/ Language: Русский / Genre:sf_humor,sf_fantasy,sf_horror,sf_action, / Series: отчеты агента достал

Отчет 2 И Кобыле Легче И Волки Сыты

Евгений Связов

Можно написать так: Они появились из неоткуда. К ним попали саммые ценные люди. Счёт пошёл на часы. В пекло бросили самых лучших. Можно так: Он был очень странным. Но как ни странно, оказался на своём месте. И так: Его попытались законопатить туда, где он должен был быть по их мнению. Не получилось. Он потерялся, нашёлся и попал туда, где он хотел был по его мнению. Или даже процитировать краткое описание сюжета: Земля стремительно приближалась. Присмотревшись, я понял, что это дно.” Из воспоминаний инструктора по экстремальным видам спорта". В крайнем случае предупредить, что от высокохудожественного текста разит активным безответственным пофигизмом, и серьёзным людям его читать не рекомендуеться. Но! Соль отчёта о первой операции, которую Агент Достал провернул на подвернувшейся под рук планете – в неуставных отношениях. И песнях, которые напевает Достал, вращая штурвал наводки самого страшного средства поражения противника, мимо которого, он, конечно, не смог пройти. «Вставай, балда огромная Вставай на смертный бой Со орчьей силой злобною В дрызг пьяною Ордой»

2002 ru hnume hnume@mail.ru Fiction Book Designer 17.01.2007 FBD-WCMR0G5G-I6AG-KIXV-RFG4-12U50O6XP533 1.0

Евгений Связов

Отчет 2 И кобыле легче и волки сыты

(отчеты агента достал – 5)

Департамент Неприсоединенных Планет форма 12/8 (Отчет операции) (заполняется от руки на бумагу в единственном экземпляре)

«Если вас съели – попробуйте воспользоваться сложившейся ситуацией.» Солитер

– До свиданья. – радостно крикнул я в быстро удаляющиеся спины бывших товарищей по несчастью. Парочка товарищей поняла, что возможно, расстаются со мной не насовсем. Содрогнувшись, они заметно прибавили шагу, нагоняя Джейн, возглавлявшую группу. Я посмотрел на короткий ежик поседевших волос на ее затылке и послал в него прощальный грустный вздох. Потом я сделал тупую радостную морду и повернулся к то ли молодому старшему прапорщику [1], то ли пожилому младшему лейтенанту, поджидавшему меня с терпеливостью качественно сделанного капкана.

Пользуется ли КВР старшими прапорщиками, я не знал, потому что Строевым Уставом Конфедерации Второго Расселения мне погрозили издалека, а почитать, на всякий случай, не дали. Поэтому в рангах военнослужащих, пытавшихся войти со мной к контакты я ориентировался исключительно руководясь своим богатым армейским опытом.

Непонятый военный уже спрятал куда-то глубоко квиток расписки о получении меня с рук в руки, разве что без пеленок, и изучал меня зеркалами очков, натянутых на шрамистую лысую голову. Как только я повернул к нему дружелюбное лицо, он прорычал:

– Ко мне шаг слева рядом марш!

Я подавил естественное желание сказать, что мне очень приятно и меня зовут Харш. Вместо этого я рявкнул, стараясь криком сбить с него очки:

– Есть, сэр!

Очки удержались, как приваренные автогеном. Наверно, все таки старший прапорщик.

Я вздохнул этому безрадостному открытию и занял позицию в шаге слева от него. Вытащив из кармана прожженого и запыленного комка [2] поцарапанные, разболтанные и помятые, но выжившие зеркальные очки, я спрятал за ними глаза и показал очки прапорщику.

– Ваше приказание выполнено, сэр. – буркнул я и понадеялся, что он хоть как-то среагирует на то, что мы теперь двое лысых в зеркальных очках, только один в комке, а другой в сером комбинезоне.

– Пошли. – тихо прохрипел он, повернул взгляд к маячившим где-то на горизонте постройкам и начал движение. Точно прапорщик.

Пристроившись в ногу, я некоторое время ностальгически покомандовал себе левой-левой-раз-два-три, а потом начал оценивать свое положение…

Путь к постройкам пролегал через гигантское поле, выпиленное в камне планеты то ли лобзиками в руках новобранцев, то ли вакуумными бомбами. Ровное каменное зеркало было захламлено звездолетами, между которыми сновала разнообразная ползучая, ездящая и летучая техника и шли два пешехода.

Оглядевшись и убедившись, что прогулками в обозримых окрестностях занимаемся только мы, я задумался. Сам собой напрашивался вывод, что мне по результатам транспортировки с родной планеты поставлен диагноз Острый Геморрой. И что в качестве лечения прописан полный покой и подвальный режим.

Лечиться от неспособности попасть в Задницу очень не хотелось.

Я достал из кармана почти пустой кисет, аккуратно набил полтрубочки и чиркнул зажигалкой.

Конвоирующий поднял голову на маленькое вонючее облачно, неторопливо поползшее в безоблачное небо и повернул зеркала очков ко мне.

– Это что – ритуальное жертвоприношение? – спросил он, хмуростью голоса демонстрируя неприязнь к портящим воздух и затуманивающим мозги религиозным обрядам.

Я любовался растворяющимся в воздухе дымным призраком и раздумывал, стоит ли мне побыть дураком или попытаться втереться в доверие. Выбрав первый вариант, я пустил еще одно облачко и прицепил к нему мысль вслух:

– Ага. Это что-то типа молитвы, чтобы нам попался попутный транспорт, а то я уже начал пугаться, что это такая специальная последняя прогулка перед пожизненным нарядом на ловлю крыс в каком-нибудь глубоком подвале.

Старшпрапорщик повернул голову прямо по курсу, помедлил и довольно незлобно прохрипел:

– Попутных транспортов здесь не бывает, поскольку возить что-нибудь без документационного сопровождения нельзя. А вы, рекрут, пока не отметились в центральной информационной Базы – как раз груз без документов. Поэтому мы и идем пешком.

Я благодарно покивал его полупризнанию в том, что ему не сообщили что я нехороший.

Прапорщик, помолчав, спросил:

– А почему вас сняли к нам?

– Взломал бортовой компьютер. – вздохнул я, старательно делая вид, что я случайно и мне можно рассказать пару секретов. – А куда это к вам?

Прапорщик оценил, сколько нам до построек. Наверно прикидывал, успеет ли он меня напугать до готовности к побегу. Придя к выводу, что времени хватит, он внушительно прокашлялся и отбарабанил:

– Военно-космические войска КВР, сто сорок второй десантный полк, служба экстренного силового реагирования ДНП, известный так же как «баллистический булыжник». Фактически состоит из 256 отдельных специализированных тактических единиц, интегрируемых в более крупные единицы и усиливаемые любыми из 42 единиц поддержки. Единицы интегрируются в зависимости от задач. Преимущественный тип задач – спасательные и предотвращение утечки технологий. Выполняются отделением. Средний срок службы рядового и сержантского состава до наступления профнепригодности – 10 лет с момента начала тренировочно-подготовительного цикла.

Прапорщик сделал длинную паузу, видимо, дать мне осознать, что я теперь пушечное мясо и из меня будут делать пушечную котлету с помидоркой. То ли он не обратил должного внимания на лычки на моем камуфляже, то ли пытался меня насмешить.

Я схватился за трубку, чтобы спрятать гнусную ухмылку и сообщил ему, что меня живьем не запугать:

– А какой процент из выходящих по профнепригодности остается при этом в живых?

– Двадцать шесть процентов. – грубо отрезал он. Грубость явно была попыткой заткнуть меня, чтобы не вытянул какое-то ценное данное

– А остальные? – очень заинтересованно спросил я, глядя на последнего вонючего посланца небесам.

Прапорщик посмотрел, как я созерцаю дымы. Подождав, пока они растворяться в воздухе он вернул голову в положение прямо по курсу и почти сочувственно сообщил:

– А из остальных семидесяти четырех процентов сорок восемь пропадают без вести. Из которых сорока восьми, по слухам, половина рано или поздно обнаруживается в живых.

– А половина, значит, не обнаруживается?

– Ага. – согласился он и посмотрел, как я засовываю в карман дымящуюся трубку.

– Что сеанс молитвы закончен? – с хитренькой усмешечкой поинтересовался он.

– Ага. – очень серьезно подтвердил я. – Счас начнет действовать.

На поясе у прапорщика пискнуло.

Он замер. Потом посмотрел на маленькую коробочку, висящую на ремне, а потом поднял на меня стекла очков. В стеклах читалось, что он жутко хочет перекрестится, но не знает, как это сделать. Не сводя с меня очков, он осторожно вытянул из коробочки шнурок, воткнул конец шнурка в ухо и почти испуганно сказал:

– Старший прапорщик Кляц.

В ответ ему сказали что-то такое, что он, сорвав очки, вперил в меня бешеный взгляд бледно-желтых глаз и проревел:

– Нештатная 46!! Текущий пароль?!!

– Не знаю. – испуганно промямлил я, но, похоже, ему ответили прямо в ухо, поскольку он чуть смягчил взгляд и продолжил переговоры.

– Как – все бросить? У меня тут тело без документов… Может, и дойдет, а может и потеряется… И что с того, что и так полно потерянных? Этот сырой, как нимфетка в мужской бане…

Я радостно осклабился комплименту.

– … Ладно, уговорили, сэр. Только под запись приказа…

Выслушав ответ, он опустил взгляд на кончики моих ботинок, проутюжил меня им до макушки и рыкнул:

– Имя?

– Тивсол Харш Трокли [3], сэр!

– Тивсол Харш Трокли. – повторил он и, выслушав что-то, выдернул провод из уха. Дав ему втянуться в коробочку, он нацелил взгляд мне в переносицу и зарычал:

– Вам временно присвоен статус рекрута, номер сто шесть, транзитный! В случае неявки в центральный приемно-распределительный пункт полка в течении десяти часов вам автоматически зачисляется побег, и двадцать лет каторги! И там…

Откуда-то с неба рухнул маленький застекленный ящик с люком в днище.

Высунувшаяся в люк рука схватила прапорщика за шиворот и втянула в уже взлетающий ящик. Я проводил его уходящие в небо ботинки задумчивым взглядом и потянулся за трубочкой.

«Не попадайтесь под горячую руку. Это может плохо кончиться.» Член

Заблудиться у меня не получилось. Край поля, отмеченный жирной красной полосой, пестрел намалеванными на камне стрелочками с надписями, рассказывающими всем желающим, какие подразделения можно найти в зоне административных корпусов. Последняя из украшавших дорожку между газонами стрелочек с надписью «распред. 142» показывала на тяжелые стальные герметичные двери низенького каменного бункера. Бункер внешним видом демонстрировал готовность выстоять падение на себя пары нетяжелых бомб, землетрясение, и несколько пьянок. Однако, похоже, все это незаметно проникло внутрь и только там развернулось вовсю – несмотря на герметичность, сквозь дверь доносились приглушенные крики.

Как только я свернул к дверям, они разъехались и из образовавшегося прохода выпрыгнул ефрейтор [4]. Лицо ефрейтора говорило, что внутри владельца идет настоящее сражение между всем желудочно-кишечным трактом, стремящимся в панике избавиться от содержимого, и анальным сфинктером, по причине той же паники заклинившим насмерть.

В спину ефрейтору ударил рев озлобленного администратора, громкость которого могла бы расклинить сфинктер:

– У вас пятнадцать минут!!!!!!!!!!!!

Я сочувственно отсалютовал пролетевшему мимо ефрейтору и грустно посмотрел на захлопнувшиеся перед моим носом двери.

За спиной раздался скрип ботинок о камень, а потом сдавленный хрип:

– Ты кто!????!

Медленно повернувшись, я посмотрел на статую «Ефрейтор бегущий с вытаращенными глазами», и сообщил:

– Транзит сто шесть.

Ефрейтор разстатуился, сплюнул, покосился на мои лычки и прорычал:

– Звание, линкор тебе на яйца, звание!!!!

– Старший сержант. – честно ответил я.

Глубокий вздох облегчения согнул его в глубоком поклоне. Решительный вдох разогнул, расправляя плечики, возвращая глаза в орбиты, и меняя цвет лица с камуфляжно-защитного зеленого на естественный бледный.

– За мной, бегом! – выдохнул он, прыгая ко мне.

С цепкостью крокодильих челюстей схватив меня за руку, он героически кинулся грудью на дверь. Двери испуганно разъехались и ефрейтор с истеричным криком «Получите!» втащил меня в каменную комнату десять на десять шагов.

Посередине комнаты двухметровой башней возвышался майор, от которого исходила свирепая решимость стереть в пыль окружавшие его столы с экранами и кресла с людьми.

Майор отвернул массивное лицо от подавленного и вжавшегося глубоко в кресло щуплого лейтенанта и навел прицелы глубоко посаженных карих глаз на меня. Я повесил на лицо невинное выражение и сделал вид, что я стеклянный. Медленно повернувшись ко мне всем корпусом, майор мгновенно сфотографировал и оценил мой внешний вид. Желания растереть что-нибудь в порошок голыми руками у него убавилось. Он заглянул в глаза и рявкнул:

– Звание-имя-номер?!!!

– С Ташей сежант Тивсол хАрш Трокли, т разит што сесть!!!! – рявкнул я, успешно сравниваясь с ним по громкости рева. Майор моргнул. Не отрывая от меня взгляд, он тихо рыкнул в замершего рядом со мной капрала:

– Если это шутка, то смеяться будете не вы.

Майор сдернул со стоящего на столе рядом с ним монитора небольшой обруч и метнул его в меня. Обруч врезался мне в грудь и отскочил. Поймав его, я потупил на него взгляд.

– Одевай! – прорычал майор, загребая лапищей монитор. Подняв монитор на один уровень с моим лицом, он уставился в него.

– Но сэр, психопроверка… – промямлил лейтенант, пока я поудобнее устраивал обруч на голову.

– Молчать!!!!!!! – рявкнул майор. Лейтенанта вжало в стул. Монитор напротив него мигнул и погас.

Я замаскировал улыбку под кислую усмешку и мизинцем прочистил ухо.

Майор как раз оторвался от наблюдения результативности крика и глянул на монитор. Его брови медленно поползли вверх. Посмотрев на мою кислую усмешку, он рывком опустил брови и тихо пророкотал:

– Это проверка на безопасность. Я задам вам несколько контрольных вопросов. Я могу видеть несоответствие ваших слов с записями вашей памяти.

На одно короткое мгновение мелькнула мысль, что сейчас он спросит об… Потом мысль сменилась злобным радостным ожиданием, что сейчас он меня спросит, и я на него вывалю, а там пусть сам попробует не испугаться. Майор хмыкнул, перевел взгляд на монитор, и отчеканил первый вопрос. Вопрос в полной тишине маленькой комнатки прозвучал тревожным набатом:

– Род войск?

– Военно-космические! – радостно выкрикнул я.

Рука майора, до этого лежавшая на кобуре, медленно опустилась.

– Угу. – буркнул он. – Звание?

– Старший сержант.

Майор хмуро, но уже не смертоносно, посмотрел на застывшего рядом со мной капрала и вернул взгляд на монитор.

– Количество человек противника, уничтоженных лично вами, включая уничтоженных с применением тактической техники?

Я собрался задуматься, чтобы вспомнить и подсчитать, но ответ выскочил сам:

– Семьсот восемьдесят четыре.

Стоящий рядом со мной капрал вздрогнул и отодвинулся.

– Максимальное количество человек, находившихся под вашим командованием?

– Восемь тысяч сто сорок три. – выдал я первое, что пришло в пустую-пустую голову.

Майор оторвал взгляд от экрана и посмотрел на меня очень заинтересованно.

– Это как ж ты так?

– На днях ловил маньяка, и освободил, на свою голову, принцессу. – Я тяжело вздохнул. – Если б знал, что у нее такая большая семья…

Комната расплылась в улыбках,

Майор, не улыбаясь, но уже не хмурясь, покосился на экран и сквозь заполнявшее комнату веселье спросил:

– А что ты в таком виде?

– Да я прямо оттуда. – виновато сказал я.

Майор поставил экран на стол и протянул руку. Я одним плавным движением сорвал обруч и метнул его.

– Потянет. – буркнул майор сам себе, кладя обруч на стол.

По комнате прокатился вздох облегчения. Комната начала оживать и заполняться шелестом клавиатур.

– Старшсерж, личный номер? – выкрикнул лейтенант, глядя в монитор, уже оживший после попадания в него майорского рявка. Я оценил, что будет, если я сообщу лейтенанту номер своего военного билета, понял, что майор его убьет и решил спасти ему жизнь.

– Не знаю, сэр.

Его метнувшиеся к клавиатуре руки застыли на пол дороге.

– Как – не знаю? – ошарашено спросил лейтенант, поворачиваясь ко мне.

– Опять начинается… – тихо прорычал майор себе под нос. Движения в комнате замедлились. Вздохнув, майор тихо погремел:

– Лейтенант, оформляй прибытие транзит сто шесть и назначение 142-223-1, а все остальное заполнишь позже.

Лейтенант облегченно вздохнул, потрещал клавиатурой и огласил:

– Старший сержант Трокли, вы назначены командиром двести двадцать третьего отделения сто сорок второго полка. Откомандированы из распределительного центра под командование командира роты 13 майора Касда. Действительно с момента оглашения.

– Принято. – рыкнул майор, и уже на ходу к дверям бросил: – Старш, за мной.

Выскочив в успевшие распахнуться перед ним двери, майор мелькнул смазанным пятном и очутился за штурвалом двухместной компактной фиговины, припаркованной в паре шагов от входа.

Я с разбегу прыгнул на место рядом.

Дернув рычаги, он как картофелину кастрюлькой поймал меня фиговиной. Ускорение распластало по спинке кресла. Как только ускорение отпустило, и фиговина влилась в жидкую струйку транспортов, летящих в десятке метров над полем, Касда воткнул себе в ухо шнур и буркнул:

– Диспетчер, это комроты 13, опаздываю с отправкой, прошу скорости… Ага.

Нос летуна задрался кверху и меня опять размазало по креслу. Через несколько секунд кораблик наклонился носом вниз и стал падать на колбаску космолета.

– Держись. – буркнул Касда за мгновение до того, как кресло осталось сзади, а лобовое стекло ринулось навстречу с подставленными руками.

Через пару секунд кораблик затормозил. Отдернув руки и внимание от стекла, я обнаружил в паре метров за стеклом люк, в котором уже стоял Касда.

Выскочив из кресла, я помчался за ним по темному коридору в полутемную комнату с пятью стеклянными саркофагами. Крышка первого от двери была откинута, ожидая меня.

– Прыгай, не разуваясь! – буркнул Касда.

– А неразутого поцелуют, чтобы проснулся? – вяло отшутился я, запрыгивая внутрь.

Касда хохотнул и захлопнул крышку. Похлопав по ней на прощание, он выскочил из комнаты в уже закрывающуюся дверь.

– Комод-223, доложите готовность. – проворковал у меня над ухом приятный женский голосок.

Пару секунд я собирал куски соображалки, которая по дороге из расперделителя по частям срывалась с крепежей и вываливалась на камни. Кое-как собрав ее в единое целое, я понял, что это Белоснежка, которая будет меня целовать, чтобы проснулся, и доложил:

– Ангел мой, я насчитал четыре гробика с телами и сам тоже уютно устроился для низвержения в любую преисподнюю, в которую нас занесет твоя легкая рука.

Голос поперхнулся, а потом сообщил:

– Благодарю. Начинаю отсчет старта. Пятнадцать, четырнадцать, тринадцать…

Вид стеклянной крышки над головой сменился темнотой.

«Момент первого контакта наиболее важен. От него зависит, как сложаться дальнейшие отношения». Дубина

– Эй, комод, воскресни!

Голос выхватил из сна. Сон мгновенно спрятался за черной завесой. Интересно, что же там за порнография, если она стыдливо прячется за черной занавесочкой?

– Воскрес, мой ангел. – мурлыкнул я, пытаясь сладко потянуться в довольно тесном стеклянном ящике.

– Тогда вылезай из гробика. Через десяток секунд очнуться твои мордовороты и мордоворотки и, как обычно, и по Уставу, захотят сразу же увидеть твое радостное улыбающееся лицо.

Крышка гробика отскочила в сторону вместе с мыслями о том, что мне теперь надо что-то сделать, а Устав я не читал, а даже если бы и читал, то не понял бы, и даже если бы понял бы, то неправильно. Выбравшись из саркофага, я уставился на крышки четырех гробиков, из которых на счет десять на свет должны подняться пальцы, которые я запирал в кулак отделения.

– Блин, мне что, Устав во сне показывали? – буркнул я, обеспокоенный появлением у меня такой значительной и умной мысли. Мысль не успела сознаться, откуда она, спугнутая шорохом поднимающихся крышек.

Четыре тела мелькнули и оказались в позиции «смирно рядом с капсулой». Движение у них получилось одно на четверых, но подумать об этом я не успел, поскольку мысли все испуганно разбежались, оставив меня в голом одиночестве стоять под прицелом четырех разных взглядов.

Я быстренько принялся раздавать ответные взгляды, и заодно изучать внешний вид своего отделения, красовавшегося передо мной в каких-то одноразовых набедренных повязках.

У ближайшей капсулы высился очень коренастый бледный лысый здоровяк, который сошел бы Касде братом, если бы не раскосые желтые глаза и тонкие бледные губы. Я ненадолго задержал внимание на его приплюснутом носе, ноздри которого шевелились, отлавливая из воздуха запахи, и перевел взгляд на очень компактную коротко стриженую рыжую девушку у второй капсулы.

Натолкнувшись на хохот гигантских зеленых глаз, я опустил взгляд как раз вовремя, чтобы заметить, как ее правая грудь от дрыга грудной мышцы весело подпрыгнула до подбородка. Я сделал умное лицо ценителя шедевров и поднял взгляд от подбородка к глазам. Задумчиво покивав, я перевел взгляд на белобрысого крепыша моего роста и телосложения.

Крепыш радостно и честно улыбался мне вздернутым носом и глазами ясными и голубыми, как сжиженный кислород. Маленький круглый ротик его был совершенно серьезен.

От дальней капсулы мне хмурилась черноокая дева, которую можно было бы запросто записать в родные сестры голубоглазому, не будь она совершенно наоборот окрашена.

Монстр с ведьмой и добряк со злобышкой.

– Мальчик с девочкой, мальчик с девочкой и только я, как обычно, сам с собой. – очень тихо поздравился я.

– А вы, сэр, согласно штатному расписанию полка, с комод-224 при действовании до полувзвода. – мягким журчащим тенорочком сообщил весельчак.

Злобышка навела взгляд ему в затылок и нахмурилась. Ведьмочка чуть не лопнула со смеху. Монстр расправил ноздри и с шипением втянул воздух.

– Пасибо. – важно кивнул я ему и задумался, что бы им такое сказать, чтобы хоть немного сойти за пехотинца ВКС КВР. Поняв, что брякнуть что-то по Уставу у меня все равно не выйдет, я сделал голос серьезным и сообщил:

– Я – ваш комод старшсерж Тивосл Харш Трокли! Не знаю, сколько вы проживете под моим командованием, но могу гарантировать, что все это время скучно вам не будет.

Дыхание у них дружно сперло.

– А теперь представьтесь.

– Капрал Хам. – тихо прогудел в воздух перед собой монстр.

– Рядовая Зараза. – мурлыкнула ведьма прямо в меня.

– Рядовой Хват. – прозвенел добряк в потолок.

– Рядовой Шнырк. – буркнула злобышка в пол.

– Великолепно. – восхитился я, подумал, что это может быть понято как издевательство, и уточнил: – Банда, я от вас в восторге!

Банда удивленно хрюкнула. Углубится в фантазии о том, насколько и куда я отклонился от Устава, не дал прозвеневший с потолка ангельский голосок:

– Старшсерж, это старлей Мана. Шлюзанемся через полминуты. С борта базы передали, что вас хотят на плацу через несколько мгновений после шлюзовки. Пока.

– Пока, ангелок. – бросил я в потолок, и рявкнул отделению, демонстрирующему, каждый по своему, признаки шока от первого знакомства с неуставными отношениями:

– К входу бегом… только не МАРШ, а ма-а-а-а-арш.

Отделение, правильно расценив ленивую растяжку «ма-а-а-арш», не стало играть в упившихся ракетным топливом мультяшек, а стронулось с мест легкой трусцой. Пристроившись в затылок к Шнырк, я, не останавливаясь, 1) сбежал по упавшему на металл ангара люку, 2) пробежал вдоль построившегося в шаге от люка отделения по направлению к полковнику, качавшемуся с пяток на носки в десятке шагов от люка, 3) отпечатал три последних шага, 4) вытянулся в метре перед полковником и 5) из всех сил заорал на него:

– Комод два два три

старшсерж Трокли!

Полковник тряхнул толстыми щеками и прошипел.

– Вольно, червя тебе в ухо.

Я расслабился.

– Почему в таком виде? – с тем же змеиным акцентом спросил он, опуская взгляд к моим ботинкам, хранящими на себе следы всех возможных ботинкозагрязнителей.

– Простите, сэр, на корабле не нашлось щетки, чтобы почистить.

– Ты что, идиот!? – взвизгнул он мне в лицо. – Почему не по форме одет!!!?

– Вы хотели сказать – почему не по форме раздет? – участливо уточнил я. – Извините, сэр, не успел переодеться при переформировании с предыдущего задания.

Полковник тихо выдохнул припасенный для следующего вопля воздух и нормальным голосом спросил:

– А что было?

– Ловил маньяка с парой танков и ядерной бомбой. – сообщил я, умалчивая, что дело было на планете, которой до производства ботинок-говнодавов еще лет триста технического прогресса.

– Один ловил?

– Почти. Еще учавствовали два ликвидатора спецдепа, одного из которых застрелило случайным выстрелом, а второй ринулся на маньяка в рукопашную.

– Тогда понятно. – вздохнул полковник, поняв, видимо, происхождение коричневых пятен на моих ботинках. – А здесь, старшсерж, ситуация такая: сорок девять часов семнадцать минут назад из ниоткуда, то есть методом телепортации, появилась планета со звездным спутником, то есть автономно-блуждающая. Очень похожа на корабль, но это только мое мнение.

– Планета выскочила прямо, то есть в тысяче километров, возле транспорта с двумя специалистами по телепортации на борту. Транспорт аварийно сел, то есть упал, на планету. Связи нет.

– Спутники орбитального слежения при вводе на орбиту выходят из строя и падают на поверхность планеты.

Я не сдержался и улыбнулся уголками губ. Полковник нахмурился.

– Спутники дальнего наблюдения некоторое время передавали изображение, по которому мы распознали планету уровня 5 типа Ж, а затем пошли помехи. Телепортированный на поверхность разведзонд вернулся, но на него была запись мужских половых органов и пятнадцать минут изощренной ругани на старом диалекте космояза.

– После этого мы просканировали планету на наличие пси-полей и обнаружили что там их полно и разных. Из доступных архивов получить удалось только одно данное: об исчезновении когда-то давно, то есть восемь тысяч триста тридцать два года назад, Ассоциации экстрасенсов и практикующих магов Конфедерации первого расселения. В общем, вы поняли, куда вам десантироваться и что делать.

– Не совсем, сэр. Во-первых, я хотел бы уточнить: на опавшем корабле только специалисты или еще и оборудование, которое нам предстоит снять?

Полковник вздрогнул и вытаращил на меня глаза. Воспользовавшись этим, я продолжил:

– Во вторых, какое оборудование получим мы, чтобы нас убили не сразу?

Полковник помотал головой, разгоняя навеянные моими вопросами картинки, и прорычал:

– Старшсерж, вы читали личные дела своего отделения или думаете, что оно попало сюда случайно?

– Второе, сэр, а оборудование на корабле было?

– Было. – буркнул полковник. – А рядовой состав отделения два два три должен быть полностью укомплектован солдатами с полной ментальной блокировкой динамического типа. Кстати, какой уровень ментальной проницаемости у вас?

– Не знаю, сэр. С того момента, как я сломал борткомпьютер рекрут-транспорта, меня не сажали ни в какое оборудование сложнее лингвоимплантатора.

Полковник испуганно на меня посмотрел и закричал:

– Капитан!

От входа в небольшой ангар, почти пустой, не считая пары бочкообразных транспортников и тройки ощетинившихся пушками и ракетами штурмовиков, отделилась длинная тощая фигура. Не дожидаясь, пока она приблизиться, полковник побежал к выходу из ангара на бегу выкрикивая:

– Капитан, отделение – в имплантатор, в арсенал и в капсулу! Капсулу – в море в точку глубина двести, от берега триста, чтобы наводить с разбросом сто! Всем кроме языка записать видео наших двух человек и карту. Все. Исполняйте.

Капитан молча салютнул пробегающему мимо полковнику и перевел взгляд серых колючих глаз на меня.

Я повернулся к замершему у люка отделению и попытался соображалкой, настроенной на беседу с начальством, сообразить, что им сказать.

– Дети, в школу собирайтесь! – рявкнул я на весь ангар.

– Че? – быстрее всех опомнилась Зараза.

– Не «Че?», а за мной учить язык. – поправился я и побежал за капитаном, устремившимся к выходу вслед за полковником.

«Да! Я просто жопа!» Жопа

– Вот это ни хрена себе! – воскликнул я, осторожно шевеля пальцами рук, которые покалывало от очередного языка, запиханного мне в память. Возглас относился к пониманию, сколько языков должен знать средний агент к моменту выхода на пенсию.

– Да уж, на этот раз решили сделать маленькое исключение и предоставить вам полную свободу выбора. Только не растягивайте удовольствие. У вас десять минут до переброски. – сказал капитан и гостеприимно махнул рукой в сторону арсенала.

Салютнув, он убежал по коридору, оставив нас на пороге комнатки с табличкой «Уровень 5». Комнатка была забита всяким железом, полезным для здоровья носителя и вредным для окружающих.

– Оружись! – скомандовал я, посмотрел на кучку кожаных одежд у входа и добавил: – И прикройсь.

– Старш, а если нужного размера нет? – ангельским голоском поинтересовалась Зараза, поигрывая грудными мышцами.

Отделение начинало входить во вкус. Теперь самое главное – но отбить аппетит.

– Тогда одевай, что есть, а на месте набьем травой, чтобы не приняли за мальчика. – буркнул я, и с треском рванул ворот куртки.

Пуговицы барабанной дробью загрохотали по полу. Отделение превратилось в смазанное движение, в котором мелькали куртки, портки, ботинки и кольчуги. Отметив, что подъем по тревоге с ними надо тренировать в милисекундах, я быстренько скинул ботинки, штаны, китель и прижал рукой шлепнувшийся в грудь куль с одеждой.

Подняв глаза посмотреть, кто это кидается, я увидел расширившиеся глаза Шнырк, уставившейся на мое плече. Выронив кольчугу, она ткнула пальцем в вытатуированный на плече глазок и в наступившей гробовой тишине тихо прошептала:

– Злоблин.

За спиной лязгнуло и заскрипело. Я обернулся посмотреть, что бы это значило.

Зараза с Хамом, уже успевшие залезть в кольчуги и спрятаться за спину Хвата, целились в меня из луков. Хват, раскорячившись в стойку с доброй улыбочкой заглянувшего в ясли некропедофила лениво разгонял воздух двумя мечами.

– Очень страшно. – похвалил я, отвернулся и начал натягивать штаны.

– Ты хто? -прохрипела Зараза.

– А ты что подумала? – буркнул я через плече ей и мурлыкнул застывшей у шкафчика с одеждой Шнырк: – Шнырк, раз уж ты взяла на себя заботу обо мне, кинь, пожалуйста, что-нибудь на ноги, а то мне срочно надо их спрятать, а то сил уже нет удерживать пальцы от превращения в когти.

Шнырк, нахмурившись, осмотрела мои ноги, потом полку с сапогами, сняла парочку, и швырнула их к ногам.

– Так ты все-таки кто? – чуть спокойней переспросила Зараза.

Я повернулся к ней лицом, грохнулся жопой об пол, и, натягивая сапог, пропыхтел:

– Тебя напугать или успокоить?

– Старш, ты скажи как есть, и мы сами решим, успокаиваться или пугаться. – прогудел Хам, ослабляя тетиву.

– Ну если как есть, то по дороге с планеты рекрутирования меня зачем-то под видом лечения от девственности выкинули за борт, где мой трупик и подобрал патруль злоблинов. Следили, наверное. Я пообщался с экипажем патруля и экипаж быстренько сделал мне этот значок, построился и, кланяясь, сдал с рук на руки прилетевшей за мной инструктору.

– А с чего это он вас выпустил? – мягко и певуче сказала Зара, пряча под звуками голоса какой-то немой вопрос. Вопрос, избегая встречи со мной, проскользнул в память, и углубился в нее в поисках ответа.

Я посмотрел на Зару и понял, что ее как бы нет. Я не чувствовал никаких ее мыслей и чувств. Заполнив собой комнату, я обнаружил, что ее мысли и чувства, как и у всех остальных, болтаются где-то в паре метров от тел.

Я повернул голову к тому месту, где были ее мысли, перехватил ее вопрос, пустившийся в обратное путешествие с ответом в зубах, и прорычал со злоблинским акцентом:

– Я ИХ НАПУГАЛ!!!

Зара вздрогнула, со вздохом облегчения опустила лук и тихонько рассмеялась.

– Все в порядке, ребята. – мурлыкнула она, засовывая лук в чехол на спине. – Если наш комод – зомбик, то я – просто кусок мяса.

– Старш, а как…? – спросила Шнырк, приготавливаясь, поскольку я натянул сапоги и встал, кинуться в меня кольчугой.

– Давайте упадем на тверду землю, а там я все расскажу. – миролюбиво сказал я, протягивая руку. Поймав кольчугу, я натянул ее, пару раз подпрыгнул, чтобы она улеглась и пошел к куску стены, увешанном мечами. Мысленно прикинув, как я буду выглядеть, если попробую принять участие в избиении моими подчиненными противника, я понял, что в такой ответственный момент смеяться им будет некогда. Вздохнув, я снял парочку мечей поменьше, закинул ножны за спину и направился к выходу.

– Старш, и все? – осторожно спросил Хват, поглаживая висящий на стене лук.

Я осмотрел обвешанное оружием отделение, глазеющее на меня из щелей глухих островерхих шлемов и хитро с прищуром им улыбнулся.

– Ребята, я надеюсь, в случае чего вы меня защитите.

Они переглянулись.

– Договорились. – тихо согласилась Зараза. – Только тогда в случае чего ты всегда мысленно оставляешь нам шанс выжить.

Я проглотил шутку, кивнул и вышел в коридор.

«Земля стремительно приближалась. Присмотревшись, я понял, что это дно.» Из воспоминаний инструктора по экстремальным видам спорта

– Твою бога душу мать!!!!!! – рявкнул я, когда окатившая нас волна спала.

На море, из глубин которого мы вынырнули, бушевал шторм, вцепившийся в нас сразу же, как только мы откинули герметичную крышку капсулы, тем самым превратив ее в шлюпку.

После первой волны вода заполнила ее по щиколотку.

Темная полоска берега маячила где-то в километре.

Вторая волна вознесла шлюпку на высоту метров пяти, подержала пару мгновений на высоте и уронила в яму.

Вцепившись ногами в банку [5], я одной рукой схватил за плече Хама, а другой поймал пятку Шнырк, вцепившуюся в руки вылетающего за борт Хвата.

Мы совместными усилиями задернули его обратно на борт и грохнули им об носовую банку. Перекрикивая его радостный вопль, я проревел:

– ЗаранарульносомкветрудержатьХамзадняябанкаслеваШныркХватвперед!!!!

Хам схватил присевшую на дно посередине шлюпки Зару и могучим броском метнул ее на корму. Еще на лету схватив деревяшку намертво привязанного к корме рулевого весла, она развернулась в полете, врезалась задом в кормовую банку и в пару гребков развернула шлюпку носом к ветру.

Шлюпка взлетела на следующую волну пробив ее верхушку носом и, встав почти вертикально, полетела вниз.

Воспользовавшись мгновением невесомости, Хват и Шнырк перелетели с носа на переднюю банку и схватились за нее ногами как раз вовремя, чтобы не вылететь за борт, когда шлюпка врезалась в воду после падения с волны. Хам, сидевший на средней банке лицом к носу, завязался в узел и развязался уже лицом к корме.

Задрав ноги, я крутанулся на заду, нашарил за бортом весло и ухватился за него.

Одновременно со мной выхватив весла и вбив их в уключины, отделение задрало широкие лопасти к небу, пестрящему молниями. Нащупав ногами снабженные петлями упоры для ног, я воткнул ноги в петли и занес весло.

– Рули между волнами прямо к берегу! – рявкнул я в Зару, вцепившуюся ногами в банку, а руками – в руль. Потом набрал воздуху и одновременно с вознесением нас следующей волной проревел:

– Со мной в ритм товсья ПЛИ!

Обрушив весло в воду, я со всей дури рванул его. Отделение с дружным хаканьем поддержало меня. Лодка, дернувшись, пролетела метр и рухнула в ямку между волнами, разбрызгивая воду. Набравшаяся в лодку вода откатилась под кормовую банку и дошла до бортов. Мы рванули весла второй раз. Вода выплеснулась за борт, не успев за рванувшей по склону волны шлюпкой.

Болтаясь из стороны в сторону, когда Зара выруливала вправо-влево, чтобы не угодить под падающую верхушку водяной горки, и не взлететь на ее вершину, я считал гребки.

На сто седьмом Зара заорала:

– Навались!

Перестав думать о том, что надо экономить силы, я рванул весло так, как будто от этого зависела наша жизнь.

В следующее мгновение я оказался в метре от тела, с пеной у рта заносящего весло для следующего гребка. Время растянулось. Тело, медленно втягиваясь в игру по опережению времени, склонилось вперед. С мгновением задержки Хам, Хват и Шнырк догнали меня и мы дружно рванули весла, прогнувшиеся от силы гребка. Осторожно, чтобы не сломать, протянув весло через воду, я так же осторожно, чтобы не сломать взмахом, занес его для следующего гребка, немножко подождал других, и гребанул еще раз.

Нос лодки задрался, до половины днища высунувшись из воды.

Что– то надавило на днище и начало приподнимать шлюпку вверх, вдавливая металл днища.

Весло, не захватив воды, пролетело по воздуху.

Время стало нормальным.

Пролетев по воздуху несколько метров, шлюпка плюхнулась в воду, проскользила еще несколько метров и врезалась носом в крутой прибрежный камень.

– Все за борт! – рявкнул я, наблюдая, как в пропоротую камнем щель на корме бьет бурунчик воды.

Отделение взвилось в воздух, шмякнулось на камень берега и прилипло к нему кусочками пластилина. Шлюпка отскочила от скалы метра на три.

Глянув в лицо надвигающейся на меня волне, я перепрыгнул на кормовую банку, махнул веслом и за секунду до того, как волна задрала корму шлюпки, взревел:

– Держись!

Воткнув нос шлюпки в скалу, волна резко подбросила корму. Я взлетел вверх, подгоняемый под задницу полутонной воды, и вместе с ней обрушился на плоскую верхушку прибрежной скалы. Вцепившись в какой-то камешек и не дав волне смыть меня обратно, я вскочил на ноги и прыгнул к краю обрыва посмотреть, успешно ли я махнул кормовым веслом. Останки шлюпки скользнули в воду по стене в метре от прилипшего к ней отделения.

Задрав голову и увидев мое заинтересованное лицо, Хам схватил за пояс висящую слева от него Заразу и с воплем «Лови!» метнул ее в меня.

Вытянув руки и схватив ее за запястья, я рванулся упасть на спину. Спина впечаталась в жесткие камни, но в качестве награды почти на меня сверху рухнула Зараза.

– Не ушибся? – поинтересовалась она вскакивая и одной рукой потирая ушибленный о пряжку моего ремня лоб, а другой доставая из мешка на поясе веревку с узелками.

– С удовольствием. – гордо сообщил я и вскочил. Выхватив из ее рук хвост веревки, я раскинул в стороны лапы привязанного к концу якоря и кинул якорь в удачно подвернувшуюся щель в скале. Зараза метнула хвост веревки за край скалы.

– Отделение, ко мне! – рявкнул я глядя на волну, замахнувшуюся плюхнуться об скалу.

Зара подпрыгнула на носочках и замерла в шаге от меня. Веревка натянулась, скрипом жалуясь, что на нее привязали как минимум танк. Затем в край скалы впилась рука и Хам рывком выкинулся на поверхность.

Вскочив на ноги, он подпрыгнул к Заре и встал в строй справа от нее.

Подождав, пока Хват заполнит собой пустоту между Шнырк и Зарой, и пока стечет рухнувшая нам на ноги верхушка волны, я осмотрел отделение, обернулся к бушующему за спиной морю и облегченно вздохнул, осознав, что мы все-таки не утонули. Поняв этот радостный факт я повернулся к морю задом, а к отделению передом, и бодро проревел:

– Кроме рядовой Заразы, доложите о ранениях и потерях!

– Потеряно около полулитра мочи, сэр! – гаркнул Хват. – Простите, сэр, я очень испугался.

Шнырк с Зарой широко улыбнулись, а Хам покосился на Зару и довольно тихо прогудел:

– А что с ней?

– Ушибла лоб о пряжку моего ремня! – гордо сообщил я, и посмотрел в сторону берега, разыскивая источник невнятных далеких криков.

Толстый, двадцать на тридцать метров, плоский валун, на котором мы устроили построение по поводу того, что не утонули, оказался вынесенным метров на сто в море. С берегом его соединял тонкий, в пять шагов, мост, по которому к нам бежала крупная, человек в двадцать, компания.

– Это ерунда по сравнения с тем, как вы отбили задницу, сэр! – бодро рявкнула Зараза.

Я посмотрел на искорки мечей и копий в руках приближающегося к нам взвода и буркнул:

– Спасибо! А теперь кругом разойтись и к бою.

Поворачиваясь, мое отделение перестроилось в сложную конструкцию из Хама с Заразой под ногами по центру и Хватом с Шнырк по флангам. К концу перестроения Зараза и Хам уже держали луки полунатянутыми.

Я прикинул сектор обстрела, который оставляли Заре задницы Шнырк и Хвата, покосился на небольшую баллисту [6] в руках Хама, не спеша обошел боевое построение и вышел к ватаге берегового охранения с улыбкой навстречу.

Остановившись в десятке шагов от меня и наставив на меня копья, ватага замерла.

– Пошел в море! – прорычал в щелочку между щитом и шлемом самый крупный ватажник, занимавший почетное место посередине строя.

За спиной раздался дружный вздох облегчения. Подумав, я тоже вздохнул радостной новости – мы их понимали, и это вселяло надежду в то, что и они нас тоже поймут. Радостно улыбаясь, я сделал обиженных голос и буркнул:

– Да ты че, мужик, башкой о камни стукнулся?! Там же холодно и мокро!

Строй копейщиков, с ног до головы закованных в железо, дружно вздрогнул. Вожак, в пересчете на массу тела вздрогнувший меньше всех, неуверенно возразил:

– Ты, демон морской, язык не заговаривай, разумы не мешай! Иди обратно – на берег не пустим!

– Сам ты Демон Береговой! – еще обиженней заорал я, удерживаясь от рассказов, что его мама делала с берегом – Мы еле выгребли сквозь эту демонову водяну гулянку, корабль чуть не напополам разломали об камни, а потом нас чуть не растерло в щепки об это камень, а он видите ли, нас на берег не пустит!!!! Иди ты обратно!!!!

– А… М… – ответил здоровяк и покосился за спину. Раздвинув ряды копейщиков, вперед вышел чуть сгорбленный крепкий старикан в кожаном плаще.

– Ни жопы я их не чую! – буркнул он через плече и вытащил из-под плаща флягу. Выдернув пробку и хлебнув, он заткнул флягу и кинул ее мне на ногу.

– Хлебни! – требовательно сказал он, вонзая в меня суровый взгляд. Я скорчил ему очень наглую морду, пинком поднял фляжку и выдернул пробку. Из фляги вдарило вином.

– Не пей, Иванушка, козленочком станешь! – посоветовал я себе и сам же себе ответил: – Да уж куда козлее! – и отхлебнул.

Чуть сладковатое густое вино глотком райского блаженства растеклось по рту, согревая продрогшие на сыром ветру челюсти.

Запрокинув голову, я залпом заглотил содержимое фляжки и прислушавшись, как мягкое, но настойчивое тепло стекает по пищеводу в желудок, заглянул в пустую флягу. Состроив надеющеюся рожу, я посмотрел в распахнутый рот старика.

– Еще есть? – требовательно спросил я, вонзая в него суровый взгляд.

Копейщики грянули хохотом. Подняв копья, они уперли их в землю и повисли на них, чтобы не упасть.

– Выпивка в трактире есть… – рассеяно сообщил старик, протягивая руку. Пустая фляжка, которую я все хотел ему кинуть, да никак не мог выбрать момент, мягко выскользнула из моей руки и перелетела в его вытянутую руку.

– А зелья согревающего больше не дам. – сурово сообщил он.

– Да, пожалуй, хватит. – согласился я, чувствуя, как тепло, попав в желудок, начало растекаться по телу, добираясь до каждой замерзшей клеточки. – А то у меня кончики волос, и не только волос, вспотеют, а это противоестественно.

Старичок хихикнул и приглашающе махнув рукой, исчез в образовавшемся в строю копейщиков проходе.

Оглянувшись на отделение, я передал им от старика приглашающий взмах рукой и пошел к копейщикам, излучавшим веселую настороженность. Когда я подошел поближе, настороженности стало больше, поскольку половина их них была ниже меня на полголовы.

Я подумал про Хама и понял, что нашей конспирации гвоздец.

«Снимай маску, я все равно тебя узнала!» Влагалище

– Я – маг охраны Порога Моря и Земли Хаширапундик Вы кто? – прохрипел старик. Спросил он, надо отдать ему должное, после того, как нам дали нажраться, не портя аппетит вопросами типа «на какой грядке вас выращивали, кто вас заколдовывал и где Золушок». За все время, пока мы шли к таверне, рассаживались в зале и жрали, никто не произнес ни слова, поэтому я очень обрадовался возможности поболтать.

– Я – Харш. – сказал я, подумал и добавил: – Мы люди.

В ожидании ответа на это заявление я налил себе стаканчик кваса, чтобы запить очень вкусную ножку кого-то, зажаренного со специями.

– Ну да, ну да. – покивал Хаширапундик растрепанными волосами, тоже наливая себе стакан кваса. Только, в отличие от меня, эту операцию он проделал без помощи рук. Его стакан аккуратно стукнулся об мой и поплыл ему в руку.

– Да вот людей с троллей я не видел, да и этих, как их… луков и вцело метательных убивателей люди не пользуют с Шестой магической, это годков двести. Можешь сказать, твой отряд угораздился под двенадцатый уровень заморозки времени и вы родились до Шестой. Но суть чуждости не в том.

– А в чем? – спросил я, глядя на стоящий посреди зала стол, за которым «человек размером с тролля» не спеша глодал чью-то спину. Остальные столы, прижавшиеся к стенам квадратного каменного сарая таверны, были заняты сохнущими патрульными. Вернув внимание на мага, я напоролся на серьезный колючий взгляд.

– В том, воин из пустоты, что вы, воины из пустоты, умеете убивать магию.

Я замер, пытаясь по его лицу понять – уже пора доставать мечи или пока еще можно обойтись языками. Он ждал, что я ему скажу. Я отхлебнул кваску и спросил:

– Это как?

Он вздохнул, посмотрел на Зару, сидящую напротив Хама в обнимку с гигантской кружкой, улыбнулся кончиком крючковатого носа, торчащего из зарослей на лице, и тихо сказал:

– Тут все маги, и простые, знают – снаружи пустота, из нее приходят существа, что не верят в магию – тоже магия, но наоборот. Сейчас я чую – стоит мне что-нибудь против тебя, и нить Силе порвется прежде чем наврежу. Ты очень сильный маг, Харш. Но ты не веришь в магию, а соглашаться можешь пока не вредит.

Магов много – девятнадцатый. Они охотятся людей из пустоты. Чтобы сохранить мир с чудесами. Еще знаю – воины из пустоты возвращаются, сделав зачем пришли. Я спросил зачем пришел.

Я вздохнул, хлебнул кваску и понял, что конспирация накрылась. Смирившись с этим открытием, я быстро нашел в нем как минимум один положительный момент и полез за трубочкой, чтобы под дымок быстрее привыкнуть к тому, как местные обкастрировали язык.

– Хаширапундик, – начал я и замолк, обнаружив, что взгляд его расширившихся от удивления глаз застыл на моей трубке и кисете. Он, не отрываясь от них, медленно вытащил свои. Положив их на стол, он поднял на меня глаза.

– Меняемся? – с надеждой в голосе спросил он.

Я посмотрел на его толстый кисет, проверил, есть ли в космолингве, то есть в магомирском, слово «табак» и толкнул к нему свой кисет.

Растянув завязки своего кисета, он набил трубочку и затянул завязки. Кисет скользнул по столу и замер передо мной.

– Спасибо. – поблагодарил я. – А то я… не знал, где взять.

– Этот? – спросил Хашираппундик, осторожно трогая мой кисет.

– Из дома, когда забрали в пустоту. – ответил я, набивая трубочку душистым табачком из своего нового кисета. Развязав мой кисет, маг осторожно принюхался.

– Смесь шести табаков. – сообщил я и не углубляясь в дальнейшие объяснения, чиркнул зажигалкой. Щелчок зажигалки погасил все звуки, кроме треска пламени в камине и шума шторма за спиной

Игнорируя воцарившееся гробовое молчание, я закурил.

– Эй, старшой, а ты уверен, что они умеют делать зажигалки? – осторожно спросила Шнырк, наблюдая выпускаемую мной струйку дыма.

Я довольно вздохнул и кивнул Хаширапундику на его трубку. Он щелкнул пальцам и втянул в трубку вспыхнувший в воздухе огонек.

– А на кой им зажигалки? – ответил я Шнырк и повернулся посмотреть на отделение.

Хам, оторвавшийся от еды посмотреть на прикуривание, тихо прогудел «Могут» и вернулся к глоданию чьей-то спины. Зара и Хват поспешили утопить хохот в кружках. Шнырк, вздохнув, вернулась к тарелке с салатиком.

– Я курю лучше расслабиться перед хорошенько поколдовать. – десятком колечек дыма сообщил Хаширапундик. Я посмотрел, как колечки пустились в облет комнаты, хмыкнул и ответил:

– Я тоже, но, ты заметил, не осознавал.

Я пыхнул колечком и задумался, как получше сформулировать пограничному контролю в лице Хаширапундика цель прибытия. Мое колечко, помедлив, перекрутилось в восьмерку. Восьмерка описала круг почета вокруг моей головы и устремилась в догонку за десятью колечками. Оценвающе скривив губы вслед восьмерке, я глянул на мага и сообщил:

– Я и люди здесь найти двоих и вернуть их и корабль-для-пустоты. Корабль упал сотней километров южнее.

Хаширапундик покачал головой.

– Плохо. Они, поди, не войны – их поймали и убили. Они не войны или не надо было вас.

– Не войны, но не думаю – они против магии. Мастера по созданий сложных машин, что берут энергию огня и делают… магические. Они строят штуки двигать предметы через пустоту.

Хаширапундик пару секунд осмысливал услышанное. Потом осмысленное совместилось с какой-то другой мыслью и плоды совмещения широко распахнули его глаза легкой паникой.

– Я вернусь. – тихо шепнул он и его взгляд остекленел.

Десяток секунд я смотрел, как он, попыхивая трубочкой, мысленно бегает где-то далеко.

– Точно. – тяжело вздохнул он, возвращаясь. – Орки сперли.

– Че? – брякнул я, машинально ловя вывалившуюся изо рта трубку. Ощущение, что я все еще сижу в какой-то виртуальной среде, мимолетно попыталось рухнуть на голову, но отскочило, наткнувшись на четкое знание, что мир вокруг на порядок, если не больше, реальней компьютерного.

– Кто-кто спер? – нервно уточнил я и засунул трубку обратно, чтобы скоротать время в ожидании ответа за затяжкой.

– Орки. – удивленно подтвердил Хаширапундик. – Раса, что на планете пару тысяч лет. Они умели колдовать, и ужились. Сначала, выяснилось потом, они прятались в горах по лесам и пещерам. Потом их стало достаточно разом свое государство, с которым люди понемножку воюют. Они помнят – где-то пространство заселенное ими, и мечтают вернуться. А весь мир – штуковина кинуть через пространство или пространства. Гады!

– Орки, это здоровые, зеленые с острыми ушами и зубами? – на всякий случай спросил я, чтобы убедиться, что не вляпался в Воркрафт.

– Нет. – удивленно ответил Хаширапундик. – Серые, с маленькими острыми ушками и одинаковыми ровными зубами,. Размеров людей, но таких – он кивнул на Хама, – больше. Где видел зеленых ушастых орков?

– Дома. Там такие штуки – внутри можно делать игрушечные мирки, управлять снаружи и копировать с одной штуковины на другую.

– Интересно! Разумы в штуковинах. – задумчиво протянул Хаширапундик. Покрутив эту мысль пару секунд, он закинул ее куда-то в память и бодро сказал: – По оркам не переживай. Приснился сон с этой планеты твоей. Не важно. Важно: ты и люди нашли гномов-перемещателей раньше, чем орки отправят мир домой. Берите бегунов, скачите.

– Мы запросто. – пыхнул я дымком и начал подниматься из-за стола. – Но неприятное ощущение – сижу в мирке, снаружи играют.

– Тобой играют – загнул. – успокоил меня Хаширапундик. Повернувшись ко мне спиной, он на ходу к двери хихикнул и выдал:

– Ну а вот если тебе хоть немножко, ну хоть капельку, интересно мое скромное, но квалифицированное, мнение по поводу того, что ты считаешь, что ты, наверно, сидишь, или лежишь, а иногда ходишь, и даже бегаешь, а временами, бывает, летаешь, в одном из этих самых ваших внутриштуковинных мирков, я хочу и могу сказать, и поэтому скажу, а ты уж извини, если сможешь, но суть в том, что правда иногда не очень-то приятна. И только Творцу она по фигу.

Я охреневше посмотрел ему в спину, поглядел на глупые лица своего отделения и, махнув им рукой, поспешил за Хаширапундиком.

«Удивительно!» Унитаз

– Ну что, все ему о Конфедерации рассказал? – хитро поинтересовалась Зара, когда поелозив задницами после пробных пары сотен метров пути, мы устроились на спинах больших короткошерстных котов. Выделенные нам из пристроенного к таверне ангара коты тихо пыхтя неторопливо рысили по каменистой дороге, вытоптанной среди низенькой сине-зеленой травки и пушистых игольчатых кустиков.

Я задумчиво почесал затылок, соображая, как бы сообщить, что начитанная прослойка местного населения про нас знает, и раз не получилось сделать вид, что мы подпольные серые мышки, то надо закосить под розовых слонов в посудной лавке.

– Нет, это он мне про меня рассказал. И про вас тоже. В частности, он сказал, что луками тут не пользуются лет двести, поскольку телекинетик на телекинетике.

Я сделал паузу, давая им осмыслить услышанное.

– То есть, если я выстрелю, меня может продырявить моей же стрелой? – буркнул Хам, демонстрируя обеспокоенность неэффективностью своего оружия, а не знанием туземцами, что он пришелец.

– Теоретически да, если бы мы были местные. А практически, тут конечно, полно магов, но стоит им попробовать колдовать против нас, как с вероятностью обратно пропорциональной квадрату силы мага, его способности вырубаются напрочь. Так что стреляй, авось пронесет. Во вторых, я выяснил, что на конкретно этой планете обитает еще одна раса, называемая орки.

Я сделал паузу, и не дождавшись испуганных возгласов, понял, что столкновение с орками врукопашную для моего отделения – совершенно обычное явление, в отличие от меня, которому приходилось с ними сталкиваться только в роли руководителя крупных и средних армий, находящегося в метре от пространства поля боя.

– Представители этой расы, как впрочем, и любой житель планеты, в курсе, что планета снабжена телепортационной установкой, которая позволяет слоняться туды-сюды по галактике, если не между галактиками, а то и вселенными. Мой консультант сообщил, что оркам очень хочется обратно домой к маме, и они пол жизни своей и по пять чужих готовы были дать за грамотного специалиста по телепортации который им вычислит координаты мамы, но это им обошлось дешевле.

– Стоп. В смысле, разрешите вопрос, страш! – вклинилась Шнырк.

– Ага. – охотно согласился я. – Вопрос, это признак того, что хоть что-то из того, что я говорю, до тебя доходит…

– Я правильно поняла, что эта планета в любой момент вместе с нами и остальным населением может сказать «вжик!» и оказаться во вселенной, заселенной другой расой?

– Совершенно верно.

Шнырк, Зараза и Хват хором издали какое-то ругательство. Хам цыкнул и с хрустом размял шею. Я поспешил им сообщить, что в угрозе улететь к орчьей матери есть свои плюсы:

– Вот именно поэтому все местное население будет оказывать нам посильное содействие в деле вызволения наших специалистов по телепортации, то есть гномов-перемещателей, из когтей орков.

Отделение пару секунд обдумывало сообщение.

– Старшой, а это не хитрая засада, которую нам придумал это твой маг? – осторожно спросила Шнырк. Пока соображалка сочиняла длинный и сложный ответ, я брякнул:

– Нет, я бы почуял.

Шнырк проглотила следующий вопрос, дав Хвату высказать предложение:

– Старшой, тогда, может, мы слезем и побежим, а то я этих бегунов пешком обгоню.

Я посмотрел на своего бегуна, подозрительно лениво перебиравшего лапами и занес пятки для проверки своей догадки. Не успел я его стукнуть, как он вздохнув, наддал скорости раза в два. Помедлив, отделение, вызвав недовольное бурканье бегунов, повторило мой маневр. Нагнав меня, они вернулись к прежнему построению – Хам впереди, Зара сзади, Шнырк справа, Хам слева от меня.

«Стандартное маршевое построение…» – промелькнула подсказка и исчезла, спугнутая вопросом Зары:

– Ну ладно, старшой, едем и едем. Тебе видней. Лучше, раз уж мы на твердой земле, рассказывай, что там у тебя со злоблинами.

Я вспомнил, что обещал им короткую сказку на ночь о злоблинах.

– Хорошо. – тяжело вздохнул я и почувствовал, что рассказывать сказку ну совершенно не хочется, и кому-то придется одевать колпак палача-дознавателя.– Только давай, чтобы было не так скучно, поиграем в вопросы и ответы.

– Ладно. – охотно согласилась Зара, и пригвоздила меня первым вопросом:

– Ты на самом деле старший сержант?

Я оценил последствия чистосердечного признания, понял, что мучительно стыдно мне не будет, решительно сплюнул на дорогу и полез за трубочкой.

– А что, непохож? – буркнул я, набивая полную чашку.

– Не-а. – ответил за Зару Хват. – На старшего офицера-консультанта, которого временно поставили покомандовать отделением – запросто. И я, да и остальные, наверно, тоже, от этого тащимся. Но для сержанта тебя слишком много. Так что ты бы рассказал, откуда взялся на наши головы, чтобы было потом знакомством с кем штабных пугать.

Я внезапно ощутил себя воспитателем, прямо со скамьи университета посланным в детсад для детей-гениев. Излучаемое ими облачко доброжелательного любопытства, очень ненавязчивого, но по-детски мягкого, окружило со всех сторон и просочилось в меня.

На мгновения я почуял их.

Мудрую буку Шнырк.

Весело-наглую умницу Заразу.

Открытому нараспашку всему подряд Хвата.

Очень быстрого, не ждущего ничего, но готового ко всему Хама.

– Уговорил, хрен языкастый.

Широко улыбаясь, я чиркнул зажигалкой, распыхтел трубку и облачком дыма сказал:

– Во первых, ротный, когда под угрозой уничтожения расперделителя полка забирал меня у них, делал прогон через проверку на безопасность. Так что, дамы и господа, вы не угадали. Я на самом деле старший сержант Военно-Космических Сил… – Я сделал драматическую паузу и закончил:-…только не Конфедерации Второго Расселения, а планеты, с которой меня рекрутировали.

Сгущавшиеся сумерки взорвались хохотом.

Улыбаясь за компанию, я попыхивал трубочкой и ждал, пока они просмеются, чтобы объяснить мне, что такого смешного я сказал. Через полминуты Зараза восторженно выдавила сквозь смех:

– Харш, ты наебал Касду! Полковой призовой фонд споров уже разбух от его годовой зарплаты от пяти лет отчислений.

– В смысле? – пыхнул я.

– В смысле, что Касда гордиться тем, что его при личном контакте почти никогда и никому не удается обмануть. – пояснила Шнырк, просмеявшаяся первой. – И он спорит со всеми желающими в полку и в счет ставки отчисляет четверть зарплаты, которую ставку охотно отдаст любому, кто его обманет и расскажет, как он это сделал.

– Но я же не нарочно! – немного возмутился я.

– В тот-то вся и прелесть! – тоном массовицы-затейницы, уговаривающей детей развеселится, сообщила Зараза.

– Ну ладно, пропьем вместе. – согласился я развеселиться и вернул беседу в первоначальное русло: – Мне еще что-нибудь про себя рассказать или уже хватит?

– Трави. – мгновенно отозвался Хам.

Остальные выжидательно затихли.

– А на чем я остановился? – спросил я, понадеявшись, что о неприятном никто не спросит.

– На девственности. – подсказала Зараза.

Я пару секунд послушал мягкий топот лап бегунов, вспоминая, с какого момента допроса мы перешли с меня на Касду. Удостоверившись, что о девственности нашего ротного мы не говорили, я вздохнул и сказал:

– Как я уже говорил, в полете меня за девственность выкинули подышать вакуумом.

– Погоди. – попросила Шнырк. – Сколько тебе сейчас лет и как давно это было?

– Если считать ресурс среднего тела по Конфедерации за сто, то мне… – я вспомнил, сколько лет долгой жизни обещала нам Джейн и произвел расчеты -…десять, а было все это восемь дней назад.

– Обпух! -сказала Зараза, изображая задницу, которой захотелось поболтать. Хват звучно щелкнул зубами, делая вид, что он капкан. Хам не сделал ничего, а Шнырк поинтересовалась:

– Среднего конфедеративного гражданского или военного?

Так. Оказывается, Джейн нам рассказала не все.

– А разницы?

Меня окатило дружным удивлением с примесью восхищения.

– Старшой, у тебя энергокаркас какого уровня? – прогудел Хам, быстренько попытавшийся справиться с настигнувшим его удивлением. К сожалению, я не мог ему помочь.

– Не знаю, не трогал. – безмятежно буркнул я облачком дыма. Удивления прибавилось и я поспешил объяснить: – Я же с момента улета с родины на конфедеративной планете был час сорок минут – полтора от транспорта к расперделителю, девять минут в нем и минуту оттуда до транспорта.

– А в лодке ты что разогнался, что мы еле успевали? – спросила Шнырк обреченным тоном следователя, напоровшегося на профессионального разведчика с контрдопросной подготовкой.

– Ну Зараза как заорала «Навались!» так я не только из тела с перепугу выскочил, но и из времени с просранством заодно… – Я послушал хихиканье и задал все еще интересующий меня вопрос: – А в чем все-таки разница между гражданским и военным?

Шнырк, не участвовавшая в хихиканье, лекторским голосом сообщила:

– Все граждане конфедерации получают процесс раскачки энергокаркаса. Процесс может довести энергокаркас до одного из двух стабильных состояний, называемых гражданское и военное. Первое просто растягивает срок жизни и немного понижает иммунитет. Его можно перевести во второе, которое сокращает срок жизни в два-три раза по сравнению с первым, но дает выпадение из времени, повышенный иммунитет и регенерацию.

– Ага! – понимающе сказал я и затянулся.

– А еще военизация энергокаркаса приводит к понижению коэффициента интеллекта, поскольку понижается способность воображать из-за сдвига внимания из будущего в настоящее. – сообщила Зараза. – Поэтому командир умный шустрик вроде тебя – это лучшее, о чем может мечтать солдат.

Я недоверчиво коснулся окутавшей меня радости, что я есть. Поняв, что она настоящая и искренняя, я окунулся в нее с макушкой и довольно зажмурился. Запомнив это момент, я запечатал его и спрятал поглубже в память до времен, когда придется доказывать себе, что в общем-то я полезный.

– Спасибо. – тихо поблагодарил я за подарок.

– Пожалуйста. – отозвалась Шнырк и вернулась к главной теме беседы: – Так какой же у тебя возраст?

– Десять лет от армейского ресурса. – смущенно сознался я и понадеялся, что мне не предложат утереть сопелки и сменить пеленки.

– Ничего себе! – восхитился Хват.

– Ага! – согласился я.

– А почему тебя отпустили злоблины? – спросила Шнырк.

– И когда ты успел маньяка половить? – спросил Хам.

– А ты все еще девственник? -спросила Зараза.

– А… – начал Хват и замолчал, обнаружив, что меня уже засыпали вопросами дальше некуда. Я на пару секунд задумался, сжимая постигнувшие меня приключения в краткую форму.

– Злоблины выловили мое тело, оживили и напугали настолько, что я вспомнил язык и начал ругаться, после чего мне предоставили установку, чтобы я вспомнил, кто я и откуда, а потом я их напугал и они сочли за лучшее отдать меня обратно инструктору. Вспомнил я не очень много, но одно я вспомнил точно – я и тогда работал по неприсоединенным планетам и выполнял ту же задачу – сохранение пригодных для обитания планет таковыми. Так что ничего принципиально нового я не делаю – только расу сменил.

В процессе перевозки меня на Коректбазу-2 у рекрут-транспорта сломался двигатель и мы рухнули прямо в середину местной мировой войны, отягощенной присутствием в рядах воюющих маньяка с танками, успешно обнаружившего и зарезавшего местную стационарную агентуру ДНП.

В общем, не подвернись мне вовремя угодившая в рабство местная принцесса… это я о девственности… а потом забытый кем-то тяжелый танк – дело кончилось бы плохо.

– Мда. – гукнул Хват.

– И как не бились потом надо мной специалисты департамента специальных дел – пришлось бедным обнулить мой экономический индекс и признать, что контракта при поступлению в армию я не подписывал и придется, раз уж со мной связались, подписывать обычный рабочий.

– Ни хрена себе! – воскликнули Зара и Шнырк хором.

– Вот и я о том же! – подхватил я, выколачивая трубку. – А теперь объясните мне, что такое экономический индекс и в чем разница между контрактами.

– Индекс экономической эффективности – это динамическое мерило полезности человека конфедерации. – продолжила лекцию Шнырк. – Считается он просто. Департамент Эффективности Граждан ведет на каждого гражданина или наемного специалиста файлы, куда поступают очень короткие отчеты о произведенных действиях, и действия оцениваются денежно, изменяя индекс экономической полезности. Например, грохнуть пригодную для обитания планету, способную при уровне 4 прокормить до 5 миллионов человек – это минус триллион, не считая интегральную оценку убийства тех, кто там живет.

Оценивается, в общем-то, не сколько сама цифра, а ее изменение. Только если цифра выше нуля – санкции, применяемые к гражданину, одни, а если ниже нуля – другие.

– Ни хрена себе! – восхитился я мудрой простотой замысла и принялся искать, где же вокруг этого сыра капкан: – А ДЭГ часто считает неправильно?

– Очень редко. Он всегда считает плюс-минус пять-десять процентов, но никогда не ошибается в цифре, вокруг которой считать процент, наверное, потому что там на полставки работает особый агент Контролер-1 которого начинает колбасить каждый раз, когда кто-то неправильно подсчитает эту цифру.

– Бля! – сказал я. Повинуясь этому могучему заклинанию, возникло осознание, что надо мне срочно выходить из категории граждан, к которым могут применить «другие» санкции. – И что мне такого сделать, чтобы побыстрее подняться сильно выше нуля?

Хам тихо хрюкнул, а остальные посмотрели на меня ошарашенно. В темноте, наступившей за разговором, глаз было не видать, но ошарашенность была очень ощутимой.

– А! Ты же не знаешь про контракты! – опомнился Хам. Ошарашенность исчезла, а Шнырк вернулась к чтению лекции: – Так вот, при обычном найме на работу, который могут предложить кому угодно, хоть Председателю Верховного Совета злоблинов главным консультантом по вопросам галактики два, нанимаемый получает нулевой индекс, если это первый контракт и он не гражданин Конфедерации, или приходит со своим старым. При рекрутном соглашении, то есть найме в армию, индекс, вне зависимости от того, сколько он был, сбрасывается до минус триллиона. Это такая шутка – вступил в армию – планету на шею. Очень удобно для тех, кто может хорошо работать, но ленится.

– Почему? – спросил я, чувствуя, как голова начинает гудеть из-за того, что заложенное в нее новое данное начало знакомиться со старожилами, отправляя на пенсию одних и устраивая другим курс омоложения.

– Потому что гражданства лишают, с установкой блокировки памяти и выбросом на тюремную планету, в случае не возрастания статистики после трех предупреждений и когда она в минусе. Или по достижении ИЭЭ минус триллиона ста.

– Интересно, кого же тогда набирают в армию? – спросил я сам себя.

– Вот нас и набирают. – хмуро буркнула Зараза.

– И это хорошо, иначе бы тут было скучно. – успокоил я ее, неслышно зевнул и понял, что мне надо поспать, чтобы не мешать генеральной уборке на чердаке.

– На сегодня бесед хватит. – протянул я вторым зевком. – Вернемся к делу. Пока ночь, приказываю посменно подремать на ходу. Первая смена – Шнырк и Хват, вторая – сторожит. Через три часа смена. Меня будить в случае чего-нибудь.

Я поудобней скрючился в седле и отключился.

– Эй, старшой! -окликнул Хам, тихонечко, по его меркам, тряся меня за плече.

Я осторожно, чтобы глаза не вывалились от тряски, поднял веки и уставился на его рожу, под моим взглядом ставшую обеспокоенной.

– А? – хрипло спросил я его. Легкий испуг на его лице говорил, что снился мне какой-то кошмар, и что я еще не проснулся и не вышел из роли Шилозубого Расчленителя Паховых Нервных Волокон. Зевнув, я потянулся за трубочкой, дабы дымом замаскировать страхолюдинское выражение лица.

– Вот. – он ткнул рукой себе за плече. В направлении тычка наблюдался невысокий, в два роста, толстенький каменный забор с башенками, огораживающий площадку шагов эдак тысяч три на пять.

Наши скакуны, устало отпыхиваясь после ночной гонки, стояли на вершине кольцеобразного холма, окружавшего долину, в центре которой стоял забор. Внутри забора громоздились настроенные как попало одно и двухэтажные каменные дома с островерхими дощаными крышами. Торчащие шпильки крыш делали область внутри забора похожей на лист кактуса. Колючее пятно города было насквозь прорезано дорогой, входящей в темную дыру башенных ворот в тысяче шагов от нас.

– Желудочно-кишечный тракт. Милости просим проехать, дамы и господа! – пошутил я себе и чиркнул зажигалкой.

Отделение улыбнулось.

– Что будем делать, чтобы добраться до рта? – спросила Зараза, изучая распахнутые настежь ворота, у которых в восходящем красноватом солнце посверкивали искорки копий сотрудников службы безопасности. Прищурившись от этих искорок, я понял, что мне надо что-то придумать, чтобы нас пропустили внутрь.

– Счас я проснусь и придумаю. – буркнул я, протирая глаза. Сняв с седла фляжку, я сделал глоток винца, второй, затянулся и проснулся в достаточной степени, чтобы достать из-за пазухи солнцезащитные очки, нацепить их, и изучить состояние вверенного мне отделения. Оно восторженно изучало мои стеклышки. Дав им пару секунд повосхищаться, я надулся и рявкнул, чтобы услышали у ворот:

– Отделение, строиться!

Замешкавшись на секунду, отделение принялось попинывать бегунов.

Подождав, пока бегуны поймут, за что их пинают, и встанут в линию, я бодрым голосом спросил:

– Доложите состояние! Кто хочет жрать? Кто – спать? Кто хочет что-нибудь сказать или сделать перед тем, как мы войдем в город?

– Нет, спасибо, старш. Мы уже помолились и обосрались. – ответила Зараза.

Я широко ей улыбнулся и завопил все тем же голосом солдата-смертника, обожравшегося антидепрессантов:

– Тогда за мной! В колонну по два рука об руку! Марш!

«Как просто привлечь внимание публики!» Чума

– Проезжайте, проезжайте. – махнул рукой правый стражник. – Скоро начнется.

Я посмотрел на большой конопатый нос с рыжей бородой, высовывающийся из под шлема и покосился на его коллегу слева от больших железных ворот Убедившись, что и второй стражник исследует приезжих скорее носом, чем глазами, я хлопнул бегуна пятками.

Улица накануне «начнется» была пустынна, и мы беспрепятственно и незаметно доскакали до спин запрудившей площадь толпы. Затормозив перед спинами, я окинул взглядом обстановку, чтобы понять, что же, собственно, такого начнется, что мага с четверкой вооруженных воинов загоняют в город чуть ли не пинками.

Посередине круга ста на сто метров высился деревянный помост десять на десять со столбиком посередине. Двое из десятка стоящих на помосте мужиков в кожаных пижамах привязывали к обложенному дровами столбу маленькую белобрысую фигурку. Картина была яснее некуда – не хватало разве что криков толпы «Ведьма!Ведьма!» и табличек «инквизитор» на спины мужикам.

– Ебануться! – злобно буркнул я, пытаясь сообразить, кем же надо быть, чтобы на планете, где маг на волшебнике сидит и колдуном ведуна погоняет, угодить на костер. Сообразить не получилось, поскольку данных катастрофически не хватало, и я понял, что придется вмешаться в процесс казни для допроса заинтересованных сторон.

Ближайшие ко мне горожане, заинтересовано пялившиеся на помост, обернулись выяснить, кто читает за их спинами незнакомые заклинания. Выяснив, он резко подались в стороны, что и спасло им слух.

Неторопливо вынув трубку и засунув ее в карман, я вспомнил все свои горячие чувства к организации под названием Священная Инквизиция, набрал побольше воздуха и злобно взревел на всю площадь, для устрашения сменив язык на стандартный линкос.

– Отделение, к бою!!!!!!!!!!

Рык накрыл, прибив к земле, тихий гул толпы, докатился до стен, отразился от них и погуляв по площади, рассыпался в щелях между домами. Не дожидаясь, пока он затихнет, я монотонно забубнил следующее заклинание:

– Хам, Зара – помост на прицел. Бить по факелам, чтоб улетали на фиг, если попробуют поджечь. Хват и Шнырк – наблюдение за флангам и тылом. За мной.

Я хлопнул бегуна пятками и он двинулся через толпу. Оглянувшись для проверки исполнения команды, я обнаружил, что толпа, раздающаяся перед нами, не спешит сомкнуться за нашими спинами, будто земля, по которой мы проехали, становиться заколдованной. Коснувшись людей на площади, я почувствовал, что на меня смотрят просто как на нового массовика-затейника – поливавшее нас внимание толпы было полно любопытства, настороженности и готовности убежать за оружием, но страха и злобы в нем не было ни капли, только готовность, если че, набить морду за наглую выходку.

– Детский сад! – буркнул я под нос и посмотрел на конкурентов на помосте.

Конкуренты, полностью вписывающиеся в картину детского садика на роли серьезных загадочных пыхтящих трубками бук, немножко боялись.

Обнаружив, что я обратил внимание на них, они вышли из оцепенения после моего крика. Двое закончили привязывать жертву к столбу. Стоящий ближе всех к нам повернулся и посмотрел на меня.

Невидимая, но очень ощутимая рука больно стиснула мои губы, а потом зависла перед грудной клеткой и потянулась к сердцу. Я присмотрелся к руке и она начала таять. Потом я улыбнулся магу на помосте и подумал, что он может внушать мне любую муть, на самом деле это фигня.

С сократившейся до пятидесяти метров дистанции я ясно увидел, как он в панике уронил на грудь чисто выбритую челюсть и как его смуглое лицо и лысина побледнели.

– А вот кто тебя просил не спросясь колдовать?! – сочувственно крикнул я и посмотрел, как факелы из рук парочки поджигателей выпорхнули в толпу.

Переждав тихое «Ах!», прокатившее по толпе, я почуял, как к стрелам Хама и Зары, уже перезарядившим луки, потянулись невидимые руки.

Один из пиротехников щелкнул пальцами и запалил еще факел. Стрела Хама коротко свистнула, срезав верхушку факела и лязгнула о крышу дома на краю площади. Рука, не поймав стрелы, медленно растаяла. Второй пиротехник, бледнея, уставился на Хама.

– Вы чем слушали… когда я говорил, что не надо против нас колдовать?! – пропыхтел я, вспрыгивая на спину бегуна и шагая на помост. – Сейчас каждый маг на счету, а они об нас лбы расшибают! – возмущенно закончил я и посмотрел на привязанную к столбу.

Одно короткое мгновение я просто смотрел на заплаканное лицо с повязкой на рту, полуспрятанное растрепанными светлыми прядями.

Потом я посмотрел в черные глаза, полные муки несправедливости.

В следующее мгновение я почувствовал, что меня распахнули, как книгу и быстро читают. Она просто стала мной и посмотрела на мои мысли и память, как на свои.

Найдя в себе ее, я коснулся самых поверхностных ее мыслей.

На меня обрушилась обида, жгучая дикая обида на всех, кто дураки и не видит, и не понимает правильного и за это хочет больно-больно убить.

Она отшатнулась.

Секунду я смотрел, как ее тихие всхлипывания из-под повязки затихают, а потом обнаружил, что среди моих мыслей появилась не совсем моя – ее знание, что я не дам ее убить.

– А почему сейчас каждый маг на счету? – осторожно спросил с другого края помоста седой здоровяк, внимание которого болталось вокруг меня и почему-то не могла найти. Я задумался, что бы это могло значить и поняв, наглым голосом пророкотал:

– Папаша, если ты хочешь прочитать мои мысли – прекрати, а то станешь, как он, – я похлопал по плечу худенького мужичонку, попытавшегося остановить мне сердце. – просто кусочком мяса.

Я перевел взгляд на пребывающего в шоке мужичка под моей рукой и ободряюще сообщил, убирая руку:

– А ты не расстраивайся. Пара-тройка перерождений и все пройдет.

– Точно? – недоверчиво прохрипел он. Я подумал было, что надо бы сообщить, что я шучу, а потом вдруг понял, что не шучу, а просто констатирую факт.

– Точно. – искренне сказал я. – Только не просто сменить пару тел, а нормально, прожить.

– Уф! – облегченно вздохнул мужичек. – А я уж подумал, что насовсем.

– Да что ж я – демон какой – насовсем! – добродушно сказал я ему и повернулся к старшему.

– А кто же ты тогда, если не демон? – громко, чтобы толпа могла слышать не только мои реплики, спросил он.

– Кто я и почему сейчас на счету не только каждый маг, но и каждый человек, я скажу потом. Сначала я хочу так или иначе закончить дело с этой женщиной. – я ткнул в столб, вокруг которого уже стояло мое отделение.

В воздухе что-то свистнуло и к ногам Хвата упали разрубленные пополам бумеранги. Хват смазанным движением метнулся к одному из магов и вернулся обратно.

Маг без видимых повреждений опустился на помост.

– Через пару часиков очнется! Если разрешат! – громко сообщил Хват окружающим, засовывая мечи в ножны. Сделав это сообщение, он повернулся ко мне за разрешением.

– Пусть живет!. – великодушно пророкотал я и перевел взгляд на седого громилу. Достав из кармана еще не потухшую трубку, я быстро кинул ее между зубов, жестом фокусника убрал руки за спину, в пару пыхов раскурил ее, кивнул легкому гулу толпы и спросил:

– Почему вы хотите ее сжечь?

– А почему ты хочешь не дать нам это сделать? – контратаковал громила облачком дыма. Я посмотрел на восьмерых разных магов, старательно окуривавших периметр помоста, и подумал, что для сценки «переговоры казацких вожаков о полоненой принцессе» явно не хватает стола с кружками.

Над площадью висела тишина – люди не шевелились, боясь пропустить хоть миг из устроенного мною шоу.

Я вернул взгляд на громилу и громогласно сказал:

– Уважаемый, если ты думаешь, что она внушила мне мысль вам помешать – то да, у меня такая мысль есть и это ее мысль, но сам я пока не решил, мешать вам или как, поскольку вместо того, чтобы объяснить мне, за что вы хотите замучить ребенка, вы на нас нападаете. Поэтому объясняй скорей, пока я не подумал, что вы задумали что-то гадкое, о чем и говорить не хочется.

– А вы что, судьи верховного бога? – скептически осведомился куда-то в воздух, старательно избегая наведения вопросов в меня. Пока я придумывал, что бы ответить, обессиленный мною мужичонка, в которого угодил вопрос седого, прогудел:

– Разуй глаза, Акаранкой! Магия на них не действует, наоборот, они ее исчезают. У них эти… луки. И у него – он осторожно махнул в мою сторону. – зачем-то…не помнишь, зачем?… глаза закрыты зеркалами.

Акаранкой посмотрел на мужичка, потом глянул на мои очки и спросил:

– Ты из пустоты?

– Ну наконец-то! – радостно воскликнул я на фоне шумного оха толпы за спиной.

Акаранкой посмотрел на совершенно успокоившуюся в окружении четырех спин девушку и спросил:

– Ты заберешь ее с собой?

– Может быть, если ты наконец, расскажешь, за что вы хотели ее сжечь.

Маг опустил голову и тихо сказал в пол:

– Мы хотели ее сжечь, чтобы выбросить с нашего мира в пустоту, потому что она – Несносная Ведунья, а им нет места в это мире.

От столба донеслось возмущенное мычание.

– А ты пока молчи! – рыкнул я, ткнув пальцем в столб.

Мычание смолкло.

Маг поднял удивленный взгляд, посмотрел на затихшую Ведунью, перевел взгляд на меня на меня и охреневше спросил.

– Как ты это сделал?… Как ты заставил ее замолчать?

Я на секунду призадумался, как бы объяснить, что раскапывать истину я сам себе землекоп.

– Я дал ее понять, что сейчас будет правильным молчать, поскольку я и без нее докопаюсь до истины и приму решение, которое будет моим, и оно будет правильным. – прожурчал я.

– Вот-вот. – буркнул Акаранкой. – А нам она почему-то этого не дает. У нее врожденное чувство, что правильно, а что нет, то есть, чтобы не пугать глупых людей, что надо, а что не надо делать, чтобы потом не жалеть о содеянном, и не набивать себе шишки и не наживать себе головную боль. Только вот объяснить ей, что если люди не будут набивать себе шишки, они ничему не научаться, у нас не получалось, а не слушать ее тоже не получалось, поскольку она умеет читать людей и говорить в них.

Вот что нам оставалось делать, кроме как с костром отправить ее в пустоту? – виновато закончил он, поднимая глаза от пола. В глазах было знание, что сжигать таких очень больно и жалко, но другого выхода не было. Посмотрев на мои очки, он опустил глаз аи тихо добавил – И зеркала-то на глаза она одевать отказалась.

Мне стало интересно, что ж такого с этими зеркалами?

– Интересно, почему? – спросил я вслух и кивнул Шнырк, в руке которой после моего вопроса появился нож. Шнырк аккуратно спорола повязку, закрывавшую рот ведуньи.

– Пуф! – облегченно сказала ведунья и облизала пухлые губы. Я еще раз посмотрел на ее лицо и подумал, что если бы глаза ее не были черны пугающе чернильной чернотой – была бы просто девочка-красавица.

– Ну я уж думала – все. – тихо сказала она, глядя на меня этими самыми глазами.

– В общем-то почти уже нет, только расскажи мне, почему ты довела людей до жизни такой. – так же тихо ответил я.

– Я… – тихо и жалобно сказала она, опуская глаза. – Я просто не могла смотреть,… точней, не я, а это мир, которым я была, не мог смотреть, как люди делаю неправильности, по глупости своей загоняя себя в клетки и ямы. Мне было легче умереть, чем дать им портить свой, и мой тоже, дом, потому что я думала, что я в этом мире насовсем, и как не хотелось с него уйти, уйти было некуда. – грустно сказала она.

Я вдруг почувствовал себя богом, к которому на исповедь пришли слуги его священники и ждут решения.

– Ясно. – буркнул я, отгоняя это странное ощущение.

Мне на самом деле стало ясно, что она нашла выход и больше не будет. Я посмотрел на Акаранкоя и понял, что мне надо озвучить это понимание.

– Давай договоримся, – пока не уйдем из этого мира, ты будешь делать все, что я скажу.

Она подняла голову. Чернота в ее взгляде разрослась до космически бесконечных размеров, а потом взгляд вдруг стал беззащитным и чернота исчезла, сменившись тусклым лиловым светом раннего рассвета

– Хорошо. Тебе я могу себя доверить. – еле слышно сказала она.

Маги шумно вздохнули и уставились на меня, как на бога.

Я кивнул Шнырк, предоставив ей снимать ведунью со столба, повернулся к помосту спиной и окинул взглядом площадь.

– Так. С этим покончили! – громко гаркнул я в публику, держащую меня в перекрестье взглядов. – Теперь переходим ко второй части выступления, только пока я буду говорить, пусть хозяин во-о-он той оружейной лавки принесет небольшую кольчугу сам-знает-кому, то есть лучшую, а владелец вон того или вон того постоялого двора приведет шесть свежих бегунов заберет пятерых уставших наших.

Найдя глазами трех человек, побежавших через расступавшуюся перед ними толпу, я набрал воздуху и ощутив, как у меня за спиной появилось что-то очень теплое и уютное, сказал:

– Мы, я и мои войны, пришли в это мир не для того, чтобы забрать ее.

По толпе прокатился шорох движений, и я поспешил успокоить публику:

– Я возьму ее с собой, но у нас есть другая цель, и когда я говорил о ней, когда говорил, что на счету каждый маг и каждый человек! Я могу не успеть, и у вас останеться ваша жизнь, и у вас останется ваша сила, но ваша свобода будет под угрозой!

– Ты не тяни, ты толком скажи, в чем дело! – крикнул из толпы дребезжащий старческий голос. Подавив хохот, я сменил роль с революционного агитатора на простого подстрекателя к вооруженному мятежу и зловеще прогудел:

– Маги орков притянули из пустоты двух гномов-перемещателей, чтобы отправить это мир к себе домой. Если у них это получиться, вы окажитесь в том же положении, что и они, когда попали сюда.

– А напугал-то, напугал! – буркнул за спиной кто-то из магов.

– Вот гады!

– Свиньи! – заорали из толпы.

– Поэтому я должен как можно быстрее найти этих гномов, чтобы забрать обратно, а вам лучше готовится к худшему. Может быть, когда я их заберу, будет уже поздно.

Я поймал скомканную кольчужку, которую метнул мне из толпы красномордый лохматый мужик и кивнул двум толстячкам, которые подвели к краю помоста бегунков.

Толпа начала медленно рассасываться.

– Отделение, за мной. – бросил я через плече и спрыгнул в седло.

– Спасибо! – сказал Акаранкой, подходя к краю помоста.

– Не за что. – весело ответил я ему. – Лучше, угости табачком, а то Там его нет, а курить хочется.

Поймав кисет, я посмотрел на усевшееся на спины бодрых бегунков отделение с ведуньей, кивнул магам, собравшимся на краю помоста и вдарил по пятками бегунка.

Люди, расступаясь, провожали нас внимательными взглядами. Когда мы выезжали с площади, я услышал тихий голос Хвата на линкосе:

– «При отсутствии необходимости для решения тактической задачи интегрироваться в полувзвод, усильте подразделение вспомогательными единицами.»

Обернувшись через плече, я увидел, как Ведунья, прикрытая со всех сторон пехотинцами, удивленно посмотрела на Хвата, потом на меня, на Хвата, на Шнырк, на Зару и на Хама. Остановив взгляд на мне, она тихонько вздохнула.

Ее бегун без удара пятками нагнал моего.

Она поймала мою болтавшуюся у бедра руку в теплую и ужасно уютную ладошку и, подержав пару секунд на виду отделения наши сцепленные руки, отпустила.

– И в задницу 224-е отделение! – прогудел Хват в одобрительном хохоте остальных.

«Да я же только подумал…» из объяснений госпитализированного в проктологию экстрасенса

– Одевай! – протянул я ей кольчугу, как только мы перевалили через кольцевой холм, скрывший нас от глаз горожан. – И скажи, как тебя по имени.

Она послушно натянула кольчугу и откинула тихо звякнувший капюшон. Посмотрев в затылок Хама, выехавшего в голову колонны, как только мы покинули город, она сообщила:

– Рядовой Айала Ханши Умэн.

Хам обернулся в седле, чтобы поддержать Заразу, попытавшуюся свалиться со спины бегунка.

– Как-как? – восторженно удивленно спросил Хват.

– Я что, неправильно назвала низший ранг война? – спросила меня Айала, повернув взгляд ко мне.

– Да нет, правильно. – нежно ответил я, внутренне содрогаясь тому, что я увидел в ее глазах. В них ясно читалось, что от меня она добровольно готова получить все, что угодно. Любое слово, любую эмоцию, любое действие.

Я подумал, что это правильно – я обещал ее вытащить с планеты, а она для этого мне полностью доверяет.

Во взгляде появилось, что это не потому, что с планеты, а потому что я.

Я испуганно отвернулся и добавил:

– Только, Йала, ты не рядовой, а специалист, если считать по нашим уровням.

– Ладно. Значит, специалист Айала Ханши Умэн. А вы?

– Старший сержант Харш! – отсалютовал я.

– Капрал Хам!

– Рядовая Зараза!

– Рядовой Хват!

– Рядовой Шнырк!

Йала обернулась посмотреть на Шнырк, глянула на Зару и тихо вздохнув в землю, подняла на меня вопросительный взгляд.

– Не надо, сам знаю – но пусть веселиться, раз хочет. – внятно ответил я.

Она мимолетно коснулась меня, кивнула и уставилась в небо, чему-то улыбаясь.

Через полминуты уютного расслабляющего дорожного молчания Хам доложил:

– Старшой, впереди развилка. Мы направо, налево или прямо?

– А там камешка с надписью не видать? – поинтересовался я, выглядывая из-за его плеча. Дорога, дойдя до опушки леса, отпускала по веточке вправо-влево и уходила в чащу высоченных пушистых иголочками деревьев.

– Какого камешка? – недоуменно спросила Зараза.

Йала, вычитав ответ до того, как я его высказал, согнулась в седле, пытаясь ладошками удержать хохот.

– Ну, на котором написано, что направо извращенно изнасилуют и съедят, налево съедят, и только потом особо извращенно изнасилуют, а прямо лучше не ездить.

Зараза присоединилась к Йале.

– Камешка такого нет, но можно и карту посмотреть. – подсказала, хихикая, Шнырк.

– Тоже верно. – согласился я и оживил в памяти карту. От места падения корабля нас отделяло еще километров тридцать, если по прямой.

Прямая трасса, пробив пяток километров леса, утыкалась в какой-то населенный пункт, и круто сворачивала, по дуге огибая большой каменный массив, у которого и упал корабль. Только огибала она его, уводя налево от села, а корабль упал направо.

Правая же веточка дороги тянулась вдоль леса, огибая его весь и в конце концов, дав гигантский крюк, выходила прямо к месту падения корабля, но давая крюк километров в пятьдесят.

– Прямо. -скомандовал я метрах за двадцать от развилки.

Не сбавляя хода, мы влетели под переплетение крон, спрятавшее нас от лучей солнца.

Я снял очки, спрятал их в карман и показал глаза Йале. Помахав ей бровями, я вернул взгляд на окрестные кусты, а потом ощутил рядом легкую обиду, что не хочу общаться.

Вздохнув, я повернулся к ней и спросил:

– Ты не знаешь, что там за деревня за лесом и что это за горы там дольше?

– Горы – это стена вокруг страны орков. – ответила она. – А деревня… – она закрыла глаза, подержала их закрытыми несколько секунд, открыла их и сказала:

– По-моему, там большое село, которое кормит мага с учениками, что живут в… километре от села. Километре, я правильно произнесла?

Шнырк хмыкнула. Зараза тоже, а потом спросила:

– Кто-нибудь хочет поспорить, что Йале предложат инвертировано-финансовый рекрутный контракт и заберут в департамент особых дел?

– А на что спорим? – весело отозвалась Йала.

– На месячную зарплату. Хотя погоди… Тьфу! С тобой, поспоришь, пожалуй…

Зара звонко рассмеялась. Йала с ней за компанию.

– Да, уж, Касду легче обмануть. – добавил я, когда смех начал затихать. Лес содрогнулся от второго взрыва хохота. Я во взрыве не учавствовал, удостоверившись ролью детонатора, запустившего процесс и скромно потянувшегося за трубочкой попробовать, чем таким меня угостил дружище Акаранкой.

– Харш, а как ты собираешься нас отсюда вытаскивать? – тихо в хохоте спросила Йала.

– Пока не знаю. Например, отберу у орков двоих наших гномов и с их помощью выкину нас отсюда. А ты просто так или почему-то не можешь меня посмотреть?

– Я не просто так. Интересно. – мягко сказала она, а потом я почуял ее присутствие и увидел ее мысль, что прочитать уже записанное в мыслях человека можно, а вот еще не записанные планы – нельзя. Потом она смущенно улыбнулась и я увидел ее мысль, что читая меня, ее приходится показываться самой, а она пока еще не готова к тому, чтобы ее читали.

– Запросто. – буркнул я, отцепляясь от нее и улыбаясь глазами в ее сверкающие смущением, очень нежным, глаза.

Невидимая мягкая ладошка ласково и благодарно погладила меня по щеке.

– Мур! – сказал я и чиркнул зажигалкой. Она вздохнула и шепнула себе под нос:

– Как с тобой легко и просто.

– Вот и мы ему о том же, а он не верит! – подхватила Зараза.

– Так то вам легко, банда! – ласково сказал я дымком. Табачок был хорош. – С хорошими людьми знаете ли, самому хочется по-хорошему. Особенно если не пытаются спилить зубы и когти. А вот попробовали бы вы оказаться на месте моего инструктора, которой по долгу службы полагалось немножко меня воспитывать…

– Что ты с ней сделал, злодей? – с пока еще скрываемым смехом в голосе спросила Зараза.

– Он ее перевоспитал. – серьезно сказала Йала.

Хват с Заразой пару раз неуверенно хихикнули и замолчали, погрузившись в воспоминания о том, как рекрутировали их самих.

Еще пять минут скачки через лес пролетели в молчании, если не считать моего пыхтения трубкой и громких мыслей Зары и Хвата.

Через пять минут лес оборвался так же резко, как и начался, и мы, не останавливаясь, выскочили под лучи солнца.

Колонна, проскочив мост через мелкую речушку с двумя мальчиками с удочками на берегу, влетела в деревню из каменных домишек. Большинство окон было наглухо задраено деревянными щитами.

С площади, видневшейся в паре сотен метров прямо по курсу, доносился шум.

– Опять кого-нибудь спасать! – обречено протянул я.

– Ну если одел на себя бытийность Судьи-Из-Пустоты – носи и не жалуйся. – ответила Йала.

– А кто такой Судья-Из-Пустоты? – спросил я

– И кто тогда я? – спросила Шнырк

– Судья-Из-Пустоты – это существо, которое приходит из пустоты, когда в этом мире люди собираются совершить большую ошибку или большую несправедливость. А ты – один из Пальцев-Из-Пустоты, движением которых Судья-Из-Пустоты вершит свою справедливость. – совершенно серьезно сказала Йала.

Последние слова ее прозвучали в полной тишине, воцарившейся на площади с нашим появлением.

Успев поймать мысль, что Йала не виновата, что легенды Мира Магии почему-то совпадают с боевым уставом конфедеративной пехоты, я улыбнулся этому совпадению и с этой улыбкой обратил свое внимание на площадь.

Пара сотен человек, преимущественно мужчин, заполнявших площадь, дружно бухнулась на колени и завыла, чтобы я их убивал не сразу, а сначала выслушал. Осмотрев крыльцо большого дома, служившего митингу трибуной, я обнаружил на нем троих дородных мужей, особенно неприглядно смотревшихся в роли коленноприклонных просителей.

Глянув на телеги с запряженными в них бегунками, стоящие под крыльцом, я обнаружил на каждой телеге по связанной девушке, окруженной разной съедобной снедью.

– Ну просто сказка! – буркнул я себе под нос и рявкнул: – Всем встать и дорогу мне к крыльцу!

Зараза, уже привычно наложившая на тетиву стрелу, тихо хихикнула.

Я благодарно ей кивнул, подумав, что хорошо, что хоть кто-то понимает, насколько смешная ситуация.

Подумал я, наверно, очень громко, потому что Йала, чуть коснувшись меня, зажала рот ладошкой и согнулась.

Подмигнув ей, я сделал суровое лицо и направил громко пыхтящего бегуна к крыльцу.

– В чем дело? – сурово спросил я самого толстого из трех лохматых и усатых дядек, топтавшихся на крыльце.

– Вы… вы не знаете, господин маг? – удивленно спросил дядька.

Конечно же я не знал. Но признаваться в этом не хотелось, дабы не портит первое благоприятное впечатление о себе.

– Я хочу услышать, что скажешь ты. – сказал я ему облачком дыма и немножко улыбнулся, намекая, что на самом деле я не страшный, а просто во время последнего посещения пластического хирурга вместо него попал к проктологу.

Некоторое время он изучал меня взглядом зеленых глаз, спрятавшихся под густыми бровями. Потом страх из его взгляда исчез, сменившись решимостью. Он раздул ноздри мясистого носа и решительно прогудел:

– Господин, сколько мы себя помним – рядом живет черный маг с учениками, который защищает нас от орков, и которого мы кормим. А кроме того, раз в год мы отсылаем ему пять девушек, которых больше не видим.

А сегодня, когда пришла пора очередной отправки, мы почему-то не захотели отправлять ему ни еду, ни девушек.

Он замолчал, ожидая, что я ему скажу.

– И правильно. – брякнул я. И задал вопрос, который у меня возникал каждый раз, когда я слышал, что кто-то где-то видел «черных магов» – А что в нем такого черного? Они редко умываются?

– Он их пытает… – тихо сказала Йала, болезненно морщась в землю. – Он их, гад, пытает, и так тренирует и оттачивает свою силу и силу своих учеников…

Перестав морщится, она посмотрела в меня и буднично, как выкинуть мусор, попросила:

– Слушай, убей его пожалуйста.

Здоровяк перевел шокированный взгляд с меня на Йалу и обратно.

– Уговорила. – сказал я и обратил внимание на старосту, залезая в роль злобного пакостника.

– А где он, говоришь, поселился-то? – спросил я голосом бабы-яги [7], разговаривающей с добрым молодцем, которым она собирается позавтракать.

Здоровяк вздрогнул от моего голоса, шумно вздохнул и махнул рукой по улочке, начинавшейся справа от крыльца.

– Там, там, господин. Выедете за дома, переедете речку и увидите столбы у дороги, а за ними шагах в пятистах – замок за заборчиком. Только… они сказали – кто за столбы зайдет, тот умрет.

– Ну-ну. – пообещал я, скорчил злобную усмешку и протянул зловещим голосом Лиха Одноглазого [8], собирающегося принять участие в армейских учениях: – А сколько их там?

– Сам и три ученика. – сообщил староста, поворачиваясь, чтобы стоять ко мне лицом несмотря на то, что я уже ехал.

– Маловато будет! – жизнерадостно воскликнул я и скрылся от него за углом.

«Ах! Я падаю! Ловите меня, ловите!» Наковальня

Пролетев деревню, мы переехали мостик и остановились в двадцати шагах от двух каменных черных столбов. Травка, густо тянувшаяся от берега речки, за столбами резко обрывалась, оголяя голую каменистую растрескавшуюся землю.

– Старш, а если мы их того, то этих потом орки не того? – поинтересовалась Шнырк.

– Не того. Если орки прыгнут, то им будет не до того, а если не прыгнут, то орков, боюсь, самих того. А жаль. Милые, наверно, зверюшки.

– Милые. – подтвердила Йала. – А что мы будем делать с магами?

Я задумался, сочиняя достойный колдунов-насильников план мщения, который учитывал необходимость прохождения местности, зараженной каким-то убивательным биополем. Поняв, что соответствующая подготовка есть только у меня, я сообщил Йале:

– Тебе – стоять и быть на связи, только осторожно, чтобы не запеленговали и не бабахнули каким-нибудь Великим Жопонаголовунатягивателем по тебе вместо меня.

– Не бойся. – улыбнулась она. – С того момента, как я стала с вами, я – человек пустоты и магия этого мира мне… по фигу.

– Ура! – сказал я, спешиваясь и убирая трубку в карман. – Тогда ты отслеживаешь, как у меня пойдут дела, а я пойду прогуляюсь пешочком до ворот, чтобы они поняли, что их ждет и обосрались. А потом вы меня догоняете и… как это… своими движениями справедливо топите их в их дерьме.

– Старш, а почему бы нам не всем вместе? – спросила Шнырк.

– Потому что в не такие страшные, как я. – широко осклабился я уже на ходу к воротам.

Заняв позицию в метре от них, я осторожно коснулся плескавшегося за ними смертного ужаса, начавшего исчезать от моего прикосновения и вспомнил родную речь, подзабывшуюся под валом обрушившихся на меня лингвоимплантаций. Потом задрал морду к небу и рявкнул себе команду:

– С места с песней МАРШ!!!!!

Левая нога послушно взлетела на тридцать сантиметров от земли, кулак правой руки рванул к пряжке ремня, а левая до хруста улетела назад. Одновременно я с громкостью, старательностью и распиздяйтельностю полкового запевалы заревел:

– ПРИ ЛУЖКЕ-ЛУЖКЕ-ЛУЖКЕ!!!!!!

КОНОПЛЯНОМ ПОЛЕ!!!!

В ДОЛБАНУТОМ ТАБУНЕ!!!!!!

КОНЬ!!!!! ГУЛЯЛ НА ВОЛЕ!!!!!!

К началу первого куплета на меня попробовала упасть смертная ужасть, говорящая, что мне надо немедленно перестать дышать, думать, стучать сердцем и шевелиться. Вбивая подкованные каблуки сапог в каменистую почву так, чтобы эта почва содрогалась, я зажмурился от удовольствия и отбросил эту ужасть валом распиздяйского веселья, вылетающего из меня со словами:

– ТЫ КУРИ-КУРИ, МОЙ КОНЬ!!!!!!!!

ПОКА НЕ СПОЙМАЮ!!!!!!!

А СПОЙМАЮ – ЗАУЗДАЮ!!!!!

КОЖАНОЙ УЗДОЮ!!!!!

Ужасть исчезла, а на ее место пришла смертная тоска, быстро сдавшаяся очередному воплю:

– ВОТ ПОЙМАЛ ПАРЕНЬ КОНЯ!!!!!!!

ПОРВАННОЙ УЗДОЮ!!!!!

СТУКНУЛ ЯЙЦАМИ В БОКА!!!!!!!

КОНЬ ЛЕТЕЛ СТРЕЛОЮ!!!!!!

Земля передо мной вздыбилась, собираясь обрушиться и погрести меня под собой. Проигнорировав эту галлюцинацию, я бодро замаршировал в земляную стену, выкрикивая:

– КОНЬ ЗАЯКОРИЛСЯ!!!!

ДРЫГНУЛ КОПЫТАМИ!!!!!

ЧТОБЫ ВЫШЛА СОЧНА ДЕВА!!!!!!

С КРУПНЫМИ ГРУДЯМИ!!!!!

Земляная стена исчезла, сменившись хлынувшим дождиком из молний. Насладившись фейерверком, я пошел дальше со словами:

– НО НЕ ВЫШЛА СОЧНА ДЕВА!!!!!

ВЫШЛА ЕЕ МАТЕРЬ!!!!

ИДЕШЬ НА ХУЙ, ЗЛОБНЫЙ БЛЯДЬ?!?!?!

ПОЖАЛУЙТЕ В ХАТУ!!!!!

А Я В ХАТУ НЕ ПОЙДУ!!!!!

ПОЙДУ ВО СВЕТЛИЦУ!!!

РАЗБУЖУ Я КРЕПКИМ СНОМ!!!!

СПЯЩУЮ ДЕВИЦУ!!!!

Дождик из молний прекратился. Из окна замка в мою сторону полетела стайка железяк. С ласковой мыслью, что левитации не существует, я им пропел:

– А ДЕВИЦА НЕ СПАЛА!!!!!

ПАРНЯ ПОДЖИДАЛА!!!!!!

I??II A EIEEO CAA?AAEA!!!!!

E?AIEI CANINAEA!!!!!!!!

Из замка донеся истошный вопль и что-то черное мелькнуло, пролетая из окна.

Никаких других неприятностей на меня не упало, но чисто для собственного удовольствия я допел:

– А НАУТРО ВСЕ СЕЛО!!!!!!

ВСЕ СЕЛО УЗНАЛО!!!!!

ЧТО КАЗАЧКА КАЗАКА!!!!!

НАСМЕРТЬ ЗАЕБАЛА!!!!!

Отпечатав еще три шага, я встал и прислушался.

Вокруг звенела тишина, до смерти перепуганная моим показательным выступлением.

Посмотрев на калитку в воротах, гостеприимно распахнутую в десятке шагов от меня, я обернулся к отделению, пялящемуся на меня от столбов.

Махнув им рукой, я повернулся к калитке и прислушался, что за забором. За забором было тихо. Я повернулся на топот лап, мимолетно глянул на восторженные лица пехотинцев и остановил взгляд на истерично рыдающей Айале, заботливо поддерживаемой в седле Зарой и Шнырк. Айала, подпрыгивая на спине бегуна от хохота колотила руками по всему, что под них попадалось.

– И давно это с ней? – спросил я, пряча под серьезное лицо готовый ринуться из меня такой же хохот.

– С первого куплета. – тихо сказала Зараза и подумав, добавила: – Ну старшой, ты даешь. Жаль, камеры не было снять это зрелище.

– Ничего… – сквозь смех выдавила Айала. – Он… он тебе повторит с переводом… – сказала она, вытирая слезы.

Я мысленно прокрутил свою психологическую атаку, пытаясь понять, причем тут перевод. Сопоставив текст с событиями, я тоже расхохотался.

Просмеявшись, я достал трубочку, запалил ее и не упустив повода получить удовольствие от прикосновения к Айале, с сочувствующим лицом и похлопал ее по коленке.

Смахнув с лица вместе со слезами остатки истерики, она беспомощно и нежно мне улыбнулась. Улыбнувшись в ответ, я подумал, что уже люблю, искренне и по братски, это природное явление, принявшее форму молодой девушки, а вслух сказал:

– Отделение, боевое построение: Зара-Шнырк для эрекции, Хват-Хам для кастрации, а мы с тыла для всего остального. Пошли посмотрим, понравилась ли песенка господам магам.

Шнырк с целящейся из-под мышки Зарой влетели в калитку. Сразу вслед за ними залетели Хват и целящийся поверх его головы Хам. Подождав секунду и не услышав во дворе радостных воплей по поводу таких дорогих гостей, я приглашающе кивнул Айале и не спеша зашел в калитку.

Сосчитав тела, лежащие в лужах крови под окнами, и убедившись, что их на самом деле четыре, я посмотрел на пехотинцев, замерших по бокам калитки и сказал:

– Извините, я честно хотел оставить вам подраться…

– Но так получилось. – закончила за меня Айала, выходя из-за моей спины.

Я осмотрел дворик и замок, пытаясь сообразить, что сделать с захваченным вражеским жильем.

Сорокаметровая каменная башня, толстая и черная, меня не заинтересовала.

Заинтересовал меня большой сарай с большими дверями, прилепившийся тыльной стороной к забору, отгораживающему двор двести на двести.

Вдалеке за забором виднелись камни гор.

– Кто-нибудь хочет поспорить, что это ангар? – поинтересовался я, кивая на сарай, уже притянувший к себе взгляды пехотинцев.

– Я бы, пожалуй, еще поспорила бы, что мы там обнаружим, но то, что это ангар – я сама бы поспорила с кем угодно. – ответила Зара, опуская лук.

– Ну, если нашему старшу на обычной Гонике подвернулся танк – задумчиво протянул Хват. – То остались только два вопроса: как он выглядит и кто будет двигателем.

– Ты предложил – ты и будешь. – буркнул я, направляясь к ангару.

«Да на мне пахать и пахать можно!» Танк

Замок, поддерживающий петли створок два на три метра, с лязгом грохнулся на камень.

Хам глянул на кончик меча высматривая зазубрины. Не найдя их, он пренебрежительно цыкнул обрубкам петель и засунул меч в ножны.

Шнырк и Хват потянули створки ворот в стороны. Разогнав и отпустив их, они проводили их полет к стенкам ангара восторженным взглядом. Створки с грохотом врезались в дощатые стены и с жалобным скрипом отскочили на пару метров. Подождав, пока личный состав закончит развлекаться с дверями, я заглянул внутрь.

– "Вы захватили вражеский артефакт – скорострельную катапульту." – тихо процитировал я [9], созерцая сплетение рычагов и зубчатых колес, из которых торчала длинная ложка, в которой мог бы поместиться Хам.

Поймав ожидательный взгляд Шнырк, я оторвался от созерцания ложки, и картинки спящего в ней Хама, и скомандовал:

– Шнырк – проверь подвеску, если надо – сними с ручника и доложишь о готовности ехать. Хам – проверь стрелковую часть и готовность к стрельбе. Хват – поищи в ангаре боезапас. Зараза, поищи смазку и промажь ходовую и метательную. Я с Айалой – на карауле. Начали!

Пехотинцы исчезли в темном чреве ангара. Через несколько секунд в чреве раздались криками, лязг и скрежет. Я повернулся к ним спиной, принялся наблюдать за окрестностями и высказал пристроившейся рядом Айале:

– Как в игре получается, честное слово.

Она покосилась на кровавые черные кучки под окнами башни.

– А это вообще очень честный мир. На нем каждый довольно быстро получает по заслугам.

– Тогда спасибо этому миру! – сказал я в небеса. – И…

– Господин старший сержант, разрешите доложить! – бабахнул над ухом голос Шнырк, в котором явно прослушивались хулиганские нотки.

– Валяй, только встань передо мною, как лист перед травою!

Шнырк замерла передо мной, демонстрируя лицом все признаки мальчиша-плохиша, получившего новую рогатку, и доложила:

– Ходовая часть в полном порядке! Кожаное покрытие колес в норме, рессоры не заржавели, ручной тормоз разстопорен. Для начала движения требуется двенадцать бегунков, запрягаемых в бронебашни по краям несущей платформы. Разрешите сскакать в деревню за двигателями?

Я посмотрел в хулиганистые карие глаза, жаждущие приключений, и разрешил:

– Только вместе со Хватом и одно копыто здесь второе там.

Шнырк радостно козырнула и убежала искать Хвата, а я перевел взгляд на Хама, в посередине доклада Шнырк пристроившегося к ней в затылок.

– Метательная часть в полном порядке, пружины не ослаблены, поворотные механизмы натяжения целы, поворотные механизмы наведения работают. Рядовым Хватом – он кивнул на одну из быстро удаляющуюся по направлению к калитке спин, – обнаружено двадцать пятидесятилитровых капсул с зажигательной маркировкой и десять тридцатилитровых с запечатанными фитилями. – Он глянул мне за спину. – Рядовая Зараза завершает удаление излишков смазки.

– Отлично! – радостно сказал я и покосился на каменный заборчик вокруг страны орков. – Счас запряжем танк и поедем наконец-то повоюем.

«Э-хе-хе-хе-хе-хе-хе. Пожары, пожары куды ни плюнь!» Дракон

– Айала, стоп! – скомандовал я, как только мы забрались по дороге на небольшой холмик, на вершине которого дорога делала последний поворот перед тем, как выйти на полукилометровую финишную прямую перед воротами.

– Да так и так стоп. – отозвалась Айала, взявшая на себя обязанности механика-водителя. – Зверям отдышаться надо.

Я отпустил рукояти колеса вертикальной наводки и переключатель поворотника горизонтальной наводки и встал на педалях поворотника горизонтальной наводки, чтобы получше обозреть открывшуюся перед нами картину.

На подступах к десятиметровым стальным воротам, украшавшим двадцатиметровую каменную стену, кипела бурная деятельность. К воротам катился таран, окруженный двумя десятками еле заметных на его фоне людей. Вокруг тарана кольцом стояли сотни три человек, возражающие пяти сотням серо-коричневых фигурок, очень желающих помешать тарану достичь ворот.

Вокруг места действия летали разные предметы и то и дело сверкали молнии, на основании чего можно было сделать вывод, что колдунов с обеих сторон собралось предостаточно.

К моменту выезда нас на холм продвижение тарана встало намертво. Я покосился на Шнырк и Хвата, замерших у рычагов натяжения, на Хама с Зарой, наблюдавших за боем с кормы танка и глянул на толстые метательные пружины.

– Экипаж, к бою! – буркнул я, падая в кресло наводчика и по дороге дергая рычаг ручного тормоза. – Заряжай!

С кормы и носа на камень дороги грохнулись два якоря.

Зара хихикнула, Шнырк с Хватом налегли на штурвалы. Ложка, вздрогнув, опустилась к корме, с радующим душу скрежетом натягивая восемь пружин, прицепленных к пятиметровой раме, торчащей посередине катапульты.

– Зажигательный! – бросил я на корму, руками вращая колесико, перемешавшее вперед основание ложки, а ногами – крутя педали поворота башни с пушкой на двигательной платформе.

Сзади глухо стукнуло.

– Готово! – сообщил Хам, что он и Зараза отошли от ложки и вместе с бочкой к воротам не полетят и их приветственно махающие руки.

Я сверился с прицельными рамками и понадеялся, что цифирки обозначают шаги, а не неизвестные первоконфедеративные фигетры, и я не засвечу бочку напалма в середину ребят с тараном.

– Пли! – скомандовал я себе и пнул спусковой крючок.

Ложка с лязгом взметнулась вверх и бабахнула об перекладину рамки. Катапульту тряхнуло, но вряд ли кто это заметил – весь экипаж был поглощен наблюдением полета снаряда.

Снаряд пару раз дернулся в воздухе, демонстрируя, что пара магов орков, спрятавшихся где-то на стене, расшибла лбы в попытке остановить его.

Бочка врезалась в стену на десяток метров левее ворот и расплескалась большой огненной лужей. Через полоты секунды долетел приглушенный расстоянием грохот.

На мгновение задержав внимание на дискотеку вокруг тарана, и удостоверившись, что по поводу фейерверка боевые танцы временно приостановлены, я скомандовал:

– Наводчик – прицел плюс четыре лево, Заряжающие – бронебойный!

Оглянувшись, я удостоверился, что Зараза уронила с зарядного шкафчика, украшавшего корму, именно один из небольших стокилограммовых булыжников, найденных нами по дороге. Хам, кряхтя, приподнял и закинул на зарядную полочку запасной булыжник.

– Готово! – крикнула Зараза.

Я подкрутил плюс четыре влево, сверился с диаграммой поправок на массу заряда, приклепанную рядом с прицелом, сделал вертикальную поправку под «полтора человека» и пнул курок.

Катапульта дернулась назад, просев кормой.

Булыжник, по пологой дуге просвистев над головами бойцов, врезался в ворота, заставив их издать душераздирающий звон.

– Тук-тук! – весело сказала Айала, восседавшая на кресле на носу танка.

– Еще как! – поддержала Зараза.

– Официант, повторить. – буркнул я себе под нос, обнаружив, что конница людей, разобравшись в новой обстановке, ринулась к нам наперегонки с маленьким отрядом конных орков.

– Натягивай! – рыкнул я и повернулся к корме. – Хам, лук к бою и на нос. Зара – заряжай, лук держи наготове.

Посмотрев, как Хам переместился на нос и услышав стук упавшего в ложку булыжника вместе с Зариным «Готово!», я пнул курок и посмотрел, как дела на скоростном забеге в нашу сторону.

Конница орков, прикинув свои шансы обогнать людей, вернулась к пехоте. Пехота, на ходу перестраиваясь в клин, не спеша наступала на нас прямо по дороге. Конница людей стремительно приближалась.

– Вы кто? – прохрипел рослый дядька, с ног до головы закованный в латы, осаждая бегуна в десятке шагов от Хама, застывшего на носу с луком в руках.

– Судья-Из-Пустоты. – отрекомендовала меня Айала перед тем, как я успел открыть рот. Воин замер в седле, соображая, что бы сказать.

– А… – начал он спрашивать что-то, но его прервал дикий крик из окружившей нас полукольцом верховой сотни:

– Драконы!!!! Драконы!!! Спасайтесь!

Воин бросил взгляд на небо и, соскочив с седла, хлопнул бегуна по заду. Конная сотня бросилась врассыпную, оставив после себя десяток спешившихся латников, прижавшихся к катапульте.

Хам, глядевший на небо, по которому из-за каменной стены стремительно приближались две черных точки, тихо буркнул:

– Да, тяжело без ПВО. – и повернул ко мне вопросительное лицо.

– Валяй без команды. Только, если можно, захвати в язык погонщика.

Хам кивнул, повернулся к полю боя и стал ждать.

– Зара, заряжай картечь! – уронил я на корму и закрутил прицел, глядя на поле боя и напевая:

– Вставай, балда огромная

Вставай на смертный бой

Со орчьей силой злобною -

В дрызг пьяною Ордой [10]

Двое из четырех драконов начали снижаться, собираясь пройтись на бреющем над пехотой, а еще два пошли на набор высоты, собираясь, видимо, обрушиться на катапульту из пике.

За спиной загрохотал высыпаемый в ложку мешок булыжников.

– Готово! – крикнула Зара.

Я взялся за рукояти прицела и глянул на поле боя.

Пехота людей бросилась врассыпную.

Орки, не теряя строя, ускоренным шагом шли к нам.

– Не смеют крылья черные

Зигзагами летать.

Поля ее огромные

Не должен враг засрать! – пропел я, глядя поверх прицела на идущих на бреющем черных ящериц, вовсю махавших широкими полупрозрачными крыльями. Прикинув, где траектория полета левого пересечется с линией между катапультой и строем орков, я просчитал время, выждал пару секунд и пнул курок

Облако крупных, в два кулака, булыжников по пологой дуге унеслось навстречу наступающим. Зацепив краешком успевшего немного притормозить дракона, оно влетело в середину наступающего клина. Дракон, мотнув головой, обмяк и рухнул под ноги передним оркам.

– Нехило! – буркнул Хам и щелкнул тетивой.

Второй дракон, как раз нагнавший бегущую пехоту людей и пустивший первую огненную струйку, дернулся в воздухе и перекувыркнувшись через левое крыло, грохнулся оземь.

Без промедления задрав лук почти вертикально, Хам метнул две стрелы навстречу левому пикирующему зверю.

– Правый – мой! – гаркнула сзади Зара, с автоматной частотой метая стрелы.

Левый дракон, дернувшись, сорвался в штопор.

Правый, схватившись за морду длинными тощими лапами, отвернул с курса, сделал свечку и зигзагами помчался обратно, повизгивая на лету от Зариных стрел, втыкавшихся под хвост.

– Пусть ярость благородная

Вскипает, как волна.

Идет война народная

Священная война. – констатировал я отбой воздушной тревоги.

Сбитый Хамом дракон, выворачивая перебитые крылья, грохнулся оземь в шагах пятидесяти. С его спины кубарем скатился орк в серебристой кольчуге и шлеме каской, выхватил из-за спины топор и обернулся на дракона.

Дракон, медленно приподняв голову, неуверенно пыхнул в нашу сторону жиденькой струйкой огня, закрыл глаза и уронил голову на камни.

– Стоять!!!!! – рявкнул я в спины прикрывавшего катапульту десятка, ринувшегося к дракону с мечам наголо. Десяток замер, как вкопанный.

Заодно с десятком замерла и полусотня пехотинцев, подбегающая к дракону с другой стороны.

– Эй, воин с топором, ты говоришь на этом языке? – крикнул я орку, оглянувшемуся на пехотинцев за спиной и злобно сплюнувшему.

– Ну? – рыкнул он, опуская топор и распрямляясь чтобы дать себя рассмотреть.

Серая кожа, щель рта, приплюснутый нос, массивная круглая нижняя челюсть, высоченный лоб. Пара пластических операций, немножко косметики – и можно на съемки документального фильма о Воркрафте.

Я посмотрел на пару флажков, торчащих у него за поясом.

– А можешь как-нибудь просемафорить им – я ткнул в замерший перед телом дракона строй орков, – и им – я махнул рукой на распахнутые ворота, через которые на поле медленно вытягивались большие звери, похожие на гибрид слона с крокодилом – что я не хочу воевать, а просто поговорить с вашими старейшинами?

Орк недоверчиво хмыкнул и покосился на растущую за спиной и по бокам толпу.

– А ты кто такой, чтобы наши старшие с тобой говорили? – пробулькал он, опираясь на топор.

Я покосился на Айалу, с нежной улыбкой созерцающую орка и дракона.

– Гранз, – мягко сказала она. Орк вздрогнул. Узкие желтые глубоко посаженные глаза расширились. – Если ты не будешь растягивать время, то из питомника-у-стены успеют пригнать телегу с лекарем и кровью драконьей травы. Иначе Огнепых не дотянет до питомника, даже если его положить на бума. Кроме того, Судья-Из-Пустоты – она кивнула на меня, – может выбить ворота и доехать до Главного Зала Совета, поджигая все, что попадется по дороге. И я, поскольку сейчас подчиняюсь ему, буду ему помогать, хотя мне и будет больно уничтожать твой народ всего лишь из-за того, что у тебя не хватило смелости поверить, что существа, выглядящие, как люди – не всегда враги.

Гранз, выронивший топор где-то посередине речи, а под конец так и вовсе упавший на колени, помедлил пару секунд, взвился в воздух и в два прыжка взлетел на спину своего Огнепыха, на ходу сдергивая с пояса флажки.

Помахав ими, он посмотрел на махание флажков от рассыпавшейся в цепь пехоты и с одного из зверей у ворот. Яростно сплюнув, он, не обращая внимания на ответные сигналы, замахал не останавливаясь.

Через полминуты пехота стронулась и начала отходить к воротам, а от ворот оторвалась кучка конников и понеслась к нам. Дополнившись по дороге десятком всадников, поджидавших их у сбитых мной и Хамом драконов, они поскакали дальше.

Воин, первым подскакавший к танку, оглянулся на Айалу и тихо спросил:

– Ты – Несносная Ведунья?

– С того момента, как Судья-Из-Пустоты ведет меня в Пустоту – нет.

Воин перевел взгляд голубых глаз, тускло сверкающих в щели шлема, на меня и громко прокричал:

– Всем отойти за кидатель! Переговоры!

Пехота людей и вернувшиеся верховые начали перемещаться на дальний от ворот склон холма, обтекая тело дракона с Гранзом, непрерывно семафорящим с его спины. Воин снял шлем и слегка поклонился в мою сторону:

– Главный вождь южно-западной группы Образ.

– Меня зовут Харш. – кивнул я ему и посмотрел на подъезжающих орков.

– Я – старший южно воротного округа Ургарн! – прорычал передний орк, останавливая бегуна и пялясь на Хама. Мысленно померившись с ним размерами и выяснив, что он все-таки мельче, Ургарн перевел взгляд зеленых глаз, сверкающих из-под массивных надбровных дуг, на Образа.

– Образ. – узнавающе рыкнул он. Рык получился уважительно тихим.

– Ургарн. – так же рыкнул Образ.

Потом Ургарн посмотрел на Айалу, изучавшую свиту Ургарна и натолкнулся на ее взгляд.

Опустив глаза вместе с головой, он прижал руку к груди и еще тише и ниже рыкнул:

– Ведунья.

– Приветствую тебя, Видящий-В-Любой-Душе. А почему Старейшина Аздак и Главный Маг Умаро не хотят выйти и представиться тому, кто их созвал?

Я тихо ухмыльнулся и полез за трубкой.

Двое орков, в черном и багровом плащах, выехали из середины строя к Айале и откинули капюшоны. Лицо грузного и толстого в черном плаще широко улыбалось. У тощего высокого в бардовом в уголках глаз и губ пряталась усмешка.

– Зачем нам представляться, если Ведунья Ханшу и так может читать нас? – прогудел грузный.

– Я то могу. – вздохнула Айала. – Только созвала вас не я.

Она полуобернулась ко мне.

Кивнув, я чиркнул зажигалкой, и прикуривая, подошел к краю помоста. Усевшись на него, я свесил ноги и сказал, щурясь в облаке дыма…

– Меня зовут Харш. Те, с кем я говорил на этой планете, считают, что я – судья из пустоты. – Я затянулся, давая им паузу переварить услышанное. – Я созвал вас, господа, чтобы обсудить вопросы, возникшие в связи с тем, что Оркмерн [11] выдернул из пустоты двоих гномов-перемещателей, чтобы отправить эту планету на родину.

– Ложь! – рявкнул дородный Аздак, не успев даже сообразить, что…

– Уважаемый Аздак, – мягко сказала Айала. – возможно, вы давно не были в своем загородном доме и забыли, что он, а так же хранилище сами знаете чего, находиться не очень далеко от дороги, соединяющей эти ворота и Храм Пустоты, в шестом зале которого сейчас находятся гномы.

– А хранилище чего? – прорычал Ургарн, пристально глядя на Аздака.

– Коллекции каменных глаз. – испуганно буркнул Аздак.

– Ничего себе! – полупрошипел-полупробулькал маг Умаро. – Если уцелеет, покажешь?

– Угу! – то ли согласился, то ли съязвил Аздак.

– Так вот, перед тем, как мы перейдем к обсуждению этого вопроса – продолжил я, попыхивая трубкой, – я хотел бы изложить свою позицию по этому вопросу.

Умаро вытащил кисет, вынул из него трубку и начал неторопливо набивать ее.

Сбоку раздался радостный вопль Гранза.

Дружно посмотрев на него, а потом на ворота, мы увидели пять гигантских телег, быстро катящих по дороге.

– Вы разрешите нам забрать драконов? – удивленно спросил Ургарн.

– Конечно. – миролюбиво сказал я. – Если я не очень сильно подбил того из метателя и если Огнепых не сильно стукнулся, то будут живы и наверно, здоровы. Кстати, горсточкой песка в толпу никого не зашибло?

Я с заинтересованным лицом, с которого тщательно согнал смех, посмотрел на Ургарна.

Он бросил взгляд на Айалу и вздохнул.

– Никого. Около сорока легкораненых с переломами, десяток тяжело от камней в лицо, но все, благодаря шлемам, живы.

– Хорошо. – вздохнул я. – Так вот, я не собираюсь, как видите, вмешиваться в ваши дела и ваши войны. Я просто хочу, чтобы гномы-перемещатели оказались там, где вы их взяли.

– То есть не дать нам переместить мир? – ехидно булькнул Умаро.

– Почему же? Я думаю, что можно сделать так, что гномы переместят мир, а сами останутся здесь. Мне, честно говоря, все равно, улетит ли мир или останется здесь.

– То есть как? – хрипло воскликнул кто-то из-за спины.

Вопрос, пробив окружавшую меня деловитость, врезался в память, нырнул глубоко в нее, проскочил тонкий слой человеческих воспоминаний, всплеснул злобу, покрывавшую злоблинские, расшевелил плавающие большие куски знаний и схватившись за один из них, поволок его на поверхность.

Вздрогнув и помотав головой, я обернулся и увидел толстяка с трубкой, который стоял, опираясь на посох, у дальнего угла катапульты.

– Прямыш. – сказал он с полупоклоном. – Старший Маг этой банды. – махнул он рукой за спину, где развернувшись и построившись, стояли люди. – Так почему же тебе все равно?

Я посмотрел внутрь себя.

– Ну, может ты и прав, мне не все равно, улетит ли это мир или нет… Скажем так. Мне все равно, куда он улетит. Если ты сможешь связать меня со всеми магами людей, а ты, Умаро, орков, я вам расскажу, почему вам лучше убрать это мир отсюда хоть куда-нибудь, а гномов оставить здесь.

Айала глянула на меня посмотреть, что я им хочу сказать и тихо охнула.

Глянув на ее побелевшее лицо, Прямыш и Умаро вздрогнули, переглянулись и закрыли глаза.

Через пять секунд рядом с Прямышом возникла первая полупрозрачная фигура с трубкой в зубах. Фигура кивнула, а потом образы магов стали появляться пачками.

– Все. – сказал Прямыш через пару десятков секунд.

– Тоже. – подтвердил Умаро, соскакивая с бегуна. – Говори.

– Представляться я не буду – и так знаете. – сообщил я толпе призраков, те из которых, на которых останавливался мой взгляд, начинали подрагивать и растворяться. Я быстренько поднял взгляд на жесткого неволшебного Ургарна. В его изумрудном взгляде заискрилась глубокая заинтересованность. Чуть улыбнувшись ему в благодарность за помощь в доставании из моей памяти информации, я начал говорить:

– Сейчас вокруг вашего мира, еще не совсем вошедшего в это пространство, в котором он находиться, есть другое пространство. Пока, не знаю сколько еще, ваш мир существует по своим правилам. Пока в нем можно колдовать, но его заметило много, очень много… существ из пустоты. Они прислали нас за двумя гномами-перемещателями, которых забрали орки, чтобы вернуть это мир себе домой.

Я набрался воздуха и решительности и вывалил в глаза Ургарна главное:

– Если это мир пробудет в этом пространстве достаточно долго, то стане его частью. И начнет существовать по его правилам. В частности, вы больше не сможете колдовать.

Ургарн чуть заметно кивнул. Я благодарно кивнул ему в ответ и посмотрел на магов.

– Поэтому вам будет лучше, если это мир улетит из этого пространства. Есть кто-нибудь, кто не согласен?

– Это правда? – спросили несколько голосов с обеих сторон.

– Вы когда-нибудь смешивали в лаборатории сотворенные пространства? – ответил Умаро.

Я послушал пару секунд тишины, а потом кто-то из людей спросил:

– Сколько у нас времени до Столкновения Реальностей?

– Не знаю. Думаю, несколько дней еще есть. – протянул я и посмотрел на орков.

– Кто-нибудь скажет, через сколько гномы будут готовы отправить это мир на родину орков?

– Полдня-день – булькнул кто-то из толпы серых призраков.

– А почему, собственно, на родину орков? – спросил Образ, почесывая нос.

– Давайте посчитаем. Если я не буду выносить ворота, а я не буду, если орки согласятся, что гномы уйдут со мной, то люди положат под воротами пару-тройку тысяч человек… – я услышал фырканье Образа и добавил с поклоном в его сторону: -… и столько же орков, но все равно не успеют помешать переброске.

С другой стороны, на родине орков точно можно колдовать, это раз. А два…

Я вздохнул, подбирая слова для зажигательной речи.

– …Люди, посмотрите на орков! Когда они пришли в это мир, их было меньше чем сейчас вас! Однако, они выжили, закалившись в боях, и стали достаточно сильны, чтобы вернуться домой! Неужели вы боитесь сделать то же?! Или вы слабже?!

– Мы не слабже. Просто это Мир – Мир Людей и так было всегда. – возразил кто-то из группы призрачных людей.

– Нет ничего, что было бы всегда! А все, что хочет быть достаточно долго, должно быть достаточно сильно, чтобы время от времени доказывать окружающему, что оно достойно быть! Это мир движения – или расширяйся или сожмись и исчезни!

– Тебе легко говорить об этом. Это не твои люди будут умирать, сражаясь с орками за свободу. – буркнул Образ.

– Правильно. Мои люди будут умирать, сражаясь за свободу и рождаться, пожиная плоды своего сражения, в другом месте. А у тебя появляется шанс завоевать то место, где живут орки, и если ты не видишь, сколько свободы тебе это дает, то просто не заслуживаешь этой свободы! – рыкнул я на него.

– Так. Не знаю, как насчет гномов, а его тащить домой я точно не хочу, иначе лет через сто нам придется сматываться и оттуда. – брякнул кто-то из толпы орков.

Обе группы магов разразились хохотом. Я тоже расхохотался, стряхивая роль пророка. Через десяток секунд хохот начал затихать и Прямыш подвел итоги совещания:

– Значит, решено. Думаю, людям лучше отвести войско, поскольку ворота вовремя взять слишком дорого, а улетать куда-то все равно придется.

Образ, на лице которого повисла суровая решимость, кивнул.

– Насчет гномов сами договоритесь? – спросил кто-то из толпы людей. – Кстати, а почему бы им не полететь вместе с этим миром?

– По ряду причин. – сказал я. – Например, они могут научить орков своему искусству и некоторое время орки будут иметь преимущество. Потом люди узнают тоже и я с трудом представляю, что начнется, причем не только Там, а во вселенной вообще. Дело кончиться тем, что Творец чьими-нибудь руками исчезнет всех, кто хотя бы рядом был с перемещателями. О мелочах, вроде возможности явки туда, куда вы прилетите, Армии из пустоты, я не говорю.

– Страсти какие! – воскликнуло несколько голосов в рядах людей и люди начали исчезать. Орки тоже.

– Обучить искусству перемещения? – задумчиво спросил Умаро, потирая подбородок и тихонько улыбаясь. Поняв, что он просто дразниться, я ответил:

– Чтобы Судья-Из-Пустоты ежедневно заходил в гости пивка попить и проверить, не колдуете ли вы слишком много, как, например, так называемые черные маги, от которых я унаследовал метатель.

Умаро посмотрел на еле заметную вдали верхушку башни магов, пару раз хлопнул глазами и сказал:

– Тогда лучше не надо.

Айала хихикнула и Умаро, подождав секунду, составил ей компанию.

Ургарн, улыбаясь, тихо буркнул:

– Тогда поехали к гномам. Только Харш, ты не против, если мы от греха закатим катапульту в ворота?

Я глянул на злобно набычившегося Образа и сказал:

– Конечно, не бросать же мне технику. У людей, если покопаются по сараям, все равно таких полно.

Я подмигнул Образу, в глазах которого загорелись хитрые огоньки, и кивнул вопросительно глядящей на меня Айале.

Танк стронулся с места и, набирая скорость, покатился с горки, обрастая с боков и сзади верховыми орками.

Обогнав колонну телег, на передней из которых сидел рядом с Огнепыхом счастливый Гранз, танк покатил к широко распахнутым воротам, в которые тоненькими струйками вливались пехотинцы.

– Первый раз вижу, чтобы крепость брали без единого убитого! – восхищенно воскликнул Хам, стоящий на носу танка статуей высматривающего цель лучника. Скопившаяся у ворот пехота орков поливала статую восторженными взглядами детишек, к которым в гости приехал Дядя Степа [12].

Айала посмотрела на него, на меня и озвучила мою мысль:

– Злобным словом и тяжелой катапультой можно добиться большего, чем просто тяжелой катапультой.

Орки пялились на наш хохот очень удивленно.

«Поначалу там было темно и мрачно…» из мемуаров огнеметчика

– Тпру! – буркнул я.

Танк притормозил перед большими серебряными воротами, преграждавшими вход в пещеру, вырубленную в черной скале, нависающую над небольшим городком низеньких каменных сарайчиков.

– Пошли? – спросил Умаро, отбирая у меня полупустую флягу с пивом.

– Пошли, чего уж там. – охотно согласился я и, порывшись в памяти, вспомнил нужную команду: – Отделение, к машине!

Я окинул взглядом пехотинцев, проверяя, как отразилось на их боеспособности выпивание десятка фляг пива, которые нам закидывали на борт в каждом проезжаемом нами населенном пункте.

Пиво отразилось никак, судя по сальто, которыми пехотинцы слетели с насиженных мест, из воздуха становясь в строй. Айала, посмотрев на акробатическое выступление, скромно встала из кресла и проплыла по воздуху на левый фланг строя. Я вздохнул, стариковски кряхтя вылез из кресла, подошел к краю помоста, мешком картошки рухнул на землю, похлопал на прощание по танку и подошел к строю.

– Итак… собственно, за мной. – сказал я и потопал к воротам. Зара, Айала и Хват хихикнули. Хам и Шнырк вздохнули. После пары неудачных попыток одновременно повернуться налево, они разошлись, окружили Айалу и побрели за мной с Умаро к воротам, в которых уже распахнули для нас приличную щель.

За воротами оказался слабо освещенный факелами предбанник десять на двадцать. В противоположной от входа стене зияли темные дыры шести коридоров. Поперек коридоров стояли скамеечки, на каждой из которых сидело по три запакованных в глухой панцирь стражника.

– Первый раз вижу шестиголового Змея-Горыныча! – тихим торжественным шепотом сознался я. Айала захихикала первой. Поняв, что это шутка, Зара и Хват призадумались и поняв, тоже заржали. Через секунду в комнате ржали все, включая стражников.

Повинуясь маху Умаро, троица у самого левого коридора встала и отодвинула скамеечку в сторону, освобождая нам проход.

Поплутав лабиринтам коридоров, слабо освещаемых сиянием левой руки Умаро и лампой, извлеченной из мешка на поясе Шнырк, мы вышли к большой железной двери, поперек которой сидели два рослых панцирника.

– Они там. – торжественным шепотом сообщил Умаро, останавливаясь перед дверью.

– Мрачно – усраться можно! – тихо озвучила Айала мою мысль.

– Только хорошо бы в компании с гномами, и не понятно, через какую из шести задниц! – дополнил я и торжественным шепотом спросил: – А кто там еще?

Айала посмотрела на меня и поперхнувшись хохотом, зажала рот ладошкой. Пехотинцы, предчувствуя, что я сейчас что-нибудь отколю, скромно улыбались.

– Три мага-техника. Помогают соединять части и светят. – рассеяно сказал Умаро, изучая веселящееся отделение.

– Можешь их предупредить, чтобы не колданули по мне, кода я войду?

Он поглядел на мою каменную морду, особенно эффектно смотрящуюся на фоне остальных и настороженно спросил:

– Могу, а что?

– Предупреди, а? Я просто хочу сразу пообщаться с гномами по-свойски, по пустотному, я со стороны это будет страшновато.

Умаро посмотрел на Айалу с молчаливым вопросом, получил ее кивок и на пару секунд закрыл глаза.

– Предупредил. – доложил он, открывая глаза. Глянув на дверь, он добавил: – Дверь не заперта, можно заходить.

Я отобрал у него фляжку, подмигнул оркам, освободившим проход к двери, и убедился, что дверь открывается внутрь.

Набрав воздуха, я мощным пинком распахнул двери и шагнул в гигантский зал, посередине которого в переплетении кабелей и кусков какой-то аппаратуры высилось нагромождение каких-то блоков.

Двое людей, лысый плотный дядка средних лет и светло-рыжая тетка, застыв с кусками чего-то в руках рядом с нагроможденной херовиной, пялились на меня в свете десятка белых шариков, висящих под потолком.

Расставив ноги пошире, я встал на пороге, хлебнул пива и проревел на линкосе:

– Что, дезертировать собрались?!!! Да еще и в другую вселенную?!!!! Да еще и с утечкой технологии!????! А вот волос вам на жопу, господа дезертиры!!!!! Только через мой насмерть засосанный труп, если желудков хватит из меня все высосать!!!!!

– Долбануться. – охреневше сказал мужик и выронил из рук деталь. Деталь грохнулась ему на ногу. С тихим нечленораздельным воплем он задрал ушибленную ногу и схватившись за нее руками, упал на задницу.

Я сделал шаг вперед и вслед за мной ввалилось сотрясающееся от хохота отделение.

– Вы кто? – пролепетала женщина, осторожно присаживаясь на пол и укладывая содержимое рук рядом.

– Спасательная группа. – хихикнул я и уточнил: – В смысле, группа спасения местного населения от получения телепортационой технологии, а не вас.

Женщина беспомощно посмотрела на вошедшего вслед за нами Умаро и выдавила:

– А как… как же они?

– А я договорился. – я плюхнул фляжкой, глотнул и протянул ее слегка шокированному Умаро.

– И что… все?!… – прохрипел мужчина. – Можно… – он посмотрел на женщину… можно мы попрощаемся?

Зара, сотрясаясь от хохота, колотила по боку широко улыбающегося Хама.

– Дружище… – произнесла Шнырк, утирая слезы. – Мы… мы из сто сорок второго, «баллистический булыжник» Департамента Неприсоединенных Планет.

– Так… так вы не служба зачистки Специальных Дел? – ошарашенно спросила женщина.

Зара и Хват, рыдая, сползли на пол. Я посмотрел на Айалу, просмеявшуюся заранее и теперь наблюдавшую за зрелищем с легкой улыбкой на лице, и представился:

– Старшсерж Трокли, комод-223 полка 142, ВКС КВР!

Мужчина пару секунд осмысливал услышанное, потом посмотрел на бьющееся в истерике отделение, неуверенно хихикнул для затравки и, обнаружив, что у него тоже получается ржать, захохотал во все горло, сопровождая хохот ругательствами в мой адрес.

– Ну… ну как разыграл, гад. – прохихикала женщина, держась за живот.

– Как могу. – улыбнулся я как мог гнуснее, чем вызвал еще один приступ хохота.

Скоротав ожидание конца истерики за набиванием трубочки, я прикурил и спросил все еще хихикающих гномов:

– Майор Брык и Капитан Вашнра?

Они кивнули и поднялись с пола.

– Каков план эвакуации? – спросил майор, отряхивая штаны.

– Простой. Вы отправляете это мир туда, куда хотят хозяева, а до этого телепортируете нас с этой планеты.

– Не получится. На нашем корабле сломано оборудование и пробита обшивка.

Я вздохнул и посмотрел на хреновину посередине зала.

– А эта штука может… я на пару секунд задумался, формулируя в слова мутную мысль. -… обсчитать сопряжение [13] объекта с занимаемым пространством?

– Конечно. Собственно говоря, это она и делает. – сказала Вашнра.

– Тогда, я думаю, мы сделаем просто. Вы поставите здесь все на одну кнопку, которую нажмет кто-нибудь из местных, или лучше, на таймер, и выставите сопряжение на максимум, а потом мы загрузимся в какой-нибудь из отсеков вашего корабля…

– … и планета улетит, а мы останемся. – подхватил майор. – Думаю, сработает. Только… – он сосчитал присутствующих. – Да, у нас четыре капсулы глубокого сна. Как раз хватает, чтобы все остались в своем уме и со своей памятью… Кстати, по-моему, в отделении пять человек.

– Точно. – согласилась Айала и встав смирно, представилась: – Специалист Айала Ханши, рекрут ДНП, телепат-эксперт по этическим вопросам.

– По каким? – спросила Вашнра, замирая с деталью в руке.

Айала вздохнула, расслабляясь, посмотрела на Алану, Брыка и мягко сказала:

– Люди, я, конечно, понимаю, что в случае чего супругу достанется больнее, чем просто партнеру по работе, но плюньте вы на все и поженитесь. Не так это с страшно, как он вас пугает.

Телепортаторы вздрогнули, глянули на Айалу, друг на друга, и вернули взгляды на Айалу.

– А откуда?… – недоверчиво спросил Брык.

– От вас. Я первая, кто сказал вам, чтобы вы поженились? А остальные беспокоятся, что если, то вы будете больше думать друг о друге, чем о работе? Так скажите им правду – что если вы поженитесь, то перестанете думать об этом и станете работать лучше, поскольку кроме…статуса вам менять ничего не придется – вы и так шесть лет вместе.

Пару секунд они смотрели на нее, молча прокручивая предложенный ею план по регуляции личной жизни.

– Спасибо. – сказала Вашнра, смахнула слезу радости, потом повернулась к Брыку и спросила:

– Скажем?

– Конечно. – воскликнул Брык.

Я мысленно пожал Айале руку, получил ответное поглаживание по носу и поспешил разогнать романтическую обстановку:

– Ну вот и ладушки. А теперь, чтобы им это сказать, надо собрать эту фиговину. Говорите, что помочь, чтобы быстрее.

– А зачем быстрее? – спросил Брык, уловив волнительные нотки в моем голосе.

– Я, конечно, не согласен, но местные считают, что со дня на день пространство этого мира может впасть в конфликт с внешним и организовать небольшой бабах.

Брык на секунду задумался, громким ругательством огласил результаты размышлений, и посмотрев вокруг, сообщил:

– Если поможете – осталось часа четыре.

«Не суй нос не в свое тело.» Мамонт

Кучка верховых, в середине которой разобравшись по двое гордо скакали мы, остановилась у неглубокой воронки, в которой лежало блюдце корабля.

– Ну вот. – сказал Брык.

Я посмотрел на Умаро, возглавлявшего почетный эскорт, и скомандовал, чтобы заполнить неловкую тишину расставания:

– Спешиться, к погрузке перед люком строится!

Вашнра облегченно вздохнула. Умаро, соскочив на землю вместе с нами, взмахом руки отогнал эскорт на сотню шагов.

Соскочив с бегунов, мы не спеша подошли к люку. Подождав, пока отделение построится, Айала пристроится слева, а телепортаторы справа, я повернулся к Умаро.

Он посмотрел на строй, который мысленно был уже внутри корабля, перевел взгляд на меня и потянулся за кисетом.

Кинув его мне, он сказал:

– Прощай, Судья. Ты хорошо нас рассудил.

Я засунул кисет за пазуху и ответил:

– Прощай, орк. Счастливого возвращения домой.

Он кивнул и повернулся ко мне спиной, успев на прощание показать мне улыбку.

Я посмотрел на людей, глядящих в спину бредущему к своим орку, и сказал:

– Грузимся!

Брык повернулся, заскочил в люк, на секунду задержался, собираясь пропустить всех и задраить его, потом вспомнил, что задрайка не поможет и побежал вперед, показывая дорогу.

Заскочив последним, я побежал вслед за Айалой, немного волнуясь от того, что нам с ней сейчас укладываться в капсулу. Потом я почувствовал ее спокойствие по этому поводу и успокоился сам как раз вовремя, чтобы полностью воспринять сообщение Брыка, уже сдергивающего и бросающего на пол одежду:

– Капсулы в норме, скачек через три минуты.

Отделение без команды принялось сдергивать одежду и вооружение.

– Хам, чур я сверху! – пропыхтела Зараза, бзякая на пол кольчугу.

Хват неуверенно хихикнул.

– А как ты представляешь наоборот? – серьезно спросил Хам, вспарывая сапоги.

Комната наполнилась хохотом, которые помог мне просто сбросить сапоги, штаны и прыгнуть в первую от входа капсулу.

– Минута! – предупредил Бряк из своей капсулы. – Герметизация управляется из моей капсулы, но аппаратура глубокого сна включается вручную, кнопки над головой.

Я нащупал кнопку и вздрогнул от ощущения мягкого и теплого тела, легшего на меня сверху.

С шорохом закрылась дверь отсека, а потом сверху опустилась крышка камеры.

Теплая рук легла на мою, лежащую на кнопке.

– Я думаю, что с нашими крышами все будет в порядке, Судья. – прошептала Айала.

Я посмотрел в близкие-близкие глаза и, чтобы отодвинуть в сторону пару прядок, мешавшие мне их видеть, убрал руку с кнопки,.

Мир чуть вздрогнул и тело стало легким-легким.

– А… чтобы ведать, ты не должна…? – прошептал я.

– Это правило из того мира. – ответила она, касаясь моего носа своим. – А теперь я живу здесь.

«И в заключение хотелось бы сказать…» Граната

– Ты, засранец, понимаешь, что мне пришлось задним числом ходатайствовать о присвоении тебе старшсержантского??!!!!!! Ты себе представляешь, что со мной генерал Анду за такое дерьмо сделал? Твое недолгое счастье, что отделение без официального командира на задании – это хуже того дерьма, что ты отколол!!!

Я тупо стоял на шаг впереди строя, по-детски прижимая к груди мешок табаку и мне было так хорошо, что вопли Касды, загнавшего нас в пустой склад и устроившего мне «наорать перед строем», были мне по барабану. Поняв это, он сбавил голос и злобно буркнул в сторону Айалы:

– Еще и девку с собой приволок.

– Бросьте, Касда. – миролюбиво сказала Айала, по привычке вставшая слева от строя. – И генерал Анду ржал, кстати с вами за компанию, так, что бронестекла чуть не вылетели, и сами вы знаете, что полученное авансом звание старшсержанта Трокли отработал чисто, и комодов таких у вас нет и не было, а самое главное – Харш добрый и сообразительный, и он честно сознается, что на самом деле он ни капельки вас не обманул и призовой фонд останется целехонек, разве что полегчает на ящик пива. Верно, Харш?

Я открыл рот, попробовал сконструировать какую-нибудь фразу, понял, что у меня это не получится, закрыл рот и просто кивнул.

Касда, хлопая глазами, переводил взгляд с Айалы на меня. Поняв, что на нас наехать не получится, он обратил внимание на остальное отделение. Напоровшись на подмигивание Заразы, чуть не лопающейся от смеха, он не выдержал и заржал.

– Не…не… – выдавил Касда. – Трокли… если тебе не поднимут за это ИЭЭ… я… я тебе… я тебе выбью орден!

для служебного пользования Информационный файл личности

дата последнего изменения:12.614 ед. центрального, 15 393 год

Тивсол Харш Трокли (GT -183). К департаментам временно не приписан

Место рождения: Земля (UМZ – 342827503-3, галактика 13)

Биологический вид: человек обыкновенный обыкновенный.

Биологический возраст: 10 от 100 75 100 ресурсных.

Уровень умственного развития: 42% [14] (тестирование косвенное, недостоверно)

Уровень интеллекта: 73,48 %

Уровень обученности: 24,3%

Уровень обученности по специальностям:

элементаристика 54,9 %

жизнестатика 32,9 %

жизнединамика 96,8 %

вычислирование 45,3%

примитивная механика 52,8 %

общая механика 23,5%

Уровень физического развития общий 9,785 %

Уровень физического развития по категориям:

локомоция собственная неизвестно нестабильно

локомоция вспомогательная неизвестно нестабильно

дыхание 2,43

инертная масса 183

уровень обмена веществ 23,6%

коэффициент энергокаркаса не полуразвернут

Уровень тренировки:

Старший Сержант ВКС РФ UMZ – 342827503-3

(Предположительно, специалист типа «гремлин»)

Награды:

отсутствуют.

Статус:

Зарекрутирован Связь установлена в 12.493 ед. центрального в 15 393 году. Стандартный трудовой контракт 16-973/3 (без придания гражданства) заключен 12.501 ед. на транспоре ДСД № 456-23. Все соглашения анулированы до прояснения статуса.

ИЭЭ: 0 не присвоен

[1] (Старший прапорщик) Для удобства отчитывающегося все длины, высоты, объемы, звания, имена собственные с значимой нагрузкой и т.д. переведены им в русскую форму. (Прим архивариуса Департамента Данных: переводы нестандартных слов даны по словарному запасу Большой Энциклопедии КВР. Для полного понимания данного отчета рекомендуется «обновляемый обзор армий неприсоединенных планет, UMZ – 342827503-3, Россия, пехота» и «обзор легенд неприсоединенных планет, UMZ – 342827503-3, Россия, сказки»)

[2] Комок (урезанная форма КАМуфляжный Общевойсковой Костюм) – спецодежда пятнистого для незаметности в кустах и на траве цвета.

[3] Teefsoul Harsh T-rockly (английский) – вольнопереводиться как Зубастодушев Достал Тщательнохаосович, хотя возможны варианты.

[4] (Прим архивариуса ДД): по всей видимости имеется в виду «предпоследний по старшинству чин», а не «рядовой солдат, который попытался выделиться, чтобы получить более высокое звание и которого за это отметили, чтоб был первой жертвой начальственного гнева»

[5] Банкой называется скамейка на любом плавучем средстве, достаточно большом, чтобы на нем можно было поставить скамейку.

[6] Баллиста – арбалет крупного (стрела от 10 до 100 кг) калибра на стационарной платформе. Применяется для поражения неживой (осадные башни, защищенные колесные тараны, корабли) и живой (мамонты, драконы, удавы) техники. («Малый справочник по типам вооружений»: Штаб ВКС, 15301 г. )

[7] Баба-Яга (Прим. Архивариуса ДД): (см. обзор легенд неприсоединенных планет, UMZ – 342827503-3, Россия, сказки") по описанию действий (проживание в биотехнологическом бункере – складе спецоборудования, перемещение в антигравитационной капсуле, психологическое тестирование всех гостей) – кладовщик спецсклада ДНП.

[8] Лихо Одноглазое (см. предыдущую сноску) видимо, полевой специалист особых дел типа «гремлин», с повышенной глубиной воздействия (по описанию, сбивал с нормального процесса оперирования не только производственые (сбор урожая) и транспортные (верховая езда) процессы, но и боевые (выбивал мечи)

[9] Имеется в виду какая-то стратегическая игра на захват техники. По-видимому, «Персонажи из энергии и колдовства второго типа» (прим архивариуса Депртамента Данных)

[10] В воркрафте (см предыдущие сноски) одна из сторон, орки, называет себя Орда.

[11] Мерн – «страна» на магомирском.

[12] Главный персонаж историй, пропагандирующих вред от последствий генетической коррекции размеров тела в сторону увеличения. (прим архивариуса ДСД)

[13] На самом деле это называется пространственно-физическое соответствие, то есть принадлежность объекта пространству с определенными физическими законами, отличного от другого пространства.

[14][14] Проценты исчисляются от арифметически средних (показатель первого плюс второго плюс 100000 и т.д., деленное на число показушников), помноженных на два. Так что может быть и 105 процентов и 5.