/ Language: Русский / Genre:children,

Выбор Невесты

Эрнст Гофман


Гофмн Эрнст Теодор Амдей

Выбор невесты

Гофмн Э.Т.А.

Выбор невесты

Перевод И. Ттриновой

История, в которой происходит много совершенно невероятных событий

ГЛАВА ПЕРВАЯ,

повествующя о невестх, свдьбх, првителях кнцелярии, турнирх, процессх ведьм, колдунх и прочих знимтельных предметх

В ночь под осеннее рвноденствие првитель кнцелярии Тусмн возврщлся домой н Шпндуэрштрссе из кофейни, где он кждый вечер неукоснительно просиживл чсок-другой. Во всех своих действиях првитель кнцелярии соблюдл педнтическую точность. У него вошло в привычку снимть сюртук и споги з то время, пок чсы н колокольнях церквей пресвятой Девы Мрии и св. Николя били одинндцть, тк чтобы с последним удром успеть влезть в просторные туфли и нтянуть н уши ночной колпк.

Время уже приближлось к урочному чсу, и Тусмн, дбы и н сей рз не изменить своим привычкм, поспешл быстрым шгом (можно дже скзть, почти бегом) свернуть с Кенигсштрссе н Шпндуэрштрссе, но вдруг остновился кк вкопнный, услышв поблизости ккой-то необычный стук.

При ярком свете фонрей он увидел под бшней строй ртуши зкутнного в темный плщ высокого сухощвого человек, который изо всех сил колотил в зпертую н змок дверь лвки, приндлежщей купцу Врнцу, кк известно, торгующему скобяным и прочим железным товром. Не достучвшись, он отошел, тяжело вздохнул и посмотрел вверх н покосившиеся окн строй бшни.

- Вы, госудрь мой, вероятно, ошиблись дверью, - учтиво обртился к нему г-н Тусмн. - Тм, в бшне, нет ни единой живой души и дже ни единого живого существ, ежели не считть крыс, мышей и нескольких сов. В случе, если вм желтельно приобрести что-нибудь из тех превосходных железных или скобяных товров, коими торгует господин Врнц, то придется уж вм потрудиться и звтр опять нведться сюд.

- Увжемый господин Тусмн...

- Првитель кнцелярии, и уже не первый год, - невольно перебил незнкомц Тусмн, хоть он и был несколько оздчен тем обстоятельством, что незнкомец его знет. Но тот не обртил н его слов ни млейшего внимния и снов скзл:

- Увжемый господин Тусмн, вы изволите ошибться кстельно моих нмерений. Мне ни скобяных, ни прочих товров не требуется, д и к господину Врнцу у меня никкого дел нет. Сегодня ночь под осеннее рвноденствие, вот я и хочу увидеть невесту. Ее слух уже коснулись мои томные вздохи и нетерпеливый стук, и сейчс он появится в окне.

Глухой голос, кким были скзны эти слов, звучл торжественно, дже тинственно, и у првителя кнцелярии побежли по спине муршки. С колокольни церкви пресвятой Девы Мрии прозвучл первый удр, в то же мгновение что-то ззвенело и зшуршло и в окне н бшне появилсь женскя фигур. Когд свет от фонрей упл н ее лицо, Тусмн жлобно простонл: "Боже прведный, силы небесные, д что же это ткое!"

С последним удром, то есть в ту смую минуту, когд Тусмну полглось бы нтягивть ночной колпк, видение исчезло.

Чудесное явление совсем вывело из рвновесия првителя кнцелярии. Он вздыхл, стонл и лепетл, не сводя глз с окн: "Тусмн, Тусмн, првитель кнцелярии, опомнись! Приди в себя, сердечный! Не дй дьяволу опутть тебя, душ моя!"

- Вы кк будто потрясены тем, что увидели, любезный господин Тусмн? снов зговорил незнкомец. - Я просто хотел посмотреть н невесту, вы кк будто еще что-то увидели?

- Очень, очень вс прошу, - пролепетл Тусмн, - дозвольте мне именовться, кк то приличествует моему скромному звнию: я првитель кнцелярии и к тому же в днную минуту весьм смущенный, можно скзть, совсем рстерявшийся. Покорнейше об этом прошу, милостивый госудрь, хоть см я и не величю вс соглсно вшему чину, но, поверьте, только потому, что пребывю в полнейшей неизвестности кстельно вшей увжемой особы; впрочем, я готов нзывть вс господином тйным советником, ибо в ншем добром городе Берлине их рзвелось ткое множество, что, именуя кого угодно этим почтенным звнием, не рискуешь попсть впроск. Прошу вс, господин тйный советник, не извольте дольше держть меня в неведении, ккую это невесту вы нмеревлись лицезреть здесь в ткой неурочный чс!

- Стрнное у вс пристрстие к чинм и звниям, - скзл незнкомец, возвыся голос. - Ежели тйный советник тот, кто ведет рзные тйны, д притом еще способен подть хороший совет, то я, пожлуй, могу с полным првом тк нзывться. Мне очень удивительно, кк это человек, столь нчитнный в древних книгх и редких рукописях, кк вы, господин првитель кнцелярии, не знет, что ежели кто-нибудь сведущий - понимете! - сведущий - в одинндцть чсов в ночь под осеннее рвноденствие постучит здесь внизу в дверь или хотя бы в стену бшни, то нверху в окне появится девушк, которой еще до весеннего рвноденствия суждено стть счстливейшей невестой во всем Берлине.

- Господин тйный советник! - воскликнул Тусмн, словно чем-то неожиднно обрдовнный и восхищенный. - Глубокоувжемый господин тйный советник, неужели это првд?

- Ну конечно, - ответил незнкомец. - Но чего это мы стоим здесь н улице? Вы уже пропустили привычный чс отход ко сну, тк отпрвимся же прямехонько в новое питейное зведение н Алексндерплц. Тм, если н то будет вш воля, я рсскжу подробнее о невесте, вы снов обретете душевное рвновесие, которое, ум не приложу почему, кк будто совершенно утртили.

Господин Тусмн был весьм умеренным человеком. Кк уже упомянуто, единственным рзвлечением, которое он себе дозволял, было посидеть чсок-другой вечером в кофейне, просмтривя з кружкой доброго пив политические листки и гзеты или же усердно штудируя принесенные с собою книги. Вин он почти не потреблял, рзве только по воскресным дням после проповеди зходил в погребок и выпивл сткн млги, зкусывя сух-(*212)риком. Ночные кутежи его пугли; поэтому тем более непонятно, кк это он, не возрзив ни слов, послушно пошел з незнкомцем, который большими, гулко отдввшимися в ночи шгми поспешил н Алексндерплц.

В питейном доме з столиком сидел только один-единственный гость, перед которым стоял большой сткн, полный рейнского. Глубокие морщины н его лице свидетельствовли о преклонном возрсте. Взгляд у него был острый и колючий, по длинной бороде можно было признть в нем еврея, оствшегося верным зкону и стрым обычям. Одет он был чрезвычйно стромодно, приблизительно тк, кк ходили в тысяч семьсот двдцтом году, и, верно, поэтому кзлся выходцем из двно минувшей эпохи.

Но еще более необычен по своему облику был незнкомец, которого Тусмн повстречл н улице.

Высокий, худой, но сильный, крепко сложенный и мускулистый человек, н вид лет сорок с лишним. Вероятно, прежде он был дже крсив; большие глз, с юношеским пылом сверкющие из-под густых черных бровей, высокий открытый лоб, орлиный нос, тонко очерченный рот, выступющий подбородок. Пнтлоны и сюртук были у него смого новейшего покроя, воротник, плщ и берет соответствовли моде конц шестндцтого столетия; однко не это выделяло его из сотни других людей: более всего поржл в незнкомце своеобрзный взгляд, сверквший словно из глубокой ночной тьмы, и глухой звук его голос. Весь его облик, резко выделявший его среди современников, вселял стрнное, почти жуткое чувство во всякого, кто приближлся к нему.

Незнкомец, кк двнишнему приятелю, кивнул стрику, сидевшему з столом.

- Ишь сколько времени прошло, пок нм опять довелось свидеться, - скзл он. - Все ли вы в добром здрвии?

- Кк видите, жив, здоров, в нужную минуту н месте, и, ежели н то пойдет, спуску не дм!

- Ну это мы еще увидим, это мы еще увидим, - громко смеясь, воскликнул незнкомец и зкзл ожидвшему рспоряжений слуге бутылку смого что ни н есть строго фрнцузского вин, ккое имеется у них в погребе.

- Любезный и почтеннейший господин тйный советник!.. - робко протянул Тусмн.

Но незнкомец быстро перебил его:

- Бросьте всякие чины, любезный господин Тусмн. Я не тйный советник и не првитель кнцелярии, всего-нвсего художник, имеющий дело с блгородными метллми и дргоценными кмнями, и звть меня Леонгрд.

- А, тк, знчит, вы золотых дел мстер, ювелир, - пробормотл Тусмн. Он подумл, что уже при первом взгляде н незнкомц в ярко освещенной зле должен был бы догдться, что тот никк не может быть тйным советником, ибо носил плщ, воротник и берет стронемецкого фсон, кои у тйных советников не в ходу.

Леонгрд с Тусмном подсели к стрику, который встретил их кислой миной.

Леонгрд усердно потчевл Тусмн, и после нескольких сткнов крепкого вин у того н бледных щекх выступил румянец; глядя в прострнство и потягивя вино, он ухмылялся и добродушно посмеивлся, словно вообржение рисовло ему чрезвычйно приятные кртины.

- Ну теперь скжите мне без утйки, любезный господин Тусмн, - нчл Леонгрд, - почему вы тк стрнно вели себя, когд в окне н бшне явилсь невест, и чем теперь переполнен вш душ? Мы с вми, хотите верьте, хотите нет, двнишние друзья-приятели, этого стричк вм стесняться нечего.

- Господи боже мой, - воскликнул првитель кнцелярии, - господи боже мой, увжемый господин профессор, - позвольте мне тк величть вс: ведь вы, кк я полгю, очень искусный мстер, рз тк, с полным првом могли бы знять должность профессор в кдемии художеств. Итк, увжемый господин профессор, могу ли я молчть? Что н сердце, то и н языке! Знйте же. Я, кк говорят, нхожусь н жениховском положении и подумывю к весеннему рвноденствию обзвестись счстливой женушкой. Ну кк же было не зтрепетть всеми жилочкми, когд вы, увжемый господин профессор, соблговолили покзть мне счстливую невесту.

- Кк, вы здумли жениться? - скрипучим хриплым голосом прервл Тусмн стрик. - В вши-то годы, д еще при ткой обрзине, совсем кк у пвин!

Тусмн тк обомлел от неслыхнной грубости строго еврея, что не мог произнести ни слов.

- Не сердитесь н стрик з резкое слово, дорогой господин Тусмн, скзл Леонгрд. - Он не хотел вс обидеть, кк то могло покзться. Откровенно говоря, мне тоже думется, что вы несколько поздновто решили вступить в брк, ведь, н мой взгляд, вм должно быть под пятьдесят.

- Девятого октября, в день святого Дионисия, мне исполняется сорок восемь лет, - видимо, здетый з живое, перебил его Тусмн.

- Хорошо, будь по-вшему, - соглсился Леонгрд.- Но тут игрет роль не только возрст. До сих пор вы вели скромную, уединенную холостяцкую жизнь. Вм не приходилось иметь дело с женским полом, вы можете окзться в беспомощном, в отчянном положении.

- Почему в беспомощном, почему в отчянном положении? - перебил Тусмн золотых дел мстер. - Вы, любезный господин профессор, верно считете меня очень уж легкомысленным и нерзумным, ежели полгете, будто я способен действовть вслепую, необдумнно и безрссудно. Кждый свой шг я здрво взвешивю и всесторонне обсуждю; поверьте, почувствовв, что я действительно уязвлен стрелой шловливого бог любви, которого в древности именовли Купидоном, я сосредоточил все мои помыслы н одном: кк подобющим обрзом приготовиться к своему новому положению? Неужели тот, кому предстоит трудный экзмен, не пострется тщтельно изучить весь курс нук, из которых его будут спршивть? Тк вот, увжемый господин профессор, мой брк - экзмен, к которому я подобющим обрзом готовлюсь, ндеясь с честью выдержть испытние. Вот взгляните, госудрь мой, вот книжиц, с коей я не рсстюсь с той минуты, кк здумл полюбить и жениться, неустнно ее штудируя, - вот взгляните и убедитесь, что я приступю к делу основтельно и рссудительно и ни в коем случе не проявляю неопытности, хотя, не скрою, до сего дня с женским полом иметь дело мне не приходилось.

С этими словми првитель кнцелярии вытщил из крмн небольшую книжку, переплетенную в пергмент, и рскрыл ее н зглвном листе, н котором знчилось:

"Крткое руководство, кк политичностью, умом и рссудительным поведением во всяком обществе принести пользу себе и другим. Переведено с лтинского сочинения господин Томзиус1 и весьм необходимо всем, кто почитет себя умным или хочет нбрться ум, коим оно принесет немловжную пользу. С приложением подробного оглвления. Фрнкфурт и Лейпциг. Издно у книгопродвц Иогнн Гроссен и сыновья, 1710".

- Зметьте, - скзл Тусмн со слдкой улыбочкой, - зметьте, чт`о нш увжемый втор ясно говорит в пргрфе шестом глвы седьмой, трктующей исключительно о брке и мудрости отц семейств:

"Прежде всего мой совет: не спешите. Жениться в зрелые год куд рзумнее, ибо тогд человек уже умудрен опытом. Только рзвязные и коврные люди вступют в рнний брк, рстрчивя тем смым свои физические и душевные силы. Мужчин в зрелых годх, конечно, не юнош, но молодость кончется только вместе с зрелыми годми".

А что ксется особы, нмеченной в избрнницы любви и в супруги, то об этом превосходный Томзиус говорит в пргрфе девятом:

"Во всем соблюдй золотую середину. Мой совет: не остнвливть свой выбор ни н крсвице, ни н некрсивой, ни н богтой, ни н бедной, ни н знтной, ни н худородной; выбирй себе ровню по рождению, и относительно всех прочих кчеств тоже предпочтительно придерживться золотой середины".

Тк я и поступил и, опять же следуя совету господин Томзиус, изложенному в пргрфе семндцтом, с избрнной мною приятной особой вступил в беседу не единожды, пмятуя, что всякого легко провести, скрыв недосттки и прикинувшись добродетельной, при чстых беседх полное притворство невозможно.

- Но, любезный господин Тусмн, - возрзил золотых дел мстер, - мне сдется, что именно для обхождения или, кк вы изволили вырзиться, для бесед с дмми необходимы опыт и нвык, инче тебя обведут вокруг пльц.

- И тут меня выручет несрвненный Томзиус, - ответил Тусмн, - изрядно нучя, кк вести рзумную и любезную беседу и кк вствить к месту приятную шутку, особливо когд беседуешь с дмми. Однко шутливыми речми, говорит втор в глве пятой, пользовться следует умеренно, кк повру солью, острыми словечкми, кк ружьем, не обрщя их против других, применяя для смозщиты, нподобие того кк еж пускет в ход свои иглы. И притом рзумному человеку не тк з словми, сколько з выржением лиц следить ндле-(*215)жит, ибо то, что чстенько утивют речи, выдет лицо, и зрождению симптии либо нтиптии поведение, не слов, споспешествует.

- Я вижу, к вм никк не подступишься, - у вс н все есть ответы и отговорки. Готов побиться об зклд, что обходительностью вы вполне звоевли любовь вшей избрнницы.

- Пмятуя совет Томзиус, я усердствую, - скзл Тусмн, - потому что почтительное, любезное обхождение и услужливость - естественное проявление любви, , кроме того, естественный способ возбудить взимность совершенно тк же, кк зевотой можно зрзить целое общество. Впрочем, я не зхожу слишком длеко и не преувеличивю, не збывя, кк тому учит Томзиус, что женщины не нгелы и не дьяволы, обычные люди и кк по телесным, тк и по душевным своим свойствм по срвнению с нми создния слбые, чем и отличествуют от мужского пол.

- Нпсти н вс нет! - в сердцх крикнул стрик. - Без умолку тут всякую чушь несете, все удовольствие мне отрвили, я-то собирлся нслдиться отдыхом после дневных трудов.

- Молчть, стрый! - прикрикнул н него золотых дел мстер. - Будьте довольны, что мы терпим вше присутствие; ткого грубиян двно бы пор вон вытолкть. Не обрщйте внимния н стрик, држйший господин Тусмн, и не смущйтесь. Вы привержены к стрине, любите Томзиус; я иду еще дльше в глубь веков и ценю только ту эпоху, к которой, кк вы должны были зметить, чстично приндлежит мой нряд. Д, нынче уже не те времен, и чудес в строй бшне, свидетелем которых вы были сегодня, нследие той поры.

- Что вы хотите скзть, држйший господин профессор? - спросил Тусмн.

- Ну, видите ли, в ту пору в ртуше чсто спрвлялись веселые свдьбы, продолжл золотых дел мстер. - А те свдьбы не чет нынешним. Д, тогд счстливые невесты чстенько выглядывли из окон, и нельзя не нзвть приятным фнтомом воздушное видение, которое из длекого прошлого вещет о том, чему суждено свершиться в нши дни. Вообще должен скзть, что в ту пору нш Берлин был куд веселей и оживленнее, теперь все делется по одному обрзцу, и среди ткой скуки люди нходят удовольствие дже в том, что ску-(*217)чют. Тогд здвлись пиры, ткие пиры, что теперь и не снятся. Вспомнить хотя бы торжественный и пышный прием, окзнный жителями Кельн в тысяч пятьсот восемьдесят первом году в воскресенье н крестопоклонной неделе курфюрсту Августу Сксонскому с супругой и сыном Христином, когд нвстречу им выехло верхми около ст дворян. А бюргеры обоих городов - Берлин и Кельн, включя и шпндуэцев, в полном вооружении выстроились шплерми от Кепеникских ворот до смого змк. Н следующий день состоялись пышные конные ристлищ, в которых приняли учстие многие рыцри во глве с курфюрстом Сксонским и грфом Постом Брбийским в золотых одеяниях и золотых высоких шлемх; оплечья, нлокотники и нколенники изобржли золотые львиные головы, ноги и руки, облченные в шелк телесного цвет, кзлись обнженными, кк у языческих воинов н нших кртинх. В золоченом ноевом ковчеге были спрятны певцы и музыкнты, нверху поместили одетого в телесного цвет шелк мленького мльчик с крылышкми, колчном, луком и повязкой н глзх, кк изобржют Купидон. Дв других мльчик в пышных одеяниях из белых струсовых перьев, с позолоченными глзми и клювми изобржли голубков и везли ковчег, из которого кждый рз, кк курфюрст пускл коня и попдл в цель, рздвлсь музык. Зтем из ковчег выпустили нескольких голубей; один из них сел н высокую соболью шпку ншего всемилостивейшего повелителя курфюрст, зхлопл крыльями и пропел итльянскую рию весьм приятно и куд лучше, чем семьдесят лет спустя ее певл нш придворный певец Бернгрд Псквино Гроссо из Мнтуи, но все же не тк очровтельно, кк в нши дни поют оперные певицы, кои, ндо сознться, исполняют свои рии в горздо более удобном положении, чем тот голубок. Зтем был пеший турнир, н котором курфюрст Сксонский и грф Брбийский появились в лдье, здрпировнной желтыми и черными полотнищми, с прусом из золотой тфты. Позди курфюрст сидел тот смый мльчик, что нкнуне изобржл Купидон. Теперь он был с длинной седой бородой, в пестром блхоне и в остроконечной черно-желтой шляпе. А вокруг лдьи плясли и прыгли многие блгородные господ с рыбьими хвостми и головми, переряженные в лососей, сельдей и прочий веселый рыбий нрод, что предствляло весьм приятное зрелище.

Вечером в десятом чсу жгли сопровождвшийся немолчной пльбой великолепный фейерверк в виде четырехугольной крепости с лндскнехтми; солдты непрестнно плили, кололи, рубили, потешя нрод своим дурчеством; с треском и блеском взлетли в небо до тысячи ркет - огненные кони, люди, редкостные птицы и всякие звери. Фейерверк продолжлся не менее двух чсов. Во время рсскз золотых дел мстер првитель кнцелярии проявлял все знки живейшего интерес и полного удовольствия. Он поддкивл тоненьким голоском: "Ишь ты... д... вот это тк" - ухмылялся, потирл руки, ерзл н стуле и пропускл рюмку з рюмкой.

- Многоувжемый господин профессор! - воскликнул он нконец фльцетом, что было у него признком величйшей рдости, - многоувжемый и дорогой господин профессор, вы тк живо рсскзывете, что можно подумть, будто вы собственными глзми видли все это великолепие.

- Ну, почему бы мне не видеть этого собственными глзми?

Тусмн, не урзумев смысл этих стрнных слов, уже хотел попросить рзъяснения, но тут к ювелиру обртился ворчливый стрик:

- Смотрите не збудьте смые пышные прзднеств, которыми рдовли берлинцев в те лучшие времен, что вы тк превозносите. Тогд н площди Нового рынк дымились костры и лилсь кровь ни в чем не повинных жертв, которые под ужснейшей пыткой признвлись во всем, что только могли изобрести глупость и изуверство!

- Вы, милостивый госудрь, вероятно, рзумеете постыдные процессы ведьм и колдунов, которые бывли в стрину, - вмешлся в рзговор господин Тусмн. Д, это, конечно, большое зло, но нш просвещенный век положил ему конец.

Ювелир бросл стрнные взгляды то н стрик, то н Тусмн и нконец с тинственной усмешкой спросил последнего:

- Слыхли вы историю, случившуюся в тысяч пятьсот семьдесят втором году с евреем Липпольдом, чекнщиком монет?

Не успел Тусмн ответить, кк золотых дел мстер уже снов зговорил:

- Еврея Липпольд обвинили в подлом мошенничестве и гнусном плутовстве, хотя он пользовлся доверием курфюрст, был поствлен во глве всего монетного дел и, когд случлсь нужд в деньгх, выручл крупными суммми. То ли он сумел опрвдться, то ли он рсполгл иными средствми обелить себя в глзх курфюрст, или же, кк тогд выржлись, дл умыться с серебр тем, к кому госудрь приклонял слух, словом, Липпольд з отсутствием вины собирлись отпустить; ндзор з его домиком н Штрлуэрштрссе был поручен бюргерм. Тут случилось ему повздорить с женой, и в сердцх он крикнул: "Ты бы уже двно был покойником, ежели бы нш всемилостивейший курфюрст знл, ккой ты подлый плут и для кких мошеннических проделок прибегешь к колдовской книге!" Эти слов донесли курфюрсту, и тот повелел тщтельно обыскть дом Липпольд н предмет колдовской книги, которую в конце концов и ншли, и, прочитв ее, люди сведущие урзумели все его плутни. При помощи черной мгии Липпольд собирлся околдовть курфюрст и звлдеть его землей, и только блгодря своему блгочестию курфюрст спсся от дьявольских козней. Липпольд кзнили н Новом рынке, но в ту минуту, когд плмя поглотило его вместе с колдовской книгой, из-под помост вылезл большущя мышь и бросилсь в огонь. Многие люди сочли эту мышь з нечистого, помогвшего Липпольду в его колдовских делх.

Во время рсскз золотых дел мстер стрик оперся локтями о стол и, зкрыв лицо рукми, стенл и вздыхл, словно от невыносимой муки.

А господин Тусмн, ноборот, кзлось, не очень-то вникл в слов ювелир. Он был чрезвычйно весел и знят совсем иными мыслями. Когд золотых дел мстер окончил рсскз, он спросил сюсюкющим голоском, слдко ухмыляясь:

- Скжите же мне, држйший и почтеннейший господин профессор, тк тм в окне н бшне строй ртуши действительно был девиц Альбертин Фосвинкель, это он глядел сверху н нс своими пленительными очми?

- Что! - звопил золотых дел мстер. - При чем тут Альбертин Фосвинкель?

- Господи боже мой, он ведь и есть т очровтельня особ, которую я решил полюбить и взять в супруги, - пролепетл в смущении Тусмн.

- Судрь, - нбросился н него золотых дел мстер, побгровев и гневно сверкя глзми, - судрь, в вс, должно быть, вселился бес, либо вы окончтельно спятили! Вы хотите взять в супруги юную крсвицу Альбертину Фосвинкель? Вы, несчстный стрый педнт! Д вы со всей вшей школярской премудростью и почерпнутым у Томзиус политичным обхождением не видите дльше своего нос! Вы эти мысли бросьте, не то смотрите, кк бы еще сегодняшней ночью вм не свернуть себе шею. Првитель кнцелярии был смирный, миролюбивый, скжем больше, робкий человек, он никому не мог скзть резкого слов, дже если его зденут. Но речь золотых дел мстер покзлсь ему, верно, уж очень обидной, д к тому же еще он выпил крепкого вин больше обычного; поэтому он обозлился, кк ни рзу в жизни, вскочил со стул и взвизгнул:

- Не зню, что и думть о вс, неизвестный мне господин золотых дел мстер, кто дл вм прво тк со мной рзговривть? Сдется мне, что вы морочите меня всякими глупыми фокусми, сми здумли полюбить девицу Альбертину Фосвинкель, вы сняли ее портрет н стекло и с помощью волшебного фонря, под полой вшего плщ спрятнного, покзли мне у ртуши изобржение сей приятной особы! Я, судрь мой, тоже в тких делх сведущ, и не по дресу вы обрщетесь, ежели полгете зпугть меня вшими фокусми и грубиянством!

- Берегитесь, берегитесь, Тусмн, - спокойно и с ккой-то стрнной усмешкой остновил его золотых дел мстер, - вы сейчс имеете дело с мудреными людьми.

И в то же мгновение вместо золотых дел мстер н господин Тусмн глянул, скля зубы, мерзкя лисья морд, и, охвченный беспредельным стрхом, Тусмн повлился н стул.

Стрик, кзлось, ни кпли не удивило преврщение золотых дел мстер, ноборот, он вдруг повеселел и, смеясь, вскликнул:

- Ишь ты, кк рспотешил, только эткими фокусми не прокормишься, я зню почище и могу проделть штучки, тебе, Леонгрд, недоступные.

- Ну, покжи нм свое умение, - скзл золотых дел мстер, снов принявший человеческий облик и спокойно севший з стол, - покжи!

Стрик достл из крмн большую черную редьку, тщтельно очистил ее ножичком, который вытщил из того же крмн, и, нрезв тоненькими ломтикми, рзложил н столе.

Зтем он принялся колотить кулком по ломтикм редьки, и оттуд при кждом удре со звоном высккивл новенькя блестящя золотя монет, которую он тут же подхвтывл и бросл ювелиру. Но кк только тот ловил монету, он с треском рссыплсь н тысячу искр. Стрик это, кк видно, злило, все быстрей и крепче удрял он по ломтикм редьки, и все с большим треском рссыплись они в рукх золотых дел мстер.

Првитель кнцелярии совсем рстерялся, онемел от ужс и стрх и чуть не лишился сознния; нконец он собрлся с духом и пролепетл дрожщим голосом:

- С вшего рзрешения, почтенные господ, я лучше уйду. - С этими словми он поспешно выскочил н улицу, схвтив в охпку шляпу и трость.

Вслед ему донесся громкий хохот тинственных незнкомцев, от которого у него кровь зстыл в жилх.

ГЛАВА ВТОРАЯ,

повествующя о том, кк сигр, которя никк не згорлсь, привел к объяснению в любви, хотя влюбленные уже до того стукнулись лбми

Молодой художник Эдмунд Лезен познкомился со стрым чудком золотых дел мстером Леонгрдом несколько менее стрнным обрзом.

В уединенном уголке Тиргртен Эдмунд рисовл с нтуры купу деревьев; тут-то к нему и подошел Леонгрд и бесцеремонно зглянул через его плечо в этюдник. Эдмунд, не прерывя рботы, продолжл усердно рисовть до тех пор, пок золотых дел мстер не зметил:

- Д это же, юнош, необыкновенный рисунок, ведь у вс получются не деревья, у вс получется что-то совсем иное!

- Вы что-нибудь зметили, судрь? - спросил Эдмунд с сияющим лицом.

- Д, по-моему, из сочных листов выглядывют, сменяя друг друг, всякие обрзы, то гений, то редкостные звери, то девушки, то цветы. Однко все в целом предствляется нм купой деревьев, сквозь которую просвечивют чрующие лучи вечернего солнц.

- Слушйте, судрь, - воскликнул Эдмунд, - или вы облдете особым дром проникновения, можно скзть, видите все нсквозь, или же мне посчстливилось передть в рисунке мое смое сокровенное. Рзве, когд вы н лоне природы всецело отдлись стрстному чувству, рзве вм не кжется тогд, что из кустов и деревьев лсково глядят н вс всякие причудливые обрзы, рзве с вми тк не бывет? Это кк рз и хотел я нглядно изобрзить в моем рисунке, и, кк видно, это мне удлось.

- Понимю, - несколько холодно и сухо отозвлся Леонгрд. - Вы хотели отдохнуть, отрешиться от кдемических знятий пейзжем и почерпнуть рдость и силы, отдвшись приятной игре вообржения.

- Ни в коем случе, судрь! - возрзил Эдмунд. - Именно тк рисовть с нтуры я считю для себя смым полезным и лучшим учением. В тких этюдх я привношу в пейзж истинно поэтическое, фнтстику. Пейзжист, тк же кк и художник исторический, должен быть поэтом, инче он нвсегд остнется ремесленником.

- Силы небесные! - воскликнул Леонгрд, - и вы тоже, дорогой Эдмунд Лезен...

- Кк, рзве вы меня знете, судрь? - перебил Эдмунд золотых дел мстер.

- А почему бы мне вс не знть? - возрзил Леонгрд. - Я впервые удостоился знкомств с вми в ткую минуту, о которой у вс, вероятно, не сохрнилось отчетливого воспоминния, - именно при вшем рождении. Принимя во внимние, сколь мло вы были осведомлены в ту пору в светском обхождении, вы вели себя весьм блгопристойно и рссудительно, не доствили вшей мтушке особых хлопот и тут же громко и рдостно зкричли, нстойчиво просясь н божий свет, в чем вм соглсно моему совету не следовло откзывть, тем более что, по мнению современных врчей, детям это не вредит, ноборот, блготворно влияет н их рссудок и физическое рзвитие. Вш ппш был тк счстлив, что прыгл по комнте н одной ножке и пел из "Волшебной флейты": "Коль жждет тк любви мужчин, в нем, верно, добря душ..."2 и т. д. Зтем он положил мне н руки вшу мленькую особу и попросил соствить гороскоп, что я и сделл. В дльнейшем я не рз бывл в вшем отчем доме, и вы охотно лкомились изюмом и миндлем, которые я вм приносил. Потом я отпрвился в путешествия; вм тогд было лет шесть или восемь. Приехв в Берлин, я увидел вс и с удовольствием узнл, что вш отец послл вс из Мюнхеберг сюд для обучения блгородному искусству живописи, ибо в Мюнхеберге, бедном коллекциями кртин, мрмор, бронзы, гемм и прочих сокровищ искусств, это зтруднительно. Вш почтенный родной город не может тягться с Римом, Флоренцией или Дрезденом, от которых в дльнейшем, возможно, не отстнет Берлин, ежели из Тибр выудят и перепрвят сюд новехонькие произведения нтичного искусств.

- Господи боже мой! - воскликнул Эдмунд. - Теперь во мне ожили воспоминния рннего детств. Вы господин Леонгрд?

- Рзумеется, я зовусь Леонгрдом, не кк-нибудь по-иному, - ответил золотых дел мстер. - Однко меня удивляет, что вы помните меня с тких двних времен.

- И все же это тк, - подтвердил Эдмунд. - Я помню свою рдость всякий рз, кк вы приходили к нм в дом, потому что вы приносили мне слсти и вообще много со мной возились; и все же я всегд испытывл ккое-то робкое блгоговение, известное стеснение и стрх, от которых не мог отделться дже после вшего уход. Но воспоминние о вс сохрнилось живым в моем сердце глвным обрзом блгодря рсскзм отц. Он гордился вшей дружбой, тк кк вы необыкновенно искусно вызволяли его при всяких досдных случйностях из зтруднительных положений, в которые нередко попдешь в жизни. Но с особым воодушевлением рсскзывл он о том, кк глубоко вы проникли в оккультные нуки и дже приобрели влсть нд стихиями, иногд - не посетуйте н мои слов - он ясно двл понять, что, если смотреть здрво, вы в конце концов не кто иной, кк Агсфер, вечный жид!3

- А почему не Гмельнский крысолов,4 не "Стрик Везде-Нигде"5 или Петерменхен - дух домшнего очг, или, может быть, ккой другой кобольд? перебил юношу золотых дел мстер. - Но хорошо, допустим, отрицть это я не собирюсь, что я нхожусь в совершенно особых обстоятельствх, о которых не должен рсскзывть, чтобы не нвлечь н себя нпстей. Вшему ппше я действительно сделл много добр при помощи моих тйных знний; особенно обрдовл его гороскоп, который я соствил при вшем рождении.

- Ну, что ксется гороскоп, тут особенно рдовться нечему, - скзл Эдмунд, злившись крской. - Отец не рз повторял мне, что соглсно вшему прорицнию из меня выйдет великий человек, либо великий художник, либо великий глупец. Во всяком случе, вшему прорицнию я обязн тем, что отец не воспротивился моему влечению к искусству; может быть, вше предскзние сбудется, кк вы думете?

- О, рзумеется, сбудется, - ответил золотых дел мстер весьм холодно и спокойно, - в этом можно не сомневться, ведь сейчс вы кк рз н првильном пути, чтобы стть великим глупцом.

- Кк, судрь!- воскликнул ошеломленный Эдмунд. - Кк, судрь, вы говорите мне это прямо в лицо? Вы...

- Всецело в твоей влсти, - перебил его золотых дел мстер, - уклониться от неприятной льтернтивы, предскзнной моим гороскопом, и сделться нстоящим художником. Твои рисунки и нброски говорят о богтой, живой фнтзии, о силе и вырзительности, о смелой и искусной передче; н тком фундменте можно построить прочное здние. Откжись от всякой модной эксцентричности и всецело отдйся серьезным знятиям. Я хвлю твое стремление к блгородству и простоте стрых немецких мстеров, но и здесь ндо тщтельно избегть тех подводных кмней, н которых многие уже потерпели крушение. Только при глубине чувств, при душевной силе, которые способны противостоять убожеству современного искусств, можно понять истинный дух стрых немецких мстеров, проникнуться нстроением их кртин. Только тогд згорится в сокровенных тйникх души искр подлинного вдохновения и будут создны не слепые подржния, произведения, достойные лучшего век. Но теперешний молодой художник6 уверен, будто пишет в мнере стрых прослвленных немецких мстеров, ежели ему удлось нмлевть кртину н библейскую тему с неверной перспективой, с худосочными фигурми, удлиненными лицми, негнущимися, ккими-то деревянными склдкми одежды. Тких безмозглых подржтелей можно срвнить с деревенским прнем, который в церкви, во время чтения молитвы господней, стоит уткнув нос в шляпу и делет вид, что, хоть он и не знет низусть сму молитву, однко нпев ее ему знком.

Золотых дел мстер еще долго врзумительно и крсноречиво говорил о блгородном искусстве живописи и преподл изучющему это искусство Эдмунду много мудрых и превосходных советов, тк что тот под конец спросил, кк мог Леонгрд приобрести ткие познния, не будучи художником, и почему он пребывет в безвестности, не домогясь влияния н судьбы искусств.

- Я уже говорил тебе, что мой взгляд, мои суждения обострены блгодря долгому, действительно необыкновенно долгому опыту, - ответил Леонгрд очень лсково и серьезно. - Что же ксется безвестности, то я боюсь нрушить спокойствие моей берлинской жизни, ибо отлично созню: где бы я ни появился, всюду я произвожу несколько стрнное впечтление, что объясняется не только моим душевным склдом, но и присущей мне некой внутренней силой. Кроме того, я всегд помню об одном человеке, которого в известном смысле можно бы нзвть моим прродителем и с которым я тк сроднился телом и духом, что чсто в стрнном мечтнии вообржю, будто он - это я. Я имею в виду швейцрц Леонгрд Турнхейзер из Турм, который в тысяч пятьсот восемьдесят втором году жил здесь, в Берлине, при дворе курфюрст Иогнн-Георг. В ту пору, кк тебе известно, кждый химик слыл з лхимик, кждый строном - з стролог, и, возможно, Турнхейзер тоже прослыл тковым. Одно достоверно известно: Турнхейзер творил необыкновенные дел, кроме того, проявил себя кк сведущий лекрь. Но у него был один недостток: он хотел, чтобы всюду прослышли о его учености, вмешивлся во все, всем стрлся помочь словом и делом и этим нвлек н себя ненвисть и звисть совершенно тк же, кк вызывют вржду богчи, кичщиеся своим богтством, пусть дже нжитым честным путем. Вот тут-то курфюрсту и донесли, будто Турнхейзер умеет делть золото, но Турнхейзер то ли потому, что действительно не умел, то ли по кким другим причинм упорно откзывлся производить опыты. Тогд пришли турнхейзеровские врги и скзли курфюрсту: "Теперь вы видите, ккой это бесстыдный луквец? Хвстется познниями, которых у него нет, дурчит нрод колдовскими фокусми и знимется всякими жидовскими проделкми, во искупление чего его следует предть позорной кзни, кк еврея Липпольд". Турнхейзер действительно был золотых дел мстером, это стло известно, но никто уже не верил в его познния, хотя они были достточно докзны. Утверждли дже, будто он не см сочинял глубокомыс-(*227)ленные трктты и вжные прорицния, зкзывл их з деньги другим. Короче говоря, ненвисть, звисть и хул довели его до того, что он, дбы избежть учсти еврея Липпольд, тйком покинул Берлин и Брнденбургскую мрку. Тогд врги звопили, что он предлся ппской клике, но это непрвд. Он отпрвился в Сксонию и продолжл знимться ювелирным ремеслом, не откзвшись, однко, от нуки.

Эдмунд чувствовл стрнное влечение к строму золотых дел мстеру, тот в нгрду з почтительность и доверие, которые молодой художник ему выкзывл, помогл ему в знятиях живописью своей строгой, но весьм поучительной критикой, больше того, он открыл ему утрченные секреты, кк изготовлять и смешивть крски, которыми рсполгли стрые мстер, что очень помогло молодому художнику.

Тк между Эдмундом и стриком Леонгрдом устновились отношения кк между подющим ндежды любимым учеником и отечески к нему рсположенным нствником и другом.

Вскоре случилось, что в погожий летний вечер у господин коммерции советник Мельхиор Фосвинкеля, сидевшего в Тиргртене в "Придворном охотнике", не згорлсь ни одн из принесенных сигр. Видно, они были слишком туго свернуты. С кждой сигретой рздржясь все больше, бросл он одну з другой н пол, под конец воскликнул:

- Господи боже мой, неужели я только рди того с превеликим трудом и немлыми издержкми выписывл сигры прямо из Гмбург, чтобы эти пкостницы испортили мне все удовольствие! Могу ли я теперь рзумно нслждться прекрсной природой и вести полезные беседы? Это же возмутительно!

Слов его были в известной мере обрщены к Эдмунду Лезену, который стоял тут же, весело дымя сигрой.

Эдмунд, хотя он и не был знком с коммерции советником, сейчс же вытщил полный портсигр и любезно протянул его впвшему в уныние господину Фосвинкелю, прося его не чиниться и зкурить, ибо з кчество сигр он ручется, хотя и не выписывл их прямо из Гмбург, купил в лвочке н Фридрихштрссе.

Коммерции советник, просияв от удовольствия, взял сигру со словми: "Покорнейше блгодрю" - и когд из тотчс же згоревшейся от фидибус тбчной тру-(*228)бочки (тк пуристм угодно было окрестить сигру) поднялось тонкое светло-серое облчко, господин Фосвинкель воскликнул в полном восторге:

- Ах, судрь, вы действительно вывели меня из ужсного зтруднения. Премного вм обязн, пожлуй, у меня хвтит нглости, докурив эту сигру, попросить у вс другую.

Эдмунд уверил коммерции советник, что тот может рсполгть его портсигром, и они рсстлись.

Уже смерклось, когд Эдмунд, обдумывя композицию кртины, потому в рссеянности не змечя пестрого обществ, пробирлся между столикми и стульями, чтобы выйти н воздух, кк вдруг перед ним снов очутился коммерции советник, вежливо спросивший, не желет ли он присесть к их столику. Эдмунд уже хотел отклонить приглшение, потому что стремился н волю, в лес, но тут его взгляд упл н девушку - воплощение юности, очровния и грции,- сидевшую з тем столиком, из-з которого встл коммерции советник.

- Моя дочь Альбертин,- отрекомендовл ее коммерции советник Эдмунду, который кк зчровнный смотрел н девушку и чуть не позбыл ей поклониться. Он с первого же взгляд признл в ней ту изыскнно одетую крсвицу, которую видел н прошлогодней выствке кртин, где он здержлсь перед одним из его полотен. Он с большим зннием дел рстолковывл пожилой дме и двум молоденьким брышням, пришедшим вместе с ней, фнтстическую кртину, кслсь рисунк и композиции, хвлил творц произведения и прибвил, что это, должно быть, еще очень молодой, подющий большие ндежды художник, с которым ей хотелось бы познкомиться. Эдмунд стоял у нее з спиной и упивлся похвлми, исходившими из столь прелестных уст. Охвченный слдостной робостью, с безумно бьющимся сердцем, он не решлся подойти и скзть, что он создтель кртины... Вдруг Альбертин обронил перчтку, которую кк рз снял с руки; Эдмунд быстро нклоняется з перчткой, Альбертин тоже - и они тк сильно стукются лбми, что у обоих посыплись искры из глз и зшумело в голове.

- Боже мой! - вскрикнул Альбертин и схвтилсь з лоб.

Эдмунд в ужсе отпрянул нзд и тут же отдвил лпу мопсику пожилой дмы, который громко звизжл от боли, Эдмунд, сделв еще шг нзд, нступил н ногу профессору-подгрику; тот поднял стршный крик и послл злополучного художник ко всем чертям, прямо в пекло. Из всех зл сбегется нрод, все лорнетки нствлены н бедного Эдмунд, который, сгоря от стыд, выбегет из помещения, сопровождемый жлобным воем пострдвшего мопс, проклятиями профессор, брнью строй дмы, смехом и хихикньем брышень, тем временем дмы открывют флконы и нперебой предлгют Альбертине потереть тулетной водой срзу вспухший лоб.

Эдмунд влюбился, првд, не отдвя себе в этом отчет, еще тогд, в ту критическую минуту, когд они тк глупо стукнулись лбми, и, если бы не жгучий стыд, он уж, конечно, обегл бы весь город в поискх прекрсной незнкомки. Он предствлял себе Альбертину не инче, кк с крсным от ушиб лбом, рзгневнной, осыпющей его горькими упрекми.

Однко сейчс он не зметил ничего подобного. Првд, при виде юноши Альбертин тк и зрделсь и, по-видимому, очень смутилсь; но, когд коммерции советник спросил Эдмунд, кк его зовут и чем он знимется, он с чрующей улыбкой промолвил нежным голоском, что, если он не ошибется, это господин Лезен, превосходный художник, рисунки и кртины которого взволновли ее до глубины души.

Можно себе предствить, ккое плмя зжгли в сердце Эдмунд ее слов, пронизвшие все его существо словно электрической искрой. Он уже собирлся блеснуть крсноречием, но это ему не удлось, ибо коммерции советник бурно прижл его к груди и воскликнул:

- Дорогой мой, кк же обещння сигр? - Зтем, быстро зкурив предложенную ему Эдмундом сигру об еще дымящийся окурок строй, он продолжл: - Знчит, вы художник, и, по словм моей дочери Альбертины, дже превосходный, он в тких вещх хорошо рзбирется. Ну тк вот, я в восторге,- живопись или, выржясь словми Альбертины, искусство вообще я чрезвычйно люблю, просто души в нем не чю! К тому же я знток живописи,- д, н смом деле, нстоящий знток, мне, тк же кк и моей дочери Альбертине, очков не вотрешь, у нс глз нметн, д, нметн! Скжите же мне, дорогой господин Лезен, скжите честно, без ложной скромности, не првд ли, вы тот смый слвный художник, перед кртинми которого, проходя мимо, я ежедневно простивю несколько минут, любуясь их рдужными крскми?

Эдмунд несколько оздчило то обстоятельство, что коммерции советник ежедневно проходит мимо его кртин, ибо юнош не мог припомнить, чтобы он когд-либо писл вывески. Но из дльнейшего рзговор выяснилось, что Мельхиор Фосвинкель имел в виду выствленные в мгзине Штобвссер н Унтер ден Линден лкировнные подносы, кминные экрны и другие предметы подобного род, лицезрением коих он действительно услждл себя ежедневно около одинндцти чсов утр, предврительно позвтркв у Сл Троне четырьмя срдинкми и рюмочкой днцигской водки. Выствленные в витрине предметы приклдного искусств он считл з величйшие шедевры. Эдмунд очень досдовл н коммерции советник и проклинл его пошлое пустословие, из-з которого не удвлось перекинуться с Альбертиной ни словечком.

Нконец к ним подошел знкомый коммерции советник, и тот втянул его в рзговор. Эдмунд воспользовлся этой минутой и подсел к Альбертине, к чему т отнеслсь весьм блгосклонно.

Всякому, кто знком с девицей Альбертиной Фосвинкель, известно, что он, кк уже было скзно, воплощение юности, очровния и грции, кроме того, кк это свойственно берлинским брышням вообще, одевется с большим вкусом и по последней моде, знимется в Цельтеровской Акдемии пения, берет уроки музыки у господин Луск, вслед з прим-блериной проделывет грциознейшие пируэты, послл н художественную выствку искусно вышитый тюльпн, окруженный незбудкми и филкми, ткже отличется веселым и бойким нрвом, но иногд, особенно з чйным столом, проявляет склонность к чувствительности. Всякому ткже известно, что он ккуртно переписывет в льбом, в тисненном золотом сфьянном переплете, крсивым бисерным почерком стихи и изречения, особенно понрвившиеся ей в сочинениях Гете, Жн Поля, рвно кк и других блещущих умом сочинителей и сочинительниц, и никогд не путет пдежных окончний.

Естественно, что теперь, в присутствии молодого художник, сердце которого переполняли восторження любовь и блгоговение, Альбертин проявил еще больше чувствительности, чем обычно з чем или чтением вслух, и поэтому весьм приятным голоском лепетл о нивности, поэтической душе, жизненной достоверности и тому подобных вещх.

Поднявшийся к вечеру ветерок доносил слдкий ромт цветов, в темной чще кустов зливлись в любовном дуэте, исполненном томных жлоб, соловьи.

И вот Альбертин нчл стихотворение Фуке:

Ветров весенних шорох

По роще пробежл,

И, кк любовь, - нпор их

Сржет нповл.

Почувствовв себя смелее под покровом нступивших сумерек, Эдмунд прижл руку Альбертины к груди и зкончил:

Я песню нпевю

Тем шорохм в ответ,

И льется в ней, мерця,

Любви бессмертной свет7.

Альбертин отнял свою руку, но только зтем, чтобы снять тонкую лйковую перчтку, и осчстливленный художник, снов звлдев ее рукой, уже собирлся покрыть ее плменными поцелуями, но тут ему помешл коммерции советник, воскликнувший:

- Черт возьми, стновится холодно! И кк это я не подумл о мнтилье или о пльто, вернее, кк это я не зхвтил ничего с собой; нкинь н плечи шль, Тинхен,- шль у нее турецкя, увжемый господин художник, и стоит пятьдесят дуктов чистогном,- нкинь шль кк следует, Тинхен; нм пор домой. Счстливо оствться, судрь!

Првильно учтя положение, Эдмунд не долго думя открыл портсигр и любезно угостил коммерции советник третьей сигретой.

- Покорнейше блгодрю, вы чрезвычйно любезны и обязтельны! - скзл Фосвинкель.- Полиция воспрещет курить гуляющим по Тиргртену, дбы они не подплили прекрсные гзоны; но зпретня трубк или сигр кжется еще вкусней.

Когд коммерции советник подошел к фонрю, чтобы зжечь сигру, Эдмунд робким шепотом попросил у Альбертины рзрешения проводить ее домой. Альбертин взял его под руку, и они пошли вперед, коммерции советник последовл з ними, будто тк и предполглось, что Эдмунд проводит их в город.

Всякий, кто был молод и влюблен или и сейчс еще молод и влюблен (с иными этого тк з всю жизнь и не случилось), легко себе предствит, что Эдмунду, шедшему под руку с Альбертиной, кзлось, будто он идет не по лесу, прит со своей крсвицей высоко нд деревьями, среди лучезрных облков.

В шекспировской комедии "Кк вм это понрвится" Розлинд тк определяет признки влюбленного: вплые щеки, синяки под глзми, рвнодушие к окружющему, всклокочення бород, спустившиеся подвязки, незвязнные ленты н шляпе, рсстегнутые рукв, незшнуровнные бшмки и вялость и безутешность во всех повдкх и действиях. Это определение подходило к Эдмунду не более, чем к влюбленному Орлндо, но, кк Орлндо портил деревья, вырезя н коре имя Розлинды, вешя оды н ветви боярышник и элегии н кусты ежевики, тк и Эдмунд перепортил кучу бумги, пергмент, холст и крсок, воспевя любимую в весьм посредственных стихх и рисуя ее портреты, одинково неудчные и в крндше, и в крскх, тк кк мстерство не поспевло у него з полетом фнтзии. Если прибвить к этому стрнный, кк у лунтик, взгляд, свойственный одержимому любовным недугом, и постоянные томные вздохи, то нс не удивит, что золотых дел мстер очень быстро догдлся о состоянии своего молодого друг. А когд он принялся рсспршивть Эдмунд, тот не стл медлить и открыл ему тйну своего сердц.

- Эге-ге, ты, видно, не подумл о том, что влюбляться в чужую невесту не гоже,- зметил Леонгрд, когд Эдмунд окончил свой рсскз.- Альбертин Фосвинкель можно скзть что помолвлен с првителем кнцелярии Тусмном.

Эт роковя весть повергл Эдмунд в неописуемое горе. Леонгрд спокойно выждл, когд пройдет первый приступ отчяния, зтем спросил, серьезно ли его решение жениться н девице Альбертине Фосвинкель. Эдмунд рссыплся в уверениях, что брк с Альбертиной - мечт всей его жизни, зклинл Леонгрд, облдющего тйной силой, помочь ему убрть с дороги првителя кнцелярии и звоевть руку и сердце крсвицы.

Золотых дел мстер зметил, что влюбляться желторотым художникм, рзумеется, не зкзно, но думть сейчс же о брке им совсем ни к чему. Кк рз из этих сообржений не женился молодой Штернбльд и, нсколько это ему, Леонгрду, известно, он тк до нших дней и остлся холостяком.

Леонгрд попл прямо в точку: произведение Тик "Штернбльд" было любимой книгой Эдмунд и ему нрвилось узнвть себя в герое этого ромн. Поэтому он опечлился и дже едв не рзрыдлся.

- Хорошо, будь что будет,- скзл золотых дел мстер,- от првителя кнцелярии я тебя избвлю; проникнуть тем или иным путем в дом коммерции советник и звоевть симптию Альбертины - это уж твое дело. Впрочем, я могу приступить к действиям против првителя кнцелярии только в ночь под рвноденствие.

Обещние золотых дел мстер привело Эдмунд в полный восторг, тк кк он знл, что стрик всегд держит свое слово.

Кким обрзом золотых дел мстер приступил к действиям против првителя кнцелярии Тусмн, блгосклонному читтелю уже известно из первой глвы.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ,

содержщя описние примет првителя кнцелярии, объяснение причины, побудившей его слезть с лошди великого курфюрст, ткже повествующя о других небезынтересных предметх

Из того, что было выше скзно о првителе кнцелярии Тусмне, блгосклонный читтель уже может живо предствить себе его хрктер и привычки. Все же для описния его внешности небесполезно будет добвить, что он был небольшого рост, плешив, с кривыми ногми и одевлся довольно оригинльно. Невероятно долгополый сюртук прдедушкиного фсон, длиннющий жилет и при этом широкие и длинные пнтлоны, бшмки, столь же громко оповещющие о его приближении, кк ботфорты курьер; к тому же ндо зметить, что он никогд не шел по улице рзмеренным шгом, бежл вприпрыжку, подсккивя н ходу, и тк быстро, что вышеупомянутые полы его сюртук рзвевлись по ветру, кк дв крыл. В нружности его было что-то невероятно комическое, но добродушня улыбк, игрвшя н устх, рсполгл к нему, и, хотя нд его педнтичностью и нелепыми привычкми, отдлявшими его от обществ, посмеивлись, все же он пользовлся симптией окружющих. Его глвной стрстью было чтение. Из дому он всегд выходил с оттопыренными от книг крмнми сюртук. Он читл н ходу, стоя, н прогулке, в церкви, в кофейне, читл без рзбору все, что попдло под руку, но только стрые книги, потому что все новое было ему ненвистно. Тк, сегодня он штудировл в кофейне учебник лгебры, звтр - квлерийский уств Фридрих-Вильгельм I, зтем любопытное произведение под зглвием: "Десять речей, изобличющих Цицерон кк вертопрх и крючкотворц", издния 1720 год. При этом Тусмн был одрен поистине чудесной пмятью. Он имел обыкновение выписывть то, что при чтении книги его особенно зинтересовло, зписнное он перечитывл еще рз и зпоминл н всю жизнь. Поэтому-то он и прослвился своим всезннием и уподобился живому энциклопедическому словрю, к которому обрщются з любой исторической или иной нучной спрвкой. Если же случлось ему зтрудниться ответом, он уже конечно перероет все библиотеки, нужную спрвку отыщет и, сияя от удовольствия, дст рзъяснение. Он облдл удивительным дром, углубившись в чтение и кк будто збыв обо всем н свете, слышть то, что говорится вокруг. Нередко он вствлял в рзговор змечние, и всегд к месту, н остроумное слово или смешной некдот, не поднимя головы от книги, регировл визгливым смехом, выржя тем свое удовольствие.

Коммерции советник Фосвинкель и првитель кнцелярии Тусмн были товрищми по школе в Сером монстыре, и связывющя их тесня дружб нчлсь еще со школьной скмьи. Альбертин росл н глзх у Тусмн, и, когд ей исполнилось двендцть лет, он преподнес ей в день рождения блгоухнный букет, соствленный с большим вкусом смым знменитым берлинским сдовником, и при этом в первый рз поцеловл ей руку с ткой учтивостью и глнтностью, кких от него трудно было ожидть. С этого дня у коммерции советник зродилсь мысль выдть Альбертину з своего школьного товрищ. Он полгл, что устроить этот желнный для него брк будет менее всего хлопотно, д, кроме того, нетребовтельный Тусмн не стнет гнться з придным. Господин Фосвинкель был чрезвычйно тяжел н подъем, боялся новых знкомств и при этом, будучи коммерции советником, излишне предвлся коммерческим рсчетм. Когд Альбертине срвнялось восемндцть лет, он открыл свой плн, который до тех пор держл в тйне, Тусмну. Тот сперв до смерти перепуглся. Дерзкя мысль сочетться брком, д еще с ткой юной девушкой и притом писной крсвицей, никк не уклдывлсь у него в голове. Но мло-помлу он к ней привык, и, когд Альбертин по нстоянию отц подрил ему кошелек собственной рботы, связнный из очень крсиво подобрнного цветного шелк, д к тому же еще нзвл его "милый господин првитель кнцелярии", он воспылл любовью к очровтельной девушке. Он по секрету сообщил коммерции советнику, что готов жениться н его дочери, и, когд Фосвинкель прижл его к груди кк своего зятя, он счел себя женихом Альбертины, хотя, возможно, следовло бы принять во внимние, что Альбертине не было скзно ни словечк об этой сделке, о которой он дже не догдывлсь.

Н следующее утро после стрнного ночного приключения у ртуши и в питейном зведении н Алексндерплц бледный и изменившийся в лице Тусмн чуть свет ворвлся в спльню коммерции советник. Тот очень испуглся, потому что Тусмн никогд еще не являлся к нему тк рно, д, кроме того, вид у него был ткой, словно стряслось большое несчстье.

- Првитель! - (тк сокрщенно нзывл коммерции советник првителя кнцелярии) - Првитель! Откуд ты? Н тебе лиц нет! Что случилось?

Но Тусмн не отвечл н вопросы, повлился без сил в кресло и лишь несколько минут спустя, отдышвшись, скзл жлобным голосом:

- Коммерции советник, вот кк ты меня сейчс видишь, в этой смой одежде и с "Политичным обхождением" в крмне явился я к тебе со Шпндуэрштрссе, по которой всю ночь ровно с двендцти бегл взд и вперед! Домой к себе я не попл, н постель дже не прилег, глз тк и не сомкнул!

И Тусмн рсскзл коммерции советнику все, что произошло прошлой ночью, нчиня со своей первой встречи с фнтстическим золотых дел мстером и кончя той минутой, когд под влиянием жути, которую нгнли н него выходки чернокнижник, он выскочил из питейного зведения.

- Првитель! - воскликнул коммерции советник,- ты выпил н ночь глядя крепкого вин, с непривычки зхмелел, и тебя посетили сонные мечтнья.

- Что ты, что ты, коммерции советник,- возрзил Тусмн.- По-твоему, я спл и видел сны? Ты думешь, я не зню, что знчит спть и что знчит видеть сны? Д я тебе сейчс по нудовской "Теории сн" объясню, что нзывется сном, и докжу, что можно спть и не видеть снов, ведь именно поэтому принц Гмлет и говорит: "Уснуть и видеть сны, быть может?" А кк обстоит дело со снми, ты знл бы не хуже меня, если бы прочитл "Somnium Scipionis" и знменитое сочинение о снх Артемидор и сонник, изднный во Фрнкфурте. Но ты ничего не читешь, вот поэтому смым постыдным обрзом бьешь мимо цели.

- Ну, ну, првитель, успокойся,- прервл его коммерции советник,- тк и быть, поверю, что ты позволил себя уговорить, выпил лишнее и попл в компнию злонмеренных фокусников, которые одурчили тебя своими проделкми, видя, что ты зхмелел. Но скжи мне, првитель, когд ты нконец блгополучно выбрлся из трктир, почему не пошел ты срзу домой, чего рди штлся по улице?

- Ох, коммерции советник, дорогой коммерции советник, верный мой школьный товрищ по Серому монстырю! - жлобно причитл Тусмн.- Не оскорбляй меня обидными предположениями, лучше спокойно выслушй,- ведь тут-то и нчлсь эт нелепя и злосчстня чертовщин. Не успел я подойти к ртуше, кк вдруг все окн згорелись ослепительно ярким светом от множеств зжженных свечей и рздлись веселые звуки военного оркестр, игрвшего бльную музыку. См не зню, кк случилось, что я при своем небольшом росте, ств н цыпочки, все же дотянулся до окн и зглянул в него. И что же я увидел! Боже прведный! Создтель небесный! Кого я увидел! Твою дочь, д, де-(*237)вицу Альбертину Фосвинкель, в нрядном свдебном уборе, неприлично быстро кружившуюся в вльсе с кким-то незнкомым мне молодым человеком. Я постучл в окно и крикнул: "Судрыня, мдемузель Альбертин Фосвинкель, что вы тут делете, кк вы сюд попли поздней ночью?" Но тут ккой-то негодяй, шедший по Кенигштрссе, порвнявшись со мной, оторвл мне обе ноги, схвтил их под мышку и с громким хохотом пустился нутек. Я, бедный првитель кнцелярии, шлепнулся н мостовую прямо в грязь и поднял крик: "Крул! Ночной сторож, достохвльня полиция, увжемый птруль! Крул, крул, помогите, держите вор, держите вор, он укрл у меня обе ноги!" Но тут в ртуше вдруг погсли огни, зтихл музык, и мой голос, никем не услышнный, змер в воздухе. Я был в полном отчяний, и что же,- возврщется тот человек, вихрем проносится мимо меня и швыряет мне обе мои ноги прямо в физиономию. После ткого сильного потрясения я кое-кк поднялся с земли и поспешил н Шпндуэрштрссе. Добежв до дому, я вынул ключ от прдного и вдруг вижу, что перед дверью стою я, д, я см, собственной своей персоной, стою и в безумном ужсе смотрю н себя не чужими, н моей физиономии нходящимися, лично моими черными глзми. В ужсе отпрянул я нзд и нлетел н человек, который крепко обхвтил меня обеими рукми. По лебрде, которую он держл в руке, я признл в нем будочник. Срзу успокоившись, я попросил его: "Будочник, голубчик, дорогой мой, будьте тк любезны, отгоните от дверей этого мошенник првителя кнцелярии Тусмн, дбы честный првитель кнцелярии Тусмн, кковым являюсь я, мог попсть к себе домой".- "Д в своем ли вы уме, Тусмн?"- глухим, згробным голосом прохрипел будочник; тут только я увидел, что это вовсе не будочник, см грозный золотых дел мстер схвтил меня в свои объятия. Н меня нпл безумный стрх, н лбу выступил холодный пот, и я пролепетл: "Увжемый господин профессор, не посетуйте н меня, что в темноте я принял вс з будочник. О господи! Нзывйте меня кк хотите, нзывйте меня смым обидным обрзом, скжем, мосье Тусмн или дже "любезнейший", третируйте меня свысок, если угодно, говорите мне "ты" - все, все я стерплю, только избвьте меня от этого ужсного нвждения, ведь это же в вшей влсти".- "Тусмн,- скзл мерзкий чернокнижник своим глухим, згробным голосом,- вы будете оствлены в покое, если только тут же н месте поклянетесь выбросить из головы мысль о брке с Альбертиной Фосвинкелы". Предствляешь себе, коммерции советник, что я почувствовл при этом возмутительном предложении? "Милейший господин профессор,- взмолился я,- вы рзбили мое сердце, оно истекет кровью. Вльс безнрвственный, непристойный тнец, сейчс я видел, кк девиц Альбертин Фосвинкель, и притом в подвенечном нряде, вльсировл с молодым человеком, д еще тк, что у меня в глзх помутилось. И все же я не могу от нее откзться, нет, не могу!" Не успел я произнести эти слов, кк проклятый золотых дел мстер тк меня толкнул, что я волчком звертелся н месте и, словно подхвченный непреодолимой силой, принялся вльсировть взд и вперед по Шпндуэрштрссе, обнимя вместо дмы противную метлу, о которую исцрпл себе все лицо, тем временем чьи-то невидимые руки нсжли мне синяков н спину; вокруг кишмя кишело првителями кнцелярии Тусмнми, и все они тнцевли с метлми. Нконец, обессилев, в полном изнеможении я повлился н мостовую. Когд я пришел в себя, уже рссветло. Я открывю глз, и что же? Сейчс ты обомлеешь, ты упдешь в обморок, мой верный школьный товрищ! - я сижу верхом н лошди впереди великого курфюрст, прижвшись головой к его медной груди. Н мое счстье, чсовой, должно быть, зснул, и мне удлось с опсностью для жизни слезть и незметно улизнуть. Я бросился н Шпндуэрштрссе, но тут н меня снов нпл нелепый стрх, под влиянием которого я в конце концов и прибежл к тебе.

- Слушй, првитель, неужто ты хочешь, чтоб я поверил той нелепице, той чепухе, что ты городишь? - скзл коммерции советник.- Ну слыхнное ли дело, чтобы в ншем просвещенном слвном Берлине творилсь ткя чертовщин?

- Ну, вот, теперь ты см можешь убедиться, к кким зблуждениям приводит твоя нелюбовь к чтению! - возрзил Тусмн.- Если бы ты, кк я, прочитл "Microchronicon marchicum" Хфтития, ректор обеих школ - Берлинской и Кельнской н Шпрее,- ты бы знл, что случлось и не ткое. В конце концов, коммерции советник, я готов поверить, что золотых дел мстер - см нечестивый стн и что это он меня дурчит и мучит.

- Не морочь ты меня, пожлуйст, рзными суеверными бреднями, првитель,скзл коммерции советник.- Припомни-к хорошенько, ты, должно быть, нпился и с пьяных глз полез к великому курфюрсту.

Тусмн до слез обидело подозрение, выскзнное его школьным товрищем, которого он изо всех сил стрлся рзубедить.

Выржение лиц коммерции советник стновилось все строже и строже. Нконец, видя, что Тусмн не перестет нстивть и уверять, будто все случившееся с ним сущя првд, коммерции советник не выдержл:

- Послушй, првитель, чем я больше думю нд твоим рсскзом о золотых дел мстере и о стром еврее, с которыми ты, вопреки своей приверженности к добродетели и умеренной жизни, пировл поздно ночью, чем больше я нд этим думю, тем больше прихожу к убеждению, что тот еврей - просто-нпросто мой стрый знкомец Мнссия, чернокнижник и золотых дел мстер не кто иной, кк золотых дел мстер Леонгрд, который время от времени появляется в Берлине. Я, првитель, првд, не прочел столько книг, кк ты, но я и без них зню, что об - и Мнссия, и Леонгрд - смые обыкновенные честные люди и никкие не чернокнижники. Мне просто удивительно, првитель, кк это ты, будучи осведомлен по чсти зконов, не знешь, что суеверие строжйше зпрещено и что чернокнижнику ни з что не выпрвить ремесленного свидетельств, н основнии которого он мог бы знимться черной мгией. Слушй, првитель, я не хочу думть, что возникющее сейчс у меня сомнение основтельно. Д, я не хочу думть, что ты потерял желние взять в супруги мою дочь! Что ты выдумывешь всякую чертовщину и морочишь меня, все для того, чтобы скзть: "Коммерции советник, придется нм рззнкомиться, потому что, если я женюсь н твоей дочери, черт укрдет у меня обе ноги и нсжет н спину синяков!" Ежели это тк, првитель, то очень нехорошо с твоей стороны прибегть ко лжи и обмну.

Тяжелое обвинение коммерции советник окончтельно рсстроило Тусмн. Он все снов и снов клялся, что плменно любит Альбертину и не отречется от своей любви, что он, подобно Лендру и Троилу, рди нее го-(*241)тов н смерть и добровольно примет мученическую кончину, подствив спину проклятому дьяволу, нсжвшему н нее синяков.

Тусмн не окончил еще своих клятв, кк рздлся сильный стук в дверь и в комнту вошел стрый Мнссия, о котором только что упоминл коммерции советник.

При виде стрик Тусмн громко вскрикнул:

- О господи, д ведь это же тот смый стрый еврей, что чекнил вчер из редьки червонцы и бросл золотых дел мстеру прямо в физиономию! Ну, теперь того и гляди появится и проклятый чернокнижник!

И он уже хотел прошмыгнуть в дверь, но Фосвинкель удержл его, скзв:

- Постой, постой, сейчс мы все выясним!

Вслед з тем коммерции советник обртился к строму Мнссии и повторил все, что говорил о том Тусмн и что, по словм Тусмн, приключилось с ним ночью в питейном зведении н Алексндерплц.

Мнссия язвительно усмехнулся, искос глянув н првителя кнцелярии, и скзл:

- Не зню, что этому господину от меня ндобно, он пришел вчер в питейное зведение вместе с золотых дел мстером Леонгрдом, кк рз когд я подкреплялся сткнчиком вин после трудных дел, коими знимлся чуть не до полуночи. Господин выпил лишнего и, едв держсь н ногх, вышел, штясь, н улицу.

- Вот видишь, видишь, првитель, я тк срзу и подумл!- воскликнул коммерции советник.- Проклятое вино всему причиной. Когд ты женишься н моей дочери, пьянствовть придется бросить!

Првитель кнцелярии, срженный незслуженным упреком, без сил повлился в кресло, зкрыл глз и что-то невнятно пробормотл.

- Вот к чему это ведет: проштлся всю ночь, теперь рскис и рзмяк! изрек коммерции советник.

Тусмну пришлось смириться; коммерции советник, несмотря н его протесты, повязл ему голову белым плтком, усдил в дрожки и отпрвил н Шпндуэрштрссе.

- Что у вс новенького, Мнссия? - обртился он зтем к стрику.

Мнссия, любезно ухмыляясь, скзл, что коммерции советник, верно, и не подозревет, с ккой приятной новостью он пожловл.

Н рсспросы сгорющего от любопытств коммерции советник он сообщил, что недвно вернулся из Итлии его племянник Беньямин Дюммерль, молодой человек крсивой нружности, облдтель чуть ли не миллионного состояния, возведенный в Вене з свои огромные зслуги в бронское достоинство; ну тк вот этот смый племянник неожиднно без пмяти влюбился в Альбертину и предлгет ей руку и сердце.

Молодого брон Дюммерля чсто можно видеть в тетре, где он вжно восседет в ложе первого ярус, еще чще - н всевозможных концертх; поэтому всем известно, что он длинный и сухой кк плк, что у него смуглый цвет кожи, черные кк смоль курчвые волосы и бкенбрды и что н лице и н всем его облике лежит ярко вырженный отпечток восточного происхождения; что он придерживется экстрвгнтной последней моды, введенной нглийскими дэнди, говорит н нескольких языкх, но н всех со свойственным его нции кцентом, пиликет н скрипке, брбнит н фортепьянх, кропет стишки, рзыгрывет из себя знток искусств и литертуры, не имея ни знний, ни вкус, и охотно игрл бы роль мецент; стрется быть остроумным, не будучи умным, и кзться глубокомысленным, не умея мыслить, что он глуп, рзвязен, нгл, нзойлив, словом, по суровому отзыву людей почтенных, знкомств с которыми Дюммерль ищет, он несносный шлопй. Если прибвить, что, несмотря н богтство, во всех его делх сквозит жжд нживы и жлкое крохоборство, то стнет очевидно, что дже смые низменные люди, обычно склоняющиеся перед ммоной, должны от него отступиться.

Когд Мнссия рсскзл о нмерениях своего любезного племянник, коммерции советник тут же подумл о полумиллионном состоянии, действительно имевшемся у Бенчик, но одновременно он подумл и о препятствии, из-з которого, по его рзумению, брк этот состояться не мог.

- Дорогой Мнссия,- нчл он,- вы не подумли, что вш увжемый племянник исповедует ветхозветную веру и...

- Ну и что же,- перебил его Мнссия,- ну и что же, господин коммерции советник? Мой племянник влюблен в вшу дочь и хочет ее осчстливить, тк не стнет же он рзговривть из-з нескольких кпель воды: от них его не убудет. Подумйте нд моим предложением, господин коммерции советник, через несколько деньков мы с броном зйдем з ответом.

С этими словми Мнссия ушел.

А коммерции советник срзу предлся рзмышлениям. Несмотря н любовь к стяжтельству, н бесхрктерность и беспринципность, все в нем возмущлось, когд он предствлял себе Альбертину женой богомерзкого Бенчик. Обуревемый жждой спрведливости, он решил сдержть слово, днное строму школьному товрищу. >>>

Примечния:

1Томзиус Христин (1655-1728) - немецкий философ и првовед.

2 Коль жждет тк любви мужчин... - дуэт из оперы Моцрт "Волшебня флейт" (действие 1, явление 14).

3 Агсфер, вечный жид. - Агсфер - имя легендрного иеруслимского спожник, который якобы оскорбил Иисус Христ и з то был осужден скитться по земле "до второго пришествия".

4 Гмельнский крысолов... - Немецкя легенд рсскзывет о некоем крысолове, который игрой н дудке увлек з собою из город Гмельн всех детей в отместку з то, что бургомистр не дл ему обещнной з истребление крыс плты. Один из мотивов этой легенды - влсть музыки - рзвил Гете в своей бллде "Крысолов".

5 "Стрик Везде-Нигде" - герой скзки "Стрый Везде-Нигде" немецкого пистеля Христин-Генрих Шпис (1755-1799). Одноименной оперой Венцеля Мюллер (1765-1835) Гофмн дирижировл в ме 1813 г. в Лейпциге.

6...теперешний молодой художник... - Имеются в виду "Нзрейцы", групп немецких художников первой четверти XIX в., которые в своих кртинх н религиозные сюжеты пытлись следовть обрзцм стрых мстеров (Дюрер, Рфэль, Перуджино).

7 Все стихи в этом рсскзе переведены К. Богтыревым.