/ Language: Русский / Genre:humor_prose / Series: Рассказы

Лесник Юра Дымов

Евгений Дубровин


humor_prose ЕвгенийПантелеевичДубровинe0064f28-2a80-102a-9ae1-2dfe723fe7c7Лесник Юра Дымов ru Busya Fiction Book Designer, Fiction Book Investigator 12.02.2008 http://lib.aldebaran.ru/ OCR Busya 2f8751d3-29e7-102b-9d2a-1f07c3bd69d8 1.0 Евгений Дубровин «Ну доживи до понедельника». Библиотека «Огонька» № 25 Правда Москва 1982

Евгений Дубровин

Лесник Юра Дымов

На четвертом курсе машиностроительного института во время практики Юра Дымов простудился, пролежал в больнице почти полгода, но так и не вылечился. Врачи приговорили его к смерти и положили срок жизни два года. Юре они, конечно, ничего не сказали, но декану сообщили, чтобы со студентом обращались побережней, декан сказал еще кому-то и так дошло до Юры.

Три дня Дымов ничего не пил, не ел, не спал, ходил шатающейся походкой, никого не видел, но потом вдруг решил: ну что ж, два года так два года – два года тоже срок порядочный, и стал снова ходить на занятия, улыбаться, участвовать в студенческих пирушках. Но в груди Дымова словно все сжалось, окаменело, он не испытывал радости от прожитого дня, даже вечером вздыхал с некоторым облегчением: ну что ж, вот еще один день прошел, одним днем меньше…

Он окончил институт; и его распределили на Петровский завод стиральных машин. При первой встрече Дымов все откровенно рассказал главному инженеру. Юра сказал, что не испытывает и не испытывал особой любви к машиностроению, в институт попал случайно, потому что не прошел по конкурсу в медицинский, куда в общем-то тоже попал случайно.

Юра сказал, что он совершенно бесполезный человек на земле, родился, наверно, тоже по недоразумению, и поэтому земля спешит забрать его к себе, чтобы исправить ошибку. Впрочем, оставшиеся несколько месяцев жизни Юра постарается прожить честно, с максимальной пользой для Петровского завода стиральных машин. Ползарплаты он будет отчислять в кассу взаимопомощи, чтобы потом месткому не тратиться на его похороны.

Юра Дымов рассказал все это Евгению Семеновичу с юмором, и главный инженер оценил мужество прибывшего молодого специалиста. Поэтому он тоже ответил прямо и с юмором.

Никакой пользы, сказал Громов, Юра Дымов принести заводу не может, более того – окажется хорош, если Юра не принесет вреда, поскольку в сроках он ограничен и любви к своей профессии не питает. Поэтому главный инженер посоветовал Юре с максимальной пользой для себя провести эти оставшиеся месяцы.

Петровскому заводу, сказал главный инженер, отвели на берегу реки большую зону отдыха – в основном лесной массив. Пока суть да дело, пока начнется строительство домиков, лодочной станции и прочего, пройдет несколько лет. В настоящее же время массив бесхозный, каждый делает там, что хочет: рубит деревья, палит костры, вытаптывает траву. В общем, нужен сторож, лесник.

Завод может срубить Юре домик, а его самого оформить на ставку младшего конструктора и посадить в этот самый домик. Дымов будет приглядывать за лесом, гулять, собирать грибы, ловить рыбу. Чем не приятное завершение жизненного пути?

Юра Дымов подумал и согласился. Домик ему поставили быстро – за две недели, с верандой, крылечком. Вырыли колодец, сколотили сарайчик для дров. И Юра зажил.

Непривычна была эта жизнь для нового лесника. Вставал Юра рано, почти вместе с солнцем, умывался у колодца холодной водой, готовил быстрый завтрак у портативной газовой плиты, брал с собой бутерброды, термос с кофе и на целый день уходил в лес. Собирал в рюкзак грибы, ягоду, купался, загорал на реке, ловил рыбу. Иногда переплывал на ту сторону реки, заглядывал в дивные пещеры.

Возвращался ночью, ужинал, спал без сновидений.

Горячими днями были только суббота и воскресенье. К реке приезжало много машин, частных и грузовых, люди высыпали, как муравьи, принимались ломать, пилить, рвать, жечь, варить, коптить, жарить, некоторые даже бросали тол в речку.

Юру как лесника никто не воспринимал всерьез. Может быть, потому что он держался стеснительно и уговаривал, а не требовал.

– Рубить деревья нельзя, – говорил Юра, подойдя к группе дюжих молодцев, которые валили ель. – Если каждый уничтожит по дереву, то скоро лес исчезнет. Где тогда вы отдыхать будете?

– А ты кто такой? – спрашивали добрые молодцы.

– Лесник.

Парни недоверчиво оглядывали тщедушную фигуру Юры.

– Убирайся отсюда, лесник, пока цел, – советовали они. Юре ничего не оставалось делать, как убираться.

Он попросил главного инженера купить ему ружье, а сам съездил в Суходольск и в военторге приобрел себе военную фуражку с кокардой. Теперь Юра выглядел солидно. Особенно, когда надевал сапоги с длинными голенищами.

Кроме того, вскоре произошел необыкновенный случай. То есть случай-то, в общем, вполне обыкновенный, необыкновенным он явился лишь для Юры. Приблудилась собака. Открыл однажды утром Юра дверь своей сторожки, а за дверью стоит голодная собака и поскуливает. Юра напоил, накормил собаку, она и осталась у него. Вскоре она превратилась в довольно внушительного вида псину. Юра назвал ее Тамарой, по имени девушки, которую когда-то любил.

Теперь Юра Дымов с ружьем за плечами, в высоких сапогах, в фуражке с кокардой, с собакой вызывал уважение и даже некоторый шок. Допустим, идет с бреднем по реке компания, тянет, веселится, шутки, прибаутки и прочее, и вдруг на берегу появляется полувоенная фигура с собакой.

– Стой! – кричит фигура. – Фуражка, сапоги, собака и ружье придали Юре уверенности, и он научился кричать. – Стой, стрелять буду!

Рыбаки бросали сеть и впадали в шок. Юра делал вид, что он лезет в карман за квитанционной книжкой.

– Подходи по очереди штраф платить!

Начинались просьбы, мольбы, приглашения к костру выпить.

Дымов великодушно прощал.

Постепенно все отдыхающие узнали, что в их округе появился и шатается лесник с собакой. Безобразничать стали меньше, а тол швырять в реку и вовсе перестали.

Юра накупил книг по лесному делу, брал их с собой в рюкзак и, где-нибудь отдыхая на лужайке, читал вслух Тамаре. Тамара, внимательно слушая, повиливала хвостом. Вскоре Дымов знал название всех деревьев, трав и цветов, мимо которых шел. Юра удивлялся, как это он раньше мог ходить по лесу и не знать названия того или иного растения. Теперь ему было стыдно перед лесом, если он чего-то не знал.

Дымов вычитал и про полезные свойства трав и ягод. Каждый вечер он стал варить на утро настой из самых полезных трав, пил за полчаса до еды и приучил к этому Тамару. Кроме того. Юра купил в селе ящик водки и понаделал разных настоек, так, на всякий случай – сам Юра спиртные напитки не употреблял.

Вскоре произошел еще один случай. Похлестче, чем с Тамарой. Юра женился. Не по-настоящему, конечно, не, как говорится, до гробовой доски, а лишь на лето.

Произошло это так. Однажды возвращается Юра с обхода домой поздно вечером, а в его доме свет, и из открытых дверей несутся голоса. Юра не очень удивился, так как главный инженер частенько заглядывал к нему с гостями и, не застав лесника дома, открывал дом – у него был второй ключ – и хозяйничал там сам – такая была договоренность.

Но на этот раз замок был не открыт, а выдернут с корнем – чисто символический замок, ибо у Юры не было в доме абсолютно ничего ценного. Возле крыльца стоял новенький мотоцикл «Ява».

Дымов прошел веранду, открыл дверь в комнату и очень удивился. На его кровати лежала девица в джинсах, в майке*? как бы сшитой из иностранный газеты, и курила сигарету.

– Привет, парень! – сказала она. – Ты, наверно, хозяин? Извини за вторжение, но мы очень устали.

Девица была «под мухой».

Из кухни тянуло дымом и горелым мясом. Слышалось шипение, доносились проклятия.

Дымов прошел на кухню.

Атлетического сложения парень в одних плавках, чертыхаясь, жарил на газовой плитке шашлыки из больших кусков мяса.

– Что вы здесь делаете? – спросил Юра.

– Жарю. А ты кто? Хозяин?

– Хозяин.

– Ну давай знакомиться. Влад. Сибирский охотник.

Влад протянул левую свободную руку, и Юра машинально пожал ее.

Незваный гость покосился на ружье.

– Браконьеров ловишь?

– Так… для порядка.

– Ну садись, гостем будешь. – Сибирский охотник рассмеялся. – Ты извини, старик, что я забрался в твою хижину. Это я по-сибирски. У нас там так. Дверь на запоре никто не держит. Заходи, отдыхай.

– Вы из самой Сибири на мотоцикле?

– Ну да.

– И долго ехали?

– Да нет. Я шпарю будь здоров. У вас тут в лесу налетел на зайца, так он и пикнуть не успел, теперь вот шипеть приходиться. – Влад кивнул в сторону шашлыка.

– Разве у нас здесь есть зайцы? – удивился Юра. Он не видел еще ни одного зайца. Дымов вообще никогда в жизни не видел зайца. Разве что только вот теперь, в виде шашлыка.

– Выходит, есть.

– Может быть, вы последнего задавили, – с сожалением сказал Юра.

– А что я мог сделать, старик? – Влад пожал широкими загорелыми плечами. – Он сам мне под колеса кинулся. Может, какой самоубийца. Из-за зайчихи. Знаешь, из-за этих баб чего только не натворишь. Да ты не огорчайся. – Сибирский охотник похлопал Юру по плечу свободной левой. – Я пришлю тебе зайца! У нас их навалом! Да не чета вашим! Раза в три побольше. И шкура что надо. На шапку запросто хватит. Честное слово, пришлю! Я свое слово всегда держу. Снимай пушку и давай ужинать. У меня виски есть. Шотландское. «Белая лошадь». Пил когда-нибудь?

– Нет.

– Пальчики оближешь. А знаешь почему «Белая лошадь» называется?

– Нет.

– Одна бутылка лошадь с копыт валит. У тебя тарелки-то есть?

– Всего одна.

– Ладно. Не трудись. Обойдемся и так. – Влад положил шашлык на газету, нарезал хлеб, достал из стоявшего тут же рюкзака квадратную бутылку с изображением скачущего всадника на белой лошади и закричал:

– Галка! Иди ужинать!

Пришла девушка, одобрительно посмотрела на шашлык.

– Быстро сварганил. Умница. Все-то ты умеешь.

– В тайге всему научишься. Старик, чего ты торчишь, как пень. Давай, наваливайся.

Юра снял двустволку, фуражку, сходил во двор, вымыл руки.

– У меня есть консервы, – сказал он. – Скумбрия.

– Тащи. Скумбрия – это вещь, – одобрил сибирский охотник.

– И настойка на дикой малине.

– Здорово! – воскликнула Галка. – А то мне эта лошадь порядком надоела.

Юре понравилась Галка. Очень красивая. Волосы рыжие, пышные, в пучке на затылке. Лицо с легкими веснушками. Фигура – любая киноактриса позавидует. А главное, держится непринужденно, словно они сто лет знакомы. Все девушки, с которыми Дымову до сих пор приходилось иметь дело, были или дуры и ставили из себя бог знает что, или простушки, что было еще хуже, так как простушки надоедали Дымову за полчаса.

– Лесник, а лесник, – сказала Галка, когда все выпили и закусили. – Почему ты какой-то запущенный?

– В каком смысле, – спросил Юра.

– Во всех. Тарелок у тебя нет, стакан всего один, да и то треснутый. Одежды нет. Мебели нет. Жратвы нет. Даже, небось, грибов нет соленых. Ну скажи, есть у тебя соленые грибы?

– Нет.

– Вот видишь. Какой же ты лесник, если у тебя грибов соленых нет? Тогда ты не настоящий лесник.

– Я их не умею солить, – сказал Дымов.

– А что же ты умеешь?

– Почти ничего.

– Значит, и жить не умеешь?

– Выходит, так.

– А я все умею, – сказал Влад, уписывая за обе щеки шашлык. Он уже два раза налил себе «Белой лошади» и, никого не приглашая, выпил. – И белке в один глаз попасть могу, и дом за три дня срублю, и на вертолете летать умею. Скажи: лети завтра в космос – полечу. Ночь только надо потренироваться.

– На голове только стоять не можешь, – сказала Галка.

– Я?

– Да, ты.

– Я не могу стоять на голове?

– В жизни не устоишь!

– Устою. На что спорим?

– На три щелчка по носу.

– Идет!

Сибирский охотник отложил шашлык и вскочил на ноги. Лицо у него было обиженное.

– Только,чур, руками за пол не держаться! – сказала Галка.

– Можно и так. Но за это пять щелчков.

– Заметано.

Влад вышел на середину кухни, присел на корточки. Быстрое движение – вот уже он стоит на голове, держась руками за пол.

– Без рук! Без рук! – закричала Галка.

– Пожалуйста…

Сибирский охотник распростер руки над полом. Он был похож на несущегося вниз пловца с вышки.

– Хватит! Молодец! А то шею свернешь! Вставай! – воскликнула Галка.

Влад встал на ноги и сел за стол. Его лицо лишь чуть покраснело, а дыхание даже совсем не участилось.

– Вот так-то. Подставляй нос.

– Ты и вправду все умеешь. На, бей.

Сибирский охотник старательно отпустил в Галкин нос пять увесистых щелчков.

– Больно же!

– А как же ты думала? Не спорь следующий раз.

От щелчков на глазах у Галки выступили слезы, а нос покраснел й слегка распух. Юре было жалко Галку. Он не стал бы бить, даже если бы десять раз проспорил.

– Я хочу тобой поспорить, – сказал неожиданно для себя Дымов.

– Ты? – Влад настолько удивился, что перестал есть.

– Да. Я.

– О чем же?

– Сейчас…

Юра вышел во двор и нарвал букет цветов.

– Назови все цветы.

– Ах, вон оно что… Ну это чепуха! На щелбаны будем?

– На щелбаны.

– Сколько?

– Двадцать.

– Ну что ж, давай, – усмехнулся Влад, – только, чур, потом не плакать.

– Ладно.

– Двадцать – это много, – сказала Галка. – Можно повредить нос.

– Ты о чьем носе печешься? – спросил сибирский охотник.

– Уж не о твоем, конечно.

– Значит, измена?

– Значит, да.

– Месть за нос?

– Не только.

– Ладно, иду один против носовой солидарности.

Влад назвал все цветы, за исключением двух. Юра и Галка были неприятно удивлены. Правда, названия были не все научные, но факт оставался фактом.

– Какой же из меня охотник, если я не знаю название растительности, – сказал Влад самодовольно. – Давай нос, два щелчка ликвидируются, поскольку не совсем угадал. Эти из вашей местной флоры. Я не обязан их знать, но так и быть – прощаю.

После десятого щелчка нос у Дымова стал фиолетовым, после пятнадцатого пошла кровь.

– Перестань, – вмешалась Галка. – Сила-то бычья.

– Ладно, – сжалился сибирский охотник. – Живи. Но запомни – сначала прикинь, а потом лезь. Сначала соразмерь, соответствует ли, а уж потом начинай. Ты понял, старик?

– Понял, – сказал Юра.

Сибирский охотник еще выпил «лошади», никому не наливая, и стал учить Дымова жизни:

– В жизнь нельзя входить тюфяком, – говорил он, вымазывая хлебом банку из-под скумбрии. – В жизнь надо выходить сильным. Все знать, все уметь, а если не знаешь и не умеешь, все равно лезть вперед нахрапом, на арапа. Вот я три цветка назвал на арапа, а вы даже не заметили.

– А в результате? – спросил Юра.

– В результате… – Влад расхохотался. – В результате у тебя разбит нос.

– Я не про это, а вообще.

– А если вообще, то сильным достается все: слава, деньги, женщины.

– Ну, а если человеку не нужны слава, деньги, женщины?

– Как это не нужны? – Влад был поражен. Он покачал головой. – Такого не бывает. Всем хочется сладкого. Тебе вот не хочется?

– Не знаю… Наверно, нет…

– Хочется, но не умеешь взять, – сказал Влад уверенно.

– Я лес люблю, – сказал Дымов. – И животных. У меня есть собака Тамара…

Но Влад уже не слушал. Он спал, положив голову на стол. Заснул он мгновенно. Наклонился к банке консервов и опустил голову на единственную тарелку. Галка еле растолкала его и увела полусонного на кровать.

Юра ушел спать в сарайчик для дров, у него там было немного накошено сена – на зиму Юра решил купить теленка. Ему почему-то очень хотелось иметь теленка.

Утром, было совсем еще рано, Юра проснулся от треска мотоцикла. Он вышел на улицу. Солнце еще не встало. Лес был в тумане, трава покрыта росой.

Посередине двора, возле пускавшего синие клубы дыма мотоцикла, стояли Влад с Галкой и разговаривали.

– Ты просто чокнулась, – говорил Влад. – Сначала я думал, что ты шутишь, а ты, оказывается, просто чокнулась.

– Мне его жалко… А ты сильный. Ты нигде не пропадешь.

– Тьфу! – плюнул Влад. – Ну, дура! Жалко ей! Да если всех жалеть, жалелки не хватит!

– И потом я устала– от тебя. Я все время предмет опеки. А мне самой хочется кого-нибудь опекать. Найдешь себе еще…

– Да уж в этом не сомневайся. Ну, привык!

– Привык…

Влад дал газ и умчался по дороге, не оглядываясь. Синий дым смешался с туманом, и через полминуты Влад исчез, как космонавт, растворившись в слоях атмосферы. Некоторое время еще доносился стрекот мотоцикла, все тише и тише, пока не стал похож на редкое бульканье воды в кастрюле, когда варится что-нибудь на медленном огне; потом стало абсолютно тихо.

– Что случилось? – спросил Юра, хотя уже знал, что случилось.

– Я решила остаться с тобой, – сказала Галка. – Не прогонишь? Если прогонишь – уеду поездом.

– Юра сглотнул слюну.

– Не… не прогоню, – прохрипел он. Голос не слушался Дымова. Так он приобрел себе жену. Галка оказалась хорошей женой. Она

быстро привела в порядок его жилище, наладила регулярное, как в столовой, питание, насолила грибов. Они купили маленький холодильник, еще кое-что по мелочам, и убежище лесника стало теперь нормальным домом. Дымов предлагал Галке зарегистрироваться, но она наотрез отказалась.

– Не… не буду себя связывать путами. Зимой я все равно уеду. Зимой я люблю ходить по театрам, а здесь у тебя театра нет. Да и сам говорил: зимой ты помрешь. Вот удовольствие – хоронить тебя. Лучше уж ты навсегда останешься у меня в памяти живым.

Зимой она в самом деле уехала, и Дымов остался один. Снова в доме стало тоскливо, не прибрано, неуютно. Дымов купил себе теленка, но и теленок не спасал от тоски.

Лесник одичал, редко показывался в поселке. Его серьезно заинтересовали животные и птицы. Дымов вдруг с удивлением убедился, что животные и птицы совсем его не боятся, а даже наоборот – напрашиваются на контакт. Так, например, сороки, не говоря уже о синицах, садились ему на плечи и руки, когда он выносил им еду. Откуда-то появилась белка и тоже, немного поосторожничав, стала брать сухарики из ладони. Он сходил на базар и купил ей кедровых орешков. Дымов все ждал зайца, но заяц так и не показался – наверно, все-таки Влад задавил последнего.

Вечерами Дымов читал лесные книги, мастерил кормушки, скворечники. Кормушки и скворечники выходили странными: неуклюжими, непривычными, непрочными. Днем Юра с ружьем обходил лес, развешивал кормушки и скворечники, высматривал браконьеров. Но браконьеров не было – ленились ходить зимой в лес да и делать там было нечего: охотиться не на что. Правда, Евгений Семенович обещал со временем приобрести и запустить в речушку, протекавшую через лес и едва дотягивавшую до большой реки, пару бобров – «тебе и мне на воротники», пошутил главный инженер – и даже завезти лося, но пока ничье присутствие, за исключением птиц, не нарушало тишины леса.

Теперь на обходы Юра ходил один: Тамара ощенилась, и ей стало не до Дымова – семейные заботы, и Юра почувствовал себя еще в большем одиночестве.

Иногда, правда, наезжал с гостями Громов. Всегда неожиданно, навеселе. Привозили много спиртного, жгли костер, жарили шашлыки, стреляли из ружей – Евгений Семенович купил Юре специально для этих дел еще два ружья – по развешанным на деревьях консервным банкам.

Было весело, но как-то жутковато. Юра угощал гостей насоленными Галкой грибами, настойками собственного приготовления. Гостям это нравилось, они лезли целоваться к Юре, приглашали в гости в Москву, Суходольск, Киев, Комсомольск-на-Амуре.

В душе Юра не одобрял образа жизни, который вел главный инженер, но он любил Евгения Семеновича и все прощал ему. Дымов любил Громова за те качества, которых не было у него самого: за жизнерадостность, уверенность в себе, умение нравиться людям, за грубоватый юмор. За то, что главный инженер все понимал с первого взгляда и видел человека насквозь.

Но самое главное – Дымов был безмерно благодарен Евгению Семеновичу за этот лес, за домик, за птиц, которые клевали из ладони, за белку, за Галку, подарившую ему два счастливых месяца… За то, что он пока живой…

Иногда, правда, они спорили с главным инженером. В основном о смысле жизни.

– Я многому научился у животных, – говорил Юра. – Они чище и лучше людей. Мне кажется, надо жить так, как они: без подлости, без суеты. Естественной жизнью. Животное никогда не сделает подлости. Да, оно убивает, но оно не знает, что это – убийство, и поэтому убийство не считается убийством. В сущности, все животные в своей натуре склонны к добру.

– Эх, милый юноша! – восклицал главный инженер. – Добро, добро… Человечество, сколько себя помнит, все твердит о добре, а под прикрытием добра занимается черт знает чем. Добро – это маска, опиум для дураков. Животные – пройденный этап в эволюции живой материи. Почему вырвался вперед человек? Потому, что взял в руку палку, правильно пишут. И этой палкой он всю историю колотит всех по мозгам; и себе подобных и твоих животных. Там, где не помогает в данный момент палка, человек надевает маску и начинает болтать о добре и справедливости – обманывает дураков. А как обманул, опять за старое – за палку, бац дурака по голове, и к богу в рай, пусть на том свете добром занимается. Хорошо это или плохо? Не нам судить. Так решила Природа. Может быть, со временем Природа в нас разочаруется и выдвинет на первый план бесстрастную Растительность или пока совершенно неясных для нас Бактерий. Или вырвутся, наконец, из своей странной цивилизации, которая идет по замкнутому кругу, Муравьи. И каждый из них придет со своей правдой. Не знаю. Все может быть. Но пока мы любимое детище Природы, а значит, пока мы правы. А наша правда – палка.

– Не у всех же правда – палка, – не соглашался Дымов.

– Да. Не у всех. У дураков правда – добро, справедливость, совестливость и так далее. Но это даже хорошо: не будь их, человечество не имело бы маски. Эти люди, милый юноша, – атавизм, они проиграли в эволюции и обречены на вымирание. Тут ничего не поделаешь. Но пока они нужны человечеству. Как я уже сказал, для маски.

Дымов сидел подавленный. Ему еще никогда не приходилось слышать подобное, такой грубый анализ сущности добра и зла.

– И все-таки когда-нибудь палка сломается, – говорил Юра. – Я не могу доказать, я просто верю.

– Если она сломается, человечество перестанет существовать как вид.

– Это те, кто с палкой, перестанут существовать, а добрые выживут.

– Нелогично, милый юноша, – вздыхал Громов. – Давай-ка лучше выпьем. Нам не суждено узнать, чем кончится наш спор.

Впрочем, спорили Юра и главный инженер редко. Громову было всегда некогда – он занимался гостями, веселил публику, вел длинные деловые разговоры.

Прошла зима, а Дымов не умер. Весной он съездил к врачам в Суходольск, чтобы узнать, в чем дело. Те долго исследовали Юру, брали анализы, водили по кабинетам, делали снимки, а потом сделали неожиданный вывод:

– Все показатели в норме.

Дымову почудилось, что в голосах врачей было недоумение и даже какое-то разочарование.

– Приезжайте еще раз, летом, – сказали врачи.

Этой же весной Дымов подал документы в Лесной институт на заочное отделение.

Весна принесла свои заботы. Надо было чинить крышу и крыльцо, обнести оградой поляну возле дома, чтобы не ушел в лес уже подросший теленок, ловить на реке браконьеров, гонять по лесу мальчишек, разорявших грачиные гнезда.

Потом горячим шаром накатилось лето. И опять Дымов не умер. Наоборот, тело его окрепло, на руках, ногах появились мускулы, кожа на животе и спине стала упругой. Теперь из зеркала на Дымова смотрел незнакомый сухощавый, поджарый человек, в военной фуражке, похожий на пограничника. К врачам он больше не поехал.

Однажды вечером Дымов вернулся домой и увидел на лужайке перед домом новенький красный «Москвич». Он прошел в дом и натолкнулся на Галку. Она мыла в комнате пол.

– Как ты сюда попала? – спросил Юра.

У меня ключ был. Ты же не сменил замок…

Галка разогнулась. Она постарела и пополнела, но была все равно красивой. Они уставились друг другу в глаза, но тут из кухни вышел с шампуром в руках Влад.

– Привет, старик, – сказал он.

– Привет, – сказал Дымов.

Сибирский охотник тоже постарел и пополнел. На шампур были нанизаны куски любительской колбасы. Видно, зайцы легко уходят от «Москвича».

– Как ты тут?

– Да ничего. А ты?

– Тоже ничего.

– Ну, порядок. А мы тебе зайца привезли. В багажнике, в клетке сидит. Настоящий, сибирский. Сам ловил. Ты рад?

– Очень.

– Вот. Я свое слово всегда держу.

– Я рад.

– Давайте за стол, а, мальчики? – сказала Галка.

Влад достал из заграничной сумки, стоявшей под столом, несколько банок консервов, бутылку «Столичной».

– Я привык к «Белой лошади», – сказал Юра.

– Старик, – сказал Влад со вздохом. – «Белая лошадь» – сугубо холостяцкое животное. При семейном образе жизни она отбрасывает копыта.

Они выпили, закусили. Влад сильно располнел. Теперь, пожалуй, ему не удалось бы встать на голову.

– Давай поспорим, – сказал Дымов.

– О чем? – удивился Влад.

– О чем-нибудь. На щелчки по носу.

– А-а, – вспомнил Влад. – Хочешь отыграться? Я уже, старик, подобными глупостями давно не занимаюсь. Семейная жизнь не располагает. Да и отстал кое в чем.

– Теперь не все умеешь? – спросил Юра.

– Нет. Поотстал малость. Семейная жизнь – машина. Затягивает.

– Хочешь, я на голову встану? – сказал Юра. – На пять щелчков.

– Не, – ответил Влад. – Не хочу рисковать.

– Тогда я без спора встану.

– Не надо, старик, мучиться. Я и так верю.

Но Дымов поднялся из-за стола и встал на голову. Потом он поднял руки, как тогда Влад. Зимой Юра много тренировался, и под конец у него стало получаться.

Галка заплакала.

– Мы ведь на твою могилку ехали, – сказала она сквозь слезы. – И зайца хотели на могилке выпустить и цветы купили.

– На цветы зря тратились, – сказал Дымов. – У нас здесь могилы естественными цветами покрываются. Очень красиво, и не требуют никаких затрат.

– Подставь ему нос! – приказала Галка мужу. – Ты проиграл.

– Но я и не собирался с ним спорить! – возразил Влад.

– Все равно подставь.

– Если ты настаиваешь, – пожал плечами сибирский охотник. – На, бей, старик, только не сильно, а то милиция может придраться: скажет – за рулем алкоголик.

– Ладно уж, – сказал Дымов. – Живи.

– Нет, врежь ему! – настаивала Галка.. – Мне не хочется.

– Я тебя прошу!

Юра отпустил Владу в нос пять щелчков, но удовольствия от этого не получил.

Весь вечер Влад ходил за женой по пятам и только перед сном Юре удалось увидеть Галку с глаза на глаз. На веранде.

Галка молча обняла его за шею и прижалась щекой к щеке. Так они постояли немного.

– Вот и кончилась моя юность, – прошептала Галка.

– Быстро же она у тебя кончилась.

– У кого как… У меня вот так…

– Тебе хорошо?

– У меня будет ребенок…

– Это прекрасно. Ребенок, – сказал Юра.

– Но я всегда, всегда буду тебя помнить… Ты необыкновенный… И то лето было необыкновенное… Как во сне… Самое мое счастливое лето. Прости меня, если можешь. Я была такой сопливой дурой… Прощаешь?

– Прощаю, – сказал Дымов.

– Наверно, мы больше никогда не увидимся.

– Наверно.

– Живи долго, долго…

– Постараюсь. Живи и ты.

В комнате послышались шаги.

– Галка, куда ты запропастилась? – закричал Влад.

Галка отпрянула от Юры, торопливо стала вытирать слезы.

– Я здесь! Здесь! Ведро ищу!

Она еще раз порывисто обняла Юру, достала что-то из кармана брюк.

– На… Это твой ключ.

– Оставь себе на память, – сказал Дымов. – Ключик от счастливого лета.

– Хорошо…

– Я не буду менять замок.

– Теперь это не имеет значения.

– Я все равно не буду менять замок, – сказал Дымов.

– Галка! – опять позвал Влад.

– Иду! Иду!

Она убежала.

Ночью Юра спал на сене в сарайчике для дров. И опять его разбудил на рассвете рокот мотора. Дымов набросил куртку и вышел наружу. «Москвича» уже не было, только плотный след синего дыма тянулся в лес, смешиваясь с несмелым, редким туманом.

Дверь дома была распахнута. Юра взбежал на крыльцо, заглянул в комнату и на кухню. Дом был пуст…