/ Language: Русский / Genre:love_short / Series: Панорама романов о любви

Она была непредсказуема…

Эмма Радфорд

Трудно поверить, но всего два года назад Чарити была богатой и счастливой девушкой, имеющей все, что только можно пожелать. А сейчас она вынуждена жить в убогой маленькой квартирке и заботиться не только о себе, но и о крошечной сестренке Полин. Дело в том, что их мать скоропостижно скончалась, оставив Чарити без гроша за душой и с грудным ребенком на руках. И Чарити пришлось бы очень нелегко, если бы не случайная встреча с Жераром де Вантоммом, аристократом и миллионером…

Эмма Радфорд

Она была непредсказуема…

1

«Моя дорогая сестра! Я решила написать тебе как единственной своей родственнице, заботам которой со спокойной душой могу оставить своих девочек. Прости, что иногда я была резка с тобой и несправедлива к тебе. Я перед тобой в неоплатном долгу за то, что ты сделала для меня после смерти Рассела. Моя приятельница обещала отправить тебе это письмо в случае, если со мной что-то случится. Нет-нет, здоровье меня не беспокоит, только в последнее время часто и подолгу болит голова, а просто какое-то предчувствие…

Дорогая Бренда, только тебе я могу доверить свою тайну. Чарити еще молода и, боюсь, не поймет меня, хотя за эти девять месяцев мы стали закадычными подругами. И все же, все же…

Как ты, наверное, уже догадалась, речь пойдет об отце Полин. Мы познакомились в Риме, в кафе, и, что называется, с первого взгляда полюбили друг друга. Себастьян удивительный человек — умный, благородный, великодушный. К сожалению, он женат, поэтому мы не можем быть вместе. И о рождении Полин ему ничего не известно. Бренда, прошу тебя, если со мной что-то случится и моим девочкам понадобится помощь, найди Себастьяна, пусть он позаботится о Полин, а Чарити, надеюсь, не доставит тебе хлопот. Итак, фамилия Себастьяна…»

Элегантно одетая холеная женщина средних лет жадно прочитала письмо и, взяв красный карандаш, жирно обвела фамилию любовника своей умершей сестры. В ее голове зрел изощренный план, претворение которого в жизнь сулило получение немалых барышей.

2

— Удочерение? — непонимающе повторила Чарити. — Тетя Бренда, неужели ты действительно хочешь, чтобы я отдала Полин чужим людям?

Бледная, растрепанная, она стояла посреди убогой гостиной своей дешевой крошечной квартирки и с таким ужасом смотрела на родную тетку, будто у той внезапно выросли рога. Неужели это не сон? Впрочем, за последние несколько недель Чарити свыклась с ощущением непрекращающегося кошмара, от которого невозможно избавиться.

— Давай договоримся, что я ничего не слышала! — решительно заявила она, крепче прижимая к себе спящую девочку.

Тетка поморщилась.

— Не будь ребенком! И прекрати смотреть на меня как на чудовище. Попытайся рассуждать здраво: я предлагаю пойти на этот шаг только потому, что прекрасно вижу, ты не в состоянии заботиться о малышке!

— Неправда! — возмущенно крикнула Чарити.

Вместо ответа Бренда с саркастической улыбкой обвела взглядом нищенскую обстановку тесной комнатушки. В элегантном светлом костюме, с тщательно уложенными крашенными платиновыми волосами и с безупречным макияжем, она казалась живым упреком царящему вокруг убожеству.

В самом деле, трудно представить место менее подходящее для грудного младенца. Несмотря на начало весны, на улице было по-зимнему холодно, а тепла плохонького электрического камина едва хватало на то, чтобы просушить мокрые пеленки, развешанные на спинках стульев. Стирать Чарити приходилось самой, поскольку услуги даже самой дешевой прачечной стали ей теперь не по карману. Несмотря на холод, в квартире нечем было дышать, дешевенькие обои из-за сырости потемнели и кое-где отстали от стен. Убогая мебель почти полностью скрывалась под грудами чистых и грязных детских вещей.

Чарити выглядела под стать своему жилищу. Ее некогда хорошенькое, веселое лицо осунулось и побледнело от невзгод и страданий, глубокие тени под ввалившимися глазами свидетельствовали о пролитых слезах и о бессонных ночах.

— Я всего лишь прошу помочь мне с квартплатой! — беспомощно пролепетала Чарити. — Честное слово, я все отдам, как только встану на ноги!

Тетка холодно покачала головой.

— Порой, чтобы сделать добро, приходится быть жестокими. Мой долг указать на безответственность твоего поведения. Позволь напомнить, что Полин тебе не дочь, так что ты не имеешь никакого права единолично распоряжаться ее судьбой.

— Но Полин моя сестра! — гневно возразила Чарити. — Как я могу с ней расстаться?!

— Положим, сестра она тебе только наполовину, — отмахнулась Бренда и брезгливо скривила ярко-красные губы, покосившись на смуглую черноволосую малышку, посапывающую на руках у Чарити. — Ты даже не знаешь имени ее отца!

— Какое это имеет значение?!

Чарити гневно сверкнула глазами. Она не могла позволить этой красивой ухоженной женщине столь презрительно намекать на легкомысленное поведение покойной матери. Что с того, что после двух лет вдовства мама сошлась с каким-то, если верить тетке, официантом, кажется, испанцем? Главное, она была с ним очень счастлива. Впрочем, все это теперь не имеет никакого значения…

— Полин моя родная сестра! — упрямо повторила Чарити. — Я никому ее не отдам!

С тем же успехом можно было бы взывать к каменной стене. Недаром мама порой говорила, что у ее сестры Бренды нет сердца! Эта женщина, посвятившая свою жизнь карьере, пожертвовавшая ради нее семьей и родственными связями, сейчас вызывала у Чарити ощущение, похожее на ужас. Бренда знала о жизни почти все — кроме таких пустяков, как любовь, верность, сочувствие и простая человеческая привязанность.

Только теперь Чарити поняла, сколь жестоко ошиблась, обратившись за помощью к маминой сестре. Все, на что та оказалась способна, — это предложить вариант, при котором племянница навсегда избавила бы ее, Бренду, от своих проблем!

— Тебе всего двадцать один год, — невозмутимо продолжала тетя Бренда, не сводя глаз с измученного лица племянницы. — Совсем недавно ты была студенткой. Теперь не учишься и не работаешь. Прости за откровенность, но как и на что ты собираешься жить дальше? И еще позволяешь себе рассуждать о благе ребенка! О каком сестринском долге можно говорить, если у тебя нет денег даже на аренду этой крысиной норы?

— Я найду работу! — горячо заверила Чарити.

— Рабо-о-ту? — насмешливо переспросила тетка. — На какую же должность ты рассчитываешь? Заруби себе на носу — в лучшем случае тебе придется выбирать между карьерой уборщицы и местом официантки! Не терпится пойти по стопам так называемого отца Полин? И кто же, скажи на милость, будет присматривать за малюткой, пока ты будешь драить полы или разносить пиво в какой-нибудь забегаловке? Ты хоть знаешь, сколько стоят услуги няни? Честно сказать, меня просто поражает твой инфантилизм! Пора наконец расстаться с воздушными замками, моя дорогая. Ты, надеюсь, не забыла, что у тебя нет ни пенни за душой, а сбережений твоей матери едва хватило на ее похороны?

— Но я же имею право на социальную поддержку… — сквозь слезы выдавила Чарити. — Государство не даст нам умереть с голоду!

— Ах да, я и забыла! — Тетка язвительно улыбнулась. — Спасибо, что напомнила! Но учти, государство не покровительствует иждивенцам, поэтому на многое не рассчитывай. И, кстати, раз уж ты заговорила о своих правах, неплохо было бы принять во внимание также и права Полин. Или ты считаешь, что девочка должна жить вот так? — Бренда картинным жестом обвела убогую комнату. — Сомневаюсь, что она поблагодарит тебя за это, когда вырастет. Своим эгоизмом ты обрекаешь сестру на нищенское существование! В новой семье у девочки будет все, что она только пожелает. Там она будет счастлива. Подумай об этом, моя милая.

Каждое слово тетки причиняло Чарити почти физическую боль. А что, если она действительно эгоистка и думает только о себе? Разве она имеет право калечить едва начавшуюся жизнь сестренки? Пройдет несколько лет, и подросшая Полин горько упрекнет сестру за годы, прожитые в сырой каморке, без свежего воздуха и солнечного света.

Чарити устало пересекла комнату и бережно уложила уснувшую малютку в кроватку. За последние недели она так исхудала, что джинсы и трикотажная кофточка висели на ней как на вешалке. А ведь совсем недавно они соблазнительно обтягивали ее безупречную фигурку! Теперь, эти времена казались далеким прошлым.

Полин родилась в начале января. Чарити вместе с матерью любовалась малышкой, смеялась, строила планы на будущее. Казалось, впервые за долгих два года судьба вновь улыбалась им…

Трудно поверить, но всего два года назад Чарити была счастливой девушкой, окруженной заботой и любовью родителей. После самоубийства отца, не выдержавшего банкротства, ее жизнь совершенно переменилась. Матери пришлось продать все, включая дом и обстановку, и перебраться из фешенебельного квартала в скромную квартирку на окраине.

Миссис Уилкс тяжело переживала не только смерть мужа, более двадцати лет ограждавшего ее от всех житейских забот, но и внезапное одиночество, в котором оказалась, когда почти все друзья вдруг одновременно забыли о ее существовании. Легкомысленная и беспечная, она никак не могла смириться с тем, что жизнь несправедливо обошлась с ней, и порой по-детски жаловалась дочери, как жестоко обошелся с ней покойный супруг, наложив на себя руки. Чарити намного легче перенесла утрату привычного круга общения, хотя ей и пришлось оставить престижную частную школу и закончить образование в государственном заведении.

Как ни странно, тетя Бренда тогда пришла им на помощь. Когда Амейлия Уилкс совсем отчаялась найти хоть какую-то работу, сестра подыскала ей место продавца-консультанта в бутике модной одежды.

Надо сказать, хозяевам магазина очень повезло с новой продавщицей. Безупречный вкус и прекрасные манеры миссис Амейлии Уилкс были сразу же отмечены покупателями, очень скоро у нее появились постоянные клиенты. Поэтому неудивительно, что когда хозяйка бутика приболела и не смогла вылететь на запланированную встречу с поставщиками в Рим, она, не колеблясь, послала вместо себя новую продавщицу.

По возвращении матери из поездки Чарити сразу же бросилась в глаза произошедшая в ней перемена. Амейлия словно помолодела лет на десять, расцвела, похорошела и впервые за минувшие со смерти мужа два года выглядела до неприличия счастливой. Чарити терялась в догадках, но вскоре все прояснилось: мать сообщила, что беременна. Ровно через восемь месяцев после этого родилась Полин.

Амейлия и Чарити не могли налюбоваться на крепкую смуглую девочку с черными блестящими глазками и потешными смоляными кудряшками, так непохожими на светлые локоны Уилксов. Казалось, рождение Полин ознаменовало конец страшного этапа в их жизни, впереди забрезжила надежда на счастливые перемены.

Амейлия подолгу обсуждала со старшей дочерью, как они переедут из крошечной квартирки в приличный дом, наймут няню для малышки и счастливо заживут втроем. К сожалению, этим планам не суждено было сбыться: Амейлия скоропостижно скончалась, оставив Чарити без гроша за душой и с грудным ребенком на руках.

Громкий сигнал автомобиля за окном прервал грустные мысли девушки. Она вздрогнула и посмотрела на тетку. Бренда поднялась со стула.

— Я должна идти. Чарити, ради бога, оставь ребенка хотя бы на секунду и выслушай меня! — раздраженно воскликнула она, заметив, что племянница снова склонилась над кроваткой.

Чарити не удержалась и дотронулась пальцем до мягкой щечки спящей девочки. Нежность и печаль переполнили ее сердце. Почему мир устроен так несправедливо? Сначала у нее отняли всех, кого она любила, а теперь, кажется, хотят отобрать и сестру.

Я никому тебя не отдам, кроха, мысленно пообещала Чарити и устало обернулась к тетке.

— Я слушаю, тетя Бренда.

— Чарити, я уже говорила, что, отдав Полин на удочерение, ты можешь рассчитывать на солидное вознаграждение со стороны ее приемных родителей. Тем более…

— Я не собираюсь торговать Полин! — ужаснулась Чарити.

— Ты меня неправильно поняла, дорогая, — тут же поправилась тетка, мысленно выругав себя за допущенную оплошность. — Конечно же, у меня и в мыслях этого не было! Я только хотела сказать, что в новой семье малышка будет счастлива и обеспечена. Любящие приемные родители, богатый дом, лучшие няни и воспитатели… Разве ты не желаешь счастья своей сестре?

Но в ее жизни не будет места для меня, скорбно подумала Чарити, не сводя глаз с безмятежно посапывающей сестренки. Чужие люди будут ласкать ее, петь песенки, рассказывать сказки. Я никогда не увижу ее первых шагов, не услышу смешного лепета. Сердце девушки разрывалось от боли, по бледным щекам заструились слезы.

— Ты должна сделать это ради Полин, если действительно ее любишь, — безжалостно продолжала Бренда. Она наконец поняла, какими аргументами воздействовать на строптивую племянницу. — А сама вернешься в университет. Можешь не сомневаться, в этом я тебе помогу, чего бы мне ни стоило! Разве не я помогла твоей матери найти работу? Никто еще не называл меня бездушной! Я рада прийти на помощь людям, если вижу, что они на правильном пути! Но не жди, что я буду финансировать твои бредовые проекты самостоятельного воспитания сестры! Полин заслуживает лучшей доли. Да и ты, кстати, тоже.

— Я… я подумаю, — прошептала Чарити, глотая слезы.

— Вот и прекрасно, дорогая, — одобрила тетя Бренда. — А я пока начну обзванивать агентства, в которые обращаются люди, желающие усыновить или удочерить ребенка. Нельзя терять время попусту!

За окнами снова нетерпеливо взвыл клаксон автомобиля, и Бренда торопливо устремилась к двери. У порога она обернулась, на секунду задержала взгляд на несчастной фигурке племянницы, сгорбившейся возле детской кроватки, и, чуть помедлив, нерешительно раскрыла сумочку.

— Чарити, детка, вот тебе немножко на первое время, — пробормотала Бренда, кладя сложенные купюры на столик возле двери. — Я заеду через пару дней. Надеюсь, к этому времени ты определишься.

— Спасибо, тетя, — отрешенно пробормотала Чарити, едва взглянув на деньги.

В убогой комнатушке повисла напряженная тишина. Обе женщины слишком хорошо понимали, что благодарить особенно не за что.

— Не надо патетики, Чарити, — проворковала Бренда, открывая дверь. — Учись думать головой, а не сердцем. Высокие чувства хороши лишь на сцене.

Дверь за гостьей захлопнулась. Чарити тяжело добрела до столика и уставилась на оставленные теткой купюры. Тридцать сребреников — пронеслось у нее в голове. Плата за предательство… плата за Полин… Господи, ну что же мне делать?!

Она машинально сгребла бумажки, и вдруг из пачки выскользнула глянцевая карточка. Да это же тетин пропуск в банк! Чарити испуганно ойкнула и ринулась за дверь. Хорошо, что ее квартирка находится на первом этаже! С трудом распахнув тяжелую дверь подъезда, Чарити замерла, съёжившись от порыва ледяного ветра, но уже в следующую секунду решительно бросилась на улицу.

— Тетя Бренда! — громко крикнула она, лихорадочно шаря глазами по узкой улочке.

Черт побери, куда же она запропастилась?! По обеим сторонам улицы стояли припаркованные автомобили ее жителей. Среди этих дешевых старых машин подобно роскошной розе меж сорняков сиял серебряными боками огромный лимузин.

— Тетя Бренда! — радостно завопила Чарити, заметив наконец тетку у задней дверцы машины.

К сожалению, ветер отнес ее слова, и ничего не подозревающая Бренда захлопнула за собой сверкающую дверцу. Лимузин мягко тронулся с места.

Не раздумывая ни секунды, Чарити кинулась наперерез. Домашние тапочки без задников норовили соскользнуть с ног, промерзшая мостовая обжигала холодом, но надо было бежать, иначе лимузин навсегда скроется из виду.

Дальше все произошло как в кино. Чарити услышала дикий визг тормозов, душераздирающий рев автомобильного клаксона и испуганные крики людей. В следующее мгновение прямо перед ней вырос огромный капот фургона. Прежде, чем девушка успела осознать, что столкновения не избежать, она почувствовала вонь паленой резины и сильный удар в бок. Боли не было, только почему-то улица опрокинулась вверх тормашками и все исчезло…

3

Первое, что Чарити увидела, открыв глаза, — склонившееся над ней встревоженное лицо смуглого незнакомца. В ушах девушки гудело, мир плавно покачивался перед глазами…

— Но я же не мог ничего сделать! Не мог я ничего! — громко повторял чей-то растерянный голос, явно принадлежащий настоящему кокни, выходцу из Ист-Энда. — Вы же видели, она сама бросилась, мне под колеса! Сумасшедшая! Бежала прямо под машину!

Наверное, надо извиниться? — смущенно подумала Чарити и попыталась сесть. Тротуар мягко прогнулся и начал заваливаться куда-то вбок.

— Не шевелитесь! — властно приказали ей. Чарити слабо улыбнулась. Приятный мужской голос — глубокий, бархатистый, с еле уловимым иностранным акцентом.

— Я могу умереть? — поинтересовалась она.

— И не надейтесь! — очень серьезно заверили ее. — По крайней мере, пока я здесь.

Чарити снова улыбнулась. Незнакомец одной рукой поддерживал ее за плечи, а другой бесцеремонно ощупывал тело, как будто Чарити была бесчувственной куклой. Было совсем не больно и даже не стыдно… Странный господин. Не молодой уже, но и не старый. Наверное, южанин — бронзовая кожа, смоляные блестящие волосы, белоснежные зубы. Какой у него красивый, жестко очерченный рот, рассеянно отметила Чарити, любуясь губами своего спасителя. А глаза такие черные, что кажутся бездонными.

Поймав изучающий взгляд Чарити, незнакомец улыбнулся ей и как ни в чем не бывало продолжил осмотр. Что со мной происходит? — терялась в догадках Чарити, ощущая предательскую слабость во всем теле. Почему мне так хочется снова увидеть его улыбку?

И тут она наконец почувствовала страшный холод и боль во всем теле. Дрожащая Чарити безуспешно попыталась приподняться с ледяной мостовой. В следующую секунду ее укутало что-то теплое и мягкое. Скосив глаза, она увидела, что это шерстяной пиджак смуглого спасителя.

— Я же сказал, не двигайтесь! — настойчиво повторил незнакомец.

— Разве я могу? — искренне удивилась Чарити.

Казалось, ее несчастное тело разбилось на тысячу осколков, а больше всего досталось груди… Каждый вздох давался с трудом.

— Грудь… больно… — еле слышно выдавила Чарити.

— Кто-нибудь вызовите «скорую»! — громко крикнул незнакомец.

Чарити услышала торопливые шаги. Видимо, кто-то из зевак поспешил выполнить приказ.

— Ради бога, не беспокойтесь! Я побуду с ней! — раздался совсем рядом пронзительный голос, без сомнения принадлежащий тете Бренде. Чувствовалось, что тетка даже не пытается скрыть своего раздражения. — Откуда мне было знать, что она способна на такую глупость?! Как ты только додумалась? — в бешенстве прошипела Бренда, склоняясь над племянницей.

Чарити с трудом приподняла непослушную руку, и на асфальт высыпалось несколько банкнот и глянцевая карточка.

— Ты забыла у меня свой пропуск, — виновато прошептала девушка. — Я боялась, ты хватишься…

— Так вы знакомы? — удивился смуглый мужчина, который распорядился вызвать «скорую». — Выходит, это и есть племянница, которую вы навещали?

— Да, — неохотно призналась Бренда, и под ее испепеляющим взором Чарити невольно поёжилась. — Господин де Вантомм, мы должны поторопиться. Здесь вам больше нечего делать! «Скорая» прибудет с минуты на минуту, а вы рискуете опоздать в аэропорт.

Ах вот оно что! Значит, это и есть тот самый новый босс, о котором как-то упоминала тетя Бренда! — догадалась Чарити. Крупный французский промышленник, хозяин банка и чего-то еще в этом роде. Недаром тетя была так счастлива, что добилась поста в его компании!

— Со мной все в порядке! — поспешно солгала Чарити. — Большое спасибо за все! Поезжайте скорее, а то и правда опоздаете на самолет!

— Не смейте двигаться! — прикрикнул на нее де Вантомм. — Мы ждем «скорую».

«Скорую»?! Только теперь до Чарити дошел смысл этих слов. Но, если ее увезут в больницу, Полин останется одна и тетя Бренда без помех отдаст ее на удочерение!

— Нет! — в отчаянии крикнула она, резко садясь.

В голове загудел колокол, перед глазами заколыхался туман, и девушка безвольно обмякла на руках господина де Вантомма, едва успевшего подхватить ее за плечи.

— Вы с ума сошли! — сердито прошипел он. — Куда вас несет?

— Пожалуйста… — бессвязно лепетала Чарити. — Мне надо идти! Правда, очень надо!

— Хорошо, — терпеливо согласился господин де Вантомм. — Скажите свой адрес, я отвезу вас домой.

— Спасибо, но я сама…

— Ни в коем случае, — отрезал он. — И не надейтесь отделаться от меня до приезда врача! Я должен убедиться, что с вами все в порядке.

Это было уже слишком. Чарити могла выдержать что угодно — только не участие. Когда мама умерла, рядом с ней не оказалось совсем никого. Ни один человек не утешал Чарити, когда она заходилась слезами, никто не протянул руку помощи, когда падала от усталости, неумело пытаясь ухаживать за ребенком. Никто даже не пришел на похороны… Тетя Бренда, как всегда, была в командировке. Горячие слезы брызнули из глаз девушки.

— Почему вы заботитесь обо мне? — спросила она, давясь рыданиями. — Не вы же меня сбили!

Незадачливый шофер фургона протиснулся ближе.

— Нет, дорогая, это я тебя задел! Право слово, я не хотел! Ты же бежала, не разбирая дороги! Как сама-то?

Чарити подняла зареванное лицо и слабо улыбнулась.

— Все в порядке! Простите, пожалуйста, я не хотела. Со мной, правда, все хорошо!

— Вот и ладненько! — обрадовался шофер. — Ты уж прости меня, но никак нельзя было отвернуть!

— Поезжайте! — великодушно предложил ему господин де Вантомм. — Не волнуйтесь, я дождусь «скорую».

— Ох, сэр, спасибо! А то ведь хозяин меня за опоздание и оштрафовать может!

— Мне нужно домой! — еле слышно напомнила Чарити.

Господин де Вантомм помог ей подняться, обхватил за талию и медленно повел к дверям подъезда. Бренда двинулась следом, всем своим видом выражая возмущение назойливостью племянницы. Едва переступив порог полутемной тесной прихожей, она протиснулась вперед и поспешила в комнату, загородив собой стул с ворохом пеленок.

Кажется, я компрометирую ее перед шефом, с ехидцей подумала Чарити, но, взглянув на господина де Вантомма, вдруг впервые почувствовала испепеляющий стыд за убожество своего жилища. Человек, передвигающийся по городу в роскошном лимузине, не должен появляться в полуподвальных каморках с отслаивающимися обоями и пятнами плесени на стенах. Пусть катится в свой чертов аэропорт, с неожиданной злостью решила Чарити, и оставит меня в покое!

— Незачем вам было приходить сюда! — с болью выкрикнула она, срывая с плеч дорогой пиджак. — Забирайте свои вещи и убирайтесь! Я не нуждаюсь в благотворительности!

— Чарити! — возмущенно взвизгнула тетка.

— Оставьте меня в покое! — всхлипнула девушка, устремляясь к детской кроватке. — Вам обоим тут нечего делать! — Вцепившись руками в прутья кроватки, Чарити беззвучно разрыдалась. — Пожалуйста, уходите! — пробормотала она и потеряла сознание.

Наверное, господин де Вантомм заметил приближение обморока, а может быть, просто подошел поближе, желая ответить на незаслуженные оскорбления, — но так или иначе, падая, Чарити успела почувствовать, как сильные руки обвили ее талию. А потом провалилась в темноту.

Чарити очнулась только в санитарной машине и сразу же увидела господина де Вантомма. Он сидел на приставном сиденье и прижимал к груди спящую Полин. На какую-то долю секунды Чарити заподозрила, что спит. Она крепко зажмурилась, снова открыла глаза… Видение не исчезло.

Смуглое лицо странного спасителя склонилось над ней.

— Тетя… — еле слышно прошептала Чарити. — Где тетя Бренда?

— Ей пришлось срочно отправиться в командировку, — последовал скупой ответ. — Не надо разговаривать, вы очень слабы. Все будет хорошо.

Чарити нахмурилась, хотела что-то спросить, но тут машина остановилась перед дверями больницы, и ей стало не до вопросов.

Рентген показал перелом запястья и сильный ушиб груди. Ребра, слава богу, оказались целехоньки, но у врача возникли опасения по поводу возможной травмы головы. Повернув голову, Чарити, к своему удивлению, встретилась с встревоженными черными глазами господина де Вантомма. Почему он не уехал? Неужели и впрямь хочет дождаться результатов обследования? Но зачем?

— Что же будет с Полин? — прошептана Чарити. — Я не смогу взять ее на руки, если мне наложат гипс.

— Не беспокойтесь о девочке.

В голосе господина де Вантомма было столько уверенности, что Чарити почему-то сразу успокоилась. Забыв о том, как буквально час назад выгоняла его из своего дома, она попросила:

— Пожалуйста, прошу вас, не позволяйте тете Бренде забрать ее у меня!

— Обещаю, — услышала Чарити и устало закрыла глаза.

Она очнулась в маленькой палате. Правая рука от середины предплечья и до пальцев была в гипсе. Улыбчивая медсестра весело сообщила, что перелом несложный, уже через восемь недель гипс снимут и все будет замечательно.

Восемь недель! Как же я буду ухаживать за Полин все эти восемь недель?! — ужаснулась Чарити и со стоном закрыла глаза, пытаясь уверить себя, что это всего лишь очередной кошмар.

— Что-нибудь не так? — участливо пророкотал над ее головой знакомый бархатистый баритон.

4

Чарити испуганно открыла глаза — и встретилась взглядом с господином де Вантоммом.

— Как самочувствие? — вежливо поинтересовался он.

— Как в космосе, — честно призналась Чарити, пытаясь оторвать гудящую голову от подушки.

— Это у вас от наркоза, — с улыбкой предположил он. — Полежите, пока не пройдет головокружение, а потом можно ехать домой.

Из чувства противоречия Чарити немедленно захотелось сесть, что она с превеликим усилием и сделала. Домой! Выходит, у меня не нашли ничего серьезного! — обрадовалась девушка. Да, но как же я пойду через город в таком виде?

Только сейчас Чарити обратила внимание на то, в каком плачевном состоянии ее одежда: джинсы перемазаны грязью, на кофточке осталось меньше половины пуговиц. Зато ее спаситель выглядел восхитительно. Хорош, ничего не скажешь! Будто только что сошел с рекламной картинки. Можно подумать, ему каждый день приходится спасать попавших под колеса девчонок и утешать брошенных детей.

— Где Полин? — резко спросила Чарити, невольно перенося на ни в чем не повинного человека свою досаду на то, что совершенно забыла о существовании девочки.

Наверное, тетя Бренда все же права — в целом свете больше нет такой безнадежной эгоистки!

Ровные темные брови красавца сошлись на переносице.

— Мне казалось, у вас было достаточно времени, чтобы убедиться в моей порядочности. Разве я не обещал, что позабочусь о девочке?

— С какой стати вам это делать? — раздраженно огрызнулась Чарити. — Только потому, что моя тетя работает на вас?

Заметив тень смущения, промелькнувшую на смуглом лице ее спасителя, Чарити почувствовала злобную радость. Наконец-то она уязвит его — пусть знает, что она не собирается лизать ему руки в знак благодарности! Жили они с Полин без всяких благодетелей, проживут и дальше!

— Откуда такая уверенность?! — насмешливо продолжала Чарити. — Думаете, дали мне свой пиджак, отвезли в больницу — и теперь я буду безоговорочно верить каждому вашему слову? И не надейтесь! Может быть, вы из тех маньяков, которые только и ждут, как бы воспользоваться беспомощностью молоденьких невинных девушек! — выпалила она и тут же прикусила язычок, сообразив, что ее последние слова могут быть истолкованы двусмысленно.

Зардевшись от смущения, Чарити уставилась в пол. Что подумает о ней господин де Вантомм! И что сказала бы мама, узнай она, как возмутительно обращается ее любимая дочь с человеком, искренне протянувшим ей руку помощи! С какой стати она ведет себя как неблагодарная свинья?

Чарити открыла, было, рот, чтобы немедленно принести свои искренние извинения, но господин де Вантомм оказался способен постоять за себя. Его голос прозвучал холодно и отчужденно, бархатистый тембр не мог скрыть убийственной иронии, сквозившей в каждом слове:

— Положим, ваша молодость действительно не вызывает у меня никаких сомнений. Кстати, сколько вам? Восемнадцать? Семнадцать? Впрочем, неважно. Насчет беспомощности вы тоже не ошиблись. Достаточно было увидеть вас распростертой на тротуаре, а потом в этой ужасной квартире, чтобы понять — вы дошли почти до предела. Но что касается невинности… Мисс Уилкс, насколько мне известно, у невинных девушек не бывает детей. Или невинность — или материнство. Вы, как видно, выбрали второе.

Чарити так и застыла с открытым ртом. Целый вихрь чувств и мыслей бушевал в ее душе. Этот человек считает Полин моей дочерью? Неужели тетя Бренда ему ничего не рассказала? Но почему? И вообще, как он смеет разговаривать со мной в таком тоне?!

— К вашему сведению, мне двадцать один год, — заявила она, стараясь, чтобы голос звучал спокойно. — А Полин мне не дочь, как вы поспешили подумать, а сестра. Наша мать умерла через две недели после ее рождения. Если бы вы не поторопились отослать мою тетю по вашим неотложным делам, она, без сомнения, просветила бы вас в этом вопросе и вы не выставили бы себя бестактным наглецом! И вообще, моя невинность или отсутствие таковой вас абсолютно не касается, вот!

Чарити так упивалась своим сарказмом, что даже не заметила, какое удивительное воздействие оказали ее слова на господина де Вантомма. Кровь отлила от его смуглого лица, казалось, он остолбенел, непонимающе таращась на девушку.

Неизвестно, чем бы закончилась их пикировка, если бы появление медсестры с Полин на руках не положило конец обличительному монологу Чарити.

— Проснулись? — Женщина улыбнулась, укладывая спящего ребенка на постель. — Вот и славно. Малышка вела себя просто замечательно! Мы ее накормили, переодели и убаюкали, так что ни о чем не беспокойтесь. Как только наберетесь сил, можете ехать домой.

— Большое вам спасибо! — горячо поблагодарила Чарити. — Вы были очень добры.

— Не за что, — отозвалась медсестра, закрывая за собой дверь.

Какое-то время в палате царила мертвая тишина. Чарити рассеянно гладила пальцем нежную щечку Полин. Будь что будет, решила она, больше не скажу ни слова!

— Простите меня, — неожиданно попросил господин де Вантомм. — Вы совершенно правы — я не имел никакого права судить вас. Мне очень стыдно.

Не очень-то ты привык просить прощения! — удовлетворенно отметила Чарити, кивая в знак того, что извинения приняты.

— А вы вообще кто? — полюбопытствовала она. — Тетя говорила, что работает на владельца какого-то крупного банка — так это вы?

— Ваша тетя сказала, что работает на меня? — переспросил господин де Вантомм, и Чарити на секунду показалось, будто он колеблется с ответом. — Тогда, наверное, так оно и есть! В каком-то смысле… Меня зовут Жерар де Вантомм. Француз, — добавил он многозначительно, будто заранее давая понять, что с этим обстоятельством придется считаться.

Снова повисла тишина, но на этот раз в ней не было мучительного напряжения. Чарити подняла голову — и встретилась с пристальным взглядом Жерара де Вантомма. Жерар… — повторила она про себя. Какое красивое имя! И какие глубокие, завораживающие глаза. Такое впечатление, будто я тону, погружаясь в них все глубже и глубже. Наверное, это все из-за наркоза? — предположила Чарити, чувствуя, как ноги снова становятся ватными.

— Пойдемте? — вывел ее из оцепенения хриплый голос Жерара.

— Что? Ах да… Конечно! — всполошилась Чарити и наклонилась, чтобы взять Полин.

— Позвольте мне. — Жерар мягко оттеснил ее, легко поднял девочку на руки и двинулся к дверям. — Кстати, оставьте пока мой пиджак у себя. На улице очень холодно.

Чарити послушно кивнула и двинулась следом. Жерар не ошибся, за больничными дверями стояла настоящая стужа. Но едва Чарити успела поёжиться от первого порыва ледяного ветра, как перед ней будто из-под земли вырос уже знакомый серебристый лимузин. Молодой шофер проворно вынырнул из салона, обежал машину и распахнул перед Чарити заднюю дверцу.

Слегка морщась от боли, которую доставляли полученные недавно ушибы, девушка бочком протиснулась на сиденье. Она устало вытянула ноги и обвела взглядом салон. Что и говорить, впечатляет! Сразу видно, какой толстый кошелек у этого Жерара де Вантомма! Мягчайшие кожаные сиденья, деревянная отделка, куча дорогой автомобильной техники.

Пошлость! — неуверенно сказала себе Чарити, не желая признаться, что невольно поддалась обаянию кричащей роскоши. Подумаешь! Всего-навсего высокая концентрация денег в небольшом пространстве! — подытожила она и сердито покосилась на устраивающегося рядом Жерара.

— Где Полин?! — в который раз за сегодняшний день рявкнула Чарити.

— Сейчас увидите, — невозмутимо ответил француз.

Через секунду шофер ловко закрепил на сиденье уютное креслице для перевозки грудных детей. Чарити невольно улыбнулась — так потешно смотрелась Полин в новой колыбельке. Но смех смехом, а кто будет расплачиваться за эти чудеса цивилизации? Она подозрительно покосилась на Жерара.

— Откуда это? Одолжили у знакомых? Специально для нас? Право же, не стоило беспокоиться! Я прекрасно могла бы подержать Полин на руках!

— Я никогда ни у кого ничего не одалживаю! — холодно отрезал банкир.

— Вы хотите сказать, что купили его?! — в ужасе воскликнула Чарити. — Но как же я расплачусь с вами? Честное слово, у меня нет таких денег!

— Я похож на человека, которому нужны ваши деньги? — слегка приподняв брови, осведомился Жерар.

Чарити едва не взорвалась от возмущения. Подумать только, еще имеет наглость делать вид, что деньги для него ничего не значат! Естественно, такому человеку ничего не стоит купить хоть целый детский магазин, но ведь это еще не повод унижать ее своим великодушием! Кто дал ему право навязываться со своей предупредительностью?

— Я попрошу тетю рассчитаться с вами, — пообещала Чарити, прекрасно осознавая абсурдность своих слов.

— Забудьте! — отмахнулся Жерар. — Никаких денег я не возьму. Разговор окончен. Пристегните, пожалуйста, ремень. Поехали, Пьер, — распорядился он, не обращая больше на девушку внимания.

Опустив голову, Чарити попыталась справиться с креплением, но дрожащие пальцы и боль в сломанном запястье сводили на нет все ее усилия. Чувствуя, что сейчас расплачется от отчаяния, она отбросила ремень.

— Я не могу! — прошептала Чарити, отворачиваясь к окну, чтобы чужой человек не заметил ее слез.

Еще никто и никогда не затыкал ей рот с такой бесцеремонностью!

Жерар молча пристегнул ее ремень.

— Простите, — неуверенно попросил он, уже во второй раз за этот странный день. — Я не привык ни с кем обсуждать свои действия. Ничего не поделаешь — издержки профессии. Поверьте, у меня и в мыслях не было вас обидеть!

— Вы не должны тратить на нас деньги без моего согласия! — сквозь слезы выдавила Чарити.

Пусть злится сколько хочет, должен же он понимать, что и у нее тоже есть гордость!

Лимузин бесшумно катил по улицам. Чарити устало откинулась на спинку сиденья и закрыла глаза. Рука болела нестерпимо, ныли ушибленные ребра, кружилась голова и слегка подташнивало. Меньше всего ей хотелось думать о том, что она будет делать, когда окажется дома. Неплохо бы лечь и проспать часов тридцать подряд, но ведь Полин ни за что не позволит ей такой роскоши. По неопытности Чарити приучила сестренку засыпать только на руках, но теперь гипсовая повязка делала эту процедуру практически невыполнимой. Что же с ними будет? Вряд ли квартирная хозяйка станет терпеть непрекращающийся детский плач.

— Что-то не так? — вывел ее из задумчивости голос Жерара.

— Все в порядке! — бодро солгала Чарити, отворачиваясь к окну.

Странно, почему это машина оказалась в Челси? Чарити не могла ошибиться — она выросла в этом районе и знала здесь каждую улочку.

— Мы едем совершенно не в ту сторону! — воскликнула она.

— Знаю. Я везу вас к себе домой.

Чарити ошарашенно уставилась на Жерара. Этот человек не похож на шутника, но и правдивым такое сообщение тоже никак быть не может!

— Там меня ждет тетя Бренда? — осенило Чарити. — Что же вы сразу не сказали?

— Приехали, — вместо ответа проронил Жерар, и лимузин действительно остановился.

Пьер обошел машину, распахнул дверцу перед пассажиркой и заботливо предложил ей руку, однако Чарити, гордо проигнорировав предложенную помощь, с немалым трудом выкарабкалась сама. Она сразу же узнала улицу — самую дорогую в этом фешенебельном районе Лондона. Тремя кварталами дальше когда-то жила их семья.

Чарити с силой тряхнула головой, отгоняя воспоминания, и покосилась на лимузин. Жерар уже стоял на тротуаре, ожидая, пока шофер подаст ему ребенка. Увидев сестренку, завернутую в теплую шаль, которую мама заботливо вязала во время беременности, Чарити вдруг почувствовала странный укол ревности. Так бы подбежала и вырвала Полин у него из рук! Какое право имеет этот богач прикасаться к ее сестренке?!

Наверное, Жерар почувствовал исходящую от девушки враждебность, потому что неожиданно обернулся и вопросительно заглянул ей в лицо.

— Все в порядке?

Нет! — хотелось крикнуть Чарити. Все совсем не в порядке! Отдай мне Полин и навсегда оставь нас в покое! Лучше бы я никогда тебя не встречала! Навязался на мою голову!

Разумеется, ничего подобного она не сказала. В этом доме ее ждет тетя Бренда, значит, необходимо войти внутрь.

— Так точно, — буркнула Чарити и молча побрела к двери.

Дверь распахнулась, и на пороге возникла дородная женщина средних лет в белом фартуке. При виде Полин лицо ее просияло от радости. Всплеснув полными руками, женщина бросилась навстречу Жерару, буквально выхватила девочку у него из рук и ласково залопотала над ней. Даже не взглянув на хозяина и его спутницу, толстушка поспешила в дом, унося драгоценную ношу.

— Это Изабелль, моя экономка, — пояснил Жерар. — Не подумайте, что она невоспитанная, просто при виде детей буквально теряет голову. Боюсь, как бы она не избаловала ребенка за то время, пока вы будете здесь!

Чарити непонимающе подняла глаза. Что значит «пока вы будете здесь»? Разве я не уезжаю прямо сейчас? Впрочем, к чему лишние вопросы? Сейчас выйдет тетя Бренда, мы поедем домой…

Вслед за Жераром девушка пересекла просторный холл и оказалась в небольшом зале. Как она и предполагала, обстановка дома полностью соответствовала доходам и вкусам хозяина. Дорогая отделка, мягкое освещение, смесь модерна и классики в меблировке. Да, но где же тетя?

За дубовыми дверями оказался кабинет. Светлые дубовые панели прекрасно гармонировали с пушистым белым ковром, на мраморной полке камина тикали старинные бронзовые часы, огромный антикварный стол поражал количеством разложенных бумаг. Сразу видно, кабинет используется хозяином по прямому назначению.

— Где тетя Бренда? — нетерпеливо спросила Чарити.

— Я что-то не припомню, чтобы обещал вам встречу с ней, — невозмутимо ответил Жерар. — Что ей делать в моем доме?

В первую секунду Чарити подумала, что ослышалась. Но тут же поняла, что Жерар абсолютно прав: он совершенно определенно проинформировал ее о том, что тетка в командировке.

Выходит, своей невнимательностью я поставила себя в идиотское положение, растерянно подумала Чарити и спросила:

— Но тогда зачем же вы привезли меня сюда? Я-то думала, меня тут ждет тетя…

Жерар, уже успевший расположиться за письменным столом, нетерпеливо поднял голову от бумаг и рассеянно переспросил:

— Что вы сказали? Зачем я вас сюда привез? Разве это не понятно? Не можете же вы остаться дома в таком состоянии! Вы ведь едва ходите, а тут еще грудной ребенок… Короче, поживите пока здесь. Еще вопросы?

— Да вы с ума сошли! — в ужасе воскликнула Чарити. — Не останусь я здесь! Я домой хочу!

Жерар оторвался наконец от документов, взглянул в испуганные глаза девушки и усмехнулся.

— Боюсь, я не оставил вам выбора.

Тут Чарити струсила по-настоящему. Что значит — не оставил выбора? Почему он так со мной разговаривает? А что, если я и впрямь попала в лапы маньяка? Кажется, с ними надо разговаривать как можно спокойнее, ничем не выдавая своего страха.

— Но вы не должны беспокоиться о нас с Полин! — как можно терпеливее объяснила она. — Жили же мы как-то все это время, справимся и теперь. Моя тетя…

— Прекратите наконец постоянно упоминать о своей тетке! — раздраженно перебил ее Жерар. — Вы не хуже меня знаете, что она скорее позволит переломать себе обе руки и все ребра до единого, чем согласится ухаживать за кем-то, кроме себя! — Он выразительно посмотрел на загипсованную руку Чарити. — Да сядьте же вы, ради бога! Давайте поговорим откровенно. Хотя, нет, сейчас я попрошу Изабелль приготовить вам что-нибудь поесть. Я же видел, что вы за весь день выпили только несколько глотков воды! Так недолго и в обморок свалиться.

Гордость диктовала Чарити отказаться, заявить, что она не голодна и вообще не примет ничего от этого человека, но есть действительно хотелось ужасно.

— Чашечку чаю, если можно, — смущенно попросила девушка. — Пожалуйста.

Жерар снял телефонную трубку, а Чарити побрела к камину и попыталась устроиться в глубоком кресле. Ребра болели так, будто по ним проехал грузовик. Голова раскалывалась от слабости. Измученная Чарити закрыла глаза и погрузилась в оцепенение. Хорошо бы сейчас забраться в теплую ванну, полежать полчасика. Но в больнице строго-настрого запретили мочить гипс, велели надевать на руку полиэтиленовый пакет. Интересно, кто же будет ей его надевать? И вообще, кто будет делать тысячи дел, которые так внезапно свалились на ее плечи? Ведь ей даже дышать тяжело, не то что…

— Чарити! — окликнул ее уже знакомый бархатистый голос, и девушка, испуганно вздрогнув, открыла глаза. — Простите, что побеспокоил, — мягко извинился Жерар. — Просто Изабелль спрашивает, какую молочную смесь предпочитает наша маленькая гостья.

Молочная смесь, отрешенно повторила про себя Чарити и вдруг подскочила будто ужаленная. Как же я могла забыть про Полин! Во второй раз за сегодняшний день я веду себя, как законченная эгоистка!

— Господи! — в отчаянии воскликнула она, вскакивая на ноги, и тут же с криком пошатнулась — боль в груди буквально отбросила Чарити назад.

— Дурочка! — в сердцах выругался Жерар, мгновенно подхватывая ее.

— Оставьте меня в покое! — сквозь слезы прошипела Чарити, проклиная свою беспомощность.

Как ни странно, Жерар смолчал. Несколько секунд в кабинете царила тишина, прерываемая лишь хриплым дыханием и слабым поскуливанием Чарити, изо всех сил пытавшейся справиться с болью. Жерар бережно прижимай девушку к своей груди, осторожно поддерживая за плечи. Постепенно боль отступила, но Чарити не спешила вырваться на свободу. Близость этого мужчины наполняла ее каким-то странным покоем, почти позабытым ощущением безопасности.

— Кожа да кости! — тихо прошептал Жерар ей на ухо.

— Сейчас так модно! — огрызнулась Чарити, отстраняясь от него. — Мне надо немедленно ехать домой! У меня там и молочная смесь, и кашки, и пеленки! Понимаете, я же ничего с собой не взяла! Ну скорее же, что вы стоите!

— Пойдемте в кухню, — с улыбкой предложил Жерар. — У нас есть все, что нужно для малышки.

В который раз за сегодняшний день он ставил Чарити в тупик своими неожиданными поступками! Неужели он действительно решил поселить их у себя дома и купил не только автомобильное кресло, но и детское питание?! Это было так странно, что просто не укладывалось в голове. Чарити обреченно вздохнула.

— Ладно, пошли.

Я делаю это только ради Полин! — сказала она себе, покорно следуя за хозяином дома.

Кухня, как и следовало ожидать, представляла собой мечту любой хозяйки. Деревянная, стилизованная «под старину» мебель превосходно сочеталась с самыми современными чудесами техники, а огромная плита с аппетитно булькающими кастрюлями вселяла уверенность в том, что в этом доме никому не дадут умереть с голоду. Изабелль, колдовавшая у плиты, радостно улыбнулась Чарити.

— Малышка не спит и очень хочет есть! — весело сообщила она. — Скажите, какую смесь она любит, а я быстренько приготовлю.

Чарити молча подошла к переносной колыбельке, в которой лежала девочка. Как всегда при виде сестры, волна нежности затопила ее сердце. Полин, одетая в новенький розовый комбинезон, чудесно оттенявший ее золотисто-оливковые щечки, спокойно лежала на перинке, с любопытством водя по сторонам черными блестящими глазенками. Только теперь Чарити поняла, в каких условиях должен содержаться ребенок, — свое собственное обеспеченное детство она помнила смутно. Прежние одежки Полин, заботливо сшитые мамой во время беременности, казались жалкими лохмотьями по сравнению с этим великолепием. При мысли об этом слезы вновь навернулись на глаза Чарити.

— Я хочу взять ее на руки, — тихо попросила она. — Можно?

— Конечно! — воскликнула Изабелль, бережно доставая девочку из переносной колыбельки. — Только сядьте, вам так будет удобнее.

Когда головка Полин удобно устроилась на сгибе ее локтя, Чарити мгновенно забыла про боль и усталость и склонилась над розовым личиком сестренки. От нежной щечки, как всегда, сладко пахло детством. Счастливая улыбка расплылась по бледному лицу Чарити. Всякий, кто взглянул бы на нее в этот момент, сразу понял бы, как сильно она любит малышку.

Понял это и Жерар. Однако это открытие, казалось, не доставило ему особой радости. Если бы Чарити не была так увлечена сестрой, ее испугало бы выражение, появившееся на смуглом лице мистера де Вантомма. В глазах его полыхал гнев, черты исказились от ярости. Казалось, он видит перед собой смертельного врага.

— Ох, как же ты любишь эту малютку! — умилилась Изабелль, и на лицо Жерара мгновенно вернулась маска привычной невозмутимости. — Господь тебя благословит, ведь ее нельзя не любить! Я как увидела ее, сразу поняла — в наш дом влетел ангелочек! Кто ни взглянет — сразу же и влюбится, что уж говорить обо мне, старухе!

Чарити благодарно посмотрела на расчувствовавшуюся экономку. Какая она милая!

— Но ведь ангелочек голоден! — озабоченно продолжала Изабелль. — Сейчас мы покормим нашу красавицу.

Когда через час Чарити покидала кухню, на сердце у нее было светло и радостно. Она со спокойной душой оставила Полин на попечение доброй и заботливой Изабелль. Впервые после смерти матери девочке было по-настоящему хорошо. Как крепко она заснула, наевшись! В этом пушистом розовом комбинезоне разрумянившаяся Полин и впрямь походила на ангела.

Дойдя до дубовых дверей кабинета, Чарити помедлила, а потом решительно толкнула тяжелую створку. Жерар нахмурился, поднял голову от бумаг и вопросительно посмотрел на гостью.

— Я на минутку! — смущенно буркнула Чарити. — Ну, в общем… Короче, я остаюсь!

5

— Ради Полин, разумеется, — торопливо добавила она, и тут же почувствовала, что краснеет.

Только теперь, оказавшись в особняке Жерара де Вантомма, она поняла, как ничтожно было все, что она с превеликим трудом делала ради сестренки! Выходит, первые месяцы своей жизни малышка прожила, как последняя нищенка! А она, Чарити, еще позволяла себе гордо рассуждать о благе ребенка!

Чарити стиснула зубы и уставилась под ноги, словно пыталась рассмотреть что-то интересное в замысловатой арабеске, вытканной на ковре. Ну не молчи же! — мысленно заклинала она хозяина кабинета. Поинтересуйся, что заставило меня изменить свое мнение. Скажи что угодно, только не затягивай эту и без того мучительную паузу!

Однако Жерар, похоже, ничуть не удивился ее словам. Коротко кивнув, он галантно приподнялся со своего места.

— Тогда позвольте показать вам вашу комнату.

— Не беспокойтесь! — горячо запротестовала Чарити. — Изабелль обещала разместить меня, как только освободится! — Но, девушка слегка замялась, — мне нужно съездить домой… забрать кое-какие вещи.

Она чувствовала себя жалкой оборванкой, приведенной с улицы в богатый дом и разыгрывающей перед снисходительными хозяевами роль леди. Вещи! Как будто Жерар не видит, в какое тряпье она одета! Но тем не менее переодеться необходимо. В таком виде она похожа на пугало!

— Пусть Изабелль съездит и привезет ваши вещи. Пьер адрес знает, — невозмутимо предложил Жерар, в очередной раз демонстрируя безупречный такт хорошо воспитанного человека.

Странно, но вместо благодарности Чарити вдруг почувствовала себя окончательно униженной его великодушием.

Жерар вышел из-за стола и направился к ней. И вновь с Чарити произошло что-то невероятное. Ноги сразу стали ватными, голова слегка закружилась, сердце заколотилось в сладком испуге. Но самое страшное заключалось в том, что ей, похоже, стала ясна природа этих странных метаморфоз. К стыду и отчаянию девушки, причина оказалась до неприличия банальной. Вопреки здравому смыслу, гордости и самолюбию, глупое ее тело жаждало одного — прижаться к Жерару, еще раз оказаться в надежном кольце его рук, вдохнуть дурманящий запах его кожи, смешанный с ароматом незнакомого дорогого парфюма.

Жерар подошел вплотную, бесцеремонно подцепил пальцем подбородок Чарити, внимательно заглянул в испуганные голубые глаза и негромко попросил:

— Не бойтесь меня.

— А я и не боюсь! — храбро отрезала девушка, невольно отстраняясь. — Очень надо!

— И на том спасибо! — С еле заметным раздражением Жерар пожал плечами и отвернулся. — Кстати, ключи от вашей квартиры у меня, — холодно сообщил он, возвращаясь к столу. — Я запирал дверь, перед тем как ехать в больницу.

— Зачем же вы тогда тратились на одежду для Полин? Могли бы забрать все необходимое из моего дома!

Одна мысль о том, что этот холеный господин побрезговал их нищенскими тряпками и закупил все самое лучшее в дорогом магазине, привела ее в ярость. Неужели Жерар не понимает, как оскорбительно принимать милостыню?!

— Надеюсь, вы не считаете, что я настолько дурно воспитан, что посмею тронуть чужие вещи без позволения хозяина? — ледяным тоном осведомился Жерар, и Чарити с удивлением поняла, что он, всегда невозмутимый, сейчас едва сдерживает гнев. — Или я похож на вора?

— Ну да, — ехидно огрызнулась Чарити, довольная, что сумела задеть этого надменного аристократа. — Меня-то вы украли — и не поморщились!

— Ошибаетесь! — бросил Жерар, не скрывая раздражения. — Во-первых, я украл не только вас, но и вашу сестру. Во-вторых, сделал это исключительно ради вашего блага, поскольку грудной ребенок не может оставаться на попечении инвалида! А в-третьих, — сделав вид, что не замечает возмущенного взгляда Чарити, он демонстративно покосился на часы, — если не возражаете, мне хотелось бы поскорее закончить этот бессодержательный разговор. У меня мало времени.

Чарити почувствовала себя надоедливым ребенком, которого бесцеремонно выставляют за дверь, чтобы не путался под ногами у взрослых. С достоинством повернувшись, она молча двинулась к дверям.

— Не надо… — догнал ее спокойный голос Жерара.

— Чего «не надо»? — осипшим от подступающих слез голосом, пробормотала Чарити.

Не хватало только по-детски разреветься прямо на пороге!

Жерар молча подошел к дверям и накрыл своей большой рукой узкую ладошку Чарити, вцепившуюся в медную ручку. Робко подняв голову, девушка уперлась взглядом в белоснежную сорочку. Она уже знала, что в глаза господину де Вантомму лучше не заглядывать — велик риск окончательно потерять рассудок. Впрочем, ей, кажется, уже нечего терять…

— Я должна идти! — почти умоляюще прошептала Чарити.

— Не принимайте наши с вами стычки так близко к сердцу, — мягко посоветовал Жерар, не убирая руки. — Вот увидите, мы прекрасно поладим! Просто мы с вами родственные души — оба вспыльчивы и весьма самолюбивы. И очень не любим проигрывать.

— Вы не самолюбивый, а ужасно надутый. И спесивый. И… — Чарити нервно высвободила ладошку. — Хотя я тоже очень надеюсь обойтись без кровопролития.

Она широко распахнула дверь, вышла и гордо последовала по коридору, ожидая, что Жерар крикнет ей вслед что-нибудь обидное. К ее разочарованию, за спиной послышался лишь резкий хлопок закрываемой двери. Грубиян! — решила Чарити и отправилась на поиски Изабелль.

Комната, приготовленная для Чарити, как и все в этом доме, поражала роскошью. Огромное окно наполняло помещение светом, изысканная серо-голубая обивка стен прекрасно гармонировала с пушистым жемчужным ковром на полу и шелковым покрывалом на широкой постели. К спальне прилегала просторная ванная, выполненная в той же дымчато-лазоревой гамме и ломящаяся от всевозможных губочек, баночек и тюбиков, необходимых каждой женщине. Еще одна дверь вела в просторную гардеробную, многочисленные стеллажи и вешалки которой, казалось, способны вместить ассортимент приличного магазина. Чарити представила, как сиротливо будут смотреться тут ее вещички, и, подавив горестный вздох, захлопнула дверь.

— А где же будет спать Полин? — растерянно спросила она, обводя глазами помещение в поисках еще одной двери, за которой могла бы находиться детская.

— Хозяин сказал, — после легкой заминки ответила Изабелль, — что девочку лучше поселить поближе ко мне.

Чарити оцепенела, поняв, что ее и Полин будут разделять не просто несколько комнат, а целый этаж. Как же она будет спускаться вниз, чтобы накормить и успокоить малышку, которая в последнее время почему-то отказывается спать по ночам? Впрочем, это не самое главное. В конце концов, она не хозяйка, чтобы заводить в этом доме свои порядки!

Быстренько продиктовав Изабелль короткий список необходимых вещей, Чарити прошла в ванную. Больше всего на свете ей хотелось погрузиться в горячую воду, полную душистой пены, и хорошенько отмокнуть, смыв с себя боль, грязь и усталость сегодняшнего дня. Увидев на двери белоснежный пушистый халат, Чарити решила, что вполне может походить в нем до прибытия своего скудного гардероба, и с отвращением стащила с себя несвежую одежду. Утопая босыми ногами в пушистом ковре, она подошла к большому зеркалу и испуганно отшатнулась.

Из серебристой глубины на нее смотрела тощая костлявая девица, явно побывавшая в какой-то жестокой переделке. Хороша, нечего сказать! Правый бок весь посинел от ушибов, лицо в грязи, рука в гипсе. Ключицы торчат, как у дистрофика, ребра едва не выпирают через кожу, даже грудь, и та потеряла былую полноту и округлость. Кто теперь поверит, что совсем недавно у Чарити была самая соблазнительная фигурка на всем курсе! А что стало с ее волосами! Некогда густые и золотистые пряди теперь свисали тусклыми безжизненными космами по обеим сторонам осунувшегося бледного личика с запавшими печальными глазами.

Теперь понятно, почему красавчик де Вантомм привел ее в свой дом! Что, кроме жалости, может вызывать столь несчастное создание у красивого, богатого мужчины с добрым сердцем?

При этой мысли Чарити почувствовала такое отвращение к себе, что едва не разревелась. Если бы было возможно, она с наслаждением сбросила бы с себя это отвратительное тело и швырнула в груду грязной одежды!

Молча повернувшись спиной к зеркалу, Чарити прошествовала в душ и хорошенько вымылась, стараясь не мочить загипсованную руку. Горячая вода и душистое мыло сделали свое дело, настроение моментально улучшилось.

Довольная и распаренная, Чарити вытерлась насухо и завернулась в пушистый халат. Завязать пояс с первого раза не получилось, но ободренная успехом купания Чарити не расстроилась и решила для начала высушить волосы. Накинув на голову полотенце, она вышла в спальню и услышала чей-то испуганный возглас. Потом раздалось смущенное покашливание, и Чарити приросла к ковру.

Несколько мгновений она и Жерар молча смотрели друг на друга. Он опомнился первым.

— Мне всегда казалось, что моего присутствия трудно не заметить! — раздосадовано процедил Жерар, отворачиваясь от соблазнительного зрелища. — Да запахните же ради всего святого ваш халат! Стоите тут, как Афродита, вышедшая из пены…

— Нечего мне грубить! — возмущенно выпалила Чарити, затягивая халат так туго, что едва могла вздохнуть. — И Афродитой нечего обзывать! Приличные люди имеют обыкновение стучаться, прежде чем ворваться в чужую комнату!

— Я стучал! — оскорбился Жерар. — Два раза. Поскольку никто не ответил, я решил, что вы спите.

— Ах вот оно что! — сладко пропела Чарити. — Отвечайте, зачем же вы тогда прокрались в спальню к спящей женщине?

С тем же успехом можно было допрашивать статую! Жерар лишь надменно вздернул темную бровь, как будто это она, Чарити, должна была оправдываться перед ним за свое недостойное поведение.

Нет, все-таки деньги и власть очень портят людей! — сделала вывод девушка, не сводя потемневших глаз с незваного гостя.

— Какие глупости вы говорите! — наконец проговорил Жерар и сделал шаг к ней. Чарити отпрянула. Заметив неподдельный ужас в ее глазах, он переменился в лице. — Прекратите! — грубо рявкнул Жерар, подошел вплотную и крепко завязал пояс халата на тоненькой талии Чарити.

Девушка подняла голову, чтобы поблагодарить его, — и тогда Жерар закрыл ее рот поцелуем. Теплые настойчивые губы прижались к ее губам, по телу стремительно разлилась дурманящая слабость, и Чарити, с испугавшей ее готовностью, отдалась поцелую. Переполненные страхом голубые глаза встретились с загадочным темным взглядом, внезапно превратившимся в черный затягивающий омут. Словно издалека Чарити услышала свой тихий стон и с ужасом поняла, что пропадает.

В следующую секунду все закончилось. Жерар, как ни в чем не бывало, отпустил ее и невозмутимо направился к дверям.

— Не надо меня бояться, — напомнил он, оборачиваясь с порога.

Это было уже слишком! Так, значит, поцелуй был всего-навсего средством унизить меня, поставить на место! — возмущенно подумала Чарити. То, что я по глупости приняла за порыв нежности, было лишь иезуитским способом одержать надо мной очередную победу!

Кровь ударила в голову Чарити.

— Только попробуйте повторить этот трюк, я вам глаза выцарапаю! — крикнула она, с ненавистью глядя на широкую спину Жерара.

— Позвольте уточнить — вы намерены сделать это до или после очередного сеанса стриптиза? — обернувшись, с циничной ухмылкой парировал тот.

Чарити поискала глазами, чем бы запустить в обидчика, но ничего подходящего поблизости не оказалось. Оставался единственный выход — поразить врага ледяной холодностью и королевским спокойствием.

Чарити величественно пересекла комнату, взяла со столика массажную щетку и, повернувшись к Жерару спиной, принялась расчесывать мокрые волосы. К ее досаде, противник не обратился в бегство, а, напротив, с самым вызывающим видом принялся наблюдать за ее манипуляциями.

— Что вам здесь нужно? — не выдержала Чарити, пристально разглядывая его отражение в зеркале.

К ее удивлению, вопрос застал Жерара врасплох. Чарити не поверила своим глазам, заметив, как порозовели его скулы. Несколько секунд он растерянно молчал, потом, видимо, перехватив в зеркале ее любопытный взгляд, взял себя в руки и резко откашлялся.

— Как ваши ребра? — Голос его почему-то звучал хрипло и прерывисто.

— Болят, — честно призналась Чарити.

— А рука?

— Еще хуже.

— Тогда, выходит, я правильно сделал, заглянув к вам. — Жерар улыбнулся и, вытянув руку, продемонстрировал пузырек с какими-то таблетками. — Это обезболивающее. Мне дали его в больнице, а я и забыл совсем…

В полной тишине Жерар пересек комнату, поставил пузырек на прикроватный столик и нерешительно застыл.

— Разве вам не велели держать руку на перевязи, чтобы она не отекала? — спросил он, исподлобья взглянув на Чарити.

— Кажется, я забыла перевязь в ванной, — выдавила девушка и поспешно бросилась из спальни.

В эту минуту она охотно обежала бы вокруг Лондона, лишь бы как-то разрядить возникшее между ними напряжение.

Жерар проводил ее хрупкую фигурку задумчивым взглядом. Когда Чарити вернулась, он молча подошел к ней и принялся аккуратно прилаживать перевязь.

— Смотри-ка, гипс совсем сухой! — удивился он, бережно устраивая больную руку Чарити в петле. — Как вам удалось не намочить повязку?

— Ну я же умная девочка! — похвасталась Чарити.

— Порой этого не скажешь! — хмыкнул Жерар. — Насколько я успел убедиться, иногда вы до неприличия наивны и беспомощны.

— Вы меня совершенно не знаете! — взвилась Чарити, резко вырывая руку, — и тут же взвыла во весь голос.

— Сильно болит? — Жерар поморщился, с состраданием глядя на нее.

Чарити хотела что-то сказать, но только жалобно всхлипнула и вдруг громко, по-детски расплакалась. Жерар испуганно бросился в ванную, вернулся со стаканом воды, усадил вздрагивающую от рыданий девушку в кресло, почти насильно впихнул ей в рот две таблетки из пузырька и заставил запить водой. Зубы Чарити стучали о край стакана, слезы ручьями текли по бледным щекам. Жерар молча встал, подхватил ее на руки и понес к кровати.

— Я… гадкая! — глотая слезы, прошептала Чарити. — Простите меня, я… я веду себя, как ребенок! Просто… очень больно…

— Ты глупенькая, — шепнул Жерар, бережно укладывая ее на огромное двуспальное ложе. — Молчи. Тебе больно. Ты устала. Выплачься всласть, а я посижу около тебя. Сейчас ты уснешь, а утром почувствуешь себя гораздо лучше. Закрывай глазки.

Чарити улыбнулась и с благодарностью посмотрела на Жерара. Неожиданно осмелев, она решилась задать ему вопрос, который целый день не давал ей покою.

— Сколько вам лет?

— Я стар, как мир. — Он скривился и резко поднялся, мигом позабыв об обещании посидеть у постели больной. — Спи. Ланч у нас в час. Не беспокойся, к этому времени Изабелль привезет твои вещи, так что можешь смело присоединяться к нашей маленькой компании. Увидимся.

Когда Жерар вышел, бесшумно прикрыв за собой дверь, Чарити натянула одеяло до подбородка и устало улыбнулась. Ей казалось, что она и Жерар только что потушили начавший разгораться костер и предотвратили большой пожар. Однако почему этот холодный замкнутый мужчина постоянно вызывает у нее ассоциации с горячим, обжигающим пламенем? Откуда взяться жару в средоточии льда?

Чарити не успела додумать эту мысль. Веки ее отяжелели, глаза сами собой закрылись, и девушка погрузилась в глубокий сон.

6

На следующий день Чарити проснулась поздно и едва успела спуститься к ланчу. Никогда раньше она не позволяла себе валяться в постели после полудня! Как и обещал Жерар, ее вещи были доставлены, так что с помощью заботливой Изабелль Чарити переоделась в чистые джинсы и в свободную черную футболку, главное достоинство которой состояло в том, что ее можно было надевать, практически не тревожа больную руку.

В элегантной столовой, выдержанной в золотистых, как шампанское, тонах, прекрасно гармонирующих с ярко-зелеными гардинами и скатертью огромного стола, одиноко скучал Жерар. Сегодня он показался Чарити еще красивее, чем накануне. Светло-голубая сорочка выгодно подчеркивала бронзовый загар его точеного лица, густые волосы казались иссиня-черными. Когда хозяин с улыбкой поднялся навстречу гостье, Чарити с удивлением увидела у него на руках сытую и довольную Полин. Неужели он и в самом деле так любит детей, что готов нянчиться с чужой девочкой?

— Сегодня вы выглядите намного лучше! — сообщил Жерар, залюбовавшись золотом ее волос, вспыхнувших в солнечном луче.

Вчера Чарити уснула, так и не успев как следует высушить голову, так что с утра прическа ее являла зрелище весьма плачевное. Потребовались добрых полчаса, чтобы придать всклокоченной массе более-менее ухоженный вид. Хорошо еще, что природа наградила Чарити послушными, мягкими волосами!

— И чувствую себя прекрасно! — с улыбкой сообщила девушка, завороженно глядя в глаза Жерару.

Похоже, гипнотический дар господина де Вантомма нисколько не ослабел за ночь. Чувствуя, что снова заливается краской, Чарити поспешно перевела взгляд на сестренку. С самого рождения Полин она ни разу не разлучалась с ней больше чем на несколько минут.

— Как она себя вела?

— Как ангел! — с гордостью, ответил Жерар. — Так сказала Изабелль, и я не могу с ней не согласиться.

Чарити недоверчиво покосилась на него и вдруг поняла, что Жерар говорит совершенно серьезно. Его устремленный на Полин взгляд был полон нежности. Чарити улыбнулась. Малышка выглядела крошечной куклой в объятиях этого великана!

— Хотите взять ее на руки? — догадался Жерар. — Садитесь вон в то кресло, я помогу.

Устроившись в удобном глубоком кресле, Чарити с нетерпением протянула руки навстречу Полин. Увидев склонившееся над ней лицо старшей сестры, малышка сосредоточенно устремила на нее взгляд своих блестящих черных глазок и радостно заулыбалась. Чарити ответила ей счастливой улыбкой.

— Она вас узнает! — удивился Жерар.

— Еще бы! Ведь я ее приемная мать! — гордо ответила Чарити, любуясь ямочками на розовых щечках сестренки. — Скучала без меня, солнышко?

Забыв о присутствии Жерара де Вантомма, она самозабвенно ворковала со своей любимицей. Полин внимательно слушала и улыбалась безмятежной беззубой улыбкой. Если бы Чарити могла замечать что-нибудь, кроме сестренки, она с удивлением увидела бы, что Жерар не спускает с нее странного, пристального взгляда. Казалось, и для него в эти минуты нет ничего важнее этой семейной идиллии.

Обед оказался превосходным. Никаких сложных, изысканных блюд — невероятно вкусный овощной суп и нежнейшая брюссельская капуста под белым соусом. Со всем этим Чарити прекрасно справилась, не прибегая к помощи ножа. Они с Жераром очень непринужденно поболтали и закончили трапезу в превосходном расположении духа.

Когда прислуга убрала со стола, Чарити пересела в кресло возле окна и решила наконец задать хозяину вопрос, мучивший ее со вчерашнего дня.

— Зачем вы отослали мою тетку? — с плеча рубанула она, готовясь во что бы то ни стало выяснить все до конца.

Жерар откинулся на спинку стула, рассеянно провел тонкими пальцами по ножке высокого хрустального бокала с красным вином.

— Насколько я понял, она никогда не была особенно близка ни с вами, ни с вашей матерью? — вопросом на вопрос ответил он.

Чарити совсем не хотелось рассказывать этому человеку о поведении своей матери, но будет гораздо хуже, если он услышит правду из чужих уст. Тем более из уст тети Бренды.

— Мама всегда была несколько легкомысленной, — смущенно начала Чарити. — Тетя Бренда намного старше, серьезнее и жестче. Она всегда прекрасно знала, чего хочет, и никогда не сворачивала с избранного пути. А мама… — Чарити запнулась, не зная, как сказать практически незнакомому человеку правду о слабом, безвольном характере ее обожаемой матери. — Она совсем не умела цепляться за жизнь. Ей всегда нужен был кто-то, кто взял бы на себя бремя забот и ответственности. В свои сорок лет она была совершенным ребенком. Люди часто осуждали ее, а она только улыбалась. Мама совсем не умела постоять за себя! Тетя Бренда абсолютно другая. Если что-то помешает ее жизни, она сделает все, чтобы избавиться от препятствия. Перешагнет через что угодно. Мама была жалостливой и сентиментальной, а тетя просто не знает таких слов.

Жерар задумчиво кивнул. Потом вопросительно приподнял черную бровь и, глядя в лицо Чарити, спросил:

— Насколько я понял, вы и Полин после смерти матери стали для тетки именно таким препятствием?

— Тетя предложила мне отдать Полин на удочерение! — возмущенно выпалила Чарити. — Сказала, что я могу рассчитывать на щедрую материальную помощь со стороны будущих приемных родителей! Вот и судите сами, обуза мы для нее или единственные родственники.

— Вижу, вы еще не приняли окончательного решения, — безжалостно продолжал Жерар, не сводя непроницаемых глаз с лица девушки. — Я прав?

— Что вы меня допрашиваете?! — взвилась Чарити, заливаясь краской.

Жерар попал в самое больное место. После того как она воочию увидела, какими должны быть условия жизни маленького ребенка, ей было мучительно думать о том, что вскоре придется возвращаться в их жалкую квартирку. Но навсегда расстаться с сестрой тоже невозможно!

— Лучше ответьте наконец на мой вопрос! Как вы могли отослать тетю именно в тот момент, когда мы нуждаемся в ее помощи?

— Думаю, вы прекрасно знаете ответ на свой вопрос, — холодно отрезал Жерар, поднимаясь с места. — Вы в самом деле нуждаетесь в помощи, но зачем делать вид, будто ваша тетка способна ее оказать? Я хотел бы серьезно поговорить с вами, Чарити. Если не возражаете, пройдемте в кабинет.

Чарити послушно встала с кресла и молча двинулась за Жераром. Поскольку она не поспевала за его широкими шагами, то отстала и вошла в комнату, когда он уже занял место возле стеклянного столика с напитками. Чарити в нерешительности застыла на пороге.

— Будьте добры, закройте дверь, — не оборачиваясь, велел хозяин дома, плеснув немного золотистой жидкости в невысокий стакан с толстым дном.

Девушка повиновалась. Тяжелое молчание повисло в роскошном кабинете, слышно было, как бронзовые часы на каминной полке громко отсчитывают секунды. Чарити присела на краешек кожаного дивана.

— Я отослал вашу тетку исключительно потому, что никогда больше не желаю ее видеть, — наконец нарушил молчание Жерар.

— Но почему? — изумилась Чарити. — Что она такого сделала?

Вместо ответа Жерар поднес к губам стакан и медленно, мелкими глотками осушил его.

Странное напряжение не рассеивалось. Испуганно глядя на смуглое точеное лицо Жерара, Чарити ясно видела, каких мучительных усилий стоит ему этот разговор. Темные тени под глазами свидетельствовали о том, что господин де Вантомм провел бессонную ночь.

— Перейдем к сути дела, — резко начал Жерар, со стуком опуская стакан на столешницу. — Дело в том, что определенные проблемы со здоровьем ставят меня в довольно унизительное положение. Не буду вдаваться в детали, вполне довольно того, что я уже сказал. — Он сердито насупился, поймав недоуменный взгляд собеседницы. — Я очень долго искал выход из этой щекотливой ситуации и в конце концов пришел к следующему решению. Мне нужны жена и ребенок. Вчера, увидев вас и Полин, я решил, что вы как нельзя лучше подойдете на эту роль. Не перебивайте! — Жерар раздраженно хлопнул ладонью по стеклянной столешнице, хотя Чарити, пораженная до глубины души, и не думала перебивать. — Посмотрев где, а главное, как вы живете, я понял, что лучшей кандидатуры мне не найти.

— К-какой к-кандидатуры? — заикаясь от волнения, выдавила Чарити, чувствуя себя последней дурой.

— Я предлагаю вам руку и сердце! — бросил Жерар.

Его кривая усмешка яснее всяких слов давала понять, насколько радует его эта перспектива.

7

— Руку и сердце, — автоматически повторила Чарити и вдруг разразилась нервным смехом.

Это шутка! — догадалась она, вглядываясь в лицо Жерара с намерением отыскать подтверждение своему предположению. Но точеные черты смуглого лица застыли в мучительной гримасе. Чарити похолодела. Так, значит, он говорит серьезно? Или я сплю? Стараясь справиться с нервной дрожью, девушка вжалась в уголок дивана.

— Поймите меня правильно! — холодно бросил Жерар, в упор глядя на нее своими агатовыми глазами. — Между нами, разумеется, никогда не будет никакой близости. Это абсолютно исключено. Я предлагаю вам фиктивный брак.

Фиктивный брак, повторила про себя Чарити, чувствуя, что медленно сходит с ума. Ее бедный мозг отказывался переварить такое количество неожиданной информации.

— Вам наш так называемый брак сулит одни преимущества, — продолжал Жерар, глядя куда-то поверх ее головы. — Как вы, наверное, догадались, я очень богат. Само собой разумеется, всем этим богатством вы сможете — конечно, в разумных пределах — распоряжаться. По крайней мере, недостатка в деньгах и в туалетах у вас никогда не будет. Теперь о Полин. Девочка будет официально удочерена мною и станет моей единственной наследницей со всеми вытекающими отсюда последствиями.

— Я не понимаю, — беспомощно пискнула Чарити, пытаясь собраться с мыслями.

— Нечего тут понимать! — отрезал Жерар. — Полин как моя дочь получит все, чем я владею. Что же касается вас… Если через какое-то время наш формальный союз вам наскучит, то вы вольны покинуть меня, получив более чем солидное пожизненное содержание.

Чарити застыла с разинутым ртом. Так, значит, ему нужна Полин, а вовсе не я! Если я когда-нибудь решу уйти из его жизни, он с легким сердцем отпустит меня на все четыре стороны. Оставив себе Полин, разумеется.

— Вы просто сумасшедший! — заявила Чарити, с ненавистью глядя в потемневшее лицо Жерара де Вантомма. Тот поморщился, но промолчал. — Вы ведь совсем меня не знаете! — привела Чарити самый убедительный, по ее мнению, аргумент.

На этот раз Жерар просто пожал плечами. Потом задумчиво посмотрел в ее испуганное личико.

— Знаете, Чарити, я привык доверять первому впечатлению. — Он сказал это так серьезно, что девушка невольно притихла. — Вы мне понравились. Скажу больше: я просто восхищен вами. Одна, без чьей-либо помощи и поддержки вы воспитывали ребенка, любили и берегли его. Поверьте, это дорогого стоит.

— Но это неправда, — смущенно пробормотала Чарити. — Мне помогали!

Жерар запустил руку в карман серых брюк и брезгливо вытащил несколько скомканных бумажек, в которых Чарити узнала деньги, оставленные вчера тетей Брендой.

— Это вы называете помощью? — Глаза Жерара сверкнули холодным бешенством. — Вчера, когда вам стало плохо, я подобрал эти деньги и положил в свой бумажник, чтобы отдать вам впоследствии. Я и подумать не мог, что там всего пятьдесят фунтов! Зная, что плата за квартиру как минимум в два раза превышает эту сумму, не говоря уже о необходимости на что-то существовать, ваша родная тетка кинула вам милостыню в пятьдесят фунтов! И после этого вы можете говорить о какой-то помощи?

Для Чарити и пятьдесят фунтов были огромной суммой, но богач, видимо, имел свой взгляд на деньги, поскольку с отвращением швырнул бумажки на ковер.

— Когда вы потеряли сознание, ваша тетка, вместо того чтобы броситься на помощь, принялась путанно объяснять, как вышло, что ее единственная племянница живет в ужасающей дыре! А поначалу вообще делала вид, что не знает вас! И после всего этого вы по-прежнему продолжаете рассчитывать на ее помощь?

— Я же сразу сказала вам, что она предложила отдать Полин на удочерение! — огрызнулась Чарити, оскорбленная «ужасающей дырой».

— Простите, если я вас обидел, — неожиданно мягко сказал Жерар. — Постарайтесь отбросить эмоции и думать только о себе и о Полин. Полагаю, по сравнению с предложением Бренды мое выглядит намного привлекательнее.

— Какая мне разница? — резонно возразила Чарити. — Просто в этом случае Полин достается вам, только и всего. — Она решительно поднялась и на подгибающихся ногах двинулась к двери. — Я хочу как можно скорее уехать домой. Попросите Изабелль собрать Полин.

— Не делайте глупости! — взорвался Жерар. — Нищета — не выход из положения!

Он меня жалеет, с горечью подумала Чарити, глядя в пол. Он думает, что такая нищенка, как я, по гроб жизни будет благодарна ему за заботу! Еле сдерживая слезы, девушка повернулась к Жерару.

— А я-то думала, вы добрый! — звенящим от отчаяния голосом упрекнула она. — Думала, вы просто бескорыстно помогли нам! А вы, оказывается, все это время преследовали свою выгоду! Вы просто использовали нас!

— Неправда! — горячо воскликнул Жерар, и Чарити поняла, что он по-настоящему смущен. — Я… я обещаю, что буду заботиться о вас! — тихо сказал он, будто давая клятву. — Я и в самом деле хочу вам помочь.

— Спасибо. До свидания.

— Прежде, чем вы уйдете из этого дома, — ударил в спину Чарити вкрадчивый голос, — подумайте о Полин. Вы уверены, что ей будет лучше «дома»? Разве ваша мать хотела для малютки такого будущего? Неужели вы готовы принести в жертву своей гордыне здоровье и счастье ребенка? Ведь в вашей квартире сыро и холодно. Неудивительно, что девочка такая бледненькая!

Чарити остановилась как вкопанная. Каждое слово Жерара звучало горьким упреком ее эгоизму. Похоже, этот господин прекрасно знал слабые стороны ее обороны.

— Но почему бы вам не жениться по-настоящему и не завести собственных детей? — резко спросила она.

— Я вдовец. — Лицо Жерара вмиг стало непроницаемым и жестким. — Мне не нужна никакая другая женщина.

— Ваша жена умерла? — робко спросила Чарити.

— Лора скончалась пять лет назад. Разговор окончен.

Жерар повернулся к столику и снова плеснул в свой стакан из пузатой бутылки.

Но Чарити почему-то совсем не хотелось ставить точку. Напротив, ее так и подмывало забросать Жерара кучей вопросов о его покойной жене. Наверняка это была удивительная женщина, если мужчина в самом расцвете сил решил хранить ей пожизненную верность! Писаная красавица, умница, добрая, ласковая… При мысли о достоинствах неизвестной ей женщины Чарити почувствовала легкую грусть, смешанную с чем-то, похожим на ревность. Устыдившись своих мыслей, девушка осторожно приблизилась к Жерару и смущенно заглянула ему в лицо.

— Но есть же и другие способы завести ребенка, — осторожно сказала она.

— Я де Вантомм, — коротко ответил Жерар. — Для меня такой путь исключен.

— Понимаю… — проронила ничего не понявшая Чарити.

— Подумайте о том, что, приняв мое предложение, вы обеспечите Полин жизнь, о которой большинство людей могут только мечтать, — продолжал Жерар, покончив с содержимым стакана. — Я действительно очень богат. Вам больше не придется считать каждый пенни. Вы забудете о том, что на свете существуют такие проблемы, как квартплата и счета за электричество. Чарити, я дам вам возможность наконец-то пожить для себя. Вам не надо будет жертвовать сестре лучшие годы своей жизни. Наряды, танцы, путешествия, обучение в любом колледже — все к вашим услугам.

— Я никогда не рассматривала любовь к Полин как жертву со своей стороны, — обиженно поправила Чарити. — Мне неприятно, что вы так плохо подумали обо мне.

— Простите.

— Но почему вы выбрали именно нас с Полин? — неуверенно спросила Чарити. — Да стоит вам только заявить о намерении усыновить ребенка, как выстроятся очереди потенциальных жен и детей!

Впервые за все время разговора на лице Жерара появилась улыбка.

— Мне нужны именно вы. А теперь скажите, почему вас так пугает мое предложение?

— Оно очень странное! — честно призналась Чарити. — И неожиданное. И вообще, я слишком молода для такой роли.

— Хотите сказать, что я слишком стар для вас, — сухо прокомментировал Жерар.

— А сколько вам лет? — строго спросила Чарити.

На этот раз ему не удастся отделаться расхожей цитатой! Странно, но ей показалось, что мистер де Вантомм отчего-то стесняется своего возраста. Вот чудак! — искренне удивилась Чарити. Да с такой внешностью, как у него, он никогда не состарится!

— Тридцать шесть, — последовал ответ.

Чарити, вздохнув, направилась к двери. Пора наконец положить конец этому безумию! Тем не менее, каждый шаг давался ей с большим трудом. Не совершает ли она фатальной ошибки, отказываясь от предложения Жерара? Имеет ли право распоряжаться судьбой сестренки, лишая ту единственного шанса выбраться из унизительной нищеты?

Видя ее колебания, Жерар решил от наступления перейти к осаде.

— Давайте вернемся к этому разговору завтра, — с деланной беспечностью предложил он. — Такие вопросы не решаются с наскока. Нужно все хорошенько обдумать, согласны?

— Ну уж нет! Да я не усну, если буду думать об этом! Решаем сегодня, и окончательно!

— Что ж, будь по-вашему. Кстати, вам говорили, что у вас очень красивые волосы?

— У меня? — искренне удивилась Чарити.

— Просто замечательные! — продолжал Жерар, прекрасно зная, что женщины готовы выслушивать комплименты в любое, даже в самое неподходящее время. — И такой редкий оттенок! Не блондинка, не рыжая… Мед! Вот что напоминают мне ваши волосы — свежий золотистый мед! Интересно, как будет смотреться такая красота под солнцем Франции?

— Никогда не была во Франции, — смущенно призналась Чарити.

— Вам понравится, — заверил Жерар. — А про Полин и говорить нечего! Она будет жить, как в раю. Под средиземноморским солнышком наша смуглянка расцветет, как цветочек. Сразу видно, ее отец родом с юга! Я сразу заметил, что ее глазки похожи на маслины! Только подумайте, как она окрепнет! А вот вам придется прятать кожу от солнца. Можете обгореть.

— Скажите, — нерешительно начала Чарити, чувствуя, что почти сдается, — а почему вам срочно понадобились жена и ребенок?

— Моя семья давно требует, чтобы я женился, — доверительно сообщил Жерар. — Дело в том, что, обладая огромным состоянием, я обязан иметь официального наследника. А сейчас моя бабушка находится при смерти, и я, как единственный внук, унаследую еще и ее капитал. Не сочтите за хвастовство, но суммы огромные. Так вот, у бабушки есть мечта — подержать перед смертью на руках правнука. Я не имею права ее разочаровать. Вот поэтому семья нужна мне прямо сейчас.

— Ваша бабушка очень больна? — с сочувствием спросила Чарити.

— Что вы хотите, ей восемьдесят пять лет! — По тому, как помрачнело лицо Жерара, девушка поняла, что он сильно любит старушку. — Бабуля у меня молодец! Я уверен, вы ей понравитесь. Поймите, Чарити, я очень спешу. Никогда не прощу себе, если не исполню ее последнего желания.

— А что будет потом? — осторожно поинтересовалась Чарити. — Ну… после того, как она увидит Полин? Когда уже не нужно будет обманывать?

— Хотите спросить, нужно ли будет играть роль после смерти бабушки? — резко спросил Жерар, поняв намек. — Успокойтесь, я не намерен обременять вас своим обществом! Сразу же после этого печального события вы сможете самостоятельно распоряжаться своей судьбой. Я не собираюсь вас удерживать!

— А Полин?

— И Полин, — после недолгого колебания ответил Жерар. — Единственное условие: вы дадите обещание, что никогда не посягнете на мои отцовские права и позволите мне видеться с дочерью так часто, как я этого захочу. Соответственно, все важнейшие решения относительно ее судьбы мы будем решать сообща.

— А вы будете любить ее? — строго спросила Чарити, не сводя глаз с его лица.

— Как родную дочь и до конца своих дней, — поклялся Жерар, прикладывая руку к сердцу.

Чарити почувствовала комок в горле. Этот человек не врет. Он будет хорошим отцом и надежным защитником Полин.

— Я согласна, — прошептала Чарити. — Ради Полин.

— Благодарю вас. Клянусь, вы никогда не пожалеете об этом решении.

8

Всю последующую неделю Чарити неотступно думала о том, не поторопилась ли она принять предложение Жерара. С одной стороны, глядя на счастливую Полин, она понимала, что поступила правильно. Под ласковым присмотром Изабелль, не чаявшей души в девочке, Полин буквально расцвела. Ее щечки округлились и порозовели, глазенки блестели, а характер стал намного спокойнее. Малышка почти не плакала и спокойно спала по ночам, вызывая всеобщее умиление. Чарити со стыдом вспоминала, каким криком заходилась сестренка в их квартирке.

Добрая Изабелль как бы между делом за неделю научила Чарити тысяче вещей, о которых она не имела представления, три месяца ухаживая за девочкой.

Но, с другой стороны, Чарити было немного обидно. Получалось, все это время она только и делала, что вредила родной сестре, будучи уверенной, что окружает ее заботой и любовью.

Ей очень хотелось поговорить с Жераром, но на следующий же после памятного разговора день господин де Вантомм вылетел куда-то по делам и отсутствовал почти неделю.

За это время здоровье девушки явно пошло на поправку. Синяк на боку утратил ужасающую черноту, ребра и рука болели намного меньше. Чарити повеселела, отоспалась и с огромным аппетитом поглощала все, что подавали на завтрак, на обед и на ужин. Сострадательная Изабелль, то и дело сокрушавшаяся по поводу худобы гостьи, норовила незаметно подложить в ее тарелку самые лакомые куски.

Вернувшийся Жерар сразу заметил результаты усилий своей верной экономки.

— Выглядишь гораздо лучше, — одобрительно сказал он, заглянув в детскую, где Чарити укачивала Полин.

— Неделя — большой срок, — холодно заметила Чарити, не поворачивая головы.

Она злилась на Жерара. Заставил ее принять важное решение — и, как ни в чем не бывало, уехал на целых семь дней! Можно подумать, он каждый день предлагает фиктивный брак женщинам и удочеряет малолетних детей!

Жерар подошел ближе.

— Я только хотел спросить, как твои ребра.

— Уже не болят, когда я смеюсь. — Чарити невольно улыбнулась. — Где вы были?

— Осваиваешь роль жены?

— Вот еще! — возмущенно фыркнула Чарити. — И вообще, я еще могу передумать!

— Неужели?

— Нет! — сердито рявкнула Чарити, проклиная свою честность.

Полин недовольно закряхтела, и Чарити с Жераром принялись в четыре руки раскачивать кроватку.

— А я был во Франции, — примирительно сказал Жерар. — Сообщил бабушке новость о нашей помолвке.

— Как она? — шепотом спросила Чарити.

— Плохо. — Жерар вздохнул. — Тает прямо на глазах. Надо как можно скорее играть свадьбу.

— Свадьбу?! — Чарити испуганно отпрянула. — Но я думала, это будет… просто представление!

— Ни в коем случае! Я рассказал о тебе бабушке, она с нетерпением ждет тебя. Представляешь, решила лично взяться за все приготовления к торжеству.

— А что вы… ты рассказал ей обо мне?

— Я сказал, что в Лондоне меня ждет молоденькая невеста — красивая, нежная и голубоглазая. У нее самые прекрасные в мире медовые волосы, и она очень хочет познакомиться с моей семьей.

Кажется, он сказал «красивая»? — не поверила своим ушам Чарити. Это я-то красивая?! Допустим, раньше меня можно было назвать хорошенькой, но никак не красавицей! А уж теперь! Девушка вздохнула и подозрительно покосилась на коварного лгуна. Интересно, какие еще небылицы он наплел обо мне своим родственникам?

— Насчет Полин, правда, пришлось импровизировать на ходу, — сознался Жерар. — Сказал, что в прошлом году у нас с тобой был бурный роман, но я решил, что ты еще слишком юна, чтобы стать моей женой, поэтому безжалостно разорвал наши отношения. Я оставил тебя, не подозревая, что ты носишь под сердцем моего ребенка. Но все это время не мог тебя позабыть, а когда встал вопрос о женитьбе, понял, что не хочу никакой другой жены, кроме прекрасной юной англичанки. И вот я поспешил к тебе с повинной головой и с букетом роз, а нашел не только невесту, но и прелестную дочурку. Очень трогательно, не находишь?

Чарити скривилась.

— Просто отвратительно.

— Как раз то, что нужно, — невозмутимо заявил Жерар, и голос его внезапно стал холодным и резким как удар хлыста. — Сочиняя эту сказку, я прежде всего думал о тебе. Поскольку большинство людей — тут ты не исключение — считают меня хладнокровным гордецом без души и без сердца, никого не удивит, что я взял тебя в жены, нисколько не интересуясь твоими чувствами. Так что тебе не придется разыгрывать влюбленность. Все и так поймут, что бедная девочка попала в ужасное положение и вынуждена идти под венец ради ребенка. Это, кстати, автоматически решает вопрос с отдельными спальнями.

— Не думала, что ты такой циничный, — тихо проронила Чарити. — Голый расчет и ни капли романтики.

— А кто сказал, что в жизни есть место романтике? — насмешливо поинтересовался Жерар, направляясь к двери. — Кстати, завтра мы летим во Францию. Собирайся, а мне еще надо поработать.

И не дожидаясь ответа, он вышел в коридор и закрыл за собой дверь.

Оставшись одна, Чарити растерянно опустилась на ковер возле детской кроватки. Что я сказала такого? Почему Жерар вдруг повел себя грубо? Может быть, я его чем-то обидела?

Теряясь в догадках, она снова и снова прокручивала в памяти весь разговор, но так ничего и не придумала. В конце концов, Чарити решила, что все дело в больной бабушке. Жерар расстроен, вот и сорвался.

К сожалению, чем сильнее она убеждала себя в этом, тем меньше верила своим доводам.

9

Они прилетели в Ниццу, откуда личный вертолет Жерара доставил их на виллу. Что и говорить, большие деньги с легкостью превращают в приятную прогулку любое, даже самое утомительное путешествие.

В отместку за вчерашнюю холодность Жерара, Чарити решила ничем не показывать своего удовольствия от перелета и всю дорогу просидела с каменным лицом. Как назло на этот раз Жерар вел себя безупречно. Даже придраться не к чему! Вот и Полин взял с собой, хотя Чарити почему-то решила, что девочка еще несколько дней пробудет в Лондоне с Изабелль, которая задерживалась, чтобы привести дом в порядок.

К немалому удивлению Чарити, Жерар не захотел расставаться с малышкой. Более того, на протяжении всего путешествия он держал ее на руках, укачивал, когда она капризничала, и вообще вел себя как настоящий отец.

Чарити просто диву давалась. И этого человека она сочла надменным гордецом с ледышкой вместо сердца! Теперь у нее была возможность узнать его с совсем другой стороны. Замкнутый, нелюдимый, но зато — добрый и заботливый. Даже немного стыдно, что она так безобразно ведет себя с ним весь день. Разве не видно, что Жерар всеми силами старается загладить вчерашнюю грубость?

Но, с другой стороны, почему он не может просто, по-человечески, извиниться? Или хотя бы объяснить, что на него вчера накатило? С какой стати она должна молча мириться с перепадами его настроения?! Раз он столь непредсказуем, ей, пожалуй, лучше впредь сохранять дистанцию. Хватит с нее вчерашнего!

— Приехали. Подожди, я помогу. — Прижав Полин к плечу, Жерар протянул сильную руку Чарити.

Секунду она колебалась. Подножка вертолета находилась довольно высоко от земли. Надо же было надеть в путешествие свой единственный выходной костюм — небесно-голубую двойку с приталенным пиджаком и узкой юбкой! Отвергая протянутую руку Жерара, она рискует переломать себе ноги. Вспомнив о загипсованной руке, Чарити поёжилась — и приняла предложенную помощь.

Однако, дотронувшись до широкой ладони Жерара, она вдруг так разволновалась, что поспешно отдернула руку, едва коснувшись ногами земли. К несчастью, от Жерара не укрылся этот маневр. Чарити поняла это по тому, как он поджал губы, с преувеличенным вниманием склонился над Полин и быстро понес ее прочь от вертолета.

Подавив тяжелый вздох, Чарити поплелась следом. Что происходит? Почему они оба ведут себя так странно? Прошлую ночь она не сомкнула глаз, все думала об идиотской ситуации, в которую попала. Возможно, ее сегодняшние нервозность и раздражительность лишь следствие бессонницы? Или…

— О боже! — выдохнула Чарити, остановившись как вкопанная рядом с Жераром.

Как могла она сразу не заметить этой красоты?! В глубине огромного английского парка стоял дом. С первого взгляда он показался Чарити настоящим памятником безупречному архитектурному вкусу. Ни одна неверная линия не нарушала гармоничной стройности ансамбля. Кремовые стены и ослепительно белая деревянная отделка. Плоская крыша серого шифера. А Чарити почему-то была уверена, что на юге все кровли черепичные… Углы фасада огибает ряд стройных колонн. Но самое замечательное — это огромная веранда над колоннадой, опоясывающая весь второй этаж здания. Под ней, в тени, просторная терраса. Плетеная мебель, стол, покрытый клетчатой скатертью, уютные подушки на кушетках — все так и манило отдохнуть в холодке.

Чуть поодаль располагался бассейн, сверкающий отраженными лучами полуденного солнца. Широкая гравиевая дорожка, обсаженная с обеих сторон розами, терялась в зелени парка. Наверное, там должны быть ворота, выводящие на магистраль, догадалась Чарити. Мысль о том, что где-то рядом проходит оживленная трасса, показалась ей невероятной. Ни единый звук цивилизации не нарушал роскошной тишины этого райского уголка Лазурного берега.

— Какая красота! — восхищенно выдохнула Чарити.

Жерар саркастически хмыкнул.

— Весьма польщен. Я уж было решил, что тебе ничем не угодишь!

Он бесцеремонно повернулся к ней спиной и зашагал к дому. Грубиян, беззлобно констатировала Чарити, следуя за ним. Ее досаду как рукой сняло. В конце концов, Жерар действительно весь день ходил вокруг нее на цыпочках. Имеет человек право хотя бы разочек отвести душу!

Жерар уверенно ступил на прохладную террасу, после чего обернулся и принялся бесцеремонно разглядывать замешкавшуюся девушку.

Перехватив его взгляд, Чарити почувствовала предательскую слабость в коленках. Господи, ну чего он от меня хочет? Почему так смотрит?! Наверное, думает — вот идет самая большая ошибка в моей жизни. Почему именно на меня пал выбор этого высокого красивого мужчины с ледяными глазами и неулыбчивым ртом? И зачем он смотрит на меня так, будто хочет что-то сказать?

Сказать? Но что? Чарити совсем запуталась. Что за тип этот Жерар?! Не человек, а сплошная загадка! Почему он вообще так странно ведет себя со мной? То подпустит совсем близко, то неожиданно оттолкнет. То тепло — то холодно. То друг — то надменный благодетель. Он что, решил поиграть в кошки-мышки?!

Чарити невольно поджала губы, чем, кажется, разозлила Жерара. Раздраженно дернув плечом, он отвернулся. Чарити растерялась. Что теперь делать? Сказать, что не хотела его обидеть?

Неизвестно, сколько она так простояла бы, если бы не Полин. Услышав требовательный крик проснувшегося ребенка, Чарити позабыла обо всем на свете и опрометью бросилась на террасу.

Само собой разумеется, она оказалась третьей лишней! Склонившись над девочкой, Жерар заглянул в ее распахнутые глазенки и с улыбкой коснулся пальцем крохотного подбородка. Раздражение и усталость исчезли с его лица, уступив место нежности.

Но самое удивительное было впереди. Чарити едва не поперхнулась, увидев, как Полин радостно заулыбалась в ответ на улыбку Жерара. Выходит, она уже узнает его! Предательница! А еще сестра называется!

— Ну вот! — обиженно воскликнула Чарити. — Ничего себе! А я-то думала, она улыбается только мне!

Услышав знакомый голос, Полин скосила глазенки и уверенно остановила взгляд на сестре.

— Так-то лучше, — проворчала Чарити.

Увлеченная соперничеством за внимание девочки, она совершенно упустила из виду, в какой опасной близости находится от Жерара. Если бы Чарити не была так поглощена Полин, то заметила бы, что Жерар замер как завороженный, не сводя потемневших глаз с золотой макушки гугукавшей над сестренкой Чарити.

— Какая прелестная сцена! — раздался вдруг мелодичный, звенящий от скрытой издевки голос. — Жаль, не взяла с собой фотоаппарат, а то подарила бы вам карточку на свадьбу! И подписала бы: «Голубок и горлица никогда не ссорятся». Вышло бы очень мило, правда, Жерар?

Застигнутые врасплох, они дружно вздрогнули, как нашкодившие школьники, и обернулись. Впрочем, немая сцена длилась недолго. В следующую же секунду к Жерару вернулось неизменное самообладание.

— Жаклин! — приветливо поздоровался он. — Как приятно снова видеть тебя!

Похоже, Жерар отнюдь не собирался давать отпор дерзкой насмешнице.

Чарити вдруг показалось, что сильно похолодало. Почему Жерар говорит, что ему приятно видеть эту Жаклин? Ничего приятного в этой встрече нет и быть не может! По крайней мере, для Чарити.

Потому что Жаклин была ослепительно прекрасна.

Чарити завороженно смотрела, как она неторопливо приближалась к ним из глубины террасы. Высокая, изящная, платиновая блондинка лет тридцати с небольшим. Серебристо-голубое шелковое платье плотно облегало ее восхитительную фигуру, переливаясь при ходьбе. Легкая, исполненная достоинства походка. Чарити слишком хорошо знала, что стоит за подобным достоинством. В каждом шаге красавицы чувствовались большие деньги, принадлежность к высшему свету и непоколебимая уверенность в своей исключительности.

Но больше всего Чарити поразило выражение лица ослепительной Жаклин. Если глаза Жерара порой напоминали ей осколки черного льда, то от огромных серебристо-серых глаз Жаклин поистине веяло арктической стужей. Почувствовав на себе ее завораживающий взгляд, Чарити испуганно съёжилась и попятилась в поисках спасения.

В следующую секунду она почувствовала на своей талии сильную мужскую руку, а затылок ее уперся в железное плечо Жерара. Странное дело, теперь ей почему-то совсем не хотелось вырываться из его объятий. По крайней мере, до тех пор, пока не уйдет эта сверхъестественно красивая Жаклин!

Кто она такая? Родственница? Знакомая? Гостья?

Только бы она не жила здесь! — отчаянно взмолилась Чарити.

— Чарити, — прозвучал у нее над ухом предупредительный голос Жерара, — позволь представить тебе мою невестку Жаклин де Вантомм.

Невестка? Чарити нахмурилась и вопросительно посмотрела в лицо Жерару. Выходит, у него есть брат? А говорил, что единственный наследник!

— Овдовевшую невестку, — мелодично поправила Жаклин, подходя к ним.

Ах вот в чем дело! Вдова брата. Но почему тогда такое торжество в голосе?

— Не возражаете, если я познакомлю будущую хозяйку с новым гнездышком? — ласково промурлыкала прелестница.

— Будьте так любезны, — выдавила Чарити.

К ней протянулась холеная белоснежная рука, но Чарити она показалась ядовитой змеей. Господи, неужели мне придется ходить под ручку с этой хищной красоткой в переливающемся шелковом платье?! — испуганно подумала девушка. О, а мой гипс? Какое все-таки счастье, что я попала под машину!

Жаклин и сама заметила повязку на руке гостьи. Аккуратные, тщательно выщипанные брови слегка приподнялись, выражая вежливое удивление.

— Кажется, у вас травма?

Только теперь Чарити заметила еле уловимый акцент в безупречном английском произношении красавицы.

— Несчастный случай, — пробормотала девушка, силясь улыбнуться. — Прошу меня извинить, я, наверное, не смогу…

Она смущенно кивнула в направлении все еще протянутой белой руки. Рука помедлила еще несколько секунд и опустилась. Чарити перевела дух.

Напряженная тишина повисла на тенистой террасе. И тут Полин снова пришла на помощь старшей сестре. Услышав протестующее кряхтенье ребенка, Жаклин нехотя оторвалась от Чарити и впервые взглянула на девочку. Легкая тень пробежала по ее лицу.

— Малютка похожа на тебя, Жерар, — небрежно заметила она.

— Она моя дочь, — в тон ей ответил Жерар. — На кого же ей быть похожей?

Жаклин промолчала. Тишина становилась все более невыносимой. Чарити казалось, воздух звенит от невысказанных колкостей и горьких упреков.

Спустя несколько секунд Жаклин овладела собой. Непроницаемая маска вновь закрыла ее лицо, ледяной взгляд в последний раз остановился на лице Чарити, и красавица, вежливо попрощавшись, грациозно продолжила шествие по террасе, огибающей дом.

— Ф-фу… — с облегчением выдохнула Чарити, когда голубое платье исчезло за поворотом галереи. — Что, черт возьми, все это значит?!

Несколько секунд Жерар молчал, не сводя глаз с поворота, за которым скрылась Жаклин.

— Тебе выпала честь познакомиться с особой, которую моя семья прочила мне в невесты.

Он коротко хмыкнул.

— Как? Вдову твоего брата?! — ошеломленно прошептала Чарити, запрокидывая голову, чтобы видеть лицо Жерара.

Взгляды их встретились. Чарити почувствовала, как мурашки побежали по ее коже. Неправдоподобно темные, завораживающие глаза вновь притягивали ее к себе. Еще секунда, и она утонет в них. Почему же тогда она ничего не делает, чтобы спастись?

— Себастьян был намного старше меня, — словно сквозь туман донесся до нее спокойный голос Жерара. — Вот семья и решила, что я должен унаследовать хоть что-то после его смерти.

Неужели он даже не догадывается о моем состоянии?! Чарити почувствовала себя беспомощным кроликом, глядящим в пасть удава.

— Но ведь это какое-то средневековое варварство! — выпалила Чарити, предпринимая отчаянную попытку сконцентрироваться на теме беседы. К сожалению, тщетную. Собеседник волновал ее значительно больше. — А когда умер твой брат?

В непроницаемых глазах Жерара промелькнуло что-то, похожее на боль.

— Около года назад.

Бедный! Пять лет назад потерял любимую жену, а совсем недавно — брата…

— Мне очень жаль, — пролепетала Чарити.

— Мне тоже. — Жерар невесело усмехнулся. — До сих пор никак не привыкну, что его нет.

— Я понимаю. К этому трудно привыкнуть. Порой оборачиваешься, чтобы сказать что-нибудь, — и наталкиваешься на пустоту, и ее уже никогда не заполнить.

Она увидела, как дрогнули и опустились темные ресницы Жерара. Кажется, я опять ляпнула глупость? Вот идиотка, вечно лезу со своей откровенностью! Теперь Жерар снова отгородится, от меня.

Но Жерар, кажется, вовсе не собирался отгораживаться. Чарити поняла это только тогда, когда почувствовала его губы на своих губах.

Что он делает?! — ужаснулась она. Сам же сказал, что этого между нами никогда не должно быть! Может, хочет проверить, как я усвоила правила игры? В таком случае, мне никогда не выдержать экзамена.

Прильнув к горячим губам Жерара, Чарити совершенно потеряла способность контролировать ситуацию и полностью отдалась поцелую.

Но я не должна… Не должна делать это… не должна смотреть в его глаза, успела подумать она, прижимаясь всем телом к Жерару. Губы ее приоткрылись, уступив напору, и, прикоснувшись языком к языку Жерара, она почувствовала, как огонь пробежал по ее жилам. Никогда в жизни Чарити не испытывала ничего подобного. Проникновение языка Жерара казалось предвестником другого, более интимного проникновения. Видимо, Жерар и сам почувствовал это. С хриплым стоном он сгреб Чарити в охапку, прижал к груди и впился в ее губы.

Если бы не Полин, он, видимо, зашел бы гораздо дальше. По крайней мере, Чарити так показалось. Свободной рукой он крепко прижимал ее к себе, и тесное соприкосновение их тел еще сильнее раздувало и без того стремительно разгорающееся пламя.

Безумие какое-то! Просто безумие, беспомощно проносилось в затуманенном сознании Чарити. Этого не может быть… Не должно быть… Мы заключили деловое соглашение. Сделку. Чистый расчет — и никакой интимности.

И это он называет — «никакой интимности»?! Страшно подумать, что он тогда понимает под этим словом! Что касается Чарити, то она готова была отдать десять лет жизни, лишь бы не заканчивалась эта «интимность». Она с наслаждением дышала ею, впитывала ее, растворялась в ней. Тело ее податливо плавилось в руках Жерара, а железные объятия чудесным образом врачевали полученные Чарити травмы. Впрочем, давление снаружи с лихвой компенсировалось изнутри бешеными ударами сердца — еще неизвестно, что причиняло больше беспокойства!

Едва Чарити успела подумать об этом, как Жерар снова застонал — и в следующую секунду она почувствовала себя свободной. Что произошло? Он оттолкнул ее?! Перед глазами заколыхался сплошной туман, противно задрожали коленки. На негнущихся ногах Чарити повернулась к саду и, не разбирая дороги, побрела прочь.

— Куда ты идешь? — сипло окликнул ее Жерар.

Чарити остановилась.

— Я… не знаю, — призналась она.

В следующую секунду до нее дошел весь идиотизм такого ответа. Дура! Господи, сделай так, чтобы земля расступилась под ногами и поглотила меня! — взмолилась Чарити. Сделай что угодно, только бы мне не встречаться с насмешливым взглядом Жерара! Как он может так жестоко играть моими чувствами? Настоящий змей-искуситель, а вместо традиционного яблока — поцелуй! И глаза у него змеиные, и…

Опомнись, Чарити, что ты несешь! — одернула она себя. Этот «змей» держит на руках твою сестру!

Она не выдержала и засмеялась. Неловкий, нервный смешок прозвучал странным диссонансом с роскошной тишиной средиземноморского полудня.

— Иди сюда, Чарити, — мягко позвал Жерар, и в голосе его не было ничего дьявольского. — Тебе больше ничто не грозит. Поверь мне.

Не грозит?! Почему он не может хотя бы сейчас избавить меня от насмешек? Неужели не понимает, что со мной происходит?! Чарити почувствовала, как на глаза наворачиваются слезы. Она поспешно сморгнула их и судорожно глотнула воздух. Ну вот, все в порядке. Теперь она готова вернуться.

Не поднимая головы, она побрела на террасу. Жерар молча подошел к ней. Чарити замерла, внимательно изучая носки своих туфель.

Господи, сделай так, чтобы он ничего не говорил! Не хватало только разреветься прямо у него на глазах.

Она недооценила тактичность Жерара. Едва взглянув на ее пылающие щеки, он молча повернулся и двинулся к дверям. Чарити покорно поплелась следом.

Почему он ничего не сказал? Означает ли это, что ему все-таки небезразличны мои чувства? Вот бы узнать, насколько они ему небезразличны! — ломала голову Чарити. Может, нам стоит попробовать начать все сначала?

— Жерар, я… — пролепетала она наконец, лихорадочно соображая, как бы дать ему понять, что готова навсегда забыть о поцелуе.

К счастью, внезапный шум отъезжающей машины напомнил ей о Жаклин. Чем не тема для разговора?

— Скажи, пожалуйста, Жаклин тоже живет в этом доме?

— У нее апартаменты в Ницце. Но она часто заезжает сюда навестить бабушку. Послушай, что я скажу тебе, — решительно начал он.

— Вот и хорошо! — с деланным оживлением перебила Чарити, сразу догадавшись, о чем он хочет ей сказать. Как назло, именно об этом ей как раз и не хотелось говорить! — Значит, можно будет спокойно ходить по дому, не опасаясь отравленного стилета или тому подобной прелести, — пошутила она, чувствуя себя искушенной зрелой женщиной, способной как ни в чем не бывало поддерживать ничего не значащий разговор даже тогда, когда в душе сумятица.

Наконец они оказались в просторном холле со светлым мраморным полом. В интерьере поддерживались основные тона наружной расцветки дома — нежный кремовый и ослепительно белый. Теплые розоватые стены прекрасно гармонировали с плитами пола и с белоснежными перилами лестницы, изящно взбегающей к широкой площадке второго этажа.

Чарити еще раз отдала должное отменному вкусу дизайнера.

Боже, это еще что? — в отчаянии подумала она, только сейчас заметив длинный ряд людей, выстроившихся вдоль всей лестницы. Женщины в розовых платьях и в кокетливых белых фартучках и мужчины в строгих черных брюках и в белых сорочках. Слуги! Ну конечно, в таком огромном доме должна быть уйма слуг! Но зачем они все собрались здесь? Интересно, давно они тут стоят? А что, если они видели?..

Чарити живо представила, как вся эта компания сгрудилась у окна, любуясь пикантной сценой на террасе, и мучительно побагровела от смущения.

— Как ты думаешь, они нас видели? — прошептала она на ухо Жерару.

— Трудно сказать, — задумчиво протянул он. — Хотя я бы предпочел, чтобы видели. Неплохая иллюстрация нашего семейного счастья, не находишь?

Чарити отшатнулась. Так, значит, поцелуй был всего-навсего частью давно продуманного плана?! Всем известно, что от слуг нельзя ничего скрыть. Вот Жерар и решил сразу взять быка за рога и с порога продемонстрировать всему персоналу, как он чудесно ладит с невестой. Блестящий расчет! Не пройдет и получаса, как весь дом будет знать о том, сколь нежно парочка голубков ворковала на пороге родного гнездышка!

Жерар просто использовал меня! А я-то, идиотка, приняла его холодный расчет за романтическое увлечение! Чарити опустила голову.

— Давай закончим с церемонией знакомства, если не возражаешь, — негромко напомнил Жерар и легонько подтолкнул ее в спину.

Говорит как ни в чем не бывало! Бессердечный, расчетливый циник!

Следующие пять минут слились для Чарити в сплошной хоровод лиц, улыбок и затылков, которые слуги демонстрировали ей, умильно склоняясь над безмятежно спящей на руках хозяина Полин.

По правде говоря, весь персонал показался Чарити на одно лицо. Она запомнила только молоденькую девушку, чем-то похожую на Изабелль. Та неловко шагнула вперед и робко попросила у Жерара позволения взять Полин. Жерар о чем-то весело спросил служанку по-французски, она ответила, а Чарити, пунцовая от смущения, истуканом стояла рядом, кожей чувствуя устремленные на нее любопытные взгляды.

— Зачем ты устроил это представление?! — сердито прошипела она, когда они с Жераром наконец оставили слуг, сгрудившихся над Полин, и начали подниматься по лестнице.

— Это, как ты выражаешься, представление нужно не для тебя, а для слуг, — резко ответил Жерар. — Должны же они познакомиться с будущей хозяйкой дома.

Хозяйкой дома?! Чарити шагнула мимо ступеньки и непременно упала бы, если бы Жерар вовремя не поддержал ее. Впрочем, она была так ошарашена, что ничего не заметила.

— Но я не могу командовать слугами, Жерар! — в ужасе взмолилась она, от волнения не замечая, что впервые за все время знакомства назвала его по имени. — Я не знаю, как это делается!

Он флегматично пожал плечами.

— Научишься.

— Не желаю я этому учиться! — отрезала Чарити.

Заметив, что он все еще поддерживает ее под локоть, она в бешенстве вырвала руку.

— Как скажешь, — терпеливо согласился Жерар, отпуская ее. Впрочем, поскольку лестница закончилась, его помощь была уже не нужна. — Тогда поручим эти заботы Изабелль.

Ну конечно, как она могла забыть об Изабелль! Ведь она чудесно управляла лондонским домом Жерара! Ей будет только в радость взять под свою руку всех слуг в этом доме! Подумав об этом, Чарити совершенно успокоилась.

Следуя по коридору за Жераром, она подошла к массивной белой двери. За ней оказались просторные комнаты, очень похожие на те, что были отведены Чарити в Лондоне, только выдержаны в более спокойной, зеленовато-серебристой гамме.

Чарити прошла было внутрь, чтобы полюбоваться видом из окна, но Жерар явно настроился окончательно испортить ей настроение. В несколько широких шагов он пересек комнату и распахнул еще одну дверь.

— Здесь моя спальня, — громко объявил он, глядя в растерянное лицо Чарити. — Предупреждаю сразу, дверь не запирается. Придется тебе положиться на мою способность держать в узде низменные инстинкты.

Как он может шутить после того, что произошло на террасе? Чарити возмущенно повернулась спиной к Жерару. Пусть отправляется в свою спальню, а мне нужно взглянуть на детскую! Распахнув еще одну дверь, она оказалась в огромной ванной комнате, выложенной керамической плиткой в тон спальне.

— Где будет спать Полин?! — крикнула она.

— Ей отвели детскую в другом крыле дома. Чуть позже я тебя провожу.

Значит, третья дверь тоже не в детскую. А что же там тогда? Скорее всего гардеробная. Чарити в нерешительности остановилась. При воспоминании об огромной лондонской гардеробной, в которой сиротливо ютились ее вещи, она подавила горестный вздох.

Видя ее замешательство, Жерар подошел к двери и, широко распахнув ее перед Чарити, гостеприимно пригласил:

— Прошу!

Снедаемая любопытством, Чарити переступила порог.

Боже милосердный! Она застыла, как ребенок перед рождественской елкой, глядя на огромную комнату, отведенную под ее гардероб. Ее старые тряпки, наверное, уместились бы здесь на полке для перчаток! На плечиках, на полках и на вешалках висели, лежали, свисали и покоились вещи — новехонькие, дорогие, самые модные!

Чарити хорошо разбиралась в одежде. С первого взгляда она поняла, что здесь собраны только самые дорогие экземпляры. «От кутюр». Фирменные платья. Вечерние туалеты и одежда для прогулок. Словом, все, о чем только может мечтать девушка!

И коробки с обувью… И белье…

— Это все мне? — еле слышно выдохнула Чарити.

— Ну не мне же, — смущенно пробормотал Жерар, глядя, как она прижимает к губам трепещущие от волнения пальцы.

— Я… не знаю, что сказать…

— Ты уже все сказала.

— Но я за всю жизнь не успею это все переносить! — жалобно воскликнула Чарити, и глаза ее заблестели от непрошеных слез.

Дрожащей рукой она погладила лиловый шелковый топик, висящий на плечиках рядом с воздушной юбкой того же оттенка.

— А ты постарайся! — с улыбкой посоветовал Жерар.

Только тут Чарити опомнилась. Какой позор! Стоит и плачет от счастья при виде дорогих обновок!

— Ты… ты, наверное, думаешь, что я тряпичница?! — в отчаянии воскликнула она, оборачивая пылающее лицо к Жерару, не сводившему с нее странно потемневших глаз.

— Я считаю, что ты прелесть, — серьезно ответил он и, протянув руку, легонько коснулся холодными пальцами ее раскрасневшейся щеки.

И тут же резко шагнул назад. Второй раз за сегодняшний день он отшатывался от Чарити, как от прокаженной. Лицо его потемнело и исказилось от какого-то странного, почти пугающего выражения. Девушка оцепенела.

— Наслаждайся! — бросил Жерар, широким жестом обводя все собранное в комнате великолепие. — Наслаждайся…

Повернулся и вышел. Хлопнула дверь в смежную спальню. Чарити неподвижно стояла посреди гардеробной, прижимая ладонь к щеке, горящей от прикосновения ледяных пальцев.

Почему он так смотрел на меня? Чарити до сих пор видела перед собой искаженное лицо Жерара. Что я опять сделала не так?

Больше всего на свете ей хотелось побежать за Жераром. Броситься ему на шею, крепко обнять, уткнуться лицом в грудь сказать, что любит его. Вот только нужна ли ему ее любовь?

Что со мной происходит?! — в отчаянии подумала она. Неужели я, в самом деле, влюбляюсь в него? Жерар подобрал меня на улице, приютил, одел и накормил. Одним махом решил все мои проблемы. Но, кажется, при этом умудрился создать новые, совершенно неразрешимые. Неужели этого достаточно, чтобы без памяти влюбиться?

А что, если я просто продалась?

От этой мысли Чарити похолодела. За огромный дом, за комнату, полную умопомрачительных нарядов, за то, чтобы не заботиться, где взять денег на кусок хлеба, я продала себя этому расчетливому, бесстрастному богачу, который теперь будет занимать соседнюю с моей спальню?!

Ну нет, плохо он меня знает! Во что бы то ни стало мне нужно доказать самой себе, что это не так!

Чарити решительно вздернула подбородок, расправила плечи и кинулась к двери, за которой скрылся Жерар. Громко стукнув кулачком в косяк, она рывком распахнула дверь и яростно выпалила:

— Я хочу поговорить с тетей Брендой, слышишь?!

И тут же поняла, что почувствовал Жерар, когда в Лондоне она выскочила из ванной, едва прикрытая распахнувшимся спереди халатиком! Но он ведь не совсем голый! — попыталась успокоить себя Чарити, не в силах отвести глаз от загорелой фигуры Жерара. Впрочем, элементарная честность требовала признать, что черные шелковые плавки скорее демонстрировали, чем скрывали несомненные достоинства его телосложения.

До чего же он все-таки хорош! Чарити судорожно глотнула воздух. Любой античный герой позавидовал бы могучему торсу Жерара. До сих пор Чарити видела такие фигуры только в кино и на страницах журналов. Широченные загорелые плечи, длинные мускулистые ноги… А какие узкие крепкие бедра! Интересно, он нарочно носит такие трусы? Под тонкой тканью слишком явственно проступают очертания…

— Немедленно закрой за собой дверь!

Громовой голос Жерара заставил девушку испуганно вжать голову в плечи. Господи, что я тут делаю?!

Чарити в ужасе выскочила за дверь, едва не врезавшись лбом в косяк.

Привалившись спиной к стене, она изо всех сил зажмурилась. Что я наделала? Куда смотрела?! Что теперь подумает Жерар? Он ведь не мог не заметить, какая часть его тела приковала мое внимание. Боже, с каких пор я стала такой испорченной?

Чарити помотала головой, отгоняя навязчивое видение. Надо просто сказать себе, что ничего не было. Это всего лишь дурной сон, его нужно как можно скорее забыть.

Но Жерар явно не собирался давать ей время на врачевание душевной травмы.

С грохотом распахнув дверь и обведя глазами комнату, Жерар сразу заметил съёжившуюся у стены фигурку с крепко зажмуренными глазами. Шагнул ближе, уперся обеими руками в стену, зажав Чарити в ловушку, впился взглядом в ее испуганное лицо.

— Отвечай, какого черта ты ворвалась в мою спальню?! — грозно прорычал он.

— Я нечаянно, — пискнула Чарити, чувствуя на лице его опаляющее дыхание. Глаза ее оставались крепко зажмуренными. Ничто на свете не заставит ее еще раз посмотреть на раздетого Жерара! — Я не думала…

— Не думала?! — перебил он. — Да знаешь ли ты, какой несмываемый позор ты едва не навлекла на наши головы?!

Конечно, это позор… — пронеслось в голове у Чарити. Я вела себя просто ужасно. Бесстыдно разглядывала почти обнаженного мужчину!

— Я нечаянно, — еле слышно повторила она. — Я не хотела!

Девушка в отчаянии закусила губу, пальцы здоровой руки сжались в кулак. Что нужно сделать, чтобы отогнать это навязчивое видение?! До каких пор обнаженное тело Жерара будет стоять перед ее глазами?!

— Маленькая дурочка, — прошептал Жерар, снова обжигая ее лицо своим дыханием. — Хорошо воспитанные девушки должны сначала постучать, дождаться ответа и только после этого входить в чужую комнату. Тем более в комнату мужчины.

Кажется, он больше не сердится? — не веря своему счастью, подумала Чарити и с готовностью поддакнула:

— Полная идиотка!

В ответ Жерар хрипло рассмеялся.

— Думаю, ты получила хороший урок. Как сама-то? — неожиданно спросил он. — Судя по багровому цвету твоего лица, я оказался первым обнаженным мужчиной, которого ты видела в своей жизни?

Насмешка, прозвучавшая в его голосе, заставила Чарити мгновенно забыть о недавнем раскаянии.

— Не смей надо мной издеваться! — яростно выпалила она, открывая глаза, чтобы встретиться лицом к лицу с обидчиком.

У нее напрочь вылетело из головы, что этого лучше не делать! Чарити оторопела, увидев манящие темные глаза возле своего лица. Хорошо хоть, Жерар догадался накинуть халат.

— И не воображай, что ты первый нагой мужчина в моей жизни! — солгала она, решительно вздергивая подбородок. — Подумаешь, невидаль! Да если хочешь знать, я сто раз видела обнаженных мужчин! И вообще, ты был никакой не обнаженный.

Жерар усмехнулся.

— Ах да, я и забыл! Наверное, мне показалось.

Чарити зажмурилась. Ничего не было. Совсем ничего не было. Это просто сон.

Она услышала хриплый смех Жерара, почувствовала на лице горячее дыхание — и вдруг поняла, что снова свободна.

— Чего ты хотела? — донесся голос Жерара уже от дверей соседней спальни.

— Пустяки! — Чарити мотнула головой. — Забудь.

— Ты упомянула о своей тетке.

— Где она? Почему не хочет увидеться со мной? Даже не звонит.

— А раньше она часто баловала тебя своим вниманием?

Чарити нахмурилась. Разделяющее их с Жераром пространство придало ей уверенности.

— Послушай, если ты так ее не любишь, зачем же тогда взял к себе на работу?

Потемневшие глаза и крепко сжавшиеся на миг губы Жерара яснее всяких слов давали понять, что он не намерен обсуждать эту тему.

— Если ты приходила только за этим, позволь дать тебе дружеский совет. Забудь свою тетку. И то, что она работает на меня. Поверь мне, Чарити, эта женщина не стоит того, чтобы ты о ней вспоминала, — очень серьезно закончил Жерар и тут же взялся за ручку двери, не давая Чарити возможности открыть рот. — Я иду в душ. Кстати, у тебя всего полчаса на то, чтобы переодеться и приготовиться к встрече с моей бабушкой, — добавил он и захлопнул дверь.

Полчаса! Черт побери, почему же он раньше ничего не сказал?!

Чарити сломя голову кинулась переодеваться.

10

Вихрем влетев в гардеробную, Чарити принялась лихорадочно перебирать платья в поисках наряда, подходящего для визита к даме весьма и весьма преклонных лет. Рассудив, что старушка наверняка сохранила приверженность консервативной моде конца прошлого века, она решила остановиться на чем-нибудь скромненьком и неброском. Однако найти искомое в груде незнакомых вещей оказалось не так-то просто. Чарити в отчаянии металась от полки к полке, безжалостно расшвыривая легкомысленные топики и декольтированные кофточки. Только когда отпущенное Жераром время уже подходило концу, ей попалось на глаза прямого покроя жемчужно-серое шелковое платье без рукавов.

Не веря своему счастью, Чарити бросилась спальню, торопливо разделась, взяла платье — в отчаянии рухнула на постель. Длинная молния на спине прелестной вещицы оказалась непреодолимым препятствием для загипсованной руки, Нечего было и пытаться самостоятельно справиться с упрямой застежкой! А чулки? Их-то как прикажете натягивать? — горестно подумала несчастная Чарити, подперев подбородок кулачком, Не идти же, в самом деле, к Жерару с просьбой помочь управиться с туалетом?!

На ее счастье, в дверь негромко постучали и на пороге появилась миловидная черноволосая француженка, та самая, которая так понравилась Чарити во время церемонии знакомства со слугами.

— Меня зовут Лидия, — напомнила девушка. — До приезда Изабелль я буду вам прислуживать, если не возражаете.

Через пять минут все было готово. Платье сидело великолепно, будто сшитое на заказ. Чарити едва успела сунуть ноги в изящные серые лодочки на низком каблуке, как раздался громкий стук в дверь.

Вот что значит воспитание! — хмыкнула Чарити, с удовлетворением отметив, что дверь остается закрытой.

— Войдите! — выдержав паузу, разрешила она, широко распахивая створку.

И тут же застыла. Ноги словно налились свинцом, горло пересохло от волнения, а ладони мгновенно стали влажными. Потребовалось несколько томительно долгих секунд, прежде чем к Чарити вернулась способность понимать, где она находится. Только тогда она с ужасом осознала, что стоит столбом, загораживая вход в комнату, и остолбенело таращится на Жерара де Вантомма, совершенно неотразимого в свободных льняных брюках и в белоснежной рубашке с коротким рукавом. Тонкая ткань плотно облегала широкую грудь и предплечья с выступающими буграми мускулов. Чарити судорожно сглотнула ком в горле, отгоняя видение обнаженного смуглого торса Жерара.

— Э-э-э… — промямлила она, не зная, что сказать. — Я… хорошо выгляжу?

Вместо ответа Жерар посмотрел куда-то вниз, скептически покачал головой и коротко хмыкнул. Чарити похолодела. Проследив глазами за его критическим взглядом, она тупо уставилась на свои ноги. Боже! Как же она сразу не заметила?! Прелестная серая юбка «строгого» платья заканчивалась, не успев начаться, выставляя на всеобщее обозрение длинные ноги от самых бедер и до лодыжек. Нечего сказать, подходящий наряд для первого визита к престарелой даме с консервативными вкусами!

— Я мигом! — выпалила Чарити, поворачиваясь, чтобы броситься обратно в гардеробную.

Жерар едва успел поймать ее за руку.

— Не надо, — велел он, не сводя странного взгляда с ее испуганного лица. — Все прекрасно. Пошли. Бабушка нас ждет.

— Но… но ты подумал совсем другое, когда увидел меня! — продолжала настаивать Чарити.

К ее удивлению, Жерар тихо рассмеялся.

— Маленьким девочкам, вроде тебя, незачем знать о том, что я подумал. — Он усмехнулся и потрепал ее по золотистой макушке. — Идем скорее.

Крепко взяв свою спутницу под руку, Жерар вышел в коридор. В полном молчании они миновали галерею, поднялись по лестнице и оказались в левом крыле дома. С первых шагов Чарити почувствовала, что здесь царят болезнь и тихое угасание. Густой ворс ковра гасил звук шагов, плотные жалюзи пропускали в коридор лишь слабые отсветы сияющего за окнами дня. В сумеречной прохладе пахло старостью и лекарствами.

— А где Полин? — шепотом спросила Чарити, когда они подошли к массивной дубовой двери.

— В детской. Это в том крыле дома, откуда мы пришли, — так же тихо пояснил Жерар. — Потом я провожу тебя.

— Но почему ты не взял ее с собой? Мне кажется, твоя бабушка скорее обрадуется Полин, чем мне. Разве не ради этого мы стараемся?

— Моей бабушке восемьдесят пять лет, — очень серьезно напомнил Жерар, отводя Чарити в сторонку. — Она человек совершенно иных взглядов и принципов, чем мы с тобой. До нашего венчания бабуля никогда не признает Полин и даже не захочет на нее смотреть. Наверное, для тебя это все звучит дико, но постарайся понять.

— Спасибо, что предупредил.

Чарити кисло улыбнулась, проклиная ту минуту, когда согласилась на предложение Жерара. Из-за него ей придется предстать перед старой пуританкой в образе падшей девицы, нагулявшей ребенка! Да еще это возмутительно короткое платье! Нетрудно догадаться, какая встреча ей уготована!

Однако отступать было поздно. Жерар постучал в дубовую дверь, и через секунду Чарити очутилась в большой полутемной комнате.

Когда глаза привыкли к полумраку, она поняла, что большое окно спальни загорожено широким экраном, не позволяющим средиземноморскому солнцу хозяйничать в этом царстве сумрака и старости. Посреди спальни стояло старинное кресло. Вначале Чарити показалось, что оно завалено одеялами и пледами, но, приглядевшись, она заметила желтое пергаментное лицо в седых букольках волос, выглядывающее из-под вороха покрывал.

Бабушка Жерара действительно была очень стара. Легкая и бесплотная, как тень, она зябко куталась в шали, поскольку замирающее сердце уже не могло заставить кровь согревать неподвижное старческое тело. На высохшем лице живыми казались только глаза. Черные, как у внука, они смотрели внимательно и цепко, будто боялись закрыться, не успев понять и увидеть что-то важное в оставляемом навсегда мире.

Чарити слегка поёжилась, почувствовав на себе бесцеремонный оценивающий взгляд.

Жерар громко заговорил по-французски. Из глубины кресла ему ответил надтреснутый старческий голос. Чарити почтительно молчала, ожидая, когда эти двое сочтут нужным пригласить ее к разговору. И дождалась.

— Позор! — с еле заметным акцентом по-английски прокаркала старуха. — Мой внук — распутник! Совратил малолетнюю девчонку! Тебе должно быть очень и очень стыдно, мой мальчик.

— Каюсь, бабуля. — Жерар смиренно опустил голову. — Но зато я привел тебе внучку. Старый да малый — теперь вы будете пилить меня вдвоем.

— Негодник! — Мадам де Вантомм тихонько засмеялась. — Знаешь ведь, что я не могу на тебя сердиться! Ладно, попозже задам тебе хорошую трепку. А сейчас хочу побеседовать с юной дамой.

Пристальный взгляд черных глаз остановился на лице Чарити, скользнул на ее ноги — и снова уперся в лицо. Девушка смущенно опустила глаза, моля Бога, чтобы смотрины поскорее закончились. Почувствовав ее волнение, Жерар ободряюще обхватил «невесту» за талию и привлек к себе. Чарити с благодарностью покосилась на него, не смея поднять опущенной головы.

— Боишься меня? — проскрипел голос из-под груды пледов. Чарити вздрогнула и растерянно уставилась в желтое личико старухи. — Боишься, — удовлетворенно констатировала та. — И правильно! Натворила дел — умей и отвечать! И незачем было надевать такую короткую юбку, я бы и так увидела, что твои ножки могут совратить и святого! Уж я-то в этом знаю толк. Ты лучше скажи, неужели твоя матушка не предупреждала тебя, о том, что мужчины падки на сладкое?

— Мама умерла, — выдавила Чарити, еще ниже опуская голову.

Однако старуха была не склонна относиться с пиететом к чужой смерти. Близость собственной кончины сделала ее бесчувственной.

— А что же отец?

— Он тоже умер, — пришел на помощь Чарити Жерар. — А вот ты, бабуля, ведешь себя на редкость бестактно. В твои-то годы можно быть и поделикатнее!

Чарити инстинктивно вжала голову в плечи, ожидая грозы, но, к ее изумлению, старуха лишь благодушно рассмеялась. Очевидно, Жерар был ее любимцем.

— Ладно уж. Господь вам судья, — с напускной суровостью проворчала она. — А теперь давайте целоваться.

Жерар тут же оставил Чарити, приблизился к бабушке, обнял ее за щуплые плечики, звонко расцеловал в обе щеки и зашептал на ухо что-то по-французски. Чарити не понимала ни слова, но довольная улыбка, заигравшая на бескровных губах старухи, говорила о том, что слова внука пришлись ей по душе.

— Теперь ты! — капризно потребовала старая дама, устремляя требовательный взор на Чарити.

Девушка послушно приблизилась и коснулась губами пергаментной щеки.

— Что с рукой? — полюбопытствовала мадам де Вантомм, но, не дослушав объяснений, закрыла глаза. — Устала. — Она зевнула. — Идите оба отсюда. Жерар, зайди ко мне попозже, когда я отдохну.

— Слушаюсь!

Жерар подтолкнул Чарити к дверям.

— А с тобой, юная девица, мы завтра займемся подвенечным платьем, — донесся из кресла еле слышный голос. — И подумаем, нельзя ли добавить тебе лишний десяток годков, чтобы избавить нашу семью от очередного позора.

Перехватив изумленный взгляд Чарити, Жерар решительно вытолкал ее в коридор.

— Побойся Бога, бабуля! — услышала она его громкий веселый голос. — Она мне и так нравится!

— Будто я не вижу! — хмыкнула старуха. — Распутник!

Жерар расхохотался и закрыл за собой дверь. Чарити вопросительно посмотрела на него, ожидая, объяснений по поводу «очередного позора», однако Жерар, видимо, не считал нужным посвящать ее в дела семьи.

— Бабуля обожает браниться со мной, — с легким смущением пояснил он, когда они отошли подальше от покоев мадам де Вантомм. — Порой мне даже кажется, что это поддерживает в ней жизнь.

Чарити не ответила. Она еще толком не разобралась в том, какое впечатление произвела на нее старуха.

— Поверь, она не хочет никого обидеть, — продолжал Жерар, и по горячности, прозвучавшей в его обычно невозмутимом голосе, Чарити поняла, как сильно он любит старую чудачку. — Она совсем не хотела обидеть память твоих родителей! Постарайся понять ее, Чарити. У бабушки слишком мало времени, и она прекрасно это осознает. Ей просто некогда ходить вокруг да около, тратя драгоценные минуты на общепринятые условности. Бабуля идет напрямик, и со стороны это выглядит резкостью. Она просто очень торопится.

— Я понимаю. — Чарити кивнула, недоумевая, почему это Жерар вдруг разоткровенничался с ней. — Знаешь, мне понравилась твоя бабушка.

— Вот и отлично! — одобрил Жерар, резко останавливаясь и поворачивая Чарити лицом к себе.

Она зажмурилась, догадавшись, что сейчас произойдет. Но, к ее разочарованию, Жерар почему-то не торопился. Несколько секунд, показавшихся девушке вечностью, в тишине коридора слышалось лишь тяжелое мужское дыхание. Разочарованная и обиженная, Чарити уже хотела открыть глаза, как вдруг Жерар грубо привлек ее к себе и жадно впился в губы.

При всей своей неопытности Чарити сразу поняла, чем этот поцелуй отличается от всех предыдущих. В нем не было ни тени игры, соблазна или простой нежности — только страсть и ненасытное мужское желание. Земля ушла из-под ног, перед глазами поплыл туман. Чарити хотела оскорбиться, оттолкнуть Жерара, но руки ее, помимо воли, взлетели на его плечи и крепче притянули к себе, губы с готовностью приоткрылись навстречу настойчивому языку.

Чарити услышала хриплый стон Жерара. Горячая мужская ладонь скользнула по спине девушки, спустилась ниже, туда, где коротенький подол едва прикрывал кружевные резинки шелковых чулок. Почувствовав на обнаженном бедре руку Жерара, Чарити потеряла голову. Незнакомое наслаждение проснулось где-то в самом низу живота. Какая-то новая, пугающая сила завладела ее телом, заставляя его сладко таять в объятиях Жерара.

Рука Жерара все смелее ласкала Чарити, подбираясь выше и выше — туда, где начинался край трусиков. Чарити страстно изогнулась, чувствуя, что готова на все. Прямо сейчас. Прямо здесь. О, только бы он не останавливался!

Неожиданно в дальнем конце коридора со стуком распахнулась дверь, и прямоугольник яркого света прорезал полумрак. Жерар и Чарити испуганно вздрогнули и отпрянули друг от друга.

— Хватит! — словно издалека донесся до Чарити хриплый голос Жерара.

Он сердится? — смутно подумала она, обессилено прислоняясь к стене.

— Хватит! — повторил он, рассеянно наматывая на палец золотистую прядку ее волос.

Чарити растерянно заморгала. О чем он говорит? Что опять я сделала не так?

— Не надо винить себя, — с усилием закончил Жерар, и лицо его стало чужим и замкнутым. — Это я во всем виноват. Я тебя соблазнил. Видела бы бабуля! Клянусь, это больше никогда не повторится. Ситуация под контролем.

Он невесело усмехнулся и, мягко отстранив Чарити, сделал шаг в сторону.

Несколько секунд она непонимающе хлопала глазами, чувствуя противную слабость в ногах. Неужели он снова хочет отвергнуть ее? После всего, что только что произошло?!

— Бабуля несправедлива ко мне, — с усмешкой продолжал Жерар, как ни в чем не бывало протягивая спутнице руку. — Тебе нечего опасаться — я не совращаю девственниц.

Позже Чарити и сама не могла объяснить, как все произошло. При слове «девственница» кровь бросилась ей в голову. Не говоря ни слова, она с силой ударила по протянутой руке, отпихнула Жерара и, заливаясь слезами, бросилась бежать по бесконечному коридору. Не помня себя, пронеслась по всему дому, чудом нашла дверь своей спальни, ничком упала на кровать и разрыдалась.

«Девственница!» Да как он смеет издеваться надо мной?! Неужели не видит, что я уже давно чувствую и веду себя совсем не как невинная девушка!

Ненавижу его! — решила Чарити, вволю наплакавшись. Ненавижу и ни за что не прощу, пусть хоть на колени встанет!

Отправляясь к обеду, она напустила на себя самый ледяной и неприступный вид. Пусть только Жерар де Вантомм посмеет открыть рот и отпустить какую-нибудь очередную колкость! Мигом узнает все, что она о нем думает! Мало не покажется!

К ее глубокому разочарованию, Жерара в столовой не оказалось. Служанка вежливо сообщила, что господину пришлось срочно уехать по делам.

Ненавижу! Чарити в сердцах вонзила вилку в нежное рыбное филе. Снова играет со мной в кошки-мышки! О, я успела хорошо изучить тактику господина де Вантомма. Сначала поманит, потом оттолкнет, обидит — и тут же сделает все, чтобы меня порадовать.

Нервно комкая салфетку, Чарити пообещала себе, что больше никогда не поддастся на его иезуитские уловки. Ничто на свете не заставит ее еще раз оказаться безвольной пешкой в его жестокой игре!

11

На следующее утро Чарити проснулась оттого, что кто-то осторожно, но настойчиво тряс ее за плечо. Непонимающе открыв сонные глаза, она увидела, стоящую возле постели, Изабелль.

— Ты уже приехала? — пробормотала Чарити, откидывая одеяло.

— Вчера вечером. — Изабелль улыбнулась и виновато пояснила: — Хозяин не велел будить вас, но мадам немедленно требует вас к себе.

При этих словах Чарити поспешно соскочила с кровати и бросилась умываться. Вернувшись, она обнаружила на туалетном столике поднос с чаем и горячими тостами. За чаем и болтовней время пролетело незаметно, так что Изабелль пришлось еще раз напомнить Чарити о предстоящем визите к старой даме.

Быстро облачившись в легкие голубые брюки и в простой белый топик, Чарити отправилась на свою Голгофу. Этим утром комната старушки выглядела совсем по-другому. Едва переступив порог, Чарити тут же отметила, что экран, загораживавший окно, отодвинут к стене и позволяет утренним лучам нежиться на полу и на стенах спальни.

Старушка все так же неподвижно сидела в кресле возле окна, однако в ее внимательном взгляде, устремленном на гостью, явно читалось волнение.

— Сколько же можно спать? — проворчала она вместо приветствия. — Или у себя в Англии вы привыкли валяться в постели до полудня?

Чарити удивленно посмотрела на старинные часы. Стрелки показывали половину восьмого.

— Я пришла к вам сразу же, как проснулась, — спокойно ответила она. — Даже не зашла к ребенку.

— К какому еще ребенку? — Старушка приподняла редкие бровки. — В моем доме нет никаких детей!

Вспомнив о предупреждении Жерара, Чарити прикусила язычок. Старая хозяйка совершенно недвусмысленно давала понять, что до венчания и слышать не желает о «прижитом во грехе» младенце.

— Изабелль, — колючий черный взгляд остановился на служанке, — иди, милочка, в мою комнату и принеси из гардероба платье.

Изабелль поспешно вышла, а Чарити получила милостивое приглашение сесть на стул поближе к мадам де Вантомм.

— Я отослала Изабелль для того, чтобы поговорить с тобой наедине, — прямо заявила старуха. — Отвечай, что ты вчера сделала с моим внуком? Через час после вашего визита Жерар зашел ко мне поболтать, но я сразу поняла, что он чем-то расстроен. Давно я не видела его таким мрачным и подавленным! Вы поссорились?

Чарити замялась, не зная, как ответить на прямой вопрос. Не скажешь ведь, что они просто-напросто целовались, всего-навсего потеряли голову, а потом Жерар отверг ее, а она ударила его и в слезах убежала!

— После того как мы с вами расстались, я даже не видела Жерара, — осторожно заметила она, надеясь, что старушка удовлетворится полуправдой.

— Я знаю, что ты натворила! — каркнула мадам де Вантомм, и седые букольки возмущенно качнулись. — Небось не удержалась и помянула его первую жену?

— Нет!

Сердце Чарити снова мучительно сжалось от ревности. До каких же пор ее будет преследовать призрак давно умершей женщины?

Старушка наклонилась, ее высохшее желтое лицо оказалось совсем близко от лица Чарити, пронзительные черные глаза заглянули в испуганные голубые, будто пытались прочесть самые сокровенные мысли невесты внука.

— Вот что я скажу тебе, девочка, — тихо, но твердо проговорила она наконец, — если хочешь удержать Жерара, никогда не упоминай даже имени его покойной жены. Ты хорошо меня слышишь? Бедный мальчик только-только оправился от потери.

Чарити покорно кивнула, не смея спросить о причине запрета. Впрочем, все и так было ясно. Любящая бабушка недвусмысленно давала понять, что сердце внука навсегда принадлежит покойной Лоре. Чарити показалось, что в комнате сразу стало темнее, пахнуло пылью и тленом. Но старуха вовсе не была склонна щадить ее чувства.

— Я не позволю английской свистушке с длинными ножками заставлять страдать моего внука! — грозно предупредила она, не сводя глаз с побелевшего лица Чарити. — Мальчик и так слишком много перенес!

Ее монолог прервала вошедшая в комнату Изабелль, которая несла на вытянутых руках что-то невесомо-легкое и длинное.

— Ну, что скажешь? — взволнованно спросила мадам де Вантомм, впиваясь глазами в лицо Чарити.

Чарити ответила ей непонимающим взглядом, гадая, каких еще слов от нее ждут. Очевидно, старушка неправильно истолковала недоумение Чарити, потому что в глазах ее промелькнуло нечто похожее на испуг.

— Тебе не нравится?! — всполошилась она, на какое-то мгновение утратив свою суровость. — Не нравится мое платье?!

Чарити с усилием переключила внимание на Изабелль и невольно ахнула, только теперь заметив длинное, цвета слоновой кости платье, которое служанка бережно держала на руках. Вихрем слетев со своего места, она опустилась на колени, чтобы лучше рассмотреть драгоценную ткань.

— Боже! Да оно просто великолепно!

— То-то же! — удовлетворенно хмыкнула старуха, откидываясь на подушки. — Это мое подвенечное платье, — голос ее потеплел, — а теперь и твое.

— Нет-нет! — испугалась Чарити. — Я не могу…

— Можешь! — строго оборвала ее мадам де Вантомм. — Я так хочу! — добавила она, давая понять, что вопрос закрыт. — Ну что ты застыла? Давай надевай скорее! Я хочу взглянуть, как оно на тебе смотрится. Если подойдет — пойдешь в нем к алтарю!

Чарити едва сдержала улыбку — в голосе грозной старухи звучало детское нетерпение. Чарити прекрасно понимала ее чувства. Платье в самом деле было необыкновенным. Поверх тонкого белого шелкового чехла шло настоящее ручное кружево. Такую изумительную работу Чарити доводилось видеть лишь в музеях. С первого взгляда было видно, что платье стоит целое состояние.

Когда Изабелль помогла девушке переодеться и застегнула последние крючки на спине, Чарити подошла к зеркалу — и ахнула: на нее смотрела совершено незнакомая барышня. Глубокий вырез подчеркивал белизну ее кожи, рукав — широкий у плеча и узкий от локтя до запястья — придавал дополнительное изящество силуэту. Казалось, платье обладало даром превращать новобрачную в сказочную принцессу из романтической баллады. Чарити не могла оторвать взгляд от своего отражения.

Она не видела, как смягчился пронзительный взгляд старухи, устремленный на нее. Казалось, мысли мадам де Вантомм унеслись далеко-далеко отсюда — туда, где осталась ее молодость. Наверное, сейчас она вспоминала себя — юную и прекрасную, взволнованно примеряющую роскошное свадебное платье.

— Тебе оно идет, — наконец нарушила молчание бабка Жерара. Голос ее звучал задумчиво и мягко. — Настоящая новобрачная. Так и пойдешь к алтарю! Нужно только немного ушить в талии. Надеюсь, времени хватит, ведь я назначила венчание на следующую неделю! Ну разве я не молодец?

Вместо ответа Чарити подбежала к старой даме и горячо расцеловала ее в обе щеки. Та довольно фыркнула и, слегка отстранив девушку, шепнула:

— Вот увидишь, у вас с Жераром все будет хорошо. Мое платье приносит счастье. Недаром я прожила с мужем душа в душу ровно пятьдесят лет! Помяни мое слово, детка, — это счастливое платье.

— Но мы должны что-то предпринять, Жерар! — взволнованно говорила Чарити вечером того же дня, нервно расхаживая по ковру кабинета. — Бабушка хочет, чтобы я надела ее подвенечное платье!

— Оно тебе не понравилось?

— Да как ты мог такое подумать?! — Чарити возмущенно всплеснула руками. — Оно просто роскошное! Сверху донизу старинные кружева, рукава на жемчужных пуговках, шелковый чехол… Я немного разбираюсь в одежде, Жерар, и прекрасно понимаю, что такое платье стоит кучу денег! Да его с руками оторвут на любом аукционе! Но дело не в этом! Как ты не понимаешь, твоя бабушка любит это платье! Верит, что оно приносит счастье! С ним у нее связаны самые драгоценные воспоминания. Мы не должны так жестоко обманывать ее! Это все равно, что оскорбить самые чистые чувства!

Какое-то время Жерар молчал, не сводя глаз с взволнованного лица Чарити. Наконец медленно, как бы с трудом подбирая слова, спросил:

— Что ты предлагаешь? Отвергнуть платье? Отказаться от свадьбы? Пойти и прямо выложить бабуле всю правду?

Чарити замахала руками.

— Да ты что?! Я ужасно переживаю, Жерар. Если бы ты только знал, как я ненавижу лжецов! И вот, пожалуйста, сама увязла по уши во лжи!

— Скажи мне, бабуля довольна?

— О да, — подтвердила Чарити, не понимая, к чему клонит Жерар.

— А платье в самом деле сидит на тебе почти так же, как на ней когда-то?

— Да оно будто сшито на меня! Я сначала просто глазам не поверила! — с жаром воскликнула Чарити, вспомнив, как просветлело лицо старушки, когда та убедилась, что подвенечный наряд пришелся невесте внука впору. — Она мне так и сказала.

Жерар улыбнулся.

— Знаешь, бабуля сегодня торжественно заявила мне, что я могу выкупить у нее платье. Не пойми неправильно, — спохватился он, заметив, как округлились глаза Чарити, — это платье — одна из фамильных драгоценностей нашей семьи, ему действительно цены нет. Бабулю совершенно не интересуют деньги, просто ей хочется наказать меня за «недостойное поведение». А кроме того моя старушка обожает торговаться! Она хочет напоследок взять от жизни все, что можно. Представляю, с каким удовольствием она назовет мне астрономическую сумму за эти кружева! Чтобы доставить ей настоящую радость, мне придется до хрипоты спорить за каждую сотню франков! Она у меня такая смешная — как ребенок!

Чарити невольно подавила вздох. Взволнованное лицо Жерара яснее всяких слов говорило о том, что он готов буквально на все, лишь бы хоть на несколько дней отсрочить неизбежную для бабушки развязку. Сейчас это покупка подвенечного платья. Потом — свадьба любимого внука и возможность взять на руки «правнучку».

— Чарити, — оторвал ее от невеселых размышлений неуверенный голос Жерара, — хочу попросить тебя об одном одолжении. Я понимаю, что рискую еще сильнее расстроить тебя, но у меня просто нет другого выхода. — Он нервно провел рукой по волосам. — Короче говоря, на завтрашний вечер бабуля запланировала торжественный ужин в нашу честь. На нем будет официально объявлено о помолвке и о свадьбе. У нас так принято. Соберется вся родня, будут поздравлять и чествовать жениха и невесту. Все должны познакомиться с тобой, Чарити.

— Ни за что! — отрезала она. — Я и так сделала все, что ты просил! С твоей стороны было бы слишком жестоко заставлять меня разыгрывать спектакль перед всей твоей семьей! Жерар, мне в самом деле очень тяжело обманывать! Я ужасно себя чувствую, меня мучает совесть, и вообще… Все станут шептаться за моей спиной, скажут, что я — порочная женщина, которая ловко заставила тебя жениться ради ребенка! Я вчера от стыда готова была сквозь землю провалиться, когда твоя бабуля говорила мне такие ужасные вещи.

— Если кто-нибудь посмеет продемонстрировать неуважение к тебе, — Жерар грозно сверкнул глазами, — он навсегда потеряет право преступать порог моего дома. Но раз ты категорически против, — он пожал плечами, давая понять, что не смеет настаивать, — хорошо. Пойду скажу бабуле, что ужин не состоится. Жаль, конечно, она ведь так готовилась к этому торжеству.

Это был запрещенный прием. Представив, как огорчится старушка, Чарити мгновенно пошла на попятный.

— Черт с тобой, давай, устраивай свою дурацкую вечеринку, если не боишься шокировать именитых родственничков! Мне-то что!

По дороге в свою комнату Чарити угрюмо размышляла о том, какую опасность таят в себе самые благородные человеческие чувства. Ради любви к бабушке Жерар готов жениться на совершенно незнакомой женщине и усыновить чужого ребенка. Ради любви к Полин она лжет, изображая молодую мать и будущую мадам де Вантомм.

Бабушка… Полин… Интересно, кто-нибудь собирается подумать о ней, Чарити?

12

Стоя перед зеркалом, полностью готовая к выходу, Чарити ошеломленно разглядывала свое отражение. Впервые в жизни у нее закралось подозрение, что Жерар, возможно, был не очень далек от истины, когда назван ее красавицей.

Всему виной было платье — первое вечернее платье в ее жизни. Тончайший нежно-голубой шелк как перчатка облегал стройную фигуру девушки, оставляя открытой спину, а полупрозрачный сборчатый газ крест накрест обтягивал полную грудь, скорее обнажая, чем прикрывая ее. Все сооружение держалось на двух тонких бретелях и выглядело одновременно утонченно и соблазнительно.

Разглядывая себя, Чарити буквально разрывалась между гордостью и страхом. Что и говорить, выглядела она превосходно. Поскольку рука давно перестала болеть, Чарити смогла даже самостоятельно наложить легкий макияж. Немного румян на скулах, блеск для губ и умело подкрашенные ресницы подчеркнули миловидность ее лица. Только в огромных голубых глазах притаились страх и неуверенность: неужели она и впрямь осмелится появиться перед незнакомыми людьми в столь откровенном наряде? Дело в том, что Чарити чувствовала себя почти голой. Тончайший голубой шелк демонстрировал все достоинства ее фигуры, а глубокое декольте и оголенная спина лишь усиливали ощущение наготы.

— Нет, я ни за что не решусь появиться в этом платье! — в отчаянии воскликнула Чарити, отшатываясь от зеркала.

— И совершенно напрасно, — не вынимая шпилек изо рта, заметила Изабелль, закалывавшая золотистые волосы Чарити в простой низкий узел на затылке. — Вы ведь такая храбрая девушка! И платье вам очень к лицу.

Это я-то храбрая? — невесело усмехнулась про себя Чарити. Сердце ее колотилось так быстро, что, казалось, вот-вот выскочит из груди. Уж скорее бы все началось! Поистине нет ничего страшнее ожидания!

Громкий стук в дверь заставил ее вздрогнуть. Изабелль, закрепив последнюю шпильку, вопросительно взглянула на Чарити. Казалось, служанка догадывается об истинных отношениях между хозяином и его молоденькой «невестой». По крайней мере, Чарити не раз ловила на себе сочувственные взгляды француженки. Вот и сейчас Изабелль смотрела так, будто ждала лишь слова, чтобы прийти на помощь. Но чем она могла помочь? Чарити глубоко вздохнула, вздернула подбородок и решительно направилась к двери.

В черном смокинге и в ослепительно белой сорочке Жерар был похож на киногероя. Чарити невольно залюбовалась точеными чертами его лица, казавшегося особенно смуглым из-за белоснежного шелкового галстука. Уже знакомое волнение поднялось откуда-то из глубины ее тела, ладони взмокли. Девушка нервно потерла их и заставила себя выдержать пристальный взгляд Жерара.

Он, не торопясь, рассматривал ее. Задержался на прическе, бесцеремонно изучил декольте, скользнул ниже, уперся взглядом в серебряные босоножки на шпильках и скептически прищурился. Чарити похолодела. Мрачное выражение, появившееся на лице Жерара, говорило о том, что он разочарован.

— Плохо? — упавшим голосом пролепетала она, боясь услышать ответ.

— Решила расставить все точки над «i»? — насмешливо поинтересовался Жерар. — Что ж, можешь поздравить себя с успехом. При взгляде на такую женщину никому не придет в голову задаваться вопросом, зачем я на ней женюсь!

— Могу надеть паранджу, раз ты меня стыдишься! — огрызнулась Чарити, чувствуя себя бесконечно униженной.

— А кто здесь говорил о стыде? — насмешливо парировал Жерар, и Чарити не нашлась, что ответить на этот намек.

Кровь прилила к ее щекам, сердце сладко затрепетало, и, чтобы скрыть смущение, девушка решительно направилась к туалетному столику, где лежал приготовленный Изабелль шелковый голубой нарукавник. Служанка справедливо сочла, что гипс плохо сочетается с вечерним туалетом, поэтому позаботилась о достойной маскировке.

— Позволь я помогу, — мягко предложил Жерар, останавливаясь за спиной Чарити.

Она послушно подставила руку.

— Что тебя тревожит? — неожиданно спросил Жерар, сосредоточенно возясь с нарукавником. — Тебя смущает наша разница в возрасте?

Чарити отрицательно мотнула головой, проклиная свою застенчивость. Почему каждый раз при встрече с этим человеком она превращается в дуру, которая не может вымолвить ни слова?

— До сих пор не можешь простить мне того, что позавчера я нарушил наше соглашение? — прямо спросил Жерар.

Чарити возмущенно покраснела. Так вот, значит, как Жерар называет про себя их поцелуй в коридоре?! Неужели не видит, что для нее условия сделки давно стали невыносимой обузой?! Как можно быть таким слепцом? — в который раз подивилась Чарити, искоса поглядывая на склоненное лицо Жерара. Ведь продолжая отказываться от близости с ней, он не оберегает, а оскорбляет ее чувства!

— Ты играешь со мной, — прямо сказала Чарити, стараясь быть сдержанной. — Я не могу привыкнуть к перепадам твоего настроения. Мне трудно вести себя адекватно.

— Ну прости.

Жерар усмехнулся. Взбешенная его равнодушием, Чарити лишь слегка пожала плечами, давая понять, что извинения приняты.

Вот уж у кого действительно нет не только глаз, но и сердца! — злобно подумала она. Хорошо бы и мне научиться с такой же легкостью решать свои проблемы!

— Я вижу, ты очень волнуешься, — продолжал Жерар, не сводя глаз с ее лица.

— Изабелль считает меня храброй, — мгновенно забыв обиду, доверчиво поделилась Чарити, — но у меня просто поджилки трясутся. Там будет столько незнакомых людей!

Жерар ласково коснулся ладонью ее пылающей щеки, медленно приподнял пальцем дрожащий подбородок. Глаза Чарити мгновенно наполнились слезами, превратившись в сияющие голубые блюдца. Жерар улыбнулся и нежно коснулся губами ее дрожащих губ.

— Изабелль сказала тебе только половину правды, — очень серьезно шепнул он. — Ты не только самая храбрая, ты еще и самая красивая!

Чарити вспыхнула от радости и сморгнула непрошеные слезинки. Выходит, она ошиблась, и Жерар вовсе не разочарован ее видом! Ободренная, она подняла голову и улыбнулась. Жерар помедлил и тоже улыбнулся в ответ. Не говоря ни слова, он полез в карман, вытащил маленькую бархатную коробочку и щелчком откинул крышку. Чарити увидела изящное золотое колечко с маленьким бриллиантиком.

— Это первое обручальное кольцо, которое дед подарил бабушке, — пояснил Жерар, надевая колечко на тонкий палец Чарити. — Оно не самое дорогое, зато самое ее любимое. Чудачка уже предупредила меня, что готова продать реликвию за кругленькую сумму. — Жерар рассмеялся, любуясь кольцом. — Смотри-ка, оно тебе впору! Пожалуйста, не снимай его весь вечер. Бабуля будет очень рада.

Чарити смущенно уставилась на драгоценность. Изящная вещица. Сразу видно, выбирал ее человек с безупречным вкусом. Кольцо было слишком простым, чтобы выглядеть безвкусным, и слишком изящным, чтобы показаться дешевым.

— Обещаю, что верну его в целости в сохранности, — взволнованно прошептала она.

— Это подарок, — отрезал Жерар. — Даже после того, как мы расстанемся, я ни за что не приму его обратно.

Чарити покачала головой.

— Я не смогу его оставить.

Это кольцо никогда не будет принадлежать ей. И подвенечное платье тоже. Она могла принять огромный гардероб, могла позволить Жерару окружить ее невиданной роскошью, не возражала против любых атрибутов богатой жизни, потому что за всем этим стояли лишь деньги, а их у семьи де Вантомм было с избытком. Но кольцо и платье принадлежали к другому миру. Их ценность определялась не деньгами, а воспоминаниями, мечтами и чувствами людей. Чарити знала, что не имеет права оскорблять эти чувства своей ложью.

К ее удивлению, Жерар не стал спорить.

— Ты очень чистый человек, Чарити, — задумчиво произнес он, будто прочитав ее мысли. — Это редкое качество, постарайся не потерять его.

Чарити скривилась.

— О какой чистоте ты говоришь? Я выхожу замуж по расчету, разве этим не все сказано?

Жерар вздрогнул, как от удара, но не ответил. Потом нервно провел ладонью по волосам и повернулся к двери.

— Гости ждут, — странным, внезапно охрипшим голосом пояснил он. — Пора спускаться.

Чарити послушно двинулась к выходу. На душе у нее было тяжело и тоскливо. Хрупкое согласие и взаимопонимание, внезапно возникшее между ней и Жераром, исчезло без следа, уступив место ставшим привычными холодности и напряжению.

Но разве могло быть иначе? — печально размышляла Чарити, спускаясь по лестнице, опираясь на руку будущего супруга. Ложь во спасение все равно остается ложью, и оба мы прекрасно это чувствуем. Жерар женится на мне ради бабушки. Я выхожу замуж ради благополучия сестры. Разве могут между нами быть какие-то иные отношения, кроме делового сотрудничества партнеров по обману?

А, кроме того, за дни, проведенные во Франции, Чарити начала подозревать, что Жерар скрывает от нее истинные причины, побуждающие его удочерить чужого ребенка. К примеру, он сослался на то, что срочно нуждается в официальном наследнике своего состояния. Но в таком случае, ему нужен мальчик, а не девочка! Что за спешка с удочерением первой попавшейся черноволосой малютки? Но и это еще не самое странное. За те несколько дней, которые Чарити прожила в семье де Вантомм, ей стало ясно, что удочерение Полин не нужно здесь никому кроме Жерара.

В самом деле, если авантюру со свадьбой еще можно объяснить желанием порадовать умирающую бабушку, то совершенно очевидно, что старушка не доживет до официального срока присвоения Полин гордой фамилии де Вантомм. Для чего тогда Жерар настаивает на соблюдении всех юридических формальностей? Он вполне мог просто разыграть спектакль, а после бабушкиной кончины с легким сердцем освободиться от ставших ненужными актеров.

Чем дольше Чарити размышляла над этим, тем подозрительней казалось ей все происходящее. Возможно, она совершила роковую ошибку, поспешно приняв предложение Жерара?

— Не трусь! — по-своему истолковал ее скованность Жерар. — Обещаю, что не позволю никому тебя съесть.

Чарити невольно прыснула и отогнала дурные мысли. В конце концов, ни она, ни Полин пока не видели от этого человека ничего, кроме добра! Не съест же он их, в самом деле!

Поначалу церемония знакомства с будущими родственниками оказалась даже еще более мучительной, чем представляла Чарити. Конечно, никто не посмел прямо высказать свое недоумение или осуждение, никто не шушукался за спиной невесты и уж тем более не рисковал выказать малейшее неуважение к ней, однако даже авторитет Жерара был бессилен запретить гостям многозначительно переглядываться и с нескрываемым любопытством разглядывать «англичаночку».

Однако, когда миновали напряжение и скованность первых минут, атмосфера заметно разрядилась. Мужчины одобрительно похлопывали Жерара по плечу и завистливо качали головами. Разговаривали по-французски, но по довольным ухмылкам на лицах поздравляющих и по слегка смущенному виду Жерара можно было понять, что здесь в ходу довольно фривольные комментарии. Комплименты, которыми гости осыпали юную избранницу своего родственника, не раз заставляли Чарити багроветь от смущения и теснее прижиматься к могучему плечу Жерара.

— Как видишь, все не так страшно, — еле слышно шепнул Жерар, когда церемония знакомства подошла к концу.

— Да уж, — буркнула она, переводя дыхание.

Но радоваться оказалось рано. Это Чарити поняла сразу же, как только увидела последнюю гостью, приближающуюся с поздравлениями. В простом черном шелковом платье Жаклин была ослепительно прекрасна. Казалось, все в зале притихли, любуясь изящной фигурой и уверенной поступью красавицы. Чарити мгновенно почувствовала себя неуклюжим гадким утенком, робко разглядывающим грациозного лебедя.

На этот раз Жаклин спрятала свои коготки и очень тепло расцеловала молодых, поздравив с помолвкой. Когда красавица участливо поинтересовалась здоровьем Полин, Чарити совсем растаяла и решила, что была несправедлива к будущей родственнице.

— Шикарная женщина, — проронил Жерар, глядя вслед удаляющейся Жаклин.

— Я чувствую себя виноватой перед ней, — честно призналась Чарити. — Ведь я заняла ее место.

— Не торопись с жалостью! — с усмешкой посоветовал Жерар, не сводя взгляда с невестки, присоединившейся к группке гостей, обменивающихся последними светскими новостями. — У нашей красавицы исключительно острые зубки, и она не привыкла сдаваться без боя. Держись от нее подальше, если не хочешь в этом убедиться.

Чарити невольно вздрогнула. Как ни хотелось ей поверить в искренность Жаклин, слова Жерара звучали слишком убедительно. Тоскливое предчувствие охватило ее.

Как назло, именно сегодня оно не обмануло.

Через пару часов, когда Чарити, усталая и запыхавшаяся после бог весть какого по счету тура вальса с очередным пожилым, но резвым кавалером, отошла к окну перевести дух, Жаклин как бы невзначай остановилась возле нее. Какое-то время женщины молча наблюдали за Жераром, кружившимся в паре с очаровательной брюнеткой. Чарити с грустью отметила, что ей еще никогда не доводилось видеть будущего мужа таким веселым и оживленным. Куда только подевались всегдашние отчужденность и сдержанность? Погруженная в невеселые мысли, она невольно вздохнула, совершенно забыв о присутствии соседки.

— Думаешь, это и есть его последняя любовница? — не замедлила воспользоваться ситуацией Жаклин.

Чарити непонимающе уставилась в безмятежное лицо красавицы. О чем она говорит? Какая еще любовница?

— Ах прости, я думала ты знаешь, — притворно испугалась Жаклин, пряча довольную усмешку. — Надеюсь, я не испортила тебе помолвку? Дорогая, поверь, не стоит расстраиваться из-за таких пустяков! Рано или поздно тебе все равно пришлось бы с этим смириться.

Чарити глубоко вдохнула, пытаясь унять бешено колотящееся сердце. Успокойся! — приказала она себе. Эта Жаклин — настоящая змея в траве! И говорит она все это только потому, что ей не удалось заполучить Жерара. Она просто ревнует и завидует, только и всего!

— У Жерара нет никакой любовницы, — отрезала Чарити, глядя в ледяные глаза Жаклин.

— Не будь наивной! — с жалостью протянула красавица, прекрасно сознавая, что ее «обмолвка» сделала свое дело. Достаточно было одного взгляда на застывшее лицо Чарити, чтобы понять, как сильно ранили ее зародившиеся подозрения. — У всех французов есть любовницы. Надеюсь, тебе известно, что темперамент наших мужчин вошел в поговорку? Или ты считаешь, что все пять лет вдовства такой мужчина, как Жерар, жил монахом?

Нежный переливчатый смех красавицы показался Чарити самым отвратительным звуком, который она когда-либо слышала в жизни. Теперь ей стало ясно, как жестоко она обманывалась. Конечно же у Жерара были любовницы. Есть и сейчас. Разве Чарити не успела убедиться в неотразимой сексуальности, которой природа с избытком наградила ее будущего мужа? Так стоит ли осуждать женщин за то, что они не могут устоять перед знойными чарами этого коварного разбивателя сердец? А ей, Чарити, он предложил фиктивное замужество только потому, что она не привлекает его как женщина! От этой мысли Чарити почувствовала себя так плохо, что едва устояла на ногах.

— Как ты думаешь, с кем из них он спит? — проворковала Жаклин, наслаждаясь произведенным эффектом. — Мне кажется, Жерар чересчур тесно прижимает к себе свою партнершу. Вполне возможно, это и есть его очередная пассия. Очень хороша, не находишь? У Жерара превосходный вкус, правда, порой он ему изменяет, — не удержалась она от очередной шпильки. — Обрати внимание и на ту красотку, что стоит у дверей. Делает вид, будто безумно увлечена своим мужем, а сама то и дело многозначительно посматривает на нашего Казанову. Не удивлюсь, если это неспроста. Или вон та шатенка…

Чарити, как загипнотизированная, переводила взгляд с одного лица на другое. Все женщины казались ей сказочно прекрасными, и она с болью понимала, что не может упрекнуть Жерара за увлечение ими. Она чувствовала себя невзрачной простушкой, пытающейся претендовать на титул Мисс Вселенная. Униженная и раздавленная, она думала только о том, чтобы не расплакаться на глазах этой ужасной Жаклин.

— Мне так жаль тебя, дорогая. — Жестокая лицемерка покачала головой, даже не пытаясь скрыть злое торжество, сверкавшее в ледяной глубине ее неподвижных глаз. — Я на твоем месте просто извелась бы догадками.

— Ты нарочно мне лжешь, — дрожащим голосом выдавила Чарити, призывая на помощь остатки своего мужества. — Я тебе не верю.

— Вот не думала, что ты окажешься такой дурочкой, — сладко пропела Жаклин. — Впрочем, в твоем положении это, наверное, лучший выход. Ни одна уважающая себя женщина не потерпела бы такого поведения от своего будущего мужа. Все видят, что Жерар женится на тебе отнюдь не по горячей любви! — При этих словах Чарити вздрогнула, как будто ее ударили, и опустила голову. — Я допускаю, что ему нужен ребенок, но зачем такому мужчине ты, дорогуша? Нет, ты, конечно, по-своему очень мила, но… — Жаклин многозначительно улыбнулась. — Впрочем, каждому свое. Мой долг был раскрыть тебе глаза, а дальше разбирайся сама. Наслаждайся праздником, дорогая! Веселись на здоровье! — со смешком закончила она и плавно двинулась в центр зала, где ее сразу же окружили кавалеры.

Глотая слезы, Чарити поискала глазами Жерара. Он стоял возле дверей, оживленно беседуя с роскошной женщиной, в которой Жаклин только что заподозрила претендентку на его постель. С не свойственной ей раньше подозрительностью Чарити тут же отметила, что мужа красотки поблизости не наблюдается. И Жерар выглядит таким довольным. Воркуют как влюбленные голубки! — угрюмо подумала Чарити, умирая от ревности, но не в силах отвести глаз от мучительной картины. Она уже почти не сомневалась, что незнакомка состоит в интимной связи с ее будущим мужем.

Жерар, казалось, и не думал скрывать свои чувства. Каждый его жест казался Чарити неоспоримым доказательством влюбленности. Вот он галантно поднес к губам пальчики красавицы, вот что-то зашептал ей на ухо, от чего та залилась смехом и легонько ударила Жерара по руке. Когда парочка вдруг дружно снялась с места и скрылась в соседнем помещении, где был накрыт стол, Чарити поняла, что ее жизнь окончательно разбита.

Поймав насмешливый красноречивый взгляд Жаклин, девушка тяжело оторвалась от стены и слепо побрела сквозь нарядную толпу. Она чувствовала себя бесконечно униженной, выставленной на всеобщее осмеяние. Неизвестно, куда бы она забрела, если бы не попала в плотное кольцо молодежи, направляющейся на веранду, отданную в распоряжение любителей современных танцев.

Получив галантное приглашение присоединиться к танцующим, Чарити с облегчением кивнула, надеясь, что оглушительная музыка и бешеный ритм танцев помогут ей забыть о своей боли.

Через полтора часа она почувствовала себя заново родившейся. На веранде бешено кружилась в танце прежняя Чарити — та, какой она была два года назад, до смерти отца, перевернувшей всю ее жизнь. Вот обрадовалась бы покойная мама, доведись ей вновь увидеть горящие глаза и услышать счастливый смех дочери! Чарити уже забыла, когда в последний раз ей было так легко и весело. Ее окружали красивые счастливые люди, ей говорили комплименты и наперебой приглашали на все медленные танцы. Молодежь и в самом деле была в восторге от невесты Жерара, оказавшейся совсем не похожей на чопорную зануду с рыбьей кровью, какими они представляли всех англичанок.

Когда кто-то из гостей вытащил на веранду ящик шампанского, веселье сменилось настоящим угаром. То и дело слышались хлопки вылетающих пробок, вино лилось рекой, его пили прямо из горлышка. Чарити тоже сделала несколько глотков, чувствуя, как на душе становится все светлее, а недавние переживания кажутся смехотворными пустяками.

А потом шампанское полилось как вода, оживление на веранде достигло апогея, и Чарити окончательно потеряла голову. Она кружилась в танце, перелетая от партнера к партнеру, чувствуя, как земля начинает бешено вращаться под ногами. И это было так смешно… Крепко сжимая в руке горлышко очередной бутылки, Чарити заходилась бессмысленным пьяным хохотом.

Один из ее кавалеров оказался смелее остальных. Крепко обхватив хрупкую фигурку девушки, едва прикрытую тонким шелком открытого платья, он сначала бешено вертел ее по веранде, а потом, тесно прижавшись к спине, начал танцевать что-то вроде ламбады. Чарити не сопротивлялась даже тогда, когда жадные руки все смелее заскользили по ее телу, а танец стал напоминать совершенно недвусмысленные движения.

— Зачем тебе этот старик? — обжег ее ухо горячий шепот партнера. — Такой женщине, как ты, нужен кое-кто погорячее!

— Я люблю его, — так же тихо ответила Чарити, запрокидывая голову на плечо партнера. — Он просто ураган! — И она расхохоталась, вспомнив всегда мрачную мину Жерара.

В следующую секунду Чарити непонимающе захлопала глазами, увидев прямо перед собой только что пригрезившееся лицо. Несмотря на опьянение, она сразу поняла, что Жерар ей не снится и чем-то сильно рассержен. Интересно, что случилось? — смутно подумала она, недоумевая, почему это ее партнер мгновенно остановился как вкопанный. И почему смолкла музыка?

— Довольна собой?

В повисшей тишине хриплый голос Жерара прозвучал ударом хлыста. Жерар шагнул к Чарити, с отвращением вырвал у нее из рук полупустую бутылку шампанского и молча обвел глазами застывшую компанию. Казалось, все мгновенно протрезвели, от веселья и куража не осталось и следа.

Жерар продолжал молча смотреть на руки незадачливого кавалера, сомкнутые на груди Чарити. Ему не пришлось даже открывать рта — молодой человек испуганно отпрянул и шмыгнул в темноту, где жались остальные. Чарити осталась стоять совершенно одна.

Какое-то время Жерар продолжал безжалостно разглядывать ее, потом медленно разжал губы.

— Можете присоединиться к гостям, — бесстрастно бросил он, и притихшая компания в мгновение ока испарилась с веранды, смешавшись с толпой в зале.

— Как это похоже на тебя! — взорвалась Чарити, раздосадованная тем, что недавние друзья столь поспешно бросили ее расхлебывать заваренную кашу. — Для тебя люди не больше чем марионетки, которых ты дергаешь за ниточки!

Вместо ответа Жерар шагнул вперед, крепко взял ее за здоровую руку и повел в дом.

— Что ты себе позволяешь? — в бешенстве прошипела Чарити, безуспешно пытаясь вырваться из железных клещей.

— Ты пьяна, — брезгливо констатировал Жерар, продолжая тащить ее за собой. — Я не позволю тебе позориться перед гостями.

— Я не пьяная! — испуганно запротестовала Чарити, с ужасом понимая, что Жерар прав. — И вообще, куда ты меня ведешь? — поразилась она через несколько секунд, сообразив, что они оказались возле пустынной лестницы на второй этаж.

Не отвечая ни слова, Жерар поволок ее наверх, провел полутемным коридором и втолкнул в спальню.

— Приведи себя в порядок, — приказал он, берясь за ручку двери, готовый выйти в коридор. — Я хочу, чтобы ты смогла попрощаться с гостями.

— Но я только что была с нашими гостями! — огрызнулась Чарити. — И нам было очень весело, пока ты не испортил все!

— Поясни, пожалуйста, что же я испортил? — холодно поинтересовался Жерар. — Помешал лапать тебя?

Чарити вспомнила объятия молодого человека и вжала голову в плечи. Кажется, она и в самом деле зашла слишком далеко. Но с какой стати Жерар так грубо разговаривает с ней? Сам прилюдно развлекается с любовницами и еще смеет читать ей мораль!

— Подумаешь! — с деланной беспечностью отмахнулась Чарити. — Насколько я понимаю, мы не давали друг другу обета верности!

— Поясни, — потребовал Жерар.

— Оставь меня в покое!

— Я жду.

— Отлично! — крикнула Чарити, чувствуя, что земля уходит из-под ног. — Сам напросился! Думаешь, я буду сидеть тут возле тебя, как верная Пенелопа, пока ты будешь развлекаться со своими любовницами? Сначала с одной, — она пошатнулась, — потом… потом с другой. Ошибаешься! Я тоже имею право на удовольствия!

Как ни пьяна была Чарити, она не могла не почувствовать, что атмосфера в спальне наэлектризована до предела. Глаза Жерара превратились в две узкие сверкающие щелки, на лице заиграли желваки. Никогда она не видела его в таком бешенстве.

Это подействовало на Чарити совершенно необъяснимым образом. Наверное, выпитое шампанское ударило ей в голову. Чем более угрожающим становился вид Жерара, тем сильнее ей хотелось довести его до предела. Тяжелое, дурманящее возбуждение поднялось откуда-то из самых глубин ее естества, сердце забилось бешеными, неровными толчками, горло пересохло от волнения.

— Я не желаю слушать этот пьяный бред! Пока я остаюсь твоим мужем, у тебя не будет любовника! — рявкнул Жерар, делая угрожающий шаг в ее сторону.

— Не смей мне приказывать! — пискнула Чарити, отступая к кровати. — Сам обещал, что я могу делать все, что захочу! Забыл?

— А ты, значит, хочешь завести любовника? — уточнил Жерар, приближаясь почти вплотную.

— А тебе не все ли равно?! — храбро выпалила Чарити, и, чувствуя, что сейчас упадет, уперлась руками в широкую грудь Жерара.

Вначале она искренне хотела оттолкнуть его, но это оказалось невозможным. Со сдавленным стоном она уткнулась головой в плечо Жерара и крепко обняла его за шею.

— Нет, — виновато шепнула Чарити, с наслаждением вдыхая знакомый запах, — не слушай меня. Я сама не знаю, что говорю. Наверное, я в самом деле напилась.

Жерар молчал, не сводя свирепого взгляда с полуобнаженной груди Чарити, прикрытой прозрачным голубым шелком. Одна мысль о том, что этой груди могут коснуться жадные руки гипотетического любовника, приводила его в бешенство. Вспомнив, как Чарити только что бесстыдно извивалась в объятиях молодого хлыща, он грубо сгреб ее в объятия и свирепо впился в губы.

Чарити с силой рванулась, пытаясь высвободиться. На секунду ей это удалось. Тяжело дыша, она остановилась у края кровати, с болью глядя в искаженное лицо Жерара.

Она понимала, что должна бежать. Знала, что, если не поторопится, произойдет непоправимое. Жерар хотел ее, это было видно. Грудь его тяжело вздымалась, сердце колотилось так сильно, что Чарити казалось, будто она слышит его стук. И, тем не менее, он оставался неподвижным. Огромным напряжением воли Жерар заставлял себя стоять спокойно, ожидая молчаливого приглашения.

А Чарити колебалась. Она чувствовала, что сейчас все зависит от нее. Жерар говорил серьезно, когда предупреждал, что не совращает девственниц. Если она не захочет — он повернется и уйдет, чего бы ему это ни стоило.

— Нет… — растерянно пролепетала она. — Ты меня не хочешь.

И тут Жерар рассмеялся. Его отрывистый хриплый смех заставил Чарити испуганно вздрогнуть. В чем дело? Что она опять делает не так?

— Глупая, — прошептал Жерар, запуская одну руку в ее мягкие волосы, а второй осторожно сдвигая тонкую бретельку платья, обнажая плечо. — Совсем глупая, — пробормотал он, закрывая ее рот поцелуем.

13

Как только губы их соприкоснулись, обоим стало ясно, чем все закончится.

Рот Чарити приоткрылся, уступая настойчивому желанию Жерара. Его горячий язык не замедлил воспользоваться преимуществом. Это был странный поцелуй. Гнев и ярость, переполнявшие обоих, лишь усиливали взаимную страсть. Упрямство Чарити ни в чем не уступало бешенству Жерара, они целовались с таким неистовством, будто состязались в выносливости.

Чем больше требовал Жерар, тем больше предлагала Чарити. Когда он грубо рванул вниз лиф ее платья, обнажив плечи и грудь, Чарити застонала, когда накрыл ладонью ее грудь — забралась под его сорочку, наслаждаясь рельефными буграми мускулов спины.

— Чарити… — хрипло простонал Жерар, на секунду оторвавшись от ее нежных распухших губ.

Тяжело дыша, она посмотрела ему в глаза, чувствуя, что хочет, чтобы все произошло как можно скорее.

Завтра она, наверное, будет раскаиваться в том, что торопила события. Как-никак, это в первый раз. Она никогда не думала, что пойдет на близость с мужчиной, который ее не любит. Да еще предварительно изрядно наберется! Но сейчас Чарити не могла думать о таких пустяках — сексуальная жажда безумной волной захлестнула, ослепила ее. Она почти не могла терпеть, не могла дождаться, когда же Жерар наконец разденется. Но он, казалось, не обращал внимания на неумелые призывы Чарити. Снова завладев ее губами, он впитывал ее дыхание, а руки его тем временем продолжали наслаждаться податливым телом.

Они, не сговариваясь, рухнули на кровать, тела их переплелись. Подняв глаза, Чарити наткнулась на сверкающий взгляд Жерара и замерла, зачарованная. Впервые в жизни ей довелось заглянуть в глаза мужскому желанию — всесокрушающему, неумолимому и безжалостному в своей настойчивости.

— Хочу тебя, — выдохнул Жерар.

— Теперь вижу, — прошептала Чарити, ища губами его губы.

Жерар целовал ее как мужчина, много лет не знавший женщины, а она отвечала с пугающей для девственницы страстью. Чарити даже не заметила, как Жерар освободил ее от платья, как его галстук, смокинг и сорочка полетели следом на пол. Распростертая на кровати, полностью обнаженная Чарити не испытывала ни стыда, ни страха, ни смущения. Ее странно сосредоточенный взгляд был прикован к золотисто-бронзовому торсу Жерара. Когда он наконец снова очутился рядом, прижав ее к себе, Чарити блаженно выгнулась и улыбнулась.

Жерара словно подменили. Его ласки по-прежнему были жадными, но теперь он действовал умело и искусно, постепенно подводя Чарити к кульминации. Его руки скользили по самым укромным уголкам ее тела, разжигая пожар, грозивший спалить их обоих. Чарити, будто обезумев, металась по постели, не в силах дождаться момента, когда сгусток огня, в который превратилось ее неистовое желание, взорвется и выплеснется на свободу.

Люблю, люблю тебя! — хотелось крикнуть ей во весь голос, но страх натолкнуться на холодное недоумение Жерара стиснул ее горло. Когда Жерар наконец раздвинул ее ноги и устроился между ними, Чарити подняла глаза, желая навсегда запечатлеть в памяти этот момент. Лицо Жерара поразило ее какой-то особенной, неистовой красотой. Никогда раньше она не любила его сильнее, чем теперь. Чарити шире раскинула ноги, молча приглашая Жерара сделать последний шаг.

Изумленный, слегка сбитый с толку ее готовностью, он несколько секунд медлил, а потом со стоном ворвался в ее тесное, истекающее влагой лоно. Время остановилось. Чарити со стоном запрокинула голову, испытав неизбежную боль, и Жерар застыл, будто только сейчас осознал, какое сокровище только что забрал у нее. Но испепеляющая страсть не позволяла останавливаться ни на секунду, и вскоре Чарити уже дико извивалась под Жераром, захлебываясь от подступающего восторга.

Они одновременно затихли, усталые и обессиленные. Крепко прижав к себе Чарити, Жерар рассеянно гладил ее нежную, чуть повлажневшую кожу. Он не торопился покидать ее лоно, и Чарити мысленно поблагодарила его за это. Восхитительное чувство наполненности нравилось ей ничуть не меньше, чем только что испытанный первый оргазм. Нежно перебирая черные пряди волос на голове Жерара, Чарити предалась сладким мечтам о будущем. Наконец-то все встало на свои места!

— Я так счастлива! — прерывисто вздохнула она, прижимаясь щекой к щеке Жерара.

Эти невинные слова произвели эффект разорвавшейся бомбы. Жерар вздрогнул и рывком освободился от Чарити. Когда она в недоумении приподнялась на локте, он вскочил с кровати и повернулся к ней спиной.

— Что случилось? — прошептала Чарити, чувствуя, как кровь стремительно отливает от лица.

— Ч-черт! — свирепо выругался Жерар, словно забыв о ее присутствии. Потом обернулся, скользнул глазами по обнаженному телу Чарити и сморщился, как от боли. — Прости. Это была ошибка. Я не должен был этого допустить.

— Но это уже произошло! — громко крикнула Чарити в отчаянной попытке спасти рушащийся на глазах мир.

Неужели он не понимает, что каждое слово ранит ее подобно удару кинжала?

Не отвечая ни слова, Жерар пересек комнату, вошел в свою спальню и аккуратно прикрыл за собой дверь.

Это была ошибка… Ошибка. Ошибка.

Чем больше повторяла Чарити про себя это ужасное слово, тем сильнее убеждалась, что Жерар снова оказался прав. Это была ошибка. Она, как последняя дура, решила, что постель решит все проблемы, и вот результат. Чарити зажмурилась и застонала от унижения. Жерар просто воспользовался ею, а потом ушел. Через дверь было хорошо слышен звук льющейся воды.

Принимает душ, с ненавистью подумала Чарити, Отмывается от моей любви! Сделал свое дело и как ни в чем не бывало плещется в ванной!

«Это была ошибка»… Ей казалось, что жестокие слова каленым железом выжжены в ее душе. Почему она не убежала? Ведь инстинкт самосохранения предупреждал ее об опасности! Не послушала, решила попробовать, что выйдет.

Поделом тебе! — яростно сказала себе Чарити. Она не знала, кого ненавидит сильнее — себя или Жерара.

— Я должен вернуться к гостям, — раздался от двери невозмутимый голос Жерара. Чарити даже не подняла головы. — Ты можешь не спускаться. Я извинюсь за тебя, сошлюсь на приступ головной боли или на традиционное нервное недомогание, свойственное всем невестам, — продолжал Жерар, но, не дождавшись ответа, обеспокоенно поинтересовался: — Все в порядке, Чарити?

— Не буду я твоей невестой! — глухо отозвалась она, зарываясь головой в подушку. — Свадьба отменяется.

— Не глупи. — Жерар поморщился. — Не выношу истерик.

— Я хочу завтра же вернуться в Англию, — сквозь брызнувшие слезы, выдавила Чарити. — Не могу больше видеть тебя!

Он смущенно откашлялся.

— Я ведь уже принес свои извинения. Чего ты еще от меня хочешь?

В спокойном голосе Жерара не было и тени искреннего раскаяния. Неужели он так бездушен, что не понимает ее состояния?

— Хочу, чтобы ты как можно скорее оставил меня в покое! — яростно выкрикнула Чарити, поднимая пылающее лицо.

Жерар пожал плечами.

— Я ухожу. Поговорим позже.

— Но как же ты можешь идти без меня? — с болью спросила Чарити, все еще не веря в то, что он может быть таким жестоким. — Все же видели, как ты тащил меня в спальню! Что люди подумают? Я стану посмешищем в глазах гостей, это ты понимаешь?

— Мне безразлично чужое мнение, — равнодушно сообщил Жерар.

— Как же я тебя ненавижу! — прошипела Чарити, до боли стискивая кулачки. — Между нами все кончено. Я возвращаюсь в Англию, и мне тоже безразлично, как ты будешь расхлебывать заваренную кашу. Плевать мне на тебя!

— Не городи чепухи. — Вздохнув, Жерар отошел от двери, подошел к Чарити и осторожно присел на краешек кровати. — Я понимаю, ситуация вышла из-под контроля, и полностью признаю свою вину. Обещаю, что это больше не повторится. Все остается по-прежнему, нет никакой необходимости делать из мухи слона.

Все остается по-прежнему? Чарити не верила своим ушам. И он смеет говорить это после того, что только что здесь произошло? Как быть, к примеру, с тем неопровержимым фактом, что она, Чарити Уилкс, уже никогда не станет прежней?

— Ты меня убил, — еле слышно проговорила она, поворачиваясь спиной к Жерару.

— Прости меня, — повторил тот, нервно потирая висок. — Клянусь, впредь этого не повторится. Постарайся не драматизировать ситуацию. Я готов полностью исполнить свои обязательства перед тобой и Полин. Сразу же после свадьбы я подам документы на удочерение. Зачем эти пустые угрозы отъезда? Неужели ты думаешь, что я позволю тебе разбить сердце бабушки и до срока свести ее в могилу? — Лицо Жерара потемнело, брови превратились в одну темную полоску, — Запомни, когда меня загоняют в угол, я веду себя не как джентльмен. Я привык драться, и делаю это довольно жестоко.

Чарити вздрогнула, почувствовав, каким безжалостным холодом повеяло от этих слов. Она ни на секунду не усомнилась в том, что Жерар говорит серьезно. Жестокий, бездушный робот, которому чувство долга заменяет все остальные человеческие чувства!

— А теперь я ухожу, — объявил Жерар, поднимаясь. — Можешь не сомневаться, я сделаю все, чтобы не уронить в глазах гостей твое реноме. Отпущу пару соленых шуточек по поводу бледной немочи молоденьких невест. Увидимся за завтраком.

Чарити не шелохнулась. Уже взявшись за ручку двери, Жерар снова обернулся, с жалостью посмотрел на маленькую фигурку, сиротливо съежившуюся на огромной кровати.

— Чарити, ну что с тобой? — нерешительно спросил он и, не дождавшись ответа, тяжело вздохнул. — Хочешь, пришлю Изабелль? Она поможет тебе одеться… и все такое.

— Обойдусь, — сиплым от слез голосом отказалась Чарити.

Жерар снова вздохнул и вернулся к кровати. Помолчал, потом осторожно дотронулся до плеча Чарити. Она вздрогнула, как от удара током, и отодвинулась. Жерар послушно убрал руку и выпрямился.

— Не думай, что я ничего не понимаю, — очень серьезно сказал он, глядя ей в спину. — Я никогда не забуду той чести, которую ты…

— Замолчи! — сотрясаясь от рыданий, крикнула Чарити. Слушать его глубокомысленые рассуждения о только что произошедшем было выше ее сил. Каждое слово ранило больнее самых страшных оскорблений. — Когда ты наконец уберешься и оставишь меня в покое?!

— Как тебе будет угодно, — холодно отозвался Жерар и, не оборачиваясь, вышел из спальни.

14

Оставшись одна, Чарити громко, отчаянно разрыдалась. Она плакала и плакала, не в силах остановиться, пока не устала. Измученная и опустошенная, какое-то время она тихо вздрагивала, прижимаясь щекой к промокшей подушке. Потом с трудом поднялась, нацепила полиэтиленовый пакет на загипсованную руку и пошла в ванную. Включила обжигающий душ и стояла под ним так долго, пока не почувствовала, как боль и стыд становятся слабее.

Убаюканная горячей водой, чувствуя себя отмытой от только что пережитого позора, Чарити вышла в спальню. Переодевшись в шелковую пижаму, она с отвращением собрала валявшуюся на полу одежду Жерара и, распахнув дверь в его спальню, швырнула через порог. Чувствуя подступающие рыдания, бегом кинулась к себе и, стараясь не смотреть на разворошенную постель, свернулась клубочком на софе и устало закрыла глаза. Чарити была уверена, что не сможет уснуть, но усталость и нервное потрясение сделали свое дело. Сон ее был тяжелым и беспокойным.

Где-то посреди ночи ей приснился Жерар. Во сне он был таким добрым, заботливым и внимательным, каким никогда не бывал в жизни. Чарити стало так больно, что она снова принялась плакать. И тогда Жерар взял ее на руки и, баюкая, как ребенка, понес в постель. «Не плачь, — шептал он, прижимая ее к груди. — Не плачь, маленькая. Все будет хорошо». Сон был таким светлым и счастливым, что Чарити плакала и плакала, обхватив руками шею Жерара.

На следующее утро она проснулась с гудящей головой и болью во всем теле. Вот что значат злоупотребление спиртным и сексуальные излишества на пьяную голову! — мрачно подумала Чарити, сразу вспомнив кошмар вчерашней ночи. В висках ломило так, что страшно было даже открыть глаза. Но, с другой стороны, не лежать же теперь в постели до обеда!

С трудом разлепив веки, Чарити испуганно захлопала ресницами. Она прекрасно помнила, что вчера вечером легла спать на софе. Так как же тогда она могла оказаться в кровати? Неужели от горя у нее повредился рассудок, и в припадке лунатизма она ночью перебралась на старое место? Позабыв о головной боли, Чарити села на кровати и испуганно обвела глазами комнату.

И тогда она вспомнила свой сон. Выходит ей не приснилось, и Жерар действительно приходил к ней этой ночью? А если так, то когда же наконец она поймет, что движет поступками этого странного человека?

15

Когда Чарити спустилась к завтраку, ей сообщили, что хозяина не будет до самого конца недели. Неожиданно возникшие проблемы с одним из недавно приобретенных объектов потребовали его незамедлительного вмешательства.

Надо же, почти не соврал! — угрюмо подумала Чарити. Это я — его «последнее приобретение», а со мной у господина де Вантомма и впрямь одни проблемы. Еще какие!

Она ни секунды не сомневалась, что Жерар улизнул намеренно, опасаясь, как бы очередная ссора не поставила под угрозу предстоящую свадьбу. Вполне в его духе! Не человек, а какая-то бездушная, расчетливая машина!

Впрочем, приготовления к свадьбе отнимали столько сил, что у Чарити практически не оставалось времени возмущаться беспардонным поведением жениха. К тому же ее внимания требовали Полин и мадам де Вантомм. Старушка по несколько раз в день требовала Чарити к себе, придумывая все новые и новые улучшения и добавления в ее подвенечный наряд. Не зная усталости, она превращала невесту своего обожаемого внука в романтическую красавицу прошлого века — такую же, какой была сама когда-то.

Сначала была заказана кружевная фата того же оттенка, что и платье. Когда убор доставили, мадам де Вантомм спешно вызвала Чарити, заставила примерить тончайшее кружево и долго не позволяла снимать, придирчиво осматривая будущую новобрачную. Убедившись, что фата придает трогательное очарование бледному личику Чарити, старушка просияла и, растрогавшись, одарила будущую жену внука двумя бриллиантовыми заколками и парой черепаховых гребней, инкрустированных золотом. На следующий день Чарити получила бриллиантовое колье и серьги, составляющие гарнитур с колечком, подаренным в памятный день помолвки.

— Муж надел мне это колье прямо перед свадьбой, — пояснила мадам де Вантомм, и у Чарити не хватило духу обидеть ее отказом — она рассыпалась в горячих благодарностях и долго восхищалась камнями, мысленно пообещав себе, что сразу же после венчания вернет драгоценности Жерару.

Попрощавшись с мадам де Вантомм, она бежала в детскую, брала Полин и уходила с ней в парк. Расстелив на траве одеяльце, Чарити укладывала сестренку и садилась рядом. Только в эти минуты она оставалась наедине со своими невеселыми мыслями.

Дни летели за днями, и, наконец, наступил день свадьбы. В роскошном подвенечном платье, в кружевной фате, подчеркивавшей снежную белизну лица, Чарити послушно подала руку дядюшке Жаку — ближайшему родственнику Жерара — и, как сомнамбула, двинулась в церковь. Казалось, она не замечала ни нарядных гостей, ни трепетных огоньков многочисленных свечей.

Откуда-то издалека до Чарити долетал собственный тихий голос, повторяющий слова клятв, которые она никогда не сможет исполнить. Наконец узкое золотое колечко вспыхнуло на ее безымянном пальце и Чарити почувствовала на губах равнодушные губы Жерара. Теперь, кажется, все. Новобрачная еще ниже опустила глаза и, опираясь на руку супруга, вышла из церкви.

На лужайке перед домом шли последние приготовления к свадебному застолью. У Чарити закружилась голова при мысли о том, что ей предстоит встреча с многочисленными гостями, ставшими неделю назад свидетелями ее позора. Но отступать было некуда. Медленно, как будто во сне, она сделала первый шаг к садовой дорожке, когда тяжелая рука Жерара легла ей на плечо.

— Я слышал, что невестам полагается быть бледными и очаровательно-стыдливыми, — с плохо скрытым раздражением процедил он, — но ты, кажется, переигрываешь! Неужели нельзя не изображать из себя несчастного ягненка, ведомого на заклание?

— Прости, — еле слышно прошептала Чарити.

Жерар скрипнул зубами и со свистом втянул воздух.

— Нас ждет бабушка, — резко бросил он, взяв себя в руки. — Она хочет видеть Полин.

Чарити кивнула. Как она могла забыть, что после свадьбы Полин сразу же приобрела в этом доме законный статус?

Когда молодые переступили порог сумрачной спальни, старушка прослезилась от счастья. Растроганная, взволнованная, она несколько минут любовалась прекрасной парой, и Чарити впервые поняла, какую огромную радость они с Жераром сумели доставить старухе своей ложью. Выходит, она была не права? Возможно, ложь во спасение — не всегда ложь?

Мадам де Вантомм смотрела на них с Жераром так, будто время повернулось вспять и, уже на пороге смерти, ей позволили заглянуть в самый счастливый день давно ушедшей молодости.

— Прелестная пара! — заключила она и тут же добавила: — Если, конечно, закрыть глаза на младенца. Ну и времена настали! Да случись со мной такое, отец выгнал бы меня из дому, не говоря уж о том, что мои братья сделали бы с несчастным Анри! Ну да бог с вами! Давайте сюда мою правнучку! Чарити, положи мне подушку на колени.

Когда все было готово, Жерар бережно опустил Полин на колени своей бабушки и замер, глядя как костлявые старческие пальцы робко гладят курчавую шапочку смоляных волос на круглой головке малышки. Будто почувствовав важность момента, Полин открыла блестящие глазенки и смело уставилась в склонившееся над ней морщинистое лицо. Старуха ахнула и расплылась в улыбке.

— Ты дьявол, Жерар, — вдруг сказала она. Чарити решила было, что ослышалась, но мадам де Вантомм, похоже, знала, о чем говорит. — Настоящий дьявол, — повторила она, с обожанием глядя на внука. — Но порой ты творишь чудеса.

Она перешла на французский, и Чарити лишь по тону догадывалась, что бабушка спрашивает Жерара о чем-то очень важном. Тот быстро отвечал, то и дело поглядывая на Чарити. Она почувствовала себя неловко и покраснела. К счастью, разговор вскоре вновь повелся на английском. В последний раз покосившись на Жерара, старая дама хитро улыбнулась и откинулась в кресле.

— Пришли ко мне Изабелль, разбойник, — милостиво разрешила она, склоняясь над Полин. — Идите оба отсюда! Дайте мне спокойно пообщаться с правнучкой.

— Что все это значит? — спросила Чарити, едва она и Жерар очутились в коридоре.

— Бабуле приятно лишний раз подчеркнуть, что она здесь хозяйка, — задумчиво протянул Жерар.

— Я не об этом! — отмахнулась Чарити. — Почему она назвала тебя дьяволом?

— Думаешь, она не права? — отшутился Жерар, давая понять, что не намерен обсуждать эту тему.

Чарити насупилась. Видимо, Жерар не считает нужным посвящать ее в свои семейные проблемы. Ничего не скажешь, приятное начало супружеской жизни!

Жерар не позволил молодой жене сполна насладиться своими обидами и поспешно повел ее к гостям.

Вопреки опасениям Чарити, банкет удался на славу. Окруженная всеобщим вниманием, осыпаемая комплиментами и поздравлениями, она быстро позабыла о своих невзгодах. Щеки ее разгорелись, глаза заблестели, и вместо несчастной жертвы неравного брака перед гостями предстала счастливая новобрачная, празднующая самый важный день своей жизни. Поначалу роль давалась Чарити с трудом, но вскоре она так вжилась в образ, что позабыла обо всем.

Казалось, Жерар был больше всех доволен произошедшей переменой. Он ни на шаг не отходил от молодой жены, подкладывал ей лучшие кусочки на тарелку и беспрестанно нашептывал на ушко забавные подробности из жизни того или иного приглашенного. Чарити прыскала, смущенно поглядывая по сторонам, и чувствовала себя на седьмом небе от счастья.

Незаметно спустились сумерки, в бархатном небе бриллиантами вспыхнули первые звезды. Как по команде, зажглись фонари, и лужайка, уставленная столиками, приобрела особую, романтическую прелесть. На какое-то время все притихли, слушая стрекот цикад и далекий, еле слышный рокот ночного прибоя.

И тут откуда-то из глубины сада полилась музыка. Приглашенный оркестр ударил в смычки, наполнив душистый воздух звуками томной мелодии.

Жерар подал руку Чарити и ввел ее в круг танцующих. Какое-то время она смущенно переминалась с ноги на ногу, не сразу уловив ритм незнакомого танца, но вскоре уже весело кружилась вместе со всеми, И только когда настала очередь вальса, Чарити привычно отпрянула, почувствовав на талии руку Жерара.

— Не надо, — неожиданно мягко попросил он, склоняясь к ее лицу. — Зачем портить такой день?

Чарити смутилась и уступила. Двигаясь в такт музыке, она с трудом заставляла себя побороть дурманящее блаженство, разливающееся по телу от близости Жерара. Сложнее всего оказалось сопротивляться желанию обвить руками его шею и найти губами его плотно сжатые губы.

Ну почему мир устроен так несправедливо? — в который раз подумала Чарити, закрывая глаза. Жерар обожает свою бабушку. Он искренне привязался к Полин. Так почему же он не может полюбить меня?!

— Ты самая красивая невеста, которую мне довелось видеть, — услышала она горячий шепот возле самого лица. — Счастлив будет тот, кому ты станешь настоящей женой.

Но я хочу, чтобы это был ты! — хотелось крикнуть Чарити. Я люблю тебя и, кроме тебя, мне не нужен никто на свете! Но разве могла она сказать об этом?

— Жду не дождусь этой минуты! — сладко пропела она, надеясь, что причиняет Жерару не меньшую боль, чем та, от которой разрывалось ее сердце.

Он не успел ответить. Откуда-то из темноты вынырнула приземистая фигура Изабелль. Верная служанка бесцеремонно схватила хозяина за рукав и что-то взволнованно заговорила по-французски. Жерар замер. Руки его упали с талии Чарити и безвольно повисли вдоль тела.

— Что случилось? — встревожилась Чарити. — Что-то с Полин?!

Не удостоив ее ответом, Жерар молча отстранил ее и направился к столику дядюшки Жака. Старик вскочил, отшвырнув стул, и скорбно опустил седую голову. Через минуту он, сгорбившись, прошаркал в центр лужайки, обвел глазами веселящихся гостей.

— Дамы и господа, — глухо сказал он, — у нас большое горе. Анна де Вантомм скончалась. Праздник окончен.

16

Звук открываемой двери вывел Чарити из состояния зыбкой дремоты. Она увидела Жерара, стоящего возле высокого французского окна на веранду. Лунный свет четко обрисовывал его могучую фигуру. Чарити стало мучительно жаль этого большого, сильного человека, на плечи которого свалилось огромное горе.

— Сколько времени? — робко спросила она, давая понять, что не спит.

— Поздно, — не поворачиваясь, бросил Жерар. — Очень поздно. Спи. Я не хотел тебя будить.

— Я и не спала! — осторожно заверила Чарити. — Так, дремала.

Она откинула покрывало и с трудом поднялась с постели. Ноги казались свинцовыми, а тело, измученное усталостью и волнениями долгого дня, отказывалось повиноваться. Хотелось одного — спать.

— Она что-нибудь почувствовала? — тихо спросила Чарити.

— Бабушка скончалась во сне, — сухо ответил Жерар. — С улыбкой на устах.

— Счастливая смерть, — задумчиво произнесла Чарити, подходя ближе. — Говорят, ее заслуживают только очень хорошие люди. Такие, как твоя бабушка.

— Думаешь? — пробормотал Жерар, прижимаясь лбом к холодному стеклу. Голос его еле заметно дрожал.

Этого Чарити уже не могла вынести. Не раздумывая ни секунды, она бросилась к Жерару и, встав на цыпочки, крепко обняла его за плечи, повернула к себе, прижалась щекой к щеке. На какую-то долю секунды он напряженно замер, а потом, к великому облегчению Чарити, привлек ее к себе.

— Ты хорошая, — прошептал он в ее волосы. — И очень мудрая для своих лет.

Чарити вздохнула.

— Возраст здесь ни при чем. Просто я уже пережила подобное.

— Дядюшка Жак сказал, что ты исчезла сразу же после того, как он объявил о кончине бабушки. Тебя искали, но так и не нашли. Где ты была? — спросил Жерар, рассеянно гладя растрепанные волосы Чарити.

— В детской, — призналась она. — Мое платье… оно было так неуместно…

— Можно было переодеться.

— Да ты что? Как я могла? Твоя бабушка столько сил вложила в этот наряд. Если бы ты знал, как она старалась! Да она ни за что не простила бы меня, сними я ее счастливое платье!

— Но рано или поздно это все равно пришлось сделать.

Жерар провел ладонью по васильковому шелковому пеньюару Чарити. Она вздрогнула от неожиданности, почувствовав, уже знакомое напряжение внизу живота. Прикосновение руки Жерара заставляло ее забыть обо всем, кроме настойчивого желания прижаться еще плотнее к его сильному телу. Чарити поспешно отогнала неуместные в момент скорби мысли.

— Я переоделась только после того, как тело бабушки перенесли в часовню, — пояснила она и грустно добавила: — Только не спрашивай почему, я и сама не знаю. Просто почувствовала, что теперь уже можно.

— Я понимаю. Спасибо тебе. Бабуле понравились бы такие проводы.

— Мне тоже так показалось.

Чарити вздохнула, слегка отстраняясь в надежде избавиться от ставшего почти болезненным желания. Ей казалось, что еще минута — и она не выдержит и бросится на шею Жерару.

Но он не позволил ей отдалиться. Чарити затрепетала, почувствовав на талии плотное кольцо его рук, и поспешно отвернулась к окну. Не хватало только, чтобы Жерар прочел ее тайные мысли! Страшно представить, что он о ней подумает! Сейчас ему нужна понимающая подруга, а не похотливая любовница!

— Кстати, теперь тебе не обязательно удочерять Полин, — невпопад ляпнула она, только чтобы нарушить затянувшееся молчание.

— Я, кажется, не давал повода считать себя расчетливым лжецом, — холодно отрезал Жерар. — Мое обещание остается в силе, Чарити. Сразу же после похорон я пошлю в Лондон просьбу об удочерении.

— Я не хотела тебя обидеть! — горячо запротестовала она. — Просто знай, что я пойму, если ты передумаешь.

— Оставим этот разговор.

Но в Чарити словно бес вселился. Она и сама не понимала, кто дергает ее за язык, заставляя городить одну бестактность за другой.

— Зря, выходит, мы затеяли весь этот маскарад со свадьбой! — выпалила она и похолодела от ужаса, осознав, сколь неуместно ее замечание.

— Смотря что считать маскарадом, — неожиданно хрипло выдохнул Жерар.

Удивленно подняв глаза, Чарити наткнулась на пристальный немигающий взгляд Жерара. Ее бросило в жар. Только теперь она поняла, зачем Жерар пришел к ней в комнату, рискуя разбудить и получить очередной нагоняй по поводу отсутствия привычки стучаться.

Я нужна ему. Он меня хочет. Вернее, хочет женщину, чтобы забыть в ее объятиях свое горе, скорбно поправилась Чарити, не сводя глаз с потемневшего лица Жерара.

Впрочем, ей было уже все равно. Самолюбие, гордость, обида — что значат они по сравнению с безумной радостью, наполнившей ее тело? Она наконец-то нужна ему!

И, не раздумывая больше ни секунды, Чарити встала на цыпочки и прильнула к губам Жерара.

— Что бы это значило? — попытался пошутить он, но голос его дрожал и срывался.

— У меня сегодня брачная ночь, — напомнила Чарити, удивляясь собственной смелости. — Я хочу тебя! — И попросила, щадя его гордость: — Ты ведь согласен, правда? Пожалуйста…

Она знала, что не переживет, если Жерар сейчас отвергнет ее, и со страхом ждала приговора. Но Жерар не сказал ни слова. Неразборчиво пробормотав что-то сквозь зубы, он крепко привлек Чарити к себе и завладел ее губами.

В призрачном лунном свете, льющемся сквозь окно, он с торопливой жадностью ласкал послушное тело Чарити, едва прикрытое распахнувшимся пеньюаром. Потом резко оттолкнул ее и принялся яростно раздеваться.

Дрожащая, растерянная, Чарити молча смотрела на него. Она уже видела, что Жерар презирает себя за слабость. Понимала, что в такой ситуации уважающая себя женщина должна молча собрать вещи и уйти прочь. Но Чарити не могла сделать этого. Ноги ее словно приросли к полу, а глаза неотступно следили за тем, как белая сорочка Жерара летит на ковер вслед за смокингом. Наконец, оставшись только в брюках, Жерар повернулся к Чарити.

— Ты… не закончил, — неуверенно прошептала она.

— Потом! — рявкнул Жерар и, легко, словно пушинку, подхватив ее на руки, опрокинул на кровать.

Он принялся страстно осыпать поцелуями лицо, шею и грудь Чарити. Видимо, на этот раз Жерар решил сделать все возможное, чтобы вознести молодую жену на небеса. Чарити извивалась всем телом, зарываясь лицом в густые завитки волос на широкой груди Жерара. Вскоре она была уже настолько распалена, что не могла ждать. Широко раздвинув ноги, Чарити бессвязно умоляла Жерара не медлить. Она просила его поскорее начать, но он только сильнее распалял ее страсть, не позволяя достичь разрядки.

Наконец он обнажился полностью. Чарити с облегчением вздохнула, но Жерар молча подмял ее под себя и вновь принялся ласкать ее сочащееся влагой лоно, пока она не закричала. Тогда-то он с ликованием вошел в нее. Чарити изогнулась и с громким криком провалилась в бездну долгожданного наслаждения.

Потом они сидели друг напротив друга в кухне и пили остывший кофе. Было так тихо, что Чарити казалось, будто она слышит тоскливый стук собственного сердца. Похоже, на этот раз все действительно было ошибкой.

— Не говори ничего! — резко попросила она, не поднимая головы от кружки.

Лицо ее казалось бледнее обычного, всклокоченные волосы прядками падали на плечи, укутанные в огромное махровое полотенце.

Жерар, напротив, был полностью одет и выглядел превосходно. Чарити неприязненно нахмурилась, вспомнив, как сразу же после кульминации он молча встал с постели и ушел в свою комнату принимать душ и переодеваться. Как будто после сеанса с проституткой! — подумала она, сморщившись от боли.

— Прости? — Жерар непонимающе приподнял брови.

— Молчи! — прошипела Чарити, содрогаясь от отвращения к себе.

Жерар пожал плечами и промолчал, уткнувшись в свою чашку. Приглядевшись, Чарити заметила черные тени, залегшие под его покрасневшими от бессонной ночи глазами, и резкие морщинки по обе стороны рта. Ей стало стыдно, жалость захлестнула сердце. Чарити захотелось сказать Жерару что-нибудь ободряющее и…

— У тебя есть любовница? — услышала она собственный дрожащий голосок.

— Что? — не сразу понял Жерар, оторвавшись от чашки.

— Жаклин сказала мне, что у тебя есть любовница. Я давно хотела тебя спросить, но… закрутилась и забыла.

Жерар нахмурился.

— Жаклин? Когда она сказала тебе это?

— Когда праздновали помолвку, — нетерпеливо пояснила Чарити. — Она даже показала мне нескольких женщин и предложила угадать…

Чарити осеклась, заметив, как угрожающе изменилось выражение лица Жерара.

— У меня нет никакой любовницы, — очень серьезно ответил он. — Неужели ты допускаешь, что я мог бы лгать тебе? Жаклин просто хотела причинить тебе боль. Она не привыкла проигрывать и хотела взять реванш.

— Наверное. — Чарити кивнула, выругав себя последними словами за идиотскую доверчивость, едва не доведшую до беды. — И, тем не менее, я перед ней действительно виновата.

— Ты? — Жерар поперхнулся кофе. — С какой стати?

— Ну, она тебя любит, а ты опять переспал со мной!

Он поморщился.

— Что за вульгарные выражения? Мне казалось, мы занимались любовью.

— Это была не любовь! — взорвалась Чарити. — Не смей употреблять это слово! Мы занимались сексом! Точно так же, как на прошлой неделе. А п-потом, — заикаясь от волнения, крикнула она, — ты ушел! Опять ушел, и я почувствовала себя опозоренной! — Чарити уронила голову на руки и глухо закончила? — Ты унизил меня, как и на прошлой неделе.

— Чарити, — Жерар тяжело вздохнул, — поверь, я не хотел причинить тебе боль. Я привык так поступать. Мне и в голову не пришло, что я могу этим тебя обидеть!

— То есть… ты всегда так ведешь себя с женщинами?

— Да, — помолчав, ответил Жерар. — Я всегда ухожу сразу же после того, как все закончено.

Чарити вздрогнула. Значит, я для него не больше, чем очередная женщина. Он не испытывает ко мне ничего такого, что заставило бы изменить привычкам. Видимо, мадам де Вантомм была права — покойная жена навсегда останется единственной женщиной в жизни Жерара. Вот почему он так презирал себя за то, что изменил своей Лоре, поддавшись желанию обладать Чарити Уилкс!

— Убирайся к черту! — прошептала Чарити, вскакивая на ноги.

Не помня себя от отчаяния, она выскочила за дверь и понеслась по коридору. Заливаясь слезами, влетела в спальню, рухнула на постель и громко разрыдалась.

— Чарити… — раздался над ней испуганный голос Жерара.

— Убирайся к черту! — крикнула она, содрогаясь от рыданий.

— Ради бога перестань! — умоляюще прошептал Жерар, и Чарити невольно открыла глаза, потрясенная болью и растерянностью, звучащими в его голосе. Не говоря ни слова, Жерар подхватил ее на руки и крепко прижал к груди. — Ну хватит, хватит, — зашептал он, укачивая ее, будто малого ребенка. — Сколько же ты будешь плакать?

— Пусти! — взмолилась Чарити, безуспешно пытаясь вырваться. — Пожалуйста, пусти меня!

Вместо ответа он принялся целовать ее мокрые голубые глаза и соленые щеки. Все еще всхлипывая, Чарити обхватила его за шею и нетерпеливо подставила распухшие губы. Жерар хрипло рассмеялся и закрыл их поцелуем.

— Плакса, — нежно шепнул он. — Стыдись! Ты плачешь гораздо чаще, чем Полин.

Чарити зажмурилась, успев подумать, что, похоже, Жерар опять не оставил ей выхода. На губах его чувствовался соленый привкус ее слез, это придавало поцелую какую-то мучительную сладость. Желание проснулось так быстро, что Чарити даже не успела удивиться. Жерар сдернул с нее полотенце, и она торопливо увлекла его на постель. Тело Чарити послушно плавилось в умелых руках Жерара, подчиняясь заданному им ритму.

— Жерар! — закричала Чарити, и он зарычал от удовольствия.

Никогда прежде он не брал ее так яростно и самозабвенно, как в этот раз. Содрогаясь от его неистовых толчков, Чарити громко стонала, а когда ослепительное блаженство затопило ее, забилась в сладких судорогах оргазма.

Когда она открыла глаза, то поразилась наступившей тишине. Жерар, видимо, снова ушел к себе, грустно подумала Чарити, поворачиваясь на бок.

— Я здесь, — раздался совсем рядом такой знакомый хриплый голос.

— Почему ты не ушел? — не веря своему счастью, прошептала Чарити.

— Ты открыла мне глаза, — просто ответил Жерар. — Я слишком привык к одиночеству. Мне казалось недостойной слабостью обнаруживать свои чувства. Но появилась ты — и не оставила от моей обороны камня на камне. Я так хочу тебя, Чарити! — Он нашел в темноте ее руку и поднес к губам. — Я хочу остаться с тобой, и, будь я проклят, если когда-нибудь смогу тебя покинуть!

Горячие слезы брызнули из глаз Чарити, но теперь она не стыдилась их.

— Почему ты молчишь? — спросил Жерар.

Что она могла сказать? Что безумно влюблена и безмерно счастлива? Но разве Жерар признался ей в любви? Нет, он говорил только о желании. Кто знает, насколько прочным может оказаться союз, основанный на такой зыбкой основе, как безмерная любовь женщины и животная страсть мужчины? Как долго фиктивная миссис де Вантомм сможет удержать возле себя господина де Вантомма? Но когда будущее туманно, приходится сильнее ценить настоящее!

— Хочу в постель, — промурлыкала Чарити. — К тебе, — уточнила она, сполна насладившись недоумением Жерара. — Хочу спать с тобой всю ночь и проснуться в одной постели!

— И это все?

— Не знаю, — честно призналась Чарити. — А ты чего хочешь?

— Тебя, — просто ответил Жерар.

17

Никому не дано постичь природу смерти, грустно думала Чарити, когда они с Жераром вернулись с похорон мадам де Вантомм. Порой она отдаляет людей друг от друга, безжалостно разрушая казавшуюся незыблемой привязанность, а временами совершенно неожиданно сближает непримиримых противников.

После смерти отца Чарити с матерью растеряли всех друзей, которых знали на протяжении многих лет. Зато сегодня, стоило Чарити увидеть, как холодная неприступная Жаклин отчаянно разрыдалась, упав на гроб Анны де Вантомм, от былой неприязни к коварной интриганке не осталось и следа. Не помня себя, Чарити подбежала к безутешной красавице, крепко обняла ее — и они дружно расплакались, не стыдясь своих слез.

— Ты была очень добра к Жаклин, — заметил Жерар, развязывая черный галстук. — Простила ее?

— Ну конечно! — горячо заверила Чарити. — Я и не знала, что она была так привязана к бабушке.

— Жаклин много лет была членом нашей семьи, — серьезно пояснил Жерар. — Мы все любили и любим ее, хотя порой это бывает непросто.

— А почему тебя хотели на ней женить? Чтобы ты продолжал заботиться о ней?

— После смерти моего брата она унаследовала большой капитал и солидную недвижимость. Было бы логично сохранить это имущество во владении семьи. Де Вантоммы не любят распылять свою империю, — объяснил Жерар, возясь с непослушными запонками.

— Ты невыносимо циничен! — Чарити поморщилась, с обожанием глядя на его смуглое лицо. Как все-таки хорошо, что он никогда не был влюблен в свою прекрасную невестку! — Но она-то наверняка думала не о капитале, а о тебе! Иначе зачем ей выходить за тебя замуж?

— Жаклин никогда не любила меня, — отрезал Жерар. — Сомневаюсь, что она вообще любила кого-нибудь, кроме себя. Даже своего мужа. Просто она хорошо умеет считать и знает, какие выгоды сулит брак со мной. Шутка ли, вновь получить доступ к богатствам де Вантоммов!

— Ты невозможен! Молчи, пока я не рассердилась, — пригрозила Чарити.

— У тебя еще есть время заняться моим воспитанием.

И Жерар поцеловал ее, давая понять, что разговор окончен.

Чарити со вздохом уступила. Единственным, что омрачало безмятежное счастье этих дней, было пугающее ощущение, что она стремительно теряет голову, все сильнее влюбляясь в Жерара. Ей становилось все труднее скрывать свои чувства. Попробуй держаться корректно, когда и минута, проведенная вдали от любимого, кажется вечностью!

Последующие несколько недель после похорон превратились для Чарити в непрекращающийся праздник. Теперь у них с Жераром была одна спальня на двоих. И одна на двоих жизнь. Они делили постель. Они проводили вместе ночи и почти не расставались днем. Все было так прекрасно, что Чарити порой с замиранием сердца думала о том, что их брак, пожалуй, самый что ни на есть настоящий. Впрочем, она суеверно гнала эти мысли, боясь сглазить свое счастье.

Когда ей, наконец, сняли гипс, она отпраздновала это событие грандиозным прыжком в бассейн. С разбегу и в одежде. С хохотом вынырнула, призывно помахала рукой снисходительно улыбавшемуся Жерару. Ну что поделать, если Чарити уже давно мечтала совершить на его глазах какое-нибудь маленькое безумство?

Жерар, как и обещал, подал документы на удочерение Полин, органы опеки не возражали.

Никогда еще Чарити не была так счастлива, как в эти дни. У нее был любовник. У нее был муж. У нее была сестра — и приемная дочь одновременно. Она была рядом с человеком, которого обожала. Все было так прекрасно, что казалось сном. И лишь память о пережитых несчастьях порой настойчиво предупреждала Чарити о том, что за любой радостью неизбежно следует беда.

Однажды вечером Жерар сообщил, что ему вскоре предстоит деловая поездка в Париж.

— Поедешь со мной? — предложил он.

— А можно? — не веря своим ушам, переспросила Чарити.

Она никак не могла привыкнуть к тому, с какой легкостью теперь решались все самые сложные вопросы. Париж! Столица любви. Сколько раз Чарити мечтала пройтись по его прекрасным улицам, прогуляться по бульварам, выпить кофе в каком-нибудь симпатичном открытом кафе под каштанами. Как чудесно будет поехать туда вместе с самым прекрасным в мире мужчиной — мужчиной ее жизни!

— А тетя? Она тоже поедет с нами? — беспечно спросила Чарити, прикидывая, какие наряды возьмет в столицу европейской моды.

— Я больше не желаю слышать о твоей тетке! — неожиданно грубо рявкнул Жерар.

Чарити так и застыла с разинутым ртом. За последние дни она успела отвыкнуть от его резкого тона.

— С какой стати?! — взвилась она, чувствуя себя незаслуженно оскорбленной. — Что вообще ты себе позволяешь?! Почему ты не разрешаешь мне видеться с тетей? Неужели не понимаешь, что для меня и Полин она единственная родственница? Ну да, Бренда, конечно, не сахар, но все равно…

— Вопрос закрыт, — угрожающе предупредил Жерар, утыкаясь в газету.

— Ах так! — Чарити задохнулась от злости. — Тогда… тогда я не поеду в Париж, вот! — пригрозила она и тут же раскаялась в своих поспешных словах.

В самом деле, взрослой замужней женщине не пристало вести себя как капризной девчонке! Однако слово, как говорится, не воробей…

Если Чарити и рассчитывала испугать Жерара своей глупой угрозой, то вскоре убедилась в том, что с ним такие номера не проходят. Он молча принял к сведению ее слова и до самого дня отъезда вел себя как ни в чем не бывало.

А потом просто собрал вещи, поцеловал Чарити на прощание, попросил быть умницей — и уехал. Вот тут-то она разозлилась по-настоящему. Неужели он не мог хоть раз уступить? — с горечью думала Чарити, как потерянная бродя по опустевшему дому. Назло Жерару она нарушила его строгий запрет и позвонила тете Бренде в Лондон. К телефону никто не подошел, и Чарити снова выругала себя за глупость. Как тетка могла быть в Лондоне, если Жерар в Париже? Она наверняка сопровождает его.

Несколько дней без Жерара показались ей вечностью. Когда он, наконец, вернулся, Чарити, позабыв все обиды, с визгом бросилась ему навстречу и повисла на шее. Весь день она прыгала вокруг своего кумира, с обожанием заглядывая ему в глаза, как истосковавшаяся по хозяину собачонка. Жерар, похоже, был растроган и тоже очень рад встрече.

Так проходили недели. Полин росла очень быстро, меняясь с каждым днем. Больше всего она полюбила лежать в саду на расстеленном одеяльце, рассеянно посасывая палец ноги и глядя в синее небо внимательными черными глазками. Жерар и Чарити не могли нарадоваться на свою любимицу. Как и предсказывал Жерар, средиземноморское солнце превратило Полин в настоящую южанку — смуглую, крепкую и веселую.

Получив из Лондона документы, удостоверяющие факт того, что Полин Уилкс окончательно и бесповоротно стала Полин де Вантомм, молодые родители решили отметить это событие настоящим банкетом. Жерар заказал столик в самом дорогом ресторане Ниццы.

Когда Чарити в длинном вечернем платье с оголенной спиной чинно входила в зал, опираясь на руку мужа, безукоризненно элегантного в черном смокинге, ей казалось, будто она ступает по облакам. Разве может человек быть так счастлив?

Они засиделись до поздней ночи. Еда была превосходной, белое вино слегка туманило голову, и Чарити едва не проговорилась Жерару о том, что занимало ее в последние несколько дней. В самый последний момент она все же заставила себя промолчать. Будет лучше, если Жерар узнает обо всем тогда, когда ее подозрения превратятся в твердую уверенность. Чарити зажмурилась и сладко вздохнула, представив, как поразится Жерар, когда узнает, что у Полин, возможно, скоро появится братик. Или сестренка.

Словом, жизнь была прекрасна, и ничто не предвещало беды. А она, как известно, всегда подкрадывается неожиданно.

Это случилось жарким утром. Жерар поехал по делам в Ниццу, Чарити напросилась с ним. Ей нужно было заглянуть в аптеку и пройтись по магазинам, потом Пьер отвез бы ее домой, а позже вернулся за хозяином. У банка Жерар вышел, поцеловал жену и поручил ее попечению шофера.

— Ты сделала его таким счастливым, — доверительно заметил Пьер, когда машина тронулась в направлении торгового центра. — Я очень давно не видел его таким молодым и сияющим. Раньше он все больше грустил.

Чарити замерла, без труда прочитав в бесхитростном признании шофера намек на трагедию, пережитую Жераром после смерти Лоры. Как всегда при мысли об этой женщине, сердце ее заныло от бессильной ревности. Неужели Жерар никогда больше не сможет полюбить? Неужели его сердце навсегда принадлежит этой удивительной женщине, так рано ушедшей из жизни?

Прекрати себя жалеть! — приказала себе Чарити. Ты жива, ты вместе с Жераром, и с тобой он счастлив! У нас все еще впереди! Как ни странно, ей сразу стало легче. Солнце слепило глаза, в воздухе пахло морем, а в двадцать один год проще простого поверить в то, что вскоре все изменится к лучшему.

Чарити отпустила шофера, договорившись встретиться часа через три, и отправилась по магазинам. Когда через час она выходила из аптеки, бережно сжимая в руке пакетик с единственной покупкой, то лицом к лицу столкнулась с тетей Брендой.

— Тетя! — радостно воскликнула Чарити. Тетка медленно подняла голову, посмотрела куда-то мимо Чарити и снова отвернулась.

— Тетя Бренда! — повторила Чарити, хватая ее за рукав. — Вы меня не узнаете? Да это же я, Чарити!

Тетка неприязненно окинула ледяным взглядом легкий льняной костюм племянницы, задержалась на золотистом топике и скептически поджала губы, безошибочно оценив, в какую кругленькую сумму обошлась эта неброская простота.

— Незачем так орать, — нехотя разлепила она ярко накрашенные губы. — Я тебя сразу узнала.

Она даже не пыталась скрыть, что не рада встрече. Чарити изумленно захлопала глазами. Неужели тетка не хочет даже поздравить ее с замужеством? Что все это значит? И почему Жерар даже не сказал ей, что тетка в Ницце? Как он посмел скрыть от нее это?! Нет, в его отношении к тете Бренде поистине есть что-то загадочное!

— Ну что ты на меня уставилась? — холодно поинтересовалась тетка. — Не терпится похвастаться своими успехами? Что ж, прими поздравления! Только не надо изображать счастливую супругу! И я, и ты прекрасно знаем, что представляет собой твой так называемый брак! Что ж… На твоем месте любой выбрал бы сытую жизнь и богатенького покровителя. А что до небольшого обмана — то с кем, как говорится, не бывает!

— О чем ты? — непонимающе переспросила Чарити. — Да нет тут никакого обмана, тетя! Мы обвенчались, а совсем недавно удочерили Полин. Честное слово, я очень люблю Жерара, и, вовсе не из-за его денег! Неужели ты мне не веришь?

— И ты еще можешь говорить о любви, бедняжка?

Бренда сочувственно покачала головой. Глаза ее холодно блеснули. Видимо, она только что приняла какое-то важное решение и теперь собиралась во что бы то ни стало воплотить его в жизнь.

— Кажется, ты и в самом деле ничего не знаешь! Мне жаль тебя, дорогая. Такие люди, как Жерар де Вантомм, превосходно манипулируют чувствами других, оставаясь холодными как лед. Это бизнес, моя дорогая, и не надо примешивать сюда глупые сантименты.

— Прекрати! — резко попросила Чарити. Она не собиралась позволять этой чопорной, бессердечной женщине чернить Жерара. — Как ты можешь так говорить? Ведь, кроме меня и Полин, у тебя больше нет никаких родственников. Я думала, ты будешь рада за нас. Я хотела, чтобы ты приехала к нам погостить. Разве Жерар не пригласил тебя? Ты же работаешь на него, я думала…

— Я?! — визгливо воскликнула Бренда, меняясь в лице. — Что ты сказала? Я никогда не работала на этого мерзавца, заруби себе на носу! Это он сказал тебе такую глупость?

Чарити озадаченно уставилась на тетку. В самом деле, сейчас она отчетливо вспомнила, что ни Жерар, ни тетя Бренда никогда определенно не говорили ей о своей совместной работе. Были какие-то туманные фразы, которые можно понять так, а можно этак. Кажется, она сама почему-то приняла Жерара за теткиного босса, а он по каким-то причинам не стал возражать. Но почему? И откуда тогда он вообще ее знает?

— Теперь я вижу, что этот человек окончательно вскружил тебе голову, — сочувственно протянула Бренда, но в глазах ее промелькнуло плохо скрытое злорадство. — Я не могу позволить, чтобы этот негодяй безжалостно играл чувствами моей любимой племянницы. Пойдем выпьем по чашечке кофе, и я расскажу тебе всю правду. Вначале я хотела пощадить тебя, но это было бы слишком жестоко. Допускаю, что причиню тебе боль, но ради твоего же блага, Чарити! Ведь с самого начала ты была пешкой в игре этого расчетливого француза. Неужели ты не поняла, что ему нужна была только Полин, а не ты?

Чарити почувствовала, как земля уходит из-под ее ног. Она медленно, как загипнотизированная, двинулась вслед за тетей Брендой к столику уличного кафе.

Пьер появился в условленном месте в точно назначенное время. Увидев медленно бредущую к машине Чарити, он поразился произошедшей в ней перемене. Три часа назад из его машины выпорхнула веселая молодая женщина с искрящимися глазами и с ослепительной счастливой улыбкой. Сейчас к нему молча подошла незнакомка, которой можно было дать лет сорок. Не ответив на приветствие Пьера, Чарити как подкошенная рухнула на заднее сиденье и закрыла глаза. Лицо ее напоминало застывшую маску.

— Что случилось? — встревожился Пьер.

— Все в порядке, — еле слышно прошелестела Чарити, не поднимая век. — Немножко разболелась голова. Скоро пройдет.

Больше за всю дорогу она не произнесла ни слова. Пьер искоса поглядывал на нее в зеркальце, но Чарити так и не открыла глаз. Не на шутку встревоженный, он высадил ее возле виллы и немедленно связался с Жераром.

Очутившись в своей спальне, Чарити решительно прошла в ванную и с отвращением сняла с себя дорогой летний костюм. Потом сбросила туфли, босиком прошлепала в гардеробную и переоделась в свои старые вещи, которые сентиментально хранила на самой дальней полке в память о прежней жизни. Теперь, кажется, ей суждено вернуться туда, откуда она пришла. Захлопнув дверь гардеробной, Чарити вышла в спальню и принялась укладывать вещи.

Когда через полчаса Жерар вбежал в спальню, он увидел жену стоящей на коленях у кровати. На Чарити были старенькие джинсы и черная футболка, которые он помнил по Лондону. На покрывале лежала аккуратно сложенная кучка одежды. Жерар сразу увидел, что там нет ни одной вещи, приобретенной им.

— Я сложила драгоценности в шкатулку, — бесцветным голосом сообщила Чарити, не поднимая головы. — Можешь пересчитать, все на месте.

— В чем дело?! — резко спросил Жерар.

— Разве ты не видишь? — Чарити пожала плечами. — Я ухожу.

— Почему?

Хороший вопрос, скорбно подумала Чарити, стискивая зубы. Она не ответила, боясь, разрыдаться. Не хватало только, чтобы этот хладнокровный негодяй еще раз насладился зрелищем ее слез! Чарити смутно подозревала, что Жерару явно не поздоровится, если боль и обида, переполняющие ее сердце, вырвутся на свободу.

— Что-то случилось в Ницце? — продолжал допрашивать Жерар, теряясь в догадках. — Ты кого-то встретила?

Он нервно мерил шагами спальню. Чарити видела, как сжимаются и разжимаются его кулаки.

— Жаклин? — Жерар повернул к ней искаженное гневом лицо. — Отвечай, это опять Жаклин? Неужели она посмела расстроить тебя?

Попробуй еще разок! — саркастически подумала Чарити, молча снимая с каминной полки фотографию матери.

— Чарити. — Жерар осторожно коснулся ее плеча. — Пожалуйста, не мучай меня.

Это оказалось последней каплей. Отпрянув, Чарити что было силы залепила ему пощечину.

— Не смей ко мне прикасаться! — в бешенстве крикнула она, занося руку для нового удара, — и осеклась, увидев, как Жерар изумленно прижимает ладонь к горящей щеке. Черт возьми, до каких пор этот мужчина будет иметь неодолимую власть над ее чувствами?! — Ты мне лгал! — заорала Чарити, заглушая слабый голос раскаяния. — Все было ложью — все, с самого первого дня! Ты…

Она махнула рукой, не в силах справиться с комом в горле. Молча отвернулась, подошла к постели и положила фотографию матери поверх сложенных вещей.

— Ты встретила свою тетку! — догадался Жерар. — Черт возьми, я должен был предположить, что у нее хватит наглости попытаться увидеть тебя!

Чарити не ответила — вспышка ярости угасла, уступив место тяжелому безразличию. Все кончено… Все навсегда кончено…

— Что она тебе сказала? — осторожно спросил Жерар.

Чарити невольно улыбнулась, уловив в его голосе боязливые нотки человека, рискующего навлечь на себя новые неприятности, по сравнению с которыми пощечина покажется детской шалостью.

— Правду! — холодно отрезала она и с болью спросила: — Как ты мог, Жерар? Зачем ты играл моими чувствами, использовал меня? Неужели не мог сразу сказать всю правду?

Жерар тяжело вздохнул, отнял ладонь от щеки, и Чарити невольно поёжилась, увидев на ней отпечаток своей пятерни.

— Я не мог рисковать, — признался он. — Слишком многое было поставлено на карту.

— Ты с самого начала решил отнять у меня Полин.

Чарити с горечью покачала головой.

— Тетка рассказала тебе о моем брате и твоей матери? Теперь ты знаешь, кто отец Полин? — устало спросил Жерар.

— А ты с самого начала знал про мою маму? — вопросом на вопрос ответила Чарити.

— Себастьян сказал мне, что влюбился, — Жерар не решался поднять на нее глаза, — но не называл имени. Я ничего не знал о ребенке до тех пор, пока не оказался в Лондоне. Твоя тетка явилась ко мне в офис и выложила всю правду.

— Опять врешь? — Чарити презрительно прищурилась. — Это ты разыскал тетю Бренду и предложил ей деньги за участие в твоем мерзком спектакле! Ты с самого начала хотел заполучить Полин, поэтому и прилетел в Лондон. А потом решил подкупить мою тетку…

— Это Бренда тебе наплела? — Жерар приподнял темные брови. — Очень на нее похоже. — В его голосе слышалось усталое равнодушие человека, считающего ниже своего достоинства опровергать грязный навет. — Ты вправе сама решать, кому верить, но для начала выслушай меня. Твоя тетка заявилась ко мне в офис и потребовала принять ее по очень важному вопросу. Оставшись со мной с глазу на глаз, она заявила, что у любовницы моего брата родилась дочь, и потребовала денег. Но вовсе не за Полин, нет. У твоей тетки и в мыслях не было предлагать мне ребенка! Она хотела денег за молчание.

— За ч-чье молчание? — Чарити непонимающе захлопала глазами.

— За твое, — коротко ответил Жерар. — Бренда заявила, что любовница моего брата требует большую сумму денег в обмен на свое молчание, а в противном случае, дескать, грозится раззвонить во всех газетах о любовных похождениях представителя клана де Вантомм.

— Что ты несешь! — негодующе одернула его Чарити, презирая себя за то, что едва не поверила ему. — Мог бы придумать что-нибудь поумнее! Моя мама умерла, как она могла чего-то требовать?

— А кто говорит о твоей маме? — Жерар пожал плечами. — Бренда имела в виду тебя. Она вызвалась стать посредницей между мною и своей жадной маленькой племянницей, требующей солидный куш.

— Я-я? — заикаясь от волнения выдавила Чарити. — Она сказала, что я была любовницей твоего брата?

— Так точно. — Жерар с жалостью посмотрел на нее. — И что ты твердо намерена устроить скандал в случае моего отказа.

— Да как же ты посмел подумать обо мне такие гадости?! — возмутилась Чарити. Лицо ее покрылось красными пятнами.

— Но я же совсем не знал тебя тогда, — мягко напомнил Жерар. — Я поверил Бренде. Думал, что ты обычная жадная интриганка.

Чарити обессиленно опустилась на краешек кровати. Как ни ужасны были слова Жерара, она чувствовала, что он говорит правду. Так вот почему он был уверен, что Полин ее дочь!

— Я принципиально не принимаю условия вымогателей, — устало продолжал Жерар, устремляя потемневший взгляд в окно. — Но тут согласился. Ты же знаешь, бабушка была при смерти. Страшно подумать, что было бы с ней, попади скандальная новость в газеты! Я не мог позволить какой-то жадной английской девчонке омрачить последние дни бабули. Но у меня тут же возник другой план. Бабуля горько сожалела, что ни у меня, ни у Себастьяна нет детей. Она страстно мечтала дождаться правнуков. Мы все понимали, что этим мечтам не суждено сбыться. И тут появляется Бренда и сообщает, что у Себастьяна есть дочь. Неудивительно, что в первую минуту твоя мерзкая тетка показалась мне ангелом, посланным Провидением. Можешь представить, что я тогда почувствовал?

Чарити кивнула. История, рассказанная тетей Брендой в кафе, предстала в совершенно ином свете. Выходит, тетка ловко обманывала их обоих — и ее, и Жерара. И все ради того, чтобы получить побольше денег. Чарити стало мучительно стыдно.

— Когда я сказал, что хочу забрать Полин, Бренда мигом согласилась. Она заверила меня, что за щедрое вознаграждение ее алчная племянница с радостью избавится от ставшего обузой ребенка.

Чарити задохнулась от возмущения. Так вот, оказывается, что думал о ней Жерар, пока случайность не свела их лицом к лицу! Она брезгливо передернула плечами. Сколько же лжи, алчности и грязи скрывалось за вполне благопристойным фасадом их брака! И сумеют ли они когда-нибудь выбраться из этого кошмара?

— Выходит, я весьма кстати попала под колеса. — Чарити невесело усмехнулась.

Жерар кивнул.

— Выходит. Твоя тетка едва не лопнула от злости, когда увидела, как ее план рушится на глазах: Она ведь не зря старалась не допустить нашей встречи, постоянно придумывала разные предлоги, настаивала, чтобы все делалось исключительно при ее посредничестве. И вдруг все пошло прахом! Волей случая я оказался в твоей квартире и своими глазами увидел, в каких условиях живет «алчная вымогательница». Мне хватило нескольких минут, чтобы понять, что меня пытались водить за нос. С первого взгляда было видно, что ты обожаешь Полин и ни за что не захочешь с ней расстаться. А когда я узнал, что она тебе никакая не дочь, а сестра…

Жерар скрипнул зубами.

— Ты сказал бабушке правду о Полин? — осторожно спросила Чарити, чувствуя острую жалость к этому сильному, доброму человеку, потерянно устремившему усталый взгляд в открытое окно. Она думала, что ее безжалостно обманывали, а оказалось, что Жерар был такой же жертвой чужой лжи, как и она сама.

— Она сразу догадалась, — после долгого молчания ответил Жерар, осторожно покосившись на Чарити.

— Так вот почему она назвала тебя дьяволом! — Чарити обрадовалась, что еще одной загадкой стало меньше. Она и так смертельно устала от лжи и недомолвок! Осталось выяснить только последний вопрос. — Ты заплатил тете Бренде за то, чтобы она держалась от меня подальше? — строго спросила Чарити, заранее зная ответ.

— Конечно. Она обещала навсегда исчезнуть из нашей жизни, но сегодня утром посмела явиться ко мне в офис. Видишь ли, грязные деньги не принесли ей счастья — она потеряла все, неудачно купив акции какой-то нефтяной компании. Оказавшись на мели, она решила шантажировать меня. Я ее, выгнал. Вот почему она излила свою желчь на тебя.

— И правильно сделала, — угрюмо заявила Чарити. — Ты давно должен был рассказать мне правду.

— Я собирался, — признался Жерар, оборачиваясь к ней, — но боялся обидеть тебя. Поверь, Чарити, меньше всего на свете я хотел причинить тебе боль. Неужели ты еще не поняла, как я дорожу тобой?

— Когда кем-то дорожат, то не плетут вокруг него интриги, — назидательно изрекла Чарити, не желая сдаваться.

Уж не думает ли Жерар, что она так быстро простит ему все эти коварные происки за ее спиной?!

— Не уходи, — попросил Жерар, не сводя глаз с ее угрюмого лица. — Твоя тетка проиграла и решила напоследок сломать нам жизнь. Неужели ты позволишь ей сделать это?

— Я совсем запуталась, — пробормотала Чарити, чувствуя, что он снова не оставляет ей выбора. До каких пор этот мужчина будет с легкостью одерживать над ней победу за победой? — Мне нужно хорошенько подумать!

— Конечно! — обрадовался Жерар, и в голосе его прозвучали знакомые уверенные нотки. — Я тебя не тороплю.

Он повернулся, чтобы уйти, но на полпути к двери остановился. Потом медленно наклонился и поднял с пола какой-то небольшой предмет. Сквозь застилающие глаза слезы, Чарити не могла разглядеть, что это такое, но по искаженному лицу Жерара догадалась: произошло нечто ужасное. В панике вскочив на ноги, она бросилась к мужу и заглянула ему через плечо. Черт возьми! Как она могла выронить?!

— Зачем ты это купила? — спросил Жерар, и голос его не предвещал ничего хорошего.

Чарити невольно втянула голову в плечи, увидев искаженное бешенством лицо супруга.

— Отдай, — смущенно пролепетала она, протягивая руку за злосчастным тестом на беременность, купленным утром в аптеке.

— Я спрашиваю, какого черта ты притащила в дом эту дрянь?! — взревел Жерар, не сводя пылающих глаз с ее испуганного лица.

— Я… я собиралась сказать тебе, — глотая слезы, выдавила Чарити, решив, что Жерар злится из-за того, что она не сообщила ему о своих подозрениях. — Я бы сразу сказала, как только убедилась бы, — заверила она, делая осторожный шажок в сторону.

— Убирайся вон из моего дома! — рявкнул Жерар, поворачиваясь спиной. — Чтобы через час духу твоего здесь не было! Видеть тебя не желаю!

— Н-но п-почему?! — в отчаянии воскликнула Чарити, чувствуя, что сходит с ума. — Почему ты так себя ведешь? Были определенные признаки, и я решила убедиться… Что тебя удивляет? Мы же ни р-разу не п-предохранялись, и вполне естественно… Я не собиралась тебе врать!

— Моя жена каждый месяц совала мне под нос эти чертовы тесты! И каждый месяц с горечью убеждалась, что все без изменений! — с побелевшим от гнева лицом гремел Жерар. — Эта пытка длилась все несколько лет нашего кошмарного брака! С меня довольно! Что ты на меня так смотришь? Да, я бесплоден! У меня никогда не будет детей! Довольна? А теперь убирайся к черту!

— Но мне кажется, я беременна! — умоляюще прошептала Чарити, чувствуя, что ноги начинают противно дрожать от страха.

Жерар скривился.

— Лора говорила то же самое! Каждый месяц. А потом рыдала и сетовала на свою судьбу.

— Но у меня все не так, — прошептала Чарити и съёжилась под презрительным взглядом Жерара. — Я люблю тебя! — внезапно крикнула она, наконец отыскав самый главный довод. — Я никогда не стала бы играть твоими чувствами. Поверь, Жерар, я не шучу!

— Да как ты смеешь намекать на то, что Лора меня не любила?! — взорвался он, не обращая внимания на то, как мучительно побелело ее лицо. Он был в такой ярости, что не собирался щадить чувства Чарити. — Да она боготворила землю, по которой я ходил! Она жила для меня! Я был для нее всем! А потом покончила с собой. Из-за меня. Я убил ее!

— Я не верю, — прошептала Чарити, — не верю… Ты говоришь ужасные вещи, ты…

— Придется поверить! — холодно бросил Жерар. — Лора была не в силах смириться с тем, что никогда не сможет подарить мне ребенка. Это была моя вина, но Лора не оставляла надежду. Месяц за месяцем в моей спальне появлялись эти ужасные тесты, кричащие о моем позорном бесплодии. Я не позволю тебе вновь превратить мою жизнь в кошмар. Прощай. Надеюсь больше никогда тебя не увидеть! — бросил он напоследок и с грохотом захлопнул за собой дверь.

18

Казалось, прошла целая вечность, пока наконец машина Жерара не показалась в начале подъездной аллеи. Превратившись в неподвижную статую, Чарити более полутора часов сидела на веранде, ожидая его возвращения.

— Ты все еще здесь? — вместо приветствия бросил Жерар, направляясь мимо нее к лестнице.

— Прежде чем уйти, я хочу задать тебе один вопрос, — сказала Чарити, не двигаясь с места. — Можно?

— Что тебе еще от меня надо? Неужели нашарила в моем шкафу еще один полуистлевший скелет? — насмешливо поинтересовался Жерар.

— Возможно. Может, ты все же присядешь? Очень трудно разговаривать с человеком, который переминается с ноги на ногу, как полковая лошадь при звуке боевой трубы.

Жерар недовольно поморщился, и Чарити испугалась, что он сейчас пошлет ее ко всем чертям. Однако он промолчал. Более того — нехотя опустился на краешек стоящего рядом кресла.

— Только быстро, — предупредил он, демонстративно покосившись на свои массивные золотые часы.

— Чудесный вечер, правда? — пробормотала Чарити, собираясь с мыслями. Она тщательно отрепетировала свою речь, но теперь смелость оставила ее.

— Это и есть твой вопрос? — поинтересовался Жерар, невольно залюбовавшись ее тонким профилем.

Этим вечером Чарити казалась ему какой-то особенно бледной и хрупкой. Она смутилась.

— Нет. — Убедившись, что Жерар отнюдь не намерен облегчать ей задачу, Чарити набрала в легкие побольше воздуху, и начала: — Скажи, ты занимался со мной любовью только потому, что тебе нужна была женщина, или ты испытывал ко мне нечто большее?

Жерар беспокойно заёрзал. Покосившись на его сошедшиеся на переносице брови, Чарити поняла, что попала в самую точку. Жерар даже не пытался скрыть своего раздражения ее бестактным вопросом. Она замерла, со страхом ожидая приговора.

— Я никогда не использовал тебя, — осторожно ответил Жерар, и Чарити облегченно перевела дух.

Именно такой ответ она надеялась услышать.

— В таком случае, я могу остаться? — перешла она в наступление. — Пожалуйста!

— Помнится, я позволил только один вопрос, — сварливо напомнил Жерар. — А это уже второй.

— Я уйду, если ты настаиваешь, — послушно перефразировала просьбу Чарити. — Но я хочу остаться с тобой. Очень хочу.

— Со мной? — недоверчиво переспросил Жерар. — Или с Полин?

Чарити резко выпрямилась.

— Не надо примешивать сюда Полин! Я сейчас говорю только о себе. Я не хочу расставаться с тобой!

— Скажите, какое самопожертвование! — Жерар саркастически хмыкнул. — Только не надо делать вид, будто облагодетельствуешь меня! Мы оба прекрасно знаем, насколько выгодно быть моей женой!

— Перестань оскорблять меня, Жерар, — терпеливо попросила Чарити. — Я же вижу, что ты пытаешься заставить меня уйти. Не надейся, меня не так-то просто выгнать. Я люблю тебя.

Он устало вздохнул.

— Выслушай меня, Чарити. Ты очень хорошая. Ты добрая, щедрая, гордая и удивительно красивая женщина. Но тебе всего двадцать один год. Если ты уйдешь от меня, у тебя появится возможность встретить нормального молодого мужчину, с которым ты обретешь настоящее счастье. У вас будут дети. Я не имею права калечить твою жизнь, Чарити. Я для тебя слишком стар, слишком скучен. Кроме того, я бесплоден. Надеюсь, этого достаточно?

— А ты не допускаешь, что я уже встретила того единственного мужчину, с которым обрету настоящее счастье? — с вызовом спросила Чарити.

— Похоже, я тебя перехвалил. — Жерар горько рассмеялся. — Все твои редкие достоинства сполна компенсируются ослиным упрямством. Почему ты не хочешь понять, что я все равно не позволю тебе остаться?

— Потому что я люблю тебя, — просто ответила Чарити. — Хотя и не уверена, что ты этого заслуживаешь. И не пытайся меня переспорить, иначе я опять поколочу тебя, как сегодня. И не посмотрю на твой почтенный возраст!

Жерар засмеялся.

— Только попробуй! Я задам тебе хорошую трепку. А потом выставлю вон. Я говорю серьезно, Чарити. Уходи.

— Последний вопрос! — Она примирительно подняла руку. — Скажи, ты действительно будешь счастлив, если я навсегда уйду из твоей жизни?

— Нет! — сердито буркнул Жерар после долгого молчания.

Звонко рассмеявшись, Чарити вскочила и остановилась перед его креслом. Ее глаза требовательно заглядывали в лицо Жерара. Он не выдержал и отвел взгляд.

— А если бы я не могла иметь детей? — тихо спросила она, осторожно коснувшись руки Жерара. Он машинально стиснул ее холодные тонкие пальцы. — Неужели ты выгнал бы меня из дому только из-за того, что я бесплодна?

— Не мели чепухи! — раздраженно отмахнулся Жерар. — Чего ты добиваешься этим беспредметным разговором? Если бы… До чего же тяжело иметь дело с женщинами! Неужели так трудно понять, что я больше не хочу тебя видеть?!

— Тогда отпусти мою руку, — со смехом попросила Чарити.

Жерар покраснел и оттолкнул ее от себя.

— Я иду спать! Ты надоела мне своей глупой болтовней!

— Отлично! — Чарити притворно вздохнула, делая шаг в сторону лестницы. — Раз я тебе надоела, то между нами все кончено. Отправлюсь-ка в свою в спальню и предамся сладким грёзам о стройном молодом красавце, который сделает меня счастливой. Завтра чуть свет я уйду из этого дома и прямиком отправлюсь на поиски мужчины своей мечты. Спасибо, что открыл мне глаза, Жерар. Выходит, и от стариков бывает какая-то польза. Теперь я буду у каждого кавалера требовать справку о состоянии здоровья. Не дай бог, повстречаю еще одного бесплодного! — скороговоркой закончила Чарити и опрометью бросилась вверх по лестнице, опасаясь, как бы Жерар в гневе не свернул ей шею.

Очутившись у себя, она быстро приняла душ и юркнула под одеяло, с надеждой прислушиваясь к тяжелым шагам в смежной спальне. Или она ничего не понимает в мужчинах, или Жерар де Вантомм через минуту будет в ее постели.

Услышав грохот распахиваемой двери, Чарити удовлетворенно закрыла глаза и замерла.

— Добилась своего? — сердито прошептал Жерар, залезая к ней под одеяло. — Хотела разозлить меня? Что ж, радуйся, тебе это удалось. Хотела заставить ревновать? — продолжал он, тяжело дыша, — черт побери, я ревную! Еще как!

— К моим мечтам? — невинно переспросила Чарити, ища губами его рот.

— Ко всему, что связано с тобой, маленькая плутовка! — прохрипел Жерар, возвращая поцелуй.

Как долго наша любовь будет напоминать поединок? — смутно подумала Чарити, всем телом прижимаясь к Жерару.

Никогда до этого они не любили друг друга так яростно и безоглядно, как в эту ночь. Потеряв контроль над собой, Жерар неистово ласкал и целовал тело Чарити, будто пытался выжечь на нем клеймо собственника, чтобы его жена никогда не посмела мечтать о ком-то, кроме него. Чарити боялась, что вот-вот сойдет с ума от наслаждения.

— Никто… только ты… — бессвязно шептала она, задыхаясь.

Когда Жерар с силой вошел в нее, Чарити закричала, чувствуя, что безумный сексуальный голод сейчас сменится ослепительной разрядкой.

— Так я остаюсь? — спросила она чуть позже, когда, усталые и обессиленные, они ненадолго затихли, переводя дыхание.

Жерар тихо засмеялся.

— Уговорила…

Чарити осторожно высвободилась из его объятий и направилась в ванную. Через несколько секунд она вышла оттуда, сжимая что-то в правом кулачке. Склонившись к самому лицу Жерара, она смущенно прошептала:

— Я должна тебе кое-что сказать. Только пообещай, что не будешь злиться.

— Ну уж нет! — запротестовал Жерар, притягивая ее к себе. — Я уже злюсь!

— Ну правда! Я серьезно. Понимаешь, сегодня у меня был ужасный день.

— Из-за меня?

— Как тебе сказать? — Чарити замялась. — Скорее да, чем нет. Сначала я встретила тетку, чтоб ей провалиться! Потом мы с тобой поругались. Ты даже не представляешь, как я расстроилась!

— Прости, — тихо прошептал Жерар.

— Не за что, — отмахнулась Чарити. — Я сама была хороша! Набросилась на тебя, как мегера, орала, руки распустила. Стыдно вспомнить! Короче говоря, когда ты снова уехал, я попросила Пьера отвезти меня к врачу.

— Зачем? — Жерар резко сел на постели. — Что с тобой случилось? Ты больна?

— Доктор осмотрел меня, — безжалостно продолжала Чарити, наслаждаясь его испугом. — Короче говоря, мои подозрения полностью подтвердились. Дорогой, а с чего ты вообще решил, что бесплоден?

— Ты опять? — Он угрожающе нахмурил брови. — Я проходил обследование, если тебе интересно. И хватит об этом. Отвечай сию секунду — что с тобой?

— Я беременна! — выдохнула Чарити, протягивая ему заключение врача.

Несколько секунд в спальне стояла тишина, нарушаемая лишь прерывистым дыханием Жерара. Наконец он в ярости процедил несколько слов, которых Чарити предпочла не расслышать.

— Черт возьми! Я так и знал, что ты не оставишь меня в покое! Как же вы, женщины, похожи друг на друга!

— Ш-шесть недель, — уточнила Чарити, старательно избегая его взгляда. — Жерар, послушай…

— Сколько еще ты будешь терзать меня?! — простонал Жерар, обхватив руками голову. — Чарити, ради всего святого, хватит! Ты не можешь быть беременной! Не можешь! Я бесплоден!

Резко поднявшись с кровати, он, не оглядываясь, прошел в свою комнату.

— Жерар, этот врач близко знал Лору, — негромко продолжала Чарити, зная, что он слышит каждое ее слово. — Одно время он консультировал ее семью. Он просил тебя непременно связаться с ним. У него есть какая-то информация.

В соседней спальне воцарилась подозрительная тишина. Чарити устало сгорбилась на краешке кровати. Сердце молотом колотилось в ребра. Неожиданно она почувствовала, как что-то тяжелое просвистело мимо ее уха и, жалобно звякнув, шлепнулось на покрывало. Открыв глаза, она непонимающе уставилась на телефонный аппарат.

— Звони ему! — приказал Жерар, стоя в дверях своей спальни.

— К-кому? — растерялась Чарити.

— Врачу, кому же еще!

— Да ты что! В половине второго ночи?!

— Значит, разбуди его! Делай, что тебе говорят!

Понимая, что спорить бессмысленно, Чарити соскочила с кровати, нашарила на туалетном столике визитку врача и подала Жерару. Процедив сквозь зубы какие-то страшные проклятия, он схватил трубку. Чарити, чуть помешкав, торопливо скрылась в ванной. Присев на краешек ванны, она решила набраться терпения и стала терпеливо ждать решения своей судьбы.

Когда, по ее подсчетам, прошли уже все сроки самого длинного разговора, Чарити решила провести рекогносцировку. Высунув голову, она пугливо оглядела спальню — и увидела Жерара. Он стоял у окна, прислонившись лбом к стеклу.

— Она лгала мне, — не оборачиваясь, проронил он.

— Я знаю, — тихо отозвалась Чарити.

— С самого начала Лора знала, что бесплодна, но так боялась потерять меня, что превратила мою жизнь в нескончаемый кошмар. Господи, что же она со мной сделала! — Жерар в отчаянии покачал головой. — Если бы ты только знала, каким беспомощным и никчемным я чувствовал себя!

Заливаясь слезами, Чарити подбежала к нему, обвила руками за шею и принялась осыпать поцелуями лицо. Как могла эта ужасная Лора так терзать человека, которого любила больше жизни? Ничего себе — любовь! Сначала отравила Жерару жизнь, а потом добила вечным раскаянием! Ведь он, бедный, все эти годы винил себя в ее смерти!

— Она подкупила врача, и тот заверил меня, что я неизлечимо бесплоден, — продолжал Жерар, глядя куда-то мимо Чарити. — Но зачем, зачем она каждый месяц подвергала меня этой пытке? Господи, ведь она сама все погубила! Дошло до того, что я стал испытывать ужас при одном взгляде на нее! Она боялась меня потерять, а добилась лишь того, что я не смог спать с ней! И тогда…

— Мне так жаль! — прошептала Чарити, поспешно закрывая ему рот поцелуем.

— Прости меня, — попросил Жерар, зарываясь лицом в ее душистые волосы.

— Не за что! Я понимаю, что ты чувствовал!

— Но подожди! — Жерар резко отстранил ее от себя. — Ведь ты… Ты беременна!

Чарити радостно кивнула.

— Ты рад?

— Господи, — выдохнул Жерар, снова заключая ее в объятия, — просто не верю своему счастью!

— Кого ты хочешь — мальчика или девочку? — пробормотала Чарити, чувствуя, как глаза ее снова наполняются слезами. — Жерар… скажи, ты любишь меня?

— Я полюбил тебя с той самой минуты, когда ты открыла свои добрые голубые глаза на лондонской мостовой, — очень серьезно прошептал Жерар, подхватывая ее на руки. — И буду любить до конца дней своих. Я никуда тебя не отпущу, так и знай. Даже если ты сама захочешь уйти.

— Не дождешься, — пообещала Чарити, прижимаясь к его груди.

Внимание!

Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.

После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.

Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.