/ Language: Русский / Genre:prose_rus_classic,

Щигля

Евгений Попов


Попов Евгений

Щигля

Евгений Попов

Щигля

Собралась тут веселая компания на даче. Отмечать именины, что ли? Или просто выпить. Доктор Сережа, влюбленный офицер Потапов и один, который писателем себя называл, а сам сторожем работал, да хозяйка дома, разведенная красавица Наташа. Вот и вся компания веселая, собравшаяся на даче в летний день на свежем воздухе, под солнцем.

Пили. Ели картошку с тушенкой, огурцы, помидоры, колбасу. Беседовали. Тихо так было, хорошо.

И даже девочка не мешала. Маленькая девочка, деточка, дочка Наташи. Звали ее Оленька, И была Оленька в аккуратном платьице синеньком, и с карими глазками, и в пионерском галстучке. Она с гостями, конечно, не сидела. То есть она, конечно, сначала посидела, скушала свое, выпила газировочки, а потом и закопошилась где-то там далеко, где куклы, домики, тряпочки, лоскуточки.

- Да! Я не отрицаю. Много, много, конечно, у нас еще бардака, но я надеюсь, я уверен, что рано или поздно все образуется, - сказал офицер Потапов.

Доктор молчал. Красивое лицо его осунулось. Он серый хлебный шарик мял мятыми пальцами. Поблескивал массивный золотой перстень.

Доктор молчал, а писатель ухмыльнулся:

- Во-во! Я тоже так говорил, когда в плагиаторах ходил. В районной газете. Помнишь, Серж, как тогда на меня напали, что я плагиатор. А я в ответ, что если я и плагиатор, то плагиатор лишь современного газетного языка. Потому как то, что пишется нынче в статьях, в том числе и моих, халтурных, есть ходульный набор бессмысленных фраз. Помнишь, Серж, а?

Но "Серж" опять молчал. Зато вступила в разговор Наташа.

- Понимаешь, в твоих словах есть, конечно, что-то такое... верное. Я понимаю. Ты имеешь право. Твоя судьба... и прочее. Но ведь нужно же во что-то верить? Не все же так мрачно вокруг, как ты изображаешь? Вот ты смотри, какие иногда статьи "Литературка" печатает!

- Критикуют вплоть до министра, - поддержал офицер, преданно глядя на Наташу.

- Эх, Наташка! Глупая ты все-таки, Наташка, - сказал писатель. Впрочем, пардон, - спохватился он. - Пардон, мадам, целую ручки.

И опять ухмыльнулся, обнажив желтые стесанные зубы. Но устал, сгорбился, затих.

И все что-то замолчали. Жужжали жуки, оса ползла по белой скатерти, на железной дороге прогудело.

- Музыку, что ли, включить? - сказала Наташа.

И тут на веранде появилась Оленька. Она делала рукой какие-то таинственные знаки.

- Играй, играй, лапушонок, - рассеянно сказала мама.

- Мам! - девочка смотрела умоляюще. - Мам, можно я прочитаю про Щиглю?

- Ну, уж это по части дяди Толи, - улыбнулась мама. - Это он ведь у нас... писатель - тонко добавила мама.

- Мам, ну можно? Дядя Толя, можно? Дядя Сережа, можно?

- Можно, можно, - великодушно согласилась мама, и все устроились поудобнее.

Девочка отставила ножку, сделала ручки по швам и звонко продекламировала:

- Стихотворение "Щигля". Посвящается Карлсону, который живет на крыше.

- Сексуальной жизнью, - еле слышно пробормотал писатель, но на него посмотрели строго.

- Мы почистим Щигле клетку.

Будет Щигля очень рад.

И постелим там салфетку

Для его нежнейших лап.

Щигля - добрый, Щигля - смелый.

Щигля - первый друг ребят.

"Щигля - милый и умелый",

- Все ребята говорят.

Припев:

Щигля, ты наш детский сад,

Детский наш, советский.

Катин ты и Олин

Первый друг ребят.

Щигля наш любимый,

Щигля наш хороший,

Щиглю все увидеть,

Все хотят.

- Всё! - сказала девочка.

И хотела убежать, но ее остановил обрушившийся шквал аплодисментов.

- Ну ты даешь, мать! Даешь, старая! - хохотал писатель. - Ну даешь! растрогался он. - И самое главное - Щигля-то, он у нас, оказывается, советский! Верно? Да? Олька, да?

- Действительно, очень интересно, - искренне сказал офицер. - Это прямо творчество. Вы, Наташа, отдайте ее в какой-нибудь кружок. Обязательно отдайте!

- И так уж вся избегалась, - сурово отвечала польщенная Наташа. - И в балетный ходит, и на испанский язык записалась.

- И самое главное - советский! Верно? Да? Олька, да? - не отставал писатель. - А только вдруг он не советский, а немецкий? А? Олька, а?

- Нет, советский! - Глаза девочки налились слезами. - Он хороший. А ты дурак! А вы пьяные! - крикнула девочка, вырвалась и убежала.

- Совершенно от рук отбилась, - покраснела Наташа.

- Ничего. Это временное. Она же растет, - убеждал офицер.

- Отцы и дети. Акселерация. "С печалью я гляжу на наше поколенье..." веселился писатель.

- Да перестаньте же вы паясничать! - разгневался офицер.

А доктор все молчал. И тут, как это бывает порой у нас в Сибири, вдруг тучи налетели, молния разорвалась, загрохотало, и хлынул тугой ливень.

Ливень обрушился внезапно, ливень бил точно. Гнулись кусты.

- Быстро! У кого что под рукой - хватайте! - приказала Наташа и ринулась в дом.

Шумные, вымокшие, все внезапно оказались в доме, где на стенке тихо тикали ходики, кот вытянулся в плюшевом кресле, и было тихо, покойно, высохшие цветы стояли в хрустальной вазочке.

- Это называется божье знамение. - Писатель отряхивал воду с длинных кудрей.

- А вы что не стрижетесь? - спросил офицер. - Под хиппи работаете, что ли? Зарос весь волосами, понимаешь, а считает себя интеллигентным человеком.

- Зря стараешься, - писатель смотрел весело. - Зря стараешься. Ни ты, ни я ей не нужны.

- Это в каком смысле? - насторожился офицер.

- А впрочем, может быть, и не зря. Такие, как ты, то есть вы, вы всегда победители. Понял? Не понял? А давай-ка лучше выпьем, брат, что ли? Эх, загулял, загулял, загулял!..

Офицер побагровел, но выпил.

- Оленька! Оленька! - кричала в это время Наташа, бродя по комнатам и скрипя половицами. - Куда ты спряталась, чертовка?

И наткнулась на доктора. Доктор прижался лбом к оконному стеклу. И дышал на стекло. Снаружи стекали мутные дождевые струи.

- Сережа, что с тобой? - прошептала Наташа. Доктор молчал.

- Сережа, ну что, что с тобой? - крикнула Наташа.

- Отстань, надоела, - сказал Сережа, не оборачиваясь. Наташа закурила сигарету.

- Олька такая противная стала, - пожаловалась она. - Слова ей не скажи.

И тут засияло солнце. И мокрая тьма рассеялась. Открылась дверь, и на пороге появилась маленькая сгорбленная старушка.

И что-то странное, жутковатое было во всем ее облике. Клянусь! Маленькая сгорбленная старушка с палочкой, промокшая до нитки, покрытая рогожным мешком. Поклонилась в пояс и сказала:

- Я старушка-побирушка. Подайте копеечку, добрые люди, а я вас уму-разуму научу.

И вдруг сбросила мешок, расхохоталась и кинулась к Наташе:

- Мама, а здорово я вас разыграла? Ну, мам, ну, мам, правда, здорово? Ведь, правда, здорово?

Потом Наташа много плакала, а офицер велел растереть девочку махровым полотенцем и научил, как, а писатель все глотал и глотал водку, а доктор все молчал и молчал. И было еще довольно светло.