/ Language: Русский / Genre:love_contemporary

Приговоренные к любви

Эллен Чейз

Вирджиния Фаррел никогда не забудет волшебного маскарадного бала на празднике Дня Всех Святых: под маской сказочного Кролика она ощущала себя в безопасности, могла интриговать и околдовывать. Маленький кусочек материи укрыл здравомыслящую Вирджинию и освободил опьяняюще-яркую Джинджи. Она казалась воплощением сразу двух женщин: интеллигентной, флиртующей, бесстыдной, холодной, сдержанной и — свободной от условностей. Это было странное, но отнюдь не неприятное единение. И в этот колдовской час Вирджиния оказалась… в объятиях незнакомого мужчины. Но в полночь она ускользнула. А утром преспокойно объявилась в своей лаборатории. Было ли это простым совпадением, что ее вчерашний герой — Алекс Брэдок стал коллегой по работе?! Узнает ли он в этой рассудительной и предприимчивой женщине ветреную и соблазнительную партнершу незабываемого маскарада…

Эллен Рако Чейз

Приговоренные к любви

1

— Глупо, смешно и просто абсурдно! — заявила полуобнаженная красотка Вирджиния, пытаясь переубедить свою властную подругу.

— А вот и нет. Смотри, дорога через Лос-Анджелес и пригород свободна сегодня, как на заказ. Даже и не припомню, когда здесь было так легко проехать. Значит, мы все делаем правильно, — беззаботно ответила сидевшая за рулем «фольксвагена» Диана.

— Ни одна здравомыслящая женщина не позволила бы втянуть себя в подобную авантюру.

— Посмотрю, что ты скажешь, когда мы приедем. Вилла Квимби когда-то принадлежала кинозвезде. Ты не представляешь, что это за чудо! Тридцать комнат, теннисные корты, бассейн… А вид — просто дух захватывает.

— Ты совершенно меня не слушаешь! — рассердилась Вирджиния.

— Слушаю. Просто не взяла с собой словаря, чтобы переводить чушь, которую ты несешь, — возразила Диана, самодовольно улыбаясь. — Знаешь что, Джинджи, ты похожа на своих роботов.

— А ты — невозможный человек! Останови на следующей развилке. Самое разумное для меня — взять такси в обратную сторону.

— В таком наряде тебя затащит в кусты первый же встречный, — сухо заметила Диана. Не обращая внимания на отчаянное сопротивление собеседницы, она свернула с автострады на бульвар Санта-Моника. — Перестань ныть. — Она успокаивающе похлопала Вирджинию по спине. — Гарантирую, что ты отлично проведешь время. Праздник Всех Святых бывает только раз в году, а костюмированный бал, который устраивает Джером Квимби в своей калифорнийской усадьбе, — великое событие для компании.

— Но я не сотрудник компании, мне-то с какой стати на нем быть? И этот костюм! Он неуместен на женщине моего положения.

— Не знаю, не знаю. — По веселому лицу Дианы пробегали рекламные огни, делая его загадочно-насмешливым. — По-моему, как раз женщине твоего положения он и подходит. — Она засмеялась, не обращая внимания на возмущенное фырканье подруги.

— Когда устанешь от этого великолепного маскарада, найдешь меня в машине, — заявила та.

— Знаешь, что я в тебе заметила, Джинджи? При разговоре у тебя абсолютно неподвижны лицевые мышцы. Иной раз кажется, будто разговариваешь с машиной типа АВ-615.

— АВ-615 — очень хороший компьютер.

— Сдается мне, что вы родственники, — парировала Диана. — Я понимаю, что ты приехала сюда заниматься роботами, но едва ли создателю следует уподобляться своим машинам. — Она неумело присвистнула. — Джинджи, что случилось с той шаловливой, веселой девочкой, что ходила вместе со мной в школу в Бойсе?

— Это было так давно… А теперь я доктор физики, специалист по электронике и инженер-дизайнер… И перестань звать меня Джинджи.

— О, прошу прощения! — Диана закатила глаза и с сарказмом произнесла: — Теперь ты прославленная Вирджиния Фаррэл, почетный член физического общества и прочее, и прочее. Только вот куда исчезли влюбленные в тебя парни?

— Ты разговариваешь как девчонка из старшего класса. Пора повзрослеть.

— В чем-то я очень взрослая, — с усмешкой ответила Диана. — Но в чем-то никогда не повзрослею. Вероятно, именно поэтому я и работаю в такой веселой фирме. Кроме серьезных заказов, мы получаем заказы от производителей игрушек. Это мне как раз по душе. А работа с «Диснеем» — это просто фантастика!

Остановив машину у светофора, Диана вгляделась в сердитое лицо подруги.

— В костюмированной вечеринке есть что-то возбуждающее. Это высвобождает потаенные инстинкты. Ты ощущаешь себя дикой, необузданной и озорной. К тому же сегодня полнолуние, магическая ночь волшебства. — Диана заразительно рассмеялась.

— Ты можешь делать все, что тебе вздумается, а я останусь в машине, — холодным тоном заявила Вирджиния. — В таком виде я отказываюсь идти на вечер. Я вообще не понимаю, как тебе удалось уговорить меня напялить все это!

— Ты надела это потому, что за компьютеризованными мозгами скрывается твоя настоящая сущность. Отбрось условности, живи настоящим, принимай жизнь во всей ее красоте и стремительности. Так и поступала когда-то настоящая Джинджи, всегда готовая к приключениям и ищущая их.

— Ты преувеличиваешь, — протестующе поджала губы Вирджиния.

— Ничего подобного! Встретив тебя на прошлой неделе, я поверить не могла, что ты так изменилась. Ожидала увидеть прежнюю Джинджи — девчонку, когда-то околдовавшую меня своей смелостью. Ту, что была наказана за дымовую шашку, подложенную в кафетерий. Ту, что участвовала во всех озорствах мальчишек…

— Это было четырнадцать лет назад, — перебила Вирджиния рассерженно. — Не можешь же ты утверждать, что я должна такой и остаться.

— Ну, может, и не такой сумасшедшей, но уж никак не занудной ученой дамой, — грубовато парировала Диана. — Я ждала встречи со своей шальной школьной подругой. Господи, как весело мы жили! — Диана вздохнула. — Я надеялась тряхнуть стариной.

— Теперь у меня есть заботы поважнее дымовых шашек. Я приехала в Калифорнию, чтобы помочь вашей компании завершить проект, предназначенный для «Диснейленда». Когда все проблемы будут решены, я вернусь во Флориду, и фирма «Бриаклиф» направит меня на другую работу.

— Ты говоришь так, словно являешься частью оборудования… Как жаль, что администрация школы не поняла, почему тебе скучно учиться! Ведь твой интеллектуальный показатель равнялся ста шестидесяти единицам.

— Ста семидесяти трем, — автоматически поправила Вирджиния.

— Тем хуже для тебя. Ты превратилась в мозговой центр.

Вирджиния презрительно хмыкнула:

— Напрасны все твои насмешки.

Теперь уже рассердилась Диана:

— Недавно я слышала, как двое наших инженеров-механиков делились впечатлениями о тебе. По их мнению, ты — нечто вроде лабораторного кролика в халате и очках. Именно поэтому я и выбрала для тебя этот наряд. «Ах, кролик! — решила я. — Ну, я вам покажу, какой это кролик!» Они и понятия не имеют, какие у тебя ноги, не говоря уж о фигуре.

— Не увидят они ни ног, ни фигуры, — резко парировала Вирджиния. — Кстати, послушать тебя, так больше всего мне подошел бы костюм серой мышки Микки Мауса.

— Слишком откровенно, — усмехнулась Диана, направляя машину по боковой дорожке к частному владению. — Ты и так сделала себя серенькой мышкой.

Вирджиния проверила, закрыта ли дверца машины с ее стороны, и заявила:

— Ни за что не выйду отсюда.

— Я, конечно, ниже тебя ростом, но уверяю — я достаточно сильная. Ты пойдешь на вечер! И будешь вместе со всеми веселиться! — тихим, но угрожающим голосом проговорила Диана. — Ты одета так, как только может мечтать любая женщина. Костюм словно для тебя создан.

— Для меня?! — возмутилась Вирджиния. — Да я в нем как голая! Твое платье хоть что-то закрывает, а мое…

— Мне нельзя так беззаботно оголяться: моя фигура далека от идеала. А тебе, честно говоря, лучше бы всего вообще ходить без одежды: длинные ноги, узкая талия, божественные плечи…

— Чушь какая! В человеке главное — голова, а вовсе не длинные ноги. — Вирджиния каждое слово процедила сквозь зубы.

— Х-м-м. — Диана сосредоточенно нахмурила лоб. — У меня мысль! С твоими великолепными мозгами ты вполне бы смогла сыграть роль глупенькой женщины.

— Что?!

— Но это же старо как мир, — добродушно заметила Диана. — Я очень люблю наблюдать, как сообразительные женщины завоевывают внимание мужчин, неся полную околесицу. — Она хитро подмигнула подруге. — Все, что от тебя требуется, — это хлопать своими длинными ресницами, надувать губки и вздыхать. Будешь иметь грандиозный успех!

Желтый «фольксваген» въехал во двор обширной загородной усадьбы и остановился возле машин, уже стоявших здесь в несколько рядов. Многоэтажная вилла Джерома Квимби, построенная в испанском стиле, предстала перед подружками на склоне холма, искусно подсвеченная прожекторами. Аккуратно подстриженные кусты также освещались разноцветными огнями и отбрасывали замысловатые тени. Из дома раздавались звуки музыки, взрывы смеха и общий говор.

Диана нервно забарабанила пальцами по приборной доске, боясь, что Вирджиния опять начнет сопротивляться. Повернувшись лицом к подруге, она пристально посмотрела на нее:

— Джинджи, когда ты веселилась в последний раз? Когда обострялись все твои чувства, и ты ощущала себя энергичной и оживленной? Ты очаровательная и самостоятельная женщина, добившаяся многого. Но ты вся в работе, у тебя нет ни увлечений, ни развлечений. Не холодно ли тебе по ночам? Надо хоть изредка взбадриваться, а не цепенеть от одиночества и тоски. Когда-нибудь ты окончательно замерзнешь.

Вирджиния задумалась, глядя на себя в зеркальце над сиденьем. Пара ярко-розовых заячьих ушей лихо свисала на круто завитые белокурые локоны; Диана обрызгала их подкрашивающим лаком, и они из каштановых превратились в золотистые, романтически поблескивающие. Мастерски наложенный грим превратил привычную для нее самой простоватую Вирджинию в соблазнительную и чувственную. Шею закрывала черная бархотка, а ниже тело было обнажено до половины нежной упругой груди. Аромат цветущего жасмина исходил от великолепных плеч и рук. На запястьях — черные бархатные манжетки. Белый атласный костюмчик-мини с заячьим хвостиком дополнен полупрозрачными колготками и элегантными туфельками.

Ни яркий грим, ни экзотический наряд никак не могли принадлежать доктору физико-химических наук Вирджинии Фаррэл, «лабораторному кролику в халате и очках». Ученому, работающему в одном из крупнейших мозговых центров страны, было не до косметических ухищрений и сексуальной соблазнительности.

Отчаяние овладело Вирджинией. Глубоко вздохнув, она произнесла трагическим тоном:

— Последний раз я ощущала наплыв чувственного влечения лет десять назад. Но лучше бы мне совсем забыть о том неудачном опыте…

Диана виновато взглянула на нее:

— Джинджи, я не хочу подталкивать тебя на новый, может быть, неудачный опыт, но ты ведь была такой энергичной, такой наполненной жизнью, а теперь… — Она попыталась изобразить руками нечто бесформенное. — Что с тобой случилось? Помню, как я поздно приходила домой, а мама растерянно говорила, что тебя все еще нет.

Вирджиния потерла лоб, вокруг губ появились горькие складки.

— Твоя мать не любила меня. — Откинувшись на спинку сиденья, она задумчиво смотрела на разноцветные карнавальные огни парка. — Хотя, конечно, она немногим отличалась от других приемных родителей… Я была невозможным, невыносимым ребенком, которого следовало бы отослать обратно в детский дом. Но твои родители мирились со мной целых два года… Сознайся, Диана: это были худшие годы в твоей школьной жизни? — Вирджиния внимательно посмотрела на притихшую подругу.

— Ничего подобного! — решительно возразила та. — Ты была неугомонной выдумщицей, и мне это нравилось. Ты-то и сделала меня такой, какая я есть, — веселой, неунывающей, научила меня воспринимать жизнь без излишней серьезности… Твоя беда состояла в интеллектуальной скуке, а вовсе не в своенравном характере. И уж тем более ты не можешь винить себя в том, что тяжело переживала раннее сиротство, гибель родителей в автомобильной катастрофе.

— Да… Вся моя сущность восставала против того, чтобы кто-то заменил их. Сколько же хлопот я доставила людям, которые взяли меня в свою семью! Бесконечные капризы и строптивость улетучились, только когда я попала в колледж с интенсивным обучением. Потом был университет, после чего мне предложили писать диссертацию… А затем я оказалась в международной фирме «Бриаклиф» и стала безошибочной машиной, как те компьютеры, что я создаю. Ты права, увы.

— Ты любишь свою работу? — спросила Диана.

— Да, по-настоящему люблю. — Повернувшись лицом к подруге, Вирджиния улыбнулась, голос ее стал добрым и взволнованным. — Ни за что не променяла бы ее на жизнь обеспеченной домашней хозяйки при работающем муже… Я купила себе дом — уютный, симпатичный, в стиле швейцарского шале. И привыкла жить одна. Фактически я всю жизнь одна… Но люблю командировки. Получаю удовольствие от того, что моя работа нужна людям.

— Да, действительно нужна, — сделала ей комплимент Диана. — Ты работаешь над ошеломляющими проектами! Искусственные конечности, силиконовые чипы для робототехники… Ты имеешь все основания гордиться собой.

Вирджиния усмехнулась:

— Не относись к моей работе с излишним почтением. Мне приходится заниматься и смешными вещами. В прошлом году я была в Японии — разрабатывала там звуковые синтезаторы для компании по изготовлению игрушек. В этом году занимаюсь созданием серии роботов, в том числе устрашающих динозавров в вашей компании; они будут использованы во флоридском «Диснейленде».

— В профессиональном смысле ты добилась феноменального успеха. А как насчет личной жизни? — вернулась Диана к началу разговора. — Ты забыла, что такое веселье, ты разучилась радоваться.

— Почему же? Работа приносит мне веселье и радость полной мерой.

— Перестань говорить глупости! — резко бросила Диана. — В двадцать девять лет женщине рано думать исключительно о работе. — Она закусила губу, на мгновение задумавшись, затем схватила Вирджинию за плечи и встряхнула. — С этого вечера твоя жизнь должна измениться! Тебе необходимо преодолеть эти ступеньки и войти в дом. Представь, что ты — Золушка, отправленная на бал доброй феей.

— Фея одела Золушку, а ты меня заставила раздеться, — с сарказмом проговорила Вирджиния. — Любимого человека в таком виде не находят — разве что партнера по сексу.

— Да ты побудь красоткой просто для себя самой! Потренируйся! — С этими словами Диана вышла из машины и, обойдя ее кругом, подошла к дверце, предусмотрительно закрытой изнутри Вирджинией.

— Ничего у нас не получится, — заявила та, наглухо закрывая и стекло.

— Смотри, что я тебе приготовила, — сказала Диана, не обращая внимания на недовольство подруги, и приложила к своему лицу черную шелковую маску с розовыми кружевами. — Ну кто тебя в таком виде узнает? Давай примерим.

Вирджиния неохотно открыла окно и взяла маску.

— Прекрасно! Ты абсолютно неузнаваема! За таким щитом можно флиртовать и веселиться сколько душе угодно. Преврати этот вечер в свой чудесный бал! Сыграй роль застенчивого, испуганного, но чрезвычайно легкомысленного зайчонка. Это доставит тебе самой огромное удовольствие. А теперь оцени, как выгляжу я. — Диана сбросила накидку и юлой завертелась под взглядом подруги.

Радуга цветных лент, составляющих ее наряд красавицы из гарема, волной окутывала аппетитную фигурку. Светлые волосы завязаны в пышный хвост. Бледно-голубая маска оставляла открытыми только сапфировые глаза, горящие нетерпением включиться в празднество. — Ладно! — махнула рукой Вирджиния, сдаваясь. — Пойдем.

Поплотнее укрепив маски, они стали подниматься по ступенькам к таинственно освещенному дому.

— Давай договоримся, Диана, — сказала Вирджиния, вновь испугавшись за свой наряд, который наверняка вызовет излишнее внимание к ней. — Если я почувствую себя неловко, то вернусь в машину и подремлю там на заднем сиденье, дожидаясь тебя.

— Хорошо, — согласилась Диана. — Ты только помни: не надо демонстрировать образованность и ум. Лучше уж вообще ничего не говори. Просто моргай ресницами и улыбайся. Гарантирую, ты станешь королевой бала.

2

Диана позвонила в колокольчик, укрепленный на высоте человеческого роста, и тяжелые дубовые двери сами собой растворились. Вирджиния вопросительно посмотрела на подругу, а та лишь небрежно пожала плечами, выражая этим: «Тут и не такое увидишь!» Они вошли в тускло освещенный холл и немедленно попали в цепкие нити паутины — огромный волосатый паук спускался с потолка.

— Не пугайся, это всего лишь синтетика, — снисходительно объяснила на сей раз Вирджиния.

Сбросив с обнаженной кожи неприятные нити, Вирджиния помогла и Диане освободиться от паутины. Двери, через которые они вошли, между тем с противным скрипом захлопнулись, заставив женщин испуганно вздрогнуть. С потолка, едва освещенного слабым светом старинных факелов, на них смотрели огромные черные глаза. На стенах отражались жуткие тени. Откуда-то доносились звуки музыки и смеха, а перед ними были три закрытые двери.

— Того гляди, пол разверзнется под нами и мы попадем в могилу или в саркофаг, — саркастически проговорила Вирджиния.

— Недаром Квимби готовился к этому празднику чуть не полгода, — прошептала Диана, беспокойно оглядываясь по сторонам. — Пораскинь мозгами: какая из этих дверей ведет к гостям?

— Давай попробуем вот эту. — Повернув ручку в форме львиной головы, Вирджиния открыла огромную дубовую дверь.

Кровавый свет высветил помещение, в котором стоял черный гроб. Крышка со скрипом сдвинулась, выпуская облако древней пыли, показалась страшная рука с остатками плоти и потянулась к ним. Быстро и с силой Диана захлопнула дверь.

— Механическая, — сухо произнесла Вирджиния, стараясь не показать страха и отвращения.

— Я открою следующую, — храбро предложила Диана.

Набрав в легкие побольше воздуха, она распахнула вторую дверь. Казалось, от решительности ее фигура стала на несколько сантиметров выше. Но уже через секунду заикаясь, Диана произнесла:

— К-кошка…

Вирджиния, наклонив голову, заглянула в дверь. Там и правда сидела кошка, только размером с хорошего тигра: килограммов сто пятьдесят упругих мышц. Массивная челюсть демонстрировала ряд острых и устрашающих клыков, выглядело это чудище вполне натурально. — Голограмма. — В голосе Вирджинии прозвучал почтительный трепет. — Лазерные лучи дают трехмерное изображение.

— Конечно, это всего лишь техника, — обрадованно поддержала Диана, поспешно закрывая дверь комнаты с хищником.

Они повернули последнюю ручку. На них хлынул поток света, и перед глазами закружились конфетти. Зазвучали фанфары.

— Добрый вечер, дамы!

К ним направилась двухметровая горилла. Улыбающийся меховой гигант держал поднос с напитками.

— Спасибо, Кинг Конг, — сказала Диана, выбрав два высоких бокала. — Выпей, — протянула она бокал Вирджинии. — Успокоит нервы.

Подружки стояли на пороге огромного зала, заполненного танцующими и смеющимися людьми в карнавальных костюмах. Под высоким сводчатым потолком летали разноцветные шары, переливаясь всеми цветами радуги. Большой, медленно вращающийся серебристый шар, укрепленный на штативе в центре зала, отбрасывал мерцающие блики на веселую, разряженную толпу гостей.

Вирджиния зачарованно смотрела на сказочное представление. Это напоминало съемочную площадку Голливуда в миниатюре. Римские гладиаторы смешались с ковбоями и танцовщиками из салунов, а инопланетные чудища отплясывали лихой рок вместе с земными уютными зверюшками. Здесь были и Чарли Чаплин, и Мэй Вэст, и другие знаменитости, самые невероятные. Атмосфера была возбуждающей, наэлектризованной. Быстро проверив надежность маски, Вирджиния почувствовала, что ноги уже готовы нести ее в центр зала.

— Видишь Цезаря? — шепнула ей на ухо Диана, пробираясь сквозь толпу к стойке бара. — Это Квимби. Его я узнаю из тысячи — по животу и лысине.

— Как далеко собираются заходить гости на этом бале? — прошептала Вирджиния, заметив рядом с баром обнимающуюся парочку: пышно разодетая придворная дама целовалась с мужчиной в костюме и гриме индейца.

Диана последовала за ее взглядом.

— Я думаю, дальше этого не зайдет, — предположила она. — Ведь в полночь маски должны исчезнуть, и карнавал с первых минут понедельника превращается в бал без масок… Вон еще две танцовщицы из гарема, — расстроено пробормотала она.

— Не огорчайся, ты затмеваешь их, — уверила ее Вирджиния и сделала глоток из своего бокала. Крепкая жидкость разлилась по жилам, снимая напряжение.

— Не забывай хлопать ресницами и флиртовать, — напутствовала ее шепотом Диана.

Без всякого приглашения Вирджиния обнаружила себя увлеченной в танец мужчиной в ковбойском наряде. Мелодия стала более медленной. Партнер в черной маске крепко обнял ее за талию. Его голос прозвучал над самым ухом:

— Я уверен, что вы самая прелестная маска в этом зале.

— О, спасибо! — воркующим голосом ответила Вирджиния.

Она боялась сбиться с такта, но партнер не особенно усердствовал, просто качаясь в такт ритмичной музыке.

— Х-м-м, я готов съесть вас! — Ковбой шутливо щелкнул зубами. — Как прикажете вас величать? — Его теплое дыхание согревало щеку.

— Зовите меня просто Кроликом. — Вирджиния соблазнительно облизнула губы кончиком языка, а затем уперлась руками в грудь партнера и мягко оттолкнула его от себя.

Он усмехнулся и, казалось, не обратил внимания на ее жест. Вновь прижав ее к себе, он провел рукой по ее обнаженному плечу.

— Какие у вас прелестные заячьи ушки над копной волос!

Вирджиния уже намеревалась сказать ему, что заячьи уши находятся сантиметров на сорок выше того места, куда устремлен его взор, но вместо этого просто хихикнула, вспомнив наставления подруги.

В следующее мгновение ковбоя сменил мужчина в костюме спеленутой мумии, который тоже не сводил глаз с глубокого выреза и волнующей ямочки. Вирджиния продолжала хлопать ресницами и изредка говорить глупости. Мумия оказался более утонченным танцором, приходилось быть внимательнее к самому танцу. После одного из головокружительных пируэтов Вирджиния заметила Диану, танцующую с широкоплечим Робином Гудом.

Сменилась музыка, а вместе с ней и партнер. Теперь Вирджиния флиртовала с графом Дракулой под современный танец в ритмах диско. Она сосредоточенно наблюдала за танцующими и вскоре стала двигаться довольно уверенно.

Ладно скроенный дровосек использовал пластиковый топор, чтобы отбить ее у вампира. Вирджиния едва заметила это. Она поставила целью танцевать не хуже других и уже хвалила себя за достижения. Движения ее стали свободными, тело — легким и послушным. Она веселилась от души, с каждой минутой чувствуя себя все увереннее. Страх и застенчивость покинули ее. Неослабевающий поток энергии, который излучала весело скачущая вокруг толпа, словно вливался в ее жилы. Она сбросила оболочку «ученого сухаря» и вступила в праздник жизни. Под напором музыки, света и меняющихся партнеров реальность ушла куда-то, а фантазии и иллюзии стали конкретными, осязаемыми. Совершилась метаморфоза: скучная, деловая Вирджиния Фаррэл стала беззаботной Джинджи.

Смеясь, Джинджи вырвалась от очередного очарованного ею партнера и подошла к бару. Бармен приготовил для нее нечто неправдоподобное, экзотическое — малиновый пунш, покрытый мороженым и фруктами. Она с удовольствием опустошила бокал с безобидным на вкус напитком и заказала еще… Подавая ей третий бокал, бармен предостерегающе сказал:

— Осторожнее, мадам! Этот напиток мужчины окрестили «камикадзе».

Облокотившись на полированную стойку, Джинджи беззаботно рассматривала пульсирующую в танце толпу. Вдоль стен зала были расставлены столики с напитками и закусками, и за одним из них она обнаружила Диану — та сидела в компании арабского шейха и его свиты. Мужчина в облике Мефистофеля, в красной шапочке, ловко обнял Вирджинию за талию и увлек к танцующим, умудряясь не сбиваться с ритма страстного южноамериканского танго. После этого танца она почувствовала сильное опьянение и вышла наружу, чтобы освежиться. На просторном, засаженном кустами роз балконе она облокотилась о перила и стала глубоко дышать, чтобы освободиться от алкоголя и дыма, радуясь, что оставила это сумасшествие и нашла уединение. Над головой простиралось спокойное полночное небо, освещенное бриллиантовой луной, которая, казалось, соперничала в яркости с самим солнцем.

Вирджиния увлеклась необыкновенным видом, открывшимся с балкона. Внизу раскинулся великолепный сад. Дальше виднелись разбросанные по склону холма виллы. Еще дальше, на юге, светились ночные огни огромного города. К нему вели переплетения бетонных автомагистралей, местами пропадающие в море пальмового леса. С севера и запада лежала земледельческая долина.

Легкие наполнялись нежными ароматами сада, а слабый ветерок ласкал кожу. Вирджиния не могла не признать, что отдых получался на славу. Она выслушала бесконечное количество признаний, хихикала над шутками, отвергала неуклюжие ухаживания. Ей нравилось играть роль небрежной кокетки, утомленной вниманием.

Она нежно погладила маску, служившую защитой. За этой маской она ощущала себя в безопасности, могла интриговать и околдовывать. Маленький кусочек материи укрыл здравомыслящую Вирджинию и освободил опьяняющую, яркую Джинджи. Она казалась себе воплощением сразу двух женщин: интеллигентной, холодной, сдержанной и — свободной от условностей, флиртующей, бесстыдной. Это было хотя и странное, но отнюдь не неприятное единение.

Она снова устремила взгляд в ночное небо, разыскивая созвездие Персея. Там, у основания головы Медузы, располагалась яркая звезда Алгол. Вирджиния вдруг почувствовала себя сродни этой звезде. Только в это время суток Алгол сияла как драгоценный камень — через несколько часов она померкнет, утратив две трети своего блеска. И ее ожидает та же участь: через несколько часов вечер закончится, костюмы и маски будут сняты — и она опять превратится в многоученого доктора Фаррэл. Вирджиния разочарованно вздохнула. Диана абсолютно права: ей не хватает в жизни радости, веселья, раскованности.

Надо будет непременно время от времени встряхивать психику чем-нибудь вроде сегодняшнего. Хорошо иногда почувствовать себя женщиной. Равноправие равноправием, а все же приятно быть предметом сексуального внимания, пробуждающего все твои чувства. Она желала бы всем женщинам иногда испытывать те ощущения, что пришли к ней в эту ночь…

Что-то мягкое упало ей на плечо. Оказалось — маленький бутон розы на ножке без шипов. Другой бутон коснулся руки и упал к ногам. Смущенная, Вирджиния нагнулась, чтобы поднять его, но ее опередил возникший рядом мужчина в черном костюме мексиканского танцора и широкополом сомбреро.

— Добрый вечер, — проговорил он, подавая ей розу.

— Добрый вечер, — ответила Вирджиния после секундного замешательства.

Его стройное, мускулистое тело излучало мощную энергию. Алая шелковая рубашка с распахнутым воротом в сочетании с черным костюмом придавала всему облику нечто демоническое. Узкие брюки туго обтягивали стройные ноги. Темная маска почти полностью закрывала лицо, но Вирджиния смогла заметить прямой нос и красивые, изящного рисунка губы.

— Отдыхаете от навязчивых партнеров, прелестный Кролик?

Вирджиния отметила едва заметный южный акцент в его насмешливом голосе.

— Но вы не дали мне этой возможности, поспешив выйти сюда следом за мной.

Он кивнул, снял шляпу и пригладил черные с проседью волосы.

— Я не принадлежу к любителям подобных вечеринок, — заметил он, облокачиваясь о перила рядом с ней. — Просто отдаю дань гостеприимному хозяину. Весь вечер только и занимаюсь тем, что прогуливаюсь от бара к бару, пробуя напитки, да наблюдаю за пляшущими. Вот заметил очаровательного Кролика и поняв, что она еще не обзавелась неотвязным кавалером, следующим за нею повсюду, сам решил стать таковым. Не возражаете?.. Ну, если не кавалером, то телохранителем, чичероне.

Вирджиния никогда не видела его в стенах фирмы и потому решила, что он здесь — случайный гость. Ну и хорошо: нет риска встретиться затем на работе. Эта мысль подкрепила ее уверенность в себе. Она снова почувствовала себя беспечной. Почему бы не сыграть роль этакой искушенной обольстительницы? Отбросив назад блестящие волосы, она одарила собеседника вызывающей улыбкой:

— А кто же вы такой? Испанский тореро?

— Нет, не столь романтично. Скромный бандит из старой Калифорнии к вашим услугам. — Он поднес ее руку к губам.

От его прикосновения все в ней затрепетало.

— Весьма галантный Бандит, — сердце отчаянно стучало в груди, и голос ее прозвучал едва слышно. — Но, боюсь, у меня нет сокровищ, которые могли бы заинтересовать вас. — Она притворно вздохнула.

Лунный свет упал на его глаза, заставив их засверкать, словно полированные агаты. Дерзкий взгляд околдовал ее.

— О, как вы ошибаетесь! — Он снова поднес ее руку к губам, теперь уже ладонью вверх.

Голос разума подсказывал ей, что пора уйти отсюда в зал, но голос безрассудства умолял остаться наедине с мексиканско-калифорнийским Бандитом. Безрассудство победило. Вирджиния откинулась назад, вызывающе выставив оголенную коленку.

— И чем же занимается прекрасный Кролик, когда заканчивается подобная оргия?

— Немного тем, немного другим, — сказала она небрежно протяжным бархатистым голосом. — Я вообще легко приспосабливаюсь. — Глаза, скрываемые маской, весело блестели.

— Не сомневаюсь. — Бандит откровенно любовался ее великолепной фигурой.

— А вы чем занимаетесь? — промурлыкала Джинджи.

— Немного тем, немного другим, — усмехнулся он, повторяя ее слова. — Я тоже легко приспосабливаюсь.

Он подошел ближе, и его мускулистая нога коснулась ее бедра. Ночной воздух, казалось, был наполнен эротикой. Мягкий бриз приносил запахи ночных цветов; из зала доносились мелодичные звуки музыки.

Бандит встрепенулся.

— Нельзя упустить такую мелодию, — низким приглушенным голосом проговорил он.

Его руки скользнули по плечам Вирджинии, и он вовлек ее в танец, с силой прижав к себе. Она задохнулась от удовольствия и прильнула к незнакомцу со смешанными чувствами стыда и лихой отваги. Ее полуобнаженный бюст соприкоснулся с его открытой грудью, волоски приятно защекотали тело. Пальцы ее замерли на бицепсах его атлетического тела. Туфли на высоких каблуках позволяли чувствовать себя почти вровень с ним. Они плыли в танце, сливаясь с мелодией.

Искорка взаимного влечения стала разгораться пожаром. Оба они чувствовали себя марионетками в руках судьбы, куклами, чьи веревочки — их вспыхнувшие эмоции.

Его ласкающие руки провели эротическую дорожку от шеи вниз по спине; внизу они задержались и поиграли с пушистым заячьим хвостиком. Она в это время обследовала стальную силу мышц его плеч и спины; кончики ее пальцев легонько прошлись за ухом, перешли на подбородок, щеку, снова вернулись к шее и тихонько потрепали ухо. Давно и глубоко запрятанные желания вырвались наружу и распоряжались ею. Она была захвачена врасплох. Сверкающие глаза, скрытые за маской, гипнотизировали ее. Легкий запах его одеколона кружил ей голову.

Вирджиния пожалела, что не может украсть эти волшебные мгновения у времени и закупорить в бутылку, чтобы потом наслаждаться, потягивая их из горлышка снова и снова. Вздох желания сорвался с ее губ. Вековая тяга женщины к мужчине овладевала ею, и она не хотела бороться с этим.

Вирджиния уютно прижалась к шее незнакомца. Ее горячее тело вплотную приникло к нему. То, что начиналось как шутка и игра, неожиданно переросло во всесокрушающее желание.

Романтически неотразимый Бандит взял в руки ее голову и заглянул в бездонные глаза.

— Вы прелестны. — Он провел языком по линии ее полураскрытых губ, а затем его властный рот овладел ее губами. Она встретила его язык, сначала колеблясь, потом с такой же неукротимой энергией. Время перестало существовать для них. Они исследовали друг друга руками, губами и языками. Искусное чувственное возбуждение, которое каждый дарил другому, еще больше увеличивало взаимное желание.

Легким движением он сдвинул ткань с ее вздымающейся груди. Ее стон наслаждения подогрел его страсть. Вирджиния выгнулась и направила его голову вниз, поощряя губы сменить руки. Кончик его языка разнес по жилам огонь, волнами растекшийся по всему телу. Эротическое таинство воспринималось обоими почти мистически, как некое облако, окружившее их и отделившее от остального мира.

«Это сумасшествие! — кричал ее разум. — Ты даже не знакома с ним!» Но это только усиливало экстаз. Здравый голос утонул в потоке дикого жара, пронзавшего тело.

— Давай пойдем в сад, — прошептал он, все сильнее прижимая ее к себе, хотя танцевальная мелодия уже оборвалась. — Еще пара минут — и я за себя не ручаюсь.

Ее пальцы сжали напрягшиеся мускулы его спины. Она ощутила, как он вздрогнул от сдерживаемого желания. Его настойчивый рот вновь проделал путь к ее ищущим губам, и жадный поцелуй вобрал все ее дыхание.

— Пойдем? — повторил он, на секунду отрываясь от ее губ.

В тот же момент раздался оглушительный бой часов. Эти звуки вторглись в их мир, нарушив единство двух сердец и тел. На двенадцатом ударе Вирджиния ощутила себя неожиданно протрезвевшей. Почувствовав стыд, она отстранилась и поправила свой костюм. Но Бандит снова обнял ее за талию.

— Теперь мы можем избавиться от масок. Мне не терпится узнать, как выглядит мой страстный Кролик.

Температура ее тела словно сразу упала на десять градусов. Снять маску?! Во рту у нее пересохло, мышцы напряглись. Нет уж, лучше снять весь остальной костюм! Может, это и глупо, но в маске она чувствовала себя как за самым надежным щитом. Без маски страстная женщина перестанет существовать, магия исчезнет. Ах, как хотелось бы продолжить иллюзию, отложить возвращение к трезвой реальности!

Но рассудительность и спокойствие вернулись к ней окончательно. «Придумай что-нибудь, гений мысли!»— сказала она себе.

— Почему бы нам не превратить это в маленькую игру? — Ее голос обласкал его хитрой настойчивостью, пока пальцы вели свою партию, поднимаясь вверх по груди к шее. Увидев его удивленно поднятые брови, она игриво засмеялась и подтолкнула его к перилам.

— Развязывай свою маску, а я — свою. Но не будем поворачиваться друг к другу до тех пор, пока не сосчитаем до десяти.

— Не кажется ли тебе эта игра несколько глупой? — пожал плечами незнакомец, имени которого она до сих пор не знала.

— О, дорогой Бандит, все здесь не блещет глубокомыслием. — Но она тут же одернула себя за сарказм и, взмахнув ресницами, промурлыкала: — Ну доставь мне удовольствие!

— Хорошо, радость моя. Но учти, я считаю быстро.

Вирджиния одарила его очаровательной улыбкой и поцеловала в губы. Ее последняя улыбка была ярчайшей, а прощальный поцелуй самым сладким.

Убедившись, что он отвернулся и развязывает маску, она тихо сняла туфли и стрелой полетела по лестнице. Ноги легко несли ее к спасительным кустам. Вот уже кусты скрыли ее целиком. Тут Вирджиния услышала разъяренный рык Бандита и ускорила бег. Вскоре показалась автостоянка. Она побежала в направлении желтого «фольксвагена» Дианы, пригнувшись как можно ниже. Топот его шагов угрожающе приближался, но крылья машин скрывали ее.

Осторожно подняв голову, она осмотрелась и облегченно вздохнула: Бандит повернул и помчался в обратном направлении, видимо решив, что она спряталась где-то в доме.

Быстро открыв дверцу «фольксвагена», она легла на заднее сиденье и укрылась накидкой Дианы. Затем сорвала заячьи уши, торчавшие из-под накидки. Так она лежала долго, беззвучно молясь, чтобы Бандит не вернулся сюда.

3

— Вставай, я сварила кофе, — произнесла Диана заботливым тоном гостеприимной хозяйки.

Вирджиния полусонными, затуманенными глазами уставилась на сверкающий кофейник.

— Который час?

— Скоро полдень, — ответила Диана.

Подойдя к окну, она отодвинула шторы, и солнечный свет заиграл на стенах. Она с удивлением оглядела подругу в надетой наизнанку и незастегнутой пижаме.

— Джинджи, теперь тебе придется чаще посещать подобные вечеринки, но учти: здорово перебравшая дама никому не нравится. — Она сочувственно прищелкнула языком. — Вылезай из постели, моя девочка. Пара чашек кофе приведет тебя в норму.

Вирджиния отбросила прядь волос с лица и со стоном спустила босые ноги на ковер.

— Я чувствую себя, словно раздавленный червь.

Она прошла по пушистому ковру к чайному столику.

— Это все из-за проклятого «камикадзе»! — Рухнув в старинное кресло, обитое розовым шелком, она зевнула и закрыла глаза. Блондинка в красном халатике продолжала маячить перед глазами, гремя чашками и ложками. До сознания периодически доходило, что это вроде бы Диана и Вирджиния у нее в гостях.

Блондинка устроилась в кресле напротив, пододвинула к Вирджинии чашку с кофе и закурила сигарету.

— Итак?

— Что «итак»? — Осоловелый взгляд гостьи печально обратился на горячую жидкость, словно ища умиротворения в ее черных глубинах.

Диана издала шипящий звук:

— Я как на иголках жду твоего пробуждения уже часа два. После вечеринки ты была разговорчива, как доисторический моллюск. Жажду узнать, почему ты пряталась на заднем сиденье машины. — Выпустив клуб дыма, Диана уточнила: — Я хочу услышать все, от начала до конца.

— Все? — Вирджиния тремя большими глотками выпила весь кофе и протянула чашку за добавкой. На сей раз она пила уже медленнее, стараясь при этом вспомнить, что же произошло прошлой ночью. Вслух она произнесла:

— В машине я оказалась вроде бы потому, что стало скучно и захотелось спать.

— Джинджи, перестань валять дурака! Я наблюдала за тобой. Вовсе тебе не было скучно. Ты не поэтому сбежала.

— Да, согласна. — Вирджиния провела рукой по помятой физиономии. — Сбежала я не по этой причине. — Откинувшись в кресле, она тяжко вздохнула: — Ты права, я повеселилась всласть.

— Так почему сбежала?

— Захотела подышать свежим воздухом, отдохнуть от музыки и дыма. А когда вышла на балкон, подошел он.

— Кто «он»? — Глаза у Дианы сразу заблестели от любопытства.

— Он представился «Бандитом». Черноволосый красавец в мексиканском костюме, — пояснила Вирджиния. Она задумчиво побарабанила пальцами по столу. — Ты не приметила его в зале? Высокий, в сомбреро. — Голос ее стал тихим и выразительным. — Красивый прямой нос, дымчато-голубые глаза, седеющие на висках волосы… — Вирджиния завороженно смотрела в пространство перед собой. — Широкоплечий, с глубоким голосом и превосходно чувственным ртом. — Почти музыкальный вздох сорвался с ее губ.

— Очень сожалею, что не видела, — повторила ее вздох Диана. — Ну и что дальше?

— Как «что»? — удивленно моргнула Вирджиния.

Подруга зашипела:

— Не притворяйся! Это от него ты сбежала… Но что уж такого могло произойти на этом балконе? — Загасив окурок, она потянулась за новой сигаретой.

— А ты-то с какой стати нервничаешь? Так много курить, да еще с утра, — вредно.

— Не заговаривай мне зубы! Рассказывай, что произошло на балконе.

— Балкон, балкон, этот чертов балкон… — В голосе Вирджинии прозвучали злые нотки. — Ничего особенного! Банальное сочетание лунного света, слишком большого количества спиртного и мусора в мозгах… Что ты на меня так смотришь?

— Как смотрю?

— Как мачеха на Золушку, — бросила Вирджиния. Она стала беспокойно расхаживать по комнате. — Я чувствую себя дешевкой, униженной и отвратительной. — Она подняла указательный палец. — Но хуже всего то, что из-за своего побега я ощущаю себя совсем уж идиоткой.

— Да объясни наконец, почему ты сбежала!

Вирджиния снова села.

— Пробило полночь, и… Бандит потребовал, чтобы я сняла маску. — Она сжала виски ладонями, и голос ее надломился. — Я не могла… Не могла я просто так взять и снять ее! Не знаю… Мы обнимались и целовались с этим незнакомцем, и мой костюм был уже наполовину снят, но когда дошло дело до этого крошечного лоскутка материи… Нет! Я не могла снять его. — Вирджиния угрюмо посмотрела на подругу: — И я, словно трусливый кролик, убежала с балкона.

— Господи, Джинджи, уж не воображаешь ли ты себя единственной, кто перегнул палку? Посмотрела бы ты на их лица, когда все стали снимать маски! — Диана захохотала. — Помнишь парня в костюме пчелки, целовавшего всех подряд? Он оказался Фрэнком Вэббом из технической библиотеки. «Пчелка»! — Она вновь залилась смехом.

Но Вирджинию эти воспоминания не развеселили. Грустно поникнув, она механически разминала сигарету. Повисшую тишину вновь нарушила Диана:

— Джинджи, тебе пора прекратить читать мудрые научные журналы и переключиться на бестселлеры типа «Чувственная женщина», или «Любая женщина может», или «Как заниматься любовью с мужчиной». Чего ты стыдишься? Того, что поиграла с мужчиной в кошки-мышки на балконе? Стыдиться надо своего бегства. Мужчину в наши дни может заарканить только активная женщина.

— Но я же не такая! — страстно возразила Вирджиния.

Диана оборвала ее:

— Все мы такие! Все дело лишь в подходящем мужике и подходящем моменте… А вообще-то ты мне напоминаешь девственницу викторианских времен. — Внезапно замолчав, она подозрительно уставилась на подругу: — Джинджи, может, ты и в самом деле девственница?

— Нет. — Ответ прозвучал устало. — Я уже успела побывать замужем. На последнем курсе университета. Брак длился недолго и не оставил по себе хорошей памяти ни в чем.

— И с тех пор ни одного увлечения?

Вирджиния взглянула на подругу с холодной яростью:

— Послушай, я не очень преуспела в обращении с мужчинами. Я вообще неумело общаюсь с людьми. Вот с машинами — другое дело, там все ясно.

— Неужели так уж ничего хорошего не осталось в памяти от замужества? — удивилась Диана. — У меня от каждого романа что-то светлое сохраняется в душе.

— Он все перечеркнул своим поведением в конце… Я страшно влюбилась в него… в Кэла Джекобса. Мы оба написали диссертации, но «Бриаклиф» пригласил меня, а не его. На этом все и кончилось. Зависть заменила любовь… если любовь вообще была.

— Да, мужчины тяжело переживают превосходство женщины в образовании, интеллекте. Это заметила даже я, что же говорить о тебе? Но все-таки мне казалось, что твой сексуальный опыт достаточно богат: ты встречаешься с умными мужчинами, бываешь в самых невероятных местах, у тебя высокое положение и фантастическая зарплата… Я думала, твоя жизнь — сплошная круговерть удивительных эротических встреч!

Вирджиния усмехнулась:

— Я всегда ощущала себя одинокой, а мужчины это чувствуют и не спешат сближаться. Да еще и во мне первый неудачный опыт пробудил какой-то неясный комплекс неполноценности… Пожалуй, Бандит смог бы избавить меня от этого комплекса. Он заставил меня почувствовать себя самой желанной женщиной на свете. Если бы мы оказались не в чужом доме, а у меня или у него, я не смогла бы сопротивляться.

— Нормальное признание здоровой женщины, — хохотнула Диана, наливая обеим еще кофе.

— Да, это были чисто физические ощущения. Два незнакомых человека, околдованные мистической и праздничной атмосферой, — отсутствующим тоном произнесла Вирджиния. — Мы словно сами превратились в наши костюмы… Но ведь я все-таки не эротический Кролик — голову не отключишь.

— А надо бы иногда отключать! — рассмеялась Диана. И продолжила уже серьезно: — Послушай, Джинджи, пусть прошедшая ночь послужит для тебя поворотной точкой. В какой-то миг ты перестала быть водой в стакане — бесцветной, безвкусной, неароматной; ты стала как кофе — ароматной, экзотической и возбуждающей. Признайся: разве тебе это не доставило удовольствия?

— Единственное, что доставляет мне удовольствие, — так это уверенность, что Бандит не работает у Квимби.

— Да? Тогда почему это прозвучало у тебя как стон, а не как радостное сообщение? — с веселой язвительностью спросила Диана.

— Ну, может быть, я и опечалена немного, — нехотя призналась Вирджиния. — Да, ночь была эротической, возбуждающей, я почувствовала себя женщиной. Но все это фантазия, маскарад. А живем мы в реальном мире… И я уверена, что никогда бы не смогла повторить то приключение.

— Снова собираешься перейти на строго расписанную диету реального мира? — вздохнула Диана. Несколько мгновений она молча изучала свои длинные ногти с фиолетовым маникюром, потом закрыла глаза и блаженно улыбнулась: — Джин-джи… — Ее голубые глаза вновь сфокусировались на подруге. — Я хочу быть уверена, что ты покинешь Калифорнию женщиной, а не «синим чулком». Я намерена внести в твою жизнь остроту, вернуть вкус к ней.

— Диана, пожалуйста…

— Ты еще будешь меня благодарить, вот увидишь! — продолжала та. — Мы полностью изменим твой имидж.

Вирджиния задумчиво обвела взглядом комнату. Сиреневатые обои под старину. Два кресла и хромированный стеклянный столик. Белый изогнутый диван… Ничто здесь не указывало на какую-то повышенную сексуальность или легкомыслие хозяйки. Так зачем столько пыла ради превращения ее, Вирджинии, в экзотически-возбуждающее существо?

— Диана, если ты думаешь, что твоя настойчивость подействует на меня, ты…

— Джинджи! — перебила ее подруга, приняв оскорбленный вид. — С наших школьных лет я не встречала такого упрямого и напористого человека, как ты. — Она обезоруживающе улыбнулась: — Мне ли склонить тебя к чему-то, если ты сама этого не захочешь? … Ладно, хватит спорить. Прими душ, а я приготовлю завтрак. Оставшуюся часть дня мы посвятим магазинам. Большую часть твоего гардероба надо обновить. Купим несколько блузок с хорошим декольте, обтягивающих свитеров и элегантных шелковых брючек.

Издав болезненный стон, Вирджиния поднялась и направилась в ванную. Казалось, весь ее былой напор перешел теперь к Диане. Спорить бесполезно.

Лос-Анджелес задыхался от зноя, воздух стал сухим и раскаленным под палящими лучами солнца. Неподвижный этот воздух смешивался с автомобильными газами и превращался в смог, висящий над огромным городом и его окрестностями. Погода делала всех беспокойными, вспыльчивыми, высасывала энергию и снижала активность.

Вирджиния за несколько утренних часов работы бросила в бак с грязным бельем уже третий халат. Вторник на сей раз оказался тяжелее понедельника. А началось все с того, что не зазвонил будильник, и она вскочила позже, чем надо, на целых полчаса. В спешке позавтракала, но так и не смогла как следует причесаться. Обычно она укладывала волосы в аккуратный строгий пучок, пользуясь четырьмя заколками и дюжиной булавок, но сегодня упрямые пряди никак не хотели слушаться и превращались в нечто пышное и свободное. На работе распущенные волосы мешали, к тому же было крайне неудобно в новой одежде. Приталенная блузка плотно обтягивала грудь, а зауженные в бедрах вельветовые брюки не давали свободно садиться и вставать. Все это они с Дианой купили вчера. Чтобы быть уверенной, что подруга вновь не влезет в свою мешковатую одежду, Диана сдала ее вещи в ближайший пункт Армии Спасения.

Из-за нового наряда ей уже пришлось пережить смущение. Открывая заднюю дверцу машины, она наклонилась, чтобы взять сумку, а проходящий мимо клерк присвистнул, пробормотав:

— Неплохо, детка! Надо присмотреться и к мордашке.

Вирджиния провела ладонями по округлым бедрам. «Куда как неплохо, — проворчала она. — Почти как голая».

Успокаивало ее лишь то, что она работала в лаборатории одна. Сотрудники компании редко заходили в стерильную «белую комнату».

С закатанными рукавами рубашки, в защитных очках, перчатках и прорезиненном фартуке Вирджиния длинными щипцами подхватила из контейнера сосуд с жидким гелием. Используя особое приспособление, она достала криотронный чип из среды, где температура была около четырехсот градусов ниже нуля, и затем вернула сосуд в хранилище. Сняв перчатки, она осторожно поместила крошечное электронное устройство в свободное гнездо электронной платы. Малюсенький кусочек силикона мог включать и выключать электрическую цепь, выполняя сотню мегациклов работы за одну секунду.

Вставив плату в собственноручно разработанный медный блок холодной прокатки, Вирджиния задвинула его на место в системном блоке компьютера. Если все ее расчеты окажутся правильными, это поможет компании решить многие проблемы программного обеспечения.

Поглощенная наблюдением за показаниями осциллографа, она не сразу заметила, что в лаборатории кто-то появился.

— Доктор Фаррэл, я бы хотел… — Знакомый голос привлек ее внимание, и она увидела прямо перед собой мясистое лицо Джерома Квимби. Низенький коренастый президент «Авелкомпа» замолчал, нервно пригладил жилетку и перевел взгляд на пульсирующие волны осциллографа.

— Волнующая вас проблема решена, — сообщила Вирджиния, поправляя защитные очки. — Я напишу отчет и составлю подробную схему медно-азотного вакуумного процесса для вашего персонала. А работу над сенсорной системой начну послезавтра.

Квимби почти минуту пристально смотрел на нее, как бы не веря своим ушам. Затем рот его расплылся в блаженную улыбку.

— Примите мои поздравления, доктор! — Мягкая пухлая рука пожала ее руку. — Мы в течение трех месяцев ломали головы над этой проблемой, а вы справились с ней за неделю. Специалисты из «Бриаклифа» действительно оправдывают свою репутацию! — Глаза его уже смотрели мимо нее. — Ну, Алекс, с такими специалистами, как доктор Фаррэл и вы, «Авелкомп» своего не упустит.

— Ваше оборудование и правда впечатляет. Да и достижения моего коллеги тоже, — прозвучал мужской голос из-за спины Вирджинии.

Она вздрогнула: глубокий баритон с едва различимым южным акцентом всколыхнул в ней подсознательные эротические воспоминания и даже вызвал легкое головокружение. Неужели это он?! Вирджиния сделала глубокий вдох, успокаивая себя, и только потом обернулась. Да, это был он, Бандит!

Расширившимися глазами она смотрела на приближающуюся мужскую фигуру. Сегодня ночной романтический Бандит был в элегантном деловом костюме. Тем не менее, пальцы Вирджинии задрожали при воспоминании об интимном исследовании его волосатой груди, сейчас спрятанной за светло-голубой рубашкой. Она увидела наконец его лицо. Без черной маски мужественные бронзовые черты оказались еще более привлекательными. Глаза блестели как бриллианты, благодаря чему седеющие виски не убавляли его молодости.

В то время как Вирджиния мысленно переваривала неожиданную встречу. Бандит явно не обращал внимания на ее личность, проявляя интерес только к лаборатории. «Это понятно, — успокаивала себя Вирджиния, стараясь унять внутреннюю дрожь. — Волосы у меня под густым слоем подкрашивающего лака были белокурыми, глаза в два раза больше благодаря туши и теням — и так далее». Она решила, что ей повезло: она уже опять превратилась в равнодушную к мужчинам, усердную в работе, отдаленную Вирджинию.

Гнусавый голос Квимби прервал напряженную тишину:

— Доктор Фаррэл, познакомьтесь с Алексом Брэдоком, нашим новым сотрудником. Он тоже будет колдовать над роботами, так что помещение вам придется делить на двоих. Доктор Брэдок поработает у нас, пока его не отзовет обратно компания «Солас».

— «Солас»? — переспросила Вирджиния. — Не из Нового ли Орлеана? Не ваша ли компания занимается солнечной энергией и лазерной техникой? — Засунув руки в карманы передника, она ответила на его приветствие лишь кивком головы вместо обычного в таких случаях рукопожатия.

— Верно. — Алекс вежливо улыбнулся коллеге, стараясь, чтобы улыбка не выглядела усмешкой. Неморгающие глаза ученой дамы за стеклами очков, казалось, были лишены ресниц и похожи на лягушачьи. Впрочем, Алексу еще ни разу не довелось встретить среди ученых дам красавицу, так что разочарование не посетило его при новом знакомстве: ничего иного он и не ожидал.

— Уже в третий раз мне выпадает честь работать с представителями компании «Бриаклиф». И должен заметить, это всегда было плодотворное сотрудничество, — попробовал Алекс доброжелательно настроить прежде всего самого себя. Он перевел взгляд с невыразительного лица дамы на незнакомые инструменты. — А чем вы занимаетесь, доктор?

— Криогенными технологиями, — с видом превосходства ответила она.

— Доктор Фаррэл является одним из ведущих в стране физикохимиков, — пояснил Квимби и неожиданно рассмеялся: — Не странно ли? Специалист по солнечной энергии начинает сотрудничество со специалистом по процессам замораживания.

— Наука для того и существует, чтобы заниматься диаметрально противоположными направлениями. — Тон Вирджинии выражал великодушное терпение. Она знала, что, хотя Квимби и занимает пост руководителя одной из ведущих в стране фирм, его сильной стороной была управленческая, а не научная работа; он обладал только самыми основными познаниями в инженерии.

Вирджиния бесстрастно слушала рассказ Квимби о достоинствах лаборатории, сосредоточив внимание на Алексе Брэдоке. Пользуясь тем, что глаза ее скрыты очками, она почти не отрывала взгляда от его лица. Плотские воспоминания об их балконной связи вновь заполнили ее, пугая и возбуждая одновременно. Она улавливала легкий запах его одеколона, и ноздри ее вибрировали. В ней стали воскресать еще не успевшие угаснуть чувства.

В конце концов Вирджиния рассердилась на себя и решила удалить Брэдока из лаборатории. Исподтишка протянув руку, она нажала клавишу компьютера. Раздался неприятный предупредительный сигнал. Квимби беспокойно сжался и отдернул руку от стола.

— Я сделал что-нибудь не так, доктор Фаррэл?

— Надеюсь, что нет, — холодным монотонным голосом произнесла она.

Ее ловкие пальцы быстро напечатали команду, и принтер отреагировал острым писком. Этот шум окончательно пресек разговор.

— Прошу простить, джентльмены, мне пора возвращаться к работе. — Она повернулась к осциллографу.

— Конечно, доктор, — пробормотал Квимби.

Приняв озабоченный вид, Вирджиния краешком глаза наблюдала, как оба выходили. Когда дверь за ними закрылась, она с облегчением вздохнула и выключила сигнал тревоги, возвратив полную тишину. Эти несколько минут общения утомили ее. Она уронила голову на руки, и очки слетели у нее с носа. Мысли об Алексе вновь захватили ее… Сжатый кулак ударил по стенду. Какого черта ее понесло на этот бал? Зачем она согласилась надеть дурацкий костюм? Почему пустилась в идиотский флирт, притворяясь тем, кем на самом деле никогда не была? Ей казалось, что от всего этого она сойдет с ума.

— Мне нужна помощь! — прозвучал в тишине ее неестественно высокий голос.

Быстро развязав фартук и сняв халат, она швырнула то и другое на стол и взялась за телефонную трубку. Но нервы настолько расшалились, что аппарат без всякой видимой причины свалился на пол. Подняв его, Вирджиния присела к столику и постаралась собраться с мыслями. «Алекс не присматривался ко мне, — значит, он ни на секунду не заподозрил во мне ночную знакомую, — размышляла она. — Так с чего же мне волноваться? Я смогу обвести его вокруг пальца без особого труда».

Вновь обретя уверенность и самоконтроль, Вирджиния набрала номер Дианы, теперь уже просто чтобы пригласить ее на ланч и посмеяться вместе с ней над беспочвенными страхами.

— О-о, доктор Фаррэл… Вы совсем другая без очков и рабочего халата…

Мелодичный голос застал ее врасплох. Вздрогнув, она подняла глаза и увидела вошедшего Алекса. Взгляд его откровенно оценивал ее достоинства. От полной груди дымчато-серые глаза опустились к округлым бедрам. Перед ним была совсем другая женщина, чем несколько минут назад. И глаза у нее вовсе не бессмысленно-круглые — эту иллюзию создавали стекла очков.

— Вам что-то нужно по работе, доктор Брэдок? — как можно официальное спросила она.

— К вечеру должно прийти оборудование для меня, — извиняющимся тоном проговорил он. — Я надеюсь свести доставляемые вам неудобства до минимума.

— Прекрасно, — быстро кивнула Вирджиния, ощущая на себе его пристальный взгляд. Кашлянув, она выразительно посмотрела на телефон: — Еще что-нибудь?

— Пока нет. — Перед тем как выйти, он широко улыбнулся.

А к ней вновь вернулись «беспочвенные страхи».

4

— Салат из шпината замечательно успокаивает, — самодовольно заявила Диана, когда они с Вирджинией окончили ланч в кафе неподалеку от здания их фирмы. — Видишь, как легко все устраивается. Ты переживала совершенно беспричинно… Идем, мы уже перебрали время.

— Это с твоей точки зрения все легко, мне так вовсе не кажется. — Вирджиния поднялась вслед за подругой. — Я надеялась, что он никогда меня не узнает, но эта надежда испарилась как дым, когда он вторично пришел в лабораторию. — Холодок пробежал у нее по спине. — Видела бы ты, как он смотрел на меня! Я замерла: вот-вот узнает, закроет дверь и закончит нашу прерванную сексуальную ночь днем, прямо на работе.

Диана открывала большую стальную дверь своей лаборатории, не очень внимательно слушая подругу. Наконец они вошли и, бросив ключи на стол, она повернулась к Вирджинии:

— Даже в новой одежде и с измененной прической ты не соответствуешь тому облику, в каком предстала перед ним на вечере… Или в тебе самой вновь проснулись желания, которые охватили тебя в ту ночь на балконе? Но и в этом случае не стоит нервничать. Все люди иногда позволяют себе такое…

— Нет, Диана! — прервала ее Вирджиния, грустно покачав головой. — Я не все, и я не собираюсь играть в такие взрывоопасные игры. Карьера, профессиональное положение — самые важные для меня вещи. Это, собственно, и есть моя жизнь. Я не хочу портить свою репутацию. Я смогла преодолеть дискриминационные барьеры и стать уважаемым членом сообщества ученых. Ради чего рисковать этим? К тому же я слишком тщеславна, чтобы позволить сделать из себя источник насмешек для кого бы то ни было. — Вздохнув, она собралась уходить к себе в лабораторию. — Единственный выход — это попросить «Бриаклиф» прислать мне замену.

— Нет! — горячо возразила Диана. Она так радовалась неожиданной встрече с Вирджинией, которая в юности была для нее образцом буквально во всем, — и вот теперь, не пробыв с ней и месяца, Вирджиния опять готова исчезнуть. — Ты не посмеешь этого сделать!.. Алекс ни о чем не подозревает, зачем же паниковать?.. Теперь я понимаю, что требовала от тебя слишком быстрого перевоплощения. Хорошо, оставайся на работе такой же унылой и серой!

— Ну, спасибо за доброту, — саркастически поблагодарила Вирджиния.

— Глупая, ведь я о тебе только и думаю! — рассердилась Диана. Выражение ее глаз свидетельствовало о полнейшей искренности. Но затем последовал взрыв смеха. — А ты ведь опять начинаешь говорить, словно компьютер. Взгляни на себя — насколько лучше ты стала выглядеть! Не верю, что это может помешать работе. Наоборот, у красивой женщины и настроение лучше, а значит, и работа спорится.

Вирджиния попыталась скрыть улыбку, но не смогла.

— Должна признаться, что в этом ты права… Но главное — сохранять чувство меры. У меня это не вышло.

— Послушай, что я тебе скажу: ты уже заплатила по всем долгам; более того, мне кажется, что ты заплатила даже и по долгам многих других женщин. А теперь пришло время наградить себя за неустанный десятилетний труд. Ничего тебе не грозит! А для страховки всегда я рядом… Я сама проверю его реакцию. Мне как раз необходимо получить его подпись на кое-каких бланках. Пойдем к тебе.

Каблуки их звонко застучали по коридору.

Ультрафиолетовый свет в тамбуре перед дверью в лабораторию доктора Фаррэл окрасил их блузки в чисто белый цвет, а вибрирующий под ногами пол стряхнул все частички пыли с одежды.

— Мы станем совсем стерильными? — спросила Диана. Вибрация сделала ее голос дрожащим. Прижав папку с бумагами к груди, она беспокойно осматривала помещение.

— Очистимся от вредных бактерий, — усмехнулась Вирджиния.

Услышав сигнальный звонок, она открыла дверь в лабораторию. Люминесцентные лампы были включены, но освещали они лишь шесть больших ящиков с маркировкой «Солас», нагроможденных посреди помещения.

Диана кокетливо взбила волосы и окликнула:

— Доктор Брэдок!

Ответа не последовало.

Он положил документы на стол, потом поднял пушистый хвост и, зажав между пальцами, покрутил перед женщинами, беззвучно смеясь.

Вирджиния и Диана беспокойно следили за его движениями.

— Весь день я ходил из офиса в офис, — растягивая слова, начал говорить Алекс. Глаза его озорно сияли. — Как тот принц из сказки, что искал Золушку. Только примерял я не туфельку, а заячий хвост.

Подойдя к окаменевшей Вирджинии, он повертел белым пушистым хвостиком перед ее носом.

— За очень короткое время, с помощью метода дедукции, я кое-что вычислил. — Голос его звучал очень тихо и слегка вибрировал. — Рост у вас подходящий. — Руками он провел в воздухе линии, повторяя формы ее силуэта.

Внешне Вирджиния сохраняла спокойствие и холодность, но мозг сразу же восстановил в памяти сцену на балконе, и это предательски отразилось в ее глазах.

— Запах ваших духов не давал мне покоя все выходные, — пробормотал Алекс, и ее обдало горячим дыханием. — И глаза! Здесь ни у кого больше в глазах не играют радуги. И как вы ни стараетесь сделать свой голос сухим, в нем все равно звучит музыка… Правда, волосы кажутся мне другими. Они переливались золотым блеском… Или это был эффект от лунного света?

Диана наблюдала за парализованной ужасом подругой с явным беспокойством. Она не позволит, чтобы Вирджиния умирала со стыда! Рука механически нащупала пачку сигарет, но, к сожалению, сейчас она не могла позволить себе такой роскоши. Необходимо было действовать без помощи спасительной сигареты, всегда помогавшей ей думать… У нее все-таки созрела идея! Почему бы не использовать еще одну даму для создания путаницы? И Диана перешла в наступление:

— Боюсь, доктор Брэдок, что вы все равно разгадаете наш маленький секрет. А нам бы не хотелось, чтобы вы поделились им еще с кем-то.

Алекс неохотно отвел глаза от Вирджинии. Лицо Дианы светилось простодушной невинностью.

— Я что-то не совсем понимаю, — произнес Алекс.

Диана устроилась на уголке стола, оправляя складки на юбке и оттачивая ход мысли. Она уже получила удовольствие от того, что приковала к себе внимание, дав возможность прийти в себя Вирджинии.

— Я думаю, мы можем доверять мистеру Брэдоку? — На мгновение Диана перевела взгляд на подругу, незаметно для Алекса подмигнув ей.

Глаза Вирджинии округлились, и она молча кивнула. Диана одарила Алекса самой очаровательной улыбкой.

— Вы знаете, мы втроем часто такое проделываем.

— Втроем? — Алекс скептически поднял бровь и, скрестив руки на груди, приготовился слушать.

— Да! — оживилась Диана, у которой к этому времени полностью сложилась ее легенда. — Дело в том, что у Вирджинии есть сестра. Они близнецы. Похожи друг на друга, как лимонные дольки. Но только чисто внешне. Вирджиния — само усердие, неизменно высокие отметки, любимица преподавателей, умопомрачительный интеллект. И она всегда была отрешенным от мирской жизни человеком. А Виола — полная противоположность! У той постоянно возникали проблемы в школе, уровень интеллекта как у домохозяйки, удовлетворительная отметка — наивысшее достижение. Она не способна разобраться даже с электронными часами. Зато у кавалеров пользуется чрезвычайной популярностью!

На лице Дианы появилось мечтательное выражение.

— Рядом со мной жили две замечательные подруги, — продолжала она. — Вирджиния была надежным товарищем, выручала меня с домашними заданиями. Виола же вносила в жизнь остроту и радость.

Раздумывая, Алекс потер подбородок.

— То есть вы хотите сказать, что женщина, которую я встретил на маскараде, была сестрой доктора Фаррэл? — спросил он, в сомнении прищурив глаза.

— Именно так. А Вирджинии там вообще не было, — нагло заявила Диана. — Но об этом ни в коем случае не должен знать мистер Квимби. Надеюсь, это вы понимаете? Ведь маскарад был устроен исключительно для сотрудников фирмы. Но доктор Фаррэл категорически отказалась идти… А Виола как раз вернулась из рекламного турне, и ей так хотелось отдохнуть! Вот она и согласилась с моей идеей пойти вместо Вирджинии, сыграть ее роль. — Диана горестно вздохнула. — Но что делать с этой капризной и самонадеянной девчонкой? У нее совсем нет чувства меры! Она обожает подогревать страсти, разыгрывать людей… Знаете, мистер Брэдок, если поставить их рядом, вы сразу различите их. — Она со значением кивнула Вирджинии, надеясь, что та выйдет из оцепенения и начнет поддерживать ее и подыгрывать. — Но по отдельности — ни за что!

— Это точно, — смущенно кашлянув, включилась наконец Вирджиния, поняв, что Диана уже начинает выдыхаться. — Когда мы рядом, то различия бросаются в глаза. Во-первых, сестра немного ниже меня. Во-вторых, она блондинка, и глаза у нее скорее серые, чем голубые… А главное, она работает фотомоделью — отсюда и манера поведения, и стиль одежды, не имеющие ничего общего с моими.

Диана облегченно вздохнула и соскользнула со стола.

— Когда мы зашли и обнаружили заячий хвост, то ужасно расстроились. — Простодушно расширенными глазами она смотрела на Алекса. — Конечно, Виола рассказала нам о Бандите, но нам бы и в голову не пришло, что это вы.

— Да, — нервно подтвердила Вирджиния. — И я, конечно, должна извиниться за сестру. Она мне, правда, поведала о своем приключении лишь в общих чертах, но я слишком хорошо знаю ее выходки. Изобразить страсть и легкодоступность, а затем скрыться навсегда — ее любимое занятие.

— Я думаю, это мне надо принести вам извинения. — Алекс слегка ослабил галстук, стараясь снять напряжение. — Чем больше я смотрю на вас, доктор Фаррэл, тем больше убеждаюсь в своей ошибке. Мне и самому ясно, что фривольности маскарадного бала недостойны вашего положения.

— Разумеется, — поспешно согласилась Вирджиния. — Для меня самое большое наслаждение в жизни — это работа. — Она и в самом деле так думала еще совсем недавно, но сейчас почему-то ощутила горечь, как при потере чего-то дорогого. — Моя сестра увлекается переменными величинами, а я постоянными, — продолжила она, уже не веря ни во что из заявленного,

— Вы достойны подражания и восхищения, доктор Фаррэл. — Алекс виновато взглянул на обеих дам: — Не сомневайтесь, я сохраню ваш маленький секрет.

Диана в фальшивом выражении благодарности прижала руку к груди.

— Спасибо вам, мистер Брэдок! Вы и представить себе не можете, как ценна для нас ваша услуга. Особенно для меня — инициатора этой проделки. — Она хихикнула, но быстро вновь приняла благодарно-серьезный вид. — Я работаю в компании три года, и мне не хотелось бы вызвать недовольство мистера Квимби.

Алексу ничего не оставалось, как пожать протянутую ему маленькую руку. Он еще раз пристально посмотрел на Вирджинию. Мысли его явно возвращались к Джинджи-Виоле. Преодолев неловкость, он спросил:

— Могу я связаться с вашей сестрой? Я хотел бы…

Настойчивый телефонный звонок прервал его. Испытывая глубокую благодарность к телефону, Вирджиния подняла трубку. Выслушав звонившего, она положила ее на место и обратилась к Алексу деловым тоном:

— Это из транспортного отдела, мистер Брэдок. Прибыла еще одна машина с оборудованием, и они просят вас спуститься вниз.

— Уже иду! — заспешил он, беря документы. — Но попозже я хотел бы узнать, когда и где я мог бы найти вашу очаровательную Виолу.

— Хорошо, вернемся к этому позже, — равнодушным тоном проговорила Вирджиния, надеясь в его отсутствие выработать с Дианой дальнейшую программу.

Диана поплотнее прикрыла дверь за Алексом, прислонилась к ней, блаженно закрыла глаза и издала музыкальное мурлыканье.

— Это было гениально! — На губах ее заиграла довольная ухмылка. — Только не надо меня благодарить, — подмигнула она.

— Благодарить? Да я бы тебя охотно придушила! — Вытянув вперед руки, Вирджиния приближалась к ней.

— Минутку! — протестующе возопила Диана, прячась за одним из ящиков Брэдока. — Ведь именно я спасла тебя!

— Спасла?! — Вирджиния стукнула кулаком по деревянной обшивке ящика. — Кто втянул меня в эту авантюру с самого начала? Да и теперь — еще неизвестно, как мы выпутаемся из сочиненной тобой глупой истории. Зачем ты выдумала эту кретинку-сестру? Что мы будем делать с ней дальше? — Она в отчаянии охватила голову руками.

— Нашла из-за чего расстраиваться, — хмыкнула Диана. — Вспомни, сколько раз выручало меня в былые годы твое вранье.

— Мы не подростки, и это не школа, — гневно парировала Вирджиния. — Позволь напомнить тебе, что нам почти по тридцать и давно пора перестать играть в детские игры.

— Детские? — насмешливо спросила Диана. — Мужчины и женщины играют в такие игры до седых волос! Просто ты в них давненько не участвовала.

— Ерунда! Мужчины и женщины заняты работой и семьей, а вовсе не подобными забавами, — заявила Вирджиния.

Но Диана не собиралась сдаваться из-за одного только поучающего тона подруги.

— Да без подобных забав у них и семей бы не было! Похоже, что в роли Виолы ты произвела на Алекса неизгладимое впечатление. Зачем же отказываться от его ухаживаний?

Вирджиния открыла было рот для возражения, но не нашла что возразить.

— Неужели ты сама не видишь, что околдовала его? — Диана посерьезнела и взяла холодные руки Вирджинии в свои. — Будь ты хоть чуточку инициативнее, могла бы попробовать вкус настоящей жизни. Не надоело сидеть взаперти? Конечно, твоя работа в профессиональном плане приносит стоящую отдачу, а как с чувствами? Поверь мне, свидание с красивым парнем — куда большая радость, чем возня с компьютерами и препаратами.

— Чего ты хочешь от меня? — Это был вопль из глубины истерзанной души.

— Я хочу, чтобы ты вновь ощутила вкус жизни. Что заставляет тебя думать, будто ты не сможешь удержать мужчину? Никому еще ум и талант не мешали в любовных делах.

— А вот мне мешали! — почти со слезами возразила Вирджиния. — И я тебе рассказывала об этом.

— Тебе попался неполноценный экземпляр. Почему ты винишь себя? Твой муж был завистлив и глуп — вот и вся проблема.

— Гораздо легче загасить свое чувство в самом начале, чем переживать потом горечь обиды, — устало объяснила Вирджиния. — Работа таких обид не приносит.

Диана отпустила ее руки и несколько секунд смотрела на понурую подругу. Можно бы отмахнуться от нее и уйти — пусть поступает как хочет. Но совесть не позволяла: ведь это она втравила Вирджинию в историю с маскарадом.

— Начнем сначала, — сказала она. — Тебе нравится Алекс?

— Да.

— А ты хочешь ему нравиться?

— Да.

— Тогда в чем дело?

Вирджиния посмотрела на нее с укором:

— Ты сама знаешь: он увлечен не мною, а Виолой.

— Но ты и есть Виола!

— Нет, я — это не она.

— Хорошо, выразимся иначе. Ты уже играла ее роль и отлично с нею справилась.

— Я отказываюсь принимать дальнейшее участие в обмане, — возразила Вирджиния с прежним упрямством.

— Все средства хороши на войне и в любви! — настаивала Диана, стараясь не сердиться.

— Я не влюблена! — топнула ногой ученая дама.

— Но находишь Алекса очень привлекательным — и физически, и умственно, и сексуально.

— Да, да, да! — взорвалась Вирджиния. — Но это не любовь. Это… это… спонтанное возгорание, и не больше.

— Ну хорошо, — согласилась Диана. — Пусть даже это будет всего лишь определенная химическая реакция. Но оставь все как есть! Теперь, когда Алекс верит, что вас двое, ты можешь спокойно работать в лаборатории бок о бок с ним, не переживая за свой моральный облик.

— Хорошо, будем надеяться, — наконец согласилась Вирджиния.

— Хотя я не знаю, как это тебе удастся, — бросила Диана, направляясь к двери. — Надо обладать нечеловеческой волей, чтобы не обращать внимания на его широкие плечи, чувственный рот, стальные глаза… Тебе предстоит переживать бесконечную муку. — Диана демонстративно испустила глубокий вздох и произнесла беспощадным тоном: — Плечо к плечу, бедро к бедру. Изо дня в день. Смотреть, но не дотрагиваться. Находиться так близко и в то же время так далеко друг от друга. Я бы не выдержала этого! — Она посмотрела на окончательно расстроенную Вирджинию: — Впрочем, я все время забываю, что ты высечена из гранита. Виола — горячая, страстная, чувственная натура, а Вирджиния — бесчувственная, холодная рыба.

Вирджиния молча смотрела на нее грустными глазами.

Оставшуюся часть дня она работала как никогда рассеянно, вновь и вновь осмысляя женскую мудрость Дианы.

— Приглашение на обед осталось в силе? — сказала Диана, когда Вирджиния открыла перед ней дверь своей квартиры.

— Конечно. — Шагнув в сторону, Вирджиния пропустила вперед подругу. — Правда, у меня сегодня к обеду моя родственница — вареная рыба, — добавила она с ехидцей.

— Уверяю вас, мадам, что рыба с негодованием отвергла бы такое родство! Рыбой ты только притворяешься, — весело проговорила гостья, моя руки. После этого она тут же потянулась к своей сумочке за сигаретами. — После моего ухода Алекс появлялся?

— Нет.

Диана скорчила гримасу:

— Это он нарочно — чтобы заставить тебя нервничать… Превосходный запах для кухни! Я и предположить не могла, что у тебя есть еще и кулинарные способности.

— У меня их нет, — появляясь с двумя порциями рыбы, призналась Вирджиния. — Я пользуюсь свежезамороженными продуктами.

— А приправа? — Диана вопросительно посмотрела на овощной салат, политый маслом и посыпанный зеленью.

— Из итальянского ресторанчика на углу.

— Что ж, мне пора перенять твой опыт. И в самом деле, повара-профессионалы готовят лучше нас, так зачем возиться самим?

Диана взяла бутылку красного вина и, внимательно просмотрев этикетку, со знанием дела сказала:

— Натуральное, хорошо выдержанное. Замечательно! — Она стала разливать вино по бокалам.

Вскоре в комнате воцарилась атмосфера дружеского веселья. Диана подтрунивала над бесхозяйственностью подруги.

— Помню, тебя однажды выгнали из дому за то, что ты устроила костер в духовке.

— Да, кулинарных способностей я начисто лишена. — Вирджиния печально улыбнулась. — Мне очень не хватало матери. Ведь только она могла бы научить меня готовить и шить… Я легко решаю практически любую научную проблему, но стряпня и содержание дома мне не даются. Слава Богу, всегда можно нанять приходящую прислугу, сдать белье в прачечную и купить полуфабрикаты.

Диана перестала улыбаться. Она задумчиво смотрела на мерцающую в хрустальном бокале рубиновую жидкость.

— Должно быть, тебе тогда приходилось туго. Когда есть родители, принимаешь это как должное, иногда даже устаешь от их нотаций и вмешательства во все твои дела. Начинает казаться, будто вполне можно обойтись и без них. Но когда их нет… — Она замолчала, не зная, как утешить подругу.

— Когда их нет, — закончила ее фразу Вирджиния, — это меняет твое отношение к жизни. Меняются мысли, чувства, восприятие окружающих. Человек ощущает себя одиноким. Это то, чего никогда не сможешь понять ты.

Вздохнув, она постаралась вернуться к веселому настроению.

— Ладно, хватит о печальном! Ты обещала продолжить консультации относительно моей внешности.

Диана критически оглядела Вирджинию. Длинные каштановые волосы собраны в пучок; щеки раскраснелись от вина; вечерним нарядом служит японский розовый халат, украшенный белыми цветками вишни.

— Ты выглядишь довольно эротично и даже экзотично. Думаю, Алекс влюбился бы в тебя и в этом виде… Откуда у тебя такой чудесный наряд?

Вирджиния прошлась по комнате, пытаясь изобразить японку.

— Когда я работала в японской фирме по изготовлению игрушек, я буквально влюбилась в Токио. Там такие порядочные и вежливые люди! Они чтят традиции и красоту во всем. Лаборатория располагалась в особняке, окруженном чудесным садом. Работы было очень много, но обстановка, мягкое обращение, чудесная природа снимали напряжение.

— Вот и научилась бы японской кухне, — проговорила Диана, наливая обеим еще вина.

— Зачем? Вот это уже готовое блюдо и есть принадлежность японской кухни. — Вирджиния наколола на вилку аппетитную рыбешку, начиненную крабами, и окунула ее в соус. — А на десерт — тоже готовые и обожаемые всеми пирожки с сыром.

Десерт прошел под взрывы хохота от рассказов Вирджинии о путешествиях и веселых историй Дианы о своих любовных романах. Содержимое бутылки подошло к концу.

— Кофе будешь? — Вирджиния нахмурилась, поняв, что язык у нее заплетается.

— Нет, спасибо. — Диана вновь потянулась за сигаретой. — Ты замечательный собеседник. Так интересно рассказываешь о своих путешествиях, и о работе тоже!

— Спасибо за комплимент… А я, как обычно, настроена критически. Ты слишком много куришь. Еще немного — и мужчины разлюбят тебя: ты вся пропахнешь дымом.

— Я не общаюсь с некурящими, — рассмеялась Диана.

Телефонный звонок прервал их. Медленно и неуверенно Вирджиния сняла трубку.

— Доктор Фаррэл, — произнесла она, стараясь выговаривать как можно четче.

— Добрый вечер, доктор. Это Алекс Брэдок.

Она уже и сама это поняла. Глубокий баритон, раздавшийся в трубке, ласкал ее слух.

— Здравствуйте, Алекс. — Глубоко вдохнув, она попыталась изобразить спокойную и трезвую собеседницу, но легкий туман никак не выветривался из головы.

Диана напряженно вслушивалась в разговор.

— Мне не удалось увидеться с вами после обеда, — пропел его музыкальный баритон. — Хочу сообщить, что лаборатория приведена в порядок, а для вас уже прислали робота.

Дыхание Вирджинии с трудом приходило в норму.

— Большое спасибо.

Диана, выкатив глаза, показывала, что нельзя говорить таким сухим тоном.

— Обычно я так рано не ухожу, — продолжала Вирджиния, под влиянием подруги смягчая голос. — Но сегодня у меня были кое-какие дела за пределами фирмы. — Она откинулась на спинку кресла, ощущая все большую уверенность в себе.

Диана удовлетворенно кивала, пуская дым клубами.

— Я рад, что мы все выяснили по поводу вечера, — проговорил Алекс мягко. — Надеюсь, вы не сердитесь на меня за невольную ошибку?

— Конечно нет. — Вирджиния как можно беспечнее рассмеялась: — Я рада нашему сотрудничеству.

— И я рад, доктор. — Алекс сделал паузу, затем неуверенно произнес: — Я хотел бы поговорить с Виолой, если это возможно.

— С Виолой?! — Вирджиния закрыла глаза; капельки пота выступили у нее на лбу.

— Да, — настоятельно повторил он. — Вы сказали, что она остановилась у вас.

Вирджиния бросила беспомощный взгляд на Диану. Та быстро схватила ручку и бумажную салфетку. Всматриваясь в накарябанные на салфетке слова, Вирджиния сообщила в трубку:

— Виола улетела в Японию на презентацию новой коллекции одежды и будет только в пятницу. — Слово «пятница» она выговорила с ужасом,

— В Японию? — удивился Алекс.

— Да. — Вирджиния старалась говорить как можно естественнее, но интонация получалась нервной. — Она частенько перелетает с места на место. Кстати, Виола обмолвилась, что рада была бы вашей новой встрече. — Вирджиния произнесла это, казалось, вопреки самой себе, тут же мысленно объяснив это влиянием алкоголя.

— Передайте ей, пожалуйста, что в пятницу я обязательно встречу ее. Если, конечно, вы сообщите, когда именно она прилетает. Увидимся завтра…

— Ну вот, опять я, пьяная дура, поддалась! — в отчаянии сообщила Вирджиния подруге, положив трубку. — Что теперь делать в пятницу?

— Расслабься, — спокойно процедила Диана. — У нас на размышления целых два дня.

— Сейчас я подумываю о харакири, — пробурчала Вирджиния, склонившись на стол и положив подбородок на руки. — А ведь несколько минут назад молилась, чтобы он позвонил.

— Вот он и позвонил.

— Да, но ему нужна не я, — прошептала Вирджиния.

— Ты должна бороться за него, — заявила Диана. — Работая бок о бок с ним, можно отвлечь его внимание от этой выдуманной Виолы на себя. И в следующий раз он может позвонить сюда уже ради тебя самой.

Вирджиния встревоженно посмотрела на подругу, окончательно запутавшись в своих чувствах и намерениях.

5

Прощаясь, Диана изрекла:

— Каждая женщина должна иметь какой-нибудь секрет. Это придает ей загадочность.

«Отлично, — подумала Вирджиния, — секрет у меня есть, и чертовски хитрый. Вот только на нем приобретешь не загадочность, а бессонницу и нервное расстройство».

Почти всю ночь она скиталась по квартире, словно попугай повторяя прощальную фразу Дианы. Было выпито бесчисленное количество чашек теплого молока, но сон не приходил.

Вирджиния испробовала все: ложилась в постель и считала до ста, слушала успокаивающую музыку, глядя на колеблющиеся на потолке тени, которые, казалось, подчинялись мелодии. Снова и снова они пробуждали в ней воспоминания о том, как она танцевала на балконе в объятиях Алекса.

Сами собой тени внезапно превратились в неясные фигуры мужчины и женщины. Вирджиния стала зачарованно наблюдать за Алексом и своей второй половиной. Музыка обостряла ощущения, вдыхая жизнь в воспоминания. Она внимала далекому эху, повторяющему голос Алекса. Ее трепещущие ноздри улавливали аромат его одеколона. Ее губы припадали к воображаемому мужскому рту, а тело содрогалось в его объятиях. Тогда, стоя на балконе, она мечтала упрятать свое состояние в волшебную бутылку и наслаждаться им время от времени; теперь, похоже, ее мечты осуществлялись. Эротический сувенир, преподнесенный ей в дар. Но приносило это больше мучений, чем наслаждения.

Со злостью она вырвала себя из плотского плена и нашла убежище в залитой ярким светом кухне. Там она и провела оставшиеся до рассвета часы, сменив молоко на чай с лимоном.

К концу столь тяжкой для нее ночи она пришла к такой мысли: а ведь ей ничего не стоит вернуть это волшебство, превратив себя в Джинджи-Виолу. Собственно, что в этом плохого? Кому это причинит боль? Уж конечно не Алексу — он только пожинает плоды. И не Виоле — она купалась в той атмосфере, соблазняя и дразня. А вот как насчет Вирджинии? Разумное и светлое начало ее души придется посадить в клетку, освободив начало чувственное и беспутное, дав ему возможность сбежать из интеллектуальной тюрьмы.

Вирджиния не особенно-то верила в астрологию, но помнила, что родилась под знаком Близнецов. Этот знак зодиака символизирует двуединство и даже двуличие. Но реально ли на самом деле, чтобы одно тело служило убежищем для двух противоположных сущностей? Страдает ли от этого еще кто-то из женщин? Подруг у нее было очень мало, а тех, которым она могла бы поверить свои сокровенные тайны, и вовсе не было. С Дианой, правда, она могла быть абсолютно откровенной, но очень уж они разные, она не сможет понять ее проблем.

Никогда не сомневалась Вирджиния в своих профессиональных возможностях, но вот в женских… Более чем скромный личный опыт подсказывал ей, что они довольно ограниченны. Нужно ли развивать их? Может быть, наступило время заняться собой, узнать и другую сторону жизни? Соединить радость жизни, присущую Джинджи-Виоле, со здравомыслием Вирджинии? Это было одной из сложнейших проблем, с которыми ей приходилось сталкиваться…

Эти мысли не оставляли ее и когда она уже стояла в тамбуре перед своей лабораторией.

Пропищал зуммер, и загорелся зеленый сигнал — разрешение войти. Вирджиния вытерла мгновенно вспотевшие руки о вельветовые брюки, глубоко вдохнула, изобразила добродушную улыбку и вошла в лабораторию.

— Доброе утро, доктор Фаррэл. — Алекс поднял голову от инструментов и улыбнулся ей.

Вирджиния с трудом прохрипела слабое приветствие. Надевая рабочий халат, она исподтишка наблюдала за погруженным в работу коллегой.

В это утро Алекс выглядел более раскованно, чем в первое свое появление здесь. Строгий деловой костюм он сменил на джинсы и плотно облегающий торс бело-голубой пуловер. Внезапно Вирджиния почувствовала непреодолимое желание приблизиться к нему. Но она все-таки не позволила себе этого.

— Вы не преувеличивали, говоря, что привели лабораторию в порядок. — Она оглядела помещение, остановив одобрительный взгляд на стеллажах, занявших ранее пустую стену. — Наверное, полночи проработали?

Отодвинув инструменты, Алекс что-то записал в тетради и, отложив ручку, неторопливо ответил:

— Я догадался, какое значение имеет для вас порядок.

Вирджиния отвернулась и поморщилась. Явно она сегодня не производила на него такого впечатления, как в ту волшебную ночь.

— Ну, не такая уж я чистюля.

— Неужели? В это трудно поверить. — Алекс покачал головой, и прядь иссиня-черных волос упала ему на лоб. — Мне ваши рабочие привычки представляются отлаженной линией, аккуратной и точной.

— Вы ошибаетесь, — сухо возразила она. Не хватало еще, чтобы он сравнил ее с механизмами!

Алекс подошел к ее столу и стоял теперь прямо против нее; его дымчатые глаза внезапно зажглись внутренним огнем.

— А вот ваша сестра Виола наверняка совершенно неорганизованный человек.

— Вы хотите сказать, что она неряха? — обиделась Вирджиния.

— Нет, зачем же! Просто хаотическая натура, — беспечным тоном пояснил он.

— Беспорядочная и небрежная, — сквозь зубы процедила Вирджиния. Обида за «сестру» и ревность к ней создали в ее голове полнейший хаос.

— Чувственная и соблазнительная.

— Безответственная и безрассудная!

— Мой Бог! — Алекс удивленно поднял брови. — Я и подумать не мог, что между вами возможно соперничество.

— Соперничество?.. Нет никакого соперничества! — Вирджиния готова была взорваться. — Просто я прекрасно знаю ее натуру… Ваши воспоминания навеяны загадочным лунным светом, музыкой и мартини.

— А вы откуда знаете? — вдруг подозрительно прищурился он. — Вас ведь там не было. Виола же что-то говорила вам весьма бегло, как вы сами изволили сообщить.

— Догадалась, — проворчала Вирджиния краснея.

— Кстати, — поспешил он перевести разговор на дело, — вчера в вашем роботе обнаружили целый ряд неисправностей. Я пробую сейчас разобраться с его солнечной батареей.

— Спасибо. — Вирджиния заставила себя сосредоточиться на бумагах, лежащих перед ней на столе.

— Он сводит меня с ума! — Пластиковая бутылка с кетчупом жалобно скрипнула, когда Вирджиния стала выдавливать массу. — Он только и делает, что говорит о Виоле. «Ах! Ваша сестра восхитительна!»— передразнила она Алекса.

Диана аккуратно выдавила немного кетчупа на край тарелки, подцепила хрустящий кусочек мяса и, обмакнув его в приправу, отправила в рот.

— Знаешь, — сердито продолжила Вирджиния, распаковывая гамбургер, — мужчины — самые тупые существа на планете! Не раз убеждалась в этом, даже в науке. — Она добавила кетчупа и сложила две половинки гамбургера вместе. — Все, что он помнит, — так это сияющую в лунном свете сексуальную богиню. Его не интересует реальная женщина — только лунная фантазия!

Диана тщательно пережевывала сэндвич, но глаза ее уже засветились новой веселой выдумкой.

— А давай обдумаем, как пройдет их свидание, — предложила она.

— Да, надо преподать ему урок! — Глаза Вирджинии угрожающе сощурились. — Эта Виола будет весь вечер сюсюкать, обнажать то одно плечико, то другое, беспрестанно лезть к нему с поцелуями и говорить глупости.

Диана слушала подругу, одобрительно кивая головой.

— Парочка таких вечеров — и Виола начнет раздражать его, как любая дура раздражает умного человека. Ведь Алекс — интеллигентный, высокообразованный инженер. Зачем ему такое создание, как Виола? Что у них может быть общего? Нет, нет, я уверена, что он очень скоро разочаруется в ней, — продолжала Вирджиния.

Диана еще раз кивнула, посыпая мясо солью.

— Я работаю с Алексом уже второй день и знаю о нем гораздо больше, чем в тот вечер. — Вирджиния произнесла эти слова уже более спокойным голосом. — Он отличный специалист. Я наблюдала, как виртуозно он работает, вникает во все детали и принимает свои успехи как должное. — Она улыбнулась нежной улыбкой. — Алекс спрашивает моего мнения и охотно принимает советы. И знаешь, он больше радуется моим успехам, чем я сама. — Вирджиния вспомнила его руку на своем плече и окончательно расстроилась из-за наличия в ее жизни этой выдуманной Виолы.

— Раз уж ты так увлечена им, давай прекратим игру — сознайся во всем, — предложила Диана.

— Он рассказывает о Новом Орлеане, — продолжала Вирджиния, не слушая ее, — о своей работе и семье. У него хорошие родители. Кроме него, еще три сестры и два брата и целая куча племянников и племянниц. — Она стукнула кулачком по столу. — Не могу понять его увлеченность этой обнаженной красоткой! Каждый раз он пытается вставить ее имя в наш разговор! «Очаровательная, чувственная, соблазнительная» и даже «обожаемая»! А я, по его мнению, — сильная, предприимчивая, рассудительная, изобретательная и надежная. Ну разве не тупица?! — воскликнула она гневно.

— Ты меня совсем запутала, — рассмеялась Диана. — Ты влюблена в него или ненавидишь его?

— …Знаешь, он для меня тоже раздвоился. Алекс мне нравится все больше, а Бандит на балконе — все меньше. В Алексе есть глубина и значительность, а в том Бандите — один секс. Но и Алекс все время думает об этой дуре Виоле! Что на него нашло? — Ее кулак снова стукнул по столу. — Ничего, объестся сливками — потянет на картошечку!

Диана отодвинула свою посуду на край подноса и закурила.

— Кстати, о сливках и картошке. Сливки-то еще надо ведь купить!

— Что? — непонимающе посмотрела на нее Вирджиния.

— Думаешь, Виола напялила бы этот банальный костюмчик?.. Мы слегка обновили твой гардероб, но в нем по-прежнему нет ничего яркого и действительно элегантного. — Диана с энтузиазмом потерла руки. — Магазины открыты допоздна. Давай прямо сейчас подыщем тебе парочку нарядов! Завтра ты заставишь его пульс бешено биться, пробудишь его самые невероятные фантазии.

— Ты думаешь, я смогу? В собственном своем образе, никем не притворяясь?

Диана уверенно кивнула, поднялась и потянула за собой подругу.

— Поверь мне, ты победишь эту распутную Виолу.

Вирджиния сидела на стуле посреди примерочной, окруженная зеркалами. На вешалках висели наряды, которые больше обнажали, чем прикрывали, обещая зажигательную ночь. Но робкая, застенчивая, неуверенная в себе женщина, вновь пробудившаяся в ней, боялась этих, уже отобранных ею нарядов.

— Продавщица выписывает чек, — сообщила Диана, просовывая голову через занавеску. — В чем дело?

— Во всем. — Вирджиния указала на свое отражение в зеркале. Ее строгая прическа никак не соответствовала сверкающему искусственными бриллиантами коротенькому платьицу, только что надетому ею. — Что будем делать с этим? — Она взбила заколотые с боков каштановые волосы. — Виола — блондинка благодаря твоему уникальному, но крайне вредному лаку, которым я не могу пользоваться систематически. И как же мне становиться брюнеткой утром и блондинкой вечером?

Диана задумчиво надула губки.

— Можно бы использовать парик… Но, учитывая привычку Алекса гладить Виолу по волосам…

— Он подумает, что я скрываю облысение, — поежившись, закончила мысль Вирджиния. — Детские забавы! Ничего не выйдет… — Но вдруг глаза ее заискрились. — А почему бы нам не убить ее? Например, в автомобильной катастрофе по пути из аэропорта?

Диана покачала головой:

— Нет. Он захочет присутствовать на похоронах… Мне следовало подумать об этом заранее. Надо позвонить Джоан.

— Кто это — Джоан?

— Моя соседка. Она работает в косметическом салоне. — Теперь весело заблестели глаза у Дианы. — Одевайся! А я звоню ей!

— Что может сделать мастерица по косметике? Я чувствую себя увереннее в маскарадном костюме и маске, чем просто в гриме.

— Твоя одежда и будет маскарадным костюмом, а грим и прическа — маской. Ты же хочешь показать Алексу сливки? А чтобы он не переел, достаточно с него одной ночи.

— Тогда зачем мы накупили столько нарядов? — с сарказмом возразила Вирджиния, застегивая вокруг осиной талии замшевый ремешок.

Диана одарила ее ехидной улыбкой:

— Это на тот случай, если ты поймешь, что и картошечка надоедает — не только сливки.

Пока Вирджиния одевалась и расплачивалась за наряды, Диана сбегала к телефону. Отходя от кассы, Вирджиния увидела спешащую к ней через зал подругу. Глаза ее оживленно блестели.

— Я все уладила! Отсюда едем прямо к Джоан.

Вирджиния сидела в косметическом кабинете под пластиковым колпаком, смущенно поглядывая на двух женщин. Диана сидела в кресле и, потягивая кофе, с живостью вспоминала вечер в загородном доме Квимби. Джоан Энрайт — хрупкая блондинка с карими глазами — охала и ахала, не забывая профессиональным взглядом рассматривать Вирджинию с разных ракурсов.

— Я думаю, одномоментное перекрашивание будет в самый раз, — объявила она, переходя к главному вопросу. — Если вам нужна всего одна ночь в облике блондинки, то зачем красить волосы всерьез?

Заметив, как удивленно подняла брови Вирджиния, Джоан улыбнулась ей и успокаивающе пояснила:

— Я обесцвечу ваши волосы, а потом, по желанию, мы сможем окрасить их в любой цвет. Когда искусственная окраска будет не нужна, мы восстановителем вернем ваш естественный цвет.

Она достала расческу и ножницы.

— У вас великолепные, слегка вьющиеся волосы. Я приведу их в порядок, уберу посекшиеся концы. Вы по-прежнему сможете закалывать их наверх, а когда захотите иметь более эффектный вид, достаточно подкрутить их и распустить — будете выглядеть сногсшибательно. — Джоан перевела взгляд на Диану: — Завтра вечером я свободна и готова помочь Золушке превратиться в настоящую королеву сезона.

— Отлично! — воскликнула Диана. — А маникюр? — Диана подняла кисть подруги и стала рассматривать ее ногти, хмурясь при виде заусенцев. — Вечером займемся с тобой маникюром, а завтра Джоан отполирует ногти как следует. — Она всмотрелась в лицо Вирджинии. — Заодно и массаж сделаем, уже сегодня.

— Придете не сюда, а ко мне домой, — распорядилась Джоан. — Я принесла домой новые образцы косметики. — Она явно зажглась энтузиазмом. — Давно не решала такой интересной задачки! Словно даешь женщине новую жизнь. — Подняв лицо Вирджинии за подбородок, она посмотрела ей в глаза и улыбнулась: — Когда мы закончим все к завтрашнему вечеру, вы себя не узнаете!

На следующий день, уже поздно ночью, Вирджиния с удивлением увидела в зеркале отражение незнакомой блондинки. Волосы переливались бриллиантовым блеском, и еще ярче блестели глаза. Пока это была лишь репетиция, но ей стоило труда собраться с духом, чтобы смыть краску специальным раствором, возвращающим натуральный цвет.

Вирджиния по-настоящему увлеклась занятиями с роботом по кличке «Роджер». Она понимала, о чем он думает. Он откликался на любое ее предложение и безукоризненно выполнял команды. Он был тихим, сильным и вполне предсказуемым. Тихим потому, что звуковой блок в него еще не вмонтирован; сильным потому, что его мускулы, связки и кости сделаны из стали; предсказуемым потому, что его поведение определялось чипами, запрограммированными самой Вирджинией.

Роджеру предстояло полностью облачиться в синтетическое покрытие — стать подобием живого человека; тогда он превратится в чудо, призванное развлекать посетителей «Диснейленда».

Вирджиния ласково похлопала Роджера по щеке. Он сейчас на пути к превращению в весьма сложный и умный механизм. Пожалуй, посложнее Бандита, который только одного и хочет в жизни — сексуального свидания с Виолой. Этот Бандит живет в Алексе, продолжая раздражать Вирджинию.

В последние дни Алекс только и делал, что превозносил Виолу и ждал ее возвращения. На Вирджинию он практически не обращал внимания. Право, не напасешься нервов на эту авантюру! Особенно после стольких бессонных ночей и раздумий, не говоря уж о внушительных расходах.

Утром решающего дня Вирджиния встала около своего рабочего стола и, положив руку на телефон, поджидала, пока Алекс не покажется в дверях. Когда же он появился, она воскликнула:

— О, Алекс, вы так скучаете без нее. — Голос у Вирджинии был внешне спокойным, но сердце бешено колотилось в груди. — И вот она здесь!

— Кто? — осведомился Алекс, смущенно хмуря лоб. На щеках у него мгновенно появился предательский румянец.

— Как это «кто»? Разумеется, Виола. — Вирджиния улыбалась, почти как Виола кокетливо хлопая ресницами. Ложь слетала с ее языка так же легко, как в старые школьные годы. — Она только что приехала из аэропорта. Я сказала ей, с каким нетерпением вы ждете ее возвращения. Она обещала, что отдохнет немного с дороги и к восьми вечера будет готова.

Румянец на щеках Алекса стал еще ярче. Он явно был не в своей тарелке. Засунув руки в карманы, он медленно подошел к столу Вирджинии.

— Я надеюсь, что это не отразится на наших с вами отношениях?

— Я вас не понимаю. — Легкомысленно-игривые нотки исчезли из ее голоса.

— Как бы вам объяснить… — Он сделал паузу, подыскивая слова. — Мы сработались, стали хорошими коллегами и, надеюсь, даже друзьями. — Он вновь замолчал, лицо его было совсем близко. — Наши отношения с Виолой не должны все это разрушить.

Она стала нервно перебирать пальцами бумаги.

— Осмелюсь предположить, что свидание с Виолой не только не отразится на наших отношениях, но и вас самого разочарует. Ее умственное развитие не отвечает вашему интеллекту. К тому же Виола совершенно не способна на глубокие чувства. Она поглощает мужчин так же, как многие поедают картофельные чипсы, — одного за другим.

— Я, наверное, покажусь вам самонадеянным, но думаю, что смогу повлиять на нее, — с философским видом проговорил Алекс.

— Вы правы, — согласилась Вирджиния, — вы и в самом деле самонадеянны.

По всей лаборатории разнесся его раскатистый смех. Алекс перешел к своему столу и уже оттуда спросил:

— А вы чем собираетесь заниматься сегодня вечером?

— В основном тем, чтобы не мешать вам, — холодно бросила она. — Буду работать с Роджером. Может, он уже завтра заговорит.

Алекс посмотрел на ее заваленный деталями стол.

— Этак вы рискуете и всю ночь тут просидеть. — Потерев подбородок, он бесстрастно добавил: — Завтра я, возможно, задержусь, но, придя, тут же займусь блоком солнечных батарей Роджера.

Вирджиния бросила на коллегу долгий взгляд:

— Хотите закрепить нашу дружбу? Уверяю вас, что я не способна ревновать к пустоголовой манекенщице, так что не переживайте за меня. — Несмотря на фантастическое развитие выдуманной ими с Дианой ситуации, она чувствовала себя сейчас искренней.

Было около шести, когда Алекс снял рабочий халат и, попрощавшись, направился к выходу. Вирджиния, погруженная в собирание крошечных деталей, пробормотала что-то в ответ. Но как только щелкнул замок, она подняла голову и облегченно вздохнула. У нее оставалось два часа на полную метаморфозу. Пошарив в ящике, она достала уже собранный голосовой блок Роджера и тщательно вставила его на место. Затем два раза проверила, подключив к питанию.

Раздался телефонный звонок.

— Машина Алекса только что проехала мимо поста охраны, — донесся голос Дианы. — Мой голову, я буду через минуту!

Золотистая краска была нанесена на ее волосы, еще сохранявшие запах шампуня. Диана тщательно расчесала их, стараясь равномерно распределить краску. Вирджиния в это время покрывала лаком ногти, чтобы не терять ни одной минуты. Окраску они решили произвести здесь, чтобы никто из персонала не узнал исчезающую с работы вместе со всеми Вирджинию.

Через пятнадцать минут машина Дианы увозила их от ворот фирмы.

— Мне уже стало казаться, что Алекс никогда не уйдет, — сказала Диана, выезжая на магистраль. — Джоан недавно звонила: она уже у тебя и готовит маску из яиц и прочего.

— Ничего у меня не получится, — вздохнула Вирджиния. — Я вся дрожу, даже руки трясутся. Да я и не знаю, верит ли Алекс в басню, что нас двое.

— Прекрати! — сердито приказала Диана. — Брось эту привычку — заранее программировать поражение. Ты когда-нибудь начинала работу над научным проектом со слов «не могу»? Наверняка такого не было! Потому что энергию надо концентрировать и направлять в положительную сторону. Как ученый, ты это понимаешь, а вот как женщина — нет!.. Дыши глубже, высоко подними голову и соберись. — Она оторвала взгляд от дороги, проверяя, выполняет ли Вирджиния ее инструкции. — Сексапильность зависит только от самооценки. Думай о своих достоинствах. Вспомни тот бал — смех, веселье, романтичную обстановку. Вспомни, как ты выглядела в своем костюме: он обрисовывал контуры тела, подчеркивал твою женственность. А как смотрелись волосы в лунном свете! И теперь ты должна произвести такое же ослепительное впечатление. Ты вызовешь бурю восторга и полностью реализуешь свой потенциал.

Вирджиния уже стала уставать от ее менторского тона, но Диана, видно, еще не считала реализованным свой потенциал и тем же тоном продолжала:

— Повторяй за мной: я чувственная, сексуальная, соблазнительная, трепетная; я с радостью собираюсь вкусить все прелести предстоящего вечера.

Последний совет Вирджиния оценила высоко и повторяла эти слова всю оставшуюся до дома дорогу, повторяла в лифте и все то время, когда Джоан накладывала ей маску на лицо и шею… до тех пор, пока не погрузилась в пенистую ванну. Плещась в благоухающей воде и слушая музыку неземной красоты, доносившуюся из комнаты, она начала наконец ощущать радость, а не страх от близкого свидания. Теплая вода, словно шелк, струилась по телу. Вирджиния почувствовала себя обволакиваемой нарастающим возбуждением. Казалось, все тело превращается в сплошную эрогенную зону. Джинджи стала вдруг раскрепощенной и беспечной. Все мысли о том, чтобы избавиться от Алекса, показались ей теперь глупыми и скучными. Ей уже не терпелось дождаться его, увидеть его реакцию.

Наконец Диана и Джоан, оглядев свое творение, взглянули друг на друга, удовлетворенные результатом. Но их создание с трудом оторвалось от зеркала: самой Вирджинии все еще хотелось что-то подправить и улучшить.

6

Дамы исчезли, предварительно убрав следы своего присутствия. А минут через двадцать после этого раздался звонок.

Когда Вирджиния открыла дверь, она была вознаграждена за все труды: глаза у гостя зажглись восхищением.

— Дорогой Бандит! — взяв Алекса за руки, она провела его в гостиную, позволив его крепкому телу ощутить прелесть ее прикосновений. — Я думала, никогда уже не увижу вас. — Светящимися от радости глазами она оглядывала его.

Неожиданно для самой себя войдя в роль беспечной соблазнительницы, Вирджиния наклонила его голову к своей и приникла губами к его губам, вкушая прелесть долгожданного поцелуя. Она наслаждалась этим поцелуем, как вином давней выдержки.

Алекс подчинялся ее желаниям, явно еще не придя в себя, ошеломленный ее яркой и элегантной красотой, благоуханием ее волос и тела. Она же получала удовольствие, не чувствуя стыда, поглощенная счастьем их подлинной встречи, а не холодным общением на работе. Вкус его губ, знакомый запах одеколона, сила объятий восхищали ее ожившей фантазией.

Не меньшим волнением был охвачен и Алекс. Он почувствовал необходимость принять вызов и отбросить все преграды. Его губы стали жесткими и требовательными, а руки прижали всю ее к своему телу.

— Узнаю страстного Кролика, — прозвучал его хрипловатый шепот.

Вирджиния ответила низким гортанным мурлыканьем. Он был загипнотизирован ее радужными глазами, мерцающими, словно ледяной горный поток, бурлящий фиалками.

— Вы очаровали меня тогда, как и сейчас, — признался Алекс, играя ее золотистыми прядями, каскадом спадающими на плечи. — Признайтесь: вы рады нашей встрече?

— Дорогой Алекс, о встрече с вами я мечтала всю жизнь.

Вирджиния хотела, чтобы это признание прозвучало шутливо, но получилось наоборот: она словно выказала самое сокровенное свое желание. Почувствовав неловкость, она опустила ресницы и отошла от него.

— Давайте не будем мешать вашей сестре — она ведь скоро вернется с работы, — сказал Алекс, хотя больше всего ему хотелось совсем забыть о сестре. — Я заказал столик в ресторане «Рандеву». Вы бывали там?

— Нет, но я доверяю вашему вкусу, — промурлыкала Вирджиния, приблизившись к нему и благодарно поцеловав в щеку.

Она накинула на полуобнаженные плечи жакет и взяла сумочку. Алекс завороженно следил за ее кошачьими движениями, любуясь стройными ногами в шелковых брючках.

— Вы очень похожи на сестру. Только…

— Что «только»? — Она медленно и нарочито вызывающе приблизилась к нему, покачивая бедрами, и посмотрела в его глаза своими чистыми, непорочно-искренними глазами.

— Вирджиния в отличие от вас сурова и как будто… заморожена. От нее веет холодом.

— Правда? — оживилась Вирджиния. — Расскажите-ка мне о ней побольше. Мы так мало общаемся: она вечно занята работой, я постоянно разъезжаю…

— Лучше вы расскажите мне о Японии, откуда только что вернулись. Что вы там делали? Рекламировали одежду какой-нибудь фирмы?

Под непрекращающуюся болтовню обо всем и ни о чем Виола закрыла дверь квартиры, и они направились к машине Алекса.

Ресторан «Рандеву» оказался роскошным и весьма подходящим для романтического свидания. Бронзовые канделябры отбрасывали мягкий свет на антикварную мебель, на поблескивающий хрусталь и изящный фарфор. Обстановка была интимной: столики разделены перегородками в виде цветастых ширм; негромкая музыка, приглушенные голоса…

За салатом и вином «Виола» легко, с игривой застенчивостью болтала о всяких тривиальных вещах. Ее манеры явно восхищали Алекса, и он несколько раз целовал ей руку. Во время танцев они растворялись друг в друге. Уверенный в себе и динамичный по натуре Алекс возбуждал Вирджинию, как никто другой. Хотя их окружали другие пары, они видели и слышали только друг друга.

— Я уже почти забыл, как прекрасно мы подходим друг другу, — прошептал Алекс.

Вирджиния прижалась к нему теснее, ощущая чудесную гармонию их тел. Ее руки скользнули под пиджак и коснулись мягкой рубашки. Теплота его тела разожгла ее кровь.

— В прошлый раз мы танцевали на балконе под звездами. Но нас скрывали костюмы и маски. — Она потерлась щекой о его подбородок, уловив запах знакомого одеколона.

— Я по-прежнему предпочел бы уединение на балконе, — тихо и взволнованно прозвучал его голос. — Но мне нравится, что мы избавились от масок. — Его руки ласкали ее гибкую спину. — Я рад и тому, что мы избавились от иллюзий.

Виола-Вирджиния поежилась. Если бы он знал, что сегодняшний вечер был даже большей иллюзией, чем тот. Но с иллюзией приходили уверенность и безопасность, в которых она так нуждалась. Ложь ли это? Да нет, просто веселая игра, делающая таинственной повседневную реальность.

Вирджиния знала, что ее чувства остаются честными, а действия естественными. Когда она заговорила, слова были правдивыми и шли прямо от сердца.

— Алекс! — Она слегка отстранилась, блики свечей отражались в ее глазах. — Я — то, что вы видите и чувствуете. Не больше и не меньше.

Он посмотрел в ее глаза:

— А мне больше ничего и не нужно.

Они танцевали, пока не смолкла музыка и официанты не начали готовить зал к уборке. И только тогда Вирджиния сообразила, что не выполнила свое намерение. Она собиралась раздражать его своей глупостью, изображая кокетку, пустышку, но ничего этого не сделала. Ее захватила собственная чувственность. Покончено с ученой дамой, избегающей мужчин, имеющей дело только с компьютерами. Сегодня она праздновала всплеск эмоций, не передаваемый словами. Да она и не собиралась анализировать их — только радоваться и наслаждаться. Застенчивость, неловкость, привычка к самоанализу исчезли. Она ощущала себя уверенной и даже искренней.

После ресторана Алекс умолял ее поехать к нему, но Вирджиния настояла на том, чтобы он отвез ее домой. Однако здесь она не сдержалась — пригласила его войти.

Она уже отказывалась рассуждать здраво, прислушиваться к сигналам опасности, поступающим из подсознания. Эротическая атмосфера, создавшаяся в ресторане, продолжала действовать на них обоих.

Вирджиния горела нетерпением насладиться теми удовольствиями, которые мог дать ей только Алекс. Ей нравилось быть соблазнительной и притягательной. Она даже не понимала, кто в большей степени поддается на соблазн — он или она сама.

В полутемной комнате она сбросила свой жакет на диван и подошла к Алексу, усевшемуся в кресло. Он был растерян: жажда слиться с нею сменилась мыслью о том, что за стеной спит Вирджиния, а может быть, и не спит, а прислушивается к голосам в соседней комнате. «Виола» между тем развязала ему галстук и стала расстегивать пуговицы на рубашке. Яркие искры проскакивали в ее глазах. Она расстегнула и свою блузку, и та упала, обнажая ее до пояса. Слабый свет высветил пленительный силуэт. Алекс провел руками по ее обнаженным рукам и плечам.

— Ты прекрасна. — Его сдавленный шепот и ускоренное дыхание показали, что он готов потерять контроль над собой.

Они по безмолвному согласию притянулись друг к другу, словно магниты. Губы их встретились. Эмоции стали расти с невероятной силой и скоростью. Пальцы ее совершали эротические маневры по его груди, ощущая, как напрягаются мышцы. Алекс медленно гладил ее спину, заставляя все ее тело вздрагивать. Вирджиния целовала его нос, подбородок, шею. Алекс осыпал поцелуями ее лицо и грудь. Вирджиния забылась в водовороте наслаждения. Ее стоны опьяняли Алекса. Не размыкая объятий, они нашли путь к дивану. Мягкий велюр уступчиво принял их тела. Медленная соблазнительная игра достигла вершин экстаза.

Вдруг их обостренный слух уловил скрип двери. В коридоре вспыхнул свет.

Алекс смущенно посмотрел на Виолу. Ее глаза расширились от удивления. Наконец она догадалась: Диана имитирует присутствие сестры! Что же она не предупредила о своей проделке? Свет в коридоре погас, полилась вода в ванной.

— Боюсь, что мы разбудили сестру, — грустно произнесла «Виола».

Некоторое время он пристально всматривался в ее черты.

— Я совсем забыл о Вирджинии. — Он, словно стряхивал наваждение, поднялся с дивана. — Будет лучше, если я уйду.

Алекс оделся и направился к двери. У порога он остановился, чтобы окинуть прощальным взглядом все еще лежащую на диване женщину, и вышел.

Через несколько секунд рассудок и силы вернулись к Вирджинии. Хотя она и не утолила физической жажды, прошедший вечер представился ей великолепным. Она совсем не стыдилась своего поведения. Тело по-прежнему вибрировало от его прикосновений. Она не станет принимать душ — его ласки и поцелуи были слишком ценными, чтобы избавляться от их ощущения на теле.

Быстро одевшись, Вирджиния устремилась в спальню. Ночная лампа освещала двух женщин, уже играющих в карты. Они повернулись к вошедшей с немым вопросом. Прислонившись к двери, Вирджиния смотрела на Диану и Джоан, и язвительная улыбка расплывалась по ее раскрасневшемуся лицу.

— Ну? — прозвучал их дружный вопрос.

— Что «ну»? — с показным непониманием спросила она.

Обе они потянулись за диванными подушками и швырнули их в Вирджинию. Смеясь, она отбила их на ковер.

— Удалось нам убедить Алекса, что в доме есть еще кто-то? — потребовала ответа Диана, собирая карты.

— Естественно, — ответила Вирджиния. — Хотя, откровенно говоря, момент вами выбран крайне неудачно.

— Х-м-м! — прозвучал синхронный возглас, выражающий понимание.

Вирджиния устроилась в кресле рядом с подружками.

— А может, мне надо поблагодарить вас за своевременное вмешательство? — Мириады чувств боролись в ней, свергая ее с вершин возбуждения.

— А что, — спросила Джоан, — Алекс не оправдал твоих ожиданий?

Диана успокаивающе похлопала ее по плечу:

— Он не был похож на того Бандита, которого ты повстречала на балконе?

— Это я не оправдала своих надежд, — угрюмо произнесла Вирджиния. — Хотела изобразить из себя дурочку-соблазнительницу, но боюсь, что ничего у меня не вышло. Вместо того чтобы отвратить Алекса от себя, я сама в него влюбилась. — Проглотив комок в горле, она продолжала извиняющимся тоном: — Все произошло само по себе. Я потеряла контроль над собой.

— Так в чем же дело? — засмеялась Диана и от удовольствия потерла руки. — Ты наверняка пережила замечательные мгновения.

— Да, Виола на седьмом небе от радости, — усмехнулась Вирджиния. — Но я чувствую себя ужасно.

На следующий день, в субботу, рано утром прибыл посыльный с цветами в коробке. Вместе с великолепными розами там лежала записка: «Каждый цветок — это страстный звук твоего имени. Алекс».

Печаль сковала ее, пока она держала цветы прижатыми к щеке. Число роз совпадало с Виолой, а никак не с Вирджинией.

Когда в полдень зазвонил телефон, она инстинктивно поняла, что это Алекс. К тому времени она уже придумала легенду, по которой Виола должна была исчезнуть. Дрожащей рукой она поднесла трубку к уху. Но вся ее решимость под напором эротических воспоминаний куда-то подевалась. Вместо того чтобы спокойно назваться «доктор Фаррэл», она обрадованным голосом приняла приглашение на обед как Виола.

Она надела платье с большим декольте, тонкую талию обрисовывал поясок. Увидев ее, Алекс восхищенно сказал, что по красоте она неизмеримо превосходит подаренные им розы.

Они снова пошли в тот же ресторан. Ели вкуснейшие пирожки с крабами, кормили друг друга дольками апельсина, печеньем, политым шоколадом с орехами. Обед затянулся до позднего вечера. Они беспрестанно танцевали, лишь изредка отдыхая и отпивая подогретое красное вино. Смеялись, болтали и наслаждались своим уединением.

Алекс привез ее домой, но заходить в квартиру не стал, боясь побеспокоить Вирджинию. Они ограничились бурными поцелуями возле двери, еще больше распалившими взаимную страсть. Но ехать к Алексу Виола опять категорически отказалась.

В последующие дни ресторан «Рандеву» стал их излюбленным местом. Они сидели за собственным столиком. Под любимые мелодии произносились слова любви, за танцами начинались сладостные поцелуи и нежности. Пламя страсти выходило из-под контроля, и становилось очевидно, что вопрос только во времени.

В конце концов Вирджиния стала подумывать о том, как бы отправить себя в какое-нибудь путешествие, предоставив свою квартиру в распоряжение Виолы и Алекса. Чужого дома она боялась.

Но однажды на работе Вирджиния так рассердилась за равнодушное, чисто официальное внимание к себе коллеги, что отправить в далекое путешествие решила все-таки Виолу.

— Ей позвонил ее агент, и она улетела на Багамы, рекламировать купальники, — объявила Вирджиния за неделю до наступления Дня Благодарения. — Просила извиниться перед вами: она не смогла вам дозвониться.

Вирджиния приостановила работу робота и выжидающе смотрела на Алекса. Он только молча кивнул, продолжая заниматься своим делом.

К вечеру ее нервное напряжение достигло предела. Раздвоенность подводила ее к краю нервного срыва. Сейчас она уже мысленно благодарила Алекса за отсутствие какого-либо внимания к ней как к женщине.

В последующие дни ей приходилось контролировать себя, чтобы не повторить каких-либо своих слов, сказанных Алексу в роли Виолы. Слава Богу, что хотя бы по вечерам отпала обратная необходимость — следить, чтобы Виола ничего не сообщила о делах лаборатории.

Но Вирджинию все больше раздражало, что работая бок о бок и даже постоянно обедая с ней вместе, Алекс упорно отказывался видеть в ней женщину. Они стали прекрасными друзьями, он ценил ее мнение, однако их общение было связано только с работой — как ни старалась она, он оставался равнодушен. Значит, сама она не могла соблазнить Алекса?

Однажды Алекс пристально смотрел, как Вирджиния, сидя на корточках, пристраивала последние приспособления к руке робота. Ее искусство восхищало его. Она смогла заставить робота говорить почти человеческим голосом. Теперь Роджер мог даже писать аккуратным каллиграфическим почерком.

— Вы поражаете меня, — помогая ей подняться с пола, произнес он от чистого сердца. — Справились с заданием на месяц раньше обещанного срока, да еще с таким качеством!

— Просто у меня уже есть опыт, — ответила она, опуская закатанные рукава рубашки. — Прошлым летом в Токио я работала в компании по производству игрушек над похожей проблемой. И получилось, что я больше узнала сама, чем принесла пользы. Японцы явно лидируют в области применения роботов.

— Какое совпадение!

Вирджиния недоуменно взглянула на него:

— В чем?.. Вы тоже работали в Японии?

— Нет, не я, а ваша сестра, — бросил он, вновь занявшись своей электронной схемой.

Отвернувшись, она дрожащими руками стала перебирать инструменты.

— Тут нет ничего удивительного. Мы обе много путешествуем.

Алекс как-то странно засмеялся.

— В сущности, это, пожалуй, единственное, что вас роднит, — сказал он. — Я просто поражаюсь, насколько разными могут быть близкие люди.

— Не такие уж мы разные, — запротестовала Вирджиния, понимая, что, если продолжить разговор, окажется, что Алекс отдает предпочтение ее «сопернице».

— Нет, очень разные, — настаивал он. — Виола естественная. Она всегда говорит то, что чувствует, и делает то, что доставляет ей удовольствие. Она дарит радость другим.

— А со мной вам нет никакой радости? — спросила она, по-прежнему не поворачиваясь, чтобы Алекс не заметил, как она покраснела.

— С вами?.. Я к вам отношусь очень тепло, но отлично знаю, что вы больше всего боитесь, как бы я не дотронулся до вас, не поцеловал не дай Бог… Это скучно. — Тон у него был веселым и насмешливым.

Вирджиния затаила дыхание. А вдруг он давно обо всем догадался?! От одной только мысли об этом можно со стыда сгореть.

7

— Что это такое? — прикрывая за собой дверь, Диана уставилась на большой чемодан, стоявший в прихожей.

— Чемодан, — ответила Вирджиния, приходя в комнату и берясь за сумку.

— Это я и сама вижу, — с сарказмом парировала Диана. Она встряхнула подругу за плечи: — Что происходит, в конце концов? Я прихожу, чтобы сообщить, что праздничный обед переносится с часу на три часа, и застаю картину сборов в далекое путешествие!

Вирджиния с виноватым видом посмотрела на нее.

— Извини, я совсем забыла об этом обеде. Но все равно, я не иду. — Она отвернулась и стала пересчитывать деньги.

— Насколько я понимаю, это каким-то образом связано с Алексом? Что случилось? — требовательно спросила Диана. — Никто не выйдет отсюда живым, пока я не узнаю, что, зачем и почему!

— Хорошо, — проговорила Вирджиния, убирая кошелек в сумку. — Больше я не могу этого терпеть. — Она встала, упершись руками в бедра. — Ты сказала: «Играй в эту игру для собственного удовольствия», и я повеселилась вдоволь. А теперь намерена прекратить глупый маскарад.

Она начала нервно ходить по комнате. Жесткая замшевая юбка шуршала при каждом шаге.

— Мне надо было придерживаться первоначального решения — изображать Виолу глупенькой, поверхностной простушкой. Но ничего не вышло. Виола кажется ему верхом совершенства, он влюблен в нее.

— Так это же замечательно! — Глаза Дианы засияли восторгом. — Или ты не хочешь поддерживать постоянных отношений?

— Неужели ты не понимаешь? — возмутилась Вирджиния. — Алекс влюбился не в меня, а в Виолу.

— Но ты и есть Виола.

— Нет! — топнула ногой Вирджиния. — Я не она! Кроме глупостей и сплошных развлечений, у меня есть еще и увлекательная работа.

— И у нее есть увлекательная работа. — Диана старалась, чтобы голос звучал как можно спокойнее. Она чувствовала себя как психиатр, разговаривающий с пациентом. — Ты и она — одно целое. И после такой победы я просто не могу понять, что на тебя нашло.

— …Видимо, так всегда происходит при раздвоении личности, — сказала Вирджиния. — В настоящий момент я не могу разобраться, где же я настоящая. — Она засунула в сумку замшевый жакет от костюма. — Вот я и собираюсь уехать на пару дней, чтобы разобраться в себе. — Она предупреждающе подняла руку. — Знаю, это старый, избитый способ, но в такой ситуации как нельзя более подходящий. Я не уверена, кто из нас двоих вернется… Если вообще кто-либо вернется сюда. Я могу и просто уехать домой: задание компании уже выполнено.

— Хорошо… Может быть, тебе и правда надо уехать, — согласилась Диана. — Но скажи хотя бы, куда именно.

Вирджиния улыбнулась:

— Ты всегда была мне лучшей подругой, и я не хочу тебя терять из-за своего дурацкого романа. — Она крепко обняла Диану, затем повесила на плечо сумку. — Вероятно, я остановлюсь в Ла-Йолле. Сниму комнату в мотеле с видом на побережье.

— Обязательно позвони мне! Сообщи, в каком мотеле остановилась! — наставляла ее Диана требовательным тоном. — Я боюсь, что ты сбежишь.

— Я и так сбегаю. — Взяв чемодан, Вирджиния открыла дверь. — Убегаю от правды. Но теперь мне придется взглянуть ей в глаза. Посмотреть на себя и решить, что же я такое.

Южная Калифорния была такой же теплой и солнечной, как и родная для Вирджинии Флорида в середине ноября. А побережье в местечке Ла-Йолла оказалось просто фантастическим — нечто вроде французской Ривьеры. Волны катятся с мягкой неторопливостью, песчаный пляж просторен и почти безлюден. Небо чистое, лишь кое-где по нему разбросаны облачка, а на горизонте все сливается в синеватое марево… Уютный маленький домик стал ее пристанищем. Мотель соответствовал своей репутации тихого местечка, дающего путешественникам покой и уединение.

Поначалу Вирджиния пыталась уклониться от размышлений, но, видимо, медитации и вода — близкие явления. Заботливый океан разговаривал с беспокойным морем ее души и тела. По вечерам он обволакивал ее своими уютными шелестящими звуками, а по утрам медно-золотистая заря над ним согревала ее светом и теплом. Всемогущий океан оказывал умиротворяющее воздействие, и на третий день Вирджиния пришла к заключению, что все образуется, все решится само собой.

В Виоле она обнаружила нечто такое, что ей нравилось и она хотела бы сохранить. Ей нравились светлые волосы: они омолаживали ее и поднимали дух. Этим утром она выбросила каштановый краситель в мусор. Вирджиния остается блондинкой. Ей определенно нравился и великолепный вечерний гардероб Виолы. Все вещи были подчеркнуто женственными, откровенно соблазнительными. Фигура у нее отличная, и великолепная ткань поднимала настроение. Одежда Виолы тоже останется.

Ей не хотелось отказываться и от чувственности Виолы. «Нет, — доказывала себе Вирджиния, — не потому, что «ему» это качество понравилось. Разве плохо говорить то, что думаешь, и делать то, что тебе хочется? Если, конечно, это не доставляет кому-то неприятностей. И где, в конце концов, написано, что только мужчины могут быть авантюристами?»

Но она заново оценила и свои интеллектуальные способности. Почему она должна отказываться от Богом данного таланта? Она ощущала себя способной дать обществу нечто большее, чем просто обольстительную красоту, и нечего ей извиняться за свои способности. Женщины не обязаны ныне быть прикованными к дому и плите.

А как же быть с Алексом? Он оставался камнем преткновения. Когда он узнает правду, не почувствует ли он себя обманутым, преданным, оскорбленным?

Но она ведь, собственно, никогда и не обманывала его. С самого начала ею руководило искреннее чувство увлеченности им, безрассудной влюбленности, а позднее это переросло и в нечто более глубокое. Так в чем же она виновата?

Вирджиния решила вернуться в городок под Лос-Анджелесом, признаться во всем и предоставить ему возможность решать самому. Если он сочтет невозможным продолжать работу бок о бок, она попросит, чтобы «Бриаклиф» прислал замену, а сама поедет домой. И навсегда сохранит память об Алексе в своем сердце.

Прилетела стая чаек. Их острые клювы поминутно врезались в воду в поисках пищи. Наблюдая за ними, Вирджиния почувствовала необходимость последовать их примеру. Она направилась в прибрежный ресторанчик на ланч. И тут увидела его!

Выглядел он так же восхитительно, как и Бандит на балконе. Все ее чувства заново всколыхнулись.

— Здравствуй. Диана сказала мне, где тебя найти, — с готовностью объяснил он, не дожидаясь ее вопроса, и, подойдя вплотную, по-братски расцеловал в обе щеки.

Вирджиния задохнулась от счастья, но мгновенно остановила себя. Неизвестно, кого он хочет здесь встретить — Вирджинию или Виолу… Однако всякому притворству должен быть положен конец.

— Алекс, тебе чертовски повезло, — сказала она весело. — Ты застал нас обеих сразу.

— Наконец-то! — В его голосе послышалось облегчение.

— Что значит «наконец-то»? — удивилась она. — Ты имеешь в виду, что знал с самого начала?

Он рассмеялся:

— Нет, не с самого начала. Долго приглядывался, прежде чем признать, что такой актрисы, пожалуй, не встретишь и в Голливуде. Особенно разительной была перемена в первую пятницу. Когда я оставил тебя в лаборатории, ты была серьезной, вся в работе и никакой игры. Кстати, передо мной там была натуральная брюнетка. А через несколько часов в мои руки попала чувственная веселая блондинка! Нет, тогда бы я ни за что не поверил в вашу идентичность.

— А потом догадался? — смущенно спросила она. — А я-то все думаю, как признаться тебе, какими словами… — Она униженно затихла.

— О-о, когда я догадался, я наслаждался каждой минутой нашего общения и на работе, и по вечерам. Так интересно мне не было еще ни с одной женщиной.

— Ты самый отвратительный человек, какого я когда-либо встречала! — рассердилась Вирджиния. — Ты не заслуживаешь ни одной из нас! Какое ты имел право притворяться?!

Алекс наклонился к ней с высоты своего богатырского роста, который на сей раз не убавляли в их глазах ее высокие каблуки.

— А ты? — спросил он коварным шепотом, обнимая ее за плечи и целуя.

Она сбросила с плеч его руки и, повернувшись на пятках, в негодовании пошла прочь.

— Подожди минутку! — Алекс быстро нагнал ее. — Давай будем благоразумными и все спокойно обсудим.

— Благоразумными! — ее рот презрительно скривился. — Я надеялась, что хоть один из нас правдив и, значит, нормален. Но два сумасшедших — это уж слишком много. Я и без того давно сомневаюсь в своем здравом уме. Это так… так унизительно!

— Вирджиния, успокойся, пожалуйста. — Он шел рядом с ней. — Я ни минуты не считал тебя ни сумасшедшей, ни униженной.

— Зато я сама себя считала! — Она еще ускорила шаг, и Алекс растерянно остановился.

В домике стоял незнакомый чемодан. Ясно, Алекс уже и остановился у нее! Уверен, что теперь она в его полной власти? Неизвестно из-за чего, она неудержимо разревелась… Крепкая мужская рука обхватила ее за талию, прижимая ее вздрагивающее тело к сильному мужскому.

— В своем стремлении схватить и выбросить мой чемодан ты и не заметила этих роз в вазе. Посмотри: их число соответствует твоему подлинному имени. — Он поднял ее лицо к себе и улыбнулся: — Каждая роза — знак моей любви к тебе. — Он покрыл поцелуями ее глаза, ощущая соленый привкус слез.

Розы были на сей раз не красные, символизирующие страсть, а белые, говорящие о чистой любви. Ее ресницы затрепетали. Она обняла его.

— О-о, Алекс! — Она всхлипнула, чувствуя, что непонятная обида уходит из ее души. — Я… ты… мы… — Она шептала бессвязные слова, а плечи ее содрогались.

— Я люблю тебя до безумия. Ты единственная нужная мне женщина. В тебе сочетание всех женщин, доведенное до совершенства. — Он склонился к ее губам, но она внезапно отстранилась.

— Что же ты обо мне думал? За кого меня принимал? Едва зная тебя, я повисла у тебя на шее, словно… — Грубое слово застряло у нее в горле.

Алекс положил руки ей на плечи и притянул к себе.

— Все, что надо, я о тебе знал. Я знал, что никогда в жизни не встречал такой красивой, обаятельной женщины. И знал, что никогда не отпущу тебя.

Он погладил ее лицо, и она прильнула к нему.

— Алекс, я люблю тебя. — Ее руки скользнули по его шее и притянули его голову к себе, губы их встретились в нетерпеливом и страстном поцелуе.

Его поцелуи и ласки пробуждали столь знакомые чувства, и, главное, уже не надо было ни в чем ни единым жестом притворяться. Ее руки расстегнули и сняли его рубашку. Алекс разжал объятия, чтобы раздеться. Она сделала то же самое.

Слияние их тел разожгло тлеющие угольки страсти, превращая ее в бушующее пламя любви.

Он едва слышно застонал, его поцелуи стали более жадными.

— Я люблю тебя, Вирджиния. — Его нежные губы ласкали все ее тело, чувственные и нежные ласки возбуждали в ней бесконечно сладкие круги наслаждения, омывавшие ее, словно теплые воды.

Вирджиния притянула его голову к себе. Ее руки заскользили по его стройному торсу, играя счастливую песню любви. Более радостного ощущения и представить было нельзя. Долгий путь друг к другу завершился физическим единением.

Алекс был искусным партнером, он прекрасно знал, когда вести нежную игру, а когда быть сильным и резким. Все ее тело дрожало от чувств, пробуждаемых им. Пульсирующие токи наслаждения пронизывали ее тело.

Он прижал ее с неимоверной силой. Тело его вздрогнуло — венец его страсти пронесся, как шторм, в глубине ее существа… Их тела не разъединились и в послесловии любви.

— Я не могу выразить всех моих чувств к тебе, — прошептал он, отдохнув несколько минут. Он целовал ее в нос, в губы, в щеки, покрывал поцелуями ее тело. — Всю жизнь я искал такую женщину. — Он улыбнулся, заглянув в ее затянутые любовной пеленой глаза. — Выйдешь за меня замуж?

Она глубоко вздохнула, задохнувшись от счастья.

— Конечно выйду.

Он вновь привлек ее к себе.

— Поскольку вы обе принадлежите теперь мне, то придется заняться и второй из вас.

— Алекс… — Из-под ресниц она наблюдала, как он склонился к ней и стал целовать ее грудь. Она снова подчинила себя его страсти.

Солнце превратилось в пылающий огненный шар, подвешенный высоко в небе, когда они проснулись на следующий день.

— У нас еще есть время, чтобы успеть на самолет до Лас-Вегаса. — Алекс игриво шлепнул ее по попке и пружинисто вскочил с постели.

— Что? — Вирджиния села среди кучи сбитых подушек и скрученного белья. — Алекс, ты сумасшедший! — Она оторопело смотрела, как он натягивает джинсы. — Ты хочешь устроить свадьбу прямо сейчас?

— У меня на рассвете созрела гениальная идея: в следующий раз мы будем заниматься любовью, будучи мужем и женой.

Через несколько часов они уже сидели в уютном ресторанчике Лас-Вегаса. Вирджиния сделала глоток шампанского, поставила бокал на стол и в который раз повторила фразу:

— Я вышла замуж за неисправимого романтика!

— Не беспокойся, завтра мы уже вернемся к реальности. — Алекс усмехнулся: — Мне не терпится увидеть реакцию мистера Квимби, когда я сообщу ему, что моя коллега по работе — теперь и моя жена.

— Миссис Алекс Брэдок, — как красивую музыкальную фразу, пропела Вирджиния. Она вздохнула, ее рука легла на руку мужа.

Жизнь с Алексом будет словно утопия, осуществленная наяву. Их любовь — это сильная, крепкая нить, связывающая два сердца. Они дополняют друг друга, у них общие желания и потребности. Они и правда имеют основание надеяться на долгую и счастливую семейную жизнь.

8

— Это кофе или тина? — Казалось, ложка Алекса едва двигается в густой черной жидкости.

Вирджиния оторвала взгляд от газеты.

— Должно быть, я положила слишком много. — Она улыбнулась: — Извини, дорогой. Наверное, надо класть разное количество ложек в зависимости от сорта.

— А почему ты не покупаешь один и тот же, свой любимый сорт? Так обычно делают хорошие хозяйки.

Она пожала плечами и снова уставилась в газету.

— Я покупаю то, что есть в магазине.

Алекс поднялся и пошел выливать напиток в раковину.

— Вирджиния, — раздался его голос из кухни. — Холодильник совсем пустой.

Он вернулся и резко опустил ее газету.

— Нет ни яиц, ни хлеба, молоко превратилось неизвестно во что… В общем, нет ничего, кроме пакета питьевой соды.

— Алекс! — с упреком воскликнула она. — Мы позавтракали, ведь так? А вечером я принесу новые запасы продуктов. Неплохо бы и тебе помочь своей молодой жене. — Потершись щекой о его подбородок, она уловила возбуждающий запах его одеколона.

— Прости, дорогая. — Алекс поцеловал ее в нос и ласково провел рукой по щеке. — Не пора ли тебе одеваться? Ты всегда слишком долго раскачиваешься, а потом начинается суматоха спешного одевания.

— Ты прав. — Она получила еще один поцелуй и неохотно оторвалась от мужа.

— Мне нравится, когда меня отвозят на работу, — объявила Вирджиния часом позже, когда они входили в лабораторию.

— Ненавижу пробки! — пробурчал Алекс, ставя дипломат на стол.

— Бедняжка! — она бросила на мужа веселый взгляд.

Ей до сих пор с трудом верилось в события последних дней, но обручальное кольцо на руке свидетельствовало о реальности.

— Алекс! — Шепот Вирджинии заставил его насторожиться. Ее пальцы погладили его щеку, прошлись по губам и остановились на мужественном подбородке. — Я не рассказывала о своих эротических мечтаниях по поводу лаборатории?

— Временами ты бываешь излишне шаловливой. — Он вгляделся в ее радужные глаза, пылающие страстью. — Сегодня у меня куча работы.

Вирджиния надула губки, поправляя ремешок на талии.

— Мне было бы неприятно думать, что медовый месяц закончился уже через неделю.

Из коридора послышались насвистывание и шаги. Оба приняли нормальную позу. В дверях показалась коренастая фигура Джерома Квимби. Глаза его радостно засверкали.

— Как вы тут? Не трудно работать вместе в новом статусе?.. Приглашаю вас обоих к себе — в моем кабинете приготовлен маленький сюрприз. — Джером посмеялся над озадаченным выражением их лиц. — Пошли, пошли!

Блеск вспышек в его кабинете ослепил Вирджинию. Она попятилась. Перёд ними была целая дюжина репортеров. Одни щелкали камерами, другие приготовили диктофоны и записные книжки.

Мистер Квимби поднял руку:

— Дамы и господа! Уважаемые журналисты! Позвольте представить вам лауреата Национальной премии по науке в области криогенной техники: доктор Вирджиния Фаррэл!

Вирджиния издала удивленный возглас: — Что?.. Алекс? — Она повернулась к мужу и встретилась с его гневным взглядом. Тут же осознала: Квимби как будто нарочно назвал в столь торжественный момент ее девичью фамилию.

От репортеров посыпались вопросы, снова засверкали вспышки. Джером Квимби взял Вирджинию за руку и, проведя через весь кабинет, поставил рядом с флагом и эмблемой компании «Авелкомп Индастриз».

Шустрый светловолосый журналист подскочил к Алексу.

— Будьте добры: вы — коллега Фаррэл? — поинтересовался он, намереваясь выудить какую-нибудь интересную информацию.

— Вирджиния — моя жена, — небрежно бросил Алекс.

— О-о?! Превосходно! — Репортер открыл блокнот. — Скажите, мистер Фаррэл, что значит быть мужем такой замечательной, такой умной и талантливой женщины?

— Не «мистер Фаррэл», а мистер Брэдок, — поправил его Алекс более резким голосом, чем намеревался.

— Брэдок? — он что-то записал в блокноте, навостряя уши.

— Да, меня зовут Алекс Брэдок.

Репортер покачал головой и закрыл блокнот.

— Простите. Значит, мне показалось, будто вы сказали, что вы ее муж. — Он на всякий случай подождал ответа, но Алекс молча отвернулся.

Алекс вонзил зубы в аппетитный кусок пиццы с ветчиной.

— Когда ты похвасталась, что у нас сегодня полно еды, я все-таки не ожидал такого изобилия, — одобрительно высказался он и потянулся к бокалу с вином.

— Специалисты из компании «Дженерал фудс» здорово поработали, — сказала Вирджиния, подхватывая на вилку кусочки курятины с бобами и морковкой. — Попробуй, очень вкусно.

— Нет уж, наслаждайся сама. Я привык к мясу и картошке.

— Ты ведь еще не наелся. Давай поджарю мороженую отбивную. — Она поднялась. — Это займет не больше пяти минут.

— Вирджиния! — Алекс остановил ее за руку. — Настоящая пища гораздо вкуснее. Я не хочу ничего мороженого.

— А это и есть настоящая! Натуральный продукт, который благодаря заморозке можно хранить сколько угодно.

— Дорогая! — Он старался говорить как можно спокойнее. — Я имею в виду свежее мясо от мясника и жареную картошку из обычного овощного магазина, а не из супермаркетов с их сушеными или замороженными продуктами. Неужели ты не понимаешь разницы?

— Алекс, я, как и ты, весь день провела в лаборатории и очень устала. Где мне взять время и силы, чтобы отбивать свежее мясо, чистить картошку, самой варить все овощи и готовить салаты? — Глубоко вздохнув, она закончила признание: — Алекс, ты сделал неправильный выбор: тебе надо было жениться на уютной домашней хозяйке… Я, кстати, пыталась остановить тебя от спешки со свадьбой, но ты ничего и слушать не хотел.

Он улыбнулся и обнял жену за плечи:

— Джинджи, я вовсе не гурман. Я не требую от тебя разносолов. Разве так сложно готовить, как тысячелетиями делали это все люди, пока не наступил век синтетики? — Алекс взял ее лицо в свои ладони, но в глазах его не было теплоты. — Я уверен, что лауреат Национальной премии способен справиться с домашними проблемами.

Вирджинии послышались в его голосе горестные нотки.

— Алекс! — Она взяла его руку и погладила. — Весь день ты оставался на удивление молчаливым. Если ты думаешь, что я участвовала в подготовке спектакля с репортерами, то ты ошибаешься. Награда была для меня такой же неожиданностью, как и для тебя. Я думаю, что Джером перестарался, устроив пресс-конференцию. — Она закусила губу. — Ты почувствовал себя… забытым?

— Не знаю, с чего это пришло тебе в голову! — Алекс допил свой бокал. — Я горжусь тобой. — Он взялся за пирог с яблоками. — Я тебе и раньше говорил, как ценю твою работу. Что ты еще хочешь?

Раздался звонок в дверь, и в квартиру ворвалась Диана.

— Вы сейчас умрете! — Она подбежала к телевизору. — Смотрите, смотрите, вот по этой программе! — Она переключила ручку и увеличила звук до невыносимости. — Вон ты! Радом с Дэном Ратлером!

Вирджиния подошла поближе к телевизору.

— О Господи! Что за прическа! А платье… — Она застонала и закрыла лицо руками.

— Да перестань ты! — отмахнулась от нее Диана, прислушиваясь к голосу диктора, передающего вечерние новости.

Когда выпуск подошел к концу, она выключила телевизор и сообщила:

— Я обзвонила всех своих знакомых, предупреждая, чтобы они обязательно посмотрели вечерний выпуск. Сначала-то я думала, что сюжет пустят по местному телевидению, но когда по национальному объявили — это уж просто сенсация!.. Ты не рада? Недовольна своей внешностью? — Она оглянулась на Алекса. — Скажи, разве она не изумительно выглядела?

— Изумительно, — согласился Алекс, в честь этого поднимая бокал.

— Я хочу, чтобы ты поставила здесь автограф, — продолжала Диана, протягивая газету. — Знаешь, тебе и самой надо купить побольше газет… Алекс, твои родители теперь будут сгорать от нетерпения увидеть свою знаменитую невестку.

— Ну какая там знаменитая! — проворчала Вирджиния. — Утихнет шум, искусственно созданный Квимби ради рекламы своей фирмы, и все обо мне забудут. — Тем не менее она артистично расписалась на газете. — Кстати, Квимби мог бы заранее предупредить — я бы оделась поприличнее.

Диана игриво щелкнула подругу по узлу волос:

— А помнится, я не могла затащить тебя в магазин, чтобы обновить гардероб. — Оглянувшись на Алекса, она сказала ему: — По-моему, ты сотворил с ней чудо. Такое впечатление, будто гусеница превратилась в бабочку.

Острый звук, напоминающий вой сирены, ударил в уши Алексу. Он выключил душ и, накинув халат, выскочил в коридор. Из кухни шел запах гари, прихожая и гостиная были заполнены дымом. Алекс двинулся по направлению к кухне.

— Вирджиния! Где ты? Что случилось?

Кашляя и вытирая слезы, он столкнулся с женой. Из ее рук выскользнула сковородка, рассыпая по полу обгорелые кусочки чего-то съестного.

Алекс потянулся к выключателю вытяжки, затем открыл окно.

Вирджиния подставила под струю воды обожженные пальцы.

— Сало вспыхнуло, — объяснила она. — Там были отбивные и жареный картофель. — Она заплакала от злости и бессилия что-либо исправить. — Я только на секунду отвернулась, чтобы перемешать салат и накрыть на стол.

Она кашляла и судорожно вздрагивала, потом начала что-то искать и наконец пнула сковородку ногой, рассыпая остатки обгорелого шлака по линолеуму.

— Не обращай внимания! — Алекс успокаивающе обнял ее за вздрагивающие плечи. — Все нормально, любимая.

Через тающее облако гари он провел ее в комнату и усадил на диван.

— Алекс, это было ужасно! — Вирджиния расплакалась, уткнувшись ему в грудь. — Все загорелось, раскаленный жир плевался во все стороны, потом дым… и эта ужасная сирена. Со мной даже на работе ничего подобного не случалось.

— Успокойся, дорогая, все уже кончилось. — Он стал укачивать ее поникшее тело. — В следующий раз будешь осторожнее. — Он крепко поцеловал ее. — Пойду одеваться: надо что-нибудь принести к завтраку. — Заглянув на кухню, он покачал головой. — Тебе придется все это разгребать.

Вирджиния и Диана встретились в субботу в прачечной. Диана загрузила одну машину, а Вирджиния — три. Машины начали заполняться водой, и подруги уселись на расставленные вдоль стен кресла.

— Где твоя вторая половина? — спросила Диана, выпуская кольцо дыма и наблюдая, как оно уплывает к потолку подвального помещения.

— Алекс в лаборатории. — Вирджиния взяла со столика старый номер киножурнала. — У него что-то не получается с лазерной установкой, поэтому он решил заняться ею сегодня. — Она бросила журнал обратно на столик, не найдя ничего интересного. — Ну, расскажи, чем ты занималась в последнее время.

— Готовила подарки на Рождество. Планирую выкроить парочку дней, чтобы покататься на лыжах в праздники.

— Здорово! Я в этом году с нетерпением жду Рождества, — призналась Вирджиния. Ее глаза излучали радость. — Я ведь никогда не обменивалась ни с кем подарками, и вот теперь отвела душу— накупила всего для Алекса и его родных. Надеюсь, мы сможем полететь в Новый Орлеан, чтобы я с ними познакомилась.

— Как долго ты планируешь задержаться в «Авелкомпе»?

— Хм… — Вирджиния задумчиво потерла лоб. — Честно говоря, работы осталось совсем немного. Думаю закончить все к концу недели и… — Она сделала паузу, глядя на вращающиеся барабаны машин. — После этого отдохну и примусь за женские обязанности.

— Какие еще женские обязанности? — непонимающе спросила Диана.

— Ну, кухня, уборка, прачечная… — Вирджиния неловко засмеялась.

Диана посмотрела на нее насмешливо:

— Ходят сплетни, что у вас сработала пожарная сигнализация из-за неумелого обращения с плитой…

— Гнусная ложь! — рассмеялась Вирджиния. — Ее распускают соседи, завидующие моим кулинарным способностям… А если честно, Алекс, вероятно, единственный из мужей, кто потерял вес после свадьбы. За последние три недели я постоянно пережаривала мясо, овощи оставались сырыми, рис превращался в клейстер для обоев… Алекс сказал, что все куры Америки совершили бы самоубийство, узнай они, что я делаю с их яйцами.

— Не расстраивайся. — Диана потрепала подругу по руке. — Как насчет того, чтобы походить на кулинарные курсы?

— Я уже думала об этом. Раньше я и представить не могла, как тяжела домашняя работа. Бесконечная битва с пылью и грязным бельем. Кажется, я никогда не вылезу из кухни. — Она показала свои руки. — Взгляни! Скоро они будут как у старухи… Знаешь, меня теперь бесят коммерческие ролики, изображающие работающую женщину в качестве сверхчеловека. Эти великолепные создания возвращаются домой с широкой улыбкой, чистят, готовят, читают детям сказки, затем превращаются в сексуальных богинь… Все это — глупые выдумки.

— А чем занимается Алекс, пока ты крутишься как белка в колесе? — ехидно поинтересовалась Диана.

— Ну, он… У него проблемы с этими лазерами. Он много времени проводит на работе.

— А ты не можешь ему помочь?

Вирджиния закусила губу. Она предлагала ему помощь, но в результате они только поссорились. Алекс буквально взорвался негодованием: откуда она может знать специфику его работы? Она что же, эксперт по всем вопросам?

— Нет… я не могу помочь ему в этом проекте. — Тихий голос Вирджинии почти утонул в шуме машин.

— Джинджи, у вас с ним все хорошо? — склонилась к ней Диана.

— Я люблю Алекса, — произнесла Вирджиния, но в ее голосе послышались печальные нотки. — Думаю, что, как только завершу работу над своим проектом, дела пойдут лучше. — Она улыбнулась подруге. — Знаешь, не так-то просто привыкать к новому образу жизни. Но я не отчаиваюсь. Это только в романах жизнь всегда весела и прекрасна.

Машины остановились, и женщины начали перекладывать белье в сушилки.

— Ты посмотри! — Вирджиния застонала и выставила на обозрение рубашку. — Я закладывала ее белой, а получила серую.

— Не переживай, она подходит к цвету его глаз, — съязвила Диана. — А если хочешь делового совета — перестирай дома.

9

Вирджиния не смогла найти место для своего автомобиля возле супермаркета, доехала на нем до собственного дома и оставила его там, а сама отправилась в супермаркет пешком. Но неудачи продолжались: когда она с полным пакетом продуктов вышла из магазина, начался дождь — сначала мелкий, ленивый, затем все более сильный. К тому времени как она добралась до дверей своей квартиры, одежда промокла до нитки, с волос текло за шиворот, и в туфлях хлюпала вода. Подняв одну коленку, чтобы поддержать бумажный пакет, уже промокший и начинающий разваливаться, Вирджиния, потянулась за ключом, лежащим в перекинутой через плечо сумке. Наконец мокрые негнущиеся пальцы нащупали ключи, и она буквально ввалилась в дверь. Оставив промокшие туфли в прихожей, она направилась в кухню. Бумажный пакет с продуктами расползся прямо от ручки, и разнообразные коробочки, свертки, пакетики вывалились и покатились в разные стороны.

— Проклятье! — шепотом выругалась Вирджиния.

В гостиной загорелся свет.

— Что случилось? — прогремел в ее ушах рассерженный голос Алекса.

— Ты разве не слышал, как я копалась у двери? — обиженно спросила она. — Мог бы помочь мне — открыть дверь и взять из рук сумку.

— Прости, я спал.

— Как хорошо, что хоть кому-то из нас удается отдыхать, — последовало ее едкое замечание.

Вирджиния наконец сбросила промокшее до нитки пальто, прошла в ванную и через несколько минут вернулась в теплом махровом халате.

Алекс наблюдал, как, усевшись в спальне за туалетный столик, она вытирала волосы полотенцем.

— Как прошла встреча в Глендэйле?

— Превосходно. Это был долгий, долгий день. Мы работали без перерыва.

Ей тоже хотелось спросить, как продвигается его работа с лазером, но это был больной вопрос.

— Что там в почте? — спросила она. Алекс поднялся с дивана и встряхнул головой, сбрасывая сонливость.

— Так, ерунда всякая: счета, один из твоих журналов.

Вирджиния посмотрела на пустую чашку, банку из-под пива и крошки от чипсов, оставшиеся на чайном столике. Она почувствовала, как засосало под ложечкой от голода.

— Давай поедим. Запеканка, вероятно, уже готова.

— Запеканка?

Оглянувшись через плечо, она сказала:

— Я же специально позвонила, чтобы напомнить тебе. Ты не поставил ее?

— Совсем выскочило из головы! — Алекс смущенно почесал затылок.

— Великолепно! Теперь придется полчаса ждать, пока она будет готова.

— Давай я налью тебе чего-нибудь выпить, — извиняющимся тоном предложил он.

— Не надо. Это только распалит аппетит. Я быстренько приготовлю сэндвичи.

— Для меня ничего не делай, — сказал Алекс. — Я сыт.

— Это я поняла.

Вирджиния обвела взглядом кухню. Дверцы шкафов были открыты, всюду валялись остатки еды, на кухонном столе свалена в кучу грязная посуда.

— Хоть бы убрал за собой! — зло бросила она, остановившись в дверном проеме. — Теперь понятно, почему ты забыл про запеканку.

— Почему ты нервничаешь? — успокаивающим тоном проговорил Алекс. — Возможно, расстроена из-за того, что не беременна?

— Не беременна? А я и не должна ею быть. — Она показала на цветную коробку, стоящую на одной полке со специями. — Видишь вон то спасительное средство?

— Я считал, что необходимость в контрацептивах отпала с тех пор, как ты вышла замуж. — Теперь уже раздраженным стал его тон.

— Ты неправильно посчитал, — парировала она холодно.

— Мы никогда серьезно не говорили на эту тему, но я знаю, что ты хочешь ребенка. Все женщины хотят.

— Все? — Вирджиния скрестила руки на груди. Его понятия и высказывания о женщинах не впервые злили ее. — А что, разве я перестаю быть женщиной, если не хочу иметь детей?.. Во всяком случае, сейчас.

— Но ты не становишься моложе. А чем женщина старше, тем больше опасность…

— Послушай, Алекс, — резко прервала его Вирджиния. — Женщины — не племенные кобылы с определенным сезоном случек. Медицина достигла впечатляющих успехов, и мы вполне способны рожать детей и в сорок лет.

Алекс вздохнул:

— Ладно, не будем спорить. Когда мы окончательно осядем в Новом Орлеане и ты станешь заниматься домом, я думаю, ты перестанешь откладывать это.

— Детей рожают не для того, чтобы избавиться от скуки, — заявила Вирджиния. — И почему ты говоришь о Новом Орлеане? Я живу во Флориде.

— Теперь мой дом станет нашим общим домом, я надеюсь, — примиряюще проговорил Алекс. — К тому же и работа у меня в Новом Орлеане. — Он тщательно выговаривал каждое слово. — Поскольку ты бросишь работу…

— Брошу работу? — Вирджиния с удивлением уставилась на него. — С чего тебе в голову пришла такая дурацкая мысль?

У него начался нервный тик.

— А что ты предлагаешь? Жить в разных городах и мотаться друг к другу?

— Я пока ничего не предлагаю. Только знаю, что ни за что не уйду из «Бриаклифа». Не собираюсь я отказываться от карьеры!

— И на что же вы замахнулись в дальнейшем, доктор Фаррэл? — Алекс прислонился к косяку, скрестив на груди руки. — На Нобелевскую премию? — саркастически поинтересовался он.

— Почему бы и нет? — парировала она. — Где написано, что женщина не может получить Нобелевскую премию?

Алекс распрямился, словно стараясь стать выше, говорить с высоты мужского роста,

— Так вот в чем дело! Национальной премии тебе мало, ты решила получить все лавры. — Он зло сжал губы. — С тех пор как ты получила эту проклятую награду, ты стала просто невозможной!

Она вспыхнула и тяжело задышала.

— Я стала невозможной? Я? — Сжатые кулачки заколотили по его груди. — Эта награда не имеет никакого отношения к нашим домашним делам! И невыносима вовсе не я!

— Что ты хочешь сказать? — растерянно спросил он. — Не угодил чем-то я тебе?

— Вот именно! — с яростью продолжала Вирджиния. — Замужество предполагает партнерские отношения, взаимную заботу друг о друге. Супруги должны по справедливости разделять права и обязанности. А ты все взвалил на меня! Я устала от твоих бесконечных нотаций и указаний по поводу того, что должна и чего не должна делать женщина. Они что, высечены где-нибудь на граните? — Она горестно вздохнула. — Алекс, ты настоящий тиран… Посмотри вокруг — как выглядит квартира, пока я не начала очередную ежедневную уборку.

Везде были разбросаны газеты, пустые банки из-под пива, бокалы, крошки после трапез оставались на полу. Пиджак валялся на диване, а рубашка и галстук — на стуле.

— Ты закончила? — спокойно поинтересовался он.

— Я еще и не начинала всерьез! — бросила она. — Считаю, что пришло время кое в чем разобраться.

— В чем же?

— Давай начнем с уборки. Ты говорил, что не надо приглашать горничную. «Я буду помогать» — так ты сказал. — Она насмешливо покачала головой. — Где твоя помощь? Иди полюбуйся: пена от твоего бритья наляпана по всей ванной. А это? — Она показала на пиджак и на рубашку с галстуком на стуле. — Тоже помощь?

— А по-твоему, вот это, — он провел пальцем по подоконнику и сунул грязный палец ей под нос, — называется уборкой? Не говорю уж о том, что ты вешаешь свои вещи на ручки дверей.

— Да, но потом я сама и убираю их, а ты нет!

— Потому что я не могу понять, какие из вещей чистые, а какие грязные. — Он криво усмехнулся. — Все белье, побывало оно в прачечной или нет, остается серым.

— Значит, надо стирать дома. И опять вернуться к моему предложению — иметь прислугу.

— Послушать тебя, так нам надо иметь человек пять прислуги. Кроме горничной и прачки придется нанять и кухарку, иначе я и дальше буду постоянно оставаться голодным.

— Я так и знала! — Ее руки уперлись в бедра. — Уж ты не упустишь случай обидным образом отозваться о моих кулинарных способностях!

— О кулинарных способностях? — Он разразился сардоническим хохотом. — Разве ты ими обладаешь?

— Это низко! — прошипела Вирджиния. — Я с самого начала откровенно призналась, что не гожусь в кулинары. Я старалась как могла: отказалась от готовых продуктов, изучала рецепты. Ты облегчил бы мне жизнь, если бы не раздражался из-за пустяков!

— Из-за пустяков? Мясо, превращенное в головешки, ты называешь пустяками?

— «Все должно быть самого лучшего качества и всегда свежим», — передразнила она. Затем рывком распахнула холодильник и начала доставать и швырять на стол продукты. — Это тебе недостаточно хорошо? И это не по тебе?..

Наполовину опустошив холодильник, она наконец остановилась.

— Я старалась делать все, чтобы ублажать тебя. Но брак создается не только для удовлетворения нужд и потребностей мужчины. Похоже, ты вбил себе в голову, будто дом — это замок мужчины и он — король в нем. Может быть, так и было в прошлом. Но теперь, когда большинство женщин работают, мужья обязаны брать на себя часть домашних забот. А ты не делаешь практически ничего!

В его глазах появился холодный металлический блеск.

— Значит, я плох? Я порабощаю тебя? — Он засунул руки в карманы. — Тысячи… да что там тысячи!.. Миллионы женщин справляются с готовкой, уборкой, стиркой, рожают и воспитывают детей и при этом работают. — Он ткнул пальцем в жену. — Только не ты! Ты, видимо, считаешь себя выше этого.

— Тебе нужна не жена, — проскрежетала зубами Вирджиния, — а механическая кукла Барби, которая готовит умопомрачительное суфле, блещет красотой и постоянно улыбается, а по ночам превращается в сексуальное диво.

— Моя матушка все это успешно делала, — закричал Алекс. Грудь его вздымалась от негодования.

— Вот и отправляйся к своей матушке! — парировала Вирджиния. — Она, наверное, единственный человек, который способен безропотно обслуживать новоиспеченного арабского шейха.

— Я начинаю удивляться, зачем я вообще женился, — зарычал Алекс.

— Я вступала в брак не для того, чтобы удовлетворять твои сексуальные потребности и быть служанкой в обмен на материальную поддержку. Мне вообще не нужна никакая поддержка, всегда сама обеспечивала себя. И я не прислуга. Сейчас мне кажется, что у нас только и получался-то один секс.

— Насколько я припоминаю, — злобно заметил он, — для того, чтобы получать это, мне не надо было жениться. Тем более что ты не была девственницей.

Вирджиния затаила дыхание. От обиды кровь стала приливать к лицу.

— Насколько я припоминаю, ты тоже не был девственником.

Жестокие слова словно воздвигли между ними стену.

Вирджиния затянула пояс на халате.

— Я закончила свою работу в «Авелкомпе», — отчужденным голосом проговорила она. — На днях возвращаюсь к себе во Флориду и буду ждать нового задания от «Бриаклифа».

Алекс небрежно кивнул:

— Мне предстоит поработать здесь еще пару недель. После окончания возвращусь в Новый Орлеан. А сейчас, я думаю, мне лучше перебраться в отель. — С этими словами он сразу направился к двери. — Вещи заберу завтра.

— Завтра меня не будет.

— Тем лучше. — Он открыл дверь. — На развод можешь подать в любое время.

Вирджиния еще долго смотрела на входную дверь, за которой скрылся Алекс, затем медленно обвела взглядом квартиру. Кавардак на кухне переходил в гостиную и дальше в спальню. Но среди всего этого блистала волшебной красотой рождественская елка. Вирджиния включила гирлянду электрических лампочек, и елка засияла всеми своими игрушками, подсвеченными разноцветными огнями. Пожалуй, это сказочное чудо — единственное, что они с Алексом сотворили вместе, радостно помогая друг другу. Под елкой лежали свертки и коробочки, на которых была выведена надпись: «До Рождества не вскрывать!» Вирджиния ощутила неимоверную горечь. Она выдернула вилку из розетки, и огни на елке погасли. Почему этот год должен чем-то отличаться от предыдущих, когда никаких елок она не наряжала?

— Господи, из-за такого пустяка начать ссору! — повторила Диана уже в десятый раз. — Мужья всегда ссорятся с женами. Уехав, ты совершишь большую ошибку.

— Да ведь он уже исчез отсюда, первым, — педантично уточнила Вирджиния, продолжая укладывать вещи в чемодан. — Алекс невыносим. Я старалась говорить спокойно, а он превратил все в скандал.

Диана удивленно подняла брови.

— Для скандала всегда нужны двое, — возразила она. — То есть виноваты вы оба.

— Можешь думать как хочешь, — холодно ответила Вирджиния. — Но я считаю, что моей вины нет ни капли. Я говорила правду, а ему не нравилось то, что я говорила.

— Может быть, ты не совсем деликатно выражала свои мысли? — предположила Диана.

Вирджиния стала рассовывать косметику по углам чемодана.

— Взаимоотношения никогда не прерываются после одной, хотя бы и серьезной ссоры, — заявила она. — Их подтачивают постоянные придирки и даже скрытое, невысказанное недовольство друг другом. В конце концов любовь смешивается с озлобленностью и перерастает в ненависть.

Вирджиния села и взяла сигарету из всегда имеющейся у Дианы пачки. Закуривая, она с ужасом заметила, что руки у нее трясутся.

— Это был кошмар, — прошептала она. Воспоминания всплыли в памяти, и руки затряслись еще больше. — Ему помешала моя карьера! Ему не нравится, что я не намерена бросать работу. Вбил себе в голову, что предназначение женщины — это дом, дети, пеленки. А мои надежды, мои мечты? Он даже не захотел ничего этого обсуждать… Ну скажи, что плохого в том, что женщина делает карьеру, даже если она и замужем? — Тоскливыми глазами она посмотрела на подругу, ища поддержки. — Я никогда не сваливала на него свою работу, никогда не пыталась командовать им. — Она смахнула слезы, навернувшиеся на глаза. — Все во мне его раздражает! Ну какая же это любовь?

Диана обняла ее:

— Не принимай так близко к сердцу. Иногда мужчин одолевает тревога. Не думаю, чтобы ты раздражала его. — Она дружески похлопала Вирджинию по руке. — Почему бы тебе еще раз не поговорить с ним?

— Ни за что! Я даже не уверена, любил ли он меня. Сейчас мне кажется, что это было просто сексуальное влечение к пресловутой «Виоле», и не больше. — Она всхлипнула. — Надо было просто встречаться, не устраивая совместной жизни. Тогда это так и осталось бы на уровне чисто сексуальных свиданий.

Вирджиния вернулась к укладке чемоданов.

— Лучше всего поскорее уехать. Может, мне на роду написано одиночество.

Диане очень не хотелось соглашаться на ее отъезд, и она судорожно подыскивала подходящие слова, которые могли бы остановить подругу, но не нашла что сказать.

10

«Диснейленд», вероятно, самое привлекательное место для туристов в любой части Америки — не только в Калифорнии, но и во Флориде. В сказочных городках бывают миллионы посетителей. Страна Чудес строится мечтателями, а они всегда находят горячий отклик в сердцах людей.

Флоридский «Диснейленд» — это изумительный парк с аттракционами, занимающий несколько квадратных километров. Кроме сказочных чудес здесь имеется сорок один магазин и больше двадцати ресторанов и закусочных. Любой человек может найти себе развлечение и отдых по своему вкусу.

Вирджиния была рада своему сотрудничеству с компанией «Дисней». Оставив за воротами реальность и свой голубой автомобиль, она на пароме добралась до главного входа. Тут всех прибывших пригласили на старинный паровоз, отправляющийся в круговое путешествие по Волшебному Королевству. По железной дороге Вирджиния подъехала к основной улице, а там пересела на конку, тихо тащившуюся по первозданным улицам Америки начала двадцатых годов.

Продавцы жареной кукурузы, разноцветных шаров и прочих яств и игрушек заполняли праздничную площадь. Была тут и выставка автомобилей начала века. Со всех сторон располагались магазинчики, кафе, закусочные, а неподалеку находился кинотеатр, в котором крутили старые диснеевские мультики.

Вместе с другими пассажирами конки Вирджиния кричала и махала руками огромным куклам Микки Маусу, Дональду Даку и Пиноккио — трем знаменитым персонажам, прогуливавшимся среди толпы.

Через ворота «Замка Золушки» она направилась в Сказочное Королевство. Здесь тысячи восторженных людей бродили по парку, приветствуя киногероев.

Затем она проплыла «двадцать тысяч лье под водой» в подводной лодке капитана Немо, совершила путешествие на Марс, в волшебный телескоп оглядела галактику «Млечный путь» и вместе со спутниками взобралась на Альпийские горы. Но и это еще не все. Она пилотировала свой индивидуальный космический корабль, а затем наблюдала за развитием человеческой цивилизации в интерпретации компании «Дженерал электрик». На старинном колесном пароходе она обозревала окрестности щедрого на развлечения парка. Затем влезла на плот, спускающийся вниз по реке, и познакомилась с пещерой Тома Сойера… Закончила она свое путешествие одиночным плаванием по тропической реке с подстерегавшими на каждом шагу опасностями. После этого вернулась на главную улицу и пошла в демонстрационный центр. Там ее и других приглашенных ждала воплощенная с ее помощью в жизнь давнишняя мечта компании «Дисней». Мечта эта называлась «Эпкот» — экспериментальный прототип технического обеспечения человечества в ближайшем будущем. Инженеры-фантасты из компании «Дисней» должны были представить футуристические проекты, основанные на достижениях голографии, компьютерной техники и других перспективных технологий.

Добравшись до «Эпкота», Вирджиния не могла сдержать восхищения. Как и все остальные, она стоя аплодировала новым чудесам. Ей и в голову не приходило, что для кого-то самый большой интерес представляет не новейшая фантастическая технология, а она, Вирджиния. Задолго до нее сюда пришел Алекс Брэдок и сейчас, когда она стояла посреди зала с другими только что прибывшими гостями, он наблюдал за нею со своего места в рядах кресел, расположенных амфитеатром.

Вирджиния выглядела хорошо. После сорока дней разлуки он сам таким не казался.

Его серые глаза неотрывно следили за каждым движением Вирджинии. Она оживленно беседовала с тремя мужчинами, в которых он узнал своих коллег-ученых. Они, казалось, ловили каждое ее слово. Изредка прерывая ее вопросами, они слушали ответы так внимательно, как будто только она могла открыть им истину.

К этой группе подошел темноволосый высокий мужчина и положил руку ей на плечо. Вирджиния оглянулась и ласково улыбнулась ему. Алекс поднялся. Незнакомец не убирал своей руки с плеча его жены. Это с какой же стати?! Он стал быстро пробираться к группе.

— Сегодня ты опять Кролик, а не ученый? — язвительно спросил Алекс, после того как коротко поздоровался со всеми.

Оживленное лицо Вирджинии мгновенно превратилось в неподвижную маску. Глаза их встретились.

— Привет, — без радости проговорила она.

Алекс повернулся к наглецу, который только теперь убрал свою руку с плеча Вирджинии.

— Знакомься: Клэйтон Йорк, мой коллега по «Бриаклифу», — пояснила Вирджиния дрожащим голосом. — Клэй, это Алекс Брэдок.

Мужчины обменялись рукопожатиями.

— Прошу извинить нас, джентльмены. — Алекс взял ее за талию. — Я на некоторое время уведу от вас доктора Фаррэл.

Вирджиния тоже пробормотала извинение, и Алекс увел ее подальше от людей.

— Что, трудно было представить меня как мужа? — саркастическим тоном поинтересовался он.

— Не понимаю, — как можно спокойнее постаралась ответить она. — Если мне не изменяет память, ты вышел из этого статуса, бросив меня.

— А я припоминаю, что ты и не жалела о такой потере, — надломленным голосом произнес он.

— Это тема для разговора? — вежливо осведомилась она, не глядя на Алекса. Да этого, собственно, и не требовалось: она и так постоянно хранила в памяти его образ.

— И в самом деле, не тема, — бросил он и замолчал.

Подняв наконец глаза на Алекса, Вирджиния обнаружила, что он быстро удаляется. Широкие плечи показались ей поникшими. Возможно ли, что и он страдает так же, как она?

Возвращение к реальности оказалось слишком болезненным. Чудеса «Диснейленда» сразу перестали занимать ее. Вирджиния вышла из демонстрационного зала и по монорельсовой дороге доехала до выхода из парка.

И вот она в своей машине. Прохладный ночной воздух доносил ароматы цветущих апельсиновых деревьев, на небе сияли звезды и бриллиантовым блеском мерцала луна. Все это вновь болезненно всколыхнуло в ней прошлое. Она провела рукой по приборной доске, отыскала ручку приемника и поймала мелодию «Одинокая ночь в двуспальной постели…» Вирджиния усмехнулась: именно этим довольствовалась теперь она. По другой программе передавали отнюдь не более радостную песню «Стараясь жить без тебя…» Она снова покрутила ручку, и диск-жокей объявил песню «Развод»… Не это ли и хотел обсудить с ней Алекс? Слезы обиды, любви и злости покатились у нее из глаз.

Алекс оставил машину на стоянке позади массива домов и направился на поиски коттеджа Вирджинии. Вокруг были роскошные особняки, но Алекс знал, что коттедж Вирджинии довольно скромный, деревянный и почти не виден за деревьями окружающего его сада. По этим признакам он и искал. И вот разглядел между деревьев грубо обтесанные доски дома. Окружающие его пальмы касались крыши, а на лужайке перед фасадом росли банановые и апельсиновые деревья.

Совсем близко шумел Атлантический океан. Свежий просоленный воздух, казалось, наполнял легкие здоровьем. Алекс пошел по садовой дорожке к крыльцу дома. Рука его дрожала, когда он нажимал на кнопку звонка.

Открыв дверь и увидев его, Вирджиния побледнела. Темные круги у нее под глазами вполне соответствовали его собственным. Она молча пригласила его войти.

Дом оказался солнечным и гостеприимным, полным цветов, раковин, керамических и хрустальных ваз. Вид из окон гостиной окончательно сразил его. Кактусы и еще какие-то диковинные растения покрывали газон и спускались почти к самому берегу, а дальше простиралась синева океана, сходящаяся далеко на горизонте с небом.

Вирджиния присела на край дивана и пригласила сесть гостя. Она старательно подбирала слова.

— Могу я предложить… принести тебе чего-нибудь выпить?

— Да, буду благодарен… Только, пожалуйста, ничего крепкого.

— Да?.. То есть ты хочешь просто кофе или чай?

— Если честно, я хочу только одного — прощения. — Его серые глаза смотрели прямо ей в душу.

Они оба поднялись, и руки их сплелись, казалось, без участия сознания.

— Моя любовь всегда принадлежала тебе, — не сразу смогла произнести она. Слезы покатились по ее щекам. — И я хочу того же — прощения.

— Джинджи, я очень люблю тебя. — Он осторожно и нежно вытер ее заплаканные глаза. — Ты веришь мне?

— Да, да, да!

Ее пальцы потянулись, чтобы разгладить горькие морщинки вокруг его рта. Затем она стала гладить его щеки, лоб, виски, в которых явно прибавилось седины.

— Я никогда не переставала тебя любить, — сказала она. — Только я теперь не знаю, достаточно ли одной любви для семейной жизни… Нам предстоит обсудить много важных вопросов, да?

— Ты права. Фактически, ты была во многом права. — Алекс устало улыбнулся и снова сел на диван, увлекая и ее за собой. — Признаюсь, очень сложно быть женатым на такой преуспевающей женщине, как ты. Тем не менее, никто другой мне не нужен. — Он расстегнул воротничок, чтобы легче дышалось. — Вчера я признался самому себе, что испытывал зависть. Даже прошлой ночью, когда увидел тебя в компании с этим Клэйтоном. — Он жестом попросил ее не перебивать. — Думаю именно из-за этого я и превратился в тирана. Мне хотелось вывести тебя из деловой сферы, заставив с утра до ночи заниматься домашними делами… Только теперь, перестрадав, я стал выше этих мелких чувств. — Он виновато улыбнулся. — Я ушел из «Соласа». Мне предложили работу здесь, в вашем «Диснейленде». Они тут сооружают самую большую в мире солнечную антенну. С ее помощью будет обеспечиваться энергией движущаяся система в «Юниверс Энеджи Сентер». — Он ласково погладил ее по коленке. — Смогу ли я называть этот дом своим?

Вирджиния взяла его кисть, поднесла к губам и поцеловала в ладонь.

— Я с радостью соглашаюсь.

Но уже через пару секунд она вскочила и беспокойно заходила по комнате.

— Алекс, я осталась такой же! Я по-прежнему терпеть не могу домашнюю работу, стирка бесит меня…

— Не нервничай, — перебил ее Алекс. — Я согласен, чтобы ты вела хозяйство по своему усмотрению. — Он ободряюще улыбнулся и притянул ее к себе. — Я стану помогать тебе, и все пойдет по-другому.

— Мы достаточно обеспеченные люди, чтобы позволить себе держать прислугу, не правда ли? — осторожно спросила Вирджиния.

— Конечно. К тому же я всегда буду убирать за собой.

— Прачечную мы заставим стирать твои рубашки до тех пор, пока они не станут белоснежными, — продолжала Вирджиния.

Он рассмеялся и посадил ее к себе на колени.

— Но у меня есть и сюрприз для тебя, — сообщила она новость, которую приберегла под конец. — По поводу кулинарных способностей: я закончила курсы и теперь намного лучше готовлю. — Она застенчиво посмотрела сквозь полуприкрытые ресницы. — Я создала микроволновую печь и с тех пор не испортила ни одного блюда.

Алекс изумленно смотрел на нее.

— Ты сама создала печь?

Она кивнула. Алекс радостно расхохотался:

— Другие жены покупают кухонные приспособления и просят мужей помочь в них разобраться, а моя сама их делает!.. Ну, а еще что ты тут без меня создала?

— Получила новое задание от компании, — скромно ответила она, играя пуговицами его рубашки. — Вообще-то это несложная и даже рутинная работа. Надо провести исследование сверхпроводящих квантовых приборов. Я буду заниматься исследованиями в лаборатории НАСА. Работа на целый год. — Вирджиния уткнулась в его шею; запах его одеколона откликнулся в каждой клеточке ее тела. — А чем ты занимался все это время?

Его рука скользнула под ее блузку, поглаживая атласную кожу.

— Главным образом — мечтал вот об этой минуте… А еще… Почти три недели заканчивал проект в «Авелкомпе». Пришлось вызвать еще одного помощника из другой компании, и он сделал те же предложения, что и ты.

— Ну и хорошо. Значит, не пришлось перестраиваться и все ломать. — Она с мурлыканьем потерлась щекой о его ласковую руку.

— Я рад, что ты не злорадна, не заявляешь язвительно: «Я так тебе и говорила!»

— Вот этого я никогда не делала и не буду делать, — пообещала она, расстегивая его рубашку.

— Диана шлет тебе привет, — продолжал он, сдвигая блузку с ее плеча. — Она настоящая подруга. Я понял, почему ты с неохотой воспринимаешь идею о том, чтобы иметь детей. — Он стал целовать ее плечи, спрашивая совсем тихо: — У тебя было ужасное детство, да?.. Но ведь у нашего ребенка будет хорошее детство?.. Так в чем же дело?

— Я много об этом думала. А если с нами что-нибудь случится? Не только своему ребенку — врагу своему не пожелаю быть воспитанником детского дома… Но у тебя такая замечательная семья! Я знаю, они полюбят нашего ребенка и вырастят его в случае чего. — Вирджиния опять поцеловала его ладонь. — Вот почувствуем себя уверенней и… — Она передохнула, прежде чем сказать: — Я хочу иметь от тебя ребенка.

— А я клянусь во всем тебе помогать, — очень серьезно откликнулся Алекс.

Ее глаза засветились счастьем.

— Алекс, пожалуйста, навсегда оставайся в моей жизни! — горячо попросила она.

— Только попробуй заставить меня уйти! — усмехнулся он. — Даже и в первый раз, когда ты застала меня врасплох, у тебя ничего не вышло. С этого момента все недоразумения будут решаться мирным путем. Никаких хлопаний дверью, никаких уходов — никогда мы не ляжем в постель поссорившимися.

— Мне нравится этот план, — задумчиво проговорила она. — Особенно та его часть, где говорится о постели.

— Неужели? — бархатистым голосом пропел он. — Я полагаю, в этом доме есть спальня?

— Спа-альня, — произнесла она разочарованно. — Под нами диван, зачем идти куда-то? Мы и так потеряли слишком много времени. — Вирджиния прижала его голову к груди и глубоко вздохнула. Счастье пронизывало каждую клеточку ее тела.