/ / Language: Русский / Genre:love_contemporary / Series: Шарм

Слишком грешен

Эрика Ридли

Уединенный особняк на берегу моря — новое место заточения юной леди Сьюзен Стэнтон. Тихий, спокойный замок? Или настоящий лабиринт увлекательных и опасных тайн? Сьюзен лучше держаться подальше и от каких-либо тайн, и от лихого красавца Эвана Ботуика, промышляющего контрабандой. Но однажды она случайно раскрывает чужой секрет, который может стоить ей жизни. И единственный, кто в силах помочь Сьюзен, — непредсказуемый красавец Эван, с первого взгляда страстно полюбивший лондонскую дебютантку…

Эрика Ридли

«Слишком грешен»

Пролог

4 февраля 1814 года

Лондон, Англия

Мисс Сьюзен Стэнтон тихо и совсем не по-женски выругалась, когда снег забился в ее намокшие ботинки. Не важно. Быстрее! Если ее отсутствие обнаружат раньше, чем она хотя бы взглянет на Фризленд-стрит, ее бегство окажется абсолютно бесполезным.

И без того несправедливо, что ей пришлось оказаться заключенной в доме на долгие месяцы, и это в то время, как она находится в Лондоне и к тому же вынуждена оставаться взаперти во время самого важного праздника сезона — Морозной ярмарки[1]!

Снежинки так и липли к стеклам очков, однако Сьюзен и не подумала остановиться, чтобы протереть их. Ее перчатки настолько намокли, что толку от них не было никакого, а от муфты на линзы липли еще и клочки меха.

Оглянувшись назад и убедившись, что кучер ждет ее, как они и договаривались, Сьюзен побежала по мосту Блэкфрайарз, намереваясь поспеть на карнавал. Однако продвигаться вперед по засыпанному снегом льду было не так-то легко — приходилось то скользить, то шлепать по воде, поэтому ей пришлось замедлить шаг, дабы не сломать шею. Дьявольщина! Сколько пройдет времени, прежде чем кто-нибудь обнаружит, что запертая в клетку пташка улетела? Полчаса? Двадцать минут? Едва ли она успеет вернуться домой раньше матушки, даже если немедленно побежит назад. К тому же она так близка к цели!

Из больших палаток раздавались фальшивые мелодии. Слонов, о которых Сьюзен читала в газетах, конечно, уже увели; нельзя было покататься и на осликах или сыграть в кегли, однако в воздухе все еще чувствовался острый запах свежесваренного эля, а вокруг не смолкал смех простолюдинов.

Пять минут! Она может провести тут еще пять минут и хотя бы увидеть…

Сьюзен остановилась у опоры моста Блэкфрайарз и посмотрела вниз на палатки, все еще разбросанные на поверхности замерзшей реки. Как же ей не везет! Невозможно добраться до желанной Фризленд-стрит быстрее, чем за полчаса, так что придется срезать путь к палаткам по льду, по диагонали. Нельзя мешкать ни секунды.

Но едва ее ботинок коснулся замерзшей реки, как нога провалилась в тающий снег, скользнула по льду, и ее словно магнитом потащило вперед. Сьюзен качнулась. Несколько мгновений она пыталась восстановить равновесие, размахивая руками, и наконец, ей удалось заскользить вперед не случайно, а намеренно. Она почти добралась до ярмарочных палаток, когда вдруг, вскрикнув, увидела, что лед под ее ногами ломается на неровные глыбы. Все замелькало перед глазами. Воздух наполнился чудовищным, походившим на гром, грохотом. Река зашевелилась под ярмарочными сооружениями, сбрасывая с себя льдины с такой же легкостью, с какой служанка стряхивает крошки со старого ковра. Где-то впереди торговцы игрушками и пирогами, словно по команде выскочили из своих фургончиков и, спотыкаясь, бросились к берегу. Зловонное дыхание реки вырвалось из разломившейся ледяной клетки… Сьюзен торопливо повернулась, чтобы перепрыгнуть на твердую землю, но поздно — лед под ее ногами уже трещал.

Сьюзен замолотила в воздухе руками, однако не удержалась и провалилась в воду. Тут же толстый обломок льда с треском ударил ее по предплечью, и, ощутив острую боль, Сьюзен ушла под воду. Голодные воды Темзы резво проникли в ее одежду, отчего ткань вмиг стала стократ тяжелее, и потащили ее за собой ко дну.

Сьюзен сопротивлялась изо всех сил. Она рванулась было вперед, но ударилась макушкой о проплывавшую мимо льдину, и этого оказалось достаточно, чтобы с нее слетели очки.

Течение ее мыслей окончательно замедлилось из-за того, что она почти ничего не видела.

Где же та чертова трещина, в которую она провалилась? Неужели течение так быстро унесло ее? Сьюзен попыталась ухватиться за льдину, но безуспешно — пальцы скользнули, другая же рука отказывалась повиноваться и была совершенно безжизненной.

Перчатка на здоровой руке порвалась: Сьюзен все быстрее и быстрее хватала безжалостную льдину, пока не изодрала обмороженные, опухшие пальцы в кровь. Тело окоченело от ледяной воды. Удастся ли ей выбраться? Сьюзен ничего не видела. Ее ботинки стали свинцовыми, роскошный мех шубки превратился в удушающее одеяло, а жемчужное ожерелье — в охвативший ее шею аркан.

Где же все торговцы, барменши, скрипачи? Как же темно под водой! Сьюзен ударила рукой по льду и попыталась позвать на помощь, но добилась лишь того, что ее истерзанные легкие наполнились ледяной водой. В темноте перед глазами у нее промелькнули какие-то незнакомые лица, но они тут же растаяли в тени.

Силы оставляли ее. Даже биение сердца становилось все медленнее и медленнее…

Когда Сьюзен снова пришла в себя, первое, что она почувствовала, — это то, что вездесущий холод больше не проникает в каждую клеточку ее тела.

Незнакомые губы накрыли ее рот и высосали противную речную воду. В легкие проник теплый сухой воздух.

Сьюзен открыла глаза: люди. Повсюду люди. Но не десятки людей, как прежде, а тысячи. Многие из них смотрят на нее сверху вниз, а их лица бледны и уродливы. Некоторые находятся в воде, однако даже не замечают ее. Но при этом они совершенно сухие. Как они могут быть сухими под водой? В глазах у Сьюзен потемнело, и лица растаяли…

Губы вернулись — холодные и липкие. Они вдули в ее горло еще немного воздуха. Отвратительно. Повернув голову, Сьюзен вытянула вперед здоровую руку и попыталась дотронуться до странного сухого человека. Но ее рука прошла сквозь его грудь, и он исчез, Сьюзен закашлялась, поперхнулась, и ее вырвало водой. Голова закружилась, и, откинувшись назад, Сьюзен стукнулась затылком о лед, после чего снова все погрузилось во мрак.

Глава 1

Март. Последние из разряженных в пух и прах лордов и леди устремились в город. Впервые за шесть долгих темных недель Сьюзен избавилась от лубков и выбралась из спальни — но лишь для того; чтобы ее, как сверток, засунули на заднее сиденье черной кареты и отправили в бесконечное «никуда» за пределы лондонских границ.

В Борнмут. В крохотный городишко, вытянувшийся вдоль безлюдной береговой линии в миллионах миль от дома. Меньше сотни душ, сказал ей кучер. Это произвело на Сьюзен впечатление. Четыре года назад всего лишь втрое меньше народу пришло поприветствовать Сьюзен на вечер, устроенный в честь ее первого выхода в свет, и это не считая слуг. Но быть изгнанной из Лондона — худшего наказания матушка придумать не могла. Ничто не может так выхолостить душу, как перспектива оказаться в… особняке Мунсид-Мэнор.

У Сьюзен перехватило дыхание. Все внутренние жалобы и переживания вмиг исчезли, когда она попыталась охватить взором суровое бесцветное пространство, выросшее перед ними. Город Борнмут.

Мертвое, коричневое ничто. Целые его мили. Крутой утес, нависший над черным океаном. А на нем, скудно освещённый тающими в небе звездами, — белый, как кости, архитектурный монстр, примостившийся на самом краю утеса.

Мунсид-Мэнор выглядел не как место, в котором живут. Мунсид-Мэнор больше походил на место, в котором умирают.

Ни единой свечи в черных окнах. Когда карета подвезла Сьюзен еще ближе к особняку, колеса забуксовали и стали увязать в песке и камнях. По коже побежал холодок. Сьюзен обхватила себя руками, борясь с вездесущим холодом, который оказался еще более пронзительным, чем ветер, дующий с океана.

Наконец карета остановилась. Кучер помог ей выйти, а затем вернулся на свое место, предоставив Сьюзен самой объявить о своем приезде. Очень хорошо. Он может остаться и заняться багажом, а она тем временем позовет на помощь. Мисс Сьюзен Стэнтон — не какая-нибудь увядающая фиалка. Хоть она уже в сотый раз пожалела о том, что ее горничной (и часто сообщнице в тех самых делах, которые доводили в первую очередь саму Сьюзен до беды) запретили сопровождать ее. Так что Сьюзен действительно отправили в настоящую ссылку.

Чувствуя, что по коже от волнения поползли мурашки, Сьюзен дрожащими пальцами сжала толстое медное дверное кольцо в форме змеи и постучала. Стук гулким эхом разнесся по пустому дому, будто дерево, из которого сделана дверь, и сам дом пусты и безжизненны.

Наконец дверь тихо отворилась. Перед Сьюзен стояло настоящее пугало: длинные, тонкие конечности и желтоватая кожа, а сверху — чудовищная копна взъерошенных, торчащих в разные стороны волос соломенного цвета, из-под которых выглядывают темные, запавшие глаза.

Это дворецкий?

— Я… я… — пролепетала Сьюзен. И замолчала, потому что была не в состоянии объяснить, что привело ее сюда.

Да и что объяснять? Что она отпрыск не испытывающих друг к другу любви титулованных супругов, которые отослали дочь в самый отдаленный уголок Англии, потому что им было невыносимо даже смотреть на нее?

Сьюзен поправила очки затянутой в перчатку рукой и постаралась изобразить некое подобие улыбки.

— Меня зовут мисс Сьюзен Стэнтон, — попробовала она представиться еще раз, решив, что этого объяснения пока довольно. Мать заранее написала о ее приезде, так что ей нечего добавить к письму. — Боюсь, меня ждали несколько часов назад. Леди Бон дома?

— Всегда дома, — отозвался дворецкий после короткой паузы. Его неожиданная улыбка, приоткрывшая частокол кривых зубов, напугала Сьюзен еще больше. — Входите.

Сьюзен сделала несколько неуверенных шагов по длинному узкому коридору, в котором не было ни портретов, ни каких-либо украшений, и лишь после этого до нее медленно дошел смысл его слов. «Всегда дома»? Что он хотел этим сказать, почему улыбнулся ей? Неужели каждому, кто входит в Мунсид-Мэнор, суждено остаться навсегда в этом прибрежном склепе?

— Думаю, надо сказать кучеру, что ваша хозяйка дома. — Сьюзен заспешила вперед, стараясь угнаться за дворецким. — У меня просто ужас сколько саквояжей и…

— Не беспокойтесь, — проскрипел дворецкий, снова сопроводив свои слова пугающей улыбкой. — О вашем багаже позаботятся.

В обычной ситуации Сьюзен вскипела бы от гнева из-за того, что ее так неожиданно перебил слуга. Однако сейчас ее больше всего тревожило благополучие нанятого ею кучера. Она не была уверена в том, что ей хотелось, чтобы о нем «позаботились».

Она оглянулась назад и посмотрела в коридор, который показался ей теперь бесконечным, и невольно спросила себя, где можно чувствовать себя в большей безопасности: внутри этих голых стен или за их пределами?

Сьюзен не заметила узкого коридорчика, пересекающего суровый холл, пока в нем не исчез дворецкий. Она замерла на перепутье, не зная, стоит ли ей последовать за ним или лучше постоять на месте, и это заставило ее нервничать еще больше. Однако, помешкав немного, Сьюзен опять бросилась следом за дворецким, опасаясь, что потеряет его навсегда в этом лабиринте коридоров.

Если даже тот и заметил ее нерешительность, то виду не подал. Он сделал несколько быстрых поворотов, проходя мимо одной высокой закрытой двери за другой, и наконец, резко остановился в тупике очередного слабо освещенного коридора.

Эта дверь была открыта. Точнее, приоткрыта.

Внутри мерцала свеча, однако света хватало лишь на то, чтобы наполнить комнату тенями.

— Сэр, — проскрипело пугало, приоткрыв дверь, — это мисс Стэнтон, ваша гостья.

— Гостья? — переспросил теплый приятный голос откуда-то из недр комнаты.

Хозяин дома? Нет.

— Ты ждешь кого-то в гости в этот час, Олли?

«Олли?» — повторила про себя Сьюзен.

— Все гости прибывают в этот час, — пояснил чей-то низкий голос. — Ведь сейчас полночь.

Не успела Сьюзен обдумать этот неожиданный ответ, как дверь широко распахнулась и перед ней предстал гигант, занявший собой весь дверной проем.

Ему пришлось согнуть широкую спину, чтобы просунуть из дверного проема темноволосую голову. На квадратном лице блестели маленькие черные глазки, а рот прятался в густой черной бороде. Руки он Сьюзен не протянул.

— Мисс Стэнтон?

Несмотря на то что это было утверждение, а не вопрос, Сьюзен машинально сделала реверанс, а ее губы нерешительно прошептали простое «Да».

Гигант и не подумал поклониться в ответ. Невозможно было также предположить, что он сын леди Бон. На вид ему запросто можно было дать лет тридцать пять. Может, это кузен отца?

— Уйди с прохода, болван, — раздался тот самый приятный голос, который Сьюзен уже слышала. — Я должен увидеть девушку, которая путешествует в одиночку и является с визитом посреди ночи к таким, как ты.

Вместо того чтобы отступить в сторону, гигант шагнул вперед, заставив Сьюзен попятиться. Ее плечи задели стену, руки прижались к бокам.

В дверном проеме появился новый человек. Высокий, но не слишком. Мускулистый, но не пугающе огромный. Облаченный в отличный костюм, какие носят все лондонские денди. Сьюзен сразу почувствовала, что от него исходит опасность. И все же этот человек был привлекателен, несмотря на длинные каштановые волосы и темную щетину, покрывавшую подбородок.

— Хм-м-м… Понятно… — На его губах заиграла удивленная улыбка. — Рад познакомиться.

Незнакомец продемонстрировал Сьюзен безупречный поклон, ничем не отличающийся от тех, какие она видела в лондонских бальных залах. Но не успели ее дрожащие колени согнуться в ответном реверансе, как гигант вернулся на свое место, отчего джентльмен в щегольской одежде сразу пропал из поля зрения.

Гигант сложил руки на груди.

— Экипаж? — односложно спросил он у дворецкого.

— Уехал, — ответил тот.

Сьюзен подскочила на месте. Она совсем забыла о своем молчаливом провожатом.

— А кучер?

На лице дворецкого появилась уже знакомая ей чудовищная улыбка.

— О нем позаботились.

В глазах гиганта мелькнуло выражение удовлетворения. Сьюзен запаниковала: станет ли она следующей, о ком «позаботятся»?

— Отведите гостью в комнату леди Бон.

Сердце Сьюзен испуганно замерло. Бон, точнее, леди Бон, была четвероюродной кузиной отца Сьюзен, трижды переезжавшей с места на место, с которой ее семье следовало бы чаще переписываться. Но, даже осознав это, Сьюзен сильно сомневалась в том, что покои Бон будут походить на роскошные гостевые покои Букингемов, в которых ей хотелось бы оказаться.

Дворецкий повернулся и пошел по коридору, даже не удостоверившись в том, что гостья следует за ним. Он был достаточно мудр, чтобы не беспокоиться об этом. А у Сьюзен не было ни малейшего желания дольше необходимого оставаться под оценивающим взглядом хозяина-гиганта.

Она поспешила за дворецким, не успев даже попрощаться с ним, хотя ему, похоже, было наплевать на светские условности.

Догнав дворецкого в лабиринте коридоров, Сьюзен спросила:

— Это… это был лорд Бон?

В его темных блестящих глазах появилось лукавое выражение.

— Он что, вас напугал? — отозвался дворецкий. — Это новый хозяин Мунсид-Мэнора. Именно ему вы обязаны крышей над головой на эту ночь.

Голова Сьюзен пошла кругом от этой новости. Леди Бон овдовела и снова вышла замуж? И почему это она, Сьюзен, должна быть кому-то обязана, пусть даже новому мужу ее кузины? Совсем недавно она чувствовала себя звездой общества! И скоро снова почувствует! Как только вернется в Лондон.

Жил истый слуга вел ее по очередному лабиринту пересекающихся коридоров. Канделябр в его руке тускло осветил середину одного из них, ничем не отличавшегося от других и такого же непримечательного. И вдруг Сьюзен увидела оранжевый свет свечей, льющийся из открытой двери.

— Ваша комната, — сказал дворецкий скрипучим голосом.

Кивнув, Сьюзен прошла вперед. Но когда оглянулась, чтобы спросить у дворецкого, где расположены столовая и гостиная (в которых она надеялась увидеть хозяйку дома), того уже и след простыл.

Сьюзен снова посмотрела на большую комнату, изо всех сил стараясь отогнать от себя чувство, будто она заходит в склеп. Несмотря на то что здесь было холодно, как и в любом подземелье, посреди комнаты стоял не гроб, а большая кровать под балдахином. Призрачный силуэт возле неразожженного камина принадлежал, вероятно, горничной, которая должна обеспечить ее всем необходимым. Слава Богу! Хотя бы в этом есть некий намек на лондонское гостеприимство.

Сьюзен шагнула вперед, и пожилая горничная повернулась к ней. Ее узкое исхудавшее лицо обрамляли длинные белые косы, а дрожащие пальцы прижимали к впалой груди изысканное украшение — резной крест на золотой цепи. Не похоже, чтобы она собиралась развести в очаге огонь. И кажется… это вовсе не горничная?

— М-могу я вам помочь? — запинаясь спросила Сьюзен.

Женщина не ответила.

Неужели в этой гробнице фараона в виде особняка есть еще гости, кроме нее? Эта женщина тоже потеряна, смущена и испугана. Как и она сама… Может, помочь этой бедной женщине найти ее спальню?

Однако не успела Сьюзен и руку протянуть, как по комнате пробежал холодный ветерок… женщина стала исчезать: от нее словно отрывался кусок за куском, и выбившиеся из кос седые пряди отлетали, словно их срывал ветер. Потом этот же ветер начал срывать плоть с ее костей, и вскоре вся она унеслась в холодном вихре и исчезла, а перед Сьюзен остался лишь пустой очаг.

Дверь за спиной Сьюзен с грохотом захлопнулась. И ей даже не понадобилось долго раздумывать, чтобы понять, что она попала в ловушку.

Покачав в бокале нетронутый бренди, Эван Ботуик выплеснул его в огонь и повернулся к своему компаньону.

— Я должен знать правду, — сказал он.

Гигантская фигура Олли маячила возле бара.

— Я ни черта не знаю! Она дебютантка из Лондона, сюда ее отправили, потому что она что-то натворила.

— Я говорю не о твоей гостье, дурень. — Эван швырнул пустой бокал в огонь. Стекло разлетелось на мелкие осколки. — И меня не интересует эта чертова особа.

— Хм! Странно, ведь женщины всегда были тебе интересны, — заметил Олли. Наполнив еще один бокал бренди, он протянул его Эвану.

Тот, отказавшись, махнул рукой, в то время как хозяин одним глотком осушил свой бокал, словно это была порция дешевого виски.

— Меня интересуют шлюхи, а не женщины, Олли. Шлюхи… безупречны, с ними куда проще иметь дело.

— Да что может быть проще, чем справиться с этой… как ее там… ну с той, которая находится сейчас наверху?! — возразил Олли. — К тому же еще не придумали замка, который ты не смог бы открыть, чтобы войти туда, куда ты хочешь.

— Совершенно верно. Она наверху. Да только если ты выбрал подходящую девку, тебе не придется встречаться с ней дважды. — Вынув часы из кармана жилета, Эван взглянул на них. — Как я и сказал — шлюхи безупречны.

Комнату наполнил громкий смех Олли.

— Судя по тому, что говорят в городе, ты не только посмотрел на одну маленькую изысканную мисс, а?..

— Давай-ка лучше поговорим о Тимоти, — сменил тему Эван. — Они с Редом должны были привести корабль к причалу еще на прошлой неделе в это самое время.

— Но Реда здесь нет.

— С этим я разберусь. — Откинувшись назад, Эван привалился плечом к каминной полке. — Делом занимался Тимоти, а он достаточно ответственный человек, чтобы…

Олли пожал плечами.

— Контрабандисты не бывают ответственными людьми, — заявил он.

Эван вздрогнул.

— Олли, могу я попросить тебя оставаться серьезным? Будь у меня под рукой пистолет, я бы застрелил тебя за то, что ты все время изворачиваешься.

— Да, пожалуйста! Но ты опять за свое! Разве что не добавил «спасибо». — Олли повернулся к столу с напитками: — Может, все-таки выпьешь?

Эван покачал головой:

— Ред — бестолковый болван, он всегда таким был, однако Тимоти обязательно прислал бы весточку, если бы что-то пошло не так.

— Стало быть, все идет как надо. Но ты не должен нянчиться с братом лишь потому, что на несколько лет старше его. Возможно, все дело в том, что вы очень похожи. Тимоти, наверное, сейчас развлекается в какой-нибудь хижине с девчонкой, причем он до того гол, что ему не до записок брату. А домой он вернется, когда вдоволь накувыркается в постели.

Эван покачал головой:

— Нет, Тимоти не такой. Он человек ответственный и пунктуальный, и тебе это хорошо известно. Время уже на исходе. Корабль должен выйти в море в пятницу, иначе полетят головы. Тимоти не нужны неприятности с капитаном.

— Они вернутся. — Олли глотнул бренди. — Как ты и говоришь, твой брат — человек ответственный.

Эван прищурился. Олли слишком легко рассуждал о пропаже их корабля и дружественной им команды.

— Если узнаешь что-нибудь, дай мне знать. Немедленно.

Олли со стуком поставил бокал на стол.

— Если я что и знаю, так это то, что ты начинаешь меня не на шутку раздражать.

На мгновение их взгляды встретились, и Эван, что-то проворчав, отвернулся к камину. Он уже сожалел о том, что не взял бокал с бренди — хотя бы для того, чтобы было что разбить.

— Нам надо было ехать всем вместе, — заметил он.

— Они вдвоем прекрасно со всем справятся.

— Тогда надо было ехать мне вместо этого тупоголового Реда.

— Полагаю, Тимоти просил тебя об этом, но ты был слишком занят муслиновым облаком, с которым познакомился во время последнего дела.

— Я был занят всего лишь одну ночь. — Эван схватил свой плащ, лежавший на спинке кресла. Он даже представить себе не мог, что могло заставить Олли жениться. И какая женщина могла им увлечься? Сам Эван не мог долго терпеть компанию этого болвана. Маленькая блондинка наверху еще пожалеет о том, что ее занесло в такую даль от дома… а еще о том, что она нацепила городское, расшитое драгоценными камнями платье, отправляясь в логово контрабандистов. — Эта твоя новая гостья действительно хорошенькая. Надеюсь, у нее хватило ума запереть дверь на замок.

— Это мой дом. — Олли поднял пустой бокал. — Меня тут никакой замок не остановит.

В ответ на эти слова Эван вышел из кабинета. Порой Олли становился просто невыносимым. Лишь из-за того что он был членом команды несколько лет, а они с Тимоти в отличие от него — всего шесть месяцев, Олли находил большое удовольствие в том, чтобы обращаться с ними как с идиотами. Но, как бы это ни раздражало Эвана, у Олли на то были основания. Можно не сомневаться: они с братом уже давно бы вернулись домой, если б именно он, Эван, отправился на дело. Но увы, он этого не сделал. Вместо него на корабле с Тимоти был Ред…

Эван вышел из особняка и огляделся. Лишь несколько звезд освещали затянутое облаками небо. Обойдя дом вокруг, он пересек каменный сад и оказался у тропинки, сбегавшей вниз по песчаному утесу к берегу.

Что это? Что это там темнеет между берегом и линией горизонта? Корабль! Корабль, раскачивающийся на черных волнах, с парусами, рвущимися на соленом океанском ветру.

Эван стал спускаться по узкой тропе. Натренированные ноги уверенно несли его вниз, и он не споткнулся и не разбился насмерть, несмотря на то что острые камни и колючие ветки ежевики царапали и цеплялись за его ноги и одежду.

Прыжком преодолев последние несколько футов, Эван побежал по берегу в сторону корабля. Судно поблескивало на воде — мираж из парусов и теней. Почему кораблем никто не управляет? И почему они бросили якорь так близко от дома? Тимоти должен был до рассвета поставить судно на якорь в обычном месте, а теперь половина города, выглянув в окно, увидит его флаг.

Чувствуя, как легкие буквально сгорают от быстрого бега, Эван побежал чуть медленнее, однако когда он был уже близко к кораблю, то понял, что на борт можно подняться, лишь проплыв порядочное расстояние. Команда и не подумала бросить якорь ближе к берегу.

Вздохнув, Эван сбросил с себя плащ и сапоги. Хорошо, что модная одежда досталась ему даром, иначе он был бы весьма недоволен тем, что ему придется нырять в ледяную соленую воду.

К тому времени как он доплыл до станового каната, на нем остался лишь один чулок. Промокший и трясущийся от холода, Эван постарался как можно быстрее подняться на палубу. Испорченная одежда — пустяк по сравнению с серьезной простудой, которую он может подхватить из-за дурацкой шутки брата. Если он заболеет и не сможет участвовать в следующей вылазке, то брату придется несладко.

— Тимоти! — крикнул Эван, оказавшись на палубе. Нога в чулке постоянно поскальзывалась в лужах воды. Не то подпрыгивая, не то подтанцовывая, Эван кое-как добрался до сухого места и наконец избавился от чулка. — Тимоти! Ред! Где вы, черт возьми?

И где, кстати, остальные члены команды? Так называемое дело на двоих требовало, однако, участия определенного количества матросов, которые должны были управляться с парусами и вернуть корабль домой. Да и груза никакого не видно. Их анонимному местному сообщнику не пришлось долго трудиться, чтобы увезти с корабля добычу контрабандистов. Так что товара, без сомнения, на борту уже нет, а капитан положил свою долю дохода в карман.

Оставляя за собой мокрые следы, Эван шел по пустому кораблю, громко окликая членов команды и распахивая двери. Тимоти, без сомнения, уже дома, греется перед камином. Этот мерзавец будет хохотать до упаду, когда узнает, что старший брат вымок до нитки и ходит босым по палубе.

Эван с досадой открыл дверь кают-компании, будучи уверенным в том, что он единственный глупец, находящийся на борту судна. Войдя в тесное помещение, он резко остановился. Черт возьми!

Во второй раз за этот вечер он непроизвольно сжал кулаки: и почему он вечно не при оружии, когда оно требуется? Кажется, у Тимоти тоже не было с собой пистолетов, и поэтому-то его и застали врасплох.

Прямо на Эвана смотрели два остекленевших глаза. И это были глаза брата. Кровь, вытекшая из небольшого черного отверстия во лбу, уже высохла, разделив лицо Тимоти на две призрачные половины. Брат мертв, и нет смысла проверять пульс.

Эван опустился на колени и уронил голову на грудь, не в силах больше смотреть на убитого брата. Тимоти всегда восхищался им как героем. А он не герой. Он оказался плохим братом и плохим подельником. Это он должен был находиться на борту корабля и лицом к лицу встретиться с теми, кто напал на Тимоти.

Эван с усилием поднялся. Он найдет того, кто убил брата. Он поймает этого сукина сына, кем бы тот ни был, куда бы ни убежал.

А потом он его убьет.

Впервые в жизни Сьюзен Стэнтон не спала после полуночи. Призрачную пожилую женщину сквозняк превратил в ничто, и, убедившись в этом, Сьюзен могла бы уже спать. Однако логика, факты и твердая уверенность свидетельствовали о том, что Мунсид-Мэнор населен призраками. А это значит, она должна как можно быстрее вернуться в Лондон. Она просто обязана успеть на следующую почтовую карету из Борнмута, даже если ей придется самой управлять лошадьми.

Сьюзен направилась к шнуру для вызова прислуги. Она уже взялась за него, как вдруг ей пришла в голову леденящая душу мысль: сейчас еще не рассвело. А если на звонок придет не настоящий слуга, а привидение?

Сьюзен отпустила шнур и задумалась… Сможет ли она одеться без помощи горничной? Нет, видно, без посторонней помощи это будет невозможно.

С тяжело бьющимся сердцем Сьюзен нерешительно потянула шнурок звонка и села за маленький секретер. Несколько мгновений она смотрела на покрытую пылью чернильницу с пером и на собственное платье, не зашнурованное сзади, а потом решила воспользоваться случаем и сообщить семье о своем неизбежном возвращений.

Дорогая матушка…

— нацарапала она на пожелтевшем листе бумаги.

«Я ошибалась, ненавижу тебя больше, чем ты меня».

Мунсид-Мэнор оказался совершенно неприспособленным для жизни местом.

«Хотя не думаю, что тебя это хоть капельку волнует…»

Правда, я еще не поговорила с кузиной отца…

«…потому что она скорее всего умерла…»

…но я познакомилась с хозяином дома…

«…который может свернуть мне шею с такой же легкостью, с какой свернул бы шею воробью…»

…и я непременно сообщу ему о своем намерении вернуться в Лондон…

«Если только мне не удастся убежать отсюда незамеченной».

Я решила уехать как можно раньше, то есть примерно через час. Честно говоря, я ничуть не удивлюсь, если приеду сразу вслед за этим письмом. Для того чтобы как можно быстрее покинуть это место, я оставлю багаж здесь и найму первый же попавшийся…

Черт возьми!

Сьюзен посмотрела на подсыхающие чернила. Мать наверняка не положила деньги в багаж, отправив дочь в поездку на другой конец света.

Сказать по правде, Сьюзен и сама до настоящего момента не думала, что ей могут понадобиться наличные деньги. Она и в Лондоне-то обходилась без них. Там все знали ее в лицо, и всем была известна фамилия Стэнтон. Если, скажем, Сьюзен нравилось изумрудное ожерелье, то она выходила из магазина с изумрудным ожерельем, а отец позднее разбирался со счетами. Так было, во всяком случае, до того инцидента, после которого она оказалась запертой в спальне. Теперь ей необходимо выйти замуж за титулованного аристократа с щедрой душой и с карманами, набитыми деньгами. Дело, конечно, непростое, но по крайней мере выполнимое. В Лондоне. Где ее имя кое-что значит.

Но не в Борнмуте…

Здесь у нее нет неограниченного кредита. Здесь у нее нет ничего. Конечно, она могла бы попросить денег у родителей. Но если им станет известно, что она планирует потратить их средства на то, чтобы не выполнить их желания и вернуться домой, то весьма велика вероятность того, что никаких денег она не получит.

Черт, черт возьми!

Ей придется помалкивать о том, какой невыносимой оказалась ее ссылка. Лучше всего вести себя как ни в чем не бывало.

Сьюзен смяла письмо и принялась за новое.

Дорогая матушка! Пожалуйста, пришлите мне денег. Ваша Сьюзен.

Вот так. Ее месячное содержание будет доставлено в течение недели. Если, конечно, ей удастся так долго протянуть в населенном привидениями Мунсид-Мэноре.

Услышав, как тяжелая дверь зацарапала деревянный пол, Сьюзен почувствовала, что по ее рукам побежали мурашки. А при виде девицы, оказавшейся в комнате, Сьюзен едва не вскрикнула. Так ли ужасна ее надежда на то, что это несчастное существо не привидение?

Это… это служанка? Ростом меньше четырех футов, в бесформенном мешковатом платье. Ее лицо (а также шея, плечи и грудь) прячутся подкопной каштановых кудряшек и поверх всего этого недоразумения — нелепый чепец.

Как этой крохотной служанке удается отыскать гостевые покои? Волосы закрывают едва ли не все ее лицо — она вообще способна что-нибудь видеть?

— Джейни, мэм, — представилась служанка. И, словно марионетка, которую дернули за веревочки, присела в неловком реверансе. — К вашим услугам.

Сьюзен сняла очки, медленно и аккуратно протерла линзы и снова водрузила их на нос.

Джейни все еще стояла перед ней.

— М-м-м… замечательно, — наконец произнесла Сьюзен. — Надеюсь, что вы поможете мне отправить это письмо и зашнуровать платье?

Джейни взяла с секретера письмо и убрала в карман.

— Сделаю это как можно быстрее, мэм, думаю, так будет разумнее, — сказала она.

Что, черт возьми, означают ее слова? Сьюзен хотела было встать, но, подумав, осталась сидеть. Несмотря на то что она была немногим выше обычной лондонской дебютантки, над горничной она бы возвышалась, словно башня. Так что вместо этого Сьюзен повернулась и подставила Джейни спину.

Джейни принялась проворно управляться с одеждой Сьюзен, и вскоре та едва могла дышать — так туго зашнуровала Джейни ее корсет. Матушка была бы вне себя от радости, увидев, что ее дочь так быстро обрела прямую осанку.

Слава Богу, ее тут не было. Сьюзен терпеть не могла доставлять матери удовольствие.

Поблагодарив Джейни, она отпустила ее и лишь после того запоздало вспомнила, что не поинтересовалась у горничной, каким образом можно выбраться из Мунсид-Мэнора. Если, конечно, не выброситься из окна второго этажа. Впрочем, это не важно. Она все равно не будет сидеть в холодной, полной гулких звуков спальне, точно сказочная принцесса, заточенная в высокой башне. Уж если она смогла сбежать от сторожевых псов матушки и сумела попасть на Морозную ярмарку (несмотря даже на то, что тот инцидент завершился высылкой из Лондона), то уж найти выход из заброшенного загородного дома и подавно сумеет.

Выпрямив спину и расправив плечи (хотя, возможно, дело было не в решимости, а в умении Джейни туго шнуровать корсеты), Сьюзен решительно открыла дверь и вышла в мрачный безлюдный холл.

Каждый коридор, открывшийся ее взгляду, уходил куда-то в бесконечность.

Мириады тропинок безликой пустоты.

Сьюзен судорожно вздохнула. Один из этих похожих друг на друга коридоров должен вести к винтовой лестнице. А винтовая лестница, в свою очередь, спускается вниз. А нижние помещения ведут к свободе. Она должна найти ее.

Сделав несколько неверных поворотов, Сьюзен вынуждена была признаться, что пока ей не удается найти путь к гостевым покоям. К тому же она так и не дошла до винтовой лестницы, которую видела прошлой ночью.

А вот наверху перед ней оказалась очень высокая, узкая и уж совсем не винтовая лестница. И хотя она не была именно той лестницей, которую Сьюзен хотела найти, она все же вела в нужном направлении. Вниз!

Единственной причиной, по которой Сьюзен задержалась наверху вместо того, чтобы поскорее спускаться вниз, к желанной свободе, были голоса. Мужские голоса. Знакомые и сердитые.

Едва Сьюзен нашла место, из которого ей было все хорошо слышно, она замерла, как изваяние. Да и как было не замереть, когда до нее донеслась следующая фраза:

— Говоришь, убит? — Низкий, равнодушный голос принадлежал гиганту Олли, который каким-то образом сумел при помощи брака проникнуть в семью Стэнтон.

— Пуля попала аккурат между глаз.

А этот приятный бархатистый голос явно принадлежит опасному джентльмену, которого она видела прошлой ночью. Тому самому, с длинными каштановыми волосами и натренированной мускулистой фигурой.

— Хм, — снова послышался голос гиганта, — тогда все понятно.

— Не провоцируй меня, Олли! Терпеть не могу убивать друзей.

— У тебя хоть оружие-то есть?

— Это не важно. — Внезапно приятный голос стал ниже, в нем зазвучало подозрение. — Я бы задал другой, более уместный вопрос: почему мои слова ничуть тебя не удивили?

— Конечно, я не удивлен, — отозвался Олли. — У тебя никогда не бывает под рукой оружия.

Послышалось сердитое ворчание.

— При удачном стечении обстоятельств мне не бывает нужно оружие, чтобы совершить убийство. И довольно ходить вокруг да около. Что тебе известно?

— Ничего. — Зазвенел лед, раздался плеск жидкости. — Налить тебе бренди?

Бокал со звоном разбился о стену.

— Сочту это за отрицательный ответ, — усмехнулся Олли.

— Он убит! Понимаешь, убит!

— Понимаю. Мои соболезнования.

— Твои соболе… А-а, вот ты как. Кстати, сейчас пистолеты у меня с собой.

Повисла мертвая тишина.

Если Сьюзен чему и научилась в результате достойных сожаления обстоятельств, из-за которых воспитанное общество изгнало ее из своих рядов в прошлом сезоне, так это тому, когда можно продолжать подслушивать, а когда нужно убегать.

Сейчас ей нужно было бы убегать, но, к несчастью, она не могла ни найти дорогу к нужной лестнице, ни вернуться в свою спальню. Так что ей оставалось одно: спуститься вниз к двери. Уж какова вероятность того, что обезумевшие мужчины при виде ее схватятся за свои заряженные пистолеты, она знать не могла.

— Полегче, Ботуик! Убив меня, ты не вернешь брата к жизни.

— Зато мне станет легче, черт побери!

Дверь хлопнула, и Сьюзен не удалось разобрать, что сказал в ответ гигант. Вот и хорошо. Она их не слышит — они ее не видят.

Пора убегать. Сейчас.

Сьюзен стала спускаться вниз так быстро, как только могла, однако очень скоро опять оказалась в паутине безликих коридоров, ничем не отличавшихся от тех, по которым блуждала наверху. И что теперь?

В нескольких футах над ней с шумом распахнулась дверь. Красивый джентльмен, которого Сьюзен видела прошлой ночью, вылетел из нее спиной вперед и, ударившись о противоположную стену, опустился на корточки. Его пистолеты были нацелены на открытую дверь, из которой он только что вылетел. Но дверь за ним тут же захлопнулась.

Несколько долгих мгновений джентльмен не шевелился, словно раздумывая, вышибить ли дверь или начать палить из пистолетов прямо по ней. Сказать, что его платье было в беспорядке, значило бы грубо недооценить его состояние. Однако не так пугало платье джентльмена, как его явное желание удовлетворить свою страсть к убийству.

Именно в то мгновение, когда Сьюзен пришла к выводу, что ей, пожалуй, стоит все-таки тихонько вернуться наверх, джентльмен выпрямился, по-военному щелкнул каблуками сапогов, чеканя шаг, пошел по холлу в противоположном направлении.

Оставляемые им следы песка должны вести к выходу из особняка. Таким образом, Сьюзен оставалось либо сидеть в доме — и безнадежно пропасть, — либо последовать за хорошо одетым вооруженным мужчиной и вырваться на свободу, моля богов о том, чтобы он не заметил, как она за ним крадется.

И, подобрав юбки, Сьюзен молча последовала за джентльменом.

Глава 2

Черт!

Мало того что присутствие маленькой блондинки, нежданно явившейся в Мунсид-Мэнор, настолько вывело его из состояния равновесия, что он не смог выстрелить в Олли! Девчонка кралась следом за ним!

Этого ему еще недоставало! Чтобы за ним увязалась женщина.

Сунув пистолет за пояс брюк, Эван Ботуик вышел из дома. Обычно сдержанные цвета, отражающиеся вводной глади, умиротворяли его, но сегодня бледное свечение воды казалось ему похожим на кровавый поток, вытекающий на горизонте из раненого неба на океанскую поверхность.

«Ох, Тимоти! Лучше бы ты отправился в бордель!»

Внезапно просоленный морской воздух наполнился ароматом жасмина. Невероятно! Вместо того чтобы остановиться у двери, когда он вышел из дома, девчонка последовала за ним в каменный сад Бонов.

Эван немного изменил свое мнение о ней. Либо гостья Олли была девчонкой, выросшей в монастыре, которая понятия не имеет о том, зачем люди носят с собой пистолеты, либо она ищет неприятностей на свою голову. А что еще может заставить привлекательную молодую особу последовать за вооруженным мужчиной, да еще в такую рань, когда едва рассвело?

Мужчины могут быть опасными. Ему это известно. Он как раз из самых плохих.

Эван спустился по крутой извилистой тропинке к берегу и, как обычно, прыжком преодолел последние несколько футов. Он поднял голову как раз в то мгновение, когда светловолосая макушка поспешно исчезла из виду.

Либо она настолько умна, что решила дождаться, пока он пойдет прочь, прежде чем продолжить преследование, либо здравый смысл все-таки взял верх и она прекратит красться за ним, а вместо того вернется в дом.

Но не прошел Эван по берегу и тридцати футов, как настоящий песчаный обвал на утесе сообщил ему о том, что гостья особняка Мунсид-Мэнор приняла решение свернуть себе шею, но не прекратила преследование. Что ж, по крайней мере ответ на свои вопросы он получил. Умная… но без намека на здравый смысл. Сочетание хуже не придумаешь. И Тимоти тому пример. Вздохнув, Эван повернул назад.

Никто не придет ей на помощь, если она свалится с утеса высотой в пятьдесят футов. Он подхватит ее, слегка придушит и продолжит свой путь. Это задержит его совсем ненадолго.

Сьюзен почти уже спустилась с утеса, когда вдруг заметила его. Судя по всему, эта тропа представляла смертельную опасность даже для тех, кто родился и вырос в этих местах, а потому она старалась не отводить глаз от каждой ступени. Однако в какое-то мгновение подняла голову, посмотрела на берег и… увидела его.

Он даже не шевельнулся. В конце концов, он давным-давно привык часами стоять на одном месте без движения. Возможно, ветер донес до нее его запах, однако Эван и представить себе не мог, что от него пахнет чем-то, кроме моря. Впрочем, не исключено, что она остановилась, когда заметила его. Сапоги Эвана уже перестали хлюпать, но по-прежнему оставались покрытыми песком и водорослями.

В любом случае сейчас блондинка с широко распахнутыми глазами стояла на зазубренном краю утеса, размахивая руками, чтобы удержать равновесие. Если она будет еще какое-то время смотреть на него, а не на собственные ноги, то дело действительно кончится тем, что она полетит лицом вниз. Само собой, повернуть назад и пойти вверх по узкой осыпающейся песчаной тропе — дело почти невозможное. И, судя по паническому выражению на ее лице, девица раздумывала о том же самом.

— Или возвращайтесь, или спускайтесь! — наконец крикнул Эван, которому не терпелось продолжить путь. — Однако мне будет проще поймать вас, если вы упадете с высоты в двадцать футов, а не в пятьдесят.

Блондинка не отвела глаз от его лица, но ничего не ответила.

Она хороша, с этим не поспоришь. Красота раздражает, но и привлекает тоже, особенно того, кому особенно нравятся хрупкие блондинки с высокими скулами, одетые в дорогие парижские туалеты. И если бы не ее очки в бронзовой оправе и не то, с какой неловкостью она пыталась удержаться на узкой тропе, ее вполне можно было бы изобразить на картинке модного журнала.

Эван всего этого терпеть не мог.

Такие женщины олицетворяют собой все, что портит в наше время мир. Поверхностные, претенциозные, эгоистичные. Женщины, чьи мысли — если они вообще способны думать — сосредоточены на том, как бы заарканить подходящего муженька и потратить его деньги. Эван предпочитал вести жизнь холостяка, чтобы иметь возможность получать удовольствие где заблагорассудится, не опасаясь попасть в сети брака. И меньше всего ему хотелось — в это мгновение или в любое другое — тратить время на лондонскую дебютантку.

— Я не буду кусаться! — крикнул он, когда стало понятно, что девица намерена простоять на утесе все утро. Ветер распахнул полы ее плаща, плотно облепил фигурку платьем.

Эван даже не подумал притвориться, что не замечает этого.

Сьюзен с сомнением посмотрела на него и спросила:

— Вы выстрелите в меня?

Эван усмехнулся:

— О, успокойтесь! — Он поднял руки, демонстрируя свои мирные намерения. — Обещаю не кусаться и не стрелять!

Блондинка не шевельнулась.

— Думаю, — проговорила она через некоторое время, — что доверять вам будет высшим проявлением наивности.

Эван вынужден был с ней согласиться. В знак этого он наклонил голову. Все-таки, возможно, она не так и глупа. А вот насчет себя Эван стал сомневаться. Если б он не был глупцом, то давно бы уже был далеко отсюда. Так почему же он все еще здесь?

— К сожалению, — быстро оглянувшись назад, продолжала опасно привлекательная блондинка, — в данный момент у меня нет выбора.

— Жаль. — Эван улыбнулся своей самой ненадежной улыбкой.

Сьюзен сердито посмотрела на него.

Его улыбка стала еще шире.

— Негодяй!

— Вам об этом ничего не известно.

На ее лице появилась недовольная улыбка. Сьюзен посмотрела на Эвана, качнулась, а затем перевела взор на небо, словно надеясь на вмешательство высших сил.

Она привлекательна, как и всякая невинная дебютантка, но у него нет времени возиться с ней.

— Послушайте! — крикнул Эван. — Я не могу вечно стоять тут, ожидая, разобьетесь вы насмерть или нет. Почему бы вам не сообщить мне, собираетесь ли вы на что-то решиться или будете стоять там весь день? У меня полно важных дел, которые не терпят отлагательств, и я не могу…

— Каких это дел? — перебила его Сьюзен. — Что это за неотложные дела ранним утром? Куда вы направляетесь? У вас встреча с кем-то? На побережье?!

Эван недоверчиво посмотрел на внезапно оживившееся лицо блондинки. Он стоит тут, представляя себе, как раздевает ее, а она вздумала осыпать его вопросами? Хуже женщины, одержимой мыслью о замужестве, может быть только шумная женщина, одержимая мыслью о замужестве.

— Беру свои слова назад! Оставляю за собой право застрелить вас, когда захочу!

Ее розовые губки приоткрылись.

— Но вы же обещали…

— Или покусать вас. — Он наградил ее своей особой улыбкой, означающей «Не вздумай мне доверять!». — Кстати, это было бы предпочтительнее.

Ее руки сжались в кулаки.

— Я никогда не позволю… Ай!..

Песок под ее ногами наконец пополз вниз, и она упала на спину, пытаясь уцепиться за землю. Однако вместо того чтобы удержаться на месте, поехала вниз, увлекая за собой большую часть тропинки.

— Боже правый! — пробормотал Эван.

Короткому пути от особняка к побережью, кажется, пришел конец. Зато перед ним оказалась блондинка.

Несмотря на то что в глаза ему летел песок, Эван бросился вперед и умудрился не только остановить молниеносный спуск девицы, но и спасти ее от разлетавшихся обломков и камней. Эван стряхнул песок с волос. Блондинка обхватила его за шею и зажмурилась. От нее определенно пахло жасмином.

— В следующий раз не ходите за мной, — проговорил он.

Ее глаза распахнулись, и его обожгло голубым огнем, полыхавшим под линзами очков.

Все еще держа в ее в объятиях, Эван сделал несколько шагов назад, осматривая побережье. Никого! Слава Богу! Не хотелось бы ему, чтобы кто-то увидел его с лондонской девственницей, какими бы ни были обстоятельства.

Даже с такой, которая благоухала жасмином.

Он посмотрел на нее.

— Хорошо, что вы не закричали, — заметил он.

— К чему? — Она слегка ослабила свою мертвую хватку. Слегка. — Это никогда не помогает.

— Совершенно верно, — кивнул Эван. Но откуда это известно мисс Жасмин?

Девица стала выворачиваться.

— Можете отпустить меня, — сказала она.

— Да, я бы мог это сделать, — согласился Эван, с раздражением осознав, что все еще прижимает ее к себе. — Но вы становитесь для меня все интереснее.

— Ага, значит, только теперь я стала интересной? Отпустите меня!

Эван еще крепче прижал ее к себе. Ее желание невыполнимо.

— Тогда вы опять станете махать руками и снова упадете, — заметил он. — А вы наверняка не хотите этого.

— Вы понятия не имеете о том, чего я хочу! — горячо промолвила Сьюзен. И начала вырываться.

Эван приподнял брови и взглянул на ее губы. Все его тело напряглось. Он должен уйти. Убежать! Или по крайней мере не смотреть на ее губы.

— Я всегда знаю, чего хочет женщина.

Сьюзен опять принялась вырываться.

И он выпустил ее.

— Ай! — вскрикнула она, падая.

— Вот видите? — Эван сунул руки в карманы, чтобы сдержать искушение снова поднять ее. — Я знал, что вам хочется упасть.

— Вы… вы… кретин!

— Хуже!

Повернувшись, Эван пошел прочь. Ему нужно забыть о ее мягком теле и вспомнить о смерти брата. Напомнив себе об этой беде, он слегка качнулся. И, сжав кулаки, ускорил шаг. Несмотря на то что они с братом всегда были разными, Тимоти был его лучшим другом. Эван найдет того, кто убил его. И отомстит.

— Подождите! Подождите! Куда вы направляетесь? — Тихий, звук шагов по песку. — Могу я пойти с вами?

Нет. Господи, только не это! Почему она за ним увязалась? Он не должен ни на что и ни на кого отвлекаться — даже в обычные дни. Никаких связей и ожиданий. Никаких вопросов.

Она потянула его за рукав. Невероятно! Подумать только, она снова бежит рядом с ним!

Эван остановился.

— Мадемуазель…

— Стэнтон, — перебила его Сьюзен, одарив подозрительно приветливой улыбкой. — Меня зовут мисс Сьюзен Стэнтон. Очень рада познакомиться с вами. О, и еще спасибо большое за то, что спасли меня. Даже несмотря на то, что вы этим хвастались.

— Такова уж моя натура. — Эван окинул взглядом ее фигуру. К сожалению, за последние несколько минут она не стала уродиной. Более того, после пробежки на ее щеках расцвел здоровый румянец, и она тяжело задышала, словно только что… Бет! Он не позволит своему воображению разыграться. Пока что. — Откуда вы, мисс Стэнтон?

— Из Мейфэра, то есть из Лондона. — Она с сомнением посмотрела на него. — Это… Ну, если вы не знали.

Эван предпочел не отвечать на это замечание. Единственный способ избавиться от нежданной спутницы — это испугать ее. Раз и навсегда. Потому что если она продолжит бросаться ему в объятия… Черт, как должен в таком случае поступить временный контрабандист? Он не может отвечать за последствия.

Эван позволил себе еще раз оглядеть Сьюзен с головы до пят. Не быстро, не украдкой, как прежде. Медленно. Наслаждаясь открывшейся его взору картиной. Она увидит, что он так на нее смотрит, и поймет, насколько велика опасность.

— А скажите, в этом Мейфэре, — тихо спросил он, — юные незамужние женщины имеют обыкновение прогуливаться с респектабельными молодыми джентльменами или отдают предпочтение бесчувственным мерзавцам?

Краска мгновенно сошла с лица Сьюзен. После этих слов она почувствовала себя очень неуютно под его взглядом.

Эван улыбнулся.

— Н-нет, обычно нет, — запинаясь, пролепетала Сьюзен и, оглянувшись на пустынный берег, судорожно вздохнула.

— А знаете почему, мисс Стэнтон?

— Я… — Она отступила на шаг назад, потом на два или три. — Как вы заметили, что я иду следом за вами?

Он пожал плечами:

— Не заметить привлекательную юную леди, совершенно одинокую, за которой никто не присматривает, просто невозможно! — Эван подождал, пока она осознает смысл его слов, а затем приблизился к ней и, наклонившись прямо к ее уху, прошептал: — Если я увижу, что вы снова преследуете меня, обещаю, что покажу вам, что именно делают бесчувственные мерзавцы, когда им попадаются незамужние юные леди, которых некому защитить.

Эван не сводил с нее глаз.

Сьюзен нервно сглотнула, ее глаза широко распахнулись.

Он взял ее лицо в ладони, его руки без перчаток с наслаждением прикасались к ее нежной коже, шелку густых волос. Эван наклонялся к ней до тех пор, пока его губы не оказались совсем близко от ее лица. Щетина на его подбородке прикоснулась к плавному изгибу ее щеки. Сьюзен тихо вскрикнула.

— Если именно этого вы хотите — узнать, как невинную юную леди лишают девственности вдали от дома, — что ж, я могу убить на это утро.

Сьюзен задрожала.

— Я… я…

— Ш-ш-ш… — Его губы оказались еще ближе к ее уху. — Сейчас я пойду дальше по берегу. Если вы жаждете нарваться на неприятность, которую я в состоянии вам обеспечить, тогда не стесняйтесь — смело идите за мной следом. — Его губы задержались у ее щеки. — Но если вам этого не хочется, тогда возвращайтесь в Мунсид-Мэнор, пока я еще в настроении отпустить вас.

Эван выпрямился, отпустил Сьюзен и зашагал от нее в противоположном направлении.

Помоги, Господь, им обоим, если она пойдет за ним!

* * *

Сьюзен повернулась и побежала.

Это какой-то кошмар. Во второй раз в жизни ее поймали. И во второй раз в ее жизни мужчина коснулся ее губ губами. Впервые это случилось, когда ее возвращали к жизни после того, как она провалилась под лед, второй — сейчас. И поскольку в первый раз она была без сознания и избежать контакта было невозможно, то что она должна сказать себе в защиту на этот раз?

Он поймал ее. В прямом смысле и в переносном. Но это ее не оправдывает.

Она готова согласиться с тем, что ее назовут неумелой шпионкой (хотя, конечно, это было не так). Она готова подождать, если ей придется еще несколько дней провести в Борнмуте в ожидании денег. (Вообще-то… нет. Именно поэтому она и пошла за ним — надеясь, что он приведет ее к карете, которую она сможет нанять, взять взаймы или украсть.)

Но с чем она согласиться не могла, так это с тем, что вела себя как распущенная девица.

Все это невыносимо. Она вернется в Лондон, к шумной жизни в разряженной толпе, среди веселья и комфорта. Выйдет замуж за богатого титулованного аристократа, у которого расписана каждая минута его общественной жизни. Но для того, чтобы все так и случилось, она должна оставаться нетронутой и нескомпрометированной. Это Сьюзен знала всегда. И о чем, черт возьми, она думала, когда стояла щека к щеке с этим… этим…

Сьюзен застыла на месте.

Там. Впереди. Покинутая деревня.

Или, что вероятнее, постройки Борнмута. Впрочем, едва ли кто-нибудь нашел бы разницу.

Широко распахнув глаза, Сьюзен в ужасе смотрела на открывшееся ее взору зрелище. Такого кошмара ей даже во сне не снилось.

Смахивающие на ящики строения вытянулись вдоль ничем не примечательного изгиба береговой линии, словно гнилые зубы в челюсти великана. Между ветхими и убогими постройками светлели полосы белого, как кости, песка. Красное сияние восходящего солнца подсвечивало эти развалюхи кровавым светом.

Ничего похожего на почтовую станцию. Даже если бы у нее с собой был сундук золота, то как, черт возьми, она вернется в Лондон, если здесь нет почтовой станции, где она могла бы взять лошадей? Как вообще человек может уехать из Борнмута?!

Нет! Она отказывается быть запертой тут до конца жизни. И не проведет в этом несчастном захолустье ни минуты больше. Кучер, который привез ее сюда, говорил, что ближайший к Борнмуту город — это Бат, расположенный в шестидесяти милях отсюда. Ну и пусть. Она готова пройти вдвое больше, если это единственный способ раздобыть лошадь и вернуться домой.

Правда, она совершенно не умеет ориентироваться на местности, так что, возможно, ей придется пройти вдвое большее расстояние. Хорошо, что у нее новые ботинки.

А что это там поблескивает впереди? Там, в тени, между зубов великана? Человек! Слава Богу! Может быть, он сумеет вывести ее из этой мрачной деревни и вернуть в Мунсид-Мэнор.

— Сэр! — закричала Сьюзен. — Сэр, прошу вас!

Незнакомец посмотрел на нее с таким видом, словно его охватил шок при виде юной леди, остановившейся на краю деревни. Впрочем, возможно, любой обитатель этого захолустья был бы поражен, увидев девушку, одетую в утреннее платье. А этот тип, похоже, никогда не видел даже зеркала.

Мужчина был коротенький, плотный и широкий. С лысой головой и совершенно неуместной рыжей бородой. На нем были черные сапоги, заляпанные грязью. Но без сомнения, местный житель, стало быть, он поможет ей выбраться отсюда.

— Сэр! — снова крикнула Сьюзен и побежала в его сторону. — Пожалуйста!

Когда он вышел на солнечный свет, его темная фигура не стала светлее. А бородатая физиономия оставалась такой же грязной и расплывчатой, как будто по-прежнему оставалась в тени.

Ей определенно нужно лучше следить за очками.

Незнакомец рванулся к ней так быстро, словно его ноги не касались песка. Казалось, они вообще не двигаются. И он был все ближе к ней, двигаясь с невероятной скоростью.

Сьюзен замедлила шаг, опасаясь, что они вот-вот столкнутся.

Расстояние между ними все меньше и меньше…

Сьюзен закрыла лицо руками, готовясь к толчку. Ее тень дрожала перед ней на песке, который солнце подкрасило в розовый цвет.

А мужчина не отбрасывал тени.

Сьюзен подняла глаза в тот самый момент, когда он налетел на нее. Точнее, он пробежал… сквозь нее. Ее легкие втянули соленый воздух, а влажный холодный ветерок, оставшийся после него, пронзил ее до самых костей. Сердце Сьюзен рванулось из груди, и она резко повернулась, чтобы посмотреть ему вслед.

Мужчина исчез. На берегу никого не было. Она опять осталась одна.

Вздохнув, Сьюзен крепко обхватила себя дрожащими руками. Существовало лишь одно объяснение тому, что незнакомец растворился в воздухе, пробежав сквозь ее тело. Мунсид-Мэнор не населен привидениями.

Это она — призрак.

Глава 3

Не веря своим глазам, Эван смотрел на пустой капитанский стул.

Сначала пиратский корабль таинственно исчез с побережья и сам по себе бросил якорь в тайной пещере, которую команда обычно использовала для того, чтобы загрузить или разгрузить товар. Теперь, когда Эван наконец отыскал корабль, из кубрика исчез труп Тимоти. Ну и как ему устраивать похороны, если нет тела?

Эван еще раз медленно обошел корабль.

Ни младшего брата. Ни команды. Ни ответов на многочисленные вопросы.

Что ему теперь делать, черт возьми? Возвращаться к Олли нет смысла. И какие бы тайны ни были известны этому мерзавцу, он их не откроет. К тому же он стоял прямо напротив Эвана, когда корабль вздумал двинуться вдоль береговой линии к тайной пещере, где он сам бросил якорь.

Эван проверил вахтенный журнал. Само собой, он был пуст. Хотя нет, не пуст. Страница оказалась вырванной. Дьявольщина!

Он должен поговорить с капитаном. Однако как его найти? К тому же, поскольку тело Тимоти исчезло, какие претензии он может предъявить капитану?

Корабль вернулся. Он должен был отплыть отсюда в пятницу. Точнее, не он один, а все они вчетвером: он сам, Тимоти, Ред и Олли. Но на этот раз одного из четверки не будет. А может, не только одного, если Реда и остальных членов команды нет на борту. Черт, кто-то должен был управлять судном и доставить груз. И Ред должен быть здесь.

Если этот пьяный ублюдок имеет хоть какое-то отношение к смерти Тимоти, он, Эван, сразу же отправит его на тот свет. И тогда они с Олли вдвоем выполнят работу за четверых… но месть того стоит. Если даже капитан заставит их идти под парусом вместе с парочкой прохвостов с какого-нибудь другого корабля. С такими головорезами всегда опасно иметь дело. Даже пиратам.

Однако следует действовать по порядку. Прежде чем заняться убийцей Тимоти, он должен выяснить, кто его убил.

Нет ни единого шанса потолковать с капитаном до полуночи в пятницу, когда тот приедет дать последние распоряжения. Зато Ред куда более предсказуем! Если он не в море, значит, искать его надо в ближайшей таверне.

Эван направился к сходням, спускавшимся на каменистый пол пещеры. Бросив последний мрачный взгляд на разочаровавшую его пустую каюту для команды, он сошел с корабля на землю и зашагал назад в Борнмут.

В девять утро зловонном, скудно освещенном зале таверны «Акулий зуб» находилось с полдюжины разношерстых завсегдатаев этого заведения.

Двое отъявленных городских пьянчужек сидели напротив служанки, которая заснула, положив голову на грязный круглый стол.

Местный судья, прислонившись к стойке, о чем-то шептался с барменом. Возможно, он пытался уговорить Салли не открывать таверну до полудня, чтобы обуздать утренние порывы народа к пьянству. Господи, как же Эван ненавидел самодовольных лизоблюдов, которые должны олицетворять дух и букву закона! Судья принадлежал к их числу.

Поскольку Реда среди публики не было, Эван уже собрался было повернуться и уйти, если бы Салли не поднял в это мгновение глаз и не заметил его.

— Ботуик! А твой бр… Хочешь виски?

Эван поморщился. Пьяный глупец явно собирался спросить у него, привез ли он очередную партию контрабандного французского бренди. В присутствии судьи! Господи! Из-за Салли их обоих могут повесить за измену.

— У меня виски с собой. — Эван выразительно похлопал себя по груди, где во внутреннем кармане лежали пули, а вовсе не фляга со спиртным.

— Святой Господь! — Салли навалился животом на стойку. — Что с тобой случилось, черт побери?

Эван грубо выругался, из-за чего судья медленно повернулся к нему. Эван от злости заскрежетал зубами, однако ничем не показал своего раздражения.

Преисполненный лицемерной святости взгляд Гордона Форрестера пробежался по волосам Эвана, засыпанным песком, по пальто, покрытому белесыми пятнами морской соли, по ногам без чулок. Можно не сомневаться: он уже ломает себе голову над тем, как бы это заключить Эвана в тюрьму за подобный беспорядок в одежде.

— Упал с причала, — ответил Эван, усаживаясь на высокий барный табурет. Его выразительная улыбка словно говорила Форрестеру: «Не трогай меня!» — Ты видел Реда в последнее время?

— Не-е, — протянул Салли, наливая себе виски. — Его уже с неделю тут не было, и я понятия не имею, где пропадает этот бездельник. У меня складывается впечатление, что каждое новолуние он встает и…

— Может, он оборотень? — перебил его Эван. Помилуй их, Господь! Ну как Салли не понимает, что Ред входит в команду Эвана, а значит, при судье, лучше лишних разговоров не заводить? — Вот что: я передумал. Плесни-ка мне виски. — Он повернулся к Форрестеру: — Ну, как дела, судья? Угостить вас виски?

Судья отшатнулся от стойки и покачал головой.

— Отвратительная привычка — пить, — заявил он.

Кто бы спорил! Именно поэтому сам Эван так любил выпить. Он осушил свой бокал одним глотком.

Форрестер встал, несколько долгих неприятных мгновений молча смотрел на Эвана, потом приподнял шляпу, прощаясь с Салли, и вышел из заведения.

— Что это с ним сегодня? — спросил Эван, подталкивая пустой бокал бармену. Грязное стекло так и липло к пальцам.

— Понятия не имею, — ответил Салли. — Но он ушел из-за тебя.

— Хуже зануды-трезвенника, да еще в баре, не придумаешь, — заметил Эван. — К чему приходить сюда, если ни глотка спиртного в рот не берешь!

— Сегодня он туг не единственный, кто не пил ни глотка. — Салли кивнул в угол: — Вон девчонка за столом. Не потратила ни фартинга.

С каких это пор в питейных заведениях Борнмута появились такие клиентки?

Эван повернулся, чтобы внимательнее присмотреться к девушке, которую он принял за служанку. При тусклом свете можно было разглядеть лишь ее силуэт, но Эван был готов поставить на кон груженную французским бренди баржу, что ему известно, кто эта таинственная незнакомка.

— А зачем ты накачал ее спиртным, если она не платила?

— Не делал я ничего такого! Она заявилась сюда, бледная как полотно, дрожа с головы до ног, и сама рухнула на стол. С тех пор и лежит тут, как труп.

Если бы Эвану уже не было известно, что лондонские леди не только невыносимы, но еще и причиняют куда больше неприятностей, чем они того стоят, эти слова вполне убедили бы его. Конечно, он ей много чего наговорил утром, но он не мог довести ее до такого состояния.

— Два виски! — приказал он.

Салли налил две солидные порции.

Эван понес спиртное к столу. Неприятный запах, царивший в таверне, исчез, едва он приблизился к Сьюзен. Отлично! Отодвинув от стола стул, Эван сел рядом с ней. Она пахнет жасмином!

— Кажется, я велел вам не ходить за мной, — сказал он.

Она рывком подняла голову со стола, но на этот раз в ее взгляде не было огня. Сьюзен посмотрела прямо на Эвана — такими же пустыми глазами, как у Тимоти.

Эван помедлил. Что-то тут не так. Он мрачно взглянул вслед двум пьянчужкам, которые только что вышли из-за стола. Есть женщины, которых можно трогать, а есть те, к которым прикасаться нельзя. Пьянчужкам это было известно не хуже, чем самому Эвану. Если один из этих глупцов хоть пальцем притронулся к дебютантке, которую неизвестно какими ветрами занесло сюда, он ему все его мужское хозяйство отрежет.

Мужчины, словно прочитав его мысли, быстро закивали в знак того, что не имеют никакого отношения к мисс Стэнтон и ее состоянию. Отлично.

— Пейте!

Эван хотел просто поделиться с ней виски — если, конечно, ему удалось бы уговорить ее стлать глоток, — но теперь в этом, кажется, возникла медицинская необходимость. Он подтолкнул к ней оба бокала.

Ее рука приподнялась, скользнула к его руке, прикоснулась к ней, а потом крепко сжала. Ее пальцы были холоднее морской воды. Когда она дотронулась до него, ее губы задрожали, а глаза наполнились слезами.

Черт побери! Он не любит, когда женщины плачут, а особенно когда они плачут на людях.

— Вставайте! — Он помог ей подняться. — Давайте выйдем отсюда.

Не замечая его руки на своей талии, Сьюзен, покачиваясь, поднялась и, спотыкаясь, направилась к двери. Эван бросил на бармена убийственный взгляд.

— Клянусь! — нервно заговорил Салли. — Никто ее тут и пальцем не тронул, и она не выпила ни глотка.

Когда она зашаталась на верхней ступеньке, крыльца и едва не свалилась в песок, Эван со вздохом взял ее на руки, и Сьюзен, дрожа, обхватила его за шею. Однако на этот раз она дрожала не из-за его прикосновений, понимал Эван. Пока что.

Если бы только он знал, что лучше для них обоих, то отнес бы ее назад в Мунсид-Мэнор и запер бы в отведенной ей спальне.

Светло-голубые глаза с тревогой смотрели на него из-за залитых слезами стекол очков.

— Куда вы меня несете? — спросила Сьюзен.

Эван сдался. А ведь он никогда не принадлежал к числу тех, кто совершает хорошие поступки.

— К себе домой, — ответил он.

Сьюзен никогда и в голову не приходило, что мужчина понесет ее на руках по улице, причем при свете дня он будет больше походить не на джентльмена, а на разбойника.

Кто знает, как ему удалось пронести ее по деревне больше мили и подняться вместе с ней по извилистой тропинке, к удивительно приятному двухэтажному домику, спрятавшемуся в скрытой от посторонних глаз расселине на склоне холма! Да конечно, у него широкие плечи, сильные руки и мускулистое тело. Но вот почему он вообще вздумал помогать ей… причины подобного альтруизма по-прежнему оставались для Сьюзен загадкой.

Впрочем, у нее хватит ума, чтобы не доверять ему. И он сам заставил ее прийти к этому выводу.

Усадив Сьюзен на мягчайший с виду диван в комнате, которую иначе как роскошной не назовешь, Эван отступил на шаг и критически оглядел ее с головы до Ног.

— Спасибо, что беспокоитесь обо мне, — прошептала Сьюзен.

Эван рухнул в кресло, стоявшее напротив дивана, и ковер засыпало песчинками.

Даже теперь, когда ему очень не помешало бы привести себя в порядок, он выглядел потрясающе.

— Должно быть, вам интересно, почему на мне нет чулок, а на одежду налипли водоросли? — спросил он.

— Да что вы, ничуть не интересно, — солгала Сьюзен, хотя на самом деле изнывала от любопытства.

— Отлично! — Эван удовлетворенно улыбнулся. — Тогда я не буду мучить вас подробностями.

Сьюзен поняла, что этот невыносимый тип раскусил ее. Он догадался, что ей до смерти хочется услышать объяснения, а потому намеренно так поставил вопрос, что дальнейший разговор на эту тему был исключен.

— Да нет, уж помучьте меня, — все-таки попробовала Сьюзен. От нетерпения она даже наклонилась вперед, пребывая в уверенности, что услышит интереснейшую историю.

Улыбка Эвана стала еще шире.

— Нет-нет, я не могу этого сделать, — заявил он. — Я, знаете ли, горжусь своей способностью не досаждать женщинам. Я предпочитаю… развлекать их.

Сьюзен прищурилась. Ему снова удалось сменить тему, не… меняя ее полностью, Судя по всему, он ждет, что она сейчас воскликнет: «Правда? И как же вы намерены меня развлекать?» Только она была слишком благоразумна, чтобы говорить так прямолинейно. После четырех лет подглядывания и слежки она получила прекрасное представление о том, какие развлечения могут быть у пары, оставшейся наедине.

Сама она позволит себе нечто вроде этого, лишь когда вернется в Лондон и окажется в надежной компании титулованного джентльмена, который будет рад заполучить невесту из рода Стэнтонов. А любой другой флирт, пусть даже самый невинный, с человеком, который сидит сейчас напротив нее (пусть этот человек даже дьявольски привлекателен), лишь отдалит ее от собственных целей. Но Сьюзен никогда не допускала, чтобы что-то помешало ей приблизиться к намеченной цели.

Отведя от Эвана взгляд, она принялась рассматривать гостиную, Сьюзен нахмурилась, пытаясь увязать уютную обстановку, выдержанную в роскошных оттенках драгоценных камней, и бархатные подушки с небритым негодяем в мятых бриджах и рубашке из затвердевшего от соли льна, раскинувшимся перед ней. Но это ей никак не удавалось.

Должно быть, жилище принадлежит кому-то другому — воспитанному и элегантному джентльмену, который придет домой, застанет их тут и убьет обоих.

Сьюзен взглянула на Эвана. Он по-прежнему наблюдает за ней. Губы чуть подрагивали в полуулыбке. Еле заметные морщинки вокруг глаз указывали на то, что он смеется над ней, но старается не показывать этого.

Никто никогда не смеялся над Сьюзен Стэнтон. Ни светские кавалеры, ни дамы в роскошных платьях. И этому разбойнику она не позволит. Если владелец дома сейчас придет и начнет стрелять в них, она сама вытолкает наглеца на утес. А он тогда достанет свой пистолет и под прицелом погонит ее вниз по тропе. И где она тогда окажется?

Ох, не стоило ей приходить сюда, плохая это идея.

— Думаю, мне пора, — произнесла Сьюзен самым радостным тоном, на какой была способна, надеясь произвести на Эвана впечатление уверенной в себе женщины, а не капризной жертвы. Он ведь ни словом не обмолвился о том, что собирается делать, когда они останутся наедине. А она позволила ему отнести ее в чужое жилище! Сьюзен уверенно положила руку на подлокотник дивана. — Благодарю вас за гостеприимство.

Эван пожал плечами, но даже не шевельнулся, чтобы остановить ее.

— Я совсем не гостеприимный, — сказал он.

— Тогда почему я здесь? — выпалила Сьюзен, не доверяя ему ни на йоту. Впрочем, справедливости ради стоило сказать, что она и себе особенно не доверяла. Сьюзен крепче сжала подлокотник дивана. Почему она не уходит? Ей следует покинуть дом, пока она в состоянии сделать это. Но по какой-то причине исходящая от Эвана опасность больше возбуждала ее, чем пугала.

— Я с самого начала задавал себе этот вопрос. — Поднявшись с кресла, он подошел к небольшому столику, на котором стояли всевозможные бокалы и бутылка бренди. — Вы можете уйти, когда захотите, мисс Стэнтон. Но я больше вас не понесу.

— Само собой, — сказала она. — Для меня одного раза более чем достаточно.

— Двух, — поправил Эван, даже не повернувшись.

— М-м-м… Да, верно.

Честно говоря, ей было так приятно наслаждаться его теплыми объятиями, его силой. Вот он точно не призрак. Он настоящий. Он твердо стоит на ногах. У него знакомое лицо. То, что это лицо принадлежит человеку, способному навредить ее репутации лишь тем, что они находятся наедине, почему-то не пришло Сьюзен в голову. Ей вообще ничего не приходило в голову… кроме мыслей о том, что рядом с ним она чувствует себя в безопасности.

Сунув руку в карман, Эван, вытащил пистолет и положил на столик. А ведь она только что подумала о безопасности. Да это наверняка тот самый пистолет, из которого он чуть не застрелил ее несколько часов назад!

Эван налил в бокал бренди — золотистая жидкость засверкала в лучах солнца, проникавших сквозь занавески — и, задумчиво покачав бокал, протянул его Сьюзен.

Она отрицательно помотала головой. Она должна уйти. От бренди она опьянеет, как от миндального ликера, а ей еще надо о многом подумать. Например, о том, как уехать из Борнмута.

— Уверены? — Он сделал глоток, закрыв глаза от удовольствия — Отличный бренди! Французский, — добавил Эван. — Нынче это дорогое удовольствие.

Правильнее было бы сказать «незаконное». Сьюзен засомневалась. Может, от нелегального напитка голова не закружится? Соблазн пригубить бренди был очень велик, но ей нужно было идти. Немедленно.

Эван вернулся в кресло, вид у него был чрезвычайно довольный и расслабленный..

Пистолет, оставленный им на столе, теперь был к Сьюзен ближе, чем к нему. От этого ей должно стать легче, не так ли? Честно говоря, она ни разу в жизни не стреляла из оружия. Но, если вдуматься, неужели он решится на убийство?

Ясный взгляд Эвана скользнул по ее лицу.

— Вы вообще не пьете?

— Мне нужно уходить, — отозвалась Сьюзен. Она покосилась на столик со спиртным. Пистолет был на месте. Бренди — тоже.

— Вы ведь не пили в «Акульем зубе», — напомнил ей Эван. — А вы провели там некоторое время.

— Это совсем другое дело, там я… У меня был неприятный день, — поправилась Сьюзен и едва не закашлялась от собственных слов. Господи! Ее ведь преследуют привидения! Ну как она найдет себе достойного жениха, если ее преследуют привидения?

— Вас что-то напугало? Или кто-то? — спросил Эван и снова сделал глоток бренди, только уже не закрывая при этом глаз. — Полагаю, вам хочется потолковать об этом?

Сьюзен фыркнула (с этой привычкой она старалась бороться). Потолковать о ее необъяснимой способности видеть духов? Никогда! И не с ним. Ни с кем. Сами по себе призраки — это уже очень плохо. И если кто-то заподозрит ее в этом безумии, ее жизнь кончена. О ней начнут сплетничать. И тогда ей уже точно не найти подходящую пару, которая ей так необходима.

Брови Эвана приподнялись. Его удивило, что девица не захотела говорить с ним о своих проблемах.

— Что ж, это справедливо. — Пожав плечами, он вновь обратил внимание на бокал с бренди. — Я проявляю к вам интерес из вежливости. Ведь вы у меня в гостях.

От изумления Сьюзен открыла рот. Как же он груб!

— В любом случае, что бы там у вас ни случилось, я не желаю в это вникать, — добавил Эван.

Что ж, у нее тоже нет желания иметь с ним дело.

— Это понятно, — кивнула Сьюзен. — Но, боюсь, мне пора идти. Я очень благодарна вам за помощь этим утром, мистер?..

Невероятно! Она дважды побывала в его объятиях, но даже не знает его имени!

— Ботуик, — с готовностью подсказал Эван. — Маркиз Гауэр, граф Хантингтон, виконт Рокхем.

— Что-о?! — Такого не может быть.

— Да я пошутил, — с заразительной улыбкой промолвил Эван. — Просто мистер Эван Ботуик. — Поднявшись из кресла, он протянул ей руку: — Старый добрый «мистер».

Хорошо. Сьюзен молча пожала ему руку.

Что ж, теперь, когда у него есть имя и… пистолет, он чуть меньше пугает и кажется чуть больше… нет, не нормальным, ведь у него по-прежнему в волосах поблескивают песчинки (хоть в этом и ее вина), он любит выпить (а это уже его вина), и на нем нет чулок (одному Богу известно, чья это вина). Похоже, он вполне нормальный. Может, немного грубоват, но с добрым нравом. Из тех людей, кто с легкостью находит себе друзей.

Боже, что же он все-таки делает в Борнмуте?

— Вы давно здесь живете? — услышала Сьюзен собственный голос.

— Дольше, чем вы. А что привело такую безупречную лондонскую мисс в эту огромную метрополию?

Упрямец! Ни один мужчина не желает обсуждать с женщиной свое прошлое. Откинувшись на спинку дивана, Сьюзен посмотрела на него из-под полуприкрытых ресниц. Ей надо идти. Правда надо. Но она никогда не упускала возможности немного посплетничать. Ей было известно: если кто-то упрямо отказывается сказать больше трех слов о чем-то, можно быть уверенной; дело пахнет большим скандалом. Так что лучше всего, решила Сьюзен, заставить его говорить. В беседе он полностью раскроет себя.

— Должна признаться, — осторожно начала она, — Борнмут сильно отличается от Лондона.

— Правда? — Эван поднял бокал с бренди. — По-вашему, ему чего-то не хватает?

— Возможно, все дело в том, что у меня еще не было возможности осмотреть здешние магазины, — великодушно добавила Сьюзен, — но, кажется, я не заметила ювелирных лавок, торговцев мороженым, модисток и так далее. Не видела я и театров, садов с развлечениями, мест для скачек… и даже церкви.

— И этим можно объяснить, почему нашему священнику в черном платье с белым воротничком приходится коротать время в таверне Салли, — кивнул Эван. — Бедняга просто не знает, куда пойти.

Эти слова поставили Сьюзен в тупик.

— А разве кому-то из местных жителей есть куда пойти? — поинтересовалась она.

Что-то в ее голосе заставило Эвана наклониться к ней, упершись локтями в колени, спросить:

— Хотите, скажу честно?

Она кивнула.

Эван сделал вид, что задумался над ее ответом, а потом ответил:

— Совершенно некуда.

Вот этого-то она боялась! И именно поэтому она не собиралась оставаться в Борнмуте еще хотя бы на один день.

— И еще, — медленно продолжил мистер Ботуик. — Я бы не советовал вам купаться в море.

— Оно слишком холодное?

Он стряхнул с коленки высохшие водоросли.

— Могу вас заверить, — сказал Эван.

— А в соседних городах?

— А у нас есть соседние города?

— М-м-м… Мне говорили, что где-то неподалеку Бат.

— Вы имеете в виду города, до которых можно прогуляться пешком? Вообще-то наш город стоит особняком, до ближайшей почтовой станции десять миль.

Десять!.. Легкие Сьюзен сжались. Когда родители пришлют ей деньги, ей придется умолять какого-нибудь владельца лошадей, чтобы он подвез ее туда. У мистера Ботуика, само собой, лошади нет. По тропинке, которая ведет к его дому, вряд ли Можно скакать на лошади.

— Я имел в виду сильное течение в воде, — сказал Эван, заглядывая в бокал с бренди. — Надо постоянно следить за тем, чтобы тебя не унесло в открытый океан. Да и скалы с утесами здесь опасные. Впрочем, полагаю, вы и сами это поняли.

— Да-да, — кивнула Сьюзен, заерзав на диване. — Я заметила, благодарю вас.

У нее не было желания анализировать, чем вызван дискомфорт: синяками на ягодицах оттого, что проехалась по насыпи утеса, или воспоминаниями о том, как она обхватила руками шею мистера Ботуика. Неужели она настолько забылась, что действительно прижалась к нему — грудь к груди, чувствуя, как его сердце бьется совсем рядом с ее сердцем? И действительно ли ее пульс ускорился при воспоминаниях об этом?

— …несколько юных леди, — говорил между тем мистер Ботуик, которого явно не увлекали воспоминания о том, как он нес ее на руках. — Для этого можно отправиться в магазин одежды, где ее, кстати, еще и шьют. Полагаю, там можно поболтать о модных новинках, посмотреть, какие товары привезли.

Сьюзен сомневалась в том, что в Борнмут хоть когда-нибудь привозили что-то стоящее.

— А где?..

— Здесь есть только один магазин одежды, — перебил ее Эван с кривой улыбкой. — Вы его найдете.

Сьюзен в этом сомневалась. Она до сих пор терялась в собственном доме в Мейфэре.

— А вы… вы не могли бы отвести меня туда? Я имею обыкновение ходить по одному месту кругами.

Эван задумчиво потер подбородок, словно не мог решить, хорошую идею она ему предложила или неподходящую. Но почему? Неужели он опасается, что она вновь окажется в его объятиях? Или не окажется?

— Хорошо, — сказал он наконец. — Но я не останусь там с вами — мне надо кое-кого найти. Пропал один человек.

— Пропал человек? — переспросила Сьюзен.

Как романтично! Этим можно объяснить его мрачное настроение.

— А кто? Это женщина? Куда, по-вашему, она пошла? Почему, с вашей точки зрения, она ушла?

— Это не женщина, — сказал Ботуик, глотнув бренди. — И я сомневаюсь, что у этого человека был выбор. Он мертв.

— Вы потеряли покойника? — прошептала Сьюзен, в ужасе сжимая колено.

Черты его лица ожесточились, в глазах вспыхнула ярость.

— Честно говоря, я предполагаю, что кто-то его украл.

— Вы… — Сьюзен хотела было что-то сказать, но слова замерли у нее на языке.

Сьюзен вскочила с дивана. О чем только, черт возьми, она думала, проводя утро с этим безумцем, словно он пригласил ее на чай с печеньем? Он носит с собой пистолет! Теряет мертвецов! (Кстати, она сама за последнее время увидела немало покойников.) Сьюзен выбежала из гостиной с такой скоростью, словно за спиной у нее вспыхнул пожар. Сколько раз излишнее любопытство приводило ее к неприятностям? Сколько раз она давала себе обещание «никогда больше» не совать нос в чужие дела?

И как она сдержит все эти обещания… если окажется мертва?

Глава 4

Магазин одежды находился в последней деревянной хибаре, расположенной на побережье. Давнишний пожар обуглил когда-то покатую крышу, так что домишко казался не просто зубом в челюсти великана, а зубом, в котором темнела гноящаяся полость. Легкий запах дыма примешивался к соленому аромату бурлящего океана.

Когда покосившаяся дверь на проржавевших петлях со скрипом открылась, Сьюзен готова была увидеть перед собой сказочную ведьму с метлой в руках. И зрелище ее не разочаровало.

На пороге возникла молодая женщина с черным поломанным зонтиком, в поношенной серой юбке, с огненно-рыжими растрепавшимися волосами. Ее безумный взор метался взад-вперед по пустынному берегу, а когда она ненадолго замирала, прислушиваясь к доносившимся с утеса звукам, выражение ее лица становилось еще более безумным — она словно ждала появления кого-то, кто мог ей угрожать. Постояв некоторое мгновение, женщина резко повернулась, отчего ее алый плащ взметнулся в воздух, и закрыла дверь перед самым носом Сьюзен.

Сьюзен поежилась. Какое бы тайное собрание ни проводилось под обгоревшими балками, ей лучше не вмешиваться. Даже если ей придется провести следующие восемь часов в поисках тропинки, ведущей к Мунсид-Мэнору.

Только она решила обыскать скалу, как вдруг увидела темную фигуру, крадущуюся в тени одного из полуразвалившихся магазинчиков.

Дворецкий!

Если бы не нелепая шапка волос, полыхнувшая огнем в скудном пучке солнечных лучей, нежданно пронзивших серое небо, Сьюзен бы его и не заметила. К тому же она очень не хотела, чтобы ее заметил он. Он, конечно же, знает, как вернуться в Мунсид-Мэнор, однако, судя по всему, направляется не к магазинам. Что он там делает? Копает песок?

Всякий раз, когда его лопата зарывалась в землю, на его лице мелькала чудовищная улыбка. Глаза так и бегали из стороны в сторону, он то и дело украдкой поглядывал на море, словно ожидал увидеть на горизонте корабль под пиратским флагом. А потом он по периметру обвел взором всю деревню. И увидел ее.

Когда их взгляды встретились, Сьюзен не сдержала испуганного вскрика, у нее перехватило горло. Губы дворецкого сжались в тонкую линию, скрыв ряд кривых зубов. Его пальцы согнулись, а затем крепче обхватили лопату. Даже не подумав закидать яму песком — не важно, что вообще заставило его ее выкопать, — он схватил лопату и направился в сторону Сьюзен.

Сьюзен могла побежать. Только далеко убежать ей бы не удалось, к тому же она понятия не имела, куда бежать от опасного дворецкого, который знал каждую песчинку в этой забытой Богом деревне. Однако если она будет стоять вот так на открытом месте, ее шансы на спасение равны нулю.

Ей надо бежать к людям. К живым людям. Немедленно!

И, не дав себе возможности передумать, Сьюзен сделала то единственное, что было в ее силах, — бросилась в магазин одежды.

Плотные шторы не пропускали в помещение солнце. Мерцающий канделябр скудно освещал темные стены, отбрасывая дьявольский оранжевый свет на двух женщин, склонившихся над рулонами темного, струящегося шелка. Ведьма была почти скрыта тенью; она стояла, вонзив кончик зонта в пол у своих ног. И о чем-то тихо говорила с женщиной, похожей на фарфоровую куклу в красивом кружевном платье и со светлыми локонами.

Услышав, что дверь открылась, обе тут же замолчали, повернулись и с подозрением уставились на Сьюзен. На их лицах, скрывая некоторые черты в густой тени, играли отблески крохотных огоньков пламени от потускневшего канделябра. Сьюзен медлила, но убежать не могла, отлично зная, кто поджидает ее за дверью.

— Вы только посмотрите, — пробормотала ведьма, — у нас покупательница.

— Свежая кровь. — На безупречном лице фарфоровой женщины появилась ужасающая улыбка.

Прервав разговор, они направились к Сьюзен. Шаги фарфоровой куклы были тихи и уверенны, как у примы-балерины, танцующей на сцене лондонского театра. Кончик ведьминского зонта царапал деревянный пол, словно за ней волочилась вынутая из ножен шпага.

Дверь за спиной Сьюзен со скрипом приотворилась, впустив в магазин порыв соленого ветра. Шелк затрепетал на ледяном сквозняке. Ни ведьма, ни фарфоровая кукла не остановились. У дверей послышались чьи-то шаги. На пол упала тень.

Сьюзен повернулась, приготовившись увидеть дворецкого. Но его там не было. Вместо него в дверном проеме она увидела силуэт мужчины, которому на вид было не больше тридцати. Сзади его фигура была освещена утренним светом, и поэтому лицо оказалось скрытым густой тенью. Почти такой же высокий, как мистер Ботуик, он все же был чуть менее мускулист. Его золотистые локоны играли в лучах солнца. Он шагнул вперед, и дверь за ним захлопнулась.

— Мистер Форрестер! — одновременно воскликнули обе женщины.

— Леди. — Он поклонился. — Доброе утро.

Сьюзен заморгала. Настоящий джентльмен?

Их взгляды встретились.

— Я пришел посмотреть на двух самых красивых женщин Борнмута, и, к собственному восторгу, встречаю в их компании третью!

Свечи осветили лицо мистера Форрестера, его ангельские голубые глаза и мальчишескую улыбку под золотистыми кудрями. Голубые и красные цвета в его костюме напоминали о классических полотнах Рубенса. Он потянулся к дрожащей руке Сьюзен, склонился над ней и запечатлел поцелуй на тыльной стороне ладони.

В сумраке магазина повисло неловкое молчание.

— М-мисс Сьюзен Стэнтон, — запинаясь, промолвила Сьюзен, когда осознала, что здесь нет никого, кто мог бы представить ее.

Она уже говорила, до чего ей ненавистна жизнь вне Лондона?

— Гордон Форрестер. — Он выпрямился, прежде чем упустить ее руку. — Очень рад знакомству с вами. — И, не промолвив больше ни слова, подошел к двум дамам и целовал их в щечки.

Он с такой легкостью отверг ее?!

Сьюзен шокированно смотрела ему в спину. Этот случай надо запомнить, ведь еще никогда в жизни у нее не было столь короткого разговора с джентльменом. Акулы, которые кружили вокруг нее в лондонских бальных залах, издали чуяли деньги Стэнтонов, так что Сьюзен было трудно даже ускользнуть на минутку в дамскую комету. А те, кто поджидал ее за пределами бальных залов… эти предлагали Сьюзен самую интимную связь, в которою она поклялась вступить лишь с тем, кто окажется достойным стать ее мужем. Но ни один никогда не отвергал ее.

Тем более ради таких женщин, как эти!

Скрестив на груди руки, Сьюзен смотрела, как фарфоровая кукла сделала настоящий пируэт, чтобы продемонстрировать Форрестеру свое модное платье (и, конечно же, скрытые юбками лодыжки). На бледных щеках ведьмы появились красные пятна, когда она сделала реверанс за своим сложенным зонтом. Ни одна из дам не сочла нужным представиться Сьюзен.

А между тем в Лондоне она знала всех и все знали ее. В Лондоне восхищенные поклонники всегда окружали ее плотным кольцом, в нетерпении ожидая любых слов, которые могли сорваться с ее уст. Увы, здесь не Лондон, а Борнмут.

Что ж, раз уж она вынуждена находиться тут, то ей придется показать этим «леди», с какой легкостью любой из Стэнтонов может вернуть себе популярность. Деньги отца прибудут сюда через неделю, но Сьюзен была уверена, что ей не придется ждать долго, когда весь город захочет попасть в ее компанию. В конце концов, это ведь она королева сплетен — самого сладкого светского соблазна, которому невозможно противиться.

Однако для начала ей необходимо напомнить дамам о своем присутствии. Поправив очки, Сьюзен шагнула вперед. Мистер Форрестер поднял на нее глаза, но, вместо того чтобы улыбнуться, как это всегда делали все мужчины, нахмурил свои ангельские брови.

— Мне все время кажется, что я уже где-то видел вас, мисс Стэнтон, — сказал он. — Вы давно в Борнмуте?

— Боюсь, я приехала только вчера ночью, — ответила она.

Ведьма вцепилась в черную ручку зонта и наклонилась вперед, опираясь на него.

— Вы пьете, мисс Стэнтон? — спросила она.

Сьюзен покачала головой:

— Нет.

— Слава Богу! — с фальшивой улыбкой проворковала фарфоровая кукла. — А то мы уже опасались, что несчастная молодая блондинка, которая заснула за столом в таверне Салли, и вы — одно и то же лицо.

Голова Сьюзен пошла кругом. Они сплетничали. О ней! И это была правда (только в таверну ее привела не та причина, о которой они думали).

Губы мистера Форрестера приоткрылись, образуя ровную букву «О».

— Так вот где я вас видел! — воскликнул он.

Щеки Сьюзен залило краской.

Дамы захихикали. Им отлично известно, кто она такая, — скорее всего они знали это уже в ту минуту, когда она появилась в магазине. И они не нашли лучшего способа открыть правду, чем максимально унизить ее перед привлекательным джентльменом.

Сьюзен отлично знала этот трюк. Правда, еще никогда в жизни она не была унижаемой стороной.

Не важно. Она обязательно поднимется. Поскольку ее имя больше никогда не будет упоминаться в сплетнях в связи с недостойным поведением, слухи скоро стихнут. Просто ей придется на некоторое время стать образцом совершенства и респектабельности.

Она уже открыла было рот, чтобы ответить дамам и джентльмену, но тут поняла, что они продолжают разговор, даже не дождавшись ее ответа. Они встал и кружком, сдвинув головы. Тихий разговор то и дело прерывался короткими смешками.

Сьюзен отошла в сторону. Хорошо, пусть они пока выигрывают…

Хм! Меньшее, что эти деревенщины могут сделать, так это подробно объяснить незнакомке, как ей лучше добраться до своего жилища. Сьюзен снова выступила вперед. Их дурацкий разговор так раздражал ее, что она была готова грубо его прервать.

Однако не успела она это сделать, как к ним присоединился пятый человек: он вошел, точнее, влетел в магазин, прорвавшись сквозь дальнюю стену.

Бородатый призрак!

Бежать Сьюзен было некуда. Дворецкий с лопатой все еще может поджидать ее возле магазина. Впрочем, даже если он убрался восвояси, никакие стены не смогут помешать привидению преследовать ее.

Однако проводить утро в компании этой троицы не лучше.

Что ей нужно, так это узнать, как дойти до Мунсид-Мэнора, но при этом желательно, чтобы из-за привидения она не выглядела огорченной или, хуже того, безумной.

— Эй вы! — воскликнул призрак, заметив ее. Подняв руку к своему голому черепу, он выжидающе посмотрел на Сьюзен: — Разве вы меня не узнаете?

Сьюзен не ответила.

Он подпрыгивал и опускался на пол прямо перед ней. Осторожно, чтобы не прикоснуться к ней, призрак помахал рукой перед ее лицом.

Стараясь не замечать его, Сьюзен попыталась сосредоточиться на том, как бы прервать беседу двух леди и джентльмена и при этом не показаться грубой.

— Когда вы в последний раз его видели? — спрашивал у дам мистер Форрестер.

Фарфоровая кукла закатила глаза.

— Этот человек не следит за своим старшим братом, — сказала она.

— То он здесь. То его нет. И начинаешь думать, был ли он тут вообще, — кивнула ведьма с зонтом.

— Прошу прощения, — заговорила Сьюзен, когда троица замолчала. — Кто-нибудь из вас может объяснить мне, как попасть в Мунсид-Мэнор?

— Он находится на вершине утеса, — сообщила ведьма. Но это и так было известно Сьюзен.

— Да, я знаю, но…

— Проще всего, — промолвил мистер Форрестер таким тоном, какой он, видимо, считал приветливым — вернуться туда той же дорогой, которая привела вас сюда.

— Знаете, я об этом уже подумала, — процедила сквозь зубы Сьюзен. — Но, поскольку тропинка, спускавшаяся с утеса, осыпалась, я подумала, что вы сможете указать мне еще какой-то путь.

Фарфоровая кукла засмеялась:

— Но вы же не…

— Думаю, именно так, — вмешалась ведьма. — И никак иначе.

— Ботуик — единственный безумец, который осмеливается ходить по этой тропе. — Фарфоровая кукла покачала своей безупречной головой. — Когда я увижу его в следующий раз, то…

— А я думала, что вы уже не встречаетесь с Ботуиком. — Глаза ведьмы лукаво блеснули.

— Это же не означает, что я вообще не буду видеться с ним, — заявила фарфоровая кукла. — Должна заметить, у нас тут не ходят толпы людей, среди которых можно затеряться.

— Итак, — подсказала Сьюзен, — тропинка, по которой я должна идти, находится…

Не обращая на нее внимания, дамы продолжили болтать о своем.

Сьюзен устремила умоляющий взор на ангелоподобного мистера Форрестера.

— Я бы сам отвел вас туда, если бы получше знал здешнюю местность, — промолвил он с извиняющейся улыбкой.

Тут бородатый призрак повис между ними и принялся яростно жестикулировать, указывая руками то на себя, то на остальных, то снова на себя.

Приподняв очки, Сьюзен постаралась сосредоточить внимание на мистере Форрестере.

— Так, выходит, вы не местный? — спросила она.

— Да нет, вообще-то я здешний, но не из Борнмута, — объяснил он.

— Мистер Форрестер — наш местный судья, — сказала фарфоровая кукла, бросая на судью выразительные взгляды из-под полуопущенных ресниц.

— Он служит судьей в нескольких городах нашего края, — пояснила ведьма, поглядывая на свою компаньонку с таким видом, будто ей хотелось поколотить ту своим зонтиком. — Поэтому он не только наш.

Похоже, мистеру Форрестеру вся эта очаровательная суета вокруг его персоны пришлась не по душе.

— Я живу в Крайстчерче, — сообщил он. — Но я стараюсь приезжать в Борнмут по крайней мере один-два раза в месяц, чтобы узнать, не требуются ли тут мои услуги.

Призрак по-прежнему подскакивал перед Сьюзен, разве только на руки не вставал, но она была увлечена обдумыванием полученной информации.

Более высокопоставленного горожанина, чем судья, не найти. И уж ей тем более не нужен другой знакомый, имеющий лошадь. Так что надо добиться того, чтобы у мистера Форрестера сложилось о ней положительное мнение, Он еще этого не знает, но она уже расценивает его как билет до ближайшей почтовой станции, которым воспользуется, едва прибудет ее денежное содержание.

— Понимаю, — промолвила Сьюзен и наградила его и самой обольстительной светской улыбкой, на какую была способна. — Но вы не беспокойтесь, я найду дорогу домой.

Форрестер вздернул подбородок, отвернулся от двух других леди и предложил Сьюзен руку.

— Вот что я вам скажу, Мисс Стэнтон. Если две головы лучше одной, что вы скажете, если мы отправимся туда вместе? И если мы не найдем дорогу в Мунсид-Мэнор, то меня утешит то, что я по крайней мере провел время в чудесной компании.

Если выражение лица фарфоровой куклы служило хоть каким-нибудь показателем ее эмоционального состояния, то ее красивое личико должно было вот-вот разлететься на тысячи крохотных кусочков.

— Го-ос-споди! — выдохнула фарфоровая кукла. — Да она сама найдёт дорогу, это не так трудно.

Ведьма указала на дверь ручкой зонтика:

— За большой кучей сплавного леса в дюжине ярдов от магазина есть тропинка, ведущая к утесу! Идти по ней удобно, но она сильно петляет, так что, бывает, тратишь на дорогу к утесу почти час, зато тропа точно приведет вас туда.

Мистер Форрестер засиял.

— Ну вот вы все и выяснили, — сказал он. — Разве скажешь после этого, что эти милые леди вам не помогли!

— Да уж, — кивнула Сьюзен.

— Может, еще встретимся, мисс Стэнтон?

— Почему бы и нет? Когда вы в следующий раз приедете в город, вам будет известно, где меня найти.

«Когда ты в следующий раз приедешь в город, то сможешь увезти меня из этого сумасшедшего дома».

— Благодарю вас. — Форрестер поклонился. — Буду с нетерпением ждать возможности провести в вашем обществе часок-другой.

«Рассчитывай на это. Обещаю рта не закрывать всю дорогу до почтовой станции».

— Что ж, договорились. — Сделав перед судьей книксен, Сьюзен помахала дамам: — Рада была познакомиться с вами, леди. На примерку приду в другой день. Аu revoir[2].

Усмехнувшись, она вышла из магазина. Да эти две скорее удавят ее во сне, чем сошьют ей новое платье, какой бы ни была цена. По крайней мере теперь они знают, что мисс Стэнтон не из тех деревенских простушек, которых они запросто давят своими каблучками. Мисс Сьюзен Стэнтон так просто не раздавишь.

Перед ее лицом вновь возникло нахальное привидение.

Сьюзен от удивления вскрикнула.

Скрытый в густой бороде рот призрака приоткрылся, обнажая десны с кривыми желтыми зубами.

— Вы можете меня видеть, — сказал призрак.

Сьюзен нервно посмотрела на берег. Дверь в магазин у нее за спиной захлопнулась, дворецкий Олли исчез. Тем не менее…

— Уходите! — прошептала она.

— Так вы меня еще и слышите?! — отозвался призрак. — Тогда почему не обращали на меня внимания в магазине?

— Я была занята. — Обойдя его сбоку, Сьюзен направилась к куче сплавного леса. — И сейчас не освободилась. Оставьте меня в покое!

«Прошу, пусть он не преследует меня!»

Призрак полетел за Сьюзен.

— Я уйду, если вы пообещаете кое-что сделать для меня, — сказал он.

— Нет!

Ага! Вон тропинка, ведущая наверх. Подобрав юбки, Сьюзен стала подниматься по ней.

— Мне нужно лишь, чтобы вы доставили от меня сообщение, — настаивало привидение, нависая над Сьюзен. — Неужели это так трудно?

Сьюзен вздохнула.

— Что еще за сообщение? — спросила она.

— Что я умер.

Сьюзен ускорила шаг.

— Об этом и речи быть не может, — заявила она решительно.

— Но это правда, клянусь! — Обогнав ее, призрак заскользил в воздухе в двух футах от нее, мерцая на фоне мрачного неба. — Передайте моей семье известие о моей смерти, и я навсегда отстану от вас.

Что за чушь!

— Во-первых, почему я должна верить в то, что можно вообще доверять словам призрака? Во-вторых, вы безумны? Что я, по-вашему, должна делать? Ходить по городу и говорить: «О, на днях я наткнулась на этого мертвого бедолагу и…»?

— Мое имя Грей, но чаще всего меня называли…

— Хорошо, — перебила его Сьюзен, — стало быть, я скажу: «Когда я наткнулась на мистера Грея нынче утром, то он попросил меня передать вам, что он умер»…

Он заглянул ей в глаза:

— Хотя бы сообщите об этом моей сестре.

— Не буду я никому и ничего сообщать!

— Это меньшее, что вы можете сделать для меня.

— Это вообще не мое дело! — Пригнув голову, Сьюзен пошла быстрее, стараясь смотреть на свои ботинки, а не на привидение, поблескивающее перед ней. — Я не просила, чтобы у меня появилась способность видеть умерших.

— А я не просил о смерти.

— Мне действительно жаль, что с вами это произошло: — На мгновение Сьюзен задержалась, а потом пошла вперед еще быстрее. — Разве вы не заметили, что моя неудача в этом отвратительном магазине произошла лишь из-за того, что вы мне с самого начала помешали? Вы только представьте себе, что сказали бы две эти гадюки, узнав, что я разговариваю с призраком?

— Да это же именно они…

— Забудьте! — Сьюзен провела рукой сквозь туманную массу, надеясь, что ее сердитый жест хоть немного разозлит назойливого призрака.

Но от этого он и вовсе исчез.

Сьюзен была настолько поражена, что встала на месте как вкопанная. Что тут, черт возьми, происходит? Неужели она каким-то образом убила привидение?! Смеет ли она надеяться, что его исчезновение — к добру?

— Что вы, к дьяволу, опять тут делаете? — раздался знакомый голос у ее ног.

Взгляд Сьюзен устремился к уступу скалы.

Мистер Ботуик. Замечательно!

— Ничего, — пробормотала Сьюзен.

— Не похоже. — Его бархатный голос зазвучал ближе. — Такое впечатление, что вы разговариваете сами с собой.

Сьюзен заскрежетала зубами. Такая реакция объясняет, почему она не будет передавать жителям Борнмута весточку от привидения. Когда тебя игнорируют — это плохо, но еще хуже, когда над тобой смеются. То, что она якобы пыталась спастись бегством из его дома, еще не означает, что она хотела произвести на него хорошее впечатление, как он мог подумать. Но это совсем не означает, что ее беспокоит его мнение. Совсем!

— Я просто упражнялась, — сказала Сьюзен, ожидая его неминуемого появление из-за поворота тропинки. — Последнее лондонское развлечение, знаете ли. Вам этого не понять.

Мистер Ботуик обогнул изгиб тропы и наконец оказался перед Сьюзен. С тех пор как они с ним расстались, он успел умыться и переодеться, так что теперь от его внешности у нее просто дух захватывало. Появление такого мужчины в любом бальном зале произвело бы сногсшибательный эффект. Но здесь, на природе, когда у него за спиной бушует океан… Это его стихия.

Никакому портному не удалось бы скрыть налитые мускулы его фигуры привыкшей к вольным ветрам и свободе (да и зачем он стал бы скрывать?), а снежная белизна безупречно отутюженного галстука прекрасно сочеталась с немодным бронзовым загаром кожи. Сьюзен была вынуждена признаться, что мистер Ботуик выглядел очень-очень хорошо.

— Уж так вышло, — заговорил Эван, чуть склонив голову, — что нет ничего на свете, что нравилось бы мне больше… чем… упражнения… с красивой женщиной.

Сьюзен напомнила себе, что ей следует обижаться на него, а не увлекаться им. Или по крайней мере противиться этому изо всех сил. И она не должна восхищаться прекрасным покроем его бриджей и великолепной линией его скул.

— Вам известно, насколько вы невыносимы, мистер Ботуик?

Он улыбнулся.

— Я культивирую в себе невыносимость, — сказал Эван. — Хотите, я понесу вас наверх на руках?

— Нет, вы этого не сделаете. — Правда, если учесть его нынешний вид, то эта мысль казалась вполне привлекательной и чуточку греховной. Он выглядел потрясающе, даже когда ветер трепал его каштановые волосы. Каждый дюйм его фигуры являл собой воплощение совершенства. У мистера Ботуика внешность джентльмена, а в душе у него… что-то темное. Тайна.

Эван пристально посмотрел на Сьюзен, словно читая ее мысли:

— Так, может, нам в таком случае поупражняться вместе?

Сьюзен возмущенно вскрикнула — ну, почти возмущенно — и, вздернув вверх подбородок, попыталась придать себе надменный вид.

— Нет, этого мы определенно делать не будем.

— Очень жаль.

Он подошел ближе. При каждом шаге с его сапог на землю скатывались прилипшие к ним комочки грязи. Наконец они оказались лицом к лицу на песчаной тропе. Эван не двигался. Сьюзен — тоже. Его свежевыбритые, четко очерченные щеки казались такими опасными, хотя и трогательно мягкими. Нежными. Он подошел слишком близко. Слишком… Приподняв пальцем подбородок Сьюзен, Эван заглянул ей в глаза:

— Кто-нибудь когда-нибудь говорил вам, что девушке опасно в одиночестве подниматься на скалы?

Сьюзен повернула голову, не обращая внимания на дрожь, которая охватила ее, когда к ней прикоснулся Эван. Она должна уйти прочь. Немедленно! И не должна провоцировать его, отвечая на его слова. Не должна придвигаться ближе к нему.

— Я не удивлюсь, если узнаю, что вы из тех мужчин, с которыми опасно находиться где угодно, — проговорила она.

— Ах! Выходит, вы поняли, что я имел в виду. — Он снова улыбнулся. — И вы не так уж невинны, как я и думал.

— Да даже мраморная статуя поняла бы, что вы имеете в виду. — Сьюзен качнулась и, чтобы не упасть, положила ладонь на его руку. Должно быть, корсет затянут слишком туго, потому что ей не хватало воздуха. Само собой, она начала задыхаться вовсе не из-за того, что мистер Ботуик и не пытался скрыть своего явного интереса к ней, горящего в его темном взоре. И пульс ее забился быстрее вовсе не из-за его прикосновения. — Я намерена сохранить невинность, о которой вы толкуете, до того дня, когда у меня появится муж. Так что, если не возражаете, отойдите, пожалуйста, в сторонку и позвольте леди пройти.

Наклонив голову, Эван еще внимательнее посмотрел на нее:

— Полагаете, что именно так должен поступить джентльмен?

Да. И это именно то, чего она хочет. Джентльмена. Богатого, титулованного. Лондонского джентльмена. И точка.

— Разумеется.

— В этом ошибка вашей логики. Вы считаете, Что я джентльмен, но это не так. Джентльмены обычно бывают ласковыми, а я ласков лишь когда…

— Я не хочу даже слушать вас! — перебила Сьюзен. Ей стало казаться, что он может скомпрометировать ее одними словами. Юная истинная леди не должна с интересом выслушивать подробности того, как и с кем он занимался любовью. Даже если ее сердце от волнения бьется так сильно, что готово вырваться из груди.

— Да, обсуждать что-либо бессмысленно, — с готовностью согласился с ней бесстыдный развратник, — когда дела говорят гораздо красноречивее слов.

А после этого Эван Ботуик взял лицо Сьюзен в ладони и поцеловал ее.

Глава 5

Сначала мисс Стэнтон натолкнулась на ребра Эвана.

Прошло несколько секунд, прежде чем, пришло в голову отпустить ее. Справившись наконец с охватившими его чувствами — а надо сказать, он был просто потрясен, так как впервые в жизни женщина дала ему отпор, — он резко оторвал от нее руки, словно его кожа напиталась кислотой.

У Сьюзен хватило смелости показаться обиженной.

— Вы ударили меня, — заметил Эван.

Мисс Стэнтон скрестила руки на груди:

— А вы меня поцеловали.

— Это ошибка, которую я постараюсь больше никогда не повторить, уверяю вас.

— Хорошо, — бросила Сьюзен. Однако на ее лбу появилась маленькая морщинка, словно она не понимала, выигрывает она спор или проигрывает.

А вот на лице Эвана не было ни следа сомнений. Если двое людей обнаруживают, что между ними так и летят искры, но при этом они еще не занимались любовью, то они оба проигрывают.

Эван ненавидел проигрывать.

А ведь его первоначальная и самая главная миссия состояла в необходимости разыскать убийцу Тимоти, не тратя времени на подвернувшихся под руку блондинок. Особенно одну из них, которая поселилась в Борнмуте. Если бы она поддалась искушению…

Господи! При мысли о том, что ему придется встречаться со Сьюзен ежедневно, у него по коже побежали мурашки.

Разумеется, он проводит благоухающую жасмином красотку в Мунсид-Мэнор, потому что невозможно сейчас подняться наверх, не видя перед собой ее ягодицы. Но поскольку она все еще выжидающе смотрела на него, приподняв одну светлую бровь, то он мог прямо сейчас дать ей то, чего она так хочет, и покончить с этим как можно быстрее.

Совсем не по-джентльменски вздохнув, Эван предложил Сьюзен руку. Она тоже вздохнула совсем не так, как подобает истинной леди, и пошла вверх по тропе, то и дело останавливаясь и так яростно топая ногами, что Эван начал опасаться, как бы она и эту тропинку не обрушила.

— Чего вы все-таки хотите? — услышал Эван собственный голос, спеша догнать Сьюзен. Именно по этой причине он предпочитает портовых девок светским дамочкам: их ему никогда не приходится спрашивать о том, чего они хотят. Потому что ответ на все вопросы всегда за ним.

— Я хочу, — даже не подумав замедлить шаг, ответила светловолосая мегера, — чтобы вы ушли.

Ну хорошо, есть еще и вторая причина.

— Знаете, просто для того, чтобы все до конца выяснить, — сообщил Эван раздражающе привлекательным ягодицам мисс Стэнтон, — я бы хотел сказать, что направляюсь в гости к Олли.

Сьюзен чуть качнулась, но ничего не ответила.

Так она пытается обратить на себя его внимание или нет? И снова он должен спросить, имеют ли значение ее желания. У него есть цель, причем единственная. И эта цель — отомстить убийце Тимоти. А с делом мести проще всего справиться, когда ты не тратишь время не беспокойство о том, чем занят нелогичный женский разум.

Эван пошел быстрее. Мало того что ноги у него гораздо длиннее, чем у мисс Стэнтон, так им еще известен каждый поворот, каждый бугорок именно этой, да и вообще всех тропинок в Борнмуте. В мгновение ока он нагнал ее, а в следующее мгновение — обогнал. Эван уже был готов повернуть, как вдруг до него донесся ее Крик:

— Подождите!

Ботуик хотел было продолжить путь, словно не услышал Сьюзен. В конце концов, он обогнал ее на девять-десять футов. Может, он не слышит на одно ухо? Она может и не знать этого. Но все-таки какой-то дьявол в глуби не души заставил Эвана сбавить шаг. Хотя, возможно, было в ее голосе что-то манящее, как в голос сирены.

Несмотря на предупреждающие колокола, звенящие в голове, Эван оглянулся.

— Что еще?

— Вы по крайней мере могли бы идти позади меня.

Чего она от него ждет? И почему решила, что он ее послушает? Только из-за того, что она леди?

Ее щеки слегка порозовели, вот только Эван не понял от чего — то ли от злости, то ли от смущения. Он никак не мог понять, почему собственное тело отказывается подчиняться приказаниям разума, требующим как можно быстрее покинуть ее ради его же блага. Кажется, и у нее внутри разгорелась похожая битва. Эван решил бы проблему за них обоих, если бы помог ей понять, что он последний человек, с которым уважающая себя юная леди захотела бы провести время. Но он не джентльмен. И никогда им не был. Более того, не собирается им становиться.

— Мы с вами не в бальном зале, — напомнил он ей. — И я не ваш кавалер.

— Слава Богу! — пробормотала Сьюзен.

Эван был уверен, что именно эти слова она только что; произнесла. Но потом он поймал ее взгляд: ее голубые, широко распахнутые глаза смотрели на него так, словно она ничего и не говорила.

— А вдруг я упаду?

Эван не сводил с нее взгляда. Она намеревается упасть? Она даже такое планирует? И с каких это пор она считает его своим телохранителем?

От Эвана едва пар не повалил от возмущения. Он не взял с собой пистолет именно для того, чтобы избежать конфликтов. Это же Борнмут, город любителей виски. И он не позволит маленькой дебютантке одержать над ним верх в комедии, которую она же и разыгрывает.

— В таком случае, — ледяным тоном промолвил Эван, — вы почувствуете себя удовлетворенной тем, что это ваша вина, поскольку я иду впереди вас, так что никак не могу вас толкнуть.

Как ни странно, лондонская дебютантка даже не охнула, да и вообще никак не отреагировала на его злой выпад в драматическом стиле. Более того — если ему не показалось и это не было игрой солнечных лучей на стеклах ее очков, — мисс Стэнтон в ответ всего лишь… закатила глаза.

— Идите рядом со мной, — еще более уверенным, чем он, голосом проговорила она. И добавила: — Прошу вас!

И он ее послушал. Дивясь самому себе. Она не захотела даже сказать «Пожалуйста!». А он и не ждал от нее этого.

На этот раз Эван не предложил ей руку. В этом не было необходимости. Потому что Сьюзен взяла его под руку и устремила взгляд вперед с таким видом, словно ей хотелось быть где угодно, но только не рядом с ним.

Впрочем, в этом отношении их чувства были похожими.

Хорошо, что она не ждет, когда он заведет с ней светскую беседу.

Поскольку они поднимались вверх по утесу в полном молчании, Эван перестал думать о своей компаньонке и вновь вспомнил о брате. О том, как ему его не хватает. У Тимоти был такой логический ум, такое обостренное чувство справедливости. Если бы с ним случилась подобная история, Тимоти не отнёсся бы легкомысленно к его убийству, в этом Эван был уверен. Тимоти любил использовать свой ум и делал это при каждой возможности. За исключением всего остального.

Так почему же Тимоти мертв? Возможно ли, что брат банально пересчитывал заработанные деньги, когда убийца случайно оказался рядом? Эван вздохнул. Эго было не только возможно, но вполне вероятно. И другого объяснения не существовало.

Кто-то из жителей города — убийца. Ион обязательно Должен ему отомстить.

Однако, подумал Эван, будет лучше, если он станет держаться со своим обычным деланным безразличием и продолжит заниматься делами, связанными с контрабандой. И еще… Пусть негодяй убийца поверит в то, что Эван погнался за новой юбкой, вместо того чтобы играть роль сыщика и… палача. Но тогда Эван будет биться.

Кровь за кровь. Смерть за смерть.

Эван, крадучись, вошел в библиотеку Олли. Когда они оказались в доме, мисс Стэнтон исчезла из виду так стремительно, что Эван стал подозревать, что она вообще ему привиделась. И вполне возможно, что сейчас она прячется где-нибудь в тени. Несколько мгновений он постоял у двери, а затем рывком отворил ее и выскочил в коридор.

Никого.

Прищурившись, Эван окинул взглядом коридоры, разбегавшиеся в стороны.

— Ботуик, — услышал он голос из другого конца комнаты. — Или войди, или останься за дверью.

Эван вернулся в библиотеку. Прежде чем приблизиться к черным кожаным стульям, которые полукругом стояли перед камином, он запер дверь на ключ, а потом сел как можно дальше от Олли, чтобы лучше видеть все изменения в выражении его лица.

— Я пришел сюда не для того, чтобы тебя убить, — сказал он вместо приветствия.

— Слава Бесу, а то я был бы вынужден сказать, что ты больше не заслуживаешь собственной каюты. — Олли поднял голову от своих учетных книг. — Если хочешь бренди, налей себе сам.

— Мне нужна твоя помощь, — сказал Эван. — Он пропал.

— Кто? Тимоти? — Олли нахмурился, отчего глубокие складки, затенявшие его уродливое лицо, сделали его еще безобразнее. — Разве ты не говорил мне, что он умер?

Эвана затошнило при воспоминании о мертвом брате.

— Да, у меня сложилось именно такое впечатление, когда я увидел дырку в его голове.

— Тогда как же?

— Понятия не имею, — покачал головой Эван, — Именно поэтому я здесь.

— Но откуда я могу это знать, черт побери? — Удивление в глазах Олли было непритворным. — Твой брат был самым безобидным из всех матросов, которые когда-либо работали на меня. И единственным человеком, который, по моему мнению, мог всадить Тимоти пулю между глаз, был сам Тимоти. Исключительно от скуки.

— Скажи такое еще раз, и уже я всажу тебе пулю между глаз, — пригрозил Эван.

Олли отвернулся с таким видом, будто его внезапно, увлекло потрескивание дров в камине.

Это было настолько похоже на одно из редких извинений Олли, что Эван заставил себя остановиться. Впрочем, ему не нужны извинения — он хотел услышать ответы. Олли на борту не было. Но остальные матросы находились на корабле. Так их всего лишь нужно разыскать.

— Реда не было сегодня утром в «Акульем зубе», — сказал Эван.

— Что ж, аллилуйя! — Опустив глаза в учетную книгу, Олли провел пальцем вниз по одному из столбцов. — Должно быть, бедолага не напился до полусмерти впервые с тех пор, как мамаша отлучила его от груди.

— Тебе это не кажется странным? — спросил Эван. — Возможно, Реда не было в таверне, потому что он уехал из города. Возможно, этот контрабандист-пьяница сначала убил Тимоти, а потом навсегда покинул Борнмут.

— Ну да, Ред настолько туп, что действительно в состоянии застрелить одного из своих товарищей по команде. Ты и вправду считаешь, что он смог заткнуть членам команды глотки и сбежать вместе с кораблем и награбленным? — Олли задумчиво почесал бороду. — Что-то я становлюсь скептиком…

Хм! Ценное замечание.

— Вообще-то корабль я нашел. — Эван заметил, что в глазах Олли появилось удивленное выражение. — Но последней страницы в судовом журнале нет. Как по-твоему, кто мог ее вырвать?

Лицо Олли, заросшее черной как ночь бородой, побледнело.

— Безумец, вот кто, — сказал он. — Даже Ред не настолько глуп. Зачеркнуть хоть одно слово в капитанском судовом журнале — это все равно что подписать себе смертный приговор! — Его огромные плечи вздрогнули, когда он невольно поежился. — И прежде чем ты спросишь, я отвечу: нет, Тимоти никогда бы не сделал этого. Он бы не подошел к журналу на расстояние своей лапы, не говоря уже о том, чтобы вырвать из него страницу. — Морщины на его лбу стали глубже. — И все это заставляет меня задаться одним вопросом: смогу ли я сняться с якоря в пятницу? Корабль может быть проклят.

Эван попытался взять себя в руки: не годится, чтобы сомнения Олли поколебали его решимость поднять паруса. Назначенная на выходные миссия предполагала остановку в том самом месте, куда Тимоти должен был заехать перед тем, как направиться домой. И Эван просто не мог не воспользоваться этой ситуацией, ведь там можно оглядеться по сторонам, задать кое-какие уместные вопросы. Он должен попасть туда. Несмотря на то что Олли был явно выбит из колеи этим делом, чего с ним никогда не случалось. Странно!

Кстати, Эвану даже в голову не приходило поинтересоваться у Олли, не был ли его брат настолько глуп, чтобы вырвать страницу из капитанского журнала. На корабле всем было известно: приблизиться к журналу — значит, ускорить свой путь к доске, с которой пиратов выбрасывают в море. Так что если бы капитан заподозрил, что Тимоти вырвал страницу из журнала, то его брат давно бы уже утонул.

Эван поднялся со стула так быстро, что Олли от неожиданности толкнул свои регистрационные книги и те упали на пол.

— Какого черта, Ботуик! Ты…

— Мне надо идти. Объясню все позже.

Эван направился было к двери, но воздух внезапно стал густым и липким, как черная патока, он сковывал движения и растягивал комнату все больше и больше. Эвану стало казаться, что он находится в ловушке, из которой ему никогда не выбраться.

Возможно, так оно и есть. Библиотека, во всяком случае, стала для него ловушкой. Кто это вздумал запереть тут дверь, черт возьми? И что он сделал с ключом? Ах, вот он…

— Ботуик! — донесся до него явно встревоженный голос Олли, но страх отпустил Эвана, и он, покинув библиотеку, быстро пробежал по лабиринту коридоров и выскочил на улицу.

«Тимоти не мог быть настолько глуп», — снова и снова повторял он себе всю дорогу до дома брага. Легкие и ноги горели от быстрого бега, однако Эван не мог остановиться или хотя бы сбавить шаг. «Тимоти не мог быть настолько глуп».

Дом Тимоти был заперт. Само собой, он заперт. Сегодня все двери заперты.

Эван вышиб ее ногой.

Дом был залит солнечном светом, подсвечивающим пыльную паутину, тянувшуюся в отделанную мрамором гостиную, которая, похоже, была готова взорваться. Потому что от пола до потолка она оказалась битком забита гигантскими ящиками с бренди, шелком и… Что это такое, черт побери? Чайные сервизы с ручной росписью?

Эван попятился, ударился о выбитый дверной косяк и попытался логически объяснить увиденное. Итак, это груз. Точнее, украденная с корабля добыча, которую обычно немедленно отправляли в тайное убежище капитана, расположенное где-нибудь на побережье. Вот что это за груз.

Но он здесь. В гостиной Тимоти.

На следующее утро Сьюзен приняла важное решение. Если она хочет успешно воплотить в жизнь свой план по завоеванию сердец местного населения с помощью безукоризненных манер — а это, несомненно, произойдет, потому что она всегда добивалась задуманного, — то ей надо держаться подальше от мистера Ботуика. И от его поцелуев.

В особенности от поцелуев.

Покинув постель, Сьюзен, спотыкаясь, направилась к умывальнику. Ледяная вода, которой она побрызгала себе лицо, ничуть не взбодрила ее… и не прогнала сон. Она грезила об Эване. Вспоминала его аромат. Его прикосновения.

Подойдя к большому зеркалу, Сьюзен осмотрела свои зубы, вернулась к умывальнику и снова почистила их. У нее всегда были белые зубы и свежее дыхание. Так что ее неспособность отойти от умывальника — это какая-то навязчивая идея. Честное слово.

К тому же не сказать бы, что она настолько вульгарна, чтобы получать удовольствие от поцелуев негодяя. Она истинная леди. А он грубый, невежественный простолюдин, который где-то потерял мертвеца, И это он виноват в том, что они оказались в таком положении, надо сказать.

Сьюзен позвонила в колокольчик, вызывая горничную, а затем уселась за секретер и подперла рукой подбородок.

Возможно, родители уже написали ей или хотя бы решили послать деньги. Тогда останется лишь дождаться, когда судья с лошадью вернется в Борнмут и она сможет уехать в Лондон. И все вновь будет в порядке.

Сьюзен нахмурилась. Обычно, думая о городских огнях, она представляла себе, как, одетая по последней моде, она кружится в бальном зале и все ею восхищаются. Но сегодня, как Сьюзен ни старалась, обычная картинка не появлялась в ее воображении, поэтому она видела лишь полную пустоту, и у нее было такое чувство, будто она упустила шанс воспользоваться…

Дверь медленно отворилась, и в комнату вошла Джейни.

Как и прежде, эта девушка являла собой крохотный пучок перемешанных между собой локтей и колен, выглядывающих из большого, как жизнь, шара волос, словно по пути в комнату Сьюзен ее проглотило плотоядное птичье гнездо. Однако, как и в прошлый раз, ее искусные маленькие пальчики творили настоящие чудеса с миллионом пуговок и завязок, поддерживающих дневное платье Сьюзен. Сама Сьюзен не могла избавиться от предательской мысли о том, что Джейни действовала гораздо проворнее, чем ее домашняя горничная, которая всегда была в курсе всех городских сплетен, но понятия не имела о том, что надо делать с пуговицами.

Сьюзен откашлялась.

— Ты знаешь магазин одежды в городе? — спросила она.

Джейни чуть отскочила в сторону, как изумленный кузнечик, но ее тонкие, как палочки, пальцы не выпустили волосы Сьюзен.

— Знаю, мэм, — ответила она. — Магазин принадлежит мисс Девоншир, она там всем управляет.

Наконец-то она получила хоть какую-то информацию.

— А эта мисс Девоншир — та, которая похожа на фарфоровую куклу, или та, которая смахивает на… — Сьюзен не смогла подобрать более сдержанного выражения, поэтому решительно договорила: — ведьму из детской сказки?

— Да уж, кукла она и есть, — не задумываясь, ответила Джейни. — А вторая — это мисс Грей.

— Эти две леди дружат с леди Бон?

Джейни застыла на месте.

Удивившись этому, Сьюзен попыталась встретиться с ней взглядом в зеркале, но лицо горничной, как обычно, было скрыто за спутанной копной волос.

— У леди Б-Бон… — запинаясь, произнесла наконец Джейни, вновь возвращаясь к прическе Сьюзен, — никогда не было тех, кого можно было бы назвать… друзьями.

От удовольствия Сьюзен едва не заурчала, как кошка, услышав эту новость. Люди, не имеющие друзей, — это люди с прошлым.

— А почему, могу я спросить? — Она убрала назад несколько прядей волос, выбившихся из прически.

— Прошу прощения, мэм. Извините. Дело в том, что я даже не знаю, что вам ответить… Только представьте себе, что сама леди Бон старательно скрывает все, что имеет отношение к ее прошлому.

Сьюзен едва могла усидеть на месте. Если ее интуиция в отношении сплетен не обманывает (а эта интуиция ее вообще-то ни когда не подводила), горничная только что солгала ей.

А ведь правда отлично известна Джейни, она лишь по какой-то причине не желает раскрывать ее. Так что придется Сьюзен самой докапываться до грязных подробностей. Но так уж получилось, что это одно из ее любимых занятий. И лучшим источником информации всегда был… сам источник.

— А вы скажете мне, где я могу найти леди Бон? — спросила она.

— Н-н-найти леди Бон? — еле слышно переспросила горничная.

Сьюзен кивнула, отчего очередная прядь выбилась из прически, но она даже не заметила этого — ее согревала другая мысль: похоже, дело пахнет крупным скандалом.

— Полагаю… ее можно найти… на кладбище, — наконец промолвила Джейни.

— За пределами? — И только тут Сьюзен поняла, что имела в виду Джейни. По ее телу пробежала дрожь. — На каком кладбище? Где?

Джейни сглотнула.

— Там, позади, — произнесла она в ответ.

— Позади? Что вы хотите сказать? Позади чего? Каменного сада?

— Скорее, прямо в нем, — кивнула Джейни. — Видите ли, мадемуазель, некоторые камни там правильнее было бы назвать… могилами.

Подбежав к окну, Сьюзен рывком подняла раму. Кладбище! Здесь! В Мунсид-Мэноре! Да она сама проходила по каменному саду, когда кралась следом за мистером Ботуиком к спускающейся с утеса тропе. Неужели она наступала на последнее место упокоения мертвых? Может, именно из-за этого кто-то из них преследовал ее? Так что, возможно, если она извинится и упросит их прекратить…

— Так мне… мне закончить вашу прическу, мэм? — спросила Джейни.

Медленно, словно погруженная в транс, Сьюзен обернулась. Ее мысли так и неслись вскачь, намного опережая зрение.

— Нет-нет, не нужно, — ответила она. — Думаю, мне следует немедленно отправиться туда и своими глазами посмотреть на могилы. И, само собой, поговорить с леди Бон. А почему, собственно, она ухаживает за кладбищами? Разве это не забота садовника? Это, конечно, не мое дело, но…

Только сейчас она увидела свое отражение в зеркале — и свою кривую прическу, наполовину состоящую из прямых, а наполовину — завитых волос. Сьюзен небрежно скрутила волосы в пучок и закрепила его первой попавшейся заколкой, даже не подумав о том, что жемчужины совсем не подходят к вышивке в виде цветов, украшавшей ее утреннее платье. Она попыталась заглушить в себе чувство вины, когда Джейни еле слышно вскрикнула, увидев, что ее долгие труды превратились в ничто одним взмахом руки.

— Прическа и так хороша, Джейни, честное слово, — заверила Сьюзен горничную. Она преподнесла бы ей какой-нибудь подарок на память, если бы родители не оставили ее без гроша. Хотя… — Для меня сегодня писем не было? — спросила она нетерпеливо. — Из Лондона?

Даже если резкая смена темы и заставила Джейни недоуменно заморгать, этого не было видно под копной ее дрожащих волос. Однако, судя по ее тону, горничная была обижена.

— Нет, мэм. А если бы письмо пришло, я немедленно принесла бы его вам.

— Да-да, конечно, я в этом не сомневаюсь! — Сьюзен тут же отругала себя за вторую ошибку, совершенную всего за несколько минут. Ей же надо иметь как можно больше союзников, к тому же ждать письма от родителей еще слишком рано. — Простите меня, пожалуйста, за то, что я отвлеклась. Просто мне так хочется поскорее получить весточку от родителей и… потолковать с леди Бон.

— Семья — это самое главное, — кивнула Джейни после короткой паузы. — С этим не поспоришь.

Однако у Сьюзен создалось впечатление, что горничная хотела сказать что-то другое. Но Джейни, издав какой-то невнятный звук, неловко присела в неуклюжем книксене и вышла из комнаты, не дождавшись, пока Сьюзен ее отпустит.

Что же известно горничной? Что-то о родителях Сьюзен? Или, может, о ее собственных родителях? Но ведь горничная не сказала слова «родители», не так ли?.. Она сказала: «Семья…» Чья семья? Леди Бон? Или тех несчастных душ, тела которых закопали в землю и придавили сверху камнями на заднем дворе?

Сьюзен вышла из комнаты. Настало время все выяснить.

Глава 6

К тому времени, когда часы на камине пробили полдень, Эван сделал три неутешительных вывода: он устал до изнеможения, его желудок от отсутствия еды начал пожирать сам себя и вырванной из судового журнала страницы, без сомнения, не было в доме Тимоти.

Эван не оставил тут камня на камне. В буквальном смысле слова. Хотя нет, в переносном, потому что дом был деревянным, однако каждая обшивная доска была оторвана им и сдвинута вверх, в сторону или вниз, чтобы можно было увидеть, не спрятано ли под ней чего. Каждый предмет мебели был передвинут, лишен обивки или разобран и осмотрен. Каждый ящик был выдвинут, перевернут, но страницы из судового журнала нигде не было.

Эван присел на кучу украденного груза, который по-прежнему не давал ему покоя, Неужели брат, следовавший всем на свете правилам, был тем самым тайным сообщником капитана, который продавал украденные вещи? Это невозможно! Тимоти вовсе не горел желанием стать контрабанд истом до тех пор, пока Эван не вступил в команду. К тому же Тимоти никогда не имел от него секретов. Должно быть какое-то иное объяснение происходящему. Какой-то ключ, который можно найти на пропавшей странице из судового журнала.

Но где же она, черт побери?!

Проведя пальцем по краю чашки с ручной росписью, Эван просчитал все возможные варианты. Первый: страницы из журнала тут никогда и не было, потому что Тимоти не был настолько глуп, чтобы украсть ее. С одной стороны, это хорошо, потому что это означает, что у брата все же была голова на плечах. Нос другой — плохо, потому что листок мог взять любой мерзавец и забросить его куда угодно, так что ему придется вести сложные поиски.

Второй: Тимоти все же был настолько глуп, чтобы украсть страницу, но не настолько глуп, чтобы принести ее домой. И снова эта теория каким-то образом оправдывала брата, но открывала окно в бесконечный мир, где он должен будет искать пропажу.

Третий: Тимоти был настолько глуп, что украл страницу, но ее забрал человек, отправивший его на тот свет. Эта теория была самой плохой, потому что исключала возможность того, что Эвану удастся разыскать страницу. А он подозревал, что никогда не узнает, что случилось с братом, если не увидит этого листка, ради которого стоило убивать — и умирать.

С последним вариантом Эван ничего не мог поделать; не было рядом и Тимоти, у которого он мог спросить о втором варианте. Так что Эвану оставалось пока разбираться только с первым сценарием: страницу забрал кто-то другой. А поскольку он был уверен, что никто из членов команды, включая брата, не рискнул бы украсть страницу, напрашивался единственный вывод: подозреваемыми могут быть только… члены другой команды.

Эван еще раз посмотрел на часы: все еще полдень. Ну хорошо, не полдень, а пять минут первого.

С одной стороны, больше всего на свете ему хотелось пойти домой и поспать хотя бы несколько часов. Он же понимал: надо быть в отличной форме, отправляясь на территорию другой команды. Из-за этих бездушных нахалов товарищи Эвана по команде кажутся робкими мальчиками из церковного хора.

С другой стороны, каждый день, каждый час, каждая минута промедления отдаляют его от правды, а также увеличивают шансы негодяя сохранить жизнь и уменьшают шансы Эвана на месть.

А это уже невыносимо.

Поэтому Эван постарался взять себя в руки, прихлопнул дверь в дом брата насколько позволяли сорванные петли, и направился на территорию врага. К тому времени, когда он добрался до скрытого от чужих глаз побережья и далекого утеса, его одежда: была засыпана песком и забрызгана морской водой. На этот раз он и не подумал прятать пистолеты. Он нес их в руках. Заряженные. Со взведенными курками.

От знакомого ощущения собственной силы кровь Эвана закипела в жилах, когда он дошел до расселины, ведущей к пещере, которая выходила в море.

Им не посчастливится его увидеть.

Они негодовали, когда им пришлось разделить капитанский корабль с другой командой, несмотря на то что такое сотрудничество было весьма выгодным, потому что позволяло экономить и обзавестись алиби. Если эти водяные крысы учуют в нем хоть небольшую слабинку, им не понадобится большого ума, чтобы заставить его исчезнуть. Справедливости ради стоит сказать, что и он не мог похвастаться большим умом, отправляясь в их логово. Именно это делало их такими опасными.

Как же Эвану хотелось поговорить с самим Тимоти! Господи, ему так не хватало брата! Он посмотрел на волны, бьющиеся о берег. Лучше всего не думать о сердечной ране, а сосредоточиться на том, как раскрыть таинственную смерть брата.

Эван осторожно приблизился к пещере.

Это было единственное место на всем побережье, где он не чувствовал уверенности. И он не знал, зачем контрабандистам, делившим с ними корабль, понадобились собственные тайные пещеры… Хотя… Возможно, все дело в том, что они хотят лишить команду Эвана уверенности, выбить у нее почву из-под ног, поставить ее на неровный киль. И это совсем не сложно.

Легкий запах дыма защекотал ему ноздри. Это тревожило. Никто не разводит заметный издали костер в том месте, которое хочет сохранить в тайне. Хотя не исключено, что они заметили его и устроили ловушку, а теперь заманивают в нее. Трудно сказать. Иногда даже дураки действуют по уму.

Эван крепче сжал пистолеты, но потом заставил себя расслабиться. Они не убьют его у всех на виду. Но если дать им хоть малейший шанс, раздумывать они не станут. Поэтому он каждое мгновение должен быть начеку.

Сапоги он оставил на берегу, равно как и чулки — на этот раз несмотря на ледяную воду. Он пробирался вперед в воде, стараясь производить как можно меньше шума, и то и дело озирался по сторонам: вдруг заметит что-то важное. Они наверняка следят за ним. Должны следить. Во всяком случае, он сам поступил бы так, окажись на их месте. Беспокоящий его запах дыма постепенно становился сильнее. Они хотят его заживо поджарить? Или, может, что-то сжигают? Например, украденную страницу из судового журнала?

Как только Эван протиснулся сквозь расщелину в темный проход пещеры, у него за спиной прозвучал первый выстрел.

Эван усмехнулся в темноте: от чудесного предвкушения драки волосы на руках встали дыбом. Часовые у входа в расщелину заметили его, правда, слишком поздно. А это означает — пути назад нет. Впрочем, может, он справится с ними… когда будет уходить отсюда. Но пока должен продвигаться вперед.

Прошло совсем немного времени, и узкий проход, расширившись, вывел его в огромную пещеру, в которой можно было бы спрятать не только большой корабль, но и добычу нескольких миссий. Однако корабль все еще находился в другой пещере, надеялся Эван, а это означало, что сейчас здесь могли прятаться только пираты.

Он еще раз проверил свое оружие. Ему не скрыть своего появления, поэтому он даже не будет пытаться это делать.

Эван шел вперед ровно посередине прохода. Ни дать ни взять благополучный джентльмен, приправленный водорослями и парой заряженных пистолетов.

Они увидели его. Разумеется, увидели. Но вместо того чтобы выстрелить; кто-то Хрипло усмехнулся в темноте. А потом этот усмехающийся, пират вышел вперед, с пистолетом в руке, нацеленным на Эвана.

— Ботуик! — воскликнул пират со шрамом на физиономии. — Что ты тут делаешь, хитрая бестия?

— О, Посейдон! — спокойным тоном ответил Эван, пытаясь одним глазом смотреть на пирата, а другим — на глубокие тени вокруг. — Доброго тебе дня, старина!

— Ну да, денек хорош. Да еще ты тут шляешься с парочкой пистолетов в руках, — усмехнулся пират. — А почему бы тебе не убрать их, а? У нас же дружеские отношения.

Эван не опустил пистолеты. Дуло Посейдона ни на йоту не отодвинулось от его лица.

— Реда у вас, случайно нет? — спросил Эван.

Посейдон отрывисто засмеялся, причем его смех больше напоминал собачий лай.

— Ботуик забрел не в ту пещеру, парни! — крикнул он через плечо. Он немного опустил пистолет, делая тем самым знак остальным пиратам приблизиться к ним. — Он думает, что находится дома.

С полдюжины крепких пиратов вышли из тени и кружком встали вокруг них. Назад теперь не попятишься, да это и неплохо, потому что Эван еще не был готов уйти. Он зашел так далеко не для того, чтобы бежать — и потерять при побеге половину головы.

— Думаю, всем понятно, в какой пещере я нахожусь, — вот что он сказал в ответ. Эван говорил лениво, осторожно, словно речь шла о чем-то даже менее важном, чем промозглая погода Борнмута.

— Ага, теперь я тоже понимаю, что это понятно. Желтый никогда не был твоим цветом. — Сунув пистолет за пояс, Посейдон шагнул вперед, протягивая ему руку.

Эван ни на мгновение не поверил тому, что пистолеты, нацеленные на него сзади, тоже были опущены. Однако он улыбнулся своей особенной, дьявольски обаятельной улыбкой, тоже засунул один свой пистолет за пояс и от души пожал руку Посейдону. А потом снова взялся за убранный было пистолет.

Отступив назад, Посейдон плюнул на камни.

— Стало быть, ты ищешь Реда?

— Вообще-то не его, а Тимоти. — Поскольку Посейдон сразу не отреагировал на его слова, Эван добавил: — Я подумал, что они могут быть вместе.

Во рту Посейдона, где не хватало половины зубов, блеснуло золото.

— А вот это вполне может быть, приятель, — сказал он. — О таких вещах можно ведь и не догадываться.

По спине Эвана пробежал холодок. Он едва не спросил: «Что ты, черт побери, имеешь в виду?» Где бы Тимоти ни находился, он мертв. И если Ред сейчас вместе со своим товарищем по команде…

Эван едва сдерживал желание взглянуть на лица пиратов, стоявших у него за спиной. Не исключено, что он рискует гораздо больше, чем предполагал, собираясь прийти сюда.

— Да мне ничего толком не известно, — тем не менее проговорил он. — А вы? Не знаете, где они могут быть?

Посейдон фыркнул.

— Надо будет узнать, оставили ли они запись в портовом судовом журнале, — промолвил он.

Эван устремил на него пронзительный взгляд, совершенно забыв о том, что ему надо казаться беззаботным, а не потрясенным. Значит, Посейдон считает, что Ред и Тимоти вместе… На море? Отправлялись к неизвестной цели? Возможно ли такое? Все уже знали, куда они ходили во время последней миссии. Несколько раз за последний месяц они ходили примерно по одному и тому же маршруту, и обе команды возвращались. В любом случае корабль должен был вернуться в воскресенье. Причем Ред должен был сейчас находиться в таверне, а Тимоти — дома, по обыкновению, ничего не делая. Так что слова Посейдона вообще не имели значения. Если только он не намекает на то, что Ред с Тимоти снова вывели корабль в море.

Внезапно Эвану показалось, что его пистолеты стали намного тяжелее.

— Они отправились в секретную миссию? — спросил он.

— Я стараюсь в такие дела не вмешиваться, — ответил пират, сделанным безразличием пожимая плечами. — Это опасно, знаешь ли.

Если уж Посейдон считает, что ему опасно совать нос в дела, касающиеся секретной миссии, то для Тимоти было верхом глупости поднять паруса без благословения капитана. Так кому же в голову пришла эта безрассудная идея? Реду? Если только миссию не скрывали и от капитана тоже. Однако похоже, что вся команда Посейдона прекрасно информирована. Интересно, Олли тоже об этом известно? И что все это означает, если капитан скрывал детали секретной миссии только от Эвана?

Господи, как же ему хотелось задать все эти вопросы! Но Эван не мог ослабить свою и без того уязвимую позицию.

— Ну что, парни, опускаем стволы? — неожиданно спросил Посейдон.

Голос где-то позади них что-то проворчал. Послышались шаги, однако обладатель ворчливого голоса так и не показался на глаза Эвану.

Посейдон кивнул.

— Хорошо, — сказал он, снова устремляя взгляд на Эвана. Еще один золотой зуб сверкнул между его желтыми кривыми зубами. — Итак, приятель, мы еще чем-нибудь можем тебе помочь? Или ты просто хотел насладиться нашим чудным гостеприимством?

Ему следует уйти. Похоже, они расположены его отпустить. Возможно. Но он еще не готов уходить, не сейчас. На многие вопросы он так и не получил ответа.

Если капитан скрывал от него какую-то миссию, то единственный логический вывод напрашивался сам собой: капитан был уверен в том, что Эван выйдет из команды. Но единственный — единственный! — способ выйти из команды контрабандистов-предателей — это тот, который избавил Тимоти от исполнения его обязанностей. И если он, Эван, должен отправиться на свое последнее дело в следующую пятницу, он должен это выяснить. Немедленно.

— Откуда ты узнал, что они уехали? — выпалил он, слишком поздно подумав о том, что пираты так не разговаривают. Черт!

За его спиной послышался уничижительный смех.

— Эй ты, раззява, а кто, по-твоему, продал им лишнюю ночь на корабле? Мы не торчали бы в этой дурацкой пещере, как дамочки на чайном вечере, если бы не ждали, что эти парни вернутся с чертовым…

Выстрел.

Крик боли.

Понадобилось короткое мгновение, чтобы понять, что стрелял Посейдон, но от боли кричал не Эван. Эван оглянулся назад. Один из пиратов согнулся пополам, прижимая руку к животу, а по его пальцам текла кровь.

— Ты застрелил меня! — задыхаясь, проговорил он, а потом повалился на колени.

— Если бы ты помалкивал хотя бы время от времени, мне не пришлось бы тебя убивать. — Посейдон ловко прокрутил пистолет на пальце, но убирать за пояс не стал. — Ну вот, а теперь я говорю, что чертовски устал от всей этой болтовни. Тебя еще что-то интересует в этот чудесный день, Ботуик? Как бы там ни было, тебе пора уходить.

Сделав относительно немного неверных поворотов и обнаружив еще одну лестницу, которой она до сих пор не видела, Сьюзен вышла наконец из дома и направилась к арке, за которой находился каменный сад Бонов. Точнее, мерильный сад. Дул промозглый утренний ветерок, и она задрожала. Розы, обвивающие ворота, казались безжизненными и замерзшими, как заколдованный замок, ожидающий прибытия благородного красавца принца. Правда, она не сможет проснуться и избавиться от кошмарного сновидения, в которое невольно попала.

Мертвые останутся мертвыми. (Ну-у, если, она ласково их об этом попросит.)

Сьюзен на цыпочках прошла под аркой, нервно вслушиваясь в каждый шорох, издаваемый ее ногами. Леди Бон не было видно. Здесь вообще не было ни души, и, возможно, это даже к лучшему.

Теперь, зная, что кроется в здешней земле, Сьюзен увидела три похожих плоских камня. На первых двух мраморных прямоугольниках не было никаких надписей. Возможно, она и не догадалась бы, что это за камни, если бы на третьем — таком же на вид — она не прочитала: «Лорд Жан-Луи Бон, 1755–1813».

Он умер в прошлом году. В прошлом году! Голова Сьюзен пошла кругом от напрашивающихся выводов. Правда, не все они были очевидны.

Кто лежит в двух других могилах, если над гниющими останками не сочли нужным написать даже имена и даты жизни и смерти? Они тоже умерли в прошлом году? Или много лет назад? Или — Сьюзен украдкой оглянулась на скелетоподобный особняк, возвышающийся за ее плечом, — не так давно? Все ли из тех, кто здесь лежит, умерли безвременно?

И тут она заметила остальные могилы. Дюжины свежих могильных холмиков (она поежилась), возвышающихся на земле так называемого каменного сада. Почему так много? И почему все они совсем свежие? И такие… маленькие? Сьюзен затошнило, когда она поняла, что такие небольшие могилы обычно бывают только у детей.

Покачиваясь и спотыкаясь, она побрела прочь из сада. Чтобы удержаться на ногах, Сьюзен схватилась за арку и тут же поморщилась: шипы розы поранили ей руку, из которой тут же потекла кровь.

Тучи на небе начали рассеиваться. На мертвую землю упали унылые солнечные лучи, придавая печальному пейзажу выгоревший, бесцветный вид и делая его похожим скорее на сновидение, чем на реальность. Тяжелый запах темной почвы смешивался с чрезмерно сладким ароматом увядающих роз. Или чего-то еще. Чего-то еще более темного. В это время года розы не цветут. И сам сад был неровным, наклонным, невозможным. Сьюзен поспешила войти в дом, чтобы поскорее укрыться в своей спальне.

Но на этот раз все ступени вели вниз.

Вниз, вниз, к нутру Мунсид-Мэнора, вниз, в подвал, о существовании которого она даже не знала. И из этих дьявольских глубин раздавался жалобный плач… словно мяукала заблудившаяся кошка… или плакал ребенок, опасавшийся того, что разделит судьбу тех, кто лежал в холодной земле рядом с домом.

Меньше всего Сьюзен хотела спускаться вниз, в эту темноту, откуда поднимался леденящий душу плач. Но если ребенку нужна помощь, как она может не помочь ему?

Стараясь двигаться тише (если негодяй находится рядом с раненым ребенком, ей не стоит попадаться ему на глаза), Сьюзен стала медленно спускаться вниз по ступенькам.

От каменных стен исходил пронизывающий холод. Гладкие плиты были покрыты крохотными каплями влаги, словно от тех ужасов, что творились в этом доме, даже его стены покрылись холодным потом.

И уже не в первый раз Сьюзен спросила себя, не будет ли умнее прямо сейчас отравиться в Лондон — пешком, прихватив с собой лишь плащ? Что такое сотня или даже больше миль по сравнению с горьким отчаянием? Но тут тихий плач послышался снова. Если у нее есть хоть небольшая возможность спасти невинное дитя от чудовищной судьбы, она никогда не простит себе, если не сделает этого.

Наконец она добралась до нижней ступеньки. Внизу была только одна комната. И никакой возможности не увидеть то, что в ней происходило.

Привидение из ее спальни.

Как и раньше, две длинные белые косы падали на плечи из-под плаща с капюшоном. На руках без перчаток темнели возрастные пятна. Грязные, обломанные ногти цеплялись за холодные каменные стены, все еще Влажные от пота. Все остальное поглощала тень.

Но тут Сьюзен, должно быть, издала какой-то звук. Призрак обернулся, наклонился вперед, поднял голову и… алый капюшон упал с его лица.

Сьюзен тихо вскрикнула. Это вовсе не привидение. Она даже совсем не старая.

Красивый крест исчез с тонкой шеи женщины. Теперь, когда на ее косы падал скудный свет из коридора, Сьюзен разглядела, что они вовсе не белые, а просто очень светлые. И тут существо умудрилось стряхнуть с руки одно из темных возрастных пятен. Это просто грязь! От того, что она хваталась за стены. Но почему?..

И тут Сьюзен увидела ее.

Цепь. Тонкую. Даже изящную. Но достаточно прочную, чтобы удерживать согбенную фигуру женщины прикованной к клетке. Тонкая цепь тянулась от железного кольца в стене, укрепленного на самом нижнем угловом камне, к не видимому взору месту на ее теле, прячущемуся под подолом алого плаща.

Женщина явно была не старше двадцати четырех-двадцати пяти лет. Она потянулась к Сьюзен. И заплакала, когда цепь натянулась при первом же шаге. На сей раз Сьюзен разглядела, что цепь пристегнута к кольцу, обхватывающему бледную, тонкую, как Кость, лодыжку.

Сьюзен судорожно втянула в себя воздух, словно все это время находилась под водой и наконец выбралась на воздух. Но ей бы не хотелось еще раз пережить такое.

Если эта женщина заперта, закована в цепи, если ее держат в тюрьме… то где-то рядом может быть ключ, с помощью которого ее можно освободить. Сьюзен просто должна его найти. Но стены были пусты. Понимая, что медлить нельзя, она торопливо выглянула в коридор, надеясь найти в полутьме гвоздь, на котором висит ключ от цепи.

И тут же оказалась лицом к лицу с Олли.

Хозяина особняка эта встреча явно не обрадовала, Дворецкий стоял прямо у него за спиной, улыбаясь своей зловещей улыбкой. В одной руке он по-прежнему держал лопату, а в другой — кольцо с ключами, которое тут же исчезло в его кармане.

Сьюзен хотела шевельнуться, хотела улыбнуться и сказать, что просто заблудилась (Черт возьми, почему она действительно не заблудилась?!), хотела проскользнуть в полуторадюймовое пространство между Олли и стеной и сбежать из особняка Мунсид-Мэнор. Но ее ноги застыли от страха.

— Ах вот вы где, мисс Стэнтон, — раздался низкий неторопливый голос Олли, словно они с дворецким все утро только и делали, что разыскивали ее.

Хотя, возможно, так оно и было. Маленькие глазки дворецкого, поблескивая, смотрели на нее поверх зловещей улыбки.

Олли прошел в комнату.

— Вижу, вы встретили мою жену, — проговорил он.

Его жену?.. И снова легкие Сьюзен подвели ее. Она оглянулась на хрупкое, сгорбившееся существо позади нее. Неужели это леди Бон? Женщина снова заплакала, зажав лицо руками, и попятилась назад, в угол.

— Вы… вы держите мою кузину на цепи в подвале? — спросила Сьюзен еле слышно.

— Так нужно, — проскрипел дворецкий, похлопывая по свободной руке черенком лопаты. — Иначе она снова от нас убежит. — Взгляд его черных глаз-пуговок устремился к дальнему углу. — Не правда ли, миледи?

Охваченная ужасом, Сьюзен снова посмотрела на Олли, который просто кивнул, молчаливо подтверждая, что да, именно так обстоят дела.

— Н-не думаю, что вы отстегнете цепь, — произнесла Сьюзен, усилием воли заставляя себя оставаться на месте и не упасть в обморок от страха.

— И я не думаю. — Олли подошел к углу, в котором тряслась его жена. — Она была плохой девочкой и спрятала то, что мне нужно. Разве не так, любимая? — Его низкий голос стал жестче. — Куда ты его положила? Покажи мне! Прямо сейчас!

Леди Бон, всхлипывая, упала на пол и свернулась калачиком.

Олли злобно зарычал.

Дворецкий так и стоял в дверях, по-прежнему постукивая по ладони черенком лопаты и зловеще улыбаясь.

Олли с отвращением отвернулся от жены и наклонился к Сьюзен. Его тень упала на нее, отчего она не смогла разглядеть выражения его лица.

— Что вы здесь делаете, мисс Стэнтон?

Каким-то непостижимым образом Сьюзен удалось вернуть себе способность говорить.

— Я… я заблудилась на пути в спальню.

— Правда? — Он явно не поверил ни единому ее слову. Впрочем, Сьюзен его ни в чем не винила. Олли повернулся к дворецкому: — Вы не будете… возражать, если я попрошу вас… отвести мисс Стэнтон в ее покои?

— С удовольствием, — ответил дворецкий.

— Знаете ли, — быстро затараторила Сьюзен, — теперь, когда я об этом думаю, я припоминаю, что еще утром должна была сходить в магазин одежды, а сейчас уже почти полдень. Мисс Девоншир наверняка уже думает, что со мной случилось, почему я не пришла. Поэтому я пойду туда немедленно, пока не забыла, что у меня назначена примерка платья, которое я заказала вчера. Я сама найду дорогу, так что не беспокойтесь, хотя я должна поблагодарить вас за предложенную помощь. — Она бросила обезумевший взгляд на лестницу. — Ну вот, а теперь… прошу меня простить… я ухожу… Немедленно…

Олли и дворецкий переглянулись и молчаливо согласились с ее предложением. К удивлению Сьюзен, дворецкий отступил в сторону — без сомнения, хозяин безмолвно разрешил ему это, хоть и со зловещей ухмылкой.

Не дожидаясь, пока они ответят на ее извинения, Сьюзен бросилась вверх по лестнице с такой прытью, будто ее преследовали гончие из самого ада. И она сомневалась в том, что использовала слишком сильное сравнение. Достаточно взглянуть на леди Бон.

— Мисс Стэнтон!

Сьюзен была уже почти наверху, когда до нее донесся низкий голос Олли. Чтобы удержаться на ногах, она стала шарить по стене руками в поисках несуществующих перил и удержалась лишь благодаря тому, что уперлась ладонями в стену.

— Да? — отозвалась она.

— Вам будет лучше, если вы больше не будете «теряться» в этой части особняка, — с недоброй усмешкой проговорил он.

— М-м-м… хорошо, — пролепетала она. — Насколько я понимаю, это дельный совет.

— Это хорошо, что мы понимаем друг друга, — промолвил Олли в ответ.

— Да… Вы правы.

— Не беспокойтесь, мисс Стэнтон, — прошипел дворецкий, поигрывая лопатой. — Я не спущу с вас глаз.

Сьюзен бросилась бежать.

Никогда в жизни Сьюзен не испытывала такого страха. Она должна выбраться из этого Богом забытого места, пока еще есть такая возможность.

Необходимость завоевать сердца всех живых существ в городе стала еще более насущной. Кто-то должен помочь ей бежать, до того как она исчезнет.

Сьюзен резко остановилась. Именно это здесь и происходит? Крохотные могилки в каменном саду принадлежат «гостям» Олли, которые «вернулись домой»? Нет, с ней такого не произойдет. Никогда! Она не допустит.

Ну а леди Бон… Она спасет ее — при первой же возможности. Только… кому можно рассказать правду? Мистеру Ботуику? Нет. Ведь он дружит с этим дьяволом Олли, который запер ее в подвале. Может, он, конечно, и не соучастник преступления, но он уже продемонстрировал при ней свою лояльность к хозяину Мунсид-Мэнора.

К кому же ей обратиться в таком случае? К жителям города? Откуда ей известно, кто уже попал в западню? Рискуя своей собственной свободой, она не поможет им обеим. Ей нужен какой-нибудь человек со стороны. Кто-то объективный и беспристрастный.

Судья! Отлично. Никто другой не захочет иметь дело с мужем плененной женщины.

Но до тех пор пока мистер Форрестер не вернется, она должна искать собственный способ побега. Однако для этого ей нужны друзья и лошадь. Само собой, с помощью денег можно купить людей и животных, но, поскольку у нее пока нет ни гроша, ей придется придумать что-то другое.

Сьюзен шла вперед до тех пор, пока перед ней не показалось скопление разнообразных хибар, поднимающихся из челюсти песчаного берега.

Куда теперь? Единственными работающими заведениями были мастерская портнихи и таверна, куда она, вероятнее всего, и направится за неимением выбора.

Толкнув дверь, Сьюзен вошла в таверну.

— Меня зовут мисс Сьюзен Стэнтон, — представилась она, подойдя к столу, за которым сидел священник, и одарила его самой лучезарной улыбкой, на какую была способна.

Священник поднял на нее глаза, а потом переключил внимание на стакан со спиртным, который он никак не мог поднести прямо ко рту.

Сьюзен даже не стала скрывать, что улыбка на ее лице погасла. Ну хорошо… надо воспользоваться следующим планом. Деньги от родителей скоро придут. Должны прийти.

— Выпивку всем присутствующим! — объявила она, обводя рукой зал и присутствующих в нем людей.

Хозяин таверны не шевельнулся.

Как жаль, что в Борнмуте имя Стэнтонов ни на кого не производило впечатления!

— Вот что, — стараясь говорить как можно более веселым тоном, продолжила Сьюзен, заметив у хозяина таверны отсутствие рвения выполнить ее распоряжение, — я хотела бы узнать, можете ли вы обслуживать меня в кредит, пока мне не пришлют деньги. Это будет на следующей неделе, — пояснила Сьюзен.

— А вы не та ли малышка, что остановилась у Олли? — поинтересовался один из завсегдатаев заведения.

— Ну да, она одна из его девчонок, это точно, — тихо подтвердил его сосед.

В мгновение ока хозяин таверны засуетился.

— Да, мисс, конечно, кредит вам обеспечен, — затараторил он. — Прошу вас, садитесь, садитесь! Что я могу для вас сделать? Только скажите! Все, что пожелаете. Кстати, меня зовут Салли. К вашим услугам, мисс.

— Мне самой ничего не нужно, так что спасибо. — Взобравшись на высокий табурет, Сьюзен пересчитала присутствующих. Трое. Всего трое. — Но я прошу вас угостить выпивкой остальных.

— Угостить выпивкой остальных! — эхом отозвался хозяин таверны, взявшись на стаканы. — И налить чуточку французского бренди для леди.

— Вообще-то неплохо бы, но я…

— Нет-нет, не беспокойтесь, бренди у меня много и в любую минуту может стать еще больше, если понадобится, — подмигивая, заверил ее Салли. — Вы понимаете, о чем я? И разумеется, вам не помешает выпить. Я видел вашу компанию. Так что пейте обязательно! Пей-пей! Молодец, девчонка!

И тут Сьюзен поняла, что чувствует вкус первого в ее жизни глотка французского бренди. Она ничуть не сомневалась в том, что держать в таверне такой напиток незаконно. Более того, дело попахивает предательством. Однако Сьюзен предполагала, что если вдруг какой-нибудь член парламента заявится сейчас сюда, чтобы выяснить, не хлебнула ли она стаканчик бренди, то он хотя бы спасет ее от этого ада. Ну а если этого не произойдет, она сможет украсть его лошадь и вернуться в Лондон.

Сьюзен засмеялась.

Салли озабоченно нахмурился:

— Да будет вам, мисс. Может, не стоит только так быстро пить? Запомните, бренди у меня много, но я не люблю, когда… в общем… — начал он запинаться.

— Не беспокойтесь, — перебила его Сьюзен, ставя опустевший стакан на стойку, — я не пью спиртных напитков. Просто сегодня у меня был тяжелый день.

— Ну да, ну да, — пробормотал священник.

И тут сквозь заднюю стену таверны просочился ее призрачный преследователь.

— Я знаю, что вы меня видите, так что не притворяйтесь, что не заметили меня. — Такими были его первые слова. Призрак провел рукой от огненно-рыжей бороды до лица и лысой головы. — Только сообщите моей сестре, что я не вернусь домой, и я обещаю уйти.

— Я хочу, чтобы вы ушли немедленно, — сквозь зубы процедила Сьюзен.

Хозяин таверны, протиравший в то мгновение стойку под ее стаканом, обеспокоенно посмотрел на нее.

— Прошу прощения, мисс, — испуганно промолвил он. — Дело в том, что немного бренди расплескалось, а я не хочу, чтобы вы испортили платье, вот я и решил протереть стойку, чтобы этого не произошло… Я считал, что это моя обязанность, но теперь вижу, что переусердствовал, и я уверяю вас, что…

— Не-ет, — простонала Сьюзен, разрываемая желанием укоризненно взглянуть на привидение, устроившее, по сути, эту сцену, и в то же время успокоить перепуганного Салли. — Я не к вам обращаюсь, — добавила она.

Но поскольку остальные выпивохи сидели поодаль и не могли ее слышать, то это объяснение смутило Салли еще больше, отчего на его лбу залегли две глубокие складки.

— Я же говорил вам, мисс, — вновь обратился к ней призрак, зависший в воздухе над соседним табуретом, — я прошу вас лишь сообщить моей сестре об этом, что я не вернусь домой. После этого я смогу навсегда покинуть этот свет. — Но похоже, его все же терзали сомнения. — Надеюсь, что так будет, — добавил он. — Видите ли, я не совсем уверен в том, почему до сих пор нахожусь здесь. Но вы по крайней мере могли бы помочь мне. Так вы передадите сестре мои слова?

Ничего она никому не скажет! Ни слова, черт возьми! Во всяком случае, теперь, когда Салли то и дело бросает на нее странные взгляды, протирая дальний конец стойки.

Тут призрак оказался на стойке напротив Сьюзен.

— Ну давай же, детка, не упрямься, — упрашивал он. — Скажи ей, что я умер, и я исчезну. Неужто это так трудно?

Уж так получилось, что у Сьюзен не было желания обдумывать тысячи вариантов развития придуманного призраком сценария. С другой стороны, привидение явно не отстанет от нее, пока она, отбросив сомнения в реальности происходящего, не согласится выполнить его просьбу, так что.

— Как вас зовут, я забыла? — тихо спросила она наконец, сделав вид, что заинтересовалась его словами.

— Чаще всего меня называют Редом, — ответил призрак одновременно с Салли, который осторожно произнес:

— Салли, мисс. У меня то же имя, какое было мгновение назад.

Уф! Возможно, ей стоит напиться до беспамятства.

— Салли, дорогой! — проворковала она, Наклоняясь вперед и изо всех сил стараясь продемонстрировать ему, что она абсолютно нормальна. — Как насчет того, чтобы налить мне еще один…

Дверь заведения рывком распахнулась, и в таверну ввалилась дюжина рыбаков, принеся с собой соленый запах моря и отвратительную вонь сырой рыбы.

— Еще один… что, мисс?

— Еще по стакану выпивки для всех, она сказала! — крикнул один из выпивох в дальнем конце таверны.

— Ну да, ну да, — сказал священник.

Рыбаки развеселились и в одно мгновение оттеснили Сьюзен от стойки, чтобы передавать другу виски, которое она вовсе не хотела заказывать.

Прислонившись к стене, Сьюзен закрыла глаза. Все это вина привидения… как его… Реда. Ей надо от него избавиться.

— Если бы вы не были мертвы, я бы вас убила, — тихо проговорила она.

— Да мы еще вовсе не померли! — раздались веселые крики рыбаков.

Кто-то сунул ей в руку липкий стакан. Теперь ее шелковые перчатки наверняка испортятся. Рыбаки громко переступали с ноги на ногу. Предчувствуя недоброе, Сьюзен открыла глаза.

Хозяин таверны не забыл включить в выпивку «для всех» и стакан ее незаконного бренди. Она попыталась вежливо улыбнуться ему, но лицо ее выдало. Сьюзен не собиралась заказывать так много выпивки, потому что ее годового содержания не хватит на то, чтобы оплатить счет… особенно учитывая, что родители пока не прислали ей ни фартинга. Вторжение в таверну очередных четырех рыбаков заставило ее отступить в самый дальний конец питейного заведения.

— Ну так что? — спросил Ред, плавая в воздухе над толпящимися рыбаками.

Сьюзен откинула разламывающуюся от боли голову назад, так что она дотронулась до обитого деревянными панелями угла, и попыталась логически оценить ситуацию.

— Может, вам стоит еще раз все объяснить мне? — попросила она.

— Нет-нет, — возразил призрак. Если бы привидение могло побледнеть, то именно это случилось бы с ним в это мгновение. — Не могу я говорить о таких вещах… Ну ладно бы речь шла о самоубийстве…

— Вы действительно считаете, что если я скажу вашей сестре: «Ваш брат больше не вернется домой», — ей не придет в голову задать мне кое-какие вопросы? — поинтересовалась она у Реда.

Призрак усмехнулся.

— Ха! Гарриет знает, что лишних вопросов задавать не следует, — заверил он Сьюзен. — К тому же мы к этому приготовились… насколько это возможно. Она знает, что надо делать. А Дина сможет ей помочь.

— Дина? — переспросила Сьюзен. Она не могла припомнить, чтобы кто-то упоминал при ней это имя.

— Дина? — переспросил один из выпивох, стоявший недалеко от нее.

— Дина! Дина! — закричали все вокруг.

— Салли млеет при виде этой девчонки, не так ли, похотливый извращенец? — выкрикнул кто-то еще. — Жаль, что у тебя с ней ничего не получится.

Салли густо покраснел. Повернувшись спиной к толпе, он принялся переставлять аккуратно составленные стаканы.

— Салли и Дина, Салли и Дина! — стал кричать выпивоха, пробираясь сквозь толпу, чтобы оказаться поближе к бармену.

Дверь открылась, и в таверну ввалилась очередная группа мужчин. Теперь тут можно было только стоять. Сьюзен оказалась зажатой в углу.

Озадаченный Ред витал в воздухе над головами рыбаков.

— Хм… эти бродяги считают, что у Салли нет никаких шансов завоевать Дину, — пробормотал он.

Сьюзен невольно приосанилась. Сплетня! О живых!

— Салли и Дина…

— О Салли ничего не могу сказать — он вполне безобидное существо. Но Дина провела с кем-то прошлую ночь в курятнике своей кузины — это точно. Девчонка вовсе не такой ангел, какой ее тут считают. Да и моя сестрица тоже… — Ред довольно улыбнулся. — В общем, Гарриет Грей тоже далеко не ангел. Но обо мне заботится, этого у нее не отнимешь.

— Гарриет… Грей? — переспросила Сьюзен. Ее мысли понеслись вскачь. Ведьма из магазина одежды — сестра Реда? А фарфоровая кукла вступила с кем-то в близость в курятнике?

— Можете мне поверить: когда они с Диной сходятся вместе, это что-то ужасное, — с усмешкой предупредил призрак. — А они часто сходятся вместе.

Теперь все понятно. Гарриет и Дина — парочка злобных болтушек из магазина одежды.

Сьюзен одним глотком допила свой бренди. Она с трудом представляла себе, как явится к этим двум особам, чтобы передать весточку с того света.

— Ну так что вы мне скажете? — нетерпеливо спросил Ред, подлетая к ней ближе, — Вы выполните мою просьбу?

От злости Сьюзен заскрежетала зубами, но выбора у нее не было. Если она откажет ему, он так и будет преследовать ее, пока она не согласится.

— Ну хорошо. Отлично, — Сьюзен сделала вид, что чувствует то же самое, что говорит. — Да.

— Она сказала «Да»! — закричал какой-то рыбак.

— Еще по стакану выпивки для всех присутствующих!

— Налей мне два!

— Ну да, ну да, — проговорил священник.

Дверь таверны опять открылась. Кто это на сей раз? Мисс Девоншир или мисс Грей?

В таверну вошел Олли.

Глава 7

Если он не может найти вырванный из судового журнала лист, то должен хотя бы отыскать своего брата.

Эван невидящим взором смотрел на вытянувшийся перед ним берег и думал о том, что хорошо еще, что выбрался из пещеры Посейдона живым. Он помылся, переоделся и даже поспал часа два, но все еще не решил, с чего начать поиски. Мертвое тело Тимоти исчезло так же бесследно, как листок из судового журнала. И возможно, навсегда. Чаще всего могилой пирата становится его же дом — бесконечные океанские просторы. А это означало, что он никогда больше не увидит брата, не сможет даже попрощаться с ним.

Черт возьми! Эвану было ненавистно ощущение собственной бесполезности. И бессилия.

Он продолжил путь по скал истому берегу. Может, ему удастся найти здесь что-нибудь — что угодно, что поможет пролить свет на таинственные события.

Тимоти! Тимоти и секретная миссия! Это было выше его понимания. С каких это пор брат скрывал от него что-то? Было ли это его первым ночным делом? Первая случайная ложь? Чего еще он не знал? Выходит, брат оказался более удачливым пиратом, чем он предполагал. Возможно, даже лучше и его самого, учитывая, что сам он никогда и не думал участвовать в секретной вылазке на борту корабля. Но какая же замечательная схема! Всю ночь ходить по девкам и заниматься контрабандой, нисколько не беспокоясь о том, что придется отчитываться перед капитаном, потому что тот даже понятия не имеет, что корабль поднимал паруса!

Подобрав камень, Эван с силой зашвырнул его далеко в море. Чертов журнал! Тимоти не мог быть настолько глуп, чтобы совершить поступок, который стоил ему жизни. Но почему Посейдон намекал на то, что пункт назначения мог быть известен?..

Нет, это бессмысленно. Он не в состоянии думать. Все не так.

Повернувшись, Эван направился в сторону города.

Ему необходимо отвлечься.

Перед его внутренним взором мелькнуло ангельское лицо мисс Стэнтон. Нет, такой способ отвлечься ему не подойдет.

Впрочем, он должен делать вид, что увлечен ею, — такое объяснение вполне подойдет для окружающих, которые захотят узнать, отчего это он сам не свой последние дни, недели, месяцы… — одним словом, все то время, что он потратит на поиски убийцы Тимоти.

Но он не может отвлекаться с ней в реальности.

Ему до сих пор не верилось, что мисс Стэнтон прервала простой поцелуй. Что ж, она сама многого лишилась.

Кровь Эвана быстрее побежала по жилам. Вся беда в том, что он изнывает от желания ощутить, как ее рука в порыве страсти ласкает его, а не толкает в ярости.

Если, конечно, предположить, что великосветские девственницы могут испытать хотя бы что-то похожее на страсть.

Но что, если она все-таки способна на это? Что, если в нужный момент, услышав нужные слова и ощутив нужные прикосновения, она поймет, что это не только ей нравится, но она захочет этого, начнет молить его не останавливаться? Что, если под маской светского высокомерия прячется женщина, такая же необузданная и развратная, как любая потаскушка из таверны? То есть еще более желанная женщина?

Эван невольно посмотрел на особняк Мунсид-Мэнор, возвышавшийся на самом верху утеса со стороны города. Нет! Он не пойдет туда в надежде случайно встретиться с ней, он не пятнадцатилетний мальчик. Женщины сами приходят к нему, или он не обращает на них внимания.

И тут, словно по волшебству, звонкий женский голос окликнул его:

— Эван! Эван!

Эван тяжело вздохнул. К сожалению, те женщины, которые приближались к нему в последнее время, доставляли ему немало проблем, хотя возиться с ними вовсе не стоило.

— Мисс Девоншир, — вежливо отозвался он.

Мисс Девоншир, запыхавшись, подбежала к нему — красные щеки, прыгающие вокруг лица кудряшки и сладкое отчаяние.

— Я же просила вас называть меня Диной.

А вот он никогда не просил ее называть его Эваном, но был ли от этого хоть какой-то толк?

— Разве вы не должны сейчас шить одежду, мисс Девоншир? — осведомился Эван.

— Да-да, Но я увидела вас в окно и, бросив все дела, побежала за вами… А почему вы не зашли в магазин увидеться со мной? — Ее ресницы замелькали в воздухе, как крылья колибри, — Я каждый день поджидала вас у окна. Я надеялась, что вы зайдете, но вы так и не зашли. Или, может, вы сейчас шли ко мне в мастерскую?

Эван старался равнодушно смотреть на нее, но его мужское естество слегка шевельнулось, когда она принялась болтать, Мисс Дина Девоншир была живым, дышащим напоминанием о том, почему мужчина никогда не должен иметь дело с женщиной. И если он не будет осторожен, то кончит на веревке для сушки белья в ее мастерской.

— Вообще-то, — сказал Эван, — я направлялся… — Господи, куда же это мог направляться, чтобы она не пошла следом за ним? Ах да! Она не захочет пойти туда, где может встретить одного из своих поклонников, которого терпеть не может. — К Салли!

— О!

Дина даже не подумала скрыть своего разочарования. Если он действительно обладает способностью понимать, когда женщина пытается им манипулировать, то сейчас она отчаянно хлопала глазами и покусывала губы в надежде придать своему лицу жалобное выражение, за которым якобы скрывается какая-то печальная тайна.

Эван сделал шаг по направлению к таверне. Учитывая, как бармен в последний раз на нее посматривал, Дина туда больше ни ногой.

Однако она семенила рядом, с ним.

— А вам известно, что через две недели в Бате будет ассамблея? Мне об этом сообщил мистер Форрестер, — проговорила мисс Девоншир. — Думаю, что когда он в следующий раз приедет в Борнмут, то обязательно пригласит меня поехать с Ним на ассамблею. Само собой, мы будем не одни, с нами поедет компаньонка. Мистер Форрестер — милейший человек, о таком каждая женщина мечтает, но я откажу ему, если вы меня пригласите. Вы ведь собирались меня пригласить?

Господи, почему, ну почему только он позволил своему члену убедить его в необходимости провести с этой женщиной несколько мгновений?!

— Мне об этом ничего не известно, — пробормотал Эван.

— Боже правый! Стало быть, вы еще никого не пригласили! Правда, не думаю, что вы стали бы звать с собой… То есть я хочу сказать… — Из ее горла вырвался какой-то быстрый, высокий звук, напоминающий болтовню перевозбужденной… белки. — Наверняка вы хотели бы сказать, что мы теперь больше чем друзья? Я, конечно, знаю, что если даже вы это и скажете, то это ничего не значит и что мне не следует рассчитывать на более романтические отношения или хотя бы задумываться о них… Но… я ведь вам нравлюсь, не так ли? Нет-нет, я не имею в виду еще одну ночь, надеюсь, вы это понимаете, но я подумала, что могла бы составлять вам пару для светских выходов. И начать мы могли бы с поездки в Бат в вашем фаэтоне. Ни у кого больше в нашем городке нет фаэтона.

Ага! Выходит, ей отлично известно, какие кареты он предпочитает. Эван уже проклинал тот день, когда его угораздило совершить эту покупку. Но похоже, он был единственным жителем Борнмута, который мог позволить себе роскошь отвезти мисс Девоншир на эту дурацкую ассамблею.

— Боюсь, меня не будет в городе в тот уик-энд, — сказал он.

— О нет, это… это… — Ее глаза распахнулись еще шире, чем мгновение назад, а визгливый беличий голосок стал еще выше. — Ну и прекрасной, — воскликнула мисс Девоншир. — Потому что следующая ассамблея будет еще через две недели, так что я смогу сшить себе платье по последней моде, да еще и из самой лучшей ткани. О, Эван! Думаю, вы будете в восторге от того, что я буду выглядеть не хуже самой модной лондонской леди. И поскольку вам на это тратиться не придется… — очередной истеричный хохоток, — то я уверена: вы будете рады тому, что женщина, которую вы ведете под руку, смотрится как картинка из модного журнала. Я хочу, чтобы вы глаз от меня оторвать не могли — ни на мгновение! Что ж, решено! Когда вы в следующий раз окажетесь поблизости, загляните в магазин, чтобы сказать мне, какой, по вашему мнению, цвет мне больше всего к лицу, а уж об остальном я позабочусь.

Итак, все решено. Что ж, действительно… Если он и попадет в ее магазин хоть каким-то образом, но только в гробу.

— Простите меня, пожалуйста, зато, что я занял у вас так много времени, мисс Девоншир, — промолвил Эван. — Я же знаю, как вы заняты. Так что возвращайтесь к своим платьям, а я отправлюсь к Салли.

— О! — вновь воскликнула мисс Девоншир. Судя по огонькам в ее глазах, она надеялась, что Эван пойдет выбирать ткань для ее платья — возможно, даже свадебного — немедленно. Или по крайней мере возьмет ее под руку и проводит до магазина.

Однако Эван был не настолько глуп, чтобы исполнять ее желания. Как только они окажутся наедине, тут же откуда ни возьмись появится ее подруга, которая заявит, что он дал непозволительную вольность рукам, и — раз! — он окажется связанным брачным договором. Нет уж, спасибо.

— Полагаю, мне надо вернуться… — Мисс Девоншир в отчаянии оглянулась по сторонам, все еще надеясь увидеть кого-нибудь — кого угодно, кто увидит их вместе и заподозрит худшее, если она бросится в объятия Эвана в нужный момент.

Эвана до сих пор не обвинили в том, что он ее обесчестил, — а любой, кто заметил бы ее в растрепанном виде, немедленно узнал бы о том, что ее только что опрокинули на спину, — потому что это сделал не он.

Она попала в его руки уже обесчещенной, и именно поэтому Эван ошибочно решил, что с ней особых проблем не возникнет. Как же он ошибался!

Эван наклонил голову:

— Еще увидимся, мисс Девоншир.

Последние несколько ярдов до «Акульего зуба» Эван преодолел трусцой. Добежав до таверны, он толкнул одну из дверей, распахивающихся в обе стороны. Точнее, попытался толкнуть. Потому что огромная фигура Олли заблокировала дверь и не давала ей открыться. Впрочем, кажется, в этом не было вины самого Олли. Потому что, судя по громким крикам изнутри и тяжелому запаху спиртного, Эван и мисс Девоншир были единственными местными жителями, которые оказались за пределами таверны. Что тут происходит, черт возьми?

Ткнув Олли в бок, Эван вопросительно взглянул на пего, потому что из-за криков говорить что-либо было бессмысленно — Олли все равно не слышал бы его.

Олли с отвращением пожал плечами и отступил назад. Его подхалим дворецкий тенью следовал за ним. Эван ничуть не удивился, увидев, что они из таверны стремительно направились к тропе, бегущей вверх по утесу к Мунсид-Мэнору. Олли ненавидел толпу. А его карманная собачонка всегда послушно бегала следом за ним.

Зато сам Эван был вовсе не против оказаться в толпе выпивох, тем более когда он был в таком настроении, как сейчас. Протолкавшись к бару и заказав стакан того самого бренди, которое сам же продавал Салли, Ботуик повернулся к ближайшей группе выпивающих рыбаков.

— Что тут за шум? — крикнул он.

— Бесплатная выпивка, — раздался невнятный ответ.

Рука Эвана со стаканом замерла на полпути ко рту.

Бесплатная выпивка? Единственный человек, кроме него самого, кто был настолько состоятелен, чтобы покупать всем выпивку, только что ушел прочь, не ступив в таверну ни ногой.

Эван вопросительно посмотрел на Салли. Тот утвердительно кивнул.

Интересно.

— Кто платит? — спросил Эван.

— Она. — Эван кивком указал в угол таверны.

Медленно, очень медленно, почти не ощущая того, что двигается, Эван повернулся. И увидел ее. Со стаканом бренди в руках. Судя по всему, она отлично проводит время. В окружении рыбаков, которые во всю глотку распевали песни, явно не предназначенные для ушей леди. Даже если эта леди ругается почти так же часто, как сам Эван.

Мисс Стэнтон.

Несмотря на то что в этом шуме и на таком расстоянии она не могла услышать, как он выдохнул ее имя, Сьюзен подняла глаза. И через поблескивающие линзы ее очков он увидел, что она ему улыбается. В знак приветствия Сьюзен подняла стакан.

Словно зачарованный, Эван стал пробираться к ней сквозь толпу, почти не слыша недовольного ворчания тех, кого он отодвигал в сторону. Он оказался в море искушения. Он — корабль. А она — берег.

Без сомнения, внезапное увлечение — не более чем обычная вспышка страсти. Сколькими женщинами он увлекался за много лет, пусть и ненадолго? Но в это мгновение ничто больше не имело значения. Потому что сейчас его ум занимала только одна женщина. И он ее получит.

— Мисс Стэнтон, — проговорил Эван, добравшись наконец до нее. Толпа столкнула их вместе — бок к боку. Хотя вполне возможно, что он сам прижался к ней.

Но не отодвинулся.

— Мистер Ботуик, — еле слышно отозвалась она, сидя спиной к стене. — Добрый день.

Да. День. Правильно. Ему следовало бы спросить у нее, какого дьявола она пьет тут в компании простых матросов, хотя, признаться, такая близость с ней сильно его взволновала. Но что Эвану действительно хотелось бы узнать, так это почему ее голос звучит как-то странно, когда она произносит его имя, и почему всякий раз, когда она делает вдох, он чувствует, что ее тело слегка дрожит. Может, это из-за толпы? Или она выпила слишком много? Или, может быть, все дело в том, что мужчина прижимается к ней так плотно, что если бы не их одежда и не свидетели, они вполне могли бы заняться любовью?

Эван слегка отодвинулся. Теперь между ними было пространство, достаточное, например, для… перышка. Эван едва сдерживал желание снова прижаться к Сьюзен.

— Я… — Пустой стакан, который она все еще держала в руке, легко стукнулся о стену. — Могу я угостить вас бренди? — спросил он.

Рев толпы заглушил ее ответ. Возможно, она сказала: «Пожалуйста, угостите всех». Эван скрыл свое смущение, опустив голову и сделав вид, что говорить ему мешают пьяные крики. Зато теперь он мог еще глубже вдыхать чудесный аромат.

Когда Сьюзен приоткрыла рот, ее нижняя губа задела его щеку. Они сидят неприлично близко друг к другу. Эван это понимал. Но даже немного передвинуться с места, чтобы освободить ей место, он не мог.

— Я хочу уйти отсюда.

На этот раз он отчетливо услышал ее. Ее желание совпадало с его желанием, потому что, выйдя из таверны, они смогут уединиться в каком-нибудь местечке. И уж там, надеялся Эван, — снять с себя одежду.

Он взял ее за руку, и Сьюзен пошла за ним.

Он понес бы ее на руках, если бы народу было поменьше.

— Сюда, — сказал он, не выпуская ее руки. Не отпуская ее.

Сьюзен помедлила, обернулась на таверну, а потом позволила повести ее вперед.

— Куда мы идем? — спросила она.

Этого Эван еще и сам не знал. Пока не увидел куда. Толкнув дверь, он завел ее внутрь.

— Аптека… — проговорила Сьюзен недоуменно. — Вы заболели?

Именно. Он болен желанием. Отпустив ее руку, он отступил к прилавку и заставил себя подумать о том, что делает. Плохая это была идея — с того самого мгновения, когда она поймала его взгляд. Однако Эван чувствовал, что не в состоянии остановить железное ядро, вырвавшееся из дула пушки.

Не дождавшись ответа, Сьюзен прошлась по крохотному помещению, бросая взгляды то на то, то на это, однако по ее рассеянному взгляду, было видно, что она даже не замечает выставленных на продажу пустячков. Упершись локтями в прилавок позади себя, Эван наблюдал за ней. К собственному удивлению, он понял, что был бы готов потратить на это целый день. А ведь она совсем не похожа на тех женщин, которыми он всегда увлекался. Хрупкая, а не полненькая. Злая на язык, а не льстивая. Умная, а не… Признаться, обычно он не тратил время на разговоры с девушками. В конце концов, мужчины и женщины редко бывают друзьями. Они соединяются для удовольствия и только для удовольствия. Иначе нет никакого смысла быть вместе.

— А где же аптекарь?

Эван оглянулся через плечо. Никого. Он повернул голову, чтобы взглянуть на пустую маленькую комнатенку за ее спиной, однако он уже сделал тот самый вывод, который сделала и она: они тут одни.

— Думаю, в «Акульем зубе». Полагаю, в таверне собрался весь город. Бесплатная выпивка всегда вызывает большое воодушевление.

Сьюзен закрыла глаза, словно испытывала боль, — возможно, для того, чтобы забыть о его непристойных словах или притвориться, что они тут не одни. Или чтобы вычислить подходящее мгновение, чтобы снова ударить его в ребра. А может, просто для того, чтобы не видеть его.

Сам же Эван, напротив, с жадностью впитывал в себя каждую деталь ее внешности. Запоминал, какие у нее нежные ресницы, казавшиеся такими темными на фоне бледных щек… Белокурую кудряшку, закрутившуюся вокруг дужки очков. Он слышал, что ее дыхание участилось.

Всего лишь один поцелуй, сказал себе Эван. Один поцелуй, одно прикосновение.

Он погладил ее губы своими губами — нежно, медленно, от одного уголка рта к другому, пытаясь вызвать ее ответ.

Сьюзен судорожно вздохнула.

Эван поцеловал ее.

Это был не мокрый, грубый поцелуй. Он прекрасно понимал, что не должен пугать ее — напором, жадностью. В этом случае нужны медленные, искушающие поцелуи с полуоткрытыми губами, когда он ненароком сможет слегка прикусить краешек нижней губы и ощутить сладкий, деликатный вкус мисс Сьюзен Стэнтон.

Но тут она начала делать то же самое.

Ее губы приоткрылись, а потом она шире открыла рот и прикусила его нижнюю губу. Причем гораздо сильнее, чем он кусал ее. Ладонь Эвана легла на затылок Сьюзен: мягкие волосы защекотали ему руку, завились вокруг пальцев.

Так, может, она не очень испугается, если его язык проникнет в ее рот, хотя бы на мгновение?

Эван сделал попытку. Ее дыхание прервалось, и он уже было подумал, что слишком торопится. И заходит чересчур далеко.

Но Сьюзен ответила ему. Медленно. Робко.

Застонав, Эван снова поцеловал ее, уже не сдерживаясь. Одна его рука по-прежнему поддерживала ее голову, а другая опустилась вниз по спине, легла на ее ягодицы и крепче прижала Сьюзен к чреслам.

Дверь рывком распахнулась.

Глава 8

Ботуик резко отскочил от Сьюзен, словно его, как марионетку, дернули за веревочку, и, перемахнув через высокий аптекарский прилавок, выпрыгнул в окно. Переменчивый повеса оставил ее в одиночестве, так что ей придется иметь дело с…

Ред?!

Привидение вплыло в аптеку, и мысли Сьюзен пустились в галоп. Как же, черт возьми?.. Однако по пятам за невидимым Редом шли две женщины, видеть которых Сьюзен хотелось меньше всего: фарфоровая кукла, мисс Девоншир и ее подружка-ведьма мисс Грей.

Ничего себе! Сьюзен поднесла руку к припухшим губам, хотя даже не понимала, чего хочет: стереть с них следы поцелуя или навсегда оставить их там.

— Ого! — проскрипела ведьма, ткнув в ее сторону своим черным ободранным зонтиком. — Посмотри-ка, она пытается скрыть очевидное.

— Где он? — спросила фарфоровая кукла таким же тоненьким, как, и ее хрупкая фигура, голоском. — Куда подевался?

Чертовски хороший вопрос, не так ли? Сьюзен приосанилась. Когда она в следующий раз встретит Ботуика, непременно столкнет его с утеса.

Она с отвращением вытерла губы, сердясь на себя за то, что позволила ему себя поцеловать.

— Не мог же он просто раствориться в воздухе, — заявила ведьма, чей магический талант, похоже, состоял в том, чтобы указывать на очевидное. Острый, как игла, кончик зонта опять указал на Сьюзен. — Спроси ее!

Ред заплясал между ними.

— Скажите ей! Скажите немедленно! Скажите: «Ваш брат Ред…» Ну, или Джошуа Грей, хотя мои друзья или близкие всегда называли меня Редом, а никто не может знать человека лучше, чем его семья… В общем, если бы я был на вашем месте, то сейчас сказал бы: «Ваш брат Ред…»

Сьюзен попыталась отмахнуться от призрака. Широко распахнув глаза и размахивая руками, Ред отскочил назад.

— Ну нет, глупышка, так дело не пойдет, а то от тебя одни неприятности. Больше ты меня не оттолкнешь. И я не уйду, пока ты не выполнишь Обещания рассказать моей сестре о том, что я ухожу в мир иной.

Голова Сьюзен все еще шла кругом после поцелуя мистера Ботуика и осознания того, что она трусливо сдалась под его натиском, поэтому ей понадобилось несколько мгновений, чтобы понять, чего хочет от нее призрак. Но потом ее осенило. Когда они встретились впервые, это он ударил ее… а потом исчез. В следующий раз его толкнула она сама… а это означает, что если она до него… дотянется, то сможет прогнать его… отсюда…

Сьюзен промахнулась и тут же неловко остановилась, увидев, что обе женщины смотрят на нее с таким видом, будто она совершенно обезумела.

— Я… — Сьюзен растерялась, не зная, как объяснить свое поведение.

Фарфоровая кукла двинулась прямо на нее, ее идеальные кудряшки так и подпрыгивали при каждом шаге.

— Только не думайте, что вам удастся увести его от меня, мисс Стэнтон, потому что у вас это не получится, — отчеканила она.

Еще никогда Сьюзен не доводилось слышать подобных слов.

— Он мне даже не нравится. — Нет смысла притворяться и делать вид, что она не понимает, о ком они говорят.

— По вашему виду этого не скажешь, — выпалила ведьма.

Да что у нее за вид, черт возьми? Сьюзен невольно снова прикоснулась к губам… к волосам… Похоже, ее прическа не в порядке.

— Вы хоть понимаете, что если бы кто-то застал вас тут вдвоем, то в следующий раз вы встретились бы с ним перед алтарем? — Голос фарфоровой куклы поднялся до такого визга, от которого могло бы и стекло потрескаться. Сьюзен ничуть не удивилась бы, увидев, что с ее безупречного личика отлетают осколки.

И только потом она осознала смысл ее слов. Нет. Нет, об этом она не подумала. Но почему не подумала? Потому, что была слишком занята поцелуем и… целовала сама? Неудивительно, что мистер Ботуик предпочел скрыться через ближайшее к нему окно. Он не хотел обременять себя лишними проблемами, а она едва не допустила того, чтобы испортить себе всю жизнь, оставшись с ним в этом аду.

— Он ваш. — Сьюзен наклонилась за своей перламутровой заколкой, а когда подняла голову и увидела, что фарфоровая кукла по-прежнему не сводит с нее глаз, не удержавшись, добавила: — Если только вы его найдете.

Лицо мисс Девоншир побагровело от злости.

— Вы считаете себя особенной только потому, что он вас поцеловал? А вам известно, скольких женщин он любил и оставил?

Нет, Сьюзен не считала себя особенной, потому что позволила ему поцеловать себя. И она была абсолютно уверена в том, что его неразборчивость в выборе женщин наверняка приведет к взрыву. Ах да, еще она прекрасно поняла, насколько невыразительна ее внешность, если ее сравнивают с легионом прекрасных женщин свободного нрава, которые составляют пестрый фон личной жизни мистера Ботуика. Что служило еще одним доказательством того, что она потеряла рассудок.

— Да кому нужен этот Ботуик! — крикнул призрак, для безопасности поднявшийся к самому потолку. — Просто скажите Гарриет, что я умер, и мы все сможем уйти отсюда.

Сьюзен решительно сжала зубы. Без сомнения, это их развеселит. И тогда они, быть может, запоют и начнут печь пироги.

— Все дело в деньгах, не так ли? — прошипела ведьма, опираясь на изогнутую ручку своего зонта. — Дина, она охотится за его деньгами!

Сьюзен закатила глаза. Не нужны ей никакие деньги. Хотя нет, нужны, но немного. Лишь для того, чтобы оплатить счет в таверне. Но она отдаст их ему, как только придет денежное содержание от родителей. Кстати, когда оно все-таки придет, она сможет купить у этих девчонок весь их магазин вместе с пошивочной мастерской.

Если оно придет…

— Это несправедливо! Вы не должны строить глазки самому богатому холостяку Борнмута! — с возмущением воскликнула фарфоровая кукла. — Разве у вас нет других знакомых денди с карманами, набитыми деньгами, которые будут готовы увезти вас в Лондон?

Да, есть, конечно. И Сьюзен воспользовалась бы помощью любого. Только для этого нужно сначала добраться до Лондона. Погодите-ка…

Сняв очки, Сьюзен протерла стекла подолом юбки, чтобы не отвлекаться на яростно жестикулирующее привидение. У Мистера Ботуика есть деньги? И это означает, что роскошный, элегантный дом, обставленный с таким вкусом… действительно принадлежит ему? Этот человек становится для нее интереснее с каждой секундой.

— Он самый богатый человек от Борнмута до Бата. — Тут ведьма ткнула фарфоровую куклу локтем в бок. — И она хочет увести его от тебя.

— Но он же не единственный богатый человек, — сказала Сьюзен.

— Да? — удивилась ведьма. — Интересно, кто же еще?

— Ммм… — Черт! Надо же назвать хоть кого-то! — Может, мистер Форрестер?

— Да он беден как церковная мышь. Он же судья.

Ведьма произнесла это слово с таким презрением, будто речь шла о конюхе. Что ж, прекрасно. У кого еще в городе могут быть деньги? Боже, ну конечно, у ее очаровательного хозяина.

— Может, у моего кузена?

Ведьма рассмеялась:

— Ваш кузен — просто старый добрый Оливер Гамильтон из ниоткуда.

— Его имя никому не известно, — с усмешкой кивнула фарфоровая кукла. — Он женился на деньгах семьи Бон.

— Они все так делают, — мрачно добавила ведьма.

Дамы даже наклонились вперед словно ждали, что Сьюзен схватит наживку в виде обещанной сплетни. Но поскольку обе забыли на мгновение о желании порвать ее на части, Сьюзен спросила:

— Что вы хотите этим сказать? А кто еще женился на леди Бон из-за денег?

— Не на ней. На настоящей леди Бон, — объяснила фарфоровая кукла. — На первой. А вы думаете о ее дочери, леди Эмелине?

— На первой?.. — еле слышно повторила Сьюзен. Пробежавший по ее спине холодок убедил ее в том, что она уже повстречала леди, о которой идет речь. Призрак в спальне. А испуганная девушка в подвале — дочь этого призрака. Леди Эмелина. Кузина, которой должно быть примерно столько же лет, сколько ей… и которая так много всего пережила…

— Да кому нужна эта старая история?! — завопил Ред, подлетая ближе к Сьюзен. — Я единственный покойник, о котором вам следует говорить.

Сьюзен не обратила на него внимания.

— Легенда гласит, что… — начала было ведьма.

Нахмурившись, Сьюзен перебила ее:

— Почему вы говорите «легенда»? Разве он умер не в прошлом году? И не означает ли это, что вы знаете, что с ним случилось?

— Они обе вели затворнический образ жизни, — объяснила фарфоровая кукла. — Никто не видел леди Бон. Она всегда жила в Мунсид-Мэноре. Мне порой казалось, что ее вообще не существует, но однажды…

Ведьма бросила на подругу яростный взгляд.

— Можно, я расскажу эту историю? — спросила она.

— Прошу вас, — сказала Сьюзен, прежде чем ее собеседницы перешли к потасовке. — И с самого начала, пожалуйста.

— Легенда гласит, — повторила ведьма, выступая вперед словно для того, чтобы заслонить собой фарфоровую куклу, — что благодаря красоте и богатству леди Бон была самой желанной невестой на много миль вокруг, и это несмотря на то, что она была глухонемой и…

— Не была она глухонемой, Гарриет!

— Дина, клянусь, что если ты не дашь мне догово…

— Ладно, рассказывай, — смилостивилась фарфоровая кукла.

— Кто-нибудь, пожалуйста, расскажите мне все, — взмолилась Сьюзен. — Прошу вас!

— Он женился на ней из-за денег, — выпалила фарфоровая кукла, украдкой взглянув на ведьму, которая, сложив на груди руки, посматривала на нее из-под полуприкрытых век.

— Кто женился? — спросила Сьюзен.

— Лорд Жан-Луи Бон. Он был влюблен в состояние Мунсида, а она оказалась его единственной наследницей. Никому не известно, какие земли были во владении этого лорда, да и были ли они у него вообще. Однако он был красив, имел титул, но ни гроша за душой, а она — красива, богата, но без титула. В общем, не прошло и двух недель, как они поженились.

— А вот потом она стала глухонемой, — вполголоса проговорила ведьма.

— Да, — кивнула фарфоровая кукла. — Именно так.

Сьюзен едва сдерживалась, чтобы не встряхнуть обеих как следует.

— И эта несчастливая перемена произошла… — подсказала она.

— В первую брачную ночь. — Фарфоровая кукла слегка поежилась. — Никто никогда больше не видел ее… живой. Зато у лорда Бона появилось подписанное брачное свидетельство, вместе с которым у него появилась земля и деньги.

— Насколько мне известно, свидетельство можно было аннулировать, — сказала ведьма. — Сами подумайте: вы бы женились на глухонемой?

— Да я бы вышла замуж даже за ирландца, если бы он был настолько богат, чтобы вытащить меня отсюда, — заявила фарфоровая кукла и засмеялась, причем в ее смехе послышались истеричные нотки.

Сьюзен была готова придушить ее.

— Итак, — медленно проговорила она, — все это про-изошло-о…

— Тридцать лет назад, — договорила ведьма.

— Тридцать?! — повторила Сьюзен, закашлявшись. — Женщина внезапно становится глухонемой в ночь, когда ее новобрачный муж, жаждущий денег, обретает власть над ее имуществом и состоянием. После того она исчезает на тридцать лет, и… никто об этом даже не задумывается?

— Это так романтично! — рассеянно кивнула ведьма.

— И трагично, — добавила фарфоровая кукла. — Учитывая то, что потом произошло с их дочерью, и все остальное.

Сьюзен недоуменно заморгала:

— Но вы же сами сказали, что их брак не был…

— В первую брачную ночь, — поправила ее ведьма. — Именно после первой брачной ночи семья могла бы аннулировать брак, если бы ей стало известно, что произошло. Без сомнения, сами супруги подтвердили брак. Мужчинам всегда нужны наследники.

Сьюзен в ужасе воззрилась на нее:

— И никому даже в голову не пришло, что ее муж мог оказаться негодяем?

— Он же получил титул, — пожала плечами фарфоровая кукла, беспечно махнув рукой, словно титулом можно объяснить все, что угодно. — К тому же разве стал бы он содержать ее целых тридцать лет, если б хотел ее смерти?

— И все-таки… в конце концов он ее убил, — задумчиво промолвила ведьма.

Фарфоровая кукла решительно вздернула подбородок:

— Он из-за этого ужасно переживал, бедняга.

Сьюзен казалось, что ее голова раскалывается. Кто-то должен объяснить этим двум особам, как надо сплетничать, прежде чем из-за их витиеватых и бессмысленных речей ее голова разлетится на куски.

Тут к ней подлетел Ред, он был в ярости.

— Если бы вы сейчас…

Сьюзен рассекла его студенистое лицо рукой, и призрак исчез.

— Кто может объяснить, но только быстро, как он ее убил, зачем и почему никто в этом чертовом городе ничего по этому поводу не предпринял?

— Он застрелил ее из пистолета, — с готовностью ответила фарфоровая кукла. — И сделал это из-за любви к ней.

— Она сошла с ума и выбросилась из окна спальни. — Голос ведьмы дрожал от ужаса. — Зрелище было чудовищным. Она сразу не умерла, но сделать ничего не могли. Леди Бон же была немая, поэтому не могла кричать от боли, вызванной всеми ранами и переломами. Поэтому она просто лежала без движения и плакала.

— Да. Это был ужасающий, разрывающий душу плач… — Глаза фарфоровой куклы закрылись, словно она хотела отогнать от себя эти воспоминания. — Тогда лорд Бон и пошел за своим пистолетом. Леди Бон умирала, и он не хотел, чтобы она так страдала. Он сказал… он сказал…

— Он сказал, что настал печальный день, когда ему придется лишить жизни свою несчастную жену, застрелив ее, как загнанного коня, — договорила ведьма. — А потом он ее застрелил.

В голове Сьюзен все смешалось. Лорд Бон застрелил жену, как загнанного коня? В этой истории нет ничего обычного. Может, именно поэтому призрак бедной женщины преследовал Сьюзен? Потому, что она проводила каждую ночь в той самой спальне, из окна которой леди Бон выбросилась в отчаянной попытке обрести свободу?

Да она там больше даже глаз сомкнуть не сможет!

— Через несколько дней лорд Бон упал, спускаясь с утеса. Единственной наследницей состояния Бона осталась леди Эмелина. — Глаза ведьмы блеснули. — Но ненадолго. Потому что Олли Гамильтон женился на ней еще до того, как она успела примерить траурное платье. С тех пор они не покидают Мунсид-Мэнора. И если даже у нее остались какие-то деньги, ей некуда их потратить, потому что она никогда не покидает замок.

Сьюзен с трудом сглотнула, У бедной леди Эмелины есть ужасное объяснение тому, почему она не выходит из замка.

— А вы… вы совсем о ней не беспокоитесь? — задумчиво спросила она.

Ведьма усмехнулась:

— О чем беспокоиться-то? Она же замужем, не так ли? И муж обеспечивает ее всем необходимым.

— А если это не так? — спросила Сьюзен.

— Он же ее хозяин, — пояснила ведьма. — В этом смысл любого брачного контракта: жена становится собственностью мужа. А я, между прочим, предпочитаю не вмешиваться в личную жизнь других людей. И в особенности в жизнь Олли Гамильтона.

— Кстати, если уж говорить о браке… — вмешалась фарфоровая кукла. Ее голос стал едва слышен. Сьюзен поняла, что мисс Девоншир ни на мгновение не забывала о том, с кем и при каких обстоятельствах она беседует. — Я решила не упоминать, что привело нас всех сюда, мисс Стэнтон. Надеюсь, вы поступите так же.

Сьюзен с готовностью кивнула. Нельзя допустить, чтобы по городу поползли слухи о ней и мистере Ботуике. Меньше всего ей хотелось, чтобы результатом таких слухов стал брачный контракт, навсегда привязывающий ее к Борнмуту. Особенно после таких разговоров. Уж если Сьюзен и согласится когда-нибудь выйти замуж, то только на собственных условиях. Эти условия для ее мужа таковы: титулованный, проживает в Лондоне, джентльмен. А не какой-то там безумный провинциальный простолюдин.

Ведьма смотрела на фарфоровую куклу с таким видом, будто у той выросли волосы из ниток, а глаза превратились в пуговицы.

— Ты же не собиралась говорить про это, Дина, — заметила она. — Компромисс между этими двумя заставит его пойти к алтарю не с той женщиной, с какой надо.

Кажется, фарфоровая кукла была счастлива, что речь об этом завела мисс Грей, а не она сама.

— Мы ведь не видели своими глазами, с кем она тут развлекалась, — сказала она.

Сьюзен виновато посмотрела на нее:

— Вообще-то я не совсем развлека…

— Что? — Ведьма повернулась к фарфоровой кукле, проигнорировав Сьюзен. — Ты же целых четыре года не упускала его из виду! А я весь день была рядом с тобой, ты не забыла? Ты же следила за ними и видела, как они шли из таверны в аптеку!

Фарфоровая кукла сжала крохотные кулачки.

— Да, но его же тут нет, так что я не могу его ни в чем обвинить! — взвизгнула она. — В любом случае я могла бы сказать, что видела, как мисс Стэнтон целуется с каким-то незнакомым джентльменом. Любой человек поверил бы мне, а не ей. Я городской ангел, а она… Что ж… — Она поморщилась. — Даже на расстоянии я чувствую, как от нее разит таверной.

Сьюзен от изумления разинула рот. Да, в те несколько мгновений, что она была одержима дьяволом, она действительно отвечала (причем охотно) на поцелуи мистера Ботуика. Но то, что она услышала сейчас… Это уж слишком!

— Если вы — городской ангел, то я — королева Англии, — парировала Сьюзен.

Ведьма фыркнула:

— Тогда что же вы делали, целуясь в аптеке с таким развратником, как Эван, ваше величество?

Сьюзен улыбнулась:

— Это все же лучше, чем задирать юбки в курятнике, вы не находите?

Фарфоровая кукла оторопела.

В это мгновение Сьюзен поняла, что перемирию пришел конец. Будь неладен ее язык!

Ведьма стукнула зонтом по полу и повернулась к подруге, чье и без того бледное лицо обрело совсем уж нездоровый оттенок.

— Откуда тебе об этом известно, маленькая гадюка? — прошипела фарфоровая кукла. — Ты за нами шпионила! Только так ты могла узнать!

— М-да, эта сплетня будет поинтереснее рассказов о том, что мисс Стэнтон целовалась с мистером Ботуиком. В конце концов, кто этого не делал? — с готовностью проговорила ведьма. Прижав пальцы к губам, она прошептала театральным шепотом: — Но, думаю, привычка мисс Стэнтон подсматривать в окна за тем, как люди занимаются любовью, гораздо опаснее. Такая сплетня может добраться вместе с мисс Стэнтон до самого Лондона. Ну а пока она ничем не сможет доказать, что в курятнике что-то там происходило, нашим словам будут верить больше, чем ее.

— О, слов у меня хватит! — воскликнула фарфоровая кукла, к которой вернулся ее обычный голос. — Так что не вздумайте где-нибудь даже словом обмолвиться о том, что вы видели, мисс Стэнтон, После того как я выйду из этой двери, вы пожалеете о том, что когда-то подсматривали за мной. Никто в нашем городе не захочет даже стоять рядом с вами. — И, резко повернувшись, она вышла из аптеки.

Ведьма рывком подняла зонтик. Сделав шаг к двери, она задержалась и, повернувшись к Сьюзен, добавила с ледяной улыбкой:

— А если это не поможет… Знаете, у нас, в Борнмуте, с заезжими людьми какие только неприятности не происходят, мисс Стэнтон. Стыдно, если и с вами случится что-то в этом роде.

Глава 9

Черт возьми, о чем только он думал?!

Эван бросил в море еще один плоский Камушек, но даже не стал смотреть, как тот, подпрыгивая на воде, улетает от берега, потому что тревожные мысли не давали ему покоя. Он не думал! Ни единой секунды! С того мгновения, когда он увидел в таверне мисс Стэнтон, его одолевало единственное желание: поцеловать ее. Немедленно. Поцеловать — и все, конец истории.

Однако это был далеко не конец истории, разве не так? Если бы их застали в тот миг, когда он обнимал ее, когда их губы слились в поцелуе… Дрожь, вызванная этой мыслью, была куда более сильной, чем та, что охватывала его от холодного морского ветра. Ему пришлось бы на ней жениться, вот что!

Отвернувшись от неспокойного моря, Эван побрел к тропинке, вьющейся вверх по утесу. Он не должен забывать о главном — что должен отомстить за убийство брата. А если хочет избежать неприятностей, то должен держаться подальше от мисс Стэнтон.

Самб собой, едва он достиг середины пути, увидел ее.

Вот ведь невезение! Эван про себя выругался. Не поэтому ли он намеревался избегать с ней любых интимных отношений? Знал ведь, понимал, что ему непременно захочется увидеть ее снова… снова и… снова?

Замедлив шаг, Эван смотрел, как она поднимается по тропе. Хорошо, что он мог разглядеть ее с головы до ног. Ведь смотреть на покачивающиеся в такт шагам женские бедра всегда приятно. Если, конечно, они не принадлежат девственнице, леди или дебютантке, охотящейся за мужем. Впрочем, все это относится к мисс Стэнтон в полной мере.

И тут она повернулась и заморгала от удивления. Однако она не побежала прочь. И не поздоровалась.

Смирившись с неизбежным, Эван подошел к ней.

— Мы снова встретились, — сказал он.

— Но это случайность. — Сьюзен сделала шажок наверх, словно опасаясь, что поцелуй может возобновиться в любое мгновение.

Кровь в его жилах потеплела. Неплохая идея.

Нет-нет, это не так! Вспомнив о своих размышлениях, Эван предложил Сьюзен руку. Пусть она снова прикоснется к нему, хотя бы кончиками пальцев!..

Сьюзен этого не сделала. Прижав руки к бокам, она посмотрела на Эвана из-под полуопущенных ресниц, правда, ее щеки зарделись, а дыхание стало подозрительно прерывистым.

— Не прикасайтесь ко мне!

Сдавшись, Эван опустил руку и обошел Сьюзен, чтобы продолжить путь наверх. Пойдет ли она следом за ним? Нет. Он ничего не услышал. Даже того, как она уходит от него. И вдруг…

— Я не хочу, чтобы меня застали с вами, мистер Ботуик, — промолвила у него за спиной мисс Стэнтон.

У него остановилось дыхание. Она не хочет, чтобы ее «застали» с ним? Это интересно.

— Мадам, наши желания совпадают.

Вот только он вынужден признаться себе, что его одолевает беспокойство. То, как она отвечала на его поцелуй…

— Тогда прекратите преследовать меня, — прозвучал сзади ее голос.

Эван остановился. А потом повернулся и недоверчиво посмотрел на нее. Ну как он может ходить следом за ней, когда он идет впереди, а она — сзади? Или она попросту провоцирует его?

— Возможно, вы удивитесь, узнав, что я не только не преследую вас и не хожу следом за вами, но у меня к тому же нет ни малейшего желания сопровождать вас куда бы то ни было, — сказал он.

— Правда? — Сьюзен приподняла бровь. — Можно, подумать, вы не идете в Мунсид-Мэнор?

— Нет, не иду, — ответил он со всей искренностью, на какую был способен.

Сьюзен закрыла рот. Похоже, несколько коротких мгновений она боролась сама с собой, а потом быстро догнала его.

— Так вы не?.. Но почему? И куда вы идете?

Эван пожал плечами, давая ей понять, что это только его дело, а потом продолжил путь.

Сьюзен снова помешкала, словно не могла решить, взять его под руку или нет, хотя он больше и не предлагал ей этого.

— Тогда что вы делаете на этой тропе? — спросила она. — Почему не идете к?..

— Потому что я занят, — перебил ее Эван.

— Заняты? — с сомнением переспросила Сьюзен. Интерес в ее голосе уступил место скепсису. — Чем вы можете быть заняты?

Вопрос был вполне невинен, но Эван не мог не понять, что мисс Стэнтон только что оскорбила его. Он пошел быстрее.

— Почему я не могу быть занят?

— Во-первых, потому, что вы богаты, а стало быть, независимы. Богатые люди занятыми не бывают. — Сьюзен споткнулась, когда под ее ногой внезапно стал осыпаться песок. Эван потянулся к ней и взял за руку. Сьюзен руки не отдернула. — Во-вторых, — продолжила она, взмахнув свободной рукой, — это же Борнмут.

Эван был вынужден отдать ей должное: мисс Стэнтон говорила дело. Не от скуки ли он стал заниматься всякой ерундой? Изменять своей стране, например? Даже контрабандисты отправляются в открытое море, чтобы поразвлечься. Интересно, а разве сама мисс Стэнтон не ищет развлечений?

Он посмотрел: судя по ее оживленному лицу, она ожидала, что он ответит на ее вопрос, а не поцелует. Жаль.

— В чем-то вы правы, — сказал Эван, позволяя взгляду задержаться на ее губах. — Но сейчас я чувствую необычное огорчение.

Сьюзен несколько секунд раздумывала над его словами — при этом запылавшие еще сильнее щеки выдавали ее мысли, — но потом настойчиво спросила:

— Так куда же вы сейчас идете?

— В дом моего брата, — ответил Эван. От этих слов никому хуже не станет.

— Вашего?.. — Сьюзен посмотрела на него удивленно. — А я и не знала, что у вас есть брат!

У Эвана было такое чувство, будто его накрыла черная туча, его даже немного затошнило.

— Уже… нет, — хрипло заметил он.

Ее пальцы крепче вцепились в его руку.

— Я… Так это он и есть?

Эван нахмурился:

— Кто — он?

— Ну, тот, которого вы потеряли? — Сьюзен подняла на Эвана немигающий взгляд своих голубых, широко распахнутых глаз.

Черт возьми! Вот еще один повод не разговаривать с умными женщинами. У них есть раздражающая способность все взвешивать, делать выводы. На все обращать внимание. И многое запоминать.

— Не только я потерял брата, но и весь наш город потерял доброго хорошего человека, — осторожно подбирая слова, проговорил Эван.

— Какой дом принадлежит вашему брату? Это далеко отсюда?

— Мисс Стэнтон… — вновь заговорил Эван. — Вы ничего не забыли? Например, того, что еще совсем недавно говорили о своем страстном желании не оставаться со мной наедине?

— А что может случиться? — удивилась Сьюзен.

Эван едва не рассмеялся от этого наивного вопроса.

— О, этого я не знаю, — медленно, тихо проговорил он, позволяя самым смелым картинам, прячущимся где-то в потайных уголках мозга, полностью занять его воображение. — Как только мы останемся одни, вы, такая беззащитная, сможете, к собственному удивлению, вновь оказаться в моих объятиях. Но на этот раз я не остановлюсь на простом поцелуе. Я сниму с вас сорочку, платье, нижние юбки… а потом… потом начну целовать вас так, как мне уже давно хочется.

Сьюзен закашлялась. Отпустив руку Эвана, она быстро пошла вперед, чтобы поскорее ступить на твердую почву.

Неужто его план сработал?

— Ничего такого вы не сделаете, — прошептала она. Или, скорее, выдохнула. Обе ее ладони были прижаты к груди, словно она опасалась, что лиф платья сам по себе сползет вниз.

— Да что вы! Правда? - усмехнулся Эван, даже не пытаясь скрыть удивление — и возбуждение — в своем голосе. Он уже представлял себе, что начать можно прямо тут, на краю утеса. — Почему вы так уверены в этом?

— П… потому, что вы заняты, — запинаясь, ответила Сьюзен. — Чем-то важным. — Ее глаза стали просто огромными. Но их выражение было решительным. — Разве вы забыли?

Никогда еще его возбуждение не гасили столь же эффективно ледяным душем.

— Верно, — кивнул он. — Я занят.

Повернувшись, он пошел прочь, оставив, Сьюзен позади себя. Хотя, честно говоря, на себя самого он сердился больше, чем на нее.

— Подождите! — окликнула его Сьюзен.

Эван не стал ждать. Он был уверен, что она в любом случае от него не отстанет.

И он не ошибся.

Когда они оказались у дома Тимоти, Эван повернулся и приложил к губам Сьюзен палец, прежде чем та обрушила на него поток вопросов, на, которые у него не было ответов.

— Что бы ни случилось, стойте здесь, — сказал он.

Сьюзен быстро кивнула. Слишком быстро.

— Я говорю серьезно.

— Хорошо. — Ее губы под его пальцами приоткрылись и снова закрылись. — Я с места не сдвинусь.

Эван подождал несколько мгновений, чтобы убедиться, что она сказала правду, а затем побежал вверх по лестнице, перескакивая через две ступеньки.

Дверь была не заперта. Технически она все еще попросту стояла в дверном проеме. Отодвинув ее в сторону, Эван вошел в темный коридор.

Груз исчез. Исчез! Эван медленно повернулся вокруг, наполовину ожидая, что груз каким-то магическим образом снова появится перед ним. Но этого не произошло.

Кто, черт возьми, это сделал!

Мисс Стэнтон проскользнула в дом и со страхом огляделась по сторонам.

— Я же велел вам оставаться на месте, — сказал Эван.

— Так я и сделала, — кивнула Сьюзен. — Сначала. А потом решила заглянуть в дом, чтобы посмотреть, что делаете вы.

Эван устремил на нее взгляд. На море такое непочтительное поведение обычно приводит к тому, что человека вешают на мачте.

Сьюзен остановилась перед портретом маленького мальчика.

— Это кто? — спросила она. — Ваш брат?

— Нет.

На портрете был изображен сам Эван, когда ему было восемь лет. Именно тогда шестилетний Тимоти решил, что во всем должен брать пример со старшего брата. Это оказалось одним из самых неудачных решений, принятых Тимоти.

— Подождите меня на улице! — резко сказал Эван. — Ступайте отсюда!

Что-то в его голосе, видимо, настолько поразило Сьюзен, что она прервала траекторию уже начатого было пути в гостиную Тимоти. Остановившись, мисс Стэнтон сначала прикусила губу, а затем кивнула.

— Вы правы, — промолвила она. — Извините меня.

Однако не прошла она и двух шагов по направлению к двери, как вдруг упала на колени и засунула два своих тонких пальчика в щель между половицами.

— Ого! — воскликнула Сьюзен. — Что это?

Эван заскрежетал зубами. В этом доме можно найти все, что угодно.

Мисс Стэнтон встала с колен и подошла к Эвану, сжимая в руке свою находку.

Эван протянул руку.

И мисс Стэнтон положила ему в ладонь золотую монету с черепом и скрещенными под ним костями.

— Это же Веселый Роджер, не так ли? — с благоговейным ужасом выдохнула Сьюзен. — Но почему? Что это может означать?

Это означает, понял Эван, еще раз обводя взглядом комнату, из которой исчез груз, что дела обстоят очень плохо — куда хуже, чем он предполагал.

Наступил рассвет, а Сьюзен по-прежнему смотрела на темный балдахин кровати.

Она не спала всю ночь просто лежала, слушая крики покойной леди Бон и тихие рыдания нынешней (которая, без сомнения, тоже вскоре станет покойной) хозяйки, леди Эмелины.

И с чувством вины вспоминая один поцелуй.

Ей до сих пор не верилось, что ее тело так быстро отреагировало на недозволенные ласки… и на этого мужчину. А ведь, по сути, он не более чем обычный повеса, который ведет себя непростительным образом.

Утром Сьюзен выдержала часовую пытку завивания волос в непривычном для нее молчании. Впрочем, не исключено, что она даже не понимала, что происходит. Потому что ее мысли были заняты воспоминаниями о горячих поцелуях Эвана… и об унизительном осознании того, что ей все это нравилось.

Несмотря на голубую кровь, семейные деньги, титул родителей, долгие годы достойного воспитания и образования и (почти) безупречное поведение, как только она ушла из-под опеки родителей, так сразу…

Видно, все дело в том, что истинная Сьюзен — обычная потаскуха.

Все еще чувствуя легкое головокружение от этого неутешительного вывода, Сьюзен наконец-то спустилась вниз и вышла из дома. Нельзя идти на поводу у подобных фантазий. Она леди и достойна лорда. И в ее планы не входит общение с простолюдинами.

Так что любыми средствами ей нужно избегать мистера Ботуика.

Однако…

У него есть тайна.

Ей еще не известно, что это за тайна, но она сгорала от желания раскрыть ее. Мучительная страсть к сплетням всегда была ее слабостью. И осознание того, что она не знает тайны мистера Ботуика, упорно грызло Сьюзен изнутри.

Прошлым вечером он буквально взвалил Сьюзен себе на плечо и, не обронив больше ни слова, отнес в Мунсид-Мэнор. Подлец! Мог бы по крайней мере посудачить с ней о том, какой мерзавец посмел разорить дом его брата.

Ну и потом, увидеть монетку вроде той, что она нашла в гостиной его брата, — такое кого хочешь приведет в смятение. Даже столь вольную птицу, как мистер Ботуик, у которого на уме лишь одно — как бы лишить невинности очередную хорошенькую горничную. Конечно, деревенские жители могли и недооценить монетку, но Сьюзен Стэнтон сразу поняла, что за опасный символ на ней изображен, и от этого ее тело покрылось гусиной кожей. Сомневаться не приходилось.

Они имеют дело с пиратами.

Конечно, можно допустить, что монета — всего лишь часть коллекции, а ее находка означает только то, что брат мистера Ботуика — банальный жадина, которому следовало потратить совсем небольшую сумму на покупку достойной витрины для своей коллекции. И возможно, разориться на экономку. Хотя кто знает? Во всяком случае, сама Сьюзен таких выводов делать не могла.

Однако она была готова поставить на кон свое месячное содержание (эта уверенность появилась у нее утром после того, как Джейни отрицательно помотала головой, прежде чем она успела что-то у нее спросить), что неопрятный глупец был убит из-за собственной добродетели — просто потому, что находился дома, когда промышляющие обычно на море разбойники явились к нему ограбить дом. Вероятно, они обокрали его до нитки, а потом убили. Или наоборот. А возможно, все произошло одновременно и он погиб в рукопашной схватке. Она хотела поразмышлять над этим, но, как и прежде; мистер Ботуик отчаянно не хотел вмешиваться.

Но она знала, что он изменит свое мнение.

Спустившись вниз по тропинке, Сьюзен прошла напрямик по песку и грязи к магазину одежды. Если бы вчера днем она не настроила против себя мисс Девоншир и мисс Грей, они могли бы стать ей такими же добрыми подругами, какими Сьюзен окружала себя в Лондоне. Точнее, женщинами, помешанными на сплетнях. Так что ей просто необходимо сойтись с ними. Приняв решение, она толкнула дверь и ступила на территорию врага.

Дамы были не одни, а с мистером Форрестером.

Отлично! Ей в любом случае необходимо потолковать с ним. Его златовласая голова была склонена к фарфоровой кукле, с которой они вели явно приятный разговор. Услышав скрип дверных петель, оба подняли головы. В глазах судьи засияла приветливая улыбка, а вот мисс Девоншир, напротив, сморщилась от охватившей ее убийственной ярости.

Сьюзен решила, что ей надо пройти вперед и дать им возможность завершить разговор. Она перевела взгляд на рыжеволосую ведьму, которая что-то шила в скудном свете свечи. Когда мисс Грей оторвалась от своего рукоделия, в ее внимательных глазах не было ненависти, зато они были полны лукавства. Сьюзен не раз говорили, что у нее и самой именно такой взгляд.

— Мисс Грей, — заговорила она, делая реверанс в знак извинения.

— Мисс Подглядывающая-в-окна, — буркнула в ответ ведьма, даже не отложив иголки.

Сьюзен украдкой покосилась на судью. Тот так и стоял, наклонившись к мисс Девоншир, и, похоже, они видели только друг друга.

— Не беспокойтесь, — медленно проговорила ведьма, даже не пытаясь скрыть сарказм в голосе. — Когда Дина завлекает мужчину, он не замечает ничего вокруг.

— Я… — начала Сьюзен, чувствуя, что, против обыкновения, не может подобрать нужных слов. — Точнее, не я, а вы…

Игла продолжала неумолимо вонзаться в ткань.

— Мы еще не обсудили вашу особую… склонность… к кое-кому, если вы об этом спрашиваете. Дина говорит, что вы поняли свою ошибку и не навредите себе, совершив еще одну.

Сьюзен вздохнула и попыталась взять себя в руки.

— А вы?

На лице ведьмы появилась улыбка — медленная и непрощающая:

— Я и говорю: кому какое дело? — промолвила она.

Хорошо. Вот как обстоят дела. Сьюзен с трудом сглотнула. По крайней мере ей известно, где она находится.

— Должна сказать, — продолжала ведьма, — что вас я меньше всего ожидала увидеть в дверях. Какой демон подтолкнул вас к тому, чтобы прийти сюда?

— Я… — Сьюзен опять не договорила. Теперь ей казалось, что ее недавняя надежда настолько глупа, что о ней даже как-то неловко говорить вслух. Ее так и тянуло к двери.

Тонкие рыжие брови ведьмы насмешливо поползли вверх.

— Вы ведь не надеялись подружиться с нами, я полагаю? — спросила она. И так громко хохотнула, что парочка в углу раздраженно подняла на нее глаза.

— Разумеется, нет, — помотала головой Сьюзен. Ее голос стал совсем пустым. Казалось, даже ее конечности стали вдруг пустыми. — Это было бы глупо.

— Да уж, — согласилась ведьма, снова ткнув иглой в сложенную ткань. — Впрочем, это совершенно не важно.

— А что было бы важно? Ну-у… если бы я искала вашей дружбы?

— Ничего. — Перекусив нитку зубами, ведьма склонилась над шитьем. — Да мне все равно… — Она с ненавистью посмотрела на парочку, продолжавшую спокойный разговор, а затем снова перевела взгляд на Сьюзен. — Я уезжаю… Навсегда.

Сьюзен с удивлением приподняла брови, увидев, как откровенно хихикающая фарфоровая кукла кокетничает с красивым судьей.

— А мисс Девоншир об этом не знает?

— Знает, конечно, — с язвительной усмешкой ответила ведьма. — Думаете, я сообщила бы вам что-то такое, чего не сказала бы лучшей подруге? — Игла возобновила атаку на ткань. — Просто она мне не верит, вот и все.

Мисс Грей. Уезжает. Навсегда? Надежда вновь расцвела в ноющей груди Сьюзен. Ее лондонские связи куда лучше, чем знакомство с простым деревенским судьей. Она сможет убежать и спасти свою кузину Эмелину. Может быть, даже сегодня!

— Стало быть, — начала она осторожно, пытаясь скрыть свое нетерпение, — у вас есть лошадь? И карета?

Судя по скептическому взгляду ведьмы, Сьюзен с таким же успехом могла бы спросить ее о драконах и коврах-самолетах.

— У меня есть брат, — высокомерным тоном промолвила ведьма. — А у него — корабль.

Корабль! Об этой возможности Сьюзен как-то не подумала. В основном потому, что обычно до Лондона добираются на лошадях. Корабль — прекрасное средство бегства. Но к несчастью для них обеих…

— Ваш брат? — повторила она, не в силах скрыть разочарования в голосе. — А у вас только один брат или несколько?

— Нет, не несколько, — ответила ведьма с некоторым недоверием. — И он ходит только на одном корабле, если вы собираетесь спросить меня еще и об этом. К счастью для меня, нам больше ничего не потребуется. Я больше никогда в жизни не буду чувствовать себя ненужной! И как только он вернется из плавания, я уеду.

— Понятно. — На затылке Сьюзен выступил холодный пот, ведь теперь ей придется заводить тот самый разговор, которого она так избегала. Брат мисс Грей никогда не вернется. И какой бы гадюкой ведьма ни была, она заслуживает того, чтобы знать правду. Просто Сьюзен очень не хотелось самой рассказывать о ее брате. — А что, если Ред… то есть Джошуа… никогда не вернется? По какой-нибудь причине? Никогда?

Мисс Грей наконец прервала шитье. В ее мрачном голосе зазвучала нескрываемая ярость:

— Почему вы мне это говорите?

— Я просто имела в виду… — Сьюзен судорожно вспоминала, что именно призрак так настойчиво просил сказать его сестре. Где же этот чертов Ред? — Он ведь не оставил вас без каких-то распоряжений? То есть… должны знать, как себя вести, если он не вернется… разве не так?

— Да кто вы такая, и почему вам в голову приходят такие глупости? — Глаза ведьмы вспыхнули, как сера, шитье упало на пол. — Мой брат вернется! Мы уедем из Борнмута. И он никогда меня не оставит.

— Нет-нет… — Сьюзен отчаянно подыскивала нужные слова. Если такие вообще существовали. — Я не имею в виду, что он не хочет возвращаться. Я хочу сказать, что если он захочет увезти вас отсюда навсегда; но не сможет этого сделать? И будет не в состоянии объяснить почему? У вас ведь есть на этот случай какой-то запасной план, не так ли?

Ведьма вскочила с места и принялась топтать упавшее шитье.

— Назовите мне хоть одну причину, почему это может случиться, мисс Подглядывающая-в-окна? Вы за ним шпионили в надежде, что он не вернется? Ха! Это невозможно. Вы не можете знать, что он собирался делать, а что — нет. Он вернется, как только представится возможность.

— Ну-у… можно было бы предположить, что ваш брат не вернется, если он… умер. — Сьюзен произнесла эти слова так тихо, что сама себя не услышала.

— Он не умер!

— Может, Ред хотел вернуться и попросил сообщить.

— Он не умер! — повторила ведьма.

— …но больше всего он хотел, чтобы вы позаботились о себе и обдумали как следует ситуацию… В смысле, чтобы вы повели себя так, как должны был и повести в непредвиденном слу…

— Убирайтесь отсюда! Убирайтесь! Убирайтесь!

На этот раз даже влюбленные голубки не смогли оставаться безучастными и повернулись посмотреть на разыгрывающийся перед ними спектакль.

Сьюзен торопливо попятилась к двери, а острый, как игла, наконечник зонта подталкивал ее в грудь, чтобы она двигалась еще быстрее.

Сьюзен убежала. Но недалеко.

Потому что фарфоровая кукла, оказывается, удивительно быстро бегала.

— Вы сказали Гарриет, что ее брат умер?! — наполовину взвизгнула, наполовину пропыхтела она, нагоняя Сьюзен.

Та остановилась.

— Я сказала, что он мог умереть, — пробормотала она, но это еще больше распалило крохотную фарфоровую куклу.

— Да я в жизни не видела, чтобы кто-то так изощренно издевался над человеком! — Дугообразный ротик мисс Девоншир приоткрылся в гневе. Ее большие голубые глаза опасно прищурились. — Как же я была глупа, когда дала вам возможность искупить свою вину! Да вы настоящая паразитка, которую невозможно исправить. Однако послушайте меня, мисс Сьюзен Стэнтон; я вас за это накажу. И вы еще пожалеете о том, что сделали.

— Вы… вы собираетесь распространять обо мне слухи? — упавшим голосом спросила Сьюзен.

Смех, вырвавшийся из груди мисс Девоншир, был ужасен.

— Я сделаю кое-что получше, маленькая дрянь. Я отомщу так быстро, что вы и не заметите, в какой момент начнется моя месть. — В каждом ее слове звучала ненависть. — Вы предсказывали смерть, мисс Стэнтон. Так вот: я позабочусь о том, чтобы это была ваша смерть.

Глава 10

Сьюзен бродила по берегу в поисках пропавшего привидения до тех пор, пока у нее не подкосились ноги. Наконец она рухнула на землю: во рту у нее чувствовался вкус соли, на зубах — скрипел песок, и она окончательно потеряла надежду увидеть Реда.

Дело в том, что угроза мисс Девоншир… В общем, Сьюзен поверила каждому ее слову. Обещанная неприятность могла произойти с ней или с мисс Грей еще до сегодняшней стычки. Судя по тому, что происходило в Борнмуте, никто не обратил бы на это никакого внимания. Даже судья не замечал ничего, кроме кукольной красоты мисс Девоншир.

Разумеется, еще более серьезная проблема состояла в том, что она была не в состоянии изменить мнение этих людей. У нее было слишком мало доказательств того, что она видела привидение. Почему она не может найти Реда, когда он ей нужен? Может, призрак — всего лишь игра ее воображения?

Она уже заглянула в таверну, в аптеку, прошлась по бесконечной тропе, вьющейся по склону утеса. Реда нигде не было. Не было вообще никаких привидений. Не зная, куда направиться дальше, Сьюзен отправилась вдоль берега…

Когда ее сердце немного успокоилось, Сьюзен вновь поднялась. Она должна его найти.

Сьюзен плотнее закуталась в плащ. Отвернувшись от бушующих волн, она уже собралась было вернуться в свою спальню, как вдруг увидела дальше по берегу знакомое свечение.

— Ред! — крикнула она.

Ответа не было. Берег по-прежнему пустовал.

Сьюзен стала пробираться вдоль скал к тому месту, которое привлекло ее внимание. Широкая стена скал, поднимавшихся из воды, была такой же высокой, как и утес, на котором стоял Мунсид-Мэнор. Но когда она приблизилась к ним, оказалось, что они вовсе не так устойчивы, как казалось издали. Узкий проход в скалах уходил куда-то вдаль, насколько мог видеть глаз, засасывая в кромешную тьму скудные солнечные лучи.

— Если вы там… — начала было Сьюзен, но тут же осеклась и отскочила назад, с ужасом услышав собственное эхо. — Вы можете просто выйти, если вам хочется потолковать со мной, — договорила она шепотом.

В глубине явно что-то светилось.

И вдруг темнота зашевелилась.

Чья-то тень. Это Ред? Нет. Слишком высок, слишком строен. Стало быть, это не привидение. Кто-то живой. Ей надо поскорее убежать отсюда, пока она не скомпрометировала себя. Если только это не…

— Мистер Ботуик? — выпалила Сьюзен, чувствуя одновременно смущение и облегчение. — Господи, что вы тут делаете? Разве вам не известно, что пещеры таят опасность? Должна признаться, встреча с вами меня удивила. Вы… — Сьюзен вздохнула, глотая твердый, как скала, комок страха. — Вы… не двигаете ногами?

Она едва не упала в обморок. Мистер Ботуик умер? Как? Когда? Почему?

— Вы видите меня? — удивленно спросил он. Было что-то странное в его голосе.

— Не очень хорошо, — призналась Сьюзен, еще не придя в себя она напомнила себе, что призрак не может причинить ей вред и что если он к ней прикоснется, то просто исчезнет. — Ваш силуэт колеблется, как пламя свечи. А тени усиливают этот эффект.

— Откуда вам известно мое имя?

Сьюзен помедлила. Неужели, умерев, он совершенно ее забыл? Все утро она безумствовала, вспоминая его поцелуи, но как только этот ужасный человек умер, он тут же забыл ее. Господи, он умер! Голова у нее закружилась. Сьюзен хотела приосаниться, но, не удержавшись, споткнулась у вдоха в пещеру.

— Меня зовут Сьюзен, — проговорила она в густом тумане. — Точнее, мисс Стэнтон, поскольку мы с вами еще не перешли на ты и не называли друг друга по имени. Неужели вы совсем меня не помните?

Он говорил очень медленно. И явно был теперь ближе к ней.

— Поверьте, я бы никогда не забыл такое лицо, как у вас.

И только теперь она увидела, что это не мистер Ботуик.

Сьюзен попятилась назад, поскользнулась на мокром камне и упала.

Почти-мистер-Ботуик не засмеялся. Не подлетел ближе. Склонив голову набок, она молча наблюдал за ней.

Истина сразила ее наповал.

— Вы брат мистера Ботуика! — выдохнула Сьюзен. — Тот самый, который пропал.

— Я Тимоти, — кивнул он. И нахмурился: — А кто именно меня потерял?

— Мистер Ботуик, — ответила она честно. Но тут же вздрогнула, увидев, что мертвый мистер Ботуик нахмурился еще сильнее.

— Ему что-то известно? Это многое меняет. — Лицо мертвого мистера Ботуика прояснилось, и он коротко, сухо усмехнулся: — Или нет?

Сьюзен не знала, как ответить на этот вопрос, поэтому почла за лучшее промолчать.

— Могу я предложить вам руку? — вежливо поинтересовался призрак Тимоти.

— О! Нет, спасибо, все в порядке! — Сьюзен с трудом встала и тщательно отряхнула песок с юбки. — Но все-таки мне нужна ваша помощь. Я могу вас только видеть.

— И слышать, — добавил призрак.

— Да, верно. Я могу только видеть и слышать вас. — Ну вот, она опять говорит как дурочка. Тут ей показалось, что он хочет продолжить разговор на эту тему, поэтому Сьюзен поспешно добавила: — А что вы делали в этой пещере? Разве не лучше было бы… преследовать людей?

Взгляд, который он на нее бросил, был раздражающе удивленным.

— Так я поэтому все еще тут? — спросил призрак. — Для того чтобы преследовать людей?

— Откуда мне знать? — пожала плечами Сьюзен. — Может, на вас возложена какая-то миссия.

— Миссия… — задумчиво повторил он. — Похоже, не та.

И тут ее внезапно осенило, все утренние события встали на свои места. У Реда была какая-то миссия. Он пообещал ей исчезнуть, как только она сообщит его сестре о его смерти. Она это сделала, пусть неохотно и довольно неуклюже, и вот теперь он исчез. А вдруг не исчез? Что, если он просто…

— Я помогу вам, — заявила она. Сьюзен была готова сделать для этого нового призрака все, что угодно, лишь бы поскорее избавиться от жизни, полной всевозрастающих трудностей. Она кивнула привидению, пытаясь не замечать его необыкновенного сходства с (все еще живым, надеялась Сьюзен) другим мистером Ботуиком. Она быстро поможет мертвому мистеру Ботуику выполнить его миссию. И тогда он исчезнет навсегда.

Он лишь покачал головой:

— Вы не можете мне помочь.

— Откуда вам известно, что я не могу помочь? — возразила она. — Вы ведь даже не рассказали мне о своей проблеме.

На его губах мелькнула печальная улыбка.

— У меня много проблем, — сказал призрак.

— Что ж, начните с первой, — вздохнула Сьюзен.

После долгой паузы он признался:

— Я кое-что ищу.

— Вот и отлично! Я помогу вам! — с готовностью воскликнула Сьюзен. — Но-о… что именно вы ищете?

— Вот что, — промолвил Тимоти, — спасибо вам за предложение. Я его оценил. Но вы не сможете мне помочь. Я невидим. А вы — нет. Так что не беспокойтесь. Я сам об этом позабочусь. Кстати… — Он с недоумением оглянулся на пещеру, словно ожидал увидеть стадо перепуганного скота, который в панике удирает из темного прохода.

Сьюзен на всякий случай тоже туда посмотрела — просто чтобы убедиться.

— Кстати, — продолжил призрак Тимоти, — здесь не самое подходящее место для молодой леди, прогуливающейся без компаньонки. Что вы тут делаете в одиночестве, могу я вас спросить? Разве вы не знаете, что в пещерах опасно?

Подумав над его словами, Сьюзен последовала за мерцающим привидением прочь из пещеры, в сторону Борнмута.

— Пещеры меня не пугают, — проговорила она с уверенностью, которой на самом деле не испытывала. Ни за какие коврижки она больше не подойдет к этим стенам.

— Эта должна пугать, — донесся до нее тихий ответ мертвого мистера Ботуика. — Обещайте, что больше сюда не придете.

— Ну хорошо. — А вот это проще простого. Никакого золота не хватит, чтобы вновь заставить ее прийти сюда. — Но не пытайтесь сменить тему разговора. Я намерена вам помочь.

— Послушайте, мисс…

— Стэнтон, — подсказала Сьюзен.

— Да. — Он почесал свое полупрозрачное лицо. — Послушайте, мисс Стэнтон, вы не можете мне помочь. Я могу проходить сквозь стены, но я не видел там и намека на то, что ищу.

— А вдруг то, что вы разыскиваете, находится за пределами этих стен?

Призрак вздохнул, и этот вздох неприятно напоминал вздохи его брата.

— Я ведь проверяю не только дома, леди, — промолвил он. — Разве вы не видите меня в пещере?

— Да, но существуют и другие стены — например, те, что сделаны не из дерева, — отозвалась Сьюзен. — Что, если вещь, которую вы ищете, положили в шкатулку или ящик и закопали в землю?

Похоже, ее слова не произвели должного впечатления на мертвого мистера Ботуика.

— Речь и идет о шкатулке.

— Ну вот, — невозмутимо закивала Сьюзен. — Если у человека есть голова на плечах, он знает, что лучше спрятать шкатулку, закопав в земле, а не в какой-нибудь комнате с замком на дверях, где ее может найти тот, кто умеет проходить сквозь стены.

Сьюзен едва не вскрикнула от удивления, когда он повернулся… не поворачиваясь! В одно мгновение она видела его призрачные плечи, а в следующее он уже стоял лицом к ней, причем с таким выражением, которое недвусмысленно говорило о том, что она ступила на очень тонкий лед.

А Сьюзен хорошо знала, что такое оказаться на тонком льду.

— Ну что ж, если вам не нужна моя помощь, то и отлично, — поспешила добавить она. — Просто я всегда считала, что две головы лучше, чем одна, вот и все. Особенно если одна из этих голов когда-то была приделана к телу, которое способно обращаться с лопатой и тому подобными вещами.

Призрак опять повернулся не поворачиваясь и продолжил путь по направлению к городу. Однако она услышала, как он сказал:

— Вы вполне разумно рассуждаете.

«Вполне разумно»! Ха! Да, она поможет раскрыть его тайну, и это будет полезно им обоим. Итак, остается лишь узнать, что он ищет.

— А что за шкатулка? — Сьюзен побежала за Тимоти, едва поспевая за ним. — Она из сосны?

— Из драгоценных камней.

Из драгоценных камней? Что-то неясное — какой-то фрагмент — промелькнуло перед ее внутренним взором, и Сьюзен, не сдержавшись, пробормотала:

— Интересно, то ли это, о чем я подумала?..

Мертвый мистер Ботуик резко остановился.

— Вы видели шкатулку? Как она выглядит?

— Да нет, — ответила Сьюзен, — я ее не видела, потому что она пропала, — объяснила она, — Все, что сказал гигант…

— Кто?

— Ну как вам объяснить! — Как же его, зовут? Дамы вчера называли его имя… — Мистер Оливер Гамильтон!

Призрак разволновался:

— Что-о?! Олли известно о шкатулке? Дьявол и преисподняя! Господи, ну почему вы не начали с этого? — Казалось, его призрачная форма стала вдвое больше.

— Я же не знала, что речь идет о той самой шкатулке, — внезапно занервничала Сьюзен, хотя и знала, что если он к ней прикоснется, то немедленно растворится в воздухе. — Мы же ни в чем не уверены. К тому же вы сами сказал и, что вам не требуется помощь в вашей драгоценной миссии.

— Шкатулка именно, та, это точно. Дьявольщина, трижды дьявольщина! Откуда он узнал? Кто мог ему сказать? И… Остановившись, Тимоти вновь оказался прямо перед Сьюзен. — Как вы о ней узнали?

— Он… Как-то раз он упомянул о ней.

— Как-то раз упомянул?! Вы так с ним близки, что Олли в одно прекрасное мгновение просто встал и сказал: «Вот что, закопаю-ка я, пожалуй, эту бесценную античную шкатулку с драгоценностями», — на что вы ему ответили: «Да, отличная идея!» Так? — От усмешки призрака у Сьюзен похолодели руки. — Нет, мисс Стэнтон. Вы не можете мне помочь. Уходите. — Он снова помчался вперед.

— Нет! — крикнула она ему вслед. — Вы все неправильно поняли. Если считать, что это та же самая шкатулка, они тоже пытаются ее найти. Должно быть, она пропала.

Мертвый мистер Ботуик остановился, но не повернулся к ней.

— Что вы хотите этим сказать?

— Он… и его дворецкий, — пояснила Сьюзен. — Они ведут поиски. Я видела, как его слуга рыл землю в городе.

— В городе?! — Призрак резко повернулся к ней. — В каком месте в городе?

— Он копал песок позади зданий. — Подумав, Сьюзен поняла еще кое-что. Конечно! Не было никаких пропавших детей — была пропавшая шкатулка. — Каменный сад! Я имею в виду кладбище. В каменном саду. В Мунсид-Мэноре. Там определенно кто-то перекапывал землю. А это означает, что шкатулка могла быть где угодно.

От возбуждения мертвый мистер Ботуик на несколько дюймов приподнялся над землей.

— Так вы сказали, что знаете, где можно раздобыть лопату?

— Ммм… Вообще-то я сказала, что они что-то искали, но не смогли найти то, что ищут.

— Нет, нет, нет! — Черты лица мертвого мистера Ботуика отчасти растворялись всякий раз, когда он отрицательно мотал головой. — Они не хотят ничего находить! Они хотят, чтобы все оставалось спрятанным. У меня кончается время. Без той шкатулки… — Он вновь обрел очертания. — Мы должны будем откопать ее. Этой ночью!

— Мы… что должны будем сделать? — оторопела Сьюзен.

— Вы должны будете откопать, вот что я хотел сказать. — Призрак кивнул. — Вы были правы. Я не смогу сделать этого без вас. Человеческое существо должно будет открыть шкатулку, когда мы ее выкопаем.

В желудке у Сьюзен образовался ледяной ком.

— И… где я буду копать? — запинаясь, спросила она.

— В каменном саду, разумеется, — ответило привидение. И уточнило: — В Мунсид-Мэноре.

Копать посреди могил? Он сошел с ума? Да она и ногой не ступит на кладбище с забытыми костями — ни в эту ночь, ни в какую другую. Одного привидения за раз с нее достаточно.

— М-м-м… Боюсь, мой ответ будет таким: «Нет, спасибо», — промолвила Сьюзен, безуспешно пытаясь улыбнуться. — Уверена, что есть еще какой-то…

Но призрак уже качал головой.

— Это единственный способ, — заверил он ее.

— Но там же закопаны мертвецы! Вдруг я вырою покойника? Да еще и несчастливого?

Но похоже, такие вещи мертвого мистера Ботуика не волновали. В конце концов, он тоже мертвец. Причем особенно несчастливый. Что ему за дело до еще одного привидения? Подняв лицо к мрачному небу, Сьюзен подумала, не закричать ли ей.

— Без вашей помощи, — тихо проговорил мертвый мистер Ботуик, — я не смогу выполнить свою миссию. Вы мне нужны.

Ох! Именно этого она боялась больше всего. Ей придется найти лопату и… молиться о том, чтобы ее не застали на кладбище, когда она будет там копать.

Вытащив шлюпку на берег, Эван перевернул ее и спрятал в обычном месте — прямо на открытом пространстве. Никому бы и в голову не пришло выходить в море на таком крохотном и убогом суденышке, но ему было необходимо подумать в одиночестве, выпустить переполнявшую его энергию каким-то иным способом, а не преследовать мисс Стэнтон.

Он побрел к городу, сунув руки в карманы. Руки приятно отяжелели от физической работы, спина и плечи устали так же, как все тело. Возможно, по пути к утесу, где находится дом, он заглянет в таверну Салли, чтобы пропустить стаканчик-другой горячительного.

Погоди-ка! Что происходит там, впереди? Эван остановился на краю города: достаточно далеко от него, чтобы не быть замеченным, но настолько близко, чтобы иметь хороший обзор. Потому что Гордон Форрестер тоже выбрал себе подходящий обзор, да еще и порядком согнулся для этого.

Судья-святоша стоял одной ногой на песке, а другой — на второй ступеньке крылечка, ведущего к магазину одежды, и беседовал с мисс Диной Девоншир, которую, без сомнения, считал такой же чистой и достойной, как и он сам. Стало быть, они пара. Что ж, это хорошо.

Ботуик сел на песок и стал ждать. Есть надежда, что Форрестер постарается похитить у мисс Девоншир поцелуй, и тогда он сможет выбежать вперед с криками: «Я вас видел! Я вас видел!» Этим он навсегда скомпрометирует двух выдающихся граждан Борнмута.

Тут на горизонте появился какой-то человек.

То, что сначала на расстоянии показалось ему маленькой точкой, становилось все больше и больше, и вскоре он узнал прелестную мисс Стэнтон, которая, по обыкновению, яростно жестикулировала и разговаривала сама с собой. Как же ему хотелось, чтобы ее выходки… хотя бы просто беспокоили его, а не заинтриговывали! Впрочем, если она хоть немного попридержит язык, он сможет выбросить ее из головы.

Эван был не единственным, кто заметил Сьюзен. Форрестер едва шею не свернул, глядя на нее. Дело кончилось тем, что судья потерял равновесие и едва не упал с крыльца.

Дина Девоншир наморщила свое личико, на котором никогда не было морщин. Кажется, она была совсем не удивлена таким поворотом событий. Да и Форрестер тоже — оставив мисс Девоншир у открытой двери, он быстро пошел к мисс Стэнтон. Дина бросилась следом за Форрестером, но, похоже, она больше его не интересовала. Он просто коротал с ней время до тех пор, пока Сьюзен не направилась прямо к нему в руки.

Эван поднялся с земли. Должен же он, в конце концов, появиться перед ними. Хотя бы для того, чтобы обезопасить мисс Стэнтон. И не потому, что он ревнив. К тому же представить лицемера Форрестера в роли романтического героя просто невозможно. Да Эвана и не интересовали романтические истории.

Но, пока Эван шел вперед по песку, в его голове снова всплыл вопрос, от которого он отмахнулся несколько мгновений назад. Что мистер пьяница до сих пор тут делает?

— Мистер Форрестер! Мистер Форрестер! — на бегу закричала Сьюзен. — Как я рада вас видеть!

Эван нахмурился. Его она так никогда не приветствовала.

Дверь магазина рывком отворилась. Мисс Гарриет Грей вышла из дома и спустилась вниз по ступенькам. Она явно сделала это для того, чтобы наблюдать за событиями на открытом воздухе, а не через грязное окно, откуда она обычно шпионила.

Ее внимание было сосредоточено на затылке мисс Девоншир, Внимание мисс Девоншир — на затылке судьи. Форрестер смотрел на море — точнее, на подпрыгивающую от бега грудь мисс Стэнтон.

У Эвана заныл палец, которым он обычно нажимал на курок.

Мисс Девоншир двинулась вперед. Она почти бежала, забавно двигая бедрами, пока не коснулась локтя мистера Форрестера. Он ее не заметил. Его взгляд был по-прежнему устремлен на мисс Стэнтон.

Форрестер никогда не был столь сосредоточен на чем-то. Мисс Девоншир никогда не выглядела столь же взволнованной.

Эван подошел ближе.

Судя по всему, Форрестер уже забыл о том, что Эван наблюдает за ними из тени. Мисс Девоншир тоже еще не заметила приближения Эвана — в основном потому, что, хватаясь за руку Форрестера, она что-то торопливо нашептывала ему на ухо, отчего физиономия этого олуха окаменела. Мисс Грей по-прежнему исполняла роль архитектурной опоры магазина одежды, положив на стену ладонь с паучьими пальцами.

А вот у мисс Стэнтон не было причин не заметить его, ведь она была единственной, кто смотрел в его сторону. Он был от нее на расстоянии не больше десяти ярдов. Девяти. Восьми. Но она упорно стремилась только к ангелоподобному судье. Сделав последний рывок; мисс Стэнтон всплеснула руками перед мисс Девоншир, схватила за руку судью и снова воскликнула:

— О, мистер Форрестер! Как хорошо, как чудесно, что я вас встретила! Мы можем поговорить наедине? Прошу вас!

Казалось, Форрестер был заворожен видом мисс Стэнтон. А вот мисс Девоншир, напротив, явно была готова выколоть ей глаза иголками для шитья. И тут она заметила Эвана.

— Эван! — проговорила мисс Девоншир своим милым голоском полуночного привидения-плакальщика. Она начала было отпускать руку Форрестера — без сомнения, для того, чтобы вцепиться в Эвана, — но потом передумала, на ее щечках-яблочках появилась хитрая улыбка.

Может, она хотела вызвать его ревность? Эван продолжал идти вперед. Господи! Да он никогда в жизни ни минуты никого не ревновал. Он едва не рассмеялся от такого предположения. И тут же прищурился. Может, ему все-таки стоит рассмеяться?

Мисс Стэнтон до сих пор не заметила его, хотя он был всего в каких-то дюймах от нее.

— Мы можем пойти куда-нибудь? — прошептала она, по-прежнему держа судью за руку. — Одни? Немедленно?

Присутствующие так и охнули от подобной дерзости. Кроме Форрестера. Его глаза вспыхнули, как рождественские свечи, и, улыбнувшись, он произнес:

— Ммм… я думаю…

— Что это ужасная затея! — громко договорил за него Эван.

Зато теперь он удостоился короткого взгляда мисс Стэнтон. Быстрого, осуждающего. Но потом она устремила на него долгий, удивленный взор. Затем, судя по ее глазам, она узнала Эвана. И только потом снова посмотрела на Форрестера.

Эван решительно напряг подбородок. Он был готов поклясться в том, что еще мгновение назад мисс Стэнтон не узнавала его, хотя была в каких-нибудь двух дюймах от него. За кого, черт возьми, она его принимала? За святого Николая? Может, ей пора обзавестись новыми очками?

— Это срочное дело, — торопливо добавила она. И снова повернулась к Эвану: — Я должна поговорить с мистером Форрестером. Наедине.

— Без компаньонки? — Эван заставил себя засмеяться. — Об этом и речи быть не может.

— Да нас тут живет-то всего меньше сотни душ, — сухо промолвила мисс Грей, не сходя со своего наблюдательного пункта. — И ни у кого нет компаньонок.

— Ну вот. — Эван постарался сделать вид, будто она очень ему помогла. — Поэтому я и говорю, что ни одна из вас не должна оставаться с ним наедине.

Мисс Стэнтон смерила его сердитым взглядом.

— Но он же судья! — негодующе воскликнула она.

— Он мужчина, — твердо поправил ее Эван.

Мужчина, которого за руки держат сразу две привлекательные женщины.

— Мы как раз только что говорили об ассамблее, — сказала мисс Девоншир.

Она явно старалась вызвать ревность Эвана!

Услышав это, мисс Стэнтон перестала смотреть судье в глаза и быстро огляделась по сторонам.

— Здесь? — недоуменно спросила она.

— Разумеется, нет. В Бате. Ассамблея состоится через неделю, так что запомните это.

— В Бате!.. — эхом отозвалась мисс Стэнтон. — А ведь там есть почтовые станции.

— Ну да, есть, — удивилась мисс Девоншир. Боюсь, там всего несколько конюшен. Но мы их не увидим. Потому что будем танцевать…

— Когда? И как вы туда попадете? — перебила ее мисс Стэнтон. Она так крепко сжимала руку судьи, что у того посинели пальцы.

На этот раз улыбка мисс Девоншир состояла сплошь из злости.

— Уж не знаю, как мы туда попадем, — язвительно произнесла она. — Но те дамы, которых пригласили, поедут в экипажах тех джентльменов, которые их пригласили.

— Понятно… — Лицо мисс Стэнтон помрачнело, и она наконец выпустила руку Форрестера.

Несмотря на то что Эван не считал Сьюзен легкомысленной любительницей пунша, ему стало жаль ее, ведь она так расстроилась из-за того, что ее никто не пригласил на ассамблею… Если бы не необходимость перевозить груз в этот уик-энд, то он сам отвез бы мисс Стэнтон в Бат — хотя бы ради того, чтобы заставить ее улыбнуться.

— А у тебя-то есть приглашение, Дина? — крикнула от магазина мисс Грей. Вопрос был вполне невинным, но, судя по едва различимому в голосе мисс Грей ехидству, она хотела слегка уколоть подругу.

Эван был готов поклясться, что он слышал, как мисс Девоншир заскрежетала зубами. Она повернулась к нему.

— Мистер Ботуик… — начала Дина.

— Ага, значит, у вас уже есть какие-то планы? — перебил ее Форрестер, осторожно высвобождаясь от хватки мисс Девоншир. Он явно был готов услышать от нее фразу: «Мистер Ботуик не сможет отвезти меня, но я знаю, что мистер Форрестер не откажется это сделать». — В таком случае… Мисс Стэнтон, могу я вас пригласить? Если, конечно, вы уже не пообещали кому-то…

Эван даже не знал, чья челюсть упала ниже — мисс Девоншир или его собственная.

Черт возьми! Он пойдет на эту идиотскую ассамблею с мисс Стэнтон под ручку! Даже если это его убьет.

Он потянулся к ней:

— Я…

— Я с радостью. — Это с уст мисс Стэнтон сорвались нужные слова. Но улыбалась она Форрестеру.

Голова Эвана была готова лопнуть.

Правда, Форрестер был поражен. Точнее, очарован. А почему бы и нет? Да любой мужчина счел бы себя счастливчиком, танцуя с мисс Стэнтон. У Эвана перехватило дыхание. Форрестер и мисс Стэнтон — рука к руке, бедро к бедру… Этого он не вынесет.

У мисс Девоншир был такой вид, будто ее сейчас хватит апоплексический удар.

Она повернулась к Эвану:

— Вы отвезете меня?

— Я буду занят, — быстро ответил он. Слава, Богу!

Но его тут же осенило: он приедет позже, один, как раз в тот миг, когда возникнет необходимость вырвать мисс Стэнтон из хилых когтей Форрестера и увести ее в темноту. Ради такого стоит вернуться домой пораньше.

— Прощу вас, мы можем потолковать с глазу на глаз?

Кровь Эвана закипела, когда он вновь услышал тихую мольбу в голосе мисс Стэнтон. Как жаль, что вопрос адресован не ему, а Форрестеру!

Судья кивнул, и Сьюзен взяла его под руку.

Эван мгновенно перегородил им путь.

— Куда, черт возьми, вы ее ведете?

— Мы прогуляемся вдоль берега. — Судя по улыбке на физиономии Форрестера, он прекрасно понимал, что задел чувства Эвана. Выходит, у этого маленького негодяя все же есть мозги. — Вы сможете наблюдать за нами отсюда, если вам так хочется сыграть роль компаньонки, матушка.

Дьявольщина!

Мало того что чертов мерзавец в один миг не дал ему принять решение, так еще и вынудил заниматься совершенно не мужским делом — подглядывать. Мисс Девоншир фыркнула. Эвана трясло от ярости, которую он старался скрыть. Надо было пристрелить их обоих, пока у него был шанс. Да он и сейчас может это сделать, стоит только отступить на несколько шагов назад.

Мисс Стэнтон взяла судью под руку и направилась с ним к кромке воды, даже не подумав помахать ему на прощание. Она того и гляди по уши влюбится в этого мальчика из церковного хора, причем на глазах самого Эвана.

А ему остается только стоять на месте и смотреть.

Глава 11

Это был мужчина ее мечты. Представитель закона, обладающий и знаниями, и экипажем. Мужчина, предложивший увезти ее из этого города!

Сьюзен едва не заплясала от такой удачи.

— Когда мы уезжаем? - спросила она, приподнимаясь на цыпочки. — Все мои чемоданы невозможно перепаковать, так что, пожалуй, я не буду брать с собой много вещей. Хотя нет, я вообще с собой ничего не возьму, вот. А в Лондоне я куплю себе новое платье, ведь отец передо мной в долгу. Впрочем, все это не важно, ведь вы так и не сказали, когда мы отправимся в путь. Я соберусь за час. Вообще-то я и сейчас была бы готова уехать, если бы вы повели меня к лошадям. А ваш экипаж рядом? Компаньонки уже нас ждут?

Сьюзен выжидающе посмотрела на Форрестера и улыбнулась.

Судья смущенно нахмурился.

— Ассамблея состоится только в следующие выходные, — проворковал он. — И разумеется, с нами будет достойная компаньонка. Это моя замечательная тетушка, которая просто умирает от желания поскорее вернуться в Бат.

В следующие выходные?! Черт возьми! Кто может поручиться, что она — и кузина Эмелина — доживет до следующих выходных?

К собственному стыду, Сьюзен не решалась еще раз спуститься в подвал, чтобы проведать кузину.

Если хотя бы половина из истории о старшей леди Бон, что ей поведали фарфоровая кукла и ведьма, — правда, то местные жители — последние, на чью помощь она может рассчитывать в решении этой ситуации. И если мисс Девоншир или мисс Грей прознают о том, что Сьюзен задумала избавить гиганта от его жены, которую он держит в заточении, то они обе, несомненно, тут же расскажут ему все. И тогда ее усилия окажутся абсолютно бесполезными.

— Стало быть, вы так сильно любите танцевать?

— Что? — Сьюзен с недоумением посмотрела на судью.

Тот самоуверенно улыбнулся.

— Просто мне показалось, что вы чем-то огорчены, вот и все, — сказал он. — Мне бы тоже хотелось, чтобы веселье началось пораньше. Признаюсь, будь моя воля, я бы заехал за вами пораньше. Ждать встречи с такой очаровательной молодой леди, как вы, целую неделю — это слишком долго.

Святой Господь! Он вообразил, что она вешается ему на шею, потому что хочет поскорее закружиться с ним в танце? Да она никогда в жизни не вешалась мужчинам на шею, и уж тем более для того, чтобы танцевать с ними скучный вальс.

Сьюзен посмотрела на мистера Ботуика, Он внимательно наблюдал за ними. С ужасом, осознав, что ее лицо запылало, Сьюзен постаралась взять себя в руки.

Ей необходимо вернуться домой. Немедленно, пока она не наделала каких-нибудь глупостей. Но как? Может, мистер Форрестер сумеет помочь ей еще до ассамблеи?

— А когда вы уезжаете? — спросила она. — Когда приедете в следующий раз?

Его брови приподнялись от притворной (а может, и искренней) обиды.

— Так торопитесь от меня избавиться?

— Вовсе нет, — заверила его Сьюзен.

Дьявольщина! Она должна делать вид, что невинно флиртует с ним, ничем не показывая, что на самом деле ее цель — побег.

Сьюзен крепче обхватила руку Форрестера, стараясь не замечать пронзительного взгляда мистера Ботуика, буквально прожигающего дыру в ее спине.

Судья неуверенно улыбнулся.

— Боюсь, я не сразу поеду домой, — промолвил он. — Мне понадобится еще некоторое время. У меня, знаете ли, в этих местах есть дело, и я должен связать между собой некоторые обстоятельства, чтобы составить определенную картину. Однако, если вам хочется… — Замолчав, Форрестер внимательно посмотрел на Сьюзен и покраснел. — Возможно, я заеду в Борнмут посреди недели, то есть до ассамблеи. Могу я заглянуть к вам?

— Да! — выпалила Сьюзен, но тут же пожалела об этом, потому что оба — и мистер Форрестер, и мистер Ботуик — неправильно истолковали ее энтузиазм: один засиял, другой нахмурился.

К сожалению, она не могла объяснить последнему, насколько ошибочно его предположение о том, что ее влечет к элегантно одетому судье. Оставалось надеяться лишь на то, что, когда мистер Форрестер приедет в середине недели, мистер Ботуик оставит их достаточно надолго и она сможет доверительно потолковать с судьей. Или убежать, что еще проще.

Несколько долгих мгновений они шли молча. Еще раз оглянувшись назад, Сьюзен с удивлением обнаружила, что мистер Ботуик исчез. Окинув взглядом берег, она наконец увидела его: он был близко, но не слишком. Бросал в море камешки.

Это ее шанс!

— Мистер Форрестер, я хотела бы кое-что вам…

— Он нас не слышит, не так ли?

Сьюзен недоуменно заморгала, а потом кивнула. Нет смысла притворяться, что она не понимает, о ком идет речь.

— Хорошо. — Судья заговорил почти шепотом. — Мне нужна ваша помощь.

— Вам нужна моя?.. — Сьюзен изумленно посмотрела на него, явно не понимая, что судья имеет в виду. Это она хотела попросить его о помощи. — Что мне сделать?

— Я хочу, чтобы вы последили за Эваном Ботуиком, — ответил Форрестер.

— Хотите, чтобы я — что?

— Боже мой! Я должен был сначала спросить, не противоречит ли такое дело вашим моральным принципам. — Он нервно поправил галстук. — А коли гак, то не измените ли вы свою точку зрения, если я сумею вас убедить, что это необходимо для установления законности в старой доброй Англии?

Сьюзен с подозрением посмотрела на магазин одежды, но больше не увидела ни единого недружелюбного лица. Если мисс Грей и мисс Девоншир по-прежнему за ними подглядывают, то делают они это из окна магазина.

— Вы сделаете это? — настаивал мистер Форрестер.

— Зачем? — невозмутимо спросила Сьюзен.

— Видите ли…

На мгновение Сьюзен показалось, что судья на ходу придумывает свой ответ.

— Я расследую одно дело, связанное с женской одеждой.

— А что там можно расследовать? Неровные швы?

— Мне сказали, — снова шепотом заговорил судья, — что у нас торгуют французским шелком. Возможно, вы слишком нежны и далеки от таких дел, чтобы обращать внимание на подобные вещи, однако торговля с Францией запрещена законом. Если шелком действительно торгуют, то я должен выяснить, откуда он к нам попадает. Для этого мне и необходима ваша помощь.

Господи, да это же проще простого! Французский шелк попадает сюда из Франции! Все, загадка решена.

— А какое отношение ко всем этому имеет мистер Ботуик? — поинтересовалась Сьюзен. — Не разумнее ли последить за магазином одежды?

Мистер Форрестер помотал головой.

— Это слишком рискованно, — сказал он. — На девочек начнут обращать внимание. Ну скажите, сколько времени одна женщина может провести в магазине одежды?

Без сомнения, этот человек никогда не бывал в Лондоне. Или по крайней мере после того, как окончил школу.

Сьюзен никогда в жизни не слышала о такой нелепой стратегии. Вдобавок ко всему его тайна никакой тайной на самом деле не была. Она имеет дело с пиратами, привидениями, убийцей, таинственной шкатулкой с драгоценностями и беспомощной женщиной, сидящей на цепи в подвале, а он хочет узнать, откуда сюда попадает французский шелк!

— Итак, — проговорила Сьюзен, пытаясь внедриться в его воображение, прежде чем оно поблекнет, — имеет смысл следить за мистером Ботуиком по-то-му…

— …потому, что он может что-то пропустить. Разве вы не слышали, о чем они там говорили? Он везет мисс Девоншир на ассамблею. Судя по тому, что мне известно, предложение руки может последовать в любое мгновение. Я уверен, что он знает все о ее жизни. Они весьма серьезно настроены.

— Весьма серьезно?.. — эхом отозвалась Сьюзен. На этот раз гнев, а не страсть, вскружил ей голову. Мистер, Ботуик имеет бесстыдную привычку перескакивать с цветка на цветок, как ненасытная пчела! Да он никогда никем другим и не притворялся. Но целовать ее… да еще не один раз! Зная при этом, что он вот-вот женится!.. Неудивительно, что он выскочил в окно, когда их едва не застали целующимися. И неудивительно, что мисс Девоншир так возненавидела ее.

Сьюзен с такой яростью посмотрела на мистера Ботуика, который все еще играл с камушками, что ее взгляд должен был обжечь его. Эван с удивлением оглянулся и уронил камень, который уже занес над водой. Сьюзен несколько мгновений смотрела ему в глаза, а затем вновь перевела взор на судью. Который, как теперь выясняется, был полным идиотом. А как иначе, если уж он решил, что столь дурацкий план может привести к чему-то хорошему. Конечно, она должна попробовать, но ей повезет, если мистер Форрестер и его сомнительные умственные способности не окажутся пшиком. Не стоит рассчитывать на то, что он поможет ей и ее кузине, ведь самое сложное, на что он способен, — это нанять экипаж. И кого вообще интересует французский шелк? Да, ввозить его незаконно — как и французский бренди, который все жители города пьют ведрами. А их местный судья — пустоголовый болван.

Сьюзен с отвращением пнула ногой землю.

И тут она краем глаза заметила какое-то движение неподалеку от них: это приближался мистер Ботуик. У нее оставались считанные мгновения, чтобы завершить разговор с судьей с глазу на глаз.

— Мистер Форрестер, вам что-нибудь известно о могилах в каменном саду позади Мунсид-Мэнора? — спросила она.

Судья кивнул:

— Все о них знают. Одна принадлежит Жан-Луи Бону. Вторая — его жене.

Итак, он знает.

— А почему на ее могильной плите нет надписи?

— Потому что ее не благословил священник. Насколько я помню, она покончила жизнь самоубийством.

Вот, значит, как! Бедная женщина тридцать лет находилась под замком и сбежала из тюрьмы единственным доступным способом — лишь для того, чтобы ее, истекающую кровью, застрелил собственный муж. Сьюзен сильно сомневалась в том, что это можно назвать самоубийством. Равно как и в том, что сад Мунсид-Мэнора хоть чем-то напоминал освященные кладбищенские земли. Впрочем, она не стала продолжать разговор на эту тему, ведь мистер Ботуик был уже совсем рядом. Пора заканчивать беседу.

Но объяснение мистера Форрестера было неполным.

— А как же третья? — спросила она.

Мистер Форрестер шел рядом с ней, а мистер Ботуик — сзади.

— Третья — что? — не понял судья.

Сьюзен поежилась, вспоминая пустые мраморные плиты.

— Я говорю о третьей могиле, — пояснила она.

Мужчины остановились и посмотрели на нее с недоумением.

— А что, есть и третья?!

Глава 12

Перед Сьюзен материализовалась призрачная фигура мертвого мистера Ботуика.

— Нет! Скажите им «нет»!

Двое крупных, уверенных (и все еще живых!) мужчин продолжали смотреть на Сьюзен с любопытством.

— Ммм… — радостно промычала Сьюзен.

— А где именно расположена третья могила? — спросил мистер Форрестер.

— Когда вы впервые увидели ее? — спросил живой мистер Ботуик.

— Ничего не говорите им! — настаивал призрак Тимоти, тень которого подрагивала от возбуждения. — Не говорите, что я умер, не подавайте виду, что вы меня видите. И ради Бога, немедленно заберите назад свои слова о третьей могиле в каменном саду!

— Ммм… — повторила Сьюзен и задумалась. Она не была готова к очередной просьбе призрака. Более того, не была уверена в том, что ему можно доверять.

Живой мистер Ботуик подозрительно посмотрел на нее.

— А с чего это вдруг вы пошли искать новые могилы? — спросил он.

— А третья могила показалась вам старой или свежей? — допытывался мистер Форрестер.

— Третья могила? — переспросила Сьюзен с притворным смущением. — Да нет, там только две могилы.

Судья, нахмурившись, выпрямился:

— Но вы сказали…

— Нет-нет! Могил только две, — повторила Сьюзен. — Но и двух могил более чем достаточно, чтобы огорчить леди. — Она изобразила на лице выражение «я-вот-вот-умру-от-страха», что в данном случае было совсем не трудно. Собственно, для нее в Борнмуте сложилась такая ситуация, что ей оставалось только надеяться на то, что это выражение отличается от ее обычного. — А мы не могли бы поговорить о чем-нибудь менее печальном?

— О! — Мистер Форрестер всем видом дал понять, что готов простить ее, так что тема разговора была мгновенно забыта. — Разумеется.

А вот живого мистера Ботуика ее слова, похоже, не убедили. Он так и стоял, не сводя с нее глаз.

Не замечаемый им призрак брата, в свою очередь, смотрел на него.

— Может, нам вернуться? — предложил мистер Форрестер, предлагая ей руку.

Сьюзен отрицательно покачала головой.

— Вы идите, — ласково промурлыкала она. — Не смею больше вас задерживать. Но я буду с нетерпением ждать нашей поездки в Бат.

— Но разве мы не увидимся раньше? Вы же сказали, что я смогу навестить вас в середине недели! — напомнил судья.

Даже не поднимая на Эвана глаз, Сьюзен почувствовала, что от него начали распространяться черные волны недовольства. Если ей не удастся как можно быстрее избавиться от мистера Форрестера, мистер Ботуик порвет добропорядочного судью на части.

— Разумеется, — кивнула она. — Заходите в любое время.

Мистер Форрестер так и засиял от счастья. Поклонившись, он пошел прочь, то и дело оборачиваясь и бросая на мистера Ботуика неуверенные взгляды. А тот, пробормотав невежливое «Скатертью дорожка!», направился к утесу, даже не подумав извиниться за свое поведение.

Или хотя бы посмотреть, идет ли за ним Сьюзен.

А она, кстати, и не пошла. Потому что ей нужно было провести несколько мгновений наедине с мертвым мистером Ботуиком.

— И что теперь? — шепотом спросила Сьюзен, поворачиваясь лицом к морю, чтобы никто не подумал, что она разговаривает сама с собой.

— А теперь будем копать, — ответил призрак, чья стройная тень была не настолько плотной, чтобы загородить бьющиеся о берег волны. — Сегодня же ночью. Нам надо торопиться, дело очень срочное.

— Где? — спросила Сьюзен. Судя по холодку, пробежавшему по ее спине, она уже знала, каким будет ответ.

Мертвый мистер Ботуик бросил на нее такой взгляд, что было ясно: он прекрасно понимает, что у нее нет ни малейшего желания раскапывать могилы… Но это его ни капельки не волновало.

— Само собой, в каменном саду, — промолвил он. — Шкатулка должна лежать в одной из трех могил.

— А где я раздобуду лопату? — спросила Сьюзен.

— У меня в доме.

— А если меня кто-нибудь увидит? — попробовала Сьюзен еще раз избавиться от неприятного дела.

— Мы пойдем туда после полуночи.

— А если…

— Я покараулю, — перебил ее призрак. — Верите вы в это или нет, но я более заинтересован в том, чтобы вырвать шкатулку из чужих рук, чем вы — в том, чтобы хорошенько выспаться.

— Вовсе я не заинтересована в том, чтобы выспаться! — воскликнула Сьюзен, забыв на мгновение об окружающих. Но она тут же понизила голос: — Если хотите знать, я не спала с тех пор, как сюда попала. На случай если вы забыли: я виду призраков. — Она судорожно вздохнула: — А что, если я выдою не то, что надо?

Вместо того чтобы ответить, мертвый мистер Ботуик устремил взгляд куда-то поверх ее головы.

— Что вы делаете? — раздался совсем недалеко голос живого мистера Ботуика.

Невольно вздрогнув, Сьюзен случайно задела рукой привидение. Мертвый мистер Ботуик тут же пропал из виду, оставив после себя в воздухе влажный холодок, который тут же проник в плоть Сьюзен. Этот холодок был единственным доказательством его существования. Черт! Хотя нет — это же отлично. Если он не вернется до завтра, то она примется за раскапывание могил чуть позже.

— Вы опять разговаривали сами с собой? — В голосе Ботуика звучало любопытство, а не высокомерие. Однако Сьюзен все же огляделась по сторонам, словно желая хоть как-то объяснить это безумие.

— Я… — Ее опять подводило воображение. Подумав мгновение, она выпалила: — Я разговаривала с богами моря.

К ее удивлению, глаза Эвана затуманились, а все его тело расслабилось.

— Я тоже часто с ними говорю, — признался он и, обойдя Сьюзен, встал на самой кромке воды и развел руки в стороны. Теперь ничто не отделяло его от бескрайних просторов моря и неба. — Благодаря этому я ощущаю связь со всей этой первозданной красотой… С матерью природой…

Сьюзен открыла рот. Мистер Ботуик регулярно болтаете морскими богами? Если это правда, то он, возможно, единственный человек на земле, которому она может признаться в том, что общается с потусторонним миром. Более того, разве мистер Ботуик не заслуживает узнать, что его брат… ну-у… конечно, не жив, да и чувствует себя не лучшим образом, но все же…

Но тут в ее ушах прозвучало предостережение призрака: «Не делайте этого!»

Солнце ушло за горизонт, и Сьюзен плотнее закуталась в плащ. Ред отчаянно умолял ее сообщить его сестре о том, что он умер. Однако дело в том, что для нее это было новостью: мисс Грей не знала правды. А вот мистеру Ботуику, напротив, известно, что его брата не стало. К тому же если подумать хорошенько, то становится понятно, что больше об этом не догадывается никто. Но если мистер Ботуик — единственная живая душа, которая знает о смерти брата, то можно задаться вопросом о…

В это мгновение мистер Ботуик опустил руки и повернулся к Сьюзен лицом.

— Все это детская чепуха, — промолвил он со своей полуулыбкой. — Конечно, я не мог бы говорить с богами, даже если бы они существовали на самом деле. Потому что есть этот мир, а за ним… за ним нет ничего. Поэтому я и стараюсь изо всех сил наслаждаться им, пока я тут.

Нет! Сьюзен приняла решение: мистер Ботуик — последний человек, которому она поведает правду.

— Вы дрожите? — Эван подошел ближе и привлек Сьюзен к себе. — Ветер с моря обычно очень холодный. Готовы отправиться в обратный путь?

Сьюзен кивнула. Она испытывала противоречивые чувства: с одной стороны, ей теперь стало казаться, что мистеру Ботуику известно гораздо больше о наследстве покойного брата, но, с другой стороны, ее терзало желание прижаться к нему всем телом и наслаждаться его теплом и силой.

Но мисс Девоншир точно обозначила свою позицию: она сказала Сьюзен, что мистер Ботуик принадлежит ей. Они почти женаты, сказал мистер Форрестер. Да и сам мистер Ботуик называл себя невозможным повесой.

Сьюзен украдкой посмотрела на его профиль, казавшийся еще более мужественным на фоне окрашенного заходящим солнцем неба, и попыталась представить его женатым. Или почти женатым.

Не вышло.

Может, ей просто не хочется думать о том, что он всю оставшуюся жизнь проведете кем-то еще. Точнее, с этой безупречной фарфоровой куклой — мисс Девоншир.

Сьюзен вздрогнула, и мистер Ботуик прижал ее к себе крепче. Он опустил на нее взгляд. В его глазах лучилась улыбка.

— У меня такие красивые и теплые руки, — поддразнил он Сьюзен, словно они только что обменялись какой-то запретной шуткой, как будто были гораздо ближе, чем просто друзья. — Отнести вас домой?

— У меня здесь нет дома! Мунсид-Мэнор — последнее место, в какое мне хотелось бы попасть, — в сердцах сказала Сьюзен.

Возможно, мистера Ботуика и удивил этот неожиданный взрыв, но он не показал виду.

— Тогда куда отвести вас, миледи? Могу я предложить собственный дом? — Его медленная чувственная улыбка так ярко продемонстрировала, на что он намекал, что в словах нужды не возникло.

Тело Сьюзен предательски задрожало, умоляя разум сдаться.

— Нет! — поспешила воскликнуть она. Это разум напомнил ей о необходимости беречь себя и не поддаваться желанию. Но она и без того была в состоянии держать себя в руках. Пока.

— Только назовите место, — галантно проговорил Эван, которого, судя по всему, вполне удовлетворил ее ответ… Ну хорошо, возможно, не совсем удовлетворил. — Жду вашего приказания.

Сьюзен обвела глазами Борнмут: утесы, песок, небольшое количество убогих домишек. И тут она поняла, что ускользает от ее взгляда.

— А где находится курятник? — тихо спросила она, устремив мрачный взгляд на маленький городок.

Не было тут никакого курятника, а если бы был, то она непременно заметила бы его.

— Какой еще курятник? — Брови мистера Ботуика недоуменно приподнялись.

— Я… — начала было Сьюзен, но тут же осеклась. И что? Она должна рассказать мистеру Ботуику, что призрак поведал ей о том, что его невеста ходила ночью в курятник на свидание? Да можно не сомневаться в том, что мисс Девоншир именно с ним там и встречалась! Но теперь ей все равно придется объяснить ему, что она имела в виду. — Я слышала, что кузина мисс Девоншир занимается разведением кур, — нашлась она.

— Да, — безучастно кивнул Эван, — это правда.

Похоже, он ждал каких-то дальнейших объяснений.

— Я просто… Мне просто интересно, где расположена ферма, — неуверенно промямлила Сьюзен. Теперь она уже жалела о том, что заговорила на эту тему.

— Тогда пойдем туда. — Повернувшись, Эван направился к другой тропинке — очень темной, убегающей в тень. — Я отведу вас.

«Ты не должна оставаться с ним наедине, — увещевал ее внутренний голос. — Если он занимался там любовью с другой женщиной, то обязательно решит, что сможет сделать это и с тобой».

И все-таки Сьюзен пошла за Эваном.

Но еще задолго до того, как они оказались на клочке поросшей травой земли, где находился курятник, она поняла: не могла безупречная, похожая на куклу мисс Девоншир задрать свои юбки в таком отвратительном, зловонном и грязном месте.

Не считая того, что в курятнике едва ли мог бы выпрямиться даже один человек, там стояла такая вонь, что Сьюзен — как и любой другой женщине — не захотелось даже заглядывать туда.

Но зачем же тогда Ред солгал ей о том, что он там видел? Или он не лгал?

Мисс Девоншир пригрозила лишить Сьюзен жизни, если она осмелится хоть кому-то сболтнуть о ее грехопадении среди кур. Но теперь даже мысль об этом казалась Сьюзен абсурдной: однако она помнила, что страх в глазах фарфоровой куклы не был поддельным. Тогда сам собой напрашивался вопрос… Что же такое ужасное мисс Девоншир могла делать в курятнике, если за раскрытие этой тайны она грозила лишить ее жизни?

Глава 13

Бросив быстрый взгляд на мисс Стэнтон, Эван сказал:

— Пойдемте! — И повел ее прочь от куриного запаха, но все ближе и ближе к утесу, нависшему над морем.

Он привел Сьюзен к своему любимому уголку Борнмута.

Полукруг белых остроконечных валунов — вот все, что отделяло темный клочок земли от бескрайнего неба. Эван любил приходить сюда, ложиться на спину, слушать гул океана и наблюдать за тем, как грозовые тучи уплывают за горизонт вслед за заходящим солнцем. Здесь, вдалеке от людей, Ботуик мог с легкостью представлять, что он единственное живое существо во Вселенной, компанию которому составляет лишь сама природа.

Правда, на сей раз он был здесь не один, а с мисс Стэнтон…

— Спасибо вам… — восхищенно выдохнула Сьюзен. Ее пальцы крепче сжали его руку, а затем расслабились. — Какая красота!

Не выпуская руки Эвана, Сьюзен прижалась к нему и положила щеку на его плечо. Эван чуть наклонил голову, и его щека коснулась ее мягких, шелковистых волос. Они вместе наблюдали за игрой света на волнах, вспыхнувшего, когда полумесяц пустился вдогонку за заходящим солнцем.

Вздрогнув, Эван подумал, что со Сьюзен он испытывает здесь куда большее наслаждение, чем когда бывает в этом волшебном месте один.

Эта потрясающая женщина доверчиво положила голову ему на плечо… Но он не может ответить ей тем же — не может довериться ей. Он вообще не имеет права доверять кому-либо. По крайней мере до тех пор, пока не отправит в преисподнюю убийцу Тимоти.

Но даже тогда… Что он будет делать тогда? Он же контрабандист, лжец, вор. А этой ночью он собирается пробраться во владения своего друга, выкопать тело брата из земли и похоронить подобающим образом. А если окажется, что в той могиле действительно лежит его брат, то он будет вынужден всадить пулю в лоб Олли.

Эван прикоснулся губами к нежному лбу мисс Стэнтон.

— Пора идти домой, — прошептал он.

— Это не мой лом, — отозвалась Сьюзен, но эти слова уже не прозвучали вызывающе, как раньше. Казалось, они сами по себе сорвались с ее губ. — И никогда моим домом не станет.

Ботуик заверил себя, что благодарен ей за напоминание, однако у него неприятно засосало под ложечкой, когда он уже не в первый раз услышал эти слова. Взяв Сьюзен за руку, он повел ее в Мунсид-Мэнор. Мисс Стэнтон права. Борнмут — не ее дом. И никогда им не станет…

Дождавшись половины первого ночи, Эван взял лом с лопатой и направился в сторону погруженного во тьму Мунсид-Мэнора. При обычных обстоятельствах ему бы никогда и в голову не пришло интересоваться тем, кто зарыт в землю в саду его друга, но сейчас обстоятельства были не обычные.

Тимоти убит. Его тело исчезло. И его необходимо найти.

Кто-то шел следом за Эваном. Хотя нет, не следом. Его не заметили. Но кто-то еще медленно и уверенно пробирался в темноте к своей конечной цели. И несомненно, цель у них была одна. Шаги были все ближе и громче.

Громче? Застыв на месте, Эван нахмурился. Нет, этот человек не крался. Эван слышал громкие, уверенные шаги, которые вполне могли принадлежать мужчине, хозяину особняка, вздумавшему выкопать мертвецов из земли. Мужчине… Или женщине… Эван увидел невдалеке что-то светло-желтое.

Он прищурился и продолжил путь с прежними предосторожностями. Но в нём нарастал гнев: если эта непостижимая женщина пытается скрыть правду, считая, что лучшее занятие на отдыхе — это осквернение могил, то у него найдется для нее несколько подходящих слов. Эван шагнул вперед между деревьями и… замер.

Нет, это не мисс Стэнтон. Это вообще не женщина. Это двое мужчин, которые были так увлечены своим тихим разговором, что даже не услышали его приближения. Что-то светло-желтое оказалось клочком соломенных волос, торчащих в разные стороны, — дворецкий Олли. А огромная фигура человека, шествующего рядом, принадлежала самому Олли. Оба несли в руках лопаты. Но зачем?

Шум в кустах заставил Эвана прижаться к стене особняка. Опять мелькнуло что-то светлое. И опять это был мужчина.

Уверенность в том, что Форрестер покинул город, не имела под собой никаких оснований.

Судя по тому, как осторожно он крался, судья не меньше Эвана был удивлен тем, что не первым пришел сюда ночью.

Заметив, что Форрестер внезапно остановился и тихо выругался, Эван улыбнулся. Ха! Он сам вел себя также. Однако он все же шел вперед, стараясь держаться ближе к стене дома. Определенно сегодня ночь, когда прятаться в тени — лучшее проявление смелости.

Но похоже, у Форрестера был такой же план. Он не повернул назад, не бросился вперед, нет! Форрестер замер на месте, положив руку на лопату и устремив взгляд на Олли и дворецкого.

— Я же говорил вам! — Голос дворецкого звучал низко и зловеще, как шепот упавших листьев. — Если бы она была здесь, то я уже нашел бы ее. Я перекопал каждый дюйм земли, не засыпанный камнями. Сами посмотрите. — Он отвел руку, которой прикрывал единственную свечу, и холодный ветер тут же лизнул слегка зашипевшее пламя.

Не обращая внимания на предложенную ему свечу, Олли побрел по саду. Дворецкий спешил за ним: мерцающий огонек свечи давал больше тени, чем света, но Эван и так увидел больше, чем нужно.

Внезапно Олли остановился и на что-то указал.

— Я же сказал, что перекопал здесь всю землю. — В сердитом и скрипучем голосе дворецкого явственно слышались раздраженные нотки. — Что еще мне оставалось делать? Раскапывать могилы?

Хм! Пожалуй, это может служить доказательством того, что они явились сюда копать землю с иной целью, хотя по совпадению и оказались тут с ним в одно время.

Эван подавил печальный вздох, вспомнив о брате. Тимоти никогда не верил в совпадения.

— Да… если это не совсем могилы, — мрачно отозвался Олли, подталкивая дворецкого вперед. — Что ты там видишь?

Дворецкий помедлил, осторожно шагнул вперёд и пожал плечами.

— Не могилы? — спросил он.

— Просто надгробные камни, — тихо поправил его Олли.

— Но это же кладбище, — пробормотал дворецкий. — Стало быть…

— Здесь должно быть всего две могилы. — Олли забрал у дворецкого лопату. — А не три.

Они не знали о третьей могиле!

Эван оглянулся посмотреть, был ли Форрестер так же, как и он, поражен этим открытием, но с удивлением обнаружил, что судья исчез. Эван осторожно огляделся по сторонам. Он действительно ушел? Или спрятался где-нибудь в тени и наблюдает?

Затаив дыхание, Эван подождал. Раздался какой-то стук, а потом повисла тишина.

— Это кость? — послышался вопрос.

— Все кости на этом кладбище в гробах, тупица! — бросил Олли, опускаясь на колени. — Кажется, я нашел. Помоги мне копать.

Раздался звук металла, вонзающегося в землю. Потом посыпались влажные комья земли и камни.

— Вы были правы! — воскликнул дворецкий.

— Помоги вытащить ее отсюда. — Олли бросил лопату на землю. — Мы должны спрятать это от нее.

Должны спрятать?! От кого? От мисс Стэнтон?

Эван тщетно всматривался в темноту, пытаясь получше разглядеть то, что показалось ему резной позолоченной шкатулкой, которая на вид была немногим больше той простой деревянной, в которой капитан прятал свой нюхательный табак от сырости, когда они выходили в море. Почти такая же шкатулка для драгоценностей красовалась у Олли в гостиной на каминной полке. Или это она и есть?

Какой-то хруст в темноте напомнил Эвану о Форрестере. Понятное дело, судья не должен знать о том безобразии, которое происходило сейчас на его глазах. Но почему?

Конечно, позолоченная шкатулка с драгоценностями не может долго находиться в земле. Но Олли явно раньше не знал о ней. Так почему пошел искать ее сюда? И в первую очередь хотелось бы узнать, почему кто-то вздумал зарыть ее здесь. И, Господи, где же Тимоти?!

Ноздри Эвана трепетали.

И тут он учуял в порыве ветра запах жасмина. Это Сьюзен. Она приближается.

Оставив инструменты на земле, Эван оставил свой наблюдательный пункт у стены и пошел навстречу Сьюзен, надеясь остановить ее, прежде чем она выдаст себя каким-нибудь звуком или, еще того хуже, выйдет прямо на Олли и дворецкого.

Сьюзен тихо охнула, когда Эван зажал ей ладонью рот и увлек за собой. Сейчас не время объяснять, что он тут делает, и не время интересоваться, что делает тут она. В ночной сорочке и с лопатой в руках.

Эти вопросы он задаст позже. И обязательно получит на них ответы.

— Здесь небезопасно, — прошептал Эван на ухо Сьюзен, касаясь губами ее шелковистых волос. Взяв лопату из ее рук, он прислонил потертый деревянный черенок к воротам. — Поговорим об этом завтра.

Сьюзен прижалась к его груди и кивнула. Ботуик прекрасно понимал, что доверять этому кивку не стоит, но иного выбора у него не было.

Неожиданно раздался шум приближающихся шагов.

— Как только я вас отпущу, — прошептал Эван, хватая Сьюзен за плечи, сразу бегите в свою комнату и запритесь там на замок. Оставайтесь в комнате до утра.

— Ч-что вы собираетесь делать? — тихо спросила она с расширившимися от ужаса глазами.

— Отвлеку внимание, — поморщившись, ответил Эван.

Кажется ее глаза распахнулись еще шире, если это вообще было возможно.

— Вы считаете это хорошей идеей?

Нет-нет, так он не считал, но если он скроется прямо сейчас, леди Стэнтон поймают за подглядыванием и она получит чертовски неприятный урок. Отпустив Сьюзен, Эван слегка подтолкнул ее к открытым воротам:

— Бегите! Немедленно!

Тихо всхлипнув, Сьюзен побежала.

А Эван забросил лопату на плечо и со злостью подумал о том, что уместнее было бы принести с собой пистолеты.

Неумолимый восход не загасил тревоги, от которой сгорала Сьюзен. Сев за свой секретер, она поцарапала ногтем потертое дерево. Был ли мистер Ботуик в нормальном состоянии, когда заставил ее убежать в комнату? Или ей все-таки следовало остаться с ним? И что он делал ночью на кладбище?

Сьюзен уже оделась, причесалась и позавтракала, однако она не могла найти в себе решимости на то, чтобы выйти из комнаты и найти ответы на свои вопросы.

Наконец она встала и… едва не столкнулась с призраком леди Бон.

Прыгая на одной ноге и размахивая руками, Сьюзен каким-то непостижимым образом сумела сохранить равновесие и чудом не дотронулась до призрачной женщины с длинными белыми косами.

Наклонив голову, мрачное привидение скользнуло к своему месту у камина. Похоже, резной крест на шее беспокоил ее, потому что она, как и прежде, не говоря ни слова, принялась теребить его своими дрожащими, покрытыми темными пятнами руками.

Нуда, так и должно быть, ведь леди Бон глухонемая, вспомнила Сьюзен, и из-за этого осмысленного разговора у них не получится, но можно попробовать.

Сьюзен на цыпочках подошла к призраку и, ткнув себя рукой в грудь, спросила:

— Вы знаете, кто я?

Призрачная женщина кивнула.

Рука Сьюзен оцепенело замерла в воздухе. Подумать только: леди Бон ответила на ее вопрос! Сьюзен заподозрила, что предполагаемая глухонемая, возможно, хорошо слышит. Надо быть осторожнее!

— Вы можете говорить? — спросила, она.

Призрак отрицательно помотал головой.

Отлично! Хотя бы это правда.

Тут из груди женщины-привидения вырвался страшный крик, и она принялась крутиться на одном месте — все быстрее и быстрее. Сьюзен поспешно отскочила в сторону.

Привидение сорвало с себя крест, подняло его над головой, а потом скрюченное тело леди Бон стало распадаться на части и одежда, плоть и сама ее сущность вскоре бесследно исчезли во внезапно поднявшемся вихре.

Крест упал на пол и, сверкнув, пропал, из виду.

Сьюзен с трудом сглотнула, прижавшись плечами к стене, и подумала, что по десятибалльной шкале ее разговор с призраком можно было оценить на двойку. Правда, на хорошую, положительную двойку. Как она могла выполнить желание привидения, если оно не имело возможности сообщить, чего хочет?

А потом… Если бы она, Сьюзен, была леди Бон или ее едва живой дочерью, то единственное, о чем бы она попросила, так это вырвать из груди Оливера Гамильтона его подлое сердце и скормить его вечно ухмыляющемуся пугалу — дворецкому, а потом разрубить их обоих на части лопатой.

Поскольку в Мунсид-Мэноре делать было нечего, Сьюзен решила отправиться в город.

Но не успела она спуститься с утеса, как ей стало понятно: что-то изменилось.

За ней с интересом наблюдала пестрая толпа местных жителей. Если бы они просто мельком смотрели на нее, все это имело бы какой-то смысл. Нонет — они буквально не сводили с нее глаз, пока она почти час спускалась по тропе!

Как только Сьюзен к ним приблизилась, они попятились и, склонив головы, возбужденно о чем-то заговорили, то и дело над чем-то посмеиваясь. Что ж, возможно, им только что стало известно о том, что мисс Сьюзен Стэнтон получает удовольствие от подглядывания за парочками сквозь грязные окна, — тогда их грубое поведение можно объяснить.

Черт возьми! Все это никак не вязалось с ее планами. Зато вязалось со зловещей фарфоровой куклой: никто не скажет, что мисс Девоншир не выполняет своих угроз. Наверняка она уже распространила о ней слухи. Что ж, очень хорошо. В ответ Сьюзен разберется с делом о французском шелке и о том, откуда он берется у мисс Девоншир, и непременно сообщит результаты расследования судье, когда тот вернется в город. Это послужит уроком для мисс Девоншир за ее преступления против монарха.

Хотя нет… Ну что за магазин одежды без французского шелка?

Сьюзен замедлила шаг и улыбнулась горожанам с таким видом, словно была королевой, а они — крестьянами, которые пришли поприветствовать свою госпожу. Она помахала им рукой, затянутой в перчатку. Возможно, если бы она вела себя нормально, то есть так же, как они, то им стало бы скучно и они вернулись бы к своим обычным занятиям и быстро обо всем забыли. Вот только Сьюзен не знала, как вести себя.

Она прошла мимо толпы и направилась к… магазину мисс Девоншир. Но вместо того чтобы войти внутрь, тихонько пробралась к задней части дома, остановилась под открытым окном и стала обмахиваться веером, делая вид, что хочет перевести дыхание после утомительной прогулки.

— Что, черт возьми, вы тут делаете?

Ойкнув. Сьюзен уронила веер на песок.

Мистер Ботуик. Внушительный, как скала.

— Ничего. — Подняв веер, Сьюзен продолжила яростно им обмахиваться.

— Вы подслушиваете?

— Не-е-ет, — слабо запротестовала Сьюзен, обмахиваясь еще быстрее. — Почему вы так решили?

Выхватив у нее веер, Эван со щелчком захлопнул его и отбросил в сторону.

— Все в городе так считают, — ответил он.

Приподнявшись на цыпочки, Сьюзен заметила, что за его спиной собралась целая толпа горожан: они окружали их широким, напряженным кругом, и у некоторых в руках были… камни?

Глава 14

Сердитая толпа подступала все ближе. Круг сжимался. Сьюзен было не по себе при мысли о том, что камни в любое мгновение могут полететь в ее сторону.

Мистер Ботуик схватил Сьюзен за руку и потащил за собой от окна, словно тряпичную куклу.

— Вы можете объяснить, какого дьявола вы тут делали? — тихо спросил он.

Сьюзен быстро кивнула.

Эван прищурился.

— По-вашему, это хорошее объяснение? — поинтересовался он.

Сьюзен закивала еще сильнее.

Мистер Ботуик помолчал — он явно боролся, с внутренними демонами — и, с тяжелым вздохом прошептав: «Это будет меньшее из двух зол», — прижал Сьюзен к своей груди и поцеловал.

Это был не фальшивый, не дружеский Поцелуй в щечку. Не торопливый поцелуй со сжатыми губами, не короткий игривый поцелуйчик, который можно было бы так просто — хотя, возможно, безрезультатно — объяснить невесте, сославшись на простую игру света.

Нет. Это был настоящий, страстный поцелуй!

Оторвавшись от ее губ, Эван приподнял голову и проговорил проникновенным, но довольно громким голосом, который можно было услышать и на расстоянии:

— Разве я не велел тебе ждать меня за конюшнями, чтобы никто не узнал, что я хочу сделать тебя своей любовницей?

«Любовницей»?.. Это слово эхом отозвалось в голове Сьюзен, которая и без того шла кругом.

Его слышал весь город! И это его нисколько не смущало.

Губы Эвана снова накрыли ее губы, а пальцы запутались в ее волосах.

Ох, она должна оттолкнуть его! Должна! Они зашли слишком далеко. Этот фарс слишком затянулся.

Однако Эван не остановился, и Сьюзен тоже не пыталась его остановить. Ей казалось, что они оба сходят с ума…

Приподняв тяжелые веки, Сьюзен рискнула посмотреть на то, что происходит за спиной Эвана: большая часть толпы разошлась, а на лицах тех, кто остался, появилось выражение шока или отвращения. Некоторые же многозначительно и вульгарно подмигивали ей. Новых друзей она сегодня не завела — горожане по-прежнему презирали ее, только совсем подругой причине. Сьюзен Стэнтон — городская потаскуха.

Зато они по крайней мере больше не собираются забивать ее камнями.

— Они ушли? — спросил Эван, когда Сьюзен прервала поцелуй.

— Они… их стало меньше, — шепнула Сьюзен. Она была поражена (но не удивлена) тем, что ее голос, как и его, звучит так хрипло, и это явно следствие опалившего их желания.

Кивнув, Эван сплел свои пальцы с ее пальцами и отвел Сьюзен от стены.

— Пойдем.

Крепко сжав ее руку, он повел ее от открытого окна магазина одежды и от внимательных глаз злобных горожан к пустынной полосе безлюдного пляжа.

— К-куда вы меня ведете? — неуверенно спросила Сьюзен.

— Еще не знаю, но подальше отсюда. — Эван даже не замедлил шаг. — Почему вы подслушивали у магазина одежды?

Сьюзен покусала губы.

— Меня об этом попросил судья, — сказала она. Хотя на самом деле судья попросил ее последить за мистером Ботуиком. Но, в этом еще меньше смысла. Поэтому она невнятно добавила: Ну-у, вроде того…

Однако мистера Ботуика такой ответ не удовлетворил.

— Мистер Форрестер попросил вас следить за магазином одежды? — переспросил он ошеломленно. — Какого дьявола? Или он вообразил, что они вышивают государственные тайны на носовых платках?

— Не совсем, — помотала головой Сьюзен. — Он думает, что у них есть французский шелк.

— Он думает?.. — Мистер Ботуик внезапно остановился. — Значит, он так думает? — Эван снова быстро пошел вперед. — А вы какого мнения, мисс Стэнтон? У дам из магазина действительно есть нелегальные ткани?

— Разумеется, есть, — ответила Сьюзен, пожимая плечами. По крайней мере в разговоре на эту тему она чувствовала себя уверенно. — Ни один стоящий портной или торговец женской одеждой не сможет обойтись без французского шелка.

Мистер Ботуик внимательно посмотрел на нее.

— И что же вы собираетесь рассказать Форрестеру? — поинтересовался он. — Просто сообщите: «Да-да, они используют французский шелк», — и он на этом успокоится?

— Не совсем, — ответила Сьюзен. — Мистер Форрестер хочет узнать, откуда к ним попадает щелк.

— Откуда попадает… — задумчиво повторил мистер Ботуик. Несколько мгновений они шли молча. Наконец он заявил: — А-а, я вспомнил! Мне известно, откуда берется щелк.

У Сьюзен появилось неприятное впечатление, что разговаривающий с ней человек выдумывает «Правду» на ходу.

— Да неужели? — воскликнула она тем не менее. — Какая неожиданная удача!

— Да, — уже более уверенным тоном проговорил Эван. — Я только что вспомнил.

Он определенно лжет.

— И откуда же, если мне будет дозволено этим поинтересоваться? — вежливо спросила Сьюзен.

Мистер Ботуик медленно кивнул и, прищурившись, устремил взгляд на линию горизонта.

— Видите ли, у мисс Девоншир есть тетка-француженка, известная модистка из Бургундии. Ничуть не сомневаюсь в том, что шелк попадает в магазин именно от нее, — сообщил он.

Как удобно — французская тетка! Которая к тому же еще и модистка.

Хорошо.

— Так что объяснение существует, — договорил Ботуик таким тоном, будто у Сьюзен не должно после этого возникнуть ни единого вопроса. — Все очень просто.

Полная чушь!

— Да уж, никакой интриги, — вслух произнесла Сьюзен, которую впервые всерьез заинтересовало происхождение шелка.

Мистер Ботуик остановился у старой, полуразвалившейся на вид, лодки, которую кто-то оставил гнить среди травы, выброшенных на берег водорослей и песка. «Что заставляет жителей Борнмута оставлять вещи — и людей! — забытыми на годы?» — подумала Сьюзен.

— Людей? — Эван наклонился, чтобы подобрать кусок облупившейся краски. — Каких людей?

Сьюзен даже не поняла, что задала вопрос вслух.

— Ну, например, леди Эмелину. — Сьюзен поежилась при воспоминании о темном подвале. — И ее мать. Город оставил их обеих на произвол судьбы.

Кстати, и ее родители тоже забыли о них. Возможно, по той причине, что у них не было никакого желания жить за пределами Лондона. Сама Сьюзен даже не знала о существовании кузины, пока ее не выслали из города пожить с «тетей Бон». Но теперь, узнав ее историю, Сьюзен невольно почувствовала сильную любовь к этой женщине.

— Полагаю, все дело в предрассудках и страхе. — Мистер Ботуик принялся переворачивать лодку. — Некоторые считали, что ее болезнь заразна. Плюс к этому, как говорится, с глаз долой — из сердца вон. То есть ее долго никто не видел, и это тоже сыграло свою роль.

— В течение тридцати лет? — печально усмехнулась Сьюзен. — Стыдно, если это так. Преступное бездействие. — Сложив на груди руки, она посмотрела на Эвана: — А что скажете о леди Эмелине? Почему никто не навещает ее время от времени, если с ней все в порядке? Может, она уже умерла?

— Здешние жители стараются не совать нос в чужие дела. — Мистер Ботуик потащил лодку к морю. — Кстати, если вы забыли, именно поэтому вы им не нравитесь.

Сьюзен открыла рот от удивления.

— Но мы же говорим о человеке! — воскликнула она, указывая на утес, возвышающийся за их спинами. — Это чудовищно!

— Нет, — ворчливо возразил Эван. — Это жизнь.

— Ну как можно заразиться от глухонемой женщины?! — возмущенно спросила Сьюзен. — Это же Чистой воды невежество.

Мистер Ботуик поднял на нее глаза.

— Она была опасна. Ведь дочь заразилась от нее. Разве нет?

Сьюзен заскрежетала зубами от злости.

— Хотите сказать, что леди Эмелина заразилась от матери глухотой и немотой? Как, черт возьми, ей это удалось?

Эван пожал плечами.

— Меня там не было, — сказал он. — Возможно, это случилось в ее первую брачную ночь. Вскоре после того, как ее мать выбросилась из окна.

Внезапно Сьюзен оцепенела. Две богатые наследницы, обладательницы земельных угодий. И у обеих — мужья-простолюдины, жаждущие денег. И обеих поражает, глухонемота в ночь после подписания брачных договоров и проведения свадебной церемонии. Никакое это не совпадение. Это больше похоже на убийство.

Единственное, чем нынешняя хозяйка Мунсид-Мэнора «заразилась» от матери, так это жестоким мужем. Интересно, за этими обоими внезапными «заболеваниями» стоял сам Жан-Луи Бон? Или, умирая, он передал семейную тайну новому хозяину дома? Такое вполне возможно. Ясно, что гигант способен отравить собственную беспомощную жену.

— А вам не кажется, что существуют некоторые подозрительные совпадения в судьбах матери и дочери? — спросила она у мистера Ботуика.

— Не знаю. — Сапоги Эвана зашлепали по воде. — Меня здесь не было, когда пропала леди Бон. — Обойдя лодку, он стал толкать ее в воду. — Мы с братом приехали в Борнмут четыре гола назад. Мы и не знали о существований леди Бон, пока ее не стало. А после этого никто о ней даже не говорил.

— Так вы родились не в здешних местах? — удивилась Сьюзен.

Мистер Ботуик покачал головой.

— Я и подумать не мог, что судьба занесет меня сюда, — ответил он. — Раньше я всегда жил в городе и был доволен жизнью, пока не полюбил море. Кстати, в городе у меня до сих пор есть дом. — Эван протянул Сьюзен руку. — Идите сюда, забирайтесь в лодку.

Сьюзен посмотрела на Эвана, потом перевела взгляд на бушующее море. Волны поднимались так высоко и бились о берег с такой частотой, что она не рискнула бы подняться на борт даже большого, размером с город грузового судна. Она снова взглянула на мистера Ботуика. Одна его нога утопала по колено в песке, другая — стояла на качающейся на волнах лодке. Он протягивал ей ладонь и нетерпеливо звал к себе.

— Вы меня разыгрываете? — вскричала Сьюзен, отступая на несколько шагов назад.

— У вас небольшой выбор, мисс Стэнтон. Вы можете вернуться в город, где вас забросают камнями. Или сесть в лодку вместе со мной.

— Иными словами, — с трудом сглотнув, проговорила Сьюзен, — смерть неминуема в любом случае.

Эван кивнул, и Сьюзен вложила свою руку в его ладонь.

Эван не думал, что она это сделает. Даже когда пальчики Сьюзен, затянутые в перчатку, дотронулись до его голой ладони, он был уверен, что здравый смысл возьмет верх и она с криками убежит. Но потом они сцепили руки — ладонь к ладони — и он втащил ее в лодку. Сьюзен села на середину деревянной перекладины, подогнула под себя ноги и сложила руки на коленях. Она явно была напугана. Но исполнена решимости.

Эван взялся за весла и повел лодку в открытый океан. Океан вздыхал, успокаивался, окутывал их вечной первозданной синевой. Солнце сверкало на водной ряби, поднимаемой веслами. Эван дал им отдохнуть, пустив лодку в свободное плавание. Наступила тишина, нарушаемая лишь плеском волн о борта лодки да редкими криками птиц.

Он так любил все это. Любил солнце, согревающее лицо, шею и руки. Любил прохладный бриз, который ворошил ему волосы. Любил просоленный аромат морского воздуха, мелких рыбешек, то и дело мелькавших на поверхности воды. Любил чувствовать себя живым. И мисс Стэнтон…

Похоже, она уже успела забыть о своем страхе.

Она не сидела на перекладине, выпрямившись, как шест, не мяла нервно в руках свои; юбки, а ухватилась за борт лодки и, наклонившись вперед, смотрела на воду, оцепенев от восхищения.

— Не наклоняйтесь слишком низко, — поддразнил ее Эван. — А то упадете за борт.

Сьюзен посмотрела на него широко распахнутыми глазами, и на ее лице невольно расцвела улыбка; когда она поняла, что он просто дразнит ее. Эван улыбнулся. Она показала ему язык, рассмеялась тому, как его это удивило, а затем вновь перевела взгляд на бесконечную линию горизонта, словно они были двумя беззаботными любовниками, которые отправились покататься на лодке, думая лишь о романтической любви посреди морских красот.

Ах, если бы это было правдой!

Выдержав для приличия несколько мгновений, Эван посмотрел на Сьюзен и увидел, как радостно она вскрикнула, заметив крохотную рыбку, которая плыла так близко к поверхности воды, что, казалось, ее можно схватить руками. Сьюзен стянула с рук перчатки и осмелилась прикоснуться к ледяной воде. Рыбки продолжали плавать вокруг, но достать их у нее не получилось.

— Первый раз на воде? — спросил он.

Глаза Сьюзен потемнели, и она положила дрожащие руки на колени.

— Ну да, конечно, первый раз, — ответила она. И не успел Эван задать еще какой-то вопрос, как Сьюзен добавила: — Мама никогда не позволила бы мне ступить на борт простой лодки.

Его спина возмущенно выпрямилась, но тут он понял, что ее насмешка направлена не на него, а на нее саму.

— А почему бы и нет? — спросила она, пожимая плечами. Прямой взгляд мисс Стэнтон встревожил Эвана не меньше, чем тоска в ее голосе. — Как было бы чудесно сплавать в Индию, повидать мир!

В Индии Эван никогда не бывал, а вот жажду приключений понимал прекрасно. Он бы умер без них. Похоже, в этом у них со Сьюзен много общего. Эван ощутил с ней странную связь, зародившуюся где-то глубоко в груди.

Внезапно он пожалел о том, что они находятся в лодке. Потому что ему ужасно захотелось поцеловать ее. Но, хоть он и поддразнивал Сьюзен, когда сказал, что она может выпасть за борт, они действительно могут перевернуться, если он рискнет пересесть к ней на узкую перекладину и заключит в объятия.

Поэтому он вновь взялся за весла и направил лодку к берегу. Он поцелует ее там, как только они сойдут на сушу. Однако сначала он на руках вынесет Сьюзен на берег.

К сожалению, на берегу появился какой-то человек, который заспешил к тому месту, куда Эван вел лодку. Он узнал опостылевшего судью. Чума среди чумы.

Эван сердито сжал весла. Вот и поцеловались…

Мисс Стэнтон оглянулась, чтобы посмотреть, что его так огорчило.

— Смотрите, это же мистер Форрестер! — воскликнула она. — А я думала, он уехал. Что он тут делает?

Ничего не скажешь, хороший вопрос.

— Пока он к нам не подошел, — быстро проговорил Эван, — мы должны обсудить то, что произошло в городе.

Немигающий взгляд мисс Стэнтон встретился с его взглядом.

— Вы говорите о том случае, когда навсегда опорочили мою репутацию и скомпрометировали себя общением со мной? — спросила она.

Эван наклонил голову, стараясь сдержать тошноту. Подумать только, он-то постарался избежать большего зла, а послушать ее — он совершил непоправимую глупость. Ему ведь и в голову не пришло, что он еще больше усложняет ситуацию!

— Полагаю, истинный джентльмен должен в такой ситуации сделать вам предложение, — заставил себя произнести Эван, несмотря на бурю, разыгравшуюся в его желудке. Импровизированный поцелуй отзывался для него теперь похоронным звоном. Женитьба… Несмотря на то что ему все еще безумно хотелось обнимать Сьюзен, обладать ею, доставлять ей удовольствие, он даже представлять себе не хотел, что это будет длиться вечно.

Однако мисс Стэнтон уже качала головой.

— Спасибо за предложение, конечно, но вам не стоило беспокоиться, — заявила она. — У меня свои планы на будущее, и в них не входит жизнь в этом Богом забытом городке. Да я лучше проведу остаток дней в заточении в доме собственных родителей, чем еще одну минуту — на этом берегу. Только прошу вас, никаких обид.

— Принято, — процедил Эван сквозь зубы. И, само собой, невольно обиделся. — Итак, начнем сначала… Я сделал вам предложение, а вы его отклонили, да?

Сьюзен могла бы и не кивать с таким энтузиазмом.

— Вам ничто не угрожает. Я не выйду за вас, — заверила она Эвана. А потом прищурилась. — И разумеется, речи не может быть о том, что мы станем любовниками. И больше никаких поцелуев. Я не могу и дальше надеяться на то, что слухи о моем недостойном поведении не дойдут до Лондона. Во всяком случае, до того, как я туда попаду.

Мистер Ботуик криво усмехнулся:

— Об этом не беспокойтесь. Если я еще хоть раз на глазах у людей посмотрю на вас с вожделением, мы окажемся перед алтарем, как бы нам обоим ни хотелось избежать венчания. А мне хочется вступить в брак еще меньше, чем вам.

— Хорошо, — кивнула Сьюзен.

Лодка коснулась дном песка, и Эван выскочил на берег. Однако он не успел взять Сьюзен на руки, потому что добропорядочный мистер Форрестер опередил его, и Эвану оставалось только скрежетать от злости зубами.

Форрестер поставил Сьюзен на песок и невинно улыбнулся:

— Боже мой, мистер Ботуик! Добрый день!

Эван едва сдержал желание вышибить ему зубы. Можно подумать, этот наглец не видел, что он сидел на веслах и вел лодку к берегу, где и сам мог схватить прелестную мисс Стэнтон на руки!

Но прежде чем Эван придумал, как бы вступить в драку с представителем закона, не навлекая на себя неприятностей, в дело вмешалась мисс Стэнтон.

— О! — воскликнула она, всплеснув руками, на которые так и не надела перчаток. Кусочки шелка, должно быть, все еще лежали на дне лодки — испачканные и забытые. — Я ведь разгадала вашу загадку.

Самодовольное выражение на физиономии Форрестера сменилось недоуменным, он стал переводить взгляд с Эвана на Сьюзен.

— Да что вы! — невыразительно пробормотал он. — Уже?

Поправив на носу очки, она кивнула.

— Мисс Девоншир получает шелк от своей тетушки-француженки, — сообщила она. — А та живет в Бургундии. Конечно, я понимаю, что это неправильно, но… семья, знаете ли, родственные связи.

— Да? — удивился судья. Казалось, он был готов завести спор о нелепости разговоров про французскую тетку, нелегально присылающую племяннице шелк, однако в мгновение ока передумал. — Что ж, полагаю, загадка действительно решена, — сказал Форрестер. — Отличная работа, мисс Стэнтон. — Он слегка поклонился: — Искренне благодарю вас за оказанную помощь.

Что-о?! Эван, не веря своим глазам, посмотрел на маленького подонка. Так вот как обстоит дело! Да, конечно, этим все и объясняется. Теперь он знал: просьба судьи — не более чем глупая шутка, затеянная для того, чтобы иметь готовую тему для разговора, когда он в следующий раз встретится с мисс Стэнтон.

На лице последней, кстати, тоже появилось недоверчивое выражение.

— Не за что, — произнесла Сьюзен с чрезмерно широкой улыбкой. — Рада была помочь.

Ха! Похоже судья со своими куриными мозга ми и не догадывается, что мисс Стэнтон потешается над ним.

Наступила неловкая пауза.

— Что ж, мисс Стэнтон, хорошего вам дня. — Форрестер слегка приподнял свою бобровую шапку, что, по мнению Ботуика, было весьма неуместно, поскольку судья только что поклонился. — Для меня всегда удовольствие видеть вашу очаровательную улыбку.

— Благодарю вас, мистер Форрестер. — Мисс Стэнтон и не подумала сделать книксен. — Вы очень любезны.

Еще одна напряженная пауза. А потом:

— Хорошего вам дня, Ботуик. — И льстивая улыбка.

— И вам того же, Форрестер. — Промелькнувшие в улыбке зубы.

Помешкав еще немного, судья повернулся и пошел по берегу в сторону города. Слава Богу!

— Какой странный человек, — пробормотала мисс Стэнтон.

— Странный? — Эван покачал головой. — Форрестер — полный идиот.

Сьюзен фыркнула.

— Да вы и половины не знаете, — заявила она.

Помедлив, Эван поднял на нее глаза.

— Половины — чего? — спросил он.

— Он хотел, чтобы я занялась этим делом с шелком… А для этого — следила за вами. — Покачав головой, она рассмеялась: — Вы когда-нибудь слышали что-то более нелепое?

Нет-нет, не слышал. Даже от такого болвана, как Форрестер. А это означает, что в деле замешан еще кто-то. Может, судья наконец заподозрил, что на его территории занимаются контрабандой? И вполне возможно, что другие, более опытные личности следят за Эваном.

Наказание за измену — смерть. Так что, возможно, завтрашняя миссия самоубийственна не только в одном отношении.

Глава 15

Весь вечер Сьюзен раздумывала о том, в каком положении оказалась ее кузина и что она может — если это вообще возможно — сделать, чтобы хоть как-то ей помочь.

Мистер Форрестер — жалкий, безмозглый болван. Но он судья, и — что еще важнее — он находится в городе (на это она, во всяком случае, надеется), а это означает, что у нее есть шанс помочь леди. Эмелине.

Если, конечно, хозяин Мунсид-Мэнора не обнаружит, что она нарушила его приказание держаться подальше от подвала. И если дворецкий не поймает ее, когда она будет пытаться вывести из подвала беспомощную узницу. Ну и конечно, если ей вообще удастся вызволить леди Эмелину из темницы.

Выскользнув из спальни, Сьюзен прокралась к лестнице и на несколько мгновений прижалась спиной к стене в том месте, где коридор цвета белой кости встречался с холодным серым камнем. Она не двигалась. Не дышала. Просто слушала.

Ни звука. Ни Олли, ни дворецкого, ни горничных, снующих туда-сюда. Слава Богу! Сьюзен еще никогда в жизни не было так страшно оставаться без служанки, которая готова явиться по первому зову. А вот то, что у нее нет ключей от кольца с цепью, прикованной к стене, — это, конечно, из рук вон плохо. Но Сьюзен не теряла надежды. Она ведь могла надеяться на себя.

В конце концов, сейчас ей известно, где мертвый мистер Ботуик держит свои Лопаты.

Сьюзен метнулась к темному лестничному колодцу, стараясь не задевать лопатой о каменные стены.

Пути назад нет, она не сможет сказать, что «случайно» оказалась в подвале, да еще прихватив с собой лопату и нож. (Нож с рукояткой из слоновой кости лежал рядом с лопатами. Еще один нож, с отточенным, как бритва, лезвием был спрятан под матрасом мертвого мистера Ботуика.) Если ее поймают при попытке вывести леди Эмелину из ее клетки, ей понадобятся все средства защиты, какие она только сможет отыскать.

Добравшись до последней ступени, Сьюзен на мгновение замерла и прислушалась. Убедившись, что рядом никого нет, она, глубоко вздохнув, бросилась к крохотной клетушке, в которой держали кузину.

Все еще живая (слава Богу!) леди Эмелина издала сдавленный крик и, дрожа от страха, упала на пол.

— Нет-нет-нет! — поспешила успокоить ее Сьюзен и, опустившись на колени, положила руку на исхудавшее плечо несчастной девушки. — Я пришла помочь. Обещаю вытащить тебя отсюда.

Сьюзен потянулась к подолу кузины и, высоко приподняв грязную ткань, посмотрела на ржавое железное кольцо, охватывающее ее хрупкую голую лодыжку. Сьюзен потянула кольцо, понимая, что толку от этого не будет. Кольцо не разомкнулось, стало быть, замок не открыть без ключа. А вот цепь… С цепью можно что-то сделать. Сьюзен приподняла тонкие металлические кольца и взвесила их в руке.

По грязным щекам леди Эмелины текли слезы, она все еще дрожала.

— Я вытащу тебя отсюда, — твердо сказала Сьюзен.

— Сегодня же вечером.

Похоже, ее слова не убедили кузину.

— Помнишь, как я приходила сюда в прошлый раз? — спросила Сьюзен.

Не поднимая глаз, леди Эмелина кивнула.

Кровь Сьюзен застыла в жилах. Вот оно — доказательство. Леди Эмелина была такой же «глухонемой», как и ее мать! Не было никакой таинственной инфекции, поразившей обеих женщин Мунсид-Мэнора в первую же брачную ночь. Были лишь два самовлюбленных кретина, которые охотились за чужим состоянием. И у них хватило подлости лишить своих жен языков. Возможно, в прямом смысле этого слова.

Сьюзен встала, испытывая еще большую решимость освободить это несчастное существо, прежде чем «преданный» муж не будет вынужден убить ее из чувства «любви».

— Сейчас все кончится, — сказала она дрожащей кузине. — Не двигайся.

Обхватив двумя руками черенок лопаты, Сьюзен занесла его высоко над головой и с силой ударила по цепи. По темному помещению эхом разнесся громкий металлический лязг.

Сьюзен шагнула вперед. Плечи у нее заныли от того, с какой силой она обрушила лопату на цепь. Неужели ее замысел удался? Могут ли они бежать? Присев, она осмотрела цепь. Черт, цепь цела.

Нет! Ей удалось расколоть одно звено! Этого, правда, недостаточно, чтобы разнять кольца, но лопата все-таки повредила цепь. Так что теперь ей надо еще раз ударить и сломать звено до конца. Черт возьми! Насколько велики шансы, что она ударит по тому же самому звену?

— У нас мало времени, — ответила она на молчаливый вопрос в глазах кузины.

Хрупкая девушка перестала плакать. Как будто в ее сердце загорелась искра надежды, пусть даже очень слабая. Сьюзен не могла ее разочаровать.

— Мы это сделаем, не беспокойся. — Она выпрямилась, полная решимости. — Мы уйдем отсюда сегодня же. Обе.

Сьюзен подняла лопату и с силой ударила.

Раздался еще один оглушающий лязг.

Снова подняла. Снова ударила. Снова. Снова. Ее плечи горели от боли, но Сьюзен не могла остановиться, она должна была действовать быстрее, быстрее… Да! Она сделала это!

Сьюзен выронила лопату, но не стала поднимать ее. Она уже не думала о том, чтобы не шуметь. Наверняка такой грохот слышали даже в Лондоне.

— Пойдем скорее! Нам надо спешить!

Подхватив леди Эмелину за локоть, Сьюзен помогла ей встать, а потом, словно только что вспомнила о лопате, подняла и ее с земли. Ей никогда в жизни не доводилось драться с применением ножа, зато теперь она знала парочку приемов использования хорошо нацеленной лопаты.

Обхватив кузину за талию, Сьюзен помогла Эмелине подняться по лестнице и вывела ее из дома. Они оказались в каменном саду.

Они это сделали! Они на свободе!

Бросив лопату возле увитых виноградом ворот, Сьюзен попыталась поднять на руки этот мешок с костями — леди Эмелину.

Но оказалось… что нести ее долго ей не по силам. Миля петляющей, неровной тропинки оказалась куда длиннее, чем она думала. Поэтому они решили использовать одну уловку: несколько шагов Эмелина идет сама, и несколько шагов ее несет на руках Сьюзен.

И вот наконец они оказались внизу. Свобода! Приплясывая на месте, Сьюзен едва сдерживалась, чтобы не захлопать в ладоши и не закричать от радости.

Но надо еще найти мистера Форрестера. Он пока в городе? Где она сможет его найти?

Последние лучи заходящего солнца гасли за грозовыми тучами на горизонте. Город окутала тьма. В окнах всего лишь двух заведений горели свечи: в таверне и в магазине одежды.

Ледяная капля дождя упала на кончик носа Сьюзен. За ней — другая. Над головой собирались сердитые тучи. Ненастье может разразиться в любую минуту.

— Возьми это. — Скинув с себя плащ, Сьюзен набросила его на согбенные плечи леди Эмелины. И оставайся пока тут. — Заметив на лице кузины недоуменное выражение, Сьюзен впервые за вечер радостно улыбнулась: — Я вернусь, обещаю. Все почти закончилось.

Как и прежде, ей показалось, что ее слова не слишком-то убедили кузину. Но она послушно опустилась на песок, плотнее закуталась в плащ Сьюзен и, похоже, была совсем не против подождать.

Сначала Сьюзен заглянула в «Акулий зуб». Они встречались там с судьей, только в тот раз Сьюзен была в таком состоянии, что толком не понимала, что происходит и кто сидит рядом.

Пусто. Почти пусто. Лишь городские, выпивохи, священник (которого, пожалуй, можно отнести к предыдущей категории) да Салли.

— Выпивку для всех? — с надеждой спросил бармен.

Сьюзен отрицательно помотала головой.

— Нет, как-нибудь в другой раз, — ответила она.

Но другого раза не будет. Она уезжает отсюда. Немедленно. Вместе со своей кузиной. Сьюзен помахала бармену, выходя из таверны. Кажется, он хороший человек. Она попросит родителей оплатить ему двойной счет.

Следующая остановка — у магазина одежды. Остался только один шанс. Если мистера Форрестера тут нет…

Нет. Она не будет об этом думать. Этот ночной кошмар закончится сегодня же.

Толкнув дверь, Сьюзен вошла в магазин. Мисс Грей, мисс Девоншир.

И — слава Богу, слава Богу, слава Богу! — мистер Форрестер.

— Мне нужна ваша помощь, — выпалила Сьюзен. — Пожалуйста!

Рыжеволосая ведьма даже не подняла глаз от своего шитья, не говоря уже о том, чтобы встать и спросить, что случилось.

А вот фарфоровая кукла, напротив, сорвалась с того места, где она о чем-то перешептывалась с судьей (мистер Форрестер, без сомнения, опять разузнавал, действительно ли существует французская тетка, которая шьет платья в Бургундии), и разве что не плюнула в Сьюзен от ярости.

— И как это у вас хватило смелости заявиться сюда?! Да еще и о помощи просить?! Да я бы не помогла вам даже в том случае, если бы вы свалились в колодец, а у меня в руках была бы веревка! — завизжала фарфоровая кукла. — Я сама бы прыгнула в воду, но лишь для того, чтобы задушить вас этой веревкой. А потом я бы…

— Не от вас помощь, — перебила мисс Девоншир Сьюзен и прошла вперед. — От мистера Форрестера.

Судья поднял голову, его глаза засияли, он явно был доволен тем, что зачем-то понадобился Сьюзен.

— Все, что пожелаете, мисс Стэнтон, — проворковал он. — Только скажите. И сейчас, и вообще всегда я к вашим услугам.

Иголка ведьмы замерла в воздухе, фарфоровая кукла, казалось, была готова лопнуть от злости.

Сьюзен не хотела тратить время ни на ту, ни на другую. Схватив судью под руку, она потащила его к двери.

— Пойдемте со мной! — взмолилась она. — Пожалуйста!

Пожав плечами в знак извинения перед двумя швеями, мистер Форрестер последовал за Сьюзен. Они вышли из магазина и спустились с крыльца. Мисс Девоншир с треском захлопнула за ними дверь.

Вот и хорошо. Чем меньше свидетелей их бегства, тем лучше.

Хлынул дождь, от которого Сьюзен тут же вымокла до нитки. Ее кожа заледенела и покрылась мурашками. Не важно. Кузине Эмелине плащ нужнее.

Она заслуживает хоть какого-то комфорта. Сьюзен неслась вперед все быстрее, увлекая мистера Форрестера в ночь, к подножию утеса, где лежал дрожащий комок.

Судья был потрясен.

— Это… это леди Эмелина? — запинаясь, спросил он.

Сьюзен смогла лишь кивнуть, от чувства облегчения она лишилась голоса. Они будут спасены. Слава Богу! Они уже спасены!

— Вы правильно поступили, мисс Стэнтон, — заявил мистер Форрестер.

Улыбнувшись, Сьюзен кивнула еще раз. Ну разумеется, она правильно поступила. Она не могла допустить, чтобы кузина гнила в забытой Богом клетке. Они убегают, причем убегают вместе. Но… каким это образом мистер Форрестер узнал леди Эмелину?

— Вам было известно, что моя кузина нуждается в помощи? — ошеломленно спросила она судью.

— Само собой, нет. — Тряхнув своими золотыми кудрями, мистер Форрестер поднял леди Эмелину на ноги. — Я и представить себе не мог, что она снова убежит. Должно быть, ее муж беспокоится.

Сьюзен от изумления открыла рот.

— Что-о?! — спросила она.

— Вы правильно поступили, придя за мной, — сказал Форрестер, поднимая леди Эмелину на руки с такой легкостью, словно она весила не больше кучки перьев. Даже если он и заметил цепь, свешивающуюся с ее ноги из-под юбок, то не подал виду. — Могут возникнуть проблемы. Сейчас дождь, и становится очень скользко. — Он повернулся, чтобы посмотреть Сьюзен в глаза. Улыбнулся. — Тут иногда происходят несчастные случаи.

Что-о?! Сьюзен в ужасе смотрела на то, как судья подталкивает леди Эмелину вверх по той самой тропинке, по которой они только что убежали из Мунсид-Мэнора. Ей вдруг пришло в голову, что самое лучшее, что она может сделать — это пырнуть его ножом, который она прятала в своем кармане.

Либо у судьи мозгов еще меньше, чем она предполагала, либо ему отлично известно о тех злодеяниях, которые творятся в Мунсид-Мэноре. Но он или боится до смерти, или — что куда более вероятно — ему хорошо платят за молчание.

— Он держит ее под замком! — в отчаянии воскликнула Сьюзен, пытаясь сделать хоть что-то, пока они находятся за пределами Мунсид-Мэнора. Насколько велики шансы и есть ли они вообще, что она сможет освободить кузину Эмелину во второй раз?

Мистер Форрестер нахмурился, однако, когда заговорил, его голос был таким же сладким, как обычно.

— Он ее муж, мисс Стэнтон. Пока у меня есть надежда на то, что они счастливая пара, я просто не имею права диктовать ему, как надо обращаться со своей женой. Лично я считаю, что женщин надо холить и лелеять, но мои собственные предпочтения, увы, не заинтересуют суд. — Он ласково улыбнулся: — Пойдемте. Вы же сами понимаете, что это правда.

Да. Сьюзен это понимала. Она закрыла глаза, чтобы не видеть выражения разочарования и безнадежности, которое появилось на лице кузины. Все, что сказал мистер Форрестер, — правда. Даже мисс Грей говорила об этом, когда рассказывала Сьюзен историю ее кузины. Брачное свидетельство служит лишь для того, чтобы передать власть над женщиной от ее отца к мужу. Иными словами, руки судьи надежно связаны.

Так что, похоже, ассамблея в Бате, которая состоится в следующий уик-энд, — это ее единственная возможность сбежать отсюда. И соответственно — единственная возможность вернуться потом в Борнмут с армией и освободить леди Эмелину. Потому что она обязательно освободит ее. И черт с ними, с законами!

— Не беспокойтесь, — словно прочитав ее мысли, промолвил мистер Форрестер, оглянувшись на Сьюзен. — Вы не виноваты в том, что она освободилась. Я непременно сообщу Олли, что именно вы нашли ее и вернули домой.

Чудесно!

Сьюзен поежилась. Гигант будет вынужден поверить этому.

Глава 16

На следующий день в Мунсид-Мэноре было тихо как в могиле. Зловещего хозяина особняка не было ни слышно, ни видно, чему Сьюзен была несказанно рада. Она сидела в каменном саду, закутавшись в толстый плащ, несмотря на то что на небе сияло бледно-желтое солнце. Слабые лучи почти не согревали ее, и уж тем более обитательницу безымянной могилы перед нею.

Она потянулась рукой к скудным зарослям бурой травы, выглядывающей из-под земли и камней. Почти все хрупкие травинки поломались, когда она погладила их кончиками пальцев, как будто были настолько слабы, что не выдерживал и даже нежного прикосновения.

— Простите меня, тетя, — прошептала она молчаливому могильному холмику, под которым лежала усопшая леди Бон. — Но ваша дочь не присоединится к вам, клянусь!

Дав эту клятву, Сьюзен положила руки на дрожащие колени и с трудом встала. Довольно трудно верить в собственную способность выполнить это обещание, когда нет гарантии того, что скоро и она не окажется рядом с кузиной.

Если бы только можно было рассказать об этом кому-нибудь! Увы, такого человека нет. Ведьма и фарфоровая кукла не выносят ее. Несмотря на волшебные поцелуи, которые дарил ей мистер Ботуик, он близкий друг владельца особняка. А судья… судья… даже если его руки связаны законом, то стоит ли ждать поддержки от менее влиятельных горожан.

Ей нужен кто-то, у кого больше власти. Кто-то, кто считает, что он (или она) стоит над законом. Ей нужна, неохотно призналась Сьюзен, ее собственная мать.

Матери достаточно всего лишь приподнять бровь и вполголоса произнести имя Стэнтонов — и в мгновение ока в Мунсид-Мэноре окажется целая армия. Как только Сьюзен окажется в Бате, она наймет (или украдет — сейчас у нее нет времени думать о таких пустяках) первый же подходящий экипаж и отправится прямиком в Стэнтон-Хаус. Ей придется многое объяснить, чтобы матушка приняла ее сторону, но она будет убеждать ее до хрипоты, до смерти, если это понадобится. Только бы спасти леди Эмелину!

Приняв это решение, Сьюзен быстро пересекла каменный сад и отворила холодные железные ворота на противоположной стороне ограды. Подняв голову к густым зарослям, прячущимся в тени особняка, Сьюзен замерла на месте и прислушалась. Затаив дыхание, она ждала, пребывая в нелепой уверенности, что лучше уж прятаться на кладбище, чем выйти на открытое пространство.

Легкий шорох упавших листьев, зашуршавших под чьими-то ногами, показался ей пугающим и зловещим. Если это и не дикий зверь, то, возможно, хозяин Мунсид-Мэнора, который возвращается в свое жилище, чтобы наказать гостью за недозволенное вмешательство в его дела.

Сьюзен уже была готова повернуться и убежать, но ноги словно обратились в камень, удерживая ее на месте.

И тут он вышел из тени.

Сердце Сьюзен замерло, а затем дважды взорвалось. Мистер Ботуик! Он никогда не признавался в том, что они с гигантом прячут среди могил. Или почему ради ее спасения на глазах горожан поцеловал ее так, что у нее перехватило дыхание. Правда, возможно, ее не от чего было спасать. (Мысль об опасности как-то вылетела из головы.) Было что-то в мистере Ботуике, что никак не вязалось, с его образом беспечного повесы, который он так старательно поддерживал. И еще: с одной стороны, он вроде бы и готов был проводить с ней время, а с другой — не выражал никакого желания делиться своими секретами. Да и она тоже не рассказывала о своих. И вчерашняя встреча с мистером Форрестером послужила отличным доказательством этого.

Но вот что мистер Ботуик продемонстрировал ей в полной мере, кроме разве желания обладать ею, так это то, что ему абсолютно нельзя доверять. Не могла она рассказать ему о тяжелом состоянии кузины. Ведь он лучший друг человека, который как раз и посадил ее на цепь!

Похоже. Ботуик направлялся к главному входу в особняк. Он постоял, закинув голову вверх. Повернулся. И… пошел к воротам. Не прошло и мгновения, как он оказался на расстоянии вытянутой руки от Сьюзен. На расстоянии вытянутой руки — но не прикасаясь к ней. Даже не пытаясь это сделать. Мистер Ботуик стоял с другой стороны ворот и был так близко от нее, что если б она нашла в себе силы разжать пальцы, намертво вцепившиеся в ворота, то задела бы его одежду.

Судя по напряженной позе Эвана и поэтому, какой огонь страсти горел в его глазах, Сьюзен было достаточно лишь слегка кивнуть ему, чтобы он распахнул ворота и убил ее одурманивающим наслаждением запретных поцелуев.

Ей оставалось надеяться лишь на то, что Эван не видит по ее глазам, какая буря разыгралась в ее душе.

— Я пришел, чтобы увидеть вас, — тихо промолвил он наконец, опустив глаза.

Каким-то непостижимым образом пальцы Сьюзен еще крепче сжали решетку.

— Зачем? Кажется, мы договорились, что…

Эван подошел ближе, почти преодолев последний дюйм, разделяющий их, так что теперь ее сжатые пальцы оказались в западне между холодными коваными воротами и его горячим мускулистым телом. Похоже, даже этот крохотный промежуток между ними тяготил обоих.

Эван глубоко вздохнул.

— Я уезжаю, — сказал он.

Сьюзен моргнула.

— Что?

— Только на выходные, — быстро уточнил он.

Отступив на шаг назад, он потянул на себя ворота.

От этого неожиданного жеста Сьюзен едва не упала.

Но Эван подхватил ее, и она оказалась в его объятиях.

Эван наклонился к ней, и его мягкие губы прикоснулись к чувствительному уголку под ее ухом.

— Я спросила… — выдохнула Сьюзен, но тут же замолчала, понимая, что хочет сказать что-то совсем другое. — Когда вы вернетесь?

— В воскресенье.

— А куда вы едете?

Его губы по-прежнему прикасались к ее шее, а его слова перемежались с мелкими поцелуями.

— Не могу сказать, — прошептал он.

— А могу я поехать в вашем экипаже?

— Я поеду не в карете, — промолвил Эван. И уточнил: — В лодке. — Он прикусил мочку ее уха. — И — нет. Вы не можете поехать со мной.

— Но это небезопасно, — сказала она. — Если вы…

— Ш-ш-ш… — Он заставил ее замолчать, накрыв ее губы поцелуем.

И… Сьюзен сдалась — позволила, чтобы в течение долгого, потрясающего мгновения он целовал ее. Ей нравилось чувствовать, как его горячее тело прижимается к ней, как его руки обнимают ее, как его рот ласкает ее.

Нов тот миг, когда Сьюзен уже была готова открыться перед ним, позволить поцелую стать таким горячим и смелым, каким обоим хотелось, как ее рациональный мозг воззвал к разуму: у нее свои цели, и мистер Ботуик помещает их достижению. Если она позволит страсти разгореться еще сильнее, если будет целовать его и прикасаться к нему, то ложными окажутся не только те слова, которые она говорила ему в лодке, но и обещания, которые она дала себе самой.

Сьюзен провела ладонями по груди Эвана и… постаралась совладать с собственным желанием.

В ее глазах вспыхнуло смущение, потом разочарование, потом что-то большее, нечто, что она не хотела анализировать. Эван отпустил ее.

Приходило ли ей когда-либо в голову, что труднее всего будет прервать поцелуй?

Однако ей удалось выдержать. Сьюзен отошла назад и даже не оглянулась посмотреть, провожает ли он ее взглядом. Потому что если она оглянется и увидит хотя бы что-то из этого, то скорее всего будет не в состоянии и дальше в одиночестве идти по тропинке в дом, в свою спальню. Она сказала, что ей лучше не видеть его, однако… едва она вошла в комнату, тут же бросилась к ближайшему окну и выглянула в каменный сад.

Но к этому времени Эван Ботуик уже успел уйти.

Теперь Эван знал: его цель — вовсе не то место, где брат отдал Богу душу, однако, несмотря на это, ему не терпелось поскорее оказаться на борту корабля. Пройдя мимо матросов, перебрасывающихся шутками, он поднялся на палубу.

Обычно ему здесь очень нравилось, он, испытывал возбуждение. Его манил дух приключений, опасность. Но в этот вечер он был рад хотя бы ненадолго забыть свою реальную жизнь. Едва оказавшись вдалеке от мисс Стэнтон, он потерял способность сосредоточиться на чем-то. А ведь такое состояние опасно.

Форрестер был здесь. Нет, конечно, «здесь» — это не на борту. Оглядев свой любимый корабль, Эван усмехнулся. Малютка-судья тут же намочил бы Штанишки, если б оказался рядом с настоящими пиратами. Что вполне может произойти, если он будет совать свой нос в чужие дела и рыскать по городу, как предполагал Эван. Однако судье совсем не обязательно вступать в единоборство с членами команды, чтобы лишить их жизни. Ему достаточно донести информацию нужным людям в правительстве, а те в мгновение ока сделают остальное.

С чего это вдруг Форрестеру вздумалось искать контрабандистов в здешних местах?

Эван отошел в тень, когда неровный стук шагов по палубе известил о том, что остальная часть команды начала подниматься на борт. При виде веселых лиц матросов Эвана осенило: шелк для мисс Девоншир могла привозить другая часть команды. Он всегда подозревал, что люди Посейдона — а они-то как раз раньше были настоящими пиратами — занимаются какими-то незаконными делишками.

Команда Эвана в основном ввозила крепкий алкоголь и все, что связано с курением. Табакерки, бренди, временами — случайно попавшие в их руки чайные сервизы с ручной росписью. Но они не убивали и не воровали. Они были, скорее, нелегальными бизнесменами, а не настоящими пиратами. Так, несколько парней, решивших помочь хозяйству, сэкономить. При мысли об этом Эван усмехнулся. Да его парни в жизни не задумывались ни о хозяйстве, ни об экономии. Они выпивали и выкуривали половину того, что привозили на продажу. Вторая — неприкосновенная — часть принадлежала капитану. С помощью его связного в городе товары мгновенно расходились по всему побережью, избавляя, таким образом, контрабандистов от необходимости ввязываться в процесс торговли.

Могла ли мисс Девоншир по неведению приобретать шелк от таких торговцев? Была ли она последним звеном в целой серии сделок, проследив за которыми, можно было бы добраться не только до корабля, но и до него самого?

Господи, он надеется, что это не так!

Эван обхватил руками потертое основание грот-мачты. Если этот тупоголовый Форрестер, приметивший где-то обрезки незаконного шелка, сорвет операцию, подготовленную контрабандистами он придет в ярость.

Но если такой поворот событий вообще возможен, то ему может не хватить времени.

Да нет, он уже теряет время! И монетка в доме Тимоти служила тому доказательством. Команда была не настолько глупа, чтобы воровать принадлежащее капитану золото. Как-то раз один глупец лишался руки за то, что хотел украсть что-то с капитанского стола. Так что воровство исключено. Не могли, кстати, выкрасть и листок из судового журнала. Поэтому стоит заглянуть в кают-компанию. Причем сделать это надо побыстрее, пока капитан не поднялся на борт и команда не начала терять терпение, разыскивая его.

Судовой журнал лежал открытым, и последней страницы в нем по-прежнему не было. Непостижимо!

Эван стал просматривать предыдущие странички, улыбаясь при виде одних записей и хмурясь при виде других. И вдруг его пальцы замерли. Не хватало целого месяца! Как это могло случиться? Он наклонился, заметив доказательство между страницами у корешка виднелась узкая прореха. Не хватает еще одного листка.

Эван стал медленнее листать журнал. Некоторые страницы он пропускал, но все равно недосчитался десяти листков. Не станет же человек вырывать из журнала первые попавшиеся страницы, причем делая это так аккуратно, что пропажу заметит лишь тот, кто специально рассматривает журнал, как это сейчас делал Эван.

Интересно, а как обстояли дела с прежними судовыми журналами? Эван устремил взгляд на шкаф, в котором обычно хранились старые журналы.

Шкаф был пуст. Даже пыли не осталось на полках.

Захлопнув действующий судовой журнал, Эван быстро направился к двери, пока капитан не пришел и не подумал, что это он виновен в воровстве. Он попытался придумать какое-то логическое объяснение всему этому. Даже если бы не страх наказания, члены команды не стали бы делать ничего подобного, потому что им не было никакого, дела до судового журнала. Да и что они стали бы делать с украденными листками?

Эван пошел на главную палубу; его шаги были такими же неспешными, как и его мысли. Должно быть, он что-то пропустил. Да нет, совершенно очевидно: он что-то пропустил. Много чего, если вспомнить все, что произошло до того, как он присоединился к этой потехе. Если только он сможет прочитать, что было написано на пропавших страницах, то, возможно, поймет, что здесь происходит. Для начала, конечно, надо их разыскать. Правда, учитывая то, что ему не удавалось найти даже одну страницу, нелепо предполагать, что он сможет добраться до остальных.

Огорченный и обескураженный, Эван направился к остальным членам команды. Надо надеяться, их непристойные шуточки помогут ему развеселиться во время путешествия. А уж когда они повезут контрабандный товар через международные границы, им и подавно станет весело.

Но команда не веселилась и не шутила. Все были напряжены. Встревожены. Обеспокоены.

Эван осторожно приблизился к ним, внезапно вспомнив нервное предупреждение Олли, что его поездка будет проклята. Ха-ха-ха! Матросы вечно чего-то опасаются. И поднимать парус с худшими из них, причем находящимися в дурном расположении духа (особенно когда море сильно волнуется, как этим вечером), — не самое мудрое решение.

Голоса становились все громче.

— Ты что, действительно так думаешь?.. Я не знаю… Что сказал бы капитан, если бы пришел на корабль?..

— А с чего бы это он приперся сюда, прежде чем мы поднимем якорь? Да капитан — последний, кто проклял бы корабль за то, как у него поставлены паруса… «Проклял»… Опять это слово.

— Брат Ботуика тоже не стал это делать, если ты не заметил. Ну что ж, предположим, это неправда. Предположим, они сбежали вместе.

— А кстати, где «Гретна-Грин»? Что-то ты сегодня совсем плохо соображаешь, Джимми.

— Послушайте, вы оба! Ботуик — у фок-мачты, а его брат, известное дело, никогда не отходит от него дальше, чем на восемь футов. Он точно знает, что к чему.

— Ботуик! — позвал один из матросов. — Это правда, что Ред не вернется?

— Мы слышали, что он направил свой корабль прямиком в небо, — сказал другой.

— То есть помер, — вставил третий. — Это уж точно.

Глядя на сборище этих морских псов, Эван внезапно понял, как можно заставить человека биться головой о бак, пока он не умрет. Ему не надо было объяснять, что такое «направить свой корабль в небо». А вот что ему требовалось прямо сейчас — так это тихое и спокойное место, где он мог бы подумать. И еще, пожалуй, большой стакан виски.

Однако он прислонился к грот-мачте, решив дослушать разговор.

— Так Ред умер? — спросил он. — Кто это сказал?

— Его сестра.

— Она узнала это от другой девчонки. Сэмсон или что-то вроде этого, — пояснил второй.

— Стэнфорд, идиот, — поправил третий.

Эван резко выпрямился.

— Стэнтон? — спросил он.

Матросы закивали.

Нет, это уже полная бессмыслица.

— Мисс Стэнтон сказала мисс Грей, что ее брат не вернется, потому что он умер? — переспросил Эван, пытаясь собрать вместе кусочки этой мозаики.

— Именно, — отозвался парень, которого называли Джимми. — Она посоветовала ей собраться с духом и жить дальше без него, вот так-то.

— Но откуда мисс Стэнтон узнала, что он умер? Откуда она вообще могла знать Реда?

— Об этом мы тебя и спрашиваем, приятель.

— Она называла его обоими именами, вот что. Глянула Гарриет прямо в глаза и заявила: «Вот что я вам скажу: Джошуа… хотя нет, его все кличут Редом… Так вот, Реда больше нет в живых. В общем, так, он уж остыл, это точно. Ну и, само собой, домой он уже не вернется». Все ясно как божий день.

Эван заморгал. Он уже и сам забыл о том, что Реда на самом деле звали вовсе не Ред… Хотя, возможно, он и не знал его настоящего имени. Конечно, приходилось сомневаться в том, что ему дословно передали диалог мисс Стэнтон и мисс Грей, но если мисс Стэнтон действительно слышала о Реде, точнее, если уж ей известно имя, данное ему при крещении, то это навевает на нее подозрения… В лучшем случае.

А вдруг ему стоит волноваться вовсе не из-за этого простака Форрестера? А кто-то другой, более проницательный и умный, наблюдает за ним по причинам, о которых он даже не догадывается?

Тут на борт корабля поднялся капитан, лишив Эвана возможности все обдумать.

Пора было браться за работу.

Подняли якорь и паруса. С корпуса корабля выдвинулись бумы и бушприт. Закрутился румпель. И они оказались в море. Наконец-то.

Звук уверенных шагов сообщил Эвану о приближении капитана. Он повернулся:

— Капитан!

— Ботуик!

Повисло странное молчание. Капитан оглядел Ботуика холодными голубыми глазами и вынул толстую сигару. Казалось, он был вовсе не против того, чтобы молчание затянулось.

Капитан и не подумает заговорить об исчезнувших членах команды, внезапно понял Эван. Матросы правы. Капитан должен знать, что Тимоти умер, ведь это случилось на борту корабля и кто-то унес отсюда тело. Стало быть, капитан, которому это известно, смотрит Эвану прямо в глаза и не собирается ничего говорить. А это означает, что и Ред вовсе не «исчез». Он мог только умереть.

И никто ничего не знает… кроме мисс Стэнтон.

Если как следует все обдумать… Да, вся эта странная история — что бы это ни была за история — началась как раз в ту ночь, когда она появилась в доме Олли. Совпадение? Возможно, Тимоти был прав, что не верил в такие вещи.

Кто вообще такая эта мисс Стэнтон? Уж во всяком случае, не пустоголовая светская львица, какой показалось ему в самом начале их знакомства. И действительно ли она — кузина леди Эмелины, как утверждает Олли?

Если хорошенько подумать, то все, что Эван знал о леди Эмелине и Сьюзен, исходило от Олли, который с каждым днем становился все менее надежным источником информации. А что, если мисс Стэнтон вовсе не прибегала к своим уловкам для того, чтобы по просьбе судьи обвести его, Эвана, вокруг пальца? Вдруг все то было сделано от имени Олли? Между прочим, именно Олли в мельчайших Подробностях знает все о жизни Эвана и старается быть рядом в те мгновения, когда тот нарушает закон. Что, если цель — не наблюдать за ним, а сбить его с толку? Настолько выбить его из колеи, чтобы он дошел до самоубийства?

Эван слишком поздно заметил, что капитан что-то говорит и что ему нужно его послушать.

Между тем капитан все еще обсуждал последнюю миссию. Точнее, ту миссию, о которой было известно. Ту, в которой Тимоти с Редом сначала приняли участие, потом сами же вычеркнули свои имена из записей и были вскоре убиты за собственную наглость?

— …такая же чудесная коллекция и на этот раз, — продолжал говорить капитан, окутанный кольцами сигарного дыма. — Мой связной был доволен тем разнообразием товара, который мы привезли из последней поездки. Расписные чайные сервизы привели покупателей в полный восторг. Поэтому, когда бросим якорь, постарайтесь загрузить на борт как можно больше таких сервизов.

Эван кивнул — скорее себе, чем капитану. Выходит, добыча не была украдена из гостиной Тимоти. Ее попросту забрали из временного тайника и унесли туда, где ее ждали. Время было точно рассчитано, и кто-то действовал строго по плану. «Нет никакой ошибки, Ботуик. Привези нам несколько чайных сервизов — есть хороший покупатель».

Должен ли он оказаться следующим «пропавшим»? Должна ли эта ночь на корабле стать для него последней?

— Эта поездка может стать для вас последней, — сказал капитан, словно прочитав его мысли.

В ответ на эти слова Эван непроизвольно сжал кулаки.

— В последнее время с командой возникли некоторые… ммм… проблемы… — Замолчав, капитан задумчиво выпустил изо рта несколько колец дыма, как будто хотел дать Эвану возможность истолковать эту новость как ему захочется.

— Проблемы? — эхом отозвался Эван, пытаясь придать своему лицу выражение вежливой заинтересованности.

— Помимо некоторых других неприятностей, из шкафа в кают-компании пропало несколько важных книг, — добавил капитан. — Вы, случайно, ничего об этом не знаете, Ботуик?

— Нет. — Эван ответил на этот вопрос совершенно честно. Однако в этот момент ему больше чем когда бы то ни было хотелось узнать, что же все-таки случилось.

— Ну, хорошо. — Капитан кивнул. — Но в любом случае я принял решение произвести некоторые перемены.

— Какого рода перемены? — спросил Эван, надеясь, что в его голосе звучит больше любопытства, чем подозрения.

— Я распускаю эту команду, — ответил капитан. — Всем на благо. Вернувшись в Борнмут, мы причалим к другой пещере.

Эван с сомнением нахмурил брови:

— Правда?

Капитан стряхнул пепел.

— А потом мы больше вообще не будем нигде причаливать, — продолжил капитан. — Не хочу больше доверять собственное состояние торговцам на суше. Когда война закончится, от тех, кто контрабандой завозил товары из Франции, толку уже не будет. И богачи будут напрямую покупать свои безделушки.

Что ж, с этим не поспоришь, подумал Эван.

— Итак, мы просто попрощаемся и разойдемся по домам? — спросил он, будучи не в силах скрыть разочарование.

— Не совсем так. — Затянувшись сигарой, капитан задумчиво посмотрел на Эвана. — Вам известно, что, прежде чем стать кораблем контрабандистов, это судно было пиратским?

Эван коротко кивнул. Война многое изменила: выяснилось, что перевозить ящики со всякими пустяками куда выгоднее и менее рискованно, чем нападать на суда в открытом море. К тому же контрабандисты реже вступали в перестрелку.

— Так вот, — продолжил капитан, — я решил, что настала пора вернуть кораблю его прежний статус. Мы скроемся на пару недель и дадим возможность моему связному продать товар и отдать мне полученные за него деньги. Ну а затем тот, кто захочет составить мне компанию, уйдет со мной на корабле в поисках приключений иного рода.

Пираты… Настоящие пираты… Капитан предлагает ему возможность уйти в другие моря на пиратском корабле? И заниматься пиратским промыслом постоянно? Они смогут повсюду воровать все, что им приглянется, и скорее всего будут нападать на другие корабли.

Они никого не оставят в живых…

И не будут возвращаться домой.

Вообще-то Эвану никогда не приходило в голову, что он останется в Борнмуте на всю жизнь, но мысль о том, чтобы постоянно скитаться по морям, не казалась ему теперь привлекательной. Им придется убивать невинных людей, чтобы не оставлять свидетелей… Нет, ему это не по нраву. Да что там — не по нраву! Честно говоря, при мысли об этом его тошнит.

Заниматься контрабандой — это одно. Это приключения. Он уезжал дважды в месяц и лишь на выходные. Этого было довольно для того, чтобы в его жизни был интерес. Но постоянно заниматься пиратством!.. Конечно, в этом деле есть своего рода романтика: можно волочиться за девками, наливаться элем, превратиться в удалого охотника за золотом. Но заниматься этим постоянно он бы не смог.

Эван задумался. Возможно, сейчас не лучший момент для того, чтобы выражать свои сомнения.

— Нет необходимости принимать решение немедленно, — промолвил капитан, который уже во второй раз почти прочел его мысли. — Просто я хочу, чтобы на корабле остался лишь тот, кто и в дальнейшем будет со мной. Мне нужна команда, которой я смогу доверять. Большинство из этих водяных крыс присоединится к нам… — капитан махнул сигарой в ту сторону, где были матросы, — но водяные крысы — это всего лишь водяные крысы, не более того. А вот вы с Олли… Вы совсем другие…

Эван уставился на капитана. Олли?..

— Я хочу, чтобы один из вас стал моим первым помощником. — Капитан стряхнул пепел с сигары. — В настоящее время это удовольствие принадлежит Посейдону… но вы, парни, можете и сами справиться с этим делом.

Слова «на всю жизнь» могли означать и «на одну ночь», если он не выстоит в битве с Посейдоном, с которым придется постоянно работать рука об руку. А Посейдон — бывалый пират с целеустремленным характером, первый помощник, который привык не брать пленников.

Однако если он не примет предложение капитана, ему никогда не узнать, кто убил Тимоти. Мысль о том, что смерть брата останется неотомщенной, была ему невыносима. Тимоти заслуживал достойных похорон. И правосудия.

Эван потер шею.

— А что на это сказал Олли? — полюбопытствовал он.

— Я так и думал, что вы сейчас спросите именно об этом. — Капитан выпустил изо рта очередное колечко дыма. — Олли мне еще не сообщил о своем решении. Он человек семейный, поэтому ему нужно время, чтобы уладить все домашние дела. Тем не менее у него столько же времени на раздумья, сколько и у вас. — Дым развеялся. Холодный взгляд голубых глаз капитана был устремлен прямо на Эвана. — Так что решайте, что вам нравится больше, оказаться через две недели на борту или уйти с корабля навсегда. Потом о нас здесь больше никто не услышит.

Воскресная ночь началась так же быстро и внезапно, как и дождь, хлынувший с небес с наступлением сумерек, и еще никогда Эван не был так рад возвращению на сушу.

Он направился прямо домой, радуясь тому, что у него есть такая возможность.

Приняв ванну, он оделся и спустился вниз, напомнив себе, что идет в Мунсид-Мэнор развлечься, а вовсе не потому, что его тянет в этот дом, тянет к Сьюзен. Эван сказал себе, что направляется туда лишь для того, чтобы вступить с юной дебютанткой в перепалку, касающуюся ее странной связи с умершими контрабандистами, а во все не потому, что ему была нужна ее компания. Да он никогда в жизни не скучал ни по одной женщине! Однако по поцелуям мисс Стэнтон он скучал.

Оказавшись в дверях Мунсид-Мэнора, Эван оттолкнул плечом дворецкого и отправился на охоту. Чем мисс Стэнтон занималась, пока он был в море? Возобновил ли раздражающе назойливый судья свои жалкие попытки обольстить ее? Может, Форрестеру это удалось? У маленького гаденыша было все, чем сам он похвалиться не мог: судья в отличие от него вежливый, набожный и… И готов сопровождать озабоченных замужеством молодых леди на скучные ассамблеи. Короче говоря, Форрестер — истинный джентльмен. А вот он… он…

Запахло жасмином. Чудесный аромат сбегал вниз по винтовой лестнице, находившейся совсем рядом. Эван оказался на первом пролете, прежде чей ему пришло в голову, что наверху располагались только спальни, а в этих интимных покоях истинный джентльмен никогда не станет разыскивать леди.

Слава Богу, что он не джентльмен!

Поднявшись на последнюю ступень, Эван направился в холл. Вот она — заглядывает в один узкий коридорчик за другим, нажимая по очереди на дверные ручки. Похоже, она окончательно заблудилась.

Сьюзен услышала, или увидела, или каким-то образом ощутила его приближение, потому что когда она резко повернулась, ее глаза были наполнены не страхом, а радостью, которую она тут же постаралась скрыть. А вот, Эван и не подумал скрывать собственное удовлетворение тем, что они вновь оказались рядом. Едва увидев ее, он тут же захотел улыбнуться. И осыпать ее поцелуями.

— Вы вернулись, — прошептала Сьюзен.

— Я не мог долго оставаться вдали. — Вот все, что Эван промолвил в ответ. — Сейчас не время пускаться в долгие разговоры.

Сьюзен шагнула вперед, затем остановилась и оглянулась, словно хотела проверить, сколько сделала шагов. Однако ее глаза потемнели, а дыхание участилось, и Эван больше не мог стоять от нее в стороне.

Он поцеловал ее, потому что слов больше не осталось.

Эван ждал сопротивления, но его не было. Губы Сьюзен приоткрылись — дразнящие, ласкающие, целующие. Кажется, она так же истосковалась по нему, как и он — по ней. И Эван решил дать ей то, чего она так хотела. Однако ему отчаянно хотелось большего.

— Нельзя, чтобы кто-то увидел; как мы целуемся, — выдохнула Сьюзен, касаясь своим дыханием его щеки.

— Знаю… — шепнул Эван в ответ, но не отстранился.

Сьюзен тоже не двинулась с места, а через мгновение проговорила:

— Я не отказываюсь от своих слов. Я не могу допустить, чтобы кто-то и дальше судачил обо мне. Я…

Он запечатал ей губы очередным поцелуем. Сьюзен обвила руками его шею и привлекла к себе.

Судя по тому, как мисс Стэнтон, выгнувшись, прижималась к Эвану, ей не больше, чем ему, хотелось остановиться. Поцелуй становился все более настойчивым, объятия — страстными.

И тут плечи Эвана натолкнулись на какую-то выемку в стене. Дверь. Словно сквозь сон он подумал о том, что они по-прежнему стоят в коридоре. Конечно, их могут заметить слуги, но слуги Олли будут держать рты на замке. Однако мисс Стэнтон права: они не должны рисковать.

Эван нажал на дверную ручку и увлек Сьюзен за собой в комнату. Чья-то спальня. Но явно не мисс Сьюзен. Зато кровать здесь была, и это вполне устраивало обоих.

Эван рывком поднял Сьюзен на руки и снова зажал ей рот поцелуями, когда она попыталась воспротивиться. Протесты, похоже, прекратились. Хотя, возможно, стук закрывшейся двери успокоил ее, и Сьюзен почувствовала себя в безопасности, а потому перестала сопротивляться.

Эвану было не на что жаловаться. Сьюзен безупречна. Теплая, мягкая, нежная, желанная, она с готовностью отвечала на его поцелуи. Он отнес ее в постель. Но поскольку элегантно уложить ее на середину ложа, не прерывая поцелуя, было невозможно, он и не стал пытаться.

К тому же никто и никогда не молил его об элегантности в таких делах. О страсти — да. И страстью он был готов поделиться.

Эван сел на кровать, твердо намереваясь не отрывать губ ото рта Сьюзен, и потом опустился на матрас, прижимая к себе Сьюзен. Он подмял ее под себя и прижал к кровати.

Сьюзен Крепче сжала его шею, ее дыхание изменилось.

— Понятия не имею о том, что сейчас произошло, — хрипло проговорила она, — но если вы часто такое проделываете, то, пожалуйста, не говорите мне об этом.

Эван положил руку ей на затылок и поцеловал, довольный тем, что Она не ждет большего. Это правда: он не зеленый юнец, неуверенно пробивающий себе путь при первом сексуальном контакте. Однако, против обыкновения, сейчас он не был беспечен, не рвался к удовольствию ради самого удовольствия, как это бывало, когда он развлекался с девками из приморской таверны. Во-первых, он не был пьян, а во-вторых, мисс Стэнтон была полной противоположностью тем особам, с которыми он когда-либо имел дело. И наконец, в-третьих, он не мог быть беспечным с ней, потому что… потому что ему было не все равно.

Мисс Стэнтон важна для него.

Эта чудовищная мысль заставила бы Эвана остановиться, если бы только огромным усилием воли он не прогнал ее из головы. Так что единственная мысль, которая там осталась, была мыслью о том, как бы не прерывать поцелуев, а продолжить прикасаться к ней.

Вынув гребень из волос Сьюзен. Эван провел руками по шелковистым прядям. Масса светлых локонов тяжело упала ей на грудь. На ее прекрасную, соблазнительную грудь. Его ладонь скользнула по изгибу шеи, по плечу, руке. Его раздражало лишь то, что с головы до ног ее тело было прикрыто несколькими слоями ткани. Но он не мог больше сдерживать желания увидеть хотя бы часть этой плоти, благоухающей жасмином, и прикоснуться к ней губами. Сунув палец между рукавом и перчаткой, он потянул и то и другое. Ни рукав, ни перчатка не поддались.

Сьюзен обвила руками его шею, чтобы не останавливать отчаянных поцелуев, и позади них один за другим стали падать на пол шелковые предметы ее одежды. Эван поднял одну ее руку — теперь уже голую — и поднес к губам. А затем поцеловал каждый палец, провел губами по ладони, ощутил неистовое биение ее пульса.

Эван решил, что ненавидит длинные рукава. Хотя, возможно, не только рукава, но и вообще одежду. Было бы неплохо, если бы они оба не были закутаны в зимнее платье. Особенно ему не нравилась часть ее туалета с маленькими пуговками, расстегивать которые придется не меньше десяти минут, и лишь после этого лиф перестанет обтягивать ее. Его сердце не выдержит, этой пытки — разорвется!

Ну конечно, если она позволит ему взяться за это дело.

Но Сьюзен снова и снова отвечала на каждый его поцелуй, каждое прикусывание, каждое прикосновение языком. Она определенно не спала, когда они вломились в комнату, закрыли за собой дверь и упали на кровать. Это она первой начала выбрасывать мешающую одежду за борт. По сути, пока что она была единственной, кто это делал. Эван решил немедленно исправить положение. Теперь, когда они оказались вдвоем в постели, у него не был желания оставаться прилично одетым.

Он поцеловал ямку на ее шее, провел губами по линии ее подбородка. Его рука обхватила ее лицо, когда их языки сошлись вместе. Потом его ладонь соскользнула вниз по ее шее, ключице, лифу. Кровь тяжело стучала у него в висках: он положил ладонь на ее прекрасную грудь, спрятанную под несколькими слоями ткани.

Не прерывая поцелуя, Сьюзен вскрикнула и выгнулась, чтобы еще плотнее прижаться к нему, как будто и ее тоже раздражало, что из-за препятствий в виде одежды их тела не могут соединиться. Эван представил, что может почувствовать, как ее сосок отвердевает, приподнимается, чтобы поздороваться с ним сквозь мягкую ткань ее корсета. Он погладил воображаемый сосок подушечками пальцев. Хотя нет, вовсе это не было игрой воображения. Потому что Сьюзен стонала и выгибалась все сильнее. Его плоть рвалась на свободу.

Оторвав наконец губы от ее рта, Эван оставил пылающую дорожку поцелуев на ее шее, муслиновом декольте и груди. Прикоснувшись губами к твердому маленькому соску, он обвел его языком. Ткань намокла от его слюны, и сосок явственно проступил сквозь нее.

Не отрывая рта — он бы скорее умер, — Эван опустил руку ниже, подобрал подол ее юбки и потянул. Дюйм за дюймом стали показываться ее ботинки, изящные лодыжки, стройные ножки. Эван не мог видеть их, но его голая ладонь сообщала ему о каждой новой детали. Шелковистая гладкость чулок, жар ее кожи, легкая дрожь, охватившая Сьюзен, когда и прохладный воздух, и его теплые пальцы одновременно притронулись к обнаженной коже бедра.

— Я… — выдохнула Сьюзен.

Эван снова зажал ей рот страстным поцелуем, так и не позволив сказать, что она хотела. Он гладил ее бедра, их внутреннюю часть, нежный бугорок между ними — одним словом, он ласкал ее повсюду, кроме того места, до которого ему хотелось дотронуться больше всего на свете. Надо, чтобы и она тоже этого захотела.

И это случилось. Запах ее желания едва не довел Эвана до безумия. Ее тело задвигалось под ним, она попыталась сжать бедрами его руку, чтобы он перестал дразнить ее, дал бы ей расслабиться.

Не прерывая поцелуя, Эван наконец опустил руку, и его пальцы коснулись ее нежного лона. Сьюзен снова застонала и прикусила его губу. Один палец Эвана скользнул внутрь, наслаждаясь скользкой влагой и тем, как судорожно сжимаются ее мышцы от его прикосновений. А потом увлажненный палец принялся ласкать особо чувствительный уголок ее лона, доводя Сьюзен до неистовства.

Ее участившиеся стоны и крики становились все громче. Она уже забыла, что целует его. Сьюзен откинула голову на матрас, ее глаза были крепко закрыты. Его палец тер, поглаживал и дразнил, обводил этот сладкий бугорок кругами. Быстрее. Медленнее. Глубже. И снова новые ласки… Сьюзен пылала, она была готова к более смелым действиям…

Вот она зашевелилась под ним, и его палец скользнул совсем глубоко, дав возможность продолжить эту сладостную пытку. Сьюзен ритмично задвигалась, вцепившись руками в плечи Эвана, ее охватили конвульсии, и она сделала несколько судорожных вздохов.

Эван целовал и ласкал ее до тех пор, пока Сьюзен не упала на спину обессиленной. Лишь после этого он позволил своим мокрым дрожащим пальцам нашарить пуговицы на брюках. Его восставшая плоть наконец-то смогла вырваться из оков одежды, изнывая от желания проникнуть во влажное нежное лоно Сьюзен. Наконец! Горячее и требовательное, мужское естество неистово запульсировало в ладони Эвана.

Ждать еще хотя бы мгновение было невыносимо для него, но… он хотел все сделать правильно.

— Я хочу тебя, — прошептал он в промежутке между поцелуями грубым и хриплым голосом.

Сьюзен погладила губами его губы.

— Я хочу, чтобы ты лежала подо мной, стала бы частью меня. Каждое мгновение нашей разлуки меня преследовал запах твоей кожи, я вспоминал, как твой язык переплетается с моим.

Сьюзен лизнула его, в ее сонных глазах появилось дразнящее выражение. Эван улыбнулся ей, чувствуя себя потерянным и обезоруженным:

— Ты околдовала меня. И я отчаянно хочу большего. — Он сжал рукой; свою плоть, изнывавшую от желания. — Больше всего на свете я хочу заниматься с тобой любовью. И если у тебя есть хотя бы малейшее сомнение, скажи мне об этом сейчас же, иначе я не сумею остановиться, войду в тебя и мы будем снова и снова сливаться в экстазе. — Его жезл одобрительно дрогнул. — Скажи мне, что ты тоже хочешь этого.

Сьюзен моргнула. А потом в одно мгновение ее затуманенный страстью взор стал испуганным.

Вскрикнув, она дернула головой и ударилась лбом о его лоб, пытаясь освободиться. Но боль не слишком обеспокоила Эвана. Сьюзен поползла в сторону, на ее лице появилось выражение ужаса.

— Нет, — пролепетала она, побледнев как полотно, и яростно замотала головой: — Нет! О нет! Нет! Нет!

Твердый жезл в руке Эвана перестал пульсировать.

— Я… я… — Сьюзен откатилась от него так быстро, что упала на пол. В мгновение ока расправила безнадежно смятые юбки и схватила свои шелковые перчатки. Не поднимая глаз на Эвана, она натянула перчатки на дрожащие руки и попятилась к двери. — Я не могу. Я… нет… Не знаю даже, о чем, черт возьми, я думала. Господи, да я вообще не думала! Мы не можем это сделать. Я не могу! Мой… мой муж…

— Твой — кто? — Эван изумленно воззрился на нее, открыв рот и так и не выпустив из руки свою плоть.

— Да нет, у меня его еще нет, — объяснила Сьюзен, — но для того человека, который захочет на мне жениться, это будет важно. Ему наверняка не понравится, если он узнает о том, что тут только что произошло, и… — Распахнув дверь, она устремила на Эвана тоскливый взгляд. — Конечно, вы можете мне не верить, но я леди. И хочу, чтобы со мной обращались как с леди. Тот человек, за которого я выйду замуж… он будет надеяться на то, что ложится в постель с девственницей. И я, надеюсь, останусь ею до этого мгновения.

Упавший жезл Эвана выскользнул из его ладони.

Я не хочу быть одной из завоеванных вами женщин, — продолжала Сьюзен. Вспыхнувший от волнения румянец постепенно распространялся по ее мертвенно-бледному лицу. — Я хочу сама завоевать мужчину. В Лондоне. А для того чтобы это у меня получилось, я должна беречь те немногие преимущества, которые у меня есть. — Она вышла в холл. — Пожалуйста, не целуйте меня больше. Пожалуйста, не прикасайтесь больше ко мне. Никогда!

С этими словами Сьюзен ушла. Холодный лязг защелкнувшейся щеколды сообщил узнику, что его темница заперта.

Глава 17

Эван застегнул брюки. Поразмыслив, он пришел к выводу, что поспешное бегство Сьюзен из спальни вообще-то спасло их обоих от очень большой и серьезной ошибки. Он сомневался, что только удар головой заставил ее произнести нужные слова, которые помогли остудить пыл мужчины, никогда не спавшего дважды с одной и той же женщиной.

Муж…

Хорошо, хотя и немного оскорбительно, что у нее, несомненно, нет никаких матримониальных планов насчет него. Плохо, что ее желание оставаться девственницей до первой брачной ночи — на которой его уж точно не будет! — помешало им заниматься любовью.

Встав с кровати, Эван огляделся по сторонам, чтобы убедиться, что он не оставил никаких следов своего присутствия в этой комнате. Давняя привычка! Несмотря на то что он никогда и не думал ложиться в постель с чужими женами, женщины в его прошлом не всегда были честны в этом отношении. Нет, он ничего не оставил после себя. Разве что крупицу собственной чести.

А вот гребешок мисс Стэнтон все-таки выглядывал из-за смявшихся складок балдахина. Вообще-то вся кровать была в беспорядке. Эван взял в руки крохотную гребенку, лениво размышляя о том, что подумают слуги об этом беспорядке. Возможно, решат, что их хозяин и хозяйка, устав от собственной спальни, решили поразвлечься в другой комнате. Эван усмехнулся. Насколько ему было известно, уродец-переросток занимался любовью где угодно, только не в спальне. Возможно, его жена не была «слишком больна, чтобы принимать гостей», а просто измучилась.

Эван вышел в холл. Раз уж он здесь, то можно поискать Олли. Конечно, слуги привыкли с незнакомцами держать язык за зубами, но о приходе Эвана они, без сомнения, сообщили хозяину. А если хорошенько подумать, то сейчас самое время поискать резную шкатулку, которую они выкопали в саду, — Олли-то рядом нет, так что никто не будет дышать ему в затылок.

Эван стал спускаться вниз. Первый шаг: проверить каминную полку в столовой, чтобы убедиться, что похожая резная шкатулка все еще там. Если ее не будет, можно считать, эту загадку он решил. Если она там… что ж, тогда придется продолжить поиски.

Столовая была пуста, но в камине все еще тлели угольки. Их света было достаточно, чтобы разогнать тени, так что Эван смог рассмотреть все, что стояло на каминной полке. Бутылка бренди. Забытая сигара. Канделябр с незажженными свечами, И та самая золоченая шкатулка для драгоценностей, которая всегда там стояла.

Вынув тонкую свечу из подсвечника, Эван наклонился, чтобы зажечь ее от умирающего уголька. Непростая задача. Когда свеча разгорелась, Эван разжег с ее помощью остальные свечи в канделябре и поставил тонкую свечу на место. В неровном оранжевом свете золоченая шкатулка казалась такой же, как обычно… если бы не два отличия.

Первое: крышка, украшенная драгоценными камнями, теперь была закрыта. Прежде она всегда оставалась полуоткрытой, чтобы можно было увидеть ее пустое, но красивое нутро. Второе. Черный комочек, застрявший в крохотном замке, был не чем иным, как… Неужели это грязь?

Это та самая шкатулка!

Взяв в руки неожиданно тяжелую шкатулку, Эван осторожно встряхнул ее. Она пуста. Даже не поднимая крышки, можно было не сомневаться в том, что внутри ничего нет, тем не менее Эван попытался приподнять тяжелую крышку. Заперта. Ему нужен ключ, чтобы открыть эту чертовщину. Он поискал ключ поблизости и… увидел Олли и его ручного пса. Стоя в дверях, приятели молча наблюдали за ним.

Эван замер на месте, его пальцы застыли на выемке между крышкой и ящичком.

Олли вошел в комнату.

— Чертовски трудно открыть шкатулку без ключа, не так ли? — промолвил он угрожающим тоном.

Эван не стал делать вид, что и не пытался ее открыть, и протянул руку к Олли:

— Ключ у тебя?

Олли забрал шкатулку у Эвана, поставил назад на каминную полку и стал наливать себе бренди. Эвану он спиртного не предложил. Что ж, это даже к лучшему, потому что в такой момент лучше держать голову ясной.

— Почему шкатулка заперта? — спросил Эван.

Олли осушил бокал и, не ответив, снова его наполнил.

— Потому что у нас нет ключа, — ответил желтоволосый дворецкий, войдя в комнату и встав возле хозяина.

У Олли напряглась челюсть, но он закрыл бутылку бренди и поднес бокал ко рту.

Эван повернулся к жилистому дворецкому.

— А, где ключ? — поинтересовался он.

— Не знаю, — ответил тот скрипучим голосом.

— Когда вы в последний раз видели его?

— Никогда не видели.

— Никогда? — недоверчиво, переспросил Эван.

— Не думаю, что у нее был ключ. — Слуга пожал костлявыми плечами. — Поэтому мы и держим ее открытой.

— А твое какое дело? — наконец спросил Олли, устремив на Эвана свой темный взгляд.

— А твое? — Эван кивком указал на шкатулку. — Эта чертова шкатулка пуста.

— Она только кажется пустой, — с лукавой усмешкой поправил его дворецкий. — Наверняка мы ничего не можем знать, пока не откроем.

Что ж, с этим не поспоришь.

— Если вы сгораете от нетерпения узнать, что внутри, на помощь придет простой молоток. Один-два удара — и все станет ясно.

Олли помотал головой.

— Никакого молотка, никакой лопаты, никакого топора, — заявил он. — Разве ты не чувствуешь, насколько она тяжела? Все эти тонкие золоченые штуки и изысканная резьба скрывают металлический корпус. В буквальном смысле слова. Это сейф, украшенный всей этой чепухой, чтобы придать ему вид безделушки.

Эван повернулся и снова посмотрел на безобидную с виду шкатулку. Он был в полном замешательстве. Блестящая идея! Сколько раз он видел такую же шкатулку на камине, но ему никогда ничего подобного в голову не приходило. Интересно, спросил он себя, в каком порту Олли приобрел это сокровище? И почему шкатулку продали без ключа?

— В замочной скважине застряло немного грязи, — лениво заметил он.

Дворецкий ухмыльнулся.

— Там хранилось рукоделие миледи, — сказал он. — Она любит…

— …играть в игры, — договорил вместо него Олли, бросив на своего ручного пса предостерегающий взгляд.

Кадык слуги на тощей шее вздрогнул, однако он не осмелился опровергнуть очевидную ложь хозяина.

Но почему тот солгал? Ну да, Олли — пират, так что врать ему приходится постоянно. Но обычно он лжет не Эвану, и, уж во всяком случае, ему никогда не приходило в голову сочинять такого рода глупости. Подумать только — намекнуть, что его жена зарыла в землю шкатулку для игр в пылу супружеской ссоры.

Эван нахмурился. Не может она быть так уж тяжело больна, если у неё хватило сил спуститься вниз с тяжеленной шкатулкой в руках, взять такую же тяжелую лопату, унести все это в каменный сад и закопать в землю. А поверх еще и надгробный камень положить.

Так, может, она просто… неловко чувствует себя в обществе? Или болезненно робка? Или предпочитает жизнь затворницы? Учитывая прошлое ее родителей, у нее не могло быть того, что обычно называют «счастливым детством».

Эван снова взял шкатулку и взвесил в руках. Нет, должен быть способ открыть ее!

— Могу я взять ее к себе домой на несколько дней? — спросил он.

— Нет! — отрезал Олли.

Эван поставил шкатулку назад на каминную полку — отказ Олли ничуть не удивил его. Не важно, если там окажется всего лишь пригоршня табака в обычной табакерке. Олли не из тех, кто готов делиться принадлежащими ему вещами, если ему этого не хочется. Пожалуй, настало время сменить тему разговора.

— Ты собираешься вступить в команду капитана? — спросил он.

Темные брови Олли приподнялись. Он кивнул на свой еще не опустевший бокал:

— И бросить все это?

Эван наклонил голову, думая о том, сколько правды было в обещании капитана оставить их в живых, если они решат не принимать его предложения.

При обычных обстоятельствах он непременно поделился бы своими сомнениями с Олли. Однако Эван не был на сто процентов уверен, на чьей стороне Олли, если, конечно, он не на своей собственной стороне. К тому же он был уверен, что уже злоупотребил гостеприимством хозяина. Особенно с того мгновения, как они узнали о его нежданном и не объявленном слугами приходе и о последующем недостойном поведении в столовой.

— Ну ладно, тогда я ухожу домой, — сказал Эван и сделал шаг к двери.

Дворецкий отступил в сторону, не сводя с него внимательного взгляда своих крошечных глазок, а Олли даже и не подумал к нему повернуться: отвернувшись, он снова подливал бренди в свой бокал.

— Ступай, — лишь бросил он.

Вот и хорошо, подумал Эван, он и так чрезмерно задержался здесь.

Он вышел из столовой и, захлопнув за собой дверь, направился к черному входу. Отчасти потому, что задняя дверь выходила на дорожку, ведущую к его дому, а отчасти — по той причине, что Эван был не прочь бросить еще один взгляд на каменный сад теперь, когда ему было известно, что женщина, настолько хрупкая, чтобы вставать с кровати, предположительно занималась нетрадиционным садоводством.

Одно время он считал, что в третьей могиле похоронен Тимоти, но что об этом думали остальные? Не может быть, что все они разыскивали пустую шкатулку для драгоценностей.

Едва ли он мог спросить об этом Форрестера, не признаваясь в том, что он тоже был там ночью. А вот мисс Стэнтон… Эван проклинал себя за то, что упустил несколько прекрасных возможностей поинтересоваться у нее, что (или кто), по ее мнению, зарыто под пустым могильным камнем. Когда он увидит ее в следующий раз, то обязательно…

Запах жасмина… Вот и Сьюзен — прямо у задней двери.

Но при этом ее взгляд устремлен не на выход, а в противоположном направлении — туда, где находилась темная лестница, которая, как считал Эван, ведет в кладовую. Мисс Стэнтон, стоя спиной к нему и держась руками за каменные стены по обе стороны от нее, шагнула на первую ступеньку.

Эван осторожно приблизился к ней.

— Что вы тут?

Подскочив на месте, Сьюзен резко повернулась и толкнула его.

Эван не шелохнулся.

Она приложила палец к губам, широко распахнув глаза.

— Ш-ш-ш… — едва слышно прошептала она.

Эван молчал — скорее от недоумения, чем от желания повиноваться. Эта девушка ненормальная.

Сьюзен снова повернулась к темноте, и Эван решил уйти, как и собирался минуту назад.

Явно раздраженная, Сьюзен, похоже, совершенно забыла о том, как почти занималась с ним любовью. Она не спускалась вниз, но и не возвращалась в холл. Она вообще ничего не делала.

Эван терял время. Черт, почему он стоит рядом с ней, вместо того чтобы поскорее уйти? Ответа на этот вопрос у него не было. Эта девушка одержима мыслями о замужестве. Его вполне устраивает жизнь холостяка. Она от любых новых отношений ждет каких-то обязательств. Он всегда вступал только в те отношения, которые не требовали никаких обязательств. Так что, судя по всему, им не о чем говорить.

Эван уже совсем было собрался уходить, как вдруг ему вспомнилось, что у них еще есть тема для разговора, раз уж он решил забыть о задетой чести. Ему была ненавистна мысль о том, что Сьюзен, сбежавшая от него через несколько секунд после того, как достигла вершины наслаждения, с радостью ляжет в постель с каким-нибудь светским хлыщом — и только потому, что у него есть титул.

Неудивительно, что, раздумывая об этом, Эван совершенно забыл о том, что его сюда привело. Дело не в том, что он скучал по Сьюзен. Вовсе нет. Скорее, он ей не доверял.

— Почему вы сказали Гарриет, что ее брат умер? — спросил он.

— Ш-ш-ш! — Махнув на него рукой, словно успокаивая расшалившегося ребенка, Сьюзен прошептала: — Это был не лучший мой поступок, признаюсь. Но сейчас не шумите, пожалуйста, и дайте мне послушать.

Эван смотрел на ер затылок.

Не ее лучший поступок? Что это означает, черт побери? Он-то ждал, что она будет все отрицать. Но этого не произошло. Стало быть, это правда. И как это понимать? Во-первых, он даже представить себе не мог, где она вообще могла познакомиться с Редом, особенно если учесть, что их встреча должна была состояться до ее приезда в Борнмут. Ну и, конечно, совершенно невозможно понять, кто мог ей сообщить о его смерти.

— А откуда вы узнали, что он?..

— Ш-ш-ш… — в третий раз прошипела она, призывая его к молчанию, а потом жестом подозвала к себе. — Вы что-нибудь слышите?

Раздосадованный тем, что мисс Стэнтон явно не скажет ему ни слова, пока он не выполнит фантазию, которая взбрела в ее взбалмошную голову, Эван наклонил голову и прислушался. Он очень старался — несколько долгих мгновений. Но потом сдался.

— Я ничего не слышу, — сказал он.

— Я тоже. — Сьюзен повернулась к нему, ее глаза стали почти такими же огромными, как линзы очков. — Интересно, что это значит?

Это значит, что она, судя по всему, совсем с катушек съехала.

Ну какие звуки могут раздаваться из кладовой? Крики фазанов, оживших после смерти?

— Я должна посмотреть, — прошептала Сьюзен. — Пойдемте со мной. Я не хочу идти туда одна.

Она сделала три-четыре шага в темноту, затем остановилась, оглянулась на него и жестом велела поторопиться.

Эван вздохнул. Если Олли застанет их за тем, что они шпионят за аккуратными рядами банок и оловянной посуды, ему придется несладко. Команда и без того подтрунивала над его странноватыми вкусами после того, как они с братом отказались есть помои, которые им подали в грязных мисках в их первую ночь на корабле. Он не стыдился того, что ему нравится хорошая еда, но он не хотел еще раз становиться предметом насмешек, особенно сейчас, когда ему лучше держаться подальше от капитана. И от дома Олли.

А вот мисс Стэнтон не переставала смотреть на него. Более того, она явно начинала не на шутку сердиться и взмахами руки призывала его спускаться вниз.

Ну ладно, так и быть. Но ей лучше поторопиться.

Эван быстро преодолел несколько ступенек, прошел мимо Сьюзен, задев ее плечом, и стал спускаться ниже. Посреди лестницы он вытащил единственную свечу из настенного подсвечника и пошел еще быстрее. Чем скорее он окажется внизу, тем скорее сможет вернуться наверх. Не похоже, что существуют какие-то причины, заставляющие ее пугаться того, что находится за углом. Это же кладовая, Господи…

Эван остановился так резко, что растопленный воск свечи закапал ему на пальцы. Но он этого почти не чувствовал. Все, что он видел, так это высокие каменные стены, влажные от времени и плесени. От кольца на стене тянулась толстая железная цепь, которая была пристегнута к тонкой лодыжке. Перепуганная владелица этой самой лодыжки покачивалась в дальнем углу, крепко обхватив колени руками, а ее рот был завязан грязным носовым платком.

— О нет! — воскликнула Сьюзен. Обежав вокруг Эвана, она упала на колени перед изможденной девушкой со светлыми косами и бледной кожей. — Кузина Эмелина, что они с тобой сделали?

Эван едва не выронил свечу.

Так это леди Эмелина?!

Он думал… думал… Нет, признаться, его мозг не был готов быстро переварить эту информацию, но что ему точно не пришло в голову, так это то, что несчастная женщина перёд ним — жена Олли.

Эван стал шарить пальцами по щелям между камнями в поисках ключа.

— Не старайтесь. — Не сводя глаз с дрожащей кузины, мисс Стэнтон стала осторожно развязывать узел на перепачканном платке. — Пугало носит ключи с собой.

— Пугало? — переспросил Эван, недоуменно моргая.

— Я вынужден носить ключи с собой, потому что вы