/ Language: Русский / Genre:sf_humor,sf_fantasy,sf_horror,sf_action, / Series: отчеты агента достал

Отчет 8 Кто Бы С Дитем…

Евгений Связов

ЭТО ИЛИ ОЧЕНЬ СМЕШНОЙ ИЛИ ОЧЕНЬ СТРАШНЫЙ И ГАДКИЙ ТЕКСТ!!! (Завистит от читателя). Узять типа абычнаго панка-падонка и забрать с ацталой дикой планеты Земля (в працессе общего скрытного рекрутинга в Дипатамент Невступив... то есть Неприсаеденёных Планет). Натаскать. Обучить. Нарваться. Сослать на планету, заселённую в приснопамятные времена бывшими соплеменниками. Получиться трудноописуемый... (Основные события начинаються с того, что герой курит и смотрит, как на него устраивают засаду). / Текст рекомендован в качестве учебного пособия по изучению психологии падонков.

ru ru hnume hnume@mail.ru Fiction Book Designer 17.01.2007 FBD-DAAQEJ2J-1J6J-D1IF-FCL0-WM33P3OO7UN4 1.0

Евгений Связов

Отчет 8 Кто бы с дитем…

(отчеты агента достал – 8)

Пролог (большой и скучный, просто для информации)

Сестра Катрин, послушница ордена Святой Евгении-Воительницы, стояла, прислонившись к одной из Шести колонн, ограждавших главный храм ордена от остальной Вась-Васи. Она ждала своих подруг по ячейке, которым было дано наказание собраться за сутки и явиться к Настоятельнице ордена. В письме, которое она написала сама, и прислала с гонцом темной ночью 38-го дня третьего спутника, было приказано захватить любое оружие по выбору, но без излишеств. Все три послушницы, получив известие от самой настоятельницы, поняли, что их усылают в поход. Все три так же поняли, что сбылись их, да и любой послушницы, мечты – орден обучал всех своих служительниц владеть всеми видами оружия, лучше, чем где бы то ни было. Как следствие, в орден шло много девочек от 3 до 6 [1] лет, которых к 20 годам или превращали в монахинь постами, молитвами и прочим. Или отсылались служить в пограничный легион, где выживали только лучшие. Поэтому каждая послушница мечтала о деле, где можно чем-нибудь помахать, желательно тяжелым и острым, но не вылететь за это из ордена.

Так что два меча, колчан с арбалетом, восемь метательных ножей и копье, помимо стандартного ножа у правого бедра не являлись чем-то из ряда вон выходящим.

Катрин выпрямилась во все свои почти шесть локтей роста и отошла от колонны, так как через ворота внешней ограды храма пробежали две фигуры, обвешанные оружием, и понеслись со скоростью кошки прямо ко входу в храм, игнорируя два рва, через которые они просто перепрыгнули, и частокол, через который они перелетели двойным сальто. Обе девушки затормозили только перед колоннами и медленно, согласно правилам, подошли к дверям, где уже стояла Катрин.

– Чего так рано? – спросила она, имея в виду, что до полудня оставалось всего полторы минуты, а встретиться договорились без десяти.

– Нирра лук искала. – пояснила Танита, поправляя двуручную секиру, свое любимое оружие, которым и среди мужских орденов пользовались редко.

– Пошли скорее – отдуваясь после бега, замяла пререкания Нирра

Они вошли в двери и прошли по галерее часовых, которые не замечали их, поскольку были предупреждены. Дойдя до статуи Евгении-Воительницы, они взметнули вверх скрещенные руки. Потом ладони перекручивались, не отрываясь друг от друга, одновременно отодвигаясь к правой стороне живота. Затем обе руки сжимались в кулаки и левая двигалась налево, а правая вылетала вперед с самым громким криком. Проделав все это и поклонившись под эхо от каменных стен зала 100 на 200 на 40 шагов, они зажгли пару потушенных криком факелов и пошли направо от статуи. Вскоре они оказались в рабочей комнате Настоятельницы. Троица поприветствовала Настоятельницу поклоном и замерла.

– Точность – вежливость королей – пробормотала Настоятельница, бросив взгляд на левое запястье, которое всегда было чем-нибудь закрыто. Сейчас оно было закрыто низким столиком. В храме сидели только на полу.

– Садитесь. – Катрин, Нирра и Танита сели. – Вы знаете, зачем вы здесь?

– Нет – ответила за всех старшая в ячейке Катрин.

– Но догадываетесь?

Это прозвучало как полувопрос-полуответ и Катрин промолчала.

– Все вы трое вступили в орден в 6 лет. Кроме того, Танита до сих пор не избавилась от агрессивности, а Нирра до 3 лет жила на территории, не контролируемой легионерами. Кроме того, вы входите в лучшие десятки владения оружием. И наконец, совершеннолетием на нашей территории считается достижение половой зрелости. – «Господи Творец, только не пограничный легион.» – мысленно простонала Катрин. «Откуда она все это знает?» – подумала Нирра. «А секирщиков у нас десяти не наберется.» – подумала Танита.

– У меня есть для вас поручение. – продолжила Настоятельница. Послушницы молча ожидали. – Но вы можете отказаться.

– Почему? – спросила Катрин, глядя на мигающий факел.

– Вам придется проехать через Лес.

– Я согласна – ответила Катрин после минуты символических раздумий. – Нирра?

– Да

– Танита?

– Да.

– Вы едите. – Настоятельница достала из-за спины груду бумаг и три свертка. – Это второй сенешаль Верхней Мокы – она протянула портрет, который пошел по рукам. – Доедите до него и покажите ему медальоны – она протянула свертки. – Повиноваться ему как мне. И повиноваться как ему не более чем двум людям, которых он укажет. Далее по такой цепочке через двух, максимум трех, человек вас предадут. А теперь основное задание. Дайте клятву молчания.

– Клянусь своими слезами, потом и кровью, что буду молчать, что бы я ни услышала сейчас. – отозвались все трое.

– Это Катрин, это Нирре, это Таните. Прочитайте и запомните. – Настоятельница протянула три листка бумаги послушницы углубились в запоминание. Через полминуты они вернули листки и переглянулись. Это были три части одного текста, и каждая по отдельности мало чего значила.

– Это вы должны донести до маршала Фрутино, командующего войсками по ту сторону леса. Ему и только ему. Вы слышали о проводниках?

– Читали сказки. – Сказки было двадцатилетней давности и как сказки и воспринимались.

– Если вас поведет через лес проводник и если иначе будет нельзя – скажете ему. Все. Вы едите?

– Да.

Настоятельница встала и вместе с ней встали остальные. Она подошла к стене и ударила по одному из кирпичей. Часть стены отъехала и из дыры дохнуло холодом и сыростью.

– Этот ход заканчивается по ту сторону внешней стены лагеря. Там стоит монахиня с лошадьми. На лошадях припасы на неделю – этого должно хватить до верхней Мокы. А теперь идите, дочери мои, и поторопитесь – вы должны быть у Фрутино к концу шестого спутника.

Послушницы молча поклонились и скрылись в темноте хода.

Ближе к вечеру того же дня. Двадцатью километрами южнее.

Темнело, они ехали по дороге, вытоптанной в лесостепи сотнями копыт. От темноты становилось жутковато, так как троица еще ни разу во взрослом возрасте не ночевала за оградой монастыря. И чтобы не было так жутко, Нирра заговорила:

– Как-то быстро все это произошло.

– Наверно, и доставить надо быстро. – отозвалась Катрин. – Вот интересно, почему монахинь не послали?

– Тебе жалко? – надулась Танита.

– Нет Но монахини-то лучше нашего оружием владеют.

– Ну знаешь – это еще спорный вопрос…

– Не везде мечем пробьешься – перебила Таниту Нирра, процитировав 16-ый завет Евгении-воительницы.

– В смысле?

– В смысле стала совершеннолетней, а что это такое – никакого представления.

– Да если… – начала Танита, но ее прервала Катрин:

– Тихо. Впереди что-то треснуло.

– В галоп? – спросила Нирра, проверив, легко ли выходят из ножен клинки.

– Нет, шагом. И оружие не вынимать, но готовность первого уровня.

Потрогав оружие, троица двинулась дальше – Катрин впереди, Танита слева, Нирра справа. Они проехали шагов 50, когда придорожные кусты затрещали и из них вылез огромный дикий бык. Выйдя из зарослей, он оглянулся на оставленную им просеку и вышел на дорогу. Ударив пару раз копытом, он застыл, повернув рога на путниц. Путницы остановились, задумавшись, что делать.

– Из лука? – предложила Нирра.

– В глаз попадешь? – отвергла предложение Катрин. Черепа у быков были четырехдюймовые, а стрельба по конечностям только приводила быков в ярость.

Катрин и Нирра задумались дальше, но это их полезное занятие прервала Танита, выхватившая секиру и с гиканьями и воплями понесшаяся на быка. Бык, побежал ей на встречу. Когда они сблизились до двадцати шагов, Танита подала коня влево и раскрутила секиру сверху вниз. Бык тоже повернул, но опоздал и его рог лишь слегка поцарапал бедро Таниты, в то время как ее секира разрубила его череп. Бык перекувыркнулся через голову и замер. Танита выронила секиру и вскрикнула. Нирра и Катрин, наблюдавшие за всем этим разинув рты и развесив уши, захлопнули первое, свернули второе и направились к Таните, которая, морщась и стеная, ощупывала ногу, из которой в сапог потек ручеек.

– Чтоб ты облысела! – рявкнула Катрин, подскакав.

– Тебе что-то не нравиться? – проскрипела Танита.

– Не нравиться. Мы из-за тебя теряем час-другой.

– Почему?

– Перевязки.

– Обойдемся.

– Тебя оглушить или сама слезешь? – спросила Нирра, считая вопрос решенным.

От оглушения Танита отказалась и ее аккуратно сняли с лошади, разложили на редкой травке под кустами и перевязали царапину два на один на пол дюйма. Попутно они обнаружили, что медикаменты заполняют треть объема мешков, что заставило их призадуматься. Через полчаса, когда третий спутник уже светил вовсю, Таниту, прошедшую стадии стонов, скрипов и плача, и уже начавшую ругаться, причем хорошо, посадили в седло и отряд поехал дальше.

К концу ночи они проехали пяток деревень и, благополучно ускакав от пяти свор собак, выехали к пустыне синего песка, тянувшуюся на два дня езды. На границе пустыни стоял колодец с вырубленной на стенке надписью: «Следующий колодец – на другой стороне пустыни.»

– Здорово! – восхитилась Нирра, прочитав надпись.

– Да-а-а-а. Сле-зай. – отозвалась Танита, у которой лицо от естественного темно-розового перешло за ночь в землисто-зеленое. Спустившись на землю, она взялась снимать с лошадей тюки.

– Правильно. – согласилась Нирра, последовав ее примеру. Сняв тюки, троица расположилась на реденькой травке, пробивающейся через песочек и стала распаковывать тюки и содержимое более мелких мешочков.

– Что тут? – Катрин развязала наиболее крупный мешочек и остолбенела. Нирра развязала такой-же из своего мешка и спокойно прочитала:

– На взятки и дорожные расходы.

Записка лежала поверх кубиков золото-радониевого сплава с печатью столицы их участка Тална.

– Неплохо. – Танита отсыпала с десяток кубиков в карман широчайших кожаных штанов и завязав кошелек, кинула его обратно в мешок.

– Чего нам еще надо купить? – минут через десять спросила Катрин, когда перед ней лежало содержимое мешка – соль, спички, баклажка с вином, кошелек, два бараньих бурдюка, точило, еда долгого хранения, безразмерная кольчуга, тяжелые сапоги плотной кожи с ножами в ножнах, шлемы, плащи на меху и сковородка с вилкой и стаканом.

– Пока, пожалуй, ничего. – ответила Танита, делая себе перевязку из свертка с медикаментами, набитого бинтами, серебряно-радониевой пылью и разными листьями.

– Ну тогда заполняй бурдюки и поехали. – скомандовала Катрин.

– И побыстрее – добавила Нирра, вглядываясь куда-то вдаль. Катрин и Танита, побросав все в мешки, поглядели туда же. Где-то на линии горизонта, или чуть ближе двигался с десяток черных точек.

Мока. Днем позже.

Скайрин Хогаль, второй сенешаль Верхней Мокы, главного города пограничной зоны, вышел из бани и вытираясь, прошел в свой кабинет. В кабинете его ждал солдат со значками пограничного легиона.

– Я вас… слушаю – Скайрин рухнул в кресло.

– Дим Ватомс просил вас известить, что те, кого вы ждете, в казарме главного легиона. Он ждет…

– Пусть немедленно ведет их сюда – Скайрин выпрыгнул из кресла. – Нет, не сюда, а в белый зал. Не-ме-длен-но.

– Слушаюсь. – солдат развернулся и выбежал.

Хогаль крикнул секретаря, и одеваясь, сообщил:

– Я в белом зале, меня ни для кого нет.

Как только секретарь вышел, Хогаль нажал на выступ цельнометаллического стола. Дверь в кабинет заблокировалась, а из стола вылез дисплей. Часть поверхности засветилась тепловыми кнопками.

«Где Тивсол?» – набрал сенешаль.

Полчаса спустя он сидел в одном из кресел белого зала и потягивал из стального кубка коньяк двадцатилетней выдержки. Заодно он обдумывал, что ему делать. Тут дверь зала приоткрылась головой Дима Ватомса.

– Можно?

– Нужно!

– Запросто. – он махнул рукой и в зал вошли прихрамывающие Катрин и Танита и бледно-зеленая Нирра.

– Ты уверен? – спросил Хогаль Дима.

– Он? – спросила Катрин, не дожидаясь ответа.

– Он. – ответили подруги, и все трое достали медальоны.

– Да, это они. – ответил Хогаль сам себе. – Как вы их нашли? – продолжил он допрос Дима. Послушницы ожидали похвал за убитых Койотов, но услышали.

– В очень плохом состоянии. Завалили четырех Койотов, но еле справились.

– Гм! Спасибо, Дим. Можете идти.

Дим кивнул сенешалю, девушкам и грохоча изо всех сил по мраморному полу, вышел из зала.

– Уф! Ушел. – Скайрин подмигнул девушкам. – теперь к делу, но прежде… – он разлил по кубка коньяк и поднял свой кубок. – За успехи!

Послушницы когда-то читали, что такое тост и догадались, что надо делать. После возлияния из лица сморщились и они потянулись за яблоками в вазе. Хогаль, окаменев с удивленно открытым ртом, смотрел на них с секунду, а потом вспомнил, что в монастырях коньяк не пьют, и хлопнув себя кубком по лбу за забывчивость, молвил:

– Ну, приступим.

– Да? – Катрин выжидательно жевала яблоко.

– Я в курсе ваших дел.

– Откуда? – спросила Танита, за что получила огрызком в нос от Катрин.

– Я бы попросил не мусорить. – Скайрин проследил полет остатков яблока.

– Ладно. – пообещала Катрин, показав Таните кулак здоровой руки.

– Ну так вот. Меня попросили переслать вас на ту сторону леса. Судя по тому, что приграничная полоса стала вдруг нашпигована «старцами», концами" и прочая и прочая, везете вы что-то важное. Совет первый: если вдруг возникнет необходимость – лучше скажите, что вы везете и довезите.

– Если вдруг…? – переспросила Нирра.

– Ну если вас заловят. Совет второй: если вас заловят, тяните время. Лес, это такое место, где никогда не знаешь, что произойдет в следующие десять минут. Ясно?

– Больше половины. – буркнула Катрин. – например, почему не знаешь?

– Попадете – узнаете. О проводниках слышали?

– Сказки читали.

– Сказки сказками… огрызки складывать на стол… а пойдете вы с таким…

– С каким? – уточнила Катрин, обеспокоенная тем, что Хогаль, начав говорить о проводнике, схватился за кубок и стал пить.

– Ну с проводником. – ответил Хогаль грохая о стол пустым кубком.

– А вы сами эти сказки читали? – тихонько спросила Танита, приступая к третьему яблоку.

– Читал. Большая часть – брехня. А с тем, кем вы пойдете – и остальное брехня. И вообще сказки – брехня.

– Даже про любовь? – удивилась Нирра.

Скайрина посетила мысль, широко распахнув его глаза и открыв рот. Он быстро налил и выпил.

– Упаси вас Господи Творец от того, чтоб он в кого-то из вас влюбился! – выпалил он, грохая кубком по столу.

Троица переглянулась.

– А что если мы в него? – спросила предусмотрительная Катрин. Мысль Скайрина размножилась и посетила Нирру и Таниту.

– Тогда он в отместку влюбиться в тебя, да так в любиться – ломом не выковыряешь

Скайринова мысль наконец добралась и до Катрин.

Обмен мыслями прервал секретарь, вошедший в дверь.

– Г-гсподин, известия… – секретарь протянул лист бумаги.

Хогаль углубился в чтение. Девушки стали переговариваться взглядами. Но скоро перевели и на лицо сенешаля, все более и более мрачневшее. Прочитав, он с минуту думал, глядя поверх бумаги, а потом посмотрел на Катрин, приморозив ее к креслу.

– Значит так. Выезжаете сегодня вечером. До границы Леса вас проводят двадцать человек моей охраны. До вечера быть готовыми. Зайдите в лавку Дронта Одноглазого и скажите ему, что сенешаль Скайрин просил подобрать для гете-183 второй комплект и побольше продуктов. Покажите ему мой перстень и вернете его с начальником охраны. Дронт даст вам ящик, который вы передадите проводнику. Передайте проводнику и Дронту, что каша вариться.

– Чего? – не поняла Нирра

– Каша вариться. Они поймут. Да, у любого проводника есть отличительный знак – нож с рукояткой из колец. У Тивсола на рукояти 3 синих, 7 зеленых и 9 желтых стеклянных. Все. Идите, как можно быстрее. Прощайте. Ато! – сенешаль выбежал из зала.

Вошедший Ато попридержал за ним дверь, оставляя ее открытой и подгоняюще глядя на девушек.

– Не поняла. – прокомментировала Катрин, осторожно вставая.

– Тоже. – согласилась Танита, делая то же.

– Однако одно он сказал определенно. Куда нам сейчас идти и что делать. Вот и пошли. – сказала Нирра и побрела к выходу и зала.

Они молча прошли по коридорам и, подобрав у выхода свое оружие, вышли на крыльцо. Спустившись по огромной узкой лестнице, они оказались на огромной площади, на которой располагались казармы частей гарнизона. По ней носилось и слонялось много солдат, большинство – из городка и в городок, примостившийся у скалы. Групка солдат как раз начала спускаться и девушки пристроились сзади. Некоторое время они шли, пополняя свой словарный запас, и догнали словарей только посредине лестницы, когда те заметили их и остановились и подождали.

– Здравствуйте, люди добрые. – рек молодой рыжий конопатый. Остальные молча рассматривали ранения и арсеналы, а заодно и то, что им полагалось вроде как украшать.

– И вы здравствуйте, коли так уверены. Подскажите, как доплестись до лавки Дронта Одноглазого. – прожурчала Катрин.

– А мы как раз туда и катимся. Покатились вместе?

– Ага. – радостно согласилась Танита и они зашагали дальше. Когда они дошли до лавки все успели перезнакомиться и наболтаться. Было высказано множество комплиментов и предложений, в результате осуществления которых девушки перестали бы таковыми быть и осели бы где-нибудь на границе. Было дано множество советов, как лечить раны, а так же подробно описан и обосран прием, которым сшибли Нирру. Далее разговор зашел в приемы и обе стороны подчерпнули много полезного. Подчерпывание проводилось прямо на улице, из-за чего пришлось несколько раз объяснять патрулям, что это просто демонстрация. В общем, в дороге до лавки девушки не скучали во всю.

Часа через два они вошли в лавку, расположившуюся в землянке. К покупателям была обращена одна из сторон землянки, перегороженная стеной и прилавком, на которых находился, хоть и с трудом, товар. За прилавком стояло шестеро продавцов, в одном из которых, низком коренастом старике без левого глаза и половины носа, легко узнавался Дронт. Он сидел у стены на бочонке с пивом, из которого изредка наливал себе и еще реже – своим людям. Солдаты рассыпались по лавке а девушки пошли прямо к Дронту.

– Вы – Дронт? – вежливо спросила Катрин.

– Да! Но рога вам в попки, меня больше зовут Одноглазым. Чего вам?

Катрин молча показала перстень.

– Не тут. Прыгайте через прилавок.

Со стонами, привлекшим внимание всей лавки, троица перелезла через прилавок. Дронт провел их за стенку, и они вышли в маленькой комнатушке с бревнами вместо стола и скамей.

– Ну? – взрыкнул Дронт, когда все расселись.

– Сенешаль Скайрин просил подобрать второй комплект для ГэТэ-183 и побольше продуктов. Еще он просил передать, что каша вариться.

– Вы идете через лес? – с заметным нездоровым интересом спросил Дронт.

– Да, а что? – насторожилась Катрин.

– Ничего-ничего. Привет Тивсолу. Пошли со мной.

Они встали и прошли по коридору и на этот раз вышли в большой склад.

– Если что надо – покопайтесь – обронил Дронт и рухнул в замаскированный в полу люк. Девушки остолбенело прислушались к грохоту и лязгу, донесшемуся из недр люка. Через секунду грохот стих и из люка показался ворчащий Дронт.

– «Побольше продуктов», «побольше продуктов». Я не смертник – пытаться открыть ящики. Вот вам три одинаковых посылки и если хотите жить – не пытайтесь открыть. Это сможет только получатель – проводник Тивсол. А теперь побежали, побежали отседова куда там вам бежать надо!!!

Слегка вздрогнув от его крика, девушки вылетели из лавки и, насколько позволяли раны быстро, побежали ко дворцу. Темнело.

Когда они, запыхавшись от бега с ящиками, подбежали к подножию дворца, там, сидя на земле у костерка, тянули время двадцать пять человек. Рядом на привязи стояли двадцать восемь лошадей с мордами, засунутыми в мешки с зерном. Как только спортсменки осветились костром от группы ожидающих отделилась одинокая фигура и подойдя к девушкам, спросила замогильным басом:

– Катрин, Нирра и Танита?

– Ну почему я всегда в конце?!!

– Во первых, не в конце, а последняя. Во вторых в конце оказаться сложно – он хорошо охраняем и щели маленькие. В третьих – лучше радуйся, что не в заднице. А в четвертых покажите перстенек и можете отдать.

Танита разинула рот. Катрин показала перстенек и ошарашено промямлила:

– С вами не соскучишься…

– Это верно…

– А перстенек, если не возражаете, отдам по прибытии.

– Ладно. – замогильноголосый окатил их взглядом и поворотив верхнюю часть туловища к костру, гаркнул:

– По-о-о-о-о ко-о-о-оня-я-я-ям-м-м-м-м-м-м-м!

Люди у костра зашевелились и почти мгновенно оказались в седлах. Троица немного от них отстала.

Проехав через город, отряд выехал в ночь.

Ближе к утру. Несколькими километрами восточнее.

Светало. Девушки распрощались с отрядом час назад. Катрин в обмен на перстень получила заверения, что их встретят, правда без уточнения, кто и где. Лиц они так и не увидели.

Небольшое похмелье после коньяка сенешаля не мешало им обмениваться впечатлениями.

– Вот это люди! – уже битых полчаса доказывала Танита.

– Чем это они тебе так понравились? – спросила Нирра, прослушавшая ее спор с Катрин по причине занятости обозреванием окружающих кустов на предмет засад.

– Как они говорят! Как живут!

– По моему, это не одно и то же.

– То есть как?

– Ну говорят они хорошо, а как они живут, ты не видела.

Танита обиделась и принялась ругаться:

– Кол вам между ног! А мне че-то показалось, что они языком ерзали, а не член над головой вертели… Че рты разинули? Захлопните, а то и обсикаться не успеете, как будет полный рот концов.

– Срань Господня! Танита, когда ты успела!!! – завопила Нирра, звучно хлопаясь по ногам. – Сознайся маме, дочка, ты не беременна?

– Иди ты под быка… – буркнула Танита.

– Хороший совет. – похвалила Катрин, подъезжая.

С полчаса они ехали молча. Дорога постепенно перешла в тропинку, а деревья становились все выше и росли все гуще.

– Ну че, вскроем ящики-то? – выложила Танита результаты получасовых раздумий.

– Вскрывай, только подожди, мы отъедем подальше. – охотно согласилась Нирра.

– А че?

Катрин тяжело вздохнула и лениво изрекла:

– Танита, доченька, у тебя выпуклостей и так мало, а если еще и то, что есть оторвет, то кому ты тогда нужна будешь?

– Да я в отличие от тебя не собираюсь…

Слева в кустах раздался удар железа о дерево, два чмока втыкающихся в мясо лезвий и стон.

– Посмотрим? – предложила Танита.

– Ловушка. – отклонила Нирра и потянулась за луком. Танита и Катрин натянули арбалеты и далее они ехали в полной тишине.

Но ничего подозрительного, кроме небольшой речки, им не встретиось.

Отъехав от речки шагов на сто, Танита грустно прошептала:

– Вот так тихо-мирно и доедем.

– Заткнись! – так же шепотом посоветовала Нирра.

– Меня больше интересует, где те, кто нас встречает? – поддержала беседу Катрин.

В ответ в лесу что-то хмыкнуло. Девушки притихли, вслушиваясь в сердечный стук друг друга.

– Слышали? – сдавленно шепнула Нирра. Катрин и Танита хором кивнули и попробовали расслабиться. Им это почти удалось, как из кустов вылетело что-то рыже-полосатое и приземлилось на лице у Нирры, утыканное стрелами. Отскочив на землю, оно немножко подергалось и сдохло.

– Не нравиться мне это.– пожаловалась Нирра, ощупывая две глубоких царапины на лице.

– Мне тоже – посочувствовала Танита, разглядывая клыки в палец длинной.

Катрин молча вытащила свою стрелу и зарядила арбалет. Танита зарядила свой и они тронулись дальше, готовые к любым неожиданностям.

И они не заставили себя ждать.

Через две сотни шагов за поворотом на тропинке лежал труп, а в шагах десяти за ним тропинка обрывалась.

– Та-а-а-ак! – притянула Катрин, разглядывая тело в длинном черном плаще, черных штанах, черных сапогах. Под плащом тускло блестела червленая кольчуга. Несмотря на нее, голова и рука были отрублены и отсутствовали. На левом плече плаща красовался драконий череп с топором и факелом по бокам.

– Концевик. – подытожила осмотр Катрин.

– Правильно. А что дальше-то делать? – спросила Нирра.

– И что он тут делает? – продолжила Катрин, проигнорировав вопрос Нирры.

– Нас дожидался. – предположила Танита.

– Дожидался. – поправила Нирра.

Катрин погрузилась в глубокую задумчивость. Нирра озиралась в поисках засады, а Танита полезла в мешок за едой.

– Ну что дальше делать будем? – спросила Нирра Катрин.

– Я как раз думаю… – рассеянно ответила она, ощупывая рукоятки. – Ладно. Сделаем так. Очень осторожно возвращаемся на опушку и там ждем этого проводника, а то непонятно, чьими соплями он захлебнулся…

– Лажа! – громко шепнул кто-то в лесу за их спинами. Катрин и Нирра стали поворачиваться в седлах, и поднимать лук и арбалет. Что-то свистнуло и все трое провалились в темноту.

Когда в глазах у Катрин просветлилось, ее взору предстала картина, от которой кровь застыла в венах.

По поляне, покрытой низенькой травкой, вперемешку с оружием лежали куски тел. К вершинам двенадцати деревьями на другой стороне поляны были за руки привязаны шесть девушек. Вершины деревьев стягивались кусками троса. Один из них лопнул и примерно в трех локтях над землей висел труп блондинки с оторванной рукой и искаженным мукой лицом.

Катрин, висела так же, как пятеро с другой стороны поляны.

Посреди окровавленной поляны спиной к Катрин на трупе сидел человек. Катрин видела только зеленый матерчатый жилет, прикрывавший широкие плечи, руки, с бурлящими под толстой шкурой мышцами, затылок с седыми волосами, собранными в пучок, и рукоятку ножа из синих, зеленых и желтых стеклянных колец. Над человеком клубился дымок и он распаковывал принесенные ими ящики.

– Проводник Тивсол? – прохрипела Катрин. Человек обернулся, выпустил облако дыма и буркнул:

– Предположим.

Выдержки из Большой энциклопедии Конфедерации второго Расселения.

"… Нынешняя КВР представляет собой организацию, возникшую после первого расселения, имевшего спонтанный характер (От.1 П.1). В Конфедерации состоят планеты, имеющие уровень развития выше 10.45 (От16 П.7). Ведущей планетой Конфедерации является Аомза (ДК-18453054), заселена второй в первом расселении и не имевшая периода упадка подобно 93.2% планет.

Основными задачами являются:

1) Освоение и заселение новых миров за счет планет, освоенных в первом расселении.

2) Охрана новых и существующих миров от колонизации (От.154.П.6) путем создания ракетных баз, патрулей и прочего (См. «Войска», От.3 П.1-28)

3) Оборона секторов, контролируемых КВР от возможных вторжений извне…

Отдел 4 Пункт 46

… Контроль над планетами уровня развития ниже 6.3 осуществляется путем скрытых агентов. Явное вмешательство категорически запрещено…

Выдержка из инструкций Департамента Невступивших Планет.

… Разрешается вербовка агентов для работы на невступивших планетах на невступивших планетах. В этом случае агенты приравниваться к гражданам КВР и по отношению к ним обязательно: 1) имплантация конфедеративного эсперанто и 12-18 языков на выбор. 2) прохождение подготовки, аналогичной подготовке офицеров Десанта (обязательна коррекция двигательно-ренегерационного энергокаркаса с понятием его до 6-го относительного уровня) 3) прекращение всяких контактов с планетой вербовки…

… При создании баз на НП свети количество доставляемых грузов к минимуму. Любые посадки звездолетов, не санкционированные департаментом НП и не согласованные с не менее чем с тремя агентами данной планеты запрещены.

В исключительных случаях разрешается аварийная посадка с согласования Порта охраны данной системы.

Выдержки из архива департамента НП.

Василли (Арн 16348503756322)

Гравитация 0.6 стандартной [2].

Атмосфера стандартная, повышено содержание кислорода (29%)

Радиус 9000 [3]

Период обращения Осевой 48.4 [4]

Планетарный 326.82

Звездный 5268.34

Население: Открыта и заселена в 15236 году [5] с Земли (3 планета Зурры). Языки: русский, английский, японский. На 27.46.15348 – 2.543.678 человек. Смешение слабое (0.03%) [6].

Агентура: 26 агентов. Постоянная связь отсутствует. Контрольная – через 400 ст. часов. Местонахождение большинства агентов неизвестно.

Уровень развития 3.15. Феодальной. Животноводство, садоводство, земледелие слабо.

Полезные ископаемые Уран (26%) Золото (25.5%) серебро (18.5%) радий (8.5%)

Особенности географии: изоляция материка поясного типа на две части морем и лесным массивов крайне низкой проходимости. Отсутствие гор, пустыни, лесостепи. Крупный атолл с 150 X 450Несколько островов…

Тивсол Харш Трокли [7] (GT -183) агент департамента НП.

Место рождения: Земля (UМZ – 342827503-3, галактика 13)

Биологический вид: человек обыкновенный.

Биологический возраст: 38 от 100 ресурсных.

Уровень умственного развития: 46% [8]

Уровень интеллекта: 78.34%

Уровень обученности: 52.8%

Уровень обученности по специальностям:

элементаристика 80.3%

жизнестатика 60.8 %

жизнединамика 49.3%

вычислирование 42.3%

примитивная механика 96.3%

общая механика 36.2%

Уровень физического развития общий 87.462%

Уровень физического развития по категориям:

локомоция собственная 67.2%

локомоция вспомогательная 98.4%

дыхание 88.94

инертная масса 211

уровень обмена веществ 79.3%

коэффициент энергокаркаса 5.3 (215-ый по КВР)

Уровень тренировки:

Школа рукопашного боя: тэйа-до (путь пустоты).

Холодное оружие: любое, мастер двух лезвий

Стрельба: все армейские типы вооружений. Предпочтение пулевому (99.02%)

Уровень маскировки: 68.9 %

Транспорт: штурмовики системные. Штурмовики истребители межзвездные, вертолеты (96.37%), все наземные армейские средства передвижения.

Награды:

Кавалер орденов Взрыва, Медали «За боевые действия на Дартоне», «За скорость мышления». Ордена «Тяжелый топор», Большой нож" (Алекса, 3 пл. Острия), Орден стрелок-водитель II степени (Форн, 6 пл. До)

Послужной список:

Завербован в 15 393 году.

Стажировка в 38 Десантном полку КВР – 5 лет. Практика в отделе особых дел 10 лет.

Лейтенант. Профессор введения в замешательство.

После стажировки и практики внедрен на Василли (2 спутник Фаворита, 2 пл. Скайленд)

Связь, к счастью, отсутствует.

особой важности

Департамент Неприсоединенных Планет

Отчет об операции (форма 12/А)

заполняется от руки на бумагу в единственном экземпляре

Отчет 8 Кто бы с дитем…

Это, собственно, отчет (есть еще и пролог).

«Это будет самое захватывающее приключение вашей жизни» Палач

В районе полудня я сидел на дереве где-то на опушке и, куря трубочку, смотрел, как три десятка монахов Ордена Благополучного Черного Конца (по-местному – «концов») устраивают на кого-то засаду. Выглядят они чуть ли не так же, как называются, и я насиловал себя их созерцанием только потому, что был единственным в округе кандидатом на попадание в эту засаду.

Насколько я знал, на этой стороне Леса кроме меня никто не курил и за обнаружение меня по дыму я не беспокоился. Беспокоило меня другое – c чего это кто-то заинтересовался таким извращенцем и уродом настолько, что устроил на меня засаду вместо того, чтобы пригласить в гости. К тому же у меня был чисто профессиональный интерес в вопросе Чего там делают три монахини-концовки. По десять? Срочно надо писать рапорт об угрозе половой жизни планеты в связи с появлением на ней нимфоманок.

Тут– то мне и позвонили -заболел левый нижний клык. Чем дольше не отвечаешь – тем больше болит. Через неделю можно протянуть руки за болеутоляющим. Я положил палец в рот и нажал на кнопку в левом зубе мудрости – единственное мудрое в этой системе. Одновременно зашитые в уши динамики-приемники, обычно работающие в режиме усилителей, чтоб я слышал все процессы в радиусе километра, перешли в режим передатчика на надежно спрятанный от меня магнитофон. Переговоры записывались, чтоб я всегда помнил, что использован могу быть не только я, но и все сказанное мною. И я всегда старался во всю глубь, и каждая связь с агентами, которые, все как один, меня хорошо понимали, была праздником.

– Тивсол? – грохнул мне в ухо голос Скайрина, к радости моей, тоже агента департамента неприсоединеных планет.

– Нет, это глава всех Концов. Я на него устроил засаду из трех бывших у употреблении, но еще годных женщин, и из трех десятков мужиков на гарантии. Не желаете присоединить-ся-я-я любым удобным для Вас способом?

– Кончай болтать и слушай. Крики и вопли издашь потом – я на открытом динамике.

– Динамик счастлив или насилуешь…?

– Первое – каша вариться. Второе – к тебе идут три послушницы ордена Женьки-солдатки с посылкой…

– Орден солдатки с посылкой? Хм…

– Третье – тебе приказано хлебать кашу с той стороны и если будут класть масло, то поднимать мясорубку…

– Я с занесенной над головой мясорубкой – это грозно, согласен. А девушек этих куда девать?

– Не…

– Да, а они еще девушки или ты уже вложился? – с ним мы говорим редко и когда обстоятельства принуждают его со мной связаться, я стараюсь как можно больше опорочить его этой связью, благо записывается только звук, а остальное надо додумывать богатой фантазией.

– Ты говнюк!!! – рявкнул он, чуть не свалив меня с дерева. Падать было высоко и я решил не падать, а вместо этого признался:

– Спасибо. Всегда приятно услышать комплимент от коллеги.

– Пожалуйста… – он с секунду соображал, с чего это я назвал его коллегой. – Заткнись ты наконец!!!…

– Я не умею. Я даже не знаю, что значит «заткнуться на конец». Разве только в среде профессионалов, к которым ты несомненно и часто относишься, выражение «заткнись ты на» не приобрело дополнительного значения…

– Тьфу!!!! Достал!

– Да?

– Что «да?»

– Зовут меня так – Достал. Вот я тебя и спрашиваю, как с этими солдатками делать?

– Можешь их съесть…

– Я же спросил не что…

– Только сначала доведи их до Фрутино недостанными.

– Что ты имеешь под недостанными?

– Если до Фрутино беременными придут все трое, я подам на тебя доклад о использовании служебного положения для совращения малолетних с целью несанкционированной утечки генофонда в область, незащищенную от возможных комбинативных мутаций.

– Да-а-а-а. Вам, дорогой мой, пора к сексопатологу, пока остатки вашего генофонда не утекли несанкционированно через незащищенные от наведенных мутаций уши.

– Пошел ты…

– Уже иду. – я улиткой пополз с дерева посмотреть на засаду и – если даст, – потрогать ее. – Так что жди. Презервативы для анального секса, как обычно, мои, но вазелин на этот раз твой…

– Конец связи.

– Погоди, дорогой, я еще не кончил…

– Что еще?

– А! А-а-а-а! Ах! Ах! О-о-о-о-о-о-о-о! Уф! Конец связи…

Наушники щелкнули в уши, возвращая мне привычную слышимость. Я огорченно вздохнул. Развлечений на сантиметр издырявленой шкуры мне всегда доставалось меньше единицы. Вот как сейчас. Развлекся один раз, а сколько дырок мне поставит засада – неведомо даже им.

Я, старательно, чтобы не напугать, обошел попрятавшихся по кустам мужиков с арбалетами, вышел на полянку, сорвал травинку с ягодками и показушно огляделся. Три недобрых женщины сидели в самой середине поляны у крошечного костерка и изображали послушниц Женьки. Увидев меня, они вместо падения на спину и, кроме всего прочего, дрыганья ногами от радости, что жертва пришла, схватились за оружие.

– Вы кто тут такие? И кто такие вы там? – спросил я их, еще не остыв от разговора с Скайрином. Они переглянулись, явно озабоченные ненапугабельным состоянием жертвы.

– А ты кто такой, чтоб такие вопросы задавать? – хмуро рыкнула блондинистая толстая дылда.

– Я – козел! Иду, пасусь по ягодкам, и вдруг гляжу – три больших местами женщины мои ягодки топчут.

– Оно и видно, что козел. – буркнула дылда, пытаясь взглядом набуровить во мне дырочек. Рассматривать меня настолько старательно зачем-то другим мог разве что судья при попытках выжать из меня хоть капельку правды, потому что ничего особенного во мне и на мне не было. Рост – шесть локтей. Плечи широкие, с узким прямым мечем без гарды за ними. На толстом правом бедре нож, на тоже не худом левом – нунчаки. Под левой мышкой нелегальный даже на продвинутых планетах малокалиберный автоматической ракетомет. Конечно, что такое ракетомет в действии, засадчики не знали (и показывать я не собирался, чтобы не нанести непоправимый моральный урон). А так же они не знали, что внешне безобидные жилетка и штаны внутренне бронированы не хуже танка, а ботинки ковали неделю всей деревней, где я недолго пожил в начале головойкрутительной карьеры на этой планете.

– Ну так че? – спросил я, срывая второй кустик.

– Ладно. Берите его, ребята! – скомандовала Дылда. Ребята раздвинули кусты и с грозными лицами выскочили на поляну наводить на меня арбалеты и луки.

– Так не честно. – честно сообщил я им, что двигаюсь самое меньшее в раза три быстрее их.

– А это и не игра, Проводник. – ответила малопонятливая дылда. – Стреляйте.

Ребятишки присели, чтоб не поубивать друг друга. Я, чтоб не отрываться от масс, тоже, а потом громко и страшно выругался и подпрыгнул. С высоты десяти локтей открылся прекрасный вид на перестрелку внизу. Хорошие стрелки, даже каждый третий случайный выстрел попадает. Жаль, на крик реагируют. Одновременно с процессом приземления выскочила мысль, что доводить женщин до истерики наблюдением процесса драки – нехорошо. Три извлеченных из кармана стальных шарика не очень больно стукнули им по головам, устранив на время их способность наблюдать, и я приступил.

Вообще-то я не очень люблю рубить людей, которые стоят столбиками. Это не интересно. Поэтому очень часто из драки, если уж обойтись без нее не получается, приходиться делать какое-нибудь извращение типа сделай-так-чтобы-они-сами-себя-зарубили. Вот и в этот раз я подхватил первую попавшуюся железку и побежал по поляне, подправляя из богатырские замахи и запинывая обратно на поляну тех, кто пытался выйти из игры и сбегать за подкреплением.

Через несколько минут у противника кончились игроки. Всегда вот так, только разыграешься, войдешь в азарт и тут сразу все заканчивается. Обидно и наводит на раздумья, как много плохого могли бы сделать убиенные.

– Такая была хорошая полянка! – грустно сказал я, заращивая сильный порез на левом предплечье. Трупы в ландшафт вписывались плохо. Но хватит о думать грустном, пора заняться чем-нибудь веселым, пока настроение не испортилось.

Привязав девушек по системе рейнджеров Ядловы, я подобрал шарики и сел дожидаться того радостного момента, когда они придут в себя и хотя бы немножко осознают, что с ними произошло. Судя по размерам шарикоиндуцированных вздутий на головах ждать было долго, и чтоб скоротать время, я набил трубочку обдумать, делать ли что-нибудь с трофейными телами, и если делать, то как.

Трахать их я не буду точно. Они, наверно, будут против, а я не насильник. Убивать сразу вроде как не за что. Ну, работа у них такая. Ну облажались чуток. Вот разве что хамить начнут – тогда можно и зарезать, а возможно, даже и помучить.

Радужные мечты о том, как я их буду мучить, помогли скоротать два часа сорок три минуты, потребовавшиеся им для того, чтобы выбитая шариками способность общаться встала на место.

Дылда принялась общаться плевательствами и ругательствами. Моя добрая мечтательная улыбка по поводу перерезания ее веревочек значительно повысила вежливость и разговорчивость двух других. Они подтвердили, только гораздо более скучным способом, данные Скайрина, и дополнили их сообщением, что тройку послушниц, а теперь заодно и меня, за что-то хотят поймать все ордена западного союза (Койоты, Концевики, Старцы, Вовчики, Лоботрясы, и десятка два мелких, что толпой давало с 25 тысяч). Правда, охотились они, чтобы не соскучатся, по методике командного соревнования. Это радовало и вселяло надежду в светлое, отапливаемое и с удобствами будущее. Так же я порадовался тому, что предусмотрительно зарезал одного из трех западных проводников. (Он случайно пописал в пещеру, в которой я спал, а потом напрочь отказывался получить сдачи живьем.)

Радость на моем лице повергла трофеи в уныние. Они, видно, надеялись меня запугать. Запугивать они явно умеют и хотят. Ну что ж, не дадим пропасть желанию и пусть их пугательные таланты будут наглядным пособием следующей партии. Ха-ха!

Злобно хохоча, я удалился в кусты ставить ловушки вокруг поляны, обстановка которой как нельзя лучше подходила для задушевных бесед с неприязненно настроенными лицами. Поставив, я перестал хохотать и пошел на опушку вылавливать следующую завлекающую группу.

Забравшись на самое высокое из найденных дерево, и выкопав из кармана жилетки оптический прицел к ракетометику, я превратился в наблюдательность, курительность и ножеточительность переходящую в ностальгию по родине.

Вторая партия появилась в сумерках. Кстати, если вы не были на Вась-Васи, то наверно, пока еще не знаете, что здесь почти не темнеет – ночью основная планета, вокруг которой вертится Вась-Вась, давала свету чуть ли не больше, чем Скайленд. Вот теперь вы это знаете, и понимаете, что даже не включая прибор ночного виденья я разглядел три обвешанных громкогремящим оружием фигуры, подбегающие к Лесу. Они, видимо, тоже нашли самое высокое дерево и бежали к нему, избавив меня от длительных лазаний по кустам с целю встречи. Я стал спускаться к ним на встречу, заранее перемещаясь налево, и к моменту выбегания их из кустов уже был готов ко всему, в том числе и к воплю:

– Э-э-э-эй!!! Тивсол! О-го-го-го-го-го-го!!!

Их хор был веселый и слаженный. Поэтому перед киданием шариков я изобразил эхо: Ого!.

Тащить их с вооружением было не сколько тяжело, сколько приятно на ощупь и запах. Ощупь, запах и предвкушение вида навели меня на мысль, что эта партия послана в надежде, что их вид, запах и ощупь заставит мой головной мозг мигрировать через позвоночник вниз до упора и вперед. Я бы с радостью ему это позволил, но это привело бы к изменению центра тяжести, или чему-то из низа пришлось бы мигрировать в освободившееся в голове место. Вводить людей в замешательство показательным ответом на Что у Вас вместо мозгов? было бы очень интересно и эффективно. Но как я буду размножаться? Я же не извращенец.

Кстати, а что делать с этой партией? Тела портить жалко. Такие тут из-за отсутствия косметических клиник редкость. Придется портить способность ясно мыслить. Напугиванием.

Решение пришло вовремя – к выходу на поляну. Двое из первой партии уже отрубились, чем лишили себя зрелища выноса тел. Правда, с другой стороны, я был им благодарен за создание интимного уединения с тремя новыми жертвами. Не люблю работать на публике – несколько нарушает устойчивость.

Развесив вторую партию, я забил трубочку и стал ждать, подсчитывая количество орденов и мечтая о том, что будет, если женщины так и дальше пойдут. Через полчаса тихий стон вырвал меня из розовых мыслей о популярности у женщин. Стонала голубоглазая блондинка с чуть полными, если на мой вкус, бедрами. Стон прервался громким Ой! от вида полянки с трупами, на одном из которых скромно сидел я.

– Здравствуй, добрая и вкусная женщина. Ты из какого ордена? – Жизнерадостность в моем голосе заставила бы все не привязанное к дереву убежать. – Люблю знать свое меню поподробней. – уточнил я на всякий случай, любуясь ее мимикой. Ах, какая красивая паника. А от жалобного взгляда я бы уже растаял и вскипел, не будь тугоплавким.

– М-мы из ордена Святой Евгении-Воительницы. – проплакала она хрипло. Хрип, наверно, был неудавшейся попыткой придать голосу сексуальные оттенки.

– Доброе утро. – поздоровался я с большегрудой темнокосоглазой прямотемноволоской. – Счас на самом деле утро, и если у тебя в глазах темно – извини, что испортил зрение.

– А-а… э-э-э… А что происходит? – ошеломленно проныла она, безуспешно пытаясь проморгаться и определить, шучу я или кто.

– Это – Тивсол. – объяснила первая. Вторая, судя по лицу, стала медленно понимать, куда она вляпалась. Хорошо быть легендарной личностью. Только надо проверять, какие из испущенных о себе слухов дошли до собеседника. Вот до этих, например, дошли не все, иначе они бы ни за какие пряники не согласились на эту операцию. Так что надо проверить, что им наплели про мои наклонности:

– А откуда ты меня знаешь? – прорычал я подозрительно в сторону первой.

– У нас в монастыре твой портрет показывали. А-а… Ты нас развяжешь?

Ага. Монастырь. Койоты, наверное.

– Не-а. Буду пытать так. – я подобрал зазубренную секиру и стал подрезать специально для такого случая отращенные ногти. – Кстати, как там поживает магистр?

– Какой… – блондинка. Под моим взглядом что бы отрезать ее челюсть послушно затряслась -… ма-ма-магистр?

– Мамочка Гистр не поможет. Если в детстве не учила вешать лапшу на уши – то явно не хотела, чтоб чадо выжило. Так что не будем ее расстраивать. Так вот, добрые и вкусные женщины. Заглядывать вам под левую грудь в поисках татуировки в форме то ли шакала, то ли больной парашей собаки я не буду. Для этого надо снимать одежду. Замерзните еще, простудитесь, и потеряете голос. А он вам еще пригодиться, когда будете умолять меня убить быстро.

– Но… – брюнетка сделала вид, что она сейчас заплачет. Я поверил, но не смягчился.

– Объясняю популярно, дорогие прекрасные жертвы. Через полчаса я перейду к пыткам. Информации мне от вас никакой не надо и пытать буду исключительно для наслаждения визгами и плачем. Если будете хорошо визжать – может быть, не убью, а только изуродую.

От дружного громкого всхлипа первой и второй проснулась третья.

– Ты вовремя. Я как раз объясняю, как ты можешь не остаться в живых. – хмуро прорычал я ей и продолжил:

– Так вот, исключительно на этот случай объясняю. Как вам известно, старые глупые женщины, послушницы Женьки-Солдатки не могут быть старше 20, а вам я бы дал как минимум 40, да и то только в этой темноте. Но магистр ваш ошибся не по этому, а потому, что я тщательно скрываю, что я – садист, и убиваю всех жертв, или как минимум отрезаю языки и руки… Хотя, может, он как-то догадался и послал вас мне в подарок… – Я сделал подозрительно-испытующее лицо – Вы, случайно не пытались его совратить, забыв, что он извращенец и любит мальчиков?

– Нет. – спокойно ответила третья, худощавая шатенка с большими добрыми зелеными глазами. Я посмотрел на такую стойкость. Мрачный зверский взгляд кровожадного хищника результатов не дал. Она продолжала смотреть на меня добрым зеленым взглядом. Что-то было не так. Что?

Я вызвал резервы внимания, которые обычно обращены на мелочи типа влажности воздуха, и вылез из роли садиста, в которой восприятие забито бесчувственностью к мукам жертв. Сделав все это, я внимательно посмотрел на нее.

Мать! Мать!!! Мать!!!!!!!!

Худощавая оказалась представительницей той редкой кучки монстров, которые: а) уделяют в построении отношений сексу не более 5 процентов внимания; б) умеют и любят просто общаться, отлично видя различие между маской и собственно человеком; в) мудры, со всеми последствиями; г) в глубине души относятся ко всему с таким понимающим дружелюбием, что только у законченного садиста вроде меня поднимется рука им пакостить. Все это вместе называется хороший человек.

А конкретно этот хороший человек наверняка даже не теряла сознание от удара шариком, и, судя по милой улыбке, поняла, что я об этом только что догадался.

Да– а-а. Замысел шикарен. На фоне двух добрых и вкусных подсунуть хорошего, который, разглядев, что я тоже неплохой, втюриться с пониманием, что да, у тебя работа, прости, любимый, я как-нибудь сама повешусь с неразделенной любви. Далее проведение трех солдаток обременяется драмой с ревностью и метанием между долгом ордену и зовом души. Провал проводки.

Аплодисменты магистру. Он, поди, сейчас сидит где-то и радостно ржет над своей пакостью.

– И что мне теперь делать? – спросил я сам себя.

– Все, что хочешь. – нежно и искренне отозвалась она. Я подозрительно посмотрел на нее и с легкой паникой обнаружил первые признаки влюбленности. Паника подбодрила архивы памяти и они скрипнув, выдали пыльную папку "Как спастись, если в вас Влюбилась Настоящая Женщина. Применить НЕМЕДЛЕННО по обнаружению подходящего.

"Первое. Убежать и сменить личность. Рекомендуется полная смена тела и сексуальной ориентации.

Не подходит. Я хочу быть дедушкой, а не бабушкой своих внуков и внучек.

"Второе. Сразу покончить самоубийством. Это все-таки лучше, чем потом всю жизнь чувствовать себя сволочью, гадом и т.д.

Тоже не подходит. Так я даже бабушкой не стану.

"Третье. Рискнуть попытаться стать Настоящим Мужчиной. Применять только в случае уверенности в том, что у вас нет никаких шансов – это означает, что хотя бы один у вас есть. По становлении НМ влюбиться в НЖ и применить первое или второе, только вместе.

Опять не подходит. Слишком много неуверенности.

"Четвертое. Если вы добрались до этого пункта, то терять вам нечего, и вы можете поднапрячься и попробовать стать таким дерьмом, что Она вас разлюбит. Применять только в случае, если вы еще в Нее не влюбились и если вы готовы на Все. Совсем на Все. Начните с изнасилования своих детей. Если их нет – то ближайших родственников. Если…

Так. Тоже не подходит. Так я задолбаюсь разбираться, дедушка я или внучатый племянник. Ага! Там есть еще.

"Пятое. Если вы – психиатр или психолог, и вы зачем-то читаете эту инструкцию, то попросите какого-нибудь из ваших пациентов удостовериться, что женщина, которая в вас влюбилась – Настоящая. Если десять с разными заболеваниями подтвердят, что она Настоящая, то В ВАС ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ВЛЮБИЛАСЬ НАСТОЯЩАЯ ЖЕНЩИНА И КОНКРЕТО ВАМ СОВЕРШЕННО НЕ О ЧЕМ БЕСПОКОИТСЯ. Она от общения с вами быстро станет ненастоящей.

Когда-то я посещал лекции по психологии. Осталось вспомнить и применить. Если получиться. Я, конечно, могу побыть садистом и извращенцем, но психологом… Нет. Не подходит. Я хочу, чтоб мои внуки были нормальными. Следующий.

"Шестое. Если хотя бы три умных человека дошли до того, что сказали вам в глаза, что вы мудры, то НЕМЕДЛЕННО скажите об этом НЖ. Она поймет, что вы полностью понимаете, чем чревата ситуация, и что влюбляясь в Вас, она сама становиться жертвой инструкции Как спастись, если вы Влюбились в Мудрого Человека. Вручите ей экземпляр и живите спокойно.

Так. Один… Два… Не умный. Не умный. В этой толпе умных не бывает… Блин. Дальше.

"Седьмое и последнее (исключительно для придания инструкции завершенности). Если вы спецагент, и это первый такой случай в вашей карьере, то подумайте вот о чем. Это – не последняя НЖ в вашей жизни. Обычный человек и обычный агент другую найдет вряд ли. А вы – наверняка. Однако, если вы попадете в ситуацию, то у вас не будет никаких шансов встретить других НЖ, поскольку вы перестанете быть спецагентом. Поэтому рекомендую расслабиться, потренироваться в разрыве общения с НЖ (это ценнейшая тренировка, агенты, ее прошедшие, считаются суперспецагентами), и идти выполнять задание дальше. (Примечание: если это не первый случай, то Я ЖЕ ГОВОРИЛ, ЧТО ДРУГИЕ ЕСТЬ.)

Так. А действительно, чего это я паникую, как будто в первый раз, а? Такой случай потренироваться, а я…

Добрым и вкусным уже явно хватило, и я, залез в роль мудрого извращенца и обратил все внимание на хорошего человека. Общение полетело роялем с небоскреба.

– Все, что хочу? – задумчиво протянул я, делая вид, что пытаюсь вспомнить свою заветную мечту. – Всю жизнь мечтал кого-нибудь расспросить и узнать, почему люди влюбляются. Вот конкретно ты за что в меня собираешься?

С наслаждением опытного плавильщика наблюдая по показаниям лица за процессом плавки ее мозгов, я сделал мудрое лицо и стал набивать трубочку.

– Я? В тебя? – через полминуты и с искренним страхом хорошего человека, который думает, что об нем подумали, что нехороший, или даже не человек.

– Ты в меня. – прикуривание. – На роже написано. – Пых-пых. – Большими иероглифами. – Пых-пых. – А глаза вообще вот такие. – я показал тотально и безнадежно влюбленный взгляд. – Как будто счастье в том, чтобы влюбиться в кого-то и ходить вокруг да около, наблюдая, как кто-то менее влюбленный совращает и берет в мужья объект влюбленности.

Я замолк, наблюдая, как по ее телу пронеслась орда диких северных мурашек.

– Так скажи мне, в чем счастье? – коварно спрятавшись за облаком дыма.

– Ты знаешь, сейчас для меня счастьем будет, если ты меня снимешь. – дружелюбно, честно и с подкупающей откровенностью. Ну погоди, счас обгадим твой порыв.

– Ага. Я так и подумал, что ты попробуешь использовать то, что ты чуть умнее подруг, чтобы выделиться и бросить их.

Выражение легкой муки на лице.

– Ну зачем ты так… – обиженно и грустно уронила она себе под ноги. Наверно, чтоб я бросился туда подбирать и извиняться. Мое тело, конечно, было дернулось. А я поднапрягся и послал туда, под ноги, крупнокалиберный плевок. Она вздрогнула. Учитесь метко плевать, а то ведь душа маленькая и попасть в нее без тренировки – сложно.

– Не зачем, а для чего. – Наставительно. – Не люблю, когда враг – кто-то, кого не получается помучить и приходиться убивать быстро. Или доводить до состояния, когда получиться долго помучить.

Вскидывание головы. В глазах закипание смеси эмоций.

– Ну раз ты такой садист, так на, мучай. – она попыталась жертвенно развести в стороны руки, что привело к совращательному извиванию ее в веревках. Я игриво вскинул брови и злорадно и плотоядно хрюкнул:

– Не. Мучить мазохистку – это не мучить, а доставлять наслаждение. Ты мне лучше ответь все-таки – в чем счастье, а?

В общем, в таком духе я продолжал час двадцать восемь. Теперь вы, наверно, понимаете, почему люди имеют со мной дело только один раз, за редкими исключениями, когда их или достанет недостаточно, или не достанет совсем.

Концерт прервал визг блондинки, увидевшей двух местных рысей, вышедших на поляну. Рыси были мне по пояс. Некоторые тупые раздолбаи, которым приходит откуда-то во что-то идея кончать жизнь походом в Лес, приучили рысей к парной человечине. Об этом я вспомнил уже после того, как рука выхватила ствол и два раза нажала на курок. От первой не осталось ничего, поддающегося опознанию, а от второй – хвостовая, так сказать, часть, повалившая меня на землю, что и навело меня на воспоминания об раздолбаях.

Грохоту было много, и из окружающих поляну кустов раздался дружный топот разбегающихся зверей. Доходчиво характеризуя предков этих зверей, я стряхнул с себя остатки рыси, вскочил на ноги, и сделал вид, что помчался в погоню, на ходу дозяряжая ракетомет. В спину мне долетел дружный ноющий хор четырех жертв на кого ты нас покинул, и издевательский смех пятой. Заррраза тощщщщая!

Погоня, понятно, результатов не дала из-за ленивости погонщика. Погонщик ограничился приведением ловушек в исходное состояние, и походом к ручейку умыться и почистить тушу местного кролика, случайно напоровшегося на кол.

Чистясь, я задумывал, как отомстить худощавой за смех. Отбросив несколько задумок, я остановился на наименее безобидной. На обратном пути я очень тихо подкрался к ней сзади и со звериным рычание положил руку между ног. Визг был громкий. Когда он оборвался, я нежно шепнул в ухо:

– Сердце не остановилось?

– Н-н-нет, с-с-свол-л-лочь…

Издевательски хохоча, я вылез на полянку, и начал готовить ужин, раздумывая над тем, что я, как всегда, прочитав инструкцию, перед применением свалил все прочитанное в кучу. Привычка. Это наилучший способ действовать непредсказуемо для тех, кто считает, что ты ее изучил. А вообще пора возбуждать аппетит к ужину.

– Никто не устал? – поинтересовался я, жаря на небольшом костерке грудинку. Ответом был ной. Мой довольный смех его быстро заткнул. Аппетит возбудился.

Через полчаса, доведясь пожиранием кролика до удовлетворенного состояния, я решил, что теперь пора перейти на конец к делу, и посмотрел на вторую партию, очень красивую и согласно шестому следствию из Третьего Постельного Закона, более осведомленную, чем первая. Вторая партия всем составом глотала слюни, пытаясь делать это незаметно. Самое время спросить:

– Ну так ладно, хватить баловать и скажите-ка мне, сколько кораблей вышло.

Слюна из отвисших челюстей закапала на землю. Вссл, мням, мням, мням.

– Каких кораблей? – Худошавая угрюмо.

– С другого берега, вестимо. С нашествием на восточные ордена. Уж если даже ты не знаешь, то тогда это, наверно, на самом деле секрет.

Косоглазка и блондинка безуспешно пытались дохлопаться глазами до понимания нашей беседы.

– Знаю, но не скажу – Мстительно и злобно.

– А под пытками?

– Я же ма…

– Специальными пытками для мазохистов – щекочением и сверхнежным оральным сексом.

Она поперхнулась остатком фразы. Поперхиваться было от чего – на этой планете еще не успели ввести в моду оральный секс, и факт свершения над человеком орального изнасилования сразу делал из человека извращенца.

– А если не получиться, отвезу к ближайшей дороге, и привяжу к столбикам, повесив табличку Общественное в… сама догадайся, что… ага, вижу, догадалась. Фу, какие у тебя пошлые мысли. Ну так и…?

Я медленно встал и направился к ней, на ходу выразительно облизывая жирные губы.

– Блефуешь – нагло бросила худощавая, смотря в глаза с надеждой, что я не опущусь до ТАКОГО. Под таким взглядом глазки мои немедленно стали очень сальными, я медленно вытащил нож, и медленно стал разрезать на ней штаны, раздумывая вместе с ней, насколько далеко я смогу зайти. Чтоб она не мучалась раздумьями, насколько далеко, я от старательности высунул язык во всю длину. Высовывание, как я и рассчитывал, совпало с опаданием штанов. Совместное действие высовывания и опадания было ужасным. Глаза и рот округлились. То ли от паники, то ли… Ну точно. Это надо прокомментировать.

– В воздухе запахло любовью.

Рефлекторное перекореживание. Ура! Цель близка. Медленно наклонясь, я прикинул, что на середине бедра она не выдержит, и легонько лизнул лодыжку. Громкость визга превзошла мои самые смелые ожидания.

– Пятьсот!!! Пятьсот кораблей с по-сотней десанта!!!

– Ну вот, давно бы так.

Выразительно облизываясь, я укутал ее вздрагивающие ноги в остатки штанов.

Укутав, я ласково погладил ее по головке, пока еще не седеющей, и вернулся к костру покурить и подумать.

По суше лезет сто тысяч, не считая орденов. И как они там в империи так расплодились? Я же говорил – давайте введем моду на презервативы, пока не пришлось импортировать автоматические арбалеты. Кто бы слушал мудрого человека…

Каша заварилась густая, и, пожалуй, ордена восточного союза вместе с пограничниками пойдут на другую сторону леса – с этой стороны леса будет совсем весело. Если обходная группа сто, то главная около трехсот. Так. В Саниксе и Гринленде пятьдесят активных мечей, считая не строевиков. Правда, про Гринленд, после того, как я там пожил, сложно что-нибудь сказать определенно, но даже помножив их на три больше ста не получается. Похоже, придется показать, что железные огнедышашие драконы, запасающие мясо впрок на сотни лет, еще не вымерли.

Блин, опять заниматься массовым истреблением населения.

Ну ладно. А при чем эти три послушницы? Не пошлет же их настоятельница просто так, например, чтоб меня женить! Она же, в конце концов, тоже агент и меня знает.

Значит, что-то еще. А что? Вспоминай! Вспомнил!

Девять с половиной местных лет назад, как раз перед запихиванием меня суда, по галактике прошел шорох – министр обороны искал пропавшую дочь. Старичок чуть ноги не протянул, вышел в отставку и обломилась одна крупная операция по разгрому одной пиратской корпорации. А о дочери – ни слуху, ни духу.

А когда я ознакамливался с местными архивами, то видел, что месяц спустя после похищения автоматы на Левой Руке сбили неопознанный транспортник, затонувший где-то у западного побережья. Та-а-ак.

Добрая Настоятельница видно, подобрала сиротку и направила мне. Спасибо большое. Еще бы указала, кто из них. Вся надежда на то, что жену минобра я видел, и как-нибудь узнаю и дочь.

Вот.

Почувствовав, что ежедневная пайка развлечений получена, я проверил ловушки и лег спать, не забыв, конечно, пожелать всем спокойной ночи.

«Ну наконец-то!» Куча старого дерьма

Проснулся я от визга, перешедшего в хрип. Вскакивая, мое тело выхватило ракетомет и нож, вместе со мной радуясь, что нам дали поспать, а не будили каждый раз, когда хотелось чего-нибудь, на что я все равно посреди ночи не способен.

Причиной визга всех, кроме меня, послужило появление на полянке некоей помеси земного льва с земным медведем (негодяй медведь!). Как его зовут здесь, я даже и не знал, поскольку он, судя по размерам вооружения и скорости передвижения, встречается только раз в жизни. По крайней мере тем, у кого нет ракетомета. На убиение затратилось пять ракеток.

– Доброе утро. – пожелал я, засовывая дымящийся перезаряженный ракетомет в кобуру. – На улице чудесная погода, я зверюшки гуляют – просто прелесть.

– А ты дрыхнешь, как кабан. – ответила худощавая, пока остальные отпыхивались от шока. Она явно намеревалась нарваться на что-то типа горячего кофе в постель, но обломилась. По утрам, не покурив, я ленив. Хмыком сообщим худощавой, что порядочные мальчики на ее грубые шутки не реагируют, я подобрал остатки кролика и молча ушел на опушку.

Через полчаса я сидел на опушке и оглядывал дорогу в тупичок, по которой обычно подъезжали к Лесу все нормальные, то есть сумасшедшие, люди. Одновременно шло обдумывание шизовой идеи, а не взять ли на самом деле худощавую с собой для перевоспитания. За приятным выдумыванием процессов перевоспитания ушло полтора часа. По их истечении мои чуткие уши передали мне, что в километре кто-то идет, громко топая и явно нарываясь на меня. Пока я входил в роль локатора ближнего действия, на горизонте появилось облачко пыли. Вот всегда так – то никого, то все сразу. Локатор ближнего действия засек пятерых в зеленом и пятнистом, продирающих сквозь заросли различное оружие. Продирались они к тупичку. Перенастройка на локатор дальнего действия показала двадцать восемь всадников, из которых трое на фоне остальных болтались в седлах как мешки с чем угодно.

Очень похоже на солдаток. Только они могут въезжать в лес верхом – наверно, в надежде, что сначала злые звери будут есть их лошадей.

Так, пора заняться зелеными ушанками.

Забежав по дороге на полянку и закинув труп в конец тупичка, я отправился на поиски ушанок. Они уютно расположились чуть, метров триста, ближе собственно тупичка – один залез в старый муравейник, прицелившись на дорогу из двух арбалетов, двое закопались в листву у муравейника, а четвертый и пятый уединились в старом дупле. Я решил не мешать объяснениям в любви перед боем, и просто подождать развития событий. Чтоб ждать было не скучно, я залез на дерево с дуплом, сел чуть выше дупла и закурил.

Зажигалка у меня неслышная, ветерок сносил дым в сторону, и когда метрах в двухстах три всадницы показали на дорогу всю свою девичью красу и лошадей, я все еще оставался незамеченным.

– А может, все-таки подраним перед тем, как брать? – раздался шепот из дупла.

– Нет. Приказ Императора.

Я чуть не упал. Пятеро были из спецлегиона западной империи – самые крутые из местных профи. Дяденька Император был настолько обеспокоен тем, что эти три могут попасть не к нему, что послал группу на перехват чуть ли не через пол-континента.

Так. Пора быстро перехват перехватывать.

Действие.

Очень тихо спуститься на уровень дупла и прикинув, как там висят эти двое, заглянуть внутрь с ножом наготове. Два быстрых режущих удара в горло. Булькающий звук услышали внизу. Метнув нож в небритую рожу, возникшую из муравейника, я спрыгнул вниз, выхватывая нун-чаки, единственные на планете. Очень удобны для запугивания профи.

Бум! Нунчак отбил нацеленный в попу меч. Приземлившись передним кувырком утекаю от молниеносного по местным меркам удара меча. Выпрямляюсь за спиной меченосца. Хлестнуть чаком в основание черепа. Лениво поклониться под меч второго и прямой выброс в нос. Два тела медленно опали на листву. Можно обыскивать и закапывать. Вот только некогда. Надо встречать эту троицу, шумно отреагировавшую на звуки бойни.

Перебежав дорогу прямо за их спинами, я добежал до своего пенька на повороте собственно в тупичок и стал наблюдать, пытаясь распознать дочку минобра. Как назло, минобр был зеленоглазым толстым коротышкой, а супруга – голубоглазой фотомоделью. Хрен поймешь, даже зная генетику и правила наследования. [9]

Когда до поворота им осталось метров сто, они продолжили беседу, прерванную, видимо, моими деяниями.

– Вот так вот тихо-мирно и доедем. – зашептала на пол-леса низенькая брюнетка с широко расставленными глазами и довольно широкими плечами. Правая нога, высовывавшаяся из обрезка штанины, была довольно неплохой формы, но слегка перегружена мускулами.

– Заткнись! – посоветовала ей тоже брюнетка с несколько маленькими губами, у которой на уровне груди обозначались две весьма заметных даже под кольчугой и плащом выпуклости.

– Меня больше всего интересует, где те, кто на встречает? – спросила длинная, почти с меня ростом, но худая и более длинноногая шатенка.

Я хмыкнул. Встречающих было – хоть отбавляй, что я и делал. Надеюсь, меня за это не будут ругать.

На мое хмыкание они замерли. Нервишки-то на взводе – плохо.

– Слышали? – осведомилась вторая.

Две других молча кивнули. На лицах была написана полная готовность лечь, по возможности в гроб, один на троих, чтоб не замерзнуть. Некоторое время они ехали молча, но это некоторое продолжалось недолго, так как из кустов выпрыгнул познакомиться детеныш рыси. Я проводил его стволом, но бедолага приземлился уже утыканный стрелами. Реакция у них уже есть. Значит, дети скоро будут.

– Не нравиться мне это. – сказала вторая, ощупывая две глубоких царапины на лице. Труп рыси в лицо – это, согласен, неприятно.

– Мне тоже. – подтвердила первая, рассматривая зверька. Зверек того стоил.

– Ты бы лучше стреляла лучше, а то, как ты говоришь, не успеешь обсикаться, как будут у тебя в спине сидеть вот такие зубки, а то и побольше. – стала раззоряться третья, перезаряжая арбалет. Умная девочка.

– Ладно -ладно. – буркнула первая, делая то же.

Делали они это на ходу, и вскоре доехали до моего на горячую руку сделанного сюрприза.

– Та-а-а-ак! – протянула третья, закончив осмотр. Растак. – дополнил я

– Концевик. – продолжила она. Правильно. Вы угадали. Есть такое животное.

– Правильно. – отозвалась вторая. Они мысли не читают? – А что делать дальше будем? – Сухари и прокладки сушить.

– И что он тут делает? – спросила скорее воздух, чем кого-то, третья. Вас дожидается.

– Нас дожидается. – протранслировала первая.

– Дожидался. – поправила вторая.

Болтают много. Плохо. Могут втроем и меня заговорить, если потренируются.

– Ну и что делать будем? – спросила вторая. Она все еще озиралась в поисках меня. Первая, не слезая с седла, стала перекусывать. Свой человек.

– Счас подумаю. – ответила третья. «Ну-ну, ждем-с». – Сделаем так. Возвращаемся обратно, очень осторожно. Выйдем на опушку и там будем ждать этого говнючего проводника. А то не понятно, чьими соплями он захлебнулся…

– Лажа! – заорал я возмущенно, и кинул шарики, чтоб они, случайно, не растеряли стрелы стрельбой по кустам.

Посылки почти убедили меня в том, что это они и есть, но в целях отучения от обзывания я попривязывал их к деревьям.

Первой очнулась длинноногая. Обведя поляну мутным взором, она испугалась и прохрипела:

– Проводник Тивсол?

Я затянулся, из вежливости снял зеркальные очки, за которыми почти всегда прячу свой излишне проницательный взгляд, и солидно ответил:

– Предположим.

«Самое главное – в нужное время оказаться в нужном месте» Кирпич

Некоторое время мы играли в гляделки, я – с удовольствием, а она – пытаясь понять, шучу ли я, или она на самом деле попала не в те руки или в не руки вовсе. Потом вмешалась вторая из вновь прибывших – начала стонать. Простонавшись, она взяла пример с первой и уставилась на меня, а я, само собой, – на нее. Чтоб не сидеть каменным истуканом, молча смотрящим в глаза (бывает, это пугает), я торжественно поздравил:

– С прибытием! – выбил пепел и добавил: – Я надеюсь, хорошо долетели, господин президент?

– Господи, он еще и сумасшедший! – беззвучно прошептала длинная, не догадываясь о моем отличном боковом зрении, пару десятков раз спасавшем мне незаменимые участки тела вроде носа.

– О дерьмо! Она еще и набожная!

Это, как и планировалось, произвело впечатление. Глаза длинной широко раскрылись. Аж настолько, что радужки стали видны целиком. Видно, она высматривала глаза на моих висках. Высматривание выглядело красиво. Жаль, мне не разрешают носить с собой ничего современнее каменного топора. Например видеозаписер. Первое место конкурса фотографий лучший снимок девушки года было бы моим.

– Эй, ты кто? – спросила вторая. Я окинул ее мрачным взглядом, издевательски пропустив большую грудь, но задержавшись на коротких мускулистых ногах, и продолжил молча открывать посылку. Посылки в контейнерах индивидуальной запаковки мне изредка присылает Скайрин. Паковал я их сам, но под присмотром Скайрина, и кроме табачку, ракеток, спирта и йода там есть противозачаточное, слабительное и рвотное. Они, конечно, мне нужны, но наивный Скайрин думает, наверно, что их ем я.

В этот раз пришло аж три посылки – видимо, в связи с наклевывающимися событиями. Патронов оказался небольшой избыток, и я достал из спинного кармана четыре больших магазина и стал неторопливо их снаряжать. В случае необходимости на ствол накручивается удлинитель, присоединяется приклад, и я имею небольшую штурмовую винтовочку. Правда, в случае такой необходимости я сразу, первой же очередью, достаю боевой вертолет и снимаю вооружение с него.

Драгоценный табачок был ссыпан в три больших и герметичных, как и все остальные, кармана. Аптечные карманы я тоже набил под клапана, отложив немного рвотного и слабительного для присутствующих.

Закончив разбирать посылки, я вытащил из них половину термитного заряда, засунул его в карман, подошел ко второй из вновь прибывших и приложил ее пальцы к замкам. Отшвырнул оба ящика. На землю и на спины трупов полился дождичек из металла. Радостно пронаблюдав взвивающиеся в чистый воздух вонючие струйки дыма, я пошел посмотреть, что на ноге у первой, еще не проснувшейся, вновьприбывшей делает повязка. Но мне попытались не дать:

– Эй ты, а ну не трогай ее! – заорали длинная и плотная, не заметив, видно, что я не тот человек, что легко отказывается от реализации задуманной гадости.

– Трогай-трогай! – разрешил хор первой и второй партии. В роль садиста влезать было лень и заткнуть пришлось просто угрозой:

– Молчать, враги прогрессирующей человечности! А то счас размножу методом обрезания веревочек.

– Ну пожалуйста, что она тебе сделала! – взмолилась плотная, явно желая оказаться на месте и в…э-э-э… состоянии подруги.

– Пока ничего, и чтобы была в состоянии сделать что-нибудь плохое или хорошее вместе с приятным, я собираюсь ее немного полечить. А теперь заткнитесь все. Кто откроет рот – лишиться левого мизинца. – буркнул я, проверяя, не затупился ли нож после продырявливания пары черепов. Нож не затупился, и я принялся за работу.

Несколько легких взмахов ножа превращают штаны в шорты, а куртку – в жилетку. Срезать их целиком и орально насиловать жертву, как явно надеялась худощавая, я не стал. Точек на руках и ногах вполне хватит. Засучив рукава, у ее кольчуги за отсутствием своих, я вытащил из кармана на воротнике несколько иголок и под скрип зубов ее подруг утыкал ими свою пациентку, для нагнетания мрачности прилепив пластырем несколько йодных тампонов. Операция, чтоб соответствовать роли шамана, сопровождалась напеванием одного из заунывнейших галактических шлягеров.

Приклеивая тампон к носу, я обнаружил, что на шее висит что-то знакомое. Так, потянем за ниточку, и вместо кирпича на голову вытянем кулончик с иероглифами на карском свой, помощь, доверие, смерть. Интересно, у кого они это сперли?

Оставив в покое очередную жертву моих лекарских наклонностей, я, задумчиво поигрывая вроде как случайно оставшейся в руке иголкой, направился к длиной.

– Эй, ты… – начал я еще на ходу.

– У меня имя есть. – прорычала она, из всех сил стараясь не замечать иголку.

– Да? – я упер руки в боки, склонил голову и окатил ее пренебрежительно оценивающим взглядом. Таким мог смотреть, например, мясник на больную корову.

– Странно это и подозрительно…

– Меня зовут Катрин! – рявкнула она так, что можно было испугаться, если было настроение. У меня не было, и я просто кисло поморщился.

– А меня зовут Тивсол. Очень приятно будет потом. А как зовут этих двух тетенек?

– Нирра и Танита. – с киванием головы в плотную и больную.

– Ага. – я стал пододвигаться к Катрин, старательно прячущей страх за смотрением мне прямо в глаза. Подойдя в упор, так, чтоб ощущать дыхание, я принюхался. Так и есть. Что-то другое я может быть, и не унюхал бы, а вот бурду, которой Скайрин накачивает гостей, не унюхать сложно. Добро и влюблено посмотрев в большие от испуга голубые глаза, я тихо заботливо спросил:

– Закусывали чем? – резкий переход из одной роли в другую, как обычно, ввел собеседника в полное замешательство.

– Что? – Глаза хлоп-хлоп.

– В белом зале в Моке на столике стоит ваза с чем? – не менее заботливо, но громче и с запусканием иголки за воротник и вытягиванием еще одного кулончика.

– Да яблоки там, яблоки! – заорала Нирра, подумав про что я собираюсь сделать с Катрин что-то, с ее точки зрения, очень плохое и опять желая оказаться на месте подруги. Мы с Катрин дружно посмотрели на нее.

– Заткнись! – Катрин.

– Тебя пытать все равно не буду! – я.

Под дружный хохот пятерки врагинь мы уставили друг на друга удивленный взгляд. Я театрально судорожно сглотнул, чтоб разрядить обстановку, и пряча улыбку, показал глазами на кулончик:

– А это откуда?

– Из храма. Настоятельница дала… Как обычно, пряча левое запястье.

Я кивнул. На запястье висел обычный для всех агентов серебряный радиобраслет, несколько неуместный в храме. Свой я, само собой, подарил капитану одной из пиратских банд.

Засовывание медальона обратно и касание теплой чуть влажной кожи вызвало сбой дыхания. Очень волнующий, как я удовлетворенно отметил, возвращаясь на труп.

– Итак, – забивая трубочку. – Что просили передать?

Нирра распахнула рот и тут же его захлопнула под увесистым и быстрым взглядом Катрин.

– А какие у нас гарантии, что ты – Тивсол? – очень настороженно и подозрительно спросила она, пытаясь спрятать под суровостью последствия сбоя дыхания от засовывания медальона. Я выразительно похлопал по цветной рукояти ножа.

– Вот. Это я не запугиваю, как ты наверняка подумала, а обращаю внимание на цветную рукоятку.

– Да… э-э-э…ее-то я давно заметила, но Настоятельница велела дойти до Фрутино, а зачем тебе нас вести, если мы тебе скажем, а?

– Класно врешь.

– Не…

– Не отбрехивайся – я ясновидящий. Вот, например, уже знаю, что флот в 500 кораблей вышел и на каждом по сто десантников.

Катрин поперхнулась чем-то недосказанным. Кто-то из первой партии не к месту подавился смехом. Ох, помучаются они, когда желудок и кишки будут тяжело обдумывать – в какую сторону выложить содержимое.

– Так что поведу я вас исключительно чтоб обеспечить себе… э-э-э… женское общество на время прогулки. Правда, во время прогулки будут разные препятствия, и я заранее хотел бы знать, кто их будет строить. Так что расскажите мне, чтоб я знал, что вас ждет.

Катрин вздохнула, посмотрела на Нирру, издергавшуюся в веревках от желания рассказать секрет, и тяжело созналась:

– Настоятельница разделила послание на три части. – Ну еще бы, чтоб до меня доехали все трое. – Моя, как ты уже знаешь, Флот вышел, кораблей 500 с по-сотней десанта. На каждом…

– … по два лазера. Второй… – выпалила Нирра, и задала давно мучавший ее вопрос: – А что такое лазер?

– Аппарат генерирования моночастотного излучения… – задумчиво ответил я, пока тело озиралось в поисках пары подходящих мечей.

– Что?

– Очень злой огнедышащий дракон. – поправился я, найдя мечи. В процессе вытаскивания мечей их тел я пытался придумать, откуда эти драконы прилетели. И чем и кто их приманил. Ответ скрывался в имени второго министра империи, и я отложил догадки до пробуждения Таниты.

– Катрин, когда вы должны быть у Фрутино? – спросил я, нацеливаясь на веревочки и раскручивая мечи.

– К концу второго спутника.

– Дерьмо! – я прыгнул на нее, замахиваясь и надеясь, что она не завизжит. Фокус со сниманием в том, что надо рубануть по веревочкам в тот момент, когда они натянуты сверх обычного. Натягивание обычно производиться обниманием ногами за талию. Хлоп-взжик-бам!

Катрин, не завизжав, упала на спину, а я приземлился на ноги прямо над ней, провожая взглядом со свистом распрямляющиеся верхушки деревьев – было самое время выяснить кто есть с кем и заключить пакт О Непадении На и Неползании Под. Катрин, как и планировалось, воспользовалась тем, что я отвлекся, и двинула мне по яйцам. Настойчиво продолжая созерцать верхушки деревьев, я поймал ее руку и легонько, насколько позволяли ботинки, пнул в живот.

– Давай в Лесу не будем. Вот выйдем, найдем сеновал помягче, и тогда делай со мной все, что хочешь. – прокомментировал я сгибание ее пополам. Она злобно, но вяло кивнула, кивком вернув свободу руке. Нирру я снял без инцидентов. Вручив им по мечу снимать остатки веревок, я направился к первым партиям, на ходу вынимая слабительное и рвотное.

Двое концовок заглотили его скучно – молча, с угрюмыми лицами. А худощавая радость моя начала отбрыкиваться:

– Зачем ты хочешь меня отравить? Пожалуйста, развяжи меня и дай меч – не хочу умирать в муках, как собака…

– Ну ты же Койот, тебе так и надо. А с мечем в руке тебя вот эти двое подстрелят – они не лесбиянки и их совратить и сдаться в плен не выйдет. И вообще, это не смертельно…

Стремительный рывок к блондинке, с надеждой слушающей беседу, но непредусмотрительно распахнувшей рот. Закинуть горсть таблеток, и слегка ткнув в живот, схватить за кадык и чуть шевельнуть. Ысльк!

– … вот видишь, подруги уже начали, а ты как-то отстаешь.

Тяжело вздохнув, она открыла рот и потупила светящиеся коварным замыслом глаза. Приготовившись, я протянул ее горсть таблеток, и вовремя перехватив метнувшиеся челюсти, заставил ее укусить не руку, а таблетки.

– Ну вот и ладненько.

Потрясенная брюнетка проглотила свою порцию без сопротивления.

Нирра и Катрин смотрели на снятие пятерых протестующе, но молча, поскольку уже добрались до арбалетов. Их злобные физиономии и дрожащие на спуске пальцы обрезали все попытки худощавой остаться, и пятерка врагинь исчезла в кустах. Как только кусты перестали трепетать от прикосновения к таким женщинам, арбалеты повернулись ко мне. Блин. Я же забыл договориться с Ниррой.

– Ну ты, что ты с ней сделал? – заорала Нирра.

– С кем? – спросил я, перемещаясь чуть в сторону, чтоб они случайно не попали в Таниту. – С кем-то из этих? Вот уж не знал, что у вас есть близкие подруги среди концовок и койоток. Вы бы раньше сказали, я бы выделил полчасика и даже палочку бы ошкурил…

– Заткнись, а то пришлепну счас…!!!

– Вы что, не те, кого я жду?

– Те. – ответила Катрин, заметно не зная, что делать с давшим пинка, но ценным, мной и жаждущей моей крови, но подругой Ниррой.

– … Если она умрет, то и ты сдохнешь!

– Неправильно. Если она умрет, мы так и не узнаем, кто второй министр…

Палец Нирры дрогнул. Я умело воспользовался тем, что стрела направлена в живот – с хрипом сложился пополам, придержав стрелу рукой. Слабо извиваясь, я издал очень жалостливый стон, потонувший в довольно талантливой ругани, обрушенной Катрин на Нирру. Через минуту, еле дождавшись, пока ругань стихла, и они громко подошли посмотреть, что со мной, я резко развернулся, выбил на всякий случай арбалет у Катрин и дал Нирре сдачи пинком в живот. Таким же по тяжести, как и полученный Катрин ранее. Катрин зашипела, мотая отбитой рукой. Нирра тихо сложилась.

– Извини. – откровенно и добродушно сказал я Катрин. Она кивнула и повернулась к Нирре.

В этот момент, очень своевременно разряжая обстановку, застонала Танита. Быстро переместившись к ней, я выдернул иголки и закатил пару легких пощечин. Она застонала громче и открыла глаза.

– Доброе утро. Кто второй министр? Имя?

– Чего? Ты кто? – простонала она, оглядываясь.

– Тивсол. – ответила за меня Катрин. – Твою часть послания, без пререканий.

– ми-нистр Дад-зон-те Ва-токс. – по слогам произнесла она.

Мой благодарный кивок Катрин застыл на полдороге, медленно сменяясь довольной и радостной улыбкой. Я учуял, что попал в очень интересную игру.

Дадзонте Ватокс являлся одним из лучших Мастеров Хаоса и работал он обычно на пиратские рабовладельческие корпорации. В архивах всех департаментов не было не одной записи о проваленной им операции и в департаментах его просто сами боялись и другим советовали. Я советов не слушал – у меня таких записей не было тоже.

«Догнать решил?!» Танк

Мысли понеслись как цистерна со ртутью под горку с уклоном 50О, даже быстрее и легче.

На десантной флотилии народу куча, и лазеров не меньше. Восточную часть континента они отобьют не напрягаясь, и даже склад винтовок Фрутино не поможет.

Затем, после уничтожения в боях противника и сочувствующих ему своих сверху высаживается на все готовенькое флот рабовладельцев и имеет всех пленных и большую часть победунов. Затем их или увозят, или за месяц снимают с планеты все сливки и опять же таки улетают.

Гениально!

Что буду делать я после того, как сниму Таниту? Хлоп-вжик-бам.

Быстро на лесную базу, звоню Фрутино и на вертушке перевожу весь склад боеприпасов на линию фронта, а затем стираю ее этим складом. Из шести контейнеров атомных микробомб, получиться неплохой ластик.

Теперь, если дяденька Ватокс слышал обо мне хотя бы столько же, сколько я об нем, то очень скоро за мной, благо я обнаружился, будет гоняться очень много народу, возможно, с людьми сверху. Надо двигаться.

Придя к этой мысли, я оглядел свою команду и громко сказал:

– Где-то через час по нашим следам пойдет погоня, с которой нам лучше не встречаться. Ставлю вопрос на голосование: кто за то, чтобы немедленно уходить? – Я поднял руку. – Единогласно.

– Эх и ни… – Начала Танита, но, получив локоть Катрин в ребра, не завершила высказывание и начала с другого:

– Прямо в этом?

Я окинул кислым взглядом ее одеяния моего производства. Выглядело, конечно, очень привлекательно, но население Леса, да и погоню, лучше как раз не привлекать.

– Пять минут на подгонку снаряжения! – грозно рыкнул я и хотел уточнить, что это на все от подтягивания нижнего белья до наточки мечей, но мне не дали:

– Как!?! – завопила Танита – За пять минут пришить обратно рукава и штанины?

Я возмутился. Я сделал на поляне, почти специально для них, склад готовой одежды, а они не ценят настолько, что собираются открыть кружок кройки и шитья?

– Вам что, одежды мало?!! – показал я на поляну.

– А… – Танита вовремя, на свое счастье, заметила выражение моего лица и больше ничего не сказала.

– … и Б сидели на трубе. А убили, Б свалили, кто остался там живой? – буркнул я, удаляясь в кусты, войдя в роль бульдозера, который захотел по-большому. Сделав хорошую имитацию дорожки отхода, я вернулся. Все были готовы почти ко всему.

На Таниту, видимо совместными усилиями, натянули широченные штаны и куртку, державшиеся только за счет огромного ремня.

Похвалив все это одним неместным словом и найдя самое большое из околополянных деревьев, я запрыгнул на него. Вы не подумайте, что я люблю роль Тарзана. Просто оставлять на поляне направление, в котором мы удалились, было глупо. А в варианте отхода по веткам его найти сложно.

Повесив свой немаленький вес на ветку потолще, я приглашающе взмахнул свободной рукой:

– Прошу проходить!

Изобразив небольшое возмущение, они двинулись по ветке, очень талантливо изображая обезьян. Им бы немного практики – и вообще не отличишь. Когда они успешно дошли до ствола, я перебрался на соседнее дерево и состроил мостик от него к первому.

Спуск состоялся по ветвистому дубу метрах в ста от поляны.

Бодренькая после лечения Танита спустилась крайне быстро. Нирра сползла медленно, но верно. А вот Катрин с плохоработающей левой при спуске тратила больше нервов, чем сил. Когда она наконец сорвалась, пролететь ей удалось не более полуметра.

– Ой!

Нормальная реакция, когда зависаешь на высоте 20 метров.

– Возможно. – согласился я, свободной рукой почесывая затылок. – Но маловероятно.

Висенье головой вниз, зацепившись коленями за сук, я очень люблю, и поскольку выдался случай побыть в таком положении, то не использовать его для осмотра окрестностей было грех. Ужасно боюсь грешить.

На поляне было тихо. Подо мной висела Катрин, вцепившаяся в мою руку с напряженным лицом. Еще ниже Нирра и Танита с шумом и треском бегали по лесу, собирая охапку листьев, на которую мы, по их планам, должны были упасть.

– Отпусти меня, а то упадем вместе! – прохрипела Катрин.

– Не отпущу. И чур я сверху!

С ужасом на лице она попыталась выдернуть руку. Ужас на лице не помог.

– Отпусти!

– Не-а! Ну так и быть, ты сверху.

– А…!

Дальнейшая беседа прервалась детально распланированным совместным падением. Отодвинуть эту ветку, притормозить за эту, оттолкнуться от этой и, успев попасть под Катрин, рухнуть на листья. Бум!

Упав, я изобразил извивание и громко застонал, опережая Катрин, которая под подозрительными взглядами Нирры и Таниты подавилась стоном и слетела с меня как сдутый ветром листик.

– Спасибо! – сказала она, вставая на ноги.

– Не за что. Лучше Нирру с Танитой поблагодари.

– Как это не за что!…

Блин. Забыл ведь, что на этой стороне Леса данное выражение воспринимают буквально.

– Ты мне жизнь спас!

Ого! Ничего себе. И другим тоже ничего. Как бы отмазаться, чтоб не ввязываться в обсуждение, насколько для меня не пофигу ее жизнь. Ага,

– Обсудим это вечером, перед сном, а сейчас нам пора идти.

Увидев ее обреченное лицо, и обдумав фразу, я понял, как она меня поняла. Но времени прояснять, что я имел в виду, не было. Пока они придумывали, что бы такого грозного сказать, я очень грозно встал на карачки, и, показав им попу, тихо хрюкнул:

– За мной!

Так и не успев придумать, чего бы такого сказать, они с пыхтением опустились на карачки и выполнили команду «кабан». Ползли мы потому что на высоте метра ветки образовывали сплошной покров, а ниже есть как раз места, чтоб поползать всласть. Распугивая прятавшихся в травке змей и просто прокладывая дорогу я прополз метров пятьдесят, а потом услышал слабое знакомое шуршание над головой.

– Стоп! – скомандовал я. Шум падения трех тел сообщил мне, что задание выполнено. Объявив благодарность, я продрал голову за кустовый полог. Радости моей не было предела. Прямо над нами пролетал небольшой глайдер с парой лазерных пушечек. Пушечки, готов поставить задницу против… э-э-э… передницы (своей), были для нас. Медленно убрав голову и подождав, пока шум глайдера затих, я шепнул:

– На нас уже охотятся.

– Кто? – выдохнула Катрин, ползшая прямо за мной с непонятными целями. На то, что она за такое короткое время успела ко мне привязаться, я не рассчитывал.

– Некто, с кем лучше не встречаться даже во сне, особенно эротическом кошмаре.

Катрин тихо фыркнула, а я задумался, как с ним не встречаться лучше всего? Лучше всего добежать да старого замка в десяти километрах отсюда. Там начинается вход в большой туннель до старого города, в котором у меня стоит атмоход «Динозавр» – лучшее из известных мне наземных средств передвижения для планет насыщенно-атмосферного типа. Значит туда нам и не встречаться.

– Мы долго будем стоять и бодать друг друга в попы? – окликнула Танита, которой надоело ждать, пока я думаю.

– Лично меня никто не бодает. – непредусмотрительно ответил я, начиная движение. Катрин исправила этот недостаток.

Пропахав носом борозду, я поднялся и, радуясь вслух, что меня приняли в группу попободателей, продолжил движение.

– Еще? – заботливо спросила Катрин, догоняя меня.

– Можно, но теперь я дам сдачи.

– Ну вот.

– Вот и ну. Что-что, а своевременно пукнуть у меня получалось всегда. Танита! Нирра!

– А?

– Че?

– Тряпки есть носы заткнуть?

Молчание.

Я ускорил движение колонны и через несколько минут мы выползли из кустов в высокую траву. За полоской травы в сорок метров начиналась тропинка, ведущая в замок. Глянув на тропинку, я замер, и тихо попятился назад, радуясь, как мы вовремя. По тропинке шел человек в боевом скафандре класса В4, вооруженный широкочастотным генератором излучений. Скафандр – это такой напичканный аппаратурой шкаф, который, судя по рекламе, раздолбать можно разве что ломом с пятью литрами пива. ШИГа тоже была железка ничего – ей можно было действовать и как свечкой (в традиционном смысле), и как рентгеновским аппаратом. Вместе они стоили со небольшую безатмосферную планету, и что они делали на этой, можно было придумать с трудом.

Придумывание причин экспорта столь разрекламированного вооружения я решил отложить. А пока порадовался, что никто из троицы не бухтел, пока мы отползали, и ударился в детство. В детстве я очень любил изготавливать бомбочки. Три гранаты, термитный заряд, полоска скотча. Слепив все в кучу, я уфнул для бодрости и пополз подкрадываться к скафандру, проклиная Департамент, не разрешающий иметь ничего опаснее пуговицы. Подползя, я выдернул первую попавшуюся чеку и с громким заклинательным матюгом швырнул авоську.

Бум!!!! Удар, эквивалентный падению полтонны свинца с пятого этажа, своевременно отбросил скафандр в кусты. Своевременность заключалась в том, что лазерный луч срезал не мою голову, а верхушку дерева. Верхушка, к сожалению, упала в холостую, никого не придавив. Пока скафандр барахтался в кустах, я вскочил на ноги с воплем «За мной в атаку! Умрем, как мужчины!» побежал к скафандру. Скафандр, наконец, разобрался, что с ним сделали, и где он после этого, и нервно дергался от позора. Увидев меня, он стал кромсать встроенными лазерами кусты – видно решив закрыться ветками, что не было стыдно смотреть мне в глаза. Я и не собирался, просто надо было отобрать ШИГу – не пропадать же оборудованию. Разглядев полуспрятанную ветками ШИГу, я выхватил из кармана тросик с крючком, элегантным движением вооружился, и принялся помогать ему закапываться.

– И чего…? – ударило в спину начало возгласа Нирры. Остатки потонули в шуме падения подрубленного мной дерева. Обернувшись, я увидел три обвиняюще нацеленных в меня, за отсутствием других целей, арбалета.

– Побежали, вот чего. – ответил я, сразу почувствовав желание покинуть место преступления.

Я припустил по тропинке, подгоняемый топотом трех пар ног. Бежать было нелегко – ШИГа штука хорошая, но весит кило сто. И когда метров через двести послышался шум глайдеров, я испытал искреннее облегчение от паданья за большой притропиночный пень.

– Ты чего это? – спросила Танита, останавливаясь перед пнем. Катрин и Нирра, подозревая очередную пакость, встали шагах в десяти.

– Ложись. – машинально буркнул я, глядя вверх. Для любого, знакомого с понятием «боевая авиация» или хотя бы «летающая корова», этого было бы достаточно. Но они с ними не были знакомы и поняли меня неправильно.

– Что?!! – возмущенно завопила Нирра. – Мы даже от погони еще не оторвались, а ты уже…

Пара красных лучей обрезала конец. На тропинку позади, реализуя чей-то план по вырубке леса, медленно рухнуло очередное дерево. Над вершинами оставшихся деревьев пронеслись уже три глайдера.

Если они и дальше так размножаться будут – два из одного, то им летать будет негде. Пора предотвращать демографический взрыв уравниванием рождаемости и смертности.

– Это что? – ошарашено спросила Танита, глядя на срубленное дерево.

– Это, мать его, драконы, которые решили оставить меня безработным!

Девушки, переглянувшись, и получив, наконец, понятие боевая авиакорова, выполнили команду «дракон!». Своевременно. Глайдеры неторопливо летели обратно. Я мимолетно помечтал о пилотах, экономящих энергию и деревья и не задействующих тепловое автонаведение, переключил ШИГу на рентгеновскую частоту, и быстро пальнул по всем трем. Один оставшейся пушкой поджег пень, за которым я лежал, и спрятался за деревья, второй завихлялся и стал падать, а третий, решив, верно, что он лишний, взорвался в воздухе. Покромсав для поднятия настроения деревья, за которыми спрятался первый, я оставил ШИГу на пне, и вышел на тропинку.

– Пошли. – уронил я, отряхиваясь.

– Ага, счас. – отозвалась Танита из-за соседнего пня. Катрин и Нирра осторожно выглянули из травы.

– А то он вернется и съест. – добавил я, уже на ходу доставая удлинитель к пистолету. – Мной-то подавиться, а вот пиською нетроганных девственниц он просто обожает.

Услышав за спиной яростное рычание и топот погони, я перешел на бег и углубился в раздумья, кому и зачем настолько приспичило ловить нас, что он потратил на экипировку всю свою зарплату.

«Да я че? Я ниче! И вообще, считайте, что меня нет» Стратегический запас бактериологического оружия

Дальше до вечера не было ничего интересного. По видимому, получив пинка по попе, эти растратчики призадумались. Это было логично. Любой плохоработающий прибор, если его пнуть, начинает работать.

С тропинки мы сошли через километр. Я бы сошел и раньше, но на ней было не видно следов нашего пребывания, и сходить хотелось там, где их тоже не было заметно. Спор между мной и Катрин прятать ли следы или не оставлять их закончился в ее пользу – разоружаться все трое отказались наотрез, и их торчащее во все стороны вооружение оставляло такие следы, что даже не надо было стрелок с указателями, кто и куда прошел. Вся надежда было на то, что следы немного напоминали тропу, прокладываемую одним зверьком которого туземцы зовут Пошлелый Мамонтак [10]. Отсутствие у него естественных соперников и имя наводили на мысль, что это бедное несчастное голодное животное (вес-тонна, плотоядное) когда-то было домашним и одичало вместе с хозяевами.

На ночевку мы остановились в зарослях кактуса, на которые наткнулись чудом. Местный кактус – это нечто, что как-то вывелось из баобаба (скорость роста), лиан (прицеплючесть), и колючей проволоки (внешний вид).

Девушки подходить к нему близко отказались и упали отдыхать. Лагерь пришлось устраивать мне. Вырубив в зарослях проход шириной, чтоб можно пройти не совсем раздевшись и полянку площадью, чтоб можно было прилечь не друг на подруге, я отправился за сиденьями, постелями и кем-нибудь на ужин.

Вернувшись обратно с охапкой веток, листьями для чая и парой напавших на меня питончиков, я обнаружил на полянке костерок с кастрюльками, три постели и спор, делать ли четвертую или повесить меня спать на кактус.

– Да он все равно только на трупах лежит! – вопила Нирра.

– А ты даже на трупах… – начала Катрин.

– Где трупы? – вмешался я из темноты, со злоблинским акцентом. Горло дерет страшно, но затраты стоят.

Вот этот вопрос например, вызвал падение Таниты, взвизг Нирры и хватание арбалета Катрин. И неудивительно – человек такой звук может издать только если анальный сфинктер и голосовые связки поменять местами и сказать что-то через оба отверстия.

– Кто там? – грозно пропищала Танита, подбирая арбалет. Нирра пыталась дрожащими руками натянуть лук.

– Ага. Так я тебе и ответил. – продолжил я тем же голосом, лежа на земле и направляя звук к ногам. Надо мной что-то просвистело, а у костра что-то затрещало. Мгновением позже я догадался, что так звучит стрельба из арбалета с падением на ветки. Догадку подтвердил нечленораздельный вопль из темноты, дополненный фразой:

– Fuck!!! My ass!!!

Пока мое тело бежало к месту возникновения вопля, я раздумывал, а не попали ли мы в настолько тесное окружение, что первый же выстрел по кустам попадает в цель.

В кустах лежало что-то с торчащей из им же названной цели стрелой. Кроме него, никого не было. Первым делом я запрыгнул бедолаге на спину и приставил к горлу нож и вопрос:

– Ху ю из хере? [11]

Если уж золото молчания на английском приходиться тратить, то бриллианты акцента и грамматики должны быть запрятаны глубоко. Так что дальнейшая беседа продолжалась тем же языком.

– Hunter. -

– Хум хамьтыр?

– I…

– Ай-яй-яй вод нуд хилл е, бят ыф е из вилин литый лай ай виллы вод.

– Good… Fuck… Off the fucken arrow.

– Вод бит блудишь.

– No, it is not deep.

– Донт воруй. Ай дувен – вы финиш.

– O'K

А вот это интересно. Он, оказывается не с той стороны леса, а сверху. Океяли обычно современные словарики английского, а местных перевозили из старой Англии. А если он сверху, то хрен ли я выпендриваюсь?

– Че ОК? Ты колись давай. – буркнул я на линкосе. – Имя, звание, место службы!

– Мик Валенау лейтенантвторойвзводспецбригадыпоконтролю особыхличностей! – выпалил он, почти незаметно опустив номер полка, указывающий на тип контролируемых личностей.

– Ага! – радостно и злорадно сказал я, и резко выдернул стрелу. Он придавлено пискнул и облегченно вздохнул:

– Спасибо!

– Не на чем. А что, суда кто-то неантропоидный сбежал?

– Не. Где-то… а у тебя допуск есть? И ты сам вообще кто? – он навел на меня напредплечный арбалет. Вот она, агентская благодарность.

– Если ты через три секунды не уберешь свою железяку, то я тебе стрелу обратно вставлю.

– Интересное имя…

– Лучше с таким именем, чем с очком, в которое всякий мусор со свистом. Ты че, с детства в попу онанируешь?

В ответ прилетела стрела, которую я умудрился поймать – видно тягловая пружина ослабела. Засунув ее между пальцами, я сжал кулак. Стальной прутик хрустнул. Обломки звякнули о мой ботинок. Мик прыгнул ко мне, повалил, схватил за горло и стал душить.

– Спасибо, что выкинул железку. – лениво протянул я и зевнул. Это на него подействовало и он перестал массировать мне шею и сел, очень кстати сползя с меня – что-то из его снаряжения уперлось мне куда-то не туда.

– Я знаю, кто ты. – сказал он тоном компьютера бракосочетаний. Я поправил что-то не то и буркнул:

– То, что я у тебя там стрелой поковырял, еще не значит, что я стал кем-то, кому можно делать предложение.

– Ты факен лейтенант Трокли! – выпалил он.

– Да, fuck'n'leutenant [12] – это мой стиль. А…

Я вовремя невысказал вслух вопрос, откуда он меня знает. Ответ крылся в факене – в агентурных кругах это обозначало проблематичный объект приложения профессиональных интересов.

– Что? – подозрительно потянул он из меня.

– Сигара есть? – понадеялся я отвлечь его внимание. Он молниеносно выхватил из штанов нечто круглое двадцати длинной пяти толщиной. Я промолчал очевидный комментарий.

– На. Последняя. – сообщил он гордо сдувая с корпуса пылинки, опилки, куски мяса и прочий мусор.

– А предпоследняя? – спросил я с надеждой получить какую-нибудь информацию.

– Я ее как раз разгерметизировал, когда стрела…– получил я. Впрочем, это тоже было ценно.

– Люблю искать сигары на запах. – воскликнул я радостно вставая на четвереньки. Нам обоим явно необходимо собраться с хитропопостью и распихать мысли по темным углам, чтоб потом поговорить как агент с агентом – вытягивая из друг друга информацию, и мило беседуя, пока Друг-Друг мучается.

Протянув для приличия две минуты, я зажег огонек и, сразу найдя сигару, подобрал и закурил.

– Серия 36-244, Онгерия. – покровительственным тоном знатока просветил меня бывший владелец сигары, мелкими шагами направляясь к костру. – Чайком угостишь?

Наглец. Ну, погоди, счас я тебя водичкой накачаю – мозги месяц будут поносить от такой клизмы.

– Северо-восточное побережье… э-э-э… Завод Кландуфа, шестой цех. По всей вероятности, двадцать третий или сорок седьмой стол. – тоже тоном знатока ответил я. Вовремя подхватив его, когда он споткнулся, я добавил: – И чаем тоже угощу.

Проламываясь через заросли, я размышлял о том, что пара лет без практики агентурных бесед на мне вредно сказалась. Но самокритику мне развести не дали и пришлось глотать неразбавленной и без запивки. На нас сквозь прицелы уставились три голодных лица.

– Это кто? – поинтересовалась Карин.

– Ты меня спрашиваешь? – возмутился я, перекидывая сигару из левого угла рта в правый.

– Ну а кого же?

– Того, кто его подстрелил. – ласково, и с злоблинским акцентом. Катрин и Танита глянули на меня очень злобно, но удержались и не подстрелили. А Нирра просто перевела обвиняющий тык стрелы с меня на Мика и грозно рыкнула:

– Ты кто?

Агент Мик благоразумно спрятал смешок и классически уклонился от ответа:

– Я не есть местьный. Я есть пльохо говорить ваш язык.

Я сел на свое ложе (кто-то сообразил, что я в отсутствие отдельной постели присоседюсь) и повесил трупы питонов на арбалет Таниты, сопроводив комментарием:

– Ужин.

Волшебное слово опустило арбалеты и сподвигло девушек на готовку. Мик осторожно, но нагло присел на чье-то ложе и пока суп готовился, разливался по кружкам (его складная уступала моей всего в два раза) и поглощался, сами мы были поглощены беседой.

– Как оно там в Конфедре? – начал я с надеждой вычислить по данным, которые для него интересны, его общую точку зрения. Он вежливо пересказал мне газетные заголовки, которые менялись в среднем раз в три года. Потом он спросил, как оно тут, на что я очень литературно пересказал общеизвестное описание флоры и фауны Леса. Выяснив мою квалификацию, он переключился на игру в скрытый смысл:

– Да-а-а, ладно хоть, ветра у вас не бывает – весь на море. – с умным видом намекнул он на парусный флот в 500 кораблей.

– Ага. И хорошо, что он там – мы без него не мерзнем. – отфутболил я ему про лазеры. Мик изобразил ценителя красоты женского тела и покосился на девушек.

– И то верно, таким красавицам мерзнуть неприлично. – сказал он, что лица, знающие про лазеры и нашествие не должны отсиживаться по углам. Особенно, если они умные и уроженки другой планеты.

– Конечно. А то красота завянет, даже если кто-то добрый попробует закрыть ее от холода своими теплыми руками. – нагло спросил я его, а что он тут делает.

– Ах, красота, красота! Как много рук к ней тянется, чтобы схватить и убрать в карман и как мало – настоящих, теплых, чтобы отогреть и дать расцвести еще пышнее! – фраза была слишком информативная, и только вьехав, что отогреть намекает на холодное космическое пространство, я понял, что вторжение сверху нацелено на захват некоей ненормальной личности, прилетевшей сюда с другой планеты и затерявшейся среди местных. И что он тут чтобы перехватить ее, дочку минобра, раньше.

– Да-а-а. И как мало кто понимает, что истинные шедевры смотрятся только в сравнении и убивает красивые вещи, пряча их от глаз людских. – послал я его, заодно спрашивая, почему я стою на учете, как ненормальный. Он посверлил меня взглядом и осторожно уронил:

– Увы. Но, возможно, это и к лучшему. Исчезнувшие шедевры, которые остаются только в памяти третьего-пятого поколения, обрастают легендами и легенды позволяют человечеству сохранить тягу к прекрасному. – сообщил он, что у меня на слое памяти глубиной 3,5 завалялось что-то, что не пустило зонды дальше, и что меня на всякий случай положили в угол в целях безопасности, чтоб я пылился среди целей безопасности и не пугал людей неизвестным. Я диалетантски спрятал впитывание информации под завариванием чая. Усвоением займусь потом.

– Черт! Горячий, однако, а когда набирали – был ледяной. Прям непнятно, откуда только такая холодная вода берется. – сменил я вывеску беседы и спросил, что необычного в дочке минобра.

– Ага! Можно подумать, что не естественый подземный ключ, а глубокий колодец, простоявший несколько поколений. – туманно ответил он. Через целых пять секунд до меня дошло, что речь идет о группе людей, у которых в генах зашита пара лишних хромосомок, куда напиханы гены, на которые в память сами собой неизвестно откуда записываются разные способности. Хромосомки состряпали лет пятьсот назад в плане эксперимента. За последние двести почти всех носителей угрохали экспериментами в целях безопасности, но все спецслужбы постоянно вяло шевелились в направлении получения контроля над одним из них. Шевеление было вялым исключительно из-за мизерного количества шансов отиськать [13] кого-то из них. Этой планете повезло.

Дальнейшая беседа было прервана возгласом Нирры:

– Сколько можно секретничать!

Мик повернулся к ней с коварной улыбкой, зачерпнул чаю и купил ее:

– А хочешь секрет?

– Конечно…

– Это, правда, длинная история, не знаю даже, стоит ли начинать… Ну ладно, слушай

Пока он пересказывал им вводную ориентировочную лекцию «Устройство галактики и роль конфедерации в ее развитии, адаптация для планет уровней 3-7 типа Г и уровней 2-4 типа Ж», я собирал куски информации в салат.

Рабовладельческой корпорации известно о нахождении на В-В Homo miximus и цель атаки – они, а все остальное – побочные явления. Вывод: побочными явлениями могут пренебречь.

Цель – захват Н.м. в функционирующем состоянии. Вывод: потенциальным Н.м опасности нет.

Спецвзвод при малейшей угрозе захвата кем-то не тем перепугается и уничтожит Н.м. Вывод: их надо держать подальше.

Общий вывод: надо быстро и незаметно покинуть планету.

Прочитав резюме, я задумался, причем крепко, не прекращая ободряюще улыбаться Мику, широко распахивающему глаза девушкам. Все вышеизложенное было очень интересно и познавательно, но на чем бы уехать?

Рельсы сюда еще не проложили и трамвай и метро я отклонил сразу.

Строить космический корабль из консервных банок даже из-под очень хорошей тушенки тоже как-то неудобно – слишком долго работать напильником.

Так что надо или давать «Караул!» на местную базу штурмовичков (раньше, чем успею поймать их собственный), или что-нибудь угнать. Благо ожидался широкий выбор средств для угона.

С этой приятной мыслью я вернулся в окружающую меня действительность. Мик уже выложил почти все неинтересное и трепал о контроле над рождаемостью.

– Кстати о противозачаточном… – вставил я, залезая в аптечку. Девушки, смотревшие на Мика как на помесь змея-фалоимитатора со св. Евгенией-воительницей, перевели взгляд на меня.

– А он что, тоже оттуда? – ткнула в меня пальцем Нирра. Я понадеялся, что Мик не уронит мою честь в нестерильную грязь и он не оплошал:

– Не-а. – и плеснул на готовые впитать все, что угодно мозги: – Он из другой галактики и вообще не человек, хотя искусно под него маскируется.

Бедные дети! Попали к двум нехорошим дядям, которые создали информационный ваккум, а потом запихали туда таинственный ящик с пометкой «не открывать, а то исчезнет». Я благодарно кивнул Мику, и он, передав мне эстафету, достал микропапку для посланий с таймером и принялся что-то в ней писать, предоставив мне самому придумывать, кто я на самом деле.

– Да врет он все! Я так давно в человеческой личине, что уже почти человек! – навзрыд заныл я, старательно изображая ностальгию по дому – Я уже даже детей иметь могу. И кровь себе позволяю только по праздникам, а младенческую совсем перестал. И жабры у меня уже заросли, хоть в воду не лезь. И летать я уже разучился…

Я спрятал глаза от трех сочувствующих взглядов и достал вторую сигару.

– Вот брошу дым есть, так совсем человеком стану. – печально сказал я себе в нос. Мик из всех сил прятал хохот. Старательно удерживая серьезную физиономию, он протянул мне папочку.

– На. Откроется утром. Там план координации. Спасибо за чай, я пошел…– он сделал очень, чтоб девушки заметили, виноватое лицо – Извини, что задел за больное…

– Угу. Пока.

Девушки проводили его взглядом, и сосредоточили внимание на мне.

– А… дети у тебя… нормальные будут? – промямлила Катрин. Нирра и Танита посмотрели на нее очень заботливо и осторожно.

– Да стал бы я о противозачаточном… – искренний траур у Катрин на лице чуть не сподвиг меня на прекращение комедии. Но перед этим надо было сделать кое-что.

– Я даже сам не знаю. Ведь у меня тело не как у всех, из маленьких-маленьких кругленьких тел со шкурой, ртом, всем остальным, которые…

Через час я закончил краткий экскурс в микробиологию с элементами физики памяти, и затаился в ожидании, не проявиться ли миксимус.

– Демоны! – прошептала Нирра.

– Да, так вот ходишь и не знаешь, что в тебе спит. – подхватила Танита. Катрин зевнула и молча залезла под одеяло. Танита и Нирра посмотрели на нее очень удивленно, но когда я последовал ее примеру, поняли, что однако, спать все-таки надо.

Пока они ложились, я думал, кто из них. Дойдя до мысли, что все трое, я врубил датчик биоматерии и уснул.

Утром, открыв глаза, я первым делом заглянул в папку. В папке лежал официальный бланк.

" Департамент особых личностей. Дело 236-7310. Тивсол Харш Трокли.

Статус: Запечатанный блок памяти неизвестного типа.

Описание: При стандартном копировании матрицы для идентификации гражданина (процедура 6) на уровне памяти 3,0 обнаружен блок отрицающего типа. При проверке спецоборудованием на уровне 3,5 обнаружен верхний слой матрицы, впаяной по границам сегментов семантика – локомоция– коммуникация с функционированием клеток тела – выбор типа игровых ограничений. Матрица прослеживается до уровня 7,5. Слабый обмен матрица – сегментам. По анализу теней установлена схожесть характеристик матрицы с характеристиками теней галактики 8. Косвенные данные анализа поведения позволяют предполагать, что матрица относиться к типу Шулер.

Инструкции / основания:

1) Произвести компиляцию идентифицирующей матрицы из доступных сегментов, что даст свободное перемещение объекта по КВР. / Ряд идентификаторов сканирует до 4 слоя

2) Допустить до работы в подразделениях уровня секретности 7-4 / Отсутствие особых реакций в течении срока стажировки.

3) Не допускать до коммуникационных линий, позволяющих игру стратегического уровня / Вероятность развертывания матрицы и утрата контроля над объектом и над захваченным им игровым полем.

4) В случае случайного попадания объекта в игровую ситуацию стратегического уровня и получения им данных о том, что она является таковой:

а) сообщить объекту о его статусе / в случае развертывания матрицы процесс будет контролироваться объектом.

б) не оказывать никаких контрдействий текущей игре объекта / государственные органы КВР сохранят в ориентации объекта статус нейтральные плюс.

в) ввести в текущую ситуацию любого Инженера По Играм органов КВР, а до введения приостановить действие всех находящихся в ситуации спецслужб / пункт б) и возможность координации действий органов КВР и объекта.

Конец инструкции.

Конец сообщения".

«Летим мы как-то по своим делам, никого не трогаем…» Саранча

– Дерьмо! – заорал я мысленно.

– Дерьмо! – на все обозримое пространство

– Дерьмо! – заорала моя задница, хотя я ее об этом не просил. Она у меня взрослая и поэтому вполне самостоятельная.

– Чего! – спросила Нирра, вскакивая с ложа, но еще не просыпаясь.

– Злобное утро! – кратко ответил я и принялся спускать пары ни интерлингве:

– А я-то думаю, чего меня сюда засунули! А это, оказывается, чтоб я не чего-нибудь с кем-нибудь не тем. То-то отдел психоподготовки со мной полгода нянчился! И то и се, разве что с песком без вазелина не поимели! Нимфоманы-импотенты! Очко на минус, что кто-то немного потеряет пухлость задницы и ее откажутся иметь! Вот дерьмо! На кой хрень в презервативе меня вообще вытащили! Спасибочки, свинь! Ну погодите! Я теперь отсюда выберусь только чтоб вы там все из туалетов не вылезали, пока я вас та мне найду и утоплю в вашем поносе!!! Fuck! Fuck!!! Fu-u-u-u-u-u-uck!!!!!

Эхо привычно отозвалось, и от отзыва мне стало немного легче. По этому поводу я посмотрел на свою команду.

Все трое сидели на постелях, и согнувшись, держались за уши.

– Ты все? – спросила Катрин, подняв на меня взгляд, полный сочувствия доктора-психолога к пациенту.

– Ага. Я уже все. Дальше мне уже невочто. – буркнул я, набивая трубочку. Пока я молча курил, они доедали вчерашний завтрак.

Как только они закончили, я вскочил, выбил пепел и сказал:

– Бегать умеете?

– Да. – ответила за всех Танита.

– Катрин? – я ткнул в простреленную ногу.

– Нормально. Быстро за…

– Побежали. – рыкнул я достаточно громко, чтоб при желании можно было испугаться и побежать. Желание у девушек я создал заранее.

Проругивание помогло, но легкое недовольство от ощущения, что я оказался крапленой пешкой, пусть даже козырной, осталось, и для того, чтоб вернуть себе нормальное положение духа в теле, я бежал, прорубая на ходу мечем просеку, мысленно ставя разных психо… на место кустов.

Развлечение прервал запашок дыма и чей-то далекий крик. Я встал и оглянулся. Девушки, вымотавшиеся под весом своего вооружения, еле стояли на ногах, но были здесь, не отстали. Молодцы! Я окинул их хмурым взглядом и скомандовал привал.

Падать тихо они, наверно, так и не научатся.

– Сидите здесь, и стреляйте во все, что будет двигаться.

– А ты? – наивно спросила Танита.

– Он считает, что он не двигается и не шумит. Прямо как труп. – ответила за меня Катрин. Я поблагодарил ее гнусным взглядом и исчез от них в кустах, на ходу меняя короткую обойму на длинную.

Через минуту бега я увидел на земле знакомый след ноги и стал догадываться, в чем дело. В лес забрела банда пиратов с северо-восточного побережья. И одна из них на кого-то нашла. Прикинув, кто это может тут разгуливать в такое-то время, я пришел к выводу, что это чей-то спецназ, а это значит, что если к спецназу подкрались, то от него остались обглоданные рожки и ножки, да и то, если они, как обычно, не мытые.

Прибавив ходу, я вылетел на длинную узкую просеку, бывшую когда-то асфальтовым шоссе. Шоссе осталось от первого поселения.

На просеке близилась к логичному завершению драка: около двадцати бандитов в сине-красном напали на десяток спавших. На данном этапе пятеро из десятки стояли попа к попе и отбивались длинными мечами от шестнадцати бандитов. В одном из пяти я узнал Валенау и радостно заорал:

– Э-ге-гей! Валенау! Ты че ж это ответа не письмо не дождался, а? Я ж тебя еле нашел!

Реакция была неожиданная. Трое в сине-красном направились ко мне, а число оборонявшихся уменьшилось до четырех. Я понадеялся, что он не упал в обморок от моего вида, а просто поскользнулся, и приготовился к сценке «Поросенок и три бандита».

Ключевым предметом в сценке являлся меч, который я соорудил когда-то на досуге в лаборатории молекулярной сборки.

Трое, летевшие не меня, раскидывая во все стороны (подразумевалось, что в меня) ножи, этого не знали. Они не знали еще много другого – что я умею владеть мечем, и что одежка бронированная. И мне даже захотелось присесть, чтоб порезвить народ, но времени, к сожалению, на это не было. Кроме этого, пара довольно быстро и точно летевших сюрикенов [14] меня если не огорчила, то удивила уж точно.

Поэтому я взвился в воздух и сшибся с передним из наступавшей клинышком троицы. От встречи он полетел в обратном направлении с обрубком меча в руке, прижатой к животу, куда врезалось мое колено. Владелец колена, не обращая внимания на двух безмерно удивившихся качков, помчался вперед, выкрикивая на ходу кучу грозных фраз типа:

– У Чебурашки уши выросли!

Некоторые банды до сих пор, наверно, считают, что Чеберашка – это очень страшный зверь, нечто вроде помеси слона, ежа и зам директора по воспитательным вопросам.

Понятное дело, бандиты испугались, так как в перерывах между воплями я изображал сверхзвуковой вертолет: по опыту общения с местным постяпонским населением я знал, что им положить на все выпендрежи противника, если он не сумасшедший. И я усердно делал вид, что я не такой.

Так, играя в интересную игру «Самолет», я носился по просеке и отшибал от головы и рук разный металлолом. Пять минут спустя народ понял, что подраться им не удастся, так как количество целых лезвий на данном участке планеты сильно уменьшилось. И после того, как я скорчил главарю очередную рожу, он рявкнул по-японски:

– Уходим! Быстро!

– Катись, катись, Колобок, только голову не забудь. – бросил я ему в быстро удаляющуюся спину тем же языком.

Проводив удаляющихся бандитов издевательским смехом, я засунул меч в ножны, и слегка поправил автомат, чтобы он через полсекунды после появления цели уже стрелял. Затем я вразвалочку направился к оставшимся на ногах пяти. Мечи они держали в положении полной готовности к самокастрации, но из рук пока не выпускали, надеясь на светлое будущее. На их лицах было ясно написано напряженное раздумие, что же делать с психом, у которого пробило изоляционные прокладки между блоками памяти. Ближайшая психушка находилась в десяти световых годах. Я сжалился и решил немного успокоить их умной фразой:

– Абырвалг! Мик, что ж ты на завтрак-то не остался, ведь нам пришлось вчерашнее мясо доедать?

– Да тут у меня… э-э-э-э… у-у-у…

– Ну-ну… – подбодрил я его, а то уж слишком он был похож на барана, вдруг решившего отложить десяток-другой яиц.

– Ну у меня тут дела кое-какие были. – закончил он тоном психотерапевта, решившего не злить пациента.

– Это кто? – раздвинул наконец мужественно стиснутые челюсти дородный дядя, которого так и хотелось погладить по блестящей лысине, явно полируемой с маслом каждое утро.

– Сначала скажите мне лучше, кто вы. – прикрыл я Валенау, которые явно не доложил о встрече. – Поименно, с должностями, званиями и наградами. Послужной список можно не зачитывать.

Все это я произнес, дав им разглядеть калибр моего автомата.

– Лейтенант Трокли! Я капрал Те. Сэр, мы вместе были на Попе Алексе – представился низенький крепыш.

– А-а-а! Те! Зря ты так зарос – по глазам тебя узнать сложно. А это кто? – ткул я пальцем в его соседа. Тыкал я тщательно прицелившись, поскольку попасть пальцем в черенок от лопаты с шести метров – задача на сообразительность.

– Лейтенант Нуберг. – проскрипел черенок.

– Капитан Лесо. – буркнул толстяк, засовывая меч куда-то в штанину.

– Мошонку не отрежь, а то носить яйца в карманах неудобно. – посоветовал я ему, опуская автомат. Хмуро посмотрев на меня, он покатился по поляне собирать разное оборудование.

– Капитан, вас разве не обеспечили? – заботливо спросил я, глядя на пять трупов, которые Нуберг засовывал в пластиковые мешки для мусора.

– Инструкция 154-66 АНДОР. – рыкнул он, попытавшись сделать это нейтрально.

Инструкция гласила, что ввоз изделий, или предметов, которые невозможно изготовить коренными жителями, на несостоящие планеты запрещаеться.

– Они напали на нас на привале, взяв в кольцо и начали с тяжелых сюрикенов – пояснил Те.

– Ага! Теперь понятно! – порадовался я прояснению обстановки. – Капитан, что далее?

Лесо одарил меня хмурым взглядом и сообщением:

– Мы организуем схорон и отсиживаемся в нем, пока нас не подберут. Связь оборвалась вчера утром.

Так. От них помощи не жди.

– Ну тогда удачно отсидеть. Чести не имею! – я козырнул, развернулся и исчез в кустах.

Подойдя к девушкам метров на десять, я хорошенько прицелился и кинул почти вверх кусок ножа. Он рухнул между ними, за спинами, и они развернулись и утыкали окрестности падения стрелами.

– Хорошо стреляете! – похвалил я, выходя из кустов и дергая Нирру и Таниту за уши.

Пока они потирали ушибленные об мой живот локти, я вытащил из земли стрелы, засунул их в колчаны, призывно махнул рукой и исчез в лесу.

Полчаса мы бежали молча.

После данного промежутка времени при форсировании искусственного водоема, созданного стадом кого-то путем устройства общественного туалета, Ниррой была предпринята попытка утопиться.

– Фак! – сказала она, поднимаясь. Мне сразу стало интересно, что она понимает под этим словом, и вытягивая потерпевшую на сухое место, я спросил:

– А расскажи мне, что такое фак.

Она плюхнулась на травку невдалеке от Таниты и Катрин и дала лаконичный ответ:

– Не знаю, но звучит хорошо.

– Для хорошего действа – хорошее название. Это неопределенная форма глагола, обозначающая половой акт. Ругательство.

– Я так и думала. – с кислой рожей протянула Танита. Нирра, глубоко задумавшись, смотрела в землю. Такой вид бывает у людей, когда они пытаются что-то вспомнить.

Через несколько минут, за которые все отдохнули, а я покурил, она вымолвила:

– Где-то я это слышала…

– Я так и знал. Пошли.

– Что ты знал? – автоматически спросила Катрин, вставая.

– Что отдых на берегу большой лужи мочи освежает. По крайней мере, память. Я например, вспомнил, что до замка, куда мы идем, еще десять километров. Так что бегом марш.

– Блюк! – неуверенно выругалась Танита на линкосе.

Я исхитрился не споткнуться, хотя мысль, что детство вдали от этой планеты провели все трое была достаточным основанием для этого.

Веселая, однако, у нас подобралась компания. Налейте мне бензину! Я выпью его смакуя, маленькими глоточками.

Покопавшись в карманах, я вытащил на свежий воздух бутылочку спирта.

– Осамш-ш-ш-ш! – вырвалось из глотки в результате соприкосновения со спиртом.

– Это что? – спросила Танита, обеспокоенная странным звуком.

– Шпигт. – в ответ я ожидал воплей на тему как плохо пить по утрам на голодный желудок без закуски, но их не последовало. Видно, от опасения, что я напьюсь и начну к ним приставать, они потеряли дар речи.

Скоро спирт взял меня за уши и привел в хорошее настроение,, после чего я забухтел себе под нос, что я неалкаш, и пьяница – тоже не я [15].

– Эй, а погромче. – поступил запрос с толчком в плече от Нирры. Я увеличил громкость и дальше мы безпутяшествовали под музыку.

Двигались мы медленно, так как девушки, заслушавшись, стали то и дело поскальзываться на дерьме и громко падать. Где-то через час такого движения сзади раздался вопль Таниты.

– Дерьмо! Тут есть речка где-нибудь?!

Я подмял под себя, чтобы девушки не напоролись, очередной куст, и ответил:

– У замка есть ров, там и утопишься, если тебе так жить надоело.

– Конечно, надоело! Это не ты тут всю округу засрал, чтоб пройти нельзя было? – попыталась съехидничать Катрин.

– Нет. Я все засрал в другом месте. А вот вы то должны были привыкнуть к такому.

– Это почему? – возмутилась Нирра.

– Да как-никак лет пять по таким местам ходите.

Характеристика дислокации их ордена шла до них минуты полторы. То, что она все таки дошла, я обнаружил по шуму падения всех троих, когда они ринулись на меня, забыв, где находятся. Оглянувшись на кучу-малу, я снизил уровень расчистки и прибавил скорости, предполагая, что им захочется меня догнать. Я угадал.

Слушая их пыхтение и кряхтение я неторопливо бежал и раздумывал, дать им догнать меня или пока рано. С одной стороны, если не догонят, то могут обидеться. С другой – если догонят, то драки с непредсказуемым концом не избежать, о чем я им и сообщил:

– Догоните – изнасилую.

– Попадись мне только! – злобно пропыхтела Нирра.

– Чего? Ты меня это самое, до смерти, да?

В ответ она прибавила скорости, что меня вполне удовлетворяло. Вопрос был в том, сколько они продержаться в таком темпе.

Продержались они достаточно долго. Их силы как раз доходили до исхода, когда я выбежал на асфальтовую дорогу к замку в полукилометре от него самого. Перепрыгнув через собственную яму-ловушку, я приземлился в сидячее положение и стал набивать трубочку. Раскуривание было прервано выбеганием троицы из кустов. Дружно ринувшись ко мне, они со злыми красными лицами аккуратно свалились в яму. Прослушав их дружный вопль, я неторопливо дораскуривал, встал, потянулся, медленно подошел к краю и заглянул внутрь. Как я и предполагал, они лежали на глубине трех метров и тихонько постанывали.

– Эй! – радостно окликнул я, – Я, конечно, рад, что вы очень любите друг друга каждый раз, когда есть случай, чтобы утройниться. Но не пора ли нам идти, а? Вот, например, у меня дома есть шикарный трехспальный диван.

Слабо шевелясь, они встали на колени и задрали головы вверх.

– Козел старый! – прошипела Катрин.

– Во первых, кто бы говорил, во-вторых, за козла получу, в третьих, не старый, а молодой еще, а в четвертых, я пошел за лягушками.

– Ты этого не сделаешь… – понадеялась Танита, побледнев. Нирра и Катрин взяли с нее пример. Я посмотрел на Таниту очень добро и ласково.

– Спорим на два получишь, что сделаю?

– Нет!…Ты!…ТЫ!!!…– Нирра явно пыталась сказать что-то, на что у нее не было подходящих слов.

– Да, милая, я тебя тоже очень люблю. – нежно мурлыкнул я, и отошел от ямы, уворачиваясь от взметнувшегося из нее столба ругани. Послушав немного, я пошел к ближайшему озерцу за лягушками.

Вернулся я как раз к тому моменту, когда Нирра и Катрин, построив пирамидку, подняли Таниту к краю ямы. Приседания на корточки и квака оказалось достаточно, чтоб развалить пирамиду. Подождав, пока их взоры устремятся вверх, я продемонстрировал две единицы оружия массового устрашения.

– Сдаетесь?

– Да!

– Ага!

– Ох!

– Только не надо!

Увидев их страдальческие лица, я дал жалости, брызгающей уже из всех пор, выплеснуться фразой:

– Счас вытащу!

Вытаскивать их я стал самым простым способом. Спрыгнув вниз, я быстренько схватил Нирру под мышки и подкинул вверх. Пока Танита и Катрин наблюдали полет баллистического снаряда Нирра-1, экспериментальная, я скорректировал мощность выброса и запустил Таниту-1А. Запуск Катрин-1Б натолкнулся на неполадки в системе запуска. Как только я коснулся традиционных точек приложения двигательной силы, Катрин разразилась хохотом и серией ударов в моем направлении, сопровожденных вместо Кия!

– Ты чего щекотишся!? Я тебя самого счас насмерть защекочу!

– Ну попробуй! Вот, поднимаю руки вверх и сдаюсь на мылость и на мясость.

Она попробовала. Ее руки шарили у меня под мышками до тех пор, пока сверху не прозвучал громовым раскатом глас Нирры.

– Это что такое, а?

– Меня щекотят. – я сделал довольное лицо. – А тебе завидно, да? Так спускайся.

Я давно хотел выяснить, что могут делать трое в затемненном замкнутом помещении, где нет телевизора. На этот раз не получилось.

– Да нет, это лучше вы поднимайтесь. – ответила Танита, тоже ревниво наблюдавшая за процессом.

– Ладно. Сча. – я сложил руки замком. Катрин догадалась, что должно быть дальше, и даже немного перегрупировалась перед вылетом, в результате чего приземлилась не на ноги, как планировал я, а на попу, как, видимо, планировала она. Со временем из нее может получиться неплохой планер, а может, даже, вертолет.

– А ты? – спросили Нирра и Танита, обнаружив, что мы поменялись позициями. Я молча, но с красноречивой гнусной ухмылкой, выпрыгнул из ямы и пошел к замку. До замка мы почли дошли. Когда до него оставалось почти, из-за леса вылетел вертолет. Я и пилот удивились в одинаковой степени, так как оба промазали. Я вполне был доволен, оставшись с ним на равных, но он явно страдал духом соперничества на почве ревности, и пошел на второй заход. Департамент перевоспитания побери этих затюканных детством мальчиков!

– За мной! В Замок!

Пробежав, а не пройдя, остаток пути до Замка, я нажал кнопку экстренного поднятия моста. Девушки отстали ненадолго, и когда мост начал подниматься, они уже были на нем. Экстренно приняв позу бревна, они скатились к моим ногам.

«Чем бы дитя ни тешилось – лишь бы не ошиблось» Подрывник-затейник.

Я набил еще трубочку и стал наблюдать, как они принимают стоячее положение под аккомпанемент ракетно-бомбовых ударов в дверь.

– Ну и гад же ты! – буркнула Танита, прислоняясь к стенке и стекая по ней на пол.

– А что?

– Да ничего! – поныла Нирра малоразборчиво проверяя, на месте ли челюсть. – Все тело в синяках.

Они пытаются нарваться на жалость. Они нарвутся. Только не на нее, а на меня.

– Да ладно, брось ты, откуда им взяться-то.

– Показать?! – возмутилась Нирра прежде, чем Катрин успела ее перехватить.

– Ну покажи. Только на таких грязных руках ведь не видно ничего, а если они на самом деле по всему телу…

Я старательно затянулся, дав ей самой додумать фразу. Через пятнадцать секунд прилетело что-то вроде плохой пародии на консервный нож. Дав ему удариться о живот и отскочив, звякнуть о камни, я с глупым видом заскреб затылок.

– В следующий раз за такие вещи буду… Так. Чего я буду?

– Просить…

– …Не, у вас не допросишься…

– …прощенья…

– Ну я и говорю. Вы злые и жестокие и никогда никого не прощаете.

– Заткнись, а? – умоляюще протянула Нирра, подтягивая лук поближе.

– Заткнулся. Да, я конечно, могу и совсем заткнуться, но от удушья. Которое здесь наступит, когда вы выдышите весь воздух, несмотря на мой затыкание.

Они сделали глаза по восемь с четвертью.

– Ты что, не знаешь, как нам выйти? – промямлила Катрин.

– Знаю, но дверь открывается снаружи.

– И как…? – подозрительно спросила Танита, обоснованно подозревая очередную пакость.

– Просто. Счас попробую взломать.

Взломать! Легко сказать. Взломать обычно ассоциируется с мускулистым мрачным мужиком с ломом и кувалдой, который делает с дверью и этими предметами все, что выпил три часа назад. Например, грызя зубами лом, колотит в дверь кувалдой.

С этой дверью дело обстояло иначе – хозяин замка, когда его строил, оставил на дверке в стену (а не во двор) запись: Достукивайтесь, которая и навела меня год назад на мысль, что если долго стучать в дверь кулаками, то она в конце концов, когда наберется ударов на 10-20 тонн, откроется, если к этому времени вы ее не выбьете внутрь, что в общем-то сложно, поскольку она стальная сантиметровой толщины, запирающаяся шестью болтами в косяк, вшитый в гранитную мозаичной укладки стену двадцатью штырями, на которые где-то подведены датчики считывания вложенных в дверь ударов, компилирующие показания с термографическими датчиками в поверхности двери.

Утомлять девушек описанием двери я не стал, и когда мои кулаки с громкими воплями обрушились на дверь, реакция у них была отрицательная.

– Представьте себя на месте этой двери. – посоветовал я, и продолжил избиение, изредка вставляя в текст Присяги Конфедерации приличные фразы типа бревно фригидное.

Минуты эдак через три, когда чувствительность рук сместилась куда-то на уровень локтей, замок наконец отправился в нокдаун и дверь отъехала, открыв проход, достаточный для проезда танка без десанта.

– Ура! За мной, пока не закрылась! – завопил я.

Наученные опытом с первой дверью, они вскочили и ринулись за мной, не заметив, что это другая дверь, сразу за которой есть маленькое озерцо. Сделано оно было для контроля уровня воды во рве, но между ним и рвом был фильтр, поскольку изредка из него брали воды для приготовки угощенья недорогим гостям.

Очередное их попадание в лужу приятно разнообразилось заменой «панические вопли» на «бултыхческие булькли».

– Вот вам и обещанная ванна. Теперь вы довольны? – обрадовал я их, пока они отплевывались.

– Спасибо! – искренне поблагодарила Катрин.

– Не за что, заходите еще. – машинально ответил я.

– Да прекрати ты хоть ненадолго… Ты же нам жизнь спас.

– Только дошло? Да я этим и занимаюсь с того момента, как вы въехали в Лес.

Лицо Катрин исказила мука. Неприятно, конечно, но всяко лучше, чем виляние хвостиком и тортики с клубничными розочками. А вообще настал момент сделать серьезное лицо и зачитать какую-нибудь мораль.

– А заодно пытаюсь спровоцировать на благодарность, а не спасибо, которое ни на хлеб не намажешь, ни в постель не положишь, ни души не согреешь. А то некоторые считают, что стоит кому-то дать бутерброд, то он тут же попытается отобрать всю буханку, и начинает делать вид, что двадцать спасибо равняются бутерброду с маслом, как-то не замечая, что спасибы одинаковыми не бывают, и что кучами по единому образцу можно выпустить только воздух. И выпускают, да так, что дышать нечем. А потом, когда невыданная благодарность начинает выплескиваться изо всех щелей и рушиться на ни в чем не повинных людей, которым свою девать некуда, начинается запихивание этой благодарности друг в друга. И пошло-поехало, что все подряд по принципу ты-мне, я-твоему дяде, твой дядя – твоему начальнику, твой начальник-твоему коллеге, твой коллега-тебе. И самое главное, чтоб никто никого не обсчитал. А самое поганое, что благодарности все меряют по себе. Если он спас мне жизнь, то я непременно должен спасти жизнь его сыну, или хотя бы застрелить его тещу. И никому в голову не придет, что спасение жизни оказалось приятным занятием, спасшим спасателя от скуки, и что ему больше ничего не надо. А ему за это сына спасают. Как это понимать? Ах ты гад, зачем спас, на тебе за это тортик, и сиди лучше жри его, а спасать больше никого и не пытайся?!…

Лица у всех трех были уже не просто задумчивые, а параноидальные. Пора закругляться.

– Да, это сложно, но подумайте об этом в свободное от убегания от погони время. А счас пора.

Я развернулся и побежал к люку с подвального яруса на нижний стенной. Ни нижнем стенном располагались арсеналы, и вход в нужную мне башню с атомным мотоциклом был только с него. Добежав до люка и выдвинув из стены пульт, я отстучал на нем код и отскочил, уворачиваясь от рухнувшей сверху крышки. Проигнорировав лестницу, я взлетел наверх, целясь направо по коридору, а смотря налево. Мастера при этом нюхали, что сверху и…э-э-э… пятками чуяли, что снизу, но я не мастер. В коридоре никого не оказалось.

Снизу раздалось чмокание мокрых сапог.

– Можно наверх? – осторожно спросили снизу.

– Нужно.

Три мокрых-премокрых фигуры вылезли из подземелья, которое, судя по чистоте их лиц и одежды, наверняка и надолго стало мрачным.

– Что дальше? – спросила Танита, беря наизготовку арбалет.

– За мной!

Я побежал к ближайшему арсеналу, на ходу пытаясь выслушать, что вокруг. Ближайший арсенал был метров через сто. Одновременный удар правой рукой и левой ногой по двум кирпичам кроме потери равновесия, выдвинул из стены дисплей с клавой.

– Подержи. – протянул я в подбежавшую Катрин пистолет, левой рукой отбивая пароль допуска к общению с общественным компьютером. Как только он допустил, что я могу с ним пообщаться, я первым делом запросил карту Замка с обозначением, кто, где и сколько.

Он выдал.

Во внутреннем дворе стояло четыре вертолета. По замку бродило десятка три народу, и еще около десяти летало в комбинезонах с реактивным попогревом. Это ж они нас только касками закидали бы, если бы их снимать можно было. У нас правда, даже касок не было.

Я кинул взгляд на свой отрядик, усердно изображавший командос с длинным послужным списком, и решил, что надо что-то дать вместо касок.

Сервисный блок арсенала долго не хотел сознаваться, сколько и чего где припрятано, но все же, злобно скрипя процессором, выдал, что осталась пара мелкокалиберных восьмиствольных пулеметов, десятка два автоматов и автоматический гранатомет. Я отстучал заказ и переключился на камеры – всегда любил подсматривать, особенно когда для этого есть целых четыре минуты.

– Скоро ты там? – шепнула Нирра. – Тетиву держать надоело.

– Скоро ты распрощаешься с тетивой. Так что потерпи еще чуть-чуть…

Не отключая камеры, компьютер открыл сбоку люк и на нас без предупреждения посыпались автоматы, патроны, гранаты и амуниция. Напоследок и на меня он выкинул ранец с патронами к пулемету. 14400 безгильзовых реактивно-кумулятивных патронов калибра 4.8 мм помножить на 5 грамм и свалить на ногу.

– Это что? – прошипела Танита, смахивая с ног горку магазинов.

– Это счас увидишь.

Около минуты я наслаждался приведением оружия в состояние готовности. Разобрать ракетомет, разложить все по местам. Одеть пояс с обоймами к гранатомету, а его самого на левое предплечье. Вставить обойму. На спину ранец с патронами, присоединить подачу. Взвести пулемет и гранатомет. Взвести и раздать автоматы. Все.

– А как…? – начала Нирра.

Ах, да, инструктаж.

– Наводить концом на то, во что стреляешь и нажимать сюда. Пока эта планочка тут, он не стреляет, когда здесь – курок надо погладить, как… котенка.

Вот теперь все. И своевременно. У нас оставалось всего полминуты до попадания в зону слышимости первого пехотинца.

Просчитав, как нам двигаться, я выключил компьютер и, тяжело громыхая, вбежал в косяк. Настроения думать не было.

Пробежав около пятидесяти метров, я остановился. По коридору навстречу шло эхо. Такое же грохочущее и тяжело вооруженное.

– А когда пострелять можно будет? – шепотом поинтересовалась Танита.

– Через сорок секунд. Ложись. То есть дракон.

Они подозрительно посмотрели на меня, на потолок, смерили глазом ширину коридора, и неторопливо залегли, взглядами давая мне понять, что если это шутка…

Из– за угла выскочил летун, а за ним двое пехотинцев. Увидев меня, летун начал целиться, но выстрелить не успел, вбитый в стену тремя очередями.

– Ух ты! Здорово! – восторженно завопила Нирра. Пехотинцы первым делом упали на пол. Я прыгнул вперед и в сторону, в полете два раза нажимая курок гранатомета. Падая, я прикрыл голову от града обломков и останков пехотинцев. Далее действовать надо было быстро – два взрыва просто так не случаются и к нам уже спешила вся бригада по встрече. Я вскочил и уже на бегу обернулся.

Танита и Катрин вскочили тоже, а Нирра осталась лежать.

Как– то я исхитрился развернуться кругом на бегу, и оказаться у неподвижного тела одновременно с девушками.

– Что?… – выдохнул я в ошарашенное лицо Таниты.

– Она вскочила от восторга, и обломки…

Нирра пока дышала. И пульс был ровный. Рыкнув, я взвалил ее на плече, и кивнув девушкам, побежал по коридору.

Играть в кролика теперь возможности не было, и я решил поиграть в раненого мамонта. Грозный рык, палец на курок спуск пулемета, и вперед. Скорострельность 800 в минуту. Ранца хватит на 14400 делить на 800. До башни бежать меньше. Танита и Катрин бежали как за пулеиспускателем прячась за мной.

Размазывая все, что попадалось навстречу, струей плазменных пуль, и изредка обрубая хвосты гранатой, я довел отряд до башни. Дверь, как ей и положено, оказалась закрытой. Но при конструировании предусмотрелось, что к ней может подбежать кто-то с занятыми руками и погоней на хвосте, и открывалась она фразой на Даз.

– Зуркандо уффат кирро!

Как только дверь открылась, я вбежал внутрь, и удостоверившись, что в первом зале никого нет, развернулся и прикрыл отход Таниты и Катрин, опустошавших уже третью или четвертую обойму.

Они развернулись и побежали к двери. Кусок стены с грохотом ворвался в коридор и прогнал по нему волну горячего воздуха и кусков стены.

Катрин, оставшись на ногах, влетела в башню. Танита, споткнувшись, упала и в нее ударило несколько камней.

Пока я думал, что же это за невезение на нас обрушилось, тело мое сбросило Нирру на плече Катрин и очутилось у Таниты. Взвалив на плече Таниту, оно вбежало обратно в башню и пинком захлопнуло дверь.

Где– то посередине лестницы в подвал я вышел из задумчивости и взял тело под контроль, и дверь в подвал, открытая не очередью, а фразой, осталась цела.

В подвале, сразу за дверью, начинался Большой Туннель. В начале туннеля стояла, дожидаясь хозяина, моя тележка.

Сгрузив Таниту, и привязав ее, я принял у Катрин Нирру и проделал с ней то же. Потом я посмотрел на устало присевшую на краешек тележки Катрин. Она – на меня. Взгляд у ней был угрюмый.

– А не дать ли им сдачи? – задумчиво спросил я в воздух.

– Надо бы…– так же в воздух ответила Катрин.

– Ну тогда пожалуйста, нажми на эту кнопочку… да-да, на дне туннеля.

– И чего? – все еще угрюмо спросила Катрин.

Сверху, почти застряв в толще потолка, просочился глухой «бум!».

– Это Замок пернул и нехорошие дяди умерли от удушья. – объяснил я Катрин, что сработали баллончики с газом, подключенные мной к системе оповещения трассы гонок. Я поимел удовольствие пронаблюдать, как на лице у Катрин происходит смена выражений от тоска зеленая до здравствуй, любовь моя. Насладившись, я отстегнул вооружение, привязал его к тачке, и показал Катрин на веревочки.

– Привязывайся, поедем быстро.

Она кивнула, и начала устраиваться.

Кресло радостно обняло мою попу, ремень, не менее радостно, – грудь, и я начал обряд старта. Взмахом руки включить все тумблеры, Снять с руля ветровую маску, зацепить за затылок, с щелчком на лицо. Надеть наушники, включить музыку. Тронуть с места, и пока реактор и системы передачи медленно раскочегариваються, достать сигару, всунуть в специальную дырку-мундштук в маске и прикурить.

Руль от себя и вверх. Ускорение вжимает в кресло.

Затянувшись, и наслаждаясь переливами «Замороженного Инферно», я подумал, что будет очень, очень, очень неплохо, если я успею довезти Нирру и Таниту до лазарета в старом городе.

«Не мешайте работать!» Тормоз

Тележка, уносившая колеса от погони, представляла собой гений инженерно-агрегатной мысли, дошедшей до модифицирования атомного кофейника и припаивания его к бронеплите с колесами. От останков кофеварки, упокоившихся с миром в середине плиты, на заднюю ось шли два поршня, передававших энергию от пара колесам, заставляя их крутиться до 984 оборотов в минуту. Двухметровые цельнорезиновые колеса, заодно работавшие амортизаторами и укрытиями на случай перестрелки, разгоняли тележку до очень хорошей скорости.

Скорость, определяемая кормежкой реактора, регулировалась рычажком на руле. Сам руль гидравликой соединялся с передней осью.

Это плюсы.

Минусами оригинальной конструкции являлись отсутствие бортового вооружения а так же термо– и радиоактивно– изоляций. По видимому, предусматривалось, что преобразователь в процессе поездки должен использоваться как сковородка.

Минусы я исправил, выстелив поверхность изолятором, и сняв с останков завалявшегося на основной планете бота лазерную пушку и комп, после чего на нем можно было ездить не только любителям кофе с булочками, желающим хорошенько прожарить радиацией половые клетки.

Первые километров двадцать я проехал не спеша, чтобы расслабиться на изогнутую дорожку.

Старый Тоннель был, вероятно, построен для жаждущей острых ощущений молодежи. Начиная с пятидесятого километра – ловушки, ловушки, ловушки. Вся эта кишка диаметром двадцать метров очень напоминала мне пищеварительную систему травоядного крокодила. Такая же длинная, тощая и непонятная.

Добираться по нему из Замка в Старый город я бы никогда не рискнул без большой необходимости типа двух раненых девушек. Но для отрыва от погони он был просто замечателен, если погоня о нем не знала и не просканировала планету послойно.

На тридцатом километре Катрин очень громко, так, что я даже услышал, заорала:

– За нами летят!!!!!

Компьютер, выполнив функцию вид сзади, показал компанию из десяти летунов и маленького глайдера.

Ура! Погоняем.

Я глубоко затянулся и рванул руль вверх.

Ускорение в полтора ЖЕ [16] штука приятная. Особенно, когда за тобой погоня, между делом решившая перевалить ЭМ. Возможно, у них получиться обогнать свои грязные ругательства, но моя тарантайка могла ездить самое быстрое в три раза медленней. Мои шансы не быть поджаренным определялись их способностью преодолевать препятствия.

За спиной затарахтел автомат. Поправка. Шансы зависели и от того, как будет стрелять Катрин.

К тому моменту, когда началась полоса препятствий, пара лучиков уже шваркнула по колесам. Грузовая ниша между реактором и задней осью хорошо скрыта, и Катрин, надеюсь, не будет высовываться. А высокая спинка водительского кресла просто бронированная. Бедные колесики.

Полоса началась с обрыва около десяти метров со смещением туннеля. Так что, как только впереди замаячило черное пятно, я крутанул руль, и в дырку мы вылетели завертевшись в спираль. Сместившись чуть влево и перевернувшись на 2700, тележка влетела в следующий участок тоннеля.

Метрах в двухстах от входа левую часть тоннеля перегораживал стенка, из которой через треть секунды после пересечения чем-нибудь прохода шарахало мощным лазером.

Далее по тоннелю через каждые триста метров стояли такие же, где дырки чередовались правая-левая-правая. Только вы успевали привыкнуть к такой болтанке, как тринадцатая стенка ловила вас на оптическую иллюзию и на привычку. Надо было, наплевав на последовательность и на то, что подсказывают рефлексы, ехать прямо в стену.

Проскочив, я резко притормозил, пережидая, пока погаснут лазеры, ловящие слишком разогнавшегося ездока. Где-то сзади что-то, наверно летун, взорвалось. Я вжал себя в кресло двумя ЖЕ, и глянул на радар.

Летунов осталось трое. Глайдер успешно прорвался через первую полосу препятствий. Автопилотиться, какашка с крылышками..

Вторая полоса препятствий составлялась лазерами. Об этом мне напомнила лазерная сеточка, неожиданно появившаяся передо мной в двухстах метров. Успев вывернуть, я проехался немного по потолку, и скользнул в дырку, открывшуюся в сплошном перекрытии тоннеля напополам вдоль.

Проехав немного под сеточкой, тележка перемахнула небольшую щель случай медленной езды. Отсчитав за щелью три дырки, я нырнул в четвертую, вовремя уходя от очередной обманки – впереди по курсу стояли ретгеновские лазеры, а наверху – безобидные красные.

Затем начиналось обычное чередование дырок, предназначенное, в основном, для придания желудку желания вылезти из брюшной полости в грудную, чтоб отдышаться.

Далее туннель разветвлялся на две ветви. Правая вела к хорошему обрыву. Левая тоже, но там, если выехать к нему на 70 километрах, можно было попасть в продолжение гонок.

Я еле-еле вписался в тоннель, и приземлившись с грохотом и легким сотрясением всех внутренностей и наружностей, погнал дальше. Это начинало нравиться. Скорость высокая, сигара вкусная, развлечений хватает. Чего еще для счастья надо?

Два ЖЕ, треть ЭМ и вперед.

Впереди меня, глайдера и двух летунов ждали новые развлечения – восемь якобы сплошных стен, где надо было знать, куда ехать. Между пятой и шестой сила тяжести менялась от местных 0,6 ЖЕ до пяти.

– Бр-р-р-р-р! – только и сказал я, вылетая из этой полосы. Встряска потрясающая.

Через секунду я оказался в основном тоннеле, куда сходились, почти одновременно, девять боковых ответвлений, и чтоб не вылететь в одно из них, опять пришлось использовать спираль, да и то тележка чуть не залетела в боковое ответвление. А это был бы большой Бум! и все.

Я перемахнул через один обрыв, на этот раз прямой и не очень широкий, и стал разгоняться – впереди на десяток-другой километров была ровная трасса.

Глайдер и присосавшиеся к нему два летуна догнали меня на втором километре. И опять принялись пулять лазерами налево и направо. За спиной, очень удивив, начал постреливать автомат. Катрин, солнышко мое крепкожелудочное, не вырубилась от этой гонки, и теперь выполняет главную задачу – не дать нас сбить до того, так мы доберемся до базы.

Я позволил себе немножко прослезиться от умиления, а потом снова сосредоточился на трассе. Будучи на таковой, эмоции лучше засунуть глубоко и в карман

Я поднял роль чуть-чуть повыше и тачанка, пошипывая паром, разогналась до максимума.

Ребята сзади не отставали, вовсю освещая дорогу. Тачку тряхнуло, и экран компьютера заматерился, сообщая, что грохнут кожух преобразователя. Эдак они во что-то посерьезней скоро попадут, если не помешать.

Прикинув, что до ближайшего маневра не менее минуты, я поставил тачанку на автопилот, отстегнулся, отодрал привязанный сбоку кресла гранатомет, и выпустил в тоннель две обоймы. Летуны пропали, а вот глайдер всего лишь пару раз чиркнуло о стены. И только-то. Надо его как-то засунуть под пушку, что довольно просто, если не считать торможения с много ЖЕ.

Пристегнувшись, я вспомнил, что впереди обрыв метров сто длинной. Автопилот сбросил скорость до 180, и надо было разгоняться до 250.

Незабываемые ощущения.

Сначала три ЖЕ вжимают в спинку кресла, а потом наступает состояние невесомости. Резкий переход заставляет всю пищеварительную систему от губ до ануса рваться наружу. Кошмар!

Перескочив и влетев в Тоннель, который в этом месте был наклонный, чтоб после приземления хоть что-то осталось, я заложил спираль, и стал морально готовиться к торможению.

Проскочив последнюю дырку в перегородке, я глянул на радар. Глайдер тоже проскочил. До базы оставалось всего двадцать километров, и уже пора было его сбивать со следа.

Обойдя одинокий лазерный луч, я изготовил к бою пушку, набрал воздуха и затормозил.

Глайдер просвистел надо мной, как снаряд, но я этого почти не заметил. Все внимание переключилось на сжимавшие грудь ремни. За этим занятием я еле-еле успел выстрелить куда-то в сторону глайдера. Когда давление на грудь прекратилось, я глянул на радар. Глайдер, затормозив, разворачивался в мою сторону.

Ура! Лобовая!

Я выдал на наушники максимум громкости, выплюнул окурок, плотно стиснул зубы и погнал вперед.

Он тоже.

Он начал стрелять

Я тоже, и, заревев что-то из злоблинских ругательств, закрутил спираль…

Когда все вокруг заволоклось пламенем, мне показалось, что нас взорвали. Потом громкий свист и ударивший в маску кусок чего-то сообщил мне, что взорвались не мы.

Еле успев прибить рукой вспыхнувшие волосы, я автоматически объехал два провала и стал затормаживать. До базы оставалось десять километров чистой дороги. Торможение, плавное и нежное после такой гонки, остановило тачанку у платформы, с которой начиналась лесенка в один из домиков старого города.

Вырубив мотор, я расстегнул ремни и закрыл глаза. Хорошо-то как. Даже сказать нечего. Посидеть бы так минут эдак бесконечность.

Но некогда. Время не деньги, а жизни двух потенциально ценных, да еще и девушек.

Скрипя зубами и хрустя заклинившими, чтоб не расстегнуться, суставами, я вылез из кресла и, похрустывая, размялся. Переступая, как инвалид гравитационных войн, я пошел смотреть, как там мой ценный груз.

Увиденная картина мгновенно провентилировала отупевшие мозги. Прислонившись спиной к коробке реактора сидела Катрин, сжимая правой рукой автомат, лежавший на правом колене подогнутой под себя ноги. Лицо серо-зеленое, из носа сочится кровь, глаза закрыты. Нирра и Танита лежали там же, где я их привязал. Обе чуть заметно дышали.

– Катрин. – шепнул я. Она приоткрыла глаза ровно настолько, чтобы видеть меня. И прошептала ласково:

– Гад ты эдакий!

– Спасибо. Приехали уже. Тебя отстегнуть или ты еще можешь двигаться?

Она измученно улыбнулась, и стала медленно расстегиваться. Теоретически наступил хороший момент для первого поцелуя. Однако человек, хорошо знакомый с практикой, вроде меня, а не только с теорией, вроде нее, хорошо знает, что расслабляться, даже немного, хорошо в специально отведенных для этого местах вроде моей базы. С другой стороны, такие моменты, если их упустить, добротно приковывают к себе внимание, обрастая, как бульон плесенью, обидами. Значить, делаем так. Закуриваем. Шагаем поближе к тележке, и когда она со стоном распрямляется, подаем руку.

Катрин, нетвердо стоя на ногах, взглянула влюбленно-настороженно, ухватилась за руку, и при попытке спрыгнуть с тележки рухнула в мои объятия. Ее руки осторожно легли мне на спину, голова неуверенно легла на плече. Пока я раздумывал, а не слишком ли затероризировал ребенка, мой руки растеклись по ее спине и чуть прижали к себе.

– Только пожалуйста, не надо счас ничего говорить. – очень жалобно прошептала она. Так. Не только затероризировал, но и до телепатии довел. Пора переходить к молчаливым действиям.

Я коснулся ее головы своей и плавно охватил ее чувства и мысли. Потом тихонько, не давя, раскрылся и, выпустив тонкой струйкой поток желания быть вместе, посмотрел на отупение боя, скрываемый им страх, немножко хаоса от гонки. Они, понятые, растворились. Катрин вздохнула и шепнула:

– Идти надо.

Я плавно отстранил ее, не выпуская из объятий, и поймав ее взгляд, кивнул. Мы расцепились.

Глянув в потолок, я кинул в него мысль, что у меня получилось не упустить момент, и пошел пристегивать вооружение.

Пока я вооружался, Катрин отвязала подруг и взвалила Таниту на плече. Я взял слабо дышавшую Нирру на руки, и начал восхождение по лестнице.

Посредине лестницы я остановился, чтоб носом набрать код на пятнадцатиричном пультике. В конце лестницы открылся люк.

Ничего не подозревая и обдумывая, как дальше строить отношения с Катрин, я поднялся к люку. Высунувшееся в люк сопло тяжелого огнемета сообщило, что над этим задумываться рано. Сначала надо было придумать, как сделать так, чтоб их вообще можно было строить.

«А собственно говоря, во что мы играем?» Шулер

– Вот тебе и раз! – огорченно сказал я, кисло мысля, не получиться ли не нарваться на неприятности.

– Вот тебе и два. – в люк высунулся второй ствол, на это раз крупнокалиберного автоматического ракетомета. С той стороны люка было темно, и два ствола являлись единственными наблюдаемыми частями весельчака, с которым я имел честь.

– А в чем дело? – спросил я, прикидывая, какой эффект вызовет требование консула.

– Да ни в чем. Мы тут гуляем с друзьями в надежде с вам познакомиться. Надежды уже по горло, так что вы вовремя. Спасете десяток хороших человек от захлебывания. Кстати, для спасения утопающих нужна свободные от тяжелых предметов руки. Так что оставьте, пожалуйста, тяжелые предметы там. Руки можете оставить при себе.

Моя голова провалилась в трусы, выбив оттуда яйца, которые, в свою очередь, рухнули в ботинки. Лестница было крепкая, и выдержала страшный удар. Пока голова неторопливо ползла по пищеводу на место, я анализировал.

Оставлять руки при себе – это типичная шутка киборгов над людьми. Из всех выпущенных киборгов добротным семантическим анализатором оснащалась только спец серия 26-43, предназначенная для допроса пленных. Серия 26-34 после сбоя точки восприятия людей была почти вся демонтирована, кроме нескольких экземпляров, которые скрылись по неизвестным векторам.

Это значит, что наверху в преддверии базы может быть кто угодно, от общества борцов за культуру речи до ультралевонижнего блока номер 19 пиратских группирований. И то и другое неприятно, но первое, пожалуй, больше. Правда, выходить надо в любом случае. Нирра и Танита без мед помощи запросто могут загнуться.

– Эй, наверху, у меня есть две раненых…

– Выноси-выноси. Оркестра и цветов, извини, нет.

Я отстегнул оружие, переглянулся с Катрин, и прошествовал наверх.

В прихожей было темновато, но слабый свет, падающий из открытой двери, позволил мне разглядеть две фигуры. Одна, как я и предполагал, киборг. А во второй я без тяжелого умственного труда, если не считать безмерного удивления, узнал ископаемую модель боевого робота, снятую с производства по причине развала первого расселения.

Как только мы вылезли, робот прогрохотал к нам за спины, и наставил на нас, кроме пулемета еще парочку пушек и лазеров. Без труда можно было догадаться, что при намеке на намек на начало попыток к сопротивлению он, радостно поскрипывая шестеренками разнесет наши тела на такие куски, что даже бывший владелец не узнает.

– Демоны! – офигевше прошептала Катрин, думая, видно, о том же.

– Точно. Но вообще ты особо не волнуйся. Это всего-навсего кончились развлечения и начались неприятности.

– Ну что ты. Какая же из меня неприятность? Я же весь из одной приятности состою. Прошу.

Напротив выхода на бывший когда-то свежим воздух полукругом стояло около трех десятков фигур, половина из которых являла собой прекрасно собранную коллекцию раритетных человекоподобных механизмов. Владелец коллекции явно стоял среди них, но распознать его среди дюжины с хвостиком людей в скафандрах было невозможно. Разве что в этой толпе осталась дисциплина и без его разрешения никто не говорит.

– Сигаретки не у кого не будет? – невинно спросил я, выплевывая окурок сигары.

– Будет, дорогой ты наш, будет. Дайте господину Трокли сигаретку. Напоследок.

Голос принадлежал Мастеру Хаоса Дадзонте Ватоксу. Из этого факта я понял, что проводимая им операция по перемешиванию нашего боевого духа с дерьмом завершена успешно.

Пока меня разгружали, разоружали и снимали жилетку с карманами, я прокручивал все, произошедшее с момента звонка Скайрина, вычленяя детали коварного замысла. Сознание впало в дремотное безэмоциональное созерцание, выйдя из игры, чтоб пронаблюдать ее со стороны.

Звонок Скайрина, совпавший с наглым и грубым показом засады. Разгадка маленькой тайны вовлекает в игру, где с самого начала создается ощущение, что ее контролирую я.

Первая тройка притупляет настороженность внешним видом второй, и чуть глубже затаскивает в игру маленьким половым крючечком. На мнение, что игру веду я, накладывается желание быть ярко действующим лицом, а не контролером.

Нападение трех глайдеров и скафандра. Показ, что игра интересная, поскольку противники суровые и как игровой фигуре придется выкладываться полностью.

Инструкция департамента особых личностей, чтоб я не удивлялся отсутствию поддержки, а так же согласился с тем, что в игре может быть кто-то, кто ее контролирует лучше меня.

Очень много движения на участке вход в Замок-База, и момент на поцелуй, чтоб поглотить внимание проблемой из нежелания движения против необходимости защитить любимого человека.

Шедевр!

Внимание вернулось к окружающему. Глаза от созерцания точки, которая была бы кончиком носа, будь он тридцати сантиметров длинной, перешли к осмотру окружения.

Комната. Катрин, как и я, прикованная к стене наручниками, стол с компом и малым мед набором. Шкаф, в открытой дверце которого виднеются какие-то блоки. Три баллона с горючкой в углу, и десятка два ящика боеприпасов. На ящиках лежат Нирра и Танита. Над ними склонилось тело в белом халате. Два робота у лестницы наверх.

Потом внимание скользнуло к красивому скальпелю, лежавшему на краю стола. Какая-то часть сознания, пробудившаяся от генерации мнения, что скальпель красив, потребовала, чтоб я проснулся и сражался. Какая-то другая попросила ее заткнуться, и я продолжил медленное соскальзывание в тупую дрему.

Немного еще не уснувшего внимания качнулось к ушам. Меня кто-то что-то спрашивал. Язык уже спал.

В помещение внесли хромосом-анализатор, а на меня навели автомат. Но все это доходило как через вату и дымчатые стекла, а сознание обволакивало скальпель, сообщая, какой он острый, легкий, прочный, и явно ожидая от меня чего-то. Внимание засыпало все больше. Я попробовал собрать остатки и придумать, что надо сделать. Еще не уснувшего не хватило, а уже спящее сурово заворчало, подсказывая, что его будить не надо. Тогда я обратил остатки внимания на скальпель, и послал их внутрь него.

Предпоследний кусочек внимания аккуратно взял что-то изнутри и понес мимо меня куда-то в память. Перехватить было нечем, но я все же глянул. Энергия. Много-много энергии, сжатой в атомы, в кристаллы. Привет! от этой энергии.

Последний кусочек внимания уловил крик Катрин, и укрывшись им как одеялом, уснул.

***

Сознание вернулось вспышкой боли в бедре и в голове. Ощущение было такое, что кто-то проткнул бедро ломом, перед этим пару раз стукнув им по затылку.

Первым желанием было громко выругаться и закурить. Но сначала надо было выяснить свои шансы на получение курева. Первые ощущения говорили, что они велики. Я лежал на чем-то мягком и прохладном, не связанный, не избитый (почти) и никаких звуков, кроме шмыгания носом и редкого шипения от боли не поступало. Информация обнадежила, но ее явно недоставало. Я открыл глаз и огляделся.

Мягким и прохладным оказалась куча листьев, сваленная под открытым небом. Уже темнело – от въезда в город прошло пол-дня. Рядом с мной сидела Катрин, и, уставившись в никуда, шмыгала разбитым носом. Левый глаз украшал приличный, в обществе нестыдно показать, фонарь. Шипело что-то из-за спины, и я решил сесть, чтоб посмотреть на источник.

Зажмурившись от боли и проскрипев, как армия скелетов, я сел и посмотрел на бедро. Лома в нем не торчало, и даже дырки не было. Потом посмотрел в сторону. Там, прислонившись спиной к стенке, на той же куче листьев сидела Танита с простреленной рукой. Из под обмотанного вокруг головы куска ткани сочилась кровь. Пока я спал, произошло что-то, что избавило нас, не только от внимания нехороших дяденек, но и от присутствия Ниррры тоже. Только вот что?

– Что случилось?

– Это у тебя надо спросить. – ответила Танита голосом, в котором были только боль и злость, и уперла яростный взгляд во что-то невдалеке. Присмотревшись, я увидел плащ, из под которого торчали очень знакомые ботинки.

Черт! Нирра была мне немногим больше, чем знакомая. Тогда почему я чувствую себя так, будто не донес сообщение стоимостью пару миллиардов? Вскакивание на ноги создало в ноге ощущение повторного удара ломом, но я устоял, и заорал в темное ясное небо.

– Глрэак!!! Кхыэн хвэанджанс ыэльждыа!!!!!!!!

Хорошее ругательство – это драгоценный камень, ценимый не сколько за красоту, сколько за свою редкость. Случай как раз был редкий.

Пространство вокруг начало завинчиваться в дугу от редчайших ругательств [17], а я взял еще круче.

Минуты через две я проругался и спросил:

– В округе есть кто?

Катрин, в которую попал мой вопрос, со слабой печальной улыбкой покачала головой. Прелестно! Эмоциональный шок на фоне самобичевания основанного на смерти близкого человека. За компанию умереть не удалось, значит, хотя бы изобразить, что удалось, надо. Если старательно изобразить, то может, даже получится присоединиться к компании.

Танита, кстати, тоже почти там же, но жаждет не просто умереть, а сильно нарваться, и погибнуть в атаке, и ни дай бог удастся победить противника.

Так. Времени на приведение их в норму мало, но что делать, я знал. Поймать этот маленький гаденький шок, и накачать его эмоциями так, чтоб он лопнул. Мало того, я знал, как это делать.

Найдя себе занятие, я временно отложил все остальное, в том числе и временный провал в памяти, на второе место. Итак.

Оглядеться. Куча листьев находиться под южной стеной городского сада. До базы метров двести. А для похорон места лучше не придумать.

– Сидите здесь! Счас вернусь. – Танита хмуро кивнула, и я похромал к базе, стараясь обращать меньше внимания на бедро, которое, судя по ощущениям, немножко треснуло.

Минут через сорок я вернулся, с автоматом и мечем Нирры, найденным в вдрызг разгромленном подвале, и кучкой разных полезных для похорон предметов. На ходу я переваривал увиденное на улицах.

Выглядели они так, будто кто-то по ним пробежался, крутя над головой генератором гравитационного поля. Пара попавшихся по дороге трупов смотрелась как несчастные люди, в которых влюбилось все подряд – кирпичи, стекла, разное оборудование и так далее. Причем влюбилось настолько, что забыло о гравитации и принялось гоняться за любимыми, чтоб от души поцеловать.

– Игра догони меня кирпич. Первый кон маюсь, второй не играю. – мрачно сообщил я Таните старую шутку.

Поставив магнитофон рядом с небольшим возвышением, я принялся сооружать Нирре последнюю постель. Вскоре ко мне присоединились Танита и Катрин. Первая – яростно сверкнув глазами, но смолчав под моим взглядом. Вторая – совершенно автоматически.

Когда мы перетаскивали ее, я незаметно от девушек взял на анализ кусок кожи. Чтоб войти в роль хладнокровного патологоанатома мне пришлось настойчиво подумать о том, что после кремации сложно установить, была ли у нее пара лишних хромосом.

Положив ее на гигантскую охапку веток, мы некоторое время молча стояли. Я смотрел на ее лицо, бледность которого подчеркивали иссиня-черные волосы, и кисло высчитывал, в скольких торжественных похоронах, считая эти, я уже принял участие. Получалось, что в 79.

Потом я поднял с земли три факела, зажег их, и роздал по одному девушкам. Мы повернулись к почти зашедшему солнцу, бросавшему на все последние синие лучи, и застыли, мысленно провожая Нирру туда, к нему. Потом мне в голову пришла мысль, что лучшего времени для похорон и не надо, а потом в голову полезла всякая чушь типа моралей о том, что плохо, когда умирают дети. Не успевшие размножиться.

Шагнув к охапке, я ткнул факелом в основание кучи.

Танита и Катрин просто кинули свои факелы и вслед за мной отошли на десяток шагов.

– Можно говорить очень много и не сказать ничего, а можно промолчать, и сказать много. Я промолчу. – сказала Танита после минуты молчания.

– Тогда я. Только не скажу, я спою.

Я вспомнил Алексу. На нее тогда высадились работорговцы и стали вывозить молодых девушек. Вспоминал я, как мы, взвод и местные, хоронили молодого парня, который зарекрутировался к нам во взвод, но так и не улетел с планеты. Его дядя тогда написал на те похороны сагу, которая очень подходила к этим.

Музыка, без которой слова воспринимались плохо, тогда осталось у меня на пленке, и сейчас надо было только говорить, чтоб стянуть Катрин и Таниту с дорожки к солнцу, по которой уходила Нирра.

И я говорил.

Сага о не увиденном Солнце.

Теплый южный ветер, налетевший со стороны моря, взметнул его плащ серо-серебристого меха и выбил ту слезу, которой он сейчас так хотел.

Он внезапно почувствовал, как тяжел его меч. Годы скитаний по землям, где прав сильный, где выживает убивающий, где нет ничего, кроме злобы, ненависти и звериной похоти, научили его не замечать тяжести оружия и тяжести бытия. Эти годы, когда один за другим уходили люди его Рода, Рода странников и воинов, приучили его к одиночеству. А теперь, когда он вновь остался один, на него навалилась тяжесть.

Тяжесть меча.

Тяжесть мыслей.

Тяжесть век.

Он закрыл глаза и порывом ветра налетели вспоминания, которые были тяжелее всего.

Он помнил, как он блуждал по холодной, как Смерть, бескрайней северной пустыне, и его, обессилевшего от холода, голода и бессонницы, окружила стая волков.

Рука устала наносить удары, а он устал убивать.

А когда волков больше не осталось, он нашел в той бескрайней смерти маленький комок жизни, такой же одинокий осколок, как и он сам.

Только она спаслась от безудержной ярости воинов соседнего племени. Спасая жизнь, она убежала в снега, в смерть.

Тогда им больше всего не хватало тепла и они, поняв друг друга без слов, легли рядом и отдав друг другу то немногое тепло, которое еще оставалось в их почти окоченевших телах, согрели друг друга и уснули.

Они были вместе и только потому вышли из белой смерти.

Она сказала ему, что там, на ее родине, никогда не было Солнца, потому что вечный северный ветер гнал и гнал тучи, закрывавшие его. И она не знала тепла – только холод, страх и рабский труд.

И он взял ее с собой – увидеть солнце, узнать, что такое тепло, что такое солнце, что такое радость и что такое любовь – любовь к жизни, к южному ветру, к миру, где живешь, к тому, кто рядом.

Тогда он понял, как одинок был все эти годы, и как ему нужен кто-то рядом. Хотя бы для того, чтобы не молчать в вечной дороге, кому раскрыть красоту этого мира.

И они пошли на юг.

Он помнил их первую ночь у костра, когда он обрел что-то новое для себя, но старое, как мир.

Заснеженный лес, костер и она. Блики костра играли на ее длинных светлых волосах и отражались в голубых, как небо его родины, глазах.

Она сидела, обняв свои ноги и смотрела на огонь, который видела впервые. А потом спросила, любит ли он ее. Он ответил: «да»…

Он помнил, как они шли по узкому каменному гребню на одинокую скалу, на вершине которой он родился на рассвете много лет назад. И теперь, родившись заново, он вновь шел к солнцу, к новой жизни…

Южный ветер утих, и он открыл глаза. Он стоял на обрыве. Под ним было море, заключенное в решетку скал, и пытавшееся вырваться наружу. Раз за разом волны били о камни и рассыпались, потеряв все свои силы.

Ветер победил тучи, в лицо ему ударило солнце и он обернулся.

Он увидел ее могилу, сложенную им из камней, на которых когда-то стоял его дом.

Вокруг лежали те, кто напал на них этой ночью. Она погибла от случайного удара, который он не смог, не успел отвести.

Он бросил последний взгляд на могилу и пошел прочь. Он запомнил знаки на щитах и шел искать.

Перед ним была тень, шагавшая вместе с ним. Длинная тень. Длинная, как и его дорога.

Эту тень давало Солнце, встававшее из-за моря. Солнце, которого она так и не увидела.

Я замолчал. Пока играла музыка, я смотрел перед собой, медленно, чтоб без рывков и царапин на душе, выходя из состояния Говорящего.

Выйдя, сразу посмотрел на девушек.

Кулаки Катрин сжаты, челюсти стиснуты, в невидящем взгляде перед собой – темная холодная ненависть до конца.

Танита смотрит в землю немигающим взором. Мышцы расслаблены.

Есть!

Запись кончилась. Треск и рев пламени стали слышны отчетливо. Все, кроме огня, застыло. Катрин – в ненависти. Танита – в печали. Я – в полном отсутствии мыслей.

Момент вечности оборвался лязгом меча Катрин, медленно вышедшим из ножен. Лезвие тускло блеснуло в свете костра, и почти сразу же потемнело от крови.

– Клянусь, что пока я живу, те, кто виновен в ее смерти, не будут жить спокойно. Они найдут покой только в смерти.

– Клянусь! – подхватила Танита, и вверх взметнулось еще одно окровавленное лезвие.

Ого! Если кто-то из них миксимус, то у пиратства теперь серьезные проблемы. Но мне-то что делать? Они ждут меня, и отрываться от масс неприлично. С другой стороны, делать истребление пиратства целью всей этой жизни и половины следующей как-то неудобно.

Откуда-то изнутри меня, из глубин, пришла мысль, что неудобство не в этом. Неудобство в отсутствии большой цели, и, как следствие, отсутствии большой игры, с большими же препятствиями и большими же возможностями. Потом оттуда же пришло сообщение, что потенциально возможностей хватает, чтоб играть в любую игру. Но решение о выборе – за мной.

Вздохнув, я принял его. Потом вынул меч, провел им по предплечью, поднял и высказал решение вслух:

– Клянусь, что занят устранением причин, которые привели к ее гибели!

Три меча со свистом выписали треугольники, и замерли в ножнах. Внутри меня что-то неторопливо начало перестраиватся. Пока не спеша. Как-нибудь на досуге я наведаюсь посмотреть, как у него дела.

Через полчаса костер догорел. За эти полчаса я вкопал по кругу вокруг него куски взрывчатки.

Прощальный салют серией взрывов насыпал над костром курган.

Мы бросили на него последний взгляд и пошли прочь.

Нирра…

«Информация – это мера неопределенности системы. Или определенности. Или не системы. Это с какой стороны посмотреть. А теперь я дам вам два стабильных данных…» Любой Мастер Замешательства

Выйдя из парка, мы протащились по мертвым улицам до Базы. Там, войдя в открытую раньше дверь, я пропустил их вперед, и захлопнул ее.

Дома. Можно расслабиться, ненадолго позабыв, что я – агент.

Неслышно ступая по толстенному ковру, мы прошли по коридору и вышли в круглую гостевую комнату, из которой радиально расходились коридоры в туалет, ванную, оружейную, центр связей, спальню и мед блок. Гостевая предназначалась для незначительных пьянок, поэтому диваны, кресла и столики, заполнявшие ее, были не роскошью, а необходимым оборудованием.

– Присаживайтесь. – кивнул я на оборудование, успев подать команду до того, как они сели без приглашения.

Танита растеклась по средней жесткости дивану, а Катрин безошибочно упала в мое любимое кресло. Я подошел к стенке, приложил палец к детектору, открыл дверцу своего шкафчика и вытащил поднос со стаканами и десяток бутылок со средними напитками. Столик жалобно скрипнул под огромной тяжестью (стаканы были цельнометаллические), и притих. От моих действий притих бы кто угодно, видевший хоть одну пьянку, а столик их видел не менее сотни. Я смешал коктейль из максимально возможного до употребимого количества бутылок, старательно делая вид, что никому не предлагаю выпить.

Выпив, и крякнув, я возжелал сигару, и направился к шкафчику, размышляя о вреде смешения пива с эфиром. Размышления прервала Катрин.

– Тивсол!

– А? – Вскрикнул я, шокированный тем, что меня вдруг назвали по имени.

– Когда мы выступаем?

Я задумался, застыв с коробкой сигар в зубах, и двумя ящиками спецпива (тонизирующее, высококалорийное витаминизированное) в руках. Очень хитрый способ избегнуть жаждущего крови взгляда и формирования о тебе мнения предатель. Придумав когда, и переложив сигары под мышку, я направился в центр связи, на ходу отвечая.

– Утром…

– Но…

– Объясняю почему. Во первых, надо выспаться. Во вторых, мне надо выяснить обстановку. В третьих, надо подготовить оружие. В четвертых, надо подготовить транспорт… В тридцать шестых, надо вымыться – грязнули останутся здесь. Вкратце все.

Можно было довести и до ста, но системы связи уже размораживались, вода для мойки нагрелась, пиво уже начинало, и очень хотелось в душ.

Из душа я вышел минут через сорок. К этому времени они должны были выпить уже достаточно, чтоб отложить начало Восемнадцатой Планетарной на завтра, но еще не достаточно, чтоб попытаться меня изнасиловать. Громко шлепая мокрыми подошвами, я прошел в гостиную, и нагло выставился под их чуть окосевшие глаза, которые от взгляда на меня чуть расширились. Совсем смущать двух почти монашек я все же не стал, и перед торжественным выходом одел шорты.

Вогнав их в краску тщательным осмотром их фигур, я в напряженном диванном молчании прошествовал к шкафчику, открыл отделение с одеждой и извлек три комплекта гибридов пижам с коротким кимоно.

Натянув черное с розовыми поросятами, я кинул два остальных на поднос со стаканами и грозно рыкнул:

– В мокром по диванам не валяться!

– А! – смогла ответить Танита, выведенная рыком из глубоких раздумий о смысле бытия одежды.

– А воевать тоже в этом будем? – получилось ответить у Катрин. Люблю практичных.

– Нет. Доспехи для боя в арсенале.

Не воспользоваться их задумчивостью над тем, будет ли что-то под доспехами, было грех. Грешить я не стал, и воспользовался для незаметного, если не считать совета не утонуть в ванной, отхода в центр связи.

Ввалившись внутрь, и рухнув в кресло, я стал готовиться к бессонной ночи.

Запустить лазерофон, ящик пива под руку, сигары – под другую, запалить стационарную зажигалку на пульте.

Ох люблю такие ночи! Больше любых других. Остальные приедаться, я такое бывает не часто.

Глоток пивка, затяжка, запуск «Марша астероидного облака», и начали. Диалог с компом.

– Пароль? – запросила подозрительная машина.

– Тивсол Трокли, Допуск 28. – Интерфейс с компьютером я установил не сколько для собственного удобства, сколько помучать иногда забредавших на базу коллег…

– Код допуска?

– Сандзю-року бассай-дай. На, подавись своми сандзюрокбассаем. – тщательно выговорил я. Если кто-то не занимался некоей рукопашной штукой под названием карате, то выдать названия двух упражнений из него смог бы вряд ли. Я если занимался, то язык не повернулся сказать вторую часть пароля.

– Принято. Приветствую вас, мистер Трокли.

– Фак е толстую керамическую попу.

– Спасибо. Второй пароль принят. Че делать будем? Работать или опять из сети порнографию таскать?

– Конечно порнографию. Первый канал – данные спутников слежения и связь с ними. 15 %. ресурсов. Второй – связь с ракетной базой. 15%. Третий – с базой штурмовиков 20%. Четвертый – связь с ближайшей конфедеративной системой. 45%. Пятый – проверку гаража. 5%. В процессе ожидания пустить на голограф результаты прошлогодней работы.

– Обломись. Пятый канал на связи.

Глянув на стереоэкран, я выругался.

Кто– то из (…) соратников, посещающих данное место, снял с вертолета всю электронику, и его боеспособность оценивалась в 5 градусов.

Боекостюмов осталось два. Бомб мне оставили мало, видно, предполагая, что я сотворю чудо и буду сражаться им. Хорошо, что не взломали мой личный холодильник и материалы для создания чуда были.

– Второй на связи… Видео нет, даю пересказ…

– Вкратце.

– Ну вкратце так в кратце. 4 часа назад истрачен весь боезапас. 12% попаданий. На планету совершена несанкционированная высадка десяти катеров класса «Урон» и двух транспортов типа среднего класса.

– (…)!!! (…), (…) и (…) этих (…), которые (…) и (…)!!! Повреждения?

– Поврежден передатчик Зофа. Авторемонт невозможен. Повреждена система жизнеобеспечения. Авторемонт невозможен. Повреждены все локаторы дальнего и среднего, и 67% ближнего радиуса. Авторемонт невозможен…

Я посидел, тупо глядя в экран, механически закуривая сигару и выпивая банку пива залпом. Кто-то за несколько часов снес систему планетарной защиты. Обычно на это уходило дня два. Система планетарной защиты – это сотня стратегических ракет класса планета-космос. Это 32 штурмовика… Да, а штурмовики то где?

– Местонахождение штурмовиков системной защиты?

– 30 уничтожены. 31-ый вылетел в измерение В8 из на неполадок в двигателе. 32 не отвечая на вызовы заходит на посадку. Приблизительное место посадки – от нуля до 300 метров к северу от базы. Посадка через сорок секунд. 39…

– Чем глубже влез, тем поуши в дерьме! – только и сказал я, пока пальцы бегали по клаве, вытягивая из генераторов защитное поле.

Ба– бах! Уф! Еле успел… Блин, там может быть пилот. А может и не быть. А может, и мина с биополярным взрывателем. Подожду-ка я до утра. Утром все мудренее будет.

Непослушное воображение нарисовало картинку человека, истекающего кровью среди перкореженного штурмовика. Я показал воображению схему кресла пилота, которое в случае чего сразу превращается в анабиозную ванну.

Комп, поскольку ему пока делать было нечего, принялся прокручивать по голографу результаты прошлогодней работы, чем чрезвычайно помог умственному процессу. Я уже почти дошел до окончательного вывода, что, если разобрать пол-Базы, то можно сделать неплохую пародию на летающую подводную лодку. Совсем дойти не дало включение первого канала.

Экран, как ему и полагалось, разделился на 14 каналов, но изображений оказалось только два. Комп заботливо просветил, что 12 остальных спутников сбиты, причем раньше, чем успели крикнуть караул, убивают!. Плюнув, я, добивая восьмую банку, переключил изображение на оставшиеся два, которые в момент атаки успели заткнуть радиопередачу на магнитофоны.

Постепенно картина стала вырисовываться, и была она весьма мочавой.

Флот прибыл 18 часов назад и, разгромив пустые береговые укрепления лазерами, высадил небезызвестные 50.000 десантников и 1000 лазеров, что двинулось в глубь континента.

8.000 спецназа Фрутино, вооруженные винтовками и дальнобойными арбалетами, тормозят наступление, пока остальная армия быстро эвакуирует все и вся, расставляя по пути ловушки и мины.

Весь народ стекался в Долину Холмов, где откармливался, вооружался и строил укрепления.

Двое агентов, оставшихся от 8, агентствовавших на территории орденов, провели остатки пограничников и восточных в Замок, выбили оттуда десантников корпорации, разобрали все, что там было из оружия, и скоро должны были выйти к Холмам.

Удивило меня следующее. Отряды Дедзонцев шли отдельно от остальных имперцев, а в его аналоге на стороне наших сил – Гринленде, вообще не было заметно никакого движения. Это надо было обдумать, но комп опять не дал насладиться умственным процессом.

– Третий канал!

– Вы, (…), мутанты обоеполые, шли бы вы (…) сами себя, у вас же и (…) и (…) есть, так чего вам еще надо? – полилось из динамика. – Или вы уже (…) так, что сам себя не можете? Так сконструируйте вибратор, компьютеризируйте этим вашим (…) 5000-ым процессором. Он то вас удовлетворит!

Голос был чрезвычайно знаком, но пока не идентифицировался. Зато ситуацию он прояснил. Торговцы где-то откопали сверхпроцессоры, и поставили их на компы управления стрельбой. И опережали мишени на два порядка. Это плохо. Чур я с ними, как обычно, не воюю. Вот понаделать мелких, нормальных, извращенных, хулиганских, профессиональных, любительских и бесящих пакостей – другое дело. Послушав немного распинанания базы, особенно хорошо воспринимаемые под голограф-шоу, и вкапления «Ну? Ага!, Не-а.» торговцев, я вмешался в теплую беседу.

– Болейте, нелюди злобные, болейте, не мои дешевые. Как бизнес? Как сами? Как семья? Как любовница?

После непродолжительного молчания раздался дружный хор:

– Ты кто?

– Вурдолаков Достану Хренотвертишся. – представился я по-русски. – У кого-нибудь завалялся передатчик Зофа?

– Нету! – задумчиво ответил болтунявец с базы, видно тоже вспоминая, кто же это я могу быть. Торговцы молчали – видно, запустили меня по компьютеру, и пытались запеленговать. Ну-ну. До русского языка они доберутся скоро, а вот запеленговать удастся только к концу галактической пятилетки (5 оборотов галактики вокруг центра – около триллиона миллиардов лет).

– А почему нету?!! Пропили уже? Или проели и на баб спустили? Так на…

– Харш, (…)! – радостно завопили с базы. – Ты (…)ли языком воздух гоняешь? В вентиляторы переквалифицировался?

Ага! Теперь то я понял, с кем имею дело. С моим бывшим комполка подполковником Касда.

– Не. Еще. А ты-то как в эдакую срань попал?

Майор Касда как раз проводил инспекцию, когда все началось. Почти сразу же, как только вылетели штурмовики, базу полило ракетным дождичком, и снесло на поверхности все, вплоть до туалет-ресторана. Ныне весь уцелевший обслуживающий персонал базы усердно паял передатчик Зофа.

Больше мне ничего узнать не удалось, так как в нашу дружескую связь вмешались торговцы. Выслушивать их требования сдаться и разнообразные заманчивые предложения я не стал, а просто перевел все на пятый канал, безуспешно пытающийся пробиться через слой помех, окутавших систему.

Перепрограмировав его на посылку сообщения, как только произойдет пробой, я отключил почти все остальное, и занялся подбиванием бабок, дедок, внуков и внучек. А подбивать особо было нечего. Надо было точить меч, чинить вертолет и угонять один из катеров, у которых меня уже ждут.

А это значит, что пора перебираться в оружейную, доставать топоры и молотки и включать компьютеризированный точильный станок.

Подхватив ящички, я ногой отрубил голограф, и направился на выход. На выходе я нос к носу, точней, глаза-в-глаза, столкнулся с Катрин. Если еще точней, то не с ней, а с чем-то, отдаленно ее напоминающим. Окинув взглядом скорее ее фигуру, чем пижаму, я остановился на голове, по которое расплескались темно-каштановые волосы, уложенные водой лучше всяких лаков. Если учесть, что вместо вонючих духов от нее тянуло нежнейшим ароматом марочного коньяка, то нетрудно будет понять, что я был сражен, как десятикилограммовым мечем.

Второе, на что я обратил внимание, только взяв его под контроль, были руки, сложенные на животе и смесь смятения и надежды в глазах.

– Привет! – сказал я. – Как жизнь?

– Не знаю. – переминание с ноги на ногу. – Холодно как-то.

Ясно. Ожидание, а не подготовка, к бою, где планируется 50% выживаемости. Рецепт прост. Пиво, музыка, и заточка меча.

– Тогда пошли выясним.

– Куда? – легкая дрожь.

Я выронил ящики, подошел, очень медленно положил руки на голову и повернул лицом к себе. Заглянул в глаза. Нырнул. Утонул. Всплыл. Ожил. Вынырнул.

– Все хорошо. Верь.

Она шагнула ко мне, повисла на шее, положила голову на плече, всхлипнула:

– Я солдат. Я не должна бояться, но я боюсь. Боюсь не умереть – умирать!!!

– Ты не солдат. Ты – воин. – ответил я, обнимая ее, чтобы немного уменьшить нагрузку на шею. – Воин отличается тем, что не подавляет, нагло смеется над своим страхом…

Меня заткнули. Пока тянулся затык, и большая часть меня наслаждалась им, меньшая хладнокровно придумывала, откуда берутся такие могучие стремления, которые никакая монашеская подготовка не берет. Не от папы-военного? Большая часть мгновенно почувствовала себя жрачкой настолько плохой, что ее даже в задницу не пустили. Отстранив ее, сделав счастливую рожу, и предприняв удачную попытку убрать с нее все намеки на возбуждение, я шепнул:

– Пошли!

– Куда?

– Куда-нибудь, где тепло. Холодно ведь.

Ой! На самом деле, часть дрожалки перелилась мне.

– Пошли.

Не забыв ящики, я, счастливо молча, провел ее в оружейную.

Там я врубил музыку и, с садистским удовлетворением наблюдая, как она глядит на меня совсем другим взглядом, запустил в ген-анализатор соскобы с ее и Таниты меча, а так же анализ (бр-р-р-р!) Нирры. Запустив, я, чтоб не мешать ему работать излишне нервным ожиданием результатов, пошел за сигарами.

По возвращении он, молодчина, не то, что я, уже выдал результаты:

1 (Нирра) – Homo sapiens

2 (Танита) – Homo sapiens

3 (Катрин) – Homo miximus.

Секунд пятнадцать я тупо таращился на высунувшуюся из принтера бумажку. Хотя именно этого я и ожидал, но до сего момента надежда теплилась в палате интенсивной терапии. Когда она переместилась в холодный морг, я подумал, что жить стало намного веселее.

«Если Вы что-то распланировали – ни в коем случае не делайте этого. Противник может распланировать то же и составить контрплан.» Учебник по агентурной деятельности.

– Чего? – спросила Катрин, заметив, видно, по харе, мое крайне веселое настроение.

– А, мелочи. – беспечно ответил я, углубляясь в тяжкие раздумья, как мне дальше себя с ней вести. Однозначно было одно – если вывести ее из себя, то дело битьем посуды не обойдется. Многозначно было другое. Если… это я о чем?… когда мы отсюда выберемся, то неплохая получиться семейка. Ключевое слово – выберемся. Для этого неплохо бы перестать хлопать ушами и звенеть яйцами, и заняться, наконец починкой вертолета и заготовкой оружия.

Посмотрев новым взглядом на Катрин, оседлавшую ящик гранат, я вспомнил, что где покладено, закурил, и торжественно объявил:

– Ремонт! Тебе выделяется самая главная роль.

– Какая? – настороженно спросила она, заворожено глядя на извлекаемые из шкафчика набор напильников и паяльников.

– Оказание мне моральной поддержки. Светить и греть умеешь? Значит будешь моим солнышком. – прокричал я сквозь грохот молота, очень неохотно покидавшего належенное место. – Пива будешь?

– Наверно. Если расскажешь, что это.

Нога успела отдернуться, и тяжелая атомная дрель рухнула на пол. Вспомнив, что на этой планете землю предпочитают использовать для постройки крепостей и погоней друг за другом, а не для выращивания хлеба, и что тратить дефицитный злак на пиво никому в голову пока не пришло, я закрыл рот, сузил глаза до обычного, пиннул дрель к вертолету и пошел показывать, как открывать ваккумные пробки.

Шпок! На. Шпок! Бзяк! Как я люблю звук встречи двух бутылочек!

– Пиво. Малоспирта содержащий напиток. Можно напивать так… – я сделал маленький глоточек, -… а можно так. – Бутылку залпом. – Тренируйся. – Кивок на ящик.

Когда я, кряхтя и пыхтя, приволок сварку, рядом с Катрин лежало три пустых бутылки и она была достаточно веселой, чтоб действительно оказать мне моральную поддержку. Следующие три часа пролетели. Если не считать значительной убыли в ящике, полной подготовки к боям, узнавания о друг-друге массы интересного, несколько потрепанных рук, и раздумий, на что сподвигнут почти монашку пять литров пива, и если на подвиги, то на какие.

Оно сподвигло на туманные намеки, что помещение почти не отапливается, и что к утру можно замерзнуть. На что я гнусно занес к ним в комнату стратегический запас одеял, и пошел спать, пожелав Катрин и уже давно спящей Таните приятных сновидений.

Проснулся я затемно. Скинув ноги со спинки второго кресла, и старательно перейдя в стоящее состояние, я пошел в душ. Немного просвежившись после вчерашней ночи, я пошел в оружейную одеваться.

Процедура это длительная, так как облегченный костюм десантника для нормального температурно-барного режима состоит из ста двадцати шести предметов.

Через час, проверив напоследок молнию на штанах и гидравлику на ботинках, мы с двумя неположенными по штату пулеметами и связкой гранат отправились на утреннюю прогулку до штурмовика и обратно.

Первым, что я увидел, выползя на улицу, оказалась широкая борозда вдоль улицы и два крыла, заваленных рухнувшими домами. Задумчиво пожевав сигару над разными неприличными ассоциациями философского наклона, я побрел вдоль двухсотметровой борозды. В конце ее, как и предполагалось, лежал корпус с открытым носовым люком, из которого торчали ноги, и вился дымок.

Заглянув внутрь, я обнаружил там остальные части – живот, руку и газету, за которой прятались грудь, вторая рука и голова. Газета был свежая. Я осторожно передвинул гранаты, разлегся на броне и занялся чтением.

Департамент половых связей вовсю пытался протолкнуть в использование СПИД-18, обосновывая это тем, что 12 и 5 весьма сократили количество изнасилований. На что департамент населения жалобно скулил, что из-за этого резко упал прирост населения.

Рабовладельческая корпорация вовсю пыталась сделать вид, что ее не стало. Это очень пугало спецов, особистов и правительство в общем, которые боялись потерять конкурента на рынке грязных дел.

118– яа дочь правителя Дакулы шестой раз развелась и вышла замуж за 102-ю.

Дочитав страницу, я рефлекторно попросил:

– Переверните, пожалуйста.

Мимо моего левого уха просвистел ботинок сорок шестого размера, а из-за газеты уставилась заросшая харя и скорострельный автомат.

– Спасибо. – я углубился в чтение спортивных новостей.

– Ты кто? – выскочило откуда-то из копны соломеных прямых волос.

– Человек, десять лет не читавший газету. – Это подействовало. По крайней мере, на пару секунд, пока я не разразился воплями:

– Эй, слушай, а как выглядит Ва Кон, чемпион по рукопашке? Среднего роста, сероглазый, бритый на лысо, без среднего мизинца?

– Ага. – ответила копна, выплевывая бычок и выбираясь на волю из недер кресла. – А ты откуда знаешь?

– Служили вместе. Я его учил водяным рукам, я он меня – взрывать ноги.

– Это когда?

– В промежутке между абордажем Разрушителя и чисткой Гадины.

Автомат опустился, а после вопроса, кто я такой здесь взялся, вообще спрятался в кобуре на боку.

– Тивсол. – протянул я руку. – Хорошо сел.

– Вунайкосола. Ол. Нормально. Тут есть где-нибудь душ, литра три вина и стеревизор?

– Есть. А с рукой…?

– Нормально. Это еще в космосе. Но как они нас! Как слепых обжаханых черепах…

Далее последовал длительный рассказ о сражении, прервавшийся только когда мы вошли в гостиную и увидели там девушек. Ол прервал не только рассказ, но и движение. Видь я девушек в первый раз – сделал бы то же. Они где-то в шкафчике раскопали гермокостюмы (в обтяжку) свободные рубахи и надев их, затачивали все имеющиеся лезвия.

– Это кто? – ожил Ол, спросив на всякий случай на старом линкосе.

– Местные. – ответил я на новом, обозревая полупустой ящик пива, который еще вчера был полным.

Бесцеремонно оставив их знакомиться, я пошел в оружейную за завтраком из генеральского походного рациона. Когда я вернулся к неплохо сервированному столу, Ол допивал вторую бутылку и болтал с ними на чем-то, отдаленно напоминающем местный.

Вывалив свой груз на стол, я грохнулся в кресло, и принялся вскрывать консервы, прихлебывая из бутылочки, отобранной у Катрин с нравоучением о вреде алкоголизма в детстве.

Ол рассказывал истории из жизни базы, чем полностью развел мои подозрения, что он чужой агент. Ни один агент в среде пилотов пять лет не продержится, а Ол в ней состоял лет восемь.

К завтраку мы приступили в ленивом расслабленном молчании, протянувшемся до середины, когда Танита спросила:

– Когда мы выступаем?

– Куда? – поинтересовался Ол.

– За катером. Мне кажется, что вся эта каша – из-за них. – сказал я, слава пиву, на линкосе.

– А-а… А я чего?

– А ты сиди здесь и связывай…

– Ну так как? – повторила Танита.

– Счас посидим, загрузим дракона пивом и ближе к вечеру вылетим.

– А почему ближе к вечеру? – поинтересовалась Катрин.

– Столько надо, чтоб загрузить пива, чтоб тебе хватило тебе хотя бы на день.

Катрин нахмурилась и метнула кинжал куда-то в живот. Оставив его торчать там, я продолжил завтрак.

– Ничего себе. – буркнул притихший Ол.

До конца завтрака все молчали. А после, не рискуя получить в добавок к кинжалу копье, от которого можно было получит синяк, я направился к вертолету.

Через полчаса мы взлетели.

Развалившись в кресле пилота и лениво поглядывая на карту, я обдумывал, куда же мне все-таки лететь.

Сзади, в огромном грузовом отсеке, выставив головы на улицу, трезвели Танита и Катрин. Официально считалось, что они – бортовые пулеметчики. Очки им шли.

После недолгих размышлений я решил, что надо все-таки довезти остатки девушек до Фрутино. Заодно подобрать а) немного десанта, б) информации, что где стоит…

Придумать в) мне не дал грохот левого пулемета, за которым сидела Танита. Почти сразу вслед за грохотом на экране проявился кто-то, кинувшийся ракетой.

Вираж влево и вверх, горизонтальная спираль, очередь по крыше глайдера. По лобовому стукнул осколок, а наушники взорвались голосами девушек, завопивших, что от такого катания у них откроются все многочисленные дырки. Я с чувством глубокого удовлетворения подумал, что водить вертолет еще на разучился. Ну удовлетворился и ладно. Таких выступлений лучше поменьше. А вот что он нас чуть не сбил – это плохо. Надо напрячься и уйти из горизонтальной радарной видимости. Для встряски я включил магнитофон, и снизился почти до верхушек.

Дальнейший наш полет, занявший около получаса, прошел спокойно, если не считать обстрела из луков и арбалетов.

По истечении получаса, вертолет, погромыхивая рвущимся в бой двигателем, сел на вершине холма, рядом с которым я разглядел флаги Штаба. На равнине вокруг раскинулся огромный табор, создававший огромный гвалт и грохот, и наше падение заметило не более двадцати человек. Эти двадцать ринулись окружать вертолет с винтовками наперевес, но резко остановились и залегли. Причиной залегания оказались бортовые пулеметы, тихонько повернутые в сторону окружателей.

Когда я деловито вылез из верхнего люка и направился к штабной палатке, не обращая на рост количества стрелкового оружия, направленного на меня, гвалт вокруг холма начал стихать. Я успел промаршировать метров сто, а после передо мной выросли четверо рослых небритых в зеленом с винтовками.

– Вам кого? – мрачно осведомился один, с полностью заляпанным глиной лицом.

– Маршала Фрутино. Лично. Срочно.

– А вы кто?

– Я из одного ящика с этим. – Тык в винтовку.

Четверо переглянулись. Самый низкий махнул рукой, и количество наведенного на меня и вертолет стрелкового оружия уменьшилось.

– За мной. – угрюмо уронил низкий и направился к палатке. Я в ногу потопал за ним.

Отодвинув полог, наш конвой проследовал внутрь, где сидевшие вкруг семь человек чертили на земле карту боевых действий.

– В чем дело? – вскинулся самый высокий, старый и худой.

– Этот человек ищет Фрутино. – ответил кто-то из-за спины, пока я осматривал помещение в поисках следов маршала.

– Многие его ищут, и уже нашли, но какого (…) вы его привели сюда? Кстати, дайте-ка его на свет.

Кто– то замахнулся толкнуть меня в спину. Я грохнулся на колено и метнул толкателя на карту. Уже нашли мне не понравилось.

– Он прилетел на штуке, похожую на ту, что мы сбили на днях. – ответил провожатый, поднимаясь с карты и отряхиваясь. Тем временем я вышел на свет висящей под потолком лампы, поднял лицевые щитки и уставился на худощавого.

– Где Фрутино?

Вместо нормального ответа худощавый вынул из кармана коробку с сигарами и протянул ее мне.

– Тивсол? – спросил он, после того, как я закурил, и догадался, что надо выдать рассказ о сигаре.

– Ага. Ну и…?

– Фрутино мертв.

Я пожевал сигару. Оказывается, можно узнать о смерти друга и остаться спокойным.

– Когда?

– Вчера утром. Имперцы.

Так. Все дороги ведут к имперцам.

– И что вы намерены делать дальше? – спросил я, грохаясь на пол.

Худощавый расстегнул кобуру и взмахом руки растворил мой эскорт.

– Нам известны почти все следствия происходящего, – неответил он, закуривая сигару, – но относительно первопричин у нас имеются лишь предположения. Фрутино считал, что они известны вам.

Нехилый прощальный привет от Фрутино. Друг вряд бы ли смог развеять мое более чем мрачное настроение лучшей шуткой. Замаскировав улыбку облаком дыма, я ответил:

– Оставив все на стадии предположений, можно сказать, что некая группа заинтересована в получении мощного разрушительного устройства, в данный момент находящегося на нашей территории.

– Что за группа? – пропыхтела аморфная туша откуда-то из темного угла.

– Вы знакомы со структурой мира за пределами этой планеты?

Кивки. Не услышав ожидаемого грохота падения вставных челюстей, я принялся в том же духе описывать ситуацию.

– А где сейчас этот аппарат? – спросил худощавый под конец моей лекции.

– Не знаю. – честно ответил я, так как Танита и Катрин вполне могли покинуть вертолет. Судя по реакции генштаба ответ был правильный. Вопрос, не имею ли я догадок на этот счет, утвердил меня в этом.

Ответив, что догадки, которых я имею, довольно туманные, я принял решение быстро улететь. И предложил взять на себя командование на основании, что я лучше разбираюсь в ситуации. Получив ответ, что они обдумают мое предложение, я благополучно вышел.

Яркое солнце, стоявшее в зените, ударило в глаза, и я замер на пороге, уперев руки в боки и пережевывая сигару. Из-под земли вырос человек с ружьем и открыл рот, но я его опередил.

– Где гринлендцы? – тоном важной шишки спросил я, опуская светофильтр.

– Там – ткнул он рукой на восток.

– Далеко?

– Лиги две.

Оставив его раздумывать, тратить на меня пулю или даже такого не заслуживаю, я направился к вертолету. В голове методом спиртового брожения готовился план. Когда он перебродил и был готов к употреблению, я ужаснулся продуктам работы моего великого ума.

Идея состояла в том, чтобы объединить гринлендцев с дедзонцами, у которых было много общего не только барахла, но и в душе, а самое главное, мнение, что человек должен быть свободным, а не собственностью кого-то, кто как человек только выглядит, да и то если оденут. И из вариантов решения проблемы способ выдать девушек на растерзание и тем и другим очень не понравиться.

Операцию назовем неприятности всех стран, объединяйтесь – решил я, залезая в вертолет.

– Ну и что? – спросила Танита, неодобрительно косясь на разновооруженную толпу, оравшую какую-то тарабарщину.

– Летим дальше. Залезай внутрь, а то вдруг стрельнет кто. – ответил я, взглянув на орды с луками, и включая зажигание.

Пара десятков стрельнула, для пробы, из луков, и удостоверившись, что вертолет не визжит и не плюется огнем, оставила неинтересного зверя в покое.

Взлетев, я взял курс на восток, прикидывая, кто сейчас старейшина сводных отрядов Гринленда. Через полчаса, при посадке на единственное пустое место посреди этих толп, мои сомнения рассеялись. Главой был старый хитрец Ватитоша, который обучал меня пить местные напитки, и обучался маскировке.

– Посидите здесь – бросил я девушкам, вылезая за борт.

– Да уж понятно. – буркнула Катрин в тот момент, когда я ступил на якобы травяной покров. – Ты тут разгули…

Дальнейшее ее бухтение было прервано резкой сменой вида моей головы на вид грязных ботинок. Причиной этого перемещения послужила гибкая палка с петлей. Повисеть вниз головой всегда приятно, поэтому я не стал грызть опутавшую ноги колючую проволоку, а попросил Таниту подкинуть баночку пива. Одновременно сто стуканьем ее мне по лбу трава ун [18] ушей встала в две человекообразных фигуры.

– Сгинь, нечистая! – вежливо заверещал я, окропляя их пеной из банки. Два травяных демона радостно хрюкнули комплименту и хором поинтересовались:

– Кто ты, несчастный, попавший в наши сети?

– Я? Да что вы! Разве ж это несчастный? Счастливый! Просто обожаю отдыхать в этом положении. И Ватитошу тоже приучил.

– Отдыхаешь? – спросил правый демон, доходя до полной готовности рассмеяться.

– О-хо-хо-хо-хо-хо-хохушуьки! Нет мне отдыху ни днем ни ночью.

Выскользнув из петли, я отхлебнул не расплескавшегося пива и спросил:

– Ну где этот старый хитрец?

– Ну так бы сразу… А то ловушки нам портит…– добродушно буркнул один из гнинлендцев и вернулся в позу травы, поскольку песочница в десятке метров от меня хрюкнула:

– Тивсол, какими судьбами?

– Вот этими – ткнул я на вертолет. – Ты бы собрал совет, ему, конечно, положить на всякие мелочи типа планетарной войны, но интересно будет посмотреть на мою невесту, и принять участие в создании семьи.

Песок вздыбился, образчик человеческой анатомии возраста 45 лет уселся на песке и подозрительно посмотрел на меня. Очень подозрительно и вопросительно, поскольку знал достаточно хорошо, чтоб сравнить планетарную войну с моей свадьбой. Я начал нередактированно оправдываться в форме пересказа всех событий. Правда, вел пересказ на линкосе, как он и попросил, начав говорить на этом языке. Послушав десять минут, он велел собирать совет, и как только он собрался с духом и с вином, перешел на английский. Закончив, я выбил пепел из огромной круговой трубки, и, забив ее заново, пустил по кругу для обдумывания.

Через полчаса, когда она была выкурена наполовину, ответ был готов. Открытым голосование совет сводных отрядов гринленда постановил, что далее они воюют за меня, а не за кого-то еще.

Некоторые трения вызвал вопрос о попытке объединения с дедзонцами, но его приняли закрытым голосованием. В общем, совет прошел как обычно, если не считать воплей девушек, что неплохо бы завтра вечером пообедать. Вопли прервались сразу, как только нас призвали на ужин. Пока все шло неплохо. За нашими спинами стояли 6 тысяч человек, готовых идти с нами до первого конца.

Ближе к вечеру я сидел на бревне рядом с костром и с непередаваемым удовольствием созерцал груду мною обглоданных костей. Вокруг меня лежали жертвы сражения со старым портвейном. Танита и Катрин, совершенно убитые, находились среди них. Мне удалось остаться на ногах, но дорогой ценой – мясом я нажрался от пяток до маковки, и ни о каких дипломатических миссиях, запланированных было на этот вечер, не помышлял. По крайней мере, часа на два.

А пока, воспользовавшись тем, что самые неожиданные мысли лезли в самые неожиданные места, я в подробнейших деталях обдумывал план связывания с Дедзоном. Однако, через час глубокого анализа поняв, что все они сводятся к захвату туалета, я вернулся к созерцанию костей.

Созерцание удалось. Через минуты три я обнаружил, что вижу их не сколько как объекты, сколько как сконденсированную энергию. Очень интересное ощущение. Так, например, будет чувствоваться проглоченная бутылка. Я заинтересовался и на этой почве возникло желание рассмотреть предмет созерцания поближе.

Кости, просвистев в воздухе, забарабанили мне по носу, а потом, уловив стремление оттолкнуть, врезались в костер, разметав его. Угли, к счастью, не достигли зоны, насыщенной выдыхами. Не успел я пьяно удивиться и возмутиться застрявшему в ноздре ребру, как угли кинулись обратно и сложились правильным конусом, а ребро покинуло меня и улетело куда-то далеко.

В этом положении все замерло, дав мне немножко перевести дух глотком портвейна. Хорошо подумав, сигару я решил пока не доставать, поскольку дружелюбный костер мог прилететь принести огоньку.

Расслабившись, и вернувшись к первоначальному состоянию почти полной потери ориентации, я обратил внимание на мечи и топоры Таниты и Катрин, сваленные в опознавательную кучу рядом с ними. Осторожно убрав все желания типа подрезать ногти, побриться и порубить капустки, я усердно завспоминал вид падающих листьев.

К исходу следующего часа, когда я почти протрезвел, ножи и мечи послушно летали во всех направлениях со все возрастающей скоростью. Вовремя вспомнив, чем чревато достижение ими звукового барьера, я перешел к фигурному планированию.

Вспомнив все, что знал о фехтовании, я уже почти не пьяно удивился тому, что многокиллограмовые мечи летают как прутики. Вслед за удивлением возникло быстро растущее чувство беспокойства настоятельно советовавшее прерваться, и я послушно прервал эксперименты.

Беспокойство подействовало протрезвляюще, и занялся планами атаки. Немного спустя, решив, что все планы – чушь, и что надо лететь одному, я начал собираться в дорогу. Морально.

Считая растущие как грибы после дождя углы на голове, я поплелся к грузовому отсеку. Обвешавшись боеприпасами и банками с пивом, я, громко плюхая, сел за штурвал и начал взлетать.

Хорошая вещь похмелье! В момент взлета я был более обеспокоен состояние своей головы, нежели тем, что возможно, вижу Таниту и Катрин в последний раз, не говоря уже о том, что они остаются вдвоем среди толпы народу с нормальной потенцией и неизвестным языком.

Взлетев, я сориентировался по мечущимся в районе штаба факелам, где кого-то искали, и взял курс в противоположную сторону.

«Хорошего – понемножку!» Плохой

Перебравшись через линию фронта, я включил чудом работающую радарную систему. Еще через полчаса нашлось то, что я искал – темное пятно среди огромного моря огоньков. Зависнув аккуратно над центром пятна, я выключил двигатели, откупорил банку, попил пивка, включил двигатели.

Удар получился именно такой, какой и должен был: шапка – в штаны, штаны – вноски, носки – в стельки, стельки – в давно поджидающую душу.

Придя в из пяток в голову, я взял еще пива и вылез наружу. Там меня уже ждала толпа с арбалетами, зубами и обутая в сапоги.

– Здрасть! – сказал кто-то радостно. – Тебе чего?

– Огоньку не найдется?

Раздался дружный хохот и пара арбалетов опустилась. За спинами вспыхнул факел, осветив лужу, в которой я стоял, пару кустиков вокруг и десяток-пятый небритых рож, скорее веселых, чем злобных.

Поймав запущенный в левый глаз факел, я занялся старательным освещением моего лица и прикуриванием. Кто-то немножко знал меня в лицо и поэтому напугано прошептал:

– Проводник Тивсол! Осторожно, он может быть опасен.

Чтобы не обмануть ожиданий, я запустил на голос факелом, эффектно затянулся и, небрежно поиграв незаметно вынутой гранатой, спросил:

– Братва! Вы тут человека не видали, а? Такой высокий, лысый, широкий, большой? Вадамуном зовут?

Несколько человек нагнулось за булыжниками, а остальные, видно, призадумались, откуда я знаю председателя верховного совета Дедзона.

– Ну видели. – солидно пробасили в темноте. Я уже приспособился к ней, и поэтому хорошо видел, что басун вынул из-за пазухи гранату поболее моей и стал полировать ее об рукав, видимо, по привычке приняв ее за яблоко.

– Да разговор есть. Да выкинь ты ее… Ложись!

Бум! Нас окатило волной холодного воздуха, когда укушенная и выброшенная вверх граната обиделась и громко об этом сообщила.

Ого! Морозильные гранаты! Одно из немногих почти запрещенных наступательных. Хотя снежок на горячую голову полезен.

Когда я старчески кряхтя поднялся, толпа заметно увеличилась, а впереди стоял Вадамун собственной персоной, и лепил снежок из быстро тающего снега. При этом он раззорялся:

– Ты кто тут гранатами раскидываться? Ты кто такой в обще? Ты кто тут и кто там?

– Я не Ктотут, и даже не Ктотам. Их я оставил дома. В Обшь я давно не наведывался, и что там о мне думают сейчас – не знаю. А гранатами это я салют на радостях, что удалось с тобой поговорить. Но салют по поводу окончания беседы пока лучше отложить

Толпа хохотнула. Вад тоже, поскольку явно был обо мне наслышан, и просто хотел проверить, я ли это.

– Уга! Говорить умеешь. Можно и продолжить. Так какими судьбами?

– Надолго. К тебе пойдем или ко мне?

Он, хмыкнув, гукнув и цыкнув, покосился на вертолет и приглашающе махнул рукой. Это было хорошо. Дедзонцы любили поболтать, если было с кем, и вообще были хорошие ребята, особенно когда откушают с гостем своего самогончика.

Поигрывая лимонкой, я прошел сквозь проход в толпе и свалился в люк, где исчез Вадамун.

Поднявшись с пола и проверив высоту потолка, я выпрямился, и последовал коротеньким коридором в небольшую комнатку, где помимо расстеленного на земле стола были еще две подушки, рация, ящик с холодильниками и почтенных размеров ручной бластер. Бластер перешел из лежачего в почти нацеленное на меня состояние.

Вад, пока я осматривался, уже уселся за стол и, потягивая отечественный самогон с молоком, рисовал что-то на клочке бумаги. Усевшись напротив, я сдернул с пояса баночку и глубокомысленно изрек:

– Ну так вот.

Он отложил рисунки, покосился на пиво и продолжил тянуть свой любимый напиток. Я пересказал ему, сделав небольшую редакцию и монтаж. Времени это заняло немного, так как о миксимусах я почти не говорил, но за затраченный на рассказ час в комнатку сунулась пара десятков мрачных личностей, половина из которых была усажена слушать и пить.

После завершения все озабоченно молчали минуты три. Молчание прервал Вадо.

– За три часа до тебя приходил человек и приказал, как только ты придешь, направить тебя к нему. С охраной.

Я присвистнул. Кто-то просчитал мои шаги на один вперед. Или на три. Этот приказун или совсем не знал дедзонцев – приказ им отдавать. Или…

– Во вторых. Мне эти сверху не понравились сразу, так что я – с тобой. Но они прожили в наших племенах достаточно долго, и если всем намекнуть, что нас предали, то первым делом племена будут убивать предателей. Со всеми последствиями. И в третьих. Решающий фактор у тебя в руках, так что… твои предложения?

Катрин и Танита должны были оказаться здесь. Это настолько очевидный шаг, что никто не подумает, что я рискнул. Во вторых, небольшой сводный отряд захватывает катер, пригоняет его сюда, загружает девушек и дает деру.

Я сообщил свои идеи.

После непродолжительного обсуждения план был принят.

Через пятнадцать минут, за которые я успел вспомнить устройство штурмовика, выпить баночку и дойти до вертолета, группа уже ждала меня у него.

Загрузившись, мы полетели к гринлендцам.

Я забеспокоился сразу, как только увидел на месте пьянки три выложенных треугольником костра. Грохнувшись в центр треугольника, я, а за мной и все остальные, высыпали из вертолета и быстро рассосредоточились, изучая обстановку. Из темноты вышел Витамото с немного перевязанной рукой. Разглядев ожог на его руке, я понял все без слов.

– Кто? – спросил я раньше, чем он открыл рот.

– Имперский спецлегион.

– Профи. – показал я, что прощаю, тем более, что было не за что. Я подозревал, что на самом деле, это был кто-то в форме спецлегиона. Кто-то с размороженными двигательными сегментами.

– Они их забрали живыми, хотя и потеряли на этом человек пять – шесть.

Из темноты стали возникать люди. На многих лицах была растерянность, что для гринлендца было непривычно. Пора брать власть.

– Вито, собери лучших своих людей, я лечу за ними.

Он махнул рукой и к вертолету побежал десяток людей.

– Если они не уйдут с планеты, бери всех и уводи в лес. Рано или поздно помощь придет. На всякий случай прощай.

Он кивнул, а я побежал к вертолету. В душе был крайне неприятно. Особенно потому, что в первую очередь я думал о захвате кем-то нехорошим миксимуса, а только во вторую – о Катрин.

В вертолете было не продохнуть, но меня это не беспокоило – кабина была совершенна пуста. Хорошо же быть шофером.

Взлетел я быстро. Через полчаса я приземлился у Вадо и помчался к нему, так как в нем были все наши шансы подобраться поближе незамеченными. Свалившись к нему в землянку, я приготовился объяснять, почему ему надо идти рисковать своей шкурой, но он не дал:

– Их взяли. Пошли.

Тут я и заметил, что он уже полностью экипирован, а в землянке еще трое, знакомых по совещанию.

Пока мы шли, я почти спал, поскольку что-то внутри затуманивало сознание, не давая ухватить какую-то важную и интересную мысль. Очнулся я от шепота Вадо:

– Тивсол, пришли.

Я окинул взглядом небольшое поле, огороженное решетками, явно под напряжением, на котором стояли многочисленные транспортники, боевые самолеты, и прочие летательные аппараты. Пора включаться.

Оглядев прожектора, часовых и несколько броневиков, я стал думать над планом и над тем, что рядом сто человек, которые его ждут. Но мой план изложил Вадо.

– Растекаемся на группы Гринленд – Дедзон, чтоб не было неразберихи у нас и много – у них. Я постараюсь выяснить, где они, если скроюсь из поля зрения более, чем на десять минут – значить, они там. Тогда начинайте. Пять минут на рассосредоточение.

Дедзонцы растворились во тьме.

Через пять минут Вадо кивнул мне, поднялся в полный рост и с двумя людьми пошел к воротам. Подползая на саму границу освещенного круга, мы видели, как он и его двое после долгих переговоров с часовыми прошел на поле в сопровождении троих. Вот он исчез внутри малого транспортника. Первая минута. Вторая. Третья. Шестая.

На седьмой он вылетел в с двумя своими людьми и быстро пробежал к одному из штурмовиков. Из транспортника выскочил окровавленный человек и выстрелил в одного из людей Вадо. Человек загорелся и упал. Вадо со вторым скрылся в штурмовике.

Гринлендцы разрядили арбалеты по часовым и кинулись к воротам, догоняя меня.

Как обычно, из боя запомнилось мало. Крики сгоравших гирнлендцев. Стоны пронзенных стрелами и ножами часовых, шипение бластеров, разогревшийся костюм. Вслед за мной в люк заскочили трое – остальные семнадцать остались догорать на поле.

Сразу у двери лежал дедзонец с обгоревшими ногами. Бросив на него взгляд, я побежал по коридору, где из-за угла тянулся дымок. По пути, у входов в отсеки, лежало несколько сгоревших до неузнаваемости трупов. В воздухе привычно пахло горелым мясом.

Дверь в рубку было приоткрыта, и оттуда слышались хрипы и бульканье. Я остановился у двери и стал дышать, только тут обратив внимание на горевшие напалмом легкие и трясущиеся ноги.

– Эй, есть кто? – заорал я, махнув набегающим гринледнцам, чтоб они смотрели в коридор.

– Есть. – раздался из-за двери хрип Вадо. – Тивсол?

– Ага. Захожу.

Я по всем правилам вкатился в комнату, целясь из пулемета в один угол и ракетомета – в другой. В меня никто не стрелял, и я плавно поднялся на ноги.

Первое, что попалось на глаза – Вадо с обгоревшей головой, прислонившийся к пульту и его лучемет, наведенный на дверь. Я встретился взглядом с его целым глазом и больше его не отводил.

– Тивсол!

– Что?

– Мы сделали это… – лучемет выпал из его руки. Из левой половины головы на все еще горевшую куртку сочилась кровь. – Возьми.

Он сорвал что-то с шеи. Потом он ушел.

Из руки выпал медальон голубого когда-то цвета. Пятый спецбатальен Департамента Особых дел, восставший и после подавления рассеявшийся по галактике.

Я запомнил номер, потом закрыл глаза и немного о нем подумал. Совсем чуть-чуть.

Потом вспомнил, что времени у меня почти нет.

Открыл глаза. В углу, у пульта, привязанные спиной друг к другу, сидели Танита и Катрин.

Через секунду я уже рвал веревки.

Дела я это весьма рьяно. Катрин, украшенная за время разлуки синяком и шрамом, очнулась. Веки ее поднимались крайне медленно, я бы баночку успел выпить.

– Трокли… засранец. – шепнула она, как только левый глаз, не обременненый синяком, сфокусировался на мне.

– Чего тебе? – шепнул я в ответ, чуть озабоченно замечая, как спадает напряжение действия.

– Мы им отомстили за Нирру. Я – четверых и Танита – троих.

– Это…

– И еще. Если бы я могла двигаться, я набила бы тебе яйца. А так… я люблю тебя.

– На это я и надеялся. – пробухтел я, возвращаясь в действие. – Значит, двигаться не сможешь?

От желания набить-таки мне яйца у нее открылся правый глаз.

– Ты это…

– Да? – буркнула Танита, возвращаясь в сознание.

– Я не это. Я думаю, куда вас послать, чтоб не вернулись.

Вскочив на ноги, я подошел к пульту управления, и осмотрелся. Все знакомо. Секунда концентрации и руки сами собой выполняю команды:

Таймер на взлет, прыжок сразу после выхода из атмосферы. Связь – на Караул! на всех частотах. Выход из прыжка чуть ли не в центре Конфедерации. Автопилот – на уклонение от метеоритов. Все. На него ушло не более пяти секунд.

Я вернулся к девушкам и сказал:

– Итак. Счас я вас отправлю с этой планеты. Как только вас подберут – сообщите, что вас зачем-то выкинули с вашей планеты, и что я сказал, что найду вас и все объясню. Планета, с которой вас выкинули, называется не Вась-Вась, а Аляк. Если будут сильно приставать, скажите, что Тивсол Харш Трокли – ваш муж и все испугаються. До свиданья.

Щелкнув по клавише таймера, я выскочил из кабины прежде, чем они успели что-либо ответить. Этого бы я не перенес и улетел с ними, оставив планету на растерзание.

В коридоре я столкнулся с тремя сопровождающими. Окинув их взглядом, я скомандовал:

– За мной.

Мы выбежали на поле. На нем было пусто. Половина прожекторов уже не светила. Перебежав под соседний штурмовик мы присели, дожидаясь старта. Штурмовик с девушками медленно оторвался от земли и тяжело пошел вверх. Я облегченно вздохнул и стал присматривать для себя транспортно-боевое средство. Только я его высмотрел, как шипнули бластеры и трое вокруг вспыхнули и упали на бетон. Потом раздались шаги десятков трех человек, неторопливо подходивших со всех сторон.

– Блестяще! – сказал Дадзонте Ватокс. – Как у меня все хорошо получилось!

Из темноты появились люди в боекостюмах с направленными на меня тяжелыми ракетометами с подствольными лазерами.

– Поздравляю, господин Трокли! Вы блестяще справились со своей работой. Штурмовик закодирован на прыжок в нашу штаб-квартиру, а на выходе из атмосферы его ждут три штурмовика прикрытия. Так что вы самым прекрасным образом попались в мои сети… Аг!!!!!!!

– Не, браток, это я тебя поймал. – неторопливо сказал я. – За яйца.

Одновременно его ракетомет выпустил очередь по всем окружающим. Окружающие, тоже схваченные, секунды три, пока было кому в кого, постреляли друг в друга. Я плюнул в сторону Дадзонте, и побежал к облюбованному штурмовику.

Голова гудела, сильнее и сильнее, при этом становясь все больше и тяжелее. Ее качало из стороны в сторону, и она начинала болеть, прихватив за компанию и спину. Ножки и ручки работали все неохотней и неохотней

Так что плюхнувшись в кресло, и глянув на двух пилотов, которым был произведен прямой массаж сердца, а отключился от рук и ног, и дальше двигал все мысленно. Спина, не говоря уже о голове, собиралась взорваться Думалось с трудом, но зато в одном направлении – вперед, в погоню.

Ускорение на взлете размазало по креслу, а защитное поле сразу показало перегрузку, так как я помог двигателям, присоединившимся к голове в желании взорваться. Поймав на радаре три штурмовика, уже готовых прыгнуть вслед за исчезнувшим с девушками, я сделал привязку к ним. Вовремя. Они тоже исчезли. Я вылетел из атмосферы.

На мгновение я увидел открытый космос, а потом стало холодно.

Потом все погасло.

Эпилог, который настолько короткий, что в общем-то незачем, но пролог то был.

Вспышка света. Темнота, Вспышка света, боль и почти сразу она исчезает, а ее сменяет чувство сильной слабости.

Я с трудом подавил желание немножко постонать и поскрипеть зубами и вслушался в свои ощущения. Все системы функционировали нормально, я ни к чему не привязан, и даже наоборот – парю в воздухе.

Открыв глаза, я уставился в белый потолок, обвешанный камерами и датчиками.

Одновременно с моим переходом в сидячее положение в отскочившую дверь стандартного конфедеративного изолятора влетели трое в белых халатах. Так как один нес шприц, то прошли они не далеко.

– По-моему, ему это не нужно. – похрипел один на линкосе, поднимаясь из угла.

– Конечно, не нужно. Я бы лучше покурил, и выяснил, где я и мои жены.

В распахнутую дверь влетели генерал и адмирал, оба Военно-Космических Сил, и три десантника в полной выкладке.

– Лейтенант Трокли! – рявкнул адмирал. – Доложите обстановку!

– Обстановка проста, и я даже не понимаю, как даже такой тупица как вы, сэр, не можете ее понять. Я нахожусь на тяжелом линкоре ВКС, оборудованным экспериментальным прибором выборочной аннигиляции, поле которого окружает планету. После аннигиляции моего штурмовика мое хладное тел было выловлено и оживлено. Теперь я нахожусь здесь и требую курить и сообщить мне, где мои девушки, а так же послать запрос в департамент особых личностей относительно моей. Причем обстановку я докладываю, выполняя незаконный приказ, так как согласно уставу ДНП п.43 ст.67843-2 я имею право не отвечать на вопросы лиц других департаментов. – оттарабанил я, нащупывая в кармане генерала сигареты и зажигалку.

– Взять!!!! – рявкнул генерал.

– Есть сэр! – ответил я, и, разодрав китель, взял у него сигареты и зажигалку. – Спасибо, сэр! – я прикурил и посмотрел на десантников, сражающихся со своими многоствольными стрелялками. С блаженной улыбкой выпустив в рожу полураздетого генерала струю, я мурлыкнул:

– Ты мне нравишся, противный. – Он захлопнул рот и стал медленно из багрового становиться лиловым. – Но девушки мои нравятся мне больше. – Десантники, бросив непослушное личное оружие, ринулись ко мне с руками. Ввалив каждому из генералу по символическому пинку они попадали, занятые битвой с ботинками. – Так что, если вы не питаете к друг другу нежных чувств… – рука адмирала, подчиняясь порыву рукава, дернулась к обнаженной груди генерала. Он сердито отдернул ее, и громко буркнул:

– Девушек сюда, быстро.

– Есть сэр! – лязгнул динамик в потолке. Пошуршав с пару секунд, он дополнил: – Сэр! Послание из ДеОсЛича. Кавычки до прибытия спецагента Накря не оказывать никакого давления на агента Трокли выполнять все просьбы тактического уровня и согласовывать с ним все действия стратегического точка второй заместитель министра неявных дел маршал Зихиль точка кавычки.

Генерал, грязно богохульствуя, вылетел из комнаты. Адмирал заинтересовано посмотрел на меня. Я подмигнул ему, и радостно-звонко сказал в динамик:

– Эй, на интеркоме!

– Да… сэр?

– Ответ. Кавычки Трокли тире Зихилю точка Спасибо двоеточие кавычки Дадзонте Ватокс довыпендривался точка кавычки до прибытия Накря курю над планетой точка кавычки.

– Принято, сэр.

– Спасибо.

В двери влетела Катрин. Одна.

– Адмирал, вы позволите? – осведомился я как можно более светски.

– А вы позволите не позволить? – обиженно буркнул он, вылетая из комнаты почти сам.

– А где Танита? – спросил я, когда он вылетел.

Катрин встала в метре напротив и обвиняюще уставилась на меня. Вся в синяках, шрамах, она хитро улыбалась, и блестела открытым глазом, на котором наворачивалась слеза.

– Она не захотела вылезать из-под капельницы. – заговорчески прошептала она.

– Понятно. – еще более заговорчески шепнул я, вынимая сигару и шагая к ней. Обняв, шепнул в ухо:

– Ну так что? Вляпаешься за меня замуж?

– Посмотрим на твое поведение.

– Извини. – очень виновато шепнул я. – Я бы изнасиловал тебя прямо здесь, да подгладывают много.

От удара по яйцам, носу и глазу я улетел на кровать и затянувшись, зашелся слезливым хохотом.

– Ты засранец! – рявкнула Катрин и вылетела из комнаты.

Я развалился на кровати и с улыбкой выпустил струю в ближайший объектив.

ВКС, наверно, до сих пор пытается разобраться, что я имел ввиду.

Twenty– two points, plus triple-word-score, plus fifty points for using all my letters. Game's over. I'm outta here.

[1] Для простоты все длинны, глубины, толщины и т.д. переведены в привычную для читателя систему отмерений.

[2] Стандартная – это, грубо говоря, такая, при которой тело Хомо Сапинеса может спрыгнуть с высоты два своих роста и если умеет спрыгивать, не сломать себе чего-нибудь.

[3] Стандартных КВР-ских длинн, в родных моих километрах это надо множить на 67,94

[4] А стандартная единица времени в КВР = 0, 24 секунды, помножить на нули с еденицой. Подберите подходящее количество нулей, если вам не лень.

[5] С начала второго расселения.

[6][6] Столько процентов потомков смешанных браков.

[7] Teefsoul Harsh T-rockly (английский) – вольнопереводиться как Зубастодушев Достал Тщательнохаосович, хотя возможны варианты.

[8][8] Проценты исчисляются от арифметически средних (показатель первого плюс второго плюс 100000 и т.д., деленное на число показушников), помноженных на два. Так что может быть и 105 процентов и 5.

[9] Это, кто не биолог, прикол на тему задачек по генетике мама кривая конопатая и голубоглазая, а папа шестипалый альбинос, кто будут дети, если дедушки оба ветераны Чернобыля. Если вы фанат решать задачки по генетике, то напомню, что рост определяеться тремя парами генов по, моему, с полным доминорованием по типу рослый. Скажем, благо это фантастический рассказ, что один, доминируя, дает большие общие габариты, второй – вытягивание в длинну, а третий – толстость. Карие глаза доминируют над голубыми, но есть еще ген, определяющий смешивание цвета глаз в зеленый, по моему, рецессивный. И не забудьтье про кросинговер!

[10] Пошловеселый мамонтотанк

[11] Даже зная английский, понять сложно, поэтому даю сразу перевод: Ты кто такой есть тут? – Охотник – Чей охотник? – Я… – Я не собираюсь тебя убивать, но если ты собираешься немного быть врущим, то соберусь – Ладно…Мать…Вытащи эту стрелу – Будет немного кроваво – Да она неглубоко – Не волнуйся, сделаю, как закончим – Хорошо. Правда, не так весело, как оригинал?

[12] Если перевести, то – трахнул и в лейтенанты. А на английском звучит почти так же, как трахнутый лейтенант.

[13] Гибрид от искать и тискать. Значение придумайте сами – не ошибетесь.

[14] Точеная из железа фиговина в виде звездочки. Очень удобна для метания, когда метатель не умеет кидать ножи.

[15] Была на моей родной планете такая малоприличная песня.

[16] Ускорение, сообщаемое телам при падении их на планету под действием гравитации. Обозначают буквой G (читаеться Же). А ЭМ (буква М) – общеприняте обозначение скорости звука в стандартной асмосфере.

[17] Звуки приведены для представления о том, как это звучит. Данный диалект лыйэнса (самого компактного из галактических языков) очень редок, и поэтому дам перевод первого слова. Оно означает Существо, обитающее в теле, обладающим половыми признаками и неспособное из-за характеристик тела достигнуть полового удовлетворения, и имеющее навязчивое желание его достигнуть, извращенное в стремление причинять другим боль, но опасающееся наказания за это и удовлетворяющее это желание занятиями оральным сексом с рассмотрением неконтролируемых всплесков исходящих сообщений, вызванных удовольствием от акта, как сигналов о боли.

[18] Это не опечатка, а неприличное предложение ввести новый предлог. Вот О Солнце и ОБ Оболтусе есть, так почему бы не УН Ушей?