/ Language: Русский / Genre:love_short

Приют души

Элли Симон

Из туманного Лондона, где все напоминало о недавней утрате, Патриция уехала на экзотический острой в поисках забвения и душевного покоя, подальше от сочувственных взглядов и приторного участия приятелей и сослуживцев. Могла ли она предположить, что неожиданная встреча с блистательным аристократом Эдвардом решительно изменит всю ее жизнь?..

Элли Симон

Приют души

1

Патриция сидела на теплом песке, обхватив руками колени. Она слушала шелест волн и наблюдала, как на горизонте небо, сливаясь с океаном, темнеет и эта темнота приближается к ней, окружая со всех сторон. Брызги и слезы текли по ее щекам, на вкус они были одинаково солеными. На ветру они высыхали, оставляя белесоватые полосы. Боль от недавней потери не утихала, и больше всего ей сейчас хотелось сжаться в комок, раствориться, исчезнуть, не жить. Мир вокруг рассыпался, теряя очертания, потому что самыми реальными сейчас ей казались воспоминания, в которых Ричард был еще жив.

Вновь и вновь она возвращалась к тому дню, когда впервые увидела его.

Патриция работала биологом в лаборатории известного профессора Ричарда Стоуна и конечно же, как и все сотрудницы, была влюблена в своего руководителя. Его нельзя было не полюбить. Умный, внимательный, красивый, он выглядел моложе своих сорока лет. Только проседь в волосах свидетельствовала о его возрасте. Занимаясь изучением редких видов растений, он часто организовывал и возглавлял экспедиции в самые отдаленные уголки мира.

Патриции чаще других приходилось сопровождать его. Она была счастлива уже тем, что находилась с ним рядом, но в какой-то момент они оба поняли, что их связывает не только общая работа, но и что-то значительно большее. Они почувствовали непреодолимое влечение друг к другу. Однажды, когда они как-то засиделись допоздна, ожидая результатов очередной серии опытов, он признался ей в любви. Потом был долгий поцелуй, вкус которого, казалось, сохранился на губах до сих пор.

— Я почти вдвое старше тебя, дорогая, но рядом с тобой у меня возникает ощущение, что мне снова двадцать и я все могу, — говорил он ей. — Есть только одно, чего я никогда не смогу сделать, — это оставить свою жену. Она не виновата в том, что родилась раньше тебя. Половину своей жизни я прожил с ней. Пойми меня и не требуй большего.

Патриция и не требовала, она восхищалась им и довольствовалась сложившимся положением вещей. Ее увлекала наука. По своей природе она была исследователем и с легкостью через несколько лет защитила диссертацию, получив ученую степень доктора биологических наук. Ричард гордился ею. Это было самое прекрасное время для обоих. Казалось, ничто не может помешать им быть счастливыми.

И тот день был самым обычным и не предвещал ничего плохого. Серия опытов была закончена вовремя, и Ричард уехал домой. Патриция со своими подругами Самантой и Эдит решили вечером пойти в кино, а потом посидеть в кафе. Все они конечно же соблюдали диету, но один раз в неделю позволяли себе съесть любимое пирожное за чашкой горячего кофе и приятной беседой.

Вернувшись в свою небольшую квартирку на окраине Лондона, Патриция вдруг почувствовала безотчетную тревогу. Она не могла понять ее причину. Весь день и вечер прошли чудесно, через два дня они с Ричардом планировали лететь в Париж на конгресс биологов по защите лесов от вырубки редких пород деревьев. Все хорошо, но откуда эта неуверенность, словно ее кто-то ждет, а она забыла об этом?

После теплой ванны с любимым миндальным маслом ей стало легче и она спокойно заснула. Но ночью неожиданно проснулась: ей снился странный сон. Она видела, как по лесной тропинке уходит от нее Ричард, она зовет его, а он не слышит. Потом оглядывается. У него совершенно счастливый вид, он улыбается, машет ей рукой и уходит все дальше и дальше. Она кричит, зовет его, но он не оборачиваясь уходит. Тут Патриция проснулась. В душе ее поселилась тревога.

Какой страшный сон! Нет, ничего страшного, просто я думала о своем докладе на конгрессе, вот мне и снится лес, успокаивала она себя. С этой мыслью она уснула.

Утром в лаборатории ждали Ричарда. Он всегда приходил раньше всех, а сегодня опаздывал. В двенадцать часов пополудни Патрицию вызвал к себе директор института.

— Мисс Уильямс, я вызвал вас, чтобы сообщить о внезапной кончине Ричарда Стоуна. Он умер сегодня ночью от инфаркта. Вы его правая рука, и я назначаю вас временно исполняющим обязанности руководителя лаборатории, — сухим тоном администратора сообщил он ей ужасную новость. — Приступайте к выполнению новых обязанностей немедленно.

— Как умер? Этого не может быть. — Патриция ничего не понимала, не могла осознать произошедшее. Все ее существо отказывалось в это верить.

— Похороны назначены на завтра. Сообщите об этом сотрудникам, — продолжал, нимало не обращая внимания на ее реакцию, монотонным голосом директор. — Можете идти.

На негнущихся ногах она вернулась в лабораторию и сообщила сотрудникам о случившемся. Все были потрясены. Патриция вошла в его кабинет и закрыла за собой дверь. Никто не посмел ее побеспокоить. Она ничего не видела, не слышала, не понимала, ни о чем не могла думать, кроме того что его больше нет. Уже вечером в кабинет тихонько вошла Саманта и увела Патрицию домой.

Все последующие дни слились в одну большую боль и пустоту. События происходили сами по себе, без ее участия. Только подруги видели ее состояние, и именно они уговорили Патрицию уехать из Лондона, надеясь, что перемена обстановки встряхнет ее и пробудит угасший интерес к жизни.

— Уезжай, — уговаривала ее Эдит. — Пойми, от тебя ничего не зависит, ты не в силах изменить того, что Ричарда больше нет. Значит, нужно найти в себе силы смириться с этим и жить дальше.

— Мы подобрали тебе отдых в райском уголке на острове Тенерифе. Его еще называют островом вечной весны. Все уже заказано: и путевка на один из лучших курортов Плая де Лас-Америкас, и билеты на самолет, — радостно сообщила Саманта. — Улетай, а мы с Эдит встретим тебя через месяц отдохнувшей, прежней Патрицией. Ты всегда будешь помнить его, но, я уверена, твоя большая любовь еще впереди, хотя сейчас тебе трудно в это поверить.

Только благодаря их настойчивости она сегодня сидит здесь, на пустынном пляже, и впервые с того момента, как узнала о смерти Ричарда, плачет. Неожиданно со слезами пришло облегчение. Да, Эдит права, я ничего не могу изменить, а значит, нужно научиться жить без него. И я смогу, помня о нем, снова жить и радоваться. Наверное, смогу.

Было уже совсем темно, только огромная луна и мириады звезд освещали ее путь к бунгало. Она выбрала именно этот удаленный домик на самом берегу океана, предпочтя его комфортабельному номеру в отеле. Здесь было все необходимое для полноценного отдыха. И после теплой ванны, завернувшись в махровый халат, она уснула под тихий рокот волн, набегающих на опустевший пляж.

Солнечный луч пробился сквозь занавешенное окно и скользнул по лицу Патриции. Ресницы ее чуть дрогнули, но открывать глаза ей не хотелось. Как приятно нежиться ранним утром в постели, ни о чем не думая и прислушиваясь к крикам чаек! Ветер принес запах океана — свежий, будоражащий, манящий.

Полежав так с полчаса, Патриция встала, быстро надела купальник и, захватив полотенце, побежала к воде. Океан был спокойным, ласковым и весь горел золотыми солнечными бликами. С разбегу она бросилась в воду и сильными крупными гребками поплыла от берега. Все дальше и дальше. Через какое-то время она устала, легла на спину и стала смотреть в небо. Над ней в бездонном синем небе проплывали облака. Казалось, все замерло, даже время остановило свой ход, и Патриция почувствовала себя так, будто бы прежде ничего не было, не существовало, а все только начинается и она тоже рождается заново здесь, в этой невесомости между небом и океаном.

Она перевернулась на живот и поплыла обратно. Выйдя на берег, набросила на плечи полотенце и вернулась к себе.

Она застала в бунгало официанта из ресторана, который расставлял на столике принесенный завтрак — кофейник с горячим ароматным кофе, сливки, булочки, розетки с мармеладом и медом. В центре стола он поставил вазу с орхидеей. Редкий нежно-розовый цветок необыкновенной красоты с каплями влаги на лепестках и едва уловимым сладковатым ароматом привел ее в восхищение.

— Боже мой, какое чудо! — воскликнула Патриция.

— Приятного аппетита, мисс, — учтиво сказал официант и удалился.

После завтрака Патриция решила посидеть на террасе с книгой. Под навесом из пальмовых листьев было прохладно. Она уютно устроилась в шезлонге. Перед ней раскинулся пляж, на котором постепенно собирались группки отдыхающих: кто просто лежал на песке, нежась под солнцем, кто играл в волейбол или бадминтон, маленькие дети возводили из песка причудливые замки. Роман, который она начала читать, оказался захватывающим. Давно она с таким наслаждением не читала детективов. За чтением время до обеда пролетело незаметно.

Обедать и ужинать она собиралась в открытом ресторане, расположенном рядом с многоэтажными корпусами отеля. Там же находились несколько бассейнов с морской водой, танцевальная площадка. На первых этажах отеля размещались казино, залы для боулинга и бильярда. И везде множество небольших пабов и кафе. Это было только то, что Патриция успела рассмотреть вчера вечером по дороге от отеля, где зарегистрировалась у администратора и получила ключи от своего бунгало. Сегодня после обеда она собиралась подробней изучить территорию.

Патриция надела легкий сарафан, соломенную шляпку, а в сумку бросила купальник и полотенце. На тот случай, если ей захочется поплавать в бассейне. Легкие сандалии как нельзя лучше подходили для ходьбы и по песку и по дорожкам.

Пора обедать. Ты готова к выходу в общество, Пат? — спросила она свое отражение в зеркале. Новая обстановка, новые встречи и знакомства. Надеюсь, ты готова.

В ресторане Патриции предложили отдельный столик, и она облегченно вздохнула. Ей не хотелось знакомиться, вести светские беседы и мило улыбаться. В ожидании заказа она оглядела зал. Он был заполнен счастливыми загорелыми людьми. И среди всеобщего веселья Патриция вновь почувствовала пустоту и одиночество. Что я здесь делаю? — спросила она себя.

Ей вспомнилось, как когда-то им с Ричардом удалось вырваться на неделю на Адриатическое море. На Макарска Ривьеру — один из лучших курортов Далмации. Это были дни, заполненные любовью. Они засыпали и просыпались вместе, плавали и загорали, гуляли по пляжу под звездами. Восхищались неповторимой средневековой красотой приморского города Дубровника. Они почти не говорили о работе, потому что были поглощены друг другом. Обедали и ужинали они в уютном ресторанчике. Однажды, сидя вот за таким же столиком, Ричард рассказывал что-то веселое и очень смешное. Тогда на десерт они заказали клубнику со сливками и шампанское. Смеясь, он брал клубнику за хвостик и клал в рот Патриции. Ей никогда не забыть, каким взглядом он провожал каждую ягоду, исчезавшую за ее губами, окрашенными клубничным соком.

Вдруг она почувствовала, как кто-то коснулся ее руки. Еще вся во власти воспоминаний, она подняла глаза и увидела перед собой полного лысоватого мужчину.

— Патриция, где ты витаешь? Я уже минут пять пытаюсь докричаться до тебя, но ты меня не слышишь. Очнись!

— Простите. Я задумалась. Что вам угодно, мистер?..

— Ты меня не помнишь? Ну надо же. Неужели ты не узнаешь Жоржа Минкса, твоего поклонника. Ну вспомни, как я галантно ухаживал за тобой на третьем курсе университета, а ты только и думала, что об учебе да о своей престарелой тетке, а на мои чувства тебе было наплевать. Конечно, кто я был для тебя? Никто. Глупый воздыхатель, которого ты безжалостно отвергла.

Только его мне сейчас не хватает, подумала Патриция, а вслух сказала:

— Ну что ты, Жорж, я тебя отлично помню. Конечно, ты изменился за эти годы — возмужал, поправился, поэтому я не сразу тебя узнала, извини. Как поживаешь?

— Весь в делах, в проблемах. Всем нужна моя помощь, консультация. Много лет я прозябал в одной зачуханной лаборатории, меня окружали одни бездари, работать было просто невозможно. Но меня заметили и пригласили консультантом в одну известную фирму. Я не могу даже назвать ее тебе. — Он заговорщицки приложил толстый пальчик к своим губам. — Тсс. Я тебе ничего не говорил. Ну, в общем все в порядке.

— Я рада за тебя. Ты здесь отдыхаешь с семьей? Наверное, они тебя уже заждались. Очень приятно было тебя повидать, — произнесла Патриция в надежде избавиться от назойливого собеседника.

Но не тут-то было.

— Какая семья, о чем ты! Разве с моим здоровьем и моими проблемами я могу себе позволить иметь жену, а уж тем более детей. К тому же я небольшой любитель сопливых крикунов. Я так устал, так измучен заботами. Спасибо приятелю, он пригласил меня отдохнуть с ним здесь пару недель. У нас тут веселая компания. Вон за тем столиком. — Жорж развернулся, чтобы показать Патриции, где сидят его приятели.

Она согласно кивала и делала вид, что увидела тех, кого он ей показывал. На самом же деле все это ее мало интересовало и она ждала только одного — чтобы он поскорее ушел и оставил ее одну.

— Вот видишь, они машут мне. — И он помахал им в ответ. Но не спешил уходить. — Прекрасные ребята. Одного из них родители решили женить, боятся остаться без наследника, а он сбежал сюда развлекаться. Мы такие, нас не так-то просто окольцевать. Ну, мне пора. Приятели волнуются. Я побежал. Увидимся еще. — И он поспешил вернуться за свой столик.

О Боже! Вот кошмар! — подумала Патриция, облегченно вздохнув. Неужели придется теперь с ним часто встречаться?! Я не выдержу этого испытания. Буду скрываться. Никогда бы не подумала, что за две тысячи километров от Лондона встречу Жоржа. Из сотни знакомых именно его. Неисповедимы пути твои, Господи, но не до такой же степени!

Она быстро съела обед и вышла из ресторана, ни на кого не обращая внимания.

Жорж вернулся к своим приятелям. Никто из них не заметил, с какой заинтересованностью Эдвард следит за ним. Он был удивлен, что Жорж подсел за столик именно к той женщине, которая вот уже сутки занимала его воображение. Конечно, он ничего не сказал друзьям. Они бы его не поняли, просто посмеялись бы. Да он и сам не понимал себя.

Эдвард впервые увидел эту женщину вчера у регистрационной стойки администратора отеля, когда она оформляла свое пребывание. Она стояла такая отрешенная и далекая от всего происходящего вокруг. Заполнив необходимые формуляры, она оглянулась и посмотрела в его сторону, но Эдвард был уверен, что она его не увидела. Она была целиком погружена в свои мысли и ничего не замечала. Эта маленькая, хрупкая женщина показалась ему одинокой и беззащитной, а в глубине ее зеленых глаз он увидел затаившуюся боль. Что могло произойти в ее жизни и как ей помочь? Эти вопросы не давали ему покоя с того самого момента, как он заглянул в эти глаза.

Эдвард вдруг захотел сделать ей что-то приятное, такое, что ее обрадует хотя бы на мгновение, даже если она никогда не узнает, от кого это исходит. На рецепции он успел заметить номер бунгало, в котором она поселилась. Он же и трое его приятелей разместились в самом отеле, в номерах люкс.

Оставив свои вещи в номере, Эдвард отправился искать цветочный магазин. Обойдя весь небольшой городок Лас-Америкас, он нашел наконец небольшой магазинчик, где продавали орхидеи, и решил, что именно этот цветок достоин зеленоглазой незнакомки. Не колеблясь ни минуты, Эдвард сделал заказ, согласно которому ей каждое утро в бунгало должны приносить по одной нежно-розовой орхидее.

Эдвард не узнавал себя. В его жизни было достаточно женщин. Ко всем он относился с уважением и вниманием, но как легко встречался с ними, так же легко и расставался. И никогда прежде у него не появлялось таких неожиданных идей. Ни для одной из своих прежних подруг он не стал бы искать орхидеи.

Что с тобой происходит, Эд? — спрашивал он себя и не находил ответа.

Вечером он заснул и утром проснулся с одним желанием — увидеть ее. Так как он всегда начинал день с небольшой пробежки, то и на отдыхе решил не изменять своей привычке. Он быстро оделся и, пока его приятели отсыпались после вечерних приключений, отправился пробежаться по пляжу.

Эдвард увидел ее издалека. Она оставила полотенце на песке, забрала в пучок свои роскошные рыжие волосы, вошла в воду и поплыла. Резко остановившись, он с замиранием сердца начал следить за ней. Вскоре он забеспокоился, что она заплывает слишком далеко, но тут она легла на спину и, покачиваясь на волнах, стала отдыхать. Потом поплыла обратно и, выйдя на берег, распустила волосы, чтобы высушить их. Они рассыпались по ее обнаженным плечам золотистой волной.

Эдвард не решился подойти к ней познакомиться — побоялся смутить ее и не был уверен, захочет ли она вообще разговаривать с ним.

Откуда в тебе эта нерешительность? — спрашивал он себя, возвращаясь в отель. Впрочем, куда спешить? Еще есть время, он успеет познакомиться с ней…

Жорж вернулся за столик и с аппетитом, который никогда его не оставлял, приступил к обеду.

— Что же ты молчишь, Жорж? Неужели так и не расскажешь, с кем проболтал полчаса, — небрежно спросил его Эдвард.

— Не поверите. Я встретил свою бывшую однокурсницу, за которой пытался приударить на третьем курсе. После окончания университета мы, правда, не виделись. Но за эти годы она почти не изменилась, — ответил Жорж, отдавая должное супу из плавников акулы.

— Да, в такие совпадения трудно поверить. Надо же, не видеться столько лет и встретиться так далеко от Лондона. Ты уверен, что это только совпадение, а может быть, ты специально приехал за ней, чтобы возобновить былые попытки? — пошутил Адам, подмигнув Уиллу.

Тот мгновенно подхватил шутливый тон, заданный приятелем. Все они были большие любители пошутить и разыграть друг друга.

— Конечно, ты столько лет скрывал свою страсть к рыжеволосым женщинам, что нас, естественно, удивила та прыть, с которой ты побежал за ее столик.

— Да ладно вам. Дайте спокойно поесть, — отмахнулся Жорж. Он с наслаждением поглощал ассорти из морепродуктов. К процессу принятия пищи он относился с благоговением. Это было единственное время суток, за исключением сна, когда он был немногословен. И очень не любил, когда его отвлекали от любимого занятия. Но он хорошо знал, что приятели не оставят его в покое, пока не выпытают всю информацию. — И далась она вам! Ну да, не ответила на мои ухаживания. Не думаю, что во время учебы она вообще с кем-то встречалась. На вечеринки она тоже не ходила. На все приглашения у нее были две отговорки: нужно идти в библиотеку или не может оставить престарелую больную тетку одну.

— Вот видишь, значит, не тебя одного она отвергла, — заметил Уилл.

— Думаю, она просто встречалась с кем-то не из наших. Вряд ли молодая хорошенькая девушка будет терять время в библиотеках вместо приятного времяпрепровождения.

— Ты что, никогда не видел ее в библиотеке за книгой? — спросил Жоржа неунимающийся Адам.

— Конечно, не видел, потому что сам туда не ходил.

— Значит, она хорошо училась. Кстати, ты не сказал, как ее зовут, — как бы между прочим поинтересовался Эдвард.

— Патриция, так ее зовут, была первой студенткой на курсе. Поэтому после окончания университета ее распределили в научно-исследовательскую лабораторию известного профессора Ричарда Стоуна. Каждый из нас тогда мечтал попасть к нему на работу, а это место досталось ей. Мне тогда не повезло, пришлось устраиваться преподавателем в колледж.

— Может, все-таки нужно было иногда заглядывать в библиотеку, глядишь, и не пришлось бы учить детей, — улыбнулся Уилл, потягивая холодное пиво.

— Да брось ты. Просто кому-то везет, а кто-то вкалывает как проклятый всю жизнь, например я. Вот ей-то точно повезло. Я слышал, у нее были не только деловые отношения с профессором. Говорят, они были любовниками, и я в это верю. Вряд ли она сама, без его помощи, смогла бы получить степень доктора биологических наук. Я вот, сколько ни старался, так и не смог этого добиться.

— Ну, ты, мой друг, не показатель. Думаю, ты смог бы получить и не одну степень, если бы их разносили по домам, — засмеялся Уилл.

Эдварда раздражало то, как пренебрежительно Жорж отзывается о Патриции. Теперь он знает ее имя. Оно показалось ему прекрасным.

— Как ты назвал профессора, у которого работает Патриция? — неожиданно спросил Уилл.

— Ричард Стоун. Он очень известный биолог, имеет мировое признание. Мало кому удается добиться такого успеха.

— Был известным биологом, — серьезно сказал Уилл. — Недавно я читал большую статью в «Таймсе». Там говорилось о скоропостижной смерти профессора Стоуна, от инфаркта, если не ошибаюсь.

— Так он умер? — переспросил Жорж.

— Так было написано в газете. Я точно помню его имя.

— Хорошо, давайте закончим на этом разговоры и, если все наелись, пойдем сыграем партию в волейбол, — предложил Эдвард.

— Отличная идея, — подхватил Адам. — Нас четверо, это уже команда. А на пляже найдем противников.

— Меня не считайте. Какой может быть волейбол с моим сердцем! Вот уже сейчас началась тахикардия. Нет, я не могу играть, — жалобно запричитал Жорж, хватаясь за левую сторону груди.

— Это у тебя от переедания, обжора, — усмехнулся Адам. — Вот сейчас поиграем, растрясешь пару килограммов и сразу почувствуешь себя лучше.

Подхватив сопротивляющегося Жоржа под руки, друзья отправились на пляж.

2

После обеда Патриция решила прогуляться по улицам небольшого городка, раскинувшегося у подножия потухшего вулкана Тейде. Десяток узких улочек, вымощенных камнем, по обеим сторонам которых плотно примыкали друг к другу одно- и двухэтажные белого цвета домишки под красными черепичными крышами. Начиная от подножия, они серпантином поднимались все выше и выше по склонам вулкана.

По пути Патриция заходила в маленькие магазинчики, торговавшие сувенирами. Здесь были изделия, вырезанные из Канарской сосны, огромные раковины, перламутр внутри которых переливался всеми цветами радуги, и небольшие красивые ракушки и украшения, сделанные из них. Можно было найти и довольно экзотические вещи, например изделия из кожи нигерийского крокодила или изысканный китайский шелк. Патриция выбрала себе заколку для волос, выполненную из разноцветных ракушек.

Магазинчики чередовались с небольшими кафе. Столики стояли прямо на улице под навесами из пальмовых листьев. Кроме традиционных прохладительных напитков и кофе здесь предлагали кокосовое молоко и свежевыжатые соки из экзотических фруктов. В одном из них Патриция решила отдохнуть. Она заказала себе сок манго и чашечку кофе. Приятно было сидеть в тени и любоваться чужой, незнакомой, но завораживающей красотой.

Интересно, есть ли экскурсии на вулкан? — подумала она, вспомнив нависшие над теплым Адриатическим морем карстовые горы Далмации, куда они поднимались вместе с Ричардом. Он долго ворчал, что это издевательство и самоистязание — во время отпуска скитаться по горам, но вид, открывшийся им с высоты, стоил любых усилий. Ричард много шутил в тот день, смеялся и говорил, что хотел бы поселиться в таком же месте — между небом, землей и морем. Может быть, сейчас ты где-то там, дорогой, в том месте, о котором мечтал когда-то, если вообще есть место для души, покинувшей тело, подумала Патриция, и слезы предательски навернулись на глаза.

— Много печалей и много потерь в этой жизни, но каждая душа в конце концов находит приют.

Патриция вздрогнула от неожиданности. Кто мог услышать ее мысли? Задумавшись, она не заметила, как к ней за столик подсела немолодая смуглая женщина. На ней был белый бесформенный балахон. На ногах парусиновые туфли. Из-под соломенной шляпы на плечи спускались черные волосы с проседью, в которые были вплетены узкие цветные ленточки. На шее у нее были украшения из ракушек и цветных камней, а на запястьях обеих рук такие же браслеты.

— Вы знаете, о чем я думала? — спросила Патриция незнакомку, приходя в себя от неожиданности.

— Надеюсь, я не испугала вас, мисс? Не бойтесь, — сказала незнакомка низким хриплым голосом. — Не трудно увидеть вашу боль, труднее помочь вам поверить в то, что все предначертанное придет и принесет с собой не только печаль, но и радость, счастье и любовь. Ту единственную любовь, ради которой нужно жить, все преодолевая.

— Кто вы?

— Все здесь меня зовут матушка Матэ. Я давно живу и много знаю. Мои предки гуан-чи — древние жители острова. Я храню их традиции и секреты. Многие приходят ко мне за советом и помощью. И вам я смогу помочь, но только тогда, когда вы будете готовы меня услышать, — сказала женщина, глядя прямо в глаза Патриции, и той показалось, что свет и тепло заполняют ее изболевшееся сердце. — Я живу в хижине на берегу. Каждый укажет вам дорогу.

— Спасибо. Может быть, я зайду к вам как-нибудь.

— Мы увидимся раньше, чем вы думаете, потому что иногда все выглядит не так, как есть на самом деле, а очень важно знать, как именно, и не ошибиться. Не оттолкнуть от себя свою судьбу. Случается, что не остается времени, чтобы найти ее снова и вернуть. — Она положила ладонь на руку Патриции, но тут же убрала ее, потом встала и медленно пошла по улице.

Патриция еще немного посидела, допила кофе. Удивительно, но он оказался таким горячим, как будто его только что сварили, хотя прошло много времени. Пора было возвращаться обратно.

Обратная дорога показалась Патриции легкой и приятной. Она зашла в отель и попросила на рецепции проспект с экскурсиями по острову. С обворожительной улыбкой дежурный администратор предложил ей целый каталог, в котором, по его утверждению, было все, что только можно пожелать на отдыхе.

— Мы будем очень рады, если вы подберете что-нибудь интересное для себя, но, если чего-то не окажется в каталоге, мы можем организовать индивидуальную экскурсию только для вас.

— Надеюсь, я найду то, что меня интересует, — сказала Патриция, думая о восхождении на вулкан.

Она была так увлечена разговором с администратором, что не обратила внимания на четверых мужчин, вошедших в отель.

Эдвард сразу заметил Патрицию. Жорж не видел ничего и никого, потому что практически висел на руках Уилла и Адама. Спорт никогда не был его сильной стороной, и игра в волейбол лишила его сил. Он сейчас думал только о том, что еще несколько шагов — и он упадет на свою постель и до ужина не будет даже шевелиться.

Эдвард заметил, что, уходя, Патриция прихватила с собой экскурсионные проспекты. Его друзья поднялись в номера, а он подошел к рецепции.

— Меня последнее время тоже стали интересовать экскурсии.

— Очень рад это слышать, мистер Блейд, — с готовностью откликнулся администратор. — Все, что вы только пожелаете.

— Меня заинтересует именно тот маршрут, который выберет мисс, только что отошедшая от стойки, — сказал Эдвард, протянув администратору купюру.

— Я думаю, что смогу уведомить вас о том, что выберет мисс Уильямс, — с учтивой улыбкой ответил тот, пряча купюру в карман.

Эдвард поднялся к себе в номер. Первым делом он отправился в душ. Игра в волейбол на пляже разогрела его мышцы. Его тренированное тело, привыкшее к нагрузкам, не переносило праздности. С раннего детства его любимым занятием был спорт. Его отец, чтобы научить сына плавать, в нарушение всех канонов распорядился пристроить к их родовому замку бассейн. И три раза в неделю Эдвард занимался с тренером. В конюшнях лорда Блейда всегда были лучшие лошади. И Эдвард уже с пяти лет уверенно сидел в седле, а к пятнадцати годам стал прекрасным наездником. Отец настоял, чтобы сын занимался фехтованием, и пригласил для него лучших учителей. Имея такую подготовку, Эдвард в первый же год учебы в Кембриджском университете зарекомендовал себя как один из лучших многоборцев.

После окончания архитектурно-строительного факультета он поселился в Лондоне и открыл свою фирму. Через несколько лет она стала самой известной не только в Лондоне, но и во всей Англии. Он стал получать самые крупные и лучшие подряды на проектировку и строительство.

Выходные и Рождество Эдвард старался проводить вместе со своими родителями и младшими сестрами, которые все так же жили в старом замке. За последние годы с помощью Эдварда отцу удалось многое изменить к лучшему внутри замка, сохранив при этом его средневековый стиль.

Когда Эдварду исполнилось тридцать пять, отец стал настаивать на его женитьбе. Эти разговоры происходили теперь в каждый приезд сына в родительский дом. Ему всегда удавалось отшучиваться, но неделю назад в свой очередной приезд родители познакомили его с дочерью лорда Стаута Эмилией, которую пригласили погостить в замке. Все усилия семьи были направлены на то, чтобы сблизить молодых людей. Она оказалась чудесной, милой девушкой, воспитанной в лучших традициях английской аристократии. Наверное, кому-то она могла бы стать хорошей женой, но только не ему. В этом Эдвард был совершенно уверен и постарался, уезжая, не оставить Эмили ни малейшей надежды на возможный брак с ним.

Вернувшись в Лондон, он взял отпуск и в конце недели отправился на остров Тенерифе, пригласив с собой Уилла и Адама. Они втроем дружили еще с университета. А уж Уилл захватил с собой своего приятеля Жоржа. Получилась приятная компания, и он надеялся хорошо провести время.

Эдвард надел белые брюки, песочного цвета рубашку и такой же ремень и туфли. Осталось только захватить с собой пиджак, и он был уже готов отправиться в ресторан на ужин с друзьями, когда в дверь его номера постучали. На пороге стояли Адам и Уилл.

— Мы зашли к Жоржу и застали его в плачевном состоянии. Наверное, нельзя его так нагружать.

— Он так устал, что все еще не может подняться, и категорически отказался идти с нами. Решил заказать ужин себе в номер.

— Ну что ж, проведем вечер без него. Зайдем к нему, когда вернемся, если будет не очень поздно, — предложил Эдвард, и друзья отправились в ресторан.

Патриция вернулась к бассейнам и решила поплавать перед ужином. Их было несколько разной формы и глубины. Рядом с одним располагалась большая беседка. Вдоль второго стояли зонтики с шезлонгами под ними. Каждый выбирал то, что ему больше по душе. Патриция нашла свободный шезлонг, оставила на нем свои вещи и с невысокого трамплина нырнула в воду. Она плавала долго, пока не устала, потом, собрав свои вещи и не переодеваясь, пошла по дорожке к бунгало. Нестерпимая дневная жара уже спала, и было приятно идти во влажном купальнике босиком по плитам, а потом и по песку, который днем казался раскаленным.

Она приняла душ и оделась к вечеру. Выбрала темно-зеленое простое, но очень элегантное платье, черные босоножки на шпильках и взяла с собой маленькую сумочку. Ей очень не хотелось встречаться с Жоржем. Поэтому она не торопилась, в надежде что он, отужинав, отправится с друзьями в казино или на дискотеку и она сможет спокойно посидеть в одиночестве и послушать музыку.

Ресторан был полон. Оглядевшись и нигде не увидев Жоржа, Патриция спокойно прошла к своему столику. Сразу же появился официант и, приняв заказ, удалился. Она еще раз оглядела зал. Наблюдавший за ней Эдвард понял, что Патриция высматривает Жоржа. Вот еще раз она осмотрела зал и, не обнаружив его, по-видимому, даже обрадовалась. Она расслабилась и спокойно ожидала, когда принесут ее заказ.

В это время Эдвард мучительно размышлял, как бы ему с ней познакомиться или хотя бы для начала обратить на себя ее внимание. Через Жоржа не получится, потому что общение с ним, похоже, не доставляет Патриции удовольствия, а если она негативно относится к нему, то такое же отношение, естественно, перейдет у нее на любого человека, которого тот представит. Нужно найти другой путь. Знать бы только какой.

Он так погрузился в размышления, что не сразу заметил, как к их столику подсели две симпатичные девушки. Оказалось, что все они живут в одном отеле, только девушки снимают двухместный номер этажом выше. Уилл и Адам, конечно, обрадовались неожиданному знакомству. Тем более что девушки не скупились на комплименты по поводу их великолепной спортивной формы и удачной дневной игры в волейбол. Уилл предложил после ужина продолжить вечер в казино. Девушки тут же согласились.

— Вы не сказали, как вас зовут, красавицы, — улыбнулся Адам. — И чем занимаетесь в свободное от отдыха время?

— Ах да. Меня зовут Люси, а мою подругу Софи. Мы только что окончили колледж. Я собираюсь заняться программированием, Софи — дизайном интерьеров. Но пока это только планы. А хотите, мы отгадаем, как зовут вас?

— Что ж, попробуйте. Это даже любопытно, — ответил Уилл. Из двух девушек ему понравилась Люси, которая болтала без умолку. Она была очаровательно непосредственна.

— Вас зовут Адам, а вас — Уилл, а вас… — Софи выразительно посмотрела в сторону Эдварда, — Эдвард. Ведь так? — спросила она, не отрывая от него глаз.

— Вы правы, мисс, — согласился он с неопровержимым фактом. — Именно Эдвард Блейд.

— Но как вам удалось узнать наши имена? — спросил Адам, которому приглянулась Софи.

— Не поверите, — засмеялась Люси. — Мы просто слышали, как вы обращались друг к другу на пляже.

— Неужели все так просто, а мы-то приготовились слушать рассказы о магии или ясновидении, — притворился разочарованным Уилл.

— О магии, ясновидении и разных потусторонних вещах все знает только один человек на побережье. Это матушка Матэ, — загадочным голосом сообщила Софи.

— Если разговор пошел о мистике, нам действительно пора в казино, — сказал Адам.

И вся компания отправилась развлекаться дальше. Вечер только начинался, а впереди была длинная ночь. Эдвард какое-то время оставался со всеми в казино, стараясь поддерживать беседу и даже смеяться, но мысли его были далеко. Он продолжал искать возможность познакомиться с Патрицией. Ничего нового не приходило на ум. Игра и разговоры друзей отвлекали его. А тут еще Софи стала проявлять к нему повышенное внимание, чего ему совершенно не хотелось. Наконец, улучив момент, когда все были увлечены игрой, он потихоньку сбежал.

Эдвард пошел наугад, только бы уйти подальше, где никто не помешал бы ему думать. Вечер был чудесным, он был словно весь соткан из темно-синего бархата. Такой же теплый и мягкий, а небо сплошь расшито яркими драгоценными камнями. И венчало все это великолепие ночи полная луна.

Сам не зная как, Эдвард оказался как раз у того бунгало, в котором жила Патриция. Света не было — значит, она не вернулась. Он уже собрался уходить, как вдруг заметил одиноко сидящую на пляже фигуру, в которой он без труда узнал Патрицию. Чего ему стоило не подойти к ней сейчас, знал только он.

Эдвард отошел в сторону, сел прямо на песок и стал наблюдать за ней. Почему-то уже одно то, что она где-то рядом, вселяло в него покой. Никогда прежде ни одна женщина не будила в нем такой яркой гаммы чувств и желаний! Она была так близко и гак бесконечно далеко от него. Боясь нарушить ее покой, он встал и пошел в сторону отеля, думая о том, что придет время — и он вернется, чтобы остаться с ней навсегда.

Эдвард подошел к бассейнам, в которых еще плескались отдыхающие, и остановился. Люси и Софи сегодня обратили на нас внимание на волейбольной площадке, подумал он. А что, если я стану по утрам плавать где-то рядом с Патрицией или, может, даже заниматься серфингом при хорошей волне? В общем, что-то делать у нее на виду? Я отправлюсь с ней на любую экскурсию, которую она выберет, или лучше организую ее сам. Она не сможет не заметить меня. Так, размышляя над своей идеей, которая показалась ему удачной, Эдвард вернулся в номер и лег спать.

Патриция еще немного посидела в ресторане, слушая музыку. Она заказала экзотический десерт и неторопливо наслаждалась вкусом незнакомых фруктов. В зале осталось немного посетителей, в основном пары, поэтому она просто не могла не заметить за одним из столиков двух молодых девушек. Они что-то весело обсуждали, заразительно смеясь. Обе высокие, стройные, голубоглазые. Одна брюнетка с короткими вьющимися волосами, другая блондинка со стрижкой каре. Через какое-то время Патриция заметила, что девушки пересели за другой столик, где уже сидели трое мужчин, и вскоре они все вместе ушли. Она почему-то выделила высокого, стройного мужчину в белых брюках и песочного цвета рубашке. Он был задумчив и почти не принимал участия в разговорах, но ушел вместе со всеми.

После ужина Патриция отправилась гулять по пляжу. Она долго ходила, почти ни о чем не думая, только прислушиваясь к шепоту волн. Недалеко от своего бунгало она села на песок, обхватив колени руками. Она смотрела вдаль, туда, где синяя вода сливается с темно-синим небом и где рождается и стремится к берегу, переливаясь серебром, лунная дорожка. Сегодня Патриция не плакала. После разговора со странной женщиной в кафе, она как будто увидела произошедшее с ней другими глазами. Она все вспоминала ее слова о том, что каждая душа в конце концов обретает свой приют.

Надеюсь, в твоем приюте не будет одиноко твоей бессмертной душе, Ричард. Но как трудно начинать жить сначала. Помоги мне, дорогой, найти в себе силы идти дальше по жизни без тебя, безмолвно умоляла его Патриция.

Она еще тосковала по нему, но тоска ее стала светлой и перестала причинять боль. Стало легче дышать, как будто лопнули обручи, туго стягивающие грудь. Она уже могла улыбнуться, вспоминая веселые моменты, которые происходили с ними, и перестала заново проживать прошлые события, а стала просматривать их как фотографии из альбома.

Она долго сидела на берегу, наслаждаясь покоем, потом вернулась в бунгало. Перед сном она просмотрела экскурсионные проспекты. В них было много интересных маршрутов. Она выбрала большую обзорную экскурсию по острову, восхождение на потухший вулкан с посещением национального парка «Тейде», расположившегося в его кратере, и занятия с тренером по дайвингу с последующим погружением. Ей всегда хотелось увидеть океан изнутри. Сделав пометки, она спокойно уснула.

Друзья Эдварда со своими новыми знакомыми продолжали развлекаться в казино. За это время они обошли все столы. Играли в карты, в кости, в рулетку. Сначала всем не везло, но потом вдруг Уиллу сказочно повезло и он разом выиграл большую сумму. Дружно решили отметить выигрыш в ближайшем баре. Люси не отходила от Уилла, а он был совсем не против поухаживать за ней, хотя прежде был крайне нерешителен с девушками. Если бы она не взяла инициативу в свои руки, сам бы он вряд ли отважился к ней подойти. Хотя ему сразу понравился ее живой и решительный характер, темные вьющиеся волосы, голубые глаза и пухлые розовые губки. Он всегда себя чувствовал комфортно, когда рядом был лидер, который брал на себя главное — принятие решений даже в мелочах. А Люси и была именно таким человеком. Кроме того, она была привлекательна, сексапильна и прекрасно знала об этом.

Весь вечер она открыто флиртовала с Уиллом и добилась ответного интереса с его стороны. После приятно проведенного вечера в казино и потом в баре все направились к отелю и распрощались только у дверей номера девушек. Договорились встретиться утром у бассейна и поплавать перед завтраком.

— Ты сегодня была какой-то молчаливой, Софи. Что случилось? — спросила подругу Люси перед сном.

— Просто мне не понравился Адам, я с большим удовольствием провела бы вечер с Эдвардом, тем, который ни на одну из нас не обратил внимания и быстро ушел. Есть в нем что-то притягательное. От него пахнет властью и деньгами. Все остальные просто плебеи рядом с ним. А вот он настоящий аристократ.

— С чего ты взяла?

— Ну это же очевидно. Его аристократичность в каждом движении, в повороте головы, во всем. Помнишь, как он представился?

— Конечно, помню — Эдвард Блейд.

— Вот именно. Перед отъездом я наткнулась в «Таймсе» на фамилию лорда Блейда. А вдруг это его отец?

— Скорее всего, у них одинаковые фамилии и никакие они не родственники. Лордов единицы, их можно по пальцам пересчитать, — заметила Люси подруге.

— Если выяснится, что он не сын лорда, от него всегда можно избавиться. А что, если он окажется самым что ни на есть настоящим сыном этого лорда Блейда? Такой шанс я не могу упустить.

— А я-то думала, что ты влюбилась в него с первого взгляда.

— Я не такая дура, как ты, Люси. При чем тут любовь? Главное деньги и власть. Я уже представляю себя в их родовом замке, слуги приносят мне завтрак в постель, а потом я гуляю в саду, — мечтательно протянула Софи.

— Почему же в ресторане, когда мы познакомились, ты не дала ему понять, что именно он тебя интересует?

— Да потому что ты болтала без умолку, не давая никому вставить слово.

— Ну прости меня, Софи. Я даже не заметила этого. Согласись, Уилл просто душка. Он такой красивый, умный, галантный — словом, настоящий джентльмен. От него можно сойти с ума.

— Будь осторожна, Люси, не увлекайся. Такие курортные романы недолговечны.

— Не волнуйся за меня, Софи. Даже если роман продлится недолго, пусть эти дни будут счастливыми.

— Нужно срочно выяснить, тот ли это Эдвард. И в этом ты мне поможешь. Расспроси о нем Уилла. Но я чувствую — это он. Чтобы добиться его, я готова на все, — решительно сказала Софи.

— Нельзя все так серьезно воспринимать, дорогая. Ты не можешь насильно приковать к себе его внимание. Если судьбе будет угодно, вы соединитесь. Но, если ничего не получится, ты не должна огорчаться. Это значит, что твой принц еще в пути.

— Нет. Ничего не хочу слышать. Он будет моим, и ты мне в этом поможешь, — проговорила Софи голосом, не допускающим возражений.

Это смутило Люси. Она много лет знала свою подругу. Чаше всего Софи была покладистой и немногословной, но иногда она вдруг становилась упрямой и непреклонной. Тогда здравый смысл ее просто покидал и она никого не слушала, ничего не понимала и не видела, кроме того, чего она решила добиться или захотела получить. За время их знакомства Люси помнила два таких случая. Первый раз это касалось дорогого браслета, который принадлежал их обшей подруге. Все закончилось тем, что подруга сама подарила Софи браслет, хотя прежде никогда с ним не расставалась. А вторая история была еще более загадочной. Они тогда снимали двухкомнатные апартаменты с большой кухней, ванной и туалетом. Им обеим нравилось там жить, но Софи просто бредила этой квартирой. Каково же было удивление Люси, когда она узнала, что с некоторых пор квартира принадлежит Софи! В обоих случаях было что-то странное, необъяснимое, но все это касалось вещей. А сегодняшнее состояние Софи насторожило Люси. В ее голосе снова зазвучали уже знакомые нотки упрямства. Предыдущие разы, причем непонятно как, Софи удалось получить желаемое, а теперь даже страшно подумать, что может случиться, если из ее затеи ничего не выйдет.

— Спокойной ночи, дорогая, — сказала Люси подруге. — Утром ты проснешься в хорошем настроении и все тебе покажется ерундой. Приятных тебе снов.

Софи не ответила, сделав вид, что спит. Это еще больше встревожило Люси. Но она сегодня была так счастлива и занята своими переживаниями, что скоро забыла обо всем и уснула с мыслями об Уилле.

В отличие от подруги Софи не могла уснуть и все гадала, почему Эдвард не обратил на нее внимания. Как он вообще посмел проигнорировать ее! С раннего детства ее приучили к мысли, что она красавица, которой нет равных. И она привыкла к всеобщему вниманию, к тому, что любое ее желание, даже самое абсурдное, тут же выполняется. Родители так избаловали ее, что слова «нет» не существовало для Софи. Такой она вошла во взрослую жизнь, где стали появляться проблемы, но, будучи от природы хитрой и изворотливой, она научилась добиваться своего, совершая подчас нечестные, если не сказать подлые, поступки. Но она не задумывалась над этим и считала, что все средства хороши для достижения цели. Для нее главным был результат. Уснула она только под утро, так и не решив, с чего начать завоевание Эдварда.

3

Патриция проснулась рано утром отдохнувшей. Она быстро вскочила, надела купальник и вышла из бунгало. Утро было солнечным и свежим. Океан был спокойным и манил погрузиться в свои воды. Низко кружились чайки, пикируя на воду. А вода была такой прозрачной, что было прекрасно видно все камешки, раковины и даже проплывающих на большой глубине рыб.

Оставив полотенце на песке, Патриция стала медленно входить в воду. В это время она заметила, как невдалеке от нее порывисто вошел в воду мужчина и поплыл мощным кролем. Она остановилась, любуясь его сильным, красивым телом и стилем плавания. Для него, похоже, вода родная стихия. За таким пловцом мне не угнаться. А я-то считала, что хорошо плаваю, подумала Патриция. Ей вдруг захотелось попробовать пусть не так красиво, но так же быстро поплыть. Не раздумывая больше ни минуты, она бросилась в воду и поплыла. Она почти догнала его, осталось совсем чуть-чуть… И тут он остановился.

Эдвард сразу заметил, что Патриция плывет невдалеке, догоняя его. Она молодец, здорово плавает! Немного потренироваться — и сможет плыть со мной наравне, подумал Эдвард. Они были уже далеко от берега, и он, решив не плыть дальше, чтобы не утомлять ее, повернул обратно. Она тоже повернула, но, почувствовав усталость, решила отдохнуть, полежав на спине. Эдвард ругал себя за то, что, увлекшись, уплыл так далеко. Он успокоился только тогда, когда после короткого отдыха Патриция поплыла обратно к берегу. Выйдя из воды, Эдвард наблюдал, как при каждом гребке, чередуясь, ее руки плавно появляются над водой и с силой погружаются снова, а ее мокрые волосы, собранные в пучок на макушке, горят огнем в лучах утреннего солнца. Как ты хороша и как бесстрашна! — думал Эдвард, любуясь грацией Патриции.

Но тут на него налетели счастливые Уилл и Люси. Они уже поплавали в бассейне и пришли забрать с собой Эдварда, чтобы вместе пойти позавтракать.

— Я думал ты бегаешь, Эд, а ты решил покорить океан.

— Я пробежался как всегда, а потом немного поплавал. Теперь готов идти с вами. Я очень проголодался.

И вся компания отправилась в отель переодеться к завтраку. Уходя, Эдвард оглянулся и увидел, как Патриция, выйдя на берег, привычным движением распустила волосы. Трудно было отвести глаза от ее хрупкой фигурки и длинных рыжих волос, развеваемых ветром. Она подхватила полотенце и пошла к себе в бунгало.

— Пойдем же, — поторопил Эдварда Уилл. — После плавания очень хочется есть.

Он был явно увлечен Люси и не замечал ничего вокруг, если это не касалось ее. А вот Люси, в отличие от своего друга, сразу заметила, на кого так пристально смотрел Эдвард. Это только усилило в ее душе тревогу, возникшую после ночного разговора с Софи. Но пока она решила не вмешиваться, а остаться сторонним наблюдателем. Смеясь, она кинула свое полотенце Уиллу и побежала к отелю. Он тут же бросился за ней в погоню. А Эдвард не спеша шел сзади и наблюдал за резвящейся парой. Он радовался за друга. Наконец-то Уилл, поборов свою нерешительность, ведет себя естественно с девушкой. И она, по-видимому, увлеклась его другом. Они вошли в отель и разбежались по номерам, договорившись через час встретиться в ресторане и вместе позавтракать.

Люси вошла в номер и увидела, что Софи уже проснулась, умылась и прихорашивается перед зеркалом.

— Доброе утро, дорогая. Ты собралась на пляж? А мы все вместе идем завтракать.

— Отлично. Значит, я иду с вами, — обрадовалась Софи. — Я проголодалась.

— Но ты не можешь идти в ресторан даже на завтрак в таком виде! — остановила ее Люси.

— В каком это в таком? По-моему, я прекрасно одета.

— Да, но только если ты идешь на пляж. В ресторане не принято появляться в шортах, из которых видна твоя попка, и в таком коротком топике, который едва прикрывает грудь, — попыталась объяснить ей Люси.

— Какая ерунда! Если тебе нечего показывать, не показывай, а у меня и попка и грудь просто загляденье, — ответила Софи, все еще вертясь перед зеркалом.

— Согласна, но не забывай: мы идем в ресторан не одни, а с приличными мужчинами. И им не понравится, если мы будем выглядеть как дешевые потаскухи.

— Ну ладно, если ты настаиваешь, я переоденусь, но на пляж пойду в этом, — согласилась Софи и сменила шорты с топом на тунику из тонкого шифона.

— Ты считаешь этот наряд приличнее предыдущего? — спросила Люси, разглядывая подругу.

Туника, перехваченная шнурком на талии, так облегала тело, что все малейшие изгибы его можно было увидеть. Только слепой не дорисует себе полной картины того, что находится под тонкой тканью.

— Не смей со мной спорить и учить меня. Я пойду в этом. Ты не понимаешь, он должен меня увидеть и потерять рассудок от страсти.

Она сказала это таким тоном, что Люси поняла: Софи решила добиться своего во что бы то ни стало.

— Не думаю, что таким образом ты чего-нибудь добьешься, — сказала Люси, пытаясь урезонить подругу.

— Не твое дело. Я решила, что он будет моим. Значит, так и будет. — В ее голосе послышались нотки раздражения. — Хватит болтать. Сама одевайся — и пойдем.

Люси посмотрела на часы и опрометью бросилась в душ, а потом переодеваться. Она успела подкрасить ресницы и надеть любимый сарафан в мелкую цветную клеточку, красные босоножки.

— Пойдем скорее, я готова. Уилл, наверное, уже заждался. — Вспомнив о нем, она тут же забыла о других проблемах и поспешила в ресторан, поторапливая Софи.

Они вошли в зал, когда мужчины уже разместились за столиком на шестерых. Уилл тут же встал, указал Люси на место рядом с ним и представил девушкам Жоржа. Потом вышла небольшая заминка, потому что никто сразу не предложил Софи место. Она попыталась просверлить взглядом Эдварда, но тот был слишком увлечен омлетом. На помощь пришел Жорж, который, увидев Софи впервые, оживился, вскочил и подставил ей стул. С этой минуты он стал красноречивее обычного.

— Боже мой, и это называются друзья! Разве настоящие друзья так поступают?! Вчера, когда я отдыхал после спортивного поединка, они познакомились с вами… — он взял руку Софи и поцеловал ее, — и ни один из них не сказал мне об этом. Знакомство с вами, Софи, для меня просто подарок. — Он с удовольствием рассматривал свою соседку в ее достаточно откровенном наряде. — Чем вы собираетесь заняться после завтрака?

— Я еще не думала об этом. Может быть, Эдвард что-нибудь предложит? — спросила Софи, надеясь втянуть того в разговор.

— Ничего интересного. Я собираюсь размяться на волейбольной площадке, — ответил Эдвард и заговорил с Адамом о каких-то проблемах, связанных с их бизнесом.

— Прекрасно. Значит, мы с Люси будем болельщиками и группой поддержки.

— Надеюсь, вы не станете возражать, дорогая, если я присоединюсь к вашей группе. Мы будем наблюдать за игрой прекрасных спортсменов: Адама, Эдварда и Уилла. Они обязательно одержат победу, имея такую поддержку. — Во время своей речи Жорж держал Софи за руку и выразительно, как ему казалось, смотрел в ее глаза.

Уилл в это время о чем-то тихонько болтал с Люси. Они заметили попытки Жоржа приударить за Софи. Со стороны это выглядело немного смешно, но они постарались поддержать его старания.

— Прекрасно, Жорж, пока мы будем играть, ты развлечешь девушек, — подбодрил приятеля Уилл.

— Если все решено, пора идти на пляж, — резюмировал Эдвард.

Все встали. Жорж тут же предложил Софи опереться на его руку. Она бы с удовольствием отказалась от его помощи, но Эдвард был уже далеко. Он продолжал прерванный разговор с Адамом, и оба были очень заняты им. Ей ничего не оставалось, как взять под руку Жоржа.

— Встретимся на пляже, — сказал Уилл, провожая Люси. — Мне бы хотелось не только поиграть в волейбол, но и поплавать с тобой. Мне очень понравилось наше утреннее купание в бассейне. — Он заговорщически улыбнулся ей.

Софи в это время удалось избавиться от назойливого Жоржа и скрыться в номере. Все в ней клокотало.

— Из-за этого толстяка потеряно столько времени, — бушевала она. — Я ни на шаг не приблизилась к цели.

— Не волнуйся так, дорогая, — успокаивала ее Люси. — У тебя еще будет возможность показать себя на пляже.

Патриция только успела войти в бунгало и набросить халат, как на пороге появился официант с подносом, на котором кроме завтрака стояла вазочка с орхидеей, еще более красивой, чем та, которую ей принесли вчера.

— Доброе утро, мисс. Надеюсь, вы хорошо спали.

— Спасибо, прекрасно. Скажите, а кто прислал мне этот чудесный цветок? — спросила Патриция. Ей очень хотелось узнать имя человека, который вот уже второй день дарит ей эти цветы.

— Не знаю, мисс, но, если вы хотите, я постараюсь узнать. Такие цветы присылают только вам. Думаю, мужчина, который их присылает, обладает изысканным вкусом. Эти цветы достойны вас. — Оставив поднос, официант удалился.

Конечно, он льстит, подумала Патриция. Но слушать его было приятно. Что с тобой, Пат? Тебе нравятся комплименты? И, рассмеявшись своим мыслям, она села пить кофе, а взгляд ее был прикован к цветку. Лепестки его словно дышали, капельки влаги подрагивали на них, а солнечные лучи, преломляясь в каждой капле, делали их похожими на россыпь алмазов.

После завтрака Патриция надела шорты, топик, соломенную шляпку и любимые сандалии и отправилась в отель. Администратор встретил ее неизменной улыбкой.

— Чем могу служить, мисс? Надеюсь, вам удалось подобрать для себя что-нибудь.

— Да. Я бы хотела заняться дайвингом и посмотреть поближе вулкан и парк «Тейде», ну и от обзорной экскурсии по острову я тоже не отказалась бы.

— Это прекрасный выбор. Где вам удобно подождать — здесь, в холле, или у бассейна, — пока я разыщу тренера по дайвингу?

— У бассейна. А как с другими экскурсиями?

— Как только сформируются группы, я сразу же сообщу вам, мисс Уильямс.

Поблагодарив администратора, Патриция вышла на улицу. У бассейна было людно, и ей с трудом удалось найти свободный шезлонг.

Только она удобно разместилась под зонтиком, как к ней подошел официант и предложил прохладительные напитки. Патриция выбрала апельсиновый фреш. Заказ был выполнен быстро, и она, наслаждаясь свежевыжатым соком, стала дожидаться тренера. В группе идущих к отелю людей она заметила Жоржа, который вел под руку эффектную блондинку, и того незнакомца, безупречным плаванием которого она любовалась утром. Он шел, по-видимому, с приятелем, о чем-то оживленно беседуя. В их разговоре участвовала и та пара, которую она заметила утром с ним на пляже. Все вместе они вошли в отель. Но тут к ней подошел молодой человек и сказал, что он тренер по дайвингу.

— Меня зовут Поль. Если вы желаете, мисс Уильямс, мы можем начать занятия прямо сейчас. Вы готовы?

— Зовите меня Патрицией. Конечно, готова. Что я должна сделать?

— Вам нужно взять купальные принадлежности, и через тридцать минут я буду вас ждать в Голубой бухте. Она находится вон за тем молом. Тропинка приведет вас в бухту. — И он показал рукой в сторону ее бунгало и дальше за выступающий далеко в море мол.

— Я постараюсь успеть, — ответила Патриция и пошла к своему домику.

Она радовалась тому, что ее ждет что-то необычное, неизведанное. Предчувствие новых открытий на какое-то время отодвинуло все ее прежние мысли и переживания на задний план. Она быстро переоделась, сложила в пляжную сумку все необходимое и совсем уж собралась выходить, как зазвенел ее мобильный телефон. За эти дни тишины и покоя она отвыкла от его звонка. Конечно же это звонила Саманта.

— Патриция, дорогая, здравствуй. Как ты? Мы с Эдит волнуемся и скучаем по тебе.

— Дорогие мои, у меня все в порядке. Я отдыхаю. Места тут действительно райские. Сегодня начну заниматься дайвингом.

— Чем-чем?

— Буду учиться погружаться с аквалангом.

— Осторожней там, не утони. Мы ждем тебя здоровой, загорелой и счастливой.

— Как дела в лаборатории? — не удержалась Патриция.

— Так и знала, что ты спросишь об этом. На время твоего отпуска заведовать лабораторией поставили Эдит. Ты бы ее видела, до чего стала важная.

— Передай ей привет. Я вам позвоню, а сейчас мне пора бежать. До свидания.

— До свидания, Пат. Ни о чем не беспокойся. Ждем твоего звонка.

Патриция рада была услышать голос подруги. Но он был из той, прежней жизни, где она пережила тяжелую утрату. Она только-только начала приходить в себя, а этот разговор вновь всколыхнул в ней боль и горечь потери. Она схватила пляжную сумку и выбежала из бунгало.

После разговора с Эдвардом Адам уехал на пару дней в Санта-Крус. У них возникли идеи по расширению производства, которые Адам и должен был проверить в этом городе. Перед тем как идти на пляж с Жоржем и Уиллом, Эдвард подошел к администратору отеля.

— Для вас, сэр, у меня есть информация. Та леди, которой вы интересовались, выбрала занятия дайвингом и экскурсию на вулкан.

— Где будут проходить занятия с тренером? — спросил Эдвард.

— Обычно занятия проходят в Голубой бухте.

— Вы могли бы связаться с этим тренером и узнать, когда начинаются занятия? И скажите, что есть еще один желающий научиться подводному плаванию. Я ему хорошо заплачу за уроки.

— Минутку, — сказал администратор и набрал номер телефона. — Алло, Поль, ты договорился о занятиях с мисс Уильямс? Прекрасно. К тебе сейчас подойдет еще один человек, который хочет научиться подводному плаванию. Он предлагает отдельную оплату. Что? Хорошо, все передам. — Закончив разговор, он повесил трубку. — Занятие начинается через пятнадцать минут. Он подождет вас.

Поблагодарив администратора, Эдвард предупредил Уилла и Жоржа, что у него возникли непредвиденные обстоятельства и он не может идти с ними на пляж, а должен срочно отправиться в другое место. Он не шел, а летел по тропинке, ведущей к Голубой бухте. Он очень спешил.

Патриция медленно шла по тропинке. Перейдя через мол, она вдруг остановилась, пораженная казавшейся нереальной картиной. Узкая прибрежная полоса в этой маленькой бухточке была темно-серого цвета. Патриции пришлось спуститься по пологому склону, на котором золотистый песок, перемешавшись с серым, выглядел грязным. Ступив босыми ступнями на этот стального цвета песок, Патриция почувствовала, что он гораздо мягче обычного песка и нога утопает в нем по щиколотку.

— Не пугайтесь, Патриция. — Тренер увидел Патрицию и пошел ей навстречу. — Это не обычный, а вулканический песок. Весь наш остров — это большой вулкан. Серых пляжей на побережье много. Но вам бы позагорать в Лос-Гигантесе на пляже с черным песком.

— Неужели совершенно черный? Это так странно, — удивилась Патриция.

— Поверьте мне. Черный, как небо в беззвездную ночь.

— Я обязательно увижу это чудо.

— Уверен, Патриция, на нашем острове вы увидите много необычного. А сейчас давайте начнем знакомиться с подводным снаряжением.

— Хорошо. Я вижу, вы успели все для этого приготовить. — На песке были разложены акваланги, маски, трубки, ласты и много каких-то других предметов, названия которых Патриция не знала.

— Вы не будете возражать, если к нам присоединится еще один желающий обучиться подводному плаванию? — спросил ее Поль. — Но, если вы хотите заниматься индивидуально, следующее занятие мы проведем в удобное только для вас время.

— Нет-нет, Поль, я не возражаю. Давайте подождем. — Она сняла сарафан и осталась в купальнике, а волосы собрала на затылке в хвост.

— А пока я расскажу вам, что входит в снаряжение для подводного плавания, потом вы примерите его, правда сегодня только на суше. — Закончив подробный рассказ и демонстрацию, Поль предложил Патриции надеть акваланг. Он помог ей закрепить его. — Не волнуйтесь, он только выглядит большим, но это облегченный вариант. На плечах он будет почти невесомым. Теперь маска. — Помогая Патриции, Поль заметил, что к ним приближается человек, о котором его предупредил администратор. — А вот и второй ученик.

В этот момент Эдвард, спустившись по тропинке в бухту, подошел к ним. Патриция обернулась, чтобы посмотреть на пришедшего. Эдвард едва не засмеялся, увидев, как под маской у нее расширились от удивления и без того большие глаза.

— Здравствуйте. Меня зовут Эдвард Блейд.

— Очень приятно. Поль.

Мужчины пожали друг другу руки.

Патриции удалось самостоятельно снять маску, и, немного робея, она протянула руку Эдварду. Она ждала кого угодно, но только не того прекрасного пловца, которым любовалась утром.

— Патриция Уильямс, — представилась она.

— Эдвард Блейд. — Он слегка пожал ее руку. Ладошка была такой маленькой, что просто утонула в его большой, сильной руке. Он был рад долгожданной встрече, и на долю секунды ему вдруг показалось, что и в ее глазах кроме удивления промелькнула радость. А может быть, ему просто хотелось это увидеть.

— Продолжим занятие, — прервал его размышления Поль. — Знакомы ли вы со снаряжением? — спросил он Эдварда.

— В общих чертах.

— Тогда еще раз повторим. Самое главное, чтобы, наслаждаясь красотами океана, случайно не утонуть, — пошутил Поль и снова все рассказал и показал. После чего попросил Патрицию повторить. Потом предложил Эдварду сделать то же самое. Он заметил, что тот хорошо знаком со снаряжением и конечно же не раз прежде надевал акваланг, хотя старательно делал вид, что пользуется им впервые. — Хорошее знание аппарата — залог приятных путешествий в глубинах океана, — наставлял их Поль. — Думаю, на этом сегодня мы можем закончить занятие. Вот небольшая инструкция, правда только в одном экземпляре, но постарайтесь с ней ознакомиться оба. Завтра занятие начнем с повторения, а потом попробуем осуществить первое погружение.

— Надеюсь, Патриция, у вас не возникнет возражений, если я буду приходить на занятия в то же время, что и вы? — спросил Эдвард, обезоружив ее своим вопросом.

— Конечно, если вам удобно, — согласилась она.

— Значит, жду вас завтра обоих в это же время, — подвел итог Поль, собирая снаряжение.

— Позвольте, я провожу вас, — предложил Эдвард.

— Спасибо. Я живу в бунгало на берегу, здесь недалеко.

— Чудесное место для утреннего плавания. — После небольшой заминки он решился: — Мы могли бы встретиться, чтобы вместе ознакомиться с инструкцией, которую дал нам Поль, учитывая, что экземпляр один. Вы же не хотите, чтобы я завтра не смог даже застегнуть снаряжение. А если я забуду, когда нужно будет сделать первый вдох дыхательной смеси и задохнусь, моя гибель в океане будет целиком на вашей совести.

— Ваши аргументы не оставляют мне никакой возможности отказаться. Хорошо. Если все так серьезно, давайте увидимся после ужина, — улыбнулась Патриция. — Я вчера гуляла по улицам городка и видела много маленьких уютных кафе. Можно посидеть в одном из них.

— А если не после, а перед ужином. Найдем ресторан, где можно попробовать блюда местной кухни.

— Наверное, так действительно будет лучше, — согласилась она.

— Я зайду за вами в шесть, если не возражаете.

Они расстались до вечера у дверей ее бунгало.

Софи сдержала обещание и надела на пляж шорты и топик. В пляжную сумку она сложила купальник и полотенце.

Люси тоже собрала вещи и надела свой любимый сарафан.

— Что ты все копаешься? — торопила ее Софи.

— Я готова. Но куда ты так спешишь? Времени у нас еще навалом.

— Ты ничего не понимаешь. Я тут попусту теряю время. На пляже полно других девушек, и каждая из них на охоте. Ловят подходящих женихов. Я не могу допустить, чтобы кто-то другой окрутил Эдварда.

— Софи, а тебе не кажется, что он уже взрослый мужчина и сам выбирает, с кем встречаться, с кем дружить, кого любить, а от тебя в его выборе ничего не зависит?

— Глупости. Стоит только ему меня увидеть, как он сразу поймет, что именно я его избранница.

— Я твоя подруга, Софи, и желаю тебе только лучшего, но нельзя же быть такой самоуверенной, тем более что ты видела его всего несколько раз, а поговорить с ним тебе так и не удалось.

— Так. Прекращай испытывать мое терпение. Пойдем на пляж. Думаю, нас там уже ждут.

На пляже собралось уже много отдыхающих. На волейбольной площадке в разгаре была игра, но своих знакомых девушки там не увидели. В стороне, где было поменьше людей, Люси заметила Уилла. Когда девушки подошли, оказалось, что их ждут только Уилл и Жорж.

— А где же остальные? — разочарованно спросила Софи. — Они придут позже?

— Дорогая, зачем вам кто-то другой, если с вами Жорж? Неужели я хуже Адама или Эдварда?

— Вы не идете ни в какое сравнение с ними, несчастный, потому что вы никто по сравнению с Эдвардом, — грубо ответила Жоржу Софи. — Не вас я ожидала здесь увидеть.

— Ну что ты, — попыталась урезонить се Люси, — мы чудесно проведем время вчетвером. Правда, Уилл?

— Конечно, тем более что Жорж замечательный рассказчик. От его историй живот надорвешь от смеха. Он не даст нам скучать. Ты как? Готов развлечь девушек? — обратился он к Жоржу.

— Конечно. Со мной вы не соскучитесь.

— О нет, только не это. Избавьте меня от этого доморощенного клоуна. Скажите лучше, когда придет Эдвард? — раздраженно сказала Софи.

— Думаю, до обеда его не будет. Он сказал, что ушел по делам. Может, вы переоденетесь и пойдем искупаемся?

— Уилл, я через минуту вернусь, и мы с тобой пойдем поплаваем. Надеюсь, ты хорошо плаваешь и научишь меня. — Люси хитро улыбнулась.

— Конечно, дорогая. Не сомневайся, я самый лучший пловец. Ты будешь в надежных руках, — улыбнулся ей в ответ Уилл своей открытой мальчишеской улыбкой.

— А чем займемся мы с вами, Софи? — заискивающе спросил ее Жорж.

Она ему нравилась, но он понимал, что не имеет ни единого шанса на взаимность из-за своей неуклюжести. И это раздражаю его больше, чем грубость Софи. Она же, словно не слыша его, взяла свои вещи и перешла на другое место, подальше от Жоржа. Люси с Уиллом весело барахтались в воде, а потом направились в бар, который располагался тут же на берегу, выпить соку. Жорж отказался идти с ними. Он заметно расстроился. Вскоре он собрался и ушел в номер, сказав, что придет в ресторан к обеду.

Софи лежала в стороне и не находила себе места от охватившей ее ярости. Что позволяет себе этот нескладный толстяк? Он решил, что она снизойдет до того, чтобы выслушивать его глупости. Кто он вообще такой? И как смел надеяться занимать ее время? — думала Софи. Как у него хватило наглости сравнивать себя, такого нелепого и жалкого, с великолепным Эдвардом?! Несчастный прихлебатель, которого друзья держат рядом с собой из милости. Когда мы с Эдвардом будем жить вместе, я ни за что не потерплю его присутствия в доме! — решила Софи и вернулась к действительности. Необходимо что-то срочно предпринять во время обеда. Для этого нужно подготовиться. Она собрала вещи и пошла в отель.

Уилл и Люси остались одни и с удовольствием наслаждались неожиданной свободой.

— Какое счастье, Люси, быть с тобой вдвоем, особенно когда нам никто не мешает! Давай будем убегать от всех подальше.

— Давай. Лучше сразу на необитаемый остров, — согласилась Люси. — Но это невозможно. Мы ведь не можем оставить своих друзей.

Они лежали на полотенцах так близко, что их плечи и руки соприкасались.

— Зря Софи так грубо отбрила Жоржа, он хотя и не идеал мужской красоты, но симпатичный, мягкий и добрый человек. Есть у него, конечно, один порок, который с годами поглотил его целиком, — это неизбывная лень. Все его беды из-за нее. А он всегда винит в них кого-то другого. Это озлобило его, сделало завистливым. Но он мой друг с детства, и мне очень жаль, что я не смог изменить его.

— Уилл, ты прекрасный друг. Жоржу очень повезло, что у него есть человек, который так хорошо его знает и понимает. Хотелось бы мне поделиться с тобой своими проблемами с Софи. Может быть, вместе мы нашли бы правильное решение. Боюсь, ей нужна помощь.

— Судя по ее напору, помощь может понадобиться Жоржу и Эдварду, — засмеялся Уилл. Он встал и помог встать Люси, а потом обнял ее и увлек за собой в воду. Они барахтались и резвились на волнах. — Если после обеда волна усилится, можно будет покататься на доске.

— Ты занимаешься серфингом? Боже мой, ты такой смелый, Уилл! Я бы умерла от страха.

— Ты увидишь, дорогая, как это здорово, — ответил он, чувствуя прилив сил и уверенности в себе, которых ему так не хватало раньше. Почему-то именно для Люси ему захотелось быть самым смелым, самым сильным и вообще самым-самым, чтобы каждый раз она смотрела на него с таким же восхищением, как сейчас. — А теперь нам пора пообедать, иначе у меня не хватит сил удержаться на доске.

— Я не могу этого допустить, пойдем скорее. Я хочу любоваться тобой на гребне самой высокой волны.

Смеясь, они быстро собрали вещи и отправились в отель переодеться к обеду.

Подходя к ресторану, Люси увидела, что Эдвард, Жорж и Софи, расположившись за столиком, уже делают заказ.

— Вот видишь, мы с тобой так задержались на пляже, что наши друзья решили обедать, не дожидаясь нас, — прошептала она Уиллу.

— Не пойдем в отель. Давай сразу присоединимся к ним, — так же шепотом ответил он Люси.

Они присоединились к остальной компании. И, оказалось, вовремя. Софи все-таки удалось, как она и планировала, сесть рядом с Эдвардом и подальше от Жоржа. Он была возбуждена и очень разговорчива. Пыталась рассказать Эдварду, как замечательно они провели время и как он много потерял, что не пошел с ними.

Эдвард ее совсем не слушал, думая о чем-то своем.

Жорж был мрачен, видимо из-за ее грубости на пляже, и тоже сидел молча.

— Похоже, вы решили оставить нас голодными, — с улыбкой произнесла Люси, садясь на предложенный ей Уиллом стул.

— Нужно меньше плескаться, русалка. — Жорж оживился при появлении опоздавших.

— Сегодня трудно усидеть на пляже и не искупаться. Правда, Люси? — произнесла Софи и положила руку на плечо Эдварда. — Вот я и рассказываю Эдварду, какая сегодня бесподобная вода.

— Позвольте, Софи, но, чтобы судить о состоянии воды, самое меньшее, что нужно сделать, — это войти в нее, а не наблюдать, как это делают другие, — заметил Жорж.

— Да, я собиралась искупаться, но тут поднялась волна и я испугалась. — Ее рука, скользнув по предплечью, легла на ладонь Эдварда. — Вот если бы рядом были вы, я бы ничего не боялась. — Софи попыталась заглянуть в его глаза, но встретила холодный, отчужденный взгляд.

Он освободился от ее руки. Она начала его раздражать своим навязчивым поведением. Но он был воспитан в уважении к женщине и поэтому терпеливо и спокойно постарался дать ей понять, что ему не нравится ее манера общения.

— Как будто не было на пляже других мужчин, предлагавших вам свою помощь и так грубо отвергнутых вами, — не унимался Жорж.

Люси с Уиллом переглянулись, оба подумали, что здесь становится горячо.

— Если этот разговор будет продолжаться, разразится большой скандал, — шепнула она тихонько ему на ухо.

— А вот и наш заказ, — обрадовался Уилл. Радость его была такой искренней, как будто он не ел несколько дней. — Предлагаю отложить все разговоры на потом.

— Правильно, приятного всем аппетита, — поддержала его Люси.

Но это не входило в планы Софи. Она решила во что бы то ни стало добиться внимания Эдварда, и остановить ее уговорами не представлялось возможным.

— Какой чудесный салат из креветок и мидий! Я вижу, Эдвард, вы почему-то не едите ни рыбу, ни морепродукты. У вас аллергия на них? Это так характерно для английской аристократии.

— Ошибаетесь. Нет у меня никакой аллергии. Просто я привык есть то, что мне нравится, — ответил Эдвард в надежде, что больше вопросов не будет.

— Но в том, что вы отпрыск аристократического рода, я не могла ошибиться, — настаивала Софи.

— Поверьте мне, вы заблуждаетесь, — попытался разуверить ее Эдвард. — Извините, но мне хотелось бы спокойно пообедать и заняться другими делами.

— Я предлагаю взять доски и заняться серфингом, — предложил Уилл, желая сменить тему разговора. — Пока появилась волна.

— Прекрасно, — согласился Эдвард.

— Конечно. Вы специально выбираете те развлечения, в которых я заведомо не могу принять участие, не могу составить вам достойную конкуренцию. Вам доставляет удовольствие унижать меня. Конечно, кто я такой рядом с вами?! — неожиданно сказал Жорж.

Но это явилось неожиданностью только для Эдварда — Уилл и Люси уже были свидетелями ссоры на пляже, но надеялись, что повторения не будет.

— Ну что ты, Жорж. Мы с удовольствием поиграем с тобой в гольф. Я же знаю, что в этой игре тебе нет равных. Просто жалко упускать такую волну. Завтра снова может быть штиль — и прощай серфинг, — попытался уговорить его Уилл.

— Просто некоторые ни на что не способны, а пытаются что-то из себя изобразить. Жалкие попытки выглядеть значительнее просто смешны, — не удержалась Софи.

— Ах так? Значит, я ни на что не способен? Что ж, ладно. Зато вы, мисс, да и все вокруг на все способны. Я найду, чем занять себя с такими же неспособными, как и я. — Жорж сорвался с места и ушел в отель.

— Софи, ты не права, — сказала Люси. — Ты не должна была так разговаривать с Жоржем.

— Подумаешь, я сказала только то, что есть.

— Вы, мисс, сказали больше, чем это допустимо приличиями, — спокойным голосом сделал ей замечание Эдвард. — Вы всем испортили обед. Если вы и дальше будете продолжать вести себя подобным образом с Жоржем, я предпочел бы прекратить общение с вами.

Софи не ожидала такой реакции со стороны Эдварда. Все это он говорил таким холодным тоном, что любая ее попытка настоять на своем могла привести только к полному разрыву. А этого Софи не могла допустить.

— Ну что вы, я никого не хотела обидеть. Это недоразумение. Я все улажу, — сказала Софи, ожидая, что ее поддержит Люси.

Но та, проигнорировав подругу, обратилась к Уиллу и Эдварду:

— Пора вернуться в отель. Я приду к вам на пляж, если вы не возражаете. Посмотрю, что такое серфинг.

— Конечно, приходи, — обрадовался Уилл. — Эдвард, пойдем, нам нужно выбрать и осмотреть снаряжение. Волна не такая большая, как хотелось бы. Наверное, такие, как были пару лет назад, редкость. Помнишь?.. — И, махнув рукой Люси, он с Эдвардом ушел, вспоминая об их прошлых приключениях.

— Почему ты меня не поддержала? — спросила Софи.

— А какая муха тебя укусила? Как ты могла так грубить Жоржу! Ты все еще не поняла, что разговариваешь не со своими сверстниками, а с серьезными взрослыми людьми.

— Невелика разница. Ну ладно. В чем же я просчиталась? И ты тоже хороша, никакой от тебя помощи. Только и знаешь, что бегать за своим Уиллом. Подумаешь, нашла принца.

Софи еще долго могла бы разглагольствовать, но, не слушая ее, Люси встала и пошла в отель. Она многого ожидала от этого отдыха, но никак не предполагала, что испортит его именно ее подруга.

4

Патриция была смущена неожиданной встречей с Эдвардом. Расставаясь с ним у дверей своего бунгало, она почувствовала какое-то необъяснимое беспокойство, беспричинное волнение. Горели ее щеки, горела рука, которую он пожимал, а его глаза, такие добрые и внимательные, казалось, заглядывают ей прямо в душу.

Что со мной? — подумала Патриция. Что за наваждение? Но как ласково он смотрел на меня! Словно он знает обо мне все. Нет. Этого не может быть, просто долго сидела на солнце, перегрелась. Сейчас приму прохладный душ и все станет на свои места. И она решительно направилась в ванную.

После душа, стараясь не думать о волнующих ее новых ощущениях, она начала одеваться к обеду. Она надела юбку, рубашку, кепку-бейсболку и свои неизменные сандалии. Костюм завершила сумочка в виде планшета. К ресторану она подошла в тот момент, когда из него выбежал, едва не сбив ее с ног, Жорж.

— Осторожней, Жорж. Что случилось? На тебе лица нет. Присядь.

Они сели на ближнюю скамейку.

— Почему со мной всегда так? Чем я хуже других? Да, может быть, я не так хорош, как Уилл, и не так богат, как Эдвард, и за последние годы располнел, но это никому не дает права издеваться надо мной.

— Успокойся. Я думаю, не все так страшно, как тебе кажется. Ты неплохой человек, Жорж, — старалась успокоить его Патриция.

— Ладно, проехали. Еще не хватает, чтобы ты меня утешала. Все началось с тебя. Это ты во всем виновата! Ты отвергла меня. И с тех пор ни одна женщина не посмотрела в мою сторону. Все, кто мне нравится, достаются другим. Уж эта-то казалась такой доступной, только протяни руку, а тоже туда же, не обращает на меня внимания, а бегает за Эдвардом, хотя сам он ей совершенно не нужен, нужны только его деньги. Она этого даже не скрывает.

— За каким Эдвардом? — спросила Патриция, услыхав знакомое имя.

— Да за моим нынешним шефом. А что в нем, кроме гонора и мешка денег? Ничего. Ничем он не лучше меня. Ненавижу. Всех их ненавижу. Они думают, что весь мир существует только для них, что все можно купить и продать, что такие, как я, могут только ползать в пыли и получать от них подачки.

Нет, подумала Патриция. Это не может быть один и тот же человек. Это не тот Эдвард, с которым я вчера познакомилась.

— Успокойся, Жорж. Думаю, ты в чем-то не разобрался. Отдохни. Через некоторое время ты поймешь, что все не так плохо, как тебе кажется.

— Ты такая же наивная, мисс Уильямс, как и много лет назад. На самом деле все еще хуже, чем я думаю. И хуже всего то, что я сам знаю, кто я такой. — Он встал и пошел к отелю.

Патриция проводила его взглядом. После разговора с Жоржем остался неприятный осадок. Есть ей расхотелось, и она не пошла в ресторан. А зашла в кафе, что находилось рядом с бассейном, взяла пару сандвичей и пакет сока. С этими покупками она вернулась в бунгало. Разложила их на столике, достала книгу и за чтением съела свой импровизированный обед. Если Жорж и дальше будет продолжать в таком же духе, имеет смысл сменить ресторан, подумала Патриция, собирая со стола остатки еды.

В бунгало было прохладно, и она решила остаться здесь. Утром, когда она купалась, океан был спокойным, а сейчас появились волны. Они шли одна за другой, с шумом разбиваясь о берег. Патриция устроилась с книжкой у окна, из которого был виден океан и часть пляжа.

Увлекшись чтением, она не заметила, как на пляже появилась группа серфингистов. Молодые ребята смело бросались под волну, чтобы тут же взлететь на ее гребень. Мокрые и счастливые, они с криками еще и еще раз проделывали головокружительные пируэты.

Патриция наконец-то оторвалась от книги, выглянула в окно и увидела, что к этой отважной группе присоединились Эдвард и Уилл. Теперь она не могла оторвать от них глаз. Вот Эдвард, поправив костюм синего цвета с белыми боковыми полосами, который облегал его стройное тело как вторая кожа, вошел с серфером в воду. Сначала он лег на него и стал грести, уплывая подальше от берега, туда, где зарождалась волна. Потом резко вскочил на доску и застыл на полусогнутых ногах, расправив руки как крылья и удерживая равновесие. Через некоторое время он направил серфер на самую большую волну. Когда Эдвард скрылся под нею, Патриция не на шутку испугалась, — вдруг океан поглотит смельчака? — но вот он появился на самом гребне, и ей показалось, что никогда она не видела человека, красивее и смелее его. На мелководье он снова лег на доску, и все повторилось снова.

На берегу собралась целая толпа наблюдающих за серфингистами. Патриции и самой хотелось выбежать и посмотреть поближе, но от одной мысли, что она так близко увидит его разгоряченное тело, его глаза, губы, ей стало тревожно и она не могла решить, бежать ли ей на пляж или остаться у окна.

Пока она колебалась, Уилл и Эдвард вышли на берег. Навстречу им бросились девушки. Одну из них Патриция видела утром. Она подбежала к приятелю Эдварда, радостно бросилась ему на шею и поцеловала его. А вторая девушка неожиданно подбежала к Эдварду и обняла его. Патриция тут же отвернулась. Сердце ее готово было выскочить из груди. Она уже где-то видела эту девушку, и, похоже, именно с Эдвардом. Если бы она не отошла от окна, то увидела бы, как Эдвард решительно снял руки девушки со своей шеи и что-то сказал ей, после чего та тут же развернулась и быстро ушла. Когда Патриция снова посмотрела в окно, на пляже уже не было ни Эдварда, ни его знакомых.

А что ты хотела, дорогая? Такой мужчина не может быть одиноким. За ним, должно быть, увивается много красивых молоденьких женщин, а тебе уже давно за тридцать. Возможно, ты значительно умнее большинства из них. Жаль только, что это не бросается в глаза так, как броская внешность, думала Патриция, глядя на постепенно пустеющий пляж.

После обеда Эдвард и Уилл, захватив серферы, отправились к океану.

— Волнение усилилось, — радостно сообщил Уилл. — Волна стала выше, чем была до обеда. Правда, это не назовешь хорошим штормом, но прокатиться пару раз удастся. Как думаешь, Эд?

— Давай попробуем. Жаль, Адам не с нами. Он, пожалуй, лучший из нас на доске.

— Будем надеяться, что это не последнее волнение, — с надеждой в голосе сказал Уилл.

— Будем, — сказал Эдвард и первым вошел в воду.

За ним поспешил Уилл. Волна, растеряв по пути всю силу, была невысокой и докатывалась до берега едва ощутимой. Поэтому оба устремились вперед, дальше на глубину, где из столкновения воздушных фронтов и подводных течений рождалась волна.

Эдвард, вскочив на доску, как всегда испытал трепет. Никогда не знаешь точно, кто победит в этой схватке. Ты, оказавшись на гребне, или волна, сбросив тебя с доски. Победить можно, если ты стал с волной одним целым, слился с ней в едином порыве. И вот уже он вылетел на гребень и укрощенная волна понесла его к берегу. На мелководье он развернул доску и снова направил ее в море.

Уилл следовал за ним. Ему тоже удалось справиться с волной. Он не мог не победить, ведь с берега за ним наблюдала Люси. Как странно, думал он, в очередной раз направляя доску навстречу волне. Еще несколько дней назад я не знал о ее существовании, а сейчас мне кажется, что жизнь только и началась с того момента, как мы познакомились. И теперь я точно знаю, что смогу все. И, вылетев в очередной раз на самый гребень, он почувствовал знакомый трепет от предстоящей встречи с ее восхищенными, такими же синими и бездонными, как океан, глазами.

— Уилл, — окликнул его Эдвард, когда они снова оказались на мелководье. — Как думаешь, может, хватит на сегодня?

— Возражал бы против этого только Адам, а я с тобой целиком согласен. Пора отдохнуть. Но как было здорово, Эд!

— Сегодня ты превзошел сам себя. Ни одного раза не свалился. Уж не взгляд ли Люси тебя загипнотизировал?

— Это так заметно? — смутился Уилл.

— Я рад за тебя. Пойдем. Она заждалась на берегу.

Люси очень волновалась за Уилла. Никогда еще так близко она не видела серфинг. Вначале ее пугали волны, но, увидев, как ловко Уилл справляется с ними, она почувствовала, что ничего с ним не может случиться, и уже с нетерпением ждала его возвращения. Как только он вышел на берег, она не удержалась и, переполненная новыми чувствами, бросилась ему на шею и поцеловала.

— Извини мою несдержанность, — пряча глаза от смущения, сказала она. — Я так волновалась за тебя и так горжусь тобой! Ты самый бесстрашный!

— Не извиню, пока не поцелую тебя, — смеясь ответил Уилл. Он был на вершине блаженства.

Но тут появилась Софи, которая неожиданно подбежала к Эдварду. Обхватив его шею руками, она прильнула к нему всем телом и жарко зашептала:

— Это бесподобно. Я наблюдала за тобой. Я тоже люблю острые ощущения. Мы созданы друг для друга.

Сначала Эдвард, все еще разгоряченный серфингом, даже не понял смысла сказанного. Но уже через минуту, высвободившись из ее объятий, сказал:

— Я бы попросил вас, мисс, впредь не докучать мне своими глупостями, если вы надеетесь поддерживать приятельские отношения с моими друзьями. — Сказано это было тоном, не предвещающим Софи ничего хорошего.

Уилл и Люси только рты раскрыли от изумления, не в состоянии, произнести ни слова. И в полном молчании Софи пришлось уходить ни с чем. Никто не знал, что у разыгравшейся на пляже сцены была еще одна свидетельница, наблюдавшая за происходящим из окна своего бунгало.

Выходка Софи вывела Эдварда из равновесия. А он-то надеялся, что не увидит ее в ближайшее время.

Справившись с охватившим его раздражением, Эдвард вернулся в отель, предупредив Уилла, что у него неотложные дела и он не будет ужинать с ними, а когда вернется, тоже не знает.

— Обещай, что зайдешь ко мне, даже если будет очень поздно, — попросил его Уилл. — Что передать Адаму, если он позвонит?

— Передай, что я позвоню сам. Надеюсь, тебе не придется скучать? — улыбнулся Эдвард.

— Я тоже надеюсь, но, боюсь, найдутся желающие подпортить вечер. Ладно, справлюсь. Увидимся позже.

Быстро переодевшись, Эдвард отправился на встречу с Патрицией.

Он подошел к ее бунгало и постучал. Патриция, открывшая ему дверь, казалась смущенной.

— Вы забыли о моем приглашении и не ждали меня? — спросил Эдвард, заметив ее нерешительность.

— Нет-нет, что вы. Я все помню. Мы с вами идем изучать инструкцию по дайвингу. Просто, читая интересный детектив, теряешь счет времени. Две минуты — и я буду готова.

— Чудесно, я подожду вас здесь, на террасе. — Эдвард устроился в шезлонге и приготовился к длительному ожиданию. Но это совсем его не огорчало, ведь он ждет ее. Прежде он даже не мог себе представить, что есть такие женщины, которых с радостью можно ждать бесконечно долго.

Патриция переоделась быстро. Она выбрала брюки, к ним свободный блузон, украшенный стразами, и туфли на высоком каблуке. В небольшую изящную сумочку с трудом втолкнула инструкцию тренера. Чтобы поправить макияж. Патриция взглянула в зеркало. Она выглядела взволнованной. Что с тобой, Пат? Это же не свидание, а теоретическое занятие по дайвингу во время ужина, думала Патриция, подкрашивая губы и нанося несколько капель любимых духов за мочки ушей и на запястья. Но сердце стучало все чаще, а уж его-то трудно обмануть уговорами. Оно всегда знает, чего ждет.

— Вы прекрасно выглядите, — встретил ее появление Эдвард.

— Спасибо, — улыбнулась Патриция.

— Если не возражаете, я бы предложил провести вечер в небольшом ресторанчике «Оратава», там столики стоят на открытой террасе, с которой открывается прекрасный вид на океан. Думаю, вам понравится.

Эдвард и Патриция шли по тропинке мимо бассейнов и так были увлечены разговором, что не заметили расположившихся в шезлонгах у бассейна Уилла и Люси. Те издалека заметили Эдварда, но, увидев, что он не один, не стали его звать.

— Я видела ее утром на пляже, — задумчиво сказала Люси, вспоминая взгляд, которым Эдвард смотрел на эту женщину.

— А я не видел на пляже никого, кроме тебя. Но, по-моему, это знакомая Жоржа. Он говорил, что они вместе учились на факультете биологии или что-то в этом роде. Понятно теперь, на какую деловую встречу Эд отправился, — улыбнулся Уилл.

— Может, нам с тобой поужинать в другом месте, только вдвоем. Я не выдержу очередных препирательств Софи и Жоржа. Как ты думаешь? — с надеждой спросила Люси. — На побережье столько мест, где можно приятно провести вечер.

Против такого предложения никто не мог бы устоять. И Уилла не пришлось долго уговаривать.

— Прекрасная идея. Не будем откладывать ее реализацию, — обрадовался Уилл, целуя вздернутый носик Люси. — Пойдем переоденемся и отправимся в уединенное место, где нас никто не найдет.

Они вернулись в отель и ненадолго разошлись по номерам. Через полчаса Уилл, освеженный душем, в легком светлом костюме ожидал в холле свою подругу. Она задерживалась. Наверное, это Софи с ее бесконечными претензиями. Дорогая, не поддавайся на ее уговоры. Это только наш с тобой вечер, и мы проведем его вдвоем, мысленно уговаривал Люси Уилл. И его томительное ожидание было вознаграждено сторицей.

У него даже дух захватило, когда он увидел выходившую из лифта Люси. Она вся светилась в волнах нежно-розовой органзы, которая окутывала ее загорелое тело; стройные ножки были обуты в почти прозрачные босоножки на высоком каблуке.

— Мистер Дебенхем, — отвлек его проходивший мимо администратор, — позвольте дать вам совет. Возьмите у отеля машину и поезжайте со своей спутницей в «Параисо-клуб». Там есть все: рестораны на любой вкус, бары, танцевальный зал. Есть залы для игры в боулинг и бильярд и много других развлечений. Вы проведете чудесный вечер. Поверьте мне.

— Благодарю вас, — ответил Уилл, не сводя глаз с Люси. Как она хороша! — думал он. И вечер сегодня только наш.

Кроме автомобилей на стоянке рядом с отелем стояли небольшие экипажи, запряженные лошадьми.

— Может быть, прокатимся в экипаже? — спросил Эдвард.

— С удовольствием.

Он помог Патриции сесть. И погоняемая кучером лошадка медленно поплелась по вымощенным камнем улицам.

— Я ничего не знаю о вас, Патриция, кроме того что вы любите плавать по утрам и хотите заняться дайвингом, — начал Эдвард.

— Ну что вам рассказать… Ничего захватывающего в моей жизни не было. Росла, училась, потом работала. Вот и все.

— Тогда расскажите о семье, о родителях, братьях, сестрах, других родственниках, — попросил Эдвард, чтобы разговорить Патрицию.

— Я не помню своих родителей. Они погибли, когда мне было три года, и растила меня тетя, родная сестра матери. Она очень любила меня.

— Почему вы говорите — любила?

— Она долго болела и умерла шестнадцать лет назад. Я тогда училась на четвертом курсе университета. Я тоже очень ее любила. Она оставила мне небольшую квартирку на окраине Лондона, там я и живу. Сколько раз могла бы ее поменять на лучшую, но не могу с ней расстаться.

От печальных воспоминаний ее прекрасные глаза затуманились, а Эдварду совсем не хотелось, чтобы она грустила.

— А где вы учились? — попытался он сменить тему разговора.

— В Лондонском университете, на факультете биологии. А вы? — в свою очередь спросила она.

— Я окончил архитектурный факультет Кембриджского университета. Со мной учились два моих лучших друга, Уилл и Адам. За много лет это первый отпуск, который мы проводим вместе.

— А кто из них подходил к вам утром с девушкой? — спросила Патриция с улыбкой.

— Уилл, Адаму пришлось уехать в Санта-Крус-де-Тенерифе. Мы наметили несколько фирм, с которыми планируем начать переговоры о совместной работе. Но это скучно и вряд ли вам интересно. А у вас есть друзья?

— У меня есть две близкие подруги, Эдит и Саманта. Мне повезло, я пришла работать в лабораторию сразу по окончании университета. Там и познакомилась с ними, и вот уже много лет мы дружим и работаем вместе.

— А чем занимается биолог в своей лаборатории? — заинтересованно спросил Эдвард.

— Это очень просто. Занимается изучением жизни, — скромно сказала Патриция.

Они подъехали к ресторанчику. На крыше дома была устроена терраса, с которой открывался бесподобный вид на океан. На террасе под навесом расположились столики и небольшая площадка для музыкантов. На столиках в стеклянных подсвечниках стояли свечи, что придавало особый уют этому месту. Эдварда и Патрицию проводили за выбранный ими столик.

— Здесь очень мило, — сказала Патриция, оглядевшись. — А чем занимается ваша фирма?

— Мы проектируем и строим, а также производим все необходимое для строительства. Но это неинтересно. — В этот момент официант принес вино и разлил его по бокалам. — Давайте выпьем за наше первое погружение.

Патриция взяла свой бокал и пригубила. Вино было превосходным.

— Может быть, пора приступить к изучению инструкции? — спросила она, вспомнив, зачем, собственно, они сюда пришли. Ее беспокоила мысль о том, что Эдвард, наверное, встречается с той девушкой, которая обнимала его на пляже, и, может быть, ему нужно спешить к ней, а не сидеть в ресторане. Но он, как воспитанный человек, не может сразу уйти, и ему приходится задерживаться здесь, вместо того чтобы бежать к ней. В общем, Патриция вконец запуталась в своих размышлениях.

Голос Эдварда вывел ее из задумчивости.

— Это мы еще успеем сделать. Давайте будем наслаждаться прекрасным вечером, вином, музыкой и тем, что мы первый вечер вдвоем. — Он сказал это таким проникновенным голосом, что сердце Патриции замерло. — Вам нравится здесь?

— Очень, — тихо сказала она.

— Тогда мы никуда не будем спешить, а просидим здесь, если захотите, до самого утра. И вы мне расскажете, где так хорошо научились плавать.

— В обычном городском бассейне. Я росла болезненным ребенком. Вот тетушка и водила меня на плавание. Что удивительно, через год я совершенно перестала болеть. А вот вы плаваете, как настоящий спортсмен.

— Просто я занимался многоборьем в университете. — Неожиданно зазвонил его мобильный телефон. Он извинился и нажал кнопку ответа. — Слушаю, — произнес он. — Здравствуй, Адам. Хорошо. В какое время? Да. Я буду вовремя. — И он отключился. — Звонил мой друг, — сказал он Патриции. — Он запланировал встречу на завтра. Я тоже должен там быть. Возьму машину в прокате и поеду.

— Значит, вам нужно завтра рано утром выезжать?

— А что, если вам поехать со мной? — неожиданно предложил Эдвард. — Эта поездка будет лучше, чем обзорная экскурсия по острову. Мы будем только вдвоем и сможем остановиться там, где сами захотим, и смотреть то, что нам понравится. Соглашайтесь. Обещаю, вы не пожалеете.

— Не знаю, удобно ли это, — засомневалась Патриция, хотя ей очень хотелось поехать с ним.

— Соглашайтесь, мы замечательно проведем время.

— Хорошо, — решилась Патриция. — Едем.

Они еще долго вспоминали всякие мелочи, из которых складывалась предыдущая жизнь каждого из них с самого детства. Та, которая была до их встречи. И обсуждали будущее путешествие. Обратно они возвращались по пляжу босиком. Песок был теплым. Рядом шумел, разбивая о берег волны, океан. Они брели по пляжу, наслаждаясь уединением и неожиданным обретением друг друга. В которое им еще было трудно поверить.

— Встретимся в восемь утра на парковке за отелем, — сказал Эдвард.

— До завтра. — Патриция протянула ему руку.

Он задержал ее руку в своей, а потом поднес к губам и поцеловал.

От взгляда его темных как ночь глаз у нее закружилась голова. Было в нем что-то невысказанное, волнующее и то, чего словами не передашь.

После ухода подруги Софи осталась в номере одна. Она решила вечером за ужином вести себя по-другому, быть внимательной и предупредительной по отношению к Жоржу с тем, чтобы Эдвард заметил и оценил в ней эту перемену. Но Люси сказала, что Эдвард занят, а она уходит с Уиллом, так что Софи придется ужинать одной или в обществе Жоржа.

— Прекрасная возможность наладить с ним отношения. Без этого тебе лучше не появляться в обществе Эдварда. Но было бы лучше, если бы ты вообще выбросила его из головы. Похоже, его сердце уже занято другой.

— Ты что-то знаешь? Немедленно скажи мне, кто она.

— Я ничего не знаю, только предполагаю. Но, если окажется, что это так, тебе лучше оставить его. И чем раньше, тем лучше. Найди себе другого. Ведь кругом столько молодых красивых парней, — сказала Люси, подкрашивая перед зеркалом губы.

— Нет. Ты меня не понимаешь. Кругом действительно полно парней, но ни один из них не сын лорда Блейда.

— Софи, мне кажется, ты все-таки ошибаешься.

— А ты выяснила это у своего Уилла? Нет. Так выясни, что зря с ним время терять. Могла, бы уже давно все разузнать, — недовольно проворчала Софи.

— Я убегаю. Постараюсь все выяснить, — сказала Люси, исчезая за дверью. Она уже была рада, что можно больше не слушать глупости подруги. Не понимаю, зачем добиваться внимания нелюбимого человека, пусть он хоть сто раз будет лордом! — думала она, спускаясь в лифте. Но, выйдя из лифта и увидев ожидавшего ее Уилла, она тут же забыла обо всем на свете.

Похоже, я поторопилась, думала Софи. Срочно меняю тактику. Стану нежной и внимательной. Буду любезна с Жоржем, только бы мне хватило терпения выдержать его общество. Она была зла на Люси за то, что та оставила ее одну, а сама ушла на свидание к Уиллу. И что она вообще в нем нашла? Обычная посредственность. Софи не могла признаться даже себе, что в глубине души завидует подруге.

Решив все-таки разыскать Жоржа, чтобы наладить с ним отношения, она набрала номер рецепции.

— Мне, пожалуйста, номер мистера Минкса, — сказала она в трубку. Их соединили, и Софи услышала недовольный голос Жоржа:

— Алло?

— Жорж, добрый вечер.

— Кто говорит?

— Как мило. Вы меня не узнали? Это я, Софи.

— Что вам нужно? — сухо спросил он.

— Ах, Жорж, не будьте так строги со мной. Вы уже знаете, что нас все покинули? Уилл уехал с Люси, Эдвард отправился куда-то по делам. Я скучаю в одиночестве. Да и вам, наверное, невесело. Давайте встретимся и поужинаем вместе. Я была не права и хотела бы попросить у вас прощения. Надеюсь, вы мне не откажете.

— Считаете, есть смысл нам еще раз встретиться? — с сомнением в голосе произнес Жорж.

— Умоляю вас. Я не смогу уснуть, если вы меня не простите. Тем более что мы будем одни и никто не помешает нам узнать друг друга получше, — самым нежным голосом, на какой только была способна, прошептала Софи.

— Ну что ж, я буду ждать вас в ресторане, — согласился наконец Жорж.

— Я приду, — сказала Софи и повесила трубку. Теперь ей нужно срочно решить, что надеть.

В конце концов она остановила выбор на коротком черном платье и очень скромных украшениях. Я похожа на серую мышь, но чего не сделаешь ради достижения цели! — думала Софи, глядя на себя в зеркало. Но я дождусь своего часа. И уж тогда-то развернусь. Она решительно закрыла за собой дверь номера и пошла на свидание к Жоржу.

Он ждал Софи за столиком и внутренне приготовился дать ей отпор и не позволить издеваться над собой. Но, к его удивлению, она сразу начала извиняться. Жоржу показалось, что она вполне искренна, и он решил не портить вечер, а попытаться провести его приятно. Их совместный ужин прошел спокойно. Софи говорила мало, больше слушала рассказы Жоржа о его детстве, учебе в университете. Она оживилась только тогда, когда разговор коснулся его нынешней работы в фирме Эдварда.

— Я только недавно приступил к работе в группе Уилла и еще не вник до конца в суть дела. Но, надеюсь, со временем меня ждет карьерный рост.

— Не сомневаюсь. С вашими знаниями и опытом работы вы непременно добьетесь успеха.

— Чудесный вечер, Софи. Может быть, продолжим его где-нибудь в казино или баре, где захотите. Выбирайте.

— Тогда пойдемте в казино. В прошлый раз Уиллу очень повезло. Может, и нам повезет.

— Отличная идея. Попробуем побить его рекорд.

И весь остаток вечера они провели в казино.

Эдвард вышел из номера. Он не стал никого будить, а оставил у администратора записку для Уилла, где сообщал, что уезжает и вернется только на следующий день. Он заранее арендовал машину с откидным верхом, и она уже ждала его на стоянке сразу за отелем. Свою небольшую сумку с плавками и полотенцем он забросил в багажник. Патриция пришла чуть позже и тоже с небольшой сумкой.

— Доброе утро, — приветствовала она Эдварда с милой улыбкой. — Ничего, что я взяла кое-что из вещей. Мы же не знаем точно, когда вернемся.

— Не волнуйтесь, если что-то понадобится, мы купим в дороге. В одном я точно уверен, что днем будет жарко и мы остановимся на одном из пляжей, чтобы отдохнуть и искупаться. — Он взял ее сумку и положил в багажник рядом со своей. — Надеюсь, купальник вы захватили?

— Это было первое, что я положила в сумку.

— Все остановки в дороге будут на ваше усмотрение. Я остановлюсь в любом месте, где вам понравится, — пообещал Эдвард.

— Тогда поехали, — сказала Патриция, усаживаясь рядом с Эдвардом.

Машина плавно тронулась и выехала на шоссе, которое шло по побережью, кольцом окружая весь остров. Проехав буквально несколько метров, Эдвард увидел пожилую женщину в белом балахоне и соломенной шляпе, которая медленно брела по тропинке вдоль шоссе.

— Возьмем попутчицу? — спросил он Патрицию.

— Конечно.

Эдвард притормозил рядом с женщиной и спросил, далеко ли ей идти и не нужна ли помощь.

Патриция сразу узнала в ней ту странную женщину, с которой познакомилась в кафе.

— Доброе утро, матушка Матэ, садитесь, мы подвезем вас, — предложила ей она.

— Спасибо вам, господа, — поблагодарила матушка Матэ, устраиваясь на заднем сиденье. — Я иду в поселок Арона. Это недалеко, всего несколько километров, но с каждым годом этот путь мне кажется все длиннее. А вот ваш путь сегодня только начинается и будет долгим и счастливым. — Она загадочно улыбнулась, посмотрев на них обоих.

— Что заставляет вас проделывать такой утомительный путь? — спросил ее Эдвард.

— В наших засушливых местах мало зелени и деревьев. Здесь не то что в северной части острова. Вот и приходится ходить так далеко. Мне нужно драконово дерево, которое растет на склоне, недалеко от Ароны. Смола этого дерева целебна. Я собираюсь набрать этой смолы, чтобы приготовить мазь для заболевшего рыбака.

— А нам можно увидеть это чудесное дерево? — спросила Патриция.

— Конечно, мисс. Вам оно силы даст, а сердцу прозреть поможет. Да вот уже и приехали. Здесь, если можно, остановите, господин, — попросила она Эдварда и, глядя ему в глаза, сказала: — Всегда помни о том важном, что обрел, не разменяй, сохрани — и путь твой будет счастливым. Пойдемте со мной, покажу вам то, чего нигде во всем мире не увидите.

Эдвард помог матушке Матэ выйти из машины.

— Вот оно. Уж и не знаю, сколько веков ему, — произнесла она, указывая рукой в сторону, где у самого обрыва величественно возвышалось огромное ветвистое дерево.

Следом за матушкой Матэ Эдвард и Патриция подошли к нему.

— Какой же ты красавец! — Патриция с восхищением смотрела на исполина, который вырос и достиг таких размеров практически на вулканическом пепле.

Матушка Матэ, достав из бесконечных складок своего одеяния острый нож и маленькую баночку, вырезанную из дерева, ловким движением надрезала кору и из-под нее тонкой струйкой вытекла смола, которая на воздухе неожиданно приобрела ярко-красный цвет.

— Вот она, кровь дракона, — сказала она, набирая смолу в баночку и продолжая шептать непонятные слова. Потом она вдруг резко подняла голову. — Посмотрите на него, полюбуйтесь и езжайте своей дорогой. Нужна будет помощь, найдите меня. — Она посмотрела на Патрицию. — А если сама разглядишь, что истина, тогда, может, и не придешь. Да только, боюсь, не справиться тебе самой.

— Я не понимаю, о чем вы говорите, — растерялась Патриция.

— Придет время, все поймешь. Только вспоминай мои слова. А теперь идите. Пора вам.

Оставив матушку Матэ у дерева, Эдвард и Патриция вернулись к машине.

— Надеюсь, кто-нибудь поможет ей добраться обратно, — сказал Эдвард.

— Наверное. Ее тут все знают.

Эдвард открыл дверцу и помог Патриции сесть.

— А как бы вы отнеслись к легкому завтраку на берегу океана, мисс, — спросил, он, усаживаясь за руль автомобиля.

— Я отнеслась бы к этому с удовольствием. — Патриция развернула карту. — Но ближайшие тридцать километров дорога будет идти вдоль скалистого берега. И, судя по карте, это отвесные скалы, нависающие прямо над водой. Нашла, — обрадовалась она. — Мы сделаем остановку в Лос-Гигантесе. Там можно будет искупаться и позавтракать. Да, между прочим, Поль говорил, что на этих пляжах черный песок.

— Тогда поедем прямо туда и все увидим. — Эдвард был готов ехать бесконечно и куда угодно, только бы она была рядом. — Я знаю, о чем вы мне вчера не рассказали, — вернулся он к их вечерним разговорам. — О том, какая у вас в детстве была любимая игрушка. Я честно рассказал о своем увлечении паровозиками, а вы промолчали.

— Вы будете смеяться, но это был синий бегемот. Так и знала, — сказала Патриция, увидев улыбку на лице Эдварда. — Поэтому я никому и не рассказываю об этом.

— Я не смеюсь, — серьезно произнес он, пряча улыбку.

— Конечно, он был смешной и несуразный, но я любила его и много лет засыпала в обнимку с ним. А вы в детстве хулиганили? Дрались? Лазили по деревьям?

— Крайне редко мне удавалось побыть нормальным ребенком. Занятия спортом и учеба занимали много времени.

— А когда вы начали ухаживать за девушками? Наверное, в старших классах? — спросила Патриция.

— Ошибаетесь. Первый раз я поцеловал соседскую девочку в пять лет. Это стало уже семейной легендой. Но потом времени действительно не хватало. И вот до сегодняшнего дня я совершенно одинок, — подчеркнуто печальным голосом сказал Эдвард. — Зная, как серьезно вы относились к учебе, я все-таки надеюсь, что хотя бы одну любовную историю из своей жизни вы мне расскажете?

— Не знаю, рассказывать ли? Она и была всего одна.

— Расскажите. Вижу, вас что-то тревожит. Я хочу вам помочь, но не знаю как. Если бы я мог, я забрал бы вашу боль.

— Спасибо. — Патриция с благодарностью посмотрела на Эдварда. — Вы помогли мне, взяв с собой в путешествие. Так хорошо просто ехать рядом с вами по шоссе. А боль мою вылечит только время.

— Я рад, что вам нравится наше путешествие. Думаю, уже скоро мы будем искать место для парковки. — Услышав в голосе Патриции грусть, Эдвард сразу заговорил о другом. И еще долго ругал себя за то, что так неосторожно коснулся больной для нее темы. — В нашем тандеме вы штурман, будете сверяться с картой и выбирать место, где мы остановимся.

Скалы вдоль океана становились все ниже. Дорога сделала очередной поворот, и то, что открылось за ним, показалось путникам абсолютно нереальным. Небо было таким же голубым, как и везде, солнце — таким же ярким, океан — таким же синим, но волны, пенясь у берега, разбивались о совершенно черный песок.

— Вот оно, то место, о котором говорил Поль, Давайте остановимся где-нибудь здесь, — попросила Патриция. Ей не терпелось не только увидеть, но и потрогать это чудо.

— Впереди есть площадка для парковки и небольшое бунгало. Похоже, это кафе. Здесь мы и остановимся.

Они вышли из машины, захватив с собой все, что нужно для купания, и спустились на пляж.

— Мне страшно, — сказала Патриция, ухватившись за руку Эдварда. — Это как в виртуальной игре. Доберешься, а там ничего не окажется — и ты летишь в неизвестность.

— Не бойтесь, — сказал он серьезно, слегка сжав ее пальцы. — Я рядом и не дам вам исчезнуть.

— Тогда мне ничего не страшно, — смеясь проговорила Патриция и побежала к воде по мягкому черному песку.

Эдвард догнал ее у самой кромки воды.

— Мне нужно пять минут, чтобы переодеться, и будем плавать. Сегодня-то уж я вас догоню, мистер Блейд! — радостно заявила Патриция, расстилая на песке ярко-красное полотенце.

Потом она взяла купальник и ушла в раздевалку. Вышла она в белом купальнике, который оттенял ее красивый загар и подчеркивал стройность фигуры. Волосы, как обычно, она собрала в пучок.

— Теперь мне нужно пару минут, чтобы переодеться. Не заплывайте далеко без меня, — улыбнулся Эдвард.

— Не заплыву. Я дождусь вас, и мы поплывем вместе.

Вскоре они оба стояли у кромки воды, держась за руки. На счет «три» они одновременно бросились в воду. Патриция очень старалась не отставать от Эдварда, но быстро устала. Давно не тренировалась, потеряла форму, а туда же — соревноваться собралась, с сожалением подумала Патриция, переворачиваясь на спину. Эдвард не стал уплывать далеко, а кружил поблизости, ожидая пока она отдохнет. К берегу они плыли вместе не спеша.

— Придется мне потренировать вас немножко, — сказал Эдвард, намазывая кремом для загара спину Патриции. Под ладонью он чувствовал нежную кожу, а изгиб ее шеи и мочка маленького уха были так соблазнительно близко от его губ, что ему очень хотелось поцеловать ее, но он удержался, боясь спугнуть то хрупкое, что установилось между ними. — Стыдно, мисс, — подшучивал он слегка изменившимся голосом, — имея все задатки пловца, так быстро сдаваться.

— Займитесь мною, сэр. Я хочу так же хорошо плавать, как и вы, — в тон ему с улыбкой ответила Патриция.

— Должен вас предупредить, понадобится много упорных тренировок.

— Я готова ко всему.

Они поменялись местами, и теперь Патриция мазала кремом спину Эдварда. На таком солнце невозможно было находиться без защиты. Ее пальцы дрогнули, когда она коснулась его обнаженной спины, и заскользили по ней, едва касаясь. Эдварду казалось, что ничего приятней ее прикосновений, он еще не испытывал.

— Пока вы нежитесь на солнышке, я пройдусь по пляжу и посмотрю, где нам лучше перекусить, — сказал Эдвард. — Потом вернусь за вами. — Он встал, надел шорты на мгновенно высохшие плавки и пошел к небольшим домикам на пляже.

Патриция лежала на спине и, глядя на белые облака, проплывающие над ней, прислушивалась к тому новому, волнующему, что зарождалось в ней. К тому, что начало пробиваться сквозь ее опустошенность и боль. Она перевернулась и легла на живот. Какая же неукротимая сила — жизнь! — думала Патриция, пересыпая с ладони в ладонь черный песок. Вот этот остров после извержения был когда-то безжизненным, черным и обугленным. Но прошло время — и, несмотря ни на что, здесь появились травы, цветы, кусты. Сосны, которые приспособились к вулканической породе. А это огромное дерево, которое выросло там, где, казалось бы, ничто не могло вырасти?! Жизнь прорвалась сквозь пепел и смерть. Неожиданно для себя она вдруг поняла, что снова хочет жить. Что может радоваться, смеяться, наслаждаться красотой и… любить. Она встала, сложила вещи и переоделась.

Эдвард появился через несколько минут, когда Патриция уже была готова идти. Он почувствовал в ней какую-то перемену. Исчезла скованность, и глаза ее просветлели.

— Вы нашли, где можно перекусить? Очень хочется есть.

— Пойдемте. Я присмотрел одно местечко. — Эдвард взял ее под руку и увлек за собой.

Через пять минут они уже сидели в кафе «Корсар». Его интерьер полностью соответствовал названию. В небольшом зале вместо столиков огромные бочки, а вместо стульев — бочонки поменьше. Кругом развешены рыбацкие сети. Официанты одеты пиратами, на головах — косынки, в ухе каждого — по серьге. Завершал всю эту картину большой белый попугай с хохолком, который сидел на шесте у стойки бара и периодически выкрикивал отдельные слова.

— Чудесное место. Будем надеяться, что здесь вкусно кормят, — сказала Патриция, изучая меню.

Официант, приняв оба заказа, удалился, чтобы через несколько минуту появиться с подносом.

— Деловая встреча, которую организовал Адам, назначена на шесть часов вечера. У нас еще уйма времени. Нужно придумать, что бы еще посмотреть.

— Глядя на этого красавца, — Патриция показала на попугая, — я вспомнила, что в одном из проспектов упоминался Лоро-парк, где собрано огромное количество попугаев самых разнообразных пород, есть еще парк орлов. А можно просто остановиться и позагорать на другом пляже или погулять по улицам незнакомого городка, который попадется на нашем пути. А можем приехать в Санта-Крус-де-Тенерифе пораньше и до намеченной встречи посмотреть его достопримечательности.

— У нас большой выбор. Осталось только решить, с чего начнем, — сказал Эдвард, допивая кофе.

— Думаю, с того, что вернемся к машине, сядем и поедем дальше. Идет?

— Идет, — согласился Эдвард.

Он подал Патриции руку и помог ей встать, но руку не убрал, а она не возражала. Так они и пошли по пляжу обратно к оставленной машине.

Наверное, то, что она не убрала руку, что-то значит. Может быть, я ей тоже нравлюсь? — думал Эдвард, нежно сжимая тонкие пальчики Патриции. А может, ей просто удобно идти по песку, держась за мою руку?

5

Уилл и Люси вернулись из ночного клуба только под утро и договорились, что встретятся перед обедом. Люси хватило сил дойти до постели, раздеться и лечь спать, не обращая никакого внимания на ворчание проснувшейся подруги.

Софи какое-то время еще лежала, пытаясь уснуть, но, когда окончательно поняла, что ей это не удастся, встала, умылась, бросила в пляжную сумку купальник и полотенце и отправилась завтракать. Она решила перекусить в кафе у бассейна, а не идти в ресторан, где можно столкнуться с Жоржем.

Боже мой, сколько сил мне стоило выдержать его вчера вечером! — думала она. Но пока альтернативы нет. Придется общаться с ним. Главное, чтобы об этом узнал Эдвард. А он как назло пропал. Вчера его не было весь вечер и сегодня не видно, хотя обычно в это время он уже совершает пробежку. Позавтракав, Софи заняла место в шезлонге у бассейна, наблюдая за людьми, проходившими мимо.

В полдень появился Жорж. Он сразу заметил Софи и направился к ней.

— Позвольте поприветствовать вас, красавица. — Он сел рядом с ней в свободный шезлонг. Вчерашний вечер, проведенный с Софи, немного успокоил его. — Как спали ночью?

— Ах, Жорж, ночью я спала прекрасно, но под утро явилась Люси и разбудила меня. Больше я не смогла сомкнуть глаз. Вот и сижу здесь с самого утра, — пожаловалась ему Софи.

— Если бы я знал, что вы здесь скучаете в одиночестве, то давно составил бы вам компанию, дорогая.

— Все куда-то пропали. Ну ладно, Адам в столице, Люси и Уилл еще спят, вы, наверное, были все утро заняты, но где же Эдвард? Он не появлялся со вчерашнего вечера.

— Я был очень занят с утра. Нужно было сделать кое-какие распоряжения. Послезавтра я улетаю в Лондон. Отпуск пролетел, пора приступать к работе, — поделился с ней своими проблемами Жорж. — Кстати, вчера вечером я слышал, как Эдвард возвращается, правда было уже очень поздно. А утром я его не видел. Подождем. Может, Уилл что-нибудь знает. — Жорж первым заметил вышедших из отеля Люси и Уилла. — А вот и они. — Чудесная пара, вы не находите?

— Он симпатичный, умный и, наверное, богатый, вы его лучше знаете. Но я не понимаю, что он нашел в ней. Между нами, она жуткая зануда.

— Вижу, Софи, вы не очень-то жалуете свою подругу, — укоризненно заметил Жорж.

— Я просто констатирую факт. Ее я лучше знаю.

Подошли Уилл с Люси. Они собирались пойти перекусить.

— Может, составим им компанию? — предложила Жоржу Софи.

— Да. Я бы с удовольствием съел что-нибудь.

Вчетвером они отправились в знакомый ресторан. Люси рассказывала, как чудесно они с Уиллом провели вчерашний вечер, и оба весело смеялись, вспоминая подробности.

— Если хотите, можем сегодня вечером съездить в этот ночной клуб вчетвером, — предложил Уилл.

— Почему вчетвером? А где Эдвард? — спросила Софи.

— Эдвард уехал рано утром в Санта-Крус к Адаму. У них там переговоры с какой-то фирмой. Он не стал никого будить, а оставил записку у администратора. Приедет завтра утром.

— Тогда действительно придется развлекаться без него, — заключил Жорж. — Вы же составите мне компанию? — обратился он к Софи.

— Конечно, — ответила она с милой улыбкой. — Последнее время Эдвард только и занимается что делами своей фирмы. Вчера вечером он уходил по делам, сегодня уехал в столицу, и тоже по делам.

— Ну, вчера, я думаю, он слукавил. Напомни-ка мне, Жорж, как зовут ту женщину, с которой ты учился в университете. Ты недавно ее встретил здесь. Такая невысокого роста, рыжеволосая красавица. — Подмигнув Люси, Уилл повернулся к Жоржу.

Люси попыталась остановить его и прервать этот разговор.

— Так что вы решили насчет вечера? Я так и не поняла, мы идем в ночной клуб? — спросила она, надеясь вернуть всех к прежней теме.

— Ты, наверное, говоришь о Патриции. Но при чем тут она? — насторожился Жорж, проигнорировав слова Люси.

— Мы с Люси вчера видели Эдварда с Патрицией. Они направлялись в город. Не думаю, что он пригласил ее на деловую встречу, — усмехнулся Уилл.

Люси посмотрела на Софи. Та все еще пыталась сохранить на лице улыбку, но глаза ее потемнели от ярости. Уилл, ну кто тебя тянул за язык, зачем было трепаться?! — с тоской подумала Люси.

Жорж тут же заинтересовался этой новостью.

— Считаешь, они встречаются? — спросил он Уилла.

— Этого я не знаю. Просто видел их вчера вечером вдвоем.

— Давайте поплаваем и позагораем, — предложила Люси. — А потом соберемся и поедем в ночной клуб.

Никто не возражал. Так как купальные принадлежности у всех были с собой, они сразу отправились на пляж и провели там весь день. Вечером ненадолго разошлись по номерам, чтобы переодеться.

— Как ты могла ничего мне не сказать?! — дала наконец волю гневу Софи, когда закрыла за собой дверь номера. — Ты все знала и ничего мне не сказала!

— Успокойся, Софи. Когда бы я тебе сказала? Я вернулась — ты спала, а проснулась — тебя уже не было в номере, — попыталась оправдаться Люси.

— Ты ее видела? Кто она вообще такая?

— Кто она такая, понятия не имею, просто невысокая рыжеволосая женщина. Мне показалось, что она старше нас. Конечно, старше, если училась с Жоржем, — сообразила Люси и обрадовалась, что теперь подруга перестанет расспрашивать ее, а переключится на Жоржа. — Вот кто должен хорошо ее знать.

— Ладно, придется еще один вечер его потерпеть, чтобы узнать о ней. Нет, не один, а два: сегодня в клубе и завтра. Нужно сделать так, чтобы завтра вечером мы все оказались на какое-то время в номере Эдварда. Это необходимо. Хотя бы для того, чтобы продемонстрировать наши с Жоржем прекрасные отношения.

— Что ты задумала, Софи? — забеспокоилась Люси. — Я знаю тебя. Не делай глупостей. Остановись, прошу тебя.

— Это не твое дело. Хватит болтать. Пойдем развлекаться в клуб, — сказала она, давая понять, что разговор окончен.

Они закрыли номер и спустились в холл, где их уже ждали Уилл и Жорж. Через полчаса вся компания уже входила в фойе ночного клуба.

Забросив вещи в багажник, Эдвард и Патриция продолжили путь.

— Я еще не говорил вам, что мне нравится, когда близкие друзья называют меня Эдом.

— Нет. А я не говорила, что меня все зовут Пат.

— Мне очень нравится имя «Патриция», но «Пат» звучит еще загадочней.

— А мне кажется, что «Эд» звучит нежнее, чем «Эдвард».

— Я постараюсь быстро провести встречу и освободиться не позже семи часов. Как вы отнесетесь к тому, чтобы посетить один из ночных клубов Санта-Круса? — предложил Эдвард.

— Согласна. Невозможно побывать в столице и не посетить ночного клуба. А вы заметили, как изменился пейзаж? — обратила его внимание Патриция. — Стало значительно больше зелени. Посмотрите, на склонах — деревья, на пляжах — пальмы. Наверное, мы уже в северной части острова. Трудно поверить в такую резкую перемену. После пустынного юга северная часть острова просто райский сад.

— Если желаете, мы можем выбрать красивое место и просто погулять. Вам, наверное, интересно самой посмотреть, что растет в здешних лесах?

— Конечно, интересно. Но на отдыхе ни слова о работе. Это будет просто прогулка.

— Тогда выбирайте, где остановимся, — сказал Эдвард и сосредоточил внимание на дороге.

Движение на этом участке было оживленным, и ему пришлось лавировать между машинами. Делал он это очень ловко. Он не заметил, как Патриция задремала. Вечером они поздно вернулись, ночью она почти не спала. А прохлада, свежий воздух и тихая музыка усыпили ее. Эдвард нашел подходящее место, где можно было отдохнуть, и тихонько остановил машину на обочине дороги. Он сидел и смотрел на нее, ожидая, когда она проснется. Спящая, Патриция казалась еще более хрупкой и незащищенной. На взгляд Эдварда, она была прекрасной — точеные черты, безупречный овал лица, нежная кожа, розовые губы, чуть приоткрытые, словно для поцелуя. Одному Богу известно, как он хотел их поцеловать!

Но вот ее ресницы дрогнули и она открыла глаза.

— Боже мой! Я уснула? — смущенно произнесла Патриция.

— Вы так сладко спали. Мне было жалко вас будить.

— Это ужасно. Я всю дорогу болтала, а потом уснула.

— Не сокрушайтесь. Пока вы спали, я любовался вами. Вы просто прелесть, Пат.

— Мы уже остановились? А где мы? — Она быстренько сменила тему разговора. — Может быть, пойдем поплаваем?

— Мы в часе езды от Санта-Круса, поэтому можем провести здесь аж целых три часа. Если, конечно, вам нравится это место.

— Тогда чего мы ждем? Идемте на пляж, — заторопилась Патриция, все еще чувствуя неловкость из-за того, что так неожиданно уснула. Схватив сумку, она побежала на пляж. Сердце ее стучало как молот с той самой минуты, как она проснулась и увидела его глаза, полные любви и желания. А заглянув в них, она поняла, что пропала.

Эдвард догнал ее на пляже. Она стояла и смотрела на океан.

— Здесь так хорошо. Вот только штормит немного. Поплавать не удастся.

— А я знаю, что можно делать при такой волне. Быстро раздеваемся — и в воду.

— Надеюсь, не для того, чтобы утонуть? — Патриция с сомнением смотрела на волны и гадала, что можно делать при такой волне.

— Это такая веселая игра. Когда в детстве я отдыхал на море, мы поэтому и любили большие волны. Я переодеваюсь. — Он снял шорты и остался в плавках. — Ну же, Пат, не бойтесь.

— Я не вижу, где здесь можно переодеться. — Она огляделась. — Нет ни одной раздевалки.

— Оберните вокруг себя полотенце, а я придержу его, пока вы будете переодеваться.

— Хорошо. Другого выхода все равно нет. — Она достала из сумки купальник и, завернувшись в полотенце, быстро надела ею. — Я готова.

— Тогда давайте руку — и побежали.

Взявшись за руки, они бросились в воду навстречу волне. Пришлось подпрыгнуть, чтобы волна не накрыла их с головой.

— Ух, здорово! — засмеялась Патриция, крепко держа за руку Эдварда. — Смотри, еще одна идет. — Она и не заметила, что перешла на «ты».

На этот раз пришлось прыгнуть еще выше, но Патрицию с ее маленьким ростом волна почти захлестнула. Она вынырнула, отфыркиваясь.

— Следующая еще больше. Я не подпрыгну так высоко! — взмолилась она но по ее счастливым, немного испуганным глазам было видно, что игра с волнами ей нравится.

— Не бойся. Я помогу. — Эдвард подхватил ее на руки и прижал к себе. Она прильнула к нему всем телом и спрятала лицо в ямке у него на плече.

Эдвард подпрыгнул высоко над волной. Мышцы его напряглись, и ей приятно было чувствовать себя в его сильных уверенных руках.

— Отпусти, отпусти меня, я сама хочу прыгать, — начала вырываться она, когда увидела, что волна миновала и Эдвард снова стоит на песке.

В этот момент подоспела очередная волна, сбила с ног обоих и вынесла на берег.

— Спасатель! — засмеялась Патриция. — Чуть сам не утонул. Ну погоди же. — Увидев, что Эдвард сорвался с места и побежал, она попыталась догнать его. Она бежала за ним по кромке воды и любовалась его красивыми сильными движениями, его натренированным телом. Почувствовав, что устала и ей не догнать его, она села на песок. — Все, нет больше сил бежать. Буду сидеть и не сдвинусь с места.

— Тогда мне придется взять тебя на руки и нести. Сначала в воду, чтобы смыть песок, а потом в машину, чтобы ехать дальше, — сказал улыбаясь Эдвард. Подошел к Патриции и протянул ей руку. — Вставайте, мисс.

Но, вместо того чтобы дать ему руку, она вскочила и как ни в чем не бывало побежала обратно, а он бросился за ней в погоню. Ему удалось ее настигнуть, когда она вошла в воду, чтобы смыть песок.

— Я еще никогда не была так счастлива, как сегодня. А когда мы прыгали в волнах, мне показалось, что я снова ребенок. В детстве мне не довелось побывать на море. Но сегодня я поняла, как это было бы здорово, — призналась Патриция, выходя на берег.

— Я рад, что тебе понравилось. Можем как-нибудь повторить. — Эдвард принес полотенце и заботливо набросил его ей на плечи. — Давай переоденемся в машине, там будет теплее и удобнее.

Он подхватил сумки, и они вернулись к машине. Пока Патриция переодевалась, Эдвард поднялся на небольшой косогор и сорвал несколько цветков, похожих на колокольчики. Когда он вернулся, она уже ждала его у машины.

— Подожди минутку, я тоже переоденусь.

Вскоре они уже снова ехали по шоссе.

— Это тебе за смелость. — Эдвард протянул ей собранные цветы.

— Спасибо. Я очень люблю цветы. — Патриция уткнулась носом в букетик. — Поделюсь с тобой секретом. Вот уже несколько дней кто-то присылает мне по утрам цветы. А я не знаю кто.

— Думаю, неважно кто, важно, что тебе приятно их получать, — ответил Эдвард и тут же заговорил о другом. — Пат, я тебя высажу рядом с каким-нибудь кафе, а через час, когда закончу свои скучные дела, заберу и мы пойдем развлекаться.

Они свернули на улицу, где было много маленьких магазинчиков и кафе.

— Чудесно. Тогда, если можно, я бы осталась здесь, — сказала Патриция.

Эдвард высадил ее, а сам уехал, пообещав вернуться через час.

Что же делать? — ломала себе голову Патриция. Я же не предполагала, что вечером мы пойдем в клуб. Нужно что-то предпринять. И она решительно отправилась по бутикам. Пришлось примерить не одну вещь, пока она нашла то, что искала: платье из натурального шелка, стилизованное под кимоно, и босоножки. Патриция так и вышла из магазина в этом наряде и села в кафе ожидать Эдварда.

Он приехал с Адамом и представил его Патриции. Втроем они направились в ночной клуб. Сначала поужинали в ресторане. Потом перешли в зал для боулинга.

— Пат, прости, что сразу не смог сказать. Ты потрясающе смотришься в этом наряде, — прошептал ей на ухо Эдвард среди общего шума, когда Адам в очередной раз делал свой бросок.

— Спасибо, — улыбнулась она ему в ответ и пошла после Адама бросать свой шар.

Попытка оказалась удачной — ей удалось сбить все кегли. Признав свое поражение, мужчины решили сыграть партию в бильярд. Патриция наблюдала за их игрой издалека. Она устроилась у барной стойки и наслаждалась сухим мартини. Около часа ночи друзья начали прощаться.

— Может быть, останетесь и переночуете в гостинице? — предложил Адам.

— Нет, мы поедем. Нам нужно еще посмотреть одно место, которое мне сегодня рекомендовали, а его смотрят ночью, — ответил Эдвард, пожимая руку друга на прощание. — Ждем твоего возвращения.

— Боюсь, могу здесь задержаться надолго. Я позвоню, — пообещал Адам и ушел в отель.

Путешественники отправились в обратный путь. Их автомобиль мчался по опустевшему ночному шоссе.

— Мы будем ехать приблизительно пару часов, а потом остановимся в одном интересном месте. О нем мне рассказал представитель фирмы, с которым мы вели сегодня переговоры, — объяснил Эдвард.

— Что за место? — спросила Патриция.

— Не могу сказать, секрет. Но твердо знаю, оно тебе понравится.

— Посмотрим, посмотрим. Сегодня я увидела столько нового, неожиданного, казалось бы невозможного. — И она замолчала, вспоминая. Как странно. Один день, и не день даже — одно мгновение может перевернуть всю жизнь. Новое чувство, которое она так явно осознала сегодня, тревожило ее. Она все еще боялась поверить, что с ней случилось такое. В то, что она так изменилась за столь короткое время. Одно она знала сейчас твердо — ей нравится ехать с ним рядом по бесконечному ночному шоссе.

— Ну вот, мы и приехали, — сказал Эдвард, высматривая место, где можно было оставить машину. — Теперь нужно немного подняться по склону.

— Мы что, у подножия вулкана? — спросила Патриция, увидев возвышающуюся перед ней каменную громаду.

— Здесь есть тропинка, по которой можно подняться. Дай руку, я тебе помогу.

Тропинка оказалась узкой, и идти по ней было нелегко. Вскоре тропинка, расширившись, закончилась и перешла в крохотную смотровую площадку, на которой могли уместиться только двое, да и то только тесно прижавшись друг к другу.

— Вот здесь мы остановимся, чтобы увидеть это чудо. — Одной рукой он привлек Патрицию к себе и обнял, а другой — показал куда-то вверх.

Проследив за его рукой, Патриция замерла от неожиданности.

— Боже мой! — только и смогла выговорить она.

Над кратером висела огромная луна, освещая безжизненный склон вулкана. Сейсмические катастрофы и эрозия изрезали его трещинами и образовали причудливые нагромождения из скальных камней и лавы, по которым лунный свет скользил холодным серебром, спускаясь к самому подножию вулкана. Казалось, он выливается из переполненного этим светом кратера.

— Это завораживающий пейзаж неземной красоты. Мне кажется, что мы на чужой, незнакомой планете совершенно одни, — прошептала Патриция.

Наклонившись к ее уху, Эдвард еле слышно прошептал:

— Я с тобой. Только ты и я во всем мире. Одни на огромной планете. Я люблю тебя, Пат, очень люблю. — Он сказал это одними губами, но по тому, как она вздрогнула, понял: она услышала его. — С первой минуты, как увидел тебя, я понял, что вся прежняя моя жизнь была лишь ожиданием встречи с тобой. — Он еще крепче обнял ее и повернул к себе. В ее глазах он увидел смущение. — Я люблю тебя и хочу быть с тобою всегда. Хочу видеть, слышать и чувствовать тебя рядом каждый день и каждую ночь.

Она слушала его, почти не дыша, так неожиданно было это признание. Его глаза смотрели на нее с такой нерастраченной нежностью, что не поверить ему было невозможно.

— Пат, любимая… — Его губы почти касались ее щеки, она чувствовала их легкое прикосновение. Еще секунда — и их губы слились в первый нежный поцелуй. — Ты мое счастье, ты моя жизнь. — Он на секунду оторвался от ее губ, чтобы снова припасть к ним в долгом поцелуе, полном нежности и страсти. Бережном и одновременно ненасытном. — Ты дрожишь? Тебе холодно? Боже мой, это я виноват. Выбрал не самое подходящее место для объяснения в любви.

— Эд, милый, просто скоро рассвет, поэтому стало прохладно, — сказала Патриция, дрожа то ли от холода, то ли от возбуждения.

— Давай вернемся в машину. Держись за меня.

Той же тропинкой они спустились со склона. В машине Патриция быстро согрелась. Они целовались до самого восхода солнца.

— Я не могу оторваться от тебя. Я так долго ждал этого, — шептал он.

— Всего несколько дней.

— Нет, любимая, всю жизнь. Я тебе не все рассказал об этом месте. Существует предание, что, если влюбленные поцелуются у подножия вулкана на том месте, где мы стояли, они никогда не расстанутся. Я хочу прожить свою жизнь с тобой.

— Ты уверен? — Патриция все еще не верила и реальность происходящего. Так стремительно все произошло.

— Ты та единственная, которую я ждал всю жизнь. — Он еще раз поцеловал Патрицию и завел двигатель.

Машина, набирая скорость, увозила их от этого сказочного места.

— Я бы хотела когда-нибудь вернуться сюда.

— Мы будем приезжать сюда обязательно, потому что здесь я впервые поцеловал тебя. Мы приедем сюда и с нашими внуками.

— Ты все еще будешь любить меня?

— Всегда, как в первый день.

Патриция слушала его, и ей верилось и не верилось, что все это происходит с ней, что ее любят и она тоже любит.

Обратная дорога показалась им короткой.

Эдвард остановился на стоянке отеля. Забрав из багажника свои вещи, Патриция собралась было идти, но он ее остановил.

— Ты не ответила мне, согласна ли прожить свою жизнь со мной.

- Ты хочешь сказать, что серьезно делаешь мне предложение?

— Более чем серьезно.

Увидев в его глазах мольбу и надежду, Патриция перестала сомневаться.

— Я согласна прожить с тобой всю свою жизнь, до последнего дня.

Он взял ее на руки и, смеясь от счастья, закружил.

— Ты никогда не пожалеешь об этом. Мы будем счастливы.

— Я верю тебе, верю. Отпусти же меня, — попыталась высвободиться Патриция из его сильных рук.

Он поставил ее на землю и поцеловал.

— Пойдем, я провожу тебя до твоего бунгало. Нам нужно выспаться. Так что до обеда будем отдыхать, а потом я приду за тобой.

— Хорошо. Я буду ждать.

— Я никуда не уйду без поцелуя, — сказал Эдвард на террасе ее бунгало.

— Хорошо, но только один. — Привстав на цыпочки, она поцеловала его. — Иди. Увидимся позже.

Патриция вошла в комнату, разделась и моментально уснула. Спала она крепко и не слышала, как официант принес поднос с завтраком. На подносе стояла вазочка с орхидеей. Он все оставил на столе и тихонько вышел.

Эдвард вошел в холл отеля.

— Доброе утро, мистер Блейд, — приветствовал его администратор. — Я вчера передал Полю, что вы отправились на экскурсию. Он приглашает вас и мисс Уильямс сегодня на погружение в четыре часа, если вам будет удобно.

— Спасибо. Я сам передам мисс Уильямс. Мы будем. А скажите-ка мне, есть в этом городе хороший ювелир?

— Есть. У него очень красивые и качественные вещи.

— Не мог бы он прийти ко мне в номер, захватив с собой несколько дорогих, но не броских колец? Скажем, сегодня в восемь часов вечера?

— Могу я поинтересоваться: вы хотите сделать подарок?

— Да.

— Для мисс Уильямс?

— Вы слишком много знаете! — засмеялся Эдвард.

— Я поговорю с ювелиром. Он будет у вас в восемь часов.

После разговора с администратором Эдвард поднялся в номер и лег спать.

Его друзья тоже отсыпались после ночи, весело проведенной в клубе.

Люси проснулась раньше всех. Стараясь не будить Софи, она взяла пляжную сумку и тихонько вышла из номера. Спустившись на этаж, она постучала в номер Уилла. Он открыл не сразу.

— Извини, что разбудила. Я хотела сказать, что подожду тебя у бассейна. Нужно поговорить.

— Хорошо. Жди меня там, я скоро приду.

Люси вышла на улицу к бассейнам. Было раннее утро, и почти все шезлонги пустовали. Бросив свои вещи на один из них, она решила сначала окунуться. Прохладная вода бассейна окончательно разбудила ее. Не успела она, замотавшись полотенцем, устроиться в шезлонге, как пришел Уилл.

— Моя ранняя птичка, доброе утро! — радостно поприветствовал ее Уилл.

— Ты не сердишься, что я разбудила тебя?

— Неужели ты думаешь, что я позволил бы тебе скучать здесь в одиночестве, дорогая! Хочешь, можем прогуляться по пляжу. Или пойдем позавтракаем в кафе где-нибудь в городе. Походим по магазинчикам. После того как ты купишь себе что-нибудь, настроение у тебя улучшится. Я же вижу, что тебя что-то тревожит. Даже догадываюсь, что это связано с Софи.

— Да, ты прав. Она меня беспокоит.

— Пойдем погуляем, а по дороге ты мне все расскажешь, — предложил Уилл.

Городок просыпался медленно. Кто-то снимал белье с веревки, натянутой между домами, стоящими напротив. Хозяйки спешили на рынок за свежей рыбой. Из маленьких кафе столики и стулья выносили на улицу и расставляли прямо на тротуаре. Устроившись за одним из них, Люси рассказала Уиллу о планах Софи в отношении Эдварда.

— Она определенно что-то задумала, и меня это беспокоит. И поскольку мы не знаем, что она задумала, то никак не сможем предотвратить.

— Мне кажется, ты зря волнуешься. Эдвард не тот человек, которого можно одурачить. Он сам разберется, — успокаивал ее Уилл.

— Ты забываешь, что появилась еще одна женщина, с которой мы видели его вечером. Помнишь? Это просто взбесило Софи, и я не знаю, чего теперь от нее ждать.

— Думаю, нам остается только наблюдать со стороны. Впрочем, мы можем попытаться удержать ее от очередного скандала. А лучше всего было бы отправить ее в Лондон вместе с Жоржем, — мечтательно произнес Уилл, с нежностью глядя на Люси. — Как бы замечательно мы провели время вдвоем, дорогая, если бы нас не отвлекали чужие проблемы! Представляешь?

— Не представляю, — улыбнулась Люси, изображая смятение. — Что такое вы хотите предложить мне, мистер Дебенхем?

— Я бы очень хотел вам предложить, мисс, полное уединение и мою любовь, — почти шепотом произнес Уилл, целуя ее руку.

Так они сидели, взявшись за руки, и глаза их говорили красноречивее слов. Оба понимали, что их связывает нечто большее, чем банальный курортный роман, но говорить об этом было трудно.

— Мы отвлеклись от темы разговора, — напомнила ему Люси. — Так ничего и не решили.

— Надеюсь, Эдвард сам во всем разберется. А тебе пора больше внимания уделять мне. Ты обо мне совсем не думаешь, — обиженно произнес Уилл.

— Я думаю о тебе даже чаще, чем мне хотелось бы, дорогой. Но вот сейчас я думаю, что нам пора пойти поплавать. Ты обещал научить меня, но так до сих пор и не научил.

— Я всегда готов к занятиям плаванием с очаровательными ученицами, — улыбнулся Уилл. Взяв Люси за руку, он увлек ее за собой на одну из дорожек, ведущих к пляжу.

Эдвард проснулся отдохнувшим и счастливым. Он увидит Патрицию, и они вместе проведут вечер. И скоро вообще не нужно будет расставаться. После того как он признался ей в своей любви, ему стало так легко и спокойно, как будто, вернувшись после долгих странствий домой, он вдруг неожиданно нашел то, что искал так далеко. Улыбаясь своим мыслям, он быстро собрался и вышел из номера.

В холле он встретил Жоржа.

— Здравствуйте, Эдвард. Мы вас потеряли.

— Я был в Санта-Крусе по делам фирмы. Я спешу. Вы что-то хотели?

— Вы же знаете, я завтра улетаю. Мне нужно переговорить с вами до отъезда. Я мог бы зайти к вам вечером в удобное для вас время.

— Хорошо. Я позвоню, когда освобожусь, — бросил Эдвард и вышел из отеля.

Жорж вернулся в номер. Он надеялся узнать что-нибудь об отношениях Эдварда с Патрицией. Но прямо спросить об этом не мог. Оставалось ждать вечера. Может, удастся что-нибудь выяснить.

А Эдвард поспешил к бунгало. Он постучал. Патриция открыла не сразу. Она только что вышла из душа и была в белом махровом халате с мокрыми распущенными волосами.

— Извини, я только что из душа, — смутилась она, увидев Эдварда. — Подожди минутку, я переоденусь.

Эдвард остановил ее, порывисто обнял и поцеловал. От вкуса губ, от запаха ее кожи у него закружилась голова.

— Я скучал по тебе эти несколько часов, пока мы не виделись. А ты? Ты думала обо мне?

— Я ждала тебя, — тихо сказала Патриция, и их губы вновь слились в поцелуе. — Погоди. Нам нужно куда-то идти? — отстранилась от него Патриция.

— Поль будет ждать нас в бухте в четыре часа для погружения, — ответил Эдвард, удерживая ее в своих объятиях.

— Боже мой, неужели сегодня я буду плавать под водой? Я так давно хотела все там увидеть. Отпусти же меня, Эд. — Она попыталась освободиться от его рук. — Мне нужно еще одеться.

— Если бы ты знала, как трудно выпустить тебя из объятий! — признался ей Эдвард.

— Я с тобой каждую секунду. Сейчас и всегда. Даже когда мы далеко друг от друга, — сказала она и убежала одеваться.

Ему показалось, что ничего приятней этих слов он никогда в жизни не слышал. В них было все: нежность, любовь, доверие и предчувствие той их близости, о которой он мечтает.

Вскоре они уже шли знакомой тропинкой к бухте. Поль ждал их со всем снаряжением.

— Здравствуйте, — поприветствовал он их. — Как прошло ваше вчерашнее путешествие?

— Замечательно, — ответила Патриция. Неужели это было только вчера? — подумала она. У нее было ощущение, что она давно знает и любит Эдварда. — Мы видели черный песок, и драконово дерево, и прекрасный город Санта-Крус, а еще лунную дорожку на склоне вулкана. — Произнося последнюю фразу, она невольно смутилась.

— Я рад, что вам понравилось. Вы видели то, чего нет больше нигде. А сейчас, Патриция, надевайте снаряжение, — строго сказал Поль. — Попробуйте справиться самостоятельно. В океане рыбы вам не помогут правильно закрепить дыхательную трубку.

Под строгим контролем тренера Патриция быстро справилась с заданием. Потом эту же процедуру проделал Эдвард.

— Хорошо. Вы оба готовы к погружению. — Поль еще раз просмотрел все крепления, и втроем они начали входить в воду.

Сердце у Патриции бешено колотилось. Конечно, она волновалась, и, заметив это, Эдвард взял ее за руку. Она с благодарностью посмотрела на него. Они заходили все глубже и глубже, еще секунда — и вода скрыла Патрицию с головой. От волнения она закрыла глаза и затаила дыхание и тут же почувствована, как кто-то трясет ее за руку. Это был Поль. Он знаками ей показывал: открой глаза и дыши. Сделав вдох и выдох, Патриция успокоилась и огляделась. Вокруг нее была голубая вода, пронизанная лучами солнца. Казалось, она светится изнутри. И так удивительно было плыть в ее толще! Песок и валуны на дне казались серо-синими. Между ними изредка попадались зеленые водоросли, в которых скрывались стайки мелких цветных рыб. Патриция нашла под большим камнем красивую раковину и взяла ее на память. Полчаса пролетели как одно мгновение. Поль стал подавать знаки, что пора подниматься.

Все это время Эдвард наблюдал за Патрицией. Она была так непосредственна в своем открытии нового для нее, подводного мира. Все ее удивляло и радовало. И он радовался вместе с ней.

Поль продолжал жестикулировать, и они стали подниматься.

Выйдя из воды, Патриция ощутила, как потяжелело ее снаряжение.

— А там оно казалось невесомым, — улыбнулась она. — Посмотрите, какую раковину я нашла.

— Действительно великолепная. Это вам на счастье, Патриция. Если хотите, я могу отполировать ее для вас, а завтра утром занесу, — предложил Поль.

— Тебе понравилось подводное плавание? — спросил ее Эдвард, но он и так это знал по ее глазам.

— Очень. А завтра мы будем погружаться? — обратилась она к Полю.

— Дело в том, что я жду звонка. Может быть, мне придется завтра уехать в Лас-Пальмас — это на соседнем острове Гран-Канария — и пробыть там весь день. Поэтому точно смогу сказать, будет ли погружение, только утром, когда занесу вам раковину, — объяснил Поль.

— Тогда до завтра, — попрощались с ним Эдвард и Патриция.

Подойдя к бунгало, Эдвард остановился.

— Я сейчас должен уйти. Дело в том, что завтра уезжает в Лондон один мой сотрудник и он хотел о чем-то со мной переговорить. Разговор может затянуться.

— Не волнуйся. Я поужинаю и лягу спать, а завтра утром мы увидимся. Не скучай.

— Буду очень скучать.

Поцеловавшись на прощание, они расстались до утра.

6

Уилл и Люси долго плавали и загорали. Потом решили вернуться и пообедать в своем ресторане. В зале за столиком они увидели Жоржа и Софи. Они что-то оживленно обсуждали.

— Вы разрешите к вам присоединиться? — спросил Уилл.

— Конечно. Присаживайтесь. Где вы были? — спросила Софи.

— Мы гуляли, потом плавали и загорали, — ответила Люси.

— А вот Жорж рассказывает, что видел Эдварда. Он снова куда-то спешил. Жорж собирается зайти к нему вечером. А я предлагаю прийти к нему всем вместе. Он же еще не знает, что у нас с Жоржем сложились прекрасные отношения и мы больше не ссоримся. Правда, Жорж?

Оставив без ответа вопрос Софи, Жорж обратился к Уиллу:

— Я бы хотел с тобой поговорить. Это касается работы. У тебя будет время обсудить мои предложения? А потом я собираюсь переговорить об этом с Эдвардом.

— Прекрасно! — обрадовалась Софи. — Пока вы будете обсуждать свои скучные дела, мы с Люси пробежимся по местным магазинчикам. Ты же не возражаешь? — повернулась она к Люси.

Та вздохнула, но согласилась. Она не хотела мешать Уиллу с Жоржем в их деловых разговорах.

— Вы решите с Эдвардом все свои дела и, если он не будет возражать, закажите шампанское и десерт, — предложила Софи. — Мы все вместе отметим наше примирение и отъезд Жоржа.

— Мне эта идея по душе. Как хорошо вы все придумали, Софи! — обрадовался Жорж.

Каждый из них преследовал свою цель. Софи решила во что бы то ни стало попасть в номер Эдварда, а Жорж собирался выяснить, что связывает его шефа с Патрицией. Так что они невольно поддержали друг друга. Остановились на том, что Жорж позвонит в номер девушек, когда все деловые вопросы будут решены.

— Люси, пойдем скорее. Нам нужно успеть обойти много магазинчиков. Я хочу кое-что купить, — поторопила подругу Софи.

— Хорошо, пойдем. Увидимся вечером, — с грустью сказала она Уиллу.

Девушки ушли, а Жорж с Уиллом поднялись в номер, чтобы обсудить свои дела. Через час позвонил Эдвард и пригласил Жоржа зайти в его номер. Вместе с ним пришел и Уилл. Получилось целое совещание.

Софи очень спешила. Она искала что-то, известное только ей одной. Они заходили во все магазинчики, которые попадались на их пути, даже в те, где продавались сувениры, бижутерия, ювелирные изделия, посуда и бытовые приборы.

— Что ты ищешь? — не выдержала Люси. — Может быть, я могу тебе помочь?

— Я знаю, что мне нужно.

— А что ты задумала? Я же вижу. Ты так резко изменилась, подружилась с Жоржем, хотя два дня назад не могла его видеть. Зачем тебе нужно собрать всех нас в номере у Эдварда? Конечно же не для того, чтобы выпить шампанского.

— Ты ничего не понимаешь. Если у меня не получилось что-то сразу, я меняю тактику и перехожу к осаде. Если для этого нужно стать лучшим другом Жоржа, я буду им. Вот сейчас я ищу ему подарок на память.

— Я так и знала, — обреченно сказала Люси. — Ты не оставила свою затею и все еще надеешься заполучить Эдварда!

— И ни за что не откажусь от этого. Правда, судя по всему, может появиться еще одно препятствие в виде этой рыжеволосой пигалицы. Скажи честно, она может быть мне соперницей? Ты же ее видела.

— Я ее не разглядела, было темно, — солгала Люси. — Послушай, а может, тебе улететь вместе с Жоржем в Лондон?

— Вот еще, с какой стати? Ни за что. Все самое интересное только начинается, — уверенно произнесла Софи, заходя в очередной магазин. В нем она купила себе юбку, блузку, босоножки и какую-то недорогую бижутерию.

Ни одна из этих вещей не могла быть подарком Жоржу. Люси устала от бессмысленного хождения и села за столик в кафе, ожидая, когда Софи наконец угомонится. Она не понимала, зачем подруга затеяла этот поход, но ничего хорошего не ожидала. Ей не хотелось идти в номер к Эдварду, но и оставить Софи без присмотра она не могла.

Вскоре появилась Софи, и девушки решили, что пора возвращаться в отель.

Мужчины закончили обсуждение предложений Жоржа. Некоторые из них показались Эдварду конструктивными, и он поручил Жоржу заняться их подготовкой. Деловые разговоры были закончены, и Жорж предложил заказать шампанское.

— Мы можем перейти в мой номер, если желаете, но мне бы хотелось угостить вас. Я только начинаю работу в вашей фирме и постараюсь оправдать доверие.

— Я ожидаю еще одного человека, — сказал Эдвард, — и поэтому переходить в ваш номер не будем, а останемся у меня. Вас, Жорж, рекомендовал Уилл. И я думаю, что вы достойны его рекомендации. А в остальном время покажет.

— Уилл мог бы пригласить свою приятельницу, — продолжил Жорж.

— Мог бы, — согласился Эдвард. — Но с ней придет ее подруга, которую я меньше всего хотел бы видеть, и устроит очередной скандал.

— Нет-нет. Никаких скандалов. Мы теперь с Софи лучшие друзья. Долго задерживаться не будем, выпьем по бокалу шампанского и разойдемся, — пообещал Жорж.

— Хорошо, Жорж, заказывайте, — согласился Эдвард. Он надеялся, что, выпив по бокалу вина, все разойдутся минут через двадцать.

Жорж позвонил девушкам и пригласил их в номер к Эдварду. В это время принесли шампанское и фрукты. Тут же появились Люси и Софи. Софи была на удивление кроткой и всячески старалась подчеркнуть свое прекрасное отношение к Жоржу.

— Я должна извиниться перед всеми вами за те эксцессы, которые происходили между мной и Жоржем и свидетелями которых вы невольно оказались. Я была не права. Жорж, надеюсь, вы меня извинили? — с очаровательной, почти невинной улыбкой Софи обратилась к нему.

Жорж, гордый тем, что у него просит прощения очаровательная женщина, разлил по бокалам вино и предложил тост:

— За такое примирение нужно выпить. Надеюсь, мы еще встретимся с вами в Лондоне, Софи. А может, вы завтра полетите со мной? — предложил Жорж.

— Нет-нет, я еще останусь здесь, а вам я приготовила небольшой подарок на память обо мне. Не сейчас, — остановила она Жоржа, который собрался было открыть подаренную ему коробочку. — Вы откроете ее в самолете, когда я буду далеко и вам захочется вспомнить обо мне.

— Ото так мило и так неожиданно. Спасибо, Софи, — поблагодарил ее Жорж.

— Жорж сделал дельное предложение, и, я думаю, нужно выпить за успешное начало его работы. За тебя, Жорж! — предложил Уилл.

Все выпили за Жоржа. Он был очень горд тем, что ему уделяют столько внимания.

— Мы вчера так чудесно провели время в ночном клубе. — Софи попыталась повернуть разговор на более интересную для нее тему. — Жаль, что вас не было с нами, Эдвард. Вы уезжали?

— Да, я был в Санта-Крусе по делам фирмы.

— Боже мой, как интересно! Я слышала, что это красивый город и в нем много развлечений.

— Не могу ничего сказать об этом, я был там исключительно для деловой встречи с партнерами, — ответил Эдвард.

— Неужели даже на отдыхе вы не можете забыть о делах? — Софи изо всех сил пыталась привлечь к себе его внимание.

Но тут Жорж заметил, что бокалы у всех пусты, наполнил их и провозгласил тост за своего друга Уилла, который всегда и во всем ему помогал, и за Эдварда, который взял его на работу и предложил отдохнуть в этом чудесном месте с друзьями.

— Я уверен, что мои знания и опыт пригодятся, — закончил он свою речь.

Все выпили. Но тут неожиданно Софи, поднимаясь с дивана, оступилась и опрокинула на себя бокал с остатками вина.

— Ах какая я неловкая! Извините, Эдвард, я могу воспользоваться вашей ванной, чтобы привести себя в порядок? Вино такое сладкое, все липнет.

— Пожалуйста, — ответил он, надеясь, что с такой простой задачей она справится быстро.

Тут в дверь номера постучали, и Эдвард пошел открывать.

— Добрый вечер, мистер Блейд. Я принес вам посмотреть то, что вы просили. — На пороге номера стоял ювелир.

— Да, благодарю вас. Проходите, пожалуйста. — Он пригласил его пройти в комнату, смежную с той, где сидели гости.

Проходя через комнату, Эдвард извинился, предупредив, что вернется через несколько минут.

— Нам пора, — сказал Уилл и встал.

— Постой, мы не можем оставить здесь Софи, а она как назло застряла в ванной. Нужно ее дождаться, — остановила его Люси. — Не могу вспомнить, где я видела человека, который пришел к Эдварду. И видела я его совсем недавно, это точно.

— Какая разница, дорогая. Это может быть кто угодно. Но похож он со своим кейсом на продавца.

— Правильно, а именно на продавца ювелирных изделий, — обрадовалась Люси. — Я его видела, когда мы сегодня ходили по магазинам.

— Зачем Эдварду ювелир? — задумчиво спросил Жорж. — Их что, в Лондоне мало?

— Должно быть, он готовит кому-то подарок, — предположил Уилл.

Тут из ванной появилась Софи, и конечно же последняя фраза не прошла мимо нее.

— О каком подарке речь и кому? — спросила она, входя в комнату.

— Никто ничего не знает и нечего болтать зря. Пойдемте, — заторопилась Люси.

— Неудобно уйти, не поблагодарив хозяина, — сказал Жорж. — А речь идет о подарке, который готовит кому-то Эдвард. Мы так решили, потому что к нему пришел ювелир.

— Может быть, он решил купить что-нибудь для себя и подарок тут ни при чем, — предположила Люси.

— Эдвард, насколько я успел заметить, не носит украшений, — возразил Жорж.

Эдвард проводил незнакомца и вернулся к гостям.

— Мы пойдем, — сказал Уилл и, взяв Люси под руку, направился к выходу.

— Разрешите наши сомнения, Эдвард. Человек, который сейчас приходил к вам, ювелир? — спросил Жорж.

— Да.

— Вы решили приобрести золото? Неужели здесь оно лучше, чем в Лондоне? — спросила Софи.

— Просто эта вещица понадобилась мне именно здесь.

— А если не секрет, что это? — не удержался от вопроса Жорж, уже выходя из номера.

— Не секрет. Это обручальное кольцо, — ответил Эдвард и, пожелав всем спокойной ночи, закрыл за гостями дверь.

— По-моему, Эдвард женится, — предположил Уилл.

Они вчетвером, выйдя из номера, шли по коридору отеля.

— Возможно, — задумчиво произнес Жорж. — Но на ком?

— Если ему срочно понадобилось кольцо, значит, она здесь, — резонно заметил Уилл.

— Но кто она? — взорвалась Софи. — Эта… эта… — Она не находила слов, настолько потрясла ее новость. На секунду ей показалось, что все рушится и нет другого выхода, кроме как смириться с фактами. Но это было не в ее характере. Она не могла отказаться от того, к чему так стремилась. — Я хочу знать, кто она.

— Но, мне кажется, Эдвард ни с кем здесь не встречался, — сказал Жорж и осекся. — Разве что…

— С кем? — Софи была в бешенстве.

— Однажды вечером его видели с Патрицией. Ведь это вы с Люси его видели? — спросил Жорж Уилла.

— Подумаешь, видели их вместе всего один раз. Ну и что? — попыталась смягчить ситуацию Люси. — И вообще, Эдвард ведь не сказал, что покупает кольцо именно для себя. Может, его кто-то попросил об этом. И он выбрал кольцо для друга. Например, для Адама, с которым он вчера виделся.

— Ерунда. Адам может сам о себе побеспокоиться. В столице значительно больше ювелиров, чем здесь, — возразил Жорж.

— Давайте спустимся в бар, — предложил Уилл.

— Прекрасная идея, — согласилась Люси. — И оставим этот разговор. Придет время — Эдвард сам нам все скажет.

В баре, казалось, все отвлеклись. Приятная музыка, мартини. Разговор снова вернулся к отъезду Жоржа в Лондон и его работе. Завтрашнее утро решили провести на пляже, а после обеда проводить Жоржа в аэропорт.

— Мы арендуем машину и отвезем тебя в аэропорт, а на обратном пути можем куда-нибудь заехать развлечься, если девушки не возражают, — предложил Уилл.

— Замечательно. Правда, Софи? — обрадовалась Люси.

— Да, наверное, — согласилась та, явно думая о чем-то своем, очень далеком от предстоящей поездки.

Только поздно ночью все разошлись по номерам.

Жорж вернулся к себе не в лучшем настроении. Старая обида, вынашиваемая годами, вновь вспыхнула в нем. Весь вечер он изводил себя одной мыслью: почему она? Что ж, значит, снова все достается ей. Когда-то лучшая работа, степень доктора наук, признание, и вот теперь она получит титул, деньги и все, что этому сопутствует. Жорж нервно мерил шагами номер. Она мне жизнь сломала, а ей все нипочем. Ну нет же. Я еще попытаюсь все изменить и помешать тебе. Ты еще будешь страдать и выть от боли и тогда вспомнишь Жоржа! Мысль о том, что он сможет все-таки отомстить Патриции, немного успокоила его, и он лег спать. Легче было обвинить ее в своих неудачах, чем признаться себе в том, что главная причина их в нем самом.

Не лучше настроение было и у Софи. Вернувшись в номер и сославшись на усталость, она сразу легла спать.

Ей хотелось остаться наедине со своими мыслями. Она должна найти какой-то выход, что-то придумать. Это не давало ей покоя. Казалось, вот-вот она найдет решение. Признать, что единственно верное решение — не вмешиваться в чужую жизнь, она не могла, потому что была уверена: все в мире зависит от ее желаний. И уснула с мыслью о том, что если он не достанется ей, то уж она постарается, чтобы и та, другая, осталась ни с чем. Он пренебрег мною, но и тебе его не видать! — мысленно обратилась она к незнакомой женщине, которую Эдвард, наверное, полюбил.

Патриция проснулась счастливой. Она немного понежилась в постели. Как хорошо знать, что кто-то в этом мире тебя любит! Все ее печали и боль улетучились, уступив место новому чувству, которое так неожиданно пришло к ней. Так не бывает, говорила себе Патриция, ведь я знаю его всего несколько дней. Но внутренний голос ей говорил: только так и бывает. Один день, один час, один миг — и все переменилось. На всю жизнь и до самого конца.

Пора было подниматься, потому что пришел официант с подносом, на котором стоял завтрак и неизменная орхидея в вазочке.

— Доброе утро, мисс.

— Доброе утро. Я смотрю па эти чудесные цветы и до сих пор не знаю, кто мне их присылает. Как вы думаете, — спросила она официанта, — можно ли это узнать?

— Я интересовался, мисс. Нам их доставляют из цветочного магазина. Правда, таких магазинов в городе пять. В одном из них и был сделан заказ. Думаю, только там вы сможете узнать, кто его сделал.

— Спасибо. — Ей казалось неудобным принимать знаки внимания от незнакомого человека, когда она любит другого. Она решила сегодня же узнать имя неизвестного поклонника, поблагодарить его и попросить, чтобы больше не присылал цветов.

Ожидая прихода Поля, она долго решала, что ей надеть. Ей хотелось быть сегодня особенно красивой. Как Эдвард вчера смотрел на меня! — вспомнила Патриция, и сердце ее замерло.

В дверь постучали, и она пошла открывать.

— Доброе утро, Патриция. — На пороге стоял Поль. — Я принес вашу раковину. Раковина стала еще красивее, после того как он очистил ее от наростов и песка.

— Спасибо. Вы дождались звонка?

— Да. И пришел предупредить, что на сегодня занятие отменяется. Да, я не успеваю зайти в отель и предупредить Эдварда. Вы не могли бы передать ему мои извинения?

— Не волнуйтесь, поезжайте, я все передам.

— Спасибо. Увидимся завтра в обычное время. — Поль заметно спешил и, попрощавшись с Патрицией, быстро пошел в сторону причала.

Проснувшись и приведя себя в порядок, Софи решила сделать еще одну попытку. Готовиться к ней она начала еще вчера, когда вместе со всеми сидела в номере Эдварда. Не переодеваясь — как и была, в пеньюаре, — она спустилась и постучала в его номер.

— Извините меня, — сказала она, быстро входя в номер, как только Эдвард открыл дверь. — У меня такое несчастье, такое несчастье!.. — Она рыдала, растирая слезы по щекам. — Все пропало.

— Объясните, что случилось и почему вы врываетесь ко мне в номер в таком виде, — холодно произнес Эдвард.

Но Софи рыдая упала на диван и продолжала причитать, что все потеряно.

— Вы ничего не понимаете. Это самая дорогая вещь для меня, память. А я потеряла и не могу найти. Все обыскала. Вчера мы все были здесь. Ваш номер — последнее место. — И она зарыдала еще сильнее.

Эдвард принес ей стакан воды.

— Теперь объясните внятно, что случилось.

— Я вчера потеряла очень дорогую вещь, браслет. Это память о моей любимой бабушке. Она завещала мне его беречь. А я потеряла. — И зарыдала еще сильнее.

— Вы потеряли браслет и думаете, что найдете его здесь. Я правильно вас понял?

— Да. Разрешите мне поискать его в вашем номере. Это моя последняя надежда. — Она казалась безутешной.

— Хорошо, — согласился Эдвард. — Я пойду приму душ, а вы поищите в этой комнате. Будете уходить, захлопните дверь.

Оставив Софи в комнате, он ушел в ванную. Ее неожиданное появление вывело его из равновесия. Он, как и все мужчины, терпеть не мог женских слез, поэтому и разрешил ей поиски потерянного украшения в своем номере. Он надеялся, что она его найдет, если обронила здесь, и уйдет, пока он принимает душ. Поэтому он не спешил. Утро начиналось так хорошо. Он проснулся отдохнувшим и счастливым, собирался зайти за Патрицией и вместе идти плавать. И тут появилась Софи и все спутала. Ничего. Через пять минут она уйдет, успокаивал себя Эдвард.

Софи же в это время думала, как ей лучше поступить: войти к нему в душ или расположиться в спальне на кровати и ждать его возвращения?..

Патриция не стала дожидаться Эдварда, а собралась и пошла в отель, чтобы предупредить его о том, что сегодня погружения не будет. Впереди целый день, который мы проведем вместе, думала она по дороге.

В холле она подошла к администратору.

— Пожалуйста, передайте мистеру Бленду, что сегодня занятия дайвингом не будет, — попросила его Патриция.

— Если хотите, мисс, — сказал ей улыбаясь администратор, — можете подняться в номер мистера Блейда. Я думаю, он будет рад вас видеть.

А почему бы и нет? — подумала она. Для Эда это будет сюрприз. И, улыбнувшись администратору, она на лифте поднялась на этаж и постучала в номер Эдварда.

Кого еще принесло? Софи вздрогнула, услышав стук в дверь. Наверное, кто-то из обслуги. Как не кстати! Нужно открыть и отправить их, чтобы не мешали, решила она и открыла дверь. Но на пороге она увидела улыбающуюся рыжеволосую женщину. Софи хватило доли секунды, чтобы сообразить, кто стоит перед ней, и план дальнейших действий созрел у нее моментально.

— Что вам надо? — грубо спросила она, радуясь, что улыбка на лине женщины сменилась растерянностью.

— Это номер мистера Блейда? — спросила Патриция неожиданно появившуюся на пороге высокую блондинку.

Это та же девушка, которая обнимала Эдварда на пляже. Что она здесь делает? — подумала Патриция, и ей стало страшно от того, каким может оказаться ответ. Она все еще надеялась, что просто ошиблась номером.

— А, вы к пупсику? — с улыбкой спросила ее блондинка.

Она стояла перед Патрицией, высокая, стройная, молодая, в пеньюаре, который призван был скорее демонстрировать все ее прелести, чем их прикрывать, с наглой самодовольной ухмылкой.

Патриции показалось, что пол уходит из-под ее ног.

— Он сейчас принимает душ. Слоненок очень не любит, когда его отвлекают от приятных забав, так что вы несколько не вовремя, — продолжала девица. — Мы заняты совсем другим делом. Если хотите, приходите позже.

Но Патриция ее уже не слышала, она повернулась и побежала по лестнице, не дожидаясь лифта. Пробежала холл, никого не замечая. Остановилась она только на автостоянке у отеля. Ноги дрожали, голова кружилась, а по щекам текли слезы. Что это? — в ужасе думала Патриция. Этого не может быть. Так нельзя! Ей хотелось кричать, но в горле застрял шершавый ком и она не могла произнести ни звука. Я куда-то шла. Но куда? Ах да, мне нужно было в город, вспомнила она и ухватилась за эту мысль как за спасительную соломинку. Только бы не думать о том страшном, что разрушило такое счастливое, безмятежное утро.

Как он мог? — молоточками стучало в голове. Казалось, что он любит, и я поверила. А он обманул. Но куда же мне деваться теперь со своею любовью? — спрашивала она себя и не находила ответа. Так, стоп. Я куда-то шла. Точно, мне нужно идти.

На стоянке было много свободных машин. Водитель одной из них заметил плачущую женщину, которая стояла в нерешительности.

— Мисс, разрешите вам помочь. Может быть, прокатимся по городу и все ваши грустные мысли рассеются. Хотите, я покажу вам здешние красоты?

Он говорил с ней ласково, но слова доходили до слуха Патриции с трудом, как через ватную преграду.

— Да-да, вы правы, мне нужно ехать в город. Вы знаете, где находятся цветочные магазины?

— Конечно, знаю, мисс. Какой из них вам нужен?

— Все, — сказала Патриция, садясь в машину. — Поехали.

Ей надо было чем-то себя занять, только бы не думать и не вспоминать о том, что недавно произошло, иначе сердце не выдержит этой боли. Голова гудела и кружилась, а перед глазами помимо ее воли все стояло довольное ухмыляющееся лицо. «Слоненок». Так она его назвала. Но почему слоненок? Нет. Не буду об этом думать. Вот и магазин. Водитель остановил машину и помог пассажирке выйти. Она вошла в магазин и быстро вышла.

— Едем дальше, мисс? — спросил он ее.

В ответ она только кивнула и снова села на заднее сиденье. Во втором и третьем магазинах повторилось то же самое. Четвертый, маленький магазинчик находился почти на окраине города. Патриция вошла в него и долго не выходила. Потом она появилась на пороге с листочком в руке. Она пошатнулась и упала бы, если бы ее не поддержал водитель.

— Ничего не понимаю. Как он мог? Он присылал мне цветы… Не понимаю — шептала она. — Не понимаю… Зачем все?

Водителю показалось, что она не в себе.

— Э, мисс, да с вами беда! Я знаю только одного человека, который может вам помочь. Только захотите ли вы идти к старой матушке Матэ? А уж она-то точно все поймет и объяснит, — сказал водитель, встревоженно глядя на Патрицию.

— Да-да. Матушка Матэ. Вы правы, мне нужно к ней.

Доехали они быстро. Он остановил машину на маленькой улице, ведущей к пляжу.

— Вон там, мисс, видите маленький домик. Вам туда. Идите потихоньку, я подожду вас. Только она одна вам и поможет.

Все еще сжимая в руке листок бумаги, неуверенными шагами Патриция пошла к домику. Ей казалось, что идет она уже целую вечность. И даже не идет, а плывет. Но, когда Патриция открыла глаза, оказалось, что она лежит на подстилке из пальмовых листьев в домике, а над ней склонились возивший ее по городу водитель и матушка Матэ.

— Не успел подхватить ее. Шла, шла и вдруг упала. Вот принес ее к вам. Помогите ей. Всю дорогу шептала одно: не понимаю, да не понимаю.

— Спасибо тебе, что не оставил ее. А теперь иди, сынок, тебе работать надо, а я займусь ею. Иди, дорогой.

Проводив его до порога, матушка Матэ вернулась к девушке. Укладывая ее поудобней, она что-то шептала. Потом зажгла свечу и ненадолго ушла в другую комнату. Вернулась она с кружкой в руках и, приподняв голову Патриции, дала ей выпить отвар.

— Что ж ты не услышала меня? А сейчас поспи. Только сон сохранит твой разум. Я помогу тебе. Сердце откроется, и ты сама увидишь то, чего не разглядели твои глаза. Спи. Говорить будем, когда душа твоя окрепнет.

Последние слова матушки Матэ Патриция слышала уже сквозь сон.

7

Увидев, как ее соперница убегает по лестнице, Софи закрыла дверь. Все получилось даже лучше, чем она рассчитывала. Эта рыжая пигалица теперь долго не оправится от ее спектакля. Пусть он не будет моим, но и ты его не получишь! — радуясь своей находчивости, думала Софи. Нет смысла больше оставаться в его номере, нужно тихонько исчезнуть. Она подобрала брошенный вчера под диван браслет и вышла, захлопнув за собой дверь.

Софи застала Люси уже одетой и готовой к выходу.

— О Господи, где ты была в таком виде?! — спросила Люси, увидев подругу в пеньюаре.

— Какая разница, если сейчас я уже здесь. Куда ты собралась?

— Мы же вчера решили сначала пойти на пляж, а потом поесть и проводить Жоржа в аэропорт.

— Подожди меня пару минут, я быстро оденусь и пойдем, — попросила ее Софи.

Настроение у Софи было прекрасным, одеваясь, она даже напевала, что очень удивило Люси. Такую перемену в подруге Люси связала со скорым отъездом Жоржа.

Они вышли в холл, где их уже ждали Жорж и Уилл. Все вместе они позавтракали и отправились на пляж.

Эдвард вышел из ванной. Софи в номере не было. Он облегченно вздохнул, быстро оделся и, не задерживаясь больше нигде, пошел к Патриции. Он долго стучал в дверь бунгало, но никто ему не открыл. Наверное, не дождавшись меня, ушла плавать, подумал он и пошел к морю. Но в том месте, где обычно плавала Патриция, ее не было. Он решил пройтись по пляжу, но там ее тоже не оказалось. Наверное, она у бассейна. Видимо, когда я шел к ней, то не заметил ее гам. Эдвард обрадовался своей догадке и вернулся обратно. Проходя мимо ресторана, он заметил своих приятелей, поздоровался, но не стал останавливаться. Они тоже поприветствовали Эдварда.

— Кажется, он чем-то озабочен, — сказал Уилл.

— Да. Похоже, что-то случилось, — согласилась с ним Люси. — Нужно узнать, не нужна ли ему помощь.

— Если бы она была ему нужна, он подошел бы к нам. А если не подошел, значит, сам справляется, — сказала Софи улыбаясь. Сегодня у нее было прекрасное настроение. Даже Жорж заметил это, встретив ее в холле. — Пойдемте скорее на пляж. Такой чудный день! Хочется поплавать, а потом поваляться на солнышке, а может, даже поиграть в волейбол. — Она продолжала весело болтать и по дороге от ресторана до пляжа.

— Что случилось с Софи? — спросил Уилл у Люси, когда Софи пошла переодеваться. — Ее точно подменили.

— Боюсь, действительно что-то случилось, но я пока не знаю что, — задумчиво сказала Люси. Ей не нравилась такая резкая перемена настроения у подруги. Этот переход к безудержной веселости должен был что-то означать. Но что?

Оставив вещи на берегу, все побежали купаться. Уилл продолжил обучать Люси плаванию. Они так увлеклись этим занятием, что все остальное перестало для них существовать. В конце концов Люси удалось самой проплыть метров двадцать. Она была так счастлива, что все ее тревоги и сомнения улетучились.

— Господи, как здорово уметь плавать! — радовалась она.

— Просто учитель тебе достался талантливый, — смеялся Уилл. — Несмотря ни на что, все-таки научил тебя.

— Спасибо, учитель, — подыграла ему Люси. — Даже не знаю, чем я смогу вас отблагодарить. — Она хитро улыбнулась и выбежала на берег, где на песке сидели Софи и Жорж, о чем-то мило беседуя.

— Вы видели, как плавает моя ученица? — спросил их Уилл.

— Конечно, мы наблюдали за вами, — сказала Софи. — Ты была бесподобна, дорогая.

Потом Уилл уговорил всех поиграть в волейбол. Как раз в это время сколотилась команда из четырех человек, которые поджидали соперников. Игра получилась уморительно веселой. Жорж падал от каждого удара мяча, а у Люси, как она ни старалась, не получилась ни одна подача. Конечно, они проиграли соперникам, но это никого не огорчило.

— Предлагаю собраться и поехать в аэропорт пораньше. А по дороге остановимся и посидим в каком-нибудь кафе, — сказал Жорж.

— Прекрасное предложение, — согласилась Софи.

Эдвард обошел все бассейны. Около каждого было много отдыхающих, но среди них он не нашел Патриции. Тут он вспомнил, что утром собирался прийти Поль. Маловероятно, но, может, она в Голубой бухте? — подумал Эдвард и пошел в сторону бухты. Там, конечно, тоже никого не оказалось. Только серый песок и волны, которые, откатываясь, оставляли на нем пенный след.

— Где же ты, Пат? — прошептал он. Какая-то непонятная тревога и странное чувство, что он что-то упустил, закрались в его душу.

Он вернулся в бунгало, но дверь все так же была закрыта. Решив подождать Патрицию, он сел в шезлонг на террасе. Время шло, а она все не возвращалась. Наверное, ей что-то понадобилось в городе и она рано утром ушла, думал он. Нет, они же договорились, что он зайдет за ней утром, и она обещала ждать его. А ее нет. Что случилось? Где она? Его тревога усиливалась.

Стоп. Если ей понадобилось срочно уйти, она бы предупредила меня. Наверное, она оставила сообщение у администратора. Конечно, сейчас он прочтет его — и все станет ясно. Она не может исчезнуть, а он не может ее потерять. Он вдруг понял, как бесконечно дорога она ему стала, и почти физически ощутил пустоту.

Администратор встретил его в холле неизменной улыбкой.

— Добрый день, мистер Блейд.

— Посмотрите, нет ли для меня сообщения.

— Нет. На ваше имя ничего нет.

— Странно. А мисс Уильямс ничего не просила мне передать?

— Нет, мистер Блейд, но она же заходила к вам утром! — удивился администратор. — Мисс Уильямс пришла рано утром и хотела передать вам сообщение от Поля, что сегодня занятия не будет, а я разрешил ей подняться к вам. Правда, она почему-то очень быстро выбежала обратно.

Эдвард замер. Вот оно, вот откуда тревога.

— Вспомните, пожалуйста, в котором часу она приходила. Это очень важно, — сказал Эдвард хрипло. Он был заметно взволнован.

— Я прекрасно помню. Было около девяти часов. В девять она уже выбежала из отеля.

— Не может быть, — простонал Эдвард. Он поблагодарил администратора и вышел.

Но что делать? Получается, что Патриция заходила к нему, когда в его номере была Софи, да еще в пеньюаре, а он в это время был в душе. Боже мой, что она подумала?! И что ей могла сказать эта мерзавка Софи! Ему стало страшно. Для любого человека подобная ситуация была бы тяжела, а для нее, такой ранимой и беззащитной, совсем недавно пережившей потерю близкого человека, это могло оказаться трагедией. Мысль о том, что он больше никогда не увидит ее зеленых глаз, не коснется поцелуем ее губ, была невыносима и причиняла ему почти физическую боль. Я найду ее. Все объясню. Она поймет меня. Ведь я люблю ее! Люблю, как никогда никого не любил! Я даже не думал, что можно вот так влюбиться с первого взгляда. И навсегда.

Эдвард посмотрел на часы и решил, что нужно разыскать Софи и узнать от нее, что произошло утром в его номере. Хорошо бы их застать, они вроде бы собирались провожать Жоржа в аэропорт. Пришлось вернуться в отель и подняться в номер девушек. Дверь открыла Люси.

— Эдвард, что с вами? Вы так бледны. Что случилось?

— Хорошо, что я вас застал.

— Да, мы уже собираемся уходить.

— Софи здесь? Она мне нужна.

— Проходите, пожалуйста, — пригласила его Люси. — Софи! — позвала она подругу.

— Кто меня спрашивает? — Софи появилась из ванной. — Что вы хотите?

— Я хочу знать, приходил ли ко мне кто-нибудь в то время, когда вы были в моем номере? — стараясь сдерживать ярость, спросил ее Эдвард.

— Мне нет никакого дела до тех, кто к вам приходит. Я искала свою вещь, которую обронила вчера.

— Так, значит, никто не приходил ко мне, пока я был в душе, а вы искали свой браслет? Или все-таки приходила женщина?

Его голос и взгляд не сулили ей ничего хорошего. Она поняла, что он никогда не простит ей утренней выходки.

— Софи, что случилось? Что ты сделала? — забеспокоилась Люси.

— Ничего такого чтобы так переживать. Ну, пришла какая-то женщина. Спросила Эдварда. Я сказала, что у него все в порядке, он в душе и незачем ему мешать. Ну, может быть, не только это. Не помню. — Все это она проговорила, не переставая улыбаться.

— Я так и знал, — простонал Эдвард. — Послушайте меня, мисс. Если с этой женщиной что-нибудь случится, вы горько пожалеете о сегодняшнем своем веселье. — Он быстро встал и вышел из номера.

— Теперь рассказывай мне, что ты сделала. Я еще не видела ни одного мужчину в таком состоянии. Мы никуда не пойдем, пока ты мне всего не расскажешь.

Софи и самой уже хотелось поделиться своей, как ей вначале показалось, удачной шуткой. Но, увидев Эдварда, она поняла, что нажила в его лице смертельного врага. И теперь надо попытаться найти поддержку у подруги. Слушая ее рассказ, Люси представила, что должна была испытать эта женщина, увидев на пороге номера Софи. Плохо, что Эдварду до сих пор не удалось ее найти.

— Я думаю, тебе лучше улететь в Лондон. Давай быстро соберем твои вещи. Я помогу.

— Почему это я должна улетать?

— Потому что, наверное, это та женщина, для которой он купил обручальное кольцо. Значит, он любит ее и никогда никому не простит причиненной ей боли. Если все закончится хорошо, он забудет об этом, но сейчас тебе лучше быть отсюда подальше.

— А как это может еще закончиться?

— Мы с тобой не знаем этой женщины. Люди поступают по-разному: плачут, напиваются, а бывает, уходят из жизни. Прошло много времени, а он ее еще не нашел.

— Пожалуй, ты права. Помоги мне собрать вещи, я попробую улететь с Жоржем или другим ближайшим рейсом.

Девушки быстро упаковали багаж и вызвали носильщика, который отнес багаж на стоянку автомобилей. Уилл взял автомобиль напрокат. В его багажнике уже лежали вещи Жоржа.

— Кто из вас уезжает? — спросил Уилл, увидев девушек с багажом.

— Софи срочно вынуждена вылететь домой. Там какие-то проблемы, мы только что узнали, — сказала Люси, помогая уложить багаж подруги.

— Буду счастлив сопровождать вас в полете. — Жорж галантно поклонился Софи.

— Пора ехать, нам нужно поскорее вернуться, — поторопила всех Люси.

— Вы, милые дамы, задержались, и у нас не остается времени на кафе, сразу едем в аэропорт, — сказал Уилл.

Когда все расселись, он завел двигатель и выехал на шоссе.

Билетов на тот самолет, которым улетал Жорж, не оказалось. Софи взяла билет на следующий рейс. Жорж договорился с Софи встретиться в Лондоне и, попрощавшись со всеми, пошел на регистрацию. До отправления следующего рейса оставалось три часа. Софи осталась в зале ожидания, а Люси с Уиллом сели в машину и отправились в обратный путь.

— Что случилось? Почему мы так спешим? — спросил Уилл. — Я вижу, ты взволнована.

— Нам надо поскорее вернуться и найти Эдварда. Он нуждается в нашей помощи. Дело в том, что Патриция пропала. — И Люси рассказала Уиллу все, что знала сама.

— Это ужасно, дорогая. Нужно что-то делать. Я оставлю машину на стоянке. Может быть, придется объехать весь город. Сейчас приедем и разделимся. Я пойду в отель, а ты на пляж. Я найду тебя, если его не окажется в номере. Необходимо побыстрее его разыскать. Мы найдем его. — Уилл очень волновался за друга.

— Думаю, его мы найдем быстро. А вот отыщем ли мы ее? — задумчиво произнесла Люси.

Оставив машину на парковке, они разделились. В отеле Эдварда не оказалось, и Уилл пошел на пляж к Люси, но там его тоже не было.

— Постой, — вспомнила она. — Когда мы впервые увидели Патрицию на пляже, она после купания шла вон в то бунгало. — Люси показала рукой на одинокую хижину на берегу. — Пойдем скорее. Где еще он может ее ждать, если не у домика?

Они прибежали к бунгало и увидели Эдварда, сидящего на ступеньках террасы.

— Эдвард! — окликнула его Люси.

Он поднял голову, и, глядя на его бледное, измученное лицо, покрасневшие веки и застывшую в глазах боль, ей захотелось заплакать. Правда, все это длилось одно мгновение, он сразу взял себя в руки и даже постарался улыбнуться.

— Вы уже вернулись?

— Да. Мы проводили Жоржа и Софи, она, правда, взяла билет на следующий рейс. Улетит в семь часов, — сказала Люси.

— Мы искали тебя. — Уилл сел рядом с ним. — Мы знаем, что случилось. Пришли тебе помочь. Говори, что нужно делать.

— Я не знаю. Мне кажется, что я обошел все, но ее нигде нет, — растерянно развел руками Эдвард.

— Значит, вы где-то разминулись и нужно начать все сначала, — уверенно сказала Люси. — Может, вы сядете в машину и объедете городок, не пропуская ни одного бара и кафе. Когда нам, женщинам, плохо, нам хочется съесть чего-нибудь сладкого.

— Я это запомню, дорогая. — Уилл поднялся на ноги. — Поедем, Эд. Люси права, нужно поискать в городе.

— А я еще раз пройдусь по пляжам, периодически возвращаясь сюда. Может, она вернется раньше, чем вы ее найдете.

Мужчины уехали, а Люси снова обошла ближайшие пляжи, расспрашивая всех, но никто с самого утра не видел зеленоглазой рыжеволосой женщины. Потом она нашла в ресторане официанта, который приносит завтрак в бунгало Патриции.

— Сегодня, мисс, как и каждое утро, я принес завтрак и орхидею в вазочке. Такие цветы ей кто-то присылает с самого первого дня.

— Вспомните, она случайно не говорила, что намерена делать. Может, она куда-то собиралась идти? — попросила его Люси.

— Конечно, — обрадовался официант. — Она хотела выяснить, кто ей присылает цветы. А я сказал, что в городе пять цветочных магазинов. Наверное, она обходит цветочные магазины в поисках этого человека.

Поблагодарив его за информацию, Люси вернулась к бунгало, решив дождаться возвращения Уилла и Эдварда.

7

В комнате горели свечи, по потолку и стенам скользили бесформенные тени. Пахло чем-то приятным, чуть резковатым, отчего кружилась голова. Матушка Матэ принесла еще один отвар и напоила им Патрицию. Он имел приятный сладковатый вкус и цветочный аромат. Выпив его, она уже не знала, спит ли, грезит ли наяву. Только она снова оказалась на пляже. Эдвард выходит из воды, а ему навстречу бросается блондинка, но он отталкивает ее и направляется прямо к Патриции. Он целует ее и говорит о своей любви. Потом она идет по длинному коридору, подходит к двери и опять видит эту блондинку. Патриции вдруг становится страшно, как было страшно тогда, но оказывается, что за ней, за этой женщиной, пустота. Там нет ничего и никого. И Патриция вдруг ясно понимает, что это просто ловушка, подстроенная им обоим. И ей хочется заплакать от счастья.

— Я же говорила тебе, что часто все на самом деле не так, как выглядит, — откуда-то издалека словно ручей журчат слова, успокаивая. — Глаза обманут, только сердце увидит и не солжет. Спроси его. Спроси, спроси, спроси… — как эхо звучали слова.

И снова все пропало, погрузилось в вязкую тьму, где нет ничего — ни жизни, ни ощущений.

Патриция очнулась так же неожиданно, как и уснула.

— Давно я здесь? — спросила она.

— Достаточно давно для того, чтобы встать, но не достаточно, чтобы уйти, — ответила ей хозяйка.

— Мне уже лучше, матушка Матэ. Мне нужно идти, меня, наверное, ищут, — смущенно сказала Патриция. Весь ужас, пережитый утром, отступил, и она уже могла спокойно думать о том, что Эдвард ищет ее.

— Конечно, он ищет тебя и найдет. Любовь приведет его. Главное, чтобы ты разобралась в себе.

— Мне кажется, я все поняла. Я просто побоялась поверить в его любовь. Все случилось так неожиданно и стремительно.

— Это только кажется, что все быстро, а ну-ка вспомни, сколько лет каждый из вас шел к этой единственной встрече. Он и прежде влюблялся, но никого не любил, да и ты не согрелась у чужого очага. Любовь бывает разной. К тебе она пришла выстраданной. Не спеши, дорогая, дай часу настать, — сказала матушка Матэ, продолжая что-то шептать и гладя Патрицию по голове.

Тщетно прождав Уилла и Эдварда у бунгало, Люси решила пойти к стоянке машин. Она простояла там больше получаса, но они все не появлялись. На стоянке было много свободных машин и водители скучали, поджидая пассажиров.

— Мисс, — обратился к ней один из них, — если вам нужно ехать, я вас отвезу. Мне сегодня везет. Я с самого утра красавиц вожу.

— А случайно рыжеволосую женщину невысокого роста не возили? — спросила Люси без особой надежды.

— Ну как же. С нее-то мое утро и началось. Смотрю — стоит и плачет. Спрашиваю, куда ехать. По цветочным магазинам, говорит. В четвертом ей совсем плохо стало. Вышла с листочком в руках, плачет, что-то шепчет. Ну прямо как ненормальная.

— Так где же она? — заволновалась Люси. — Где вы се оставили?

— Я ее к матушке Матэ отвез. Иди, говорю, прямо к хижине, а она пару шагов ступила, да и упала в обморок. Пришлось нести на руках. Матушка Матэ ей поможет, сомневаться не приходится.

— Спасибо, что не оставили ее. А я пока никуда не еду. Жду своих друзей. Да вот и они. — Люси coрвалась с места и побежала навстречу Уиллу и Эдварду.

— Нашли? — спросила она.

— Нет, — грустно ответил Уилл.

— Я знаю, где она, — радостно сообщила Люси. — Один из водителей утром возил ее по цветочным магазинам, говорит, что она очень плакала, а потом отвез ее к матушке Матэ.

— Едем, Уилл, скорее!

— Подождите, возьмите и меня. — Люси резво уселась на заднее сиденье. — Ее домик на пляже за Голубой бухтой.

Машина рванула с места, и через несколько минут они уже были у цели. Но и эти минуты показались Эдварду вечностью. Сколько раз за день у него появлялась и исчезала надежда!

Когда машина остановилась, Эдвард выскочил и побежал к одинокому домику на пляже. Он видел, как открылась дверь и на пороге появилась Патриция. Она спустилась по ступенькам и неуверенными шагами пошла ему навстречу.

Он подбежал к ней, обнял и прижал к себе, боясь, что она снова может пропасть.

— Пат, жизнь моя, счастье мое! — повторял он, целуя ее. — Я уже думал, что потерял тебя.

— Я здесь, с тобой, — еле слышно сказана она.

— Не исчезай. Я не могу жить без тебя. Мы забудем все плохое, что с нами случилось, и будем любить друг друга еще сильнее. Правда? — Он приподнял ее подбородок и заглянул в глаза.

Огромные, они были полны слез и смотрели на него с любовью.

— Не плачь, любимая. Я высушу каждую твою слезинку, — шептал Эдвард, целуя ее глаза. — Я отнесу тебя к машине. — Он подхватил ее на руки. — И отвезу. Со мною Уилл и Люси. Они помогали мне найти тебя.

— Постой. Может, вернемся в бунгало по берегу? Только мы вдвоем. Не хочу никого видеть. Только ты, я, ночь и море, — сказала Патриция, положив голову ему на плечо.

Эдвард махнул рукой Уиллу и пошел вдоль берега, держа на руках бесценную ношу.

Уилл и Люси стояли у машины, ожидая возвращения Эдварда и Патриции.

— Думаю, они хотят побыть вдвоем, — сказала Люси, увидев, как Эдвард махнул рукой.

— Они вернутся по берегу, а мы поставим машину на стоянку, поплаваем в бассейне, а потом закажем ужин в номер.

— В твой или мой? — уточнила Люси.

— Решим после. — Он обнял ее. — Я хочу провести этот вечер только с тобой. Я сказал бы тебе, что и все последующие дни, вечера и ночи я хотел бы провести с тобой, но ты мне не поверишь.

— Попробуй скажи, а я подумаю, что ответить, — улыбнулась Люси и села в машину.

Они оставили машину на стоянке и пошли переодеться, чтобы поплавать в бассейне. Научившись плавать, Люси готова была теперь заниматься этим в любое время суток.

В бассейне она подплыла к Уиллу и спросила:

— Как ты думаешь, Эдвард с Патрицией уже пришли в бунгало?

— Куда им спешить, они нашли друг друга и у них впереди целая жизнь. Завтра утром мы их увидим. Скажи мне лучше, ты проголодалась?

— После плавания у меня просыпается зверский аппетит, — созналась Люси.

— Тогда я поднимусь к себе в номер и закажу ужин, а потом приглашу тебя.

— Мистер, вы соблазняете девушку ужином и заманиваете ее в номер? — хитро улыбнулась Люси, выходя из воды.

— Хочется показать этой девушке, что я влюблен в нее. С той самой минуты, как она села за мой столик, я думаю только о ней, — шепотом на ушко сказал Уилл, укутывая Люси в полотенце. Его горячие руки лежали на ее плечах, и их тепло она чувствовала даже через махровую ткань.

— Пойдем быстрее, — заторопилась Люси. Признание Уилла смутило ее. Она, конечно, давно ждала этих слов, но прозвучали они все равно неожиданно.

Однако он не спешил. Развернув Люси к себе лицом, он поцеловал ее. Они и до этого целовались, но это был другой поцелуй, полный любви, страсти и желания, поцелуй, которому покоряешься однажды и навсегда.

Они разошлись по номерам переодеваться. Уилл заказал ужин, зажег свечи и позвонил Люси:

— Ты готова? Я зайду за тобой через пару минут.

— Я жду. — Она волновалась. Сегодня они будут только вдвоем. Она знала, что он тот единственный мужчина, которому она впервые захотела отдать всю себя без остатка. За которым, позови он ее, она бы пошла в огонь и в воду. Стук в дверь вывел ее из задумчивости. На пороге стоял Уилл. Он тоже заметно волновался.

— Мисс, ужин ждет вас. — Церемонно раскланиваясь, он попытался за шуткой скрыть свое волнение. — Позвольте проводить вас. — Он предложил ей руку, и они прошли в его номер.

Стол был накрыт, горели свечи, звучала негромкая музыка. Через открытое окно ветер приносил запахи южной ночи.

За ужином они пили вино и болтали о разных пустяках. После того как был выпит кофе с ликером, Люси стала собираться.

— Мне пора возвращаться. Поздно уже.

— Постой. Я хотел… Я думал… — Уилл собирался сказать то, к чему готовился весь вечер. — Может быть, ты… — Но так и не смог. — Я провожу тебя, сказал он Люси, ругая себя за свою извечную робость.

Возле ее номера она задержала его, открыла дверь и пригласила войти. Не успела дверь закрыться, как они начали целоваться.

— Я думала, ты никогда не решишься, — прошептала Люси.

— Я так давно мечтал об этом, так хотел тебя. Но вдруг испугался, понимаешь, раньше я…

Она не дала ему договорить, закрыв рот поцелуем, потом, расстегнув на нем пиджак, сняла его и отбросила в сторону.

— Я люблю тебя, Люси, обожаю, — говорил он, целуя ее.

Руки влюбленных, послушно следуя их желанию, снимали одну вещь за другой. Когда из одежды на них ничего не осталось, он взял ее на руки и внес в спальню. С каждым поцелуем их желание разгоралось все сильнее, и только ночь стала свидетельницей их любви.

Самолет Жоржа приземлился в аэропорту Лондона строго по расписанию. Было около восьми часов вечера.

Во время полета у него родилась идея позвонить лорду Блейду, и Жорж решил не откладывать ее осуществление. К телефону подошел дворецкий. Жорж попросил передать лорду, что звонит друг его сына, который отдыхал с ним вместе на Тенерифе. Через некоторое время лорд Блейд взял трубку.

— Слушаю, — произнес он хорошо поставленным голосом.

— Извините, сэр, что беспокою вас. Разрешите представиться — Жорж Минкс. Я привез вам привет от сына.

— Как проходит его отдых?

— О, отдыхает он прекрасно.

— Когда планирует возвращаться в Лондон?

— Об этом он не говорил, да и понятно. Ему сейчас не до возвращения. У него новые увлечения и заботы.

— Что за заботы?

— Ну как же, ведь он решил жениться.

— Как жениться? На ком?

— Ах Боже мой, — пролепетал Жорж, — вы не знали об этом?

— Конечно, не знал. Кто она?

— Они познакомились на Тенерифе. Пляжный роман, так сказать. По-моему, у нее нет родственников. Это бедная, безродная женщина. Возможно, она даже старше Эдварда. Конечно, ему виднее, с кем связывать свою жизнь, но разве мало сейчас охотниц за состоятельными женихами? А там курортное место, где чаше всего и собираются подобные женщины.

— Объясните моему дворецкому, где это находится. А вас, мистер Минкс, я благодарю за оказанную услугу. — Он передал трубку дворецкому, а сам вернулся в гостиную и объявил своей жене Маргарет, что утром они вылетают на Тенерифе к сыну.

— Артур, дорогой, что случилось? Почему тебя так взволновал этот телефонный разговор?

— Потому что наш сын невесть что вытворяет. Он, видите ли, решил жениться.

— Но ведь ты сам столько лет его уговаривал, — улыбнулась Маргарет.

— Но на ком?! Прекрасная девушка Эмили Стаут ему не подошла, а неизвестно кто теперь может стать его женой! — возмущался лорд Блейд.

— Вот видишь, ты сам говоришь, что нам неизвестно, кто она. Давай не будем обсуждать ее заочно, тем более после звонка незнакомого человека, — успокаивала его жена. — Я абсолютно уверена, что Эдвард не ошибется в выборе. И если он выбрал эту женщину, значит, она его достойна.

— А если это окажется охотница за состоянием, которая заморочила ему голову?

— Сейчас, дорогой, мы с тобой все равно ничего не решим. Вот увидим ее завтра, тогда и будем думать. — Она встала, чтобы уйти в спальню, но на пороге гостиной задержалась. — Ты плохо знаешь своего сына, если думаешь, что кто-то ему может заморочить голову. Он достаточно взрослый, чтобы поступать так, как считает нужным. Спокойной ночи, дорогой.

Жоржу пришлось подробно объяснить дворецкому, где находится отель и как его найти. Закончив разговор, он нажал на кнопку отбоя своего сотового телефона и почувствовал себя счастливым. Он понял, что лорд Блейд обязательно полетит на Тенерифе к сыну и свадьба Эдварда с Патрицией не состоится. Не быть тебе, Патриция, леди Блейд! Будешь и дальше корпеть в своей лаборатории над пробирками. У меня в жизни мало хорошего, и у тебя ничего не будет, думал Жорж, усаживаясь в такси. Вечерний Лондон встретил его мелким моросящим дождем.

— Какая ужасная погода! — проворчал он.

— Вы прилетели издалека, сэр? — спросил его водитель.

— Да. Там тепло, много солнца. Просто райское место, из которого так трудно возвращаться в привычный унылый мир. — Он замолчал и молчал всю дорогу до своего дома.

Они шли по берегу, наслаждаясь долгожданным уединением и покоем.

— Мне казалось, что я потерял тебя. Я думал, что не смогу найти нужных слов, чтобы объяснить тебе, какая страшная ошибка произошла. Все для меня потеряло смысл. — Он обнял ее. — Ты и только ты мне нужна. Единственная моя, любимая. — Его поцелуи были красноречивее слов.

— Это я виновата. Прости меня за то, что не поверила тебе и усомнилась в твоей любви. Когда я увидела ее в твоем номере, мне показалось, что стены рушатся. Где-то в глубине души я понимала, что этого не может быть. Ты не должен был так обидеть меня. Но ничего не смогла с собой поделать.

— Бедная моя девочка, я никогда не прошу себе, что не смог уберечь тебя. Прости меня. Ты никогда больше не будешь одна. Я всегда буду рядом и никуда тебя не отпущу. — Он достал из кармана маленькую сафьяновую коробочку. — Пат, выслушай меня.

— Я слушаю тебя, Эд.

— Именно здесь, любимая, где свидетели только океан, звездное небо и луна, я хочу спросить тебя: будешь ли ты моей женой с этой минуты и на всю жизнь? — Он открыл коробочку, в которой на подушечке лежало изумительное кольцо, усыпанное бриллиантами.

— Может быть, ты спешишь?

— Если у меня и были когда-нибудь сомнения, то сегодняшний день решил все. Я уверен, что ни одной минуты не хочу прожить без тебя. Я прошу тебя, Пат. — Он стал перед ней на колени. Звезды отразились в его темных глазах, смотревших на нее с любовью и надеждой. — Прими это кольцо в знак моей любви.

— Я буду твоей женой, — тихо сказала Патриция.

Она взяла кольцо в руку. Эдвард встал и надел его ей на палец.

— Теперь мы вместе, любимая, и нет такой силы, которая бы разлучила нас, — прошептал Эдвард, целуя ее.

— Мы почти пришли в Голубую бухту. Может, посидим немного, отдохнем. Дорога утомила меня. Не знаю, откуда такая слабость. Наверное, это от отваров матушки Матэ. Спасибо ей, без ее помощи мне бы не пережить этот день.

— Давай посидим. Ты отдохнешь и расскажешь мне об этой женщине.

Они спустились в бухту. Здесь было очень тихо, только волны с ритмичным шуршанием набегали на берег. Патриция села на песок. Эдвард, закатав брюки до колен, прошелся по воде.

— Какая теплая вода! Песок кажется холоднее. — Он сел рядом, обнял ее. — Как ты себя чувствуешь?

— Мне так хорошо и спокойно рядом с тобой. — Она положила голову ему на плечо. — Я видела тебя в своих грезах, когда была в хижине у матушки Матэ, и все поняла. Она сказала, что мы оба долго шли к нашей встрече и дальше у нас длинный счастливый путь, который мы пройдем вдвоем. Еще она говорила, — смутившись, еле слышно прошептала Патриция, — что у нас родятся двое прекрасных детей.

— Я уверен, что одна из них девочка, которая будет похожа на тебя. — Эдвард уложил ее на песок. — У нее будут твои глаза. Пат, я безумно люблю тебя. — Он целовал ее глаза, губы, шею. Его руки скользили по ее телу.

— Я немного отдохнула, и теперь мы можем идти дальше, — поспешила подняться Патриция.

— Ты все еще не веришь мне? — спросил Эдвард, глядя на нее с грустью.

— Верю, просто не могу справиться со смущением. Что-то мешает мне, — попыталась объяснить свое поведение Патриция.

— Пойдем. Я знаю, что нам поможет. — Взяв ее за руку, он помог ей подняться, и они направились по тропе по направлению к бунгало.

— Надевай купальник, пойдем поплаваем, — предложил Эдвард. — Поверь мне, это то, что нам сейчас нужно. Океан все смоет.

Патриция быстро переоделась, взяла полотенце, и они побежали к воде.

— Это чудо, — прошептала Патриция, входя в воду.

Звезды над головой отражались в темном море, лунная дорожка извиваясь скользила по воде.

— Не бойся, я с тобой, — сказал Эдвард.

Патриция смело плыла с ним рядом. Ей было легко и спокойно и совсем не страшно плыть ночью в океане, который был таким же темным, как и сама ночь. Какое странное чувство! — думала Патриция. Когда нет ни верха, ни низа, ни сторон, когда все вокруг единое пространство вне времени. И только он и я.

Медленно они вернулись обратно и вышли на берег. Эдвард укутал Патрицию полотенцем, взял на руки и понес в бунгало.

— Мне, конечно, очень стыдно, но я ужасно проголодалась, — призналась она ему.

— Не волнуйся, пока ты будешь принимать душ, я принесу что-нибудь поесть.

Эдвард помчался в ближайшее кафе, накупил бутербродов, орехов, фруктов, не забыл и о вине — выбрал бутылку самого хорошего шампанского. Нагрузившись пакетами, он вернулся в бунгало.

Патриция стояла под струями воды и пыталась справиться с волнением. День выдался не из легких. Утром ей казалось, что жизнь кончена. Она только-только почувствовала, что влюблена и любима, как столкнулась с чужим коварством и усомнилась в любимом человеке. Потом узнала, что именно он с самого первого дня присылает ей цветы. Она растерялась, не знала, что думать и во что верить. Но забота матушки Матэ вернула ей душевный покой, помогла разобраться в себе и понять истину.

После плавания и душа она почувствовала себя обновленной. Никакие сомнения больше не терзали ее души.

Вернулся Эдвард с пакетами.

— Пат, могу я тоже принять душ, пока ты разберешь то, что я принес?

— Конечно, на полке есть чистый халат. Как ты относишься к банным халатам?

— Очень даже хорошо, — сказал он, целуя ее в щеку. — Потерпи немного. Я скоро вернусь.

Эдвард скрылся в ванной комнате, а Патриция накрыла на стол, зажгла свечи и расставила везде, где можно, орхидеи в вазочках.

Вернулся Эдвард.

Они пили шампанское и мечтали о будущем. Потом он стал собираться.

— Уже очень поздно, тебе нужно поспать, — произнес он нерешительно.

— Не уходи, — тихо сказала Патриция. — Останься со мной.

Он подхватил ее на руки и отнес в спальню. От его горячих ласк она забыла обо всем на свете и только шептала как в бреду:

— Я люблю тебя, Эд.

Они уснули уже на рассвете в объятиях друг друга.

В десять часов их разбудил звонок мобильного телефона Эдварда. Взглянув на дисплей, он понял, что звонит его отец.

— Доброе утро, папа.

— Доброе утро. Я звоню тебе с борта самолета. Через два часа мы будем на Тенерифе.

— Вы летите ко мне? — все еще не понимая, спросил Эдвард.

— Конечно, к тебе.

— Постой. — Теперь он уже окончательно проснулся. — Я встречу вас в аэропорту. Выезжаю.

— Прилетают твои родители? — спросила его Патриция потягиваясь.

— Пат, прекрати меня соблазнять! — счастливо улыбаясь, сказал Эдвард, любуясь ею. — Иначе я не смогу уйти от тебя.

— Иди, дорогой, тебе нужно их встретить.

— Думаю, они тоже решили немного отдохнуть. Но почему не предупредили заранее? Ну ладно, хорошо, что они прилетают, сразу познакомятся со своей будущей невесткой.

— А может быть, не надо сразу? — жалобно произнесла Патриция.

— Ты боишься? Этого не может быть. Моя храбрая девочка боится.

— Я никого никогда не боялась. Но мне страшно, Эд, впервые встретиться с твоими родителями.

— Не волнуйся, они тебе понравятся. Я уверен.

— А я им?

— Пат, выброси глупые сомнения. Я люблю тебя. Ты моя невеста и скоро станешь моей женой. И никто в мире не в состоянии это изменить. А сейчас мне нужно идти. Я позвоню, как только вернусь. Ты поспи, еще рано, — сказал Эдвард, целуя ее на прощание.

Он вернулся в отель и зашел к Уиллу. Не найдя его в номере, он поднялся в номер Люси.

— Доброе утро. Извините, что беспокою, но мне очень нужен Уилл. Не знаете, где он?

— Проходите, Эдвард, — пригласила его Люси в гостиную. — Сейчас я его позову.

Через пять минут на пороге появился Уилл с немного смущенной и заспанной, но совершенно счастливой физиономией.

— Извини, что разбудил. Я срочно уезжаю в аэропорт встречать родителей — они прилетают через полтора часа. Пока меня не будет, хотел тебя попросить не оставлять Патрицию.

— Машина, которую я арендовал, стоит на площадке. Возьми ключи и поезжай спокойно. Не волнуйся, мы присмотрим за ней.

— Спасибо вам за все, — поблагодарил Эдвард, пожимая руку другу и улыбаясь Люси.

Он взял ключи от машины, вернулся в свой номер, где побрился и переоделся. Он очень спешил, и задуматься, чем вызван неожиданный приезд родителей, ему было некогда.

— Не нравится мне столь внезапное появление родителей Эдварда, — задумчиво сказал Уилл. — Его отец не любитель путешествий, и только что-то неординарное могло заставить его сняться с якоря.

— Ты думаешь, что этим неординарным может оказаться Патриция? — спросила его Люси. — О нет, только не это. Несчастная женщина просто не выдержит еще одного испытания. Мы должны им помочь.

— Правильно. Ты отправляйся к Патриции и не оставляй ее ни на минуту, а я дождусь Эдварда, разузнаю обстановку и сразу же приду к вам. — Он уже собрался уходить, но вдруг остановился. — Как ты думаешь, Софи знала, что Эдвард сын лорда Блейда и что у его семьи родовой замок в Хамберсайде?

— Неужели все это действительно так? — удивилась Люси. — А я не поверила Софи, когда она мне говорила, что Эдвард сын лорда Блейда.

— Значит, это она сообщила лорду Блейду о том, что его сын решил жениться.

— Нет, Уилл. Она не стала бы звонить лорду в десять часов вечера, даже если бы знала номер телефона, а она его не знает.

— Ты права, дорогая, но есть еще один человек, который прилетел на два часа раньше, был в курсе решения Эдварда и знал номер телефона в Хамберсайде.

— Это Жорж! — воскликнула Люси. — Но зачем ему это?

— Ладно, с ним я разберусь после. Сейчас главное помочь Эдварду и Патриции. Люси, — он привлек ее к себе, — я достаточно состоятельный человек, но у меня нет родового замка и богатого отца. Ты же не станешь из-за этого меньше любить меня?

— Глупый. Я люблю тебя потому, что это ты. — Она обняла его и поцеловала так, что у него не осталось никаких сомнений в ее любви. — А теперь иди. Мы с Патрицией будем в бунгало или на пляже рядом с ним.

Люси быстро собралась и пошла к Патриции. По дороге она захватила в кафе пару свежих булочек и два кофе в пакетиках. С этим она и пришла в бунгало.

— Доброе утро. Я знаю, что тебя зовут Патриция, а меня — Люси, я подруга Уилла. Принесла булочки и кофе, можем позавтракать вместе.

— Очень приятно, — обрадовалась Патриция неожиданной гостье. — Проходи, пожалуйста. Только я хотела поплавать перед завтраком.

— Отлично. Уилл научил меня плавать, и ты первая, кто увидит, как это у меня получается.

— Тогда пойдем скорее.

Переодевшись и захватив с собой полотенца, они побежали на пляж. Патриция бросилась в воду и поплыла, но, вспомнив, что Люси только начинающий пловец, вернулась, чтобы присмотреть за ней.

— Погоди, — остановила она сосредоточенно барахтающуюся Люси. — Расслабься, ляг на воду. Не бойся, я поддержу тебя. Вот так, а теперь спокойно греби. Молодец! — порадовалась она успехам начинающей пловчихи. — А сейчас перевернись на спину. Не волнуйся, я держу тебя. — Патриция убрала руки. — Видишь, ты держишься на воде сама. Это тебе пригодится, чтобы отдыхать, когда устанешь, а до берега будет еще далеко.

— Как это здорово! Никогда не думала, что плавание доставляет такое удовольствие. Я еще потренируюсь здесь на мели, а ты плыви, однажды я видела, как ты хорошо плаваешь.

Патриция поплавала минут пятнадцать, после чего вернулась к Люси, и обе, довольные утренним купанием, направились в бунгало.

Официант расставлял принесенный завтрак на столе. Заметив, что у хозяйки гостья, он достал еще одну чашку и накрыл стол на двоих. Среди прочего он поставил на стол вазочку с неизменной орхидеей.

— Спасибо, вы так предупредительны, — поблагодарила его Патриция.

— Божественный цветок! — Люси пришла в восторг от орхидеи. — Наверное, его прислал Эдвард?

— Мисс получает эти цветы ежедневно, — сказал официант и удалился, оставив подруг наслаждаться утренним кофе.

— Какое великолепное кольцо у тебя на пальце! Это подарок Эдварда?

— Да. Он сделал мне предложение.

— Я так рада за тебя! — Люси искренне радовалась счастью Патриции.

— Он поехал в аэропорт встречать родителей, — сказала Патриция и задумалась. С того момента, как она узнала об их прилете, ей стала тревожно. Чем вызван их неожиданный приезд? Как они встретятся? А что, если она им не понравится? Все эти вопросы не давали ей покоя с самого утра. Но ответить на них она все равно не могла.

Люси, верно угадав состояние Патриции, решила взять инициативу на себя. Она знала одно верное средство, которое помогает любой женщине забыть о своих проблемах. Это поход в магазин за косметикой или бельем.

— Патриция, могу я тебя попросить помочь мне?

— Пожалуйста, если смогу, — согласилась та, выходя из задумчивости.

— У меня проблема. Мне понравилось сразу несколько вещиц, и я никак не могу решить, что мне больше подходит. Помоги мне. У тебя прекрасный вкус. — Ее голубые глаза с мольбой посмотрели на Патрицию.

— Хорошо. Давай после завтрака пойдем и выберем, — согласилась Патриция.

Позавтракав, они отправились в город за покупками. В одном из магазинчиков Люси долго выбирала косметику и купила ту, что посоветовала ей Патриция. Но дольше всего они задержались в отделе женского белья.

— Люси, ты сначала определись, что ты хочешь.

— Я хочу красивое белье, просто сногсшибательное, но не могу решить какое. — Она рылась в ворохе разнообразных трусиков и бюстгальтеров. Наконец она выбрала несколько комплектов, из которых Патриция одобрила два. — А ты не хочешь себе что-нибудь подобрать? — спросила ее Люси. — Смотри, какой изумительный гарнитур! — Она указала на белый комплект с поясом для чулок. — Это для невесты. Просто чудо! Тебе он может скоро понадобиться, — улыбнулась Люси. — Когда-нибудь я тоже куплю себе такой.

— Может, как раз тебе он понадобится быстрее, чем мне, — засмеялась Патриция.

Они удивительно легко и быстро нашли общий язык, несмотря на то что Люси была значительно моложе. Но она была таким открытым, добрым, сердечным человеком, что общение с ней доставляло удовольствие. В конце концов обе вышли из магазина с покупками. Настроение было чудесным, и, погуляв еще немного, они вернулись в бунгало.

Уилл застал Эдварда на стоянке автомобилей.

— Хочешь, я поеду с тобой? — предложил он другу.

— Прекрасно. А как же Люси?

— Она останется с Патрицией. Думаю, им будет о чем поболтать. Эд, могу я тебя спросить?

— Спрашивай. — В это время Эдвард вырулил со стоянки на шоссе, и, набирая скорость, машина помчалась в аэропорт.

— То обручальное кольцо, которое ты покупал, предназначалось Патриции?

— Да, — коротко ответил Эдвард.

— А ты уже сделал ей предложение?

— Да. Вчера. А почему ты спрашиваешь?

— Мне кажется, я знаю, почему так внезапно прилетают твои родители. Они узнали, что ты решил жениться.

— Ты так думаешь? Но как они могли узнать об этом, если я им еще ничего не говорил?

— Боюсь, за тебя это сделал Жорж, когда прилетел в Лондон. И преподнес, по-видимому, не в лучшем виде, а иначе зачем твоему отцу срываться на следующий день и лететь сюда?

— Ты прав, Уилл, — согласился Эдвард. — Наверное, все так и было. Но зачем Жоржу это нужно?

— Не знаю. Но ты прости меня, Эд. Ведь это я привел его в нашу компанию.

— Ладно, оставь. Главное, мы предположительно знаем причину их приезда, а значит, готовы к встрече, — улыбнулся Эдвард, чтобы ободрить друга. — Скажи, а как у тебя с Люси? — перевел он разговор на другую тему.

— Ты только не смейся, но я впервые влюбился. И девушка ответила на мои чувства. Раньше я как-то не решался знакомиться, ты же знаешь… Я хочу сделать ей предложение, но, как только собираюсь, язык присыхает к гортани.

— Я рад за тебя. Думаю, ты можешь сделать это и без слов, — посоветовал другу Эдвард. — Надень ей на палец кольцо — и она все поймет.

— Ты прав, как я сам не догадался! — обрадовался Уилл. Когда вернемся, я сразу схожу к тому ювелиру, у которого ты покупал кольцо. Спасибо тебе. Я бы еще долго мучился.

— Надеюсь, мы с Патрицией скоро сможем вас поздравить.

Эдвард припарковался на стоянке автомобилей, и они с Уиллом вошли в зал прилета. Ждать пришлось недолго — уже через двадцать минут они приветствовали Артура и Маргарет Блейд, родителей Эдварда.

— Мальчик мой, ты прекрасно выглядишь: загорел, возмужал, хотя, по-моему, немножко похудел. Уилл вы, наверное, нерегулярно питаетесь? — повернулась Маргарет к другу сына.

— У нас здесь трехразовое питание. Не волнуйтесь Маргарет, — ответил Уилл.

Подошел носильщик, взял вещи и отнес к машине. Артур и Маргарет сели сзади, Уилл за руль, а рядом с ним Эдвард. По дороге к отелю говорили о ничего не значащих вещах — обсуждали погоду здесь и в Лондоне, величие океана, буйную растительность острова. Артура волновало, занимаются ли мальчики спортом. Уилл рассказал об их играх в волейбол, серфинге. Эдвард сообщил, что начал заниматься дайвингом. За разговорами время в пути прошло незаметно. Оставив машину на стоянке, все вошли в отель.

Артур снял прекрасный номер с видом на океан. Эдвард поднялся в номер с родителями. Перед тем как уйти, он шепнул Уиллу:

— Позвони мне и сообщи, где вы будете. Как только ситуация прояснится, я вас найду.

Номер понравился Маргарет. Она все обошла, потом распахнула балконную дверь и полюбовалась открывшимся видом: каскадом бассейнов, пляжами, океаном.

— Прекрасное место для отдыха. Артур, пойдем поплаваем. Эдвард, а ты мне потом расскажешь, что еще здесь есть интересного.

— Дорогая, ты забываешь, что мы не за этим сюда приехали, — строго сказал ей муж, усаживаясь в кресло и предлагая Эдварду, стоявшему в стороне, сесть напротив. — Думаю, сын, тебе есть что сказать, — обратился он к Эдварду.

— А что ты хочешь услышать? Об отдыхе мы уже рассказали, о том, что нормально питаемся, тоже. Погода чудесная.

— Ты слышишь, дорогая, он еще пытается шутить, — возмутился отец. Он резко встал и заходил по комнате. — Если ты думаешь, что нам ничего не известно, то ошибаешься. Но я хотел бы услышать все от тебя.

— Дорогой, ты слишком спешишь. Дай же Эдварду самому все рассказать, — попыталась успокоить мужа Маргарет.

— Ты всегда его защищаешь. И вот полюбуйся: ему уже тридцать восемь лет, а у него ни семьи, ни детей. Он отказался от лучшей невесты во всей Англии, от дочери лорда Стаута, очаровательной Эмили. И ради чего! Ради какого-то случайного знакомства на курорте.

— Эдвард, — Маргарет подошла к сыну и пригладила его волосы. — Скажи нам, действительно ли ты решил жениться. — Взгляд ее серых глаз был как всегда теплым и нежным. Таким его помнил Эдвард с самого детства. Даже если он шалил, мать всегда смотрела на него с любовью и никогда не ругала.

— Да, мама, — спокойно ответил Эдвард. — И уже сделал ей предложение.

— Боже мой, Маргарет, ты только послушай, что он говорит! Не будет этого никогда! Ты не можешь жениться на ком попало!

— Постой, Артур, нужно дать мальчику возможность все рассказать, а уж потом будем решать, что делать дальше, — возразила Маргарет мужу.

— Слушать его не желаю. Если ему не подошла Эмили, то нет такой женщины, на которой он мог бы жениться!

— И все-таки, отец, я женюсь на той, которую выбрал сам. Хочешь ты этого или нет, — уверенно произнес Эдвард.

— Ты не посмеешь ослушаться меня. А я не позволю тебе жениться. — Артур остановился напротив сына.

— А что мне помешает это сделать?

— Я лишу тебя наследства.

— Моя фирма приносит стабильный доход, и за годы работы я скопил приличный капитал. Так что моей жене и нашим детям хватит на то, чтобы жить безбедно.

— Я запрещу тебе появляться в нашем замке.

— Ну что ж, этим ты лишишь себя и мать возможности видеть своих внуков.

— Боже мой, Артур, дай же мальчику рассказать. — Она подошла к Эдварду и усадила его на диван рядом с собой. Не слушай отца, лучше скажи, кто она, сколько ей лет, кто ее родители и как ее зовут?

— Патриция, мама. Ей тридцать пять лет.

— Вот видишь, дорогой, она моложе нашего мальчика, — обрадовалась Маргарет. — А нам сказали, что она много старше тебя.

— Это ничего не меняет, — стоял на своем Артур Блейд. — Значит, она уже была замужем, а если не вышла замуж до такого возраста, то у нее какие-то проблемы.

— Подожди, дорогой, давай послушаем Эдварда. Продолжай, — повернулась она к сыну.

— Она не выходила замуж потому, что занималась наукой, защищала докторскую степень по биологии, а сейчас заведует лабораторией. Она сирота, родителей не помнит. Ее воспитывала тетушка, но и она умерла много лет назад.

— Так, значит, она не только красавица, но и умница. Я знала, мой мальчик, что другая женщина тебя не увлечет.

— Это не просто увлечение, мама. Я люблю ее и собираюсь прожить с ней жизнь, независимо от того как вы отнесетесь к моему браку.

— Он еще позволяет себе грубить нам, Маргарет!

— А по-моему, Артур, наш сын вырос. Я думаю, нужно считаться с его выбором.

— Спасибо тебе, мама, ты всегда меня понимала. — Эдвард обнял мать и поцеловал в щеку.

— Ну вот, опять ваши бесконечные нежности. Мы еще ничего не решили, — немного смягчился отец.

Тут зазвонил телефон. Уилл сообщил, что они все вместе ждут его на пляже рядом с бунгало.

— Мы и не можем ничего решить, пока не увидим избранницу сына, — продолжила Маргарет. — Эдвард, когда ты собираешься нам ее представить?

— Думаю, вам нужно отдохнуть с дороги, а вечером мы все вместе можем пойти в ресторан или заказать ужин в номер. Если вы не будете возражать, я хотел бы пригласить Уилла с его девушкой. Он, кстати, тоже собирается ей сделать предложение.

— Артур, ты слышишь, и Уилл тоже женится, — обрадовалась Маргарет.

— Тогда поступим так. В семь часов вечера встречаемся. Эдвард, выбери сам ресторан, ты лучше знаешь, где здесь приличная кухня. Пока я не поговорю с этой женщиной, ничего решать не буду. Это единственное, что я могу тебе обещать. Все, большего от меня не требуйте.

— Дорогой, — Маргарет подошла к мужу и поцеловала его, — я горжусь тобой. Ты самый справедливый лорд во всем Соединенном Королевстве.

— Отдыхайте, я приду за вами вечером. — Еще раз поцеловав на прощание мать, Эдвард ушел.

А Маргарет, проводив сына, заказала чай, бутерброды и пирожные и за чаем попыталась убедить мужа не спешить с выводами.

— Артур, ты не прав, мальчик уже взрослый и может сам решить, что ему нужно. Ты же знаешь, он твой сын и никогда не позволит себе ничего недостойного. Он очень похож на тебя. — Она нежно посмотрела на мужа.

— Ты его всегда баловала. Ничего, я воспитаю внука настоящим мужчиной, — серьезно сказал он. После выпитого чая и пары пирожных настроение у него улучшилось.

Ох, нелегко тебе придется, дорогой, подумала Маргарет. Ведь кроме матери у твоего внука будет бабушка, которая всегда всех балует, и тетушки. Но это впереди. Пусть только все будет хорошо у моего мальчика.

8

Эдвард спешил на пляж. Он с самого утра не видел Патрицию. Как она? Что с ней? Эти мысли не давали ему покоя. Он успокоился, только когда увидел ее на берегу.

— Я так соскучился, — сказал он, усаживаясь рядом с Патрицией. Он обнял ее и поцеловал в шею. — Где наши друзья?

— Плавают. Вон там, посмотри. Я тоже думала о тебе весь день. Уилл уже рассказал, что вы встретили твоих родителей. Все в порядке? — спросила Патриция.

— Да, все нормально. Они знают о том, что я сделал тебе предложение и ты согласилась. Они хотят с тобой познакомиться. — Эдвард старался говорить как можно беззаботней.

— Познакомиться со мной? — повторила она. — Конечно, это правильно, но я боюсь. Мне еще не приходилось знакомиться с родителями жениха.

— Но без этого нельзя, ты же станешь членом нашей семьи. Чтобы ты не волновалась, с нами вместе будут Уилл и Люси. — Эдвард немного замялся. — Я должен тебе кое-что сказать, Пат, чтобы потом это не явилось для тебя неожиданностью. Просто раньше как-то не получалось. — Он замолчал, подыскивая слова, но так и не нашел нужных.

— Не волнуйся, — успокоила его Патриция. — Потом как-нибудь скажешь. Ой, уже почти четыре часа, — вспомнила она про дайвинг. — Поль говорил, что будет ждать нас в Голубой бухте в обычное время. Пойдем скорее.

— Нужно предупредить Уилла, что мы уходим. — Эдвард помахал рукой другу.

— Вы нас звали? — спросил подошедший Уилл.

— Да. Мы идем заниматься дайвингом, а около семи встречаемся в ресторане. Родители хотят познакомиться с Патрицией, — сказал Эдвард.

— Хорошо. Мы с Люси заранее зайдем и закажем столик.

— Тогда до вечера.

Эдвард и Патриция ушли в Голубую бухту, а Уилл и Люси вернулись в отель. По дороге они зашли в ресторан и заказали столик на семь часов вечера. Днем Уилл успел съездить в город и купить для Люси обручальное кольцо. И вот теперь он мучился одной проблемой — когда ей его преподнести. Он решил, что сделает это после того, как они вернутся из ресторана. Он оставил Люси в ее номере готовиться к вечеру, предупредив, что зайдет за ней около семи.

Поль уже ждал Эдварда и Патрицию со всем снаряжением. На этот раз они пробыли под водой дольше. Красота и разнообразие подводного мира отвлекли Патрицию от мыслей о предстоящей встрече. Она радовалась и резвилась, забыв обо всем. Ей очень хотелось найти еще одну раковину, но сегодня такой же красивой ей не попалось. Договорившись с Полем о времени следующего погружения, они вернулись в бунгало.

— Я тебя оставлю, пока ты будешь переодеваться, а около семи приду за тобой. Не волнуйся, — пытался он успокоить Патрицию. — Пат, я люблю тебя. Никто и ничто этого не изменит. Ты мне веришь?

— Верю. Я возьму себя в руки и пойду приводить себя в порядок перед встречей с твоими родителями. Поцелуй меня — и я справлюсь.

Эдвард привлек ее к себе, и они забыли обо всем на свете. Они не знали, сколько времени так простояли, пока Патриция не спохватилась и не прогнала Эдварда.

Он ушел в отель, а она занялась собой. Начала она с душа.

Что мне делать? Как вести себя? — думала Патриция, вытираясь полотенцем. Я не знала своих родителей, а уж как знакомятся и общаются с чужими, я даже отдаленно себе не представляю. Боже мой, что же мне делать? И как избавиться от этой внутренней дрожи? В это время она сушила волосы феном, но ей казалось, что она замерзает. Так, пора успокоиться. Они, наверное, современные интеллигентные и симпатичные люди. Посидим все вместе, поговорим, посмотрим друг на друга и разойдемся. Все будет хорошо. Конечно. Я абсолютно уверена, что все будет хорошо. Сколько она ни твердила себе это, легче не становилось.

Она выбрала свое любимое зеленое платье, в котором чувствовала себя уверенней. Осталось только сделать макияж.

Эдвард переоделся и позвонил Уиллу.

— Все в порядке. Мы заказали столик, правда в другом ресторане. Там вокруг открытой площадки со столиками растут пальмы и много других экзотических растений и цветов. Просто оазис в пустыне. Он так и называется «Оазис». Думаю, Маргарет понравится.

— Надеюсь, там прилично готовят, иначе это не понравится моему отцу.

— Мы с Люси попробовали несколько блюд, и я уверен, что лорду Блейду все понравится.

— Спасибо тебе. Я пойду предупрежу родителей. Увидимся в ресторане. Приходи с Люси.

После разговора с другом Эдвард поднялся в номер родителей.

— Надеюсь, вам удалось отдохнуть? — спросил он мать.

— Да. Здесь такой чистый воздух, что удивительно хорошо спится. Правда, Артур? Ты выглядишь отдохнувшим и помолодевшим. — Маргарет подошла к мужу, стоявшему у окна. В ее глазах, обращенных к нему, он увидел нежность. Они так же блестели, как и в дни их молодости. — Дорогой, я скоро начну тебя ревновать. Здесь столько молоденьких девушек. Мне уже трудно составлять им конкуренцию.

— Маргарет, — Артур нежно поцеловал жену, — ты по-прежнему прекрасна, и я не вижу здесь другой красавицы, способной сравниться с тобой. — Он обнял ее и почувствовал, что прожитые вместе годы не заглушили любви, связавшей их однажды.

Эдвард наблюдал за родителями и радовался за них. Им нужно чаще выезжать вдвоем, подумал он.

— Артур, нам нужно чаще путешествовать, — как будто услышав мысли сына, сказала Маргарет. — Это идет нам на пользу.

— Я пришел сказать, что в семь часов, как ты и сказал, отец, мы ждем вас в ресторане «Оазис». Он рядом с отелем.

— Хорошо. Мы с мамой придем. Обо всем поговорим позже.

— А теперь я оставлю вас. У меня еще есть кое-какие дела.

— Да-да, иди, — сказал Артур, не отрываясь глядя на жену. Как же она хороша! — думал он. За повседневными заботами и делами я забыл, какая красавица у меня жена. Он обнял ее и нежно поцеловал.

— Что с тобой, дорогой? Ты давно не целовал меня так, — сказала она с улыбкой.

— Любимая, я просто глупец!

— Нам нужно собираться. До назначенной встречи осталось немного времени, — напомнила ему Маргарет.

— Да, конечно. И все равно мне не нравится эта затея Эдварда.

— Сначала нужно увидеть ее, а потом уж будем судить. Но, согласись, Артур, если Эдвард решил, он все равно женится на ней, хотим мы того или нет. Такой решительный характер, кстати, у него от тебя.

— Ладно. Все обсудим потом. Дорогая, ты взяла свое любимое платье? — спросил Артур жену. — Надень его для меня.

— Хорошо, дорогой, — пообещала Маргарет и ушла переодеваться.

Эдвард вернулся в бунгало за Патрицией.

— Пат, ты чудесно выглядишь. И даже волнение идет на пользу.

— Ты шутишь, Эдвард. Мне страшно, потому…

Но он не дал ей договорить, прервав ее долгим поцелуем.

— Теперь тебе лучше? — спросил он, отрываясь от ее губ. — Пойдем, и ничего не бойся. Я всегда буду рядом с тобой, любимая.

Они пришли в ресторан, где за столиком уже сидели Уилл и Люси. Все ждали родителей Эдварда.

Эдвард и Уилл встали, когда супруги Блейд подошли к столику. После взаимных приветствий, когда все расселись, Эдвард представил родителям Патрицию как свою невесту и Люси как приятельницу Уилла.

— Пат, познакомься, мистер Артур Блейд, мой отец, и миссис Маргарет Блейд, моя мама.

— Очень приятно, — едва слышно произнесла Патриция.

Артур удивился, что Эдвард не назвал его титула, но промолчал, все свое внимание сосредоточив на избраннице сына. Конечно, она красива и, по-видимому, умна, думал он, изучая меню. Со вкусом у Эдварда все в порядке. Но что дальше?

К их столику подошел официант, и все занялись серьезным делом выбора блюд. Приняв заказ, официант удалился.

Эдвард начал рассказывать о своей поездке с Патрицией в Санта-Крус. И о возможных новых контрактах со здешними фирмами. Патриция постепенно справилась с волнением и приняла участие в общем разговоре.

Вскоре принесли еду и напитки, и присутствующие на какое-то время переключили свое внимание, отдавая должное замечательной местной кухне.

Маргарет чаще других обращалась к Патриции, спрашивая ее о семье, работе, об увлечениях. Оказалось, что они обе предпочитают читать одних и тех же авторов и очень любят цветы.

— В нашем имении в Хамберсайде чудесный старый сад и много цветников. За всем ухаживает садовник, — сказала Маргарет, но, заметив удивление на лице Патриции, спросила: — Что вас удивляет?

— Просто Эдвард не говорил мне, что вы живете в имении, — растерянно ответила Патриция.

— Я тебе потом все расскажу, — поспешно вмешался Эдвард.

— Да, мы живем в старинном замке, — продолжала Маргарет, словно не услышав сына. — Неужели Эдвард вам не говорил? Конечно, сейчас он живет в Лондоне, а к нам приезжает не так часто.

— Мама, извини, я потом сам все расскажу Патриции.

— Но она же твоя невеста, сын, и должна знать, что, выходя за тебя замуж, становится членом одной из самых аристократических семей Англии. У Эдварда есть еще две сестры, — добавила Маргарет, обращаясь к Патриции. — Но он старший сын и унаследует титул.

Патриция не верила своим ушам. Неужели это правда?! Она испугалась. Ей захотелось встать и уйти. Убежать. Как он мог скрыть это и ничего мне не сказать?! — думала Патриция. Оказывается, он не просто преуспевающий бизнесмен, каким я его считала, а представитель аристократического рода. А я? Кто я? Никто по сравнению с ним. Безродная, бедная и не очень молодая женщина. Зачем я ему? Все эти мысли вихрем пронеслись в голове Патриции.

— Уилл бывал у нас часто, когда учился с Эдвардом в университете, но сейчас тоже приезжает редко. А где ваш третий друг? — вспомнила Маргарет. — Где Адам?

— Он все еще в Санта-Крусе, мама, по делам нашей фирмы, — обрадовался Эдвард, что можно сменить тему разговора. — Через несколько дней должен вернуться. — Эдвард нервничал, слушая беседу матери с Патрицией. Он не успел рассказать ей всего о себе и теперь не знал, как она воспримет эту новость.

— Мальчики, вы даже на отдыхе не можете не думать о работе. Ты такой же, как твой отец, — сказала Маргарет, ласково глядя на мужа.

Артур в это время беседовал с Уиллом, незаметно наблюдая за Патрицией. Неужели Эдвард ничего ей о себе не говорил? — думал Артур, слушая Уилла. Странно. Эта новость совсем не обрадовала ее, как обрадовала бы любую другую женщину, а скорее огорчила.

Люси извинилась, встала из-за стола и отправилась в дамскую комнату. Патриция, воспользовавшись случаем, присоединилась к Люси, но не пошла с ней, а, выйдя из ресторана, направилась к себе, в бунгало.

Ее душили слезы. Что я буду делать? Как буду жить без него? — спрашивала она себя. Я должна забыть его. Боже мой, но как можно забыть, если любишь! Всем сердцем, всей душой, каждой частицей тела. Нет, этого не может быть! Такие, как он, никогда не женятся на таких, как я! Она была совершенно уверена, потому что ее любимая тетушка часто это повторяла. А у Патриции не было оснований не верить единственному родному человеку. Тетушка всю жизнь прожила одна и никогда не рассказывала племяннице о своей жизни.

Эдвард, почему ты не сказал мне всего раньше, до того как я полюбила тебя?! Мне бы не было так больно расставаться с тобой сейчас!

Она пришла к себе, заперла дверь и заплакала. Теперь его родители узнали, что она не ровня их сыну, и будут уговаривать его оставить ее. Я только помогу им, если расстанусь с ним сама, думала Патриция, размазывая по щекам вместе со слезами тушь и помаду.

Люси вернулась за столик. Уилл уговаривал всех продолжить вечер в казино или ночном клубе, который так понравился им с Люси.

— Артур, вот назовите мне место в Лондоне, не говоря уже о Хамберсайде, где вы, простой английский лорд, могли бы поиграть в боулинг.

— Не назову.

— Вот видите. Нет такого места, — настаивал Уилл. — А здесь вы можете себе позволить то, что непозволительно вам, учитывая ваше положение, в Англии.

— Я должен подумать над твоим предложением, Уилл.

— Люси, ты не видела Патрицию? — тихонько спросил Эдвард. — Она вышла сразу за тобой.

— Я ее не видела. Не знаю, что ее могло задержать. Если хочешь, я пойду посмотрю, там ли она.

— Прошу тебя.

Люси, извинившись, снова встала из-за стола и поспешила в дамскую комнату. Но там Патриции не оказалось. Она вернулась и тихонько сказала об этом Эдварду. Артур, наблюдавший за всеми этими перемещениями, спросил:

— Эдвард, что случилось? Патриция давно ушла и до сих пор не вернулась. Она плохо себя чувствует?

— Нет, отец. Боюсь, проблема в другом. Я не говорил ей о своем происхождении, титуле, замке. Просто не успел. И не знаю, как она восприняла это. Я должен найти ее, — объяснил он. — Извините.

— Я думала, что это обрадует ее. Любая была бы счастлива выйти замуж за лорда.

— Мама, Патриция не любая. Она скромная, застенчивая и очень ранимая. И зачем ты только затеяла этот разговор? Я пойду. Если задержусь, приду к вам сразу в номер.

Я-то знаю, зачем затеяла разговор. Теперь посмотрим, что будет дальше, подумала Маргарет.

— Что ж, Уилл, я подумал над твоим предложением, и, если леди Блейд не возражает, мы поедем в ночной клуб.

— А почему бы нет, поехали, — согласилась Маргарет. — Эдварду сейчас не до нас. Думаю, к тому времени как мы вернемся, он разберется со всеми проблемами.

Они вышли из ресторана и сели в автомобиль, который был припаркован на стоянке. Через пятнадцать минут они уже были в ночном клубе.

Клубы, которые посещал лорд Блейд, разительно отличались от этого. Все для него было ново и интересно, и время они провели весело.

— Уилл, как ты думаешь, у Эдварда с Патрицией снова проблема? — спросила Люси, когда они остались одни.

— Эдварду давно нужно было все рассказать о себе. Вот, например, как бы ты реагировала, если бы то же самое узнала обо мне?

— Я бы испугалась, — ответила, немного подумав, Люси. — Надеюсь, ты не готовишь мне сюрприз?

— Конечно, готовлю, но не пугайся, не такой. Я тебе честно признался, кто я. Но сюрприз сегодня обязательно будет, — пообещал Уилл.

Эдвард постучал в дверь. Внутри было тихо, только свет горел в одной из комнат. Он еще раз постучал. Никто не открыл. Тогда он решил пойти на пляж и поискать ее там. Пока он искал ее на пляже, Патриция, увидев в зеркале свое перепачканное тушью лицо, умылась. И собралась с силами. Она должна ему все сказать, и они расстанутся. Так будет правильно.

Он никогда не женится на мне, думала она, снимая с пальца подаренное Эдвардом кольцо. Он вернулся и снова постучал в дверь. Патриция открыла.

— Пат, что случилось? Куда ты пропала? — начал было он, но, встретив взгляд ее заплаканных глаз, замолчал.

— Зачем ты пришел? — спросила она его каким-то чужим далеким голосом.

— Разреши мне войти и все тебе объяснить.

Она посторонилась, пропуская Эдварда, прошла в комнату и села на стул.

— Прости, я должен был все рассказать о себе раньше, но не было подходящего случая. Теперь ты все знаешь. — Он подошел и сел с ней рядом. — Пат, кто бы я ни был, мусорщик или лорд, я все равно люблю тебя. Посмотри на меня. Я все тот же.

— Уходи и не возвращайся, — проговорила она, едва сдерживая слезы. — Прошу тебя, оставь меня. — И, разжав кулак, протянула ему кольцо.

— Почему? — не понял Эдвард. — Почему я должен тебя оставить?

— Потому что такие, как ты, никогда не женятся на таких безродных, как я, — произнесла она фразу, которую мысленно повторяла несколько раз.

— Кто тебе сказал эту глупость? Все это чепуха. Мы поженимся и будем счастливы. Пат, не слушай никого, отбрось сомнения. Иди ко мне. — Он попытался ее обнять.

Но она стремительно встала и отошла в сторону.

— Уйди. Оставь меня одну, прошу тебя! — закричала она, и ее прекрасные глаза вновь наполнились слезами. Повернувшись к нему спиной, она дала ему понять, что разговор окончен.

Эдвард растерялся, не зная, что делать, как и чем убедить ее в том, что она не права.

— Дорогая, мне нужна только ты, я не смогу жить без тебя. Любимая, посмотри же на меня, — уговаривал ее Эдвард.

— Уходи. Не мучь меня. Я знаю, мы не можем быть вместе.

— Кто тебе это сказал?

— Так говорила моя тетя, а она всегда была права. Она знала. Оставь меня теперь. Уйди и не возвращайся. — Так и не повернувшись, она стояла к нему спиной и плакала.

Эдварду пришлось уйти, потому что он не смог найти нужных слов. Он пребывал в полной растерянности. Куда идти? Где найти слова, которые убедили бы Патрицию в том, что она заблуждается. Он не знал. Хождение по пляжу не дало результата. Я не могу ее потерять. Эта мысль гвоздем сидела в его голове и мешала думать. Нужно вернуться в отель и поговорить с родителями, решил он после безрезультатного хождения по пляжу.

Артур и Маргарет вернулись в номер после прекрасно проведенного вечера в клубе.

— Я давно так не отдыхал и столько не смеялся. Хорошо, что мы поехали с Уиллом и Люси. Они чудесная пара. Но ты, дорогая, — Артур сел на диван рядом с женой и обнял ее, — как ловко ты катала шары! Ты обыграла всех нас. Расскажи-ка мне, как тебе это удалось.

— Я старалась, и, как видишь, мне удалось. Я рада, что тебе понравился вечер. А скажи, дорогой, как ты нашел невесту нашего сына?

— Ты так говоришь о ней, как будто все решено. — Он собрался еще что-то сказать, но тут постучали в дверь. Артур пошел открывать.

На пороге стоял Эдвард. Он был взволнован.

— Я не могу ее потерять. Не могу!

— Спокойно. Войди и сядь, — пригласил его отец. — А теперь расскажи нам, что случилось.

— Я нашел Патрицию в бунгало. Она плакала. Она сказала, что мы должны расстаться, что мы не можем быть вместе.

— А чем она объясняет свое решение. Что она тебе сказала? — спросил Артур.

— Это абсурд. Она считает, что я не могу на ней жениться потому, что она безродная и небогата. А вбила ей это в голову еще ее покойная тетушка, и Патриция до сих пор уверена в ее правоте.

— Это та тетя, которая воспитывала ее после смерти родителей? — спросила Маргарет. — Это говорит только о том, что она уважает свою родственницу. Она была для нее многие годы единственным авторитетом.

— Но что делать мне, мама? Я люблю ее и хочу прожить свою жизнь только с ней.

— Подумай еще раз и взвесь, действительно ли она тебе так нужна, — серьезно сказал отец. Его сначала обескуражила реакция Патриции, но потом он понял, что просто она скромная и не избалованная жизнью.

— Отец, я все давно взвесил. Я женюсь на ней, даже если ты не захочешь меня больше видеть. Если мне придется выбирать, я выберу ее, — твердо произнес Эдвард.

— Тогда мы согласны с твоим выбором. Правда, дорогая?

— Да, мы согласны видеть Патрицию твоей женой и нашей невесткой.

— Осталось только решить, когда и где будет свадьба, — подвел итог Артур. — Думаю, венчание и свадьба состоятся в замке. Нужно будет собрать всех родственников, соседей и друзей.

— Погоди, отец, — обрадовался Эдвард. — Ты хочешь сказать, что вы согласны на наш брак и мы начинаем готовиться к свадьбе?

— Конечно. Ты все правильно понял, — спокойно сказал Артур.

— Но Патриция… Как я смогу убедить ее? Если она не хочет даже слушать меня!

— Сделаем так, — предложила Маргарет. — Вы пока обсудите, что нужно будет сделать. А я через некоторое время вернусь. Я забыла, что пообещала Уиллу отдать ему одну вещь. Не волнуйтесь, я скоро вернусь.

Она позвонила в номер Уилла и попросила его встретиться с ней в холле через пять минут.

— Надеюсь, я не отвлекла тебя?

— Нет-нет, что вы! Располагайте мной.

— Я хотела попросить тебя проводить меня в бунгало к Патриции и подождать там.

— А Эдвард знает об этом? — спросил ее Уилл.

— Ты настоящий друг, но, не волнуйся, я хочу помочь им. Надеюсь, ты будешь свидетелем на их свадьбе? — улыбнулась Маргарет.

— Я рад за Эдварда. Они хорошая пара. А вы потрясающие родители.

— Пойдем скорее.

Они вышли из отеля, прошли мимо бассейнов и спустились на пляж, где чуть в стороне стояло одинокое бунгало. Маргарет постучала в дверь. Через некоторое время дверь открыла Патриция. Увидев Маргарет, она удивилась и пригласила ее пройти в комнату.

— Леди Блейд, извините, я не ожидала вас увидеть, — смущенно сказала Патриция, отводя в сторону свои заплаканные глаза.

— Знаю, дорогая. Ты думала, что это пришел Эдвард, и собиралась снова выгнать его. Ведь так? — произнесла Маргарет спокойным и нежным голосом. Она сочувственно смотрела на Патрицию.

— Да, собиралась, — тихо ответила Патриция.

— Это хорошо, что ты любишь и помнишь свою тетушку, но у каждого своя судьба. У твоей родственницы, может быть, что-то не сложилось в жизни так, как она планировала, и она хотела, чтобы этот тяжелый урок усвоила и ты. Но то была ее жизнь. Прошло много лет — и все изменилось. — Маргарет взяла Патрицию за руки. — Твоя жизнь совсем другая. Мой сын любит тебя, и мы будем рады назвать тебя своей невесткой.

— Но как же, ведь я…

— Если ты любишь его, не отталкивай. Обещай мне, что до утра еще раз все обдумаешь. Эдвард придет к тебе утром. О своем решении вы нам скажете завтра. А теперь спокойной ночи, дорогая. — И, увидев слезы, которые готовы были пролиться из глаз Патриции, она сказала: — Не плачь, ты будешь счастлива с моим сыном.

— Спасибо вам, — только и могла сказать Патриция. Она вдруг почувствовала, что тяжелая ноша свалилась с ее плеч и все страхи остались позади. Закрыв дверь за нежданной гостьей, она легла и уснула.

Маргарет направилась в отель в сопровождении Уилла.

— Почему же ты молчишь? — спросила его Маргарет. — Скажи, ты уже сделал предложение Люси?

— Собираюсь сделать сегодня, — гордо сообщил Уилл.

— Я рада за вас. Тогда поспешим, тебя ждут.

— Надеюсь, у Эдварда и Патриции тоже все будет хорошо.

— Завтра узнаем.

Он проводил Маргарет и вернулся к себе, где его ждала Люси.

— Я уже хотела уйти к себе в номер и лечь спать, — встретила его Люси. — Что случилось?

— Маргарет попросила меня проводить ее к Патриции. Она с ней о чем-то поговорила. Не знаю о чем, но она не против того, чтобы они поженились.

— Как здорово! — обрадовалась Люси. — Неужели их неприятности наконец-то закончатся и они будут счастливы?

— Не пора ли нам подумать и о себе? — загадочно улыбаясь, спросил Уилл.

— Что ты имеешь в виду?

— Люси, — начал он торжественно, но тут же смутился. — Не знаю, как сказать. Понимаешь… Я думаю, так будет лучше… Если мы с тобой любим… В общем это тебе! — выпалил он наконец и протянул ей маленькую коробочку.

— Это мне? — смутилась Люси. Она открыла коробочку и увидела обручальное кольцо. — Уилл, ты делаешь мне предложение?

— Да, это именно то, что я хотел тебе сказать. Позволь я надену его тебе на палец, если ты согласна.

— Я согласна, — уверенно ответила Люси.

Уилл взял ее руку и надел кольцо на безымянный палец. Потом он привлек ее к себе и поцеловал.

— Как только приедем в Лондон, сразу поженимся. Какую ты хочешь свадьбу?

— Очень скромную. Не люблю пышных торжеств.

— Полностью с тобой согласен, дорогая. — Уилл взял на руки свою возлюбленную. Он таял, плавился и становился податливым как воск под взглядом ее голубых глаз.

Он отнес ее в спальню, и долго еще они не могли уснуть.

Маргарет вернулась в номер, когда список приглашенных был уже составлен и теперь решали, на какой день лучше назначить венчание.

— Где ты была так долго, дорогая? — спросил ее Артур. — Мы не можем решить, какой день выбрать. Эдвард готов хоть завтра.

— Я в этом и не сомневалась. Но давайте ляжем спать, утро вечера мудренее. А о дне свадьбы нужно будет спросить невесту.

— Я сумею ее убедить. Завтра мы с ней все обсудим. — Эдвард снова чувствовал себя уверенно, и это обрадовало Маргарет. Он поцеловал мать и пожелал спокойной ночи родителям. Спустившись в свой номер, он еще долго не мог уснуть, подбирая те единственные слова, которые он завтра скажет Патриции.

Рано утром он разбудил ее стуком в дверь. Она набросила халат на любимую розовую пижаму и пошла открывать.

— Пат, любимая, — начал он приготовленную ночью речь, но она не дала ему договорить.

Обняв его, она припала к его губам в нежном поцелуе.

— Ничего не говори. Просто поцелуй меня, и я буду знать, что ты все так же любишь меня.

Он целовал ее, еще не веря, что все тревоги и сомнения позади.

— Мы больше никогда не расстанемся. Я и дня не могу прожить без твоих глаз, твоих губ. Ты моя, Пат.

— Твоя, любимый, твоя навсегда. Я надела подаренное тобою кольцо и никогда больше с ним не расстанусь.

— И ты выйдешь за меня замуж? — спросил ее Эдвард, не выпуская из своих объятий.

— Да, — ответила она улыбаясь. — А теперь отпусти меня, мне нужно переодеться.

— А вот теперь-то я тебя никуда не отпущу, — сказал он, целуя ее все настойчивее и увлекая за собой в спальню. — Нам нужно срочно обсудить, на какой день назначить венчание.

— А ты как думаешь?

— Я думаю, если мы пробудем здесь до конца недели и вылетим в пятницу, то венчание может состояться в субботу.

— А как же подготовка к свадьбе? Мы же ничего не успеем сделать, — растерянно сказала Патриция.

— Не волнуйся. Единственное, что тебе нужно сделать в субботу, когда тебя спросят, берешь ли ты меня в мужья, это ответить «да», — проговорил Эдвард, снимая с нее халат. — Ты обворожительна в своей пижамке. — Он поцеловал ее. — Ты не ответила, подходит ли тебе суббота как день для венчания?

— Подходит. — Патриция принялась расстегивать пуговицы на его рубашке…

В отель Эдвард вернулся к завтраку. Родители сразу заметили в нем перемену. Он светился счастьем, и это невозможно было скрыть.

— Вижу у вас все хорошо. Проходи, садись и позавтракай с нами, — пригласил его отец. Они с Маргарет как раз собирались пить кофе.

— Да. Я очень счастлив. Мы решили обвенчаться в субботу.

— Чудесно, — обрадовалась Маргарет. — Отставив в сторону чашку, она обратилась к мужу: — Дорогой, нескольких дней на подготовку нам вполне достаточно. Я все успею сделать. Эдвард, — она повернулась к сыну, — вы можете оставшиеся до свадьбы дни пробыть здесь?

— Конечно. А прилетим в пятницу вечером, — согласился он с матерью.

— Надеюсь, вы проводите нас в аэропорт? — спросил Артур.

— Разумеется. Я зайду за вами через три часа. — Эдвард встал из-за стола. — Сейчас я уйду ненадолго. Мы скоро вернемся.

Он решил зайти к Уиллу и предложить ему быть свидетелем на его бракосочетании.

— Поздравляю тебя! — радовался за друга Уилл. — Для меня честь быть свидетелем на твоей свадьбе. Мы с Люси решили вылететь завтра, у нас в Лондоне много дел. А в замок мы приедем в субботу утром.

— Значит, завтра мы отвезем вас в аэропорт, а сегодня мне нужно проводить родителей.

— Бери машину и отвези их. Ты же поедешь с Патрицией? — полувопросительно-полуутвердительно произнес Уилл. — Тогда мы придем попрощаться с ними на стоянку.

— Увидимся там в два часа. — Эдвард пожал руку другу.

Патриция уже ждала его. На ней было платье из легкой белой ткани с разбросанными по ней красными маками; туфли и сумочка тоже были красного цвета.

— Ты поедешь со мной в аэропорт проводить родителей? — спросил ее Эдвард.

— Конечно, куда ж я денусь, — просияла Патриция.

— Я пригласил Уилла быть моим свидетелем. Он согласился, — сообщил Эдвард, когда они возвращались в отель. — Но завтра они с Люси улетают в Лондон, а приедут уже на свадьбу в субботу утром. Думаю, они тоже решили пожениться.

— Ну, если это так, может быть, мне пригласить Люси стать моей свидетельницей? А двумя подружками невесты будут мои самые близкие подруги, а больше у меня никого и нет.

— Ты больше никогда не будешь одна, дорогая. Теперь у тебя большая семья.

Она почувствовала это сразу, когда на пороге своего номера ее встретила Маргарет.

Пора было собираться в дорогу. Носильщики взяли чемоданы и сложили их в багажник машины. Уилл и Люси едва не опоздали. Они пришли, когда все уже расселись и Эдвард собирался трогаться с места.

— Увидимся в субботу на свадьбе, — сказал Уилл, прощаясь с Маргарет и Артуром. — Но, если понадобится помощь, звоните: мы с Люси возвращаемся в Лондон завтра.

Наконец машина выехала на шоссе и понеслась к аэропорту. Всю дорогу обсуждали предстоящую свадьбу.

— О платье не беспокойся, Патриция, я о нем позабочусь, — сказала Маргарет. — У нас в семье такая традиция, что свадьбой занимаются родители жениха. Когда-то платье для меня выбирала свекровь. И тебе, если у тебя будет сын, придется выбирать платье своей невестке.

Патриция уже не чувствовала себя чужой. Внимание, с которым к ней отнеслись и Маргарет и Артур, прогнало ее последние страхи и сомнения.

— Дорогой, посмотри, как они счастливы, — сказала Маргарет, когда они уже заняли свои места в самолете и смотрели на провожающих через иллюминатор. — Когда-то и мы с тобой были такими же молодыми.

— Мы были еще моложе и еще счастливей, — улыбнулся Артур. — Вспомни, когда мы поженились, мне было двадцать, а тебе шестнадцать лет.

— Но внуки у нас точно будут красивыми. — Маргарет любовалась сыном и своей будущей невесткой.

9

В пятницу вечером самолет приземлился в Лондоне. В аэропорту Эдварда и Патрицию ожидала машина, которая через два часа привезла их в Хамберсайд. Уже стемнело, и замок показался Патриции мрачной серой громадой. Только в нескольких окнах горел свет.

— Ты все увидишь утром, дорогая. Вечером он выглядит несколько устрашающе. Но внутри очень хорошо, и, я уверен, тебе понравится.

Они вошли в просторный холл, где их встретил дворецкий. К Патриции подошла молодая девушка.

— Мисс Уильямс, пойдемте со мной, я провожу вас в вашу комнату. Вам отвели розовую спальню. Очень красивая комната, лучшая в замке. — Они поднялись по лестнице на второй этаж. — Меня зовут Энни. Я помогу вам разобрать багаж и переодеться к ужину. А завтра я помогу вам приготовиться к церемонии. Такая радость, — продолжала болтать девушка, открывая дверь комнаты и пропуская Патрицию. — Все так давно ждали, когда молодой лорд женится.

Комната оказалась большой, обставленной красивой мебелью, у стены стояла большая кровать под балдахином. Патриция видела такие комнаты только на картинках или в кино, и вот теперь волею случая все это становится и ее жизнью.

— Пойдемте, я покажу вам ванную комнату. Она за этой дверью. Здесь есть все необходимое. Перед сном я приготовлю вам ванну. А здесь, — она снова вернулась в комнату, — шкаф. В него я сложу ваши вещи. А пока здесь висит только это.

Она распахнула дверцы, и Патриция увидела белое чудо, сотворенное из какой-то почти невесомой ткани и украшенное тончайшими кружевами и настоящим жемчугом. На верхней полочке лежала фата, а на нижней — стояли белые туфельки на высоких каблуках.

— Это ваш свадебный наряд, мисс. Вам нравится?

— Оно восхитительно. — Другого слова Патриция не могла найти, чтобы выразить охватившие ее чувства.

Энни помогла Патриции разобрать вещи и переодеться к ужину. Потом она провела Патрицию длинными коридорами в зал, где за столом сидел Эдвард и две очаровательные девушки.

— Пат, разреши тебе представить моих сестер Эллис и Милдред.

Все ждали Маргарет и Артура, весело обсуждая предстоящее событие. Сестры на перебой пытались объяснить Патриции, какие родственники приезжают и кто из них кем кому приходится. Получалось очень путано и смешно. Когда пришли родители, молодежь веселилась от души.

— Я рад, что вы быстро подружились, — сказал, усаживаясь за стол, Артур. Это послужило сигналом к началу ужина.

На стол стали подавать различные блюда.

— Надеюсь, тебе понравилось платье? — спросила Маргарет, накладывая салат.

— Оно потрясающее. Я не могла даже мечтать о таком. Спасибо вам, — ответила Патриция. От всех волнений у нее пропал аппетит. Она еще не верила в реальность происходящего. Так быстро все произошло. В течение одного месяца ее жизнь круто изменилась. Задумавшись, она не сразу расслышала, о чем ее спрашивает Эдвард.

— Пат, когда приедут твои подруги? — еще раз спросил он.

— Ах да. Извини, я задумалась. Завтра, первым поездом.

— Прекрасно. Уилл и Люси приезжают этим же поездом. Водитель заберет всех сразу и привезет сюда. Отец, а сколько всего гостей ожидается?

— Я думаю, немного. Предположительно человек двадцать. Половина из них останется в замке ночевать. Патриция, — Артур повернулся к будущей невестке, — тебе обязательно нужно что-нибудь съесть.

— Спасибо, но мне не хочется.

— Я тоже очень волновалась накануне свадьбы, — вспомнила Маргарет. — Но Артур прав, поесть надо, а то все закончится, как у меня, — обмороком перед алтарем. Ты помнишь, дорогой, как я испугала тебя и всех гостей, когда, вместо того чтобы сказать «да», потеряла сознание, из-за чего всю процедуру пришлось повторить.

— Ты, дорогая, всегда умела преподносить сюрпризы, — улыбнулся Артур, нежно глядя на жену. — Эдвард, ты не сказал, приедет ли Адам?

— Нет. Он вынужден задержаться еще на несколько дней. Скорее всего, мы с ним увидимся уже в Лондоне.

В этот момент принесли аппетитный пудинг, и Патриция съела кусочек.

После ужина лорд Блейд позвал всех в кабинет, чтобы еще раз обсудить все детали предстоящего события. Мужчины пили коньяк, а Патриции Маргарет предложила ликер. Закончив обсуждение, все разошлись по комнатам.

— Я зайду к тебе пожелать спокойной ночи, — шепнул ей на ухо Эдвард.

Патрицию уже ждала заполненная ванна, которую ей приготовила Энни, а на столике рядом с кроватью стояла чашка ароматного какао.

Все это помогло Патриции расслабиться, и, уже засыпая, она почувствовала, как вошел Эдвард и поцеловал ее.

— Спокойной ночи, любимая. Сегодня последняя ночь, когда ты спишь одна. С завтрашней мы будем засыпать и просыпаться вместе.

Утро началось с того, что Энни принесла поднос с завтраком Патриции в комнату и проследила, чтобы та поела.

— Вот и хорошо, — сказала она, убирая поднос. — Если еще захотите кофе, скажите: я заварю покрепче. День у вас сегодня волнительный, а значит, нужны силы. Ванна уже готова. Я добавила в воду миндального масла. Можно полежать в ней подольше. Спешить некуда. Парикмахер придет только через час.

Патриция воспользовалась советом и долго сидела в ванне с любимым миндальным маслом, пытаясь расслабиться. Не успела она выйти из ванной, как к ней в комнату ворвались Саманта и Эдит. Они только что приехали и первым делом, конечно, захотели увидеть Патрицию.

— Пат, дорогая, мы тебя поздравляем. Вот видишь, как мы были правы, что отправили тебя на Тенерифе!

— Ты после свадьбы вернешься в лабораторию? — спросила Саманта.

— Конечно, вернусь.

— Наконец-то я избавлюсь от доморощенного начальника.

— Ты это обо мне? — спросила подругу Эдит.

— О тебе, о тебе, — смеясь ответила Саманта. — И тоже поеду куда-нибудь отдыхать.

— Извините. — В комнату вошла Энни. — Мисс Уильямс, прибыл парикмахер, пора делать прическу, а вас, леди, я провожу в ваши комнаты. Они на этом же этаже, дальше по коридору.

— Увидимся позже, дорогая.

— Мы придем за тобой, когда пора будет отправляться к алтарю.

Сразу после их ухода пришел парикмахер, потом Люси. Она сообщила, что они с Уиллом тоже решили пожениться.

— Пат, ты не представляешь, как я счастлива!

— Очень даже представляю.

— Я помогу тебе одеться и пойду в церковь, а за тобой зайдут твои подруги и ты отправишься вместе с ними. Мы с Уиллом будем стоять по разные стороны алтаря. О Боже, как все сложно!

Вскоре волосы были уложены, и пора было надевать платье.

— Вот видишь, — улыбнулась Люси, — тебе пригодился тот шикарный комплект, который мы купили на Тенерифе.

— Он действительно очень красивый и оказался кстати, — согласилась Патриция.

— Это что-то невозможное! — Люси с восхищением смотрела на платье, которое помогала надеть Патриции. — Я никогда не видела такого чуда. Пат, ты бесподобна!

Взглянув на себя в зеркало, Патриция увидела в нем другую женщину, не ту, какую она знала прежде. На нее смотрело красивое загорелое лицо безупречного овала в обрамлении рыжих локонов. Взгляд огромных зеленых глаз казался томным, чуть подкрашенные губы завершали портрет. Платье струилось по ее телу, подчеркивая каждый изгиб, и одновременно окутывало ее как облако.

— Осталось только надеть фату. — Люси закрепила венок на волосах, и тонкая вуаль легла налицо. Оглядев Патрицию, она с сожалением сказала: — Как жаль, что такой красивой женщина бывает только один раз в жизни.

— А ты хотела бы выходить замуж чаще? — спросила ее Патриция смеясь.

— До встречи с Уиллом мне было все равно. А теперь я знаю, что хочу замуж только за него. Постой, — встревожилась Люси, — а где же твой букет?

— Не знаю. А он должен быть?

— Конечно, должен, — уверенно сказала Люси. — Пойду узнаю. — Через несколько минут она вернулась. — Все в порядке. Его только что привезли. Сейчас принесут.

Вошла Энни с большой коробкой.

— Ваши цветы, мисс. Возьмите, пожалуйста. — Она поставила коробку на стол и открыла. — Ой, какие необычные! — Энни с восторгом смотрела в коробку.

Патриция подошла и, заглянув в коробку, улыбнулась. Она достала из нее букет нежно-розовых орхидей.

Люси тоже улыбнулась, вспомнив их недавние волнения. Но времени на воспоминания не осталось, ей пора было идти к Уиллу.

Вскоре пришли подруги Патриции. Для них Маргарет приготовила платья персикового цвета.

— Пат, тебе пора. Ты готова? — спросила Эдит.

— Мы идем с тобой. Ты такая красавица! — любуясь подругой, сказала Саманта. — Не волнуйся.

Они спустились по лестнице, перила которой были украшены гирляндами цветов. В холле собралась вся обслуга, чтобы приветствовать будущую леди Блейд.

Внутренний дворик замка, через который шла Патриция, был весь уставлен вазонами с цветами. Ей нужно было пересечь двор, чтобы войти в часовню. Такую же древнюю, как и замок.

Вот и распахнутая дверь, за которой начинается для нее новая жизнь. Боже мой, сколько народу собралось! — подумала Патриция. Сердце, не стучи так громко! Там, у алтаря, меня ждет Эдвард. И я иду к нему.

Только несколько шагов отделяли их друг от друга. И она сделала свой первый шаг по дорожке, усыпанной лепестками роз, к своему выстраданному счастью.