/ / Language: Русский / Genre:sci_religion

Мифы и легенды Ирака

Е. Стивенс

В памяти иракских сказителей сохранились отголоски народного творчества шумеров, халдеев, сирийцев, персов. Колорита и экзотики добавляли в истории, которые уже имели хождение в этих местах, торговые караваны, перевозившие еврейских пленников, чернокожих рабов и невольниц из всех частей Древнего мира. Опасная ведьма-людоедка, проказливые джинны, веселый речной демон, черная тараканиха, решившая выйти замуж, и многие другие необычные, таинственные, а иногда и ужасные персонажи поражают воображение, смешат и волнуют. Они показывают, как чрезвычайно сложен орнамент быта и верований народа, живущего на территории нынешнего Ирака.

ruen Л.А.Игоревский8478f282-2a81-102a-9ae1-2dfe723fe7c7 sci_religion E.S. Stevens Folktales Of Iraq en Miledi doc2fb, FB Writer v2.2 2011-05-23 http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=613315Текст предоставлен правообладателем 78ffd3dd-8008-11e0-9959-47117d41cf4b 1.0 Литагент «Центрполиграф»a8b439f2-3900-11e0-8c7e-ec5afce481d9 Мифы и легенды Ирака Центрполиграф М.: 2008 978-5-9524-3969-6

Е. С. Стивенс

Мифы и легенды Ирака

Предисловие

В один из дней второго десятилетия моего временного проживания в Ираке я задалась вопросом: а есть ли у меня возможность внести хотя бы малый полезный вклад в копилку знаний об этой стране? Я пользуюсь преимуществом женщины, поскольку мои соотечественники в Ираке большей частью сотрудники учреждений, занятые дипломатической или коммерческой деятельностью, и, следовательно, ограниченные во времени, а часто и условиями для посвящения себя работе, не связанной с политикой, бизнесом, историей или наукой. Более того, мужчины изолированы от семейной жизни значительной части иракского общества. Я же, женщина, могу входить туда, куда им вход запрещен, поэтому свободна в изучении страны с позиции, которая им недоступна.

Я обратилась к моим записям иракских обычаев, занятий, ремесел, предрассудков, магии и многого другого, обнаружив среди них несколько записанных мной на слух историй. Это напомнило мне о том, что точно так же, как земля Ирака хранит множество еще не тронутого археологического материала, народ этой страны, которая вплоть до мировой войны почти не подвергалась западному влиянию, хранит в памяти до сих пор не записанные устные сказания, берущие начало в древности. Ирак называется колыбелью человечества. Если это так, то следует надеяться, что удастся обнаружить следы некоторых таких сказаний, которые забавляли человечество в колыбели. Следует надеяться на обнаружение следов колыбельных песен, которые утешали человечество, и страшилок, которые его пугали.

Фольклористика – самая молодая из всех наук. Это и наиболее скромная наука, поскольку она служит полезным подспорьем своим старшим сестрам: истории, антропологии, мифологии и родственным им наукам. Вдумчивый анализ фольклора дает весьма ценные фрагменты информации, которые пополняют наши знания о человеческом обществе, его обычаях, верованиях и скитаниях.

Однажды я увидела в магазине близ Британского музея нитку янтаря, каждая бусинка которой заключала в себе мушку. Точно также в сказаниях и легендах Ирака опытный читатель обнаружит среди всякого вздора и фантазий забальзамированные крупицы мифологии, религиозных знаний, преданий и племенных обычаев, значительно более древних, чем та фабула, в которую они облечены. В самом факте того, что такие-то сказания обнаруживаются в разных странах, может таиться информация относительно переселений народов, их войнах, о торговых путях и т. д.

Устные сказания Ирака пришли из многих разнообразных источников. Ведь Ирак, расположенный между Ближним и Дальним Востоком, был одним из перекрестков мировых торговых путей и полем многочисленных сражений.

Волна за волной переселения, завоевания и поселения захлестывали регион. Шумеры, халдеи, касситы, ассирийцы, персы, арабы и турки. Каждый народ, в свою очередь, вносил что-нибудь из его религиозных верований, обычаев, сказаний и традиций в устное народное творчество страны. Торговые караваны в медленном передвижении от побережья Средиземного моря или городов Китая и Индии, еврейские пленники, негритянские поселенцы, рабы, путешественники и бродячие цыгане, должно быть, что-то добавляли в иракский фольклор и распространяли его. Особо следует отметить использование ввозимых рабов, поскольку частью обязанностей раба было развлечение его владельца сказками и песнями. Наконец, в эпоху ислама здесь наблюдаются ежегодные караваны паломников, проходящие в разных направлениях, поселения паломников в священных городах, таких как Кербела и Неджеф.

Неудивительно поэтому, что природа устных сказаний и фольклора Ирака смешанного свойства. Многое из того, что в них заключено, уже знакомо тем, кто изучают фольклор, в переводах с персидского, армянского и турецкого языков, не говоря уже о более широко известных сказках братьев Гримм. В примечаниях я обращаю внимание на некоторые из таких параллелей. Редко, когда предание переносится от одного народа к другому целиком. В действительности скорее отдельные эпизоды преданий извлекаются из одного и того же источника. Связи между Персией, Арменией, Сирией, Турцией и Ираком поддерживались постоянно, и было бы удивительно, если бы не образовался общий массив легенд. Полезно заметить, однако, как гений каждого народа преобразует один и тот же материал устного творчества.

Сосредоточившись на конкретном направлении исследования, я обнаружила, насколько восхитительны поиски такого рода. Они не только познакомили меня со многими интересными и привлекательными личностями, но дали повод побродить по стране, ощутить чарующее гостеприимство племенных шейхов и других людей.

Искусство сказителей, уходящее на Востоке в седую старину, в Ираке переживает упадок. Им владеют лишь в немногих городах. Еще двадцать лет назад профессия сказителя приносила выгоду и считалась достижением. Мужчины-сказители посещали кофейни и рынки, им хорошо платили или дарили подарки за декламацию. Женщин-сказительниц хорошо принимали в гаремах. Теперь в городах сказителей заменили кино и граммофон, и, хотя в большинстве семей найдется старый раб, приживала или родственник, который рассказывает сказки в семейном кругу, даже их становится все меньше. Большая часть фольклора, передававшегося из поколения в поколение, постепенно забывается. Когда к кино и граммофону добавится радио, этот процесс забвения ускорится, поскольку иракцы весьма восприимчивы к такого рода западным изобретениям. В недалеком будущем те же самые кочевники пустыни будут слушать концерты и пропагандистские политические передачи какой-нибудь радиостанции с Ближнего или Среднего Востока.

Все предания, собранные в этой книге, имеют хождение и сегодня. Многим из них недостает законченности и выдумки, у многих явно отсутствует значительная часть текста, но я старалась скрупулезно воспроизвести, насколько это возможно, дух и манеру декламации сказаний. Я стремилась повсюду воздерживаться от чересчур свободного перевода и следовать арабскому языку как можно ближе. Некоторые истории переведены буквально, но не все, поскольку стенографистка-любительница могла записывать их лишь тогда, когда они проговаривались рассказчиками медленно, с остановками после каждого предложения. Эти рассказчики представляли собой людей самого разнообразного звания и происхождения: министра правительства, школьных учителей, мусульманок и христианок, их служанок и рабынь, кочевников мужчин и женщин. Все они владели искусством сказителей не в равной степени. Лучшей из встреченных мною сказительниц и сказителей была христианка из Багдада, хотя мусульманка одного племени, очаровательная женщина с артистическим талантом, подошла к мастерству упомянутой христианки очень близко. Христианка, неграмотная, одноглазая женщина в возрасте между 50 и 60 годами, оторвалась от своей среды в тот момент, когда села на полу на корточках и стала рассказывать свои предания. Она была хорошей актрисой, пользовалась жестами и изменением тембра голоса, чтобы подкрепить свою выразительную и живую речь. По ее словам, она унаследовала свои истории от бабушки, которая любила их рассказывать. Сказала, что смогла запомнить буквально лишь те истории, которые слышала в раннем детстве. Среди других историй, услышанных мной из ее уст, была хорошо знакомая, классическая сказка из «1000 и одной ночи» под названием «Рассказ о Хасане из Басры». Ограниченный объем книги не позволил мне включить в нее версию рассказа женщины, но интересно определить, насколько близко устная традиция соответствует письменному тексту. Я старательно воздерживалась от чтения оригинальной истории, пока не записала ее устный рассказ.

Я собирала эти сказания в Багдаде, Мосуле и в пустыне к северу от Мосула, но, к сожалению, не в Басре и не на юге страны. Надеюсь в будущем у меня будет возможность собрать фольклор и в Южном Ираке. Господин Джон Ван Эсс, чей «Разговорный язык Месопотамии» является образцовой работой и который знает Ирак и иракцев лучше, чем любой европеец или американец, говорил мне, что юг богат фольклором и что там колдовская практика среди черных рабов заслуживает внимательного изучения.

Теперь о форме сказаний. В начале декламации обычно произносятся стишки примерно такого содержания (у мусульман):

Здесь, не здесь,
Эй, почитатели Пророка,
Молитесь за Него.[1]

На это аудитория отвечает хором:

Тысяча молитв
И мир тебе, о Пророк Аллаха;

Причем, и мусульмане, и христиане пользуются формулой:

Было это, не было,
Мы уповаем на Аллаха.[2]

Обычно рефрены и стишки произносятся в начале и ходе повествования, в конце же его используется другой вид повтора, примерно такой:

Мы были с вами и возвращаемся назад,
И тамбурин гремит, а невеста в печали.

Или:

Эта история – полуправда,
И если бы я был рядом с нашим домом,
То принес бы вам тарелку бобов и тарелку изюма.

Такие рефрены появляются время от времени в соответствующих местах.

Содержание сказаний, как я уже говорила, различается. Кажется, проще всего классифицировать сказания по группам. Это – «колыбельные» сказки и «колыбельные» повторы. Это – сказки о животных, сказки вроде «Семейных сказок» братьев Гримм. Это – сказки типа «1000 и одной ночи», а также короткие рассказы о сверхъестественных существах, переданные людьми, которые верят в их существование. Подобные сказания можно сгруппировать согласно источникам их возможного происхождения. Однако я посчитала свои попытки подвести сказания под разные категории неудовлетворительными и поэтому оставила их в полном беспорядке, просто приводя некоторые сведения о рассказчике каждой сказки в конце книги. Там также встретятся такие примечания, которые в действительности проясняют не текст, а скорее содержание историй, там встречаются также ссылки на несколько сборников персидских, армянских и турецких сказок, которые включают параллельные сюжеты.

Практически каждая помещенная здесь сказка хорошо известна фольклористам по сказкам определенного рода, таким, например, как сказки, в которых джинны, или сказочные персонажи, превращаются по своему желанию в птиц. Типажи, знакомые нам по историям с лебедями-девицами. Когда встречаешь подобные типажи в Ираке, поневоле вспоминаешь людей-птиц на древних цилиндрических печатях и изображения людей с птичьим оперением, которые находят время от времени на шумерских сооружениях. Опять же описание условий существования мертвых в подземном мире в вавилонском эпосе «Нисхождение Иштара в темное царство», «где пищей является прах и где едят землю», весьма впечатляюще:

Они не видят света и сидят в темноте,
Они одеваются как птицы с оперением крыльев.

В общем, птица всегда была символом души. История о торговце колючками, в которой жених выступает в обличье птицы, напоминает как шумерских обитателей подземного мира, так и легенду о Лоэнгрине. Сходство с этой легендой и другими сказаниями подобного рода усиливается, когда человек-птица в арабском предании исчезает из своего человеческого окружения в тот самый момент, как только его имя и человеческая сущность публично провозглашаются.

Наблюдается большая разница между сказками, которые рассказывают иракским и английским детям. Британская няня или мама не верит в существование фей или великанов, в то время как иракская сказительница часто верит в них. Для большинства населения Ирака, за исключением небольшого образованного меньшинства, сверхъестественные существа, которые появляются в сказках и преданиях, реально существуют. С другой стороны, я прожила в этой стране более десяти лет и никогда не слышала сказок о привидениях. Не утверждаю, что таких историй не существует, но лично я не обнаружила ни одной. И если приходится слышать о семье, которая преследуется призраком, то она никогда не преследуется мертвецом, а только джинном. Я спрашивала некоторых женщин о причине этого, и они обычно отвечали таким образом: «Почему мертвый должен возвращаться? Когда люди умирают, они уходят в подобающее для них место». Любопытно отметить, что шумерская и вавилонская литература полны привидений и наставлений, как умилостивлять их. Но следы древнего культа привидений сохраняются в небольшом числе сказаний, таких как «Рассказ о мальчике и Дивах», доказывая снова продолжение жизни идей в сказках, после того как с ними рассталось общественное сознание.

Необходимо сказать о различных сверхъестественных существах, встречающихся на этих страницах. Западные читатели уже знакомы с джинном, афритом и гул ем, которые нередко появляются в арабских сказках «1000 и одной ночи». Возможно, меньше они знают о других иракских демонах и великанах, обитающих в аду, таких как силува, див, дами, сеир, тантал, табиа, ум ассабьян и карина.

Я касаюсь здесь только тех из мифологических существ, которые появляются в сказаниях, поскольку в будущей книге надеюсь рассмотреть фольклор Ирака более обстоятельно.

Силува играет в иракских легендах в основном ту же роль, что ведьма и великанша-людоедка в сказках Запада. Это – водяное существо, поскольку оно обитает в реках или в пещерах рядом с горными потоками. Ее тело покрыто длинными волосами, груди висят до колен, и когда она хочет накормить своих детей, которых носит на спине, то перебрасывает груди через плечо. По форме силува напоминает женщину, но иногда изображается с рыбьим хвостом вместо ног. Она любит питаться человечиной и в то же время неравнодушна к любовной связи с мужчинами. Силува смертна, как и все создания Аллаха, кроме ангелов, и боится железа. Оценивая некоторые из многочисленных историй о силуве, я склонна полагать, что этот демон является смесью культа некоторых древних речных божеств и персонажей рассказов африканских рабов о человекообразных обезьянах. Однажды, обсуждая силуву с моим старшим слугой, уроженцем Бахрейна, я спросила:

– Водятся ли такие существа где-нибудь помимо Бахрейна?

Он ответил утвердительно. Я попросила его сообщить, в каком виде и где они водятся. К моему удивлению, слуга сказал:

– В Лондоне, который я посетил вместе с Фейсалом Ибн Саудом.

Этот человек находился в свите Фейсала Ибн Сауда, когда тот посетил Лондон в конце войны. В ответ на настоятельные просьбы сообщить подробности, он пояснил:

– Мистер Филби водил нас однажды в большой сад, где много животных. Там были силувы, двое, самец и самка, в домике. Домик был украшен. Никому не позволялось подходить к ним, кроме одного человека, англичанина, который за ними ухаживал.

Я засомневалась:

– То, что ты видел, были обезьяны, Мубарак.

Он возразил:

– Нет, хатун, мы видели там и обезьян, очень много, но эти были похожи на людей.

Иногда я сталкивалась с тем, что арабы принимают крупных человекообразных обезьян за демонов.

Другой речной демон называется феридж акра'а. Он любит проделывать шутки с рыболовами и обитателями рек, но, видимо, является не столь опасным существом, как силува.

Подобно силуве, феридж акра'а имеет рыбий хвост или слабые ноги. Он напоминает старика, но его лысая голова красного цвета, а борода – зеленая. Кочевник племени шаммари однажды рассказывал мне, что один шейх племени, стоявшего лагерем у реки Евфрат, заметил, что его кобыла, прежде неутомимая и сильная, стала слабой и понурой, после того как ночью ее круп был измазан дегтем. На следующее утро кочевники обнаружили верхом на кобыле феридж акра'а, который попытался безуспешно бежать от них после своей ночной верховой езды. Люди шейха напали на чудовище и прикончили его ножами. Одна багдадская газета сообщала о появлении демона подобного вида в конце августа 1922 года.

Дами – великанша. Наполовину животное, она появляется, как призрак, на окраинах городов. Подобно демонам Вавилона и Ассирии, дами обычно питается прахом, отходами и отбросами разного рода, хотя и любит полакомиться человечиной. В иракских сказках она часто играет роль, отведенную в европейских сказках волку.

Карина – женщина-демон. Она привлекает к себе мужчину, лишает его любви к своей жене или невесте и даже приживает от него детей. Часто полагают, что холостяки живут с каринами, как с женами. В армянском фольклоре ее называют А1. Эротические сны приписывают к любовной связи с женщиной-демоном. Полагают, что она весьма ревнива и способна сильно навредить обычной женщине, к которой ее любовник может питать сердечную привязанность. Карина также крадет или убивает детей. Мистер Кэмпбел-Томсон указывал, что она, вероятно, происходит прямо от вавилонской ardat lili.

Див – еще один демон, который является в лесах или глухих местах. Он и его женская особь появляются на страницах этой книги так часто, что с их особенностями можно познакомиться, прочитав ее.

Сеир. Кочевник шаммари описывал мне его как существо, являющееся в глухих местах и в развалинах, особенно Хатры. Он говорил, что по внешнему виду это очень древний, одноглазый старик с бородой до колен, у него длинные зубы, покрытые железом, и железные ногти на ногах. Питается человечиной. Я слышала об этом демоне только от соплеменника шаммари. В Багдаде и на юге он, очевидно, неизвестен. В книге мистера Кэмпбела-Томсона я обнаружила: «Из нескольких поэтических фрагментов Ветхого Завета выясняется, что северные семитские племена верили в демонов точно такого же рода – волосатые существа, ночные монстры, которые являлись в заброшенных и глухих местах в сопровождении шакалов и страусов».

Судя по рассказу соплеменника шаммари, этот великан родственен циклопам из греческих легенд.

Надеюсь, что иракцы, которые прочтут эту книгу, будут достаточно любезны, чтобы снабдить меня имеющейся в их распоряжении информацией об этих ночных существах, поскольку Ирак колоссальное хранилище фольклора и легенд. Предлагая публике эти сказки из моей несовершенной и постоянно растущей коллекции, я надеюсь показать, как велико сокровище подобного рода этой страны. Я не поместила здесь истории непристойного характера, имеющиеся же – вполне приличны. Мне казалось, что лучше передать эти истории в естественном виде, не пересказывая их.

Хотелось бы поблагодарить самым сердечным образом тех, кто помогал мне в работе. Открывают их перечень сказители и сказительницы, а также доброжелательные люди, такие как мадам Татеосян, шейх Аджиль аль-Явир, сведший меня с членами семьи Накиба. Далее идут Абдель Азиз-бек Музаффар, который был достаточно любезен, чтобы проявить искренний интерес к сборнику сказаний и проверить правильность разных рефренов стихов на диалекте. Особенно я благодарна сэру Арнольду Уилсону, ставшему первым европейцем, которому я показала коллекцию, и особенно благодарна ему за его полезные замечания и ободрение. Должна выразить признательность профессору Альфреду Гильому за ценные советы относительно определенных аспектов арабской транскрипции и перевода, данные в то время, когда книга находилась уже в гранках.

Безумная женщина

Жила однажды слабоумная женщина. Она не совсем рехнулась, была просто придурковатой. Ее муж был сапожником, и у него был друг, пастух, который принес ему однажды две кипы шерсти со своей овцы и сказал:

– Сделай для себя из этого аба.[3]

Сапожник ответил:

– Премного благодарен. Спасибо! – забрал шерсть и обратился к жене: – О, женщина, ты знаешь, кто будет прясть эту шерсть? Я хочу, чтобы из нее сделали аба.

Женщина ответила:

– Да! Знаю.

Пастух отдал ей шерсть, и куда же она пошла? Женщина пошла к канаве за Южными воротами, которая была заполнена позеленевшей от водорослей водой и где квакали лягушки. Кур-руч! Кур-руч! Кур-руч! Ква! Ква!

Женщина позвала:

– Эй, кузины! Родственницы!

Те отозвались:

– Кур-руч! Кур-руч! Ква! Ква!

Она решила, что ей отвечают, и продолжила:

– Я принесла вам шерсть, чтобы вы сделали пряжу для аба моего мужа. Сможете сделать?

Лягушки ответили:

– Ква! Ква! Кур-руч! Кур-руч!

Она спросила:

– И когда мне прийти за пряжей!

В ответ:

– Кур-руч! Ква!

– Так, через месяц! – воскликнула женщина. – Хорошо, я приду за ней! – Затем бросила две кипы шерсти в канаву и вернулась домой.

– Ты отдала мою шерсть на пряжу? – спросил муж.

– Да, муженек, – ответила женщина, – я отдала ее моим кузинам по матери!

«Никогда не слышал, чтобы у нее были такие кузины, – подумал муж, – но, может, они, действительно есть». И поинтересовался:

– Когда они принесут шерсть?

– Я собираюсь забрать ее через месяц, – сообщила жена.

Прошел месяц, другой, за ним еще месяц. Муж напомнил жене:

– Прошло уже три месяца, а моя аба еще не сшита. Я пойду с тобой и заберу шерсть. Где живут твои кузины?

– У Южных ворот!

И вот они шли, шли и пришли к Южным воротам. Когда муж спросил, где дом кузин, жена указала на канаву и пояснила:

– Мои двоюродные сестры живут там!

В это время заквакали лягушки:

– Крр-рр! Кк-кк! Ква! Кур-руч!

Муж глянул и увидел в воде две кипы шерсти, позеленевшие, прогнившие и испорченные! До чего же он был взбешен! Муж побил супругу с криками:

– Ты глупая тварь! Идиотка! Дура!

Когда они вернулись назад, он захлопнул дверь дома перед ее носом и пошел спать. Жена осталась снаружи, на дороге, хотя уже темнело. Муж же уснул.

Вечер перешел в ночь, а женщина все сидела у дороги, пока ее муж спал дома. Мимо прошла кошка, и женщина подумала, что муж смягчился и прислал кошку в знак того, что она может войти в дом. Поэтому стала прогонять кошку:

Прочь, прочь!
Он послал за мной госпожу кошку,
Я не приду!

Чуть позже мимо пробежала собака. Женщина закричала:

Боже праведный! Теперь он послал за мной собаку,
Но я не приду!
Прочь, прочь!

Случилось так, что этой ночью в доме султана похозяйничал вор. Теперь он шел с верблюдом, на которого погрузил награбленные драгоценности. Верблюд заблудился и, блуждая, остановился перед женщиной, которая закричала:

Он посылал госпожу кошку, но я не пошла!
Он посылал собаку, но я не пошла!
Сейчас же здесь господин Горб! Я должна пойти с ним!

Поэтому она поднялась, постучалась в дверь и крикнула мужу:

Ты посылал госпожу кошку, я не пришла!
Ты посылал собаку, я не пришла!
Теперь же ты прислал господина Горба, я должна прийти!

Муж почувствовал угрызения совести в связи с тем, что оставил супругу на холоде. Он открыл дверь и увидел за ней свою жену с верблюдом.

– Откуда ты взяла этого верблюда?

– Ты его послал ко мне!

Тогда он завел верблюда во двор, а жене велел:

– Холодно, иди в дом и ложись спать!

Когда муж убедился, что жена заснула, он открыл пристегнутые к седлу мешки и обнаружил, что они заполнены драгоценностями! Мужчина взял лопату, вырыл яму и зарыл в нее сокровища. Затем убил верблюда и тоже зарыл его тушу в землю, оставив только кусок мяса. Из него он приготовил куббе[4] и пошел спать.

Потом пришли соседки из близлежавшего дома. Они постучали в дверь и позвали женщину:

– Мы хотим сходить к реке, чтобы набрать воды![5]

Муж услышал стук, разбудил жену и приказал:

– Пойди узнай, кто стучит в дверь.

Она пошла. Женщины взяли ее с собой к реке набрать воды.

Когда женщина возвращалась домой, ее муж взял с крыши блюдо с куббе и сбросил часть его содержимого на свою жену. Затем снова лег в постель и притворился спящим.

– Сюда, соседи! Сюда! Идет дождь из куббе! – закричала женщина.

Соседки подобрали разбросанное куббе, съели его и разошлись. Женщина пошла к своему мужу и стала поднимать его с постели, причитая:

– О, мой супруг, мой супруг!

– В чем дело? – огрызнулся тот. – Ты не даешь мне поспать!

– Гляди, – показала она, – идет дождь из куббе!

Муж глянул на то, что принесла жена.

– А ведь верно, это действительно куббе! Откуда оно появилось? – спросил он и съел кусочек.

– Оно упало с неба, – пояснила жена. – Когда мы вернулись с реки, то попали под дождь из куббе!

– Это правда? – удивился муж.

Затем они оба отправились спать.

На следующий день сапожник, как обычно, пошел на работу. То же было и на другой день, а на третий день улицы обходил глашатай, опрашивая людей:

– Видел ли кто-нибудь верблюда с седлом, к которому были пристегнуты мешки султана?

Женщина услышала это и обратилась к глашатаю со словами:

– Верблюд у нас, зайдите, зайдите! Мой муж увел его во двор!

Она повела стражников во двор, но они ничего там не нашли. Тогда спросили женщину:

– Где твой муж?

– Он там, где сук[6], – сообщила она и послала мальчишку показать людям султана место, где находилась лавка мужа, занимавшегося починкой старой обуви.

Стражники схватили его и доставили во дворец со словами:

– Султан хочет видеть тебя!

Когда сапожника привели во дворец, его поставили перед начальником стражи и объявили, в чем его обвиняют:

– У тебя верблюд с мешками султана, пристегнутыми к седлу.

– Нет, клянусь Аллахом, нет! – принялся он отрицать.

– Не криви душой, – велели ему. – Твоя жена во всем призналась.

– Неправда, – настаивал он, – у меня нет верблюда. Я бедный сапожник, каждый знает меня как честного человека. Куда бы я дел верблюда?

– Твоя жена сообщила глашатаю, что ты увел верблюда с мешками, пристегнутыми к седлу, во двор.

– Приведите сюда мою жену, – потребовал муж, – учините ей допрос в моем присутствии и позвольте мне задать ей несколько вопросов.

– Ладно, пусть она придет, – позволил начальник стражи.

За женой послали и сказали ей:

– Твой муж зовет тебя, он во дворце. Иди с нами.

– Хорошо, пойду, – согласилась она, – но он приказал мне сторожить дверь дома, как я смогу это делать, если уйду во дворец? Лучше я возьму дверь с собой! – Она сорвала дверь со скоб[7], водрузила ее на голову и пошла во дворец.

Когда жена прибыла во дворец, начальник стражи спросил:

– Что это такое? Почему эта женщина несет на голове дверь?

– О, господин, – ответила женщина, – мой муж приказал мне не оставлять без внимания дверь дома, поэтому я взяла ее с собой!

– Расскажи страже обо всем, что случилось в тот день, когда я, по твоим словам, отвел во двор верблюда с мешками, пристегнутыми к седлу, – потребовал сапожник.

– Это было в тот день, когда ты спросил о своей аба, и я повела тебя за город, чтобы узнать, приготовили ли мои кузины-лягушки пряжу для нее. Потом ты побил меня и выгнал из дома. Ночью ты послал за мной госпожу кошку, но я не согласилась вернуться. Тогда ты послал за мной господина кобеля, только я опять не согласилась. Тогда ты прислал господина Горба, я пошла с ним, и ты впустил нас обоих.

– Что еще случилось той ночью? – спросил муж.

– Ах да, муженек! – воскликнула женщина. – Это была как раз та ночь, когда шел дождь из куббе!

– Что за вздор! – воскликнул начальник стражи.

– Но это правда, начальник, – ответила женщина. – Когда я возвращалась с реки, с небес посыпался дождь из куббе, и я ела его!

– Женщина безумна, – заключил начальник стражи, а затем обратились к сапожнику: – Иди! С тебя сняты все обвинения!

Мужчина пошел домой. Он развелся с женой. После этого однажды ночью откопал мешки с драгоценностями и уехал в другой город. Там стал жить богачом за счет сокровищ султана.

Коза и старуха

Жила-была старуха с козой. Они ютились в маленькой глинобитной хижине, а во дворике был колодец.

Однажды начался дождь. Он лил так сильно, что стала протекать крыша, и старуха сказала козе:

– Козочка, мы не сможем остаться в доме сухими, давай полезем в колодец.

– Я не полезу вниз, – отказалась коза.

– Не полезешь? – спросила старуха.

– Нет.

– Мне что – вызвать мясника, чтобы он зарезал тебя?

– Уходи прочь, – сказала коза.

Что ж, старуха пошла к мяснику и попросила его:

– Иди и зарежь мою козу. Моя коза не хочет лезть в колодец!

– Я не пойду в такой дождь, – отказался мясник, – уходи, уходи отсюда!

– Привести к тебе кузнеца, чтобы он затупил твои ножи? – пригрозила старуха.

– Убирайся, – огрызнулся мясник.

Старуха обратилась с просьбой к кузнецу:

– Пойди и затупи ножи мясника! Он не хочет зарезать мою козу, а коза не хочет лезть в колодец!

– Убирайся, убирайся отсюда, – замахал руками кузнец, – я не пойду в такой дождь!

– Заставить реку залить огонь в твоем горне? – обиделась старуха.

– Прочь! – рявкнул кузнец.

Старуха пошла к реке:

Река, река, залей огонь кузнеца.
Кузнец не хочет затупить ножи мясника,
Мясник не хочет зарезать мою козу,
А моя коза не хочет лезть в колодец.

– Уходи, уходи, – зашумела река.

– Пойти к верблюду, чтобы он выпил тебя? – рассердилась старуха.

– Прочь! – забурлила река.

Старуха пошла просить верблюда:

Верблюд, верблюд, выпей реку,
Река не хочет залить огонь кузнеца,
Кузнец не хочет затупить ножи мясника,
Мясник не хочет зарезать мою козу,
Коза не хочет лезть в колодец!

– Уходи, – отозвался верблюд, – я не пойду в такой дождь!

– Заставить веревку задушить тебя? – разгневалась старуха.

– Прочь, – сказал верблюд.

Старуха стала просить веревку:

Веревка, веревка, задуши верблюда,
Верблюд не хочет выпить реку,
Река не хочет залить огонь кузнеца,
Кузнец не хочет затупить ножи мясника,
Мясник не хочет зарезать мою козу,
Коза не хочет лезть в колодец!

– Прочь, прочь отсюда, – закричала веревка, – я не пойду в такой дождь!

– Попросить крысу, чтобы она изгрызла тебя? – возмутилась старуха.

– Прочь! – велела веревка.

Старуха пошла к крысе:

Крыса, крыса, изгрызи веревку,
Веревка не хочет задушить верблюда,
Верблюд не хочет выпить реку,
Река не хочет залить огонь кузнеца,
Кузнец не хочет затупить ножи мясника,
Мясник не хочет зарезать мою козу,
Коза не хочет лезть в колодец!

– Уходи, уходи прочь, – сказала крыса, – я не пойду в такой дождь!

– А если я приведу кошку, чтобы она съела тебя? – спросила старуха.

– Прочь, – повторила крыса.

Старуха пошла тогда к кошке:

Кошка, кошка, съешь крысу,
Крыса не хочет изгрызть веревку,
Веревка не хочет задушить верблюда,
Верблюд не хочет выпить реку,
Река не хочет залить огонь кузнеца,
Кузнец не хочет затупить ножи мясника,
Мясник не хочет зарезать мою козу,
Коза не хочет лезть в колодец!

– Где крыса? – заинтересовалась кошка. – Веди меня к ней!

Только кошка собралась прыгнуть на крысу, как та взмолилась:

– Нет, не надо! Я пойду грызть веревку!

– Нет, не надо! – взмолилась веревка. – Я пойду душить верблюда!

– Нет, не надо! – взмолился верблюд. – Я пойду пить реку!

– Нет, не надо! – взмолилась река. – Я пойду заливать огонь кузнеца!

– Нет, не надо! – взмолился кузнец. – Я пойду тупить ножи мясника!

– Нет, не надо! – взмолился мясник. – Я пойду резать козу!

– Нет, не надо! – взмолилась коза и полезла в колодец.

Вслед за ней полезла и старуха.

Три мышки

Было то, не было,

Один Аллах знает,

Всякий, кто грешен, должен говорить: «Прошу прощения у Аллаха!»

Жили-были три мышки. Они были сестрами. Старшую звали Ханни, среднюю – Манни, а младшую – Тарьяксанни.

Ханни жила в лавке пекаря и обжилась там.

Манни жила в лавке мясника и обжилась там.

Тарьяксанни жила в лавке зеленщика и обжилась там.

Однажды Тарьяксанни заболела. Поехал в город человек, чтобы купить хлеба, мяса и овощей. Сначала он заглянул в лавку зеленщика, чтобы купить фиников. А когда зашел в лавку, услышал, как кто-то говорит ему тонюсеньким голосом:

О, незнакомец, оседлавший коня
Со звенящими колокольчиками,
Передай моим сестрам Ханни и Манни,
Что Тарьяксанни почти при смерти.

Затем человек верхом на коне поехал к пекарю и, покупая хлеб, рассказал:

– Когда я был в лавке зеленщика, кто-то просил меня тоненьким голоском:

«О, незнакомец, оседлавший коня
Со звенящими колокольчиками,
Передай моим сестрам Ханни и Манни,
Что Тарьяксанни почти при смерти».

Ханни услышала слова незнакомца, и едва они слетели с его губ, как она уже прибежала к сестре Манни и сообщила ей:

– К нам в лавку приходил незнакомец и рассказал, что наша сестра Тарьяксанни почти при смерти!

Затем Ханни и Манни побежали к лавке зеленщика, чтобы увидеться с больной сестрой, и утешили ее словами:

– Милостью Аллаха ты поправишься, и мы все вместе отправимся за город подышать свежим воздухом.

Через некоторое время Тарьяксанни поправилась. Тогда каждая мышка собрала еду для прогулки. Ханни взяла с собой хлеб, Манни – мясо, а Тарьяксанни – финики.

Сестры отправились за город, каждая держа во рту свою пищу. По пути встретили собаку, которая облаяла их и погналась за ними. В страхе мышки убежали от нее и спрятались в норе у отверстия колодца.

Собака прибежала, облаяла колодец и трижды повторила:

Мать колодца, мать колодца,
Ты та, кто дает испить из своего широкого устья![8]

Потом со словами «Если бы вы были разумны или предусмотрительны, то не пришли бы к матери колодца!» собака прыгнула и съела Ханни, Манни и Тарьяксанни – всех разом!

Воробей и его жена

Жили-были воробей с воробьихой, и были они счастливы в браке. Однажды воробей купил семь зерен пшеницы, так как хотел устроить торжество. Он принес зерна жене и опять улетел, чтобы пригласить на торжество других воробьев. Однако задержался, а жена, долго ожидая возвращения мужа, так проголодалась, что съела все семь зерен, одно за другим.

Как только она покончила с едой, прилетел муж с гостями и велел:

– Ну, неси нам семь зерен, мы страшно голодны!

Она ответила:

– Прости, муженек! Тебя так долго не было, что меня истомил голод, и я съела все семь зерен!

Воробей очень рассердился и затем в присутствии гостей развелся с воробьихой, произнеся трижды: «Женщина, я развожусь с тобой!»[9]

Тогда воробьиха улетела к своим родным, а гости разлетелись по домам. Воробей же остался в одиночестве переживать свое поспешное решение в отношении супруги, поскольку любил ее.

Поэтому через некоторое время он полетел на дерево, где воробьиха жила у родственников, и сел на сук.

Жена-воробьиха спросила:

– Кто сел на дерево моего отца?

– Это я, – откликнулся воробей, – я! Моя маленькая чаровница, чмокающая птичка! Моя маленькая ласковая пернатая женушка, я хочу, чтобы ты вернулась! Хочу, чтобы ты снова была дома!

Но воробьиха ответила:

– Убирайся! Возвращайся туда, откуда прилетел!

На следующий день воробей снова прилетел на дерево отца его супруги. Та вновь спросила:

– Кто сел на дерево моего отца?

Воробей ответил, как прежде:

– Это я, я! Моя маленькая чаровница, чмокающая птичка! Моя маленькая ласковая пернатая женушка, я хочу, чтобы ты вернулась! Хочу, чтобы ты снова была дома!

Но она ответила:

– Убирайся! Возвращайся туда, откуда прилетел!

Так продолжалось несколько дней.

Но однажды утром воробей прилетел к портнихе и попросил:

– Мне нужны зеленая, желтая, голубая, красная и лиловая нити!

Портниха дала ему пять нитей пяти цветов.

Воробей подхватил их клювом и полетел на дерево отца супруги.

– Кто сел на дерево моего отца? – как всегда, спросила воробьиха.

– Это я, я! Моя маленькая чаровница, чмокающая птичка! Моя маленькая ласковая пернатая женушка, я хочу, чтобы ты вернулась! Хочу, чтобы ты снова была дома! – откликнулся воробей.

– Убирайся! Возвращайся туда, откуда прилетел! – крикнула она.

Но воробей заговорил снова:

– Я принес красную, зеленую, желтую, голубую и лиловую нити. Оставишь ли ты их у меня или я вернусь без них?

Тогда она радостно защебетала, подлетела к нему, взяла нити в свой клюв и вернулась с мужем в их гнездо. Воробьиха переплела нити в одну[10]. Затем они купили много зерна и организовали торжество для всех своих друзей.

Дунгара Хшейбан

Некогда жил человек, имевший двух дочерей. Обе они были взрослые и замужем. Старшая дочь вышла замуж за богача, младшая же выбрала бедняка.

Однажды у младшей дочери, беременной накануне родов, появилось сильное желание поесть чечевичного супа. Она пошла к старшей сестре и спросила:

– Не дашь ли ты мне немного чечевицы, мне очень захотелось чечевичного супа.

Старшая сестра ответила:

– Я сама сварю тебе чечевичный суп.

Младшая сестра села в ожидании, а старшая принялась готовить суп. И пока его варила, раскалила на очаге докрасна вертел. Когда же младшая сестра села за еду, старшая ткнула ей вертелом в бедро. Младшая сестра убежала, не поев супа, голодная.

Вернувшись домой, она попросила мужа достать для нее немного чечевицы. Тот отправился на поиски.

Пока женщина сидела дома в ожидании, у нее начались схватки. Она сильно испугалась, поскольку рядом не было никого, способного оказать ей помощь. Но в тот самый момент, когда помощь ей больше всего потребовалась, стена раздвинулась, и в комнату вошли пять девушек, дочерей джиннов, которые помогли ей произвести на свет дочь. Затем обмыли девочку, запеленали и отдали матери.

Первая девушка сказала:

– Если пожелает Аллах, ее чело увенчает золотая корона.

Вторая молвила:

– Когда она пойдет, на следах ее ног будут вырастать мирт и жасмин.

Третья произнесла:

– Когда она скажет слово, с ее губ сорвется жемчужина.

Четвертая добавила:

– Когда она заплачет, прольется дождь, когда улыбнется – выйдет солнце.

Пятая заключила:

– Каждый раз, когда она искупается, вода, в которую она входила, будет превращаться в слитки серебра и золота.

Затем стена снова открылась, и девушки скрылись за ней.

В тот же вечер женщина еще раз обмыла свое дитя. Как и предсказывали дочери джиннов, вода, в которой купалась новорожденная, превратилась в слитки золота и серебра. Женщина купила еду и одежду, наняла слуг, приобрела прекрасный дом. У нее стало столько денег, сколько она хотела, потому что каждый день производились золото и серебро.

Все это происходило в отсутствие мужа, поскольку тот продолжал искать повсюду чечевицу, но нигде не мог найти. Поэтому, когда женщина переехала в свой прекрасный дом, она послала раба на поиски мужа. И приказала рабу, по обнаружении супруга, сводить его в баню, переодеть в добротную новую одежду.

Раб поискал мужа женщины в торговом ряду и нашел его там.

– Ваша жена приказала мне найти вас, – объяснил ему раб, – она хочет знать, почему вы не возвращаетесь домой.

– Я ищу повсюду чечевицу, по которой истомилась жена, но пока не нашел ее, – ответил муж. – Как я могу вернуться в дом?

– Ваша жена родила дочь, и хочет, чтобы вы на нее взглянули, – продолжал раб, – но сначала вам нужно пойти в баню.

Супруг сходил в баню, затем облачился в новую одежду и вместе с рабом вернулся в дом. Жена ожидала его у двери. Когда супруг приблизился, она вышла к нему и рассказала обо всем, что случилось.

Тот очень обрадовался, и с этого дня они с женой зажили богато, счастливо, ни в чем не нуждаясь.

Их дочь росла и с течением времени достигла тринадцатилетнего возраста. Девочка отличалась такой необыкновенной красотой, что приводила в восторг каждого, кто ее видел.

Однажды она вышла на крышу подышать свежим воздухом. Пока ходила там, мимо проезжал сын султана и залюбовался ею. Глядя на нее, он потерял голову, а когда прибыл во дворец, пошел к отцу и заявил:

– Я увидел девушку, на которой хочу жениться. Никакую другую в жены не возьму.

– Кто эта девушка, сынок? – спросил султан.

– Я видел ее сегодня на крыше одного дома, – ответил юноша.

– Браке ней невозможен для тебя, – сказал султан, – ведь нам неизвестна эта девушка и ее родственники.

Но юноша продолжал умолять отца, и наконец султан уступил его просьбам. Он послал женщин своего семейства в дом девушки. Они увидели, что семья девушки богата, и жена султана сообщила матери девушки:

– Я пришла просить руки вашей дочери. Сын хочет взять ее в жены.

Обручение состоялось. Мулла составил брачный договор и назначил день, когда невеста должна была предстать перед женихом.

Сестра матери девушки пожелала сопровождать ее дочь. Вечером в день отъезда она вместе с невестой села в карету и отправилась во дворец султана. В пути тетя попросила девушку остановить карету и сделать небольшую передышку. Когда они съехали с дороги, тетка обратилась к девушке:

– Я хочу примерить твой брачный наряд, ты позволишь мне?

– Пожалуйста, – согласилась та. Сняла брачный наряд и передала его тетке.

Как только они переоделись, тетка схватила девушку, выцарапала ей оба глаза и оставила у дороги. А сама снова села в карету и поехала во дворец султана в качестве невесты. Никто из членов семьи султана не заподозрил, что это не та невеста, но жених, увидев ее лицо, вышел из опочивальни и сказал матери:

– Это не та девушка, которую я видел.

– Это девушка, которую ты взял в жены, – возразила мать, и сына султана заставили принять ее как невесту.

Настоящая же невеста, ослепленная, шла по пустыне, натыкаясь на колючки и спотыкаясь о камни. Ее платье изорвалось, ноги кровоточили. Пройдя таким образом некоторое расстояние, она встретила бедного торговца колючками, которого восхитила ее красота.

– Ты фея или человек? – спросил он.

– Я – человек.

Затем торговец посочувствовал ее горькой участи, взял к себе в дом и сказал своим четырем дочерям:

– Вот несчастная девушка, которую я встретил в пустыне. Покормите ее и позаботьтесь о ней.

– Отец, мы голодны, нам самим не хватает хлеба, – напомнила старшая дочь. – Ты должен прогнать незнакомку. Она съест нашу еду, нам ничего не останется!

– Как я могу прогнать ее? – возразил торговец колючками. – Это грех!

– Отец, – сказала младшая дочь, – девушка останется у нас, я буду делиться с ней моей порцией каждый день. – Младшая дочь полюбила незнакомку, как только увидела ее.

Так невеста осталась в доме торговца и делила еду с его младшей дочерью. Когда наступила ночь, она попросила:

– Принеси мне воды, я хочу искупаться, – а когда говорила это, с ее губ сорвалась жемчужина.

Младшая дочь торговца пошла за водой. Невеста выкупалась. Когда же вышла из воды, лоханка наполнилась слитками серебра и золота. Она передала их торговцу колючками и пояснила, что теперь он каждый день будет получать то же самое, также как жемчужины, слетающие с ее губ. Так торговец колючками разбогател.

Однажды невеста попросила дочерей торговца колючками:

– Соберите мирт и жасмин, выросший на земле, по которой я ступала, и сходите во дворец султана. Когда придете под окна невесты наследника, кричите, пока она не выглянет из окна: «Мирт и жасмин за правый глаз!»

Дочери торговца колючками поступили так, как им было сказано. Они пришли под окно мнимой невесты и закричали:

– Мирт и жасмин за правый глаз!

Мнимая невеста выглянула из окна и спросила:

– Что вам надо?

Они ответили:

– Вот мирт и жасмин за правый глаз!

Злодейка испугалась и выбросила им из окна правый глаз племянницы. Дочери торговца вернулись домой, а настоящая невеста положила правый глаз в глазницу, он прирос, и она смогла видеть правым глазом.

Затем взяла жемчужину, слетевшую с ее губ после произнесения слова, и передала дочерям торговца колючками с наказом:

– Идите, как и в прошлый раз, под окно невесты наследника и кричите: «Жемчужина за левый глаз!»

Они пришли во дворец султана, как и в первый раз. Мнимая невеста подошла к окну и спросила:

– Что вам надо?

Дочери торговца ответили:

– Жемчужину за левый глаз!

Тогда мнимая невеста выбросила им левый глаз, с которым они вернулись к настоящей невесте. Девушка положила его в глазницу и стала хорошо видеть обоими глазами, как прежде.

Однажды девушка попросила торговца колючками принести доски и соорудить из них ей такую одежду, чтобы она выглядела деревянной.

Тот выполнил ее просьбу, сделал для нее платье из дерева, которое покрывало ее с головы до ног, оставив лишь отверстия для глаз и рук. Затем девушка взяла в руки деревянное изделие и попрощалась с торговцем колючками и его дочерями. Они упрашивали девушку остаться, но она отказалась со словами:

– Теперь вы богаты, и я должна идти. – Она благословила их, вышла из дома и шла до тех пор, пока не подошла ко дворцу султана, где села у ворот.

Слуги заметили ее и сообщили сыну султана:

– У ворот дворца сидит человек в деревянной одежде!

Тот велел:

– Идите и спросите у него, чего он хочет.

Слуги пошли спросили:

– Что тебе нужно?

Человек в деревянной одежде ответил:

– Хочу служить в доме наследника.

Слуги сказали:

– Входи, будешь помогать в обслуживании дома.

Девушка вошла. Она так хорошо справлялась со своими обязанностями, что привела всех в восхищение. Ночью девушка снимала свое деревянное платье, днем же всегда его носила. Ее прозвали Дунгара Хшейбан.

Однажды наследник устроил пирушку для своих друзей и приказал старшему слуге:

– Пусть этим вечером нас обслуживает за столом только Дунгара Хшейбан.

Когда пришли гости, Дунгара Хшейбан понесла блюда к столу. Но ее движения в деревянном платье были столь неуклюжи, что она выронила блюда, и они разбились.

Сын султана рассердился и закричал:

– Дунгара Хшейбан! Сними свое деревянное платье, или я зарежу тебя кинжалом!

В ответ на эти слова девушка приподняла свое платье и совсем его сняла, представ перед всеми прекрасной луной, вышедшей из-за облаков. Наследник сразу узнал в ней свою настоящую невесту и попросил ее рассказать обо всем.

Она рассказала ему все от начала до конца. Он обнял ее и взял себе в жены. Что же до тетки, то ее он приказал сжечь живьем!

Мы были с вами и ушли.
И если бы ваш дом находился ближе,
Я принес бы вам горстку изюма.[11]
хрустальный корабль
Было это, не было,
Мы уповаем на Аллаха.

Жил один купец, у которого было три дочери. Однажды возникла необходимость отправиться купцу в далекое путешествие за товарами. Перед отъездом он спросил у старшей дочери:

– Дочь моя! Что тебе привезти по возвращении?

Та пожелала:

– Хочу красивое новое платье!

Тот же вопрос купец задал средней дочери, и она заказала:

– Я тоже хочу красивое новое платье.

Затем купец поинтересовался мнением младшей дочери, которая была еще ребенком. Девочка пошла к матери посоветоваться.

– Что мне попросить у отца привезти по его возвращении?

Мать не замедлила с ответом:

– Попроси гроздь жемчуга.

Дочь вернулась к отцу и сказала:

– Хочу гроздь жемчуга.

Купец пообещал дочерям выполнить их пожелания и отбыл в дальнюю страну. Совершив торговые сделки, он пошел в торговый центр и купил там два отреза шелка для двух старших дочерей, а про просьбу младшей дочери забыл. Затем отправился в гавань и сел на корабль. Капитан корабля подошел к нему и поинтересовался:

– Вы совершили все ваши сделки? Ничего не забыли? Мой корабль не сможет отчалить, если хоть один человек на борту не завершил свои дела.

– Я забыл выполнить мое обещание младшей дочери привезти для нее подарок! – спохватился купец.

– Тогда возвращайтесь на берег и купите подарок, иначе корабль не двинется с места в этой гавани, – сказал капитан.

Купец сошел на берег, отправился в торговые ряды ювелиров и одному из них сказал:

– Хочу купить гроздь жемчуга.

Ювелир ответил:

– Гроздь Жемчуга – это имя сына султана джиннов.

Тогда купец поинтересовался:

– Где найти Гроздь Жемчуга?

Ему разъяснили, где находится дворец султана.

Купец пришел в указанное место, подошел к двери и постучал.

За дверью спросили:

– Кто там?

– Я, – ответил он.

– Что тебе надо? – снова прозвучал голос за дверью.

– Я ищу Гроздь Жемчуга.

Дверь открылась, и перед купцом появился прекрасный юноша, который сказал:

– Это меня зовут Гроздь Жемчуга. Что тебе от меня нужно?

Купец объяснил:

– У меня три дочери. Когда я уезжал сюда, то обещал каждой привезти подарок. Старшим двум дочерям – новые платья, а младшей – гроздь жемчуга.

– Возьми этот ларец, – предложил юноша. – В нем три волоска. Дай их твоей дочери и предложи ей сесть в одиночестве в пустой комнате рядом с непокрытым порогом. Эту комнату для нее должен построить ты. Когда она уединится, пусть потрет три волоска друг о друга. Что бы ей ни показалось после этого, она не должна выдать свой страх ни словом, ни криком, должна только трижды произнести: «Машалла!»[12]

Купец взял ларец, простился с юношей и вернулся в гавань. Корабль вышел в море и вовремя прибыл на родину купца.

Когда он вернулся домой, дочери встретили и обняли отца. Старшая дочь спросила:

– Где мое новое платье?

Купец открыл сундук и передал ей готовое, вышитое узорами платье. В ответ на такой же вопрос средней дочери передал и ей ее готовое, вышитое узорами платье. Затем поинтересовалась младшая дочь:

– Где моя гроздь жемчуга?

Купец ответил:

– Дочь, я забыл о твоей просьбе, поэтому ничего не привез тебе.

Однако ночью, в постели, он сказал супруге:

– Жена, не знаю что делать, ты должна посоветовать мне. Гроздь Жемчуга – имя сына султана джиннов. – И он рассказал ей обо всем, что случилось, добавив: – Что скажешь, жена? Следует ли нам строить помещение, чтобы в нем уединилась дочь, как рекомендовал сын султана джиннов, или не стоит?

Жена ответила:

– Построй такое помещение, и ты увидишь, что это принесет нам богатство.

На следующий день купец позвал строителей. Они построили новую комнату, в которую ничего не поставили. Порог тоже оставили непокрытым, как указывал Гроздь Жемчуга. Когда строительство закончилось, младшую дочь выкупали, одели и украсили. Отец с матерью повели ее в комнату и приказали ей находиться там. Девушке дали ларец с тремя волосками. Отец велел ей потереть волоски друг о друга и сопровождать то, что она увидит, троекратным восклицанием: «Машалла!»

Затем родители заперли дверь комнаты и оставили младшую дочь в одиночестве. Как было сказано, она потерла волоски друг о друга. И через некоторое время, взглянув на порог, увидела, что он превратился в озеро, по которому плывет хрустальный корабль. Корабль приблизился, и на его борту показался юноша. Хвала Аллаху, создавшему его, потому что был этот юноша прекраснейшим из прекрасных.

Младшая дочь была очарована, но не вымолвила ни слова, кроме троекратного «Машалла!», как и велел отец. Юноша подошел к ней и поцеловал. Она его полюбила, а он – ее. Они провели время до утра в счастье и удовольствии. Затем юноша сказал любимой:

– Если что-то нас разлучит и я не смогу прийти сюда, отправься искать меня, но ты должна будешь надеть железные туфли и держать в руке железный посох. – Затем он велел ей никому не говорить о том, что случилось этой ночью, и отбыл на борту хрустального корабля. На месте озера вновь водворился порог, как было прежде.

Следующая ночь прошла так же, как и предыдущая. До зари девушка проводила время с Гроздью Жемчуга в счастье и удовольствии. Так продолжалось много ночей.

Старшая сестра догадалась о том, что происходит, и стала завидовать счастью младшей. Однажды, когда ее сестры отправились с матерью в баню, старшая сестра отказалась идти с ними.

– Сегодня я не хочу купаться, – заявила она, – и просто подожду вас дома.

Как только все ушли, старшая сестра нашла одежду младшей сестры и похитила из ее кармана ключ от комнаты уединения. Затем вошла в нее, закрылась там и села на месте младшей сестры. Вскоре заметила и ларец. Открыв его, она обнаружила три волоска. Старшая сестра вынула их и потерла друг о друга. Как только это сделала, порог превратился в озеро, на котором появился хрустальный корабль с сыном султана джиннов на борту. Девушка так поразилась, что громко закричала. В результате корабль разлетелся на осколки, вонзившиеся в тело юноши. Затем он и озеро исчезли, и все приняло обыденный вид.

Старшая сестра испугалась, выбежала из комнаты и заперла дверь. Когда все вернулись из бани, она тихонько вновь положила ключ в карман платья младшей сестры. А о том, что случилось, не обмолвилась ни словом.

Вечером младшая сестра вновь вошла в комнату, потерла три волоска друг о друга, но это ничего не дало. Хотя она прождала всю ночь, никто не появился, комната оставалась темной и пустой.

Младшая сестра стала плакать и причитать:

– О, горе! Это козни моей сестры!

На следующее утро она пошла к отцу и сказала ему, что ей нужны железные туфли и железный посох в руку.

Она долго шла через пустыни и горные долины. Прошло много дней, прежде чем девушка пришла в один город, на окраине которого росло большое дерево. Из-за долгой ходьбы у девушки болели ноги, по ее телу разлилась усталость. Она села под дерево отдохнуть и закрыла глаза.

На сучьях дерева сидели два голубя. И вот один голубь начал ворковать другому, а младшая сестра слышала такие слова:

– Вур-вур-вур, сестрица, сиди, где сидишь! Если эта девушка спит, ее судьба решена. Если она бодрствует – ее судьба спасена.

Второй голубь отвечал:

– Вур-вур-вур, сестрица, сиди, где сидишь! К этой девушке приходил сын султана джиннов, но однажды, когда она мылась в бане, ее сестра украла ключ от комнаты уединения и потерла друг о друга три волоска. Когда юноша появился, она закричала. Корабль разлетелся на осколки хрусталя, которые впились в тело юноши. Когда эта девушка попыталась в свою очередь потереть волоски, никто к ней не явился. Она села и заплакала. Теперь вот ищет его!

Первый голубь продолжил:

– Теперь этот юноша при смерти, а его отец повсюду ищет лекарство, способное его вылечить. Если бы эта девушка нас слышала, она бы нас поймала, убила, взяла с собой нашу кровь и перья, а также несколько листьев этого дерева. Со всем этим она пошла бы во дворец султана джиннов. И кричала бы по дороге «Вот целитель!

Вот врач!» до тех пор, пока ее не впустили бы во дворец. Войдя, она велела бы отнести больного юношу в баню и там измазала бы его тело нашей кровью и перьями. Тогда все хрустальные осколки вышли бы из него. После этого она обтерла бы его тело листьями дерева, и юноша получил бы исцеление.

Как только голуби прекратили воркование и успокоились, девушка быстро поднялась, схватила их, свернула им шеи, сцедила их кровь в чашку, а перья завернула в платок. Затем сорвала несколько листьев с дерева и направилась в город, причитая: «Вот целитель! Вот врач!», пока не подошла к двери дворца, в котором жил султан джиннов.

Услышав голос девушки, султан джиннов приказал слугам привести ее к нему.

– Ты кто? – спросил он девушку.

Она сказала:

– Я – целитель. Если вы велите отнести вашего сына в хаммам[13] и оставить его там со мной, я его полностью вылечу.

– Сделайте это, – приказал султан джиннов.

Девушку привели в баню, затем принесли к ней юношу, который лежал как мертвый. Она велела слугам султана оставить ее в бане наедине с юношей. Затем его раздела, погрузила перья голубей в кровь и измазала этим месивом тело сына султана. После этого осколки хрусталя выпали из него. Потом девушка обтерла кожу юноши листьями дерева. Его раны затянулись, и тело исцелилось. Он открыл глаза и встал совершенно здоровым.

Взглянув на девушку, сын султана не узнал ее в мужской одежде, но попросил:

– Разденься, мы искупаемся вместе!

Тогда младшая сестра призналась:

– Я – та, к которой ты сошел с борта хрустального корабля. Когда ты больше не появился, я пошла искать тебя!

Юноша нежно обнял ее и привел к отцу, султану джиннов, который, выслушав рассказ сына, произнес:

– Дочь человека! Если бы ты не исцелила сына, то заплатила бы за это жизнью, но поскольку ты спасла его, то выйдешь за него замуж. Ты будешь жить вместе с нами в стране джиннов.

Затем он устроил свадьбу, которая продолжалась три дня и три ночи. Юноша и девушка поженились и находились всю жизнь в стране джиннов.

Старая чета и их коза

Жили-были старик со старухой. Они держали козу, которую очень любили. Дом их был построен из глиняных кирпичей, а дверь его – из камыша. В этом доме они и жили с козой.

Однажды дами[14], которая жила рядом в пустыне, истосковалась по крови и сказала про себя: «Съем либо старика, либо старуху». Затем пошла в дом, постучала в камышовую дверь и проговорила:

– О, камышовая дверь! Я сломаю тебя! Съем старушку или старичка!

В это время старуха была в доме одна. Когда она услышала эти слова, то сильно испугалась. Коза же, услышав их, пригрозила дами:

– Забодаю тебя рогами, искусаю тебя зубами!

Дами испугалась угрозы козы и убежала обратно в пустыню.

Но она все еще была голодна, поэтому на следующий день снова пришла к дому и постучала в дверь. Старуха была одна и спросила:

– Кто там?

Дами отозвалась:

– О, камышовая дверь! Я сломаю тебя! Съем старушку или старичка!

Тут вмешалась коза:

– Забодаю тебя рогами и искусаю тебя зубами!

Дами испугалась и убежала.

Когда дами шла по дороге, кого еще она могла встретить, кроме старика? Дами пожаловалась ему:

– Каждый день я прихожу к твоему дому, чтобы передать еду из дворца султана, но твоя коза не пускает меня!

Старик пришел домой и сказал старухе:

– В чем дело? Дами приносит нам каждый день еду из дворца султана, а наша коза не пускает ее в дом! Я убью козу!

Старуха запричитала:

– О, муженек, способен ли ты понять? Коза стоит перед дверьми, потому что дами хочет съесть нас! Не убивай козу!

На следующий день произошло все то же самое. Пришла дами, а коза не пустила ее в дом. Дами пожаловалась старику. А когда пожаловалась ему и в третий раз, старик взял нож и приготовился зарезать козу. Старуха закричала:

– О, муженек! Не верь дами! Она хочет нас съесть! Она жаждет нашей крови! Не убивай козу!

Но старик подошел к козе и перерезал ей горло.

– Что ты наделал! – заплакала и запричитала старуха.

Тем не менее, поскольку козы уже не было в живых, старуха приготовила из ее головы и требухи пачу[15], а остальное мясо засолила.

На следующий день опять пришла дами и крикнула:

– О, камышовая дверь! Я сломаю тебя! Съем старушку или старичка!

А из кадки с соленым мясом прозвучал голос:

– Забодаю тебя рогами и искусаю тебя зубами!

Дами испугалась и убежала.

Ночью старик съел оставшееся мясо. На следующий день дами пришла до его ухода и крикнула:

– О, камышовая дверь! Я сломаю тебя! Съем старушку или старичка!

На этот раз угроз не последовало. Только старуха в глубине дома произнесла:

– Теперь ты слышишь своими ушами? Дами хочет нас съесть!

Старик побежал и спрятался в глиняной печке. Старуха укрылась, завернувшись в ковер.

Дами снова прокричала у двери, но ответа не последовало. Тогда она ударила в дверь головой, та и открылась. Дами вошла и побродила по хошу.[16]

Старик от страха вскрикнул в печи.

Дами забеспокоилась:

– Кто произвел этот шум? Стена? Дверь? Дом? – и стала искать. Подошла к печи. Заглянула в нее и увидела там старика, обрадовалась: – Так вот кто произвел этот шум! Старик! Как бы мне тебя прикончить?

Старик уточнил:

– Из-за того, что я не внял предостережениям жены, когда она просила меня не убивать козу, теперь ты собираешься съесть меня!

Дами вытащила его из печи, разорвала на две половины, съела их обе и вернулась в свое логово в пустыне.

Старуха же пригласила нескольких подруг жить в ее доме, к которому дами больше никогда не приходила.

Шамшум аль-Джаббар

Жил однажды очень сильный мужчина по имени Шамшум Могучий. Он женился на дочери торговца, которая была удивительно красива. Шамшум очень любил ее, и она родила ему сына. Но вот верностью дочь торговца не отличалась и потому завела из дивов[17] сорок любовников. Каждый день они навещали ее и уносили в свой дом в пустыне, где она играла с ними в шахматы. Наконец, ее сын, выросший взрослым парнем, сказал отцу:

– Когда тебя нет, мама уходит из дома.

Тогда Шамшум проследил за своей женой. Добрался до дома сорока дивов и напал на них. Силач избил их, разбросал по сторонам, а затем увел свою жену домой. Но на следующий день она снова ушла к ним. И пришлось Шамшуму возвращать ее, бить и колотить дивов. Он был таким сильным, что дивы не могли с ним справиться.

Наконец дивы не выдержали и потребовали, чтобы женщина спросила у мужа, откуда он берет такую силу, благодаря которой всегда побеждает.

Ночью женщина приподнялась в постели и спросила мужа, лежавшего рядом:

– Откуда ты берешь свою силу? Как становишься сильным?

Он ответил вопросом на вопрос:

– Почему ты интересуешься этим? Кому на пользу послужит твое знание этого?

– Это знание нужно только мне, – слукавила она.

Тогда он пояснил:

– Моя сила исходит от птиц.

Узнав об этом, дивы поубивали всех птиц. На земле не осталось ни одной птицы.

Но, несмотря на это, все продолжалось, как и прежде. Ежедневно силач бил и колотил дивов в их собственном доме.

Поэтому они упрекнули женщину:

– Неправда! Его сила проистекает не от птиц! Он продолжает бить и унижать нас. Выясни источник его силы.

Ночью она снова попыталась добиться от мужа искреннего ответа, откуда он берет свои силы.

– Моя сила – от метлы, – сообщил он.

Тогда дивы собрали все метлы и сожгли их на костре. На земле не осталось ни одной метлы.

Но и это оказалось пустой, бесполезной затеей! Сил у Шамшума не убавилось. Когда женщина в очередной раз пошла в дом дивов играть в шахматы, он, как и прежде, пришел следом за ней, побил, поколотил и разбросал дивов.

Ночью жена сказала мужу:

– На самом деле ты обманывал меня! Откуда твоя сила? Скажи мне правду!

Он подумал про себя: «Это женщина. Разве она может мне навредить?» Взял и признался:

– Моя сила – в волосах.

– Когда он уснет, остриги его волосы, – велели ей дивы.

Следующей ночью женщина так и сделала.

И когда утром ее муж проснулся, он почувствовал себя больным, лишенным сил даже для ходьбы. После этого пришли сорок дивов, схватили Шамшума Могучего, связали его цепями, посадили в мешок, доходивший до подмышек, и отнесли в пустыню. Там они вырыли яму и поместили его в нее по грудь. Потом придавили его грудь тяжелой мраморной плитой, чтобы он не выбрался, да так и оставили.

Но сын Шамшума приходил к нему каждый день, пока мать развлекалась с сорока дивами. Он садился рядом с отцом, спрашивал, как тот себя чувствует, давал ему поесть. Сорок дней Шамшум Могучий оставался в заточении, и каждый день его волосы немного отрастали. А с ростом волос крепла и его сила. На сороковой день Шамшум сказал сыну:

– Сынок, помоги мне. Объединив наши усилия, мы сможем сбросить эту плиту.

– Конечно, я помогу тебе, – ответил мальчик.

Они напрягли все силы и наконец столкнули тяжелый камень с груди отца.

Затем Шамшум попросил сына:

– Сходи в дом и принеси мой меч, который подвешен к потолку. Неси его осторожно, не обнажай, потому что он очень острый и опасный. Держи меч за рукоятку и неси сюда.

Сын ушел и, как велел отец, приставил к столу лестницу, снял меч с потолка. Потом со всеми предосторожностями отнес его отцу. Тот взял меч, разрезал им мешок, в котором находился, и срезал сковавшие его цепи. Потом объявил:

– Сейчас я пойду и убью твою ведьму-мать.

Он пошел в замок дивов и встал за дверью.

Каждому диву, который проходил мимо двери, силач срезал голову. Голову жены тоже срезал. У сорокового же дива оказалось две головы. Когда Шамшум срезал одну из них, див убежал с другой головой. Ему удалось выжить. Этот див, владевший двумя головами, как вы вскоре узнаете, полюбил дочь халифа.

Шамшум же с сыном отправились в пустыню и шли по ней до тех пор, пока однажды не вышли к морю. В этом море был остров. Здесь же, на побережье, жил большой змей, обвивший собою дерево. Змей висел над орлятами, сидевшими в гнезде, которое свила на дереве орлица. Каждый год, когда из яиц вылуплялись орлята, змей поедал их. Когда Шамшум увидел змея, то убил его своим мечом.

Потом прилетела орлица и спросила:

– Сын человеческий! Не ты ли каждый год истребляешь мое потомство?

– Мама, – запищали орлята, – сын человеческий не сделал нам ничего плохого, он спас нас от змея. Видишь, змей мертвый!

Орлица увидела мертвого змея под деревом, обрадовалась и предложила Шамшуму:

– Сын человеческий, теперь проси чего хочешь за то, что ты спас моих детей от смерти.

– Мне ничего не надо, – ответил силач, – только перенеси нас с сыном на тот остров.

– Так тому и быть, – согласилась орлица и раскрыла два крыла. – Ты взбирайся на одно крыло, а твой сын – на другое.

Орлица перенесла их через море и высадила на острове.

Отец с сыном поселились на острове. Шамшум был образован, умел декламировать священные тексты. Он передавал сыну знания и учил его декламации. Но на острове было мало еды и питья. Мальчик постоянно голодал, испытывал жажду. В конце концов он заболел и умер.

Шамшум похоронил сына и установил на его могиле надгробие. Потом сел рядом с надгробием, размышляя и произнося заклинания. Так он провел на острове семь лет, в заклинаниях и размышлениях.

«Однажды я лягу здесь в землю рядом с сыном!» – думал он про себя.

Между тем див, спасший свою жизнь, когда Шамшум срезал головы его братьям, стал любовником дочери халифа. Когда он рассказал ей о Шамшуме Могучем, она пожелала увидеть силача и спросила:

– А где теперь находится Шамшум Могучий?

– Не знаю, где он прячется, – ответил див.

Дочь халифа послала за магами, чародейками и мудрыми женщинами. Они помедитировали, пошептали заклинания и, наконец, сообщили принцессе:

– Его можно найти, но он очень далеко.

Старая опытная колдунья гадала по песку.[18]

Она много суетилась, все считывала и считывала. Потом объявила:

– Он на острове, в море.

– Ведите меня к нему. Я хочу его видеть, – пожелала принцесса.

Колдунья была весьма сведущей в ворожбе.

– Хорошо, – согласилась она, – Я перенесу тебя на остров и оставлю там. Так и быть. – Она еще поворожила, и перед ней появились дочери джиннов. – Возьмите эту любовницу дива и доставьте ее на остров, что лежит за семью морями, – приказала им колдунья, поскольку была повелительницей джиннов и те должны были выполнять все, что она прикажет.

Затем колдунья велела принцессе:

– Закрой глаза! – а дочерям джиннов приказала, чтобы они подхватили девушку и доставили на остров.

Те так и сделали: полетели с принцессой к острову, лежащему за семью морями.

Еще паря в воздухе дочь халифа увидела Шамшума, читающего открытую книгу рядом с надгробием сына. Силач стал стариком. Она спустилась к нему.

Шамшум открыл глаза, увидел девушку, сидящую по другую сторону надгробия, и спросил ее:

– Ты человек или фея?

– Я женщина из людей, – ответила она.

– Зачем ты пришла сюда?

– Хочу узнать твою историю и про все, что случилось с тобой!

– Зачем тебе знать мою историю?

– Хочу знать, почему ты здесь, поскольку я тоже оказалась на этом острове.

– Я расскажу тебе мою историю, но при одном условии, – отозвался Шамшум. – Когда ты выслушаешь ее, то убьешь меня и похоронишь рядом с сыном.

– Хорошо, пусть будет так.

Тогда Шамшум поведал ей всю свою историю, которую вы слышали и знаете от начала до конца. Закончив рассказ, потребовал:

– А теперь, как я и говорил, возьми меч, который лежит на могиле сына, отруби мне голову и похорони меня рядом с ним.

– Нет, – не согласилась дочь халифа. – Как можно рубить твою голову! Никак нельзя!

Он же стал умолять ее сделать это, вкладывал меч в ее руки. Тогда она взяла меч и отрубила ему голову.

Дочь халифа вырыла могилу там, где Шамшум мог лежать рядом с сыном, и похоронила его. Здесь и кончается история о силаче Шамшуме. Я слышала ее еще от моей бабушки. Вот все, что я знаю о ней.

Хусейн ан Ним-Ним

Хусейн ан Ним-Ним происходил из Текрита и был плотовщиком. Однажды он и его компаньоны загрузили плот[19] и пустили его по течению Тигра.

Когда Хусейн с товарищами удалился от Текрита на некоторое расстояние, задул южный ветер, по реке пошли волны. Из-за невозможности продолжать плавание плотовщики вытащили плот на берег и сели перекусить. Пока они ели, из воды вышла силува[20] и схватила Хусейна ан Ним-Нима, в то время как его товарищи бросились к плоту и сумели спастись бегством.

Найдя в Хусейне приятного партнера, силува не стала его есть. Она унесла мужчину в свое логово на берегу, где добивалась физической близости с ним тем, что лизала его ноги до тех пор, пока они не истончились и не стали похожи на фитильки свечей. Три дня и три ночи Хусейн занимался с ней любовью, а утром четвертого дня силува заявила:

– У нас нет еды – мне нужно пойти на рынок, чтобы купить хлеб, рис и мясо.

– Иди, я подожду тебя здесь, – ответил Хусейн ан Ним-Ним.

Силува ушла, а он сел на берегу реки в одиночестве. Просидев недолго, увидел в отдалении плот с тремя своими товарищами, которые вернулись на его поиски.

– Силува здесь? – спросили плотовщики, приблизившись. – Нам не следует выходить на берег!

– Не бойтесь, – успокоил их Хусейн, – она ушла на рынок! – Затем он подошел к ним, его ноги дрожали и подгибались от слабости.

Товарищи помогли ему взобраться на плот и отчалили от берега.

Но прежде чем плот уплыл далеко, силува вернулась и, обнаружив, что Хусейн исчез, пошла к реке и увидела плот. Она забежала вперед к месту, мимо которого должен был проходить плот, и крикнула своему любовнику:

– Ты всего лишь играл в любовь, но я не стану рушить то, что любила. Хочешь бросить меня, бросай!

– Тосковать по дому в природе человека, – ответил ей Хусейн ан Ним-Ним.

– Я сделаю тебе подарок, чтобы ты меня помнил, – объявила силува и плюнула. Плевок, подхваченный ветром, достиг Хусейна. – Это и есть мой подарок, – пояснила силува. – Ты и твои потомки приобретете способность лечить болезни глаз плевками в них.

Существует и другой вариант предания с того эпизода, когда силува уносит Хусейна ан Ним-Нима в свою пещеру и лижет его ноги. Согласно этой версии, он остается с силувой на много лет.

Через девять месяцев силува родила от Хусейна дочь. Затем она снова забеременела, нашла повивальную бабку и попросила ее:

– Прими у меня роды. В прошлый раз я родила дочь, теперь хочу сына. Если не будет сына, я прикончу тебя.

Повитуха пошла с ней, но, перед тем как покинуть логово силувы, уронила свечу за корсаж ее платья. Когда силуву обожгла боль, она родила. Однако это оказалась девочка. Повитуха побоялась сообщить силуве правду, поэтому вставила ребенку свечу между бедрами и, держа его на весу, объявила силуве:

– Ты родила сына.

Силува обрадовалась и подарила повитухе кусочки красного лука и белого чеснока. Старуха вернулась домой и, раздосадованная столь ничтожным вознаграждением, швырнула кусочки лука и чеснока за дверь со словами:

– Что за дрянь!

Однако на следующее утро, когда выглянула за дверь, она увидела, что лук превратился в золото, а чеснок – в серебро.

Между тем силува обнаружила, что повитуха обманула ее. Той же ночью она пришла к дому повитухи и стала стучать в дверь, называя хозяйку по имени:

– Мать Баджи!

Повитуха затряслась от страха, стараясь не выдать своего присутствия ни звуком, ни шорохом. Так происходило каждую ночь, пока силува снова не забеременела. На этот раз она родила мальчика. После этого у нее родился еще один мальчик.

Но наступил день, когда силува устала от своего любовника-мужчины. Взобравшись на плот, она поплыла вниз по течению, в то время как ее муж стоял на берегу и умолял ее вернуться. Видя, что силува не внемлет его мольбам, супруг схватил их детей и разорвал их одного за другим надвое, бросая ей в реку одну половину, а другую оставляя на берегу.

Силува же плюнула и объявила:

– Я наделяю тебя и твое потомство способностью лечить болезни глаз.

Такова версия этой истории в Мосуле. В Багдаде же – другая версия, та, что я привела раньше, в которой Хусейн исчезает. Третья версия любопытна тем, что силува является в лесу, а не в реке.

Где-то на берегу Тигра у Текрита рос лес, в котором обитала силува. Лес был известен как лес силувы. Когда силува схватила Хусейна ан Ним-Нима, которого полюбила, она увела его в лес и там жила с ним. Чтобы сохранить его пленником, она облизывала его ноги до тех пор, пока они не ослабели до такой степени, что не могли его поддерживать.

Их первым ребенком стал мальчик: они дали ему имя Дабиб аль-Лайл, Крадущийся Ночью. У силувы была сестра, которая жила на противоположном берегу реки. Эта сестра имела пятеро детей, которых звали Сайда, Сумайда, Самад аль-Бахр, Макка и Мадина.

Однажды ночью Дабиб аль-Лайл заболел. Силува громким голосом попросила через реку у своей сестры на другом берегу лекарство для излечения больного.

– Сестра, сестра, есть ли у тебя лекарство от боли? У Дабиба аль Лайла болит сердце всю ночь.

В ответ сестра сказала, клянясь всеми пятью своими детьми, что у нее нет даже щепотки снадобья для Дабиба:

– Клянусь жизнью Сайды, и Сумайды, и Самада аль-Бахра, и Макки, и Мадины, у меня нет даже щепотки его!

Черная тараканиха, пожелавшая выйти замуж

Жила однажды черная тараканиха, которая пожелала выйти замуж. Она побегала по двору и нашла один грош, затем побегала по балкону и нашла еще один грош, потом побегала по комнате и опять нашла один грош!

В итоге она собралась и пошла на рынок. Там купила румян, пудры, сурьмы, вернулась домой и подрумянила щеки, попудрила лицо, подвела брови, накрасила губы и подсурьмила глаза.

Затем тараканиха встала у дверей своего дома. Мимо проходил разносчик сладостей с подносом на голове, который сказал:

– Таракан, таракан молчаливый, почему ты стоишь у этой маленькой двери?

Черная тараканиха пояснила:

– Хочу муженька!

Продавец сладостей предложил:

– Я женюсь на тебе!

Тараканиха спросила:

– Когда ты женишься на мне, чем будешь бить меня?

Продавец сладостей ответил:

– Я буду бить тебя вот этим моим подносом для сладостей. Крепко!

Тараканиха закричала:

– Пошел вон, вон, вон! Тараканиха обойдется без тебя! Пусть мул лягнет твою мать! Ведь я чисто-белая, а мои щеки румяны! Поди прочь!

Следующим шел продавец редиски и кричал:

– Редиска! Редиска! – а увидев у двери черную тараканиху, спросил: – Таракан, таракан молчаливый, почему ты стоишь у этой маленькой двери?

Тараканиха ответила:

– Хочу муженька!

Продавец редиски предложил:

– Я возьму тебя в жены!

Тараканиха спросила:

– Когда ты женишься на мне, чем будешь меня бить?

Он ответил:

– Клубнем редиски, крепко!

Тараканиха закричала:

– Уходи прочь, прочь! Я не потерплю битья даже шелухой лука!

Затем мимо проходил торговец луком, выкрикивая:

– Семенной лук! Семенной лук! – Увидев тараканиху, сидящую у двери, спросил: – Таракан, таракан молчаливый, почему ты стоишь у этой маленькой двери?

Тараканиха ответила:

– Хочу муженька.

Продавец лука предложил:

– Я возьму тебя в жены!

Тараканиха спросила:

– А когда женишься, чем будешь меня бить?

Продавец лука ответил:

– Луком – и сильно!

Тараканиха возмутилась:

– Иди прочь, прочь. Я не потерплю, чтобы меня били даже шелухой лука!

Далее мимо шел продавец солений, держа на голове тазик с солеными огурцами. Он глянул вниз, увидел у двери тараканиху и спросил:

– Таракан, таракан молчаливый, почему ты стоишь у этой маленькой двери?

Тараканиха ответила:

– Хочу муженька!

Продавец солений предложил:

– Я тебя возьму в жены!

Тараканиха спросила:

– Когда женишься на мне, чем меня будешь бить?

– Этим тазиком – и сильно!

Тараканиха возмутилась:

– Уходи прочь, прочь! Тараканихе ты не нужен сегодня! Скажу, что тебе не будет удачи! Я набелена, как утренняя заря, а мои щеки румяны, как розы в мае! Прочь, прочь!

Торговец ушел, а вслед за ним явился большой крысиный самец. Он сказал:

– Таракан, таракан молчаливый, почему ты стоишь у этой маленькой двери?

Тараканиха ответила:

– Хочу муженька!

Он предложил:

– Я возьму тебя в жены!

Она спросила:

– Когда женишься, чем меня будешь бить?

– Буду бить своим хвостом – сильно!

Тараканиха возмутилась:

– Уходи прочь, прочь! Тараканихе ты не нужен сегодня! Скажу, что тебе не будет удачи! Я набелена, как утренняя заря, а мои щеки румяны, как розы в мае! Прочь, прочь!

Он ушел, а за ним пришел крохотный мышонок и сказал тоненьким голоском:

– Таракан, таракан молчаливый, почему ты стоишь у этой маленькой двери?

Тараканиха ответила:

– Хочу муженька.

Мышонок предложил:

– Я возьму тебя в жены!

Тараканиха спросила:

– Когда женишься, чем меня будешь бить?

– Буду бить тебя моим хвостиком – ле-гонь-ко!

– Вай, – обрадовалась тараканиха, – этот пусть берет меня в жены!

Сыграли свадьбу, которая продолжалась семь дней и семь ночей. Когда свадьба кончилась, тараканиха сказала мужу:

– О, муженек, я беременна, хочу, чтобы ты принес мне меда.

– Где я найду тебе мед? – спросил мышонок.

– У султана есть бочки, полные меда, – пояснила она.

– Ладно, дай мне чашку, чтобы я принес тебе меда! – согласился он.

Она дала ему чашку, и мышонок побежал во дворец султана набрать из бочки меда. Когда же прибыл во дворец, нашел бочку и открыл ее, то упал внутрь и погиб.

Тараканиха же высматривала мышонка на улице, ждала, звала и, наконец, пошла на его поиски. Придя во дворец султана, она увидела, что он лежит мертвый у входа в луже меда. Слуги султана, обнаружив в бочке с медом дохлую мышь, вылили весь мед на улицу.

Горюя, стеная и плача, тараканиха доставила труп мышонка домой и захоронила его. Затем созвала тараканов, ящериц и мышей погоревать вместе с ней. И оплакала мужа так же, как это делают плакальщицы:[21]

Свечной завод тебя пощадил
И лавка зеленщика,
Но ты стремился дальше
И угодил в бочку.

Продавец колючек

Жил однажды продавец колючек, который собирал в пустыне колючки, относил их в Багдад и там продавал, чтобы купить хлеба для детишек. Он делал это каждый день, только этим и занимался. Был он очень бедным. Как-то хлынул сильный дождь, и пустыня превратилась в болото. Продавец колючек сказал жене:

– Не думаю, что сейчас смогу собрать достаточно колючек.

В ответ жена его пристыдила:

– А что дети будут есть? Тебе не стыдно! Что будут есть дети?

– Ладно, выйду и посмотрю, что можно собрать, – решил продавец колючек.

Он вышел в дождь и грязь с топором на плече, но не нашел ни одной колючки, которую можно было бы срубить, ни одной, которая заслуживала внимания. Поэтому пошел в Багдад и стал искать съестное среди отбросов, которые швыряли на улицу продавцы овощей и фруктов. При этом он говорил:

– Может, я найду какие-нибудь мятые листья и баклажан. Жена их помоет и что-нибудь приготовит (Аллах милостив!), и моим детям будет чем пообедать! – Так он подбирал в разных местах выброшенные листья и овощи. Среди них нашлась маленькая усохшая тыква, которую он тоже подобрал со словами: – Если мы посадим ее, то, может, она прорастет.

Он принес домой все, что нашел. Жена сварила немного супа, который они поели. Усохшую же тыкву продавец колючек положил на полку у себя в комнате. В полночь он проснулся, услышав что кто-то его зовет:

– О, отец! О, отец!

– Где тот, кто зовет меня отцом? Чего ты хочешь?

Оказалось, что голос доносится с полки, на которую он положил тыкву. И этот голос спросил:

– Ты отведешь меня к дочери султана на помолвку?

Продавец колючек рассмеялся:

– Как я отведу тебя во дворец султана? Я всего лишь бедный продавец колючек. Каким образом такие, как я, могут появиться в его дворце? И вообще, как я смогу обручить тебя с дочерью султана?

Тыква сказала:

– Подставь подол!

Он подставил подол, и… дзинь, дзинь, дзинь! – в подол насыпались сто золотых монет. Увидев их, бедняк от радости чуть не потерял рассудок. На следующее утро он встал рано и пошел на рынок. Купил хлеба, пшеницы, риса, мяса, цыплят, овощей, одежду для детей. Бедняк и его семья радовались безмерно. А в полночь, когда все уснули, его опять разбудил голос с полки:

– О, отец! О, отец!

Бедняк ответил:

– Где тот, кто зовет меня отцом? Чего ты хочешь?

Тыква же спросила:

– Ты ходил во дворец просить для меня руки дочери султана?

– Как я, бедный продавец колючек, пойду к султану просить руки его дочери? Я ходил на рынок, купил для детей еду и одежду.

– Подставь подол, – велела тыква. И… дзинь, дзинь, дзинь! – в подол упали двести золотых монет.

– Иди на рынок, – посоветовала тыква, – купи себе коня, самую лучшую, что ни есть, одежду, черного слугу и ступай во дворец султана, чтобы договориться о моей помолвке с его дочерью.

На следующий день торговец колючками купил все, что велела ему тыква, а также прекрасную мебель, красивые ковры. Он приказал благоустроить и украсить свой дом. Затем отправился верхом на коне во дворец султана и попытался въехать во внутренний дворик дворца, но стражник у ворот преградил ему путь:

– Никому не позволено сюда въезжать, здесь дворец султана.

– Да, отец, – ответил продавец колючек, – я знаю это. Но у меня есть дело к султану. Я должен переговорить о нем с ним.

– Тебе нельзя сюда въезжать, – повторил стражник.

Продавец колючек вернулся домой. Ночью же его опять разбудил голос тыквы:

– О, отец! О, отец!

Бедняк отозвался:

– Где тот, кто зовет меня отцом? Чего ты хочешь?

– Ты обручил меня с дочерью султана? – спросила тыква.

– Сынок, – ответил продавец колючек, – я сходил на рынок и купил все, что ты велел. Я отправился на коне во дворец в сопровождении черного слуги, шедшего за мной, но когда попросил впустить меня во дворец, мне отказали.

– Подставь подол, – предложила тыква. И… дзинь, дзинь, дзинь! – в подол упали триста золотых монет. —

Завтра, – продолжила тыква, – иди в город. Когда придешь во дворец султана, оттолкни в сторону стражника и поднимись вверх по лестнице. Ты увидишь диван[22] султана, два стула: один – серебряный, другой – золотой. Тот, кто приходит с прошением, садится на серебряный стул, кто просит руки принцессы – на золотой. Поэтому садись на золотой стул и смело говори.

На следующий день продавец колючек облачился в лучшую одежду, сел на коня и поехал во дворец султана в сопровождении черного слуги, идущего сзади. Он не стал ждать у ворот дворца, а сразу, без всяких слов, въехал во дворик, поднялся наверх по лестнице в диван и сел на золотой стул.

Султан находился в диване вместе с придворными и министрами, взглянул на него, приоткрыв глаза, и подумал про себя: «Кто этот человек, который добивается руки моей дочери?» И обратился к продавцу колючек со словами:

– В чем состоит твоя просьба? Говори!

Продавец колючек ответил:

– Я хочу, чтобы ваша дочь обручилась с моим сыном.

Султан в гневе обратился к своему визирю:

– Кто он такой, чтобы жениться на моей дочери?

Я отрублю ему голову!

– Правителю не подобает так вести себя, – напомнил визирь. – Вам не следует отвечать этому человеку на его просьбу таким образом. Лучше поставьте ему невыполнимые условия, скажите, что, если он их выполнит, его сын женится на вашей дочери, если же нет, то ему отрубят голову. Так вы с достоинством выйдете из этой ситуации.

– Хорошо, – согласился султан. Затем сказал продавцу колючек: – Если в течение трех дней ты построишь замок, который будет простираться от твоего дома до моего дворца, если каждый кирпич замка, галереи и галерейных постов будет из золота и алмазов, если спальные ложи будут из золота, россыпей жемчуга и изумрудов, а ковры – украшены драгоценными камнями, то твой сын сможет взять в жены мою дочь. Но если ты не выполнишь эти условия, я обезглавлю тебя.

– Хорошо, – отозвался продавец колючек. Затем повернулся, вышел из дворца и вернулся домой. Он был удручен, ни жив ни мертв. Дома он сел и заплакал.

– Что с тобой? – забеспокоилась жена.

Супруг сообщил ей, что должен умереть из-за султана, и рассказал о том, что произошло во дворце.

– Надо ли так сокрушаться? – постаралась успокоить его жена. – Аллах милостив. Почему бы не спросить твоего сына, ту тыкву на полке, может, она поможет? Попроси у нее ночью помощи.

После ужина они отправились спать, но торговец колючками не мог уснуть, он был слишком встревожен, чтобы сомкнуть глаза. А в полночь вновь услышал голос тыквы:

– О, отец! О, отец!

Бедняк ответил:

– Где тот, кто зовет меня отцом? Чего ты хочешь?

Тыква же спросила:

– Ты ходил во дворец обручить меня с принцессой?

– Ходил, сынок, – ответил продавец колючек. – И это принесло несчастье! Такая беда! С этого времени я не сплю и не ем! Я думаю только о том, что меня ждет!

Сын джинна, живший в тыкве, рассмеялся:

– Ха-ха-ха!

– Как ты можешь смеяться, – обиделся продавец колючек, – когда меня обрекли на смерть?

Голос в тыкве расхохотался еще больше, а затем проговорил:

– Выполнение требования султана ничего не стоит, ровным счетом ничего. Это легче легкого! Подставь подол! – и в подол продавца колючек упали четыреста золотых монет. А голос тыквы продолжал: – Не тревожься больше, не думай об условиях султана, они – пустяк! Безделица!

Продавец колючек взял деньги и пошел спать. На следующее утро, поднявшись с постели, он сразу же пошел взглянуть, построен ли замок. Однако все выглядело как прежде. Его снова начали терзать страх и бессонница. Ночью джин из тыквы дал ему пятьсот золотых монет и опять посоветовал ничего не бояться. Только и на следующее утро все еще не было видно ни одного камня на месте, где должен был быть сооружен замок. На третью ночь продавец колючек нервничал и плакал, а голос из тыквы, дав ему шестьсот золотых монет, советовал спать и ничего не бояться. Проснулся продавец колючек от золотого сияния в его комнате. Он вышел на улицу и опешил: замок из чистого золота распростерся от его дома до дворца султана!

Султан тоже проснулся и, увидев сияние, подумал: «Откуда идет этот яркий свет?» Затем вышел из своих покоев, чтобы выяснить это. Обнаружив замок, убедился, что он построен так, как было велено, только еще краше и ярче. Тогда султан послал за продавцом колючек и сказал ему:

– Пусть будет так, как ты хочешь, сегодня мы устроим помолвку, – и приказал привести муллу составить брачный договор.

Звучала музыка и били барабаны, царила праздничная обстановка, собрались гости. Все стали готовиться к свадьбе.

Ночью, когда заговорил голос тыквы, продавец колючек сообщил ему, что помолвка состоялась. Тогда голос тыквы сказал:

– Передай султану, что жених предстанет перед невестой в четверг. Я явлюсь к ней в четверг, но не покажусь до тех пор, пока не уйдут все гости. Невеста должна сидеть в своих покоях при открытых дверях.

В четверг приготовились к встрече жениха: пригласили гостей, музыкантов, устроили праздничную трапезу.

Повсюду царило веселье. Когда все ушли, наряженная и украшенная невеста села в своих покоях на кушетку. И стала ждать суженого. Ровно в двенадцать часов в дверь влетела маленькая птичка – фьюить! – и села на ложе невесты. Птичка держала в когтях прутик. Потом она ударила прутиком по полу, сбросила свое оперение и стала увеличиваться в размерах. И вскоре перед невестой предстал молодой человек столь прекрасный, что его красота осветила бы небо даже в отсутствие месяца. Юноша снова ударил прутиком по полу, и в нем образовался большой бассейн. Из воды вышли сорок прекрасных девушек. Одна из них несла полотенце с золотой вышивкой[23]. Другая девушка несла люфу[24]. Третья – золотой тазик. Четвертая – золотой гребень. Пятая – мыльный грунт, смешанный с лепестками роз для мытья головы. Шестая – перчатку для массажа. Остальные несли пемзу, чашу с драгоценными камнями, отданными купающимися на хранение содержателю бани, белье для купания. Каждая девушка несла отдельный предмет. Затем они сняли с жениха одежду, искупали его, вымыли ему волосы. Потом умастили его благовониями, надели на него нижнее белье, уложили его в постель рядом с невестой и стали издавать радостные возгласы. Через некоторое время юноша опять ударил прутиком в пол, и девушки погрузились в воду. Бассейн исчез, пол сомкнулся. Новобрачные остались вдвоем. Он приласкал ее, она – его. Ночь прошла в любви и сладострастии, а когда подошла к концу, сын джинна сказал невесте:

– Я налагаю на тебя обет никому не говорить обо мне. Не рассказывай о моей красоте, не характеризуй меня, не сообщай, что я явился в обличье птицы, не произноси обо мне ни слова, иначе я исчезну, и ты больше никогда меня не увидишь.

– Хорошо, – согласилась она.

После жених снова облачился в птичье оперение и улетел.

На следующий день наступил праздник Встречи с новобрачной. Пришли подруги и родственники невесты, а также продавец колючек с детьми. Играла музыка. Невесту спросили:

– Как выглядит жених? Он красив, похож на того или этого?

На все вопросы она отвечала одинаково:

– Хвала Аллаху!

Два года каждую ночь жених являлся к ней. Молодые наслаждались друг другом. Принцесса была счастлива. Но однажды она сказала служанке:

– Хочу сходить в баню, что находится в торговом центре города.

– Дочь моя, зачем идти в торговый центр? – возразила служанка. – Баня есть и здесь, она гораздо лучше, чем в торговом центре.

– Но сегодня я желаю выйти из дворца и искупаться в общественной бане, – настаивала принцесса.

Когда служанки поняли, что она не уступит, они взяли золотые тазик и чашу, шитое золотом банное белье, золотые туфли, банные принадлежности и пошли вместе с принцессой в общественную баню при торговом центре. Там все женщины узнали принцессу и приветствовали ее, она же села отдельно от них во всем своем величии. Тогда женщины стали с неприязнью перешептываться:

– И зачем так важничать? Ведь все знают, что ее муж всего лишь воробей!

Принцесса услышала эти слова, возмутилась и, не в силах сдержаться, крикнула:

– Мой муж такой же мужчина, как и другие. Он не воробей!

Как только она это сказала, через отверстие в крыше в баню влетел воробей, сел на ее колено и проворковал:

– Разве я не велел тебе молчать обо всем, что касается меня? Теперь ты больше никогда меня не увидишь! – Он схватил в клюв ее золотой гребень, браслет и вылетел из помещения.

Как же плакала, стенала и сетовала принцесса на свою несдержанность! Слезы беспрерывно текли по ее щекам, глаза полыхали огнем. В замок пришла супруга продавца колючек и сказала:

– Милая доченька, не плачь, Аллах милостив, может, твой муж еще вернется! – но не могла утешить принцессу.

Принцесса плакала так, словно ее муж умер. Целый год она все время плакала. Про себя думала: «Я должна что-то предпринять, иного выхода нет!» Наконец, вызвала мастера по строительству и приказала:

– Построй мне баню за пятнадцать дней.

– Сделаю, – согласился тот.

Мастер собрал строителей, и за пятнадцать дней они построили прекрасную баню. А когда строительство закончилось, принцесса написала на двери бани: «Кто хочет здесь помыться даром, должен рассказать историю».

Про себя она подумала: «Если каждый, кто сюда придет, будет рассказывать историю, я что-нибудь да узнаю о моем муже».

Сама принцесса расположилась на мягкой лежанке у двери бани. Она стала привратницей бани и сторожила драгоценности тех, кто приходил мыться. Люди платили ей своими рассказами.

Однажды к бане подошла неопрятная старуха и сказала:

– Высокочтимая принцесса! Я хочу вымыться, у меня очень грязная голова.

Принцесса ответила:

– Ты сможешь помыться даром, если расскажешь историю.

У старухи на данный момент не было никакой истории, и она проговорила:

– Огромное спасибо, сиятельная принцесса! Сейчас я пойду постираю в реке мою одежду, поскольку она очень грязная. Потом куплю небольшой кусочек мыла, а завтра опять приду сюда, чтобы помыть голову.

Старуха вернулась домой. Однако ночью, когда месяц вышел из облаков и осветил старуху, она проснулась и отправилась на берег реки. Там села и стала стирать свою одежду. Потом положила одежду на землю, села рядом и стала ждать, когда она высохнет. Сидя так, старуха увидела, как из реки вылез петух с двумя мехами для воды. Выйдя на берег, он наполнил мехи водой и опять нырнул в реку. Старуха удивилась и решила: «Если петух появится снова, я схвачу его за хвост». Таки сделала. Через некоторое время петух опять появился, стал наполнять мехи водой, а когда закончил, старуха схватила его за хвост. Петух нырнул в реку и увлек за собой старуху.

Под водой они приплыли к замку – первому по великолепию, второму такому не быть!

Перед замком располагался бассейн с водой, рядом с бассейном стоял длинный стол, а на нем – сорок тарелок, сорок ложек и сорок вилок, сорок ножей и сорок кубков.

Старуха обрадовалась: «Вот прекрасный рассказ для дочери султана! Аллах послал мне это приключение, чтобы я поведала о нем принцессе! Клянусь смолой и адом! Хочу увидеть все, что должно здесь произойти!» Она вошла в замок и пошла на кухню. Там на огне очага кипели, жарились, тушились и шипели разные кушанья. В помещении не было ни души. Блюда кем-то доставлялись к столу, но старуха не видела, чтобы кто-то их носил, они двигались по воздуху.

Старуха протянула руку, чтобы съесть кусочек, но в этот миг кто-то ударил ее по руке и воскликнул:

– Убери руку, мой хозяин не любит и не желает тебя!

Старуха убрала руку. Затем подумала: «Спрячусь-ка я под диваном, чтобы узнать, кто придет для участия в этом пиршестве». Она залезла под диван и затаилась там.

Как только старуха спряталась, прилетели сорок голубей, а из бассейна к ним вышли сорок красных девиц. У каждой из них в руках было либо полотенце, либо простыня, либо мыло, либо перчатки для массажа. В общем, все необходимое для купания. Затем голуби сбросили свое оперение и стали прекрасными юношами. Юноши спустились в бассейн, а когда вымылись, обсохли и оделись, сели за стол есть. Пища попадала им в рот без рук! Они поели, ополоснули руки и рты, поднялись и пошли в замок. Каждый юноша отправился в свою комнату, потому что замок состоял из сорока комнат.

«Я должна взглянуть, что делается в этих комнатах», – решила старуха и последовала за юношами вверх по лестнице. Заглянула в одну комнату и увидела, что там один из юношей читает книгу. Заглянула в другую – там юноша спал. Третий юноша читал газету. В остальных комнатах юноши тоже либо что-то делали, либо просто спали. Когда же она заглянула в сороковую по счету комнату, то увидела там сидящего юношу, на коленях которого лежали браслеты и золотой гребень. Молодой человек вздыхал, плакал и причитал сквозь слезы:

– О, дом, о, дом! Я тоскую по женщине, носившей эти ножные и ручные браслеты.

Слезы текли по его щекам и падали вниз.

«Несомненно, это муж содержательницы бани!» – подумала старуха. Затем ее охватил страх из-за сомнений в возможности выбраться на поверхность реки. Она поспешила к месту, где оставила петуха. Тот оказался на месте. Старуха дернула петуха за хвост – и фр-р-р-р! Он стал двигаться вверх и вскоре вынес ее на берег реки.

Наверху уже рассвело. Старуха подобрала свою одежду и подумала: «Надо же, какую замечательную историю я расскажу дочери султана!» Затем она потратила несколько грошей на мыло, подхватила связку чистого белья и отправилась в баню.

– Добро пожаловать, мать, добро пожаловать, – приветствовала ее дочь султана. – Добро пожаловать, бабушка добрых предзнаменований!

– Дочь моя, – произнесла старуха, – я собираюсь рассказать тебе замечательную историю!

– Прекрасно, бабушка.

– Прошлой ночью я пошла на реку, чтобы постирать одежду, – начала рассказ старуха, – и увидела, как из воды явился петух с двумя мехами. Я схватила его за хвост и нырнула вместе с ним под воду. Там я увидела прекрасный замок и бассейн рядом с ним… Подумай только, какая удивительная история!

Дочь султана поцеловала ее руку и попросила:

– Продолжай.

– Рядом с бассейном стоял стол, – продолжила старуха, – на столе сорок приборов. И вот прилетели сорок голубей. Они сбросили свое оперение и вошли в бассейн.

– Это действительно замечательная история! – воскликнула дочь султана и с радостью на лице расцеловала колени старухи.

Старуха поведала ей обо всем, что было. Когда же закончила, принцесса ее обняла и приказала служанкам:

– Хорошо выкупайте эту старушку и оденьте ее в новую одежду.

Те выполнили приказание и снова привели старуху к дочери султана.

Принцесса заявила:

– Я не расстанусь с тобой, бабушка. Ты должна пойти со мной во дворец, а ночью отвести меня к молодому человеку, владеющему моими браслетами. За это я озолочу тебя, да благоволит мне Аллах.

– Положись на мою голову, на мои глаза, – отозвалась старуха. – Я отведу тебя!

Вечером, когда стало темно, старуха отвела принцессу на берег реки, и они стали ждать. В полночь явился петух, и старуха шепнула девушке:

– Когда я схвачу его за хвост, держись за мое платье!

И вот, когда петух наполнил мехи, старуха схватила его за хвост, дочь султана ухватилась за подол платья старухи, и все вместе – бултых-х-х! – они ушли под воду и опустились на дно реки, рядом с бассейном и замком. Как и прошлой ночью, там стоял длинный стол. Старуха и дочь султана пошли на кухню и увидели там, как жарится, тушится и кипит еда, которая подается на стол.

Принцесса протянула руку к одному из блюд, и голос воскликнул:

– Тяни свою руку, тяни! Мой хозяин любит тебя и желает тебя!

Дочь султана протянула руку, взяла с блюда кусочек пищи и съела его.

– Мы должны спрятаться под диваном, – напомнила старуха.

И все, что случилось прошлой ночью, произошло на этот раз. Увидев мужа, принцесса едва могла сдержаться.

– Это он, он, – шепнула она старухе.

Поев, сорок сыновей джиннов ополоснули руки, рты и пошли вверх по лестнице замка, каждый в свои покои. Старуха и дочь султана последовали за ними, заглядывая в каждую комнату. Один молодой человек что-то изучал, другой читал, третий спал, четвертый пел… Так они дошли до сороковой комнаты. Там сидел и плакал муж принцессы, держа на коленях браслеты и золотой гребень. Он причитал:

– О, дом, о, дом! Я тоскую по женщине, носившей ножные и ручные браслеты.

Старуха приблизилась к нему, наклонилась через его плечо и спросила:

– Хочешь, я приведу ее?!

– Ты человеческое существо, – ответил молодой человек. – Как ты посмела войти в этот дом?

– Меня привел сюда Аллах, – пояснила старуха. – Со мной твоя жена.

– Где моя жена? – встрепенулся он.

– Я здесь, – шагнула к нему принцесса.

Молодой человек встал и обнял свою супругу.

Затем он сказал ей:

– Ты должна уйти, боюсь, мои братья и сестры убьют вас за то, что вы узнали наши тайны. Уходи быстрее, я вернусь к тебе в человеческом обличье и никогда больше не расстанусь с тобой.

Принцесса и старуха спустились вниз, и когда увидели петуха с мехами, то схватили его за хвост, и были доставлены на берег реки.

На следующую ночь в дверь комнаты принцессы постучали. Открыв дверь, она увидела своего мужа в обличье мужчины, хотя он был сыном султана джиннов. Он навсегда остался с ней в таком обличье.

Слепой султан

День из дней,
Час времени!
Аллах может сделать
Султана победителем!

Жил однажды султан, у которого было трое сыновей от двух жен. Одна, как и сам султан, была арабского происхождения, другая – абиссинка. Пришло время, когда сыновья выросли. Они пришли к отцу и сказали:

– Почему ты не женишь нас?

Двоим сыновьям постарше султан велел:

– Возьмите лук и стрелы, пойдите на крышу и натяните тетивы.

Двое сыновей от арабской женщины вышли на крышу и натянули тетивы своих луков. Стрела самого старшего сына упала на крышу дома градоначальника. К нему послали людей просить руки его дочери. Совершили обряд обручения, старший сын женился на дочери градоначальника, и она вошла к нему во дворец. Стрела второго сына упала в расположении дома визиря. К визирю послали людей просить руки его дочери. Совершили обряд обручения и назначили день ее переезда в дом мужа. Третий же сын от абиссинки оставил дом отца и ушел в пустыню.

Он долго шел, ступая открыто и хоронясь в земле, пока не встретил льва. Лев позвал:

– Подойди ко мне, сын человеческий, не бойся! Я не причиню тебе вреда. Подойди и помоги мне. – У льва была рана на лапе, он протянул ее к молодому человеку и сказал: – Не бойся, я не трону тебя. Только помоги мне вылечить лапу, и я одарю тебя. Аллах меня вознаградит.

Юноша наклонился и взял в руку лапу льва. В ней оказалась заноза в виде колючки. Юноша вытащил занозу, нагноение прекратилось, и боль ушла. Лев сказал юноше:

– Вырви три волоска из моей гривы. В случае нужды потри их друг о друга. – После этих слов царь зверей убежал в пустыню.

Юноша взял три волоска и потер их друг о друга. Сейчас же перед ним возникли три раба и сказали:

– Проси что хочешь.

Юноша пожелал:

– Хочу кобылу, способную летать. – И перед ним немедленно предстала великолепная кобыла.

Еще он попросил попону для нее, а для себя – одежду. И кобыла тут же была покрыта попоной, а юноша – одет в роскошное облачение. Он взобрался на кобылу, поблагодарил рабов и полетел по воздуху, пока не достиг города Багдада. Перед стенами города встретил пастуха и попросил его продать овцу. Пастух продал овцу, юноша зарезал ее, а шкуру с брюха животного надел себе на голову. Чтобы казаться лысым, шкуру обвязал кишками.

В таком виде юноша вошел в Багдад и пришел в сад при дворце султана. Подойдя к садовнику, он поинтересовался, не мог бы тот найти для него работу. Так как юноша не просил оплаты, садовник позволил ему остаться и работать в саду. Юноша поселился в жилище садовника. Окна дворца султана выходили в сад. Однажды самая молодая из принцесс, выглянув в окно, увидела красивого юношу в великолепном облачении на прекрасной кобыле, потому что молодой человек, заметив ее, потер друг о друга три волоска и явился во всем своем великолепии. Юноша привлек внимание принцессы, она полюбила его с первого взгляда.

Слава Творцу,
Тот, кто творит, превосходит свои творения
в совершенстве.

У султана было три дочери, все еще незамужние. Однажды они выглянули из окна и сказали садовнику, стоявшему внизу:

– Садовник! Окажи нам добрую услугу, поговори с падишахом от нашего имени. Пришло время нам выходить замуж. Ты должен пойти к падишаху и сказать, что мы уже достигли брачного возраста.

– Я ведь только садовник, – ответил он. – Мне неловко говорить с самим падишахом. Но я передам ему ваши пожелания.

Он выбрал три дыни: одну – перезрелую, другую – близкую к тому, чтобы стать перезрелой, и третью – в идеальном состоянии. Поместил эти три дыни в корзину и отослал ее падишаху. Когда падишах узнал, что садовник прислал ему дыни, он снял салфетку, покрывавшую дыни, и заглянул в корзину. Первая дыня была перезрелой, вторая – близкой к этому, а третья – пригодной для потребления. Падишах рассердился и воскликнул:

– Почему садовник прислал из моего сада именно эти дыни?! – и приказал обезглавить садовника.

Но вмешался визирь, находившийся рядом:

– Ваше величество, отмените ваш приказ! Если садовник прислал такие дыни, то это посылка со значением. У вашего величества три дочери на выданье, их положение напоминает состояние этих трех дынь. Они достигли брачного возраста, следует поискать для них мужей. Вот значение посылки этих дынь, значение, которое садовник не осмелился выразить словами.

Султан успокоился и немедленно послал за дочерьми. Он дал каждой из них по яблоку и велел бросать их в мужчин, которых они сделают своими избранниками. Первой должна была выбирать старшая дочь. Она села у окна, и все молодые люди брачного возраста должны были, по приказу султана, пройти под окном, чтобы она имела возможность сделать выбор. Собралась толпа, и мужчины города пошли перед ней: принцы, сановники, богатеи, министры, торговцы. Она бросила яблоко в сына градоначальника, и публика захлопала в ладоши. Немедленно организовали помолвку и, прежде чем истек семидневный срок, сыграли свадьбу.

На следующей неделе у окна села другая сестра. С ней произошло то же самое: под ее окном прошли высокопоставленные чиновники, паши, министры. Она бросила яблоко в сына визиря, и люди вокруг захлопали в ладоши. Состоялась помолвка, и, прежде чем истек семидневный срок, сыграли свадьбу.

Затем настала очередь младшей сестры. Она тоже села у окна. Перед ней прошли вали, паша, визирь, сановник, чиновник, богатей, купец, и девушка не бросила яблоко ни в одного из них. Смотр женихов продолжился на второй и третий день. Но младшая дочь так и не бросила яблоко. Ее фрейлины удивились:

– Мимо вас прошли все мужчины Багдада. Сделайте выбор из них, других больше нет!

– Никогда! – ответила она. – Я не брошу яблоко ни в одного из них. Еще не все мужчины прошли. Я не видела среди них помощника садовника.

Ей возразили:

– Помощник садовника грязный, лысый, хромой, нищий парень, который работает без оплаты.

– И все-таки приведите его, – потребовала она.

Юношу привели, и принцесса спросила:

– Почему ты не вышел на улицу и не прошел под моим окном? Я выбираю тебя, и никого другого! – Сказав это, она бросила в него яблоко.

Когда султан узнал о выборе своей младшей дочери, то очень рассердился:

– Почему она отвергала всех богатых мужчин и выбрала хромого лысого парня? Отправьте их обоих на конюшню!

Приказ султана был выполнен, младшую принцессу и помощника садовника поместили в конюшню.

Вскоре после этого разразилась война. Когда вести о военных действиях дошли до султана, он выступил против неприятеля во главе своих войск. Молодой человек, услышав об этом, вышел из города, потер друг о друга три волоска. Получив от трех рабов коня, сбрую и роскошную одежду, он поехал по пустыне и ехал до тех пор, пока не добрался до того места, где султан и его армия сражались с врагами. Помощник садовника проявил в бою необычайную отвагу: там, где воины султана уничтожали тысячу врагов, молодой человек один уничтожал две тысячи. Султан заинтересовался, кто этот воин, но никто, по незнанию, не мог ему ответить. По окончании битвы султан приказал привести к нему воина и, пораженный его храбростью, поблагодарил его. Увидев на руке воина рану, султан оторвал от своей расшитой узорами шали, которой обвязывал стан, лоскут и собственноручно перевязал ее. При этом он сказал со вздохом:

– Почему ты не мой зять?

Султан хотел оказать молодому человеку большие почести, но тот удалился: потер три волоска друг о друга, сел на кобылу и улетел в Багдад. Там вытащил шкуру овцы, натянул на голову и перевязал ее кишками.

Вернувшись в Багдад, султан стал наводить справки о том храбреце, который так неожиданно исчез из военного лагеря. Султан говорил придворным:

– Вместе с нами сражался верхом на коне юноша. Он был прекрасен, как месяц на четырнадцатую ночь, и храбр, как лев! Двумя своими руками он убил две тысячи врагов! Кто он, откуда пришел и как мне его найти? – Горе султана из-за исчезновения юноши было столь велико, что он плакал и плакал, пока не потерял зрение.

Во дворец стали вызывать врачей, которые пытались вылечить султана, но не могли. Наконец, пришел старый, мудрый врач, который сказал:

– Султан, я знаю одно целебное средство! Если вашему величеству смогут добыть молоко львицы и привезти его на спине львенка, то, смочив этим молоком глаза, милостью Аллаха, зрение вернется вашему величеству.

Услышав это, вызвался муж старшей дочери, сын градоначальника:

– Я пойду за молоком львицы и доставлю его, – сказал он султану.

– Не ходи, сынок, – стал отговаривать его тот. – Это опасно. Боюсь, что ты погибнешь.

Но юноша настаивал, и султан в конце концов согласился его отпустить. Перед уходом юноша спустился в подвал, набрал мешочек золота, а затем зашел в конюшню и выбрал коня. Отправившись в путь, он ехал по пустыне до тех пор, пока не доехал до места, где сходились три дороги. Там сидел дряхлый старик, который прял нити дня и ночи.

– Да хранит тебя Аллах! – приветствовал юноша. – Скажи, как называются эти дороги и куда они ведут.

Старик ответил:

– Эта дорога «Пойдешь – не вернешься», две другие дороги называются «Пойдешь – вернешься».

– Я выберу дорогу «Пойдешь – вернешься», – решил юноша.

Он шел и шел, пока не пришел в один город. Там остановился в кофейне. Привязал лошадь рядом с ней и сел отдохнуть. В этой кофейне к нему подошел один человек и почтительно обратился со словами:

– Да будет мир тебе! Приветствую тебя, здравствуй. – Далее он сказал: – Не окажешь ли ты мне честь посетить мой дом? Все чужеземцы, приходящие сюда, останавливаются в моем доме. Я развлекаю их три дня и три ночи.

Юноша поблагодарил его за приглашение. Человек привел его в свой дом, где они ели, пили, развлекались три дня и три ночи. На третью ночь хозяин спросил гостя:

– Не играешь ли ты в шахматы?

– Да.

– Слава Аллаху! – воскликнул незнакомец.

Они сели играть в шахматы на деньги. Хозяин выиграл первую партию, и сын градоначальника отсыпал ему золота из мешочка. Затем хозяин выиграл еще одну партию, и юноша опять отсыпал ему золота. Так продолжалось до тех пор, пока в мешочке ничего не осталось. Затем сын градоначальника поставил на кон коня, потом – свою одежду, за исключением рубашки и штанов, и хозяин дома все выиграл. А обыграв гостя до конца, поднялся и грубо выпроводил его.

Юноша отправился на рынок и поинтересовался у продавца пачи, не требуется ли ему слуга. Тот сказал, что ему нужен слуга-помощник, но он может предложить в качестве оплаты лишь немного еды. Юноша был рад и этому.

Прошел год. Во дворце слепого султана ничего не знали о муже старшей дочери, сыне градоначальника. Тогда к султану пришел муж второй дочери, сын визиря, и сказал:

– Уже двенадцать месяцев, как у нас нет никаких сведений о моем брате, а ваше величество все еще не восстановили зрение. Позвольте мне поискать львиного молока, а также моего двоюродного брата.

– Не ходи, – запротестовал султан. – Должно быть, твой брат погиб. Если ты отправишься в это опасное путешествие, то тоже погибнешь. Не ходи, сынок, если ты погибнешь, обе мои дочери станут вдовами. Останься!

– Никогда! Я пойду! – настоял на своем сын визиря.

Он послал слугу в подвал и обзавелся мешочком золота, а в конюшне выбрал коня. Затем отправился в путь. Шел он по той же дороге, что и сын градоначальника. Через некоторое время юноша встретил дряхлого старика, который сидел в месте пересечения трех дорог, и попросил:

– Укажи мне путь. Что это за дороги и куда они ведут?

Старик ответил:

– Первая дорога называется «Пойдешь – не вернешься», а две другие – «Пойдешь – вернешься».

Как и двоюродный брат, юноша выбрал одну из последних дорог. В конце концов он пришел в город и остановился отдохнуть в кофейне. Там его встретил незнакомец:

– Здравствуй! Не соблаговолишь ли ты посетить мой дом? Я всегда развлекаю чужеземцев, которые приходят в город, три дня и три ночи.

Молодой человек пошел к нему домой. Они ели и пили, забавлялись и проводили время в удовольствии, пока не наступила третья ночь. Тогда хозяин дома спросил:

– Ты играешь в шахматы?

– Да, – ответил юноша.

Они сели за шахматы и играли до тех пор, пока сын визиря не проиграл все золото из мешочка, коня и всю одежду, кроме рубашки и штанов. После этого его выдворили из дома. Сын визиря тоже пошел на рынок, чтобы найти работу. Кебабчи[25] нанял его в качестве слуги за плату в виде небольшого количества пищи.

Прошел еще один год. Младшая дочь султана сказала мужу:

– Ты ходил биться за моего отца во время войны. А сейчас верни мужей моих сестер и избавь отца от слепоты.

Молодой человек попросил сообщить султану, что пойдет на поиски пропавших юношей и львиного молока. Когда его слова передали султану, тот сильно разгневался:

– Я не стану терпеть этого никчемного субъекта возле себя. Не желаю даже слышать его голоса. Не упоминайте при мне его имени.

Молодой же человек простился с женой и пошел по пустыне. Он снял клочок овечьей шкуры с головы и потер три львиных волоска. Мгновенно явились три джинна и сказали:

– Проси что хочешь. Чего желаешь?

Он попросил коня, летающего по воздуху. Явился конь. Молодой человек сел верхом и скакал до тех пор, пока не достиг пересечения дорог, где сидел дряхлый старик и плел нити дня и ночи. Молодой человек подъехал к старику, вежливо поинтересовался состоянием его здоровья и членов его семьи. Добавил, что сожалеет о том, что старику приходится сидеть здесь день и ночь, а также присовокупил другие приятные слова. А после такого вежливого вступления произнес:

– Хочу спросить, отец, как называются эти дороги и куда они ведут.

– Сынок, первая дорога называется «Пойдешь – не вернешься», две другие же – «Пойдешь – вернешься».

– Отец, я пойду первой дорогой, – решил молодой человек.

– Сынок, не ходи этой дорогой! – воскликнул старик. – Здесь уже проходили двое юношей. Оба воспользовались двумя другими дорогами, легкими и прямыми, и все-таки не вернулись. Если ты выберешь опасную дорогу «Пойдешь – не вернешься», то можешь погибнуть. Ты образован и вежлив, мне будет горько, если тебя настигнет беда.

– Тем не менее я выбираю дорогу «Пойдешь – не вернешься», – заявил молодой человек.

– Поскольку ты настаиваешь в выборе этой опасной дороги, скажи, зачем ты рискуешь жизнью?

Молодой человек рассказал ему обо всем, что случилось, с самого начала.

– Сынок, ты добр сердцем, сладкоречив и умен, – похвалил его старик, – поэтому я научу тебя, что нужно делать. Когда ты пойдешь по этой дороге, то подвергнешься нападениям со всех сторон, тебя будут бить и забрасывать камнями. Но ты не сворачивай с пути, иначе погибнешь. Иди прямо, не глядя налево или направо, и наконец ты придешь к большому замку, окруженному стеной с семью воротами, каждые из которых охраняются дивом. Дивы свирепы и съедят тебя, если ты попытаешься войти. Но я дам тебе семь волосков из моей бороды. Тебе следует делать из них арканы, чтобы извлекать из пасти каждого дива жвачку[26]. Как только из пасти дива извлекается жвачка, он засыпает и становится безвредным. Когда заснут все семь дивов, ты сможешь войти во внутренний двор замка, в котором обнаружишь львиц в большом количестве. Они не причинят тебе вреда, поскольку они не едят детей Адама. Лишь самцы не гнушаются этим. Убей одну из львиц, сдери с нее шкуру, сцеди молоко у другой, затем погрузи шкуру с молоком на спину львенка и возвращайся дорогой, по которой пришел. Старайся не глядеть направо и налево, не обращай внимания на то, что тебя бьют и забрасывают камнями.

Затем старик вырвал из бороды семь волосков и передал их молодому человеку, который отправился дорогой «Пойдешь – не вернешься».

Все происходило так, как предсказывал старик: молодому человеку наносили удары, его сбивали с ног, толкали и трясли, но он не реагировал на это, не смотрел направо и налево. Он шел прямо вперед, пока не вышел к большому замку, который окружала высокая стена с семью воротами. Путник подошел к первым воротам, рядом с которыми сидел див, жующий жвачку. Добрый молодец сделал петлю из одного волоска бороды старца, потихоньку подобрался и, бросив петлю прямо в пасть дива, извлек из нее жвачку. Див мгновенно заснул.

– Я разделался с одним дивом, – сказал молодец, – теперь пойду ко вторым воротам. – Он осторожно подобрался ко вторым воротам и извлек из пасти второго дива жвачку петлей волоска. Второй див тоже заснул.

– Хвала Аллаху, и с этим дивом покончено! – сказал молодец.

Потом проделал то же самое с третьим, четвертым и другими дивами, пока все они не заснули. Тогда он спокойно вошел во внутренний дворик замка, где в большой клетке содержалось много львиц со львятами. Молодец открыл клетку, заколол мечом одну из львиц, содрал с нее шкуру. В эту шкуру он сцедил молоко другой львицы. Потом водрузил шкуру с молоком на спину львенка и погнал его перед собой из замка, словно ослика. Молодец возвращался той же дорогой, какой пришел. На этот раз его били сильнее, чем прежде, камни летели в него с правой и левой сторон, но он не поворачивал голову, упорно шел вперед, пока не достиг места пересечения дорог, где сидел старец. Тот, увидев молодого человека, обрадовался:

– Здравствуй, сынок! Я боялся, что больше не увижу тебя, но теперь вижу, что ты также мудр, как и отважен. Ты заслуживаешь самой большой награды.

Молодец поблагодарил старца и сказал:

– Отец, я пришел не только за молоком львицы, но и за своими двоими братьями. Скажи мне, пожалуйста, какой дорогой они ушли.

Старец указал дорогу.

Молодец отправился в путь по одной из дорог «Пойдешь – вернешься» и через некоторое время достиг города, где остановился в кофейне у ворот. Не успел он это сделать, как к нему подошел незнакомец и сказал:

– Мир тебе! Да снизойдет на тебя благословение! Добро пожаловать! Окажи мне честь посещением моего дома. Я всегда развлекаю три дня и три ночи всех чужеземцев, приходящих сюда.

Молодой человек поблагодарил мужчину и пошел с ним в его дом, где его приняли с уважением. Там он ел и пил три дня и три ночи. Но на третью ночь хозяин спросил:

– Ты играешь в шахматы?

– Да, – ответил гость.

– Отлично! – воскликнул хозяин.

Они стали играть, и хозяин проиграл. Снова сели играть и играли до тех пор, пока хозяин не проиграл все свои деньги и дом. Тогда он заявил:

– Теперь я поставлю на кон мою душу.

Они снова сели играть, и хозяин опять проиграл. Молодой человек извлек свой меч и приготовился завладеть душой проигравшего партнера, но тот схватил его за руку и взмолился:

– Не убивай меня! Я не мужчина, а женщина!

– Раз ты женщина, я не стану тебя убивать, – согласился молодец. – Но тебе не следовало играть со мной в шахматы. Я не играю в шахматы с женщинами. Скажи, где мои братья?

– Ко мне приходили двое юношей и играли со мной в шахматы, – ответила она. – Их сумки для денег висят в комнате, а кони стоят в конюшне. Но эти юноши ушли. Я не знаю, что с ними стало.

– Пойду их искать, – объявил молодец.

Он выгнал женщину из ее дома, а сам направился на рынок. Спустя некоторое время пришел в лавку торговца пачой. Там находился сын градоначальника. Грязный, в разорванной и засаленной одежде, подавленный, он продавал пачу покупателям. Молодой человек знал его, но тот, видевший помощника садовника только с овечьей шкурой на голове, не узнал родственника. Молодец вынул из кармана меджидие[27], пошел к пачачи и попросил его:

– Пошли ко мне домой твоего помощника с блюдом пачи.

Торговец пачой, получив деньги, ответил:

– Премного благодарен.

Молодой человек отправился домой в сопровождении сына градоначальника, плетущегося позади. Когда они вошли в дом, молодец велел кузену подняться за ним по лестнице на второй этаж и потребовал:

– Положи пачу на стол. – А когда тот выполнил приказание, спросил: – Сколько времени ты работал у пачачи?

– Два года.

– Сколько он тебе платил?

– Я работал за еду, – пояснил сын градоначальника.

– Садись и покушай со мной пачу, – пригласил его молодец.

– Я всего лишь помощник пачачи, какое я имею право есть вместе с вашим благородием?

– Не смущайся, садись, поешь со мной, – повторил приглашение молодец, – без тебя я не буду есть.

Они вместе поели, а когда закончили, молодой человек предложил:

– Отнеси пустое блюдо пачачи, бросай на него работать и переходи ко мне на содержание.

Сын градоначальника вернул блюдо пачачи со словами:

– Я расстаюсь с вами и перехожу на службу эфенди, который покупал пачу.

Когда он вернулся в дом своего благодетеля, молодой человек снабдил его чистой одеждой и послал в баню помыться. Вечер они провели в забавах и развлечениях.

На следующий день сын абиссинки объявил:

– Пойду искать другого пропавшего юношу.

Он снова пошел на рынок, искал здесь и там, наконец увидел другого двоюродного брата, раздувающего жаровню, на которой жарились кусочки мяса на вертелах. Молодой человек подошел к кебабчи, дал ему денег и попросил:

– Приготовь для меня блюдо кебаба и пошли с ним в мой дом твоего помощника.

– Благодарю, – отозвался кебабчи, принимая деньги.

Сын визиря последовал за покупателем. Когда они поднимались по лестнице на второй этаж дома, сын абиссинки сказал:

– Давайте разделим трапезу.

Сын градоначальника ожидал их.

Юноши отказывались:

– Никогда не позволим себе! Нам нельзя!

Однако сын абиссинки настоял, и они поели вместе. Ни один из его гостей не догадывался о том, кем он приходится им. По окончании трапезы молодой человек велел сыну визиря отнести блюдо кебабчи и распрощаться с ним. Тот согласился. Он вернулся в лавку и сказал кебабчи:

– Хочу расстаться с вами и перейти на службу к эфенди, который купил кебаб.

Когда сын визиря вернулся с рынка, он тоже был отправлен в баню и обеспечен новой чистой одеждой. После этого юноши провели в этом доме трое суток, сообща пируя и забавляясь. На третий вечер молодой человек попросил юношей:

– Хочу выслушать вас, расскажите, кто вы, откуда пришли.

– Мы из Багдада, – начали гости, – султан, наш тесть, ослеп. Он нуждается в молоке львицы для излечения от слепоты. – И рассказали о своих злоключениях в чужом городе, о том, как они проиграли все, что имели.

Тогда хозяин дома сказал:

– Я дам вам молоко львицы, и вы вернетесь в Багдад. Отправляйтесь первыми, а я последую с молоком за вами и передам вам его.

На следующий день оба зятя султана отправились в путь пешком, а молодой человек – верхом на летающем коне. Он быстро добрался до места пересечения дорог, в то время как пешим путешественникам оставалось идти к этому месту еще двадцать дней. У пересечения дорог сидел старец, а рядом с ним – львенок. Сын абиссинки поблагодарил старца, попрощался с ним и поехал верхом на коне, подгоняя перед собой львенка. Проехав некоторое расстояние, он потер три волоска друг о друга, и перед ним явились три джинна со словами:

– Проси что хочешь. Чего желаешь?

– Хочу шатер, достойный принца, – пожелал молодой человек, – со слугами, а также золотой трон со стражниками вокруг.

В мгновение ока все это предстало перед ним. Затем он смешал немного молока львицы с водой, залил смесь в бутылку и стал ждать встречи с молодцами. Когда те появились в поле зрения, он послал к ним слугу с поручением сказать: «Султан хочет вас видеть, зайдите, пожалуйста, в его шатер».

Юноши последовали за слугой, вошли в шатер и почтительно приветствовали сына абиссинки. Он спросил у них:

– Вы запаслись молоком львицы для вашего тестя?

Те ответили:

– Клянемся Аллахом, мы не добыли его.

– У меня есть для вас немного такого лекарства.

Юноши поцеловали руку султана, восклицая:

– Храни вас Аллах! Мы благодарны и признательны.

– Я передаю вам вот эту бутылку, но с одним условием: оно состоит в том, что вы нагнетесь и позволите мне поставить на ваших спинах мою печать.

– Никогда! Это невозможно! – возразили гости.

– Тогда не получите бутылку.

Юноши посовещались в сторонке между собой, и один из них сказал:

– Если мы позволим ему сделать то, что он хочет, кто узнает об этом? Мы ведь в пустыне, далеко от Багдада. Мы больше никогда не увидим ни этого султана, ни его людей. О нашем позоре никто не узнает.

Другой согласился с ним и молвил:

– Ваше высочество, мы принимаем ваши условия.

Гости нагнулись, и султан поставил на их спинах свою печать. Затем вручил им бутылку с разведенным водой молоком львицы и велел идти с миром.

Через несколько дней юноши вернулись в Багдад. Их радостно встретили с музыкой и приветствиями. Они отправились во дворец султана, своего тестя. Тот поднялся с трона и обнял их со словами:

– Я думал, что вы погибли, что вас разорвали дикие звери, что никогда вас больше не увижу! Приветствую вас, сыночки!

А они в свою очередь поведали, что достали для султана молоко львицы, преодолев многие опасности, и вручили ему бутылку.

Султан смочил молоком глаза. Никакого эффекта! Остался слепым, как и прежде. Смочил глаза еще раз – и опять ничего. Глаза не видели. Тогда он израсходовал всю бутылку, но по-прежнему был слеп.

Между тем муж младшей дочери султана, сын абиссинки, потер три волоска друг о друга и, когда явились джинны-рабы, сказал:

– Пусть все исчезнет!

Солдаты, шатер, слуги, золотой трон разом пропали – осталось пустое место. Тогда молодой человек вернулся в Багдад, натянул шкуру овцы на голову и погнал перед собой львенка в конюшню. Жена радостно встретила его:

– Ты пропадал так долго! Но наконец вернулся, да еще с молоком львицы для моего отца. Иди скорее к нему и возьми с собой львенка. Расскажи отцу обо всем, что ты для него сделал, как ты сразил его врагов, убив две тысячи из них, и как добыл этого львенка.

– Вернулись мужья твоих сестер? – спросил он ее.

– Да, вернулись.

– Передали они молоко султану?

– Передали.

– Стал он видеть?

– Нет.

Тогда муж младшей дочери султана пошел к визирю, попросил принять его и сообщил, что у него есть средство исцеления султана от слепоты.

– Мужья старших дочерей султана уже приносили ему молоко львицы, но оно не оказало на него лечебного воздействия, – поведал ему визирь.

– Тем не менее, – настаивал сын абиссинки, – я пойду к султану со львенком. – Он потер волоски друг о друга, и овечья шкура с его головы исчезла.

Слава Творцу,
Тот, кто творит, превосходит свои творения
в совершенстве.

Сын абиссинки снова стал прекрасным, как полная луна. Он вошел в зал аудиенций, подгоняя перед собой львенка. Потом смочил молоком глаза султана.

– Вы видите? – спросил он монарха.

– Аллах всемогущий, – отозвался султан, – я начинаю прозревать.

Через час сын абиссинки еще раз смочил глаза султана. И тот стал видеть лучше. После смачивания глаз молоком еще через час султан увидел мир совершенно ясно и преисполнился радостью.

– Кто ты, откуда пришел и как тебе удалось добыть молоко? – поинтересовался султан у сына абиссинки.

– Я ваш зять, муж вашей младшей дочери, – пояснил тот. И рассказал султану о своих приключениях от начала до конца. Кстати, и о том, как смешал порцию молока с водой и передал ее мужьям старших дочерей монарха. Потом добавил: – Если не верите, взгляните на их спины!

Сыновьям градоначальника и визиря стало стыдно.

– Я сражался в рядах ваших войск, – продолжил затем молодой человек, – вот лоскуток шали, которым вы перевязали мою руку.

Падишах чрезвычайно обрадовался и воскликнул:

– Так это ты?! А я ничего не знал и поместил тебя в конюшню! Прости меня!

Султан велел придворным устроить пышные свадебные торжества, обильное застолье. Назвав молодого человека сыном, он снял с головы корону и надел ее на голову сына абиссинки.

На этом история о слепом султане заканчивается.

Мы посетили ваш дом и вернулись, грохочет тамбурин, а невеста печальна![28]

Было три яблока:
Одно – для меня, одно – для рассказчика
и одно —для слушателя.
А кожура для султана.

Затем рассказчица, опасаясь, что оскорбила монаршее достоинство, быстро поправилась:

– Нет, не так! А кожура для лошади.

Джарада

Жил однажды мужчина, который из-за лени ничего не мог достичь в жизни. Фактически это был человек, лишенный как энергии, так и интеллекта. Он женился на женщине по имени Джарада, или Стрекоза, которая была настолько же умна, насколько он несообразителен. И вот она обратилась к мужу:

– В доме нет еды. Пойди и заработай немного денег.

– Как я их заработаю, жена? – отозвался он. – Мне никто не даст работы.

– Пусть так, но ты еще не пробовал стать магом, – напомнила она. – Эта профессия денежная. Пойди, сядь на рынке и представляйся людям белым магом, выписывай им обереги от несчастий.

– О, Стрекоза, как я смогу это сделать? Я ведь не отличаю одну букву от другой, не могу писать.

– Вот глупец, – воскликнула Стрекоза, – разве нужно уметь писать, когда делаешь амулеты? Нацарапай какие-нибудь каракули на бумаге, и люди примут их за волшебные письмена.

Она дала ему пенал с ручкой[29], чтобы он прикрепил его у пояса, и бумагу. А муж Стрекозы пошел на рынок и назвался прорицателем, магом.

Там, где действует обманщик, всегда найдутся обманутые люди, а фальшивый пророк никогда не испытывает недостатка в желающих узнать свою судьбу. Муж Стрекозы смело взялся за дело, писал заклинания против сглаза, делал амулеты, охраняющие от пуль, обереги от лихорадки, лекарство от паралича и другие чудотворные средства. В конце недели он стал обладателем такого большого количества денег, которые не мог бы заработать честным трудом.

Судьба, подарившая ему хорошую жену, распорядилась также, чтобы он процветал – его имя быстро получило широкую известность. Люди начали говорить об эффективных целебных средствах, которыми он владеет, о его способности бороться с черной магией и других чудотворных способностях. Однажды, когда муж Стрекозы сидел на рынке, к нему подошла женщина и пожаловалась:

– О, мудрец, у меня беда, помоги мне. Ты умеешь хранить тайны?

– Мудрец всегда скрытен, – ответил муж Стрекозы.

– Беда моя вот в чем. Я служанка во дворце халифа. Как-то я заметила кольцо халифа, лежащее в его покоях. Шайтан овладел моим разумом, я взяла это кольцо. А сейчас в связи с пропажей кольца поднялся большой шум. Хочу узнать по звездам, буду ли я разоблачена?

Муж Стрекозы сделал вид, что ищет ответ в астрологической книге, а затем сообщил ей, что звезды против нее.

– Ты должна выбросить кольцо.

– Лучше потерять кольцо, чем голову, – согласилась служанка. – Что мне делать?

Маг заглянул в книгу и велел ей немедленно бросить кольцо в водоем: иначе, предупредил он, ее жизнь под угрозой.

– Так и поступлю, – пообещала женщина и заплатила магу за хороший совет.

Вернувшись домой, он рассказал об этом жене. Та одобрила поведение мужа, надела чадру и отправилась переговорить с некоторыми женщинами из семейства халифа. Она поведала им, что ее муж необыкновенный волшебник и если халиф посоветуется с ним, то, она убеждена, ее муж сможет найти в своей магической книге указание на место, где лежит кольцо.

Женщины сообщили о разговоре жене халифа, которая, в свою очередь, передала его мужу. В результате мага вызвали во дворец и привели к халифу. Тот велел ему продемонстрировать свое искусство и отыскать кольцо. Волшебник открыл свою книгу и после короткого бумагомарания объявил халифу, что если обследовать водоем, то кольцо найдется. И случилось так, как он сказал. Халиф обрадовался и щедро вознаградил мага.

Через некоторое время во дворце произошла крупная кража. Пропал сундук с деньгами и драгоценностями. Халиф немедленно послал за магом и, сообщив ему суть проблемы, велел найти в его книге указание на место, где спрятан сундук. Шарлатан попал в крайне затруднительное положение. Он глядел в свою книгу и не знал, что делать. Наконец придумал, что сказать:

– О, повелитель правоверных, я не нахожу ясного ответа в книге, надо дома задействовать мои заклинания.

Разочаровывать властителей опасно. Халиф нахмурился и предупредил:

– Смотри, чтобы твои заклинания не оказались бесполезными, это дорого тебе обойдется.

– Мои заклинания принесут пользу, но мне нужно время, – пояснил супруг Стрекозы.

– Сколько тебе нужно времени? – поинтересовался халиф.

– Сорок дней, – заявил шарлатан, подумав про себя, что за этот срок многое может случиться.

– Хорошо, – согласился халиф, – но если через сорок дней ты не отыщешь сундук, то распрощаешься с жизнью.

– Слушаю и повинуюсь, – ответил маг. Затем вернулся к жене в крайне удрученном состоянии и провел остаток дня в рыданиях и молитвах.

Воров, которые похитили сундук сокровищ, было сорок. Когда они узнали, что падишах послал за мудрецом, который легко обнаружил пропавшее кольцо, то очень забеспокоились. Главарь шайки решил послать одного из своих сообщников в дом волшебника пошпионить – выяснить, действительно ли он напал на след шайки. Ночью тот пробрался в дом и, прижавшись ухом к двери, стал слушать.

И услышал, как маг с глубоким вздохом сказал жене:

– Стрекоза, жена моя, проходит первый из сорока! – Он имел в виду, что это один из сорока дней, оставшихся ему до дня расплаты.

Но подслушивавший вор принял его слова на свой счет. Он вернулся к главарю шайки и заявил:

– Атаман, этот человек знает все! Я слышал, как он говорил жене: «Вот один из сорока!» После этого я убежал.

– Нам нужно знать больше, – решил атаман. – Завтра еще один из вас пойдет подслушивать.

На следующую ночь другой вор пошел, подобно первому, подслушивать у двери дома мага. И услышал такие слова:

– Жена, один из сорока прошел, сейчас другой проходит!

Вор убежал как можно быстрее и передал эти слова мага главарю.

Атаман ударил себя в грудь и воскликнул:

– Нет сомнений, этот человек знает каждого из нас! Он может в любой момент разоблачить нас перед халифом.

Воры посовещались и в страхе за свою жизнь решили отдаться на милость волшебника, посулить ему много золота за то, что тот не передаст их в руки правосудия. Этой же ночью они пришли к нему.

– Я знаю каждого из вас и все ваши слабости, – заявил им муж Стрекозы, – но я снисходителен и сделаю все возможное для вашего спасения. Однако вам следует признаться, где вы спрятали сундук. Из него не должна быть похищена ни одна драгоценность. Сундук должен быть возвращен халифу.

– Жизнь дороже сокровищ, – провозгласил атаман. – Мы покажем вам, где спрятан сундуки, кроме того, дадим вам хороший выкуп.

На следующий день маг явился во дворец и объявил халифу, что его заклинания подействовали быстрее, чем он ожидал, и он может отвести властителя туда, где хранится сундук. И привел халифа на место, названное похитителями. Оно находилось в пустыне, рядом с кустом одного растения. Слуги халифа откопали там сундук, из которого не пропала ни одна вещь.

Халиф остался очень доволен, даровал прорицателю прекрасный дом и много денег. Слава мага распространилась еще шире.

Халиф хвалил его чудодейственные силы перед всеми принцами, каких только знал. И вот однажды мужа Стрекозы вызвали во дворец, где в это время гостил принц-чужеземец. Халиф представил ему мага и объявил, что тот настоящий волшебник.

– Он видит сквозь стены и сквозь землю, – пояснил халиф. И для демонстрации возможностей мага в присутствии гостя спросил у прорицателя: – Скажи нам, что я зажал в руке?

Прорицатель проклял день, когда занялся своим ремеслом, поскольку знал, что если в присутствии знатного чужеземца не сможет продемонстрировать искусство магии, то халиф потеряет лицо, а он будет обречен на смерть за жульничество. Муж Стрекозы бросился на колени и в отчаянии воскликнул:

– Наконец попалась, Стрекоза! – Конечно, он имел в виду свою жену.

Как только маг произнес эти слова, халиф разжал пальцы, и из руки выпорхнула стрекоза.

Тогда принц-чужеземец взял горстку чечевицы и, зажав ее в руке, подошел к магу.

– Угадай, что в моей руке, – попросил он.

Маг воскликнул:

Кто знает, кто знает,
И кто не знает
Горстку чечевицы!

И снова угадал.

Принц-чужеземец был поражен способностью прорицателя и одарил его кошельком, полным динаров.

Однако, вернувшись к жене Стрекозе, маг пожаловался ей:

– Случай трижды помог мне, но боюсь, в следующий раз фортуна мне изменит. Я живу в постоянном страхе перед тем, что халиф даст мне поручение, которое я не смогу выполнить. Что мне делать, Стрекоза?

Жена посоветовала ему притвориться сумасшедшим, и чем скорее, тем лучше.

На следующий день, когда мага пришли навестить друзья, она объявила им, что Аллах поразил ее мужа недугом: он сошел с ума. Эта весть дошла до халифа, и тот сразу послал слуг выяснить, правда ли это.

Слуги привели во дворец мнимого сумасшедшего, имитировавшего бред. Для убедительности своего безумия прорицатель пел и сделал вид, что не узнает халифа. Когда мага подвели к халифу, он бесцеремонно схватил его за рукав и попытался вывести из зала.

Халиф отнесся снисходительно к причуде безумца, а придворные последовали за ними, чтобы увидеть, как дальше поведет себя безумец. Не успели они покинуть зал для аудиенций, как там с грохотом рухнул потолок.

Халиф повернулся к придворным и воскликнул:

– Даже в безумии этот человек мудрее обычных смертных! Несомненно, его прислало сюда Сострадание, чтобы спасти нашу жизнь.

Он безмерно одарил своего спасителя богатствами. Дальше маг и его жена Стрекоза жили в достатке и довольстве всю оставшуюся жизнь.

Эта история
Полуправда,
Если бы вы были рядом.
Я дал бы вам блюдо изюма.

Аист и шакал

Жил однажды аист, который дружил с шакалом. Но когда шакал один или два раза перехитрил аиста, тот решил преподать ему урок. Он пригласил шакала на обед и, когда гость пришел, повел его в заросли кустов, где были разбросаны горошины. Благодаря длинному клюву аист мог легко клевать горошины, в то время как шакал исколол о колючки язык и морду. На следующий день шакал пригласил аиста на обед и угостил его молоком, вылитым на мраморную плиту. Шакал легко слизал молоко, в то время как аист, тщетно пытаясь ухватить хоть что-нибудь, повредил клюв.

Аист, достоинство которого из-за поврежденного клюва было уязвлено, решил отомстить. Он пришел к шакалу и объявил:

– Братец шакал, я хочу научить тебя летать! Садись на меня, и я покажу тебе, как мы летаем.

Шакал взобрался на аиста, и тот стал подниматься все выше и выше в небо. Наконец, аист спросил:

– На что похожа внизу земля?

Шакал ответил:

– Она выглядит как большой ковер.

Аист поднялся еще выше и поинтересовался:

– Насколько сейчас велика земля?

Шакал сообщил:

– Стала размером с апельсин.

Аист поднялся еще выше:

– А теперь как велика земля?

Шакал ответил:

– Она так далеко от нас, что я ее не вижу.

Тут аист пожаловался:

– Мое крыло устало, не переберешься ли ты на другое крыло?

А когда шакал перебирался, аисту удалось сбросить его и улететь.

Шакал полетел вниз на землю. Во время полета он кричал и обращался с мольбами к Аллаху:

– О, Аллах, не дай мне сломать передние лапы! Сделай так, чтобы я упал на овечью бурку пастуха!

И действительно, когда шакал приближался к земле, то увидел, что падает туда, где пастух пасет отару овец. Он падал прямо на пастуха, который, испугавшись, убежал, бросив бурку и всех своих пятьдесят овец.

Шакал накинул на себя бурку, а овцы, принявшие его за пастуха, последовали за ним в пещеру. Там шакал устроил пир для друзей и родственников. С провизией в пещере он стал жить на широкую ногу. Вскоре его прозвали шейхом шакалов, благодаря его гостеприимству и тому, что он носил овечью бурку.

Однажды, придя на водопой, шакал встретил льва, который спросил его:

– Где ты взял меховую бурку?

– Отец пяти малых когтей[30], разве ты не знаешь? – сымитировал удивление шакал. – Производство меховых бурок – наше ремесло. Им занимались мой дед и отец. В нашей семье хранят секреты этого ремесла.

– Обмерь меня и сшей мне меховую бурку, – попросил лев.

Шакал снял со льва мерку, но объяснил:

– Для твоей бурки потребуется двадцать верблюдов, пятьдесят овец и сто двадцать кур.

– Хорошо, – согласился лев. – Я принесу то, что ты просишь.

Когда лев доставил верблюдов, овец и кур, шакал перенес их в свою пещеру. Он долго пировал с друзьями и родственниками, в то время как лев ожидал выполнения заказа на меховую бурку.

Наконец, потеряв терпение, лев навестил шакала.

– Где моя меховая бурка? Она готова? – спросил он.

– Рад сообщить тебе, что твоя меховая бурка великолепна, – ответил шакал. – Это лучшее наше изделие! Но того, что ты доставил, оказалось чуть недостаточно. Для пуговиц требуется еще немного – почти ничего – лишь двадцать овец и сорок кур. После этого я надеюсь прислать тебе меховую бурку. Ты будешь носить ее, милостью Аллаха, в добром здравии.

Шакал принял новую партию провизии, доставленную львом, и сытно провел зиму в пещере. Лев же навел справки о шакале и обнаружил, что его обманывают. Он пришел в ярость и поклялся как следует проучить шакала. Устроив засаду, однажды поймал мошенника.

– Где моя меховая бурка? – задал он вопрос. – Почему ты ее не прислал?

– Не хватает чуточку ниток, чтобы ее закончить, – оправдался шакал. – Если ты мне принесешь еще немного…

Лев страшно зарычал и воскликнул:

– Как смеешь ты и твой отец делать из меня посмешище?! – и замахнулся на шакала лапой.

Шакал был увертлив и сумел спасти свою жизнь. Но лев оторвал у него хвост, и шакал убежал без хвоста.

– Теперь без хвоста я тебя узнаю где угодно! – прокричал ему вслед лев.

Шакал осознал опасность и прибег к хитрости. Он взобрался на возвышенное место и оповестил всех шакалов округи, что хочет созвать общее собрание. Когда все собрались, обратился к ним со словами:

– Братья! Во время путешествий по другим странам я выучился очень грациозному и красивому танцу! Хочу вас научить ему, потому что он доставит вам большое удовольствие. Это очень просто. Каждый шакал должен найти партнера. Они должны повернуться друг к другу хвостами, а хвосты связать. Когда все будет сделано, я научу вас первой фигуре танца. – Потом шакал обошел собрание и убедился, что все хвосты прочно связаны друг с другом. Тогда он вновь взобрался на возвышенность и громко крикнул: – Бегите, братья! К нам приближаются львы, чтобы сожрать нас!

Шакалы в ужасе стали рваться в разные стороны и оторвали хвосты друг друга. На следующий день все шакалы округи были без хвостов, как и их шейх.

Когда лев послал своих помощников схватить шакала без хвоста, те вернулись к повелителю со словами:

– О, Отец пяти малых когтей! Все шакалы этой округи без хвостов!

Так шакалу удалось спастись.

«Это тебе не меховая бурка льва!»

Однажды Отец пяти малых когтей, царь зверей, бродил по пустыне, набрел на колодец и остановился около него. Заглянув в колодец, лев увидел волка и поздоровался с ним.

– Приветствую тебя, Отец пяти малых когтей, – откликнулся волк.

– Что ты делаешь здесь? – спросил лев.

– Шью меховую бурку.

– Сейчас холодно, волк. Я тоже хочу меховую бурку.

– Хорошо, – сказал волк, – я сошью тебе одну, но мне нужны овечьи шкуры.

Лев вызвался добыть шкуры. Задрав двух упитанных ягнят, он сбросил их в колодец волку.

– Этого недостаточно, – заявил волк, – мне нужно много овец, по одной-две в день.

Лев стал приходить ежедневно и бросать волку одного-двух ягнят. При этом каждый раз спрашивал:

– Закончил шитье?

– Нужно еще больше шкур, – отвечал волк.

Наконец, лев потерял терпение, потому что каждый раз, когда он сбрасывал волку ягненка, тот находил оправдания незавершенности работы. Например, такие: «Сегодня праздник» или «Я заболел». Но лев больше не желал этого слышать и стал настаивать, чтобы волк сшил ему бурку.

– Через два дня, – пообещал волк.

Когда через два дня лев пришел за буркой, волк сказал:

– Осталось сделать всего лишь два стежка, завтра ты получишь бурку. Приходи пораньше и захвати с собой веревку.

На следующий день лев пришел, бросил в колодец один конец веревки и стал тянуть другой как положено, полагая, что вытянет хорошую бурку, ибо груз оказался тяжелым. Но столько весила не бурка, а сам волк, разъевшийся на мясе ягнят, сброшенных ему львом. Он вцепился в веревку да еще прихватил с собой пару шкур. Не успел волк выбраться из колодца, как набросил на льва две шкуры и, прежде чем Отец пяти малых когтей смог сообразить, что делать дальше, убежал и скрылся вдали.

Когда в Багдаде заказчик на пошив одежды слышит объяснения портного о причинах задержки выполнения заказа, он обычно говорит:

– Это тебе не меховая бурка льва!

Два рассказа об Абу Новасе, компаньоне-весельчаке Харуна ар-Рашида

Иногда Абу Новас уставал от постоянного пребывания рядом с халифом, каждый каприз которого был вынужден терпеть. И вот однажды, пресытившись этим, он сбежал в город и укрылся там. Халиф скучал по нему. Он разослал повеления найти весельчака и привести к нему. Через некоторое время слуги халифа нашли на окраине Багдада Абу Новаса в веселом расположении духа и с мехом вина у пояса. Они остановили его и привели к властителю, который, обрадовавшись возвращению своего любимца, был расположен простить ему проступок. Однако, притворившись сердитым, халиф устремил на беглеца суровый взгляд и спросил:

– Что у тебя в этой емкости у пояса?

– Сметана, – быстро ответил Абу Новас.

Халиф открыл мех и нахмурился.

– Абу Новас, разве сметана красного цвета?

– Увидев ваше величество, сметана смутилась и покраснела!

Халиф рассмеялся и простил шутника.

В другой раз Абу Новас, утомившись придворной жизнью, попросил у властителя разрешения попутешествовать по разным районам страны. Харун ар-Рашид дал такое разрешение, и Абу Новас, нанеся перед отъездом прощальный визит во дворец, взял с собой документ, под которым попросил монарха поставить его подпись и печать. Это был фирман (указ властителя), в котором повелением халифа предписывалось каждому мужчине, боящемуся своей жены, передавать Абу Новасу своего осла.

Когда абу Новас возвращался из поездки, то… вслед за ним тащилась длинная процессия почти из четырехсот ослов! Он поспешил навестить халифа, который сообщил, что в отсутствие Абу Новаса проводил время в тоске и скуке.

– Я получал так много удовольствия от забав, которым мы предавались с вашим величеством, – сказал Абу Новас. – Помните ту ночь, когда?..

Халиф испуганно посмотрел на занавес, перегораживающий помещение, и потянул собеседника за рукав.

– Тише, Абу Новас, – предостерег он. – Иначе Ситт Зобейда услышит то, что ей не нужно слышать!

– С вас, ваше величество, два осла, – потребовал Абу Новас.

– За что?! – воскликнул халиф.

– За то, что вы, ваше величество, хотя и отличаетесь от других людей, должны заплатить султанскую дань за боязнь жены. Люди менее знатные отдают осла, вы же, ваше величество, должны дать двух ослов.

Рассказ о халифе Харуне ар-Рашиде

Однажды халиф гулял с министром по Багдаду. Они подошли к берегу реки, где валяльщик отбивал в воде сукно. Время было зимнее, очень холодное, а халиф остановился рядом с валяльщиком поговорить.

– У тебя двенадцать, – произнес он, – нужны ли тебе эти три?

– Они нужны тридцати двум, – ответил валяльщик.

– А дальнее? – спросил халиф.

– Становится ближе, – ответил валяльщик сукна.

– Если я пришлю тебе гуся, ты ощиплешь его?

– Да, – подтвердил валяльщик, – я ощиплю его перья и отошлю назад.

Халиф и министр пошли дальше. Пройдя некоторое расстояние, халиф повернулся к министру и спросил:

– Ты понял, о чем мы говорили с валяльщиком?

– О, халиф, господин веков и времен, – отозвался министр, – я ничего не понял.

– Даю тебе три часа времени на то, чтобы раскрыть смысл сказанного, – молвил халиф. – Если не разгадаешь загадку, отрублю тебе голову.

Министр поприветствовал властителя и расстался с ним. Сначала он сходил домой и взял сумку с золотом, потом отправился к валяльщику.

– Дорогой мой человек! – воскликнул министр. – Да хранит Аллах тебя и твоих детей, да продлит Он твою жизнь! Скажи, о чем вы говорили с халифом?

– Иди своей дорогой, – отмахнулся валяльщик. – Это тебя не касается!

– Братец, дорогой, если ты не скажешь то, что я прошу, халиф велит отрубить мне голову! Да благословит тебя Аллах, да сохранит Он тебя! Ради милосердного Аллаха и Пророка, да будет мир над ним, открой мне смысл вашего разговора.

– Открою, если за разгадку каждой загадки ты дашь мне по сто золотых монет, – согласился валяльщик.

Министр передал ему сто золотых монет.

– Халиф сказал: «У тебя двенадцать, зачем тебе эти три?» Это означало: в году двенадцать месяцев, так нужно ли тебе еще работать в эти три холодных месяца? Я ответил: «Они нужны тридцати двум». Я имел в виду мои зубы. Если бедняк не работает три месяца, его зубы тоже остаются без дела!

– Теперь вторая загадка, – поторопил валяльщика министр.

– Сначала дай еще сто золотых монет, – охладил тот его пыл.

Министр отсчитал ему еще сто монет.

– Изречение «дальнее становится ближе» касается моего зрения, которое становится более осмысленным у людей, поживших на свете.

– А третья загадка?

– Отдай мне все остальные золотые монеты, что лежат в твоей сумке, – пожелал валяльщик, – и я ее разгадаю.

Министр передал ему сумку, и валяльщик поведал:

– Халиф интересовался, смогу ли я ощипать гуся, если он пришлет мне его. Под гусем он подразумевал тебя, и я, клянусь Аллахом, действительно пощипал тебя! – Валяльщик взял в руки сумку с золотыми монетами и посоветовал: – Теперь возвращайся к халифу!

Министр расстался с ним с чувством стыда и позора.

Другой рассказ о халифе

Однажды халиф с Абу Новасом гуляли по улицам города и увидели, что на обочине спит совершенно голый мужчина. Его тело и члены были выкрашены разными цветами. Халиф пнул этого мужчину ногой.

– Это еще что такое?

– Какое тебе дело до меня? – произнес голый незнакомец.

– Зачем ты себя выкрасил таким образом? – полюбопытствовал халиф.

– Я захотел спать, – ответил незнакомец. – Допустим, если бы ко мне, спящему, кто-то подошел, отрубил мне руку или ногу и унес, так как бы ее нашел, если бы она не была выкрашена?

Халиф рассмеялся.

– Бедняга спятил! – сказал он Абу Новасу, затем, обратившись к незнакомцу, добавил: – Вставай! Пойдем в мой дом. Ты будешь жить рядом с моей кухней и помогать стряпать. Так заработаешь на желудок.

Незнакомца взяли на кухню во дворец халифа. Властитель велел, чтобы его хорошо кормили и использовали на таких работах, как мытье посуды и очистка лука от шелухи.

Однажды султан послал к халифу своего визиря, который, представ перед халифом, сообщил:

– Мой повелитель султан предлагает вашему величеству две загадки. Если вы их отгадаете, то мы будем жить в мире и союзе, если нет – между нами начнется война.

Халиф не смог разгадать загадки, а потому сам он и его визири чрезвычайно встревожились. Безумец, работавший на кухне, заметил что-то неладное во дворце и полюбопытствовал, в чем дело.

Ему ответили:

– Кто ты такой, умалишенный, чтобы что-нибудь понимать!

Тот возразил:

– Да, я умалишенный, но, возможно, смогу помочь сановникам. Ведь я вижу, что они не в себе.

Безумец так настойчиво предлагал свои услуги, что придворные наконец пошли к халифу и доложили:

– С вами хочет поговорить безумец, работающий на кухне. Он считает, что сможет вам помочь!

– Пусть придет! – распорядился халиф. – Когда мудрецы не в состоянии помочь, может быть, заговорят камни!

К властителю привели безумца. Пришел и визирь-чужеземец. Все придворные сгорали от любопытства, что произойдет дальше.

В атмосфере полного молчания визирь-чужеземец нагнулся и прочертил на песке пальцем круг. Безумец тоже нагнулся и провел пальцем линию, пересекающую круг. Тогда визирь вынул яйцо и поместил его в центр круга. Безумец тоже сунул руку в карман и вытащил луковицу, которую положил рядом с яйцом.

Визирь попросил безумца объяснить значение совершенных им действий.

– Круг, который вы начертили, – сказал тот, – это окружающий нас мир. Я разделил его линией, чтобы обозначить две сферы. Яйцо, содержащее желток и белок, символизирует водную поверхность Земли и Солнце, дающее ей жизнь. Луковица же с семью оболочками символизирует семь слоев Земли.

– Безумец не мог бы отгадать эти загадки, – воскликнул визирь-чужеземец, – сам Аллах вещает его устами!

Придворные зааплодировали его словам. Ведь все видели, что Аллах вещал устами безумца.

Проделки джиннов

Мой дядя служил толмачом в полиции Багдада. Около здания полиции было два дворика. Один выходил на улицу, другой – к реке. По ночам калитка между ними запиралась на замок. Однажды ночью, когда все спали, дядю разбудил стук в калитку со стороны реки. Дядя был смелым человеком. Он вышел из помещения и услышал плачущий мальчишеский голос:

– Тону! Спасите! Подайте руку!

Дядя пошел к реке и увидел в воде ребенка. Он протянул мальчику руку, но призрак в образе мальчика вдруг умолк, а затем со смехом исчез в пучине.

Этот же самый дядя однажды посетил квартал Султан-Али. Ночью, примерно в одиннадцать часов, он вышел из одного учреждения и возвращался в одиночку домой, когда увидел женщину, сидящую на обочине. Она была в чадре, хорошо одета и горько плакала. Дядя вынул кинжал, перед войной каждый ходил при оружии, и спросил:

– Тетушка, в чем дело, кто тебя обидел? Почему ты здесь сидишь?

Женщина ничего не ответила и продолжила плакать.

«Не могу же я оставить ее здесь одну в столь поздний час и в таком состоянии», – подумал про себя дядя.

Вдруг женщина приподняла чадру и показала ему язык. Дядя узнал в ней джинну. Он воткнул свой кинжал в землю прямо перед ней, и она исчезла. Но его рука осталась прикованной к рукоятке кинжала. Он не мог вытащить кинжал из земли до тех пор, пока не подошел прохожий, который помог ему.

Бабушка рассказывала мне о кузене, умершем еще до моего рождения. Их дом располагался на майдане. В ночь перед Рождеством все семейство бабушки отправилось на бдение в церковь. Путь их лежал мимо гробницы дочери Хасана, к которой мусульмане привязывали лоскутки или на которой зажигали свечи. Мальчик-кузен шел позади всего семейства, и, когда все подошли к гробнице, он увидел, что от нее бежит черная собака с двумя горящими свечками на голове. Мальчик заплакал и побежал за бабушкой с воплями:

– Я боюсь собаки, она бежит ко мне!

В течение всей ночной церковной службы он дрожал и плакал и с этих пор заболел от страха, а через три месяца умер.

Как всем известно, эта гробница заколдована. Однажды вечером мимо нее шла моя тетя. И увидела перед собой огромную человеческую фигуру. Это был тантал[31]. Тетя отступила в сторону, тантал – тоже. Она не могла его обойти и поэтому произнесла заклинание «Во имя Аллаха» и начала молиться. Тантал исчез.

Мусульманские пророки часто являются демонами. Рассказчик этой истории был христианином.

Этого было достаточно, чтобы лев озверел

Жил однажды продавец дров, который заготавливал дрова в лесу. Кого еще он мог там встретить, кроме льва? «Если здесь ходит лев, – думал он, – то зверь съест меня. Как тогда будет существовать моя семья без верного добытчика!» Однажды, набравшись смелости, продавец дров подошел ко льву и спросил:

– Что ты делаешь в моем лесу?

Лев был настолько поражен его наглостью, что только и мог вымолвить:

– В твоем лесу? С какой стати? Это мой лес по праву хозяина лесов и царя зверей.

Бедняк возразил:

– Это мой лес. Я заготавливаю в нем дрова на продажу. Если ты не согласен, то мы разрешим проблему схваткой.

– Схваткой? – еще больше изумился лев. – Разве у тебя есть шансы победить меня?

– Верно, – согласился бедняк, – у тебя мощные лапы и зубы, а у меня нет оружия. Но если позволишь, я схожу домой, это недалеко отсюда, и возьму топор.

– О-хо-хо, – засомневался лев, – если я позволю тебе уйти, откуда я знаю, вернешься ли ты сюда снова?

– Меня зовут Фас-Фус. Вот мой адрес, – сказал бедняк, передавая его льву. – Если я не вернусь, ты сможешь прийти и съесть меня. Но с другой стороны, откуда я знаю, что ты не убежишь, как только я уйду?

– Я, царь зверей, буду убегать от такой жалкой твари, как ты? – воскликнул лев, взбешенный наглостью собеседника. – С какой стати? Если хочешь, то можешь связать меня, чтобы у меня не возникло желания убежать!

Именно этого и хотел бедняк. Он крепко связал льва и ушел.

Лев так и остался бы лежать, если бы пробегавшая мимо мышь не услышала его рева.

Она остановилась и поинтересовалась, в чем дело. Лев объяснил.

– Это легко исправить, – сказала мышь. – Я могу перегрызть веревки, которыми ты связан, и освободить тебя.

– Если ты это сделаешь, – обрадовался лев, – ты и твоя семья сможете рассчитывать на постоянное покровительство царя зверей.

Мышь взялась за работу и грызла веревки до тех пор, пока лев не избавился от них. Затем собралась было бежать дальше, но лев ее окликнул:

– Как я смогу выполнить мое обещание, если не знаю твоего имени?

– Меня зовут Фсай-Фис, – ответила мышь и убежала.

«Фас-Фус связал меня, Фсай-Фис[32] (Индейка) освободила! Какая-то в этом хитрость, – подумал лев. – Пожалуй, в здешнем лесу мне не следует находиться!» Он вскочил и навсегда покинул это место.

Колыбельные песни

1

Моя маленькая деревяшка, спи, спи!
Привет моему дедушке и его супруге.
Они отправились в Мекку,
Они дали мне платье и такие пестрые нитки,
Клубок ниток, где мне его хранить?
Положу его в сундук,
А для него нужен ключ,
А для ключа нужен кузнец,
А кузнец потребует платы,
Кто ему заплатит? Может, невеста?
Но невеста в бане,
А баню нужно осветить
А свеча в колодце!
А для колодца нужна веревка,
Но веревку нужно сначала сплести,
Для плетения нужен бык,
Быку нужно питаться травой,
Для роста травы нужен дождь,
А дождь зависит от Аллаха.

Альтернативная версия:

А веревка на холме,
А холму нужна трава,
А траве нужен дождь,
А дождь зависит от Аллаха.

2

У меня было веретено, я погнула его,
Положила его под дерево,
Когда пришел дядя, я от веретена отказалась,
Отдала его верблюдице,
А верблюдицу нельзя связать,
Разве только завитым локоном моего дяди,
Мой дядя носит зеленый тюрбан![33]
С берега реки пришла девица.
Девицу звали Уточка.
И она играла посреди пшеницы (буквально во чреве).
О, Господь, не оказывай ей помощи!
Помоги дочерям ножных браслетов (то есть тем,
которые носят ножные браслеты).
В руке (одной из них?) перо,
Перо скачет на старом муле,
Старый мул – мой дядя Салим,
Старый мул бодает людей.
У меня курдская овца.
Она дает мне хоку[34] шерсти и немного молока,
Пришел волк и напугал ее,
И она опрокинула блюдо вверх дном.

Горький апельсин

Жили-были мужчина и женщина. Они состояли в браке уже несколько лет, но Аллах не дал им ребенка. Однажды женщина, сидя с подругами, пожаловалась на свое несчастье.

– Не знаю, что мне и делать.

– Ты пользовалась снадобьем? – спросила одна женщина.

– Да, пользовалась, но оно не помогло.

– Есть еще одно средство, – поддержала разговор другая женщина, – я научу тебя, что делать. Купи горький апельсин, принеси домой, но так, чтобы муж не видел, зайди в свою комнату и съешь его. После этого у тебя будет ребенок!

Бездетная женщина решила попробовать это средство. Она пошла на рынок и купила горький апельсин. Принесла домой, пряча под одеждой. Муж ее встретил и спросил:

– Что ты несешь под одеждой?

– Ничего не несу, – ответила она.

Тогда он подошел к ней и вырвал у нее апельсин силой.

– Не отнимай у меня апельсин, – воскликнула она, – иначе ты забеременеешь, и я выгоню тебя из дома!

Он рассмеялся:

– Как это может случиться! – схватил апельсин и демонстративно съел его в присутствии жены.

После этого его живот стал расти и расти с каждым месяцем. Женщина от стыда и гнева перестала с ним разговаривать. Когда подошел к концу девятый месяц, у мужа начались боли, жена открыла дверь и выставила его из дома.

Мужчина брел, брел по пустыне и наконец опустился на песок в изнеможении. Его боли усилились до предела, и он родил девочку.

Как только мужчина пришел в себя, он написал на обрывке бумаги обо всем, что случилось, привязал записку к руке младенца и ушел.

Что до новорожденной, то Аллах послал к ней газель, которая кормила ее, и сокола, кружившего над головой девочки и защищавшего ее от солнечных лучей. Так она и жила в пустыне.

Однажды сын султана охотился там на коне. И заметил что-то блестящее в отдалении.

– Там что-то блестит, – показал он рабам. – Пойдите и принесите мне это!

Те пошли и увидели на песке маленькую девочку, сияющую красотой, как солнце. Они завернули ее в аба и отнесли к сыну султана. Красота девочки привела принца в восхищение. Он прочитал записку, прикрепленную к руке девочки и узнал ее историю. Принц взял ребенка на руки и верхом на коне вернулся во дворец. Там он сказал матери:

– Я привез тебе чудную девочку, чтобы ты воспитывала ее как собственную дочь.

Мать вырастила девочку, и, когда та достигла зрелого возраста, принц женился на ней. Он безумно любил молодую жену, не мог расстаться с ней ни на миг.

Между найденной девушкой и ее свекровью обнаружилось большое сходство. Фактически одна была зеркальным отображением другой, волосы обеих отливали золотом, а их лица так походили друг на друга, что трудно было отличить одно от другого.

Пришло время, когда вспыхнула война, и принцу нужно было ехать на поле битвы. Он попросил мать позаботиться о его молодой супруге, попрощался с обеими и уехал.

Свекровь завидовала девушке и стала истязать ее, бить с утра до вечера, содержать впроголодь. Девушка плакала, а свекровь думала про себя: «С ней нельзя поладить! Сын ушел на войну, и кто знает, вернется ли он назад? Почему я должна и дальше терпеть эту девчонку в моем доме?»

Однажды она схватила девушку и выгнала ее из дворца.

Девушка в отчаянии побрела куда глаза глядят, не зная, что ей делать. В состоянии удрученности она подняла глаза к небу и обратилась к Вседержителю с мольбой:

– Господи! Помоги мне! Построй мне такой дом в этом захолустье, которого еще не было на свете. Пусть в саду при доме фруктовые деревья плодоносят как зимой, так и летом.

Аллах, своей милостью, построил для девушки посреди дикой местности такой дом, какой она просила. А рядом с ней положил ключ. Девушка поднялась, взяла ключ, открыла ворота и вошла в дом. Когда она выглянула из окна, то увидела сад, который был наилучшим из всех садов, созданных Аллахом! В нем росли фруктовые деревья всех видов, они одновременно цвели и плодоносили, поскольку над садом не имели власти времена года.

Но, несмотря на это, девушка не чувствовала себя счастливой, поскольку очень любила мужа и жаждала встречи с ним. День и ночь она рыдала и молилась, чтобы он вернулся.

Когда война закончилась, сын султана вернулся домой. Его мать опасалась, как бы он не узнал о ее недостойном поведении, и прикинулась его женой. Когда он спросил ее: «Где моя мать?» – она ответила, что мать его умерла.

Затем мать забеременела от сына. Ее удручало то, что случилось, но выхода не было. Она понимала, что если сын узнает о ее поведении в отношении настоящей супруги, то убьет ее. Однажды она поднялась на крышу и увидела в пустыне за городом какой-то сад. В нем на виноградных лозах висели спелые гроздья, хотя была зима и землю покрывал снег.

Женщина спустилась с крыши, подошла к месту, где сидел сын, и сказала:

– Хочу винограда. Пойди и принеси мне немного гроздьев!

– Где я найду виноград зимой? – спросил сын.

– Я видела его в соседнем саду.

– Откуда взяться винограду, когда снег на земле?

– Но в этом саду растет виноград. Я видела это собственными глазами с крыши.

Тогда сын султана позвал раба и приказал:

– Алмаз, сходи в дом нашей соседки и попроси от имени твоей хозяйки: «Госпожа, подарите нам гроздь винограда, чтобы удовлетворить прихоть моих хозяев».

Раб пошел и постучал в дверь дворца девушки. Она отвечала за дверью:

Я горький апельсин, дочь горького апельсина.
Моя мать купила меня, а отец забеременел.
Меня выкормила газель,
Надо мной кружил сокол.
Сын султана передал ребенка матери,
Она все еще жаждет погубить меня?
Уходи! Я не дам винограда!

Раб вернулся и пересказал хозяину слова, которые услышал в соседнем доме. Сын султана подумал и все понял. Тогда он сам пошел в тот дом, постучал в дверь и попросил:

– Госпожа, дай нам гроздь винограда, чтобы удовлетворить нашу прихоть!

Девушка ответила так же, как и в первый раз, но ее муж воскликнул:

– Как же так! Спустись вниз и открой дверь!

Девушка вышла, и он увидел, что это его настоящая жена. Сын султана попросил ее рассказать обо всем, что случилось, и она рассказала.

Затем он вернулся в свой дворец, нашел мать и спросил:

– Женщина, где моя мать?

Та ответила:

– Она умерла.

– Где ее могила? – допытывался он.

Та сказала: в таком, мол, и таком месте.

– Веди меня туда, – велел сын султана.

Женщина замешкалась. Куда бы они ни приходили, могилы не было. Она оправдывалась:

– Я забыла! Могила не здесь, она где-то еще.

Наконец сын султана схватил ее и сказал:

– Ты лгала! Говори правду! – И он заставил ее рассказать все.

Затем он принес банку нефти, вылил ее содержимое на нее и поджег. Женщина сгорела. Настоящая же жена вернулась к своему мужу.

Рассказ кочевницы из племени шаммари

Я не могла найти женщину из племени шаммари, которая рассказала бы мне сверхъестественные истории. Женщины этого племени боялись говорить о духах. Они признавались:

– Если вы в дневное время рассказываете истории о джиннах, они будут вас преследовать по ночам.

Нижеследующая история была рассказана для удовлетворения моей прихоти, а не по собственному желанию рассказчицы.

Жил однажды мужчина по имени Мухаммед. Вместе с тремя компаньонами он оказался на корабле, плывущем по Евфрату. Ночью Мухаммед проснулся и увидел над собой два глаза, похожие на фонари, горящие как огонь! Потом глаза поднялись вверх и исчезли. На вторую и третью ночь происходило то же самое, а на четвертую ночь он сел и стал поджидать таинственные глаза с ружьем в руке. Когда глаза появились над ним, он выстрелил и убил духа в виде птицы.

Спустя какое-то время корабль прибыл в пункт назначения. Мухаммед сошел на берег и встретил пастуха с несколькими овцами. Пастух пригласил его к себе на ночлег. Он сказал Мухаммеду, что каждую ночь одноглазый сеир[35], приходит и ест его овец. Мухаммед остался с пастухом и стал сторожить отару, воспрепятствовав великану полакомиться овцой. Великан разозлился, схватил на следующую ночь Мухаммеда и пообещал:

– Я тебя съем!

Мухаммеду оставалось лишь ждать, когда разгорится огонь, на котором поджарят его плоть. Затем, когда великан уснул, он разогрел на костре железный стержень, воткнул его в единственный глаз людоеда и убежал.

Однажды к нему пришел кочевник и сказал:

– Ты должен жениться на моей дочери и жить в нашем доме. Но если ты переживешь ее, я посажу тебя в колодец, если же она переживет тебя, то я посажу ее в колодец.

Мухаммед согласился и женился на дочери кочевника. Некоторое время спустя она умерла, и отец поместил ее труп и живого Мухаммеда в колодец. На дне колодца он встретил девушку, которая там обитала.[36]

– Ты Мухаммед? – спросила его девушка.

– Да.

– Ночью из норы в стене колодца прибежит лисица и съест лежащий здесь труп. Когда она прибежит, схвати ее за хвост.

Все случилась так, как и говорила девушка. Ночью прибежала лисица пожирать труп. Мухаммед схватил ее за хвост, а лиса побежала в нору и выбежала по подземному ходу вместе с Мухаммедом на поверхность земли.

Истории племени шаммари

Шаммари и джинны

Мы говорили о мужчинах, которые исчезали вместе с феями. Один мужчина из присутствовавших в шатре сказал:

– Да, один из нас был под землей на кладбище, принадлежащем Ибн-Рашиду, в Хайле. Была полночь, он вышел из дома приятеля, у которого был в гостях. Затем встретил старика с необычайно длинной бородой и усами, который остановил его.

– Привет, привет, юноша, привет, мальчик, привет, старик! – Он повторил это три раза.

Мужчина не понял смысла его приветствия и был крайне удивлен. Затем старик пригласил его:

– Пойдем, попьешь с нами кофе. – И он погрузился под землю в страну джиннов, а вместе с ним и мужчина из племени шаммари.

От того, что мужчина там увидел, он потерял сознание. Очнулся на своей собственной постели среди родственников, впоследствии долго болел. Он рассказывал, что глаза на лицах джиннов расположены вертикально, а не так как у нас – горизонтально.

Другой мужчина рассказал:

– Мне говорили, что однажды юноша из племени шаммари ехал на верблюде и встретил в пустыне прекрасную джинну, пребывающую в одиночестве. Она была необыкновенно красива. Джинна обратилась к нему со словами:

– Ты из какого племени?

– Я – шаммари, – последовал ответ.

– Где кочует твое племя? – спросила она.

– В Неджде. А ты из какого племени?

– Я тоже шаммари, – сообщила она.

– Почему ты идешь пешком? – поинтересовался юноша.

– Я ехала на верблюде, но он повредил в пустыне ногу и умер.

– Куда ты идешь? – спросил юноша.

Она сказала, что идет купить кое-что для соплеменников в такой-то деревне и попросила:

– Подвези меня на твоем верблюде.

Юноша посадил ее на верблюда, и они остаток дня ехали вместе. Ночь они провели в пустыне. Джинна приготовила еду, и они поужинали. Затем легли спать на песке по обе стороны от верблюда. Ночью они испугались грабителей, поскольку место было безлюдное, и погрузились под землю. Девушка призналась, что она джинна, и заявила, что останется с ним на пять лет.

– Я буду постоянно с тобой, куда бы ты ни пошел, – добавила она. – Если ты захочешь уединения (для соблюдения благопристойности), только скажи: «Во имя Аллаха!» – и я покину тебя! Если ты захочешь помыться, переодеться или остаться в одиночестве по другим причинам, скажи: «Бисмилля!» – и я уйду.

Так и было. Когда юноша хотел уединения для соблюдения благопристойности, он говорил: «Во имя Аллаха!» – и она покидала его. Однако во время отхода ко сну он забыл сказать это заклинание. Джинна пришла к нему и заявила:

– Теперь ты должен либо жениться на мне, либо умереть, ведь я была с тобой в постели.

– Я твой гость, – взмолился юноша. – Пощади! У моей матери нет никого, кроме меня. Я единственная опора семьи.

– Не проси, – отрезала джинна. – Я нашла тебя и не отпущу!

– Я согласен, – уступил юноша.

Джинна вступила с ним в любовную связь и содержала его в комнате, постоянно запертой на ключ, чтобы ни один джинн не знал, что ее муж – человек.

Отец очень любил джинну. Она была так красива, что все джинны просили ее руки.

Она отказала им всем и однажды призналась отцу:

– Папа, я хочу выйти замуж только за одного.

– Кто он? – спросил отец. – Назови его имя?

– Это тот, кого я встретила и полюбила.

– Из какого семейства джиннов он происходит? – задал вопрос отец.

– Он не джинн, он человеческий сын, – ответила она, – я его защищаю. – Затем она рассказала отцу о кочевнике шаммари. Отец простил ее и пошел договориться о помолвке. Так открыто джинна вышла замуж за юношу-человека.

Шаммари любил и лелеял ее. Через некоторое время она родила ему сына. Они прожили вместе десять лет. Затем джинна умерла, оставив ему несколько детей. Отец джинны удалил юношу из компании и страны джиннов, заставив его оставить детей. Шаммари вернулся к соплеменникам, прожил еще десять лет, а потом умер.

Карина

История была рассказана из любезности. Шейх велел рассказать ее. История выдумана, но забавна тем, что указывает на сырой материал, из которого рождается фольклор. Рассказчик —человек грамотный, выступал представителем племени в Мосуле. Он сопровождал шейха, возвращавшегося из Мосула в пустыню. Присутствовавшие во время его рассказа соплеменники слушали историю раскрыв рот и верили каждому слову.

Я прожил в Неджде двадцать пять лет. Проживая там, разговаривал с джинной, валлах, она трогала меня за плечо! Однажды вечером я вышел из дома Ибн-Рашида в Хайле, возвращался в свой дом, который располагался примерно на расстоянии пятнадцати минут ходьбы. При свете полной луны я увидел девушку, сидящую у дороги. Она была так красива и прекрасна, как никакая земная женщина. На ней было шелковое платье, ручные и ножные браслеты, золотые кольца. Ее плечи покрывала белая аба шейха, сияющая лунным светом. Девушка поднялась, последовала за мной по пятам и обратилась ко мне по имени:

– Мир тебе, Салех! – как если бы была моей давней подружкой.

– Ты из какого района? – спросил я ее.

– Я из деревни Насия, что близ имения Ибн-Рашида, в двух часах ходьбы от него. Я – твоя гостья.

– Добро пожаловать! – отозвался я по долгу гостеприимства.

Дальше мы пошли вместе.

– Женщина, – обратился я к ней, – у меня есть опасения за твою и мою репутацию. Иди за мной на расстоянии двух минут ходьбы, пока мы не дойдем до дома.

– Не бойся! Кто увидит нас в темноте?

Было полдесятого вечера. В руке я держал меч[37]. Мы шли бок о бок, но через некоторое время она обняла меня рукой за шею. Рука у нее была нежная и легкая, как хлопок. От нее исходил аромат цветов и сандалового дерева.

– Девушка, – попросил я ее, – убери руку с моего плеча! – Я опасался, что меня кто-нибудь увидит. Дело в том, что меня пригласили этим вечером в компанию друзей. Они ждали меня в саду. Если бы они увидели меня с ней, то могли подумать обо мне дурно.

Девушка убрала руку. Мы шли рядом еще две минуты.

Затем я увидел одного из моих друзей, который поджидал меня у дороги.

– Женщина, – сказал я моей спутнице, – следуй позади меня, потому что у дороги стоит мужчина. Боюсь, что он увидит тебя!

Три минуты она шла за мной.

Приятель подошел ко мне, пожелал мне мира и пригласил:

– Заходи, друзья ждут тебя.

– Схожу сначала домой, переоденусь, а потом приду, – прозвучал мой ответ.

Дом мой находился недалеко от дома приятеля. Входя, я увидел, что женщина следует за мной по пятам. Мой приятель увидел ее и попытался задержать, но она исчезла под землей, восклицая: «Салех, Салех!»

– Женщина, что шла за тобой, – джинна! – крикнул мне приятель.

– Не может быть, – возразил я, – женщина, ступающая по земле, не может быть джинной!

– Клянусь Аллахом, это джинна! – настаивал приятель.

Он осветил фонарем темное пространство, в котором исчезла девушка, поводил фонарем по месту, где она погрузилась в землю. На этом месте лежал кусок тыквы, чистый, гладкий и без всякой пыли. Меня удручало и тревожило то обстоятельство, что она обнимала меня за плечи. Приятель же, пытавшийся ее задержать, был напуган до смерти.

Впоследствии джинна приходила ко мне по ночам, когда я спал. Она являлась мне в сновидениях. Однажды ночью, когда она пришла, я встал с постели и пошел на крышу дома, в котором спали жена и дети. Джинна последовала за мной, капризничая:

– Хочу кофе и чая!

– Пожалуйста, – ответил я и приготовил ей кофе и чай.

Она выпила две чашки. Наконец, попросила меня принять ее в мою постель. Было уже пять часов, и жена, услышав голоса, пришла туда, где мы пили кофе. Однако застала меня одного – джинна исчезла.

– С кем ты был? – спросила жена.

– Ни с кем, – ответил я.

– Но по каким-то причинам ты здесь? Для чего ты поднимался с постели и пил кофе!

– Мне не спалось.

– Откуда же звучали голоса? – не унималась жена.

– Ниоткуда! – ответил я. – Никого со мной не было!

На следующую ночь джинна явилась снова. Я спал с женой. Джинна встала с моей стороны постели и сообщила:

– Твой приятель болен, я сделала его больным. Зачем он пытался схватить меня, дотронуться до моей одежды? Ведь я – дочь шейха джиннов. Я вернулась к тебе, чтобы ты понял, что его проклятие на меня не подействовало. Сейчас я скажу тебе, как его излечить: набери воды, плюнь в нее и дай попить твоему приятелю. Он поправится, болезнь покинет его.

Приближался рассвет. Как только появился свет, джинна исчезла. Это случилось на вторую ночь. На третью же ночь она пришла, когда я спал, и обняла меня в постели. Я испугался, очень боялся жены, которая не спала и увидела джинну. Как только жена бросила на нее взгляд, джинна исчезла. Жена встала со своей постели и легла спать со мной до самого утра.

Утром ко мне пришли друзья, и я рассказал им обо всем, что случилось.

– Подружись с ней, – посоветовали они мне. – Она даст тебе денег, и ты станешь богачом.

– Не хочу ни ее, ни ее дружбы, – ответил я, – потому что боюсь ее.

Мой дядя по матери – алим, ученый-богослов. Он знает, как обходиться со злыми духами. Я пошел к нему, рассказал всю историю от начала до конца, попросил его пойти ко мне домой и прочесть заклинания, чтобы джинна больше ко мне не приходила.

Дядя взял с собой богословские книги и громко прочел заклинания. Он собрал всех султанов джиннов и сказал:

– Так-то и так, дочь такого-то, больше не приходи томить Салеха, или я тебя уничтожу. – Затем дядя прочел такие заклинания, что джинна больше ко мне не являлась. Все это он читал под ковром[38], и с этого времени она исчезла.

Дровосек и джинна

Эту историю мне рассказывали с полным убеждением. Ее правдивость подтверждалась несколькими соплеменниками, которые не жалели денег для человека, претендовавшего на то, что говорил с Неджмой.

Жил рядом с Дамаском один дровосек. Однажды, занимаясь рубкой хвороста, он встретил красивую женщину, которая взмолилась:

– Помоги мне! Спаси меня от волка, и я заплачу тебе!

Дровосек имел при себе ружье, из которого и застрелил волка[39], преследовавшего женщину.

Женщина была джинной. Она боялась, как бы волк ее не съел, поскольку все джинны теряют способность скрываться под землей, если видят волка.

– Возвращайся домой, – посоветовала джинна, – брось свой хворост. Меня зовут Неджма (Звезда). Каждую ночь я буду класть под твою подушку пять золотых монет. Это во-первых. Во-вторых, если кто-нибудь украдет твои деньги или одежду, я назову тебе имя и адрес вора. И в-третьих, я сообщу тебе секретное слово, волшебной силой которого ты, если у тебя есть друзья, которые гостят в твоем доме, сможешь увидеть их близких, как бы далеко они ни находились. Ты сможешь сообщить друзьям, что они делают и в каком они состоянии.

Дровосек не поверил ей. Он взял хворост, вернулся в Дамаск, продал дрова, как обычно, и купил еду для семейства. Поев, дровосек лег спать, а утром, проснувшись, поднял подушку и увидел под ней пять золотых. Он понял, что Неджма говорила правду.

Я заходил к дровосеку, когда был в Дамаске. Заплатил ему десять золотых. Он поговорил под ковром – перешептываясь – с Неджмой, потом сообщил мне, что мои родственники общались с семейством Ибн-Рашида, что мой отец в добром здравии, брат же немного болен, но скоро вылечится. И это все оказалось правдой.

Слова рассказчика подтвердили два других кочевника, сообщив, что они навещали приятеля Неджмы в Дамаске и платили ему за сведения о членах своих семей.

Хаджир

Жила-была красивая женщина во цвете лет, прекраснее, чем полная луна. Молва о ее красоте распространилась повсюду. Отец выдал ее замуж за богача, и со временем она родила мужу дочь. Ее назвали Хаджир. Повзрослев, дочь стала настолько очаровательной, что мать начала ей завидовать.

Как-то ночью женщина обратилась к луне, плывущей по небу:

– О, луна! Скажи, кто из нас прекраснее: ты, я или красавица Хаджир?

Луна, проплывая над крышами домов, как серебряный корабль, ответила:

– Кто я, кто ты? Красавица Хаджир прекраснее тебя и прекраснее меня!

Ответ луны разъярил женщину, поскольку она считала себя лучше дочери. Женщина позвала свою старую преданную служанку и велела ей:

– Завтра же отведи красавицу Хаджир в дикую местность и оставь ее там. Домой возвращайся одна.

На следующий день служанка отвела красавицу Хаджир в горы, где было много скал и пещер. Под благовидным предлогом она оставила ее там одну, не сомневаясь, что Хаджир съедят волки, бродящие среди скал. Затем вернулась к хозяйке и сообщила, что к этому времени девушка, должно быть, уже погибла.

После того как служанка бросила Хаджир, девушка побежала среди скал и, заметив к вечеру большую пещеру, вошла в нее. Девушка с удивлением обнаружила, что эта пещера не похожа на другие. Она была устлана коврами, в ней имелось ложе для сна и все, что необходимо для дома.

«Должно быть, кто-то здесь живет», – подумала Хаджир и спряталась за выступом скалы, чтобы ее никто не увидел.

Когда село солнце, в пещеру вошли семеро афритов, которые уселись на коврах, стали есть и пить. Насытившись, они поднялись и ушли. Хаджир вышла из своего убежища и, поев, подмела и убралась в пещере. Затем, найдя грязную одежду афритов, постирала ее в соседнем ручье, заштопала прорехи. Вернувшись на следующее утро домой, африты были крайне удивлены чистотой и порядком в пещере. Они недоумевали:

– Кто здесь был? Кто оказал нам эту добрую услугу?

Днем африты поспали, а после полудня отправились на поиски пищи. По возвращении поели, как обычно.

– Сегодня вечером мы оставим одного из нас в пещере, – договорились они, – чтобы он проследил, кто к нам приходил.

Когда все ушли, один африт спрятался в пещере. Хаджир не выходила из своего укрытия, пока не убедилась, что этот африт заснул. Тогда она подмела и убрала пещеру, помыла посуду и привела все в порядок, как в прошлый вечер. Вернувшись, африты поинтересовались у оставленного ими сторожа, кто убирался в пещере. Тот ответил, что никого не видел!

Следующим вечером был оставлен другой африт, и с ним случилось то же, что и с первым. Так продолжалось семь вечеров. Каждый новый африт, остающийся вечером дежурить, ночью засыпал. На восьмой вечер снова настала очередь дежурства первого африта. Он решил на этот раз притвориться спящим. Сделав вид, что спит, этот африт увидел через некоторое время Хаджир, вскочил и схватил ее. Девушка очень испугалась, но африт заявил, что не причинит ей вреда, а лишь поблагодарит ее. Когда вернулись его братья, они пришли в восторг от красоты Хаджир, попросили ее остаться с ними и стать хозяйкой дома. Со своей стороны они обязались всячески служить ей и выполнять все, что она пожелает.

– Мы будет тебе братьями, – заверили они ее.

Хаджир согласилась на их предложение, и некоторое время они жили все вместе в счастье и довольстве.

Когда на небе вновь установилась полная луна, мать Хаджир, полагая, что дочь уже погибла, вышла на крышу и спросила светило, глядевшее на дом:

– О, луна! Кто прекраснее? Ты, я или красавица Хаджир?

Луна отвечала:

– Кто я, кто ты? Красавица Хаджир прекраснее тебя и прекраснее меня! И у нее есть семь братьев.

Услышав ответ луны, мать очень расстроилась. Потом послала за старухой служанкой, чтобы отругать ее за то, что девушка еще жива.

– Я приготовила жвачку[40], – сказала она. – Моя дочь любит ее жевать, но, когда ей в рот попадет моя резинка, она умрет, потому что резинка отравлена. Пока девчонка не умрет, назад не возвращайся.

Служанка переоделась до неузнаваемости и пришла на то место, где оставила девушку. Не прошло много времени, как она нашла пещеру, где жила Хаджир с семью афритами. Увидев Хаджир, старуха заголосила:

– Продается хорошая жевательная резинка!

Хаджир вышла и попросила:

– Дай мне немного.

Мнимая торговка передала девушке резинку, взяла плату за нее и скрылась. Как только Хаджир положила резинку в рот, она упала бездыханной, словно умерла. Старуха поспешила назад к хозяйке и сообщила:

– Красавица Хаджир мертва. Я видела своими глазами, как она упала замертво.

Мать очень обрадовалась этому сообщению.

Когда африты вернулись и увидели, что Хаджир лежит на земле, они очень огорчились. Ощупывали ее голову, руки и ноги, сокрушаясь друг перед другом:

– Хаджир мертва! Надо ее похоронить.

– Хаджир прекрасна, – возразил один из них, – не будем засыпать землей ее лик, завернем ее тело в тростниковую циновку и оставим его на вершине горы.

Все согласились и сделали так, как предложил их брат. Скорбя без меры, они оставили тело девушки на вершине горы.

Вскоре после этого в этих местах охотился сын султана. Когда он увидел тело девушки, то был поражен ее красотой. Он велел своим слугам перенести тело в его город. После того как это сделали, юный принц послал за искусным лекарем. Он велел ему обследовать тело. Лекарь выполнил повеление и сообщил, что пульс девушки еще бьется и с помощью Аллаха ее можно вылечить. Это удалось на самом деле, ибо сын султана любил ее как безумный. Он женился на девушке и поселил ее в роскошном доме.

Между тем мать, когда установилась полная луна, вышла на крышу и задала светилу все тот же вопрос. А луна по-прежнему ответила:

– Кто я и кто ты? Красавица Хаджир жена сына султана, и она прекраснее и тебя, и меня!

Услышав это, мать от злости заболела и умерла. Так и закончила свое существование.

Через несколько месяцев красавица Хаджир родила сыну султана мальчика. Ребенок вырос и стал красивым парнем. Однажды он играл с приятелями в бабки[41] и во время игры поссорился со своими партнерами. Ребята стали укорять его и пели в насмешку:

Сын неизвестно кого!
Сын-найденыш!

Услышав это, мальчик со слезами побежал к матери и рассказал ей, как над ним издеваются приятели. Она успокоила его и сказала:

– В следующий раз, когда они так поступят, скажи им:

Стучите, костяшки, стучите!
У нас семеро дядей,
А наша мама расцвела среди них!

Один из афритов, пролетавший в городе над местом, где играли дети, услышал эти слова мальчика. Он заметил его красоту и сходство с почившей сестрой афритов. Он спустился на землю, подошел к ребятам и попросил сына наследника:

– Принеси воды, я хочу пить!

– Идем со мной, я дам тебе воды, – предложил мальчик и повел незнакомца в дом матери. Когда они пришли, мальчик побежал к матери и сообщил:

– Незнакомец просит воды, он хочет пить.

Хаджир послала сына с чашей воды. Африт, услышав ее голос, убедился, что это действительно сестра его и братьев. Когда он пил воду, то снял с пальца кольцо и бросил его в чашу.

– Отнеси это твоей маме, мальчик, – попросил он.

Мальчик отнес чашу, а Хаджир, увидев кольцо, поняла, что оно принадлежит африту. Она с большой радостью его встретила и рассказала обо всем, что с ней случилось. Африт слушал и наслаждался ее радостью. Когда она закончила рассказ, он сказал:

– Помни, Хаджир, мы, семеро твоих братьев, всегда готовы прийти к тебе по первому зову. Если ты в беде, мы придем, если муж обидит или бросит тебя, возвращайся ты к нам.

Хаджир поблагодарила африта, и он вернулся к своим братьям с добрыми вестями. Она же осталась дома проживать долгую и счастливую жизнь.

Вот и конец рассказа о красавице Хаджир.

И если бы наш дом был ближе,
Я принес бы вам тарелку гороха и изюма!

Женщина в колодце

В древние времена жил один старик, который был очень беден. Его деревня находилась на некотором расстоянии от Мосула. Всю свою жизнь старик работал, но не разбогател. Фактически он и его жена часто были вынуждены попрошайничать. Помимо нищеты, старика донимала жена, которая была настоящая чертовка, чей язык пилил его с утра до вечера. За неудачи он слышал от нее укоры, за бедность – постоянную брань.

Однажды случилось так, что в доме не осталось ни еды, ни питья. Как только занялся день, жена принялась ругать и оскорблять старика.

– Мы голодаем, а ты не пошевельнул и пальцем для поиска работы! Ни одной женщине не выпадало несчастье иметь такого бездельника, как ты!

Жаля словами, жена заставила мужа подняться и пойти на поиски работы. Он ходил от одного места к другому, но нигде его не хотели нанимать, поскольку урожай уже был убран и работы было мало. Не зная, куда еще пойти, он сидел на краю дороги в мрачном настроении и думал, как сурово обойдется с ним жена, когда он вернется домой, не имея ничего в кармане, кроме куска хлеба, который сунула ему сердобольная душа. В разгаре дня он сидел и следил за тем, как по дороге в Мосул оставляют следы повозки и люди, переваливая через холм.

«Мосул – отличный город, – думал он, передвигаясь в воображении по дороге, – и, если мы с женой отправимся туда, возможно, по воле Аллаха, там будет ждать меня богатство и успех». Затем он поразмыслил о том, что даже богатая жизнь останется для него бременем, если жена продолжит его пилить. Наконец, его мысли потекли по другому руслу: «Почему бы мне не пойти в Мосул одному?»

На душе у старика посветлело. Вытащив из кармана хлеб, он поднялся и пошел по дороге, кушая на ходу. Он шел, пока солнце не достигло горизонта. Затем, заметив в стороне колодец и тенистое дерево, свернул с дороги. Утолив жажду, сел отдохнуть на краю колодца.

Не успел он отдохнуть, как увидел на склоне горы облако пыли. Оно становилось все ближе и ближе. Затем ему стало ясно, что пыль поднимала быстро передвигавшаяся женщина. Он совсем упал духом, когда понял, что его преследует собственная жена. Приблизившись на расстояние слышимости, она стала кричать на мужа и ругать его за попытку бросить ее. Обзывала его собакой и сыном собаки, порождением порока, мерзавцем и злодеем. Он не возражал, поскольку мучился угрызениями совести. Теперь они вместе сидели на краю колодца. Она ругалась, он же слушал ее, пока не потерял терпение. Тогда старик двинул ее локтем, и она упала в колодец.

В страхе он пошел дальше, не обращая внимания на ее крики. Через час или два пути старик стал успокаиваться. Он решил, что все было предопределено и теперь, по милости Небес, он стал свободным. На закате он остановился, чтобы сделать намаз на обочине. Но, сворачивая с дороги, увидел в отдалении облако пыли. По мере его приближения усиливалась удрученность старика. Когда же он смог яснее различить приближавшуюся фигуру, то увидел, что это не его жена, а джинн, который в гневе приблизился к старику и объявил:

– Я пришел убить тебя!

Старик бросился на колени и взмолился:

– Разве я как-нибудь навредил тебе, о эмир джиннов, что ты хочешь отнять у меня жизнь? Дай мне лишь совершить намаз и объясни причину твоего гнева!

– У меня ли нет причины гневиться? – воскликнул джинн. – Сорок лет я спокойно обитал в моем колодце, а сегодня ты сбросил в него женщину, язык которой – одна беда. Она орет, как павлин.

– О, эмир джиннов, – молвил старик, – ты жил сорок лет в мире и спокойствии и лишь два часа страдал от языка этой женщины. Но насколько несчастна моя участь? Сорок лет я страдал от языка моей жены и лишь два часа пожил в мире и спокойствии. Подумай об этом и будь милосерден!

– Твоя участь действительно тяжела, – согласился джинн, – но что мне делать с этой женщиной?

– О, эмир джиннов, оставь ее в колодце, и пойдем по свету вместе.

Джинну понравились слова старика. Они вместе пошли в Мосул, где заказали в харчевне самые лучшие блюда.

– Я заплачу, – вызвался джинн.

На следующий день он нанял большой дом со слугами мужского и женского пола, где они со стариком стали жить вместе, принимая знатных и богатых особ города, тратя большие деньги на удовольствия и застолья для гостей. Но такая жизнь не удовлетворяла джинна, который начал тосковать по злодеяниям. Через некоторое время он заявил старику:

– Если я буду продолжать с тобой жить, то принесу тебе одни несчастья. Лучше нам расстаться.

– Как? Что я буду делать без денег? – воскликнул старик.

– Я расскажу тебе, как добиться славы и успеха, – пообещал джинн. – У меня есть пристрастие вселяться в людей и делать их безумными. Когда я расстанусь с тобой, то вселюсь в дочь великого визиря Багдада. Он щедро одарит того, кто сможет вылечить заболевшую девушку, а этим лекарем станешь ты.

– Но как я ее вылечу?

– Я скажу тебе как, но при одном условии: ты не используешь это заклинание против меня. Если же не выполнишь этого условия, то я вселюсь в тебя и больше не выйду. Буду постоянно мучить тебя. – После этого джинн открыл старику заклинание.

Когда джинн исчез, старик оставил Мосул и отправился в Багдад. Не успел он поселиться в этом городе, как услышал весть о том, что дочь великого визиря тяжело заболела, что в нее вселился джинн и мучает ее всеми муками ада. Старик пришел во дворец великого визиря и попросил встречи с ним, отрекомендовавшись искусным лекарем, особенно поднаторевшим в излечении одержимых безумием.

Визирь принял старика с большими почестями и спросил, сможет ли он действительно вылечить его дочь.

– Ваше высочество, я вылечу ее за вознаграждение, – ответил старик.

– Сколько ты просишь? – поинтересовался визирь. – Скажи, и я заплачу тебе, даже если искомая сумма будет велика.

– Я прошу две тысячи динаров.

Услышав о такой непомерной сумме, визирь рассердился.

– Это выходит за разумные пределы, – возмутился он. – Разве в Багдаде нет других лекарей, кроме тебя?

С каждым днем душевное расстройство дочери усиливалось. Все врачи и заклинатели города демонстрировали свое искусство исцеления больной, но тщетно. Ее отвели в гробницу Абдул Кадера аль-Гилани и оставили там на трое суток, ее приковали на такой же срок к решетке надгробия двух Старцев, над ней читали Коран, ее мазали волшебными бальзамами и целебными растворами, ее били до полусмерти, но ничего не помогало.

Тогда старик снова пришел к визирю и сказал, что сможет вылечить его дочь.

– Лечи, – согласился визирь, – я заплачу даже две тысячи динаров.

– Ваше высочество, – не спешил старик, – мои условия изменились. Сейчас я прошу половину вашего состояния.

Визирь разъярился и поклялся, что не даст лекарю ни гроша.

– Сегодня придет мудрец из Индии, и, если Аллах позволит, дочь исцелится.

– Если Аллах позволит, – многозначительно заметил старик и вышел.

Но и мудрец из Индии не смог вылечить дочь визиря. Тогда визирь послал за стариком, которому сказал:

– Старик, лечи мою дочь, и я отдам тебе половину того, чем владею.

– Ваше высочество, – не спешил соглашаться старик, – мои условия снова изменились. Теперь я прошу половину вашего состояния и руки дочери.

– Если исцеление состоится, бери все, что просишь, или оставь меня без имущества вовсе. Но если лечение не удастся, то смотри: я велю слугам бить тебя без пощады.

– Не бойтесь, – успокоил визиря старик.

Его привели в комнату, где дочь визиря, воплощение самой красоты, была связана веревками.

Оставшись с девушкой один на один, старик произнес заклинание, которому его научил джинн, и злой дух с громким воплем покинул ее тело. Придя в себя и обнаружив, что она находится одна с мужчиной, девушка смутилась. Когда же дочь визиря узнала, что этот мужчина является ее спасителем и нареченным мужем, то прониклась к нему благодарностью и позволила себя развязать. Затем они вместе пошли к ее отцу, который обрадовался ее выздоровлению сверх меры.

Далее последовало свадебное веселье, длившееся семь дней и ночей. Глядя на прекрасную невесту, старик молодел. В течение трех месяцев они жили вполне счастливо.

Вслед за этим, когда старик сидел в гареме с молодой женой, к нему пришло письмо от тестя с просьбой немедленно прийти к нему в дом. Старик пришел, и визирь, сердечно его встретив, объявил:

– Повелитель правоверных приказал без промедления отвести тебя во дворец. Дело в том, что заболела его любимая дочь, в которую вселился ужасный джинн.

Старик сильно забеспокоился, подозревая, что принцессой овладел джинн колодца. Он стал искать отговорки, чтобы не сопровождать визиря во дворец, но тот не хотел ничего слушать, настаивая, что они должны подчиниться повелениям халифа. Наконец они предстали перед халифом. Старик поцеловал землю, а когда ему велели посетить принцессу, проговорил:

– О Повелитель правоверных, я – ничтожнейший из твоих рабов, я мало знаю медицину. Пошли за лекарями, и пусть они вылечат принцессу, поскольку они более меня искусны и мудры.

Халиф нахмурился:

– В чем дело? Почему ты не желаешь испробовать на моей дочери искусство, которое оказалось действенным для семьи моего визиря?

– Дело не в моем нежелании, – пояснил старик, – а в моей неспособности, о Повелитель правоверных.

– Ты лжешь! – возмутился халиф. – Разве не знает весь Багдад силу твоих заклинаний, разве не тебе удалось изгнать демона из дочери моего визиря, когда все другие не сумели сделать этого, когда лекари халифата тщетно пытались излечить ее? Для чего эти уловки и предлоги? Исцели мою дочь, или, клянусь Аллахом, я передам тебя в руки палача, чтобы ты встретил смерть, достойную того, кто отказывается служить своему суверену.

Халиф велел слугам отвести старика в покои принцессы и отрубить ему голову, если он попытается бежать или не сможет помочь дочери своим заклинанием.

Когда старика вели по помещениям дворца на женскую половину, он бил себя в грудь и горько плакал.

– Горе мне! Разве можно избежать своей судьбы? Одному суждено родиться для несчастий, другому – для радости. Теперь мне нужно сделать выбор между жалкой смертью и жизнью в мучениях.

Под аккомпанемент этих жалоб его привели в покои принцессы, которая лежала на кровати в полном изнеможении, словно побитая. Старик смотрел на нее, ощущая на плече руку палача, и думал о своей молодой жене, оставленной дома, обо всех обманах и разочарованиях в его жизни, начиная с первой женитьбы. Вдруг он схватился за руку и воскликнул:

– Какой же я олух! – и надежда, мгновением ранее покинувшая его, вернулась. Подойдя смело к принцессе, он произнес заклинание.

В тот же миг злой дух выскочил из ее тела и, приняв перед стариком грозный вид, воскликнул:

– Старый дурень! Что я тебе говорил? Теперь я вселюсь в тебя и буду мучить тебя до конца жизни!

– О, эмир джиннов, – пробормотал старик, – одно мучение не хуже другого. Войди в мое ничтожное тело, но знай, что моя жена выбралась из колодца и даже сейчас поджидает меня.

– Что! – воскликнул джинн в испуге. – Жить рядом с твоей женой и слышать ее проклятия? Никогда, никогда! – Он вылетел с ревом в окно и исчез в небесах.

С тех пор его никто не видел и никто не слышал о нем в этих краях.

На этом заканчивается рассказ о женщине в колодце.

Вор Хасан

В некоторых краях правил султан. А в городе, где находилась его резиденция, жил ловкий вор. По ночам он обворовывал дома горожан, и никто не знал, как он проникает в жилища и как из них выбирается. Каждую ночь новый дом подвергался ограблению. Наконец, горожане пришли к султану:

– Ваше величество, у нас жалоба. Появился грабитель, который по ночам обчищает дома. Мы не знаем, в какой следующий дом он проникнет и как выберется оттуда, но каждую ночь происходит одно и то же: вор грабит один дом за другим.

Султан обещал разобраться в этом вопросе. Он велел полиции усилить бдительность и повсюду расставить стражников. Но ничего не изменилось. Вор каждую ночь обогащался за счет городского населения.

Однажды султан заседал в диване, когда с потолка к нему на стол спустились письмена. Он поискал автора послания, но не нашел его, а в послании было написано следующее: «Этой ночью будет похищена твоя казна».

Султан растревожился и рассердился.

– Как так? – воскликнул он. – У меня стража и полиция, я расставил стражников повсюду, а этот бессовестный вор угрожает похитить мою казну?! – Озабоченный, султан поднялся из-за письменного стола и прошел на женскую половину, прямо в комнату дочери.

Она заметила его тревогу и спросила:

– Что с тобой случилось, папа?

– Оставь меня в покое, дочка!

– Но скажи, папа, что тебя беспокоит?

– Да хранит тебя Аллах, дочка, – отозвался султан. – Только что с потолка ко мне спустились письмена. Там написано, что моя казна сегодня ночью будет похищена. Я разослал повсюду шпионов, полицейских, солдат и соглядатаев. Если мою казну похитят, я буду опозорен перед людьми. Я – султан, и, если вор проникнет во дворец, это подмочит мою репутацию. Вот что меня сердит и беспокоит.

– Папа, не волнуйся. Не падай духом, поешь со мной, не вздыхай и не тревожься! Аллах милостив, может быть, вор не придет и не станет тебя грабить! – Такими ободряющими словами дочь утешила отца.

Он поужинал с ней и пошел спать.

Вместе с султаном ушли спать все придворные и служащие дворца, но его дочь зашла в комнату отца, сняла его меч, подвешенный к потолку, и расположилась в сокровищнице, рядом с сундуком, наполненным драгоценностями. Там положила возле себя меч и произнесла:

– Интересно, откуда вор проникнет?! – взглянула на потолок, стены, огляделась вокруг. Смотрела и ждала, смотрела и ждала. Все спали. Дворец погрузился во тьму. В полночь девушка почувствовала, что под ней трясется пол. Она подумала: «Ага, вор пробирается из-под земли!»

Затем пол разверзся и из отверстия поднялся мужчина. Как только он вышел на поверхность, девушка вынула меч, отсекла пришельцу голову и стала ждать другого вора. Их оказалось сорок. По мере того как они поднимались из-под пола, она в полной тишине отсекала каждому голову, отбрасывая покойников в сторону. Таким образом были обезглавлены тридцать девять воров. Последним поднимался их главарь, который недоумевал:

– Что случилось с моими людьми? Почему они не вернулись? Нужно сходить и узнать.

Он просунул в отверстие голову. Когда же девушка взмахнула мечом, она сумела в спешке срезать лишь кончик его скальпа. Главарь быстро опустил голову вниз, воскликнув:

– Клянусь Аллахом! Это ты убила тридцать девять моих сообщников! Хотя, возможно, у тебя стальные кости, я все-таки прикончу тебя собственными руками! – И с этими словами он исчез там, откуда появился.

Девушка пошла и постучала в дверь комнаты отца, который, вздрогнув, спросил:

– Кто там?

– Я, папа, – ответила дочь. – Открой дверь.

– Что случилось, доченька? – забеспокоился отец, открывая дверь.

– Позови слуг, – попросила она.

Султан позвал. Слуги, стражники и все, кто был во дворце, прибежали, прихватив факелы и оружие.

– Пойдите и посмотрите, что в комнате внизу, – велела им девушка.

Все пошли в комнату, где хранились сокровища, и увидели там тридцать девять убитых грабителей. Раздались возгласы удивления.

Девушка рассказала, как она убивала тридцать девять разбойников, как ранила голову их главаря, который поклялся Аллахом, что убьет ее, даже если у нее стальные кости. Сообщила, что ее жизнь в опасности.

– Как этот разбойник сможет приблизиться к тебе? – успокаивал ее султан. – Не думай об этом, он не сумеет причинить тебе вреда.

Днем по городу распространились вести, что дочь султана убила воров собственной рукой. Все радовались и говорили:

– Раньше мы боялись ложиться спать, но теперь негодяи мертвы!

Люди приходили во дворец посмотреть на тридцать девять трупов. Вечером трупы отвезли в пустыню на съедение шакалам. Соседи поздравляли друг друга:

– Этой ночью, хвала Аллаху, мы будем спать спокойно.

Прошло два, три дня, месяц. Затем двенадцать месяцев, год, два, три года. Однажды дочь султана вышла на крышу. Она была красива и привлекательна, никто не мог сравниться с ней красотой. Девушка взглянула в сторону пустыни и увидела там шатры и солдат. Посреди шатров находилась беседка, где на золотом троне сидел султан с короной на голове. На его шее сверкали драгоценные камни. Вокруг султана стояли солдаты.

Девушка быстро спустилась с крыши и пошла к отцу.

– Кто это? Что за султан прибыл к нам? – спросила она.

– Какой султан?

– Поднимись на крышу и увидишь собственными глазами, – предложила девушка.

Отец поднялся на крышу и воскликнул:

– О! Должно быть, этот султан важная персона! Он привел с собой солдат. Не собирается ли он затеять войну?

Султан позвал визиря, велел ему взглянуть на лагерь в пустыне и приказал:

– Пойди выясни, что за султан прибыл ко мне без предупреждения, да еще с вооруженными людьми. Он хочет войны?

Визирь вышел из города и подошел к шатрам. Его привели в беседку незнакомого султана.

Визирь поприветствовал властителя, пожелал ему мира и спросил:

– Все хорошо в благодарение Аллаха?

– Хорошо, – подтвердил султан-чужеземец и пригласил визиря сесть в своем присутствии.

– Нам непонятно, – начал тот, – зачем вы прибыли к нашему султану без предупреждения, да еще с армией солдат. Надеемся, у вас мирные намерения, вы не держите зла против нас?

– Нет, нет, – ответил султан. – Мы ничего не замышляем. Было бы неразумно замышлять зло. Я прибыл просить у вашего султана руки его дочери!

Принесли кофе, шербет и кальян. Султан принимал визиря с почестями. Он послал за ниткой жемчуга и подарил ее визирю. Когда визирь вернулся во дворец, он пошел к своему повелителю и сообщил:

– У этого султана нет враждебных намерений. Он не хочет ссориться с вами, но у него есть дело к вам, и он желает переговорить о нем с вами.

Тогда султан потребовал:

– Оседлайте моего коня, я поеду поцеловать ему руку и поприветствовать его.

Султану привели коня. Он выехал верхом за город, отправился к султану-чужеземцу и приветствовал его. Султан-чужеземец пожелал ему мира и пригласил его сесть рядом на тахту, вышитую золотом.

– С какой целью ты приехал? – спросил султан у чужеземца. – Мы опасались, когда увидели солдат, что у тебя враждебные намерения. Скажи! Скажи, что у тебя на уме?

– Нет, не надо подозрений, – отозвался чужеземец. – Я прибыл, чтобы породниться с твоей семьей, хотел в ходе личной беседы и встречи попросить тебя отдать мне в жены твою дочь.

Султан, видя, как богат чужеземец, подумал: «Кто может быть лучшим женихом для моей дочери, чем он». А вслух произнес:

– Ты султан, и я султан, брак будет вполне полноценным. Я отдаю ее тебе.

– Я хотел бы встретиться с твоей дочерью завтра, – пожелал чужеземец, – поскольку не могу оставаться здесь долго. На пятый день недели мне нужно вернуться домой. Я возьму ее с собой.

Султан согласился. Им принесли кофе и шербет. Султану оказали всяческие почести и уважение. После этого он вернулся во дворец и позвал дочь:

– Ах, какие вещи случаются, доченька! Этот султан прибыл, чтобы взять тебя в жены. Я позову муллу, и мы немедленно начнем свадебные приготовления, потому что он хочет уехать с тобой в четверг.

Дочь султана ничего не ответила, но уступила желанию отца. Вызвали муллу, составили брачный контракт, а на следующий день прибыл султан-чужеземец, чтобы увезти невесту с собой.

Он отказывался от всего, что ему предлагали. А когда ему отправили караван с подарками и лошадьми, он его не принял.

– Не нужно мне каравана и подарков. Я – султан. У меня есть все, я ни в чем не нуждаюсь. Просто оденьте девушку и передайте ее мне. Только она мне и нужна.

Султан-отец расстроился:

– Как же так? Я не могу отправить мою дочь без сопровождения! Мы будем опозорены!

– Мне ничего не нужно, – повторил чужеземец, – только твоя дочь! Больше мне ничего не нужно.

– Нет, – возразил султан, – так нельзя! Я должен отправить дочь с охраной.

Тогда чужеземец уступил:

– Это не имеет значения. Отправляйте с ней солдат, если хотите. Но заканчивайте приготовления. Мы должны отбыть не позже полуночи.

Вот так. Чужеземец позвал своих солдат и дал им указание:

– На полпути к дому отойдите и оставьте меня с невестой одного.

В полночь они отправились: впереди шли солдаты чужеземца, солдаты принцессы двигались позади. В центре скакали верхом жених и невеста. Солдаты шагали в пешем строю. Они долго шли, а на следующий день, как было условленно, солдаты чужеземного султана оставили его и девушку вдвоем.

– Подойдите, – позвал он охрану девушки.

Охранники подошли.

– Поворачивайте и идите туда, откуда пришли, – велел им чужеземец, – помпезность претит мне! – И он щедро одарил солдат дочери султана.

– Мы не можем уйти, – ответили ему солдаты, – боимся, что наш султан очень рассердится!

Но чужеземец убедил их, что надо возвращаться. Он дал им денег. Солдаты повернулись и пошли назад. Чужеземный султан и девушка остались вдвоем, верхом на лошадях, посреди пустыни.

Они ехали и ехали, пока солнце не скрылось за горизонтом. Затем въехали в глухой и густой лес, где водились шакалы и вепри, волки, львы и злые духи (дивы). Лес занимал обширное пространство.

– Давай отдохнем здесь немного, – предложил невесте чужеземец, – ты ведь устала. Посидим под деревьями, я положу мою голову на твои колени. А когда отдохнем, поднимемся и поедем дальше.

– Как хочешь, – отозвалась девушка, спешилась и села на землю. Тогда султан снял чалму, сел на землю рядом с ней и опустил голову на ее колени.

– Прикоснись к моей голове и ощупай ее, – попросил он девушку.

Она протянула руку, ощупала его голову, затем в отчаянии схватилась за руку.

– Ну, что скажешь? – спросил он.

– У тебя на голове плешина, – ответила она, сообразив, что это шрам.

– И что же?

– Есть много мужчин с плешинами на головах!

– Ты узнала меня? – спросил он.

– Теперь узнала.

– Я – вор Хасан, – пояснил он, – ты убила тридцать девять моих соратников. Теперь я убью тебя, поскольку ты в моих руках. Рассказать тебе, как я буду тебя убивать?

– Я в твоих руках, – согласилась дочь султана, – убей меня, если хочешь. У меня только одна просьба. Когда выполнишь ее, убивай.

– В чем дело?

– Дай мне четверть часа совершить в одиночестве омовение и помолиться, чтобы я не погибала как неверная.

– Если я оставлю тебя одну, ты можешь убежать!

– Тогда свяжи мне ноги веревкой от шатра, возьми ее конец в руки, и, когда потянешь за веревку, будешь знать, что я на месте. Я предупрежу тебя, когда закончу омовение и молитвы.

– Хорошо, – согласился он.

Хасан снял веревку, которой шатер был привязан к лошади, распустил ее, связал одним концом ноги девушки, другой конец веревки взял в руку и отъехал на некоторое расстояние в глубь леса.

Как только он скрылся, она быстро отвязала веревку, обвязала ею финиковую пальму и прочла стих:

Меня может съесть великан,
Меня может съесть лев,
Меня может съесть волк,
Меня может ужалить змея, и я умру,
Но он меня не убьет.

Затем девушка пошла в чащу леса и пробиралась под деревьями до тех пор, пока не дошла до высокого дерева с пышной кроной и ветвями, настолько раскидистыми и покрытыми густой листвой, что они могли бы укрыть десять человек. Она взобралась на дерево и спряталась в кроне.

Вор Хасан подождал четверть часа, наконец потянул за веревку и воскликнул:

– Поспеши! Ты закончила свои дела?

Никто не отозвался. Поскольку была ночь, он снова воскликнул:

– Разве ты не закончила молитву? – и, снова дернув за веревку, пошел посмотреть, почему девушка молчит.

Когда Хасан дошел до места, где оставил девушку, и не увидел там никого, он забеспокоился:

– Где она? Где? – Обнаружив, что веревка привязана к финиковой пальме, он в досаде закричал: – Я убью тебя собственными руками, даже если у тебя стальные кости! – Хасан кричал и вопил, однако не входил в чащу леса, поскольку опасался встретить там львов и злых духов. Он искал девушку лишь на опушке леса, в кустах. Искал, выкрикивая с яростью: – Убью тебя собственными руками! – Наконец оседлал своего коня и повел за собой ее лошадь в пустыню.

Сидя на ветке дерева, девушка видела, как вор Хасан уехал, однако всю ночь оставалась на месте. Лишь пополудни следующего дня спустилась с дерева со словами:

– Теперь я от него избавилась, – и побрела по пустыне, не зная, куда идти, положившись на волю Аллаха.

Она шла до тех пор, пока не увидела волосяной шатер[42], в котором жили старики арабы, мужчина и женщина. Девушка поприветствовала старика со старухой, а они спросили, чего она хочет и куда идет. Дочь султана обратилась к старческой чете со словами:

– О папа, о мама, позвольте мне жить вместе с вами. Я буду готовить вам еду, ухаживать за вами просто за прокорм, буду приносить вам хворост и воду, пасти овец, буду работать на вас как служанка.

– Лучше быть не может! – обрадовалась старуха. – У нас нет детей. Мой старик и я одиноки. Ты будешь нашей дочерью, наш шатер – твой дом!

Старик со старухой были счастливы и говорили друг другу:

– Она так прекрасна, что кажется ниспосланной нам Аллахом!

Они одели ее в голубой бедуинский халат, набросили на нее аба из грубой шерсти. Девушка жила при них как дочь в течение трех лет. Она рубила им хворост, носила воду, доила овец, сбивала масло, молола муку, пекла хлеб и выполняла другие работы.

Вот так. Но однажды сын султана, который жил в этих местах, поехал на охоту с единственным слугой по имени Фируз[43]. Дело было жарким летом, принцу захотелось пить. Увидев черный шатер, он потребовал:

– Фируз, меня мучает жажда, сходи в волосяной шатер и попроси воды.

Фируз сходил в шатер и попросил воды для хозяина.

Девушка поднялась, налила ему в кружку воды из меха. Когда Фируз ее разглядел, то восхитился и подумал: «Никогда не видел прежде такой красавицы!» Глядя на нее, он лишился разума, а вернувшись к хозяину, доложил:

– О, господин, девушка, налившая мне воды, обворожительна! Никогда не видел такой красоты!

Услышав эти слова, принц вылил воду и сам сходил с кружкой в шатер.

– Можно еще воды? – спросил он. – Я очень хочу пить. Нельзя ли еще немного воды?

– Пожалуйста, – ответила девушка.

Принц пил и смотрел на нее. Его сердце млело. Он думал: «Может ли что-нибудь на свете сравниться с этой красотой?! И такая красавица живет среди арабов!» Потом заметил, что пол шатра подметен, покрыт коврами. Все вокруг чисто и прибрано.

Принц повернулся и пошел вместе с рабом в свой шатер, но не мог думать ни о чем другом, кроме как о девушке: «Что за красота! Что за очарование!» Он так затосковал по ней, что заболел и слег в постель. Отец послал за лекарем, который осмотрел принца, затем пришел к султану и пояснил:

– Ваш сын не болен, он влюблен! Поговорите с ним, узнайте, кто растревожил его сердце, кто овладел его разумом.

– Кто это может быть? Я не буду его расспрашивать, – воскликнул султан, – я пошлю к нему его няньку. Он не будет стесняться открыться перед ней. Может, скажет ей, кем томится.

Султан послал за нянькой и велел ей:

– Пойди к моему сыну и выясни, что его тревожит, кто лишил его покоя, кем он томится.

Женщина отправилась к принцу, погладила его щеки и проговорила:

– Милый, я твоя мама, я выкормила тебя моим молоком, я была матерью тебе в твоем малолетстве, и меня огорчает твое нынешнее настроение. Скажи, что тебя беспокоит?

– Не скажу, – буркнул он.

– Не таись! Может, я окажу тебе добрую услугу, помогу тебе.

– Я охотился в жаркую погоду и захотел пить, – наконец рассказал принц. – Мы вошли в шатер арабских кочевников, а там девушка дала мне попить. Она была прекрасна, как полная луна! Моя душа истомилась. Я хочу, чтобы она стала моей.

– Ах, милый! Почему ты со мной не посоветовался? Я сделаю для тебя все, что смогу, и поговорю с султаном. Не огорчайся и не тревожься.

Нянька пошла к султану и сказала:

– Что делать? Ваш сын тоскует по девушке, прекрасной как луна. Приведите и обручите ее с ним, иначе он умрет от тоски.

– Хорошо, – согласился султан. – Пойди вместе с рабом, приведи эту девушку и обручи ее с моим сыном!

Как же обрадовался принц! Как он был счастлив!

Нянька пошла вместе с рабом в пустыню, долго шла, пока они не пришли в волосяной шатер. Там старик со старухой пожелали гостям мира, предложили войти и отдохнуть. Нянька с удивлением увидела, что шатер чист и укрыт циновками. Она вошла внутрь, оставив раба снаружи. Ей поднесли воду и сказали:

– Добро пожаловать, садитесь и отдыхайте! – Гостье оказали уважение и гостеприимство.

После того как они поприветствовали друг друга и справились о здоровье, нянька проговорила:

– У меня есть сын, единственный сын, и он хочет жениться на вашей дочери. Я хочу взять ее с собой. Что ты на это скажешь, добрая женщина?

– Как пожелает моя дочь, – ответила старуха. – Если она захочет оставить нас, пусть идет с вами. Все зависит от нее: захочет ли она выйти замуж за вашего сына или откажет ему.

– Да! Как она пожелает, – подтвердил старик.

– Что ты скажешь, доченька? – обратилась нянька к девушке.

– Сначала мне хотелось бы знать: это действительно ваш сын?

– Нет, – ответила нянька, – он не приходится мне кровным сыном, я выкормила его младенцем.

– Вы пришли! Я вижу это собственными глазами. Но почему пришли вы, а не его настоящая мать? Пусть придет его мать, тогда я дам ответ.

Девушка поднесла няньке кофе, оказала ей почет и уважение, пожелала мира. Затем нянька и раб отправились в обратный путь и пришли к султану. Нянька ему поведала:

– Девушка, которую я видела, прекрасна. Никогда не встречала такого чистого и украшенного шатра, как у них. Ее родители сказали, что все зависит от их дочери. Когда же я попросила ее дать ответ, она пожелала, чтобы пришла настоящая мать принца.

– Суждение мудро. Эта девушка не может быть дочерью простого араба! Иначе не говорила бы так. Даже если бы она не была возлюбленной моего сына, – заявил султан, – я пожелал бы ее увидеть за такое поведение!

Затем он отправился в гарем к своей жене и велел:

– Собирайся, возьми с собой раба, пойди в пустыню и попроси девушку из волосяного шатра выйти замуж за нашего сына.

На следующий день жена султана поехала в карете вместе с рабом к волосяному дому в пустыне. Она вышла из кареты, вошла в шатер и увидела, что внутри все прибрано и украшено так, что в нем могла бы жить дочь любого султана. И сама девушка понравилась ей с первого взгляда. Хозяева шатра позаботились о гостье. Ей оказали уважение, поднесли кофе, шербет, кальян. Затем гостья повернулась к старухе и сообщила:

– Я приехала договориться об обручении моего единственного сына с вашей дочерью. Что скажете?

– Как пожелает дочь, – ответила старуха.

Старик подтвердил то же самое.

Тогда гостья обратилась к самой девушке:

– Каково твое мнение, доченька?

– Вы пришли. Клянусь моими глазами и головой. Я выйду замуж за вашего единственного сына, но с одним условием. Если вы его не выполните, то я останусь здесь, а он с вами.

– Сообщи мне твое условие, – попросила гостья.

– Хочу, чтобы вы построили хрустальный замок посреди реки, войти в который можно было бы только по лестнице, устанавливаемой или снимаемой по желанию. Вокруг замка следует вырыть три рва с подъемными мостами. По крайнему рву должна ходить пара львов, которых не кормили семь дней. Я возьму вашего сына в мужья только на этих условиях. Если они вас не устроят, останусь здесь, а он – с вами.

Вот так. Жена султана поднялась и, откланявшись, вернулась с рабом к султану, рассказала ему обо всем, что видела и слышала.

Выслушав ее, султан воскликнул:

– Действительно, это не дочь простого араба! Она из высших слоев, хотя и живет среди простолюдинов. Я исполню ее просьбу.

Он быстро встал, позвал архитектора и велел ему построить хрустальный замок посреди реки, как желала девушка, с подъемными мостами через три рва. Сказал, чтобы не забыли поместить в дальний ров голодных львов.

Когда строительство завершилось через пятнадцать дней, султан велел составить брачный договор и привезти девушку во дворец. Ее привели в баню, помыли и подготовили к встрече с женихом. Затем она переправилась в замок, вошла в него и села в свадебных покоях.

Далее рассказ возвращается к вору Хасану. Тот шел после полудня по берегу реки и вдруг увидел замок.

– Что это за замок посреди реки? – спросил Хасан у людей.

Ему сообщили, что этот замок сын султана выстроил для своей невесты. Его невеста происходит из простых арабов. Добавили и другие подробности.

«Это – мой враг, – подумал вор. – Это – она, и сей же ночью я прикончу ее, если на то будет воля Аллаха».

Когда солнце скрылось за горизонтом, невеста сидела в ожидании жениха в свадебных палатах. Жених, со своей стороны, сходил помолиться в мечеть. Затем отправился вместе с друзьями и приятелями к реке. Они переправились на лодке в замок и там веселились. Наконец, жених вошел в покои невесты и увидел, что она ждет его. После взаимных приветствий невеста сказала:

– Ты только что выздоровел после болезни и еще слаб, отдохни, ложись в постель и поспи.

Жених последовал ее совету. Он лег на брачное ложе и заснул. Но девушка не стала спать, опасаясь вора Хасана. В час ночи сверху послышался шорох. Она подумала: «Теперь он хочет проникнуть через крышу!» Через некоторое время в крыше образовалось отверстие, а в нем показалась голова мужчины. Уф-ф-ф! Мужчина спустился по веревке, предстал перед девушкой и спросил:

– Как же мне убить тебя?

– Ты действительно собираешься убить меня?

– Собственными руками.

– Зачем убивать здесь? Люди услышат и прибегут на помощь. Уведи меня в пустыню и убей там.

– Ладно, – согласился он, – иди впереди меня.

– Нет, – возразила она, – ты иди впереди, а я последую за тобой.

Так они перешли вместе через первый и второй ров, он – впереди, она – позади. Когда же переходили третий ров, девушка сильно толкнула Хасана и сбросила в ров, где его поджидали львы. Прожорливые звери набросились на вора, один отгрыз одну ногу, другой – вторую. Львы разорвали тело Хасана надвое и стали пожирать его части.

А девушка вернулась в брачные покои, разбудила жениха и сказала:

– Поднимайся! Мы должны вернуться к твоему отцу и рассказать ему эту историю. Потом я буду твоей.

Она повела сына султана посмотреть на место, где звери разорвали вора Хасана, поведала, что Хасан хотел убить ее. Они позвали всех обитателей замка, и те убедились в гибели Хасана тоже. Затем молодые люди сели в лодку, переправились на берег реки и пошли во дворец султана. Там подошли к его комнате и постучали в дверь.

– Кто там? – послышался голос султана.

– Мы, папа, твоя дочь и твой сын, – ответила девушка. – Хотим поговорить с тобой.

Султан впустил их и разрешил:

– Говорите!

Молодые люди вошли, поцеловали ему руки и попросили:

– Пойдемте, посмотрим, что находится на дне рва замка.

Султан поднялся и пошел с ними. Увидев кровавое месиво на дне рва, он пожелал разъяснений.

– Я не дочь простого араба, – начала девушка, – я дочь султана. – И рассказала, как убила собственными руками тридцать девять грабителей, а тот во рву был сороковым. Когда девушка поведала историю от начала до конца, султан воскликнул:

– Я знаю твоего отца, он мой близкий друг! Я не ошибся, ты действительно не дочь простого араба!

В течение семи дней и ночей праздновали, били в барабаны и веселились.

Мы были у них дома и вернулись назад,
И если бы ваш дом был ближе,
Мы принесли бы вам блюдо гороха и изюма.

Рассказчик добавил моральную проповедь, соответствующую поговорке: «Не рой яму другому, сам попадешь в нее».

Моисей и два незнакомца

Рассказывают, что в один из дней пророк Мусса, Моисей (да будет мир над ним!), задумал посетить Аллаха. По пути ему случилось встретить незнакомца, нищего и в лохмотьях. Незнакомец пожелал Муссе мира и услышал ответное пожелание. Затем незнакомец спросил:

– Куда ты идешь, пророк Мусса?

Пророк ответил, что возносится на Небеса, чтобы увидеть Аллаха.

Бедняк попросил:

– Ты видишь мою нищету и жалкое мое состояние? Прошу тебя, замолви обо мне словечко перед Аллахом. Когда достигнешь Небес, попроси Его смилостивиться над моим убогим существованием.

Мусса обещал выполнить просьбу бедняка. Пророк продолжил свой путь и встретил через некоторое время другого человека, в великолепном облачении. Они поприветствовали друг друга, и богач спросил:

– Куда ты идешь, пророк Мусса?

Мусса ответил, как и в прошлый раз, что возносится на Небеса, чтобы увидеть Аллаха.

Богач попросил:

– Прошу тебя походатайствовать перед Аллахом за меня.

Мусса потребовал пояснить, чего именно он хочет.

– Я так богат, – пожаловался богач, – что не знаю, куда девать деньги, а золото все прибывает и прибывает в мои руки! Моя просьба состоит в том, чтобы Аллах умерил свои дары.

Мусса обещал богачу передать Аллаху и его просьбу. Когда пророк достиг Небес, он выполнил свои обещания: сообщил Аллаху о просьбе бедняка дать ему больше денег и о просьбе богача умерить их количество. Аллах ответил:

– О, Мусса, передай, что им следует молчать и еще раз молчать, ибо человек не в состоянии сам изменить свою судьбу, несет ли она благо или зло.

Лунишка

В одном городе как-то умерли в один день от смертельного недуга купец и его жена. У них остались двое детей, парень и девушка, которые и унаследовали состояние родителей. Девушку звали Гумейра, или Лунишка (ласкательное от луны). Парень, брат девушки, очень любил ее за красоту и доброту. Каждый день он ходил на рынок за покупками, девушка же занималась домашними делами. Молодая женщина, жившая по соседству, охотно помогала Гумейре вести хозяйство и скрашивала ее одиночество. Они стали близкими подругами. Однажды молодая женщина сказала Гумейре:

– Мы любим друг друга как сестры, почему бы не попросить твоего брата жениться на мне, чтобы мы всегда жили вместе?

Предложение обрадовало Гумейру. Она не замедлила сообщить брату, что хотела бы, чтобы он взял в жены ее подругу. Брат согласился. Составили брачный контракт, и состоялась свадьба. Не успела молодая жена войти в дом мужа, как ее поведение изменилось. Она стала ревновать брата, нежно относящегося к сестре. Положение Гумейры в доме осложнилось, потому что невестка постоянно искала ссор с ней и пыталась выставить сестру в глазах брата в черном свете.

Гумейра чувствовала себя несчастной. Ночью, когда луна дружелюбно светила в ее комнату, она успокаивалась и говорила со светилом:

– О, луна, о, ты, кто забавляет посторонних, ночью ты со мной, днем тебя нет. О, луна, любящая дальние путешествия, ночью – ты со мной, днем – ты где-то далеко.

Невестка подслушала ее и сказала мужу, что у Гумейры есть любовник, который посещает ее по ночам, и зовут его Гумейр.[44]

На следующую ночь брат подслушал сестру и убедился, что она ведет себя так, как сообщила ему жена. В гневе он ворвался в комнату, но там никого не оказалось, кроме сестры. Сестра доказывала свою невиновность, но брат ничего не хотел слушать. Он заложил кирпичами окно и дверь, оставив в потолке небольшое отверстие, через которое передавал ей хлеб и воду. Однако девушку посещали ангелы, кормили ее мясом и сладостями, чтобы она не только не страдала от недоедания, но становилась еще краше.

Гумейру любили все, кто ее знал. Когда соседи проведали о ее заточении, они пришли к брату просить, чтобы он ее освободил. А тот стал уже сомневаться в правдивости слов жены и, когда услышал похвалу соседей в адрес сестры, смягчился, разобрал кирпичи и дал девушке свободу. Прошло девять месяцев после женитьбы брата, и молодая женщина, его жена, родила сына. Но вместо радости в связи с этим событием она лишь питала ненависть к Гумейре и гнев в отношении мужа, который не послушал ее обличений сестры в пороках.

Однажды женщина пошла на рынок, оставив новорожденного на попечение невестки. Когда вернулась, Гумейра и ребенок спали. Жена-злодейка взяла нож и зарезала собственное дитя. Оставив окровавленный нож рядом с невесткой, она побежала звать мужа с воплями, что совершено убийство и требуется правосудие. Муж вошел вместе с женой в комнату сестры, где лежал мертвый ребенок, а рядом с Гумейрой – нож. От криков Гумейра проснулась, но ее брат, не сомневаясь в ее причастности к убийству ребенка, набросился на нее и вырвал ей оба глаза. Затем выгнал ее из дома с проклятиями и пинками.

Гумейра была сама не своя от боли и ужаса. Она побрела далеко за город, не зная из-за слепоты, куда идет. Наконец, набрела на большой дом. Когда слуги дома увидели несчастную девушку, они привели ее к хозяйке. Эта женщина была лекарем и вылечила многих людей. Увидев Гумейру, она сжалилась над ней, оставила в доме и стала лечить. Вскоре девушка смогла видеть так же хорошо, как прежде. Хозяйка сделала ее служанкой, а поскольку полюбила Гумейру, то открыла ей свои секреты и научила искусству исцеления. Возможно, она была доброй колдуньей, которые всегда владеют магией исцеления людей, произнося заклинания.

Гумейра, помогая хозяйке дома в изготовлении целебных снадобий, прожила с ней до ее смерти. И женщина оставила девушке свой дом, все имущество.

И вот за нанесенное Гумейре зло Аллах покарал ее брата слепотой, а его жену – проказой.

Однажды они услышали от соседей, что за городом живет женщина, которая владеет искусством исцеления людей от многих болезней.

Муж и жена пошли вместе к дому, где жила Гумейра. Когда она увидела пришельцев, то сразу узнала в них брата и невестку. Подойдя к брату, она так искусно применила свою магию, что он снова увидел дневной свет и узнал ее.

– Узнаешь ли ты меня и веришь ли ты в то, что я не убивала вашего ребенка? – спросила она брата.

– Узнаю, – ответил брат, – и свидетельствую, что ты невиновна.

Тогда Гумейра подошла к невестке и произнесла:

– Тебя же я не буду ни лечить, ни убивать. Уходи и больше не делай нам зла.

Женщина убежала из дома со своей проказой, а Гумейра и ее брат до самой старости прожили в доме, который оставила ей бывшая хозяйка.

Три дервиша и волшебная лампа

Перед тем, как мы сели слушать эту сказку, рассказчик предупредил:

– Если вы слушаете рассказы днем, то у вас украдут шаровары!

Было то, не было,
Аллах всемогущ.

Жил на свете купец, который, несмотря на продолжительную жизнь в браке, к своему великому сожалению, не имел детей. Однажды, когда он сидел в своей лавке на рынке, к нему вошел дервиш и сказал:

– Возьми это яблоко, очисти его, разрежь надвое, половину съешь сам, другую половину пусть съест твоя жена, а очистки скорми кобыле.

Купец сделал то, что советовал дервиш: съел пол-яблока, другую половину дал съесть жене, а очистки скормил кобыле. Кобыла и жена забеременели. По истечении срока беременности кобыла ожеребилась, а женщина через девять месяцев родила мальчика, чудного ребенка. Отец поблагодарил Аллаха за его милость. Он пригласил к себе дервиша и двоих его братьев. Они пришли в дом купца, составили малышу гороскоп и предсказали, что однажды мальчик найдет под землей большое сокровище.

Мальчик был так красив, а родители его так любили, что не позволяли ему выходить из дома. Он был вынужден гулять только во дворе. Шли годы, мальчик достиг пятнадцатилетнего возраста и стал прекрасным, как полная луна. Но в это время умер его отец, мать и сын потеряв кормильца, сильно обеднели. Теперь мальчик стремился выйти со двора. Он спрашивал мать:

– Мама, есть на свете мальчики, такие как я?

Мать отвечала:

– Да, милый, есть на свете такие мальчики, как ты.

Но когда он просил выпустить его на улицу, она всегда отказывала.

Когда умер отец, мальчик спросил:

– Теперь, когда умер отец, ты позволишь мне выйти?

Вдова отказала ему и на этот раз, сказав:

– Отец хотел, чтобы ты не выходил из дома, мы не должны противиться его воле.

Но однажды мальчик обнаружил, что дверь не заперта, и вышел на улицу. Прежде всего он хорошо запомнил номер, начертанный на двери дома, запомнил номера еще двух домов, чтобы не сбиться с пути. Это был умный мальчик. Он прошел еще немного и нашел на земле бешлик[45]. Он подобрал деньги и купил на них хлеба, мяса и фруктов. Затем вернулся домой тем же путем, каким ушел. Когда вдова увидела еду, то удивилась и спросила:

– Где ты достал эту пищу, сынок?

– Нам ее послал Аллах, – ответил мальчик.

На другой день мальчик поступил так же. Он снова вышел на улицу, тщательно запоминая путь. Но на этот раз ушел дальше. И снова нашел бешлик и купил на него еду, как и в первый раз. Когда вдова спросила, откуда он взял пищу, сын пояснил, что она досталась от Аллаха. В следующий свой выход мальчик решил сходить на рынок. Он долго шел, пока не пришел на рынок. Там побродил в разных направлениях, восхищаясь богатыми лавками, купцами и всем, что видел. Каждый человек, встречавший мальчика, тоже восхищался им, так как он был прекрасен, как луна на четырнадцатую ночь.

Там же на рынке сидел в своей лавке старший из трех дервишей. Едва он увидел мальчика, как подошел к нему, расцеловал в обе щеки и воскликнул:

– Родной мой! Как ты живешь? Рад видеть тебя! Как я мечтал увидеть тебя! Ты сын моего брата, и я буду отцом для тебя вместо него, перевоплотившись по милости Аллаха!

Дервиш дал мальчику золотую монету и попросил ребенка привести его в родительский дом. Тот привел дервиша домой и спросил у матери:

– Мама, был ли у моего папы брат?

– Никогда не слышала, чтобы у него был брат, – ответила мать.

– Там внизу стоит человек, – продолжал мальчик, – который говорит, что он брат моего отца. Он дал мне золотую монету.

– Возможно, у твоего отца и был брат, но я об этом не знала, – предположила мать.

Они хорошо приняли дервиша, оказав ему почет и уважение, и тот стал жить вместе с ними. Дервиш дал мальчику деньги на закупку товаров, и мальчик занялся торговлей в лавке на рынке. Он продавал прекрасные изделия: шелк, украшения и разного рода раритет. В доме появились деньги, семейство стало зажиточным.

Однажды дервиш предложил юноше:

– Пойдем поохотимся в пустыне.

Они отправились в путь и долго шли в глубь пустыни. Когда дошли до определенного места, дервиш сказал юноше:

– Под нами огромное сокровище. Когда я произнесу заклинания, разверзнется земля, и ты спустишься вниз. Под землей в саду ты увидишь деревья, с висящими на их ветвях плодами из хрусталя, изумруда, рубина, сердолика и алмазов. Но не трогай их. Если тронешь, земля над тобой сомкнётся, и ты не выберешься на поверхность.

– Да помрачится моя голова и глаза, если трону, – поклялся юноша.

– Еще ты увидишь внизу старую лампу, – продолжал дервиш. – Спрячь ее в карман и принеси мне. Но если там внизу, несмотря на все мои предостережения, ты попадешь в беду, потри это кольцо. – И он передал парню кольцо, которое тот надел на палец. Затем дервиш разжег костер и долго произносил заклинания, пока земля не дала трещину. Эта трещина расширилась, и они увидели ступеньки, ведущие в глубь земли.

В соответствии с наставлениями дервиша юноша спустился под землю. Когда он сошел с последней ступеньки, то оказался в прекрасном саду. Каждое дерево в нем сверкало хрусталем, изумрудами, алмазами и сердоликами, как и предсказывал дервиш. Юноша не мог оторвать от них взгляда и, несмотря на все предостережения дервиша, набрал много драгоценных камней, набил ими полные карманы и, наконец, заметив лампу и вспомнив слова дервиша, запихнул ее в рубашку под зибуном[46]. Затем все потемнело. Юноша попытался найти отверстие, через которое спустился, но земля над ним сомкнулась, не оставив выхода. Он долго искал его, однако не нашел.

Между тем дервиш ждал неделю и еще одну в том месте, где юноша спустился вниз. Когда он понял, что юноша не вернется, его охватила тревога. «Он забыл мои предостережения, – подумал дервиш, – собрал драгоценные камни и либо потерял, либо забыл о кольце».

А в доме юноши, в Багдаде, решили, что он погиб.

– Должно быть, дервиш убил его, – говорила людям вдова.

Все плакали, стенали, били себя в грудь, как поступают, когда кто-то умирает.

Юноша же не переставал искать выход из-под земли. На седьмой день он, карабкаясь вверх по скале, случайно потер кольцо. Земля сразу же треснула и разверзлась. Он увидел перед собой ступеньки лестницы. Поднявшись по ним, юноша вышел на дневной свет и увидел дервиша, сидящего на том же месте, где он его оставил. Дервиш сказал, что считал парня погибшим. Юноша рассказал ему о своих приключениях, о том, как срывал плоды с деревьев. Затем опустошил, один за другим, свои карманы, пока все драгоценные камни не легли у ног дервиша.

– Но где лампа, которую я просил тебя принести? – спросил дервиш.

Юноша подумал: «Если он не ценит эти драгоценные камни, а интересуется лампой, значит, лампа представляет собой булыпую ценность». И вслух сказал:

– Я забыл лампу.

Услышав это, дервиш издал возглас разочарования, повалился на спину и умер на том же месте.

Юноша вернулся в Багдад с драгоценными камнями в карманах и лампой. Когда он подходил к дому, то услышал горестные вопли и плач. И, войдя в помещение, понял, что его оплакивает мать. Увидев сына, она обрадовалась сверх всякой меры и спросила, куда делся дервиш.

– Он мертв, – ответил сын.

После продажи в лавке драгоценных камней юноша и мать разбогатели. Он стал одним из первых купцов в городе. Однажды мать увидела лампу и подумала: «Какая грязная старая лампа. Ее нужно почистить». Она взяла полотенце и стала ее тереть.

Внезапно комната наполнилась дымом, и вот, семеро сыновей джиннов предстали перед ней, сложив руки на груди. Их глава сказал:

– Твоя воля, твоя воля! Я раб твоих приказов. Проси и пользуйся!

Вдова так испугалась, что побежала и рассказала сыну о том, что случилось. Он пришел и тоже потер лампу полотенцем. Мгновенно перед ним явились семеро сыновей джиннов, а их глава опять произнес:

– Твоя воля, твоя воля! Я раб твоих приказов. Проси и пользуйся!

Юноша не растерялся и попросил золотой поднос с какой-нибудь дорогой вещью на нем, покрытой сеткой, в которую вкраплены жемчуга.

– Закрой глаза, – велел ему джинн.

Юноша закрыл, а когда открыл их, перед ним лежал поднос, на котором под жемчужной сеткой сверкали, как солнце, драгоценные камни.

Юноша позвал мать и попросил:

– Пойди с этим подносом во дворец султана, попроси у него аудиенции и передай ему этот поднос. Когда он спросит, кто послал поднос, скажи: «Это дар вам от моего сына».

Женщина так и поступила. Она пошла во дворец султана и, когда предстала перед ним, поместила поднос как раз на том месте, куда должен был упасть взгляд властителя. Когда султан увидел покрывало в жемчугах, то поинтересовался, что это такое. Тогда вдова вышла вперед и пояснила:

– О, султан, мой сын посылает вам этот дар!

Султан поднялся, осмотрел драгоценные камни и убедился, что они лучше тех, что хранились в его сокровищнице. Властитель поразился большой ценности подарка. Он спросил у визиря:

– Что может значить этот дар?

– Это означает, что сын купца хочет жениться на вашей дочери, – предположил визирь.

Тогда султан заявил:

– Передай твоему сыну, женщина, что я охотно принимаю его щедрый дар и готов отдать за него мою дочь.

Вдова пришла домой и передала юноше слова султана. Тот так обрадовался, что стал проводить время в веселье и удовольствиях, однако не предпринимал попыток увидеться с невестой. Прошел год. Поскольку руки дочери султана добивался принц соседнего государства, властитель принял его в качестве зятя, а про обещание сыну купца забыл.

Когда юноше сообщили о том, что во дворце султана совершается свадьба и что завтра, в пятницу, невеста отправляется в дом жениха, молодой человек огорчился до крайности, укоряя себя за нерадивость. Он потер лампу, и перед ним явились семь джиннов со словами:

– Твоя воля! Проси и пользуйся.

Сын султана рассказал им о своей неудаче. Признал, что виноват в ней сам, поскольку не откликнулся на обещание султана.

Глава семерки джиннов заметил:

– Не имеет значения. Ты не должен печалиться, дочь султана будет твоей.

В пятницу свадебное веселье закончилось, жених, признанный султаном, вошел ночью в комнату невесты, и молодых оставили наедине. Но едва жених взглянул на прекрасную невесту, как тут же упал на пол, одеревенел и пролежал на полу всю ночь.

Когда невесту спросили утром, как вел себя жених, когда их оставили вдвоем, она ответила:

– Он был похож на мертвеца.

Во вторую и третью ночь повторилось то же самое. Тогда сын купца пришел к султану и спросил:

– Почему вы отдали дочь этому человеку? Разве вы не обещали выдать ее замуж за меня? Разве это честно?

Султан прикусил свой палец и ответил:

– Я забыл обо всем! Но нынешний жених – не жених вовсе. Я вышлю его отсюда, а дочь станет твоей.

Султан послал за женихом и сообщил ему:

– Тебе не судьба быть при мне! – затем вручил несостоявшемуся жениху подарок и отослал его на родину.

Так закончилось дело с принцем-чужеземцем.

Сын же купца женился на дочери султана, а джинны лампы выстроили ему великолепный дом на месте конюшни, которая располагалась вблизи дворца султана, чтобы дочь могла находиться рядом с отцом.

Дервиши, которых осталось двое, не знали, что стало с их старшим братом. Они ходили в поисках его по стране, перемещаясь с места на место, преодолевая и минуя препятствия, и наконец пришли к выводу, что их брата убил сын купца. Они пошли в Багдад, и когда увидели прекрасный дом, выстроенный рядом с дворцом султана, то поинтересовались, чей он. Им ответили:

– Это дом сына купца, который женился на султанской дочери.

Второй дервиш отправился на рынок и купил селла (плоскую корзину), а также множество ламп, выбрав самые привлекательные из них на всем рынке. Он бродил по улицам с корзиной на голове и выкрикивал:

– Отличные лампы!

Вскоре подошел к дому султанской дочери и сына купца. Принцесса сидела у окна и, когда услышала, как дервиш хвалит свои лампы, выглянула и увидела их в корзине на его голове. Она послала слуг и приказала им:

– Приведите ко мне торговца лампами, чтобы я рассмотрела их как следует.

Дервиш вошел в дом, поставил на ковер корзину и стал оглядываться. Принцесса взглянула на лампы и воскликнула:

– Какая красота! Вот эта лампа особенно красива! Нет – эта! Нет – та!

– Бери их все, если они тебе нравятся, – предложил дервиш. – Только дай мне взамен старую лампу, которая висит вон там на стене!

– Эта старая лампа пыльная и грязная, – рассмеялась принцесса. – Забирай ее, торговец лампами!

Дервиш взял лампу и ушел. Как раз в это время к девушке пришла свекровь. Когда она увидела на полу новые лампы, то поинтересовалась, как они сюда попали. Принцесса сообщила, что ей их подарил торговец лампами в обмен на старую лампу, висевшую на стене. Услышав об этом, старуха вдова рассердилась и закричала:

– Что ты наделала! Эта лампа сделала моего сына богачом!

– Я не знала об этом, – оправдывалась девушка. – Не могла знать!

Сын купца полюбил охоту. Каждый день он отправлялся в пустыню поохотиться. В этот день он тоже охотился, и, когда вернулся, увы, его дома больше не было. На его место вернулась конюшня. Так случилось потому, что дервиш, овладевший лампой, когда вышел за город, потер ее и велел появившимся рабам лампы:

– Перенесите дом и все, что в нем, туда, где я живу.

Его повеление было выполнено.

Когда султан обнаружил, что дом, в который ушла его дочь, исчез, он очень рассердился, послал за сыном купца и спросил:

– Куда пропала моя дочь?

Молодой человек разыскал свою мать, находившуюся в большом смятении, которая сообщила, что его жена отдала лампу дервишу. Юноша все понял. Он объяснил султану, что случилось, рассказал властителю всю историю от начала до конца. Закончив рассказ, пообещал:

– Я пойду на поиски вашей дочери, а если не вернусь через сорок дней, то знайте, что мы оба мертвы.

И сын купца отправился в пустыню. Он долго шел, пока не устал. Через несколько дней пришел к пруду, из которого зачерпнул руками воду, чтобы напиться. Потом решил смочить водой голову, чтобы освежиться. Когда делал это, то случайно потер кольцо на пальце, и в мгновение ока перед ним явились два черных раба со словами:

– Твоя воля, твоя воля! Мы рабы твоих приказов. Проси и пользуйся!

Тогда сын купца вспомнил о кольце и отругал себя за то, что забыл о нем. Он повелел рабам:

– Перенесите меня туда, где живут дервиши, и поместите на крышу их дома.

Рабы кольца ответили:

– Мы сделаем это, но не проси больше ничего от нас, потому что мы боимся джиннов лампы, – затем попросили: – Закрой глаза!

Он закрыл, и когда открыл их, то уже был перемещен рабами кольца на крышу второго дома дервишей. Рабы же улетали от него так быстро, как аэроплан.

В это время дервиш находился вдали от дома, охотясь в пустыне, а дочь султана была одна. Этот дервиш требовал, чтобы она вышла за него замуж.

– Я выйду за тебя замуж, – пообещала девушка, – когда пройдет сорок дней моей эдды[47]. А до этого тебе нельзя видеть моего лица.

Дервиш согласился на это условие.

После того как сын купца оказался на крыше дома, он спустился по лестнице в гарем и, отыскав дверь жены, постучался.

– Кто там? – раздался ее голос.

– Я, – назвался он.

Она сразу узнала голос мужа, открыла дверь и обняла его. Они обсудили друг с другом то, что случилось.

– Где лампа? – спросил сын купца.

– Дервиш никогда не расстается с ней, он носит ее при себе на цепочке у пояса на спине, – ответила девушка.

Тогда он сказал:

– Вечером, когда вернется дервиш, спрячь меня под тахтой, застелив ее ковром. После того как он придет к тебе, сними чадру и улыбнись ему. Скажи, что ты готова выйти за него замуж немедленно, не дожидаясь истечения сорокадневного срока. Но предложи ему выпить вместе с тобой и подмешай в его напиток хенбане.[48]

Девушка все сделала так, как ей было сказано. Она спрятала мужа под тахтой, когда же пришел дервиш, открыла лицо и улыбнулась ему.

– Здравствуй, – сказала дочь султана.

Дервиш был очень доволен. Она же добавила, что не будет ждать окончания сорокадневного срока и готова выйти за него замуж немедленно.

– Только я привыкла пить и веселиться, – заявила девушка, – поэтому давай по этому радостному случаю вместе выпьем.

Дервиш велел принести вино и стал пить под завораживающим взглядом ее глаз. Она подмешала ему в пиалу снотворное средство и проговорила:

– Эту пиалу ты должен выпить из моих рук!

– С удовольствием выпью из рук такой красавицы, – согласился дервиш. Он выпил вино и рухнул на землю, как деревянная чурка.

Затем сын купца выбрался из своего укрытия и заколол дервиша кинжалом. С этим соперником было покончено.

Потом они сняли с пояса дервиша лампу, потерли ее. И в течение одного мгновения, пока их глаза были закрыты, перенеслись в Багдад вместе с домом и всем, что в нем было.

Вот так все произошло. Вернувшись в Багдад, сын купца потер лампу и, когда явились семеро джиннов, спросил их:

– Я уничтожил двух врагов. Есть ли у меня другие враги?

– Да, – ответили джинны, – есть еще один. Он собирается убить тебя через три дня.

Джинны имели в виду третьего дервиша, самого молодого из троих, который, не найдя своего брата, предположил: «Должно быть, его убил сын купца».

Дервиш перемещался с места на место, преодолевая и минуя препятствия, долго шел, пока не пришел наконец в Багдад. Дело было летом, и сын купца проводил это время за городом в местности Карадаг. Дервиш вошел в его дом и спросил:

– Здесь ли дочь султана, жена сына купца?

Ему ответили:

– Она не покидает дом.

Тогда дервиш поинтересовался:

– Она принимает посетителей?

Ему сообщили:

– По воскресеньям сюда ходит монахиня. Кроме этой женщины, она не принимает никого.

Дервиш подождал до воскресенья и, когда увидел идущую монашку, напал на нее, убил, затем надел монашеский чепец и платье. Так он вошел в дом сына купца и постучался. Когда спросили, кто стучит, дервиш отозвался:

– Я – сестра милосердия.

Сын купца, получивший предупреждение о приходе на третий день дервиша, приготовил острый меч, настолько острый, что он разрубал любую вещь с одного удара. Этот меч свешивался с потолка. Юноша снял его и спрятался с ним за дверью.

Дочь султана любила монашку. Она быстро спустилась вниз во дворик поприветствовать гостью. Однако, прежде чем встретилась с ней, ее муж выскочил из-за двери и, увидев дервиша в обличье монашки, одним ударом отсек ему голову, которая катилась, катилась, пока не исчезла в пустыне.

– Зачем ты убил монашку? – заголосила принцесса. – Это моя подруга, я любила ее.

– Подойди и взгляни, – пригласил ее муж.

Он дал возможность принцессе убедиться, что обезглавленный труп был не женщиной, а мужчиной, переодетым в платье монашки. После этого у сына купца не осталось больше врагов, и он зажил хорошо.

И если бы твой дом был ближе,
Я бы принес тебе блюдо гороха и изюма.

Падишах и три девицы, или Кукла терпения

Однажды падишах, переодевшись, бродил по улицам своей столицы. Когда проходил под открытым окном, то его внимание привлек разговор трех девушек. Властитель остановился и стал слушать.

– Если бы меня взял в жены падишах, – говорила одна девица, – я соткала бы ему такой большой ковер, который устлал бы территорию всего его падишахства.

– Если бы меня взял в жены падишах, – молвила вторая девица, – я испекла бы ему такой большой лаваш, которым он накормил бы всю свою армию.

– Если бы меня взял в жены падишах, – сказала третья девица, – я родила бы ему двоих младенцев, головы которых украшали бы золотые и серебряные завитки.

Молодой падишах дослушал их и поинтересовался у прохожего, кто эти девицы. На следующий день послал к их отцу сватов, чтобы они попросили руки старшей дочери. Сыграли свадьбу, и, когда падишах оказался наедине с невестой, он попросил ее соткать ковер такой величины, какую она обещала. Но молодая женщина не смогла выполнить своего обещания. В наказание за хвастовство падишах сделал ее служанкой на кухне. Затем он послал сватов просить руки второй дочери. По завершении свадебных торжеств велел ей испечь лаваш той величины, о которой она говорила. Но девица не смогла этого сделать. Тогда он и ее отправил на кухню и послал сватов просить у отца сестер руки третьей дочери.

Состоялась свадьба. Девять месяцев они жили в счастье и удовольствии. После этого молодая жена родила падишаху близнецов, на голове которых росли вперемежку золотые и серебряные завитки. Как только ее сестры увидели этих чудных малышей, их обуяла ревность. Они подговорили акушерку подбросить в колыбель вместо подлинных младенцев двух кукол. Когда мать попросила показать ей младенцев, сестры сказали:

– Это не настоящие дети, это – куклы, – а акушерке велели поместить настоящих младенцев в деревянный ящик и бросить его в реку Тигр, что она и сделала.

Когда падишах увидел кукол и узнал, что этот позор на него навлекла жена, он пришел в ярость и велел закопать жену по грудь рядом с дверью его дома. Каждый прохожий должен был бросить в нее камень и плюнуть ей в лицо. Повеление было выполнено.

На берегу реки неподалеку от города жил вместе с женой рыбак. Он служил падишаху и каждый день доставлял во дворец рыбу. Остальной же улов продавал на рынке.

Однажды, когда рыбак тащил сети, улов показался ему чересчур тяжелым. Увидев в сетях ящик, он оставил его в реке, испугавшись, что в нем мог прятаться див. Когда же рыбак сообщил о происшествии жене, та пошла с ним к реке и велела ему снова тащить сеть.

– Может, в ящике сокровище, – предположила она.

Они вытащили ящик, принесли его в хижину, а открыв, увидели двоих младенцев, прекрасных как ангелы. На головах малышей росли вперемежку золотые и серебряные завитки. Рыбак и жена обрадовались, поскольку собственных детей не имели. Женщина кормила малышей и растила как своих собственных детей.

Падишахже, наказав третью жену, вернул с кухни двух ее сестер и жил с ними, простив им хвастовство. Однажды он отправился в заморское путешествие и спросил жен, какие подарки им привезти. Старшая сестра попросила платье, украшенное жемчужинами, вторая – бриллиантовое ожерелье.

Потом они добавили:

– Раз ты спрашиваешь о том, что нам привезти по возвращении, спроси об этом и нашу сестру, которая наполовину закопана рядом с дверью.

– Почему я должен ее спрашивать? Она одурачила меня, – напомнил падишах, – навлекла на меня позор.

– Не важно, она – тоже твоя жена и наша сестра, спроси у нее, что она хочет.

Падишах спросил и третью сестру:

– Что привезти тебе по возвращении из моего путешествия?

Третья сестра ответила:

– Ничего мне не надо, только пусть твое путешествие окончится благополучно и ты вернешься в счастье и радости.

– Нет, – возразил он, – ты должна пожелать чего-нибудь для себя.

Тогда она попросила:

– Привези мне Куклу терпения и Нож терпения, которые есть в той стране, куда ты отправляешься. Если забудешь об этом, твой корабль не сдвинется с места.

Падишах отправился в дальнюю страну и, когда закончил там дела, велел торговцам этого края доставить ему платье, украшенное жемчужинами, и бриллиантовое ожерелье. Затем сел на корабль и велел капитану отправляться на родину. Капитан повиновался, приказал поставить паруса и выйти в море. Но корабль не смог сдвинуться с места. Капитан подошел к падишаху и объяснил:

– Корабль не плывет. Возможно, здесь какое-то колдовство, против которого мы бессильны.

Тогда падишах вспомнил слова третьей жены и воскликнул:

– Погоди! Я забыл кое о чем и должен заполучить это, чтобы мы могли выйти в море. – Он вернулся в город, созвал купцов и сказал: – Я хочу купить Нож терпения и Куклу терпения.

Но купцы ответили, что у них нет таких товаров. Наконец, нашелся один из них, который поведал:

– В городе есть человек, утверждающий, что имеет в своем распоряжении Нож терпения и Куклу терпения. Если ваше величество встретится с ним, возможно, он продаст эти вещи.

– Ведите меня к нему, – потребовал падишах.

Его привели к этому человеку. Им оказался старик сапожник, чинивший изношенную обувь в своей убогой хижине.

– У тебя, – поинтересовался падишах, – есть Нож терпения и Кукла терпения?

– Есть, – ответил сапожник.

– Я хочу купить их.

– Для чего они вам?

– Я обещал их моей третьей жене, которую наказал за причиненный мне вред.

Тогда старик проговорил:

– Я дам то, что вы просите, но вам придется выполнить все, что я скажу.

Падишах согласился.

Старик продолжил:

– Когда вы отдадите жене нож и куклу, укройтесь за дверью, чтобы услышать ее слова. Вы увидите, как эта кукла взорвется. Как только произойдет взрыв, вам следует схватить вашу жену за руку, или она убьет себя.

Падишах снова сел на корабль. На этот раз ветер дул в паруса, и корабль быстро принес его по волнам на родину. Падишах сошел на берег, отправился во дворец и передал двум женам подарки, которые они просили: одной – платье, расшитое жемчугом, другой – бриллиантовое ожерелье. Затем подошел к тому месту, где у входной двери была наполовину зарыта третья жена, и передал ей собственными руками нож и куклу. Падишах сделал вид, что уходит, но на самом деле спрятался за дверью, чтобы подсмотреть и подслушать, что же произойдет.

Третья жена, обращаясь к кукле, говорила:

– О, Кукла терпения, ты способна терпеть, и я терплю, сколько ударов терпеливо снесла моя душа!

Затем она начала рассказывать кукле обо всем, что с ней случилось. Рассказала, как ее сестры взяли новорожденных и велели акушерке поместить в колыбель вместо них кукол, рассказала обо всех несчастьях, которые обрушились на нее со дня разрешения от бремени. Кукла слушала и все больше и больше увеличивалась в объеме, пока наконец не взорвалась с громким треском. Увидев это, третья жена воскликнула:

– Кукла терпения, твое сердце разорвалось! – Она взяла нож, приставила его к груди и собралась было ее проткнуть, когда падишах выскочил из-за двери, схватил ее за руку и помешал ей убить себя. Затем спросил:

– Почему ты не рассказала мне то, что поведала кукле?

Третья жена ответила:

– Боялась, что ты накажешь моих сестер за то, что они сделали.

Падишах позвал слуг и велел им отрыть жену, приготовить ей баню для купания и новую одежду. Все было исполнено. Двух других своих жен он заключил в тюрьму. Потом позвал глашатая и приказал ему ходить семь дней по городу, призывая, что следует доставить во дворец двоих младенцев с золотыми и серебряными завитками на голове.

Рыбак с женой слышали клич глашатая, но ничего не предпринимали. Детей они очень полюбили. Однако на седьмой день жена рыбака обратилась к мужу:

– Ты рыбак падишаха, если он узнает, что мы скрываем детей, то очень рассердится и лишит нас жизни. Отнеси ему детей. Мы заслужим милость властителя, может, он даст нам ценный подарок.

Рыбак пошел к падишаху и сказал:

– О, ваше величество, падишах, я – ваш рыбак и ношу вам каждый день рыбу. Однажды, забросив и потащив сеть, я обнаружил, что в ней запутался тяжелый ящик. Когда мы с женой вытащили его, то обнаружили в нем двоих младенцев. Мы заботились о них, как о собственных детях, не причинив им никакого вреда. И вот мы услышали приказ.

– Есть ли на головах младенцев золотые и серебряные завитки? – уточнил падишах.

– Есть, – подтвердил рыбак.

– Дай мне на них взглянуть.

Рыбак принес двоих младенцев, и падишах, увидев их, пришел в восторг. Он посадил одного малыша на одно колено, второго – на другое. Рыбаку же властитель сказал:

– Ты поступил хорошо. В качестве вознаграждения я выстрою тебе в саду дом рядом с моим дворцом. Ты сможешь видеть этих детей, когда захочешь.

Затем он приказал слугам принести побольше дров и сложить их в том месте, где была зарыта наполовину его любимая жена. Когда это исполнили, он велел привести к нему злую акушерку и двух сестер, которые раньше были его женами. На них вылили сырую нефть и сожгли их всех живьем на большом костре в наказание за их лживость и злобу. Однако падишах не сказал об этом своей жене, сообщил только, что отослал ее сестер домой.

Рыбак же и его жена счастливо зажили в своем новом доме, встречаясь каждый день со своими бывшими приемышами.

Дочь купца

Жил на свете молодой принц. Когда султан, его отец, лежал при смерти, он позвал к себе сына и сказал:

– Подойди, сынок, у меня есть наказ для тебя!

– Слушаю, – склонился над отцом сын.

Султан продолжил:

– Оставляю тебе все мое имущество, всех моих лошадей и все конюшни, дома, сады, караван-сараи. Все, чем я владею, будет твое. Но мой наказ заключается в следующем: не пей спиртное, не играй в азартные игры и не заводи дурные компании. Обещай это перед моей смертью.

– Хорошо, отец, – ответил юноша, – обещаю!

Вскоре отец умер.

Но юноша повел себя прямо противоположно тому, что наказывал отец. Он пил, играл в азартные игры и завел многочисленные дурные компании.

Его мать сетовала:

– Зачем ты так себя ведешь, сынок? Почему не следуешь наказу отца?

Бесполезно! Он не слушался наказа отца и вскоре спустил все отцовские деньги. Потом стал продавать дома, земли, сады, караван-сараи, лошадей. Деньги же, которые выручал от продаж, тратил на дурное времяпрепровождение. И вот он все их растратил.

Теперь юноша обеднел, и мать его упрекала:

– Что ты наделал! Ты промотал все!

Но словами делу не поможешь. Они стали так бедны, что, если бы захотели поесть, у них не хватило бы денег даже на ужин.

Тогда юноша однажды заявил:

– Мама, я пойду странствовать. Если стану настоящим мужчиной, то вернусь, если нет, считай меня погибшим.

И он отправился в путь. Долго шел по пустыне, пока не вышел на берег моря и не увидел в отдалении корабль. Юноша снял с головы кеффие[49] и помахал ею. Корабль подошел и взял его на борт. Он был заполнен грузом, но команды на нем не было. Имелся только капитан, богатый купец. Он владел и кораблем, и грузом.

Юноша объяснил:

– Я в большой нужде и ушел далеко от дома. Мне нечего есть. Позволь мне поработать на тебя за пропитание. Если моя работа тебя не удовлетворит, то мы расстанемся в ближайшем порту. Я буду усердно работать и буду делать все, что ты скажешь.

Купец согласился.

Корабль двинулся дальше, и юноша стал работать на капитана, как слуга. Он пек ему хлеб, готовил пищу, делал на корабле все, что мог. Когда они достигли порта, юноша предупредил:

– Не беспокойся за разгрузку и погрузку корабля. Я умею писать. Я могу заменить тебя.

Купец удивился, узнав, что парень грамотный, и подумал: «Парнишка на самом деле хорош, умен и образован!» Юноша понравился ему еще больше, чем прежде.

Когда корабль встал на якорь, то юноша, как и обещал, вел учет отгружаемых товаров, платил пошлину, улаживал дела в таможне, делал все, что нужно. Купец же оставался на корабле.

Затем юноша спросил:

– Желаешь ли ты, чтобы я покинул тебя или остался?

– Оставайся со мной, – молвил купец.

Они перемещались из порта в порт, и наконец корабль прибыл в свою гавань, в место, где жил купец. Парень вел себя как прежде: отгружал товар, платил пошлину, возил товары на таможню, пока купец оставался на корабле.

– Следует ли мне теперь идти дальше? – поинтересовался юноша.

Купец ответил:

– У меня нет сына, потому что мой собственный мальчик умер. Осталась только дочь. Пойдем в мой дом, я приму тебя как родного сына.

– Как пожелаешь, – отозвался юноша и последовал за купцом в его дом.

Там купец выделил парню комнату, показал ему свои счета, и с этого дня гость стал вести все торговые дела хозяина: совершал покупки и продажи товаров, посещал таможню, заключал сделки. Купец же оставался дома, принимал гостей и вел беззаботную жизнь, поскольку этот купец был богаче любого султана.

Юноша прожил в доме купца год, два, три. Он разбогател и воспрянул. Вся торговля находилась в его руках. Наконец, друзья купца сказали ему:

– Эфенди, всем, что ты имеешь, распоряжается этот парень Мелек Мухаммед, почему бы тебе не женить его на твоей дочери?

Купец оценил совет, поднялся и позвал муллу. Составили брачный контракт, дочь купца была отдана юноше в жены. Теперь Мелек Мухаммед стал полным хозяином в доме, он прожил в нем десять лет. Его жена была красивой девушкой, она могла бы сказать луне: «Исчезни! Я займу твое место и залью мир светом!»

Проходило время, и однажды юноша вспомнил о своей матери. Зарывшись лицом в свою кеффие, он заплакал. Жена подошла к нему и спросила:

– Мелек Мухаммед, почему ты плачешь?

– Я вспомнил мою мать.

– У тебя есть мать?

– Да.

Девушка пошла к отцу и сообщила:

– Мелек Мухаммед плачет!

Купец пришел к юноше и спросил, чем он опечален.

– Мне хочется увидеть мать: не знаю даже, жива ли она.

Купец поинтересовался, чей юноша сын. До сих пор об этом его не спрашивали.

Юноша объяснил, что он сын такого-то султана.

Купец не без удовлетворения узнал, что его зять сын султана, и решил:

– Я дам тебе возможность повидаться с матерью. Съезди к ней и возвращайся через сорок дней. Больше не задерживайся, потому что ты ведешь мои дела и я не могу дать тебе много времени.

Принц согласился, а его жена пожелала ехать вместе с ним.

– Лучше тебе остаться, – возразил он. – Тебе нельзя со мной ехать! Это долгий путь. В другой раз ты поедешь со мной, но это очень далеко.

– Я поеду с тобой, – настояла она. Девушка поднялась и объявила отцу: – Я хочу поехать с Мелеком Мухаммедом, позволь мне это.

– Как хочешь, дочка, – откликнулся отец, – если желаешь, поезжай!

Она пошла к юноше и сообщила:

– Отец разрешает, я поеду с тобой!

Начались приготовления к поездке. Купец сказал Мелеку Мухаммеду:

– Сходи на рынок, купи сорок верблюдов и нагрузи их золотом и серебром из погреба.

Юноша сделал как сказано: на сорок верблюдов погрузили содержимое сокровищницы легкое по весу, но дорогое в цене!

Принц погрузил на верблюдов свой багаж и багаж жены. Купец повторил:

– Не задерживайся! Возвращайся через сорок дней!

И вот они отправились в путь. Шли, шли, преодолевали и обходили препятствия, пока караван наконец не пришел в город Мелека Мухаммеда.

Юноша оставил караван у ворот города и объявил жене, что он идет повидаться с матерью. Вскоре пришел к дому матери и постучал в дверь.

Его мать вырыла могилу в погребе, каждый день сидела рядом с ней, думала о сыне и плакала, считая Мелека Мухаммеда погибшим. Откликаясь на стук, она спросила, кто пришел.

– Мелек Мухаммед, – ответил сын.

– Мой сын погиб, – не поверила мать.

– Это я, Мелек Мухаммед, открой дверь, мама!

– Голос моего сына! – воскликнула мать, открыла дверь и заключила сына в объятия. – Милый мой, – повторяла она, – где ты пропадал? Я думала, что ты умер! – Она охала и ахала.

– Я вернулся и привез с собой жену, – сообщил юноша.

Мать позвала слугу и приказала:

– Везде подмести, почистить, расстелить ковры! Приготовиться к встрече моего сына и его жены.

Мелек Мухаммед пошел за город, привел оттуда жену и караван из сорока верблюдов. Во дворе материнского дома сын разгрузил верблюдов. Когда мать увидела сокровища, она радовалась без меры!

Затем Мелек Мухаммед сообщил матери:

– Я приехал всего на сорок дней, больше оставаться не смогу.

Он пошел в город и выкупил все, чем когда-то владел его отец: лошадей, конюшни, сады, дома, караван-сараи. Словом, все, что продал, вернул обратно. Мать была рада и счастлива.

Дни шли своим чередом, и наконец сын объявил матери:

– Сорок дней прошли, мне нужно возвращаться.

Мать так полюбила невестку, что, если бы та захотела пить, она немедленно принесла бы ей воды, если бы пожелала пройти по глазам свекрови, а не по земле, тоже не возражала бы. Когда пришло время расставания, девушка объявила мужу:

– Я не поеду с тобой, останусь с твоей матерью.

– Как же так? – недоумевал он.

– Прости, но я хочу жить здесь. Оставь мне раба в качестве курьера, – предложила она. – Он будет доставлять тебе мои письма, а твои письма – мне. Когда я захочу отсюда уехать, то извещу тебя через раба, и ты возьмешь меня обратно.

Мелек Мухаммед согласился, попрощался с женой и попросил мать:

– Мама, следи за мной одним глазом, за моей женой – двумя глазами! Позаботься о ней как следует!

Мать обещала выполнить его поручение. Когда сын уехал, она сказала молодой жене:

– Я буду заботиться о тебе, потому что ты заменяешь мне моего ребенка. Сделаю все для тебя. Здесь твой дом, твоя обитель, потому что я люблю тебя, как собственную дочь!

С течением времени девушка стала тяготиться опекой матери. И однажды пожелала:

– Хочу, чтобы приоткрыли окно. Надо поднять его немного, чтобы я видела улицу и прохожих.

Окно приоткрыли ровно настолько, чтобы она видела улицу и прохожих. И вот мимо окна проехал кадий (судья) верхом на старом, хромом муле, позади него плелся раб. Кадий выглядел очень старым и неуклюжим. Увидев его, девушка засмеялась. Услышав смех, кадий открыл глаза и подумал: «Она мне улыбается! Она в меня влюбилась!» Он подошел к двери дома и постучал. К нему вышла мать Мелека Мухаммеда.

– Здесь живет дочь султана, – заявил кадий, – я хочу на ней жениться!

– Ты, олух, – изумилась мать, – хочешь жениться на дочери султана?

– Она здесь и любит меня, – настаивал кадий, – она улыбалась мне из окна.

– Она смеялась потому, что ты старый и кривой! – предположила мать.

Старик отправился домой. Несмотря на свою убогость, он стал приглашать к себе прорицателей и магов, советоваться насчет девушки.

Мать старика ворчала:

– Ты зря тратишь деньги! С какой стати дочь султана будет любить тебя? Она никогда не станет с тобой общаться, побереги свое состояние.

Но старик обезумел от любви. Однажды к нему пришла старая, очень искусная и умная колдунья. Старик поведал ей о своей страсти к девушке и заявил:

– Я хочу дочь султана, и ты должна привести ее ко мне.

– Могу привести ее сегодня вечером, – пообещала колдунья.

– Правда?

– Правда.

– Сколько ты хочешь за это?

– Пять фунтов золотом, и в два часа ночи я приведу ее к тебе, – пообещала колдунья. – Только держи дверь открытой.

Кадий дал ей денег. Она пошла на рынок, купила несколько миндалин в сахаре и завернула их в платок. Потом пошла в дом бывшей султанши и постучала в дверь. Ей открыли, она вошла, поздоровалась. Обращаясь к бывшей султанше, колдунья пояснила:

– Я пришла из дома султана, – колдунья передала матери и девушке сладости[50], пригласив их на свадьбу, затем продолжила: – Семья султана шлет вам приветствия и сообщает, что у них во дворце празднуется свадьба. Они приглашают на свадьбу вашу невестку, которая из чужой страны и не знает наших обычаев. Пусть посмотрит, как у нас проходят свадьбы.

– Если моя невестка пожелает, – ответила мать. – До сих пор она не выходила из дома, но, может, ей хочется развлечься.

– Где ваша невестка? – спросила старуха.

– На втором этаже.

Они позвали девушку, и, когда та спустилась вниз, колдунья пересказала ей то, что сообщила свекрови.

– Как пожелает мама, – ответила девушка.

– Пожалуйста, – разрешила мать, – если тебя это интересует, сходи. Ты ведь еще не видела наших свадеб.

– Кто поведет меня в этот дом? – поинтересовалась невестка.

– На закате я снова к вам приду, отведу тебя туда и приведу обратно.

– Иди, доченька, – согласилась мать, – проведи там час или два, посмотришь, как это выглядит, и вернешься домой.

Затем они поделили сладости и договорились, что вечером старуха проводит девушку на свадьбу, когда та переоденется и накраситься.

Вот так. Старуха ушла, а когда солнце село, вернулась. Девушка надела красивое платье, украшения из драгоценных камней, алмазов и золота с тем, чтобы достойно выглядеть на свадьбе. Вместе со старухой она вышла на улицу. Они шли продолжительное время, поскольку старуха преднамеренно выбрала окольный путь для прибытия в срок в дом кадия.

– Где тот дом, в котором проходит свадьба? – спрашивала девушка.

– Дальше, еще дальше, – отвечала старуха.

Они шли и шли, пока не наступила темнота. Зажглись горелки, потому что электричества тогда не было.

Между тем старый кадий сообщил матери, что придет девушка. Его мать рассердилась:

– Сын, ты спятил! Если девушка придет, я уйду. Не останусь здесь ни минуты.

Она ушла на женскую половину, кадий же остался во дворике, поджидая гостей.

Наконец, старуха и девушка подошли к дому кадия.

– Вот дом, где проходит свадьба, – объявила старуха.

– Но в доме тихо и темно, – удивилась девушка.

– Внутри дома три дворика, расположенные один за другим, – объяснила старуха. – Свадьба проходит в самом дальнем дворике. Вот ворота. Проходи первой, я – за тобой.

Старуха открыла калитку, но, когда девушка вошла, убежала.

Девушка оказалась лицом к лицу со старым кадием. Она спросила, недоумевая:

– Это что, западня?

Кадий приветствовал ее словами:

– Пройдем наверх! Добро пожаловать!

Она прошла на второй этаж, села на кушетку и стала думать: «Как бы мне избавиться от этого сукина сына?»

– Не желаешь ли ты, – спросил он девушку, – развлечься и поговорить со мной?

– Дядюшка, – ответила она, – я не могу развлекаться просто так. Перед тем как говорить о любви, мне нужно выпить. Принеси любую выпивку: водку, виски, шампанское, белое или красное вино, все, что найдется, и мы выпьем в свое удовольствие. Не хочешь?

– Хочу. Ты получишь все, что желаешь. И если желаешь разнообразную выпивку, то будешь ее иметь.

Затем кадий позвал раба и приказал:

– Фируз, принеси фисташки, миндаль[51] и напитки! – и сам пошел вслед за рабом, чтобы убедиться в исполнении своего повеления.

Его встретила мать и проворчала:

– Ты бережлив и любишь копить деньги, но сейчас швыряешься деньгами, бездумно тратишь их!

Кадий не стал ее слушать, но приказал рабу:

– Фируз, сходи на рынок и купи разнообразные напитки: водку, вино, шампанское, виски. – Старик вручил рабу пять фунтов золотом.

Фируз отправился за покупками и принес напитки.

Пока старик отсутствовал, девушка покрыла грудь салфеткой, затем потребовала принести столик, стаканы, тарелки для миндаля и орехов. Все было доставлено. Девушка со стариком сели за стол, и она начала разливать напитки, передавая ему стакан со словами:

– Выпей стакан вина из моих рук!

Кадий никогда не пил вина, он даже не знал его вкуса, но взял из ее рук стакан и выпил со словами:

– Как пожелаешь!

Вот так. Он хотел поговорить с ней и предаться любовным утехам. Но она сдержала его порыв:

– Я еще не пьяна: ночь длинна, а Аллах милостив. Давай пить дальше. Когда вино нас возбудит, мы предадимся любовным утехам. – Она позволяла ему лишь прикоснуться к себе пальцем. Девушка трижды наливала ему в стакан вина высотой на четыре пальца, а он пил до тех пор, пока его голова не склонилась к груди. Затем она налила четвертый стакан со словами: – Я еще не пьяна, пей еще!

Он взял из ее рук стакан, выпил и растянулся на полу, как бревно. Тогда девушка быстро сняла свои украшения, завернула их в платок и спрятала в карман. Потом спустилась вниз, осмотрелась и нашла бритву. Вернувшись наверх, побрила скальп, бороду и брови старика, влила еще вина в его раскрытый рот. Затем била о его голову бутылки и стаканы до тех пор, пока старик не покрылся кровью, и приговаривала:

– Собака, сучий сын, умри! – Под конец сильно пнула его ногой.

На рассвете она тихонько открыла дверь и вышла на улицу. Посмотрела направо и налево, соображая, какой дорогой пойти. Девушка запомнила длинный путь, которым колдунья ее привела, и прошла по нему к своему дому. Свекровь ожидала ее, спросила, кто стучит. Услышав ответ, открыла дверь. Свекровь спросила:

– Повеселилась на свадьбе?[52]

– Да, повеселилась, – ответила девушка. И пошла спать, ничего не рассказав о том, что случилось. Про себя же подумала: «Они сыграли со мной злую шутку!»

Когда девушка проснулась на следующий день, ее свекровь принесла чай. Невестка попила чай, затем они разговорились. Девушку одолевали многие мысли, но она так ничего и не рассказала свекрови.

Однако вернемся к кадию. На следующее утро его мать вышла во дворик и позвала:

– Фируз! Где твой господин? Разбуди его, ему нужно идти в суд: за ним придут, что я им скажу?

– Я не могу зайти, – оправдывался раб, – думаю, он спит с этой женщиной. Сходите вы и поднимите его.

Мать кадия пошла, постучала в дверь, вошла в комнату и увидела, что ее сын лежит на полу, словно мертвый. А его глаза и вся голова в крови.

– Фируз, – закричала мать, – смотри, что случилось с моим сыном! Что я говорила? Ничего хорошего не могло выйти из этой интрижки! – Она послала за врачом, а Фирузу велела сказать, если за ним придут из суда, что его господин лежит в постели больной лихорадкой. – Скажи, что сегодня кадий эфенди не сможет прийти!

Пришел врач, дал больному лекарство и перевязал его раны.

Через три месяца постельного режима волосы на голове кадия и его борода отросли снова, раны затянулись. Старик почувствовал себя настолько хорошо, что смог вернуться к работе в суде. Матери же кадий заявил:

– Я не успокоюсь до тех пор, пока не убью эту девчонку!

С этим намерением старик позвал своего раба Фируза и поинтересовался, не знаком ли он с тем рабом, который относит письма в дом молодого султана. Тот ответил, что знает этого раба. Тогда кадий продолжил:

– Когда он получит письмо от своей госпожи, постарайся похитить ее послание из его сумки и подбрось то письмо, которое я напишу.

– Слушаюсь, – ответил раб.

Затем кадий сел за стол и написал письмо якобы от имени свекрови девушки. В нем содержались жалобы на дурное поведение невестки, обвинения ее в неверности супругу. Мать султана обвиняла ее в связях с другими мужчинами и в других грехах. Потом кадий запечатал письмо, написал на нем «От матери»[53] и передал его рабу Фирузу.

Фируз отправился из дома кадия и сел у дороги, по которой, как он знал, должен был пройти посланец с письмами от девушки мужу. Наконец, этот парень приблизился, поздоровался и воскликнул:

– Ба, это ты, Фируз! Почему ты сидишь здесь?

Фируз стал поносить своего господина:

– До чего же низок этот кадий! Какое он убожество! Он держит меня в голоде, грубо обращается со мной. Настоящий сукин сын! Я перестал служить ему. А ты чем занимаешься?

– Я несу письмо от моей госпожи Мелеку Мухаммеду, – ответил парень.

– Я провожу тебя немного, – предложил Фируз.

– Хорошо, – согласился тот, и дальше они пошли вместе.

– Сойди с дороги и отдохни в стороне. Пока ты отдыхаешь, я посторожу твою почтовую сумку, – предложил через некоторое время Фируз.

Посыльный отошел ненадолго, а пока он отсутствовал, Фируз вытащил из его сумки настоящее письмо и поместил в нее поддельное письмо, которым его снабдил господин.

Когда посыльный вернулся, рабы попрощались, расстались, и каждый пошел своей дорогой.

Фируз вернулся к господину, который, услышав доклад о происшедшем событии, воскликнул в восторге:

– Браво!

Что касается посыльного, то тот, проделав необходимый путь, вручил письмо своему господину Мелеку Мухаммеду. Когда молодой человек взял письмо в руки и увидел, что оно от матери, он покачал головой, предчувствуя беду. А прочитав послание, в гневе положил его под матрас. Однако написал письмо жене, не раскрывая в нем того, что узнал дурные вести, и как ни в чем не бывало отправил посыльного обратно.

Так происходило несколько раз. Жена Мелека Мухаммеда отсылала письма мужу, Фируз подменял их поддельными письмами якобы от имени матери.

Мелек Мухаммед горевал, возмущался и в ярости повторял:

– Как низко поступила со мной жена! Мать не могла за ней уследить. Я убью жену собственными руками.

Однажды ночью он сел на коня и помчался вперед. Конь несся, как вихрь, до тех пор, пока всадник не достиг своего города. Юноша приехал в полночь, когда все спали. Он громко постучал в дверь.

Мать откликнулась:

– Кто там?

– Я! Открой дверь!

– Голос моего сына! – воскликнула мать и открыла дверь со словами: – В чем дело? Почему ты нас не предупредил о своем приезде? Что случилось, милый?

Сын не произнес в ответ ни слова, и мать, ощутив его гнев, задрожала. Он молчал, как глухая стена, не отвечал, поэтому она не осмелилась задавать ему новые вопросы, но позволила пройти мимо и подняться наверх. Затем он постучал в дверь комнаты, в которой спала супруга, и стал колотить в нее. Она спросила, кто там, но он продолжал колотить в дверь. Девушка открыла и воскликнула:

– Ты приехал! Что случилось? Почему?

Не отвечая ничего, он приблизился и ударил ее кинжалом.

Она потеряла сознание, а он сорвал с нее драгоценные камни, алмазы, украшения и выбросил их и саму девушку на улицу. Это случилось в два часа ночи.

Мимо проезжал верхом лекарь, который возвращался от султана, проживавшего в другом месте. На дороге он увидел женщину, а рядом с ней драгоценности. Он спешился, завернул женщину и драгоценности в аба, взвалил их на коня и повез домой. Лекарь был евреем, весьма искусным в своей профессии. Он велел согреть воды и обмыть ее раны, затем наложил на них корпии и перевязал их, заставил ее принять восстанавливающее средство. Наконец, девушка открыла глаза, а после нескольких дней лечения совсем выздоровела.

– Ты вылечил меня, – сказала она лекарю, – в награду я отдам тебе все мои драгоценности. А сейчас позволь мне уйти, я сделаю тебя богатым, Аллах щедр!

– Ты была в моей власти, – отвечал лекарь. – Я полюбил тебя, останься со мной.

– Никогда, – возразила она. – Убей меня, покалечь, возьми все мои драгоценности, но этому не бывать! Позволь мне уйти!

– Я не отпущу тебя, – заявил лекарь.

Он поместил девушку в погреб, связал веревкой, бил ее и не давал ей ничего, кроме хлеба и воды. Дважды в день он бил ее, принося ей кружку воды и кусочек ячменной лепешки. Затем запирал дверь на ключ и уходил, оставляя ее связанной.

Все это время лекарь не ездил к султану, своему господину. Наконец, султан послал за ним нарочного со словами:

– Если не придешь, отрублю тебе голову.

В связи с этим лекарь позвал жену и велел ей во время его отсутствия продолжать избивать девушку, запертую в погребе, и кормить ее хлебом с водой. С этим повелением он покинул дом.

Жена не понимала, почему муж так плохо обращался с девушкой, но, повинуясь приказу, взяла палку, немного воды, хлеба и отправилась в погреб. Когда она открыла дверь, девушка спросила:

– Что ты собираешься делать?

– Буду бить тебя.

– Входи, – пригласила девушка. – Зачем меня бить без причины?

– Муж велел мне это делать.

– Разве муж, – спросила девушка, – не сказал тебе, почему он меня бьет? Он хотел взять меня в жены, поставить меня над тобой, но я не согласилась.

– Правда? – спросила женщина.

– Правда.

– Я отпущу тебя, – решила женщина. Она развязала веревку и открыла дверь со словами: – Можешь идти куда хочешь!

Девушка покинула дом лекаря, вышла из города и отправилась в пустыню. Она шла, шла, долго шла до тех пор, пока не устала и не почувствовала голода и жажды. Наконец, увидела вдали пастуха с отарой из ста овец. Девушка приблизилась кним. Когда же пастух ее увидел, он спросил:

– Откуда ты? С неба или земли? Чего ты хочешь?

– Я голодна и хочу пить, – ответила девушка. – Дай мне немного еды и воды.

– Хочу владеть тобою! – воскликнул он. Ведь девушка была так хороша собой, что каждый, кто ее видел, мечтал овладеть ею.

– Хорошо, – согласилась она, – я буду твоей, но сначала дай мне поесть, я очень голодна.

– Да буду я рабом твоих глаз, – обрадовался пастух. – Я дам тебе все, что у меня есть.

Он вынул из кармана и передал ей кусок лепешки и финики, потом налил ей из меха воды.

– Да хранит тебя Аллах! – поблагодарила девушка. – Но я прошу тебя дать мне еще немного кислого молока.

– Я схожу в палатку и принесу его, – пообещал пастух, – ты же пока последи за овцами.

Палатка стояла довольно далеко. Пока пастух ходил туда, девушка набрала лепешек, сыра, фиников и убежала, оставив в пустыне разбежавшихся овец. Она быстро удалялась и наконец нашла в пустыне пещеру. Беглянка устроилась в ней, поела, попила, а затем положила голову на землю и заснула.

Пастух же, когда вернулся с кислым молоком, увидел, что девушки нет. Ему пришлось сгонять разбежавшихся овец.

На следующий день девушка снова долго шла, пока не ослабла от усталости, голода и жажды. Наконец, увидела вдали пруд и направилась к нему.

– Хвала Аллаху! – обрадовалась девушка и остановилась рядом с прудом. Она умылась, попила воды и села на берегу.

Пока сидела, увидела приближавшегося всадника. Он оказался посыльным султана с почтовой сумкой, принадлежавшей этому султану.

«Я спаслась от них всех, – подумала девушка, – как мне избавиться от этого?»

Всадник подъехал, поздоровался и взглянул на нее. Затем спешился, привязал коня к тутовому дереву. В сумке у седла хранились деньги, письма и еда.

– Откуда ты пришла? – спросил он у девушки. – С небес или земли? – Он тоже влюбился в нее с первого взгляда, потому что она была очень привлекательной.

– Я голодна, – ответила девушка. – Прошу тебя, дай мне что-нибудь поесть.

– Пожалуйста, – сказал всадник.

Он отвязал от седла свои сумки, вынул из них цыпленка, яйца, лепешки, расстелил на земле подстилку и разложил на ней еду. Они сели и вместе поели. Чем больше всадник смотрел на девушку, тем больше его томила любовная страсть.

– Я хочу тебя, – возбудился он.

Ей стало не по себе. Она думала о том, как ей выпутаться из сложной ситуации.

– Хорошо, – согласилась девушка, – будь по-твоему. Но сначала мы оба должны искупаться и помолиться. После этого я стану твоей.

Всадник разделся и вошел в пруд. Девушка, сделав вид, что хочет пошутить, взяла его одежду и предложила:

– Давай я надену твою одежду и стану как мужчина!

Он рассмеялся:

– Надень!

– А теперь я привяжу к седлу сумки, сяду верхом на твоего коня и стану как почтальон, – продолжила она.

– Делай как хочешь, – разрешил он.

Девушка надела одежду всадника, села на коня и помчалась вперед.

– Ради Аллаха, остановись! – закричал мужчина. – Я не причиню тебе вреда! Вернись! Султан отрубит мне голову!

– Не вернусь! – крикнула она и умчалась в пустыню.

Курьер остался в песках голым и обобранным до нитки.

Девушка мчалась на коне до тех пор, пока не достигла города. Въехав в него, она спросила у прохожего:

– Где я могу остановиться? Я не отсюда.

В таком-то караван-сарае, объяснил прохожий. Она поехала туда, договорилась об условиях проживания, привязала коня, вошла в свою комнату и открыла седельные сумки. В одной сумке обнаружила деньги и письма. На эти деньги она купила на рынке еды и поела. Послушав, что говорят на рынке люди, узнала, что султан этой страны умер и что вместо него на трон посадят другого султана. Ей говорили, полагая, что она мужчина:

– Через семь дней мы все пойдем в пустыню. Там выпустят птицу, несущую в клюве султанское облачение.

Тот, на голову которого из клюва птицы падет это облачение, станет султаном.

– Я пойду вместе со всеми людьми в пустыню и погляжу, кто станет султаном, – решила девушка.

Через несколько дней она вышла с толпой за город, где собрались тесными рядами вали, кадии, муфтии, министры в ожидании птицы-судьбы.

Затем выпустили птицу. Она поднималась все выше и выше, как самолет, а люди на земле смотрели вверх, ожидали, ожидали и смотрели вверх. Затем птица спустилась вниз и стала кружить над толпой. Наконец, сбросила султанскую одежду на голову девушки, одетой в облачение курьера.

– Кто этот юноша? – закричали люди. – Откуда он?

– Это чужеземец, – отвечали им. – Он живет в городе всего семь дней.

Тогда птицу поймали, заставили ее снова взять в клюв султанскую одежду и выпустили во второй раз. Птица поднялась, но и на этот раз сбросила одежду на голову девушки. То же случилось и в третий раз.

Тогда люди стали хлопать в ладоши и под музыку водрузили корону на голову девушки со словами:

– Аллах прислал нам тебя султаном.

Девушка стала султаном этого города. Она правила справедливо и мудро, вызывая похвалу людей, которые говорили:

– Какого прекрасного султана подарил нам Аллах!

Все любили ее.

Однажды она велела привести фотографа, который сделал бы ее портрет.

– Хочу, – сказала она ему, – чтобы ты снял меня в женской одежде. Сделай четыре копии моей фотографии, а затем уничтожь оригинал.

Тот ответил, что готов исполнить повеление.

Девушка удалилась, оделась в женскую одежду, нацепила украшения, которые подарил ей муж и которые она хранила все это время в кармане. Фотограф снял ее.

Со снимка сделал четыре копии. Эти фотографии жена султана распорядилась поместить на четырех воротах города так, чтобы их могли видеть все, кто входит или выходит из него. Каждую фотографию должны были охранять два стражника.

– Если вы услышите, – добавила она, – что кто-то судит об этих фотографиях, хватайте его и ведите ко мне.

Так и поступали. Через несколько дней в этот город пришел кадий, который сыграл с девушкой злую шутку. Увидев фотографию, он очень удивился, остановился и произнес:

– Где ты? Ты жива или мертва? Я это обязательно узнаю!

Два стражника схватили кадия и привели к султану.

Кадий стал оправдываться:

– Я ничего не сделал дурного, просто смотрел на фотографию, нашел ее прекрасной и высказал это вслух. Прошу вас, отпустите меня!

– Нет! Посадите его в клетку, – повелела девушка.

На следующий день в это место пришел ее муж. Он уже знал от матери правду и глубоко раскаивался в своем поступке. Теперь же разыскивал жену. Увидев фотографию, он остановился, заплакал и проговорил:

– Что я наделал! Прости! Я не ведал, что творю! Твой образ навсегда останется в моей памяти!

Его схватили, как и первого путника, и привели к султану. Девушка сразу узнала мужа и велела поместить его в одну из комнат сераля.

– У этого человека, – объяснила она, – есть просьба, и я выслушаю его.

Следующим путником, который пришел и отреагировал на фотографию, был курьер султана, конем которого девушка воспользовалась. За ним пришел пастух. Обоих она посадила в тюрьму. Когда же явился лекарь-еврей, то она поместила его в клетку, как и кадия.

Затем девушка назначила день встречи с узниками.

– В этот день я заслушаю дела этих узников, – объявила она, – и вынесу им приговор.

В назначенный срок она заняла место в совете сановников и стала вершить суд над узниками в присутствии многих горожан.

Сначала привели кадия. Она распорядилась, чтобы во время суда над ним присутствовал ее муж и узнал все, что произошло.

Когда вошел кадий, девушка потребовала:

– Расскажи нам всю правду, что ты говорил об этой фотографии? Тебе следует сказать все от начала до конца, или я обезглавлю тебя.

Кадий поднялся со своего места и изложил все от начала до конца: о том, как он заманил девушку в свой дом с помощью колдуньи, как обращался с ней, как мстил за себя, подменяя письма.

Слушая это, Мелек Мухаммед удивлялся:

– Ведь это в точности моя история!

Когда кадий закончил признания, султан повернулся к людям и спросил:

– Что заслуживает этот человек?

– Он заслуживает отсечения головы, – ответили горожане.

Девушка вызвала палача, тот взмахнул мечом, и голова кадия скатилась с плеч. Он умер обезглавленным.

Кого девушка вызвала на суд следующим? Лекаря!

Она сделала ему то же предостережение, что и кадию:

– Говори правду или потеряешь голову!

Лекарь рассказал, как он нашел девушку, лежавшую на дороге, как залечил ее раны и как впоследствии домогался ее расположения. Рассказав всю историю от начала до конца, добавил:

– С тех пор как она покинула мой дом, больше я ее не видел.

Султан повернулся к народу и спросил:

– Что заслуживает этот человек?

– Он заслуживает отсечения головы, – сказали все.

Голова лекаря слетела с плеч, как и голова кадия.

Затем вызвали пастуха. Тот рассказал свою историю:

– Пришла девушка, она мне понравилась. Я дал ей поесть и пожелал сделать ее своей. Она попросила кислого молока, и я пошел за ним, попросив ее последить за овцами. Когда вернулся, она убежала. – Пока пастух говорил, он весь дрожал, поскольку воочию видел гибель тех, кто выступали перед ним.

Но султан поступил иначе:

– Ты можешь быть свободным! – Девушка распорядилась выдать пастуху кирш[54] и отпустить его.

Следующим ответчиком, рассказавшим правду, был курьер.

Когда он закончил рассказ, султан велел слугам:

– Ступайте, выведите коня из конюшни и возьмите седельные сумки.

Когда привели коня и принесли седельные сумки, девушка указала на них и спросила курьера:

– Это твое?

– Да, – ответил он.

– Пересчитай деньги и письма, все ли на месте?

– Все на месте.

– Отпустите его тоже, – распорядилась она.

Курьера отпустили с конем и седельными сумками в придачу.

Кто остался без приговора? Собственный муж девушки.

Но она не стала его судить.

– Отведите этого человека в его комнату, я выслушаю его просьбу позднее, – заявил султан.

Мелека Мухаммеда стали мучить сомнения. «Истории, которые я слышал во время суда, касались моей жены! – понял он. – Что будет со мной, когда я поведаю правду о себе?»

В полночь, когда все спали, девушка поднялась, надела свое мужское облачение, корону и подошла к комнате мужа. Постучала в дверь.

– Кто? – спросил муж.

– Султан, – ответила девушка. – Я пришел навестить тебя.

Он открыл дверь, девушка вошла, села на край кровати и попросила:

– Посиди со мной!

Муж не мог успокоиться от страха.

– Сядь, – велела она.

Он сел.

– Ты понял, о чем шла речь сегодня на совете?

– Понял, – ответил он.

– Что скажешь?

– Я совершил страшное преступление.

– В чем оно состоит, расскажи.

– У меня голова идет кругом, – начал он. – Я – сын султана, меня зовут Мелек Мухаммед. – И он рассказал о себе, своей жене, о том, как попытался ее убить.

– Я знаю твою жену, – сказал султан. – Она по-прежнему любит лишь своего мужа. Ты слышал рассказы тех, других людей?

– Да, слышал.

– Меня ты знаешь?

– Нет, ваше величество!

Тогда она поднялась, сняла султанское облачение и положила корону на стол.

Муж узнал ее. Он опустил голову к ее ногам и воскликнул:

– Я причинил тебе зло, не отвечай мне тем же!

– Не буду, – успокоила она его. Затем надела на него султанское облачение, корону и сказала: – Теперь мы возьмем сюда твою мать и моего отца. Мы навсегда поселимся в этой стране. Ты станешь султаном вместо меня.

Мы приходили и уходили,
Тамбурин весело играет,
Сидит невеста и плачет весь день;
И если бы наш дом был ближе,
Я принес бы тебе, дорогой, блюда сладостей!

Вудайя (Маленькая Белая Раковина)

Жил в Багдаде вместе с женой мужчина по имени Хамад. У них был единственный ребенок, девочка-младенец, которую они назвали Вудайя, или Маленькая Белая Раковина. В лето, наступившее после рождения ребенка, женщина заболела неизлечимой болезнью. Лежа на смертном одре, она позвала мужа, попросила его связать в узел ее одежду, свадебную аба и подвесить этот узел на веревке к потолку так, чтобы его мог достать взрослый человек. Муж так и сделал. Затем она попросила мужа:

– Обещай мне, муженек, обещай.

Плача, он отвечал:

– Любимая, я обещаю выполнить все, что ты попросишь!

– Обещай мне, – продолжала она, – не жениться до тех пор, пока наша дочь не вырастет до такой степени, что сможет достать узел, который ты подвесил к потолку.

Хамад обещал жене действовать так, как она просила. Затем женщина умерла, и по всему дому распространился плач. Вудайя осталась без матери, но ее отец заботился о том, чтобы за ней смотрели. Сам же он так горевал по умершей жене, что не имел никакого желания жениться во второй раз. Когда Вудайе исполнилось семь лет, отец отдал ее в учение к мастерице-швее, а эта женщина, плетя интриги, старалась демонстрировать ребенку такую доброту, что Вудайя привязалась к ней. Как и все соседи, швея знала об обещании вдовца. Однажды она позвала Вудайю и, поставив ее на стул, сказала:

– Детка, достань узел, который свешивается с потолка!

Стоя на стуле, ребенку хватило роста, чтобы коснуться пальцами узла. Затем швея сказала девочке:

– У тебя нет матери, доченька, а отцу нужна жена. Когда он вернется вечером, скажи ему, что ты нуждаешься в матери, а он – в жене. Попроси его жениться на швее, которую ты полюбила как мать.

По возвращении отца девочка поступила так, как ее просили. Она повторила слова, которым ее научила мастерица-швея. Выслушав ее, отец вздохнул:

– Еще не время, доченька. Я обещал твоей матери, что не женюсь во второй раз, пока ты не коснешься узла, который подвешен к потолку.

– Папа, я уже касалась его сегодня, – ответила девочка.

На следующий день вдовец послал свою мать в дом мастерицы-швеи договориться о браке. Он решил, что должен жениться повторно по воле Аллаха. В условленное время швея переехала в дом вдовца в качестве невесты. Она сама взяла из узла свадебную аба, расшитую серебром, а также другие вещи, принадлежавшие покойной жене.

Вудайя сильно походила на мать красотой и грацией, а швея, утвердившись в доме в качестве хозяйки, стала завидовать красоте падчерицы. С каждым днем девочка хорошела все больше, неприязнь же мачехи к ней становилась все сильнее. Она не могла выносить треньканье ножных браслетов девочки, украшенных колокольчиками, когда Вудайя бегала по комнатам дома.

Наступил день, когда отец собрался в поездку. Сердце мачехи радостно забилось, поскольку она решила, что в отсутствие мужа найдет возможность избавиться от Вудайи. Через несколько дней после отъезда мужа она позвала девочку:

– Надень свою аба, мы возьмем коляску и поедем в пустыню встречать отца.

Девочка обрадовалась и отправилась с мачехой. Они выехали в пустыню и проехали по ней много километров. Затем женщина сказала:

– Посиди здесь, пока я выясню, не едет ли отец.

Девочка села в ожидании, как ей было велено, между тем женщина уехала в коляске. Она отправилась в Багдад, оставив падчерицу одну в пустыне, рассчитывая на то, что та непременно погибнет. По прибытии в Багдад заколола овцу, завернула ее в холст и захоронила. Женщина полагала не без удовольствия, что навсегда избавилась от Вудайи.

Между тем Вудайя, сообразив, что она брошена, побрела по пустыне, голодная и мучимая жаждой. Милосердный Аллах распорядился так, что девочка набрела на речку, утолила жажду, а потом нашла лаваш. Она попила, поела, освежилась и поспала той ночью на берегу речки. Утром проснулась и вдруг увидела, что рядом с ней пьет воду волк. Вудайя сильно испугалась и, увидев по соседству дерево, вскарабкалась на него и стала громко звать отца:

Вудайя здесь с ее браслетами,[55]
Но прибежал волк и хочет съесть ее,
Твое лицо почернело (от стыда),
О, Хамад, отец мой!

Случилось так, что отец возвращался раньше, чем ожидалось, а место, где на дереве сидела девочка, находилось у дороги, по которой он ехал. Издали отец услышал голос дочери. Поспешив, он спас ее. А когда он обнял девочку, та рассказала, что с ней случилось. Услышав ее историю, отец удивился и разгневался. Он сказал:

– У меня есть сундук, в котором я везу богатые подарки жене. Полезай в него и спрячься в шелках. Возьми эту иголку. Когда та, что тебя предала, откроет сундук, уколи ее руку иголкой.

Девочка укрылась в сундуке, который снова погрузили на мула. Так они приехали в Багдад. Когда Хамад пришел домой, жена встретила его со скорбной миной на лице, сообщив, что Вудайя погибла.

Муж изобразил на лице большую скорбь и спросил:

– Ты позвала друзей оплакать ее гибель?

– Нет, я никому не говорила, – ответила жена. – Девочка умерла ночью. Я очень испугалась и похоронила ее. Я покажу тебе ее могилу. – Она привела мужа туда, где захоронила овцу, и сделала вид, что от горя не может сдержать слезы.

– Позор падет на нас, – заметил муж. – Позови друзей к нам домой, чтобы мы могли устроить азза[56] для моей дочери.

Женщина велела позвать всех друзей семьи, между тем муж сообщил ей, что привез для нее сундук, наполненный украшениями и шелком. Все захотели посмотреть подарки. Она велела принести сундук и в присутствии мужа открыла его, погрузив внутрь руки, чтобы вытащить подарки. Когда это сделала, Вудайя, укрывшаяся в сундуке, уколола палец мачехи. Та вскрикнула, а муж предложил ей посмотреть содержимое сундука. Мачеха заглянула внутрь и, боже мой, увидела там Вудайю!

Она была поражена и испугана. Затем муж заставил ее пойти на кладбище и вскрыть могилу. Ее вскрыли, сняли саван и увидели мертвую тушу овцы.

Когда пришел мулла читать заупокойную молитву и собрались соседи на траурную церемонию, отец Вудайи рассказал всем о злодеяниях жены. Все согласились, что она заслуживает смерти. Однако муж ограничился троекратным произнесением слова «развожусь». Женщина с позором удалилась из дома и больше никогда туда не возвращалась.

В конце истории рассказчик произнес моральную сентенцию: «Этот рассказ – доказательство хитрости женщин!»

Девочка-сирота и ее корова

Жила однажды супружеская пара. У нее был всего один ребенок, дочка, в которой родители души не чаяли. Потом мать умерла, оставив дочери корову, а отец женился на другой женщине. Его вторая жена родила ему еще одну дочь. Две девочки росли вместе, но мачеха невзлюбила падчерицу и сделала ее жизнь невыносимой.

Осиротевшая девочка обнаружила, что корова, которую ей оставила покойная мать, обладает удивительным даром. Если ей давали пожевать хлопок, она возвращала его в виде пряжи. Девочка каждый день гоняла корову в пустыню, где корова пряла пряжу из хлопка, а потом относила эту пряжу на рынок и продавала.

Мачеху злило отсутствие падчерицы. Она пожаловалась мужу:

– Эта девчонка уходит каждый день в пустыню вместе со своей коровой. Тебе следует убить корову.

– Грех это! Девочка не сделала ничего плохого, – возразил отец, – корову ей оставила мать. Какую пользу принесет убийство животного! – И он отказался от этого.

Однажды, когда девочка находилась в пустыне, ветер подхватил и понес два клока хлопка, которые жевала корова. Девочка бежала за ними до тех пор, пока они не долетели до пещеры, у которой текла вода в арыке. В этой пещере жила силува. В тот момент она молола муку между двумя каменными жерновами. При этом ее груди были заброшены за спину, как часто делают эти водяные существа.

Девочка подобрала немного рассыпавшейся муки и пососала молоко из сосков грудей силувы.

Силува повернулась к ней и сказала:

– До того, как ты попила моего молока и поела муки, я могла бы проглотить тебя, но раз случилось так, как есть, ты будешь моей дочерью. Я хочу поспать у входа в пещеру. При этом положу голову на твои колени, и ты сможешь удалить из моих волос блох. Все, что соберешь, съешь.

Девочка глянула по сторонам и заметила несколько зерен пшеницы, рассыпанных на земле. Она собрала горсть зерен.

Затем силува откинулась, положила голову на колени девочки и сказала:

Если потечет чистая вода, разбуди меня,
Если потечет желтая вода, разбуди меня,
Но если потечет черная вода, не буди меня.

– Как скажешь, мама, – ответила девочка, – спи!

Силува заснула, а девочка стала удалять блох с ее головы. До чего же много там было этих ужасных насекомых! Белых, черных, больших, маленьких! Время от времени девочка бросала в рот зерна пшеницы и приговаривала:

– Как сладки твои блохи, мама! Мне они очень нравятся.

Наконец, она увидела, что в арыке течет чистая вода, и разбудила силуву словами:

– В арыке чистая вода!

– Встань, пойди и умойся этой водой, – велела силува.

Девочка подчинилась ее повелению, а когда вышла из воды, о боже, она была прекрасна и свежа, как утро! Девочка вернулась в пещеру. Силува снова заснула, положив голову на колени девочки, в то время как та удаляла блох с ее головы. Наконец, она увидела, что в арыке течет желтая вода, и разбудила силуву словами:

– В арыке желтая вода!

– Встань, пойди и окуни голову в воду, – велела силува.

Девочка погрузила голову в воду, как ей велели. Когда же подняла голову и стряхнула воду, ее волосы стали золотистыми, каккалабдун[57], и длиной до колен.

Увидев это, девочка испугалась и спросила силуву:

– Зачем ты это сделала со мной? Если меня увидит мачеха, то спросит, чем я занималась, и, наверное, рассердится.

– Повяжи на голову косынку и ступай домой. Не бойся! Мачеха убьет твою корову, – успокаивала девочку силува.

От такого предсказания девочка расплакалась.

– Не ешь мясо коровы, а еще сложи кости и шкуру, а также все, что останется от коровы, в мешок, – наставляла ее силува. – Затем пойди туда, где корова пряла пряжу из хлопка. Зарой мешок в этом месте и оставь его лежать там сорок дней. После этого вырой мешок, и все, что в нем найдешь, твое.

Девочка вышла из пещеры, вернулась к корове и погнала ее назад в отцовский дом. Увидев падчерицу, мачеха стала ругать и бранить ее:

– Где ты шлялась? Где тебя носило так долго? Ты позоришь нас. Я пожалуюсь отцу и попрошу его убить твою корову.

Девочка заплакала, а мачеха отправилась к отцу с жалобой:

– Твоя дочь постоянно шатается где-то под предлогом того, что пасет корову. Ты должен забить животное.

– Стыдись! Дочь любит корову. Ей подарила ее покойная мать.

– Или забей корову, или я уйду из этого дома, – пригрозила мачеха.

Отец поднялся, подошел к корове, заколол и освежевал ее. Затем очистил ее от внутренностей, а голову, шкуру, копыта и кишки выбросил. Мачеха приготовила из туши коровы мясное блюдо, но девочка отказалась его есть.

– Ешь, ешь, – предлагали ей, – мясо очень вкусное.

– Нет, – отрезала она, – я не буду есть мясо коровы.

Девочка тихонько вышла, собрала в мешок шкуру, кости, голову, хвост, копыта и кишки коровы, отнесла мешок в пустыню и зарыла в месте, где корова, пережевывая хлопок, пряла пряжу. Затем вернулась в дом и каждый день оплакивала корову.

Однажды она захотела расчесать волосы, пошла на крышу, сняла с головы косынку и расчесала их.

Мачеха пошла посмотреть, что делает падчерица на крыше. Волосы девочки струились, как солнечные лучи, отливая золотом.

– Как тебе удалось, вырастить такие волосы? – удивилась мачеха.

– Благодаря силуве, – пояснила девочка. Она рассказала, как прибежала в погоне за двумя клоками хлопка в пещеру силувы и обо всем, что с ней случилось там.

– Возвращайся в пещеру, – приказала мачеха, – и возьми с собой мою дочь. Попроси силуву сделать волосы моей дочери такими же, как твои.

Девочка отправилась в пещеру вместе со своей сводной сестрой. По дороге она рассказала ей обо всем, что с ней происходило, чтобы дать возможность сводной сестре сориентироваться.

Однако сводная сестра была глупа и заявила, что не сможет всего запомнить.

Когда девочки пришли в пещеру, сводная сестра, как ее и наставляли, поела муку, рассыпанную на земле, и пососала молока из сосков грудей силувы, закинутых за плечи.

Силува обернулась и произнесла:

– Дитя Адама, если бы ты не попробовала моего молока и не поела моей муки, ты не стала бы моей дочерью, и я бы тебя проглотила. – Затем она заговорила со сводной сестрой так же, как с предыдущей гостьей: – Сядь у входа в пещеру, а я положу голову на твои колени, чтобы ты могла удалить из моих волос блох, пока я буду спать.

Силува положила голову на колени девочки, но, когда та увидела, что творится в ее волосах, в ужасе закричала:

– Что за гадкие существа! Я боюсь.

Силува между тем проговорила:

Если в арыке потечет черная вода, не буди меня,
Если потечет желтая вода, разбуди меня,
Если потечет чистая вода, разбуди меня.

И после этого заснула.

Но девочка, слушавшая силуву невнимательно, разбудила ее, когда в арыке потекла черная вода.

– Встань, пойди и окуни голову в воду, – велела силува.

Девочка поднялась, пошла и погрузила голову в воду. Когда же подняла ее, на ней торчали два черных рога!

– Разве я тебя не предупреждала, чтобы ты не будила меня, когда в арыке потечет черная вода? – отреагировала силува и выгнала девочку.

Сестры, плача, вернулись домой. Младшая – в обезображенном виде.

Увидев свою родную дочь, мачеха рассердилась и спросила, что случилось. Падчерица ответила:

– Я не виновата. Я говорила ей, что нужно делать.

– Она говорила, – подтвердила дочь, – но я забыла.

Мачеха разозлилась еще больше и заявила родной дочери:

– Ты – дура! Почему ты не слушала?

Старшая девочка считала дни. Они проходили один за другим, пока не истек сороковой день. Тогда она пошла в пустыню и отрыла мешок с останками коровы в том месте, куда его зарыла.

И что же она увидела?! Шкура коровы превратилась в аба, расшитую золотом, хвост стал шелковым платьем, а кости и все остальное – драгоценностями. И сверх того там оказалась пара туфель, украшенных алмазами и изумрудами. На свете еще не видели такого гардероба!

Девочка так обрадовалась, что примерила на себя эту роскошь и полюбовалась на свое отражение в арыке. Налюбовавшись, она сняла с себя роскошные обновы, положила их в мешок и снова его зарыла. Домой она вернулась в старой одежде.

Каждый день девочка приходила на это место, где хранился мешок, переодевалась, любовалась на свое отражение в арыке, затем одевалась в старую одежду и возвращалась домой.

Однажды, когда она в очередной раз предавалась такой радости, мимо проезжал сын султана, дворец которого располагался поблизости. Он проследил за девочкой, оставаясь незамеченным. Закончив любоваться в наряде, девочка переоделась, приготовилась сложить аба, драгоценности в мешок и зарыть его. И в этот момент почувствовала, что кто-то за ней наблюдает. В спешке она, незаметно для себя, уронила одну туфельку в арык.

Когда девочка ушла, сын султана позвал слугу и велел ему:

– В арык упала туфелька, пойди и достань ее.

Слуга подошел к арыку, выловил туфельку и принес ее сыну султана.

Увидев туфельку, сын султана в изумлении воскликнул:

– Что за туфелька! Никогда не видел такой красоты раньше! – затем отправился к матери и объявил: – Мама, я хочу жениться на владелице этой туфельки.

– Прекрасно, сын, – ответила мать.

Она позвала раба и пошла с ним в город. Они ходили от дома кдому, примеряя туфельку к девичьим ножкам. Для одних девушек туфелька оказывалась слишком большой, для других – маленькой, для третьих – широкой, для четвертых – узкой. Наконец, они посетили последний дом, где жили две сестры.

Узнав, что жена султана пришла за невестой для своего сына, мачеха схватила падчерицу и упрятала ее в печь. Отверстие печи закрыла крышкой[58]. Свою же дочь одела в лучший наряд.

Когда жена султана увидела дочь мачехи, она спросила:

– Это у вас единственная дочь?

– Да, – ответила мачеха, – единственная. Другой у меня нет.

Девушка, сидящая в печи, закричала:

– Ой-ой-ой, госпожа Фатима! Мои ноги высовываются из печи.

– Цыц, цыц! – зашикала на нее сердито мачеха.

– Кто там! Пусть скажет, – потребовала жена султана.

– Ой-ой-ой, госпожа Фатима, мои ноги высовываются, – снова закричала девушка.

– Думаю, в печи девушка, – предположила жена султана.

– Нет, – возразила мачеха, – это кошка.

– Но я слышу голос девушки, – настаивала жена султана. Она подошла к печи, из которой торчали ноги девушки. Султанша открыла печь и велела девушке выбираться оттуда. – Примерь туфельку к ноге, – предложила она ей.

Девушка примерила, и туфелька оказалась ей как раз впору, как кольцо, соразмерное пальцу.

Тогда жена султана объявила:

– Я выбираю эту девушку для моего сына.

Они позвали муллу и устроили помолвку. Потом семь дней и ночей праздновали свадьбу.

Принц и дочери продавца дров

Однажды умер султан, оставив единственного сына в возрасте пятнадцати лет. К юноше пришла мать и сказала:

– Женись, чтобы я могла порадоваться за тебя.

Сын не согласился. Как-то он отправился на охоту в сопровождении своего раба. Они подошли к ручью. Принц нагнулся, чтобы попить воды, и, когда сделал это, его взгляд упал на обрывок газеты, лежащий рядом. Он поднял этот обрывок, взглянул на него и в тот же миг лишился на некоторое время сознания.

– Мой господин, – услышал он слова раба, когда пришел в себя, – что с вами? Что вас беспокоит?

– Веди меня обратно во дворец, – потребовал юноша. – Сегодня я не буду охотиться.

Они вернулись во дворец. Мать принца, увидев его, воскликнула:

– Ты уже здесь! Быстро же закончилась твоя охота!

– Мама, – произнес принц, – не ты ли хотела, чтобы я женился?

– Я.

– Тогда я женюсь, – сообщил он, – на девушке с этой фотографии. – И он показал матери обрывок газеты с изображением девушки, который он нашел у ручья.

– Сынок, у твоего дяди со стороны отца, – напомнила мать, – семь дочерей, почему бы тебе не выбрать одну из них?

– Все мои кузины некрасивы, – возразил сын, – я не женюсь ни на одной из них, если не возьму в жены ту, чей портрет опубликован в газете.

Мать была обескуражена, но уступила сыну. На следующий день она отправилась вместе с рабом на поиски девушки с фотографии. Они ходили от одного дома к другому, но не нашли девушку.

Мать наводила справки повсюду, однако не встретила никого, кто бы видел девушку, чья фотография была в газете.

– В городе нет девушки, способной сравниться по красоте с той, что на снимке, – констатировала она. – Схожу-ка я в пустыню.

И вот она поехала в пустыню. По дороге встретила девушку, которая, поприветствовав жену султана, спросила:

– Матушка, зачем ты заехала в пустыню так далеко от города?

– Я ищу девушку с этого портрета для моего сына, – пояснила мать. – Он влюбился в эту девушку и не хочет жениться ни на какой другой.

– Матушка, ты у цели, – обрадовала ее девушка. И рассказала, что в таком-то доме живет продавец дров с тремя дочерьми. – Фотография старшей дочери как раз и напечатана в газете. Средняя дочь еще красивее, а если ты увидишь третью дочь, то будешь настолько поражена ее красотой, что утратишь способность воспринимать что-либо.

– В самом деле?

– Да, матушка, – заверила ее девушка, – вот дверь, входи, и ты найдешь ту, которую ищешь.

Мать принца подошла к двери и постучала. Дверь открыла жена продавца дров.

– Соблаговолите войти, – пригласила она мать принца и предложила ей сесть на мягкую подстилку. Затем женщина позвала старшую дочь и велела: – Наша гостья утомилась, принеси ей воды.

Девушка принесла воду, мать принца взглянула на нее, затем на девушку на снимке, и убедилась, что они похожи, как две половинки фасоли!

Затем хозяйка позвала вторую дочь и велела ей принести шербет. Когда мать принца взглянула на вторую дочь, то поняла, что она еще краше первой. После этого женщина позвала младшую дочь и велела ей принести кофе. Когда мать принца увидела ее, то не смогла скрыть восхищения и воскликнула:

– Может ли существовать на свете такая красота?! – Ее ошеломило присутствие такой красавицы, потому что эта девушка могла смело сказать луне: «Уходи, я буду сиять на твоем месте!»

Затем мать принца раскрыла жене продавца дров цель своего визита.

– У меня один сын, – поведала она, – и я приехала для его помолвки с вашей дочерью.

– Я и мои дочери, – отвечала жена дровосека, – перед вами! Кого из них вы предпочитаете?

– Вашу младшую дочь, – объявила мать принца. – Не дарите ей ничего, я дам ей все, что нужно. Ее украсят жемчужинами, алмазами и золотом. Через пятнадцать дней я пришлю за ней, после того как устрою для молодых домашний очаг, подготовлю свадебное торжество, куплю для невесты одежду и приглашу гостей.

– Как скажете, – согласилась жена дровосека.

Мать принца вернулась во дворец, где ее ожидал сын.

– Ты нашла девушку с фотографии? – спросил он.

– Нашла, – сообщила мать. – В пустыне в доме дровосека. На снимке в газете его старшая дочь. Но вторая дочь еще краше этой, а третья, младшая дочь, настолько прекрасна, что когда я ее увидела, то чуть не потеряла сознание и не упала в обморок.

– Неужели это правда? – удивился принц.

– Правда, – заверила его мать. – Я позову муллу и обручу тебя с младшей из трех дочерей.

На следующий день мать начала приготовления. Наняла архитектора, чтобы он представил проект дома, плотника, чтобы тот сделал мебель, набойщика – набить мягкие подстилки. Слугам она велела убрать дом, застелить пол коврами, начистить столовое золото и серебро. У ювелира заказала украшения для невесты, у портного – платья для нее и аба. Через две недели все было готово к свадьбе. Созвали гостей встречать невесту. Мать так радовалась тому, что сыну предстоит жениться!

Наступил день прибытия невесты. Когда она вошла в дом, гости были поражены ее красотой и поэтому по очереди восклицали:

– Была ли когда-нибудь на свете такая красота?!

Принц отправился вместе с рабом в баню, а по возвращении должен был пройти под окнами дома, где жили дочери его дяди. Те увидели его и стали разговаривать, как бы не зная, что он может их слышать.

– Вы видели, – спросила старшая дочь, – невесту нашего кузена?

– Да, – отвечала вторая дочь, – никогда не встречала столь безобразной особы!

– Она сутулая, – заметила третья дочь.

– Слепая, – добавила четвертая.

– Темнокожая, – вставила пятая.

– У нее кривой нос, – добавила шестая.

– Она беззубая, – заключила седьмая дочь.

Юноша стоял, слушал их разговоры и думал: «Видимо, мои кузины мельком видели невесту, когда она проходила мимо них. Боюсь, мать обманула меня. Моя невеста отнюдь не блещет красотой, как она пыталась меня уверить, а судя по описанию кузин – просто безобразна!»

Он очень рассердился и послал во дворец раба, приказав ему передать матери следующие слова: «Ты можешь выдать замуж невесту, которую привела, за кого угодно, мне она не нужна!» Потом отправился в загородную резиденцию, даже не зайдя во дворец, где его ждали гости и невеста.

Раб отправился во дворец и, придя к матери принца, сказал:

– Мой господин пожелал, чтобы невесту, которую вы привели в дом, отдали в жены кому угодно, ему она не нужна. Сам он, разгневавшись, направился за город.

Мать принца очень расстроилась и спросила раба:

– С кем он говорил? С кем встречался?

– Ни с кем, – заверил ее раб.

Мать не знала, что делать. Уже собрались гости, играла музыка, готовилось свадебное веселье, а невеста ждала в своих покоях. Мать знала характер своего сына. Когда он сердился, то становился таким упрямым, что ничто не могло изменить его решение. Поэтому она ничего не сказала, а вернувшись к гостям, пояснила:

– Мой сын придет попозже, – и не сообщила им о том, что произошло. Когда все разошлись, она пошла к невесте и сказала: – Доченька, мой сын сердит на меня. Возможно, он не придет сегодня вечером. Завтра придет, если Аллах пожелает. Ты же раздевайся и ложись спать.

На следующий день все оставалось по-прежнему. Принц не выходил из своего загородного дома, а невеста и свекровь – из дворца. Так было и на второй, и третий день, всю первую неделю, месяц, год, три года! Мать принца по-прежнему не знала, что же разозлило сына.

Однажды сын соседнего султана собрался жениться. Его мать и родственники направили приглашения всем благородным женщинам Багдада. По обычаю той страны гостья, приглашенная на свадьбу, должна провести с хозяевами семь дней. И мать принца пожелала принять приглашение. Но невеста не могла встречаться с невестой: это считалось недопустимым. Такая встреча принесла бы беду обеим, и потребовалось бы волшебство, чтобы отвратить беду.

Мать принца сказала невесте:

– Доченька, меня пригласили на свадьбу, и я вынуждена оставить тебя одну. Буду молить Аллаха, чтобы мой сын успокоился и примирился с нами! Ты же оставайся здесь: вот ключи от дворца, открывай его двери, когда захочешь, и развлекайся по мере возможности. Я вернусь через семь дней. Надеюсь, мой визит принесет нам счастье.

– Поезжай, мама, – согласилась невеста. – Не беспокойся обо мне!

Свекровь отправилась в путь, невеста осталась во дворце.

На следующий день она позвала конюха и спросила:

– Ты способен хранить тайну?

– Да, госпожа. В чем дело? – ответил конюх.

– Я обогащу тебя, щедрый Аллах тому свидетель, если ты пойдешь и выберешь для меня лучшего коня, самого лучшего из всех.

– Слушаю и повинуюсь, – отозвался конюх и привел такого коня.

Затем девушка открыла сундук, достала из него богатый зибун и аба, роскошный пояс, красивую шапочку из красного фетра и кошелек золота. Она надела на себя это мужское облачение, а кошелек с золотом спрятала на груди. После этого она стала выглядеть столь прекрасным юношей, что, когда ехала верхом по улицам, прохожие зачарованно смотрели на нее не в силах оторвать глаз и повторяли:

– Какая прелесть! Какая красота!

Девушка подъехала к загородному дому принца и постучала в ворота сада.

– Кто? – спросил садовник.

Девушка отвечала:

Струя аромата – это я сама,
Кто меня увидит, забудет себя,
О ты, кто живет в этом саду,
За желтые цветы я золотом заплачу.

Садовник открыл ворота. Увидев прекрасного юношу, он остолбенел от восхищения, потом пошел собирать букет желтых цветов для гостя. Пока он это делал, юноша ездил верхом на коне по другим цветам, сбивая их палкой и копытами скакуна. Затем он вернулся к садовнику, взял букет, бросил ему горсть золота и удалился.

Сын султана выглянул из окна гарема и увидел, что в саду полный беспорядок. В разных местах полегли розы и лилии. Он позвал садовника и спросил:

– В чем дело? Кто разорил сад? И где ты был в это время?

– О, султан, – взмолился садовник, – заболел мой сын, и я ушел к нему. Он умер, пришлось его хоронить. Когда вернулся, все было в том виде, какой вы наблюдаете.

– Приведи сад в порядок, – распорядился принц.

Садовник принялся за работу. Он подмел дорожки, восстановил клумбы, полил цветы, в общем, сделал все, что положено, чтобы ликвидировать беспорядок.

На следующий день девушка снова позвала конюха.

– Сходи и приведи того же коня, – велела она.

Когда конюх выполнил приказание, она переоделась в мужскую одежду и поехала верхом через город, пока не добралась до загородного дома принца. Там постучала в ворота и на просьбу назваться ответила:

Струя аромата – это я сама,
Кто меня увидит, забудет себя,
О ты, кто живет в этом саду,
За желтые цветы я золотом заплачу.

Садовник открыл ворота и пошел собирать для гостя букет цветов, который тот заказал. Всадник же, как и в прошлый раз, стал ездить верхом на коне по другим цветам, сбивая их палкой и копытами скакуна. Затем он подошел к садовнику, взял цветы, бросил ему горсть золота и удалился.

Сын султана выглянул в окно и увидел сад в состоянии еще худшем, чем накануне. Принц пришел в ярость и послал за садовником.

– Пес, сукин сын! – ругался он. – Иди сюда, проклятый! Кто умер на этот раз? Твоя мать?

– Судите меня, султан, – взмолился садовник, – но будьте милосердны!

– Говори правду!

– В минувшие два дня, – рассказал садовник, – в сад приезжал юноша, и какой юноша! Писаной красоты! Такой красоты я не видел со дня моего рождения! Он подъезжал, стучал в ворота и говорил:

Струя аромата – это я сама,
Кто меня увидит, забудет себя,
О ты, кто живет в этом саду,
За желтые цветы я золотом заплачу.

Когда я его впускал в сад и собирал для него цветы, он ездил по саду и производил беспорядок, который вы видите.

– Почему, – спросил принц, – ты не сообщил мне об этом вчера?

– Я боялся, о султан, – оправдывался садовник, – я думал, что он не приедет на другой день.

– Если он приедет завтра, скажи ему: «Его величество хочет встретиться с вами». Если ты не приведешь его ко мне, я велю отсечь тебе руку.

Садовник обязался выполнить приказание.

На третий день девушка, как и прежде, позвала конюха и велела ему привести коня. Когда тот выполнил повеление, она оделась в мужскую одежду и поехала к загородному дому принца. Постучала в ворота и на просьбу садовника назваться ответила тем же стихом.

Садовник впустил гостя и сообщил господину, что юноша приехал.

Принц последовал за садовником, и когда увидел юношу, то был поражен и воскликнул:

– Неужели в мире существует такая прелесть? – Принц обнял юношу и заявил: – Ты мой гость, добро пожаловать! – Не переставая восхищаться красотой юноши, он повел его в свои покои.

Там принц угощал гостя сладостями, повидлом, шербетом и кофе, оказывая ему свое расположение и любовь. Принц говорил:

– Приходи ко мне каждый день, будем развлекаться вместе!

– Ты умеешь играть в шахматы? – спросил юноша принца после небольшой паузы.

– Умею, – ответил тот.

– Тогда сыграем, – продолжил юноша, – ты и я, но на определенных условиях.

– Пожалуйста, – согласился принц. – Каковы твои условия?

– Если я выиграю, устрой торжество в мою честь во дворце.

– Я не могу посещать дворец, – объяснил принц, – поскольку поссорился с матерью, но ради тебя сделаю все, что пожелаешь.

Они сели играть в шахматы, и в конце концов юноша выиграл. Но, передвигая фигуру, он поцарапал палец. Принц был настолько очарован гостем, что снял драгоценный пояс и, оторвав от него лоскуток, осторожно перевязал палец партнера по игре. Как же он привязался к юноше!

– Родственники будут беспокоиться из-за моего отсутствия, – вспомнил наконец юноша, – нужно возвращаться домой.

– Еще рано, – запротестовал принц, – я не вынесу разлуки с тобой!

– Я уже давно уехал из дома, – возразил юноша, – пора мне вернуться.

– Приглашаю тебя вечером во дворец, – сказал принц. – Придешь?

– Почему бы не прийти? Приду. С большим удовольствием.

Принц проводил гостя до ворот сада и еще раз пригласил его прийти во дворец. Потом долго смотрел вслед удалявшемуся гостю, пока тот не исчез из вида. Он влюбился в юношу без памяти и не мог думать ни о чем другом.

Тут рассказчик по-отечески пояснил: Аллах любит красоту!

Юноша же, то есть переодетая невеста по возвращении во дворец сняла с себя мужскую одежду и вознаградила конюха горстью золота.

Вот так. Что же касается свекрови, гостившей на свадьбе, то она рассказала женщинам о своей беде. Те успокаивали ее словами:

– Пути Аллаха неисповедимы! Он милостив! Возможно, наша свадьба принесет вам удачу!

Мать принца вздохнула:

– Мой сын упрям, но Аллах ежечасно утешает!

Сын же ее позвал раба и сказал:

– Фируз, иди во дворец и передай матери, что сегодня вечером там будет торжество. Пусть приготовят угощение и сделают необходимые распоряжения!

Услышав эти слова, раб обрадовался и побежал выполнять поручение. Постучав в дверь дворца, он воскликнул:

– Госпожа, госпожа! Мой господин послал меня сказать, что сегодня вечером здесь состоится торжество.

Ему ответили:

– Наша госпожа уехала на свадьбу. – Рабу объяснили, где найти ее, и добавили: – Ступай, сообщи ей об этом!

Раб отправился во дворец другого султана, постучал в дверь, а когда увидел госпожу, воскликнул:

– Госпожа! Мой господин хочет устроить сегодня вечером торжество во дворце. Он просит вас проследить за приготовлениями!

Как мать обрадовала эта весть! Ее радость не знала границ! Ее подруги напомнили:

– Ведь мы же говорили, что наша свадьба принесет вам удачу!

Мать быстро вернулась в свой дворец, послала за поваром, велела слугам забить и приготовить барашка, гусей и уток, цыплят и индеек, сварить плов и «острую сладость»[59], в общем, приготовить блюда и сладости, необходимые для торжества.

Затем она сказала невесте:

– Сходи в баню и надень свой свадебный наряд, сегодня придет твой жених.

Слуги расставили столы и украсили комнаты.

Когда все было готово, невеста села в своих свадебных покоях, вся в жемчугах и алмазах. Сияние ее драгоценных камней освещало комнату.

Через два часа после заката прибыл сын султана. Он ходил взад и вперед по верхней террасе, нетерпеливо ожидая юношу. При этом он не раз проходил мимо покоев невесты, но совсем не думал о ней.

Проходя в очередной раз, сын султана услышал стон, доносившийся из комнаты невесты, и воскликнул:

– Больно? У тебя что-нибудь болит?

– Больно, – ответила невеста. – Но он оторвал от своего пояса лоскут и перевязал мой палец!

Сын султана понял значение этих слов и открыл дверь с возгласом:

– Аллах, неужели это ты?

Когда он увидел невесту, то чуть не потерял сознание. Он припал к ее ногам, повторяя:

– Неужели, это ты?

– Муж мой, – отвечала невеста, – зачем ты продержал меня в затворничестве и одиночестве целых три года?

После этого семь дней и семь ночей праздновали свадьбу. Веселились гости, гремели барабаны, играла музыка.

– О, все вы, кто любит меня и радуется моему присутствию, – воскликнул жених, – принесите солому, смолу и масло, поместите их в корыто конюшни!

Все это принесли. Он велел привести своих кузин, поместить их в корыто, наполненное смолой и маслом, и сжечь живьем.

Железка, Костяшка и Отрубенок

Было то, не было,
Аллах всемогущ.

Жили-были три брата, которых звали Железка, Костяшка и Отрубенок. Однажды они сказали друг другу: «Давайте построим себе дома».

– Я построю дом из железа и сделаю дверь из железа, – решил Железка.

– Я построю дом из костяшек и сделаю дверь из костяшек, – решил Костяшка.

– Я построю дом из отрубей и дверь сделаю из отрубей, – решил Отрубенок.

Братья построили свои дома и стали в них жить.

Рядом с ними жила силува. Однажды, проголодавшись, она решила съесть братьев. Сначала подошла к дому из отрубей и заголосила у двери:

– Отрубенок, Отрубенок! Открой дверь, я принесла тебе угощение!

Но Отрубенок узнал ее голос и ответил:

– Прочь отсюда!.. Разорвись и сшей себя снова!

– Ах ты так разговариваешь со мной, – возмутилась силува. И дунула на дверь. Отруби разлетелись во все стороны, великанша вошла в дом, съела Отрубенка и ушла.

На следующий день силува снова почувствовала голод. Она подошла к дому из костяшек, постучала в дверь и заголосила:

– Костяшка, Костяшка! Открой дверь, чтобы я смогла угостить тебя!

Костяшка ответил:

– Прочь отсюда… Разорвись и сшей себя снова! С какой стати я буду открывать дверь, чтобы ты вошла и съела меня?

– Ах, так, – сказала силува. Она ударила головой в дверь, та развалилась. Силува вошла, съела Костяшку и вернулась домой.

На третий день она подошла к дому Железки[60] и заголосила:

– Железка, Железка! Меня пригласили во дворец султана! Пойдем со мной: там свадьба, будет застолье и уйма удовольствий!

Железка ответил ей, как и его братья:

– Прочь отсюда… Разорвись и сшей себя снова! Ты хочешь меня съесть. Ступай сама во дворец султана, я с тобой не пойду!

Силува ушла и отправилась во дворец султана. Она расположилась около ворот и стала есть кости и отбросы, которые швыряли из дворца на дорогу. Железка последовал за ней и спрятался поблизости. Когда она смотрела в сторону, Железка подхватил большую кость, выброшенную на дорогу, и метнул ее в голову силувы. Лицо великанши залила кровь, она слизывала кровь языком и говорила:

– Как вкусна эта кровь! Знаю, кровь Железки также хороша!

Железка расхохотался, убежал домой и наглухо закрыл дверь.

Через некоторое время силува вновь пришла к дому Железки и заголосила у двери:

– Железка, Железка! Я была во дворце султана на свадьбе, елакуббе, барашка, индейку, плов, кебаб и много других вкусных вещей и сочных блюд. Пойдем, кое-что и для тебя осталось!

Железка ответил:

– Прочь, прочь отсюда! Ты ела отбросы у дворца султана. Я бросил в тебя кость, из-за чего стал кровоточить твой лоб. Ты слизывала собственную кровь и говорила: «Знаю, кровь Железки также хороша!»

– О, – воскликнула силува. – Так это бы бросил в меня кость? Ты?

– Я, – ответил Железка. – Я был рядом с тобой!

Силува ушла, но на следующий день вернулась, постучалась в дверь дома Железки и сказала:

– Железка, Железка! Меня пригласили в сад султана есть фрукты. Там шелковица, айва, яблоки, виноград. В этом саду найдутся все фрукты, что есть на свете. Пойдем со мной, наедимся досыта!

– Ступай, сама ешь свои фрукты, – огрызнулся Железка, – я с тобой не пойду.

Силува отправилась своей дорогой, прихватив с собой дочь (у нее была дочь), и пришла во фруктовый сад султана.

Маскируясь, Железка быстро пошел вслед за ними к фруктовому саду. В саду, как и говорила силува, было полно фруктов, дынь, арбузов и многого другого. Но садовники не позволили силуве есть фрукты с деревьев. Она и дочь ползали по земле, поедая гнилые фрукты и объедки, которые выбрасывали.

Железка наблюдал за силувой на расстоянии. Затем он выбрал очень большой арбуз, разрезал его на половинки, вычерпал из них мякоть, взобрался внутрь одной половинки и накрылся другой. Арбуз выглядел как целый. Заметив под деревьями этот большой арбуз, силува велела дочери поднять его и отнести домой.

Дочь силувы подошла, завязала арбуз в свою аба и поместила узел на голову. Затем они с матерью отправились домой. По дороге Железка захотел помочиться и сделал это.

– Мама, мама, – закричала дочь силувы, – Железка помочился на меня!

Но силува не поверила.

– Ступай, ступай, – подтолкнула она дочь. – Железка дома, как он мог помочиться на тебя? Если Аллаху будет угодно, мы однажды съедим его.

Они пошли дальше. Дочь силувы ворчала:

– До чего же тяжел этот арбуз!

Когда пришли домой, силува приказала дочери:

– Сходи помой этот арбуз. Съедим его на ужин.

Дочь развязала аба, взяла арбуз. Когда она собралась его разрезать, из него выскочил Железка.

Дочь силувы крикнула матери:

– Вот. Разве не говорила я тебе, что Железка мочился на меня?

Как же они обрадовались тому, что Железка наконец попал им в руки! Схватив его, силува объявила:

– Сейчас мы тебя съедим! Одну половину тебя съест дочь, другую – я.