/ / Language: Русский / Genre:child_det

Дело о говорящем попугае

Эмили Родда

Смешно сказать: Лиз, Тому, Элмо, Санни, Ришель и Нику приходится разыскивать пропавшего попугая. Но когда за невинным поручением следуют анонимные звонки и письма с угрозами, закадычным друзьям из АО «Великолепная шестерка» становится не до смеха. В чем тут дело? Не в том ли, что хозяйка попугая владела картиной знаменитого художника, которую похитили? Неужели эти события — звенья одной цепи?..

, Дело о говорящем попугае

Глава I

СВИДАНИЕ С СУДЬБОЙ

По дороге из школы мы с Ришель вели глубокомысленную беседу. Глубокомысленная беседа с Ришель — пустая трата времени.

Мы обсуждали, кто во что верит. Ришель, ясное дело, верила абсолютно во все — в привидения и ведьм, фей и злых гномов. Она верила в НЛО, телепатию, загробную жизнь и прорицания. Чем невероятнее, тем лучше.

— Представляешь, Ник, — сказала Ришель, — в России есть женщина, которая определяет цвет кончиками пальцев.

— Не верю.

— Честное слово. Сама по телевизору видела. Ей даже глаза завязывали.

— Ришель, не будь такой наивной. Это наверняка все подстроено.

— Нет, не подстроено.

Рассказывай, усмехнулся я про себя.

Ришель внезапно остановилась и топнула ногой:

— Ник Контеллис, ты действуешь мне на нервы. Ты, наверное, думаешь, что все знаешь, да?

— Почему же, не все, — возразил я. — Я просто знаю, когда меня дурачат. В отличие от некоторых.

Ришель покраснела, но сохраняла спокойствие.

— Я человек непредубежденный, Ник, — отчеканила она, — а ты консервативен.

— Пожалуй, — согласился я. — Мне, прежде чем поверить, нужно понять.

— А как насчет совпадений? — неожиданно спросила Ришель. — Самых невероятных. В них-то ты веришь?

— Конечно, верю. Но совпадения тут ни при чем.

— А вот я не верю в совпадения, — заявила Ришель.

— Ришель, не валяй дурака, — еле сдерживаясь, проговорил я. — Совпадения случаются сплошь и рядом. Пошли, мы опаздываем.

Мы с Ришель направлялись на встречу с Лиз, Элмо, Томом и Санни — остальными членами нашего АО «Великолепная шестерка». Мы шли наниматься на работу. Ничего особенного.

Если нас возьмут, нам предстоит начиная с понедельника после занятий убирать дворик за домом три раза в неделю, пока не закончим.

Лично я против такой скучной работы. Но ничего другого нам не предлагали, только еженедельную доставку местной газеты «Перо», которую издает отец Элмо. А за это много не платят.

Мне же ужасно нужны были деньги. Один парень предложил копии потрясающих компьютерных игр. «Камера смертников I, II, III и IV». Пиратские копии. Совсем недорого.

Я знал: родители мне на них денег не дадут. Они считают — это все равно что скупка краденого. Может, так оно и есть, но я от своего компьютера тащусь, и мне на самом деле нужны были эти игры. Я только о них и думал.

— Послушай, Ник, — заговорила Ришель, наконец-то сдвинувшись с места. — Ничто не происходит случайно. Все предрешено. Судьба.

— Чепуха!

Впереди я увидел Лиз Фри, Санни Чан, Элмо Циммера и Тома Мойстена, они ждали нас перед домом мадам Кларис. Уверен, если б не мадам Кларис, мы бы вообще не заговорили о предсказаниях и совпадениях.

Мадам Кларис — гадалка. Она, правда, называет себя ясновидящей, однако сводится все к старомодному гаданию. Берет вашу руку, или украшение, или что-нибудь еще. Затем говорит, идти ли вам на работу в четверг, или какую купить машину — синюю или красную.

Все это, разумеется, не бесплатно. Ясновидение — ее хлеб.

Живет мадам Кларис в одноэтажном белом кирпичном доме с небольшой лужайкой и несколькими кустиками у входа. Ничего особенного. Однако жители Рейвен-Хилл валят сюда толпами, чтобы узнать свое будущее. Доказывая тем самым, что каждую минуту на свет рождается идиот.

Мы подошли ближе. Никто не обратил на нас никакого внимания. Санни Чан разминалась: эта девчонка всегда вместо отдыха предпочитает заняться гимнастикой. Смех, да и только. Элмо подпирал изгородь, уткнув нос в книгу. Том что-то царапал в своем нескончаемом альбоме.

Одна Лиз стояла в воротах, скрестив руки, и глядела на нас ледяным взором.

— Где это вас носило? — строго спросила она.

— Лиз, улыбнись, — сказал я. — Что такое пять минут, когда впереди вечность?

Мои слова не произвели на нее никакого впечатления.

— Вы опоздали на десять минут. Вам что, не нужна эта работа? Мадам Кларис не наймет нас, если сочтет ненадежными.

Возразить было нечего. Конечно, она права. Зануда, но права.

Когда мы шли по дорожке, я заметил, что кто-то наблюдает за нами из-за занавесок.

Не успела Лиз позвонить, как дверь открылась.

— Гляди, привидение! — шепнул я Ришель.

Ришель поджала губки. Она тоже видела, как качнулась занавеска.

— Заходите, — проскрипела хозяйка дома.

Мадам Кларис, полная дама средних лет с большими темными глазами и длинными крашеными черными волосами, была одета на манер хиппи: длинная юбка, белая блузка с широкими рукавами, безрукавка всех цветов радуги, усыпанная маленькими, вшитыми в ткань зеркалами. Видок тот еще!

— Проходите, проходите, — пропела она.

В доме было темно и мрачно. Двери и окна закрывали бархатные шторы с хрусталиками, кисточками, помпончиками.

— А где же магический шар? — прошептал Том.

Слух у этой женщины был что надо.

— Мне не нужен магический шар, — не оборачиваясь, сказала она. — Я ощущаю мистическое излучение, если вы понимаете, что я имею в виду.

— О да, конечно, понимаю.

Я подмигнул Санни. Она давилась от смеха.

Лиз хмурилась. Элмо и Том посмеивались.

— Ваш дом просто великолепен, — воскликнула Ришель.

— Благодарю тебя, дорогая. — Мадам Кларис обернулась и, посмотрев на Ришель большими темными глазами, промурлыкала: — Ты чувствительна. Очень духовная девочка. Уж в этом-то я разбираюсь.

Ришель просияла и взбила волосы.

— В Ришель нет ничего духовного, мадам Кларис, поверьте мне, — сказал я.

Лиз ткнула меня локтем в бок.

Мадам Кларис окинула меня странным взглядом. Внезапно ее глаза расширились. Она схватила мои руки и сжала их, я решил: она хочет сломать мне пальцы.

— Я ощущаю, мистическое излучение струится! — вскричала она.

Я же чувствовал только, как у меня немеют руки. Может, в прошлой жизни она была борцом сумо?

— Что… что струится? — заикаясь, спросил я.

— Я вижу рядом с тобой болезнь и инфекцию, — пропела она.

— Со мной все в порядке. Просто хочется есть и руки болят.

Она медленно отошла от меня. Я поработал пальцами, стараясь вернуть им чувствительность.

— Будь осторожен, — сказала мадам Кларис. — Болезнь тебе не принесет вреда, но существует опасность, что ты заразишь своего близкого. Того, кто очень тебе дорог.

— Ой! — Ришель вздрогнула. В ее расширившихся глазах появился страх.

Я, конечно, не поверил ни одному слову мадам Чокнутой, но у меня вдруг засосало под ложечкой.

— Не волнуйтесь. Если Ник заболеет, то он никого заразить не сможет, ведь любит он только себя самого, — ухмыльнулся Том.

С него станется!

Мадам Кларис тихонько рассмеялась.

— Ну что ж, пойдемте во дворик за домом и поговорим о деле.

Я обратил внимание, что Ришель как-то незаметно старается держаться от меня подальше.

Глава II

ПЛАНЫ

Дворик за домом выглядел словно после бомбежки — сплошные сорняки да кучи мусора.

— Что мы должны делать? — спросила Лиз.

Мадам Кларис открыла книгу, которую она прихватила с собой.

— Убрать всю грязь и вскопать клумбы, чтобы получился садик вроде этого. — И она показала на картинку.

Рисунок изображал работавших в саду монахов. Все клумбы разной формы, располагались по сложной схеме. Между ними извивались узкие дорожки.

— Вы хотите… как здесь? — нервно спросила Лиз.

— Да, что-нибудь вроде этого, дорогая.

— У вас есть конкретный план?

— Нет… — Мадам Кларис воздела руку над своим разбомбленным участком. — Думаю, лучше всего действовать по наитию.

По-моему, нет ничего хуже. Однако мадам Кларис доверчиво нам улыбалась. Она абсолютно не сомневалась, что в мире воцарится счастье.

А я вовсе не хотел разубеждать ее. На создание такого сада уйдет немало времени. И чем дольше мы будем работать, тем больше денег получим.

— Мы сделаем все возможное. — В голосе Лиз звучало сомнение. — Правда, на это потребуется немало времени, мадам Кларис. А мы можем работать только три дня в неделю.

Мадам Кларис удовлетворенно потерла руки.

— Я все понимаю, милочка! — воскликнула она. — А теперь давайте выпьем по чашечке мятного чая и немного поболтаем. Умираю, хочу узнать про вас как можно больше. Вы знаете, я читала о «Великолепной шестерке» в газете «Перо». Это правда, что однажды вы напали на след пропавшей телезвезды? И еще помогли полиции поймать этого ужасного грабителя.

— К сожалению, сейчас нам пора, — поспешно вставила Лиз. — Мы должны идти на собрание.

Вот молодчина Лиз, подумал я.

— Дела, дела! — залилась трелью мадам Кларис. — Ну что ж, тогда до понедельника.

— Договорились, — закивал Том. — Мы ужасно любим действовать по наитию. Правда, ребята?

Чистая правда.

— В этой тетке столько фальши! — заметила Санни, когда мы отправились по магазинам.

— Ничего подобного! — запротестовала Ришель.

— Да не может она предсказывать будущее.

— Откуда ты знаешь? Тебе необходимо расширить свой кругозор.

— Мой узкий кругозор подсказывает мне, что она мошенница. Заставляет людей сначала говорить о себе, а потом им же ворожит: что было, что будет, чем сердце успокоится…

— Нику она уже напророчила, — усмехнулся Том. Он попятился от меня, махая руками и завывая: «Нечистая, нечистая!»

Ужасно смешно.

— Хорошо, что нам не нужно сидеть с ней и пить ее мятный чай, — сказал я. — Молодчина, Лиз, что придумала про собрание.

Все, кроме Ришель, уставились на меня.

— У нас действительно собрание, — произнес Элмо.

— Ник уже забыл про него. Его мистическая болезнь отразилась на памяти, — съязвил Том.

Нет, он меня просто заколебал!

— Мы не говорили Ришель и Нику, — сказала Лиз. — Они опоздали, помнишь?

— Не хочу я идти ни на какое собрание, — зевнула Ришель.

Я промолчал. Но по моему лицу, уверен, все было и без того понятно.

— Это собрание по поводу ярмарки, — признался Элмо. — В редакции «Пера».

— Ясно.

Я шел, сунув руки в карманы. В эти дни все говорили о ярмарке. О новой ярмарке в Рейвен-Хилл.

В свое время ярмарка была событием. Она проходила в выходные. Есть даже знаменитая картина, посвященная ей. Но несколько лет ярмарка не проводилась. Сейчас ее возрождают, чтобы собрать деньги на новый бассейн.

— Цим пригласил нас, Ник, — сказала Лиз. — Он говорит, что ярмарочному комитету нужны новые идеи.

Цимом мы называли отца Элмо. Он действительно массу энергии тратил на устройство ярмарки. Долдонил о ней в «Пере» несколько недель.

— Мы уже занимаемся уборкой, и тоже бесплатно, — проворчал я. — Может, достаточно?

Я больше ничего не хотел делать для этой дурацкой ярмарки. Само собой, я хотел бассейн. Но стоить он будет миллионы. Столько денег не соберут и сотни ярмарок. Я вырасту и уеду из Рейвен-Хилл до того, как выстроят бассейн. Я не понимал, с какой стати мне горбатиться на дядю.

— Это может быть даже весело — поработать на ярмарке, — взглянув на меня, сказала Лиз.

Я воздел глаза к небу:

— Для вас, возможно, и весело. У меня же от одной мысли желудок сводит.

— Ах, — запаясничал Том, — Ник болен. Сага о болезни Ника продолжается. Как и напророчила мадам Кларис. Тучи сгущаются. Несчастье! Несчастье!!

Все засмеялись.

— Знаешь, Лиз, отец говорил мне, что хозяева павильонов смогут взять себе часть выручки, — небрежно бросил Элмо. — Небось те еще бабки!

Ого! Об этом я не подумал. Это меняет дело. Минуту я шел молча, а затем, пожав плечами, согласился.

— Отлично. Нет ничего лучше.

— А я, наверно, ничем не смогу помочь, — тряхнула волосами Ришель.

— Ах, какая досада, — притворно вздохнула Лиз. — Цим говорил, что в воскресенье они решили устроить конкурс на лучший старинный костюм. Премия — модная одежда ценой в двести долларов. Я думала, ты поможешь мне протолкнуть эту идею в комитете. Если…

Ришель задумалась. По ее затуманенным глазкам было видно, как вращаются колесики в ее голове. Любая одежда за двести долларов победителю конкурса! Ну а кто выглядит лучше всех? Кто очарует страдающих одышкой судей? Кто первый кандидат в победители? Ришель — вот кто.

Она обратила взгляд своих голубых глаз на Лиз.

— Это хорошая мысль, — медленно промолвила Ришель. — Может быть… может быть, я смогу прийти на собрание. Чем-нибудь помочь. Это ведь что-то вроде взаимовыручки, правда?

— Конечно, — важно кивнула Лиз.

Я усмехнулся про себя. Лиз играла с Ришель, как кошка с мышкой. Я заметил, как они переглянулись с Элмо. Внезапно меня осенило: он, верно, думает, будто перехитрил и меня, когда рассказывал о доходах владельцев павильонов.

Какая нелепость. Нет, такому зануде, как Элмо, меня не провести. Не такой я дурак.

Или такой?

Глава III

ПРЕДЛОЖЕНИЯ

Собрание в «Пере», разумеется, оказалось пустой тратой времени. В основном из-за миссис Дриск-Хаскелл. Эта высокомерная дама входила в состав каждого комитета в Рейвен-Хилл. Разумеется, она присутствовала и на этом собрании. Говорила только она одна. Никто не мог вставить ни слова. Мы сидели, как истуканы, пока она неистовствовала.

На следующее утро я никого не хотел видеть, но друзья поймали меня за ленчем.

— Знаешь, Ник, отец говорит, что миссис Дриск-Хаскелл продолжала занудствовать и после нашего ухода, — сообщил Элмо. — Она против павильонов. Ее интересуют только выставка картин и прилавки с деликатесами.

— Нет ничего плохого ни в выставках, ни в деликатесах, — усмехнулся Том.

Это он так думает. Для него главное, чтобы на ярмарке было только то, что любит он.

— Выставка картин — это занудство, — сказала Ришель, хмуро изучая свои безупречные ногти. — Что это Дриск-Хаскелл так уцепилась за нее?

— Ясное дело, из-за Селуина Берда, — ответил Том.

— Из-за кого?

Лиз покачала головой:

— Ну же, Ришель, ты наверняка слышала о нем. Он и в самом деле известный художник. Всемирно известный. Всю жизнь прожил в Рейвен-Хилл. Нам рассказывали о нем в начальной школе.

— Меня, наверное, не было в тот день.

— Ришель, ради бога. Его картина «Ярмарка в Рейвен-Хилл» висит у тебя дома!

— Как и у половины всей страны, — пренебрежительно проворчал Том.

Взгляд Ришель оставался бессмысленным.

— Картина у тебя на стене, — настаивала Лиз. — Девушка в белом платье и шляпке, с пурпурной шалью. В нашем парке, кругом шары и прилавки.

— А, эта, — вскричала Ришель. — Это что, знаменитая картина? Я что-то не заметила. Она дорогая? — Ее глаза загорелись.

— О да, очень, — протянул я. — Баксов двадцать пять, не меньше.

Ришель помрачнела.

— У тебя репродукция, — терпеливо объяснила Лиз. — Ну, вроде фотографии. А вот оригинал стоит сумасшедшие деньги.

— Ну хорошо, и у кого же он? — угрюмо спросила Ришель.

Лиз пожала плечами.

— У его сестры Мэри, — ответил Том. — Она унаследовала эту картину после его смерти. И еще много других.

— Как это она не боится держать у себя дома так много ценных картин? — вставила Санни. — В последние годы было несколько крупных краж произведений искусства, помните? Она что, живет одна?

— Да, — сказал Элмо. — Она отшельница. До сих пор живет в старинном фамильном особняке. Ей миллион лет.

— Как бы то ни было, выставка картин заинтересовала, миссис Д.-Х. из-за Селуина Берда, — заговорил Том. — В Рейвен-Хилл чтят его художественное наследие, а при жизни, разумеется, никто его не признавал.

Он готов был распространяться на эту тему и дальше, но, к счастью, Лиз остановила его:

— Это все, конечно, прекрасно. Но если вся ярмарка будет состоять только из еды и картин, это скучно. Людей придет мало, и собрать нужную сумму не удастся. Бассейна нам тогда не видать.

— Остальные члены комитета пытаются бороться с Дриск-Хаскелл, — заметил Элмо. — А отец надеется на нас. Может, мы придумаем, как собрать деньги без особых усилий.

— Я уверена, на ярмарке должен быть павильон ремесел, — решительно заявила Лиз. — Не прилавок, где продаются поделки. Таких полно. А павильон, где их производят. Это я могу организовать.

— Ты считаешь, люди заплатят деньги, чтобы посмотреть, как ты шьешь лоскутное одеяло? — засмеялся я. — Мечтать не вредно!

— Не будь дураком, Ник. Я не это имею в виду. В Центре ремесел на Крэйгенд-роуд, где живет Сильвия, есть курсы кустарных промыслов. Я посещала их. Уверена, что смогу уговорить Сильвию продавать вместе со мной материалы для поделок и давать уроки. Мы умеем плести кружева, украшать лентами, вышивать…

— Звучит сказочно, умираю от нетерпения, — усмехнулся я.

Лиз испепелила меня взглядом.

— А моя тетушка готова помочь организовать выставку домашних животных, — смущенно пробормотал Элмо. — Вы ведь знаете, у нее магазин для домашних животных. Мы думаем делать скидку для тех, кто захочет принять участие в выставке. А победившему питомцу — бесплатная еда и фотография в «Пере».

— Какой смысл соревноваться? — сказал я. — В любом случае ты присудишь приз своему коту.

— Я мухлевать не собираюсь, — задрав курносый веснушчатый нос, чванливо произнес Элмо. — Это нечестно, если ты организатор. Я и судьей не буду. Попрошу прислать кого-нибудь из ветлечебницы.

— Послушай, Том, а ведь ты можешь рисовать портреты за деньги! У тебя так здорово получается, — воскликнула Санни.

Том пожал плечами и порозовел от удовольствия:

— Я попробую. А ты что собираешься делать?

— Поговорю с Хонгом. Мы организуем показательные выступления. Еще можно принести пару батутов и давать малышам за два доллара на них прыгать. И хорошо бы продавать спорттовары, в спортивном магазине работают очень приятные люди, с ними можно договориться.

— Ну а ты, Ник? — спросила Лиз.

Планы Лиз и Санни натолкнули меня на мысль. У меня тоже были связи в Рейвен-Хилл.

— Уговорю Джейми Кристова из компьютерного центра убедить своего босса дать мне кое-какое оборудование и игры. Назначим входную плату, и дети будут играть.

— Великолепно! Отличная идея! — воскликнул Том.

Даже отдав львиную долю в фонд бассейна и поделившись с компьютерным центром, я сделаю кучу денег за два дня, начал я подсчитывать в уме. Дела шли на лад.

— А что ты думаешь, Ришель? — спросил Том.

— Двести долларов. Две чудесные блузки и юбка. Или одно из…

Все тяжело вздохнули.

— Забудь о конкурсе, Ришель. Придумай что-нибудь.

— Но я не могу думать ни о чем другом.

— Я знаю, это трудно, Ришель, — сказал Том. — Но постарайся, пораскинь мозгами. Давай, давай. Твори. Действуй по наитию.

Вдруг будто лампочка взорвалась в голове у Ришель. Ее глаза расширились.

— Я знаю, — с благоговейным вздохом произнесла она. — Меня только что осенило. Предсказание судьбы вместе с мадам Кларис. Уверена, она согласится, если я попрошу ее. Она говорила, что я очень чувствительна. Я бы могла ей ассистировать.

— В случае удачи она распилит тебя пополам, — сказал я.

— Не будь идиотом, Ник, — разозлилась Ришель. — Она этим не занимается.

— Странно. А мне показалось, что за деньги она сделает что угодно. Я спрошу у нее в понедельник.

— Ник Контеллис, ты нарываешься!

— Эй вы, кончайте ссориться, — вмешалась Лиз. — До ярмарки только две недели. Сейчас мы должны объединиться.

— Лиз, ты говоришь, как Дриск-Хаскелл, — сказал я. — Лучше будь начеку. Начальственный тон — это заразно.

Она взглянула на меня и вдруг нахмурилась.

— Заразно, говоришь? А как твое самочувствие, Ник? Ты страшно бледен. И под глазами круги. Вспомни, что говорила мадам Кларис.

— А меня беспокоит сыпь, — добавил Том, подойдя ближе. — Я бы испугался, будь у меня на шее такие голубовато-красные пятна.

Они думали, что я исчезну в ту же минуту. И угадали: я помчался в туалет посмотреть на себя в зеркало, но в последний момент оглянулся. Они покатывались со смеху.

Глава IV

ПРЕДСКАЗАНИЯ

В понедельник днем мы предстали перед мадам Кларис, чтобы предпринять первую попытку превращения ее разбомбленного участка в волшебный сад с картинки. Лиз сказала, что это непросто. Я счел задачу невыполнимой, Ришель же боялась обломать ногти.

Пока мы выдергивали сорняки и отпиливали сучья, Ришель, чтобы отдалить ужасный для ее ногтей момент, заговорила с мадам Кларис о павильоне Судьбы на ярмарке.

Идея пришлась мадам Кларис по душе. Еще бы, она сразу сообразила, что сможет заработать и даже заполучить новых клиентов.

Мадам Кларис направилась было обратно в дом, как вдруг резко развернулась и схватила Ришель за руку.

— У меня было видение, милочка. — Ее глаза расширились.

— Про меня? — в волнении взвизгнула Ришель.

Мадам Кларис погрузилась в задумчивость.

— Я вижу: тебя ждет несчастье. Оно связано… с пурпурным цветом и номером три.

Она взглянула на часы:

— Через минуту ко мне придет клиент. Лучше я пойду в дом.

Она улыбнулась и, похлопав Ришель по руке, поспешила прочь.

Ришель застыла на месте, щеки ее побледнели.

— Эй, Ришель, плюнь на нее, — сказал я. — Эта сумасшедшая старуха не знает, что говорит. Помнишь, она сказала, что я заражу кого-то? Но ведь этого не произошло?

— Пока нет. — И она попятилась от меня.

Остаток дня мы, словно рабы, пахали на участке мадам Кларис. И во вторник, и в среду. У меня ныло все тело. Четыре дня мы отдыхали, а в понедельник все началось сначала.

В среду стали заметны первые результаты. Теперь только половина участка выглядела разбомбленной. Остальная часть была похожа на выжженную пустыню.

Но мадам Кларис восторгалась, хлопая в ладоши:

— Как чудесно, когда мечты становятся явью!

Я видел, как все кивают и улыбаются, и вдруг понял, что и сам киваю и улыбаюсь. Мы становились похожи на мадам Кларис. Слегка фальшивую и слегка чокнутую, но полную заразительной энергии.

Казалось, она получает удовольствие от предсказаний. Впрочем, делала она это с умом: чаще всего пророчила то, что может случиться с каждым.

Во вторник она предсказала Лиз, что ее ждет большая удача, связанная с чем-то древним. Само собой, гадалка не уточнила, когда это произойдет. Может, когда Лиз стукнет сто восемь лет, она выиграет в какой-нибудь лотерее. Вот и сбудется предсказание мадам Кларис. Я же говорю: эта леди не дура.

В следующий понедельник мадам Кларис примчалась во дворик сообщить Тому, что его ждет неожиданное путешествие.

Том так опешил, что не знал, что и сказать.

— Какое? — только спросил он.

— Не знаю. Видение было нечетким. Знаю только, что путешествие будет коротким и совершенно неожиданным.

Услышав звонок очередного клиента, предсказательница заторопилась назад в дом. Нам было любопытно, кого она заманила в ловушку на этот раз. В маленькую комнату, где она гадала, нужно было идти мимо стеклянной двери, выходящей во дворик за домом.

— Смотрите! Не может быть! — взвизгнула Ришель.

Через стеклянные двери мы увидели мадам Кларис, которая вела маленькую старушку в пурпурном кардигане.

— Сначала она говорит, что пурпур принесет мне несчастье, а потом приводит в дом, где я нахожусь, людей в пурпурных одеждах, — захныкала Ришель.

— О Боже, Ришель, похоже, что у тебя уже случилось несчастье, — вздохнул Том, округлив черные как смоль глаза.

— Оставь ее в покое, Том! — приказала Лиз.

Зажав рот рукой, Ришель отпрянула от дома.

— Не дури, Ришель. Дай мне руку, если хочешь, — сказала Санни. Но Ришель не реагировала. Она пошла вглубь сада и села, съежившись, на камень. Ничто не могло заставить ее вернуться.

— Я сдаюсь! — врзмущенно фыркнула Санни, продолжая прерванную работу. — Ну и пусть остается там, пока бабка не уйдет.

И она принялась сердито выдергивать заросли вьюнка.

Прошло двадцать минут: старуха все не уходила, а Ришель не подавала признаков жизни.

Вдруг в сад через стеклянные двери явилась мадам Кларис собственной персоной и поманила нас к себе:

— Идите-ка сюда. Нужна ваша помощь.

Глава V

ПУРПУРНЫЙ КОШМАР

События приобретали неожиданный оборот. Мы все подошли к мадам Кларис. Кроме Ришель — она ни в чем не хотела принимать участия.

— Три дня назад моя клиентка мисс Бельведер, — начала мадам Кларис, указывая на дом, — потеряла своего попугая.

— Попугая? — хмыкнул Том.

— Да, какаду по имени Перси с зеленовато-желтым хохолком. Он живет у нее тридцать лет. Когда она вернулась однажды с прогулки, его не было. Она страшно расстроена, бедняжка.

— Он что, улетел? — участливо спросила Лиз.

— Нет, летать он не умеет. У него почти совсем нет перьев. Он прогуливается. На нем надет джемперок.

Том прыснул.

— Но он, говорит, даже стихи читает, — подчеркнула мадам Кларис, будто это имело какое-то значение. — Восхитительно, правда?

Мы вежливо кивнули.

— Я подумала, что вы сможете помочь, — сказала она. — Может, поищете попугая? Вы же расследовали массу преступлений.

Мне стало скучно. Расследование преступлений — это одно, а поиск лысых попугаев — совсем другое. У меня тоже есть своя гордость.

— Вам за это заплатят, — добавила мадам Кларис.

Тут я снова заинтересовался.

Мадам Кларис вытащила из кармана белого мышонка. Не настоящего, а войлочного — мягкого, с колокольчиком.

— Это одна из игрушек Перси. Когда я взяла ее в руки, то сразу все увидела: его украли. Я согласна с мисс Бельведер. Думаю, его держат взаперти где-то поблизости.

— Кому нужен какой-то старый попугай? — хмыкнул Том.

— Не знаю, — простерла руки мадам Кларис. — Я знаю тогда, когда чувствую.

— Если мисс Бельведер думает, что ее попугая украли, почему бы ей не заявить в полицию? — спросила Лиз.

— Полиция знает, но ничего не делает, — округлила глаза мадам Кларис. — Бедная леди в отчаянии.

Розыск потерянного попугая не станет вершиной детективной карьеры «Великолепной шестерки». Но бизнес есть бизнес.

— Полагаю, стоит попытаться, — сказал я. — Сходим за Ришель, а потом поговорим с мисс Бельведер.

Мадам Кларис радостно кивнула:

— Замечательно! Я знала, что вы поможете.

Затем, оглядев свой расчищенный полигон, кивнула опять.

— Как прекрасно идут дела! — просияв и захлопав в ладоши, воскликнула она. — Скоро у меня будет новый садик!

Эта женщина — величайший оптимист в мире.

— Я никуда не пойду! — сопротивлялась Ришель. — На ней кардиган пурпурного цвета! И разве не три дня назад пропал попугай?

— Не сходи с ума, Ришель! — Я потянул ее за руку. — Не время беспокоиться о такой ерунде! Речь идет о работе. Деньги!

— Меня лично они не волнуют. Но, конечно, мы должны помочь бедной старушке, — вставила Лиз, окинув меня презрительным взглядом.

Ришель не сдвинулась с места.

У меня появилась идея.

— Знаешь, Ришель, — сказал я, — когда мои родители только приехали в Рейвен-Хилл, они жили на Бельведер-стрит!

Ее глаза расширились. Я кивнул и прошептал:

— Я думаю, это предзнаменование. Ты же не встанешь на пути моей судьбы?

Санни возмущенно фыркнула. Однако Ришель задумчиво закусила губку. Наконец, пожав плечами, она неохотно согласилась:

— Хорошо, я пойду с вами. Но с женщиной разговаривать не буду. Чтобы не искушать судьбу.

Когда я увидел нашего нового клиента, у меня сразу испортилось настроение. Мисс Бельведер оказалась худой, сгорбленной старухой в дырявом пурпурном кардигане. В руках она сжимала потрепанную сумочку. Не похоже было, что она нас озолотит. Лучшее, что я мог сделать, — это начать задавать вопросы.

— Итак, у Перси не было клетки?

— Разумеется, нет, — отрезала мисс Бельведер. — Ночью он спал на насесте, а днем разгуливал по всему дому. Он совсем ручной. Никогда не пытался убежать. Даже когда я шла в сад, он всегда следовал за мной. И ни разу не уходил дальше края лужайки.

— Он приветлив с чужими?

Мисс Бельведер уставилась на меня:

— По своей воле он никогда не пойдет с незнакомцем, если именно это вас интересует. Очень интеллигентен. Знает, кто ему друг. Стихи он прочтет первому встречному, но «привет» говорит только знакомым.

Итак, мы ищем не просто попугая. Мы ищем лысого, интеллигентного попугая, который носил джемпер и декламировал стихи. Великолепно! Я старался сосредоточиться на фактах. Это было непросто,

— Стало быть, вернувшись с прогулки, вы заметили, что окно в гостиной открыто, да?

Старая дама кивнула:

— Да, а когда я уходила, оно было закрыто. Я могу забыть запереть окно, но закрываю всегда, чтобы Перси не вывалился, когда гуляет по подоконнику. Вор, вероятно, влез в окно и оставил его открытым. Эти глупые полицейские, разумеется, решили, что это я оставила окно открытым и Перси просто убежал. В кражу они не верят. А все потому, что больше ничего не пропало. Неотесанные болваны!

Она свирепо сдвинула брови. Я заметил испуганный взгляд Лиз и про себя усмехнулся. Мисс Бельведер отнюдь не была беспомощной старой леди, как казалось на первый взгляд.

— Так что же, собираетесь вы его искать или нет? — вопросила она, остановив на мне взгляд водянисто-голубых глаз.

Я молчал в нерешительности. И тут заговорил Элмо, что меня страшно удивило. Обычно он держится в тени, предоставляя другим вести беседу.

— Что ж, я думаю, для начала вам следует поместить в «Пере» объявление о пропаже. Если сделать это сегодня или завтра, то опубликуют его в четверг.

— Повторяю вам, молодые люди, Перси украли! — завопила мисс Бельведер скрипучим голосом. — Что даст объявление? Разве воры на объявления откликаются?

Элмо решительно потер подбородок:

— Без сомнения — если вы посулите вознаграждение. Кроме того, им ведь не обязательно признаваться, что они украли попугая. Можно сказать, что он заблудился, а они его нашли.

Старуха закусила губу и нахмурилась. Я тоже нахмурился. Что Элмо делает? Хочет лишить нас работы?!

— Прекрасно, — наконец проговорила мисс Бельведер. — Вы помещаете объявление и отвечаете на телефонные звонки.

Она порылась в сумочке и вынула фотографию.

— Это Перси. Я хочу, чтобы этот снимок тоже поместили в газете.

На карточке был тот самый лысый попугай в джемпере, сидящий на траве перед чашкой чая.

— Он любит выпить чашечку крепкого чая, — заметила мисс Бельведер.

Она опять пошарила в своей потертой сумке и вынула еще более потертый кошелек. Достала две мятые двадцатидолларовые бумажки и вручила их мне чуть дрожащей рукой.

— Возьми, заплати за объявление, а остальное — на всякий случай.

Лиз сделала попытку отказаться. Даже мне было неловко брать столько денег у человека, которому такая плата явно не по карману. Я колебался, но старуха раздраженно потянула меня за руку:

— Бери. И сделай, как вы хотели. Дайте объявление. Напишите: «Анонимность гарантируется». И пообещайте вознаграждение. Напишите: «Солидное вознаграждение». Договорились?

Я кивнул. В конце концов, она вправе распоряжаться своими деньгами, как ей заблагорассудится.

Неожиданно мисс Бельведер схватила меня за руку.

— Пожалуйста, найди моего Перси! — порывисто вскричала она. — Я скучаю по нему. Я не могу спать с тех пор, как он пропал. Я в полной растерянности. Я все сделаю, чтобы вернуть его. Все.

Слезы навернулись на ее тусклые голубые глаза и не спеша потекли по щекам. Я быстро отвернулся. У меня ведь тоже есть сердце.

Глава VI

ЗАГАДКА ПЕРСИ

— Бедная старушка! — воскликнула Лиз по дороге на работу. — Надеюсь, объявление поможет.

— С ним больше шансов, чем если искать самим, — решительно заявил Элмо.

— Естественно. Не бегать же по улицам с криками: «Перси, ко мне, Перси, ко мне!» — засмеялся Том.

— Это все равно бы не помогло. У мадам Кларис было видение, что его держат взаперти, — заметила Ришель.

— Слушай, забудь о видениях. Что бы там ни говорила мисс Бельведер, она наверняка оставила окно открытым. Перси ушел. Он заблудился. Его кто-то нашел и забрал. Вот и вся история.

— Нет, — возразила Лиз. — Если бы его нашли, то принесли бы в полицию или куда-нибудь еще. Попугаи в джемперах бездомными не бывают.

— Конечно, но вдруг он начал декламировать стихи и всех очаровал? Они могли взять его себе, — сказал Том.

— Лысую птицу? Бррр! — скривилась Ришель, тряхнув волосами.

— На вкус и цвет товарищей нет, — пожал плечами Том. — Лично я к Перси отношусь спокойно.

— Как ты сказал, это уж точно, на вкус и цвет… — заметил я.

— Неважно, украден он или его кто-то подобрал, — объявление дать нужно, — заявил Элмо. — Мне не хочется получать деньги ни за что. Обирать людей — это работа мадам Кларис. Я не хочу, чтобы мы следовали ее примеру.

Я вдруг понял, что его беспокоит больше всего.

— Между прочим, нам понадобится далеко не вся сумма, — продолжал Элмо. — Объявление стоит всего несколько баксов, а она дала нам сорок!

— Ну и ладно, — спокойно сказала Лиз. — Посмотрим, сколько времени уйдет на телефонные звонки, честно возьмем заработанное, а остальное вернем. Правда, Ник?

Я молча пожал плечами. Посмотрим.

После ухода мисс Бельведер мадам Кларис отпустила нас, чтобы мы успели дать объявление в «Пере».

— Я заверила мисс Бельведер, что вы поможете ей. Я чувствую это.

— Очередное видение, — протянул я.

— Не совсем так. — Она обратила на меня взгляд своих темных глаз. — Не совсем. Просто чувство. Но я прислушиваюсь и к чувствам тоже.

Она таинственно засмеялась и подмигнула Санни:

— Вот относительно тебя, милочка, у меня было видение. Только что, когда я спускалась по ступенькам. Думаю, ты скоро что-то потеряешь, а потом найдешь.

— Тогда не о чем беспокоиться, — спокойно отозвалась Санни.

— Тут важно, что именно ты потеряешь, — сказал Том. — Можно, например, потерять билет на самолет перед его отлетом, а потом, когда самолет уже улетел, найти.

Мадам Кларис улыбнулась и пошла в дом.

— Я никуда не собираюсь лететь, — проговорила Санни.

— Нет, но если бы… ну ладно, забудь. — Том хлопнул ее по руке. — Твоя беда, Санни, в том, что у тебя нет воображения.

— Это точно, — усмехнулась Санни. — Как приятно, когда тебя понимают.

На мой взгляд, Санни слишком много Тому позволяет. Что бы он ни вытворял, она не реагирует, даже когда он ведет себя вызывающе. Она либо святая, либо самый спокойный человек на свете.

— Послушайте, я единственный, кому мадам Кларис ничего не предсказала, — пожаловался Элмо.

— Но ты же все равно не веришь в видения, — сказала Ришель. — Тебе-то какая разница?

— Никакой, — ответил Элмо уныло. — Мне кажется, меня забыли.

— Я бы предпочла, чтобы забыли про меня! — захныкала Ришель. — Я не перестаю думать о пурпурном цвете и цифре «три». Кстати, в нашей семье трое детей.

— Ужасно, тебе нужно кого-нибудь пристрелить, — сказал Том.

Ришель набросилась на него с кулаками. Уж она-то определенно не самый спокойный человек на свете. И никак не святая.

Циму понравилась история с Перси. Так понравилась, что он не стал давать объявление, а поместил маленькую статью. Людям, сказал он, будет интересно. Конечно, не на первую, посвященную ярмарке, страницу, а на десятую.

Цим напечатал также фотографию попугая, а рядом фотографию «Великолепной шестерки». И написал, что всю информацию следует сообщать в газету и что за птиц назначено солидное вознаграждение. Поведал он и о том, как мы умеем разгадывать тайны, а затем прибавил, что «мы облазим весь Рейвен-Хилл вдоль и поперек, но Перси найдем».

— Этого мы не обещали. — Санни ткнула пальцем в напечатанную строку.

Цим пожал плечами:

— Зато так интереснее. Что бы вы там ни говорили, птицу искать вы будете. Никуда не денетесь.

Типичный газетчик. Ради сюжета может и приврать.

Мы не сомневались, что статья сработает. Но к концу недели позвонил только какой-то парень, который хотел продать какаду, и женщина, нашедшая длиннохвостого попугая. Впрочем, нам даже подумать о Перси было некогда.

Назревала новая беда. Все началось в четверг, через несколько часов после выхода «Пера». И продолжалось всю пятницу, выходные и следующую неделю.

Кто-то решил отменить ярмарку. Кто-то не хотел, чтобы газета «Перо» ей покровительствовала. И этот кто-то был, похоже, крепким орешком.

Сотрудники редакции начали волноваться. И не только они. Мы тоже знали, что каждое новое известие хуже предыдущего.

— Вчера он звонил семь раз, — сообщил Элмо во вторник утром. — Мисс Мосс ответила на четыре звонка, отец — на один, а Ксения Наталенко, ученица мисс Мосс, — на два. Все о том же. Этот парень вопил в трубку, что если «Перо» не прекратит писать о ярмарке, то…

— То что? — резко спросила Санни.

— Откуда я знаю?

— Может, и правда прекратим? Зачем его злить? — пробормотала Ришель, дрожа от страха.

Элмо уставился на нее:

— Во-первых, если ярмарка все-таки состоится, то именно сейчас ей нужны поддержка и реклама. А во-вторых, нельзя поддаваться угрозам, Ришель. Мы не можем позволить разным хулиганам делать все, что им заблагорассудится. Иначе к чему это приведет?

— По крайней мере, так безопаснее, — проговорила Ришель, отбросив волосы.

— Ты никогда не будешь в безопасности, пока всякая шпана диктует тебе условия. Простые люди должны отстаивать свои убеждения.

Я вздохнул и отвернулся. Он, естественно, прав. Но лекцию Элмо о свободе печати я выслушивать не желал. К тому же я не мог не думать о том, как мы будем разносить газету по всему городу в четверг утром.

Я очень надеялся, что этот телефонный псих не собирается демонстрировать на нас свою решимость помешать ярмарке. К смерти я готов не был. Я еще не получил свою новую компьютерную игру.

Глава VII

В ГЛУБОКИХ СОМНЕНИЯХ

К вечеру ситуация не улучшилась. Когда мы пришли к мадам Кларис, она вдруг схватила Элмо за руку и стала предсказывать ему будущее. Он бы вполне обошелся и без этого. И мы тоже.

— Я вижу, тебя ждет опасность, Элмо. Опасность — в пятницу, тринадцатого числа, — настаивала она.

Ришель тихонько вскрикнула:

— В пятницу?! А «Перо» выходит в четверг!

Мадам Кларис смутилась. Она не понимала, при чем здесь «Перо». Но газета напомнила ей о Перси.

— Вы что-нибудь слышали о попугае? Мисс Бельведер уже звонила вчера.

— Пока ничего, к сожалению, — бросил я, направляясь во дворик и увлекая за собой Ришель.

За моей спиной мадам Кларис продолжала пытать Лиз.

— Вы искали его, как обещано в той статье? — услышал я ее вопрос.

— Пока не особенно, — смущенно ответила Лиз. — Других дел было много.

Ну да. Например, выслушивать звонки с угрозами. И дрожать от страха.

Мы приступили к работе. Ришель не проронила ни слова.

— Послушай, Ришель, не переживай ты так из-за слов мадам Кларис, — успокаивала ее Санни. — Ты же знаешь, она с приветом.

— Ничего она не с приветом.

— Неужели ты все еще думаешь о несчастье, которое она тебе предсказала? — настаивал Том. — Это же просто игра.

— Нет, не игра, — возразила Ришель. — Я знаю, что это не игра. Куда бы я ни смотрела, везде вижу число «три». И пурпур, пурпур!

— Нет, ты просто невозможна! — спасовал Том.

О нем можно было сказать то же самое.

И все же я понимал Ришель. Конечно, я никогда не соглашусь с ней. Но где-то в глубине души я и сам немного волновался. Ведь считалось, что я могу заразить того, кто мне дорог. Мама и папа, похоже, были здоровы, но я не переставал о них беспокоиться. Да и руки я стал мыть более тщательно, чем обычно.

Еще я стал замечать, что вокруг полно болезней. По телевизору вдруг сообщили о вспышке малярии, и еще какой-то эпидемии гриппа, и о новом кожном заболевании.

Глупые мысли. Я это понимал. Но отделаться от них не мог. Не было времени. Это меня хоть как-то извиняет.

— Слушайте, надо что-то делать с Перси. — Лиз наконец присоединилась к нам. — Мадам Кларис говорит, что мисс Бельведер умирает от волнения.

— Она может открыть клуб, — съязвил я. — Ришель и Элмо тоже не слишком хорошо себя чувствуют.

— Я в порядке! — горячо запротестовал Элмо.

— Мисс Бельведер не понимает, почему никто не поможет ей найти попугая, — продолжала Лиз.

— Перестань, Лиз, никто попугая не крал, — твердо заявил я. — Кому он нужен?

— А вдруг он что, — нибудь видел? — предположила Лиз.

— Что? В доме ничего не пропало.

— Может, это контрабандисты? — в свою очередь предположил Том. — Вывозят попугаев из страны и продают в какой-нибудь Германии, где за них можно получить много денег.

— Но Перси лысый. И не говорит по-немецки, — заметила Санни.

— Научится.

— Ты можешь хоть раз быть серьезным? — Мне это уже стало надоедать. — Никому эта птица не нужна, кроме мисс Бельведер. А значит, кто-то украл попугая в надежде на выкуп. Но выкупа никто не требовал и на объявление не ответил. Вот и все. Кончено.

— Ник прав, Лиз, — вставила Санни. — У нас ведь есть работа, звонки с угрозами в «Перо» плюс организация ярмарки. Не можем же мы заниматься еще и Перси.

Но Лиз не собиралась сдаваться.

— Взгляни правде в глаза, — сказал я. — Большинство людей читают «Перо». Если Перси до сих пор не вернули, значит, его не хотят вернуть. Либо он умер.

Повисла тяжелая тишина. Видно было, что Лиз вот-вот заплачет.

— Давайте купим ей нового попугая, — предложил Том. — Другого какаду с зеленовато-желтым хохолком, такого же, как Перси.

Когда дело доходит до сантиментов, Мойстен становится таким же, как Лиз, кем бы он ни прикидывался.

— Это не поможет, — покачав головой, тихонько возразила Лиз.

Разумеется, она была права. Кому нужна копия, когда, может быть, существует оригинал? Мисс Бельведер нужен только ее попугай. Ей нужен Перси. И никто другой.

После работы у мадам Кларис мы направились в редакцию «Пера» узнать про Перси. Без всякой надежды — только ради Лиз. Цим выглядел еще более измученным, чем обычно, а это кое-что значит.

— Ярмарка в опасности, — сказал он Элмо, как только мы вошли. — Я обнаружил некоторые неопровержимые доказательства. Наши затраты будут больше, чем мы предполагали. А я не в состоянии обеспечить необходимую рекламу и не уверен поэтому, что на ярмарке будет достаточно народа, чтобы окупились расходы.

— Но ярмарка уже и так разрекламирована, — воскликнула Лиз. — Благодаря «Перу» в Рейвен-Хилл нет никого, кто бы не знал о ней.

— К сожалению, — добавила Ришель. Она имела в виду телефонного хулигана.

Цим кивнул и запустил пальцы в курчавую шевелюру.

— Ты права, Лиз, в Рейвен-Хилл знают все. Но больше нигде. В прошлые годы на ярмарку съезжались со всей округи. С нашей же такого не произойдет. Если не расширить рекламную кампанию. А если придут одни только местные, мы можем даже прогореть.

Все были потрясены. Только представьте: столько нервов, столько хлопот — и все впустую! Цим смотрел на нас с несчастным видом.

— Я уже подумываю все отменить, — сказал он.

Вполне закономерно. Я все организовал с компьютерным центром. Собирался заработать вполне реальные деньги. А теперь — все отменить!

— О нет, Цим! — воскликнула Лиз. — Вы столько вложили в это дело. И все мы так хотим, чтобы все получилось!

— Да, хотим, — вздохнул Цим. — Согласитесь, я сделал все, что мог, для широкой рекламы: пытался дать сообщение в крупной городской газете, на радио и на телевидении. Но никто ярмаркой в Рейвен-Хилл не заинтересовался. Хотя это возрождение традиции, нашедшей отражение на самой знаменитой картине Селуина Берда. Им нужно что-то необыкновенное. Рекламный трюк, который всех потрясет.

В этот момент меня осенило. Я не знаю, откуда взялась эта идея. Возможно, из глубины моего подсознания. Мое подсознание всегда ввергает меня в беду.

— Придумал! Я придумал рекламный трюк!

Глава VIII

ИДЕЯ ЧТО НАДО

— Выставка картин! — Все повернулись ко мне. — Мы забыли о выставке картин.

— Выставка картин уже обсуждалась, — разочарованно покачал головой Цим, считая, что моя блестящая идея оказалась всего лишь слабым сотрясанием воздуха. — Боюсь, она погоды не сделает.

Я усмехнулся:

— А что, если на выставке показать что-нибудь особенное?

— «Мона Лиза» будет в самый раз, — сказал Том. — Ты можешь это организовать?

— Нет, — ответил я с достоинством. — Я хочу предложить то, что находится поближе. Например, картину «Ярмарка в Рейвен-Хилл».

Наступила тишина.

— Класс! — Элмо был в восторге.

— Здорово, — согласился Цим. — Если нам удастся достать «Ярмарку в Рейвен-Хилл», это будет и в самом деле что-то особенное. Никто не видел подлинник картины со дня смерти Селуина Берда, который умер двадцать лет назад. Люди толпами повалят.

— Тогда давайте достанем ее, — сказал я.

— Ты не знаешь, о чем просишь, Ник, — заметил Цим. — Мари Берд никогда не даст картину.

— Даже ради старого доброго Рейвен-Хилла?

— В особенности ради старого доброго Рейвен-Хилла, — сказал Том. — Мэри Берд ненавидит его обитателей лютой ненавистью.

— Это великая идея, Ник, но боюсь, ничего не получится, — вздохнул Цим.

— Мэри Берд все еще злится на полицейских и всех тех, кто издевался над ее братом, — добавил Том. — Я не виню ее. В старые времена все добропорядочные жители Рейвен-Хилл на него ополчились. Несколько раз сажали в тюрьму. Хотели выселить из города. Лавочники перестали его обслуживать. Скандал, да и только!

— Как рассказывал мой отец, Селуин Берд создавал массу проблем, — деликатно заметил Цим. — Недоверчивый брюзга, он вечно попадал в переделки. В те далекие времена ханжество было в большой чести. Гулять по Рейвен-Хилл в саронге с голой грудью, с заплетенной в косу бородой и волосами до пояса, как это делал Селуин Берд, было небезопасно.

— Не понимаю, почему, — пожал плечами Том.

Странно бы было, если бы он понял.

— Они с сестрой жили вместе до самой его смерти, — сказал Цим. — Она была ему предана. Много моложе, чем он. Тоже художница, но никогда не была так известна, как брат.

Мы уклонились от темы.

— Я считаю, в любом случае нам следует поговорить с ней о картине, — настаивал я. — Это ведь спасет ярмарку?

— Безусловно, — согласился Цим. — Если бы только удалось заполучить ее!

Он поднялся:

— Я вот что сделаю. Сегодня вечером вынесу это предложение на рассмотрение комитета. Возможно, кто-нибудь захочет навестить Мэри Берд.

Тем же вечером за обедом в «Акрополисе», любимом ресторане отца, я поделился с родителями своей идеей.

— Прекрасная картина, но отвратительный тип, этот Селуин Берд, бррр! — сказал отец. — Вечно голый. Ненавидел греков.

— Селуин Берд всех ненавидел, Деметриус, — улыбнулась мама. — Ему было все равно, грек ты или нет. Я прекрасно его помню. А как вы враждовали с ним. О, это было ужасно!

— Еще бы! Мне не нравится, когда меня будят по сто раз за ночь! Мне не нравятся шумные вечеринки! Мне не нравится, когда сумасшедшие разгуливают на свободе! — проворчал отец.

— Вы с мамой знали Селуина Берда?

Я был в восторге. Он ведь и в самом деле знаменитость. Странно, что папа и мама были знакомы с ним. Они никогда раньше этого не рассказывали.

— Конечно. Мы жили через дорогу. Видели его постоянно. Старый, тощий и вечно злой, гонял палкой собак и маленьких детей, — сказала мама, мирно доедая рагу из баранины.

— Вы понимаете, его картина привлечет людей на ярмарку!

— Забавно получается, — заметил папа. — При жизни Селуин Берд всем только мешал. А когда умер, все его полюбили.

— Перестань, Деметриус!

— Он что, правда ходил раздетым? — спросил я.

— Да! — ответил папа.

— Нет, — возразила мама. — Когда мы с ним общались, этого за ним не водилось. В халате он любил гулять, это да. Иногда просто завернувшись в простыню. Думаю, в годы его молодости это не одобрялось. Но в наше время, — она пожала плечами, — это уже значения не имело.

— Для меня имело, — проворчал отец. — Старый безмозглый дурак. И его сестра тоже. Такая же, как он. Сумасшедшая.

— Она умерла? — спросила мама.

Я покачал головой:

— Нет. Жива и здорова. Живет в том же доме. И надеюсь, не такая нервная, как раньше. Если я хочу заработать на ярмарке, то мне понадобится ее помощь.

Отправляя в рот ложечку риса, я заметил, как родители обменялись горделивыми взглядами. Им было приятно думать, что я начинаю заниматься делом. К счастью, они не знали, зачем мне деньги.

Мое хорошее настроение продержалось весь следующий день. Его не смог испортить даже рабский труд в саду мадам Кларис. Но вечер все изменил.

— Что-то не ладится с Мэри Берд, — сообщил мне Элмо по телефону. — Миссис Дриск-Хаскелл заходила к ней сегодня. Та даже не впустила ее. А записку, которую миссис Дриск-Хаскелл подсунула под дверь, разорвала на кусочки и швырнула обратно.

— Зачем они послали Дриск-Хаскелл? — взорвался я. — Почему не пошел Цим?

— Отец сказал, что ему самому идти бесполезно, — ответил Элмо. — Он добивается интервью у Мэри Берд с тех самых пор, как стал редактором «Пера». Они с ней два сапога пара — снега зимой не допросишься. А миссис Дриск-Хаскелл вызвалась сама.

— Отлично, — сказал я мрачно. — Они что, отменят теперь ярмарку?

— Они хотят последний раз собраться — решить, что еще предпринять. Если бы не ты, Ник, они бы и этого не сделали. Еще не все потеряно.

Я повесил трубку в жутком раздражении. Моя идея была действительно хороша, а ярмарочный комитет задушил ее на корню. Убежден, Мэри Берд дала бы картину, если б ее попросил тот, кто умеет разговаривать с людьми.

Я, к примеру.

Но сейчас слишком поздно. Она и вправду рассердится, если снова просить ее о том, в чем она уже один раз отказала.

Нет, моей идеей не воспользовались, а ярмарочному комитету едва ли удастся придумать что-нибудь столь же удачное. Вместе с моей идеей вскоре умрет и ярмарка. Этот телефонный хулиган своего добьется.

Он подумает, что запугал нас. Это злило меня еще больше, чем то, что я потеряю все деньги, которые надеялся заработать на компьютерных играх. А это кое-что значит.

Глава IX

УГРОЗЫ

Наступило утро четверга — день доставки «Пера».

— Дети, сегодня будьте начеку, — предупредил Цим, загружая газеты в наши тележки. — Я уверен, что реальной опасности нет, да и полиция думает так же. Но все равно — остерегайтесь подозрительных личностей. Вчера этот сумасшедший звонил каждый час, требуя ничего не печатать о ярмарке.

Ришель уставилась на тележку с газетами, будто там кишели змеи:

— Вся первая страница — только о ярмарке!

— Разумеется, — подтвердил Элмо. — А ты что думала, мы будем плясать под его дудку?

— Представляешь, как глупо бы выглядело «Перо», если бы ярмарку отменили? — шепнул я Лиз. — Может, просто поменьше писать о ней?

— Ярмарка еще жива, Ник, — повернувшись ко мне, громко сказал Цим. — И лично я собираюсь стоять за нее до конца! Еще не время сдаваться!

Элмо и Лиз энергично закивали.

Я пожал плечами. В любом случае у нас ничего не выйдет. Гораздо лучше, на мой взгляд, тихо и спокойно все прекратить, пока еще нас не принимают за полных идиотов. Но спорить с Цимом бесполезно. Он очень упрям. Он бывает таким же упрямым, как Элмо. А это кое-что значит.

Чувствовалось, что Ришель никак не может прийти в себя.

— Ришель, расслабься, — хихикнул Том. — С тобой все будет в порядке. Только не разноси газеты в дома пурпурного цвета. Или где номер дома с цифрой «три». Или где номер дома делится на три. Или в дома с тремя окнами на улицу, или с тремя ступеньками, или с тремя трубами, или…

Лиз пнула его ногой.

— И повсюду ищите Перси, — напомнила она.

Я вздохнул, Лиз в известном смысле так же упряма, как и Элмо. Они оба не понимают, когда дело проиграно. Не знают, когда нужно остановиться. Их обоих не волнует, как по-идиотски они выглядят, размахивая кулаками после драки.

А меня волнует. Я не люблю выглядеть идиотом. И не хочу, чтобы думали, будто я связался с неудачниками. И почему это я дружу только с ненормальными?

— Вперед, труба зовет! Встали и пошли, — скомандовал Том, улыбаясь во весь рот. — И помните — остерегайтесь незнакомцев.

Мы выкатились в переулок. Все тонуло в волшебной дымке, дома прятались в тени.

Должен признаться, по пути к главной улице я опасливо озирался. Вообще-то я не думал, что таинственный телефонный хулиган попытается напасть на нас. Но ведь никогда не знаешь, что может взбрести в голову сумасшедшему. К тому же первая страница «Пера» его явно не обрадовала бы.

Я держался в тени домов, шарахаясь от каждой одинокой фигуры, направляющейся в мою сторону. В каждой машине я видел похитителя, от которого готов был укрыться за первой же дверью.

Но все обошлось. Вскоре стало светло, улицы ожили, я перестал беспокоиться. Ничего не случится, уговаривал я себя. Это просто дурацкая шутка.

Я расстроился оттого, что поверил в привидения. Но я старался этого не показывать. Все были уверены, что вся эта история меня не волнует. И мне это нравилось.

Прежде чем разойтись после школы по своим делам, мы договорились встретиться в «Пере» в пять часов. Всем хотелось узнать новости о ярмарке. А Лиз, естественно, интересовал Перси.

— Если на наше объявление никто не откликнулся, мы должны вернуть мисс Бельведер ее деньги. Все, кроме платы за объявление.

— Я не понимаю, почему нужно возвращать деньги, Лиз, — заметила Ришель, на мой взгляд, вполне логично. — Мы же не обещали найти попугая, так ведь? Просто сказали, что поместим объявление и будем отвечать на телефонные звонки. Что мы и сделали.

Лиз покачала головой:

— Я не смогу оставить себе эти деньги. Мне страшно даже подумать об этом.

— Можешь отдать свою долю мне. Мне не страшно, — предложил я.

Она смерила меня презрительным взглядом.

Итак, я прибыл в «Перо» примерно в четверть шестого. Все сидели в приемной, где мисс Мосс, чокнутая секретарша Цима, беседовала по телефону.

В углу перебирала картотеку и заносила данные в компьютер молоденькая девушка — видимо, ученица мисс Мосс, Ксения. Она была немного взвинчена. Любой бы взвинтился, будь он учеником мисс Мосс. Лично я бы предпочел в учителя царя диких гуннов Аттилу.

— Да-да, миссис Дриск-Хаскелл, я передам ему, — говорила мисс Мосс, постукивая карандашом по столу. — Мы сейчас очень заняты, но…

Она откинулась назад и слушала, закрыв глаза.

— Я поняла. Да, хорошо, хорошо, мы посмотрим, что можно сделать. Да. Да. Да. Да. До свидания.

Она со стуком швырнула трубку.

— Мне бы ужасно хотелось, чтобы эта женщина перестала звонить и давать указания, — нахмурилась мисс Мосс. — Нам хватает нашей обычной работы, еще эти мерзкие телефонные звонки, с которыми нужно бороться, и…

— Мисс Мосс, тот парень опять звонил? Сегодня? — возбужденно выдохнул Элмо.

Мисс Мосс нахмурилась еще больше.

— Нет, — возразила она. — Сегодня он не звонил.

Мне стало скучно, и я начал расхаживать по комнате. За окном темнело. Если Цим не придет в ближайшее время, я ухожу. Плохие новости можно узнать и завтра. Я повернулся к мисс Мосс.

— Я считаю, что ему следовало позвонить, — сказала она. — Не люблю ждать. И…

Раздался страшный грохот, что-то со звоном влетело в окно за моей спиной, осыпав меня осколками.

Я наклонил голову. Все закричали.

В комнату ворвался Цим.

— Что случилось? Что случилось? Кто-нибудь пострадал? — затараторил он.

Все обалдело уставились на него. Ковер был весь усыпан крохотными осколками.

Здесь же, на полу, валялся обломок кирпича с запиской. Как в кино!

Цим наклонился поднять его.

— Не трогайте! — заорал я. — Отпечатки пальцев! Вызовите полицию!

Цим отдернул руку и вывернул шею, чтобы прочесть записку.

— «Вас предупреждали. Пришла пора платить», — прочел он.

Мисс Мосс мрачно набирала телефон полиции.

— Я знала, что произойдет что-нибудь вроде этого. Я знала… — шептала Ришель.

Я почувствовал, будто что-то щекочет мне шею, и провел рукой. Пальцы были в крови. Кровь текла за воротник рубашки. Очевидно, я порезался осколком стекла.

Я поежился. Счастье, что я повернулся к мисс Мосс. Иначе стекло попало бы в лицо. От этой мысли мне стало нехорошо.

— Ты бледный как полотно. Сядь, Ник, а то упадешь, — твердо проговорила мисс Мосс, вешая трубку. Она подошла ко мне, усадила на стул, осмотрела и протянула пару салфеток. — Ничего страшного. Зашивать не надо.

Она обернулась к 'Ксении, которая уставилась на дверь.

— Ксения, будь добра, окажи первую помощь, а затем принеси Нику чашку чая, если не трудно.

Мне стало неловко из-за всей этой суеты, и я попытался встать. Но мои ноги дрожали, и мисс Мосс усадила меня обратно.

Я благодарно опустился на стул, прижимая салфетки к своей ране. Да, похоже, мисс Мосс не чокнутая. Она из тех, на кого можно положиться в беде.

Глава X

ПЯТНИЦА, ТРИНАДЦАТОЕ

— И так, решено, — сказал Цим, когда полицейские ушли. — Я сейчас же звоню в ярмарочный комитет.

— Вы собираетесь отменить ярмарку, — вздохнула Лиз.

Ей бы следовало лучше знать Цима.

— Совсем наоборот, — сказал Цим, внимательно посмотрев на Лиз. — После того, что произошло здесь вечером, я окончательно убедился, что ярмарка в Рейвен-Хилл должна состояться любой ценой. Я не знаю как, но мы должны этого добиться. Я не позволю какому-то… какому-то террористу думать, что он победил.

— Совершенно верно, — живо согласилась мисс Мосс.

— Мы снизим затраты, — продолжал Цим.

— Может быть, пригласим тот шумный оркестр? — предложила мисс Мосс.

— Может быть. Узнаем, что думают остальные. А уж миссис Дриск-Хаскелл тебя, безусловно, поддержит, Мосси.

Мисс Мосс поджала губы. Было очевидно — ей не слишком по нраву эта мысль.

Цим отправил нас всех домой на такси, опасаясь, что сумасшедший камнеметатель все еще шляется поблизости. Еще Цим сказал, что на следующей неделе с доставкой «Пера» обойдется без нас. Он сам и кто-нибудь из редакции развезут газету на своих машинах. Было ясно, что он волнуется за нас.

Наши родители тоже места себе не находили. С моей мамой едва не случилась истерика, когда я заявился домой с аккуратной повязкой мисс Мосс на шее. И всем нам было велено держаться подальше от «Пера», пока все не утрясется.

В субботу мадам Кларис позвонила Лиз и просила не приходить к ней на следующей неделе. Она сказала, что уезжает.

Это был удар. От разноски газет нас освободили, теперь еще мадам Кларис не будет. Значит, не будет и денег. А значит, Джейми Кристов продаст серию «Камеры смертников» кому-нибудь другому.

Но, с другой стороны, для разнообразия неплохо и отдохнуть от работы. Особенно за неделю до конца семестра. К тому же Лиз не сможет вернуть деньги старой мисс Бельведер, раз мадам Кларис нет.

Отсутствие мадам Кларис было еще одним большим плюсом — Ришель начинала успокаиваться. Спустя день или два она уже по нескольку часов подряд не встречала ничего пурпурного и перестала сходить с ума.

Но все вернулось к ней в первый день каникул — в пятницу, тринадцатого.

Неделю все было спокойно, и родители разрешили нам помочь Циму разнести ярмарочные афиши по местным магазинам. Очень надо! За это нам ничего не заплатят.

Я решил пойти только для того, чтобы посмеяться над Элмо из-за предсказания мадам Кларис.

По дороге в «Перо» я встретил Лиз, Ришель, Тома и Санни.

— Элмо идет следом, вместе с журналистами, — сказала Лиз. — Встретимся на месте.

— В компании безопаснее, — усмехнулся я.

Ришель прыснула, а Лиз, нахмурившись, предупредила:

— Не начинай, Ник.

Мы прошли боковой улочкой и толкнули маленькую дверь, ведущую в отдел доставки. Затем поднялись в большую заднюю комнату.

Ясное дело, Элмо уже был там и печатал на компьютере. Рядом с ним на скамейке лежало шесть пачек афиш. Не похоже, чтобы он волновался, но это ничего не значит. Никогда не поверю, что он хоть на минуту переставал думать о пятнице, тринадцатом числе.

Увидев нас, он встал и показал на стопки афиш.

— Здесь все. Я уже разделил их, чтобы не задерживаться.

— Прекрасно, — ответил я. — Не стоит терять времени на еду, или питье, или на отдых, или что-нибудь подобное.

Он покосился на меня, не понимая, шучу я или всерьез.

— Не обращай внимания, — сказала Лиз.

— Бедный Ник, — притворно посочувствовал Том. — На этой неделе он не заработал денег. Это испортило его чудный характер, правда, Ник?

Я не стал утруждать себя ответом. Просто взял пачку афиш и зашагал из комнаты, затем по маленькому коридору в приемную. Мисс Мосс, как всегда, висела на телефоне. Ксения работала за компьютером и даже не взглянула на меня.

Я распахнул входную дверь.

И тут увидел пакет.

Он лежал в центре дверного проема. Большой, коричневый и квадратный. Вместе с бандой газетчиков, собравшихся в приемной, я наклонился рассмотреть его.

Адрес был написан синим маркером на белой этикетке. Одно слово — «Перо».

— Что ты там нашел, Ники? — закричал Том. Он примчался галопом в комнату и протиснулся в дверь за моей спиной.

— Эй, Элмо, специальная доставка, — сказал он и потянулся за пакетом.

Я отпихнул его, закричав:

— Не трогай! Отойди!

Он вытаращился на меня, будто я сошел с ума.

Я схватил его за руку и потащил вглубь комнаты. Лиз, Ришель, Санни и Элмо уставились на нас разинув рты. У мисс Мосс был сердитый вид. Ксения хихикнула.

Элмо увидел в дверях пакет и насторожился:

— Ты думаешь, это бомба?

Ришель вскрикнула.

На крик примчался Цим. Взглянув на пакет, он пришел к тому же выводу, что и мы. Цим, мягко говоря, всегда немного паникует. Но только не на этот раз.

— Все вон, — скомандовал он. — Через черный ход. Скажите всем. Я вызову полицию.

Ему не пришлось повторять дважды. Быстрее выскочить из этой комнаты было невозможно. Через две минуты мы стояли в переулке вместе с мисс Мосс, Ксенией и всеми сотрудниками редакции.

— Пошли, нужно рассказать соседям, — мрачно сказал Элмо. — Давайте выбираться отсюда и освобождать улицу. Если это бомба, то она может взорваться в любую минуту.

Мы разбежались в разные стороны. Кое-кто из сотрудников редакции начал стучать в двери черных ходов, чтобы предупредить людей. Другие стали собирать пустые картонные коробки. Кто-то побежал вниз по переулку, кто-то вверх, чтобы выйти на улицу с разных сторон квартала.

Я был вместе с Элмо, Томом, Лиз и Стивеном Спаерсом, репортером. Тяжело дыша, мы добежали до угла и оглядели улицу: пакет все еще лежал на ступеньках у дверей редакции.

На светофоре зажегся красный свет. Отлично! Стивен Спаерс и Том перебежали дорогу.

Стивен направился по переулку предупредить владельцев магазинов. Том встал на углу, останавливая пешеходов. Элмо делал то же самое на другой стороне улицы. Лиз и я вышли на перекресток и перегородили его картонками. Затем, раскинув руки, перекрыли путь машинам.

Зажегся зеленый свет. Водители засигналили. Мы замахали руками. Все были рассержены и кричали на нас.

Я молился, чтобы побыстрее прибыла полиция. Один парень в красном «Фаль-коне» выглядел страшно агрессивно. Его лицо стало таким же красным, как и машина. Он так бешено жал на газ, будто собирался меня задавить.

Тому и Элмо тоже пришлось несладко.

— Уйдите с дороги, молодой человек, — пронзительно вопила на Тома какая-то старуха. — Я не верю во всю эту ерунду с бомбами. Знаю я ваши школярские проделки. Вам должно быть стыдно. Идите домой и займитесь лучше уроками.

— Успокойтесь, мадам. — Том вежливо посторонился. — Прошу вас, проходите мимо бомбы, только оставьте мне телефон вашего ближайшего родственника. Если вас разорвет, я буду знать, куда позвонить.

Старуха посмотрела на него и заявила, поджав губы:

— Я, пожалуй, пойду домой.

Я оглянулся посмотреть, что делается на другом конце квартала. Мисс Мосс, Ксения, Санни и Ришель отлично справлялись. Никто не пытался прорваться. И никто не спорил. Это понятно. С мисс Мосс никогда не спорят.

В переулке показался Цим. Отлично, подумал я. Он вызвал полицию. Скоро все кончится.

Вдруг я увидел малыша лет четырех.

У него были кудрявые черные волосы, большие темные глаза. С огромным леденцом в руках он вышел из магазина через две двери от «Пера» и внимательно оглядывал пустынную улицу. Его, вероятно, не заметили, когда просили освободить магазин.

Малыш заметил пакет и направился прямо к нему.

— Эй! — заорал я во весь голос.

Элмо обернулся ко мне, потом увидел малыша.

— Эй! — завопил он. — Нет! Назад!

Малыш обернулся и молча уставился на него. Потом он показал на пакет и продолжил свой путь. Ему, наверное, запретили разговаривать с незнакомцами. Жаль, что ему не запретили трогать бомбы.

Элмо не колебался. Он бросился за ребенком так быстро, как никогда не бегал на моей памяти. Лиз закричала. Я увидел, как с другого конца квартала Цим и мисс Мосс ринулись вперед, открыв в крике рты.

Ребенок потянулся за пакетом. Дальше все происходило, как в замедленном кино. Я застыл на месте.

Элмо сгреб ребенка в охапку и оттащил в сторону. Они почти упали на дорогу. Малыш хохотал во все горло. Он, очевидно, думал, что с ним играют.

Наступила мертвая тишина, были слышны лишь завывания полицейских сирен. Даже машины перестали сигналить. Элмо встал и зашагал к нам, крепко держа в руках брыкающегося малыша. Один шаг, второй…

— Как вас зовут? — взвизгнул резкий, приглушенный голос. — Как вас зовут?

Элмо остановился полумертвый. Он уставился на пакет, не веря своим ушам.

— Тут темно, — взвизгнул тот же голос. — Чашечку чая? Кри-кля!

Пакет начал перекатываться с боку на бок, звук становился все громче и четче:

Малыш на палубе стоял,
Он спасся от огня.
И свет сраженья озарял
Обломки корабля. Кри-кля!

— Я тронулся, — сказал мужчина на тротуаре. — Бомба читает стихи.

— Это не бомба, — возразил Том. — Это Перси.

Глава XI

СЮРПРИЗ

Пакет завертелся быстрее. Раздался звук разрываемой бумаги. А потом на глазах у собирающейся толпы показался кончик клюва, затем появилась лысая голова, которая кивала нам, высунувшись из коробки.

— Я Перси. Как вас зовут? Кри-кля!

Все просто попадали от смеха: Лиз, Том, малыш, приехавшие полицейские, подошедшие поглазеть прохожие. Даже Цим и мисс Мосс смеялись, как сумасшедшие. Обстановка разрядилась.

Но мне было не до смеха. Элмо, похоже, тоже. Он попытался улыбнуться, но был так бледен, что веснушки на его носу и щеках казались точками, нарисованными коричневым фломастером. Неудивительно. Парень считал, что рисковал жизнью. А это вышибает из колеи. Даже если он ходил на цыпочках вокруг коробки, в которой вместо бомбы был попугай.

А я чувствовал себя полным дураком, перекрыв движение без всякой на то причины. Схватив коробку с Перси, я мгновенно скрылся в редакции «Пера». Я предполагал, что парню в красном «Фальконе» найдется что мне сказать. А мне не хотелось его слушать.

Попугай выкатил на меня черные глазки, вытянул тощую шею через дырку в коробке и закивал лысой головой:

— Я Перси. Как вас зовут?

— Заткнись, Перси, — пробормотал я, прислушиваясь к нарастающему реву машин снаружи.

— Заткнись, Перси, — согласился попугай.

Через окно я увидел, как Цим отдает черноволосого курчавого малыша двум десятилетним девочкам. Обе были очень красные. Наверное, они работали няньками и, оставив ребенка в том магазине, сами отправились посмотреть какие-нибудь тряпки. Счастье, что с мальчиком ничего не случилось. Представляю, каково им было. Присматривать за маленькими детьми не так-то просто.

Сильным ударом клюва Перси разодрал коробку и выбрался наружу. Затем он запрыгнул мне на плечо.

На нем был маленький джемпер желтого цвета с лиловыми и серыми вставками. Почти лысая голова, маленькие обрубленные крылья и ничего, что можно назвать хвостом. Выглядел он ужасно нелепо.

Лиз, Цим и остальные толпой ввалились в редакцию. Цим обнимал Элмо за плечи. Том и Санни все еще смеялись. При виде меня с Перси они засмеялись еще больше.

Попугай растопырил свои бесперые крылья и хрипло закричал:

— Дураки глупые!

Он встал сначала на одну ногу, затем на другую.

— Не правда ли, они чудесная пара? — вздохнул Том.

Я разозлился и попытался снять Перси с плеча, но он крепче зацепился когтями и не двигался.

— Нужно позвонить мадам Кларис, — смеясь, предложила Лиз. — Неужели нашелся великий Перси? Мисс Бельведер будет счастлива!

— Это так, — сказал я. — Но я бы хотел знать, почему его вернули таким способом, перепугав нас всех до смерти? Почему его просто не принесли и не потребовали награду?

Цим пожал плечами:

— Может, тот, кто его принес, просто стесняется? И ему не нужна награда.

Я насупился. Не могу представить себе человека, которому не нужно вознаграждение. Мне даже казалось, что этот кто-то действительно украл птицу и не хочет быть узнанным. Но почему?

— Чашку чая, пожалуйста, — крикнул Перси и клюнул меня в ухо.

— Эй, Ник, предложи своему другу освежающие напитки, — хмыкнул Том. — Куда подевались твои манеры?

С меня было довольно.

— Пусть кто-нибудь позвонит мадам Кларис, — проворчал я. — И заберет эту проклятую птицу. Он разорвет мое плечо в клочья.

Я боялся, что он может сделать кое-что и похуже. Перси, конечно, умеет читать стихи. Но готов биться об заклад, он не был дрессированным.

Ксения и Стивен Спаерс отправились готовить для всех чай и кофе, в том числе и для Перси. Лиз позвонила мадам Кларис с телефона мисс Мосс. Санни пыталась уговорить Перси слезть с моего плеча и сесть на стол.

— Мадам Кларис, это Лиз Фри, — сказала Лиз в трубку. — Мы нашли попугая мисс Бельведер. Он здесь, в «Пере». Позвоните, пожалуйста, как только придете. Большое спасибо, до свидания. — Лиз повесила трубку: — Автоответчик. Она, наверное, еще не вернулась.

Я тяжело вздохнул.

— А вдруг она не позвонит до полуночи? — недовольно проворчал я. — Давайте посмотрим в телефонной книге и позвоним прямо мисс Бельведер.

Мы направились в комнату для отдыха. Пока мы шли по небольшому коридору, Перси восседал на руке у Санни, качая головой и что-то приговаривая.

Стивен и Ксения расставляли на столе кружки и печенье.

— Чашка чаю. Благодарю вас! — крикнул Перси.

Он спрыгнул с руки Санни и заковылял к одной из кружек.

Все засмеялись. Все, кроме меня. Мне эта птица доставляла одни неприятности.

Пока Том кормил Перси пирожным, я достал телефонную книгу и стал искать фамилию Бельведер. В Рейвен-Хилл оказалось трое Бельведеров: Ф.А., Н.Р. и С.П.У. Кто из них был нашей заказчицей, мы понятия не имели, так как не знали ее имени. Оставалось звонить всем по очереди.

Я набрал первый номер. Ответил женский голос.

— Здравствуйте, — сказал я. — Вы та мисс Бельведер, которая потеряла попугая?

— Нет, — засмеялась женщина. — Ты и есть попугай?

Я бросил трубку. Все посмотрели на меня.

— Что-нибудь не так? — спросил Том.

— Посмотрите, — хихикнула Ришель. — Ник покраснел. Раньше я за ним этого не замечала.

— Как вас зовут? — верещал Перси, поедая очередной кусок шоколадного печенья.

Том склонился над ним:

— Меня зовут Том. А это Лиз, Ришель, Элмо и Санни. А вон тот парень — Ники. Скажи: «Привет, Ники».

— Он говорит «привет» только знакомым, — напомнила Санни.

Я повернулся к ним спиной и набрал следующий номер. Снова подошла женщина, и я опять задал свой идиотский вопрос. Она не ответила и повесила трубку.

Теперь третий номер. Конечно! Именно последний номер должен быть правильным.

Но оказалось, что нет. На третий звонок ответил мужчина, который сообщил мне, что я вытащил его из душа и что по атому номеру нет никакой мисс Бельведер. Только он! Мистер Бельведер! Мокрый мистер Бельведер! Замерзший мистер Бельведер! Злой мистер Бельведер! Я поспешил извиниться и положил трубку, пока он не успел сказать еще что-нибудь. Похоже, он был так же рассержен, как и парень в красном «Фальконе».

Я снова проверил Бельведеров по телефонной книге, но обнаружил те же три номера.

— У нее, наверное, секретный телефон, — предположила Лиз.

— У нее, наверное, совсем нет телефона, — вставила Санни.

— Она, наверное, живет не в Рейвен-Хилл, — буркнул Том с набитым ртом. — Никто и не говорил, что она здесь живет.

— Ну и что же нам теперь делать? — спросил я. — Не могу же я обзвонить всех Бельведеров в округе?

Мне показалось, что они не приняли мой вопрос всерьез.

— Будем приглядывать за Перси, пока не объявится мадам Кларис, — спокойно ответила Лиз, прихлебывая чай и наблюдая, как Перси делает то же самое.

— Вы же не можете приглядывать за ним здесь, — забеспокоилась мисс Мосс.

— Лично я его домой не возьму, — сморщила носик Ришель. — Он такой… такой лысый, бррр!

— Я тоже не могу его взять, — сказала Санни. — Моя прабабушка будет жить у нас в выходные, пока ремонтируют ее квартиру.

— Да? А может быть, прабабушке захочется немного развлечься?

Санни округлила глаза.

— Ты не знаешь прабабушку Санни, — засмеялась Лиз. — Она сама кого угодно развлечет. Мама Санни просто не справится с ними двумя, с ней и Перси.

— Ну а ты?

— Собак вроде Кристо и попугаев вроде Перси нельзя держать вместе, — ответила Лиз. — Я думаю, Кристо может съесть Перси на обед вместе с джемпером и всем остальным.

Я пожал плечами. В тот момент мне еще казалось, что все не так плохо.

— Боюсь, и с Шэдоу они не поладят, — сказал Элмо. — Перси ведь не сможет улететь в случае опасности. Так что я тоже пас.

— Но кто-то ведь должен его взять, — сказал я.

— Я бы с радостью, — буркнул Том.

— Вот и возьми, Мойстен. Доставь себе удовольствие.

— Я не могу, — нахмурился Том. — Мама не будет возражать, но Брайен полезет на стенку. Все неординарное ему не по плечу. У него и со мной хватает проблем. Почему бы тебе самому не взять Перси, Ник? Ты ему нравишься.

— Глупости. Я не хочу тратить на него свои выходные. Ни за что.

— Очень жаль, — вздохнула Лиз. — В таком случае, думаю, нам придется отдать его в полицию. И, разумеется, мы не можем требовать награды, так ведь?

Награда. Я совсем забыл о ней. Лиз это сразу поняла и наблюдала за мной, посмеиваясь про себя.

Я вздохнул. Наступали первые выходные с Перси.

— Хорошо, я возьму его. Но мне это не нравится. И не думайте, что вы меня надули. Я отлично знаю, что делаю и почему. Просто мне нужны деньги.

— Глупый Ники! — заверещал Перси.

Возможно, он был прав. Мне оставалось только надеяться, что мадам Кларис услышит сообщение Лиз и позвонит до того, как пора будет отправляться домой.

Но я знал, что этого не случится. Это было бы слишком большой удачей. А моя удача где-то заблудилась.

Глава XII

МОЙ ДРУГ ПЕРСИ

Становилось уже совсем темно, а мадам Кларис все не звонила. Я должен был идти домой, прихватив с собой Перси. Выбора не оставалось.

Мы, как могли, подправили коробку, чтобы посадить в нее Перси. Но что-то не похоже было, чтобы попугай хотел обратно в свою тюрьму.

Каждый раз, как мы пытались запихнуть его в коробку, раздавался пронзительный крик:

— На помощь, скорее на помощь! Бедный, бедный Перси! Бедный, бедный старина Перси!

Попугай яростно отбивался. Потом вдруг сорвался, как безумный пронесся по столу и скатился на пол. Обежал вокруг ножек стула, уворачиваясь от нас, и прошмыгнул через картотеку. Мы сбились с ног, стараясь его поймать.

Все обернулось гораздо хуже, чем казалось на первый взгляд: во время погони все, кроме меня, хохотали как сумасшедшие. Будто это была игра, а не бедствие.

Но наконец я взял дело в свои руки. Положил коробку с кусочком печенья внутри на бок. Затем велел всем притвориться, будто они смотрят в другую сторону.

Было ясно, что эта подлая птица не устоит перед искушением. Попугай огляделся и, убедившись, что путь свободен, осторожно вперевалочку полез в коробку, чтобы стянуть печенье.

— Попался! — заорал я и захлопнул крышку.

Перси выразил свой протест пронзительным криком, потом даже начал декламировать стихи, но я был сыт по горло и не собирался его выпускать. Ни за что.

Жалостливая Лиз со вздохом произнесла именно то, что и следовало от нее ожидать:

— Бедняга Перси. Ужасно, что мы поймали его таким нечестным способом.

— Брось, — отмахнулась Ришель. — Не думаю, что ты бы хотела провести остаток ночи, гоняясь за ним.

— Пошли, — сказал я, поднимая коробку. — Домой, Перси.

— Домой, Перси. Домой, Перси. Кри-кля!

В соседнем магазине я купил пару пакетиков корма для попугаев и направился домой. На улице было полно народу, и Перси трещал без умолку:

— Я Перси, как вас зовут? Я Перси, как вас зовут?

— Ник, — отвечал я, стараясь смотреть только на тротуар, чтобы не видеть смеющихся прохожих. — Ник. Ник. Ник.

— Ник. Ник. Ник.

— Ты умеешь говорить еще что-нибудь?

Отдохни, отдохни, отдохни,
О, море, на серых своих камнях!
И я отдохну, чтоб смог мой язык
Выразить мысли, что мучат меня. Кри-кля!

— Твой язык и так выражает слишком много, — пробормотал я. — Ты можешь успокоиться?

— Я Перси, как вас зовут?

— Я Ник. Теперь на пару минут заткнись!

Перси раскачивался в коробке, приговаривая:

— Заткнись, Ник. Заткнись, Перси. Заткнись, Том. Заткнись, Мэри. Заткнись, Ник. Заткнись, Ник. Ник. Ник. Глупый Ник. Ники, Ники. Кри-кля!

К счастью, мама и папа ушли обедать в гости, и мне не пришлось объясняться, почему я заявился с говорящей коробкой в руках.

Я взял газеты, налил в чашку воды и направился в свою комнату. Перси вылез из коробки, вскарабкался на мой стол и стал осматриваться, качая головой и впервые не произнося ни слова.

Я насыпал немного корма, но он едва поклевал, должно быть, съел слишком много печенья в «Пере». Потом немного попил и взгромоздился на верх настольной лампы, откуда открывался прекрасный обзор. Я подстелил несколько газет. С птицами нужно проявлять большую осторожность.

— Я Перси, как вас зовут? — спросил он через мгновение.

— Я Ник, помнишь меня?

— Глупый Ник, помню. Привет, помню, Ник, кри-кля!

Отлично, подумал я. Он сказал мне «привет». Теперь, я полагаю, мы лучшие друзья.

Перси чувствовал себя как дома. Похоже, он простил меня за то, что я заманил его в коробку. Он казался абсолютно счастливым. И опять начал декламировать свои стихи:

Поет мое сердце, как птица, когда
В трубе водосточной гнездо вьет она;
И сердце мое, как плоды на ветвях,
Что долу склонили деревья в садах. Кри-кля!

— Сам ты плод на ветке, — сказал я.

Перси остановился и посмотрел на меня.

— Чашку чаю? — спросил он.

— Нет, спасибо.

— Чашку чаю? Глупый Ник. Кри-кля!

Перси оставался один, пока я обедал на кухне. Потом я позвонил мадам Кларис, но опять услышал автоответчик. Оставил сообщение, что попугай у меня, назвал свой адрес и телефон.

Я решил посмотреть телевизор, но не мог сконцентрироваться. Все время думал о Перси и боялся, что он перевернет мою комнату вверх дном. В конце концов я отправился взглянуть, как там дела.

Перси сидел на книжной полке. Он съел часть крышки от моей копии «Короля ринга», которой была прикрыта чашка с водой, и разбросал весь корм по столу. Вдобавок этот разбойник выдвинул почти все ящики стола и снял колпачки со всех фломастеров.

Наведя порядок, я начал играть на компьютере, но Перси разгуливал по клавиатуре, и мне пришлось прекратить. Затем мы с Перси чудесно побеседовали о чае, о малыше на горящей палубе и представились друг другу еще раз. Потом я услышал, что пришли мама с папой.

Я решил не рассказывать им о Перси, по крайней мере до утра. Мама наверняка скажет, что держать птицу в спальне негигиенично, и будет волноваться до тех пор, пока я не отнесу попугая в прачечную.

А мне почему-то не хотелось запирать Перси одного в чужой холодной комнате. Разумеется, он доставлял неудобства и неприятности. Я и не думал привязываться к нему. Но сейчас он был здесь и выглядел счастливым, и мне не хотелось огорчать его даже мысленно.

Я становлюсь мягкотелым, сказал я себе.

Я погасил свет и начал раздеваться. Если мама с папой решат, что я сплю, то не станут входить. А их спальня довольно далеко от моей. Может, они не услышат бормотания Перси, И мы будем в безопасности до утра. Перси же нахохлился и наблюдал за мной, сидя на книжной полке:

Внизу морской простор бурлит,
А он с вершин за ним следит,
И вдруг, как молния, летит Кри-кля!

— Смотри сам не слети! — сказал я. — Спокойной ночи, Перси.

— Спокойной ночи, Перси. Спокойной ночи, Ник. Спокойной ночи, Мэри. Глупый Ник. Ники, Ники, глупый Ник. Кри-кля! Спокойной ночи, Ники! Спокойной ночи, Мэри! Кри-кля!

Глава XIII

НОЧНОЙ КОШМАР

Всю ночь я провел в полудреме, прислушиваясь к тому, как Перси царапает пол, клюет зерна и карабкается по мебели. И всю ночь попугай что-то бормотал. Один раз он подошел к кровати, разрыл клювом простыни и начал щипать меня за волосы.

Я хотел удушить его, но у меня не было сил. Я устал до смерти. Время еле ползло. Помню, что начало светать. Затем я, видно, провалился в сон на несколько минут. И когда попугай громогласно приветствовал восход солнца, я подпрыгнул до потолка.

Крик Перси мог поднять мертвого. Попугай снова заорал, потом еще.

Я уселся в кровати, чувствуя, как сердце бьется где-то на уровне шеи. Глаза буквально вылезли из орбит.

В дверь забарабанили.

— Нико, Нико!

Это была мама.

— Все в порядке, мам, — крикнул я. Но было уже поздно, она вошла в комнату.

— Чашка чаю? — с надеждой спросил Перси.

Мама вскрикнула.

— Тоула, что случилось? Ответь мне, Тоула. Ты где? — Теперь и отец встал и направился сюда.

Я выполз из кровати, стараясь вернуть сердце на место.

Мама показала на Перси. Он раскачивался на люстре, переминаясь с ноги на ногу.

— Что это? — взвизгнула она.

— Это просто Перси, мам, — ответил я, стараясь говорить. небрежно. — Это попугай, которого мы искали. Помнишь фотографию в «Пере»? Мы нашли его, здорово, правда?

— Глупый Ник, — сказал Перси. — Глупый Перси. Глупая Мэри, Глупые дураки!

В дверях показалось взбешенное лицо отца.

— Ники, ты что, держал… это… в своей спальне всю ночь? — вопросила мама. — Ты что, не знаешь, что птицы — разносчики болезней? Ты что, хочешь, чтобы мы все умерли?

— Не думаю, что такое случится, мам.

Я знал, что очень важно выглядеть спокойным. Отец не любит, когда его будят. Я, правда, тоже. Но я ведь не стоял в дверях взбешенный, небритый и рычащий, как отец.

— Твоего отца мог инфаркт хватить, — продолжала мама. — Этот крик! Я думала, на тебя напали!

— Мне очень жаль, что мы потревожили вас, — отвечал я, быстро соображая. — Не волнуйтесь. Я должен был следить за попугаем только эту ночь, никто больше не мог его взять. Сегодня я избавлюсь от него. Сделаю это прямо сейчас. Унесу его отсюда.

Отец снова зарычал, повернулся и, тяжело ступая, отправился обратно в постель. Было ясно, что он займется мной позднее. Мама обеспокоенно нахмурилась:

— Вымой руки, Ники.

Испуганно посмотрев на Перси еще раз, она последовала за отцом.

Я сел на край кровати, раскачиваясь в разные стороны. Удивительно, как меня после всего этого паралич не разбил.

— Ты всегда так орешь ни свет ни заря? — спросил я попугая. — Или только когда все спят?

— Малыш на палубе стоял! Выслушайте. Глупая Мэри. Глупый Том. Чашка чаю? Помнишь, Ник?

— Еще бы, — ответил я, с трудом одеваясь. — Эту ночь я точно запомню на всю жизнь.

Перси спустился с лампы, уселся мне на плечо, наклонился и забубнил мне в ухо:

— Глупый Ник. Глупый Ник. Глупая Мэри.

— Здесь нет никакой Мэри, — буркнул я, запихивая ноги в ботинки. Затем в моем затуманенном бессонницей мозгу появился просвет.

Мэри — так, видимо, зовут мисс Бельведер. Почему же я не подумал об этом раньше?

Быстро зашнуровав ботинки, я выскочил из комнаты. Пока я на цыпочках пробирался по холлу, острые коготки Перси глубоко впились в мое плечо, но я не обращал на это внимания. Я был озабочен только тем, как добраться до телефона. И телефонной книги.

Перерыв книгу, я дошел до фамилии Бельведер. Конечно! Полно М. Бельведер. В Рейвен-Хилл, разумеется, ни одной. Но, как заметил Том, никто и не говорил, что мисс Бельведер живет здесь, в пригороде. Она могла приехать к мадам Кларис откуда-нибудь еще.

Я взглянул на часы. Для звонков, пожалуй, рановато. Что ж, можно помечтать. Через пару часов я наверняка буду беседовать с мисс Бельведер. А потом смогу отдать ей Перси. А потом получить вознаграждение. А потом пойти домой и немного поспать. Дела, похоже, шли на лад.

— Николас, забери отсюда эту птицу.

А я и не слышал, как мама вошла в кухню. Я набирал номер уже шестой М. Бельведер, но быстро положил трубку. Ему или ей придется подождать.

Те пятеро, кому я уже позвонил, почему-то были не слишком рады поболтать со мной. Они считали, что половина восьмого утра в субботу — слишком рано для беседы с незнакомым подростком о попугаях, которых они не знают. Забавные люди!

Перси теребил мое ухо, а я его отталкивал.

— Он хорошо себя ведет, мам, — сказал я. — Вот я и принес его сюда. Мне нужно сделать несколько звонков.

— В такую рань? — Мама покачала головой и проскользнула мимо меня поставить чайник. — Ники, мне кажется, ты сходишь с ума.

Я устало кивнул. Может, она права.

— Папа тобой недоволен, — продолжала мама, грохоча чашками, чтобы показать, что она тоже не в восторге. — Твой отец не любит кричащих птиц.

— А кто любит, — мрачно пробормотал я, переводя палец к следующей М. Бельведер.

Перси раскачивался на моем плече.

— Чашка чаю? — крякнул он, глядя на чашки.

— Твой отец не любит их еще со времен Бельведер-стрит. Каждое утро — крик, крик, крик. Он говорил мне: «Тоула, когда-нибудь я придушу эту птицу. Меня не волнует, что скажет этот маньяк напротив. Подожди только». А я говорила ему…

Не знаю, почему я так долго прозревал. Меня извиняет только то, что мой мозг пострадал от недосыпа. Но наконец-то я понял.

Зовут Мэри. Бельведер-стрит. Попугай, сводивший отца с ума, когда они там жили.

— У Селуина Берда и его сестры Мэри был попугай, — завопил я. — Попугай, который орал на рассвете. На Бельведер-стрит.

Мама остановилась в середине предложения и уставилась на меня.

— Именно об этом я тебе и говорила.

Затем она озабоченно нахмурилась:

— Ники, ты не болен? — Она потянулась потрогать мой лоб.

Я покачал головой:

— Нет, не болен, ма. Просто я дурак. Круглый дурак.

— Глупый Ник, — угодливо согласился попугай.

— Ты прав, Перси.

Я потянулся к телефону и набрал номер Лиз.

Глава XIV

ВСТРЕЧА ДРУЗЕЙ

Часом позже я уже вел всех на Бельведер-стрит. Под мышкой у меня была коробка с Перси.

— Ник, ты уверен? — озабоченно спросила Лиз. — А вдруг мы ошиблись?

— Тогда на нас просто наорут. — Том умиротворенно жевал огромный банан, который, видимо, составлял заключительную часть его завтрака. — Ну и что в этом такого?

Покосившись на него, я пожалел, что взял его с собой. Он выглядел еще более нелепо, чем обычно. На нем были мешковатые клетчатые брюки, купленные, видимо, на распродаже подержанных вещей, и великоватая размера на три красная тенниска с белой надписью на груди: «Живая легенда». Волосы торчали в разные стороны,

Ришель была не в духе. Она терпеть не могла рано вставать, даже больше, чем я.

— Я не люблю, когда на меня орут, — проворчала она.

Том пожал плечами:

— Раз тебе, как, впрочем, и мне, это не впервой, то не расстраивайся, Ришель. Просто набирайся жизненного опыта.

Мы повернули за угол и вышли на Бельведер-стрит. Там стоял маленький домик, где когда-то жили мама с папой. А прямо напротив — огромный шикарный особняк, который описала мне мама, почти скрытый за большими деревьями.

— Это здесь. Пошли, — сказал я.

— Я приношу сюда «Перо» каждую неделю, — сказала Ришель, округлив глаза. — Я и не предполагала, что здесь жил Селуин Берд. Как. странно.

Она дрожала.

— Ничего странного, Ришель, — сердито возразила Санни. — Мы разносим «Перо» во все дома Рейвен-Хилл. Вот если бы сюда никто не приносил газету, это было бы странно.

Ришель не ответила. Ей было приятно ощущать, что ее коснулась рука судьбы. Она не хотела руководствоваться здравым смыслом. Это бы все испортило.

Мы распахнули ворота и, пройдя по тенистой главной аллее, поднялись по каменным ступенькам.

— Ну что ж, будем надеяться, что ты на верном пути, Ник, — бодро сказал Элмо. Он три раза стукнул большим стальным кольцом, висевшим у входа.

Через мгновение послышались быстрые шаги и щелканье открываемых замков. Дверь распахнулась. На пороге, к нашему изумлению, стояла мадам Кларис.

— Что вы тут делаете? — вскрикнула Ришель.

Мадам Кларис была поражена явно не меньше нас.

— Я… я в гостях у… у леди, которая здесь живет, — заикалась она. — Моей старинной подруги. Она больна. А вы-то что здесь делаете?

Затем она заметила коробку у меня в руках:

— А это что такое?

— Остерегайся болтунов, сынок, — донеслось из коробки.

Глаза мадам Кларис едва не выскочили из орбит.

— Перси! — закричала она. — Вы нашли Перси!

Не говоря больше ни слова, она втащила нас в дом.

— Уф! — задохнулся от восторга Том, оглядывая огромный холл с широкой кедровой лестницей, ведущей в гостиную. Стены были увешаны картинами Селуина Берда.

Том при виде их зашелся от восторга. Картины были отличные, некоторые из них — настоящая классика. К тому же я знал, что каждая стоит целое состояние, и это заставляло мое сердце биться быстрее.

— Мэри, Мэри! — закричала мадам Кларис. — Ты даже не представляешь, что произошло!

Она потащила нас вверх по лестнице.

Через две минуты мы стояли в маленькой спальне. Мисс Бельведер, то есть Мэри Берд, лежала в кровати в пурпурной ажурной шали и выглядела еще более древней и бедной, чем обычно.

При виде нас она нахмурилась и гневно приподнялась на подушках:

— Что?..

Но мадам Кларис театральным жестом указала на коробку в моих руках:

— Он здесь. Они нашли его. О, Мэри, я говорила тебе. Я говорила!

Я поставил коробку на кровать и открыл крышку. Неожиданно возникла лысая голова. Две черные бусинки осмотрели все вокруг.

— Я Перси! — крикнул мой новый лучший друг и рухнул в кровать.

Старуха протянула чуть дрожащую руку.

— Перси, — вымолвила она. И только. Но ее глаза говорили много больше. Я услышал, как за моей спиной захлюпала Лиз. Она всегда плачет при встрече друзей.

Перси заковылял к Мэри Берд и вскарабкался ей на руку.

— Глупый Перси, глупая Мэри, глупый Ник, Ник, Ники! — сказал он ласково. Было очевидно, что он рад ее видеть.

Мадам Кларис просто светилась:

— Мы уже оставили все надежды, правда, Мэри? О, как замечательно!

Затем она повернулась к Лиз:

— Но как вы разыскали нас, милочка? Она ведь назвалась не своим именем. Как вы узнали, что Мэри — это Мэри?

— Это все Ник. Двадцать пять лет назад его родители жили в доме напротив, И мама рассказала ему, что у Бердов был попугай, который кричал по утрам.

— Это правда. С тех пор он потерял перья, но остался моим будильником. Правда, Перси? Глупый Перси, — сказала Мэри Берд, похлопывая своего любимца по лысой голове.

— Глупый Перси. Привет, привет, привет, — затараторил он, на радостях то выпуская, то пряча свои коготки. Он был дома и знал это.

— Он все время повторял имя Мэри, — добавил я. — Вот я и решил, что его хозяйку зовут Мэри. Еще я знал, что дом Бердов стоит на Бельзедер-стрит. И предположил, что настоящее имя мисс Бельведер — Мэри Берд, и назвалась она по имени улицы, чтобы мы не догадались, кто она на самом деле.

— Ну разве не умница? — Мэри Берд не улыбалась, но я заметил смешинки в ее глазах.

— Зачем столько таинственности? — спросила Санни. — То есть я имею в виду, почему вы не хотели назваться, мисс Берд?

Улыбка исчезла.

— Мне нравится уединение, — коротко ответила Мэри Берд. — Я не хочу, чтобы кто попало совал нос в мои дела. Я получила сполна, пока был жив мой бедный брат.

Повисла тяжелая пауза. Перси оглядел всех ясным взором и продекламировал:

И тыщи, тыщи гнусных дел
Еще живут — и я живу. Кри-кля!

Все засмеялись — и Мэри Берд тоже. Потом я рассказал, как вернули Перси.

— После всей этой истории мне и правда кажется, что его украли, — сказал я. — Иначе я никак не могу объяснить, почему его вернули таким образом.

— Это тайна, — проговорила мисс Берд. — Зачем кому-то понадобилось проникнуть в дом, чтобы похитить именно Перси? Ведь в доме столько ценных вещей, в том числе и картины Села.

— А «Ярмарка в Рейвен-Хилл» здесь? — спросил Том.

— Конечно, — кивнула старуха. — Там внизу, в передней. А теперь я должна вам вознаграждение? — нахмурилась она. — Что бы вы хотели получить?

Мы переглянулись. Сто долларов? Я задумался. Двести долларов? Пятьсот долларов? Шестьсот?

Но, взглянув на Лиз, Санни, Элмо и Тома, я понял, о чем они думали.

Я быстро подсчитывал в уме. Деньги сейчас или деньги в результате удачной ярмарки?

— Не могли бы вы одолжить нам «Ярмарку в Рейвен-Хилл» для выставки картин на следующей неделе? — услышал я свой вопрос.

Я временно помешался. Это я знал точно. Но я не представлял степень помешательства. И сколько бед оно принесет.

Глава XV

ЧУДАК ТОМ

Ришель тяжело вздохнула. Все остальные просто сияли.

— Вы что, тоже замешаны в этой истории с бассейном, затеянной «Пером»? — удивленно проворчала Мэри Берд. — Ну что ж, вы народ опытный, знаете, что делать, так ведь?

— Вы согласны? — заливаясь румянцем, спросил Том. — То есть вы дадите нам картину? Это будет так здорово!

— Здорово ли? — холодно усомнилась старуха, взглянув на Перси, уютно устроившегося у нее на локте.

— Эта идиотка Дриск-Хаскелл просила меня о том же, — медленно проговорила она. — Приходила сюда, совала под дверь всякие записки и приставала.

Ее голос набирал силу, морщины на лице становились глубже, пока она не стала похожа на выжатый лимон.

— А я ведь не забыла, как ее муж с друзьями третировали Села при жизни. Сначала он стал чудаком, потом они и вовсе решили выгнать его из Рейвен-Хилл. А сейчас являются за его картинами. Тьфу!

— Не волнуйся так, Мэри, — пробормотала мадам Кларис, обеспокоено поглядывая на нас. — Не забывай, ты больна.

Том стал красным, как его дурацкая тенниска.

— Мой отец художник, — начал он. — Всю свою жизнь я слышу от него о Се-луине Берде. Отец считает его гением. Я тоже. И тысячи других. Вы не должны прятать его картины от людей. Это несправедливо!

— Том, — нервно шепнула Лиз, дергая его за руку. Но он, не обратив на нее внимания, ринулся вперед.

— Неужели мы все должны быть наказаны за то, что несколько напыщенных ничтожеств в старые времена портили жизнь вашему брату?

Он задыхался, его шевелюра еще пуще разлохматилась, глаза чуть не вылезли из орбит.

Теперь нас вышвырнут отсюда, подумал я. Ни денег, ни картины. Ничего.

— Дураки глупые, — сказал Перси, качая головой. И он был прав.

Мэри Берд сердито оглядела Тома, его тенниску, красное лицо, клетчатые штаны, волосы. А потом, к моему удивлению, рассмеялась:

— Ты и сам немного чудак, так ведь, сынок?

Том покраснел еще сильнее.

— Хорошо, — согласилась она, продолжая смеяться. — Возьмите.

Все обрадовались, разумеется, кроме Ришель. Она никак не могла согласиться с тем, что мы променяли наличные деньги на какую-то картину.

— Отлично. — Элмо приступил к делу, пока старуха не передумала. — Ярмарка и выставка пройдут в следующие выходные. Картина будет висеть в нижнем холле в «Крэйгенде», в большом старом доме рядом с парком. Знаете?

Мэри Берд кивнула.

— Тогда приходите за ней в пятницу, — сказала она. — А обратно принесете в воскресенье вечером. Я хочу, чтобы это сделали именно вы, дети. И никто другой. Я не желаю, чтобы разные чужаки шныряли по моему дому. И вы, — она указала на нас костлявым пальцем, — за нее отвечаете. Ясно?

— А она застрахована? — спросила Санни.

— Нет, — фыркнула старуха. — Зачем? Страховка стоит кучу денег. У меня нет столько наличности. А если я потеряю картину, никакие деньги в мире не заменят мне ее.

Санни стала очень серьезной, даже я начал слегка нервничать.

Мэри Берд откинулась на подушки и махнула рукой в нашу сторону:

— Ну хорошо, вы получили, что хотели. Теперь убирайтесь, я устала.

— Чашку чая? — чирикнул Перси, потершись головой об ее руку.

— Потом, — слабо улыбнулась старуха.

Мы гуськом направились из спальни, бормоча: «Спасибо, до свидания». Я последний раз взглянул на Перси. Очень странно, но я начинал по нему скучать.

Мадам Кларис подвела нас к лестнице:

— Увидимся в понедельник. Ужасно хочется заняться садиком. Я уеду отсюда завтра. Мэри идет на поправку. Теперь, когда у нее снова есть Перси, с ней все будет в порядке.

— Вы давно знаете ее? — спросил Том.

— О, со дня своего рождения, — улыбнулась мадам Кларис. — Она ведь была подругой моей матери. Они вместе учились в школе.

— Она что, часто… ммм… советуется с вами? — спросил я. Не похоже, что Мэри Берд верит в предсказания.

— Ну нет, не очень, — несколько смущенно ответила мадам Кларис. — Мэри не совсем понимает то, что я делаю. Она подсмеивается надо" мной. Но когда она была в отчаянии — из-за Перси, вы знаете, — она попросила помощи именно у меня. И я помогла, ведь так?

У нее был такой довольный вид, что мы все согласно закивали. Даже я.

Том остановился у входа в две большие смежные комнаты и устремил вперед горящий взгляд: над камином в первой комнате висела картина "Ярмарка в Рейвен-Хи л л".

— Разве она не великолепна? — вздохнула мадам Кларис.

— Девушка в белом платье просто прелестна, — сказала Лиз.

Мадам Кларис кивнула:

— Вы только что говорили с ней, разве вы не поняли? Это Мэри, когда ей было пятнадцать. В той же шали, что и сегодня.

Ришель была потрясена.

— Теперь ясно, почему она так сильно любит картину, — медленно заметил Элмо. — Понятно, что она хорошенько подумала, прежде чем согласиться отдать ее на время.

— Мы лучше пойдем, — быстро сказал я. Мне бы не хотелось, чтобы Мэри Берд передумала.

Мы возьмем картину в пятницу и вернем в воскресенье. Нам останется только сидеть в своих павильонах на ярмарке и загребать деньги. И мне это нравилось.

Глава XVI

ОЧЕНЬ НЕПРИЯТНЫЙ СЮРПРИЗ

Миссис Дриск-Хаскелл всем своим видом демонстрировала восхищение "Ярмаркой в Рейвен-Хилл", хотя было ясно, что она вся кипит.

Нам, детям, удалось то, чего не смогла она, — такую пилюлю непросто проглотить. Стараясь справиться с раздражением, она потоком изливала на нас имена гостей, приглашенных ею на выставку. Все это были богатые и знаменитые деятели культуры и, разумеется, все ее близкие друзья. Так она говорила.

На следующей неделе развернулась такая рекламная кампания, о какой Цим и не мечтал. Телевидение, радио и газеты — все твердили о картине Селуина Берда и о нем самом. Внезапно все, абсолютно все, узнали о ярмарке в Рейвен-Хилл.

До среды мы трудились в садике мадам Кларис, а в четверг я направился в компьютерный центр к закрытию, чтобы отдать деньги за "Камеру смертников I–IV".

Джейми уже приготовил для меня дискеты в плоском пакете из коричневой бумаги, но не захотел отдавать их мне в магазине. Пришлось ждать, пока он закончит работу. И только после того, как мы отошли на пару кварталов, он вручил мне пакет.

Я отправился домой с дискетами в кармане куртки и тайком пронес их в свою комнату. Меня не оставляло чувство вины. Я убеждал себя, что компьютерное пиратство не такое уж и преступление, пусть даже мама с папой думают иначе.

Никакой инструкции, разумеется, не прилагалось: копии-то пиратские. Во многом мне пришлось разбираться самому. А игры были сложные. И все же я отлично провел время.

Все складывалось замечательно. Шли каникулы. У меня была новая компьютерная игра. Все считали меня просто героем, ведь я уговорил Мэри Берд дать нам картину. Все твердили моим родителям, что всегда знали, какой я необыкновенный. Ярмарка откроется в субботу, а Джейми и его шеф уже все организовали для компьютерного павильона. Деньги просто рекой потекут.

Более того, вопреки предсказанию мадам Кларис никто из тех, кто мне дорог, не умер от болезни, даже от попугайной лихорадки. Чего еще можно желать?

Только бы не грянула беда.

Но, разумеется, она грянула.

В пятницу мама повезла Тома, Лиз, Санни и меня на Бельведер-стрит за картиной. Мама осталась в машине, а мы прошли по дорожке и постучали в дверь.

Нам открыла мадам Кларис с попугаем на плече.

— Привет, чао, симпатяга, — сказал он мне. Потом закивал остальным: — Привет, привет, привет.

— Вот видите, он с вами знаком, поэтому теперь говорит: "Привет". Разве не умница? Входите. Мэри наверху, ждет вас. Поэтому я здесь. Входите и берите картину. Я скажу, что вы пришли.

Том ринулся в комнату облизываться на картину. Мадам Кларис с Перси стала подниматься по лестнице. Санни, Лиз и я последовали за Томом.

Он глядел на картину, заложив руки за спину.

— Ну хватит, Мойстен. Выставка закрыта. Нам пора идти. Берись за один край, а я…

— Погоди минутку, — сказал Том странным голосом. — Здесь что-то не так. Это не та картина.

Мы подошли ближе.

— Что значит "не та картина"? — спросила Санни. — Разумеется, это та картина. Я видела ее тысячу раз.

— Ты видела репродукции, — уныло объяснил Том. — А здесь должен быть оригинал. Но его здесь нет. Селуин Берд эту картину не писал. Это копия. Подделка.

Санни принялась рассматривать картину вблизи, приподнявшись на цыпочки.

— Почему ты так думаешь? — спросила она.

— Не могу объяснить. Она какая-то безжизненная. И мазки более небрежные, чем у Селуина Берда. Это не его работа. Копия. Оригинал, видимо, украли, а на его место повесили копию. То же было с картиной Доубелла два года назад. И Дрис-дейла в прошлом году.

Минуту мы стояли, глядя на картину.

— Том, ты, наверное, ошибся, — наконец проговорил я.

— Я не ошибся, — мрачно отозвался Том.

Мне стало нехорошо.

— Что же нам теперь делать? — очень тихо спросила Лиз.

— Я считаю, нам нужно взять ее и забыть об этом разговоре, — предложила Санни. — В конце концов, Мэри Берд сказала, что эта картина настоящая. А уж она-то знает.

— Нет, — глотая слова, заговорил Том. Он был бледен. — Мы должны все сказать мисс Берд. Сейчас. Не забывайте, смотреть картину придут знатоки. Они сразу поймут, что это копия, и сообщат всем. И если мы сейчас ничего не скажем, то мисс Берд решит, что картину украли после того, как мы ее взяли. Она даже может решить, что мы в этом замешаны.

Это звучало убедительно. Даже если он ошибается, что, по-моему, было очень вероятно, проверить не мешало.

— Тогда пошли, — сказала Лиз расстроенно. — Давайте покончим с этим.

Сняв картину со стены, мы с Томом отнесли ее наверх и постучали в дверь спальни мисс Берд.

— Входите.

Открыв дверь, мы увидели мисс Берд сидящую в кровати, как и в прошлый раз. С ней была мадам Кларис. И, разумеется, Перси.

— Привет, Ники! — крикнул он.

— Мисс Берд, вышла неприятность, — сказал Том.

Старуха нахмурилась.

— Что ты имеешь в виду? — сварливо спросила она. — Зачем вы принесли сюда картину?

— Мисс Берд, мне кажется, это не оригинал картины "Ярмарка в Рейвен-Хилл", — пробормотал Том. — Это копия.

Губы старухи дрогнули. Она медленно потянулась за очками, надела их и резко приказала:

— Несите ее сюда!

Мы с Томом поднесли картину к кровати. И моя последняя надежда на ошибку растаяла. Мисс Берд едва взглянула на картину, выпрямилась, как стрела, и спросила:

— Где вы это взяли?

— Внизу, на стене, — ответила Лиз.

— Вздор! Грабеж! — закричала Мэри Берд.

— Не сейчас! Эту картину мы минуту назад сняли со стены, — пробормотал Том.

— Настоящую картину, видно, украли в тот день, когда пропал Перси, — предположил я.

— Нет! — вскричала Мэри Берд. — Я лично проверила все картины, когда пришла полиция, и этой… этой вещи не было. Замену произвели позднее.

Ее лицо помрачнело.

— Это все из-за рекламы, — прошипела она. — Из-за вашей дурацкой затеи показать картину на ярмарке. Мне не нужно было соглашаться. Никогда!

Она была в дикой ярости. Мы попятились. Мадам Кларис беспомощно суетилась вокруг. Сидя на столике у кровати, Перси с интересом наблюдал за происходящим глазками-бусинками.

— Вон! — закричала Мэри Берд. — Я знаю, вы все заодно. Я знаю, вы воспользовались Перси, чтобы проникнуть в дом, все разнюхать. Я знаю, вы банда маленьких обманщиков! Вон отсюда! Вон!

Мадам Кларис подталкивала нас к двери. Мы скатились вниз, она последовала за нами. В холле она зашептала:

— Мне жаль. Мне страшно жаль. Я уверена… — Ее голос увял. Она недоуменно покачала головой: — Я не понимаю. Я ничего не чувствовала. Я даже не…

— Вон! — завопила Мэри Берд из своей комнаты. Мы бросили мадам Кларис и помчались вниз по лестнице. Входная дверь со стуком захлопнулась за нами.

— Вон! Клик! — кричал Перси вслед. — Вон!

Мы побежали по дорожке. Все были слишком потрясены, чтобы разговаривать.

От страшных мыслей у меня голова шла кругом. Картины нет. Какими же болванами мы будем выглядеть. Особенно я. Мама и папа каждому твердили, что я спас ярмарку в Рейвен-Хилл. Ярмарка завтра. Обещанной картины там не будет. Я этого не выдержу. Не выдержу…

— А где же картина? — спросила мама, когда мы молча' рухнули на сиденья машины.

Я недоуменно уставился на нее. Просто не мог сказать правду. Меня охватила паника.

— Она хочет, чтобы мы забрали ее завтра утром, — пролепетал я. — Я, видно, что-то перепутал. Прости. Прости.

Все в ужасе уставились на меня.

— Ник… — начала Лиз. Но я прервал ее.

— Завтра утром. Мы заберем картину завтра.

— Ну что ж, тебе придется попросить папу отвезти вас, Ники, — вздохнула мама. — Завтра рано утром я должна закончить украшать цветами "Крэйгенд". Я обещала.

— Хорошо, — сказал я. — Послушай, мам. Ты не могла бы подбросить нас к "Перу", а потом поехать в "Крэйгенд" и объяснить миссис Дриск-Хаскелл и всем остальным, что картину привезут завтра, а не сегодня? Нам нужно срочно обсудить кое-что с Элмо.

— Да, конечно, конечно. Не волнуйся. Ты командуешь — я подчиняюсь, правильно? — Мама опять вздохнула.

Я вжался в сиденье. Яростные взгляды жгли мне спину. Похоже, мне не поздоровится, когда мы останемся одни.

Глава XVII

РАССЛЕДОВАНИЕ

Мама уехала, высадив нас около редакции "Пера". И плотину прорвало. Первой атаковала не Лиз. И не Том. Первой была Санни — спокойная, чуткая, уравновешенная Санни Чан.

— Ник, ты трус! — закричала она в ярости. — Почему ты не сказал маме правду? Зачем ты просил ее вешать Дриск-Хаскелл лапшу на уши? Как ты мог?

— Я хотел выиграть время.

— Выиграть время для чего? — Санни сжала кулаки. — Что мы можем сделать? Найти картину к завтрашнему утру? Ее нет, Ник! Ее украли и продали. Спрятали где-нибудь. Ты балбес! Ты совершеннейший балбес!

— Я просто хотел, чтобы мы все обсудили, — вяло оправдывался я.

— И теперь, наверное, полиция уже едет сюда за нами, — раздраженно проговорила Санни. — Старая Мэри Берд скорее всего позвонила туда сразу, как мы ушли.

— И твое вранье маме не поможет, — добавила Лиз. Похоже, она была скорее расстроена, чем сердита.

— Да-а, — согласился Том. — Нас будут подозревать еще больше, чем раньше.

Мы постучали в дверь редакции, и Эл-мо впустил нас.

— Все в порядке? — сияя, спросил он, открывая дверь. Но, увидев наши лица, помрачнел:

— Хм… что-то не так?

— Все не так. А Ник сделал еще во сто раз хуже! — входя, буркнула Санни.

Брови Элмо ползли вверх, пока не скрылись в его кудрявой шевелюре.

— Что случилось с Санни? — шепнул он мне.

Я пожал плечами и сообщил ему плохие новости.

Цим говорил по телефону, запершись у себя в кабинете. Давал последние распоряжения перед ярмаркой.

— Я должен рассказать ему! — сказал Элмо после того, как я все выплеснул. — Я должен рассказать ему сейчас. Он успеет сообщить на телевидение и радио и в газеты. Мы должны это сделать. И скорее. Завтра утром отовсюду начнут стекаться люди в надежде увидеть "Ярмарку в Рейвен-Хилл". Мы не должны допустить этого.

— Подожди немного, — попросил я. — Давай сначала обсудим. Может, мы сможем что-нибудь сделать. Ну хотя бы попробовать.

Элмо с сомнением посмотрел на меня и коротко кивнул. Впервые его нежелание сдаваться в безнадежных случаях не огорчило меня. Впервые я был благодарен ему за это.

Мы направились в заднюю комнату. Лиз позвонила Ришель. Мы решили, что она должна быть в курсе. Как заметил Том, если полиция будет нас искать, то Ришель нужно предупредить.

— Ты думаешь, копы действительно считают, что мы как-то связаны с вором? — спросил Элмо.

— О, конечно, нет, — воскликнула Лиз.

— Но мы, похоже, единственные, кто приходил в дом, помимо мадам Кларис. А мисс Берд доверяет мадам Кларис. Они давно знакомы. Так что мы единственные подозреваемые, — коротко объяснила Санни. Абсолютно счастливой она не стала, но по крайней мере немного успокоилась. Я был очень рад. Под горячую руку ей лучше не попадаться.

— Ты забыла о воре, — напомнил я. — О том, кто украл Перси.

— Ник, но ведь в тот раз картину не украли, — терпеливо заметил Элмо. — Мэри Берд проверяла.

В дверь постучали. Элмо пошел открывать, но тут появилась Ришель. Ее, наверное, впустил Цим.

— Ну, что я вам говорила! — войдя в комнату большими шагами и откидывая назад волосы, сразу же заявила она. — Я вам говорила, что мы не должны иметь дело с этой женщиной. В первый день на ней был пурпурный кардиган. А потом мы видели ее в пурпурной шали. Я знала, что произойдет что-то ужасное. Я это знала!

— Это не поможет, Ришель, — сухо заметила Санни.

— Да, теперь ничто не поможет, так ведь? — взвизгнула Ришель. — Вы понимаете хоть, какими дураками мы будем выглядеть? Просто потрясающе!

Я старался не слушать ее. Мне нужно было подумать.

— Выходит, в дом забирались дважды, — пробормотал я. — Один раз забрать Перси, второй — заменить оригинал подделкой.

— Возможно, это просто совпадение, — сказала Санни.

— Слишком большое совпадение, — заметила Лиз.

Я кивнул. Слишком большое, чтобы быть правдой.

— Совпадение! — фыркнула Ришель. — Скажешь тоже. Все запланировано.

Все запланировано. Да. Ришель права. Все запланировано. Но в другом смысле. Я кое-что вспомнил.

Я наклонился вперед.

— Вы помните, как был найден украденный Доубелл? — настойчиво спросил я.

— Я помню, — ответил Том. — Картину нашли в аэропорту. Какой-то тип пытался контрабандой вывезти ее из страны.

— Точно, — согласился Элмо. — Когда ее украли, вор повесил на ее место копию. Но хозяева сразу же обнаружили подмену. Потом началась вся эта суматоха, и работники аэропорта были настороже.

— Правильно, — кивнул Том. — Они поймали парня, который вез картину, но совершенно очевидно, что не он организовал преступление. И они так и не узнали, кто.

— Но они нашли картину, — сказал я. — Чего нельзя сказать о картине Дрисдейла, которую украли в прошлом году. Ее больше никогда не видели. Она исчезла окончательно и бесповоротно до того, как хозяйка подняла тревогу.

— И снова на место украденной картины повесили копию, — припомнил Том. — Но на этот раз хозяйка обнаружила подмену не сразу. У нее на работе был пожар — горели модели одежды. Она была занята только этим. Совершенно ничего не замечала у себя дома. На счастье вора, правда ведь? — Он остановился. Его глаза округлились, и он понял, о чем я думал.

— Ну и что тут общего с "Ярмаркой в Рейвен-Хилл"? — спросила Ришель.

— Все! — возбужденно ответил я. — Слушай. Предположим, преступник — может, он художник — решает украсть несколько известных картин. Он знает, что ему нужно время для безопасного вывоза их из страны или в другой штат, или для передачи торговцу, с которым он связан. Он выбирает картину. Затем достает оттиск этой картины и пишет копию. Потом крадет картину, оставляет на ее месте копию, надеясь, что какое-то время пропажу не обнаружат.

— Хорошо, но ведь с Доубеллом это не сработало? — пожала плечами Санни. — В чем же тут дело, Ник?

Я усмехнулся:

— А вот в чем. План не сработал с Доубеллом потому, что хозяин очень быстро обнаружил копию. Итак, наш мыслитель делает еще одну попытку. Он крадет Дрис-дейла. Но на этот раз он действует умнее.

Я глубоко вздохнул и продолжил:

— Устраивает пожар у хозяйки на работе. Он рассчитал, что она будет занята наведением порядка и за всеми волнениями не заметит фальшивки у себя дома. И это сработало! К тому времени, когда она обнаружила подмену, картина уже была в безопасности в частной коллекции, и у полиции не было надежд разыскать ее.

— Я знаю, что ты имеешь в виду! Ты думаешь, что сейчас сработал тот же парень! И он действовал по тому же плану. Ты думаешь, что Перси украли, чтобы отвлечь Мэри Берд! — воскликнула Лиз.

Я кивнул:

— Она говорила, что была в полной растерянности. Не могла спать. Не могла думать ни о чем другом. Тот, кто проник в ее дом, и украл Перси. Но он не крал картину и не подменял ее на копию. Не в тот раз. Он знал, что полиция все проверит.

— Но он вернулся в дом и сделал это через несколько дней. — Том начинал волноваться. — После того как Мэри Берд и полиция проверили картины и решили, что все в порядке. И пока она еще была просто больна от страха за Перси.

— Держу пари, эти угрозы в адрес "Пера" — тоже для отвлечения. Чтобы отвлечь нас! — подпрыгнул Элмо. — Они начались после того, как отец напечатал ту заметку, что мы везде ищем попугая старой леди. Преступник не мог знать, что все это враки.

Мы посмотрели друг на друга.

— Ты прав, — медленно проговорил я. — И это тоже сработало. Мы слишком боялись угроз, чтобы что-то делать с Перси, даже если бы захотели.

— Но кому нужны все эти сложности? — спросила Ришель. — Первый раз вломились и украли Перси. Вломились второй раз и заменили картину на подделку. Потом все эти угрозы в "Перо". Столько хлопот.

— Возможно, даже на миллион баксов, — сказал я.

Ришель медленно кивнула. Она поняла.

— Держу пари, что даже возвращение Перси было отвлекающим маневром, — сказал я. — Вор хотел выиграть еще немного времени. Вам ясно, что, не попроси мы у Мэри Берд картину, старуха бы до сих пор не обнаружила, что у нее над камином висит подделка. На самом деле мы оказали ей любезность.

— Ну и что нам теперь делать? — спросила Санни.

— Сказать отцу, — быстро ответил Элмо.

— О, я совсем забыла. Он ушел на час, — сказала Ришель. — В "Крэйгенд". Я встретила его у входа. Он просил сказать вам.

Все тяжело вздохнули. Кроме меня. Должен признаться, я был рад. Пока еще я никому не хотел рассказывать, что приключилось с "Ярмаркой в Рейвен-Хилл". Я все еще безнадежно надеялся, что мы как-нибудь исправим дело.

— Ришель! — воскликнул Элмо. — Я бы хотел…

— Пойдемте скажем Мэри Берд, до чего мы додумались, — прервал я его. — Может, она хотя бы перестанет нас подозревать. И полиция, наверное, сейчас у нее. Мы сможем и им рассказать. Хорошо? На это уйдет не много времени.

Они закивали. Во всяком случае, торчать в редакции смысла не было. К тому же всех, видимо, воодушевила идея доказать Мэри Берд, что не такие уж мы плохие.

Глава XVIII

СЕКРЕТ

Мы отправились на Бельведер-стрит.

— Слушайте, я тут думал, — сказал Том, подпрыгивая на ходу.

— Будь осторожен, Мойстен, не переутомись, — проворчал я.

Он не отреагировал. Он не мог позволить мне рассердить себя. Ему было слишком интересно то, что он собирался сказать.

— Представьте, что это вы купили "Ярмарку в Рейвен-Хилл" у вора, — начал он. — Вы, конечно, знали, что она краденая — вы даже могли заказать эту кражу. Кое-кто из этих чокнутых коллекционеров на все идет, чтобы заполучить нужную картину.

— Чего ты добиваешься? — спросила Ришель.

— Итак, у какого-то типа есть картина, она хорошо и надежно спрятана у него дома, или в подвале, или еще где-нибудь. Затем он узнает из газет, что впервые за много лет Мэри Берд собирается выставить "Ярмарку в Рейвен-Хилл".

— Только он знает, что Мэри Берд собирается одолжить подделку, — уточнила Лиз.

Том кивнул.

— Ну так вот, он понимает, что подделку обнаружат. Нельзя выставить вместо известной картины копию и думать, что никто ничего не заметит. Держу пари, он себе голову сломал.

— Ты прав, — мрачно согласился Элмо. — Где-то кто-то хорошенько посмеется над всем этим. И над нами.

Мы свернули на Бельведер-стрит. У дома Мэри Берд полицейских машин не было. Либо копы уже уехали, либо еще не приезжали.

Мы толкнули ворота, прошли по дорожке и постучали в дверь. Опять открыла мадам Кларис.

— Зачем вы вернулись? — тихо спросила она, нервно поглядывая на лестницу. — Я не думаю…

— Послушайте, мадам Кларис, — быстро сказал я. — Нам нужно еще раз поговорить с мисс Берд. Мы догадались, как украли картину. Полиция уже была?

— Еще нет. Мэри сказала, что она слишком устала, чтобы иметь с ними дело сейчас. Она сказала, что позвонит им позже.

— Мы думали, она их натравит на нас, — пробормотала Лиз. — Она так сердилась. Похоже, она больше сердилась на нас, чем расстроилась из-за картины.

Мадам Кларис слегка нахмурилась.

— Да, — согласилась она. — Но сейчас она успокоилась. Да я и не думаю, что она верит, будто вы имеете к этому какое-то отношение. Она просто сказала первое, что пришло ей в голову. Она такая.

— Хорошо, тогда можно нам поговорить с ней? — спросил я.

Мадам Кларис минуту задумчиво смотрела на меня, потом улыбнулась.

— Конечно, можно, — тепло сказала она. — Я всегда считала, что вы, дети, можете помочь Мэри. А мои озарения указывают мне верный путь. Правда… — Гадалка поморщилась. — Не всегда.

Мы направились за ней вверх по лестнице в спальню Мэри Берд.

— Привет, — крикнул Перси, раскачиваясь из стороны в сторону на столике у кровати. — Привет, привет, привет, Ник!

Он был рад нам, а старуха в кровати нет. Она сердито нахмурилась и открыла рот.

— Вы не выставляйте нас сразу, мисс Берд, — попросил я. — Выслушайте сначала. Пожалуйста.

— Пожалуйста, — эхом откликнулась Лиз.

Мэри Берд закрыла рот и сгала ждать.

Быстро и четко, как только мог, я изложил нашу версию.

Когда я закончил, мгновение стояла тишина. Затем старуха медленно проговорила:

— Разумно. Очень разумно. Мудрая схема. — Она безотчетно почесывала Перси шейку. Он в блаженстве закрыл глаза и придвинулся ближе.

— Завтра я вызову полицию, — сказала мисс Берд. — Я расскажу им. Они смогут охранять других владельцев известных коллекций. Надеюсь, они не допустят, чтобы схема сработала вновь.

— Это так ужасно, — взорвалась Лиз. — Я в ужасе от одной, только мысли, что "Ярмарка в Рейвен-Хилл" окажется в какой-то частной коллекции, где никто никогда не сможет ее увидеть.

Лиз в своем репертуаре, подумал я. Будто это главное. А как наша беда? Как ярмарка?

Мэри Берд пожала плечами:

— Но здесь ее тоже никто не видел. И, как на прошлой неделе объяснил мне ваш чудаковатый друг, без всяких на то оснований.

Она строго посмотрела на Тома, но глаза ее, похоже, снова улыбались.

— У вас — это другое дело, — возразила Лиз. — Вы сестра Селуина Берда, и вы любили его и его картины. И девушка на картине — это вы. Мне кажется совершенно нормальным, что картина у вас. И только вы должны решать, что с ней делать. И никто другой.

Лиз ужасно сентиментальна. Мягкотелая, как я ее называю.

На лице Мэри Берд появилось очень странное выражение. Похоже, ее тронули слова Лиз. Потом она, к нашему удивлению, спросила:

— Вас действительно волнует, что у меня украли картину?

— Ну конечно, — воскликнула Лиз. А Том энергично закивал.

— А как же ярмарка? — спросила Мэри Берд. — И ваш знаменитый бассейн, на который вы хотите собрать деньги? Я считала, что вся история с картиной затеяна для успеха ярмарки.

— Лично я считаю так, — сказал Том. — Сейчас у нас нет бассейна. А потерять то, чего у тебя нет, нельзя.

— Не слушайте его, — твердо проговорила Санни. — Конечно, жаль будет остаться без бассейна. Но есть вещи поважнее. Это то, о чем говоришь ты, Лиз, так ведь?

Лиз кивнула.

— Хороню, хорошо, — мягко согласилась Мэри Берд.

Я взглянул на мадам Кларис: она совсем размякла. Она, видно, думала, что вся эта история изменит отношение старушки к людям. И она не будет так одинока и сердита. Добро порождает добро. У мадам Кларис и Лиз много общего.

Но на этом сюрпризы не кончились. Мэри Берд аккуратно отодвинула Перси и стала выбираться из кровати. На ней была длинная белая ночная сорочка с накинутой сверху кружевной пурпурной шалью. Седые волосы были заплетены в тонкую длинную косу.

— Кларис! — приказала она. — Мой халат, пожалуйста.

Мадам Кларис ринулась к ней.

Я заметил, как поежилась Ришель, когда Мэри Берд натягивала допотопный зеленый халат.

Старуха заковыляла через комнату и открыла дверцу большого встроенного платяного шкафа. Он был завешан одеждой. Сильно запахло нафталином и пылью. Ришель заткнула нос.

— Что ты делаешь, Мэри, — воскликнула мадам Кларис. — Ты же не собираешься одеваться?

Мэри Берд улыбнулась и начала раздвигать одежду, пока не образовался проход. Она поманила нас.

Спятила, решил я. Хочет, чтобы мы полезли за ней в шкаф.

Перси засмеялся, как сумасшедший, и захлопал бесперыми крыльями.

Как облако, скитался я,
Взирая на холмы,
И вдруг увидел океан

Мэри Берд засмеялась и снова поманила нас, ощупывая стенку шкафа.

Мадам Кларис вдруг вскрикнула, а мы все онемели от изумления: задняя стенка шкафа медленно отодвинулась, и мы увидели еще одну комнату. Ришель затаила дыхание.

Я вошел в потайную комнату и замер от восторга. Довольно большое помещение прежде наверняка было частью спальни. Мне и раньше показалось странным, что спальня мисс Берд так мала, тогда как другие комнаты в доме очень просторны.

На полу лежал шикарный персидский ковер. В центре стояли стул и маленький стол. А все стены были сплошь увешаны картинами. Яркими, роскошными, красивыми. Подлинниками Селуина Берда. Прямо в центре на одной из стен, на почетном месте, висела…

Я услышал слабый стон Тома.

— Это "Ярмарка в Рейвен-Хилл", — вскрикнула мадам Кларис, показывая пальцем и широко раскрыв глаза. — Но, Мэри! Я думала, ее украли из гостиной внизу. Что она здесь делает?

Глава XIX

ПЛАН

Мэри Берд засмеялась.

— "Ярмарка" всегда была здесь, Кларис, — сказала она. — Ту, что висела внизу, ту, которую ты видела все эти годы в моей гостиной, ту, которую взял вор, — боюсь, ее писал не Сел. Ее писала я.

— Вы? — прошептал Том, тараща глаза на картину.

Мэри Берд кивнула.

— Все картины внизу мои, — улыбнулась она. — Все эти копии я писала до и после смерти Села. Я всегда держала копии на виду внизу, а оригиналы прятала в этой комнате. Никто никогда не знал и не догадывался об этом — до сегодняшнего дня.

— Значит, вор на самом деле украл картину не вашего брата? — заключила Ри-шель. — Вы хотите сказать, что он украл одну копию и повесил на ее место другую?

Мэри Берд снова кивнула.

— Ух! — выдохнул Том.

— Эй, значит, его обдурили, — обрадовалась Санни.

— Да. И это неудивительно. Он украл очень хорошую копию, — спокойно сказала Мэри. — Ничего общего с этой ужасной мазней. Разница бросается в глаза. А я делала копии картин Села настолько хорошо, что никто, кроме истинного специалиста, не смог бы обнаружить подделку. Моя копия одурачила бы на ярмарке в Рейвен-Хилл любого. Вора, как выяснилось, она уже одурачила.

— Теперь ясно, почему вы, Мэри, скорее рассердились, чем расстроились, обнаружив кражу, — сказала мадам Кла-рис. — Настоящая картина все это время была в целости и сохранности.

— О, я так рада! — просияла Лиз. — Я так рада, что "Ярмарка в Рейвен-Хилл" вовсе не пропала!

— И я тоже, — захлопала в ладоши мадам Кларис. — Я так волновалась, ведь у меня не было никакого видения о том, что картину украдут. Даже намека на ощущение потери! Я думала, что утратила свой дар. А все потому, что настоящую картину не украли! — Она окинула всех сияющим взглядом.

— Вот именно, Кларис, — сухо согласилась Мэри Берд.

— А этот-то, который купил подделку! — захихикал Том. — Небось отвалил за нее кучу денег.

Мэри Берд задумчиво взглянула на него.

Я смотрел на "Ярмарку в Рейвен-Хилл". На оригинал. Спутать ее нельзя ни с чем. Девушка в белом платье и шляпке задумчиво шла по зеленой траве, уронив шаль. За нею в мерцающем золотом свете, отбрасывая голубую тень, виднелись деревья, люди, шары и ярмарочные павильоны.

Картина была великолепна. Она играла жизнью и красками. Такое не забывается.

Со мной что-то происходило. Я почувствовал легкий трепет надежды в груди. И даже более того. У меня зарождалась идея. Абсолютно дикая. Но кто не рискует, тот не выигрывает.

Я повернулся к Мэри Берд. Глубоко вздохнул. Кто не рискует, тот не выигрывает, напомнил я себе.

— Мисс Берд, — сказал я. — Не могли бы вы…

— Ник! — в ужасе вскричала Лиз. — Не смей…

Глаза Мэри Берд загорелись.

— Не могла бы я что? — спросила старая художница.

— Не могли бы вы… одолжить на ярмарку настоящую картину. У меня появилась идея.

Лиз приглушенно вскрикнула. Ей казалось, я зашел слишком далеко.

Но Мэри Берд улыбалась.

— А ты дерзок, — сказала она. — И мне это нравится. И еще, сынок, похоже, мы думаем об одном и том же. Выставить завтра на выставке картину Села, как и было объявлено в газете, — действительно отличная идея. А там пусть будет, что будет, так ведь?

Я кивнул, и она мне подмигнула. Все ошарашенно молчали.

— Теперь, Кларис, будь добра, вызови полицию, — отчеканила Мэри Берд. — Я решила поговорить с ними сегодня вечером. Я расскажу им об ограблении и сообщу, что настоящая картина будет на выставке. Они помогут охранять ее. Должны же они хоть на что-нибудь сгодиться.

Она направилась в свою спальню через душный, пахнущий нафталином платяной шкаф.

— Привет, привет, привет, — чирикал Перси, пока мы друг за другом вылезали из шкафа.

— Мы заберем картину завтра утром, — сказал я. — Выставка открывается в час дня.

У меня просто голова шла кругом.

— Чашку чаю? — вежливо поинтересовался Перси.

Ришель посмотрела на часы.

— Я и не заметила, что уже так поздно. Мне нужно домой, — сообщила она. — У меня еще не все собрано для воскресного конкурса старинной одежды. Мама подобрала мне вещи, но я их еще даже не смотрела. А я хочу выиграть приз.

— Тебе нужна старинная одежда? У меня, наверное, найдется кое-что для тебя, — сказала Мэри Берд, показывая на шкаф, завешанный древними юбками и длинными пальто. — Выбирай. А там вон моя шаль. — Она протянула руку к потрепанному пурпурному кружеву, лежащему на кровати. — Самая что ни на есть старинная.

Ришель слегка вздрогнула и вымученно улыбнулась.

— О, нет, благодарю вас, — попятилась она. — У меня очень много всего дома. Мне вполне хватит, правда. — Округлив глаза, она беспомощно взглянула на меня.

— Я бы хотела взять шаль, мисс Берд, — неуверенно сказала Лиз. — Если, конечно, можно. Я тоже хочу принять участие в конкурсе. Но у меня совсем нет времени подготовиться к нему.

— Ну разумеется. Мы к ней еще что-нибудь подберем. Через минуту мы с тобой займемся. Но сначала, Ник, мне нужно кое-что обсудить с тобой. Хорошо?

Вечером после ужина я сразу поднялся к себе в комнату. Столько впечатлений за день! Я не мог усидеть на месте. Начал было играть на компьютере в "Камеру смертников". Думал, меня это успокоит перед сном.

Но игра не клеилась, и потому я всполошился пуще прежнего: скрежетал зубами и от расстройства подпрыгивал на стуле. В конце концов я сдался и пошел спать. Но, прежде чем уснуть, еще долго ворочался и метался в постели.

Утром я встал, чувствуя себя абсолютно разбитым. Но при виде чистого неба мое сердце забилось быстрее. День обещал быть чудесным.

Глава XX

НА ЯРМАРКЕ

Я взял деньги у малыша в очках и посмотрел на часы. Было без четверти час. Мне пора было в "Крэйгенд".

До сих пор все шло нормально. Первым делом сегодня утром мы с Лиз забрали картину и доставили ее в ярмарочный комитет в "Крэйгенде". Затем вместе с остальными заняли свои места в павильонах в парке.

К девяти часам начал собираться народ. В полдень парк был полон. Реклама сделала свое дело.

Я хотел переговорить с Джейми наедине, но такой возможности не представилось. Толпы детей хотели играть на компьютерах. Вилась огромная очередь, им приходилось долго ждать. Но никого это особенно не волновало.

Я заметил, что у Тома тоже все шло хорошо. Он сидел под деревом на стуле недалеко от нас, очень быстро рисуя фломастером карикатуры. Рисунки получались, что и говорить, классные. Но не слишком лестные.

Человек с большим носом получал огромный нос. Тот, у кого двойной подбородок, — четыре подбородка. Но заказчики не иссякали. Людям, видно, такое нравилось. -

Через несколько павильонов Лиз показывала толпе женщин, как плести кружевные салфетки из веревки и маленьких кусочков дерева.

Ее подруга из магазина поделок показывала другой группе женщин, в том числе и моей маме, как расписывать тюльпанами деревянную дощечку. Кто-то еще продавал материалы для поделок. Мне все это казалось страшно нудным, но, как я всегда говорю, на вкус и цвет товарищей нет.

Элмо мне не было видно, но я точно знал, как его найти. Нужно было только прислушаться. Выставка питомцев — самое шумное мероприятие на ярмарке, даже громче, чем рок-группа "Вдребезги".

Элмо не был судьей, как и обещал. Эти обязанности исполняли люди в белых халатах. Элмо просто пытался уберечь всех питомцев от смерти в бою. И еще успокоить хозяев.

Над толпой взлетали прыгающие клиенты Санни. Батуты явно пользовались популярностью.

Наискосок от меня, в стороне от павильона Судьбы мадам Кларис, стояла Ришель, собирая деньги у посетителей. Она была в длинном черном платье и вышитой шали, с золотыми сережками в ушах. Вокруг гадалки и ее помощницы собралось много народу: мужчины, женщины, хихикающие подростки. Я увидел, как к Ришель подошла Ксения из редакции "Пера" и открыла кошелек.

Ришель протиснулась сквозь толпу и подошла ко мне.

— Пора идти на выставку, Ник, — сказала она. — Поспеши, я не хочу ничего пропустить.

Я махнул Джейми. Он направился ко мне, чтобы занять мое место. Я протянул ему кошелек.

— Ну и как мадам Кларис? — спросил я, отходя от павильона.

— Просто фантастика! — восторгалась Ришель, покачивая золотыми сережками. — Все в очереди уверяют, что не верят в предсказания. Но все платят деньги и идут к ней. А уходя, смеются, как сумасшедшие, и рассказывают друзьям, что им нагадали. Я слышала, что всех их ждут деньги, любовь и большое счастье.

— Мадам Кларис не дура, — грустно сказал я. — Не то что некоторые.

Ришель склонила голову набок и посмотрела на меня:

— Что-то случилось?

— О нет, — вздохнул я. — Просто… просто плохо спал.

Том повесил табличку: "Вернусь через час" — и присоединился к нам. Лиз закончила свой урок макраме и тоже ушла. За ней последовали Санни и Элмо.

Вся команда в сборе, подумал я и потряс головой в тщетной попытке прочистить мозги и сосредоточиться на том, что нам предстоит. Как говорила мисс Берд, пусть будет что будет.

Перед "Крэйгендом" собралась огромная толпа. Все ждали, когда откроется выставка. Лиз повела нас к служебному входу. Мы вошли в большую приемную и увидели Мэри Берд с Перси на плече, восседающую около картины Селуина Бер-да. Вокруг теснились телекамеры, микрофоны и репортеры.

Старуха была одета во что-то старинное, бархатно-кружевное, ее шляпу украшало больше перьев, чем на всем Перси. Следует признать, выглядела она величественно. И она получала удовольствие. Это было очевидно.

Перси тоже хорошо себя чувствовал. Разговаривал, декламировал стихи, красовался.

— Я Перси, как вас зовут? — спросил он, уставившись глазом-бусинкой на миссис Дриск-Хаскелл, стоявшую поблизости вместе с Цимом. — Как вас зовут? Квик!

— Это миссис Дриск-Хаскелл, Перси, — деланно улыбнулась Мэри Берд. — Леди, чьи богатые друзья придут посмотреть на нашу картину. Не так ли, миссис Дриск-Хаскелл?

— Дриск-Хаскелл? Глупая Дриск-Хаскелл, — закричал Перси. — Заткнись, Дриск-Хаскелл. Поцелуй нас. Квик!

Миссис Дриск-Хаскелл чуть нахмурилась и отвернулась. Репортеры тихонько засмеялись.

Том и я умирали от смеха.

— Привет, Ники, — закричал Перси, заметив меня.

— Спасибо, Перси, — сказала Мэри Берд. — Вполне достаточно. — Она посмотрела на камеры и репортеров. — Думаю, уже час дня, — спокойно заметила она. — Вам пора уходить. Выставка открывается.

Репортеры удалились со своими камерами и микрофонами. Открылись большие входные двери, и люди хлынули в зал.

— Рассредоточьтесь, — шепнул я команде. — И смотрите во все глаза. У нас только один шанс.

На выставке было полно других картин, но сначала все хотели посмотреть "Ярмарку в Рейвен-Хилл". А чтобы увидеть ее вблизи, нужно было пройти мимо Мэри Берд.

Миссис Дриск-Хаскелл, разумеется, хотела обеспечить своим особенным, уважаемым гостям особенно уважительное обслуживание. При виде кого-нибудь из них она подзывала его и ставила в начало очереди. Остальным это не нравилось. Но никто громко не возмущался. Они были воспитаны гораздо лучше, чем она.

— Мисс Берд, разрешите вам представить леди и сэра Стенли Вофингер, — заливалась миссис Дриск-Хаскелл, подводя своих звезд к креслу старухи. Или же: — Мисс Берд, вы должны познакомиться с моим дорогим другом Максимом Минксом. Вы, разумеется, знаете Галерею Минкса?

Мэри Берд поднимала глаза, кивала, хмурилась и что-то бормотала. Но не прогоняла и не прерывала миссис Дриск-Хаскелл.

— Она что-то очень терпелива, — удивленно шепнул мне Цим. — Интересно, почему?

Я не ответил, хотя прекрасно знал. Я поклялся хранить тайну. Кроме того, у меня не было времени объяснять. Я должен был наблюдать.

Взрыв произошел примерно через полчаса. И именно миссис Дриск-Хаскелл спровоцировала его. Она подлетела к Мэри Берд с очередным "очень важным человеком". На этот-раз это был пожилой седой мужчина с усами на ярко-красном лице. Его сопровождал молодой человек.

— О, мисс Берд, — журчала миссис Д.-Х. — Разрешите представить вам одного из старинных и близких друзей моего мужа, Эмила Фиппса.

— Как поживаете? — проворчала Мэри Берд.

— Чашку чаю, — предложил Перси.

Было очевидно, что Эмила Фиппса не интересует знакомство. Он даже не взглянул на старуху в кресле. Его интересовала только картина позади нее.

Но миссис Д.-Х. не собиралась сдаваться так быстро.

— А это мистер… м-м…

Она, ясное дело, понятия не имела, кто этот молодой человек, и ждала, пока он назовется. Но он не говорил ни слова. Он тоже уставился на картину. И лицо его становилось бледным.

— Привет. Чао, симпатяга, — сказал ему Перси, качая головой. — Привет, привет, привет.

Оба молчали. Они не обращали внимания на Перси и Мэри и даже на миссис Д.-Х. Для них никто не существовал.

Они подошли ближе к картине. Я видел, как красное лицо пожилого мужчины в секунду сделалось еще краснее. Он стал мрачнее тучи. Шея была готова лопнуть.

Вдруг он схватил молодого человека за руку. Тот тряс головой и что-то бормотал. Потом, совершенно не обращая внимания на присутствующих, неожиданно толкнул Эмила Фиппса в грудь свободной рукой и начал яростно проталкиваться сквозь толпу.

— Не позволяйте ему скрыться! — во все горло заорал я. — Это вор! Держите вора!

Несколько человек закричали. Но никто не попытался остановить его. Все просто кружили рядом. Я обошел толпу и со всех ног бросился к выходу, заметив бегущего с другой стороны Тома и Санни — с третьей. Я видел полицейских в штатском, которые, безнадежно опаздывая, пробивались через толпу в центре зала.

— Это он! — закричал я Тому. — Не упусти его!

Том попытался бежать быстрее, прыгнул вперед, запутался в собственных ногах и… полетел. Он пролетел несколько метров. Это было потрясающе. Толпа затаила дыхание. Том заорал. Он неловко приземлился на живот, проехал по сверкающему полу и ухватил бегущего за лодыжки, прежде чем тот выскользнул в дверь.

Незнакомец рухнул как мешок и какое-то время от потрясения не мог встать. Он даже не сопротивлялся, когда полицейские подняли его.

Мне кажется, он был рад, что не попал в руки Тома или Эмила Фиппса.

Я вернулся к Мэри, Берд, стоявшей с Перси на плече рядом с Эмилом Фиппсом и полицейским. Эмил Фиппс все еще задыхался от ярости.

— Меня надули, — рычал он. — Мне продали копию. Меня надули на миллион долларов. Какая свинья!

— Знайте, что берете, — проворчала Мэри Берд, оглядывая его с ног до головы. — Надеюсь, в следующий раз вы хорошенько подумаете, прежде чем купить краденую картину. Если вы вообще когда-нибудь сможете что-нибудь купить. Лично я надеюсь, что вы сгниете в тюрьме.

Полицейский увел Фиппса.

— Тот молодой человек — художник по имени Билли де Вере, — удивленно сказал Цим, подходя к нам. — Художник оказался вором. Он сейчас выбалтывает все полицейским. Похоже, дела у него шли неплохо. А Фиппс был одним из его лучших клиентов. Я думаю, несколько украденных картин вернутся к своим законным владельцам. Ник, а как ты узнал, что Билли вор?

— Мы следили за реакцией посетителей, — объяснил я, взглянув на Мэри Берд. — Мисс Берд и я решили, что тот, кто купил копию "Ярмарки в Рейвен-Хилл", приняв ее за оригинал, обязательно пришел бы сюда. И если он хоть что-то смыслит в искусстве, он бы понял, что его надули. Мы подумали, что и вор может прийти. И мы оказались правы. Но на самом деле вора разоблачил Перси.

— Как это?

— Он сказал Билли де Вере "привет". А Перси никогда не говорит "привет" незнакомцам. Так я понял, что он знает Билли. А откуда? Значит, это Билли прятал его.

— Потрясающая логика, — улыбнулся Цим.

Перси затряс головой.

— Потрясающая логика, — согласился он. — Потрясающая, потрясающая. Потрясающий Ники.

Все дружно засмеялись. Я покачал головой. Этот попугай иногда заходит слишком далеко.

Глава XXI

ПОДЛИННИКИ

И так, все завершилось. "Великолепная шестерка" разгадала еще одну загадку.

Ярмарка в Рейвен-Хилл окончилась. Прошла она удачно. Эмил Фиппс и Вильям (Билли) де Вере были осуждены за серию краж произведений искусства. А наша шестерка попала на страницы газет.

Это так взбудоражило Ришель, что она даже забыла о том, что победа в конкурсе на лучший старинный костюм досталась не ей. Догадайтесь, кому?

Ну конечно же, Лиз. Как она могла проиграть, если была, одета в то же самое белое платье, шляпку и пурпурную шаль, что и Мэри Берд на картине "Ярмарка в Рейвен-Хилл"? Мэри Берд не шутила, когда обещала подобрать что-нибудь этакое к шали.

Ярмарка имела такой успех, что собрать нужную для бассейна сумму удастся всего за четыре года. Так нам сказали. Так бы и случилось, если б не Мэри Берд.

Она решила продать несколько картин. Всего лишь несколько. Достаточно, чтобы получить несколько миллионов. Достаточно настолько, что сразу начали строить Аквацентр имени Селуина Берда.

Именно Аквацентр, а не какой-нибудь там бассейн! Обещали, что к следующему лету он будет готов.

Оставалось только прибраться: парк был в жутком беспорядке. В понедельник утром мы встретились, чтобы приступить к работе. К тому же нам обещали заплатить: ведь ярмарка имела успех. Правда, миссис Дриск-Хаскелл возражала, но она осталась в меньшинстве.

Мы наполняли мешки мусором и подтаскивали их к грузовичку. Это не так здорово, как быть звездами и героями. Но за работой мы могли обсудить все, что произошло.

— Знаете, мадам Кларис оказалась права насчет меня, — сказала Лиз. — Она нагадала, что удачу мне принесет что-то древнее. Так и случилось. Платье Мэри Берд, шляпка и шаль помогли мне выиграть конкурс.

— А мне она наобещала, что пурпур и цифра "три" станут для меня несчастливыми: Лиз надела три вещи, а шаль — пурпурного цвета. Вот она и выиграла конкурс, — вздохнула Ришель.

— Ты сама могла его выиграть, — заметил я. — Ведь Мэри Берд сначала предложила одежду тебе. Но ты отказалась. Потому что думала, что тебе ничего не понравится. И потому, что шаль пурпурного цвета. Ты испугалась, что это к несчастью.

— Ну и что?

— А то, что ты сама принесла себе несчастье!

— А может, она предсказала, что я именно так и поступлю, и оказалась совершенно права.

— Тебя не переспоришь.

— И не пытайся, — согласилась Ришель.

Элмо совсем не считал, что предсказанное ему сбылось. Он сказал, что в пятницу, тринадцатого, опасность ему не угрожала.

— Угрожала, — возразила Ришель. — Вспомни бомбу.

— Но это была не бомба, Ришель. Это был попугай.

— Но ты же думал, что это бомба. Это важно.

— Разве? — поморщился Элмо.

— Да! — твердо сказала Ришель.

Санни сгребла грязные картонки и положила в мешок.

— А мое предсказание не сбылось. Я должна была что-то потерять, а потом найти.

— А как насчет картины? — спросила Ришель.

— Это не считается, — возразила Санни. — Она не моя.

— А как насчет самообладания? — предположил я.

Санни на секунду задумалась.

— Может быть… — пожала плечами она.

— Ну хорошо, подождите, — сказал Том. — Мадам Кларис обещала мне неожиданное путешествие. А его не было.

— Она сказала "короткое неожиданное путешествие", если я правильно помню, — улыбнулась Лиз.

— И что?

— А как ты назовешь то, что случилось в "Крэйгенде" в субботу? Когда ты поймал вора? Разве этот потрясающий полет не был "коротким неожиданным путешествием"?

Все засмеялись.

— Теперь, по-моему, доказано, что мадам Кларис предвидит будущее, — обрадованно объявила Ришель. — Она знала, что произойдет с каждым из нас… кроме Ника.

— А тебе что обещали? — спросил Элмо.

— Не помню, — ответил я.

— Я помню, — сказала Санни. — Мадам Кларис сказала, что ты заразишь того, кто тебе дорог.

— Похоже, она впервые ошиблась, — заметила Ришель.

— Да, кажется, — согласился я.

О компьютерном вирусе, который подхватил мой любимый новый компьютер в пятницу ночью, я им рассказывать не собирался. Много часов подряд я пытался восстановить жесткий диск. Со всей утерянной информацией. И все из-за зараженных пиратских копий "Камеры смертников I–IV". От одной мысли об этом мне делается не по себе.

— Вы помните, что нам еще предстоит закончить с садиком мадам Кларис? Еще месяцы предсказаний впереди. О, горе мне! — вздохнул Том.

Он вразвалочку направился к грузовику с полным мешком мусора, как всегда, дурачась. Я наблюдал за работой всей команды. Ришель собирала бумажки на траве, оберегая свои ногти. Санни ловко бросала банки от напитков в мешок. Лиз бежала за Томом, одной рукой придерживая шляпу, а другой волоча разбухший мешок. Элмо сосредоточенно работал.

И это моя команда. "Великолепная шестерка", думал я. Они меня раздражают, сводят с ума, доводят до безрассудства. Но таких больше нет. Они как та картина — подлинники.

Признаюсь, эта мысль заставила меня улыбнуться. Я вдруг почувствовал, как внутри потеплело.

Я был потрясен. Я становлюсь мягкотелым, подумал я. Это от переутомления. Я слышал, что усталость отражается на мозгах. А вдруг это навсегда? Изумленный, я стоял, уставившись в пространство.

— Лодырь! — крикнул мне Том с подножки грузовика. И вдруг свалился на кучу мусора. Мешок, который он держал, опрокинулся, и бумажки, как огромные снежные хлопья, разлетелись по всей только что убранной территории.

Теплого чувства как не бывало. Привычное раздражение охватило меня вновь.

Водитель грузовика захохотал. И дети на качелях тоже. Все члены команды взвыли от ярости и погнались за рассыпавшимися бумажками.

И пока я, сжав зубы, устало тащился за ними, я понял, что выздоровел. Волноваться не стоит. Больше я никогда не размякну.

Ведь я член "Великолепной шестерки".