/ Language: Русский / Genre:prose_contemporary

Happy Life навсегда!

Эмилия Прыткина

Анна пыталась честно трудиться в рекламном агентстве, но из-за собственной беспечности и досадных недоразумений с шефом потеряла престижную работу. Увы, жизнь домохозяйки полна забот и проблем, о которых офисные барышни и не догадываются. За неделю Анна умудряется вывести из строя всю технику, испортить отношения с соседями и свекровью, устроить на кухне пожар и понять: домоседки из нее не получится… И тут – счастливый случай! Анна знакомится с импозантным президентом крупной компании и мгновенно попадает под гипнотическое обаяние этого человека. Он предлагает заняться любимым делом за не реальные деньги! Какая же мышь откажется от бесплатного сыра, даже зная, где обычно его выдают? Анна соглашается, не раздумывая…

Happy life навсегда АСТ Москва, АСТ Москва 2010 978-5-17-045805-9, 978-5-9713-7417-6

Эмилия Прыткина

Happy Life навсегда!

Брату Армену и мужу Сергею посвящается

С благодарностью, моему другу Алмату Малатову

Глава 1

Увольнение

Мои бывшие работодатели – самые неблагодарные люди на свете. Только они могли уволить человека с работы за сущий пустяк. Каюсь, я потеряла в поезде новый диктофон, но у меня есть оправдание: я же не виновата, что наши железнодорожные составы трясутся так, что можно не только уронить диктофон в унитаз, но и самой нырнуть туда с головой. К тому же за диктофон я боролась до последнего. Сначала дернула стоп-кран, а потом долго объясняла начальнику состава, что новенький диктофон стоит того, чтобы задержать прибытие поезда на часик-другой.

– Вы сами виноваты! – заорал начальник состава. – Не надо было педаль слива нажимать, раз у вас диктофон упал!

– Я не нажимала, я поскользнулась и уперлась в нее! – взвизгнула я.

– А зачем с диктофонами в туалет ходить? Что вы там собирались записывать? Звуки природы? – встряла в разговор проводница.

Вагон разразился дружным смехом, а я, покраснев, как рак в кипятке, пролепетала:

– Нет, но в поездах нынче воруют, а диктофон – вещь ценная.

Не могла же я признаться, что находилась в туалете по просьбе компании, которая заказала нашему агентству буклет о преимуществах новых рукомойников для железнодорожных составов.

Начальник поезда махнул рукой и потопал по своим делам. Состав тронулся, а я всю дорогу сидела и глазела в окно, размышляя над судьбой утерянного диктофона. Всматриваясь в пейзажи, я представляла себе, как обходчик путей найдет черную блестящую штуку размером с пачку сигарет, повертит ее в своих измазанных мазутом руках, нажмет кнопку «Play» и услышит: «Компания «Био-три» предлагает своим клиентам инновацию в сфере производства рукомойников. Черт, коряво получается, не совсем подходит… Может, «производства оборудования для мытья рук»? Фирма «Био-три»… Не дергайте за ручку, занято! В то время как старые рукомойники… Да не дергайте, говорю же: занято! В то время как конструктив старых рукомойников не позволяет в полной мере ощутить все прелести… Хм, какие прелести человек может ощущать в туалете поезда? Слушайте, прекратите дергать за ручку! Блин, фиг тут напишешь…»

Наверняка обходчик подумает, что это бред сумасшедшего. Откуда ему знать, из какого мусора в голове копирайтера рождаются рекламные перлы? Возможно, обходчик окажется умнее, чем я о нем думаю, разберется с кнопками и примется бодро шагать по путям, четко выговаривая: «На участке номер три все в порядке». А может быть, мой диктофон никто не найдет и он останется лежать в усыпанной щебнем ложбинке, поблескивать в лучах солнца лакированным корпусом и вздрагивать каждый раз, когда над ним будет проноситься состав. Мой новенький, красивый диктофон так и проваляется между шпалами до скончания века, пока не зарастет упрямо пробивающейся сквозь щебень травой. Как бы там ни было, диктофон мне жаль.

Высадившись на вокзале, я дождалась, пока пассажиры разойдутся, легла на перрон и заглянула под вагон.

«Он мог за что-то зацепиться! Нет, он обязательно зацепился, я не могла его потерять! Господи, помоги мне найти его, с меня ведь семь шкур спустят! Боже, ну хочешь, я брошу курить, если ты вернешь мне диктофон? Вот клянусь, брошу! А хочешь, я нежно полюблю свою свекровь и перестану с ней ругаться? Нет, господи, прости, я погорячилась, давай лучше я брошу курить. Сегодня же брошу! Выкурю последнюю сигарету на перроне, и все. Только помоги мне найти диктофон!» – мысленно повторяла я, всматриваясь в темные недра состава.

Я настолько увлеклась изучением деталей, что не заметила, как рядом со мной появились ноги в стоптанных черных ботинках. Раздался повелительный глас с небес:

– Поднимитесь с колен!

– О господи, услышал, – прошептала я, подняла голову и посмотрела вверх взглядом, полным священного трепета.

Передо мной стоял вовсе не Господь Бог, а рядовой милиционер.

– Что вы там делаете, гражданочка?

Глас, который еще секунду назад я приняла за божий, вдруг превратился в обычный голос самого обычного милиционера.

– Диктофон ищу, – сказала я, поднимаясь и отряхивая пыль с брюк.

– Какой еще диктофон? – спросил милиционер.

– Я копирайтер, я нечаянно уронила диктофон в унитаз. Там речь директора завода, который производит новые рукомойники. Эти рукомойники обладают новым конструктивом – так сказал директор. Вчера после нашего разговора он уехал за границу, а мне надо написать текст для буклета на основе его речи. К его приезду буклет должен быть готов, а я не помню, что он говорил, там все так сложно, – протараторила я и с надеждой посмотрела на милиционера: – Может, вместе поищем? У вас руки длиннее; мне кажется, что он зацепился за крюк.

Милиционер почесал подбородок и подозрительно посмотрел на меня:

– Вы пьяны?

– Да нет, просто я потеряла очень ценную вещь, как же вы не понимаете! – вспыхнула я.

– Вы, гражданочка, лучше идите домой. Перрон – зона повышенной опасности. Вот двинется состав, оторвет вам голову, и кто отвечать будет? Конечно же, дежурный Гаврилов. А дежурному Гаврилову больше делать нечего, как следить за барышнями, которые в Анну Каренину решили поиграть, – грозно сказал милиционер.

– Мне и так сегодня голову оторвут, и, к вашему сведению, Анна Каренина легла на рельсы, а я на перрон, – язвительно заметила я и пошла в здание вокзала.

В тот же день меня и уволили – за потерю не столько диктофона, сколько бесценной речи директора, из которой я смогла воспроизвести только два слова: «конструктив» и «рукомойник». К чести начальства надо отметить, что голову мне оставили. Тактично намекнули, что в ней нет ничего, кроме большого самомнения, а его в агентстве и без меня хватает.

– Вообще-то я бы и сама уволилась, поскольку устала проводить на работе по двенадцать часов в сутки и писать идиотские тексты, – фыркнула я и, надменно задрав голову, отправилась домой.

Дома меня встретили пыльный палас, гора посуды в раковине и голодный муж.

– Меня уволили, слава богу, какое счастье! – гордо выпалила я, будто выиграла в лотерею миллион.

– Совсем? – спросил муж.

– Конечно, совсем, с завтрашнего дня я свободна как ветер!

Пытаясь изобразить на лице крайнюю степень восторга, я достала из серванта две бутылки коллекционного шампанского, которые нам подарили на свадьбу, и лихо откупорила первую.

– Ты же хотела открыть их на четвертую годовщину свадьбы, – вздохнул муж, наблюдая за игрой пузырьков, поднимающихся со дна хрустального бокала.

– Вообще-то я говорила тебе, что хочу открыть их по какому-нибудь важному поводу, но если ты считаешь, что мое увольнение – сущий пустяк, я могу вылить шампанское обратно в бутылку, заткнуть ее пробкой и спрятать в сервант. Пусть оно пылится там до скончания века! – обиженно ответила я и покосилась на супруга.

– Да нет, чего уж теперь, только продукт портить… – пожал плечами муж и поднял бокал: – За что пьем?

– За переломный момент в моей жизни! – торжественно произнесла я, в свою очередь, поднимая бокал. – Ура!

– За него, – улыбнулся муж.

То ли от волнения, то ли еще по какой-то причине, шампанское ударило мне в голову, едва я успела опустошить первый бокал. Чувствуя легкое головокружение, я откинулась на спинку дивана и закурила сигарету.

– И что ты собираешься теперь делать? – осторожно поинтересовался муж, наблюдая, как я нетвердой рукой наполняю второй бокал, стараясь не промазать.

– Не знаю, еще не решила, возможно, буду искать новую работу, а возможно, и нет, – ответила я.

За «возможно, и нет» скрывалась тема, которую мы с супругом старательно обходили с того момента, как вышли из загса и рука об руку зашагали в светлое будущее под названием «супружеская жизнь».

– Думаю, тебе нужно разместить резюме в Интернете, я даже могу тебе помочь. – Муж опустил голову и провел пальцем по кромке бокала.

– Я так и знала! – вздохнула я и демонстративно отвернулась к стене.

– Ань, я вовсе не хотел тебя обидеть. В конце концов, никто и не заставляет тебя устраиваться на работу, но я ведь знаю твой характер. Ты – трудоголик и карьеристка. Не хочешь же ты сказать, что с завтрашнего дня будешь сидеть дома и лепить пельмени? – На слове «пельмени» муж посмотрел на часы и вздохнул: – Кстати, не мешало бы сходить в магазин, иначе мы опять останемся без ужина.

– Да-да, именно сейчас тебе необходимо удрать в магазин, чтобы в очередной раз закрыть глаза на мои проблемы и сделать вид, что ничего не происходит, – всхлипнула я и залпом опорожнила бокал.

– Ладно, давай говорить о проблемах, – вздохнул муж, отпил глоток и внимательно посмотрел на меня: – Какие у нас проблемы?

– Я хочу перемен, радикальных перемен, например, ребенка, – выпалила я и тоже посмотрела на мужа в упор.

Супруг поперхнулся и закашлялся.

– Ну вот, другой реакции я и не ждала! – раздраженно воскликнула я, прикуривая новую сигарету от старой.

– У меня совершенно нормальная реакция человека, который меньше всего ожидал услышать то, что услышал, – улыбнулся муж, вытирая с брюк пролившееся шампанское. – Ты же говорила, что пока не готова иметь детей.

– Да, говорила, – ответила я, сдерживая слезы. – А вот теперь готова. Готова прямо сейчас! Я хочу заботиться о ком-то, понимаешь?

– Понимать-то понимаю, но не могу делать это по заказу. К тому же ты сама говорила, что сначала карьера, потом ремонт в квартире и только потом дети.

– Мало ли что я говорила! – взорвалась я. – Когда мы поженились, я говорила тебе, что не выношу вида грязных носков, и что? Я периодически вижу их в корзине для белья.

– Но ведь носки не ребенок.

– И-и-и, так я и знала, что ты меня не поймешь…

Я махнула рукой и уткнулась лицом в подушку. Умение скрывать негативные эмоции, дабы не портить настроение окружающим, в одночасье покинуло меня, и я, более не в силах сдерживать слезы, принялась судорожно всхлипывать. Муж присел рядом и ласково погладил меня по голове:

– Аннушка, милая, ну успокойся, пожалуйста. Я понимаю, у тебя истерика, тебя уволили с работы. Это пройдет. Очень скоро пройдет. Конечно же, раз ты хочешь, мы заведем ребенка. Когда-нибудь.

– У меня даже паршивой кошки нет! – истерично взвизгнула я.

– Будет тебе кошка, будет, – прошептал муж, целуя меня в макушку. – Завтра же и будет. И совершенно не паршивая. Зачем же нам паршивая? Хочешь непаршивую кошку?

– Хочу, сиамскую, – кивнула я и шмыгнула носом. – Я еще шампанского хочу.

– И шампанское будет, сейчас будет, я в магазин сбегаю и куплю шампанского. Я как раз за пельменями собирался, с утра ничего не ел, голодный, как собака.

– Угу, иди, – милостиво разрешила я.

После ухода мужа я закурила сигарету и стала размышлять о мировой несправедливости. Несправедливым было все, начиная от поступка босса, который уволил меня совершенно незаконно, и заканчивая дороговизной коллекционного шампанского, по вкусу-то оказавшегося ничем не лучше самого обыкновенного.

Супруг вернулся через пятнадцать минут. До трех ночи мы пили шампанское и обсуждали планы на будущее. На ближайшее же время было намечено приобретение кошки, всенепременно сиамской, ремонт в квартире, планирование ребенка и расправа над директором, который посмел уволить столь ценного сотрудника.

– Отдохну пару недель, а потом посерфингую по Интернету, посмотрю, может, кому-то и нужны высококвалифицированные сотрудники. Не буду спешить, времени у меня теперь вагон и полная тележка, – икнула я и недоуменно посмотрела на супруга, вернее супругов.

На двух стульях сидели два Олега Ветрова. Оба Олега синхронно поднимали бокалы и улыбались мне широкими, добродушными улыбками.

– Ой, мама, – прошептала я, выронила бокал и уснула.

Глава 2

Первый и последний день домохозяйки

Утром мне было плохо. В половине десятого в голове застучали дятлы, которые прилетают с утра пораньше к тем, кто перебрал накануне. Шатаясь я поплелась на кухню, открыла холодильник, достала бутылку минеральной воды и залпом осушила пол-литра. Дятлы застучали с еще большей силой, а самый упорный добрался до коры и стал пробивать дырку в мозг. Я сморщилась от боли, потерла виски и выпила таблетку от похмелья. Через час головная боль утихла, и я стала потихоньку возвращаться в нормальное состояние. «Надо чем-то себя занять», – подумала я, чувствуя, что непривычное бездействие начинает причинять мне жуткий дискомфорт. Занятий было море. Например, можно было пропылесосить палас, навести порядок в шкафах и наконец-то совершить поступок, который я грозилась совершить с момента бракосочетания, – вымыть люстру.

«Если взяться за шкафы, то это эпопея на весь день, – подумала я. – И потом, какой смысл перебирать вещи, если я так и не купила средство от моли? Вот куплю, тогда и переберу. Люстру я тоже не осилю. Для этого надо поставить стул, забраться на него, а у меня все еще кружится голова. Придется пылесосить палас. Хотя нет, на нем пятна от вина, надо сдать его в химчистку, там его и пропылесосят заодно».

Понимая, что делать мне, по сути, нечего, я села на диван и снова задумалась о мировой несправедливости. На этот раз несправедливость крылась в запахе жареного лука, доносившегося из открытых окон соседей снизу. Возможно, я сидела бы до глубокого вечера и развивала идею несправедливости до бесконечности, если бы не раздался звонок в дверь.

На пороге стоял невысокий коренастый мужчина в кепке с надписью «Служба доставки». Мужчина сжимал под мышкой коробку, перетянутую голубой атласной ленточкой.

– Анна Ветрова? – спросил мужчина.

– Да, она самая, – согласилась я и недоуменно посмотрела на коробку.

– Вам подарок, распишитесь. – Мужчина поставил коробку на пол и улыбаясь протянул мне блокнот.

– Какой еще подарок? Я не жду никаких подарков. Это чья-то глупая шутка, – раздраженно сказала я.

– Отправитель подарка – Олег Ветров, видимо, ваш родственник. Распишитесь – у меня еще три доставки, не задерживайте меня. – Мужчина вручил мне ручку и ткнул пальцем в блокнот: – Вот здесь.

– Ну ладно. – Пожав плечами, я поставила в указанной ячейке свою подпись и инициалы.

– Надеюсь, что этот подарок доставит вам радость. Приятного дня! – пожелал мужчина на прощание и побежал вниз по лестнице.

Я склонилась над коробкой, чтобы внимательно ее рассмотреть. «Странная коробка, – подумала я. – Дырки какие-то по бокам. Видимо, что-то портящееся».

В коробке послышался шорох. От неожиданности я отскочила и больно ударилась о стенной шкаф.

– Ай-й-й! – простонала я, потирая ушибленный локоть.

В ответ на мой стон из недр коробки донеслось протяжное кошачье «Мя-я-у!», и в ту же секунду коробка заходила ходуном.

– Кошка, черт подери! Он таки купил мне кошку, сиамскую кошку! – радостно воскликнула я, быстро развязала ленточку, сняла картонную крышку и… увидела обычного дворового котенка белого цвета. – Не сиамская, – разочарованно вздохнула я.

– Мя-я-у, – ответил котенок, лихо выпрыгнул из коробки и юркнул под полку для обуви.

– Кис-кис, выходи, иди сюда! Не бойся уже, иди!

Котенок и не думал выходить. Увидев мою протянутую руку, он забился в дальний угол и жалобно мяукнул. Снова раздался звонок в дверь. На пороге стоял все тот же мужчина из службы доставки, правда, теперь уже без кепки.

– Я забыл отдать вам вторую посылку, – улыбнулся мужчина и протянул мне еще одну коробку с голубой ленточкой.

– А это от кого? – удивилась я.

– Отправитель тот же. Распишитесь.

Я покорно вздохнула и поставила еще одну подпись.

«Надеюсь, там не голова моего директора, которую ты грозился вчера открутить», – мысленно обратилась я к дорогому супругу, развязывая ленточку. В коробке лежали кошачьи миски для еды и воды, туалетный лоток и пакет с наполнителем. На дне посылки обнаружилась открытка, подписанная моим мужем: «Дорогая, я решил начать с котенка. Ее зовут Матильда. Извини, сиамов на базаре не было. Люблю нежно. Муж».

– Я тебя тоже люблю, муж, – вздохнула я и набрала номер мобильного телефона Олега.

– Ну как тебе мой подарок? – спросил он.

– Твой подарок забился под полку, – ответила я.

– Ну это ничего, пусть посидит, осмотрится. Ты ей корма насыпь.

– Какого корма? – поинтересовалась я и заглянула на дно коробки. – Корма тут нет.

– Вот черт, забыл купить, сходи к соседке, попроси горсточку, а я вечером принесу.

– Ладно, – сказала я, выключила телефон и поплелась к соседке по лестничной клетке, Марии Семеновне.

Мария Семеновна – образец того, во что на старости лет превращаются милые барышни, связавшие свою жизнь с курсантами военных училищ. И если когда-нибудь правительство объявит конкурс переселенцев на Марс, я всенепременно порекомендую для отправки туда двух человек – соседку Марию Семеновну и свекровь. Уж не знаю, пригодится ли им моя свекровь, но в том, что жена отставного полковника Мария Семеновна Кац быстренько наведет порядок среди разношерстных колонизаторов, сомневаться не приходится.

Излюбленное занятие Марии Семеновны – «строить» жильцов подъезда, работников жэка, уборщиц и дворников, сотрудников пиццерии, расположенной у нас на первом этаже, и подвыпивших студентов, время от времени коротающих вечера на лавочке перед подъездом. Мария Семеновна помнит наизусть телефоны всех коммунальных служб, знает, куда можно пожаловаться в том или ином случае, и обладает секретным оружием – мощным биноклем, который выкрал перед увольнением со службы ее муж, Валерий Вениаминович Кац.

Утро Марии Семеновны начинается с обзора окрестностей. Выпив чашку кофе и съев два яйца всмятку, наша бдительная соседка идет на балкон, достает из футляра бинокль и принимает позу разведчика, засланного в лагерь неприятеля. Обзор занимает около часа. Внимательно всматриваясь во вражеский лагерь, а чаще в окна соседей, Мария Семеновна хитро улыбается и что-то записывает в черный ежедневник. Если же записывать нечего, что случается крайне редко, Мария Семеновна тяжело вздыхает, прячет бинокль в футляр, упирается в перила и кричит на сотрудников пиццерии низким грудным голосом:

– Ваша вытяжка снова громко гудит, немедленно выключите ее, мы будем жаловаться!

После этого Мария Семеновна выпрямляется и с чувством выполненного долга уходит смотреть утренние новости. Под стать Марии Семеновне и ее кот Ардалион, который по габаритам смахивает скорее на малого пуделя, чем на кота.

Соседка открыла не сразу. За дверью послышались медленные, шаркающие шаги, белое пятнышко в центре глазка почернело, и раздался знакомый бас:

– Кто там?

– Это ваша соседка, Анна. Откройте, пожалуйста, у меня срочное дело, – выпалила я, сделав акцент на слове «срочное».

Мария Семеновна приоткрыла дверь и высунула голову.

– Мария Семеновна, мне очень неловко вас тревожить, но сегодня утром муж подарил мне котенка, а мне нечем его кормить, не могли бы вы дать мне горсточку корма, который покупаете для своего кота?

– Мой кот не ест сухой корм, от этого у котов портится печень. Могу дать вам кильку, – важно сказала Мария Семеновна.

– Давайте хоть кильку, у меня и ее нет, – ответила я.

– Сейчас.

Мария Семеновна хлопнула дверью, снова послышались шаркающие шаги, и через минуту соседка вышла на лестничную клетку с блюдцем в руках. На блюдце сиротливо лежали две маленькие серебристые рыбки размером с мизинец.

– Вот. Для котенка этого достаточно, – сказала Мария Семеновна, протягивая мне блюдце. – Если надумаете возвращать, то покупайте в магазине через дорогу, там она дешевле и вкуснее.

– Спасибо, именно там я и куплю, – ответила я.

Когда я вошла в квартиру, котенок сидел на тумбочке и энергично облизывал лапу. Увидев меня, он на минуту остановился, а потом продолжил свое занятие, делая вид, что меня не существует. На цыпочках я подкралась к нему, положила в миску для еды рыбу и осторожно поставила ее на тумбочку. Котенок принюхался, оттолкнул лапой миску и убежал в большую комнату.

– Ну и не ешь, раз не хочешь, – сказала я, отнесла миску на кухню и поставила ее возле холодильника.

В течение следующих двух часов я тщетно пыталась наладить контакт с Матильдой и найти в Интернете рецепт любимого блюда моего мужа – пельменей. Вскоре выяснилось, что кошки не умеют давать лапу, отзываться на команду «Ко мне!» и вилять хвостом, предпочитая грызть газеты, гадить по всей квартире и истошно вопить.

С пельменями все было гораздо хуже. Тесто, которое я приготовила с соблюдением точной рецептуры, приведенной на форуме кулинарного сообщества, вышло не гладким и ровным, а серым и бугристым. Оно прилипало к столу и рукам и категорически не желало превращаться в колобок, который, со слов разместившей рецепт участницы, должен был походить на «мягкую попочку младенца». Перемазавшись сама и измазав тестом всю столешницу кухонного стола, я не выдержала и написала участнице форума комментарий: «Знаете, барышня, вы в следующий раз думайте, прежде чем рецепты размещать, а то я поймаю вас и заставлю отскребать «попочку младенца» со своего стола». Ответ не заставил себя ждать: «Если ваши руки выросли из попочки, то в этом нет моей вины».

«Вы – хамка», – ответила я.

«Девушка, я так понимаю, что вы начинающая домохозяйка, добро пожаловать в наше сообщество, в котором мы даем рекомендации по уборке квартиры. Если вы поспешите, то успеете принять участие в нашем конкурсе “Моем окна вместе”», – написала другая барышня.

«Спасибо, иду к вам», – ответила я и пошла по ссылке.

Через десять минут я неистово драила окна, время от времени посматривая на таймер. За пять минут до тайм-аута я взяла фотоаппарат, сфотографировала окно и разместила снимок на сайте. Надо ли говорить, что мое окно оказалось последним в рейтинге из 50 позиций и вызвало хор насмешливых комментариев.

«Идите на фиг, клуши», – ответила я, удалила свой ник из сообщества и закурила сигарету.

Легкая участь счастливой хранительницы очага на деле оказалась непосильным ярмом, которое я собственными руками водрузила на шею. Я с тоской оглядела свое жилище и позвонила мужу.

– Скажи мне, пожалуйста, на каком сайте лучше искать работу? Кажется, я уже отдохнула и готова к поискам, – устало вздохнула я, рассматривая пыльную полку, на которой стоял телефон.

– Сейчас пришлю тебе ссылку, выходи в аську, – ответил муж.

Я села за компьютер, открыла аську и увидела мигающий зеленый цветочек. На экране появилось окно с текстом: «На объявления без указания точной зарплаты не смотри, скорее всего – афера, ссылка ниже».

«Спасибо», – ответила я, кликнула на ссылку и попала на крупнейший сайт работодателей. Устроившись поудобнее, я стала внимательно изучать объявления.

Найти работу в нашем городе не проблема. Достаточно открыть любую газету или сайт в Интернете – и вот тебе тысяча и одно заманчивое предложение. Впрочем, если копнуть глубже, то выяснится, что за многообещающим «заработок от 500 долларов в месяц, не выходя из дома» зачастую скрывается какая-нибудь засада, а объявление «Требуется коммуникабельный офис-менеджер» означает, что изнывающий от скуки директор ЧП «Жлобино» ищет себе девушку для приятного времяпрепровождения.

Должность менеджера в средней компании, со штатом в 50 человек, отнюдь не является гарантией того, что вам будут вовремя выплачивать обещанные 500 долларов и не заставят в придачу к обязанностям менеджера покупать продукты, выполнять роль помощника бухгалтера, курьера, а иногда и сторожа. Само собой разумеется, что такие понятия, как «нормированный рабочий день», «страховка», «официальная зарплата», некоторым работодателям нашего города неведомы.

В то же время новоиспеченные нувориши уважают традиции и отмечают все праздники, как официальные государственные, так и местные. Если вы наивно полагаете, будто праздник – это повод отдохнуть с друзьями, навестить родителей, выспаться в конце концов, то глубоко заблуждаетесь. Праздники в нашем городе принято отмечать коллективом, в котором всенепременно найдется массовик-затейник, знающий, что в целях экономии бюджета покупку еды можно произвести в самом дешевом супермаркете на окраине города, отдохнуть на травке в ближайшем парке, а оптимальная выпивка – это водка, которую язвенники могут пить в чистом виде, а трезвенники в виде коктейля. В итоге вы будете сидеть на пеньке, держа в одной руке бутерброд с колбасой, а в другой – пластиковый стаканчик с водкой, глупо улыбаться и пить за здоровье благодетеля, организовавшего культурный отдых сотрудников.

Впрочем, если вы владеете как минимум двумя иностранными языками, дипломом о высшем образовании, голливудской улыбкой и приятной внешностью, у вас есть шанс пополнить регулярно редеющие ряды менеджеров в филиале крупной иностранной компании. Для этого более чем достаточно присягнуть на пожизненную верность президенту компании, вызубрить устав, пообещать являться на работу в пиджаке и белой рубашке к девяти часам утра, чтобы спеть вместе со всеми корпоративный гимн, а потом до шести вечера играть в тетрис. Время от времени вам придется отправлять вышестоящему руководству тайм-репорты следующего содержания: «С 14 до 15 думал над идеей рекламной кампании, с 15 до 15.15 – конспектировал идею, в 15.16 – перечитал идею, расстроился, порвал листок, думаю дальше». Ближе к вечеру можно позаимствовать какую-нибудь свежую мысль в Интернете, подкорректировать ее и выдать за свою. Раз в месяц вы будете писать также отчеты о том, как далеко продвинулись по карьерной лестнице и что полезного сделали для компании. Вот здесь не мудрствуя лукаво достаточно честно признаться, что последний месяц регулярно выполняли пункт 33 Устава корпорации – стучали на коллег Сидорова, Иванова и Петрова, которые курили в неурочное время.

Работа в больших корпорациях чревата ежеквартальным повышением зарплаты и должности, отпуском за границей, медицинской страховкой, «белой» зарплатой и полной деградацией личности. По крайней мере мне слабо верится в то, что можно сохранить рассудок, если изо дня в день на протяжении многих лет начинать утро с фразы: «Я, сотрудник компании, присягаю на верность компании, обещаю чтить интересы компании превыше своих личных…»

Как бы там ни было, работа в нашем городе есть, другое дело, что мне неистово захотелось найти что-нибудь более оригинальное, чем тупое протирание штанов.

Просмотрев с десяток объявлений, я наткнулась на одно, которое меня заинтересовало. В крупный журнал требовался заместитель главного редактора со знанием английского языка. Прочитав требования к потенциальному кандидату и убедившись, что им соответствую, я набрала нужный номер. Трубку поднял мужчина.

– Здравствуйте, меня зовут Анна Ветрова. Я интересуюсь вакансией заместителя главного редактора, – сказала я, стараясь придать голосу как можно больше уверенности.

– Здравствуйте. У вас есть опыт работы? – спросил голос.

– Да, безусловно, – ответила я и без запинки перечислила все свои достижения.

– Подходите завтра к двенадцати, адрес есть на сайте, не опаздывайте, – сказал голос, и, не дождавшись моего ответа, на другом конце провода бросили трубку.

– Йес! – крикнула я, хлопая в ладоши.

Зазвонил телефон.

– Это я. Глянь в аську, я тебе там бросил ссылку на форум кошководов, может, чего полезного вычитаешь, – сказал муж.

– Ух ты, здорово, а то я никак не могу приучить Матильду ходить в песок! – радостно воскликнула я, усаживаясь за компьютер. – Кстати, завтра я иду на собеседование. Есть место заместителя главного редактора в крупном журнале. Кажется, я даже догадываюсь, что это за журнал, наверняка какой-нибудь крупный глянец.

– Да, недолго ты высидела дома, – усмехнулся муж. – Ладно, почитай про кошек, мне работать надо.

Первый же пост на форуме кошководов вверг меня в уныние. Оказалось, что муж поступил в корне неправильно, когда приобрел Матильду, не посоветовавшись со мной. Согласно размещенной на форуме статье, кошку необходимо было выбирать всем семейством и покупать не сразу, а, скажем, после третьего или четвертого свидания с животным и то исключительно в том случае, если оно примет новых хозяев.

Я тяжело вздохнула, покосилась на Матильду и написала свой первый пост: «Уважаемые кошководы, у меня сложилась не очень приятная ситуация. Я попросила у мужа сиамскую кошку, вместо этого он принес мне белую дворовую. Она гадит по всей квартире, орет и категорически отказывается принимать меня. Что мне делать? В частности, меня интересует проблема дефекации, поскольку моя кошка игнорирует свой туалет и справляет нужду (обе нужды) под кухонным столом. Заранее спасибо за советы!»

Заварив себе чашку крепкого кофе, я уткнулась в монитор и стала ждать ответов. Кошководы будто ожидали моего появления. Через минуту появился первый комментарий.

«Какой махровый расизм! – возмущался некто под ником Пушок. – Вы хотите сказать, что не признаете других пород, кроме сиамской?»

«Почему же, признаю, но я хотела сиамскую, я имею на это право!» – ответила я.

Следующей на очереди была дама под ником Котеночек. В красках и мельчайших подробностях дама описывала свою любимицу Мурку, которая на протяжении пяти лет так и не научилась гадить в лоток с песком и продолжает делать это на пушистом коврике в спальне. «Животные сами выбирают, где им справлять нужду, нельзя идти против природы. К тому же вполне вероятно, что в вашем туалете концентрируется негативная энергия либо он находится на месте природной аномалии, а кошки очень чувствительны к подобным вещам».

«Знаете, ваша Мурка может гадить даже на вашу кровать, а свою кошку я буду тыкать мордой в лужи и в кое-что еще, пока она не усвоит, что моя квартира не хлев. Что до аномальных зон и концентрации энергий, тут уж не моя вина, а строителей, которые строили наш дом», – ответила я.

«Во-о, она еще и садистка, – встрял в разговор Пушок. – Люди! Товарищи! Да она этого котенка со свету сживет! Надо срочно спасать ситуацию!»

«Хи-хи, – усмехнулась я. – И как же вы ее спасете?»

«Я спасу, я заберу ее к себе, готова забрать завтра же», – написала Котеночек.

«Хрена лысого, вы лучше свой ковер спасайте», – ответила я, выключила компьютер и пошла воспитывать кошку проверенным дедовским способом.

И хотя Матильда отчаянно сопротивлялась и даже расцарапала мне руку, вернувшийся с работы муж обнаружил в туалете лоток с содержимым, для которого он был предназначен.

– Ты смотри, быстро ты ее научила, – усмехнулся муж.

– Олег, я завтра же иду на собеседование, иначе скоро сойду с ума, – вздохнула я.

Вечером перед сном я залезла на форум кошководов и открыла новую тему: «Поделюсь способом, как научить кошку ходить на горшок. Способ жестокий, но действенный. Обращаться по электронному адресу: “vetrana707@gmail.com”».

Глава 3

Таинственный незнакомец

Из дневника Е.Р.

Если к вам когда-нибудь подойдет совершенно незнакомый человек и ни с того ни с сего предложит заняться очень прибыльным бизнесом и сказочно разбогатеть за ближайшие полгода, знайте, он либо сутенер, либо представитель сетевого маркетинга (СМ). В последнее время многие из них все чаще и чаще называют себя не сетевой компанией, а структурой, работающей по принципу MLM (Multi-Level Marketing). Несмотря на различия в бизнес-плане, абсолютно все сетевики руководствуются одним и тем же принципом – привлечь как можно больше людей и тем самым увеличить свой процент с продаж.

Рьяные адепты сетки бродят по улицам города и внимательно всматриваются в лица прохожих в поисках потенциальной жертвы, или, выражаясь их языком, партнера. И если сутенер присядет рядом и в красках расскажет вам о земле обетованной – береге турецком, то представитель сетевой компании будет отмалчиваться до последнего.

Памятуя о сложившемся в обществе стереотипе: сетка – это лохотрон, он будет уводить вас в сторону и старательно избегать разговоров о направлении работы компании. Его цель – заинтриговать, возбудить в вас любопытство и пригласить на презентацию, где вас окончательно дожмут вышестоящие спонсоры.

На следующее утро я проводила мужа на работу и стала тщательно готовиться к предстоящему собеседованию. Перво-наперво я распечатала подробное резюме и примеры своих работ, отрепетировала перед зеркалом речь и занялась поисками чего-нибудь солидного в платяном шкафу. С вешалок на меня смотрели спортивные майки, восемь джинсов, белая кружевная блузка и два костюма: красный летний – состоящий из жакета с короткими рукавами и юбки до колен – и брючный, твидовый, подаренный два года назад благодарным клиентом.

Костюм назывался «Возвращение эпохи» и представлял собой пародию на классический френч, который почему-то шел в паре с брюками-клеш от бедра. Я долго сопротивлялась, прежде чем принять столь щедрый и бесполезный подарок, но потом рассудила, что заказчик поступил очень даже справедливо. Какая работа – такой и костюм. «По нынешней жаре только в твидовых пиджаках и ходят», – усмехнулась я и выбрала красный.

Разобравшись с костюмом, я пошла искать подходящую обувь. На полке в коридоре стояли пара кроссовок, летние шлепки без задников, кеды и сланцы. Ни одна из пар совершенно не подходила к костюму. «Хм? Куда подевались туфли на шпильках?» – подумала я и хлопнула себя по лбу. Моя единственная обувь на высоких каблуках – лакированные лодочки уж месяц как лежали в сапожной мастерской, куда я сдала их с целью замены набоек. Костюм с юбкой отменялся.

Не долго думая я достала из шкафа черные зимние сапоги на меху, посмотрела на них и решила: если надеть черный брючный костюм, то никто не заметит, что я в сапогах. Я быстро оделась и подошла к зеркалу. Расклешенные книзу брюки закрывали голенища настолько, что сапоги вполне можно было принять за закрытые туфли.

«В конце концов, никто не будет заглядывать мне под брюки, – рассудила я. – Да и не думаю, что собеседование продлится больше часа. Может, и не успею запариться».

Я гладко зачесала волосы в пучок на макушке, подвела стрелки на глазах, припудрила нос и взглянула на свое отражение. Из зеркала на меня смотрела среднестатистическая клуша из той самой эпохи, которую даритель-заказчик возродил в своем творении. Окинув себя тоскливым взглядом, я подошла к висящему за окном термометру и прищурилась. Красная полоска ртути замерла на отметке +30 градусов.

«Черт возьми, пропахала четыре года и так и не удосужилась купить себе приличный костюм, – подумала я. – С другой стороны, ну какой копирайтер ходит на работу в костюме? Это ведь не менеджер. Другое дело – заместитель редактора. Придется с первой зарплаты разориться на приличную одежду».

Часы на стене показывали 11.00. Я снова подошла к зеркалу и принялась крутиться, рассматривая себя со всех сторон. «И все-таки будет жарко, сниму-ка я рубашку и застегну костюм на все пуговицы», – улыбнулась я.

Через десять минут я бодро шагала по улице, проклиная производителей сапог, в которых зимой холодно, а летом жарко. Возле панельного девятиэтажного здания я остановилась, вытерла испарину со лба и вошла в подъезд. В коридоре за низким столиком сидел вахтер и лениво листал журнал «Полевые Вести». Увидев меня, он покосился на дверь:

– Похолодало на улице?

– Да, причем серьезно, а вечером обещают заморозки. Вот какое лето нынче выдалось, – серьезным тоном ответила я. – Мне нужен четвертый кабинет.

– Это в конце коридора, – сказал вахтер и покачал головой: – Вот и верь синоптикам. Э-эх, замерзнут мои огурцы…

Провожаемая удивленным взглядом, я гордо продефилировала мимо и скрылась в конце коридора. Возле двери с номером «4» я остановилась, еще раз вытерла стекающие по вискам капельки пота и робко постучала в дверь.

– Да-да, входите, – раздался голос, который разговаривал со мной по телефону.

Я открыла дверь и сделала шаг вперед. То, что я увидела в следующую минуту, никак не соответствовало моим представлениям о редакции солидного журнала. Посреди полупустой маленькой комнатушки стоял старый письменный стол. Вдоль стены в ряд выстроились стулья, обитые потрескавшимся от времени дерматином. В дальнем углу возле окна возвышался шкаф с полками, забитый старыми журналами и пожелтевшими от времени газетами. За столом сидел тучный мужчина пенсионного возраста в черном шерстяном пиджаке, из-под которого виднелась рубашка в клеточку. Мужчина сосредоточенно пыхтел, выкручивая ручку пишущей машинки.

– Заело, – проворчал он и посмотрел на меня: – Здравствуйте.

– Здравствуйте, – ответила я. – Я, видимо, ошиблась, у вас на этаже должна быть редакция крупного журнала, не подскажете, в какой это комнате?

– Не ошиблись, это здесь. – Мужчина встал со стула и протянул мне руку. – Главный редактор журнала «Полевые Вести» Иван Викторович Засохин.

– Анна Ветрова, – разочарованно промямлила я, пожимая его большую влажную руку.

– Присаживайтесь, Анна, – сказал главный редактор, указывая мне на один из стульев у стены: – Подвиньте его поближе, будем беседовать.

Я взяла стул, поставила его напротив стола и робко присела на краешек.

Иван Викторович Засохин достал из ящика стола очки, водрузил их на нос и многозначительно изрек:

– Ну-с, я надеюсь, вы принесли портфолио? Вакансия у нас серьезная, я не могу взять кого попало, сами понимаете.

– Понимаю, – ответила я, достала из сумки опись работ и протянула своему собеседнику.

Взяв распечатку, главный редактор углубился в чтение.

«Надо было сразу сказать, что мне не подходит эта работа, только «Полевых Вестей» не хватало! Еще и палец слюнявит, о господи!» – брезгливо поморщилась я, наблюдая, как главный редактор перелистывает страницы.

Изучение портфолио потенциального сотрудника заняло минут тридцать. Время от времени Иван Викторович надувал щеки и издавал звук, похожий на пыхтение старого паровоза: «пх-пх-пх». Я ерзала на стуле, чувствуя, как «Возвращение эпохи» превращается в самую настоящую парилку. От жары мне стало дурно, и я расстегнула верхнюю пуговицу пиджака. Наконец мужчина дочитал последнюю страницу, закрыл папку и отложил ее на краешек стола.

– Ну-с, неплохо, очень неплохо. Можно сказать, что первый этап собеседования вы прошли.

– Иван Викторович, пока вы читали, я тут подумала, что, наверное, погорячилась, решив занять эту должность. Понимаете, я никогда не работала заместителем главного редактора, наверняка в этой профессии есть куча тонкостей, – робко сказала я.

– Тонкости есть везде. Я думаю, что под моим чутким руководством вы сможете работать. Как раз перед вашим приходом я редактировал статью про фитофтороз помидоров и думал о том, как же мне не хватает моего заместителя Лидии Степановны.

– А почему она уволилась? – поинтересовалась я, вытирая испарину со лба.

Иван Викторович тяжело вздохнул, воздел руки к небу и произнес:

– Ее призвал Господь. Призвал в тот момент, когда она боролась со злейшим врагом картофеля – колорадским жуком.

– О боже… – прошептала я.

– Да! Если бы Лидия Степановна прислушалась к моему совету и опыляла картофель в противогазе, то этой страшной трагедии могло не быть. Но увы! – Главред, сокрушенно качая головой, пристально посмотрел на меня: – Кстати, у вас есть приусадебный участок?

– Нет. Я далека от сельского хозяйства, и это тоже один из минусов. Я ничего не знаю про колорадского жука и даже не догадывалась, что помидоры болеют трихомонозом.

– Фитофторозом! Очень серьезное заболевание, способное уничтожить весь урожай на корню!

– Да-да, именно на корню, – кивнула я.

– Что до участка… Нет, говорите? Это не страшно, мы выделим вам пять соток! Человек, работающий в нашем журнале, должен жить своей профессией, прикасаться, так сказать, к самому сердцу земли и черпать из него жизненную силу и вдохновение.

«Вдохновение… Черпать из земли вдохновение…» – пронеслось у меня в голове, и я представила, с каким вдохновением буду бегать по участку и спасать помидоры.

От этой мысли я побледнела как мел и откинулась на спинку стула.

– Что с вами? – испугался Иван Викторович.

– Мне душно, – ответила я, расстегивая пуговицы. – С вашего позволения я сниму пиджак.

– Да, конечно. Хотите воды?

Главред вскочил с места, кинулся к стоящему на подоконнике графину и налил стакан воды. Я, прикрыв веки, медленно сняла пиджак и выдохнула:

– Ну и жарища…

Раздался звон бьющегося стекла. Мгновенно открыв глаза, я увидела Ивана Викторовича, замершего возле окна с вытянутой рукой. Щеки главреда багровели румянцем, на лице ясно читалась крайняя степень замешательства. Поймав мой взгляд, он улыбнулся и дрожащим голосом зашептал:

– Ну, раз такое дело, то можем и десять соток выделить. Лично для вас поближе к водокачке могу организовать, там напор воды лучше. Вам, кстати, очень идет красный цвет.

Я медленно опустила глаза и увидела красный кружевной лифчик, который надела под пиджак.

– Ой, я же рубашку сняла! – опомнилась я, схватила пиджак, мгновенно натянула его и, лихорадочно пытаясь застегнуть сразу все пуговицы, начала отступать к выходу.

– Куда же вы, погодите! Согласен на пятнадцать. Даю пятнадцать соток… Больше не могу, клянусь, желающих и так много. – Иван Викторович протянул руку ко мне и сделал шаг вперед.

– Не подходите! – взвизгнула я, схватила сумку, распахнула дверь и понеслась по коридору в поисках выхода.

– Погодите, стойте! Хорошо, даю двад-ца-ать! – слышались за спиной крики главного редактора.

Но мне уже было не до него. Выскочив на улицу, я помчалась вдоль стоящих в ряд многоэтажек подальше от редакции «Полевых Вестей». Пробежав квартал, я остановилась у первой попавшейся лавочки и села, чтобы перевести дух.

«Какой позор, господи, какой позор! – Я с горечью посмотрела на рукав ненавистного пиджака. – Возвращение эпохи, тьфу!»

Засиживаться было некогда. Жаркое июньское солнце плавило асфальт и припекало мою и без того больную голову.

«Загляну в магазин, куплю пельменей и сметаны», – подумала я, проходя мимо продуктового магазина возле дома.

В магазине было полно народу. Я заняла очередь за мужчиной в черном костюме и стала изучать витрину. Продавщица – полная женщина с пергидрольной химией – нервничала и рявкала на покупателей.

– Петька, закрывай магазин! – крикнула она кому-то в глубь подсобки. Затем, окинув меня недовольным взглядом, проворчала: – Девушка, скажите, чтобы за вами не занимали, – у нас переучет.

Я молча кивнула.

Продавщица отрезала кусок докторской колбасы и бросила его на весы:

– Сто грамм. С вас десять рублей.

– Я вас просила взвесить мне ровно восемьдесят граммов колбасы, – послышался знакомый бас.

Возле прилавка стояла Мария Семеновна. «Только встречи с тобой мне и не хватало», – подумала я и спряталась за широкую спину мужчины в черном костюме.

– Может, вам еще восемьдесят три грамма взвесить? – возмутилась продавщица.

– Нет, мне надо восемьдесят, – спокойно ответила моя соседка.

– А здесь сто. Вам что, двадцать граммов мешают? – Продавщица встала в позу и злобно посмотрела на Марию Семеновну.

– Мне не мешают, но это дело принципа: я просила восемьдесят граммов, так что будьте любезны.

– Тьфу на тебя! – В сердцах продавщица снова швырнула колбасу на весы и резким движением отрезала кусочек. – Вот, восемьдесят пять, устроит?

– Вполне, – ответила Мария Семеновна, расплатилась за колбасу и пошла в хлебный отдел трепать нервы следующей жертве.

Вторым на очереди был дедушка в пенсне, который сначала попросил понюхать жареного хека, потом передумал и захотел тушеной печени, потом снова хека, а в конце концов купил пакетик растворимого пюре. Продавщица быстро обслуживала покупателей, время от времени рявкая: «Следующий, не задерживайте очередь!»

«Тяжелая работка», – подумала я, медленно продвигаясь вдоль прилавка. Очередь дошла до мужчины в черном костюме.

– Чего вам? – Продавщица, не поднимая глаз, послюнявила указательный палец и достала из упаковки полиэтиленовый пакет-«маечку».

– Здравствуйте, будьте добры, посоветуйте мне хорошее масло, – вежливо сказал мужчина.

– Масло все свежее, выбирайте, – последовал ответ.

– Я не сомневаюсь, но обращаюсь к вам, как к профессионалу, который разбирается в товаре намного лучше меня. – Мужчина ласково смотрел на продавщицу и улыбался.

«Сейчас пошлет его к чертям собачьим», – подумала я.

Вместо этого продавщица замялась, пожала плечами и достала из холодильника пачку:

– Ну, возьмите, например, это. Оно дорогое, но хорошее.

– О, если вы рекомендуете, то давайте. Я доверяю вашему профессионализму, – кивнул мужчина, делая акцент на слове «профессионализм».

Продавщица достала из холодильника другую пачку.

– Вы знаете, возьмите лучше вот это, оно посвежее, – вежливо сказала она.

От былой раздраженности не осталось и следа. За прилавком стояла уставшая, но крайне любезная, улыбающаяся женщина. Покупатель извлек из кармана черный кожаный кошелек, не спеша отсчитал нужную сумму и улыбнулся:

– Вы мне очень, очень помогли. Спасибо вам. Вы были так любезны. Похоже, вам нравится ваша работа?

«Вот сейчас точно пошлет», – подумала я и заглянула вперед, пытаясь разглядеть лицо незнакомца.

Это был мужчина лет сорока, со здоровым цветом лица, правильными, слегка заостренными чертами и аккуратно причесанными на пробор темно-русыми волосами.

– Как же! Нравится… День и ночь на ногах, а как придут всякие кишкомоты, так хоть вешайся. – Продавщица подняла кулак и покосилась на стоящую рядом с хлебной витриной Марию Семеновну.

– Понимаю, – согласно покачал головой мужчина. – У вас крайне сложная и нервная профессия. Хотите сменить ее и стать моим компаньоном?

– Чего-о-о? – В голосе продавщицы послышались нотки раздражения. – Издеваетесь, да?

– Отнюдь, – все так же спокойно ответил мужчина. – В настоящий момент я расширяю штат своей компании. И мне очень, очень нужны надежные, энергичные люди. Подумайте, это ваш шанс.

– Я даже не знаю… Странно все как-то… – замялась продавщица.

– Подумайте. На первый взгляд это действительно кажется странным, но, поверьте, наш бизнес абсолютно легальный и очень надежный. – Мужчина порылся в портфеле и извлек из него пригласительный билет – синюю картонную полоску, украшенную с двух сторон золотыми вензелями. – Я имею честь пригласить вас на праздник, который мы организуем в связи с расширением штата наших партнеров. Торжественная церемония состоится завтра в семь часов вечера. Как вас зовут?

– Дарья. Дарья Ивановна, – ответила продавщица, завороженно разглядывая пригласительный.

– Дарья Ивановна, записываю. – Положив билет на прилавок, мужчина достал из портфеля золотую ручку и вписал имя. – Вот ваш именной пригласительный.

Продавщица медленно взяла билет.

– Дарья Ивановна, мне хотелось бы быть уверенным, что вы придете. Понимаете, желающих очень много, а количество пригласительных ограничено. К тому же, как я уже сказал, это очень серьезный бизнес, поэтому подумайте, действительно ли вы хотите стать моим партнером.

– Хочу, – прошептала продавщица, еще крепче сжимая билет в руке.

– Ну что же, приятно, что я в вас не ошибся. Жду вас, Дарья Ивановна, постарайтесь не опаздывать. Ваше место в первом ряду.

– Я буду, – кивнула продавщица и с воплем «Переучет!» побежала в подсобку.

Мужчина спрятал ручку в портфель, щелкнул замком и не спеша вышел из магазина.

– А можно мне сметану? – крикнула я.

– Магазин закрыт, после обеда приходите, – послышался из подсобки голос продавщицы.

– Тьфу, – плюнула я и вдруг увидела на прилавке пачку масла, которую забыл странный покупатель.

Схватив масло, я выскочила из магазина и осмотрелась по сторонам. Таинственный незнакомец стоял напротив магазина и открывал ключом дверцу черной блестящей иномарки. Наконец-то мне удалось как следует разглядеть его. У незнакомца были карие глаза, черные красивые брови, правильный нос с маленькими, аккуратными ноздрями, немного тонкие губы и волевой, слегка выдающийся вперед подбородок. Кроме аромата дорогого парфюма, который я уловила еще в магазине, от него исходил какой-то незримый дух благополучия и богатства. Увидев меня, мужчина наклонил голову и улыбнулся той ласковой улыбкой, которая несколько минут назад сразила наповал Дарью Ивановну.

– Вы забыли масло, – выпалила я, протягивая ему пачку.

– О да, спасибо, – ответил мужчина, открывая переднюю дверцу.

– Простите, что лезу не в свое дело, – сказала я дрожащим от волнения голосом, – но я подслушала ваш разговор, хотя подслушивать нехорошо.

Мужчина ласково посмотрел на меня и захлопнул дверь.

– Я могу вам чем-то помочь? – спросил он.

– Не знаю, я просто подумала… Понимаете, я копирайтер, возможно, я тоже могу быть полезна вашей компании.

– Копирайтер? – В голосе мужчины послышалась заинтересованность.

– Ну да, я пишу рекламные тексты. Может, вам пригодится такой сотрудник?

– Вы рекламный копирайтер? – уточнил незнакомец.

– Да, рекламный. А еще я работала заместителем главного редактора, – соврала я для пущей убедительности.

– Боже мой! – воскликнул мужчина. – Сегодня воистину необычный день. С самого утра я думал, где бы мне найти толкового главного редактора, а тут – такая удача. Скажите, а вы можете привести примеры ваших работ?

– Могу, а что вас интересует? Я, например, слоган придумала для производителей масла. Кстати, вы его купили только что.

– Ну надо же, какая удача! Какая поистине неземная удача! – Незнакомец довольно потер руки и вздернул левую бровь. – Простите, как вас зовут?

– Анна. Анна Ветрова, – представилась я.

– Очень приятно, а меня Игорь Николаевич Благов, президент международной компании. – Мужчина протянул руку для приветствия.

Я пожала ему руку и улыбнулась. Игорь Николаевич прищурился, посмотрел по сторонам и извлек из портфеля авторучку и еще один пригласительный билет.

– Анна, я очень спешу. Вот, это вам, – подписал он карточку, – приходите завтра в семь часов вечера по указанному адресу. Не опаздывайте.

– Я очень пунктуальна, – заверила я.

– Вот и хорошо, тогда до встречи.

Игорь Николаевич сел в автомобиль и медленно покатил по улице. Я проводила иномарку взглядом, дождалась, когда она завернет за угол, и посмотрела на пригласительный. Дорогой дизайнерский картон, тиснение золотом, переливающаяся голограмма в виде квадрата и золотые вензеля, образованные из букв HL. Кроме моего имени и адреса проведения мероприятия, на пригласительном не было ничего. Ни названия компании, ни контактных телефонов, ни фамилии президента.

Впрочем, в тот момент я не обратила на это внимания, поскольку вдруг почувствовала, что еще полчаса – и мой труп можно будет спокойно выставлять в витрине магазина с надписью: «Тело вареное, свежее, с утра еще бегало». Сунув пригласительный в сумку, я поплелась в сторону дома.

Дома меня ждал еще один сюрприз в лице нежно любимой свекрови Аллы Борисовны Ветровой.

По сравнению с соседкой Марией Семеновной, которая говорит все, что думает, и думает все, что говорит, моя свекровь – искусный экзекутор, обладающий талантом трепать нервы незаметно для окружающих. Обычно вытягивание жил сопровождается неизменной улыбкой и высказываниями из серии «Я говорю это, потому что забочусь о тебе». Следующее достоинство моей свекрови заключается в обширном багаже знаний, который затрагивает всех и все, начиная от квантовой физики и заканчивая выращиванием гречки на подоконнике.

Вполне естественно, что человек, который знает все на свете, считает себя истиной в последней инстанции. И если свекровь скажет, что молоко черное, значит, оно на самом деле черное, а весь мир страдает дальтонизмом.

Увидев меня, свекровь всплеснула руками:

– Аннушка, как я рада тебя видеть! А я шла мимо, дай, думаю, загляну. Заглянула, а тут Олежек и котенок ваш. Такой милый котенок, какая жалость, что кошка, коты, кстати, намного полезнее.

– О да, особенно ваш кот Василик, который метит все углы, – съязвила я и пошла в ванную принимать душ.

Когда я вышла из ванной, свекровь сидела на диване и в сто пятый раз жаловалась мужу на руководство жэка, которое никак не удосужится вкрутить новую лампочку в лифте.

– Олежек сказал, что тебя уволили, – вздохнула свекровь. – Какие сволочи! Но ничего, они еще пожалеют, что лишились такой талантливой девушки. Я вообще удивляюсь, как ты там проработала четыре года? Я читала в газете, что все девушки, которые работают в крупных компаниях, спят со своими боссами, иначе их увольняют. Я не думаю, что ты на такое способна, но крайне удивительно, что ты там продержалась так долго.

«Сука», – подумала я и мило улыбнулась:

– Алла Борисовна, меня уволили совершенно по другой причине.

– Да-да, конечно, Олег мне рассказал. Бедная девочка, в наше время так сложно найти работу. Придется Олегу какое-то время работать за двоих. Ох, только бы он выдержал, мужчины ведь существа хрупкие.

На слове «хрупкие» свекровь посмотрела на своего сына таким страдальческим взглядом, будто с завтрашнего утра ему предстояло денно и нощно разгружать вагоны, чтобы прокормить прожорливую жену.

«Последняя сука», – снова подумала я и ответила:

– Не переживайте, я уже подыскиваю себе работу.

– Я всегда знала, что ты у нас молодец. Кстати, в супермаркет рядом с нашим домом требуется продавец, могу дать телефон. Продавец куда более серьезная профессия, чем… Как же называется твоя специальность?

– Копирайтер, – сквозь зубы процедила я, чувствуя, что еще один выпад в мою сторону – и свекрови придется лететь с пятого этажа без парашюта.

– Не важно. Думаю, тебе стоит позвонить в магазин, – уверенным тоном изрекла свекровь. – Работа, правда, в две смены, но все же лучше, чем сидеть без копейки в кармане.

– Спасибо, но я в состоянии найти работу самостоятельно.

– Да, конечно, вы, главное, детей не заводите, нынче это дорогое удовольствие.

Нервы мои не выдержали.

– Вон из моей квартиры! – завопила я, указывая на дверь.

– Анна, перестань. – Муж удивленно посмотрел на меня.

– Не перестану, мне надоело молчать! Слышите, Алла Борисовна, мне надоело молчать, когда вы говорите гадости! – крикнула я, чувствуя, что еще немного, и я просто взорвусь от ярости.

– Я пойду, Олежек, – спокойно сказала свекровь и встала.

– Идите-идите и больше не смейте переступать порог моего дома, скатертью дорога… – всхлипнула я, сдерживая рыдания.

– Я выйду с мамой, куплю пельменей, – вздохнул муж.

На ужин у нас снова были пельмени из магазина, щедро сдобренные моими слезами. Страшно представить, как икалось моей свекрови, пока я топала ногами и орала, что в следующий раз я непременно спущу ее с лестницы. Муж молча сидел за компьютером и кивал.

– Какая ей разница, когда мы будем заводить детей?! – кричала я.

– Анна, она сказала это без задней мысли, – пытался урезонить меня муж.

– Нет, с задней! Другое дело, что у нее вместо головы – задница!

– Не надо оскорблять мою мать.

– А меня значит надо? – всхлипнула я, упала на диван и разрыдалась.

Муж сел рядом и стал ласково гладить меня по голове, приговаривая:

– И тебя не надо. По большому счету тебя никто и не оскорбляет, просто ты уделяешь слишком много внимания вещам, которые того не стоят. Да, я согласен, моя мать не самая лучшая в мире свекровь, но и ты далека от идеала невестки. Относись к ее недостаткам спокойно.

– У меня тоже есть недостатки, – сказала я, поднимая голову и шмыгая носом. – В следующий раз я не открою ей дверь.

– Следующий раз наступит не скоро, Анна. Мама обиделась. Она больше не придет, пока ты не извинишься.

– Можешь считать, что в этой жизни мы с ней больше не увидимся, – зло ответила я. – Извинений не будет.

– Анна, мне кажется, что ты перегибаешь палку. Поговорим, когда ты успокоишься. – Олег снова сел за компьютер и с силой стукнул по клавише «Enter».

– Угу, поговорим.

Пока муж писал очередную программу, я лежала на диване и тихо страдала. Что-что, а страдать я умею на полную катушку. До наступления темноты я шмыгала носом, тяжело дышала, шептала: «Снова сердце…» – и косилась на мужа, который как ни в чем не бывало барабанил пальцами по клавиатуре.

Через какое-то время я поняла, что мои страдания упорно игнорируются, открыла ноутбук и написала пост в сообщество про злых свекровей.

«Милые барышни, моя свекровь – исчадие ада. Я уволилась с работы, она пришла и начала умничать, дескать, моему мужу теперь будет очень тяжело прокормить двоих. Еще она сказала, чтобы мы не торопились с детьми. Ну не гадина ли?»

После нажатия клавиши «отправить» мое послание полетело в Интернет, а я поерзала на стуле и стала ждать поддержки. Вместо поддержки в сообщество пришла тяжелая артиллерия в лице двух дамочек, которые имели привычку придираться ко всем участникам. С криком «Пли-и-и-и!» артиллеристы начали сбрасывать на меня бомбы с записками: «Не фиг детей заводить с голой задницей! Вы что, думаете, мужу действительно будет легко вас прокормить?»

«Вы читать научитесь, а потом чушь несите. Я не взваливаю все проблемы на плечи мужа, я ищу работу, – прохрипела я, корчась в предсмертной агонии. – И вообще эта гадина обвинила меня в том, что я спала с боссом и только поэтому удержалась на работе четыре года».

«Значит, вы так себя вели, раз у свекрови возникло такое подозрение», – написал артиллерист.

«Откуда вы знаете, как я себя веду? Как вообще можете осуждать незнакомого человека? Да вы – самая последняя сволочь!» – не выдержала я.

Через пять минут пришел карательный отряд во главе с модератором. Модератор забанил артиллеристов и вынес мне предупреждение за оскорбление в адрес участников сообщества. Я показала его юзерпику две дули и жалобно посмотрела на мужа:

– Кажется, я нашла работу.

– Ух ты! Какую? – полюбопытствовал муж.

– Серьезную, – ответила я. – Завтра иду на торжественное мероприятие в честь открытия.

– А что за компания? Как она называется?

– Не знаю, вот дали пригласительный.

Муж повертел в руках карточку и пожал плечами:

– Странно, почему все-таки нет названия фирмы? Вроде солидный пригласительный…

– Вот и меня это смущает. С другой стороны, я видела их президента. Судя по внешнему виду – обеспеченный человек, не то что главреды захудалых журналов, которые развешивают в Интернете заманчивые предложения.

– А-а-а, я совсем забыл, ты же сегодня ходила на собеседование. Как прошло? – спросил муж.

– Скажем так: я не прошла по конкурсу, – зевнула я. – Пошли спать, что-то я сегодня устала.

Глава 4

Дьявол в человеческом обличье

Из дневника Е.Р.

Все наше общество построено по принципу пирамиды, начиная от школы и заканчивая президентом, который, собственно, и является всевидящим оком, контролирующим положение дел в государстве. В сетевом маркетинге существует два вида пирамид. Первые и наиболее опасные наращивают свои объемы продаж за счет так называемых вложений в бизнес. Для того чтобы вступить в такую пирамиду, вам необходимо приобрести партию некоего товара, который, как правило, стоит немалых денег. «Любой бизнес требует вложений, разве не так?» – скажут сетевики и втюхают вам десять коробок экстракта для роста волос на ногах. Продадите ли вы этот экстракт, будете ли использовать лично или спустя пару месяцев выбросите банки с непонятным содержимым в мусорный контейнер – сетевиков не волнует. Их задачей было сплавить никому не нужный товар.

Второй вид предполагает наличие спонсора, который приглашает вас в бизнес и помогает развивать его дальше. На первый взгляд участие в подобной пирамиде требует минимальных затрат. Для того чтобы разбогатеть, вам достаточно внести небольшой взнос, приобрести какой-либо товар исключительно для личного пользования и после наращивать структуру, рекомендуя товар своим знакомым. С виду все выглядит вполне благопристойно, если бы не одно «но». Некоторые спонсоры в погоне за призрачным миллионом заставляют своих подопечных покупать товар впрок, клятвенно уверяя их, что через пару месяцев они загонят его по баснословной цене. В итоге большинство участников сетки держатся в ней не потому, что зарабатывают, а потому, что все еще надеются отбить долги и продать товар хотя бы по себестоимости.

Утром я проснулась ни свет ни заря от звука бьющегося стекла. Я вскочила с кровати и выбежала в коридор. На полу возле трюмо валялась разбитая керамическая ваза, которую любимая свекровь подарила мне на свадьбу. Некогда ваза представляла собой морду барана с витиевато закрученными в виде ручек рогами. Уж не знаю, на что намекала свекровь, когда преподносила нам этот ценный подарок. То ли это было предостережение, что она скрутит меня в бараний рог, если я окажусь плохой невесткой, то ли намек на то, что такие, как я, не задумываясь наставят рога мужу, но ваза не понравилась мне сразу.

Дабы не травмировать мужа и лишний раз не выслушивать свекровино «А где же мой подарок?», я окрестила вазу пылесборником и поставила на трюмо в коридоре. Там она благополучно простояла до утра 21 июня, пока моя кошка не решила исследовать новое пространство.

– Матильда, я бы тебя убила, если бы ты разбила ценную вещь, но ты даже не представляешь, как я тебе благодарна за то, что ты избавила меня от этого хлама. Может, я еще выдрессирую тебя шипеть и не впускать в дом мою свекровь?

Услышав мой голос, котенок выглянул из-за двери и жалобно мяукнул.

– Пошли есть, – сказала я.

Покормив кошку, я села за компьютер и принялась распечатывать резюме и портфолио по новой. Встреча с таинственным Игорем Николаевичем будоражила воображение, рисуя сказочные картины моего триумфа. Мысленно я уже сидела в отдельном кабинете на тридцатом этаже небоскреба и отдавала приказания секретарю: «Скажите моему заместителю, что я очень недовольна качеством текста. Все переделать. Срочно. Да, и еще: сегодня мы с президентом едем на открытие международной выставки, подготовьте мой автомобиль!»

«Уж это точно что-то солидное, бедные люди на таких иномарках не разъезжают, надо будет постараться зацепиться», – думала я, складывая распечатанные странички в папку. На седьмом листе принтер издал характерный писк, свидетельствующий о том, что картридж пуст. Я посмотрела на монитор. Семь страниц остались нераспечатанными. Не долго думая я набрала номер телефона подруги Лены. В трубке послышался четкий, натренированный голос ее секретарши:

– Редакция газеты «Голая Правда».

– Люда, здравствуй, это Анна Ветрова. Лена на месте?

– Елена Михайловна очень занята и просила ее не тревожить, – ответила Людмила.

– Ну ладно, тогда ты мне скажи, можно у вас распечатать портфолио?

– Конечно, можно, приходите, я распечатаю.

– Хорошо, спасибо, – поблагодарила я и стала собираться.

Офис моей институтской подруги – Елены Разиной располагался в квартале от моего дома, на пятом этаже сталинского дома. Наша дружба началась с пропажи нутриевой шубы, которую я вывесила проветривать в коридоре общежития. Шуба провисела двадцать минут, после чего таинственным образом растворилась в воздухе. Я разревелась и стала бегать по этажам, умоляя студентов вернуть мне шубу.

Сначала подозрение пало на двух друзей – вегетарианцев и ярых защитников животных со второго этажа, но те клятвенно заверили меня, что в глаза не видели шубу, а если бы увидели, то всенепременно облили бы краской и вернули на место. Потом кто-то высказал предположение, что шубу украли арабы с первого, которые кричали, что им холодно спать по ночам, и требовали установить в их комнате обогреватели. Арабы поклялись мамой, что шубу не брали, и спихнули вину на индусов с пятого, которые три дня назад умыкнули у них сохнувшие на кухне носки.

Индусы, в свою очередь, пали ниц и сказали, что их вера никогда не позволила бы им украсть останки живого существа, над которым так бессовестно надругались, и отправили меня к африканцам.

Африканцы развели руками и предложили мне уехать с ними в Африку, где шуба мне точно не понадобится.

Обежав все общежитие, я пошла к вахтеру писать заявление о пропаже ценной вещи. Вахтер выслушал меня и сказал, что видел мою сокурсницу Лену Разину, выходящую из здания общежития с большим пакетом, полным коричневого меха. Путем опроса Лениных друзей было выяснено, что та отправилась в зоопарк снимать сюжет про каких-то редких бобров. Животных якобы тайно сдавали по ночам армянину-скорняку, некоему Арсену Акоповичу.

– Зачем ей моя шуба? – всхлипнула я.

– Она собралась залезть в клетку, притвориться бобром, дождаться темноты и выяснить, что там происходит по ночам, – сказал прижатый к стенке однокурсник Илья.

– Срочно в зоопарк! – прорычала я.

Лена была поймана возле клетки с бобрами в момент, когда она, напялив на себя шубу, пыталась проползти на корточках в открытую дверцу. Понимая, что спасение бобров под угрозой, Лена извинилась, вернула шубу и вприпрыжку побежала в магазин тканей за искусственным мехом.

Вечером ленобобер был пойман нарядом милиции, прибывшим по звонку сторожа зоопарка, который разглядел в клетке бобра размером с человека. По рассказам Лены, в полтретьего ночи ей надоело сидеть на корточках и она решила размять косточки.

С того злополучного вечера началась наша дружба, поскольку при ближайшем рассмотрении выяснилось, что Лена вовсе не воровка, а человек увлеченный, журналист до мозга костей. Теперь я уже не сомневаюсь, что ради оригинального сюжета и справедливости моя подруга полезет хоть на Эверест, даже если лезть придется босиком и в купальнике. После окончания университета Лена учредила газету «Голая Правда» и назначила себя главным редактором.

В приемной редакции пахло какими-то сладкими духами и типографской краской. На столе возле двери лежала стопка свежих номеров «Голой Правды» с привычным заголовком в стиле Е.Р.: «Тарифы на газ растут, власти бездействуют!» По коридору сновали сотрудники газеты, по испуганному виду которых можно было догадаться – босс не в духе. Мимо меня пронеслась секретарша Людочка, оставляя за собой шлейф тех самых сладких духов, которыми пропах весь офис. Увидев меня, Людочка махнула рукой в сторону кабинета босса и, схватившись за голову, запричитала:

– Ой, Анна Сергеевна, как же они надоели, как надоели… День и ночь ходят. Жалуются, жалуются…

– Кто жалуется? – ничего не понимая, спросила я.

– Люди! Толпами ходят со своими жалобами. Можно подумать, что у нас газета резиновая, – вздохнула Людочка.

– Да ладно, сами выбрали такой формат. Кстати, можно мне распечатать несколько страничек? – спросила я.

– Ой, я не могу! Елена Михайловна зла как черт, кофе попросила, сами печатайте! – крикнула Людочка и скрылась в конце коридора.

Я подошла к компьютеру секретарши, вставила диск и стала просматривать файл. Дверь в кабинет биг-босса распахнулась, и на пороге появилась Лена.

– Люда, я же тебя попросила кофе приготовить, – прошипела она, увидев руку, которая водила мышкой по коврику.

– Люда побежала готовить кофе, это я тут сижу, – ответила я, выглядывая из-за монитора.

Лена повернулась лицом к своему кабинету и улыбнулась кому-то, кто сидел там.

– Я сейчас подойду, вы пока располагайтесь.

– Хорошо, – ответили из кабинета.

Подруга подскочила ко мне, низко наклонилась и прошептала:

– Можешь мне подыграть?

– Как?

– Тут у меня человек сидит уже четвертый час. Отказывается уходить. Говорит, что в их подъезде завелся дьявол. Требует вызвать милицию.

– Ха! А чего же он сразу в милицию не пошел? – удивилась я.

– Объясняет, что уже был там. Его выгнали, вот он и пришел в редакцию.

– А зачем ему теперь снова понадобилась милиция?

– Потому что он хочет, чтобы мы все вместе поехали на место происшествия. Ну, чтобы я тоже поехала, потому что у меня вроде как бы авторитет, я смогу милиционеров убедить. – Лена покосилась на дверь и умоляюще сложила на груди руки: – Анька, прикинься милиционером.

– Ты что? – прыснула я.

– Ну пожалуйста, у меня форма лежит в подсобке, осталась с прошлого расследования. Ну не уйдет ведь! Что мне его, пинками на улицу выставлять? Скажешь, что ты из милиции, выслушаешь, а потом пообещаешь, что наряд будет завтра. Главное, чтобы он поверил и отвалил.

– Нехорошо так человека обманывать, – вздохнула я.

– А мне хорошо его бред выслушивать? Он до этого год кляузы на соседей строчил, а теперь с этим дьяволом приперся. Ну пожалуйста, Ань.

– Ну ладно.

– Вот и хорошо, найди Люду и попроси выдать тебе форму. Я жду в кабинете.

Через несколько минут из подсобки вышел милиционер весьма странного вида. Судя по обвислым плечам и спадающим брюкам, милиционер явно похудел на пять размеров. Впрочем, по сравнению с костюмом «Возвращение эпохи» мой новый прикид выглядел намного солиднее. Стараясь не запутаться в широких штанинах, милиционер направился к кабинету Елены Разиной, распахнул дверь и звонким голосом крикнул:

– Милицию вызывали?

– Вызывали, – ответила подруга и закусила губу, чтобы не рассмеяться.

– Оперуполномоченный Анна Ветрова, – отчеканила я, приложив руку к козырьку, и вопросительно посмотрела на мужчину, который сидел на диване.

– Кондратий Степанович, – представился тот и подозрительно прищурился: – Что-то я вас раньше не видел в отделении.

– Я приступила к выполнению обязанностей сегодня. Видите, даже форму еще не успела под размер подогнать. Впрочем, это не важно. Рассказывайте о вашей проблеме, у меня еще десять вызовов, – важно сказала я и посмотрела на подругу.

Та сидела в кресле, зажав рукой рот. По щекам Лены текли выступившие от смеха слезы.

Мужчина кашлянул и жалобно посмотрел на меня:

– У нас в подъезде дьявол завелся, товарищ милиционер.

– Та-ак, а вот с этого места поподробнее, – сказала я, села в кресло напротив и подбодрила борца с чертовщиной: – Рассказывайте, рассказывайте…

– Все началось две недели назад, – начал тот торжественно. – Иду я, значит, как-то по улице – за молоком ходил в магазин, – смотрю, вещи возле подъезда разгружают. Стоит машина грузовая, люди бегают, а чуть дальше иномарка черная и рядом с ней мужчина. Высокий такой, чернявый, губы тонкие и подбородок вперед выдается. Ну, думаю, въезжает кто-то. Поднялся я домой, выпил молока с городской булкой и пошел на балкон воздухом подышать. Смотрю, закончили вещи разгружать. Решил я: пойду-ка познакомлюсь с новым жильцом, заодно предупрежу, что у нас в подвале общий счетчик на воду, пусть не расходует зазря, а то потом пенсионерам оплачивать чужое барство. Позвонил я в дверь. Пару раз звонил, никто не открывал, потом открыл мужик чернявый, увидел меня, улыбнулся и говорит: «Проходите, вы, видимо, мой сосед». Ну, я и прошел. Как прошел, товарищ милиционер, так и обомлел. Таких квартир я еще не видел. Вокруг все золотое, блестящее, ковры расстелены. А посреди комнаты клетка стоит с павлином. Мужчина увидел, как я павлина рассматриваю, подошел к клетке и говорит: «Вот, на дачу себе купил». Тут-то я и подумал, что дело нечисто. Это что же за дача такая, на которой павлинов разводят? А он посмотрел на меня и объявляет: «Вы, уважаемый сосед, чем-то встревожены». Ну, я возьми ему и ляпни, что мне в этом месяце пенсию задержали. А он так ласково улыбнулся: «Хотите стать моим партнером? Я занимаюсь очень прибыльным бизнесом, сейчас мы расширяем штат, у вас есть уникальная возможность вступить в наши ряды». И тут я окончательно понял, что дело пахнет керосином. Разве нормальный человек будет такое предлагать пенсионеру? В общем, отказался я и ушел. Вечером же решил, что буду за ним следить. Следил неделю, ничего подозрительного, только шастают какие-то странные люди на дорогих иномарках, коробки какие-то выносят из квартиры. Ну, думаю, может, съезжать надумал, может, не понравилось чего. А позавчера как началась катавасия! Приехало машин пять, из них люди вылезли с огромными букетами каких-то цветов диковинных – и к нему. Весь вечер музыка играла, хохот доносился, а потом двое вышли на балкон покурить. Слышу, один другому говорит: «Игорь Николаевич – бог на земле!», а второй отвечает: «Воистину бог, только богам дано излечивать людей и творить добро». Я как услышал, так вздрогнул и понял, что человек этот – дьявол. Не может живой бог по земле ходить. До второго пришествия еще о-го-го сколько времени! Всю ночь я не спал, все думал над этими словами. А наутро пошел в милицию и заявил, что у нас в подъезде поселились сектанты. А ваш предшественник, Владимир Евгеньевич, ответил, чтобы я не маялся дурью и не беспокоил по пустякам. Вот я и решил прийти к вам, – закончил он, обернувшись к Елене.

– Вы говорите, что ваш сосед черняв, с выдающимся вперед подбородком и тонкими губами? И зовут его Игорь Николаевич? – спросила я, вспоминая черты своего нового знакомого.

– Именно.

– И он предложил вам заняться бизнесом?

– Да, предложил, но я отказался.

– Интересно… – протянула я и посмотрела на Лену.

Та покрутила пальцем у виска, кивнув в сторону мужчины, и показала на часы.

– Ну хорошо, давайте так: я приняла все к сведению, завтра мы приедем и во всем разберемся.

– Зачем же завтра? Сегодня надо ехать! Завтра его, может, уже и не будет. – Мужчина с надеждой посмотрел на меня и прошептал: – Верьте мне, он дьявол!

– Кондратий Степанович, – Лена встала с кресла и жалобно посмотрела на мужчину, – вам же русским языком сказали, что завтра приедет наряд и во всем разберется. Не задерживайте товарища милиционера, у него дел по самое горло, а у меня и того больше.

Посетитель тяжело вздохнул, медленно поднялся с дивана и укоризненно посмотрел в мою сторону:

– Так я и знал, что вы не поедете. Конечно, кто ж пенсионера слушать будет. Вот если бы этот самый Игорь Николаевич пришел – враз бы все переполошились. Э-эх! – махнул он рукой и, ссутулившись, поплелся к выходу.

Когда дверь за ним захлопнулась, Лена перекрестилась и выдохнула:

– Наконец-то!

– Слушай, я знаю, о каком человеке старик говорил. Вчера в магазине этот мужчина буквально околдовал продавщицу. Она изменилась на глазах. У меня есть пригласительный на презентацию его компании, которая состоится сегодня вечером.

Лена плюхнулась в кресло и лениво посмотрела на меня:

– Товарищ милиционер, ты когда-нибудь сталкивалась с сетевым маркетингом?

– Нет, – ответила я. – А что?

– Так вот считай, что столкнулась. Ваш Игорь Николаевич – типичный представитель сетевого маркетинга. Они шастают по улицам и вербуют людей.

– Но он сказал, что это серьезная иностранная компания, которая открывает филиал в нашем городе.

– Конечно, а что он должен был сказать? – пожала плечами подруга. – Все они так говорят. Поверь мне, я уже была на таких презентациях. Дешевые трюки для бедных. Лучше не ходи. – Лена открыла ящик стола и достала из него пригласительный. – Такую бумажку тебе выдали?

– Да, – удивилась я. – А откуда она у тебя?

– Водитель утром принес, сказал, что пристал к нему на улице какой-то мужик. Плюнь, Ань, гиблое дело.

– Ну уж нет, я, пожалуй, схожу. Тебе легко рассуждать, у тебя есть работа, а я сижу дома и занимаюсь кошководством. Схожу! – уверенным тоном ответила я.

– Ну, смотри сама. – Лена взяла пригласительный билет и повертела его в руках. – А может, и мне пойти? Вдруг откопаю что-нибудь интересное, а то сплошные кляузы и доносы.

– Хочешь, пойдем вместе? – предложила я.

– Не знаю, у меня встреча в шесть, могу и задержаться, ты лучше иди сама, а я подскочу потом, – ответила подруга.

– Хорошо, тогда я переодеваюсь и иду домой, мне еще к встрече подготовиться надо.

По дороге я зашла в сапожную мастерскую и долго препиралась с мастером, который утверждал, что черные лодочки забрали еще месяц назад.

– Их не могли забрать, вот квитанция, – сказала, протягивая сапожнику смятый клочок бумаги.

Сапожник поворчал, удалился в подсобку и вернулся оттуда с парой туфель.

– Простите, но мои были черного цвета, – вежливо сказала я, рассматривая серые туфли.

– Они и есть черные, просто запылились, – ответил мастер и потер рукавом, измазанным клеем, левую туфлю.

Дома я заварила себе кофе, села за компьютер и набрала в строке браузера «сетевой маркетинг». По запросу вывалилось сорок страниц ссылок. Устроившись поудобнее, я углубилась в чтение.

Ближе к трем часам я стала обладательницей бесценной информации, которой было достаточно для того, чтобы разоблачить с десяток нечистоплотных дельцов, заманивающих в свои сети доверчивых граждан. Чем больше я читала, тем сильнее убеждалась в том, что и продавщица в магазине, и моя подруга, и я сама попали в лапы к профессиональному лохотронщику. На одном из сайтов я наткнулась на список наиболее опасных коммерческих сект, но, к своему великому сожалению, не нашла там названия компании «HL».

Проанализировав методы работы сетевиков, я пришла к выводу, что все они без исключения преследуют одну и ту же цель – привлечь как можно больше людей и выжать из них все до последней копейки. В категорию потенциальных жертв, как правило, попадали люди малообеспеченные: студенты, пенсионеры, работники фабрик и заводов, люди, которые по определенным причинам так и не смогли реализовать свои амбиции. Их было достаточно просто подцепить на крючок, посулив определенный доход и положение в обществе, о котором они даже не мечтали.

Особое внимание я уделила товарам, которые распространяли наиболее опасные сетевики. Отдельную категорию в них составляли пищевые добавки, или БАДы. Людям обещали полное исцеление от всех недугов плюс богатство и безграничное счастье. Цены на предлагаемые товары были заоблачными, в то же самое время практически ни одна из компаний не обладала соответствующими сертификатами, подтверждающими качество продукции.

Первая мысль, которая мелькнула в голове, – не маяться дурью, выбросить пригласительный билет и не ходить на презентацию. С другой стороны, вооруженная знаниями, я могла разоблачить Игоря Николаевича Благова, тем самым подняв свой авторитет в глазах подруги, которая всегда считала меня слишком мягкотелой и доверчивой. Достав из выдвижного ящика стола блокнот, я принялась записывать каверзные вопросы, которые должны были застать президента компании врасплох. Вопросов оказалось слишком много, и мне пришлось хорошенько потрудиться, чтобы выбрать самые актуальные.

Представив себе, как я с довольной улыбкой на лице буду сидеть в зале, в то время как президент компании станет краснеть на сцене под градом моих вопросов и изворачиваться, как уж на сковороде, я довольно улыбнулась и захлопнула блокнот. Оставшиеся три часа я ходила по квартире, репетировала речь и сгорала от нетерпения.

В шесть часов вечера я начала собираться. Достала из платяного шкафа красный костюм, туфли на шпильках, нацепила на шею нитку жемчуга, собрала волосы в аккуратный пучок на макушке и посмотрела в зеркало. На меня смотрела вполне себе благополучная молодая дама. «Уж мне-то он точно не захочет мозги пудрить», – подумала я и стала искать часы. Внезапно тренькнул дверной звонок. «Кого еще черти несут?» – подумала я и, цокая каблуками, подошла к двери.

На пороге стояла Мария Семеновна.

– Если вы намерены заняться нравоучениями, то я опаздываю, – сказала я и захлопнула дверь перед носом соседки.

Звонок зазвонил снова.

– Вот холера! – плюнула я и распахнула дверь. – Что случилось?

– У меня ничего, – важно сказала Мария Семеновна, подбоченившись. – А вот у вас сбежала кошка.

– Как сбежала? Она только что была здесь, – сказала я, оглядываясь по сторонам, – Матильда, кис-кис…

– Можете не кискать, – хмыкнула Мария Семеновна, – ваше кис-кис сидит у меня под кроватью и отказывается оттуда вылезать.

– Как она могла сбежать к вам, если десять минут назад я видела ее сидящей на балконе?! – в недоумении спросила я.

– Кошки, знаете ли, имеют обыкновение прыгать с балкона на балкон. Как бы там ни было, пройдите в квартиру и заберите свое животное, – отрезала соседка.

– Хорошо, хорошо… – Я последовала за Марией Семеновной.

– Обувь снимите, – сурово приказала соседка, заметив, что я направляюсь прямиком в комнату в туфлях.

Посмотрев на дощатый, грязно-бурый пол квартиры, я с сожалением сняла туфли.

– Показывайте, где она сидит, – вздохнула я.

– Сказано же: под кроватью.

Мысленно чертыхаясь, я опустилась на старый пыльный палас и заглянула под кровать. Из дальнего угла на меня смотрели две пары горящих глаз. Одни Матильдины, другие Ардалиона. Заметив меня, Ардалион зашипел и сделал выпад вперед, выпустив когти. Из-под кровати взвилось облако пыли, которую видимо, не вытирали со времен царя Гороха. Едва успев увернуться, я подскочила и громко чихнула.

– Там ваш Ардалион, – сказала я, вынимая из кармана носовой платок, – вытащите его, потом я Матильду достану. А то ваш кот на меня бросается.

Мария Семеновна хмыкнула, медленно подошла к старому, скрипучему креслу, плюхнулась в него и отвернулась к окну.

– Мой кот, Анна, имеет право сидеть в своей квартире там, где ему захочется, к тому же он не любит, когда его насильно достают из-под кровати, – сказала она и посмотрела на часы. – Кстати, через десять минут начнется мой любимый сериал, поэтому будьте добры, заберите свое животное побыстрее.

– Да не полезу я под кровать, – возмутилась я. – Что, если ваш меня покалечит? К тому же я опаздываю на презентацию.

– А у меня сериал, плюс ко всему я пожилой человек, мне сложно наклоняться. И не забывайте, что это ваша кошка залезла под нашу кровать, ва-ша, – по слогам произнесла Мария Семеновна.

Понимая, что ругаться с соседкой бесполезно, я засунула свою гордость куда подальше и виновато посмотрела на Марию Семеновну. В голове пронеслась мысль о примитивных манипуляциях, о которых я узнала на одном из сайтов, посвященных сетевикам.

– Мария Семеновна, я виновата перед вами и хотела бы извиниться. Понимаете, недавно я потеряла работу, и теперь мой муж вынужден пахать за двоих. Это очень сложно. Очень… – Я постаралась придать голосу максимально жалостливую интонацию.

– Нисколько не удивлена, с вашим-то характером вы вряд ли найдете новое место, – морализаторским тоном сказала Мария Семеновна.

«Не пошла бы ты на…» – подумала я и низко опустила голову, изображая искреннее покаяние:

– Да-да, я знаю, у меня сложный характер. Я работаю над этим, но у меня плохо получается. Возможно, вы могли бы мне помочь, да я более чем уверена, что могли бы. Со стороны ведь виднее чужие недостатки. Я давно хотела поговорить с вами, но все стеснялась, а теперь вот выпал такой случай. Как вы думаете, на что мне стоит обратить внимание?

Мария Семеновна водрузила на нос очки и подозрительно посмотрела на меня. Я опустила голову еще ниже и краешком глаза жалобно взглянула на соседку.

– Ну, я даже не знаю, Анна, не знаю… – Соседка развела руками и строго посмотрела на меня: – Вам предстоит нелегкая работа. В вас столько агрессии.

– Да-да, именно агрессии, я представляю, сколько ее во мне, но вы человек опытный, я верю, что вы сумеете мне помочь. Вы же знаете, что мои родители живут за границей, свекровь навещает нас редко… Мне даже не с кем поговорить. Я буду вам искренне признательна, если поделитесь со мной вашим ценным жизненным опытом. – Произнеся последнюю фразу, я молитвенно сложила руки на груди и закусила губу, стараясь сдержать приступ смеха.

– Ну, хорошо, я, конечно, помогу, но… У меня сериал, надеюсь, что сегодня Софи-Элизабет покарают за ее дурные поступки, а вот завтра, скажем, утром, мы могли бы начать ваше перевоспитание, – сказала Мария Семеновна, поправляя на носу очки.

– Да-да, завтра, сегодня я тоже не могу, – закивала я.

– Хорошо, так и быть. Валерчик! – зычно крикнула Мария Семеновна.

Послышался звук открывающейся двери, и в проеме нарисовался Валерий Вениаминович в своих неизменных потертых трико. В одной руке супруг соседки держал паяльник, а в другой – старый чайник с огромной дырой на ржавом боку.

– Достань из-под кровати Ардалиона, – повелительно приказала Мария Семеновна.

– Я бы с радостью, Машуня, но ты сама знаешь, мне спину вчера прихватило, вряд ли я смогу согнуться…

Валерий Вениаминович сделал вид, что пытается наклониться, и скрючился от боли.

– Ничего-ничего, доставай, тебе полезно двигаться. – Мария Семеновна была непреклонна. – Поставь чайник.

Несостоявшийся генерал обреченно вздохнул, поставил чайник на пол, почесал лысину и кряхтя полез под кровать.

– Вот! – радостно воскликнул Валерий Вениаминович, вручая мне Матильду.

Схватив котенка за шкирку, я потрясла его и зло прошипела:

– Сейчас я тебе по ушам надаю, гадина!

– Анна, помните об агрессии! – Мария Семеновна подняла указательный палец и посмотрела на меня поверх очков.

– Помню, помню, спасибо вам. – Я откланялась и вприпрыжку поскакала домой.

Дома я заперла Матильду в гостиной, на всякий случай закрыла все форточки, балкон и отправилась на презентацию. Добежав до угла, я поняла, что вряд ли успею туда на метро. Пришлось ловить такси.

Глава 5

Бал-презентация

Из дневника Е.Р.

Последователи сетевого маркетинга любят употреблять слово «промоушн», или продвижение. В СМ промоутируется все, начиная от запонок с символикой компании и заканчивая всевозможными мероприятиями, проводимыми с грандиозным размахом. Даже такая мелочь, как блокнот, которым пользуется ваш спонсор, постоянно промоутируется, подвигая вас купить такой же и дотянуться до статуса наставника. Очень часто спонсоры промоутируют своих подопечных, не скупясь на восторженные эпитеты. Понятное дело, ласковое слово и кошке приятно. Продвижение важных событий: день рождения компании, поездка на границу, вручение знаков отличия – начинается минимум за полгода. Раскручивая шестеренки гигантской машины, члены сетки носятся с пригласительными и агитируют своих знакомых посетить самое грандиозное событие из тех, которые им приходилось когда-либо видеть. И даже если вы придете на событие и вместо обещанных звезд российской эстрады увидите на сцене выпускников местного музыкального училища, ликующая толпа адептов, яркий свет и различные спецэффекты очень скоро убедят вас в том, что событие таки уникально. Подпрыгивая в такт и аплодируя, вы покинете зал с ощущением невероятного праздника в душе. Не в магазинах, не на улице, не по телефону, а именно на событиях, в дружеской, веселой обстановке спонсоры агитируют наибольшее количество людей.

По указанному адресу располагался старинный двухэтажный особняк из красного кирпича. Первый этаж осевшего от времени здания находился вровень с землей. Окна его были закрыты тяжелыми жалюзи, которые обычно используют ювелирные магазины и пункты обмена валют, чтобы оградить имущество от незваных ночных посетителей. Четыре окна на втором этаже были забраны черными коваными решетками, прутья которых сплетались в причудливый узор и уходили вверх остроконечными пиками. По характерному запаху лака и новым деревянным рамам можно было догадаться, что окна недавно меняли. Входом в особняк служила массивная, бронированная дверь с тонкой, изящной ручкой из металла желтого цвета. Ручка блестела в лучах солнца, призывая прохожих открыть дверь и войти внутрь.

– Здесь, – сказала я таксисту, заметив возле особняка машину Игоря Николаевича.

Хлопнув дверью и выслушав от водителя стандартное «Ща руки пообрываю! Кто так хлопает?!», я побежала к особняку. Часы показывали без трех минут семь. «Успела», – подумала я и дернула за ручку. Дверь оказалась запертой. Нетерпеливо потоптавшись на месте, я оглядела пространство стены вокруг двери. Заметив звонок и располагавшийся над ним глазок видеонаблюдения, я с силой нажала на кнопку. Через секунду дверь распахнулась, и я увидела пожилого человека в ливрее, с гербом «HL» на галунах. «Ух ты, лакей!» Мое уважение к такой солидной компании возросло еще больше.

– Госпожа Анна Ветрова! Добро пожаловать! – улыбнулся лакей, учтиво поклонился и сделал приглашающий жест рукой.

– Откуда вы знаете, как меня зовут? – удивилась я.

– Это моя обязанность – знать гостей нашего великого праздника лично. Проходите. – Последовала еще более широкая улыбка и еще более низкий поклон.

Я сделала шаг вперед. Дверь за спиной медленно закрылась.

– Прошу, – сказал лакей, подставляя мне локоть. – Я проведу вас в гостиную.

От неожиданности я совершенно потеряла дар речи, протянула лакею руку, и мы не спеша пошли по белой мраморной лестнице, украшенной гирляндами и разноцветными шариками с буквами HL. Где-то вдалеке играла тихая мелодичная музыка. Лакей вел меня, осторожно ступая по мягкой, ярко-алой ковровой дорожке, по бокам которой вились золотые причудливые узоры, сплетенные из букв HL. Дойдя до конца лестницы, мы очутились перед массивными позолоченными дверьми. Лакей ловким движением распахнул створки, и я увидела залитую светом гостиную, по которой неспешно прохаживались люди.

– Пожалуйста, – снова изобразил приглашающий жест лакей.

– Спасибо, – ответила я, шагнула вперед и оглянулась.

Лакей все с той же неизменной улыбкой скрылся за дверью. Я огляделась вокруг, пытаясь отыскать подругу Лену или продавщицу из магазина. «Подозрительно все это», – подумала я. Люди вокруг не обращали на меня внимания, и от этого мне стало еще тревожнее. Откуда-то из-за угла вынырнул второй лакей с подносом, уставленным бокалами.

– Добрый день, госпожа, желаете шампанского?

– Желаю, – ответила я, чувствуя, как моя бравада и мысли о разоблачении постепенно улетучиваются, уступая место страху, сродни тому, который испытывает бедный студент, по ошибке заглянувший в бутик.

– Что вы предпочитаете: «Вдова Клико», «Дом Периньон»? – учтиво поинтересовался лакей.

«Ни фига себе размах», – подумала я и кивнула:

– «Клико».

– Прошу. – Лакей выставил вперед поднос и согнулся чуть ли не в три погибели, как его предшественник.

Я взяла бокал и стала медленно продвигаться к центру помещения, постоянно оглядываясь по сторонам. Вопреки моим ожиданиям большинство присутствующих выглядели далеко не бедными. Разглядывая толпу, я обратила внимание на стоящих обособленно, каждый в центре своей небольшой группы, женщин и мужчин. На груди некоторых красовались массивные, усыпанные драгоценными камнями звезды с эмблемой «HL». Элегантные и ухоженные, в дорогих нарядах, эти люди источали такую же ауру богатства, покоя и благополучия, которая исходила от президента компании в тот миг, когда он вручал мне пригласительный билет.

Внезапно, один из них – молодой импозантный человек с гладко зачесанными назад волосами цвета соломы и круглыми голубыми глазами – заметил меня и, мило улыбаясь, направился в мою сторону. Я смутилась и застыла на месте, нервно теребя полы пиджака.

– Честь имею представиться – лидер галактики компании «HL» Даниил Андреевич Беседин, – отрекомендовался мужчина, протягивая мне руку.

– Анна Ветрова, – сдержанно ответила я.

Мужчина изогнул белесые брови, изображая крайнее недоумение. Я робко посмотрела на него. Почему-то он был мне неприятен, крайне неприятен.

– О, Анна, я представлял вас несколько иначе. Да, наслышан, наслышан. Вы новый член нашей команды? Игорь Николаевич весьма лестно отзывался о вас, – сказал мужчина и поднял бокал: – За счастливую жизнь! «Happy Life» forever!

– За нее, – откликнулась я.

– Как вам наш праздник? – Лидер галактики Даниил Андреевич отпил глоток шампанского и с нескрываемой гордостью окинул помещение взглядом распорядителя.

– Я не знаю, мне сложно сказать, вообще-то я думала, что будет презентация, – замялась я.

– Так это и есть презентация! Каждая презентация нашей компании – грандиозный праздник! Бал королей и королев! – восхищенно сказал Даниил Андреевич и помахал рукой худощавой рыжеволосой женщине, которая стояла в центре группы возле окна.

Женщина улыбнулась, приветственно подняла бокал и продолжила общаться со своими собеседниками.

– Да, но я чувствую себя несколько неловко, я не привыкла к таким мероприятиям. Скажите, а чем занимается компания, которая организует такие балы? – осмелела я.

Мой новый знакомый сделал еще один глоток и расплылся в приторно-сладкой улыбке, какой здесь улыбались все окружающие, будто репетировали ее заранее.

– Мы занимаемся самым прекрасным в мире делом – дарим людям счастье! Игорь Николаевич все расскажет более подробно, а пока – наслаждайтесь! – сказал галактический лидер и кивнул седовласому мужчине. – Извините, я вас ненадолго покину, мне надо уделить внимание другим членам команды!

После его ухода я облегченно вздохнула и вдруг заметила продавщицу из магазина, которая возле стойки с напитками и закусками жевала бутерброд с красной икрой. Обрадовавшись, что увидела хоть одно более-менее знакомое лицо, я ринулась к ней, по дороге споткнувшись о край ковровой дорожки и облив шампанским мужчину, который стоял в центре и о чем-то беседовал с маленькой, худощавой старушкой.

– Простите, пожалуйста, – сказала я, попытавшись стряхнуть с его пиджака брызги шампанского.

– Ничего страшного, – улыбнулся мужчина и поднял руку с бокалом: – «Happy Life» forever!

– И вам того же, – пожелала я, подняв в ответ пустой бокал, и побежала к стойке с напитками. – Хорошо, что я вас нашла! Я у вас сметану покупаю регулярно! – радостно воскликнула я, обращаясь к продавщице.

– Можно подумать, я всех вас помню, – пожала плечами продавщица, протянула руку к следующему бутерброду и подмигнула мне: – Ешь, такая халява раз в жизни выпадает.

– Вы здесь давно? – поинтересовалась я, рассматривая бутерброды, которые продавщица поглощала один за другим.

– Минут пятнадцать гуляю, говорят, что президент немного задерживается, – все так же флегматично ответила продавщица. – Сколько ж бабла в это вбухали! – Она оглядела подносы с бутербродами. – Ох, чую, все не съем, но хоть попробую!

Продавщица улыбнулась, похлопала себя по животу и взяла канапе с красной рыбой.

– Простите, а вы не в курсе, чем занимается компания? – с надеждой в голосе спросила я.

– А мне почем знать? Меня позвали – я пришла. Уж не знаю, чем они занимаются, но, судя по размаху, либо бандиты, либо что-то серьезное.

– Да уж, серьезнее некуда, – усмехнулась я и взяла со столика стакан с соком.

Внезапно музыка смолкла, на сцену, устроенную по центру одной из стен, вышел конферансье и звонким голосом сообщил:

– Дамы и господа, приветствуем президента компании «Happy Life» Благова Игоря Николаевича!

Собравшиеся взорвались аплодисментами, зазвучали фанфары, откуда-то с потолка посыпались розовые лепестки, и на сцену медленной походкой вышел мой таинственный незнакомец.

– Приветствую вас, баловни судьбы! – сказал он. – Прошу садиться!

Народ начал рассаживаться на удобных низеньких диванах и стульях. Я присела на краешек дивана рядом с продавщицей из магазина. На сцену вынесли массивное, обитое красным бархатом кресло с золотыми буквами HL на спинке. Президент сел, дождался, пока все рассядутся, и внимательно обвел взглядом присутствующих, задерживая свое внимание и улыбаясь каждому из них. Заметив меня, он улыбнулся и приветственно кивнул мне. Я кивнула в ответ. Президент выдержал паузу и обратился к собравшимся:

– Я несказанно рад, что сегодня вы сделали правильный выбор и почтили нас своим присутствием.

Едва он успел закончить фразу, как мой новый знакомый молодой человек, представившийся лидером галактики, подскочил и стал бурно аплодировать. Вслед за ним поднялись и остальные. Президент улыбнулся, обвел взглядом проповедника собравшуюся паству и слегка наклонил голову. Люди стали рассаживаться. Президент снова выдержал паузу и восторженно произнес:

– Сегодня самый счастливый день в вашей жизни! День, который изменит вашу судьбу. Поприветствуйте друг друга, поздравьте с этим прекрасным праздником!

И снова галактический лидер подскочил и стал бурно аплодировать, призывая всех остальных:

– Приветствуем друг друга! Приветствуем!

Собравшиеся стали хлопать в ладоши и улыбаться друг другу. Овации продолжались минуты три, до очередного наклона головы президента.

– Еще вчера вы не могли себе представить, что окажетесь в сказке, самой настоящей сказке, в компании «Happy Life». Компании, которая дарит счастье и здоровье!

Послышался легкий хлопок, и розовые лепестки посыпались на сцену и на головы собравшихся. В восторге люди стали хватать их руками и жадно вдыхать аромат.

– Наверняка вы сгораете от нетерпения и жаждете услышать, чем занимается наша компания и почему вы здесь. Жаждете? – спросил президент.

– Да-а-а! – дружно проревел зал.

Президент вытянул руку в сторону дивана, который стоял возле сцены, и произнес:

– Дабы не быть голословным, я предлагаю лидеру галактики нашей компании Даниилу Андреевичу Беседину рассказать о своем путешествии в сказку. Приветствуем лидера!

Собравшиеся снова взорвались рукоплесканиями, под грохот которых на сцену выскочил лидер. Даниил Андреевич поправил полы пиджака, гордо поднял подбородок и улыбнулся. И снова я почувствовала неприязнь к этому человеку.

– Друзья! – начал свою речь лидер. – Еще год назад я был простым учителем в школе. Вы наверняка знаете, сколько зарабатывают учителя. Моя жизнь была монотонной и размеренной. Каждое утро я приходил на работу, исполнял свои обязанности, по вечерам пил пиво с друзьями и мечтал о лучших временах. Увы, мои мечты так и оставались мечтами, а жизнь проходила мимо, проносилась со скоростью света, уходила в никуда. Я чувствовал, что не в силах что-либо изменить, не в силах противиться судьбе, которая была ко мне более чем немилосердна. Мне регулярно задерживали зарплату, а однажды я вернулся домой и обнаружил, что от меня ушла жена. Да-да, ушла, оставив записку, в которой она сообщала мне, что устала жить на мою нищенскую зарплату. Друзья мои, я отчаялся. – Лидер низко опустил голову и неожиданно всхлипнул.

Народ затих.

Лидер поднял голову и улыбнулся:

– Но мое отчаяние было недолгим. В тот же день я познакомился с человеком, который круто изменил мою жизнь. С человеком, который взял меня за руку и привел в сказку. В сказку, в которой я живу по сей день. Приветствуем суперчеловека – президента лучшей в мире компании Игоря Николаевича Благова! – крикнул лидер и что есть силы захлопал в ладоши, призывая своих слушателей последовать его примеру.

Люди поднялись с мест и стоя аплодировали президенту и лидеру, который смотрел на своего благодетеля взглядом, исполненным любви. Президент довольно улыбнулся и кивнул:

– Продолжайте!

– Итак, – произнес лидер, опуская руки, – я пришел в компанию «Happy Life». Как и многие, сначала я отнесся к предложению Игоря Николаевича с подозрением, но у меня не было выбора, и я решил рискнуть. В конце концов, мне нечего было терять. Я рискнул. Бросил все и рискнул! Сегодня, спустя год, я – лидер галактики компании, стою перед вами и улыбаюсь! Я купил себе квартиру в центре города, в моем гараже две иномарки – «мерседес» и спортивный «BМW» с откидным верхом, мой костюм стоит две тысячи долларов. Я богат, сказочно богат, счастлив, здоров и благополучен! А недавно, – лидер хитро подмигнул и погладил рукой галстук, – недавно я женился на прекрасной девушке. Я снова живу, друзья мои, я живу! – задыхаясь от восторга и простирая руки к небу, воскликнул лидер.

– Расскажите наконец-то, чем занимается ваша компания, – послышался нетерпеливый мужской голос.

Лидер посмотрел на президента. Тот щелкнул пальцами, и из-за кулис вышла девушка с золотым подносом, на котором красовалась пузатая баночка голубого стекла.

– Вот! Вот он, источник богатства и здоровья, замечательный продукт нашей компании – Magic Pills, – сказал лидер, ласково поглаживая баночку.

– Так и знала, очередные торговцы БАДами, – вздохнула женщина, сидящая от меня по правую руку. – Пошли, Вася, это лохотрон.

Женщина с мужчиной поднялись и направились к выходу. Некоторые из присутствующих тоже встали со своих мест и последовали за парой. Через несколько минут зал поредел на треть. Президент и лидер наблюдали за происходящим с неизменными умиротворенными улыбками. Стоявший на выходе лакей пропускал людей, улыбаясь каждому из них и протягивая сложенный втрое рекламный лифлет. Когда за ушедшими захлопнулась дверь, лидер обратился к аудитории:

– Я рад, что вы остались, это говорит о том, что вы на правильном пути – на пути, ведущем к богатству и здоровью. Если у вас есть еще вопросы, говорите, не стесняйтесь!

– Где гарантия того, что все сказанное вами правда? – робко спросила девушка, сидящая возле сцены.

– Я рад, что вы задали этот вопрос. – Лидер одобрительно посмотрел на девушку. – Это значит, что вы – человек серьезный и думающий, а именно такие люди работают в нашей компании. Нашим гарантом выступают люди, которые живут среди вас. Жители вашего города, которые уже испытали на себе волшебное действие Magic Pills. Приветствуем членов нашей команды! Прошу на сцену!

По знаку лидера на сцену стали выходить люди. Среди них были представители разных поколений, начиная от студентов и заканчивая пенсионерами. Они медленно поднимались по ступенькам, бурно аплодируя и довольно улыбаясь. Лидер взял микрофон и протянул его тучному мужчине в сером костюме, который стоял первым. На груди мужчины красовалась усыпанная камнями звезда с выгравированными буквами HL. Мужчина взял микрофон, посмотрел в зал и кашлянул.

– Друзья мои, у каждого из нас своя история, грустная история со счастливым концом. Меня зовут Василий. Полгода назад я был обычным сантехником. Что такое сантехник?

– Я его знаю, знаю его, – прошептала продавщица, больно толкнув меня в бок. – Эта падла мне полгода назад бачок чинил. Я ему дала пятьсот рублей на новый, а он смылся. Я ему покажу грустную историю, ох, покажу!

Продавщица подняла кулак и погрозила мужчине. Тот, видимо, заметил жест, потому что демонстративно отвернулся и продолжил свою речь:

– Что такое сантехник? В глазах общества это отброс, который только и знает, что пить водку и материться. Вдобавок ко всему злоупотребление алкоголем привело к тому, что у меня стала болеть печень. Когда Даниил Андреевич, к которому я пришел по вызову, чтобы заменить трубу в ванной, предложил мне круто изменить свою жизнь, я… – Мужчина замялся и посмотрел на лидера.

– Продолжайте, Василий Игнатьевич, продолжайте, – кивнул лидер.

Василий Игнатьевич крякнул и виновато посмотрел на собравшихся:

– Я послал его на х..!

– Ох! – послышался общий вздох.

– Да, послал. Еще и триста рублей выпросил на новую трубу, а потом пропил.

– Вот, не я одна пострадала, – прошипела продавщица и подняла вверх кулак. – У-у-у, холера…

– Помолчите вы, дайте послушать, – прошептал мужчина, сидящий за нами.

– Кому надо – услышит, ты мне тут не командуй, – зло пробурчала продавщица.

Тем временем сантехник Вася подошел к подносу, на котором стояла баночка, взял ее в руки и посмотрел в зал.

– Однажды я шел в ларек за очередной бутылкой водки, как вдруг встретил на своем пути Даниила Андреевича. К тому моменту моя печень достигла таких размеров, что участковый врач в местной поликлинике предложил мне написать завещание.

– Ох! – снова вздохнул зал.

– Так вот, шел я за водкой и вдруг встретил Даниила Андреевича. Мне стало стыдно, и я попытался улизнуть, но он увидел меня, подошел, положил руку на плечо и сказал: «Василий Игнатьевич, неужели вам не надоело влачить жалкое существование?» Я сбросил его руку, зло посмотрел на него мутными глазами и… снова послал на х… И тогда этот прекрасный человек, вместо того чтобы послать меня в ответ или сдать в милицию за то, что я фактически украл у него деньги, взял меня за руку и привел к нашему благодетелю, самому доброму человеку в мире – президенту компании Игорю Николаевичу! Приветствуем Игоря Николаевича! – Василий бурно зааплодировал и опустился перед президентом на колени. Тот улыбнулся в ответ и ласково произнес: «Встаньте, Василий! Встаньте!»

Василий встал, поправил пиджак и с надеждой посмотрел на аудиторию:

– В тот же вечер я, после беседы с президентом, стал партнером компании «HL» и приобрел первую баночку чудо-препарата Magic Pills. После того как я принял первую пилюлю, я впервые за сорок лет жизни лег спать, не приняв на грудь. Наутро со мной случилось невероятное.

Сантехник сделал паузу, взял с подноса стакан воды и отпил глоток. Собравшиеся замерли в ожидании.

– Так вот, наутро я проснулся и понял, что с сегодняшнего дня у меня начинается новая жизнь. Я выпил вторую пилюлю и пошел на рандеву с Даниилом Андреевичем. Я не буду вам рассказывать, как сложно мне было перестроиться, порвать отношения с собутыльниками, но сегодня я стою перед вами счастливый и улыбающийся и говорю вам – это чудо! Компания «HL» – чудо!

Василий снова зааплодировал, и зал ответил ему бурными овациями. По выражению лиц собравшихся было видно, что речь Василия произвела на них неизгладимое впечатление.

– Простите, а что случилось с вашей печенью? – послышался шепелявый старушечий голос.

– Сейчас расскажу, – кивнул Василий и приложил руку к правому боку. – Спустя месяц приема Magic Pills я отправился в поликлинику и прошел обследование. Результаты были ошеломляющими. Врач недоуменно развел руками и сказал, что никогда в жизни не видел такой здоровой, прекрасной печени. Когда же я достал свою карточку и зачитал диагноз, который он поставил мне месяц назад, он поразился еще больше и сначала решил, что я подменил карточку, но потом узнал меня и был несказанно рад. И вот теперь я стою перед вами и снова и снова повторяю: «HL» – чудо, самое настоящее чудо.

– Василий, расскажите о том, что еще вы обрели, став партнером нашей компании, – вкрадчиво попросил Даниил Андреевич.

– Сейчас, – ответил Василий. – Кроме здоровья, я обрел настоящих друзей. Успешных, здоровых людей, вместе с которыми мы не только работаем, но и отдыхаем. Вот, прошу убедиться.

Василий достал из кармана стопку фотографий и стал демонстрировать их собравшимся.

– Полюбуйтесь, это мы на отдыхе в Турции, а это – Тунис. Вот еще фотографии с Сейшельских островов, видите, это я ныряю, – улыбнулся Василий, тыкая пальцем в фотографию, на которой был изображен аквалангист.

– Прошу заметить, что отдыхаем мы в лучших отелях мира! – заметил Даниил Андреевич и похлопал Василия по плечу. – Я думаю, будет справедливо, если остальные члены нашей команды тоже расскажут о своем чудесном перевоплощении.

– Да-да, конечно. – Василий поклонился президенту, спустился по ступенькам и занял свое место возле сцены.

Люди передавали друг другу фотографии и шушукались. Продавщица взяла в руки фотографию с Василием, презрительно посмотрела и плюнула на нее.

– Вот же ж, падлюка, в акваланге он плавает! Всю жизнь в люках с говном плавал, а теперь в акваланге! Ничего, уж я-то до тебя теперь доберусь.

Следующей на очереди была моложавая, хрупкая женщина, которая поведала народу душещипательную историю о том, как она на протяжении двадцати лет страдала ревматизмом, сердечной недостаточностью и частыми головными болями. Magic Pills не только излечили ее от вышеуказанных болезней, но и помогли наладить личную жизнь. Закончив речь, женщина дала слово супругу, с которым она познакомилась в компании. История супруга была не менее трагичной.

Пережив тяжелую автокатастрофу, этот мужчина, как он сам выразился, «рассорился с маленьким Петром», и тот напрочь отказался функционировать. Чудесные пилюли восстановили потенцию, и «маленький Петр» заработал так, как никогда не работал даже во времена его бурной молодости.

Один за другим люди на сцене рассказывали свои истории, которые неизменно заканчивались счастливым финалом, о котором они даже не мечтали. Каждое выступление сопровождалось бурными овациями и благодарностями в адрес президента компании. Когда последний член команды сошел со сцены, Даниил Андреевич обратился к собравшимся:

– Ну а теперь, после того как вы убедились, что все сказанное нами чистой воды правда, мы ждем ваших вопросов.

Симпатичная девушка, судя по всему, студентка, бойко подскочила и вытянула руку:

– Скажите, а у вас есть сертификаты, которые подтверждают, что ваши пилюли безопасны для здоровья и подлежат продаже на территории нашей страны?

Президент щелкнул пальцами, и из-за кулис вышла девушка с золотым подносом. На подносе стопкой лежали какие-то бумаги под стеклом, в позолоченных рамочках. Даниил Андреевич стал по очереди брать их и демонстрировать присутствующим:

– Вот протокол добровольных клинических испытаний, который подтверждает, что продукция компании абсолютно безвредна для здоровья, не содержит наркотических и других веществ, запрещенных к распространению на территории государства. Вот патент на изготовление…

Продемонстрировав штук десять различных документов, Даниил Андреевич взял в руки последний и высоко поднял его над головой:

– А вот это, друзья мои, диплом победителя всемирной выставки-ярмарки лучших продуктов планеты, который свидетельствует о том, что наш продукт занял почетное место среди лучших продуктов планеты.

Бумаги возымели свое действие: люди, которые до этого сомневались и шушукались между собой, обзывая лидеров компании «лохотронщиками», притихли.

– В чем принцип действия вашего препарата? – послышался почти детский голос откуда-то сзади.

– Наш препарат представляет собой вытяжку из растений, произрастающих в отдаленных уголках Тибета. Естественно, у нас есть свое ноу-хау, которое мы не раскрываем, но если говорить о принципе действия в целом, то наш препарат укрепляет иммунитет, повышает общий тонус и сопротивляемость организма, – сказал президент, любовно поглаживая баночку.

– Как я могу приобрести ваш продукт? – спросила старушка, ранее интересовавшаяся печенью Василия.

– Ну наконец-то мы дошли до самого главного, – сказал президент и махнул рукой Даниилу Андреевичу.

Тот поклонился в ответ и юркнул за кулисы, прихватив с собой сертификаты и девушку с золотым подносом.

– А вот теперь, друзья мои, мы приблизились к самому главному. К сути нашей компании – ее идеологии. Я попрошу вас внимательно послушать то, что я скажу, поскольку именно сегодня, именно здесь и сейчас, решается ваша судьба и только вам определять – станете ли вы членом команды благополучных и здоровых людей или не воспользуетесь этим шансом и уйдете разочарованные и озлобленные, больные и немощные, уставшие и беспомощные.

Президент поднялся с кресла и стал расхаживать по сцене взад-вперед, всматриваясь в лица присутствующих.

– Я чувствую, что среди вас остались люди, которые до сих пор не верят в то, что все сказанное нами правда. Остались?

Зал не ответил.

– Я уверен, что остались. Я вижу это по вашим глазам, которые вы прячете, по тому, как вы нервничаете. Я вижу многое, вот, например, вы, – сказал президент, обращаясь к рыжеволосой женщине, которая сидела на диване и нервно теребила платок, – вы ведь не верите мне.

Женщина покраснела и замялась:

– Я не то чтобы не верю, просто я уже употребляла подобные препараты и не ощутила никакого эффекта. Мне нужны гарантии.

– Что может быть лучшей гарантией, чем истории жителей вашего города, которые вы выслушали несколько минут назад?

– Да, но вы могли с ними договориться, заплатить им, в конце концов, откуда я знаю? – Женщина покраснела еще больше и опустила голову.

Президент приблизился к ней вплотную и посмотрел на нее в упор:

– Я понимаю ваши опасения и знаю, что виной тому недобросовестные компании, которые заполонили наш рынок, но, уверяю вас, через месяц применения Magic Pills вы напрочь забудете о проблеме с почками, которая вас так беспокоит.

Женщина раскрыла рот от удивления:

– Откуда вы знаете, что у меня больные почки?

– Я все знаю, потому что я волшебник. Добрый волшебник, который исполняет ваши желания, – улыбнулся президент. – Теперь вы мне верите?

– Верю, – вздохнула женщина, – теперь верю.

– Вот и отлично. – Президент вернулся на сцену и крикнул: – А вы мне верите?

– Верим, – хором ответили собравшиеся.

– Еще раз! – крикнул президент.

– Мы вери-и-им! – заревела толпа.

– Еще! Все вместе! Аплодируя друг другу!

– Ве-рим! Ве-рим! – закричали люди и повскакивали с мест, хлопая в ладоши.

– Вот теперь я вижу, что верите, садитесь, – сказал президент и опустился в кресло. – Наверняка многие из вас слышали о сетевом маркетинге. Слышали?

– Да, слышали, – послышались голоса.

Президент прищурился, заметил меня и улыбнулся:

– Анна, что вы слышали о сетевом маркетинге?

Такого поворота событий я не ожидала. Я медленно встала и пожала плечами:

– Ну, в общем-то ничего особенного…

– Не бойтесь, говорите, я же знаю, что вы пришли на встречу во всеоружии, – улыбнулся президент.

Я окончательно растерялась и почувствовала пробежавший по спине холодок. Вопросы, которые я подготовила, куда-то улетучились. Пытаясь хоть как-то собраться с мыслями, дабы не выглядеть полной идиоткой, я вдохнула побольше воздуха, задержала дыхание на несколько секунд, выдохнула и протараторила:

– Ну, я читала, что многие такие компании не обладают сертификатами, что они продают некачественный товар, выкачивают деньги из наивных граждан, сулят золотые горы, а взамен не дают ничего. Слышала про коммерческие секты…

– И? Что вы сегодня увидели? Что?

– Ну, я пока не знаю, но сертификаты у вас есть; судя по внешнему виду сотрудников, они счастливы и здоровы. Больше мне пока сказать нечего, – ответила я.

– Благодарю вас, Анна, садитесь. – Президент снова обратился к собравшимся: – Итак, вы убедились, что мы не обманщики. У нас есть награды, есть свидетельства, есть результаты, которые подтверждают, что наш уникальный продукт не только безвреден, но и крайне полезен, есть живые люди, которые сломали стереотипы и сделали первые шаги на пути к процветанию и благополучию. Теперь поговорим о бизнесе.

Президент щелкнул пальцами, и из-за кулис появился Даниил Андреевич, который катил впереди себя доску, используемую обычно на презентациях. Даниил Андреевич установил доску посреди сцены, достал из кармана маркер и протянул его президенту. Тот подошел к доске и стал рисовать на ней состоящую из людей пирамиду.

– Итак, друзья мои, наша компания представляет собой структуру, работающую по принципу сетевого маркетинга. Но в отличие от других сетевых компаний, которые заставляют своих партнеров тоннами скупать товар, мы не гонимся за увеличением объемов продаж за счет разорения чужих кошельков. Вы не торгаш на рынке, вам не нужно ломать голову над тем, куда деть товар. Вы приобретаете Magic Pills для себя, исключительно для своего личного пользования. Точно так же, как вы покупаете зубную пасту, хлеб и другие товары массового пользования. Вы ведь покупаете другие товары?

– Покупаем, – хором ответили люди.

– Купив Magic Pills единожды, вы подписываете договор и становитесь полноправным партнером компании. Вы хотите стать партнером компании? Не работником, не служащим, именно партнером. Хотите быть моими партнерами? Лично моими?

– Хотим! – закричал зал.

– Вот и все, все – чудо свершилось! Вы – мои партнеры. Все, что вам нужно, – купить Magic Pills для себя, и дело в шляпе! Вы уже сделали первый шаг – избавились от всех болезней. Вы счастливы и здоровы!

Продавщица из магазина резво вскочила со стула и крикнула:

– А как же я буду зарабатывать? Или вы хотите сказать, что каждое утро кто-то будет подкладывать мне под подушку стопку денег?

– Именно так! – улыбнулся президент. – Каждое утро. Стопку, которая будет увеличиваться с каждым днем.

– Но мне придется что-то делать? Или вы Робин Гуд, который забирает деньги у богатых и отдает бедным? В таком случае позвольте узнать: где вы их берете? – ехидно заметила продавщица.

– Вы сами будете их брать. Вот представьте себе ситуацию: вы купили лекарство, которое избавило вас от тяжелого недуга. Судя по тому, что вы пришли на эту встречу и досидели почти до конца, человек вы думающий и сострадающий. Скажите, захотите ли вы поделиться здоровьем и счастьем со своими близкими? Расскажете ли им о целебных свойствах нашего продукта?

Продавщица пожала плечами:

– Ну, родным и близким расскажу, а остальным, может, и нет, я не намерена делиться хорошими новостями со всякими сволочами, наподобие той, которую я сегодня видела.

Президент сделал вид, что не услышал последней реплики продавщицы.

– Вот видите, – сказал он, – вы расскажете своим близким, те по вашей рекомендации приобретут продукт у наших лидеров, попробуют его действие на себе и порекомендуют своим близким.

– Может, и так, вот только как я на этом заработаю? – поинтересовалась продавщица.

– Элементарно. За каждого человека, который придет по вашей рекомендации, компания будет выплачивать вам процент. Чем больше людей – тем выше ваш процент. Смотрите, – президент взял в руки маркер и обвел в кружок человека на вершине пирамиды, – вот вы. А вот под вами те, кто пришел по вашей рекомендации, – двоих человек более чем достаточно. Это ваша структура. Под этими двумя – еще двое, которых привели уже они, под ними еще и еще. Все, что вам нужно – это рассказать двоим самым близким людям о нашем прекрасном продукте. И заметьте, вам не нужно ничего приобретать, вам даже не нужно прилагать особых усилий. Все, что от вас требуется, – это быть здоровым и счастливым.

– Это пирамида! – крикнул какой-то мужчина.

– Нет, друзья мои, это не пирамида, поскольку в пирамиду вы вкладываете личные деньги, а здесь ни вы, ни ваши знакомые ничего не вкладывают, только приобретают препарат для личного пользования. ЛИЧ-НО-ГО, – по слогам произнес президент.

Продавщица задумалась.

– Ну, хорошо. А если мои знакомые откажутся купить ваши пилюли, что тогда? – задала она следующий вопрос.

– Дарья Ивановна, даже в этом случае вы ничего не теряете. Ну не станете вы партнером компании, зато обретете здоровье, разве этого мало? – вкрадчивым голосом спросил президент.

– Нет, не мало, но я бы хотела сменить работу, а то в магазине стоять целый день никакого здоровья не хватит.

– Все в ваших руках, только в ваших. Для тех, кто хочет заработать, я лично провожу тренинги, на которых обучаю, как это сделать, – сказал президент.

– И вы хотите сказать, что я тоже буду ездить по всяким курортам? – Глаза продавщицы загорелись нездоровым, алчным блеском.

– Конечно, будете. Наша компания уважает своих партнеров и делает все, чтобы им было комфортно и легко работать. Именно для этого и существует наша система путешествий, система тренингов, поощрения в виде подарков и самое главное – отличительные знаки лидеров. Ваш знакомый Василий уже получил звезду лидера, а вскоре он пройдет квалификацию и, дай бог, станет лидером галактики и купит свой первый в жизни автомобиль. Заметьте, – президент поднял указательный палец, – не «Запорожец», а «BMW».

– Ага, купит… Пусть сначала деньги мне отдаст, падла, а потом «BMW» покупает, – проворчала продавщица.

Президент мягко улыбнулся:

– Дарья Ивановна, я думаю, что после сегодняшней встречи вы с Василием Петровичем решите некогда возникшие между вами разногласия, поскольку я знаю, что он жаждет загладить свою вину и даже приготовил вам небольшой сюрприз.

На слове «сюрприз» сантехник Василий, сидящий в первом ряду, поднялся со своего места, достал из-под стула букет орхидей и торжественно направился к нашему дивану. Дойдя до него, Василий встал на одно колено, низко опустил голову, поцеловал руку ошалевшей от неожиданности продавщице и громко произнес:

– Дарья Ивановна, я приношу вам свои глубочайшие извинения. Я, вернее, человек, которым я был еще полгода назад, поступил с вами подло. Но сегодня, в этом зале, при всех, я прошу вас простить меня и принять этот букет и мой скромный подарок как знак того, что между нами больше нет никаких недоразумений.

Василий встал с колен, протянул продавщице букет, маленькую, обитую синим бархатом коробочку и не спеша, с чувством выполненного долга пошел на свое место. Продавщица осталась стоять, беспомощно оглядываясь вокруг и глупо улыбаясь.

– Покажите же, покажите, что там, в коробочке! – крикнула рыжеволосая женщина.

Продавщица открыла коробочку, заглянула в нее и, прошептав: «Часы, золотые», – плюхнулась на место.

Аудитория возликовала и разразилась самыми бурными за вечер аплодисментами.

– Вот видите, в жизни таки бывают чудеса, – улыбнулся президент. – Ну-с, пора делать выбор, дамы и господа, пора! Все желающие могут подойти ко мне и подписать договор о сотрудничестве.

Из-за кулис снова вышла девушка с золотым подносом, на котором лежали бланки и черная ручка с золотым пером.

– Простите, но вы не сказали, сколько стоят ваши магические пилюли. – С дивана, стоящего возле выхода, поднялся тучный мужчина средних лет.

– Сейчас скажу, – игриво сказал президент, – присаживайтесь.

Президент взял в руки баночку с пилюлями, с улыбкой посмотрел на нее и стал медленно прохаживаться по сцене. И снова он выдержал паузу, которую выдерживал, прежде чем ответить на какой-либо серьезный вопрос.

– Друзья мои, все мы знаем, что такое медицина сегодня в переводе на деньги. Вполне естественно, что многим из вас не по карману дорогостоящие препараты, бесконечные обследования, я уже не говорю о тех, кто нуждается в экстренных операциях. Иногда, для того чтобы сохранить жизнь, людям приходится продавать квартиры. Это ужасно, друзья мои, ужасно, поскольку современная медицина не дает совершенно никаких гарантий выздоровления. Скажите, Василий, сколько с вас запросили за операцию по восстановлению печени?

– Десять тысяч долларов! – крикнул Василий.

– Десять тысяч долларов! – повторил президент. – У вас была эта сумма?

– Нет, конечно, откуда?! Мне такие деньги и не снились, пока я не стал партнером компании «HL». Впрочем, теперь они мне тоже не снятся, я их зарабатываю, – гордо ответил Василий.

– Скажите, Василий, сколько упаковок препарата вы приобрели для себя лично?

– Одну, – улыбнулся Василий. Он достал из кармана голубую баночку и продемонстрировал окружающим несколько блестевших на дне пилюль в золотой оболочке: – Я их до сих пор принимаю.

– То есть вы еще не израсходовали баночку, а уже избавились от всех проблем со здоровьем?

– Так точно, – кивнул Василий.

– Садитесь, Василий, благодарю вас, – сказал президент и высоко поднял над головой голубую баночку: – Друзья мои, сегодня, здесь и сейчас, вам предоставляется уникальная возможность приобрести здоровье всего… за триста долларов.

– С этого надо было и начинать, а не мозги людям пудрить, тьфу ты, мать его так! – плюнул в сердцах седовласый старец и, опираясь на палочку, заковылял к двери.

Вслед за стариком помещение покинула еще одна группа. Таким образом, осталось чуть меньше половины от изначального числа приглашенных. Президент посмотрел вслед удалившимся без толики сожаления и улыбнулся оставшимся:

– Я рад, что вы остались. Вы сделали правильный выбор. Я уже вижу среди вас потенциальных лидеров и хороших партнеров. Итак, прошу заключать договора. Проходите, начнем с вас, – сказал президент, обращаясь к рыжеволосой женщине с больными почками.

Женщина робко поднялась и вздохнула:

– Понимаете, я не могу подписать договор прямо сейчас. Мне необходимо посоветоваться с мужем, все-таки триста долларов…

– Понимаю, – ответил президент, – очень хорошо понимаю. Как вас зовут?

– Людмила Степановна, – робко сказала женщина.

– Людмила Степановна, я не настаиваю, но подумайте сами. Пока вы будете сомневаться, другие люди подпишут этот договор, расскажут о продукте своим друзьям и знакомым и заработают ваши деньги – деньги, которые могли бы заработать вы. Ваш город не такой уж большой, я даю вам уникальный шанс рассказать о нашем продукте одной из первых и сорвать большой куш. К тому же я более чем уверен, что если вы пойдете домой, ваш супруг – или сосед, или кто-то еще – начнет вас отговаривать, поскольку он не был на нашей презентации, не общался со мной лично и, как и большинство граждан, настроен скептически. Подумайте, хватит ли у вас красноречия убедить его в необходимости приобрести наш продукт?

– Вряд ли. – Женщина опять тяжело вздохнула и с грустью посмотрела на президента.

– Вот видите! Отбросьте сомнения. Сегодня, здесь и сейчас, я, президент компании, протягиваю вам руку и беру вас в партнеры! Дайте мне вашу руку, рискните! – воскликнул президент и протянул руку для пожатия.

Женщина не торопилась протягивать руку в ответ.

– Понимаете, – пояснила она. – У нас есть некоторые сбережения, но мы отложили их на холодильник. Наш старенький совсем сломался.

Президент участливо посмотрел на женщину:

– Людмила Степановна, ну посудите сами, разве холодильник и ваше здоровье есть вещи равнозначные? Подумайте о себе, о возможностях, которые сулит вам наша компания, о продукте, который поможет вам избавиться от проблем со здоровьем.

– Ох, я даже не знаю… Все это так неожиданно, так заманчиво и так… так страшно, – прошептала женщина.

– Не бойтесь, я всегда буду рядом, всегда! Давайте вашу руку, подписывайте договор.

– Подписывайте быстрее, мне нужно срочно купить лекарство, у меня сердце больное, – послышался голос старушки.

– Ох! – вздохнула женщина и подписала бумажку.

– Поздравляю вас! Искренне поздравляю! Отныне вы мой партнер. Приветствуем партнера компании «HL»! – крикнул президент.

Из-за кулис выскочил Даниил Андреевич, осторожно взял женщину за локоть и отвел ее в сторону.

– Пройдемте, я расскажу вам, что надо делать дальше, – прошептал он, поддерживая женщину.

Глупо улыбаясь, женщина последовала за лидером, и они скрылись за кулисами.

– Ну, кто еще желает приобрести наш прекрасный препарат? – спросил президент, обращаясь к залу.

– Я, – послышался голос Лены.

Повернув голову, я увидела свою подругу, которая медленно, с достоинством шла по проходу. Поравнявшись с диваном, Лена подмигнула мне и поднялась на сцену.

– Кажется, я вас знаю, – улыбнулся президент, – вы Елена Разина, известная журналистка, которая пишет обличительные статьи.

– Да, это я, – кокетливо ответила Лена.

– О-о-о, мне так приятно, что вы почтили нас своим присутствием! Господа, поприветствуйте Елену. Перед вами живая легенда, уважаемый житель нашего города, человек, который никогда не лжет и говорит исключительно чистую правду. Приветствуем Елену!

Будущие партнеры снова разразились овациями. Лена стояла на сцене и смущенно улыбалась, кланяясь собравшимся.

– Вообще-то я здесь по другому поводу, – прошептала она.

– О-о-о, я даже знаю по какому, пройдите, пожалуйста, за кулисы, я очень хочу пообщаться с вами лично. Думаю, нам есть что обсудить, – сказал президент, целуя Лене руку.

– Ну хорошо, я подожду, – ответила та и скрылась за кулисами.

Следом за Леной на сцену вышла старушка с больным сердцем. Ее также поприветствовали бурными рукоплесканиями и утянули куда-то за кулисы. Потом последовали мужчины и женщины разных возрастов. Все они подписывали договор и уходили, сжимая в руке «билет в счастливое будущее».

Я пропускала всех вперед, надеясь, что пока очередь дойдет до меня, случится нечто, что спасет меня от общения с президентом. Несмотря на заманчивость предложения, я не собиралась подписывать договор и думала, как бы мне выкрутиться из сложившейся ситуации. Вскоре в помещении не осталось никого, кроме меня и президента.

– Ну, Анна, а что вы думаете о нашей компании? – спросил президент.

– Мне сложно сказать, – ответила я. – Возможно, ваш препарат действительно хорош, вполне вероятно, что все эти люди чудесным образом исцелились, но, простите, Игорь Николаевич, я не буду приобретать ваши чудо-пилюли. Я искала работу, а не избавление от всех болячек. К тому же у меня действительно нет сбережений. Так что, видимо, наше партнерство не состоится.

Произнеся последнюю фразу, я испытала невероятное облегчение. Президент откинулся в кресле и захохотал:

– Господи, Анна, вы такая забавная!

– Возможно, – ответила я.

– Послушайте, – сказал президент, – я занимаюсь этим бизнесом достаточно давно. Моя работа заключается в искусстве общения с людьми.

– Это я заметила.

– Я четко могу определить, что за человек передо мной, чего он ждет от нашего общения. Я вижу людей насквозь в буквальном смысле слова.

– Судя по тому, что вы безошибочно поставили диагноз Людмиле Степановне, так оно и есть.

– Да, я обладаю определенными экстрасенсорными способностями. Хотите, скажу, что вас тревожит?

– Нет, не хочу. Вы же запросто могли узнать у кого-то о моих проблемах, – ответила я.

– Прекрасная логика. Я рад, что не ошибся в своем выборе. – Президент посмотрел на меня в упор и произнес фразу, от которой у меня мурашки побежали по коже: – У вас проблемы с мужем.

– Откуда вы знаете? – «Откуда?! Я ведь никому об этом не говорила», – пронеслось у меня в голове.

– Знаю, они возникли недавно, после вашего увольнения, вам кажется, что он вас больше не любит, вы стали вспыльчивой и раздражительной, ваше недовольство семейной жизнью нарастает подобно волне, такое бывает… – Президент достал из кармана баночку и стал медленно вертеть ее в руках.

Пилюли перекатывались в баночке, поблескивая золотистой оболочкой.

– И все-таки я вам не верю. Не знаю как, но вы могли узнать об этом. Например, догадаться по моему тону, что я раздражена, логически домыслить, откуда у молодой красивой женщины может взяться раздражение, и попасть в точку, – выпалила я.

– Да, мог, но мне незачем это делать, я вижу вас насквозь, – ответил президент и протянул мне баночку: – Берите.

Я отрицательно мотнула головой:

– Спасибо, Игорь Николаевич, но я не возьму! Я уже сказала: у меня нет денег.

– Я помню, – кивнул президент. – Но если бы вы, забыв о своих подозрениях, вернулись на минуточку в прошлое и вспомнили, что я предлагал вам не партнерство, а работу в компании, то, может быть, вы сменили бы гнев на милость и приняли от меня этот подарок.

«Подкупает, сто пудов – подкупает», – подумала я и медленно отвела руку, протягивающую мне баночку:

– Нет, Игорь Николаевич, я воздержусь от вашего заманчивого предложения.

– Послушайте, Анна, прежде чем принять решение, я навел справки и убедился в вашем профессионализме. Мне нужен хороший копирайтер – человек, который напишет летопись нашей великой компании. Абстрагируйтесь на минутку и представьте, что я не президент компании «HL», а обычный заказчик, который заказывает вам статью. Ваш труд будет хорошо оплачен. После того как вы напишете летопись, вы можете быть абсолютно свободной, – спокойным тоном сказал президент и добавил: – Впрочем, я надеюсь, что к тому моменту вы проникнетесь духом нашей компании и захотите работать с нами дальше.

– Ну хорошо, – ответила я, – допустим, я соглашусь на ваше предложение, для вас я человек, чей труд вы согласны оплатить. Почему вы решили подарить эти чудо-пилюли именно мне, а не женщине, которая копила деньги на холодильник?

– Все просто. – Президент расплылся в широкой улыбке и наклонился ко мне: – Я хочу, чтобы мои сотрудники были здоровы. Посудите сами: что может написать человек, отягощенный проблемами? Мне крайне важно, чтобы вы сделали свою работу качественно. Не скрою, вам придется хорошенько потрудиться, неоднократно пообщаться с нашими лидерами и со мной и внятно сформулировать свои мысли. Для этого вы должны быть абсолютно здоровы! Все сотрудники компании получают наш чудо-продукт в подарок, так что отбросьте сомнения и примите его. В конце концов, если не увидите должного результата, вы можете вернуть эту баночку и обвинить меня в мошенничестве, в противном случае вы убедитесь в том, что даже в наше тяжелое время есть порядочные люди, которые несут миру здоровье и счастье. Берите.

Я нерешительно протянула руку и взяла баночку.

– Вот и хорошо. – Президент посмотрел на часы и улыбнулся. – А теперь идите домой, я попрошу Даниила Андреевича подвезти вас. Встречаемся завтра, скажем, в полдень. Здесь. Код на двери – двадцать шесть. Подумайте, сколько вы хотите за ваши услуги.

– Хорошо, – ответила я. – До завтра, Игорь Николаевич.

Возле входа в особняк меня ждал Даниил Андреевич. Увидев меня, он учтиво распахнул дверцу черного «мерседеса» и улыбнулся:

– Прошу, Анна.

Всю дорогу я молчала и слушала Даниила Андреевича, который елейным голоском воспевал компанию, подарившую ему здоровье и благополучие.

– Вы все молчите и молчите, может, у вас есть какие-то вопросы? – спросил Даниил Андреевич, когда мы подъехали к дому.

– Нет, пока нет. К тому же у меня очень сильно болит голова. Иногда у меня случаются приступы мигрени, – ответила я, чувствуя, как голова моя раскалывается подобно грецкому ореху, по которому стукнули увесистым молотком.

– А вы выпейте на ночь Magic Pills, и все пройдет. Честное слово, как рукой снимет, попробуйте, – улыбнулся Даниил Андреевич.

– Я попробую, спасибо, – ответила я и выскочила из машины.

Дома я обнаружила на туалетном столике записку: «Уехал с друзьями на корпоративную встречу. Матильду покормил. Буду поздно. Люблю. Олег». Я вздохнула, легла на кровать и сжала руками пульсирующие от боли виски, после чего достала из банки золотистого цвета пилюлю и… отправила ее в рот.

Глава 6

С чего начинается летопись

Из дневника Е.Р.

Уровень профессионализма в сетевом маркетинге делится на три ступени. На самой нижней стоят те, кого сетевики пренебрежительно называют втиральщиками. Большинство этих людей никогда не получат статус лидера. Максимум, на что они способны, так это втюхать десяток-другой единиц товара доверчивым согражданам, завороженным их красноречием, запалом и доходящей до беспардонности навязчивостью. Вцепившись в вас, они будут денно и нощно названивать, интересоваться вашим здоровьем, уверять, что у них осталась последняя баночка чудо-препарата, которую вы можете приобрести с огромной скидкой, потому что оказались сотым по счету в списке потенциальных клиентов. Они будут долбить вас как дятлы, пока вы не сдадитесь или не пошлете их трехэтажным матом. Увы, нормального обращения втиральщики не понимают.

Вторая категория называет себя переключателями. Эти люди призваны развеять все ваши сомнения и страхи и перевести разговор в нужное им русло. Они редко дают конкретные ответы, предпочитая отвечать вопросом на вопрос. Среднестатистический переключатель никогда не признается, сколько он зарабатывает. Вместо этого он ласково улыбнется и скажет вам, что месяц назад приобрел дачу на Канарах и теперь ломает голову над тем, как договориться с властями, чтобы организовать воздушный коридор для своего личного самолета.

Третья категория – мотиваторы. Обычно это верхушка – президенты, лидеры и их окружение. Им незачем брать вас за шкирку и просить «купи» или уводить вас в нужное русло, хвастаясь своими достижениями. Эти люди не вдаются в подробности, не отвечают на вопросы. Они говорят короткими фразами, попадающими точно в цель: «Никто не предложит вам такие условия!», «Наш продукт работает!», «У вас есть возможность стать богатым здесь и сейчас».

Утром я проснулась от зычного голоса Марии Семеновны, которая чихвостила сотрудника пиццерии, курящего на лавочке перед домом.

– Бросьте сигарету, немедленно! Кому я говорю! Дворы существуют не для того, чтобы в них курили лица, которые здесь не проживают.

– Я здесь работаю, значит, имею право! – ответил сотрудник.

– А я вам говорю, что не имеете. Я сижу на балконе и дышу свежим воздухом, который вы портите вашей вонючей сигаретой.

– Это ваш муж несколько минут назад портил воздух вонючим «Беломором», а не я. Как вы можете чувствовать запах с пятого этажа? Постыдились бы.

– Мой муж курит ароматизированные сигареты. К тому же он имеет право, а вы – нет. Я буду жаловаться в жэк! – крикнула Мария Семеновна.

– Да хоть президенту, а я вам говорю – курил, курю и курить буду! – крикнул сотрудник.

– Ну что же, вы сами напросились, – проворчала Мария Семеновна.

Я накинула халат и подошла к окну. На лавочке напротив пиццерии сидел молодой человек в поварском колпаке. На балконе Марии Семеновны Ардалион нежился в лучах утреннего солнца, лениво теребя лапой лежащую рядом плюшевую мышь. Рядом с Ардалионом лежал бинокль, свидетельствующий о том, что неугомонная соседка с раннего утра сидела на балконе и занималась разведывательной деятельностью. Через минуту на балкон выскочила хозяйка квартиры со шлангом в руках.

– Мужчина, я вас последний раз предупреждаю – бросьте сигарету и идите работать! – тоном, не обещающим ничего хорошего, объявила Мария Семеновна.

– Хрена тебе, – ответил повар и показал Марии Семеновне неприличный жест.

– Хорошо, – с ледяной интонацией изрекла Мария Семеновна, – мое дело предупредить… – и крикнула в недра квартиры: – Валерчик! Включай!

Послышалась какая-то возня, шланг в руках Марии Семеновны задрожал, и из него ударила струя воды. Мария Семеновна нацелилась на дерево, под которым сидел сотрудник.

– Вы что?! Э, женщина, вы в своем уме?! Я сейчас поднимусь и, невзирая на ваши седины, надаю вам по морде! – Повар выскочил из-под дерева и пригрозил Марии Семеновне кулаком.

– Только попробуйте, – ехидно оскалилась Мария Семеновна, старательно направляя струю в его сторону.

– Дура! – крикнул повар и, прикрыв голову руками, побежал в пиццерию.

– Валерчик, выключай! – подала команду Мария Семеновна, вытерла со лба испарину и посмотрела на наш балкон: – Доброе утро, Анна.

– Здравствуйте! – ответила я.

– Как вам спалось? Как Матильда? – поинтересовалась Мария Семеновна, скручивая шланг.

– Отлично, спасибо.

– Это хорошо, я зайду к вам через часик. Я подобрала кое-какую литературу, которая будет вам весьма полезна.

– Какую еще литературу? – удивилась я. – Я ничего у вас не просила.

– Не просили, но я решила, что, прежде чем вступить на путь перевоспитания, вам не мешало бы иметь в голове некую базу, так сказать, правильные установки. – Мария Семеновна наклонилась, кряхтя и охая, подняла с пола бинокль и недовольно вздохнула: – Из-за этого негодяя бинокль водой залила. Вы, Анна, готовьтесь, я скоро буду.

– Мария Семеновна, я сегодня не могу, я ухожу! Прямо сейчас ухожу, – ответила я.

– Ну хорошо, сообщите мне, когда вернетесь.

Услышав шум и голоса, Матильда прыгнула на подоконник и стала тереться о мою руку и ласково мурлыкать.

– Из-за тебя мне теперь придется прятаться, – проворчала я, сняла кошку с подоконника и пошла на кухню. На кухонном столе стояла голубая баночка с золотыми пилюлями. Увидев ее, я вздрогнула и присела на краешек стула. «Надо будет позвонить Ленке, узнать, как она там», – подумала я, отодвигая от себя баночку, и вдруг обратила внимание, что у меня не болит голова. Моя черепушка, имеющая свойство уж если заболит, то раскалываться на протяжении нескольких дней, в течение которых я горстями пила таблетки, не причиняла мне сегодня абсолютно никакого дискомфорта. «Не может быть», – подумала я, встала со стула, присела несколько раз и помотала головой. Голова не болела. Тогда я встала по стойке «смирно», наклонилась и принялась раскачиваться из стороны в сторону. Голова не болела. Дабы окончательно убедиться в том, что я не сплю, я с силой надавила на виски и тряхнула головой. И снова никакой боли. «Ерунда какая-то», – подумала я, схватила телефон и набрала подругу Лену.

– Ленка, ты как? – осторожно спросила я.

– Отлично, представляешь, у меня прошел гастрит! – выпалила Лена.

– А у меня голова, – ответила я. – Так ты все-таки купила пилюли?

– Да, купила, а тебе, я так понимаю, их подарили. Игорь Николаевич сказал мне вчера после презентации, что ты чуть было не отказалась от его подарка. Хорошо, что не отказалась, – сказала Лена.

– Да уж. Кстати, расскажи мне, куда ты пропала и что тебе удалось выяснить, – полюбопытствовала я.

– Ох, я столько всего узнала, столько всего, даже не знаю, с чего начать, – восторженно вздохнула Лена.

– Уж начни с чего-нибудь, – попросила я и устроилась на стуле поудобнее, зная привычку подруги часами пересказывать событие длительностью в три минуты.

В трубке послышалось какое-то шуршание, щелчок зажигалки, и Лена, восторженно ахнув еще пару раз, начала свой рассказ. Оказалось, что вечером накануне подруга дождалась окончания праздника в личном кабинете Игоря Николаевича, куда ее любезно проводил Даниил Андреевич. На самом деле Лена вовсе не собиралась приобретать пилюли и пришла на праздник с одной-единственной целью – высмеять всю эту шайку-лейку и предотвратить массовый психоз, который овладел собравшимися после рассказов о чудодейственных свойствах препарата. После пятичасового общения с президентом, детали которого подруга опустила, Лена вышла из кабинета с банкой пилюль и подписанным договором о сотрудничестве.

– И ты отдала триста долларов? – не могла поверить я.

– Да, и ничуть не жалею. Мы проговорили полночи. Анька, это потрясающий мужчина. Вынуждена признать, что я заблуждалась на его счет. Очень сильно заблуждалась. Ты даже не представляешь, насколько он потрясающий. Это – личность! ЛИЧ-НОСТЬ! – по слогам произнесла подруга.

– И какое место в компании отвела тебе эта личность? – спросила я.

– Он предложил мне место вице-президента! – гордо сказала подруга.

– То есть как это вице-президента? Ты же ни фига не смыслишь в сетевом маркетинге, – удивилась я.

– Да, не смыслю, и он это прекрасно понимает, но я научусь. Начну с партнера, а потом если буду делать успехи, то стану вице-президентом. Он этого, конечно, не говорил открыто, но я чувствую, что смогу.

Я закусила губу и задумалась. В душу закралось смутное подозрение. Человек, который с ходу раздавал такие высокие титулы, казался мне крайне подозрительным, даже невзирая на тот факт, что чудо-продукт его компании излечил меня от головной боли.

– И чем ты будешь заниматься? – осторожно поинтересовалась я.

– Пока я буду учиться, а когда наберусь опыта, начну руководить компанией – там столько направлений. Игорь Николаевич не успевает следить за всем.

– Ясно, – вздохнула я, чувствуя, что немного завидую своей более шустрой подруге, которая в очередной раз получила больше, чем я.

– Ты там не переживай, Игорь Николаевич сказал, что и тебе работа найдется, – сказала Лена, почувствовав по моему тону, что я сникла.

– Да я не переживаю. У нас сегодня с ним встреча. Ты придешь?

– Нет. Ближайший месяц я буду очень занята, мне не до встреч. И еще… – вздохнула Лена. – Понимаешь, это все очень серьезно. Мне предстоит большая работа, в том числе над собой. Я буду очень благодарна, если ты не будешь отвлекать меня. К сожалению, в данный момент я вынуждена свести к минимуму все контакты.

– А как же работа?

– Я уже распустила сотрудников газеты в отпуск за свой счет.

– Ну ты даешь! Ты ведь вложила в эту работу столько сил, столько энергии, – возмутилась я.

– Понимаешь, Ань, для того чтобы круто изменить свою жизнь, надо отказаться от всего, что было раньше. Я готова отказаться. Это мой шанс. Надеюсь, что ты тоже используешь свой. «Happy Life» forever! – крикнула подруга и бросила трубку.

Я подошла к окну и подняла над головой баночку с чудо-пилюлями. Таблетки в золотой оболочке переливались на солнце, зажигаясь мелкими искрами. С минуту я стояла, рассматривая содержимое баночки и раздумывая. Мысли роились подобно бестолковым пчелам, которые вылетели из улья и вдруг потеряли ориентацию в пространстве. Дверь кухни скрипнула, и я увидела заспанное лицо супруга. Судя по икоте и беспомощному взгляду, корпоративная встреча удалась на славу.

– Привет, – промычал супруг и полез в холодильник за рассолом.

– И тебе привет, – ответила я. – Кофе будешь?

– Буду, – утвердительно кивнул супруг и сел на стул. – Виноват. Кажется, я вчера перебрал.

– Да уж, очень виноват, – съязвила я, протягивая ему большую чашку с кофе.

– Что это за таблетки? – спросил супруг, заметив на столе голубую баночку.

– Ох, если бы ты был в состоянии выслушать все, что я хотела тебе рассказать, я бы рассказала, но боюсь, что это бессмысленно, – вздохнула я.

– Да ладно тебе, ну выпил немного… Рассказывай. – Супруг потер лоб, отпил глоток дымящегося кофе и поморщился: – Горячий!

Я села напротив и начала свой рассказ. В процессе я вскакивала, активно жестикулировала, кричала, закатывала глаза, вертела в руках чудо-пилюли, а под конец стукнула банкой об стол.

– Сама не верю до сих пор, но у меня не болит голова. Вот не болит, и все! – воскликнула я, разведя руки в стороны.

Муж флегматично посмотрел на меня и пожал плечами:

– Бывает!

– Что значит «бывает»? И это все, что ты можешь мне сказать после того, как я поведала тебе столько невероятных историй? – разозлилась я.

– Ну а что я должен тебе сказать? Всякое в жизни бывает. Вполне возможно, что твой, как его там…

– Игорь Николаевич! – обиделась я.

– Да, Игорь Николаевич. Вполне возможно, что он действительно хороший человек, что его препарат помогает людям, что его бизнес успешен… – Муж поморщился от боли и опять потер лоб. – У нас нет таблеток от головной боли?

– Выпей Magic Pills, – предложила я, протягивая мужу банку.

– Нет уж, спасибо, я лучше что-нибудь другое выпью. Мало ли… – вздохнул он и полез в шкафчик, где хранилась аптечка.

– Понятно, ты мне не веришь, – обиженно сказала я и демонстративно отвернулась к окну.

– Почему же, я верю, просто я сейчас туго соображаю, а так – верю!

– А как тебе поведение Ленки, разве это не странно?

– Твоя Ленка – вертихвостка. Еще непонятно, кто кого взял в оборот. А в остальном… Посуди сама: пока у нас нет оснований подозревать человека в чем-то плохом. Он предложил тебе работу, которая будет оплачена, ты вроде как согласилась. Дерзай, только держи ухо востро. – Муж посмотрел на часы. – Пора на работу.

– Вот так всегда. Всегда! – крикнула я, топнув ногой. – В моей жизни происходят перемены, а ты стоишь в стороне и наблюдаешь. Слова от тебя не дождешься!

– Анна, не драматизируй, – устало произнес муж. – Я понимаю твою эмоциональность. Ты у нас барышня активная, какое-то время тебе пришлось сидеть дома, тебя это угнетает. Я тебе уже говорил: хочешь работать – работай.

– И тебе безразлично, где я буду работать? – дрожащим голосом спросила я, едва сдерживая слезы.

– Нет, не безразлично, но ты же сама мне сказала, что твои подозрения начинают потихоньку рассеиваться. Чего ты от меня ждешь? Иди и работай. Не понравится – уйдешь. Тебя же никто не заставляет вкладывать в эту компанию деньги.

– Меня – нет, но ты бы видел, что там вчера творилось. Как они подписывали эти контракты! У-у-у! – восхищенно воскликнула я.

– Ну, тут дело такое. Каждый сам кузнец своего счастья. Если хочешь, я могу навести справки о компании.

– Хочу, – сказала я и обняла мужа. – Не злись на меня. Ты прав, мне нужна работа, иначе я совсем зачахну.

– Да я не злюсь, можно подумать, что я тебя не знаю, – улыбнулся муж и поцеловал меня в макушку.

Из коридора донеслась «соловьиная трель» дверного звонка.

– Кто это к нам в такую рань? – спросил муж.

– Это моя тяжелая карма! – ответила я и отправилась открывать дверь.

– Солнышко, ты мне трусы дай, а? – крикнул мне вдогонку из кухни Олег.

– Сиди там, я быстро, – махнула я рукой.

На пороге, как я и ожидала, стояла моя тяжелая карма в воплощении Марии Семеновны. Карма пыхтела, прижимая к необъятных размеров кармической груди кипу книг и всевозможных журналов.

– Я тут подумала, раз вы еще дома – заскочу-ка на минутку. – Мария Семеновна, не дожидаясь ответа, направилась прямиком на кухню.

– Э-э-э… Мария Семеновна, проходите в гостиную, – засуетилась я, подскочила и загородила собой кухонную дверь, за которой в наряде Адама сидел мой муж.

– Хорошо, в гостиную так в гостиную, – согласилась Мария Семеновна.

В гостиной соседка плюхнула книги на диван, вытерла испарину со лба и облегченно вздохнула:

– Жарко!

– Да, лето нынче знойное, – задумчиво произнесла я, рассматривая воспитательную литературу.

– Ну что же, приступим. Кстати, а где Олег? – спросила соседка, вытянув шею в сторону приоткрытой двери спальни.

– А-а-а… он занят… он на кухне… – Не зная, что сказать, я запнулась, но наконец выпалила с серьезным видом: – Кран чинит!

– Протекает? – поинтересовалась Мария Семеновна.

– Угу, – кивнула я.

– Бывает, – ответила Мария Семеновна, села на диван и взяла в руки первую книгу. – Это, Анна, Зигмунд Фрейд, «Теория бессознательного».

– Я в курсе его теорий, в курсе, – сказала я и стала спиной к двери, загораживая проход из кухни в гостиную.

– Я думаю, что следует начать с этой книги. Не могу сказать, что я являюсь ярой приверженкой Фрейда, но кое-какие его мысли достойны внимания.

– Достойны, очень достойны, – утвердительно кивнула я.

– Хорошо, а вот это Домострой. Здесь сказано о распределении мужских и женских ролей. Пролистаешь на досуге. Это… Что же это, дай бог памяти… – Мария Семеновна близоруко сощурилась и поднесла к носу внушительный том. – А, это «Воспоминания жены офицера». Очень познавательная литература, в свое время именно эта книга помогла мне в нашей нелегкой жизни с Валерием Вениаминовичем.

– Я обязательно ее прочту, – кивнула я и покосилась в сторону кухни.

На пороге ее, переминаясь с ноги на ногу и прикрывая руками причинное место, топтался обнаженный муж. Поймав мой взгляд, он вопросительно вздернул брови. Я насупилась и отрицательно покачала головой. Муж махнул рукой и осторожно закрыл дверь. Мария Семеновна тем временем взяла с дивана журнал «Cosmopolitan» – один из первых номеров, судя по потрепанной обложке и пожелтевшим страницам, – послюнявила палец и начала листать:

– Здесь где-то должна быть статья о мужской и женской сексуальности, я думаю, что вам с Олегом будет полезно почитать ее. В наше нелегкое время разлад в семейных отношениях зачастую служит причиной женских неврозов и даже приводит к фригидности.

– Именно фригидности, носом чую – фригидность наступает, – стараясь не прыснуть от смеха, сказала я.

Мария Семеновна поджала губы и посмотрела на меня поверх очков.

– Честное слово, я не шучу, – заверила я.

– Хорошо, – кивнула Мария Семеновна и продолжила перебирать книги: – Вот еще одна история из жизни офицерских жен, это книга по строевой подготовке курсантов, уж не помню, зачем я ее взяла, но, видимо, подразумевала что-то важное, это… О-о-о!

Мария Семеновна встала с дивана и подняла высоко над головой книгу, на обложке которой была изображена старушка в платочке.

– «Как подружиться со свекровью»! Крайне полезная книга! – торжествующе улыбнулась Мария Семеновна.

– О да, полезнее некуда, – вздохнула я. – Пожалуй, с нее и начну.

– Хорошо, если что – звоните. – Мария Семеновна направилась к выходу и задержалась возле двери, ведущей на кухню. – Олег, у вас там все в порядке?

– Да, – послышался голос за дверью.

– Можно мне войти? – поинтересовалась Мария Семеновна.

– Знаете, вы лучше туда не ходите, он кран разобрал, там грязно и вообще… – сказала я, придерживая ручку двери.

– Хорошо, в таком случае до скорой встречи.

– До скорой, до скорой. Спасибо вам огромное, – сказала я и захлопнула входную дверь за соседкой.

– Ушла? – Олег просунул взлохмаченную голову в приоткрытую дверь кухни.

– Ушла, слава богу.

– А чего приходила?

– Принесла мне воспитательную литературу – «Как подружиться со свекровью», – ответила я, рассматривая обложку книги.

– Полезная книга. Кстати, мама интересовалась твоим здоровьем и передавала привет. Извинись, Ань. Ну, признай, что была не права, – ласково попросил муж.

– Нет, – зло ответила я.

– Э-э-эх… – махнул рукой муж, чмокнул меня в щеку и побежал на работу.

Часы показывали десять утра. «Выйду в половине двенадцатого, как раз успею на встречу», – подумала я и завалилась на диван с журналом «Cosmopolitan» читать статью про фригидность.

Книга «Как подружиться со свекровью» лежала рядом и постоянно отвлекала мое внимание. Дочитав статью до середины, я поняла, что не могу сосредоточиться, когда перед моими глазами лежит такое. «Почитаю-ка я лучше это пособие по укрощению змей, может, что и вычитаю полезное», – подумала я и взяла том в руки. Содержание книги оказалось еще паршивее, чем ее обложка. Вместо рецептов по укрощению свекровей она содержала подробные рекомендации молодым невесткам, жесткое соблюдение которых должно было привести к всеобщей гармонии и миру во всем мире. На постулате «Помните, что эта женщина безгранично дорога вашему мужу и достойна восхищения хотя бы за то, что родила и воспитала такого прекрасного человека» я плюнула и захлопнула книгу. Тема уважения к свекрови на сегодняшний день была закрыта.

В половине двенадцатого я вышла из дома и направилась к особняку. Возле дома стояла машина Даниила Андреевича. Я набрала код и вошла в парадное. Где-то на втором этаже послышался скрип половиц, топот ног, и на лестнице, ведущей вниз, к двери, появился Даниил Андреевич.

– Здравствуйте, Анна, – учтиво склонил он голову.

– Добрый день, мы договаривались с Игорем Николаевичем на двенадцать часов, – ответила я, поднимаясь по лестнице ему навстречу.

– Да, я в курсе. Игорь Николаевич немного задерживается, но это и к лучшему, я хотел бы побеседовать с вами, перед тем как вы приступите к исполнению своих обязанностей. Поднимайтесь, пройдемте в кабинет. – Даниил Андреевич указал на дверь в конце коридора и снова поклонился: – Следуйте за мной.

– Вы так любезны, – сказала я, делая еще шаг.

– Понимаете, Анна, сотрудники нашей замечательной компании – люди исключительно воспитанные и вежливые, иначе мы не достигли бы таких небывалых высот, – без лишней скромности заметил Даниил Андреевич.

– Понимаю, – ответила я. – Высоты покоряются только достойнейшим из достойных.

Даниил Андреевич молча кивнул. У порога в кабинет он пропустил меня вперед. В центре огромной комнаты стояли низкий дубовый стол, черные кожаные кресла и диван. Возле стены находилась стеклянная барная стойка с дорогими спиртными напитками. Расставленные по всей комнате высокие напольные вазы из белоснежного мрамора утопали в пушистом и тоже белом ковре. Пахло цветами и дорогим парфюмом с тонким цитрусовым ароматом.

– Как красиво! – восхитилась я, разглядывая вазу с орхидеями и еще какими-то неведомыми экзотическими цветами.

– Да, лучшее из лучшего, как и все в нашей компании, – улыбнулся Даниил Андреевич. – Присаживайтесь на диван.

Я аккуратно села на краешек дивана и завороженно посмотрела на барную стойку. Заметив мой взгляд, Даниил Андреевич подошел к стойке и щелкнул пальцами. Внутри стойки зажглись лампочки, напитки в бутылках заиграли теплым, мягким светом.

– Нравится?

– Да, очень, правда, я крепкие напитки не пью, но все равно красиво, – ответила я. – О чем вы хотели со мной поговорить?

Даниил Андреевич вальяжно развалился в кресле и ласково посмотрел на меня.

– Я не знаю, Анна, осознаете ли вы весь масштаб происходящего, но хочу, чтобы вы знали: вам несказанно повезло, – с придыханием в голосе произнес он.

– Честно говоря, мне пока сложно оценить весь масштаб. Я никогда не работала в подобных структурах. – Я почувствовала, что хвалебные оды галактического лидера начинают меня раздражать.

– О да, конечно, не все сразу, но я хотел бы объяснить вам некоторые нюансы. Понимаете, наш президент Игорь Николаевич – человек выдающийся, можно сказать, уникальный в своем роде, и все мы относимся к нему с безграничным уважением, трепетом и любовью.

– Похвально, я рада за вас. – Я пыталась понять, куда клонит лидер.

– Это не похвально, это правило, которое должны соблюдать все члены нашей команды, все без исключения. – Лидер пристально посмотрел мне в глаза.

– И что требуется лично от меня? – спросила я, почувствовав подвох.

– Да ничего особенного, ничего такого, что вы не могли бы сделать. Понимаете, Анна, некоторые мелочи, которые почти незаметны, все же создают общую неблагоприятную картину. Ну, вот представьте себе, – Даниил Андреевич поправил пиджак и закинул ногу за ногу, – вы общаетесь с красивым молодым человеком. Он прекрасен, общение с ним доставляет вам удовольствие, вы расслаблены, его речь изящна и красива, и вдруг… вы принюхиваетесь и чувствуете, что от этого человека дурно пахнет. Каковы будут ваши ощущения?

– Не знаю, – робко сказала я и принюхалась. – Я не чувствую никакого запаха.

– Ах-х! – захохотал Даниил Андреевич. – Как вы все буквально понимаете. Я не говорю о конкретной ситуации, я об ощущениях в целом. Что вы подумаете?

– Ну, если в целом, то я, как воспитанный человек, сделаю вид, что не заметила этого – мало ли, всякое в жизни бывает. Может, он бежал на встречу со мной через весь город… – Я пожала плечами и недоуменно посмотрела на Даниила Андреевича.

– Вот именно, сделаете вид, что не заметили, но где-то в глубине души вы будете разочарованы, не так ли? – вкрадчиво спросил Даниил Андреевич.

– Не знаю, зависит от обстоятельств и моего отношения к человеку.

Даниил Андреевич посмотрел на часы, затем медленно обвел взглядом комнату. И снова на меня накатила волна беспричинной неприязни, и я с тоской посмотрела на этого напыщенного, самодовольного франта.

– Понимаете, Анна, я не случайно привел этот пример. Жизнь состоит из мелочей, и некоторые из них подчас безумно раздражают. Наша компания – мир гармонии, все мы стараемся сохранить этот хрупкий цветок, способный увянуть от малейшего дуновения ветерка. Вот вы, например. Сегодня ваша первая встреча с президентом компании, а вы пришли с опозданием.

– Простите, но я пришла вовремя, – возразила я. – Перед тем как набрать код, я посмотрела на часы, они показывали без двух минут двенадцать.

– Возможно, ваши часы идут неправильно, поскольку мои показывали двенадцать ноль пять, – спокойно ответил Даниил Андреевич.

– Ну уж не знаю, может, и неправильно, но я считаю, что такое опоздание несущественно, – сказала я. – К тому же Игоря Николаевича все равно нет.

– Да, но он мог быть здесь и ждать вас, – заметил Даниил Андреевич. – Самый великий человек на свете был бы вынужден ждать своего сотрудника! Тратить свое драгоценное время на ожидание!

– Хорошо, я не буду опаздывать, – кивнула я.

– Вы не подумайте, я не пытаюсь вас в чем-то обвинить, просто указываю на мелочи, этакие мелкие детали, из которых складывается общее впечатление, – сказал лидер.

– Я поняла. Что еще не так?

– Пока все, – учтиво сказал Даниил Андреевич.

Раздался звонок в дверь. Даниил Андреевич подскочил как ужаленный и побежал в коридор. Через минуту в кабинет вошел президент компании Игорь Николаевич Благов. Как и в прошлые наши встречи, он приветливо улыбался, источая спокойствие и благополучие.

– Здравствуйте, Аннушка, здравствуйте! Простите меня за опоздание, на дорогах такие пробки. – Он протянул мне руку.

– Ничего страшного, я и сама немного опоздала, – игриво сказала я, покосившись на стоящего в дверях Даниила Андреевича.

Президент прошел к креслу, достал из черного лакированного портфеля обшитый кожей ежедневник, новенький диктофон (точь-в-точь такой, который я уронила в поезде) и позолоченную ручку «Паркер». Увидев диктофон, я почувствовала, как что-то сжалось у меня в груди.

– Это вам для работы, – улыбнулся он, протягивая мне перечисленные предметы.

Я удивленно посмотрела на него и промямлила:

– Но мы ведь еще не знаем, будем ли вместе работать, к тому же…

Президент сделал вид, что не услышал меня, и обратился к Даниилу Андреевичу:

– Я бы хотел, чтобы нас никто не беспокоил.

– Будет сделано, Игорь Николаевич, – прошептал Даниил Андреевич и удалился.

Президент закрыл портфель, сел напротив меня и хлопнул в ладоши:

– Ну-с, приступим к работе!

– Я бы все-таки хотела обсудить некоторые детали нашего сотрудничества, – пролепетала я, почувствовав внезапный приступ страха.

– Да-да, конечно.

– Я подумала вчера, в общем, и решила, что я хочу за свои услуги, за страницу форматом А-четыре, набранную девятым кеглем шрифтом Arial, за услуги двадцать долларов, – запинаясь и путаясь в словах, проговорила я и робко посмотрела на президента, ожидая, что он, как и все заказчики, начнет торговаться.

– Я не знаю, что такое девятый кегль и шрифт Arial, я далек от издательских дел, поэтому предлагаю вам другой вариант. Видите этот журнал? – сказал президент, доставая из портфеля популярный глянцевый журнал.

– Да. Когда-то я даже писала статьи для этого издания.

Президент быстро пролистал журнал и открыл на последней странице.

– Здесь сто страниц. Наша летопись по объему будет такой же. Я готов заплатить за нее две тысячи долларов.

От неожиданности я поперхнулась и закашлялась. Президент назвал сумму, равную моему полугодовому доходу в агентстве.

– Этого мало? Не стесняйтесь, говорите. Я не в курсе, сколько стоят услуги подобного рода. Если дороже – я готов заплатить больше. – Президент изучающе посмотрел на меня.

– Это стоит намного меньше, самый профессиональный копирайтер в нашем городе возьмет в пять раз дешевле, – сказала я, пытаясь совладать с волнением.

– Понимаете, Анна, мне не нужен самый профессиональный копирайтер, мне нужен человек, который напишет летопись компании. Я вижу в вас хороший потенциал, вы симпатичны мне как человек, я привык достойно оплачивать труд членов нашей команды. К тому же это только начало. У меня в планах издание журнала, рекламных буклетов, мне будет нужен копирайтер, чтобы написать контент для сайта… В общем, работы у нас непочатый край, и если вы успешно реализуете наш первый проект, то я готов платить вдвое больше. – Президент медленно поднялся, подошел к барной стойке и окинул взглядом бутылки. – Хотите коньяку?

– Хочу, – выдохнула я, чувствуя, что окончательно теряю контроль над своим телом и мыслями.

Президент щелкнул пальцами, дверь медленно открылась, и на пороге возник Даниил Андреевич.

– Налейте нам, пожалуйста, коньяку, – сказал президент.

– Конечно, Игорь Николаевич, – поклонился лидер, мелкими шажками подошел к стойке, достал бутылку, бокалы и аккуратно наполнил их на одну восьмую. – Пожалуйста, Игорь Николаевич. – Все так же учтиво он протянул бокал президенту, после чего обратился ко мне: – Прошу, Анна.

– Спасибо.

– Вы можете быть свободны, – сказал президент.

– Если я вам еще понадоблюсь – всегда к вашим услугам.

Даниил Андреевич поклонился, вышел из комнаты и аккуратно закрыл за собой дверь.

– Из него получился бы неплохой лакей, – хихикнула я и прикрыла рот рукой, понимая, что брякнула лишнее.

– Даниил Андреевич не лакей, он лидер галактики нашей компании, и вам еще предстоит с ним общаться в процессе написания текста, – спокойно заметил президент.

– Простите, я не хотела его обидеть, просто вырвалось… – Я густо покраснела и принялась вертеть в руках бокал с коньяком.

– Да нет, все нормально, я понимаю ваше недоумение. Еще вчера этот уверенный в себе человек блистал на сцене, а сегодня он расшаркивается передо мной и наливает мне коньяк, хотя я сам мог это сделать. Но, поверьте, Анна, всему есть объяснение, и вы скоро в этом убедитесь, а пока – добро пожаловать в «Happy Life»! – Президент поднял бокал.

– Ура, – ответила я.

Сделав небольшой глоток, Игорь Николаевич откинулся на спинку дивана. Я медленно подняла бокал, пригубила и брезгливо поморщилась. Коньяк оказался слишком крепким. Президент сделал вид, что не заметил моей гримасы. Медленно проводя пальцами по кромке бокала, он задумчиво смотрел сквозь него и улыбался. Повисла неловкая пауза, прервать которую я не решалась. По привычке я стала ковырять ноготь на указательном пальце левой руки.

– Кстати, как вам наш продукт? – Президент сделал еще глоток и поставил бокал на стол.

– Вы знаете, у меня перестала болеть голова. Правда, сегодня она снова заболит, потому что обычно я не пью коньяк.

– Не заболит, примете вечером еще одну таблетку, и все будет хорошо, – сказал Игорь Николаевич и посмотрел на часы. – К сожалению, Анна, я вынужден прервать нашу встречу. Я попрошу Даниила Андреевича выдать вам аванс. Вас устроит пятьдесят процентов или вы предпочитаете получить сразу весь гонорар немедленно?

– Вообще-то я не беру предоплату, кроме того, я еще не сделала никакой работы. А вдруг вам не понравится то, что я напишу?

Президент пристально посмотрел на меня:

– Анна, я не сомневаюсь в ваших способностях. К тому же, по моему глубокому убеждению, для того, чтобы человек сделал качественную работу, у него должен быть стимул. А что может быть лучшим стимулом, чем достойное материальное вознаграждение. Не забудьте ваш диктофон, ежедневник и ручку, они вам пригодятся в работе. До скорой встречи, – сказал он, уже выходя из кабинета.

Я подскочила с дивана:

– Погодите! Мы ведь даже не обсудили план работ. А-а-а… а о чем же мне писать?

– Напишите о нашей презентации, это будет тестовое задание, – предложил президент и скрылся за дверью.

Я осталась стоять с широко раскрытым ртом и пустым бокалом в руке. Такой меня и застал вошедший Даниил Андреевич.

– Игорь Николаевич попросил выдать вам аванс и записать номер вашего мобильного телефона – я буду координировать ваши встречи с президентом, – скороговоркой выпалил Даниил Андреевич, всучил мне белоснежный конверт и вежливым жестом указал на дверь: – Я вас провожу.

– И когда мне ждать вашего звонка? – спросила я.

– В ближайшее время, – ответил Даниил Андреевич. – И еще, Анна, – добавил он, – члены нашей команды приходят на встречу с президентом в нарядных костюмах, а не в джинсах. Понимаете, эта деталь крайне важна, крайне, потому что каждая встреча с таким выдающимся человеком – великий праздник для всех нас. Подумайте об этом на досуге.

– Хорошо.

Всю дорогу до дома я шла, оглядываясь по сторонам и прижимая руку к карману джинсов, в котором лежал конверт с деньгами. Дома я достала конверт и пересчитала свой гонорар – десять новеньких хрустящих купюр. Дрожа от волнения, я позвонила мужу и выпалила:

– Приезжай срочно, кажется, я влипла в какую-то аферу!

– Приеду через час, – ответил муж.

В ожидании супруга я ходила по квартире, нервно курила, грызла ногти и время от времени выглядывала в окно, опасаясь непонятно чего. Пару раз звонил телефон, и я вздрагивала, но не поднимала трубку. Вернувшись домой, муж обнаружил на диване супругу, которая сидела, поджав ноги и пугливо озираясь по сторонам.

– Что случилось? Тебя обокрали? – спросил муж.

– Хуже, мне дали тысячу долларов аванса, – прошептала я.

– Ты что-то подписывала? Какие-нибудь бумаги, обязательства?

– Нет, мне просто их дали за то, что я напишу им тексты. Олег, они готовы заплатить две тысячи долларов за сто страниц текста, представляешь?

– Тьфу ты, – плюнул муж, – развела панику на ровном месте, выдернула меня с работы. Ты знаешь, сколько стоит работа нормального копирайтера в Москве?

– Да, но мы не в Москве, и я далеко не самый лучший копирайтер. Что-то здесь нечисто. Ох, нечисто, – покачала я головой.

– Ну, не знаю. Помнишь нашего заказчика из Китая, который заплатил в пять раз больше, чем наши обычные заказчики?

– Помню, – вздохнула я.

– Может, и у тебя такой же случай. Ты, главное, бумаг никаких не подписывай и деньги пока не трать, чтобы можно было вернуть в случае чего, – посоветовал муж.

– Куда ж я их потрачу? Я их спрячу понадежнее, пусть пока лежат, мало ли, может, им моя писанина не понравится. – Я грустно посмотрела на мужа: – Странно все это.

– Ну, дорогая, в жизни много странных вещей. Кстати, я навел справки о вашей компании. Все чисто, компания зарегистрирована, налоги платят исправно, жалоб не поступало, одни положительные отзывы. Позвони маме, если хочешь, у нее в налоговой есть знакомые, может, еще чего полезного узнаешь.

– Обойдемся без мам, – фыркнула я. – Да, смотри, мне подарили ежедневник, дорогую ручку и диктофон.

– Ну правильно, солидные люди, понимают, что ты не обязана приобретать оборудование за свой счет, – сказал супруг.

– Солидные-то солидные, но ты не представляешь, как мне страшно, – вздохнула я.

Вечером перед сном я достала баночку и выпила еще одну пилюлю. Буквально через пятнадцать минут после приема я почувствовала невероятную легкость, а еще через десять – бешеный прилив энергии. Желание спать мгновенно улетучилось, и я пощекотала лежащего рядом мужа.

– М-м-м… мне завтра рано вставать, – промычал Олег.

– Ну и пес с тобой, – проворчала я, пошла на кухню, включила ноутбук и набрала заголовок: «Летопись компании «Happy Life». Презентация».

Часы на стене пробили полночь. Я закурила сигарету, поставила перед собой баночку с Magic Pills и в бешеном темпе забарабанила пальцами по клавиатуре.

Глава 7

Муки творчества

Из дневника Е.Р.

Если вы когда-нибудь попадете в сетевой маркетинг, то один из вопросов, который вам зададут: «Есть ли у вас мечта?» Вне зависимости от того, что вы возжелаете: полет на Марс или новую кухонную плиту, вас убедят в том, что все ваши мечты непременно сбудутся, стоит только очень захотеть и приложить определенные усилия. Более того, если ваша мечта ограничивается пресловутой плитой, вас убедят в том, что это сущий пустяк по сравнению с тем, что вы сможете купить на заработанные деньги. Дневник желаний, блокнот мечты или коллаж успеха (все называют их по-разному) – то, что обязан завести каждый новоиспеченный член команды. Зная человеческое свойство мечтать и ничего не делать, сетевики предлагают своим подопечным четко структурировать желания и прописать дату их реализации на год вперед, начиная от самого скромного и заканчивая самым грандиозным. Каждый день вы будете смотреть на вырезку из модного журнала, на которой изображен дорогой автомобиль, любовно гладить ее и записывать все то, что вы сделали для осуществления этой мечты. Вы будете декларировать каждый свой шаг, каждое достижение и неудачу и упорно день за днем двигаться навстречу мечте.

Выбирая профессию журналиста, я была искренне убеждена, что это единственное занятие, идеально подходящее человеку, который не любит напрягать мозги. В то время как студенты с биофака рыскали по паркам в поисках поражающей дубы мучнистой росы, а медики без устали терзали крысиные тушки, я сидела в кафе напротив универа, пила кофе и строчила свои незамысловатые статейки. И даже когда после окончания универа стало очевидным, что все телеканалы и печатные издания нашего города не в силах принять на работу толпу выпускников с хорошо подвешенными языками и прекрасным слогом, я не отчаялась и устроилась на работу копирайтером.

Очень скоро выяснилось, что статья на заказ отличается от художественной самодеятельности, которую я любила разводить в университете, а кроме масштабных текстов на тему «История корпорации в лицах и фактах», существуют еще и слоганы, и бренднеймы. Осрамившись на парочке из них, я с важным видом сообщила начальству, что являюсь мастером больших форм и сочинять глупые названия и призывы ниже моего достоинства.

Начальство едко заметило, что профессионализм хорошего копирайтера заключается в умении справляться с любой задачей, но поскольку заказы на слоганы и бренднеймы поступают раз в пятилетку, никто меня не уволит при условии, что я хоть иногда буду вовремя являться на работу. Я дала торжественное обещание и на следующий день опоздала на три часа.

Впрочем, у меня, как всегда, было оправдание. Текст для производителей минеральной воды гораздо лучше писался на лоне природы, куда я отправилась в рабочее время пить вино с безработными коллегами. Начальство окрысилось, лишило меня премии, но не работы. Уж больно понравился производителям минералки текст, который я накатала после второй бутылки полусладкого вина. Тогда же я окончательно убедилась в том, что понятие «муки творчества» не более чем миф, придуманный теми, кто не хочет работать.

Тексты давались мне легко, стоило только войти в соответствующий образ и поймать настроение. Спустя какое-то время начальство привыкло к тому, что мне для написания текста про «Желтого полосатика» необходимо провонять рыбой весь офис, самой наесться полосатика до отвала, разложить его по всем свободным столам и стульям, если потребуется, представить себя этим самым полосатиком, а потом за один присест накатать то, что другие кропают месяцами.

Наутро я перечитала то, что написала ночью. Текст удался на славу. На двух страницах я расписала все прелести лучшей в мире компании «Happу Life».

– Оцени, – сказала я за завтраком, протягивая текст мужу. – Осталось немного подкорректировать, и дело в шляпе.

– Здорово, мне очень нравится, – ответил супруг.

– А, скажи? Талант не пропьешь! Черт, я так боялась, вдруг я уже и забыла, как это делается! – радостно воскликнула я.

– Ну вот видишь, все же получилось. Когда понесешь? – поинтересовался муж.

– Не знаю, они обещали позвонить. Как ты думаешь, я могу потратить сто долларов из гонорара?

– На что?

– Понимаешь, мне надо купить что-то нарядное. Они там все такие расфуфыренные, а я хожу как бомжонок какой-то, – обиженно вздохнула я.

– Какой же ты бомжонок, ты не бомжонок, просто у тебя стиль такой – спортивный. У тебя же есть парочка костюмов.

– Ты еще скажи, что у меня шкаф ломится от одежды, – фыркнула я.

– Вообще-то да, но если ты считаешь, что тебе нечего надеть, – возьми из копилки, пойди и купи, только не трать эти деньги.

– Ладно, не буду, – согласилась я.

– Слушай, мне кажется, Матильда заболела, рано утром она так жалобно мяукала.

– Да? Не заметила. – Я посмотрела на холодильник, на котором, свернувшись калачиком, лежала Матильда, и позвала: – Кис-кис!

Кошка открыла один глаз и жалобно мяукнула.

– И аппетит у нее пропал, видишь, она почти ничего не съела. Может, ее врачу показать?

Муж встал со стула, подошел к холодильнику и погладил кошку. Та в ответ выгнула спину и заурчала.

– Давай доживем до вечера и посмотрим – возможно, у нее такая реакция на жару, – сказала я.

– Давай, – согласился муж и поскакал на работу.

Я включила ноутбук, заварила себе чашку крепкого кофе и села править текст. Не прошло и часа, как на столе уже лежала моя первая работа для лучшей в мире компании «Happy Life». Памятуя слова лидера: «Дьявол кроется в деталях», я достала из ящика письменного стола новенькую папку, вложила в нее распечатку и довольно улыбнулась. Закончив работу, я принялась бесцельно бродить по квартире, в ожидании звонка Даниила Андреевича. В двенадцать часов раздался звонок.

– Анна, Игорь Николаевич просил вас подойти к пяти, я очень прошу вас не опаздывать, – сказал лидер.

– Буду, – ответила я.

Времени до пяти было вагон и полная тележка, но вместо того, чтобы пропылесосить ковер или выстирать белье, я взялась серфинговать по сайтам местных производителей в поисках наряда, соответствующего моему новому статусу. Время от времени я осторожно выглядывала в окно и, убедившись, что Мария Семеновна не сидит на стульчике у себя на балконе, выскакивала покурить. Я старалась избегать встреч с соседкой, которая наверняка поинтересовалась бы, какие уроки я вынесла из прочитанной литературы.

Вскоре стало понятно, что для того, чтобы хоть немного угодить Даниилу Андреевичу, мне придется потратить весь свой гонорар, но и этого хватит лишь на брюки и нарядную кофточку от Версаче турецкого розлива. В отчаянии я позвонила великой шмотнице – подруге Лене.

– Слушай, ты просила не беспокоить тебя по пустякам, но у меня проблема. Не подскажешь, где мне купить приличную недорогую одежду? – спросила я.

– Ох… – вздохнула подруга.

– Вот тебе и ох, – ответила я.

– Ладно, скоро буду, только не проболтайся Игорю Николаевичу, мне запрещено встречаться со знакомыми.

– Не проболтаюсь, – пообещала я.

Подруга примчалась раньше, чем я ожидала, влетела на кухню как метеор и бросила на стол толстую тетрадь.

– Вот – дневник желаний! – выпалила она, – Только тсс, мне запрещено об этом говорить.

– Какой еще дневник? – удивилась я и стала листать тетрадь, на титуле которой каллиграфическим Ленкиным почерком было написано: «Дневник желаний».

Все листы тетради были пронумерованы, начиная с 21 июня 2007 года – даты презентации.

Дни были тщательно расписаны по часам. С 9 до 10 утра – составление плана, с 10 до 11 – обзвон потенциальных партнеров, с 12 до 17 – встречи с потенциальными партнерами, с 17 до 19 – анализ встреч, выявление ошибок.

Каждый месяц начинался с плана на ближайшие 30 дней и заканчивался красочными вырезками из журналов. Таких вырезок в дневнике желаний было пять. Июль – серебристый «мерседес», август – коттедж, сентябрь – какие-то пальмы и острова, октябрь – белоснежная яхта, ноябрь – самолет. Помимо вырезок и планов, в дневнике были расписаны желания: купить машину, дачу, отдохнуть на Сейшельских островах, приобрести яхту, личный самолет и… выкупить все местные телеканалы.

– И что это такое? – недоуменно спросила я.

– Ну как – что! Это дневник желаний, – раздраженно ответила подруга. – У каждого партнера компании должен быть такой дневник. Ты записываешь свои мечты и делаешь все, чтобы они осуществились. Вот, например, какие у тебя мечты?

– Не знаю, но мечтать о самолете, сидя с голой задницей, как-то странно, уж прости, – ответила я.

– А вот и нет, вот и не странно! Ты знаешь, что для того, чтобы мечты сбылись, надо всего лишь очень сильно захотеть и приложить максимум усилий? Правда, есть еще один секрет, но я расскажу его, если ты пообещаешь, что никому его не выдашь.

– Да не выдам, не переживай, – ответила я.

Ленка посмотрела по сторонам, словно опасаясь, что кто-то может подслушать нашу беседу, низко наклонилась ко мне и прошептала на ухо:

– Я уже выбрала себе «мерседес». Сегодня с утра была в салоне, пересмотрела кучу машин и выбрала ту, которая мне понравилась.

– То есть как выбрала? Откуда у тебя деньги? – удивилась я.

Ленка пожала плечами и самодовольно хмыкнула:

– Пока ниоткуда, но у меня есть желание, есть воля для его осуществления, а значит, будет и машина. Что я, хуже Даниила Андреевича или сантехника Василия?! Пойми, для того чтобы приблизить мечту, надо представить, что она уже почти сбылась, а для этого необходимо ходить в салоны, выбирать машины, прицениваться.

– Надеюсь, ты еще не приценилась к самолету? – хихикнула я, прикуривая сигарету.

– Нет, все по порядку, – ответила Ленка и брезгливо поморщилась: – Курить вредно. Я бросила благодаря Magic Pills. Кстати, какие у тебя изменения?

– У меня не болит голова, я чувствую прилив бодрости, однозначно эти пилюли как-то работают, правда, я пока не знаю – как. Впрочем, – я хмуро посмотрела на подругу, – пилюли пилюлями, а вот методы работы у компании крайне странные.

– Ну почему же странные, просто это принципиально новый подход. Никакого криминала, все чисто, – ответила Лена и извлекла из сумки сложенный вчетверо лист формата А-5. – Кстати, раз уж я здесь, то мне нужна твоя помощь. – Лена положила лист на стол, бережно расправила его и подмигнула мне: – У тебя нет на примете людей, которые хотели бы войти в мою структуру?

Я покосилась на лист. В центре была приклеена фотография Лены, под ней – фотографии мужчины и женщины пенсионного возраста, под ними пустые квадратики для фотографий, расходящиеся вниз пирамидой, – по два квадратика на каждого человека. Ленка любовно погладила фотографии пенсионеров и вздохнула:

– Это мои первые партнеры – Елизавета Лошкина и Михаил Барсуков.

– И как ты умудрилась найти их за утро? – удивилась я.

– Ха, этому меня обучает лично Игорь Николаевич – секрет фирмы. – Ленка снова подмигнула, взяла в руки карандаш и пытливо посмотрела на меня: – Есть у тебя на примете люди, которые хотят поправить свое здоровье и материальное положение?

– Нет, – уверенным тоном ответила я.

– Ну, – Лена обиженно надула губы, – подумай, так не бывает. Наверняка у тебя есть соседи, знакомые, может, коллеги мужа. Ты же сама видишь, что продукт работает, почему бы не поделиться этой новостью с хорошими людьми?

– Где-то я уже это слышала, – сказала я.

Внезапно в моей голове мелькнула крамольная мысль.

– Слушай, есть у меня парочка, – сказала я, хитро улыбаясь, – пиши: Алла Борисовна Ветрова, моя свекровь. Записывай ее телефон, только не говори, что я дала. Дальше: Мария Семеновна Кац, соседка. Ей пилюли не помешают, у нее радикулит.

– О, отлично, просто отлично! – Ленка довольно потерла руки, записала телефоны и посмотрела на часы. – Пошли в магазин, у меня остался всего час.

– Пошли.

Я достала из копилки сто долларов, хорошо подумала, достала еще сто, и мы с Ленкой отправились в магазин.

Надо ли говорить, что природный дар убеждения, которым Ленка обладала и без учебы в «HL», заставил меня заглянуть в ближайший бутик, перемерить пар двадцать обуви, столько же брюк и блузок и в итоге под страшным прессингом подруги, пообещавшей подарить мне свой костюм от Max Mara, купить шейный платок от Gucci за 185 долларов.

– И что мне теперь с ним делать? С чем мне его носить? – всхлипнула я, выходя из магазина. – Давай вернем, а? Меня муж убьет. Говорила тебе, пошли в нормальный магазин.

– Ку-да-а-а! «Вернем»… – передразнила меня подруга и, заметив, как я делаю шаг в сторону бутика, схватила меня за руку. – Мужу совсем не обязательно говорить, сколько он стоит. К тому же теперь у тебя высокооплачиваемая работа, а следовательно, ты имеешь полное право тратить на себя такие деньги.

– Иметь-то имею, но я еще работу не сдала, – ответила я и посмотрела на ненавистный платок. – Поехали к тебе за костюмом, иначе я с ума сойду от горя.

– Поехали, – согласилась подруга.

Костюм пришелся впору – синий брючный костюм, отлично сшитый и весьма выгодно подчеркивающий мою фигуру.

– Идеально! – восторженно воскликнула Лена, завязывая на моей шее платок. – Вот только туфли все же другие надо купить.

– В следующий раз, – ответила я, – Мне уже пора. У меня в пять встреча.

– Беги, только помни, мы с тобой не встречались, тсссс… – И Лена приложила палец к губам.

– Не встречались, – убегая, заверила я.

Дома я обнаружила Матильду, которая бегала по квартире и жалобно мяукала. Миски с едой и водой оставались нетронутыми, а кошачий туалет, который обычно стоял возле стиральной машины, валялся в коридоре. Матильда умудрилась каким-то образом вытащить его, опрокинуть и разбросать наполнитель по всему коридору.

– Уши бы тебе надрать, да некогда, – сказала я, наспех навела порядок и понеслась на встречу.

На этот раз я пришла вовремя, несмотря на то что напялила ненавистные туфли на каблуках, значительно замедляющие скорость передвижения. Даниил Андреевич встретил меня с неизменной улыбкой.

– Вы сегодня прекрасно выглядите, Анна! Я так рад, что вы прислушались к моим рекомендациям, – задыхаясь от восторга, произнес лидер.

– Спасибо, – вежливо ответила я, чувствуя, как сердце мое переполняется гордостью.

На диване в окружении свежих цветов сидел президент компании Игорь Николаевич Благов. Он был в белом костюме, кремовой рубашке и белоснежных лакированных туфлях. В левой руке президент держал бокал с красным вином. По комнате порхали экзотические бабочки всевозможных цветов и размеров. Президент улыбался и внимательно рассматривал бабочку, сидящую на краю бокала. Увидев бабочек, я открыла рот и застыла в дверях.

– Добрый день, Анна, вы отлично выглядите, вам так идет этот платок, – улыбнулся президент, жестом приглашая меня пройти.

Я схватилась за дверной косяк, вжала голову в плечи и отчаянно замотала головой. Стоящий позади лидер пнул меня в спину и прошипел:

– Проходите, что же вы, проходите же.

– Не могу, – выдавила я испуганным шепотом. – Я боюсь насекомых. Простите, но я не зайду.

Президент удивленно вздернул брови и дунул на бабочку. Бабочка взмахнула крыльями, плавно взмыла с бокала вверх и вновь присела – теперь уже на белоснежный лепесток орхидеи.

– Анна, со страхами необходимо бороться. Ну, подумайте сами, какой вред могут причинить эти милые создания? Они ведь так прекрасны! Наблюдая за ними, я вижу замысел Создателя во всей его красе, – сказал президент, проводив бабочку восторженным взглядом.

– Наверняка они не причинят мне никакого вреда, и, возможно, Создатель хорошо потрудился над своим творением, но я их боюсь, – ответила я, сделала шаг назад и уперлась спиной в Даниила Андреевича.

Президент откинулся на спинку кресла и засмеялся.

– Прекратите заниматься глупостями и задерживать президента, его время слишком дорого, – цыкнул на меня Даниил Андреевич и предпринял вторую попытку пропихнуть меня в комнату.

– Не толкайте меня, – прошипела я и, дернув локтем назад, пнула лидера в грудь.

Игорь Николаевич посмотрел на меня взглядом, исполненным отеческой заботы, затем обратился к Даниилу Андреевичу:

– Ну что же, над страхами Анны мы еще поработаем, а пока соберите бабочек в клетку.

– Будет сделано, Игорь Николаевич. – Даниил Андреевич зло покосился на меня, достал из-под стола обтянутую тончайшим тюлем клетку и принялся, осторожно пробираясь между орхидеями, ловить бабочек.

Я стояла в дверях и внимательно следила за каждым движением лидера.

Президент посмотрел на часы:

– Даниил Андреевич, поторопитесь, я хочу, чтобы вы успели сделать свою работу за пять минут, у меня мало времени.

– Сейчас, сейчас, Игорь Николаевич! – И лидер покорно удвоил скорость, перемещаясь по кабинету и лихорадочно собирая бабочек.

Наблюдая за ним, я вдруг почувствовала искреннюю неприязнь не только к Даниилу Андреевичу, которого мысленно окрестила лакеем, но и к тому, кто сидел на диване и с едва заметной усмешкой на губах наблюдал за подчиненным, носившимся по залу так, будто под полами развевающегося пиджака у него был спрятан маленький моторчик. Даниил Андреевич раздражал меня своей безропотностью, беспрекословным подчинением и желанием угодить президенту во всем, а президент – той граничащей с наглостью уверенностью, с которой он раздавал приказания. Когда последняя – самая крупная – бабочка оказалась в клетке, лидер осторожно захлопнул дверцу и облегченно вздохнул:

– Собрал.

Президент снова посмотрел на часы, потом на Даниила Андреевича и тихо, но уверенно сказал:

– Даниил Андреевич, надеюсь, что впредь вы сделаете все от вас зависящее для того, чтобы выполнить порученное быстро и качественно.

– Безусловно, Игорь Николаевич. Что мне делать с бабочками?

– Отнесите их в зоопарк, я думаю, детям будет очень приятно посмотреть на такую красоту. Как вы считаете, Анна?

– Я считаю, что это правильное решение, – улыбнулась я, чувствуя, что приступ отвращения к президенту сходит на нет.

– Вот и прекрасно, а теперь, – попросил президент Даниила Андреевича, – оставьте нас наедине.

Лидер поклонился и вышел из комнаты.

– Ну-с, показывайте, что вы написали, – обратился президент ко мне.

Я села на краешек кресла, достала из сумки папку и протянула президенту. Тот открыл ее и углубился в чтение.

– Я считаю, что текст еще можно подкорректировать, – робко сказала я, заметив, как, дойдя до середины страницы, президент нахмурил брови.

Игорь Николаевич с силой захлопнул папку и швырнул ее на стол:

– Это никуда не годится, Анна. Никуда.

– Что не годится? – испуганно спросила я.

– Ваш текст, он ужасен, – спокойно сказал президент.

Вспомнив, что обычно происходит после «никуда не годится», я закусила губу и стала нервно теребить лацкан пиджака. Ненавистный платок от Gucci медленно, но верно сдавливал горло, как бы намекая на то, что я явно поспешила с его приобретением. Я ослабила дорогую «удавку», тяжело вздохнула и мигом представила себе картину: через час я верну предоплату, вечером буду рыдать на плече у мужа, сокрушаться о своей бездарности и просить прощения за растраченные 185 долларов. Супруг наверняка простит меня и даже не будет сильно ругать за платок, я снова стану домохозяйкой, буду денно и нощно сидеть дома, кормить Матильду, совершенствоваться в лепке пельменей, ругаться с Марией Семеновной, но перед этим найду Ленку и удушу ее тем самым платком, который она заставила меня купить. Вероятно, заметив, как мое лицо почернело от скорби, президент улыбнулся:

– Ну что же вы так расстраиваетесь, Анна?

– Я не расстраиваюсь, Игорь Николаевич, я сегодня же верну предоплату. Мне искренне жаль, что я подвела вас, – краснея от стыда, промямлила я.

Президент махнул рукой и укоризненно покачал головой:

– Ну зачем же вы, Анна, так сразу пасуете перед трудностями? Я не хочу, чтобы вы возвращали предоплату, напротив, я готов работать с вами дальше, поскольку вижу в вас большой потенциал.

– Правда? – обрадовалась я.

Слова президента придали мне уверенности в себе. Игорь Николаевич встал, медленно подошел к вазе с орхидеями и наклонил голову.

– Такой тонкий, едва уловимый и прекрасный аромат, – сказал он, жмурясь от удовольствия.

– Да, красивые цветы, – поддакнула я и, осмелев, спросила: – Скажите, Игорь Николаевич, а что вам не понравилось в тексте?

– Все, – спокойно ответил президент. – Понимаете, Анна, я нисколько не умаляю ваших достоинств как копирайтера, но то, что вы написали, – рекламный текст в чистом виде. Вот послушайте хотя бы это…

Игорь Николаевич вернулся в кресло, взял в руки папку и пробежал глазами по первой странице.

– Вот, – сказал он и ткнул пальцем в середину листа, – прочитайте сами.

Я взяла в руки папку и начала читать:

– «Полезность и безопасность продукта компании Magic Pills подтверждена многочисленными сертификатами и наградами. Выбирая этот продукт, вы покупаете больше чем здоровье. Мы ждем вас!» – прочла и недоуменно пожала плечами: – И что в этом ужасного?

– Все, все ужасно. Анна, вы агитируете людей покупать продукт, тычете им в нос какими-то бумагами, – сказал президент.

– Ну да, а что в этом плохого? Все компании всегда агитируют покупателей, а бумаги – гарантия того, что продукт качественный, – возразила я.

– Все компании… – задумчиво произнес президент. – Анна, мы не все. Мы не все компании, мы – единственная компания в мире, которая предлагает своим партнерам самое лучшее – здоровье и благополучие. Вы это понимаете? Нам не нужна сухая реклама, нам нужны чувства. Чувства, Анна, понимаете?

– Понимаю, – соврала я.

– Вот и отлично. В следующем месяце я планирую провести тренинг для лидеров. Вы будете иметь возможность присутствовать на тренинге и понять, что представляет собой наша компания. А пока постарайтесь проникнуться ее духом. Вспомните эмоции, которые вы пережили во время презентации, дайте им волю, пишите душой, а не разумом, – с воодушевлением закончил свой инструктаж президент.

– Хорошо, я вспомню, – пообещала я.

– Прекрасно. Кстати, завтра мы с лидерами собираемся отдохнуть у меня на даче, я буду рад вас видеть. Даниил Андреевич заедет за вами в двенадцать часов дня. Пообщаетесь с нашими партнерами, думаю, это пойдет вам на пользу. А сегодня мы проведем небольшой экскурс в сетевой маркетинг. Приготовьтесь слушать внимательно и включите диктофон. – Президент устроился в кресле поудобнее и начал свою речь.

Я включила диктофон и стала внимательно слушать. Президент говорил часа два. Речь его лилась рекой: спокойной и размеренной, которая, не меняя направление, течет сотни лет по привычному руслу. Ни разу за время монолога он не повысил голос, не дал волю эмоциям. Он говорил ровно и складно, как человек, который владеет предметом разговора в мельчайших деталях.

Оказалось, что история структурного маркетинга уходит корнями в далекое прошлое, аж в 1200-е годы, во времена правления сына Александра Невского, который получил в удел мелкий, бедный городишко – Москву. Сынок оказался не промах и быстренько придумал способ привлечения народа в богом забытый край. Все вновь прибывшие освобождались от уплаты оброка, а те, кто приводил за собой другие семьи, пользовались нехилыми по тем временам льготами.

С годами сетевой маркетинг эволюционировал, но принцип остался прежним: «Чем больше народа ты привлечешь в бизнес, тем больше заработаешь». Казалось бы, никакой разницы с торговлей, скажем, на базаре. Однако в отличие от обычного бизнеса СМ гарантировал постоянную поддержку всех членов команды. Лидеры обязаны заботиться о своих подопечных и помогать им во всем, те, в свою очередь, обязаны поддерживать вновь прибывших, и так по цепочке.

Из рассказа Игоря Николаевича следовало, что, по сути, СМ – это большая дружная семья, члены которой прибегут тебе на помощь, стоит только попросить. Особое внимание президент уделил недобросовестным фирмам, порочащим честное имя сетевиков, настоятельно порекомендовал мне в будущем не связываться с подобными лохотронщиками, еще раз продемонстрировал альбом с лицами счастливых лидеров и стопку анкет с фотографиями людей, исцелившихся благодаря Magic Pills. Истории в анкетах были самыми разнообразными. Кто-то исцелился от рака, кто-то от псориаза, а одна женщина проглотила Magic Pills – и наутро у нее вышел солитер.

В какой-то момент мне даже стало стыдно за то, что я подозревала Игоря Николаевича в грехах, которых он не совершал. Время от времени президент пригублял вино и мечтательно закрывал глаза. Я сидела напротив и приветливо улыбалась, пока взгляд мой не упал на белый цветок в вазе, которая стояла на расстоянии вытянутой руки от меня. На цветке покачивала крылышками огромная бабочка. Я вздрогнула и стала медленно сползать с кресла.

Президент, прикрыв глаза, рассказывал об очередном фантастическом исцелении, но я уже ничего не слышала. Глазами, полными ужаса, я смотрела на существо с мощными, мохнатыми лапами, которое сидело в центре цветка, впившись хоботком в самое его сердце. «Надо подуть на нее, может, улетит», – подумала я, сложила губы в трубочку и подула на бабочку. Бабочка не шелохнулась.

– …Эта женщина болела сорок лет… – вещал между тем президент.

Я снова подула на бабочку, с еще большей силой. Цветок покачнулся, бабочка сорвалась с него и полетела мне в лицо.

– А-а-а! – завизжала я, вскочила с места и отчаянно замахала руками.

Бабочка кружила перед моим лицом, часто-часто хлопая крыльями.

С криком «Мама!» я рванулась прочь, но, зацепившись за ножку стола, распласталась на нем. Задетый моей рукой бокал с вином опрокинулся, темно-бордовая жидкость выплеснулась на белоснежные брюки президента и стала расползаться по ним мокрыми пятнами.

На мой крик прибежал Даниил Андреевич. Уж не знаю, что он подумал, увидев меня лежащей на столе – с разинутым ртом, головой к президенту – и внимательно изучающей то, что находится у него между ног, но галактический лидер в два прыжка очутился рядом со столом и выпалил:

– Игорь Николаевич! С вами все в порядке? Вы ранены? О господи, она вас покалечила!

– Со мной – да, а вот вы, кажется, собрали не всех бабочек, – спокойно ответил президент.

– Но ваши брюки… Я сейчас что-нибудь придумаю, Игорь Николаевич… Какое несчастье! – засуетился Даниил Андреевич. Он достал из кармана носовой платок и стал промокать пятна на брюках. – Ах, какая досада!

Я поднялась со стола, села в кресло и испуганно посмотрела на президента:

– Простите, я не хотела, я совершенно случайно.

– Ничего страшного, Анна, – ответил президент и обратился к Даниилу Андреевичу: – Уберите ваш платок. Съездите в магазин и купите мне точно такой же костюм, но перед этим заберите отсюда бабочку. У вас есть полчаса.

– Будет сделано, Игорь Николаевич!

Лидер злобно покосился в мою сторону, после чего подошел к орхидее, осторожно снял с нее бабочку и удалился.

– Я не специально, честное слово, – жалобно пискнула я.

– Возвращаемся к нашему разговору. Итак, мы остановились на моменте исцеления. – Президент продолжил свою речь как ни в чем не бывало.

Через полчаса в дверь постучали. На пороге стоял взмокший от пота Даниил Андреевич.

– Игорь Николаевич, я купил вам костюм, как вы и просили, – вежливо доложил он.

– Хорошо, мы как раз закончили. И помните, Анна, мы не продаем наш продукт. Каждый партнер приобретает его лично для себя, – завершил свою речь президент.

– А если кто-то приобретет продукт и не захочет сотрудничать? – спросила я.

– Есть и такие. Мы никого не держим насильно. Однако, уверяю вас, процент таких людей ничтожно мал, потому что каждому хочется поделиться с близкими своим чудесным исцелением. А учитывая тот факт, что результат налицо, люди тянутся в нашу компанию. Оглянитесь вокруг, Анна, мы живем в тяжелое время. Вот, например, вы. Думали ли вы, что вас возьмут и уволят просто так? – спросил Игорь Николаевич.

– Ну, меня все-таки уволили за утерю имущества фирмы. Да и вообще, оглядываясь назад, я понимаю, что провоцировала начальство. Я постоянно опаздывала на работу, иногда не приходила вовсе, – ответила я.

– Мне кажется, вы просто хотели свободы. Каждый творческий человек хочет свободы, разве не так? – поинтересовался Игорь Николаевич.

– Так, вот только я не видела компанию, которая дает абсолютную свободу, – ответила я.

– Наши партнеры вольны распоряжаться своим временем, как им заблагорассудится. Хотите – работайте один час в день, хотите – три. Все зависит только от вас, – сказал президент, посмотрел на часы и улыбнулся: – Я вынужден закончить нашу встречу. Хотите, я подвезу вас домой? Мне надо заехать в магазин в центре.

– Хочу, – кивнула я в ответ.

Когда черный блестящий «порше» президента медленно въехал в наш маленький дворик, сотрудники пиццерии, как по команде, повернулись и вытянули шеи в сторону машины.

– Завтра Даниил Андреевич заедет за вами в двенадцать ноль-ноль. До встречи, – вежливо попрощался президент.

– До встречи, – ответила я, выпорхнула из машины и гордо продефилировала мимо сотрудников пиццерии.

Поднимаясь домой, я услышала наверху какой-то шорох, но не придала этому особого значения. Весело напевая под нос «Наша служба и опасна и трудна…», я дошла до пятого этажа и уткнулась лицом в широкую грудь Марии Семеновны.

– Ой, здравствуйте, – сказала я, пытаясь обойти ее.

– Здравствуйте, Анна. Позвольте полюбопытствовать, кто это вас подвозил на машине? – Мария Семеновна прищурилась и пытливо посмотрела на меня из-под очков взглядом старого кагэбиста.

– Это президент компании, с которой я сотрудничаю, – весело ответила я, вставляя ключ в дверной замок.

– И чем занимается ваша компания? – спросила Мария Семеновна.

– Фармацевтическими препаратами, – соврала я.

– Уж не та ли это компания, сотрудники которой звонят по телефону незнакомым людям и предлагают им здоровье и финансовое благополучие? – не унималась Мария Семеновна.

«Ленка! Звонила-таки», – подумала я и ответила:

– Может, и та. А что в этом плохого? Вас же никто не заставляет покупать препарат насильно.

Замок щелкнул, я толкнула дверь и вошла в коридор. Мария Семеновна зашла следом.

– Анна, я хочу с вами поговорить.

– Я вас слушаю, Мария Семеновна, – ответила я.

Мария Семеновна присела на стул возле двери, сняла очки, протерла стекла передником, водрузила очки обратно на нос и многозначительно изрекла:

– Анна, это мошенники. В прошлом году точно такие же люди предложили Валерию Вениаминовичу лекарство от… не важно от чего. Скажем так, препарат, повышающий общий тонус организма. Он, дурак старый, купил, не посоветовавшись со мной. Двести долларов отдал, и все псу под хвост.

– Что, тонус не появился? – ехидно спросила я.

– Хуже, он пропал окончательно, да, окончательно и бесповоротно, – покачала головой соседка.

– На вашем месте, Мария Семеновна, я бы не стала огульно осуждать компанию, о деятельности которой вы не имеете ни малейшего представления, – вздохнула я и позвала кошку: – Кис-кис, Матильда, пошли ужинать.

– Можете не кискать, ее здесь нет, вы снова не закрыли балкон, и она прибежала к нам.

– Вот черт! – плюнула я. – Надеюсь, она не забилась под кровать?

– Нет, – спокойно ответила Мария Семеновна, – я посадила ее в ящик и заперла в кладовке.

– То есть как это заперли?! Зачем вы посадили в ящик мою кошку? – вознегодовала я.

– Затем. У вашей кошки хотюнчики, она перелезла через балкон и принялась соблазнять нашего Ардалиона. Видели бы вы, Анна, как она каталась перед ним на спине. Валерий Вениаминович поймал ее и посадил в коробку, а я спрятала коробку в кладовку, от греха подальше.

– Какие еще хотюнчики? Вы вообще о чем? – удивилась я.

– Если бы вы, Анна, побольше следили за кошкой и поменьше разъезжали на дорогих иномарках с сомнительными личностями, то обратили бы внимание на мяуканье, которое я слушала целую ночь и целый день, – процедила сквозь зубы Мария Семеновна.

– Ну да, Матильда немного мяукала с утра, но я не придала этому особого значения. Пойдемте, я заберу ее, – резко ответила я.

– Да уж заберите, у меня в кладовке хранятся лук и картофель, там не место кошкам.

– Угу, – сказала я и пошла следом за Марией Семеновной.

В кладовке, пропахшей гнилью и сыростью, между ящиком картошки и свисающими со стен вязанками лука, в крошечной коробке из-под электрического чайника сидела Матильда и истошно вопила. Услышав мой голос, кошка стала царапаться и кричать еще громче.

– Пошли, пошли домой, не бойся, никто тебя не обидит, – сказала я, прижала малышку к груди и погладила ее по спине.

Матильда жалобно мяукнула и заурчала.

– Нет у нее никаких хотюнчиков, она еще котенок, – сказала я и почесала Матильду за ушком.

– Ну, это время покажет, но я предупреждаю сразу: я не намерена возиться с котятами, которые появятся у вас в ближайшее время, а судя по тому, чем они там пытались заняться на балконе, котята таки появятся, – сурово сказала Мария Семеновна.

– Не беспокойтесь, вашему Ардалиону не придется выплачивать алименты, – парировала я.

Дома я положила Матильду в ее домик и позвонила мужу:

– Приезжай срочно, кажется, у нас будут котята.

– Какие котята? – удивился муж.

– Ардалионовские, – ответила я.

Муж приехал через час с каким-то незнакомым усатым мужчиной.

– Это ветеринар. Где котята? – спросил он с порога, заглядывая в комнату.

– Котят пока нет, но Мария Семеновна утверждает, что у Матильды хотюнчики и она соблазняла Ардалиона, – грустно вздохнула я и посмотрела на ветеринара: – Доктор, скажите, вы можете определить… э-э-э… в общем, вы можете сказать, не потеряла ли наша кошка невинность?

Доктор устало усмехнулся, взял на руки Матильду и стал рассматривать ее со всех сторон.

Матильда жалобно мяукала и царапалась. Я с ужасом наблюдала за происходящим, прикидывая в уме, куда мне девать будущих котят.

– Как она умудрилась убежать? Ты опять не закрыла балкон? – спросил муж.

– Угу, – виновато вздохнула я, – торопилась на встречу.

– Вечно ты все забываешь. Что нам теперь делать? – проворчал муж.

– И давно у нее стала вылезать шерсть на спине? – поинтересовался ветеринар.

– Какая шерсть? Где? – спросила я и посмотрела на Матильду.

Действительно, на спине кошки от хвоста вверх поднималась едва заметная облезлая полоса.

– Я даже не заметила, – сказала я. – И что нам теперь делать?

– Блох гонять, пока она себе всю спину не расчесала. – Ветеринар опустил Матильду на пол.

Кошка фыркнула, встряхнулась и убежала в спальню.

– Вы уверены, что она не беременна? Может быть, стоит сделать тест или УЗИ? Понимаете, мы не готовы иметь котят, – сказал муж.

– Уверен. Ваша кошка еще котенок. Блохи у нее, причем много. Купите средство от блох и шампунь.

– Но она жалобно мяукала, отказывалась от еды и, со слов соседки, приставала к ее коту, – сказала я. – Вы точно уверены, что это всего лишь блохи?

– Отказываться от еды она могла по причине жары, мяукать тоже, кошки очень чувствительны к перемене погоды, а что до приставаний… хм… думаю, что инициативу проявлял именно кот, а не она. Повторяю еще раз. Купите средство от блох.

– Хорошо, – кивнул муж и пошел вслед за доктором, бросив мне на ходу: – Я загляну в аптеку, куплю лекарство.

Я отправилась в спальню переодеваться. Матильда лежала на кровати и наблюдала за голубем, который ходил взад-вперед по карнизу. Хищно сверкая глазами, кошка заерзала на кровати, готовясь к прыжку.

– От тебя одни неприятности, – вздохнула я и закрыла балконную дверь от греха подальше.

Матильда грустно посмотрела на меня и облизнулась.

Вечером мы изгоняли блох. Сначала, следуя рекомендациям ветеринара, решили искупать Матильду. Увидев воду, кошка выгнула спину, зашипела и расцарапала мужу левую руку, которой он поддерживал ее.

– Неси авоську и скотч, – сказал муж.

– Зачем? – удивилась я.

– Залепим ей уши скотчем, чтобы вода не налилась, посадим в авоську и будем поливать из душа, – сказал муж.

Я притащила авоську и скотч, муж, увертываясь от Матильдиных лап, заклеил ей уши, засунул в авоську и стал поливать водой из душа. Матильда истошно повопила минуты три, а потом, видимо, смирившись со своей горькой участью, покорно присела на дне ванны и стала изредка жалобно мяукать. После душа мы обработали кошку специальным спреем и надели ей ошейник от блох.

– Следи, пожалуйста, чтобы она не бегала на балкон к соседям, иначе мы каждую неделю будем блох выводить, – сказал муж, смазывая йодом расцарапанную руку.

– Я постараюсь, – ответила я.

За ужином я распиналась, доказывая мужу, что мне сказочно повезло, поскольку я наконец-то встретила честных, порядочных людей, готовых платить достойные деньги за мою работу. Муж слушал меня внимательно, кивал и со всем соглашался.

– Почему ты ничего не спрашиваешь? – обиженно сказала я. – Я уже час распинаюсь, а ты все киваешь да угукаешь.

– Ну а что мне спрашивать? Я так понимаю, тебе там нравится – это главное, – ответил муж.

– Да, но мне по-прежнему страшно, в Интернете столько негативных отзывов о сетевом маркетинге, – вздохнула я.

– Ну, дорогая, негатива полно везде. У нас на работе одна женщина торгует БАДами уже десятый год. Довольна.

– А как же эти странные дневники желаний?

– Да элементарно, – пожал плечами муж. – Чем больше человек жаждет получить что-то, тем больше вероятность того, что он приложит все усилия для осуществления своей мечты. А если еще наглядно визуализировать мечту, так, чтобы она ежедневно мозолила глаза, то будешь работать как проклятый, лишь бы достичь цели.

– Ты прав, – согласилась я. – Скорее всего так оно и есть, но, черт побери, все равно это странно.

– Ничего странного, пойдем спать. Или не спать, – улыбнулся муж, подхватил меня и потащил в спальню.

– А-а-а, щекотно, борода щекочет! – захохотала я, когда он повалил меня на кровать и стал целовать в шею.

Матильда, лежащая на краю кровати, удивленно посмотрела на нас, зевнула и повернулась на другой бок.

Глава 8

Отдых со звездами

Из дневника Е.Р.

Что может быть прекраснее, чем работать в команде, каждый из членов которой готов сорваться посреди ночи и прийти на помощь, стоит только позвонить и сообщить, что ты столкнулся с определенными трудностями! Как хорошо идти на презентацию, зная, что, даже если тебе не хватит красноречия и убедительности, твой спонсор или партнер, пригласивший тебя в бизнес, подхватит инициативу и сделает так, чтобы все прошло на высшем уровне. Взаимовыручка – один из главных козырей сетевиков. Работая в сетевом маркетинге, вы можете быть уверены, что никто и никогда не оставит вас наедине со своими проблемами. Вас будут тянуть за уши, помогая зарабатывать деньги, потому что чем больше вы заработаете, тем больше шанс у вашего спонсора получить долгожданную награду или приобрести личную яхту. С одной стороны, мотивы его понятны и даже в какой-то мере благородны, потому что он не только растет сам, но и помогает расти вам, но, с другой стороны, как и любому человеку, спонсору ведома одна из мощнейших человеческих эмоций – страх. Страх потерять хотя бы один кирпичик своей маленькой пирамидки, потому что стоит лидеру расслабиться хоть на миг и забыть о своих подопечных, как те разбегутся быстрее, чем он запишет в своем дневнике желаний «хочу полететь на Марс». Вы можете быть мелким воришкой, который тырил в магазине бульонные кубики, пенсионеркой со сварливым характером или балбесом-студентом, в любом случае вас с радостью примут в команду и убедят в собственной уникальности и неповторимости. Убедят настолько красноречиво, что вы будете снова и снова стремиться в общество богатых, благополучных людей, разглядевших в мутных глубинах вашей души сверкающий бриллиант. Вы будете жаждать общения с избранными, все больше и больше отрешаясь от реального мира, в котором вас могут оскорбить и унизить в любой момент.

Воистину, сетка – это большая дружная семья, в которой вас никогда не назовут негодяем.

Утром я снова проснулась ни свет ни заря. Безграничная энергия перла из меня, как вода из брандспойта. Впервые за четыре года проживания в квартире мужа я вдруг почувствовала, что способна горы свернуть. Горы были далеко, зато в ванной лежала груда мужских носков, трусов и маек. Я налила в тазик горячей воды и устроила большую стирку. Вслед за майками я перестирала три пары джинсов, четыре рубашки и навела порядок на полках в ванной комнате и туалете. Возможно, я бы добралась до уборки гостиной и спальни, но вовремя проснувшийся муж заглянул в ванную и удивленно спросил:

– Ты чего?

– Ничего, просто у меня энергии хоть отбавляй. Слушай, Magic Pills просто чудо. Я чувствую себя совершенно другим человеком. Такое ощущение, будто я летаю! Может, попробуешь?

– Ну давай, а то у меня башка раскалывается, а мне работать сегодня до двух ночи, а то и позже, ты меня не жди сегодня, – сказал муж.

– Держи! – Я вручила ему баночку.

Муж проглотил пилюлю, запил водой и пожал плечами:

– Не действует.

– А ты хотел, чтобы за пять минут подействовало, – фыркнула я. – На меня тоже не сразу подействовало, жди! Будешь кофе?

– Буду, – сказал муж и пошел принимать душ.

Я принялась возиться на кухне, нетерпеливо посматривая на часы в ожидании встречи с Игорем Николаевичем. Раздался звонок в дверь.

– Я открою, – крикнул муж.

Из прихожей донесся щелчок открывающегося замка и бас Марии Семеновны.

«Принесла нелегкая!» – подумала я, разливая кофе по чашкам. Через пару секунд в кухню, колыхая большой грудью, вплыла моя дорогая соседка.

– Значит, так, мы с Валерием Вениаминовичем посоветовались вчера вечером и приняли нелегкое решение, – вздохнула Мария Семеновна, плюхнулась на стул и вздохнула еще раз. – Решение далось нам нелегко, но поскольку мы соседи, а следовательно, должны жить в мире, и учитывая то обстоятельство, что вы, Анна, возложили на меня обязательства по вашему перевоспитанию, мы согласны забрать у вас двух котят.

– Каких еще котят? – удивился муж.

– Котят, которые родятся у Матильды от связи с Ардалионом, – важно сказала Мария Семеновна. – Я хочу, чтобы вы поняли: мы вовсе не обязаны этого делать, но вы люди молодые, неопытные, поэтому мы решили вам помочь. Берем двоих, желательно черненьких или пятнистых, на худой конец сойдут и другие, но лучше черненькие.

Я схватилась за живот и захохотала. Представив себе, как Мария Семеновна всю ночь ворочалась на своей скрипучей кровати и думала о судьбе нерожденных котят, я скорчилась в припадке смеха и со слезами на глазах посмотрела на соседку.

– Не понимаю, что тут смешного, – пожала плечами Мария Семеновна.

– Видите ли, Мария Семеновна, – начал муж, едва сдерживая смех, – мы бы с радостью отдали вам и черненьких, и полосатеньких, вот только котят не будет.

– Как это не будет? Что вы сделали с кошкой? – обеспокоенно спросила Мария Семеновна.

– Мы – ничего. Кошка пребывает в полном здравии и наверняка спит на кровати, вот только котят у нее не будет, потому что она еще сама котенок.

– Скажете еще, котенок. Видели бы вы, как она соблазняла Ардалиона. Он правда тоже проявлял к ней определенный интерес, – заметила Мария Семеновна, – И потом. Кошки орут, когда у них начинаются хотюнчики, а я собственными ушами слышала, как она орала, сначала на балконе, потом у нас дома и, наконец, в кладовке.

– Она не орала, а мяукала, и то потому, что испытывала некоторый дискомфорт, связанный с определенными обстоятельствами, например погодой, – сказала я.

– Хм… странно, крайне странно, – задумчиво сказала Мария Семеновна.

Муж вопросительно посмотрел на меня и поднял брови. Я нахмурилась и отрицательно покачала головой. Тем не менее муж вздохнул и развел руками:

– Мария Семеновна, я думаю, вам стоит знать, что у нашей кошки завелись блохи. Поскольку она общалась с вашим Ардалионом, я думаю, будет нелишним обработать и его, исключительно в качестве профилактики.

– Какие еще блохи? – Мария Семеновна поднялась со стула и встала посреди кухни, подперев руками бока.

Сия поза означала, что сейчас разразится буря. Памятуя о том, что лучшее средство защиты – нападение, я набрала в легкие побольше воздуха и выпалила:

– Да! Блохи, которых она подцепила, общаясь с вашим Ардалионом.

Муж схватился за голову, ойкнул и выбежал из кухни в гостиную.

– Знаете ли, Анна, это уже свинство самой высшей марки! – грозно сказала Мария Семеновна таким тоном, будто в совершенстве разбиралась в марках бытового свинства.

– Знаете, Мария Семеновна, – постаралась я перекричать соседку, – я не хочу с вами ругаться, но посудите сами. Мы покупаем породистого котенка, покупаем, заметьте, за большие деньги, наш котенок общается с вашим Ардалионом, который имеет привычку лазать по крыше и якшаться с другими котами, и в итоге мы имеем кучу проблем. Я более чем уверена, что блохи у Матильды от вашего Ардалиона.

– Какое хамство! – взвизгнула Мария Семеновна.

– От хамки слышу! – не сдержалась я.

Услышав шум и понимая, что мы с Марией Семеновной вот-вот вцепимся друг другу в волосы или начнем битву на сковородках, мой муж выскочил из гостиной, подбежал к распалившейся соседке и ласково обнял ее за плечи:

– Мария Семеновна, присядьте! Сейчас мы во всем разберемся.

Мария Семеновна недовольно фыркнула, но присела.

– Понимаете, – стараясь быть предельно вежливым, произнес муж, – сейчас уже бесполезно разбираться, откуда взялись эти чертовы блохи. Факт остается фактом – они есть. Дабы не портить наши дружеские соседские отношения, я предлагаю вам взять спрей, который мы купили для Матильды, шампунь и обработать Ардалиона. Я вам даже ошейник куплю, честное слово, только не ругайтесь, – взмолился муж.

– Мне, Олег, чужого не надо. Мы и сами ошейник купим и на шампунь, слава богу, денег хватит. Мы хоть и пенсионеры, но на достойную старость заработали, – сообщила Мария Семеновна. – Меня беспокоит другое. Я прихожу к вам и от всей души предлагаю помочь с котятами. Потом выясняется, что никаких котят нет и не будет, а потом меня обзывают хамкой и обвиняют во всех смертных грехах. Что же это за черная неблагодарность?

Олег надул щеки, пожал плечами и с укоризной посмотрел на меня.

– Извините меня, Мария Семеновна, я была не права, – сказала я.

– Я-то извиню, я вообще-то к вам не только по поводу котят пришла… – сказала соседка.

– Ну вот и славно, вы тут разбирайтесь, что к чему, а я на работу побежал, – улыбнулся муж.

– До свидания, Олег, – сказала Мария Семеновна, наблюдая, как он шнурует кроссовки. – У вас очень хороший муж, Анна, надеюсь, вы понимаете, как вам повезло, – заметила она, после того как мой супруг закрыл за собой дверь.

«О да, он у меня ангел во плоти, а я бы таки огрела тебя сковородкой», – подумала я, а вслух произнесла:

– Да, Мария Семеновна, в этом я с вами абсолютно согласна.

– Это правильно, – сказала Мария Семеновна, извлекла из кармана фартука смятую газету «Город Криминальный» и протянула ее мне: – Вот, почитайте.

– Что это? – удивленно спросила я.

– Читайте, читайте, это про вашу прекрасную фирму, которая торгует чудо-пилюлями. Я с этой газетой сегодня в милицию пойду и нажалуюсь на вертихвостку, которая вчера весь вечер названивала моему мужу и приглашала его на какое-то рандеву. Это же, прости господи, не только криминал, но и проституция! При живой жене зазывать мужа на рандеву. Тьфу!

– Мария Семеновна, рандеву – это встреча, своего рода презентация, просто в сетевом маркетинге ее так называют, – попыталась возразить я.

– Вещи, Анна, должно называть своими именами. Знаю я эти рандеву, после таких рандеву жены от мужей уходят, вы почитайте, почитайте. – Мария Семеновна нервно подтолкнула газету ко мне.

Я взяла в руки газету и увидела на первой странице огромный заголовок: «Мошенники в городе – «Happy Life» разрушает семьи». Мне стало не по себе. Я закурила сигарету и углубилась в чтение. Статья была написана моим бывшим однокурсником Михаилом Грушиным. Душещипательная история о муже, чья жена была вовлечена в секту под названием «Happy Life», была расписана на целую полосу – в красках и мельчайших подробностях. Согласно статье, полгода назад жительница города Н. – Марьяна Сбруева обманным путем была вовлечена в компанию «Happy Life».

Первый месяц Марьяна исправно приносила домой деньги, на радость мужу и многочисленной родне. За два месяца семейство Сбруевых разжилось новым холодильником, микроволновой печью, стиральной машиной и даже съездило на курорт, в Ялту. Вскоре муж стал замечать, что жена что-то скрывает, а однажды, когда та ушла на очередное рандеву, порылся в ее вещах и обнаружил там престранную тетрадь, на титуле которой было написано: «Дневник желаний партнера компании “HL”». Пролистав дневник, муж чуть с ума не сошел от ужаса. Марьяна подробно описывала свои планы на ближайший год. В планах были поездка на Гавайи, приобретение личного авто, собственного дома у реки и моторной лодки. Не было в этих планах только дражайшего супруга и расходов на лечение его зубов, которое Марьяна обещала оплатить.

Вечером разгневанный муж устроил жене рандеву, по итогам которого та собрала вещи, сняла со счета все сбережения и скрылась в неизвестном направлении, оставив прощальную записку: «Не ищи меня. Я ухожу туда, где меня ценят и уважают». От поразившего его горя муж ушел в запой, в котором пребывал три недели, пока наконец-то не собрался с силами и не пошел в местное отделение милиции. Причина, побудившая Сбруева обратиться в правоохранительные органы, крылась не только в неземной тоске по супруге.

Спустя две недели после ее исчезновения в квартиру Сбруевых позвонили незнакомые люди и сообщили, что гражданин Сбруев обязан освободить жилплощадь в течение недели, поскольку владелица квартиры Марьяна Сбруева продала ее некоему Евгению Михайловичу Быстрину за двадцать тысяч долларов. Сбруев схватился за голову и побежал в отделение искать правды.

В отделении мужа послали куда подальше, сославшись на заявление гражданки Сбруевой трехнедельной давности. В заявлении Марьяна обвиняла мужа в побоях, преследовании и умоляла правоохранительные органы принять меры по обеспечению ее безопасности.

Рыдая на плече участкового, Марьяна сообщила, что намеревается продать квартиру, дабы не стать жертвой мужа-изувера, а пока вынуждена сменить место жительства, поскольку более не чувствует себя в безопасности. Выйдя из милиции, Сбруев купил очередную бутыль водки и ушел в бессрочный запой. Пьянство продолжалось до того дня, пока в город не приехал охотник за сплетнями Михаил Грушин, которому Сбруев решил доверить свою историю.

Закончив читать статью, я опустила руки и беспомощно посмотрела по сторонам. Меня вновь охватило сомнение, ловко развеянное Игорем Николаевичем во время нашей последней встречи.

– Вот, вот как они поступают с порядочными гражданами, – сказала Мария Семеновна. – Сегодня же пойду в милицию. Как вы думаете, Анна, на АТС определят номер, с которого звонила та вертихвостка?

– Думаю, что да, – разочарованно вздохнула я.

Карточный домик «Happy Life» рушился на моих глазах, превращаясь в бесформенную груду картона. Перед глазами проносились картины: презентация, ликующие толпы, Ленка, Игорь Николаевич, бабочки. Я сидела, низко опустив голову, и теребила ноготь на указательном пальце. Мария Семеновна заметила мое замешательство, схватила со стола газету и направилась к двери, бросив на ходу:

– Я вечерком зайду, а вы пока подумайте, Анна, куда вы чуть не вляпались.

– Да-да, подумаю, – машинально ответила я, захлопнула за соседкой дверь и набрала номер подруги Ленки.

– Я же просила не беспокоить меня, я сейчас не могу разговаривать, – прошипела Лена.

– Лен, ты читала «Город Криминальный»? – спросила я, пропустив ее шипение мимо ушей.

– Ты имеешь в виду статью про Марьяну? – спросила Лена.

– Да, именно ее.

– Послушай, ну ты же знаешь, что Мишка всегда был охотником за сплетнями. Я общалась с Марьяной Ивановной буквально вчера. Это счастливая, уверенная в себе женщина. А видела бы ты ее мужа – алкаш! Слава богу, она избавилась от него раньше, чем он ее убил, – протараторила Лена. – Прости, мне сейчас некогда…

– Подожди, Мария Семеновна собралась заявлять на тебя в милицию, ты лучше не звони моей свекрови, – предупредила я.

– Хм… ну и пусть заявляет. Я занимаюсь легальным бизнесом, а твоя Мария Семеновна – сплетница похлеще Мишки. Кстати, свекровь у тебя добрейшей души человек, хи-хи! – хихикнула Лена и бросила трубку.

Я нажала на кнопку отбоя и положила телефон на тумбочку. «Не поеду ни на какую встречу, завтра же верну деньги, и пусть все катятся к чертям собачьим». Я подняла голову и тоскливо посмотрела на часы, которые показывали половину двенадцатого.

«Нет, лучше съездить, вдруг там будет сама Марьяна Сбруева, заодно посмотрю на нее», – подумала я и начала собираться. Даниил Андреевич позвонил без пяти двенадцать и сообщил, что ожидает меня перед подъездом.

– Уже иду, – ответила я, закрыла балкон и стала медленно спускаться по лестнице.

Перед тем как сесть в машину, я подняла голову и увидела Марию Семеновну, которая стояла на балконе, нацелив бинокль на машину. Я юркнула на переднее сиденье и захлопнула дверь.

– Вперед, навстречу сказке! – улыбнулся Даниил Андреевич.

– Угу, – ответила я. – А куда мы едем?

– На дачу к Игорю Николаевичу.

Машина понеслась по улицам города. Даниил Андреевич ехал быстро, но уверенно и аккуратно. Когда мы выехали на трассу, он еще прибавил газу и включил магнитолу. Из динамиков полилась мелодичная музыка – «Утро в лесу» Эдварда Грига.

– Вот мы недавно беседовали с Игорем Николаевичем и подумали: почему раньше люди писали такую красивую музыку, а теперь не пишут? Или, например, стихи. Взять хотя бы Пушкина – ведь это же гениально, а современные поэты – сплошной мат и попса, – сказал Даниил Андреевич. – А что вы думаете по этому поводу?

– Я думаю, что Пушкина в свое время тоже считали попсой, – лениво ответила я, рассматривая сквозь тонированное стекло проносящиеся мимо деревья. – К тому же Пушкин тоже матерился, а уж как мой любимый Бродский матерился – страшно сказать. Но тем не менее это нисколько не умаляет его достоинств.

– Не скажите, Анна, не скажите. Пушкин – вершина русской поэзии, а что такого написал ваш Бродский? – поинтересовался Даниил Андреевич. – Он поэт или прозаик?

– Поэт, – нахохлилась я.

– Хм… никогда не слышал, прочитаете что-нибудь?

– Могу, – сказала я, прокашлялась и медленно, растягивая слова, продекламировала:

Ночь. Камера. Волчок
хуярит прямо мне в зрачок…

Даниил Андреевич воззрился на меня с таким изумлением, что мне расхотелось читать дальше.

– Ах-ха, – засмеялся он, – вы такая шутница! Этот Бродский ваш знакомый? У него проблемы? Мы можем как-то ему помочь?

– Боюсь, что не сможете, он умер, – ответила я.

– Какая жалость, если бы мы встретились с ним раньше, возможно, он был бы еще жив. Вы знаете, Анна, я лично вытащил с того света одного мужчину, который год назад освободился из колонии. Да-да, взял и вытащил. Благодаря Magic Pills он избавился от туберкулеза и сейчас живет в Москве и организует свою команду. Возможно, ваш Бродский… Как его звали?

– Иосиф, – ответила я. – Даниил Андреевич, вы же сказали на презентации, что были учителем в школе, как же вы не знаете Бродского?

– Я был учителем труда и гражданской обороны, – резво отреагировал Даниил Андреевич. – Знаете, Анна, я никогда не тяготел к чтению, к литературе. Вот сейчас наверстываю упущенное, благо времени теперь хватает и на работу, и на отдых. Я, пожалуй, почитаю вашего Бродского, смешные у него стихи.

На спуске к дачному поселку Даниил Андреевич притормозил и медленно покатился по серпантину. На подъезде к обложенному белым мрамором трехэтажному дому образовалась целая выставка дорогих иномарок – такой мог бы позавидовать самый крутой автосалон в городе. Даниил Андреевич вышел из машины, помог выйти мне и набрал код на железной двери. Ворота открылись, мы вошли в сад.

Увиденное поразило меня не меньше, чем бал-презентация. На стриженом газоне полукругом были расставлены столики и стулья, за которыми сидели люди – дамы в роскошных нарядах, мужчины в смокингах; по аллее сновали лакеи с подносами, а между деревьев, горделиво распушив хвосты, расхаживали павлины. На террасе перед домом стоял Игорь Николаевич – в белом костюме с белоснежной орхидеей в петлице. Увидев меня, он улыбнулся и хлопнул в ладоши. Люди за столиками замолчали. Игорь Николаевич подошел ко мне, взял за руку и подвел к одному из столиков.

– Дамы и господа, хочу представить вам сотрудника нашей компании, талантливого копирайтера – Анну Ветрову. Прошу любить и жаловать.

Люди, улыбаясь и аплодируя, стали подниматься со своих мест. Я покраснела и улыбнулась в ответ.

– Анне предстоит нелегкая работа, я поручил ей написать летопись нашей компании, долгожданную летопись, которую вы так ждали, – сказал Игорь Николаевич.

Услышав слово «летопись», люди зааплодировали с еще большей силой. Игорь Николаевич слегка опустил голову, и аплодисменты смолкли.

– Я пригласил Анну, чтобы она воочию убедилась, как прекрасен тот мир, в котором мы с вами живем. Прекрасен ли он? – спросил Игорь Николаевич.

– Прекрасен! – хором закричали люди, точь-в-точь как на презентации.

– Я чувствую, что Анна до сих пор в чем-то сомневается, но сегодня мы развеем ее сомнения, правда?

– Правда! – грянул хор.

– Я вообще-то не сомневаюсь, – ответила я и заметила за соседним столиком продавщицу из магазина рядом с обокравшим ее сантехником Василием.

От вечно уставшей, издерганной женщины с унылым лицом, которая еще несколько дней назад торчала за прилавком среди колбасных обрезков, не осталось и следа. Передо мной стояла уверенная в себе дама средних лет, в шикарном пышном платье, спускающемся к ногам мягкими атласными складками. Увидев меня, продавщица помахала рукой и улыбнулась. Я улыбнулась в ответ.

– Присаживайтесь, Анна, прошу, – подвинул мне стул президент.

– Спасибо. – Я села.

Президент вышел в центр лужайки, поднял бокал и провозгласил:

– «Happy Life» forever!

– «Happy Life» forever! – ответила толпа, поднимая бокалы.

– А теперь обнимите друг друга и скажите, что вы рады этой встрече, счастливы увидеться вновь!

Люди стали обниматься. Даниил Андреевич обнял меня и поцеловал в щеку.

– Я рад нашей встрече, Анна! – восторженно воскликнул он.

– Я тоже, немного…

Президент подошел к столику возле дома и взял в руки какую-то газету.

– Друзья мои, – обратился он к присутствующим, – многие из вас пришли на наш праздник впервые. Многие еще не до конца осознали все происходящее, некоторые колеблются, а кто-то все еще не верит. – Игорь Николаевич продемонстрировал собравшимся газету. Это был «Город Криминальный». Тот самый выпуск – со статьей про нелегкую участь семьи Сбруевых. Президент медленно развернул газету и обвел взглядом гостей. – Вчера я прочел эту статью. Наверняка многие из вас тоже. Прочли?

Никто из собравшихся не отозвался, но я заметила, как некоторые низко опустили головы.

– Я знаю, что прочли, но боитесь рассказать мне об этом. И очень зря. Зря. Поднимите руки те, кто прочел эту статью. Не бойтесь, поднимайте.

«Ну уж хренушки», – подумала я и посмотрела на президента, стараясь изобразить на лице крайнюю степень любопытства. Несколько человек робко подняли руки. Среди них были Даниил Андреевич и продавщица из магазина.

– Вы, Даниил Андреевич, могли бы и не поднимать руку, ведь это вы принесли мне газету, – улыбнулся президент.

– Честность – кредо партнера компании «Happy Life», Игорь Николаевич, именно поэтому я и поднял руку, – учтиво пояснил лидер.

– Спасибо, Даниил Андреевич, я ценю вашу искренность, – ответил президент и обратился к продавщице из магазина: – Вот вы, Дарья Ивановна, что вы подумали, прочитав эту статью?

Продавщица робко поднялась со стула и в замешательстве посмотрела на сантехника Василия. Тот одобрительно кивнул.

– Сначала я подумала о вас плохо. Да, очень плохо. Я продавец со стажем и поэтому в курсе, на что могут пойти люди, чтобы выцыганить деньги у доверчивых граждан. Но Василий, мой спонсор и партнер, – на слове «партнер» продавщица густо покраснела, – в общем, Василий заверил меня, что сегодня все мои сомнения развеются.

– Именно, развеются. И знаете почему? – спросил президент.

– Нет, – ответила продавщица.

– Все потому, друзья мои, – сказал президент, обращаясь уже ко всем присутствующим, – потому что нам нечего бояться и нечего скрывать. Я попрошу выйти ко мне нашего звездного лидера, претендента на лидера галактики – Марьяну Сбруеву. Искупайте ее в овациях, она этого достойна! – крикнул президент и первым захлопал в ладоши.

Раздался шквал рукоплесканий, под шум которых из-за столика выпорхнула хрупкая молодая женщина в черном бархатном платье. Смущенно улыбаясь, женщина подошла к президенту и присела в книксене. Президент склонил голову и крепко пожал ей руку. На глаза Марьяны навернулись слезы. Она смахнула со щеки слезинку и обвела собравшихся беспомощным, робким взглядом ребенка, который неожиданно оказался в центре внимания.

– Я попрошу Марьяну рассказать нам ее историю, – сказал президент и отошел в сторонку.

Марьяна осталась стоять одна. С минуту она мялась, промокала уголки глаз кружевным платочком и нервно теребила расшитую бисером сумочку, а потом шмыгнула носом и торжественным, немного дрожащим голосом произнесла:

– Друзья мои, вчера я прочитала эту чудовищную статью. Я уверена: тот, кто написал это, будет наказан по справедливости, поскольку все, сказанное в статье, наглая и бессовестная ложь.

На слове «ложь» Марьяна вздрогнула и посмотрела на президента.

– Продолжайте, Марьяна, мы вас внимательно слушаем, – улыбнулся президент.

– Друзья мои, немного больше чем полгода назад я познакомилась с Даниилом Андреевичем и, чуть позже, с Игорем Николаевичем. Надо ли говорить, что их рассказы о чудо-продукте и компании, в которой можно заработать столько денег, сколько душа пожелает, показались мне вымыслом. Тем не менее я решила рискнуть. По большому счету мне нечего было терять. Вы знаете, как сложна жизнь в провинциальных городках. Мой муж работал мебельщиком, а я – официанткой в кафе. Я заняла денег у своей знакомой, приобрела баночку Magic Pills и подписала договор о сотрудничестве. Сначала мне было страшно, но мой спонсор Даниил Андреевич помогал мне делать мои первые робкие шаги на пути к успеху и финансовому благосостоянию. Благодаря компании и ее чудо-продукту я не только избавилась от всех своих болезней, не только обрела уверенность в себе и друзей, но и вышла на принципиально новый уровень жизни – уровень обеспеченного человека. Этот уровень помог мне приобрести некоторые полезные для дома вещи и съездить на отдых. Впервые в жизни я увидела море. Я была так счастлива. Счастлива как никогда. И тут случилось страшное…

Марьяна вздохнула и посмотрела на слушателей взглядом, полным отчаяния.

– Мой супруг, – медленно сказала она, нервно теребя сумочку, – который и до этого не отличался примерным поведением, вдруг стал вести себя крайне странно. Он начал прикладываться к бутылке, коротать вечера в компании таких же алкоголиков, а потом… – Марьяна задрожала и всхлипнула: – потом он стал поднимать на меня руку.

– Какой подлец, – покачала головой продавщица.

– Да, он был подлецом, – всхлипнула Марьяна, – но я долго терпела и пыталась сохранить наш брак. Со временем побои участились, посыпались беспричинные обвинения и подозрения, а однажды я пришла с рандеву, а он набросился на меня со шваброй. Я пыталась поговорить с ним, объяснить ему, что стараюсь во благо нашей семьи, но он ничего не слышал. Он бил меня шваброй по голове, плечам, животу…

– Удушить мало такую падлу! – стукнула кулаком по столу продавщица.

Марьяна робко улыбнулась и отрицательно покачала головой:

– Нет, я не стала его душить, я собрала вещи и ушла. Ушла в никуда. Даниилу Андреевичу стоило больших трудов поднять меня после такого падения. Не просто поднять, но поддержать и помочь стать лидером. Моя жизнь круто изменилась, и я почти забыла о своем страшном прошлом, как вдруг появилась эта статья и всколыхнула во мне былые воспоминания. Посмотрите на меня, друзья мои, разве я похожа на обманутую аферистами женщину? Разве эти прекрасные люди, – Марьяна развела в стороны руки, указывая на президента и Даниила Андреевича, – разве они похожи на мошенников?

– Нет! – заревела толпа.

– Вот и я говорю – нет. Нет – прошлому, нет – тем, кто нас оскорблял, нет – обману, «Happy Life» forever! – крикнула Марьяна, воздевая руки к небесам.

– «Happy Life» forever! – закричала толпа и стала бурно аплодировать.

Загремели фанфары, и лужайка озарилась вспышками фейерверков, которые вырвались из железных конусов, установленных по периметру сада. Испуганный павлин отскочил от конуса и побежал за дом. Я стояла возле своего столика и бурно аплодировала Марьяне, испытывая невероятное облегчение и переполняемая самыми прекрасными чувствами. К столику медленно подошел президент.

– Ну что, Анна, вы уже начинаете проникаться духом нашей компании? – игриво спросил он, поднимая бокал.

– Да, начинаю. Господи, я так счастлива, что эта статья оказалась липой, мне было так досадно, вы даже не представляете, я уж было подумала…

– Я знаю, – прервал мою речь президент. – Главное, что теперь все сомнения позади, абсолютно все, «Happy Life» forever!

– «Happy Life» forever! – отозвалась я, поднесла бокал к губам и осушила его до дна. – Кстати, а где Лена?

Президент погладил рукой орхидею в петлице и ласково посмотрел на меня:

– Понимаете, Анна, Елена активно занята работой, она уехала в Москву. Какое-то время ее не будет.

– Понятно, – ответила я.

Остаток дня партнеры самой лучшей в мире компании «Happy Life» дурачились как дети. На импровизированную сцену вынесли ванну и ящик шампанского «Вдова Клико». Проворные лакеи наполнили ванну до краев и предложили всем желающим искупаться в шампанском. Желающих было немного, большинство, среди которого была и я, предпочитало употреблять напиток внутрь. Сначала в ванну залезла продавщица, а вслед за ней плюхнулся захмелевший сантехник Василий. Ванна опрокинулась, и парочка, фыркая и хохоча, вывалилась на лужайку и покатилась по траве. Даниил Андреевич взял шланг и стал бегать по лужайке и поливать всех собравшихся, в том числе президента, водой. В какой-то момент он не удержался, поскользнулся на мокрой траве и упал, выронив шланг. Я подскочила к нему, схватила шланг и направила струю прямо лидеру в лицо.

– Давайте, Анна, так ему, давайте! – подбадривал меня президент, вытирая платком мокрое лицо.

– Так нечестно, – закричал Даниил Андреевич и попытался уползти под стол.

Но тут подскочила Марьяна, опрокинула стол и выхватила из моих рук шланг:

– Теперь я. А ну-ка идите сюда, Даниил Андреевич!

– Сдаюсь, все, сдаюсь! – Даниил Андреевич на корточках пополз за дом.

В пять часов вечера президент предложил всем желающим принять душ и подготовиться к ужину. И тут выяснилось, что у всех, кроме меня, имелся запасной комплект одежды. Заметив, что я робко жмусь в сторонке, президент подошел ко мне и поинтересовался, не хочу ли я сменить гардероб.

– Я ничего с собой не взяла. – Моему смущению не было предела. – Я же не знала, что здесь такое будет.

– О-о-о, здесь и не такое бывает. Партнеры компании «Happy Life» хорошо работают, но и отдыхают не хуже.

– Это точно, – согласилась я и посмотрела на сантехника с продавщицей, которые прыгали по лужайке, подбрасывая вверх огромный мяч с надписью «HL». – Так странно: взрослые люди, а дурачатся как дети.

– Да, как дети, вы правильно подметили, именно дети. Счастливые и беззаботные дети, разве это не прекрасно? – сказал президент, осматривая свою паству.

– По крайней мере это очень смешно, – хихикнула я.

– Идите в дом, Анна, и попросите лакея выдать вам гостевой халат, пока вы будете отдыхать, он выстирает и высушит вашу одежду.

– Нет, что вы, не могу же я явиться к столу в халате, а скоро ужин, – сказала я.

– Разумеется, можете, вы ведь находитесь в кругу лучших друзей, которые не посмеют осудить вас за то, что вы сели ужинать в халате. А дабы вы не смущались, я попрошу всех собравшихся надеть халаты.

– Да не стоит ради меня дергать людей, – смущенно пролепетала я.

Президент улыбнулся и пошел в дом. К ужину всем партнерам были выданы махровые банные халаты. Стол ломился от изобилия угощений, среди которых были и перепелки, и осетровые шашлычки, и черная икра в тарталетках, и много других яств, которые вряд ли подавали даже в самых лучших ресторанах города. От свежего воздуха, обилия чувств и количества выпитого алкоголя я захмелела окончательно и стала глупо улыбаться всем присутствующим и признаваться им в любви. Те, в свою очередь, признавались в любви мне и не уставали поднимать тосты за компанию «Happy Life». Не пил спиртного только Даниил Андреевич. Он сидел в углу, улыбался и потягивал через соломинку апельсиновый сок. В восемь часов вечера я спохватилась.

– Мне бы домой добраться, здесь можно вызвать такси? – спросила я у президента.

– Вы могли бы остаться и уехать завтра на рассвете со всеми, – предложил президент. – Такой прекрасный вечер, а впереди у нас еще много сюрпризов. В полночь мы пойдем на реку спускать по воде бумажные светильники с желаниями.

– Я бы с радостью, но я не предупредила мужа, что задержусь на ночь, к тому же, боюсь, ему это не понравится, – вздохнула я.

– В таком случае не смею вас задерживать, я попрошу Даниила Андреевича довезти вас до дома. Завтра можете отдыхать, а послезавтра я жду вас в пять вечера. Думаю, теперь вам есть о чем написать. Да, кстати, возьмите бутылку шампанского, выпьете с мужем.

– Спасибо! – улыбнулась я и протянула руку президенту: – Спасибо вам за праздник.

– Не за что, до встречи, – улыбнулся Игорь Николаевич. – Не забудьте шампанское.

– Не забуду, – ответила я, взяла со стола бутылку и запихнула ее в сумку.

Полдороги Даниил Андреевич, очевидно недовольный тем, что его выдернули из веселой кутерьмы и заставили возвращаться в город, слушал музыку и делал вид, что не замечает меня. Я тупо смотрела по сторонам и думала о том, что последняя бутылка шампанского была явно лишней. Мы давным-давно миновали дачный поселок, когда я подняла руку, чтобы поправить выбившуюся прядь, и… увидела махровый рукав халата.

– Одежду забыла! – воскликнула я. – Как же я заявлюсь домой в халате? Что обо мне подумает муж?

– Знаете, Анна, об этом надо было раньше думать, – проворчал Даниил Андреевич. – Я вам не извозчик, чтобы посреди ночи кататься туда и обратно.

– Слушайте, – сказала я, дыша на лидера перегаром, – вот скажите мне… Я обратила внимание на такую вещь: когда рядом находится Игорь Николаевич, вы крайне любезны со мной, но стоит нам остаться наедине, вы начинаете пыхтеть, как старый самовар. Признайтесь, Даниил Андреевич, почему вы пыхтите, а? Ведь вы же неискренни – даже когда делаете мне комплименты, я чувствую, как вы пересиливаете себя, как вы жметесь и кочевряжитесь, чтобы сказать мне что-то приятное.

Машина резко затормозила, я чуть не ударилась лбом о стекло. Даниил Андреевич повернулся ко мне и, едва сдерживая гнев, прошипел:

– Я ничего не имею лично против вас, но меня возмущает, что вы даже не понимаете, какая честь вам выпала! С каким великим человеком вы общаетесь на равных! Мне горько наблюдать за тем, как вы ведете себя с президентом. То вам мешают бабочки, которых я привез из джунглей специально для него, потому что он обожает бабочек, то вы позволяете себе фамильярное обращение, то изводите его подозрениями, а сегодня в разгар праздника вы, вместо того чтобы благодарить его за чудо, которое он нам подарил, и слушать, внимательно слушать каждое слово, которое слетает с его божественных уст, требуете, чтобы он вызвал вам такси. Когда вы наконец усвоите, что Игорь Николаевич – добрейшей и благороднейшей души человек? Да мы все на него молимся денно и нощно, а вы… – с горечью в голосе произнес лидер и махнул рукой. – И вместо того чтобы сидеть возле президента и наслаждаться праздником, я вынужден везти вас в город.

– Знаете, Даниил Андреевич, возможно, в ваших словах и есть резон, но бабочек я действительно боюсь, а что до такси – не я лично просила вас подвезти меня до дома.

– А почему вы не захотели позвонить мужу и предупредить, что вы не придете ночевать? Что вам мешало?

– Вас это не касается. И вообще я уже поняла, что вы не собираетесь возвращаться за моими вещами, поэтому врубайте вашу музыку и слушайте ее дальше, а я пока вздремну. – Я икнула и устроилась поудобнее, прислонив голову к окну.

– Послушайте, Анна, я не знаю, что в вас нашел Игорь Николаевич, но хочу вас заверить, что я не дам в обиду этого великого человека. Не дам! – с запалом в голосе произнес Даниил Андреевич.

– Угу, – зевнула я.

Когда машина остановилась возле моего дома, Даниил Андреевич толкнул меня в бок и недовольно проворчал:

– Приехали, выходите.

– Данке шон, – ответила я и заплетающейся походкой направилась к подъезду.

Даниил Андреевич нажал на газ. Машина взвизгнула и скрылась в подворотне. Медленно, держась за стену, я стала подниматься домой. Возле входной двери я долго рылась в сумке в поисках ключа от квартиры. Дверь напротив открылась, и из-за нее высунулась голова Марии Семеновны.

– Анна, где вы были? Почему вы разгуливаете в халате в столь позднее время? Что у вас в сумке за бутылка?

– В халате? А-а-а, я за шампанским ходила. Потому и в халате. Я душ принимала, а потом решила шампанского выпить, холодненького, после душа, надела халат и пошла, как хорек в ближайший ларек…

Наконец-то я вставила ключ в замок и повернула его.

– Уж не в черном ли «мерседесе», который вас привез, находится этот ларек? – прошипела моя всевидящая соседка.

– Не-е-е, в «мерседесе» Даниил Андреевич, он – лицемер и говнюк, а ларек – на улице, и там шампанское. Во как все хитро устроено, – сказала я, разводя руками.

– Я очень надеюсь, что Олег по достоинству оценит ваши ночные походы за шампанским, – поджала губы Мария Семеновна.

– А супружник мой еще на работе, гы-ы-ы…

Я показала Марии Семеновне язык, открыла дверь и стала шарить рукой по стене в поисках выключателя. Послышалось жалобное мяуканье Матильды, которой я, по всей видимости, наступила на хвост.

– Уйди, кошка, хозяйка напилась, – сказала я, доползла до кровати и плюхнулась на нее, уткнувшись лицом в подушку.

Глава 9

Уникальный продукт

Из дневника Е.Р.

В какую бы сетевую компанию вы ни попали, первое, что сделают ее представители, – убедят вас в уникальности производимого продукта. Если сравнить с десяток чудо-пилюль разных производителей, то выяснится, что все они, плюс-минус, оказывают одно и то же действие – повышают общий тонус организма, а многие принимают это за начало процесса волшебного исцеления. Но рьяные адепты непременно расскажут, что именно их продукт исцеляет лучше других, потому что в его состав входит порошок из оленьих рогов, спиленных в пятницу, тринадцатого, алмазной пилочкой с золотой ручкой. Пилочка, в свою очередь, изготовлена по уникальной технологии тибетских монахов, тайну которой те собирались унести в могилу, но любезно открыли президенту компании. Впрочем, есть среди сеток и весьма полезные, те, которые учат нас не самому плохому качеству – бережливости. Еще бы, одно дело – выдавить на зубную щетку полтюбика пасты за 10 рублей, и совсем другое – купить пасту за 100 баксов и выдавливать по малюсенькой горошине, искренне радуясь тому, как медленно она расходуется.

Утром снова прилетели дятлы. Накинув на плечи халат, я вышла в коридор и робко заглянула в гостиную. Муж сидел перед компьютером и сосредоточенно долбил по клавишам.

– Кажется, я вчера выпила лишнего, – вздохнула я.

– Заметно, – ответил муж, продолжая стучать по клавишам.

– Мне стыдно, я немного не рассчитала свои силы. – Я с тоской посмотрела на мужа, потом низко опустила голову.

– Был повод? – Муж закончил работу, повернулся и окинул меня удивленным взглядом: – Ты купила новый халат?

– Нет, мне его выдали, – ответила я, присела на краешек дивана и рассказала мужу о своих приключениях.

– Ну ты даешь, зачем же было так напиваться? – засмеялся муж.

– Не знаю. Вроде и выпила немного, может, свежий воздух подействовал, может, обстановка? Ты не представляешь, как там было здорово! Необыкновенно здорово! Взрослые люди, а дурачились как дети.

– Хорошо живут, раз так отрываются, – зевнул муж. – Э-эх, мне бы так пожить! Работаешь день и ночь, а конца-края не видать.

– Ты на меня не злишься? – робко спросила я.

– Да нет, но ты впредь не напивайся так, мало ли что может случиться!

– Я уж постараюсь!

Проводив мужа на работу, я выпила чудо-пилюлю, включила ноутбук, открыла файл «Летопись. doc» и, выделив все написанное ранее, удалила к чертям собачьим.

– «Вдали от городской суеты, в живописном уголке, лидеры лучшей в мире компании отдыхают на лоне природы, отринув заботы и проблемы», – манерно произнесла я и, переполняемая впечатлениями, стала набирать текст. На этот раз мне даже не пришлось входить в образ. Слова рождались сами собой и складывались в хвалебную оду компании. За два часа я накатала десять страниц текста. Удовлетворенная работой, я откинулась на спинку стула, закурила сигарету и перечитала текст на предмет наличия ошибок. На экране мобильного телефона загорелась надпись: «Адская баба». Под этим кодовым названием был зашифрован человек, к которому я испытывала самые «нежные» чувства, – моя свекровь.

«Чего это вдруг?» – подумала я, неохотно подняла трубку и процедила сквозь зубы:

– Я вас слушаю.

– Здравствуй, деточка, – раздался дружелюбный голос свекрови.

«Ни фига себе», – подумала я и ответила:

– Здравствуйте, Алла Борисовна.

– Я нахожусь недалеко от вашего дома, можно я загляну к тебе на несколько минут? – вкрадчиво поинтересовалась свекровь.

Фраза «можно ли я загляну», прозвучавшая вместо привычного «я иду, ждите», ввергла меня в ступор.

– Можно, конечно, – промямлила я.

– Спасибо, деточка. Буду через пять минут.

Выключив телефон, я подскочила и забегала по квартире, пытаясь хоть как-то подготовиться к визиту свекрови. Перво-наперво запихнула в шкаф все разбросанные вещи, или «вечный бардак», как именовала его свекровь, открыла все балконы и форточки и, размахивая полотенцем, попыталась выветрить запах табака. Раздался звонок в дверь. Я спрятала пачку сигарет и пепельницу в шкаф и побежала открывать. На пороге с букетом ромашек и полной корзинкой малины стояла мать моего мужа.

– Деточка, как я рада тебя видеть! Можно мне войти? – улыбнулась свекровь, обнажив тридцать два вставных зуба.

– Да, конечно, я не ждала гостей, но раз уж пришли… – Вздох досады мне подавить не удалось.

– Я еще раз извиняюсь, что пришла без предупреждения…

«А когда ехидничала, карга старая, то не извинялась», – подумала я и улыбнулась в ответ:

– Ничего страшного. Проходите.

Свекровь переступила порог, о чудо, сняла обувь, которую она никогда не снимала прежде, мотивируя это тем, что пол в моей квартире грязнее, чем асфальт на улице, и вприпрыжку побежала на кухню.

Я закрыла дверь и пошла следом. На кухне свекровь поставила на пол корзину с малиной, присела на стул и достала из кармана платочек.

– Так жарко на улице, – вздохнула она, вытирая испарину со лба.

– Да уж, – ответила я и хлопнула дверцей шкафа, из которого выглядывала пачка сигарет.

Свекровь протянула мне букет ромашек и торжественно произнесла фразу, услышав которую я чуть не упала в обморок:

– Я хотела извиниться перед тобой за свое не очень корректное поведение!

От неожиданности я плюхнулась на стул и обомлела.

Этого момента я ждала четыре года. Прокручивая в голове ситуацию с извинениями, я блаженно улыбалась, представляя, как это будет происходить. Даже целую тираду для такого торжественного случая придумала, которую должна буду надменно произнести, когда свекровь придет ко мне каяться в грехах:

«Алла Борисовна, я рада, что вы осознали свои ошибки. Надеюсь, что впредь вы не будете говорить мне гадости, маскируя их под материнскую любовь. И еще, коль уж вы извинились, считаю своим долгом сказать, что меня жутко раздражают ваши привычки навешивать ярлыки, шарить у меня в спальне, критиковать мою стряпню и заглядывать в шкафы. Помимо всего вышеперечисленного, меня раздражают ваше безграничное ехидство, ваша привычка ковырять в зубах за столом и ваши огурцы-переростки, которыми вы пичкаете меня все лето. Еще меня раздражает то, что вы имеете обыкновение приходить в мой дом, когда вам заблагорассудится, и сидеть на кухне, разглагольствуя о судьбах человечества и тем самым отвлекая меня от работы. И коль уж вы извинились, знайте, что все это раздражало меня настолько, что иногда я готова была огреть вас сковородкой. А теперь давайте дружить, Алла Борисовна!»

Вот такой замечательный монолог я припасла на случай, если свекровь придет с извинениями. И вот теперь, вместо того чтобы произнести его, я выпучила глаза и онемела как рыба.

– Я пришла извиниться и сказать, что очень хочу, чтобы все наши недомолвки остались в прошлом. Держи! – Свекровь резво вскочила со стула, протянула мне букет и чмокнула в щеку.

– Спа-спа-спасибо, – еле вымолвила я, сжимая букет.

– Ты ведь не держишь на меня зла? – поинтересовалась свекровь.

– Нет, что вы, напротив, я тоже хочу извиниться, я думала о вас плохо, если не сказать больше…

– Ах-ха-ха! – засмеялась свекровь.

Все еще не веря в происходящее, я достала с полки вазу, налила воды и сунула в нее букет ромашек.

– Аннушка, в моей жизни произошло чудо! Самое настоящее чудо! – с придыханием в голосе прошептала свекровь.

«Все ясно, «Happy Life» forever», – подумала я, вспомнив слова подруги Лены о том, какая у меня замечательная свекровь.

– Это просто невероятно, ты даже не поверишь, когда я расскажу, что со мной произошло, – продолжила Алла Борисовна.

– Вот уж не думала, что Magic Pills избавляет не только от головной боли, но и от вредного характера, – хихикнула я.

– О! Так ты знакома с этим чудесным препаратом?

– Ага, знакома, я сама его принимаю. Кроме того, я работаю в компании «Happy Life» копирайтером и вообще-то это я дала своей подруге номер вашего телефона.

– Я всегда говорила Олегу, что ты у нас умничка! – радостно воскликнула свекровь, посмотрев на меня нежным взглядом.

«Как же, говорила ты», – подумала я и ответила:

– Спасибо, Алла Борисовна.

– А Олег? Надеюсь, он тоже принимает Magic Pills? – пытливо спросила свекровь.

– Один раз попробовал и сказал, что не помогло, – ответила я.

– Вот уж эти мужчины, такие скептики! Как можно не верить, когда результат налицо? Я поговорю с ним, сегодня же вечером поговорю, – уверенным тоном сказала свекровь.

– Поговорите, – кивнула я, – поговорите.

Алла Борисовна поправила юбку, закинула ногу на ногу и прислонилась к стене.

– Я сама не верила, что так изменюсь!

– А уж как я не верила, Алла Борисовна, совершенно не верила, – язвительно заметила я.

– Когда твоя подруга позвонила и предложила мне прийти на встречу, я подумала: что-то здесь нечисто, но поскольку у меня полно свободного времени, решила сходить, – сказала свекровь, поправляя ромашку в вазе.

– И что? – поинтересовалась я.

– Ну что-что… Сначала я подумала, что все это вранье, тем более, между нами, девочками, твоя подруга никудышный оратор, бездарь какой-то, – фыркнула свекровь.

«Ага, значит, от привычки навешивать ярлыки мы еще не избавились», – отметила я про себя.

– Так вот, ее речь не произвела на меня совершенно никакого впечатления, но потом ко мне подошел человек по имени Даниил Андреевич и очень доходчиво объяснил, чем занимается компания.

– И-и-и-и-и? Вы купили Magic Pills?!

Свекровь гордо распрямила плечи и важно произнесла:

– Ну не сразу, конечно, все-таки триста долларов на дороге не валяются, но я решила рискнуть.

«Хорошо ты решила, а вот когда родной сын у тебя взаймы просил на три дня сто долларов, скулила, что денег нет», – мысленно укорила я нерадивую мамашу и спросила:

– И что дальше?

– Дальше я подписала договор о сотрудничестве и стала партнером компании. Это было позавчера, а уже вчера я вернула свои деньги, порекомендовав препарат своим соседям.

– Вы молодец, Алла Борисовна, – сказала я, – не думала, что вы так быстро пойдете в гору.

– Ну чему ты удивляешься, Аннушка? Недаром я всю жизнь проработала в отделе кадров, у меня природный дар общаться с людьми и налаживать связи.

– Это точно, – поддакнула я. – Кстати, а вы завели дневник желаний?

Алла Борисовна гордо задрала голову и кокетливо произнесла:

– Да, завела.

– И какие у вас желания? – спросила я.

– Ну, все я, конечно, не буду перечислять, там очень много личного, но… – Свекровь подняла глаза и, посмотрев на меня в упор, выпалила: – Я хочу купить ипподром!

– Чего-о?! – прыснула я.

– Ипподром, – ответила свекровь и пожала плечами: – Не понимаю, что здесь смешного.

– Да нет, ничего, простите. Просто странно: зачем вам ипподром?

– Ну как зачем? – Свекровь явно была раздосадована моей недогадливостью. – Потому что я люблю лошадей.

– Это здорово, но зачем вам ипподром, если можно купить лошадь? – Я уже едва сдерживала смех.

Алла Борисовна провела пальцем по скатерти на столе и надула губы:

– Лошадь – слишком мелко. Если уж желать, то чего-то большого, масштабного.

– Абсолютно согласна, масштабного, – ответила я и, не сдержавшись, захохотала.

– Я по-прежнему не могу понять, что я сказала смешного, – пожала плечами свекровь, повторяя указательным пальцем узор на скатерти.

– Алла Борисовна, простите, бога ради, я не хотела, – всхлипнула я, утирая с глаз выступившие от смеха слезы, – просто я никогда не представляла вас конезаводчицей.

– Я тоже много чего не представляла, и что теперь? Уж на старости лет и помечтать нельзя? – поджала губы свекровь.

– Да можно, конечно, можно. Желаю, чтобы ваши мечты сбылись!

Свекровь нахохлилась и посмотрела на меня взглядом обиженного ребенка.

– Алла Борисовна, а можно вопрос?

– Да, конечно, – холодно разрешила свекровь.

– А почему вы решили передо мной извиниться?

– Ну, это не я решила, это Даниил Андреевич мне посоветовал попросить прощения у всех врагов и войти в новую жизнь чистым и безгрешным, как младенец.

– Выходит, я была вашим врагом? Не просто взбалмошной капризной невесткой, которой вы меня называли за глаза, а врагом? – удивилась я.

– Не совсем, но многие твои поступки вызывали у меня раздражение, если не сказать больше.

– Понятно, – я вздохнула, – ну-ну…

Из-за двери неспешной походкой вышла Матильда. Подошла к свекрови и стала обнюхивать подол ее платья.

– Кстати, животным тоже полезно давать Magic Pills, я Василику уже давала, – заметила свекровь.

– И что? Как Василик? Он перестал метить углы и гадить в обувь? – поинтересовалась я.

– Нет, не перестал, но чувствует себя значительно лучше.

– Ух ты, – сказала я и прислушалась.

Откуда-то со стороны двери раздавался подозрительный шорох. «Как всегда, Алла Борисовна забыла закрыть дверь, наверняка Ардалион прошмыгнул и теперь шкодит», – подумала я и выскочила в коридор. В коридоре, прислонившись к стене, стояла Мария Семеновна. Увидев меня, она испуганно подскочила и сделала вид, что только-только вошла.

– Я тут заметила, что дверь открыта, думаю, надо посмотреть, мало ли, времена у нас нынче неспокойные, воруют посреди дня, – сказала Мария Семеновна.

«Интересно, сколько она уже тут подслушивает?» – подумала я.

Мария Семеновна поправила висящую на вешалке куртку и вытянула шею в сторону кухни, пытаясь разглядеть: кто ж там сидит на стуле возле двери?

– Простите, Мария Семеновна, мы тут со свекровью общаемся, – помогла я ей удовлетворить любопытство, – если вам что-то надо, то я зайду попозже или вы заходите… – Но не успела закончить фразу, как из кухни выскочила свекровь и приветливо улыбнулась соседке:

– Здравствуйте, Мария Семеновна! Что же вы стоите на пороге? Проходите, пожалуйста. Аннушка столько всего про вас рассказывала. Я жажду познакомиться с такой прекрасной соседкой. Аннушка, что же ты, пригласи Марию Семеновну.

– Да вы уже и без меня ее пригласили, – вздохнула я. – Проходите, Мария Семеновна.

– Спасибо, – ответила Мария Семеновна и, переваливаясь с боку на бок, прошла на кухню.

На кухне Мария Семеновна критически осмотрела цветы, корзинку с малиной и, приподняв свисающие до пят полы халата, кряхтя, опустилась на стул, который скрипнул под весом ее необъятных форм.

– Ох, как же я все-таки рада с вами познакомиться! – защебетала свекровь, присаживаясь на стул напротив.

– Взаимно! – холодно и с достоинством ответила Мария Семеновна.

– Как поживает ваш муж? – заботливо спросила свекровь.

– Хорошо.

– А котик? Как там наш любимец Ардалион? – поинтересовалась свекровь, как будто знала Ардалиона лично и испытывала к нему нежнейшие чувства.

– Ардалион тоже в порядке, – ответила Мария Семеновна и исподлобья посмотрела на Аллу Борисовну.

«Слышала разговор, сто процентов слышала, стояла и подслушивала, – решила я. – Буду молчать, пусть пообщаются по душам».

– Ой, как замечательно, что у вас все в порядке! Кстати, скажите, а вам не задерживали пенсию в этом месяце? – спросила свекровь, явно почувствовав плохое расположение духа собеседницы и сделав попытку увести разговор в сторону.

– Нет, не задерживали, у нас с Валерием Вениаминовичем деньги на карточный счет в банке поступают, аккурат десятого числа, без задержки.

– Как хорошо, вам повезло, а вот мне задерживают регулярно, представляете? Как жить в этом государстве – непонятно! Хотя меня вопрос пенсии больше не волнует. Знаете, – свекровь наклонилась к Марии Семеновне, – я тут на днях провернула одно мероприятие и теперь едва успеваю получать деньги. Хотите, расскажу?

– Нет, не хочу, – ответила Мария Семеновна.

– Ну как хотите, – пожала плечами свекровь, посмотрела на ручные часы и воскликнула: – Ой, я же совсем опаздываю! Мне же надо успеть к косметологу, благо теперь у меня есть возможность и время заниматься собой и не зависеть от тех мизерных подачек, которые подкидывает наше государство.

– Рада за вас, – с достоинством отреагировала Мария Семеновна.

– В таком случае я побегу, – улыбнулась свекровь, схватила сумку и достала из нее пригласительный билет, похожий на тот, какой в свое время вручил продавщице Игорь Николаевич.

Низко наклонившись, свекровь протянула билет Марии Семеновне:

– Совсем забыла, я же хотела лично пригласить вас и Валерия Вениаминовича на оздоровительную лекцию, которую организует лидер одной очень уважаемой и известной компании. Вы сможете подойти завтра в восемь часов? Понимаете, наш лидер очень серьезный человек, мне бы не хотелось, чтобы пригласительный пропал зря. Сможете?

– Нет, не смогу! – рявкнула Мария Семеновна.

– Ну что же, дело ваше, я не настаиваю. Жаль, конечно, что вы отказываетесь от моего предложения, видимо, мне придется отдать последний пригласительный кому-нибудь другому.

– Видимо, – грозно ответила Мария Семеновна.

Почуяв неладное, свекровь засуетилась, схватила со стола пригласительный и поклонилась еще раз:

– Желаю всего доброго.

– И вам того же. – Мария Семеновна поерзала на стуле. – И хочу вас предупредить, что если сейчас вы посмеете приставать со своими глупостями к моему мужу, который сидит перед домом на лавочке в красной панаме и ест пломбир в стаканчике, то я не поленюсь спуститься вниз и устроить вам такую оздоровительную лекцию, после которой вы будете до скончания века оздоровляться в шестой неотложке.

– Да вы хамка! Аннушка, и ты позволяешь этой женщине входить в ваш дом?! – взвизгнула свекровь.

– Алла Борисовна, идите домой, спасибо вам за цветы, мы потом пообщаемся. Я вам вечером перезвоню, – сказала я.

– Хм… – пожала плечами свекровь и шмыгнула в коридор.

Едва в коридоре хлопнула дверь, как Мария Семеновна вскочила со стула, распахнула окно и крикнула:

– Валерчик!

Из-за дерева выскочил Валерий Вениаминович – в красной панаме с мороженым в руках.

– Иди домой, – махнула рукой Мария Семеновна.

– Уже иду, Машенька, – ответил Валерий Вениаминович.

– Иди быстро, а если встретишь на лестнице аферистку в цветастом сарафане, отвернись и не смей слушать, что она тебе будет говорить.

– Хорошо, Машенька, – кивнул Валерий Вениаминович.

Мария Семеновна закрыла окно и села на стул.

– Это что же творится, Анна?

– Это я у вас хочу спросить, Мария Семеновна, что здесь творится. Сначала вы приносите мне книгу, как подружиться со свекровью, а теперь в моем присутствии оскорбляете ее.

– Я ее не оскорбляла, я всего лишь не взяла пригласительный из рук мошенницы. – На слове «мошенница» Мария Семеновна треснула кулаком по столу.

– Знаете, Мария Семеновна, вы не имеете права обвинять людей в том, чего они не делали, – вспыхнула я.

– Очень даже имею. Вы что, не читали статью? Это мошенники, Анна, чистой воды мошенники. Ничего, ничего, заявление на них уже лежит в милиции, скоро все убедятся, что это за мерзкие людишки.

– Скорее, все убедятся в том, что у вас паранойя. Уж простите, но мне надоели ваши подозрения, – резко ответила я.

– Анна, но вы же сами читали статью! – горя негодованием, прошептала Мария Семеновна.

– Да, читала, а вчера лично видела Марьяну Сбруеву, которая рассказала мне совершенно другую историю. Мария Семеновна, дабы расставить все точки над i, хочу вам сказать, что я работаю с компанией «Happy Life». Благодаря продукту этой компании я избавилась от головной боли, у меня появилась энергия. Благодаря этому продукту моя свекровь пришла и попросила у меня прощения. Мало того что попросила, так еще притащила мне цветы и корзину малины. Я прекрасно понимаю: она сделала это вовсе не потому, что Magic Pills избавил ее от природного ехидства. Скорее всего ей так велели, сказали, что это необходимо. Но мне все равно, меня больше устраивает плохой мир, чем война.

– О да, конечно, вам легче закрыть глаза и сделать вид, будто ничего не происходит, чем вникнуть в суть вопроса и понять, что все это фарс. Фарс, который скоро закончится.

– А вам, – язвительно заметила я, – легче сидеть на заднице, глазеть в бинокль и строчить кляузы, в то время как другие пенсионеры круто меняют свою жизнь. Повторяю вам еще раз: я не позволю говорить гадости про компанию, с которой работаю. А теперь – извините, мне надо готовиться к завтрашней встрече.

Мария Семеновна пыхнула, выскочила из-за стола и пронеслась мимо как метеор, задев меня плечом.

– Я обещаю вам, Анна: не пройдет и месяца, как я выведу этих мошенников на чистую воду и засажу их за решетку. И тогда вы еще пожалеете, что не встали на мою сторону, – пригрозила она.

– Выводите, выводите, смотрите, как бы сами за решеткой не оказались, – крикнула я и с силой захлопнула дверь.

Настроение было испорчено напрочь. Плюнув в сердцах, я пошла на кухню, достала пачку сигарет и закурила. Но не успела я сделать и пару затяжек, как в коридоре вновь зазвучала «соловьиная трель». «Надо же, никак не угомонится», – проворчала я и пошла открывать.

– Что вам еще надо? – крикнула я, выпуская облако дыма на лестничную клетку.

– Это я, кое-что забыла.

Передо мной стояла «аферистка в цветастом сарафане». От неожиданности я закашлялась и выронила сигарету.

– А я догадывалась, что ты куришь, – заметила свекровь. – Ушла твоя безумная соседка?

– Ушла, – ответила я.

– Вот и хорошо, я корзину с малиной забрать забыла. – И Алла Борисовна прошмыгнула на кухню.

– А я думала, что это вы мне принесли, – разочарованно сказала я.

– И тебе, и Олежке – вот сварю варенье и принесу вам. Малину вредно есть в сыром виде, варенье – другое дело, – улыбнулась свекровь, схватила корзину и направилась к выходу.

Возле порога она остановилась и, покосившись на дверь Марии Семеновны, прошептала:

– Я думаю, вам надо сменить дверной замок.

– Зачем? – спросила я.

– Ну мало ли, с такими соседями, еще обворуют.

Я усмехнулась в ответ и лениво махнула рукой:

– Да бросьте, Алла Борисовна, никто нас не обворует. Другое дело, с балконом и форточкой надо что-то придумать – Матильда повадилась убегать к соседям, а учитывая сегодняшнюю беседу, не думаю, что мне позволят переступить порог их дома еще раз.

– Надо поставить решетки, у меня есть знакомые мастера, – посоветовала свекровь.

– Ну и какой идиот ставит решетки на пятом этаже? К тому же кошке не составит труда пролезть через решетку. А обратно? Так она хоть прыгает в открытую форточку, а так – ткнется мордой в решетку и полетит на первый этаж. Может, сетку поставить?

– Точно, сетку! Есть у меня одни знакомые, которые ставят сетки, жди меня! – выпалила свекровь, поставила корзину с малиной на пол и побежала вниз по лестнице, прежде чем я успела открыть рот.

В том, что моя свекровь опутана полезными связями, как паучиха паутиной, я не сомневалась ни минуты. Чего стоил «знакомый живодер», который вызвался помассировать мне позвоночник и намассировал его так, что я две недели не могла повернуть шею. «Знакомый слесарь» поменял мне батареи, которые брызнули фонтаном, стоило городским властям пустить воду, а «хорошо знакомый мебельщик» продал кровать, со скрипом развалившуюся, едва супруг присел на ее краешек. Знакомые моей свекрови – «мастера на все руки» – делали свою работу быстро и очень недорого, впрочем, и очень некачественно. Ей-богу, я бы не удивилась, если б узнала, что даже в небесной канцелярии у моей свекрови имеется знакомый, который замолвит за нее доброе словечко на Страшном суде.

Через час в квартиру завалились три мужика странной наружности. За мужиками, с видом знаменосца, торжественно вышагивала свекровь с рулоном сетки цвета детской неожиданности наперевес.

– Где у вас окна? – спросил первый мужик.

– Здесь потолки высокие, двойной тариф, – предупредил второй.

– За балкон тройной, – молвил третий.

– И вообще заявку на вызов надо заранее оформлять, – сказал первый.

– Точно, у нас и другой работы хватает, – поддакнул второй.

Третий не промолвил ничего. Шаркая грязными ботинками, он поплелся на кухню, критически оглядел окно, достал из кармана замусоленный блокнот и огрызок карандаша и стал записывать какие-то цифры.

– За окно и балкон тысячу рублей, – изрек он, протягивая мне блокнот.

– Я в ваших подсчетах ничего не понимаю, но мне кажется, что это очень дорого, – сказала я.

– Потолки высокие, – проворчал он и, не дождавшись ответа, махнул рукой: – Начинаем с кухни.

– Подождите, давайте договоримся на завтра, я не рассчитывала сегодня делать окна, – сказала я, рассматривая сетку.

– За ложный вызов двести пятьдесят рублей! – рявкнул мужчина.

– Ладно, делайте, – вздохнула я.

Мужчины дружно взялись за работу. Я села возле компьютера и стала наблюдать за происходящим. Свекровь бегала вокруг мужчин, периодически давала им ценные указания, нахваливала их и интересовалась, хорошо ли они зарабатывают.

«Вербует», – усмехнулась я, наблюдая за тем, как свекровь строит глазки молодому мужчине.

– Вы бы, гражданочка, не задавали дурацких вопросов, а пошли бы куда-нибудь подальше, например в гостиную, мы сейчас тут сверлить будем, – грозно сказал мужчина.

Возня на кухне продолжалась где-то час, столько же мужчины возились с балконами. Все это время я сидела, уткнувшись в монитор, и читала новости, а свекровь периодически бегала проверять, как продвигаются дела. Через два часа один из мужчин вышел в гостиную, смахнул с лица известку и выдохнул:

– Готово.

Я побежала на кухню и обомлела. Мало того что вся кухня была в известке, которую горе-работнички растоптали по линолеуму, так еще и оконный проем оказался неровно затянут отвратительной коричневой сеткой, собиравшейся по углам пышным веером. Схватившись за голову, я побежала в спальню. Здесь дела обстояли еще хуже. В известке было все, начиная от пола и заканчивая покрывалом на кровати.

– Простите, а как же я теперь буду выходить на балкон? – поинтересовалась я, рассматривая наглухо забитый проем.

– Никак. Зачем вам на него выходить? Он у вас аварийный, на такие балконы выходить опасно, – пожал плечами мужчина и крикнул: – Ребята, собирайте инструмент, уходим!

– А что это за лохмотья? – спросила я, показывая на края сетки, которые топорщились по всему периметру проема.

– Что-что! Сетка, обрежете ножницами, нам некогда, и так возились тут два часа! – прорычал мужчина.

– Вижу, как вы возились, всю комнату мне вывозили, – попыталась возмутиться я.

– Вы сами виноваты, гражданочка, надо было прежде чем мастеров вызывать, застелить все клеенкой, – проворчал мужчина. – Давайте тысячу, мы свою работу выполнили.

Получив обещанное вознаграждение, мужчины ушли, предупредив, чтобы впредь мы заказывали их выезд заранее.

– Впредь вы мне не понадобитесь, – проворчала я, закрыла дверь и укоризненно посмотрела на свекровь: – Зачем вы купили сетку такого жуткого цвета?

– Других не было, – ответила свекровь.

Я махнула рукой и пошла в спальню. Злости моей не было предела. Сдерживаясь из последних сил, я повторяла про себя, как мантру: «Свекровей не душат, они хорошие, они носят цветы». Матильда сидела перед дверью на балкон и обнюхивала сетку. Увидев меня, она жалобно мяукнула, встала на задние лапы и принялась точить когти. Под тяжестью кошки сетка провисла и стала потихоньку расползаться у нее под когтями.

– Брысь, сейчас всю сетку порвешь! – подскочила я к ней.

Матильда недовольно фыркнула и спряталась под кроватью.

– Смотри у меня, – заглянув туда, пригрозила я. Затем подняла голову и увидела приоткрытую дверцу платяного шкафа. Стремглав я кинулась к шкафу и обнаружила, что сорочка мужа, в нагрудном кармане которой я спрятала свой гонорар, исчезла.

– Алла Борисовна, срочно вызывайте милицию, нас обокрали! – крикнула я, бросилась вон из спальни и побежала вниз по лестнице с воплем: «Стойте!!!»

Выскочив из подъезда, я оглянулась по сторонам. Мужчин и след простыл. Все еще не веря в случившееся, я обежала вокруг дома, заглянула в соседнюю подворотню и разрыдалась. Тысяча долларов, которую я успела подержать в руках всего лишь раз, бесследно исчезла вместе с тремя мужчинами. В слезах я достала из кармана брюк мобильный телефон и набрала мужа:

– Олег, срочно приезжай, нас обокрали!

Муж приехал одновременно с милицией, через полчаса. Пока я судорожно рыдала на плече у супруга, не в силах толком объяснить, что произошло, свекровь рассказывала милиции, где она нашла бригаду ремонтников. Оказалось, что добрая женщина, воспитанная в духе советских традиций, купила в соседнем магазине рулон сетки, а потом пошла в жэк, чтобы поинтересоваться, нет ли в штате их сотрудников специалистов по натягиванию сеток. В жэке свекрови сообщили, что весь их штат ограничивается сантехником Михал Михалычем и двумя его напарниками, которые являются специалистами по перекрыванию воды, ремонту сливных бачков и забиванию козла. Специалисты широкого профиля сидели на площадке возле жэка и занимались очень важным делом – распиливали старые чугунные батареи на металлолом. После долгих уговоров и пригласительного на оздоровительный семинар они согласились натянуть сетку.

– Идем в жэк, – сказал участковый.

Мы дружной толпой пошли по направлению к двухэтажному деревянному домику неподалеку от нашего дома. Всю дорогу я рыдала и уверяла мужа, что троица уже давным-давно пропила мои денежки и теперь валяется где-нибудь в парке и смеется над доверчивой дурой, которая пустила в свою квартиру посторонних. Муж утешал меня и обещал, что все наладится. Свекровь шла рядом с участковым и интересовалась, много ли он зарабатывает и нравится ли ему его работа? Возле жэка участковый остановился. Он махнул рукой в сторону сидящих на лавочке мужчин:

– Они?

– Они, они самые! – закричала я.

Увидев меня, один из мужчин низко опустил голову и стал сосредоточенно пилить батарею.

– Это он, наверняка он, смотрите, как голову опустил, – всхлипнула я.

Милиционер медленно подошел к троице, посмотрел на батареи и поднял руку к козырьку:

– Участковый Панасенко. Будьте добры, скажите, вам знакомы эти женщины? – спросил он, обращаясь к мужчине постарше, который показывал мне записи в блокноте.

– Знакомы, мы им сетку делали пару часов назад, – ответил мужчина, – а что случилось?

– Гражданка Ветрова утверждает, что вы украли у нее рубашку и тысячу долларов, – сказал участковый.

– Чего-о-о?! – заревел мужчина.

– Ничего, верните мне мои деньги! – крикнула я.

Участковый поднял руку и важным тоном произнес:

– Гражданка Ветрова, успокойтесь. Мы сейчас во всем разберемся, не надо эмоций.

– Как же тут без эмоций, когда жулики посреди белого дня воруют честно заработанные деньги у порядочных граждан! – возмутилась свекровь и, наклонившись, прошептала милиционеру на ухо: – Кстати, есть возможность неплохо заработать.

Милиционер удивленно отшатнулся от нее, поправил фуражку и обратился к мужчинам:

– Я еще раз спрашиваю: хотите ли вы признаться в содеянном или предпочитаете сделать это в участке?

– Да не крали мы! Что, думаете, раз мы сантехники, то обязательно воры?

Мужчина, который пилил батарею, поднялся с колен и бросил на землю пилу.

– В таком случае как вы можете объяснить тот факт, что после вашего ухода из шкафа гражданки Ветровой исчезла рубашка? – пытливо спросил милиционер.

– Почем нам знать? – сказал третий мужчина. – Может, ваша Ветрова сама ее спрятала, а теперь напраслину возводит на людей. Знаем мы таких Ветровых.

– Мне больше делать нечего, как возводить на вас напраслину, верните мне рубашку! Немедленно верните!

Я топнула ногой и сжала кулаки.

– Значит, по-хорошему не хотим признаваться, – покачал головой участковый. – Ну что же, пройдемте…

Мужчина постарше развел руки в стороны и беспомощно посмотрел на собравшихся:

– Люди, граждане, да не крали мы! Вот вам крест на пузе – не крали. Мы эту рубашку в глаза не видели. Что, у нас рубашек нет? Да в любом секонд-хэнде рубашки нынче по пятьдесят рублей. Ну как мне вам доказать, что не трогали мы эту рубашку?

– Просто верните ее, мы даже заявление заберем, честное слово! Заберем и забудем об этом инциденте, – сказал муж.

Милиционер крякнул и похлопал мужа по плечу:

– Вы, гражданин Ветров, зря не говорите – заявление вы не заберете, я вам этого не позволю, поскольку не намерен потакать преступности. А вы, гражданочка Ветрова, посмотрите внимательно, вы видите на этих мужчинах рубашку вашего мужа?

Я высморкалась в платок и обвела мужчин взглядом. Старший из них был в спортивной куртке, самый молодой – в полинялой майке с надписью «Fuck», а средний – в грязной, засаленной тельняшке.

– Нет, не вижу – она льняная, светлая, с кармашком на груди, пуговицы у нее перламутровые из ракуше-е-ек, и-и-и… – разрыдалась я и уткнулась в плечо мужа.

– Анна, – прошептал муж, прижимая меня к груди, – ты сегодня белье не стирала случайно?

– Нет, не стирала, – ответила я, – а что?

– Слава богу, – облегченно вздохнул муж и виновато посмотрел на участкового и троицу: – Кажется, здесь произошло небольшое недоразумение.

– Какое еще недоразумение? – недовольно спросил участковый.

Муж почесал подбородок и устало посмотрел на участкового:

– Понимаете, сегодня утром я достал эту рубашку из шкафа и подумал, что неплохо бы ее постирать. Ну и бросил в корзину для грязного белья в ванной. А жена, когда заметила пропажу, подумала, что… В общем, извините нас, пожалуйста.

– Хорошенькая история, м-да, – покачал головой участковый.

– Ни хрена себе, «извините»! Мы, значит, сетку им ставим, помогаем всячески, а они нас потом в воровстве обвиняют! – Мужчина постарше встал в позу и грозно посмотрел на меня.

– Ой, ну что вы все так нервничаете, что вы нервничаете? – защебетала свекровь. – Не надо так переживать, все ведь уладилось. Гражданин Панасенко, позвольте вам вручить пригласительный билет на оздоровительный семинар, который состоится завтра. С такой нервной работой вам это будет очень кстати.

Свекровь порылась в сумке, извлекла из нее пригласительный и протянула участковому. Милиционер нахмурил брови и подозрительно посмотрел на билет.

– Берите-берите, не раздумывайте, – сказала свекровь и повернулась к троице: – А вас я тоже жду.

После этого свекровь взяла под руки с одной стороны Олега, с другой – меня, и мы дружно пошагали домой, оставив возле жэка растерянного участкового и разгневанных мастеров на все руки.

– Ты, Анна, в следующий раз, прежде чем панику поднимать, подумай хорошенько, а? Ладно еще так отделались, а если бы ты не описала рубашку или меня не оказалось рядом? Вот представь, отвели бы людей в отделение, посадили в обезьянник, как ты думаешь, это нормально?

– Ненормально, но и рубашки с деньгами в корзины с грязным бельем бросать тоже ненормально, – не сдавалась я.

– Знаешь, дорогая, ты в следующий раз предупреждай, куда деньги прячешь, а то не ровен час вообще выброшу их со старыми носками, – вспылил супруг.

– Не нервничай, Олежек, не нервничай, выпей-ка лучше Magic Pills, – проворковала свекровь.

– Мама, и ты туда же?

– Что значит – туда же?! Мы с Аннушкой работаем в лучшей в мире компании, правда, Аннушка?

– Правда, – ответила я.

– Хоть в чем-то вы друг с другом согласны, – усмехнулся муж.

Глава 10

Тяжелые будни аматора

Из дневника Е.Р.

Если вы наивно полагаете, что, став членом сетки, будете себе лежать на диване, перелистывать «дневник желаний» и мечтательно улыбаться в предвкушении поездки на Гавайи, в то время как состояние вашего банковского счета будет сказочным образом увеличиваться день за днем, то глубоко заблуждаетесь. Возможно, вы когда-нибудь и получите статус лидера галактики, заработаете кучу денег, обогнете весь земной шар и даже полетите на Луну, но до этого вы будете упорно трудиться. Трудиться ничуть не меньше, чем на заводе, откуда удрали в поисках лучшей жизни. Но если на вашем родном предприятии вы могли сутками точить деталь, изображая видимость работы и зная, что в конце месяца вам выплатят зарплату вне зависимости от выработки, то в сетке каждое ваше действие или бездействие будет отражаться на вашем финансовом благосостоянии. Безусловно, никто не заставит вас делать то, чего вы не хотите. Вы можете дрыхнуть до двенадцати дня, а потом обзвонить парочку знакомых и, позевывая, сообщить им, что они могут приобрести некий чудо-продукт. В таком случае через пару месяцев вы будете кусать локти и смотреть, как президент компании награждает тех, кто работал лучше и больше. Тех трудолюбивых людей, которые тысячу раз наступали на одни и те же грабли и тем не менее двигались вперед с упорством первопроходца, решившего покорить Эверест.

Сложность работы в сетке заключается в том, что вам предлагают делать вещи, которые на первый взгляд кажутся абсурдными, а легкость – в том, что все эти вещи лежат на поверхности. Большинство приемов сетевиков настолько просты, что вы никогда бы не подумали, что они могут работать. Тем не менее они работают, да еще как работают, потому что человеческая сущность при всей своей многогранности обладает свойствами, одинаковыми для всех индивидуумов. Дергая за ниточки наших слабостей, опытные сетевики ведут нас настолько осторожно и аккуратно, что мы даже не замечаем этого, думая, что шагаем сами.

На следующий день я засела за вторую главу летописи – «Отдых со звездами». Расписывая прелести отдыха, я так увлеклась, что не услышала звонок. Я стучала пальцами по клавишам и улыбалась, описывая сантехника и продавщицу, как вдруг дверь кухни распахнулась и на пороге нарисовалась моя свекровь. От неожиданности я вздрогнула и зацепила рукой чашку кофе, которая стояла справа от ноутбука. Чашка упала на пол и разбилась, обдав меня горячими брызгами.

– Ай! – поморщилась я, дуя на обожженную руку.

– Ох, Аннушка, как же ты так? – Свекровь подбежала к холодильнику, достала бутылку подсолнечного масла и налила немного себе в пригоршню. – Давай маслом помажем, это самый лучший способ.

– Спасибо, не надо, я не сильно обожглась, – ответила я.

– Нет, нет, нет, надо помазать, а то волдырь будет. – Уверенно схватив меня за руку, свекровь стала нежно втирать масло в запястье.

«Вот странная женщина: то морды корчит и жизни учит, то заботу изображает, – думала я, наблюдая, как свекровь массирует мою руку. – Приперлась совершенно некстати…»

– Ну вот, теперь ожога не будет, – довольно улыбнулась свекровь.

– Спасибо, Алла Борисовна. А вы сегодня без предупреждения, что-то случилось? – спросила я.

– У меня телефон сломался, потому и не предупредила. Я минут пять звонила в звонок, никто не открывает. Позвонила Олегу, он сказал, что ты должна быть дома, вот я и открыла дверь своим ключом, думала, может, что-то случилось, – сказала свекровь.

– Я просто заработалась, – улыбнулась я.

Свекровь села на стул, достала из сумки записную книжку и очки и посмотрела на меня:

– Мне тут надо несколько важных звонков сделать.

– Да, конечно, звоните. Вам принести трубку? – спросила я.

– Принеси, деточка, – кивнула свекровь.

Принеся трубку, я застала Аллу Борисовну, задумчиво разглядывающей сетку на окне.

– Да, с цветом немного ошиблась, но ничего, в магазине возле моего дома продается сетка голубого цвета, надо будет купить.

– Спасибо, пока не надо, – вежливо ответила я. – Алла Борисовна, вы, кажется, хотели позвонить. Вот телефон. В другой день я бы пообщалась с вами подольше, но мне надо работать над летописью.

– Да-да, конечно, я ненадолго, всего несколько звонков. Я, правда, хотела немного потренироваться, так сказать, выработать манеру разговора. Ты, конечно, в курсе, что я долгое время работала с людьми и некоторые навыки у меня сохранились, но это было так давно, что я даже не знаю…

Свекровь вздохнула, водрузила на нос очки, послюнявила указательный палец и пролистнула несколько страничек в записной книжке.

– Вот здесь у меня в списке Татьяна Кузнецова. Она примерно твоего возраста, работала в рекламном агентстве, сейчас временно безработная…

– Погодите, я ничего не понимаю, что значит «потренироваться»? – с удивлением перебила я ее.

– Как это ты не понимаешь? Я строю свою команду, мне необходимы новые партнеры, вот я и выписала имена людей, которым хочу позвонить. Что тут непонятного? – вспылила свекровь.

– Но ведь вы уже нашли двоих пенсионеров, которые купили Magic Pills, – напомнила я.

– Да, но они не хотят работать – просто они купили препарат для себя. Что же, я буду сидеть и ждать, пока кто-то другой выкупит ипподром?

– Да нет, но…

– Никаких «но»! Все, начинаем. Ты – Татьяна, – уверенно сказала свекровь, гордо расправила плечи и произнесла: – Добрый день, могу я услышать Татьяну Кузнецову?

– Да, я вас слушаю, – вздохнула я и смиренно опустилась на стул.

– Вы можете уделить мне пару-тройку минут? – спросила свекровь.

– Нет, не могу, – ответила я. – До свидания.

Глаза свекрови вспыхнули гневом.

– Ты говоришь неправильно, надо было сказать: «Да, я вас слушаю».

– Почему? – пожала плечами я. – Может, у меня нет времени.

– Сейчас мы рассматриваем другую ситуацию – у тебя есть время и ты сказала «да».

– Хорошо, – кивнула я, – допустим, я сказала «да».

– Давай с самого начала, я уже сбилась, – проворчала свекровь. – Добрый день, могу я поговорить с Татьяной Кузнецовой?

– Да, я вас слушаю, и у меня есть время слушать вас дальше.

Свекровь достала из кармана лист бумаги, разложила его на столе и стала читать:

– «Это ваша соседка с пятого этажа – Ветрова Алла Борисовна».

– Очень приятно, – ответила я. – Что вы хотели, Алла Борисовна?

– «Татьяна, я хотела посоветоваться с вами. Я слышала о вас много лестных отзывов, судя по которым вы хорошо разбираетесь в бизнесе. В настоящий момент я сотрудничаю с одной известной компанией и хотела бы посоветоваться с вами касательно некоторых деталей».

– Каких еще деталей, Алла Борисовна? Ваша Татьяна работала в рекламе, а вы занимаетесь сетевым маркетингом. Что она может вам посоветовать? – пожала плечами я.

– Ах, Анна, какая же ты глупая, это ведь я стараюсь расположить ее к общению – делаю ей комплимент и заинтересовываю ее. Так нас учил Даниил Андреевич. – Свекровь разгладила бумажку на столе и снова посмотрела на меня: – Отвечай.

– Ну ладно, я слушаю вас, Алла Борисовна, что вы хотели узнать?

– Та-ак, сейчас… – Свекровь провела пальцем по бумажке и улыбнулась: – Ага! Ответ номер пять. «Спасибо вам, Татьяна. Скажите, вам будет удобно встретиться со мной завтра в пять часов вечера? Я бы рассказала о компании более подробно, сами понимаете, серьезные дела по телефону не обсуждаются».

«Надо усложнить ей задачу», – подумала я и ответила:

– Нет, неудобно.

– Ага, неудобно, значит, смотрим ответ номер шесть. «А послезавтра?»

– И послезавтра неудобно, – отрицательно покачала я головой. – Вы, Алла Борисовна, лучше говорите, что вам надо.

– Так, так, так, ей неудобно… Можно рискнуть рассказать о продукте, возможно, он ее заинтересует, ответ номер семь. «Татьяна, я сотрудничаю с компанией, которая предлагает уникальный продукт, может быть, вам это интересно?»

– Нет, мне неинтересно!

Свекровь насупилась, посмотрела в бумажку и произнесла:

– «А может, у вас есть знакомые, которые хотят заняться легальным и весьма прибыльным бизнесом?»

– Нету, – ответила я.

– «Если нету, – прочла свекровь, – поблагодарите собеседника за советы, даже если он не давал никаких советов, и попытайтесь позвонить ему через неделю». Так не годится, скажи, что ты готова со мной встретиться.

Я устало вздохнула и произнесла:

– Да, Алла Борисовна, я готова с вами встретиться.

Свекровь широко улыбнулась и довольно потерла руки:

– Отлично, записываем встречу. Ну как, я была убедительна?

– Более чем, можете смело звонить, – кивнула я, протягивая ей телефонную трубку.

– Уф, – выдохнула свекровь, перекрестилась и набрала номер: – Алло, добрый день, могу я поговорить с Татьяной Кузнецовой? Это вы? Очень приятно, это ваша соседка с пятого этажа, да, Алла Борисовна… Вы меня узнали? Что-что? Я? Да вы… Да я вас… Сами вы бессовестная… Я в следующий раз ваши калоши в мусоропровод выброшу! – Свекровь нажала отбой и пыхнула: – Обозвала меня бессовестной дурой! Представляешь? Я, видите ли, ее калоши украла!

– Зачем вам понадобились чужие калоши? – прыснула я.

– Мне ни за чем, но она приехала с дачи и выставила свои грязные калоши за дверью. Я шла мимо, решила, что это бомжи подбросили, взяла их и поставила рядом с мусоропроводом. Нечего грязь в подъезде разводить!

– Вы, Алла Борисовна, забыли: вне зависимости от того, что вам сказал собеседник, вам необходимо поблагодарить его за разговор, – ехидно заметила я.

– Вот еще! – Свекровь подняла голову и посмотрела на меня свысока: – Буду я благодарить всяких дур за то, что они меня называют бессовестной.

– Ну, тогда вы точно ничего не добьетесь, – развела я руками.

– Это мы еще посмотрим, у меня еще десять номеров есть, – сказала свекровь и ткнула пальцем в записную книжку: – Безработный проводник Николай Муськин…

– Знаете, Алла Борисовна, Муськина из меня не получится, поэтому берите телефон и идите в гостиную, а я пока поработаю.

– Хорошо, – ответила свекровь, собирая со стола бумажки.

Я прикрыла дверь и села писать летопись. Фигушки! Свекровь разговаривала так громко и эмоционально, что я никак не могла сосредоточиться и выжать из себя хотя бы одно более или менее складное предложение. Судя по восторженным репликам, которые время от времени доносились из гостиной, моей неугомонной свекрови удалось-таки уговорить некоторых потенциальных партнеров в необходимости прийти на встречу и познакомиться с загадочной компанией поближе. И когда спустя час она гордо вошла на кухню и сообщила, что семеро из двенадцати завтра придут на презентацию продукта, мне не оставалось ничего другого, как восхищенно развести руками и поздравить адскую бабу с ее первой победой.

– Это все потому, что я слушала Даниила Андреевича и записывала каждое его слово! – важно сказала свекровь.

– Конечно, – согласилась я, – рада, что вы справились с задачей!

В эту минуту я понадеялась, что, удовлетворенная проделанной работой, свекровь покинет мою квартиру и позволит мне наконец-то дописать вторую главу, но не тут-то было. Свекровь обошла кухню, заглянула в ноутбук, провела пальцем по холодильнику и подняла вверх покрытый пылью указательный палец.

– Да! Я не успеваю заниматься домашним хозяйством, я много работаю, – среагировала я.

– Да я не хочу сказать ничего плохого, просто подумала, может, я помогу тебе с уборкой, – сказала свекровь.

– Спасибо, но в ближайшее время я наведу порядок сама.

Вдохновение, посетившее меня с утра, испарилось в неизвестном направлении. «Нет, такой характер Magic Pills не исправит, его даже сам господь бог не исправит». Я с досадой смотрела на свекровь. Та, похоже, и не собиралась уходить. Заложив руки за спину, она медленно расхаживала по кухне, изучая каждый сантиметр.

«Ну ладно, будем выживать», – решила я.

– Алла Борисовна, я вспомнила, мне надо сходить на базар за картошкой.

– Да-да, конечно, я и так тебя задержала, – спохватилась свекровь. – Ты на какой базар пойдешь?

– На Центральный, – соврала я, вспомнив, что он находится на другом конце города.

– Вот хорошо, а я как раз туда собиралась, мне надо яиц купить! – выпалила свекровь.

– Яйца можно купить и в магазине напротив, зачем вам так далеко ехать по такой-то жаре?

– На базаре яйца свежее! Собирайся, деточка.

Проклиная себя за то, что придумала такой неудачный трюк, я натянула джинсы, и мы отправились на базар. По дороге Алла Борисовна вещала без умолку, как старое советское радио. Из ее монолога я узнала, что она уже расклеила объявления по городу, дала блок таких же объявлений в газету и даже разместила на телевидении «бегущую строку». Для женщины, которая всю свою жизнь отличалась скупостью, это был поступок транжирства мирового масштаба.

– Даниил Андреевич сказал, что у меня все получится. Ах, Анна, я уже вижу себя гарцующей на лошади по ипподрому. Моему ипподрому! Я буду скакать навстречу ветру, скакать, скакать! Я даже придумала, что я себе куплю для первого выезда. На мне будет красное платье со шлейфом, шляпка с вуалью и туфли на каблуках. Я уже присмотрела эти туфли.

– О да, платье со шлейфом вам подойдет, – кивнула я. – А вы умеете ездить верхом?

– Что там уметь? – фыркнула свекровь. – Я в детстве в деревне с отцом сколько раз на лошади каталась.

– А-а-а, – задумчиво произнесла я.

На базаре я купила два килограмма картошки, хлеб и масло. Свекровь обошла с десяток продавцов, поводила носом и в итоге заставила меня выстоять очередь, чтобы купить десяток самых дешевых яиц размером с грецкий орех. Выбирая товар, свекровь щурилась, доставала из кармана бумажку, что-то читала и пыталась завести с продавцами беседу. Те устало отмахивались и предлагали ей не морочить им яйца в конце рабочего дня. В ответ свекровь вежливо улыбалась, желала им удачной торговли и «сбычи всех мечт», при этом что-то записывала себе в блокнот.

– Мне еще помидоры надо, – вспомнила я на выходе с базара.

– Я бы тоже купила немного, – загорелась свекровь.

Внутри павильона за прилавками, среди возвышающихся гор овощей и фруктов, стояли торговцы, по большей части выходцы с Кавказа. Окинув взглядом прилавки, я остановила свой выбор на ярко-красных, мясистых помидорах сорта «Бычье сердце». За прилавком хозяйничал лысый мужчина средних лет. Мужчина натирал до блеска яблоки и сооружал из них пирамидку. При виде пирамидки глаза свекрови загорелись лихорадочным блеском. Она схватила меня за руку и буквально потащила к прилавку. Увидев нас, мужчина поставил последнее яблоко на вершину и радушно улыбнулся:

– Вах! Какой красивый девушка! Что хочешь?

– Почем помидоры? – спросила я.

– Совсем недорого, тридцать рублей кило.

– Дороговато, на улице по двадцать пять, – вздохнула я и повернулась, чтобы уйти.

– Вах, красавица, на улице плохой помидор, у меня хороший, бери! – крикнул мне вслед мужчина.

– Я куплю у вас, – раздался за моей спиной голос свекрови.

Я повернулась и удивленно посмотрела на нее. Женщина, которая обегала весь базар в поисках самых дешевых яиц, совершенно неожиданно решила разориться на дорогие помидоры. Свекровь тем временем стала придирчиво рассматривать товар, нюхать его и пробовать на ощупь.

– Бери, женщина, хороший помидор, – сказал продавец и достал из-под прилавка целлофановый пакет. – Сколько берешь? Кило? Два? Три?

– О! Вы так хорошо разбираетесь в своем товаре. Вы настоящий профессионал! – расплылась в широкой улыбке свекровь.

«Ах вот оно что, – усмехнулась я. – Ну-ну, посмотрим, что у тебя получится».

– Вах, женщина, я тут уже десять лет стою, все знаю, – ответил мужчина и протянул свекрови пакет: – Выбирай, который на тебя смотрит, клади сюда!

Но Алла Борисовна, похоже, не торопилась с выбором. Она брала помидоры в руки, мяла их, придирчиво рассматривала и клала обратно на прилавок.

– Вы, наверно, очень хорошо зарабатываете и вам нравится ваша работа? – елейным голоском допытывалась свекровь.

– Вах, женщина, не дави так помидор, все испортишь, – сказал продавец, заметив, что свекровь оставляет вмятины на спелых боках его овощей.

– Скажите, а что вы можете посоветовать мне как профессионал? Какие помидоры лучше? – спросила свекровь, опустив парочку помидоров в пакет.

– Весь помидор хороший, спелый! – ответил мужчина. – Бери еще!

– Вы так любезны, вы, наверно, много зарабатываете, – медленно, нараспев сказала свекровь, взяла с прилавка еще один помидор и стала внимательно рассматривать его со всех сторон.

– Слушай, женщина, ты зачем такое спрашиваешь? Какой тебе разница, сколько я зарабатываю?

Свекровь удивленно посмотрела на мужчину, достала из кармана сложенный вчетверо лист бумаги и углубилась в чтение.

– Я интересуюсь, потому что хочу предложить вам стать моим партнером, – выпалила свекровь. – Да, партнером.

Продавец устало вздохнул и недовольно посмотрел на свекровь:

– Женщина, ты помидор будешь брать или не будешь брать?

– «Наш бизнес, – прочла свекровь, – очень прибыльный и совершенно легальный. Я имею честь пригласить вас на презентацию, которая состоится завтра вечером. Я записываю ваш номер телефона, вы подойдете завтра?»

Мужчина недоуменно посмотрел на свекровь и обратился ко мне:

– Слушай, девушка, у тебя мама сумасшедший?

– Если вы не можете подойти завтра, то скажите, когда вам будет удобно, – гнула свое Алла Борисовна, доставая из кармана блокнот и ручку, – на когда вас записать?

Я опустила пакет с картошкой на пол, подошла к свекрови и похлопала ее по плечу. Свекровь вздрогнула и растерянно посмотрела на меня.

– Алла Борисовна, пойдемте домой, похоже, вы плохо усвоили метод общения с продавцами, – прошептала я и обратилась к мужчине: – Она не сумасшедшая, простите нас.

Мужчина пожал плечами и обиженно произнес:

– Странный женщин. Она что, помидор не будет покупать? Зачем тогда портил?

– Я куплю, давайте мне килограмм, – сказала я.

Выйдя с базара, я направилась к автобусной остановке. Свекровь шла рядом, низко опустив голову и что-то бормоча себе под нос. К остановке подъехал автобус № 254.

– Я еду домой и вам рекомендую, – устало вздохнула я.

– Все-таки не пойму, что я сделала не так. Ведь я же собственными глазами видела, как это делал Даниил Андреевич. И у него получалось. Странно, – покачала головой свекровь.

– Даниил Андреевич посвятил этому не один год жизни, он – профи, а вы – пока что аматор. Вы едете домой?

– Нет, я пойду на кладбище, – сказала свекровь.

– Это еще зачем?

– Там вдовцов много, наверняка у них здоровье не ахти.

– Дело ваше, – пожала я плечами, села в автобус и укатила.

Дома я разложила продукты по полкам холодильника, покормила Матильду и села писать летопись. Вскоре позвонил Даниил Андреевич и сообщил, что Игорь Николаевич будет рад видеть меня в восемь часов вечера.

– Хорошо, – ответила я.

Вечером я распечатала две главы, вложила их в папку и отправилась на встречу. Чем ближе я подходила к зданию из красного кирпича, тем чаще билось мое сердце и тем сильнее подкашивались ноги. Не дойдя до здания, я завернула в ближайшую подворотню, села на лавочку, закурила сигарету и стала перечитывать то, что написала за последнее время. Текст, который совсем недавно казался мне таким красивым и складным, вдруг стал до безобразия вульгарным и бессмысленным. Перечитывая восторженно-лестные фразы, я поймала себя на мысли, что это самый бездарный текст, который я когда-либо писала. От уныния и страха я выкурила еще три сигареты, прежде чем заставила себя подняться с лавочки и подойти к зданию.

Дверь открыл Даниил Андреевич. С неизменной улыбкой на губах он поздоровался со мной и проводил в кабинет, где меня ожидал Игорь Николаевич. На ватных ногах я переступила порог и робко посмотрела на президента. Тот сидел в кресле и рассматривал какие-то фотографии. Увидев меня, президент улыбнулся:

– Добрый вечер, Анна, проходите!

– Вечер добрый, – тихо произнесла я в ответ.

– Ну, как продвигается наша работа? – Президент отложил фотографии и участливо посмотрел на меня.

– Мне кажется, что у меня опять не получилось написать то, что хотелось бы. – Я со вздохом протянула президенту распечатку.

Тот мило улыбнулся, взял папку в руки и начал читать. Я сидела напротив, прижав колени друг к другу, с тоской смотрела по сторонам и по мимике президента пыталась определить, прогонит ли он меня сегодня. Новый текст президент изучал гораздо внимательнее предыдущего и пару раз даже возвращался к первой странице и перечитывал написанное.

– Очень хорошо! – сказал он, захлопнув папку.

– Вам нравится? – робко спросила я.

– Да, очень. Мне кажется, вы начинаете проникаться духом компании. То ли еще будет, когда вы побываете на моем тренинге. Но на сегодняшний день я могу с уверенностью утверждать, что вы выложились на все сто!

– А вам не кажется, что текст получился слишком хвалебным? – осторожно спросила я.

– О нет, отнюдь! Более того, мне кажется, что можно добавить еще немного восторга.

– Но получается, что мы только и делаем, что восторгаемся!

– А что в этом плохого? – спросил президент.

– Да ничего, просто в рекламе такой подход считается не очень корректным.

– Но мы же не рекламируем товар, мы рассказываем людям о том, как прекрасен мир, в котором живут партнеры компании «Happy Life». – Президент взял со стола стопку фотографий и протянул мне: – Фотографии нашей последней поездки в Грецию. Правда, красиво?

– Очень, – восхищенно сказала я, рассматривая снимки.

– Да, наши партнеры самые счастливые люди на свете, – восторженно произнес Игорь Николаевич. – Кстати, я хотел бы поговорить о вас. Что вы думаете по поводу того, чтобы составить нам компанию в следующей поездке? Это было бы весьма полезно для работы. Одно дело – рассматривать фотографии, и совсем другое – принимать непосредственное участие в наших увлекательных путешествиях.

– Это было бы здорово, – улыбнулась я, – но я пока не зарабатываю таких денег.

– Об этом можете не беспокоиться, компания оплачивает отдых не только партнеров, но и своих сотрудников.

– В таком случае мне надо подумать и посоветоваться с мужем. Кстати, можно вопрос?

– Да, конечно.

– После презентации вы сказали, что у меня проблемы с мужем, откуда вы об этом узнали?

– Анна, я знаю многое, – улыбнулся президент. – Я обладаю некоторыми экстрасенсорными способностями и вижу вещи, недоступные простым смертным.

– И что вы видите? Что вы видите во мне? – заинтересовалась я.

– Вижу в вас большой потенциал. Вы сильная, энергичная, умная, но у вас есть большой недостаток.

– Знаю: я вспыльчива, – усмехнулась я.

– Нет, – покачал головой президент, – это не недостаток, а особенность темперамента.

– Тогда что же?

– Вы жаждете справедливости, Анна!

– Разве это плохо? – удивилась я.

– Это не просто плохо, это ужасно. – Президент наклонился ко мне и прошептал: – Уж-ас-но!

– Но что же в этом ужасного?

– А то, что справедливости в этом мире нет и не будет. Потому что такого понятия, как «справедливость», просто не существует. Это миф, сказка, придуманная людьми, которая не стоит того, чтобы расходовать на нее свою драгоценную энергию.

– Не могу согласиться с вами, – ответила я.

– Конечно, не можете, потому что вы, в силу юношеского максимализма, видите мир черно-белым. А в нем очень много оттенков, Анна, больше, чем вы можете себе представить. Я чувствую, что мы еще вернемся к этому разговору и вернемся очень скоро, в тот день, когда вы будете жаждать справедливости настолько неистово, что, возможно, пойдете на необдуманный поступок.

– Вы меня пугаете! Что же за необдуманный поступок я собираюсь совершить?

– О, люди с такой жаждой совершают очень много необдуманных поступков. Впрочем, не будем забегать вперед. Идите, Анна, до встречи.

– До встречи, – сказала я.

По дороге я думала о словах президента и о каком-то поступке, который мне предстояло совершить. Я совершенно не разделяла теорию президента о том, что справедливости не существует. «В конце концов, – размышляла я, – если даже я и совершу необдуманный поступок во имя добра, то мне не будет за него стыдно». Перед сном я поинтересовалась у мужа, считает ли он меня человеком, который постоянно ищет справедливости.

– О да, ты же каждый день повторяешь фразу: «Это несправедливо». То мама тебя несправедливо обидела, то соседка, то с работы уволили…

– Но ведь это действительно несправедливо! – возмутилась я.

– Как посмотреть. С точки зрения мамы, совершенно несправедливо иметь невестку, которая постоянно ей перечит.

– Я ей уже не перечу. Почти.

Глава 11

Тренинг президента

Из дневника Е.Р.

Собираясь на тренинг сетевой компании, вы можете запастись диктофонами, обложиться блокнотами и прихватить пяток ручек, но вряд ли они вам понадобятся. Вы не услышите ничего такого, чего не могли бы прочесть в книге о НЛП (нейролингвистическом программировании).

Другое дело, что, для того чтобы осмыслить предмет и научиться манипулировать людьми, вам придется изучить не одну книгу и разобраться в терминологии, которая зачастую кажется слишком сложной. Именно поэтому многие сетевики упрощают и выдают на-гора советы из книг по психологии, забывая при этом упомянуть первоисточник и присваивая себе чужие идеи.

На тренингах вас вряд ли научат материализовать деньги из воздуха одним щелчком пальцев, не выдадут таинственные заклинания, привлекающие богатство, и не откроют некое сакральное знание, помогающее в работе. Тренинг – это еще одна возможность убедить адептов в том, что они на правильном пути. Сплотить их вокруг себя, поднять боевой дух и… выдать несколько рекомендаций.

Следующий месяц я ударно трудилась на благо компании «Happy Life». Вместе со мной трудилась моя свекровь, которая подыскивала себе партнеров и доставала городской совет предложениями выставить на аукцион ипподром, дескать, в обозримом будущем она желает его приобрести. Трудилась подруга Лена, продавшая газету сокурснику Михаилу и уехавшая в Москву строить команду, трудилась Матильда, рвавшая когтями сетку, которую я латала почти каждый день, и в поте лица трудилась Мария Семеновна, регулярно строчившая письма в милицию. Даже мой муж трудился что есть сил, правда, на благо американской компании по производству софта. И только Ардалион лежал на балконе, широко разбросав лапы и подставляя жаркому летнему солнцу черное пузо и не менее черные яйца.

За месяц я четко усвоила, что все слова, имеющие отношение к компании «Happy Life» и ее продукту, надлежит писать исключительно с большой буквы; в конце предложения, которое адресовано потенциальным партнерам, надо ставить один восклицательный знак, звездным лидерам – два, лидерам галактики – три, а после афоризмов и личных обращений президента – шесть, и ни одним меньше.

Трижды за месяц Даниил Андреевич будил меня посреди ночи и вез на дачу Игоря Николаевича, дабы я задокументировала гениальную мысль, внезапно озарившую светлую голову нашего президента. И хотя муж недовольно ворчал, называя такое поведение «замашками мерзкого буржуя», я убеждала его в том, что за такие деньги можно и подсуетиться, и мчалась на встречу. Мысли президента были кратки. Покачиваясь в кресле-качалке, он задумчиво смотрел на звездное небо и говорил что-то вроде: «Не бойся, я рядом!» или «Сетевой маркетинг – вот что дарит богатство!»

Я зевала и исправно записывала мысли президента в блокнот. Даниил Андреевич стоял рядом, как правило, с подносом, на котором дымилась чашка кофе для президента или бокал шампанского для него же, и после каждой фразы закатывал глаза, произнося восхищенно, с придыханием: «Какая гениальная мысль!» Президент довольно улыбался и заводил разговор ни о чем. В течение следующего часа, а то и двух, мы говорили о космических энергиях и судьбах человечества.

Я все больше и больше проникалась доверием к этому человеку, сумевшему в наши дни обеспечить деньгами не одну сотню людей. Беседуя с ним на равных, я ощущала свою нужность, и вера в то, что я на правильном пути, крепла с каждой нашей встречей. Я полностью избавилась от головной боли, раздражительности и благодаря нехитрым рекомендациям Игоря Николаевича стала проще смотреть на жизнь. И хотя в глубине души я все еще скептически относилась к методам работы сетевых компаний, меня вполне устраивали положение придворного копирайтера, свободный график работы и достойная оплата. К концу месяца я стала подозревать президента в склерозе, поскольку он имел обыкновение повторять уже сказанное по десять раз.

Работа над летописью подходила к концу, мне выдали еще пятьсот долларов и пообещали отдать остаток после того, как я напишу последнюю главу – главу, посвященную тренингу.

С нетерпением я ждала тренинга, на котором мне предстояло обрести некое сакральное знание, помогающее людям достигать небывалых высот.

Утром накануне тренинга ко мне прибежала свекровь и со слезами на глазах сообщила, что она пролетает мимо, поскольку не сумела набрать нужное количество баллов, чтобы пройти квалификацию на лидера начальной стадии.

– Ну уж не знаю, чем вам помочь, – развела я руками.

– А может, ты их купишь, а? – В голосе свекрови послышались жалобные нотки. – Я узнавала, так многие делают, чтобы получить квалификацию. Заполним пять разных анкет, чего тебе стоит.

– Ни фига себе! Вообще-то это стоит тысячу пятьсот долларов, у меня нет таких денег, – ответила я.

– Вот так всегда! Что же мне теперь, ипподрома лишаться из-за тебя? – обиженно надулась свекровь.

– Во-первых, Алла Борисовна, вы еще и на лошадиный хвост не заработали, – отметила я, – а во-вторых, не я вас заставляла идти в этот бизнес. Значит, вы плохо трудились, раз не заработали нужное количество баллов.

– Я трудилась очень даже хорошо. Где я только не была: и в театр ходила, и все поликлиники города обошла, даже зоопарк посетила, – принялась перечислять свекровь.

– Вы бы еще в цирк сходили, – усмехнулась я.

– Точно, в цирке я еще не была, – загорелась свекровь и побежала в цирк.

Вскоре она позвонила и сообщила, что в цирке пилюли не купили.

– Аннушка, ну подумай, может, еще кто хочет приобрести? Продукт ведь хороший, всего пять мест, всего пять! – взмолилась свекровь.

– Да нет у меня никого, я же вам утром сказала.

– Так я и знала, что в последнюю минуту ты меня не поддержишь! Недаром Даниил Андреевич предупреждал меня, что все люди волки! – зло выкрикнула свекровь и бросила трубку.

«Странная женщина», – подумала я.

Вечером свекровь позвонила моему мужу и стала умолять его приобрести чудо-пилюли, пообещав, что после ее смерти он унаследует ипподром.

– Да не нужен мне твой ипподром, – отмахнулся муж. – Эти таблетки Ане бесплатно выдают, зачем мне их покупать?

Свекровь начала кричать в трубку, и по обрывкам фраз я уловила, что она лишает сына ипподрома, всех лошадей и грозится завещать свою квартиру харьковскому зоопарку.

– Мама, мне кажется, это нечестно с твоей стороны – пытаться заработать на родном сыне, – вздохнул Олег.

И вновь Алла Борисовна обиженно бросила трубку.

– Что с ней происходит? – спросил муж.

– Да ничего особенного, пытается попасть на тренинг.

– Так, может, купить у нее эти таблетки?

– Не надо, я там буду, запишу все на диктофон и потом дам ей послушать. Это нечестно, Олег. Люди старались, зарабатывали баллы, а она хочет просто так проскочить. Попомни мое слово, потом она будет каждый раз прибегать и просить купить у нее то баночку, то две.

– Тут ты права, – согласился муж, – уж я-то маму знаю. Но ты запиши речь президента, если представится такая возможность, хорошо?

– Конечно, запишу, – улыбнулась я.

На следующий день Даниил Андреевич заехал за мной в одиннадцать часов утра, и мы поехали на дачу президента. По дороге галактический лидер нервничал и то и дело смотрел на дорогу в зеркало заднего вида.

– Что-то не так? – спросила я.

– Все хорошо, Анна, – сухо ответил он. – Кстати, дайте мне диктофон.

– Зачем?

– Игорь Николаевич запрещает запись на тренингах, это очень ценная информация для узкого круга избранных, в который вам посчастливилось войти. Однако мы соблюдаем осторожность. Дайте мне диктофон.

– Хорошо, – пожала я плечами.

На тренинг президента собралась та же компания, которую я видела на празднике. Преобразившаяся до неузнаваемости продавщица из магазина со своим сантехником Василием, Марьяна Сбруева, рыжеволосая женщина, которая на презентации первой подписала анкету, и еще с десяток мужчин и женщин. Была среди них и моя подруга Лена, которая, заметив меня, помахала мне рукой и вошла в дом. Даниил Андреевич провел всех в гостиную. В помещении царил полумрак, окна были задрапированы бордовыми бархатными шторами, которые спускались вниз тяжелыми складками. В центре гостиной, на небольшом возвышении, стояло массивное, наподобие трона, кожаное кресло. Даниил Андреевич усадил всех согласно номеркам на расставленных полукругом рядом с подиумом стульях и куда-то ушел. Люди расселись и стали перешептываться друг с другом, показывая на красные бархатные коробочки, лежавшие на столике рядом с «троном». Откуда-то из-за занавески вынырнул Даниил Андреевич и принялся одну за другой зажигать свечи в массивных кованых светильниках, развешенных по периметру комнаты. Гостиная залилась мягким светом, от которого стало тепло и уютно. Зазвучали фанфары, на сцену вышел президент компании в темно-синей, расшитой золотыми звездами накидке.

– Приветствую вас, о лучшие из лучших! – сказал президент.

– «Happy Life» forever! – закричали люди, дружно поднялись со своих мест и неистово зааплодировали.

Овации не смолкали минут пять. Президент довольно улыбался, расхаживал возле кресла как павлин, а люди хлопали и не сводили глаз со своего кумира.

– Садитесь, достаточно, – сказал президент, опускаясь в кресло. – Сегодня необычный день…

В гостиной воцарилась абсолютная тишина. Президент обвел глазами собравшихся и продолжил:

– Прежде чем приступить к главному, я хочу, чтобы вы осознали, как вам несказанно повезло. Многие из тех, кто начинал вместе с вами, мечтали попасть на этот тренинг, но, увы, им не хватило мудрости следовать тем рекомендациям, которые дают наши лидеры. Эти люди сомневались, сомневались в собственных силах, в компании, и сегодня они остались за бортом, в то время как вы вступаете на борт белоснежного лайнера, уносящего вас в далекое плавание. Ура!

Послушные адепты ответили президенту восторженными аплодисментами.

– Уже через пару дней, – продолжил президент, – все вы будете лежать на пляже одного из лучших островов мира и предаваться отдыху. Отдыху, который вы заслужили. А сегодня я хотел бы поприветствовать и наградить тех, кто сделал немножечко больше, чем все остальные. Приветствуем наших новых лидеров – лидеров галактики Василия Приходько и Марьяну Сбруеву и звездных лидеров – Дарью Шматову, Надежду Михальчук и Елену Разину.

Заиграла торжественная музыка, под звуки которой президента окружили продавщица с сантехником, Марьяна, женщина с презентации и моя подруга Лена. Люди стоя приветствовали новых лидеров, осыпая их, казалось, нескончаемыми овациями. Даниил Андреевич подошел к столику с коробочками и стал по очереди награждать названных. Новоиспеченные звездные лидеры получили по золотой звезде, а каждый лидер галактики – платиновый земной шар, усыпанный бриллиантами. Когда очередь дошла до Марьяны, та не выдержала и разрыдалась.

– Это слезы радости. Радости и успеха! – крикнул президент.

Марьяна забилась в рыданиях.

– Давайте я вам помогу присесть, – предложил Даниил Андреевич и проводил Марьяну до кресла.

Усадив ее, он зло посмотрел по сторонам и что-то прошептал ей на ухо. Марьяна вздрогнула и тут же согласно кивнула.

– Ну что ж, теперь, когда лучшие из лучших получили награды, приступим к тренингу, – продолжал между тем президент.

Взгляд его стал сосредоточенным и серьезным.

– Прежде всего я хочу, чтобы вы четко усвоили все, что я сегодня скажу, – предупредил он своих слушателей. – Многие из вас уже добились успеха, но вы прекрасно понимаете, что это только начало. Вас ждут великие свершения. С моей помощью вы станете властелинами мира, королями и королевами, которые будут гордо восседать на троне и править миром. Сегодняшний тренинг даст вам знания, которые необходимы для того, чтобы двигаться дальше. Итак, приступим.

Президент поднялся и стал расхаживать вокруг своего трона, шурша тяжелым подолом мантии.

– Очень скоро команды, которые вы собрали и благодаря которым сегодня получили награды, могут разрушиться, как карточный домик, и для того, чтобы удержать их, вам будет мало знаний и приемов, которым я обучал вас все это время. На сегодняшний момент вы в совершенстве владеете искусством налаживать доверительные отношения. Помните, как я учил вас подстраиваться к движениям собеседника, к его дыханию, манере разговора?

– Помним, – хором ответили собравшиеся.

– Это помогло вам в вашей работе?

– Да.

– А помните, что самое важное в нашей работе?

– Помним!

– Встаньте, встаньте и повторите это еще раз.

Ряды дружно поднялись и в один голос ответили:

– Вера в себя, вера в продукт, вера в компанию! «Happy Life» forever!

Президент остановился, провел рукой по креслу и сказал:

– Этого мало. Сегодня я научу вас, как манипулировать людьми.

От неожиданности я чуть не выронила блокнот. Между рядов послышалось шушуканье.

– Вы, видимо, испугались слова «манипулировать»? – улыбнулся президент. – Что ж, это объяснимо. Но, друзья мои, вы знаете, что цели наши благородны. Мы желаем здоровья и благополучия себе и нашим близким. Вспомните, как Господь изгонял демонов, и представьте, что вы делаете то же самое. Вы изгоняете из душ людей демонов нерешительности, демонов страха и дарите им здоровье и финансовое благополучие. Через год, получая звезду лидера, ваши подопечные будут благодарить вас за то счастье, которое вы им даровали. Скажите, разве это не прекрасно – дарить людям счастье?

– Прекрасно! – откликнулась толпа.

– Вот видите.

Президент обошел кресло, приподнял полы мантии и сел, закинув ногу на ногу.

– Научившись нескольким приемам, вы будете манипулировать сознанием людей, и они пойдут за вами подобно детям. Детям, которых вы возьмете за руку и поведете по дороге добра, как это сделал в свое время я. Самое главное, не забывайте: все, что мы делаем, мы делаем исключительно в добрых целях. Помните об этом, друзья мои, помните каждую минуту! Разве это не прекрасно – творить добро?

– Прекрасно!

– Ну что ж, тогда рассмотрим первую технику. Она называется «Скрытые метафоры». Вот представьте себе ситуацию: вы встречаете человека, которому жизненно необходимо приобрести наш чудо-продукт. Естественно, он об этом еще не догадывается, но вы-то знаете, что у него проблемы с женой, больные почки, низкая зарплата. Он живет в мире проблем и страхов, но, если вы подойдете и скажете ему: «Дружище, ты должен купить наш продукт», – он наверняка откажется. Вы сталкивались с такими людьми?

– Сталкивались, еще как сталкивались! Я своей сменщице предложила купить Magic Pills, так она мне такое сказала, – выкрикнула продавщица, – на весь магазин опозорила!

– И это нормально, Дарья Ивановна. Ваша сменщица проявила совершенно нормальную человеческую реакцию. А теперь вообразим себе другую ситуацию: вы подходите к вашей сменщице, хлопаете ее по плечу и говорите: «Представляешь, вчера я встретила заведующую нашим магазином, она рассказала мне о своих проблемах, и я сказала: “Ты должна купить наш продукт!”» Повторите несколько раз, выделяя интонациями, фразу: «Ты должна купить наш продукт». Сделайте это, и вы увидите, насколько изменится реакция вашего собеседника. Поступая таким образом, вы адресуете свое послание бессознательному в человеке, то есть минуя его сознание, обманутое тем, что продукт предлагают не ему лично, а кому-то другому. Вы понимаете, о чем я говорю?

Собравшиеся молча кивнули.

– Отлично. Техника вторая. Назовем ее «Три “да”». Чтобы человек ответил вам согласием, необходимо, чтобы до этого он трижды сказал «да». Например, вы встречаете человека и говорите: «Не правда ли, сегодня чудесная погода?» «Да», – отвечает он. «Ты, видимо, идешь на работу?» «Да», – снова отвечает ваш собеседник. Вы говорите очевидные для него вещи, на которые он дает утвердительные ответы. Еще вопрос: «Я помню, ты говорил, что недавно развелся с женой?» Ваш собеседник снова отвечает положительно. «Слушай, у меня есть пять минут свободного времени, я хочу рассказать тебе кое-что, ты хочешь поговорить со мной?» Ваш собеседник наверняка скажет «да», поскольку он уже сказал это трижды. В случае, если ответ будет утвердительный, вы можете перейти к технике скрытых команд, если же ваш собеседник сошлется на нехватку времени или нежелание разговаривать, вы можете спросить: «Когда тебе будет удобно пообщаться со мной: сегодня вечером или завтра с утра?» Задавая вопрос таким образом, вы не оставляете собеседнику практически никакого шанса сказать «никогда». Вы уже назначили встречу, на которую он придет, ему только осталось выбрать удобное время. Вы понимаете, о чем я говорю?

Люди снова кивнули.

– Хорошо. Третья техника, о которой я хочу рассказать, – «Работа с метафорами». Например, вы хотите, чтобы новичок подписал договор о сотрудничестве. Вы чувствуете, что он сомневается, что еще чуть-чуть, и он уйдет и вернется к своей прежней жизни. Вы, как добрый, заботливый человек, не можете этого допустить. Стараясь не вызывать подозрений, положите на стол договор и ручку и скажите: «Подписав этот договор, ты круто изменишь свою жизнь, а пока я хочу, чтобы ты вспомнил, что приятного было в твоей жизни. Уверен, что когда-то давно ты сидел точно так же, и рядом с тобой сидели хорошие друзья, вы о чем-то оживленно болтали и вам было весело. Помнишь, как тебе было весело?» Сказав это, вы создаете первое параллельное пространство. В этот момент человек наверняка вспомнит какое-то приятное событие и углубится в воспоминания. Если вы точно знаете, что человек счастлив в браке, то можете сказать: «А помнишь, как ты стоял в загсе и ставил свою подпись в книге регистрации? Помнишь, как твое сердце замирало от восторга в предвкушении жизни с самым любимым человеком на свете?» Второе пространство. «А помнишь, как ты хотел купить машину и сомневался, стоит ли? А потом купил ее и радовался как ребенок». Третье пространство. В зависимости от ситуации вы можете создавать столько пространств, сколько будет необходимо. Вы будете водить по ним человека, погружать его в приятные воспоминания, при этом не забывая, что есть одно – главное – пространство, в котором он должен подписать договор. Через какое-то время вы заметите, что человек расслабленно улыбается, вспоминая приятные эпизоды своей жизни, и тогда вы можете ласково сказать: «В жизни столько приятных моментов, подписанный тобой договор – гарантия того, что приятные моменты будут случаться с тобой каждый день». И если ваш собеседник не подписал договор в процессе, то он подпишет его после того, как вы закончите свою речь.

Произнеся последнюю фразу, президент посмотрел на меня в упор. Я онемела от ужаса, опустила глаза и сделала вид, будто что-то записываю в блокнот.

Президент встал и хлопнул в ладоши:

– Тренинг завершен!

Люди поднялись и вновь устроили овацию.

– «Happy Life» forever! – крикнул президент. – Помните! Вы лучшие! Вы творите добро! Помните об этом. Идите. Идите и сейте добро!

Под шум рукоплесканий президент начал ходить по рядам и пожимать руки собравшимся. Когда президент приблизился к Марьяне, та протянула руку и вдруг задрожала как осиновый лист и рухнула на пол. Тут же подскочил лакей, подхватил женщину и понес по направлению к двери. Остальные бурно аплодировали, протягивая президенту руки. Когда очередь дошла до меня, я робко протянула руку и подняла глаза. Президент ласково посмотрел на меня и крепко сжал мою влажную от волнения ладонь. На сцену выскочил Даниил Андреевич:

– Прошу всех проследовать за мной!

Лидер махнул рукой и побежал к двери. Под звуки веселого марша толпа, ликуя и аплодируя, последовала за ним, скандируя на ходу: «“Happy Life” forever!» Я застыла на месте как вкопанная. Президент стоял рядом, все еще сжимая мою руку. Когда за последним участником процессии закрылась дверь, он выпустил мою ладонь и улыбнулся:

– Ну что, Анна, я вижу, вы немного смущены?

– Вообще-то да, – ответила я. – Мне не очень нравятся все эти техники.

– Бросьте, Анна, многие люди применяют их каждый день бессознательно и во вред окружающим, я же учу делать это осознанно и исключительно в мирных целях.

– Но ведь это своего рода давление, разве нет? – спросила я.

Президент устало вздохнул и усмехнулся:

– Скажите мне, Анна, как вы поступаете, когда ваш муж приходит домой поздно хорошо навеселе?

– Обижаюсь, иногда даже не разговариваю с ним, пока он не попросит прощения, – ответила я.

– Вот видите, вы скрыто манипулируете им – заставляете человека сделать то, что он, может быть, и не сделал бы, если бы вы не изображали из себя обиженную до глубины души жену.

– Да, но… – попыталась возразить я.

– Никаких «но», Анна. Вы сами только что признались, что используете манипуляции для достижения своих целей. Мы делаем то же, однако исключительно во имя добра. Мы еще поговорим об этом попозже, а сейчас я вынужден вас покинуть. Мне надо принять Magic Pills и немного отдохнуть после тренинга. Сами понимаете, держать такую разношерстную аудиторию крайне сложно.

– Конечно, – поспешно обрадовалась я, опасаясь, что наш разговор с президентом затянется.

– Даниил Андреевич довезет вас до дома, до скорой встречи. – Президент похлопал меня по плечу. Вздохнув, он добавил: – Знаете, мне так радостно осознавать, что я могу помочь людям избавиться от их проблем. Я не устаю благодарить Господа за ту силу, которую он мне дал. И пусть, пусть мне сегодня придется долго восстанавливаться, я буду знать, что люди ушли с сердцами, наполненными любовью к ближним. Ушли творить добро! До встречи, Анна.

– До встречи, – ответила я и поплелась к выходу.

За забором люди рассаживались в свои машины и уезжали. Подруга Лена лихо заскочила в черный джип, опустила окно, помахала мне рукой и дала по газам, едва я успела сделать шаг в ее сторону. Марьяна Сбруева с опухшими от слез глазами стояла возле красной «мазды» и пыталась открыть дверцу, нажимая на пульт управления. Увидев меня, она улыбнулась измученной улыбкой и вяло махнула рукой. Тут же подскочил Даниил Андреевич, что-то прошептал ей на ухо, после чего Марьяна села в машину и медленно поехала по гравиевой дорожке. Я успела разглядеть номер машины – З 2212 ИА – и только собралась записать его в блокнот, как ко мне подскочил Даниил Андреевич.

– Что вы там записываете? – спросил он, заглядывая через плечо.

– Да так, я вспомнила, что забыла записать одну очень важную фразу, которую сказал наш президент, – ответила я.

– Можно мне полюбопытствовать? – спросил Даниил Андреевич и, не дождавшись разрешения, выхватил из рук блокнот и стал листать его.

«Зэ, двадцать два, двенадцать, и, а, – повторила я в уме несколько раз. – Только бы не забыть номер, только бы не забыть!»

– Возьмите, – протянул мне обратно блокнот Даниил Андреевич. – У вас ужасный почерк.

– А у вас ужасная привычка подозревать меня во всемирном заговоре, – ответила я.

– Я вам уже говорил, что я вас ни в чем не подозреваю, просто я очень бдителен. Это моя обязанность, – процедил сквозь зубы Даниил Андреевич.

– Понимаю, лучше перебдеть, чем недобдеть, – усмехнулась я.

Даниил Андреевич довез меня до дома, как всегда, сухо попрощался и сказал, что перезвонит мне в ближайшее время.

– А вы не можете сказать, когда конкретно вы будете звонить? Понимаете, я целыми днями вынуждена сидеть и ждать вашего звонка.

– Не могу. Сидите и ждите, вам за это платят деньги, немалые деньги! – ледяным тоном ответил галактический лидер.

– В таком случае до свидания, – ответила я.

Дома я легла на диван и стала думать над словами президента. Чем дольше я думала, тем больше запутывалась в собственных мыслях. С одной стороны, я была согласна с Игорем Николаевичем. Все мы так или иначе манипулируем людьми, овладевая этим незамысловатым искусством раньше, чем научимся говорить.

Младенец прекрасно знает, что стоит ему поднять ор, как тут же подскочит заботливая мамаша и начнет с ним сюсюкаться. Хитрая жена заставит мужа поступить так, как ей необходимо, и мастерски убедит его в том, что это было его, и только его, желание. Провинившийся супруг, дабы не получить по ушам за выпивон с друзьями, придет посреди ночи с бриллиантовым колье в зубах и скажет, что ради этого колье ему пришлось выпить на спор бочку пива.

Всю свою жизнь мы манипулируем людьми, добиваясь собственных целей, зачастую не чувствуя абсолютно никакой вины за свои слова и поступки. Мы делаем это, даже не догадываясь о чудовищной силе манипуляций. Делаем, прикрываясь исключительно благими намерениями.

С другой стороны, бытовые манипуляции казались мне безобидными детскими шалостями, не идущими ни в какое сравнение с тем, чему учил на своем тренинге Игорь Николаевич.

С третьей, и, пожалуй, самой важной стороны, меня насторожило поведение Марьяны Сбруевой, которая вместо того, чтобы ликовать со всеми и радоваться титулу лидера галактики, рыдала навзрыд и падала в обморок.

Последнее обстоятельство тревожило меня больше всего. Выкурив полпачки сигарет, я все же набралась храбрости и… пошла к Марии Семеновне. Увидев меня на пороге, та удивленно вздернула брови.

– Мария Семеновна, мне нужна ваша помощь, – вздохнула я и заискивающе посмотрела на соседку.

– Дайте догадаюсь, наверняка ваша кошка перегрызла то позорище, которым вы завесили окна, прыгнула на наш балкон и теперь сидит где-нибудь под кроватью, – сказала Мария Семеновна.

– Нет, речь о компании «Happy Life», мне кажется, там что-то нечисто… Можно мне войти?

– Ну наконец-то! Мы, оказывается, прозре-е-ели, – нараспев проговорила Мария Семеновна и махнула рукой: – Входите, Аннушка, входите. Теперь уже можно и о Марии Семеновне вспомнить.

– Спасибо, – ответила я и прошла в прихожую.

Валерий Вениаминович сидел на стульчике, наклонившись над распластанной на полу тушей Ардалиона, и ворошил пальцами в шерсти у кота на спине, внимательно всматриваясь в нее.

– Здравствуйте.

– Здравствуйте, Аннушка, – ответил Валерий Вениаминович. – А мы вот все с блохами воюем.

– Вы бы лучше обработали его специальным составом от блох и ошейник купили, – посоветовала я, наблюдая за тем, как подслеповатый Валерий Вениаминович пытается разглядеть черных блох в черной шерсти.

– Да вот, Машенька говорит, что вредно средством обрабатывать, – робко сказал Валерий Вениаминович и посмотрел на грозную супругу, которая стояла в дверях, подперев руками бока.

– Да, вредно, к тому же мне блохи нужны, – рыкнула Мария Семеновна.

– Зачем вам блохи? – поинтересовалась я.

– Надо мне, для дела, – важно сказала Мария Семеновна и цыкнула на мужа: – Сходи купи батон, нам с Анной надо поговорить.

– А как же блохи? Ты велела сорок штук набрать, а у меня всего пять. – Валерий Вениаминович показал на майонезную баночку, по стенкам которой прыгали блохи.

– Завтра наберешь, иди уже, – приказала грозная супруга.

– Как скажешь, – пожал плечами Валерий Вениаминович.

После его ухода Мария Семеновна села в кресло и с видом большого начальника произнесла:

– Ну, я вас слушаю. Сколько денег вы уже вбухали в вашу чудо-компанию?

– Я – нисколько, вообще-то я пришла к Валерию Вениаминовичу. Помнится, у него были связи в милиции, а мне нужно узнать, на кого зарегистрирован один автомобиль и где проживает владелец.

– Если вы о машине вашего уважаемого Даниила Андреевича, то зарегистрирована она на некую Лидию Михайловну Бутову, проживающую в Ростове. Адреса точно не помню, но у меня все записано. – Мария Семеновна гордо задрала голову и с превосходством посмотрела на меня.

– Из вас получился бы неплохой разведчик, – сказала я. – Нет, меня интересует другой человек.

– Другой человек является гражданином США, постоянной регистрации в нашем городе не имеет.

– Вы о ком? – удивилась я.

– О вашем прекрасном президенте Игоре Николаевиче Благове.

– Да-а, информации вам не занимать, – восхитилась я.

– Я в отличие от некоторых все это время занималась делом, а не за шампанским в ларьки бегала, – съязвила Мария Семеновна.

– Да-да, конечно, – я закусила губу и с надеждой посмотрела на Марию Семеновну, – но меня интересует другой человек. Я хочу узнать, где проживает Марьяна Сбруева.

Услышав имя Марьяны, Мария Семеновна удивленно подняла брови.

– Я надеюсь, с ней все в порядке? – с тревогой в голосе спросила она.

– О да, сегодня она получила награду лидера галактики. Правда, мне показалось, что не очень-то обрадовалась ей…

– Так я и знала! А ведь я ее предупреждала, просила пойти в милицию и все рассказать. Но нет, алчность взяла свое, э-э-эх, – разочарованно вздохнула Мария Семеновна.

– Так вы с ней общались? Вы знаете, как ее найти?

– Что тут знать, она квартиру снимает в соседнем квартале. Муж к ней позавчера приезжал. Мы вместе умоляли ее бросить всю эту бесовщину, опомниться, посмотреть на мир реальными глазами и написать заявление в милицию.

– И что она? Что она сказала? – сгорая от любопытства, спросила я.

– Ничего. Сказала, что верит в компанию, что это единственно правильный путь – путь к здоровью и благосостоянию. Сказала, что ее постигли определенные неудачи, потому что она не до конца следовала рекомендациям президента, но у нее есть последний шанс все исправить и заработать кучу денег. Хм, – пренебрежительно фыркнула Мария Семеновна, – можно подумать, что в деньгах счастье. Кстати, как там поживает ваша прекрасная свекровь?

– Нормально, правда, она ничего не продала и не получила квалификацию.

– Жаль, искренне жаль, я надеялась, что ее хорошенько облапошат, это послужило бы ей уроком.

– Мария Семеновна, а что вы еще знаете про «Happy Life»? – спросила я.

– Больше мне пока ничего не удалось выяснить, я ожидаю ответов на свои письма, которые должны прийти со дня на день. Были у меня некоторые подозрения, но они не подтвердились. Ваш президент хорошо постарался, придраться не к чему. Все легально и законно.

– Слава богу. Я уж подумала, что там какой-то криминал.

– Конечно, криминал, – вспылила Мария Семеновна. – Разве ж это не криминал – мужа с женой разводить? Куда уж криминальнее!

– Ну, тут спорный вопрос… Со слов Марьяны все было несколько иначе, – ответила я.

– Анна, да вас там гипнотизируют, неужели вы не понимаете? Вы же ничего, кроме этой компании и чудо-продукта, не видите!

Мария Семеновна поднялась с кресла и принялась медленно расхаживать по комнате.

– Ничего-ничего, я найду доказательства, рано или поздно найду. – Проходя мимо стола, она пригрозила кулаком лежавшей на нем газете.

– Возможно, вы и найдете, но не могли бы вы дать мне номер телефона Марьяны или сказать, где она проживает? – попросила я.

– Номер не дам. Ей без толку звонить, она трубку не поднимает. Лучше я дам адрес, может, вам она что-то и расскажет.

– Было бы здорово, – улыбнулась я.

Мария Семеновна подошла к шкафу, достала из выдвижного ящика старенькую записную книжку и принялась листать ее.

– Вот, записывайте: улица Легионовская, дом три, квартира тридцать два. На двери кодовый замок – шестьдесят семь.

– Шестьдесят семь, – по слогам произнесла я, записывая данные на клочке бумаги, который лежал на столе.

– Возможно, с вами она будет более откровенна, вы ведь в одной шайке-лейке, – пробурчала Мария Семеновна.

– Буду надеяться, – ответила я, поднимаясь со стула. – Ну, я пойду.

– Идите, Анна. Надеюсь, вы поделитесь со мной ценной информацией, если вам удастся раздобыть таковую?

– О, несомненно, конечно, поделюсь. – Я направилась к выходу, сказав на прощание: – Спасибо вам.

Дома меня ждал неприятный сюрприз. В гостиной, вжавшись в кресло, сидела моя свекровь с выпученными от страха глазами. Напротив нее сидел мой муж и нервно барабанил пальцами по столу. Увидев меня, свекровь вздрогнула и испуганно прошептала:

– Никого не видела на лестнице подозрительного?

– Нет, – ответила я, – а что?

– И слава богу, значит, не уследили, куда я пошла, – облегченно вздохнула свекровь.

– Что происходит? – спросила я.

– Мама какое-то время поживет у нас. – Муж робко посмотрел на меня.

– Да что случилось-то?!

Свекровь пугливо посмотрела по сторонам и прошептала:

– Меня преследуют!

– Кто? – удивилась я.

– Соседи.

Ничего не понимая, я посмотрела на мужа и, присев на краешек стула, вновь обратилась к свекрови:

– И за что же они вас преследуют?

– За Magic Pills. Они требуют вернуть деньги – им не помогли таблетки.

– Вот те раз, – разочарованно прошептала я, – а мне помогли… У меня голова не болит, чувствую себя бодрой, как никогда. Вам ведь тоже помогли, Алла Борисовна?

– Мне – да, а им нет! – выпалила свекровь. – Вполне вероятно, что они неправильно их принимали, я им так и объяснила, а они все равно требуют вернуть деньги. Угрожали спустить с меня шкуру.

«И ты, конечно же, приехала спасать свою шкуру к нам», – подумала я и язвительно заметила:

– Так что, Алла Борисовна, получается – не видать вам ипподрома?

– Анна, прекрати немедленно! – резко одернул меня муж, окинув грозным взглядом.

– Почему же, очень даже видать! Я продам квартиру, перееду в другой город и начну все сначала. Даниил Андреевич сказал, что не следует обращать внимание на неудачи, они случаются с каждым. Необходимо стремиться к успеху, и рано или поздно он придет, – убежденно заявила свекровь.

– Ага, значит, вы решили продать квартиру, – покачала головой я, – а до этого времени, насколько я понимаю, вы намереваетесь жить у нас?

– Да, – свекровь недоуменно посмотрела на меня, – а что в этом такого? Или вы предпочитаете, чтобы с меня спустили шкуру?

– Мама, мы предпочитаем, чтобы ты была жива и здорова, правда? – Олег испытующе уставился на меня.

– Правда-правда, конечно же, предпочитаем. Вот только сдается мне, что вы переедете к нам как минимум на год, потому что продать вашу халабуду будет ой как нелегко, – вздохнула я.

– Очень даже легко, в конце концов, у меня есть спонсор – Даниил Андреевич, он наверняка поможет мне в беде, – парировала свекровь.

– Конечно, поможет, еще как поможет, – кивнула я и посмотрела на мужа: – Олег, мне кажется, здесь что-то нечисто.

– Что именно? – спросил муж.

Я вздохнула и рассказала мужу все: и о том, как проходил тренинг, и о странном поведении Марьяны.

– Господи, как я пропустила такое важное событие?! Если бы я обладала такими знаниями, то наверняка нашла бы что сказать своим соседям! – воскликнула свекровь, как только я закончила речь. – Аннушка, расскажешь мне потом более подробно, я все запишу.

– Да, странно, – покачал головой муж. – И что ты собираешься делать?

– Я собираюсь завтра поговорить с Марьяной, может, удастся ее убедить рассказать мне правду. Других зацепок у нас нет – Мария Семеновна и та ничего криминального не нашла, – ответила я.

– А я думаю, что президент искренен, и все, что он говорит, правильно. Просто наши неразумные граждане все переиначивают на свой лад, – заметила свекровь.

– Знаете, Алла Борисовна, вы лучше меньше думайте, – посоветовала я.

За диваном послышался какой-то шорох. Я вытянула шею и увидела большого жирного кота – любимца свекрови Василика. Кот лежал на полу и грыз ножку дивана, обхватив ее передними лапами.

– Это еще что такое? – спросила я.

– Это Василик, мой кот. Не могла же я его оставить дома одного. Он бы умер с голоду, да и не привык он к одиночеству. Поживет пока здесь, со мной.

– Как это здесь? Что значит – «поживет»? – возмущенно переспросила я и топнула ногой: – А ну брысь, не фиг мой диван портить.

– Аннушка, ну что ты так нервничаешь? Успокойся. – Свекровь поднялась с кресла, взяла Василика на руки и поцеловала в морду: – Ути, мой хороший, что же ты ножки грызешь? Нельзя ножки грызть.

– Олег, – повернулась я к мужу, – ты уж извини, но я этого терпеть не намерена. С котом надо что-то делать, он не может жить в квартире с нашей кошкой, а вдруг он на нее набросится, посмотри на эту тушу, он же ей горло перегрызет, бр-р-р!.. – Меня передернуло.

– Не перегрызет, не переживай, – ласково ответил муж. – Они уже познакомились. Матильда надавала ему по морде и загнала под диван. Она же на своей территории.

– Хоть у кого-то в этом доме есть право защищать свою территорию, – плюнула я и пошла в спальню.

До вечера я валялась на кровати, делая вид, что читаю книжку. Свекровь возилась на кухне, муж работал в гостиной, а моя тщедушная Матильда гоняла Василика по всей квартире. Ближе к вечеру со стороны кухни стал доноситься какой-то странный запах. Принюхавшись, я идентифицировала его как запах подгоревшей рыбы. «Ничего-ничего, – подумала я, – пускай покуховарит, не будет потом мою стряпню критиковать». Дабы ликвидировать запах, я встала с кровати, на цыпочках подошла к балкону, стараясь не шуметь, открыла его и снова шмыгнула на кровать. Через десять минут запах усилился, вместе с ним спальня стала потихоньку заполняться едким дымом. Я вскочила с кровати и побежала на кухню. На табуретке, прислонившись спиной к стене и свесив набок голову, заливалась храпом моя свекровь. На плите дымилась сковорода с жареной рыбой.

– Алла Борисовна, – пнула я свекровь в бок, – у вас рыба подгорела! – Затем подошла к плите и выключила конфорку.

– А? Что? – Свекровь вскочила и принялась тереть заспанные глаза.

– Ничего, – проворчала я и ушла в спальню.

На ужин у нас в который раз были пельмени из ближайшего продуктового магазина. После ужина свекровь попросила предоставить ей льняную тряпочку.

– Это еще зачем? – спросила я.

– Василик привык гадить на тряпочку, я ему постелю в коридоре, а утром уберу, – ответила свекровь.

– Да уж будьте добры, потому что если утром я обнаружу в коридоре следы жизнедеятельности вашего Василика, то дворнику придется долго отскребать с асфальта то, что остается от котов, когда они падают с пятого этажа.

– Какая ты жестокая, Анна! – поджала губы свекровь.

Ночью я лежала в своей кровати, думала о предстоящей встрече с Марьяной Сбруевой и прислушивалась. Время от времени в коридоре раздавалось шипение Матильды, жалобное мяуканье Василика и театральный шепот свекрови: «Василик, иди ко мне, не лезь к этой кошке, она копия своей хозяйки». Часам к двенадцати свекровь угомонилась, поерзала на нашем скрипучем диване и спустя минуту захрапела. Минут двадцать я ворочалась и нервно грызла ногти, пытаясь придумать, каким образом прекратить этот храп.

– Может, скажешь маме, чтобы она не храпела? – не выдержав, толкнула я мужа в бок.

– Ну как я ей скажу? Она пожилой человек, все пожилые люди храпят, – прошептал муж и повернулся на другой бок. – Спи.

– Тьфу! – плюнула я и спрятала голову под подушку.

Глава 12

Кто не рискует, тот не пьет шампанское

Из дневника Е.Р.

Помимо всего прочего, сетевики учат своих подопечных не зацикливаться на проблемах. Проблем не существует, есть временные неудачи, с которыми вы всенепременно справитесь.

И если кто-то в ответ на ваше заманчивое предложение стать долларовым миллионером за год покрутил пальцем у виска и порекомендовал вам обратиться в психиатрическую больницу № 15, то это означает, что вы:

1. Плохо усвоили то, что говорил вам ваш спонсор.

2. Встретили глупого человека, на которого даже не стоило тратить свое драгоценное время.

С плохоусвояемостью все просто. Когда вы в очередной раз придете к спонсору и скажете, что у вас что-то не получается, он попросит вас рассказать в мельчайших подробностях, что вы делали для привлечения партнеров. И что бы вы ни сказали, он всенепременно найдет за что зацепиться. Например, он попросит вас пересказать телефонный разговор с другом. Внимательно выслушает и скажет: «Ну конечно, ты же сказал не с той интонацией, с которой я тебя учил. Чего же ты хочешь? Я ведь предупреждал: надо выполнять все слово в слово. Иди и проработай свои ошибки».

И вы тяжело вздохнете и поплететесь домой обзванивать своих знакомых снова и снова. Вы сделаете десять, двадцать звонков, прежде чем кто-нибудь скажет что-то вроде: «Ну, кажется, мне это интересно». И тогда вы вспомните слова спонсора и поймаете себя на мысли, что система таки работает. Визжа от радости, в эту минуту вы не подумаете о том, что, вполне вероятно, сработал не голос, не интонация и даже не поза, в которой вы сидели перед телефоном. Из двадцати человек вам просто попался один, кого заинтересовал продукт, а не ваша манера вести разговор.

С глупцами все еще проще. На каждой встрече опытные гуру внушают своим адептам, что они – избранные, лучшие из лучших, баловни судьбы, достойные самых высоких благ. Методично и последовательно вам будут вбивать это в голову, пока не раздуют вашу гордыню до размера земного шара. И поэтому, получив очередной отказ, вы, вместо того чтобы огорчиться и задуматься: «А не отказался ли человек от моего предложения потому, что оно на самом деле абсурдно?» – покажете ему в спину кукиш, мысленно уверяя себя: этот глупый человек недостоин лучшей жизни, тем хуже для него.

Да, с точки зрения сетевика, все, кто не в сетке, – глупые люди, которые в упор не видят своего счастья.

Утром я проснулась ни свет ни заря, стараясь не шуметь, пробралась в ванную комнату, приняла душ, почистила зубы и выскочила из дома. Часов до десяти я бродила по городу. Заглянула в кафе и выпила кофе с круассаном, купила в ближайшем киоске корочку с надписью «СБ» и направилась в сторону улицы Легионовской. Дверь в подъезде оказалась открытой. Рассматривая номерки на квартирах, я добралась до третьего этажа и остановилась перед дверью с номером тридцать два.

Позвонила, прислушалась. За дверью послышались чьи-то шаги, и тихий, испуганный голос спросил:

– Кто там?

– Меня зовут Анна, мы виделись вчера на тренинге, помните? Вы махнули мне рукой… – Мой голос задрожал от волнения.

«Не откроет», – подумала я.

Дверь тихонько скрипнула и приоткрылась. Из квартиры повеяло затхлым запахом старья, который обычно служит неизменным атрибутом старых квартир, переживших не одного хозяина. Передо мной, нервно теребя цепочку на груди, стояла Марьяна. Судя по опухшим глазам, она проплакала всю ночь. Марьяна судорожно сглотнула и пригласила меня:

– Входите.

– Спасибо, – ответила я.

Марьяна закрыла за мной дверь и показала рукой в сторону кухни:

– Давайте на кухню, у меня не убрано.

Следуя за ней, я прошла на кухню. На застеленном полинялой, местами ободранной клеенкой столе стояли остатки вчерашнего ужина: полупустой стакан с томатным соком и тарелка с куриными костями. Рядом со столом на полу валялась тетрадь с фотографиями лидеров. По всей видимости, «дневник желаний» теперь уже лидера галактики Марьяны Сбруевой. Вся обстановка была донельзя убогой и никак не соответствовала звездному статусу Марьяны.

– Вас, наверное, послал Игорь Николаевич, чтобы вы взяли интервью? Вы присаживайтесь, – вздохнула Марьяна, сметая крошки хлеба со старой табуретки. – Я немного не в форме. У меня небольшие неприятности.

– Сочувствую, – ответила я, присаживаясь.

Марьяна села напротив, прикурила сигарету и глубоко затянулась.

– Итак, что вы хотели спросить? Не стесняйтесь, я расскажу вам все. Для меня большая честь быть причастной к великой летописи нашей прекрасной компании, – через силу улыбнулась она, поправляя на груди халат.

– Я вообще-то пришла сама, меня никто не посылал, – призналась я.

Марьяна удивленно посмотрела на меня:

– То есть как сами? Я думала, вы от Игоря Николаевича.

– Нет, я пришла сама. Вчера вы плакали, вот я и подумала, что с вами что-то происходит.

– Я же сказала, что у меня небольшие неприятности, но я это переживу. Вокруг меня люди, которые мне помогают, вместе мы справимся со всем, – ответила Марьяна и нервно затушила сигарету. – Если вы не от Игоря Николаевича, то вам лучше уйти. Мне нечего сказать, кроме одного: компания «Happy Life» дала мне новую жизнь – жизнь, о которой я могла только мечтать. Это самое прекрасное, что могло случиться со мной в этой жизни… – Не закончив фразу, Марьяна разрыдалась, уткнулась лицом в колени и показала рукой на дверь: – Уходите, прошу вас.

– Я не уйду, – ответила я.

Она подняла голову и посмотрела на меня глазами, полными горя.

– Я не уйду, – повторила я. – Не уйду, пока вы не расскажете мне правду.

– Правду? – По губам Марьяны проскользнула усмешка. – А зачем вам правда?

– Хотя бы для того, чтобы помочь своим близким не оказаться в такой ситуации, в которой оказались вы, – ответила я.

Марьяна взяла из пепельницы окурок, подкурила его и вызывающе посмотрела на меня:

– И в какой же я ситуации?

Понимая, что если я не рискну и не пойду ва-банк, то через пять минут мне придется переться домой несолоно хлебавши и снова и снова теряться в догадках в поисках истины, я посмотрела на Марьяну в упор и выпалила:

– Вы в очень плохой ситуации! Вы продали квартиру, чтобы заработать, но у вас ничего не получилось…

Услышав о квартире, Марьяна побледнела.

– Это вам мой бывший муж рассказал? Или та безумная женщина, которая приходила с ним? Кажется, ее звали Мария Семеновна.

– Ну почему же, – соврала я, – у меня есть более надежный источник.

– Все совсем не так, как вы думаете, уверяю вас. Да, я продала квартиру, но мои деньги вложены в бизнес, они работают. – Марьяна прищурилась и глубоко затянулась.

– Не сомневаюсь. Но понимаете, какая ситуация… Вообще-то я не случайно оказалась в вашей компании, – снова соврала я.

– То есть как? Вы на кого-то работаете? – В голосе Марьяны явственно прозвучал испуг.

– Именно, – ответила я, достала из кармана пустую корочку и продемонстрировала ее Марьяне: – Служба безопасности.

«Только бы не попросила открыть», – подумала я.

Но Марьяне было не до разглядывания внутренностей корочки. Увидев ее, она побледнела еще сильнее и крепко вцепилась руками в стол.

– Вы не переживайте, Марьяна. Лично вам нечего опасаться, но, сами понимаете, сейчас мне важно опросить свидетелей.

– Господи, меня посадят, я так и знала, что рано или поздно этим все закончится, – прошептала Марьяна и умоляюще посмотрела на меня: – Но я не делала ничего плохого. Клянусь, не делала. Я работала честно!

– Не сомневаюсь, – снова с важным видом повторила я. – Все мы работали и не делали ничего плохого, но мне важно знать все, что знаете вы.

Марьяна тяжело вздохнула, схватилась за голову и начала раскачиваться из стороны в сторону. В какой-то момент мне стало неловко за то, что я напугала эту ни в чем не повинную женщину.

– Ну хорошо, что я должна рассказать? – тряхнула головой Марьяна.

– Все. С самого начала. Просто расскажите мне вашу историю, – сказала я и, заметив, что Марьяна выбирает в пепельнице очередной окурок, предложила: – Хотите мою сигарету?

– Хочу, – кивнула Марьяна.

– Я положу их на стол, берите, когда захотите, берите не спрашивая, – сказала я, достала из кармана пачку и положила ее на стол.

Марьяна тут же схватила ее, дрожащими пальцами вынула сигарету, закурила, глубоко затянувшись, и выдохнула облако дыма.

– Все началось с приглашения на рандеву. Однажды дождливым осенним вечером я собирала посуду со столиков, – если вы не знаете, я работала официанткой в кафе. Так вот, я собирала посуду, как вдруг меня подозвал посетитель, который сидел за соседним столиком. Это был Даниил Андреевич Беседин. Сначала я разозлилась. Время было позднее, до закрытия полчаса, за день я успела вымотаться как собака. Но выбора у меня не было. Я подошла к столику и спросила, чего он хочет. Спросила довольно грубо. В ответ он улыбнулся и сказал, что хочет съесть чего-нибудь вкусненького. Я сказала, что вкусненького у нас не бывает, бывает либо свежее, либо нет. И если он хочет свежего, то это свежий хлеб с колбасой. Признаюсь честно, говоря это, я думала, что он развернется и уйдет, но вместо этого он опять улыбнулся и сказал: «Вы так любезны, наверное, вы прилично зарабатываете?»

– Я уже слышала эти слова в магазине, – выпалила я.

– Это стандартный ход, я сама его часто применяю, – ответила Марьяна и шмыгнула носом. – В ответ на его фразу я рявкнула что-то вроде «не ваше собачье дело», сейчас уже точно не помню, что я сказала, но это было что-то обидное и грубое.

– И он не ушел, – усмехнулась я. – Он снова вам улыбнулся и сказал что-то приятное.

– Да. – Лицо Марьяны исказила жалкая гримаса. – Он сказал, что понимает, как мне тяжело, как я выматываюсь за день, и вовсе не сердится на меня за мое поведение. И вот здесь, – Марьяна задумчиво посмотрела вдаль, вспоминая тот день, – вот здесь я дала первую слабину. Мне было так непривычно, что кого-то интересует моя жалкая судьба и мое самочувствие, что я улыбнулась ему в ответ и сказала, что он очень любезен. Потом я принесла ему заказ. Специально выбрала самый свежий батон и хорошую колбасу. Мне очень хотелось сделать что-то приятное человеку, который обратился ко мне так вежливо. Вы же знаете, какой хамоватый народ живет у нас в пригороде.

– Знаю, – кивнула я.

– Дальше все развивалось очень стремительно. Он пригласил меня на презентацию, потом уговорил купить продукт. Мне сулили золотые горы, показывали фотографии счастливых людей, которые по четыре раза в год отдыхают на дорогих курортах. Я смотрела на них и думала, что хочу быть рядом с ними, хочу забыть о своих проблемах и заботах, хочу работать и зарабатывать. В тот же день я подписала договор о сотрудничестве. Наверняка вы видели этот договор. Ничего криминального. Согласно ему, новые партнеры обязаны прислушиваться к рекомендациям лидера, приглашать его на свои первые презентации, сообщать о своих успехах и поражениях и созваниваться с ним каждый день. Здесь, видимо, надо сказать, откуда у меня появились деньги. Узнав о том, что я хочу приобрести Magic Pills, мой муж стал меня отговаривать, как и предрекал Даниил Андреевич. На следующий день я честно призналась Даниилу Андреевичу, что у меня нет денег и скорее всего я не смогу стать его партнером. В ответ он убедил меня взять у кого-нибудь в долг, рассказал кучу историй о том, как люди сколотили свое состояние, взяв взаймы, и пообещал, что я отобью эти деньги через две недели. Он снова и снова рассказывал мне о волшебных островах, на которых я буду отдыхать через полгода, показывал фотографии, и я поддалась. Я заняла денег у своей подруги, пообещав, что верну через месяц. На следующий день мы приступили к моему обучению. Перво-наперво мне сказали, что для достижения цели необходимо четко ее визуализировать. Я завела «дневник желаний», в котором расписала свои желания на ближайший год. С помощью Даниила Андреевича я стала строить свою команду. От меня требовалось немного – уговорить людей прийти на презентацию. Остальное делал Даниил Андреевич. Люди покупали продукт, становились моими партнерами, а я получала свои проценты с продаж. Через месяц я смогла отдать долг подруге и исполнить свое первое желание – купить микроволновку. Тогда же у меня выросли крылья. Я поверила в себя, поверила в то, что могу работать и зарабатывать. Волшебные пилюли придавали мне сил, и я двигалась дальше и дальше. Через два месяца я купила холодильник и стиральную машину. Попутно Даниил Андреевич рекомендовал мне покупать хорошую одежду, соответствующую моему новому статусу. Радости моей не было предела. Я стала откладывать часть денег на свою сокровенную мечту – собственный дом. Я записывала в «дневник желаний» каждый свой шаг, каждую мельчайшую деталь своей жизни, раз в неделю Даниил Андреевич читал его и вносил коррективы. Через два месяца Даниил Андреевич сказал, что мне необходимо приобрести партию Magic Pills, потому что запасы травы, из которой делаются таблетки, на исходе. Он сказал, что они с президентом компании уже подыскивают новые места в Гималаях, где можно вырастить эту траву, но если я хочу заработать побольше, то мне надо купить то, что осталось, поскольку производство будет временно приостановлено, а желающих приобрести Magic Pills так много, что они заплатят любые деньги, лишь бы заполучить хоть одну баночку. Я пыталась возразить, объяснить, что откладывала заработанные деньги на дом, но Даниил Андреевич показал мне договор, в котором я обязалась беспрекословно слушаться лидера во всем. На следующий день я купила двадцать позиций. Узнав об этом, мой муж устроил скандал. Он сказал, что меня облапошили, что все деньги, которые я буду зарабатывать, будут вытягиваться из меня раньше, чем я успею подержать их в руках. Когда я рассказала об этом Даниилу Андреевичу, он изъявил желание познакомиться с моим мужем, намекнув, что в крепких семьях супруги работают вместе. Муж нехотя пришел на презентацию, но вместо того, чтобы слушать Даниила Андреевича, начал возражать ему, а под конец и вообще поругался. На следующий день Даниил Андреевич вызвал меня на личную беседу и сказал, что мой муж неудачник, который тормозит мой рост. «От неудачников надо избавляться», – сказал он. Я попыталась возразить, но он снова показал мне моральный договор и сказал, что через неделю мы с ним поедем в Крым, где я буду иметь возможность отдохнуть перед следующим рывком и познакомиться с теми, кто уже достиг звездных вершин. И снова я поругалась с мужем. Поругалась и уехала. Поездка в Крым расставила все точки над i. Я отдыхала в пятизвездочном отеле, питалась в самых дорогих ресторанах и развлекалась на полную. Я смотрела на счастливых, беззаботных людей и думала, что наконец-то нашла свое место в жизни. Пару раз я даже видела президента. Он приплывал к нам на белоснежной яхте на ужин, рассаживал нас в круг и рассказывал о том, какие свершения нас ожидают впереди. Естественно, поездку оплачивала компания. Вернувшись в город, я стала работать с еще большим рвением. Даниил Андреевич постоянно поддерживал меня и помогал мне в организации презентаций, в отличие от мужа, который закатывал скандалы и утверждал, что рано или поздно лавочка прикроется. Благодаря рекламной кампании Даниила Андреевича мы быстро распродали двадцать баночек по цене четыреста долларов. Держа в руках восемь тысяч долларов, я чувствовала себя богатой, сказочно богатой. И снова отложила часть суммы на дом. Но едва я успела это сделать, как Даниил Андреевич сообщил, что для того, чтобы выйти на новый уровень, мне необходимо посетить тренинг президента, который стоит пять тысяч долларов. Я стала возражать. Пожалуй, это был первый раз, когда я позволила себе повысить голос. И снова Даниил Андреевич тыкал пальцем в договор и говорил, что я так и застряну на жалких восьми тысячах, если не побываю на тренинге, где меня научат ворочать миллионами. Жадность взяла свое. Представив, что я могу стать счастливой обладательницей дома уже через два месяца, я поехала на тренинг. На тренинге нас обучали речевым техникам, способам подстраиваться под позу собеседника, вы это слышали на последнем тренинге. По сути, сам тренинг длился минут пятнадцать, остальные четыре часа президент говорил на какие-то отвлеченные темы, снова и снова рассказывал нам о компании, рисовал наше сказочное будущее и обещал, что мы станем миллионерами, если будем четко соблюдать его рекомендации. Когда я вернулась домой, муж устроил мне очередной скандал. Оказалось, что я забыла дома свой «дневник желаний», а он случайно нашел его и прочитал там фразу: «Мой муж тормозит мой карьерный рост, я должна избавиться от него». Вечером я собрала вещи и ушла. Денег у меня было немного, но я верила, что знания, полученные на тренинге, помогут мне заработать много больше, чем я зарабатывала до этого. Вечером мы с Даниилом Андреевичем проанализировали нашу работу и пришли к выводу, что в нашем городе мне делать нечего, поскольку я, несмотря на большие продажи, так и не сумела построить свою структуру. Даниил Андреевич объяснил это тем, что люди, которые купили у меня Magic Pills, предпочитают валяться на диване, вместо того чтобы работать. Он предложил мне переехать в ваш город и сказал, что, предчувствуя мой разрыв с мужем, уже снял для меня квартиру. Так я оказалась здесь, и все началось сначала. В большом городе заработать намного легче. По рекомендации Даниила Андреевича я ходила по больницам и предлагала препарат больным. Я была в онкоцентре, в обществе больных сахарным диабетом, в санатории для больных туберкулезом. Я убеждала людей, что им необходимо приобрести препарат, что он излечит их от всех болезней и откроет дорогу в новую жизнь. Некоторые покупали сразу, благо у меня уже были определенные навыки работы с людьми, а некоторых я приводила на презентации, где Даниил Андреевич дожимал их. Через некоторое время я действительно стала зарабатывать больше, чем до этого. Когда число договоров перевалило за сто, мне выдали звезду лидера. Счастью моему не было предела. И снова мы поехали отдыхать за счет компании, на этот раз на Сейшельские острова. И снова я была среди добрых, всегда улыбающихся людей. Я чувствовала себя королевой. По возвращении Даниил Андреевич сказал, что теперь мне надо идти на лидера галактики, а для этого необходимо подписать двести договоров и посетить очередной тренинг, который на этот раз стоил шесть тысяч долларов. И снова я отдала часть заработанного, чтобы узнать, как заработать больше. Плюс я купила машину, которую мне порекомендовал Даниил Андреевич. Я долго сопротивлялась, но он сказал, что лидер обязан иметь машину. Помимо тренингов, я, как звездный лидер, обязана была посещать семинары, которые президент проводил раз в неделю. На семинарах нас ничему не учили. Президент интересовался, как у нас продвигаются дела, давал советы и рекомендации, которые в основном состояли из фраз: «Не бойся, у тебя все получится» или «Кто не рискует, тот не пьет шампанское».

– Зачем вы продали квартиру? – спросила я.

Марьяна достала из пачки седьмую по счету сигарету и вздохнула:

– Даниил Андреевич сказал, что мне нужно полностью порвать со своим прошлым, не оставить от него ничего, ни малейшей зацепки, которая будет тянуть меня в родной город.

– Как вы получили титул лидера галактики?

– Очень просто. Перед каждым тренингом президент награждает тех, кто набрал необходимое количество баллов, чтобы сдать квалификацию. Мне не хватало сто единиц. И тогда я решила выкупить сто единиц товара вперед. Я рассказала об этом Даниилу Андреевичу, и он сказал, что я уже лидер, который волен сам принимать ответственные решения.

– То есть вы купили сто баночек для себя, и он молча наблюдал за тем, как вы это делаете?

– Да, – ответила Марьяна. – Купила. Даниил Андреевич показал анкеты президенту, и я получила титул лидера галактики.

– И что было дальше?

– Позавчера ко мне пришла какая-то странная женщина. Вместе с моим мужем. Муж умолял меня бросить это пагубное занятие, говорил, что прощает меня, просил вернуться домой.

– Вы же утверждали, что он страшный человек, – сказала я.

Она низко опустила голову и пожала плечами:

– Он такой, как все мужчины, не больше и не меньше. Да, он выпивает, последнее время все чаще, но так все живут.

– Так почему же вы убедили его и Марию Семеновну в том, что у вас все в порядке, почему не уехали вместе с ним? – удивилась я.

Марьяна покачала головой:

– Как я могу уехать? Все, что заработала, я потратила на то, чтобы купить себе титул. Нет, я не могу уехать, я должна двигаться дальше, должна отбить хотя бы эти деньги, а потом будь что будет. – Она немного помолчала, глядя в окно, и произнесла: – Вчера после тренинга я общалась с Даниилом Андреевичем. Он убедил меня, что все будет хорошо. Сказал, что я совершила некоторые ошибки, которые мы проработаем и исправим.

– И вы верите ему? Верите после того, что он сделал с вами?! – вспылила я.

– Я уже не знаю, чему верить, – вздохнула Марьяна. Она выглядела растерянной. – Но я же видела тех, у кого получается. Я видела их. Они действительно зарабатывают!

– Откуда вы знаете, как они зарабатывают? Может, они тоже продают свои квартиры и отдают последние деньги в погоне за этими чертовыми значками, – сказала я.

Марьяна поправила выбившуюся прядь волос и шмыгнула носом.

– Не знаю, мы редко общаемся поодиночке.

– Вот видите, – укоризненно сказала я, – вы же сами видите, чем на самом деле занимается эта компания. Вас обманывают всеми этими цацками и халявными поездками на курорты, которые вы на самом деле оплачиваете сами, закупая продукт и посещая тренинги.

– Ох, – заволновалась моя собеседница, взглянув на наручные часы, – вам лучше уйти. Через полчаса приедет Даниил Андреевич. Послезавтра мы уезжаем на Канарские острова.

– Дайте догадаюсь: вам оплачивают отдых, а вы оплачиваете очередной тренинг президента? – Я пытливо посмотрела на Марьяну.

– Да, – кивнула она.

– И сколько стоит подобное удовольствие на этот раз?

– Десять тысяч долларов. – Марьяна с жалким видом смотрела на меня. – Но вы можете меня не отговаривать, я все равно поеду. Это мой последний шанс вернуть свои деньги, понимаете?

– Это ваш шанс потерять их окончательно, – ответила я.

Надо было срочно спасать ситуацию. Не долго думая, я вскочила со стула и, стараясь придать своему голосу как можно больше уверенности медленно, чеканя слова, произнесла:

– Значит, так. Вы немедленно собираете свои вещи, деньги, которые у вас остались, и уходите вместе со мной.

Марьяна замотала головой и прошептала:

– Но я не могу, я обещала Даниилу Андреевичу, что буду дома. Мне надо отдать ему свой паспорт и деньги за тренинг.

– С Даниилом Андреевичем я разберусь сама, а теперь собирайтесь, живо! Или вы хотите из категории свидетелей перейти в число обвиняемых?

– Нет, не хочу. – Марьяна испуганно покосилась на меня. – Я не хочу в тюрьму, я не сделала ничего плохого.

– Тогда собирайтесь, я вам помогу.

– Хорошо, так тому и быть, – вздохнула Марьяна и пошла собирать вещи.

Пока Марьяна собирала свои пожитки, я то и дело выглядывала в окно, опасаясь, как бы Даниил Андреевич не застал нас врасплох. Мои опасения подтвердились. Через десять минут к дому подкатил Даниил Андреевич, лихо выскочил из машины, огляделся по сторонам и направился к подъезду. Я побежала в комнату. Марьяна сидела на корточках и застегивала клетчатую сумку, битком набитую вещами.

– Он уже здесь, сидите тихо, – прошептала я.

– Ох, может, лучше открыть? Вы же из Службы безопасности, у вас есть удостоверение, – сказала Марьяна.

– Нет, сидим тихо, сейчас не время разбираться.

Раздался звонок в дверь. Марьяна замерла и осталась сидеть на корточках с зависшей в воздухе рукой. Я приложила палец к губам и покачала головой. Даниил Андреевич звонил минут пять, после чего стал пинать дверь ногами и кричать:

– Марьяна, откройте, я знаю, что вы дома, откройте! У вас все в порядке?!

– Он выбьет дверь, – дрожа от страха, прошептала Марьяна.

– Побоится, он трус на самом деле, квартира-то не его, – ответила я.

Марьяна тихо вздохнула и покосилась в сторону вздрагивающей от ударов двери. Рядом на тумбочке зазвонил мобильный телефон. Марьяна машинально протянула к нему руку.

– Не берите, – прошептала я.

Марьяна отдернула руку, как будто перед ней лежала змея, и покорно посмотрела на меня.

Даниил Андреевич перезванивал еще три раза. И все это время без устали пинал дверь, призывая Марьяну открыть. Через несколько минут все стихло. Послышался топот ног на лестнице. Я подошла к окну и осторожно выглянула из-за занавески. Галактический лидер сидел перед подъездом и с кем-то разговаривал по мобильному телефону. Судя по выражению лица и активным жестам, он был очень взволнован. Договорив, лидер поднял глаза и посмотрел на окна. Я едва успела спрятаться за занавеску. Даниил Андреевич встал, походил вокруг лавочки, снова кому-то позвонил, сел в машину и укатил.

– Надо вызвать такси, не хотелось бы встретиться с ним где-нибудь по дороге, – сказала я.

Такси приехало очень быстро. Мы с Марьяной осторожно спустились по лестнице и вовремя сели в машину с шашечками, потому что, едва мы успели хлопнуть дверцами, как из-за угла выехала машина Даниила Андреевича, остановилась возле подъезда, и из нее вышли лидер и мужчина, который прибивал мне сетку. Мужчина нес в руке саквояж, из которого торчали гаечные ключи и монтировка.

– Ишь ты, слесаря вызвал, чтобы дверь взломать. Вовремя мы успели, – улыбнулась я и махнула рукой водителю: – Поехали.

– Надо было забрать Magic Pills, может, я еще их продам, – робко сказала Марьяна.

– Сомневаюсь, – усмехнулась я и похлопала ее по плечу: – Все будет хорошо.

И все действительно стало хорошо. Дома я напоила Марьяну чаем с мятой и оставила на попечение свекрови, предупредив Аллу Борисовну, что, ежели она вздумает терзать женщину на тему компании «Happy Life», я не задумываясь отправлю их с Василиком домой, после чего пошла к Марии Семеновне. Соседка сидела за столом в окружении каких-то писем, вырезок из газет и анкет с результатами по продукту.

– Вот, получила результаты из лаборатории. Ваши чудо-таблетки – пустышка.

– То есть как пустышка? Но я же сама их принимала, у меня прошла головная боль, я чувствую прилив бодрости.

– Конечно, чувствуете. Биологически активные добавки на то и направлены, чтобы поднимать общий тонус организма и увеличивать его сопротивляемость посредством укрепления иммунитета, – пояснила Мария Семеновна и добавила: – Вот если бы вы бросили пить ваши чудо-пилюли, то очень быстро вернулись бы в первозданное состояние.

– А как же головная боль? Что вы на это скажете? – спросила я.

– Только то, что в состав ваших пилюль, можете сами посмотреть, помимо растительных вытяжек неизвестного происхождения, комплекса витаминов, входит кофеин. Анна, ну вы же умная барышня, посудите сами, ведь головная боль наиболее распространенная болезнь в наше время. Да вы бы с таким же успехом могли купить пачку таблеток от головной боли и упаковку витаминов. Давно вы принимали витамины?

– Да я их никогда и не принимала. Я считаю, что мне их и в продуктах хватает, во фруктах там всяких…

– Вот видите! А ваш организм так не считает, поэтому, получив необходимую дозу, вы стали чувствовать себя намного бодрее. Нет, я не спорю, несомненно, пилюли не совсем бесполезны, но они не стоят тех денег, которые вы заплатили, – сказала Мария Семеновна, – и они не лечат от всех болезней, как вас убеждали на ваших рандеву. Вот, полюбуйтесь.

Мария Семеновна протянула мне лист бумаги, исписанный мелким почерком. Я взяла письмо и стала читать. Это был ответ главврача на запрос Марии Семеновны в санаторий для больных туберкулезом. Главврач подтверждал, что месяц назад санаторий посетила молодая женщина и предложила пациентам приобрести партию таблеток, якобы избавляющих от всех болезней, в том числе от туберкулеза. После встречи с женщиной трое пациентов, находящихся в критическом состоянии, приобрели препарат и спустя пару дней почувствовали невероятное облегчение. Вслед за ними многие больные изъявили желание купить чудо-средство и отказались от традиционных методов лечения. Через две недели часть больных отказалась от госпитализации, аргументировав свой отказ тем, что им больше незачем валяться на койках, поскольку у них есть чудо-лекарство, которое лечит от всех болезней. После этого больные исчезли в неизвестном направлении. Попытки вернуть их в диспансер успеха не имели – они упорно отказываются лечиться. Я дочитала письмо и посмотрела на Марию Семеновну глазами, полными ужаса.

– А теперь почитайте вот это, – протянула мне соседка следующее письмо. – Ответ от академика Горкина Сергея Валерьевича, который занимался исследованием «эффекта плацебо».

Письмо академика потрясло меня куда больше, чем предыдущее. В своем послании академик подробно расписывал «эффект плацебо», или «эффект веры», как его называют в просторечии. Со слов академика, он посвятил не один десяток лет, исследуя феномен веры, и провел ряд тестов, подтверждающих, что подобный эффект не просто существует, но дает поистине невероятные результаты. Так, например, исследуемые, на протяжении месяца принимавшие обычный мел, который им выдавали под видом лекарства от мигрени, спустя месяц подтвердили, что лекарство работает. У некоторых пациентов, которым внушали, что месячного курса раз в год достаточно для того, чтобы избавиться от головной боли, действительно наблюдался стойкий эффект на протяжении года, по истечении которого они снова начинали жаловаться на головные боли и просили повторить курс.

Заметив, что я закончила читать, Мария Семеновна подсунула мне третье письмо. Это был ответ от настоятеля монастыря города Заболотное, отца Петра. Священник жаловался на посланников дьявола – мужчину по имени Даниил и женщину Марьяну, которые прибыли в их небольшой, захолустный городок с целью вовлечения людей в коммерческую секту под названием «Happy Life». В письме настоятель описывал, как он под видом обычного гражданина пошел на праздник, организуемый посланниками дьявола, и воочию убедился в подлости и низости их намерений.

«Для того чтобы сделать людей более внушаемыми, – писал отец Петр, – они используют самые подлые приемы. На празднике звучала громкая музыка, людей заставляли периодически вскакивать со своих мест, аплодировать и веселиться. Несколько подученных людей постоянно скандировали лозунги, восхваляя Господа, пославшего им такой чудесный продукт. Потом на сцену стали выходить люди, которые якобы исцелились от смертельных болезней при помощи этого продукта и сказочно разбогатели. После этого всем собравшимся предложили получить уникальный подарок – подписать договор о сотрудничестве и приобрести чудо-препарат за полцены. Надо ли говорить, что доведенные до состояния экстаза люди стали с радостью подписывать договора, и даже те, кто сомневался, подписали его благодаря умелым манипуляциям мужчины по имени Даниил».

– Но ведь я смотрела список наиболее опасных сект, их там не было, – беспомощно сказала я, уронив письмо на пол.

– Уже есть, – ответила Мария Семеновна и протянула мне последнее письмо: – А это, Аннушка, ответ из Минздрава, почитайте, вам будет очень интересно узнать, что продукт под названием «Magic Pills» не подлежит сертификации на территории нашего государства, поскольку заявлен не как лечебный препарат, а как пищевая добавка.

– Но ведь я видела сертификаты, видела свидетельства, видела их своими глазами, потому и поверила.

– И что? Вы внимательно их изучали? – усмехнулась Мария Семеновна.

– Нет, только один раз, на празднике, мне дали посмотреть какой-то сертификат, а остальные показывали со сцены…

– Наверняка вам дали вот этот, – сказала Мария Семеновна и протянула мне ксерокопию документа. – Читайте, читайте внимательно.

Я взяла в руки ксерокопию. Это был тот самый сертификат, который я видела на празднике. На бумаге, заверенной печатями и подписями, было написано: «Продукт компании «Happy Life» Magic Pills (пищевая добавка) прошел добровольные клинические испытания в лаборатории Министерства здравоохранения и разрешен к распространению на территории государства, поскольку не содержит наркотических и других запрещенных к распространению веществ». Далее следовал перечень веществ, которые содержал препарат.

– Ну, все честно, в чем загвоздка? – недоуменно спросила я.

– Вот! – стукнула кулаком по столу Мария Семеновна. – Вот так и попадаются на удочку доверчивые граждане.

– Но я действительно не вижу ничего странного, – ответила я, всматриваясь в бумагу.

– Конечно, не видите, потому что вы читаете текст, а теперь посмотрите на шапку.

Я посмотрела и раскрыла рот, чувствуя, что еще чуть-чуть, и я упаду на пол вслед за письмом отца Петра. В уголке шапки мелким шрифтом было написано: «Протокол добровольных клинических испытаний».

– Это не сертификат, – прошептала я.

– Нет, не сертификат, всего лишь протокол. Ишь, хитрецы, добровольно прошли испытания, чтобы получить бумажку.

– Но я же помню, как они говорили, что это сертификат, помню, как вынесли бумажки под музыку и стали демонстрировать залу, – сказала я.

– Конечно, помните, вот только музыка и сладкие речи настолько затуманили мозги окружающим, что они не удосужились изучить все эти писульки.

Я молча опустилась на стул и опустила голову. Мне нечего было возразить Марии Семеновне. Подноготная компании «Happy Life» лежала передо мной во всей своей красе. «Обманули, обманули, как самую последнюю дуру», – подумала я. Слезы непроизвольно покатились из моих глаз.

– Не плачьте, Аннушка, не плачьте, – ласково сказала Мария Семеновна. – Теперь вы знаете правду, и это главное.

– Надо заявить на них в милицию, надо собрать все доказательства и немедленно отнести их в отделение, а еще лучше поднять на уши городской совет, привлечь общественность. Люди должны знать о том, что их обманывают.

Мария Семеновна встала со стула, подошла к окну и погладила сидящего на подоконнике Ардалиона.

– Я уже была в милиции, и неоднократно.

– И что? – всхлипнула я, вытирая слезы.

– Ничего, все чисто. Фирма зарегистрирована на Беседина Даниила Андреевича, продукт производится легально на заводе в пригороде, распространяется через Беседина Д.А., есть договора о том, что граждане покупают продукт исключительно для личного пользования – это все равно, как если бы вы покупали в магазине стиральный порошок. Все доходы Беседин декларирует и исправно платит налоги. Протокол добровольных испытаний существует, а доказать, что вы видели еще какие-то бумаги, вы не сможете.

– А как же письма? Как же письмо настоятеля Петра? – выпалила я, поднимая с пола письмо.

– Никак, мало ли кто что напишет. Может, это конкуренты написали из зависти, а может, еще кто… – Мария Семеновна взяла на руки Ардалиона и села на стул.

– Но ведь есть люди, есть пострадавшие, они дадут показания! – крикнула я.

– Какие? Скажут, что они продали квартиры, чтобы купить чудо-продукт? Так ваш Даниил Андреевич в ответ скажет, что никто их не заставлял, что это они из жадности сделали, чтобы больше заработать. Анна, неужели вы думаете, я сидела без дела? Да я уже всех обошла. И милицию, и городской совет, и у депутата местного была. Все всё знают и молчат, потому что де-юре не к чему придраться. К тому же у меня есть подозрение, что они подкуплены. Нет, коль уж я смирилась, то и вы должны.

– И что? Что мы будем делать? Сидеть и молчать? Ждать, когда они еще кого-то облапошат?

– Ну почему же, – сказала Мария Семеновна, поглаживая Ардалиона по холке. – Мы знаем правду и можем оградить от этой напасти своих друзей и знакомых. Что до меня, то я и не думала сдаваться, я уже подготовила листовки и намерена сегодня ночью развесить их в нашем районе. Я буду бороться до последнего. Буду рассказывать всем, что это за шайка-лейка!

– А я таки доведу это дело до конца, – твердо заявила я. – Завтра же и доведу.

– И каким же образом? – спросила Мария Семеновна.

– Пойду к президенту «Happy Life» и покажу ему эти письма, – с решимостью в голосе выпалила я.

– Ну, дело, конечно, ваше. Хотя я думаю, он найдет, что вам ответить, – равнодушно ответила Мария Семеновна и погладила Ардалиона: – Сиди, сиди тихо.

– Кстати… – мне нужно было решить еще один вопрос, – я так поняла, что вы общаетесь с мужем Марьяны Сбруевой. Она у меня дома, позвоните ему и скажите, чтобы он приехал и забрал жену. Мне кажется, ее следует показать серьезному психологу.

– Надо же, вам удалось сделать то, что не удалось нам, – усмехнулась Мария Семеновна. – Ладно, я позвоню ему, он сейчас в городе, остановился у брата, все надеется вернуть жену.

– Вот и хорошо, а я заберу письма, можно?

– Конечно, можно, – сказала Мария Семеновна.

– Спасибо, – ответила я, взяла со стола пачку писем и протокол испытаний и пошла домой.

Когда я вернулась к себе, то застала Марьяну Сбруеву сидящей на диване и беседующей с моей свекровью. Увидев меня, свекровь вскочила с дивана и выпалила скороговоркой:

– Мы тут с Марьяной обсуждаем кое-какие детали. Представляешь, это же ужас, а не компания! А ты тоже хороша, выдаешь себя за сотрудника СБ, хи-хи.

– Я-то представляю, а вот вы еще не до конца, – ухмыльнулась я.

Продемонстрировав письма, я рассказала все, что узнала от Марии Семеновны. Выслушав меня, Марьяна закрыла лицо руками и зарыдала:

– Господи, что же я теперь буду делать? Как же мне жить дальше?

– А мне, где мне теперь взять шестьсот долларов, чтобы вернуть моим соседям? – забеспокоилась свекровь.

– Не переживайте, я отдам вам часть своего гонорара, если вы пообещаете мне, что ваше природное ехидство, от которого вы исцелились благодаря Magic Pills, останется в прошлом. И впредь вы, Алла Борисовна, не будете ехидничать.

– Я не ехидничаю, просто у некоторых молодых барышень очень сложный характер, – проворчала свекровь.

– Опять за свое? – спросила я.

– А что я такого сказала? Уже и мнение свое высказать нельзя, – фыркнула свекровь и демонстративно отвернулась к стене.

– Так да или нет? – спросила я.

Свекровь повернулась, посмотрела на меня исподлобья и холодно процедила:

– Хорошо, я учту, что некоторые воспринимают мою чистосердечную заботу вовсе не так, как надо ее воспринимать.

– Вот и замечательно, – ответила я и обратилась к Марьяне: – Я попросила Марию Семеновну позвонить вашему мужу. Он скоро приедет.

– Что же я ему скажу? Мне так стыдно, мне даже в глаза ему смотреть стыдно. – Щеки Марьяны зарделись багряными пятнами.

– Все образуется, я думаю, что он вас простит, – подбодрила ее я.

В тот вечер я чувствовала себя человеком, который предотвратил ядерный взрыв. Я гордо расхаживала по комнате, представляя, как завтра разоблачу президента самой аферистичной в мире компании. Придя с работы, мой супруг обнаружил у нас в гостиной собрание. В кресле возле окна, с 600 долларами в кармане и кошковозкой, в которой маялся изнывающий от тесноты Василик, восседала моя свекровь, на диване расположились Марьяна со своим мужем. Муж ласково гладил ее по голове, а Марьяна всхлипывала и крепко сжимала его руку.

– Здрасьте! Я так понимаю, у вас тут рандеву? – спросил Олег, недоуменно оглядывая собравшихся.