безопасности отправить ребенка в Бостон на обследование. Выяснилось, что у него киста в одной из почек. Она постепенно увеличивалась и причиняла боль. Врачам удалось удалить ее, не повредив почку. После этого мальчик стал гораздо спокойнее, правда, он немного избалованный, но славный. К счастью для него, Селина обнаружила болезнь на начальной стадии.

Док помедлил и покачал головой, вспоминая.

– Этот случай заинтересовал меня. В то время Селина жила с родителями своего отца. Я отправился проведать ее и между прочим попросил пощупать щиколотки бабушки. У Эдны на правой ноге развивался артрит. Селина сказала, что от правой ноги исходит более сильное жжение, чем от левой. А Эдна добавила, что ей становится легче после того, как Селина массирует ей щиколотки, ей казалось, что при этом боль утихает.

Док задумчиво нахмурился.

– В это время я наблюдал за Селиной: массируя ноги бабушки, она заметно дрожала всем телом. «Кажется, у нее есть чутье целительницы», – заметил я. «Не знаю, не знаю, – отозвалась Эдна, – но после ее рук мои старые кости ноют гораздо слабее». Я ей объяснил, что, даже если Селина не способна исцелять болезни, она может обнаружить их.

Док усмехнулся.

– Тебе, конечно, известно, как быстро расходятся слухи. Прошло совсем немного времени, и жители городка уже перешептывались о странном таланте девочки. Кое-кто даже обращался к ней за помощью. И вот тогда мне пришлось обстоятельно поговорить с Селиной. Она всегда была смышленой девочкой, и мы быстро договорились. Она пообещала сообщать мне обо всех людях, кто обращался к ней, особенно в тех случаях, если она обнаружит у них какую-нибудь хворь. Несколько лет мы с ней работали вместе. Иногда я бывал не уверен в диагнозе или не мог найти причину болей у пациентов и тогда просил Селину осмотреть их. Если Селина что-нибудь ощущала, я знал: надо повторить все обследование.

У Рида скептически приподнялась бровь.

– Значит, вы действительно верите, что она способна распознать заболевание, всего-навсего прикоснувшись к пациенту? – спросил он, удивляясь, как мог настолько заблуждаться относительно Дока – возможно, этот человек только казался разумным и рассудительным.

– Да, – убежденно ответил Док.

Рид пристально вгляделся в его лицо и признал:

– Да, похоже, вы в этом не сомневаетесь. – В его голосе явственно прозвучало опасение, не начинает ли Док впадать в старческое слабоумие.

Теодор Джеймс невозмутимо встретил взгляд молодого человека.

– Ты говорил, что Смитсшир пришелся тебе по душе, что ты хотел бы остаться здесь. Я наблюдал за тобой. Ты искренне тревожишься за пациентов. В жизни ты слишком сдержан, а к ним относишься с уважением и добротой. И потом, ты неплохой врач. – Док слегка понизил голос. – Я хочу кое-что рассказать тебе об этом городе, как врач врачу. Но мои слова ты должен сохранить в тайне.

Заговорщицкий тон Дока заставил Рида встревожиться еще сильнее.

– Все, что бы вы ни сказали мне, останется между нами, – ответил он, подыгрывая старику.

– Я практиковал в этом городе уже шесть лет, когда однажды старик Энгус Смит пригласил меня к себе на ужин, – начал Док. – В то время ему было около восьмидесяти. За ужином Энгус спросил, какое впечатление произвели на меня город и его жители. Я ответил, что город ни чем не отличается от других подобных, городов, что в нем живет немало славных людей. Мне показалось, что он ждал от меня чего-то большего, но мне было нечего добавить. После ужина мы прошли к нему в кабинет. Энгус сообщил, что хотел бы проконсультироваться со мной лично и потому я должен помнить о врачебной тайне.

Разумеется, я заверил его в этом. Мне казалось, он хотел поведать о какой-нибудь своей болезни, сказать, что у него рак или что-нибудь пострашнее. Вместо этого он принялся рассказывать мне о собственной родословной.

Док помедлил и покачал головой.

– Большинство знакомых мне людей могли припомнить всего три-четыре поколения своих предков. По словам Энгуса Смита, он знал свою родословную вплоть до времен язычества. Он рассказал, что происходит из рода жрецов-друидов. Затем он заметил, что большинство жителей нашего города – его отдаленные родственники. Похоже, Энгус основал город, чтобы собрать вместе весь род.

Холодок пробежал по спине Рида. Он с сомнением взглянул на Дока.

– Не хотите ли вы сказать, что город, который внешне выглядит обычным, спокойным, тихим поселением фермеров, на самом деле – скопище язычников?

Док решительно возразил:

– Нет, нет! В большинстве своем местные жители причисляют себя к конгрегационной и пресвитерианской церкви, есть несколько католиков и пара атеистов. Друидов, да еще исповедующих свою веру, среди них нет. В сущности, по словам Энгуса и по моему опыту, очень мало кто из жителей знает своих предков, а те, кто знает, помалкивают об этом, храня тайну.

– Но ведь Энгус открыл ее вам, – заметил Рид, с трудом переваривая новую информацию и начиная всерьез тревожиться о состоянии Дока.

Док покровительственно улыбнулся.

– Понимаю, мой рассказ кажется тебе неправдоподобным, – кивнул он. – Но тем не менее я услышал все это от Энгуса. Он собрал здесь потомков своего рода в надежде возродить таинственные силы, которыми обладали его предки. Энгус терпеливо ждал, но, если не считать отдельных редких вспышек паранормальных способностей, его надежды не оправдались. Он попросил меня сообщать ему обо всех странных явлениях.

– И вы выполнили его просьбу? – ошеломленно спросил Рид, желая знать, насколько сильно Док впал в маразм.

Док усмехнулся, видя тревогу в глазах Рида.

– Нет, у тебя нет причин отправлять меня в приют для умалишенных, – произнес он. – Мысленно я только посмеялся над стариком. Я сказал, что буду наблюдать за всеми странными явлениями, но не собирался докладывать о них. Должен признать, что несколько случаев изумили меня, но ведь жизнь полна неожиданностей. А затем у Селины появился этот странный «дар».

Это заставило меня всерьез задуматься над словами Энгуса. По-моему, самое трудное в работе врача – поставить диагноз. Надо знать, с чем мы имеем дело, прежде чем надеяться исцелить болезнь. Размышляя над этим, я пришел к выводу, что самые лучшие из древних целителей наверняка были потрясающими диагностами. И если Энгус рассказал мне правду, то предки Селины лечили людей еще до появления христианства, а она унаследовала у них свой уникальный дар. Вероятно, он оставался непробужденным до тех пор, пока Селина не лишилась слуха, а затем появился как шестое чувство, чтобы возместить потерю одного из первых пяти.

Изрядная доля логики в словах Дока потрясла Рида.

– И все-таки напрасно люди обращаются к Селине Уорли, когда им нужна медицинская помощь, – упрямо произнес он.

– Но Селина всегда отсылает своих пациентов ко мне и, даже если она не обнаруживает никакого недуга, все равно сообщает о том, что осматривала того или иного человека, – возразил Док.

По-прежнему неодобрительно хмурясь, Рид устремил взгляд на улицу перед домом. По другую ее сторону располагалась пожарная часть. Поодаль виднелось здание полиции и муниципалитета. Город выглядел обычным и мирным – впрочем, он действительно был таким. Рид ожидал, что откровения Дока заставят его почувствовать беспокойство, отнестись настороженно к этому городу и его обитателям, но этого не произошло. Кроме того, все разговоры о друидах – явная чепуха, мысленно усмехнулся он. Даже если Энгус Смит знал свою родословную, как и родословную большинства здешних семей, сейчас «ни жили в совершенно ином мире. То, что в древние времена считалось волшебством, сейчас можно с легкостью разъяснить.

– Кстати, о сотрудничестве Селины с нами, – Док перебил мысли Рида. – Сегодня утром она пришла ко мне и сообщила, что Дебра Рэмси нуждается в помощи. Я видел, что в вашем расписании приемов есть перерыв, и попросил Карин вставить ее в список.

Рид помрачнел.

– Сегодня я побывал у мисс Уорли именно поэтому. Миссис Рэмси на четвертом месяце беременности, ее положение крайне опасно. Ей следовало сразу обращаться к нам, вместо того чтобы просить помощи у мисс Уорли.

– Никогда не поверю, что Селина пыталась лечить ее, – проговорил Док, явно потрясенный намеком в словах Рида: из них явствовало, что Селина пыталась самостоятельно наблюдать беременную женщину.

– Мисс Уорли заявила, что сегодня Дебра Рэмси впервые была у нее, – признался Рид.

Док облегченно вздохнул.

– Говорю тебе, Селина совсем не глупа. – Но тут же нахмурился. – Она случайно не упоминала, почему Дебра пришла к ней, а не к нам?

– Я не спрашивал об этом, просто предположил, что так бывает чаще всего, – ответил Рид, уже понимая, что он предъявил слишком серьезные обвинения и задал слишком мало вопросов.

Док покачал головой.

– Нет, ты ошибся. С Деброй Рэмси случилось что-то, о чем ей не хотелось говорить, – продолжал он, и тревожные морщины прорезали его лоб. – Я наблюдал ее с самого рождения. Стоило Дебре подхватить простуду, порезаться, сломать руку и тому подобное, и она шла ко мне.

Но когда я сказал, что по возрасту ей уже пора каждый год сдавать мазок, она заупрямилась. И с тех пор, приходя на осмотр, она отказывалась от гинекологического обследования. Конечно, в наше время еще встречаются чрезмерно стыдливые женщины, но вряд ли это относится к Дебре Рэмси.

Рид вспомнил, как осматривал эту двадцатипятилетнюю женщину.

– На приеме у меня она держалась очень скованно и нервно, – заметил он. – Мы с Глендой вдвоем пытались успокоить ее, но она вела себя так, словно чего-то опасалась. Боюсь, так дело кончится выкидышем.

– Это действительно возможно? – заволновался Док.

– Да, – подтвердил Рид. – Вместе с беременностью у нее развивается диабет. Ей придется быть чрезвычайно осторожной.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Беспокойство не оставляло Рида. Весь вечер он провел как на иголках. После ужина, испытывая потребность в движении, он вышел на прогулку, но не мог поверить своим глазам, видя, куда несут его ноги – прямо к дому Селины Уорли.

Рид убеждал себя, что перед этой женщиной необходимо извиниться. К тому же случай с Деброй Рэмси беспокоил его, и, если Селина знала что-нибудь, что объяснило бы боязнь этой пациентки, это могло пригодиться Риду.

Селина сидела в качалке на веранде и вязала. Вместо умиротворения, которое она обычно ощущала чудесными летними вечерами, сегодня весь день ее мучило одиночество. Селина размышляла: она могла бы навестить своих бабушку и дедушку Таппер. Могла бы прогуляться до дома тети Адель. Или же поехать на ферму бабушки и дедушки Уорли. Но если навестить кого-нибудь из этих людей, придется рассказать им о своих планах, а они наверняка попытаются отговорить ее. Селина стиснула зубы. Вероятно, все это приведет лишь к бесполезным спорам, поскольку менять свое решение она не собиралась.

Ее внимание привлекла движущаяся фигура. Подняв голову, Селина увидела, что к ее калитке направляется Рид Прескотт. Селина напряглась, сложила вязанье в сумку, лежащую рядом с креслом, и встала.

– Вероятно, вы забыли обвинить меня в чем-нибудь еще? – сухо спросила она, когда Рид поднялся по ступеням веранды.

– Я пришел извиниться, – объяснил он жестами.

Наблюдая за его движениями, Селина обнаружила, что ее привлекают сила и форма его рук. Она вспомнила, какой поток энергии ощутила днем, когда Рид хлопнул ее по плечу, и по ее телу вновь прошла жаркая волна. Рид Прескотт считает меня врагом общества, напомнила себе Селина. Жар сменился ознобом, и она распрямила плечи.

– Док рассказал о вашей договоренности, – продолжал Рид, подкрепляя свои жесты словами. – Мне по-прежнему не нравится, что люди обращаются за помощью к вам, но, похоже, виноваты в этом не вы. К тому же Док поклялся, что вы не пытаетесь никого лечить.

Под его скептическим взглядом Селина вскинула голову.

– Да, я в самом деле не пытаюсь никого лечить. Я знаю пределы своих возможностей, доктор Прескотт, – заверила она.

– И это весьма разумно с вашей стороны, – отозвался Рид.

Не слыша нюансов голоса, Селина привыкла обращать внимание на выражение лиц и жесты людей. Она заметила смущение врача, уловила, как напряглись его плечи, словно его что-то тревожило. Ему не хотелось приходить сюда, поняла Селина, оскорбившись при этой мысли. Ну что же, и меня его общество не устраивает, подумала она.

– Вы извинились, и я принимаю ваше извинение, – произнесла она. – До свидания, доктор.

На улице быстро темнело. Намереваясь войти в дом, Селина отвернулась и принялась собирать вязальные принадлежности в сумку.

– Мне бы хотелось поговорить с вами, – произнес ей в спину Рид, но Селина не ответила, и он подавил раздраженный вздох. Потянувшись, он взял ее за плечо.

Селина резко обернулась, когда мощный поток энергии вновь пронзил ее.

– Мне надо поговорить с вами, – повторил он.

Селина заметила, как решительно сжаты его челюсти, – ясно, этот человек ждал от нее одних неприятностей. Впрочем, именно он затеял вражду, напомнила Селина.

– О чем? – равнодушно спросила она.

Заметив идущих по улице Джулию и Пола Джонсон, Рид невольно шагнул к двери.

– Вы позволите войти? – спросил он. – Это личный разговор.

Проследив за его взглядом, Селина тоже увидела чету Джонсон. В тусклом вечернем свете Джулия знаком пожелала Селине доброго вечера, и Селина ответила ей.

Заметив, с каким видом Селина провела его в дом, Рид порадовался тому, что она не сделала далеко идущих выводов из его желания поговорить наедине. Его неожиданно поразил уют ее дома. Однако Селина Уорли смотрела ему в лицо с далеко не гостеприимной улыбкой.

Она остановилась всего в нескольких шагах от двери. Обычно она приглашала людей в гостиную, предлагала им что-нибудь выпить, но Рид Прескотт не был гостем. Он оказался здесь только потому, что хотел что-то выяснить у нее.

– О чем вы хотели поговорить со мной? – спросила Селина.

– О Дебре Рэмси, – знаками объяснил Рид. – Док считает, что у нее были серьезные причины обратиться прежде к вам, а не к нам.

Селина нахмурилась – она настаивала, чтобы Дебра рассказала врачам обо всем. Но, очевидно, эта женщина не послушалась ее совета. Если бы на месте Рида сейчас был Док, Селина, не смущаясь, сообщила бы ему все, что ей известно. Но с Ридом Прескоттом она чувствовала себя неловко.

– И какими же, по-вашему, были эти причины? – спросила она.

Селина Уорли умело разыгрывает неведение, думал Рид. Однако он был уверен: она что-то знает и скрывает это. В сущности, Рид был вынужден признать, что своим поведением он не заслужил доверия Селины.

– Дебра нервничала, пожалуй, даже была испугана, – медленно проговорил он, подкрепляя речь знаками. – Я видел, как ведут себя женщины, опасаясь беременности и не желая ее. Но с Деброй все совсем иначе – она с радостью ждет ребенка. – Он прищурился, взглянув на Селину. – Чтобы спасти и ее, и ребенка, мне необходимо знать, что она не решилась рассказать.

Селина уловила в его глазах беспокойство. Такой же взгляд бывал у Дока, когда тот тревожился о пациенте. И если Риду Прескотту доведется стать преемником Дока, надо попытаться сработаться с ним, по крайней мере, чтобы сообщать о тех, кто просит у нее помощи. Однако Селина сомневалась, что Рид сам станет обращаться к ней за помощью.

– Дебра – пришла ко мне потому, что понимала: ее беременность проходит странно, не так, как положено, но боялась признаться в этом вам или Доку, – объяснила Селина. – В пятнадцать лет она была влюблена в одного парня из Гринфилда – в то время ему было уже двадцать три года, он был женат. Но Дебра не знала об этом, пока не стало слишком поздно. Никто даже не подозревал, что она бывает на свиданиях, родители Дебры считали, что она уезжает проведать подругу. Однако она не пытается оправдаться, она признает, что вела себя глупо. В конце концов, она забеременела. Ее парень пришел в бешенство, дал ей денег и заявил, что не желает больше ее видеть. Он говорил, что она обманула его, скрыла свой возраст, соблазнила, а затем стала вымогать деньги.

Селина словно захлебнулась негодованием при мысли о людской жестокости, а затем продолжала:

– Дебра была потрясена и перепугана и стыдилась признаться во всем родителям. Она тревожилась все сильнее, ее тревога перерастала в панику, но найти выход она не могла. Ее бабушка с материнской стороны, вдова, живущая в одиночестве на маленькой ферме в Нью-Гемпшире. Дебра была очень дружна с бабушкой и потому решила довериться ей. Она попросила родителей отпустить ее погостить у бабушки на все лето. На третьем месяце у нее случился выкидыш. Бабушка помогла Дебре скрыть тайну.

Селина помедлила минуту и вновь заговорила:

– Дебра решила, что, прежде чем выйти замуж за Нейла, она должна рассказать ему обо всем. Но едва она призналась в том, что была влюблена в другого, Нейл пришел в ярость. Дебра перепугалась и утаила от него свою первую беременность. Она слишком боялась потерять Нейла. – Селина пристально взглянула на Рида. – Поэтому она нервничала у вас на приеме – она опасалась, что если вы узнаете правду, то расскажете о ней Нейлу.

Рид нетерпеливо фыркнул.

– Разве ей не известно, что врачи обязаны соблюдать конфиденциальность?

– Она знала, но все равно беспокоилась, – ответила Селина, подкрепив свои слова резкими жестами. – К тому же, если бы она рассказала вам обо всем, вы сделали бы запись в ее карточке, и это увидела, бы сестра.

– Нашим сестрам можно доверять, – не менее резкими знаками ответил Рид.

Селина нетерпеливо перебила:

– Эта женщина стремится сохранить семью.

Рид прерывисто вздохнул. Раздражение на его лице сменилось сочувственным беспокойством.

– Я могу ее понять, – признался он, слегка смягчив жесты. – Я знаком с Нейлом Рэмси – этого человека не назовешь терпимым. Он живет по твердо установленным правилам и, насколько я понял, требует их выполнения от жены. Пожалуй, Дебра права. Признание может привести к разрыву… – Он помолчал и добавил: – Я найду способ убедить ее, что тайна останется тайной.

По серьезному лицу Рида Селина поняла, что Дебра может довериться ему.

– Спасибо, – произнесла она.

Рид хотел поблагодарить девушку за помощь, попрощаться и уйти, но вместо этого обнаружил, что его притягивают глубины ее карих глаз. Ошеломленный внезапно возникшим возбуждением, он отвел взгляд от ее глаз, но теперь посмотрел на ее губы, эти губы казались такими мягкими, так манили к себе. Селина Уорли – одна из тех женщин, от которых следует держаться подальше, предостерег себя Рид. Эта женщина наверняка не сторонница случайных связей, она ждет прочных отношений. Обнаружив, что с неожиданным влечением к этой женщине справляться становится все труднее, Рид взглянул на часы.

– Мне пора, – произнес он с таким видом, словно опаздывал на встречу.

Селина подавила судорожный вздох. Еще никогда она не видела таких ярко-голубых глаз. На краткий момент в ней словно вспыхнуло пламя, от которого вскоре остался лишь холодный пепел. Рид что-то произнес, не поднимая головы, и потому Селина не видела его губ. Судя по резким жестам, он был чем-то обеспокоен.

Подняв голову, Рид заметил, что Селина вопросительно смотрит на него, и мысленно чертыхнулся. Он совсем забыл, что она может понять его слова, только видя, как движутся губы.

– Мне пора идти, – повторил он и показал на часы, вновь намекая на неотложное дело. Подумав, добавил, пользуясь жестами: – Спасибо за помощь, – и вышел из дома.

Шагая к калитке, Рид не переставал злиться. Он до сих пор не мог прийти в себя оттого, что его влекло к Селине Уорли. Все ясно: воздержание было чересчур длительным.

Глядя вслед Риду, Селина хмурилась. Едва покончив со своим делом, он почти убежал из ее дома. Очевидно, им с доктором Прескоттом никогда не стать друзьями. А если вспомнить, какими краткими были оба разговора, вряд ли их можно назвать даже знакомыми!

Выйдя на веранду, Селина села в качалку и подняла глаза к звездному небу. На нем уже появился тонкий, еле заметный месяц. Вдохнув теплый летний воздух, Селина прикрыла глаза и вздрогнула, когда вдруг увидела перед собой серьезное лицо с блестящими голубыми глазами. Она встряхнулась. Я настолько одинока, что готова думать о ком угодно, даже о Риде Прескотте, усмехнулась она. Ну что же, от одиночества вполне можно избавиться, и завтра она предпримет первый шаг.

Селина сидела в одной из приемных Дока. Она разделась, набросив только принесенный Глендой халат, и теперь нервно посматривала на дверь. Ее беспокоил не осмотр, а реакция Дока на предложение, которое она собиралась сделать. Дверь открылась, и Селина привстала с удивленным восклицанием.

Не глядя на нее, Рид положил на стол карточку.

– Доктор Джеймс задержался у другого пациента дольше, чем рассчитывал, и Гленда решила, что вы не станете возражать, если я…

Он остановился, не договорив. Имя на карточке он не успел прочитать и теперь, повернувшись к смотровому столу, обнаружил, что глядит прямо в ошеломленное лицо Селины Уорли.

Поскольку Рид говорил быстро и не смотрел на нее, Селина не поняла ни слова. Предполагая, что он просто зашел не в тот кабинет, она подчеркнуто произнесла:

– Я пришла на прием к Доку.

– Он задерживается, – отозвался Рид и взглянул на ее карточку. Не желая признаваться в этом, он чувствовал себя так неловко, словно ему предстояло впервые принимать пациентку. Нет, даже во время своего первого осмотра он держался гораздо увереннее, вспомнил Рид. Отложив карточку, взглянул на Селину. – Гленда сказала, что вы пришли на осмотр, – показал он жестами. – Вас что-нибудь беспокоит?

Мысль о том, что осмотр будет проводить Рид Прескотт, повергла Селину в панику. Он врач, напомнила она себе, но не могла не думать, каким будет прикосновение его сильных рук. При этой мысли по ее телу словно прокатились волны тепла.

– Я совершенно здорова, – ответила она, борясь с желанием схватить одежду и бежать прочь.

Повернувшись к ней спиной, Рид с деланным интересом углубился в карточку Селины. Ему приходилось осматривать сотни женщин, напоминал он себе. Многие были гораздо миловиднее Селины Уорли, однако он без труда разыгрывал к ним равнодушие и чисто врачебное внимание. Но мысль о том, как будет выглядеть Селина без просторного халата, заставила его испытать совсем не профессиональное любопытство.

Не спуская глаз с его спины, Селина размышляла, как сказать Риду, что она отказывается от осмотра. Однако причина ее нынешнего визита сюда была слишком важной, чтобы отступать. И все-таки Риду Прескотту она не решалась открыть ее и тем более не хотела, чтобы он проводил осмотр.

– Надеюсь, это вас не оскорбит, – неловко проговорила она, – но я привыкла к Доку и потому лучше дождусь его.

Рид облегченно вздохнул. Повернувшись к Селине, он вежливо улыбнулся.

– Понимаю. Я скажу Гленде. – Воспользовавшись неожиданным шансом, он покинул кабинет, оставив карточку снаружи, на двери. «Так я и знал, что Селина Уорли доставит немало неприятностей». С этой мыслью Рид отправился искать Гленду. Н-да, знать-то знал, но не ожидал, что эти неприятности примут форму чувственного влечения к ней.

Селина тоже облегченно вздохнула и стала ждать Дока. Но следующим в кабинет вошел не Док, а Гленда. Гленда Джонс была сорокалетней замужней женщиной. Она была счастлива в браке, имела троих детей и манеры заботливой матери. Уже двадцать лет она работала медсестрой у Дока и управлялась с делами умело и внимательно. Когда Селина оглохла, Гленда одной из первых стала брать уроки языка жестов. Шутя, она говорила, что ей нравится держать руку на пульсе города, но Селина догадывалась, что в этой шутке была изрядная доля правды. Селина понимала, что Гленда знает все о пациентах, проходящих через кабинет Дока, но, тем не менее, не распространяется о своей работе. Она ни с кем не делилась чужими секретами и именно потому проработала так долго и пользовалась таким безграничным доверием Дока.

– Извини, что я направила сюда доктора Прескотта, – проговорила женщина, широкими движениями рук придавая своему извинению большую выразительность. – Только потом Карин сказала мне, что Джулия Джонсон видела его у твоего дома вчера вечером. – Гленда понимающе улыбнулась. – При таких отношениях лучше помнить о скромности.

Селину потрясли эти слова – оказывается, вчерашний визит Рида кем-то мог быть принят за знак внимания! Но вскоре ее чувство юмора победило. Врач был бы изумлен этим еще сильнее, подумала Селина. Однако нельзя позволить этому слуху распространиться – особенно теперь, когда она постоянно помнила о своем решении.

– Доктор Прескотт просто зашел извиниться за недоразумение, случившееся вчера днем. Между нами нет ровным счетом ничего, – объяснила Селина женщине, воспользовавшись жестами, чтобы та поняла ее лучше.

На лице Гленды появилось разочарованное выражение.

– Какая жалость! Вы были бы красивой парой.

Селина состроила гримасу сомнения. Она уже давно оставила всякую надежду найти мужчину, который согласился бы разделить с ней жизнь. Но даже если бы такая надежда сохранилась у нее до сих пор, доктор Прескотт ясно дал ей понять, что между ними не может быть ничего общего.

– Вряд ли, – решительно отозвалась она.

– Плохо. – Гленда печально покачала головой. Внезапно вспомнив о делах, она добавила: – Я отправлю сюда Дока, как только он освободится.

Глядя вслед медсестре, Селина размышляла, что сказала бы она, узнав, зачем Селине понадобилось повидать Дока. Вероятно, Гленда не одобрила бы ее решение. Подумав об этом, Селина распрямила плечи. Ей нет дела до чужого мнения. Сейчас решение будет принимать она сама.

– Что?! – изумленно переспросил Док.

Селина редко видела Дока настолько утратившим самообладание, но догадалась, что такую просьбу он слышит впервые.

– Я хочу пройти процедуру искусственного оплодотворения, – повторила она. – Я хочу ребенка.

– Тебе всего двадцать семь. Для женщины в твоем возрасте инстинкт материнства – редкое явление, – ответил он уже более спокойным тоном. – Но, по-моему, наилучшим выходом для тебя было бы найти мужа.

Селина спокойно посмотрела ему в глаза.

– В округе Смитсшира нет ни одного мужчины, за которого я бы хотела выйти замуж. А уезжать отсюда я не стану – здесь мой дом. Мне нравится жить здесь.

– Но что скажут твои родные? – спросил Док, пробуя еще один довод.

Селина вздохнула.

– Полагаю, встревожатся, но вряд ли бросят меня на произвол судьбы.

Док был вынужден согласиться: и Уорли, и Тапперы были добросердечными людьми. Они никогда не оставили бы Селину без помощи.

– А твоя работа? Наверняка найдутся люди, которых возмутит беременность незамужнего библиотекаря.

– Ты ведь знаешь, библиотека была построена Энгусом Смитом, а управляет ею опекунская комиссия. Единственные люди, которые способны уволить меня, – члены этой комиссии. Дочь одного из них сейчас живет с человеком, с. которым не состоит в браке, а от сына другого забеременела девушка, в то время, как он был помолвлен с другой. – Она взглянула в глаза Доку. – Помнишь, как волновались все мы, когда этот парень уже женился, а его вторая подруга все надеялась, что она не беременна? – Она пожала плечами. – К тому же меня могут уволить только за пренебрежение обязанностями или за непристойное поведение. Что касается обязанностей, то я всегда помнила о них, а медицинскую процедуру вряд ли можно назвать непристойным поведением.

– Люди способны назвать ее как угодно, – заметил Док.

Селина сжала губы.

– Не может быть, чтобы все жители нашего города были так злы. Вспомни, что случилось с Эмили Сейер, – родственники отказались от нее, но нашлись люди, которые помогают ей до сих пор.

Док покачал головой.

– Вижу, ты все предусмотрела, и все-таки подумай еще раз. – Подчеркивая свою просьбу выразительными жестами, он добавил: – Поговори с дедушкой и бабушкой, с тетей Адель, а затем возвращайся ко мне. Если ты действительно этого хочешь, я сам помогу тебе. Но все же лучше бы ты передумала.

Селина прочла на его лице беспокойство.

– Знаю, ты боишься за меня, – сказала она. – Я обязательно поговорю с бабушкой и тетей, но не передумаю ни за что. – Она просительно взглянула на врача. – Я так одинока, Док. Я хочу ребенка – чтобы любить его и жить ради него.

– Пообещай, что поговоришь с родными, – еще раз повторил врач, повелительно двигая руками.

Селина жестом остановила его.

– Хорошо, хорошо – я поговорю с ними. Обещаю.

Селина сидела в качалке на веранде, вытянув ноги и положив их на перила, устремив невидящие глаза в сторону улицы. Она не помнила, чтобы когда-нибудь прежде чувствовала такую опустошенность. За этот день она успела повидать всех четырех дедушек и бабушек и тетю Адель, каждый из них пытался отговорить ее. Однако все сказали, что останутся на ее стороне, каким бы ни было решение Селины. Но Селина поняла, что ее беременность будет тяжким испытанием для стариков. Тетя Адель перенесет ее лучше, но даже для нее станут ударом неодобрительные перешептывания за спиной Селины. Ей не хотелось причинять родным боль, доставлять им неудобство, однако они не могли понять, насколько одинокой она чувствовала себя.

Селина заметила идущего по тротуару мужчину. Это был Рид Прескотт.

Рид не верил, что когда-нибудь вновь окажется у порога Селины Уорли. Но они с Доком собирались вести врачебную практику в городе сообща – точно так, как объясняли каждому из пациентов. Они обсуждали все случаи заболеваний, каждый прием, с таким расчетом, чтобы после отъезда Рида Док мог продолжать наблюдать его пациентов, а Рид в свою очередь мог заниматься пациентами Дока. Особенно важно было решать сообща необычные или сложные случаи. И потому за ужином Док рассказал Риду о просьбе Селины и попросил переубедить ее.

– Если уж Док не смог отговорить ее, не знаю, что получится у меня, – пробормотал Рид. И тем не менее он решил попытаться. – Добрый вечер, – поздоровался он жестами, открывая белую решетчатую калитку и направляясь по дорожке к дому.

Селине не пришлось догадываться о цели его прихода, она сразу поняла, что Рида прислал Док.

– Смотря для кого, – ответила она. – Впрочем, если говорить о погоде, то тут вы правы.

Остановившись на верхней ступеньке крыльца, Рид прислонился к ближайшему столбу, поддерживающему крышу веранды, и оглядел Селину.

– Тяжкий выдался денек? – спросил он, уже зная ответ по осунувшемуся лицу Селины.

Она пожала плечами.

– Пожалуй.

Рид не знал, как объяснить свой неожиданный визит, но вдруг решился сказать прямо:

– Мы с Доком объясняем пациентам, что всех мы наблюдаем вместе. Он рассказал мне о вашей просьбе.

Селина нахмурилась.

– И, полагаю, вы ее не одобряете.

– Думаю, вы избрали не самый легкий путь, – медленно ответил он, пользуясь языком жестов.

– В жизни немало трудных путей.

Рид усмехнулся.

– А я и не подозревал, что вы – настоящий стоик.

На вкус Селины, Рида Прескотта нельзя было назвать привлекательным мужчиной. Его лицо было правильным, но грубоватым, резкие черты создавали впечатление чрезмерной суровости. Но! Когда он улыбался, лицо смягчалось, и Селина была готова признать, что доктор недурен собой. «Я устала сильнее, чем думала», решила она, отводя взгляд.

Рид заметил, как Селина отвернулась – по-видимому, она не желала говорить с ним. Его тоже не радовал этот визит. Но он пообещал Доку, что попытается вбить в голову Селины хоть толику здравого смысла. Рид уже признал, что ему было бы больно видеть, как Селина совершает ошибку, которая может причинить ей немало неприятностей. Склонившись, он коснулся ее плеча, чтобы обратить на себя внимание.

Селина обернулась, едва почувствовав обжигающее прикосновение его руки.

– А вы не думали о том, что было бы лучше прежде всего найти себе мужа? – показал он жестами.

Точно такой же вопрос задавали Селине все родственники, один за другим. Им она могла просто объяснить, что ни один мужчина в Смитсшире ее не интересует. Но теперь ее терпению пришел конец. Селина решила, что разыгрывать скромность ни к чему.

– Не знаю почему – может, из-за моей глухоты, – но мужчины, которые решаются ухаживать за мной, делятся на две категории: первые не дают мне и шагу ступить самой, а вторые ведут себя так, словно я должна быть безмерно благодарна за каждую подаренную мне минуту. У меня нет ни малейшего желания связываться ни с одним из них. – У нее затвердело лицо. – Если бы я могла, – объяснила она, энергично двигая руками, – я обзавелась бы ребенком без помощи мужчин, но, поскольку мужчина – единственное существо, которое способно удовлетворить мое желание, я решилась воспользоваться самым лучшим из способов.

У Рида мелькнула мысль, что он никогда еще не видел подобной решительности у женщины.

– Добрый вечер – послышался женский голос.

Рид повернулся к улице.

– Добрый вечер, – ответил он.

Селина увидела, что Рид обернулся, и стала искать причину. Джулия и Пол Джонсон совершали ежевечернюю прогулку. Увидев, что Селина смотрит в их сторону, Джулия замахала рукой и широко заулыбалась. Селина заставила себя улыбнуться и помахать в ответ. Но едва она повернулась к Риду Прескотту, улыбка погасла. Сказав этому человеку больше, чем хотела, она ощущала смущение и мечтала, чтобы Рид поскорее ушел.

– Ради собственной репутации вам следовало бы уйти, – заметила она.

Рид вопросительно взглянул на нее.

– При чем здесь моя репутация?

– Два вечера подряд Джонсоны видят вас здесь, – объяснила Селина. – Такие новости в нашем городе разносятся быстро. Мне уже пришлось объяснять Гленде, что вчера вечером вы заходили сюда по делу, однако, если я объясню так же и ваш сегодняшний визит, она мне не поверит. Как только о моей беременности станет известно, отцом ребенка сочтут вас.

Рид понял, что это была бы катастрофа. Он не желал, чтобы о его поведении ходили слухи, это могло положить конец всей карьере. Кроме того, он не видел причин продолжать разговор. Селина Уорли явно приняла решение, и здесь уж он ничем не мог помочь.

– Надеюсь, вы все-таки подумаете, прежде чем окончательно решить, – напомнил он, попрощался и ушел.

Когда Рид вышел за калитку, одиночество, постепенно усиливающееся за последние месяцы, захватило Селину с новой силой.

– Я уже достаточно подумала об этом, – пробормотала она с ожесточением и нахмурилась.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

На следующий вечер Селина сидела в одном из двух больших кресел с высокими спинками в гостиной Дока. В полдень Док заходил к ней в библиотеку и пригласил к себе на ужин, в сущности, это был скорее приказ, нежели приглашение. Но Селина охотно приняла его. Бабушки, дедушки и тетя Адель в этот день еще до завтрака начали осаждать ее дом, и Селина опасалась, что предстоящим вечером все они вновь станут уговаривать ее передумать.

Придя к Доку, Селина обнаружила, что Рид Прескотт не ждал ее. Когда он отворил дверь, на его лице появилось искреннее изумление.

Как только экономка Дока, Дорин Трои, приготовила ужин и накрыла на стол, Док отпустил ее домой и уселся рядом с Селиной. За ужином Рид делал вялые попытки поддержать разговор, недоумевая, что задумал Док.

Ужин двигался к концу, и постепенно беспокойство Селины нарастало. Она старалась не смотреть ни на Дока, который пристально разглядывал ее, ни на Рида, который из вежливости не поднимал глаз от тарелки.

Но наконец, ужин был закончен, и Рид уселся в кресло рядом с Селиной. Док встал перед ними и обвел обоих решительным взглядом.

– Я хотел поговорить с вами – с обоими, – начал Док, внезапно нарушив молчание, возникшее с тех пор, как они перешли в гостиную, а Селина и Рид заняли предложенные хозяином кресла. Повернувшись лицом к Селине и сопровождая свою речь жестами, Док продолжал: – Я много размышлял о твоей просьбе. Сегодня у меня успели побывать обе твои бабушки и тетя Адель, с обоими дедушками я разговаривал по телефону. Несмотря на наши опасения, что ты вскоре пожалеешь о своем решении, ты, по-видимому, не собираешься его менять.

Селина кивнула.

Док потряс головой, словно услышал явную глупость. Затем, все с таким же мрачным лицом, он повернулся к Риду. Продолжая жестикулировать, чтобы Селина могла его понять, он сказал:

– Когда мы с Брайаном Смитом говорили о том, что городу нужен новый врач, он ясно дал мне понять, что желает видеть солидного человека – предпочтительно семейного. Он был недоволен, когда я пригласил тебя сюда на испытательный срок. Но я напомнил Смиту, что тебе всего тридцать лет, что прежде все свое время ты посвящал учебе и именно потому стал неплохим врачом. Я убедил его, что тебе просто не хватило времени найти жену. Кроме того, я намекнул, что ты осядешь в нашем городе гораздо крепче, если женишься на ком-нибудь из местных девушек. Однако со времени твоего приезда я не раз заводил разговор о женитьбе, и ты ясно дал мне понять: это развлечение не для тебя. Возникла нешуточная проблема. Мне казалось, что твои знания и опыт помогут убедить Брайана, заставить его переменить мнение о том, что новый врач должен быть непременно женатым. Но он остался непоколебим. Разумеется, ты в любой момент можешь начать самостоятельную практику, но для этого тебе придется покупать собственную аппаратуру, искать помещение для кабинета. К тому же твоими пациентами окажутся только жители окрестных ферм, а их совсем немного. Тебе понадобится добрый десяток лет, чтобы расплатиться с долгами.

– Тогда, догадываюсь, мне лучше всего собрать вещички и убраться отсюда, – резко ответил Рид. – Нет никакого смысла терять свое и ваше время.

Селина не поняла, что ответил Рид, он обращался к Доку. Но, судя по выражению его лица, она была уверена: Рид дал Доку понять, что не позволит кому-либо другому решать, как ему строить свою жизнь.

– Подожди, – приказал Док, когда Рид начал подниматься, очевидно намереваясь начать сборы немедленно. – Я еще не закончил.

Опустившись в кресло, Рид враждебно оглядел старого врача. Смысл всей его речи дошел до него, но Рид не мог поверить, что Док отважится предложить ему столь смехотворное решение. И все же…

– Насколько я вижу, вы оба оказались в затруднительном положении, – продолжал. Док, вновь поворачиваясь к Селине, чтобы она лучше понимала его слова. – Вы можете помочь друг другу – если поженитесь. В таком случае у тебя, Селина, будет муж, и это избавит твоих родственников от лишнего беспокойства. К тому же, – он прищурился, – ты забываешь о будущем ребенке: иметь отца из плоти и крови для него или для нее будет лучше, чем для тебя объяснять, что ребенок появился, по сути дела, из пробирки. – Док взглянул на Рида. – А у тебя будет жена, которая привяжет тебя к нашему городу. Подписывая контракт со Смитом, ты сможешь настоять на длительном сроке аренды – скажем, не менее двадцати лет, чтобы ты чувствовал себя спокойнее. В этом случае, даже если брак окажется неудачным, у тебя хватит времени, чтобы развернуть солидную практику и откладывать деньги, а затем обзавестись собственным оборудованием, если Смиты найдут другого врача.

Селина уставилась на Дока в изумленном молчании. Она не могла поверить, что он всерьез высказал такое предложение.

Рид потряс головой. То, о чем сейчас говорил Док, имело свои резоны, и все-таки странно, что старик отважился предложить ему такое решение.

– По крайней мере, подумайте над моим предложением, – попросил Док, нарушив тягостное молчание в комнате. – А я пока пройдусь.

Еще долго после того, как Док покинул комнату, Селина сидела неподвижно, не сводя глаз с двери. Наконец, понимая, что она должна что-то сказать Риду, она повернулась к нему. Рид с мрачным лицом смотрел на дверь, за которой скрылся Док.

– Какая нелепость… – пробормотала Селина. Рид обернулся к ней.

– Несомненная нелепость, – подтвердил он. Внезапно Селина вспомнила, какое ощущение испытывала от прикосновения его руки, и у нее промелькнула мысль, каково было бы оказаться в объятиях этого человека. Мне совсем не место в его объятиях, и он хочет этого меньше всего на свете, мгновенно охладила она свой пыл.

– Пожалуй, мне пора домой, – произнесла она, поднимаясь с кресла.

Рид просто кивнул. Но, глядя вслед Селине, он не мог избавиться от мысли, что ее бедра покачиваются чертовски заманчиво. И тем не менее о браке с Селиной Уорли и речи не могло быть – как и о любом браке для него.

Рид еще долго сидел неподвижно и смотрел туда, где недавно стоял Док.

– Нелепость, – повторил он. Его взгляд метнулся к окну, к темноте за ним. Внезапно его охватило беспокойство – он не видел автомобиля Селины у дома. Значит, она пришла пешком и теперь пешком отправлялась домой. – В этом городе она в полнейшей безопасности, – пробормотал он самому себе. Но сам Рид слишком долго прожил в Нью-Йорке. Быстро поднявшись, он поспешил вон из дома.

Селина вздрогнула, неожиданно ощутив хлопок по плечу. Она так увлеклась, доказывая самой себе абсурдность предложения Дока, что шла, не замечая ничего вокруг. Резко остановившись, она увидела Рида Прескотта, догнавшего ее.

– Мне казалось, было бы невежливо отпускать вас домой одну, – заметил он.

Их освещали только фонари на веранде ближайшего дома да тусклая луна, но Селине удалось разобрать по губам Рида слова «невежливо» и «отпускать вас домой». Едва увидев его перед собой, она ощутила радость. Но мрачное выражение его лица подсказало Селине, что им руководит скорее долг, чем собственное желание.

– Это совсем не обязательно, – ответила она.

– Нет, обязательно, – настаивал Рид. – Для успокоения собственной совести я должен увидеть, что вы добрались, до своей двери.

Она попыталась возразить вновь, но твердо сжатые челюсти Рида убедили ее в бесполезности спора. Пожав плечами, она ответила:

– Как хотите, – и зашагала по улице.

Рид пошел с ней рядом, и Селина не могла удержаться, чтобы не поглядывать на него исподтишка. Его мрачность действовала Селине на нервы. Она уже собиралась остановиться и велеть Риду оставить ее в покое, когда внезапно ее осенило: отчасти раздражение Рида, возможно, было вызвано ее реакцией на предложение Дока. Сам он согласился бы, но она поспешила с ответом.

– Если хотите знать, по-моему, вы неплохо подошли бы на роль отца, – заметила она.

Взглянув на Селину, Рид приподнял бровь, словно не мог понять, были ли ее слова комплиментом, но внутренне признал, что был слегка оскорблен ее резким и незамедлительным ответом Доку. Он тут же выругал себя за глупость – брак между ними был действительно нелепостью. Похоже, мое самолюбие ранить гораздо проще, чем я считал, недовольно подумал он.

Селина решила, что ее извинение было не особенно удачным.

– Уверена, для какой-нибудь женщины вы стали бы отличным мужем, – добавила она.

– Благодарю, – жестом ответил он и вновь уделил все внимание тротуару под своими ногами.

Селина была уязвлена. Она извинилась перед ним, и теперь, казалось бы, ему следовало извиниться в ответ. Судя по его виду, он считает брак с ней худшей участью, чем смерть, – он назвал этот брак «несомненной нелепостью». Мне все равно, что он обо мне думает, уверяла себя Селина. Она прибавила шагу, желая побыстрее добраться до дома и избавиться от общества Рида. У своей калитки она помедлила, удостоила Рида рассеянным кивком и направилась к дому.

Рид решил, что, когда Селина раздражена, в ней есть особая привлекательность. Он догадался, почему она пошла быстрее, и, признаться, был рад узнать, что его мнение для Селины небезразлично. До сих пор Рид был уверен, что если Селина не ненавидит его, то, по крайней мере, относится к нему совершенно равнодушно.

Рид последовал за ней на веранду и взял ее за руку, прежде чем Селина успела войти в дом. Отпустив руку, Рид начал объяснять жестами.

– Мне бы хотелось кое-что сказать вам. Я ждал, пока мы дойдем до вашего дома, чтобы оказаться на свету и чтобы вы лучше меня поняли, – объяснил он. – По-моему, вы способны стать такой же хорошей женой, как любая другая женщина. Но брак меня не прельщает. Моя мать была замужем четыре раза, отец дважды женился и дважды разводился. Семья запомнилась мне как бесконечная череда воспоминаний о браках и разводах. По-моему, люди влюбляются друг в друга из-за ничтожных мелочей, каких-нибудь причуд, а спустя несколько лет или даже месяцев эти же причуды приводят их в бешенство. Док заявляет, что в браке есть много преимуществ, – может, он прав. С другой стороны, супружеские пары, которые на первый взгляд вполне счастливы, скрывают под дружескими улыбками свою неприязнь друг к другу. Док считает меня циником, но все дело в том, что я просто не хочу размениваться.

Селина убеждала себя, что эти слова ничего не меняют, но все же была рада узнать – Рид отказался от предложения Дока вовсе не потому, что считал ее неподходящей к роли жены.

– Док прав. Вы действительно циник, – ответила она, и слабая улыбка заиграла в уголках ее губ.

Он усмехнулся.

– Знаю. И все-таки я счастлив.

– Тогда я рада за вас, – ответила Селина. Он посерьезнел.

– Надеюсь, что, какое бы решение вы ни приняли относительно ребенка, оно принесет вам удачу.

– Спасибо, – жестом ответила она. Внезапно от взгляда его голубых глаз у нее подкосились ноги. Рука горела до сих пор – в том месте, где Рид взялся за нее, чтобы удержать. У Селины вновь вспыхнула мысль о том, каково оказаться в его объятиях. Этого ты никогда не узнаешь, напомнила она себе и отвела глаза. – Спокойной ночи, – пожелала она и вставила ключ в замочную скважину.

Рид дождался, пока она войдет в дом, торопливо пожелал ей спокойной ночи и пошел прочь. Дверь за ней закрылась, и Рид глубоко вздохнул. На мгновение, пока она смотрела на него, прежде чем отпереть дверь, он почувствовал, что тонет в карих глубинах ее глаз.

– Все потому, что я беспокоюсь о ней, – не довольно пробормотал он, шагая по улице. – Должно быть, она даже не представляет, каково быть матерью-одиночкой.

Позднее ночью Селина лежала в постели, всматриваясь в темноту. Она была слишком возбуждена, чтобы заснуть. Возможно, она несправедлива к своим родным. Любя их, Селина не желала, чтобы они страдали от сплетен, а сплетни неизбежно пойдут, если она решится выполнить свой замысел. А может, она действительно не подумала о будущем ребенка. Жизнь Джоша Сейера не назовешь легкой, она видела, как дразнят его другие дети…

Из уголков ее глаз выкатились слезинки. Селина устала от бесконечного одиночества. Она потерла виски, чтобы приглушить головную боль, которая мучила ее все сильнее. Может, ей действительно стоит найти мужа. Возможные кандидаты выстроились перед ее мысленным взглядом.

– Пусть я одинока, но я еще не настолько отчаялась, – повторяла она, отвергая их всех по очереди. Затем перед глазами возникло лицо Рида Прескотта. – Это невозможно, – напомнила она себе. Вконец утомившись, она провалилась в тревожный сон.

Зевая, Рид Прескотт свернул на Оук-стрит. Взглянув на часы, он отметил, что время близится к полуночи. Брюс Стюарт позвонил ему несколько минут назад: жена Брюса, шестидесятилетняя Оливия, жаловалась на сердцебиение. Услышав испуг в голосе старика, Рид пообещал немедленно приехать к ним, но ко времени его прибытия сердечный ритм Оливии уже нормализовался. Рид немного побыл со стариками, убедился, что с ними все в порядке, сказал Брюсу, что заедет проведать их на следующее утро, и уехал.

Но вместо того, чтобы кратчайшей дорогой направиться к дому Дока, он обнаружил, что едет мимо дома Селины Уорли. В окнах свет был потушен, и Рид понял, что Селина спит. Представив ее в постели, он вновь ощутил жар во всем теле и поморщился.

Рид готов был признать, что некоторые люди просто созданы для брака – Брюс и Оливия Стюарт были тому живым доказательством. Рид втайне завидовал их отношениям. Однако они исключение, а не правило, напомнил он себе, вызывая в памяти статистику по разводам. Но даже если бы разводы случались не так часто, брак для него неприемлем. Он слишком занят, он не испытывает желания приспосабливаться к жизни другого человека.

– Тем более что от меня тут ничего не зависит, – мрачно добавил он. Как единственный врач Смитсшира, он будет обязан являться по вызовам в любое время дня и ночи.

Он уже направлялся к дому Дока, когда в его памяти всплыло лицо Селины.

– Надеюсь, она последует совету Дока и найдет себе мужа, – пробормотал он и стиснул зубы. – Но только этим мужем буду не я.

На следующее утро Селина едва успела налить себе первую чашку кофе, когда лампочка на ее кухне мигнула дважды. Провод от входного звонка был устроен так, что стоило кому-то позвонить в дверь, и в доме мигал свет. Селина застонала при мысли об очередном споре с бабушками и нехотя направилась к двери. Однако, открыв ее, она обнаружила стоящих на пороге дедушек. Оба они были спокойными, исполненными достоинства стариками, которые не имели привычки судить людей и редко вмешивались в жизнь детей или внуков.

– Входите, – пригласила Селина, отступая в сторону.

– Доброе утро, детка, – произнес Ральф Таппер, обнимая внучку.

– Доброе утро, – повторил Эмос Уорли, дожидаясь своей очереди, чтобы обнять Селину.

Беспокойство на лицах стариков наполнило Селину сознанием собственной вины, ей совсем не нравилось причинять родственникам неприятности. Слишком уж хорошо они относились к ней.

– Ты же знаешь, мы не сильны в этих твоих знаках, – проговорил Ральф Таппер, неловко жестикулируя, – но надо, чтобы ты в точности поняла нас, – и он кивнул на протянутый Эмосом Уорли конверт. – Потому мы написали тебе письмо.

– Простите. Понимаю, я переполошила всех вас, – тоном глубокого раскаяния произнесла Селина.

Ральф Таппер вновь сердечно обнял внучку. Отступив, он проговорил медленно, отчетливо произнося каждое слово:

– Делай то, что считаешь нужным.

Эмос положил руку ей на плечо.

– Каждый должен жить своей жизнью, – так же медленно добавил он. Желая, чтобы Селина поняла его, он попытался сделать несколько жестов.

– Спасибо вам. – На глаза у Селины навернулись слезы.

– А теперь нам пора в поле, – продолжил Эмос и осторожно провел ладонью по ее щеке. – Позаботься о себе, детка.

После прощальных объятий старики ушли.

Видя, как они забрались в грузовичок Эмоса и уехали, Селина с трудом сдерживала слезы. Как хорошо, что ей достались такие дедушки! Оба они были внимательными и надежными людьми. Такими, как человек, за которого я хотела бы выйти замуж. Но такой человек еще никогда ей не встречался. И вновь перед глазами Селины возникло лицо Рида Прескотта. Он врач, он просто обязан заботиться о людях, и даже Док считает его внимательным. Но он не хочет жениться, напомнила себе Селина. И даже если когда-нибудь женится, то не на мне.

Селина унесла письмо на кухню, села за стол и прочла его. В письме оба дедушки уверяли, что любят ее, а потому опасаются, что принятое решение причинит Селине больше неприятностей, чем она думает. Заканчивалось письмо советом так или иначе поступать по собственному выбору, в любом случае оба они будут любить ее и помогать ей.

– Все становится слишком сложным, – пробормотала Селина, смахивая слезы. – Но я никому не хочу горя или боли…

К тому времени, как она переоделась, готовясь идти на работу, ее решимость заметно ослабла.

– Может, мне следует еще раз заняться поисками мужа, – с тяжелым вздохом проговорила Селина.

Рид пил утренний кофе, сидя на веранде Дока. Ласковое тепло лета окружало его, он вдыхал наполненный ароматами воздух. В этом тихом городке, так уютно разместившемся среди гор Массачусетса, было действительно чудесно. Большую часть жизни Рид провел в шумных больших городах, но всегда мечтал жить именно в таком тихом, затерянном в глуши месте. И вести такую же практику, какую вел Док.

Однако Рид до сих пор выплачивал долги за учебу на медицинском факультете. У него не было денег, чтобы начать собственное дело. Если на помещение и оборудование Дока нельзя рассчитывать, ему придется поискать другого врача, которому был бы нужен молодой партнер. Искра раздражения промелькнула в его глазах, и Рид был вынужден признать, что становиться чьим-то подчиненным у него совсем нет желания. Он слишком ценил свою независимость.

Рид нахмурился, и на его лице отчетливее проступили следы утомления, оставленные бессонной ночью. Он знал, что Док не обманывает его: Брайану Смиту действительно был нужен для Смитсшира женатый врач. Рид вспомнил, как пару недель назад Брайан Смит пригласил его к себе поужинать. За ужином выяснилось, что Док доволен работой Рида, но сам Брайан не скрывал своих сомнений насчет неженатого врача. «Слишком много поводов для слухов и гнева мужей, – заметил он. – К тому же неженатый мужчина – вольная птица. Вдруг вы надумаете сорваться с места, когда люди уже привыкнут к вам, примут за своего? Или же влюбитесь в женщину, которая не пожелает жить в таком захолустье? Нет, я не хочу потом искать врача впопыхах, хватаясь за первое попавшееся предложение».

Рид заверил его, что с пациентами поддерживает только профессиональные отношения и не собирается внезапно оставлять город без врача. В то время ему казалось, что он убедил Смита, но теперь выяснилось, что Рид ошибался. Очевидно, прошлым вечером у Дока со Смитом был серьезный разговор.

Откинувшись на спинку кресла и положив ноги на перила, Рид представил себе Селину Уорли – он не мог отрицать, что эта девушка привлекала его. Откровенно говоря, собственное влечение к Селине вызывало у Рида изумление: такого сильного влечения он еще не испытывал ни к одной женщине. Но видеть ее рядом с собой постоянно, как жену?

– Я слышала, вы часто встречаетесь с нашим библиотекарем, – прервал его мысли женский голос.

Рид оглянулся на голос и увидел Дорин Трои, экономку Дока, поднимающуюся по ступеням веранды. Дорин уже перевалило за пятьдесят, у нее было двое взрослых детей. Ее мужу, Уоллису, принадлежала единственная парикмахерская в Смитсшире. Дорин провела в городке всю жизнь и как свои пять пальцев знала его жителей. Рид не стал бы причислять ее к отъявленным сплетницам, но сегодня проблеск любопытства в глазах Дорин насторожил его. Рид подумал, что, если Селина действительно решится на искусственную беременность, что бы ни говорили Док, ой сам и Селина об отце будущего ребенка, им все равно никто не поверит. И это могло погубить последнюю надежду на то, что Брайан Смит все-таки передумает и позволит Риду занять место Дока.

– Я советовался с ней по поводу пациентов, – сдержанно ответил Рид.

На лице Дорин появилось разочарование.

– Какая жалость… Мне всегда нравилась Селина, я надеялась, что она найдет себе пару и выйдет замуж. Тогда у всех ее родственников свалилась бы гора с плеч. Они успокоились бы, зная, что о Селине есть кому позаботиться. Конечно, на самом-то деле нам, женщинам, приходится заботиться о мужчинах, но хорошо, когда рядом есть сильное плечо. – Высказав это замечание, Дорин кивком подчеркнула последние слова и ушла в дом.

– Похоже, мне придется в конце концов жениться на Селине Уорли – если я хочу остаться в этом городе, – пробормотал Рид.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Селина взглянула на книгу, которую только что поставила обратно на полку в раздел беллетристики. Вместо того чтобы расположить ее по имени автора, она поставила по первой букве названия. «По крайней мере, раздел я выбрала правильно», – заметила она себе, вытаскивая книгу обратно. Шагая по проходу между стеллажами, она размышляла над тем, сколько книг этим утром поставила не на свои места.

Как полагается отругав себя, Селина повезла тележку с книгами обратно к столу. Она пыталась сосредоточиться на работе – вместо того чтобы приводить доводы за и против будущей беременности. Но в ее голове постоянно крутились слова из письма обоих дедушек, перед глазами всплывали встревоженные лица бабушек и тети Адель. Может, они и в самом деле правы? У нее есть родственники, есть работа, но почему же она постоянно страдает от невыносимого одиночества? Вероятно, желание иметь ребенка – всего лишь один из этапов испытания, через который ей придется пройти. Может, со временем это желание угаснет?

У стола Селина увидела Эллин Вог, двадцатипятилетнюю учительницу. Бренда Норвуд, помощница Селины, стояла рядом с ней. Обе женщины пристально посмотрели на Селину.

– Ты не могла бы расставить остальные книги? – попросила Селина Бренду.

Бренда кивнула, обменялась понимающим взглядом с Эллин и покатила тележку по проходу.

Эллин с усмешкой нацарапала что-то на лежащем на столе листе бумаги и протянула его Селине. Селина прочла: «Во всем виноват доктор Прескотт, верно? Только мужчина способен вызвать такую рассеянность».

Неудивительно, если сплетники уже разнесли весть о моей якобы помолвке с Ридом Прескоттом, недовольно подумала Селина и заставила себя улыбнуться.

– Мы с доктором Прескоттом просто знакомы, – решительно возразила она. – К моей рассеянности он не имеет никакого отношения.

Эллин вспыхнула от смущения. «Прости, я не хотела тебя обидеть», – торопливо написала она.

– Все в порядке, – заверила ее Селина, взяла выбранные Эллин книги и принялась записывать их в карточку. Закончив, она вернула книги женщине, заметив, каким смущенным и обеспокоенным продолжало оставаться ее лицо.

Неловко прикусив нижнюю губу, Эллин написала еще несколько фраз. Густо покраснев, она протянула листок Селине.

«Я только что узнала, что беременна, – прочла Селина. – Я так счастлива и так волнуюсь! Док заверил меня, что все будет хорошо. Но ведь это мой первый ребенок! Ты не могла бы посмотреть меня – просто чтобы убедиться?»

Селина уже привыкла к подобным просьбам и сейчас задумалась только о том, что сказал бы на этот счет Рид Прескотт. Вероятно, предъявил бы ей очередное обвинение.

– Только в том случае, если ты пообещаешь мне регулярно бывать на приемах у Дока, – напомнила Селина.

– Разумеется, – заверила ее Эллин и, внезапно поняв, что говорит, а не пишет, потянулась за бумагой.

– Я поняла, – ответила Селина, останавливая ее.

Вспыхнув еще ярче, Эллин отложила ручку и выпрямилась.

Оглядевшись и убедившись, что в библиотеке, нет никого, кроме них двоих и Бренды, Селина обогнула стол и осторожно положила руку на живот Эллин. Ее залило ощущение радости и тепла.

– С твоим малышом все в порядке, – произнесла она, убирая руку, но тут же посерьезнела и добавила: – Только обязательно позаботься о себе и не забывай бывать у Дока.

– По-моему, это очень разумный совет.

Селина увидела, как Эллин вздрогнула и обернулась. Взглянув поверх ее плеча, Селина заметила, что к ним приближается Рид Прескотт с раздраженным упреком на лице.

Эллин вспыхнула под его пристальным взглядом.

– Я пойду, – пробормотала она, схватила книги и торопливо вышла.

– Вижу, вы вновь занялись незаконной врачебной практикой, – жестами показал Рид, едва они с Селиной остались вдвоем.

– Я совсем не «занималась практикой», – возразила Селина, смело встретив его взгляд. – Беспокойство – естественное явление для беременных. Они обращаются ко мне только затем, чтобы успокоиться.

– А затем успокаиваются все больше и наконец, решают, что к врачу им обращаться незачем, – подхватил Рид, сопровождая свои слова резкими жестами.

– Нет! – возразила Селина. – Я всегда настаиваю, чтобы они обращались к Доку. И, как вы уже заметили, сообщаю ему, если меня кто-нибудь просит о помощи. – Затем, желая убедиться, что Риду известно о договоренности с Доком, она добавила: – Если бы я почувствовала, что ребенку плохо, я попросила бы Дока провести повторное обследование и обратить на эту женщину особое внимание. – Внезапно Селина поняла, что, если Рид Прескотт займет место Дока, он наверняка не станет слушать ее. Но совесть обязательно заставит Селину обращаться к нему каждый раз, как только она что-то узнает.

– Да, он рассказал мне, как вы действуете, – ответил Рид и провел ладонью по волосам. Он приехал сюда вовсе не затем, чтобы спорить с этой женщиной. И все-таки причина моего визита более чем нелепа, убеждал он себя. Но, борясь с искушением уйти, он доказывал самому себе, что только в одном случае сможет следить, чтобы эта женщина не подвергала опасности жителей Смитсшира. Он решительно посмотрел на Селину: – Здесь можно где-нибудь побеседовать наедине?

Селина огляделась, убедилась, что в библиотеку больше никто не вошел, и указала на дверь в свой кабинет.

Оказавшись в кабинете, Рид плотно притворил дверь и повернулся к Селине. Она настороженно смотрела на него, словно не зная, друг он или враг. Она никогда не согласится на это, убеждал себя Рид, с каждым моментом все острее осознавая свое глупое положение.

– Я подумал о том, что сказал нам вчера Док, – начал он, одновременно выговаривая слова и жестикулируя.

Селина видела, как напряжены его руки и лицо, – Риду явно не хотелось появляться здесь. Селина удивилась, почему слова Дока заставили его прийти к ней.

Рид по-прежнему боролся с желанием сбежать.

– Мои родители всегда вступали в брак по любви. В общей сложности они представали перед алтарем шесть раз. Пять из союзов оказались неудачными. Не знаю, счастлива ли мать в этом браке, но думаю, он у нее далеко не последний. – Рид помедлил. Это безумие, вновь повторил он про себя.

Селина занервничала, когда он замолчал и пристально посмотрел на нее.

– Может, они не понимают, что такое любовь, – произнесла она, чувствуя, что пора дать какой-то ответ. – Может, они поддаются собственным фантазиям. Считают, что путь брака усыпан розами, и не понимают, что взаимоотношения могут иметь и практический характер. – Что я болтаю, одернула она себя и замолчала.

Рид кивнул.

– Да, практический характер. – Напоминая себе, что именно эта мысль привела его сюда, и заключив, что необходимо предложить разумное решение проблем для них обоих, он решительно продолжал: – Потому я и пришел сюда. Я много думал о практической стороне брака. Мне кажется, что, если брачный союз способен принести обеим сторонам какую-то пользу, тогда у него есть шанс выжить. Я хочу иметь такую практику, как Док, хочу остаться здесь, в Смитсшире. Но в настоящее время я не могу позволить себе открыть кабинет. Чтобы остаться, мне нужен контракт со Смитами. Вам нужен ребенок. Если у вас будет муж, вы достигнете своей цели и сохраните положение в обществе, а ваши родные не станут страдать от пересудов и сплетен. Я до сих пор выплачиваю старые долги, но, в конце концов, смогу позволить себе жить на широкую ногу и обеспечить будущее наших детей.

Селина прислонилась к столу, надеясь, что это движение выглядит естественно. На самом деле она нуждалась в опоре. Ноги отказывались держать ее. Первоначальная реакция Рида на предложение старого врача убедила Селину, что их брак невозможен, и вот теперь он предлагал прямо противоположное.

– Значит, это предложение? – спросила Селина, желая убедиться, что правильно поняла его слова.

– Как сказал Док, наш брак – практическое решение наших проблем, – ответил Рид и почувствовал себя полным идиотом, едва заметив потрясенное недоверие на ее лице. Док и он сам считали брак разумным выходом из затруднительного положения, но к Селине это явно не относилось. Гордость заставила его решительно выпрямиться. – Но, по-видимому, вы с этим не согласны. Мне жаль, что я попусту отнял у вас время.

Селина смотрела на него, боясь пошевелиться или вздохнуть. Насчет ее родственников он был прав – замужество устроило бы их всех. Кроме того, присутствие рядом мужа значительно облегчило бы ее жизнь. И потом, Селина была вынуждена признать, что мысль о Риде в качестве мужа не вызывает у нее отвращения. Едва он повернулся к двери, собираясь уйти, тревога придала ей силы, она резко шагнула вперед и взяла его за руку. Жаркий поток вновь хлынул сквозь нее, и она быстро разжала пальцы.

– Вероятно, наши шансы на успешный брак – пятьдесят на пятьдесят, – произнесла она. – Но насчет моих родственников вы правы. Да и рассказывать об отце из плоти и крови гораздо легче, чем объяснять ребенку, что он появился из размороженной пробирки.

Смущение в ее глазах вызвало у Рида раздражение. Учитывая положение Селины, он был не самым худшим кандидатом на роль мужа. Но тут же Рид посмеялся над собой – они с Селиной Уорли не были даже друзьями, их знакомство исчерпывалось несколькими краткими встречами. Странно, что она еще не высмеяла его или не вышвырнула из своего кабинета. Пора кончать, пока она не выбрала какое-нибудь из этих решений. Размышляя об этом, Рид с удивлением услышал собственные слова:

– По статистике, пятидесятипроцентная вероятность – это лучше, чем средняя вероятность сохранения браков в нашей стране.

– Вы правы, – подтвердила Селина, лихорадочно собираясь с мыслями. Но ее сердце колотилось так быстро, что голову заполнила пьянящая пустота. – Мы могли бы попытаться… – У нее перехватило дыхание, едва смысл собственных слов дошел до нее.

Рид был удивлен тем, какую радость доставило ему согласие Селины. Он убеждал себя, что причиной всему только мужская потребность побеждать и то, что этот брак поможет ему добиться своего.

– Я рад, что вы согласны, – ответил он, сохраняя деловитый тон. Он испытал желание обсудить все немедленно, пока она не передумала, но вовремя вспомнил о ждущих пациентах. – А теперь мне пора на работу, – продолжал он тем же равнодушным тоном. – Примерно в шесть мы отправимся поужинать, а потом назначим дату свадьбы.

– В шесть, – повторила Селина.

Рид кивнул и ушел.

Селина свалилась на ближайший стул – ноги отказались держать ее. Она только что согласилась выйти замуж за почти незнакомого человека. «Да, но ведь я собиралась родить ребенка от человека, которого даже не видела в глаза», – напомнила она себе. Разумеется, она даже вообразить не могла, что разделит ложе с ушедшим мужчиной. Лицо Рида Прескотта возникло перед глазами Селины, и ее охватила новая волна беспокойства.

Мигание лампы над дверью кабинета привлекло ее взгляд. Поднявшись на дрожащие ноги, она отправилась узнать, кто пришел, но, прежде чем смогла сделать шаг, в кабинете оказалась ее тетя. Адель Уорли было уже за пятьдесят; несмотря на полноту, она выглядела по-прежнему миловидной. Адель так и не вышла замуж. Говорили, что в юности она была помолвлена с военным. Он погиб, а Адель не стала искать ему замену – вместо этого она занялась шитьем. Теперь нижний этаж ее дома занимал единственный в городе магазин одежды, и Адель преуспевала, продавая готовые и сшитые ею самой платья.

– Я встретилась на крыльце с доктором Прескоттом, – начала Адель, прикрыв за собой дверь. Всё еще беспокоясь, что их могут подслушать, она перестала говорить и принялась объяснять жестами: – Ты действительно намерена родить ребенка из пробирки?

Селина усмехнулась неловкой попытке тетушки пошутить.

– Нет. – Она хотела было рассказать тете о предложении Рида Прескотта, но вместо этого произнесла: – Я решила вначале поискать другие варианты.

Адель с беспокойством вгляделась в лицо племянницы.

– Признаюсь честно, я не могу понять, с чего вдруг тебе понадобился ребенок. Например, я вполне счастлива одна, я ничем не связана, могу уходить и приходить домой, когда захочу, и знать, что от меня никто не зависит. Конечно, вся наша родня идет ко мне, когда им надо выговориться, потому дома у меня никогда не бывает пусто. У меня есть ты и другие родственники, чтобы любить их и заботиться. Каждый должен жить своим умом, – она умоляюще взглянула в глаза Селины, – но я надеюсь, что муж будет одним из твоих «других вариантов».

Селина вновь хотела сообщить тете, что только что согласилась выйти замуж за Рида Прескотта, и опять не решилась.

– Так и есть, – удалось выговорить ей.

– Знаю, ты уже устала от уговоров, – продолжала Адель, жестикулируя и медленно выговаривая слова, чтобы убедиться, что Селина понимает каждое из них, – но мы любим тебя, желаем тебе только добра. Если ты все-таки отважишься стать матерью-одиночкой, мы поможем тебе. Но ты же знаешь – за твоей спиной неизбежно будут перешептываться, да и ребенку придется нелегко. Среди детей всегда есть такие, которым доставляет удовольствие издеваться над беззащитными, мучить их. Ребенок без отца будет для них удобной жертвой. Кроме того, всегда найдется немало ограниченных людей, которые станут с пренебрежением отзываться о тебе и твоем отпрыске, – так уж устроен мир.

– Знаю, – ответила Селина. Именно по этим причинам ее решимость ослабла. Но она действительно устала вести одни и те же разговоры с каждым из родственников. Она взглянула на часы. – Через пятнадцать минут здесь появится шестой класс школы… – начала она.

Адель удержала ее за руку.

– Знаю, знаю – меня выставляют. – Ободряюще улыбнувшись Селине и давая ей понять, что ничуть не обижена, Адель крепко обняла племянницу и ушла.

Селина грустно вздохнула. Она так и не рассказала тете о помолвке с Ридом Прескоттом, потому что это событие казалось нереальным. Он даже не поцеловал ее… Внезапно Селину охватил страх: что, если в физическом отношении они не подойдут друг другу?

Чувствуя, что у нее начинает раскалываться голова, Селина застонала. «Подумаю об этом позднее», – пообещала она себе, встала и вышла из кабинета.

Назначенный срок наступил, и два часа подряд Селина размышляла только о предложении Рида Прескотта. Вышагивая по гостиной, она выглянула в окно и увидела, что по дорожке к дому приближается он сам. Селина обвела его взглядом – от широких плеч до крепких длинных ног. Впечатление силы, которое создавала его фигура, заставило сердце Селины забиться быстрее и вместе с тем прогнало беспокойство о физической несовместимости.

Но едва Рид подошел поближе и Селина разглядела мрачную усмешку на его лице, по телу пробежал холодок.

– Он передумал, – пробормотала она, испытав острый укол разочарования. Из гордости сохраняя равнодушный вид, она встретила Рида у двери.

Нервы Рида были натянуты до предела. Весь день он ждал, что кто-нибудь из пациентов начнет распространяться о его помолвке, – это было все равно, что ждать второго пришествия. Но ни один из пациентов и словом не обмолвился об этом.

– Поскольку вы, очевидно, никому не рассказали о нашей помолвке, означает ли это, что вы передумали? – спросил он, едва войдя в дом. Он попытался подобрать менее язвительные слова, но сейчас был не расположен деликатничать.

Выигрывая время для ответа, Селина оглядела его. Лицо Рида было непроницаемым. Селина не могла определить, имеет ли для него значение, изменила она решение или нет.

– Я никому не говорила об этом потому, что решила дать вам возможность еще раз обдумать свое предложение, – ответила она, и тут же честность побудила ее признаться: – И мне самой тоже хотелось подумать.

Рид почувствовал досаду. Он знал, как опасно проявлять перед Селиной свое раздражение. Она вела себя совершенно разумно. Рид с усмешкой подумал, что виновато вновь его мужское самолюбие.

– И теперь, когда у вас было время подумать, каково же ваше решение?

До сих пор Селина не знала, что скажет. Но теперь, видя, как двигаются его руки, и представляя, каким может быть их прикосновение, она ощутила, как пламя желания начинает разгораться в ней.

– Я решила, что лучше иметь ребенка от собственного мужа, чем ребенка без отца, – ответила она.

Удовлетворенная улыбка заиграла в уголках его рта.

– Отлично.

Селина изумилась, увидев, что Рид откровенно доволен ее решением.

– Вы действительно думаете, что наш брак окажется крепким? – спросила она, не скрывая своего удивления.

– Я уверен, что он продержится достаточно долго, чтобы позволить нам достичь своих целей, – ответил Рид.

– Практичная пара в деловом союзе, – сухо заметила Селина. Чтобы скрыть внезапный прилив сомнений, она криво улыбнулась. – Идеальное решение для нас обоих.

Риду понравилась ее улыбка – в ней чувствовалось озорство.

– Мы выстоим вместе, – произнес он, взволнованно жестикулируя.

Селина испытала возбуждение, смешанное со страхом. Думай об этом как о забавном приключении, приказала она себе.

– Или вместе потерпим поражение, – добавила она.

Рид испытал неожиданное дружеское чувство к этой кареглазой женщине.

– А теперь отметим помолвку. – Он широким движением предложил ей согнутую в локте руку. – Я заказал для нас столик на двоих у самого окна у Мэриголд Уэйнрайт.

Селина нервно усмехнулась, принимая протянутую руку. Мэриголд содержала большую старомодную гостиницу на окраине города. Летом там останавливались туристы и рыбаки. Зимой приезжали лыжники. О кулинарном искусстве Мэриголд был самого высокого мнения каждый, кто хоть раз обедал у нее. По этой причине круглый год зал гостиницы был переполнен как местными жителями, так и приезжими.

– Отличный выбор, чтобы перекусить и себя показать, – заметила Селина, садясь в машину Рида.

Он согласно кивнул и закрыл дверь.

Ужин прошел успешно, размышляла Селина пару часов спустя, допивая кофе. Они беседовали о еде, погоде, книгах, телепрограммах и видах спорта, которые нравились им обоим. В сущности, они приложили все усилия, чтобы выглядеть как и подобает паре на первом свидании, когда знакомство еще только начинается. Их действительно заметили: вдобавок к нескольким местным жителям, которые останавливались у их столика обменяться торопливыми приветствиями, сама Мэриголд оставила ненадолго кухню, чтобы осведомиться, устроил ли их ужин.

– К завтрашнему дню о нашем свидании узнает весь город, – сказала Селина, входя вместе с Ридом в гостиную своего дома.

– Как вы думаете, сколько должно продолжаться наше знакомство, прежде чем будет удобно объявить о помолвке? – спросил Рид, когда оба уселись – Рид на диван, а Селина на ближайший стул.

Новая волна беспокойства охватила Селину. Стараясь не поддаваться ему, она ответила:

– Бабушка Таппер говорила, что они с дедушкой были помолвлены через неделю после того, как начали встречаться. А по словам дедушки, он с первой встречи решил, что бабушка станет его женой. Ему понадобилось всего несколько дней, чтобы убедить ее в этом. Бабушка и дедушка Уорли дружили еще со школы. Они пообещали родителям, что поженятся только после того, как получат дипломы, и потому встречались почти три года. Мои родители до свадьбы были знакомы пару месяцев, затем расстались, снова стали встречаться через две недели и спустя месяц поженились.

Глядя на Селину, Рид ощутил нетерпеливое желание познакомиться с ней поближе. Он признался, что ему будет трудно сохранять расстояние между ними каждый вечер. Я слишком долго прожил один, решил он, а вслух заметил:

– Поскольку мы оба знаем, чего хотим, нет причин откладывать нашу свадьбу на длительный срок. Полагаю, мы можем последовать примеру ваших бабушки и дедушки Таппер. Прошло уже четыре дня с тех пор, как я впервые побывал у вас. Подождем еще неделю и объявим о помолвке.

На этот раз возбуждение и беспокойство захлестнули Селину с головой, неудержимо нахлынув как девятый вал. Решительно собрав все силы, Селина ответила:

– Это меня устраивает.

– Какую свадьбу вы предпочтете – шумную или тихую? – знаками спросил Рид.

Прежде, до того как она навсегда распростилась с надеждой найти мужа, Селина не раз думала о том, какой будет ее свадьба.

– Мне бы хотелось венчаться в церкви, в свадебном платье моей матери, – ответила она. – И чтобы в церкви были все мои родные. В остальном мне все равно.

Рид подавил облегченный вздох. Он надеялся, что Селина не выберет шумную многолюдную свадьбу. Селина – довольно разумная женщина, решил он.

– Тогда отметим свадьбу в узком семейном кругу, – предложил он. – Я приглашу своих родителей, а Дока попрошу быть шафером.

Селина ощутила, как недавно проглоченная еда тяжелым камнем лежит в желудке. Они действительно обсуждали свадьбу! Она по своей воле согласилась на предложение Рида, но теперь вновь вспомнила, что едва знакома с ним. Он порядочный человек, иначе Док не стал бы предлагать его мне в мужья, напомнила она себе. Кроме того, вряд ли они проживут вместе всю жизнь. Он просто поможет ей родить и вырастить ребенка, а она станет женой, необходимой для заключения контракта со Смитами.

Рид что-то сказал, вмешиваясь в череду ее мыслей, и Селина принялась следить за его знаками. Она уловила слова «уходить» и «завтра тяжелый день», а потом увидела, как Рид поднялся.

Селина проводила его до двери.

Остановившись, чтобы пожелать ей спокойной ночи, Рид понял, что хочет поцеловать ее. Он сдерживал свое нетерпение слишком долго. Вероятно, меня ждет разочарование, напомнил он себе, но это было бы к лучшему. Ему не нравилось собственное влечение к Селине. Всего-навсего физический позыв, усмехнулся он, забывая о беспокойстве, которое вызывал у него вид Селины. Твердо решив не выдавать своего влечения, Рид взял Селину за руку и вывел на веранду.

– Пожалуй, мне следует поцеловать вас здесь, на освещенной веранде, чтобы это сумели разглядеть ваши соседи, – заметил он.

От руки Рида по всему телу Селины расходился возбуждающий поток. Едва он объявил о своих намерениях, как у нее снова подкосились ноги. Ты ведешь себя, как девчонка, одернула себя Селина. Но когда Рид отпустил ее руку и ладонью поднял за подбородок голову, она ощутила его близость каждой клеточкой тела.

Рид подумал, что еще никогда он не прикасался к такой нежной коже. Он запустил пальцы в волосы Селины и заглянул в карие глубины ее глаз.

Голубые глаза Рида напомнили Селине о цвете неба в жаркий летний поддень. У нее громко заколотилось сердце, и Селина испугалась, что Рид может услышать этот стук.

Рид уловил промелькнувшее неуверенное выражение на ее лице, которое сменилось вспышкой желания. Ему польстило неравнодушие Селины. Нагнувшись, он поцеловал ее, и вкус мягких губ показался ему слаще, чем у любой из женщин, которых он знал прежде.

Селине показалось, что все ее тело охвачено огнем. Еще никогда в жизни она не ощущала такого сильного возбуждения.

Мускулы у Рида невольно напряглись, когда он сжал объятия. Он хотел ощутить ее всем телом. Держи себя в руках, приказал он, потрясенный силой желания внести ее в дом и продолжить поцелуй, не опасаясь ничьих взглядов. Наконец, заставив себя разжать руки, он шагнул назад.

Все тело Селины воспротивилось такому предательству, ноги невольно понесли ее к Риду. Ей пришлось заставить себя остановиться. Теперь понятно: должно быть, точно так же мотылька тянет к пламени, подумала она, еще слыша торопливый стук собственного сердца.

Рид увидел, как в глазах Селины отразилось его собственное желание.

– Недели свиданий и еще одной недели для приготовлений к свадьбе должно хватить, – произнес он, сопровождая слова решительными жестами – так, по крайней мере, его руки были заняты и ослабевало желание вновь обнять ее.

– Да, – еле слышным шепотом согласилась Селина.

– Завтра я буду у вас в шесть, – произнес Рид, отвернулся и зашагал к машине, добавив самому себе: «И постараюсь, чтобы мы все время оставались на виду у людей». Ему совсем не нравилось влечение к этой женщине. Это чувство не продлится долго, уверял себя Рид. В доказательство он припомнил своих родителей и их браки. Очевидно, за любовь они принимали вот такое же вожделение. Но он хорошо понимал – этот огонь должен вскоре угаснуть.

Селина прислонилась к стене дома, глядя, как уезжает Рид. Она слышала о подобном влечении к мужчинам, но всегда считала, что это преувеличение. А теперь она поняла, что ошибалась. Ее сердце по-прежнему дико колотилось, внутреннее пламя ярко пылало. По крайней мере, в этом браке у меня не будет проблем с ребенком, напомнила себе Селина.

ГЛАВА ПЯТАЯ

– Сегодня утром мне трижды звонили, чтобы узнать насчет тебя и доктора Прескотта, – сообщила назавтра Адель Селине, пока они сидели у Селины на кухне, ожидая, когда сварится кофе. Адель появилась у своей племянницы ни свет ни заря. – Одна особа положила глаз на Рида Прескотта с тех пор, как он появился в городе, и была совсем не рада узнать, что вы с доктором часто бываете вдвоем. Она хотела услышать, что доктор общается с тобой только по делам, что он изучает твои способности. Однако два других моих собеседника заявили, что вы прекрасно подходите друг другу – целительница и врач.

Селина застонала. Если вспомнить, что ее репутация целительницы – больная мозоль для Рида, он пришел бы в ярость, если бы узнал о таких разговорах. Возможно, даже отказался бы от брака.

Адель пристально взглянула в глаза племянницы.

– Значит, доктор Прескотт – один из тех «вариантов», о которых ты мне говорила?

– Да, – ответила Селина, не зная, останется ли ее заявление неизменным хотя бы до полудня.

Адель сурово нахмурилась.

– Надеюсь, ты собираешься выйти за него замуж, а не просто соблазнить, иначе его репутация пострадает так же, как твоя.

Селина улыбнулась, представив себя в роли соблазнительницы, а уж мысль о том, что она способна соблазнить Рида Прескотта, совсем развеселила ее. Если бы ему не была нужна жена, если бы она не стремилась найти мужа, а Док не предложил бы им пожениться, вряд ли Рид думал бы о ней иначе чем с раздражением.

– Обещаю: прежде, чем родить от него ребенка, я выйду за него замуж, – заверила она тетю.

Адель заметно повеселела. Внезапно замигавшая лампочка сообщила о прибытии новых гостей.

– Ставлю пять долларов, что это твои бабушки, – уверенно заявила Адель.

– Я никогда не держу безнадежных пари, – отозвалась Селина, убежденная в правоте Адель.

– Мы ненадолго, – сообщила Эдна Уорли, входя на кухню в сопровождении Гейл Таппер. Резко остановившись, Эдна повернулась к внучке и спросила: – Мы хотим знать, какой была встреча с доктором Прескоттом – деловой или личной?

– Личной, – ответила Селина и увидела облегчение на лицах обеих бабушек.

– Надеюсь, это означает, что ты передумала становиться матерью-одиночкой, – жестами показала Гейл.

Селина кивнула.

– Да, конечно. – Она решила, что пора приготовить родственников к будущей помолвке. – Я только что просила Адель посмотреть мамино свадебное платье и переделать его, если это понадобится.

Облегчение на лицах женщин сменилось изумлением.

– А ты уверена, что это не чересчур торопливое решение? – спросила Эдна. Затем, понимая, что она только произнесла эти слова вслух, она повторила их жестами.

– Просто я усвоила все, что вы мне говорили, – со сдержанным нетерпением ответила Селина. Она знала, что ее любят и хотят ей только добра, и понимала, что одна из причин ее нетерпения состоит в том, что она не уверена в необходимости такого брака. Тем не менее это решение было наиболее приемлемым. Повернувшись, к бабушке Таппер, она добавила чуть мягче: – Вы с дедушкой сразу поняли, что созданы друг для друга.

– Нет, это знал твой дедушка, – поправила Гейл. – А я поняла только через неделю.

Еще сохраняя на лице недоверчивое выражение, Эдна Уорли заметила:

– Доктор Прескотт всегда казался мне человеком, который как следует подумает, прежде чем принять решение.

Селина беспечно, как ей казалось, пожала плечами.

– Вероятно, ему понадобится не более недели, прежде чем он будет готов объявить о нашей помолвке, но я убеждена – он питает ко мне такие же чувства, как и я к нему. – Видя, как все три женщины обменялись встревоженными взглядами, Селина ощутила себя виноватой. – Не беспокойтесь, – быстро добавила она, – ничего страшного, если мои надежды не оправдаются.

– Ты всегда рассуждала здраво. Уверена, ты выдержишь все, что бы ни случилось, – ответила Гейл Таппер, и тревога на ее лице заставила Селину поверить: бабушка убеждала скорее саму себя, чем ее.

– Иногда надежды заканчиваются разочарованиями, – предупредила Эдна с едва заметными жестами, словно она не хотела говорить об этом, но исполняла свой долг.

– Со мной все будет в порядке, – заявила Селина, – что бы ни случилось.

– Вот что-то и случилось, – вслух добавила она вечером, видя, как по дорожке к дому идет Рид. Его походка была напряженной, губы крепко сжаты.

– Похоже, свидания со мной укрепили веру в ваши способности целительницы, – заметил Рид, гнев которого выдавало и выражение лица, и резкие жесты. – Полагаю, в глазах жителей Смитсшира моя женитьба на вас будет равнозначна выдаче медицинского диплома. Пожалуй, мне придется сменить табличку на двери кабинета: «Рид Прескотт, доктор медицины, и Селина, целительница».

– Это значит, что вы решили расторгнуть наше соглашение? – спросила Селина.

Подавив резкий вздох, Рид молча разглядывал ее несколько минут. Именно об этом он размышлял весь день. Но сейчас он был не в силах отвести от нее глаз – Селина выглядела еще более манящей, чем прежде. Кроме того, ему была нужна жена.

– Нет – ответил он. – Это не поправит дела. По крайней мере, женившись, я смогу присматривать за вами.

Селина ответила ему решительным взглядом.

– Присматривать за мной совершенно незачем.

Рид обнаружил, что жаждет большего, нежели просто смотреть на нее, – он хотел заключить ее в объятия и поцеловать. Я веду себя, словно распущенный подросток, решил он. Ладно, брак быстро излечит его от этого недуга, при условии, что Селина еще согласна выйти за него, добавил Рид, видя сердитые искры в ее глазах.

– Извините, – произнес он, широко жестикулируя. Уже умерив жесты, он добавил: – День выдался трудным. Только сегодня я понял, скольких людей интересует мое семейное положение.

Гневное выражение на его лице сменилось усталостью, и Селина разглядела на нем несколько новых морщинок. Она испытала прилив сочувствия, но тут же убедила себя, что Рид этого не заслуживает. Однако его недовольство она могла понять. Сегодня у нее в библиотеке побывало больше посетителей, чем обычно приходило за целый месяц. Некоторые из них не посещали библиотеку уже несколько лет. Каждый из посетителей ухитрился упомянуть в разговоре имя Рида и напомнить, что их видели вдвоем. К концу рабочего дня Селина сдерживалась с трудом.

– Я привыкла к тому, что здесь каждый считает своим долгом вмешиваться в чужие дела, – произнесла она, – но человеку, привыкшему к независимости, вынести это слишком тяжело.

– Спасибо, что вы меня поняли, – ответил Рид, с трудом веря, что его не вышвырнули вон.

Но он успел напомнить себе, что ребенок нужен Селине не меньше, чем ему – медицинская практика.

В этот момент он выглядел таким усталым, что Селина испытала внезапное желание утешить его. У него не было даже желания приходить сюда, напомнила она себе и все же сказала:

– Я приготовлю что-нибудь поесть – пожалуй, для одного дня довольно наших совместных появлений на людях.

Рид не стал спорить. Одна мысль о множестве любопытных взглядов заставила его содрогнуться.

– Мне бы не хотелось причинять вам лишнее беспокойство. Можно принести какую-нибудь еду из кафе, – предложил он.

– Для меня это не беспокойство, – ответила Селина, удивляясь тому, насколько велико ее желание позаботиться о Риде. Попытавшись скрыть свое беспокойство шуткой, она добавила: – Кроме того, люди сочтут, что вы явно поспешили, если до помолвки не отведаете моей стряпни.

Благодарный за ее попытку утешить его, Рид усмехнулся.

– Что же будет, если ваша стряпня мне не понравится?

– Вам придется научиться готовить самому, – ответила Селина и направилась на кухню.

– Для этого у вас слишком соблазнительная походка, леди, – пробормотал Рид ей вслед. – Она способна заставить мужчину покорно глотать даже отраву.

Дрожь пробежала по спине Селины, она словно чувствовала, как Рид наблюдает за ней. Оглянувшись через плечо, она заметила, как блестят его глаза, и уловила движение губ.

– Вы что-то сказали? – спросила она.

– Всего лишь подумал вслух.

Желание спросить, о чем он подумал, было довольно велико, но победила робость. Селина никогда не была сильна в шутках или флирте. Кроме того, может быть, он думал о другой женщине, которую она напомнила ему об этом Селина решительно не хотела знать. Пожав плечами, словно считая мысли Рида его личным делом и ничуть не интересуясь этим, она ушла на кухню.

Неважно, о ком он думает, если он рядом со мной. Этот человек необходим мне всего-навсего для достижения моей цели, убеждала себя Селина, открывая холодильник и вытаскивая замороженные цыплячьи грудки.

Позднее этим же вечером она была вынуждена признать, что «всего-навсего» – отнюдь не точное выражение.

Он появился на кухне вскоре после того, как Селина принялась готовить мясо, и предложил свою помощь. Он скептически следил, как Селина расправляется с замороженным цыпленком.

– Я обязательно разморожу вашу порцию прежде, чем подавать ее вам, – пообещала Селина.

Он неловко усмехнулся.

– Полагаю, следует предоставить вам свободу действий, – ответил он и уселся за стол.

Эта усмешка понравилась Селине. Она и не подозревала, что циник доктор Прескотт способен на такое беззлобное лукавство. Кроме того, ей понравилось, что он не стал спорить. Мужчины, которые считают своим долгом во всем давать указания, действовали ей на нервы. По крайней мере, хорошее начало, отметила она.

За едой он время от времени прерывался, обмениваясь с ней вежливыми замечаниями и отпуская комплименты по поводу ужина, но, несмотря на попытки расслабиться, Селина чувствовала себя скованно. Стоило ей взглянуть на Рида, и у нее вспыхивало воспоминание о прикосновении его губ, а затем появлялись мысли о предстоящей брачной ночи. К тому времени, как с едой было покончено, ее нервы были натянуты до предела. Она решительно отказалась от предложения Рида помочь ей убрать со стола и вымыть посуду. Сообщив, что для этого он выглядит слишком усталым, Селина отправила его в гостиную – читать газету и отдыхать.

– Придется научиться расслабляться в его присутствии, – заметила она себе, убирая со стола и составляя посуду в посудомоечную машину. На лбу ее собрались морщины. Однако она не поддалась желанию надолго спрятаться в кухне: оставив посуду на вечер, она направилась в гостиную.

Там она обнаружила, что сидящий с газетой на диване Рид заснул. Он так устал, что даже не проснулся, когда Селина сняла с него туфли и осторожно положила его ноги на диван.

Это к лучшему, утешила себя Селина. Она сможет посидеть рядом с ним, пока он спит, и привыкнуть к нему.

Прошло почти два часа. Селина сидела в кресле напротив дивана и пыталась сосредоточиться на газетных строчках. Но ее глаза просто скользили по ним, и наконец она отложила газету, принявшись разглядывать спящего Рида. Любопытно, он выглядел так, словно задремал у себя дома. Селину охватило неожиданное желание лечь с ним рядом, тесно прижавшись. Она вновь вспомнила его поцелуй, и пламя внутри разгорелось ярче.

Нет, «необходим для достижения цели» – совсем неверное определение. Подростком Селина пережила пару романов, но прошло уже немало времени с тех пор, как мужчина возбуждал в ней желание. Она уже начинала беспокоиться о том, что мало-помалу становится фригидной. Но Рид Прескотт избавил ее от этих опасений. Она вновь задумалась о предстоящей брачной ночи, и ее возбуждение перебилось новым страхом. Что, если он окажется невнимательным партнером? Если станет рассматривать их отношения просто как удовлетворение потребности? Но если у нее будет ребенок, остальное неважно, напомнила себе Селина.

Она взглянула на часы – время близилось к десяти. Как стрелку компаса тянет обратиться на север, так и ее взгляд потянулся к Риду. Он совсем не красив, попыталась убедить себя Селина, встревоженная тем, как всецело Рид завладел ее вниманием.

Встряхнувшись, она поднялась, приблизилась к дивану и осторожно взяла Рида за плечо. Это прикосновение опять вызвало в ней опаляющую волну.

Рид пробудился мгновенно. К собственному удивлению, сон освежил его.

– Простите, я, кажется, задремал, – позевывая, извинился он и тут же сопроводил слова жестами.

– Вам необходим отдых, – ответила Селина, делая шаг назад, чтобы сохранить дистанцию. Несмотря на то, что она с облегчением убедилась в отсутствии у себя фригидности, собственное влечение к Риду еще пугало ее.

Он взглянул на часы и заметно смутился.

– Да, я действительно должен извиниться – похоже, я проспал довольно долго.

Селина пожала плечами.

– Мы провели тихий домашний вечер – подобный тем, какие выпадают на долю каждой супружеской пары, – и пережили его, – ответила она. – Но теперь, думаю, вам пора уходить.

Рид кивнул и поднялся на ноги.

– Спасибо за ужин, – жестами поблагодарил он. Направляясь к входной двери, он взял Селину за руку и повлек за собой, повторяя себе, что прощальный поцелуй должен состояться только под присмотром соседей. Но тут же сам посмеялся над собой – ему действительно хотелось поцеловать Селину.

На веранде Рид привлек Селину к себе. Она была такой же нежной и сладкой, как предыдущим вечером. Едва она прижалась к Риду, как ошеломляющее нетерпение полностью завладело им. Встревоженный силой своего влечения, он с трудом разжал руки и ушел.

Но еще более тревожным признаком, признался себе Рид, садясь в машину, было то, что он сумел отлично отдохнуть за несколько часов сна. Он припомнил времена своей юности. Ему довелось жить во множестве домов, но ни один из них не был таким уютным, как дом Селины. Он криво улыбнулся.

– Я просто никогда не жил в доме, где мне не приходилось бы отвоевывать себе место, – пробормотал он. Он ожидал испытать хотя бы намек на это в доме Селины, но ошибся. – Это потому, что я уже знаю – я здесь на своем месте, мы оба выигрываем от этой сделки. – Он глубоко вздохнул. Предстоящий брак вовсе не пугал его. И он не тревожился о последствиях, которые неизбежно возникли бы при таких отношениях.

Селина проводила Рида взглядом, вернулась в дом и сложила оставшуюся посуду в машину. Работая, она не могла избавиться от мыслей о том, как выглядел спящий Рид. Включив машину, Селина вернулась в гостиную и устроилась в кресле.

Оглядывая уже пустой диван, она задумалась, хватило бы ей смелости лечь рядом с Ридом, будь они уже женаты. И захотела бы она этого, добавила она, вновь наполняясь тревогой в преддверии брачной ночи.

Она поднесла руку к губам, еще помнящим о поцелуе. Если его любовь будет хотя бы наполовину похожей на поцелуй, этого ей хватит.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Итак, сегодня разрешатся все мои сомнения, думала Селина, пытаясь справиться с новой волной паники. Прошло примерно две недели с того вечера, когда Рид заснул на ее диване. Через несколько дней после этого они объявили о своей помолвке и назначили свадьбу на следующую среду.

В понедельник на этой же неделе к Селине пришли с телефонной станции. До сих пор единственным телефоном в ее доме был телефонный аппарат для глухих, установленный в гостиной. Подобные аппараты имелись у дедушек, бабушек и тети Алели. Аппарат выглядел как миниатюрная пишущая машинка с маленьким, в одну строку, экраном над клавиатурой, на котором появлялись сообщения. Однако Рид пожелал иметь еще один телефон, в спальне, чтобы принимать ночные звонки, а также на кухне.

Вчера он перевез вещи в дом Селины. Проснувшись утром, она долго стояла, глядя на развешанную в шкафу одежду Рида. Ее мрачные предчувствия смешивались с нервозным возбуждением.

К тому времени, как прибыли бабушки и тетя Адель, чтобы помочь Селине одеться для церемонии, она кое-как сумела успокоить трясущиеся руки. Теперь она была уже полностью одета, гости собрались в холле, готовясь к шествию в церковь.

Адель внимательно оглядывала Селину, добавляя к ее наряду последние штрихи.

– Надо, чтобы все было как полагается, – говорила она. – Нельзя ничего забывать.

– По-моему, мы вспомнили обо всем, – сказала Эдна Уорли, осматривая Селину со всех сторон. – Свадебное платье твоей матери – положенная по традиции «старая» вещь. Платок с вышитыми Гейл датами твоей свадьбы и именами – «новая». Жемчужные серьги Адель – «одолженная», а голубое кружево на подвязке – «голубой» предмет туалета.

– Пенни! Мы забыли «счастливое пенни в туфельку»! – воскликнула Гейл Таппер.

– Кажется, у меня где-то было одно, – ответила Адель, роясь в кошельке.

Внезапная мысль осенила Селину. Пенни, найденное ею в палисаднике в тот день, когда Рид Прескотт впервые появился у ее дома, еще лежало на подоконнике в кухне. С того дня события понеслись так стремительно, что она совсем забыла про грязную монетку, сунутую в карман. В субботу она нашла ее на дне стиральной машины. Вынув монетку, Селина вновь положила ее в карман, но в следующий раз вспомнила о ней, когда готовила ленч. Боясь вновь забыть про пенни, она вытащила его и положила на подоконник. На монетке заиграло солнце, и Селина улыбнулась. Ее клад, вновь подумала она, оставляя монету на месте.

– У меня есть пенни, – сказала она и, прежде чем кто-нибудь успел ответить, быстро прошла на кухню. – Ты была со мной, когда в моей жизни впервые появился Рид Прескотт, – прошептала она медной монете. – Он собирается пробыть со мной подольше, чем хотел, и ты здесь можешь пригодиться. Знаю, по обычаю ты приносишь удачу в денежных делах – невеста, у которой есть счастливое пенни, будет купаться в роскоши и никогда не будет испытывать затруднений. Но богатство меня не интересует. Лучше принеси мне ребенка. – Она сунула пенни в туфельку. Не желая показаться эгоисткой, быстро добавила: – А Риду помоги заключить контракт – это будет удача для нас обоих, для каждого по-своему.

Селина с облегчением вздохнула. Было уже далеко за полдень, церемония давно закончилась. Фотограф сделал снимки, и она, Рид и родственники отправились принимать гостей. Это событие должно было состояться в зале Братства, примыкающем к церкви, здесь же был накрыт обед. В конце концов, как бы поспешно ни был заключен этот брак, в нем соблюли все традиции городка. Кроме, разумеется, самих причин брака, поправилась мысленно Селина.

– Надеюсь, вы не против, если я пролью слезинку-другую теперь, когда фотографии уже сделаны, – заявила Шери Комански, мать Рида, изящно всплакнув. – Все было так чудесно!

Селина заставила себя улыбнуться. Рид объяснил ей, что его мать склонна к чувствительности, и Селина быстро поняла, что слово «склонность» здесь было явным преуменьшением.

Мать Рида оказалась настоящей красавицей. Она была изящно сложена и высока. Тщательно уложенные белокурые волосы выглядели идеально, маникюр и макияж сделаны не менее профессионально, чем у фотомодели. В день своего прибытия, вчера, она была одета в черные кожаные брюки, словно обливающие ноги, тесную блузку с низким вырезом, черный кожаный жилет и черные туфли на четырехдюймовых каблуках. Остальной ее гардероб оказался столь же сексуальным. Селина была вынуждена признать, что в свои пятьдесят два года Шери Комански выглядит едва ли на тридцать, а ведет себя – словно шестнадцатилетняя девочка.

Мысленно Селина вернулась ко вчерашнему вечеру. Рид уехал по срочному вызову, и его не было в церкви, когда его мать явилась на репетицию брачной церемонии. Но Адель и Селина находились в церкви. Наклонившись к Селине и подчеркивая выразительными движениями губ каждое слово, Шери объяснила, что она и ее нынешний муж, Билл, чуть было вовсе не пропустили репетицию.

– В сущности, мы чуть не пропустили и сам Смитсшир, Билл… – она помедлила, чтобы взять за плечо молчаливого, невысокого и полноватого пятидесятипятилетнего мужчину, – не заметил поворота. Мы уже пересекли границу Вермонта и направлялись к Канаде, прежде чем он послушался меня и повернул обратно. – Заметив, что Адель стоит рядом и знаками объясняет ее слова Селине, Шери широко улыбнулась и обняла Адель за плечи. – Назначаю вас моим официальным переводчиком, – сообщила она Адель и, обняв другой рукой Селину, добавила: – Мы будем неразлучны. Я хочу получше узнать будущую жену моего сына.

И Шери осталась верна своему слову – разумеется, в собственной манере. Она завладела большей частью времени Селины до и после репетиции, однако говорила главным образом о собственных замужествах.

– Я так чувствительна, – с преувеличенным вздохом закончила она рассказ о знакомстве и замужестве с Биллом. – Я совершенно не способна сдерживать чувства – они постоянно вы ходят из повиновения и несут меня за собой.

Селина подметила скептическую усмешку Адель, пока Билл горделиво распространялся о своих талантах современного донжуана и способности покорить женщину одним-единственным взглядом.

Не в силах сдержать любопытство, несколько раз Селина порывалась завести разговор о Риде. Когда отец Рида сообщил, что не сможет присутствовать на церемонии, она была разочарована. Рид никогда не рассказывал о своем прошлом. Наутро после того, как они объявили о помолвке и бабушки Селины принялись расспрашивать о семье Рида, Селина поняла, как мало она знает о будущем муже. Обычно она гордилась тем, что не вмешивается в чужую жизнь. Но это был совершенно особый случай. Для женщины вполне естественно желание узнать о детстве своего супруга. Но в разговоре с Шери Селина узнала о Риде не больше, чем от самого Рида. Каждый раз, когда Селина заговаривала о Риде, его мать заявляла что-нибудь вроде «Рид всегда был на редкость спокойным и серьезным мальчиком», а затем принималась рассказывать о собственных проказах – видимо, чтобы подчеркнуть, как не похож на нее сын.

Несколько раз в течение вечера Рид пытался перебить их беседу и освободить Селину от общества матери, но Шери была настойчива. Наконец Селина знаками объяснила, что не против беседы с Шери, и Рид оставил их в покое.

Этим утром, когда Адель, бабушка Таппер и бабушка Уорли расселись вокруг кухонного стола в доме Селины, попивая кофе и обмениваясь женскими разговорами, ожидая, когда подойдет время отправляться в церковь, Адель предсказала, что Шери попытается стать центром внимания на церемонии.

– Если я еще хотя бы раз услышу, насколько она «чувствительна», я взбешусь, – произнесла Эдна Уорли, покачивая головой.

– Могу поручиться, эта женщина не знает различий между любовью и похотью, – вынесла суровый приговор Гейл Таппер.

Селина ничего не сказала, но теперь она стала лучше понимать, почему Рид столь невысокого мнения о браке.

Адель оказалась права насчет попытки Шери привлечь к себе общее внимание. Шери без стеснения рыдала на протяжении всей церемонии. Принимая гостей, она перед каждым из них извинялась за испорченный макияж, объясняя, что не в силах сдержать слезы – «ведь церемония была так прелестна!». Затем она добавляла, что это напомнило ей о собственном последнем замужестве, и после этого начинала бесконечный рассказ о свадьбе с Биллом. В конце концов, она задержала фотографа на двадцать минут, чтобы подправить макияж.

Но теперь фотографирование было закончено, и гости двинулись в зал. Шери шла справа от Селины, воодушевленно щебеча, пока Адель передавала жестами ее слова. Внезапно лицо Адель исказилось гримасой, и она показала жестами:

– Снова она завела волынку о своей чувствительной натуре! Клянусь, я готова удавить ее садовым шлангом.

Селина понимающе улыбнулась тете и вдруг заметила, что Адель покраснела. Оглянувшись через плечо, Селина увидела смущенное выражение на лице Рида и поняла, что он прочел знаки Адель.

Адель быстро принялась передавать слова Шери, но Селина не улавливала ни одного из них. До сих пор Рид выказывал только равнодушие к поведению собственной матери, иногда изображал сдержанное удивление. Но теперь Селина поняла, что под этой маской он прячет смущение. Селина решила, что сейчас Рид нуждается в участии, незаметно взяла его за руку и пожала ее.

Рид догадывался, что не только тетушке Адель хотелось бы удавить его мать садовым шлангом и потребовать немедленного расторжения брака, так как Шери разошлась вовсю – в первый раз с тех пор, как появилась в Смитсшире. Но Селина попыталась поддержать его – должно быть, она уже сгорает от желания иметь ребенка, напомнил он себе. Однако благодарно улыбнулся.

У Селины упало сердце при виде его мягкой усмешки. Шери оказалась забыта, Селина вновь почувствовала себя так, словно осталась наедине с Ридом, и нервно боролась с желанием. В этот момент они вошли в зал, и их окружила толпа родственников и друзей. В последующие несколько часов Селине приходилось только жевать, принимать поздравления, резать свадебный пирог и отвечать на пожелания.

Наконец. Адель коснулась ее плеча.

– Тебе пора раздать букет, а Риду – снять подвязку, и вы вдвоем уйдете, – показала она.

Селина словно задеревенела. Она настояла на том, чтобы побыть в зале еще немного, затем заметила обеих бабушек, беседующих с Шери, – на лицах старых женщин было написано терпение, достигающее последнего предела. Кивнув, Селина замерла, а Адель постучала по бокалу, чтобы привлечь внимание гостей.

Раздавая букет, Селина испытывала неловкость от своей искусственной улыбки. Но когда Рид начал снимать ее подвязку и прикоснулся пальцами к ее икре, это теплое прикосновение мгновенно возродило пламя. Если только я сдержусь и не выскочу из постели с истерическим воплем, все будет хорошо, уговаривала себя Селина.

Она не раз повторяла себе эти слова, направляясь вместе с Ридом к дому. Тем не менее все ее тело оставалось напряженным. Она уже привыкла жить среди тишины, но сейчас молчание между ней и Ридом казалось более ошеломляющим, чем когда-либо прежде.

– По-моему, свадьба прошла неплохо, – произнесла она, делая попытку завязать разговор.

– Да, – отозвался он, кивнув.

Селина выругала себя: Рид должен был следить за дорогой и держать обе руки на руле, потому он вынужден был ограничиваться только краткими «да» или «нет». Такого разговора, пожалуй, ей было недостаточно, чтобы расслабиться.

По крайней мере, ехать осталось совсем немного, подумала она, видя, как машина сворачивает на ее улицу. Осторожно, чтобы не испортить свадебного платья матери, она выбралась из машины прежде, чем Рид обошел машину и помог ей. Селина направилась к двери дома. Внезапно Рид взял ее за руку.

– Не так быстро, – произнес он. Отпустив ее руку и прибегая к языку жестов, он продолжал: – Может, причины нашего брака не совсем традиционны, но мы живем в городе, где традиции чтят и соблюдают – в том числе и наши соседи.

В следующий миг Селина обнаружила, что он взял ее на руки и понес к крыльцу. Запах крема после бритья наполнил ее неведомыми ощущениями. Несмотря на множество слоев одежды, разделяющих их, Селина чувствовала тепло его тела. У нее забилось сердце.

Когда они достигли двери, Рид поставил ее на ноги только на то время, пока отпирал замок. Затем, вновь подняв Селину, он перенес ее через порог.

Селина задержала дыхание, ожидая, что Рид поднимется с ней по лестнице, в их спальню. Но вместо этого он снова поставил ее на ноги.

Тяжело отдуваясь, Рид шагнул назад. Ему хотелось бы отнести ее прямо в постель. Но он обещал самому себе, Доку и двум дедушкам Селины, что будет вести себя терпеливо и сдержанно.

– Теперь я понимаю, почему люди уезжают в свадебные путешествия – подальше от дома, – произнес он, чувствуя, что должен что-то сказать и забыть о своем желании раздеть Селину прямо здесь, в холле. – Последняя неделя была суматошной. Я мог бы взять отпуск – жаль только, что уехать куда-нибудь нам так и не удастся. – От внезапно нахлынувшего гнева черты его лица исказились. – И потом, я должен извиниться за свою мать. Мне не следовало приглашать ее, но она пообещала помнить, что это твой праздник.

Селина испытывала разочарование, но при виде досады Рида оно сменилось сочувствием.

– Все было хорошо. Она – твоя мать, она должна была приехать. Жаль только, что твой отец не смог, – честно добавила Селина. За прошедшие несколько дней она сотни раз напоминала себе, что их брак – всего-навсего деловой союз.

Но теперь, познакомившись с матерью Рида, она не могла сдержать желание разузнать что-нибудь про его отца.

Рид равнодушно пожал плечами.

– Его слишком трудно удержать на одном месте, он любит работу, связанную с постоянными поездками. Наверное, именно поэтому он, в конце концов, развелся с матерью. Отец имеет обыкновение забывать, что у него есть дом.

Перед глазами Селины внезапно появился светловолосый мальчик, одиноко сидящий на крыльце пустого дома.

– Должно быть, у тебя было одинокое детство, – мягко произнесла она.

Рид похолодел. Он не ждал от нее сочувствия и не хотел его.

– Нет, в детстве я был независимым, – поправил он. – Так я научился самостоятельности, привык полагаться только на себя, и ни на кого больше.

Селина заметила холодный блеск гордости в его глазах.

– И никогда не подпускать людей слишком близко к своему сердцу, – добавила она жестами.

– Жить одному довольно удобно, – ответил Рид, всем видом показывая, что его вполне устраивает выбранный путь. – У меня хватает неприятностей на работе. Я с радостью предоставлю другим изображать из себя «поднос любви на колесиках», как называет мать свои кратковременные чувства.

То, как он передал жестами последние слова, подчеркнуло его отвращение. Решительное выражение его лица не оставило у Селины ни малейшего сомнения, что Рид никому не позволит задеть свое сердце.

– Настоящий сухарь, – заметила она.

Рид желал бы себе стать немного равнодушнее, когда дело касалось Селины. Едва они вышли из церкви, как в голову ему начали приходить непристойные мысли. За несколько последних минут его пыл слегка поубавился. Но, оглядев Селину, он обратил внимание на то, как мягко поднимается и опадает ее прикрытая кружевами грудь, и вновь подавил порыв подхватить ее на руки и отнести в спальню. Рид не мог припомнить, чтобы когда-нибудь желал женщину так же страстно. Эта страстность вызвала у него кривую усмешку.

– Нет, я не лишен желаний, – возразил он.

Селина заметила, как голубые глаза Рида потемнели и заблестели ярче.

– К счастью для меня, – добавила она.

– Ты выглядишь весьма соблазнительно, – знаками изобразил он, удивляясь, как это ему удается медленно двигать руками.

– И ты тоже, – ответила она и непроизвольно добавила: – Конечно, без одежды я тебя еще не видела… – Она тут же вспыхнула, понимая, что произнесла.

Ухмылка Рида стала еще шире. Он решил, что в смущении она выглядит прелестно.

– Это приглашение?

Говоря, он жестикулировал, и, видя его руки, Селина не могла избавиться от мысли о том, каким будет их прикосновение к телу. Ей не терпелось убедиться, что они такие же теплые и нежные, как его губы, но одновременно она тревожилась все сильнее.

– Полагаю, да, – ответила она, стараясь говорить весело. В конце концов, она вышла замуж за Рида только затем, чтобы иметь ребенка.

Риду хотелось поверить ей, однако он привык отмечать Малейшие нюансы в поведении пациентов и по ним определять, откровенны ли они. Вот и сейчас он заметил смущение в ее глазах. А может, я просто сильнее нервничаю, чем решаюсь признаться, подумал он. Прежде он убеждал себя, что Селине просто нужна его помощь, чтобы произвести на свет ребенка. Но теперь ему хотелось, чтобы эта помощь доставила ей удовольствие. Должно быть, я самолюбивее, чем думал, поддразнил он себя. Внезапно его осенило.

– Как насчет нескольких партий в стрип-покер? – предложил он.

Селина заморгала. Неужели он захотел сыграть в карты?

Возможно, мысль не слишком удачна, решил Рид, видя потрясенное выражение на лице Селины.

Но как только первое удивление прошло, Селина признала, что игра в раздевание поможет ей расслабиться в присутствии Рида.

– Отличная мысль, – ответила она.

Неожиданно Рид представил себе Селину, сидящую рядом в одном кружевном белье. Вероятно, игра будет действительно забавной, но терпение может его подвести – притом весьма скоро, решил Рид, когда Селина принесла колоду карт.

– Полагаю, лучше всего для игры подойдет спальня, – заявила Селина.

Рид кивнул.

– После вас, – показал он церемонным и широким жестом в сторону лестницы, низко кланяясь.

Поднимаясь по лестнице, Селина чувствовала, как дрожат ее ноги. Спокойнее, приказала она себе. В спальне она прошла прямо к кровати и уселась на нее, поджав ноги и расправив вокруг себя подол платья.

Когда Рид устроился рядом, Селина перетасовала карты.

– Пяти карт хватит? – спросила она.

Рид кивнул, и Селина начала сдавать карты.

Первую партию выиграл Рид, и ей пришлось снять вуаль. Вторую выиграла Селина, и Рид расстался с пиджаком.

Следующей была очередь его туфель.

– Забавно, – призналась Селина при очередном проигрыше, вынимая из волос шпильку.

– Все шпильки считаются за одну, – заупрямился Рид, потянулся и помог Селине освободить волосы из прически в стиле Габриэль Ратленд, на которую утром было затрачено не менее двух часов. Когда пепельные пряди каскадом упали на плечи Селины, Рид склонился и легко поцеловал ее, а затем заставил себя отстраниться и заняться картами.

Задача оказалась труднее, чем он предполагал, признался себе Рид. Селина была еще полностью одетой, а он уже с трудом сдерживался, чтобы не обнять ее.

Тепло его губ манило Селину, аромат крема произвел настоящий хаос в ее мыслях. Внезапно ее охватило нетерпение. Когда Рид проиграл следующую партию и снял галстук, это нетерпение усилилось.

– Почему бы нам теперь просто не вынимать по карте из колоды? Старшая карта выигрывает, – предложила она.

Рид заметил блеск в ее глазах и улыбнулся.

– А если карты окажутся одинаковыми, мы оба будем что-нибудь снимать, – добавил он.

Селина согласно усмехнулась.

Она проиграла первой и сбросила туфли, рассеянно заметив, что пенни при этом закатилось под кровать.

– Следующим будет платье, – предупредил Рид.

Как ему удается придать жестам такой эротический оттенок, удивлялась Селина, посмеиваясь. Но когда она вновь проиграла, напряжение возросло. Стоя у кровати, она с вызывающим видом попыталась расстегнуть крохотные пуговки на спине, но пальцы решительно отказывались слушаться ее.

– Кажется, тебе понадобится помощь, – заметил Рид. Он знал, что должен держаться подальше, но Селина действовала так медленно, что внезапно у Рида возникло опасение, что с платьем она провозится до полуночи.

Селина кивнула.

Рид встал и принялся расстегивать пуговицы. Покончив, с застежкой у ворота, он расстегнул молнию ниже, на спине, и платье стало падать на пол. Не в силах устоять, Рид нагнулся и поцеловал Селину в только что обнажившееся плечо – оно было теплым и сладким на вкус.

Селина вздрогнула от наслаждения. Повернувшись к Риду, она заметила:

– Услуга за услугу: если в следующий раз ты проиграешь, я расстегну тебе рубашку.

Неужели она не понимает, насколько опасна для мужчины? Рид думал об этом, видя, как платье соскользнуло на пол, обнажая кружевное белье. Он был вынужден, признать, что реальность оказалась значительно лучше его фантазий, и потому поспешно отступил и сел на край постели.

Сняв платье и повесив его в шкаф, Селина заметила, какими глазами смотрит на нее Рид – казалось, он согревал ее взглядом. Ей захотелось, чтобы он поцеловал ее во второе плечо.

Она вернулась к кровати и взяла карты. На этот раз проиграл Рид. Наклонившись вперед, Селина начала расстегивать пуговицы его рубашки и придвинулась ближе, когда тепло его тела обожгло ей кончики пальцев. Наконец последняя пуговица была расстегнута, и Селина сняла с него рубашку. Он держится молодцом, одобрительно подумала Селина. Желая проверить свое предположение, она провела ладонью по его плечам. Под ее рукой мускулы напряглись, выдавая силу, и пламя внутри ее мгновенно вспыхнуло еще ярче.

– Ты многим рискуешь, – заметил Рид, пока Селина продолжала свои исследования.

Радуясь новым ощущениям, Селина обратила внимание на его заросшую жесткими волосами грудь. Заметив, что губы Рида зашевелились, она замерла и вопросительно взглянула на него.

– Ты что-то сказал?

– Я сказал, – повторил он, сопровождая речь жестами, – что ты испытываешь мое терпение.

Селина видела, как ее собственное желание отразилось в его голубых глазах.

– Знаю, терпение – добродетель, – заметила она, – но бывают случаи, когда оно становится помехой.

Рид отметил, что на этот раз в ее поведении не было и тени смущения. Он склонился, целуя жилку на ее шее и ощущая, как тепло передается его губам. Выпрямившись, он собрал карты и отбросил так, что они пролетели лентой через всю комнату. Повернувшись, он произнес:

– Я выиграл – и теперь могу раздеть тебя.

Селина рассмеялась.

– Как проигравшему, мне полагается только смотреть, как ты раздеваешься, или можно помочь?

Рид усмехнулся.

– Как пожелаешь.

– Я подумаю об этом, – ответила Селина, изображая глубокую задумчивость.

Селина Уорли оказалась гораздо игривее, чем он предполагал, решил Рид, приступая к своей задаче. И гораздо сексуальнее, добавил он.

Новая волна беспокойства закружила Селину, когда Рид начал раздевать ее, но мгновенно исчезла при виде одобрения в его глазах. Его ловкие пальцы доставляли Селине наслаждение, его прикосновение излучало силу, завораживающую и восхищающую ее. У нее застучало сердце, чувство умиротворения смешалось с возбуждением. Окончательно потеряв терпение, она начала торопливо расстегивать пояс Рида.

Всеми силами стараясь двигаться медленно, Рид обнял ее и прижался к ее губам в долгом, настойчивом поцелуе. Никогда еще Селина не ощущала такой тесной близости с другим человеком. Она запустила пальцы в волосы Рида и изогнулась всем телом.

Рид застонал от удовольствия. Покрывая ее тело поцелуями, он снял с Селины белье.

Селина улыбнулась, заметив страстный блеск в его глазах, и начала раздевать его. Ей казалось, что, увидев Рида в первый раз обнаженным, она застыдится или, по крайней мере, ощутит неловкость, но этого не случилось. Ей было любопытно, но одновременно это доставляло ей удовольствие.

Чувствуя, что ее тело жаждет слиться с телом Рида, Селина взяла его за руку и потянула к кровати.

Зная свои возможности, Рид понял, что промедления не смог бы вынести. Принимая ее не высказанное предложение, он без смущения последовал за Селиной.

Когда они легли, его прикосновения стали еще интимнее, и на краткий момент Селина ощутила трепетный страх. Он сделал решительную попытку овладеть ею, и все мысли, кроме наслаждения, улетучились из ее головы.

На следующее утро Селина мягко усмехалась, собирая разбросанную одежду. Брачная ночь принесла ей больше удовольствия, чем она надеялась. Луч солнца высветил медную монетку под кроватью.

– Счастливое пенни, – произнесла она, улыбнувшись еще шире. Может, стоит оставить его здесь? В конце концов, главное ее желание – чтобы интимная сторона их брака оставалась счастливой. С другой стороны, пенни может потеряться, стоит оставить его на полу. Решив пойти на компромисс, Селина сунула монетку под матрас.

Она взглянула в сторону ванной. Рид принимал душ, и она представила себе его обнаженным, покрытым каплями воды. Уже знакомое тепло стало нарастать внутри ее тела. Хотя желание присоединиться к Риду было велико, Селина не хотела выдавать его. Но в конце концов, она – жена Рида, он согласился стать отцом ее ребенка. Решив, что уборка комнаты подождет, Селина шагнула в ванную.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Селина сидела на веранде, наслаждаясь летним вечером. Проходила пятница, Селина была замужем уже два дня. Несмотря на то что им с Ридом не удалось покинуть город на время медового месяца, четверг они провели вдвоем, устроив себе выходной. Ленивая улыбка заиграла на губах Селины, когда она вспомнила восхитительный вчерашний день, начавшийся с общего душа. Рид не стал возражать, когда она пожелала присоединиться к нему. Прошедшая ночь и сегодняшнее утро были ничуть не хуже. Рид оказался удивительно пылким любовником. Одной мысли о нем было достаточно, чтобы вновь воспламенить в ней желание.

Прикосновение к плечу напомнило Селине, что тетя Адель сидит в кресле рядом с ней. Заметив, что Селина обернулась, Адель проговорила с усмешкой:

– Похоже, замужество тебя устраивает.

Селина кивнула с глуповатой улыбкой. Едва она вернулась домой, как прибыла Адель с известием о том, что Рид задержится на работе. Сын Миллера упал, и его травма требовала неотложной помощи.

– Рид заказал для своего кабинета телефонный аппарат для глухих. Не сегодня-завтра его должны доставить, – произнесла Селина, слегка вспыхнув под пристальным взглядом тети. – Тогда он сможет общаться со мной по телефону, и тебе не придется бегать сюда, чтобы сообщать, когда он задерживается на работе.

– Но для меня это совсем не трудно, – заверила ее тетя Адель и улыбнулась шире. – Как приятно видеть тебя такой счастливой!

На краткий миг Селина ощутила острый испуг. Она действительно была счастлива, но понятия не имела, сколько продлится это счастье. Игра в семейную жизнь могла надоесть Риду – возможно, уже надоела. Как только контракт на аренду кабинета будет подписан, а она забеременеет, Риду будет незачем оставаться с ней. Селина решила твердо выдержать разрыв, когда придет время. А пока она старалась жить только одним днем.

– Я и в самом деле счастлива, – ответила она.

– Это несомненно, – рассмеялась Адель.

Внезапно внимание Адель отвлеклось. Проследив за ее взглядом, Селина увидела медленно приближающийся по улице красный автомобиль – незнакомый, в городе таких не было. В ответ на вопросительный взгляд Селины Адель только пожала плечами: вероятно, она тоже не узнавала эту машину.

Машина остановилась перед домом Селины, и из нее выбралась миловидная брюнетка, стройная, но не худая, одетая в свободную блузу, летние хлопчатобумажные слаксы и сандалии. Женщина вытащила из машины пакет в подарочной упаковке. Пока она проходила через калитку и приближалась к веранде, Селина успела заметить проблески седины в каштановых волосах, и поняла, что женщина старше, чем кажется на первый взгляд. Вероятно, ей уже под пятьдесят, решила Селина, разглядев незнакомку поближе.

Женщина помахала рукой, и. Селина поняла по ее губам, что она здоровается и произносит:

– Я ищу Рида и Селину Прескотт.

Женщина взглянула на листок бумаги, который держала в свободной руке, и ее губы вновь задвигались, но сейчас ее лицо было опущено, и Селина не поняла ни слова. Она взглянула на тетю.

– Да, вы не ошиблись. Это здесь, – проговорила Адель.

Селина встала.

– Я – Селина, – сказала она.

Приветливо улыбаясь, женщина взошла по ступеням веранды, однако на ее лице сохранялось недоуменное выражение.

– Отец Рида говорил мне, что вы не слышите…

– Я могу разбирать слова по губам, – ответила Селина и кивнула в сторону Адель. – Это моя тетя Адель. Если вы будете говорить помедленнее, она повторит ваши слова знаками – чтобы я поняла вас правильно.

Женщина улыбнулась Адель.

– Я думала, что у них еще продолжается медовый месяц, и хотела оставить пакет у кого-нибудь из соседей.

– К сожалению, мы не могли бросить работу, – ответила Селина, уловив большинство сказанных женщиной слов без помощи Адель.

Женщина обернулась к ней, любопытство и дружелюбие светились в ее глазах.

– Я – Джоанна Льюис, вторая жена Эрика Прескотта, отца Рида. Можете называть меня Джо. – Она протянула руку. – Рада с вами познакомиться.

Любопытство просто разбирало Селину, когда они пожимали друг другу руки. Сильнее, чем когда-либо прежде, ей захотелось узнать о прошлом Рида. Ты сделаешь ошибку, если будешь слишком много думать о нем, уже в сотый раз предостерегла она себя. Она вновь приказала себе думать о Риде просто как об отце ее будущего ребенка. Но возможность узнать о его прошлом была слишком соблазнительна, чтобы упускать ее. Кроме того, если он действительно будет отцом моего ребенка, я обязана знать о его прошлом, решила она, – на случай, если ребенок когда-нибудь будет расспрашивать о нем.

– Я тоже рада познакомиться с вами, – ответила она.

– Эрик с трудом выдерживает семейные торжества. Получив сообщение о свадьбе Рида, он попросил меня выбрать подарок и отправить его вам, – произнесла Джо, протягивая Селине пакет. – Он так и не решил, что выбрать, и потому я нашла подарок по своему вкусу. Это вафельница. Помню, когда Рид приезжал к нам погостить, я часто пекла вафли, а он поглощал их в огромном количестве.

– Спасибо, – поблагодарила Селина, принимая подарок. В первый раз ей удалось услышать о том, какую еду Рид любил в детстве. Внезапно она представила себе светловолосого мальчугана, с широкой улыбкой сидящего за кухонным столом перед блюдом вафель.

– Эрик также просил меня извиниться за то, что он не смог присутствовать на свадьбе, – продолжала Джо. – Ему понадобилось уехать на автогонки, куда-то на Запад – точно даже не помню, куда. Этот человек постоянно находится в движении. Сейчас он работает механиком в обслуживающей команде одного из роскошных гоночных автомобилей, а перед тем уезжал куда-то на буровую станцию в море – там был взрыв нефти. Когда мы впервые познакомились и поженились, он увязался за командой водолазов, которая искала затонувшие сокровища у побережья Флориды. Сокровища так и не нашли, и он отправился на Аляску, за золотом. – Она покачала головой. – Получается, что когда я хочу с ним увидеться, то вынуждена искать его по всей стране.

Селина припомнила слова Рида о том, что его отец не любит подолгу бывать дома, – теперь ей казалось, что этому человеку вообще не нужен дом.

– Наверное, трудно быть замужем за таким человеком, – произнесла она.

Джо кивнула.

– Вы правы. Но я знала, что он за человек, когда выходила за него. Когда-то я надеялась изменить его, а следовало бы прислушаться к словам матери. Она часто говорила, что переделать мужчину – все равно что изменить цвет волос. Корни все равно остаются прежними: проходит некоторое время, и их снова становится видно.

Селина уловила одобрительное выражение в глазах Адели, когда та заканчивала передавать жестами последнюю фразу. Тем временем Джо помолчала, покачивая головой, словно сокрушаясь над собственной глупостью.

– Во всяком случае, как только я поняла, что в душе он навсегда останется мальчишкой, мы стали расставаться добрыми друзьями и видимся время от времени, – продолжала Джо с извиняющимся выражением. – Он просил меня приехать на свадьбу, но дело в том, что я терпеть не могу Шери. Никогда еще не видела такой самовлюбленной женщины.

Селина поняла, что оба родителя Рида чрезвычайно эгоистичны.

– Спасибо вам за чудесный подарок, – сказала она. – Надеюсь, вам не пришлось делать большой крюк, чтобы навестить нас?

Джо пожала плечами.

– Нет. Сейчас я живу в Делавэре, но собиралась навестить друзей в Вермонте. – Она робко улыбнулась. – По правде говоря, мне было любопытно увидеть, каким стал Рид.

– Он изменился в лучшую сторону, – с твердым убеждением произнесла Адель прежде, чем Селина сумела ответить.

Джо улыбнулась.

– Рада слышать это. Я всегда чувствовала себя виноватой перед ним. Его родители развелись, когда Риду не было и пяти лет. Разумеется, Рид остался с матерью, а она немедленно подкинула его на воспитание к бабушке. Когда Риду было десять лет, его бабушка умерла, и Шери осталась с ребенком на руках. Она тут же разыскала Эрика и сообщила ему, что, по ее мнению, мальчику нужен отец. В конце концов, они договорились о том, что девять месяцев в году, во время занятий в школе, он будет проводить с матерью, а на лето мальчика будет забирать к себе Эрик. Как раз в это время мы с Эриком решили пожениться – полагаю, он вспомнил, что мальчику необходим нормальный дом. Эрик пытался проводить дома то время, пока Рид был с нами. Но как я уже говорила, Эрик не тот человек, которого можно удержать на одном месте. Во всяком случае, в то лето, когда Риду исполнилось пятнадцать, я твердо решила: как только мальчик уедет, я тоже ни дня не останусь в этом доме. Я изо всех сил старалась развлечь Рида. Эрик в основном отсутствовал, но мы с Ридом проводили вместе немало времени. Помню, как он пришел ко мне на кухню за несколько дней до того, как ему предстояло возвращаться к матери. Он выглядел встревоженным, и я спросила его, что случилось. И тогда он попросил разрешения остаться у нас. Глаза Джо погрустнели.

– Я рассказала Риду о том, что хочу расстаться с его отцом. Я любила мальчика и понимала, что ни Шери, ни Эрику нет дела до того, останется он со мной или нет. Но я не могла взять на себя такую ответственность. Я собиралась вновь начать самостоятельную жизнь. Рид ничего не ответил, только кивнул и вернулся в свою комнату. Через два дня он уехал, и после этого мы с ним не виделись. – Она тут же оживилась. – Но Эрик говорил мне, что Рид стал врачом.

– И очень хорошим, – подхватила Селина. Она понимала, почему эта женщина отказалась оставить у себя мальчика, но вместе с тем ощутила, что этот отказ был еще одной каплей, заставившей Рида стать циником.

Джо улыбнулась.

– Он всегда был смышленым мальчиком.

Селина поняла, что за несколько прошедших минут она узнала о Риде больше, чем за все предыдущие дни, проведенные с ним. И, как призналась она себе, ей хотелось знать еще больше.

– Рид сегодня вернется домой попозже, – объяснила Селина. – А я готовлю тушеное мясо. Буду рада, если вы останетесь поужинать с нами, тогда у вас будет шанс увидеться с Ридом. – Понимая, что эта женщина, ближайшая родственница Рида со стороны отца, она добавила: – Если хотите, вы можете переночевать здесь.

– Я уже сняла комнату в гостинице «Уэйн-райт», – ответила Джо. – Но буду рада остаться на ужин.

Когда все три женщины вошли в дом выпить чего-нибудь холодного, Селина поняла, что немного нервничает, она не знала, какой будет реакция Рида при виде гостьи. Он так отчаянно охранял свое прошлое, что вполне мог принять визит Джо за попытку вторгнуться в его личную жизнь. Но даже если бы Селина не интересовалась детством Рида, хотя бы из вежливости ей следовало пригласить Джо на ужин. В конце концов, эта женщина проделала долгий путь, чтобы увидеться с ними.

Адель продолжала выполнять обязанности «переводчика», и потому Селина и Джо беседовали без труда. Адель точно знала, чего хочет Селина, и сама начала задавать вопросы о детстве Рида. По крайней мере, любопытство проявляю не только я, подумала Селина, пытаясь избавиться от чувства вины.

По мере того как Джо делилась с ними воспоминаниями, в голове Селины начал вырисовываться портрет ребенка, вынужденного стать самостоятельным с самого раннего возраста. Этот образ стал еще выразительнее, когда Джо рассказала о поездке с Эриком и Ридом в горы.

– В то время Риду было только одиннадцать лет, – говорила Джо, – но я никогда еще не встречала более самостоятельного ребенка. По утрам он сам разжигал костер и варил кофе. Однажды, когда мы заспались допоздна, он даже спустился к ручью и наловил к завтраку рыбы.

Когда Джо закончила рассказ, Селина подняла голову и увидела Рида, стоящего на пороге гостиной. Она словно знала, что он пришел, и это удивило ее. Селина не могла слышать, как он вошел, – значит, каким-то другим образом ощутила его присутствие.

– Мне всегда льстило, что я так рано научился стоять на собственных ногах, – произнес Рид, сообщая о своем присутствии Адель и Джо.

Селина увидела гордость в его глазах, когда он передавал слова резкими, решительными жестами. Он научился не только стоять на собственных ногах, подумала она, – он научился вообще обходиться без чужой помощи.

– Твой отец просил меня приехать и привезти вам подарок, – объяснила Джо, поднимаясь.

Селина уловила только первые несколько слов, потом женщина отвернулась от нее. Селина быстро взглянула на тетю, и та начала знаками передавать разговор между Ридом и Джо. Разговор был дружеским, заметила Селина и, чтобы убедиться в этом, время от времени поглядывала на Рида. На его лице сохранялось вежливое выражение, изредка он улыбался. Селина вздохнула с облегчением, поняв, что Рид не сердится на нее.

Селина настояла, чтобы Адель также осталась на ужин, пока она была здесь, Рид и Джо могли беседовать, не прерываясь, чтобы передавать свои слова Селине. Но когда Адель попыталась одновременно есть и изображать знаками, беседу Рида и Джо, Селина почувствовала себя виноватой. У Адель почти не оставалось времени, чтобы переместить еду с тарелки в рот. В конце концов, Селина знаками попросила Адель заняться едой, но та торопливо ответила, что сидит на диете, и продолжала жестикулировать.

К концу ужина Селина поняла, что теперь знает больше о Джо, нежели о Риде. В основном разговор между ними велся о Джо, о том, чем она занимается, или же о студенческой жизни Рида. Как только Джо заговаривала о его детстве, Рид вежливо, но твердо менял тему разговора.

Когда с ужином было покончено, Адель помогла Селине вымыть посуду, а Рид и Джо удалились на веранду, чтобы побеседовать наедине. Селина пыталась уверить себя, что их беседа ее нисколько не интересует. В конце концов, их брак с Ридом – скорее деловое соглашение, чем брак в принятом смысле слова. И все-таки она гадала, о чем могут говорить между собой Джо и Рид. Ты слишком много думаешь о нем, предостерегла себя Селина и обратила все внимание на мытье посуды.

– Благодарю за прекрасный ужин, – проговорила Джо, вставая с качалки, едва Селина и Адель вышли на веранду. – Конечно, некрасиво поужинать и сразу удирать, но долгая поездка утомила меня, а завтра я хочу встать пораньше.

Ничто в выражении лица женщины не говорило о том, что причиной ее поспешного бегства был разговор с Ридом, – Селина заметила это, когда Рид поднялся и жестами изобразил слова Джо. Гостья действительно выглядела усталой.

Джо покачала головой и с виноватой улыбкой повернулась к Риду.

– Как досадно – я приехала сюда, чтобы узнать о том, как поживаете вы, а кончила тем, что почти все время проболтала о себе.

Когда Адель закончила передавать Селине знаками то, что сказала Джо, Селина повернулась и посмотрела на Рида. Очевидно, он по-прежнему старался избегать разговоров о себе. Прикосновение к плечу заставило Селину повернуться к Адель.

– Мне тоже пора, – произнесла тетя.

Стоя рядом с Ридом на веранде и помахав рукой вслед обеим женщинам, Селина исподтишка поглядела на человека, за которого вышла замуж. До сегодняшнего дня она отказывалась признаться даже самой себе, как сильно желает узнать о нем побольше. Она вновь пожалела, что так и не познакомилась с отцом Рида.

– Как жаль, что твой отец не смог приехать сам, – произнесла она и тут же вспыхнула, понимая, что высказала мысль вслух.

Рид повернулся к ней.

– Вероятно, он бы тебе понравился, – ответил он с безучастным лицом, словно говорил о знакомом, к которому испытывал только равнодушие. – Он действительно умеет очаровывать женщин. Не знаю ни одного другого мужчину, который бы поддерживал такие хорошие отношения с бывшими женами. Кроме того, он умеет развлекать, знает множество историй.

Очевидно, Рид не чувствовал особой близости к отцу. Селина также была вынуждена признать, что, хотя по отношению к Джо Рид вел себя вежливо, между ними не ощущалось никаких родственных чувств. Но когда-то они были, по крайней мере, к мачехе, подумала Селина, вспоминая рассказ Джо о том, как Рид хотел остаться с ней и с отцом. Убеждая себя, что такая настойчивость непростительна, Селина не удержалась и сказала:

– Джо показалась мне удивительно милой.

– Я многим ей обязан, – отозвался Рид. – Она научила меня никогда не пытаться искать защиты у других – это был достойный урок. Спустя годы я узнал, что большинство людей живут сами по себе. Они позволяют другим вторгаться в свою жизнь только до тех пор, пока это совпадает с их планами и потребностями. Селина нахмурилась.

– Не все люди настолько холодны и эгоистичны, как ты думаешь. Конечно, эгоисты среди них встречаются, но не так часто.

Он горько улыбнулся.

– Может, ты и права, – согласился он. – Но как определить, каков тот или иной человек? Я предпочитаю не затруднять себя этим.

Селина смотрела, как он отвернулся и вошел в дом. Очевидно, он решил никогда и никому не позволять вторгаться себе в душу.

Селина испытала желание броситься за ним, убедить его, что можно рискнуть и позволить другим приблизиться, – игра стоила свеч. Войдя в дом, она обнаружила, что Рид сидит в гостиной, читая медицинский журнал, который пришел сегодня днем. На его лице было обычное решительное выражение. Остановившись на пороге, Селина мысленно посмеялась над собой. Мне следовало бы прислушаться к совету матери Джо – о пользе попыток изменить мужчину, подумала она. Особенно когда этот мужчина – Рид Прескотт. Если в жизни Селины и встречался когда-нибудь человек, твердо решивший жить сам по себе, то этим человеком был именно Рид.

Вспомни о вашей сделке, приказала себе Селина. Не позволяй себе даже думать, что этот брак будет чем-то большим, нежели деловое соглашение. Отвернувшись, она побрела вверх по лестнице.

Рид сидел, уставившись на страницу журнала. Он слышал, как вошла Селина, помедлила у двери и поднялась в спальню. Рид догадывался, что его представления о человеческой натуре не совпадают с представлениями Селины, но больше не желал обсуждать этот вопрос.

Появившись дома этим вечером и обнаружив здесь Джо, он ощутил раздражение – ее вид будил в Риде неприятные воспоминания. Тот случай, когда он попросил у Джо разрешения остаться с ней, был единственным случаем, когда он кого-либо просил о помощи, первым и последним. Рид поклялся, что больше никогда не позволит себе оказаться в таком затруднительном положении.

Однако за краткое время, проведенное с Селиной, он досадным образом привык к ее обществу. Даже сегодня, сидя в кабинете, он ловил себя на том, что вспоминает ее улыбку, видит ее сидящей на веранде по вечерам. Визит Джо напомнил ему о том, как опасно бывает полагаться на взаимоотношения с другим человеком. Он вздохнул – теперь он радовался ее приезду.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Через две с половиной недели после свадьбы с Ридом Селина сидела, уставившись на чашку с кофе. Было раннее утро, ее муж еще спал. Субботы были единственными днями, когда Рид мог отоспаться, и тогда он давал себе волю, оставаясь в постели до десяти часов. Селина же привыкла вставать рано. Но сегодня утром, проснувшись, она поднялась не сразу, она еще долго лежала в постели, глядя на спящего Рида.

Ей хотелось придвинуться поближе, оказаться в его объятиях, но время для физической близости было неподходящим. Кроме того, физическая близость – единственная причина ее стремления завладеть вниманием Рида в постели, напомнила себе Селина. Наслаждаться просто лежа рядом с ним – значит испытать жестокое разочарование в будущем. Прислушавшись к голосу рассудка, Селина поднялась, оделась и спустилась вниз.

Она посмотрела на обручальное кольцо. Важно было остаться эмоционально независимой от мужчины, спящего наверху.

Хлопок по плечу заставил Селину подскочить и обернуться. Рядом стоял Рид – босиком, без рубашки, облаченный только в джинсы, со встрёпанными волосами и небритый. Воспоминания о том, каким восхитительным было покалывание его щетины, наполнили Селину возбуждением.

– Тебе плохо? – спросил он, глядя на Селину с холодным изучающим вниманием врача, осматривающего пациента.

– Просто я не привыкла валяться в постели, – ответила она равнодушным тоном. – И поскольку это не ускорит беременности, я решила встать.

Рид понимающе кивнул. Он вынужден был признать, что испытал легкое разочарование, проснувшись в одиночестве, но сейчас одобрял ее деловое решение. Теперь, когда он убедился, что с Селиной все в порядке, можно было бы вернуться в постель, но эта мысль не привлекла его. Вместо этого он ощутил странное беспокойство.

– Поскольку сейчас мы не выполняем твою часть сделки, как насчет моей? – спросил он. – Мы могли бы одеться, позавтракать и прогуляться по городу.

– Так, чтобы ты выглядел счастливым главой семейства? – Эти слова прозвучали насмешливо, но в глубине души Селина пожалела о том, что это неправда. Она усмехнулась самой себе. Рид Прескотт – ограниченный циник. Она неосмотрительно позволила физическому удовольствию оказывать на нее слишком сильное влияние.

Некоторое время спустя, когда они шли по обсаженной деревьями улице к центру города, показное внимание Рида вызвало у Селины раздражение. Джералд Уокер, один из престарелых пациентов Рида, работал в саду, и когда Рид поздоровался с ним, терпение Селины лопнуло.

– Если ты действительно считаешь людей себялюбивыми и эгоцентричными, тогда тебе наплевать на своих пациентов. Зачем ты стал врачом? Наверняка не из-за денег. Док говорит, что ты очень талантлив, говорит, что тебя ждет успех. Ты мог бы начать практику в крупном городе и заработать кучу денег. Здесь тебе хватит на жизнь, но богатым тебе не стать.

Он сухо улыбнулся.

– Когда-то давно мне сказали, что медицина для меня – естественное, само собой разумеющееся занятие.

По сути дела, он признавался, что в юности с ним что-то произошло, – это признание потрясло Селину.

– Кто это тебе сказал? – спросила она.

Его скулы напряглись, словно он собирался отказаться от ответа, но он туг же резко произнес:

– Старый врач, который лечил мою бабушку. Она страдала провалами памяти, и потому он попросил меня следить, чтобы она принимала различные таблетки в правильной последовательности. Кроме того, она была больна диабетом, но отвергала любые попытки научить ее самой делать себе инъекции. В семь лет врач научил меня этому и сказал, что у меня есть способности. Конечно, таким образом я избавлял его от ежедневных визитов к нам. Во всяком случае, я обнаружил, что в школе мне больше всего нравятся естественные науки, а к тому времени, когда закончил школу, я уже мечтал заняться медициной. Сначала я хотел посвятить жизнь исследованиям, но затем обнаружил, что мне нравится определять болезнь и исцелять пациентов – по крайней мере облегчать их страдания.

Даже о своей бабушке Рид говорил деловитым, сухим тоном, заметила Селина.

– Значит, работу с пациентами ты считаешь своего рода гимнастикой для ума, – подытожила она, размышляя, как отнеслись бы жители Смитсшира к врачу, если бы узнали, что он о них думает.

Рид услышал неодобрение в ее голосе и ощутил досаду.

– Каждый из пациентов – отдельный вызов для меня, и моя цель – сохранить или вернуть им здоровье, насколько это возможно, – знаками объяснил он, горделиво расправляя плечи.

Селина признала, что это весьма деловой подход. К тому же Рид был отличным врачом, а она старалась не судить других. И потом, мысленно добавила она, нелепо придавать такое большое значение его убеждениям.

– Полагаю, большего от врача трудно пожелать, – сдержанно отозвалась она и протянула руку. – Мир?

– Мир, – знаком ответил он и пожал ей руку. Однако слова Селины еще тревожили Рида. С давних пор он заставлял себя не обращать внимания на то, одобряют или не одобряют его люди. Почему же мнение Селины теперь так раздражало его?

Селина взглянула на Рида, когда они свернули на Берч-стрит, ведущую к главной улице городка.

– Глядя на твой мрачный вид, люди могут решить, что ты уже жалеешь о браке со мной, – негромко произнесла она, почувствовав болезненный укол при мысли, что ее слова могут оказаться справедливыми.

– Да, это ни к чему, – еле слышно пробормотал он и изобразил принужденную улыбку. – А вот так? – знаками спросил он. – Как я выгляжу – как счастливчик, который обрел блаженство в браке, или как придурок, который ухмыляется без причины?

Селина заметила, что глаза его остались серьезными. Она уже собиралась сказать Риду, что у него вид человека, пытающегося сделать хорошую мину при плохой игре, когда внезапно в голубых глазах промелькнула насмешка.

– Конечно, только глупец может считать брак блаженством, – заметил он. – Так что в любом случае я выгляжу так, как и подобает.

– Есть множество людей, которые считают брак счастьем, и при этом они вовсе не глупы. К примеру, мои бабушки и дедушки, – ответила Селина, решив не отступать перед его циничными представлениями о мире.

– И ты хочешь, чтобы таким стал наш брак, не дожидаясь, когда появится настоящий, долгожданный муж? – заметил он.

– Полагаю, что поскольку до сих пор он не появился, то его просто не существует, – ответила Селина, высказывая догадку, о которой размышляла уже давно. Ей было досадно признавать это, но она всегда чувствовала себя одинокой, никогда не принадлежала к какому-либо кругу. Это обстоятельство она приписывала своей глухоте. Любопытно, внезапно подумалось ей, – она совсем не чувствует отстраненности от Рида. Они даже не были друзьями. Их взгляды на жизнь были диаметрально противоположны. Он окружил себя защитной стеной, не позволяя никому подойти к себе слишком близко. Однако между ними была какая-то связь. Это потому, что сейчас мы связаны, мы помогаем друг другу добиться своего, решила Селина.

Рид нахмурился, представив Селину с обезличенным «долгожданным мужем». Мысль о том, что она может быть близка с другим мужчиной, встревожила его. Должно быть, у меня еще сохранились представления пещерного человека о собственности, усмехнулся он.

Решив перевести разговор в нейтральное русло, Селина предложила:

– Можно купить молока.

Рид кивнул. Они приближались к главной улице города – довольно широкой, окружающей зеленый парк с фонтаном в центре. По другую сторону улицы, обращенную к парку, находились магазины, банк, почта и полицейский участок. В том же здании располагался муниципалитет.

– Доктор Прескотт! Селина! – окликнул их знакомый голос, едва Рид и Селина свернули на главную улицу.

Взглянув в сторону парка, Рид заметил Оливию Стюарт – она сидела на скамейке рядом со своим мужем, Брюсом. Рид слегка подтолкнул Селину и помахал старикам рукой.

Селина увидела, что Оливия знаками подзывает их к себе. Оливия и Брюс несколько недель назад уехали из города, и теперь Селина видела их в первый раз с тех пор, как они с Ридом объявили о своей помолвке. Пришла пора разыгрывать молодоженов, сказала она себе, изобразила приветливую улыбку и повела Рида к старикам, чтобы принять их поздравления.

– Внук привез нас в город сегодня утром, – объяснила Оливия, когда Селина и Рид сошли на мощеную дорожку, окружающую парк. – Сейчас он в парикмахерской. Я собиралась попросить его отвезти нас к вам домой попозже – мне хотелось поздравить вас.

– Спасибо, – отозвалась Селина.

Заметив, что жесты старой женщины скованны из-за артрита, Рид знаками передал ее слова Селине. Но когда Селина заговорила прежде, чем он закончил, Рид понял, что Селина с легкостью прочла слова Оливии по ее губам. Рид счел долгом поблагодарить Оливию и от себя.

После того как обмен любезностями был закончен, Оливия робко взглянула на Рида, распрямила спину и повернулась к Селине.

– Не могла бы ты осмотреть мои руки? – спросила она, протягивая их к Селине. – Они ужасно беспокоят меня, а боль в колене у Брюса не дает ему спать каждую ночь. – Оливия вновь повернулась к Риду: – Не хочу обидеть вас, доктор Прескотт, но ваши лекарства не помогают, а увеличивать дозу нам бы не хотелось. А уж кортизоновые уколы не нравятся ни одному из нас.

Рид сжал челюсти, а затем заговорил, сопровождая речь жестами для Селины:

– Если прикосновение Селины поможет облегчить боль без уколов, я рад за вас. Но не забывайте наведываться ко мне на регулярные осмотры и в тех случаях, когда вы чувствуете ухудшение.

Оливия нетерпеливо нахмурилась.

– Конечно, не забудем, Селина всегда напоминает об этом. – Внезапно она лукаво улыбнулась: – Пожалуй, вы так и не успели поговорить о нас, стариках.

– Да, не успели. – Рид мысленно напомнил себе, что надо расспросить Селину, сколько пациентов обращаются к ней постоянно.

Он хорошо скрыл свое недовольство, решила Селина, взглянув на Рида и видя только любезное выражение на его лице. Однако его гнев она чувствовала так же отчетливо, как боль в руках Оливии, когда смотрела на них. Она принялась осторожно массировать распухшие суставы до тех пор, пока жар, исходящий от них, не утих, а лицо Оливии не смягчилось.

– Спасибо, детка, – сказала женщина, ласково целуя Селину в щеку.

Селина ответила ей улыбкой и повернулась к Брюсу.

– А теперь посиди со мной, – предложил старик, указывая на скамью. Едва Селина уселась и положила обе руки на его правое колено, Брюс усмехнулся. – Ты – единственная, женщина, которой жена позволяет прикасаться ко мне, – добродушно рассмеялся он.

Селина тоже засмеялась. Эту шутку она слышала уже тысячу раз, но Брюсу она нравилась, а Селине было радостно видеть улыбку на его лице. Ощущая ладонями жар, она поняла, что старику действительно очень больно. Она начала легко массировать колено, и постепенно жжение утихло.

Выражение лица у Рида оставалось неизменным, но в душе он испытывал смешанные чувства. Он был рад, поскольку старикам прикосновение Селины явно помогло, но раздражала их твердая уверенность в способностях Селины. Ему хотелось объяснить, что боль проходит благодаря их вере, а не из-за массажа Селины, но понимал, что объяснения здесь бесполезны.

Главная улица становилась все оживленнее к тому времени, когда Селина и Рид попрощались со Стюартами и зашли в магазин Лэнгли. Рид наблюдал, как Селина отвечает на приветствия людей, как беседует с покупателями и кассиром.

Возвращаясь домой по Берч-стрит, Рид поглядывал на Селину. Пакет с покупками мешал ему жестикулировать, но это было даже кстати – Рид хотел выяснить, насколько хорошо Селина умеет читать слова по губам. Он подтолкнул ее и, когда Селина обернулась, выбрал тему, о которой Селина не смогла бы догадаться.

– Кажется, сегодня ночью будет звездопад.

Селина ждала, что Рид скажет что-нибудь о Стюартах, и удивилась, что его заинтересовали падающие звезды. Она скептически оглядела Рида.

– Кто это тебе сказал?

– Зебулон Лански, – ответил Рид, поражаясь, как Селина поняла его. – Пока ты разговаривала с Самантой Брэнт.

Селина задумчиво нахмурилась.

– В падении звезд есть какое-то волшебство.

Впервые Рид услышал, что звездопад кому-то кажется волшебным явлением. Вспоминая рассказы Дока об основании Смитсшира, он пристально взглянул на Селину. Может, Док знал горожан хуже, чем считал. Селина отвернулась, и Риду пришлось постучать ее по плечу, чтобы привлечь к себе внимание.

– Ты веришь в волшебство?

Неприятные воспоминания нахлынули на Селину.

– Когда я была маленькой, мама часто говорила мне, что каждый раз, увидев первую падающую звезду, я могу загадать желание и это желание исполнится. Но вместо того, чтобы каждый раз придумывать новые желания, я решила пожелать то, что считала самым важным. Каждую ночь я думала о счастье, а когда мне было пятнадцать лет, мои родители погибли и сама я лишилась слуха. – Она сжала зубы. – Нет, я не верю в волшебство.

Рид испытал одновременно и прилив сочувствия к ней, и облегчение. Вспоминая, какая боль отразилась на ее лице, он вновь коснулся ее плеча.

– До сих пор я и не подозревал, что ты отлично читаешь по губам, – произнес он, возвращая разговор к причине, по которой заговорил о звездопаде. – Мне казалось, что, если тебя окружают люди, знающие язык жестов, и помогают тебе общаться с теми, кто его не знает, ты почти не умеешь читать по губам.

– Я понимаю все, что говорят мне люди, которых я знаю всю жизнь, – ответила она на вопрос в его глазах. – Но большинство их этому не верит, и потому они говорят знаками, пишут мне записки, желая убедиться, что я их понимаю. Мне все равно. Так я себя чувствую лучше. – Она задумчиво нахмурилась. – А вот не знакомцев мне трудно понимать, особенно если они говорят с акцентом. Когда я с кем-нибудь знакомлюсь, обычно проходит некоторое время, прежде чем я привыкаю к их речи. – Говоря об этом, Селина внезапно сообразила, что речь Рида начала хорошо понимать по губам сразу же после знакомства. Она взглянула на его губы и вдруг вспомнила их восхитительное прикосновение к своим губам.

Ты слишком много думаешь о нем, пригрозила себе Селина и стала смотреть на тротуар под ногами. Слишком взволнованная, чтобы молчать, она пробормотала:

– А иногда приходится просто порыться в памяти – люди часто повторяют одно и то же. К примеру, Брюс Стюарт чуть ли не при каждой встрече шутит о том, что только мне Оливия позволяет дотрагиваться до его колена.

Рид вновь постучал ее по плечу.

– Вот об этом нам и надо поговорить, – произнёс он.

Селина пожалела, что вовремя не прикусила язык и не к месту вспомнила о Стюартах. Но, в конце концов, раньше или позже Рид завел бы этот разговор, и Селина философски решила, что лучше прояснить дело сейчас, нежели потом.

Они добрались до дома, и Рид пропустил Селину в дверь впереди себя. На кухне, убирая молоко в холодильник, Селина размышляла о том, что скажет ей Рид. Если он попытается запретить ей заниматься любимым делом, может разразиться настоящая ссора. Взяв себя в руки, Селина обернулась.

Уже зная о том, как хорошо Селина умеет читать по губам, Рид все же решил, что такой важный разговор следует сопровождать жестами.

– Ты должна понять, что ты – всего-навсего плацебо, – сказал он, отчетливо произнеся последнее слово, – да, плацебо, безвредный заменитель лекарства. Стюарты просто верят, что ты облегчаешь их боль, и боль утихает – но благодаря им самим, а не тебе.

Селине и прежде приходилось сталкиваться со скептиками. Бывали случаи, когда и ей казалось, что только вера помогает облегчить чужую боль. Но уверенность Рида показалась ей оскорбительной.

– Да, я согласна – сладкую пилюлю глотать гораздо легче, чем горькую, – отозвалась она.

Рид усмехнулся. Он не хотел оскорблять Селину в лучших чувствах, но поступал так, заботясь о пациентах.

– Я не говорю, что твои действия приносят какой-то вред, – добавил он, – просто хочу, чтобы ты поняла: ты должна направлять пациентов ко мне, чтобы они получили соответствующую помощь.

Селина усмехнулась ему в ответ.

– Об этом мы уже говорили, и я дала тебе слово, что никогда не сделаю попытки заняться исцелением.

Рид взволнованно провел рукой по волосам. Обычно он не придавал значения мнению людей о себе, но гнев Селины беспокоил его.

– Все равно, – подтвердил он, а затем не вольно добавил: – С Деброй Рэмси и ее ребенком все в порядке. Спасибо, что ты заставила ее прийти ко мне на прием.

Рид не мог поверить, что, в сущности, пытается успокоить ее. Я всего лишь не хочу, чтобы она выставила меня из спальни, уверял он себя. В конце концов, ничто человеческое не было чуждо ему, а их физическая близость доставляла удовольствие.

Селина не стала винить Рида за его сомнения. К тому же ссоры вряд ли помогут ей достичь цели, поставленной перед собой в браке, напомнила она себе.

– Я рада, что у нее все хорошо, – сдержанно ответила она, давая Риду понять, что мир между ними восстановлен.

Однако на следующее утро Селина с беспокойством обнаружила, что установившийся мир был всего-навсего кратким перемирием. Утро прошло довольно спокойно. Вместе с Ридом они побывали в церкви, а затем пообедали на ферме стариков Уорли вместе с Тапперами и тетей. Позднее, вернувшись домой, они устроились на веранде с газетами.

Селина только начала разгадывать кроссворд, когда у дома появилась Гарриет Калфоно со своей двухмесячной дочерью Карлой и четырехлетним сыном Сэмюэлом.

Заметив, что Рид отложил свою газету, Селина посмотрела в сторону улицы и увидела, как женщина открывает калитку и идет к дому вместе с детьми.

– Мы просто гуляли, и я решила навестить Селину, – сказала Гарриет, давая Риду понять, что явилась не за помощью. Она поднялась по ступеням веранды.

Снисходительно улыбнувшись, Рид вновь углубился в газету.

Подняв детскую коляску на половину ступеней веранды, Гарриет остановилась и поздоровалась с Селиной.

Селине нравилась Гарриет. Они учились в одном классе и были подругами до самого окончания школы. После того как Селина лишилась слуха, Гарриет одной из первых стала учиться языку жестов.

– Подожди, – остановила ее Селина, встала и помогла женщине втащить коляску на ступени.

Гарриет вынула малышку из коляски. Взяв девочку на руки, Селина заметила, что ее волосы еще слишком редкие, чтобы понять, какого цвета они будут потом, но, несомненно, она унаследовала карие глаза своего отца. А мальчик – копия своей матери, подумала Селина, улыбаясь ему. Сэмюэлу достались черные волосы и серо-зеленые глаза Гарриет, нос и рот той же формы, что и у нее. Гарриет взяла сына за руку, чтобы помочь ему одолеть ступени, а Селина прошла к пустым креслам рядом с креслом Рида.

Пока Селина усаживалась, Гарриет поздоровалась с Ридом. Селина видела, как Рид с улыбкой ответил женщине, взглянул на ее сына и вновь уткнулся в газету.

Хотя в поведении Рида не было ничего странного, Селина уловила беспокойство в дружеской улыбке Гарриет. Многие жители города до сих пор считают Рида чужаком, рассудила Селина, объясняя себе неловкость гостьи. Но как только Гарриет уселась, Селина заметила, что та держится скованно.

– Сэмюэл, похоже, подрос еще на дюйм с тех пор, когда ты приводила его в библиотеку на прошлой неделе, – проговорила Селина, пытаясь успокоить женщину.

Мальчик робко улыбнулся. Мать отпустила его руку, но вместо того, чтобы отодвинуться, он прижался к ее ногам.

Селина знала, что застенчивость не свойственна этому малышу – обычно он бывал резвым и непоседливым. Селина ждала, что Сэмюэл попытается поговорить с Ридом. Затем до нее дошло, что испуг мальчика вызван тем, что Рид – врач. В представлении многих детей врач непременно связан с уколами и потому оставляет неприятное воспоминание. Удовлетворившись этим объяснением, Селина вновь обратила внимание на Гарриет.

– И Карла растет не по дням, а по часам, – заметила она.

– Да, – Гарриет слабо улыбнулась.

Но даже в этой улыбке, вызванной мыслью о ребенке, была заметна ее нервозность.

– Как дела у Сэма? – спросила Селина, гадая, неужели состояние Гарриет вызвано какой-нибудь ссорой с мужем.

– У него все прекрасно, – ответила Гарриет, и на ее лице появилось выражение покорности судьбе. – Он сейчас на полпути в Калифорнию. Терпеть не могу, когда его нет дома так, долго, но тут уж ничего не поделаешь. Чего еще ждать женщине, которая вышла замуж за водителя грузовика? Я знала, на что иду, когда согласилась стать его женой, и не могу пожаловаться. Он прекрасный муж и отец. – Заканчивая говорить, Гарриет взглянула в сторону.

Проследив за ее взглядом, Селина заметила, что Рид сделал вид, что полностью увлекся газетой, явно не желая вмешиваться в женский разговор. Селина не могла избавиться от мысли, насколько естественно выглядит Рид, сидя на ее веранде, кажется, он провел в этом доме всю жизнь. Но он не собирается жить здесь, строго напомнила себе Селина. Ей надо просто последовать примеру Гарриет и ни на минуту не забывать о заключенной ими сделке. Заставляя себя не думать о Риде, она повернулась к Гарриет. Женщина явно испытывала неловкость.

– Может, стоило дождаться завтрашнего утра и прийти к тебе в библиотеку? – показала Гарриет жестами.

Селина встревожилась: неужели люди опасаются навещать ее только потому, что теперь в ее доме живет Рид?

– Я рада видеть тебя в любое время. Мы с Ридом любим принимать гостей, – заверила Селина и в подтверждение своих слов взглянула на Рида.

Отложив в сторону газету, Рид улыбнулся.

– Жаль, если мое присутствие отпугивает подруг Селины.

Гарриет залилась смущенным румянцем.

– Нет, дело не в этом… я хотела сказать, не в вашем присутствии. – Она опустила глаза, не глядя на Селину и Рида. – Мне так неудобно… как глупо было беспокоить вас в воскресенье…

– Вот уж не знала, что ты способна на глупости, – добродушно пошутила Селина, потянувшись и взяв Гарриет за руку, так как женщина встала, очевидно намереваясь уйти. – Скажи, что случилось?

Гарриет почти упала в свое кресло и обняла Сэмюэла.

– Теперь, когда Сэм уехал так надолго, а у меня столько хлопот с малышкой, боюсь, Сэмюэлу недостает внимания. Несколько дней назад он начал жаловаться на боль в животе – но его не тошнило, не рвало и тому подобное. – Она перевела взгляд с Селины на Рида. – Понимаю, он всего лишь хочет обратить на себя внимание, и, откровенно говоря, у меня нет денег, чтобы обращаться к врачам по поводу каждой мелочи. – Ее лицо затвердело. – И потом, я не хочу, чтобы он становился ипохондриком, как моя мать.

Селина была вынуждена признать, что среди ипохондриков города Пола Брэдли занимает первое место. Однажды бабушка Таппер обмолвилась, что эта женщина купила дом рядом с больницей только ради собственного удобства.

Гарриет вновь взглянула на Селину.

– Во всяком случае, я надеялась, что ты его посмотришь, потрогаешь его живот – просто, чтобы я убедилась, что он не болен, – неловко закончила она.

Селина взглянула на Рида, но тот сохранял невозмутимый вид, словно предоставляя ей полную свободу действий. Селина чувствовала себя так, словно ей был брошен вызов. Это положит конец миру, подумала она, подзывая к себе Сэмюэла.

– Знаю, мне не следовало приходить, – пробормотала Гарриет, с несчастным видом поглядывая на Рида и, очевидно, заметив, каким взглядом обменялся он с Селиной.

– Я всегда рада видеть тебя, Карлу и Сэмюэла, – заявила Селина и с ободряющей улыбкой протянула Карлу матери, вновь подзывая к себе Сэмюэла.

– Подойди, – подтолкнула его Гарриет, когда мальчик крепче прижался к ее ногам.

– Иди ко мне, Сэмюэл, – позвала Селина.

Мальчик робко приблизился и остановился перед ней.

– Где у тебя болит? – ласково спросила Селина, и мальчик указал на живот.

Селина осторожно провела ладонью по его животу и ощутила жар – с правой стороны, внизу. Здесь было что-то не в порядке. Продолжая улыбаться, чтобы не напугать ребенка, она обернулась к Риду.

– Чтобы знать наверняка, думаю, и врач должен посмотреть тебя, – сказала она мальчику.

Рид вопросительно приподнял бровь.

– Аппендикс, – быстро объяснила знаками Селина.

Он ответил ей скептическим взглядом, но тотчас обратил внимание на мальчика.

– Мы, мужчины, сейчас во всем разберемся. – Посмотрев на его мать, он добавил, не совсем сумев скрыть резкость тона: – Кроме того, когда моим пациентам нездоровится, я предпочитаю осматривать их сам. – Видя, как смущение на лице Гарриет сменилось тревогой, он выругал себя за несдержанность. – Уверен, мы что-нибудь придумаем, чтобы вы могли позволить себе визиты к врачу.

– Я просто не хотела понапрасну беспокоить вас… – неловко пробормотала Гарриет.

– Осмотр Сэмюэла для меня не беспокойство, – заверил Рид и отвел мальчика в сторону.

Как только он отвернулся, Гарриет коснулась плеча Селины.

– Значит, у Сэмюэла что-то серьезное? – тревожно спросила она, когда Селина обернулась.

– А вот это нам скажет доктор, – ответила Селина, глядя на малыша и Рида. К ее удивлению, Рид быстро нашел общий язык с Сэмюэлом. Между ними установилось почти товарищеское взаимопонимание, и, когда Рид поманил Сэмюэла к себе, мальчик послушался его без смущения.

Рид встал на колени на пол веранды и попросил мальчика лечь, а затем осторожно прощупал ему низ живота. Через несколько минут он обернулся к Гарриет.

– По-моему, возможен аппендицит. Думаю, необходимо доставить его в медицинский центр Гринфилда на обследование.

Гарриет побледнела.

– Так он в самом деле болен?

Селина увидела на лице женщины виноватое выражение, повернулась к Риду и прочла по его губам:

– Во многих случаях у детей аппендицит выявить невозможно, пока он не становится острым. Вы правильно поступили, придя сюда сегодня. Если диагноз подтвердится, у нас еще будет достаточно времени.

Селина поняла, что Рид знает, как надо вести себя с пациентами, когда после его слов с лица Гарриет исчезло виноватое выражение.

Рид коснулся плеча Селины.

– Я отвезу Гарриет в Гринфилд.

– Я поеду с вами, – сказала она, чувствуя, что Гарриет понадобится ее поддержка. Затем, повернувшись к подруге, спросила: – Кто-нибудь сможет пока побыть с Карлой?

– Я позвоню свекрови, – ответила Гарриет, быстро поднимаясь с кресла. – Моя мать этого не переживет.

Селина кивнула и провела подругу к телефону.

В последующие несколько часов у Рида не было времени поговорить с Селиной наедине. Они доставили мальчика в больницу, где выяснилось, что аппендикс действительно увеличен и требует немедленного хирургического вмешательства.

Теперь операция уже закончилась. Она прошла успешно, и Сэмюэл уже приходил в себя.

Отец и свекор Гарриет вместе с самой Гарриет и Селиной ждали в приемной больницы. Двое мужчин появились в больнице через несколько минут после того, как Рид, Селина и Гарриет привезли туда Сэмюэла. Мать Гарриет осталась дома.

– Она с трудом переносит всякие неожиданности, – сказал отец Гарриет, чтобы объяснить отсутствие жены. – Стоило ей узнать новость, и она совсем сникла. Я пообещал позвонить ей и рассказать обо всем, что случится.

Гарриет и ее свёкор понимающе кивнули, и Рид заметил облегчение на лицах всех троих, едва они узнали, что Пола предпочла остаться дома.

Сейчас, стоя у кровати Сэмюэла, Рид улыбнулся мальчику.

– Теперь твой дедушка сможет позвонить бабушке и сказать, что с тобой все в порядке.

Мальчик уже пробудился от наркоза, но был еще слишком вялым и ответил ему только сонной улыбкой.

Рид испытал удовлетворение и облегчение, какое всегда ощущал, когда видел, что пациент поправляется.

– Увидимся завтра, – пообещал он, повернулся к сестрам, отдал им распоряжение и вышел в приемную. Ему и Селине пора было ехать домой.

Увидев, что Гарриет вдруг повернулась к двери, Селина посмотрела в ту сторону и обнаружила, что в приемную вышел Рид.

– Я только что был у Сэмюэла, – сказал он. – С ним все в порядке, его уже перевезли в палату. – Он обвел взглядом родственников мальчика. – Вскоре вас пустят к нему.

Гарриет благодарно улыбнулась.

– Спасибо вам, доктор.

– Вам следует поблагодарить Селину, – ответил Рид.

Пораженная тем, что он открыто признал ее помощь, Селина лишилась дара речи и молчала, пока Гарриет благодарила и обнимала ее.

Рид дождался, пока выскажутся оба дедушки мальчика, а затем добавил:

– Мы с Селиной уезжаем, – он перевел взгляд на Гарриет, – но обязательно позвоните мне, если возникнут проблемы.

Гарриет кивнула.

Шагая вместе с Ридом по коридору, Селина поглядывала на него. Она еще не могла прийти в себя от того, что он признал ее заслугу в присутствии посторонних людей.

– Только глупец мог бы отрицать это, – произнес Рид в ответ на ее вопросительный взгляд, а затем, вежливо давая ей понять, что больше не желает вдаваться в обсуждение, добавил: – Я устал. Поедем домой.

Он действительно выглядит утомленным, думала Селина, пока они ехали к Смитсширу. Было бесполезно начинать разговор теперь, когда темнота скрывала его губы, даже если бы Рид повернулся в ее сторону. Кроме того, он должен был следить за дорогой. Однако Селина не переставала гадать, считает ли Рид, что ее диагноз был удачной догадкой, или откровенно верит в ее дар. Она пыталась объяснить себе, что это неважно. Прежде она никогда не заботилась о том, что люди думают о ее способностях. Ей всегда нравилась просто возможность помочь другим.

Но когда они с Ридом вошли в дом и Рид зажег свет, Селина взяла его за руку, не давая подняться наверх.

– Ты действительно веришь, что я что-то почувствовала? – спросила она.

Минуту Рид серьезно разглядывал ее, а затем ответил:

– Рассудок убеждает меня, что этот инцидент – случайность. Но Док не глуп, и если верить ему, такое случалось и прежде. Я не могу пренебречь опытом Дока или случаем с Деброй Рэмси. Очевидно, ты можешь определить болезнь, – усталая улыбка приподняла угол его губ. – Ты действительно полезная жена для врача.

Селина понимала, что он хотел сделать ей комплимент. Но улыбнулась она с трудом, так как слово «полезная» вызвало кисловатый привкус у нее во рту. Она с раздражением отметила, что не хочет быть всего-навсего полезной женой. Впрочем, так оно и есть, напомнила она себе, глядя, как Рид поворачивается и поднимается в спальню. А сам он – всего лишь полезный муж. И брак их – только выгодная сделка. Ей следовало бы запомнить слова Гарриет: «Я знала, на что иду, когда согласилась стать его женой, и теперь не могу пожаловаться». И мне не следует жаловаться, решительно убеждала себя Селина. Ей надо удовлетвориться тем, что и она сама, и Рид только выигрывают в этом браке. Стоит начать желать чего-то большего, и надежда обернется разочарованием.

Несмотря на столь решительный разговор с собой, она еще испытывала уколы оскорбленного самолюбия позднее, когда присоединилась к Риду в постели. Он циник, он считает, что большинство людей себялюбивы и эгоцентричны, напомнила она себе. Но когда он обследовал маленького Сэмюэла, в его глазах светилось беспокойство. Под циничной оболочкой скрывается ранимый человек – в этом Селина была уверена. Точно так же она была уверена, что он никогда никому не позволит проникнуть под эту оболочку. Прекрати думать о нем, приказала она себе. Но едва Селина улеглась на спину и закрыла глаза, она ощутила прикосновение к плечу.

Рид приподнялся на локте и взглянул на нее.

– К твоим талантам относится умение снимать головную боль? – спросил он.

Селина понимала, что питает напрасную надежду, но мечтала услышать что-нибудь ласковое.

– Мне казалось, ты считаешь меня причиной головной боли, а не лекарством от нее.

Он не обиделся на это замечание.

– Знаю, жить со мной нелегко, – признал он, – но меня устраивает роль твоего мужа.

Рид сказал об этом только из вежливости, но, едва смысл этих слов дошел до его сознания, он понял, что говорит правду. «Я нуждаюсь только в физическом удовлетворении, которое может дать женщина», мысленно уточнил он.

Селина злилась на себя. Их брак осложнился не по его вине, а из-за нее. Именно она начала желать от Рида большего, чем он согласился дать, и это было несправедливо.

– Нет, жить с тобой ничуть не трудно, – ответила она.

Рид испытал облегчение. Этот брак был нужен ему, чтобы достичь своих целей, и только потому он радовался, что Селина еще не мечтает вышвырнуть его вон, уверял он себя. Однако он сожалел, что его жена выглядит так соблазнительно. Голова разболелась еще сильнее.

– Спасибо, – произнес он, осторожно укладываясь на подушку.

Выражение боли на его лице встревожило Селину. Она села и принялась массировать ему виски.

– Ты и вправду умеешь снимать боль, – произнес он, когда перестук в голове утих. Он прикрыл глаза и лениво провел рукой по ее бедру.

Массаж принес ему не только успокоение, но и стал своего рода стимулятором, решил Рид.

Селина пропустила его слова мимо ушей, когда тепло мужской ладони прожгло ее через ночную рубашку, пробуждая желание. Сосредоточив внимание на своих руках, она поняла, что голова у Рида перестала болеть. Уверенная, что Рид слишком устал, чтобы заниматься чем-либо еще, она сказала скорее себе, нежели ему:

– Похоже, нам пора спать.

Рид понимал, что она устала. Только один поцелуй, пообещал он себе.

– Спасибо, – произнес он, открывая глаза и притягивая ее к себе с легким поцелуем.

Заросшая волосами грудь Рида манила Селину, теплые губы искали ее рот. Такое возбуждение слишком опасно, предупредила она себя. Она не питала иллюзий насчет длительного брака и не хотела испытать разочарование, если он внезапно закончится. Но как только ее обожгло тепло его тела, все тревоги о будущем были смыты волной невыразимого наслаждения.

Рид почувствовал губами, что она улыбается, и, когда она нежно прижалась к нему, забыл о всякой сдержанности. Он провел рукой вдоль ее тела, другой подхватил волосы и притянул ее голову ближе, впиваясь губами в ее рот. Не почувствовав сопротивления, Селина стала настойчивее его ласкать. Он ощущал, что ее тело отзывается на ласки, и мысли об усталости окончательно оставили его.

Позднее, когда она заснула рядом, Рид признался самому себе, что счастлив в этом браке. Удовлетворенная улыбка заиграла на его губах. Он никогда бы не поверил, что женщина способна разжечь в нем такое пламя. Помощь Селине в зачатии ребенка оказалась большим наслаждением, чем он ожидал, и тем более удобным, что их не связывали чувства. Они были просто двумя разумными взрослыми людьми, которые помогали друг другу добиться своих целей.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Селина попыталась побороть приступ тошноты, но он оказался слишком сильным. Уже второе утро подряд ей приходилось бежать в ванную. Несколько минут спустя она стояла, глядя на свое бледное отражение в зеркале. С тех пор как она вышла замуж, прошло два с половиной месяца. Мысленно Селина прикинула сроки – так и есть, задержка уже на несколько дней. Но в этом нет ничего странного.

Селина нервно нахмурилась. Должно быть, счастливое пенни действует гораздо сильнее, чем она надеялась. Она хотела забеременеть как можно скорее, но совсем не ожидала, что это случится так быстро. Разумеется, они с Ридом слишком рьяно предавались утехам любви. На мгновение Селина ощутила сожаление от того, что ее цель была достигнута слишком поспешно. Ей нравилось жить с этим человеком.

Но ее беременность вовсе не означает, что их отношения будут прекращены, напомнила себе Селина. Однако теперь, как только Смит заключит с Ридом контракт на аренду кабинета, Рид будет считать сделку выполненной. И, вероятно, он пожелает развестись – чтобы вновь жить одному. Ну что же, пусть поступает так, как ему угодно. У нее будет ребенок, а больше ей ничего не надо.

– Прежде, чем начинать готовить приданое для ребенка, надо убедиться, что это не грипп, – пробормотала она.

Оба утра подряд Рид уходил из дома до того, как Селина уже не могла сдержать тошноту. Прошлым вечером он уехал по вызову прямо с ужина и потому тоже не видел, как ей плохо. Если рассказать ему обо всем сегодня, завтра он сможет сделать анализы и подтвердить ее подозрения.

Селина прижала руки к животу, и ее охватила радость. Она улыбнулась. Нет, причиной этой тошноты был вовсе не грипп, даже без анализов Селина была уверена в этом.

Рид доехал почти до главной улицы, когда вдруг повернулся и отправился домой. Сегодня утром во время завтрака Селина выглядела очень бледной, да и вчера утром была не лучше. Вчера он нашел предлог проведать ее в библиотеке днем, но с Селиной все оказалось в порядке.

Ты думаешь, ты слишком много думаешь о ней, напомнил себе Рид. И все же он возвращался домой. Проходя через кухню и холл, он услышал, что Селина находится в нижней ванной.

Открыв дверь несколько минут спустя, Селина вздрогнула при виде Рида, прислонившегося к стене напротив.

– Утренняя тошнота? – осведомился он. Рид никогда не поверил бы, что в самом начале беременности о ней можно узнать только по одному виду женщины, но сейчас он не сомневался в этом.

– Кажется, наши действия увенчались успехом, – отозвалась она. – Конечно, чтобы знать наверняка, придется сделать анализы.

– Разумеется. – Рид миллион раз напоминал себе, что ребенок будет принадлежать только Селине, но внезапно испытал ошеломляющую связь с этим ребенком. Нет, не связь, поправил он себя. Я просто чувствую свой долг перед ним. Беспокойство на его лице сменилось холодной решимостью. – Я хочу, чтобы ты знала: если у тебя будет ребенок, я намерен оказывать ему финансовую помощь всю жизнь, – сообщил он.

Значит, она была права, огорчилась Селина своей догадке. Он уже ждет, когда они разведутся. Ее сердце сжалось от боли. Это просто разочарование, убеждала себя Селина. Ей нравилось быть с этим мужчиной в постели, и ей будет недоставать его. Тем не менее боль не проходила.

– Это не входило в условия сделки, – упрямо ответила она.

Мысль о том, что Селина попытается навсегда отдалить его от ребенка, привела Рида в раздражение.

– Я помог зачать этого ребенка, и жители города будут ждать, что я помогу его вырастить.

Селина вгляделась в твердые черты его лица – этот человек решил выполнить свой долг до конца.

– Ребенок должен быть желанным, а не просто существом, которое накладывает финансовые обязательства.

– Верно, и я знаю, что ты ждешь его. Однако вырастить ребенка нелегко в финансовом отношении, и я хочу, чтобы он пользовался всеми преимуществами, какие я могу себе позволить, – решительно возразил Рид, подкрепив слова жестами.

Селина видела, что их спор бесполезен. Гордость побуждала ее отказаться от помощи Рида, но практичность заставляла вспомнить, что ей самой никогда не обеспечить ребенку такой жизни, какую мог обеспечить Рид.

– Поступай как хочешь.

Он кивнул.

– А теперь давай займемся анализами, чтобы выяснить, не был ли наш спор беспредметным.

Немного погодя, открывая библиотеку, Селина заметила, что у нее трясутся руки. Результат теста оказался положительным – она знала об этом с самого начала. Она была счастлива, но не могла избавиться от беспокойства. Пусть у ее ребенка будет только мать, но он получит все внимание и заботу, уверяла она себя. Она могла дать ему любовь, удовлетворить основные его жизненные потребности. А Рид позаботится, чтобы ребенку достались лишние блага, какие он только может себе позволить.

Но все это только в будущем. Теперь ей надлежало позаботиться о более неотложных делах. Надо сообщить обо всем родственникам. Рид сказал, что необходимо прямо сейчас начать принимать витамины, и уже собирался выписать их, но Селина попросила обождать с этим. Она родилась и выросла в этом городе и понимала, что с того момента, как войдет в аптеку Фарадея с рецептом, новость о ее беременности распространится, подобно лесному пожару, и необходимость оповещать родственников отпадет сама собой.

Как только Бренда пришла на работу, Селина попросила ее побыть в библиотеке, а сама отправилась в магазин тети Адель.

– Чему я обязана столь неожиданным визитом? – удивилась Адель при виде Селины.

Селина огляделась, убеждаясь, что они одни. Тем временем Адель пристально оглядывала ее.

– Ты беременна, – вдруг с уверенностью заявила Адель.

Селина изумленно уставилась на нее.

– Как ты догадалась?

Адель поджала губы.

– Мне подсказало то, как ты оглядывалась по сторонам – словно не хотела выдать свою тайну. – Она усмехнулась. – А потом, когда ты хочешь что-то сказать и не уверена, как я отреагирую, ты всегда покусываешь губы.

Селина была вынуждена признать, что беспокоилась, не сочтет ли тетя ее беременность слишком быстрой.

– Ну, и как ты отреагируешь? – спросила она.

Адель рассмеялась.

– Бурными объятиями, – ответила она, в два шага приблизилась к Селине и крепко обняла ее. Отступив, она серьезно оглядела племянницу. – Знаю, ты мечтала об этом, но что сказал Рид?

– Он доволен, – честно ответила Селина. – Он знал, что я хочу ребенка.

Адель вновь заулыбалась.

– Тогда все замечательно, – и она прищурилась. – Ты уже успела рассказать бабушкам и дедушкам?

Селина – покачала головой.

– Я сама узнала об этом только сегодня утром.

– Это женское дело, – авторитетно заявила Адель. – Я позвоню твоим бабушкам и приглашу их сегодня на ленч, а новость ты преподнесешь им как сюрприз.

Селина с облегчением обняла тетю.

– Я знала, что ты мне поможешь.

К радости Селины, ленч прошел отлично. Обе бабушки пришли в восторг и порадовались за нее. Даже если они и считали беременность слишком поспешной, ни одна не обмолвилась об этом. Правда, Селина подметила на их лицах беспокойство, но оно исчезло, едва она сообщила о радости Рида. Обе бабушки успокоились и остаток встречи посвятили разговорам о детях.

Вернувшись в библиотеку, Селина испустила тяжелый вздох.

– Как только ты ушла, заходил доктор Прескотт, – сообщила Бренда. – Я сказала, что ты у Адель, но он ответил, что увидится с тобой вечером дома. – Внезапно Бренда встревожилась. – Вы, случайно, не поссорились?

– Нет, – отозвалась Селина.

Бренда смущенно потупилась.

– Я вовсе не хотела лезть в ваши дела, просто он выглядел каким-то встревоженным или озабоченным. Может, у него был тяжелый пациент, и он потерял терпение…

– Может быть, – неуверенно ответила Селина, удивляясь, неужели у Рида возникли сомнения в своем отцовстве и теперь он жалеет, что решился на эту сделку.

– Кое-кто в этом городе действительно умеет вывести других из себя, – с гримаской продолжала Бренда и вдруг уставилась на дверь.

Проследив за ее взглядом, Селина увидела, что в библиотеку вошли сестры Меллон.

– Я обслужу их, а ты перекуси, – предложила Селина, радуясь предлогу избежать разговора с Брендой о причинах недовольства Рида.

В течение следующего часа она пыталась прогнать из головы слова Бренды, однако это ей не удалось. Если внезапно Риду стали неприятны мысли об отцовстве, это его дело, уверяла себя Селина. Он согласился на сделку. Тем не менее, ее напряжение нарастало. В конце концов, она вновь оставила Бренду в библиотеке и отправилась в кабинет Рида.

– Он заканчивает осмотр пациента, – сообщила Гленда. – Можешь подождать в кабинете, я скажу ему, что ты здесь. – Гленда заметила, что обычная улыбка Селины так и не появилась.

– Трудный был день? – спросила Селина, надеясь, что Гленда упомянет об особенно сложном пациенте.

Отодвинув кресло от стола, чтобы оставить себе побольше места, Гленда принялась жестикулировать.

– По-моему, я знаю, в чем дело. – Сдержанность на ее лице сменилась раздражением. – Если вы с доктором Прескоттом сегодня утром поссорились, я надеюсь, что ты пришла сюда в попытке помириться. Доктор Прескотт весь день зол как черт.

У Селины упало сердце.

– Я сделаю все, что смогу, – пообещала она, но, направляясь в сторону кабинета Рида, не представляла, что делать. Ей не хотелось прощаться с мечтой о ребенке.

Войдя в кабинет, она села в кресло у стола и стала ждать. Внезапно ее охватил гнев, и уже в следующий миг Селина вскочила на ноги, глядя на дверь. Он не имел никакого права раздражаться, узнав о ее беременности! Увидев, что дверная ручка поворачивается, Селина с вызовом подняла подбородок.

Рид тревожно нахмурился, взглянув ей в лицо.

– Что случилось? – мрачно спросил он, шагнув в кабинет и прикрывая за собой дверь. – Неужели твоя тетя встревожилась, узнав о беременности?

Селина усмехнулась при виде беспокойства на его лице.

– Моя тетя и бабушки вне себя от радости.

– Тогда почему же ты сердишься? – спросил Рид, жестами подчеркивая свои слова.

Селина нетерпеливо перебила:

– Потому, что я сказала им – ты рад моей беременности, и, очевидно, ошиблась.

– Почему ты так решила? – На его лице появилось выражение несправедливо обвиненной жертвы.

Селина усмехнулась еще шире.

– Видя тебя раздраженным, и Бренда, и Гленда решили, что мы поссорились, и Бог весть, что подумали остальные. Конечно, обдумав ситуацию, ты пожалел о том, что связался со мной?

Рид вздохнул.

– Может быть, – признался он. – Мне казалось, что будет легко думать о нашем общем отпрыске как только о твоем ребенке. – Он хлопнул ладонью по столу, чтобы подчеркнуть слово «твоем». – Но я чувствую ответственность за него и за тебя.

– Я не просила тебя об этом, – возразила Селина. – Это мой ребенок. – И чтобы придать своему заявлению убедительность, она тоже ударила по столу.

Рид возбужденно потер ладонью щеку.

– Знаю. Но сегодня целый день я тревожился за тебя и твоего ребенка. Мне вспомнилось, что уже два дня ты почти ничего не ешь по утрам, вот потому я и заходил в библиотеку. Я хотел узнать, смогла ли ты перекусить попозже.

Рид выглядел так, словно мысли раздирали его на части. Селина и не подозревала, что перед ним возникнет такая проблема.

– Да, я смогла перекусить. Тетя и бабушки снабдили меня множеством советов, как справиться с тошнотой. Кроме того, большинству женщин приходится терпеть это, но ни с ними, ни с их детьми ничего не происходит.

– Знаю, знаю, – перебил Рид. – Но, как врач, я знаю, какие осложнения могут возникнуть впоследствии.

Селина переполнилась боязнью за ребенка.

– А разве есть какие-нибудь причины подозревать, что эти осложнения могут возникнуть у меня?

Он покачал головой.

– Нет. Ты совершенно здорова, к тому же тебе еще не исполнилось тридцати.

Селина облегченно вздохнула, но тут же на ее лицо вернулась раздраженная усмешка.

– И вскоре буду самой несчастной. Когда твои медсестры и Бренда узнают о моей беременности и станут подозревать, что ты не рад этому, слухи распространятся по городу быстрее, чем пожар в прерии.

– Тогда лучше заранее принять меры, прежде чем мне придется объяснять причины своего недовольства двум разгневанным девушкам, – отозвался Рид. – Подожди здесь.

Значит, предположение Селины о том, что Рид сожалеет о браке с ней, оказалось неверным? Но я еще позабочусь, чтобы он понял, у него нет никаких обязательств ни передо мной, ни перед моим ребенком, пообещала себе Селина.

Она вновь взглянула на дверь, когда та резко открылась. Селина поспешила убрать с лица враждебное выражение, увидев, как в кабинет вошли Гленда, Карин и Док в сопровождении Рида. Рид встал рядом с Селиной, а остальные выстроились напротив.

– Я хочу извиниться за мое сегодняшнее поведение, – произнес Рид. – Знаю, я был резковат, но во всем виноваты нервозность и смущение. – Рид остановился и улыбнулся – той самой улыбкой, от которой сердце Селины всегда начинало биться быстрее.

Глядя на остальных, Селина заметила, что обе сестры тоже улыбаются, и поняла, что они неравнодушны к очаровательной улыбке врача. Док сохранял на лице снисходительное выражение, но в его глазах Селина заметила беспокойство.

Рид обнял Селину за плечи и широко улыбнулся.

– Сегодня утром мы обнаружили, что вскоре станем родителями, – объявил он.

Он выглядит встревоженным, но гордым будущим отцом, отметила Селина. Несмотря ни на что, она была благодарна Риду.

– Так вот почему вы весь день были не в себе, – кивнула Гленда и, повернувшись к Селине, добавила жестами: – Давно известно, что из врачей получаются самые беспокойные пациенты, а по собственному опыту могу судить, будущие отцы из них выходят еще более нетерпеливые. Они тревожатся о каждой мелочи.

– Это точно, – подтвердила Карин, и обе женщины подошли обнять Селину и поздравить ее.

Поздравив Рида, обе сестры вернулись к работе, но Док остался в кабинете. Дождавшись, пока закроется дверь, он внимательно посмотрел на Рида и Селину.

– Надеюсь, ваш брак оказался неплохим, – произнес он. – Мне была бы ненавистна мысль, что вы сожалеете о своем поступке, совершенном по моей вине.

– Вы предложили нам решение, и мы приняли его, – ответил Рид. – Мы – взрослые люди. Вы не несете ответственности за то, что случилось. Селина получила то, чего хотела, и если мне удастся заключить контракт, тогда все наши цели будут достигнуты, а больше нам нечего пожелать.

Док нахмурился.

– Я надеялся, что ваша сделка превратится в настоящий брак, – с сожалением заметил он. – Похоже, из меня вышла никудышная сваха.

– Напротив, прекрасная, – заверила его Селина. – Я ни о чем не жалею. – Но признание Рида еще мучило ее. Твердо сжав зубы, она вновь поклялась найти способ убедить Рида, что он ничего не должен ни ей, ни ее ребенку.

Док перевел взгляд на Рида.

– Эта беременность подтолкнет Брайана к заключению контракта с тобой.

– Тогда мы получим все, чего добивались, – ответил Рид. Он понимал, чего ждет Док – старому врачу хотелось убедиться в том, что сделка оказалась удачной, но Рид не мог помочь ему в этом. Он никогда не ожидал такого сильного чувства ответственности перед Селиной и ребенком. Похоже, мне действительно не чуждо ничто человеческое, решил Рид. Желая избавиться от неловкости, он взглянул на часы. – Меня ждет пациент. Увидимся позже, – произнес он и вышел.

Когда за Ридом закрылась дверь, Док повернулся к Селине.

– Он хорошо обращается с тобой?

– Просто замечательно.

Облегчение на лице Дока тут же сменилось разочарованием.

– Похоже, к старости я стал страдать сентиментальностью, но я надеялся, что ты сможешь пробиться сквозь скорлупу, которой окружил себя Рид. Он хорошо скрывает это, но, когда мы говорим о пациентах, в его глазах я вижу неподдельную тревогу.

– Жизнь приучила меня и к радостям, и к бедам, – мягко ответила Селина. – Ты предложил мне возможность получить то, о чем я мечтала, так, чтобы этот способ оказался приемлемым для моих родных. За это я всегда буду благодарна тебе. И надеюсь, что Рид добьется своего – контракт с ним будет заключен.

Док крепко обнял ее, отступил и объяснил жестами:

– Ты знаешь, где меня найти, если тебе потребуется обсудить что-нибудь, о чем невозможно говорить с тетей или с бабушками.

– Спасибо, – ответила Селина, обняла старого врача в ответ и ушла.

Улыбки, которыми одарили ее Гленда и Карин на прощание, убедили Селину в том, что обе сестры искренне поверили объяснению Рида. Вернувшись в библиотеку и сообщив Бренде о своей беременности, Селина с успехом разыграла роль снисходительной жены излишне внимательного мужа.

Выражение «излишне внимательный» отнюдь не преувеличение для Рида, подумала Селина, сидя напротив мужа за ужином этим же вечером. Рид только что сообщил ей, что намерен нанять Эмили Сейер для уборки дома раз в неделю.

– А Джоша я найму для работы в саду, – решительно закончил он.

– Мне казалось, что физические упражнения полезны для беременных, – возразила Селина.

– Ты и так работаешь полный день. Я не хочу, чтобы ты переутомлялась, – ответил Рид. – И поскольку ты уже рассказала родственникам о беременности, по дороге домой я заехал в аптеку Фарадея и привез тебе витамины.

Селине пришлось признать, что, если бы ребенок был таким же желанным для Рида, как и для нее, она только порадовалась бы этим знакам внимания. Но она знала истинную причину поступков Рида.

– Тебе незачем откупаться от меня, Рид, ты ничего мне не должен. Я хотела иметь ребенка, и ты помог мне. Ты выполнил свою часть сделки и теперь не обязан заботиться ни обо мне, ни о ребенке.

Рид помрачнел.

– Мне казалось, утром я ясно дал тебе понять, что я не из тех мужчин, которые способны зачать ребенка и тут же забыть об этом. Мне казалось, я сумел доказать тебе это, но ошибся. Тебе придется принять мою помощь, желаешь ты этого или нет.

В душе Селины вспыхнул гнев, Рид вновь намекал, что чувствует себя пойманным в ловушку. Но едва она собралась ответить, что не желает принимать от него никакой помощи, рассудок остановил ее. Несправедливо было злиться на Рида только потому, что он досадует на привязанность к ней и к ребенку. В конце концов, это положение было незапланированным и, очевидно, тревожило его.

– Пожалуй, я была бы благодарна, если бы кто-нибудь помогал мне справиться с домашней работой, – ответила она.

Рид согласно кивнул и приступил к еде.

Мысль о том, что чувство ответственности мучает Рида, не давала Селине покоя. Не в силах остановиться, она сдержанно произнесла:

– Ответственность перед ребенком – совершенно естественное чувство для родителей. В нем нет ничего странного.

На лице Рида появилось циничное выражение.

– Для некоторых людей – может быть, но только не для такого родителя, как я, – резко отозвался он и уставился в тарелку с таким видом, словно решил положить конец спору.

Селине хотелось протянуть руку и прикоснуться к нему, хоть чем-нибудь утешить, но она «держалась. Теперь она понимала: Рид Прескотт был легкоранимым человеком, а его раны не заживали никогда.

– По-видимому, твоя беременность была последней каплей для Брайана Смита, – объявил Рид, когда вернулся домой пару дней спустя. – Сегодня он сам появился у меня и предложил заключить контракт на аренду кабинета. Я сказал, что хочу получить гарантии, и попросил аренду сроком на десять лет, а он дал мне пятнадцать.

Через неделю мы подпишем документы, а в январе я смогу приступить к практике. Док продолжит работать неполный день, он говорит, что если откажется от работы полностью, то не будет знать, как убить время.

– Я рада за тебя, – ответила Селина, и это была правда. Но в то же время она ощутила раздражение, она не ожидала, что Брайан Смит отреагирует так быстро. Заставляя себя говорить вслух, она добавила: – Полагаю, как только бумаги будут подписаны, наша сделка завершится.

Рид кивнул. Он надеялся испытать чувство свободы, но вместо этого ощутил нечто похожее на сожаление.

– Чтобы не вызвать подозрения, мы пробудем вместе до тех пор, пока не родится ребенок, и немного после его рождения. – Он находил такое решение вполне разумным. Он никогда не навязывал никому свое общество и не собирался изменять своему правилу сейчас. – Конечно, если я тебе надоел, ты можешь вышвырнуть меня отсюда в любой момент.

Селине хотелось бы узнать, действительно ли Рид хочет остаться с ней. Но гордость мешала ей удерживать Рида, если тот жаждет свободы.

– Я не возражаю, если ты побудешь здесь, – откровенно ответила она. – Ты действительно прав: чтобы не вызвать подозрений, будет лучше, если ты останешься со мной хотя бы до появления ребенка. Но я не хочу, чтобы ты считал своим долгом оставаться со мной, если тебе не терпится уйти.

Отчасти он мечтал о свободе – отрицать это было невозможно. Однако Рид услышал собственный голос:

– Если мы расстанемся слишком быстро, Брайан сможет разорвать контракт. И потом, я не хочу, чтобы твои дедушки задавали мне трепку за то, что я бросил тебя в таком положении. Полагаю, мне будет лучше остаться.

Селину укололо упоминание о том, что Рид стремится всего-навсего избежать неприятностей. Но ведь вся их сделка с самого начала была чисто деловой, напомнила она себе.

– Вероятно, ты прав. Трепка не пойдет тебе на пользу.

Рид испытал чувство облегчения. Сегодня утром, после того как Брайан предложил ему заключить контракт, Рид долго убеждал себя, что ему все равно, захочет ли Селина остаться с ним или нет. Теперь же он был вынужден признать, что ему далеко не все равно. Облегчение он испытал потому, что знал – оставшись здесь, он будет чувствовать себя спокойнее. И потом, он признал, что Селина выглядит чертовски соблазнительно в своих шортах, а тем более без них, добавил Рид. Он напоминал себе, что должен привыкнуть к воздержанию. С другой стороны, возражал он, он может наслаждаться ее обществом столько, сколько продолжится их союз.

– Думаю, мы могли бы поужинать где-нибудь, чтобы отметить это событие, – предложил Рид.

– Я еще не знаю, смогу ли есть на виду у всех, – возразила Селина.

– Я помогу тебе одеться, – настоял он, потянувшись и начиная расстегивать ее блузку.

Селина старалась быть стойкой, но, как только пальцы Рида прикоснулись к ее коже, в ней вновь вспыхнул огонь страсти.

– Похоже, ты скорее помогаешь мне раздеться, а не одеться, – заметила она.

Внезапно Риду пришло в голову, что, возможно, желания Селины вовсе не совпадают с его собственными.

– Может, мне следует всего лишь принять холодный душ, – сделал он шаг к отступлению.

Хорошо еще, что я не растаяла прямо в его руках, подумала Селина. Но немедленно после этого у нее возникла мысль, что, когда Рид уйдет, она будет жалеть об упущенной возможности.

– Почему бы нам не продолжить этот разговор в спальне? Я помогу тебе раздеться, а ты пока решишь, что предпринять, – предложила она.

В следующую секунду Рид подхватил ее на руки и понес вверх по лестнице. До тех пор пока я буду радоваться каждому дню и помнить, что когда-нибудь он уйдет, все будет прекрасно, заверила себя Селина.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

До Рождества оставалось всего две недели.

– Пора покупать елку, – объявила Селина однажды за ужином.

Она признавала, что Рид с поразительной стойкостью перенес шумное семейное празднование Дня Благодарения. Им пришлось навестить семейство Уорли и семейство Таппер, чтобы родственники, жившие далеко от города и потому не сумевшие попасть на свадьбу, познакомились с Ридом. В пятницу они вновь побывали в семействе Уорли, а в субботу завершили праздники вечером у Тапперов. В воскресенье Рид поклялся, что, если он проглотит еще хотя бы один кусочек индейки, у него начнут расти перья.

Тем не менее, он пережил все четыре праздничных дня и произвел благоприятное впечатление на родственников Селины. С ее бабушками, дедушками и тетей он не только вежливо держался, но и проявлял сердечную теплоту, а с остальными родственниками оставался приветливым и дружелюбным. Он весело смеялся над чудовищными каламбурами кузена Фреда и не выказывал ни малейшего раздражения, когда тетя Софи забывала, в чем же суть каждой шутки, которую пыталась повторить. Но Селина уже хорошо знала Рида и замечала, что глаза его всегда остаются серьезными. Ей казалось, что под внешней приветливостью он скрывает холодную отчужденность, словно мысленно пытаясь держать окружающих на расстоянии вытянутой руки.

Впоследствии бабушки и тетя Селины тоже отмечали внутреннюю напряженность Рида, но приписывали ее смущению от такого многочисленного сборища родственников.

На прошлой неделе, пока они покупали подарки к Рождеству и Селина украшала дом, Рид принимал участие во всех ее делах с таким же серьезным видом, с каким по субботам сопровождал ее за покупками. Для него все приготовления казались неотъемлемой принадлежностью времени года, избавиться от которой невозможно.

Но, упомянув про елку, Селина могла поклясться, что заметила блеск в глазах Рида. Этот блеск тут же угас, и она решила, что он ей просто привиделся. Почти ежечасно Селина убеждала себя, что ей вовсе не интересно узнать, каков настоящий Рид Прескотт, человек, спрятавшийся внутри прочной скорлупы, но с каждым днем понимала, что обманывает себя. Когда-то она надеялась, что настороженность Рида исчезнет, однако проходили дни, Рид оставался прежним, а Селина все сильнее чувствовала, как глупо было ждать, что он изменится.

И все же Селина не могла удержаться, чтобы не поглядывать исподтишка на мужа, пока они пробирались мимо рядов елок. Казалось, он чем-то обеспокоен, но, должно быть, он просто старался держать себя в руках: день выдался холодным и сырым, а Селина настояла на своем желании осмотреть весь елочный базар, прежде чем что-нибудь выбрать.

– А ты уверена, что не захочешь обойти его второй раз? – сухо спросил Рид, когда Селина наконец-то остановила свой выбор, таким образом подтверждая ее подозрения. Его терпение явно истощалось.

– Нет, вот эта елка нам подойдет, – ответила Селина.

– Отлично. Знаешь, я уже начинал опасаться, что превращусь в ледышку, прежде чем ты, наконец, выберешь ее.

Селина вновь мысленно выругала себя, она надеялась, что поход за елкой порадует Рида. Теперь все ясно, он боялся всего лишь замерзнуть.

Время близилось к девяти, когда они, наконец, привезли елку домой и начали ставить ее.

– Какая прелесть! – произнесла Селина, отступая назад и в восхищении любуясь шестифутовым вечнозеленым деревом, которое заняло почти половину гостиной, закрывая окно. – Гирлянды мы повесим сегодня – это самое сложное, а завтра вечером закончим с остальными украшениями.

– Как скажешь, – ответил Рид. – Я уже давно не наряжал елку. Придется следовать твоим распоряжениям.

Селина вновь уловила беспокойство в его глазах, затем оно исчезло и заменилось выражением терпеливой, снисходительности.

К тому времени, как они распутали гирлянды, заменили перегоревшие лампочки и повесили все пять нитей миниатюрных огоньков на елку, она совершенно утомилась. Рид, как заметила Селина, выглядел не менее усталым, чем она.

– Остальным украшениям и впрямь придется подождать до завтра, – произнес он, выключая гирлянды.

Селине на мгновение показалось, что Рид готов выбежать из комнаты. Но уже в следующий момент холодное, отчужденное выражение на его лице заставило Селину выругать себя за глупость. Оба они всего-навсего устали, сказала себе Селина и вслед за мужем поднялась в спальню. Словно подтверждая ее догадку, Рид уснул почти мгновенно. Не переставая корить себя за избыток мыслей о Риде, Селина тоже погрузилась в сон.

Рид проснулся в холодном поту. Ему снился страшный сон – скорее, настоящий кошмар. Тот, что преследовал его много лет назад, а он-то считал, что избавился от него навсегда. Он взглянул на Селину, надеясь, что не разбудил ее. К его облегчению, она мирно спала. Долгую минуту он лежал неподвижно, убеждая себя, что необходимо заснуть вновь. Но вместо сна на него нахлынули мучительные воспоминания. Осторожно выбравшись из постели, он отправился на поиски аспирина.

Селина проснулась от еле заметного движения кровати и похолодела. В полусне она потянулась к Риду – другая половина кровати еще хранила его тепло, но самого Рида рядом не оказалось. Открыв глаза, она оглядела темную комнату. В комнате Рида тоже не было. Чувство одиночества было таким сильным, что создавало впечатление физической боли. Приглядываясь к теням, Селина лежала, ожидая, когда Рид вернется.

Но он все не возвращался.

– Должно быть, уехал по срочному вызову, – пробормотала она, села и включила лампу. Но на подушке не оказалось никакой записки. Она нахмурилась: Рид всегда оставлял ей записки, уезжая к пациентам.

Селина взглянула на подушку Рида.

– Он взрослый человек. Он способен сам позаботиться о себе, – произнесла она. – Спи. – Но, едва отдав себе такой приказ, она выбралась из-под одеяла. – Вероятно, у него бессонница и он спустился в гостиную почитать, – пробормотала она, раздражаясь на себя за такую заботу о состоянии Рида. Набросив халат, она направилась к двери.

Спускаясь по лестнице, она обратила внимание на мигающий свет в гостиной. Оказалось, что Рид стоит в гостиной перед елкой, глядя на включенные гирлянды. Он был босиком, в одном старом фланелевом халате. Сунув руки в карманы и распрямив плечи, он неотрывно смотрел на елку. Он напоминал воина, готового к бою. Приблизившись, Селина коснулась его плеча. Рид вздрогнул, и она поняла, что он был погружен в мысли и даже не слышал ее шагов.

– С тобой все в порядке? – спросила Селина.

«Нет» – этот ответ мгновенно вспыхнул у Рида в голове, но он отказался произнести это слово вслух. Он давно уже не видел призраков своего прошлого, а теперь они вновь вернулись к нему.

– Да, в порядке, – знаками показал он.

В окно светила луна, и этого света вместе с блеском крохотных лампочек оказалось достаточно, чтобы Селина разглядела странное выражение на его лице.

– Ты плохо выглядишь, – настойчиво повторила она. Внезапно она испугалась – от того, что Рид оскорбится и не примет ее помощь, но желание утешить его не позволило ей молчать.

– Знаешь, покупая елку и наряжая ее, я невольно воскресил давние воспоминания, – произнес он. Перед ним прошла череда теней прошлого – они были такими живыми, словно он перенесся назад во времени. – Мы с бабушкой каждый год покупали и наряжали елку. Мне было пять лет, когда мать отвезла меня к бабушке. Когда родилась моя мать, бабушке было сорок лет, а когда я перебрался к ней, ей исполнилось шестьдесят восемь. Бабушка давно овдовела и жила только на пенсию и оставленные дедушкой крохи. Мои родители присылали ей деньги – немного, но достаточно, чтобы у нас была еда и крыша над головой.

Селина переводила взгляд с его губ на руки, Рид говорил и жестикулировал одновременно. На его лице сохранялось отчужденное выражение, и Селина поняла, что он пользуется жестами машинально, почти забыв о ее присутствии.

Рид никогда не рассказывал ей о своем прошлом. Годы ушли, изменить их было невозможно. Он выжил и считал, что если спрячет самые болезненные и досадные из воспоминаний в потайные уголки души, то они никогда не воскреснут. Но кошмар повторился, а вместе с ним появились и те воспоминания, которые Рид предпочел бы забыть навсегда. Хуже того, они были такими сильными и яркими, словно все это случилось только вчера. Рид всеми силами приказывал себе замолчать, но слова лились сплошным потоком.

– Крышей над головой была квартира с одной спальней в Куинсе, в Нью-Йорке. Я спал на диване. – В углах его губ заиграла улыбка. – Пожалуй, это мне даже нравилось – я мог пройти на кухню когда угодно и целыми ночами смотреть телевизор. Бабушка Крэншоу была почти глухой и не слышала меня.

Селина заметила, как его улыбка погасла, а в глазах вспыхнул гнев.

– До сих пор помню слова матери о том, как я должен вести себя. Она клялась, что не желает расставаться со мной, но ничего не может поделать – ей приходится колесить по стране в поисках работы. – Он пожал плечами, словно показывая, что это не имело значения. Гнев угас. – Бабушка часто болела, у нее прогрессировал артрит. Я был уже достаточно самостоятельным: я знал, как достать из коробки овсяные хлопья и налить в них молока, умел делать сандвичи с арахисовым маслом и джемом. – Он криво улыбнулся. – Мне запомнилось, как мать уверяла бабушку, что я смогу приготовить себе еду сам, если это потребуется. – Он снова пожал плечами, как будто это было неважно, и выражение лица стало еще более отчужденным. – Во всяком случае, мы с бабушкой пришли к обоюдному согласию: она присматривала за мной, а я – за ней.

Селина вспомнила, как однажды Рид рассказывал, что следил за тем, принимает ли его бабушка лекарства. Он даже делал ей уколы инсулина. Селина поняла, что у Рида никогда не было настоящего детства: уже в пять лет ему пришлось стать самостоятельным и заботиться о себе.

Рид молчал, пока события давнего прошлого проходили перед его глазами. На лбу выступили бисеринки холодного пота.

Селина ощутила его боль, а вместе с нею и ужас.

– Должно быть, вы отлично уживались вдвоем, – сказала она, пытаясь отвлечь Рида.

– Верно, – подтвердил он и сжал челюсти. – Потом она умерла. – Его тело сотрясла дрожь. Кошмар вновь оживал. В то время Риду было десять лет, он пришел домой из школы. Бабушка сидела в своем любимом кресле в гостиной. – Я нашел ее мертвой. У нее были открыты глаза. Работал телевизор. Казалось, она смотрит его, но я понял: что-то случилось. Я попытался заговорить с ней, и, когда она не ответила, пришел в ужас. Я взял ее за плечо, встряхнул, умолял ответить мне. – Его губы изогнулись в горькой гримасе. – Как говорили потом соседи, я вопил во все горло, так, что мог бы разбудить и мертвого. Но не сумел. – Лицо у него вновь стало отчужденным. – Пришли соседи и вызвали врача. Семейство О'Малли из квартиры напротив приютило меня на ночь.

Он тяжело вздохнул, когда образ бабушки стал таять перед его глазами.

– Помню, как я размышлял: позволят ли мне остаться здесь, смогу ли я найти работу и сохранить квартиру бабушки. Позднее ночью я услышал, как миссис О'Малли говорит по телефону. За пять лет нашего знакомства я никогда не слышал от нее грубого слова – прежде, до той ночи. Около двух часов утра телефон зазвонил снова. Я услышал, как она кричит: «Мне наплевать на вашу чувствительную натуру! Никаких «несколько дней», чтобы оправиться от шока! Вы должны быть здесь завтра же, забрать мальчика и похоронить мать!»

Рид сжался при мысли о том, что кому-то пришлось приказывать его матери приехать за ним.

Селина видела в его глазах обиду, боль, гнев. Когда погибли ее родители, ее окружили любящие родственники, желающие помочь ей. Но с Ридом судьба обошлась иначе. Селина представила его себе маленьким мальчиком, одиноким и никому не нужным. Она подыскивала верные слова, но сумела произнести только:

– Должно быть, тебе пришлось нелегко. – Разумеется, глупая, тут же ответила она себе.

Рид напрягся. Он не нуждался в ее сочувствии и не хотел его. Он разозлился на себя за неожиданную откровенность, призраки прошлого должны были остаться только его призраками.

Селина заметила, как выражение холодной отстраненности, к которому она так привыкла, вновь появляется на лице Рида.

– Это научило меня полагаться только на себя, – ответил он. Он вспомнил, как в пятнадцать лет попросил у Джо разрешения остаться с ней – это был единственный раз, когда он забыл урок, полученный после смерти бабушки. Он не имел права забывать о нем вновь. Обрывая разговор, он показал знаками: – Здесь холодно. Да и поздно уже. Пора идти спать. – Отвернувшись, он выключил гирлянды на елке.

Несколько минут спустя Селина вновь лежала в постели рядом с Ридом, каждый на своей половине. Селина понимала, что сейчас Риду необходимо побыть одному.

Соглашаясь на этот брак, ты знала, что он решил никогда не позволять себе привязываться ни к тебе, ни к кому-нибудь другому, напомнила она себе. Теперь она знала, как твердо он придерживается своего решения. Она неизбежно испытает разочарование, если привяжется к нему. И все-таки Селина не могла отвернуться. Рид страдал от глубокой душевной раны, и, несмотря на то, что стремился остаться в одиночестве, Селине хотелось утешить его.

– У меня замерзли ноги, мне холодно, – прошептала она, поворачиваясь к нему. – Никак не могу согреться.

Рид взглянул на нее. Он привык искать утешения только у самого себя. Но сейчас ему казалось, что стоит обнять Селину, и воспоминания перестанут терзать его. Он придвинулся и положил ее голову себе на плечо.

Селина скользнула ближе и прижалась к нему. Ей хотелось исцелить раны его детства, но она понимала – эти раны слишком глубоки.

Обняв Селину, Рид лежал в темноте. По его телу разливалось успокаивающее тепло, подобное теплу от лучей летнего солнца. Прикосновение любой женщины успокоило бы его, убеждал себя Рид, погружаясь в сон и чувствуя, как кошмары вновь отступают и прячутся в потайные уголки его души.

На следующее утро Селина заметила, что еще никогда Рид не держался с ней так отчужденно. Но, тем не менее, она ждала этого. Несколько часов она напоминала себе совет Джо, вызывала в памяти слова бабушек – они выражали ту же мысль, но более прямо: «Тебе придется научиться терпеть недостатки мужчины, поскольку избавить его от них не удастся». Обе бабушки не раз повторяли ей это. Даже слова Гарриет Калфоно вертелись, в ее голове: «Я знала, на что иду, и не могу пожаловаться».

Но, сидя за ленчем, Селина вновь пожелала прорваться сквозь барьеры, которыми окружил себя Рид. Она раздраженно вздохнула. Даже если она сломает его барьеры, это не означает, что Рид полюбит ее. Любовь… От этого слова только что проглоченный кусок застрял у Селины в горле. Вот в чем корень ее проблемы! Она убеждала себя, что растущее чувство к Риду, просто инстинктивная привязанность к будущему отцу ее ребенка. Теперь же она была вынуждена признаться, что лгала себе. Она проникла под крепкую защитную оболочку, которую так старательно воздвигал на ее пути Рид, и влюбилась в него. Идиотка! – мысленно вскричала Селина. Только не позволяй себе надеяться, что он когда-нибудь испытает к тебе то же чувство, – иначе ты об этом пожалеешь!

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Наступил февраль. Селина помнила невысказанное желание Рида не заводить разговоры о его прошлом. Внешне они вели удобное, спокойное сосуществование. Но способность Рида оставаться отстраненным все сильнее раздражала Селину. Иногда ей казалось, что жить станет легче, если она просто попросит Рида уйти. По крайней мере, в этом случае ей не придется больше беспокоиться о том, как быть, если он действительно уйдет. Но следом у нее возникала мысль о предстоящем одиночестве, таком одиночестве, которое не заполнит даже ребенок. Может, Рид решит остаться, может, даже ответит на ее чувства, Заканчивала мысленный спор Селина.

– Но до тех пор, пока я не начну надеяться, что такое возможно, все будет в порядке, – пробормотала она, чувствуя, что появилась новая причина переубеждать себя. На этот раз такой причиной стали цветы и коробка конфет, подаренные Ридом вчера, в день святого Валентина. Увидев подарки, Селина была ошеломлена. Она приготовила к ужину любимые блюда Рида, но не ожидала получить что-нибудь от него. Она даже не хотела упоминать про день святого Валентина.

Когда Рид объяснил, что она заслужила эти розы и конфеты заботами о нем, от счастья на щеках Селины вспыхнул румянец, а надежды распустились пышным цветом. Затем Рид упомянул, что Адель, Гленда, Карен и Док в один голос напоминали ему, что сегодня за день.

– Если бы я позабыл принести тебе подарок, упреки обрушились бы на меня со всех сторон, – добавил он, и на лице Селины погас румянец удовольствия.

«Этот человек сводит меня с ума», – простонала она мысленно, глядя на часы, стоящие на тумбочке у кровати. Было уже десять вечера. Сегодня у Дебры Рэмси начались роды. Рид попросил Гленду зайти в библиотеку и предупредить Селину, что он не вернется домой к ужину и вообще не знает, когда придет. В девять часов, почувствовав усталость, Селина легла в постель, но так и не смогла заснуть.

Трепещущее движение внутри нее заставило Селину забыть о Риде и вернуться к главной причине своей бессонницы. Она твердо знала – этот трепет был первым движением ребенка. Селина положила руку на постепенно округляющийся живот. Мысль о новой жизни внутри и восхищала ее, и пугала. Первое шевеление она ощутила пару недель назад, и неуверенность, с которой Селина боролась с тех пор, внезапно приобрела ошеломляющую силу.

Ее глаза наполнились слезами. Она терпеть не могла плакать, почти всегда сдерживалась. Но теперь, казалось, она была способна зарыдать от любой мелочи.

Бабушки и тетя Адель уверяли ее, что это вполне естественно. Тем не менее, Селина раздраженно нахмурилась и сморгнула слезы. Мигая, она неожиданно увидела размытую фигуру рядом с кроватью. Когда зрение прояснилось, оказалось, что в спальне появился Рид. Он выглядел усталым и наблюдал за ней с озабоченным выражением.

– Ты не хочешь рассказать мне, что тебя тревожит последние несколько дней? – спросил он.

Меньше всего Селине хотелось говорить об этом с Ридом. Она пожала плечами, словно ее тревоги не имели значения.

– Просто у меня перепады настроения – это бывает у всех беременных. Наверное, слишком сильно действуют гормоны.

Рид оглядел ее с покровительственной усмешкой.

– Когда два дня назад ты плакала от нелепого фильма, причина была в гормонах. В рыданиях, которыми ты разразилась, когда на другой день подгорел пирог, тоже были виноваты гормоны. Но сейчас на твоем лице тревога, которую вряд ли мог вызвать обычный гормональный выброс.

От смущения Селина порозовела.

– Нет, нет, ничего особенного не случилось, – заверила она Рида. Широко зевнув, она перевернулась и закрыла глаза.

Она нашла отличный способ завершить разговор, признал Рид. Все, что ей надо было сделать, просто повернуться спиной к нему, прикрыть глаза, и между ними словно вставала стена. В голову Риду пришла мысль о том, что, возможно, он и не хотел знать, что тревожит Селину. Однако он никогда не пытался избегать истины. Взяв Селину за плечи, Рид повернул, ее к себе.

Селину одолевало искушение не открывать глаза, отказываясь от разговора с ним. Но такой поступок был бы слишком ребяческим. Кроме того, утром разговор будет продолжен. Примирившись с неизбежным, она открыла глаза.

Рид внимательно вгляделся ей в лицо.

– Это из-за меня? Я действую тебе на нервы?

– Нет, – отозвалась она. Внезапно ее осенило: Рид уже заключил контракт и, возможно, ищет наиболее приемлемый способ завершить их сделку. Гордость заставила ее добавить: – Но если тебе наскучил этот брак, тебя никто не держит.

Ее предложение свободы разозлило Рида. Селина беременна, его долг – быть с ней рядом.

– Я никуда не собираюсь уходить, – ответил он, резкими жестами подчеркивая свое раздражение. – Я останусь здесь, пока не узнаю, что с тобой и с ребенком все в порядке.

Селине хотелось крикнуть, что ей не надо одолжений, что он совершенно напрасно считает своим долгом заботу о ней и о ребенке, но сдержалась. Она не испытывала желания спорить с ним. Обжигающие слезы ярости уже навертывались у нее на глаза – Рид так и не полюбил ее. Этот спор мог заставить Селину не только расплакаться перед ним, но и открыть свои чувства. Смутившись, она постаралась взять себя в руки.

– Хорошо, теперь, когда все решено, нам с ребенком надо отдохнуть, – произнесла она вновь повернулась на бок и закрыла глаза.

Рид смотрел ей в спину. Он всегда предупреждал мужей, что во время беременности к женам надо быть особенно внимательными, что изменения в их организме вызывают частую смену настроений и даже с самыми сдержанными женщинами жить становится нелегко. Теперь он мог авторитетно утверждать это, решил он. Вновь обхватив Селину за плечи, он перевернул ее на спину. Когда Селина открыла глаза, Рид отпустил ее и знаками объяснил:

– Еще ничего не решено. Я хочу знать, что тебя тревожит.

Селина сжала зубы. Она знала, что скажет Рид, если она во всем признается, и не хотела этого.

– Ничего особенного, – решительно ответила она.

Рид усмехнулся.

– Ты отнюдь не легкомысленна, пожив с тобой, я понял это. И даже если тебя тревожат пустяки, значит, они не настолько незначительны. – На его лице появилось повелительное выражение. – Если не хочешь рассказывать мне, поговори с Адель или бабушками. Тебе вредно замыкаться в себе, скрывать свои тревоги.

У Селины дрогнул подбородок.

– Я не могу рассказать им…

Рид пристально посмотрел на нее. Он надеялся, что причиной ее беспокойства был действительно какой-нибудь пустяк – скажем, испорченная беременностью фигура. Но поскольку Селина отказывалась говорить об этом с тетей или с бабушками, Рид насторожился.

– Тогда ты должна рассказать мне, – резкими и бескомпромиссными жестами объяснил он.

Ребенок вновь зашевелился. Селина понимала, что должна с кем-нибудь обсудить эту новость, и, хотя Рид был не самой лучшей из кандидатур, никому другому она не хотела признаваться. Осторожно садясь, она обернулась к нему.

– Знаю, ты только усмехнешься с циничным видом и скажешь, что теперь об этом поздно думать, – начала она.

Рид похолодел. Похоже, Селина собирается подтвердить его нелестное мнение о жизни.

– А у тебя появились запоздалые мысли?

Селина заметила ледяной блеск в его глазах.

– Не совсем запоздалые, – с вызовом отозвалась она, сжала зубы и обороняющимся жестом положила руки на живот. – Я хочу иметь ребенка. Просто не знаю, сумею ли я стать хорошей матерью.

Рид увидел выражение страстной любви на ее лице и понял, что ребенку обеспечено все возможное внимание и забота.

– Ты будешь отличной матерью, – сказал он, решительно подкрепив слова жестами.

Удивленная его неумелой похвалой, Селина вгляделась в лицо Рида.

– Ты сказал об этом, чтобы успокоить меня, верно?

– Возможно, я не всегда говорю то, что тебе хочется услышать, – ответил Рид, – но в моих словах нет ничего, кроме правды.

Эти слова придали Селине уверенности. Прежние сомнения постепенно исчезли, и она вновь смогла расслабиться.

– Спасибо, – произнесла она.

– Пожалуйста. – Затем Рид добавил, зевнув: – Я устал. Сейчас приму душ и лягу.

Глядя ему вслед, Селина надеялась, что когда-нибудь он сочтет ее отличной женой – точно так же, как предположил, что из нее получится отличная мать. Ты слишком многого хочешь, холодно осадила она себя.

Вся беда в том, думала Селина приятным июньским днем, что она не в силах перестать желать большего. Утро, когда она шла на работу, выдалось чудесным. Сейчас Селина возвращалась домой. Время от времени поглядывая на свой округлившийся живот, она улыбалась. Ее беременность достигла той стадии, которую бабушки называли «полным расцветом».

Селина не могла бы пожаловаться на невнимательность Рида – в сущности, во многом он был даже чрезмерно внимательным, и отличным примером этому служила детская. Как только Селина выбрала, какой из комнат предстояло превратиться во владения ребенка, Рид решительно запретил ей передвигать мебель. Позволив Селине только отдавать приказы, он сам убрал в комнате все, от мебели до светильников и картин. Комната опустела, и Рид заявил, что запах краски опасен для будущего ребенка, а потому на время ремонта отправил Селину погостить у тети. Селина понимала, что в этом Рид совершенно прав, и потому не возражала. Но когда Рид настоял на решении самому мыть и натирать полы, Селине показалось, что он заходит слишком далеко. Затем Рид притащил с чердака старую кроватку Селины и отремонтировал ее, позволяя самой Селине только давать указания. К тому же он заплатил за новую мебель, которую выбрала Селина.

Кроме того, он стал чрезмерно щедрым на подарки. В последнее время каждую неделю он покупал что-нибудь Селине, малышу или им обоим. Месяц назад он заявился домой с телефонным аппаратом для глухих новейшей модели, со встроенным автоответчиком.

– Теперь, если ты будешь занята с ребенком, тебе не понадобится отрываться, чтобы подойти к телефону, – объяснил он.

Вчера этот подарок был дополнен сигнальным аппаратом. Одна его часть, по виду напомнившая Селине селектор, была помещена в комнату, предназначенную для ребенка. Вторую часть, коробочку размером поменьше, Селина должна была носить с собой. Если бы ребенок заплакал, Селина узнала бы об этом по вибрации устройства.

Селина раздраженно вздохнула. Хотя она знала, что Рид всего-навсего старается быть внимательным и полезным, подарки выводили ее из себя.

«Единственное, что мне нужно от него, – это любовь», – еле слышно пробормотала она. Но Рид твердо решил не влюбляться, и Селина уже успела узнать: когда этот человек принимал решение, он следовал ему в любых обстоятельствах.

Приблизившись к дому, Селина заметила обшарпанный зеленый фургон, припаркованный перед ее калиткой. Мысли о Риде мгновенно улетучились. Фургон принадлежал Райкрофту Джерарду, но Райкрофтом этого человека никто не звал. Сам он предпочитал именовать себя Райдером, и люди помнили об этом. Его уважали. Селина знала, что многие испытывают перед ним даже нечто вроде трепета, не желая признаваться в этом, Райдер был крупным мужчиной, шести футов и двух дюймов ростом, мускулистым от тяжелой работы на ферме. Кроме того, он был немногословен и предпочитал жить своим умом.

Селина знала Райдера как славного, добродушного мужчину – в сущности, он ей даже нравился.

Но насторожиться ее заставило воспоминание о том, что сегодня четверг. Эмили Сейер по четвергам приходила делать уборку и до сих пор была в доме. Все в городе знали, что между семействами Джерард и Сейер существует давняя вражда. Селина своими глазами видела, как и те, и другие переходили на противоположный тротуар, лишь бы не встречаться. И вот теперь Райдер и Эмили были в ее доме – вместе и наедине.

Ускорив шаг, она добралась до дома как раз тогда, когда на улицу свернул Рид. Райдер поднялся с одной из качалок, стоящих на веранде. Когда Селина вошла в калитку, из двери дома появилась Эмили, она держала в руках сумку и, очевидно, уже уходила. На лице женщины застыло холодное, сдержанное выражение. Пройдя мимо Райдера и не удостоив его даже взглядом, она спустилась с крыльца и отвела Селину подальше от дома.

Селина ободряюще улыбнулась, когда Эмили начала объясняться с ней знаками – медленно, как сделал бы любой человек, еще не знакомый с новым методом общения. Эмили виновато проговорила:

– Джош сегодня не сможет прийти и скосить траву на лужайке, у него слишком много домашних заданий. – Виноватое выражение на лице сменилось решительным. – Но завтра он придет обязательно и бесплатно прополет цветы.

– Это будет еще лучше, – заверила ее Селина. – И я заплачу ему за всю работу. – Едва успев договорить, она увидела, как яростно вскинула голову Эмили. К ним шел Райдер. Очевидно, какой-то его поступок возмутил Эмили. Селина заметила, что с другой стороны к ним приближается Рид. Быстрыми знаками Селина попросила его объяснить, что произошло между Эмили и Райдером.

Рид ответил, что Райдер вроде бы сегодня днем видел Джоша у реки. Эмили возразила – дела ее сына не касаются Райдера.

Селина заметила, каким враждебным взглядом Эмили одарила Райдера, прежде чем обернуться к Селине и Риду. Ее лицо вновь стало виноватым, и Эмили заговорила:

– По правде говоря, моему сыну сейчас приходится нелегко. Он получил нагоняй от Эми Бакли и теперь немного расстроен. Но завтра он придет к вам, обещаю.

– Я все понимаю, – заверила ее Селина.

– Спасибо, – благодарно пробормотала Эмили и, не оглянувшись на мужчину, который вызвал у нее такую ярость, направилась к улице.

Селина обратила внимание на Райдера: тот смотрел в спину Эмили холодным пронзительным взглядом. Селина любила и Райдера, и Эмили, но никогда не приглашала их к себе вместе. Райдер обернулся к Риду, и Селина поняла, что они разговаривают.

– Я привез подарок для ребенка, – произнес Райдер и кивнул в сторону веранды. – Скажите Селине – это благодарность за то, что она облегчила муки моей матери, особенно в последние месяцы, когда от рака ей становилось все хуже.

Селина взглянула на мужа. Она ожидала увидеть хотя бы намек на недовольство в его глазах, но лицо Рида оставалось вежливым, пока он передавал слова Райдера – очевидно, желая, чтобы Селина поняла их все до единого.

– Я рада, что смогла помочь, – ответила Селина.

Райдер улыбнулся, и его грубое лицо смягчилось.

– Из тебя получится славная мать, – убежденно сказал он.

– Спасибо. – Когда с лица Райдера, сходит мрачное выражение, он становится почти красавцем, заметила Селина.

Нахлобучив широкополую шляпу, он быстро распрощался и ушел.

Поднявшись на веранду, Селина и Рид обнаружили деревянную колыбель ручной работы, окрашенную в ярко-вишневый цвет.

– Райдер – отличный столяр, – сказала Селина, склоняясь и проводя ладонью по гладкой лакированной поверхности дерева. – Это его увлечение. Какая прелесть… – Она взглянула на Рида, ожидая, что он скажет.

– Красивая вещь, – подтвердил он. Потянувшись, Рид взял ее под руку и помог выпрямиться. Его лицо стало серьезным. – Кажется, у Эмили проблемы с Джошем.

– Уверена, она сможет с ними справиться, – ответила Селина. – Эмили и ее сын очень дружны между собой – вместе им пришлось многое пережить.

Рид внимательно взглянул на нее.

– Я хочу, чтобы ты знала: ты сможешь обратиться ко мне в любое время, если тебе и нашему ребенку понадобится помощь. – Не дожидаясь ответа, он поднял колыбель и внес ее в дом.

Селина чувствовала, как у нее начинает дрожать подбородок. Рид твердо дал ей понять: он придет, если ей потребуется помощь, но не останется с ней. Распрямив плечи, Селина напомнила себе – таким был их договор с самого начала. Ребенок протестующе толкнул ее ножкой, и Селина успокаивающе погладила себя по животу. Мы отлично справимся без него, заверила она нерожденного ребенка.

Селина ощущала сильное желание войти в дом и сказать Риду, что он может собирать вещи и убираться отсюда. Однако она знала – Рид откажется. Он считал своим долгом оставаться с ней до тех пор, пока не родится ребенок. Кроме того, сейчас Селина была совсем не расположена встречаться с родственниками и объяснять им, почему ее брак распался еще до рождения ребенка. Если бы она не позволила себе влюбиться в этого человека и надеяться на невозможное, сейчас ей не пришлось бы терзаться в сомнениях, упрекнула себя Селина. Ей надо радоваться уже тому, что Рид оказался хорошим человеком, что он поддерживает ее и тревожится о ребенке. А про остальные желания ей лучше всего забыть. Размышляя об этом, Селина вошла в дом.

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

Селина сидела в качалке на веранде. Стоял жаркий июльский день, среда, с предполагаемого дня родов прошло полторы недели. Сегодня она одевалась, чтобы идти на работу, когда ощутила первую сильную схватку. Более слабые схватки бывали у нее и раньше, но Селина уже знала, что это еще не роды. Она даже не сказала о них Риду. Но сегодняшние схватки были значительно сильнее, и Селина поняла, что ее ребенок родится этим днем.

К этому времени Рид уже уехал. Он хотел пораньше утром, прежде чем идти на работу, позвонить Стюартам. Селина засекла время между схватками – целых двадцать минут. Разыскивать Рида еще слишком рано, решила она. Позвонив Бренде, Селина предупредила, что сегодня не придет на работу. Надев просторное и легкое ситцевое платье, она взяла вязанье и вышла на веранду.

Покачиваясь в кресле и наслаждаясь теплым, ароматным утренним ветерком, она услышала, как Дорин Трои включает в доме пылесос.

– Странные дела творятся в этом городе, – пробормотала себе Селина.

Эмили Сейер вышла замуж и оставила работу, чтобы вести хозяйство. А поскольку работа в доме Дока отнимала у Дорин совсем немного времени, она стала раз в неделю приходить к Прескоттам и делать уборку вместо Эмили.

На лице Селины появилось задумчивое выражение, когда она вспомнила о браке Эмили. Этот брак привел в шоковое состояние большинство жителей Смитсшира: Эмили Сейер вышла замуж за Райдера Джерарда. В сущности, брак Эмили слегка укрепил надежду Селины благополучно разрешить собственные проблемы, но эта надежда быстро погасла. Какие бы странные дела ни творились в нашем городе, раздраженно признала Селина, влюбленность Рида Прескотта к их числу не относится.

Еще один приступ боли заставил ее обо всем забыть. Селина взглянула на часы – последняя схватка была десять минут назад. Прикосновение к плечу заставило ее поднять голову, и Селина увидела, что рядом с креслом стоит Дорин.

– Похоже, пора звонить Риду, – произнесла женщина, отчаянно жестикулируя.

Дорин мгновенно догадалась, почему сегодня утром Селина не спешит на работу. Прошедшие три часа она хлопотала над Селиной, как наседка. Это лучше, чем видеть хлопоты Рида, уверяла себя Селина. Однако сейчас Дорин была права – пришло время звонить мужу.

Сидя за рулем своей машины, Рид пытался сосредоточиться на дороге, пока вез Селину в медицинский центр Гринфилда. Принимать роды предстояло Доку – Рид вызвал его, и старый врач уже был в пути.

Рид заранее решил, что, когда придет время, в Гринфилд Селину отвезут Док или Дорин. Он может отменить более поздние встречи, но обязательно осмотрит пациентов, уже ждущих у кабинета. Вместо этого, едва Селина позвонила, он ответил, что немедленно выезжает домой и отвезет ее в Гринфилд сам. Он бросил осматривать Джона Колби, не закончив. Попросив его прийти на осмотр через пару дней, он пробежал через кабинет, решил, что в срочной помощи никто не нуждается, извинился перед пациентами и ушел.

У Рида вспотели ладони. Он был уверен, что сможет перенести роды Селины с таким же профессиональным спокойствием, как любые другие. Но так, как теперь, он не нервничал еще никогда – даже в опасных случаях.

Рид взглянул на Селину – она сидела, прижимая руки к животу. Прикоснувшись к ее плечу, чтобы обратить на себя внимание, он спросил:

– Все в порядке?

– Да, в полном, – ответила Селина, мягко улыбнувшись. Ее улыбка тут же сменилась гримасой боли – началась очередная схватка.

Вынужденный прервать разговор, Рид вновь коснулся ее плеча, когда боль отступила.

– Ты действительно способна узнать, что все в порядке, – даже когда прикасаешься к своему телу? – спросил он, подкрепляя слова знаками.

– Пожалуй, да, – ответила Селина.

Рид резко отвернулся. Этот вопрос прозвучал гак, словно он считал ее неким медицинским прибором, способным поставить диагноз. Да, он не мог отрицать, что Селина чувствует боль. Он чуть не застонал, понимая, что начинает верить в ее дар. Эти роды слишком сильно нервируют меня, с упреком подумал он.

Словно в подтверждение, Рид услышал ее стон и испытал что-то похожее на панику. Это беспокойство совершенно естественно, решил он в следующий миг, в конце концов, он несет ответственность за будущего ребенка.

Селина заметила, что Рид сжал зубы. Она ожидала, что рождение ее ребенка он воспримет с таким же спокойствием и уверенностью, с каким привык обращаться с другими пациентами. Вместо этого он вел себя, как подобает будущему отцу – пожалуй, только встревоженному, а не довольному будущему отцу, определила Селина.

– Наверное, было бы лучше, если бы Док отвез меня в больницу, – пробормотала она, испытывая неловкость.

У Рида мелькнула мысль, что предоставить все Доку было бы неплохо. Но он хотел присутствовать при родах. Он свернул к обочине, усмехнулся и принялся объяснять знаками:

– Я уже говорил тебе, что останусь с тобой, и кончено. – Не дожидаясь ответа, он вывернул на дорогу.

Селина видела, какой яростный вызов вспыхнул в его глазах. Она была бы счастлива, если бы не знала, что Ридом движет только чувство долга. По крайней мере, моему ребенку обеспечена лучшая врачебная помощь, философски решила она.

Пару часов спустя, когда Рид сидел в родильной палате, пытаясь сосредоточиться на странице журнала, он вновь подумал, не лучше ли было предоставить все это дело Доку. Док спокойно сидел рядом, допивал кофе и смотрел телевизор. Но Рид не мог успокоиться, он ощущал боль Селины почти так же остро, как свою собственную. И хотя опыт подсказывал ему, что у Селины и ребенка все в порядке, Рид не мог избавиться от тревоги.

В его голове всплывали картины возможных осложнений, мысль о том, что с Селиной может что-нибудь случиться, вызвала озноб. Сжав зубы, он пообещал себе: он позаботится, чтобы с ней ничего не случилось. Прежде он никогда не давал себе такого обещания. Умом он понимал, что это глупо: всегда может произойти, что-то, не поддающееся контролю. На секунду Риду пришла в голову мысль о том, что он охотно расстался бы с жизнью ради Селины.

Злясь на собственную привязчивость, он вновь уткнулся в страницу журнала. Но его мозг отказывался воспринимать слова. Оставив попытки забыться чтением, Рид отложил журнал и встал. Услышав стон Селины, он быстро шагнул к постели. Куда девалась его привычная холодная отчужденность, спрашивал себя Рид, обнаружив, что испытывает страстное желание принять на себя боль жены.

Закрыв глаза, Селина старалась дышать глубоко и ровно и расслабляться между схватками. Когда боль достигла пика, она ощутила, что на живот ей мягко легла рука, по всему телу распространилось тепло. Не открывая глаз, Селина поняла, что это рука Рида. Боль утихла, и Селина открыла глаза.

– Я хотела бы, чтобы ты не выглядел таким виноватым, – пробормотала она. – Это совершенно естественное явление, к тому же я приняла решение сама.

Глядя на Селину, Рид старался уверить себя, что причиной его чувства была вина, но вслух признался:

– Мне больно видеть, как ты страдаешь.

Селина скользнула взглядом по собственному животу.

– Игра стоит свеч, – с убежденностью произнесла она.

Несколько часов спустя Рид очень сомневался, считает ли Селина ребенка, которого только что принял Док, заслуживающим своих страданий. Последний взгляд на ее лицо перед тем, как Рид стал ассистировать Доку, помогая малышу появиться на свет, заставил его содрогнуться. Селина выглядела изнуренной, ее лицо побледнело и стало мокрым от пота.

– Мальчик, – объявил Док с широкой, довольной улыбкой.

Рид взглянул на новорожденного, которого держал Док, поднимая повыше, чтобы и Селина могла увидеть.

– У тебя сын, – произнес он.

– Сын… – повторила Селина с усталой, но счастливой улыбкой.

Рид увидел на ее лице радость и понял: она считает ребенка достойным еще и не таких мук.

– Добро пожаловать в мир! Добро пожаловать в Смитсшир, человечек! – приговаривал Док и, повернувшись к Риду, добавил: – Тебе предоставляется почетное право перерезать пуповину.

Положив новорожденного на живот Селины, Рид перерезал пуповину под наблюдением Дока.

– А теперь займемся мамочкой, – произнес Док, тепло улыбаясь и подмигивая Селине, прежде чем встать поближе к столу.

– Ты – счастливчик, – пробормотал Рид малышу, протягивая его одной из сестер, которой предстояло обмыть его и взвесить.

– Семь фунтов две унции, – объявила сестра, пока другая заносила вес в карточку. С усмешкой повернувшись к Риду, девушка произнесла: – Поздравляю, доктор. Как чувствуете себя в роли отца?

– Жутко, – честно признался Рид. Неожиданное чувство гордости наполнило его, когда сестра положила ему на руки запеленатого ребенка.

Это мой сын! Нет, не «мой», тут же поправил он себя, это ребенок Селины. Но если ей или ребенку что-нибудь понадобится, я сделаю все возможное, поклялся он.

Селина улыбнулась ребенку, когда Рид подал его ей, а затем подняла глаза на Рида. Он словно вынырнул из воды и теперь слегка улыбался сестрам. Селина увидела, как они поддразнивают его, называя молодым папашей. Но Селина узнала улыбку Рида – это была его обычная маска – и не увидела радости в его глазах. Вероятно, Рид радовался тому, что все завершилось, и теперь мечтал только об одном, чтобы скорее пролетело еще несколько месяцев.

Она взглянула на ребенка, и ее словно накрыла с головой теплая волна. В этот момент Селине было все равно, захочет Рид Прескотт поскорее избавиться от нее или нет. У нее родился красивый, здоровый мальчик, а остальное было неважно.

Рид мерил шагами гостиную. Время уже пришло, убеждал он себя, но чувствовал, что еще никогда в жизни ему не приходилось так тяжело. Но если откладывать еще дольше, легче ему не станет.

Наверху Селина смотрела на уснувшего ребенка. Сегодня ему исполнилось три месяца. Мальчик унаследовал голубые глаза Рида. Селина назвала его Кеннетом – в честь своего отца. Одного вида ребенка ей было достаточно, чтобы переполниться радостью.

– Но поэты и философы говорят, что вместе с каждой радостью приходит боль, – пробормотала она. – Я надеялась, что они ошибаются, но теперь вижу – они правы.

Перед глазами Селины возникло лицо Рида. Она не могла отрицать, после рождения ребенка в нем ощущалось странное беспокойство. Рид старался скрыть его, но он был слишком внимательным и заботливым, когда Селина вернулась домой из больницы. Единственное, к чему он отнесся с меньшим энтузиазмом, – это возобновление их физических отношений. Он не делал никаких попыток сблизиться с ней, и Селина признавалась, что это раздражает ее. И обижает, добавляла она. Она пробормотала с досадливым вздохом:

– Я надеялась, что он привыкнет заботиться о нас – так, что захочет остаться. – Она осторожно погладила Кеннета по щеке. – Но, боюсь, он чувствует себя загнанным в угол. Кажется, вся сила моего счастливого пенни исчерпана. Но я ни о чем не жалею – у меня есть ты. А теперь пришло время освободить Рида. – Покинув детскую, она отправилась на поиски.

Рид повернулся, услышав, что Селина входит в гостиную.

– Полагаю, пришло время расстаться, – сказала она, продолжая разговор, который начинала весь день. Только вчера днем она смогла произнести эти слова вслух. Но теперь это удалось ей с легкостью. Она расторгала сделку.

Тебя вышвыривали и прежде, напомнил себе Рид. Однако еще ни разу это событие не было столь болезненным. Он растерял все заранее приготовленные слова.

– Ты хочешь, чтобы я ушел уже сегодня или завтра? – знаками спросил он.

Селина проглотила ком, вставший поперек горла. Она ждала, что Рид уйдет, но не предполагала, что это случится так внезапно. Казалось, он не в силах дождаться, когда окажется на свободе. Что же, если он этого хотел, Селина была рада отпустить его.

– Лучше завтра. Но если хочешь, ты можешь уйти сию же минуту, – ровным тоном ответила она.

Рид кивнул.

– Сегодня я буду спать в комнате для гостей, а завтра переберусь к Доку.

Значит, он не хотел провести в ее постели хотя бы еще одну ночь – эта мысль больно уколола Селину. Желание немедленно собрать его вещи и вышвырнуть их из дома было неудержимым, но Селина с достоинством кивнула, отвернулась и поднялась в детскую.

Ей хотелось закричать, разбить что-нибудь, но вместо этого она подошла к ребенку.

– Сладкое и горькое – все вместе, – пробормотала она. Да, на этот раз ей довелось отведать и того, и другого.

Оставив ребенка, она подошла к стенному шкафу и вытащила чистые простыни, а затем направилась в комнату для гостей и принялась застилать постель.

Рид по-прежнему стоял посреди гостиной. Он не двинулся с того места, где Селина оставила его. Внезапно он направился к лестнице и одолел ее в два прыжка. Селину он нашел в комнате для гостей.

Селина выпрямилась над кроватью, на которую стелила простыню. Покалывание в затылке заставило ее оглянуться – на пороге стоял Рид.

Рид убеждал себя: он пришел сюда только за тем, чтобы объявить – он намерен видеться с сыном, потому что это его ребенок. Но едва Селина повернулась к нему, слова застряли у него в горле.

– Сейчас все будет готово, – сдержанно произнесла Селина. Ее подмывало сообщить Риду, что он способен сам приготовить себе постель, но она не хотела, чтобы Рид догадался, как она уязвлена. Будь спокойна, холодна и сдержанна, приказывала она себе. Боясь, что боль неожиданно отразится на ее лице, Селина быстро повернулась к постели.

Скажи ей, что ты хочешь продолжать видеться с сыном, снова приказал себе Рид. Он размышлял о том, не подойти ли поближе и не, взять ли ее за плечо, но мысль о прикосновении угрожала лишить его сдержанности. Он стоял неподвижно, глядя Селине в спину.

Пройди мимо него, как ни в чем не бывало, заставляла себя Селина, закончив стелить постель. Но ноги отказались подчиняться ей. Рид еще стоял на пороге, загораживая дверь. Мысль о том, что он не желает даже находиться с ней в одной комнате, вновь больно уколола Селину, и она распрямила плечи.

– Я ухожу, так что можешь входить, – сухо произнесла она.

Рид напрягся. Скажи же ей, что хочешь навещать сына, настаивал он. Но когда он открыл рот, вылетели слова, о которых он думал уже несколько недель.

– Я хочу остаться, – произнес он.

Селина застыла на месте, боясь поверить своим ушам. Затем она вспомнила о Кеннете – так вот почему он захотел остаться! Она тут ни при чем.

– Тебе незачем оставаться со мной только для того, чтобы видеться с сыном, – возразила она.

Гордость побуждала Рида заставить ее поверить: Кеннет – единственная причина его решения. Но он не мог этого сделать, Селина стоила риска. Помрачнев, он начал жестикулировать и говорить:

– Я люблю нашего сына, но прошу позволить мне остаться здесь не из-за него. Знаю, я не гожусь в мужья, но я люблю тебя. Я хочу остаться с тобой.

Эти слова дались ему с трудом. Он не только поклялся себе, что больше никогда и ни у кого не попросит разрешения остаться, – он всегда заявлял, что ни к чему давать волю чувствам, особенно любви. Но теперь он одновременно просил у Селины разрешения остаться и признавался ей в любви.

Глядя, как он стоит, слегка расставив ноги и распрямив плечи, Селина подумала, что Рид словно приготовился к удару. Он сунул руки в карманы, словно подчеркивая: он договорил, и теперь ей решать, что делать дальше. Он сказал, что любит ее, и Селина хотела поверить ему больше, чем когда-либо в жизни. Но не могла промолчать.

– С тех пор как я вернулась из больницы, ты был не слишком внимательным мужем, – заметила она. – Ты даже не притронулся ко мне.

Неловкая улыбка появилась на лице Рида.

– Я боялся, что после этого никогда не смогу с тобой расстаться. Ведь я согласился, чтобы наш брак кончился, когда ты этого захочешь.

Селина застыла в нерешительности. Ей хотелось верить, что именно она, а не сын, заставила Рида заговорить об этом, но она не могла побороть страх.

Смущение охватило Рида, когда он увидел, что Селина стоит рядом молча. Он чувствовал себя глупцом – очевидно, она не разделяла его чувств и только подыскивала слова, чтобы сообщить об этом.

– Прости, что тебе неприятно. Я уложу вещи и уеду отсюда сегодня же.

Мысль о расставании оказалась невыносимой для Селины.

– Нет! – Она бросилась к нему, схватила за руку и остановила. – Я так много времени прожила, убеждая себя, что ты меня никогда не полюбишь, что теперь просто не могу поверить этому счастью.

У Рида заблестели глаза.

– Я люблю тебя, Селина, – произнес он, подчеркивая слова резкими жестами. – Я сделаю все, что хочешь, чтобы доказать тебе это.

Селина увидела, что в глазах Рида отразилась тревога, очень похожая на ее собственную.

– Ты уже доказал, – потрясенно пробормотала она. Потянувшись, она погладила его по щеке – Я люблю вас, доктор Прескотт. Я хочу, чтобы вы остались со мной навсегда.

Рид облегченно вздохнул и обнял ее – просто стоя рядом с Селиной и держа ее в объятиях, он испытывал невыразимое наслаждение. Он тосковал по ней так, что у него ныли и душа, и тело.

Его тепло согрело Селину, распространяя по ее телу потоки радости.

– Кеннет спит, – сказала она, целуя Рида в щеку. – А нам с тобой предстоят дела.

Риду хотелось завопить от восторга – он только что понял, о чем мечтает Селина. Вместо этого он просто улыбнулся ей.

– Я люблю прикосновение твоих рук, – пробормотал он и поцеловал ее, этот поцелуй обещал бурную ночь.

Позднее, утомившись, но испытывая приятное расслабление после любви, Селина мягко улыбнулась и вытянулась рядом с Ридом. Она была уверена, что более счастливой женщины, чем она, просто не существует. В конце концов, любовь дороже золота.

Завтра ей надо найти медальон, достаточно большой, чтобы он вместил пенни. Эта монетка заслуживала особого, совершенно особого места.

Приподнявшись на локте, Рид разглядывал ее с довольной усмешкой.

– Предлагаю пенни за твои мысли.

Селина улыбнулась в ответ.

– Вот забавно, что ты заговорил об этом. Я только что думала о пенни.

Он непонимающе нахмурился.

– О пенни?

– Да, особом пенни, – ответила она. – Я думала о том, где найти для него медальон.

Рид вопросительно приподнял бровь.

– Тогда это и вправду замечательная монета?

Селина обвела пальцем линию его скулы.

– Нет, это ты замечательный – самый замечательный, – мягко произнесла она.

Голубые глаза заблестели ярче.

– Замечательно то, что мы вместе. Ты пригласила меня в свою жизнь и позволила остаться здесь – спасибо.

Селину наполнило ощущение завершенности.

– Я с радостью приняла тебя, – заверила она его, придвигаясь ближе и чувствуя, как в ней вновь разгорается пламя страсти.