/ Language: Русский / Genre:child_det, / Series: АО «Великолепная шестерка»

Дело о пропавшем миллионере

Эмили Родда

Устраиваясь во время летних каникул на работу в мотель, закадычные друзья из АО "Великолепная шестёрка" и не предполагали, что впереди их ждёт захватывающие дух расследование. Убирая грязную посуду после завтрака, друзья находят скомканную салфетку с мольбой о помощи. Кто написал эту записку? Может быть, счастливчик, выигравший в лотерею два миллиона долларов? Неужели его похитили и держат в мотеле силой? Ребята почти уверены в этом. Дело за малым - найти пропавшего миллионера…

Глава I ФИНАНСОВЫЕ ЗАТРУДНЕНИЯ

— Сколько тебе повторять, Санни? Во всем Рейвен-Хилле не осталось ни одного места, где можно заработать, — сказала мне Лиз. — Город будто вымер. — Она потрепала по косматой голове своего пса Кристо. Тот зевнул, широко разинув пасть.

— А мне так нужны деньги, — огорчилась я. — Я так рассчитывала подработать в каникулы.

— А мы как будто нет, — мрачно изрек Элмо.

Ник, Ришель и Том кивнули. Мы в полном молчании глазели друг на друга. АО «Великолепная шестерка» обычно не приходилось сидеть сложа руки. Очень долго у нашего акционерного общества работы было хоть отбавляй. А теперь все источники, откуда к нам текли денежные ручейки, внезапно пересохли. Похоже, каникулы пойдут насмарку.

Мы сидели в Лесистой Долине — маленьком островке чистой живой природы, — которая находилась неподалеку от парка Рейвен-Хилла, где частенько устраивали военные советы.

Погожий денек. Солнечные лучи пробивались сквозь густую листву эвкалиптов и скользили по нашим макушкам. Птички прыгали с ветки на ветку и чирикали. Но именно тогда нам было не до красот природы.

— А может, походим по домам, предлагая свои услуги? — сказала я.

— Мне мама не позволит, — вздохнула Лиз.

— Санни Чан, да как у тебя только язык повернулся предложить такое? Ходить по домам? Какой позор! — выпалила Ришель одним духом.

Может, оно и так.

Снова тишина.

Том пожал плечами и вытащил блокнот.

— А мне так вообще беспокоиться не о чем, — беспечно заявил он, начав что-то набрасывать карандашом. — В конце концов, мне не нужна никакая работа. Завтра я проснусь миллионером.

— Да ну-у-у? — протянул Ник, который сидел, привалившись спиной к дереву и покусывая стебелек травы.

— Ага, — подтвердил Том. — Сегодня вечером я выиграю в лотерею. Ну, или моя мама выиграет. Это одно и то же. Два миллиона долларов... — Он зажмурился и мечтательно улыбнулся.

— Ты меня, конечно, извини, Том, — вмешалась Лиз, — но не видать тебе сегодня этих двух миллионов. Потому что их выиграет моя мама. Она вообще везучая. Первые шесть чисел, которые она загадала, — это наши дни рождения плюс номер нашего дома и номер ее банковского сейфа.

А остальные шесть номеров она написала просто так, что первое на ум пришло. Она сказала, что наверняка не промахнется. Какая-нибудь из комбинаций цифр обязательно выиграет. Она уже прикидывает, на что потратить деньги.

Кристо заскулил и клацнул зубами, пытаясь поймать пролетавшую мимо муху. Похоже, перспектива стать собакой миллионерши его особо не прельщала.

— Два миллиона долларов! — выдохнула Ришель. — А еще не поздно купить билет? Только подумайте, что можно...

— Побереги свой карман, Ришель. У тебя столько же шансов получить эти деньги, как быть убитой молнией, — фыркнул Ник.

— Но все-таки иногда молния попадает в людей, как тебе известно, — снова вступил в разговор Том. — А сегодня вечером какой-нибудь счастливчик обязательно выиграет в лотерею. Так почему бы этим счастливчиком не оказаться мне?

Он подпер подбородок рукой и уставился куда-то в пространство.

— А знаете, если нам повезет сегодня, я, наверное, умру от счастья.

— Не городи ерунды, — отмахнулся Ник.

— Не в деньгах счастье, Том, — напомнила Лиз.

Ник застонал.

— Не смеши меня, Лиз, — воскликнула Ришель, лихорадочно шаря по карманам джинсов. — Два миллиона долларов сделают меня жутко счастливой. Вот. Я нарыла тридцать центов. Думаю, нам стоит купить билет вскладчину. Это будет билет «Великолепной шестерки». Мы обязательно выиграем. Подумать только! Два миллиона.

Она прикрыла глаза.

— Я накуплю себе кучу одежды, о которой давно мечтала, и еще украшения, и великолепный дом с бассейном, виллу, машину...

— Да ты же за рулем никогда не сидела, Ришель.

Но Ришель ничуть не смутилась.

— Я найму личного шофера, — заявила она. — Пожалуй, приобрету белый «Роллс-Ройс». Или «Ягуар». Или «Мерседес». А возможно, все три.

— На все это тебе не хватит денег, — перебила я. Иногда Ришель меня просто выводила из себя. — Между прочим, если два миллиона разделить на шесть частей...

Ришель широко распахнула свои небесно-голубые глаза.

— Какие еще «шесть частей»?

— Ну, видишь ли, — раздраженно сказала я, — если наша шестерка выиграет в лотерею, мы поделим выигрыш поровну, ведь так? А это будет...

— Триста тридцать три тысячи триста тридцать три доллара и тридцать три цента, — моментально сосчитал Ник. — Десятые доли цента можно не принимать во внимание.

В том, что касалось денег, у Ника голова варила будь здоров, почище любого компьютера.

— Что-что? — Ришель вздернула носик. — Триста и сколько-то там тысяч? Но ведь это такой мизер!

— Это всего лишь на триста тридцать три тысячи, триста тридцать три доллара и три цента больше, чем у тебя есть на данный момент, — заметил Том.

— Но мне этого совершенно недостаточно, чтобы разбогатеть, — рассердилась Ришель. — А какой толк от выигрыша, если он не сделает тебя богатым? А второй раз такой случай вряд ли представится.

— Ну, есть такие везунчики, — вступил в разговор Элмо. — «Перо» как-то опубликовало заметку о человеке, который...

Ришель закрыла ему рот рукой. Она была не в настроении сейчас слушать истории о том, как кому-то другому улыбнулась удача.

— А я считаю, что раз покупка билета — моя идея, то я имею право на большую долю, — сказала она, подумав немного.

— Спустись с небес на землю, Ришель, — хмыкнул Ник. — Если мы скидываемся поровну на билет, то и прибыль тоже делим поровну. Это справедливо.

— А вот и нет!

— А вот и да.

— И ничего подобного!

— Да прекратите вы оба, — не выдержала Лиз. — Вы уже делите шкуру неубитого медведя. Это смешно, честное слово. Не выиграем мы в лотерею. У нас даже билета нет. И все это доказывает мою правоту. Если вы помните, я сказала, что не в деньгах счастье. Деньги, вместо того чтобы решать проблемы, еще добавляют хлопот.

— А я люблю преодолевать трудности, — усмехнулся Том. — И если ты будешь очень, очень любезна со мной, Ришель, я, может быть, соглашусь поделиться с тобой выигрышем. Тебе и делать-то ничего особенного не придется — только ходить на задних лапках и исполнять все мои желания.

Он показал нам свой набросок. На листе бумаги был изображен он сам, собственной персоной, в ванне, полной монет. А мы все толпились вокруг с подобострастным видом и с протянутыми руками.

— После дождичка в четверг, — огрызнулась Ришель.

Том развел руками.

— Делайте что хотите. И будьте готовы рыдать от зависти сегодня вечером. Потому что сегодня вечером я стану миллионером. Я это чувствую. Я уже вижу, как на меня льется золотой дождь. Я уже слышу, как звонит телефон...

Семью Тома в тот вечер ждало горькое разочарование. Никто из них не выиграл в лотерею. (Ну надо же! И кто бы мог подумать!) Та же участь постигла маму Лиз. И мою сестру Эми.

Но кое в чем Том оказался прав. Телефон действительно зазвонил на следующий день. Звонили «Великолепной шестерке». И еще одно он угадал. По поводу денег. Но не двух миллионов долларов. И счастливыми нас этот звонок не сделал. По крайней мере, ненадолго.

Звонок касался работы. Работы, которая впоследствии обернулась для всех нас большими неприятностями.

Особенно для меня.

Глава II МИСТЕР СВИН

Мистер Брюс Свинотт, владелец и управляющий мотелем «У зеленых деревьев», сверлил нас глазками из-за завалов на своем столе. Под его пухлыми пальцами лежал раскрытый старый номер местной газеты «Перо». Объявление нашей «Великолепной шестерки» было обведено красным кружком.

Кабинет мистера Свинотта был тесным, темным и ужасно неряшливым. Мы, вшестером сгрудившись перед столом, едва могли пошевелиться.

Мне хорошо был виден девиз в конце нашего объявления, напечатанный большими буквами как раз над телефонными номерами. «Возьмемся за любую работу!» — гласил он.

По правде говоря, мы без особого восторга направились на свидание с мистером Свиноттом через час после его звонка. Нам ли не знать, что подавать завтраки в мотеле — работа не из приятных.

Мы довольно часто проходили мимо этого места, чтобы услышать достаточно нелестных отзывов о нем. Да и Лиз сообщила, что, судя по телефонному разговору, из Брюса Свинотта босс получится — противней некуда.

Но, как любил говаривать Ник, бизнес есть бизнес, а деньги есть деньги.

— Так вот. К работе приступаете завтра утром, — буркнул мистер Свинотт. — По трое в смене. Начало в шесть утра. В шесть, и ни секундой позже. Опоздаете — пеняйте на себя. Ясно?

Мы кивнули. Завтра четверг. День, когда мы разносим свежие номера «Перо» по Рейвен-Хиллу. Но мы уже посовещались и решили, что шанс заработать упускать нельзя.

Троим придется разносить газеты, пока остальные трое вкалывают в мотеле. Тяжеловато, конечно, но мы решили, что игра стоит свеч.

— Пройдете мимо стойки портье и попадете прямо на кухню. Там Курт будет готовить. Берете подносы, загружаете их и разносите заказы по номерам. И не вздумайте ничего перепутать, иначе из вашего жалованья вычтут стоимость заказанных блюд. Усвоили?

Задребезжал телефон. Мистер Свинотт взял трубку.

— Да? — рявкнул он. — Хорошо, я поговорю с ним.

Он ждал. Его глазки впились в нас так подозрительно, как будто он полагал, что мы способны стянуть что-нибудь с его захламленного стола, пока он разговаривал.

— А, привет, Элби. Как твои делишки? Получше себя чувствуешь? — Его голос внезапно потеплел и звучал очень дружелюбно. Он взял из пепельницы обгоревшую спичку и принялся ковырять ею в зубах, слушая собеседника.

— Да? Ай-ай-ай. Говорил тебе вчера, ложись в постель и не вздумай вставать, дружок, — сказал он. — При таком гриппе возможны любые осложнения. Я к тебе обязательно загляну. Ты не против?

Лиз всегда говорила, что во всем можно найти свои положительные стороны. По этому поводу они с Ником часто спорили с пеной у рта. Но этот разговор, похоже, доказывал ее правоту. Кто бы мог вообразить, что мистер Свинотт способен на проявление добрых чувств по отношению к кому бы то ни было. И вот, пожалуйста, такая трогательная забота о здоровье прихворнувшего приятеля.

Свинотт снова замолчал.

— Конечно, конечно, — снова заговорил он немного погодя. — На то мы с тобой и друзья. Ладненько. Скоро увидимся, дружок. Пока.

Он бросил трубку.

— Ладно, довольно канители. Я не собираюсь торчать тут с вами весь день. — Он произнес это таким тоном, как будто это мы тут битый час читали ему нотацию, а не наоборот. Теплоты в его голосе как не бывало.

Он развалился в кресле, которое жалобно заскрипело.

— Потом соберете грязные подносы, которые жильцы оставляют у порога, и отнесете на кухню, — продолжал он. — И не дай Бог, вам что-нибудь разбить, это тоже вычтут из вашего жалованья. Закончив, можете идти на все четыре стороны. И слушаться Курта беспрекословно. Понятно?

Мы снова закивали. Хорошенькое дело, думала я. Одного взгляда на угрюмую, неприветливую физиономию повара Курта оказалось достаточно, чтобы понять — работать бок о бок с ним будет несладко.

— Девочкам выдается голубая униформа и передники. Мальчикам черные брюки и белые сорочки полагается носить собственные, а выдаются передники и галстуки-бабочки.

Он вытащил из-под стола полиэтиленовый пакет и протянул Лиз.

— Тут форма, передники и галстуки. Не пачкайте их и смотрите не порвите. Любое повреждение оплачивается из вашего кармана. Усвоили?

— Да, мистер Свинотт, — хором ответили Том и Лиз. На самом деле Том сказал «мистер Свин», но, по счастью, голос Лиз звучал громче и заглушил его.

Свинотт прищурился, но он не был уверен, что ему не послышалось, поэтому продолжил:

— Никаких засаленных лохм, свисающих на лоб. Волосы завязывайте сзади. В первую очередь это относится к вам, мамзель. — Он ткнул пальцем в сторону Ришель, которая тряхнула своими густыми белокурыми кудрями и вспыхнула. — И не сметь воровать еду. — Мистер Свинотт переплел пальцы. — Не разговаривать с постояльцами, не есть в помещении, не курить в помещении и не выпивать в помещении. Никаких наркотиков, никаких шатаний по коридорам. Яс...

— Ясно нам все, ясно, — перебил Том. — У вас все?

Мистер Свинотт метнул в него уничтожающий взгляд. Губы его скривились.

— Да, все. И веди себя прилично, иначе вылетишь отсюда в два счета, сынок, — рявкнул он, потянувшись за спичкой и опять начав ковырять ею в зубах. — Ладно, свободны, — разрешил он.

Нам не надо было повторять. Мы поспешно ретировались. В вестибюле, где находилась стойка портье, было немного прохладнее. Рыжеволосая молодая женщина, сидевшая за стойкой, повернулась к нам. Ее глаза смотрели устало и равнодушно.

— Нас приняли, — сообщил ей Том. — Повезло, да?

Она молча смотрела на него, потом зевнула.

Мы друг за другом вышли на улицу и очутились на подъездной дорожке.

— Каков нахал! — Ришель наконец получила возможность выпустить пар. — Он просто невыносим. Вы видели, какие у него кошмарные ногти?

— Подбери засаленные волосенки, мамзель, — начал дразниться Том.

— Да я сегодня утром мыла голову, Том Мойстен! — завизжала Ришель. — Да я в жизни не ходила с грязными волосами!

Пока Лиз пыталась их помирить (впрочем, без особого успеха), я обозревала наше новое место работы. Скоро мы тут освоимся. Но не думаю, что нам это доставит много удовольствия.

Здание мотеля было построено в виде буквы «Т». Вестибюль, кухня и контора мистера Свинотта находились в центральной части. Здесь стены были выкрашены в желтый цвет. Два ряда комнат размещались по обе стороны от центрального блока. С одной стороны они сверкали ярко-розовой краской, с другой — ядовито-голубой.

Окна всех комнат выходили на оживленную автотрассу и автостоянку, границы которой были обозначены желтой полосой. Безрадостное зрелище.

Между стоянкой и дорогой втиснулся «сад», украшенный чахлыми низкорослыми кустиками. Обертки от мороженого, жестянки и другой хлам валялись на дорожке, протоптанной прямо через кусты.

Машины и фургоны неистово ревели. Через дорогу находился заколоченный магазинчик, заброшенное, наполовину сгоревшее здание, и маленькая мастерская, именовавшаяся «Гномы на любой вкус», которая, кажется, тоже была закрыта. Дверь была заперта, а витрины сплошь заклеены бумажками с надписями такого рода: «Закрыто перед распродажей», «Последние дни», «Расписные гномы по сниженным ценам», и тому подобными.

Элмо указал на вывеску, красовавшуюся над входной дверью мотеля.

— Ну разве не глупость — называть такое место «У зеленых деревьев». Да тут деревьев и в помине нет.

— Ты абсолютно прав. Это надувательство. Клиента намеренно вводят в заблуждение, — улыбнулся Том. — Может, нам нажаловаться на мистера Свина в ассоциацию потребителей?

— Не дерзи, сынок, — напомнил Ник. — Иначе вылетишь отсюда в два счета.

— Ой, правда? Как здорово! — пропищал Том, дурашливо захлопав в ладоши.

— Не понимаю, как это заведение еще держится на плаву. Это склеп какой-то, а не мотель. Да кому в голову придет остановиться тут на ночь? — фыркнула Ришель.

— Наверное, он дешевый, — предположила Лиз. — И от больницы недалеко.

— Мотель «Рейвен» еще ближе, — заметил Элмо. — Да и приличнее. Не похоже, чтобы у мистера Свинотта отбоя не было от постояльцев.

— Одного взгляда достаточно, чтобы убедиться — он на грани разорения, — вступил в разговор Ник. — Почему, вы думаете, он нанял нас? Чтобы сэкономить!

— Он просто свин, — категорично заявил Том. — И по имени, и по натуре.

— Ну не может он быть таким уж чудовищем. Он так приветливо беседовал по телефону со своим другом, — возразила Лиз, нахмурившись. — Хотя он был так груб с нами! Нет, вы только представьте, предостерегать нас, чтобы мы чего-нибудь не украли. За кого он нас принимает? А себя он кем возомнил?

— Если бы я только был миллионером, я бы показал ему, где раки зимуют, — размечтался Том. — Слушайте, а кто заграбастал два миллиона на вчерашнем розыгрыше?

— Ой, хотел рассказать, но забыл, — спохватился Элмо. — Отец должен написать об этом статью для «Перо». Победитель еще не объявился. Но, кто бы он ни был, это житель Рейвен-Хилла! Как-никак, выигрышный билет купили в киоске у сквера.

— Да ты что? — охнул Том. — Так ведь там моя мама купила билет! О жестокий рок!

— Не билеты выигрывают, а номера, которые в них указаны, Том, — напомнила я. — Так что неважно, где куплен билет.

— А вдруг денежки достались официантке из этого мотеля, которая разносила завтраки, — хихикнула Лиз. — И поэтому Свинотту и пришлось срочно нанимать новую прислугу.

— Ага, — подхватил Ник. — Скорее всего, билет купил вскладчину весь штат этого мотеля, поэтому они и объявили Свинотту, что с сегодняшнего дня у него не работают.

Том застонал.

— Я не удивлюсь, если именно так и окажется. Мы родились под счастливой звездой. Они получили свободу и два миллиона долларов в придачу. А мы — общество мистера Свинотта и все шишки на нашу голову.

— Грязная работа нам предстоит, — нахмурилась Ришель.

— Ну что ж, — сказала Лиз, которая умудрялась сохранять оптимизм в любой ситуации. — Все не так плохо. Нам нужна была работа, и мы ее получили. Это все, что имеет значение. И я не думаю, что нам придется слишком часто сталкиваться с мистером Свиноттом.

Я была согласна с ней.

— Это ведь только на каникулы, Ришель, — начала успокаивать я. — Мы так с ним и договорились. Что уж такого страшного может приключиться с нами за несколько недель?

— Много чего, — Ришель была непреклонна.

Если бы я только знала, как она была права. За несколько недель столько всего могло произойти. Даже за один-единственный день. И мне предстояло пережить этот самый длинный, самый напряженный день в моей жизни.

Глава III А ВЕДЬ НАС ПРЕДУПРЕЖДАЛИ!

— Подавать завтраки в мотеле «У зеленых деревьев»? — моя мама удивленно подняла брови, глядя на меня поверх очков для чтения. Дело было вечером. — Тебе это так нужно, Санни? В заведениях вроде этого мотеля порой Бог знает что творится.

Потом я часто вспоминала эти ее слова. Странно. Как будто она предвидела, что должно было произойти.

Хотя, конечно, не было ничего такого. Ей просто не нравилась идея работать в «Зеленых деревьях», она так прямо и сказала.

Она сидела за кухонным столом и ждала, что я ей отвечу. Вокруг нее были разбросаны счета, которые она в тот момент просматривала, и, казалось, была совершенно поглощена этим занятием.

Вот это номер! Мама никогда особенно не интересовалась моими делами и никогда не выясняла, какую именно работу я выполняю вместе с «Великолепной шестеркой». Даже если деятельность оказывалась опасной или втягивала нас в сложные ситуации, мама всегда оставалась в стороне.

Лиз полагала, что мне крупно повезло. Она считала просто замечательным, что мама так доверяет мне и позволяет жить своим умом. Она говорила, что ее собственная родительница просто трясется над ней и постоянно запрещает либо идти куда-то, либо что-то делать.

— А доктор Чан не возражает, — начинала тогда канючить Лиз. — А доктор Чан считает, что у Санни своя голова на плечах. Почему же ты так нянчишься со мной?

Тогда на лице миссис Фри появлялось несчастное выражение. Она терпеть не могла разочаровывать Лиз. Но она упрямо качала головой.

— Это вовсе не потому, что я тебе не доверяю. Просто я имею право делать то, что считаю нужным, правда? У родителей ведь другие представления о жизни.

Лиз тогда приходила в бешенство. И я, конечно, понимала почему, опеку миссис Фри выносить трудновато.

Иногда Лиз говорила, что скоро станет такой же психопаткой, как Элисон Брайди — женщина, с которой ее мать работала в банке. Элисон было лет тридцать, но ей до сих пор приходилось докладывать своей матушке, с кем она встречается и в котором часу вернется домой. Миссис Брайди была настоящим драконом в юбке.

— Но Элисон — это же совсем другое дело, Элизабет, — отвечала мать Лиз, когда та начинала распространяться на эту тему. — Элисон уже взрослая женщина. И то, что ее мать вмешивается в ее жизнь, просто абсурд. Миссис Брайди ревнует свою дочь к каждому ее приятелю. Это просто возмутительно! Но ведь ты еще подросток. За тобой глаз да глаз нужен. Я ради тебя стараюсь.

Лиз воспринимала это как величайшее оскорбление. Она считала, что моя мать относится ко мне с гораздо большим уважением, чем ее мать к ней. Вот только я так не считала.

Во-первых, моя мама была рассудительным, невозмутимым человеком. Я в нее пошла. А миссис Фри, как и Лиз, — полная противоположность. Натура беспокойная, с богатым воображением.

Во-вторых, Лиз была старшим ребенком в семье, а я самым младшим из пяти. Иными словами, ее мама только начинала свою воспитательную деятельность, а меня предоставили самой себе уже несколько лет назад. Вот поэтому я просто поразилась, что мама вдруг проявила какое-то беспокойство о моей будущей работе в мотеле «У зеленых деревьев».

— А ничем другим ты заняться не можешь? — спросила она немного погодя, задумчиво постукивая карандашом по столу.

Я пожала плечами.

— Других предложений у нас нет, — ответила я. — И потом, это ведь только на время каникул. Срочная замена. Вся старая прислуга уволилась сегодня утром.

— Это почему?

— Мы не знаем. Том убежден, что они просто сбежали. Ник считает, что их уволили, поскольку мистер Свинотт решил, что они ему слишком дорого обходятся, то есть ему не по карману платить им жалованье. Мотель на грани разорения. Там половина комнат пустует. А мистера Свинотта приятным человеком не назовешь. Том прозвал его «мистер Свин». Да он и есть настоящая свинья.

— Так зачем же тогда браться за эту работу? Почему бы тебе просто не отдохнуть в каникулы? Ведь не обязательно все время работать? У тебя было бы больше времени для занятий спортом. Сама же говорила, что ты его почти совсем забросила, разве не так?

— Конечно, мама, но мне нужны деньги, — терпеливо начала объяснять я. — Мне нужен новый спортивный костюм. И новые кроссовки. И вообще много чего нового. И мне нужно купить подарок ко дню рождения Кэти. И для Лиз тоже. Поэтому особо выбирать не приходится. Я готова взяться за любую работу.

Хлопнула входная дверь, и прихожая наполнилась шумом и гамом. Эми и Сара, мои сестры-двойняшки, явились домой. Посиделки наедине с мамой закончились.

— Привет, мам, а Эми купила еще один лотерейный билет! — завопила Сара прямо с порога. — Нет, ты представляешь? После вчерашнего вечера? Лучшего способа потратить деньги придумать не могла!

— Но мы же вчера угадали целых два номера, — резко возразила Эми. — Это, между прочим, совсем неплохо.

— Да тысячи людей отгадывают по нескольку номеров, — снова начала Сара. — Но вся загвоздка в том, что для того, чтобы выиграть два миллиона долларов, нужно отгадать шесть номеров.

— Но кто-то ведь их выиграл вчера вечером, — крикнула Эми, стрелой взлетая вверх по лестнице.

— И этот кто-то живет в Рейвен-Хилле, — сообщила я маме. — Это нам Элмо сказал. Но он почему-то еще не явился за своими деньгами. Представляешь?

Мама рассмеялась.

— Может, ему, кем бы он ни был, на этой неделе деньги не нужны.

— Ма, но ты ведь не собираешься меня всерьез отговаривать от этой работы в «Зеленых деревьях»? Лиз сказала, что даже ее мама с этим смирилась.

— Знаешь, Санни, я не собираюсь лезть к тебе со своими советами — работать там или не работать, — ответила мама, как я и ожидала. — Тебе самой это решать. Я знаю, что все будет хорошо. Только будь осторожна. Если тебе вдруг что-то покажется необычным, бросай это дело.

Если бы я только ее послушалась!

Глава IV ДЕНЬ ПЕРВЫЙ

С Лиз и Томом мы встретились без четверти шесть на следующее утро у мотеля. Нам пришлось вырядиться в нашу униформу. Потом у нас намечена была встреча с остальными членами команды, поэтому я захватила кое-какую одежку с собой. Я вовсе не собиралась разгуливать в этой дурацкой униформе целый день.

Том, который, очевидно, считал, что просто неотразим в своем галстуке-бабочке, залился смехом, когда я появилась в поле его зрения. Он никогда раньше не видел меня в платье. Обычно я носила джинсы, спортивные штаны или шорты. Кроме того, эта форма просто болталась на мне, как на вешалке.

Лиз выбрала для меня самое маленькое бледно-голубое платье на пуговицах из пакета, который швырнул нам мистер Свин, но и оно было велико размера на два. Короткий рукав доходил мне почти до локтя, а юбка хлопала по ногам, как парус.

Я попыталась хоть немножко облагородить этот идиотский наряд, накинув поверх него куртку, но это все равно выглядело преуморительно. Поэтому я даже не обиделась на Тома.

— Может, будет получше, если ты наденешь передник? — с сомнением в голосе сказала Лиз. У нее видок тоже был тот еще, но ей, по крайней мере, платье было впору.

Мы вместе пошли по дорожке к мотелю.

— Смотрите-ка, табличка «Мест нет», — сказал Том, поправляя свой галстук так, как будто ему предстояло солировать на концерте. — У Свинотта полный набор постояльцев.

На стоянке было припарковано несколько машин, но свободного пространства было гораздо больше.

— Нет, не полный набор, — продолжал комментировать Том. — Табличка врет.

Я заметила, как в окне одной из комнат на первом этаже голубого крыла колыхнулась занавеска.

— Не вопи так, Том, — одернула его Лиз, явно нервничая. — Ты всех перебудишь. Нас уволят еще до начала работы.

В это утро за стойкой дежурила пухлая, довольно симпатичная женщина с седыми волосами, завитыми в тугие кудряшки. Она сидела и вязала. Мы поздоровались, и она улыбнулась в ответ.

— Вы, должно быть, те ребята, которых наняли на кухню? — пробасила она.

— Да, — ответила Лиз. — Нам... нам можно пройти?

— Не терпится приступить к делу? Я бы на вашем месте не волновалась. Половина комнат пустует. Судя по регистрационной книге, здесь это нормальное явление. Ха! Ха! Кстати, меня зовут Китти. Я тут по ночам дежурю. А вы не хотите представиться? Или вы нанимались на работу инкогнито? — Она громко расхохоталась.

Том усмехнулся в ответ.

— Я — Том Мойстен, — сказал он. — Это Лиз Фри. А эта малышка в голубом парашюте — Санни Чан.

Китти смерила меня взглядом.

— Не обижайся, детка, — сказала она ласково, — но не маловата ли ты для подобной работы? Подносы — они ведь тяжеленные. Завтрак включен в стоимость проживания. Вы понимаете, что это означает.

Мы переглянулись. Откуда нам это знать?

Она расплылась в широкой улыбке.

— Это значит, что постояльцы заказывают еду по полной программе, чтобы хоть немного компенсировать свои затраты, — пояснила она. — Поверьте мне, я на своем веку достаточно поработала в заведениях вроде этого и знаю, что говорю. Подносы будут заставлены доверху. Еды, правда, кот наплакал, говоря словами Свинотта. Но зато все остальное — ноша неподъемная.

— О, за Санни не беспокойтесь, — заверил Том. — Она у нас фанатка спорта. У нее черный пояс по тэквондо. Она постоянно качает мышцы. Лучше побеспокойтесь обо мне. Я из них самый хиленький. Кого угодно спросите.

Китти прыснула.

— Нам пора идти, — занервничала Лиз, поглядывая на часы. — Уже почти шесть. Мистер Свинотт предупредил, что за опоздания будет вычитать из нашего заработка.

— Это уж точно, — хмыкнула Китти. — Если бы можно было, он назначал бы штрафы за каждый ваш вдох и выдох.

Она снова принялась за свое вязание, погрозив предварительно пальцем Тому.

— Смотри не перенапрягись, малыш. Мы миновали вестибюль и помчались

по коридору, который вел к кухне мотеля. Как только мы приблизились, Том втянул носом воздух.

— Яичница с беконом, — определил он. — Курт жарит яичницу с беконом. Нет, вы чувствуете?

— Ты что, не завтракал сегодня? — удивилась Лиз.

— Есть-то я ел, — вздохнул Том, — но целых полчаса тому назад. И не яичницу с беконом. А мой желудок тоскует по яйцам и бекону.

— Тогда я сочувствую твоему желудку, — сказала Лиз. — Ну пошли же.

Мы толкнули дверь и оказались в кухонном чаду. Там хозяйничал Курт, облаченный в белый полотняный передник и хлопотавший возле огромной сковороды, которая шипела на раскаленной плите.

— Почти вовремя, — проворчал он. — Разбирайте подносы, и поживее. Сегодня им всем приспичило завтракать ни свет ни заря. Мы подаем четыре завтрака в шесть пятнадцать, десять — в шесть тридцать, пять — в семь и так далее. Просто дурдом какой-то. Сам не знаю, почему я еще здесь торчу, в этой дыре, готовлю для каких-то голодранцев...

Он продолжал бурчать в таком духе и, повернувшись к сковородке, начал выливать на нее яйца. Одно выскользнуло у него из рук, и он выругался.

— Вот человек, который любит свою работу, — произнес Том вполголоса.

Мы разобрали свои передники, листочки, на которых было напечатано меню, лежавшие на разделочном столе, и начали загружать подносы.

На листочках были обозначены номера комнат, и жильцы отмечали на них, что бы они хотели получить на завтрак.

На выбор им предлагалось много чего по разным пунктам. Соки и фрукты: апельсиновый, ананасовый, яблочный, свежий фруктовый салат, чернослив. Закуски: кукурузные хлопья, ржаные хлопья, мюсли, хлопья из отрубей. Основное блюдо: яичница с беконом, омлет, яйца всмятку, жареные помидоры и бекон. «Из собственной пекарни»: тосты, булочки, рогалики. На сладкое: мед, мармелад, джем, арахисовое масло. Чай и кофе.

Как и говорила Китти, все без исключения жильцы делали заказ по полной программе. Выбор был не так уж велик, но их это не смущало.

Постоялец из комнаты номер 4 заказал апельсиновый сок, кукурузные хлопья, яичницу с беконом, тосты, мармелад и чай и вписал дополнительно молоко. Я поставила на поднос сок, закуску и все остальное и ждала, когда Курт закончит готовить яичницу и поджаривать тосты.

Проживающий в комнате номер 8 пожелал чернослив, хлопья из отрубей, яйца всмятку (одно), мед и чай.

Чернослив, который я обнаружила в холодильнике, оказался чем-то мелким и скрюченным. Мистер Свин особо отметил, что на одну порцию нужно класть ровно шесть черносливин. Я отсчитала шесть штучек в крошечную стеклянную розеточку, они лежали в лужице буроватого сока и выглядели весьма жалко и неаппетитно. Ты ошибся, бедняга из восьмой комнаты, подумала я. Лучше бы ты выпил сока.

Комната номер 29 потребовала ананасовый сок, ржаные хлопья, омлет, рогалик, джем и кофе.

Рогалик со звоном стукнулся о тарелку, на которую я его положила. Да об него зубы можно было сломать! Должно быть, мистер Свин специально закупал черствые рогалики, с него станется. К этому прилагалась одинокая пластмассовая коробочка с джемом. Но ее едва ли хватило, чтобы намазать весь рогалик.

— Яичница с беконом, — буркнул Курт, плюхая перед нами тарелку. Один тонюсенький ломтик бекона, одно поджаренное яйцо. Сбоку пристроился огромный пучок петрушки. Курт протянул мне другую тарелку. Маленькая кучка чего-то желтого. Опять петрушка. — Омлет. Тосты возьми сама. Вон там, в ростере. Давай пошевеливайся.

Я взяла большую серебристую крышку и накрыла ею тарелку с яичницей, а потом поставила все это на поднос, предназначенный для четвертой комнаты. Вторая крышка легла на блюдце с двумя прозрачными тостами. Затем я добавила туда же пузатый чайник, наполовину пустой согласно распоряжению мистера Свина. Теперь, когда поднос был загружен полностью, он выглядел весьма внушительно.

Том, обслуживающий комнату номер 8, водрузил на тарелку несчастное вареное яйцо на салфетке и поставил его на поднос вместе с подставкой для яиц, как нас учили. Все это накрылось металлической крышкой. Под другой крышкой скрылись еще два ломтика тостов, вынутые из ростера. Теперь и этот поднос выглядел вполне прилично. За исключением чернослива. Его нетоварный вид уже ничто не могло спасти.

— Позорище-то какое, — прошептал мне на ухо Том, который шел за мной к черному ходу. Лиз семенила за ним с подносом для комнаты 29.

— Пошевеливайтесь, — напутствовал нас вдогонку Курт, не поворачиваясь от плиты. Гремели кастрюли. Шкворчал жир. В воздухе витал аромат поджаренных помидоров.

Выйдя из кухни, мы разделились. Том и я направились окружным путем на первый этаж голубого крыла, где располагались комнаты 4 и 8. А Лиз пришлось подниматься вверх по лестнице розового крыла в двадцать девятую комнату.

Нам с Томом некогда было особо разговаривать, пока мы мчались по дорожке, а затем по коридору, вдоль которого размещались комнаты первого этажа. Мы были заняты только тем, что следили, как бы чего не уронить, и защищали подносы от ветра.

Мы достигли двери номер четыре. Я остановилась и постучала, а Том пошел дальше к восьмой комнате. Ответом мне была долгая тишина, а затем послышался звук отпираемого замка. Дверь со скрипом открылась. В узком проеме показалась насупленная физиономия. Подозрительные черные глазки так и впились в меня.

— Завтрак, сэр, — сказала я. Сделала было шаг вперед, но он не пожелал меня впустить.

— Оставь здесь, — отрезал он.

Я поставила поднос прямо на бетонный пол, стараясь не расплескать апельсиновый сок. Постоялец не спускал с меня глаз, следил за каждым моим движением.

Выпрямившись, я увидела, как Том вручает свой поднос испуганного вида женщине в фиолетовом халате. Он кивал головой и улыбался. Видно, пытался как-то оправдаться за жалкий чернослив и единственное яйцо. Если так, то он немного перестарался. Она отпрянула от него с таким видом, словно ей было нанесено смертельное оскорбление.

Я пробормотала «благодарю вас» владельцу четвертой комнаты и потащилась обратно к вестибюлю, оставив поднос на полу. Я обернулась как раз вовремя, чтобы заметить огромную волосатую лапищу, сплошь покрытую татуировками, которая утащила поднос в комнату.

Том это тоже видел.

— Ух ты, — он усмехнулся, когда мы столкнулись с ним на дорожке. — Да тут целый рассадник всякой нечисти. Думаю, что тип из четвертой комнаты занимается борьбой или чем-то в этом роде. Хоть бы ему понравился завтрак, а не то нам влетит.

Я ничего не ответила. Я все думала о черных глазках, сверливших меня из щели между дверью и стеной.

«В заведениях вроде этого мотеля обычно Бог знает что творится», — сказала моя мама. Похоже, она была права. Взгляд этих глаз был подозрительным, испытующим, злобным.

Жильцу из четвертой комнаты было что скрывать. Голову даю на отсечение.

Глава V ДО СЕДЬМОГО ПОТА

В течение последующих нескольких часов у меня было не особенно много времени на размышления о господине «Четвертая комната». Мы с Томом крутились как белки в колесе, загружая подносы и разнося их по комнатам, подгоняемые руганью и ворчанием Курта, грохотом мисок и кастрюль, запахом бекона и растопленного жира.

Вскоре мне уже абсолютно было наплевать на то, что еда выглядит неаппетитно, на то, что порции слишком маленькие и тосты слишком холодные или подгоревшие. Все, что меня волновало, — вовремя выполнить заказы и успеть за бешеной гонкой часов. Главной проблемой было накормить голодных постояльцев.

Мы разливали сок, раскладывали по тарелкам фруктовый салат, чернослив, хлопья, булочки, масло и джем, наполняли кофейники и чайники, выхватывали основные блюда из рук Курта и уносились с подносами в руках прочь.

Мы впихивали завтраки полусонным людям в пижамах, невозмутимым особам в халатах, разъяренным типам в банных полотенцах и спокойным личностям, которые уже полностью оделись и ждали нас. Потом мы галопом неслись обратно на кухню, чтобы начать все сначала, по пути подхватывая пустые подносы у дверей.

Встречаясь, мы начинали взахлеб рассказывать друг другу о постояльцах мотеля. Тому попалась одна дама, которая пожелала поведать ему историю своей жизни и показать фотографии своих восемнадцати внуков. Лиз была в комнате на втором этаже розового крыла, где кто-то с кем-то крупно скандалил.

— Поначалу они даже не хотели меня впускать, а потом я услышала, как они кричат и двигают мебель. Ну и гнусное же тут местечко.

Время шло. Наша бешеная гонка продолжалась.

— Я сейчас концы отдам, — простонала Лиз, когда я столкнулась с ней нос к носу у дверей кухни. — Если мне придется еще раз взбираться по этой лестнице, у меня просто ноги отвалятся.

— Но это же отличная зарядка, — попыталась утешить ее я. Но она вытаращила на меня глаза.

— Ты что, шутишь?

— Когда речь заходит о спорте, Санни никогда не шутит, — вмешался Том, появившись за ее спиной. — Ты это прекрасно знаешь.

Я посмотрела на него. Лицо Тома было цвета спелого помидора, галстук сбился набок, а рубашка прилипла к взмокшей спине. Теперь он совсем не был похож на конферансье.

— Наше счастье, что табличка «Мест нет» не соответствует действительности, — выдохнул он. — Представляете, что было бы, если бы мотель действительно был забит до отказа? Нам бы тут точно конец пришел.

Но нам и так приходилось несладко. Может, потому, что мы были новичками в этом деле и едва успевали загружать подносы и разносить их по комнатам к назначенному времени, а разгрузка грязной посуды с опустевших подносов была оставлена на потом.

Поэтому, когда в восемь тридцать появилась худенькая седая женщина, назвавшаяся Бриджит, которая работала тут посудомойкой, на кухне был полный кавардак. Она с тоскливым видом оглядела горы подносов, на которых валялись бумажные салфетки, яичная скорлупа и надкусанные рогалики.

— Но ведь в мои обязанности не входит еще и разгребать мусор на подносах, — тоненько и жалобно пропищала она, обращаясь к Лиз. — Это не моя работа. Так мистер Свинотт сказал. Я с ним вчера разговаривала. Он пообещал...

Из-за плиты раздалось рычание Курта.

— Ох уж мне эти малолетки! Разве они соображают, что делают? Говорил же я Свинотту. Скупердяйство до добра еще никого не доводило. Да разве он послушается!

Примерно без десяти девять поток заказов наконец-то иссяк. Я начала помогать Лиз и Тому очищать подносы, но Курт, продолжая брюзжать, сунул мне еще один поднос.

Ничего себе! Он был заставлен до краев. И не только тяжеленными крышками и серебряными приборами. Там действительно было полно еды. Обильный завтрак. Яичница из трех яиц, три ломтя бекона, жареные помидоры, тосты с пылу с жару, вдоволь масла и мармелада, высокий запотевший стакан с соком и кофейник, который, судя по весу, никак не был полупустым.

— Это для мистера Свинотта, — приказал Курт.

— Ого! — воскликнул Том. — Сколько жратвы!

— Конечно, одним все, а другим ничего, — пробормотала Бриджит от своей мойки. — Ну хоть у кого-то все в порядке.

Я накрыла еду крышками и взяла поднос.

— Куда нести, Курт?

— Ты что, глухая? — рявкнул он. — Мистеру Свинотту.

— В кабинет?

— В его квартиру. Это сразу за кабинетом. Спроси, как там ее, ну, эту старую крысу за стойкой. Она тебе покажет. Давай, пошевеливайся.

Я потащилась с громадным подносом по коридору, ведущему в вестибюль. Китти сидела на своем месте и вязала. Увидев меня, она широко улыбнулась.

— Жребий пал на тебя, бедняжка? Завтрак для Свинотта, да? Точно. Он уже поджидает. Иди прямо в кабинет и постучи в дверь, которая находится за письменным столом.

Я так и сделала. Сегодня крошечный кабинетик показался мне захламленным еще больше, чем накануне, во время нашей предварительной беседы. Застарелая вонь сигаретных окурков и грязных сорочек мистера Свинотта. Меня чуть не стошнило, когда я стучала в дверь.

— Да, войдите, — раздался голос мистера Свинотта, как всегда, не слишком приветливый.

Я повернула ручку двери и зашла в комнату.

Это была тесная, грязноватая гостиная. Я огляделась кругом, соображая, куда бы поставить поднос.

— На стол, — буркнул мистер Свин, появляясь из помещения, которое, должно быть, служило спальней. На нем была та же самая одежда, что и вчера. Может, он и спал в ней.

В углу комнаты примостился маленький обеденный столик. Там стояли пустые стаканы, пепельницы и бутылки, валялись газеты и другой хлам. Но я умудрилась все-таки очистить местечко и пристроить там поднос, ничего не опрокинув.

Не говоря ни слова, мистер Свинотт уселся у стола и залпом опрокинул в себя стакан сока. Затем он снял крышку с тарелки с яичницей, схватил нож и вилку и начал заталкивать в себя еду с такой скоростью, как будто собирался побить все мировые рекорды.

— Теперь ступай, — прошамкал он с набитым ртом, едва ворочая языком. — Возвращайся на кухню. Ну, чего стоишь?

Я вернулась в кабинет, кипя от злости. Он действительно был грубияном и скотиной. Таких мне еще не приходилось встречать.

Наверное, я все еще продолжала хмуриться, когда дошла до вестибюля, потому что Китти рассмеялась, увидев мою мрачную физиономию.

— Милашка, правда? — хохотнула она. — Кстати, как там у него? Хлев, как всегда?

По выражению моего лица она поняла, что угадала.

Она покачала головой.

— Он требует, чтобы я убирала у него перед уходом. Прислуга появляется здесь только раз в неделю. — Она снова засмеялась. — Не думай, что я собираюсь идти у него на поводу. Мне выбирать работу не приходится, но это уж слишком.

Через застекленную дверь я заглянула в коридор, вдоль которого шли двери комнат первого этажа голубого крыла. У нескольких из них лежали подносы, дожидаясь, когда их уберут. Наверное, и наверху парочка есть.

— Я, пожалуй, соберу оставшиеся подносы и отнесу их на кухню, — сказала я Китти. — Увидимся еще.

— Тут есть старая тележка уборщицы в кладовке, рядом с кухней, детка, — сказала Китти. — Я ее как-то видела там. Почему бы тебе не воспользоваться ею? Можешь катить ее перед собой по коридору и складывать туда подносы. А потом все разом доставишь на кухню.

Я кивнула и поблагодарила ее.

— Ау, — позвала она, когда я уже направлялась к двери. — О подносе Свинотта не беспокойся. Я сама о нем позабочусь.

Я нашла тележку там, где и сказала Китти. Она была довольно ободранная и грязная. И для того, чтобы развозить подносы с едой, она вряд ли подошла бы. А вот для сбора пустых годилась вполне.

Я потащила ее в коридор. Рыжеволосая девица, которая дежурила за стойкой накануне, попалась мне навстречу. Я поздоровалась, но она посмотрела сквозь меня и не сказала ни слова. То ли она просто не расслышала, то ли считала ниже своего достоинства разговаривать с кухонной прислугой.

Я собирала пустые подносы с пола и складывала их на тележку. Потом я поднялась по лестнице на второй этаж, чтобы проверить, не осталось ли еще подносов.

Там их было только два, и оба у одной двери. Я подняла их и водрузила на тележку рядом с остальными. А теперь — в розовое крыло. Тут меня ждало три подноса — два наверху и один внизу. Я скакала вокруг своей тележки, постоянно что-то передвигая и меняя местами, чтобы все влезло.

К тому времени, когда я направлялась к последнему подносу, тележка уже настолько была переполнена, что едва не трещала. Но я ухитрилась и его втиснуть в общую кучу.

Я повернула обратно к кухне. Тележка двигалась тяжело, нагруженная доверху грудой кошмарных металлических крышек, грязных тарелок, подставками для яиц, скомканными салфетками, корками тостов, шкурками от бекона и кожицей от помидоров.

Проходя мимо вестибюля, я заглянула туда. Рыжая девица уже заняла место Китти за стойкой. Она смерила меня холодным взглядом. Китти нигде не было видно. Должно быть, она ушла, пока я возилась наверху.

— О нет, — застонала Лиз, когда я ввалилась в дверь кухни. — Только не объедки опять!

У раковины, по локоть в мыльной пене, пыхтела Бриджит. Курт, примостившись на краешке кухонного стола, прихлебывал кофе и что-то бурчал себе под нос.

Мы начали разгружать наш транспорт и стряхивать мусор с тарелок. Объедки — в помойное ведро. Прочий мусор — в корзину. Грязную посуду — в раковину к ворчащей Бриджит. Подносы — обратно на место.

— Мне кажется, нам стоит и завтра прийти и помочь остальным, — прошептала мне Лиз, со злостью швыряя в корзину скорлупу. — Я не представляю себе Ришель за этим занятием.

— Нам все равно придется делить деньги на шесть частей, а не на три, — рассердился Том. Он собирал в одну кучу использованные бумажные салфетки. Вдруг он присвистнул и наклонился над мусорным ведром, удивленно подняв брови.

— Раз мы подрядились на эту работу, то это совсем другое дело, — начала Лиз, — но что касается оставшихся нескольких дней... Том, что это ты делаешь?

Том выпрямился. В руке у него была зажата скомканная салфетка.

— Взгляните-ка на это, — прошипел он, поглядывая через плечо на Бриджит и Курта. Они не смотрели в нашу сторону.

Лиз и я уставились на салфетку, которую уже разворачивали длинные пальцы Тома. На ней было что-то написано. Какие-то закорючки и цифры. И послание. Большими печатными буквами. Сердце у меня екнуло, когда я увидела этот призыв: СПАСИТЕ!

Глава VI НЕТ МЕСТ?

— Что это? — прошептала Лиз.

— Просто кто-то дурачится, — неуверенно предположила я. — Это всего лишь шутка.

— Ничего себе шутка! — возмутилась Лиз, схватившись за голову. — Кто-то попал в беду! Может, его похитили или что-то в этом роде. Кто-то оставил эту записку на подносе, потому что ему нужна помощь.

Я покачала головой. Нет, что-то не верится. Это выглядело совершенно неправдоподобно.

— Это наверняка шутка, — повторила я, стараясь, чтобы мой голос звучал уверенно.

— А что это за цифры? — пробормотал Том, бросив на них взгляд. — 19, 17, 1, 19, 10, 20, 6. Код? Комбинация замка в сейфе? Номера комнат?..

Лиз схватила меня за руку.

— Санни, эта записка попала к нам с мусором, который мы сгребли с последней порции подносов, той, что ты привезла. У каких комнат ты их подобрала?

— Не помню. Не обратила внимания.

— А сколько подносов было? — затеребил меня Том.

Я мысленно повторила свой путь по коридорам мотеля.

— Два одноместных номера внизу плюс две «двушки» наверху в голубом крыле. Два двухместных на втором этаже в розовом крыле. И еще один внизу. Всего семь подносов.

— Но только пять двойных номеров. Пять, — подытожила Лиз. — И из них только в двух заказывали по два завтрака. «Единички» мы можем сразу сбросить со счета.

— Как это сбросить? — прошипел Том. — В одноместном номере можно запросто прятать еще кого-нибудь и делиться с ним завтраком. А может, вообще морить его голодом, что гораздо вероятнее.

Лиз в ужасе смотрела на него.

— Эй, о чем это вы там шепчетесь? — прогремел Курт из своего закутка. — Может, уберетесь наконец отсюда? Меня от вас уже тошнит.

Лиз с ошарашенным видом начала стряхивать мусор с оставшихся подносов и швырять их в общую кучу. Том повернулся спиной к Курту и начал копаться в мусорной корзине.

— Ты что это делаешь? — взвизгнула Бриджит, вытаращив на него глаза.

— Ой, я тут кое-что уронил, — затараторил он. — Ну и растяпа же я.

Она презрительно хмыкнула, вернулась опять к своей посуде и начала греметь ею, всем видом показывая свое недовольство.

Курт снова склонился над плитой, вынул кусок бекона из духовки и начал сооружать себе громадный бутерброд с беконом и горчицей.

— Листочки с меню, — прошептал мне Том. — Нужно просмотреть те, которые валяются сверху в куче мусора. Они должны быть с последней партии подносов. А на них обозначены номера комнат.

— Том... — начала было я, но он не обращал на меня ни малейшего внимания.

С торжествующим видом он выудил клочок бумаги из мусорной корзины.

— Смотри, вот. Комната номер 13. Это вроде бы на втором этаже голубого крыла. Точно! Вспомнил! Я туда завтрак относил. Два подноса. Я еще подумал, несчастливый номер, опять не повезло.

Он изучал листочек с меню.

— Так. Идем дальше. Два жалких омлета, фруктовый салат, кукурузные хлопья, засушенные тосты. Все это выглядело отвратительно. Вот поэтому я и пожалел жильцов. Особенно когда я увидел типа, который открыл мне дверь.

— Почему это? — я заинтересовалась против своей воли.

Он сдвинул брови, вспоминая.

— Такое впечатление, что он не спал всю ночь. Я его не очень хорошо рассмотрел, потому что в комнате была полная темнота. Окна зашторены, и свет не включен.

Он перевел дух.

— Там стояло две кровати. Кто-то лежал на одной из них, кутаясь в одеяло. Он мог быть связан. Его могли держать в заложниках. Да все, что угодно! Слушай, Санни, чует мое сердце, записка из комнаты тринадцать!

— Том, может, хватит? — взмолилась я.

— Нетушки. Вперед! Мы должны найти остальные листочки.

Лиз продолжала грохотать подносами и протирать скамьи, пытаясь заслонить собой Тома. А он чуть не с головой нырнул в кучу скомканных салфеток, бумажных оберток, коробочек из-под джема и меда, тюбиков из-под лекарств, пробок от бутылок и другого мусора.

Тут я ничего не могла поделать. Том завелся, и его уже было не остановить. И мне ничего не оставалось, как начать копаться в корзине со своей стороны.

Я почти сразу же наткнулась на другой листок с меню. Тридцатая комната. Двойной заказ. Затем я выудила еще один лист, который сложили пополам и, по-видимому, использовали в качестве салфетки, вытирая рот, вымазанный джемом. Двадцать вторая комната. Да, точно. Обе комнаты располагались в розовом крыле. Тридцатая — на втором этаже, двадцать вторая — на первом. Я показала бумажки Тому.

— Уже три. Осталось найти еще две. Рой дальше, — пробормотал Том, бросив через плечо быстрый взгляд на Курта. Потом схватил бумажный комок, лежавший рядом с пустой сигаретной пачкой, и развернул его. Меню из комнаты номер 4.

— Четвертая, — прошептал он. — Это та, где живет этот бандюга? Ну, ты помнишь, тип в татуировках.

Мне стало дурно. Том был прав. Я его прекрасно помнила.

— Да. Ну все, можно прекращать поиски, — сказала я. — Теперь припоминаю. Последний поднос я забрала у порога восьмой комнаты. В самом конце коридора. Это комната нервной дамы с черносливом.

Том кивнул. Он забрал листики, которые нашла я, и сунул их в карман вместе со своими, в том числе и измазанным повидлом.

— Ну, Лиз, у тебя все? — спросил он нарочито громко.

Она обернулась, вздохнув с облегчением, поскольку скамейку успела отдраить до блеска, совершенно неуместного в этом заведении. Тряпка, которой она орудовала, уже превратилась в лохмотья.

— Ну, мы пошли, — объявила она Курту.

— Скатертью дорога. Только тележку поставьте туда, где взяли, — скомандовал Курт с набитым беконом ртом. — И завтра будьте порасторопнее, иначе я пожалуюсь Свинотту, и он устроит вам нахлобучку.

Бриджит издала звук, который можно было принять и за смех, и за рыдание.

Мы схватили свои вещи и выскочили из кухни, толкая перед собой тележку. Вернули ее в кладовку, а потом остановились в коридоре, молча глядя друг на друга. Том достал записку и листки меню из кармана.

— Комнаты номер 30, 22, 13, 4...

— Или комната номер 8, — закончила я. — Только, мой тебе совет, выбрось все это из головы. Просто смешно предполагать, что в мотеле прячут жертву похитителей. Это глупо.

— Почему это? — обиделась Лиз. — Похищения — это обычное дело. А этих несчастных нужно где-то прятать, разве не так? Так почему бы и не здесь?

— Тут самое подходящее место, — согласился Том. — Дела тут обстоят неважно. Свинотту наплевать, кто у него живет. Могу поклясться, единственное, что его интересует, так это экономия на завтраках. Мотель наполовину пустует. Он расположен в отдаленной части города. Да кому в голову придет искать тут пропавшего человека?

— Конечно, полиции, — парировала я. — Они обязаны обыскивать все гостиницы, мотели и тому подобные заведения.

— А если никто не исчезал? — Лиз всплеснула руками. — Что если только мы что-то знаем? Что если их пытают, мучают и...

— Лиз, не будь дурочкой, — оборвала ее я.

Лиз топнула ногой.

— Я вовсе не дурочка! — оскорбилась она. — Правда, Том?

Он, нахмурившись, изучал бумажку, зажатую у него в кулаке.

— Да, наверное, — ответил он. — В любом случае рисковать нам не стоит. Я считаю, нужно обратиться в полицию.

— Полиция? — ужаснулась я. — Ты что, Том? Разве можно беспокоить власти по таким пустякам, как...

Я запнулась, увидев их разъяренные лица. Я начала колебаться. Как будто снова услышала мамин голос. В заведениях вроде этого мотеля порой Бог знает, что творится. Я взглянула на обрывок бумаги в руке Тома. Большие печатные буквы СПАСИТЕ. И внизу корявые цифры.

Потом в моей памяти всплыли злобные черные глазки жильца из четвертой комнаты, уставившиеся на меня из проема двери. И мускулистая татуированная ручища, потянувшаяся за подносом. И я приняла решение.

— Хорошо, — сказала я. — С этим надо что-то делать. Но, ребята, в полицию мы обращаться не будем. Вот что мы предпримем — мы пойдем к мистеру Свинотту.

— К Свинотту? — возмутился Том. — Ты шутишь?

— Он владелец и управляющий этим мотелем, — твердо проговорила я. — Он несет ответственность за все, что тут происходит.

Лиз закусила губу.

— Да, наверное. — Видно было, что она сомневалась.

— Именно так! Кроме всего прочего, если мы пойдем в полицию, не поставив его в известность, он здорово разозлится. А я не хочу, чтобы меня выгнали отсюда пинком под зад, даже если вам на это наплевать.

Я повернулась и пошла по направлению к вестибюлю. Лиз и Том шушукались за моей спиной.

— ...только чтобы обезопасить самих себя. А что, если Свинотт сам из шайки похитителей? — говорил Том.

Я резко обернулась и в упор уставилась на него. Том тут же сунул что-то в сумку и изобразил из себя святую простоту. Что он задумал?

— Ну, пошли, — скомандовала я и взялась за ручку двери.

Рыжая за стойкой посмотрела на нас, вопросительно подняв брови. Да, зрелище мы являли то еще. Галстук Тома болтался где-то возле его уха. Передник в пятнах джема, потеках кофе. У Лиз волосы торчали в разные стороны, а на щеках от волнения горели красные пятна. Ну а я, разумеется, с самого начала выглядела чучелом.

— Нам необходимо поговорить с мистером Свиноттом. — пропищала Лиз. — Это очень срочно.

— Да ну? — Голос рыжей звучал совершенно равнодушно. Она бесцеремонно оглядела нас с ног до головы.

— Да, — Лиз взяла себя в руки. — Нужно постучаться прежде, чем войти?

Рыжая пожала плечами.

— Делайте что хотите. Мы живем в свободной стране.

Затрезвонил телефон. Она со вздохом сняла трубку.

— Мотель- «У-зеленых-деревьев»-доброе-утро, — выпалила она на одном дыхании. — Да. Сегодня вечером? Сожалею, но мест нет.

Нет мест? Я, Лиз и Том во все глаза уставились на нее. А она, в свою очередь, повесив трубку, вернулась к созерцанию наших персон.

— Да тут половина комнат пустует, — заметил Том.

— А мистер Свинотт сказал, что нет.

Она резко открыла толстую книгу, лежавшую перед ней. Половина страниц в ней была не заполнена.

— Да, ну и работенка у меня, — задумчиво произнесла она. — Впрочем, мы живем в свободной стране. — Она зевнула и совершенно потеряла к нам всякий интерес.

Мы стащили с себя передники. Лиз привела в порядок волосы. Свои вещи мы бросили рядом со стойкой. Затем Том подошел к двери кабинета мистера Свинотта и постучал.

— Да? — прогремел знакомый голос. Мы открыли дверь и вошли.

Глава VII ВСЕ ЭТО ОЧЕНЬ ПОДОЗРИТЕЛЬНО

— Что вы до сих пор тут делаете? — Мистер Свин восседал за своим столом и, насупившись, смотрел на нас.

— Мистер Свинотт, — начала Лиз, выступив вперед. — Мы хотим показать вам кое-что, что мы нашли в мусоре. Мы считаем, что кому-то из жильцов мотеля может угрожать опасность.

Она взяла бумажную салфетку из рук Тома и протянула ее Свинотту.

Мистер Свин выхватил у нее скомканную бумажку и уставился на нее, нахмурившись еще больше. Но при этом не сказал ни слова.

— Мы считаем, что кому-то угрожает опасность, — повторила Лиз. — Может быть, кого-то держат — ну, вы понимаете — взаперти в какой-нибудь из комнат против его воли и... — Ее голос сорвался. На мистера Свина все это, казалось, никакого впечатления не произвело.

— Мы подумали, что нужно поставить вас в известность, — робко пробормотал Том.

— Что за ерунда, — вспылил мистер Свин, швыряя салфетку на стол. — И вы притащились ко мне только за этим? Слушайте, убирайтесь из моего кабинета подобру-поздорову. Я занят.

Странно, но, как только он произнес это, во мне закипела злость. И не потому, что он по-хамски вел себя с моими друзьями. Скорее потому, что, ну, как бы это сказать, я считала, что ему следовало бы быть более ответственным.

— Мы выяснили, что записка могла быть отправлена из одной из пяти комнат, — спокойно сказала я. — И мы считаем, что было бы неплохо их осмотреть.

Я скорее почувствовала, чем заметила, что Лиз бросила на меня благодарный взгляд.

— Ах, значит, вы так считаете, — человек за письменным столом не скрывал своего сарказма. — Вот что я скажу тебе, малявка. Если ты думаешь, что я собираюсь тратить свое время и беспокоить своих постояльцев по пустякам, то ты глубоко ошибаешься. Сейчас не те времена, чтобы искать неприятностей на свою голову.

Он скомкал бумажную салфетку и швырнул ее под стол.

— А теперь — вон отсюда, — прорычал он. — И забудьте обо всем, что вы видели. Ясно? Вас наняли разносить завтраки и разгребать мусор. И точка. Как только вы начнете создавать мне проблемы, я выставлю вас взашей. Поняли?

— Мистер Свинотт... — начала было Лиз. Но он вскочил на ноги и заскрежетал зубами от ярости.

— ВОН! — заревел он.

Мы поспешно удалились. А что еще нам оставалось делать?

Рыжая девица за стойкой подпиливала ногти, бездумно уставившись в пространство. Она даже головы не повернула в нашу сторону, когда за нами закрылась дверь.

— Что же нам теперь делать? — шепотом спросила Лиз.

Том посмотрел на рыжую и на толстенную книгу, лежавшую на столе.

Я прямо читала его мысли. Он хотел заглянуть в эту книгу. Это наверняка регистрационная тетрадь. А в ней имена жильцов из тридцатой, двадцать второй, четвертой и восьмой комнат. Но даже Том не был настолько наивен, чтобы решить, что эта особа позволит нам посмотреть. Она не производила впечатления общительной и дружелюбной.

Сквозь застекленную дверь я заметила Курта, который плелся по дорожке, по-видимому, направляясь домой. Он нас заметил.

— Пошли, — скомандовала я, похлопав Лиз по руке. — Нам тут больше нечего делать.

Мы вышли на улицу. Спина Курта маячила далеко впереди. Я стащила с себя передник, запихнула его в рюкзак и набросила куртку. Бетон чуть не плавился под лучами солнца. Было душно. Но не могла же я щеголять на улице в этой ужасной униформе, ничем ее не прикрыв.

Я обернулась, чтобы взглянуть на ближайшее ко мне здание мотеля. Голубое крыло. У двери комнаты номер 3 стояла металлическая тележка. Я увидела, как уборщица в бледно-голубом форменном платье, таком же, как у нас с Лиз, вышла из номера и бросила в ведро тряпку и щетку, а потом потащила свою тележку по коридору.

Я видела, как она, поравнявшись с дверью четвертой комнаты, поколебалась немного, а потом рывком дернула тележку к номеру 5. Постучала, немножко подождала, а потом открыла дверь своим ключом и вошла. Странно, подумала я. Почему она пропустила комнату номер 4?

Но потом я заметила маленькую табличку, повешенную на дверную ручку четвертой комнаты. Я пересекла дорожку и побежала по коридору. Не до конца, а только так, чтобы мне была видна надпись на табличке.

«Не беспокоить».

Я вернулась назад к своим друзьям.

— Обычно это означает, что кому-то просто хочется спокойно поспать, — сказала Лиз.

— Или что жилец не желает никого впускать в свою комнату, — добавил Том.

— Слушайте, — не выдержала Лиз. — Нужно что-то предпринимать в связи с этой запиской, что бы там ни говорил мистер Свин.

— Нам необходимо выяснить имена постояльцев этих пяти комнат. — Том, наморщив лоб, погрузился в размышления. — Но эта вредная рыжая тетка не позволит...

— Конечно, нет, — поспешно подхватила я, — поэтому забудь об этом.

— А вот Китти разрешила бы мне заглянуть в книгу, — не унимался Том. — Наверняка разрешила бы.

— Но ведь Китти дежурит только по ночам, — огорчилась Лиз. — Ой, если бы мы только нашли записку до того, как она ушла! Ведь сегодня вечером может быть уже слишком поздно. Беднягу, который написал эту записку, могут переправить в какое-нибудь другое место.

Я бросила взгляд на стойку регистрации, которая виднелась за стеклянной дверью. Рыжая пристально смотрела в нашу сторону. Перехватив мой взгляд, она сразу опустила голову и вернулась к своим ногтям.

Со стоянки около голубого крыла тронулась с места машина. Она начала выруливать по дорожке, поэтому мы посторонились, чтобы дать ей проехать.

За рулем сидел очень щупленький человечек в темном костюме. Проезжая мимо, он смерил нас пронзительным неприязненным взглядом.

Я услышала, как Лиз приглушенно вскрикнула. Человек этот выглядел очень странно. Он словно выскочил из фильма ужасов. Его черные, зализанные назад волосы оставляли лоб открытым. Лицо напоминало мумию, под глазами с опухшими веками залегли глубокие тени. Тонкие губы не могли скрыть крупных лошадиных зубов. Скулы, обтянутые бледной кожей.

— Этого типа я видел в тринадцатой комнате, — пробормотал Том. — Он открыл мне дверь. Красавчик, правда?

— Том, — выдохнула Лиз, — это ведь означает, что второй жилец, тот, который был закутан в одеяло, остался один. Пойдем туда и постучимся. Мы сможем проверить...

— Мы ничего не сможем! — перебила я. — Мы и находиться здесь уже, по идее, не должны, Лиз. Ты что, хочешь неприятностей?

— Да кому какое до этого дело? — взорвалась она.

Том пребывал в глубоком раздумье.

— Наверное, действительно не стоит пороть горячку, Лиз. Они как будто не собираются съезжать из мотеля сегодня и останутся еще на одну ночь.

— С чего ты взял? — Лиз была озадачена.

— Время отъезда — десять часов утра. А сейчас уже гораздо больше. Если кто-то в это время еще находится в мотеле — значит, он пока уезжать не собирается.

Он усмехнулся.

— Нет, вы только представьте себе — остаться в дыре вроде этого мотеля больше, чем на одну ночь. Это, по меньшей мере, подозрительно.

— Особенно после того, как они отведали завтрак, — добавила Лиз.

Нет, это выше моего понимания. Сначала они собираются распутывать преступление, а потом как ни в чем не бывало перебрасываются шуточками.

— Подождите, тогда ведь получается, что постоялец из четвертой комнаты тоже остается на вторую ночь, — перебила я. — На его двери я видела табличку «Не беспокоить». Это совсем неплохо. По крайней мере, у нас остаются двое из пяти.

Том пихнул локтем Лиз и изобразил на лице крайнее изумление.

— И нечего кривляться, Том, — отрезала я. — Я осталась при своем мнении, что эта записка — всего лишь глупая шутка. Но этот Свинотт просто вывел меня из себя. Он отнесся к нам наплевательски. И выкинул записку. Это просто безобразие! А что если записка настоящая? Что если кому-то действительно нужна помощь?

— Ну конечно же! — воскликнула Лиз. Я нахмурилась.

— А теперь у нас нет никаких вещественных доказательств. А ведь на салфетке было еще кое-что, кроме слов, я говорю про цифры. Должны ведь они что-то означать. Но я не могу точно вспомнить, что это были за числа. Вот если бы Ник был здесь. Он бы вспомнил в два счета.

Том фыркнул.

— У вундеркинда Контеллиса память просто фотографическая. Но у меня, Великолепного Мойстена, есть кое-что получше.

— Что?

— Предусмотрительность и блокнот в рюкзаке, — заявил он гордо. — Я скопировал записку, точь-в-точь, до последней закорючки, когда мы шли в кабинет мистера Свина. Мы с Лиз не доверяли ему. К счастью.

Горничная вышла из пятой комнаты и стащила вакуумный пылесос с тележки. Она с любопытством посмотрела на нас.

— Мне кажется, нам пора убираться восвояси, — сказала Лиз. — Мы привлекаем слишком много внимания.

У меня как гора с плеч свалилась. Я повернулась и зашагала к дороге. Но Том схватил меня за руку.

— Эй, — зашептал он, показывая на стойку регистрации. — Гляди!

Я посмотрела через стеклянную дверь. Рыжая особа вышла из-за стойки с блокнотом и карандашом в руках. Мы проследили, как она вошла в кабинет мистера Свина, захлопнув за собой дверь.

— Регистрационная книга, — зашипел Том. — Такой шанс нельзя упускать! Пошли!

Глава VIII ЗА И ПРОТИВ

Том прошмыгнул через стеклянную дверь и нырнул в вестибюль. Через секунду к нему присоединилась Лиз. Но я осталась стоять на месте. Мне пришлась не по душе эта затея — рыться в чужих вещах. В конце концов, это личное дело людей — оставаться в мотеле, сколько им вздумается. И компания любопытных подростков вовсе не имеет права совать нос в их дела и вынюхивать их имена и адреса.

Может, я бы по-другому к этому относилась, если бы была уверена, что теория Лиз и Тома относительно похищенного страдальца верна. Но я не была уверена.

Сквозь стеклянную дверь я видела Лиз и Тома, склонившихся над столом голова к голове и поспешно листающих книгу. У них даже не хватило ума разделиться, чтобы одному встать у двери кабинета и слушать, когда рыжая регистраторша соберется выходить.

Нет, они точно попадутся, мелькнула у меня мысль. Вечно Том нас во что-то втягивает. Они ведь даже не представляют, надолго ли ушла рыжая.

Я как будто смотрела телевизор при выключенном звуке. Я была настолько захвачена происходящим, что вокруг себя ничего не слышала и не видела. А очнулась только тогда, когда чья-то рука опустилась на мое плечо.

Я аж подпрыгнула и обернулась. За моей спиной стояли улыбающиеся во весь рот Ник, Ришель и Элмо.

— Не смейте больше так делать, — завизжала я, хотя они и не думали подшучивать надо мной. Они просто не позвали меня с улицы, как, собственно, поступили бы Лиз или Том. Ник и Ришель по характеру слишком флегматичны для того, чтобы откалывать подобные шуточки, а Элмо слишком застенчив.

— Что ты тут делаешь? — осведомился Ник, приподняв одну бровь. — Разве мы не договаривались встретиться в «Черной кошке». Мы вас прождали битых полчаса. А где остальные?

— Санни, что это на тебе надето? — ужаснулась Ришель, оглядев меня с ног до головы.

Ник рассмеялся.

— Ты похожа на одного из садовых гномов с витрины мастерской, что напротив через улицу.

Я не ответила колкостью на колкость. У меня на это настроения не было.

— Что случилось, Санни? Проблемы какие-нибудь? — спросил Элмо спокойно.

— Долго объяснять, — бросила я в ответ.

Я повернулась посмотреть, что там делают Том и Лиз за стеклянной дверью. К моему громадному облегчению, я увидела, что они уже отходят от стойки. Они направлялись к двери. Вот они вышли! И их не застали на месте преступления! И оба они выглядели чрезвычайно довольными собой.

— Пошли, — велела я остальным и помчалась к выходу.

— Ты куда? — удивился Ник. Он подскочил ко мне и попытался удержать. В его темных глазах горело любопытство. — Чем это занимались Том и Лиз? Ну погоди же, Санни. Давай подождем их.

— Их и так чуть не поймали, — отмахнулась я. — Мы вам все расскажем позже. Только давайте уйдем отсюда побыстрее.

— ...Итак, теперь у нас есть имена и адреса всех постояльцев, проживающих в этих комнатах, — разглагольствовал Том с набитым ртом. — А еще мы выяснили, что все эти жильцы остаются в мотеле еще на одну ночь. Это неслыханная удача. — Он проглотил яичницу и улыбнулся. — А мы дали деру как раз вовремя, — добавил он.

— Ну, не совсем так, — вставила Лиз. Вид у нее был озабоченный. — Эта девица видела нас на улице, когда возвращалась из кабинета Свинотта. Мы были слишком близко от двери. Скорее всего она поняла, что мы заходили в вестибюль. Она смотрела на нас как-то подозрительно.

Том пожал плечами.

— Да наплевать, — заявил он, подцепив вилкой очередной кусок. — Она ничего не сможет доказать.

Я покачала головой.

— Ни за что не поверю, Том, что ты в состоянии проглотить всю эту еду. У меня такое чувство, что меня теперь будет всю жизнь воротить от яичницы с беконом.

— Яичница с беконом в «Черной кошке» совсем не такая, как та, что готовит Курт, — ответил он с довольным видом. — И потом я заслужил это после всего, что мы пережили.

— А как насчет того, что мы пережили? — горестно вздохнула Ришель. — Это была просто пытка! Нам пришлось работать сегодня на целый час больше, потому что вы трое торчали в этом дурацком мотеле. А теперь вы носитесь с этой идиотской запиской и пытаетесь втянуть нас в очередную историю.

Том отложил нож и вилку в сторону.

— Ришель, тебе кто-нибудь когда-нибудь говорил, что ты просто невыносима? — осведомился он.

— Ришель, мы ни в какую историю не влипали, — терпеливо начала разъяснять Лиз. — В нее влип кто-то другой. А мы, к счастью, можем помочь ему из нее выпутаться.

Ришель замотала головой.

— Именно это я и имела в виду. Теперь вы все полны решимости взвалить это на себя, что-то там расследовать, кого-то там спасать. А я хочу только одного — вернуться домой и отдохнуть по-человечески.

— Ну уж нет, — заявил Ник. — Лично я собираюсь вернуться в этот мотель и хорошенько все разузнать. — Он разглядывал бумажки, которые ему дал Том. Это были листки с меню, копия записки, вырванная из альбома Тома, список имен и адресов.

— В этом нет необходимости, Ник, — быстро возразила я. — Том и Лиз тебе все сказали. Записка могла быть послана только из одной из пяти комнат. А жильцы из них съезжать не собираются.

Он смерил меня взглядом, как обычно, полным превосходства.

— Они могут передумать, — заявил он. — И что тогда?

— Я считаю, что нужно сообщить в полицию. Немедленно, — твердо сказала Лиз. — Это самый лучший выход.

— Нет, Лиз, ну ты только подумай, — начала увещевать ее я. — Ты добьешься только того, что нас всех вышвырнут с работы. И скорее всего из-за пустяка. Не надо забывать, что эта записка может оказаться просто чьей-нибудь шуткой. Я согласна, что мистеру Свину следовало бы хотя бы взглянуть на нее. Но...

Она бросила на меня недовольный взгляд. Я не отвела глаз, стараясь казаться спокойнее, чем была на самом деле. Лиз — моя лучшая подруга. Мы почти никогда не ссорились. Но теперь я не собиралась идти у нее на поводу. Просто не могла.

— Слушайте, — медленно произнес Элмо. — Может, нам стоит пойти в редакцию «Перо», там все-таки попросторнее, и попытаться разложить по полочкам сведения, которые у нас есть. Может, тогда мы сможем точно определиться, что нам следует предпринять.

У Ришель вырвался тяжкий вздох.

— Я так и знала, — простонала она. — Ну так вот, никуда я с вами не пойду. Я возвращаюсь домой.

— Делай как знаешь, — отозвался Ник. — Только не вздумай потом примазываться к нашей славе и претендовать на награду, которую мы получим.

Ришель растерянно замигала.

— Какую еще награду?

— Награду за спасение похищенного человека, — невозмутимо пояснил Ник.

— Ник, — раздраженно начала Лиз, но Ник не обратил на нее никакого внимания.

Он откинулся на спинку стула, заложив руки за голову, и мечтательно уставился в потолок.

Том прыснул со смеху. Он приходил в восторг, когда Ник начинал дурачить Ришель.

Элмо воспользовался предоставившейся возможностью и отобрал листки с меню и записку у Ника, положив их перед собой. Он просто умирал от желания взглянуть на вещественные доказательства собственными глазами.

Я наблюдала, как Элмо внимательно изучал эти бумажки. Он просмотрел меню, список имен и адресов, сделанный Томом по регистрационной книге, а потом углубился в созерцание записки.

Внезапно его брови взлетели вверх так высоко, что почти потерялись в рыжих завитках волос. Он поднял глаза. Его веснушчатое лицо разрумянилось, глаза возбужденно горели.

Что такого он там увидел? Я наклонилась посмотреть. Слова, цифры, закорючки...

— Конечно, точно я не знаю, сколько мы получим, — продолжал мечтать Ник. — Но родственники похищенного наверняка будут нам очень благодарны. А если они к тому же богаты...

— Или если этот человек сам (или сама) очень богат... — перебил Элмо.

Все дружно повернулись и уставились на него.

Элмо показал на записку. Теперь его лицо было пунцовым.

— Эти цифры, — зачастил он. Таким взволнованным я его в жизни не видела. — 19, 17, 1, 19, 10, 20, 6. Это не номера комнат. Это не комбинация замка сейфа, это не код...

Ник вопросительно приподнял одну бровь.

— Не тяни резину, Циммер, — нетерпеливо сказал он.

— Что это за цифры? — подхватила Лиз.

— Это выигравшие номера лотереи, — выдохнул Элмо. — Того розыгрыша, который проводили во вторник. Я запомнил их. Они были напечатаны в «Перо». Только номер 19 почему-то записан два раза. Но что они делают здесь? В самом низу записки? Как будто подпись какая-нибудь? Я думаю, что жертва похитителей не кто иной, как пропавший миллионер!

Глава IX СЛИШКОМ МНОГО ПОДОЗРЕВАЕМЫХ

— Ну конечно же! — Теперь лицо Тома стало таким же красным, как и у Элмо. — Я же смотрел телевизор во вторник вечером и видел объявление выигравших номеров!

— Но ты наверняка был занят только своими собственными номерами, — заметила Лиз. — Теми, что твоя мама заполнила в своем купоне от билета. Я знаю, с нами тоже так было. Моя мама ни одного номера не угадала.

Она повернулась ко мне.

— Санни, ну теперь-то ты понимаешь, что никаким розыгрышем тут и не пахнет! Я хочу сказать, разве стал бы человек указывать эти числа в записке, если бы он не подвергался смертельной опасности?

— Ну, возможно... — Я начала лихорадочно подыскивать еще какое-нибудь правдоподобное объяснение, но тщетно.

— Предположим, Элмо прав, — медленно протянул Ник. — Допустим, что автор записки — именно тот человек, который выиграл главный приз в лотерее. Как всем известно, на отрывном купоне не указывается ни адрес, ни имя. Любой, у кого на руках билет, имеет право получить выигрыш. Получается, кому-то вполне могло прийти в голову похитить выигравшего. Увезти его или ее из дома и спрятать где-нибудь. Да в том же мотеле «У зеленых деревьев». Теперь им остается только заставить жертву отдать билет.

— К чему такие сложности? Почему бы просто не украсть билет? — подал голос Том.

— Возможно, его успели припрятать. Кроме того, похитителю вовсе не хочется, чтобы настоящий владелец поднял шум и объявил во всеуслышание, что его билет присвоил себе кто-то другой. Зачем ему лишние вопросы?

— Но, — нахмурилась я, — что помешает настоящему победителю поднять шум уже после того, как он или она потеряют свой билет?

— Ну, наверное, похититель собирается его убить, — Ришель зевнула.

Ник, по своему обыкновению, приподнял бровь.

— Ришель! — Лиз не верила своим ушам. Ришель подняла на нее глаза.

— Что?

— Как ты можешь говорить об этом так спокойно?

Ришель пожала плечами.

— А что, собственно, в этом такого? Ведь дураку понятно, что похититель не сможет вздохнуть с облегчением, пока его жертва жива, пусть даже она поклянется молчать.

Лиз аж подпрыгнула.

— Надо же что-то делать! — завопила она. — Пока еще не поздно. Пока похищенный не рассказал, где он спрятал билет и... — она судорожно сглотнула. — Нужно идти в полицию. Немедленно.

— Это не так просто, Лиз, — запинаясь, начал Элмо, — мы всего лишь группа подростков. Что бы мы ни обнаружили или думали, что обнаружили, вряд ли в полиции воспримут это серьезно.

— Элмо, но в полиции Рейвен-Хилла нас хорошо знают, — настаивала Лиз. — Они нам доверяют. Кроме того, «Великолепная шестерка» уже помогла распутать кучу преступлений в нашем городе.

— Да, к несчастью, — пробурчала Ришель, рассматривая свои наманикюренные ноготки.

— Если бы ты читала «Перо» более внимательно, Лиз, — твердо сказал Элмо, — то знала бы, что основной штат полицейского участка Рейвен-Хилла в настоящее время находится на учениях. А в участке теперь дежурят полицейские из других городов. А они о нас ничегошеньки не знают.

Лиз пришлось признать свое поражение.

— У нас даже нет подлинной записки на салфетке, — продолжал Элмо. — Только копия, сделанная Томом. Мне кажется, что этого недостаточно.

— Согласен. И в связи с этим я предлагаю вернуться в мотель, — сказал Ник. — Для начала попытаемся проникнуть в кабинет Свинотта. И найти оригинал записки. Вы вроде бы говорили, что он скомкал ее и швырнул на пол?

Я кивнула.

— И она наверняка до сих пор там валяется, — сказала я. — Китти говорила мне, что в его квартире наводят порядок только раз в неделю. Вполне вероятно, что это правило распространяется и на кабинет. Китти иногда приводит его в божеский вид, но она ушла домой к тому времени, как мы принесли мистеру Свину салфетку с запиской.

— Ну ладно, — вздохнула Лиз. — На этом и порешим. Попытаемся найти послание. Но потом пойдем в полицию.

Хотя это нужно было бы сделать в первую очередь. Наверняка именно так она думала, но не решалась сказать вслух.

В туалете «Черной кошки» Лиз и я сняли с себя нашу униформу. Том тоже избавился от галстука-бабочки. После чего мы зашагали обратно к мотелю так быстро, как только могли. Ришель тоже потащилась с нами. Она не могла упустить шанс спасти миллионера. Или, по крайней мере, смириться с мыслью, что мы это сделаем без нее.

По дороге Ник начал расспрашивать Лиз, Тома и меня о жильцах из комнат номер 4, 8, 13, 22 и 30.

— Тип из четвертой комнаты — Луис Барчек, если верить записи, вроде бы живет там на законных основаниях. Но выглядит он так, как будто ему есть что скрывать. Или кого. Верно, Санни? Я кивнула.

— Значит, он подпадает под подозрение. Постояльцы из комнаты тринадцать, как значится в книге, — Бретт и Ян Смит, и проживают они по одному адресу, где-то в Парктоне. Том, ты видел только одного из них?

— Ага. Не знаю, кто это был, Бретт или Ян. Но, кто бы он ни был, комнату он держал в полумраке. А его так называемый братец лежал на кровати, закутанный в одеяло. Его я вообще не видел.

— Так. Мистер Смит — довольно темная личность, еще один кандидат в подозреваемые. Тот парень на кровати мог быть связанным и с кляпом во рту, судя по всему.

— Ник, все это без толку, — сказала я. — Ты попусту теряешь время. Нам нужно прежде всего продумать, как добыть записку из кабинета Свинотта. Мы ведь решили, что только найдем ее и отнесем в полицию, так?

Он пожал плечами.

— Ну конечно, — бросил он небрежно. — Но что, если мы сможем оказать пострадавшему еще какую-нибудь помощь?

Я ничего не сказала. У меня было противное ощущение, что он лукавит со мной.

— А что за дама в восьмом номере? Ширли Уитерс? Том, ты подавал ей завтрак. Какое впечатление она произвела?

— Психопатка, — заявил Том. — Настоящая психопатка. Ее глазки так и шныряли повсюду. У нее так тряслись руки, что она едва могла удержать поднос. Если бы вместо чернослива она заказала сок, то наверняка бы расплескала половину. Но она не дала мне внести поднос к ней в комнату.

— Так ты не заглянул в комнату?

— Только краем глаза. Так, поверх ее головы. Все было аккуратно и чисто. Насколько мне было видно, там больше никого не было. Но дверь в ванную комнату была закрыта.

— Там могли кого-нибудь спрятать.

— Запросто. А когда она заметила, что я смотрю туда, она так запаниковала, что отпрыгнула назад в комнату и попыталась захлопнуть дверь перед моим носом. У нее был испуганный вид. Вы наверняка решите, что она приняла меня за маньяка-убийцу.

— Итак, у нас уже три подозреваемых, — подытожил Элмо.

— Нет, — вздохнула Лиз, оторвавшись от листка с меню, который она разглядывала. — Четыре. Я вспомнила кое-что интересное про тридцатую комнату. Их заказ. Курт поджарил одну порцию бекона, но забыл про вторую. Я еще подумала: и почему это некоторые воображают, что они хорошие повара.

Ник вытаращил глаза.

— И что? — нетерпеливо спросил он.

— Ну, я отнесла оба подноса к комнате и постучала, — продолжила Лиз. — Дверь приоткрылась совсем чуть-чуть. А из комнаты раздался какой-то звук, похожий на сдавленный стон. И дверь захлопнулась снова. И что там было дальше, я не знаю.

— Да, да, — подхватила я. — Ты об этом говорила.

Лиз кивнула и перевела дыхание.

— Я снова постучала и громко крикнула: «Завтрак!» Потом опять был этот звук и еще какой-то грохот и хлопанье двери.

— Ну?

— Прошла еще минута, прежде чем дверь открылась и постоялец впустил меня. Но больше никого в комнате не было.

— Значит, наиболее вероятно, что второй человек в это время находился в ванной.

— Получается, так. Дверь была закрыта.

Ник пробежал глазами список имен, сделанный Томом.

— Мистер и миссис Гослинг, — объявил он. — Они занимают тридцатую комнату. Ты видела мистера Гослинга. А миссис Гослинг почему-то вдруг понадобилось запереться в ванной именно тогда, когда ты пришла.

— Лиз обычно вызывает у людей такую реакцию, — съязвил Том.

Лиз показала ему язык.

— Вообще-то мистер Гослинг выглядел совершенно нормально, — продолжила она. — Я имею в виду, ничего подозрительного или зловещего, но все же...

— Ладно, — Ник нахмурился. — А что вы скажете о даме из двадцать второй комнаты, мисс Ариадне Кролл?

Лиз, Том и я переглянулись и дружно покачали головами.

— Ананасовый сок, ржаные хлопья, омлет, булочка, мед, чай, — прочитал Ник по меню. — Ну, давайте. Кто-то из вас должен вспомнить.

Мы свернули за угол. Впереди уже замаячило здание мотеля, нам оставалось только перейти дорогу.

Мы были почти у цели. И что дальше? Как нам попасть в кабинет мистера Свина? Ведь, нужно сказать большое спасибо Нику, никакого плана у нас не было.

Глава X ЦАРСТВО ГНОМОВ

— Не могу поверить, что ни один из вас не может вспомнить женщину из номера двадцать два. Вы

что, ребята, шатались там по коридорам с закрытыми глазами?

— Тебе не понять, что там творилось, — возмутилась Лиз. — Мы носились по мотелю сломя голову. И замечали только то, что казалось необычным.

Том пожал плечами.

— Значит, Ариадна Кролл, кем бы она там ни была, не делала ничего странного, поэтому и не запомнилась нам. То есть ее вполне можно сбросить со счетов.

— Необязательно, — вступил в разговор Элмо. Циммер открыл рот — это выдающееся событие. Он предпочитал внимательно слушать и мотать себе на ус, это было как раз в его духе.

Мы все повернулись к нему, и он прочистил горло, чувствуя себя немного неловко.

— Я хотел сказать, что вы говорили о похитителе так, как будто он дилетант. А что, если он или она профессионал? Или, по крайней мере, очень рассудительный, здравомыслящий человек?

Он перевел дыхание. Мы не перебивали его.

— Если бы вы были на его месте и если бы вам нужно было спрятать свою жертву в комнате мотеля, вы бы постарались, чтобы ваше поведение никому не показалось подозрительным. Вы знаете, что завтрак подают в определенное время. Значит, должны быть к этому готовы. Вы надежно укрываете свою жертву от посторонних глаз. И, когда сталкиваетесь со служащим, разносящим завтраки, держитесь естественно. Вас волнует только то, как бы чем-нибудь себя не выдать.

Мы остановились у пешеходного перехода, который вел как раз к придорожному магазинчику.

— Ты прав, — неохотно признал Ник. Он терпеть не мог делить с кем-то пальму первенства.

— Так. А это означает, что Ариадна Кролл — наиболее вероятный подозреваемый, — подытожила Лиз. — Кошмар какой-то!

Мне совсем не хотелось поддерживать этот разговор. Я отошла в сторонку и встала под навесом, прикрепленным к стене закрытой мастерской гномов, который отбрасывал тень на тротуар. Выстроившиеся в ряд пузатенькие садовые гномики с седыми бородами улыбались нам через стекло витрины. Все они были одеты в красные колпачки, зеленые курточки и голубые штанишки.

Том подошел ко мне.

— Привет, ребята, — поздоровался он с гномами и улыбнулся им через стекло, на котором висела табличка «Закрыто». — Как делишки?

Послышался какой-то шум, а потом дверь, сделанная наподобие жалюзи, взлетела вверх. Мы с Томом подскочили от неожиданности.

Маленький, круглый человечек с пушистой белой бородой показался в дверном проеме. В красной шапочке, рубашке зеленого цвета и голубых штанишках.

— Может, зайдете? — приветливо пригласил он.

Том просто остолбенел. Глаза у него чуть не лезли на лоб. У меня вид, наверное, был не менее ошарашенный. Человечек выглядел точь-в-точь, как его гномы. Наверное, у нас с Томом одновременно мелькнула мысль, не попали ли мы в сказочную страну.

— Да нет, спасибо, мы просто смотрели, — с трудом выдавила я.

Человечек сокрушенно покачал головой. Вынул из кармана скомканный бело-голубой платок и высморкался. Я заметила, что у него воспаленные глаза, а лицо бледное.

— Грипп подхватил, — пожаловался он. — Чувствую себя очень скверно. Пришлось на время закрыть магазинчик. Если только совсем не свалюсь.

— Это плохо, — Том в немом восхищении взирал на человечка. По нему видно было, что у него прямо руки чешутся нарисовать этого чудака. Вместе с его гномиками.

— Мои мальчики скоро подешевеют, — с грустью сказал человечек, показывая на фигурки в витрине. — Вам точно никто из них не приглянулся?

— Я, наверное, все-таки заскочу на секундочку, — решил Том. — Одна нога здесь, другая там, Санни. — Прежде чем я успела открыть рот, он шмыгнул в дверь мастерской, а за ним засеменил довольно сопящий человечек.

— Санни, в чем дело? — рядом со мной появилась Лиз. — Что этому гному нужно? Как ты могла позволить Тому войти туда? Мы же спешим!

— Я не нанималась сторожить Тома, — спокойно уведомила я. — И потом... Эй, смотри!

Я вцепилась в руку Лиз и затащила ее под навес. На проезжую часть с дорожки мотеля съезжала довольно грязная зеленая машина.

За рулем восседал Брюс Свинотт собственной персоной, водрузивший на нос зеркальные солнечные очки.

Я могла не беспокоиться, что мы попадемся ему на глаза. Мистер Свин даже не взглянул в нашу сторону. Он остановился у светофора и нетерпеливо забарабанил пальцами по рулю, дожидаясь, когда можно будет проехать.

— Он уезжает! — выдохнула Лиз, помахав рукой остальным.

Ник, Ришель и Элмо скользнули к нам под навес. Мы наблюдали за удалявшейся зеленой машиной, которая неслась так, что чуть не врезалась во встречный мотоцикл.

— Ладно, — вдруг заявил Ник. — Пошли вызволять Мойстена из этого царства гномов.

Мы заглянули в щелочку между полосками жалюзи. Нашему взгляду открылось довольно просторное помещение, которое показалось темноватым после ослепительного солнца.

— Том, — неуверенно позвала я.

— Я тут! — отозвался он. — Эй, заходите, тут так интересно.

Тогда я увидела, что он стоит в дальнем углу комнаты вместе со странным человечком. Их почти не было видно за огромным ящиком, набитым не пойми чем.

Том разглядывал рабочий верстак, на котором стояла куча белых фигурок. Приглядевшись, я обнаружила, что это нераскрашенные садовые гномики.

— Мойстен, ты идешь или нет? — грозно осведомился Ник. — Нам уже пора.

— Ладно, ладно, — пробубнил Том. Он повернулся к человечку, стоявшему у него за спиной. — Я с удовольствием это сделаю, — услышали мы его шепот. — Но у меня сейчас есть дела. Я постараюсь вернуться попозже. Хорошо?

— Хорошо, дружок, — согласился человечек. Плечи его поникли, и он трубно высморкался. — Мне, пожалуй, лучше пойти прилечь, — сказал он. — Что-то ноги плохо меня слушаются. А голова! Просто раскалывается. Когда вернешься, просто постучи в дверь, дружок. Если вернешься.

— Обязательно, — заверил Том. Он бросил прощальный взгляд на верстак и поспешил к двери. Человечек проводил его, кивнул на прощание и с треском опустил дверные жалюзи, снова отгородившись от внешнего мира.

— Там так здорово, — начал восторгаться Том. — Он разливает гипсовую массу из такой большой мешалки в формочки. Он рассказал, что этими формами еще его отец пользовался. Эта мастерская существует уже пятьдесят лет, но теперь ему приходится сворачивать дело. На садовых гномиков больше нет спроса.

— Кто бы мог подумать? — Ник скорчил презрительную гримасу.

— Садовые гномы — это отвратительно, — заявила Ришель.

— Я вам скажу, что отвратительно, — завопила вдруг Лиз. — Отвратительно стоять и попусту чесать языком, когда кому-то угрожает опасность. Может быть, смертельная. А мы тут тратим время, и...

— Зеленый свет, — спокойно сообщил Элмо.

Мы побежали по пешеходной дорожке и едва успели проскочить до того, как светофор снова замигал.

— Мне не хочется показаться занудой, — сказала я, когда мы подошли к входу в мотель, — но может ли кто-нибудь толком сказать мне, каков наш план действий?

— Ну, очевидно, нам нужно сделать что-то, чтобы заставить особу за стойкой выйти на улицу, — предположил Ник.

— А потом ты проберешься в кабинет Свинотта и...

— Ага, значит, лезть в кабинет должна я?

— А кто же еще? — Ник опять приподнял бровь. — Ты знаешь, куда он бросил записку. Ты единственная, кто способен с этим справиться.

Том и Лиз выглядели оскорбленными до глубины души.

— А нам что делать? — заволновался Элмо. — Может, устроить драку?

— Это не сработает, — покачал головой Том. — Эта рыжая и пальцем не шевельнет, если с кем-то из нас что-то случится. Хоть умри мы прямо у нее на глазах.

— Но до постояльцев ей есть дело, — с горящими глазами продолжал Ник. — Работа у нее такая.

— Ты что, предлагаешь напасть на кого-то из жильцов? — ахнула Лиз.

Ник прищурился, окидывая взглядом здание мотеля. На стоянке ютилось несколько автомобилей. Большинство из них не были особо примечательными. Но напротив розового крыла был припаркован новенький серый «Мерседес».

— Ага, — бормотал Ник. — Точно. Пошли. Изображайте крайнее беспокойство.

Он повел нас к стеклянным дверям, и мы вошли в вестибюль. Я стянула с себя куртку и бросила ее на стул у двери. Я знала, что в том деле, которое мне вскоре предстоит, ничто не должно сковывать моих движений.

Рыжая подняла голову. На ее лице не было ни тени улыбки.

— Что вам опять тут нужно? — осведомилась она, обращаясь к Тому, Лиз и ко мне. — А приятелей своих зачем притащили? Один из гостей уже пожаловался на то, что вы крутились вокруг мотеля. Мистер Свинотт очень недоволен. Он сказал...

— Слушайте, — нетерпеливо перебил Ник. — Там кто-то пытается угнать машину со стоянки. Серый «Мерседес». Мы проходили мимо и увидели. И забежали, чтобы сообщить вам. Пойдемте скорее. Злоумышленник уже, наверное, открыл машину.

Рыжая с сомнением посмотрела на нас.

— На стоянке? — переспросила она.

— Да, — заверил Ник, поглядывая через плечо на дверь. — Поспешите, эта машина стоит целое состояние.

— У вас ведь есть телефон, — с ходу включилась в игру Лиз. — Может, позвонить в полицию?

— Нет, нет. — Рыжая вскочила с места. Она встревожилась не на шутку. — Я схожу посмотрю. Может, ничего страшного. — Она галопом понеслась к двери. Ник и Том побежали за ней, по пути заговаривая ей зубы. И Элмо трусил рядом, делая озабоченное лицо.

Как только дверь за ними закрылась, Ришель всплеснула руками.

— Какой позор! — прошипела она. Лиз повернулась ко мне.

— Санни, вперед!

Глава XI В СВИНОМ ХЛЕВУ

Я открыла дверь кабинета и проскользнула внутрь. Ковер был завален мусором, который набросал туда мистер Свин. Похоже, он навел порядок на своем письменном столе, а единственной подходящей корзиной для мусора ему показался пол.

Там валялись десятки скомканных бумажек. Я ползала на коленях, лихорадочно шаря по полу в поисках бумажной салфетки с запиской.

Я обнаружила счета за телефонные переговоры, какие-то списки, рекламные проспекты, кучу бумажных салфеток, либо испещренных разными записями, либо перемазанных кетчупом. Все, кроме того, что мне было нужно.

Наконец, уже почти отчаявшись, я перевернула вверх дном мусорную корзину и вытряхнула ее содержимое. Мусора на пол еще добавилось. Апельсиновая кожура пустые сигаретные пачки, огрызки карандашей, жвачка, сломанные ручки, рекламные проспекты туристических агентств, фантики от конфет, обертки от шоколада, скрепки, старые полупустые упаковки таблеток от несварения желудка и бумаги — горы бумаг. Письма, счета, памятные записки.

В дверь забарабанили.

— Санни, поторапливайся! — Это была Лиз, терпение которой лопнуло.

Я бездумно шарила в куче мусора на полу. И тут я увидела! Маленький комочек тонкой бумаги, сквозь которую просвечивала карандашная надпись.

Я схватила ее и развернула, чтобы убедиться. Так и есть!

Я оставила мусор из корзины валяться на полу, а сама как ошпаренная выскочила из кабинета.

Лиз стояла у стойки белая как мел. Ришель держалась поблизости от двери. Вид у нее был перепуганный.

Они разом обернулись ко мне на звук захлопнувшейся двери.

— Нашла? — едва могла вымолвить Лиз. Я кивнула.

— Только я там намусорила. Как ты думаешь, я успею вернуться и убрать все?

— Нет, — завопила Ришель, которая смотрела сквозь стеклянную дверь. — Они возвращаются!

Рыжая вихрем ворвалась в вестибюль, не обращая внимания на Тома и Ника, которые вертелись у нее под ногами. Тут же поблизости крутился Элмо.

— Убирайтесь отсюда, — завопила она, — чтобы духу вашего здесь не было!

— Но мы же хотели как лучше, — Том сделал обиженное лицо.

Затрезвонил телефон, заставив всех нас вздрогнуть. Рыжая подскочила к столу и сняла трубку.

— Да? — ледяным тоном произнесла она. А потом заговорила неожиданно вежливо и любезно. — О да. О нет. Все в порядке. Кое-кто из прислуги вообразил, будто вашу машину пытаются угнать, и я вышла проверить. Но оказалось, что произошло м-м-м... досадное недоразумение.

Мы переглянулись. Ого. Владелец серого «Мерседеса», похоже, был настроен воинственно.

— Да, — продолжала щебетать в трубку рыжая. — Все хорошо. Мне очень жаль, что вас побеспокоили, мисс Кролл.

Я почувствовала, как локоть Лиз впился в мой бок. Так, значит, владелица серого «Мерседеса» — Ариадна Кролл! Мисс Двадцать Вторая Комната!

Рыжая повесила трубку.

— А теперь, — она постукивала карандашом по столу. — Уберетесь вы отсюда, или...

— Идем, идем, — Том поднял руки и начал пятиться к двери.

И в этот самый момент на дорожке, ведущей ко входу, замаячила фигура. Даже сквозь стекло можно было различить маленькие злобные глазки. Дверь распахнулась.

— Том! — предостерегающе воскликнула я. Но было слишком поздно. В следующее мгновение Том уперся прямо в живот Брюса Свинотта.

Тот прямо кипел от ярости. Он с такой силой отпихнул Тома, что тот едва не шлепнулся на пол. Затем он привалился спиной к двери и тяжело засопел.

— Что вам тут надо? — командным тоном спросил он.

— Они явились почти сразу же после вашего отъезда, мистер Свинотт, — сухо доложила рыжая. — Они заявили, что кто-то собирается угнать «Мерседес» мисс Кролл, но там не было ни одной живой души. И вообще я не заметила ничего подозрительного. Но мисс Кролл видела нас у своей машины. И была очень недовольна.

Мистер Свин оскалился.

— Теперь я понял, что вы собой представляете, — зарычал он. — Вы просто шайка мелких воришек. И это вы стащили старинную золотую цепочку. Мы совсем недавно обнаружили пропажу. Мне следовало сразу догадаться. Пока вы разносили завтраки, один из вас украл ее. А потом вы продолжали болтаться вокруг мотеля, выжидая, пока не подвернется удобный случай еще что-нибудь стянуть. Именно так, как и сказала эта Уитерс.

Ширли Уитерс. Женщина из восьмой комнаты. Я бросила взгляд на Тома, чтобы выяснить, принял ли он к сведению, что нас оклеветал один из подозреваемых. По его лицу я поняла — он осознал. Ник, Элмо и Ришель тоже. Но не Лиз. Она была слишком зла, чтобы быть способной рассуждать здраво.

— Как вы смеете обвинять нас в краже? — разъярилась она. — Мы ничего... мы ничего не брали!

— Да, конечно, — прорычал мистер Свин. — Вы прогуливались тут неподалеку просто так, для аппетита.

— Конечно, нет! — вопила Лиз. — Это все из-за записки. Записки, которую мы показали вам и которую вы выбросили. Кто-то попал в беду. А вам наплевать! Это же преступление!

— Эй, Лиз, — пробормотал Ник, схватив ее за руку. Но она вырвалась.

Рыжая застыла на месте. Мистер Свин бросил на нее взгляд, а потом опять повернулся к нам.

— Не пытайся запудрить мне мозги, детка, — произнес он вкрадчиво. — Ничего у тебя не выйдет. Так, мне нужен свидетель. Шэрон, ты будешь свидетелем, хорошо?

Девица за стойкой кивнула. Ее глаза были злыми и колючими.

— Выворачивайте карманы, — скомандовал мистер Свин, ткнув пальцем в нашу сторону. — И сумки тоже. Вываливайте все на пол, живо!

Я задрожала при мысли о бумажной салфетке в кармане моей униформы. Это было доказательством того, что я побывала в кабинете мистера Свина. Хотя беспорядок на полу уже выдавал нас с головой.

— Нет уж, дудки, — холодно произнес Ник. — Если вы подозреваете нас в краже, вам лучше сразу позвонить в полицию.

— В полиции уже все известно. — Мистер Свин грязно ухмыльнулся. — Где я только что был, по-вашему? Заявил о краже. И могу вас заверить, они горят желанием с вами побеседовать. Впрочем...

Он сунул руки в карманы и прищурил свои и без того крошечные глазки.

— Впрочем, мы можем договориться, — закончил он, привалившись к двери и оглядывая нас.

— Как это? — спросил Ник. Свинотт хрюкнул:

— Я вовсе не горю желанием, чтобы тут шныряли копы, если сам могу разобраться. Это только потревожит гостей. Да и вообще будет выглядеть не очень прилично. Просто отдайте цепочку, и я сообщу, что нашел ее в туалете или где-нибудь еще. Ну, выкладывайте.

— Не брали мы никакой цепочки! — взвизгнула Лиз. В ее глазах сверкал гнев.

— Докажите, — парировал Свинотт. Никто не пошевелился.

Тогда этот тип посмотрел на мою куртку, которая так и осталась лежать у двери на стуле.

— Может, начнем с этого? — бросил он. Прежде чем я успела рот открыть, он вынул свои лапы из карманов и потянулся за курткой. Он поднял ее, вывернул, и начал обшаривать.

Из карманов посыпалась мелочь, автобусные билеты, за ними последовали еще какие-то бумажки. А потом вывалилось еще кое-что и упало на ковер.

Великолепная золотая цепочка.

Глава XII ЧТОБ ВАШЕГО ДУХУ ЗДЕСЬ НЕ БЫЛО!

Я услышала какой-то звук за своей спиной. Это Шэрон привстала со своего места. Лиз издала нечленораздельное восклицание. С громким сопением мистер Свин нагнулся и поднял цепочку. Он торжествующе ухмыльнулся, зажав в кулаке драгоценную добычу. Мистер Свин швырнул мою куртку на пол и демонстративно пнул ее ногой.

— Ты видела, Шэрон? — прохрипел он. — Теперь понимаешь, что я имел в виду? Шайка мелких воришек. Все они одинаковы.

— Санни, — с трудом выговорила Ришель, округлив глаза.

Я чувствовала, что все взгляды обращены на меня.

— Да я первый раз это вижу, — начала было оправдываться я, чувствуя комок в горле.

— Да, конечно, — фыркнул мистер Свин. — А в твой карман это попало чудом, да?

Цепочка засверкала немым упреком, когда он пропустил ее между своих жирных пальцев.

— Вот что, молокососы, убирайтесь-ка отсюда подобру-поздорову, пока я сам вас не вышвырнул, — рявкнул он. — И скажите спасибо, что я обнаружил это в кармане у вашей подружки-воровки до того, как это сделала полиция.

— Мистер Свинотт, я не знаю, как попала эта цепочка в карман Санни,— твердо произнесла Лиз, — но в одном я уверена — не она ее туда, положила. Это точно.

— Точно, — подхватил Том и встал рядом со мной.

Брови мистера Свинотта угрожающе сдвинулись. Он сделал шаг в сторону от двери и широким жестом распахнул ее.

Сжав руки в кулаки, он вперил в нас взгляд.

— Убирайтесь! — проревел он.

Лиз взяла меня за руку.

— Пошли, Санни, — шепнула она. — Идем.

— Нет. — Я затрясла головой, все еще не в силах поверить в происходящее.

— Так будет лучше, Санни, — пробормотал Том мне на ухо. — Пошли.

Я позволила им вывести меня за дверь. Я видела, как Элмо наклонился за моей курткой и подобрал монеты, которые раскатились по полу. Я шла как в тумане.

Проходя мимо Свинотта, я не смотрела в его сторону, но прекрасно слышала, что он сказал.

— Вон отсюда, и чтоб духу вашего здесь больше не было! Зарубите себе на носу. Если я еще хоть раз застукаю вас возле моих владений, эта барышня, нечистая на руку, моргнуть не успеет, как окажется в суде для подростков. И все остальные составят ей компанию.

Дверь с грохотом захлопнулась за нами. Мы шагали по дорожке в полном молчании.

Я чувствовала, как рука Лиз сжимала мою, она была теплая и надежная.

— Не переживай, Санни, — попробовала утешить меня она. — Он же просто свинья.

— И по имени свинья, и по натуре, — добавил Том. Он натянуто засмеялся, но никто его не поддержал. Старая шутка — это уже не шутка.

Мы дошли до проезжей части и остановились.

— Но тогда, если Санни не брала этой цепочки... — начала Ришель. Она запнулась, вопросительно посмотрев на меня.

— Конечно, она ее не брала, Ришель! — воскликнула Лиз. — Как тебе только в голову такое пришло!

— Но Санни сама же говорила, что ей позарез нужны деньги, — невозмутимо пояснила Ришель. — Я не имею в виду, что она по-настоящему украла ее. Но я допускаю, что она могла найти ее на полу или где-нибудь еще и подумать, что...

— Не находила я ничего, Ришель, — оборвала я ее, но мой голос предательски задрожал. — Я ничего не находила. И я ничего не крала. Я ее в глаза до этого не видела.

— А, ну ладно, — небрежно произнесла она, как будто этим все исчерпывалось.

С нее сталось бы предположить, что я стянула эту цепочку, чтобы потом продать ее, подумала я. Но ей даже в голову бы не пришло усомниться в моих словах. Я не знала, смеяться мне или плакать.

— Тогда кто же украл эту цепочку? — продолжала Ришель. — И почему он подложил ее в карман твоей куртки? Какой смысл в том, чтобы красть что-нибудь, а потом отдавать добычу кому-то другому?

Все головы повернулись к ней. Как обычно, она нечаянно докопалась до самой сути проблемы. Она сформулировала то очевидное, что никто другой просто не решался высказать вслух. Ее слова подействовали на меня отрезвляюще.

Как будто пелена упала у меня с глаз. Моей растерянности и подавленности как не бывало.

— Смысл есть. Если ты хочешь обвинить кого-то в преступлении, которого он не совершал.

А вот теперь глаза моих друзей были обращены на меня. Теперь и всем остальным все стало предельно ясно.

— И если ты хочешь, чтобы этот человек и его друзья не путались у тебя под ногами, — добавил Том.

— А еще, если ты хочешь, чтобы этот человек не мог обратиться в полицию по другому поводу, — закончил Ник.

— Совершенно верно, — подытожил Элмо, запустив пятерню в непокорные кудри. — Если мы сейчас пойдем в полицию с этой запиской, Свинотт просто заявит, что мы мстим ему за то, что он поймал нас на воровстве.

— Так ты полагаешь, что это он украл цепочку и подложил ее в карман моей куртки? — Я сжала руки в кулаки, и перед моим мысленным взором предстала ухмыляющаяся физиономия мистера Свинотта.

— Вполне вероятно. Но мы разговаривали с ним об этой записке сразу перед уходом. Так что подбросить нам эту цепочку он мог только в вестибюле.

— Он запросто мог это сделать, — сказала я. — Ему достаточно было бросить цепочку на пол, когда он тряс куртку, а потом представить это так, будто она выпала из кармана.

— Но тогда ему нужно было все время носить цепочку с собой. А вряд ли он рискнул бы с украденной вещью отправиться в полицию, — заметила Ришель.

— Тогда кто? Рыжая Шэрон? Или Курт это сделал, когда куртка валялась на кухне? Мы ведь не можем быть уверены, что он не заметил, как мы нашли записку в мусорном ведре. Или... — Том наморщил лоб, обдумывая другие возможные варианты.

— Мы даже не знаем, когда цепочка исчезла, — сказала я. — Мы можем только строить догадки. Так не годится.

— Если бы не эти дурацкие учения, — простонала Лиз. — Тогда бы кто-нибудь из полицейских, которые нас знают, был в Рейвен-Хилле. Они бы помогли нам. Они бы нам поверили. Я уверена, а теперь...

— Такова жизнь, — глубокомысленно изрек Том.

На светофоре загорелся зеленый свет, и мы перешли на другую сторону улицы.

— Но что же нам делать? Не можем же мы все так оставить? — не сдавалась Лиз.

Конечно, мы не можем пустить это дело на самотек, думала я. Теперь это дело касается не только записки и пропавшего миллионера. Теперь в него втянута и я. Я не могу жить спокойно, зная, что на мне висит обвинение в краже. Не могу. И не собираюсь.

— Нам по меньшей мере нужно установить наблюдение за мотелем, — сказал Элмо. — И не спускать глаз с обитателей этих пяти комнат. Мы должны добыть еще какие-нибудь вещественные доказательства.

— Конечно, — съязвил Ник. — Ты что, прикажешь нам слоняться у всех на виду, действуя на нервы постояльцам, пока Свинотт просто не сдаст нас в полицию?

Я бросила взгляд на дорожку, которая вела к мастерской гномов. Дверь-жалюзи была опущена.

— Том, — я показала на мастерскую. — Ты собираешься вернуться туда?

Он пожал плечами.

— Собирался. Я договорился с тем человечком помочь ему раскрасить всех гномов, которых он недоделал. Ему придется расстаться со своим товаром. Ему нужны деньги, чтобы расплатиться с долгами, так он сказал. Ну а теперь, раз такое дело — я уж лучше сегодня побуду с вами.

Он сказал это нарочито небрежно. Но я-то знала, что он имел в виду. То, что он ни за что не оставит меня в трудную минуту.

— А не заняться ли нам всем росписью гномов, — предложила я. — Мне эта мастерская нравится. Да и вид из нее открывается неплохой.

— Какой вид! — возмутилась Ришель. — Санни, да как ты можешь думать о каких-то пейзажах в такой момент! Кроме того, из этой каморки вид просто отвратительный. Окна смотрят прямо на этот мерзкий мотель.

Ник взглянул на меня, потом на мастерскую, потом повернулся к мотелю. Он кивнул, и на его лице расплылась широкая улыбка.

— Ришель, — заявил он, — эта идея вовсе недурна.

Глава XIII МАСТЕРСКАЯ ГНОМОВ

— Чудесно, что вы пришли. Чем больше народу, тем веселее. Чем больше рук, тем быстрее мы разукрасим этих ребят. Правда, мальчики? — щебетал маленький человечек, кивая попеременно то нам, то своим многочисленным гномам.

Ришель поежилась. И немудрено, эта манера маленького человечка обращаться с гномами так, как будто они были живыми, действительно немного настораживала. Но мне он показался совершенно безобидным.

— Ну, может, познакомимся, а? — предложил он. — Меня зовут Элби Снук. Зовите меня просто Элби.

Элби. Это имя вызвало у меня какое-то мимолетное воспоминание. Я уже слышала где-то это имя. Причем совсем недавно. Но вот где?

Элби пожал руки каждому из нас, повторяя наши имена, которые ему называл Том. Мне единственной удалось заглянуть ему прямо в глаза. Все остальные были значительно выше его.

— Я чувствую себя как Гулливер в стране великанов, — пошутил он. — Только к Санни это не относится. Ну, ничего. Мал золотник, да дорог, правда, Санни?

Я кивнула и улыбнулась немного отрешенно. У меня из головы не выходило его имя.

— Ребята, это здорово, что вы просто так, бесплатно, пришли помочь мне, — продолжал человечек. — Так оно и должно быть. Многие люди непременно протянут вам руку помощи, если только смогут. Я всегда говорил, что хороших людей — большинство.

Мы согласно закивали.

— У меня есть один приятель — очень славный малый, с золотым сердцем, но он постоянно твердит, что окружающие так и норовят облапошить его, — тараторил Элби. — А я его спрашиваю: почему? Да потому, что они — это ложка дегтя в бочке меда. Но не всех же под одну гребенку чесать. Это, кроме неприятностей, ничего не принесет. Правда?

— Правда, — жизнерадостно заявил Ник. — А теперь почему бы нам...

— Мне будет, что ему порассказать, когда мы с ним в следующий раз увидимся, — продолжал чирикать Элби. — Вот уже десять лет, как он постоянно твердит мне, что современная молодежь совсем распустилась, только о себе и думает. А вот теперь появляетесь вы, чтобы помочь старику разрисовать этих ребят, просто так, только потому, что вы ему посочувствовали. Это просто замечательно!

Его нижняя губа скривилась, и он украдкой смахнул слезинку тыльной стороной ладони.

— Извините, — засопел он. Он выглядел немного смущенно. — Эта простуда совершенно выбила меня из колеи. Меня аж трясет всего. И потом, так горько сознавать, что эти мальчики — последние у меня. Что скоро моя старая мастерская закроется навсегда и что этими инструментами никто никогда больше не будет пользоваться. Я как-то немного расклеился.

Теперь уже Лиз поежилась. Ее совесть взбунтовалась. Она не могла смириться с тем, что мы дурачим этого беднягу. Он был нам так благодарен, а мы все это время не думали ни о чем другом, кроме, как воспользуемся его мастерской как наблюдательным пунктом.

Но меня смущало совсем другое. Я наконец вспомнила, где я слышала имя Элби. Мне помогло то, как Элби описывал своего старого добряка друга.

Во время нашей первой встречи я слышала, как Брюс Свинотт ласково ворковал с кем-то, кого он называл Элби, по телефону. Этот милый чудак, должно быть, друг Брюса Свинотта. А что, если он расскажет Свинотту, что мы были здесь? Тогда все наши планы полетят к черту!

— А вы часто общаетесь с этим вашим другом? — спросила я нарочито небрежно.

— Раз в неделю. Регулярно, — гордо заявил маленький человечек. — Каждый понедельник, часов в десять вечера, я прихожу к нему пропустить пару стаканчиков и перекинуться в картишки. Он человек занятой, но всегда выкраивает для меня время. Он очень славный. Брюс — мой самый лучший друг.

Лиз вздрогнула. И по обалдевшему виду остальных я поняла, что они наконец сообразили что к чему. И сделали соответствующие выводы.

— Я не так давно разговаривал с ним, — продолжал болтать Элби. — Он так заботится обо мне с тех пор, как я прихворнул. Так переживает. Напускает на себя неприступный вид, но под этой маской скрывается парень с золотым сердцем.

— Да уж, холодным, твердым и желтым, — пробормотал себе под нос Том. Я пихнула его локтем, чтобы он замолчал.

Но Элби не расслышал. На его лице играла улыбка.

— Он наверняка снова позвонит завтра. И можете не беспокоиться. Я расскажу ему о вашем великодушии, молодые люди. Непременно. А может, мне пригласить его в гости? Он владелец мотеля, того, что напротив. Может, вы захотите с ним познакомиться?

Он вопросительно смотрел на нас.

Я видела, как все стараются сохранить на лице вежливо-безразличное выражение. Ник, Том и Ришель с этим вполне справились, а вот Лиз и Элмо это никак не удавалось.

Но Элби, казалось, ничего не замечал. Он хлопнул в ладоши.

— Ну что, приступим к работе? — спросил он.

Он показал на баночки с красками, стоявшие на верстаке.

— Вот тут все, что вам нужно. Просто раскрашивайте, как те, что стоят в витрине.

— Они должны быть все одинаковыми? — уточнил Том.

Господи, Том! Меня даже трясло от нетерпения. Да какая разница, какого цвета должны быть эти дурацкие гномы? Время уходит!

А вдруг «человеку с золотым сердцем» взбредет в голову побеседовать со своим другом по телефону второй раз за один день? Такой возможности исключать нельзя. Телефон может зазвонить в любую минуту. И Брюс Свинотт услышит восторженные отзывы о прекрасной молодежи, которая вдруг с неба свалилась, чтобы помочь Элби. Тогда нам крышка. И возможность понаблюдать за мотелем будет упущена.

На лице маленького человечка было написано сомнение.

— Ну, я думаю, что если вы так хотите, то можно раскрашивать и по-разному, — наконец решил он. — Но я не знаю, как мальчики к этому отнесутся. Они всегда носили одежки одного цвета. Так у нас заведено.

— А может, новшество придется им по вкусу, — не сдавался Том.

Я видела, как Ник нетерпеливо пнул его по ноге. Ник сейчас чувствовал то же, что и я. Он дождаться не мог, когда отделается от Элби и приступит к работе.

Человечек внезапно широко улыбнулся. Его невыразительные покрасневшие глазки сощурились настолько, что он стал просто копией одного из своих гномов.

— А почему бы и нет? — сказал он. — Почему бы и нет? Они ведь последние в этой партии. Они могут и отличаться от остальных своих собратьев. Наверное, для торговли это не имеет большого значения. Хуже не будет.

Он засмеялся, и его щеки надулись так, что он стал еще более гномообразным.

Мне подумалось, что, когда он был здоров, он, очевидно, всегда так выглядел. Да и сейчас он не казался по-настоящему несчастным человеком. Он не испытывал особой горечи оттого, что прощался со своим делом, судя по его манере говорить об этом. Конечно, ему было грустно, но он никого не винил и не жаловался на горькую судьбу.

Как я догадалась? Да просто, если бы Элби Снук был желчным, вечно всем недовольным человеком, они с таким типом, как Брюс Свинотт, недолго оставались бы друзьями. А так они скорее всего являли собой единство противоположностей.

От смеха Элби поперхнулся и закашлялся. Он схватил свой смятый носовой платок и согнулся в три погибели. Когда он снова выпрямился, его лицо было бледным и несчастным.

— Вам лучше пойти к себе и прилечь, — быстро сказала я.

Его лоб прорезала морщина.

— А вы сами справитесь? — забеспокоился он. — Мне не очень хочется бросать вас тут одних.

— С нами все будет в порядке, — решительно заявил Ник. — Ни о чем не беспокойтесь. Мы присмотрим за... за вашими мальчиками. А вам нужно отдохнуть. В случае чего, мы вас позовем.

Элби поколебался немного, потом согласно кивнул. Уверенный тон Ника, похоже, его убедил.

— Спасибо вам, — сказал он. — Ну, мы еще увидимся. Моя спальня находится прямо за мастерской. Если что, зовите без всяких там церемоний.

Я смотрела, как он побрел прочь и вышел в дверь, ведущую в заднюю половину мастерской.

Я повернулась к остальным.

— Как распределим обязанности? — осведомилась я.

— Красить будет Том, — решила Лиз. — У него это лучше всех получается. И я, наверное, тоже справлюсь. И Ришель, если она так приноровилась разрисовывать свое лицо, то гномов сумеет раскрасить и подавно. Ой, я хотела сказать...

Том разразился хохотом. Ришель смотрела попеременно то на него, то на Лиз, соображая, есть ли у нее повод для обиды или нет.

Ник, Элмо и я оставили их заниматься гномами. А сами приникли к окнам мастерской, пристроившись как раз за рядом гномов. Точно! Мотель как на ладони. Мы приготовились ждать.

Глава XIV СМОТРИ В ОБА

Я отметила про себя, где находятся, комнаты номер 4, 8 и 13 в голубом крыле и 22 и 30 — в розовом.

— Один из жильцов из тринадцатой комнаты утром куда-то уехал, — сказала я. — И, насколько я вижу, его машины на стоянке еще нет.

— На стоянке перед розовым крылом единственная машина — «Мерседес» Ариадны Кролл. И больше ни одного автомобиля, — доложил Ник. — А это означает, что хотя бы одного из Гослингов тоже нет дома.

Время тянулось медленно. Я оглянулась. На одном конце верстака трудились Ришель и Лиз, о чем-то переговариваясь вполголоса. Том колдовал над своей группой гномов с другого конца, сохраняя благоговейное молчание. Я им даже немножко позавидовала. По крайней мере, им было чем заняться.

У мотеля незаметно никаких перемещений. Даже уборщица, похоже, отлынивала от работы. Ее тоже нигде не видно. Тележка сиротливо стояла у лестницы, ведущей на второй этаж голубого крыла. Может, она пошла пообедать. Я стала терять терпение и даже начала притопывать на месте.

Внезапно за моей спиной послышались довольно громкие голоса. Это Том и Ришель устроили перебранку. А Лиз пыталась, как могла, их успокоить.

— Элби разрешил мне выбирать цвета по своему усмотрению, — упрямо твердил Том.

— Но не до такой же степени! — вопила Ришель. — Нет, вы только посмотрите! Это просто чудовищно!

Я подбежала к ним.

— Заткнитесь, вы оба! — зашипела я. — Элби услышит и вернется. Лиз, ты что, не можешь прекратить это безобразие?

Она затрясла головой. К своему изумлению, я обнаружила, что она давится от смеха. Истерика с ней, что ли?

— Ты только посмотри, что натворил Том! — шепотом возмущалась Ришель, просто кипя от злости.

Том отошел в сторонку, и верстак предстал передо мной во всей красе.

Лиз снова разразилась хохотом. И я последовала ее примеру. Просто ничего не могла с собой поделать. Два гнома, стоявшие передо мной, выглядели преуморительно.

У одного были огненно-рыжие борода и волосы. Том облачил его в элегантный черный смокинг и блестящие черные туфли. На пальце у него красовалось золотое кольцо, в петлице — белый цветок. А колпачок стал розовым в голубой горошек. Он напоминал маленького пузатого бизнесмена, который по рассеянности отправился на работу, забыв снять ночной колпак.

Борода другого гномика стала золотистой. Колпак Том раскрасил так, что он превратился в копну золотистых волос, собранных сзади в хвостик. Наряжен он был в цветастую рубашку, жилетку, раскрашенную под замшу, вытертые голубые джинсы. На шее у него болталась длинная нитка бус, а на ногах красовались коричневые сандалии. Передо мной стоял маленький пухленький хиппи.

— Том! — прыснула я.

— Да что в этом веселого?! — вспыхнула Ришель. — Ты ничуть не лучше Лиз!

— Не знаю, — с трудом вымолвила я. — Просто... просто... они такие забавные.

Том раскланялся.

— Вот именно, — подтвердил он, взглянув на Ришель. Он поставил перед собой очередную белую фигурку и замер, потирая руки.

— Думаю, этого мы сделаем велосипедистом, — заявил он.

Лиз повернулась к Ришель.

— Ришель, оставь его в покое, — попросила она.

Ришель тряхнула головой и вернулась к своему гному. Он был раскрашен очень симпатично, аккуратно — и точь-в-точь, как образец в витрине.

— Эй, Санни, — позвал Элмо. — Смотри!

Лиз и я приникли к окну как раз вовремя, чтобы успеть заметить, как из двадцать второй комнаты выходит женщина. Она быстро пересекла автостоянку и уселась в серый «Мерседес».

Теперь мы знали, как выглядит Ариадна Кролл. Представительная, средних лет, красиво подстриженные седые волосы, очень изысканно одетая.

— Что такая женщина с такой машиной делает в такой дыре, как мотель «У зеленых деревьев»? — изумился Элмо.

Мы наблюдали, как «Мерседес» плавно тронулся с места и выехал на подъездную дорожку. Женщина за рулем мельком взглянула на свои часы, потом машина нырнула в поток автомобилей, несущихся по автостраде, и через несколько мгновений скрылась из виду.

Элмо начал делать пометки на полях списка постояльцев.

— Нам нужно что-то делать. По крайней мере, стоит записывать, когда эти люди уезжают и возвращаются, — заявил он. — Это может пригодиться полиции. Позже.

Позже. Лиз посмотрела на меня. Позже, когда в комнатах номер 4, 8, 13, 22 или 30 обнаружат труп. Позже, когда исчезнувший миллионер исчезнет навсегда.

— Если бы хоть немного сузить круг подозреваемых, — подал голос Ник. — Эта Кролл уехала. Один из братьев Смитов тоже и, по крайней мере, один из Гослингов. И если в одной из этих трех комнат — номер 22, 13 или 30 — томится пленник, сейчас самое время пойти и выяснить это.

В самых расстроенных чувствах я смотрела в сторону мотеля и заметила, как уборщица вышла в коридор со стороны кухни.

Она стала втаскивать свою тележку на лестницу голубого крыла. Ей приходилось тяжело. Тележка угрожающе накренилась, но уборщице наконец удалось с ней справиться. Она собралась начать уборку в комнатах второго этажа.

Я видела, как она постучала в дверь комнаты номер 16, первой по порядку на этаже. Подождала немного, а потом сунула ключ в замочную скважину, повернула его и вошла.

И тут меня осенило. Это была не просто идея, а совершенно четкий план действий. Он был сопряжен с некоторым риском. И требовал недюжинной подготовки. Как раз такой, какую давали занятия гимнастикой. Но спорт спортом, а без мозгов здесь тоже не обойтись.

— Я пошла туда, — объявила я. — Хочу обыскать эти комнаты.

Лиз вцепилась в мою руку:

— Санни, да как ты можешь?

— Еще как могу.

— Санни, выбрось это из головы, — протянул Ник.

Я не обратила на него внимания.

— Слушайте, — сказала я. — Видите, там ходит уборщица? У нее есть ключи от всех комнат. Я могу запросто стащить те, которые нам нужны. А потом пробраться в комнаты номер 13, 22 и 30. Тогда мы все раз и навсегда выясним о трех из пяти подозреваемых.

— А почему ты? — недоуменно спросил Элмо. — Почему ты?

Я пожала плечами:

— Потому что так надо. Я бегаю быстрее любого из вас. И потом у меня с собой униформа мотеля. Я в нее переоденусь. Тогда, если кто-нибудь застукает меня в своей комнате, то примет за уборщицу.

— Но Свинотта и Шэрон тебе не обвести вокруг пальца, ты ненормальная, — прошипела Лиз.

— Но разве в их привычку входит прогуливаться по мотелю? — возразила я. — Они сидят каждый в своей норе. Поэтому вероятность, что они меня увидят, практически исключена.

— Но если вдруг такое случится, то неприятностей не оберешься, — предостерег Элмо. Вид у него был обеспокоенный.

— Это место отлично подходит для штаб-квартиры, — сказала я ему. — Я переберусь через дорогу и проскочу на автостоянку, к ней как раз примыкает пешеходный переход. Я выполню все, что задумала, а потом вернусь обратно то же дорогой. Я вовсе не собираюсь разгуливать под окнами взад-вперед. Я только дважды пересеку дорожку. Никто меня не заметит. Никто из тех, кому это небезразлично.

— Но дело не только в Свинотте, Caнни, — медленно произнес Ник. — А что, если один из жильцов вернется домой? И что, если именно он окажется похитителем или того хуже?

— Ну вы же будете следить. Если вы увидите, что кто-то входит в комнату, а я не выхожу, звоните в полицию.

Лиз стиснула мою руку еще крепче.

— Эй, Лиз, — позвал Том от верстака. — Ты не хочешь присоединиться? Мне нужна компания. Радио не работает, а Ришель, похоже, совсем свихнулась.

— Сам ты свихнулся! — огрызнулась Ришель. — Погоди, очень скоро этот гномообразный мужичок увидит, что ты тут натворил. Он просто с ума сойдет.

— Таланты-самородки всегда непредсказуемы, — буркнул Ник, обернувшись к ним. — Лиз, лучше бы тебе...

— Нет, не лучше! — гневно перебила она. — Это более важно.

Она повернулась ко мне.

— Санни, я понимаю, эта история с цепочкой тебя очень угнетает. Я имею в виду то, что Свинотт обвинил тебя в воровстве, и все такое прочее. Я знаю, ты хочешь докопаться до истины и восстановить справедливость. Но разве ты не понимаешь, что, если тебя застанут в чьей-нибудь комнате, дело обернется во сто раз хуже?

— Конечно, понимаю, — заявила я невозмутимо. — Значит, не нужно попадаться. Поверь, Лиз. Мне приходилось попадать в гораздо более рискованные переделки. И со мной ведь ничего не случалось, так?

Лиз в упор посмотрела на меня. Я выдержала ее взгляд. Наконец она покачала головой.

— Санни, ты просто невыносима. Она отпустила мою руку, вздохнула и пошла туда, где бросила свой рюкзак. Извлекла из него свою униформу и стала натягивать ее на себя.

— Что это ты делаешь? — спросила я.

— А ты что, думаешь, что я позволю тебе подвергаться опасности в одиночку?

Она оглядела свое потрепанное, мятое бледно-голубое платье и скорчила рожицу.

— Да, для спасения миллионера экипировка не слишком приличная, не правда ли? — пошутила она. — Но, чему быть, того не миновать.

Глава XV ВТОРЖЕНИЕ

Мы с Лиз пересекли дорогу на зеленый свет, пробрались между двумя одинокими кустами и оказались на территории мотеля. Наши лица опаляло жаром, поднимавшимся от раскаленного бетона. Из распахнутой двери комнаты номер 16 до наших ушей доносился рев допотопного пылесоса.

— Что теперь делать? — шепотом спросила Лиз.

— Будем надеяться, что она оставила ключи на своей тележке, — ответила я. — Пошли!

Я посмотрела на Лиз. Ее от волнения била дрожь, дыхание было частым и прерывистым.

Я знала, что Элмо и Ник следят за каждым нашим движением из окна мастерской. А может, к ним присоединились Том и Ришель.

Мне было бы гораздо спокойнее, если бы Лиз осталась в мастерской. Одной мне было бы гораздо сподручнее.

Но я не могла не признать, что ее присутствие меня умиляло. Она, жуткая трусиха, заставила себя перебороть страх, потому что не захотела бросать меня в беде. Я была ужасно тронута.

Мы поднялись по лестнице. Пылесос в шестнадцатой комнате все так же продолжал выть. Да вдобавок к этому работал телевизор. Так что шум стоял невообразимый. Тележка притулилась тут же у двери.

Пока Лиз ждала у лестницы, я прокралась к тележке. Так я и думала. Огромная связка ключей лежала рядом с тряпкой.

Я внимательно осмотрела связку. Все ключи были пронумерованы.

Стараясь не греметь, я сняла с кольца ключ с номером 13, за ним последовали — 22 и 30. Как все просто оказалось, подумала я.

Связка такая внушительная, что уборщица едва ли заметит пропажу нескольких ключей. Если в тех комнатах, что мы собирались осмотреть, все окажется в порядке, мы просто вернем ключи на место, и никто даже и не узнает, что их трогали.

Комната номер 13 находилась через две двери от шестнадцатого номера. На двери висела табличка «Не беспокоить». Я некоторое время смотрела на нее. Цель так близка. Я боролась с искушением сделать шаг вперед, отпереть замок и проникнуть в эту комнату сию же секунду.

Но я отдавала себе отчет в том, что один неверный шаг мог все погубить. Уборщица в любой момент может закончить пылесосить комнату номер 16. Вдруг ей понадобится что-то в тележке, она выйдет и заметит нас.

И потом, если постоялец отдыхает или у него разболелась голова? Любой придет в ярость, если мы ворвемся в его жилище. Тогда шанс побывать в других комнатах будет утерян безвозвратно. Нет. Нужно строго придерживаться моего плана.

Крепко зажав ключи в кулаке, я отошла от тележки и вернулась туда, где меня ждала Лиз.

— Теперь мы идем в другое крыло, — шепнула я. — А в тринадцатую комнату наведаемся в последнюю очередь.

Она кивнула. Мы снова юркнули на лестницу, спустились по ней и пересекли автостоянку розового крыла.

Пока все складывалось удачно, но едва мы ступили на лестницу, ведущую к тридцатой комнате, Лиз остановилась как вкопанная.

— Отбой, — прошептала она. — Санни, Гослинги возвращаются!

Перед входом в мотель из такси выходили мужчина и женщина.

Мужчина был высоким и довольно симпатичным. Но женщину разглядеть было невозможно. На носу солнечные очки, сама закутана в длинный серый плащ до щиколоток, на голове красный шарф.

Рука мужчины обнимала талию женщины. Он крепко прижимал ее к себе и быстро вел к входу в мотель. Они шли прямо на нас.

Мы с Лиз отскочили от лестницы и сделали вид, что поглощены болтовней. Мужчина и женщина нас заметили. Женщина издала негромкий возглас и сделала движение в нашу сторону. Но ее спутник стиснул талию женщины еще сильнее и быстро потащил ее на лестницу.

Они почти бегом направились к своей комнате. Мужчина отпер дверь и пропустил женщину вперед. Потом сам быстро заскочил внутрь, и дверь захлопнулась.

— Ты видела? — шепнула мне Лиз. — Она хотела нам что-то сказать, но не сказала. Ты заметила, как крепко он держал ее?

— Да, — буркнула я. — Горячая любовь? Или у него в руке был зажат нож?

Лиз не отрывала взгляда от закрытой двери тридцатой комнаты.

— Она была закутана с ног до головы, — продолжала она. — Широченный плащ, шарф на голове. И это в такую жарищу! Санни, очевидно, это, чтобы никто ее не узнал.

— Да. И я бы что угодно отдала, лишь бы выяснить, где они были, — медленно произнесла я.

— Может, ездили получать деньги по выигравшему билету. — Голос у Лиз дрогнул, глаза расширились от ужаса. — А это означает...

— Лиз, успокойся, — оборвала я ее. — Может, этот человек просто обнимал свою жену. Такое, как тебе известно, иногда случается.

— Конечно, — согласилась Лиз. — Но женщина выглядела испуганной. По-настоящему. Это сразу было заметно. И никакие очки этого не могли скрыть.

Что верно, то верно. Я видела плотно сжатый рот и бледные щеки женщины в солнечных очках, когда она поднималась по лестнице.

— Нам нужно вернуться в мастерскую, — прошипела Лиз. — И позвонить в полицию.

Мысли вихрем пронеслись у меня в мозгу. Я не хотела допустить ошибку.

— Слушай, у нас еще есть дела тут. Мы должны обыскать комнату Кролл и тринадцатую тоже, — твердо заявила я. — Это займет не так много времени. И нужно вернуть ключи уборщице.

Она проглотила протестующий возглас и кивнула. Мы быстро добрались до двадцать второй комнаты. Я сунула ключ в замочную скважину и осторожно повернула его. И вот мы внутри.

Там было тихо, очень чисто и совершенно пусто. Я распахнула дверцы старинного платяного шкафа. Алый жакет, юбка в тон к нему и крахмальная белая блузка висели на вешалках. На полу стояла симпатичная дорожная сумка.

Я опрометью бросилась в ванную комнату. Никого. Душ держался на честном слове. Ванна вся покрыта трещинами. Ничего себе, местечко!

— Ничего тут интересного нет, — заторопила меня Лиз, стоя у двери. — Пошли.

Ей не пришлось просить дважды. Теперь, убедившись, что в комнате Ариадны Кролл искать нечего, я почувствовала угрызения совести. Мы без всякого на то основания ворвались в комнату невинной женщины.

Мы выскочили из двери и заперли ее за собой. Я услышала вздох облегчения, вырвавшийся у Лиз. Но он тут же перешел в испуганный возглас. Она судорожно вцепилась в мою руку.

К стоянке подъезжал серый «Мерседес». Женщина за рулем, нахмурившись, смотрела в нашу сторону.

Неужели она видела, как мы выходили из ее комнаты?

— Не смотри на нее, — процедила я сквозь зубы. — Продолжай идти как ни в чем не бывало. Улыбайся мне. Притворяйся, что о чем-то рассказываешь. Не подавай виду, что боишься.

Лиз все сделала в точности, как я ей велела. Я услышала за спиной звук останавливающейся машины и хлопанье открывшейся и закрывшейся дверцы.

Никто не крикнул нам, чтобы мы остановились. Со стоянки не раздалось ни одного возмущенного возгласа. Но я знала, что Ариадна Кролл смотрит нам вслед. Я спиной чувствовала ее взгляд.

Когда мы добрались до лестницы, где повстречались с Гослингами, меня будто какая-то неведомая сила заставила поднять глаза. Я чуть не подпрыгнула от неожиданности. Мужчина вышел из тридцатой комнаты и смотрел на нас, перевесившись через перила. Наши взгляды встретились. Тогда он отскочил назад и скрылся за дверью.

Я ничего не стала говорить Лиз, чтобы ее не тревожить. Я потащила ее по дорожке, и мы взбежали по лестнице на второй этаж голубого крыла.

Теперь дверь шестнадцатой комнаты была закрыта. Пылесос гудел в соседней, пятнадцатой.

— Санни, давай не будем рисковать с тринадцатой комнатой, — взмолилась Лиз. — Просто положим ключи на место и уйдем.

Я заколебалась было. Но потом покачала головой.

— Нам нужно выполнить намеченное, — упрямо заявила я. Я быстро проскочила к тринадцатой комнате и осторожно постучала. Никакого ответа. Я постучала снова. С тем же результатом.

Собравшись с духом, я отодвинула с замка табличку «Не беспокоить» и отперла дверь.

Я приготовилась услышать возглас удивления или досады. Но ничего не произошло, когда я переступила порог.

Там царил полумрак, и было очень тихо. Как и в двадцать второй комнате. Разница лишь в том, что тут стояли две односпальные кровати вместо одной двуспальной. И на одной из кроватей кто-то спал. Неужели он так и провалялся все это время?

— Прошу прощения, сэр, — произнесла я нарочито громко.

Ответом мне было что-то вроде глухого мычания. Одеяло на кровати зашевелилось.

У меня волосы поднялись дыбом.

Я подскочила к кровати.

Осторожно приподняла покрывало и откинула его в сторону.

На меня в упор смотрел мужчина. В его глазах застыл ужас. Лоб покрывали капельки пота. Во рту кляп из платка. Руки и ноги несчастного были стянуты ремнями.

Глава XVI ОТСТУПЛЕНИЕ

Несколько мгновений я просто таращилась на беспомощного человека, не в состоянии ни пошевелиться, ни слова вымолвить. Настолько я была потрясена.

Человек замычал, замотав головой из стороны в сторону по подушке. Его глаза умоляюще смотрели на меня. Я чуть не разревелась. Мне стало ясно, что этот бедняга подумал, будто я сейчас убегу, оставив его на произвол судьбы.

— Все будет хорошо, — поспешно успокоила его я.

Я наклонилась и вытащила у него кляп изо рта. Он даже застонал от облегчения, а потом судорожно сглотнул. Он попытался что-то произнести, потом облизал пересохшие губы и снова открыл рот.

— Помоги мне, — прохрипел он. — Освободи меня.

— Лиз, — завопила я. Теперь мне было все равно, услышит меня уборщица или нет. Я начала распутывать ремни, охватывающие запястья мужчины.

Лиз влетела в комнату. Не знаю, что она ожидала увидеть, но уж точно не то, что предстало ее взору. У нее отвисла челюсть, и глаза чуть не вылезли из орбит. Она всплеснула руками.

— Быстрее, — заторопила я ее, сдергивая одеяло. — Ноги. Ноги распутывай.

Лиз подскочила к кровати и начала снимать ремни. Они были сильно затянуты. Сразу было видно — он отчаянно пытался освободиться.

— Кто это с вами сделал? — прошептала Лиз. Она в ужасе смотрела на багровые полосы, оставшиеся на коже в тех местах, где были ремни. — Этот человек, он... мучил вас из-за денег?

Мужчина кивнул. Его глаза закрылись.

— Воды... — прохрипел он. — Умоляю...

Я наконец расправилась с последним ремнем и помчалась в ванную. Оттуда я притащила стакан воды и поднесла его к губам пленника. Он жадно глотнул, закашлялся, потом трясущимися руками схватил стакан и снова припал к нему.

Лиз продолжала пыхтеть над ремнями, стягивающими его щиколотки и одновременно обмотанными вокруг ножек кровати. Ну наконец-то ей удалось ослабить их настолько, чтобы освободить ноги несчастного.

Он с трудом принял сидячее положение.

— Нужно... уходить, — пробулькал мужчина. Он попытался было встать, но тут же со стоном рухнул обратно на кровать.

— Все будет хорошо, — сказала я. —

Теперь вы в безопасности. Я позвоню в полицию. А вы полежите и придите в себя. Вы еще слишком слабы, чтобы двигаться. Вам это...

— Нет! — Мужчина замотал головой. — Нет! Только не это! Он вернется! — Он снова ценой неимоверных усилий поднялся на ноги. Сделав один шаг, он чуть не упал снова. Мы с Лиз подскочили, чтобы поддержать его.

Вместе мы кое-как доковыляли до двери и выбрались наконец на свет Божий.

Уборщица стояла возле своей тележки у дверей комнаты номер 15, с ведром и тряпкой. Увидев нас, она удивленно заморгала.

— Позвоните в полицию! — закричала я. — В полицию!

— В полицию? — переспросила она.

— Отпустите меня, — стонал освобожденный. — Он может вернуться в любую минуту.

Несчастный дико озирался по сторонам. А потом вырвался и захромал к лестнице.

Мы с Лиз бросились догонять его. Ничего другого нам не оставалось, потому что он опять чуть не грохнулся носом на пол.

— Позовите мистера Свинотта, — крикнула я через плечо, обращаясь к уборщице. — Позовите его и позвоните в полицию.

Уборщица не шелохнулась. Она как будто приросла к своему месту и только переводила ошарашенный взгляд с нас на дверь тринадцатой комнаты и обратно.

Мужчина начал потихоньку спускаться по лестнице, опираясь на нас с Лиз.

Я попыталась было направить его к вестибюлю, но он начал упираться.

— Только не это, — продолжал упрямо бубнить он и трясти головой. — Он найдет меня. Он настоящий дьявол. Он ни перед чем не остановится. Ему нужны деньги. Мне нужно скрыться.

Он начал перебираться через пустую автостоянку, направляясь к автостраде.

Мы с Лиз не отпускали его ни на секунду. Да и что нам оставалось делать, если он едва держался на ногах? Он был слишком велик, чтобы мы могли вести его без особых усилий, но слишком слаб, чтобы идти самостоятельно.

Я огляделась по сторонам. Уборщица все так же продолжала стоять столбом, глядя нам вслед со второго этажа голубого крыла. Однако на первом этаже зашевелились. Дверь комнаты номер 4 с треском распахнулась, и оттуда высунулась разъяренная физиономия. И занавески в окне восьмой комнаты приоткрылись. Стало быть, Ширли тоже наблюдала за происходящим.

— На помощь! — закричала я. — Помогите!

— Быстрее, — стонал спотыкающийся человек. — Нельзя терять ни минуты. Пошли!

— Это Ник! — вдруг воскликнула Лиз. — Ник и Элмо.

У меня как гора с плеч свалилась, когда я увидела двоих ребят, уже перебегавших через дорогу. Они увидели нас из окна мастерской. А за ними спешили Том и Ришель.

Мужчина перебрался через бордюр из белого камня и оказался на тротуаре. Он стоял, пошатываясь, и озирался по сторонам, пытаясь сообразить, что делать дальше.

Ник и Элмо уже перебежали через дорогу и мчались к нам. По ним видно было, что они просто умирают от любопытства.

— Это он, — пропыхтела я. — Мы нашли его. Связанного. Помогите нам дотащить его до мастерской. А оттуда мы позвоним в полицию.

Вместе мы повели пошатывающегося человека к пешеходному переходу. Он уже шагнул было на проезжую часть, и мы еле успели втащить его обратно.

— Нужно подождать, пока не загорится зеленый свет, — сказала я. — Вам что, жизнь не дорога? Вы же попадете под машину.

— Машина? — он затряс головой. — Да разве стоит беспокоиться о такой ерунде? Как же вы не понимаете. У него был нож. Нужно спрятаться.

Загорелся зеленый свет. Поток машин остановился. Мы черепашьим шагом перебрались через улицу.

Наша компания уже почти достигла цели, как Лиз сдавленно вскрикнула. Я проследила за направлением ее взгляда, и сердце мое заколотилось.

Примерно через три машины от нас в своем авто сидел мужчина, лицо которого напоминало череп и было перекошено от злости. Глубоко посаженные глаза сверкали от гнева. И он смотрел на нас.

Том и Ришель, поджидавшие на тротуаре, начали подпрыгивать и размахивать руками. Они тоже его увидели.

Я быстро оценила ситуацию. Машина Черепа находилась в первом ряду. Он готовился свернуть к мотелю. Со всех сторон его окружали другие машины. И он не мог выскочить и погнаться за нами. У нас в запасе еще несколько минут.

— Быстрее, — заорала я, перекрикивая шум ревущих двигателей. Ник, Лиз, Элмо и я прибавили ходу, насколько это было возможно. При этом мы почти волочили беспомощного человека за собой.

К счастью, голова у него была опущена, так что Черепа он не видел. Ведь, если бы это случилось, он перепугался бы до смерти, растерялся и мог вытворить все, что угодно — например, выскочить на проезжую часть или грохнуться в обморок прямо на дороге.

Мы добрались до тротуара, где ждали Том и Ришель. Вместе мы поволокли нашу ношу к мастерской. Ввалились внутрь и быстро опустили жалюзи.

— Как эта дверь запирается? — Ришель в панике оглядывалась по сторонам.

— Тут должен быть ключ, — сказал Элмо. Он отпустил безвольную руку мужчины и сам занялся поисками.

Лиз, Ник и я усадили мужчину в кресло. Он рухнул в него как подкошенный. И успокоился, решив, что находится в безопасности.

Он и не подозревал, что Череп все видел.

Я смотрела, как Элмо шарил возле двери. Потом он обреченно махнул рукой.

— Наверное, его забрал Элби, — предположил Том. — Пойду к нему.

Он распахнул дверь, которая вела в жилое помещение.

— Элби, — позвал он. — Элби, быстрее! Нам нужен...

Больше мне ничего не удалось расслышать. Потому что дверь задрожала. Кто-то пытался ворваться в мастерскую. Элмо подскочил к двери и всем весом навалился на нее.

— Ник! — позвала я, присоединяясь к Элмо, чтобы помочь ему.

Но было уже слишком поздно. Внизу двери уже зияла дырка. Мускулистая рука поднимала жалюзи все выше и выше. Мы не могли ее удержать.

Ришель в испуге вскрикнула.

Человек в кресле с воплем отчаяния откинулся назад. Дико вращая глазами, он с трудом встал на ноги. Его лицо покрывалось то нездоровым румянцем, то смертельной бледностью.

— Черный ход, — прохрипел он. Лиз и Ришель бросились помогать ему. Вместе они кое-как потащились к двери, ведущей в апартаменты Элби. Беднягу мотало из стороны в сторону. Но он стремился спасти свою жизнь.

Я изо всех сил стукнула по пальцам, вцепившимся в нижнюю полоску жалюзи. Снаружи послышался гневный возглас, но пальцы не разжались. Стальные они, что ли?

Затем со зловещим скрежетанием жалюзи рывком поднялись. Мы, потеряв опору, отлетели назад.

Я грохнулась, едва успев уберечь голову от удара о цементный пол. Я слышала, как за моей спиной закричали от боли Элмо и Ник.

Я моментально вскочила на ноги, щурясь от солнечного света, который ворвался в мастерскую через открывшийся дверной проем. Я различала только возникший там огромный силуэт. Я осознавала, что мне нужно любой ценой задержать Черепа до тех пор, пока Лиз не выведет пленника наружу.

Я бросила через плечо взгляд на мастерскую. Никого. Выходит, Лиз и Ришель все-таки добрались до двери. Может, наш подопечный уже в безопасности. Может, его уже вывели через черный ход или спрятали в ванной. Позвонили в полицию...

«Быстрее, Лиз», — мысленно умоляла я.

Человек в дверном проеме шагнул в мастерскую. Я отступила немного назад, приготовившись защищать свою жизнь.

Глава XVII ОПАСНОСТЬ

— Что тут происходит? — пророкотал голос.

Мне на миг показалось, что после падения я стала туговата на ухо. Первой моей мыслью было — этот голос звучит как-то странно.

Потом незваный гость подошел ближе и оказался в полосе света. И тут до меня дошло, что это вовсе не Череп. Это был жилец из комнаты номер 4, Луис Бар- чек. Тот тип, которого Том принял за борца.

И немудрено. Он именно так и выглядел. Ну и громадина! На его волосатых лапищах, сплошь разукрашенных татуировками от запястий до самых плеч, бугрились мощные мускулы.

В немом изумлении я взирала на него. А он, в свою очередь, уставился на меня, причем его взгляд не сулил ничего хорошего.

— Так что тут происходит? — снова прогремел он, потирая свои покрытые ссадинами пальцы. Он оглядел мастерскую. — Где тот парень, которого вы тащили с собой? Вы же вопили «На помощь!». Ну я и услышал. — Он угрожающе надвигался на нас. — Но если я встречаю тут такой неласковый прием, то я...

За моей спиной Ник и Элмо поднимались на ноги.

Я провела языком по пересохшим губам. С чего же начать?

— Ну? Язык проглотили? — прорычал Луис Барчек. — Что вы можете сказать в свое оправдание?

— Я бы хотела задать тот же самый вопрос, — раздался из-за двери недовольный голос.

К нам пожаловала мисс Двадцать Вторая Комната — Ариадна Кролл. Вместе с ней в мастерскую вплыл аромат ее дорогих духов и лака для волос.

— Хотела бы я знать, — резко бросила она, — что это вы, господа, делали в моей комнате?

Луис Барчек обернулся к ней. Его ручищи сжались в кулаки. Лицо, словно выточенное из камня, залилось краской.

— Я не был в вашей комнате, леди, — проревел он. — О чем вы говорите?

— Да не вы, — проворчала Ариадна Кролл, — а вот эта барышня. — Она показала на меня. — Ас ней еще одна. — Она огляделась по сторонам: — Где она?

Я услышала свой собственный голос как бы со стороны.

— Она на задней половине, мисс Кролл. Она помогает...

— Откуда вы знаете, как меня зовут? — рассердилась важная дама.

Ник выступил вперед, потирая ушибленное плечо. Должно быть, он здорово стукнулся, когда падал.

— В мотеле возникли кое-какие проблемы, мисс Кролл, — начал он и его голос звучал, как всегда, когда он намеревался «утихомирить разбушевавшихся взрослых ».

— В этом мотеле сплошные проблемы, — заявила она. — Именно этого я и ожидала, остановившись здесь. Но мне нужно было остановиться поближе к сестре, которая лежит в больнице, а мотель «Рейвен» переполнен. Но вот уж чего я совсем не ожидала, так что за мной будут шпионить и врываться в мою комнату средь бела дня!

Я не звонила в полицию. Пока. Но я требую объяснений, сейчас, немедленно!

— Простите!

Мы все дружно обернулись.

В дверном проеме появились мужчина и женщина. Они немного обеспокоенно оглядывали собравшуюся здесь толпу.

— Глазам своим не верю, — пробормотал Ник.

Это были мистер и миссис Гослинг из комнаты номер 30. По крайней мере, это были мистер Гослинг и миловидная шатенка, которую вполне можно было принять за его жену. Без своего плаща, шарфа и солнечных очков она была почти неузнаваема.

— А... девочка по имени Лиз Фри здесь? — встревоженно спросила она. — Мне казалось, что я видела, как она сюда входила.

— Она там, в задней половине, — пояснила я уже второй раз за последние две минуты. Мне казалось, что я попала в сумасшедший дом. Откуда эта женщина знает имя Лиз? Что ей нужно?

Ник покачал головой:

— Для полного счастья нам только не хватает, чтобы сюда припожаловала Ширли Уитерс.

— И еще Череп, — процедил Элмо сквозь зубы. Он повернулся к Луису Барчеку, который недоверчиво озирался по сторонам. — Вы не могли бы опустить жалюзи? За нами охотится еще один тип.

В полном молчании мистер Барчек протянул руку и дернул жалюзи вниз. Мастерскую окутал полумрак. И шум с улицы внезапно стих, как будто кто-то повернул ручку невидимого выключателя. Миссис Гослинг судорожно стиснула руку мистера Гослинга.

— Да о чем вы говорите? — взорвалась миссис Кролл. — Какая еще Ширли Уитерс? Какая...

— Где Лиз? — повысила голос миссис Гослинг.

А действительно, где Лиз? А. где носит Тома? И куда подевалась Ришель? И Элби? А Череп?

У меня зазвенело в ушах. А потом и всю меня затрясло, как в ознобе. Я вдруг осознала, что на задней половине как-то необычайно тихо. И Череп так и не появился. Следовательно, он нашел другой вход.

Если оттуда можно выйти, значит, можно и войти.

Я посмотрела на Элмо.

— Думаю, он уже здесь, — пробормотала я, изо всех сил стараясь, чтобы мой голос не дрожал. — Должно быть, он проник сюда через черный ход. И захватил всех остальных.

— О чем это вы болтаете? — Луис Барчек уже не сдерживал своей ярости.

Я повернулась к нему. Посмотрела пристально ему в глаза и заговорила четко и медленно:

— Один тип, преступник, держал другого мужчину взаперти в тринадцатой комнате. Там мы и нашли его — связанного. И помогли ему освободиться. Вы нас видели. Но преступник тоже нас видел. Думаю, он уже здесь. — Я показала на дверь, ведущую в комнату Элби. — Наши друзья тоже там, — добавила я. — Лиз, Ришель, Том и владелец этой мастерской, Элби Снук.

Миссис Гослинг испуганно вскрикнула. Ариадна Кролл насупилась и посмотрела на Луиса Барчека, который в задумчивости потирал свой подбородок.

— Он вооружен, так ведь? — наконец произнес он таким тоном, как будто интересовался, идет ли дождь.

Миссис Гослинг вскрикнула снова.

— Я не уверена, — ответила я. — Тот парень, которого мы спасли, упоминал только о ноже.

Великан кивнул.

— Вполне достаточно, — пробормотал он. Он потопал к двери. — Всем оставаться на своих местах, — скомандовал он. — Я сам со всем разберусь.

Но никто, за исключением миссис Гослинг, не хотел оставаться не у дел. Она в изнеможении прислонилась к подоконнику, на котором красовались мальчики Элби, а все остальные двинулись за Луисом Барчеком.

— Может, позовешь своих приятелей? — предложил мне мистер Барчек. — Ты ведь хочешь посмотреть, как дичь попадется в ловушку?

Я кивнула. Я прекрасно поняла, что он имел в виду.

Я встала у самой двери и набрала в легкие побольше воздуха.

— Лиз! — завопила что было силы. — Том! Мне так страшно. Я лучше перебегу через дорогу и позвоню в полицию!

За дверью послышались мягкие шаги. Дверь неслышно распахнулась, будто приглашая меня войти. А откуда-то из глубины комнаты до меня доносились приглушенные стук и крики.

Я отступила назад.

— Я пошла звонить в полицию! — Я постаралась, чтобы мой голос дрожал, как будто была перепугана до смерти. На случай, если кто-то вдруг подглядывал за мной из-за полуоткрытой двери.

Я должна выглядеть, как маленькая, несчастная девочка в бледно-голубой униформе, которая болталась, как на вешалке. Одинокая, беззащитная и насмерть перепуганная.

Словно призрак, вынырнул из темноты Череп. Я отскочила назад, но успела заметить лошадиные зубы, ввалившиеся глаза, тонкие костлявые пальцы и блеснувшее лезвие ножа.

Но за его спиной тут же возник Луис Барчек. Огромные татуированные лапы Барчека сдавили тощую шею. Череп брыкался, чертыхался, брызгал слюной, размахивал в воздухе своим ножом. Но одного удара мощного кулака Барчека оказалось достаточно, чтобы нож отлетел в противоположный угол мастерской. Песенка Черепа была спета.

Мы оставили Луиса сторожить его пленника, а сами помчались в заднюю половину.

Там не было ни души, но грохот и вопли доносились из запертой кладовки. Я отодвинула задвижку, и Лиз, Том, Ришель и Элби чуть ли не вывалились наружу.

Том был в полуобморочном состоянии. Стоило ему некоторое время провести в тесном замкнутом пространстве, как его охватывал панический ужас. Ришель была не только напугана, но и страшно зла. Элби выглядел совершенно растерянным, больше чем кто-либо другой. И только Лиз не потеряла присутствия духа.

— С ним все в порядке? — едва переведя дыхание, спросила она. — Ведь Череп не нашел его, правда?

Ник покачал головой.

— Череп сейчас отдыхает, — сообщил он. — А где наш миллионер, кто знает? Где вы его видели в последний раз?

Лиз, не удостоив его ответом, проскочила мимо нас обратно в мастерскую.

— Лиз, его там нет, — я попыталась остановить ее. — Лиз...

Но она не сбавила хода. Даже не притормозила, когда ворвалась в мастерскую и промчалась мимо стоящих там мистера Гослинга, мисс Кролл и Луиса Барчека.

Она подскочила прямо к огромному ящику, стоявшему у верстака, и заглянула внутрь.

— Он там, — радостно завопила она. — С ним все в порядке. Давайте вытащим его.

Из глубины контейнера послышался сдавленный стон.

— Мы спрятали его там, — пояснила Ришель, с отвращением отряхивая паутину со своей блузки, белоснежная ткань которой теперь покрылась серыми пятнами. — Нам показалось, что он вот-вот потеряет сознание. Идти он не мог. Тогда мы запихнули его в ящик, чтобы спрятать. И там он действительно потерял сознание. А мы побежали звонить в полицию. Но у дверей нас уже поджидало это чучело с ножом в руках, — она передернула плечами.

Элби смотрел на людей, толпившихся в его мастерской, и только руками разводил.

— Что тут происходит? — вполголоса пробормотал он. — Я ничего не понимаю.

— Дружеская вечеринка, — сострил мистер Гослинг.

Бледная, изможденная физиономия, вся в белых пятнах, показалась над большой вешалкой. Медленно, с помощью Тома и Ника, потерпевший выбрался наружу.

— Мы вызволили его из комнаты в мотеле, — начал объяснять Том. — Он оставил записку с призывом о помощи на подносе с завтраком, и мы ее нашли. Но сначала мы точно не знали, из какой комнаты отправили записку. Поэтому...

Он запнулся. Стоявший за его спиной человек странно поежился и растерянно нахмурился.

— Какую записку? — спросил он.

Теперь настала очередь Тома растеряться.

— Записку, — повторил он. — Ну вы же знаете. Записку, которую вы нацарапали на бумажной салфетке.

Человек покачал головой.

— Никакой записки я не писал, — медленно произнес он. — Ума не приложу, о чем вы говорите. Книга с сайта newchapter.ru OCR и вычитка alikos, если вы скачали ее с другого сайта и об этом нигде не указано, значит это название 18 главы :)

Глава XVIII НЕДОРАЗУМЕНИЕ

Прежде чем я успела что-либо сказать, кто-то замолотил снаружи по двери.

— Полиция! — раздался голос с улицы.

Элби подскочил и поднял жалюзи. На пороге стояли двое полицейских в полном облачении, растрепанная, перепуганная женщина, прижимающая к себе огромную сумку, и грозно сверкающий глазами мистер Свинотт.

— Элби, с тобой все в порядке? — Свинотт бросился к своему другу.

— Вот они! — взвизгнула женщина с сумкой, показывая на нас.

— Ворюги! Все до единого. Они все охотятся за моими деньгами.

— Комната номер 8, Ширли Уитерс, — глубокомысленно изрек Том. — Ох-ох-хо.

Полицейские встали в боевую позицию, направив на нас оружие.

— А в чем, собственно, дело? — наконец спросил один из них, оглядывая нас.

Ариадна Кролл отступила немного в сторону, чтобы открыть их взорам распростертое на полу тело.

— Бонес Грэппис! — присвистнул один из полицейских. — Как он тут очутился?

Ширли Уитерс опять взвизгнула и крепче прижала к себе сумку.

— Еще один ворюга! — заверещала она. — Здесь все так и кишит бандитами. Где бы я ни находилась, люди начинают зариться на мои деньги! Куда бы я ни поехала!

Женщина-полицейский, оставив эти причитания без внимания, снова оглядела комнату. И тут она заметила человека, которого с двух сторон поддерживали Том и Ник. На ее лице появилось такое выражение, как будто она узнала незнакомца. Она толкнула своего напарника локтем.

— У этого типа был нож, — резко произнесла Ариадна Кролл, ткнув носком туфли в бесформенную массу, издающую стоны, которая, как оказалось, именовалась Бонес Грэппис. — Он запер четырех человек в кладовке. Он напал на одну из этих девочек. А еще раньше он держал вот этого господина, — она указала на пропавшего миллионера, — связанным в комнате мотеля. Неизвестно зачем.

— Он чего-то добивался от тебя, Вернон? — поинтересовалась женщина-полицейский, кивнув головой нашему новому знакомому.

Я перехватила изумленный взгляд Лиз.

Женщина-полицейский, казалось, обо всем осведомлена. Она даже знала имя победителя лотереи.

— Ему нужны были деньги, — всхлипнул тот. — Он хотел выяснить, где они спрятаны.

— Это многим хотелось бы узнать, — хмыкнула женщина. — Тебе следовало сразу рассказать нам, где ты спрятал добычу, Вернон. Три года в кутузке, а теперь еще и это. Да разве четыреста тысяч стоят этого? А мы не можем постоянно обеспечивать твою защиту.

Мы с Лиз обменялись удивленными взглядами. Да что тут происходит, в конце концов?

Верной понурился.

— Вы правы, — согласился он. — Разрази меня гром, правы. Бонес меня чуть не укокошил. И ради чего? Ради каких-то вшивых денег? Ну нет. Своя шкура дороже.

— Речь идет об ограблении банка или о чем-то в этом роде? — невозмутимо осведомился Элмо.

— Точно, — отозвался напарник женщины-полицейского, наклоняясь, чтобы поднять на ноги подвывающего Бонеса Грэпписа. — Вернон получил за это три года. А его дружки — по пять. Он был водителем угнанной машины. Увез деньги и спрятал их где-то. Но не сознался. А теперь, когда он вышел на свободу, стервятники тут как тут.

Он усмехнулся и поволок Черепа к двери.

— Через некоторое время я попрошу вас дать показания, уважаемые господа, — очень вежливо обратилась к нам женщина-полицейский. — Могу я узнать ваши имена?

Когда полиция отбыла, увозя с собой все еще нетвердо державшегося на ногах Бонеса Грэпписа и несчастного Вернона Блая, мы некоторое время хранили молчание, поглядывая друг на друга. Первым подал голос мистер Свинотт.

— Идем, Элби, — сказал он, взяв своего друга за руку. — Тебе лучше вернуться в постель. На тебе лица нет.

Элби медленно покачал головой:

— Сначала я должен выяснить, что же тут все-таки происходит, приятель. Что это за история с какой-то запиской?

— Да чепуха какая-то, — фыркнул мистер Свинотт, — вокруг которой затеяла шумиху эта шайка малолетних преступников.

— Никакие они не малолетние преступники!

Я была несколько удивлена, когда оказалось, что эта реплика принадлежит миссис Гослинг. Она вышла из-за спины своего мужа и с вызовом смотрела на Свинотта. Она не отпускала мужниной руки и жутко покраснела, но все-таки продолжила.

— Я знаю этих ребят, — сказала она. — Они очень порядочные. Я работаю вместе с мамой Лиз.

— Ой! — пискнула Лиз, которая только теперь удосужилась взглянуть на нашу защитницу повнимательнее. — Мисс Брайди!

Женщина немного смутилась:

— Вообще-то теперь я миссис Гослинг. Мы с Ричардом поженились два дня назад.

Ее муж улыбнулся и погладил жену по руке.

— Надо же! — Лиз переводила взгляд с одного на другого. — Это замечательно! Но как же... я хочу сказать... — Она замялась, но я прекрасно поняла, что вертелось у нее на языке. Вопрос: как затюканная Элисон Брайди осмелилась выказать неповиновение своей матушке?

Миссис Гослинг порозовела еще больше.

— Моя мама еще об этом не знает, Лиз, — пояснила она. — Я... ну я никак не могу решиться сообщить ей. Я думала, что мы с Ричардом тихонько поженимся, переночуем в мотеле, а потом отправимся проводить медовый месяц. Я рассчитывала... — она потупилась, — рассказать маме, когда мы вернемся.

— Именно таков был план. Но моя старая таратайка приказала долго жить, — усмехнулся Ричард Гослинг. — Поэтому нам пришлось вместо свадебного путешествия застрять в этом мотеле, пока ее чинят. И все это время Элисон тряслась от страха, как бы кто-нибудь не узнал ее и не сообщил ее маме, где она скрывается. Когда Лиз сегодня утром принесла нам завтрак, с моей женой чуть не случился удар. Она понятия не имела, что Лиз работает в мотеле.

— Так вот почему вы захлопнули дверь перед моим носом, — догадалась Лиз. — Потому что мисс Брайди, то есть миссис Гослинг, то есть Элисон, побежала прятаться в ванную.

Элисон Гослинг смущенно кивнула:

— И при этом перевернула стул и лампу. Но меня охватила настоящая паника.

— Но я совершенно не могу понять почему, — сварливо проскрипела Ариадна Кролл. — Вы же взрослая женщина, разве не так? Ваша мать не может запретить вам выходить замуж за того, кто вам по сердцу.

Ричард Гослинг нежно взглянул на жену.

— У Элисон и ее матери очень... сложные отношения, — пробормотал он. — Но я надеюсь, Элисон привыкнет к мысли, что теперь все будет по-другому.

— Когда я столкнулась с тобой на лестнице, Лиз, после того, как мы с Ричардом ездили проверить, как там наша машина, мне стало ужасно стыдно. Я была уверена, что ты меня узнала. А я разгуливаю повсюду в этом идиотском маскировочном наряде. Я внезапно поняла, какой дурочкой была все это время. Я думала, что ты теперь не знаешь, что тебе предпринять — рассказать кому-то, что видела меня, или нет.

— Мы не хотели втягивать тебя в нашу сумасшедшую затею, — продолжил Ричард. — Поэтому Элисон решила догнать тебя и все объяснить.

— Сегодня вечером я собираюсь увидеться с мамой, — объявила Элисон. — Ричард пойдет со мной. Сейчас самое время заставить маму понять кое-какие вещи. И я позабочусь об этом.

Лиз расплылась в улыбке.

— Я так за вас рада! — воскликнула она.

— Выходит, записку написали не вы? — вступила я в разговор. Вынуждена признаться, что Элисон Гослинг немного раздражала меня, очень бесхарактерная и мягкотелая особа. Ей повезло, что она встретила такого доброго и чуткого мужчину, как Ричард.

Элисон покачала головой:

— Нет, никакой записки я не писала.

— Тогда кто же? — заволновался Том.

На всех лицах было написано недоумение. Ширли Уитерс пискнула что-то невразумительное.

— Да какое это имеет значение? — нетерпеливо фыркнул мистер Свинотт, бросив взгляд на часы. — Ну, давайте, проваливайте отсюда. Элби нездоровится. Ему надо отдохнуть.

Он направился было к двери, но никто не последовал его примеру. Все остались на своих местах.

Я внимательно оглядела их, одного за другим. Пятеро наших подозреваемых: Гослинги, Ариадна Кролл, Луис Барчек, Ширли Уитерс.

Мы теперь знали, почему так странно вели себя Гослинги. Мы получили объяснения, почему Ариадна Кролл остановилась в мотеле «У зеленых деревьев». С первого взгляда ясно, что у бедной Ширли Уитерс не хватало винтиков — она воображала, что ее кто-то хочет ограбить. Поэтому ее поведение было вполне объяснимо.

А вот Луис Барчек? Не может ли оказаться, в конце концов, что именно он где-то прячет пропавшего миллионера? Возможно ли, чтобы в мотеле «У зеленых деревьев» томились два пленника?

Я посмотрела на него. Он, в свою очередь, бросил на меня сердитый взгляд. Он, похоже, сейчас не в настроении давать какие-либо разъяснения.

Но если не он, то кто же? Записка отправлена из одной из этих комнат. Мы обнаружили ее на одном из подносов, которые я привезла на полуразвалившейся тележке. Но у меня почему-то в голове не укладывалось, что Луис Барчек преступник. Конечно, он выглядел, как медвежатник, и ему определенно было что скрывать, но я просто не могла представить его в роли похитителя.

Но должен же был откуда-то исходить этот призыв о помощи. Если не из тринадцатой, или тридцатой, или двадцать второй, или четвертой, или восьмой комнат — то откуда?

Я напрягла память, силясь припомнить события сегодняшнего утра. Я сновала взад-вперед, толкая перед собой тележку, как мне посоветовала Китти. И так до тех пор, пока не покончила с этим делом.

И тут меня осенило. А не мог ли среди подносов, которые я собрала в розовом крыле, затесаться какой-нибудь посторонний. Я бы и не заметила, если бы к моей груде подносов добавился еще один.

Но заметила бы Китти. Она собиралась уходить. Она обратила бы внимание, если бы кто-то положил на тележку поднос. Ей это было бы хорошо видно через стеклянную дверь.

И тут у меня промелькнула еще одна мысль. Но теперь это не был результат каких-то сложных умозаключений, а настоящее озарение.

Я схватила Тома за руку.

— Сегодня утром Китти заходила на кухню? — шепотом спросила я.

Он выглядел озадаченным.

— Нет.

— Ты уверен?

— Конечно, уверен. А в чем дело? Я покачала головой:

— Пока еще не знаю. Мне кажется, я догадалась. Только это кажется абсолютно бессмысленным. Это кажется...

— Эй!

Услышав этот возглас, мы даже вздрогнули от неожиданности. Только сейчас Элби заметил безумных гномов Тома, которые все так же продолжали стоять на верстаке.

— Что это? — заревел он.

Он повернулся, отыскал глазами Тома и снова зашелся в крике.

— Эй, Том! Ты что сотворил с моими мальчиками?

Глава XIX ПРОПАВШИЙ МИЛЛИОНЕР

— А я его предупреждала, — быстро вклинилась Ришель. Элби подскочил к верстаку и, уперев руки в бока, начал осматривать хиппи, бизнесмена и велосипедиста. Они улыбались ему во весь рот. На мгновение в мастерской повисла гнетущая тишина.

Том стоял, чувствуя себя крайне неловко, и переминался с ноги на ногу.

— Вам нравится? — осторожно спросил он наконец.

— Нравится? Ты что, издеваешься? — ужаснулся Элби. Он закашлялся. Ариадна Кролл подбежала и постучала по его спине.

— Только не волнуйтесь, — начала успокаивать она, скользнув взглядом по причудливым фигуркам на верстаке. — Спокойно, спокойно.

— Говорила тебе, Том, — прошипела Ришель на ухо Тому. — Но разве ты послушаешься. Ему это безобразие никогда не продать. А он ведь говорил, как ему нужны деньги. Он говорил, как нуждаются в помощи он и его мальчики.

Помощь. И тут мимолетное воспоминание промелькнуло у меня в голове. Оно и стало недостающим звеном в головоломке. Табличка «Мест нет». Прислуга, которую уволили в одночасье. Кавардак в гостиной. Сломанное радио. Вирус гриппа. Золотая цепочка...

— Ник! Записка у тебя? — заорала я не своим голосом. — Давай ее сюда, живее!

Ник со вздохом полез в карман. Оттуда он извлек потрепанный, мятый клочок бумажной салфетки и протянул мне. Я уставилась на слово СПАСИТЕ и цифры: 19, 17, 1, 19, 10, 20, 6.

Но теперь я смотрела на них совершенно по-другому. Пару минут мне понадобилось на то, чтобы поставить точки над «и», но, когда я сделала это, тайна пропавшего миллионера была раскрыта.

СПАСИТЕ 19 17 1 19 10 20 6

Я подошла к Элби. Он уже перестал кашлять и просто стоял столбом, и глазел на своих преобразившихся «мальчиков». Я потянула его за рукав.

— Это ваше? — спросила я, протянув ему салфетку.

Он уставился на нее.

— Да, — наконец, кивнул он. — Это была моя последняя попытка сыграть в эту игру. Как раз перед тем, как я свалился с гриппом. Такой способ пришелся мне по душе. Вот, смотри. С — это девятнадцатая буква алфавита. П — семнадцатая. И так далее. Хотя в слове две буквы «С», но это ведь не так важно, номеров-то всего шесть. По-моему, эта идея недурна, правда?

Я кивнула:

— Просто замечательная.

— Санни, — ахнула Лиз, — так ведь это означает...

— Так это об этой записке вы все время твердили, — наконец дошло до Элби. — А я и не додумался сначала. Где вы это откопали?

— Думаю, Китти, женщина, которая дежурит в мотеле по ночам, подхватила ее со стола мистера Свинотта, когда пришла туда забрать поднос от завтрака, — пояснила я. — Стол был просто завален всяким мусором. Потому что комната неделями не убиралась. Так вот, вместо того чтобы отнести поднос на кухню, Китти просто положила его вместе с остальными в мою тележку.

Лиз закивала головой.

— Ну конечно же, — выдохнула она. — Поднос мистера Свинотта. Господи, как же мы раньше до этого не додумались? Ну и болваны же мы.

— Не обобщай, Лиз. Элмо, Ришель и я не могли до этого додуматься, — отрезал Ник. — Потому что мы даже не подозревали о существовании дополнительного подноса.

— Понимаете, мы даже представить не могли, что вы подбирали цифры для заполнения купона от лотерейного билета, записывая их на салфетке, — пояснил Том Элби. — Мы сначала решили, что это настоящий призыв о помощи.

— Нет, ты слышал? — Элби, помахав салфеткой, повернулся к мистеру Свину, все еще стоявшему в противоположном углу комнаты. — Ребятишки догадались, что это мои номера из лотерейного купона. Как тебе это нравится?

Мистер Свин изобразил на лице жалкое подобие улыбки.

— Как мне это нравится? — эхом отозвался он.

— Ага. Мы каждую неделю участвуем в лотерее, правда, Брюс? — продолжал Элби Снук, скомкав салфетку в руке. — Брюс загадывает шесть номеров, и я загадываю шесть номеров. Мы делаем это по понедельникам, у Брюса. А во вторник Брюс отправляет наши билеты. И вот так каждый год, с незапамятных времен, мы пускаем на ветер наши денежки. Но никогда еще ничегошеньки не выигрывали. Правда, друг?

Мистер Свин точно язык проглотил. Я набрала в легкие побольше воздуха.

— А вы слышали результаты лотереи в этот вторник, Элби? — спросила я.

Он покачал головой:

— Не-а. Во вторник я валялся в постели с гриппом. И был отрезан от окружающего мира. А что? Неужели угадал парочку номеров?

— Вы угадали все номера, Элби, — спокойно ответил Том.

Маленький человечек замер на месте. Его нижняя губа дрогнула.

— Что? — переспросил он.

— Элби! — радостно завопила Лиз. — Ваш билет выиграл. Ваш приз — два миллиона долларов!

Элби пошатнулся. Его лицо покрылось мертвенной бледностью.

— Два миллиона долларов, — прошептал он.

А потом он повернулся туда, где стоял Брюс Свинотт. Его старый друг. Его приятель. Человек с золотым сердцем.

— Ты все знал, — произнес он. Лицо Свинотта побагровело.

— Ничего я не знал, — деланно возмутился он. — Я же занятой человек, ты же знаешь, Элби. Мне что, больше делать нечего, как слушать какие-то дурацкие результаты розыгрыша? Я...

— Не пудри мне мозги! — Стиснув руки в кулаки, Элби подскочил к нему. — Ты всегда смотришь розыгрыши. По телевизору. — Его глаза расширились. — А ведь ты приходил сюда во вторник вечером. Весь такой взбудораженный. А потом ты понял, что я ничего не знаю. Потому что лежу с гриппом. И радио у меня сломано. И тогда ты решил промолчать. Так?

Его голос зазвенел.

— Мы выиграли два миллиона. Разделить пополам — будет по миллиону на каждого. Тебе мало миллиона, Брюс? Ты захотел заполучить весь пирог. — Он отвернулся и горестно покачал головой.

Брюс Свинотт стоял, привалившись к дверному косяку.

— Какая низость, — пробормотала Ариадна Кролл.

Мистер Гослинг присвистнул. Элби все еще продолжал трясти головой.

— Мистер Свинотт распустил всю прислугу, за исключением повара, в среду утром, — продолжала я. — Потом он нанял временный штат, то есть нас, чтобы мы затыкали дыры, пока он не подготовит мотель к закрытию. Он вывесил табличку «Мест нет», так что постояльцы больше не прибывали. Он стал активно изучать рекламные проспекты туристических бюро. Я обнаружила их в его мусорной корзине. Он собирался незаметно улизнуть — как только получит деньги. Только ждал, пока шумиха уляжется.

Я взглянула на бумажную салфетку:

— А потом мы нашли вот это. Мистер Свинотт пытался заставить нас забыть о ней и не лезть, куда нас не просят. Но он просчитался.

Мистер Свинотт пронзил меня испепеляющим взглядом:

— Это все ты, воровка... Я вздернула подбородок:

— И вы решили поймать нас на воровстве, мистер Свинотт. Сегодня утром в мотеле не пропадало никакой золотой цепочки, разве не так? Все это было подстроено, чтобы возвести на нас ложное обвинение.

— Что за чушь! — рявкнул он. Однако по выражению его лица я поняла, что попала в точку. И остальным это тоже стало ясно.

— И никакого заявления в полиции сегодня утром вы не делали, — продолжала я. — Вы ездили купить цепочку на случай, если вам вдруг срочно понадобится привести свой план в исполнение. А когда вы вернулись и обнаружили нас в вестибюле, то прикинулись, будто нашли цепочку в кармане моей куртки. Вы повесили на меня клеймо воришки на глазах у вашей служащей и у моих друзей. Полагаю, вы были на все готовы, чтобы обмануть человека, которого называли своим другом, и прикарманить два миллиона долларов, правда?

— Ах ты, грязная тварь! — Этот возглас издал Луис Барчек и своими огромными ручищами схватил мистера Свина за грудки.

Мистер Свин вырвался и отскочил в сторону.

— Но-но, только без рук, — огрызнулся он. — Ясно?

Он вытащил кошелек и начал рыться в нем.

— Вот билет, — сказал он, протянув Элби кусочек картона. — Я собирался разделить это с тобой, дружок. Честное слово. Только уже в самом конце.

— Конечно, — произнес Элби, забирая картонный квадратик из его рук. — Конечно, собирался, Брюс.

— А это, — буркнул мистер Свин, сунув мне несколько скомканных купюр, — тебе за труды.

— Не возьму я ваших денег, — ответила я.

— Бери! — заревел мистер Свин и швырнул деньги. Я просто отошла в сторонку, а они так и остались лежать на полу мастерской.

Глава XX ВПЕРЕД, К НОВЫМ ДОСТИЖЕНИЯМ

Мистер Свин вернулся обратно в свой кабинет. Гослинги наконец собрались с духом, чтобы увидеться с наводящей ужас миссис Брайди. Луис Барчек проводил кудахтающую мисс Уитерс обратно в ее комнату.

В мастерской остались мы, Элби и Ариадна Кролл. Мне было любопытно, почему она не спешит расстаться с нами. И вскоре я это выяснила.

— Мистер Снук, простите, что беспокою вас в такой неподходящий момент, — начала она, — но другой возможности может не представиться. Я хотела узнать, не согласитесь ли вы продать мне этих изумительных гномов.

Она показала на творения Тома. У Элби отвисла челюсть.

— Вы хотите их купить? — пролепетал он. — Но, мадам, на них даже краска еще не высохла.

— О, я могу их забрать завтра, — заверила она. — Мне они действительно очень приглянулись, мистер Снук. Я владею торговой сетью «Идея Плюс». Может быть, вы слышали?

— Я слышала! — восторгу Ришель не было предела. — Вы были первой, кто выставил на продажу лампы Дикси? Ваши магазины такие знаменитые!

— Благодарю вас, — сухо кивнула мисс Кролл. Она снова повернулась к Элби. — Думаю, ваши оригинальные гномы будут пользоваться успехом у покупателей, — сказала она. — Единственное, о чем я жалею... Наверное, вы больше не будете их изготавливать. Вы теперь человек богатый. В любом случае я куплю каждого, которого вы позволите.

Элби разразился хохотом:

— Я получил всего лишь миллион долларов, мадам. Не забывайте, Брюс по-прежнему имеет право на свою долю. Несмотря на то, что счастья ему эти деньги не принесут.

Он снова засмеялся и осторожно похлопал гнома-велосипедиста по плечу.

— Но для меня эти деньги очень много значат, — сказал он. — Они дадут мне возможность продолжать делать моих мальчиков. И если вам по сердцу оригинальные гномы, вы их получите. Мы наладим массовое производство. Если мой друг-художник не откажется помогать мне с оформлением этих персонажей. — Он улыбнулся Тому. — Разумеется, за соответствующее вознаграждение, — добавил он.

Том кивнул, расплывшись в довольной улыбке.

— Это будет просто замечательно, — проговорила Ариадна Кролл. Она вздохнула, и в ее лице на миг промелькнуло что-то человеческое. — Нет, подумать только. Болезнь моей бедняжки сестры, то, что я вынуждена была остановиться в этом гнусном мотеле, привели к такой неслыханной удаче. Да, таковы превратности судьбы.

Хлопнули жалюзи, и в мастерскую ввалился Луис Барчек.

— Извините, что опять вас побеспокоил, — он нахмурился. — Но мне в голову пришла одна мысль. Сдается, что вы ребята что надо. И мне с самого начала следовало показать вам кое-что.

Он сунул руку за пазуху и извлек оттуда крошечного серенького котенка.

Элмо и Лиз тут же устремились к нему, как будто их притянуло магнитом.

Луис усмехнулся. Милая обаятельная улыбка совершенно преобразила его лицо.

— Понимаете, он был беспризорным, — пояснил он. — Я его подобрал по дороге в город. Бедный маленький зверек. Ну не мог же я бросить его на произвол судьбы?

— Конечно же, нет, — проворковала Лиз, почесывая за ушком мурлыкающую киску.

— Вообще-то я приехал сюда, чтобы найти работу, — пробасил мистер Барчек. — Но ведь с животными в мотеле жить не разрешается. Поэтому мне пришлось прятать его в постели. Может, я вел себя просто смешно, ну, когда не давал тебе зайти в комнату, и вообще. — Он взглянул на меня. — Наверное, ты думаешь, что я немножко с приветом? — спросил он.

— Ну, может, самую капельку, — улыбнулась я. Мне Луис Барчек определенно нравился.

Элби довольно потирал руки. Нос у него был заложен, он постоянно чихал, но глаза его блестели.

— У меня найдется работенка для здорового, сильного парня вроде вас, — весело заявил он. — Скоро мы будем делать много гномов. А для этого нужно мешать много гипса. И кому-то нужно сидеть за рулем грузовиков, развозящих готовую продукцию. — Он повернулся к Ариадне Кролл.

— Верно? — спросил он.

— Верно, — ответила она решительно, доставая свою чековую книжку.

Вот так бесславно закончилась моя карьера официантки в мотеле и история с пропавшим миллионером. Все сложилось совсем не так, как мы все ожидали, но все хорошо, что хорошо кончается.

Мистер Свинотт продал свой мотель и отправился куда-то восвояси со своим выигрышем. Лиз говорила, что это несправедливо — отдавать ему половину. Но нам-то до этого какое дело? Этот человек никогда не будет счастливым, сколько бы денег он ни имел.

Как и Ширли Уитерс. Богатая, как королева, но насмерть перепуганная, потому что считает всех людей своими врагами и из-за этого не знает покоя ни днем, ни ночью.

С другой стороны, Элби был счастлив настолько... да, насколько это возможно. С ним остались его «мальчики», у него была куча новых друзей, и он получил возможность снова заниматься любимым делом.

Ричард и Элисон Гослинги тоже были счастливы. Денег у них не так уж много, зато они нашли друг друга.

Луис Барчек тоже счастлив. С деньгами у него туговато, зато он получил работу и возможность начать новую жизнь.

Ариадна Кролл осталась довольна. Она богата, но у меня возникло такое ощущение, что от всего остального, что давала ей жизнь, она брала по максимуму. Как Китти, моя мама, Лиз.

Лиз, как всегда, оказалась права. За деньги счастье не купишь.

Но без них тоже не обойтись. Поэтому наша компания сейчас подыскивает себе новую работу.

Мы дали друг другу клятвенное обещание, что впредь будем более осмотрительны. Наша новая работа не должна иметь ничего общего с тем кошмаром, который мы пережили в мотеле «У зеленых деревьев». И нашим боссом уже никогда не станет такой гнусный тип, как мистер Свин. Раз и навсегда мы зареклись искать на свою голову неприятностей.

Надеюсь, так оно и будет.