/ / Language: Русский / Genre:child_det

Дело об изумрудах шейха

Эмили Родда

Сенсация! Из дома ювелира Стефаноса Терзиса украдены знаменитые изумруды шейха стоимостью в миллион долларов! А свидетелями этого дерзкого ограбления стали не кто-нибудь, а детективы-любители АО «Великолепная шестерка». Размышляя над этим странным делом, Ника и его друзей озаряет догадка. Ребята решаются на опасный следственный эксперимент…

Дело об изумрудах шейха

Глава I

ОГРАБЛЕНИЕ

Пятница, тринадцатое. Наша шестерка стоит перед парадным входом особняка, известного в Рейвен-Хилле как Замок Терзиса.

Мы пунктуальны, опрятны, респектабельны и претендуем на хорошую, спокойную работу по дому у старых друзей нашей семьи. Я пообещал остальным, что не будет никаких проблем. Никаких.

Ха! Как бы не так!

Я протягиваю руку, чтобы позвонить в дверь. Лиз, Санни, Элмо, Том и Ришель изображают на лицах очаровательные улыбки. И что же? Дверь распахивается, едва не сбивая меня с ног, и этот верзила в натянутом на лицо чулке, сквозь который сочится кровь, вываливается оттуда, шатаясь и размахивая ножом.

Мы забываем о хороших манерах и, не дожидаясь, когда можно будет поздороваться, ныряем в кусты. Он тоже не ждет, бежит вниз по дорожке, вытянув перед собой руки, как слепой. Потом на дорогу задним ходом вкатывается автомобиль, за рулем которого явно сумасшедший. Дверца со стороны пассажира распахивается, верзила заваливается туда. Мотор ревет, и автомобиль резко срывается с места.

И вдруг становится очень тихо. На улице висит дым от выхлопной трубы. Пахнет горячей резиной. На дорожке высыхает кровь. Мы смотрим друг на друга. Интересно, я такой же бледный, как остальные?

Я выдохнул — первый раз за несколько минут.

Ришель свирепо посмотрела на меня.

— Мне показалось, ты говорил о спокойной работе, Ник Контеллис, — сказала она и показала на свои грязные коленки. — Ты обратил внимание, утром эти джинсы были чистыми?

Позже, когда мы разговаривали с полицейскими, я почувствовал противную слабость. Особенно, когда узнал, что этот парень сделал. А чего собственно от нас ожидали? Что мы задержим его? Собьем с ног и усядемся сверху? Не думаю.

Конечно, нас было шестеро, но этот парень был здоровенный. Действительно здоровенный. Будь у него колеса вместо рук и ног, он сошел бы за грузовик. К тому же он размахивал ножом. Маленькая деталь, заслуживающая, однако, внимания.

Неловко признаваться, но мы не видели водителя. Если бы мы могли его описать, это бы хоть что-то проясняло. Но наверняка мы могли сказать только то, что это мужчина.

Это, конечно, ощутимая помощь.

А произошло вот что.

Мистер Терзис вернулся домой из своего ювелирного магазина в обычное время. Миссис Терзис, как всегда по вечерам в пятницу, играла в карты, и ее не было дома.

Сначала мистер Терзис ничего подозрительного не заметил. Он просто пришел домой с работы. Как после любого долгого рабочего дня, во время которого он продавал бриллиантовые колье людям, у которых денег больше, чем фантазий, на что их потратить; обручальные кольца — тем, кто думает, что вступает в брак до конца своих дней; и кольца для подруг — покупателям, которые не хотели бы, чтобы о покупке кто-нибудь узнал.

Как бы то ни было, он вставил ключ в замок и вдруг почувствовал на своей шее холодную сталь ножа.

— Один звук — и ты труп, старик! — раздался голос. — Открывай дверь, и поживее!

Мистер Терзис сделал, как ему сказали. Человек втолкнул его в дверь. По полу застучали коготки — Педро и Пепита, два маленьких чихуахуа, тявкая, выскочили ему навстречу.

— Открой замок на внутренней двери, — приказал мужчина. — Отключи сигнализацию. У тебя тридцать секунд. А если загорится красная лампочка, считай — для тебя все в прошлом.

(Пункт номер один: злоумышленник знал о сигнализации. Счастливая догадка?)

Мистер Терзис с силой нажимал кнопки номера на панели, бросая при этом косые взгляды на мужчину. Он, конечно, не надеялся его узнать из-за чулка на лице. Собачки путались под ногами, оглушительно тявкая. Он постарался их успокоить, потому что боялся, что мужчина разозлится и обидит их.

Мистер Терзис мог нажать кнопку тревоги, и в полицейском участке раздался бы сигнал. В доме сирены не было, но на панели загорелась бы красная лампочка, парень увидел бы ее, и мистер Терзис выступил бы в роли «акульей приманки»note 1. А он знал, что его жене это не понравилось бы. Да и сам он был не в восторге от этой идеи.

Когда вспыхнула зеленая лампочка, у мистера Терзиса вырвался вздох облегчения.

— Теперь наверх! К сейфу! — прикрикнул мужчина.

(Пункт номер два: он знал, что сейф наверху. Возможно, две счастливые догадки кряду. Или…)

Мистер Терзис почувствовал спазм в желудке. О нет, подумал он, только не сейчас.

— В сейфе нет ничего, что представляло бы для вас интерес, — громко запротестовал он. — Только бумаги.

— Делай, как говорю!

Нож чуть сильнее надавил на шею.

Мистер Терзис двинулся через большую гостиную, мимо бассейна с фонтаном и оранжереи с орхидеями по направлению к лестнице. Педро и Пепита скакали перед ним, стуча коготками по полу. На кофейном столике белого мрамора в большой вазе алели, словно кровь, розы, которые он накануне купил жене. Его дорогие кожаные ботинки стучали по сверкающему белому мраморному полу. Пот стекал по шее за ворот его дорогой рубашки. Ноги стали ватными.

У подножия лестницы он сделал еще одну попытку. С одной стороны тихо струился фонтан. По другую сторону цвели орхидеи.

— Вы совершаете большую ошибку. В сейфе ничего нет. Все ценности в городе, в магазине, — произнес он.

— Старик, не ври! Поднимайся наверх! Давай, живо!

(Пункт номер три: парень в маске знал, что в сейфе что-то есть. Знал! Это было ясно по его голосу. На этот раз догадка несчастливая.)

Мистер Терзис задумался на минуту. В том числе и над предыдущими двумя догадками. Его одолевали сомнения. Но потом мистер Терзис выбросил эти мысли из головы, поскольку, если бы он не отличался достаточным хладнокровием, то, приехав в Австралию и начав практически с нуля, не создал бы бизнес с многомиллионным оборотом.

В этот момент следовало подумать о более важных вещах. Таких, как нож у его шеи. И так ли опасен этот бандит, как кажется. А самое главное, что произойдет, если он лишится содержимого сейфа.

Он начал медленно подниматься на второй этаж. Педро и Пепита уселись на нижней площадке, поскуливая и навострив уши. Им не позволялось подниматься наверх. А они не могли понять, почему хозяин, вместо того чтобы, как обычно, пойти на кухню, направился туда.

Даже в лучшие времена мистер Терзис не мог подняться по лестнице, перепрыгивая через две ступеньки, а в этот вечер он метил в Книгу рекордов Гиннесса за самое медленное восхождение вверх по лестнице.

На полпути он остановился.

— Что вы собираетесь делать? — спросил он, стараясь потянуть время.

— Я ничего не собираюсь делать, — огрызнулся мужчина. — А вот ты собираешься открыть сейф. Сейф в своем кабинете.

(Пункт номер четыре: ему известно даже, где находился сейф.)

— Я же сказал вам, все драгоценности в магазине, — произнес мистер Терзис.

— Пошевеливайся!

Выхода не было. Мистер Терзис провел мужчину в свой кабинет. Его взгляд скользнул к выключателю охранной сигнализации на стене. Горела зеленая лампочка. Если бы ему удалось включить ее — может быть, проходя мимо, задеть выключатель, или…

— Даже не думай, — прорычал мужчина в чулке, указывая на выключатель. Нож уколол чуть сильнее.

Мистер Терзис сдвинул в сторону книжную полку и открыл сейф, который находился за ней в стене. Внутри оказалась небольшая стопка бархатных коробочек для ювелирных изделий.

— Открывай! — приказал мужчина.

Одну за другой мистер Терзис открывал коробочки. Каждый раз, окинув их беглым взглядом, мужчина свободной рукой швырял их содержимое на пол. В считанные секунды ковер усеяли браслеты, кольца и колье, словно конфетти на свадьбе.

— Хлам! — злился мужчина. — Ты знаешь, что мне нужно! Доставай!

— Но это все, что у меня есть, — взмолился мистер Терзис.

— Изумруды! Давай изумруды!

(Пункт номер пять: парень знал об изумрудах. Ему было известно, что мистер Терзис принес их из магазина домой и убрал в сейф.)

На этом пункте мистер Терзис понял, что дальше увиливать бесполезно. Мужчине было известно абсолютно все. К тому же в его голосе звучали высокие нервные ноты. И если грабитель с ножом опасен, то нервный грабитель с ножом смертельно опасен.

Мистер Терзис дотянулся до задней стенки сейфа и вытащил маленький пластиковый пакет. Внутри лежали пять невзрачных на вид, неограненных камней коричневого цвета с зеленоватым оттенком. Когда их огранят и отполируют, эти маленькие камешки засверкают изумрудной зеленью.

У него было ощущение, что сердце, словно подскочив из груди к горлу, душит его. Эти изумруды шейха стоили баснословные деньги. Его рука едва заметно дрожала.

Мужчина выхватил у него пакет и поднес к свету.

— Здесь все? — наконец спросил он. — Тебе лучше ничего от меня не утаивать, Терзис, или ты пожалеешь.

(Пункт номер шесть: парень не знал точно, сколько было изумрудов.)

Мистер Терзис задумался. Он сомневался на мгновение дольше, чем следовало. Нож снова сильнее надавил на его шею.

— Должно быть еще! — в голосе звучала угроза. — Доставай! Быстро!

Плечи мистера Терзиса бессильно опустились. Его вид кого угодно заставил бы поверить, что он сдался.

— Я отдам их! Отдам! — бормотал он. — Только не трогайте меня! Пожалуйста.

Губы грабителя под маской скривились в презрительную ухмылку. Он все-таки довел эту старую богатую свинью до нужного состояния. Поэтому перестал быть таким суровым.

(Пункт номер семь: сначала он нервничает, потом слишком быстро расслабляется. И недооценивает свою жертву. Это начинает походить на любительство.)

Он следил, как мистер Терзис медленно взобрался на стул и дотянулся до верхней полки книжного шкафа, по-прежнему улыбаясь. Потом мистер Терзис повернулся к нему, и его улыбка исчезла.

— Бросайте изумруды! — грозно крикнул мистер Терзис. Маленький пистолет в его руке целился прямо в сердце грабителя.

Глава II

СМЕРТЕЛЬНАЯ ИГРА

Увидев пистолет, мужчина в маске понял, что ему угрожает опасность. Старик был зол. Маленький пистолет тоже казался злым. Пора рвать когти. Он толкнул стул и бросился к двери.

Стул опрокинулся, и мистер Терзис тяжело рухнул на пол. Но, падая, выстрелил. Пара шальных пуль угодила в стену.

— Я до тебя доберусь, ублюдок! — рявкнул бандит. И метнулся влево, выбрав неправильное направление: лестница была справа.

(Пункт номер восемь: он не слишком сообразителен. И не знает точную планировку верхнего этажа дома Терзиса.)

Мистер Терзис с трудом встал, включил сигнализацию и бросился за ним.

Это напоминало преследование в лабиринте. Они вели смертельную игру — погоня через пустые спальни, шикарные ванные комнаты, библиотеку, небольшие коридоры.

В известном смысле они оба спасались бегством. Мужчина с изумрудами и мужчина с пистолетом. В двери и из дверей, в комнаты и из комнат, уворачиваясь и петляя.

Человек с чулком на лице хотел одного — снова попасть на лестницу и убраться из дома. Все, чего хотел мистер Терзис, — это метким выстрелом уложить своего врага и вернуть изумруды.

Мужчина с изумрудами был моложе и сильнее. Но мистер Терзис знал свой дом. Это делало их шансы почти равными. Но в конце концов по чистейшей случайности грабитель прорвался через дверь и увидел перед собой лестницу.

Он рванулся к ступеням и побежал вниз. Педро и Пепита подскочили и запрыгали, разъяренно тявкая. Мистер Терзис бежал за грабителем, тяжело грохоча по ступеням и стреляя снова и снова. Пули выбивали из ступеней осколки, которые разлетались во все стороны.

Мужчина в маске, увертываясь, убегал. Он уже почти добрался до нижней лестничной площадки.

— Стой! — заорал мистер Терзис. — Стой!

Только одно было у него на уме. Задержать вора — и изумруды — в доме до прибытия полиции.

Вот почему он прыгнул на спину бандита и схватил того за шею. И они вместе с глухим стуком скатились с последних ступеней. Педро и Пепита с лаем припустились в противоположном направлении.

В следующий миг мистер Терзис понял, что он лежит в бассейне, наполовину вывалившись из него на нижнюю площадку лестницы. Он едва дышал. В голове шумело. Должно быть, ударился о мраморный край бассейна или об одну из ступенек.

В воде он нащупал пистолет. Но не смог пошевелиться, а мужчина, которого он повалил, с трудом поднялся на ноги, выбравшись из бассейна.

До мистера Терзиса смутно доносились приглушенные проклятия и стоны мужчины, когда он, спотыкаясь и заливая мраморный пол стекавшей с его ног водой, неуклюже побежал. В панике он метался между кухней и столовой. Он решил выбраться через заднюю дверь. Собачки рычали и лаяли у его ног.

Попался, бормотал про себя мистер Терзис. Потому что он знал, что задняя дверь заперта. Там грабителю не выбраться.

Скоро, очень скоро по сигналу тревоги должна прибыть полиция. Еще несколько минут, и изумруды будут спасены. Еще несколько… Он изо всех сил попытался встать, но в голову ударила волна боли, заволакивая весь мир красной пеленой.

Из кухни донесся гневный вопль и глухие удары — вор вышибал заднюю дверь. Потом шаги, сопровождаемые лаем чихуахуа, стали приближаться по мокрому мрамору к передней части дома.

«Надеюсь, ты поскользнешься и сломаешь шею», — подумал мистер Терзис. Он всегда был миролюбивым человеком, но мужчина с чулком на лице довел его до белого каления. И, как по волшебству, именно в этот момент раздались лай, какая-то возня и тяжелый удар.

Мистер Терзис лежал беспомощный, наполовину в бассейне. Оставайся внизу, думал он. Оставайся внизу.

Но парень оказался крепким. К тому же он был доведен до отчаяния. Через несколько секунд мистер Терзис услышал стоны и шлепающие звуки, звон ножа по мраморному полу. Визг Педро и Пепиты. Что с ними?

Он не мог посмотреть. Не мог повернуть голову. Но знал, что вор ползет. Ползет, с трудом поднимается на ноги и ковыляет мимо, не взглянув на него, к входной двери.

И вот тут-то мы и появились. Мы вылезли из кустов, где сидели, наблюдая, как мужчина в испачканной кровью маске из чулка, шатаясь и бессвязно бормоча, добежал, закапав кровью всю дорожку, до улицы и автомобиль, взревев, умчался.

Элмо и Санни выбежали на дорогу встречать полицию. Мы услышали вдали вой сирен, который становился все громче и громче. Потом, подумав, я бросился в дом, Лиз, Том и Ришель за мной.

У арочного входа в большую гостиную я замер. Зрелище было хоть куда. Мраморный пол залит водой. От задней части дома ко входу тянулась дорожка кровавых следов. Из бассейна с фонтаном перед лестницей наполовину выполз мистер Терзис, а около него скулили две маленькие собачки.

Я много раз бывал в доме мистера Терзиса. Даже в разгар вечеринок, когда его гости вовсю болтали и смеялись, он всегда напоминал фото из рекламного журнала. Сейчас все это больше походило на съемочную площадку фильма ужасов. Мраморная белизна пола, яркий свет, позолота, тихо струящийся фонтан, цветущие в оранжерее орхидеи, даже красные розы на кофейном столике только усиливали жуткое впечатление.

Мистер Терзис лежал поперек бортика бассейна, одно плечо в воде. Он был совершенно неподвижен и бледен, словно восковая фигура. Рот открыт. Из носу текло. Мокрые седые волосы растрепаны, на лбу вздулась огромная шишка.

Это меня ужасно потрясло. У меня было чувство, будто я получил удар кулаком в живот. Я знал мистера Терзиса с младенчества. Это был крупный, уверенный в себе веселый мужчина, всегда сдержанный. Такой же, как мой собственный отец. Для меня было ударом увидеть его в таком положении. Мистер Терзис не мог быть, по моим представлениям, жертвой. И тем не менее вот он — беспомощный, стонущий, жалкий. Кажется, в тот момент я решил, что он умирает.

— Мистер Терзис! — позвал я. Ну завопил, признаюсь. Я ведь уже сказал, что был в шоке. Я бросился к бассейну, упал на колени рядом с мистером Терзисом. Я не знал, что делать. Боялся прикоснуться к нему. Пепита ткнулась в меня своим маленьким холодным черным носом. Она вся дрожала.

— Мистер Терзис. Это я, Ник, — проговорил я.

Он с трудом произнес:

— Ник… Помоги… Полиция… — бормотал он.

— Они подъезжают, — сказал я.

И они подъехали. Теперь сирены выли громче.

Он заставил себя снова заговорить. Мне пришлось наклониться ниже, чтобы расслышать его. Я увидел маленький черный пистолет в воде, почти скрытый водорослями. Пистолет был похож на игрушечный, но я знал, что это не игрушка.

Случайно я задел руку мистера Терзиса. Она была мокрой и ужасно холодной. Он с огромным усилием повернул ее и схватил меня за запястье.

— Изумруды, — прошептал он. — Скажи им, Ник. Задержите его. Он взял…

Его закрытые веки дрожали.

Я пристально смотрел на него, чувствуя хватку его мокрой холодной руки. Подошла Лиз. Она тяжело дышала. Ее карие глаза казались черными.

— Я позвонила в «Скорую помощь», Ник, — с трудом выдавила она. Лиз гладила дрожащих Педро и Пепиту, глядя на бледное лицо мистера Терзиса и прикусив нижнюю губу. — С ним все будет хорошо?

Я, прищурившись, взглянул на нее.

— Не знаю, — пробормотал я.

Голова мистера Терзиса моталась из стороны в сторону.

— Изумруды, — стонал он. — Задержи его… Ник, пожалуйста, задержи его. Ник, пожалуйста…

Глава III

ЗАМОК

Ник — это я. Ник Контеллис. Я не суеверен, но та черная пятница в Замке Терзиса действительно оправдала свое название. Она стала черной для мистера Терзиса, черной для миссис Терзис, черной для меня и всей нашей «Великолепной шестерки». И если в тот день удача отвернулась от нас, то потом стало еще хуже. Но это дошло до меня позже.

Вернемся немного назад. Мы пришли договориться с мистером Терзисом присматривать за его домом, пока он будет в отпуске. «Великолепная шестерка» берется за такую работу.

Наш лозунг «Нам все по плечу» — и это так. Мы беремся за все. Разумеется, в рамках закона. В основном нас нанимают на смертельно скучную работу. Выгул собак, разноска брошюр, уборка дома, помощь в магазинах. Не испытывая чувства вины, люди могут за гроши нанять учеников средней школы вроде нас.

Тем не менее, как ни малы эти деньги, они всегда нужны. Мне — на компьютерные игры, Ришель — на наряды, Тому Мойстену — на гамбургеры и закусочные «Марс», — только и всего. Попутно мы разгадали несколько маленьких забавных тайн. На самом деле больше, чем несколько. Это скрашивает скуку.

Мы помещаем объявления в местной газете, и нас приглашают на работу в Рейвен-Хилле, где мы все живем. Однако работа у Терзиса была личным приглашением. «Великолепная шестерка» получила ее благодаря мне.

Мистер и миссис Терзис старые друзья моих родителей. У них нет детей, и они всегда были просто без ума от меня — словно я их любимый племянник. Или что-то в этом роде.

Мистер Терзис и мой отец родом из одной деревни в Греции. Они вместе приехали в Австралию, когда были молодыми. Дела у отца шли хорошо, а у мистера Терзиса еще лучше. Он ювелир и торгует драгоценными камнями. У него очень богатая клиентура по всему миру.

Дело в том, что мистер Терзис действительно горит на работе, так что миссис Терзис годами пыталась заставить его взять отпуск. Он никогда никуда не хочет ехать. Об всегда говорит: слишком много работы. И кто присмотрит за домом? Собаками? Орхидеями? Рыбами? Птицами? Садом?

Но несколько дней назад он наконец сдался.

— Ладно, Анна, мы уедем на неделю, — согласился он, — но при одном условии…

Этим условием было то, что кто-нибудь будет приходить каждый день поухаживать за домом, садом и т. д.

Мама говорила, что его помощник по магазину Майлс Сильвестро с удовольствием за это взялся бы. Но мистер Терзис хотел, чтобы тот целиком занимался делами магазина. Он сказал, что для Майлса этого более чем достаточно. Поэтому мистер Терзис тогда подумал обо мне и «Великолепной шестерке».

Остальное, как говорится, старо как мир.

Дом Терзиса необычный. Это огромное прямоугольное белое здание, крытое красной черепицей, со стеклянным куполом в центре крыши. Со стороны оно больше похоже на музей, чем на особняк.

Здесь нет окон в привычном смысле, вместо них — похожие на бойницы высокие проемы с непробиваемыми стеклами. Во времена Робин Гуда из таких бойниц метали стрелы в захватчиков.

Как бы то ни было, из-за этих окон все в Рейвен-Хилле зовут этот дом Замком Терзиса. Те, кто никогда не заходил в него, думают, что внутри там должно быть очень темно и зловеще. Ни света, ни воздуха.

Они сильно заблуждаются.

Переступив порог, словно попадаешь в другой мир. Гостиная, занимающая всю центральную часть дома, похожа на открытый внутренний двор. Она сообщается со столовой, за которой находится кухня. Солнце через огромный стеклянный купол освещает два этажа. Кому здесь нужны окна?

Повсюду белый мрамор: мраморные полы, мраморные колонны — даже лестница из мрамора. Вода из маленького фонтана разбивается о поросший водорослями камень в мраморном бассейне у подножия лестницы. Стоящее рядом дерево достигает купола.

Не настоящее дерево. Я имею в виду, настоящее, но не живое дерево.

Когда дом строился, миссис Терзис, объезжая окрестности, нашла этот огромный засохший эвкалипт. Его спилили и на грузовике привезли домой. Рабочий краном поднял дерево и опустил его в гостиную.

Установил его, залив основание бетоном, чтобы оно не упало, а потом возвел стеклянный купол над внутренним двором.

Позже миссис Терзис наняла парня, чтобы он очистил дерево и покрыл его лаком. Потом вокруг дерева соорудили бассейн и посадили кустарник и водяные растения. Воду пустили сверху вниз через нагромождение камней, словно маленький водопад. Звучит дико, но выглядит потрясающе. С другой стороны лестницы была выстроена обогреваемая оранжерея специально для коллекции орхидей. Тропическим орхидеям нужны особые условия, тепло и влажность, так как они не выдерживают охлаждения.

Мистер Терзис хотел, чтобы для тропических рыб тоже создали условия, поэтому между кухней и столовой был устроен еще один бассейн. Только маленький. Белая акула устала бы, сделав в нем круг.

И это еще не все.

Для людей тоже есть бассейн. Большой, великолепный, с подогревом, с прохладительными напитками и сауной, комнатами для переодевания и всем прочим. Плюс к тому небольшой гимнастический зал. Есть еще бильярдная и зал, который называют демонстрационным. Там экран с меня высотой и кинопроектор — большой, как в настоящем кинотеатре.

Говорю, это дворец. Ничего удивительного, что мистер Терзис не хочет уезжать в отпуск. У него и дома есть все, что душе угодно.

Многие считают: мистер и миссис Терзис сошли с ума, тратя так много денег на свой дом. Они убеждены, что Замок окутан тайной, что Терзисы, если попытаются продать его, никогда не вернут вложенных в него денег. Но если кто-то высказывал это вслух, мистер Терзис только смеялся.

— Во-первых, зачем нам его продавать? — говорил он. — И во-вторых, это наш дом. Здесь мы делаем, что хотим, сами, а не кто-то. Правда, Анна?

Миссис Терзис улыбается. Она обожает своего мужа, хотя иногда он сводит ее с ума.

— Этот Стефанос, — всегда со вздохом говорит мама моему папе после посещения Замка Терзиса. — Он невыносим, Деметриос! Самый упрямый человек на свете. И сколько он тратит! Как только Анна справляется с ним, не знаю.

— Стефанос — это Стефанос, — улыбается папа. И мама качает головой, но тоже улыбается.

Дело в том, что, возможно, мистер Терзис несколько странноват, но его любят. Анну Терзис тоже любят. Нельзя не любить таких дружелюбных людей.

Отец действительно преклоняется перед мистером Терзисом. До похищения изумрудов он всегда говорил мне, каким прекрасным примером является для меня его старый друг.

— Работай в поте лица, Ник, как Стефанос, — говорил он. — И не бойся рисковать. — Затем, после секундного раздумья добавлял: — Но не слишком. Стефанос, наверное, слишком рискует.

Эх! Принести домой в кармане драгоценные камни и держать их в сейфе без соответствующих средств защиты. Вы, наверное, думаете, что мистер Терзис извлек урок из последнего случая.

Но, как говорит мама, он всегда был очень упрямым человеком.

Глава IV

МЕСТО ПРЕСТУПЛЕНИЯ

Где был я?

Ах да. Вернемся на место преступления.

Через несколько минут мистер Терзис пришел в себя настолько, что мы с Лиз помогли ему перебраться из бассейна в кресло. Он дрожал, поэтому я сбегал наверх за пледом и накинул его на плечи мистеру Терзису.

— Изумруды, — простонал он. Закрыл лицо руками и стал раскачиваться назад и вперед. Педро и Пепита, не отходившие от него ни на минуту, скулили и жались к его ногам. Я заметил, что Педро прихрамывает. Очевидно, он оказался на пути мужчины в маске.

— Все в порядке, мистер Терзис, — сказал я. — Полиция преследует машину. Они поймают этого парня. — Но, должен признаться, я не был в этом уверен.

Он тоже не испытывал уверенности. Только пробурчал что-то и продолжал раскачиваться.

В таком положении мистер Терзис являл собой действительно печальное зрелище. Он был крепким человеком. И ничего не боялся. Но сейчас — насквозь вымокший, закутанный в одеяло — он походил на побитого старика.

Он повернулся ко мне и заговорил по-гречески. Это было странно, потому что обычно он говорил со мной по-английски. Наверное, это от шока. Тем не менее я понял его. Он попросил меня принести ему лед для шишки на лбу.

— Конечно, мистер Терзис. — Я решил, что это не причинит вреда. Тем более, «Скорая помощь» должна была приехать с минуты на минуту.

Я оставил его и осторожно двинулся по мокрому скользкому мрамору в заднюю часть дома. Тогда я еще не слышал рассказа мистера Терзиса, но уже было ясно, что вор убегал этим путем. Через столовую и кухню к задней двери вел четкий мокрый след.

Я достал из морозильника лед, завернул его в полотенце. Осмотрелся. Все было так спокойно и тихо, что даже внушало ужас. Тихо гудел холодильник. Кругами плавали в своем бассейне рыбы. Мягко мерцал огонек автоответчика. Только вода и кровь на полу указывали на то, что здесь случилось.

Я смотрел на следы крови. Они начинались у двери кухни, откуда мелкие шаги вели в столовую и оттуда дальше. Дальше, поскользнувшись на полу, мужчина в маске упал. Я присмотрелся. Среди следов были отпечатки крошечных лапок.

Я сжал лед в руках, сдерживая волнение, теснившее мне грудь. Следы ног. Если потребуется, они помогут уличить вора. Ну, это уже кое-что. Я, тщательно обходя следы, вернулся в гостиную, репетируя про себя, что скажу полицейским.

— На полу в кухне везде следы, — сообщил я им. — Нужно не затоптать их.

Я отдал лед мистеру Терзису и тоже сказал о следах. Его это, кажется, не слишком взволновало, а Лиз, Том и Ришель отправились посмотреть.

Прибыла «Скорая помощь». Мистера Терзиса хотели забрать в больницу, но он отказался. Он заставил их подлатать его прямо здесь. По его милости мы выглядели абсолютными болванами, но бригада «Скорой помощи» согласилась с мистером Терзисом и, улыбаясь, отправилась дальше по вызовам. Перед отъездом они даже проверили, не сломана ли лапка у Педро. Мистер Терзис умел так поставить дело, что люди всегда делали то, что нужно ему, с удовольствием.

Затем с Элмо и Санни явились двое полицейских. Я сказал им о следах, и это их вроде заинтересовало. Не привело в восторг, заметьте. Но заинтересовало.

Скрывшийся автомобиль еще не задержали, но, по их словам, всем полицейским машинам по радио приказано задержать зеленый фургон, следующий на большой скорости. Это было все, что мы могли сообщить им. Ни номера. Ни примет водителя. Ни подробного описания пассажира.

Мы оказались важными свидетелями.

Конечно, парня, у которого на голове чулок, не так-то легко описать. Думаю, в этом все дело. Мы сошлись на том, что он был очень большой. Но об этом мы все могли сказать.

Потом нас спросили, как он был одет. Лиз, Том, Элмо, Санни и я задумались. Зато Ришель оживилась. Когда речь шла об одежде, Ришель оказывалась на своем коньке. Она сообщила, что на мужчине в маске был черный альпийский спортивный костюм и белые спортивные ботинки «Роклэнд». Ришель не могла не заметить фирменных лейблов даже в момент совершения преступления.

— На ботинках были красные полоски, — сказала она. — Их надо было расположить иначе.

— Красные полосы? — спросил полицейский. — Может, это была кровь?

— О-ох, — вырвалось у Ришель. — Возможно, вы правы.

— Думаю, у него серьезная контузия, — неожиданно заметила Санни.

— Почему ты так решила?

— Он издавал такие невнятные звуки. Невозможно было понять ни слова из того, что он говорил. В прошлом месяце в гимнастическом зале одна девочка сорвалась с колец и ударилась головой. Она бормотала так же, как этот верзила. Выяснилось, что у нее было сотрясение мозга.

Мы ждали у бассейна с фонтаном, пока два полисмена записывали показания мистера Терзиса. Он сидел там с Педро и Пепитой, которые по очереди лизали его руку, и рассказывал о том, как бандит проник в дом, и о том, что, как ему показалось, преступник знал об изумрудах. Я обратил внимание, что он не упомянул о пистолете. Тот по-прежнему лежал на дне бассейна. Я не трогал его. Зная мистера Терзиса, я решил, что у него, вероятно, не было лицензии на хранение оружия. А я не хотел, чтобы у него возникли проблемы из-за пистолета.

Потом он подробно рассказал об украденных изумрудах. Пять больших необработанных камней. Их дал ему старый клиент, шейх, который хотел, чтобы мистер Терзис сам огранил их и вставил в колье для его любимой жены. Даже я был поражен, когда он сказал, сколько они стоят. Так много?

— Застрахованы, конечно? — спросил полицейский, забирая подписанный протокол.

Я знал ответ, но остальные открыли рты, когда мистер Терзис покачал головой. Никакой страховки, сказал он. Ни на камни. Ни на все, что здесь есть. Страховая компания не покрыла бы убытки. После последнего случая. И тогда он рассказал им о прошлогоднем похищении рубинов. Полицейские переглянулись и сделали пометки в записях.

Элмо наблюдал за всем происходящим, словно это был фильм, на который он год откладывал карманные деньги, и теперь шикал всякий раз, когда кто-либо пытался что-нибудь сказать.

— Что с тобой, Элмо? — требовательно спросила в конце концов Санни.

— Он заполучил сенсацию для «Пера», — объяснил я. — Элмо Циммер — мальчик-репортер. — Я даже не старался смягчить презрительные ноты в своем голосе.

Обычно журналистские замашки Элмо меня не волновали. Все-таки его отец издатель «Пера», и это предполагало, что Элмо делает все, что возможно, для поддержания газеты. Но на сей раз я подумал, что ему следовало бы держаться в стороне. Это же не просто очередная скандальная история. Это настоящая трагедия. Касающаяся человека, которого я знал.

Через несколько минут они закончили. Мистер Терзис теперь выглядел лучше, но с одной стороны лицо у него так распухло, что стало напоминать тыкву — победительницу Пасхального конкурса.

Женщина-полицейская записала наши имена и адреса.

— Вы, ребята, теперь можете идти, — сказала она. — Если нам что-то понадобится, мы с вами свяжемся.

Мы направились к выходу, когда вошел другой полицейский, разговаривая по рации.

— Машину нашли, — сообщил он. — Врезалась в дерево у старого кладбища. Подходящее место для нашего парня — он мертв.

— Мертв? — Мистер Терзис с трудом поднялся на ноги.

— В машине он был один, и при нем не оказалось изумрудов, — сказал полицейский. — Он разбился насмерть. Или авария добила его, если он, выбираясь отсюда, расшибся так сильно, как вы говорите. Похоже, водитель забрал у него краденое и сбежал.

Мистер Терзис ничего не сказал. Только закрыл голову руками. Он весь трясся. Я подумал, что он, наверное, плачет, но не был уверен.

Выходя, мы увидели, как подъехала миссис Терзис. Она выскочила из машины и побежала к дому. Я не стал возвращаться. Я не мог смотреть ей в глаза.

Глава V

НЕРАЗБЕРИХА

— Совсем недавно он бегал, а теперь уже мертв, — говорил Том. — Не могу поверить. Умер. И уже никогда не будет есть или смотреть телевизор. Никогда не будет болтать с друзьями. — Том потряс головой.

Это в его духе — он разглагольствовал о каком-то мертвом преступнике, когда на самом деле самое главное было в том, что теперь у мистера Терзиса практически не осталось шансов вернуть свои изумруды. По мне, именно в этом настоящая трагедия. Этот парень в маске из чулка меня не волновал. Он использовал свой шанс и потерпел неудачу.

— Никак не могу поверить в это, — пробормотала Лиз.

Мы шли домой. Думаю, все мы пережили что-то вроде шока.

Один за другим мы расходились по домам. Наконец остались только Лиз, Ришель и я.

— Теперь, к сожалению, мы не будем присматривать за домом, — спустя какое-то время вздохнула Ришель. — Великолепный дом.

— Как ни странно, мне он не особенно понравился, — начала Лиз. — Не хочу обидеть друзей твоих родителей, Ник, но это словно предзнаменование. Ни одного нормального окна. И это сухое дерево в бассейне. И орхидеи, запертые в оранжерее. И рыбы в кухне, плывущие по кругу. И эти огромные комнаты, и мрамор, и вообще все. Слишком холодно. Слишком покойно.

— Похоже, тебе не хотелось бы там жить, — съехидничал я.

— Конечно, нет. — Она уставилась на меня. — А кому бы хотелось?

— Давай, Лиз, продолжай. — Я не мог этому поверить.

— Она на самом деле так думает, — подтвердила Ришель. — Лиз такая странная. Ей нравится беспорядок, старые вещи, много разных цветов, как в ее доме. Но, по-моему, ты, Лиз, чокнутая. Я бы мечтала жить в Замке Терзиса. Просто мечтала бы.

Почти полквартала мы прошли молча. Не было желания разговаривать. Я не мог забыть мистера Терзиса, сидевшего там, обхватив голову руками.

— И как только мог мистер Терзис не застраховать свое имущество и изумруды? — наконец спросила Лиз.

— Разве ты не слышала, что он сказал полицейским? — ответил я. — Его обворовали в июне прошлого года. Кто-то проник в дом, взорвал сейф, пока мистер Терзис был на работе, а его жена играла в карты. Если задуматься над этим, так то ограбление тоже произошло в пятницу. Миссис Терзис всегда играет в карты по пятницам. Наверное, кому-то это известно.

— Многие могут знать, — сказала Лиз. — Ведь соседи могли слышать взрыв?

— Нет, там слишком толстые стены.

— А что у них пропало в прошлый раз?

— Рубины. Неограненные камни. Мистер Терзис только накануне принес их домой. Он собирался огранить их в своем кабинете. Как и изумруды. Ему нравилось работать с оригинальными камнями. — Я улыбнулся. — Знаете, он носит их россыпью в своем кармане.

— Это безумие! — заметила Ришель.

Я возразил:

— Не такое уж безумие. Мистер Терзис считает, такой способ безопаснее. Неограненные, они выглядят, как осколки булыжника. Если он просто несет камни в кармане, никому в голову не придет, что они у него. А если он, скажем, обнимает портфель, прикованный цепочкой к запястью, любой поймет, что он несет домой что-то ценное. Понимаете?

Лиз кивнула, но казалось, что она сомневается.

— Но кто-то все-таки знает? Сейчас изумруды, а в прошлом году рубины.

Я ничего не ответил. Но вынужден признаться, что стратегию мистера Терзиса нельзя было назвать абсолютно беспроигрышной.

— Почему же он, несмотря ни на что, хотел работать с ними дома? — поинтересовалась Ришель. — Думаешь, он просто хотел расслабиться? Для этого ведь и существует дом, разве не так?

Я знал: бесполезно объяснять Ришель, что мистер Терзис обожал свое дело и не променял бы огранку драгоценных камней ни на какую другую работу. Но она просто не в состоянии это понять. Поэтому я только ответил:

— Он говорит, дома спокойнее.

— Не сегодня, — проворчала Ришель.

Я кивнул. В этом она права.

Лиз все еще была озабочена проблемой страховки.

— Я никак не пойму, почему он не застраховался, — зациклилась она. — Ведь за рубины возместили убытки?

— Страховая компания за рубины выплатила, — терпеливо объяснил я. — Но мистеру Терзису сказали, что они не возместят других убытков за ущерб в доме и вокруг него, пока он не сделает необходимых вещей. Например, надо вмонтировать в сигнализацию сенсоры, фиксирующие перемещение по дому людей.

— И он этого не сделал?! — воскликнула Лиз.

— Нет. Только установил их у парадного и заднего входа. Он считал, что собаки, бегая по дому, постоянно будут включать систему. По-моему, так и было бы. И он решил, что в этом нет необходимости, потому что в любом случае никто не может проникнуть в дом или выбраться из него, кроме как через эти двери.

— Давайте посмотрим правде в лицо: страховые агенты были правы, ведь так? — зевнула Ришель и потянулась.

— Почему? Что ты имеешь в виду?

— Ведь кто-то все-таки забрался в дом.

— Так что? В данном случае это не зависело от вида сигнализации, установленной в доме. Если кто-то выскакивает из кустов и приставляет нож к твоему горлу, ты сделаешь все, что он тебе скажет. Если он скажет: «Отключи сигнализацию», разве ты не отключишь ее?

— Думаю, отключу, — согласилась Лиз.

— Любой отключит, — сказал я. — Так что мистер Терзис не так-то был не прав. Но так как он не выполнил требований страховой компании, ему не выплатят страховку.

Поэтому у него теперь серьезные проблемы, подумал я.

— Ведь мистер Терзис говорил, что это изумруды какого-то шейха? — Ришель облекла в слова мои мысли. — Ему придется возместить шейху ущерб. Хорошо еще, что он так богат.

— Да, он богат, но не настолько, чтобы безболезненно заплатить такую сумму денег, — медленно проговорил я. — Это может разорить его.

— В голове не укладывается! — воскликнула Лиз. — О, это ужасно! Думаешь, ему даже придется продать свой дом?

— Это тебя так беспокоит, Лиз? — отозвался я. — Я думал, ты это сооружение ненавидишь.

Она залилась краской.

— Оно мне не очень нравится, — пробормотала она. — Но мистер и миссис Терзис любят его. Это их дом. Мне просто не по себе от мысли, что они могут его лишиться, вот и все.

— О, с ними все будет в порядке. — Я решил сменить тему. Мои мысли путались. Лиз размазня. Всегда сочувствует людям и жалеет их. Я же более трезвый человек. Я считаю, что чаще всего люди получают то, чего хотят, и бессмысленно с их стороны потом хныкать.

Многие, наверное, сказали бы, что мистер Терзис пострадал заслуженно, рискуя таким образом. Да я и сам бы так сказал, если бы не знал его.

Но я-то знал. И не мог представить его без этого дома или ювелирного дела. Мне была невыносима сама мысль, что из-за одной этой ошибки он лишится всего, что было создано им и миссис Терзис. Это казалось ужасно несправедливым.

Неожиданно вместо смятения я почувствовал злость.

— Если бы только у нас тогда хватило ума получите рассмотреть водителя машины, — процедил я сквозь зубы. — Его сообщник взял на себя весь риск и поплатился жизнью. А он только вел машину и скрылся с добычей. Отвратительно! Мы не должны были этого допустить. Но что мы могли сделать? Прятаться в кустах, как стая перепуганных детишек.

Лиз с Ришель смотрели на меня, как на сумасшедшего.

— Мы и прятались в кустах, Ник, — напомнила Ришель, — ведь мужчина в маске размахивал перед нами ножом.

— Он ничего бы не сделал, — сказал я. — У него была контузия. Фактически мы могли бы наброситься на него и отобрать изумруды.

— Ник, ты же понимаешь, это было бы глупо. — Лиз внимательно смотрела на меня. — Мы же не знали, насколько серьезно он пострадал. А никакая сумма денег не стоит того, чтобы за нее погибнуть.

Я пожал плечами и повернул к своей улице. Но думал о словах Лиз. Конечно, она права. Любые деньги не стоят того, чтобы за них умирать. Тем не менее один человек умер.

Думал ли он, что его план похищения изумрудов Терзиса может так закончиться? Предполагал ли это водитель машины, на которой они скрылись? Скорее всего, нет. Они не учли, что мистер Терзис окажет сопротивление.

Должно быть, я как-то размяк — наверное, это от потрясения, или, может, по дороге домой я попал под влияние Лиз. Потому что неожиданно я начал думать о ворах, как о людях, вместо того, чтобы, не задумываясь, считать вора гнусным типом. Дружат ли они? Огорчился ли водитель машины, что другой парень убит? Или рад, что теперь не надо будет делить деньги, вырученные за изумруды?

Нам никогда не узнать. Если только каким-нибудь чудом полицейские найдут его. И изумруды.

Это вернуло меня к реальности. Изумруды. Это важно. Изумруды. И мистер Терзис. Я нахмурился, пристально следя за оживленным движением на пешеходной дорожке. Я напряг свою память. У меня всегда была очень хорошая память. Должны быть какие-то детали, замеченные мной, которые помогли бы полиции. Я мог бы предложить полиции какие-то улики.

Но ни к чему не пришел. Попытался опять. Я прокручивал все снова и снова. Ничего.

Я чувствовал, что мои руки сжимаются в кулаки, и заставил себя расслабиться. Не было повода выходить из себя. Хладнокровное размышление — вот что здесь нужно.

Должно быть что-то, что я мог бы сделать, чтобы помочь. Должно быть.

Глава VI

БЫСТРО НИЧЕГО НЕ ДОБЬЕШЬСЯ

— Нико! Нико! — крикнула мама. — С тобой все в порядке?

Новость распространилась, как блохи на выставке собак. К тому времени, когда я добрался домой, мама была в полной панике.

— Все хорошо. Я в порядке. Посмотри на меня. Разве я плохо выгляжу? Ну, мама, перестань. Ты помнешь мне рубашку.

— Ох, Нико!

Что бы я ни говорил, ее невозможно было успокоить. Она только сжимала меня в объятиях и целовала, словно я только что вернулся из смертельно опасного рейда на Марс.

— Мам, — сказал я, — все в порядке. Он нам ничего не сделал.

— Он же мог убить вас, — причитала она. — Он мог порезать вас своим ножом.

— Да, но не убил же. Правда?

Конечно, папа тоже беспокоился обо мне. Но отец не любит показывать этого. У него сильный характер. К тому же он был озабочен судьбой Стефаноса.

— Только вчера вечером я говорил Стефаносу, что принести эти камни домой последняя глупость, — произнес он. — Я был там, когда он пришел. Розы для Анны и дорогие изумруды в кармане вперемешку с мелочью. Я говорил ему, что это безумие. Он и слушать меня не захотел. И Анну тоже. А теперь, видишь.

Он с силой нажимал кнопки, набирая номер телефона Терзисов.

— Бедная Анна, — шептала моя мама. — Она в отчаянии. Если изумруды не найдутся, они будут вынуждены продать дом! А Стефанос не хочет показаться врачу. Боже мой, Анна говорит, что пол-лица изувечено до неузнаваемости. А у Педро так болит лапка, бедный малыш… Нико, ты представить себе не можешь…

— Мам, я только что оттуда.

— Алло, Анна. Это я, Деметриос, — произнес мой папа в трубку. — Да, он дома. Хорошо. Мы приедем прямо сейчас.

В тот вечер, сидя в своей комнате, я старался забыть о Замке Терзиса, изумрудах и обо всем остальном. Я пытался вычеркнуть это из памяти, сосредоточившись на новой компьютерной игре, которую мне на время дал Элмо Циммер.

Это была пиратская копия, поэтому без инструкции. Я держал ее уже два дня и никак не мог в ней разобраться.

Она называлась «Побег из Заргоса», и в ней, наверное, был миллион правил. Ни одного из них я не знал. Я знал только, что нахожусь в темнице с бесчисленными дверями. Это было начало игры, и тут же я застревал. Я не мог вырваться из этой ужасной темницы, что бы ни предпринимал. Я понял, как передвигать маленького героя от двери к двери, но на большее меня не хватило.

Как только я добирался до двери, появлялось зашифрованное послание. Нужно было разобрать, о чем в нем говорится. Если не угадаешь, из двери выскакивает карлик и топором отрубает тебе голову. Второго шанса нет. Каждый раз, когда я пробовал открыть новую дверь, голова моего малого отправлялась глотать пыль, а я должен был все начинать сначала.

Конечно, я мог позвонить Элмо и спросить его. Но меня эта идея не привлекала. Я считаюсь асом в компьютерных играх. Мне не нужна помощь. Тем более от Элмо. Поэтому каждый раз, когда я брался за телефон, чтобы позвонить, я набирал номер и бросал трубку. Почему-то мне казалось, что лучше еще раз оказаться без головы.

Когда меня в очередной раз обезглавили, я бросил это занятие и улегся на кровать, по-прежнему размышляя об ограблении. Мне нужно восстановить картину, вспомнить все до мельчайших подробностей о водителе автомобиля. Поэтому я решил посмотреть на все под другим углом. С самого начала.

В магазине изумруды были в безопасности, поскольку там всюду установлены камеры наблюдения. Там мистера Терзиса невозможно ограбить, не угодив на страницы газет. Но у него дома — другое дело. Никаких камер.

Какой-то жулик узнал, что он взял их домой. Но кто это мог быть?

Мистер Терзис довольно осторожный человек. Он не стал бы кому ни попадя сообщать, когда понесет в своем кармане целое состояние.

Я по пальцам пересчитал людей, которые могли бы это знать. Миссис Терзис, разумеется, знала и наверняка тоже пыталась убедить мужа не делать этого. Она была напугана кражей рубинов. Я помнил это. Поэтому она не в счет.

Я подытожил: отец сказал, что он был в курсе, но я знал, что он не мог украсть изумруды. Во-первых, мистер Терзис был его старым другом. Во-вторых, отец просто не способен на это. Он мог преуспевать в бизнесе, но не взял бы и цента, который, по его мнению, не принадлежал ему.

Майлс Сильвестро, помощник мистера Терзиса, должно быть, знал. Мог ли он пойти на такое? Суетливый, нудный тип, но это не значит, что честный, не так ли?

Конечно, Майлс работает у мистера Терзиса много лет. Практически участвует в управлении. Но это тоже ничего не значит. Все равно он мог решиться совершить убийство по своим соображениям. Если бы ему повезло, он ведь мог не работать всю оставшуюся жизнь.

Я уронил голову на подушку. Майлс? Но Майлс был таким… заурядным. Просто не похоже, что он способен разработать план, предусматривающий и нож, и машину, чтобы скрыться с места преступления.

Итак, к чему я пришел? Ни к чему. Я вскочил с кровати и вернулся к «Побегу из Заргоса». Я добрался до двери, попытался расшифровать послание и лишился головы. Снова. Замечательно!

Мои родители вернулись поздно. Я все еще бился над «Побегом из Заргоса». Услышав, что они вошли, я быстро вышел из игры, но компьютер оставил включенным.

— Ложился бы ты спать, Ник, — заглянул в комнату мой папа.

— Как мистер Терзис?

— Не очень, — ответил отец. — Полиция еще не напала на след водителя машины. И об изумрудах тоже ничего. Бедный Стефанос. — Он покачал головой.

— Что, если полиции предупредить всех перекупщиков Австралии, что эти камни разыскиваются? — спросил я.

— Стефанос уверен, что их вывезут из страны контрабандой и там огранят, — сказал отец. — Подумай только, Нико, как легко можно сделать. Садишься в самолет, а в кармане у тебя пять маленьких камешков. И кто догадается?

— И что он собирается делать? — спросил я.

— А что он может сделать? Придется продавать. — Отец нахмурился. — Ты знаешь, Нико, я бы отдал все, что у меня есть. Я сказал это ему сегодня вечером. И твоя мама тоже. Но я не наберу и четверти нужной суммы.

Прощай, бизнес! Мистер Терзис всю свою жизнь работал так, что люди были уверены: он честный партнер, честно ведет дела и заключает честные сделки; он находил особых покупателей, готовых платить огромные деньги, чтобы получить желаемое качество. Прощай, шейх! Прощай, Замок Терзиса!

— Деметриос, — в комнату вошла мама, — ты расстроишь Нико. На сон грядущий это не очень хорошо.

Ее глаза были красными, как будто она плакала. Но она улыбнулась мне и погладила по голове, как делала, когда я был маленьким.

— Нико, вот что может поднять тебе настроение, — ворковала она. — Анна и Стефанос все-таки собираются в отпуск. Ограбленные или не ограбленные. Они хотят, чтобы ты со своими друзьями присмотрел за домом. Вшестером, все вместе, так вы будете в безопасности.

— В самом деле? — Я вскочил. Это был настоящий сюрприз.

— Анна настроена решительно. Она сказала Стефаносу, что сейчас им отпуск нужен больше, чем когда-либо. Да и как он будет ходить на работу с таким разбитым лицом? Поэтому в понедельник они, как и собирались, уезжают.

— Отлично, — сказал я. Но на самом деле я не так уж обрадовался. Каким-то образом идея присматривать за Замком Терзиса утратила свою привлекательность. Теперь этот дом казался скорее грустным, чем сказочным. Думаю, потому, что Терзисы могли лишиться его.

— Анна хочет, чтобы ты пришел завтра. Она все тебе объяснит, — продолжала мама. — Завтра не стоит приводить остальных. Она знает, что твои друзья порядочные мальчики и девочки. Хорошо?

— Конечно, мам.

Она поджала губы.

— Нико, теперь ты будешь за все в ответе. Ты скажи Лиз, и Тому, и остальным, что нужно быть там поосторожнее. Это очень большая ответственность.

— Теперь мое прозвище не милый, а ответственный. Ник Контеллис Ответственный.

— О чем ты говоришь? — спросила мама. Она посмотрела на компьютер и покачала головой. — И прекрати играть с этой штукой.

— Почему ты решила, что я играю? Может, мне в школе задали написать сочинение!

— Нико, — проговорила она. — Посмотри на меня. Ты помнишь, что я твоя мама?

— Почти забыл.

— Выключай эту штуку и ложись спать, пока не испортил глаза.

— Всем приходится чем-нибудь жертвовать, мам.

— Ох, Нико!

Глава VII

РАБОТА

На следующий день отец купил все газеты. Все сообщали об ограблении, и все умудрились допустить неточности.

Писали, что мы, то есть «Великолепная шестерка», собрались на благотворительное мероприятие, когда «помешали ограблению». Одна газета утверждала, что нас было четверо, другая — пятеро, третья — шестеро.

Мистер Терзис оказался Стефаном Теразза и Стефано Терза и даже Педро Мерзисом. Возраст его колебался от шестидесяти до семидесяти двух, и родом он был отовсюду, от Греции до Гренландии. Он был ранен ножом и отправлен в больницу. Его стукнули по голове, ударили по ноге и бросили умирающим. Его жена двадцати лет, тридцати и сорока, Анна, Аня и Агнес, ухаживала за больным у его постели.

Но чем они действительно насмешили, так это россказнями о стоимости изумрудов. Одна газета говорила, два миллиона. Другая — четыре с половиной миллиона. Третья — «возможно, шесть миллионов». Чем меньше была газета, тем большую сумму она указывала.

— Почему в газетах всегда все неправильно? — спросила мама. — Это понимаешь, когда они пишут о чем-то тебе известном. Все неправильно. Даже в газете твоего друга Элмо всегда ошибки.

— Предпочитаю не говорить ему об этом, — сказал я. — Это может его обидеть.

Полиция до сих пор не установила, кем был мертвый мужчина, но владельца машины, на которой скрылись преступники, нашли. Школьная учительница из Эвон-Хайтс заявила об угоне автомобиля со стоянки у супермаркета всего за пару часов до ограбления. Так что эта линия расследования тоже зашла в тупик.

Словом, куда ни посмотришь, всюду тупики.

В тот день часа в два я подошел к Замку Терзиса.

Миссис Терзис, прежде чем открыть, посмотрела в «глазок».

Когда я вошел, она снова тщательно повернула ключ в замке, закрывая дверь. Терзисы больше не рисковали открывать неожиданным посетителям.

— Ник, поручения в записке, — сказала она, протягивая исписанные листы. — Ты знаешь дом. Все будет хорошо. Я так и сказала Стефаносу.

Ее голос звучал так, словно она уговаривала себя. Я старался держаться уверенно и бодро. Она нервно улыбнулась и погладила меня по руке.

— Вот запасной ключ, — сказала она. — Только не потеряй его, хорошо? И никому не давай. Храни его сам. В доме больше нет драгоценностей, но Стефанос волнуется за картины, украшения и вещи. Ты же его знаешь.

Я знал.

— После ограбления мы изменили код сигнализации. Новый номер 4565. Запомнишь?

— 4565, 4565, 4565, — бормотал я. — Запомнил.

— Полиция говорит, что, по твоему описанию, Ник, у мужчины, который напал на Стефаноса, сотрясение мозга. Очевидно, он не мог разговаривать с водителем машины. Так что вряд ли он сообщил ему номер кода. Но все равно у нас не было другого выбора. Когда войдешь, отключи сигнализацию и не забудь снова включить, когда будешь уходить.

— Хорошо.

— Да, и, пожалуйста, попроси у своих друзей прощения за этот беспорядок. До отъезда у меня не будет времени пригласить уборщицу. Приберусь только на нижнем этаже. Притворитесь слепыми, — добавила она со смехом, закрыв глаза рукой.

Отпечаток пальца на вазе или валяющийся на полу журнал, по мнению миссис Терзис, можно было назвать беспорядком. Очевидно, она никогда в жизни не видела нормальную детскую спальню. Очевидно, ей никогда в жизни не приходилось пробираться через игрушки, утопая в них по щиколотку, отковыривать жевательную резинку от ковра или счищать недоеденный сандвич с ореховым маслом с гладильной доски. Она об этом представления не имела.

— Уверен, беспорядок нам не помешает, — заверил я. — Между прочим, как мистер Терзис? Он в порядке?

— Он доведет себя. Он такой беспокойный. Чем старше становится, тем беспокойнее. А теперь еще это… — Миссис Терзис подняла ладони и пожала плечами, словно говоря: «Ну что тут поделаешь?» — Он сейчас лежит. Сегодня утром на час пошел на работу и сразу поссорился с Майлсом. Бедный Майлс, ему так досталось.

Она шмыгнула носом.

— Стефанос не хочет ехать в отпуск, — громко проговорила она. Вероятно, она надеялась, что мистер Терзис услышит. — Ему это только на пользу. Может, не будет кидаться на людей, как свирепый медведь.

Я решил, что пора заняться делом. Взглянул на записку, которую мне дала миссис Терзис. Записка? Это было больше похоже на серию очерков на тему содержания дорогого дома.

— Рыбы, — прочел я себе под нос заголовок, подчеркнутый красным миссис Терзис в верхней части страницы. — Орхидеи. Птицы. Рыбы. Бассейн. Поливальная система. Вытирание пыли. Корреспонденция. Автоответчик… А как с Педро и Пепитой?

Миссис Терзис выглядела озадаченной.

— О, Педро и Пепита едут с нами, — воскликнула она. — Ты не знал? Ох, Ник, ни в коем случае ни Стефанос, ни я не оставим наших деток здесь одних.

Ну, во всяком случае, хоть какое-то облегчение. Педро и Пепита были очаровательными собачками, но, должен сказать, я бы нервничал, если бы пришлось присматривать еще и за ними. Наверняка они едят куриную грудку под соусом из белого вина, нарезанную кусочками и посыпанную петрушкой. А вдруг они подавятся? Они такие маленькие.

— Мы начнем во вторник после школы. Миссис Терзис кивнула и улыбнулась.

— Конечно. А еду и напитки возьмите сами, хорошо, Ник? Я знаю, как вы, дети, любите поесть. Я оставляю полный холодильник. Вам ничего не стоит опустошить его за неделю. Ты со своими друзьями бери все, что нужно.

— Спасибо, миссис Терзис. — «Если бы она только знала, — подумал я. — Если Тома подпустить к холодильнику Терзисов, он очистит его за день».

Миссис Терзис повернула ключ в замке и открыла дверь, чтобы выпустить меня. Но в последнюю минуту у нее случился нервный припадок. Она положила свою руку на мою.

— Ник, ты будешь очень осторожен, ведь правда? — прошептала она. На этот раз она ни в коем случае не хотела, чтобы мистер Терзис услышал. — Приходите все вместе, ты и твои друзья. Вы присматривайте друг за другом. И никого не впускайте в дом, хорошо? Никого. Я пообещала Стефаносу. И ты будешь осторожен с ключом и сигнализацией… и орхидеями… и…

— Ни о чем не беспокойтесь, миссис Терзис, — сказал я, Ник Контеллис Ответственный. — Просто хорошо отдохните. Все будет хорошо, правда. Положитесь на меня.

Она доверчиво взглянула на меня. Ничего удивительного. Я говорил, как опытный спасатель из службы доверия.

По дороге домой я твердил себе, что все будет хорошо.

Конечно, дом большой и дорогой, в нем полно белых ковриков, дорогой техники, капризных тропических рыб и орхидей, которые почувствовали бы, стоило кому-нибудь чихнуть в их сторону. Конечно, у владельцев случится сердечный приступ, если какая-нибудь живность погибнет и разобьется или испачкается что-нибудь из вещей.

Тем не менее я собирался показать этот дом друзьям.

Почему я волновался?

Разве я не доверял своим друзьям?

Я набрал побольше воздуха и выбросил из головы подобные мысли. И стал думать о «Побеге из Заргоса». Это было гораздо безопаснее.

Глава VIII

РАЙСКИЙ УГОЛОК

Вторник.

Занятия в школе в тот день закончились.

Вся «Великолепная шестерка», кроме Санни, стояла перед Замком Терзиса. Я штудировал записку, составленную миссис Терзис, с инструкцией, как попасть в дом.

— Где Санни? — спросил я.

— Наверное, в гимнастическом зале или еще где-нибудь, — ответила Лиз. — Она не сказала, куда идет, может, она забыла.

— Ладно, шаг номер один, — сказал я. — Том, можешь осмотреть кусты?

— Они громадные, — воскликнул он. — Мне нравятся. Где бы я мог купить такие же?

Том никогда не упускает случая пошутить. Очевидно, считает, что не бывает шутки слишком вялой, слишком избитой, чтобы держать ее про себя. Я часто думал, что это не на пользу его имиджу. Но сказать ему ничего нельзя.

Я поднял брови. Он ухмыльнулся в ответ. Сегодня он выглядел еще эксцентричнее, чем обычно. На нем было чудовищное пальто, которое, похоже, покупал еще дедушка Тома в комиссионке, и этот старый вязаный шарф, несколько раз обернутый вокруг его шеи и болтающийся на спине. Он действительно раздражал меня.

— Просто осмотри их, сделаешь?

— Зачем, Ник?

— Так сказано в записке, — проворчал я. — Ох, никогда неизвестно…

Я сам бросил беглый взгляд на кусты. Никакие грабители там не прятались. Все было спокойно.

— Ник, парня нет, он мертв, забыл? — напомнил Том.

— Том, заткнись, — огрызнулся я.

Вставил ключ в замок и открыл входную дверь. Все вошли в дом. Я быстро захлопнул дверь и почувствовал облегчение, когда щелкнул замок.

— Может, поплаваем перед тем, как начнем работать, — предложила Ришель. — Или прохладительные напитки…

— Подожди, Ришель, — перебил я. — Помолчи секунду. Мне нужно набрать код, или у нас будут снимать отпечатки пальцев в полиции.

4565. Точно.

Я прикрыл панель одной рукой, так как никто не должен был знать номер кода, который я буду набирать. Краем глаза я видел, как Том показывает на меня пальцем и делает вид, что, согнувшись в три погибели, беззвучно смеется. Он и впрямь совершенно невыносим.

С двух попыток я набрал правильно, и наконец загорелась зеленая лампочка.

— Отлично. — Я в первый раз выдохнул. — Мы в доме.

Ришель, кружась, словно в танце, устремилась в гостиную, раскинув руки и подняв лицо к стеклянному куполу.

— О, как великолепно! — пела она. — Это рай. Ох, как я хочу этот дом. Как он мне нужен. Он необходим мне.

— Ладно, ребята, — сказал я, пробегая глазами записи. — Вот ваши обязанности: Том, ты включи поливальную машину — пульт около задней двери — и покорми рыб.

— Каких рыб?

— В кухне. Через арку, — показал я, передав ему листки с указаниями. — Просто прочти и точно следуй указаниям.

— Разденься, будет легче, — ухмыльнулся Том. Он уже снял свое пальто, но шарф оставил. Конечно. Ему не хочется нормально выглядеть.

— Мне и так легко. Мне легко. Если бы я был еще легче, я бы уже плавал.

Том взял листок и отправился в кухню на поиски корма для рыб.

— Ришель, — предложил я. — Не хочешь ли полить растения?

— В оранжерее?

— Именно. Миссис Терзис все цветы из дома собрала туда. Все, что тебе нужно, включить воду, если, конечно, ты представляешь, как это делается.

Ришель одарила меня убийственным взглядом.

— Я только хотел сказать, что это не так-то просто, — попытался оправдаться я. — Там поливальная система. Из нескольких труб вода распыляется, по другим стекает. Все эти вентили, клапаны. Контрольный пульт снаружи, за металлической панелью у двери. В записке диаграмма, но она какая-то запутанная, ничего?

— Ничего. — Она взяла листок и направилась к оранжерее.

Остались Элмо, Лиз и я.

— Так, что дальше? — спросил я. — Вытирание пыли или кормление птиц?

Лиз передернула плечами.

— Ненавижу, когда птиц держат в клетках. Это жестоко.

— Ну, мы не можем позволить умереть им голодной смертью, — съязвил я.

— Я вытру пыль. — Лиз подняла руку. — Хотя не знаю, откуда взяться пыли за один день.

Я вручил ей листок, озаглавленный «Вытирание пыли». Она вышла, читая его и вздыхая.

Элмо я передал его инструкции.

— Ты выбран на должность орнитолога, Циммер. Поздравляю.

Мне не пришлось объяснять ему, где птицы. Неожиданно два какаду начали вопить так, словно им в кормушку насыпали протухший корм. Элмо повернулся, чтобы через дверной проем взглянуть на птичий вольер размером с комнату за оранжереей.

— Корм в вольере в жестяной банке. Снаружи куча газет.

— Газеты? Они что, читают во время еды?

— Чтобы застелить дно клетки, — объяснил я. — Понимаешь, ну, неприятно, конечно, грязь и всякое такое. Зачем, ты думаешь, они выписывают «Перо»?

Элмо пропустил мимо ушей мое замечание о газете, которую выпускал его отец.

— Я должен войти в клетку? — спросил он.

— Давай скажем так: да.

— А что, если они заклюют меня до смерти?

— Мы дадим «Перу» эксклюзивное интервью. Подумай над названием «Сын издателя убит попугаями». Это увеличило бы тираж на несколько экземпляров. А теперь покорми птиц. Доволен?

— Все, что скажешь, — проворчал Элмо. Он не казался слишком довольным.

Я прошел через гостиную и маленький коридор к плавательному бассейну. Достал реактивы для бассейна из шкафа и последовал инструкциям миссис Терзис по добавлению их в воду.

В этой комнате было что-то жутковатое — и в том, как свет отражался от воды, стен, потолка, и в том, с каким звуком вода стекала по желобу.

Я попробовал воду. Подогрев был отключен, но вода все еще была приятной: не слишком теплая и не слишком холодная. Может, Ришель права, и нам следовало бы поплавать. Это бы нас взбодрило. Я бы выглядел героем. А Терзисы бы не возражали. На самом деле они бы ничего и не узнали, если бы мы потом убрали.

Потом я огляделся еще раз. Или, возможно, это все-таки не самая удачная идея. Почему-то глубокий бассейн выглядел не слишком приветливо.

Я как можно быстрее закончил все дела с бассейном и вернулся в гостиную. Лиз все еще вытирала пыль. Том тоже еще искал корм для рыб или — что более вероятно — сачковал.

Около оранжереи Ришель не было видно — дверца, закрывавшая панель с выключателями открыта. Я вошел в оранжерею. Там было тепло и влажно. В другом конце Ришель сидела в пластиковом кресле в окружении растений и читала журнал.

— Ришель, что ты делаешь? — спросил я.

Она только передернула плечами.

— Ты уже полила? — Я огляделся. На мой взгляд, еще нет.

— Нет еще, — томно ответила она, — Я включила систему, осталось только нажать на кнопку. Через минуту полью. Только дочитаю. Здесь так хорошо, тепло. Еще полно времени.

Лиз вытирала пыль с кофейного столика. То есть когда я подошел к ней, в руке у нее была тряпка для пыли, но на самом деле она рассматривала карточку, которая стояла перед вазой с красными розами.

— Ты читаешь по-гречески, — сказала она. — Что здесь написано?

— «Счастливого четверга, любимая».

Лиз удивилась.

— Это старая история, — объяснил я. — Мистер Терзис каждую неделю приносит своей жене цветы. Когда они только поженились, он получал зарплату по четвергам и покупал ей цветы. Даже когда они едва сводили концы с концами, он всегда приносил цветы. И до сих пор так делает.

— Каждый четверг он приносит ей цветы. — Глаза Лиз блестели, ее взгляд увлажнился. — После стольких лет? Как романтично! Разве это не прекрасно!

— Прекрасно для продавца цветов, — сказал я. — Мистер Терзис, вероятно, держит ее в курсе дел. Лично я на месте миссис Терзис предпочел бы деньги.

— Хочу сказать тебе, Ник, что однажды ты станешь действительно чудовищным мужем. — Лиз повернулась ко мне спиной и стала стирать пыль с вазы.

Глава IX

ПТИЧЬИ МОЗГИ

Элмо в клетке беседовал с попугаем.

— Привет, Кокки, — сказал он.

— Привет, Кокки, — ответил попугай.

— Привет, Кокки, — не унимался Элмо.

— Привет, Кокки, — это попугай.

— Привет, Кокки, — еще раз сказал Элмо.

Интересно, сколько это будет продолжаться.

Элмо услышал мои шаги и обернулся.

— Привет, Кокки, — твердил попугай.

— Почему он это делает? — спросил у меня Элмо.

— Почему делает что?

— Почему он повторяет, что говорю я? Я серьезно. Я повторяю «Привет, Кокки» снова, снова и снова, и он отвечает.

— Элмо, так делают попугаи, — терпеливо ответил я. Откуда свалился этот парень?

— Да, но почему? Я никогда прежде не задумывался, почему они это делают?

К несчастью, у Элмо был серьезный (давайте будем честными) недостаток — занудство.

— Ну не знаю я, Элмо. Может, они просто вежливые. Если ты тут закончил, не хочешь помочь Лиз вытирать пыль?

— Конечно.

Когда мы проходили мимо оранжереи, я увидел, что Ришель все еще сидит и читает тот же журнал. Я заглянул в оранжерею и позвал ее.

— Ришель, надеюсь, ты не рассчитываешь получить плату за то, что просто сидишь здесь.

— О да! — лениво произнесла она. — Сейчас приду!

Я закрыл дверь и прислонился к стеклу, Элмо маячил у меня сзади. Я сосчитал до десяти. Это было действительно глупо. Раздражающая глупость. О чем бы ни думали миссис Терзис и моя мама, собрав всю «Великолепную шестерку» в этом доме, это оказалось невероятно неэффективно.

Я наблюдал за Лиз, которая медленно взбивала вышитую подушку около бассейна с фонтаном. Обычно она не тратила времени даром. Но эта работа вдохновила и ее.

Лучше бы я сам взялся за эту работу — или только с кем-нибудь одним. Тут не хватало работы для шестерых. У нас было слишком много времени, вот мы и сачковали. Должно было случиться что-то ужасное. Я чувствовал это.

Словно по сигналу, в ответ на мои мысли со стороны кухни донесся нарастающий шум. Лиз, взвизгнув, подскочила и уронила подушку в бассейн. Она плавно опустилась на дно.

— Эй! — в панике крикнул я. — Лиз!

— Что это за шум? — испуганно спросил Элмо.

— Мусоросборник, — невнятно пробормотал я, наблюдая, как Лиз вылавливает подушку. — Мойстен не удержался, чтобы не влезть в помойку. — Я повысил голос: — Том, выключи!

Потом одновременно произошло несколько вещей.

Шум вдруг сменился приглушенным ревом, слившимся со странным бульканьем и треском. Лиз побежала на кухню, бросив подушку мокнуть. Элмо схватил меня за руку. Я шарахнулся от него. И нечаянно врезался лбом в кнопку, включающую поливное устройство.

За стеклом немедленно разразился настоящий ливень. Все, что было по ту сторону стекла, скрылось за пеленой дождя. Ришель тоже. Ее не было видно, зато слышно. Отвлек шум. Металлическая дверца захлопнулась на контрольной панели поливной системы. Я подцепил ее, но она не поддавалась.

— Ник! — завопила из кухни Лиз. — Ой, Ник, скорее. Скорее! Том…

Когда я это услышал, меня охватила паника. Я оставил Элмо, который неуклюже возился с панелью, и кинулся на крик. Ришель какое-то время не утонет, а на кухне ситуация, похоже, накалилась.

Я проскочил через арку в столовую и оттуда посмотрел в сторону кухни. С минуту я не мог разобрать, что же там. Думаю, я просто не поверил своим глазам. Не поверил, что кто-то мог быть настолько глуп.

Том склонился над мусорным контейнером. А точнее, над ямой для сброса мусора. Он выглядел не очень счастливым. Его лицо было ярко-красным. Глаза моргали. Руками он хватался за горло. Один конец шарфа исчез в устройстве, сбрасывающем мусор. Другой, обмотанный вокруг шеи, душил его. Он не мог развязать его. Лицо оказалось прямо над контейнером, и Том не мог дотянуться до другого конца шарфа, закинутого на спину. И с каждой секундой шарф все сильнее затягивался вокруг горла.

Мусорный контейнер с грохотом затягивал полосатый шарф. Для машины шарф немногим отличался от картофельных очисток и рваных пакетов из-под чипсов. Еще несколько минут, и Тома затянет так же, как его шарф.

Лиз с криками суетилась рядом, пытаясь размотать шарф, чтобы дать возможность Тому глотнуть воздух. Но бесполезно. Он так сильно бился и метался, и шарф так перекрутился, что она ничего не могла сделать.

— Лиз! Выключатель! Выключи! — крикнул я.

Она в панике осмотрелась. Я бросился из столовой в кухню, скатившись по пологой ступени и чуть не упав к рыбам в бассейн. Подскочил к контейнеру и нажал на кнопку мусоросборника. Шум немедленно стих.

Тишина казалась оглушающей.

Том с трудом поднялся и застонал.

— Стой спокойно, ты, идиот! — выдавил я сквозь стиснутые зубы. Я держал его, пока Лиз, дрожа как от холода, разматывала шарф, обернутый вокруг его шеи раза три. Неудивительно, что раньше это ей не удалось.

Наконец Том был освобожден. Он выпрямился и отшатнулся от контейнера.

— Эта штука хотела меня задушить, — прохрипел он, показывая на мусоросборник. — Она испорчена.

— Эта штука только выполняла свою работу, — холодно ответил я. — Кто тебя просил включать его? Надеюсь, ты его не сломал.

— Ник, Том мог погибнуть, — вскрикнула Лиз. — Как ты можешь?..

Она осеклась.

— Что это?

Из гостиной доносился пронзительный визг.

Я вздохнул.

— Идите за мной. — Я двинулся обратно к Ришель.

Она стояла рядом с оранжереей, с нее стекала вода. Волосы облепили голову, с них текло по спине. Она выглядела так, словно ее выбросило из моря на пляж. При этом она истерично верещала. Элмо стоял поодаль, уставившись на нее с открытым ртом.

Лиз начала смеяться. Должен признать, зрелище действительно было забавное. Мне пришлось улыбнуться. На самом деле я подумал, что должен улыбнуться. Ринге ль вдруг перестала вопить. Ее глаза превратились в злые щелочки. Потом она подошла ко мне, шлепая и скользя по мраморному полу. Прежде чем я успел отскочить в сторону, она ударила меня прямо по голени. Очень сильно.

— Эй! Прекрати! — взвыл я, схватившись за ногу. — Что ты делаешь?

— Это тебе за то, что ты вымочил меня до нитки! Ты сделал это нарочно!

— Нет! Это совершенно случайно!

— Ах, так? — Она отступила. — Ну тогда удар тоже был совершенно случайным. Надеюсь, больно. Очень.

Я потер ногу. Больно. Очень. Ришель оказалась сильнее, чем можно было подумать по ее виду. Все эти занятия балетом развили на ее ногах мускулы, как у ломовой лошади.

Лиз засмеялась еще сильнее. Я бросил на нее сердитый взгляд. Иногда Лиз заходит слишком далеко.

— Я ухожу! — взвизгнула Ришель, шлепая по мраморному полу к выходу. — Сами заканчивайте эту дурацкую работу!

— Ришель, — выдавила Лиз между приступами смеха, — ты не можешь идти домой в таком виде. Ты продрогнешь до костей.

— Вы смотрели, — кричала Ришель. — Вы просто смотрели на меня. Мне все равно, если я умру от воспаления легких. Это вам за все!

Она направилась в холл. Я угрюмо созерцал водяную дорожку, тянущуюся за ней. Еще уборка. Видно, мне суждено остаться в этом доме на всю ночь.

— Эй! — Голос Ришель резал слух. — Ник! Пустая твоя голова! Открой дверь!

Странное чувство возникло у меня в желудке. Открыть дверь?

Я ковылял через столовую в сопровождении остальных. Ришель стояла у входной двери, дрожа и свирепо хмурясь. Я попытался повернуть ручку. Она не поддалась. Дверь была заперта.

Тупица, думал я, тряся головой в надежде, что там прояснится. Это действенный способ. Чтобы выбраться, нужен ключ.

Я проверил свой карман. Нет ключа.

Где же он? Куда я его сунул? Я обшарил взглядом все около входа в оранжерею, если вдруг он выпал из кармана, когда Ришель врезала мне. Ничего.

Я повернулся к остальным.

— Никто не знает, где ключ от входной двери? — осторожно спросил я.

— Я знаю, — отозвался Том. Он потирал горло, но даже теперь готов был расплыться в своей идиотской улыбочке.

— Тогда давай его, ты, идиот, — прошипел я.

Он погрозил мне пальцем.

— Я не сказал, что он у меня. Я сказал, что знаю, где он, — сказал он. — Или, в конце концов, у меня есть подозрение на этот счет.

Я уставился на него, стараясь не потерять терпения, но он только ухмыльнулся и ничего не сказал. Я готов был поколотить его. А потом, только потом ужасная мысль пришла мне на ум.

Я не мог вспомнить, чтобы вынимал ключ из замка после того, как открыл дверь. И не помнил, чтобы вошел с ним в дом. А это значило…

— Ох, Ник, — вскрикнула Лиз. — Ты оставил ключ в двери! Снаружи!

— Полная безопасность, — прокомментировал Элмо. — Мы выйти не можем, зато любой желающий может войти.

— Нас заперли! — Ришель оставляла мокрые следы. — Отлично, властитель дум, что будем делать?

— Я думаю, — ответил я. — Думаю.

— Ришель. — Лиз оценивающе оглядела ее. — Почему бы тебе не поискать полотенце и не вытереться, пока мы тут разберемся? В самом деле, если ты отдашь мне свою мокрую одежду, я запущу ее в сушку. Времени полно. Теперь. — Она выдержала паузу. — Знаешь, ты бы глупо выглядела, шагая по улице в таком виде, — добавила она,

Лиз знает Ришель. Они перестали быть друзьями из-за ерунды еще в начальной школе. Ришель на секунду задумалась, потом кивнула и стала подниматься по лестнице, вода хлюпала у нее под ногами при каждом шаге. Внизу тоже была пара ванных комнат, но она не собиралась упустить возможность поиграть в богатую леди наверху. Ни за что на свете.

Глава X

В ЗАТОЧЕНИИ

Как же нам отсюда выбраться? Спокойно! Как сказала Лиз, когда мы засунули одежду Ришель в сушку. Нам надо просто позвонить кому-нибудь, чтобы пришли и открыли дверь. Но кому?

Элмо предложил позвонить в полицию. Нет, сказал я, не надо вмешивать полицию.

Лиз хотела, чтобы я позвонил своим родителям.

— Чтобы они рассказали потом мистеру и миссис Терзис? Ни в коем случае. Я не хочу, чтобы они узнали, как мы сами себя закрыли.

— Ты имеешь в виду — как ты закрыл нас, — уточнил Том. — Может, позвонить кому-то из соседей? Кажется, я знаю фамилию леди, что живет напротив. Мы можем просто найти ее по телефонной книге.

— Та же проблема, — возразил я. — Она разболтает. Может, твоей маме, Лиз? Она ведь умеет держать язык за зубами?

Лиз покачала головой.

— Нет, — сказала она. — То есть да, она ничего не расскажет. Но она не подходит. Ее не будет дома до семи вечера. Дела в банке. И отец тоже работает допоздна.

— Я могу позвонить своей маме, — предложил Том. — Она умеет хранить секреты.

У Тома замечательная мама, но его отчим, Брайен Марфи, настоящий зануда. Он преподаватель истории древнего мира в средней школе Рейвен-Хилла, и все мы его знаем. Признаю, оказаться под одной крышей с таким пасынком, как Том, вполне соответствовало моему представлению о преисподней, но жить с таким отчимом, как Брайен, еще хуже.

Иногда мои родители меня достают, поднимая шум по пустякам. Но в основном они со мной считаются и не усложняют мою жизнь. Поэтому сейчас мне снова стало жаль Тома. Он постоянно разыгрывает Брайена и подшучивает над ним. Но не слишком весело жить с таким твердолобым занудой.

— Брайен вернется сегодня только поздно вечером, — широко улыбнулся Том. — Путь свободен. — Он выпятил грудь. — Вот ваш спаситель!

Лиз с Элмо оживились. Я нахмурился. Но хоть какой-то спаситель лучше, чем вообще никакого. Мне, конечно, пришлось согласиться, чтобы он позвонил.

Так что теперь Том стал мистером Великолепным. И начал вести себя в своей типичной манере. Он проследовал через дом обратно на кухню. Потом заявил, что у него все еще болит горло, и потребовал кока-колу из холодильника, чтобы его смягчить.

Я обнаружил, что это не первая банка. Пустая банка уже лежала в мусорном контейнере. Но ничего не сказал, в конце концов мы все взяли по банке. Я подумал, что могу это позволить со спокойной совестью.

Дальше Том добрался до телефона. В доме Терзисов не было ничего обычного. И телефон не составил исключения. Кнопочный номеронабиратель. Совмещенные факс, телефон, компьютер.

Теперь представьте Тома, потянувшегося, чтобы поднять трубку. Естественно, надо быть Томом, чтобы протянуть руку с банкой колы. Естественно, надо быть Томом, чтобы, широко улыбаясь, настолько увлечься игрой на публику и не видеть, что делаешь.

Угадали: банка опрокинулась. Струйка коричневой жидкости потекла в аппарат. Щелчок и запах горения. Том уронил банку и отскочил назад.

— О-ох! — вскричал он, засовывая пальцы в рот. — Меня дернуло током.

Я схватил тряпку из ящика на скамейке и обтер телефон. Потом снял трубку. Даже треска не было.

— Ты устроил короткое замыкание, — заорал я. — Мойстен, ты…

— Глупость выше моего понимания, — пробормотал он. — Техника в этом доме доконает меня. О-о, больно!

Я предоставил Лиз и Элмо осмотреть его руку. На мой взгляд, она выглядела нормально, только немного покраснела. Но мистер Великолепный носился с ней, как будто это была обуглившаяся культя. Я стиснул зубы и отправился искать другой телефон.

В Замке Терзиса их было около полудюжины, но все оказались без признаков жизни, даже в кабинете. Том успешно вывел из строя всю телефонную сеть. Ковыляя мимо одной из ванных комнат наверху, я услышал, что из крана течет вода. Там закрылась Ришель, тихонько напевая. Она явно чувствовала себя как дома.

Я снова поплелся к лестнице. На полпути вниз остановился. Похоже, мои худшие ночные кошмары становились явью. Дом был зловещим местом. С того места, где я стоял, был виден залитый водой мраморный пол в гостиной.

Вышитая подушка миссис Терзис покоилась на дне бассейна с фонтаном. Орхидеи в оранжерее подняли головки, с которых капала вода. На них неожиданно вылили слишком много воды. В кухне, я знал, мусоросборник засорился двумя метрами полосатого шарфа, а телефон захлебнулся кока-колой.

И со всем этим мы оказались заперты.

Я стоял неподвижно, кровь стучала у меня в висках, одновременно дергало ногу.

А потом я услышал, как открылась входная дверь, и замер. Кто-то входил в дом!

Снова щелчок уже закрывшейся двери, и скрип резиновых подошв по мраморному полу, словно осторожно шагал кто-то в кроссовках.

Потом в дверном проеме появилось лицо Санни.

— Санни! — завопил я. — Ты вытащила ключ из двери?

— О, привет, Ник! — ответила Санни, взглянув на меня и отряхивая капли воды со своих волос. — Извини, я опоздала. У меня были занятия по таэквандо. Ты знаешь, что лужайку перед домом совсем затопило? И дорожка под водой. Ты не думаешь…

— Санни! Ты… вытащила… ключ! — прокричал я. Эта девица оглохла?

Санни лучезарно улыбнулась и помахала ключом.

— Ты имеешь в виду этот?

Громадное облегчение. Я медленно преодолел последние ступени, стараясь взять себя в руки.

К тому времени, как я добрался до надеж ной тверди под ногами, Том, Улмо и Лиз через арку толпой вывалились из кухни и похлопывали Санни по спине.

— Ладно, — сказал я им. — Уходим отсюда. Уберем все завтра.

— Только лучше выключить поливалку, — заметила Санни. — Иначе за ночь дом уплывет.

— А почему поливалки до сих пор работают? — спросил я Тома. — Они же должны автоматически выключаться через тридцать минут.

У него был виноватый вид.

Я обвиняюще направил на него палец.

— Ты не следовал инструкции!

— Следовал! — запротестовал он. — То есть почти. Только решил, что последнее время было жарко, лучше поливать девяносто минут, а не тридцать. Я думал…

— Не думай! — разъяренно крикнул я. — Пойди и выключи! Сейчас же!

Том скорчил гримасу и поплелся в сторону кухни, засунув руки в карманы.

Санни отряхнула свой блестящий жакет.

— Я единственная, кому есть из-за чего расстраиваться, — сказала она. — Я промокла насквозь, когда входила.

— Кстати, о промокших насквозь, что-то Ришель не торопится, — заметила Лиз, вылавливая подушку из бассейна. — Что она делает?

— Думаю, принимает ванну, — мрачно ответил я.

— Ванну? — переспросила Санни. — Похоже, вам пришлось попотеть на этой работе.

Мы только обменялись свирепыми взглядами.

— Она там уже целую вечность, — забеспокоилась Лиз, наконец выловив подушку и пристроив ее на бортике бассейна, чтобы стекала вода, сохнуть. — Надеюсь, она чувствует себя хорошо. Она действительно расстроилась.

— Давайте пойдем домой, а ее оставим запертой, — предложил Том. — Для нее это будет концом чудесного дня.

Мой рассудок сказал: «Нет», но моя ноющая нога воскликнула: «Да, да, да!»

На верхней площадке лестницы появилась Ришель в белоснежном банном халате. Ее вымытые и высушенные волосы обрамляли лицо пышным золотым облаком.

— Кажется, я слышала свое имя? — промурлыкала она.

— Ришель! — возмутилась Лиз. — Где ты взяла этот халат?

Ришель улыбнулась и повернулась спиной. На халате была надпись большими буквами: «ГОСТЬ».

— Нашла в ванной комнате. Потрясающе, правда? — пропела она. Создалось впечатление, что ее характер совершенно изменился. Казалось, она взяла себя в руки. Причина этого преображения очень скоро выяснилась.

— Вы непременно должны увидеть ванную комнату наверху, — продолжала она. — Вы должны это увидеть. Громадная! Невероятно громадная! И белая! С огромной ванной. Огромная ванна с гидромассажем, который можно включить. Золотая пробка. И стеклянные бутылочки с солями для ванн, пеной, шампунями и всем прочим. Это простой рай!

Она вздохнула и тряхнула волосами.

— Между прочим, вам удалось открыть дверь? — поинтересовалась она. — Лиз, а моя одежда готова?

— Что это с ней такое? — требовательно спросила Санни.

— Это длинная история, — вздохнул я. — Длинная, грустная история.

Лиз пошла за одеждой Ришель, достала ее, теплую, из сушки и отдала Ришель. Та очаровательно улыбнулась и снова скрылась наверху, чтобы переодеться.

— Потрясающая девушка, — проворчал Том. — Каким-то образом она всегда оказывается на высоте. Что бы ни случилось, она…

Раздался звонок в дверь, и от неожиданности он подскочил.

Глава XI

МИССИС БИГИББУМ

Все кинулись к двери, я посмотрел в «глазок». На крыльце стояла полная женщина среднего возраста с цветочным горшком в руках. Я подумал, что знаю ее, но не был уверен. Накинул цепочку, как велела миссис Терзис, и приоткрыл дверь.

Пухлая женщина удивилась.

— Ой, здравствуйте, — сказала она. — Э… Мистер Терзис. Не могла бы я его видеть?

— К сожалению, нет, — ответил я. — Его нет.

— Ох. — Она казалась разочарованной. — Ох, я и не знала. — Она стояла на пороге, довольно беспомощная, растерянно прижимая к себе цветок. Скорее всего это был какой-то сорт орхидеи. Я решил, что, должно быть, она из числа друзей Терзисов. К счастью, поливальные устройства уже выключены. Дорожка все еще была мокрой, но вода больше не переливалась через нее.

— Могу ли я вам чем-нибудь помочь? — спросил я, Ник Контеллис Ответственный.

— О-ой, нет. — Женщина нервно улыбнулась. — Нет, нет, ничем. Вот только орхидея. Я принесла ее мистеру Терзису. Я приду позже. Или, может…

Вдруг я сообразил, кто она. Я снял цепочку и открыл дверь пошире.

— Вы ведь миссис Виста из цветочного магазина? — спросил я.

Ей это польстило. Ее лицо оживилось.

— Правильно. Мэри Виста, — сказала она. Неожиданно мы оказались старыми знакомыми.

Она протянула мне орхидею.

— Мистер Терзис всегда приходит ко мне за цветами для своей жены, — продолжала она. У нее был довольно сильный акцент, и мне приходилось напрягаться, чтобы понимать ее.

— Он приходит за цветами каждую неделю, — кудахтала она. — Уже много лет, знаете? Я продаю ему только самые лучшие. Орхидеи тоже. Только лучшие. И когда прислали эту, я сразу подумала о нем.

Цветок орхидеи маячил перед моим носом. За ним выжидательно улыбалось ее полное лицо. Вижу, мрачно думал я. Старая дева, навязывающая свой товар. Она не думала лишаться еженедельной прибыли только потому, что мистер Терзис получил увечье и потерял состояние из-за изумрудов. Что ж, пусть подумает еще.

Я чуть прикрыл дверь.

— Да, но мистера Терзиса неделю не будет, — решительно проговорил я. — А у меня, к сожалению, нет денег. Так что…

Женщина казалась потрясенной.

— Деньги? Но это подарок! — воскликнула она. — Неужели я потребовала бы деньги с моего лучшего покупателя? В такое время? Когда он болен и опечален? Никогда! Как только я увидела эту орхидею, то сразу подумала, что она заставит мистера Терзиса улыбнуться. Я никому ее не продала, хотя трое просили меня. Трое! Я сказала — нет! Это для мистера Терзиса, моего покупателя уже десять лет. Поэтому мой сын присматривает за магазином, хотя у него так болит спина, а я пошла, и…

— Ох, извините, — я в отчаянии попытался остановить поток слов. Уф, ну и влип. Я выставил зубы в фальшивой улыбке, чувствуя, что остальные нервничали, стоя за моей спиной.

— Поторопись! — прошипел мне в ухо Том. — Кончай с этим!

— Что происходит? — прошептал другой голос. В нос мне ударил запах духов. Ри-шель, очевидно, наконец перестала играть в богатую леди в ванной и вернулась. Я судорожно прикидывал, сколько флаконов она там на себя вылила.

— Вы хотите, чтобы мы взяли орхидею и поставили ее в оранжерею, чтобы ее нашел мистер Терзис, когда вернется? — донесся сзади голос Лиз.

Миссис Виста вывернула шею, чтобы увидеть, кто говорит. И просияла.

— Это было бы просто замечательно, — сказала она. — Очень прекрасно. Очень хорошо. — Она сунула орхидею мне в руки. Я чуть качнулся. Горшок оказался тяжелым.

— Это Dendrobium bigibbum phalaenop-sis, — произнесла женщина, неожиданно дав научное название и на самом деле смутив меня.

Я услышал, как Ришель фыркнула от смеха.

— Бигиббум. — Иногда у Ришель очень детское понятие о юморе.

— Эта орхидея из Куктауна, — объясняла миссис Виста. — Все это есть на ярлыке. Скажите мистеру Терзису, это от Мэри Виста с очень, очень добрыми пожеланиями.

— Я передам ему, — пообещал я, стараясь изобразить более естественную улыбку. Что обычно производило благоприятное впечатление на таких вот добродушных мамаш.

Она счастливо закивала.

— Вы так добры, — сказала она. — Вы присматриваете за домом мистера Терзиса, Да?

— Да, — ответил я. — Я Ник Контеллис.

— О! Сын Деметриоса Контеллиса? — Глаза миссис Виста сияли, словно именно таким она меня и представляла. — Конечно. Мистер Терзис много раз говорил мне о тебе. А теперь ты со своими друзьями помогаешь ему. Вы хорошие дети. — Похоже, она полагала, что мы работали бесплатно, может, мы и работали бы. Я не задумывался над этим.

— Такой прекрасный дом, — продолжала миссис Виста. — А сейчас орхидеи в цвету. Они очень красивы, правда?

— Правда, — повторил я. «Привет, Кокки», — произнес голос у меня в голове.

— Они хорошо себя чувствуют? — спросила она, словно о людях.

— Не хотите ли взглянуть на них? — услышал я свой голос. Разумеется, миссис Терзис предупредила, что никто не должен входить в дом. Но миссис Виста не представляла никакой опасности. Она не обидела бы и муху. Только надоела бы ей до смерти.

Она подняла пухлую руку, качая головой.

— О, нет, нет, — сказала она. — А то еще мистер Терзис подумает, что я напросилась. Думаю, ему это может не понравиться.

— Он не был бы против, — возразил я. Но она выглядела смущенной.

— Я только продаю мистеру Терзису цветы, — мягко проговорила она. — Он очень богатый, хороший человек. Мы разговариваем у меня в магазине. Только и всего — вы понимаете?

Я пожал плечами. Я догадывался.

— Спасибо вам. — Она засуетилась. — Спасибо, Ник. А теперь я пойду. До свидания.

Мы смотрели, как она торопливо засеменила по мокрой дорожке прочь от дома. У нее была грушевидная фигура и виляющая походка.

— Бигиббум! — снова зафыркала, смеясь, Ришель. — Думаю, орхидею назвали в ее честь. Миссис Бигиббум.

— Не будь такой недоброжелательной, Ришель, — сделала замечание Лиз. — Только потому…

Вдруг миссис Виста поскользнулась. Мы видела, как она зашаталась, взмахивая руками. Она поскользнулась на мокрой дорожке. Пока мы в ужасе смотрели, как миссис Виста пыталась удержать равновесие, но не смогла, она взмахнула руками, вскрикнула и потом упала, с визгом приземлившись прямо на свой зад. Ее сумочка раскрылась, и оттуда все высыпалось.

— О нет! — вскрикнула Лиз, когда мы выбежали ей на помощь.

О нет, подумал я. Мокрая дорожка. Травма. По нашей вине. Она могла предъявить нам иск.

Именно по этой причине я решил, что на Замке Терзиса лежит проклятие.

К счастью, миссис Виста вроде не сильно ушиблась. Во всяком случае, она снова и снова повторяла, что с ней все в порядке. Но потребовались наши совместные усилия, чтобы помочь ей подняться. Сзади ее платье было мокрым и испачкалось, а она стонала и вздыхала, пока мы тащили ее, чтобы поставить на ноги.

— Миссис Виста, вы уверены, что все в порядке? — спросил я. (Ну а что еще можно спросить в такой ситуации?)

— Может, вы войдете в дом и присядете? Хотите, мы позвоним вашему сыну, чтобы он приехал за вами? — Лиз казалась действительно обеспокоенной состоянием женщины.

Я хотел только увидеть, что она покидает это владение на своих собственных ногах. Извините, но это так. Я волновался за Терзисов. И меня совсем не волновала их цветочница.

Миссис Виста отряхнула платье и покачала головой.

— Нет, нет, спасибо, — пробормотала она. — Так глупо. Извините, я доставила вам столько хлопот. — Она казалась очень расстроенной. Как и можно было ожидать. В таких ситуациях выглядишь настоящим дураком. Особенно, если ты такой комплекции и не первой молодости.

Лиз, собиравшая вместе с Элмо высыпавшиеся из сумки миссис Виста вещи, подняла глаза.

— Неудивительно, что вы упали, миссис Виста, — сочувственно проговорила она. — Дорожка такая мокрая и скользкая.

Спасибо тебе, Лиз, подумал я. Этого вполне достаточно. Знаю, тебе жаль ее. Но что ты будешь чувствовать, если она предъявит иск мистеру и миссис Терзис за этот случай. Или нам?

Миссис Виста взяла сумочку у Лиз и зажала ее в своих маленьких пухлых ручках.

— Вы так добры, — бормотала она. — Хорошие дети. Таких сейчас мало.

Я увидел, что Том за ее спиной скорчил рожу. Ришель захихикала.

— Если только я могу чем-нибудь помочь вам, позвоните, — квохтала миссис Виста, приглаживая свои растрепанные волосы и обращаясь к Лиз. — Если возникнут какие-то проблемы с растениями или понадобятся свежие цветы в дом, вы позвоните. — Она, очевидно, решила, что Лиз единственный чуткий человек среди нас.

— Непременно позвоним, — пообещала Лиз.

— Помните, растения в оранжерее не похожи на обычные, что растут на природе, — сказала миссис Виста, глубокомысленно кивая. — Заболевает одно — и… Вы и глазом не успеете моргнуть, как все растения погибают. Смотрите в оба, дети.

У меня как-то не было настроения слушать лекцию по ботанике. Особенно о погибающих растениях. У меня хватало проблем. Особенно из-за Тома и Ришель, гримасничавших за спиной миссис Бигиббум. В любую минуту она могла оглянуться и увидеть их.

Но наконец эта пытка кончилась. Женщина попрощалась и проковыляла по дорожке через ворота до своей машины. Я облегченно вздохнул, когда она отъехала.

— Должно быть, забавно работать в цветочном магазине, — сказала Лиз Санни, когда мы возвращались в дом.

Очень интересно, подумал я. Почти так же, как окунуться в кислоту.

Санни легонько толкнула меня локтем.

— Выше нос, Ник, — подбодрила меня она. — Все не так плохо.

Я даже не ответил. Догадываюсь, я был довольно подавлен. Даже немного жалел себя. Когда я вспоминаю об этом, мне смешно. Потому что происшествия в Замке Терзиса были школьным пикником по сравнению с тем, через что еще нам предстояло пройти.

Глава XII

СТРАННЫЕ ПРЕДЧУВСТВИЯ

Домой я опоздал на час. Я видел, что мама на грани очередной истерики.

— Нико, где ты был? — прорыдала она.

— У Терзисов, мам. Ты же знаешь.

— Я пробовала дозвониться. Ничего не вышло.

— Возможно, я звонил в тот момент, — сказал я.

— Ты? Нет, Нико, ты не позвонил бы по телефону Терзисов.

— Ты права. Вероятно, это был не я. Что на ужин?

Пока она готовила, я рассказал о миссис Виста и орхидее. Сногсшибательный уход миссис Бигиббум я обошел молчанием.

— Мэри Виста — очаровательная дама, — проговорила мама. У нее все дамы очаровательные, если, конечно, они не очаровательные мужчины.

— Эй! — крикнул из гостиной папа. — Идите скорее сюда!

Мы вбежали, но недостаточно быстро. Выпуск новостей, который он смотрел по телевизору, кончился.

— Они выяснили, кто ограбил Стефаноса, — сказал он. — Его фамилия Роэч или Роус, или что-то в этом роде. Он работал в пивном баре в Минт-Бич. Они думают, кто-то увидел его там и нанял для этого дела. Наемный убийца.

— А что-нибудь сказали о водителе машины? — Или об изумрудах? Почему-то я не мог выразить эту мысль словами.

— Нет, — натянуто проговорил мой отец. — Ничего.

После ужина я тайком позвонил в телефонную компанию сообщить о поломке телефона. И попросил прислать мастера на следующий день в то время, когда мы будем в Замке Терзиса. Потом сделал кое-какие уроки. Опять возился с «Побегом из Заргоса», но с мертвой точки не сдвинулся и стал думать о водителе машины, на которой преступники скрылись с места преступления.

Я видел его издали. И описать не мог. Я зажмурил глаза. В памяти осталась только его фигура за рулем. С другой стороны автомобиля падал такой яркий свет, что мне был виден только его силуэт.

Вдруг у меня словно открылись глаза. Я встал и начал расхаживать взад-вперед. Возникла одна мысль. Голова того парня. Может, он был в шляпе. Или так казалось из-за прически, какую он носил?

Я действительно это вспомнил или вообразил, что видел? Может, вообразил. А может, нет. Сообщить в полицию?

Я решил, прежде чем что-то предпринять, какое-то время выждать, чтобы идея конкретизировалась. Мне не хотелось выглядеть дураком.

Среда в Замке Терзиса прошла не так ужасно, как вторник, но не многим лучше.

Накануне наша шестерка провела в Замке Терзиса около часа, работая на совесть. Шесть человеко-часов. И чего мы достигли за это время? Выведенная из строя телефонная сеть, забитый мусоросборник и грандиозный хаос. Входя в ворота, я не был на седьмом небе от счастья.

У двери меня уже ждали Ришель, Санни, Лиз и Элмо. Я очень обрадовался, что среди них не было Тома. Но как только я собрался вставить ключ в замок, он выскочил из кустов с диким воплем.

— У-у-у!

Придя в себя после испуга, я увидел, что они все хохочут, согнувшись в три погибели.

— Очень смешно, — холодно заметил я. — Скажите, когда отсмеетесь.

— Ты забыл проверить кусты, Ник, — усмехнулся Том. — Нехорошо, нехорошо.

— Том, я увидел там тебя, — солгал я.

— Не забудь вынуть ключ из замка, — напомнил он.

— Спасибо, Том. Я постараюсь.

Я сразу отключил сигнализацию. Пока все хорошо. Вставил ключ в замок с внутренней стороны двери. Пока и дальше все было в порядке.

Я поручил Санни и Тому вымыть мраморный пол. Со вчерашнего дня вода почти высохла, но местами блестели лужи, особенно вокруг бассейна, а пятна и полосы виднелись повсюду. Элмо отправился кормить птиц. Лиз снова вытирала пыль. Ришель побрела к оранжерее. А я пошел на кухню покормить рыб и проверить телефон и мусоросборник.

Телефон по-прежнему не работал. Я посмотрел на свои часы. Скоро должен прийти мастер. Хоть эта проблема будет решена. Интересно, сколько это может стоить.

Я покормил рыб. Они выглядели вроде нормально. По крайней мере, ни одна не плавала брюхом кверху. Но у меня было предчувствие, что это только вопрос времени.

Потом я взялся за мусоросборник. Отрезал шарф Тома, потом повернул краны и, скрестив пальцы, нажал на кнопку.

Раздался напряженный рев работающего на пределе мотора, потом он вдруг перешел в обнадеживающе-энергичное жужжание. Последние обрывки шерсти исчезли. Кажется, все в порядке. Слава Богу!

Я бросил конец шарфа в контейнер под раковиной и заморгал. Там были наши вчерашние банки из-под колы. А из-под них торчали обрывки обертки от шоколадного печенья. Я вытащил их. Том, подумал я раздраженно, открыл печенье и съел вчера, пока был на кухне, думая, что ему это сойдет с рук.

Я со злостью открыл дверцу холодильника. Там было достаточно признаков, что Том основательно поработал челюстями. Упаковка сыра оставлена открытой и сыр обветрился. Недоеденный перец. И пустое место там, где стояли последние банки кока-колы.

— Ник! — Голос Ришель прервал мои злые мысли. Я поднял глаза и увидел ее возле бассейна с рыбами.

— Что еще?

— Одна орхидея, кажется, вянет.

— Орхидея миссис Бигиббум из Куктау-на? — устало спросил я. Я не удивился, услышав это. Почему-то я ожидал несчастий в этом доме.

— Нет, другая. Пойди посмотри.

Я поспешил к ней и, зацепившись за ступеньку между кухней и столовой, чуть не упал в бассейн с рыбами — уже во второй раз за два дня.

— С тобой все в порядке? — спросила она. — У тебя странный взгляд. Ты падаешь, спотыкаясь о собственные ноги? Это работа Тома.

— Ступенька, — буркнул я. — На дурацком месте.

Она подняла брови и пошла впереди меня в гостиную.

Орхидея, которую она мне показала, была больна, это уж точно. Листья свисали через край горшка, а цветы завяли и съежились.

— Вероятно, вчера залили. Когда ты облил меня, — назидательно сказала Ришель. — Лучше от нее избавиться, пока Терзисы не вернулись.

— Ты шутишь? Они знают каждый цветок в доме.

— Надо что-то делать. Если это болезнь, то могут заразиться остальные орхидеи, как говорила миссис Бигиббум.

Я закрыл лицо руками.

— Что случилось на этот раз? — спросила Лиз, заходя в оранжерею. Она втянула голову в плечи и потянула носом. — Здесь жарко, — заметила она. — Жарко и влажно. И странно пахнет.

Я показал на больную орхидею.

— Думаю, это она, — сказал я. — У нее лихорадка или сыпь, какая-нибудь орхидейная инфекция.

— Нам лучше отнести ее к миссис Виста. Может, она сумеет ее вылечить, — предложила Лиз.

Слабый огонек надежды затеплился у меня в груди.

— Ты думаешь?

— Попытаться стоит. — С этими словами Лиз взяла у меня из рук орхидею и отнесла к парадной двери, чтобы не забыть, когда мы будем уходить.

— У кого-то грязная обувь, — сказала она, вернувшись. И показала на коричневое пятно грязи на одном из белых ковриков в гостиной.

— Том!

Он был первым подозреваемым. Он мог испачкать ботинки, когда прятался в кустах. Конечно, он от этого отпирался. Так же, как от того, что съел шоколадное печенье, сыр и перец. Но я знал, что все это пустой треп, и сказал ему об этом.

— Оставь меня в покое, Контеллис!

Он весь порозовел и надулся, как ребенок.

Что-то было в Томе такое противное. В этих его пластинках на зубах, и в длинных худых руках и ногах, в дурацкой одежде, в серо-голубых глазах, в растрепанных волосах — и это что-то кричало: «Убей! Убей! Убей!»

Разумеется, кричало мне. Мне же просто захотелось придушить его раз и навсегда.

Подавив это искушение, я сорвался с места. В шкафу в прачечной стоял баллон аэрозоля. «Последнее слово в чистке ковров», гласила этикетка.

Там говорилось, что это средство для удаления трудновыводимых пятен с ковров. Все, что нужно сделать, это только распылить средство и ждать. Я вышел из столовой, опрыскал грязное пятно и стал ждать. И ждал. И ждал. Но ничего не произошло.

Когда я счистил средство, все то же пятно по-прежнему кололо мне глаза, предлагая испробовать последнее средство.

Я отшвырнул баллон и сказал свое собственное последнее слово о чистке ковров — повторить которое не могу.

С миссис Терзис, думаю, случился бы удар, если бы она увидела свою великолепную гостиную сейчас. Повсюду вода и грязные разводы. Грязь на одном из ее ковриков. Ее вышитая подушка мокрая и мятая. Одна из ее орхидей загибается у входной двери.

Все, что мне сейчас нужно, думал я, очищая пятно, которое, чем дольше с ним я возился, становилось только хуже, вместо того, чтобы исчезнуть, все, что мне сейчас нужно, — чтобы она неожиданно вернулась домой. Или явился кто-нибудь из ее знакомых. Это был бы полный финиш.

Следовало лучше подумать прежде, чем позволить подобной идее взбрести мне в голову. Потому что, разумеется, тут же раздался звонок в дверь.

Глава XIII

ТЬМА И СВЕТ

Телефонный мастер, подумал я. Должен быть он.

Это был не он. Это был Майлс Сильвестро.

Прежде я пару раз встречался с ним на вечеринках у Терзисов. Мама и миссис Терзис всегда говорили, какой он воспитанный и замечательный.

Мистер Терзис не испытывал такого восторга. Думаю, Майлс был ему полезен, потому что этот благонравный суетливый человек выполнял всю ту нудную работу, которой мистер Терзис не хотел заниматься сам. Но мистер Терзис действительно не любил его.

Как и я. Я всегда считал его настоящим занудой, и, думаю, он испытывал нечто подобное по отношению ко мне.

Он снова позвонил в дверь.

Я прикинул варианты. Если я не открою дверь, он скажет Терзисам, что «Великолепной шестерки» не оказалось в доме, когда она должна была быть. Если же я все-таки открою дверь, он войдет и увидит беспорядок и все доложит Терзисам.

В любом случае в выигрыше окажется он, а я наоборот.

Я принял решение. Накинул цепочку и приоткрыл дверь.

— Кто? — спросил я, а потом притворился удивленным. — О, привет, мистер Сильвестро.

— Да, Ник, я подумал, зайду убедиться, что все в порядке, — сказал Майлс Сильвестро, подозрительно посматривая на меня и подавшись вперед. Он был так близко, что я чувствовал его ментоловое дыхание и видел перхоть у него на плечах.

— Да. Все в полном порядке.

— Я пытался позвонить тебе. Но, кажется, телефон не работает. — Он навалился на дверь. Но цепочка не пускала, и он не мог заглянуть через мою голову. — Ник, дорогой, позволь мне войти.

Не так-то легко меня уболтать.

— Мне, правда, очень неудобно, мистер Сильвестро, — пробормотал я, стараясь казаться смущенным. — Но мистер Терзис сказал, что мы не должны впускать в дом никого. Вообще никого.

Он сжал губы и прищурился. Мне не приходилось видеть более свирепого взгляда с тех пор — ну, с того дня, когда я чуть не утопил Ришель. Потом он выдавил улыбку. Уж поверьте мне, злой взгляд показался бы более привлекательным по сравнению с этой улыбкой.

— Ник, мистер Терзис не имел в виду меня, — сказал он. И стукнул дверью о цепочку. — Давай. Не глупи.

Я затряс головой.

— Не могу, — прошептал я. — Мистер Терзис совершенно определенно сказал…

Ноздри Сильвестро раздулись.

— Ник, — проговорил он тихо. — Как тебе очень хорошо известно, в отсутствие мистера Терзиса я отвечаю за все. Когда он в отъезде, я веду все его дела, включая то, что связано с этим домом. А теперь, пожалуйста, впусти меня! Или я решу, что вы там что-то испортили.

Как он мог подумать такое?

Теперь сзади подошли Том и Санни, и мы стояли втроем, выглядывая в щель.

Маленькие глазки Сильвестро только перебегали с лица на лицо.

— Ну хватит! — воскликнул он. — В жизни не слышал ничего подобного. Откройте дверь!

— Извините. Но я не могу, — очень медленно произнес я — так, что до него дошло.

Вокруг губ у него появилась белая линия. На щеках вспыхнули яркие красные пятна. Я надеялся, что у него не случится какого-нибудь приступа.

— Ты очень бестолковый юноша, — прошипел он. — Конца этому не видно.

Он повернулся и быстро пошел обратно по дорожке. Я смотрел ему вслед. Ну что ж, я оказался на высоте.

После этого мы час работали как проклятые. Большую часть времени ликвидировали следы нашего вторжения в дом, как-то: стерли следы пальцев со стен на втором этаже, которые все отказывались признать своими, и еще одно пятно, обнаруженное на ковре на лестнице, и тщетно пытались вернуть к жизни вышитую диванную подушку. Нам еще нужно было долить воду в бассейн с фонтаном.

Кроме двух юношей, предлагавших литературу об их церкви, больше к двери никто не приближался. Им я сказал, что нас это не интересует. Тем не менее они благословили меня.

Наконец с наведением порядка было покончено, и дом стал выглядеть лучше. Больше не приключилось никаких несчастий, кроме того, что, поднявшись наверх проверить там телефоны, я обнаружил, что дверь в кабинет захлопнулась. Очевидно, когда я раньше проверял, то случайно спустил замок с предохранителя. Так что вытирать пыль в кабинете не придется до возвращения Терзисов. Еще одно темное пятно в послужном списке «Великолепной шестерки».

Потом выяснилось, что рыб кормили и Том, и я. Нам оставалось только надеяться, что они не сдохнут от переедания. Тому я сказал, что, если они помрут, это будет его вина. Он не должен лезть вперед и кормить их, не спросив сначала у меня. Том ответил, что вряд ли они сдохнут от обжорства. На это я ядовито заметил, что ему повезло, что этого не случается с людьми.

Мы включили сигнализацию и выбрались из дома. Санни, Том, Ришель и Элмо отправились по домам. А Лиз и я с больной орхидеей поплелись в цветочный магазин миссис Бигиббум. И только когда мы прошли полпути, я вспомнил, что телефонный мастер так и не появился.

Миссис Виста нахмурилась, глядя на зачахшую орхидею. И покачала головой.

— Вы аккуратно поливали, дети? Вы же знаете, слишком много воды так же плохо, как слишком мало.

— Да, знаю, — ответил я с невинным видом.

— Может, слишком много подкормки? Это тоже может…

— Не знаю, — перебил я. — Миссис Терзис ничего не говорила о подкормке.

— Кажется, она странно пахнет, — сказала Лиз.

— Странно? — повторила миссис Виста. И, приблизив нос к горшку, глубоко вдохнула. — Гниль!

Оказалось, она имела в виду, что у орхидей гниет луковица или что-то там еще.

— Думаю, этот цветок погиб, — грустно проговорила она. — Я вам дам другой, точно такой же. Подождите! — И не успел я рта раскрыть, как она исчезла в задней комнате вместе с несчастной орхидеей.

Я осмотрелся. Магазин был буквально забит цветами.

— Разве они не великолепны? — вздохнула Лиз, обводя вокруг руками.

— Такое обилие цветов сразу напоминает мне похороны, — отозвался я. — Этот магазин — плод воображения владельца похоронного бюро, без трупа, разумеется.

— Ну, Ник!

Через несколько минут вернулась, тяжело дыша, миссис Виста с орхидеей в руках. Эта была крепкая и здоровая, но в остальном настолько похожая на завядшую, что на минуту я задумался, не провела ли миссис Виста какое-то молниеносное лечение.

Это меня здорово ободрило. При небольшой толике везения мне даже не придется рассказывать Терзисам, что произошло. Даже если за новую орхидею я заплачу все те деньги, что получу за эту работу, она того стоит.

— Миссис Виста, я не могу заплатить за нее сейчас, — пробормотал я. — Ничего, если я…

Она всплеснула руками.

— Не беспокойся! — Она лучезарно улыбнулась. — Платить не надо. Это подарок от чистого сердца.

Лиз благодарила ее от всей души. Я благодарил ее от всего своего кошелька. Так что мы оба были очень искренни.

Миссис Виста приложила палец к губам.

— Дети, это наш маленький секрет, — сказала она. — Но больше не заливайте растения водой. — Она выглядела несколько смущенной, доставая листок из кармана своего фартука. — Я сделала вам памятку. Вы повесите ее на дверь оранжереи, чтобы ваши друзья помнили. Обещаете? — Она протянула листок Лиз, которая быстро прочитала его и с улыбкой кивнула.

— Хорошо, — сказал я. — И еще раз спасибо, миссис Виста.

Я на самом деле чувствовал благодарность к этой зануде. Она могла быть ужасно надоедливой, но все же свое дело знала. Мне оставалось только мечтать, чтобы у нас оказался покладистый владелец зоомагазина, который бы подарил мне трех тропических рыб, когда настанет время.

В дверях миссис Виста подняла руку прямо к носу и помахала мне пальчиком.

— Пока-пока, — пропела она.

— Пока-пока, — пропели в ответ мы с Лиз.

Боже мой!

— Где ты был? — потребовала ответа мама, когда я явился домой. — И зачем ты принес орхидею, Нико?

В Замке Контеллиса час допроса.

— Я за ней присматриваю, — сказал я. И подумал, что лучше не усложнять.

— Стефанос любит свои орхидеи, — неуверенно проговорила мама. — Ему не понравится, если что-то случится.

— Совершенно верно.

— Ник, это ты? — спросил из другой комнаты папа.

— Да, папа.

— Тебе звонил этот Майлс Сильвестро.

— Что ему нужно?

— Он не сказал. Он просил тебя перезвонить ему. У него недовольный голос. Ты был невежлив с ним?

— Невежлив? Я?

— Во всяком случае, он сказал, что хочет поговорить с тобой. Поболтать, как он выразился.

Мысль о «болтовне» с Майлсом Сильвестро столь же привлекательна, как перспектива лишиться ногтей с пальцев, попав к террористам. Я решил избежать этого.

— Сегодня много задали на дом, — сказал я. — Позвоню ему завтра.

Глава XIV

ТРУДЫ И ЗАБОТЫ

Четверг.

Я чувствовал, как закипает это нервное, недоброе чувство. Просто я все больше и больше думал об этом Замке: везде вода, испорченный телефон, работа. Почему-то это напоминало бег по зыбучему песку: два шага вперед и один назад. Я хотел бы никогда не слышать об этой работе, не говоря уже о том, чтобы вызваться выполнить ее.

После школы я заскочил домой за орхидеей, потом с ней помчался в Замок Терзиса. Мама могла бы подвезти меня, но я не мог рисковать: вдруг ей бы захотелось заглянуть в дом. Для начала она обнаружила бы, что сломан телефон.

Остальные уже поджидали меня, усевшись в кружок на лужайке перед домом и болтая. Они молча взглянули на меня. Я был уверен, что говорили обо мне. Мы договорились после работы все вместе пойти в кино. Я уже думал извиниться и сказать, что не пойду.

Вдохнув поглубже, медленно двинулся по дорожке и поднял на них глаза. Никто из них не шелохнулся. Я открыл дверь, отключил сигнализацию, оставаясь абсолютно невозмутимым, во всяком случае, внешне.

— Кто-нибудь из присутствующих хочет немного заработать? — спросил я чрезвычайно вежливо.

— А мы должны? — поинтересовался Том.

— Нет, Том, если не хотите, — ответил я. — Никто не собирается заставлять вас что-то делать. Вы можете сидеть здесь и пугать птиц, мне-то что.

Они обменялись вопросительными взглядами, мол, какая муха его укусила, потом поднялись и вошли в Замок.

Я отнес орхидею в оранжерею и с облегчением поставил ее там. Потом, увидев, что делает Лиз, нахмурился. Она прикрепляла к двери памятку миссис Виста. Остальные, окружив ее, со смехом читали.

— Лиз, что ты делаешь?

— Ник, я обещала миссис Виста.

— Это нелепо, Лиз. Она же не узнает.

— Но я-то знаю, — высокомерно произнесла Лиз. Я, должно быть, шокировал ее.

Том читал вслух, довольно похоже подражая голосу миссис Виста.

— «Внимание! Трудись без сомнений. В них толку нет. Не заливай водой! Уходи, все проверив! Снова подкормку не используй. Можно поливать орхидею только тогда, когда видно, цветок готов. Если заболеет, с удовольствием помогу с цветами выйти таким детям из положения всегда. Дома будет порядок!»

Все покатывались со смеху, кроме меня и Лиз.

Трудись без сомнений. Звучало так, словно адресовано слабоумному. Но все равно мне не нравилось, что они смеялись.

— С удовольствием помогу с цветами выйти таким детям из положения… Дома будет порядок, — взвизгнула Ришель. — Эта миссис Бигиббум, сколько, она думает, нам лет, шесть?

— Не называй ее так, — проворчал я. — Ее зовут Виста.

Она уставилась на меня.

— Ришель, если тебе не очень трудно, только проверь растения и потом полей их.

— Проверить что, Ник?

— Ну, вялые листья… может, и что-то еще! Просто обрати внимание и посмотри, не погибают ли они там, ладно? Ох, прости.

— Мы обидчивы, да?

— Говори за себя, — буркнул я.

И прошел мимо Ришель. Заметив что-то блестящее в бассейне с фонтаном, я наклонился, чтобы выловить. Это была раздавленная банка.

— Здесь живут цивилизованные люди, Том. — Я показал на жестянку. — В твоей дырявой голове не укладывается, что мы здесь для того, чтобы убирать, а не создавать еще большего беспорядка?

— Это не моя, — тут же сказал Том. Угу, разумеется.

— Нет, конечно. — Я сверкнул глазами. И хлопнул себя по лбу. — Глупо с моей стороны. Совсем забыл о полтергейсте.

Они только смотрели на меня. Я сжал кулаки.

— Если я кому-нибудь буду нужен, я в кухне.

Ришель откинула назад волосы.

— Кому ты нужен?

Из кухни мне было слышно, как они там двигаются, глухой металлический звук и шум. Смеялась Санни. Смеялся Том. Я проверил телефон. Не работает. Посмотрел на рыб. Они плавали спинами кверху. Ну а как еще определить, что рыба чувствует себя хорошо? Я надеялся, что телефонный мастер все-таки придет. Почему эти люди не приходят вовремя, когда обещают?

Вернувшись в гостиную, я никого не увидел. Где они — смотрят телевизор? Может, они осваивают плавательный бассейн? Я. уже собрался позвать, когда раздался вопль.

— Йо-хо!

Я посмотрел вверх и увидел, что вся банда расселась на ветвях дерева.

— Что вы делаете? — закричал я.

— Бастуем, — ответила Рйшель.

— Что ты болтаешь? Слезайте оттуда, а то сломаете дерево!

— Не слезем, пока ты не станешь вести себя, как цивилизованный человек.

— Я?

— Ты! — хором ответили они.

Вот оно что. Это было последней каплей.

— Убирайтесь отсюда — все! — крикнул я. — Слезайте и убирайтесь из этого дома!

— Ник… — начала было Лиз.

— Ничего не хочу слушать! Спускайтесь и вон отсюда!

Я смотрел, как они молча сползали вниз, на камни в бассейне, перепрыгивая потом на сухой пол. Теперь я почувствовал себя спокойнее, но все еще задыхался, словно пробежал стометровку. Я быстро прошел к входной двери. Они за мной.

— Ник, я не знаю, что с тобой, — проговорила Лиз, когда я распахнул дверь.

Я сжал губы.

— Тебе не понять, что… что… — я не мог продолжить. Не мог объяснить, как мне плохо.

— Что? — спросила Санни. — Что?

Я набрал воздуха.

— Как бы вам понравилось, если бы кто-то украл у вас изумруды стоимостью в миллион долларов, да еще и не застрахованные? — Меня прорвало. — Когда как вол работаешь, шаг за шагом создавая дело? Всю свою жизнь?

Вдруг эти проклятые слова хлынули из меня. Теперь я не мог остановиться.

— Когда ты всегда был благородным, дружелюбным, и все тебя любили, так что даже пожилая дама, владелица цветочного магазина, готова сделать для тебя все, что угодно? Бесплатно! А потом шайка подростков, которым ты фактически платишь за их помощь, начинает вести себя в твоем доме, как на ярмарочной площади, уничтожает запасы продуктов, портит все, мусорит…

— Ник, у нас возникали пару раз некоторые недоразумения по чистой случайности, — тихо заговорила Лиз. — Это прекрасный дом. Не знаю, откуда взялись отпечатки пальцев на стенах, но мы все отчистили…

— Я съел не слишком много, — вставил Том. — И это не я испачкал коврик.

Я отвернулся от него.

— Тогда кто? — проворчал я раздраженно. Они гуськом вышли из двери на газон. Лиз отстала. Она положила свою руку на мою.

— Ник, изумруды еще могут найтись, — осторожно проговорила она. Теперь она поняла, почему я был так расстроен, и уже не сердилась на меня, а сочувствовала.

Я покачал головой.

— Теперь они уже никогда не найдутся. Слишком много времени прошло. Почти неделя. Безнадежно. Это, очевидно, было безнадежно с того момента, как они пропали из этого дома.

Ришель наблюдала за мной, склонив голову набок.

— Почему ты так уверен, что они действительно исчезли из дома, — спросила она.

— О чем ты говоришь? — Я повернулся к Ришель.

— Ничего.

— Нет, что ты сказала?

— Я просто подумала, может, этот парень в маске после всего, что случилось, и не унес изумруды.

— Что?

— Может, их не было при нем, когда он выбрался из дома, — продолжала она медленно, чтобы я, жалкий тупица, мог уследить за ее мыслью.

Если бы мне это сказал кто-нибудь другой, я бы решил, что меня разыгрывают, но подобные шутки были не в духе Ришель.

— Он же прошел прямо мимо нас, — язвительно заметила Санни.

— Знаю. Именно поэтому мне и пришло это в голову, — сказала Ришель. — Он был как раз там, где сейчас стоят Ник и Лиз, а мы были именно здесь. — Она ткнула пальцем в землю.

— Ну и что?

— А то, что, по-моему, изумрудов у него и не было. Не могло быть.

— Откуда ты знаешь? — спросила Лиз.

— Ну, в одной руке он держал нож, а другая была свободной. Он размахивал перед собой пустой рукой, помните?

— Изумруды лежали у него в кармане, красуля! — проговорил Том.

Ришель самодовольно улыбнулась.

— В кармане? Карманы в альпийском спортивном костюме «Алезис»? Ты что, упал?

Мое сердце глухо стучало.

— Ты говоришь, в альпийском спортивном костюме «Алезис» нет карманов?

— Нет, если только не изменили модель.

— Ты уверена? — спросил я.

— Абсолютно уверена, — ответила она.

Лиз сжала мою руку.

— Тогда они еще в доме, — прошептала она. — И когда ты думаешь о них…

Я знал, что она собиралась сказать. У меня в ушах также звучал голос мистера Терзиса, беседующего с полицейскими. Рассказывающего им о случившемся. Мужчина в маске держал изумруды в руке. Он выбежал из кабинета, мистер Терзис за ним. Он бегал по всему второму этажу, потом внизу. Он падал дважды. Он не был профессионалом. Он поддался панике.

Он мог выронить их, — медленно произнес Элмо. — Где угодно. Камни могут лежать где угодно, — более уверенно закончил он.

Ришель с улыбкой кивнула и стала рассматривать свои ногти.

— Искать сокровища! — завопил Том. Он подтолкнул локтем Санни, его глаза светились. — Пошли!

Оба во весь рот улыбались мне.

Я почувствовал, что сам расплываюсь в улыбке. И впервые обрадовался, что Том такой, какой он есть. Что все они такие, какие есть. Мы вдруг снова оказались в одном лагере.

Глава XV

ТАЙНА ПРОПАВШИХ ИЗУМРУДОВ

Мы вернулись в дом, захлопнули дверь и закрыли ее на замок. Лиз положила ключ в свой карман.

— Просто на всякий случай, — сказала она. — Никогда не знаешь…

Было очевидно, что она вошла в образ детектива и вовсю играла роль. В дальнейшем, с подачи Лиз, могло оказаться, что враги притаились повсюду. Даже в закрытом доме, в котором с ней были только ее друзья.

— А вдруг этот парень где-нибудь спрятал их? — предположил Элмо. — Может, убегая, он сунул их в какой-нибудь ящик или еще куда-нибудь, думая, что вернется за ними позже.

— Нет! — покачала головой Лиз. — Он запаниковал. Ему нужно было только убежать. Если он выронил их, то только случайно.

— Ну ладно, — вступила Санни, раскачиваясь с пятки на носок, чтобы подвигаться на месте. — Но где он их уронил?

— Я знаю! — выкрикнул Том, хлопая глазами. — Я знаю! — Он бросился к лестнице.

Элмо пошел проверить вольер с птицами. Лиз — оранжерею. Что может быть лучше цветочного горшка, чтобы спрятать камни, сказала она. Я не разделял ее оптимизма. К тому же мистер Терзис не говорил, что грабитель не был в оранжерее.

Ришель и Санни отправились наверх вслед за Томом. Они помнили, что комнаты наверху не убирали. Поэтому они решили их хорошенько осмотреть. За дверями, под мебелью, весь этот лабиринт спален, ванных комнат и маленьких гостиных.

Я предпочел искать в месте, более вероятном, на мой взгляд, — в бассейне с фонтаном. Маленький пластиковый пакет с камешками мог много лет пролежать среди водорослей и камней незамеченным. А потом ведь мистер Терзис и мужчина в маске свалились с лестницы прямо туда.

Вдруг я услышал вопль Тома:

— Нашел! Я нашел изумруды!

— Том! — вскрикнула Лиз, выскакивая из оранжереи. — Где они были?

Я посмотрел вверх на стоявшего на площадке Тома. Он поднял сжатый кулак. На его лице играла пренебрежительная улыбка.

— В большой ванной комнате, — ответил он. — Ришель после себя тоже оставила беспорядок. Ник, тебе нужно поговорить с ней на эту тему.

— Я не оставляла беспорядка, — возмутилась Ришель, появившаяся за его спиной, и нахмурила брови. — Я была очень аккуратна.

— Изумруды! — крикнул я. — Том! Покажи!

Он усмехнулся и бросил что-то вниз. Что-то, сверкнувшее зеленым на лету.

Я поймал. Но, даже еще не разжав кулак и не видя, я уже знал, что поймал таблетки от боли в горле.

— Здорово, Том, — сказал я. — Здорово.

Я сунул пакет в карман и вернулся к бассейну. Не хотел, чтобы он видел, насколько сильно я разочарован. Он действительно заставил меня на минуту поверить.

Я обшарил каждый миллиметр этого бассейна. Кроме раздавленной банки, которую я уже видел раньше, там ничего не было — только камни и водоросли. Выловив банку, я увидел, что Элмо поднимается наверх, чтобы присоединиться к остальным. Ничего не сказав мне, он только пожал плечами. Он, очевидно, потерпел неудачу в птичьей клетке.

Я стоял, выгибая затекшую спину. Лиз вышла из оранжереи. Покачала головой и скорбно произнесла:

— Ничего.

Я и не думал, что она там что-нибудь найдет. Тем не менее она все-таки хотела попытаться. В оранжерее полно мест, где пять маленьких камешков в тонком пластиковом пакете могли лежать незамеченными. Согласен.

— А где остальные? — спросила она.

— Все где-то наверху, — сказал я.

Она подняла глаза.

— Очень тихо, — заметила она.

— Эй, там, наверху! — . крикнул я. — Где вы?

Ответа не последовало. Опять время игр, подумал я.

— Пойду найду их, — проговорила Лиз. — Помогу искать. Думаю, более вероятно, что вор обронил камешки там.

Я вытряс воду из раздавленной банки.

— Знаешь, Лиз, это глупо, — проворчал я. — Если бы изумруды были здесь, мы бы их уже нашли. Вероятно, Ришель ошиблась, что в спортивном костюме того парня нет карманов.

— Не думаю, что она ошиблась, — возразила Лиз. — Уж в чем Ришель разбирается, так это в одежде.

Я не мог не согласиться с этим, но без особой надежды наблюдал, как Лиз ползет вверх по ступенькам. Она свернула в один из коридоров, позвала ребят и исчезла из моего поля зрения.

Я подождал минуту, потом окликнул ее. Но она не ответила. Я позвал снова. Тихо. Я не мог поверить. Даже Лиз решила подурачить меня.

Я прошел через арку в столовую, а оттуда в кухню — выбросить банку. С каждым шагом я все больше мрачнел и раздражался.

Просто уйду и оставлю их, со злостью думал я. Конечно, я понимал, что это ребячество, и в любом случае я не мог уйти. Ключ был у Лиз. Я не мог выйти.

Стояла давящая тишина. Я вертел в руках банку. Расправил ее. Посмотрел.

Эта была банка из-под пива.

Но Том не пил пива.

Я подошел к холодильнику и открыл его. Там было несколько таких же банок, как та, что я держал в руках.

Когда мы пришли, в бассейне банка не плавала.

Но Том не пил пива. Никто из нас не пил пива.

Я отвернулся от холодильника. Кухня вокруг меня сверкала. Я стоял на этом же месте почти неделю назад, когда пришел сюда за льдом для мистера Терзиса. Тогда мраморный пол был залит водой. Скользко. И была кровь.

Неожиданно я содрогнулся. Отправился снова в гостиную. Вряд ли мои шаги по мраморному полу были слышны. Рыбы плавали в своем бассейне. Оранжевые, черные, белые, красные, ярко-голубые. Чистая журчащая вода, чистые зеленые водоросли, чистое выложенное галькой дно. Они были заперты в чистом, роскошном, беззвучном мире. Как и я.

Заперт. Я попытался избавиться от этого чувства. Ладони у меня стали мокрыми. Я добрался до гостиной и заставил себя подойти к подножию лестницы.

— Эй! — крикнул я как можно громче. — Эй! Кончайте дурачиться!

Ответа не последовало.

Цвели орхидеи — за стеклом. Взаперти. Раздался одинокий вопль попугая — из заточения клетки.

Я поднял глаза на дерево, достигающее стеклянного купола. Впервые мысль установить высохшее дерево посреди дома показалась мне скорее дурацкой, чем гениальной.

Сухое дерево. Кому бы хотелось у себя дома установить сухое Дерево?

Права была Лиз. Я вдруг понял, что она имела в виду, сравнивая этот дом со склепом. Он был почти таким же уютным. Склеп Терзиса.

Мой взгляд наткнулся на листок миссис Виста, по-прежнему приколотый к двери в оранжерею. Сейчас я даже был рад, что Лиз прикрепила его. Это казалось чем-то глупым и человеческим в центре всего этого холодного совершенства.

ВНИМАНИЕ! ТРУДИСЬ БЕЗ СОМНЕНИЙ. В НИХ ТОЛКУ НЕТ. НЕ ЗАЛИВАЙ ВОДОЙ! УХОДИ, ВСЕ ПРОВЕРИВ! СНОВА ПОДКОРМКУ НЕ ИСПОЛЬЗУЙ. МОЖНО ПОЛИВАТЬ ОРХИДЕЮ ТОЛЬКО ТОГДА, КОГДА ВИДНО, ЦВЕТОК ГОТОВ. ЕСЛИ ЗАБОЛЕЕТ, Я С УДОВОЛЬСТВИЕМ ПОМОГУ С ЦВЕТАМИ ВЫЙТИ ТАКИМ ДЕТЯМ ИЗ ПОЛОЖЕНИЯ ВСЕГДА. ДОМА БУДЕТ ПОРЯДОК!

Миссис Виста не была совершенством. Но она была сердечной и отзывчивой. Поэтому, несмотря на то что она написала это глупое послание, смысл которого с трудом можно было понять… Я снова посмотрел на листок и покачал головой. Конечно, манера изложения более чем нелепая.

Я сосредоточился на ее записке. Это помогало мне избавиться от других мыслей. Тишина давила мне на уши. Старательно выведенные слова расплывались у меня перед глазами.

Потом, словно кто-то нажал на кнопку, тысяча лампочек вспыхнула у меня в голове.

В моем сознании вдруг всплыли картинки. Отчетливые и яркие. Маленький герой в «Побеге из Заргоса». Лицо Тома, когда он убеждал меня, что не ел сыр, перец, шоколадное печенье. Раздавленная банка в бассейне. Грязный след на коврике, которого никто не оставлял. Грязные отпечатки на стенах, к которым никто не прикасался. Ришель на верхней площадке лестницы, утверждавшая, что она не оставляла после себя беспорядка в ванной комнате.

Если не она, то кто? Том не ел этих продуктов, кто тогда? Если никто из «Великолепной шестерки» не пачкал пол, кто сделал это? Если мы не пили пива, кто пил?

Кто-то еще.

В голове у меня вспыхивали картинки. Теперь я отчетливо их видел. Мне нужно было трезво взглянуть на факты.

В доме был еще кто-то. И тайком жил в доме несколько дней. Уничтожая запасы из холодильника, купаясь в ванной, прячась во время наших появлений, так что мы и предположить не могли, что в доме кто-то еще был и оставлял следы, а я оказался настолько туп, что не понимал этого. До настоящего момента.

Почему?

Здравый смысл подсказывал ответ. Изумруды. Кто-то уже несколько дней занимался тем же, чем мы сегодня днем. Искал изумруды.

Кто?

Водитель машины, на которой скрылись преступники. Человек, который, очевидно, организовал это ограбление. Единственный, кто знал, что изумруды остались в доме.

Мужчина в маске ввалился в машину, но говорить был не в состоянии, а потом погиб в аварии. Но изумрудов при нем не оказалось. Водитель наверняка слышал в выпуске новостей, что мистер Терзис считал изумруды похищенными. Поэтому он решил, что его сообщник, должно быть, спрятал или обронил их где-то в доме.

Он вернулся, чтобы найти их. Он был здесь. Где-то здесь.

И он наверняка подслушивал нас. У меня почти остановилось сердце. Он знал, что мы ищем изумруды. Он слышал крик Тома, что тот нашел их.

Наверняка он схватил остальных.

Я на цыпочках подбежал к входной двери. Телефон не работал. Но сигнализация-то работала. Я нажал на кнопку. Ничего не произошло. Я надавил снова. Ничего.

Потом я осознал, что произошло. Мне показалось странным, что кабинет закрыт. Там был этот кто-то. Вот где он прятался от нас все это время. И он отключил сигнализацию на панели в кабинете.

Ни телефона. Ни сигнализации. Ни выхода отсюда.

Глава XVI

ОСВОБОЖДЕНИЕ

Я не герой. Фильмы и компьютерные игры — это одно. Но я знаю, что в реальной жизни для героя вполне вероятным концом может стать гибель, как в кино последним кадром — всадник на фоне заката.

Но в этой ситуации что еще я мог сделать, кроме как вскарабкаться по лестнице?

У меня промелькнула мысль просто тихо залечь. Ожидая и надеясь, что кто-нибудь придет. Может, телефонный мастер. Или миссис Виста. Или Майлс Сильвестро. Или даже те парни, что хотели рассказать нам о своей церкви. Сейчас я жалел, что встретил их не слишком приветливо.

Но я не мог просто ждать. Прежде всего никто вообще мог не прийти. А этот парень там наверху в кабинете, может, пытает остальных. Он, может, убивает их. Он способен на что угодно.

С голыми руками я идти не мог. Я зашел в кухню и взял молоток с шипами, которым Терзисы отбивали мясо. Ни за что я не взял бы нож. Ни за что не воспользовался бы подобным оружием. Мой план был и так достаточно опасен.

Вернувшись в гостиную, я остановился у лестницы, стараясь унять дрожь в руках.

Начал подниматься по ступеням. По крайней мере, мрамор не скрипел под ногами. Я заметил, что тяжело дышу. Я так боялся, что думал, потеряю сознание. Поверить не мог, что я способен на то, что делал.

Добрался до верхней ступеньки. И стал, крадучись, пробираться по одному из коридоров, ступая по толстому ковру. Я перестал дрожать. Напомнил себе, что надо дышать.

Потом у меня стало покалывать шею. Я остановился. Вдруг я понял, что не один. Не знаю, услышал ли я шорох шагов за спиной или подсказало шестое чувство. Только я знал, что кто-то прятался сзади, выжидая момент…

Не успел я моргнуть или пошевелить пальцем, как сильная рука зажала мне рот и втащила в ванную комнату. Я попытался крикнуть, но безуспешно. Рука слишком сильно зажимала мой рот, а другая давила на горло.

В мгновение ока я оказался на полу. Рука по-прежнему закрывала мне рот, заглушая любые звуки.

Потом я увидел лицо.

— Не разговаривай, Ник! — прошептала Санни. — Это не шутка. Держи рот на замке, или мы оба погибли!

Она медленно убрала руку с моего рта.

— Здесь кто-то есть, — снова шепотом сообщила она.

— Знаю, — кивнул я. — В кабинете.

Она удивленно подняла брови, но, как обычно, не стала тратить время на вопрос, откуда я знаю.

— Он схватил всех остальных, — сказала она. — Должно быть, поймал их по очереди. Я не знаю, что случилось. Просто я никого не нашла. Потом увидела, как он схватил Лиз. Хорошо, что он не заметил меня. А я видела остальных в комнате. Они связаны. С заклеенными ртами. Он требует изумруды.

— Знаю, — снова проговорил я.

— Похоже, он думает, что они у нас, — прошептала Санни. — Почему он так считает?

— Должно быть, слышал, когда Том крикнул, что нашел их, и поверил. Я же предупреждал Тома, что его чувство юмора однажды окажется для него смертельным.

Санни кивнула. Но на самом деле она не слушала. Она наклонилась, затягивая шнурки на своих спортивных тапочках.

— Порядок, — пробормотала она. — Так. Не думаю, что он точно знает, сколько нас здесь. Он только знает, что, пока он отлавливал ребят здесь, наверху, еще кто-то оставался внизу. Он не слишком изобретателен. Но опасен. Хочет заполучить эти изумруды. И способен в отчаянии на худшее.

— И что будем делать? — честно, я не

представлял.

— Мы не можем выбраться отсюда и броситься за подмогой, потому что ключ от входной двери у Лиз. — А ее схватил этот тип. Так что — вот план. Просто делай, что я скажу, и не раздумывай, ладно?

Я слушал, принимая на веру ее слова, кивал, скрывая волнение, пока она спокойным голосом излагала свою идею. У этой девочки железные нервы, подумал я. Мне бы такие. У меня задрожали губы. Я заставил себя успокоиться. Я не мог допустить, чтобы она заметила, что мне очень не по себе.

— Просто сделай глубокий вдох, Ник, — посоветовала Санни, глядя на меня. — Этот план рассчитан на двоих. Ты мне нужен.

Догадываюсь, она не заблуждалась на мой счет.

Санни в самом деле очень тихо спустилась по лестнице. Но когда снова поднялась на первую ступеньку минуту спустя, она уже шумела.

— Эй, вы там, ребята, выходите! — кричала она, поднимаясь наверх. — Для шуток нет времени. Изумруды у меня!

Мгновение она постояла молча.

— Не глупите! — снова закричала она. — Послушайте, вы идете или нет? Потому что я несу их в полицию. Не хотите — то я одна пойду!

Она скрестила руки на груди и повернулась в сторону гостиной, оказавшись спиной к дверям и коридорам. И топнула ногой.

— Это ваш последний шанс! — предупредила она. — Через тридцать секунд я ухожу. Она совершенно не обращала внимания на меня, наблюдавшего из приоткрытой двери за ее спиной. И не показывала вида, что слышит, как кто-то быстро приближается к ней по ковру. Она взглянула на свои часы и нетерпеливо вздохнула.

Я прикусил себе костяшку пальца, когда человек, которого я никогда прежде не видел, попал в поле моего зрения. Он двигался, чуть приседая. Он слегка повернулся, и я узнал эту голову, плоскую сзади. Это был водитель той машины!

Его руки тянулись сзади к шее Санни.

Санни, оглянись! Он прямо за тобой! Слова вертелись у меня на кончике языка. Но я их проглотил. Понимал, что не должен звать ее. Должен только ждать здесь, бессильно наблюдая. Мне пришлось положиться на нее.

Незнакомец распрямился и прыгнул, и в ту же секунду Санни сделала выпад ногой назад, ударив его по ноге. Считается, что приемами таэквандо пользуются для обороны, — так всегда говорит Санни. Надеюсь, меня не окажется поблизости, если они когда-нибудь изменят эти правила.

Мужчина, скорчившись, отлетел назад.

Санни, не произнеся ни слова, уселась на перила и съехала вниз.

— Ты, маленькая…

Прихрамывая, но прыгая через ступеньку, мужчина ринулся за ней.

— Я тебя поймаю! — взревел он. — И тогда!..

— Сначала попробуй! — крикнула в. ответ Санни.

Теперь послышался всплеск воды и глухой звук удара, потом снова всплеск. Но я больше не ждал. Выполняя указания Санни, я устремился в кабинет.

Там на полу лежали Элмо, Лиз, Том и Ришель с заклеенными упаковочной лентой ртами. Глаза Элмо с мольбой смотрели на меня, его рот был широко открыт, лента, обмотанная вокруг несколько раз, прижимала подбородок к шее. По выражению его глаз я понял: он задыхается, ему не хватает воздуха, который попадает в легкие через ноздри, еще немного — и он потеряет сознание.

Я бросился к панели включить сигнализацию, нажал на кнопку, чтобы сигнал раздался в полицейском участке. Я понимал: это первое, самое важное, что нужно сделать. Потом занялся Элмо.

— Тихо! — шепотом предупредил я. — Ни слова!

Снял ленту с его рта и рук, потом освободил остальных.

Элмо, тяжело дыша, лежал на полу, стараясь восстановить дыхание.

— Где он? — прошептала Лиз.

— Им занимается Санни. Действуйте только, как я говорю: бегите к лестнице. Ничего не пытайтесь сделать! Просто выбирайтесь из дома, поняли? Лиз, помни, что ключ у тебя. Полиция уже едет.

Бегом я проводил их через лабиринт коридоров к лестнице. Санни влезла на дерево. И потрясала в воздухе сжатым кулаком.

— Изумруды у меня! — дразнила она мужчину, который стоял внизу в бассейне. — Тебе не получить их никогда! Лучше и не пытайся!

Мужчина ревел в бешенстве. Он начал взбираться на дерево, скользя на блестящей, полированной поверхности, дотянулся до ног Санни.

— Санни! — в ужасе закричала Лиз.

Глава XVII

ЗАЛОЖНИЦА

Я потянул Лиз за руку, чтобы она спускалась с нами по лестнице.

Мужчина повернул голову и увидел нас. Злобно-озадаченное выражение исказило его лицо.

— Бегите! Давайте отсюда! — крикнула нам Санни, отбиваясь от пытавшихся схватить ее рук.

Я все еще сжимал в руках молоток для отбивания мяса. Не самое лучшее оружие для героя, вероятно. Но не худший метательный снаряд для подростка в критической ситуации.

Я бросил его. Молоток, описав дугу, угодил прямо в затылок мужчине. Тот судорожно дернулся. Его хватка ослабла. Нога Санни уперлась в его плечо — и он свалился.

Мы кинулись к входной двери. За нашими спинами раздался грандиозный всплеск — мужчина шлепнулся в воду. Я оглянулся на Санни, которая с дерева перепрыгнула на лестницу, словно планирующий опоссум. Села на перила и съехала вниз.

Когда она присоединилась к нам, Лиз еще возилась с ключом в двери. Мы слышали вопли мужчины, барахтавшегося в бассейне.

— Скорее! — торопила Ришель.

Ключ повернулся. Дверь распахнулась. Мы вылетели, как пули из ствола пистолета.

А там по дорожке ковыляла миссис Виста с еще одной орхидеей в руках. Подбородок у нее колыхался.

— Бегите, миссис Бигиббум! — крикнула Ришель, проносясь мимо и чуть не сбив ее с ног. — Прочь с дороги! Бегите!

Воздух дрожал от воя сирен. Полиция подъезжала к дому.

Но в дверях показался этот мужчина. Он, шатаясь, плелся по дорожке. Мы уже были в воротах, но миссис Виста по-прежнему стояла, пристально глядя на середину дорожки.

— Миссис Виста! — вскрикнула Лиз. — Скорее! Спасайтесь от этого человека!

Она повернула обратно. Я схватил ее за руку.

— Нет, Лиз! — завопил я. — Ты с ума сошла? Пусть полиция…

Из-за угла выехала маленькая белая машина. Я нетерпеливо обернулся, но это оказалась не полицейская машина. Она припарковалась рядом у тротуара, из нее вылез Майлс Сильвестро, хмуро глядя на нас. «Что все это значит? — говорил его хмурый взгляд. — Неприятности? Так я и думал».

Он уже открыл рот, чтобы сказать нам что-то, но, прежде чем он заговорил, из-за угла вырулили две полицейские машины и подкатили к дому. Люди в форме выскочили на дорожку. Сильвестро хлопал глазами.

— Отойдите назад! — приказал рослый полицейский, выхватывая свой пистолет.

Мы повиновались его приказанию. Очень проворно.

Миссис Виста неподвижно застыла на дорожке, словно приклеенная. По ее лицу было видно, что до нее наконец дошло, в чем дело.

— Господи, это же бедняжка Мэри Виста! — вскричал Сильвестро. — Скорее уберите ее оттуда!

Полицейские двинулись было к ней. Но в тот же момент мужчина прыгнул вперед и обхватил миссис Виста за талию. Она завопила. Он дотянулся до своей лодыжки и, вытащив большой охотничий нож, который был у него там спрятан, приставил его к горлу миссис Виста.

— Еще один шаг, — угрожающе крикнул он, — и я убью ее!

Полицейские замерли.

— Я сделаю это! — пригрозил мужчина. — С дороги! — Он сильнее прижал лезвие к горлу миссис Виста. — Где твоя машина?

Все еще прижимая к себе орхидею одной рукой, миссис Виста дрожащим пальцем показала на новый «БМВ», припаркованный прямо перед полицейскими автомобилями.

— Дай мне ключи! — приказал мужчина.

Ключи еще были в руке миссис Виста. Она медленно протянула их.

— Не дури, парень! — крикнул рослый полицейский. — Тебе не удрать. Брось нож. Ты делаешь себе только хуже.

Мужчина с рычанием двинулся к воротам, толкая перед собой миссис Виста.

Полицейские освободили им проход.

Глаза миссис Виста бегали.

— Бросайте свои пистолеты, — сказал мужчина.

— Ты псих, приятель, — обратился к нему рослый полицейский. — Тебе не выбраться из Рейвен-Хилла. Все дороги уже перекрываются.

— Если я сдохну, эта старуха сдохнет вместе со мной, — прокричал мужчина. — Бросайте пистолеты и ключи!

Я услышал нытье Майлса Сильвестро.

Мы следили, как полицейские побросали на траву пистолеты и ключи от полицейских машин.

Потом он скользнул взглядом по нам. И пристально уставился на Санни, прищурив глаза.

— Ну. Игра окончена, детка, — сказал он ей. И крепче сжал нож. — Давай камни, или этой старухе конец.

Санни взглянула на меня, а потом снова посмотрела на него.

— У меня их нет, — спокойно ответила она.

Я судорожно соображал. Что лучше сделать? Я не был уверен, можем ли мы рисковать жизнью женщины.

— Нечего мне пудрить мозги, — прорычал он. — Я слышал, что вы говорили в доме.

Я шагнул вперед.

— У нее нет изумрудов, — сказал я. — Они у меня.

Я услышал, как Лиз и Ришель вздохнули. Я скорее почувствовал, чем увидел, как полицейские сделали движение в мою сторону, готовые действовать. Майлс Сильвестро напряженно следил за происходившим.

Я сунул руку в карман. Вытащил маленький пластиковый пакет, блеснувший зеленым.

Глаза мужчины жадно впились в пакет.

— Лови! — крикнул я и бросил пакет. А сам, как только он схватил его, прыгнул. Но не на него, а к миссис Виста. Я обхватил ее за талию и оторвал от него, не обращая внимания на нож. Мы упали и покатились по траве, на нас посыпалась земля из горшка с орхидеей.

Сильвестро вопил. Лиз и Ришель визжали. Полицейские бросились вперед. И через две минуты мужчина распластался на земле, придавленный парой мощных парней. Он был совершенно обескуражен. Он орал и ругался, пока, очевидно, у него не заболело горло.

Ему не помешали бы те замечательные зеленые таблетки от ангины, которые я ему кинул. Но он уронил их в траву. Я поднял их и положил обратно в карман. Мотовство до нужды доведет.

Миссис Виста с трудом встала на ноги и вцепилась в меня. Я обхватил ее за талию.

— Ник, ты спас меня, — пробормотала она.

— Из-за него вас чуть не убили, — сказал рослый полицейский.

— Это позор! Позор! — шипел Майлс Сильвестро. — Безответственно! Возмутительно!

Миссис Виста вся тряслась.

— Я могу теперь поехать домой? — дрожащим голосом спросила она. — Мне что-то нехорошо.

— Еще немного потерпите, — мягко проговорил рослый полицейский. — Мы только быстро снимем показания. — Он погладил ее по руке. Потом повернулся ко мне и отругал: — Ты, юный идиот, выкинуть такую глупость, играешь в героя, — рявкнул он. — Это тебе не телешоу. Он же приставил ей нож к горлу. Чудо, что она жива.

Остальные серьезно смотрели на меня. Потом Лиз и Санни встали за моей спиной. Элмо и Том тоже пристроились сзади. Даже Ришель придвинулась поближе. Они, очевидно, думали, что я неправильно поступил. Но они не намерены были перекладывать ответственность на меня одного.

Я крепче сжал руку миссис Виста.

— Вовсе нет, — сказал я. — Не такое уж чудо. Не думаю, чтобы он воспользовался ножом.

— Да неужели? — проворчал полицейский. — Почему ты так думаешь?

Я улыбнулся.

— Он опасный тип, — согласился я. — Но я не думал, что он убьет свою родную маму. Кто бы тогда им помыкал?

Миссис Виста оказалась куда сильнее, чем можно было предположить по ее внешнему виду. От удара, которым она наградила меня, вырвавшись из моих объятий, я снова свалился на траву. И еще она была проворнее, чем казалось. Но добежать до машины ей не удалось. Полицейские оказались еще проворнее.

Глава XVIII

ПОКА-ПОКА

После того, как миссис Виста и ее сына увезли, мы вернулись в дом ждать полицию. Пока-пока, миссис Виста, подумал я. Вы, очевидно, рассчитывали скрыться из города, подставив под удар своего сына. Не удалось.

Никто почти ничего не говорил, пока мы не вошли в гостиную. Тогда Том повернулся ко мне.

— Ну? — произнес он.

— Что ну? — спросил я.

— Давай, Ник, — сказала Ришель. — Как ты узнал, что миссис Виста замешана в этом?

Я показал на листок, все еще висевший на двери в оранжерею.

— Прочтите, — предложил я.

— «Внимание! Трудись без сомнений. В них толку нет. Не заливай водой! Уходи, все проверив! Снова подкормку не используй. Можно поливать орхидею только тогда, когда видно, цветок готов. Если заболеет, я с удовольствием помогу с цветами выйти таким детям из положения всегда. Дома будет порядок!» — громко прочитала Лиз.

— Ну и что? — требовательно спросила Санни.

— А то, что звучит дико, — ответил я. — Потому что зашифровано.

— Что зашифровано?

— Читай каждое третье слово.

— Внимание… сомнений… толку… — прочел Элмо. — Бессмыслица.

— Нет, пропусти первые два слова. Начинай с «без». Ладно, я прочту сам: «Без — них — не — уходи — снова — используй — орхидею — когда — готов — я — помогу — выйти — из — дома». Поняли?

— Я понял! — сказал Элмо. — Ей пришлось передать ему зашифрованное послание. Он оставался в доме и искал изумруды. Они знали, что камни где-то здесь, но не знали, где именно. А позвонить своей мамочке он не мог, так как телефон — спасибо тебе, Том, — не работает.

— Пожалуйста, — отозвался Том, полируя ногти о свою рубашку.

— Никогда бы не заподозрила миссис Бигиббум, — заметила Ришель. — Она была такой… такой робкой. Такой… надоедливой. Такой… смиренной.

— Такая хорошая актриса, — сухо проговорил я. — Она много чего знала о своем лучшем покупателе. Из кратких бесед каждый четверг за столько лет можно многое узнать о человеке. Она никогда не была в этом доме, но имела о нем довольно точное представление. Она знала все о его привычках в мельчайших подробностях.

— Думаю, знала, — вздохнула Лиз. — С ней было легко найти общий язык. Она казалась такой доброй и дружелюбной.

— А помните: в прошлом году рубины и в этом изумруды были украдены в пятницу, — сказал я. — Оба раза мистер Терзис принес камни домой накануне ограбления. В четверг. Именно в тот день, когда он еженедельно покупал цветы.

— Ты думаешь, мистер Терзис говорил Мэри Виста о камнях? — спросил Элмо.

— Я в этом уверен, — ответил я. — Это вполне в его духе. «Мэри, у меня что-то особенное в кармане», — говорит он и хлопает себя по пальто. Я прямо вижу, как он это говорит. Он просто предположить не мог, что она может представлять опасность для него. Такая заботливая, сентиментальная женщина.

— Ник, не слишком ли много догадок? — сказал Элмо неодобрительно.

Я поднял брови. А чего еще он ожидал?

— А разве все это не подтвердилось? — спросил я. — Даже такая мелочь, что водитель, который поджидал грабителя в машине, ее сын. Это было настоящее озарение. Единственной подсказкой мне послужили ее слова о том, что у ее сына болит спина. Это могло быть результатом автомобильной аварии. Я также думаю, что грабитель тоже состоял с ней в родстве.

— Вполне возможно, — горячо подхватила Лиз. — Но, Ник, как же ее сыну удалось пробраться в дом? Мы были так осторожны.

— Очень просто, — ответил я. — Он прятался в кустах около входной двери. Когда мы вышли, он прошмыгнул внутрь.

— Мы бы увидели его, — возразил Элмо.

— Нет. Помните, когда миссис Виста первый раз пришла с цветком?

— Ты имеешь в виду, когда она поскользнулась на дорожке? — спросила Ришель.

— Когда она притворилась, что поскользнулась. Ее сын должен был тогда прятаться в кустах. А когда мы бросились ей на помощь, он просто проскочил в дверь и побежал на второй этаж.

— Думаешь, он пробыл здесь два дня? — воскликнул Том. — Жил здесь? И никто не знал?

— Правильно, — сказал я. — Он искал изумруды. Ловко они это придумали. Ведь дом — форменная крепость. Раз уж он забрался сюда, выбраться без помощи своей мамочки он не мог.

— Думаю, она собиралась снова явиться и разыграть нас, когда пришло бы время, — предположила Лиз и нахмурилась. Я догадывался, что она вспомнила, как она суетилась вокруг миссис Виста, когда та упала. Лиз не больше меня любила унижаться.

— Правильно, — улыбнулся я ей. — Конечно, когда он обнаружил, что телефон не работает, ему каким-то образом нужно было сообщить об этом матери. Вероятно, они продумали на всякий случай запасной вариант. Он им воспользовался. Полил чем-то орхидею — чем-то вроде скипидара, наверное, — чтобы она погибла…

— Да, этот странный запах, — подтвердила Лиз.

— Именно. Он засунул записку в землю под цветком. А мы любезно доставили орхидею его мамочке, выступив в роли почтальона. И сыграли эту роль еще раз, когда принесли ее послание обратно и прикрепили на двери в оранжерею.

— Они далеко не дураки, — задумчиво произнес Элмо.

— Она — уж точно, — сказал я. — Во всяком случае, какое-то время она меня дурачила. Но он вот вряд ли достаточно сообразителен. Во-первых, надо быть идиотом, чтобы показаться нам на глаза. Как же он собирался после этого выкрутиться?

Элмо пожал плечами. Глядя на него, я вспомнил, что испытал, стоя недавно посреди кухни и чувствуя, как на меня давит тишина в доме. Наблюдая за рыбами, плававшими в своей тюрьме. Взаперти. Думая о крови на сверкающем скользком мраморном полу.

Кровь на полу…

— Что с тобой, Ник? — Санни потянула меня за руку. — Тебе плохо?

Я медленно покачал головой.

— Нет, просто думал.

— Осторожно, Ник, — произнес Том. — Не увлекайся.

Я улыбнулся ему.

— Просто подумал, что этот парень должен быть на самом деле последним тупицей, — проворчал я. — Иначе он нашел бы изумруды.

Они уставились на меня.

— Что тогда говорить о нас? — с вызовом спросил Том. — Мы ведь тоже не нашли их.

— Думаю, нашли, — возразил я. — За мной!

Через арку мы вошли в столовую.

— Том, — сказал я. — Ты самый высокий.

Я дал ему маленький пакет с таблетками от ангины.

— Не мог бы ты, держа их в руке, пройти к задней двери? — попросил я.

Он скорчил гримасу, пожал плечами и выполнил мою просьбу. У двери он обернулся.

— Что теперь? — Он огляделся вокруг.

— Давай сюда, беги изо всех сил, — крикнул я.

Он бросился к нам со всех ног, зажав пластиковый пакет в руке. Пол сегодня не был скользким, и собачки не лаяли, путаясь под ногами, но тем не менее пологая ступенька между кухней и столовой сделала свое дело. Так же, как я дважды, а грабитель в маске один раз, Том споткнулся.

Я встал там, чтобы подхватить его, если он упадет. Но я не смог поймать пластиковый пакет, который Том выронил, отчаянно взмахнув рукой, чтобы не упасть.

Пакет полетел, описав дугу в воздухе, и упал. С тихим всплеском. Прямо в бассейн с рыбами.

Мы сгрудились вокруг и смотрели. Рыбы бросились врассыпную, а пакет медленно опускался через водоросли на чистое каменное дно. Нам было хорошо видно, потому что, хотя пластик сразу стал в воде невидимым, ярко-зеленые таблетки отсвечивали и указывали местонахождение.

Мы напрягали зрение. Теперь все знали, где искать. И наконец у Элмо через стиснутые зубы вырвался вздох.

— Вон! — прошептал он, показывая. — Там!

Их с трудом можно было различить. Прекрасная маскировка. Камни сливались с дном бассейна. Пластиковый пакет в воде стал абсолютно прозрачным. Но он был там.

Когда полицейские вернулись в дом, мы вылавливали пакет каминными щипцами. Они ничего не сказали. Наверно, они решили, что после всех переживаний мы просто сошли с ума.

— Ну, как теперь, готовы дать показания, ребятки? — спросил полицейский, тот рослый, что справился с сыном миссис Виста.

— Одну… сек… — выдохнул я.

— Сержант, телефон все еще не работает! — В комнату ворвался Майлс Сильвестро. — Но я по собственной инициативе позвонил мистеру Терзису по телефону из своей машины. Он возвращается домой. Немедленно.

Он повернулся к нам.

— И должен заметить тебе, Ник, что он не в восторге. Вы, ребята, должны были следить за порядком в доме. Знаю, у вас были благие намерения, но…

Наконец он обратил внимание, чем я был занят.

— Ник! — возопил он. — Прекрати! Немедленно! Эти рыбы стоят…

Есть! Поймал! Я распрямился, улыбнулся, положил мокрые щипцы на стол и показал ему, что у меня в руке. Он задохнулся и вытаращил глаза.

Маленький пластиковый пакет с пятью маленькими камешками. Миллион долларов. Гарантия будущего мистера и миссис Терзис. Вероятно, и его работы.

Лицо рослого полицейского расплылось в глупой улыбке.

— Похоже, когда эти ребятишки обещают за чем-то присмотреть, они так и делают — проговорил он. — Разве не так, сэр?

Майлс Сильвестро согласно кивнул.

— Вроде, так, — пробормотал он невнятно. — Вроде, так.

Ришель, Элмо, Лиз, Том, Санни и я переглянулись и заулыбались.

У «Великолепной шестерки» всегда свои трудности. И вряд ли приключение в Замке Терзиса будет последним…

Но в тот момент, должен признать, жизнь казалась клевой.