/ / Language: Русский / Genre:love_short / Series: Amour-2000

Тайна радости

Эллен Чейз

Кейси Рейнольдс была гонима, она нуждалась в надежном убежище, и Акапулько казался идеальным местом, чтобы затеряться, пока с удивлением не обнаружила, что ее мексиканская "норка" уже занята таинственным и мужественным незнакомцем, чьи манеры и поведение не внушали доверия. От Трэвиса Крэйга словно исходил возбуждающе пряный дух опасности и загадочных приключений. Казалось, он протоптал здесь каждую тропинку и знал все тайны этих диких мест… Его прикосновения заставляли Кейси трепетать, его присутствие вызывало в ней необъяснимое волнение… Их страсть вспыхнула словно просмоленный факел от случайной искры в жаркую ночь, и близость была осенена мерцанием огромных тропических звезд…

Эллен Рако Чейз

Тайна радости

1

Серые глаза Мэтта Грэнгера печально блуждали от напечатанного компьютером авиабилета в его левой руке к загипсованной правой ноге. Он скривил губы в подобие улыбки, представив себе перспективу гонки на колесиках через пять аэровокзалов, и постарался припомнить расписание самолетов. Да, этот вояж, конечно, не сто пятьдесят шагов к морю от его мексиканской виллы!

Мэтт вздохнул и небрежно бросил билет на обтрепанную коричневую бумагу, прикрывающую его исцарапанный металлический стол. Его темноволосая голова устало откинулась на спинку обшарпанного желто-коричневого кресла. Он проклинал и лыжные эксперименты, из-за которых пришлось забыть о зимнем отдыхе и которые помешали ему заняться, наконец, повышением качества материалов, отправляемых сейчас почти полностью в корзину. И, если быть совсем честным, упрямо напомнил себе Мэтт, сколько же раз собирался он решить вопрос со своей газетой, чтобы получить возможность отдохнуть в солнечной Мексике! Он встал и подошел к окну.

В уши врывался постоянный гул из типографии, где печатался тираж "Бостонского приложения". Через плексигласовую перегородку Мэтт с гордым отеческим удовлетворением наблюдал за рабочей суетой в редакции.

Перекрывая стук сотен клавиш пишущих машинок и непрерывный звон телефонов, два громких голоса пробовали мощь легких — это Рейнольдс и Бейкер, стоя глаза в глаза, нос к носу, снова яростно спорили друг с другом. В последнее время Мэтт замечал, что Рейнольдс все чаще и чаще всем раздражается.

Рука, лежащая на телефоне, потянулась к спинке рабочего кресла. Мэтт схватил длинными пальцами деревянную ручку черной металлической трости и подобно Тору, мечущему могучие молнии, швырнул трость в огромное алюминиевое ведро, стоящее около кресла. Оглушительный грохот прокатился по офису. Вмиг голоса, машинки и даже телефоны замерли в почтительном молчании.

Мэтт резко направил свой указательный палец в сторону скандалящей пары — вечно сонный Бейкер и невозмутимо-дерзкая Рейнольдс покорно прошествовали в его комнату.

— Так что у нас со шпилькой для утреннего выпуска "Бостона" в пятницу? — сухо спросил Мэтт, бесстрастно разглядывая спорщиков.

— Рейнольдс считает, что этот материал должен пойти на первую полосу. А я хочу аннулировать его… — поспешно пояснил Бейкер. В его голосе предательски зазвучал нервный трепет только что нанятого сотрудника, стремящегося угодить начальству.

— Наша передовица — это всегда Бостон, а не международные события! — раздраженно перебила его Кейси Рейнольдс. — И это последняя статья в моем цикле о физических и психических отклонениях. Она обязательно должна быть на первой полосе! — безапелляционно заявила Кейси. Ее изумрудно-зеленые глаза зло прищурились. Демонстративно не глядя на смазливое лицо Теда Бейкера, Кейси уставилась на висящий на стене образец заголовка статьи об атаке на Пирл-Харбор.

— Твои другие две статьи уже займут всю первую полосу, — напомнил ей Тед. — Я вовсе не считаю, что эта раздутая статья так уж важна! Ее вполне можно урезать по крайней мере на один абзац.

— Урезать?! — Кейси повернулась к нему, вспыхнув подобно языку пламени. Она выхватила листы с материалом у него из рук. — Это законченный, отредактированный кусок! Помни, Тед, ты редактируешь газету, а не корреспонденции для радио! Наши тексты непригодны для тридцатидвухклавишной машинки, чтобы сыграть что-то среднее между новейшим диско и коммерческой программой, от которой обостряется геморрой, — съязвила Кейси, окидывая противника насмешливым, уничтожающим взглядом. — Моим материалам не пристало быть урезанными! — заявила она обоим мужчинам низким грозным тоном.

Щеки Теда медленно побагровели. Он поправил рыжеватую прядь, упавшую на лоб, и сделал глубокий вдох.

— Я понимаю, что служу здесь всего две недели, но я пять лет работал в других газетах, и я…

— Я опередила тебя всего лишь на семь лет, — опять съязвила Кейси, всплеснув руками и упрямо скрестив их на груди.

— Ладно, довольно! — сердито оборвал склоку Мэтт. — Дай мне твой материал.

Кейси обиженно надулась, когда он вынул синий карандаш и начал строка за строкой проверять текст. Перечеркнув два слова, переставив фразу и поправив три речевые ошибки, Мэтт отдал материал редактору.

— Печатайте, как написано. Первая полоса, в подвал.

Тед с трудом обрел голос, облизнув языком пересохшие губы:

— Я понял. Может быть, поручить издание этой газеты мисс Рейнольдс?

— Мисс Рейнольдс отказалась от редакторской работы. — Кейси высокомерно улыбнулась, увидев мгновенную радость, мелькнувшую на злой, человеконенавистнической физиономии Теда.

— Да, — вмешался Мэтт. — Хотя Кейси, судя по всему, еще дитя, она работает здесь дольше, чем я.

Он уже вернулся в кресло и сейчас тщательно обследовал тяжелую гипсовую повязку.

— Я… Я не понимаю… — заикаясь, пролепетал Тед.

Мэтт вежливо улыбнулся своему новому сотруднику:

— Послушайте, Тед, действительно, работать на радио и издавать газету — совершенно разные вещи. Нам не нужны просто голые факты. С тех пор, как "Бостонское приложение" выходит еженедельно, мы хотим, чтобы наша газета освещала преимущественно жизнь Бостона и его предместий. Общенациональные и международные новости можно получить от телевидения и ежедневных газет. А мы хотим как можно шире освещать наши местные проблемы. Статьи Кейси как раз и отвечают этому требованию.

— Я не спорю о важности ее темы, — быстро сдал позиции Тед. — Я просто подумал, что ее последняя статья о вреде неосторожных слов и этических нормах не настолько остра, как ее статьи о детском хулиганстве и совращении малолетних.

— Ты, наверное, не понимаешь, насколько бездушные слова и психологическое давление на личность подрывают человека физически! — сорвалась опять Кейси.

— Может быть, ты и права. А вообще я чертовски устал, споря с тобой, — грустно улыбнулся Тед, стараясь разрядить обстановку.

— Почему бы вам не перепечатать этот материал и не приготовить небольшой ланч? Мы должны в два быть на совещании у директора, — Мэтт жалостливо посмотрел на опущенную голову и поникшие плечи Кейси.

— В самом деле, — согласился Тед. — Я хотел попросить Кейси принести мне поесть. Мы составили список и…

— "Мы"? — Кейси резко вскинула голову.

— Брайан, Фред, Стив, Энди и я остаемся и…

— И ждем, когда старина Кейси принесет ланч, — закончила она притворно безразличным тоном. Она словно тряхнула невидимой броней.

— Ну да. Мы… — голос Теда, сорвавшись, замолк, и он неловко засунул палец под воротник своей голубой рубашки.

Кейси медленно приблизилась к нему, агрессивно вздернув подбородок, и ткнула его в грудь длинным указательным пальцем.

— Не собираешься же ты сделать из меня девочку на побегушках! — прошипела она, привстав на цыпочки, чтобы посмотреть на него сверху вниз. — Я не только не приготовлю ланч сегодня, я не буду его готовить никогда. И кофе тоже. А если тебе и твоим друзьям это не нравится, можете прыгать с горя в Чарльз-ривер!

— Кейси, сядь! — приказал Мэтт. — Тед, выйдите и закройте за собой дверь.

— Можно ли поверить в это? — скрежетала она зубами, ее глаза-буравчики, казалось, просверливали насквозь спешившего убраться поскорее редактора. — Старина Кейси, приготовь ланч, подай кофе! Сделай то, сделай это!

Кейси выхватила из пенала карандаш и нацелилась им в сторону гула, доносящегося из рабочей комнаты.

— Многое изменилось за последние десять лет, — сетовала она, все больше возбуждаясь. — Но каждый из них до сих пор видит во мне только рослую школьницу на подхвате. — Ее длинные пальцы легко переломили карандаш. Она выбросила его в мусорную корзину и тут же схватила другой. — Довольно, меня тошнит от этого, я устала! И я устала быть мусорной ямой для всех проблем. Что я им, палочка-выручалочка? Знаешь ли ты, сколько людей в этой газете должны мне деньги? Да я могла бы объехать всю Европу за счет их долгов мне!

Она стукнула желтым карандашом о металлическую крышку стола, успешно сломав его, как и предыдущий.

— Эти карандаши стоят пять центов штука, — сухо заметил Мэтт.

Кейси испепелила его взглядом, засунула руку в карман своей бургундской ветровки и бросила двадцатипятицентовую монету на стол.

— Остальное тоже за мой счет, — гордо отрезала она.

— С тебя причитается и за ремонт машинки, которую ты использовала как аргумент во вторник, — напомнил Мэтт.

Он вздохнул и устало потер лицо. Его тон смягчился.

— Кейси, ну когда ты бросишь эти свои дьявольские штучки?

Глядя на его посветлевшее лицо, Кейси почувствовала, что ее раздражение быстро улетучивается. Она открыла штору и прижалась лбом к успокоительной прохладе морозного стекла.

Кейси задумчиво наблюдала за мечущимися прохожими, застигнутыми врасплох большими сугробами грязного снега, завалившего улицу под окном. Мрачное небо олицетворяло февральскую угнетенность и безрадостность, от которых тоскливо щемило сердце. Кейси ненавидела февраль и понедельники.

Жизнь ее превратилась в нечто вроде зубной боли. В последнее время внутренняя пустота все больше мучила ее. Жизнь казалась бессмысленной. Она чувствовала себя несчастной, одинокой и обиженной всеми. "Надо остановиться и поразмыслить, что делать дальше", — грустно думала она, тупо разглядывая свое отражение в оконном стекле.

Кейси нерешительно вздохнула, затем резко встряхнула головой. Ее каштановые волосы рассыпались по плечам.

— Я увольняюсь, Мэтт.

— Подожди минуту! — Он попытался покинуть кресло, но потерпел фиаско в борьбе с гипсовой повязкой на ноге. Мэтт рассерженно стукнул кулаком по столу. — К черту, Кейси, ты не можешь это сделать!

— Почему?

— Что значит почему?! — проревел он. — Ты слишком ценный репортер, ты получила Пульцеровскую премию… Бога ради, не уходи! О… постой. — Его глаза удивленно расширились в догадке: — Ты что же, собираешься переметнуться в "Глобус", так ведь?

— Никуда я не собираюсь… — Она вздохнула и отвернулась от окна. — Я просто хочу уйти.

— Ты не можешь оставить газету!

— Черт побери, Мэтт, почему не могу?! — выпалила она в сердцах. — Почему я не вправе изменить свою собственную жизнь? Я устала постоянно делать что-то только для других. Я теряю себя!

— Конечно, конечно, но давай подумаем. — Он потер шею, пытаясь снять вдруг возникшую боль. — Пожалуйста, подойди сюда и сядь, мы все обсудим.

Кейси плюхнулась в обшарпанное металлическое кресло, изящно положив ноги в серых фланелевых облегающих брюках на подлокотник.

— Видишь ли, на это трудно было решиться, — спокойно сказала она. — Журналистика у меня в крови. По правде говоря, я сама испугалась своих слов об уходе, как будто мир обрушился, но я хочу перемен. К тому же теперь я уже не чувствую себя хорошим репортером.

— Не мели чепухи! — возразил Мэтт. — Ты участвовала в одном из самых престижных журналистских конкурсов и…

— Это была просто удача, — прервала она его. — В прошлом году ты кинул Фреда, Дага и меня раскручивать эту жуткую детскую тему. Все чистые интервью и расследования, ну, в общем…это досталось им. — Ее волнующийся голос дрогнул. — А я влезла в самую грязь настолько, что, кажется, окончательно подорвала свою психику.

— Это моя оплошность. Я давал тебе слишком много заданий, требующих большого нервного напряжения.

Мэтт вспомнил написанные ею материалы о наркоманах, беременных девчонках, изнасилованиях и недавние выпуски об избитых женах и совращении малолеток.

Кейси заставила себя подняться с кресла и бесцельно зашагала по комнате.

— Ты не понимаешь, Мэтт. Не в этом дело. По-настоящему профессиональные репортеры и должны быть объективными, бесстрастными и бесчувственными. А я после недели репортажей для спортивного отдела, возвращаясь домой, рыдала из-за поражения "Брюинс". — Она сгорбилась, сжала руки в кулачки внутри карманов жилета. — На прошлой неделе я наблюдала, как Фред с совершенно невозмутимым видом писал некролог на своего лучшего друга. А я в то же время чуть не задохнулась от жалости, читая "Мелочи" в разделе юмора. — Она покачала головой. — Нет, проблема — это я сама.

— Разве это только твоя проблема, Кейси?

Она подошла к окну и недоверчиво покачала головой.

— Ты все понимаешь, Мэтт. Я очень люблю этот дом, этот старый красный кирпич колониальных времен, пытающийся выжить среди растущих как грибы стеклянных небоскребов. Время, кажется, не властно над ним. — Ее палец чистил квадратик запыленного окна. — Я буду тридцатой на Мартовских идах, но, в отличие от Юлия Цезаря, вершина моей личной жизни — это борьба за пониженную плату в подвальном помещении Файлина.

— Тебе не кажется, что ты все несколько драматизируешь?

— Я? Я всегда стремилась быть такой же, как все, быть одной из многих, но у меня никогда не получалось вписаться в толпу. Знаешь, каково быть в тринадцать лет ростом метр девяносто пять? Это счастье, если только ты мальчишка и хочешь играть в шотландских горцев!

— Я всегда ругался с твоим отцом по поводу твоих комплексов, — сердито пробормотал Мэтт. — Не стоило ему таскать тебя по всей стране. Оставь он тебя…

— Не причитай надо мною опять! — резко оборвала она его. — Я — это я. И все проблемы во мне.

Кейси вдруг засмеялась, затем грустно покачала головой.

— Если бы я знала, что стану в двадцать девять лет хроническим капитулянтом! Я потратила всю свою энергию, помогая другим решать их проблемы, выполняя архитрудные редакционные задания, кого-то сочувственно выслушивая, давая взаймы. Я шла на поводу даже у продавщиц, вынуждавших меня покупать то, что совсем не было нужно, чтобы, видите ли, не обидеть их.

Она вздрогнула, глаза ее заблестели лихорадочно и враждебно.

— Хватит, я побыла стариной Кейси, пора подумать и о себе! Я хочу сама распоряжаться своей жизнью, и мне надоело всем угождать и ублажать всех и каждого, пусть это и звучит эгоистично, пусть даже это очень дурно. Я помогала всем, но никогда не получала за это и ломаного гроша.

— Не говори глупостей, Кейси! Тебя все любят. Ты вежливая, заботливая, преданная…

— Бережливая, прилежная и почтительная. Ты составил точный портрет герлскаута[1].

Мэтт не обратил внимания на ее горестное возражение.

— …И ты все-таки чертовски хороший репортер.

Она покачала головой.

— Тебе только кажется, что я действительно имею профессиональный имидж, но ты не прав. Никто даже не заметил моего имени в списке на ту премию. Я по-прежнему что-то вроде редакционного талисмана, который гладят по головке за хорошо сваренный кофе.

— Прямо-таки сгоревшая на работе закомплексованная мученица! — бесстрастно заключил Мэтт, наклонившись к ней, чтобы лучше видеть ее расстроенное лицо.

— Ты, пожалуй, прав, — непроизвольно вздохнула Кейси и, соскользнув в кресло, заняла подобающее положение. — Я сама виновата в том, что позволяю себе делать безрассудные вещи. Но я очень несчастлива. Я вижу, как ускользает время, а я стою на месте.

Она печально взглянула на него. В ее изумрудных глазах стояла невысказанная тоска.

— Меня засасывает в серое чистилище. Я как марионетка. Мне надо выбраться из этой унылой дыры и сделать свою жизнь более сносной. Я хочу жить по-настоящему — расправить крылья, поступать по своей воле, пренебречь, наконец, условностями. Я понимаю Тину, вот кто живет не зря!

— И не пытайся состязаться с этой своей подружкой! — рассердившись, вставил он. — Я не могу понять, что у вас общего. Вы абсолютно противоположны друг другу, но вы всегда вместе.

— Это просто из соображений экономии. Ты же знаешь, что жить в Бостоне недешево, — сказала Кейси. — Кроме того, Тина — удобная соседка по комнате, она обыкновенно надолго уезжает в командировки в какое-нибудь экзотическое место.

— Вроде того, о котором она сама недавно рассказала? — неприязненно спросил Мэтт. — Я видел только один показ мод с Тиной, сфотографированной в "Квинси маркет"[2], и если это ваше экзотическое место…

— Не в этом дело, — вздохнула она с досадой. — У Тины нет пунктиков, она свободна и беззаботна. Она счастлива. Она…

— Она слабое создание, которое с каждым днем становится все слабее, — недовольно прервал ее Мэтт. — Поэтому она демонстрирует большую часть своих моделей в горизонтальном положении. Не хотелось бы, чтобы ее нежная, подобная цветку красота увяла и обесценилась.

Кейси устремила виноватый взгляд на сердитое лицо Мэтта.

— Не говори мне, что ты и Тина… — Она увидела его покрасневшую шею и поняла, что догадки ее верны.

Мэтт нервно ослабил свой вязаный желто-коричневый галстук, который, казалось, душил его.

— Послушай совет человека, который трижды безрассудно был женат и все еще подвергает испытаниям свою уходящую молодость и мужское достоинство. Секс стал ведущим национальным видом спорта. Секс превратился в ни к чему не обязывающее рукопожатие. Постоянное сексуальное воздержание может сделать тебя закомплексованной и ущербной, а это тебе совершенно ни к чему.

— Я не знаю, что мне нужно, но я всерьез решилась пожить ва-банк и перестать быть такой, как все — на 99 процентов порядочной!

— А как же мы?

Она дерзко усмехнулась в лицо Мэтту.

Глубокая ямка образовалась на ее правой щеке.

— Жить чужой жизнью — значит не жить совсем, Мэтью.

Мэтт изумленно смотрел на ее задумчивое лицо. Кейси обнаруживала все признаки депрессии и переутомления — гнев, беспокойство, готовность ко всяким скандалам, личная и профессиональная неудовлетворенность. Ей срочно необходима хорошая встряска. Мэтту она нравилась, и он мог позволить ей на время оставить работу.

— Хорошо, — нехотя сказал он, — могу я спросить тебя, что ты хочешь делать?

Кейси рассматривала потертые носки своих туфель и глубоко дышала.

— Ты помнишь, в прошлом году я состряпала пару коротких рассказов? Ну, я принесла их с собой на писательскую конференцию, о которой я писала прошлой осенью. Еще принесла черновик захватывающего романа, над которым я и сейчас продолжаю работать.

— И что же?

— Я встретила женщину-агента и показала ей свою рукопись. С тех пор я шлифовала и шлифовала этот роман, и он почти готов для публикации. Агент считает, что он стоящий, и, черт побери, я тоже так думаю.

— Что, если роман не будет иметь успеха? Такова судьба большинства книг, — заметил Мэтт.

— Пускай, по крайней мере я хочу попробовать. Это то, что я собираюсь делать, — создать свое, — убежденно сказала Кейси. — Меня, конечно же, беспокоит, правильно ли я поступаю. Работа в редакции надежна и спокойна, но я не хочу быть счастливой прежде, чем проверю себя. Кроме того, Мэтт, — она неожиданно усмехнулась. — Я всегда смогу прокормиться, расписывая, например, потолки в домах.

— Ты всегда можешь вернуться к нам.

— Нет. — Она медленно покачала головой, с нарастающей печалью уставившись в сторону рабочей комнаты. — Моя репортерская жизнь закончена. Я получила свое место в Альманахе знаменитостей — единственном в своем роде. Сейчас же я шагаю в неизвестность и рискую, хожу по раскаленным углям. Я намерена делать все — для себя. У меня хватит денег на некоторое время.

Мэтт взглянул на нее, ничего не сказав.

— В самом деле, ты немного теряешь.

В его голосе слышалась грусть. Он обдумывал эту печальную ситуацию. Свет люминесцентных ламп возвращал их к неприкрашенной действительности: трещины на стенах, грязные обои, облезлая краска, следы которой остались на кафельном полу, обшарпанная и неудобная металлическая мебель.

— Если тебе кажется, что ты оторвалась от жизни, посмотри вокруг, — мрачно произнес Мэтт. — Эта газета — одна из немногих выживших еженедельников. Мой Бог, мы до сих пор пользуемся механическими пишущими машинками, когда уже повсюду стоят компьютерные терминалы! И я попустительствую всему этому… Кейси, твой уход — это удар ниже пояса!

— Погоди, Мэтт, — она пыталась оправдаться, внезапно виновато покраснев. — Не поддавайся моему настроению. С тех пор, как пять лет назад ты купил эту газету, "Бостонское приложение" выиграло два Пульцера и бессчетное количество национальных и местных премий. Мы завоевали уважение читателей и подняли тираж. Из-за того, что мы не набираем статьи на компьютерах и у нас нет программистов, мы ведь не проиграли!

Мэтт аккуратно опустил свою упакованную в гипс ногу на пол и вытянулся в кресле.

— Согласен. В подборе новостей мы из лучших. Однако с финансами — другое дело. — Он остановил ее нетерпеливое движение поднятой ладонью. — Мы почти терпим крах, хотя наше положение не так уж плохо в плане усовершенствований, в которых мы действительно нуждаемся, или в том, что касается повышения окладов. Я говорю о необходимости войти в газетный синдикат.

— Ты имеешь в виду одно из этих бульварных рыночных суперизданий с сенсационными заголовками?! — возмущенно воскликнула Кейси.

— Нет! — Мэтт дружелюбно рассмеялся. — Я разговаривал с представителем группы Маршалла из Флориды. Они очень заинтересовались нашим "Приложением", ознакомившись с нашим тиражом, репортерской практикой и финансами.

— Держу пари, дело в том, — огрызнулась она, — что они любят погреть свои жадные лапы на рентабельных газетах. Они поставят начальниками своих людей, вставят свои статьи и будут поддерживать политических кандидатов — это спекуляция!

— Кейси, я же не сказал, что газетный синдикат будет криминальным! Группа Маршалла поручит нам руководство нашими собственными репортерскими делами и не собирается менять администрацию. Они просто хотят вложить деньги в наше "Приложение" и получать прибыль.

— Ты спятил! — сердито сказала она. — Ты потеряешь управление газетой, а на первой полосе "Приложения" замелькают парапсихологические факты, посадки НЛО или прочие глупости… Я не могу поверить, что ты в самом деле собираешься продаться!

— Речь не о продаже. Улучшение качества газеты, качества материалов и… черт возьми, я уже стар.

Кейси внимательно посмотрела на Мэтта Грэнгера. Темно-серые мешки под глазами, мелкие морщины избороздили лоб и нижнюю часть его лица и стали глубже, чем раньше. Несмотря на густую темную шевелюру и молодцеватую сухопарость, он выглядел далеко не цветущим и утомленным. У Кейси была лишь депрессия. Проблемы Мэтта имели еще и возрастную причину.

Кейси села в кресло. На лице ее витала задумчивость. Майк, его сын, владеет большей частью газеты. Интересно, а как на все это смотрит он?

Мэтт выдвинул ящик своего стола, вынул конверт и бросил его через стол.

— Читай, это и для тебя.

Кейси молча пробежала глазами две страницы написанного впопыхах послания Майка.

"Дорогой папочка!

Я серьезно думаю о твоей идее вхождения "Приложения" в синдикат — при сохранении редакционного контроля с твоей стороны, конечно. Я считаю, что этот вопрос требует безотлагательного решения и срочных переговоров с главой группы Маршалла. Они очень респектабельны, но не стоит позволять им сразу брать все бразды правления в свои руки.

Рад тому, что ты проведешь ближайшие две недели на вилле.

Я же вытянул Грецию для моего заграничного семестра, и в то время, когда ты читаешь это письмо, я уже любуюсь солнечными греческими островами с восемнадцатью студентами, участвующими в конкурсе на знание греческой литературы, классической археологии и современной Греции. Мы пробудем здесь десять недель.

После Греции я отправлюсь на каникулы в Бостон. Ха-ха! Тебя ждет сюрприз, так что берегись. Поцелуй от меня Кейси.

Твой Майк".

Она сложила письмо и засунула его обратно в ящик.

— Так Майк тоже в курсе?

Мэтт кивнул.

— Ты не говорил ему о своей сломанной ноге?

— Нет. — Он печально улыбнулся. — В самом деле, это судьба… эти три прыжка в никуда при спуске на горных лыжах с горы Манфилд — и теперь я могу провести свой отпуск в переговорах с группой Маршалла.

— И в ожидании сюрприза от Майка, — напомнила Кейси с кривой усмешкой.

— Это-то и беспокоит меня! — сказал Мэтт, смеясь. — Последним сюрпризом Майка был учитель английского Джордж или кто-то вроде этого, который был озабочен обособленными причастными оборотами и неуместными определениями больше, чем успехами своего ученика. — Он вздохнул и передразнил высокий голос учителя: — "Со времен Уотергейта каждый, кто может написать письмо домой к маме, уже считает себя журналистом".

Она рассмеялась.

— Ну, на этот раз ты будешь удачливее и найдешь в последнем сюрпризе Майка что-нибудь поинтересней, чем метаморфозы инфинитива. В конце концов, тебя больше не будет беспокоить мой стол.

— Ты все-таки уходишь?

— Я говорила об этом вполне серьезно. — Она нервно покусывала нижнюю губу. — Фактически я хочу сделать это сегодня. Но я не оставлю тебя ни с чем. Я закончила последнюю статью из цикла и написала пару коротких материалов, чтобы забить дыры на ближайшие три недели. Боюсь, если я не уйду сейчас, моя неизвестно откуда взявшаяся храбрость улетучится.

— Тогда сделай мне одолжение, — сказал Мэтт неожиданно. Он улыбнулся, заметив ее насмешливо изогнувшиеся брови, и вручил ей бело-голубой сверток. — Кидай в багаж свои летние платья, забирай свою портативную машинку и возьми мой билет на самолет, вылетающий в воскресенье утром в Акапулько.

— Я не могу сделать этого, — она оттолкнула его руку.

— Прими это как подарок к дню рождения, — сказал он. — Пользуйся виллой сколько хочешь. Холодильник набит продуктами, за овощами можно спуститься в местный магазин. Погода там великолепная почти всегда, и, имея здоровые ноги, ты можешь протопать сто пятьдесят шагов к заливу, чтобы искупаться.

— Это попахивает…

— Расположением к тебе.

— Я имела в виду другое.

— Разве ты не была девушкой, всегда мечтавшей об экзотических краях, о том, чтобы отдаться воле ветра, быть беззаботной? — подшутил он над ней.

— Конечно… — Она смущенно заерзала на краю кресла. — Но я не могу…

— Я не предлагаю тебе Бог знает чего, Кейси. Я считаю, что имею право подарить тебе хотя бы отпуск, — отчетливо произнес он. — Кроме того, ты выполняла мои обязанности здесь и заботилась о доме, когда я учился передвигаться с двухкилограммовым куском гипса на ноге. В благодарность за это, — продолжал он ласково, — сахарно-белые пляжи, теплые ясные дни, благоухающие цветы. Короче, Теспан-де-Галеана, ровно сорок миль от Акапулько на такси "Хуана", или можно воспользоваться автобусом и проехать между корзинами с цыплятами.

Кейси усмехнулась.

— Ты делаешь доброе дело для мексиканского турбюро. А я, так и быть, соглашусь стать богиней и поменять туфли на пару сандалий, чтобы увидеть солнце и искупаться в середине зимы.

— Это запросто! — добродушно сказал Мэтт. — Все, что тебе нужно, — взять машину до Кенмор-сквер, заполучить транспортного агента, который изменит имя на билете и выправит тебе карточку туриста; упакуешь вещи — и вперед. Живи пять-шесть недель — сколько хочешь. Дом готов для приема гостей. Если тебе что-нибудь понадобится, прогуляйся до соседней виллы "Розовый фламинго", там живут Рикардо Кастильо и его жена Инеса.

— Тот архитектор, что приезжал к нам прошлым летом?

Мэтт кивнул.

— У него классный мотор, и он позволяет мне брать его, когда я бываю там на уик-энде.

— Мэтт, ты так красиво все расписал, что очень легко согласиться.

— Тогда скажи "да"! — обрадовался он. — Я разрешаю практически любому из нашего офиса останавливаться там, а ты имеешь больше прав на это, чем остальные.

— Мэтт…

— Кейси…

— Отлично, — она рассмеялась, протянула руку и взяла авиабилет. — Если надумаешь — прилетай.

Он поднял указательный палец.

— Если ты передумаешь насчет работы, просто спустись в поселковую парикмахерскую. Ее используют как переговорный пункт, позвони мне оттуда… хотя, может быть, тебе придется говорить уже с новым хозяином.

— Я хотела бы, чтобы ты еще раз обдумал эту сделку с Маршаллом, — резко сказала она. — Мне будет неприятно увидеть нашу газету превращенной в скандальное издание.

— Не волнуйся, — отрывисто произнес Мэтт. — Ты как раз успеешь закончить свой будущий бестселлер, но… — его серые глаза подобрели, а голос зазвучал еще мягче, — не проводи все свое время за пишущей машинкой. Отправляйся в Акапулько, радуйся ночной жизни, расправь крылья, но будь осторожна.

— Буду. — Она улыбнулась. — Мэтт, я…

— Отправляйся! — прорычал он. — Только остерегайся пляжных приставал и юнцов.

Она рассмеялась и запечатлела на его щеке прощальный поцелуй.

2

Она присела передохнуть на семьдесят пятой каменной ступеньке.

Мягкое утреннее солнце придавало местности нежный золотистый оттенок. Внизу замерла блестящая лазурная гладь залива, в котором Кейси только что искупалась. Слева от нее, между заросших сочно-зелеными кустами холмов, все еще спало селение Теспан-де-Галеана. Оно было совершенно не похоже на суетливый Бостон, покинутый ею пять дней назад.

После бесконечно длинного перелета Кейси прибыла в Акапулько как раз во время феерического фестиваля. Яркие мексиканские сеньориты в пышных платьях задорно танцевали, страстно отбивая такт каблучками. Экзотические наряды, великолепные танцоры и веселые музыканты на целый час захватили ее внимание.

Оставшиеся сорок миль до виллы она проехала в шевроле компании "Хуан", основанной в 1955 году. Путешествие на такси, которое могло вместить целое пианино и потускневший медальон Святого Кристофера вдобавок, оказалось более утомительным, чем перелет. Кейси буквально без ног рухнула в кровать и проспала до полудня. Следующий день был посвящен осмотру нового обиталища и живописного городка, который словно прилепился к подножию холма. Вилла Мэтта стояла на высоком утесе, откуда открывался великолепный вид на весь Плата Рада, или Серебряный залив. Белый оштукатуренный дом с красной черепичной крышей был окружен кустами разноцветных роз, пойнсеттиями и жасмином. Все слепило глаза и благоухало.

Ровно сто пятьдесят ступенек, прыжок через волнорез — и вот уже теплые волны залива. Предупрежденная о сильных приливах и отливах в этом уголке Тихого океана, Кейси вела себя осторожно и не засиживалась на пляже.

Интерьер виллы ее приятно удивил. Огромная, с низким потолком гостиная была уютно обставлена светло-коричневой кожаной мягкой мебелью и мексиканскими столами ручной работы. Большой ковер ярким пятном выделялся на медно-бронзового цвета полу, выложенном камнем и кафелем. Индейская резьба и ритуальные маски украшали кремовые стены.

Из гостиной двери вели в две аквамариновые спальни. Кейси выбрала меньшую — очевидно, для гостей. Каждая спальня имела ванную и раздвижную стеклянную дверь, которая вела во внутренний мексиканский дворик — патио — и далее к широкому деревянному балкону.

Кухня, хотя и небольшая, была оборудована по последнему слову техники, включая холодильник с автоматическим режимом и вместительной морозильной камерой. Новая нержавеющей стали раковина блестела меж столов для разделки мяса; бежевые стены и пол придавали кухне некоторую воздушность. Огромный буфет отделял от кухни столовую, в которой Кейси решила поставить свою пишущую машинку: широкий дубовый стол очень подходил для работы.

Кейси еще не совсем пришла, в себя после утомительной пыльной дороги. Почувствовав слабость, она остановилась, чтобы посмотреть на стайку женщин, плескавшихся в небольшой реке, протекающей на окраине чистого городка. Узкие булыжные мостовые Теспана больше подходили для осликов и хуарачи[3], нежели для припаркованных около тротуаров старых автомобилей. Игрушечные кафельные, с красной черепичной крышей дома разделялись неровными переулками. Большинство домов были окружены приятными дворовыми садиками. Два городских отеля принимали мексиканских спортсменов, рыболовов и охотников. Парикмахерская служила и местом общих собраний. В центре городка возвышалась каменная барочная церковь Святой Марии, возведенная еще в конце 17 века.

Жизнь в городке мало изменилась с колониальных времен. Жители проводили большую часть своей жизни в рыбной ловле или занятиях различными ремеслами, создавая великолепную керамику и медную чеканку, которые продавались затем на открытом рынке.

Кейси купила на рынке большую плетеную корзину и наполнила ее овощами, фруктами, моллюсками и свежими цыплятами. Местные торговцы совали ей под нос разных птиц и тканых игуан. Смеясь, она отталкивала сувениры, собираясь серьезно поторговаться насчет красочного саронга[4], окованного серебряными обручами колосьев, пары кожаных хуарачи и роскошно вышитой хлопчатобумажной блузы.

В Теспане продолжался мексиканский карнавал, приводивший Кейси в восторженное состояние. Два дня она бездельничала — только купалась, ела и спала. Затем она перешла на строгий режим, планируя провести уик-энд в Акапулько.

Поднявшись с рассветом и насладившись свежестью уединенной бухты, она засела за машинку до позднего вечера.

Умиротворяющая жизнь на вилле была истинным бальзамом для ее уставшей больной души. Ежедневное изнуряющее напряжение, лихорадочный график и цейтнот были забыты. Ни телефон, ни газеты, ни телевизор не тревожили ее. Вокруг не было ни души.

Кейси всегда ощущала себя одинокой, даже в многолюдной толпе. Теперь же она именно в Одиночестве обрела себе компаньона. Встретившись с ним тет-а-тет, она перестала тяготиться им и даже находила некоторое очарование в своем уединенном существовании.

Она как будто родилась заново и вдруг открыла для себя великолепные рассветы и закаты, трепетно-нежные цветы, мистический магнетизм луны, властвующей над приливами и отливами; даже крик чаек казался ей мелодией, а сами морские птицы — маленькими волшебниками. Кейси все вдохновляло. Она была полна жизни и спокойствия, радуясь возрождению своей души.

Какие-то плещущие звуки нарушили ее мечтания. Она просияла, обнаружив трех дельфинов, выделывающих кульбиты и с ритмической четкостью ныряющих в зеркальную гладь океана… Наловившие рыбы пеликаны направлялись к своим скалам. В их огромных клювах-кошелках билась еще живая кефаль. Ее собственный желудок подавал недвусмысленные сигналы голода. Кейси подставила свою высокую стройную фигуру под солнечные лучи, наполнив легкие терпким соленым воздухом. Сердце учащенно забилось, она чувствовала себя необычайно легко и свободно в своем купальнике, который сменил обременительные зимние свитера. Развернувшись на сто восемьдесят градусов, она быстрым шагом преодолела оставшиеся семьдесят пять шагов.

На кухне она вновь загляделась на прелестный пейзаж. Если она поддастся очарованию этой природы, оставшиеся часы до сна она проведет у окна, ничего не успев сделать. "Нет, моя дорогая, — пожурила она себя мысленно. — Кофе, гренки — и марш переписывать третью главу!"

Она наполнила кофейник холодной водой и положила несколько ложек свежей заварки в металлическое ситечко. Кофейник зашипел, кофе вскипел почти тотчас. Вскоре она взбодрилась ароматным напитком, который мог поддержать ее до ланча.

Кейси перебралась в столовую и начала быстро править написанные ночью страницы. Она чувствовала странное возбуждение. Ее внутренняя энергия казалась безграничной, она просто пылала от вдохновения. Это не было использованием фактов для преображения их в читабельный газетный материал. Это было ее собственное творение. Характеры, события и сюжет, как по волшебству возникавшие на недавно еще чистых листах бумаги.

Она рассмеялась над собой, размышляя над полузаконченной, оставленной в машинке страницей, показавшейся ей более выразительной и удачной, чем предыдущие. Страница была испещрена синими редакторскими исправлениями. Кто-то успел устранить синтаксические и орфографические ошибки. Кейси нахмурилась. Она не делала этой корректуры. Должно быть, приехал Мэтт! Она вскочила, ее мокрый "конский хвост" на затылке подпрыгнул над голыми плечами, Кейси ринулась в гостиную и рванула дверь в большую спальню.

Солнечные лучи косо падали через прикрытые шторы на тонкую хлопчатобумажную простыню, под которой кто-то громко и самозабвенно храпел. Виднелись лишь одна сторона темноволосой головы и половина голой атлетической спины.

Кейси по синему шерстяному ковру бесшумно подошла к кровати, протянула холодную руку и дотронулась до горячего плеча.

— Мэтт… — позвала она шепотом, слегка тряся мужчину. — Почему ты не разбудил меня, когда приехал?

Он глубоко вздохнул и перевернулся. Вместо серых глаз Мэтта Грэнгера Кейси с удивлением увидела два сонных карих глаза на совершенно незнакомом ей лице!

Волосы неожиданного гостя были такими же темными, как у Мэтта, но этим сходство и заканчивалось. Ему было под сорок, строгое скульптурное лицо — скорее интересное, чем красивое. Белая простыня упала, обнажив широкую мощную грудь, покрытую легкой зарослью темных вьющихся волос. Вдруг до изумленной Кейси дошло, что кроме простыни на нем ничего не было.

У нее зашевелились волосы, тревожно забилось сердце, но она была скорее смущена, чем испугана. Она попыталась что-то произнести, чем только вызвала вялую улыбку и глубокие складки, образовавшиеся в углах губ незнакомца. Кейси так и замерла, уставившись на него в оцепенелом, завороженном молчании.

Поначалу он подумал, что девушка возвышается над ним, стоя на невообразимо высоких "платформах", но, приглядевшись, увидел голые ступни с маково-красными ногтями, в замешательстве переминавшиеся на мягком ковре.

Откинувшись на подушки, он неспешно разглядывал Кейси — длинные стройные ноги, изящные округлые бедра и тонкая талия, мучительно соблазнительные полные груди, просвечивающие сквозь зеленый купальник… Он внимательно всмотрелся в ее лицо и остановил взгляд на чуть выдающихся скулах, вздернутом носе и широченных изумрудных глазах.

Незнакомец лениво улыбался, но его хищный волчий оскал заставил Кейси встряхнуться, удивление ее переросло в беспокойство.

— Вы, вероятно, ошеломлены, обнаружив здесь меня… — пробормотал он. Голос его звучал необыкновенно спокойно и хрипло.

— Я… Я думала, что вы Мэтт, — растерянно пролепетала она.

— Нет. Я Трэвис, но я вижу, что подмена вас здорово напугала.

Кейси решила повернуться и бежать, но ноги словно приросли к полу. Вдруг Трэвис левой рукой схватил ее за руку, другой — за талию — и Кейси, не успев опомниться, оказалась в просторной кровати, прижатая к мускулистой груди мужчины.

Сдавленный крик застрял у нее в горле. Она замотала головой, яростно сопротивляясь его губам, тянущимся к ней. Но сильный язык уже пробовал свежую влагу ее рта. Их дыхания слились, чувственный поцелуй почти лишил Кейси сознания, странно опьянив ее. Тело расслабилось, подчиняясь его властным ласкам.

Пальцы его медленно скользили по гладкой голой спине, опустились к талии и замерли, ощутив под тонкой тканью купальника бархатно-нежные ягодицы.

Тяжесть мощного тела вдавила Кейси глубоко в пушистый уют матраца. Его опытные руки жадно ласкали ее бедра, плоский живот, скользнули к нежной чаше полной груди. Она почти не могла сопротивляться. Он прижался щекой к ее щеке, слегка оцарапав щетиной гладкую нежную кожу. Девушка перестала чувствовать собственное тело, горячая волна захлестывала ее.

Но мозг Кейси настойчиво подавал сигналы тревоги. Почувствовав, что Трэвис уже пытается расстегнуть ее купальник, она вдруг поняла, что скоро ситуация окончательно выйдет из-под контроля. Собрав все силы, Кейси высвободила руку и локтем резко ударила его в солнечное сплетение. Тело Трэвиса сразу обмякло, и она легко выскользнула из-под него, издав победный клич.

— Ну, насильник, — схватив его за горло и придавив к матрацу, прорычала она, — а теперь говори, какого дьявола тебе здесь надо?

— Не насильник, — бесстрашно усмехнулся Трэвис. — Я здесь на отдыхе.

Он повернулся к ней, чтобы получше рассмотреть ее возбужденное лицо.

— Это частная вилла, а не Хилтон, — язвительно возразила Кейси.

— Совершенно верно, — вежливо согласился он, — и владелец этой виллы Майк Грэнгер…

— Майк? — переспросила она, удивленно заморгав. Облегченный смех прорвался из ее горла. — О нет, — быстро сообразила она. — Ты, должно быть, и есть тот сюрприз, о котором писал Майк. Но ты должен быть в Бостоне.

— Я… Прошу прощения? — возразил он со смущением.

Кейси скатилась с его груди на матрац.

— Не стесняйся, — весело сказала она, ошибочно принимая его смущение за стыд. — Майк всегда подсылает к своему отцу ученика, который собирается стать журналистом.

— Понимаю, — медленно произнес он, подвинувшись на локоть к ней. — И с этой целью ты здесь, в ожидании, что… Мэтт возьмет тебя на работу?

— Я уже и так репортер в его газете, — с усмешкой сказала она. — Во всяком случае, была им до прошлой недели. Если бы ты свернул налево и приземлился в Бостоне, то мог бы получить мое место.

— А тебе самой оно уже не нужно, что ли? — чересчур ласково спросил он, смело проведя пальцами по большому декольте ее купальника.

— Боюсь, я не разделяю твои желания. — Она нахмурилась, отгадав его намерения.

— Конечно, ведь эту кровать должен был занять не я, а Мэтт, и… — Он многозначительно замолчал.

До нее медленно дошел смысл сказанных им слов.

— О, ты полагаешь, что Мэтт и я… что я с ним сплю?! — От его бестактности Кейси даже запнулась.

Он кивнул, терпеливо ожидая потока жалоб, слез, даже звонкой пощечины. Может быть, она из тех "свободных" дамочек, что не прочь заменить одного мужчину другим?

Но ему ничего не обломилось — она ответила радостным взрывом смеха и широкой улыбкой.

— Трэвис, так? — Он кивнул, а она рассмеялась, и на ее правой щеке заиграла кокетливая ямочка. — Трэвис, это самый милый комплимент, который я когда-нибудь слышала.

Она импульсивно склонилась над ним, чмокнув в кончик носа, а затем, соскользнула с кровати.

— Давай, одевайся, я соберу тебе поесть, а потом ты уберешься отсюда, — радостно проворковала Кейси. И все то время, пока она кружилась по спальне, Трэвис слышал заливистый смех.

А еще спустя четверть часа он уже склонялся над кухонным столом, лениво наблюдая за двумя чашками дымящегося кофе, который разливала Кейси.

— Я не совсем понял, почему ты-то здесь и за кого ты меня принимаешь, — спокойно сказал он. — Кстати, я не знаю твоего имени.

— Кейси, — ответила она, поднося ему горячую чашку. — Все очень просто. Майк подослал тебя сюда для переговоров с его отцом по поводу работы в "Бостонском приложении". Но он не знал, что Мэтт, катаясь на лыжах, сломал ногу. Так что если ты по-прежнему хочешь быть репортером, отправляйся в Бостон. Не желаешь ли яиц?

— Солнце встало, — рассеянно пробормотал он. — А что с твоей работой?

— Я не хочу возвращаться в газету, — откровенно призналась Кейси, вынимая из холодильника миску с яйцами и доставая из шкафа сковороду. — Мне уже пора заканчивать с репортерством.

Трэвис отхлебнул кофе.

— Почему ты так решила? — спросил он с любопытством.

— Я десять лет работала в журналистике — по-моему, хватит.

— Десять! — Он слегка покачал головой. — Но выглядишь ты неплохо…

— Мне почти тридцать, хотя мы не становимся старше, мы становимся лучше… У нас впереди долгий путь, малыш. — Она задумчиво вздохнула. — Беда в том, что меня не устраивает отдел новостей. Я была курьером, стала репортером — хорошим, говорят, репортером, — но для всех сотрудников я так и осталась девочкой девятнадцати лет, которая спешит выполнить поручение каждого и приготовить ланч. — Она разбила яйцо в сковородку.

— Короче говоря, в редакции я вроде кандидатки на значок герлскаута. — Она грустно улыбнулась, рассеянно следя за тем, как желток разливается по сковородке. — Твоя яичница готова.

— Прекрасно, — он примостился на деревянный табурет. — Так ты пробудешь здесь, пока не найдешь новую работу?

— Да, я съеду отсюда, только если Мэтт решит, что это место больше не вызывает во мне вдохновения.

— Судя по всему, море действует на тебя благоприятно. — Я читал твой роман ночью, он ничего.

— И поэтому ты решил испортить его редакторской правкой… Или тебя мучит зуд новоиспеченного издателя?

Трэвис засмеялся.

— Ошибок-то раз-два — и обчелся. И ты права, они случайные. Прости.

— Ерунда. — Она помялась.

— Мэтт, наверное, очень любит тебя, раз позволил тебе здесь остановиться, — беззаботно заметил Трэвис.

— А тебе не дает покоя тобой же выдуманная любовная связь? — съязвила Кейси, перекладывая яйца на тарелку.

— Признаться, мне крайне любопытно.

— Ну что ж, придется придумать какую-нибудь сентиментально-сладострастную сказку с подробностями, которые вгонят тебя в краску, — она весело подмигнула Трэвису. — Но ты ведь все равно не поверишь!

Кейси придвинула ему тарелку.

— Почему же?

— Издеваешься? — Кейси присела к столу. — Ты часто видел роковых женщин ростом метр девяносто восемь? Или ты считаешь, что у мужчин кружится голова от вожделения при виде такой амазонки?

— Об этом было бы, по-моему, приятно вспоминать. Экзотика!

— Неужели? Ты почти спал, так что, думаю, оценил меня неверно. К тому же ты замучил меня своими вопросами и шуточками.

— Насчет тебя и Мэтта? — поддразнил ее Трэвис.

— Мэтт Грэнгер — мой дядя. Его первая была сестрой моей матери. Мама умерла сразу после моего рождения, и первые пять лет я жила у них.

— Теперь понимаю.

— Нет, не понимаешь. Ты думаешь, что благодаря этому я получила работу в газете. Дело в том, что тогда Мэтт не был владельцем "Приложения". Он приобрел его лишь пять лет назад, и никто даже не подозревает, что он мой дядя. Правда, — задумчиво сказала она, — с тех пор как после тети Хелен он поменял еще двух жен, называть его своим дядей — некоторое преувеличение.

— В этом я с тобой согласен, — сказал он, отодвигая опустошенную тарелку.

— Сколько ты учился с Майком в Мичигане?

Трэвис поперхнулся кофе.

— Да я-то знаю Майка не более трех месяцев…

— Тебе не повезло, что ты не заполучил одну из этих заморских учебных командировок. Майк как раз сейчас кайфует в Греции. — Она потянулась за кофейником и наполнила чашку Трэвиса.

— В самом деле? — спросил он неуверенно. — Вообще-то я не имею отношения к колледжу с тех пор, как потерял работу.

Она сочувственно погладила его по руке.

— Жаль… Это, наверное, страшно — остаться без работы, и стыдно обращаться по объявлению. — Ее лицо погрустнело. — У меня тоже туман впереди. Конечно, обидно проделать такой путь в Мексику — и ради чего? К тому же эта глупая идея Мэтта о продаже издательства синдикату Маршалла… Я убеждена, что они захотят взять в штат своих людей, а наши останутся на улице.

— А что, если это судьба? — легко отозвался он. — Не выношу начинать работу в неблагополучной газете!

— "Неблагополучной"?! — В голосе Кейси прозвучало неподдельное негодование. — "Приложение" выиграло двух Пульцеров и кучу других премий! Мы — респектабельная сильная газета. Именно поэтому группа Маршалла собирается прибрать нас к рукам!

— Тогда извините… — Трэвис заинтересованно взглянул на нее.

— Ты не представляешь, что такое эти синдикаты! Они хотят иметь свою опорную базу в каждом крупном городе: тогда они получают возможность побеждать на выборах, проталкивать свои идейки… или и того хуже. Они тут же превратят достойное издание в дешевую бульварную газетенку!

Трэвис хотел ей что-то возразить, но вместо этого потер своей большой рукой темную щетину подбородка.

— Мэтт Грэнгер считает так же?

Кейси вздохнула и отрицательно покачала головой.

— Мэтт наивно думает, что синдикат собирается лишь вложить деньги в модернизацию газеты. Он хочет заменить пишущие машинки, ввести компьютерный набор, отремонтировать помещение и превратить "Приложение" в ежедневную газету.

— А ты не думаешь, что это возможно лишь при участии синдиката?

— Нет.

— Ну, тогда не усложняй себе жизнь. Увольняйся.

— Ты прав, — сказала она и рассмеялась. — У меня теперь есть свое дело. Надеюсь, хоть какой-нибудь ушлый издатель ухватится за мой роман.

Кейси подхватила пустую тарелку Трэвиса и направилась к раковине.

— А ты что? Собираешься лететь в Бостон?

Кейси мыла посуду, а он внимательно рассматривал ее высокую стройную фигуру, прикидывая, что она совсем не глупа, и после тщательной шлифовки из этого крупного алмаза может получиться изумительный бриллиант. Трэвис встал и вышел через раздвижные стеклянные двери на балкон. Засунув руки в карманы брюк, он любовался изумительным видом зеленых гор и сверкающего моря.

— Зачем мне теперь собираться в Бостон, если газету собираются продавать. — Он откашлялся и удрученно опустил плечи. — Я, конечно, не могу загадывать далеко вперед…

— И давно ты без работы? — с сочувствием поинтересовалась она.

Он кивнул. Вдруг частый сухой кашель потряс его. Прошло несколько мучительных минут. Когда кашель прекратился, голос его ослабел и стал отрывистым.

— Я болен. Майк позаботился обо мне, устроив меня сюда на несколько недель, чтобы я прогревался на солнце и восстанавливал силы.

Ее босая ступня чертила круги на линолеуме. Кейси коснулась его руки.

— Мне правда очень жаль тебя, Трэвис. Что-нибудь серьезное?

Он заглянул в ее полные сострадания глаза, затем отвернулся.

— Болезнь легионеров[5].

— Боже мой! — изумилась она и всплеснула руками. — Тебе повезло, что ты вообще остался жив!

— Знаю. Но кризис уже миновал. — Он возвратился к столу и налил себе третью чашку кофе. — Я так ждал этого отдыха! Замечательно — лежать на пляже и впитывать солнце. Я замерз в Мичигане. — Трэвис вздохнул и покачал головой. — Конечно, репортерская работа в респектабельной газете — это то, что надо. Но похоже, я опять все потерял.

Кейси виновато смотрела на ослепительно-голубое небо и мерцающие воды залива.

— Почему бы тебе не прокатиться до Акапулько и не остановиться там в отеле? — неожиданно предложила она.

Трэвис покачал головой.

— Разгар сезона. Сомневаюсь, что я вообще найду хотя бы комнату, а если и найду, то цена будет бешеной. Я не могу больше тратиться. В самом деле. — Он поколебался и сказал упавшим голосом: — Мне не на что вернуться домой.

— У тебя нет даже туристской карточки? — Кейси недоуменно сморщила лоб.

— Я приобрел один из этих сверхльготных билетов, и мне придется жить здесь по крайней мере две недели, или я буду должен уплатить полную стоимость билета, — мрачно сообщил Трэвис. — Я полагаю, что можно, конечно, найти какую-нибудь комнатенку здесь, в селении. Но она, скорее всего, окажется сырой, и потом… я не смогу себе позволить правильно питаться. — Снова раздался ужасный кашель. — Но ты не беспокойся об этом. — Он, задыхаясь, понуро опустился на табурет.

— Трэвис, мне жутко от всего этого. — Кейси с сокрушенным видом стояла у него за спиной. — Если бы Мэтт был здесь, ты мог бы оставаться на вилле, но…

— Я и не рассчитываю… — медленно произнес он, повернувшись и посмотрев на нее печальными глазами. — Нет. — Трэвис быстро отвернулся, покачав головой. — Нет, глупо даже думать об этом.

Кейси коснулась его вспотевшего горячего плеча. Она закусила губу, опасаясь, что у него начинается лихорадка.

— Послушай, если я чем-то могу тебе помочь…

— Да… Я думаю, что этот дом очень большой. Спальни находятся далеко друг от друга, и у каждого есть своя ванная. Может быть, я мог бы остаться? — Трэвис уставился на дно своей кофейной чашки.

— Как это "остаться"?! Ты имеешь в виду жить в доме вместе! — она запнулась от неожиданности.

— Кроме того, Майк разрешил мне пользоваться виллой, — спокойно напомнил ей Трэвис.

— Да, разумеется, но…

— Мы ведь уже провели ночь в одном доме.

— Но… но я же не знала, что ты здесь! — запротестовала она.

— Зато я о тебе знал.

Казалось, кровь с бешеной скоростью понеслась по ее телу. Ноги у нее странно ослабли, Кейси стремительно придвинула к себе табурет.

— Но это очень неудобно, особенно для меня, — промямлила она.

Кейси вдруг вспомнила, что только пять дней назад она жаловалась на свое скучное и утомительное существование; вспомнила, как хотела жить, рискуя и пренебрегая условностями. Итак, ей выпал крупный шанс. На самом же деле она почему-то чувствовала себя пойманной в ловушку.

— Полагаю, все будет в порядке. Я имею в виду, что тебе, возможно, удастся устроиться в студенческое общежитие. — Голос ее звучал неуверенно.

Трэвис закрыл лицо руками, успешно спрятав самодовольную улыбку.

— Я тебе очень признателен. Но мне необходим настоящий отдых, иначе я, больной и разбитый, не смогу найти работу, когда вернусь домой.

Он положил руку на ее колено и благодарно сжал его.

— Мы цивилизованные взрослые люди. Я уверен, что мы сможем совместно существовать на вилле, не нарушая приличий.

— Но без всяких глупостей! — предупредила Кейси, не глядя на своего неожиданного соседа.

Он миролюбиво кивнул.

— Тебе не о чем волноваться.

— О, надеюсь, что нахожусь в достаточной безопасности. — Девушка криво усмехнулась. — Другие женщины возбуждают мужчин, а я успокаиваю их.

Кейси не нуждалась в компаньоне, хотя они уже непринужденно болтали, как будто знали друг друга десятки лет. Но что-то все-таки угнетало ее. Она встретилась с ним взглядом и улыбнулась.

— Кстати, по сравнению со мной ростом ты явно не удался. Так что бояться мне нечего.

— Маленький я, только когда сутулюсь, — неохотно парировал он.

Трэвис поднялся. Кейси не успела понять, что происходит, как его руки уже мягко обняли ее и крепко прижали к сильной груди.

Он нежно целовал ее. Через одежду Кейси ощущала, как нарастает его возбуждение. На миг она забыла обо всем. Затаив дыхание, Кейси вся отдалась во власть его поцелуя, не замечая, что сама невольно отвечает на его требовательные ласки.

Руки Трэвиса скользнули вверх от талии и принялись ласкать грудь, вздымающуюся под эластичным купальником. Жар между бедер почти обжег ее. Кровь билась в висках.

— Конечно, я буду беречь свою жизнь, помня о твоем черном поясе по каратэ, — пробормотал он, тяжело задышав.

— Да, забывать об этом не советую. — Кейси отступила, пытаясь обуздать охватившие ее чувства. — Пожалуй, пояс как нельзя лучше подойдет к летнему платью, купленному мною для отдыха.

Низкий раскатистый хохот Трэвиса наполнил кухню. Он протянул к девушке руку и дернул ее за "хвост". "Смех необыкновенно ему идет, он кажется еще более мужественным", — подумала Кейси. Она снова превратилась в доброго маленького скаута, всегда готового протянуть руку помощи.

— Ладно. Но мы установим четкие правила совместного существования, чтобы все было справедливо, — раздраженно заявила она, злясь на собственную мягкотелость. — Я не собираюсь готовить тебе и убирать дом за двоих. Я работаю над книгой и не хочу слышать никаких жалоб на шум от машинки. К тому же я не желаю отказываться от своих привычек в угоду кому бы то ни было.

— Это мне подходит, — вежливо согласился Трэвис. — Мне пока не нужна опека. Пока я сам вполне в состоянии обслужить себя.

— Потом, я не хотела бы, чтобы мне надоедали рассказами о жене, невесте или приходящей любовнице.

На его лице появилось напряженное выражение.

— Этого не будет.

— А что, кто-то у тебя уже был? — с любопытством спросила она.

— Невеста, — отрезал он. — Но это было давно.

— Прости, — смутилась Кейси.

— Ничего… Я не был женат. А у тебя?

— В последний раз это был мой сосед по отелю на уик-энде, — неохотно сказала она. — Мужчины не понимают, что высокие девушки тоже нуждаются в защите, что их тоже могут обидеть, а вообще-то меня совсем не интересуют случайные знакомства.

— Я даже не знаю твоего полного имени.

— Рейнольдс. Кейси Рейнольдс.

— А твой отец?

Она печально покачала головой.

— Его уже нет. Мой отец был спортивным комментатором в "Новостях". В день, когда я родилась, он брал интервью у Кейси Стинджил, не расслышал, что сказала ему кормилица по телефону, и решил, что родился сын. Поэтому когда он в первый раз пеленал меня, то так изменился в лице, что все испугались за его здоровье.

Трэвис фыркнул.

— Скажи, его случайно звали не Камерон Рейнольдс?

Она кивнула, и он уважительно посмотрел на нее.

— Я учился на его репортажах. Кажется, он несколько лет назад погиб в авиакатастрофе?

Кейси отвела взгляд.

— Отец взял напрокат маленький частный аэроплан, когда отошел от журналистской работы. Он никогда не стартовал со взлетной полосы… — Девушка на мгновение примолкла. — А кем ты работаешь?

— Я Трэвис Крэйг, — замялся он.

— Звучит многозначительно, — не поняла она, виновато глядя в его карие глаза.

— Ну и все…

— О, я вспомнила! — Кейси даже подпрыгнула. — Известный доктор философии, верно?

Трэвис повернулся и поднес к губам чашку кофе.

— Верно, — согласился он. — И этим все сказано.

— Не понимаю. — Она пожала плечами. — Докторскую заработать нелегко, с твоими привилегиями вдруг оказаться на мели, потерять здоровье и впридачу остаться без работы обидно. — Кейси поморщилась, взглянув на стенные часы. — Ладно, сосед. Мне пора за машинку. Ланч за тобой, а я позабочусь об обеде.

— Да ну?

— Я, так и быть, буду готовить, — предложила она, — если ты продолжишь редактировать мою рукопись.

— Идет! — Трэвис протянул ей руку. Кейси, не колеблясь, уверенно пожала ее.

— Мисс Кейси Рейнольдс, это означает начало чудесного отдыха!

3

— Я голоден как крокодил в Африке! Кейси недовольно поморщилась, понимая, что ей придется прерваться.

— Ланч в холодильнике, — сказала она, нажимая мизинцем на рычажок возврата каретки.

— Я съел это шесть часов назад! — возразил Трэвис.

Его грубоватый голос перекрывал стук клавиш. Он схватил ее за "хвост" и притянул ее голову к своему животу. Машинка замолчала.

— Это гром?

— Это мой желудок!

Кейси задумчиво рассматривала узор на потолке.

— Я обещала готовить только обед, разве не так?

— Так, — охотно согласился Трэвис. — Но я голоден как зверь!

— Ты уже говорил об этом. — Она покорно вздохнула и защелкнула футляр портативной электрической машинки.

Кейси потянулась в кресле и посмотрела на него. Трэвис был утомлен возней с двумя набитыми чемоданами и выглядел раздраженным. Его кожа уже успела подрумяниться под палящим мексиканским солнцем. Торчащие завитки темных волос придавали ему забавное выражение, от него исходил приятный острый запах кокосового лосьона. Она почувствовала, что и ее желудок тоже требует чего-нибудь съестного.

Невинными глазами Кейси взглянула на спокойное лицо Трэвиса.

— Как насчет сочного цыпленка, медленно поджаренного на горячих углях и сдобренного аппетитным острым соусом барбекю[6]? Добавим отварных овощей, свежего шпината и посыплем петрушкой.

Трэвис простонал в голодном экстазе:

— Это фантастично!

Она усмехнулась и поднялась из-за стола.

— Электроплита не годится, а газовая в патио. Я достану цыплят. Тебе останется поливать их жиром каждые десять минут и…

— Мне-е-е?! — возмущенно протянул Трэвис.

Кейси указательным пальцем коснулась его подбородка.

— Ты весь день валяешься на солнце, а я занимаюсь умственным трудом. К тому же я таю от жары. Можешь начинать, а я пока приму душ. — Она подтолкнула его к патио.

Трэвис, шагая по настилу из красного дерева, проклинал весь белый свет.

— Ты обещала готовить обеды! — громко ворчал он, с недовольным видом обращаясь к расхаживающей по кухне Кейси. — Я ничего в этом не понимаю, я ненавижу барбекю! Не жалуйся, если цыплята подгорят и будут похожи на сам уголь!

Подбоченившись, Трэвис угрюмо взирал на огромную плиту. Он снял алюминиевую крышку, включил газ и зажег две конфорки.

— Я тоже, между прочим, люблю душ! — прокричал он в открытую кухонную дверь, бросив спичечный коробок на полочку. — И я тоже нуждаюсь в отдыхе! — Трэвис взял длинные деревянные щипцы и шумно щелкнул их стальными концами. — Мы можем сделать сэндвичи! Я не спешу! Я…

Трэвис обернулся и увидел изящные ноги в мятых шортах, белую рубашку, отделанную тесьмой с цветастыми попугаями, и… слезы, струящиеся по лицу Кейси. Он остолбенел. Девушка тяжело сопела, судорожно хватая ртом воздух, заплаканные зеленые глаза покраснели, как у белого пуделя. Трэвис уронил щипцы в барбекю, в горле его встал комок.

— Прости! Я не понял, что ты плачешь. Я решил, что ты меня дразнишь. — Он смущенно и виновато большой рукой обнял ее за шею. — Слушай, я не хотел тебя обидеть… Но мы же утром обо всем договорились.

Кейси быстро заморгала глазами, и новый водопад слез хлынул из ее глаз. Трэвис выглядел таким огорченным и беспомощным, что не стоит дольше его разыгрывать.

— Луковые слезы, — объяснила она, и ее губы растянулись в насмешливой улыбке.

— А ты, оказывается, маленькая подлючка! — Он с силой потряс ее за плечи.

— Осторожнее! Ты же не хочешь испачкать меня в барбекю? — рассмеялась Кейси.

Трэвис задумчиво посмотрел в ее сияющие изумрудные глаза. Кейси испытала странное теплое чувство, когда он нежно прикоснулся к ямочке на ее щеке.

— Где у тебя есть еще такая же прелестная ямочка? — тихо спросил он.

— Такая же прелестная?., я на ней сижу. — Кейси подмигнула ему, затем вдруг смутилась и сунула ему поднос с закусками. — Ты лучше займись обедом.

Она повернулась и важно прошествовала в дом.

Кейси направила колючие иголочки теплой воды на усталые мышцы плеч и спины. Она радостно расслабилась под бодрящим водопадом. Извернувшись и изогнув изящную спину, Кейси задержала взгляд на ямочке, обнаруженной на левой ягодице. В самом деле, это была шутка Матери-природы, посчитавшей ненужным разместить обе ямочки на щеках. Трэвис никогда не увидит вторую…

Трэвис! Кейси напоследок плеснула себе в лицо холодной водой и быстро заморгала. Весь день она не думала о нем. Трэвис Крэйг! Его имя подсознательно звучало в ней, превращаясь в назойливый припев. Она вышла из душа, завернулась в пушистое голубое полотенце и тяжело плюхнулась на край кровати.

Трэвис Крэйг! Еще сегодня утром она упивалась своим одиночеством. Теперь рядом с утра до вечера будет маячить неожиданный компаньон! Вместо отдыха в тихие мечтательные вечера ей, как и в Бостоне, придется играть роль остроумной, очаровательной и гостеприимной хозяйки дома.

Трэвис Крэйг! Его карие глаза каждый вечер будут пялиться на нее через обеденный стол. Он будет купаться в ее заветной бухточке и покрываться бронзовым загаром на сахарных песках полюбившегося ей пляжа.

Трэвис Крэйг! Целыми днями он будет хлопать дверьми, открывать и закрывать шкафы, донимая ее вопросами, где что лежит. Так Кейси никогда не закончит свой роман! Ей придется быть терпеливой и не обижаться на его слова и поступки. Придется быть покладистой и приветливой, следить за собой и выглядеть ухоженной даже к завтраку.

Трэвис Крэйг! Совершенно посторонний человек, разрушивший весь ее отдых! Вечера превратятся, наверное, в полуночные пирушки, которые она всегда терпеть не могла, потому что они вечно были наполнены пустотой, вынужденной болтовней и фальшиво дружелюбным отношением друг к другу.

Сердце в груди Кейси тоскливо заныло. Как она мечтала сбежать от всего этого! Во рту у нее пересохло, а мышцы нервно напряглись. Она машинально царапала ногтями руку, пока кожа не стала красной и припухшей.

— Какого дьявола я сюда приехала! — горько воскликнула Кейси.

Она потерла заболевшие виски, тщетно пытаясь справиться с вихрем обрывочных мыслей, стремительно проносящихся в мозгу. "Чего это ты разгорячилась! Помни, — в молчаливой ярости предостерегала она себя, — ты не какая-нибудь беспомощная, легко уязвимая жертва! К тому же речь не идет о жизни и смерти. Просто два человека живут временно в одном доме вместе, обедают, отдыхают и болтают обо всем, что придет в голову".

Она вздохнула. Вообще-то не все так плохо, если посмотреть со стороны. У этого бедолаги Трэвиса куча проблем. Он безработный и восстанавливается после серьезной болезни. Теплый румянец выступил на ее щеках. О, уж не влюбилась ли она, вот уж была бы великая глупость!

Кейси подняла голову. В зеркале над массивным, с нарядной деревянной резьбой буфетом она увидела свое отражение. Лицо выражало сильное беспокойство: не наделать бы глупостей. Вот так, а ведь целую неделю Кейси старалась научиться любить и доверять своим чувствам, внушала себе, что не стоит их стесняться и надо научиться вести себя раскрепощенно!

Она нерешительно улыбнулась своему зеркальному двойнику. Уверенность и спокойствие медленно возвращались к ней. Кейси прилетела в Мексику, чтобы дописать роман и радоваться самой себе, и если Трэвису не нравится реальная Кейси Рейнольдс, он может просто оставаться в своей комнате! Девушка широко улыбнулась, и ей стало легче — не идеально, но она уже начинает владеть собой. Какое ей до него дело!

Кейси перевела взгляд на открытый стенной шкаф. Она поймала себя на мысли, что ее волновало, был ли Трэвис одним из тех мужчин, которые не выносят женщин в брюках, предпочитая видеть на них юбки и платья. Почему ее опять заботит, что нравится какому-то Трэвису? Кейси носит, что ей заблагорассудится, что ей, наконец, удобно!

Кейси выбрала ажурное нижнее белье, затем сняла с деревянной вешалки хрустящую белую блузку-безрукавку и натянула ее на себя. Аквамариновые, разрисованные листьями кюлоты[7] изящно облегали стройные ноги. Она накинула кожаные хуарачи и уселась в кресле возле туалетного столика, исследуя свой ограниченный набор косметики. Она никогда не злоупотребляла косметикой и не собиралась менять эту привычку ради Трэвиса. Кейси покрыла черной тушью длинные ресницы, положила немного персиковых румян на и так свежие щеки и медным карандашом накрасила полные губы; наконец, коваными серебряными колечками, купленными здесь, в городке, заменила золотые сережки.

Кейси откинулась в кресле и распустила густые каштановые волосы, уложив их каскадом нежных, плавных завитков, защекотавших ей плечи. Она придирчиво взглянула на себя в зеркало: не прекрасна, но очень симпатична. Она чувствовала себя комфортно, естественно и абсолютно непринужденно. Кейси бодро встала и вышла из спальни.

Изумительный тихоокеанский закат окрасил небо в великолепные розовато-лиловые и золотистые тона. Пеликаны лениво возвращались домой, к близлежащим утесам.

В зеленом от цветов патио был накрыт стол. Среди старинной белой фарфоровой посуды и серебряных приборов высилось огромное блюдо с золотистыми цыплятами и свежими овощами, окруженное деревянными тарелками с салатом из помидоров и поджаренными хлебцами. Радужным светом мерцал лимонад в бокалах.

Трэвис стоял у деревянных перил, задумчиво глядя на залив. На нем были узкие белые джинсы и военная трикотажная рубашка, которая придавала ему особую мужественность. Темные завитки его волос были еще мокрыми после душа, пряный аромат лосьона, смешанный с запахом вечернего распускающегося жасмина, витал в воздухе.

Кейси довольно ухмыльнулась. Похоже, что ее страхи насчет Трэвиса Крэйга были неосновательны. Видно, он все-таки попался ей на крючок. "Все прекрасно!" — напевала она.

Трэвис удивленно разглядывал новую Кейси. Девушка вопросительно посмотрела на него, подвинув к себе кресло. Улыбка осветила суровое лицо Трэвиса.

— А я и не думал, что ты можешь быть такой! — он довольно раскачивался на пятках.

Кейси смутилась, но напряжение сразу же забылось, как только она подхватила жирную цыплячью ножку. С подчеркнутой медлительностью она слизала с пальцев острый барбекю.

— Какой? — равнодушно спросила она, увлеченно расправляясь со шпинатом.

— Ты… Ты, оказывается, один из победителей Пульцеровского конкурса журналистов! — выпалил он. Она удивленно подняла бровь. — Я прочитал кое-какие твои статьи в попавшихся мне старых выпусках "Приложения". Они превосходны!

Она встряхнула льняную салфетку и аккуратно постелила ее на колени. Затем подняла дерзкие зеленые глаза и внимательно посмотрела на Трэвиса.

— Я, таким образом, становлюсь популярной соседкой по вилле, не правда ли? Приятно поведать друзьям, что ты оттянулся с такой известной особой? Может быть, оставить тебе автограф… на цыплячьей ножке? — голос ее звучал язвительно и раздраженно. — Хочешь знать, почему я не имела доступа к документам Пентагона и публиковала в "Приложении", а не в "Нью-Йорк таймс" аналитические статьи на военную тему? Почему не я разоблачила Уотергейт, уступив славу журналистам из "Вашингтон пост"? Почему не сидела рядом с представителями ФБР и их видеотерминалами во время Эбскэма? Почему…

Трэвис схватил тонкое запястье Кейси, мгновенно прекратив ее тираду.

— Я ведь не делал критических замечаний. Я тебя, наоборот, похвалил, — мягко напомнил он.

Трэвис посмотрел на ее бесстрастное лицо и вздохнул.

— Но ты делала то, что считала нужным, разве не так?

Кейси кивнула.

— Никто не спрашивает, за что я получила премию; знают только, что не за то, о чем пишут все наши газеты. Люди путали меня с отцом, полагая, что это я — ходячая спортивная энциклопедия. Один человек даже схватил меня за руку — просто чтобы пожать руку, которая приветствовала Бобби Рута. — Кейси ощутила кислый привкус во рту и печально усмехнулась. — А Боб Рут умер до моего появления на свет!

Она погрустнела.

— Ты знаешь, что раньше всего появляется из носа у любого человека?

Трэвис кивнул головой.

— Это, так сказать, остроумная головоломка вроде такой: "Как воздух оказывается там?".

Кейси неожиданно рассмеялась и расслабилась.

— Скажи, тебе нравится прерывать меня своими шуточками?

Трэвис откинулся назад и расхохотался. Его глубокий раскатистый смех отозвался в тихом вечернем воздухе, а затем был унесен теплым бризом.

— Отпусти меня, — заметила Кейси. — А то опрокину на тебя салат.

— Воображаю, что будет, когда ты станешь опытным писакой и тебе придется иметь дело с бесчувственными болванами. — Трэвис принялся накладывать в тарелку еду.

— Я очень настороженно отношусь к вечеринкам, местным сборщикам налогов и товарищеским обедам, больше похожим на музейные чудачества из Рипли, — сказала она. — Эти чепуховые маленькие вечеринки приносят мне кучу неудобств.

Трэвис задумчиво посмотрел на нее.

— Я думал, ты привыкла к ним — после всех этих банкетов, по которым водил тебя отец.

Она взглянула на него исподлобья и опустила глаза.

— Я… меня никогда никуда не приглашали. — Голос ее задрожал.

— Почему? — Гриб упал у Трэвиса с вилки. Он явно искренне сочувствовал ей.

Она откашлялась.

— Ну, смотрелось бы лучше, если бы Камерон Рейнольдс, спортивный комментатор экстра-класса, привел на прием шестифутового сына — какого-нибудь баскетболиста, а не свою шестифутовую неуклюжую дочь.

Кейси вдруг удивилась своему откровенному признанию в сущности незнакомому человеку; но иногда легче поделиться и обсудить личные проблемы с посторонним. Ей стало легче.

— И что же ты сделала, чтобы из увальня превратиться в грацию? — поинтересовался Трэвис, наблюдая, как она вертит в руках вилку с кусочками салата.

Она улыбнулась ему.

— Ничего. Этому меня не учили. А учили быть безупречной и правильной. Кажется, уже в младенчестве я была умной и организованной, полезной и вежливой. Меня учили быть всем для всех. Очень популярна — с одной стороны, и очень одинока — с другой.

— И ты чувствуешь страшную неудовлетворенность.

Она заинтересованно посмотрела на него.

— По твоему голосу можно подумать, что тебе знакомо это чувство.

— Годами ты училась угадывать, что другие ждут от тебя, — продолжал Трэвис. — И стремилась быть такой, какой им хотелось тебя видеть. Постепенно ты начала терять самое себя, но не дождалась ни малейшей отдачи.

— Жалкое положение, — согласилась она, сделав паузу, чтобы глотнуть прохладного лимонада. — Все время приходится жить по установленным правилам, держать себя в рамках, и никакого удовлетворения — неважно, сколько разных премий ты получила. — Кейси встряхнула головой, как бы отмахиваясь от назойливых мыслей, и предложила тост. — Мы живем лишь однажды. Давай же получать от жизни все, что можно от нее получить.

Трэвис рассмеялся, поднял бокал и чокнулся с ней.

— Итак, ты решительно настроена побороть все шаблонные мелочные привычки и начать жизнь сначала!

— Я просто решила бросить бессмысленную жизнь. Хочется жить без лжи и масок. Не знаю, как ты, но я стремлюсь быть самой собой.

— А какой же ты себя видишь? — заинтересованно спросил Трэвис, отставив свою тарелку и посмотрев на покрасневшее нежное лицо Кейси.

— Гм, ты первый человек, который спрашивает меня об этом.

Она вытянулась в кресле и положила длинные ноги на деревянные перила балкона.

— Ну, доктор Фрейд, — весело воскликнула она, — если вы собираетесь играть честно, я составлю вам компанию!

— Почему бы нет? — усмехнулся Трэвис.

Кейси молча смотрела на огненное небо и темные воды залива, сверкающие миллионом бриллиантов, разбросанных лучами заходящего солнца. Когда она заговорила, голос ее звучал приглушенно и спокойно.

— Настоящая Кейси Рейнольдс любит омары и вареные креветки, белое вино и божественные кусочки мороженого, твидовые юбки и шорты, вечерние шелковые платья, сережки в форме колец. Она любит пудриться детской пудрой и красить губы помадой, даже если подметает пол.

Она замолчала и затем рассмеялась. Ее смех напоминал смех счастливого ребенка, впервые в жизни увидевшего бабочку.

— Я люблю читать самые чудовищные таинственные истории в мрачные страшные ночи, когда только одна тусклая лампочка освещает страницы. Люблю этот пляж и могу часами наблюдать за приливом и отливом, за проделками пеликанов. Еще я люблю оранжевый цвет! — Кейси повернулась и сделала грациозный жест рукой в сторону Трэвиса. — Теперь твоя очередь исповедоваться.

В его низком голосе звучало раздумье.

— А я люблю язык в густом томатном соусе и шотландских горцев, пирог с сыром и твидовые рубашки, старые джинсы, теннисные кроссовки и смокинги в стиле короля Эдуарда, карманные часы, которые мне подарил отец, когда я закончил среднюю школу, и мой лосьон после бритья. Обожаю хорошую научную фантастику, морские рассказы и исторические романы. Как и ты, я люблю океан, но не могу есть никого, кто в нем живет. — Трэвис замялся немного, потом ласково взглянул на Кейси. — Мой любимый цвет изумрудно-зеленый — как цвет твоих глаз.

Он не мог оторвать взгляд от женственных изгибов ее тела.

— А что мы не любим? — спросил Трэвис, приглашая ее продолжить своеобразную игру.

Кейси неудачно развернулась в кресле и с глухим стуком свалилась на настил из красного дерева. Она яростно встряхнула головой.

— Я не хочу делать то, что я не люблю! Я злюсь, когда пишу статьи о том, что мне неинтересно, — это делает меня несчастной. Я не хочу в этот вечер… — Она поднялась с пола и, молча расправив складки своих кюлотов, принялась убирать со стола.

Трэвис собрал серебряные приборы и последовал за ней в кухню.

— Ты знаешь, в чем твоя самая большая проблема? — уверенно спросил он.

— В чем? — скучно спросила она, машинально поливая посуду мокрой чисткой и наблюдая, как та становится белоснежной под непрерывной струей горячей воды.

— Ты превращаешься в то, что латиноамериканцы называют "симпатико". То есть выражаешь себя в том, что пишешь, а потом опять возвращаешь все написанное в свою собственную жизнь.

Она на мгновение задумалась о его словах, затем живо повернулась к нему.

— А ведь ты абсолютно прав! Вот потому-то я и оставила "Приложение" и отказалась от репортерской беготни. Я сталкивалась с худшим в людях. Теперь я хочу найти что-то особенное, что есть в каждом, хочу научиться наслаждаться жизнью, видеть и хорошие ее стороны.

Трэвис опустил ножи в раковину.

— Но ты так проклинала добро, которое делаешь людям… Роман, который ты пишешь, кстати, тоже благо, но он может обернуться как успехом, так и неудачей. Что тогда ты намерена делать?

— Я перейду этот мост, если он встанет передо мной. — Кейси беззаботно пожала плечами. — Я всегда смогу устроиться клерком в какое-нибудь агентство, рекламирующее бытовой товар. — Она взяла пластмассовую бутыль с моющим средством и, сжав ее посредине, следила за потоком радужных брызг, стреляющих в воздух. — Если все провалится, я, возможно, пойду в армию. — Кейси рассмеялась ему в лицо. — Дяде Сэму любой пригоден!

— Пожалуйста, будь серьезной! — все, что смог на это ответить Трэвис, для убедительности хлопнув по столу ладонью. — Ты слишком хороший репортер, чтобы бросать свою карьеру! Если тебе нужна более высокая плата — ты ее получишь, как только группа Маршалла купит "Приложение".

— Деньги в данном случае ничего не значат, — раздраженно прервала она его. — Я не выношу трезвонящих телефонов, цейтнотов, канонады миллиона печатающих клавиш и не умею руководить этим делом. Я выиграла этот проклятый Пульцер за раскрытие темы детской проституции. Ребятишки под попечением образцового дедушки, жаждущего денег, превратились в отвратительных сексуальных роботов.

— Да… ты уж оставила его без дохода… — отметил он.

— Я помогала всем, кроме себя. — Кейси закашлялась и повернулась к раковине. Она взяла губку и стала тереть большую вилку для салата. — Ты знаешь, что такое интервью с жертвами изнасилования, злостными наркоманами и малолетними преступниками? Да у меня крыша поехала от услышанного! От всего этого я сама стала злой и жестокой. Мелочи выводили меня из себя. Я грубо обидела машинистку, которая не помогла мне заменить ленту, сломала кнопку на кофемолке и даже швырялась от злости свежими сэндвичами. — Она стала тщательнее мыть вилку. Голос ее звучал печально. — Потом я стала из-за пустяков впадать в истерику. Читая комиксы, я ревела. Уолтер Кронкайт сказал, что если я буду так реветь по любому поводу, то мои слезы смогут оросить Сахару!

Трэвис встал рядом с ней. Кейси вдруг доверчиво прислонилась к нему, чувствуя, что сила, исходящая от этого человека, поддержит ее уже иссякающие силы. Он взял полотенце и медленно вытер ей руки, затем развернул ее к себе лицом и ласково улыбнулся, глядя в ее повлажневшие глаза.

— Иди, на сегодня хватит. Тебе необходим отдых. — Он обнял ее за плечи и, поддерживая, проводил в спальню.

— А как же с посудой?

Трэвис фыркнул.

— Не беспокойся. Я вполне могу с ней справиться. Тебе пора отдаться в объятья Морфея.

— Ты думаешь, что греческий бог сна успокоит мою измученную душу? — ослабевшим голосом спросила она, положив голову ему на плечо.

— Я думаю, для начала неплохо просто поспать! — сказал он бодрым голосом и подтолкнул ее в открытую дверь спальни.

— Спасибо. — Кейси благодарно сжала его руку. — Я по-настоящему рада, что ты оказался здесь.

Трэвис долго смотрел на закрывшуюся за Кейси дверь спальни. Ему пришлось перевидать множество людей в его жизни, и он научился оценивать их с первого взгляда. Трэвиса можно было назвать мастером игры в рейтинг. Он всегда безошибочно называл победителя, поэтому удача сопровождала его везде.

Ему всегда попадались компании, в которых женщины удивляли только необыкновенной внешней привлекательностью. Кейси не была так уж красива, но что-то неуловимое в ней заставляло его дышать чаще, сердце — биться громче. Ее чувственное тело разжигало в нем страсть. Трэвис находил ее фигуру соблазнительной, к тому же в ее присутствии он чувствовал себя свободно, наслаждаясь интересными беседами, в которых Кейси проявляла свои незаурядные знания и остроумие.

Трэвис повернулся на каблуках и направился в кухню, решив серьезно обдумать дальнейшие шаги.

Непрерывный шум нарушал покой Кейси. Она привстала, зажгла ночник и прислушалась. Хлопали дверцы кухонного шкафчика.

Кейси обмоталась золотистой простыней и босиком неслышно вышла из спальни. Через стекло в кухонной двери она наблюдала за Трэвисом, роющимся в шкафу. Его широкая голая спина блестела в свете свечи.

— Что ты ищешь? — поинтересовалась Кейси, включив люстру.

Трэвис виновато обернулся и прищурился от яркого света.

— Извини, я не хотел тебя будить, — смешался он.

Кейси вздохнула и подошла к нему.

— Я вижу старого Монтесуму, который вынашивает свою месть. — Кейси сочувственно похлопала его по голому животу.

— Я так испугался, — нехотя согласился он. — Я и не предполагал, что ты держишь что-нибудь на всякий случай.

— Разумеется! — Кейси улыбнулась и протянула руку за янтарного цвета сосудом, стоящим на полке над кухонной плитой.

Она вытряхнула из него две желтые таблетки и протянула их Трэвису.

— Это доксициклин, гарантия сделать из тебя свеженький огурчик, — пообещала она, наливая в стакан воду.

Глаза Трэвиса неотступно следили за ней. Он ликовал, любуясь ее каштановыми волосами и очертаниями стройной фигуры под розовой ночной рубашкой, доходившей только до колен. Он слегка улыбался, принимая стакан и запивая таблетки, и вздыхал, словно получил от них колоссальное облегчение.

— Завтра утром ты будешь в норме, — уверенно сказала она Трэвису.

— Спасибо. — Он поцеловал кончик ее носа.

Кейси долго смотрела на закрытую дверь его спальни, затем повернулась и через гостиную прошла в свою спальню.

Они без умолку болтали весь вечер, и она обнаружила, что Трэвис Крэйг нравится ей тем больше, чем больше она о нем узнает. Она грустно покачала головой и плотно закрыла дверь.

4

Парусиновые туфли Трэвиса лихо отбивали такт в унисон с испанской мелодией, которую он насвистывал, подымаясь по каменным ступенькам к вилле. Напевая простенькую песенку, услышанную от местного рыбака, он радостно похлопывал по большой сумке, перекинутой через плечо. Трэвис сгорал от нетерпения вручить Кейси подарок!

Он ожидал найти Кейси, как обычно, склоненной над пишущей машинкой, клавиши которой отбивали одно слово за другим, составляя абзацы, таинственные страницы и интригующие главы. Вместо этого он был ослеплен видом обнаженных стройных ног, опирающихся о белую оштукатуренную стену столовой.

Бросив сумку на барную стойку, Трэвис с неподдельным изумлением разглядывал женскую фигуру с задранными вверх ногами.

— Что ты делаешь?!

Кейси, тяжело дыша, открыла один глаз. "Почему Трэвис возвратился именно в этот момент?" Потребовалось целых полчаса, чтобы принять эту рискованную позу! Она закрыла глаз и дотянулась пальцами ног до холодного мраморного пола, стараясь сохранить равновесие.

— Йога… — прохрипела она.

— Гм… — Трэвис крякнул и в недоумении потер щетину на подбородке. Он залюбовался прекрасной фигурой Кейси, принявшей позу распускающегося тюльпана. Наконец не выдержал и подошел к Кейси. Его руки ласково коснулись тонкой ткани купальника и почувствовали легкую дрожь, пробежавшую по ее телу. Пальцы медленно скользнули по животу и замерли, достигнув манящей округлости груди.

— Я предупреждаю, что тебе грозит удушье. — Трэвис широко улыбнулся и улегся на полу рядом с пыхтящей девушкой.

Глаза Кейси были широко открыты и гневно блестели. Она тяжело дышала от трудного упражнения и возникшего возбуждения, охватившего все ее существо.

— Я очень боюсь щекотки, — раздраженно сказала Кейси. — Если ты будешь меня щекотать, я рухну на тебя совсем как стена Иерихона.

Трэвис пропустил мимо ушей ее замечание. Он сосредоточенно чертил ногтем тропинку от ложбинки на груди вниз к изгибу ее стройной шеи и дальше к подбородку и полным губам. Она сильно сжала веки, стараясь не выдавать чувств, которые вызывали в ней его нежные руки.

— Трэвис! Прекрати! — возмутилась наконец Кейси. — Я вызвала приток крови к голове, чтобы вытолкнуть из нее образовавшийся там от моих писаний тромб. Ты мне мешаешь.

Он рассмеялся и дернул косичку, лежащую на золотистой подушке.

— Валяй дальше. Я принес тебе отличную еду для твоей больной головы.

Она фыркнула недостойным настоящей леди образом, помахала ногами и довольно грациозно рухнула рядом с Трэвисом. Голова кружилась, сердце стучало у нее в горле и висках.

— Ты можешь разумно объяснить, какую пользу принесет эта поза шестифутовому телу? — спросила Кейси с подчеркнутым недовольством.

Трэвис только усмехнулся, складки на его щеках стали глубже, придав его лицу своеобразное обаяние.

— Я думаю, что ты мне больше нравишься в более устойчивой позиции.

Она прикусила кончик языка, исподтишка рассматривая привлекательное атлетическое тело Трэвиса. Его кожа уже приобрела золотистый загар. Он выглядел пышущим силой, здоровьем и энергией. Трэвис смотрелся очень молодо в серых шерстяных спортивных шортах и влажной от пота красной рубашке. Синий скрученный платок по-туристски перевязывал его лоб.

Кейси посмотрела в сторону кухни и вздрогнула.

— Закуска, которую ты мне хочешь предложить, лихо ползает по столу!

Трэвис оглянулся.

— Да, так и есть. — Он рассмеялся и сел. — Приманка, — он тронул ее за руку. — Это и есть мой маленький сюрприз. Сейчас, чувствую, все сюрпризы вылезут из сумки. Пошли скорей!

Он ловко перенес огромного темно-зеленого пятнистого омара в стальную раковину, а затем высыпал туда же компанию розовых светящихся креветок. Кейси вопросительно наблюдала за ним.

На его губах появилась широкая мальчишеская улыбка.

— Ну, вчера вечером ты ведь сказала, что это твои любимцы… А уже сегодня утром я договорился с одним из местных ловцов креветок… и вот плата за день моей работы в открытом море. Тебе нравится?

У Кейси отвалилась челюсть. Она перевела взгляд с Трэвиса на грозно шевелящее усами-антеннами ракообразное чудище, которое предпринимало доблестные попытки выбраться из раковины, невзирая ни на что.

— Значит, ты провел все утро под палящим солнцем, поднимая тяжелые сети с креветками и заботясь о блюде из омара… и все из-за меня?

Трэвис кивнул, глядя в ее растерянные изумрудные глаза, которые грозились пролить искренние слезы.

— Эти получше луковых, — ласково прошептал Трэвис, обняв ее за плечи и немножко встряхнув. — Считай, что я захотел осчастливить тебя! — гордо произнес он.

— Я уже счастлива, — растроганно пролепетала она. — Это самый прекрасный подарок, который только можно придумать! — Кейси неожиданно засмеялась, положив руки на его сильную грудь. — Пока вы жарились в рыбацкой лодке, я торговалась на рынке — я купила свежих помидоров, специй, мяса, сыра, чтобы приготовить роскошный соус и полить язык, который обнаружила у хозяйственного Мэтта.

Трэвис обнял ее за талию, и они закружились по кухне, пока оба не стали задыхаться и чуть не свалились на пол.

— У нас будет вечером потрясающий пир, малыш!

Оставшуюся часть дня они не выходили из кухни. Трэвис чистил и варил огромных креветок, а затем занялся омаром. Он дал ему повариться две минуты, потом ловко разделал его, положил розовое мясо на открытую сковородку и поставил в духовку.

Кейси сражалась со слезами, разделывая луковицы, которые она добавляла в голландку, наполненную мясом, чесноком, помидорами, петрушкой и множеством специй. Роскошный соус наконец загустел, и аромат пикантной итальянской кухни наполнил помещение.

Трэвис раскладывал кучки очищенных креветок, без конца посматривая на кухонные часы.

— Мы закончили как раз вовремя. Пора насладиться заслуженной сиестой[8]!

— Согласна, — устало вздохнула Кейси, поворачивая тумблеры плиты на максимум. — Освежающий душ и короткий сон сотворят с нами чудо.

— Мисс Рейнольдс! — торжественно произнес Трэвис. — Позвольте пригласить вас в семь часов на обед.

— Мистер Крэйг, — важно ответила она, — я согласна.

— Это твоя последняя креветка, да?

Кейси бросила взгляд на Трэвиса, собираясь заглотнуть огромную бело-розовую креветку.

— Я вроде бы слышала, что ты никогда не ешь тех, кто живет в океане, — возразила она, стараясь не обращать внимания на насмешливый блеск его глаз.

— Наблюдая, как Ты ешь, я впадаю в искус попробовать этот деликатес. — Он усмехнулся. — Тем более остатки всегда сладки.

Она выразительно подняла изящную бровь, задумчиво созерцая креветку перед тем, как переложить ее к себе в тарелку.

— Я могу продать тебе последнюю креветку за последний кусок твоего… вернее, телячьего языка.

Трэвис засмеялся и кивнул в знак согласия. Он искусно выжал пасту на кусочек языка и поднес вилку Кейси. Девушка, с удовольствием проглотив мясо, протянула Трэвису креветку.

— В следующие дни придется вернуться к низкокалорийному рациону, — застенчиво вздохнула Кейси, похлопывая по своему набитому животу.

— Такие дни вы, женщины, называете "разгрузочными"? — Он состроил презрительную гримасу и сыто вытянул ноги. — Тебе нечего беспокоиться о лишнем весе, — уверил ее Трэвис, с явным удовольствием разглядывая ее точеную фигуру, лишенную даже унции жира.

— Мужчины все сводят к анатомии, — возразила она. — Уже давно журналы для мужчин на вклейках определяют лучших женщин года. И тогда миллионы мужчин бросают вожделенные взоры на обнаженные существа со взглядом самок и пышными волосами. Прежде всего оценивается, конечно, размер груди, а умственные способности считаются экзотическим привеском.

Кейси поднялась и вызывающе посмотрела в сторону Трэвиса.

— Ты когда-нибудь видел оборотную сторону фотографий и биографий? Эти девицы любят говорить умные вещи вроде: "Желаю, чтобы мои капризы выполнялись при любой погоде!" — Она недовольно хмыкнула и принялась скоблить посуду.

Трэвис встал и расправил плечи.

— Ты как будто читаешь мне лекцию об этих журналах с откровенной порнографией и похабными бабами, — язвительно заметил он, собирая пустую посуду. — У них, кстати, нелегкая жизнь.

— Не будь дураком, — сказала Кейси. — Никто не тащит их с улиц и насильно не раздевает. Если нуждаешься, можешь одолжить денег, но при этом всегда есть более приличный способ заработать на хлеб. — Она достала фартук. — Досадно, что так много мужчин балдеют от этих вклеек.

Трэвис поставил посуду на кухонный столик и помог Кейси завязать тесемки красного фартука.

— Большинство мужчин видит в вас потенциальных партнерш для Мохаммеда Али, а не нежных чувствительных женщин, — уверенно заявил он.

Грустно кивнув, Кейси подошла к раковине.

— Высокие женщины выглядят обычно старше своих лет. Подростки моего возраста еле доходили мне до груди, что было очень неудобно. — Кейси вдруг рассмеялась и смущенно призналась:

— Ты знаешь, а ведь мне часто хотелось быть женщиной с обложки, этаким лакомым кусочком с розовыми коготками, с сердцеобразным личиком — так называемой "кошачьей мордочкой" — и губками в форме розового бутона. Небесная красота, от которой ваш брат тает как мороженое в теплых руках.

— Я встречал такую женщину.

Кейси резко повернулась к нему, удивившись горьким ноткам, прозвучавшим в голосе Трэвиса. Он отрешенно разглядывал ее простроченные парусиновые туфли.

— Твоя невеста? — ласково спросила она.

Он кивнул.

— Барбара была миниатюрной стройной девушкой с детским характером. Мне нравилось покровительствовать ей. Она всегда выглядела экстравагантно, и я часто ловил завистливые взгляды. Это мне льстило.

Трэвис засмеялся, но в глазах его застыла невыразимая боль.

— Я был тогда очень молод, — продолжал он. — Юношеские фантазии вскоре улетучились, отношения дали трещину, и прелесть Барбары увяла так же быстро, как в свое время ослепила меня.

— Сколько времени вы были помолвлены?

— Около трех месяцев. — Трэвис перестал мять полотенце и разложил его на раковине. — Барбара оказалась ограниченной и капризной. Я не мог дать ей того, что она искала. Потом у нее кто-то появился, и наступили финал и страшное разочарование.

— Сколько тебе было? — с любопытством спросила Кейси, сочувственно рассматривая его суровый профиль.

— Нам было по двадцать пять, — немного торжественно произнес он. — Целых десять дней я пребывал в лихорадочных раздумьях, — вспоминал Трэвис с легкой усмешкой. — Но когда ты молод и легкомыслен, раны заживают быстро. Когда становишься старше и мудрей, находишь уже другие, более высокие достоинства, чем богатство и красота.

Учишься видеть индивидуальность в каждом.

— Грустная история, но так часто бывает. Надо иметь в жизни что-то приносящее удовлетворение, тогда разочарование не так болезненно.

Кейси сжала губы, задумчиво скребя сковородку.

— Я не знаю. Большинство мужчин ищут женщину, которая бы тешила их "я" и позволяла им чувствовать себя суперменами. Они мечтают найти дубликат этой лощеной вклейки, сразу попасть в десятку. — Она посмотрела на него сверху вниз и выразительно поморщила нос. — У вас, мужчин, нет никаких комплексов, вы так влюблены в себя, что вам и в голову не приходит мысль сравнить себя хотя бы с соседом. Вопросы внешности — это не ваши проблемы.

— Ты серьезно? — удивленно спросил Трэвис. — Вообще-то в наше время нелегко быть мужчиной. Да так было и во все времена!

— Да что ты говоришь? — возразила Кейси, сунув чистую сковородку в сушилку. — У вас, мужчин, всегда найдутся оправдания…

— У нас сейчас нет никаких преимуществ, — резко прервал он ее. — Веками мужчины учились соревноваться, чего-то добиваться и побеждать, — но только среди мужчин. Теперь нам приходится соперничать еще и с новой женщиной, которая владеет даже приемами каратэ, как будто нам нечего больше делать. А ты заявляешь, что мы либо шовинисты[9], либо подонки, — продолжал огрызаться Трэвис, тыча указательным пальцем в ее голое плечо, как бы подчеркивая каждое слово. — Нет никого кровожаднее женщины, кастрирующей мужчину!

Она опешила. Последовало непродолжительное неприятное молчание. Кейси в замешательстве отряхнула мокрые руки.

— Не мели чепухи! Вы, мужчины, исходите слюной от злости, потому что в свое время мы перестали быть для вас игрушкой, — язвительно возразила она. — То, что наша эмансипация превратила вас в психов, конечно, неприятно! Но зато мы оставили домашние дела и пошли на службу, а контрацепция сделала прежнее ханжество устаревшим. — Кейси самодовольно улыбнулась.

Трэвис пожал плечами.

— Если вы, женщины, стремитесь понизить себе цену…

— Что за ерунда! Послушай, понятие о старой деве, доброй или дурной, выброшено на свалку истории. Почему, когда мужчины бесятся от похоти, их распирают "вдохновение" и "отвага", а женщины в этом случае "неразборчивы" и "легко вступают в связь"? Скажи честно: вы, мужчины, просто не можете признать нас равными себе. Теперь уже мы делаем свой выбор. Мы платим за обеды и деловые поездки. А мужские "ню" в наших журналах — это уже не фото распеленутых младенцев!

— Но эти проклятые фотографии в ваших толстых журналах делают мужчин скотами! — возмущенно возразил Трэвис.

Кейси закрыла глаза и засмеялась легко и непринужденно.

— Я думаю, в этом и мое главное недовольство вашими мужскими журналами. Видишь ли, никому не нравится быть лишь секс-символом.

Трэвис усмехнулся и широкой ладонью погладил ее по покрасневшей щеке.

— С тобой глупо спорить.

Он дружелюбно взлохматил каштановые волосы Кейси.

Девушка поморщила нос и указала Трэвису на груду посуды, которую нужно было расставить по шкафам. Кейси смотрела, как Трэвис собирал миски и кастрюли и шел к плите. В первый раз за все время она обратила внимание на его походку.

Трэвис ступал довольно медленно и важно. Его хладнокровие и уверенность в себе сказывались в каждом движении мощного тела.

Когда он наклонился, чтобы выдвинуть ящик, Кейси подмывало посмотреть на его узкие бедра и плоские ягодицы. Она небрежно покачала головой и намеренно перевела свой взгляд на раковину. Вдруг разволновавшись, она высыпала на губку порошок и стала усердно натирать нержавеющую сталь раковины…

Кейси никогда не страдала бессонницей, но сегодня что-то неладное случилось с ней. Она устало вздыхала и вертелась, сбивая простыню и одеяло. Изумившись, она наконец села на кровати, расправила белье и кулаками яростно взбила подушку, принявшую немыслимую форму.

Кейси легла, выпрямилась и попыталась заснуть, стараясь успокоить дыхание и стремительно бьющееся сердце. Она крепко зажмурила глаза, но сон не приходил к ней.

Перед глазами стоял обнаженный Трэвис в позе героя Барта Рейнольдса — надменный убийца со стальными мышцами и высокомерной ухмылкой.

Глаза Кейси тревожно открылись, она вскочила. В лунном свете, косо падавшем в темноту комнаты, призрак, казалось, приобрел физическую форму. Он лежал поперек ее кровати, его карие глаза горели подобно глазам хищного зверя — короля джунглей.

Она завороженно коснулась кожи воображаемого грубого лица, темных волос и мощных плеч, провела кончиками пальцев по темным матовым волосикам на его груди и плоскому животу.

Кейси вздрогнула и, рассердившись на себя, включила ночник, прогоняя непрошеное видение. Девушка собрала влажные матовые волосы в пучок и спустила ноги с кровати. Что случилось с ней? Она ведет себя как сексуально озабоченная извращенка!

Кейси подошла к окну и распахнула створки, надеясь, что прохладный ночной воздух возвратит ей спокойствие. Она никогда не думала, что страсть сможет так завладеть ею. Мысли о Трэвисе вызывали в ней горячую волну непобедимого желания. Она чувствовала мучительное томление в груди, непривычное сладостное кило разливалось по телу. Но ведь разум всегда крепко держал в подчинении ее инстинкты. Что же изменилось?

Кейси выглянула в окно и вдохнула душный ночной воздух. Она никогда не чувствовала себя привлекательной, считая свою фигуру слишком крупной, а движения — неуклюжими; она не читала любовные романы и не забывалась в глупых мечтах о рыцаре в сверкающих доспехах, уносящем ее за облака. Кейси была уверена, что, предприняв такую попытку, этот бедолага обязательно заработает себе грыжу!

Ее первый сексуальный партнер, учившийся с ней в колледже, был законченным импотентом и обладал всеми ее недостатками. Разочаровавшись в нем, Кейси направила всю энергию на журналистскую карьеру. Приятели и приятельницы, с которыми она изредка проводила время, не шли в счет. Это были поверхностные знакомства. Кейси никогда не позволяла интимным отношениям развиваться, боясь, что они помешают достижению намеченной ею цели.

Странная дружба с Трэвисом осложняла жизнь. Это было незнакомое, но приятное напряжение, возникшее из-за тесного общения с мужчиной, раздевающим ее взглядом, но не требующим от нее большего. Действительно, их можно было назвать платоническими любовниками. Трэвис был не так уж безобиден. Он предавался несексуальному эротическому стимулированию. Невинно предлагал ей сочувствие, нежность и привязанность, как будто был ее братом или отцом, но она постоянно чувствовала неуловимый сексуальный подтекст в каждом его слове, жесте, волнующем взгляде.

Кейси рассердилась на собственную глупость — присутствие рядом мужчины заставляло мысли путаться, а сердце — неровно стучать. "Чепуха!" — подумала она. Завтра же она выкинет из головы этот мусор и возьмется за работу еще более страстно, чем прежде.

Кейси раздраженно посмотрела на луну, задернула шторы и направилась в ванную. Ей срочно нужен был холодный душ.

5

Трэвис ожесточенно тер шваброй пол на кухне, терпеливо снося недовольное ворчание Кейси. Нервный шелест бумаги и нетерпеливое постукивание ногой испортили ему ланч, а стук каретки был единственной приправой к холостяцкому обеду из яичницы-болтуньи.

Все последние пять дней Кейси не вылезала из-за машинки, спрятавшись в работу, как улитка прячется в своей раковине. Как бы рано ни проснулся Трэвис, он находил ее за работой. Кейси одна завтракала и одна шла купаться, ела ланч за машинкой и не расставалась с блокнотом даже во время обеда. Она вела себя так, словно кроме нее на вилле никого не было, игнорируя присутствие Трэвиса и полностью сосредоточив свое внимание на романе.

Трэвис не ревновал ее к работе, но его беспокоил нездоровый блеск, появившийся в прекрасных глазах соседки. Кейси уставала смертельно. Лицо ее стало бледным, щеки ввалились. Пляж был забыт. Ей было не до солнца, и она едва притрагивалась к еде.

Истерический удар клавиши и разрывание очередной страницы вывели, наконец, Трэвиса из равновесия. Он сбросил нейлоновые шорты абрикосового цвета и швырнул их в бельевую корзину.

— Все! С меня хватит! — закричал он, заметавшись по комнате.

— В чем дело? — машинально откликнулась Кейси, заправив в машинку следующий лист.

Трэвис выдернул штепсель машинки из розетки, не обращая ни малейшего внимания на протестующий вопль Кейси.

— В чем дело? Я становлюсь специалистом по натирке полов, приготовлению охры и надраиванию посуды, — заявил он, покачиваясь на каблуках. — А ты скоро свалишься в постель!

Кейси с изумлением уставилась на него. Он выглядел более чем привлекательно.

Девушка встала и посмотрела прямо в его блестевшие глаза.

— Прости, что тебе приходится делать всю эту домашнюю поденщину, — сказала она довольно чопорно, — но я предупреждала тебя об этом с самого начала, и я думаю, что с твоей стороны очень эгоистично…

— Я эгоистичен лишь в одном отношении, в отношении тебя, — резко прервал он.

Трэвис схватил ее за руку и подвел к зеркалу в резной раме, висевшему над буфетом.

— Посмотри на себя! — приказал он, приподняв ее лицо за подбородок и вынуждая ее подчиниться. — Ты похожа на лахудру, выглядишь хуже, чем когда ты сюда приехала. Ты же на грани полного истощения!

— Мне не нужны твои комплименты! — огрызнулась Кейси и вырвалась из его рук.

— Я и не пытаюсь тебя обидеть, — уже спокойнее сказал Трэвис. — Меня просто беспокоит твое здоровье.

Он обнял ее за талию и притянул к себе.

— Ты изнуряешь себя больше обычного, и я не понимаю, зачем.

Кейси вздохнула и закрыла глаза.

— Я не знаю, но для меня это важно.

Голова ее устало склонилась к нему на плечо, нежная кожа коснулась щетины на его лице. Она вновь вздохнула, наслаждаясь каким-то пьянящим чувством покоя, исходившим от его сильного большого тела.

— Тебе нужны воздух и океан! — его низкий голос звучал ласково и покровительственно. — Завтра я собираюсь оторвать тебя от пишущей машинки и забрать в джунгли на небольшое сафари[10].

Она улыбнулась.

— Ты, наверное, перегрелся на солнце и начитался Берроуза. Эти истории с Тарзаном не доведут тебя до добра!

Трэвис рассмеялся и прижал ее крепче.

— Как ни странно, но у меня нет комплекса Тарзана. — Его руки скользили вверх к ее голым плечам. — Я узнал об очень интересном месте недалеко отсюда — разрушенные плантации, низвергающиеся водопады и уединенные лагуны.

Он стал массировать пальцами напряженные мышцы ее шеи и плеч.

— Гм, приятно! — Кейси фыркала от удовольствия.

— Ты готова прямо сейчас начать расслабляться? — спросил Трэвис. Она вопросительно уставилась на него. Трэвис усмехнулся и потащил ее в спальню.

— Я собираюсь предложить тебе нечто… Оно улучшит твое кровообращение, успокоит нервы и взбодрит.

Трэвис включил лампочку на туалетном столике и подтолкнул Кейси к кровати.

— Я хочу предложить тебе роскошь древних греков и римлян, а китайцы достигли в этом деле фантастических результатов. Это искусство массажа.

Воля Кейси была парализована. Она позволила Трэвису уложить себя в кровать.

Он аккуратно расплел ее косу, освободив от резинок шелковистые каштановые пряди.

Движения его искусных рук были плавными и расслабляющими. Постепенно Кейси впала в дремотное состояние. Мысли стали неясными, проблемы и раздражение последних дней уносились прочь. Кровь медленно приливала к голове и плечам. Напряжение спало, тело расслабилось, а ее дыхание стало более спокойным и глубоким.

Это было похоже на диалог без слов. Руки его молча разговаривали с ней, как бы перебрасывая мост через пропасть их недельной разлуки.

Кейси не сопротивлялась, когда Трэвис опустил ворот ее бархатного сарафана. По ее ровному дыханию Трэвис понял, что она безмятежно заснула. Он бережно поправил упавшую на лицо прядь и нежно погладил кожу на ее зарумянившихся щеках.

От близости ее тела Трэвис чувствовал мучительное возбуждение. Резко встряхнув головой, он соскользнул с кровати и решительно пошел к двери, намереваясь принять бодрящий душ.

— Мой медицинский полис вряд ли предусматривает страховку верховой езды, — неуверенно сказала Кейси. Она с сомнением смотрела на двух животных неопределенного происхождения с широкими крупами и длинными ушами, которыми они пытались отогнать назойливо жужжащих комаров.

Трэвис натянул ремни от подпруги седла и рюкзаков, которые висели по бокам у четвероногих, и усмехнулся.

— Они могут выглядеть ленивыми и глупыми, но зато они знают два языка.

Она удивленно подняла брони.

— Я беру назад все свои оскорбления, — прошептала она Бизчочо, нежно погладив его косматую гриву. Мул фыркнул, но терпеливо выдержал ласку. — Ты точно знаешь, где находятся твои развалины?

— Я сверился с картой, — успокоил ее Трэвис. Он запустил руку в карман джинсовой куртки и вытащил начерченный карандашом план. — Мы поедем той же дорогой, оставим позади грязные тростниковые хижины, потом возьмем немного влево на расщепленный ствол кокосовой пальмы, затем…

— Ладно-ладно! — Кейси рассмеялась и подняла руку. — Я вижу, что ты надежный человек. Веди вперед, бесстрашный проводник.

Защищаясь от палящего мексиканского солнца, она сдвинула на лоб панаму, купленную Трэвисом у продавца, который умудрялся балансировать десятками соломенных шляп, висевших у него на голове, плечах и руках.

Кейси с удовольствием заметила, как легко Трэвис вскочил в седло гнедого Карнеро. Глубоко вздохнув, она вскарабкалась на спину мула, и они спокойным шагом двинулись через Теспан.

Кейси с ленивым любопытством разглядывала визжащих свиней и что-то сосредоточенно клюющих цыплят, которые бродили по грязным улицам городка.

День был великолепный. Похожие на сбитые сливки волнистые белые облака, казалось, застыли на ярко-голубом небе. Золотые цветы кустарников, высокие калохортусы и алые маки пестрели на берегах реки, служившей прачечной для здешних хозяек.

Кейси, повернувшись в седле, любовалась восхитительным сельским пейзажем. На плоских полях паслись невозмутимые яки. Теряющаяся в траве тропа, извиваясь, уходила высоко в горы. Редкие миниатюрные фермочки были похожи на пасхальные яйца, кем-то заботливо припрятанные в бархате зеленых холмов.

Горная тропа вела через тенистые таинственные заросли. Трэвис неторопливо рассказывал Кейси о законах и нравах, царивших в джунглях. Девушку поразило богатство тропического леса: эбеновые и цезальпиниевые деревья, склонившиеся под тяжестью плодов, кокосовые пальмы, рождественские ели и разноцветные цветущие лозы дикого винограда.

Они подъехали к извилистому горному потоку, дважды пересекли туда-обратно прозрачную стремительную реку, прежде чем зеленая прохлада преградила им путь к покинутой банановой плантации.

Кейси с любопытством всмотрелась в заросшие виноградником руины. "Почему это я ожидала увидеть сказочный особняк с колоннами, шикарным интерьером и прислугой…" — недоуменно подумала она. Девушка сняла шляпу и широким рукавом длинной рубахи вытерла вспотевший лоб.

— Кто-то оставил нам столбы для привязи, — усмехнулся Трэвис. Он слез с мула и привязал его кожаными поводьями к одному из шести высоких столбов, в который были вбиты потускневшие серебряные кольца — памятники более счастливых для плантации времен.

Кейси, соскочив с седла, вытянула ноги и, оглядевшись, обратила внимание на сохранившиеся в этих развалинах, еще различимых среди зарослей шелковистых волокон сейбы[11], прораставших через трещины в фундаменте, дорические элементы.

— Смотри, она будто приветствует нас! — воскликнула Кейси, указывая на кучу щебня, на которой удобно расположилась млеющая под солнцем чешуйчатая игуана, схватывающая на лету добычу.

Трэвис протянул Кейси руку, и они вместе поднялись по боковым каменным ступеням, вошли под две уцелевшие мощные арки и принялись блуждать вокруг полуразрушенных стен и остатков печных труб.

— Это одна из самых первых плантаций в Мексике, — рассказывал Трэвис. — Она процветала до 1860 года. Хозяева перевозили бананы через джунгли к побережью с помощью местных индейцев и рабочих. В 1863 году грибковая болезнь и насекомые уничтожили урожай. Владельцам не хватило средств, чтобы улучшить дороги и построить рельсовые подъездные пути, необходимые для конкурентоспособности с крупными корпорациями, которые к тому времени уже заправляли делами в Мексике. В конце концов им пришлось навсегда уйти отсюда.

Кейси вздохнула в восхищении от гигантских листьев банановых пальм, окружавших дом. Заманчивые плоды сами просились в рот.

— Если бы эти стены могли говорить, думаю, мы узнали бы немало необыкновенных и страшных историй. Задумчиво посмотрев вниз, она обнаружила Трэвиса, который выдергивал зеленую лозу, скрывающую каменный указатель, помеченный 1840 годом. — Откуда ты все это знаешь?

— От фермера, который дал нам мулов. Но я привел тебя сюда, чтобы показать кое-что более впечатляющее. — Глаза его, похожие на два агата, сверкали таинственным задором. — Пойдем со мной!

Кейси рассмешило его юношеское возбуждение.

— Что люблю секреты, человек-загадка!

Она вновь взяла его за руку, и он повел ее через заросшие орхидеями и лианами джунгли. Деревья кишели цветными длиннохвостыми крикливыми какаду; какая-то тропическая птица, вдруг вылетевшая из зарослей, сверкнула опереньем, горланя на лету.

Они вышли из-под зеленого полога джунглей на склон поляны, залитой солнцем. При виде бурного водопада, каскадом прозрачной воды падающего через ровные, отбеленные солнцем скалы-ступеньки, у Кейси захватило дух. Необыкновенной высоты папоротники окружали тихую лагуну, в спокойных водах которой как в зеркале отражался бирюзово-голубой небосвод. Трэвис прикрыл рукой плечи Кейси и притянул ее к себе.

— Видела ли ты что-нибудь подобное?

— Это фантастично, и ты фантастичен тоже! — Она возбужденно засмеялась. Рукой Кейси обняла Трэвиса за талию, с волнением почувствовав его сильное гибкое тело. — Я очень рада, что ты вытащил меня из четырех стен. Это просто сказка!

— Мы оба нуждались в перемене обстановки, приключениях и отдыхе. — Он снисходительно улыбнулся ей. — Почему бы тебе не обследовать эту лагуну, а я тем временем приготовлю ланч, распакую вещи и приведу мулов. Они сегодня изрядно потрудились, их надо почистить и напоить.

Кейси не надо было повторять предложение. Она надела блузу и джинсы, достала черный купальник с тонкими оранжевыми бретельками крест-накрест и двинулась к сверкающей глади лагуны.

Услышав шелест зелени и цоканье копыт, Кейси обернулась, чтобы увидеть, как Трэвис привязывает мулов к манговым деревьям и спускается к берегу. Он разделся, его бронзовое мускулистое тело, освещенное золотыми бликами солнца, царственно отражалось в зеркале голубой воды. Трэвис зашел в воду по пояс и оказался в нескольких метрах от нее. Они резвились в покалывающем водяными брызгами водопаде в тени огромных зеленых папоротников и великолепных многоцветных тропических цветов, брызгались и носились друг за другом, словно дети. Наконец они утомились и, глядя в ослепительное небо, лениво поплыли на спине к берегу.

Они долго молча лежали на мягкой изумрудной траве. Затем Трэвис встал и, вытряхнув из ушей воду, дернул Кейси за косу. Она вопросительно приоткрыла зеленый глаз.

— Я чертовски проголодался.

— А ты когда-нибудь бываешь сыт? — поддела его Кейси, весело усмехнувшись. — Что у нас в меню?

— Пойди и посмотри, — лениво предложил он. Трэвис сделал галантный жест, уступая ей дорогу; он наслаждался ее изящными формами, заманчиво просвечивающими под мокрым купальником.

Кейси разложила на земле под сенью папайи военное одеяло болотного цвета, а Трэвис распаковал вьюки и достал продукты, приготовленные для пикника. Он открыл пакеты с жареными цыплятами, крутыми яйцами, треугольником сыра, крекерами, морковью, яблоками, зелеными оливами, помидорами и ароматным манго.

Трэвис выдернул веревку из воды, подняв на берег два кокоса. Он с силой потряс их и, проделав в гладких зеленых скорлупах маленькие дырочки, засунул глубоко внутрь по соломинке; сорвав пурпурный цветок бугенвиля для закуски, он передал кокос Кейси.

— Это местное вино, приготовленное для меня здешним барменом, — "коколоко", — сообщил он ей, затянувшись через соломинку.

Кейси нерешительно последовала его примеру. Она зажмурила глаза от удовольствия — ликер из кокосового молока имел незабываемый вкус.

— Хорошо, но крепко. — Девушка закашлялась, поморщившись в ответ на широкую улыбку Трэвиса.

Присев в индейских позах под прохладной сенью деревьев, они наслаждались ланчем, молча радуясь друг другу. "Посмотришь на нас со стороны — и скажешь, что мы знаем друг друга целую вечность", — подумала Кейси. Ее зеленые глаза украдкой посматривали на Трэвиса, наблюдая, как он сосет оливки, начиненные сладким красным перцем.

Целый день они играли и дурачились как закадычные друзья, болтая обо всем и делясь своими тайнами. Как будто одна душа жила в Кейси и в ее втором "я" — новом друге. Сексуальные комплексы испарились, и она обрела долгожданное душевное равновесие. Кейси больше не противилась теплу, исходящему от этого огромного человека, чувствуя, что каждый час, проведенный вместе, все больше сближает их.

Она надкусила влажную душистую плоть сочного ароматного манго. Склонившись к искривленному стволу пальмы, Кейси не спеша рассматривала изумительные чудеса природы, прислушиваясь к мелодичным голосам экзотических птиц. Это был прекрасный день! Она никогда не забудет его.

— Из всех мест, где мне приходилось бывать, это самое чудесное! — восторженно воскликнула она. — Ты подарил мне райский сад.

— А где ты была и что там делала?

— О, моя жизнь не похожа на жизнь большинства людей, — поколебавшись, уступила она его невысказанной просьбе рассказать о себе. — В молодости мой отец много раз менял работу, переходя из маленьких газет в большие, потом на радио и, наконец, на телевидение. Обычно он снимал квартиру и нанимал для меня экономку, я редко видела его. Отец участвовал во всех местных спортивных событиях, иногда занимался редактированием. Короче говоря, делал себе имя. — Кейси сонно зевнула.

Полуденный зной в сочетании с кокосовым ликером заставлял ее глаза закрываться, голова ее упала на плечо Трэвиса. Она блаженно вдыхала теплый солнечный запах его кожи.

— Зимы мы проводили в спортивных лагерях Юга, а летом колесили по дорогам вместе с командами. У меня появилась целая коллекция автографов бейсболистов, футболистов, хоккейных клюшек, свитеров, перчаток, теннисных мячей, мячей для гольфа…

Перечисление ее становилось короче и реже, часто прерываясь зевками, пока не прекратилось совсем.

Трэвис бережно положил голову Кейси к себе на колени. Кончиками пальцев он нежно касался изгиба ее бровей и гладил подбородок, не в силах отвести взгляд своих карих глаз от мерно вздымающейся полной груди под прилипшим купальником.

Трэвис еле сдерживал порыв собственного тела, с трудом управляя инстинктами. Он вынужден был признаться себе, что его непреодолимо тянет к этой девушке. Ему были понятны чувства и мысли Кейси, внутри нее бушевал огонь желаний, и это нравилось Трэвису. Он готов был пожертвовать ради нее всеми удобствами, а иногда, казалось, и жизнью. Кейси была интеллигентной, мудрой и честной.

Трэвис посмотрел на дремлющую Кейси, тихо посапывающую у него на коленях. Несмотря на скитания с отцом и знание темных сторон жизни, она осталась нежной и сострадательной. Она только-только начинала обретать уверенность в себе и понимать себе цену. Кейси была редкой драгоценностью, и Трэвис не собирался быть настолько опрометчивым, чтобы потерять ее.

Он откинулся на ствол мангового дерева и улыбнулся сверкающему лазурному небу над головой. Судьба благоволила к нему. Наконец-то он встретил женщину, которую так долго пришлось ждать…

Кейси проснулась от громкого бульканья у самого уха.

— Что это, гром? — сонно пробормотала она.

— Это мой желудок.

Она перевернулась и удивленно моргнула, обнаружив, что действительно задремала на животе Трэвиса. Смутившись, она поспешно встала.

— Видишь, какой я блестящий собеседник, я утомила даже саму себя. — Кейси все еще не могла окончательно проснуться. — Ты тоже спал?

Трэвис усмехнулся и схватил ее за косу.

— Куда там! Ты так храпела, что содрогались джунгли!

Кейси показала ему язык. Она потянулась, пытаясь стряхнуть сонливость, владевшую ее телом.

— Не пора ли нам в обратный путь? — Она вздохнула, оглядев окружающий их тропический рай.

— В самом деле, — согласился Трэвис и принялся собирать остатки их ланча. — Что, если мы проведем некоторое время на берегу? — предложил он, привязывая вьюки к седлам и сосредоточенно жуя кусок лепешки. — Мы могли бы поужинать под одним из соломенных "палапас" и…

Смех Кейси прервал его.

— Ну ты даешь! — поддразнила она, протянув руку, чтобы дернуть его за панаму на темноволосой голове. — Я и не думала, что встречусь с таким обжорой!

— Надеюсь, мне когда-нибудь удастся попробовать что-то, что навсегда успокоит мой аппетит.

Он сорвал с куста дикую орхидею и заложил ей за ухо.

Отдохнувшие мулы за полтора часа спустили их по крутой горной тропе к селению. Трэвис и Кейси оставили животных у владельца фермы на краю городка и отправились вдоль изгибов чистого белого песчаного пляжа, восторгаясь пенящимся океаном. Молодой торговец, балансировавший с черепахой на голове и державший под мышками дюжину броненосцев, старался уговорить Трэвиса и Кейси купить одно из морских сокровищ, но они со смехом отказались.

Кейси собирала морских ежей и ракушки, которые были разбросаны по серповидной прибрежной кромке, а Трэвис договаривался с местным рыбаком об обеде. Он вернулся к ней со свежей поджаренной рыбой на вертеле, черепахами и холодным пивом.

Солнце было уже у горизонта, когда они преодолели последние каменные ступени своей виллы. Золотистое небо придавало блестящим водам залива радужные оттенки.

Пока Трэвис принимал душ и переодевался в шорты-хаки и красно-белую майку "регби", Кейси не удержалась и засела за машинку. Он сердито смотрел на ее прилежную рабочую позу, сосредоточенный вид и летающие по клавиатуре пальцы. Это не входило в его планы на вечер.

Проклятая книга уже начинала действовать ему на нервы. Трэвис не хотел, чтобы такой прекрасный день она закончила опять за работой. В путешествии она расслабилась, как будто изгнав из своей души то ли нечистую силу, то ли даже демонов, которые довели ее до крайнего истощения.

Трэвис открывал, потом закрывал рот, строя возмущенные гримасы, выражающие его ревнивое недовольство, но Кейси ничего не замечала. Она приехала сюда работать, а Трэвис обещал помогать ей. Поэтому забрав приличную стопку напечатанных листов, он хмуро отправился в гостиную к софе из воловьей кожи.

Кейси выдернула очередной лист из каретки и, раздраженно смяв его, привычным жестом запустила в корзину к шести таким же несчастным комочкам. Она опустила голову, утомленно потирая напрягшиеся шейные мышцы. Ее беспокоил один эпизод в книге — любовная сцена, которая не давала ей покоя уже несколько дней.

— Это отвратительно! Это просто ужасно! Почему я не могу сдвинуться с этого места? — бормотала она вслух.

Трэвис перебрался на кушетку и посмотрел на Кейси поверх очков.

— Прервись, — спокойно предложил он ей. — Дай мне взглянуть, что у тебя получается, — может быть, я смогу помочь тебе.

Она вытащила из корзины семь смятых страниц, разгладила их и, перейдя в гостиную, плюхнулась на прохладную коричневую софу.

— У меня совершенно не выходят любовные сцены: они никак не разрешаются. — Она хмуро посмотрела на Трэвиса.

Он усмехнулся, выхватил страницы из ее уставших пальцев и положил на массивный деревянный кофейный стол.

— Зато все остальное великолепно! Поправки небольшие, я так увлекся романом, что пришлось читать по второму разу, чтобы найти грамматические и орфографические ошибки.

Лицо Кейси расплылось в довольной улыбке.

— Может, для разнообразия почитать чего-нибудь еще? — Кейси подошла к внушительной книжной полке и стала просматривать библиотеку Мэтта Грэнгера в мягких обложках и твердых переплетах.

Вскоре она обнаружила застрявший между двумя бестселлерами тонкий бумажный томик без переплета. Кейси пролистала несколько страниц, заинтересованно подняв изящную бровь, и уселась в кресло из воловьей кожи.

— На самом деле не так уж плохо, как ты думаешь, — час спустя отозвался Трэвис. — Но ты описываешь одну и ту же позу йоги.

Если ты разнообразишь, то получишь необходимый эффект.

Кейси не произнесла ни одного возражения, кроме возгласа благодарности, Трэвис положил изрядно отредактированные страницы ее рукописи и взглянул на нее.

Она, задумавшись, сидела на массивном подлокотнике кожаного кресла, свежая и отстраненная, в белых парусиновых кюлотах и голубой вязаной безрукавке. Каштановые волосы были стянуты в косу, придававшую юношеское очарование ее лицу.

— Кейси, ты слышишь меня? — снова позвал Трэвис. — Кейси!

Громкий голос привел ее в чувство. На несколько минут она закрыла глаза, затем наконец обратила внимание на Трэвиса.

— Ты что-то сказал?

Трэвис фыркнул.

— Какого черта ты читаешь, разве это так интересно?

— Действительно, ужасно написано, — согласилась она с загадочным видом и, отметив страницу, захлопнула книгу. — Но зато теперь я поняла, где ошибалась. Я пыталась написать любовную сцену, когда необходимо было писать сексуальную сцену. Между ними, оказывается, есть существенное различие. — Она помахала перед ним книгой. — Этот маленький перл меня многому научил.

— Что это еще за маленький перл? — спросил он, раздраженно подчеркивая слова.

— Она называется "Семь любовников-рыцарей Иоланды". — Кейси хитро улыбнулась. На ее правой щеке четко обозначилась ямочка. — Эти рыцари — настоящие секс-символы! Да, я темная девочка по сравнению с ними.

— Выходит, ты сидела здесь и все это время читала дрянную порнушку? — возмутился Трэвис, нетерпеливо стуча голыми ступнями по мраморному полу.

— Ну, это чтиво нельзя назвать совсем уж порнографическим, — ответила Кейси значительно. Она старалась выглядеть серьезной, но ее зеленые глаза предательски блестели. — Рыцари Понедельника и Вторника не выдерживают критики, но вот рыцарь Среды хорош, он получился очень интересным. — Она выразительно подняла брови.

— Дай-ка мне эту книгу, — потребовал он вдруг. Сорвав с себя очки, Трэвис небрежно бросил их на подушку софы.

Она с удивлением посмотрела на него: лицо его потемнело и исказилось необычной злобой.

— Что значит "дай-ка мне эту книгу"? Я еще не прочитала ее, — возразила Кейси, словно защищаясь, и, сознательно не обращая внимания на его советы, открыла книгу и углубилась в чтение.

— Я сказал, дай мне эту чертову книгу!! — заорал Трэвис, подкравшись к ней и протянув руку.

Она испуганно завопила и поспешно сунула книгу под мышку, приготовившись защищать свою собственность.

— Что с тобой случилось? — раздраженно крикнула она. — Ты что, спятил?

— Я? Какой дьявол сглазил тебя? — Рот его скривился в жуткой гримасе. — Ты что, сексуальная извращенка?

Оскорбительное высказывание достигло цели. Кейси поджала губы, подбородок ее воинственно выдвинулся вперед.

— Я получила Пульцеровскую премию за репортажи о том, что гораздо непристойнее этого романа, — съязвила она, попытавшись встать с ним вровень, но быстро оказалась в исходном положении.

Она извивалась, доблестно сражаясь за свободу, но сильные пальцы Трэвиса лишь крепче сжимали ее руки. Во время потасовки книга упала на пол. Трэвис оставил Кейси и ловко подхватил ее.

— Отдай!! — вопила она, стараясь отобрать у него книгу.

Он шлепнул по ее вытянутой руке и повернулся к ней спиной. Кейси вскочила на ноги.

— Трэвис, ты смешон! Верни мне книгу!

Голос ее стал высоким и тонким; задыхаясь, Кейси рванулась за ним и вцепилась в его рубашку.

Трэвис одарил ее хладнокровным, убийственным взглядом. Он гордо снял ее руку со своего воротника, повернулся на каблуках и отправился к себе в спальню, хлопнув дверью прямо перед ее носом.

Расстроенная Кейси отбила себе кулак о твердую дверь и сорвала голос, высказывая Трэвису все, что она думает о его поведении.

Мысли о Трэвисе Крэйге опять не давали ей спать. Кейси лихорадочно меряла шагами ковер спальни и недовольно ворчала, пытаясь сообразить, что было причиной нелепого взрыва со стороны Трэвиса.

Она не могла понять, почему Трэвис так огорчился из-за того, что она читала эту книгу. Кейси вышла на деревянный балкон. Тонкая материя ее бледно-зеленой пижамы поблескивала в лунном свете. Чувствуя себя крайне одинокой и очень несчастной, она уселась на толстую мягкую подушку в один из шезлонгов из красного дерева.

Мягкая луна неподвижно зависла в усыпанном звездами-бриллиантами небе, отражаясь миллионами серебряных бликов на спокойной поверхности вод залива. Но даже безмятежный тропический пейзаж, морской бриз, нежно трепавший ее распущенные волосы, запах цветущего жасмина не могли успокоить ее расстроенную душу.

Звук шагов по каменным ступенькам заставил ее обернуться. Это был Трэвис с рубашкой в одной руке. Ручейки воды сбегали по его мускулистому телу. Он только что искупался. Задержав на ней свой взгляд, Трэвис молча проследовал на кухню.

— Трэвис, — позвала она, поворачиваясь в кресле. — Пожалуйста, поговори со мной немножко.

Тяжело вздохнув, он обернулся и укоризненно посмотрел на нее.

— О чем? — горько вырвалось у него.

Кейси подвинулась, приглашая Трэвиса присесть рядом, но он продолжал упрямо стоять, всем поведением демонстрируя свою непреклонность.

— Трэвис, мне не нравится, что ты сердишься на меня. — Она по-детски надулась и, схватив его за руку, с силой сжала ее. — Прости, что расстроила тебя! Я не хотела этого.

Мятая рубашка упала на пол. Трэвис, явно волнуясь, вытер мокрое лицо. Он глубоко вздохнул.

— Знаешь, я тоже переусердствовал, — виновато признался Трэвис. — Я просто не хотел, чтобы ты читала всякую дрянь. Это беспокоит меня. Я…

— Я знаю, — ласково прервала его Кейси. Голова ее резко поникла. — Словно ты поймал за чтением порнографии свою сестру или, еще хуже, свою мать.

— Ни сестра, ни мать здесь ни при чем, — хрипло прошептал он. Страшный львиный блеск появился в его ставших янтарными глазах. — Боже, помоги мне…

Он внезапно притянул ее к себе, и Кейси почувствовала прикосновение его жадных губ.

Кровь ударила ей в лицо, сердце застучало как молоток. Она пыталась высвободиться, но сильные мужские руки крепко держали ее запястья. Трэвис слегка подтолкнул ее назад, и они оба оказались в кресле.

Когда она попыталась отвернуться, его ищущие губы безжалостно захватили ее рот, поглотив все ее дыхание. Свободной рукой Трэвис проворно расстегнул пуговицы на вороте ее пижамы. Он прижал ее всем телом, придавив своей грудью ее нежные груди.

Все разумные мысли Кейси мгновенно отступили перед ее главной потребностью чувствовать. Теплые волны желания сладостно мучили ее разгоряченное тело. Неожиданно она прекратила борьбу и начала поддаваться ему.

Ее дразнящий язык проскользнул во влажные глубины его рта. Тело ее соблазняюще изогнулось. Она ощущала горячий жар его плоти и набухающий бутон его мужественности. Им стоило бы раздеться совсем…

Трэвис неохотно отпустил ее мягкие губы.

— Знаешь, как много раз мне хотелось этого? — прошептал он, зарываясь лицом в облако ее каштановых волос. Пальцы его страстно и нежно ласкали чувствительную кожу на ее груди. — Последние десять дней я еле сдерживал себя, — признался Трэвис, тепло дыша ей в ухо. — Ты не обращаешь на меня никакого внимания! Иногда мне кажется, что ты вообще не понимаешь, что я мужчина.

Кейси посмотрела на него, удивленно раскрыв изумрудные глаза. Она нежно провела пальцами по его векам, вееру черных ресниц, мужественным чертам его лица к уголку его чувственного рта, а Трэвис ровными белыми зубами игриво покусывал ее чувствительные пальцы.

— О, Трэвис, — вздохнула она, прильнув к его широкой груди. Теплый покой воздушным шарфом окутал ее.

Руки его запутались в ее волосах, отклоняя ее голову назад, пока ее шея и грудь не предстали перед его полузакрытыми от страсти глазами.

— С тех пор как я увидел тебя, я потерял покой, но ты была слепой и глухой. Я не мог поверить, что ты такая бесчувственная! Только холодный душ спасал меня. Я даже стал страдать бессонницей! — он нежно встряхнул Кейси.

— Какое совпадение… Холодные души в бессонные ночи тоже вошли у меня в привычку. — Лицо ее пылало страстью.

— Если мы будем принимать их вместе, то вода, думаю, закипит. — Трэвис легко поцеловал ей нос, губы, подбородок. Она задыхалась под его ласками. Рот его прокладывал раскаленную тропинку между соблазнительными холмиками ее груди, язык восторженно смаковал поющие от желания соски.

Кейси вся погрузилась в сладкое забытье. Девушка чувствовала, как рука Трэвиса тянется к коленям, внимательно ощупывая все выпуклости и углубления. Вот она скользнула под трусики Кейси, легкие и прозрачные, как все, что она носила. Пальцы пробежали по всему паху, потом ладонь принялась как бы разглаживать все складки, и вот пальцы уже на лобке…

— Почему бы нам не завершить эту дискуссию в постели? — тяжело задышал Трэвис, слегка покусывая ее нижнюю губу.

Тело Кейси похолодело на десять градусов, дыхание приостановилось, и она молча замерла в его руках.

Почувствовав перемену, Трэвис беспокойно взглянул на нее.

— Что-нибудь случилось?

— Зачем нам разрушать наши чудесные отношения из-за пяти минут в постели? — воскликнула она. Страсть ее испарилась, перейдя в глубокое внутреннее замешательство.

Он усмехнулся.

— Могу гарантировать, что пять минут меня не удовлетворят.

— Я имела в виду не это. — Кейси откинула с лица распущенные волосы и отвернулась от ищущего ее глаза взгляда. — Ты не понимаешь. Я…

— Я люблю тебя, — сказал Трэвис спокойным тихим голосом. Тыльной стороной пальцев он нежно ласкал ее щеку. — Я устал, жизнь утратила свою свежесть, и я думал, что никогда не испытаю этого чувства, пока не повстречал тебя. Я, правда, люблю тебя.

Кейси приподнялась, пораженная искренностью его признания.

— Этого не может быть! Еще никто не любил меня.

Трэвис нежно обнимал ее.

— Я люблю в тебе все. Твои глаза, твое лицо, твой голос. Я люблю твою походку, как ты говоришь и даже то, как ты ешь. — Голос его звучал все более волнующе. — Ты захватила мой ум, сердце, всю мою душу. Я люблю каждый дюйм твоего тела.

Кейси вздрогнула при слове "дюйм". Сердце ее горестно сжалось, она не смогла скрыть страх, вдруг возникший в душе.

— Я не такая, какой ты меня себе представляешь. Ты достоин более женственной и нежной: семьдесят два дюйма — это не предмет для любви.

— Кейси, ей-Богу, ты сумасшедшая. Ты считаешь, что большой рост несовместим с понятием женственности, но это же неправда! Ты самая соблазнительная женщина из всех, кого я встречал. К тому же я сам не юноша и знаю, чего хочу, а хочу я тебя. Я тебя люблю!

— Ты любишь язык, пироги с сыром и научную фантастику, — смущенно пошутила она, оттолкнув его руки. — Если бы ты встретил меня в общественном месте, ты бы, может быть, и вел себя галантно, но не более того. Ты стал слишком чувствительным только потому, что случайно оказался около этого романтического залива. Ты за ланчем переел оливок, и теперь у тебя либидо барахлит, — неудачно пошутила Кейси, напуганная словами Трэвиса и своими собственными чувствами. Страх отрезвил ее. — Почему бы тебе завтра не поехать в город? — глупо спросила она его срывающимся голосом. — Там есть проститутки. Я дам тебе взаймы денег. Тогда все вернется на свои места.

— Кейси, ты форменная дура!

— Пожалуйста, Трэвис! — Она запахнула пижаму. — Ты оказываешь давление на меня, а я этого не люблю! Я не уверена в себе и не знаю, что нужно мне самой. — Она сделала усталый жест рукой и удрала в безопасную гавань своей спальни.

…В эту ночь на вилле не спали два человека, а вода в душах лилась беспрерывно.

6

Они встретились на следующее утро на восемьдесят девятой ступеньке. Их несколько мятый вид выдавал правду о бессонной ночи.

Кейси несла в руках доску для серфинга, скрывая от его глаз обнаженную часть тела, которую обнаруживал ее слишком открытый купальник.

— Я собираюсь поплавать в заливе, — неуверенно пробормотала она, притворно внимательно разглядывая цветущие красные гибискусы, окаймлявшие тропу, ведущую к волнорезу.

— А я вот иду из городка.

Сердце ее екнуло, ноги похолодели. Кейси нерешительно посмотрела на него, и у нее предательски покраснели щеки.

— А, так ты решил в конце концов принять мое предложение.

Трэвис хитро усмехнулся и высоко поднял сетчатую сумку.

— Я ходил за хлебом, молоком и фруктами, а не за сексом. — Он важно сложил руки на груди. Голос его был спокоен и тих. — Хотя леди в городе прелестны, податливы и дешевы, я абсолютно счастлив рядом с тобой и согласен ждать, когда ты смилостивишься надо мной.

Кейси, воткнув конец доски в песок, пронзила его взглядом.

— Ты можешь прождать до второго пришествия! — огрызнулась она. — Ты что-то напряжен. Почему?

— Прошлой ночью только одно оказалось в тебе неубедительным — твой голос.

— Подло об этом говорить… — прошипела она, взбешенная справедливостью его замечания. Кейси продолжала свирепо смотреть на него. Все семьдесят два дюйма ее тела дрожали от негодования. Ее подмывало наброситься на него с кулаками, ударить в чувствительное место, но она сдержалась.

Трэвис продолжал загораживать ей дорогу. Солнце блестело в его львиной гриве, мускулы на широких плечах и груди играли жизненной силой.

Настоящий, уверенный в себе опытный самец подкрадывался к своей добыче. Пока он не делал попытки накинуться на Кейси, но глаза его раздевали ее с явным удовольствием. Слабость охватила ее колени. Под его недвусмысленным взглядом она почувствовала глубоко внутри себя жгучее тепло желания. Вдруг Кейси ощутила свою беззащитность, и ею овладел страх. Она снова загородилась доской как щитом. — Я приехала в Мексику не для того, чтобы проводить время в горизонтальном положении под каким-то мужским телом, — подчеркнула Кейси холодным официальным тоном. — Я не предмет для сексуального вожделения! Тебе придется найти кого-нибудь посговорчивей!

— Боюсь, вряд ли кому-нибудь удастся заменить тебя, — снисходительно ответил Трэвис. — Когда становишься старше, то понимаешь, что основой для отношений служит не одна лишь физическая удовлетворенность. — Его слова успокоили ее. — Ты очень интересная личность. Я охотно признаюсь, что хочу обладать твоим телом, но для меня не менее важны твоя душа, твой интеллект и твои духовные потребности. Я не хочу, чтобы ты была экспонатом выдуманной тобой коллекции женщин или моей собственностью. Я хочу стать частью твоей жизни. — Трэвис нежно улыбнулся, заметив сконфуженное выражение на ее лице. — Я считаю, что слияние тел откроет для нас целый новый мир, и хочу, чтобы ты узнала его.

Поразительное окончание его речи потрясло Кейси. Она молча обошла его и побежала вниз по каменным ступенькам к сахарно-белому пляжу и безмятежным водам залива.

— Тоже мне, свободная леди! — насмехалась над собой Кейси. — Ты ведешь себя как какая-нибудь истеричная барышня.

Она лежала лицом вниз на оранжевой пенополистироловой доске, болтая руками в ласковых волнах прилива.

Было бы легче, если бы она была девственницей, печально призналась себе Кейси. Она знала, что уступит Трэвису, не колеблясь ни минуты. Но прошлой ночью все прежние страхи и опасения возродились, и она была в панике. Кейси не могла допустить, чтобы Трэвис обнаружил в ней никудышнюю любовницу, какой она на деле и была. Девушка боялась своей неопытности.

Кейси привстала и, оседлав доску, свесила ноги в теплую воду. Она задумчиво следила за лучами солнца, глубоко проникающими в морскую глубину. Мысленно возвращалась она в то время, когда впервые мужчина переспал с ней. Она была на младшем курсе колледжа, совсем одинокая в атмосфере студенческой беспечности и распущенности. Девушка тихо увлеклась центральным защитником баскетбольной команды. Она не знала, что определило ее влечение к нему. То ли то, что он был на пять дюймов выше нее, то ли то, что он был первым мужчиной, проявившим к ней какой-то интерес. Кейси думала, что влюблена, и уверяла себя, что он отвечает тем же, но заблуждалась. Ярый спортсмен использовал ее как еще один снаряд для тренировки, и для него она была просто долговязой неудачницей.

Отлив отнес Кейси далеко в море. Она одиноко дрейфовала возле кораллового рифа. Одна и одиноко — это был образ жизни, который стал так привычен ей. Годами она не задумывалась о сексе и о себе в нем. Только ручка и блокнот приносили ей удовлетворение. Кейси пользовалась на службе популярностью, но интимные отношения с мужчинами представлялись ей опасными, ненадежными, и мысли о них вызывали беспокойство.

Кейси направила свой пенопластовый "корабль" к берегу, казавшемуся очень далеким, но ветер уже усилился, и морской прилив быстро нес ее к песчаному пляжу. Вдруг волна окатила ее. Кейси испуганно обернулась и увидела гладкого серого дельфина с симпатичным улыбающимся рострумом[12]. Живая торпеда стремительно перемещалась и легко ныряла в воде. Он сделал очередной набег на нее, и его крючкообразный спинной плавник исчез под ее доской.

Кейси обрадовалась такой приятной компании. Еще три дельфина резвились в уединенной бухточке. Они были дружелюбны и безобидны. Их короткие носы-клювы придавали им неизменно смеющийся вид, и Кейси знала, что там, где есть дельфины, нет акул. В библиотеке Мэтта она отыскала книгу о высокоразвитых млекопитающих и после ее изучения ощущала особенное расположение к этим умным морским животным. Кейси вспомнила, что когда самка дельфина заботится о своих детях, нянча их в течение года с лишком, самец не принимает участия в воспитании своего потомства. Несчастная судьба! Кейси и себя приучала к этой роли в будущем.

Камерон Рейнольдс преуспел в одном — в спортивном репортаже. Он был мастером анализировать любую игру, любого игрока, каждое движение и каждое правило. Репортер не имел себе равных, являясь признанным королем в области спортивной журналистики, прекрасно владел динамикой речи и обладал широчайшей эрудицией. Его собственная коллекция завидных спортивных трофеев и наград тоже не имела себе равных. Они заполняли стены гостиной в каждой квартире, где семье Рейнольдса приходилось жить.

Становясь все более популярным спортивным комментатором, Камерон не проявлял ни малейшего желания учиться педагогике. Он поручал Кейси домохозяйкам — одна была заботливой, другая исполнительной — но все лишь неважные заместительницы любимого отца.

Долгое время поэтому Кейси сознавала, что печаль, связанная с кончиной матери, соединялась с болью потери еще и отца. Она всеми силами старалась заслужить его любовь и внимание. Кейси всегда была успевающей школьницей, но ее усилия никогда не ценились. Отметки ее не казались достаточно хорошими, награды ее не поощрялись и не отмечались пирами. Разговор об очередной спортивной игре за обедом был для Камерона Рейнольдса важнее, чем школьные дела его дочери.

Это была оборотная сторона ее жизни, ей приходилось самостоятельно бороться, чтобы справляться со своими проблемами. Борьба стала нешуточной, когда в тринадцать лет она вдруг вымахала почти до шести футов. Лучше ей было появиться на свет мальчиком, тогда бы ее отец мог прославлять в прессе достоинства своего сына-баскетболиста — атлетизм его фигуры и игровые успехи. Камерон Рейнольдс демонстрировал явную нерасположенность к своей высокой дочери, непрестанно пороча ее при всех кличками типа "растяпа" или "кобыла", и Кейси постепенно начала стыдиться себя, а затем и вовсе перестала считать себя женщиной.

В обществе, где средний рост женщин сто семьдесят два, а мужчин — сто восемьдесят семь, Кейси чувствовала себя крайне неуютно. Ведущие модные журналы сотворили миф о том, что все женщины должны походить на модели, которые украшают их страницы, — хрупкие, худощавые и абсолютно пропорциональные. Когда говорили о том, что это "женщины на все "сто", имели в виду еще и их жизнь на полную катушку. И вновь Кейси ощущала свою неполноценность.

Прошли годы диеты, поиска нарядов и гимнастики — до того момента, когда она сделала из себя лучшее, что могла, достигнув наконец приличного для девушки веса. Это достижение произошло одновременно с расцветом ее журналистской карьеры. По мере того, как возрастали ее журналистское мастерство и жизненный опыт, она все больше завоевывала себе право заявлять с уверенностью преуспевающего профессионала: "Я есть я; я такая, какая есть".

Ее успехи фактически были неизвестны отцу. В то время Камерон Рейнольдс уже вторгался в первую программу телевидения. Он вел все главные репортажи об Олимпийских играх и Уимблдоне, чемпионатах мира и суперкубках. Кейси захлестнула волна мучительного гнева, когда он погиб в авиакатастрофе ровно за три месяца до объявления Пульцеровских премий. Она наконец добилась успеха в той области, в которой он не стяжал лавров, — несомненно, за это отец полюбил бы ее.

Это было два года назад, а казалось, что прошла целая вечность. Кейси твердо решила изменить свой имидж и бросить прежнюю работу, несмотря на успехи, которые принесли ей любовь и популярность у читателей.

Неужели отношения с Трэвисом Крэйгом станут частью ее новой жизни? А ведь десять дней назад она даже не знала о существовании человека, которому теперь доверяла свои сокровенные тайны и мысли о котором заставляли ее сердце биться быстрее, возбуждая в ней ранее неизведанные желания.

Хорошо подумав, Кейси вынуждена была признаться себе, что с их первой встречи в ней родилась непреодолимая тяга к Трэвису. Она сейчас отказывала ему в физической близости только из целомудрия, но сама не понимала, почему продолжает сопротивляться желанному мужчине.

Она не боялась забеременеть. Ей рассказали о противозачаточных пилюлях еще тогда, когда она в первый раз отправилась в злачные районы за материалом для газеты. Там всегда была опасность подвергнуться нападению или изнасилованию, и взять контрацептивное средство казалось разумной предосторожностью.

Кейси не хватало женского совета, и она много бы дала за короткий разговор с более опытной женщиной.

Волны прибили серф Кейси к краю дальнего берега. Среди зеленых холмов спряталась "Розовый фламинго" — вилла, окруженная пестрыми цветущими растениями. Это был дом Рикардо и Инесы Кастильо, двух преуспевающих архитекторов, с которыми Мэтт познакомил Кейси во время их летнего визита в Бостон. Она и Инеса сразу же превратились в подруг "не разлей вода". Они вместе завтракали и посещали лучшие магазины, непринужденно болтая и беспечно скупая все, что попадалось под руку. Сегодня она испытывала потребность в спокойном благоразумии Инесы. Кейси воткнула свой серф в песок и стала подниматься по каменным ступенькам, ведущим к вилле Кастильо. Ее заметил старик садовник в сомбреро, подрезавший шипы живой изгороди.

— Добрый день. Дома ли сеньор и сеньора Кастильо? — жутко коверкая испанский, с трудом произнесла Кейси.

Беззубая улыбка осветила загорелое морщинистое лицо старика.

— Их нет, сеньорита. Они вернутся только в субботу.

Кейси расстроенно вздохнула. Кастильо не будет до субботы — целых три дня!

— Благодарю. — Она кивнула и стала спускаться обратно к пляжу. Опять ей самой придется решать свои проблемы, снова она вынуждена один на один сражаться со своими страхами. Кейси в ярости заскрежетала зубами. Почему мысли о сексе так тяжело давят на нее? Почему они лишают ее уравновешенности и уверенности в себе, делая уязвимой и беспокойной?!

Во всем остальном она проявляла сильный твердый характер, незаурядный ум и способности, к тому же ей уже почти тридцать! Но тема секса оставалась для нее закрытой и таинственной. Она стыдилась своего тела и своей неспособности удовлетворить мужчину. Кейси не боялась показаться безнравственной, считая нормальным отдаться мужчине, к которому она расположена, которого любит и с которым желает войти в половую связь. Трэвис Крэйг и был таким мужчиной, и даже больше того. Ей все нравилось в нем!

Кейси не могла не замечать электрические разряды, которые пронизывали их, когда они встречались взглядами. Назови это биологией, химией, кармой — Трэвис даже на расстоянии возбуждал ее как ни один мужчина, с которым она встречалась. Она любила прикосновение его рук, прижатый к ее губам рот, любила ощущать на своей коже его плоть. Кейси в воображении часто представляла, как он обладает ею, — горячее сильное тело на ней и внутри нее.

Незаметная тяжесть и напряжение привели ее в нервозное состояние. Она волочила свою доску по песку, пока не очутилась на тропинке, ведущей к вилле Мэтта. Защищая глаза от солнца, Кейси смотрела на их дом, прикидывая, что может делать и о чем может думать Трэвис. Ее чувства колебались от спокойствия к буре, но внешне она выглядела хладнокровной и уверенной в себе. "Любит ли он меня в самом деле или он лишь говорит те слова, которые хочет услышать любая женщина?"

Отягощенная раздумьями и переживаниями, Кейси изнеможенно легла лицом на белый песок, положив под голову загорелые руки. Ее чувства были похожи на игру по перетягиванию каната, что усугублялось бессонной ночью накануне и серфингом.

Кейси волновало, как отреагирует Трэвис, если она поднимется по ступенькам в дом, сбросит свой купальник и скажет: "Бери меня". Она хихикнула, представив его обалделое выражение лица. Тело ее глубже впечаталось в песок. Для себя она желала только храбрости и выдержки. Кейси сонно зевнула. Веки ее постепенно смыкались, и вскоре темный веер ресниц, потрепетав, закрылся. Безжалостно палящее мексиканское солнце, охлажденное океанским бризом, коварно-успокаивающе ласкало ее измученное тело.

Шумное хлопанье дверцами шкафа мгновенно рассеяло сон Трэвиса. Он поморщился от досады — это был тот самый сон, который снился ему всю неделю: он и Кейси на романтическом свидании. Трэвис тряхнул головой, чтобы прийти в себя, поднялся с кожаной софы и прошел в кухню. Глазам его предстал большой кусок поджаренного розового мяса — это пришла сгоревшая под злым солнцем Кейси.

— Я знал, что под твоей оболочкой был пожар, но никогда не ожидал увидеть его таким!

Кейси обернулась на звук его голоса. Плохое самочувствие и тяжелая головная боль свели на нет ее злобу.

— О, Трэвис, я действительно глупа — заснула на солнце. Все болит! — Она захлюпала носом, нижняя губа предательски задрожала, а глаза наполнились слезами.

— Держись веселей, милая! — Трэвису пришлось подавить сильное желание обнять и успокоить ее вовсе не словами. — Я уверен, что здесь должно быть что-нибудь от ожога.

Он перерыл все ящики, но нашел только пузырек с аспирином. Трэвис дал Кейси две таблетки и стакан холодной воды.

— Почему ты не приняла теплую ванну и не осталась у себя в комнате? Я схожу вниз в городок и поищу мазь или доктора, который может посоветовать что-нибудь болеутоляющее.

Мрачно кивнув, она с трудом поплелась в свою спальню.

Кейси посмотрела на свой обед и отвела взгляд — два свежих яйца походили на неподвижные глаза, вишневый помидор — на нос, а полумесяц стрел спаржи — на рот. Трэвис был очень изобретателен, и каждый обед она находила на столе новые фигурки из овощей, что доставляло ей громадное удовольствие. Но не сегодня вечером…

Сегодня она еле сидела, ерзая по краю кресла, стараясь предохранить пораженную кожу бедер от соприкосновения с виниловой подушкой. После ванны Кейси, охая от боли, надела широкий бело-голубой сарафан на бретельках. Ее плечи и спина стали почти пурпурными. Тело горело как в огне, саму же Кейси бил озноб. Гусиные пупырышки усыпали ее руки и ноги. Неожиданно к горлу подступила тошнота, и она, поспешно отодвинув тарелку, потянулась за стаканом воды.

Трэвис положил нож и вилку и сочувственно посмотрел на нее.

— Тебе нехорошо?

Кейси покачала головой и вздохнула. Аспирин не помог ее голове. Острые лезвия боли резали ей спину и с мучительной силой отражались в ее расширенных зрачках.

— Не могу поверить, что в городе нет аптеки или врача, — сокрушенно пробормотала она. — Ты убежден, что опросил всех?

— На весь городок один ветеринар — и даже того не оказалось дома, — вежливо объяснил Трэвис. — Жители обходятся лекарственными травами или, если нужна госпитализация, отправляются в Акапулько.

— Замечательно! Просто замечательно! — недовольно выдохнула Кейси.

У нее кружилась голова, а живот скручивало от позывов к рвоте. Она не понимала, что происходит внутри нее. Она нервничала.

— Это все твоя вина. — Кейси подняла лицо, бросив на Трэвиса недобрый взгляд. — Я совершенно не спала из-за тебя прошлую ночь. Сегодня ты выгнал меня из моего собственного дома. Теперь я страдаю.

— Успокойся, ты…

— Я не хочу успокаиваться! — гневно оборвала она его. — Меня тошнит от тебя, указывающего, что мне делать. Ты хотел подчинить меня и мучить — и ты добился своего. — Кейси хлопнула льняной салфеткой по стеклянной поверхности стола. — Ты не должен был приезжать сюда! Я позволила тебе остаться по доброте своего сердца. А ты разрушил мой отдых. Думаю, теперь ты счастлив. — Две огромные слезы скатились по ее щекам. — Ты бесчувственный тупица!

Она развернулась и, корчась от боли, выбежала из-за стола и спряталась в своей комнате.

Несколько минут спустя Трэвис стоял на коленях возле ее кровати. Его большая рука ласково убирала с ее лица разметавшиеся каштановые волосы.

— Я нисколько не хотел тебя обидеть, — нежно шептал он. Он поцеловал уголки ее губ, языком ощутив соленый вкус слез. — Если бы я мог, я бы влез в твою кожу. Но ты обязательно решишь, что я делаю тебе непристойное предложение.

Кейси издала стон и икнула. Увидев сострадание на лице Трэвиса, она смягчилась. Ее оборона дрогнула.

— Трэвис, чего ты от меня хочешь?

Он улыбнулся.

— Я могу предъявить целый ряд требований, но они неизменно сводятся к тому, чтобы ты лежала на боку. А я подожду, пока ожог утихнет. — Он нежно похлопал ее по ягодицам. — Должно быть, я хочу такого, что и тебе улучшит настроение.

— Я согласна на любые средства, — мрачно согласилась Кейси. Она присела на краю кровати, вздрагивая и кусая губу от боли, возникающей при малейшем движении.

Трэвис осмотрел маленький набор косметики, который был выстроен наверху комода. Он взял баночку с успокаивающим кремом и прочел состав.

— Это должно помочь подсушить кожу и снять боль! — радостно объявил он. Он подбросил скользкую от жира баночку вверх и легко поймал ее одной рукой. — Сними платье, я сделаю тебе холодный компресс.

Трэвис исчез в ванной. Когда он вернулся, он нашел Кейси по-прежнему одетой, сидящей на краю кровати и уставившейся в пространство.

— Я помню, как одна кинозвезда умерла от солнечной интоксикации, — сказала она тонким испуганным голосом.

Он поставил пластмассовый таз с водой, положил мокрые полотенца на ночной столик и уселся рядом с ней.

— Успокойся, Кейси, у тебя слишком сильное воображение. — Он взял ее руку и большим пальцем ласкал кожу на ее ладони. — Если бы я считал, что тебе грозит опасность, я бы отправил тебя в больницу.

— Мне так же плохо. — Голос ее был по-прежнему вялым.

— Когда ты успокоишься, то почувствуешь себя гораздо лучше.

Трэвис поднялся и закинул ее ноги на кровать.

— Я не могу допустить, чтобы с тобой что-нибудь случилось. Ты доверяешь мне?

Кейси, засопев, кивнула и улыбнулась.

— Ты очень заботливая сиделка.

— Я всегда был хорош в качестве врача, — гордо произнес Трэвис. — Завтра я отправлюсь на фермерский рынок и куплю алоэ. Сок его листьев считается очень действенным при ожогах.

Он расстегнул пуговицы на вороте ее платья. Тонкая материя незаметно упала на ковер. Кейси осталась в одних бикини цвета слоновой кости.

Она почувствовала, как все ее тело покрывается таким же розовым румянцем, как и опухшая кожа на спине. Она наблюдала за манипуляциями Трэвиса вблизи ее полных грудей.

— Кейси… — простонал Трэвис с неподдельным отчаянием, — ты сводишь меня с ума. Я всю неделю видел эротические сны о том, как я тебя раздеваю. Я просто заболеваю, касаясь тебя и ощущая тебя… я голодаю по тебе.

Его руки скользили по ее телу от пояса к груди и остановились, лаская затвердевшие соски на ее груди.

Дрожь пробежала по ее вмиг забывшему боль телу.

— Пожалуйста, Трэвис, — прошептала она и жалобно посмотрела на него.

В его карих глазах горел огонь неукротимого желания.

— Я никогда не мог сопротивляться искушению, — пробормотал он низким неуверенным голосом. — Я превращаюсь в заядлого любителя петтинга. — Он наклонил голову так, что его язык легко сомкнулся с ее губами, захватил их в плен, ища заветную влажную сладость. Его мягкий теплый рот вызвал бурю сладостных ощущений, которые полностью подавили инстинкт самосохранения у Кейси. Она была сильно возбуждена, каждая клеточка ее тела пылала от пьянящего ощущения близости с ним.

Сдавшись, она склонилась к его сильной груди, и его шерстяная рубашка стала натирать кожу на ее больной груди. Он опустил руки ей на бедра, пытаясь стянуть бикини. Кейси вцепилась в пояс на его джинсах и тесно прижалась к его возбужденной плоти.

Губы его блуждали от румяных щек к шее, зубы легонько покусывали воспаленную бархатность ее кожи. Нежно вздохнув, Кейси спрятала лицо у него на груди, вдыхая слабый запах пряного одеколона. Она чувствовала легкость и готовность к более интимным объятиям.

Жаждущий рот Трэвиса снова накрыл губы Кейси. Руки его скользили по ее спине, все крепче прижимая ее к себе. Кейси вскрикнула от боли, когда он коснулся ее нежных обгоревших плеч.

— Прости, милая, — хрипло извинился он, тотчас опустив свои руки. — Ты права, я бесчувственный болван.

Кейси взглянула на него. Ее глаза были широко раскрыты и сияли.

— Нет-нет, ты вовсе не тупица, — нежно возразила она. — Я жалею, что обозвала тебя так. — Она едва коснулась губами уголка его рта.

— Продолжим, позволь мне позаботиться о тебе. — Трэвис подтолкнул ее к кровати.

Кейси издала громкий и продолжительный вздох облегчения, когда прохладные влажные полотенца накрыли ее спину и ноги. За несколько минут кожа ее насытилась влагой полотенец, вытянувших жар из ее тела. Трэвис повторял и повторял эту процедуру. Благодаря его заботе и спокойному голосу раздраженность Кейси незаметно перешла в спокойный, безмятежный сон.

Утром назойливые солнечные лучи разбудили Кейси. Недовольным взглядом она осмотрела комнату. Раздвижные стеклянные двери были открыты. Трэвис не удосужился задернуть шторы в спальне. Трэвис… Кейси сонно зевнула и рассмеялась, зарывшись щекою в мягкое облако подушки под головой. Трэвису в роли доктора удалось совершить чудо. Его успокаивающий уверенный голос привел в норму ее вдруг расшатавшиеся нервы, а манипуляции с полотенцами значительно улучшили самочувствие Кейси. Она выгнула спину и подвигала ногами. Кожа была еще раздраженная и чувствительная, но болела намного меньше, чем ночью.

Вдруг Кейси почувствовала, что не она одна спала в постели. Рядом лежал Трэвис в неизменной коричнево-рыжей шерстяной рубашке и джинсах, раскинувшийся на спине и удовлетворенно храпящий.

Упершись локтями в середину своей подушки и подперев ладонями подбородок, Кейси с любопытством изучала своего шумно сопящего компаньона. Несмотря на густую щетину, покрывающую его щеки и подбородок, суровые черты его загоревшего лица во сне выглядели необычайно беззащитно и молодо. Упавший на лоб влажный завиток и густые темные ресницы придавали Трэвису мальчишеский вид, который Кейси нашла очень привлекательным.

Прошедшая ночь помогла ей перемениться к нему, она больше не видела в нем опасного хищника и не чувствовала угрозы в его присутствии на вилле.

— Я спал в позиции номер тридцать восемь, — раздался голос Трэвиса, еще хриплый после сна.

Кейси повернула голову, отбросив на плечи волны каштановых волос.

— Это что-то из футбола? — вежливо поинтересовалась она.

Трэвис улыбнулся и отрицательно покачал головой. Он поднял руку, чтобы погладить ее волосы. Пальцы его ласкали ее подбородок и дразнили мочку уха.

— Нет, это позиция в Камасутре, придуманная специально для людей с обожженными спинами.

Звонкий смех вырвался из горла Кейси, ее глаза радостно заблестели.

— Ты решил продолжить рекламную кампанию?

Он притворно рассердился.

— Не рассказывай мне, что ты больше не боишься меня! — Трэвис состроил ей страшную рожу, и она заразительно расхохоталась. Он слегка подвинулся, подкрадываясь к ее голому телу.

— Нет, я не боюсь. После этой ночи… — Кейси доверчиво смотрела в его полузакрытые глаза.

Она почувствовала его изучающие пальцы, которые гуляли по ее ключице, потом по белым выпуклостям груди, чтобы задержаться в ложбинке между ними. Она и не пыталась остановить его.

— Ты был невероятно любезен, нежен и заботлив. Ты избавил меня не только от физической боли, но и от моих страхов тоже. Правда, я до сих пор смущаюсь и не уверена в себе. У меня еще куча комплексов, но я все равно не боюсь.

Трэвис скользнул рукой вокруг ее шеи и приблизил к себе ее лицо. Он стал истязать языком и губами уголки ее губ и вдруг нежно поглотил ее дыхание.

Тело Кейси растаяло как лед под весенним солнцем. Ее длинные стройные ноги скользили между его ног, а руки возбужденно сжимали его плечи. Она охотно и естественно отвечала на его поцелуи, прижимаясь к нему разгоряченным телом.

Когда Трэвис наконец отпустил ее, Кейси положила щеку ему на грудь. Она слышала гулкие удары его сердца, бившегося в унисон с ее собственным. Все чувства Кейси были обострены и взбудоражены, несмотря на усталость, которая сковала ее мышцы.

Трэвис спустил руки ей на бедра, чтобы завладеть ее приподнявшимися ягодицами. Пальцы его играли с резинкой на поясе ее нейлоновых бикини.

— Я буду всегда любить тебя, но я в состоянии подождать, пока не услышу тех же слов от тебя. Ты можешь быть в этом уверена. — Он вздохнул с сожалением и поцеловал ее в макушку. — Полагаю, что могу начать завтракать. Ты спала, а я, как всегда, полночи мыл посуду.

Она улыбнулась, увидев его недовольное лицо.

— Для злых нет отдыха, — поддразнила она его и скользнула назад на матрац.

Трэвис издал долгий мучительный стон.

— Мне вдруг жутко захотелось полностью обладать тобой.

Он скатился с кровати и встал на ноги, грустно смотря на ее ярко-розовую кожу. Потом вздрогнул и покачал головой.

— Завтрак может подождать. Минуту на то, чтобы умыться, одеться — и в городок за листьями алоэ. Почему бы тебе до моего возвращения не понежиться в ванне с теплой водой?

Кейси покорно кивнула, наблюдая, как он торопливо вышел. Она, свесив ноги, уселась на кровати, затем встала и направилась в ванную по рекомендации Трэвиса. Остановившись, чтобы взять с кресла хлопчатобумажную рубашку, она задержала взгляд на оставшихся от их тел вмятинах на постели.

Алоэ, теплые ванны и время быстро поставили Кейси на ноги. В субботу после полудня она металась по балкону взад-вперед как лев в клетке. Сверкающие воды залива манили ее, и уже позабытые за время болезни жаркие солнечные лучи мало ее беспокоили.

Главной ее проблемой был Трэвис. Он достойно выдержал все мытарства с нею, приготовляя лекарства, уделяя ей внимание, отпуская веселые шутки и поднимая ее дух. Эротические мгновения, иногда возникавшие между ними, только возбуждали их влечение и усиливали желание, пока Кейси вновь не посетил страх.

Она боялась себя и всепоглощающей страсти, клокочущей глубоко внутри нее. Она чувствовала угрозу для своей привычной независимости, а сексуальное напряжение, возникшее между ними, душило ее, заставляя терять рассудок.

Она понимала, что Трэвис ждет, когда она отпустит незримые тормоза. Последние три дня он был настоящим истязателем не только ее плоти, но и ее психики.

Кейси тяжело вздохнула и склонилась над деревянными перилами балкона. Если бы они могли покинуть виллу, где-нибудь бывать и общаться с другими людьми, она восстановила бы силы и подготовилась к борьбе, но Трэвис явно делал все, чтобы ничто не нарушало их уединения. Кейси украдкой поглядывала на происходящее внизу. Вдруг она улыбнулась и стремительно побежала по ступенькам к берегу. Если ей повезет, она найдет решение их проблемы!

Трэвис, довольно улыбаясь, поднялся из погреба. Ему удалось отремонтировать старую стиральную машину. Оказалось, что достаточно было поменять приводной ремень.

— Кейси! — он остановился, чтобы смыть смазку с рук. — Кейси! — снова позвал Трэвис, нахмурившись. Дома было тихо. Раздавалось лишь шипенье закипавшей на плите воды.

Он вытер руки, глотнул холодного пива и вышел на балкон. Кейси, решил он, должно быть, принимает ванну. Она весь день готовила, чистила и стирала, пока машина не сломалась и не прервала эти домашние хлопоты. Она казалась необыкновенно прилежной, выполняя свои обязанности по дому, даже после того, как он отругал ее за чрезмерное усердие.

Опершись на перила балкона, Трэвис смотрел в сторону залива, вдыхая острый соленый воздух, смешанный со знакомым уже ароматом жасмина. В глаза ему бросилось красное пятно, четко выделявшееся на белом пляже. Он выпрямился и внимательно присмотрелся к нему. Это была Кейси в своей хлопковой рубашке, выпущенной поверх коротких белых шорт. Она прогуливалась и оживленно болтала с каким-то мужчиной, которого Трэвис никогда прежде не видел. Незнакомец был высоким и стройным, с типичной походкой европейца. Он был одет во все белое, что оттеняло его темные волосы и загорелую кожу. Зеркальные солнцезащитные очки отражали золотой блеск низкого послеполуденного солнца.

Кейси и ее спутник задержались у подножья каменных ступенек, что позволило Трэвису разглядеть эту смеющуюся пару поближе. Так как никто из жителей не забирался ни разу в эту уединенную часть залива, Трэвис предположил, что чужак — владелец одной из вилл, расположенных выше по берегу.

Когда мужчина посмел задрать рубашку Кейси, чтобы рассмотреть ее обожженную спину, правая рука Трэвиса рефлекторно сжалась в кулак и расплющила алюминиевую банку из-под пива с такой легкостью, как если бы это была косметическая салфетка. Он оставил свой пост и в замешательстве вошел в дом. Ревность железной хваткой сдавила горло. Ее вниманием завладел другой мужчина! А ведь ее не было дома всего лишь несколько часов… Ярость исказила суровые черты Трэвиса, сжимая его сердце и терзая душу.

— Разве ты не голоден? Или мой сыр несъедобен? — спросила его Кейси. Вот уже десять минут с начала обеда Трэвис мелочно придирался к приготовленным ею блюдам.

— Он чудесный.

— Ты не притронулся к огурцам и салату из лука, — притворно небрежно заметила она. Увидев его безразличное пожатие плеч, Кейси забеспокоилась. — Трэвис, что-нибудь не так? Ты нормально себя чувствуешь?

— Превосходно.

Она вздохнула и в раздумье стала грызть ноготь большого пальца. Ну тогда, может быть, ее новости исправят угрюмое настроение Трэвиса? Кейси откашлялась.

— Трэвис, я не хочу тебя расстраивать тем, что скажу, но…

Она замолкла, вытерла вдруг пересохшие губы и смущенно засмеялась.

Он вобрал голову в плечи. "Сейчас начнется, — мрачно размышлял он. — Слова, которые убивают страшнее любого оружия". Он хлопнул кулаком по стеклянному столу — посуда, ножи и руки Кейси резко подпрыгнули.

— Ты ничего не хочешь мне сказать? Я видел вас вместе сегодня после полудня.

Кейси удивленно заморгала и судорожно глотнула воздух. Глаза Трэвиса сверкали звериным огнем, а губы его исказила презрительная гримаса. Кейси почувствовала себя не в своей тарелке.

— Послушай, я не понимаю, почему ты так сердишься. — Она нервно икнула. — Я… я не собиралась что-то делать за твоей спиной. Это просто случайность…

Трэвис вскочил на ноги и отбросил кресло, отлетевшее на балкон.

— Случайность! — Он презрительно передразнил ее. — Я оставил тебя одну на какую-то пару часов — и ты уже подобрала на берегу первого встречного!

Кейси протестующе открыла рот, но, казалось, она лишилась дара речи.

— Замолчи! — грубо оборвал ее потуги Трэвис. — Я ничего не желаю слушать. — Его злой голос был исполнен презрения. — Я живу с тобой больше двух недель, и ты была со мною сдержанна и осмотрительна, воздвигая все новые и новые барьеры, чтобы держать меня на расстоянии. А теперь ты позволила чужаку, который тебе едва знаком, касаться тебя, касаться твоего тела и… — Он почувствовал в груди необычайную тяжесть и задохнулся, словно только что пробежал марафонскую дистанцию.

Кейси поднялась, положила ладони на стол и посмотрела в его горящие глаза.

— Я его знаю, — сдержавшись, ровным голосом ответила она. — Это Рикардо Кастильо, который живет на розовой вилле вниз по берегу. Я познакомилась с ним и его женой, — она подчеркнула слово "жена", — прошлым летом в Бостоне. Мы много времени провели вместе. Они друзья Мэтта, мои друзья, а значит, и твои тоже. — Кейси полезла в нагрудный карман рубашки, вытащила черный кожаный кошель и положила его на середину стола. — Вот то, о чем я пытаюсь все время тебе сказать. Ключи от джипа, коттеджа и кооперативной квартиры в Акапулько. Кастильо завтра отправляются в Австралию и любезно предоставили нам все это на столько дней, на сколько мы пожелаем.

Трэвис долго смотрел на нее. Он смущенно вытер рукой рот.

— Ты, по-видимому, думаешь, что я сумасшедший ревнивый идиот. — Когда Кейси попыталась возразить ему, он вдохнул воздуха, поправил кресло и уселся в него. — Ты так думаешь, правда?

Кейси растерянно провела по своему лбу, снимая напряжение.

— Я думаю, что прогулка в Акапулько завтра будет для нас полезной. Я думаю, что мы слишком застряли в этом месте. — Кейси откашлялась и склонилась над столом.

И еще я думаю, что когда мы приедем в город, нам следует хоть немного пожить раздельно.

— Долго?

— Достаточно для того, чтобы ты успел прийти в себя и понял, что я не могу дать тебе того, чего ты ждешь от женщины. Когда дело касается, наших отношений, ты теряешь всю свою объективность.

— Итак, мы возвращаемся к тому, с чего начали?

Кейси кивнула и уставилась на свои руки.

— Это потому, что я безработный преподаватель английского с туманным будущим…

— Брось, Трэвис, твое финансовое положение совершенно ничего не значит в данном случае, — сердито прервала она.

— Тогда почему ты не доверяешь мне?! — воскликнул он. — Я уверен в своих чувствах! Я не зеленый юнец. Я повидал…

— В том-то и дело, — Кейси резко оборвала его. — У тебя здесь очень узкий круг общения. Пойми, я знаю, что уже говорила об этом, но я действительно так считаю. Если бы мы встретились в иной обстановке, ты никогда бы больше не искал встреч со мной. — Голос ее сорвался, она теряла контроль над собой. — Я знаю свои собственные возможности. Я также знаю, что у меня много "пунктиков", которые тебя не касаются. — Кейси вздохнула и прикусила губу. — Я стараюсь быть благоразумной ради себя и тебя тоже.

— Что ж, пусть будет по-твоему, — сказал Трэвис. — Завтра, когда мы попадем в Акапулько, мы пойдем своими путями, и каждый будет свободен выбирать то, что он находит интересным и привлекательным.

Она согласно кивнула.

— Ты можешь взять ключи от квартиры, а я оставлю себе ключи от джипа, чтобы ездить на виллу.

— Все сама?

— Я планировала вести здесь самостоятельную жизнь, — с ехидцей ответила она.

Кейси встала и принялась мыть обеденные тарелки. Она устала от дискуссий. К тому же ей досаждали постоянно возникавшие в ее сознании сцены, в которых Трэвис развлекался с другой женщиной.

— Может быть, ты упакуешь необходимые вещи? Я не хочу возвращаться в Акапулько и видеть тебя по меньшей мере неделю! — резко сказала она и, повернувшись, ушла в кухню.

7

Акапулько встретил их атмосферой настоящего праздника, ознаменовав их прибытие звуками гитар, скрипок и труб мексиканского оркестра мариачи. Бродячие певцы в традиционных широких сомбреро и отделанных серебром костюмах "чарро" изображали благородных ковбоев.

Город лежал у подножья высоких зеленых гор, которые лишь частично закрывали от глаз окруженный сушей мерцающий залив с золотыми пляжами. Несмотря на засилье туристов и новые высотные отели, Акапулько — Западная Ривьера — сверкал естественной экзотической красотой, буйной ароматной растительностью. Воздух оглашали хриплые крики тропических птиц и попугаев.

Трэвис поставил джип на стоянку кондоминиума[13] Кастильо на Кондесса-Бич.

— Ну вот, здесь мы и разойдемся в разные стороны, — произнес он, выключив зажигание и одарив Кейси широкой беззаботной улыбкой. — Если ты не передумала.

— Нет, — твердо заверила она и, взяв с заднего сиденья панаму и соломенную корзину, открыла дверцу. — Если ты не возвратишься на стоянку к полуночи, я буду считать, что ты на квартире.

Избегая испытующего взгляда его карих глаз, Кейси приводила себя в порядок, поправляя складки на темноватом платье, распрямляя тонкий пояс и проверяя пуговицы.

— Ну, я отбываю! — сказал Трэвис с явным энтузиазмом. — Желаю удачного дня.

Она неопределенно кивнула головой, перелистывая туристский атлас и притворившись, что внимательно изучает его. Всю дорогу в сорок миль до Акапулько Кейси укрепляла свою броню, маскируя бравадой свои страхи. Вот и теперь она пересиливала желание посмотреть, куда направился Трэвис.

Кейси глубоко вдохнула бодрящий соленый воздух, расправила плечи и отправилась изучать гедонистическую[14] жизнь Акапулько, благодаря которой он сделался знаменит. Она проводила часы, рассматривая ремесленные изделия, разложенные на сбившихся в кучу маленьких прилавках в прибрежном парке и возле пристройки волнореза. Продавцы были предупредительны и любезны, но Кейси интересовал только кожаный бумажник ручной выделки, который ей хотелось подарить Мэтту.

Она избегала городских видов транспорта, чтобы прокатиться в живописном экипаже к большому собору, который находился в центре города. Богато украшенный храм Святой Марии с тяжеловесными куполами в окружении бесчисленных резных башенок произвел на нее ошеломляющее впечатление.

После посещения еще двух церквей Кейси жадно набросилась на разноцветные открытые лотки и отделы для женщин, пока мостовая не загорелась у нее под сандалиями. Звук ее шагов слился с клокотанием голодного желудка. Она устало опустилась в кресло в одном из многочисленных ресторанчиков под соломенной крышей на Парадайз-Бич. С приподнятого патио Кейси могла видеть соревнования серфингистов, проходившие позади вздымавшихся отелей и зеленых холмов.

Заказав салат из свежей зелени и креветку с чесноком, Кейси расслабилась в мягком кресле, наблюдая за разноцветными дельтапланами, парившими в небе, водными лыжниками, выписывающими зигзаги вокруг рыбацких яхт и прогулочных катеров, пришвартованных в гавани.

— Сеньорита, — коренастый усатый официант появился возле ее локтя с высоким блестящим бокалом.

Кейси удивленно приподняла брови. Она не заказывала белого вина.

— Постойте, стюард. Это, наверное, не для меня.

Официант широко улыбнулся, обнажив золотые зубы, и поставил бокал перед ней.

— Бокал белого вина от господина. Кейси не знала никого, кто мог бы прислать ей привет.

— Не понимаю.

Официант, просияв улыбкой, указал на столик в дальнем углу. Темноволосый интересный мужчина приподнял свой бокал. Кейси сделала глоток и оглянулась.

— Грасиас… — промямлила она, протянув руку за завернутым в целлофан пакетом с крекерами.

Кейси, исподволь взглянув в сторону незнакомца, увидела, что тот не сводит с нее глаз. Их взгляды пересеклись и, смущенно покраснев, она отвела глаза. В ее сознании постоянно возникал его образ с точеным подбородком и глазами, сверкавшими подобно топазам.

Доев третий кусочек креветки с чесноком, мужчина встал и направился к столу Кейси. Она видела, как он пробирался, лавируя между столиками под соломенными зонтиками. Его высокая крепкая фигура в белой рубашке и плотно облегающих белых брюках придавала ему вид победителя.

Он остановился рядом с ней и, наклонив голову, произнес по-испански:

— Добрый день, сеньорита. — Голос его звучал в ее ушах хриплой мелодией. — Здесь свободно? — Он положил руку на спинку пустого кресла напротив нее.

Кейси вытерла губы красной льняной салфеткой, застенчиво улыбнулась ему и молчаливо кивнула, разрешая присоединиться к ней. Она долго смотрела в его самоуверенное мужественное лицо.

— У вас ужасный акцент, — сухо произнесла Кейси.

— Теперь всю ночь, лежа в кровати, я буду совершенствовать произношение… — Он жестом подозвал официанта. — Я следил за тобою все утро. Ты решила меня подразнить?

— Трэвис, — упрекнула его Кейси раздраженно, — ты же не собирался ходить за мной по пятам! — Она взглянула на него, внезапно ослабев от его торжествующей улыбки.

— Ты предложила мне найти женщину интересную и привлекательную, я последовал твоему совету, и вот я здесь! — Трэвис вдруг перестал улыбаться, выражение его лица стало серьезным. Он взял ее руку, поднял ладонь и медленно перецеловал каждый палец. — Ты и в самом деле хочешь, чтобы я нашел другую женщину?

Кейси не могла оторваться от его магнетического взгляда. Нежная твердость кончиков его пальцев, гладивших ей кожу, разжигала угли страсти, которую она с таким трудом старалась погасить. Эти тлеющие угли превращались в пламя, начиная терзать ее плоть.

Кейси закрыла глаза, как бы сбегая от настойчивого взгляда Трэвиса, и наконец с болью прошептала:

— Нет-нет, не надо больше никого искать.

Ресницы ее дрожали, а в изумрудных глазах сверкали слезы. Кейси поняла, что сейчас ее оборона окончательно рухнет.

— Когда мы расстались, мир померк передо мной. Я старалась отвлечься, метаясь по городу, но ничего не вышло. Я боялась, что ты найдешь другую женщину, и я никогда больше не почувствую прикосновений твоих рук, вкус твоих губ. Меня охватил ужас при мысли, что между нами все может кончиться!

Хитрое лицо Трэвиса осветилось нежной улыбкой.

— Судьба привела меня к тебе и дала мне терпение. А я не сторонник искушать судьбу. — Он снова поднес ее руку к своим губам.

Его желание передалось ей. Лицо Кейси горело.

— Трэвис, в моей жизни не было настоящей любви, — с трудом призналась Кейси. — Если честно, ты пугаешь меня. Ты слишком напористый…

— И ты до сих пор не уверена в своих чувствах?

Она глубоко вздохнула.

— Ты знаешь, я никогда не была так счастлива, как в эти недели, проведенные с тобой. Я знаю, что никогда не буду так доверять кому-то, делиться и спорить с кем-нибудь так же свободно, как с тобой. Сознаюсь, что такой симпатии я ни к кому раньше не испытывала. — Кейси сделала паузу, испугавшись собственного откровения.

Но чувства уже переполнили чашу и вырвались наружу.

— Твое появление перевернуло меня. Ты принес мне новую радость жизни, и я научилась получать удовольствие от нее. Я теперь острее чувствую и яснее вижу… Я знаю: что бы ни случилось в будущем, я никогда не буду счастливей, чем сейчас.

Голос Кейси понизился до еле слышного шепота.

— Признаюсь, что ты волнуешь мой разум, чувства и мою плоть как ни один мужчина. У меня голова идет кругом, а сердце разрывается, когда ты притрагиваешься ко мне. Без тебя я чувствую себя сиротой. Мне кажется, что я… Я люблю тебя.

Окружающее перестало существовать для них. Вокруг звенела посуда, посетители в переполненном кафе громко болтали. Но Трэвис и Кейси ничего не слышали. Они просто сидели, держась за руки, ноги их соприкасались под столом, глаза говорили красноречивее любых слов.

Когда поздно вечером ресторан закрылся, они взяли экипаж, доставивший их к набережной. Они, обнявшись, гуляли босиком по берегу, вбегая в пенистые волны прилива, болтая чепуху и смеясь. Великолепный закат заворожил их, они присели на песок.

А город продолжал жить, мерцая разноцветными огнями и наполняя воздух звуками музыки и общего веселья.

Трэвис повел Кейси на захватывающей красоты скалу, откуда можно было наблюдать знаменитые трюки бесстрашных океанских ныряльщиков. Они стояли на смотровой площадке и у них перехватывало дыхание, когда отважные мексиканцы с горящими факелами ласточкой прыгали со стапятидесятифутовой высоты в узкую, окруженную скалами бухточку.

Акапулько ночью обладал особенным очарованием, и Трэвис увлеченно показывал Кейси красоту Тай-Майджал-Армадо, дворца-ресторана, где они угостились мексиканским вином и полакомились бифштексами. В "Черной птице", в обстановке настоящего пиратского корабля, они выпили кофе и отправились в яхт-клуб на танцы.

Гитары звучали подобно ударам сердец. Трэвис привлек Кейси, и их тела слились в медленных, но темпераментных движениях.

— Я счастлив! — Мягкий шепот Трэвиса ласкал ей слух. Кейси сильнее прижалась к его груди, неторопливо перебирая пряди его волос, блаженно вдыхая пряный аромат его кожи.

— Я тоже. — Она удовлетворенно вздохнула и потерлась губами о его щеку. — Остаемся на ночь на квартире?

Он покачал головой.

— Поедем домой вместе, хорошо?

Она посмотрела на него, черные зрачки ее глаз оттенялись изумрудными радужками. Она почувствовала, что хочет Трэвиса так же, как он желает ее.

— Бойся "чайников", у которых нет задних фар, — предупредила Кейси, прикрывая рукою зевающий рот.

Трэвис усмехнулся. Он оторвал правую руку от руля и сжал ей бедро.

— Не беспокойся. Я умею обращаться и с ними, и со шпаной.

Он умело управлял джипом, ведя его по одному из высокогорных зигзагов над морем.

— Подремли немного. Я думаю, сегодняшний праздник утомил тебя.

Кейси размяла спину, с улыбкой посмотрев на шапки гибискуса, покоящиеся у нее на коленях. Она собрала коллекцию огненно-красных цветов и вставила их в выдолбленный плод ананаса, служащий для питья. Вздохнув, Кейси с молчаливым укором уставилась на коробку передач, мешавшую ей прижаться к сильному телу Трэвиса.

День был наполнен музыкой, смехом, светом праздничных огней, великолепным ужином и изысканными винами. Ночь была романтически прекрасной. Даже пустынные тропики продолжали возбуждать радостные чувства, наполненные горячим океанским бризом, шелестом пальм и серебристым сиянием полной луны, висевшей в прозрачном синем небе, сверкающем зовущими звездами.

Через несколько миль Трэвис свернул на проселочную дорогу, которая вела к вилле. Скоро они окажутся в постели.

"В постели". Кейси машинально повторяла эти два слова, чувствуя, что прежняя решимость оставляет ее. Она облизала пересохшие губы, беспокойно заерзав на сиденье. Все-таки лучше бы было, если бы она осталась в квартире Кастильо в Акапулько, озабоченно подумала она. Неужели обязательно сексуальное продолжение и нельзя просто расслабиться и радоваться присутствию рядом Трэвиса…

Беспокойство и смятение испортили праздничное настроение. Тело Кейси было словно парализовано и оцепенело от знакомого страха. "Ты теряешь свою независимость! — кричал ей внутренний голос. — Твои фантазии околдовали тебя! Полудикие тропики и экзотика разбудили твои инстинкты, посадившие тебя на цепь, и ты готова идти на риск!" Действительно, в благопристойном Бостоне инстинкты никогда не управляли ее разумом.

Было бы безопаснее и проще оставить все как было, отчаянно размышляла Кейси. Если сегодня ночью они соберут урожай своих чувств, что принесет им завтра яркий свет дня?

Кейси трясущимися пальцами потерла вспотевший от волнения лоб. Она проиграла больше, чем могла себе позволить. Непохожая на смелых ныряльщиков, которых они видели вечером, она боялась совершить прыжок. Она по-прежнему была трусихой. Прошедшие недели, в течение которых она пыталась измениться, ничего не дали. Кейси по-прежнему была уязвима и чуралась своих чувств…

Она взглянула на Трэвиса. Он был совершенно поглощен ведением машины и не замечал напряженности, возникшей в поведении Кейси. Она хотела успокоиться и поговорить с ним, но слова застряли в горле… к тому же Трэвис выглядел таким уверенным в себе.

Страх перешел в раздражение, и Кейси продолжала накручивать себя. Опять она идет у кого-то на поводу словно бесхребетная медуза… Трэвис ничем не отличался от других людей. Он помыкал ею с самого начала. Он нарушил ее отдых, творчество, ее жизнь, а теперь он хотел еще и обладать ею.

Ну нет, она не позволит ему! Кейси выпрямилась и расправила плечи. Обида укрепила ее дух и вернула ей уверенность в собственной правоте. Она не допустит еще одного разочарования в своей жизни!

В конце концов, что знает она о Трэвисе Крэйге? Обычный человек, отзывчивый — но таким мог оказаться любой бостонский прохожий! Трэвис вполне мог быть бродягой или маньяком, или сексуальным извращенцем! Она крутила ручку дверцы. "Боже мой, с каким человеком я живу!"

— Приехали, — объявил хрипловатый голос Трэвиса, прервав мятущиеся мысли Кейси.

Она без его помощи вышла из машины и, поспешно пройдя вверх по боковым ступеням виллы, открыла дверь и вошла в тихий дом. Кейси включила свет, заполнивший комнату ярким янтарным сиянием. Она обернулась и строго взглянула на Трэвиса.

— Трэвис, — она откашлялась, пытаясь не обращать внимания на удушающий спазм в горле. — Я думаю, было бы лучше, если бы ты до отъезда в Мичиган остался на квартире в Акапулько.

Он изумленно поднял темную бровь.

— В одиночестве? — сухо спросил он, встав перед ней.

Кейси кивнула и заняла оборонительную позицию, уперев руки в бока.

— Все, что было, было ошибкой, — резко сказала она. — Мой приезд сюда — ошибка, мое разрешение тебе остаться тоже ошибка, а сегодняшняя ночь — еще большая ошибка.

Его карие глаза сузились, внимательно наблюдая за ней.

— Вместо того чтобы отдохнуть по дороге домой, я вижу, твое воображение без устали трудилось, — громко сказал Трэвис. — Смотри на вещи проще, милая. Сядь и позволь мне…

— Я не позволю тебе делать глупости! — рассерженно огрызнулась она. Кейси чувствовала, что у нее вот-вот начнется истерика. — Ты стараешься управлять мною, не давая мне этим возможности работать. Я независима и сама могу решать, и я решила, что не собираюсь вступать с тобой в интимные отношения.

— Кейси… — Трэвис протянул руку, обхватив ее за плечи, и легко, но убедительно потряс ее. — Скажи мне, Бога ради, что с тобой происходит?

Она попыталась высвободиться, но его пальцы крепко сжали ее поднятые плечи.

— Дай мне уйти, Трэвис, — дрожа, прошептала она. Глаза ее наполнились слезами.

— Ты ведешь себя очень глупо! — Он вновь встряхнул ее, а затем обнял ее сопротивляющееся тело и крепко прижал к себе. — Послушай меня, я ведь тебя люблю. Тут не о чем беспокоиться! — Трэвис наклонил голову и вдыхал с наслаждением свежий пряный запах ее волос. — Просто расслабься. Обещаю, что все будет хорошо.

Его руки заскользили вниз от ее плеч к талии.

Ее сердце колотилось как бешеный барабан.

— Пожалуйста, Трэвис…

В ее голосе была тревожная мольба, а плоть ее боролась с разумом, стремящимся пренебречь возбуждающими ощущениями, которые он вызывал в ней.

— Пожалуйста… что? — пробормотал он, теплым дыханием щекоча ей ухо. — Скажи мне, чего ты хочешь! — настаивал он, — Скажи мне, что доставляет тебе удовольствие.

Трэвис не ждал ответа. Он упрямо ловил ее губы своими жадными губами, а его сильный язык вкушал влажную свежесть ее рта, страстно стремясь к наслаждению.

Кейси попыталась отстраниться, но его сильные пальцы затерялись в ее волосах и захватили в плен ее голову. Поцелуи его опьяняли сильнее вина, которое она когда-либо пробовала. Его настойчивый язык истощал ее силы и подавлял сопротивление, воспламеняя ее собственные плотские желания.

Губы его спустились к нежной шее девушки.

— Кейси, ты — утонченная пытка для моей нормальной психики. — Голос его стал глухим, а дыхание — затрудненным. Он прижался лицом к ее шее. — Я никогда не встречал женщину, которую хотел бы любить больше, чем тебя.

Кейси стояла в затемненной гостиной с искаженным мукой лицом. Слезы катились по ее щекам.

— Трэвис! — с отчаянием в голосе прошептала она. — Я не та женщина, которую ты себе представляешь!

Она вырвалась из его объятий и побежала в спальню, надежно захлопнув дверь.

— Кейси! — Трэвис забарабанил кулаками в дверь. — Какого дьявола ты меня разыгрываешь? Выходи оттуда!

Деревянная дверь сотрясалась от ударов.

— Кейси!

8

— Трэвис! — звала она, стуча кулаками в дверь. — Трэвис, прекрати обижаться и послушай меня!

Кейси, глубоко вздохнув, отвернулась и прижалась щекой к ровному выступу около дверной рамы.

— Ты думаешь, что я веду себя как школьница, и ты прав. Но ведь мое благоразумие — это твоя удача! Зачем тебе истеричка, к тому же ростом шесть футов и страдающая манией преследования. Разве с ней можно хотеть связать свою жизнь!

Кейси испуганно ахнула, когда руки Трэвиса схватили ее за плечи.

— Да, точно такой тип я желаю иметь для совместной жизни, — сказал Трэвис официальным тоном.

— Ты до смерти меня перепугал! — Она обеими руками хлопнула его по груди. — Я думала, что ты находишься с той стороны двери. — Она жалобно шмыгнула носом. — Как ты оказался здесь?

Он нахально усмехнулся.

— Ты оставила раздвижные двери открытыми. Я и пробрался сюда по балкону.

Кейси покинула линию обороны. Она сжалась, положив голову к нему на плечо. Ее тревоги и опасения растаяли в теплоте его объятий.

Лунный свет наполнил комнату. Светящиеся блики придавали Трэвису непобедимую мужественность, а очертаниям Кейси — беззащитность и изящество.

Пальцы его ворошили волны ее волос и оттягивали назад ее голову.

— Кейси, ты же знаешь, что я люблю тебя! Разве ты лгала сегодня вечером, сказав мне, что тоже любишь меня? — тихо спросил Трэвис. Взгляд его был прикован к ее заплаканному лицу.

— Нет. — Она посмотрела на него, изучая его озабоченное лицо. — Я люблю тебя, — повторила Кейси спокойным тоном. — Но ты достоин лучшей женщины. Такой, которая сможет поднять тебя на вершину страсти, безоговорочно отдаться тебе и не станет бороться с призраками прошлого, которая…

— Послушай, — он резко оборвал ее, больно вдавив пальцы в нежную кожу ее плеч. — Меня не волнует, что было раньше. Меня не волнует, сколько мужчин касалось тебя и вступало с тобой в связь.

— А в этом-то все и дело, — уныло прервала она его, глаза ее забегали под его горящим взглядом. — Я пошла на это дважды и оба раза потерпела неудачу.

Трэвис покачал головой. Он опустил руки.

— Ну и что?

Кейси, спотыкаясь, прошла по комнате и села на кровать. Несмотря на свое сильное замешательство, она была рада, что правда наконец открылась.

Трэвис расположился позади нее. Его правая рука ныряла в ее волосах, длинными пальцами он ласково гладил ее затылок.

— Расскажи мне об этом. — Его нежный голос выражал сочувствие.

Сцены из прошлого промелькнули в ее сознании как тени на стене. Когда она наконец заговорила, голос ее звучал необычно.

— Я училась в колледже и влюбилась в баскетболиста, думая, что он тоже влюблен в меня. Я пребывала в эйфории целый год, наши отношения не заходили дальше нежности и петтинга. Но однажды ночью, в романтической обстановке, я решилась потерять невинность, полагая, что это свяжет нас навсегда.

Кейси застенчиво замолчала. Ее изумляло, почему сказанное звучит так наивно десять лет спустя, тогда как в то время она считала свою жизнь конченой.

— Он завел меня за табло на спортплощадке, которая была местом наших свиданий. Мы оба были нетерпеливы как дети, но ничего не получилось. Я как была нетронутой, так и осталась. Я кляла себя за это, возвращаясь домой на заднем сиденье его фольксвагена.

— Второй раз мы встретились в мотеле. — Кейси выразительно вздохнула. — Только опять произошло то же самое. Он тогда обвинил меня и мою неопытность… Что, мол, ничего подобного с ним раньше не случалось, а я просто неспособна возбудить его.

Кейси повернулась к Трэвису, лицо ее стало серьезным.

— Он был совершенно не похож на тебя. Но если я не смогла возбудить его, как я смогу встревожить твою чувственность?

— Так вот почему ты лила все это время слезы? — спросил он, недоверчиво глядя на нее.

Она кивнула. Трэвис тяжело вздохнул и погладил ее напрягшуюся шею.

— Кейси, — ласково уговаривал он ее. — Как может умная женщина, которая любит себя, позволить какому-то неопытному мальчишке с ограниченными возможностями уничтожить свое самоуважение и свою собственную чувственность?

— Он не один такой, — возразила она. — Я встречала такую же реакцию у большинства мужчин в моей жизни. — Кейси вздохнула, плечи ее безвольно опустились. — Это меня убило. Я всегда испытывала неловкость от своего роста, но ведь его нельзя изменить… Даже мой отец стыдился меня.

— Ну, а я тебя не стыжусь! — убедительно сказал Трэвис. Он привстал и приподнялся над ней. В глазах его отражалась луна. — Но, надо признаться, размышления такого рода не способствуют развитию чувственности, особенно самокопание. — Он улыбнулся, схватил ее руки и притянул ее к себе. — Но я очень признателен этому тупице, с которым ты встречалась в колледже! Благодаря ему я получу тебя нетронутой.

Кейси посмотрела на него. Мрачное беспокойство исказило ее привлекательные черты.

— Почему меня преследуют несчастья? — расстроенно спросила она. — И потом, меня будет волновать, какова я по сравнению со всеми твоими бывшими любовницами.

— У меня и был-то секс всего с несколькими женщинами и много совсем не принесших удовлетворения мимолетных встреч. Я был любовником, который всегда искал подругу для настоящей любви, но находил только секс, пока не встретил тебя. — Его голос становился все более искренним. — Ты первая женщина, которую я желаю любить. Секс — осязаемый и плотский, и, конечно, я хочу разделить его с тобой. Но любовь гораздо труднее объяснить, поскольку это мои чувства, и я хочу их тоже разделить с тобой.

Кейси вздохнула и обхватила Трэвиса за шею.

— Я и не думала, что ты не будешь сердиться на меня. Я похудела от переживаний на два кило, наверное; теперь я миниатюрная, изящная и беспомощная.

— Я люблю тебя такой, какая ты есть. — Он изучал нежный овал ее запрокинутого лица. Глаза его горели желанием. — Ты — та самая любовница, в которой я всегда нуждался.

Кейси тихо гладила морщины на его лбу, виски; пальцы ее остановились, достигнув уголков его губ, и Трэвис стал нежно покусывать их. Кейси доверчиво улыбнулась, хотя сердце ее все еще тревожно билось.

— Давно я не видел твою улыбку, — нежно пробормотал Трэвис. — Я уж отчаялся увидеть ямочку на твоей щеке.

— У нее есть пара, — прошептала Кейси.

— Неужели? — прикрыв глаза, ласково отозвался он. — Это звучит как соблазнительное приглашение.

Руки Трэвиса двигались по ее обнаженной руке и замерли на пуговицах платья. Крошечные матерчатые кнопки легко поддались его опытным пальцам. Он расстегнул узкий пояс, и платье сползло на пол, образовав лужу из шелка возле ее ног. Она осталась в черном кружевном лифчике и полоске бикини. Кейси перешагнула через платье и выскользнула из сандалий.

Она расстегнула пуговицы на белой шелковой рубашке Трэвиса и сдернула рубашку с его мускулистого торса. Пальцы ее запнулись на пряжке широкого кожаного ремня, победили ее и отважно расстегнули ему брюки. Холмик одежды вырос на ковре спальни.

Тела медленно сливались, пока стойкое пламя не охватило их. Приятный холодок пробежал по спине Кейси, когда губы Трэвиса коснулись чувствительной шеи, покрывая ее быстрыми поцелуями. Поднимаясь все выше и выше, его рот захватил в плен полузакрытые губы. Твердый язык легко проник в ее рот, лаская гладкую эмаль зубов и вкушая медовую влагу горячего рта.

Кейси розовыми ноготками рисовала эротический рисунок на его широкой груди, заставляя его набухшие соски прятаться под темными курчавыми волосами.

Поцелуи Трэвиса становились все более жаркими. Кейси почувствовала мужскую возбужденную плоть, и голова у нее закружилась. Проворными пальцами он спустил бретельки ее лифчика и откинул его, чтобы прикоснуться к атласной коже.

Кейси отбросила все мысли и дала волю чувствам. Ее полные груди трепетали под сильными руками, розовые соски напряглись от прикосновений его требовательных пальцев. Она тихонько постанывала, широко раскрыв сверкающие глаза.

— Трэвис… — Мука в ее голосе говорила о пожаре, бушевавшем в ней.

Он слегка отстранил ее и избавился от остатков белья на их телах.

— Ты так прекрасна… Я теряю сознание, чувствуя тебя рядом.

Он не оставлял Кейси ни тени сомнения в силе своего полового возбуждения.

Трэвис опрокинул ее на постель. Тело ее погрузилось в воздушный матрац.

— Я люблю тебя… — прошептала Кейси, прильнув губами к его губам, лаская его шею, грудь, напряженную спину. Сердца их забились в бешеном ритме.

…Вот Трэвис плотно смыкает губы вокруг ее кукольного соска, трогает его кончиком языка, посасывает, и он тотчас же вырастает под этой лаской…

Ее руки блуждали по его голому животу, постепенно спускаясь, и остановились на его ягодицах. Она с силой прижала их к своей мягкой плоти и почувствовала легкую судорогу, пробежавшую по телу Трэвиса.

Ни один мужчина никогда не уделял столько внимания ее телу. Трэвис оросил поцелуями ее лицо, покрасневшие груди и плоский живот. Рука его прошла по борозде, разделяющей ее ягодицы, и палец его, расширяя узкую трепещущую расселину, вонзился вглубь. А губы его впились в ее губы и пили, пили из этого источника… Кейси постанывала, не разбирая толком, откуда эта боль: палец ли это, раздирающий ее, или рот, душащий каждое движение, каждый вздох. Наконец она почувствовала на своем животе то мощное и упругое прикосновение, которого так исступленно ждала. Сильные руки раздвинули ее бедра, приподняли их… и изогнутое орудие вошло в нее сразу, одним ударом погрузившись во влажную глубину Кейси до самого дна.

Горячая, взмокшая, забилась Кейси под напором фаллоса. И он, чтобы насытить ее, все увеличивал, казалось, свой размер и силу ударов.

Изобретательность Трэвиса не имела предела.

Дыхание его участилось, обнимавшие ее руки напряглись, по разбуханию и пульсации пронзавшего ее орудия она поняла, что вулкан близок к извержению, и всякой ее сдержанности пришел конец. Струя ударила ее словно хлыстом и погнала в пароксизме наслаждения. Все время, пока он изливался, мужчина держался в самой глубине, чуть ли не у горлышка сосуда жизни, и даже среди самых сильных судорог у Кейси хватило воображения увидеть, как жадно ее сосуд впивает эти белые густые струи. Но вот все кончилось, и Кейси застыла неподвижно, наслаждаясь мягкостью ложа и покрывала, уютом полумрака.

— Ты — блаженство, о котором мечтает каждый мужчина, — пробормотал Трэвис, не в силах оторваться от ее тела.

Кейси зарылась лицом в теплый изгиб его шеи.

Когда Кейси открыла глаза, она увидела, что комната уже наполнена солнечным светом, а Трэвис лежит на боку и терпеливо смотрит на нее. Она сонно улыбнулась.

— Ты храпел.

— А ты украла все покрывало. — Он запечатлел продолжительный поцелуй на ее нежных губах. — Я испытывал большой соблазн разбудить тебя.

— Который час?

— Чуть за полдень.

Кейси зевнула и потянулась как домашняя кошка. Она ощущала непривычную опустошенность и одновременно приятное удовлетворение.

— Скоро сиеста. — Она повернулась на живот и, закрыв подрагивающие ресницы, уткнулась в подушку.

— О нет, не спи! — весело прорычал Трэвис, отбрасывая белоснежную простыню. — Мне пришла в голову отличная идея!

Кейси почувствовала жаркое дыхание около уха.

— Я думала, что мы исчерпали все наши отличные идеи прошлой ночью и сегодня утром, — ответила Кейси, перевернувшись на спину. Она утонула в нежных объятиях перины.

— Давай соберем вещи и закончим неделю в Акапулько, — предложил Трэвис, играя с ямкой на ее щеке.

— Зачем? Здесь тот же самый океан, к тому же кусок собственного уединенного пляжа.

Трэвис выдернул подушки из-под головы Кейси, убрал волосы с ее лица и нежно поцеловал ее закрытые веки. Он любовался гибкими формами ее тела.

— Хочется побродить по городу, магазинам, поторговаться на рынках.

Его пальцы легко пробежались от середины ее шеи к ложбинке между упругими грудями.

— Мы можем каждый вечер танцевать и прогуливаться по морю.

Ласки Трэвиса становились все более убедительными.

— Покатаемся на водных лыжах, поездим верхом и полетаем на дельтаплане. — Он поддразнивал языком уже набухшие соски. Кейси открыла глаза.

— Дельтаплан? — Она отстранилась и села, с удивлением посмотрев на него. — Ты хочешь разбиться?

Трэвис усмехнулся.

— Разве я не говорил тебе, что я профессиональный летчик и довольно опытный парашютист?

— Да, конечно. — Она машинально кивнула. — Но дельтапланеризм не так безопасен, как самолет или парашют, — зароптала она в оправдание, выскользнув из спутавшегося постельного белья. — Все кончится моим сидением у твоей больничной койки.

Они спорили об этом под душем и за завтраком; спорили, когда одевались и собирали вещи; спорили сорокамильной дорогой до Акапулько. Кейси была непреклонна и тогда, когда Трэвис уже готовил радужных оттенков парус для дельтаплана.

Она молилась, наблюдая, как он парил на высоте шестьдесят метров над ослепительно-голубым морем, повисел в воздушном потоке минут пять, а затем опустился прямо на воду благодаря спасательному поясу. Его подобрал быстроходный катер. Когда Трэвис вернулся невредимым, Кейси и смеялась и плакала, глядя в его улыбающееся лицо. Она прильнула к его мокрой груди, проверяя, все ли части его тела на месте.

— Какое блаженство! — восклицала Кейси, с упоением плескаясь в огромном бассейне и наблюдая водоворот, превращающий воду в пенистое пузырчатое облако. — Здесь можно устраивать заплывы.

— А ты становишься избалованной, — заметил Трэвис, улыбнувшись ее отражению в косметическом зеркальце.

— Ты думаешь, мне нравится жизнь в роскоши? — спросила Кейси серьезно, когда он полоскал бритвенное лезвие в мраморной раковине.

Квартира Кастильо была фантастикой. Фойе, похожее на оранжерею, украшали круглые кусты юкки[15].

Бар красного дерева пересекал гостиную, образуя нишу для бесед тет-а-тет. Стены были покрыты восточными фресками, придававшими комнате особый колорит.

Белоснежная кухня была снабжена самой современной техникой — микроволновая печь и конвекционные духовки, пищевой комбайн, компактный гриль и устройство для уплотнения мусора.

Две спальни представляли собой два разных мира. Одна была выполнена под старину: тяжелый гобелен закрывал окно, в центре стояла кровать-канапе[16], украшенная резьбой по дереву. Другая комната была ультрасовременной: огромного размера виброматрац с водяным подогревом бесконечно отражался в зеркальных стенах и потолке.

Все окружала оранжерея.

— Признаться, я в восторге от этого мраморного бассейна, — созналась Кейси. — Остальное похоже на сахарную глазурь на переслащенном пироге. — Она рассмеялась и поморщила нос. — В душе я ужасная мещанка.

Кейси смотрела за плавным скольжением бритвы по намыленным щекам Трэвиса. Его темные волосы, еще мокрые после душа, вились скульптурными локонами вокруг головы, а мощный торс вызывал у нее ассоциацию с греческой статуей.

— А ты что думаешь об этом, Трэвис? Тебе нравится этот дворец?

Он вытер излишки крема и направился к бассейну.

— Я неравнодушен к спальням. — Он усмехнулся, выразительно подняв брови. — Но в душе я крестьянин, и очаровательный пейзаж меня радует больше, чем чужая роскошь.

Он сбросил с себя полотенце и шагнул в бассейн.

— Тебе явно недостает меня!

Кейси поплыла ему навстречу. В ее руках была мыльница, а на губах играла хитрая улыбка. Она покрыла пеной его мощную грудь, наслаждаясь могучей статью его тела, расслаблявшегося под ее томными движениями.

Она медленно массировала ему шею и плечи, затем подушечками пальцев ласкала чисто выбритый подбородок.

— Я тебя люблю, — прошептала Кейси, тепло взглянув в его потемневшие глаза и слегка укусив зубами мочку его уха.

Трэвис ощутил пламя желания и потерял контроль над собой. Он принялся гладить ее округлые бедра, пальцы его чертили зигзаги на ее мягком бархатном животе, начали ласкать спелые полные груди, необыкновенно возбуждавшие его.

Кожа ее была шелковистой и лоснящейся.

Он крепко обнял ее, прижав к своему худому телу.

— Я люблю тебя еще больше.

Горячая волна возбуждения подхватила Кейси, пенящаяся вода в бассейне еще больше усиливала ее вожделение. Она не могла припомнить, когда еще она ощущала себя более счастливой и более женственной. Кейси почувствовала отвердевающее вторжение его мужской плоти и пылко отдалась дерзкому напору Трэвиса.

9

Кейси зевала и моргала сонными глазами, пытаясь сосредоточиться. Она с удивлением смотрела на полностью одетого Трэвиса. Он был в серых брюках и бледно-голубой просторной рубашке, которые шли ему больше, чем обычные шорты и футболка.

— Разве такой наряд подходит для завтрака? — спросила она.

— Я собираюсь на весь день в Акапулько, — сказал Трэвис, положив в тостер два ломтика хлеба.

— Всего три недели прошло после нашей поездки, а ты уже соскучился по городу. — Она выглянула из-за кофейника и глубоко вздохнула. — Я тебе уже надоела?

Трэвис рассмеялся, выдернул у нее из рук чашку с кофе и ловко удержал ее в руках.

— Ты мне никогда не надоешь. — Он поднял ее подбородок, разглядывая заспанное лицо, и поцеловал в полуоткрытые губы. Он дал волю рукам, наслаждаясь округлостью грудей и грациозным изгибом бедер под тонкой ночной рубашкой.

— Так зачем мы отправляемся в город? — спросила Кейси, повиснув у него на шее.

— Отправляемся не "мы", — сообщил Трэвис, — еду один я.

Она подозрительно взглянула на него.

— Не смотри на меня так. — Он смущенно вздохнул и поцеловал кончик ее носа. — Мне нужно кое-что уладить.

— А почему ты меня не берешь с собой? — настаивала она, ероша его волосы.

Трэвис вздохнул и прижался лбом к ее лицу.

— В это воскресенье Пасха, и я хочу привезти тебе подарок.

— Пасха! — Кейси удивленно раскрыла глаза. — Уже? — Она гладила руками его шею. — Но, Трэвис, мне не нужен подарок! Ты уже и так много потратил на меня. Ты и в самом деле можешь не…

Он заглушил ее протест жарким поцелуем.

— Послушай, — сказал он, положив руки ей на плечи. — Мне наплевать, сколько денег я на тебя трачу, мне так хочется! — Он покачал головой и отпустил ее. — Я думал найти, если удастся, заработок, чтобы купить ожерелье тебе на день рождения.

Его пальцы бережно трогали змеевидную золотую цепочку на ее тонкой шее.

Кейси грустно потерлась щекой о его щеку. Мускусный аромат его одеколона опьянил ее. Она целиком отдалась приливу вожделения, который теплыми волнами захлестывал ее тело.

— Я уже теряю тебя… — прошептала она, прижимаясь к нему ближе и ближе. — Когда ты вернешься?

— Если ты собираешься заняться любовью, я никогда не покину тебя, — притворно грозно предупредил Трэвис. — Вероятно, я не обернусь до сумерек. Ты можешь весь день колотить на своей машинке.

— Я совсем забросила работу!

— Так вот почему ты всю ночь металась и вертелась как волчок?

Она пожала плечами и выскользнула из его объятий.

— Что, беспокойно спать с писательницей? — Она лукаво улыбнулась. — Наши мозги всегда заняты творчеством.

Трэвис передал ей чашку с кофе.

— Почему бы тебе сегодня не передохнуть и не превратиться в хозяйку виллы? Кейси…

Она выжидающе посмотрела на него. Трэвис покачал головой, молчаливо кляня себя за нерешительность.

— Ничего, потерпи до вечера.

Он погладил пальцами ее щеку, потерся губами о ее губы и вышел в боковую дверь.

Когда смолк звук шагов Трэвиса, Кейси тоскливо плюхнулась в кресло, вновь почувствовав себя сиротой.

Массируя шею, она случайно задела ожерелье. Тепло улыбнувшись, она вспомнила день, когда Трэвис подарил ей эту роскошь.

Неделя в Акапулько затянулась. Кейси не узнавала себя. Трэвис пробудил в ней дремавшую ранее чувственность, глаза ее засветились новым светом, она наслаждалась необычайной свободой, подаренной ей Трэвисом.

Прикрыв глаза, Кейси мечтала на балконе, когда в дверях возник огромный праздничный торт, украшенный горящими свечами. Из-за торта раздался довольный голос Трэвиса, певшего торжественную песнь.

— С днем рождения… О Боже! — Его песня прервалась. — Это что, сюрприз для меня?

— Я праздную свой день рождения.

— Лежа голой на солнце?

Она открыла глаза и усмехнулась.

— По-моему, здесь шикарное место для солнечных ванн. И никто не мешает, хотя я здесь и не одна, — Кейси указала на пеликана, сидящего на деревянных сваях причала вблизи балкона.

— Я, кстати, тоже недалеко отсюда, — заметил Трэвис.

Он поставил торт на затененный зонтиком столик патио и сел на краешек широкого шезлонга из красного дерева.

— Ты бы в самом деле надела что-нибудь.

Он полез в карман коричневой вязаной рубашки и вытащил коробочку в золотой фольге.

— С днем рождения!

— Трэвис! — Кейси нетерпеливо сорвала бумагу и подняла крышку.

Золотые звенья ожерелья превратились в ее руках в маленькие солнышки.

— О, это чудесно… — выдохнула она и неуверенно взглянула на Трэвиса. — Но это стоит целое состояние и…

— Никаких "и", — заспорил он весело, ловко защелкнув замочек на ее шее.

— Я в восторге! — Кейси обвила руками его шею. — Я тебя люблю… — Она запечатлела легкий поцелуй на уголке его губ.

Трэвис перестал смеяться.

— Ты вкусная и ароматная как маслянистый кокосовый орех, — хрипло пробормотал он, лаская языком ее затылок.

Кейси откинулась на подушку; она выглядела необыкновенно соблазнительно в своей неприкрытой наготе.

— Ты загораживаешь мне солнце, — сказала она ему, закрыв трепещущими ресницами блеснувшие изумрудные глаза.

Трэвис осторожно потрогал ее кожу.

— Ты опять начинаешь обгорать.

Он взял пузырек с коричневым маслом, отлил немножко на ладонь и стал втирать благоухающее кокосовое молочко в плечи Кейси.

Девушка вздохнула и ощутила приятное томление. Она тщетно пыталась побороть возникшие от прикосновений рук Трэвиса чувства. Пульс учащенно забился, она задыхалась от внезапно охватившего ее волнения.

Руки его легли на нежную полную грудь, он приблизил свои жадные губы к ее зовущему соску. Трэвис не спеша гладил атласную поверхность ее голого живота, чувствительную кожу ее бедер.

Кейси глухо застонала. В ее теле бушевала буря желания. Губы и руки Трэвиса неожиданно исчезли. Она приоткрыла глаза и увидела летящую на пол одежду.

Она потянула его на себя, даже не пытаясь притушить ресницами жадный блеск своих глаз. Пальцы ее легко ныряли в нежном мехе, покрывающем его грудь, а ногтями она, дразня, царапала теплую наготу его рук и плеч. Кейси крепче прижалась к Трэвису, и напряженные вершинки ее груди соприкоснулись с его сосками. Он вздрогнул.

Жаждущие губы Трэвиса покрыли весь низ ее живота настойчивыми поцелуями. Его горячий язык проник в самые сокровенные расщелины ее тела. Руки его оказались под ее ягодицами, он приподнял их, и… два тела слились в любовном экстазе.

Лишь дремлющий на деревянном причале пеликан заметил, что тридцать свечей на праздничном пироге давно растаяли.

Кейси раскраснелась от нахлынувших воспоминаний. Она покачала головой, пораженная произошедшими в ней переменами. Эта Кейси Рейнольдс была совершенно не похожа на ту, которая три месяца назад покинула Бостон!

Неужели прошло уже три месяца? Кейси прошла к дверям патио и взглянула на сверкающие воды Серебряного залива. Прошлое отступило, она потеряла счет времени, прежние сомнения и беспокойство были забыты. Каждый день приносил ощущение счастья — солнечный свет, шум прибоя и аромат цветов.

Мысли ее перенеслись в Бостон, который, наверное, уже проснулся от долгой зимней спячки. Улицы наполнились ароматом цветущих диких яблонь и кизила, растущих вдоль узких булыжных мостовых Бикон-хилла. В столетних Общественных садах распустились красные тюльпаны.

Продавцы "Квинси маркета" вынесли на улицу разноцветные тенты и зонтики, под которыми собирались стайки молодежи, лениво потягивающие кока-колу.

Кейси соскучилась по дому. Хотя она отправила Мэтту Грэнгеру несколько открыток и писем, ей недоставало его грубоватого голоса и скупой улыбки. Гипс, наверное, уже сняли. Ее беспокоило, продал ли он "Приложение" синдикату Маршалла.

"Ну успокойся, — уговаривала себя Кейси. — Газета больше тебя не волнует!" Разве она не оставила журналистику навсегда? Она бродила по столовой, с раскаянием поглядывая на пишущую машинку.

Она сказала Трэвису, что застряла на последней главе. На самом деле книга была закончена, и она перепечатывала уже готовые страницы, просто притворяясь необыкновенно занятой.

Зачем она лгала? Последние три месяца она была ослеплена романом с Трэвисом. Но последние страницы книги были написаны, и ее присутствие на вилле подходило к концу. Сказочная прелесть их любви иногда омрачалась сознанием ее временности — праздники ведь тоже проходят.

"Временно" — смысл этого слова приводил Кейси в уныние. Как долго вилла останется их домом? Они были гостями в ней и в этой стране… Сколько еще просуществует созданный ими рай?

Трэвису пора было возвращаться в Мичиган и искать преподавательскую работу, а ей предстояло бороться за издание своего романа.

В последнее время Трэвис выглядел озабоченным, он словно ушел в себя. Кейси не задавала ему вопрос, есть ли у него деньги, но по ее предположениям он уже испытывал финансовые затруднения — несколько раз Кейси заставала его за подсчетами. Наверное, он думал о своем будущем. Она — о своем.

Кейси пошла в спальню и машинально принялась расправлять постельное белье и взбивать подушки. Присев на край матраца, она прижала к груди подушку Трэвиса, хранившую запах его чистого тела.

Прошлой ночью его любовные ласки превзошли все ее ожидания. Он был то требователен, груб и нетерпелив как рассвирепевший тигр, то нежен и медлителен как неопытный юноша. Она постанывала от наслаждения. Казалось, мир существует только для них двоих.

Трэвис точно угадывал ее тайные желания, заставляя ее терять счет времени и ощущение реальности происходящего. Он как бы стал продолжением ее тела, разрываемого страстью.

Кейси печально улыбнулась. Независимость, так долго лелеянная и строго охраняемая ею, была потеряна, может быть, навсегда.

Но Трэвис никогда не говорил о браке, вопрос о котором не обсуждался. Ой говорил, что любит ее, но… но, может быть, это была любовь, цветущая только в тропиках? Оптимизм Кейси начинал давать трещину.

Неопределенное будущее вызывало тревожную грусть.

Спрыгнув с кровати, она стала бесцельно расхаживать по ковру. Как раз сейчас Трэвис мог быть в аэропорту, изучая расписание самолетов и восстанавливая свой билет. Она прикусила губу и дрожащими пальцами сдавила бьющиеся виски. Что он скажет ей, вернувшись из Акапулько?

Комок подступил к горлу, она задыхалась от горьких мыслей. Серьги были, наверное, последним прощальным подарком ей — напоминанием о романтической встрече в Мексике. Жутко разболелась голова. Кейси казалось, что мир рушится подобно карточному домику. Неужели их союз был хрупким как хрусталь? Мексика стала для нее приятным забытьем, и вот теперь пришло время посмотреть в лицо действительности…

Воображение ее рисовало сцены из классических кинороманов. Правда, у нее не было решительности Ингрид Бергман из "Касабланки". Она никогда не смогла бы сесть в самолет и навсегда покинуть Хэмфри Богарта!

Неужели и они с Трэвисом закончат банальными, ничего не значащими фразами, еле слышными в сутолоке аэропорта…

Кейси в ярости качнула головой. Нет! Она хотела, чтобы Трэвис запомнил ее такой, какой она была этим утром, прошедшей ночью — счастливой и жизнерадостной.

Кейси скинула ночную сорочку и натянула коричневую хлопчатобумажную вязаную блузку и бежевые слаксы. Она кинулась к стенному шкафу и схватила чемодан, вытащила из шкафа свое белье и кое-как побросала его туда, затем сгребла с вешалки одежду и положила косметику и туалетные принадлежности в красный ридикюль.

Кейси вынесла чемодан в кухню, наспех осмотрев ее. Тумблеры были выключены, посуда вымыта. Она достала из холодильника бифштекс и оставила его оттаивать, чтобы Трэвис мог хоть что-нибудь перекусить.

Войдя в столовую, Кейси упаковала свою портативную машинку и положила рукопись в портфель. Под конец она присела, чтобы составить записку для Трэвиса.

Слов не было. На бумаге все теряло смысл. Кейси бросила тщетные попытки и задумалась. Она не знала, каким должно было быть их прощание. Уезжать не хотелось, но Кейси считала, что это лучший способ разрешения отношений, хотя и трусила сделать последний шаг.

Дорога в Теспан была пыльной, солнце нещадно палило. Кейси еле успела к переполненному автобусу, возившему местных жителей в Акапулько. Она уселась рядом с галдящими курами и вонючим козлом, который всю дорогу покушался на ее веревочные сандалии.

Аэропорт был перегружен любопытными туристами. Прежде чем приземлиться в Нью-Йорке, ей за четыре дня пришлось пять раз менять самолеты. Она не спала в комнатах ожидания и не ела в кафе. Кейси оставила в Мексике весь вкус к жизни.

10

Мэтт Грэнгер в сердцах сплюнул. Пятница, впрочем как и другие дни недели, казалась ему отвратительной. Собрав валяющиеся на столе документы, он положил их в папку до понедельника. С "Приложением" на сегодня закончено, наконец-то он может идти спать.

Его внимание привлек мигающий сигнал на телефоне. Мэтт выругался, грубо ударил по аппарату и схватил телефонную трубку.

— Да?

— Привет, Мэтт.

— Кейси! — Он сел на край своего кресла. — Кейси, это ты?

Довольный смех оглушил его.

— Уже забыл обо мне?

— Никогда! — ответил Мэтт. Голос его вдруг смягчился. — Как Мексика? Солнце и море не надоели?

Кейси откашлялась.

— Я уже две недели в Нью-Йорке. Я знаю, что нужно было сразу позвонить, но я… извини, у меня были дела. — Она сделала паузу и глубоко вздохнула. — Как дела в издательстве? "Уолл-стрит джорнэл" объявил о твоей сделке с синдикатом Маршалла. Они хоть справедливо с тобой обошлись?

— Почему бы тебе не заехать, здесь и поговорим, — ушел от вопроса Мэтт. — Ты по-прежнему в штате. Я не вычеркнул твою фамилию из расчетных ведомостей. Кстати, Маршалл с женой и сыном здесь. Они чудесные люди. Ты полюбишь их.

— Я рада, что все складывается хорошо для тебя. — Кейси облизала сухие губы и попыталась придать своему голосу небрежность. — Майк уже возвратился в штаты?

— Он должен быть здесь в воскресенье.

— Мне никто не звонил? — осторожно спросила Кейси.

— Только один человек тобой интересовался. Это Маршалл, — поведал он радостно. — Он хочет, чтобы ты осталась в "Приложении", и готов хорошо платить. Ты нужна читателям. Ты стала весьма популярной.

"Только не для того, для кого хотелось бы", — подумала Кейси. Трэвис не делал попыток найти ее.

— Кейси, ты слушаешь?

— Да. — Но она не слушала. Ее жизнь — сердце и душа — остались на вилле в Мексике.

— Тебе самой нужно приехать в Бостон и поговорить с Маршаллом, — убеждал ее Мэтт. — Если ты в самом деле надумала уволиться, тебе все же придется переговорить с ним. Да! Ты до сих пор не получила отпускные деньги, а Тина желает знать, искать ли ей другую компаньонку.

— Скоро увидимся, Мэтт. Я прилетаю завтра ночью.

— Отлично. Приходи в офис, и я познакомлю тебя с Маршаллом. Потом ты мне расскажешь все о Мексике, книге и твоих планах.

Чарльз-ривер блестела в лучах заходящего солнца как извивающаяся золотая лента, напоминая Серебряный залив. Кейси грустно вздохнула и опустилась на красное кожаное сиденье машины Мэтта.

— Для девушки, которая отдыхала почти четыре месяца, ты выглядишь не очень… — ласково пожурил ее Мэтт.

Кейси ответила ему слабой улыбкой.

— Разве это не старая шутка о необходимости отдыха, чтобы отдохнуть от отдыха?

— Хотя ты ведь хотела писать книгу… Ты потерпела фиаско?

Она покачала головой.

— Нет, мой агент уже продал ее. Теперь я занимаюсь торговлей и маркетингом, — грустно сказала ему Кейси. — Книгу продали на аукционе, и я получила приличную сумму.

— Голосок-то у тебя нерадостный… Ты подобрала псевдоним? — обеспокоился Мэтт. — Маршалл, между прочим, был под впечатлением. Он прошелся по отделам редакции и разыскал все материалы, написанные тобой. Я думаю даже, что он влюбился в тебя и в твои сочинения.

— О вкусах не спорят, — заметила Кейси. — Ты сам, похоже, очарован мистером Маршаллом.

— Он очень ненавязчив, очень естествен и легок на подъем. Простой человек.

— Простой? — с сомнением переспросила она, когда Мэтт вгонял спортивный автомобиль в подземный гараж одного из самых фешенебельных небоскребов Бостона.

Притормозив, Мэтт ждал, когда охрана откроет ворота.

— Я рад, что ты вернулась. Я скучал по тебе.

— Не надейся, Мэтт. Я не буду работать на Маршалла, — заявила она спокойным голосом. — Я… я хочу поговорить с Майком об одном человеке и тогда… тогда я приму для себя решение.

Он долго смотрел на нее.

— Хорошо. По крайней мере хоть выслушай Маршалла. Он может сделать тебе предложение, от которого ты не откажешься.

Кейси рассмеялась, изогнув изящную бровь.

— Ты говорил, что он был главой газетного синдиката?

Служащий гаража открыл перед Кейси дверь автомобиля. Мэтт вышел из машины, и "Корвет" умчался на стоянку.

Предъявив их визитные карточки охраннику, Мэтт повел Кейси к лифту. Двери тут же открылись, и они вошли внутрь.

— Черт! Я оставил свой портфель на заднем сиденье, — сердито пробормотал он. — Ты поднимешься одна, а мне придется искать, куда этот проворный жокей поставил мою машину.

Кейси не успела ничего возразить, как он вышел.

Кейси растерялась. Она настолько отвыкла от деловых бесед с важными людьми, что не чувствовала себя готовой к переговорам с Маршаллом без поддержки Мэтта.

Она разглядывала себя в зеркале лифта. Дни без Трэвиса тянулись мучительно долго. Она потеряла в весе, лицо выглядело утомленным, волосы потеряли блеск, в глазах появилось выражение выброшенной на улицу собаки.

Кейси поспешно схватилась за косметику. Макияж и румяна изменили желтоватый цвет лица и придали ему неестественный вид. Глаза, подведенные синим, заблестели ярче. Она проглотила аспирин, расправила гипюровое зеленое платье. Двери открылись, и она вышла в фойе апартаментов Маршаллов. Ее не встречали.

— Эй! — нерешительно позвала Кейси и прошла в комнаты. Великолепный интерьер поразил воображение девушки. Декоративные пальмы, деревья Шедфлера и плетеная мексиканская мебель вызвали в ее памяти один из открытых рынков Акапулько.

Какая-то тень мелькнула за буфетом. Перед Кейси предстала высокая фигура мужчины, подкравшегося к ней с мягкой грацией пантеры. Он был одет в серый с красноватым оттенком костюм и белую шелковую рубашку, эффектно оттеняющую его бронзовое загорелое лицо.

О, Кейси знала это лицо лучше, чем свое собственное. Оно являлось ей в бессонные, наполненные отчаяньем ночи и дни. Губы ее беззвучно зашевелились, сердце выкрикнуло одно имя — Трэвис! Кейси, оцепенев, молча смотрела на него, ноги ее стали ватными, сердце скатилось куда-то к коленям. Она схватилась за спинку кресла.

— Вы… ты Маршалл? Который с… женой и сыном?

Трэвис отставил кресло в сторону и встал напротив нее. Его топазовые глаза блестели как два лазера, насквозь просверливая всю ее душу.

— "Который с женой и сыном" — это мой отец, — произнес он хрипло. — Я тот, который вернулся из Акапулько вроде Санта Клауса, чтобы обнаружить пустой дом. Я тот, который бесился на вилле словно раненый бык. Я тот, который хотел вычерпать Тихий океан, думая, что найду твое тело. — Он сделал паузу и глубоко вдохнул воздух. Его мощная грудь тяжело вздымалась от гнева. — Я тот, который нашел только шесть строк прощания.

Затем вдруг горечь и жестокость, искажавшие его черты, превратились в муку и тревогу.

— У меня только один вопрос. Ты любишь меня?

Кейси быстро заморгала, не пытаясь остановить поток слез, хлынувший по ее щекам.

— Конечно, я люблю тебя! Потому я и сбежала. Я…

Трэвис резко притянул ее к себе. Слова потонули в сладком поцелуе. Губы Трэвиса варварски захватили в плен ее рот, его руки сдавили ее тело в жадном объятье, лаская округлую грудь и бедра, как бы убеждаясь в их реальности.

Кейси таяла от этих изысканных пыток. Она почувствовала дрожь, пробежавшую по разгоряченному телу Трэвиса, и нежно поцеловала родные виски, шею, подбородок. Пальцы ее зарылись в завитки его темных волос, выдавая накопившуюся страсть.

Застонав, Трэвис опустился на диван и усадил Кейси рядом. Она свернулась в калачик на его коленях, успокоенная и довольная как кошка. Руки ее крепко обвились вокруг его сильной шеи.

— Где ты была? — спросил он. В голосе его звучали мука и беспокойство последних недель. — Почему ты сбежала?

Нежные подушечки пальцев Кейси ласково разглаживали морщины на его лбу и возле глаз. Она поняла, что недели, которые они провели порознь, тоже не были для него сладкими.

Он казался старше, лицо его выглядело изможденным и потерянным. Несколько новых седых прядей появилось в его волосах. Она легко коснулась губами уголка его губ.

— Я не знала, куда идти. Я уехала в Нью-Йорк к моему агенту. — Она облегченно рассмеялась. — Бедная Хелен, ей пришлось нелегко. Но мы продали книгу!

— Кейси, почему ты уехала? — настойчиво переспросил Трэвис.

— Я просто решила, что не смогу стать второй Ингрид Бергман, — смущенно призналась Кейси.

Он посмотрел на нее и скептически пожал плечами.

— Не понимаю!

— О, Трэвис, это трудно объяснить. — Кейси попыталась соскользнуть с его колен, но он крепко держал ее. Она вздохнула и положила голову ему на плечо. — В мексиканском раю мы забыли, что существует еще и реальная жизнь. — Она облизнула языком сухие губы. — И ты… ты казался таким раздраженным и уставшим. Я подумала, что мешаю тебе. Мне показалось, что у тебя кончились деньги и ты только из-за меня торчишь на вилле, а твои проблемы уже мучили тебя.

— И тогда ты собралась и сбежала, так? — сделал он вывод, убирая каштановый локон с заплаканной щеки.

— У меня не было другого способа помочь тебе. — Голос ее дрогнул, и она уткнулась в его шею. — У меня не хватило мужества вежливо расстаться в аэропорту. Я трусиха.

— Но я не собирался остаться одиноким волком и не собирался расставаться с тобою! Я хотел, чтобы ты стала членом моей семьи.

У Кейси перехватило дыхание; сердце ее бешено заколотилось. Она выпрямилась и вопросительно посмотрела ему в лицо.

— Но ты никогда даже не намекал на возможность такой развязки наших отношений. Фактически последние дни ты… мне казалось, ты уходил от меня.

— Я чувствовал твои колебания, — сказал Трэвис, тщательно подбирая слова. — Я боялся, что ты изменилась ко мне.

— Никогда!

Опустив голову, он принялся покусывать ее полуоткрытые губы.

— Я знаю, что брак очень рискованное дело. Но я хотел, чтобы ты стала моей законной женой. — Трэвис поднес ее левую руку к своим губам и поцеловал безымянный палец. — Я возвратился из Акапулько с брачным свидетельством, кольцом, мексиканским подвенечным платьем и бутылкой шампанского. Я уже готов был припасть на одно колено — с кольцом в руке, с рукой на сердце… как принято, но…

Она проглотила комок. Глаза их встретились.

— А сейчас?

— И кольцо, и платье, и даже шампанское при мне. Я хочу наконец найти единственную девушку, которой все это подойдет. Свидетельство может быть утеряно, но любовь… любовь не исчезнет никогда.

— Я люблю тебя… — прошептала Кейси. Глаза ее вновь заблестели слезами. — О, Трэвис, я очень тебя люблю!

Губы ее радушно открылись его губам, она отбросила последние сомнения. Он крепко сжал ее. Она то смеялась, то плакала от переполнявших ее чувств.

— Ты не представляешь, как я жил эти последние две недели, — горько вздохнул он. — Я приходил в офис Мэтта, моля Бога, чтобы ты позвонила, и цепенея от мысли, что с тобой что-нибудь случилось.

Кейси откинула голову и пристально взглянула на него.

— Так значит, Мэтт обо всем знал?

Трэвис рассмеялся.

— А ловко он все задумал! Мы не хотели тебя отпугивать.

— Я вернулась в Бостон только по одной причине, — призналась Кейси. — Я хотела поговорить с Майком и узнать, как тебя найти. — Кейси сделала паузу и глубоко вздохнула. — Я продала книгу и получила приличный аванс. Я собиралась найти тебя и… — Она запнулась и внимательно посмотрела на него. — Подожди минуту! Ты получишь полную инструкцию, что делать, мистер Маршалл.

Трэвис пожал плечами и улыбнулся.

— Разве я не знаю, что делать?

Она воинственно сложила руки на груди.

— Почему ты не сказал мне, что ты сын Маршалла?

— Ты была так резко настроена против синдиката… Я боялся, что ты меня бросишь, а я не хотел терять тебя. — Трэвис понизил голос. Суставы его пальцев ласкали ее щеку. — Я очень увлекся тобой с самого начала, поэтому сочинил историю с безработным преподавателем, который на грани физического истощения, надеясь, что ты позволишь мне остаться. — Глаза его блестели как бриллианты. — Потом я влюбился в тебя, и мне захотелось, чтобы ты видела меня без всех этих социальных статусов. Голос его на мгновение стал жестким.

— Я уже насладился отношениями, которые основываются лишь на деньгах и положении в обществе, мне это опротивело. — Трэвис взглянул на Кейси, последний след сомнения в ее глазах потух. — Но мы с самого начала были как Адам и Ева. Ни позолоченных украшений, ни внешних условностей. Просто мы. Разговаривая, смеясь, борясь, любя. Вот почему, когда я обнаружил, что ты сбежала, я чуть не умер, и не мог прийти в себя до тех пор, пока сегодня ты не вошла в эту дверь.

— Я понимаю, — прошептала Кейси, закрыв его лицо ладонями. — Я и сама чуть не сошла с ума. Все потеряло смысл, и тогда я поняла, как много ты для меня значишь.

— Слушай! — Трэвис резко потряс ее. — К черту твой бред о независимости! У тебя и так достаточно оснований, чтобы уважать себя. Чего тебе не хватает?

Она засмеялась.

— Тебя. Я нуждаюсь в тебе. — Глаза Кейси засияли озорным блеском. — Ты больше ничего не скрыл о Трэвисе Крэйге Маршалле?

— Ладно уж… — он согласно кивнул. — Эту квартиру я снял только на шесть месяцев, пока "Приложение" не встанет окончательно на ноги. У меня дом на Палм-Бич[17] в океане, нечто среднее между квартирой Кастильо и виллой Мэтта. — Трэвис серьезно взглянул на нее. — Ты думаешь, тебе понравится жизнь во Флориде? Это ведь очень далеко от издательского мира, но у меня есть лицензия пилота, и я смогу часто возить тебя в Нью-Йорк.

— Везде замечательно, пока мы вместе. — Она задержала на нем взгляд. — Но тебе придется смириться с моей работой.

— Я достаточно ценю твои способности, поэтому не буду ревновать тебя к машинке, — спокойно сказал Трэвис. — Каждый человек имеет потребность в самовыражении, и с заключением брака она не проходит.

Пальцы Кейси расстегнули его воротник и ослабили черный полосатый галстук.

— Ты гораздо больше нравился мне в твидовой рубашке и шортах. — Глаза ее горели страстным вызовом, который он моментально расшифровал.

— А я думаю, что ты потрясающе выглядишь в своем одеянье на твой день рождения, — шутливо ответил Трэвис и длинными пальцами расстегнул пуговицы ее платья. Руки Кейси скользнули под его рубашку и начали нежно ласкать грудь.

— Твои родители и Мэтт ждут нас к обеду… — Кейси с сожалением вздохнула.

Но Трэвис сорвал платье с ее плеч, умело расстегнул бюстгальтер и бросил его на пол. Его сильное тело толкнуло ее на подушки дивана, губы и язык нашли свой знакомый путь к ее напряженным соскам.

— Я уверен, что они не огорчатся, если мы пропустим обед и встретимся с ними на завтраке, — хрипло пробормотал он, касаясь бархатной нежности ее грудей.

Белье горкой валялось на полу.

— Почему бы им не подождать нас еще и до ланча?