/ Language: Русский / Genre:sf, sf_detective, sf_history / Series: Вторая попытка

Пятое время года

Екатерина Тильман


Не издавалась.

Екатерина Тильман

ПЯТОЕ ВРЕМЯ ГОДА

«Должно ли всегда и неизменно быть так? Ужель этот победитель не будет хотя бы раз побежден сам? Кто... кто постигает тайны воли во всей мощи ее? Ни ангелам, ни смерти не предает себя человек, кроме как через бессилие слабой воли своей!»

Э. По «Лигейя»

* * *

Выйдя от Сэма, Евгений удивленно оглянулся – он уже успел забыть, каким образом попал сюда накануне! Район казался совершенно незнакомым, хотя Евгений всегда был уверен, что хорошо знает город. Он даже дернулся было вернуться, но представил себе, как будет спрашивать дорогу у Сэма... Нет уж, надо выбираться самому!

Он пошел вдоль улицы, пустынной в столь ранний час. Большие многоэтажные дома были совсем новые, даже таблички висели еще не везде, и он не сразу нашел название улицы. Так вот где это: Восточная префектура, новые районы! Далековато...

Евгений вышел к дороге и остановил такси. Устроился поудобнее на мягком сиденье, назвал адрес и, когда машина тронулась, попробовал заставить себя хоть немного успокоиться.

Бесполезно. Стоило закрыть глаза, как перед внутренним взором оживали видения бесконечного сериала. Тонечка и Сэм, Тонечка и Горвич, Тонечка и Лантас – и просто Тонечка... Евгений сердито открыл глаза: нет, все равно от этого не избавиться. Ну кто, скажите на милость, мог бы представить себе, что способности Сэма так крепко связаны с астральным существованием Тонечки?! И насколько силен совместный потенциал этого фантастического альянса?!

И какая страшная несправедливость: узнать, понадеяться на новые возможности – и тут же потерять их... А Тонечка? Чувствует ли она, что происходит? Евгений привычно пошарил в кармане в поисках перстня, но вспомнил, что оставил его Сэму. И отчетливо представил, каково тому сейчас...

Впрочем, что теперь толку страдать и мучиться угрызениями совести? Выбор сделан, он был сделан гораздо раньше – наверное, в тот момент, когда Сэм решил для себя, что имеет право убивать.

Евгений невесело усмехнулся: вот, уже и до искупления грехов договорился? Права народная мудрость: религия – утешение бессильных! Будь у него хоть малейшая возможность спасти Сэма, он сделал бы все, что в его силах... И не стал бы оглядываться ни на законы, ни на мораль!

А может, возможность все еще есть? Что можно сделать с мафией, коль угораздило поссориться с ней? Сдать полиции? Натравить другую мафию? Перестрелять, как в гангстерском боевике? Тогда уж проще застрелиться самому...

Нет, все эти развлечения – не для дилетантов. И все же Евгений сознавал, что будь он один, он решился бы на последнюю рискованную игру... Но сейчас речь шла о риске для Юли – и он не хотел даже задумываться об этом!

Вот только разве скроешь что-нибудь от телепатки?.. Все придется рассказывать – и про встречу с Сэмом, и про то, что произошло в институте... И неизвестно, как она среагирует: испугается, расстроится, возмутится, начнет жалеть?

...В гостинице Евгения ждал приятный сюрприз: Юля издали почувствовала его приближение и успела приготовить ванну и заказать завтрак в номер. От нее буквально исходила внутренняя уверенность и покой, и Евгений сразу ощутил эту поддержку в экстремальной ситуации...

Грустную историю о допросе с пристрастием, о поставленном шефом ультиматуме и почти неизбежном увольнении Юля восприняла не просто спокойно – пренебрежительно! Плевать ей было на все трудности, она ни о чем не собиралась жалеть или беспокоится! Евгений обрадовался: он опасался, что Юлю встревожит неопределенность их положения, возможная слежка, или просто материальные проблемы...

Впрочем, это ведь только половина истории – а вот что она скажет, узнав о Сэме?!

...Она ничего не сказала. Молча, ни разу не перебив, выслушала рассказ Евгения – но именно это непривычное молчание было хуже любых упреков – и наконец спросила совсем буднично:

– Я надеюсь, ты запомнил, где он живет? Хотя бы примерно? А то туда в полусне, обратно в расстроенных чувствах...

Евгений вздохнул: так он и думал... Она что, не понимает, чем грозит общение с Сэмом?

– Юленька, – начал объяснять он ей, словно ребенку, – из мафии нельзя выйти – живым, по крайней мере. И мы все равно ничем не можем помочь ему...

– А кто говорит про помочь? – Юля удивленно взглянула на него. – То есть может быть, мы еще что-то и придумаем... Но даже если и нет, что с того?

Евгений озадаченно умолк: Юля говорила спокойно, но говорила что-то странное – он никак не мог понять, что она имеет в виду!

– Нет, это ты странно рассуждаешь, – пожала плечами Юля. – Ну, решил, что не можешь помочь, ладно... Но зачем убегать-то? Вот представь себе, что ты неизлечимо болен – неужели не захотел бы, чтобы друзья оставались с тобой до последнего момента? Пусть даже они ничем не могут помочь?

Евгений почувствовал, что его представления о жизни скоро подвергнутся серьезному испытанию – и не скрывая досады, проворчал:

– А вот и не захотел бы! Особенно, если бы был болен какой-нибудь особо заразной формой чумы...

– Э, нет! – подняла руку Юля. – Все равно захотел бы, пусть в глубине души. Но ведь Сэм ни о чем не просил тебя, не так ли?

– Какого черта он не обратится в СБ? – неожиданно взвился Евгений. – Вместо того, чтобы рассчитывать на дилетантскую помощь или бездарно ждать смерти!

Юля едва заметно усмехнулась, потом быстро поднялась и пододвинула Евгению телефонный аппарат.

– Зачем это? – он недоуменно поднял голову.

– Позвони сам. Кому хочешь, тебе виднее! Расскажи про Сэма. Так, мол, и так, есть глупый эспер, впутался в скверную историю, спасите-помогите... Ну, что же ты? Какая разница, кто это сделает? Сэм тебе потом только спасибо скажет!..

Евгений почувствовал непреодолимое желание швырнуть в стену ни в чем неповинный аппарат. Что ждет Сэма, если СБ узнает о его способностях? Участь «особо опасного» подопытного кролика? Жизнь под постоянным наблюдением, без надежды когда-либо обрести свободу? Слишком большая цена за спасение...

...Евгений сердито поднялся, пряча глаза от Юли.

– Черт бы тебя побрал, Жюли! Ну не знаю я, чем можно помочь ему, не знаю! Разве только...

– Что же?! – мгновенно среагировала та. – Ты что-то придумал?

– Как раз ничего особенного, очевидная мысль... Если от мафии нельзя уйти живым, можно попробовать уйти мертвым... Понимаешь?

– Инсценировать смерть? – быстро спросила Юля. – Правильно?

Евгений кивнул:

– Да. Так что мы можем подарить Сэму хотя бы эту несложную идею...

* * *

Поздней осенью темнеет рано – в десять часов уже пришлось включить фары. Знакомый горный пейзаж скрадывался темнотой, но Сэм хорошо помнил дорогу и знал, что уже близко то место.

Он усмехнулся, взглянув на перстень: ни проблеска, ни мерцания. Что ж, значит так оно и должно быть! Может, это и к лучшему... Судьба окажется справедливой, преступник будет наказан...

Наверное, он зря не послушался Евгения в ту памятную ночь своего бегства. Ведь не раз и не два Евгений доказывал, что ему можно верить! Но инерция оказалась сильнее, и вот теперь все возможные дороги словно слились в этом шоссе, с которого нет и не может быть выхода...

Впрочем, Евгений уверен, что выход есть всегда. Просто невероятный оптимист, черт бы его подрал... Раз из мафии нельзя уйти живым – надо «умереть»! И способ-то какой предложил: автокатастрофа, машина летит с обрыва, взрыв, огонь... Никто ничего не найдет, кроме номерного знака! И Сэм будет мертв для всех, а главное – для своих бывших «хозяев»...

...На самом же деле управление случайностями должно будет спасти Сэма, помочь ему выпасть из летящей в пропасть машины, не разбиться, не покалечиться... короче, так или иначе, но остаться в живых!

Сэм едва не расхохотался, выслушав этот план. Только страдающий наследственным оптимизмом в тяжелой форме мог предложить такое! Впрочем, Евгений, видимо, что-то чувствовал, потому что очень смущался, излагая свои соображения, и несколько раз повторил, что только Сэм может правильно оценить риск, и что только от него зависит – соглашаться или нет. Разумеется, Сэм принял план без возражений, хотя и был абсолютно уверен в его трагической развязке.

...Впрочем, теперь поздно о чем-либо сожалеть: вот она, финишная прямая! А в конце – поворот над крутым скалистым склоном, почти отвесным берегом реки метров сорок высотой. Поворот, в который уже не надо вписываться...

Последний раз – словно на взлетной полосе! Последний раз – можно не беречь машину! Последний раз – предельная скорость, чтобы с ходу пробить ограждение...

...Сэм не успел увидеть, как перед самым барьером его перстень вдруг ярко вспыхнул пронзительным фиолетовым цветом... Но что зажгло его – прощальное вдохновение смерти? Или все же отчаянное и непреодолимое желание жить?..

* * *

«Вчера около одиннадцати часов вечера на восемьдесят седьмом шоссе произошла страшная автокатастрофа. На сложном горном участке в районе двадцать третьего километра автомобиль „Мерседес-310С“ на большой скорости пробил ограждение и пролетел по воздуху около двадцати метров, после чего врезался в скалу и взорвался. Обрыв в этом месте настолько крутой, что прибывшим спасателям потребовалось почти два часа, чтобы спуститься к машине. Обломки автомобиля рассеялись по всему склону, а ее передняя часть рухнула в реку.

До сих пор неизвестно, кому принадлежала машина, и кто мог в ней находиться в момент катастрофы. Спасатели пока не нашли никаких тел, очевидно, они упали в реку вместе с передней частью машины. Не уцелели и номерные знаки. В настоящее время полиция пытаются установить принадлежность автомобиля по частично сохранившимся номерам кузовных деталей.

Полиция считает, что причиной катастрофы стало превышение скорости, которая на этом участке дороги ограничена сорока километрами в час. Данный участок считается одним из самых опасных на восемьдесят седьмом шоссе. Полиция призывает всех водителей быть предельно внимательными на горных дорогах, особенно в темное время суток.

Всех, кто может помочь установить личность владельца разбившегося «Мерседеса», просим как можно скорее обратиться в ближайший департамент дорожной полиции...»

* * *

Все освещение в вертолете Евгений перед уходом отключил. Луны не было, и тьма стояла кромешная – единственным источником света оставались дальние фонари на шоссе да фары редких машин.

Юля не боялась темноты, но одиночество в горах никому не добавляет уверенности! Ей казалось, что с тех пор, как ушел Евгений, прошло невероятно много времени, что случилось что-то страшное... Однако, до сих пор она еще не слышала ничего необычного...

В отличие от Сэма, Юля верила в успех их жутковатого предприятия. Смерть можно обмануть только смертельным риском, так говорила еще Тонечка. То, что придумал Евгений было красиво, а Сэм – что бы он там не думал в минуты душевного расстройства – очень хотел жить! Примерно так Юля и сказала Евгению, когда он советовался с ней. Но то, что она сказала тогда, почти забылось теперь, перед лицом темноты и неизвестности...

...Гул взрыва показался каким-то нереальным. Он прокатился над горами, словно разбуженное невпопад эхо. Юля стремительно вскочила – вертолет слегка покачнулся – и испуганно замерла, приходя в себя и вспоминая инструкции Евгения.

«Сосчитать до трехсот и включить фонарик!» «Если собьешься, – добавил еще Евгений, слегка издеваясь, – то начни с начала, но считай до ста восьмидесяти!» Как это ни смешно, но последняя инструкция пригодилась – от волнения Юля сбилась-таки!

Фонарик был слабенький, но именно такой укажет Евгению место, где стоит вертолет, не будучи при этом замеченным с шоссе. А спускаться с крутого склона в кромешной темноте свидетели падения, разумеется, побоятся. Да и стимула такого не будет – катастрофа должна выглядеть смертельной! А если кто-то и рискнет, то Сэм с помощью Евгения должен успеть убраться раньше. Главное, чтобы их не заметили сверху!

Но тут им поможет крутизна склона: его нельзя осветить фарами, и маловероятно, что у кого-то окажутся ручные фонари достаточной мощности, чтобы увидеть на камнях неподвижные фигуры маскировочных расцветок. А если все же? «Ну, что ж, – ответил тогда Евгений. – Допустимый риск. Сорвется эта инсценировка – будем искать другой выход!»

Если только будет для кого искать этот выход!

* * *

Высоту они набрали «под шумок» – точнее, под звук двигателя приземлявшегося на шоссе вертолета спасателей. Вряд ли кто-то заметил, откуда они взлетели – а дальше уже не так важно, мало ли возле Сент-Меллона вертолетов!

Втроем в кабине было тесно, нагрузка для двухместного «Алуэтта» была почти предельной, Сэм так и не пришел в сознание, и Юля с трудом удерживала его в относительно удобном положении.

Евгений опасливо покосился в их сторону: черт побери, есть ли еще смысл торопиться? Впрочем, случись такое, Юля почувствовала бы – однако она ничего не говорила, а перстень ее постепенно усиливал свечение, отмечая экстрасенсорную диагностику или помощь...

«Ну, будем надеяться!» – вздохнул про себя Евгений.

Впрочем, Сэм прекрасно понимал, на что идет, сам согласился! В конце концов он даже не знал, что его будут караулить после катастрофы, рассчитывал только на себя – этим обманом Евгений хотел как бы обмануть судьбу, подстраховаться лишний раз: заставить Сэма настроиться на самый сложный вариант, чтобы осуществился хотя бы средний...

...Но каким все-таки жутким оказался этот «средний» вариант! Евгений видел, как автомобиль пробил заграждение, видел нелепо раскоряченную на фоне неба фигуру Сэма – он все-таки вывалился из машины! Потом был удар, яркая вспышка взрыва, и в ее свете он увидел, как Сэм, кувыркаясь и разбросав во все стороны руки и ноги, словно тряпичная кукла, катится вниз по склону...

Когда грохот разваливающейся на части машины затих, Евгений бросился туда, где по его расчетам должен был лежать Сэм. Времени было в обрез, к тому же, он не мог пользоваться фонарем и вообще должен был вести себя как можно тише – с шоссе уже доносился скрип тормозов машин, водители которых видели катастрофу. И все-таки он не удержался, и позвал тихонько, увидев распластанную на камнях фигуру. И испугался, не услышав ответа...

* * *

Как ни странно, Сэм отделался сравнительно легко: сотрясение мозга, ушибы и перелом ключицы. «Могло быть и хуже! – сказали Евгению в приемном покое серпенской больницы. – И как вас только угораздило? Должны ведь понимать, что такое горы!»

Евгений что-то невнятно пробормотал в оправдание. В общем-то, он не сомневался, что легенде о неудачной прогулке в горах в больнице поверят сразу: ситуация более чем привычная!

...Конечно, Евгений никогда в жизни не рискнул бы везти Сэма в серпенскую больницу – если бы не одно неожиданно открывшееся обстоятельство. Уже в процессе подготовки «катастрофы» Евгений с удивлением и радостью узнал, что Сэм, оказывается, жил в столице под чужим именем! Причем документы были в полном порядке – не то, что когда-то у Тонечки...

Интересно, он заранее о чем-то догадывался? Или просто сказалась инстинктивное стремление к конспирации? Как бы то ни было, такая неожиданная предусмотрительность сильно упрощала дело. Серпен, Сент-Меллон, Шотшаны – все это по-прежнему оставалось доступным для «погибшего»: ведь «умерев» под вымышленным именем, Сэм мог смело «воскреснуть» под своим собственным!..

Тогда-то, предвидя возможные травмы, Евгений и подумал о Серпене: если понадобится больница, то пусть лучше она будет знакомой! Вряд ли кому-то придет в голову связать несчастный случай на воображаемой прогулке с трагедией на далеком шоссе...

...Убедившись, что Сэм вне опасности, Евгений буквально за руку вытащил Юлю из приемного покоя. Завтра они обязательно навестят Сэма, а теперь – домой! Усталость наваливалась тяжелым грузом, на время отодвигая все тревоги и волнения. Евгений чувствовал, что его едва хватит, чтобы довести вертолет до Сент-Меллона и кое-как объясниться с Василевской по поводу преждевременного возвращения. Хорошо еще, что она женщина спокойная, и ночные гости ее не напугают...

На следующее утро Юля, едва позавтракав, отправилась в Серпен. Евгений отказался сопровождать ее, и даже без особых угрызений совести – проснувшись, он понял, что от вчерашних приключений будет приходить в себя еще сутки по крайней мере!

Впрочем, Юля не обиделась. А через несколько минут дверь осторожно приоткрылась и в комнату заглянула Василевская:

– Доброе утро, господин Миллер! Рада вас видеть! Может быть, что-нибудь нужно? Ваша жена сказала, вы плохо себя чувствуете...

Обозначив намерение приподняться, Евгений приветливо поздоровался с хозяйкой. Хорошо, когда о тебе так беспокоятся! И между прочим, о Сэме – в его-то «родной» больнице! – будут заботиться не меньше, так что Юля могла бы и не торопиться...

– Утренняя газета уже была? – поинтересовался Евгений у Василевской. Та кивнула, молча вышла и через полминуты вернулась с газетой.

С невольным волнением Евгений заглянул в раздел происшествий. Ну, что там? Не возникло ли у полиции каких-то подозрений? Не заметил ли кто-то из водителей на шоссе движение под обрывом?

Нет, все было нормально. Авария прошла «на отлично» – если только можно сказать так о кошмарной катастрофе... Евгений невольно вздрогнул, вспомнив вчерашнюю ночь! Но так или иначе, а на неопределенное время Сэм в безопасности. Может спокойно болеть, выздоравливать, отдыхать душой и наслаждаться вниманием бывших коллег.

Но что делать потом? Надо же как-то устраиваться, привыкать... Вот и Василевская сейчас поинтересуется, зачем они приехали, если решили уже перебираться в столицу...

И словно подтверждая эти раздраженно-растерянные мысли, Василевская спросила:

– Вы надолго, Евгений? Пока не поправится ваш приятель? Или вообще до конца отпуска?

Василевская знала, что Евгений в отпуске до Рождества – правда, он собирался уехать раньше, но теперь это уже не актуально. Теперь вообще нет смысла уезжать: лучше остаться здесь, в привычных местах, поближе к замку Горвича, где оптимальный для связи с Тонечкой меридиан, и ставшие уже родными горы...

– Я не собираюсь уезжать, госпожа Василевская, – спокойно сказал Евгений. – Так уж получилось...

Она растерялась:

– Но ведь вы... Ведь есть уже новый куратор! Или вы снова замените его? Что, случилось что-нибудь?

– Ничего не случилось, – еще более спокойно, но как-то заморожено сказал Евгений. – Просто я больше не работаю в СБ, так что ничем не помешаю новому куратору...

Несколько секунд Василевская ошарашенно молчала, потом поднялась, вышла... и вскоре появилась с нагруженным подносом. Евгений уловил аромат своего любимого цветочного чая.

– Хорошее средство, чтобы успокоиться, – заметила Василевская, расставляя посуду, – особенно когда других все равно нет! Так что же все-таки произошло? Только не говорите мне пожалуйста, что ушли со службы по собственной воле!

– По собственному упрямству, госпожа Василевская, это будет точнее, – вздохнул Евгений. – По собственному упрямству...

– Но вы тем не менее хотите вернуться!

Фраза прозвучала не вопросом, а утверждением, почти вызовом. Евгений удивился:

– Почему вы так думаете?

– Иначе вы уехали бы отсюда, – просто объяснила Василевская. – По крайней мере, мне так кажется...

Евгений усмехнулся про себя. Уехал бы... И сразу оказался бы беззащитен перед бывшими коллегами – главным образом, перед беспощадным любопытством Гуминского! Да и без его указаний любопытных хватило бы: живет бывший исследователь в компании двух эсперов – ну просто сам бог велит приглядывать... А так – пусть попробуют!

Всю агентуру в окрестностях Сент-Меллона он знает, как свои пять пальцев, сам нанимал! Новых осведомителей быстро не найти: кандидатов мало, слухи просачиваются, да и не смогут любители наблюдать за профессионалом, пусть и бывшим. Приезжие тоже не в счет – в такой глуши каждый новый человек на виду. Значит, по крайней мере полгода можно не опасаться, что о попытках установить контакт с Тонечкой станет кому-то известно...

– Вы останетесь жить у меня? – без особой надежды спросила Василевская. – Или нет?

Собственно, об этом Евгений еще не думал. Конечно, неплохо было бы остаться – где он еще найдет такую квартирную хозяйку... Но здесь, в Сент-Меллоне, его слишком хорошо знают – придется либо напрашиваться на жалость, либо врать на каждом шагу... Правда, вранья все равно не избежать, но вообще-то хотелось бы поменьше этого «удовольствия»! А так при одной только мысли о возможной встрече хотя бы с Алиной, Евгению становилось нехорошо...

– Наверное, мы переберемся в Серпен, – отозвался он. Мысль возникла только что, но показалась удачной. – Юля сможет снова работать в больнице, ну а мне вообще везде легко устроиться...

– В больнице ее встретят с распростертыми объятиями, – суховато заметила Василевская. – Похоже, они там оценили эсперов, только расставшись с ними. Но имейте в виду, что в Серпене нет аэродрома. Там нет даже нормальной автостоянки – куда вы денете свой вертолет?!

Евгений потрясенно уставился на Василевскую. Насколько он помнил, она всегда боялась любой техники, от компьютера до кухонного миксера! И вдруг такая трогательная забота...

– Ну, буду хранить его здесь, в аэропорту. Теперь он не будет нужен так часто... а изредка его можно и возле дома оставить, – легкомысленно отозвался он.

– Возле дома? – переспросила Василевская. – Да кто же вам разрешит? В моем бы саду кто-то попытался поставить этот кошмар...

Евгений слегка растерялся – замечание было вполне резонное. Не найдет он в Серпене частный дом, возле которого можно запросто ставить вертолет! Разве что снять один из коттеджей на самой окраине, за гостиницей. Мерзкое, конечно, место – но полгода или даже год можно прожить где угодно...

Вслух Евгений сказал:

– Извините, госпожа Василевская, но я о многом еще просто не думал всерьез. Все это так неожиданно свалилось...

Та поняла намек и вздохнула, поднимаясь.

– Ну, не буду вам мешать! Размышлять, конечно, лучше в одиночестве...

Если бы она представляла, насколько Евгений не знает, о чем размышлять! Как можно думать о будущем, когда оно так мало от тебя зависит?! Ситуация с самого начала складывалась так, что не было смысла загадывать: что получится, то и получится! Когда жертвуешь всем ради – буквально! – призрака, то не стоит требовать гарантий...

* * *

Сэм вышел из больницы в начале декабря. К тому времени жизнь «в доме на выселках», как неделикатно назвала Юля их новое жилье, понемногу наладилась. Евгений нашел несколько приработков в разных городах – впрочем, для программирования по модему расстояния не имели никакого значения. Устраиваться на постоянную работу он не хотел ни в Серпене, ни в Сент-Меллоне – его прекрасно помнили как куратора СБ, и ему не хотелось разрушать сложившийся образ.

Юля и Сэм с удовольствием возобновили работу в больнице. Похоже, нынешнее состояние вполне их устраивало. Казалось, вернулась прежняя общинная жизнь – и они откровенно наслаждались этим, несмотря ни на что! Вскоре Евгений не без внутреннего раздражения понял, что они готовы провести таким образом хоть всю жизнь – с ощущением мистики, в бесконечном замершем поиске, создав свой собственный мир и оградив его от любого вторжения. И возможно, это их невольное духовное творчество даже каким-то образом помогало Тонечке. Возможно...

Но ведь Евгений стремился совсем не к тому – требовалось в первую очередь установить контакт с астралом: ведь они, пусть и далеко, но «на одном меридиане»! Самый верный способ – убийство с помощью управления случайностями – не подходил совершенно, но кто сказал, что этот способ единственный? Ведь астрал, как бы эфемерно ни было его существование, все же информационно независим, и значит, с ним можно нормально общаться!

Да, но как выйти на связь? Через сны? Каждый вечер трое друзей вспоминали Тонечку, «настраивая» свои мысли соответствующим образом. Но это не давало результатов, и в конце концов они вынуждены были прекратить попытки – с каждым повтором воспоминания словно бы обесценивались, и разговоры все больше напоминали фарс.

Можно было вспоминать наедине с собой, используя аутотренинг, и каждый пытался делать это, но – увы! – безрезультатно. Тонечка не слышала... или просто не откликалась?

Накануне Рождества Юля напомнила Евгению о давно запланированном визите к ее родителям – и он едва не застонал от досады! Черт возьми, он уже давно забыл об этом! Ну почему все так не вовремя! Нет бы познакомиться с ними раньше – «во всем блеске», так сказать... А теперь что? Как себя держать, о чем рассказывать? О бесславном бегстве из СБ?

– Постарайся показать, – невозмутимо ответила Юля в ответ на его эманацию, – что работа программиста – занятие более респектабельное, чем исследователь СБ.

– Как?!

Юля улыбнулась:

– Это будет совсем не сложно, уверяю тебя...

Евгения несколько успокоила ее уверенность. Да и вообще – так ли важны отношения с ее родителями, чтобы волноваться из-за них?

Гораздо больше Евгения тревожило то, что Сэм на целую неделю останется один. Пустой дом – хорошая приманка, и если СБ наблюдает за ними, лучшей возможности не найти! Конечно, Сэму ничего не грозит, но вот рабочие материалы, бумаги Тонечки... Немного подумав, Евгений решил взять все документы с собой – даже если бывшие коллеги вконец обнаглеют, то все равно останутся с носом!

...Успокоить родителей Юли действительно оказалось несложно. В кругу, где она выросла, излишества не одобрялись – и интеллектуальные в том числе. Так что никто не удивился тому, что Евгений решил сменить «ненадежное» занятие исследователя парапсихических явлений на более солидную специальность. Евгений только диву давался – как Юля могла стать тем, кем она стала, в таком вот обществе?! Или парапсихические способности оказались сильнее воспитания?

Впрочем, отец Юли тоже заметно «выпадал из окружения». Более того, он оказался единственным, кто заметил, что с уходом Евгения из СБ не все так гладко – и первый заговорил об этом, буквально подкараулив Евгения рано утром на веранде, куда тот выбрался проветриться после праздничной ночи.

– Послушайте, Евгений... Может быть, я обижаю вас, но мне кажется, вы что-то недоговариваете.

Фраза была банальная, как в кино – но за ней скрывалась неожиданная проницательность. Евгений вспомнил, что отца Юля всегда вспоминала очень тепло... оказывается, есть за что! Было откуда взяться телепатии... Да, но что ему отвечать? Не правду же говорить, в самом-то деле! Евгений торопливо соображал, какая легенда больше всего придется по вкусу учителю начальной школы с подавленными стремлениями к героике...

– Да, вы правы, – сказал он наконец. – Я был вынужден уйти... То есть не то, что бы вынужден, но решил для себя: аморально быть женатым на эсперке и при этом изучать ее. Понимаете? Вносится в отношения что-то такое... чего не должно быть между близкими людьми!

Высказав как можно более серьезно весь этот бред, Евгений умолк, ожидая реакции. Поверит? Или даст по шее, и будет прав? Секунды тянулись долго – но наконец прозвучал желанный ответ:

– Я предполагал нечто подобное. Что ж, вы правы, наверное... – За это «наверное» Евгений был готов многое простить юлиному отцу! А тот смущенно улыбнулся, словно извиняясь за излишнюю откровенность: – Вы уверены, что вам не нужна помощь? Знаете, иногда я просто проклинаю юлино увлечение театром – потому что она и в жизни стала слишком хорошо играть! Я не всегда понимаю, когда она искренна, а когда нет...

– Нам не нужна помощь, – подтвердил Евгений. – Но в любом случае: спасибо!

...Да, помощь провинциального учителя была ему не нужна – как впрочем и чья бы то ни было! Пожалуй, сейчас только один человек мог реально помочь Евгению: Веренков. Внимательный наставник и опытный руководитель, он всегда хорошо относился к любимым ученикам, стараясь поддержать их до того, как они сами попросят о помощи. Вот только Евгений изрядно подвел его своей безрассудной одиссеей в замке Горвича...

Но неужели Ян не простит его, если узнает, что стоит за этим безрассудством? Иногда Евгений даже жалел, что не пришел к Веренкову сразу после того памятного разговора с Гуминским – но тут же спохватывался, вспоминая об астрале, на который «нельзя смотреть прямо»... Нет, к Веренкову можно будет обратиться только в крайнем случае, если все прочие способы окажутся безрезультатными!

Пока же возможности связи с астралом еще не были исчерпаны. Одну из них, навеянную словами юлиного отца, Евгений, Юля и Сэм реализовали сразу по возвращении в Серпен...

...Это был некий вариант театрального представления: вообразить, что Тонечка здесь, общаться друг с другом как бы в ее присутствии, а потом обратиться к ней непосредственно. Поначалу это показалось странным, но вскоре импровизированные сценки приобрели нужную естественность, присутствие Тонечки стало ощущаться, и казалось, что еще чуть-чуть, и она отзовется на очередное обращение.

Однако ответа не было. Может быть, недостаточно энергии? Может быть, стоит поехать к озеру возле «Лотоса»? И не просто поехать, а провести там какой-нибудь магический обряд...

Начали с обычных танцев, когда Юля пыталась танцевать с невидимой партнершей – Евгений готов был поклясться, что временами видит кого-то рядом с ней! Потом пробовали все известные способы вызывания призраков – если возле озера были призраки, они надолго потеряли покой!

Однако Тонечка не отозвалась. Финальной попыткой докричаться до нее была встреча весенней воды, после которой Сэм и Юля надолго затосковали, вспоминая счастливые дни родной общины...

Но результата не было. Все попытки установить хотя бы короткую связь разбились о непроницаемую стену молчания. Евгений со страхом думал о возможных причинах этого молчания. Значило ли оно, что Тонечка уже утратила контакт с миром людей? Или потеряла к нему интерес и теперь безучастно наблюдает за отчаянными усилиями бывших друзей? А может, видение в замке Горвича вообще было игрой воображения, плодом расстроенных нервов?

* * *

Даже когда тщетность всех усилий стала очевидна, Евгений не сразу решился обратиться к Веренкову. Но другого выхода у него не было. Попытки связаться с Тонечкой «чисто духовными средствами» исчерпали себя полностью, теперь надежда была только на технические методы и измерительную аппаратуру. Индикация и преобразование электромагнитных полей и дешифровка разными способами полученных сигналов – может быть, среди них отыщется все же тот язык, который будет понятен «заблудившемуся» астралу... если только этот астрал вообще существует!

Вот только как при этом уберечь Тонечку от слишком пристальных взглядов? По-прежнему утаивать основные подробности? И это после всего, что произошло раньше? М-да... Интересно, как отреагирует Веренков на подобные условия – при том, что даже минимального результата Евгений не может гарантировать! Одна надежда, что любопытство окажется сильнее – ведь Ян, что бы он там не говорил «в воспитательных целях», сам весьма склонен к авантюризму!..

...Евгений полетел в столицу один. Юле он сказал, что хочет проконсультироваться с приятелями – это было недалеко от истины, и она ничего не заподозрила. Евгению было неловко от того, что он вынужден вести переговоры тайком, но он был уверен, что Сэм не потерпит вмешательства СБ ни в какой форме, даже если оно может помочь делу. Здесь Евгений никак не мог с ним согласиться!

В институт Евгений не пошел: он панически боялся встретить хоть кого-нибудь из своих бывших коллег – что они спросят, что отвечать? Он даже не знал толком, как был представлен его уход из службы, какие слухи ходили по этому поводу...

Нет, сейчас ему нужен был только Ян. Немного подумав, Евгений решил укараулить его возле институтской автостоянки: там можно было, оставаясь незамеченным, высматривать отъезжающие машины в ожидании нужной, а потом просто выйти и «проголосовать».

Веренков появился, когда уже стемнело – но даже в свете фонаря Евгений сразу узнал его. С неожиданным волнением он следил, как тот подошел к машине, отпер дверь, перекинулся парой слов с охранником...

Евгений почти выскочил на дорогу – видно было, что Ян испугался, резко тормознул... и только потом узнал своего бывшего ученика. Лицо его приобрело какое-то непонятное выражение, однако он, помедлив немного и оглядевшись, все же распахнул дверцу:

– Садись! Рад тебя видеть...

Приветствие прозвучало формально – или Евгению это только показалось? – однако он, вдруг оробев, никак не решался начать разговор первым...

Ян тоже молчал. Они медленно ехали вдоль тротуара, и чем дальше, тем глупее казалось Евгению собственное поведение: чего бояться, если уж пришел? Наконец Веренков остановил машину возле какого-то небольшого кафе:

– Пойдем, – коротко пригласил он. – Не люблю беседовать в автомобиле...

Кафе оказалось очень уютным... а интересно, Яна тут знали? Впрочем, какая разница!

– Так что ты хотел мне сказать? – спокойно поинтересовался Веренков, когда официантка отошла от столика.

Евгений замялся.

– Не то, чтобы сказать, – начал он, – скорее, попросить...

– О чем же? – голос Веренкова по-прежнему был очень ровный.

– О возвращении.

Короткая фраза далась с неожиданным трудом. Евгений замер. Возникло обреченное ощущение, что на помощь рассчитывать не приходится – но при этом он решительно не мог представить себе, в какой форме прозвучит отказ!

Однако Веренков не торопился. Несколько минут он молча рассматривал Евгения и только потом спросил:

– Насколько я понимаю, ты вел какие-то самостоятельные исследования?

Евгений кивнул... и опережая следующий вопрос, сказал:

– Но результатов это не дало. Во всяком случае таких, на какие я рассчитывал...

Веренков пристально взглянул Евгению в глаза:

– А на какие результаты ты рассчитывал, позволь спросить? На блестящую сенсацию, которая превратила бы тебя в героя?

– Нет, – тихо ответил Евгений, – об этом я не думал. Просто все так сложилось... Я понимаю, я нарушил ваш запрет...

– Боже упаси, я ничего тебе не запрещал, – перебил Веренков. – Но ты должен был хоть немного представлять себе, куда лезешь. Особенно после того, как узнал, кто такая эта твоя Тонечка... – он увидел, как Евгений поморщился на слово «твоя», но продолжил: – Можно подумать, ты всю жизнь имел дело с аристократами, графами и прочим высшим светом!

Евгений молчал, не зная, что возразить. Все заранее заготовленные фразы куда-то улетучились – но Ян, как ни странно, ждал ответа...

– Да причем тут аристократы! – Евгений почувствовал, что еще чуть-чуть, и он сорвется. – Мне просто было интересно, понимаете?

– Тебе? – очень выразительно переспросил Ян.

– Ну а кому же еще?

– Твоей жене, например. Или этому предсказателю, который живет теперь с вами... Кстати, он тебе еще не надоел?

Вопрос прозвучал неожиданно – Евгений не представлял, что Ян может говорить вот так. Он попробовал ответить, но смог только пожать плечами. Конечно, общество Сэма иногда утомляло его – но разве это так важно? А Веренков, подождав немного, заговорил негромко и отчетливо:

– Знаешь, Женя, как исследователь ты был ценен двумя вещами: аккуратностью и везением. – Евгений вздрогнул от этого «был», но сдержался, а Веренков продолжал тем же тоном. – Или интуицией, если угодно, это почти то же везение... К сожалению, и то, и другое ты изрядно растерял во время своей самодеятельности! Одна ошибка мало о чем говорит, но когда они идут одна за другой... В общем, ты понял меня?

Евгений побледнел.

– Так что же, – голос плохо подчинялся ему, и слова выговаривались очень медленно. – Так что же, я уже не могу вернуться?!

Ян с жалостью посмотрел на него:

– Ну почему же. Вернуться можно всегда, ты же еще не в загробном царстве. Но не забывай, что увольнял тебя не я! Поговори с Гуминским, если он согласится – что ж... Самостоятельных исследований ты, конечно, еще долго не будешь вести – но в лабораторию я, пожалуй, смогу тебя пристроить.

Очевидно, лицо Евгения отразило его внутреннее состояние – потому что Веренков со вздохом поднялся и подозвал официантку.

– Вызовите, пожалуйста, такси. И проследите, чтобы молодой человек действительно на нем уехал! – сказал он, и, безразлично кивнув на прощание, направился к выходу.

В какой-то момент Евгений едва не сорвался следом – догнать, объяснить наконец, пробиться сквозь эту невесть откуда взявшуюся стену! Но последние остатки рассудка удержали его. Ясно ведь, что Ян не хочет больше помогать проштрафившемуся ученику. «Поговори с Гуминским...» Неужели Евгений подвел его сильнее, чем можно было ожидать? Или просто оказался пешкой в каком-то высоком споре, причем пешкой «не того цвета»? А впрочем, какая разница! В любом случае назад дороги не было, двери СБ захлопнулись для него навсегда...

* * *

Евгений никогда не думал, что может быть так: не плохо, не тоскливо, даже не обидно – просто пусто...

Наверное, он остался бы сидеть в кафе до закрытия – безразличие не требовало действий, а любая мысль вызывала досаду: о чем теперь вообще можно думать, зачем?.. Но подошло вызванное Веренковым такси, и официантка без малейшего смущения – да, похоже, Яна тут все-таки знали! – напомнила Евгению, что тот должен уехать. Кому это он, интересно, должен?! Однако сердитая разборка с нахальной девицей (заодно перепало и ни в чем не повинному таксисту!) невольно заставила Евгения очнуться. Он выскочил из кафе и направился куда глаза глядят – пешком, чтобы успокоить нервы...

Итак, Ян отказался от него. Отказался раз и навсегда, отбросил за ненадобностью... и хотя принять этот факт было почти невозможно, сделать это следовало!

Евгений не мог себе представить такое. Заранее думая о предстоящем разговоре, он ждал любых упреков, самого сурового осуждения, был готов даже к тому, что Ян глубоко оскорблен и в первый момент вообще пошлет его подальше! Это не пугало Евгения: на упреки можно ответить оправданиями, сквозь любую обиду можно пробиться, пусть не с первой попытки – но что делать со спокойным безразличием?

И как равнодушно Ян отказал своему бывшему ученику в помощи! Евгений понял бы, если бы тот просто сказал «не могу, ты слишком виноват, чтобы вернуться». Но услышать, что не представляешь больше ценности...

Куранты на ратуше начали мелодичный перезвон. Евгений поднял голову: ого, уже половина десятого! Если он хочет успеть на вечерний самолет, стоит поторопиться!

А может, не лететь сегодня, переждать до утра, успокоиться?.. Да нет, нельзя, ведь Юля чувствует его и наверняка уже с ума сходит – можно представить себе, сколько он всего наэманировал после разговора с Яном! Так что все равно нет смысла оттягивать разговор...

...Несмотря на спешку, на самолет Евгений едва не опоздал – и упав наконец в кресло, долго не мог отдышаться. К счастью, никто из сент-меллонских знакомых этим рейсом не летел, и можно было не врать и не изображать бодрость. Да и в автобусе в это время народу тоже будет совсем немного. Хотя... Евгений представил себе полуторачасовую тряску по серпантину, и решил что несмотря ни на что, вернется домой на вертолете – и пусть кто-нибудь попробует предъявить претензии по поводу ночного шума!

...Юля не спала. Она вышла на крыльцо – и Евгений вдруг поразился, насколько изменили ее эти полгода. Гладко причесанная, с неизменной шалью на плечах, очень аккуратная в движениях – Юля теперь мало напоминала дерзкую девчонку, когда-то покорившую Евгения. Странно, как он не замечал раньше этих перемен?

Или замечал, но не придавал значения? Ведь до сих пор думалось, что жизнь в Серпене – недолгий, временный этап, «застой перед новой дорогой», как писал в тонечкином гороскопе Юрген! Кто мог подумать, что дорога закончится тупиком...

Евгений испытал неожиданную злость на всех и вся: на Веренкова, на нового куратора, на скучнейшее провинциальное общество Серпена, на Сэма... даже на вертолет, который теперь приносил больше проблем, чем удовольствия! Нельзя, чтобы Юля превращалась в провинциалку, не хотел он этого, и провались все к чертям! Никакие открытия не стоят таких жертв...

Но что теперь можно сделать? Признать поражение, послать подальше все астралы – и снова начать думать о реальной жизни? Вернуться в СБ? Это еще возможно, если покаяться Гуминскому, рассказать все...

– Черт бы тебя побрал, проклятая ведьма! – зло и тихо сказал Евгений в ночь, обращаясь к невидимой Тонечке. – Либо ты выходишь на контакт, либо пропадай пропадом в своем замке... Я не буду больше молчать о тебе, у меня тоже есть предел...

Конечно, никто ему не ответил. Впрочем, Евгений и не ждал ответа...

* * *

...Естественно, уже наутро Евгений со стыдом вспоминал свои вчерашние выпады в адрес Тонечки. Да, обида, нанесенная Яном, была сильна, но астрал-то чем виноват? Тем, что его постоянно надо оберегать, что он не выдерживает прямых взглядов? Ну хорошо, можно бросить его прямо сейчас – но как жить потом с вечной памятью о собственной слабости, о предательстве? А Юля... Разве она простит?!

Весь день Евгений был мрачен и неразговорчив. Юля и Сэм ни о чем его не расспрашивали, понимая, каково ему после вчерашней беседы с Веренковым.

Впрочем, неутомимый мозг Евгения уже начал искать новые возможности взамен утраченных. Да, на помощь СБ рассчитывать теперь не приходится – но разве сами они сделали все, что могли? Разве исчерпаны все возможности связи с астралом?..

Кончено, в сложившихся условиях самым верным и надежным способом было бы убийство, совершенное с помощью Тонечки. Увы, это было невозможно! Но оставался еще один, последний вариант...

...До сих пор Евгений старался не мечтать понапрасну о возможности еще одного непосредственного контакта с портретом Тонечки – после ссоры с Горвичем об этом, казалось, не могло быть и речи! Но теперь забытая мысль снова вынырнула из подсознания...

Еще раз проникнуть в замок... Конечно, это безумно опасно – если попадешься, граф вряд позволит уйти живым! Но все-таки... Ведь можно изменить внешность, можно попасть в замок с экскурсионной группой – вряд ли к ним особо приглядываются... А если группа будет большой и разношерстной, можно даже отстать где-нибудь в замке, благо там теперь каждый уголок знаком! А ночью снова попытаться поговорить с портретом...

Правда все это на грани бреда, и риск невероятный... Но что делать, черт возьми, если не у кого больше просить помощи!

Евгений не торопился рассказывать Юле и Сэму о новой идее. Будь его воля, он вообще промолчал бы и поехал в Шатогорию один: спокойнее, когда рискуешь только собой, да и подготовка к таким приключениям у него все же получше...

Но разве скроешь что-нибудь от Юли? Евгений видел, что она о чем-то догадывается, хотя и не заводит разговора первой. Да и Сэм смотрит как-то виновато – но тоже помалкивает. Они что, сговорились не тревожить его лишний раз? Но если да, то почему? Сочувствуют? Или осуждают? Черт его знает...

Разговор начистоту состоялся через пару дней – и довольно неожиданно. Утром во время завтрака Сэм вдруг заявил, что собирается уехать. Евгений оторопел, ничего подобного он не ждал. Даже для Юли это оказалось новостью!

– Куда тебя еще понесло? – возмутилась она. – Что тебя не устраивает? Ты что, жениться собрался? Или в Серпене скучно стало?

Сэм слегка улыбнулся – рассерженная Юля всегда выглядела немного комично – и коротко объяснил:

– Был смысл жить вместе, пока мы пытались связаться с Тонечкой. Теперь я просто не хочу вам мешать, вот и все. Зачем вам третий лишний?

– Ты никому не мешаешь, Сэм! Во всяком случае, не настолько, чтобы покидать город! – заметил Евгений.

– Ну... – Сэм откровенно смутился: видимо, он не был готов к тому, что его станут удерживать. А Юля, уловив это смущение и почувствовав какие-то еще неясные, но тревожные образы, потребовала бесцеремонно:

– Говори уж прямо: что ты задумал?! И почему тайком от нас?

Сэм вздохнул... но спорить было бесполезно. Да он, видимо, и не хотел особенно спорить.

...Выслушав планы Сэма, Евгений был поражен – настолько они совпали с его собственными! С одной лишь только разницей: прежде, чем ехать в замок, Сэм хотел отыскать людей, знавших Тонечку еще до свадьбы – и в первую очередь, автора «Тени вампира». В остальном он собирался действовать так же, как и Евгений.

Ну, что же... Конечно, ехать в Шатогорию даже туристом для Сэма будет весьма рискованно – но можно ли будет его удержать? И потом, его способности... Может, в условиях постоянного напряжения и риска они возникнут снова? И Тонечка все-таки отзовется?

Евгений коротко изложил свои соображения. Сэм облегченно вздохнул – все-таки ему очень не хотелось ехать одному! Оставался, правда, еще один вопрос: брать ли Юлю в опасное путешествие? После недолгой, но бурной дискуссии Евгений согласился на компромисс: ехать всем вместе, но Юлю от самых опасных моментов оградить...

Поездку предварительно наметили на середину мая. К этому времени надо было подробно спланировать все маршруты и остановки, продумать способы маскировки, и даже позаботиться о каком-нибудь оружии! Кроме того, Евгений хотел заранее узнать адреса тонечкиных приятелей, списаться с ними... Словом, на полтора месяца дел хватит!

...Разве могли они предположить, что времени на размышления почти не осталось, что события уже начали развиваться независимо от них – и совсем не по заданному сценарию! Потом Евгений не раз думал: почему Сэм ничего не почувствовал заранее? Только ли потому что события касались его слишком близко? Или было что-то еще?..

* * *

...Нет ничего удивительного в том, что человек читает по вечерам газеты – хотя Юля и считала подобное времяпровождение абсолютно бесполезным. Но в этот раз, когда Евгений просматривал очередную газету, в его эманации вдруг явственно вспыхнули испуг и резкая тревога.

– Что случилось? – тут же вскинулась Юля.

Евгений поднял голову, в глазах его была полнейшая невинность, но Юля чувствовала, как он изо всех сил пытается погасить в себе взметнувшийся страх:

– Случилось? Ничего не случилось... Тебе что-то померещилось. Да ты не бойся, если начнется война, я тебе скажу...

– Соображай, что говоришь! – возмутился из своего угла Сэм.

– Прошу прощения, – рассеянно откликнулся Евгений, снова закрываясь газетой.

Юля поняла – он не хочет ничего обсуждать вслух. Но что же случилось, в конце концов?! Едва дождавшись, пока Евгений отложит газету, она поспешно схватила ее.

Фамилия Лантаса в одном из заголовков бросилась ей в глаза прямо на первой странице. Правда, сама статья оказалась скучнейшими рассуждениями о борьбе с коррупцией и организованной преступностью. Несчастный Лантас упоминался в ней с ностальгической грустью – был, мол, один порядочный человек... Короче, опять вода в ступе! Юле понадобилось прочесть статью второй раз, чтобы обратить внимание на короткую фразу: «Недавно в столице арестована группа, подозреваемая в организации политических убийств...»

Не это ли напугало Евгения? Если речь идет о тех, кто заказывал убийство Лантаса... Но разве это плохо? Наоборот, тогда не надо больше бояться, что бывшие хозяева разыщут Сэма!

Юля повернулась к Евгению – и натолкнулась на молчаливый предупреждающий жест.

– Пойдем-ка прогуляемся, – сказал он вслух, лениво поднимаясь.

– Пойдем... – Юля подобралась, пытаясь скрыть тревогу, и встала следом.

Они отошли от дома странным торопливым шагом, словно за ними кто-то гнался. Евгений заговорил первым:

– Ты что, ничего не поняла из статьи?

Юля сердито взглянула на него:

– Я поняла, что арестованы бывшие хозяева Сэма. Ну так это же прекрасно!

– Прекрасно? – Евгений даже остановился. – Ты что, действительно не понимаешь, чем это грозит?

Удивление было столь искренним, что Юле стало стыдно за свою бестолковость. Она изо всех сил сосредоточилась, пытаясь еще раз проанализировать ситуацию. Ну какие тут еще могут быть опасности? Что арестованные бандиты заговорят? Но кто им поверит? Ведь все убийства с участием Сэма – чистейшие несчастные случаи! Конечно, для каждого из них есть вполне конкретный и основательный мотив... Но мотив – не улика, к делу его не подошьешь!

И потом, эти недоделанные мафиози знали Сэма под вымышленным именем, а сейчас вообще считают погибшим! Да и полиция, кстати, тоже...

– Жень! – сказала Юля. – Но ведь они не доберутся до Сэма, никто не знает, что он в Серпене, что он – это он! А если и доберутся – все равно у них не будет никаких доказательств против него!

– У кого – «у них»? – ехидно осведомился Евгений.

– У поли...

Юля осеклась на полуслове. Какого черта она не поняла раньше! Да ведь Евгений боится совсем не полиции! Едва в деле запахнет мистикой – а как еще можно будет расценить возможные показания? – полиция сразу обратится в СБ! И вот тогда...

– СБ, да? – Юля повернулась к Евгению.

Тот молча кивнул.

– А что может сделать СБ? – растерянно спросила Юля. – Почему ее надо бояться?

Евгений внутренне усмехнулся. Что может сделать мощная спецслужба, обладающая разветвленной агентурной и оперативной сетью? Да в общем, все, что угодно, было бы желание...

– Ты боишься, что Сэма все-таки привлекут к суду? – по-своему поняла его эманацию Юля. – Что свидетельство СБ может иметь юридическую силу? Но ведь ты сам говорил, что это был блеф, помнишь?

– Ах, Юленька, – устало проговорил Евгений. – Если бы все было так просто, если бы суд... Это было бы полбеды.

– Тогда что? – Юля начала терять терпение. – Да говори же, раз начал!

Евгений вздохнул.

– Ты никогда не слышала о «синдроме монстра»?..

...Юля не слышала. Но нетрудно было догадаться, что скрывается за звучным термином. И кто именно будет кандидатом на роль «монстра»...

Евгений молчал, переживая нахлынувшие воспоминания. Какие жаркие споры вели они с приятелями во время учебы! А что будет, если появится эспер со сверхсильными способностями, если он повернет эти способности во вред обществу, если возникнет опасность для людей? Окажется ли СБ готовой к такому, сможет ли остановить его? И как в таком случае быть с законами, с конституцией?..

Преподаватели только морщились от подобных вопросов, не давая конкретных разъяснений – а потом как-то незаметно подобные разговоры стали дурным тоном и признаком наивности.

Но все же пресловутый «синдром монстра» был реальностью, с ним нельзя было не считаться. И с ним считались – факт создания СБ говорил сам за себя!

И неужели такая скрупулезная и бдительная организация, как СБ, не имеет никаких планов «быстрого реагирования» на чрезвычайные происшествия и кризисы? В это трудно было поверить, тем более, что до Евгения не раз доходили слухи о специальных отрядах, о секретных базах и лабораториях. Вряд ли все они были правдой – но дыма без огня не бывает...

...Юля выслушала соображения Евгения, не перебивая и не переспрашивая. Сообщение оглушило ее – и в тоже время она никак не могла воспринять ситуацию всерьез. Все это напоминало детективные сюжеты, но плохо стыковалось с реальной жизнью.

Ну хорошо, а что делать дальше? Как защищаться от новой опасности, и можно ли вообще от нее защититься? Наконец Юля очень осторожно спросила:

– А разве СБ сможет найти Сэма? Ведь катастрофа должна обмануть и их тоже!

Евгений покачал головой:

– Найдут, и очень быстро. Они же будут искать совсем не так, как полиция... – и увидев недоумение Юли, пояснил: – Ты же понимаешь, что у СБ прекрасная база данных. В нее занесены почти все эсперы страны – и уж по крайней мере, все сильные эсперы! Так что вымышленное имя никого не обманет: просто будут искать по другим данным...

– И найдут его под настоящим именем?

– Разумеется. И даже с указанием домашнего адреса. Мы стараемся отслеживать все перемещения эсперов, так что данные постоянно обновляются...

– «Мы»! – передразнила Юля оговорку Евгения. – Выходит, в этой вашей базе есть и я... И Тонечка?

Евгений смутился.

– Ну, конечно... На тебя я вообще сам данные собирал! И Тонечка есть, только о ней мало что сказано – ее никогда не принимали всерьез... на ее счастье! Но Сэм – другое дело...

– Хватит рассуждений! Говори наконец: чего ты ждешь от своих коллег?! – едва ли не с угрозой потребовала Юля. – Или это слишком страшно, чтобы быть произнесенным вслух?

В последней фразе явственно прозвучала совершенно неуместная издевка, и Евгений невольно поморщился... но тут же взял себя в руки и сказал коротко:

– На свободе Сэма не оставят, за это я ручаюсь. Могут арестовать за убийства... Но тогда придется доказывать суду состав преступления, а это тайна похуже атомной бомбы! Так что я на их месте предпочел бы просто похитить Сэма без лишнего шума...

– А «без лишнего шума», – жестко уточнила Юля, – значит вместе с нами! Восхитительно!!!

Евгений видел, что несмотря на попытки сдерживаться, она на грани истерики.

– Да не бойся ты, никто нас убивать не будет... это же не мафия! – не очень убедительно успокоил он. – Ну будут всякие там допросы, исследования... Это не смертельно!

– И совсем ничего нельзя сделать? – спросила Юля каким-то чужим голосом.

– Что-нибудь всегда можно сделать! – сердито ответил Евгений. – И в первую очередь делать предстоит тебе...

– Мне?!

– Именно. Слушай теперь внимательно и запоминай.

– Я слушаю, – Юля, казалось, ожила... и облегченно вздохнув, Евгений начал инструктаж:

– Во-первых, через несколько дней ты должна будешь уехать домой...

– Куда «домой»? – подскочила Юля, забыв обо всех предупреждениях. – К родителям? Ты с ума сошел?!

– Нет, не сошел еще, – раздраженно отозвался Евгений. – И повторяю: не трать энергию на споры, а придумай лучше убедительное объяснение для родителей...

– Какое... Какое еще объяснение?!

– Любое! – Евгений почувствовал непреодолимое желание как следует встряхнуть Юлю, как будто это могло заставить ее соображать быстрее. – Придумай, из-за чего мы с тобой могли поссориться. Ревность, зависть, денег мало или шума много – что угодно! Только бы тебе поверили...

Юля видела, что Евгений не шутит. Но зачем нужно расставаться как раз тогда, когда больше всего нужна поддержка?

– А затем, – объяснил, уже едва сдерживаясь, Евгений, – что если мы исчезнем все трое, то этого никто и не заметит. Во всяком случае, не сразу заметят. И тем более, никто не заподозрит, что с нашим исчезновением не все гладко.

– А если я уеду...

– То из родительского дома тебя будет гораздо труднее изъять. За тобой, конечно, будут следить, но не более того. Впрочем, на всякий случай будь осторожна...

– Я-то буду осторожна, – мрачно заметила Юля, – а вы?

– За нас не бойся. Я не собираюсь сидеть и ждать, пока за мной придут. У СБ тоже есть уязвимое место – его-то я и попробую пощекотать... Впрочем, об этом потом, ты мне для этого тоже понадобишься. И еще запомни одно – никому не слова! Ни родителям, ни друзьям, ни Сэму. Сэму – особенно!..

Юля подавленно кивнула. Еще в «Лотосе» ее предупреждали: близость с Евгением принесет несчастье... и похоже, давнее предсказание Юргена начало сбываться!

* * *

«Мой дорогой коллега!

Я давно называл тебя так в последний раз, и, боюсь, никогда больше не назову. Мне очень не хотелось верить, что придется когда-нибудь обращаться к тебе и другим моим бывшим товарищам по работе с таким письмом, но увы! Если ты читаешь сейчас это письмо, если оно к тебе попало, это значит, что подтвердились худшие мои опасения. И тогда очень прошу: прочти его до конца. Оно вполне может оказаться моим завещанием, да и тебе – кто знает! – вдруг окажется небесполезным...»

...Евгений отложил ручку и перечитал написанное. Немного патетично – ну да это и к лучшему. Пусть бывшие коллеги почувствуют то же, что и он, представят себя на месте пострадавшего товарища! А уж воображение у профессиональных исследователей хорошее...

Руководство СБ – и в первую очередь Гуминский – панически боялось громких скандалов. Это и был тот шанс, который намеревался использовать Евгений. Сначала он вообще хотел оповестить о себе весь белый свет – два-три знакомых журналиста без труда донесли бы «завещание» до самой широкой общественности! Но, представив себе все возможные последствия, Евгений ужаснулся и решил ограничиться «широкой оглаской в узком кругу» – распространить свое послание только среди рядовых исследователей СБ.

Впрочем, результат обещал быть вполне действенным. «Свобода науки» в СБ всегда ценилась особо: следствие двусмысленного положения ученых внутри секретной спецслужбы. Насилие над наукой – а именно так Евгений собирался представить свой арест – неминуемо вызовет такое возмущение, что придется отпустить пленников во избежание еще более широкой огласки!

То, что последнее время Евгений не поддерживал отношений ни с кем из бывших коллег, не смущало его. Наоборот, было легче обращаться в письме не к одному-двум приятелям, а как бы сразу к широкой аудитории – ведь адресатов будет, ни много ни мало, больше трех десятков!

«...Итак, попробую по порядку.

Прежде всего, я представляю, сколько кривотолков вызвал мой внезапный «уход» из СБ.

На самом деле это было просто беспардонное увольнение, вызванное моим категорическим несогласием с вмешательством в мою работу, которую я достаточно уверенно считаю в своей компетенции. Здесь я могу ошибаться, дело субъективное, но, во всяком случае, грубых нарушений субординации я не допускал.

Не знаю, как это все было представлено – и были ли вообще какие-то объяснения. Конечно, я поступил не очень красиво, никому ничего не сказав, но на это были причины, и, поверь, достаточно веские. Возможно, я был не прав. Впрочем, я и сейчас не пытаюсь искать оправдания и аргументы или агитировать кого-то в свою пользу. Время для дискуссий ушло, и боюсь, безвозвратно. Всякие споры и аргументации не имеют теперь никакого значения – пришло время действий!

То, что к тебе попало это письмо, означает только одно: мой подопечный эспер, я сам, а возможно, и моя жена, схвачены оперативной службой СБ...»

...Евгений запнулся. На самом деле он вполне рассчитывал уберечь Юлю от ареста, отправив ее к родителям. Но теперь он на какой-то миг представил, что и ее тоже сумеют схватить – и испугался смертельно! Нет, этого ни в коем случае нельзя допустить!

«...и в настоящее время содержатся без суда, следствия и какой-либо надежды на то и другое на одной из секретных баз, о существовании которых у нас всегда ходило столько упорных и настойчиво – не чересчур ли настойчиво?! – опровергаемых слухов...»

...Интересно, чем в действительности окажется пресловутая секретная база – комнатой прямо в институте? конспиративной квартирой? особняком? полигоном? И какую «программу исследований» там предложат? Во всяком случае, про Сэма наверняка постараются вытрясти все, что можно!

Жаль, что в письме эти вопросы тоже никак не обойти. Что ж, придется осторожно упомянуть Сэма – без лишних подробностей...

«...Тебе, конечно, интересно узнать, чем я заслужил такое интенсивное внимание к своей скромной персоне? Боюсь, что я тебя разочарую! Пока, насколько мне известно, все мои „прегрешения“ состоят в том, что после увольнения я осмелился самостоятельно продолжать исследование, которое мне не позволили довести по моему плану в СБ.

Его объектом был один мой старый знакомый эспер-эмигрант, точнее, некоторые его интересные способности в области предсказаний. Так получилось: очень давно я смог установить контакт с этим эспером и вполне успешно поддерживать его в течение нескольких лет.

Естественно, я не хотел никакого официального вмешательства, которое могло разрушить достигнутое такими стараниями доверие. Но меня не услышали, и предпочли заменить доверие на насилие – вероятно, сочли его более надежным средством!»

...Интересно, насколько далеко может зайти это насилие? Ведь он и Сэм окажутся в полной власти «исследователей» – которые сделают все, чтобы не допустить утечки информации! До какой степени «все»? Решатся ли они, если не останется другого выхода, убить опасного эспера? А нежелательного свидетеля в лице бывшего коллеги? Евгений вздрогнул и оборвал себя – так можно вообразить что угодно!..

«...Зачем я пишу все это тебе и другим, которые сейчас читают такие же письма (а может, даже, и не читают – наша оперслужба весьма, весьма проворна...)? Нет, я не прошу помощи, протестов или забастовок. Все, на что я рассчитываю, – это информация. Наши коллеги-пленители рассчитывают обработать нас „по-тихому“ – очень не хочется доставить им этой радости...»

...Кстати, для этого способ доставки писем следует продумать досконально – их ни в коем случае не должны перехватить! Ведь не исключено, что они окажутся главным залогом их безопасности во всей этой переделке...

«...Вот, собственно, и все. Надеюсь, ты понимаешь: подобная история в любой момент может произойти с каждым из вас. И где гарантия, что я первый? Сколько исследователей были уволены раньше? Все ли они живы? Никто не интересовался, никому в голову не приходило поинтересоваться... Может, теперь у кого-нибудь появится желание не быть слепым котенком? Ведь опергруппы не действуют по своей инициативе! И те, кто будут допрашивать меня – они ведь работают в наших лабораториях, рядом с нами...»

...А ведь и в самом деле интересно, с кем из коллег он встретится после ареста! Наверняка среди них окажутся хорошие знакомые, может, даже друзья... И уж конечно там будут люди из «списка рассылки», из тех, к кому он, собственно, обращается в письме!

Хорошо это или плохо? Эффект неожиданности будет смазан, зато серьезность провокации будет понятна без слов! Можно даже поместить в каждом письме полный список всех адресатов: пусть масштаб скандала сразу станет ясен!

«...Еще прилагаю список тех, кто еще, кроме тебя, получит – если получит! – подобное послание. Не прошу о большем, но хотя бы оповести их о сути дела, если мои письма не дойдут до них. Смею заметить, что этих людей и их мнение я очень уважаю и в какой-то степени надеюсь на их поддержку и защиту, если не для себя лично, то по крайней мере для дорогих мне принципов свободы и независимости исследователя в своих профессиональных областях.

На всякий случай – прощай:

Евгений.»

* * *

...Принтер выплюнул последний листок и умолк. Евгений взял стопку писем и перенес на стол, к приготовленным и уже надпечатанным конвертам. Чуть поодаль аккуратной стопкой лежали все «компрометирующие материалы», связанные с бесконтактным убийством и управлением случайностями: многострадальные дневники самой Тонечки, ее прощальное письмо, краткие заметки о неудачных попытках связи с ней, схемы замка Горвича и окрестностей, коробка с дискетами... Сверху, ничуть не усилив и не ослабив издевательского свечения, поблескивал перстень...

Сев за клавиатуру, Евгений методично прошелся по дискам, тщательно уничтожая все следы своей работы. После их ареста компьютер будут трясти всеми доступными средствами – значит, надо гарантировать, что в нем не останется ни одного упоминания о Тонечке!

Через час работа была закончена. Теперь из материальных свидетельств исследований астрала остались только те, что лежали на столе, и Евгений приступил к новой работе. Раскладка писем по конвертам требовала внимания и аккуратности, но не мешала раздумьям – а подумать было о чем...

Рабочие материалы и письма были почти готовы к эвакуации, но план самой эвакуации был до сих пор не до конца понятен. На Рождество, когда Сэм оставался в Серпене один, Евгений, опасаясь излишнего любопытства СБ, просто брал материалы с собой. Можно повторить то же самое – только теперь уже Юле...

Да, но тогда ситуация была куда менее серьезной, а сейчас СБ может проявить гораздо большую настойчивость... и трудно даже представить, что будет, если материалы попадут к исследователям! Во всяком случае, Тонечку после этого уже ничто не спасет...

Нет, все документы надо укрыть понадежнее – в банковском сейфе, например. Или в адвокатской фирме – вот уж кто умеет хранить тайны! Если оговорить условия хранения, ни одна живая душа, включая хоть самого президента, не доберется до тетрадей! Солидные фирмы весьма дорожат своей репутацией...

...А что если и письма тоже отправить через фирму? Это ведь нешуточное дело: один человек, посылающий большое количество одинаковых конвертов, сразу привлекает внимание – а за Юлей и без того будут следить... Зато у адвокатской фирмы собственная обширная переписка, курьеры – словом, куда больше возможностей проделать все быстро и незаметно!

Одно узкое место, конечно, останется: даже адвокатской фирме нужен какой-то сигнал, распоряжение типа «отправляйте, пора!». Ведь неизвестно, когда произойдет арест: завтра, через неделю... А того, кто передаст команду – а кроме Юли это по-прежнему некому сделать! – СБ все равно может вычислить, перехватить...

Вот если бы сообщение можно было как-то продублировать, если бы его повторил кто-то, не попавший в поле зрения СБ... Но кому из друзей можно доверить столь мрачную тайну? Разве только Валерию... Но он живет так далеко от столицы... и потом, он же не станет сидеть сложа руки, узнав, что Евгений в беде! Немедленно примчится на помощь – и все испортит... Прямо заколдованный круг какой-то!

Евгений целый день не находил себе места, пытаясь что-нибудь придумать. Лишь вечером, когда уже вернулись из больницы Юля и Сэм, он наконец нашел простое и красивое решение. Пусть Валерия известит... его собственный компьютер! Небольшая программка, посланная по электронной почте, посадит в компьютер вирус, который сработает только в том случае, если не получит в течение, скажем, трех дней подряд определенного условного сигнала от Евгения. Ну и пошлет на принтер соответствующий текст...

Евгений радостно поделился своей идеей с Юлей (они были на кухне одни, Сэм отправился в свою комнату). Но Юля, вместо того чтобы разделить радость, удивилась:

– А почему ты не сделаешь этого вообще со всеми письмами? Было бы куда проще обойтись без возни с конвертами и распоряжениями!

Евгений покачал головой:

– Представь, что будет, если хоть кто-то обнаружит вирус раньше времени! А что обнаружат, я не сомневаюсь: в СБ, как правило, хорошие специалисты...

– А Валерий?

– Ну, его возможности я хорошо себе представляю! Обмануть его мне не составит никаких проблем... Не беспокойся: он не прочитает письмо раньше, чем до нашего ареста!

Юля вздохнула: все упоминания предстоящего ареста вслух нагоняли на нее уныние. Да и что толку писать этому школьному приятелю Евгения? Чем он может помочь? Ему же все равно нельзя оставить распоряжение о рассылке писем!

– Пусть он просто убедится, что письма благополучно дошли, – объяснил Евгений. – А если что, то известит моих коллег уже сам. Это, конечно, менее эффективно: сразу ему не поверят... Но появится сомнение, захотят проверить – и вскоре убедятся, что все правда!

...Отправив Валерию «инфицированную» программу, Евгений облегченно вздохнул: одной проблемой меньше! Насколько было бы легче, если бы и у Юли были такие же надежные друзья – не пришлось бы самой идти в адвокатскую контору, рисковать. Но бывшие обитатели «Лотоса»... впрочем, о них лучше вообще не вспоминать!

Евгений смутился, как будто Юля могла услышать его оскорбительную мысль – а если вдуматься, то и несправедливую к тому же! Эсперы не виноваты, что к ним нельзя обратиться за помощью: СБ и так пристально следит за ними, а уж в данной ситуации...

...Но в одном они все-таки виноваты: Евгений до сих пор не мог спокойно вспоминать, как решительно и холодно пытались обитатели «Лотоса» оттолкнуть его от Юли! Конечно, их тоже можно понять: одно предсказание чего стоило! Но неужели нельзя было найти компромисс? Многое могло пойти по-другому, не поведи они себя с Евгением, как с врагом... И попытки связи с Тонечкой, будь они совместными, могли бы оказаться куда более результативными, и арест большой группы был бы весьма затруднен!

А может, все-таки еще не поздно как-то поведать им о судьбе Тонечки? Или хотя бы намекнуть осторожно – Юля знает адреса и телефоны разъехавшихся друзей... Да нет, пожалуй, поздно – теперь к ним на километр нельзя приближаться, особенно Юле! А написать... Нет, эсперы вряд ли будут достаточно осторожны, чтобы скрыть опасное послание от излишнего внимания СБ...

Разве только Дэн... Дэниэл Глоцар – он же ясновидящий! Конечно, у него больше развиты способности к внушению, он даже работу себе выбрал соответствующую: в варьете людям голову морочить – но умение читать по предметам у него тоже есть. И Дэн сможет прочитать даже ненаписанное письмо, достаточно будет дать лишь несколько намеков: остальное он увидит сам... Пожалуй, можно попробовать!

Евгений достал с полки потрепанную, знакомую с детства книгу, взял карандаш, бумагу и, стараясь держать в голове образ Тонечки, выписал следующее:

«А так как под „личностью“ мы понимаем рациональное начало, наделенное рассудком, и так как мышлению всегда сопутствует сознание, то именно они и делают нас нами самими...

Principium Individuations, представление о личности, которая исчезает – или не исчезает – со смертью...

...потеряно не все. В глубочайшем сне – нет! В беспамятстве – нет! В смерти – нет! Даже в могиле не все потеряно. Иначе не существует бессмертия.»

Хватит ли этого Дэну, чтобы найти Тонечку? Непонятно... но на размышления в любом случае наведет! Подумав, Евгений приписал несколько адресов: Валерия и кое-кого из бывших коллег. Вряд ли Дэн будет связываться с не-эсперами, тем более, со служащими СБ, но лишняя информация никогда не помешает. «Успеха тебе, Дэн, – почти искренне подумал Евгений. – И... честное слово, черт бы побрал твое высокомерие!»

...На следующее утро Евгений отправился в Сент-Меллон. В небольшом, но солидном и внушающем доверие офисе местного отделения фирмы «Консул» его просьбе никто не удивился – по крайней мере, внешне. Евгений передал своему новому поверенному два объемистых пакета – один с материалами исследований, другой с письмами. Условия хранения и рассылки оговаривались двумя независимыми договорами, причем текст первого из них Евгений не обсуждал даже с Юлей: лучший способ сохранить тайну – не знать ее вообще!

Кроме того, ему не хотелось лишний раз расстраивать Юлю: договор очень походил на завещание, а по существу, и был им. В нем Евгений поручал фирме по истечении пятилетнего срока со дня принятия документов на хранение поместить данные с дискет в сеть «Интернет», открыв их для свободного доступа. Этот крайний, совершенно отчаянный шаг гарантировал, что даже в случае их гибели материалы не пропадут бесследно... и заодно давал Евгению лишнюю возможность для шантажа!

Вот только Тонечка... Опубликование материалов погубит ее немедленно и неотвратимо! Хотя с другой стороны, она все равно вряд ли продержится указанные пять лет...

Второй договор был короче и оговаривал условие рассылки «тревожных» писем. Как Евгений и предвидел, поверенный отверг все формы распоряжения, кроме прямой письменной с собственноручной подписью. Хорошо еще, что не надо приносить бумагу лично!

Выйдя из офиса, Евгений испытал огромное облегчение. Завтра к утру оба пакета будут в полной безопасности в столице, в центральном правлении фирмы. Теперь можно сосредоточиться на Юле, на том, как помочь ей выполнить нелегкую миссию, не «засветив» ни себя, ни «Консула».

Всю дорогу до Серпена Евгений напряженно думал об этом, но ничего нового в голову так и не пришло. Как ни крути, а доверять последнюю ниточку почте нельзя – надо обязательно «пойти и отнести»...

Вот если бы это сделал кто-то другой, не Юля... Ну неужели у нее в родном городе совсем нет человека, которому можно верить безоговорочно?

– Мой отец! – Юля даже удивилась вопросу. – В нем я абсолютно уверена, могу даже рассказать всю правду. Он поймет и поможет...

Евгений вспомнил, как на Рождество они приезжали с Юлей к ее родителям. Тогда из всей семьи отец произвел на него наиболее благоприятное впечатление. Ну что ж, пусть будет так!

– Хорошо. Значит, он и отнесет распоряжение в контору. Через три дня, после того, как меня арестуют...

Юля не стала спрашивать, почему именно через три дня. Евгений уже говорил ей, что не исключает и совсем бесконфликтного варианта: если, к примеру, феномен бесконтактного убийства просто спокойно и подробно изучат, а Сэма отпустят – под присмотр СБ... В этом случае лишний шум и скандал только помешает...

Сама Юля не верила в возможность такого исхода, но предпочла не спорить с Евгением, только предупредила жестко – никаким запискам и даже телефонным звонкам не поверит! Пусть приезжает сам: для такого дела его просто обязаны будут отпустить.

– Впрочем, нет, телефонный звонок меня все-таки устроит, – все же уступила она. – Я почувствую, искренне ты говоришь или по принуждению. А если за три дня ты не дашь о себе знать, отец передаст твое распоряжение, а я...

– А ты будешь сидеть дома! – сердито перебил Евгений. – Еще чего не хватало... что тебе там взбрело?

– Ничего, – по лицу Юли было видно, что она обиделась. – Я просто подумала, что раз за мной все равно будут следить...

– Ну? – помимо воли заинтересовался Евгений.

– Я могла бы проделать некий отвлекающий маневр. Какой-то вариант предупреждения, но ненастоящий, понимаешь? Пусть его перехватят и успокоятся от сознания своей победы – тем большей неожиданностью будут письма! Вот только...

Юля смущенно замолчала, не желая показывать, что боится. Что, если вместе с «отвлекающим маневром» перехватят и ее?

Евгений принял идею почти сразу. Действительно, полное бездействие Юли выглядело бы подозрительно: спряталась в доме, сидит тихо, не дергается... А тут – такой замечательный фокус! Тогда на ее отца уж точно никто внимания не обратит! Да и над «отвлекающим маневром» долго думать не надо: пусть это будут такие же письма, что и настоящие, только покороче и числом поменьше...

Евгений быстро приготовил новый, уже третий пакет и отдал его Юле. На всякий случай он велел ей не ходить на почту – чтобы у наблюдателей не возникло желания изъять письма еще до отправки. Достаточно будет просто бросить конверты в ближайший ящик на улице: до адресатов им все равно не дойти, а для Юли безопаснее...

...Они не сомкнули глаз всю ночь – каждый понимал, что она может оказаться для них последней. А наутро Евгений с тяжелым сердцем проводил заплаканную Юлю на самолет...

* * *

Возвращение домой стало для Юли настоящим шоком. Возможно, не следовало воспринимать все так болезненно – но она ничего не могла с собой поделать. И выдуманная история, и скрываемая правда были похожи одним: невероятным ощущением слабости и беспомощности. Она не могла сдержать слезы в самолете, плакала во время разговора с мамой...

По придуманной версии дело представлялось так: они с Евгением поссорились, потому что Юля хочет завести ребенка, а он, подлец такой, и слышать об этом не желает, потому что, видите ли, они еще недостаточно пожили для себя. Ну, и живет для себя изо всех сил, является домой чуть ли не ночью. Раньше такого не было!

Мама поверила Юле безоговорочно, поплакала вместе с ней и от души пожелала Евгению провалиться к черту, потому что где он найдет жену лучше Юли?! В общем, Юля могла оставаться в родительском доме сколько угодно, жить в ласке и заботе...

И каждый день ждать неизбежного! Сегодня, завтра, через неделю? Следствие идет, рано или поздно «бесконтактные убийства» всплывут, и тогда...

А может, обойдется? Пройдет суд, утихнут страсти, а о Сэме так никто и не узнает... Может такое быть? «Может, – ответил на этот вопрос Евгений, – но это уже из области подарков судьбы!»

...Юля посмотрела на часы: уже почти полночь, день прошел с тех пор, как они расстались. Пора было ложиться спать, но ночь пугала одиночеством: ведь Евгения не будет рядом.

– Ты чего не спишь?

Отец бесшумно вошел в гостиную, сел рядом с Юлей.

– Не дергайся, все образуется!

Юля помотала головой. Не образуется!

– Ну, ты никогда не была паникером! Мало ли что случается...

– Ты не понимаешь!

Отец пожал плечами. Конечно, бывает всякое – но зная свою дочь, он скорее поверил бы, что она при случае будет злоупотреблять удовольствиями, а не Евгений!

– Ну, не знаю, – повторил он. – Может быть, ты преувеличиваешь его вину? В конце концов вам действительно рановато заводить ребенка, тут он прав...

– Да при чем тут ребенок! Мне вообще кажется, что я его предала, понимаешь! Зачем я здесь, папа?!

Отец вздохнул. Женские истерики – область таинственная, и кто в конце-то концов, не ссорился с супругом хотя бы раз? А Юля – девочка экспансивная, могла что-то преувеличить или не так понять. Но тем не менее что-то не давало отцу покоя...

– Вы, я так понимаю, поссорились?

– Нет.

– Как нет?! Какого же черта ты тогда тут делаешь?

– Жду.

– Чего? Что он за тобой приедет? С цветами и конфетами?

Это было уже слишком: Юля снова начала всхлипывать... За что, за что им это все?!

– Ну, хватит сырость разводить! Что, натворила глупостей и самой стыдно?

– Натворила. Только не я. И не сейчас, – Юля вздохнула, оглядываясь. – Мама спит?

– Давно уже. Разволновалась из-за тебя!

– Возможно, мне не следовало приезжать...

– Ну, вот еще ерунда!

– Не ерунда. Ты сейчас просто с дивана упадешь, насколько это не ерунда. Я не хочу, чтобы ты думал о Евгении плохо, особенно сейчас. К тому же, может статься, мне понадобится твоя помощь... Только пообещай мне одну вещь!

– Какую же?

– Молчать о том, что сейчас услышишь! Ну, хотя бы по возможности...

* * *

Юля не была дальней телепаткой, но Евгения слышала хорошо. Она всегда ощущала взлет и посадку вертолета, когда Евгений летал один, чувствовала, если ему нездоровилось, отвечала на мысленные приветствия. Но эманация, которая сбросила ее с постели, не походила ни на что и была пострашней ночного кошмара. Юлю окружала темнота – реальная, ночная – и плюс ощущение темноты. В этой воображаемой темноте мелькали непонятные красноватые отблески и словно бы дул откуда-то холодный ветер...

Юля вскочила. Она не знала, что именно произошло с Евгением, но одно ей было ясно: случилось что-то экстраординарное! Едва дождавшись утра, она поспешила позвонить в Сент-Меллон.

Телефон не ответил, не было даже сообщения на автоответчике. Ну, этого следовало ожидать! Юля позвонила соседям, надеясь узнать подробности. Оказалось, что среди ночи Сэма и Евгения увезли на «скорой». «Что случилось? – Сказали, отравление! – „Скорую“ вызвали вы? – Нет, мы ничего не знали!» В больницу Серпена Сэм и Евгений, естественно, не поступали...

...Юля ничего не сказала отцу: он понял ее без слов, а все подробности были обговорены заранее. Три дня они заморожено ждали – даже не известий от Евгения, в это уже никто не верил! – а просто выдерживали паузу, точно следуя инструкции. Утром четвертого дня Юля бросила в ящик конверты, а отец отнес распоряжение Евгения в местный отдел «Консула» – и никто не помешал этим раздражающе простым действиям.

После этого оставалось только ждать. Снова ждать – но уже неизвестно, сколько...

* * *

Проснувшись, Евгений с удивлением ощутил себя свежим, бодрым и прекрасно отдохнувшим – пожалуй, впервые за много дней. Не открывая глаз, попытался поймать последние следы стремительно ускользающих, но определенно приятных сновидений...

Память навалилась внезапно и отчетливо – и поняв, где он находится, Евгений испуганно замер. Причина необычайно крепкого сна сразу стала очевидна до отвращения: обычный наркотик...

...Последним отчетливым воспоминанием от вчерашнего вечера был ужин – неизменный яблочный пирог из ближайшего кафе. Сэм рассказывал что-то о прошедшем дне, когда вдруг неожиданный приступ слабости накатил одновременно на обоих. Сэм почти мгновенно лишился чувств, уронив голову на стол. Евгений еще нашел глазами телефон, но не смог даже приподняться – и только тут понял угасающим сознанием, что означает это внезапное недомогание...

Значит, случилось... Ну что ж, надо принимать неизбежное! По крайней мере, теперь можно будет проверить то, о чем раньше приходилось только гадать...

Евгений «включил» ощущения: незнакомая кровать, приятное мягкое, но совершенно чужое белье... Сверху накинута простыня и какое-то легкое одеяло. И еще на голове ощущается что-то постороннее, необычное...

Он попытался осмотреться сквозь полуопущенные веки, не подавая вида, что проснулся – но тут же посмеялся над своей наивной конспирацией: где-где, а в СБ найдется более надежный способ отследить пробуждение! И не притворяясь больше, Евгений открыл глаза и сел.

Небольшая комната слегка напоминала гостиничный номер. Кровать располагалась в дальнем от окна углу, у самой двери. Обстановка была скромной и немногочисленной: на столе телевизор и телефон, рядом два стула, а у самой кровати – еще один столик с компьютером. В стене напротив три двери: наверняка душ с туалетом плюс какая-нибудь кладовка или встроенный шкаф...

Мебель не казалась привинченной к полу, и на окнах не было решеток – но Евгений не сомневался, что стекла в этих окнах небьющиеся, а дверь не только забрана портьерой, но и заперта снаружи... и вообще, он в тюрьме!

Проведя рукой по волосам, Евгений наткнулся на какой-то обруч и стянул его. Так и есть: прибор для снятия энцефалограмм. Легкий, удобный, безо всяких проводов – радио или ИК... Да, оснащение тут, по всей видимости, неплохое. Впрочем, вряд ли его заставят носить эту штуку постоянно: альфа-ритм не-эсперов редко кому интересен...

Евгений слез с кровати, пересек комнату и выглянул в окно, торопясь осмотреть внимательнее место, где оказался волею судьбы и собственного упрямства. Прямо под окном метров на тридцать простиралась зеленая лужайка, за ней громоздились заросли какого-то кустарника, а еще дальше вставала кажущаяся сплошной стена деревьев. Евгений невольно усмехнулся – ну прямо как в сказках о лесных ведьмах! И совершенно непонятно, где это все может находиться...

Он посмотрел вниз, и увидев тень от здания на траве, оценил размеры своей тюрьмы: два или три этажа высотой, и довольно длинная – по крайней мере, из окна он мог видеть только одну границу тени.

М-да... Вот вам и «синдром монстра»! Евгений уныло осознал, что до сих пор в какой-то мере рассчитывал на экспромт со стороны СБ, на то, что вся ситуация окажется для бывших коллег сюрпризом, застанет врасплох. А вместо этого – тщательно продуманная секретная программа... тоже какой-нибудь «Монстр» или, скажем, «Хорек в курятнике»! Прекрасно оборудованная база-тюрьма, наверняка полно охраны... И должна быть довольно значительная группа исследователей – иначе зачем все это было затевать?!

Вот только кто задействован в этой группе? Хорошо бы кто-то из знакомых – тогда присутствие Евгения вызовет замешательство и неловкость... если только Гуминский не удалил из программы всех «заинтересованных лиц»!

Хотя почему он собственно решил, что здесь командует Гуминский? С тем же успехом это может быть и Веренков, и кто-то рангом пониже... впрочем, нет, ниже нельзя – дело-то наверняка считается серьезнейшим ЧП! Значит, один из двух, и скорее всего Гуминский. Ян действовал бы иначе, не столь жестко и напористо. И уж во всяком случае, не стал бы играть в прятки со своим учеником, пусть даже и бывшим...

Усилием воли Евгений заставил себя отвлечься от бесплодных догадок. Если Гуминский здесь, и если он еще не забыл своих пугающе точных догадок относительно замка Горвича – тогда дело может повернуться даже хуже, чем можно было ожидать! Но скорее всего, речь пойдет только о Сэме, а здесь уже можно потягаться. Уж на три-четыре дня его хватит, а там и письма дойдут...

Отвернувшись от окна, Евгений в первый раз подумал о наблюдающей аппаратуре и без труда отыскал две скрытые вентиляционными решетками телекамеры – под самым потолком, в противоположных углах комнаты. Маскировка была неплохая – но не для того, кто сам когда-то изучал спецтехнику...

Значит, не все предусмотрено в этой программе! Во всяком случае, создатели «тюрьмы» явно рассчитывали только на эсперов, а не на бывших исследователей СБ! Обрадованный сделанным открытием, Евгений еще раз внимательно огляделся, ища следы каких-нибудь спешных работ. Так и есть: розетка для компьютера явно ставилась только накануне: клей еще не высох! А для сетевого кабеля и вовсе пришлось сверлить стену – на полу свежие следы бетонной пыли. Оно и понятно: вряд ли для эспера был предусмотрен компьютер, включенный во внутреннюю сеть базы...

За первой дверью обнаружился туалет, за второй – умывальная с душем. Евгения поразило продуманное отсутствие лишних мелочей и предметов – ничего нельзя было взять и унести, даже мыло текло из краника. Что ж, разумно – иногда даже самые обычные предметы можно использовать весьма нетривиально, и ничего удивительного, что здесь этого старались избежать!

И всюду телекамеры... Впрочем, Евгений не страдал избытком стеснительности, и «облегчая душу», с любопытством поглядывал в почти неразличимый матовый глазок за вентиляционной решеткой, пытаясь представить, что чувствует человек перед монитором, обязанный подглядывать в туалеты по долгу службы.

Третья дверь скрывала стенной шкаф с одеждой и небольшой – размером с поднос – лифт. С обратной стороны к дверце было приколото «расписание кормления» – завтрак, второй завтрак, обед, ужин. Выходит, здесь сумели обойтись без официантов. Ну-ну...

Евгений достал из шкафа одежду – незнакомую, но подходящую по размеру, привел себя в порядок. Попутно он осмотрел остальное содержимое шкафа: полотенца, белье... Вешалки, к его удивлению, оказались металлическими – и довольно прочными. Что это – недосмотр проектировщиков? Или более поздняя самодеятельность? Ведь при некоторой фантазии такие «железяки» вполне можно использовать как оружие. Или просто закоротить ими какую-нибудь сигнализацию... Впрочем, так далеко Евгений в своих планах пока не заходил!

Он подошел к телефону, безуспешно поискал глазами список номеров. Может, это прямая линия? Но снятая трубка ответила гудком. Евгений удержался от соблазна набрать какой-нибудь номер. Зачем? Если за ним наблюдают, то и так увидят, что он готов к задушевным беседам...

Евгений развернул стул к двери, уселся поудобнее и стал ждать. Ему было от души любопытно, кто из бывших коллег предстанет сейчас перед ним. И в каком тоне начнется разговор...

Разумеется, за ним наблюдали: через несколько минут в коридоре раздались легкие быстрые шаги, щелкнул замок, портьера отъехала в сторону – и Евгений едва не потерял самообладание, увидев, кто пришел его допрашивать...

– Сара! Черт возьми, это уже слишком!

Он был готов увидеть кого-то из знакомых, даже ждал этого, но тут... Встретить бывшую любовницу в роли следователя... Судьба словно бы опять издевалась над ним!

– Тихо, тихо... – успокаивающе произнесла Сара. – Почему бы и нет? Или ты не хочешь меня видеть?

– Как будто от меня что-то зависит, – проворчал Евгений, очередной раз с трудом примиряясь с действительностью. А собственно, так ли уж плохо, что именно Сара оказалась участницей чрезвычайной программы?

Сара Даррин, несмотря на молодость, считалась одним из лучших психологов СБ. Она была любимой ученицей Веренкова, молчаливо предполагалось, что рано или поздно именно она заменит его – но с какой же идеологией, а, Сара? Помнится, ты совсем другое говорила два года назад! И ведь ни разу ни о чем не обмолвилась, даже в самые интимные моменты!

Евгений не удержался, чтобы не съязвить на эту тему – и получил неожиданно спокойный ответ:

– Два года назад я и не слышала об этой программе. И если бы не погиб Виллерс, мне не пришлось бы в ней участвовать.

Евгений ошарашенно уставился на Сару. Ничего себе! Значит, не будь той странной истории в горах – его допрашивал бы сейчас Виллерс?! Нет, кто бы не был виноват в его внезапной смерти: змея, Дэн или управление случайностями – все равно спасибо им за это!

Сара усмехнулась.

– Ну что, пришел в себя? Не возражаешь поговорить за завтраком? – И не дождавшись ответа, с легкой насмешкой поинтересовалась: – Надеюсь, ты не будешь объявлять голодовку?

– Пока нет. А что будет, кстати, если объявлю?

– А какой смысл?

– Что за манера отвечать вопросом на вопрос!

– Не знаю я, что будет, – сердито ответила Сара. – Будут делать питательные клизмы, устраивает?!

Евгений засмеялся. Сердясь, Сара всегда хорошела. Он с удовольствием наблюдал за ней, пока она с опасностью для телефонного аппарата набирала номер и заказывала завтрак. Интересно только, как она поведет себя, если понадобится быть твердой и непреклонной? Хотя на такое дело всегда можно найти кого-нибудь другого...

– Кстати, – отвлекся Евгений от мрачных раздумий на интересы более насущные. – Сам-то я этим телефоном могу пользоваться?

– Да, конечно, – кивнула Сара. – Это местная связь, внутри здания, – она достала из кармана сложенный вчетверо листок, развернула его.

Евгений подавил вздох. Четыре номера: Гуминский, Даррин, медицинский пост, хозяйственный пост. Без лишней роскоши – зато коротко и ясно! Интересно, шеф лично присутствует на базе, или руководит из института?

– И это все? – ехидно спросил Евгений. – Ну, спасибо, что хоть себя не забыла! Можно звонить в любое время дня, а главное, ночи?

– Перестань! – резко сказала Сара. – Не смешно...

– Мне тоже, – тихо ответил Евгений. – Мне тоже хотелось бы знать...

– Не ври! – прервала его Сара. – Ничего тебе узнать не хочется...

Евгений слегка опешил:

– Ну, психологу, конечно, виднее...

А Сара неожиданно спокойно и как-то даже лениво объяснила:

– Жень, я серьезно: что тут есть такое, что тебе непонятно? Ты давно был к этому готов – как только понял, что полиция рано или поздно выйдет на твоего приятеля-эспера...

– Ну-у...

– Будь иначе, ты не выглядел бы таким спокойным, очнувшись здесь! И не отправил бы Юлю домой... Так?

Евгений молчал, лихорадочно соображая. О Тонечке речь пока не заходит, только о Сэме... Это хорошо! Интересно, а Сэма в чем могут «подозревать»? Скорее всего, в каком-нибудь «бесконтактном убийстве» – ведь если источником информации были только арестованные мафиози, то мысли об управлении случайностями взяться неоткуда...

– Чему ты радуешься? – вдруг спросила Сара.

«Черт возьми! – мысленно обругал себя Евгений. – Я, кажется, становлюсь неосторожным...»

Он натянуто усмехнулся и сказал:

– Меня веселит собственная наивность... И все же я надеялся, что ситуация не сложится столь уж резко!

Сара пожала плечами:

– Она не сложилась бы столь резко, обратись ты к нам раньше. Но почему ты этого не сделал?

«Вот это да! – ошарашенно подумал Евгений. – Она что, не знает о моей попытке поговорить с Яном? Конспираторы... Ну, сейчас я ей устрою момент истины!..»

И стараясь каждой интонацией голоса подчеркнуть важность сообщения, Евгений отчетливо произнес:

– Между прочим, я «обращался к вам раньше»! Не далее, как месяц назад... Но был послан подальше нашим с тобой общим наставником!

Лишь секундная пауза выдала замешательство Сары... и тут же она спросила как ни в чем не бывало:

– Ты что, приходил к Яну? И он не захотел с тобой разговаривать?

Евгений кивнул. Сара внимательно посмотрела на него, потом коротко заметила:

– Хорошо, я разберусь с этим. Думаю, тут было какое-то недоразумение... Хотя тебе все же самому следовало обуздать свои обиды, когда ты натолкнулся на такую серьезную вещь, как бесконтактное убийство!

«Ну, наконец-то! – Евгений облегченно вздохнул. – Слово сказано! И по тому, как акцентировано было это сообщение, ясно – оно самое главное. О Тонечке ничего не известно... почти наверняка! Ну, что же, тактика определяется: тянуть время, „топить в сомнениях“, торговаться и ждать...»

Евгений вздохнул еще раз, на этот раз демонстративно-тяжело:

– Знаешь, я всегда с уважением относился к интуиции, но надо же знать меру в догадках!

– То есть?

– Я хотел сказать, что действовать на основании туманных недоказанных предположении – не к лицу серьезной организации. «Сам чудище придумал, и сам его боюсь» – это больше подходит дошкольнику!

– Ты прекратишь наконец ерничать!

– Ну-ну, не годится психологу терять самоконтроль. Или ты...

– Евгений, если ты сию же секунду не прекратишь...

– То что? Прикажешь отправить меня в карцер?

– Господи, если бы ты знал, как я не хотела со всем этим связываться! – почти со слезами в голосе воскликнула Сара. – Если бы ты был хоть немного воспитан, то не стал бы...

...Между прочим, потеря самоконтроля – очень действенный прием, подобный оговорке на лекции: материал после оговорки запоминается куда лучше, и опытные преподаватели этим пользуются. Но тут Сара сама не могла понять – играет она или нет...

– Сара, успокойся, – попросил Евгений. – Дисциплина есть дисциплина, и честное слово, мне приятно, что сейчас со мной ты, а не кто-то другой.

– Кто угодно сказал бы тебе то же, что и я!

– Насчет того, что я плохо воспитан?

– Нет, насчет бесконтактного убийства.

Евгений вспомнил слова Юли, утверждавший, что у него «порядочность в глазах светится», в упор посмотрел на Сару и со всей возможной искренностью произнес:

– Сара, ну, как мне объяснить, что я сам еще ничего не понимаю! Более того, Сэм этого не понимает точно так же! Я не знаю, есть ли у него какие-то способности, кроме предвидения...

– Но ты спасал его от бандитов. Значит, верил, что он связан с ними.

– Связан – да, несомненно. Но был ли он на самом деле исполнителем? Ведь неизвестно, как именно все организовывалось!

– Ну, знаешь ли...

– Именно что не знаю! Ничего не доказано даже для внутренней убежденности. И я не удивлюсь, если выяснится, что Сэм служил лишь прикрытием, что убийства были тщательно спланированы и организованы, а теперь СБ носом землю роет в поисках неизвестно чего!

Евгений чувствовал, что ему удалось слегка сбить Сару с толку. Это было приятно, но неясно, имело ли какой-то смысл. В этом импровизированном спектакле была одна опасность: показаться глупее, чем ты есть на самом деле! Это сразу выдаст притворство...

– Ну, вот что, – сказала наконец Сара, – я понимаю, что ты сомневаешься, что ты не вполне в нормальном состоянии, поэтому, пожалуй, мы пока не будем больше беседовать. Ответь только на один-единственный вопрос: что твой подопечный думает о своих способностях? Без аргументов, без гарантий... Просто: что он сам об этом думает?

Вопрос оказался ошеломляюще каверзным. Сказать: мы с ним на эту тему не беседовали? Но будь это даже правдой, все равно произвело бы впечатление наглого вранья. Придумать что-то нейтральное? Нет, слишком со многими вещами это должно согласовываться. Что же ответить, черт возьми?!

Евгений вспомнил, как расспрашивал Сэма о его работе, и что он тогда рассказал. Да, похоже, самым безопасным ответом будет правда.

– Он уверен, – медленно заговорил Евгений, – что у него есть эти самые способности. Он уверен, что ему достаточно убедиться, что человек достоин смерти и представить себе эту смерть, чтобы все осуществилось. Но тут есть одно «но», – добавил Евгений, сообразив по ходу дела, как усилить уже зароненные сомнения. – Несмотря на предполагаемые способности, убрать своих нанимателей он не смог.

Конечно, Евгений понимал, что причин у такой невозможности может быть добрый десяток. Сара тоже это понимала – однако, несмотря на наивность, прием оказался эффектным... Она замолчала, о чем-то задумавшись, и Евгений решил воспользоваться своим временным преимуществом.

– А где Сэм сейчас? – спросил он негромко. – Я могу его увидеть?

– Пока нет, – ответила Сара таким тоном, что мигом пропала охота спрашивать дальше. И так понятно: Сэма считают непонятно-смертельно-опасным, и до тех пор, пока не станет ясно, как с ним обращаться, ему не позволят прийти в сознание. Постоянное действие наркотиков, сон без сновидений...

И только от Евгения будет зависеть, вернется Сэм в это воплощение или же, не приходя в себя, отправится в следующие. Он должен убедить своих бывших коллег если не в безопасности Сэма, то в том, что выгода здесь оправдывает риск. Должен – как бы трудно это ни было...

Впрочем, вряд ли это окажется так уж трудно! Евгений был уверен, что ему рано или поздно предложат сотрудничество – пусть даже на не очень приятных условиях. Да и как иначе? Кто еще рискнет связываться с неуравновешенным и подозрительным эспером, обладающим возможностью убивать не расстоянии? Никто же не знает, что без Тонечки Сэм мало на что способен... Только бы никто не догадался о его «астральной помощнице»!

* * *

После ухода Сары Евгений не сразу успокоился. Прошедший разговор казался то искренним и обещающим скорые перемены к лучшему, то наоборот, хитрым и уклончивым, с массой незамеченных ловушек. Вспомнилась последняя встреча с Гуминским, его безапелляционное требование рассказать о Тонечке, предъявленный ультиматум...

И все-таки не стоило демонстрировать наблюдателям (и той же Саре!) излишнее смятение! Евгений поднялся, подвинул стул к компьютеру, включил его. Подождав, пока машина загрузится, привычно пробежал по дискам. Ничего особенного, стандартная конфигурация, базовый набор... Зато про игрушки не забыли – чтобы пленник не заскучал, не иначе!

Вход в сеть оказался заблокирован. Евгений испытал мимолетное раздражение: зачем же тогда кабель и прочие хлопоты? Или его пока еще «держат на карантине»? Смотрят, можно ли доверять? Если да, то скоро можно ждать расширения свободы – ведь для тех, кто не знает о Тонечке и управлении случайностями, ситуация не выглядит особенно сложной...

...В коридоре послышались шаги – и Евгений с трудом удержался, чтобы не оглянуться. Да, если совесть нечиста, то всего боишься! Но шаги миновали дверь и постепенно затихли, и он снова расслабился.

Ну хорошо, а не может ли все-таки кто-то заподозрить, что дело не так просто, как кажется? Ясно, что подлинник дневника Тонечки не найден – иначе Веренков давно намекнул бы на это. Что остается? Визит в замок? Но для того, кто не осведомлен о подлинной личности Антонины Завилейски, он вообще ничего не значит! Вряд ли Сара входит в «круг посвященных» – уж если она ничего не знала о его встрече с Яном...

Нет, скорее всего, о скандале в замке Горвича и о судьбе графини знают только Гуминский и Веренков. А для того, чтобы еще и уловить связь между Тонечкой и Сэмом, надо не только знать чуть больше остальных, но и обладать весьма изощренным воображением!

Евгений опять вздрогнул: вообще-то шеф вполне подходил под оба определения – и если он не забыл...

Нет, хватит об этом думать! И вообще стоит заняться чем-нибудь хотя бы для виду! Евгений решительно поднялся, взял пульт телевизора. Надо же – работает... хотя на всех каналах традиционная дневная скукотища для домохозяек. Могли бы для разнообразия и кабельное подключить!

Пощелкав кнопками, Евгений выключил бесполезный телевизор, вернулся к компьютеру и, пошарив по игрушкам, нашел свой любимый штурмовик. Хорошая вещь, привычная, совершенно не мешает думать! А поразмыслить было над чем: неплохо бы еще раз, уже трезво, прокрутить прошедший разговор с Сарой – все ли было достаточно естественно?

...Штурмовик мчался в небе страдающей и ждущей освобождения Европы, а Евгений еще и еще раз анализировал реплики и подтексты недолгой беседы. В конце концов он отыскал в своей позиции одно уязвимое место. Сара вполне могла бы спросить его: почему все-таки он не обратился за помощью сразу, как только узнал о преступном занятии Сэма?

Евгений честно представил себе, как поступил бы, если бы не было Тонечки и связанной с ней тайны, а был только Сэм и необходимость ему помочь – и не менее честно признавался, что пришел бы в СБ, даже будучи только что уволенным! Что бы там ни произошло между ним и шефом – все равно! В конце концов, он мог прийти к тому же Веренкову, или в оперативный отдел, или просто к кому-то из приятелей...

А он предпочел справляться своими силами, рисковать своей и чужой жизнью. Это смотрелось подозрительно, сразу наводило на мысль о необходимости что-то скрывать... Сейчас Сару ошеломило сообщение о разрыве с Веренковым – но ведь она скоро опомнится! А когда опомнится, то сообразит, что неудачный разговор состоялся всего месяц назад, а до этого – почему до этого Евгений молчал и скрывался?

...На земле уже догорали обломки двух «Мигов» и одного «Харриера», дымились развалины подпольной оружейной фабрики. Евгений вертел очередную карусель с врагом и думал, как будет оправдываться при следующей встрече с Сарой.

Можно, конечно, сослаться на понятное желание разобраться во всем самостоятельно: обида, амбиции, азарт... Да, кстати – на что обида? Ведь Сара наверняка не знает, из-за чего на самом деле был уволен Евгений... Впрочем, тут как раз все просто: женитьба на эсперке, некорректное любопытство шефа, конфликт, принципы...

...Откуда взялась эта ракета?! Евгений до предела выкатил мышь, закладывая немыслимый вираж и даже наклоняясь – сопротивление несуществующей инерции. Поздно! Вой сирены, громкий взрыв – и самолет резко просел вправо, лишившись одного двигателя. Скорость и маневренность сразу упали, и увидев на последнем уцелевшем экране радара сразу две приближающиеся ракеты, Евгений без колебаний нажал клавишу катапультирования...

...Да, кто сказал, что летать и думать – не одно и то же! Что там, что здесь: только зазевайся – вмиг сожрут!

На экране чуть подрагивали стропы парашюта, медленно приближалась земля. Евгений не смотрел на нее – он пытался оценить свои «высокоморальные» мотивации увольнения как бы со стороны. Ох, бред собачий! И «расколет» его опытный психолог очень быстро... Евгений вздохнул, соображая, как долго, учитывая явное снисхождение Сары, он сможет притворяться? Несколько дней, не больше...

Но ведь как раз через несколько дней уже будут получены письма! Среди вызванной ими смуты никто не будет сопоставлять факты и делать фантастические выводы, а Евгений и Сэм станут не подозрительными личностями со странной судьбой, а несчастными жертвами произвола...

«Да, – подумал вдруг Евгений с невольным раскаянием, – какую же гадость готовлю я своим коллегам! Работа нашей службы будет нарушена, и хорошо, если только изнутри, – он вдруг осознал, что по привычке подумал „нашей службы“, и ему стало совсем неловко. – И все это только для того, чтобы сберечь астрал в среде, для астралов не предназначенной...»

Он перезапустил штурмовик и злорадно посмотрел на глазок камеры – пусть видят, как он тут «скучает»! Но в душе уже не чувствовал такой уверенности и храбрости...

Цена за общение с потустороннем миром оказалась неожиданно высокой, этика сурово вклинилась в науку, и разделить их уже не было возможности. В общем-то это нормально для такой науки, как парапсихология, но все же Евгений никогда раньше не думал, насколько это трудно. Нет ни коллективной ответственности, ни стандартов, ни возможности отдохнуть – твоя судьба раз и навсегда переплелась с исследованиями, и просто не понять, что на что больше влияет!

Сейчас три жизни, не считая его собственной, зависели от Евгения. Но если он пожертвует всего лишь одной – да и жизнь ли это, в самом-то деле?! – он надежно убережет остальных от опасности...

Да, но... Ни Сэм, ни Юля никогда не простят ему такого поступка. Не примут объяснения, что все это «ради них». И правильно сделают! Евгений сам поступил бы так же на их месте: нельзя прощать предательство, чем бы оно не оправдывалось...

А может быть, отрываясь от мира реальных воплощений, Тонечка заберет с собой все, что как-то связано с ней. Разрушится связь, уйдет в прошлое или станет вымыслом тайна – и исчезнет большая часть того, что связывает Евгения с Юлей... Мистика? Неуместная метафоричность? Или строгая логика чувств: предашь одного – разучишься любить другого?

Разве объяснишь все это Саре или шефу? Ведь он не мог ничего объяснить всего год назад даже самому себе! И значит, надо любой ценой избегать объяснений...

...Неожиданно перебивая раздумья, зазвонил телефон. С какой-то дикой смесью испуга и надежды Евгений подскочил к аппарату:

– Я слушаю! – крикнул он в трубку.

– Господин Миллер? – раздраженно осведомился незнакомый мужской голос. – Вы заберете когда-нибудь свой обед или нет?

* * *

...Как ни странно, но к вечеру Евгений почувствовал вполне нормальную здоровую усталость и этакую расслабляющую уверенность, хотя поначалу казалось, что нервное напряжение так и не отпустит, и ночь будет бессонной. Впрочем, несколько часов назад он был уверен, что есть ему тоже не хочется – однако уплел за милую душу и обед, и ужин!

Да, потрясающая все-таки восприимчивость у человеческой психики: казалось бы, свихнуться можно было – а проходит несколько часов, и все уже кажется привычным и даже скучным... И помахав рукой двум следящим камерам, Евгений погасил свет и забрался в постель.

...Впрочем, поспать ему удалось недолго: появилась Сара.

– Одевайся, тебе пора! – без предисловий заявила она.

– Куда? – обалдело спросил Евгений, оглядываясь. За окнами была кромешная темнота – кому он понадобился среди ночи?

– Ну, скорее же! – настойчиво торопила Сара. – Ты можешь вернуться домой прямо сейчас!

Господи, неужели это всерьез? Евгений так торопился, что ему показалось – в Сент-Меллон он перенесся усилием воли. В Сент-Меллон? Странно, но Евгений не вспомнил, что живет теперь в Серпене!

...Вот он уже выбегает на площадь, подзывает такси – один поворот, другой, тихая аллея, мост через речку – и вот уже виден знакомый дом...

Тем временем шофер потребовал расплатиться – дальше не проехать. Почему не проехать, улица выглядит совершенно нормальной? Но Евгений не стал спорить – какая разница, плюс-минус сотня метров!

Но оказалось, что шофер опасался не зря – эта сотня метров обладала какими-то странными свойствами. Она оказалась непреодолима: знакомый дом не приближался ни на сантиметр, дразнясь издалека, но не подпуская. Разозлившись, Евгений пошел еще быстрее, потом побежал... Это был кошмарный бег на месте, от него колотилось сердце и темнело в глазах, но результата он не приносил.

Евгений еще надеялся на что-то, пока привычный пейзаж кругом не стал приобретать какой-то мерцающий серый оттенок, словно переставая быть реальным... и с тоскливой ясностью Евгений ощутил, что это конец, проигрыш!

Последним усилием он рванулся, позвал Юлю, надеясь, что хотя бы голос прорвется там, где нельзя было пройти самому. Но воздух становился разреженным, дышать им было все труднее, и пустота неумолимо подступала со всех сторон...

...Проснулся Евгений с жутким ощущением только что случившейся трагедии. Потребовалось несколько секунд, чтобы понять: сент-меллонский кошмар ему просто приснился. Евгений чувствовал, как неровно и с болью колотится сердце – но не хватало еще звать на помощь!

Впрочем, звать никого не пришлось: в некоторых случаях постоянное наблюдение имеет свои плюсы. Через несколько минут дверь распахнулась, и в комнате появилась медсестра – растрепанная, в наспех наброшенном халате, но молодая и очень милая.

– Ну, что с вами такое? – чуть насмешливо поинтересовалась она. – Привидений боитесь?

Евгений промолчал, соображая, что наблюдение над ним, похоже, не ограничивается видеокамерами. Где-то есть и микрофоны, отслеживающее сердцебиение, и черт его знает что еще... милая квартирка, ничего не скажешь!

Медсестра пошарила в кармане халата:

– Сделать успокаивающий укол? Или хватит таблетки?

– Хватит, спасибо... – мрачно проворчал Евгений, и не удержавшись, спросил: – А где Сара... то есть госпожа Даррин?

– Госпожа Даррин? – девушка пожала плечами. – К утру появится, наверное...

Сообразив, что сказала лишнее, медсестра поспешно умолкла – но Евгений видел, что выговор ей уже обеспечен. И за дело! Правда, ничего конкретного из ее оговорки понять нельзя... Но все-таки: где сейчас Сара? Поехала на консультацию к шефу – если он не на базе? Или к Веренкову?

Неужели база расположена недалеко от столицы? В принципе, не обязательно – за ночь можно полстраны пересечь и вернуться! – но много так не наездишься, особенно после трудного дня... Евгений мысленно поблагодарил медсестру за возможную подсказку. Пострадает, конечно, девочка – но это уже ее проблемы...

* * *

Сара – усталая, но в отличном настроении – снова появилась рано утром. Весело поздоровавшись с еще смурным после беспокойного сна Евгением, она бесцеремонно напомнила ему о ночном инциденте.

– И как же тебе не стыдно! – с шутливым осуждением воскликнула она. – Вначале поднимаешь панику среди ночи, а потом подводишь ни в чем не повинного человека, который тебе же и пришел помочь...

Евгений промолчал. Огрызаться в том смысле, что «я сюда не просился» казалось глупым, и вины за вчерашнее он не испытывал, но ощущал едкую досаду – как же быстро проснулись в нем увертливые инстинкты пленника!

– Пойдем-ка прогуляемся! – вдруг сказала Сара. – А то я смотрю, ты совершенно не в себе...

– Ты серьезно?!

Евгений не мог поверить, что его выпустят из здания, не доверяя ему абсолютно. Но Сара действительно вывела его из комнаты, быстро провела по длинному коридору, потом они спустились на первый этаж и, беспрепятственно пройдя мимо стойки, за которой бдительно дремали три охранника, вышли на свежий воздух.

Евгений радостно вдохнул полной грудью. До чего же, оказывается, осточертели четыре стены и запертая дверь! Конечно, он все еще был пленником, но тем не менее новая степень свободы придавала некоторый оптимизм.

Вокруг, насколько он мог видеть, простирался «дремучий сад». Евгений осторожно спустился с крыльца, отошел на несколько шагов, оглянулся и впервые увидел свою тюрьму со стороны. Небольшое вытянутое двухэтажное здание, окруженное высокими деревьями, напоминало лечебный корпус какого-нибудь санатория, хотя двускатная крыша, несколько смазывала это впечатление, придавая зданию какой-то легкомысленный «домашний» оттенок, неуместный для такой постройки. Между первым и вторым этажами здание окружал по периметру довольно широкий карниз, напоминавший балкон без перил.

Может, это и был балкон? Судя по виду, здание построено лет двадцать назад, не меньше, и вполне могло быть тогда санаторием или лечебницей. Потом, когда сюда въехала СБ, балкон убрали, видимо, были и другие переделки... Но где же все это может находиться?

Евгений еще раз огляделся, пытаясь найти какой-то ориентир. Безуспешно. База могла располагаться где угодно, хоть возле самой столицы.

– Что здесь было раньше? – спросил он, надеясь, что Сара проговорится и скажет не только «что», но и «где». Но она только нетерпеливо повела плечами:

– Не знаю. И право же, ты слишком низкого мнения обо мне!

Евгений смутился: разумеется, подвох в его вопросе Сара отследила элементарно!

Они отошли от здания и довольно долго шли по мрачноватой тенистой аллее, потом Сара свернула в сторону, раздвинула плотный ряд кустов – и Евгений увидел яркую лужайку с остатками какой-то небольшой постройки в центре – то ли теплица, то ли огороженная клумба.

– Садись! – пригласила Сара, устраиваясь прямо на траве. Евгений последовал ее примеру и как бы невзначай спросил:

– А до периметров видеоконтроля далеко? Или тут какая-то другая система охраны?

Сара покачала головой: да, устройство базы Евгений оценил очень быстро! Впрочем, тем лучше – не будет делать глупостей. А может, скоро охрана вообще станет ненужной...

– Мне очень жаль, что так получилось, Женя, – мягко сказала она. – Особенно, если учесть, что ты отвечаешь не только за свои ошибки...

Евгений усмехнулся:

– Что, наш общий учитель огорчен своим недавним промахом? Жалеет, что поторопился поставить на мне крест?

В голосе Сары прозвучало откровенное раздражение:

– Да, вчера вечером я действительно ездила к Яну – убедись в этом и успокойся наконец! И разумеется, он огорчен своей ошибкой. Но в той ситуации... Если вспомнить, какой между вами был разговор... Скажи, почему, имея в активе такое открытие ты пришел к нему, как проигравший?!

– Потому, что я не знал, что делать с этим открытием. Потому что просто боялся! – быстро произнес Евгений: ответ на этот вопрос давно был продуман и приготовлен.

– Боялся, – повторила Сара, – Сэма или за Сэма?

– И то, и другое... И не напрасно боялся, как выяснилось! Ведь теперь ситуация просто в тупике...

– То есть ты хочешь сказать, что Сэма нельзя будить?

Евгений вздрогнул: что значит «нельзя будить» – смертный приговор? Но к чему тогда все эти задушевные беседы?

– Сара, – почти с угрозой произнес он, – будь добра, объяснись подробнее!

Она вздохнула, но ответила сразу:

– Ян не уверен, можно ли тебе доверять сейчас.

На секунду Евгений испытал вспышку просто неодолимого бешенства. Ему, видите ли, не доверяют... ну так пусть попробуют работать с Сэмом самостоятельно! Он едва не высказал все это вслух, но вовремя сообразил, как повредит ему такая несдержанность.

– Я понимаю, откуда такие сомнения, – он изо всех сил постарался сказать это спокойно. – Но я вполне могу отвлечься от личных эмоций... неужели ты в этом сомневаешься?! Как бы я ни был обижен, Сэм тут не причем, и я не могу рисковать его жизнью из-за глупых обид! Или ты думаешь...

Евгений не договорил. Ему показалась, что Сара не слушает его, думая о чем-то своем – но о чем?! Что еще мог рассказать ей Веренков? Неужели его недоверие связано с чем-то более конкретным, чем предполагаемая обида и желание свести счеты с бывшими коллегами? Неужели Ян все-таки догадывается, что не бесконтактное убийство было причиной визита Евгения к нему? Но если так... Какие выводы он мог сделать?!

Евгений заставил себя прекратить опасные раздумья: Сара могла что-то заподозрить, начать задавать вопросы. Нет, надо вести себя как можно более спокойно и уверенно! И пожалуй, стоит попытаться перевести разговор на предстоящее исследование...

– Сара, – осторожно начал он, – ты, конечно, можешь мне не верить, но я много думал, что можно сделать теперь, в сложившейся ситуации...

– И что же? – резко перебила Сара. – Как по-твоему следует вести исследования бесконтактного убийства?

Переход был неожиданный – в первый момент Евгений даже растерялся. Впрочем, он тут же понял, что Сара специально лишает его возможности «мутить воду» и «разводить дипломатию»: ах, думал? вот и отвечай сразу и по существу!

Но Евгений и не собирался никого обманывать. Еще до ареста он действительно провел не один час, просчитывая разные варианты ситуаций и прикидывая возможные выходы. Так что ему было что сказать бывшим коллегам!

И глядя прямо в насмешливые глаза Сары, Евгений заговорил:

– Ну, измерения, которые можно провести, пока Сэм усыплен, я упоминать не буду – настоящий интерес представляет исследование в активном состоянии. Но ведь и тут ты все знаешь лучше меня: замер биофизических параметров тела, определение биохимического состава тканей и жидкостей, запись биопотенциалов мозга, ауристическое наблюдение – я ничего не упустил? Другими словами, вы давно бы все это проделали... если бы хоть кто-то из вас решился разбудить его! Угадал?

Вопреки ожиданиям Сара не обиделась на откровенно издевательский тон. Казалась, она вообще никак не среагировала – просто терпеливо ожидала продолжения. Евгению стало немного стыдно, и он заговорил уже спокойнее:

– Увы, сейчас я вижу только один выход из этой ситуации: восстановить все, как было. Вернуть нас в Серпен, причем так, чтобы Сэм и не знал, что был на базе...

– А наблюдение? – перебила Сара. – Ты согласен работать под контролем? При твоем независимом характере в это как-то трудно поверить!

– Я готов работать под любым контролем, – отчетливо произнес Евгений, – но Сэм не должен ничего знать! Пожалейте парня, черт возьми, он же не виноват! Уверяю тебя, когда у него хоть немного наладилась жизнь, он перестал даже думать об убийствах...

– Неиспользованные возможности сжигают изнутри, – рассеянно заметила Сара, перефразируя известное утверждение... и споткнувшись о взгляд Евгения, добавила уже совершено другим тоном: – Мы просто обязаны заботиться о безопасности. А согласись, что возможность убивать просто усилием воли... Это не шуточки!

– Если только она действительно есть, эта возможность! – с бессильной злостью воскликнул Евгений.

– Если нет, то слава богу! По-моему, людям просто рано обладать такой способностью! – от волнения Сара даже приподнялась. – Ты уверяешь, что твой подопечный не будет никого убивать сознательно – но кто поручится за его подсознание?! А если эта способность может передаваться по наследству? Если ей можно научить?

– Согласен со всеми опасениями, – обреченно подтвердил Евгений. – И что ты предлагаешь? Убить Сэма и предать инцидент забвению до следующего подобного случая?

– Ну, что ты! Это уже настоящее преступление... – искренне возмутилась Сара.

– А то, что вы тут с нами делаете, еще не настоящее? – несмотря на ситуацию, Евгений не смог сдержать ехидства. Неожиданно Сара засмеялась:

– Что, не забыл еще, как отслеживать оговорки? Но я и не скрываю, что мне не нравятся силовые методы...

Она не спеша поднялась, отряхнула платье, поправила волосы – Евгений следил, как во сне, не двигаясь с места...

– Вставай! – Сара повернулась к нему. – Сейчас я отведу тебя обратно. Составь подробный план исследования бесконтактного убийства – так, как считаешь нужным... А там посмотрим, удастся ли убедить начальство принять его!

* * *

Вернувшись в свою «одиночную камеру», Евгений сразу сел за компьютер. План исследований не требовал больших раздумий – все было ясно еще во время разговора с Сарой.

Работа под контролем? Сколько угодно! Можете хоть весь дом датчиками обклеить или подвал электроникой набить (только за электричество платите сами). И обманывать Сэма будет совсем несложно – хотя и противно, конечно, что уж тут скрывать...

Стоп! А что если... До Евгения вдруг дошло, что из активно навязываемой ему роли соглядатая-охранника можно извлечь немалую пользу! Ведь для изучения Сэма СБ придется установить в доме ту самую аппаратуру, которая так необходима для новых попыток контакта с Тонечкой...

Даже ничего не придется придумывать! Биотоки мозга, сердечные ритмы, электромагнитные излучения – все это и в самом деле нужно измерять, чтобы понять скрытый механизм бесконтактного убийства! Вот только настройка аппаратуры... Слишком сильно отличаются расстояния: несколько метров – или десятки километров!

Впрочем, за Сэмом надо обязательно наблюдать и во время работы – ведь это момент повышенной экстрасенсорной активности! Вот и потребуется «дальняя» сверхчувствительная аппаратура... если удастся доказать, что в больнице нельзя устанавливать обычную. Ну а перенастроить технику на еще более дальний прием/передачу будет уже не сложно...

Евгений почувствовал, что у него буквально дрожат руки от нетерпения. Если его план пройдет, то несчастье превратится в настоящую удачу: не возникнет лишних разговоров, не понадобится даже помощь Яна – все будет секретно, официально и почти безопасно!

...Евгений не стал доискиваться, сразу ли считывается информация с его компьютера: предположил, что да, сразу, и стал действовать исходя из этого. Он тщательно продумывал каждое слово – никто не должен был заподозрить, что кроме способности к бесконтактному убийству существует еще и управление случайностями, причем связанное не только с Сэмом.

Впрочем, на подобную работу существовали определенные стандарты, и это сильно помогало Евгению. Он начал с описания личности Сэма, честно обратил внимание на параноидальные черты характера и связанные с этим меры безопасности. Потом рассказал о своем знакомстве с Сэмом, о странных интригах, затеянных вокруг него Ананичем и Виллерсом – здесь существовала официальная версия, и опасаться было нечего. Насчет прощального письма Тонечки были изрядные сомнения: сначала Евгений хотел изложить его содержание, заменив «управление случайностями» на «бесконтактное убийство», но в конце концов решил не упоминать Тонечку совсем.

Предлагать свою версию убийства было необязательно – но Евгений все же сделал достаточно банальное предположение: вполне обычные, но усиленные до опасных пределов парапсихические возможности! Внушение – ведь именно оно чаще всего соседствует с даром предсказания или ясновидения! До сих пор считалось, что Сэм не обладал внушением... но Евгений «предположил», что на самом деле оно было, причем весьма сильное – и почему-то трансформировалось в такую вот опасную способность...

Версия складывалась законченная, даже красивая, и Евгений порадовался этому. Оставалось самое главное – обосновано и лаконично составить примерные списки аппаратуры, способ ее расположения, методику измерений, порядок отчетов и тому подобное. Это заняло не один час – но Евгений даже не заметил, как пролетело время.

...Опомнился он, когда за окном была уже глубокая ночь. Усталости почти не было – только ощущение удовлетворения от хорошо сделанной работы.

А может, позвонить сейчас Саре? Да нет, неудобно, тем более, для нее и прошлая ночь была бессонной...

Евгений еще раз просмотрел файл, выключил компьютер и, сам не зная зачем – машинально? или на что-то надеясь? – толкнул входную дверь. И даже не очень удивился, когда она неожиданно легко открылась.

Длинный ярко освещенный коридор был пуст – но Евгений все-таки не решился выйти...

* * *

Утром Евгений первым делом проверил, действительно ли его «частично освободили». Оказалось – да: дверь открывалась свободно, охраны в коридоре не было, и ничто не мешало пленнику покидать комнату...

Теперь можно было передать Саре файл с предлагаемым планом, но как? Доступа в сеть по-прежнему не было, а никаких дискет в комнате не нашлось. Впрочем, незнакомый парень в халате техника, спешивший куда-то по коридору, среагировал на вопрос Евгения, как на идиотскую шутку: какие еще дискеты? Все уже давно прочитано и изучено, и как раз сейчас у начальства базы по этому поводу идет весьма серьезный спор...

Евгений вздохнул. Как он и думал, сеть была закрыта только с одной стороны – и это не пытались скрыть даже из вежливости! Или «излишняя» откровенность техника объясняется отсутствием начальства?

Кстати, нельзя ли использовать это отсутствие? Раз уж он какое-то время будет предоставлен сам себе – можно узнать побольше о месте своего заточения! Евгений решительно двинулся по коридору, внимательно осматриваясь по сторонам...

Планировка здания оказалась такой же примитивной, как и его внешний вид. Каждый этаж пронизывал длинный освещенный лампами коридор, в который выходили многочисленные двери, не имевшие никаких табличек и надписей, кроме номеров, так что нельзя было определить, что находится за дверью – кабинет, лаборатория или, скажем, камера... В торцах здания были лестницы, причем теперь Евгений отметил, что на чердак тоже ведет лестничный пролет. Корпус имел два выхода, тоже располагавшихся в торцах, но один из выходов был закрыт на замок. Вход в подвал с этой стороны был вообще заколочен, зато Евгений обнаружил один дополнительный вход с наружной части здания. Это выглядело странно, и вероятно, было тоже связано с переделками здания под специфические нужды СБ.

Охранников уже уведомили о новом статусе пленника. Они полностью игнорировали его, и только когда Евгений выходил из здания, дежурный у входа предупредил:

– Лучше бы вы не отходили далеко! А если все-таки заблудитесь, идите прямо, все равно куда... На периметре вас сразу найдут.

Евгений кинул, поблагодарив. В словах охранника содержалась ненавязчивая характеристика контроля на периметрах – похоже, не стоило пытаться бежать через них! Доступная же часть сада никак не помогала понять, где находится база: никаких особых примет, никаких характерных шумов вроде близкой железной дороги или аэропорта...

...Гулять в одиночестве быстро надоело. Вернувшись в здание, Евгений попытался было поговорить с персоналом... но не тут-то было! В отсутствие своих начальников все были настороже, и никто не рвался сближаться с бывшим пленником. На вопросы о Сэме отвечали уклончиво, комнату, где он содержится, назвать отказались – а проявлять излишнее любопытство Евгений не решался.

В конце концов он не выдержал тихого бойкота и снова забился в свою комнату – пусть эти горе-исследователи определят наконец свою позицию, а до этого общаться с ними просто невыносимо!

В этом мрачном настроении и нашла его Сара. Впрочем, она тоже не казалась особенно довольной: поздоровалась рассеянно и слушать жалобы отказалась.

– Хватит ныть, сам виноват! И вообще, поднимайся – нам надо поговорить...

Они снова спустились в сад и быстро углубились в путаницу аллей. «Интересно, Сара тоже опасается прослушивания? – подумал Евгений, – или ей просто приятнее беседовать на природе?»

На этот раз они забрались в плетеную беседку, которую по замыслу должен был оплетать дикий хмель. Несомненно, летом это делало ее уютной, но сейчас старые плети уже высохли, а для новых было еще слишком рано, и беседка выглядела по-осеннему печальной.

Вообще весь сад был какой-то странный – словно из разных времен: наверху шумели свежими кронами деревья, но внизу плотным слежавшимся ковром лежали осенние листья, торчали высохшие прошлогодние цветы. Кое-где пробивалась молодая трава, но из-под низкорастущих кустов, казалось, веяло холодом... Что-то непонятное было даже в самом воздухе этого места, в запахах – «в ауре», как сказала бы Юля! Возможно, СБ выбрала для своей секретной базы не самое лучшее место...

– Странный какой сад, – сказал Евгений, оглядываясь.

– Да... Не весна, не лето, не осень – какое-то пятое время года...

– Ты тоже это почувствовала? – Евгений удивился: Сара всегда была просто непробиваемой рационалисткой! Но тут, похоже, и ее зацепило смешении времен года и настроений.

– Конечно, – серьезно отозвалась она. – Я всегда это чувствовала, с первого дня здесь...

– А те, кто нас сейчас подслушивают, тоже это чувствуют?

Евгений не мог упустить случая лишний раз проверить сказанное Сарой... и заодно немного подразнить ее! Но Сара не поддалась на провокацию.

– Нас не подслушивают сейчас, – спокойно отозвалась она. – Именно поэтому я тебя сюда и привела. Мне надо задать тебе пару конфиденциальных вопросов.

Евгений напрягся: что такое? Неужели она что-то заподозрила? Или не она, кто-то еще? Недаром же совещание длилось почти полдня, а результатов явно не принесло!

– Во-первых, я хотела спросить, – продолжала тем временем Сара, – что за конфликт у тебя был с Гуминским? Из-за чего ты ушел?

О, господи... началось! Ну, и что ей отвечать? Откуда вообще возник такой интерес, почему именно сейчас?! Конечно, варианты ответов продуманы заранее – но как заставить их звучать естественно?..

– А спросить у него самого ты не могла? – слегка огрызнулся Евгений, чтобы потянуть время, а Сара без особого смущения пояснила:

– Подозреваю, он что-то тут темнит. Во всяком случае, ни раньше, ни сегодня он ничего осмысленного по этому поводу не сказал... Может, был настолько неправ, что теперь стесняется вспоминать об этом? На нашего шефа это вполне похоже!

Евгений постарался скрыть вздох облегчения. В который уже раз Сара сама подсказывала ему ответы на «сомнительные» вопросы. Такое впечатление, что она вообще делает это нарочно!

– Там было чего стесняться! – резко отозвался он. – Слишком много любопытных... В конце концов, моя личная жизнь касается только меня!

Евгений рассчитывал, что Сара снова поможет ему: сама заговорит о Юле и задаст тон беседы... но на этот раз он ошибся!

– Можно точнее? – терпеливо, но со сдержанным раздражением переспросила Сара. – Что именно в твоей личной жизни так привлекло Гуминского?

Евгений понимал, что многие связывают его увольнение с женитьбой на эсперке. Это казалось вполне логичным – но говорить на эту тему с Сарой все равно было опасно: если она уловит эмоциональные несоответствия, то недоговорки станут очевидными... нет, нельзя рисковать! Лучше показаться невежливым и неблагодарным...

– Ты прекрасно понимаешь, что я имею ввиду, – мрачно заметил Евгений. – И позволь мне не распространятся на эту тему!

Сара с заметным недовольством пожала плечами:

– Ну, хорошо... Складывается впечатление, что Гуминский тебя по крайней мере изнасиловал – так одинаково вы скрываете подробности этой злосчастной ссоры! Только имей в виду, что шеф может себе это позволить, а вот ты...

– Это шантаж? – бесцветным голосом осведомился Евгений.

Сара усмехнулась:

– Хорошего же ты мнения о своих бывших коллегах! Нет, пока еще никто не потерял надежду разрешить конфликт мирным путем. И твой план в общих чертах принят...

– Правда?! – Евгений даже вскочил... но опомнился, и постарался скрыть чрезмерную радость за ироничным тоном: – И что дальше? Куча разговоров, среди которых даже будут вполне деловые?

Сара ответила с нескрываемой досадой:

– Ты прекрасно знаешь, как тяжело брать на себя ответственность за что бы то ни было! Так что не думай, что тебя выпустят скоро... И вот по этому поводу у меня еще один вопрос...

– Да? – Евгений снова почувствовал подступающую тревогу: любой неожиданный вопрос Сары таил возможность разоблачения! О чем же теперь пойдет речь?

– Насколько я понимаю, – не допускающим сомнений тоном начала она, – ты отправил Юлю к родителям не случайно. Похвальная предусмотрительность... я не шучу! Но скажи: ты ничего не поручал ей? – Сара слегка приглушила голос. – Ну, скажем, поставить в известность журналистов или что-то в этом роде? Когда еще не был уверен, что конфликт закончится мирно?

Евгений мгновенно прокрутил в голове десяток возможных вариантов. Если он скажет сейчас «нет, не поручал», а после этого будут перехвачены его письма – хорошо же он будет выглядеть! Да, пожалуй, он переборщил с «отвлекающим маневром»... А впрочем – почему? Это даже можно использовать!

– Поручал, Сара, – сказал он с вполне уместным волнением. – Поручал. Она должна отправить мои письма: я написал их, когда окончательно убедился в неизбежности нашего... гм...

– Ареста, – спокойно закончила Сара, и быстро взглянув на Евгения, уточнила: – Она должна просто бросить конверты в ящик?

– Да... – растерянно протянул Евгений.

– То есть ты не догадывался, что за ней будут следить? – в голосе Сары прозвучало уже откровенное сомнение. Евгений неопределенно пожал плечами.

– Надеялся, что не будут. Она же уехала раньше. Теперь я вижу, что глупо было на это рассчитывать... – Он виновато улыбнулся: – Написал, запечатал и бросил в море, примерно так. Я плохо соображаю, когда мне приходится иметь дело с превосходящими силами.

– Дорого бы я дала за то, чтобы увидеть тебя плохо соображающим, – покачала головой Сара. – Ну, хорошо... А кому ты писал?

– Ну, Олегу, Ниночке... Тебе, между прочим, тоже!

– Что, только коллегам?

– Разумеется! Я что, похож на ненормального?! Какое дело всем остальным до этого? Чтобы помочь, в первую очередь требуется разобраться!

Эта неподдельно искренняя фраза как будто сблизила их, снова сделав единомышленниками. Но Сара все-таки спросила еще раз:

– Ты уверен, что твоя Юля только бросит конверты в ящик? Что она не будет тебя искать, не поднимет шума? Может быть, мне стоит предупредить ее? Или ты сам позвонишь, успокоишь...

На секунду Евгений испытал непреодолимое искушение: отменить тревогу! Сара буквально вынуждала его сделать это! Тогда Юле и ее отцу не придется рисковать... и не будет ни скандала в СБ, ни огласки, зато доверие Сары и всех остальных только окрепнет. Одно плохо: потом уже ничего назад не переиграешь...

– Ну, я не знаю... – неуверенно начал Евгений, готовый в любой момент замолчать или отказаться от сказанного. – Вообще-то телефонный звонок неизвестно откуда может еще сильнее напугать Юлю, а твой визит...

Он хотел сказать, что Юля не сможет определить, правду ли говорит ей Сара... это телепатка-то не сможет?! Да она лучше самой Сары поймет ее мотивации – и внешние, и скрытые, и какие угодно еще! Так что же... рискнуть?

Но Евгений не успел ничего сказать. Сара вдруг побледнела, буквально помертвела лицом, словно от неожиданного сердечного приступа, и медленно сползла со скамейки на усыпанный прелыми листьями пол.

– Сара? – Евгений испуганно склонился над ней. Что же делать? Позвать кого-нибудь? Но один он наверняка заблудится в незнакомом саду!

Евгений опустился на колени рядом с Сарой, приложил ухо к ее груди. Насколько он мог судить, сердце работало нормально и дыхание было лишь немного замедленным. Может быть, просто обморок?

Евгений чуть приподнял Сару, чтобы устроить поудобнее... и тут же она приоткрыла глаза. Взгляд был странный: испуганный, растерянный – и одновременно отчаянно зовущий! Сара попыталась было что-то сказать, но не смогла, только всхлипнула и порывисто прижалась к Евгению.

Мало что соображая, он поцеловал ее, нежно провел рукой по ее волосам... и отшатнулся едва ли не в ужасе: на какой-то миг сквозь знакомое лицо Сары ясно проступили черты Тонечки! Что за чертовщина... Или воображение шутки шутит – Тонечка ведь действительно похожа на Сару...

Мохнатый куст неизвестной породы, просунувший лапы в беседку, закачался под порывом ветра, и в его движениях Евгению почудилось что-то осуждающее. Он суеверно отодвинулся подальше. Прямо наваждение какое-то!

Сара не видела ни куста, ни лица Евгения – она снова закрыла глаза и доверчиво ждала продолжения. Он начал гладить ее по щеке, потом скользнул ниже, к пуговицам на блузке – понятно было, что Сара хочет близости, что беседка действительно не прослушивается...» А черт с ней, если бы и прослушивалась!» – неожиданно раздраженно подумал Евгений. Он не понимал, что происходит, спасаясь от вопросов инстинктами, и продолжал ласкать покорное тело, не зная, кому оно сейчас принадлежит: Саре или ожившему призраку из замка...

...Безумие окончилось неожиданно и резко: Сара вздрогнула, инстинктивно высвобождаясь из рук Евгения, отодвинулась и открыла глаза.

– Что произошло? – спросила она, чуть запинаясь.

Евгений не ответил, смущенно приводя в порядок одежду. Сара несколько секунд смотрела на него, потом опустила глаза – и только тут поняла, что происходило несколько минут назад. Она стремительно вскочила:

– Ну, знаешь ли! – в голосе причудливо смешались возмущение и растерянность. – Это уже просто черт знает что!

– Извини, – глупо сказал Евгений. – Я думал...

Сара, торопливо застегивая блузку, сердитым жестом остановила его объяснения:

– Тебе следовало бы... впрочем, неважно! Возможно, я действительно вела себя как-то двусмысленно... и вообще, хватит об этом!

Евгений пораженно замер, не зная, чем закончится инцидент. Называется, приласкал беспомощную женщину! Но почему такая странная реакция? Ничего не помнит? И настроение: то ли оскорблена, но не позволяет себе мстить пленнику – то ли наоборот, вполне довольна, но из приличия сдерживает неуместные эмоции! Так может, вообще стоит вести себя так, будто ничего не случилось?!

Но Тонечка... Неужели здесь действительно не обошлось без нее? Может ли быть такое? И зачем? Чтобы помешать Евгению отменить тревогу? Так что же, получается – она буквально присутствует здесь? Все слышит и понимает? При этом не доверяет Саре или предчувствует какую-то опасность? От этих вопросов можно сойти с ума!

...Пока ясно было одно: произошло нечто гораздо более важное, чем просто интимное свидание в беседке... И Евгений дорого бы дал сейчас за то, чтобы посмотреть на тонечкин перстень! Или хотя бы узнать, где находится база – на том же меридиане, что замок Горвича и Сент-Меллон или нет? Но увы: перстень был спрятан в адвокатской конторе, а о местоположении базы спрашивать явно не стоило...

Евгений с некоторой опаской ждал, что Сара возобновит разговор об «отмене тревоги», но она так не вспомнила о прерванной беседе. Не зная, правильно поступает или нет, Евгений не решился напоминать – и до самого корпуса они дошли в полном молчании.

К ним навстречу тут же выскочила какая-то юная сотрудница – одна из тех, с кем Евгений безуспешно пытался беседовать утром – и совершенно неестественным голосом сообщила, что Сару ждут в сто второй комнате.

– Сейчас буду, – поморщившись, отозвалась та, и повернувшись к Евгению попросила: – Будь добр, не разгуливай по базе без дела! Очень раздражает, даже меня...

Евгений растерянно кивнул. Это что – вместо запертой двери? Карантин продолжается, так понимать?

Но в комнате его ждала неожиданная находка: на столе рядом с телефоном лежал весьма примечательный документ! Чего стоил один заголовок: «Список абонентов внутренней сети связи объекта „Береза“ – допуск „С“.

Евгений в который уже раз поразился продуманности и организованности базы – а также неожиданному размаху чрезвычайной программы. Должности, телефоны, электронные адреса, даже позывные – видимо, для радиосвязи... А ведь это даже не полный список – где-то существуют аналогичные документы для допусков «В» и «А»!

Он внимательно просмотрел список. Гуминский, как и ожидалось, был назван «руководителем программы», название самой программы не указывалось. Сара оказалась «научным координатором», что тоже было вполне понятно. Зато полной неожиданностью явилась должность «начальника отдела хозяйственной деятельности» Георгия Майзлиса, в обычное время руководившего всей охранно-оперативной службой СБ, имевшего ранг заместителя директора и являвшегося, по сути, третьим лицом в СБ! Ну, ясно, что это за «хозяйственная» деятельность...

М-да... Если два из трех ведущих руководителей СБ переселяются на секретную базу, бросив всю повседневную работу на Веренкова – можно представить, какое значение придается чрезвычайной программе! И как только они ухитрялись сохранять ее в тайне столько лет...

...Остальные фамилии не принесли шокирующих сюрпризов. Конечно, любопытно было обнаружить директора вычислительного центра СБ Балашова в роли начальника технического отдела – но после Майзлиса Евгения уже трудно было чем-нибудь удивить. Несколько человек оказались знакомыми, но близких друзей не было – то ли изначально, то ли их удалили из-за Евгения.

Состав научной группы был вполне ожидаем: медицина, психология, биофизика... Зато в конце списка Евгений с удивлением обнаружил себя – в скромной должности «консультанта». В графе «позывной» стоял прочерк, зато телефон и электронный адрес наличествовали. Евгений тут же включил компьютер и попробовал войти в сеть под указанным именем. И когда на экране появилась долгожданная заставка, вместо радости испытал неожиданную тоску. Что станет с его тактикой «завоевывания доверия», когда письма, отправленные из «Консула», дойдут до адресатов? Может, зря он не рассказал все Саре? Хотя, если Тонечка и в самом деле против...

* * *

Весь вечер и все утро Евгений «путешествовал» по сети. Конечно, права консультанта были сильно ограничены, и на экране то и дело появлялось сообщение о недостаточном уровне допуска. Впрочем, Евгения эта дискриминация почему-то не раздражала – он даже сам удивился, осознав это.

К счастью, сеть запрещала только просматривать «неразрешенные» файлы – но позволяла выводить информацию об их наличии. Благодаря этому Евгений смог обнаружить управляемые центральным компьютером системы безопасности, наблюдения и охраны – и очень обрадовался, увидев знакомые программы. Конечно, он не мог пока воздействовать на их работу, но на всякий случай запомнил местонахождение ключевых каталогов и даже прикинул несколько вариантов преодоления сложной защиты.

Впрочем, он не обольщался – тягаться с Балашовым в знании компьютеров было по меньшей мере наивно! К тому же излишнее любопытство к системам охраны вполне могло стоить с таким трудом завоеванного доверия...

...И когда во время завтрака Балашов неожиданно позвонил сам и попросил «посетить» двести пятнадцатую комнату, сердце Евгения екнуло – неужели доигрался? А может, речь пойдет о другом? Ведь Сара еще вчера сказала, что рискованный план исследования бесконтактного убийства «в общих чертах принят» – так значит, пора обсуждать подробности... Ну ладно, доживем – увидим!

Двести пятнадцатая комната оказалась неким гибридом лаборатории, мастерской и жилого помещения. Похоже, Балашов не только дневал, но и ночевал здесь – наверняка в нарушение каких-нибудь правил или инструкций! Вообще же он явно чувствовал себя как на своем родном ВЦ – те же расслабленные движения, тот же отсутствующе-пренебрежительный взгляд на все, что состоит не из кремния, а из белка. Но Евгений помнил, что этот взгляд вполне умеет замечать малейшие подробности... никак не выражая этого внешне!

Едва Евгений осторожно прикрыл дверь, новоявленный начальник технического отдела поднял голову от какого-то распотрошенного агрегата и без приветствия, сразу переходя на «ты», встретил его вопросом:

– Послушай, что за странная идея с установкой сверхчувствительной аппаратуры? Зачем она понадобилась, если твой подопечный живет в том же доме, что и ты?

Евгений облегченно вздохнул про себя: если его интерес к системам безопасности базы и был замечен, речь не о нем. Правда, непонятно, что хуже – вопрос-то попал в самую точку: не станешь же объяснять, что аппаратура нужна ему вовсе не для Сэма! Евгений осторожно пожал плечами:

– Он же не безвылазно сидит в доме! Самое интересное – наблюдение во время работы... а до нее порядочное расстояние!

– Да, у тебя написано: два километра. На самом деле тысяча восемьсот метров от вашего дома до больницы по прямой... Но это совершенно не имеет значения, потому что проще установить всю нужную аппаратуру прямо в больнице.

«Ну вот, началось, – подумал Евгений. – Теперь бы только не проболтаться...» Он еще раз мысленно перебрал заготовленные аргументы, стараясь выбрать наиболее эффектные...

Причина возникших сомнений была абсолютно ясна: обычное нежелание доверять особо сложную и дорогую аппаратуру неспециалисту. Придется обучать – а Балашов всегда говорил, что таким вещам учатся если не с прошлого воплощения, то по крайней мере с детства... Что ж, не стоит спорить на чужом поле – надо переводить разговор на этические моменты!

– Я не представляю себе, как вы собираетесь укрыть аппаратуру в больнице, – заметил Евгений. – Там слишком много любопытных глаз и длинных языков, а если Сэм узнает...

Балашов вяло кивнул:

– Знаю. Вероятность, что он обнаружит наблюдение, колеблется от одного до трех процентов. Допустимый риск. Или для тебя недопустимый?

– То есть? – «удивился» Евгений... на самом деле прекрасно все понимая и спокойно ожидая следующего вопроса.

– Ты боишься, что твой подопечный испытает свой дар на тебе, если что-то пронюхает? Ты настолько в нем не уверен?

– Я вполне в нем уверен, – твердо сказал Евгений. – Во всяком случае, сразу он меня не убьет.

– Ага, вначале помучает, – с легким ехидством заметил Балашов. – Кстати, о возможности обезвредить его на такой случай ты даже не подумал! Впрочем, это вопрос не ко мне...

Евгений молчал, ожидая продолжения – но его не последовало. Что ж, Балашов никогда не утруждал себя «чужими» вопросами, это Евгений хорошо помнил. Впрочем, разговоры о мерах предосторожности еще предстоят – и с Майзлисом, и с Сарой, а не исключено, что и с Гуминским... Но это будет потом, а пока главная задача – добиться тем или иным способом установки дальней аппаратуры!

Евгений вдохновенно продолжил в русле, далеком от техники. Да, установка аппаратуры в больнице более рациональна, вероятность разоблачения мала, пусть... Но деликатный момент: если оно все же произойдет – как вовремя узнать, что ты раскрыт? Давать Сэму такую фору по времени рискованно, причем обоюдно рискованно: если Сэм что-то сгоряча натворит, он же потом просто свихнется от раскаяния!

На последнюю фразу Балашов скептически пожал плечами, но вслух ничего не сказал. Евгений не стал развивать опасную тему, вернувшись к перечислению возможных проблем:

– А прогулки по горам? Если не на вертолете? Может, по абсолютному времени это и не много – но эмоционально момент очень важный. Кто знает, может быть только в знакомых окрестностях «Лотоса» у Сэма просыпаются по-настоящему сильные способности...

– Он что, перед каждым убийством ездил в горы? Это установлено? – перебил Балашов неожиданным вопросом, и Евгений понял, что слишком увлекся.

– Н-не знаю, – после секундной паузы ответил он. Балашов тяжело вздохнул:

– А если не знаешь... Ладно, твои аргументы я усвоил. Правда, думать над ними придется не мне, но это тебя уже не касается. В общем, если решат, что за твоим приятелем надо наблюдать постоянно – ну что же... будешь обучаться пользоваться дальней аппаратурой.

Евгений опустил глаза, чтобы скрыть радость. Он, конечно, понимал, что обучение у Балашова станет весьма утонченным издевательством. Ну и что? Главное, он наконец получит то, о чем еще недавно мог только мечтать!

Он вышел от Балашова в радужном настроении, чувствуя себя уже почти свободным – и снова полноправным исследователем СБ. Черт возьми, он даже себе не признавался, насколько же ему хочется вернуться!

...Увы, мечтам не суждено было сбыться. В комнате его уже ждала Сара – и едва взглянув на нее, Евгений обрадовался, что не отменил затею с письмами! Никогда не стоит доверять тюремщикам, даже если в этой роли и выступают старые знакомые...

На краю стола лежала пачка конвертов. Евгений сразу узнал их: ложный комплект, все правильно, их и должны были сегодня перехватить. Но ведь Сара знала о них! Что тогда значит эта демонстрация?!

– Я проанализировала текст твоих писем, – спокойно сказала Сара. – Они сразу показались мне в чем-то подозрительными, и я сделала сравнительное информационное исследование.

Евгений вздрогнул: он плохо представлял себе, о чем говорит Сара, но понимал, какие возможности могут быть у профессионального психолога. Но что подозрительного она могла обнаружить в его письмах? Обычный зов о помощи к бывшим коллегам...

– Стиль письма, – пояснила Сара. – Его есть с чем сравнивать: есть записи твоих разговоров – это, так сказать, самое непосредственное выражение мыслей, есть написанный тобой план исследования Сэма, твои прежние отчеты...

Она не сказала «твои письма ко мне», но Евгений был уверен, что их она тоже использовала. Впрочем, какое это имеет значение?

– Так вот, – продолжала Сара, – я могу с полной уверенностью сказать, что эти, – она показала рукой, – письма были написаны обдуманно, более того, очень рассудочно. Сочетание слов, смысловые оттенки, пунктуация характерны для тебя, я бы даже сказала, что слишком характерны. Для отчаянного зова о помощи очень странно смотрится столь изящная пропорция осторожности и патетики. Я посчитала: твой средний стиль обладает гораздо большей энтропией, чем тот, что имеется в письмах. Ты отнюдь не плохо соображал, когда составлял их! – Она посмотрела Евгению в глаза: – Так что все эти слова насчет отчаяния... это сплошное вранье или, будем говорить мягко, преувеличение. Ты был в нормальном состоянии, ты все прекрасно оценивал – и значит не мог не понимать, что за твоей женой будут следить! Так зачем же ты велел ей отправить письма?

«Вот оно! – мелькнула мысль. – Нельзя долго казаться глупее, чем ты есть... Но как теперь вести себя?»

– Не думаешь же ты, – почти искренне возмутился Евгений, – что я нарочно подставил собственную жену?!

– Не ее, – терпеливо пояснила Сара, – а только письма. Ясно же было, что никто ее не тронет – зачем лишняя обуза? – только изымут конверты, и все. Но после этого будут уверены, что пресекли твою попытку дать знать о себе, успокоятся и потеряют бдительность. Так?

Евгению стало очень неуютно: Сара умудрилась «вычислить» его маневр, просто анализируя текст письма. Он такого не умел и на такое не рассчитывал! Но что же теперь делать? Не рассказывать же правду?

– Ну, – спросила Сара, – от чего же отвлекала внимание твоя жена? Что ты еще задумал?

«Проанализируй письма еще раз, – хотелось сказать Евгению, – и определи это сама... если сможешь!»

Но грубости были неуместны. Следовало быстро сообразить, чего произойти не может ни при каких условиях, и именно это объявить своим предполагаемым планом. Может быть, что-нибудь с участием Юли? Ведь ей строго-настрого запрещено уезжать от родителей, и вряд ли она нарушит этот запрет. А поскольку за ней все равно следят, то лишней опасности она на себя не навлечет...

– Юля, – медленно сказал Евгений, – должна будет сообщить о нашем аресте Олегу...

– Каким образом? – быстро перебила Сара.

– Привезти мое письмо. Я хотел было, чтобы она просто позвонила, но потом подумал, что Олег может не поверить...

Евгений осекся, встретившись взглядом с Сарой. Что такое? Что еще она могла заподозрить?

Сара демонстративно вздохнула и сказала со странной смесью насмешки и досады:

– Великолепный образчик джентльменства! Чтобы вот так хладнокровно подвергнуть любимую жену опасности быть схваченной... Ну, выбирай сам, что тебе больше нравится: ты мне очередной раз соврал, или ты действительно такой эгоист?

Евгений запоздало сообразил, что выставил себя порядочной сволочью. Но ничего не поделаешь, надо продолжать...

– Вообще-то я рассчитывал, что после отвлекающего маневра слежка ослабнет, – виновато начал он. – Во всяком случае, другого выхода у меня все равно не было...

– Когда она должна это сделать? – устало спросила Сара.

– Ну-у, – протянул Евгений, – определенно мы с ней не договаривались. Примерно через две-три недели, если я не появляюсь. Я думал, что за это время можно либо найти компромисс с... ну, в общем, с вами... либо окончательно потерять надежду на мирное разрешение ситуации.

Сара, казалось, сомневалась: слова Евгения звучали логично... но интуиция не позволяла ей поверить до конца. Как он мог так рисковать собственной женой? И если даже допустить, что у него действительно не было другого выхода – почему он не рассказал обо всем сразу? Тем более, по его же собственным словам, он беспокоится за Юлю...

Но Сара не стала спрашивать его об этом: очевидный ответ – «времени оставалось еще много, я успел бы рассказать» – с равным успехом мог быть и правдивым, и нет...

* * *

На следующее утро, попытавшись выйти, Евгений обнаружил, что дверь снова заперта. Он подергал ее так и эдак, еще надеясь, что это просто недоразумение – но напрасно. В досаде он рванул ее изо всех сил... Но тут же понял, что если он снова изолирован, то и наблюдение за ним восстановлено. Хорошо же он будет смотреться, кидаясь на дверь, как дурной баран!

Евгений быстро отошел от двери, стараясь не показать наблюдателям своего огорчения. Он постоял немного у окна, глядя на сад, по которому прогуливался еще вчера вечером, потом вернулся к кровати, лег, не раздеваясь, поверх одеяла и погрузился в невеселые размышления.

Конечно, в самом факте столь быстрого лишения предоставленной свободы не было ничего удивительного. Евгений хорошо понимал, как озадачена и разозлена сейчас Сара – для нее непривычно допускать ошибки! Ведь она была совершенно уверена, что добилась от Евгения согласия на сотрудничество, что вся ситуация разрешится быстро и спокойно. А теперь она станет предельно осторожной, будет тщательно проверять каждое его слово...

Время тянулось медленно, делать ничего не хотелось... да и какой смысл, если нет никаких шансов вновь завоевать доверие? Теперь надежда только на второй комплект писем – и на помощь друзей! Другого выхода нет и быть не может...

...Больше всего Евгений опасался допроса под наркотиком. Он был уверен, что в одурманенном состоянии не сможет противостоять настойчивым расспросам и неминуемо выдаст управление случайностями! И даже Тонечку – если логика допроса будет достаточно многосвязной...

А ведь вполне возможно, что бывшие коллеги выберут именно такой вариант недобровольного сотрудничества! Но что он может сделать в этой ситуации? Правда, перед вводом наркотика обязательно нужен подробный медосмотр – до сих пор ничего подобного не было. Значит, минимум день в запасе... но к медосмотру могут приступить в любой момент!

Словно отвечая на его мысли, в комнате неожиданно появился охранник.

– Пойдемте! – прозвучал короткий приказ. – С вами хотят побеседовать.

– Кто? – вяло спросил Евгений, поднимаясь. – Сара?

Охранник не ответил, но молчание его было достаточно многозначительным... и внезапно Евгений понял, с кем именно ему предстоит беседа! Ну конечно: шефу больше нет смысла ждать, пока его бывший подчиненный осознает свои ошибки и вернется в лоно родной службы. Теперь он будет сам задавать вопросы...

В полном молчании и под бдительным взглядом охранника Евгений прошествовал по пустому коридору до двери с табличкой «220». Охранник толкнул дверь, пропуская пленника вперед – и, несмотря на угнетенное состояние, Евгений с любопытством огляделся.

Возможно, комната и была когда-то лабораторией – но сейчас ее явно использовали в качестве склада или, вернее сказать, свалки, стаскивая сюда «на время» все, что становилось лишним в других помещениях. И теперь с приборными стойками причудливо соседствовала конторская мебель, а шкафы и стеллажи были забиты самой разнообразной аппаратурой. На всем этом почти первозданном хаосе лежал толстый слой пыли.

Свободным оставался только небольшой пятачок у самой двери. Здесь, резко контрастируя с обстановкой, стояли два кресла – одно напротив другого. Сопровождающий указал Евгению на одно из них, коротко приказал «ждите!» и вышел.

Евгений покорно уселся. Похоже было, что Гуминский хочет побеседовать с ним наедине. Неужели речь снова пойдет о старом ультиматуме?.. Скорее всего – иначе зачем такие тайны! Одно только хорошо: если шеф намерен и дальше избегать свидетелей, можно не бояться допроса под наркотиком. Ведь без Сары или медиков ему с этим не справиться...

...Гуминский возник в дверях неожиданно. Плотно прикрыл за собой дверь, поздоровался коротко, шагнул к креслу, не спеша уселся, устраиваясь поудобнее. Евгению неожиданно стало смешно: происходящее напоминало спектакль, причем довольно бездарный – что еще за пародия на задушевную беседу? Веренкову подражает, что ли?

– Мне очень жаль, что все так получилось, – начал Гуминский. Евгений, не выдержав, перебил:

– Только не забудьте сказать, что я сам во всем виноват!

Шеф не принял насмешливого тона, ответил миролюбиво:

– Не во всем. Хотя, конечно, во многом. Впрочем, исправлять ошибки никогда не поздно. Или почти никогда...

Евгений удивленно взглянул на Гуминского: какой-то слишком уж дешевый прием! Или он всерьез?..

– Вы ведь хотели вернуться, – спокойно объяснил Гуминский. – И даже приходили к Яну... который совершенно справедливо направил вас ко мне. Жаль, что вы не послушались его – сейчас все было бы намного проще...

– Да уж, – снова не выдержал Евгений. – Тогда мое пребывание здесь назвали бы служебной командировкой. Никаких проблем с похищением!

– Ну-ну, не стоит так драматизировать, – улыбнулся Гуминский. – Вам ведь нужна была помощь, за этим вы и обращались к Яну? Вы столкнулись с неизвестным явлением, которое не смогли победить в одиночку, правильно? Так какие проблемы: к вашим услугам опытные специалисты, прекрасные лаборатории, тонкая сверхчувствительная аппаратура, да еще с доставкой на дом... – шеф сделал небольшую паузу и вдруг вкрадчиво спросил: – Только мне очень любопытно, господин Миллер, что же вы все-таки собирались изучать с ее помощью? Не Сэма же, в самом деле...

Вот оно! Евгений внутренне сжался, но ответил твердо:

– Почему же, интересно, не Сэма? А кого еще? Или вы думаете, что я ставлю опыты над собственной женой?

– Ну, после ваших совместных «шпионских страстей» подобное предположение не выглядит совсем уж невероятным, – улыбнулся шеф. – Только я позволю себе другой вопрос. Скажите, вы случайно поселились так близко от замка Горвича? Если бы мы, скажем, предложили вам перебраться в Северную провинцию... или хотя бы в столицу – вас бы это устроило? Или пришлось бы увеличивать мощность аппаратуры?

Евгений призвал на помощь все силы, чтобы не отвести взгляд и при этом не выдать внутреннего смятения. Шеф ничего не забыл! Более того, новые факты только укрепили его подозрения! Он по-прежнему не знал, что нашел Евгений в графском замке – и по-прежнему очень хотел узнать!

– Молчите... Ну что ж, я понимаю, на ходу придумывать трудно, – Гуминский победно вытянулся в кресле. – Раньше я не мог понять, каким образом вам удалось прочесть дневник Антонины Горвич, ведь казалось бы, он был безвозвратно утрачен со смертью Виллерса. Но теперь, обнаружив в вашей компании ее бывшего любовника... Да, рукописи, похоже, и в самом деле не горят!

Евгений суеверно вздрогнул, вспомнив рисунок из дневника Тонечки. Неужели шеф знает и об этом? Вряд ли, конечно, но вообще его способность делать правильные выводы из неправильных предположений просто поразительна! Непонятно, почему он до сих пор не перешел к прямым вопросам...

– Судя по вашему молчанию, мои догадки пока верны, – Гуминский не мог скрыть торжества. – Что ж, продолжим. Не знаю, насколько Сэм помог вам в ваших изысканиях, но то, что примерно в это же время у него развилась новая и столь необычная способность, как-то с трудом укладывается в рамки простого совпадения. Или это все-таки совпадение?

«Это не совпадение, это случайность!» – мысленно выкрикнул Евгений. Вслух отвечать было нечего – разве что подождать какого-нибудь особенно абсурдного предположения и объявить все полным бредом...

– Признаться, я был просто потрясен, узнав, что вы снова собираетесь навестить графа, – продолжал шеф. – Я имею в виду ваш запрос в туристическое агентство... И не уверяйте меня, что вас в Шатогории ждут срочные дела. Мне только интересно, как вы собирались проникнуть в замок на этот раз? Прорыть подземный ход? Или приклеить фальшивые бороды... вот только как быть с госпожой Миллер? – Гуминский усмехнулся и вдруг подался вперед. – Ну неужели вам мало одного бесконтактного убийцы? Неужели вам хочется, чтобы и ваша жена... – он осекся, снова откинулся назад и, испытующе глядя на Евгения, продолжил уже нормальным голосом: – Или дело все-таки не в жене? Может, вы сами... Трудно представить, но если бесконтактное убийство доступно не только эсперам... то я понимаю, от чего мог потерять голову Виллерс!

– Я устал слушать ваши выдумки, – облегченно вздохнул Евгений, услышав наконец долгожданный бред. – Вы громоздите нелепость на нелепость, делаете какие-то фантастические выводы... Я не собираюсь их комментировать. Если вам настолько интересно, что я делал в замке графа Горвича, я могу это описать хоть с точностью до часа, но...

– А ваша жена это подтвердит? – неожиданно и жестко перебил Гуминский. – Вы ведь были в замке не один! Или вы достаточно хорошо ее проинструктировали, и с ней тоже бесполезно разговаривать? Но не забывайте, что есть много изощренных способов для задавания вопросов, а учитывая то, что ее вполне можно рассматривать как вашу сообщницу...

Не надо было ему это говорить! Словно какая-то пружина распрямилась внутри Евгения – напряжение, накопившееся за все время ожиданий и страхов, разом выплеснулось наружу, и он в бешенстве вскочил, еще не зная, что сейчас сделает: вытряхнет Гуминского из кресла, опрокинет на пол или придушит прямо на месте!..

...Еще не успев выпрямиться, он услышал за спиной громкий щелчок, и что-то тяжелое ударило его сбоку по ноге, да так что он едва удержал равновесие. Он отскочил, развернувшись, готовый отразить атаку – но никакой атаки уже не было, лишь возле кресла, где он секунду назад сидел, раскатывалась кольцами резиновая лента. Окажись шеф чуть более расторопным, прочный резиновый бинт намертво притянул бы Евгения к креслу...

Гуминский по-прежнему сидел в кресле, даже не пытаясь встать. Он слегка обалдело смотрел на Евгения, еще не до конца осознавая свой промах, и очень медленно доставал из кармана... нет, не пистолет, а небольшой пульт, который, видимо, и приводил в действие коварный механизм.

Какие-то доли секунды они молча смотрели друг на друга, потом шеф отбросил бесполезный пульт и начал подниматься из кресла. Но Евгений не успел воспользоваться своим тактическим преимуществом: распахнулась дверь, и в лабораторию вбежали двое рослых охранников.

Евгений рванулся в проход между стойками, сорвал с полки какой-то прибор и изо всех сил швырнул его в оконное стекло. Но ожидаемого звона осколков не последовало – стекло выдержало, а искалеченный прибор с грохотом рухнул на пол. Евгений затравленно огляделся: он был зажат между небьющимся окном и двумя рядами стоек.

Оставался последний шанс – разделить преследователей. Евгений сделал еще один шаг назад, как бы намереваясь пролезть по подоконнику мимо стойки и проскользнуть вдоль стены к двери. Затея удалась: один из охранников двинулся вдоль стены, другой шагнул в проход между стойками.

Ожидавший этого Евгений тут же прервал ложное движение и изо всех сил рванул на себя плохо закрепленную стойку. Тяжелые приборы, имевшие множество острых углов и ручек, посыпались на охранника. Защищаясь, он дернулся было назад, но врезался в другую стойку и этим только усугубил свое положение.

Его товарищ, совершенно не ожидавший такого поворота событий, втиснулся между стойкой и окном, намереваясь скорее добраться до Евгения. Но тот, понимавший, что в драке ему надеяться не на что, мгновенно вскочил на шаткую кучу приборов, нимало не заботясь о судьбе похороненного под ними охранника, и спрыгнул другой стороны.

Вожделенная дверь была совсем рядом, и Евгений рванулся было к ней, но шеф уже пришел в себя и поспешно извлекал из внутреннего кармана похожее на пистолет устройство, назначение которого было вполне очевидно...

«Снотворным... как медведя!..» – мелькнуло в голове у Евгения, а ноги уже сами бросили его назад, прочь от шефа, прямо на взбешенного охранника, который, цепляясь за стойки, яростно перебирался через завал...

...Дальнейшее Евгений воспринимал словно в замедленном кино. Увидев, что преследуемая «добыча» вдруг повернула ему навстречу, охранник рванулся вперед, чтобы в прыжке сбить Евгения с ног. Евгений совсем близко увидел его перекошенное лицо, услышал предостерегающий крик шефа и, проворно присев, бросился в ноги охраннику, надеясь завалить противника через спину.

Сближение было настолько стремительным, что удар от столкновения оглушил Евгения – но эта же скорость и помогла ему: охранник не успел среагировать на неожиданный маневр. Теперь Евгению требовалось только устоять на коленях, чтобы противник опрокинулся через него... и он устоял – но тут же вес проехавшего по спине тяжелого тела буквально впечатал его в груду осколков. Евгений едва успел защитить глаза, когда боль от множества порезов на миг лишила его сознания...

Едва придя в себя, он попытался вскочить на ноги, но не успел: сзади его грубо схватили за руки и заломили их за спину с такой силой, что у него потемнело в глазах. Между лопаток безжалостно уперлось твердое колено, с новой силой вгоняя в раны куски стекла. Евгений, уже не пытаясь сопротивляться, невольно закричал, прося о пощаде – и вдруг захват ослаб, колено безвольно съехало куда-то вбок, и охранник медленно повалился рядом с поверженным пленником.

«Что случилось? – не сразу понял Евгений. – Похоже, – сообразил он наконец, – шеф все же выстрелил из инъектора... Нервы не выдержали, не иначе!..»

Он с трудом отпихнул тело охранника, выбрался из-под него, сел. Голова гудела, как большой колокол, лицо, руки, рубашка были в крови, и порезы отчаянно болели. Ухватившись за опрокинутую стойку, Евгений кое-как поднялся на ноги.

Лаборатория была пуста, шеф исчез. Охранник, принявший на себя предназначенную для Евгения иглу с сильнодействующим снотворным, лежал в полном трансе. Второй, погребенный под грудой приборов, слабо стонал, но не шевелился. Дверь была открыта.

Евгений выскочил в коридор. После неудачной попытки разбить окно, он больше не надеялся выбраться из здания. Но неужели на всем этаже нет никого, кроме шефа и охранников?! Здесь же должны быть исследовательские лаборатории, в двести пятнадцатой комнате – кабинет Балашова... почему везде заперто?!

Евгений отчаянно толкал и дергал все двери подряд, пытался звать на помощь – но уже понимал, что проиграл. Шеф надежно обеспечил отсутствие свидетелей, и помощи ждать было неоткуда.

...Игла со снотворным прекратила бессмысленную борьбу. Евгений почувствовал укол в основание шеи, по инерции сделал еще несколько шагов, чувствуя, как тело становится чужим и легким, будто во сне, а окружающее перестает иметь значение...

Он успел еще выставить вперед руки, чтобы не разбить лицо при падении, но самого падения уже не ощутил...

* * *

Ночью Юля почувствовала, что ей угрожает опасность. Она плохо понимала, что это значит, но ощущение тревоги не проходило.

Она не понимала, что просто ловит направленную на нее эманацию агентов СБ, которым был отдан приказ усилить внимание. Ей казалось, что произойдет что-то страшное, что опасность приближается, что...

«Вернуться в общество нормальных людей и погибнуть!» Легко смеяться над этим, когда все хорошо и спокойно, Юля же чувствовала, что еще немного, и она сойдет с ума. Она пыталась услышать эманацию Евгения, но это никак не удавалось ей.

За завтраком она кое-как она сумела сохранить самообладание, но оставшись в доме одна, совсем запаниковала. Казалось, что вот сейчас в дверях появятся агенты СБ и... дальше представлять было страшно!

«Бежать! – подумалось ей. – Меня явно решили арестовать, я это чувствую, это не просто паника. Так чего же я жду?»

В этот момент она почти забыла о запретах Евгения – не мог же он предусмотреть всего! Чувства предупреждали об опасности, и она верила им. Но как выбраться из дома, чтобы не вызвать подозрений? К аэропорту и близко подходить нельзя, это ясно. И куда вообще бежать? Где менее всего опасно?

Юля заставила себя сесть и подумать. Надо сделать что-то неожиданное... но что? Кто может ей помочь?

Этот вопрос – кто может помочь? – навел ее на мысль. Она вспомнила, что несколько дней назад, когда она только приехала ее старый знакомый проявил к ней просто невероятную любезность и внимание. Она с трудом заставила себя быть с ним вежливым, особенно если учесть, что в его эманации просто-таки сквозило неприличное любопытство: все у эсперов так, как у нормальных людей, или нет? Но это было тогда, а сейчас даже это низкопробное чувство могло пригодиться Юле.

Кстати, а где он работает? И можно ли туда позвонить? Юля с трудом припомнила его фамилию и достала телефонную книгу...

Когда они с Никодимом договорились о встрече, Юля почувствовала себя спокойнее. В ее родном городе все подобные свидания всегда проходили одинаково – еще со времени неандертальцев, вероятно. Если девушка желала сохранить свою репутацию, встреча происходила в одном из трех местных кафе, а если же репутация волновала даму не особенно, то парочка ехала куда-нибудь покататься. И в большинстве случаев время, проведенное на прогулке, сильно не соответствовало числу километров на счетчике.

Последний вариант Юлю вполне устраивал: это давало ей возможность выбраться из города, не вызывая подозрений. Возможно, за ними даже не будут следить – по крайней мере, не так внимательно.

Что делать дальше, и как использовать свое преимущество, Юля еще не знала – но не сомневалась, что сумеет что-нибудь придумать! А если и нет – не важно! Во всяком случае это устраивало деятельную натуру Юли гораздо больше, чем тоскливое ожидание ареста.

Собрав все, что показалось необходимым и при этом могло поместиться в карманах – деньги, документы, пачку глюкозы, носовой платок и газовый пистолет – Юля предупредила маму, что вернется поздно, и поспешила навстречу неизвестности.

Ник вел себя гораздо менее нахально, чем можно было ожидать – Юля с удовольствием убедилась, что страх перед эсперами может вызывать не только погромы, но и очень приятную сдержанность. Она даже прониклась к Нику некоторой симпатией... и спросила почти без усилия:

– Куда мы едем? Я замерзла и хочу чего-нибудь выпить!

На самом деле этого Юле совершенно не хотелось, но фраза была необходимой: она поощряла Ника на дальнейшее. Не хватало еще, чтобы он окончательно струсил и отвез ее домой!

– Здесь недалеко мотель, – сообщил Ник таким тоном, как будто Юля выросла не в этом городе и сама не знала об этом сомнительном заведении. – Там неплохой бар.

Юле захотелось спросить, скольких своих подружек он уже приводил сюда... и сколько из них не ограничились посещением бара? Кстати, место это наверняка премерзкое, каким и положено быть бару в захолустном мотеле – но без него не обойтись, ритуалы надо соблюдать неукоснительно!

Все шло, как в хорошо отрепетированной пьесе – только ликер, к сожалению, не был бутафорским...

– Я сейчас, – сказала Юля, оказавшись наконец в номере. – Подожди минутку...

Она заперлась в ванной и включила ледяную воду, тщетно пытаясь вернуть себе способность ясно воспринимать окружающее. Как это бывало с ней всегда, опасность и необычность ситуации сделали все вокруг ирреальным и несерьезным. А тут еще эта выпивка... и что-то надо делать с Ником, не любовью же с ним заниматься, в самом-то деле!

Сидя на краю ванны, Юля сжевала горсть таблеток глюкозы, запивая их восхитительно холодной водой, и это если и не вернуло способность соображать, то по крайней мере придало сил. И исход ситуации определился сам собой...

Она вспомнила, как Инга учила ее лишать противника сознания одним точным нажатием на шейную вену – и похоже, наступил тот самый случай, когда это умение пригодится!..

Юля поднялась, нашла нужные точки у себя на шее, представила, как делает то же самое с Ником, внутренне сосредоточилась и не спеша вышла из ванной...

...Ник лишился сознания мгновенно, повиснув у нее на руках, так и не успев получить поцелуй – правда, Юля нажала ему на шею далеко не изящно, а просто-таки вцепилась, как черт в грешную душу... но нужный эффект все же получился! Юля с трудом удержала свою жертву от падения, подтащила к постели. Она не знала, как долго Ник пробудет без сознания, поэтому надежно скрутила его и привязала к кровати обрывками простыни. Глядя на неподвижное тело – и не испытывая при этом решительно никаких угрызений совести! – она поняла, что ее следующий шаг снова определился.

По этой дороге ходили автобусы: в холле висело расписание, и Юля спустилась в холл, чтобы его посмотреть. Для маскировки ей пришлось еще раз зайти в бар и купить бутылку какой-то синтетической гадости с попугаем на этикетке.

Она вернулась в номер. Ник еще не пришел в себя – и Юля с некоторой тревогой прислушалась к его дыханию, но скоро поняла, что ему ничего не угрожает. А если очнется раньше времени... ну, что же, тогда придется или заткнуть ему рот, или повторить ингин фокус!

Однако подсознание Ника оказалось мудрее своего хозяина: он не очнулся, чем избавил себя от лишних неприятностей. А через полчаса – за полминуты до автобуса – Юля накинула на себя куртку своего горе-любовника и выскользнула из номера. Она искренне надеялась, что ей удалось обмануть своих преследователей!

* * *

На базу Сара вернулась уже под вечер: глупо было не использовать любезно предоставленную Гуминским возможность «отдохнуть и все как следует обдумать». Ведь проблема бесконтактного убийства не исчезла, и решать ее все равно придется – пусть даже и без помощи Евгения...

Отогнав машину на стоянку, Сара не спеша побрела по аллее, наслаждаясь последними минутами покоя и одиночества. Но как она ни замедляла шаги, через несколько минут в просвете между деревьями показалось знакомое здание базы.

Дежуривший в холле охранник, увидев Сару, буквально выскочил из-за стойки:

– Госпожа Даррин! Шеф просил передать, чтобы вы нашли его сразу, как только вернетесь... Сказал, очень срочно!

Сара почувствовала глухое раздражение: какого черта? Сам же отпустил до вечера! Что за характер, никакого терпения... Она кивнула и направилась было к кабинету Гуминского, но дежурный остановил ее:

– Он сейчас у начальника охраны.

Ну, знаете! Если он думает, что она отправится разыскивать его в корпусе охраны... Меньше всего ей хотелось разговаривать с Гуминским в присутствии Майзлиса!

Да, но... что же должно было стрястись, чтобы шефа понесло к охранникам? Что за срочный сбор в казарме?

Поколебавшись, Сара прошла за стойку дежурного: перед беседой с начальством ей хотелось взглянуть на Евгения. Но наблюдатель у мониторов отреагировал на ее появление как-то странно – откровенно смутился, потом словно бы попытался заслонить экран, и наконец, явно махнув на все рукой, поднялся и быстро отошел в сторону.

...Сара не сразу поверила своим глазам, увидев на экране спящего мертвым сном Евгения. Одного взгляда было достаточно, чтобы понять: сон не простой, явно не обошлось без усыпляющей иглы... Какого черта! Он что, буйствовал и бился головой о стены? Или дрался с охраной? Но она же запретила кому бы то ни было заходить в его комнату!

– Что это значит?! – Сара в холодном бешенстве обернулась к охранникам. – Вы можете объяснить?!

Те молча отвернулись. Впрочем, и так было понятно, кто мог пренебречь всеми запретами и попытаться что-то выяснить у Евгения – напористо, но совершенно бездарно! Ну, знаете ли... Мало того, что Гуминский никак не помогает расследованию – так он еще втихую экспериментирует с ее подопечным! Он что, не доверяет ей? Почему, отпуская ее в город, даже словом не обмолвился, что собирается беседовать с Евгением?

Сара почти бегом бросилась назад, стараясь не заплутать в причудливых пересечениях аллей. Корпус охраны располагался за первым периметром, метрах в шестистах от здания, и исследователи бывали там нечасто – сказывалась кастовая неприязнь «белых воротничков» к «синим погонам». Не лучшее место, чтобы выяснять отношения на грани конфликта – особенно в присутствии начальника охраны! Пожалуй, лучше сначала узнать, что случилось на базе в ее отсутствие...

...Начальник охраны стоял на крыльце: похоже, он специально вышел встретить Сару.

– Добрый день, госпожа Даррин, – вежливо поздоровался он. – Вы уже знаете, что произошло?

Эту особенность Майзлиса – в самые напряженные минуты говорить подчеркнуто спокойным голосом – Сара знала очень хорошо.

– Нет, не знаю, – тоже спокойно ответила она, спрятав возмущение поглубже. – И мне весьма любопытно, что вы тут без меня сделали с Миллером?

– С Миллером? – озадаченно переспросил Майзлис. – Ах, это... Боюсь, проблема сейчас не в Миллере, а в его жене. Час назад ей удалось обмануть наше наблюдение, и мы пока не знаем, где она.

Фраза прозвучала как гром – Сара ошарашенно уставилась на Майзлиса, не зная, что и сказать... Выходит, Евгений на этот раз не соврал? И Юля вот в этот самый момент действительно везет кому-то его письма? Но тогда надо скорее «перекрыть» тех, кому он писал раньше, пока она не успела ни с кем встретиться! Или уже успела...

Хотя... кто сказал, что ее целью будет Олег или даже другие сотрудники СБ? С тем же успехом это могут быть и репортеры, и независимые исследователи... Господи, да такое и представить себе страшно!

Майзлис несколько секунд наблюдал ее замешательство, затем, видя, что Сара не скоро опомнится от услышанного, мягко подтолкнул ее к двери:

– Пойдемте! Сейчас я должен быть на своем посту.

Сара покорно пошла по коридору вслед за своим немногословным спутником. Встречные охранники почтительно здоровались, но она не отвечала на приветствия. Мозг напряженно работал, анализируя новую ситуацию...

Что же теперь будет? Удастся ли перехватить Юлю? Или она уже обманула преследователей? Но Евгений-то каков: сказать правду после такой кучи вранья... Расчет на то, что не поверят? А ведь и не поверили! Даже Веренков не далее как час назад уверял ее, что последнее, что сделает Евгений – это подставит свою жену! Да, вот вам и интуиция с опытом...

...Через полуоткрытую дверь было слышно, как в кабинете Майзлиса зазвонил телефон, и кто-то тут же подошел к аппарату.

– Да, сейчас, я позову его, – узнала Сара голос Гуминского.

Майзлис быстро шагнул в кабинет и аккуратно взял трубку из рук своего шефа. Сара прислушалась, но по коротким репликам было очень трудно понять, о чем идет речь.

– Да... Докладывайте... Точнее... Хорошо, продолжайте наблюдение...

Майзлис положил трубку, подошел к разложенной на столе карте и что-то отметил на ней. Сара пригляделась повнимательнее: аналогичные метки уже стояли в нескольких местах – очевидно, они означали те места, где Юля не появлялась. Своего рода невидимый периметр, на котором ее караулят... если только она не выскочила за ее пределы раньше!

– Судя по всему, девочка пытается кратчайшим путем добраться до ближайшего аэропорта, – заговорил тем временем начальник охраны как ни в чем не бывало. – В то самое время, когда она, предположительно, выбралась из гостиницы, проходило несколько автобусов – и один как раз подходящий...

Сара не стала комментировать эту гипотезу – в глубине души она сильно сомневалась, что Юля поведет себя настолько тривиально. Если план ее действий составлял Евгений, он хорошо знал, с кем предстоит иметь дело...

– Почему вы думаете, что она пытается попасть именно в ближайший аэропорт? – неожиданно вмешался Гуминский. – Если она хоть чуть-чуть соображает, то должна держаться от него подальше!

Майзлис кивнул:

– Конечно. Но ближайшие к гостинице автобусные станции мы уже проверили – никого похожего на жену Миллера нет и не было. Так что, похоже, она не так уж хорошо соображает сейчас... А скорее всего, просто почувствовала, что избежала слежки – и теперь торопится добраться до цели как можно быстрее, забыв про осторожность. Впрочем, в любом случае мы вот-вот узнаем об этом: по всей вероятности, она уже подъезжает к аэропорту...

Майзлис позволил себе слегка улыбнуться – но на душе у него вовсе не было той безмятежности, которую он хотел показать. На самом деле он прекрасно понимал, что возможностей для бегства слишком много, и перекрыть их полностью абсолютно нереально. Все эти отметки на карте, доклады по телефону через каждые десять минут – не более чем дырявое корыто, жалкая пародия на непроницаемый периметр! Слишком мало сил, и слишком много упущено времени, чтобы построить надежное кольцо вокруг беглянки. Сейчас реальная надежда – только на опыт и интуицию: вычислить из множества маршрутов несколько наиболее вероятных, и на них сосредоточить главные усилия.

Хорошо, если время бегства из гостиницы было выбрано не спонтанно, а заранее подгадывалось к нужному автобусу... Но все усилия окажутся напрасными, если неожиданно сообразительная девочка воспользовалась попутной машиной. Вот тут проследить маршрут практически невозможно – во всяком случае, в отведенные сроки!

Конечно, ночью движение на дорогах затихает, да и не всякий решится подвезти подозрительную ночную путешественницу – и все-таки могло случиться, что жена Миллера давно уже ускользнула из кольца...

* * *

В работе Дэна Инге не нравилось только одно – поздние возвращения. Программа в варьете иногда затягивалась заполночь, и ожидание становилось утомительным.

Инга только начинала готовить ужин, когда в дверь постучали. «Кто бы это мог быть? – слегка раздраженно подумала она. – Для Дэна рано...»

– Вам письмо, – коротко сказал ей незнакомый почтовый служащий, когда он открыл дверь. – Распишитесь, пожалуйста...

Обратный адрес на письме отсутствовал, но адресат указан: Евгений Миллер. Инга не сразу сообразила, кто это, но вспомнив фамилию бывшего куратора общины, встревожилась: муж Юли? Но почему пишет он, а не сама Юля? Не случилось ли с ней что-нибудь? Это давнее предсказание Юргена...

Но когда она распечатала конверт, то испытала и облегчение, и разочарование одновременно. В письме не было никаких трагических известий... собственно, там вообще ничего не было кроме нескольких цитат, одну из которых Инга узнала сразу: Эдгар По, «Морелла», самое начало рассказа...

– Что за шуточки! – невольно воскликнула Инга. – Делать им нечего, что ли?

...В конце письма были приписаны несколько незнакомых адресов, все, кроме одного, принадлежали служащим СБ. Только некий Валерий Артемьев был владельцем бара в маленьком городке на другом конце страны. Ну и зачем ей все это?

Внезапно Инга поняла, что письмо адресовалось не столько ей, сколько Дэну: расчет на его ясновидение, на умение прочесть «ненаписанное письмо». Но тогда она совершенно напрасно открывала конверт: ее собственная эманация могла «испачкать» ауру письма. Но черт возьми... этот недоумок Миллер мог точно указать, кому оно предназначено?

Да, но так или иначе – что там у них произошло?..

Юля звонила им чуть меньше месяца назад – и была вполне довольна жизнью, говорила, что у них с Евгением все в порядке... впрочем, совсем не обязательно, что это было правдой! Юля последнее время вообще была немного странной, словно бы скрывала что-то или наоборот – чувствовала себя настолько хорошо, что не хотела никакого дополнительного общения...

В общем, Инга осознала, что напрочь запуталась в противоречивых версиях, и едва дождалась Дэна...

– Что это значит?! – с порога кинулась она к нему.

– Что там такое? – недовольно переспросил Дэн, увидев конверт. – Опять какая-то несчастная домохозяйка просит узнать, с кем во время работы встречается ее муж? Или что-то более осмысленное?

Инга коротко рассказала о странном послании Евгения и о своих предположениях. Изрядно вымотанный после выступления Дэн предложил было отложить все проблемы до утра... но, взглянув на Ингу, передумал. Он наскоро перекусил, выпил крепкого кофе и, почувствовав себя более или менее в норме, раскрыл конверт, чтобы попытаться найти скрытый смысл в странном послании бывшего куратора.

Он не видел в этом больших трудностей: письмо было написано совсем недавно, аура у Евгения всегда была активная. Но не тут-то было!

...Когда Дэн нашел нужную фазу расслабления и привычно «растекся в пространстве и времени»... то решительно ничего там не обнаружил! То есть не то, чтобы совсем ничего: письмо имело яркую ауру – но если верить ей, это был отчаянный зов о помощи! Но как тогда понять выбор цитат? Случайный? Нет, в это Дэн не мог поверить: слишком аккуратным всегда был Евгений, и наверняка в приведенных им цитатах содержится какой-то смысл – но какой?!

– Не получается? – прервала его раздумья Инга. – Но это не из-за того, что я его открывала, нет?

– Нет, конечно, – улыбнулся Дэн. – Ты же недолго держала его в руках, да?

– Минуты полторы, не больше. Но как бы там ни было... может быть, позвонить им? Мы же знаем их телефон в Сент-Меллоне?

Дэн невольно поморщился:

– Невежливо это как-то: если люди избегают телефонного общения, на то должны быть причины!

Инга пожала плечами:

– Ну, просто скажи, что мы получили его письмо и ничего не понимаем. Откуда ты знаешь, может быть, он на это и рассчитывал? Что-то же ему надо... не забывай, с ним Юля!

Дэн, не споря больше, полез в стол за записной книжкой. Несколько минут номер был занят, а потом в трубке послышался незнакомый женский голос. «Квартирная хозяйка, – сообразил Дэн. – „Миссис Хадсон“, как ее иногда Юля называла...»

– Простите, что так поздно... Да-да, конечно, бывает всякое... Я могу поговорить с господином Миллером?.. Да-да, Евгений Миллер, совершенно верно... Как не живет?! Уже полгода? И как же... Простите, вы не знаете случайно его нынешнего адреса?.. Нет?.. Но где-то в Серпене, точно?.. Да что вы говорите! Чей родственник?.. И как он выглядит? А чуть подробнее можно?.. Да, спасибо большое, до свидания...

Когда Дэн повернулся к Инге, с него можно было рисовать аллегорический портрет растерянности. Наконец Инга не выдержала:

– Я так поняла, что они переехали? Полгода назад? – Дэн молча кивнул, и она воскликнула с обидой: – Так почему же за эти полгода Юля не удосужилась дать нам новый адрес?!

Дэн покачал головой:

– На это были достаточно веские причины. Только вначале сядь, а то упадешь...

– Ну??? – нетерпение Инги достигло последней степени, она едва сдерживалась.

– Во-первых, мне было сказано, что Евгений больше не работает в СБ.

– Как так?! – вскинулась Инга. – Ведь он же... Ведь для него же это...

– Да-да, – невесело усмехнулся Дэн. – И «миссис Хадсон» вполне дала мне понять, что уход его был отнюдь не добровольным!

– Тогда понятно, почему Юля отдалилась от нас, – протянула Инга. – Она всегда была слишком гордой! И если бы мы стали ее жалеть...

– Боюсь, что дело было не только в этом, – вздохнул Дэн. – Василевская обмолвилась, что с Юлей и Евгением живет теперь какой-то родственник...

– Что? Чей родственник? – Инга уже потеряла способность удивляться: теперь она всего лишь подробно уточняла сказанное. – По-моему, у Юли нет никаких...

– Я понимаю. Но мне показалось, – прервал ее Дэн, – что этот предполагаемый родственник – на самом деле наш Сэм!

– С чего ты взял?! – Инга стремительно вскочила. – Почему именно он?! У Евгения?!

– Ну, последнее как раз менее всего удивляет, – со странной интонацией возразил Дэн.

– Пусть так, – уступила Инга, – но все равно: откуда такая уверенность?

– Интуиция, – коротко ответил Дэн. – Заглянул в астральное поле и увидел вариант ответа.

– А еще раз заглянуть можешь? – поддержала игру Инга.

– Нет, – коротко мотнул головой Дэн.

– Почему это?! – уже всерьез возмутилась Инга.

– Потому что боюсь.

– Боишься? Чего?!

– Не знаю, Инга, – тихо сказал Дэн. – Не могу объяснить толком, но эта история скверно пахнет. Юля, скрывающая свой адрес, Сэм, прячущийся ото всех...

– Может быть, это и не Сэм!

– Может быть. Но все равно: это странное письмо, рассчитанное на экстрасенсорное чтение, непонятная опасность, которую ожидал Евгений... Похоже, он рассчитывал на нашу помощь – но вот какую именно? Зачем он дал нам адреса своих коллег и своего друга? Все это, к сожалению, не складывается в законченную картину, но тревогу внушает изрядную. Мне, если честно, хочется залезть под кровать и притвориться ковриком, – с легким смущением признался Дэн. – А ты как, не боишься?

Не отвечая, но всем своим видом демонстрируя презрение к трусости, Инга молча пролистала записную книжку и начала набирать номер.

– Кому это ты?

– Юргену и Лизе, – сердито отозвалась она. – Может быть, они знают новый телефон Юли. Или вообще хотя бы что-нибудь! А ты можешь пока лезть под кровать... только учти, пол я сегодня не мыла!

Дэн промолчал. Потом он еще раз извлек письмо и на этот раз прижал его к лицу, «к открытой энергетической зоне» – так обычно делают новички. Казалось, что старый прием помог: какой-то странный, невероятный образ мелькнул на мгновение в сознании, но тут же исчез, заглушенный мощной волной отчаянного зова.

– Черт возьми! – не сдержался Дэн. – Он мог хотя бы на секунду перестать бояться, когда писал это?!

– Видимо, не мог... – рассеяно ответила Инга, прижимая к уху телефонную трубку и вслушиваясь в длинные гудки. Потом спросила с напористой тревогой: – Ну где же они могут быть?! Ночь ведь на дворе!

Дэн не ответил. Конечно, друзья могли быть где угодно: в гостях, в театре, могли просто отключить телефон... Но чувства предупреждали о худшем, и Дэн вполне доверял им. Он был уверен – случилось что-то серьезное. И если Юрген или Лиза что-то знают...

* * *

Заскочив в автобус, Юля вздохнула с облегчением: она была уверена, что преследователи потеряли ее. Конечно, ее наверняка будут караулить в аэропорту – но тут ее должна выручить психологическая невидимость!

Всю дорогу Юля старательно репетировала установку голубой спирали. Активизировать ее прямо в автобусе было рискованно: остальные пассажиры могли напугаться, обратить на Юлю излишнее внимание – а этого нельзя было допускать ни в коем случае!

...Наконец автобус остановился на площади перед зданием аэропорта. Юля задержалась в салоне, чтобы выйти последней – и спускаясь на тротуар мгновенным отчаянным напряжением воли закрутила вокруг себя голубой холодный жгут психологической защиты. Поначалу ей показалось, что спираль засияла в холодном ночном воздухе – пожалуй, впервые в жизни Юле удалось поставить достаточно сильную защиту! Стараясь не думать об опасности (не тратить силы на испуг!) она вошла в здание аэропорта...

Нечего было и думать, чтобы обращаться за справками к служащим: спираль не позволила бы сделать это... и Юля минут десять с нарастающим раздражением разбиралась в таблице рейсов. Потом вспомнила про билет: его придется брать в самый последний момент, когда ослабление защиты будет уже не так опасно. А если она не успеет? Или наоборот, ослабит защиту слишком рано?..

Но все прошло благополучно. И покупка билета, и регистрация, и посадка в самолет. Юле удавалось – откуда только взялось умение? – «играть» силой защиты между полной невидимостью и доступностью для общения...

Оказавшись наконец в самолете, она торопливо забралась поглубже в кресло и с облегчением сбросила голубую спираль. Все! Теперь целый час можно отдыхать!

...Но не прошло и двадцати минут, как Юля отчетливо почувствовала чужое внимание. Она в ужасе огляделась: что такое? Ведь она была уверена, что ей удалось уйти!

Заставив себя сдержать подступающую панику, Юля поднялась и прошла по салону, стараясь уловить эманацию своих попутчиков. Нет, никто из них не был преследователем, это несомненно! Но наблюдение тем не менее отчетливо ощущалось...

Что же это значит? Ее все-таки заметили, и теперь ждут посадки самолета? Юля отчаянно пожалела, что в пассажирском кресле нет кнопки катапульты: вот пусть бы тогда поискали!..

Да, но что делать теперь? Хватит ли еще сил на активизацию спирали? Ведь защита понадобится не от неопределенно-ищущих взглядов – от пристального и направленного внимания?

Увидев подходящую стюардессу, Юля попыталась обмотать вокруг себя спираль... но ответом на отчаянную попытку был лишь заботливый вопрос:

– Что случилось? Вам плохо?

Юля мрачно взглянула на стюардессу. Вот и все! Странно, как кажутся бесконечными запасы энергии во время магических развлечений – и как быстро они расходуются во время серьезных дел!

Итак, стать невидимой невозможно. Что же делать? Ведь в столичной равнодушной толпе человека очень легко арестовать: никто не станет интересоваться, кто и куда понес женщину, которой, скажем, неожиданно стало плохо...

«Как же мне выпутаться? – подумала Юля. – Кто может мне помочь?..» На самом деле, она уже знала ответ на этот вопрос. Было не так много людей, который бросились бы на помощь Юле по первому ее слову – ее отец, Евгений и друзья из «Лотоса»...

Она снова позвала стюардессу:

– Отсюда можно как-нибудь позвонить? Это очень срочно и необходимо...

Надо попробовать связаться с Юргеном и Лизой, чтобы они встретили ее в аэропорту. То, что они сделают это, Юля не сомневалась... Но на миг ее кольнуло опасение: а имеет ли она право впутывать друзей в такую историю? «А почему бы и нет? – вдруг возмутилось все в ней. – В конце концов, к истории с Сэмом причастны все в „Лотосе“, и совершенно непонятно, почему мы с Евгением должны страдать в одиночестве...»

– Скажите, что передать, и назовите номер. Я попробую... – ответила стюардесса.

Потом Юля не раз вспоминала этот звонок и не находила себе оправданий. Как бы там ни было, она имела право рисковать только собой!

...Выйдя в зал аэропорта из посадочной галереи, она чуть не упала от ужаса, увидев обращенные к ней лица. Ей понадобилось несколько секунд, чтобы понять, что это всего-навсего толпа, встречающая рейс. Почти тут же кольнуло знакомое уже ощущение опасного внимания к себе, но среди такого количества людей невозможно было определить, кто именно заинтересовался ею.

Юлю уже толкали другие пассажиры, выходившие из галереи. Толпа встречающих начала смешиваться с толпой прибывших. Больше медлить было нельзя. Юля быстро обвела взглядом зал, увидела Юргена и Лизу, стоящих, как они и договорились, чуть поодаль под пальмой и пытающихся увидеть ее среди пассажиров, и почти бегом направилась к ним...

...Юрген и Лиза увидели Юлю почти сразу и с радостным восклицанием шагнули ей навстречу. Юля вскинула руку, приветствуя их, но вдруг неожиданно споткнулась, обмякла, и буквально повисла на плече проходившего мимо молодого человека. Тут же из толпы материализовался еще один парень, подхватил бесчувственную Юлю под второе плечо, и они быстро засеменили со своей ношей к боковому выходу.

От неожиданности Юрген и Лиза растерянно замерли на месте. Но когда уже в дверях один из парней оглянулся и встретился с ними взглядом, Лиза опомнилась. Схватив Юргена за руку, она с неожиданной силой потянула его к другому выходу, в противоположную сторону.

– Что случилось? – ошеломленно спросил Юрген. – Куда ты?..

– К машине! – коротко ответила Лиза, невесть откуда взявшимся приказным тоном. – Быстрее! И подальше отсюда!..

У машины Юрген попытался остановить ее.

– Ты с ума сошла? Юля просила нас встретить ее, а мы...

Лиза буквально втолкнула его на пассажирское сиденье:

– Быстрее, я сказала! – она села за руль и почти с места рванулась в поток отъезжающих машин. – Ты что, ничего не понял?

Юрген понял, но... Глупо и стыдно убегать вот так! Они должны были что-то сделать – закричать, догнать, позвать полицию... Почему Лиза так перепугалась?

Словно отвечая на незаданный вопрос, Лиза молча мотнула головой в сторону зеркала заднего вида. Юрген вытянул шею, стараясь проследить за ее взглядом – и успел увидеть выбежавшего из здания человека, который внимательно смотрел им вслед...

* * *

...Сообщение, что Юля находится в самолете, летящем в столицу, поступило на базу только через два часа – когда надежда уже почти исчезла. Поначалу оно показалось неправдоподобным, но вскоре было подтверждено. И теперь оставалось только спокойно дождаться приземления...

Майзлис бесцеремонно выпроводил Сару и шефа из своего кабинета.

– Отдохните, вздремните немного! – не допускающим возражений тоном заявил он. – Девочку доставят часа через два, я вам сразу же позвоню...

Гуминский не стал спорить: молча помог Саре подняться, и они вышли в прохладную темноту сада.

Сара не могла ни радоваться, что все обошлось, ни даже просто вздохнуть с облегчением – молчаливое тревожное ожидание буквально пережгло все эмоции... Ночная тишина не успокаивала: едва отступала одна тревога, тут же подкатывались другие. Мысли снова и снова возвращались к непонятному, непредсказуемому – да просто невозможному! – поведению Евгения. Чтобы так поступить с собственной женой... Интересно, каким образом он заставил ее проделывать вещи, непосильные для иного профессионального шпиона? И ведь нигде не вздрогнуло!

– Никогда не могла подумать, – вслух сказала она, – что Миллер на такое способен.

– Не вижу тут ничего удивительного! – с нескрываемой досадой воскликнул Гуминский. – Обычный эгоизм...

Сара с удивлением обернулась: темнота скрывала лицо шефа, и было непонятно – издевается он или говорит серьезно. Неужели он и в самом деле считает, что все так просто? Но разве можно игнорировать странности в поведении Евгения – особенно в последнее время?

...Впрочем, после двух разговоров с Веренковым кое-что из недавнего прошлого Евгения стало понятнее. До этого Сара и подумать не могла, что поездка в замок шатогорского аристократа была связана с работой Евгения в Сент-Меллоне – и что поездка эта едва не закончилась международным скандалом! Ну что ж, по крайней мере это снимало вопрос о причине и обстоятельствах поспешного увольнения: за такие дела можно и под суд попасть, неудивительно, что Евгений не хочет вспоминать об этом...

...А история графини Горвич до сих пор не укладывалась в голове: каким образом она могла оказаться в роли нелегальной эмигрантки и практикующей предсказательницы?! И как Евгению удалось через столько лет проследить ее происхождение?..

Веренков не ответил на эти вопросы – впрочем, у Сары сложилось впечатление, что он и не знал ответов! Но почему же Гуминский до сих пор ни разу даже не намекнул на столь важные обстоятельства? Даже если они не имеют прямого отношения к расследованию – неужели он не понимает, как они необходимы для понимания личности Евгения?

Воспользовавшись подходящим моментом, Сара решила спросить Гуминского прямо.

– Ян не мог не предупредить вас, что дела, связанные с МИДом, лежат за пределами вашей компетенции, – холодно отозвался тот. – Впрочем, если он считает, что вам теперь нужно это знать, я не возражаю. Пожалуйста, спрашивайте... что вас еще интересует? Если вы считаете, что это поможет расследованию...

Сара растерялась: все, что было нужно, Веренков уже рассказал ей – во всяком случае, новых вопросов пока не возникло. Не просить же шеф вспоминать мелкие подробности разговоров годичной давности!

Гуминский явно уловил ее замешательство.

– Ну что, похоже, новая информация не прояснила старых проблем? – с легкой насмешкой поинтересовался он.

Сара едва не ответила резкостью, но сдержалась – в чем-то Гуминский был прав. Для объяснения странных поступков Евгения все равно не хватало фактов...

Она сердито передернула плечами в досаде на собственное бессилие. Уж чего-чего, а фактов-то как раз имелось предостаточно: женитьба на эсперке из подопечной общины, свадебное путешествие с международным скандалом и увольнением, рискованное спасение приятеля-эспера из рук мафии... Что еще? Конечно же, бесконтактное убийство, ну и теперь еще можно добавить таинственную историю графини-эмигрантки!

Но как собрать воедино всю эту информацию, когда каждый отдельный эпизод сам по себе достоин отдельного расследования! Взять хотя бы эту эмигрантку: даже если отбросить тайну ее происхождения – что за мрачная история с ее дневником? Ведь именно тогда погиб Виллерс... а дневник, кажется, потом так и не нашли...

– Вы знаете, что было в пропавшем дневнике? – спросила Сара вслух... и удивилась тому, что Гуминский понял ее сразу.

– Полагаю, описание бесконтактного убийства, – спокойно ответил он. – Во всяком случае, это кое-что объяснило бы: от такого открытия даже Виллерс вполне мог потерять голову!

Сара мрачно усмехнулась: представить себе Виллерса в роли объекта (а не научного руководителя!) чрезвычайной программы было совершенно невозможно. Уж если с Евгением столько хлопот...

...Мысли снова вернулись к Евгению. Почему он продолжает упорствовать теперь, когда Сэм находится на базе и механизм действия его способностей рано или поздно все равно выяснится?! Почему отказывается от сотрудничества? Что пытается скрыть? А эта его звериная осторожность в ожидании ареста – получается, он с самого начала не рассчитывал на мирный исход ситуации? Что же еще он держит в рукаве, с чем еще предстоит столкнуться?

Веренков, едва узнав о фальшивых письмах, сразу предупредил: скорее всего, предусмотреть всех ходов Евгения не удастся – так что надо поторапливаться с завершением программы! Но что значит «поторапливаться»? Уже исчерпаны практически все методы и подходы, а результата нет и нет...

Есть, правда, еще один вариант, совсем уже последний – допросить Евгения с применением наркотиков. Раньше Саре не хотелось даже думать о таком – настолько это было противно... да и просто непрофессионально! Но теперь она все чаще склонялась к тому, что другого пути не остается. В конце концов, Евгений сам во всем виноват...

Поняв, что внутренне она уже приняла решение, Сара решила не откладывать дело в долгий ящик. Но шеф, выслушав ее аргументы, надолго замолчал, а затем спросил с некоторым сомнением в голосе:

– Какова вероятность, что это окажется опасным для психики?

– Очень небольшая, – пожала плечами Сара, понимая беспокойство шефа. – Полностью ее исключать, конечно, нельзя, но не думаю, что он будет испытывать какие-то заметные последствия...

– Под опасностью для психики, – пояснил Гуминский после некоторой паузы, – чаще подразумеваются серьезные отклонения. Я же имел ввиду ложные воспоминания, случайно внушенные при допросе, локальную амнезию и тому подобное...

Сара снова пожала плечами:

– Ну, судя по всему, разговор потребуется не один: эффект у препаратов кратковременный и недостаточно стабильный. Я думаю, что какие-то мелкие деформации памяти будут обязательно.

– Нет, в таком случае, это меня не устраивает! – Гуминский помотал головой. – Придумайте что-нибудь другое, неразрушающее.

Сара едва не вспылила: стала бы она предлагать наркотики, если бы было «что-нибудь другое»! Но сдержалась и спросила почти спокойно:

– Почему? Что вы видите в этом такого страшного?

– Потому что пока что именно память Евгения – единственный источник информации. И я предпочел бы оставить его неповрежденным!

– И недоступным, – забыв о субординации, перебила Сара. – И недоступным, вы забываете об этом! Ведь Евгений не просто отказывается от сотрудничества, он делает все, чтобы нас запутать! И честное слово, я уверена, что способности его подопечного – все-таки не настолько тонкая материя, чтобы после небольших деформаций памяти Евгений перестал понимать ее!

Новая пауза Гуминского показалась Саре бесконечной. Они уже почти достигли главного корпуса, когда тот вновь нарушил молчание:

– Возможно, вы правы, госпожа Даррин. Мы еще вернемся к этому разговору. Пока же – и это мой приказ! – поработайте с женой Миллера. Раз уж она все равно окажется здесь... Попробуйте расспросить ее о «бесконтактном убийстве»!

– Но ведь она телепатка! – удивленно воскликнула Сара и осеклась: шеф остановился и посмотрел на нее внимательно и с каким-то сочувствием.

– Я понимаю, что задание трудное. Если ничего не выйдет, никто вас не упрекнет. Но поскольку Евгения пока трогать нельзя, это вполне реальный шанс, и я хочу его использовать. Отдохните хорошенько, и как только девочку привезут, приступайте. Я буду наблюдать за допросом по монитору.

Гуминский повернулся и быстро зашагал через лужайку к зданию. Сара смотрела ему вслед, не зная что и подумать...

Допрашивать телепатку! Да никакой наркотик не погасит эти способности полностью, и «подслушанная» эманация выдаст любую искусственную искренность... Разве можно обойти это? Но шеф, прекрасно понимая эти трудности, все же требует «гениальности в полевых условиях», при этом запрещая куда более простой и доступный способ – почему?!

...Сара вдруг осознала, что число недоговорок вокруг этого запутанного дела превысило некую критическую величину – и теперь она ощущала уже не подозрение, а твердую уверенность, что шефу известно гораздо больше, чем всем остальным участникам программы. И это «больше» так или иначе связано с увольнением Евгения, с его скандальной поездкой и, по всей видимости, с погибшей графиней-предсказательницей. И похоже, Гуминский отнюдь не из соображений субординации и секретности до последней возможности молчал об этой поездке...

* * *

Прогнувшись, Евгений обнаружил, что лежит на кровати в «своей» комнате, слабо освещенной голубоватым мерцанием ночника. За незанавешенным окном была кромешная темнота... который же, интересно, сейчас час?

Он хорошо помнил, что устроил днем, но теперь чувствовал только глубокое отвращение к себе – надо же было так сорваться! И поделом ему досталось: можно было сообразить, что шеф примет меры предосторожности!

Евгений осторожно поднялся, стараясь не потревожить раны, добрел до зеркала в ванной... Ну, в общем-то ничего страшного! Могло быть и хуже...

Глазок телекамеры по-прежнему поблескивал из-за вентиляционной решетки, и Евгений взглянул в него едва ли не жалобно: что у вас там происходит? Что будет дальше – разговоры или снова драки? Впрочем, если шеф намерен действовать скрытно, то драк можно не опасаться – по крайней мере, некоторое время! А вот с допросом под наркотиком дело серьезнее: утром уже вполне могут начать... и что тогда? Сразу, конечно, до Тонечки не докопаются – но рано или поздно ее присутствие все равно вычислят...

Евгений с вздохом вернулся в комнату и повалился обратно на кровать. Сколько же времени понадобится его друзьям, чтобы отыскать базу? Если письма ушли только позавчера... ох, напрасно он так задержал их отправление!

...Сара появилась, около десяти утра – и Евгений поразился, насколько она выглядела усталой и словно постаревшей. На какую-то секунду он даже забыл о возможном допросе, видя перед собой только измученную какой-то непосильной работой женщину...

Впрочем, впечатление быстро рассеялось. Под сочувственным взглядом Евгения Сара мгновенно подобралась – и тут же в комнату вслед за ней вошли двое охранников.

Евгений съежился от ужаса: что, уже? Что же делать? Но охранники, не пытаясь приближаться, встали у двери – а Сара, явно заметив испуг пленника, произнесла со злостью и нескрываемым презрением:

– Не дрожи, ничего с тобой не будет... пока!

Потом она повелительным жестом приказала Евгению сесть, молча включила телевизор, что-то настроила – а когда все был готово, махнула рукой одной из наблюдающий камер: можно, включайте!

Евгений замер и почти перестал дышать, едва увидев первые кадры...

...На экране была видна часть комнаты: в не очень удобном ракурсе, чуть сверху. Юля полулежала в глубоком кресле, выражение лица у нее было отрешенно-безразличное – и Евгений сразу понял, что означает этот остановившийся взгляд и неровное дыхание...

...Господи, как она оказалась здесь? Ее тоже схватили? Но как? Ведь она должна была при любых условиях сидеть дома!

– Сегодня ночью твоя жена вдруг сорвалась с места, – не поворачивая головы, ответила Сара. – Поначалу ей удалось выйти из-под наблюдения... ты не зря на нее рассчитывал, честно тебе скажу! Она внушила мне уважение! Но ты... Неужели ты не понимал, что так или иначе ее все равно остановят?!

Евгений мысленно застонал, представляя себе случившееся этой ночью. Юля... что с ней произошло?! Куда она сорвалась? Почему нарушила совершенно четкую и ясную инструкцию?..

...Тем временем на экране возникло движение, и в кадре появились охранник и медсестра. Пока охранник придерживал Юлю – на всякий случай, она и не думала сопротивляться! – медсестра ввела ей в вену какое-то лекарство.

Евгений попытался было вскочить... но Сара резко толкнула его обратно на стул.

– Сядь и успокойся! – непривычно властным голосом скомандовала она. – Куда ты собрался?!

Евгений сам не знал, куда. Но нельзя же просто сидеть и смотреть, когда Юля...

...Тем временем лицо Юли на экране изменилось: оно приобрело выражение какой-то странной тоски, взгляд стал ищущим. Она попыталась подняться из кресла, но наркотический «коктейль», которым ее «угостили» сильно нарушил ее координацию, и встать Юля не смогла. Только потянулась вперед, держась за подлокотники и куда-то всматриваясь широко раскрытыми глазами...

«Помогите ей встать. Пусть подойдет к нему...» – послышался вдруг с экрана голос Сары, и Евгений вздрогнул, словно увидев привидение. Что такое? Он торопливо огляделся: нет, Сара по-прежнему стояла за спиной...

– Это запись, – коротко пояснила она, заметив растерянность Евгения. – Сегодня ночью...

Тот бросил на нее взгляд, полный отчаянной бессильной злости. Сегодня ночью! Похоже, сразу, как только привезли на базу... Теперь понятно, отчего Сара выглядит такой усталой: устанешь, пожалуй, всю ночь проводя допрос! Сволочи, да как они могли?..

...Двое охранников подхватили Юлю под руки, приподняли... И вышли из кадра, так что Евгений не сразу понял, куда именно перетащили одурманенную Юлю. Потом кадр сместился, расширился – и стало видно, что допрос проводится в палате Сэма...

Нельзя сказать, что Евгений был так уж потрясен, увидев распростертое на постели неподвижное тело – о такой возможности он давно догадывался! Капельница с каким-то наркотиком, приборы, самописцы – все понятно, все мирно и стерильно! Вот только непонятно, что делает в этой сугубо медицинской обстановке охранник с кобурой? Неужели Сэма настолько боятся?..

...Юля упала на колени возле постели. Она неловко трогала Сэма, пыталась взять его за руки, что-то сказать ему – и на все вопросы Сары отвечала просто машинально: ведь они касались того, кто единственно был Юле в тот момент интересен! Да, Сара блестяще воспользовалась тем, что в голове у одурманенной Юли могла «помещаться» только одна мысль – а все телепатические способности были направлены на то, чтобы отыскать душу Сэма, которую надежно охраняли сильнейшие транквилизаторы!..

...Но Евгений словно погасил все чувства, позволяя себе только смотреть – только смотреть, без жалости и без ненависти! Он сидел, не шелохнувшись, внимательно вслушиваясь в ответы, и напряженно ожидая следующего вопроса...

...Первым делом речь пошла о механизме «запуска» бесконтактного убийства – к счастью, без упоминания о Тонечке этот механизм был предельно простым. Юля сразу и без запинки ответила, что Сэм должен всего-навсего представить себе, что такой-то человек на самом деле «подлец и достоин смерти»...

...Один из охранников у двери, не сдержавшись, воскликнул:

– Да это же настоящий монстр!

Евгений оглянулся: он совсем забыл об их присутствии, и возглас прозвучал неожиданно. Сара тут же приказала нарушителю дисциплины «заткнуться, если он не хочет получить выговор...»

...Вопросы о способе бесконтактного убийства заняли гораздо больше времени. Сару очень интересовало, от чего конкретно умирает жертва, и она задала этот вопрос несколькими разными способами, но ответ был неизменно один: от несчастного случая, какого именно – заранее неизвестно...

...Евгений мысленно застонал: это было буквальным указанием на управление случайностями! До сих пор считалось, что Сэм использует сверхдальнее внушение – но тут и младенцу понятно, что речь идет о каком-то ином способе влияния на процессы! И разумеется, Сара захочет узнать об этом как можно больше...

...Но чем дальше, тем сильнее какие-то внутренние ассоциации отвлекали Юлю. Она сбивалась, путалась – и наконец произнесла вслух имя Тонечки...

Евгений сжался: ему показалось, что вот сейчас, сию секунду начнется что-то совсем уж страшное. Слово сказано – ну, что теперь?!

Однако ничего особенного не произошло: еще несколько минут на экране продолжалась беседа, становившаяся все более и более бессвязной – а потом Сара неторопливо поднялась и выключила телевизор.

– Все, первый разговор на этом кончился, – заметила она.

– Первый? – едва слышно переспросил Евгений.

Сара пожала плечами:

– А что ты хотел? Она начала говорить весьма любопытные вещи! Так что рано или поздно с ней придется побеседовать еще раз – если ты, конечно, не поможешь нам...

Евгений увидел, как напряглись на эти слова охранники у двери – наверное, ждал, что он очередной раз потеряет самоконтроль и бросится на Сару. Ну, нет! Второй раз он этой глупости не сделает!

Между прочим, о Тонечке Юля так толком ничего и не рассказала. Ну, правильно: ведь эти вопросы уже не касались Сэма непосредственно! А разговаривать с телепаткой без «отвлекающего фактора» невозможно – впрочем, что стоит Саре придумать «отвлекающий фактор», связанный непосредственно с Тонечкой!

И Юлю снова будут допрашивать... господи, да что же это происходит?! Евгений почувствовал, что вот сейчас ему нужно найти какие-то самые важные и самые убедительные слова, уговорить Сару подождать, доказать ей, что ничего опасного в бесконтактном убийстве нет, что Юля вообще никакого отношения этому не имеет...

...Очнулся он от похлопывания по щекам и запаха нашатырного спирта – и понял, что только что, так и не сумев ничего объяснить, позорно свалился в обморок...

Евгений торопливо открыл глаза и увидел прямо перед собой озабоченное лицо охранника. Не того, что обозвал Сэма монстром – второго. Он был совсем молодой, лет двадцати, не больше, и как ни странно, симпатичный и искренне встревоженный.

– С тобой все в порядке? – быстро спросил он.

Евгений кивнул... И абсолютно ни на что не надеясь – просто так, потому что слишком уж по-человечески держался с ним этот незнакомый парень! – спросил:

– Послушай... Прошу тебя... Пожалуйста, скажи, что с Юлей?!

Охранник изменился в лице – но ничего не сказал. Евгений мысленно обругал себя идиотом: нашел, с кем разговаривать! Неужели парень будет нарываться на неприятности ради незнакомого пленника?

– Не страдайте, Сергей, ответьте! – послышался словно бы издалека насмешливый голос Сары. – Честное слово, вы чересчур дисциплинированы! Ну какие тут могут быть тайны, посудите сами?

Было видно, что Сергея обидел несправедливый выпад, однако он сдержался. И ответил уже без всякого сочувствия, скорее раздраженно:

– Вы скоро увидитесь с вашей женой, господин Миллер! Завтра утром, самое позднее...

* * *

После ухода Сары Евгений буквально не мог найти себе места. Вновь и вновь перед его глазами вставали сцены кошмарного допроса Юли. Что же с ней случилось? Ведь она должна была сидеть тихо... Куда ее дернуло? Судя по словам Сары, она была сильно напугана, похоже, бежала куда глаза глядят... Но почему? Не выдержала? Или кто-то вспугнул? Или что-то? Уж не Тонечка ли вмешалась?

Евгений вдруг хлопнул себя по лбу: идиот! И он еще ищет виноватых, привлекает потусторонние силы... Да ведь он сам позавчера сочинил Саре историю про предполагаемое бегство Юли! Конечно, они не могли не усилить наблюдение! А она не могла не почувствовать враждебную эманацию...

Господи, неужели все так просто? Вот тебе и «удачный экспромт»! Да, играть с психологом в блиц... Впрочем, это теперь не главное. Главное – что будет с Юлей? Сколько допросов она сможет выдержать в таком состоянии? Она ведь успела рассказать такое, что ее наверняка захотят допросить еще... или шантажировать его такими намерениями! Что же делать?..

Евгений почувствовал, что впадает в панику – нет, этого нельзя было допустить! Он буквально силой заставил себя прекратить бесплодные раздумья, подошел к шкафу, достал поднос с остывшим завтраком, поел... И как ни странно, почувствовал себя гораздо лучше!

Теперь надо спокойно и без эмоций оценить ситуацию – не отвлекаясь на то, что могло бы быть, если бы... Итак, Юля арестована и находится здесь, на базе, а наличие управление случайностями перестало быть тайной. Это факт, и этого уже не изменишь!

Юлю допрашивали под наркотиками, и грозились допрашивать еще – но о возможности такого допроса для самого Евгения Сара даже не упомянула. Почему? Непонятно, и напрашивается только один ответ: его считают ценным экспонатом, слишком ценным, чтобы подвергнуть риску! Особенно если учесть, что спрашивать придется не о шифрах, явках и паролях, а о вещах, лежащих где-то на грани человеческого понимания... Для этого от допрашиваемого как минимум требуется ясность мышления – не говоря уже о возможных необратимых последствиях, которые могут навсегда погубить надежду узнать хоть что-нибудь!

Но Юлю, похоже, ценным экспонатом не считают: ее допрашивали, и собираются допрашивать повторно, невзирая на опасность для психики...

Евгений почувствовал, что опять впадает в бессильную истерику, и мысленно потряс себя за шиворот: не сметь! Надо подумать, может ли он сделать хоть что-то в данной ситуации?

Самую простую идею – честно и подробно рассказать об астрале Тонечки, возможно, даже продемонстрировать проявления этого астрала – он отложил до совсем уж тяжелой ситуации. Это не выход: не говоря уже о подлости такого поступка, его последствия могли быть абсолютно непредсказуемыми – ведь Тонечка, что ни говори, тоже хочет жить... и, видимо, умеет бороться за свое существование!

...Но неужели ничего нельзя сделать? Евгений огляделся, словно выискивая подсказку в комнате, и остановил взгляд на компьютере. Что ж, пожалуй, пришло время попытаться как-то использовать это мощное орудие, столь беспечно оставленное в его руках. Конечно, доступ в сеть закрыт, но физическая связь осталась...

Есть, правда, опасность, что Балашов заметит попытку взлома... Ну да хуже уже не будет! А если повезет, можно проскочить и без лишнего шума, например, угадать чей-нибудь пароль и войти в сеть под чужим именем... Почти безнадежная затея – но попробовать все-таки стоит!

Помня о наблюдении и стараясь выглядеть скучающе-расслабленным, Евгений словно от нечего делать включил компьютер и для начала запустил любимую игрушку – но мысли его были далеко от происходящего на экране...

Чей пароль он может угадать? Как ни крути, а ответ один: Сары. Только ее он знает достаточно, чтобы иметь реальный шанс...

...А что если Сара как раз сейчас работает? Впрочем, это легко проверить: собравшись с духом, Евгений остановил игру, подошел к телефону – после десятка гудков стало ясно, что Сары в комнате нет...

Сара, Сара Даррин, Сарочка... Какое имя она могла выбрать для пароля? Евгений изо всех сил вспоминал ее прозвища, любимые словечки, пытаясь выбрать одно-единственное правильное. Ведь количество попыток у него ограничено: раз пять, не больше – а потом компьютер объявит внутреннюю тревогу...

Сара рассказывала, что еще в школе ее называли Дарьей: из-за фамилии. Евгений попробовал: не то...

Нет, нельзя искать наугад! Не зря же его учили психологии: надо попробовать «вжиться» в образ Сары, начать думать ее мыслями.

Евгений поднялся, походил по комнате... Потом снова подошел к компьютеру, ощущая себя уже не беспомощным пленником, а – как там называется должность Сары? – научным руководителем чрезвычайной программы...

Интересно, что чувствовала Сара в первый день на этой базе? Гордилась ли она назначением? Вряд ли: для нее это был скорее долг. Она всегда очень серьезно относилась к таким понятиям, как долг, порядочность, честность... А ее библейская тезка, бездетная жена Авраама, сама привела наложницу к собственному мужу – тоже серьезно относилась к обязанностям...

Евгений усмехнулся, вообразив свою бывшую подругу на месте библейской героини. А что, сделала бы все то же самое, невзирая на эмоции! Как и сейчас: отвращение к силовым методам ничуть не мешает Саре ими пользоваться... Впрочем, в данной ситуации от нее мало что зависит – так что она скорее в роли той беспомощной наложницы...

Кстати, как ее звали? Евгений никогда не отличался хорошей памятью на древние имена – вот Сара наверняка помнит, она всегда была любителем легенд... Сара, Авраам... и кто еще? Агарь, кажется... да, точно: Агарь!

И уже почти не сомневаясь, словно вычисленное по цепочке совершенно диких ассоциаций имя обязано было оказаться паролем, Евгений ввел в компьютер пять букв. И даже не удивился и не обрадовался, когда экран, мигнув, показал дружеское приглашение...

Что ж, первый шаг оказался удачным – но ведь это только начало! Теперь будет очень обидно не использовать предоставившийся шанс...

Евгений быстро заглянул в список активных пользователей: несколько неизвестных ему имен – но никого из начальства! Ни Сары, ни Гуминского, ни Майзлиса... Правда, компьютер Балашова включен, но это ничего не значит – вряд ли он когда-нибудь вообще выключает свою машину!

Выходит, начальство чем-то всерьез занято! И если это какое-нибудь совещание – а можно догадаться, какое! – то Балашов наверняка в нем участвует... Но тогда какое-то время можно чувствовать себя в сети безопасно!

...Где находится управление системами охраны и наблюдения, Евгений запомнил еще раньше, когда осторожно путешествовал по сети. Тогда он не имел к ним доступа, но теперь, под именем Сары, компьютер должен был пропустить его всюду, куда он только пожелает!

Надежда оправдалась – через минуту он увидел на экране себя самого. Какое счастье, что СБ везде применяет самую современную технику! Если бы видеоконтроль управлялся вручную, или если бы его компьютер оказался недостаточно мощным, чтобы воспроизвести телевизионную картинку...

Убедившись, что телекамеры в его комнате не позволяют как следует разглядеть экран компьютера, Евгений начал быстро переключаться на другие помещения. Совещание может кончиться в любой момент, и надо успеть узнать о базе как можно больше!

...Юлю он увидел в первой же палате: крепко спящую, до самых глаз укрытую простыней – но, к счастью, без капельницы. Около кровати стоял столик с какими-то приборами, рядом уткнулась в книгу незнакомая девочка из медицинской секции...

Евгений сам не понял, как сумел сдержаться и не выдать себя – но сумел. Он ничем не мог помочь Юле, и не мог позволить себе бессильно страдать... и вообще – дальше, дальше: время!

Запомнив на всякий случай номер юлиной палаты, он переключился на следующую комнату и увидел Сэма – неподвижного, под капельницей, в той же позе, что и во время допроса Юли. Вторая телекамера показала охранника, сидевшего в углу на стуле, и Евгений с горечью убедился, что кобура ему не померещилась: Сэма держат не только под наркотиком, но и под прицелом, значит, Гуминский готов любой ценой не допустить пробуждения «монстра»...

Двинувшись дальше, Евгений едва подавил искушение заглянуть в двести пятнадцатую комнату, чтобы проверить, на месте ли Балашов. Осторожность победила: кто знает, какие меры защиты от «подсматривания» мог предусмотреть специалист столь высокого класса? Вместо этого он быстро просмотрел другие лаборатории, но не нашел в них ничего интересного. В одной из комнат он со смесью удовольствия и смущения обнаружил следы недавнего разгрома, в остальных кое-где работали люди.

Закончив со вторым этажом, Евгений вызвал план всего здания и с удивлением отметил новые, неизвестные прежде подробности. Так, подвал оказался разбит на две части, в одной помещалась кухня, в другой телекамера была выключена. Но самым большим сюрпризом оказался чердак – по сути, третий скрытый этаж, уставленный сложной аппаратурой, антеннами, опутанный проводами, настоящее «шпионское гнездо»! Сразу стало ясно назначение нелепой двускатной крыши, наверняка сделанной из какого-то радиопрозрачного пластика. Евгений посмотрел на потолок, невольно вспомнил «двойной» чердак замка Горвича и усмехнулся неожиданному сходству...

...Впрочем, пока было неясно, как можно использовать новую информацию, и Евгений двинулся дальше. Схема внешней охраны, которую он нашел далеко не сразу, показывала план всей территории базы. Она оказалась куда более внушительной, чем можно было ожидать! От главного корпуса до любой из границ участка было не меньше восьмисот метров, а причудливое переплетение дорожек и аллей, уже знакомое по прогулкам в саду, на виде сверху напоминало какой-то сложный орнамент. Между внешним и внутренним периметрами располагались какие-то служебные сооружения: гараж, караульное помещение, несколько необозначенных построек...

Евгений попробовал подключиться к телекамерам у ворот и выглянуть наружу, но оказалось, что Сара не имела доступа к системам периметров. Тогда он «вернулся» в главный корпус и еще раз «пробежался» по зданию. Все по прежнему: тишина в лабораториях и несколько скучающих охранников в коридорах...

Он взглянул на часы: с момента входа в систему не прошло и десяти минут. Весьма неплохо для столь результативной разведки! Теперь надо подумать, как использовать полученные данные... и не стоит ли попытаться как-то вмешаться в работу компьютерных систем – для своей, естественно, пользы!

Евгений снова вывел на экран изображение собственной комнаты и внимательно рассмотрел оба кадра. Можно ли как-нибудь хоть ненадолго скрыться от бдительного ока надзирателей? Уж он бы сумел использовать это время!..

Но увы, две телекамеры перекрывали комнату вполне надежно, – Евгений даже представил себе охранника, который в этот самый момент смотрит на те же самые изображения на мониторе и фиксирует поведение пленника в каком-нибудь журнале. Хотя нет, вряд ли, наверняка есть автоматическая видеозапись...

...Мысль, промелькнувшая поначалу где-то в глубине сознания, неожиданно вынырнула на поверхность. Видеозапись... Нельзя ли как-то это использовать? Если бы удалось получить кусочек записи и подсунуть его на монитор охранника вместо реального изображения, то какое-то время можно делать что угодно – тот ничего не заметит!

Евгений вернулся к системе видеоконтроля и проверил допуск Сары. К счастью, он позволял переназначить вывод на любой монитор охраны. Правда, доступ к архиву и видеомагнитофонам оказался заблокирован, но это уже не важно – запись можно сделать самому прямо на компьютере!

...Только надо поторопиться! Теперь, когда появился шанс уйти от наблюдения, будет очень обидно упустить его! Евгений быстро настроил все необходимое для записи, проверил свободное место на диске сервера – минут на десять хватит...

Вот только что записать? Конечно же, сон – и включить воспроизведение глубокой ночью. Зациклить запись в ритме дыхания – и можно крутить хоть часами! А были бы телекамеры похуже, вообще стоп-кадра хватило бы...

Евгений включил запись, поднялся, потягиваясь и изображая сонливость, задернул шторы и включил ночник, имитируя ночное освещение. В последний момент он вспомнил, что Юлю вот-вот могут перевести к нему, и взбил одеяло, чтобы нельзя было понять, сколько человек под ним лежит. Ну вот и все. Теперь только лечь в кровать, подождать минут десять, а потом сделать небольшую программку, которая запустит запись в нужный момент – скажем, с часу до трех ночи! А еще запомнить точное расположение мебели в комнате, чтобы она не перескакивала на экране с места на место при смене кадра!..

Евгений быстро разделся и залез в кровать. Лежа под одеялом и стараясь дышать в ритме сна, он мысленно умолял Гуминского не заканчивать невидимое совещание до тех пор, пока он не успеет все сделать. И очень боялся не успеть...

* * *

...Бар был небольшим и каким-то ненавязчиво-уютным, так что незаметно для себя Дэн и Инга наелись до отвала. После этого оставалось сидеть, лениво развалясь, и ожидать закрытия, чтобы поговорить со старым другом Евгения, ныне владельцем этого самого бара и, судя по отзывам постоянных посетителей, очень приятным человеком. Что-то даст этот разговор?

...Вчерашняя беседа с Лизой и Юргеном была неожиданно информативной – и страшной в своей несообразности! Неестественно спокойным голосом Лиза рассказала, что Юлю арестовали на их глазах – по всей видимости, агенты СБ. Помочь они не могли... «И не пытались, – отчетливо „услышал“ Дэн, – потому что сами перепугались до потери рассудка...»

Дэн сжалился и прекратил расспросы: дальнейшая настойчивость слишком напоминала бы насилие, да и какой смысл в праздном любопытстве? И теперь, в баре чужого городка, в сотне километров от дома, он мучительно пытался понять, как Инге удалось втянуть его в эту рискованную и непонятную авантюру...

Ну неужели они смогут чем-то помочь Юле? А Евгений... Что с ним произошло? Почему он ушел из СБ? Черт возьми, столько времени уже прошло с тех пор...

...Наконец Валерий подошел к ним:

– Извините, что заставил вас ждать! Но по вечерам у нас особенно много работы, и было бы неудобно исчезнуть...

Дэн жестом прервал извинения:

– Все понятно, не надо ничего объяснять. Тем более, что место для ожидания вы нам предложили вполне приятное... Но к делу: вы понимаете, почему мы пришли к вам?

– Что-то связанное с Евгением, вы сказали...

– А что именно? Вы получили письмо от него? Или нет?

В ответ Валерий вдруг вздохнул, а потом решительно заявил:

– Возможно, у меня отсталые провинциальные привычки... Но мне всегда казалось, что прежде, чем задавать вопросы, принято представляться! Вы не согласны?

– Извините, – усмехнулся Дэн, – вы совершенно правы. Меня зовут Дэн Глоцар, мою жену – Инга.

– И вероятно, – добавил Валерий, – вы эсперы. Из тех, кто хорошо знал Евгения...

– Откуда такая уверенность?

– Ну-у... Если честно, то я умышленно заставил вас столько времени ждать. На всякий случай. Потому что, обладай вы хоть какими-нибудь полномочиями, вы не стали бы покорно дожидаться, а потребовали бы обратить на вас внимание. Но вы этого не сделали. Значит, вы не из СБ. Здешних приятелей Евгения я знаю всех... Ну, и кем вы еще можете быть, кроме как эсперами?

– Логично, – подтвердил Дэн. – И ваша осторожность мне нравится... В общем, я думаю, мы можем больше не опасаться друг друга!

– Да, только еще одно: вы можете подтвердить, что вы действительно эсперы? Прошу прощения, но...

– Сколько угодно, – Инга гордо выпрямилась, стремительно взмахнула рукой с мгновенно вспыхнувшим перстнем. – Смотрите!

Она осторожно провела рукой над столом, делая ладонью легкие волнообразные движения – находившаяся под этой рукой небольшая хрустальная пепельница слегка зашевелилась. Инга улыбнулась торжествующе, участила движения и придала им резкую энергию – один край пепельницы приподнялся, окурки посыпались на стол. Дэн и Валерий невольно поморщились, и Инга, заметив их гримасы, второй ладонью заставила мусор вернуться на место. Потом она поднесла руку почти вплотную к пепельнице – и та, подпрыгнув, прилипла к ладони...

– Ну, как, хватит? – учащенно дыша, спросила Инга. – Это подтверждает наши слова?

Ответом Валерия был восхищенный поклон. Инга засмеялась:

– Только аплодисментов не хватает! Но главное, что вы нам теперь поверили...

– Да, я поверил... Пойдемте наверх! Я дам вам прочитать письмо Евгения, и вы, я думаю, поймете, почему я так осторожничал.

Они поднялись наверх, в просторную, но запущенную до крайности гостиную. Среди старых и даже старинный вещей как-то неуместно смотрелся компьютер, однако Валерий подошел именно к нему.

– Женька воспользовался электронной почтой, – пояснил он, включая компьютер. – Мы уже два года так переписываемся...

Найдя нужный файл, Валерий оглянулся: оба эспера по-прежнему сидели на диване, не собираясь подходить к экрану. Он вздохнул и стал читать вслух...

«Честно говоря, вначале я не собирался писать тебе: не хотел впутывать в эту историю. Но представил себе, как ты обидишься на такое – я и сам бы обиделся на твоем месте – и поэтому все же объясню.

Сейчас я еще на свободе, но рано или поздно, и скорее рано, чем поздно, я буду тихо и незаметно арестован бывшими коллегами – они, конечно, не имеют на это прав, но зато имеют возможности...»

– Что?! – Инга даже вскочила. – Действительно арестован?! И знал об этом заранее? Да что это значит, в конце-то концов?

– Не знаю, – откликнулся Валерий. – Мы часто говорили с Женькой про подобные вещи... но всегда как-то «не совсем всерьез». Честно скажу, это письмо было для меня настоящим потрясением.

«Юлю я постараюсь из-под удара вывести: отправлю к родителям, пусть переждет опасность. А если что... я ведь могу на тебя рассчитывать, правда? Материальная помощь ей не понадобится, но вот утешить и успокоить ты сможешь лучше других. У нее, конечно, есть друзья, но тут имеется один нюанс: она „седьмая лишняя“ среди трех семейных пар...»

– Я звонил недавно ее родителям, – прервал чтение Валерий. – Точнее, ее отцу. Он сказал мне, что как раз накануне она исчезла. Они заявили в полицию, но пока поиски не дали результата. И при этом мне показалось, что он знает – или по крайней мере догадывается! – куда делась его дочь...

– Возможно, – подтвердила Инга. – У нее всегда были прекрасные отношения с отцом. Признаться, я не раз завидовала ей...

«Ты спросишь, из-за чего сыр-бор разгорелся? К сожалению, сейчас я предпочитаю избегать подробностей: маловероятно, но мое послание могут прочитать и те, кому оно совсем не предназначено! Скажу только, что это логическое развитие истории с моим увольнением: „исследователь СБ не имеет права делать профессиональные интересы личными!“ А если ему еще и удается узнать что-то по-настоящему интересное, и этим „чем-то“ он из личных соображений не хочет поделиться с коллегами, то и возникают ситуации, подобные моей. В данном случае предметом конфликта стали необычайные способности одного моего знакомого эспера-эмигранта: да, согласен, они могут быть опасными, но я все равно не могу и не хочу делать предметом исследования доверившегося мне человека, причем человека и без того с весьма нелегкой судьбой...»

– Так это все-таки Сэм! – воскликнула Инга. – Черт возьми... Но как Евгений нашел его?

– А может быть, – мягко заметил Дэн, – это он нашел Евгения? Это тебе не приходит в голову?

– Мне больше приходит в голову, – сердито ответила Инга, – что Лиза и Юрген не зря испугались! Если дело в способностях Сэма, то каждый из тех, кто был знаком с ним, может оказаться похищенным...

– Валерий, – быстро спросил Дэн, – простите, а вы сами не замечали слежки? Каких-нибудь странных звонков, подозрительных посетителей?..

– Думаю, что нет, – после паузы ответил Валерий. – Но гарантию дать нельзя, конечно... Хотя: неужели оперативным службам СБ делать больше нечего, кроме как за мной следить?!

– А вы ничего не пытались сделать? – снова спросила Инга. – Ну, обратиться в полицию, например...

– Нет, – коротко ответил Валерий. – Ни в полицию, ни к репортерам я не обращался. Женька сам предупредил меня, чтобы я не делал этого... – он показал следующий абзац в письме:

«Я прошу тебя не вмешиваться в эту историю активно: во-первых, это принесет тебе кучу неприятностей, а во-вторых, станет опасным для меня и для моего подопечного. Помочь мне могут только мои коллеги – те самые, чьи адреса в конце письма. Тебя я прошу об одном: позвони кому-нибудь из них и узнай, получили ли они мои письма. Если нет, то объясни ситуацию.»

– Я звонил тем из них кого знаю лично, – сказал Валерий. – Сразу, как получил это письмо.

– И что? – насторожился Дэн.

– Ну, письма они получили, об аресте знают... а на подробностях я пока не настаивал! Да и не скажут они мне ничего конкретного, – с прорвавшейся горечью признал Валерий. – Во-первых, побоятся огласки, во-вторых, зачем им помощь непрофессионала?

– Вы думаете, что служащие СБ вообще откликнутся на письма бывшего коллеги, который забыл о служебном долге? – с откровенным, где-то даже презрительным недоверием переспросил Дэн. – Сомневаюсь я что-то...

– Перестаньте! – резко прервал его Валерий. – Не могут все они быть подлецами. Евгений тоже там работал, не забывайте...

– Ну, и чем он кончил?

– Он еще жив, – тихо сказал Валерий. – И не надо хоронить его раньше времени!

В этой негромкой фразе несогласия с судьбой было больше, чем в самых страшных проклятиях – и Дэн почувствовал это. Но быть несогласным – еще не значит быть на что-то способным... а что в сложившейся ситуации мог сделать Валерий? Зная, что бессильные протесты мучительны, Дэн попытался успокоить его.

– Не волнуйтесь, – и словами, и эманацией сказал он. – Все будет хорошо...

Инга скептически усмехнулась на это обещание, но промолчала. Валерий же, переводя взгляд с нее на Дэна и обратно, решал, стоит ли читать им последние фразы письма. В них уже не содержалось никакой информации, более того, они были очень личные... но может быть, именно поэтому этим зазнайкам-эсперам и надо было их услышать?! Ведь Валерий знал, как тяжело пришлось его другу из-за их презрения к «нормальным людям»!

«Впрочем, мне кажется, что вся эта история началась гораздо раньше – а именно, когда я позволил себе проявить неслужебный интерес к эсперке. И теперь меня больше всего мучает именно то, что Юльке во всех этих переделках тоже крепко достается. Но что я могу сделать? Она первая не простит меня, если я струшу и поверну назад... не то, что не простит – просто не поймет!»

Дэн, не говоря ни слова, грустно вздохнул: как все связано в этом мире! Он не раз думал об этом: ведь если бы год назад они не прогнали Евгения, все могло сложиться по-другому... или нет? Дэн помнил предсказание Юргена: Юля должна выйти замуж за Евгения и вскоре погибнуть. Если бы можно было понять тогда, какая гибель имеется ввиду! Ведь все посчитали, что она просто не выдержит постоянного общения с нормальными людьми, покончит с собой или сойдет с ума... А на самом деле вон оно как вышло!

Но можно ли теперь исправить эту ошибку? Теперь, когда отовсюду чудится угроза и в каждом прохожем подозреваешь агента СБ?.. «Нет, – подумал Дэн, – уже поздно: могут ли два эспера бороться против мощной организации? А Юля, в конце концов, сама сделала свой выбор!..»

– Простите, – обратился он к Валерию, – уже поздно... Вы не подскажете, как нам лучше добраться до столицы?

Валерий взглянул на часы.

– Единственный ночной экспресс ушел полчаса назад. Вы можете, конечно, добраться и автобусом, но... – В его голосе не было особенной любезности, однако природное гостеприимство взяло верх: – Я бы посоветовал вам остаться до утра. Уверяю вас, меня это ничуть не затруднит!

Он проводил гостей в небольшую, скромно обставленную спальню, где на каждой вещи лежал изрядный слой пыли.

– Прошу прощения, – буркнул Валерий, – но этой комнатой не часто пользуются... Сейчас я принесу чистое белье и настольную лампу.

Он вышел, оставив Ингу и Дэна в какой-то растерянности стоять на пороге. Среди прочей невыразительной обстановки выделялись рекламы авиационных компаний на стенах и большая модель «Конкорда», подвешенная к люстре. Дэн встал, подошел к ней и, привстав на цыпочки, прикоснулся к пластмассовому корпусу.

– Ну, естественно, – раздраженно заметил он, отряхивая руку от пыли, – когда Евгений собирал эту игрушку, то он думал только о том, что делает... а не черт знает о чем еще!

– Тогда ему нечего было бояться, – коротко откликнулась Инга.

Она понимала, как задевало Дэна то, что он не смог понять послание Евгения – тем более, что визит к Валерию мало прояснил ситуацию. Да, Евгению действительно было чего боятся, да, он мог просить о помощи... но что еще он имел в виду, когда писал Дэну?! Что хотел передать, цепляя одну к другой «мистические» цитаты? Какие догадки и знания заглушил его страх?

– Черт возьми, – вслух сказала Инга, – из-за чего такой человек, как Евгений, мог пожертвовать вначале работой, а потом и свободой? Что такое он узнал, о чем даже словами не скажешь? Дэнни, – она отчаянно взглянула на мужа, – Дэнни, неужели мы действительно ничего не можем сделать?!

– Нет, – непривычно резко ответил он. – Абсолютно ничего. И поэтому сейчас мы ляжем спать, а утром вернемся домой. Понятно?

Инга промолчала. В общем-то, она не сердилась на Дэна за его излишнюю осторожность: можно понять, когда человек опасается явно превосходящих сил. Но внутренний протест, несогласие и неприятие покорности не утихали... и поняв, что не заснет, Инга осторожно выскользнула из неуютной комнаты, намереваясь еще раз поговорить с Валерием.

Она сама не знала, зачем ей это надо. Может быть, ей хотелось еще раз убедиться в невозможности что-либо сделать? Чтобы потом совесть была чиста? Или все же...

Она не успела всерьез обдумать, на что именно надеется: под дверью в конце коридора блеснул слабый свет, и обрадовавшись, что спальню Валерия не придется долго искать, Инга подошла и решительно постучала.

– Агнесса? – тут же прозвучал встревоженный голос. – Это ты? Что-то случилось?

– Нет, – откликнулась Инга, – это я. Ваша незваная гостья. Простите, я хотела поговорить с вами. Может быть, слишком поздно?..

– Входите, – помедлив, ответил Валерий. – Не важно, что поздно... просто вы немного напугали меня!

Инга приоткрыла дверь. Бледно-желтый ночник почти не освещал комнату, и Инга не едва не упала, споткнувшись о край ковра.

– Включите свет, – предложил Валерий. – Выключатель слева от вас.

– Не надо! – возразила Инга. – Иногда в темноте бывает легче быть искренним, а мне бы хотелось поговорить откровенно...

– Ну, если у вас с этим трудности, – со сдержанной неприязнью произнес Валерий, – то дело ваше!

– Вы за что-то сердитесь на нас? – прямо спросила Инга. – За что?

– Какое я право имею сердиться на вас? – вопросом на вопрос ответил Валерий. – Каждый ведет себя так, как считает нужным! Однако мне в самом деле не особенно приятны люди, которые думают только о себе.

– Поясните! – обиженно воскликнула Инга. – Что вы имеете ввиду?

– Ясно, что, – вздохнул Валерий. – Ну, пусть судьба Евгения вас и не волнует, пусть вы даже рады его несчастьям...

– Это не так! – перебила Инга.

– Хотел бы я вам верить, – невесело усмехнулся Валерий. – Но что-то не получается... учитывая кое-какие обстоятельства!

Инга поняла его:

– Знаете, – виноватым голосом сказала она, – наверное, Евгений рассказывал вам о нас... и, наверное, он, мягко говоря не восхищался нашим поведением, когда дело коснулось его близости с Юлей...

– Он был просто шокирован вашим высокомерием, – безжалостно уточнил Валерий. – Если вы всегда ведете себя так с не-эсперами, то неудивительно, что вас не любят.

– Нет, мы не всегда ведем себя так, – по прежнему виновато ответила Инга, – но дело в том, что было предсказание: близость с Евгением погубит Юлю. Вот мы и старались предотвратить его, как умели. И вот теперь, похоже, оно сбывается...

– И вся ваша компания сидит, сложа руки и выключив мозги! – с непередаваемой язвительностью воскликнул Валерий. – Эсперы, экстрасенсы... супермены недоделанные, черт бы вас взял! А ведь Юля-то ваша подруга! Неужели она вам тоже безразлична?!

Инга помолчала. Как бы там ни было, Валерий был прав в своем возмущении. «Никто и никогда не понимает трусости, – подумала Инга. – Ее оправдывают, принимают, с ней примиряются... но понять трусость невозможно – ни свою, ни чужую!..»

– Извините меня, Инга, – неожиданно сказал Валерий. – Извините, я не хотел обидеть вас. На самом деле: чем вы можете помочь? Эх, если бы я только знал где прячут Женьку!..

– И тогда вы смогли бы что-нибудь сделать? – быстро спросила Инга.

– Естественно! – Валерий даже удивился. – Дальше все очень просто. Но как найти секретную базу СБ, не имея доступа к их документации?

– А может быть, и есть способ! – откликнулась Инга. – Иногда Дэн умеет делать удивительные вещи...

Ее перстень блеснул, словно живое одобрение решительности, и Валерий тут же обратил внимание на странную вспышку:

– Что это?!

– А это знак того, – усмехнулась Инга, – что все происходит магически правильно!

* * *

После допроса Юли расследование, до сих пор топтавшееся на месте, резко сдвинулось с мертвой точки. Механизм бесконтактного убийства стал более или менее представим – и теперь самое время было провести решающий эксперимент. Вот только до сих пор никому из участников программы не приходилось проводить столь рискованных экспериментов...

– По-моему, провести эксперимент не только можно, но и нужно, – решительно заметил начальник группы биофизики. – Это единственный способ узнать все наверняка, а не теряться в догадках. В конце концов, всегда найдутся добровольцы, готовые рискнуть жизнью за достаточную сумму!

– Ну, думаю, здесь таких добровольцев вы не найдете! – отозвался руководитель медицинской секции. – Кто знает, насколько на самом деле управляема эта дьявольщина?..

...Совещание происходило в кабинете Гуминского. Помимо старших исследователей, на этот раз был приглашен начальник охраны – и возможно именно его присутствие нарушало нормальную рабочую атмосферу. За почти полтора часа не было высказано решительно ничего осмысленного, кроме бездарных страхов и еще более бездарных нравственных сомнений. Но больше всего Гуминского удивляло, почему молчит Сара...

Наконец он не выдержал и обратился к ней прямо:

– Госпожа Даррин, вы находите возможным провести эксперимент с подопечным Миллера?

Сара вздохнула и поднялась.

– Да... – начала она странным тоном, глядя в сторону. – В принципе это возможно...

– В принципе? – переспросил шеф. – То есть вы тоже считаете, что тут есть риск?

– Нет, риска тут нет, – опять словно бы через силу ответила Сара... и как ни странно, никто не заторопился возражать ей: все ждали продолжения. – Не обязательно же приводить подопытного в полное сознание, достаточно, чтобы он стал понимать слова...

– И что вы собираетесь ему внушать? – поинтересовался начальник медицинской группы. – Что конкретно... какие слова вы будете произносить?

Сара пожала плечами.

– Нам предположительно известен механизм запуска бесконтактного убийства, это я и собираюсь использовать. Внушить, что такой-то человек – подлец и достоин смерти... А наблюдать за этим человеком и спасать его... – Она быстро повернулась к Майзлису. – Это уже ваша забота! Надеюсь, задача не окажется совсем уж невыполнимой? Понимаю, что это очень трудно: спасти неизвестно-от-чего!..

– Не неизвестно-от-чего, а от вполне реального несчастного случая, пусть даже неопределенного, – мягко возразил начальник охраны. – Эта задача кажется мне вполне решаемой! Не со стопроцентной гарантией, конечно... но в конце концов, это уже дело того, кто рискнет.

В кабинете повисло молчание. Похоже, общая часть наконец-то была преодолена – и теперь надо было переходить к более конкретным вопросам. Конечно, в первую очередь всех интересовала процедура подбора добровольцев. Видя, что решения ждут от него, Гуминский приготовился высказать свои соображения, когда неожиданно заговорил молчавший до сих пор Балашов.

– А не могли бы вы уточнить, госпожа Даррин, – поинтересовался он, не глядя на Сару – как именно вы собираетесь знакомить вашего подопытного с предполагаемыми добровольцами?

Сара недоуменно взглянула на Балашова – с чего это «старший вычислитель» решил принять участие в разговоре? Краем глаза она заметила, что остальные смотрят на него с не меньшим удивлением.

– Что вы имеете в виду? – переспросила она, поняв, что от неожиданности прозевала суть вопроса.

– Я имею в виду, что «монстр» должен быть знаком со своей жертвой. Пусть не лично, все равно... – охотно пояснил Балашов, несколько оживляясь. – Ведь уже установлено, что перед убийством Лантаса он достаточно много интересовался его личностью, даже ходил на митинг с его участием. И это притом, что Лантас – человек всем известный и весьма яркий. А как же быть с ничем не примечательным добровольцем?

– Вы хотите сказать... – начала Сара, но Балашов перебил ее:

– Да, я хочу сказать, что предполагаемая жертва должна быть уже знакома с миллеровским подопечным. Иначе – чтобы он смог воспринять новую информацию! – его придется пробуждать полностью... Или вы сможете дать ему представление о незнакомом человеке только словами?

В голосе Балашова откровенно прозвучала насмешка... и Сара едва сдержалась, чтобы не ответить ему резкостью. Но теперь она видела, что тот абсолютно прав: о том, чтобы разбудить Сэма совсем, не могло быть и речи, а чужие слова никогда не заменят личного восприятия! Произошло то, чего она боялась с самого начала: обычный эксперимент на добровольцах был невозможен...

– А среди знакомых Челыша могут найтись подходящие кандидатуры? – неожиданно назвав Сэма по фамилии, спросил Майзлис.

Сара болезненно поморщилась: ну вот, начинается! Теперь это называется «поиск добровольцев»...

– Он всегда вел замкнутый образ жизни, – с плохо скрытой издевкой сказала она. – Его друзья из «Лотоса», коллеги по работе...

– По какой работе? – в тон ей вставил начальник группы биофизики. – Вы имеете в виду больницу в Серпене или арестованных мафиози?..

Раздался дружный смех – и как ни странно, глупая шутка разрядила обстановку. Сара продолжила уже серьезно:

– Убрать своих нанимателей «монстр» не смог: очевидно, страх перед ними блокировал его парапсихические способности, такое бывает. Наверное, потому Миллеру и пришлось идти на рискованную инсценировку...

– Ну допустим, – остановил ее Гуминский. – А остальные?

– Кто – остальные? – резко переспросила Сара. – Работники больницы? Или эсперы из «Лотоса»? Вы хотите сказать, что собираетесь провести такой эксперимент над ничего не подозревающими и ни в чем не повинными людьми?!

Лицо шефа напряглось.

– Лантас тоже ни о чем не подозревал... – жестко сказал он, – и вы представляете себе, сколько еще может оказаться таких ни о чем не подозревающих?!

– Для начала их будет ровно столько, сколько вы выберете для эксперимента, – ответила Сара. – Хоть весь персонал серпенской больницы... послушайте, ну неужели вы можете всерьез говорить о таком?!

– Я не говорю о работниках больницы, – примирительно отозвался Гуминский. – Это действительно было бы... Но разве друзья Сэма так уж «ни в чем не повинны»? Если уж кто-то в этом мире причастен к бесконтактному убийству, так именно «Лиловый лотос». Они не помешали этой способности развиться в их товарище, так почему же они не должны отвечать за свои поступки?!

Сара облегченно вздохнула про себя: можно было закончить неравный спор о нравственности и перейти к вещам осязаемым и практическим. Она заставила себя сделать паузу и заговорить ровным вполне деловым тоном:

– Проводить такой эксперимент над эсперами – все равно, что решать уравнение со многими неизвестными: результат заведомо получится некорректный. Телепат, предсказатель, ясновидящий...

Сара замолчала, чтобы перевести дух – но в возникшую паузу тут же влез Балашов.

– Насколько я знаю, в «Лотосе», – начал было он... и Сара сразу поняла, что он хочет сказать: не все обитатели «Лотоса» были достаточно сильными эсперами!

Действительно, Лиза Рикснер вообще не обладала парапсихическими способностями, а Юрген Рикснер хотя и был предсказателем, но настолько слабым, что всерьез нуждался в астрологии. И Балашов – черт бы его побрал! – не мог это проигнорировать...

С удивившей всех резкостью Сара оборвала его:

– Будьте добры не перебивать меня: я еще не закончила! Так вот, в «Лотосе» были очень сильные эсперы, и любая из этих способностей может дать неожиданный эффект...

Балашов умолк, показывая всем своим видом, что у него и в мыслях не было спорить с более компетентным специалистом – так, вырвалось случайно! Но тем не менее Сара уловила в его демонстративной покорности скрытую насмешку.

– Так какой же неожиданный эффект могут дать парапсихические способности? – поинтересовался начальник медицинский группы. – Вы хотите сказать, что эсперы могут заранее «увидеть», что им угрожает? Предугадать опасность или даже почувствовать ее источник?

– Ну, конечно! – охотно подтвердила Сара. – Причем невозможно знать заранее, как именно это произойдет! Таким образом эксперимент обречен с самого начала... так есть ли смысл его вообще затевать?

Ответа на вопрос не последовало – впрочем, Сара и не ждала его. Наконец Гуминский прервал молчание:

– Ну что ж, в таком случае все ясно. Эксперимент будет проведен над арестованными мафиози. Надеюсь, против этих кандидатур этических возражений не последует?

– Но мы же ничего не сможем проконтролировать! – воскликнул начальник группы биофизики. – В лучшем случае придется довольствоваться информацией, которую предоставит полиция...

– Да, придется! – примирительно ответил Гуминский. – Но другого выхода все равно нет... или вы предлагаете совсем отказаться от эксперимента? – Он медленно обвел всех глазами, но никто не отозвался. – Впрочем, общение с полицией уже моя забота, – он снова повернулся к Саре. – Так что, госпожа Даррин, придется вам еще раз проявить изобретательность и снять у миллеровского подопечного страх перед его бывшими хозяевами!

– Хорошо, – медленно поднимаясь, почти по слогам произнесла Сара, – но я вынуждена настаивать, чтобы приказ об этом эксперименте был передан мне в письменном виде...

* * *

После совещания Сара почувствовала, что у нее нет сил даже на раздумья – она едва добрела до комнаты и без сил повалилась на кровать. Сквозь сон она слышала телефонный звонок, но подходить не стала: обойдется шеф, потерпит час-другой! В конце концов, даже если проводить эксперимент сегодня – это лучше делать в районе трех часов ночи: «час быка», меньше атмосферных электромагнитных помех – да и «монстр», насколько известно, всегда действовал именно в это время...

...Проснулась она неожиданно, как от толчка. Поначалу показалось, что снова звонит телефон, но нет – все было тихо. Сара полежала еще немного, чтобы унять сердцебиение, потом взглянула на часы: половина одиннадцатого, спать ложиться пора, а не просыпаться!

Она с отвращением поднялась и набрала номер Гуминского – как там насчет эксперимента, не передумал? Но телефон не отвечал. С удивлением Сара набрала номер поста охраны и узнала, что шеф у медиков. «Почему у медиков? – недоуменно переспросила она, чувствуя нарастающую тревогу. – Уже больше двух часов? И ничего не просил мне передать? Ах, Балашов...»

Она положила трубку. Ну вот и все... Отвлечь внимание от Рикснеров не удалось – Балашов все-таки успел побеседовать с шефом... Но неужели Гуминский решится?

Сара с горечью осознала, что внутренне уже ответила на этот вопрос. Слишком хорошо она знала Гуминского! Тем более, что и Лиза, и Юрген куда более подходят для нужд эксперимента, чем прекрасно охраняемые и труднодоступные мафиози!

...А ведь для того, чтобы внушить что-то одурманенному наркотиками «монстру», совсем не требуется высококлассный психолог-аналитик – так что без Сары вполне могут обойтись!

Что же делать? Вмешаться? Но как? Субординацию еще никто не отменял! И вряд ли хоть кто-то рискнет не выполнить прямой приказ Гуминского...

И все это под прикрытием гнусной демагогии: якобы все эсперы «Лотоса» виноваты в несчастной способности своего товарища! Да, возможно, они каким-то образом поощряли развитие этого опасного умения... Между прочим, не исключено, что и Евгений делал то же самое – или делал бы, будь у него возможность. Может быть... Но это же не основание для убийства!

Сара вспомнила (черт побери, почему это не пришло ей в голову раньше?), что Лиза и Юрген Рикснеры – это та самая «парочка в допотопном „Форде“, которые оказались свидетелями задержания Юли, причем свидетелями далеко не случайными! После этого за ними было установлено пристальное наблюдение, но поскольку они не делали попыток поднимать шума, их не трогали. Но все равно их исчезновение было бы чрезвычайно удобно... и кто знает, будет ли Майзлис всерьез заботиться об их спасении?!

Сара почувствовала просто обжигающую досаду на собственное бессилие: ну а что она может сделать? Если эксперимент проведут без нее, она не сможет помешать...

Разве только успеть предупредить Рикснеров! Объяснить им опасность, помочь уехать подальше: пусть бегут и не оглядываются! Заодно вторая проблема решится: издалека шум поднять трудно...

...Подкрепившись чашкой очень сладкого кофе, Сара оделась, позвонила Майзлису и, извинившись за поздний звонок, попросила пропуск на выезд с территории базы. «Да, разумеется, согласовано, можете уточнить сами!» – ответила она на вполне резонный вопрос, с замиранием сердца ожидая, что начальник охраны вдруг решит перепроверить ее слова.

– Ну что вы, госпожа Даррин! Кто же беспокоит начальство в такое позднее время? – отозвался Майзлис, и в его голосе послышалась откровенная усмешка. – Вы ведь успеете вернуться до начала эксперимента?

– Да, конечно... – Сара посмотрела на часы: «до начала эксперимента» оставалось четыре часа, успеть весьма проблематично... «А ведь он знает, куда я еду! – с ужасом поняла она. – И все-таки выпускает... Почему? Тоже не хочет брать на себя грех? Или будь что будет?..»

...Через несколько минут Сара уже мчалась по шоссе в столицу. Как когда-то Евгений, она надеялась «смешать случайности» и спасти ни в чем не повинных людей от смертельного дара их несчастного товарища. Но уже на подъезде к городу она вдруг сообразила, что достаточно быстро Рикснерам не уехать. Здесь ведь недостаточно будет простого переезда: надо бежать как можно дальше, за границу, лучше всего вообще за океан... Но сколько времени уйдет только на оформление виз – несколько дней, не меньше! А эксперимент начнется вот-вот...

Конечно, СБ имеет доступ к экспресс-визам... но без санкции самого Гуминского или Веренкова с ней никто и разговаривать не станет! Так что же, опять обращаться к Веренкову? И тем самым толкнуть его на прямой конфликт с Гуминским?

Впрочем, другого выхода все равно нет! Если не поможет он, не поможет уже никто! Сара решительно остановила машину у ближайшего телефонного автомата. Домашний номер Яна она уже помнила наизусть...

...Ян отреагировал на сообщение со странным спокойствием – не возмутился, не рассердился и даже не стал ни о чем расспрашивать, только уточнил и записал фамилию и имена предполагаемых жертв эксперимента. Потом приказал Саре успокоиться и перезвонить через пятнадцать минут.

Сара вернулась к машине. Удивительная все-таки вещь – ответственность! Теперь, переложив весь груз принятия решения на Веренкова, она действительно успокоилась. Ей не важно было, что будет делать Ян: вразумлять своего не в меру ретивого шефа, устраивать спешный отъезд Рикснеров или просто молиться всевышнему!..

...К Яну ей удалось прозвониться только через полчаса. Он снова был немногословен – но на этот раз, как показалось Саре, изрядно раздражен.

– Поезжай немедленно к этим ребятам, – коротко распорядился он. – Сейчас начало первого. Поторопись! Через два часа они должны уже быть в самолете. В аэропорту их будут ждать с билетами и документами, пусть не мешкают!

– Но если... – растерянно начала Сара, вмиг представив, как бесконтактное убийство настигает самолет прямо в воздухе...

– Не бойся, – мгновенно отозвался Веренков. – Никакого эксперимента не будет, когда станет известно об их бегстве, это я обещаю. Так что поторопись – а остальное пусть тебя не касается...

* * *

...Будильник наручных часов тихо запищал. Евгений мгновенно проснулся и выключил мелодию. Пять минут второго, только что компьютер должен был переключить мониторы наблюдателей на записанный фрагмент «сна». Если все получилось, у него есть почти два бесконтрольных часа!

Евгений подождал на всякий случай еще пару минут и решительно поднялся. Стоя посреди комнаты и косясь на почти невидимые телекамеры, он вдруг понял, что не знает, как убедиться в своей «невидимости». В самом деле, что должен сделать пленник, чтобы прибежали надзиратели? Начать крушить мебель? Или постоять на голове? А может, полезть в петлю?

Евгений усмехнулся: последняя мысль оказалась вполне здравой! Он быстро вынул из висящих на стуле брюк ремень, встал на стул и продел конец ремня в крепление лампы. «Не выдержит...» – подумал он, затягивая на шее петлю, но тут же одернул себя: не собирается же он и в самом деле пробовать эту штуку на прочность!

Постояв пару минут с петлей на шее и убедившись, что никто не спешит его спасать, Евгений облегченно вздохнул и отвязал ремень. Диверсия удалась – он невидим и неслышим! Теперь за дело!

Он посмотрел на компьютер и едва поборол искушение включить его. Нет, в прошлый раз ему сказочно повезло, и не стоит больше испытывать судьбу – Сара или Балашов вполне могут работать и по ночам! Лучше стоит подумать, как можно выбраться отсюда – хотя бы из комнаты...

Евгений подошел к окну и отдернул штору. Еще в первый день своего пребывания на базе он обратил внимание, что замок на окне не выглядит слишком ж крепким, и сигнализации тоже не видно. Теперь, избавившись от наблюдения, можно было не спеша изучить окно.

...Через десять минут стало окончательно ясно, что создатели базы явно полагались на постоянный видеоконтроль: сигнализации на окне действительно не оказалось, а замок... С замком можно было справиться довольно быстро – если удастся найти какой-нибудь крепкий рычаг!

Легко сказать, рычаг – Евгений нервно прошелся по комнате, прикидывая, что может послужить орудием, и, не найдя, направился было в туалет, но вовремя хлопнул себя по лбу: да ведь там отдельная телекамера! Если наблюдатель увидит, что он возник в туалете, не вставая с постели...

Евгений усмехнулся: получается, до трех часов ночи пользоваться бытовыми удобствами ему никак нельзя! Да, раньше он об этом как-то не подумал... впрочем, неважно: надо скорее соображать, чем можно взломать замок на окне!

Наконец Евгений вспомнил о металлических вешалках в шкафу, извлек одну, критически повертел в руках. Конечно, ее форма была далека от совершенства, но после некоторой доработки...

...Весь последующий час Евгений мусолил «проклятую железяку» и проклинал себя за то, что пренебрегал силовыми видами спорта, полагаясь не на силу, а на ловкость. Увы, ловкость была бесполезна против твердости металла... Когда наконец ему удалось получить что-то вроде кривой фомки, времени осталось только на то, чтобы скрыть следы ночной работы и вернуться в постель...

Ну что ж, тогда придется перенести «взлом» на завтра! Евгений сунул бывшую вешалку под матрас, задернул штору, вернул на место стул и нырнул под одеяло.

Но не успел он прийти в себя после тяжелой работы и поймать ритм дыхания, как вдруг зазвонил телефон. Звук был настолько неожиданный, что Евгений буквально подлетел в кровати. Выходит, за ним наблюдали все время! И просто ждали, когда он закончит «маяться дурью»! И даже не стали приходить и останавливать, просто позвонили...

Евгений почувствовал, как краска заливает его с головы до ног. Ну надо же быть таким идиотом! Устроил людям бесплатный цирк...

Он встал, подошел к столику, потянулся к трубке продолжавшего трезвонить телефона... и отдернул руку. Что-то было не так. А если никто не раскрыл его уловку, и это просто обычный звонок? Маловероятно в три часа ночи, но все-таки: вдруг Саре срочно что-то понадобилось? Но тогда снимать трубку никак нельзя – ведь по легенде он все время «спит»!

...Кстати, запись вот-вот кончится, а он торчит посреди комнаты как пень! Нет уж, играть так играть – до конца! Евгений одним прыжком преодолел расстояние до кровати, зарылся под одеяло... и запоздало подумал, что если Сара – или кто это там был! – сейчас вздумает зайти к нему сама, разоблачения все равно не избежать...

Телефон умолк. Несколько минут Евгений со страхом ожидал, что раздадутся шаги по коридору, но все было тихо. Наконец стрелка часов переползла опасную точку: запись кончилась, теперь охранники снова видят то, что на самом деле происходит в комнате...

Евгений подождал для гарантии пару минут, зашевелился, переворачиваясь на другой бок... и почти тут же телефон зазвонил снова! Ну что ж, теперь это уже не имеет значения, и скоро он узнает, провалилась ли его компьютерная авантюра...

Он потянулся, потом рывком сел в постели, изображая внезапное пробуждение, потянулся к телефону...

– Как вы можете так крепко спать! – раздался в трубке сердитый, но незнакомый женский голос. – Сейчас к вам привезут вашу жену. Ведите себя прилично!

Евгений едва не выронил трубку. Не слишком ли много переживаний за одну ночь? И что значит «привезут»?! И вообще, какие тут к черту могут быть приличия?

Ждать пришлось недолго – за дверью послышался какой-то шум, голоса, дверь открылась, и в комнату въехала каталка на манер операционной с закрепленными на ней приборами...

Евгений замер. Он никогда не думал, что может испытывать такую боль. Юля, которая всегда была для него воплощением жизни и источником энергии, лежала сейчас в ужасающей неподвижности. Это был не сон, не покой, не отрешенность – мертвенность, отсутствие. Несогретое душой тело лежало перед Евгением, и он не мог до конца поверить, что оно снова может стать его Юлей...

Вслед за каталкой в комнату вошла медсестра – та самая, которую он видел во время своего «нелегального» путешествия по сети. На этот раз она выглядела нервно и, как показалось Евгению, слегка даже испуганно. Господи, неужели с Юлей что-то случилось?!

Поняв переживания Евгения, медсестра поспешила его успокоить:

– Не волнуйтесь, это всего лишь действие снотворного. Она скоро проснется...

– Черт бы вас всех побрал! – от души сказал Евгений... хотел сказать зло, но прозвучало довольно жалко.

– С ней все в порядке, – со сдержанным нетерпением повторила медсестра. – Но лучше, если она проснется и увидит вас. Вы можете перенести ее на постель?

Еще бы он не мог! Сейчас он мог бы унести ее на край света! Только весь свет, со всеми его краями, заключался для них пока в этой комнате...

Медсестра ловко выкатила пустую каталку в коридор, оглянулась на Евгения:

– Проследите за ней, хорошо? Только не будите, она должна проснуться сама... – и, получив в ответ утвердительный кивок, быстро вышла из комнаты.

«Куда она так торопится? – недоуменно подумал Евгений, присаживаясь на кровать рядом с неподвижной Юлей. – Даже не хочет дождаться пробуждения... а ведь это явное нарушение инструкций! И что у них там происходит, в конце концов? Неужели что-то с Сэмом? Может, все-таки стоило еще раз прогуляться по сети?..»

Запоздалые терзания длились недолго: Юля слегка пошевелилась, открыла глаза, провела по комнате рассеянно-отсутствующим взглядом и вдруг, увидев Евгения, вскрикнула и всем телом потянулась к нему...

* * *

Идея отыскать секретную базу СБ Дэна в восторг не привела. Он не был уверен, что это возможно, и вообще опасался каким бы то ни было образом связываться со спецслужбой...

– Что вы будете делать, – недовольно спросил он Валерия, – если узнаете, где эта база?

– Как что? – снова удивился Валерий. – Напущу на нее журналистов. Меня репутация СБ – особенно после того, как они выгнали Женьку – мало беспокоит!

– Но он сам запретил вам вмешиваться в эту историю! – воскликнул Дэн. – Вспомните...

– А вы думаете, – усмехнулся Валерий, – что я всегда его слушаюсь?

– Но неужели вы не понимаете, – Дэн не на шутку забеспокоился, – что огласка может быть смертельно опасной для пленников?

– Всегда мечтал выражаться так же обтекаемо, как вы, – невозмутимо отозвался Валерий. – «Огласка может быть смертельно опасной для пленников!» – передразнил он. – Да, действительно: пока дело станет широко известно, Евгения и остальных сто раз могут убить! А потом будут от всего открещиваться...

– Ну, и зачем же провоцировать это?

Валерий тяжело вздохнул:

– Давайте рассуждать логично. Вы согласны, что свобода Евгения и остальных обеспечивается гласностью? И полученная другим образом свобода ненадежна и относительна... согласны?

– Ну, согласен, – пожал плечами Дэн. – И что из этого?

– Теперь другая сторона вопроса. Момент, так сказать, «введения гласности», время, когда огласка уже есть, но еще недостаточна, оказывается опасным для пленников. Получается противоречие, и на первый взгляд...

– Это работа в баре так развивает рассудительность? – перебил Дэн, удивленный до такой степени, что не смог больше сохранять невозмутимость.

Валерий засмеялся:

– Это вам привет от Евгения! Когда-то давно, еще в детстве, мы очень увлекались ТРИЗом...

– Чем?

– ТРИЗ – теория решения изобретательских задач. Учит правильно ставить вопросы и находить ответы на них по системе...

– Понятно...

«Да, похоже, что Евгений не зря писал своему другу!» – подумал Дэн, а вслух спросил:

– Ну, и какой же ответ вы нашли по этой самой системе? Максимально сократить время «введения гласности»?

– Разумеется. Именно поэтому ни в коем случае нельзя обращаться в прессу до того, как узнаешь где находится база. Но этого я делать и не собирался! А вот если я буду знать, куда именно направлять журналистов, то сенсация возникнет быстро, и те, кто держит Женьку взаперти, уже не смогут ничего поделать.

– То есть в этом случае, – с невольным азартом спросил Дэн, – можно будет не опасаться, что пленников убьют и «заметут следы»?

– Естественно, – серьезно подтвердил Валерий. – На это просто не хватит времени! А для полной гарантии неплохо было бы устроить небольшой бардак на самой базе. На всякий случай! Атака, так сказать, с двух сторон...

– Каким образом?! – Дэн снова потерял невозмутимость... или веру в здравомыслие собеседника! – Какая еще «атака с двух сторон»? Вы что, шутите?

– Это зависит от того, что представляет собой пресловутая база: какая там охрана, сигнализация и тому подобное, – поспешил пояснить Валерий. – Понимаете? Если это вилла, то можно десантироваться на нее с вертолета, если это какой-нибудь дом или просто квартира, то можно попытаться подкупить охранников...

– Или войти туда с помощью психологической невидимости, – сам того не желая, добавил Дэн и, в ответ на вопросительный взгляд, пояснил: – Ну, такой парапсихический трюк: становишься для окружающих не то, чтобы невидимым, но таким, что к тебе практически невозможно обратиться с вопросами...

– Здорово! – искренне восхитился Валерий. – И при таких возможностях вы... – начал он, но тут же спохватился: – Ой, простите! Я, кажется, снова начинаю в чем-то вас упрекать...

Дэн сдержал усмешку: помимо воли этот друг Евгения нравился ему все больше и больше. Желто-лиловая аура – удачное сочетание воли и фатализма! Но хватит ли Валерию этого «удачного сочетания» в задуманной им отчаянной авантюре?..

* * *

...Глубокой ночью, около десяти минут четвертого земля вздрогнула. Столб огня, камней, кусков асфальта поднялся в небо. Часть стены центральной следственной тюрьмы обрушилась, открывая внутренности здания, обломки тут же охватил огонь. В домах в радиусе нескольких сот метров вылетели стекла...

Такую картину доложили Гуминскому по телефону потрясенные наблюдатели. К месту происшествия еще не успели прибыть ни пожарные, ни репортеры, а на базе СБ уже знали, каким страшным успехом завершился их эксперимент! Ошарашенные исследователи быстро свернули аппаратуру и тихо разошлись по комнатам – обдумывать и переживать содеянное...

Подробности катастрофы стали известны только через два часа. По предварительным данным пожарных, взрыв был вызван скоплением газа в коллекторах канализации и теплоцентралей непосредственно под зданием тюрьмы. Возможность диверсии не исключалась, но считалась крайне маловероятной. Самое же поразительное заключалось в том, бог каким-то чудом уберег и заключенных, и охранников – несмотря на масштаб разрушений, не было ни убитых, ни даже серьезно раненных...

...Гуминский в одиночестве бродил по саду, приходя в себя. Страшная мощь воздействия Сэма потрясла его – а что это было именно воздействие, он не усомнился ни на секунду! Произошедшее было дико, невероятно: ведь газ должен был накапливаться в коллекторах несколько дней, даже недель, взрыв мог случиться и раньше, и позже... И тем не менее четкая причинно-следственная связь налицо: подали воздействие – получили результат! Как просто... и как страшно!

Хотя, если вдуматься, цель-то как раз не достигнута: «заданные» жертвы живы, вообще никто серьезно не пострадал – и это при такой неизбирательности удара? А может, как раз в неизбирательности и дело: раньше «монстр» работал куда тоньше! Но раньше не было наркотиков, приглушающих способности, не было страха перед «нанимателями», предполагаемые жертвы не охранялись столь тщательно... Черт, да на самом деле куча различий, и любое из них может оказаться решающим!..

Вот только Ян с его учениками... вечно они суются не в свое дело! Гуминский с досадой вспомнил запланированный эксперимент над Рикснерами – эксперимент, который после вмешательства Веренкова пришлось отменить буквально за час до начала. Уж там контроль за «объектами» был бы полный!

...Впрочем, вряд ли: скорее всего, с Рикснерами получилось бы то же самое – куча новых вопросов в ответ на один старый! Так что и Сара, и Ян были по-своему правы, не желая впутывать в это дело посторонних...

Ну что ж, теперь фазу экспериментов с Сэмом можно считать законченной. Базу можно распускать хоть завтра – кроме охраны, разумеется. Вряд ли кто-то пожелает задержаться еще, и тем самым взвалить на себя ответственность за судьбу «монстра»...

Гуминский подумал о Сэме с жалостью: бедный парень, ему очень не повезло с профессией... но тут уж ничего не поделаешь!

Впрочем, кое-кому, похоже, повезло еще меньше! Гуминский мрачно усмехнулся, представив, что почувствует Миллер, узнав о закрытии программы... и об отъезде нежелательных свидетелей!

...Вот только сможет ли он справиться с Миллером один на один? Охранники не в счет, тут не сила нужна, а ум – этот бывший куратор хитер, как тысяча чертей! Не стоит ли попробовать оставить хоть кого-то из исследователей, может даже, рассказать то, что пока известно ему одному? Но кто может стать его союзником? Раньше он надеялся на Сару, но после того, что она выкинула сегодня...

...А может, она еще не совсем потеряна? Да, она вышла из подчинения, нарушила прямые приказы, наплевала на должностную инструкцию – но в конце концов, все «веренковские любимчики» в той или иной степени страдают заносчивостью и склонностью к самодеятельности. Но при этом все они весьма талантливы и умны, и если Сара узнает кое-что сверх того, что ей известно сейчас – не встанет ли она на его сторону?

Хотя... А что если она не сможет проникнуться тем чувством смертельной опасности, исходящей от Евгения, которую чувствует он? Если она попытается и дальше мешать расследованию? Не лучше ли сразу удалить ее с базы, тем более, основание для этого она дала вполне законное?

Нет, не стоит торопиться. Прежде чем принимать решение, надо как минимум поговорить с ней, посмотреть, в каком она сейчас состоянии – а тогда уже решать, что с ней делать.

Гуминский осмотрелся по сторонам, сориентировался, и, найдя ближайший пост технического наблюдения, тщательно замаскированный в кустах, вызвал Майзлиса:

– Как только появится госпожа Даррин, пусть ее проводят ко мне. Можно без звонка и в любое время!

* * *

...Проводив насмерть перепуганных Рикснеров в аэропорт и убедившись, что все прошло без накладок, Сара первым делом позвонила Веренкову. Впрочем, тот уже был в курсе. Он поблагодарил Сару, заверил, что с самолетом ничего не случится, и посоветовал как можно скорее возвращаться на базу: конфликта, конечно, не избежать, но бросать сейчас Гуминского «без присмотра» никак не годится!

– Кстати, они все-таки провели эксперимент, – добавил Ян, и прежде, чем Сара успела испугаться, пояснил: – Не над Рикснерами, разумеется! Сделали, как планировалось вначале...

– И... что? – инстинктивно оглядевшись по сторонам и прикрыв рукой трубку, спросила Сара. – Получилось?

– А ты разве ничего не слышала? Впрочем, когда тебе было...

...Выслушав подробности, Сара облегченно вздохнула. То, чего она втайне боялась, произошло без ее участия – и закончилось удачно!

Вот только закончилось ли? Не начнется ли теперь все сначала – новые данные, новые эксперименты... и новые попытки договориться с Евгением, черт бы его побрал! А времени остается все меньше...

– И постарайся вразумить шефа, чтобы не затягивал дело, – словно угадал ее мысли Ян. – Мне уже докладывали, что народ в институте возбужден и усиленно «копает». Пару дней я еще могу их сдерживать, но не больше...

Сара едва не выругалась вслух: как будто Гуминский сам этого не понимает! А если с ней и дальше собираются темнить, пусть – только это будут уже не ее проблемы... Сухо попрощавшись, она повесила трубку и неожиданно ощутила просто одуряющую слабость – захотелось бросить все на свете и сбежать, неважно куда! Только бы избавиться от бесконечной необходимости принимать решения, забыть об ответственности...

«Да что со мной такое! – Сара заставила себя встряхнуться. – Все же нормально... с чего это я так раскисла?»

Наверное, она просто устала за эти несколько дней! Пожалуй, стоит немного отдохнуть – хотя бы просто покататься по утреннему городу, поразмыслить спокойно...

Сара медленно вырулила со стоянки, выбрав наугад одну боковых улиц, усмехнулась невесело: сколько ни катайся, все равно рано или поздно придется возвращаться на базу...

Впрочем, не исключено, что и не придется: после того, что она сделала, Гуминский вполне мог выкинуть ее из чрезвычайной программы! «Ну, и черт с ним, в конце-то концов! – Сара сердито встряхнула волосами и едва сдержала желание увеличить скорость. – Пусть сначала сам разберется со своими причудами...»

...Однако в глубине души она понимала, что все не так просто. Поведение шефа было вызывающим, но внутренне логичным – так же, как и поведение Евгения... И Сара чувствовала, что это одна и та же логика, только в разном выражении!

...Помимо бесконтактного убийства, шеф явно хочет добиться от Евгения еще какого-то рассказа – а Евгений упорно пытается этого избежать, постоянно жертвуя самым дорогим... Но о чем же еще, кроме бесконтактного убийства, может идти речь?!

Сара чувствовала, что из всего этого хаоса вот-вот вылезет вопреки известному принципу Оккама какая-то новая сущность – и свяжет наконец воедино все неясности! Но как вычислить неизвестно что, если нет никаких фактов?!

...Свисток полицейского вывел ее из задумчивости, возвращая к окружающей действительности. Странно, она вроде бы ничего не нарушила... Сара остановила машину, опустила стекло. Полицейский подошел, представился, взял протянутые документы и принялся внимательно их изучать, время от времени поглядывая на Сару. Все это было похоже на обычную проверку, но Сара невольно забеспокоилась – что еще могло произойти?

Наконец полицейский вернул документы и махнул жезлом – поезжайте. Сара двинула машину вперед и, отъехав немного, обернулась – но полицейский уже не смотрел ей вслед. «А ведь верно почуял, страж порядка! – усмехнулась она. – У всех у нас теперь совесть не чиста... и это не скоро пройдет!»

Она вдруг испытала неодолимый приступ ненависти к тому, кто, все понимая, своим молчанием заставлял своих бывших коллег брать грех на душу! Если бы Евгений был на их стороне... вот только мог ли он? Если уже попробовал жутковатую власть бесконтактного убийства, если она ему понравилась?

Сара вдруг отчетливо представила, как Евгений проделывает то, от чего только что отказалась она сама – активизирует способности своего подопечного... И ему для этого не нужно использовать ни наркотики, ни внушение! Не здесь ли кроется тайна странной одновременной гибели Виллерса и Ананича? Странной, случайной... в последние дни эти слова все чаще звучат с каким-то жутковатым оттенком!

...Догадывался ли Виллерс? А может, даже знал наверняка? Этот пропавший дневник... Но тогда почему он никому ничего не рассказал? Не успел? Или как и Евгений – поддался соблазну страшного открытия? Теперь уже не спросишь...

...Повинуясь внезапному порыву, Сара резко развернула машину, миновала церковь Киры и Марины, объехала стороной вокзал и после недолгой езды по почти пустому шоссе остановила машину у ворот Северного кладбища. В этот час она не боялась встретить здесь кого-то из знакомых, и пройдя несколько аллей, остановилась... «Максим Иадор Виллерс», – прочитала она.

Она не стала искать могилу Ананича: Никлас был одинок, и его так и похоронили в Сент-Меллоне. Казалось, смерть в последний раз подчеркнула различие двоих приятелей...

...Сара присела на край могильной плиты, едва удержавшись, чтобы не пнуть ее. Кощунство, конечно, но сейчас она была очень зла на Виллерса: как он посмел погибнуть, ничего не рассказав, не оставив даже дневника этой предсказательницы?!

Что ж, похоже, новая сущность наконец обрела имя! Тонечка, Антонина Горвич... Видимо, она связана с бесконтактным убийством куда сильнее, чем могло показаться раньше! И в замок Евгений рвался не из простого любопытства...

Сара сердито одернула себя: не хватало только «впасть в мистику»! Если что-то существует – его всегда можно обнаружить, измерить... Ведь даже Веренков не отрицает существования в замке какого-то неизвестного парапсихического явления!

Вот только как за него «ухватиться»? Ехать в гости к графу Горвичу с измерительной аппаратурой? Евгений один раз уже съездил... еле ноги унес!

...И тем не менее он снова собирался в Шатогорию – зачем? И добивался установки у себя в доме сверхдальней аппаратуры – тоже зачем? Сара непроизвольно напряглась, почувствовав, что вплотную приблизилась к ответу – если он вообще существует!

Евгений несомненно пытался на что-то воздействовать и это что-то потом измерять – так может быть, «помочь» ему сделать это? Необязательно же ехать в Шатогорию: достаточно записать соответствующий альфа-ритм и прокрутить запись с усилением. И если в ответ действительно будет какой-то отклик...

Сара стремительно вскочила. Наконец-то появился шанс докопаться до истины! Не было больше ни усталости, ни сомнений – только опасение: как бы шеф и в самом деле не отстранил ее от чрезвычайной программы...

...До базы Сара домчалась почти на крыльях – и ничуть не удивилась, когда дежурный охранник передал ей приказ шефа «немедленно явиться к нему в кабинет». Она внутренне подобралась: если Гуминский все еще в бешенстве, с ним трудно будет спорить!

Тишина в коридоре озадачила ее – обычно первый этаж был довольно шумным! Отсыпаются после ночных потрясений? Но тогда не исключено, что Гуминский тоже отдыхает...

...Однако шеф не отдыхал – во всяком случае, он был у себя в кабинете. И Сара сразу увидела, что он ничуть не рассержен: напротив, выглядит как-то странно спокойно. И когда он посмотрел на Сару, в его взгляде явно читалась... просьба? Но о чем Гуминский мог бы просить? Какая помощь ему понадобилась?..

– Что случилось? – тихо спросила Сара.

– Я должен вам сказать, – тихо заговорил Гуминский, не глядя на нее, – что за время вашего отсутствия вы пропустили кое-что интересное. А именно: два часа назад чрезвычайная программа объявлена закрытой. Весь исследовательский корпус распущен по домам... в основном, во внеочередные отпуска.

– Как?! – Сара откровенно всполошилась. – А я... Мне что, тоже уезжать? Но тогда... Нет, я не понимаю!

– Правильно не понимаете, – вздохнул шеф. – Правильно. Приготовьтесь: сейчас вам придется услышать нечто достаточно нетривиальное. И надеюсь, что когда вы будете знать столько же, сколько я, то согласитесь помочь мне...

– Помочь? В чем? – подозрительно переспросила Сара.

Гуминский пожал плечами:

– В дальнейшем расследовании, разумеется...

* * *

Опомнившись от наркотического дурмана, Юля повела себя неожиданно спокойно, даже весело – и Евгений понял, что она ничего не помнит об отвратительном допросе. Слава богу... теперь только бы самому не проболтаться ненароком!

Поначалу Евгений испытывал странный стыд: то, что раньше не имело никакого значения, теперь воспринималось едва ли болезненно – и постоянное наблюдение, о котором не забудешь, и ежеминутная возможность нового допроса, и кошмарное ощущение своего бессилия перед тюремщиками...

Несомненно, Юля улавливала его эмоции – но решительно не собиралась их поддерживать! Непринужденно болтая о каких-то ни к чему не относящихся пустяках, она аккуратно извлекла из шкафа поднос с едой, накрыла стол, заставила Евгения «не стоять посреди комнаты, а пойти в ванну и привести себя в порядок»...

В общем, непонятным образом ей удалось создать иллюзию обычного воскресного утра – как будто только вчера Евгений пригнал со стоянки вертолет, Сэм из деликатности ушел на внеочередное дежурство, и впереди длинный свободный день, какая-нибудь интересная вылазка вдвоем, и осталось только решить, как одеться и что взять с собой...

Ощущение было настолько полным, что Евгений даже не удивился, услышав за окном шум автомобиля. И только через несколько долгих секунд вскочил и бросился к окну. За целую неделю пребывания здесь он не слышал снаружи ничего, кроме шелеста деревьев да редких голосов! Что случилось?

Звук двигателя, доносился справа, от главного входа. Угол был слишком большой, однако прижавшись к стеклу лицом, Евгений все же разглядел небольшой автобус. Но в поле зрения оказалась только передняя часть, да и то со стороны водителя, и нельзя было понять, загружается машина или разгружается, или это вообще какая-то тренировка охраны...

Прошло минут десять-пятнадцать. Юля не выдержала и вернулась к столу. Евгений не решился последовать за ней, боясь пропустить что-нибудь важное из происходящего на базе.

Наконец автобус заурчал и тронулся с места. Разворачиваясь, он показал бок – и Евгений увидел, что в нем полно народу. Ему даже показалось, что за занавеской одного из окон мелькнуло лицо Балашова...

Развернувшись, автобус снова скрылся из виду, на этот раз окончательно. Удаляющийся гул двигателя быстро растаял в шелесте листвы.

Как будто ничего и не было... Но ведь он своими глазами все видел! Евгений вернулся к столу, пытаясь сообразить, что значит этот поспешный отъезд. Может, его письма уже вызвали какое-то шевеление внутри СБ? Хорошо если так... Но что если все обстоит как раз наоборот, и Гуминский просто удалил с базы лишних свидетелей, чтобы никто не мог помешать ему задавать странные вопросы и любыми способами требовать на них ответа...

Евгений не стал делиться с Юлей своими сомнениями – хватит с нее уже полученных потрясений! Но всякий раз, когда в коридоре слышались шаги, сердце его замирало: не сюда ли?..

Но время шло, а пленников никто не беспокоил. Либо о них забыли, либо готовили что-то совсем уж непредставимое! Евгений чувствовал, что еще немного, и он буквально начнет кричать от нетерпения, и только присутствие Юли заставляло его сдерживаться и «отгонять» опасные мысли. Несколько раз он едва удержался, чтобы не включить компьютер и не попытаться снова войти в сеть: только бы узнать, что происходит на базе!

...Но нет, нельзя рисковать: если его поймают, могут найти и видеозапись! Разве только просто включить компьютер – Юле поиграть, к примеру...

Компьютер и в самом деле оживил Юлю – она быстро пробежалась по каталогам, с удовольствием запустила «Лица» и сразу перешла на свой любимый седьмой уровень, составленный из «ужасников». Евгений пристроился сбоку. Глядя, как Юля увлеченно собирает из фрагментов страшные морды, он старался отвлечься вслед за ней и ни о чем не думать. Кошмарная все-таки вещь: сдерживаться не только внешне, но и внутренне... впрочем, кто бы мог подумать, что такое когда-нибудь понадобится!

...Наконец Юле удалось собрать настолько ужасную физиономию, что она даже вскрикнула от испуга. Евгений невольно усмехнулся – его всегда веселила ее искренняя непосредственность в общении с компьютером. Глядя на экран, он вдруг вспомнил, что «Лица» можно модифицировать, добавляя любые изображения – и поклялся, что как только выберется отсюда, всунет на седьмой уровень портреты Гуминского, Сары и Балашова и разошлет новый вариант по компьютерным сетям...

Он не заметил, как открылась дверь – и стремительно обернулся, только услышав сзади чьи-то шаги.

– Сара?! Но как ты здесь...

Евгений запнулся на полуслове. Как же так? Он ведь собственными глазами видел всеобщий отъезд! Выходит, уехали не все? Но почему? Или Гуминский, избавляясь от лишних свидетелей, Сару таковой уже не считает? А может, она теперь с ним «в одной команде»?..

Усилием воли Евгений взял себя в руки: паника еще никому никогда не помогала! Он выпрямился, глядя Саре в глаза, потом не спеша поднялся и пододвинул ей стул.

– Прошу! – с почти натуральной насмешкой произнес он.

Сара спокойно приняла любезность, а Евгений украдкой бросил быстрый взгляд на Юлю: как она? Не слишком ли испуганна? Но по неподдельному интересу на ее лице понял: она действительно ничего не помнит – ни допрос, ни Сару.

Евгений уселся напротив и неожиданно почувствовал какое-то легкомысленное любопытство: о чем сейчас будет говорить Сара? Ведь теперь, когда возможности Сэма определены, и чрезвычайная программа фактически исчерпана, остаются только непростые вопросы шефа! Но знает ли Сара о них хоть что-нибудь? По ее поведению этого никак не понять... «Во всяком случае, – подумал Евгений, – если она что-то и узнала, то по крайней мере, не впала в панику... А это уже хорошо!»

– Вот что, Евгений, – заговорила наконец Сара. – То, как ты вел себя... я потрясена! Вероятно, возможности твоего подопечного вскружили тебе голову...

– Вероятно... – осторожно ответил Евгений. Да, похоже она ничего не знает о Тонечке. Но как же тогда шеф собирается использовать ее? Сара не из тех, кто может бездумно выполнять приказы, не понимая их смысла!

Глядя на напряженное лицо Евгения, Сара неожиданно вздохнула:

– Я изо всех сил старалась помочь тебе. Честное слово, тебе не на что жаловаться!

«Это уже напоминает прощальное слово. Ну, знаете ли...»

– Я и не жалуюсь! – резко сказал Евгений. – Никто не виноват, что все сложилось так, а не иначе... Хотя все мы могли вести себя умнее...

Во взгляде Сары промелькнуло удивлением, потом – совершенно отчетливо! – жалость...

– Я понимаю тебя, – вздохнула она. – С самого начала эта проклятая способность развивалась как-то не так... Но мне кажется сложись судьба твоего подопечного чуть более счастливо, его способности не развились бы таким страшным образом.

– А каким образом, по-твоему, они развились бы?

– В управление случайностями, разумеется. В тот самый предельный случай дара предсказания, о котором столько говорилось...

Взгляд ее стал мечтательным: еще бы, такое открытие! Евгений вспомнил, чем расплатилась за свой дар Тонечка, и ему стало противно видеть довольное лицо Сары. Впрочем, она очень быстро овладела собой и вернулась к прежнему деловому тону:

– Я понимаю, как тебе хотелось сохранить все в тайне. Это действительно слишком для человека!

– Кто может решать – слишком или нет? – в тон ей откликнулся Евгений. – Сэм обладает этой способностью, и с этим уже ничего не поделаешь...

– Нет, Евгений, – мягко, но непреклонно сказала Сара. – Именно «поделаешь»...

Евгений вскочил:

– Ты что? Что ты хочешь сказать?

Сара спокойно выдержала его взгляд – не вскочила, не выхватила инъектор, даже не отшатнулась.

– А что ты хочешь? – тихо произнесла она. – Если бы ты не потерял голову, мы могли бы доверить тебе Сэма. Но теперь... Теперь тебе никто не верит – а твой подопечный не верит никому, кроме тебя. Увы, эта ситуация неразрешима, так что, – она опустила взгляд, – так что ты сам подписал ему смертный приговор. Нельзя жертвовать многими жизнями ради одной...

– Знакомая песня! – с бессильной злостью закричал Евгений. – Очень знакомая... Неужели от страха люди способны на любое преступление?! Я не понимаю...

Сара молча пережидала взрыв эмоций. Наконец, дождавшись паузы, сказала отчетливо:

– Ты мог его спасти. Но не захотел. И теперь, искренне советую: подумай о себе!

– О чем именно? – мрачно поинтересовался Евгений. – Какую молитву читать перед смертью? Я так понимаю, после Сэма – я следующий на очереди...

...Он никогда не думал всерьез о таком исходе – но голос все-таки сорвался. Кто теперь может сказать, на что еще способны его тюремщики?..

– Нет, Евгений, – заметила его испуг Сара, – не беспокойся: ты останешься жив. Но ты будешь ответственным за смерть твоего подопечного. И не только по совести – это, понятно! – но и по закону тоже...

Когда профессиональный психолог выступает в роли инквизитора – результат бывает впечатляющим. На миг Евгений действительно ощутил себя виноватым... настолько, что любое наказание воспринялось бы слишком мягким. Но наваждение, к счастью, длилось недолго.

– Я понял, – отвернувшись, чтобы не видеть Сару, сказал Евгений, – и не надо иносказаний. Думаю, вам действительно не составит труда меня скомпрометировать... Всеобщий позор и лет двадцать тюрьмы за убийство!

– Не только, – продолжила Сара. – Можешь, если угодно, добавить еще и похищение...

– Что?! Какое похищение?

– Ну, а ты как думал? Вспомни, как ты спрятал Сэма... Это вполне подходит под статью о похищении.

Евгений не сразу нашелся, что сказать: да, конечно, формально Сара была совершенно права. И вообще, в биографии любого человека всегда можно найти достаточно фактов, которые после некоторой «доработки» превратят его в законченного злодея!

– Да, – произнес он наконец, – меня много в чем можно обвинить... если постараться!

– Ты все правильно понял, – кивнула Сара. – Я даже сочувствую тебе, хотя и мало что могу сделать...

Евгений мгновенно уловил обещание. «Что угодно, только потянуть время! – подумалось ему. – Письма отправлены четыре дня назад, о нашей судьбе уже знают, нас вот-вот должны найти... Только потянуть время!»

– Чего ты хочешь от меня, Сара? – прямо спросил он. – Какие условия твоей помощи?

Она вздохнула:

– Цинизм не идет тебе, честное слово. А условия моей помощи... Имей в виду, я ничего не обещаю!

– В моем положении глупо привередничать, – Евгений грустно усмехнулся. – Даже слабая надежда лучше, чем ничего!

– Как жаль, – в голосе Сары послышалась неподдельная досада, – что ты слишком поздно стал трезво оценивать свои силы! Будь ты раньше хоть чуть-чуть разумнее... – Она резко прервала себя, и уже другим тоном сказала: – Мне нужны твои записи. Все, что касается Сэма. Я не верю, что ты их не вел – для этого ты слишком профессионал!

«Куда отправить ее? – судорожно соображал Евгений. – К нам домой? Глупо... К юлиным родителям? Наверняка там уже тоже все обшарено... К Василевской? Ну, это совсем надо совесть потерять... Куда же, куда, черт возьми??!»

– Ты права, – откликнулся он. – Записи действительно существуют. Я спрятал их, когда понял, что арест неизбежен.

– И где они?!

«Ну... куда я мог их деть, кроме как передать в адвокатскую контору? Отдать кому-то из друзей? Только не коллегам, этому Сара не поверит...»

– Я отослал их своему старому другу, – ответил наконец Евгений. – Другу детства. Ты, может быть, помнишь: я рассказывал про него. Валерий Артемьев...

– Ты настолько доверяешь ему? – с легким сомнением спросила Сара.

– Да. Абсолютно.

На этот раз «да» прозвучало совершенно искренне: Евгений действительно доверял Валерию. Он даже надеялся, что тот сообразит по ходу дела, чего на самом деле от него требуется. Пусть сомневается, требует подтверждений – пусть всеми способами тянет время!

– Я дам тебе примерный текст письма, – после паузы сказала Сара. – Ты перепишешь его по-своему и вернешь мне. В твоих интересах, чтобы твой приятель отдал документы сразу...

– Я постараюсь, – кивнул Евгений. – Но имей в виду, он не особенно доверчивый.

– Скажи мне, кто твой друг, – пробормотала Сара и неожиданно спросила: – А чем он, кстати, занимается?

– Владелец бара.

– Что-о? – невозмутимость на мгновение покинула Сару. – Ну тогда понятно, почему ты выбрал его: если и прочитает, все равно не поймет!

Евгений промолчал, стараясь не выдать радость: Сара недооценила противника. Валерий был умнее... гораздо умнее, чем можно подумать, узнав о его занятии! И возможно, он сумеет помочь пленникам больше, чем предполагалось...

* * *

Экстрасенсорные поиски базы по карте не принесли результата – собственно, Дэн и не особенно на это надеялся. Слишком разные информационные поля: сотрудники спецслужбы и артист варьете даже в астральном поле редко встречаются! Но можно было поступить и по-другому...

– Если коллеги Евгения уже выяснили, где находится база, – заметил он, – то я могу просто поехать и спросить у них.

Валерий молча усмехнулся – «поехать и спросить», восхитительно! – а вслух сказал:

– Не знаю, имеет ли это смысл: не забывайте, Дэн, вы достаточно известны в СБ. Вряд ли кто-то рискнет встретиться с вами без соответствующей страховки...

Дэн вспомнил, как «подстраховались» для общения с ним Виллерс и Ананич... он тогда раз пять успел мысленно распрощаться с жизнью, стоя между двумя пистолетами! «При малейшем изменении моего поведения мой партнер выстрелит в вас, – как будто снова услышал он слова Виллерса, – а я выстрелю, если вы попытаетесь сказать ему хоть слово...»

– Но тогда, – справившись с дрожью в голосе, сказал он, – я ничем не могу больше помочь... Впрочем, – он скорее почувствовал, чем увидел отчаянно-требовательный взгляд Инги и невольно уступил ему, – впрочем, попробую еще подумать.

Казалось, Валерий понял вежливую фальшь последней фразы. Он сухо кивнул, и сказав, что если понадобится, то будет внизу, быстро вышел из комнаты.

Дэну было неловко, но... что еще ему оставалось? Бессмысленный риск с минимальной вероятностью успеха? И так, наверное, должно быть: ведь они пытаются действовать против судьбы, против устойчивого проверенного прогноза... И Дэн надеялся, что Инга поймет неизбежность отступления. Но не тут-то было:

– Нельзя так, Дэн! Мы все были идиотами один раз, нельзя же продолжать ими быть!

– Ты о чем?

– О Евгении, черт тебя возьми! И о Юле... Вспомни: когда Юрген сказал о ее возможной гибели, мы однозначно связали это с Евгением. Нам даже в голову не могло прийти что-то другое! Мы решили, что брак с нормальным человеком для эсперки подобен смерти, и изо всех сил пытались ему помешать... А на самом деле?! Лиза ведь говорила, но мы не верили ей, нам дороже было наше высокомерие! А если бы мы могли хотя бы предположить... Может быть, ничего этого не случилось бы?!

Дэну стало немного стыдно. Действительно, можно было бы истолковать то роковое предсказание по-другому, уточнить его – но это не пришло никому в голову! И за чужую глупость, как всегда, пришлось расплачиваться невиноватым... Все было бы иначе, не отвергни они тогда Евгения так дружно и безжалостно!

– Но какое это теперь имеет значение? – вздохнул Дэн. – Все уже случилось, и мы ничего не можем изменить!

– И ты уверен, – резко переспросила Инга, – что ничего больше сделать нельзя? Абсолютно уверен? Тебе не будет потом стыдно вспоминать об этом?!

Дэн промолчал: он прекрасно понимал, что соврать Инге он не сможет. Да, действительно, он чувствовал, что возможности еще не исчерпаны, что могут появиться оригинальные идеи... но ведь опасность так велика, и неудача уже зафиксирована во множестве вариантов будущего! Как найти среди них иной, счастливый?..

Словно почувствовав все сомнения Дэна, и желая защитить его от них, Инга подошла к нему совсем близко, так что он почувствовал на своих губах ее дыхание. Он потянулся было к ней, но она легко отстранилась:

– Подожди!

На лице Инги появилось то вдохновенно-сосредоточенное «жреческое» выражение, которое так хорошо знал Дэн. Он машинально взглянул на ее перстень, и увидел, что тот наполняется ровным светом, а в руках Инги медленно оживает золотой энергетический шар такой интенсивности, что его, кажется, можно было увидеть без всяких специальных приемов...

– Я хочу передать тебе свою силу, – тоном заклинания сказала Инга. – И прошу тебя, умоляю: придумай что-нибудь! Из любой ситуации должен быть выход...

Дэн крепко прижал ее к себе, согреваясь в подаренной энергии... и тут же почувствовал, как Инга едва не упала – ее удержали только его объятия. Дэн понял, что желая помочь ему, она активизировала шар слишком сильно даже для своих возможностей. Он попытался было вернуть ей часть энергии, но она не дала ему сделать это: неведомым образом восстановив силы, она резко отшатнулась, буквально отпрыгнула в сторону...

Слабые полупрозрачные молнии соскочили с ее пальцев... и тут же модель «Конкорда» шевельнулась и с грохотом сорвалась на пол.

– Ой! – невольно воскликнула Инга, мгновенно превращаясь из ведьмы в нашкодившую девчонку. – Я случайно...

Дэн не слышал ее. Он сосредоточенно смотрел на обломки, чувствуя, как на краю сознания возникает идея – замечательный способ, которым можно будет обмануть бдительных служащих СБ...

...Вопреки ожиданиям, Валерий не обиделся за разбитую модель.

– Если с Женькой все будет в порядке, – коротко заметил он, сметая осколки на лист газеты, – то сделает новую. А если нет, – он невесело усмехнулся, – то много ли толку от каких угодно воспоминаний?.. – И тут же почти яростно повернулся к Дэну: – Ну как, вы придумали что-нибудь?! Или нет?..

– Валерий, – вместо ответа поинтересовался Дэн, – скажите, как вы думаете: коллеги Евгения уже нашли базу? Ну, если они вообще ее искали...

Валерий отозвался не задумываясь:

– Уверен, что нашли! Не так уж много надо на это времени – каков бы ни был режим секретности, следы все равно остаются. Любая даже самая закрытая контора должна потреблять энергию и продукты, пользоваться транспортом...

– Понятно, – перебил Дэн. – Теперь скажите такую вещь: вы можете устроить истерику?

– Что? – Валерий с угрозой поднялся. – Что вы имеете в виду?

– Он хочет спросить, – сдерживая смех, пояснила Инга («Да, если разговаривают двое мужчин, то где-то в далеком прошлом беседуют их предки-павианы!») – он хочет спросить, можете ли вы бурно проявлять эмоции: так, чтобы со стороны это казалось истерикой?

– Могу, разумеется, – успокаиваясь, пожал плечами Валерий. – А зачем это надо?

– Помните, вы говорили по телефону с коллегами Евгения? Ну, теми, кто тоже получил его письма... Можете сделать это еще раз?

– Ничего они мне не скажут! – сердито отмахнулся Валерий. – Во всяком случае, не скажут, где база... И никакая истерика, как вы выражаетесь, тут не поможет!

Дэн как-то многозначительно усмехнулся:

– И не надо! Пусть не говорят... Вы, главное, ведите себя как можно более эмоционально: беспокойтесь, ругайтесь, кричите, обвиняйте их во всех грехах, угрожайте завтра же пойти в газеты – в общем, чем больше будет шума, тем лучше! Пусть вас уговаривают, успокаивают и объясняют... А я в это время буду слушать ваш разговор по параллельному аппарату!

– И это поможет вам узнать, где база? – подскочил Валерий.

– Думаю, что да, – серьезно кивнул Дэн. – Только прошу вас, не жалейте эмоций во время разговора: эмоции – это ключ в астральные поля...

* * *

Над письмом, хотя оно и состояло всего из трех фраз, Евгений думал очень долго: как между строк дать понять Валерию, что от него требуется? Ведь если Валерий сразу начнет от всего отказываться и говорить, что никаких документов у него нет, ему все равно не поверят, будет только хуже... А если он вообще попытается поднять шум? Конечно, Евгений еще раньше объяснил ему, почему этого не следует делать, не зная, где находится база – но никогда нельзя полностью ручаться даже за хорошо знакомого человека, особенно в экстремальной ситуации!

...Лучше всего, если Валерий начнет сомневаться, торговаться и требовать гарантий – тогда оперативники могут проболтаться о чем-нибудь или просто вынуждены будут вернуться на базу еще раз, и это поможет Евгению потянуть время в ожидании помощи...

Евгений не сомневался, что помощь будет – среди получивших его письма коллег обязательно найдется несколько человек, которые возьмутся за дело всерьез. Вычислят, кто из сотрудников занят в чрезвычайной программе, отыщут базу, возможно, сообщат в газеты – уже с фактами в руках...

Только бы они успели! Письма отправлены три дня назад... Нет, напрасно он так задержал их отправление!

Евгений снова заставил себя успокоиться – не хватало еще нервировать Юлю своей тревогой, ей и так уже досталось... Ну ничего, скоро ночь, включится видеозапись, и можно будет наконец поговорить открыто... И сегодня же выломать окно!

...Интересно, а как отнеслись к появлению Юли наблюдатели? Наверное, сегодняшнее ночное дежурство на спичках разыгрывали... Ну что ж, придется вечером перед сном «развлечь» их как следует, а то всю ночь будут ждать, в мониторы пялиться... а это совсем ни к чему!

По коридору простучали тяжелые шаги, остановились за дверью, щелкнул замок. Евгений внутренне сжался, оглянулся на Юлю – но оказалось, что это просто охранник, которого Сара прислала за запиской для Валерия. Отдавая записку, Евгений обругал себя последними словами – так ведь можно совсем издергать себя бесконечными страхами и оглядками!

...Но сюрпризы вечера на этом не закончились – едва закрылась дверь за охранником, как в комнате вдруг начал медленно гаснуть свет, и сам собой включился телевизор. «Что за глупая шутка?» – подумал Евгений и опять встревожился. Что они там затевают? Он потянулся к пульту, чтобы выключить телевизор... и замер, увидев экране замок Горвича!

...Съемка велась сверху, с воздуха – и Евгений сразу узнал знакомые очертания – еще бы, ведь именно с этой точки он увидел замок в первый раз! Да и как можно было не узнать это неповторимое ласточкино гнездо, прилепившееся к крутому обрыву...

Изображение слегка исказилось, потемнело, потом потеряло резкость и расплылось – и наконец словно ночная тьма медленно и как-то торжественно растворила все очертания...

В комнате стало совсем темно. Евгений почувствовал, что Юля изо всех сил вцепилась в его руку, но не решился обернуться к ней, боясь пропустить продолжение странного сюжета...

Сюжета? А был ли в этой картинке сюжет? Что это вообще такое? Ни на репортаж, ни на рекламный ролик не похоже: никаких комментариев или пояснений, однообразный план, странная музыка... зачем, черт возьми, понадобился этот спектакль?! Или это очередной эксперимент? И именно сейчас какие-то скрытые приборы вовсю работают, измеряя... что? Черт возьми, да что бы там ни было – надо немедленно прекратить это!

...И тут же, словно издеваясь, экран ожил снова. Теперь он показывал вид со двора – но на этот раз строгие фасады и стены замка были искажены тревожными красными отсветами пламени... Пожар?!

Евгений прекрасно понимал, что никакого пожара на самом деле нет – но несколько долгих секунд не мог оторвать взгляд от экрана... Затем, сбросив оцепенение, нажал кнопку пульта. Никакого результата! Высвободившись из рук Юли, он нагнулся к телевизору, щелкнул тумблером... но все было бесполезно! Только пожар на экране сменился медленным «проходом» по коридорам замка...

...Впрочем, этот сюжет был уже легко узнаваем – месяца три назад он промелькнул в светской хронике, и Евгений с Юлей посмотрели его с неописуемым интересом! Вот сейчас камера минует башню, достигнет картинной галереи... где будет ждать сам хозяин, который после небольшого интервью поведет журналистов по замку.

Но ожидаемого продолжения не последовало – движение камеры неожиданно замедлилось и у самого входа в галерею остановилось совсем. Потом экран начал бледнеть, медленно теряя краски, пока не погас уже окончательно. И тут же, словно по команде включился свет. Все! Эксперимент закончен – подопытные кролики могут вернуться к своей морковке...

...Еще жмурясь от яркого света, Евгений поднялся, подошел к телевизору и попробовал его включить. Все каналы работали нормально – никаких признаков только что исчезнувшей чертовщины... Ну, разумеется, это и самого начала было понятно!

Евгений мрачно взглянул в одну из следящих камер, борясь с желанием высказать невидимым наблюдателям все, что он о них думает...

Впрочем, причем тут охранники? Несомненно, странный эксперимент – дело рук Гуминского... хотя нет, не только его – без Сары тут явно не обошлось!

Теперь они подобрались к Тонечке почти вплотную... и конечно не оставят ее в покое! Что же делать? Можно не отвечать на прямые вопросы, можно объявлять «бредом» все предположения – но как избежать экспериментов, смысла которых даже не понимаешь?!

В конце концов Евгений устал от бесплодных мыслей. Нет, хватит! Скоро будет «окно» в наблюдении, можно будет хотя бы обсудить все подробно, а не сходить с ума в одуряющем молчании...

Перед сном Евгений особенно внимательно проверил расстановку мебели, жестом и эманацией приказал Юле зарыться в одеяло и лежать тихо – но ни в коем случае не засыпать. Она подчинилась: замерла в молчаливом ожидании...

...Евгений вскочил, едва прошло две минуты после наступления «часа икс». На этот раз он радовался, что Юля понимает все без слов: в ее глазах было не удивление – торжество! И под молчаливым одобрением этих диких глаз Евгений извлек из-под матраса искалеченную вешалку и одним движением выломал оконный замок.

Рама отъехала в сторону, и в комнату ворвался свежий ночной воздух. Евгений прислушался: по коридору никто не бежит – значит, сигнализации действительно нет! Он осторожно выглянул наружу. Несколько фонарей освещали лужайку перед зданием, но никаких патрулей не было видно. От неширокого карниза, который опоясывал все здание между этажами, до земли оставалось метра три – не так уж и высоко...

Евгений почувствовал просто непреодолимое желание: убежать прямо сейчас! Что мешает? Связать простыни, спустить Юлю и спрыгнуть вслед за ней...

В глазах Юли был тот же молчаливый вопрос, и Евгений отозвался приглушая нервную дрожь в голосе:

– Пока еще рано. Нас очень быстро найдут, если прочешут сад, а периметры нам не пересечь. Но всякое может случиться... поэтому при случае не раздумывай!

* * *

...Около трех часов ночи запись альфа-ритма Евгения, сделанная во время «пожара в замке Горвича», была передана в эфир с нарастающим усилением. Ответа не пришлось долго ждать – через десять минут сверхчувствительные антенны, направленные в сторону замка, зарегистрировали резкий всплеск парапсихической активности. Явление продолжалось несколько секунд, затем интенсивность заметно ослабла, некоторое время оставаясь на границе чувствительности аппаратуры. Всплесков больше не повторялось, несмотря на предельное усиление передачи.

Убедившись, что явление прекратилось, Сара выключила аппаратуру, ушла в свою комнату, отключила телефон и с наслаждением вытянулась под одеялом...

Конечно, долг требовал как можно скорее провести анализ полученной записи, но после переживаний последних дней Сара чувствовала себя смертельно усталой. К черту спешку, к черту Гуминского, к черту вообще все на свете! И так ясно, что эксперимент удался, а анализ никуда не убежит...

...Ее разбудил стук в дверь – громкий и настойчивый. Это мог быть только шеф, и Сара, проклиная его последними словами, торопливо поднялась. Ну что за нетерпение? Прямо мир рушится...

Она открыла дверь – и невольно отпрянула. Никогда прежде ей не доводилось видеть своего шефа таким – потрясенным, даже испуганным, и в то же время как-то неожиданно помолодевшим!

– Что случилось? – спросила она после паузы, все-таки справившись со своим голосом.

– Извините, Сара, – начал шеф, впервые обратившись к ней по имени. – Но я думаю, вы тоже должны это знать...

Его взвинченное состояние передалось Саре, и она поняла, что на сей раз произошло действительно что-то ужасное!

– Да что же все-таки стряслось? – нетерпеливо повторила она.

Гуминский внимательно посмотрел ей в глаза и только потом тихо произнес:

– Пожар в замке Горвича. Полтора часа назад – минут через десять после эксперимента. Настоящий пожар, реальный...

...Сара ждала чего угодно – и все же к этой новости она оказалась не готова. Ухватившись за край стола, она кое-как справилась с нахлынувшей слабостью. Ей вдруг отчетливо представилось, что именно она, она, психолог СБ Сара Даррин, подожгла этот несчастный замок... Никому из живущих не дано такое! Но она игралась неизвестными силами, как ребенок спичками, и вот результат...

«Прости им, Господи, ибо не ведают, что творят...»

...Через несколько секунд отчаяние вины ушло, оставив лишь холодный пот и слабость в ногах. Повинуясь ей, Сара опустилась на стул, спросила бесцветным голосом, просто, чтобы что-то сказать, спросила:

– Данные точные?

Гуминский невесело усмехнулся. Как настойчиво рассудок цепляется за привычную реальность, даже когда ее несостоятельность очевидна!

Сара снова заговорила:

– Как это произошло? Тоже... случайно?

Вопрос звучал как признание или самообвинение, она едва смогла произнести его. И ответ жестокой насмешкой подтвердил ее опасения:

– Да, очень похоже. Какая-то оплошность при работе со старинными газовыми приборами... Обычно газ вызывает взрывы, а тут просто пожар, локальный, хотя и очень сильный. Погибли два человека, с графом ничего не случилось...

Как ни странно, после этого сообщения Саре стало даже спокойнее. Уж она-то не имела в виду ничего подобного!

– А кто погиб? – быстро спросила она. – Это может быть важно...

– Пока нет данных. Я попросил сообщить, как только будут известны подробности.

«Попросил сообщить» – интересно, кого? МИД, наверное, это их компетенция... Значит, шеф решил тщательно проверить информацию! Ну, конечно, не стал бы он поднимать панику, не узнав все достоверно... Но все-таки Сара еще раз спросила:

– Но это точно не ошибка?!

Гуминский вспомнил, как час назад, едва узнав о пожаре, уточнял эту информацию всеми возможными способами. Есть вещи, в которые разум не хочет верить даже тогда когда интуиция сама подсказывает правильный ответ. Да, они зацепили нечто. И оно ответило им – так, как это свойственно ему: по неизученным, но непреложным законам...

Глядя на ошеломленную Сару, Гуминский вспомнил, что она ушла отдыхать сразу после эксперимента – когда записи неизвестного альфа-ритма еще не была проявлены. Ну, что же, сейчас ей предстоит еще одно потрясение!

...Потому что еще до известия о пожаре он успел сравнить форму неизвестного излучения с альфа-ритмом активизированного «монстра». Результаты не обманули его ожидания: сходство оказалось просто поразительным...

Но во время второго эксперимента Сэм продолжал спать, и его альфа-ритм не изменялся – так что у этих до странности похожих излучений были все же разные источники!

* * *

...Юрген всегда был уверен, что работу сможет найти где угодно и когда угодно. Пусть даже в немного шутовском ключе – неважно! Людям всегда хочется знать свое будущее, и пусть даже они усмехаются, спрашивая о нем – искренний интерес в глазах выдает их с головой... Тем более, что астрологом Юрген был и в самом деле хорошим!

Так что ни за себя, ни за Лизу он не беспокоился. А когда самолет приземлился за десять тысяч километров от прежнего их дома, и стало ясно, что случайности Сэма, разбуженные подлым любопытством СБ, уже не догонят их, Юрген почувствовал себя совсем уверенно. Конечно, не очень хорошо убегать, даже не попытавшись помочь старым друзьям и Евгению – но Юрген понимал: это было почти невозможно!

Нет, на самом деле, как он мог помочь? Предать инцидент огласке? Но пока события станут широко известными, Евгения, а вместе с ним и Сэма, и Юлю десять раз успеют убить... Он пытался найти подсказку через звезды, но все пути для Евгения и Юли вели к одному исходу. Юрген не в силах был чего-то изменить...

Он думал об этом не раз – и приходил к выводу, что сбывается давнее его предсказание. То самое, принять которое отказывалась Лиза, и которое сам он пытался изменить, отправляя Юлю в другую общину, подальше от Евгения!

Но судьбу не обманешь, и согласно своей судьбе, Юля должна была выйти замуж за Евгения – это она уже сделала, и вскоре погибнуть – в этом, похоже, ей поможет СБ...

Конечно, можно было попытаться еще что-нибудь сделать, если бы Юрген отвечал только за себя. Но ведь он обязан был думать и о Лизе – а она после сообщения Сары была буквально в шоке! Юрген никогда не видел свою жену до такой степени перепуганной. Казалось, только теперь она осознала, что ее бывшие коллеги могут оказаться по-настоящему жестокими...

...В общем, когда эта странноватая девица из СБ предложила им бегство, Юрген не колебался ни секунды! Это был шанс, и его следовало использовать – тем более, что такой вариант развития событий вполне предугадывался, и на первый взгляд казался счастливым.

...Вот только об одном звезды его предупредить не смогли...

На следующий день дней после приезда, разбирая чемоданы в гостиничном номере, Юрген с ужасом обнаружил пропажу архива. Бесследно исчезли дискеты, уникальные записи, таблицы: квинтэссенция всего его опыта, плод многолетней работы – короче, все то, что делало его астрологом, а не просто чутким к будущему эспером...

Юрген раз десять перерыл весь багаж, но тщетно. Такого просто не могло быть! Он заставил себя сосредоточиться, вспоминая, что и как он укладывал в чемоданы. Это было нетрудно: они собирались хотя и быстро, но не в суматохе, видимо, заранее готовясь подсознательно к чему-то подобному... Юрген прекрасно помнил, как собрал все свои рабочие материалы и положил их на стол несколькими стопками. Потом... Потом он ушел в другую комнату, и присел передохнуть... Затем поднялся, извлек из-под кровати старый «дипломат», в который удобно было сложить все свои сокровища, заполнил его и уложил на дно большого чемодана...

Но теперь дипломата в чемодане не было! Его вообще не оказалось среди вещей, взятых с собой...

Может, его успела прихватить излишне благородная спасительница? Поступок вполне в духе СБ! Но нет, она никак не могла этого сделать: пока они собирались, она дожидалась их в машине... К тому же даже виртуоз-карманник не сумел бы незаметно извлечь «дипломат» из закрытого чемодана! Что же тогда произошло?..

...Прикинув разницу часовых поясов, Юрген, едва дождавшись вечера, заказал телефонный разговор со своей бывшей квартирой. Рассыпаясь в любезностях и извинениях перед квартирной хозяйкой, он подробнейшим образом описал стопки документов, дискеты, «дипломат» – не попадалось ли ей в комнатах хоть что-то?! Увы, последняя надежда не оправдалась: ничего, абсолютно ничего похожего...

Когда вернулась Лиза, он спросил ее о «дипломате» – осторожно, нейтрально, он не хотел пугать ее снова! Но услышав ответ, сам едва не упал в обморок:

– Старый «дипломат»? Такой красновато-коричневый, без одной застежки? Да я выбросила его уже год назад!

– Как выбросила? – только и смог выдавить он из себя. – Но ведь он все время лежал под кроватью!

– Да, лежал! – возмущенно воскликнула ничего не подозревающая Лиза. – И когда мне надоело задевать об него половой щеткой, я его выбросила. А что, он дорог тебе, как память?

...Юрген не ответил. Он изо всех сил пытался сохранить контроль над собой. Только бы она ничего не заметила...

Если Лиза выбросила «дипломат» год назад, то как он мог несколько дней назад достать его из-под кровати?! Он присел передохнуть... неужели остальное ему просто приснилось?! Он не доставал ничего из-под кровати, и тем паче, ничего никуда не упаковывал! Но тогда все должно остаться на столе, как и было...

– Лиза, – спросил он, едва сдерживаясь, – ты что-то трогала на столе? Когда мы собирались...

– Не помню. Кажется, нет, а впрочем... – она виновато улыбнулась. – Не помню! Я была в таком состоянии...

Да, она тогда ходила по квартире, как сомнамбула, и только повторяла «скорей-скорей», больше мешая, чем помогая собираться. Но даже если и так, если она что-то куда-то переложила, то прибирая после них комнаты, квартирная хозяйка обязательно должна была наткнуться на забытые вещи!

...Он позвонил еще раз. Спросил, прибирались ли после их отъезда. Не находили ли – где угодно, хоть чего-нибудь такого – не находили ли?! «Нет!» – ответили ему уже раздраженно, и перечислили все оставленные вещи, из которых ни одна не представляла ценности...

Что значили эти мрачные чудеса? Случайности Сэма? Да нет, не похоже, Юрген чувствовал, что это не они: стиль не тот! Но что же тогда?!!

– Что с тобой? – спросила наконец Лиза. – Что-то случилось? Ты забыл взять с собой что-то важное?

– Ничего не случилось, – сквозь зубы ответил Юрген. – Абсолютно ничего.

...Что-то вторглось тогда в его сон, заставив увидеть то, чего не было. Увидеть и поверить... Но зачем? Чтобы он потерял архив? Стал никем? Но кому нужно было, чтобы он стал никем?!

Юргену казалось, что еще секунда, и он все поймет. Нет, неслучайной была его потеря – произошло нечто, оказавшееся сильнее его предсказаний... Лиза снова о чем-то спросила, он, не вслушиваясь, бросил:

– Так, ерунда... Ничего особенного!

И быстро вышел в холл, не в силах больше отвечать на вопросы.

...Он стоял у окна, глядя на город, раскинувшийся внизу – новый мир, который ему предстояло покорить. До сих пор Юрген не сомневался в успехе: он был талантливым астрологом, сильным человеком, он оценивал свои возможности – но ведь он еще не знал...

На восстановление архива понадобятся годы – если это вообще возможно!

Город шумел внизу, холодный и равнодушный, и Юрген вдруг осознал, что уже не может смотреть на него свысока. Отныне ему суждено раствориться в этом человеческом муравейнике, сделаться одним из многих, без лица и без профессии!

Юрген вспомнил, с чего начинала Тонечка. А он повторит ее путь, но только наоборот, от успеха – к ничтожности...

Что ж, наверное, он заслужил такую судьбу! С жестокой ясностью Юрген понял, что совершил самую большую ошибку в своей жизни. И то, что случилось, было наказанием за эту ошибку, и не все ли равно, как именно все произошло! Юрген, всегда считавший себя порядочным человеком, струсил, побежал, бросил друзей, прикрываясь ответственностью за Лизу. И этот новый Юрген не имеет права владеть чужим будущим и заглядывать в него... И даже Лиза не простит его, когда опомнится! Не простит, что уехал, не простит, что не удержал...

Нет, не случайно половина его души осталась забытой на письменном столе! Он действительно потерял половину души, и потерял безвозвратно...

К Юргену бесшумно подошел коридорный.

– С вами все в порядке? – спросил он обеспокоенно: наверное, тот выглядел не лучшим образом.

– Ничего, – с трудом ответил Юрген. – Послушайте... Это окно можно открыть?

– Разумеется.

В лицо ударил свежий ветер: чувствовалось дыхание близкого океана.

– Спасибо, – тихо сказал Юрген. – Спасибо...

Он подошел к окну вплотную, оперся о подоконник... и большой перстень с лиловым камнем тихо соскользнул с обессилевшей руки и полетел вниз. И прощальный его блеск не был замечен никем, даже бывшим хозяином...

* * *

...Валерий положил трубку и смущенно оглянулся на эсперов:

– Надеюсь, я выглядел не очень глупо?

– Вы выглядели замечательно! – искренне сказала Инга. – Этот Шейнман всему поверил, а именно это и требовалось... Ну, а ты что скажешь, Дэнни?

– Все хорошо, – с едва заметным вздохом сказал Дэн. – Евгений не зря на них рассчитывал: они не сидят сложа руки. Организовали группу, человек семь, и всерьез взялись за поиски базы. Работают скрытно, хотят собрать побольше доказательств и устроить внутри СБ скандал – громкий, но без огласки в прессе...

– Так где все-таки находится эта проклятая база? – не выдержала Инга.

– Тут пока не все ясно. Они вычислили ее местонахождение, но сами еще не побывали в тех местах, поэтому образов маловато... Но ключей вполне достаточно, думаю, я быстро управлюсь...

...И действительно, после получасового «лазанья» по картам – разглядывания, ощупывания, расслабления и грез – Дэн осознал, что теперь может точно сказать где находится секретная база: на плато за северным притоком Ветты, причем сравнительно недалеко от Сент-Меллона – километров восемьдесят, если по прямой...

Последнее обстоятельство неожиданно вызвало у Дэна какой-то внутренний протест. Валерий тоже засомневался, хотя и по другому поводу:

– Странно, что они построили базу в такой глуши... Это ведь не увеличивает секретность, совсем наоборот: имея даже ограниченный доступ к документам такой объект очень легко обнаружить!

– Ну, я не знаю, – Дэн сердито захлопнул атлас. – Могу сказать одно: это именно то что отыскали Олег и его приятели!

...Подошла Инга, и прерывая бессмысленный спор, напомнила Дэну позвонить антрепренеру и предупредить его о неожиданной отлучке (как ни странно, разговор оказался вполне спокойным – надо так надо!), потом все трое спустились в бар пообедать, после чего Инга ушла заниматься (завидное прилежание!), а Дэн вернулся в комнату, не прекращая раздумывать над словами Валерия...

Нет, он не сомневался, что правильно «почувствовал» место. Но кто сказал, что Олег и его приятели сами не могли ошибиться? А может, их даже намеренно ввели в заблуждение... Надо как-то «просканировать» предполагаемую зону... вот только как? Ехать и смотреть на месте долго, ненадежно и довольно рискованно, возможности ясновидения уже исчерпаны, а телепатией ни он, ни Инга не владеют. «Может, позвонить Роману? – подумал Дэн. – Он сумеет „проверить“ базу... Вот только этично ли втягивать друзей в опасные авантюры?

...Дэн не желал признаться самому себе, что просто в очередной раз трусит. А если Роман скажет, что база настоящая – как быть тогда? Соваться в очередные приключения? Ведь что бы там ни говорил Валерий, его все равно не бросишь одного! А если еще добавится Роман с его темпераментом и жаждой героизма...

Неожиданно хлопнула дверь, и в комнату вошел встревоженный Валерий.

– Дэн, там... в общем, мне только что передали записку от Евгения. Вот, посмотри сам...

Дэн испугано отшатнулся:

– Что? Какую записку? Кто передал?!

– Ну кто ее мог передать? – сердито ответил Валерий. – Кто-то из СБ, разумеется! Только без паники и побыстрее, они внизу ждут...

Дэн осторожно взял из его рук сложенную бумажку – и на мгновение его захлестнула исходящая от нее волна страха, тревоги и одновременно какой-то безнадежной усталости...

– Что случилось? – Валерий схватил его за руку.

– Нет, уже все нормально, – Дэн тряхнул головой, решительно отгоняя наведенные Евгением эмоции, и быстро развернул бумажку.

«Валька, привет!

Очень прошу тебя: передай все бумаги, которые я тебе оставлял на хранение, тем, кто принесет эту записку (удостоверься только, что они действительно служащие СБ, а то мало ли что...), и постарайся ни и чем их не спрашивать. Не волнуйся, эта записка – добрый знак, и если ты выполнишь мою просьбу, то мы скоро встретимся.

Евгений.»

– Сколько их там? – быстро спросил Дэн, уже окончательно придя в себя.

– Двое. Подошли перед самым закрытием... Я велел им ждать, сказал, что сейчас принесу... Что делать будем?

– Евгений действительно вам что-то оставлял?

– Да в том-то и дело, что нет! – воскликнул Валерий, но тут же снова приглушил голос. – Видимо, от него что-то требуют, он пытается обманывать их, тянуть время... Но что им отдать? У меня нет абсолютно ничего подходящего!

– Ну и пошлите их подальше, – сердито произнес Дэн. – Что они вам сделают?

Валерий уставился на него почти с презрением:

– Причем тут я? Женька явно на меня рассчитывал! И чем позже раскроется его обман, тем лучше – для него лучше, понятно?..

– Стоп! – воскликнул Дэн. – Вы подали мне идею: ведь эти двое... Они явно связаны со всей этой заварушкой!

– И это значит, – подхватил Валерий, – что они знают о пресловутой базе гораздо больше, чем Олег!

– Это просто перст судьбы! – Дэн шагнул вперед, подкрепив свои слова вспышкой перстня. – Сейчас мы вместе поговорим с ними...

– Каким образом? – встревожился Валерий.

– Возьмите любую пачку бумаги, – быстро приказал Дэн, – хоть просто чистые листы. Их нужно будет как можно более выразительно отдать агентам, так, чтобы они оба на них взглянули...

Валерий молча достал из стола подшивку каких-то записей и газетных вырезок:

– Единственные бумаги Евгения, – пояснил он, – которые у меня есть. Но они, в основном, по авиации... Годятся?

– Все равно, – махнул рукой Дэн. – Теперь идите вперед, а я пойду за вами. Постарайтесь хоть на несколько секунд отвлечь от меня внимание!

...Дэн шагнул из-за двери в ту самую секунду, когда один из агентов принимал из рук Валерия пачку бумаги. Секундное замешательство позволило Дэну расслабиться, принимая в свою ауру чужие взгляды... Ни один из агентов не успел даже увидеть гипнотизера: способность видеть что-либо мгновенно заглушили внутренние образы разбуженного подсознания – эйдетика заслонила реальность...

Теперь, пробившись мощной эманацией сквозь иллюзорный мир, можно было спрашивать агентов о чем угодно, а потом внушить надежное забвение! Но Дэн медлил с вопросами: ему почему-то очень хотелось, чтобы эти люди, с юности привыкшие жить по команде, увидели хотя бы во сне что-то красивое и по-настоящему свое, нестандартное...

Валерий мало что понял из развернувшейся перед ним драмы – да и все действие заняло не больше нескольких секунд! – но именно он прервал странную паузу, слегка дотронувшись до плеча Дэна...

– А? – словно бы очнулся Дэн. – Да, конечно... Сейчас я расспрошу их!

Он выпрямился, невольно принимая величественную осанку, сконцентрировал во внешней ауре побольше энергии и произнес очень отчетливо:

– С вами говорю Я. Вы слышите? Отвечайте мне: как вас зовут...

...За несколько минут Дэн узнал имена агентов, их должности, спросил, кто их начальник – для начала, «для разминки»... Затем убедился, что они действительно знают Евгения и прибыли с той самой базы. И только после этого принялся подробно расспрашивать о ней: где находится (совсем недалеко от столицы, оказывается!), как выглядит (обычная загородная вилла), много ли охраны (около тридцати человек) какое вооружение (усыпляющие инъекторы), есть ли на крыше вертолетная площадка (нет, там технический этаж с аппаратурой), есть ли электронные системы наблюдения (да, база до предела напичкана ими, и даже в саду два следящих видеопериметра)... и так далее – все, о чем он с ходу догадался спросить!

...Последний момент беседы – снятие гипноза – тоже был опасным. И тут Дэн сплоховал: он не сумел разбудить агентов «одним движением ауры».

Тогда он просто приказал им проснуться, надеясь, что успеет выскочить за дверь раньше, чем они опомнятся. Но он недооценил своих противников: они пришли в себя почти мгновенно!

Они подняли головы, и увидев Дэна, решили, что он только что вошел вслед за Валерием: время гипноза, естественно, начисто выпало из их памяти!

– Добрый день, – произнес один из агентов (он говорил еще чуть замедленно, но только опытный слух заметил бы это) – Дэн Глоцар, не так ли? Вот не думал, что вы знакомы с господином Артемьевым...

Дэн застыл на месте. Он никогда не думал, что агенты могут знать его лично! Испуг и растерянность совершенно лишили его способности не только соображать, но даже просто воспринимать окружающее: осталось только ощущение ярко-зеленой ауры профессиональных преследователей...

Он не слышал, о чем говорит Валерий с незваными визитерами, и был невероятно удивлен, когда они оба повернулись к выходу: «Как? Они просто уходят? И ничего не произошло?..»

Потом, опомнившись окончательно, Дэн со стыдом и возмущением вспоминал свой испуг – и был просто счастлив, что Валерий предпочел никак не комментировать его поведение...

* * *

Невыносимо было сидеть беспомощными пленниками в тесной комнате под следящими камерами и ждать неизвестно чего. Время возможного бегства прошло (хотя куда бежать – до ближайшего периметра?), предчувствие чего-то страшного не отпускало, и Юля из последних сил сдерживалась, чтобы не устроить истерику...

Она вспомнила, как странно вел себя Юрген в тот последний ее день в «Лотосе». Он явно что-то скрывал... Может быть, он предугадывал такой исход? Но тогда почему он не предупредил ее? Нет, не могло такого быть, это было бы слишком жестоко...

Юля повернулась к Евгению: он выглядел спокойно – внешне! Но мысли его неуловимо метались от одной тревоги к другой...

– О чем ты думаешь? – резко спросила Юля.

Евгений повернулся к ней, взгляд его чуть потеплел, но остался сосредоточенным.

– О том, что нас может ждать, – неопределенно ответил он.

– И что же?! – с нарастающей агрессивностью спросила Юля, не заботясь о возможном прослушивании.

На самом деле, ей совсем не хотелось выяснять, что с ними может быть, и как можно избежать этого... Все равно ничего хорошего их не ждет, и никак не избежишь плохого! Хваленая предусмотрительность Евгения не помогла им до сих пор, и вряд ли не поможет: письма отправлены пять дней назад, где же обещанная помощь?! Как бы там ни было, а он, похоже, зря рассчитывал на коллег...

– Ты помнишь, – неожиданно спросила Юля, – когда мы познакомились?

– Помню, – явно не прекращая размышлений, откликнулся Евгений. – В Серпене, когда ты торт купила... А что?

– Да нет, – со странной усмешкой напомнила Юля. – Первый раз мы с тобой увиделись на дне рождения твоей сестры.

Евгений поднял голову, на этот раз полностью включившись в разговор. Ему очень не понравилось, каким тоном говорит Юля: возникло ощущение, что она просто на грани срыва.

– С чего это ты вдруг вспомнила эту вечеринку? – осторожно спросил он. – Ведь мы тогда, собственно говоря, только посмотреть друг на друга успели...

– Знай ты тогда, что я эсперка, был бы настойчивее! – недобро усмехнулась Юля.

Евгений не позволил себе смутиться.

– Ну, может быть... – он неопределенно пожал плечами. – И какое это имеет значение?

– Вот ты даже сейчас не понимаешь, какое это имеет значение! – почти закричала Юля. – А помнишь, как на тебя тогда накинулись?! Все говорили, что СБ – служба безнравственная и иной быть не может по определению? Выходит, они были правы!

– Юленька! Ну неужели ты думаешь, я этого не знал? – Евгений крепко сжал ее руки, словно желая таким образом утихомирить эмоции. – Но, честное слово, если альтернативы все равно нет, то зачем ломать голову над неразрешимыми проблемами? Я всю жизнь хотел изучать парапсихические явления, и только СБ могла дать мне эту возможность...

– И ты сейчас ни о чем не жалеешь? – перебила она.

– Ю-юля! – протянул он. – Ты, по-моему, рано меня хоронишь...

Юлю вдруг взбесила безмятежность Евгения. Неужели он не понимает, что шеф и Сара готовы сейчас на все... И может быть, лучше покончить с собой, чем испытывать, на что способны загнанные в угол фанатики?!

– Женя, – тихо сказала она, – может быть, лучше...

Юля не договорила, но тень смерти мелькнула на ее лице, и Евгений понял.

– Не выдумывай, – спокойно сказал он. – Ко всему прочему, охранники нам и не позволят!

Несмотря на притворно-бесстрастный тон, Юля услышала, какую боль испытал Евгений при ее словах. Ей стало жаль его: кто бы что не сказал, не он тащил ее в замок! Она сама уговорила его «свалиться на голову графу Горвичу» – и она не вправе усиливать и без того непреодолимое давление...

Юля молча уткнулась лицом в плечо Евгению – последняя ласка, на какую она еще была способна. Он слегка вздрогнул и притянул ее к себе... В дурмане тепла, знакомого запаха и кажущейся безопасности Юля слышала его тихий успокаивающий шепот.

Но вдруг Евгений позвал незнакомым каким-то голосом:

– Юлька!

Он никогда до этого не называл ее Юлькой. Юля, Юленька, иногда, дурачась – Жюли... И когда она подняла голову на новое обращение, то увидела четверых охранников. Совсем рядом, у входной двери – и в то же время ощутимо далеко, словно в перевернутой перспективе...

Два охранника остались на месте, а два других быстро шагнули вперед, и Евгений, желая защитить Юлю, инстинктивно двинулся им навстречу. Но те будто этого и ждали: едва он сделал шаг, как вышедшие вперед одновременно извлекли из карманов какие-то незнакомые устройства. Раздались два щелчка, и уже знакомые Евгению резиновые ленты, мелькнув в воздухе, плотно спеленали его – одна на уровне колен, другая чуть ниже плеч.

Полностью обездвиженный, он почти перестал сопротивляться, и последнее, что он успел увидеть, перед тем, как его выволокли из комнаты, были полные ужаса глаза Юли...

* * *

...Евгения приволокли в какую-то лабораторию в самом конце коридора, подтащили к сложному агрегату непонятного назначения и очень ловко, ни на секунду не отпуская, накрепко привязали ремнями к большой вертикальной платформе, обитой мягкой кожей. После этого охранники укрепили на его голове и на теле множество датчиков и отошли в сторону, уступая место Саре.

Евгений хотел было спросить, что с ним собираются делать на этот раз, но не успел – Сара нажала какую-то кнопку, и платформа вместе с Евгением плавно повернулась и легла горизонтально, превратившись в подобие операционного стола.

Теперь он видел над собой только приборные стойки и глазок телекамеры под потолком. Проклятая беспомощность! И ведь не вырвешься...

Он услышал, как Сара приказала охранником убираться, потом хлопнула дверь – очевидно, те выполнили распоряжение без промедления. Затем некоторое время слышались только щелчки тумблеров и переключателей: видимо, Сара заканчивала какие-то настройки. Но что же это все-таки за агрегат?..

...Наконец Сара появилась в поле зрения и наклонилась к Евгению:

– Извини, пожалуйста, за эту бесцеремонность, но ты сам вынуждаешь опасаться тебя. А то, что ты непрерывно врешь, делает просто необходимым проверку твоих слов, и по возможности, немедленную.

– Так это... – Евгений машинально попытался шевельнуть рукой, но ремни не дали ему этого сделать. – Тьфу, черт бы вас взял! – не выдержал он. – Интересно, эта штука изначально была задумана как детектор лжи?

– Не остри, – одернула его Сара. – Это многофункциональное регистрирующее устройство, и тебе это прекрасно известно. Но сейчас оно будет использоваться именно в качестве детектора лжи. И поскольку твою способность пользоваться нелинейной логикой я хорошо себе представляю, отвечать ты будешь только «да» или «нет»...

– «Ты бросила пить коньяк по утрам?» – немедленно процитировал Евгений. – Да или нет?

– Такие противоречия отслеживаются самыми примитивными индикаторами! – фыркнула Сара. – Даже если предположить, что я допущу столь некорректную постановку вопроса... Ну ладно, начали!

Она взяла со стола листок бумаги с вопросами:

«Вас зовут Евгений? – Да.»

«Ваша мать была баптистка? – Нет.»

«Вы умеете водить автомобиль? – Да.»

«Вы верите в инопланетян? – Да.»

– Стоп, – Сара отошла и некоторое время повозилась с приборами. Потом повторила вопрос: – Вы верите в инопланетян?

– Нет, – ответил на этот раз Евгений, но Сару, похоже, интересовал не ответ, а реакция приборов, и на этот раз она осталась довольна.

Вопросы следовали один за другим довольно быстро, хотя после некоторых из них Сара прерывалась и что-то регулировала. Ничего интересного в самих вопросах не было – очевидно, они служили только для настройки приборов...

Какие же серьезные вопросы приготовила Сара? Надо неплохо представлять себе, о чем спрашиваешь, чтобы узнать что-то новое из коротких ответов «да» или «нет»! Впрочем, Евгений понимал, что как он не сопротивлялся, из него вытрясли достаточно, чтобы локализовать астрал Тонечки. Однако его тюремщики все же не осознают до конца, с чем имеют дело, и возможно, для нее это не окажется опасным...

«...Вы были в замке Горвича? – Да.»

«Вы там искали что-то? – Нет...»

Хотя Евгений ждал этих вопросов, услышав их, он не смог усмирить волнение. Сара была вынуждена прервать допрос: сильные эмоции искажают показания приборов.

Она смотрела на Евгения с каким-то странным выражением лица – хотя, может быть, оно казалось таким из-за необычности ракурса? Во всяком случае, какие бы эмоции не испытывала Сара, следить за экранами она не забывала! Наконец можно было продолжать...

«...Вы нашли что-то в замке Горвича? – Нет.»

«Это связано с графом? – Нет.»

«С его первой женой? – Нет...»

Глупо, конечно, врать, если вранье фиксируется, однако Евгений знал, что никакие приборы не бывают абсолютно точными...

«...Вы сталкивались с этим явлением лично? – Нет.»

«Вы поняли его? – Нет.»

«Оно опасно? – Нет.»

«Оно способно убивать? – Нет.»

«Вы знаете, как его уничтожить? – Нет.»

«Вы можете его уничтожить? – Нет...»

– Господи, – тихо вздохнула Сара, неожиданно отложив листок. – Неужели ты настолько дорожишь этим кошмарным открытием?

– Каким кошмарным открытием, черт бы вас побрал?! – Евгений последний раз попытался изобразить непонимание.

– Хватит! – Сара стукнула рукой по платформе возле его головы. – Может быть, в моей версии и есть неточности, но не будешь же ты утверждать что в замке Горвича совсем ничего нет?

Евгений промолчал. Да, конечно, отпираться глупо – но чем меньше слов, тем больше надежды для Тонечки. Надо признать, что он потихоньку сдает позиции, и возможно, скоро связь ее астрала с этим миром прервется...

– Так вот, Евгений. Возможно то, что я тебе сейчас скажу... – Сара сделала невольную паузу, потом усмехнулась сказала и голосом телевизионного диктора: – Прошлой ночью был пожар в замке Горвича. Причина: неосторожное обращение со старинными газовыми рожками...

– Что?!

Прозвучавшее сообщение было невероятно – и в то же время как-то ожидаемо! Как будто Евгений предчувствовал, что нечто подобное должно случиться. Если честно, он даже обрадовался: значит Тонечка еще касается этого мира, если может слышать и воспринимать! И был почти уверен: пожар она устроила в каком-то смысле «по его подсказке» – ведь он звал ее, прослушав фальшивый репортаж, отчаянно звал, ярко...

– Да, пожар, – повторила Сара. – Двое погибли...

«Вот это да! – удивленно подумал Евгений. – Ну и кто же? Один из двоих наверняка Антон, царство ему небесное... Но кто второй? Неужели... Неужели Ирина?! Нет, не может быть!» Он постарался загнать эту мысль подальше. Если выяснится, что это действительно так, что Тонечка убила новую жену Горвича... Тогда он уже не сможет относиться к ней, как прежде...

– А кто именно погиб? – спросил он осторожно. – Я их знаю?

– Одного по крайней мере. Это управляющий Антон, фамилию я не помню. Он-то, собственно, и «обращался неосторожно» с газом... А второй – какой-то поденный рабочий. Видимо, он хотел что-то украсть в суматохе, но заблудился в переходах и не смог выбраться наружу.

Сара пододвинула стул, чтобы сесть возле Евгения. Он невольно усмехнулся: неравноценный получается разговор, Сара как будто забыла, что собеседник связан! Или она воображает, что находится у постели больного? Впрочем, в каком-то смысле так оно и есть...

– Слушай, а ты не можешь меня немного приподнять? – попросил Евгений. – Я как-то не привык разговаривать лежа!

– Нет проблем, – Сара что-то нажала, и «стол» снова пришел в движение, медленно наклонился и замер в новом положении. – Так достаточно?

– Вполне. Во всяком случае, теперь ясно, где потолок, а где стены...

– Ну и хорошо. А теперь слушай меня внимательно, – Сара наклонилась к Евгению, на этот раз глядя ему прямо в глаза. – Ты должен помочь нам уничтожить это страшное открытие. И тогда мы сможем освободить тебя... Совсем освободить, понимаешь?

– А Сэм? – быстро спросил Евгений. – Или его...

– Его поместят в одну из частных психиатрических клиник, – уклончиво отозвалась Сара. – Возможно, через какое-то время...

– Понятно! – жестко отозвался Евгений. – Да здравствует средневековье... Если что-то не получается понять – значит, это надо уничтожить, так? Ничего не скажешь, истинно научный подход!

– Понимаешь, Евгений, – Сара, казалось, всерьез подбирала аргументы, – никакое научное открытие, никакое новое явление не может быть потеряно безвозвратно. Все повторяется: другие люди придут к тем же идеям, а любое явление снова возникнет через некоторое время.

– И с ним те же проблемы, – не выдержав, перебил Евгений.

– Совершенно верно, – кивнула Сара. – Это неизбежно. Проблемы будут те же, только сопутствующие обстоятельства изменятся. И возможно, тот, кто столкнется с подобным явление в следующий раз, будет умнее тебя и надежнее – не потеряет голову от увиденных им возможностей...

Повисшая после этих слов долгая пауза дала Евгению понять: именно его Сара считает виноватым в необходимости уничтожить потрясающее открытие – однако она не произнесла этого вслух.

– Мне жаль, что все так получилось, – вздохнула она наконец. – Но если один из лучших исследователей теряет голову, столкнувшись с открытым им явлением, вывод может быть только один: нам еще рано иметь дело этим, надо подождать. Разуму свойственно признавать свою ограниченность, излишняя самонадеянность – не признак интеллекта...

– А если я не знаю, как уничтожить это, – Евгений невольно выделил голосом последнее слово, – явление?

– Не дури, – коротко откликнулась Сара. – Знаешь, ты сам это недавно подтвердил. И я в общем-то, тоже знаю...

От удивления Евгений даже привстал – насколько позволяли ремни. Откуда такая уверенность? Что они еще придумали? И потом, ведь он действительно не знает, как быстро уничтожить Тонечку...

– Во время вчерашней телевизионной шутки мы записали твой альфа-ритм, – объясняла тем временем Сара, – и сегодня ночью воспроизвели его с шестикратным усилением. Результат ты знаешь... Могу еще добавить, что твое таинственное явление откликнулось тебе, и это тоже было отслежено и даже записано...

Евгений едва не застонал от досады: ведь то, о чем говорила Сара – это и есть столь долгожданный контакт с Тонечкой! И какая жестокая ирония судьбы: именно сейчас этот контакт смертельно опасен для нее...

– Что вы хотите от меня? – едва выговорил он.

– Тебе удалось бы уничтожить его просто усилием воли? – вдруг быстро спросила Сара.

Евгений судорожно попытался остановить... что? мысли? Но это было невозможно, приборы мгновенно отследили правдивый ответ!

– Вот именно так я и думала! – с невольным удовлетворением заметила Сара. – Теперь понятно, что от тебя требуется? Как ты это сделаешь, никого не касается: мое дело обеспечить усиление альфа-ритма и проверить, действительно ли явление уничтожено. Возможностей аппаратуры на это хватит, не сомневайся! А гарантией твоего хорошего поведения и моей безопасности будет твоя жена...

Евгений бешено рванулся в попытке освободиться, хотя и понимал бесполезность этого...

– Хватит, это уже становится однообразным! Ты сам задал этику поведения своими бесконечными обманами, – устало отмахнулась Сара. – И имей в виду, что нет ничего проще, чем поставить жизнь твоей жены в прямую зависимость от моей. Я подчеркиваю это специально, чтобы ты не воспользовался усилением альфа-ритма как-нибудь непредусмотренно... Ты меня понял?

И не дожидаясь ответа, она позвала охранников, приказав им освободить Евгения и отвести обратно в комнату...

* * *

Поезд мчался сквозь ночь. Вагон мягко покачивало, негромкий перестук колес действовал успокаивающе. Неяркое освещение придавало дополнительный уют, и большинство пассажиров дремали, коротая дорогу.

Но Инге, Дэну и Валерию было не до сна. Они никак не могли прийти в себя после суматохи поспешных сборов, и изо всех сил старались не слишком озираться по сторонам. Впрочем, каждый из них понимал, что внешне они ничем не отличаются от обычных пассажиров, каждого из которых ждут свои дела, и кто знает, может быть тоже таинственные или противозаконные...

Впрочем, это меньше всего волновало троих друзей. Главное, чтобы никто из пассажиров не оказался агентом СБ! Но похоже, от слежки они все же ускользнули, и теперь у них есть по крайней мере несколько часов...

Инга и Дэн еще не до конца осознали, что все это происходит наяву, что они по доброй воле ввязались в рискованную, почти непредставимую в иной ситуации авантюру. Но что оставалось делать? Все сложилось так, что можно было только выбрать между откровенной трусостью и не менее откровенным безрассудством – и вот поезд везет их навстречу опасности.

...Инга вспомнила, как в спальне, где она, улегшись поверх покрывала, читала конспект, неожиданно появились Валерий и Дэн...

– Что случилось?! – едва взглянув на их лица, воскликнула Инга. – Что?

– Ну, и втравил я вас в историю ребята! – усмехнулся Валерий. – Вот не мог подумать...

И не проясняя, чего именно он «не мог подумать», Валерий коротко рассказал о визите агентов СБ и об их неожиданной осведомленности.

– Впрочем, – закончил он, – я думаю, что если вы останетесь здесь, вас вряд ли побеспокоят: незачем! Поэтому очень советую погостить у меня еще пару дней... чувствуйте себя, как дома.

Эта фраза прозвучала как-то излишне многозначительно, и Дэн заметил это:

– Простите, Валерий... Но что собираетесь делать вы, пока мы будем «чувствовать себя, как дома»?..

Валерий пожал плечами, но ответил немедленно:

– Собственно, то же, что и раньше: напустить на базу журналистов. Теперь-то мы знаем, где она... – Он взглянул на часы: – О, черт! Надо поторапливаться...

С этими словами он полез на полку, извлекая пачку карт и аэрофотоснимков... быстро просмотрел их, отложил несколько штук, остальные убрал обратно.

– Куда вы собираетесь? – снова спросил Дэн.

– В Сент-Меллон, – отозвался Валерий. – Точнее, на тамошний аэродром.

– Зачем?! – уже догадавшись, все же воскликнула Инга.

– Там находится ближайший доступный мне вертолет, – обернувшись на пороге комнаты, пояснил Валерий, – Женькин «Алуэтт». Лицензия у меня есть, доверенность тоже...

Инга и Дэн молча переглянулись. Слова были излишни: если они сейчас струсят, то больше никогда не смогут смотреть друг другу в глаза!

– Валерий! – позвал Дэн, выходя в гостиную. – Прошу вас, подойдите...

Тот появился через несколько секунд, сосредоточенно укладывая что-то в карман куртки, и поэтому не глядя на эсперов. Но едва подняв глаза, он мгновенно все понял:

– Ребята, – голос Валерия звучал непривычно мягко, – вы что, с ума сошли?..

– А вы? – резко переспросила Инга. – Себя вы не считаете сумасшедшим?! Там, между прочим, и наши друзья тоже!

– И что вы собираетесь делать? – вздохнул Валерий.

– То, что вы скажете, – спокойно откликнулся Дэн. – Мы вполне признаем, что в таких вещах вы изобретательнее нас. Поэтому: командуйте! То есть командуй... – догадался он наконец перейти на «ты». – Ни за что не поверю, что тебе не нужна помощь!

Валерий задумался на несколько секунд, потом спросил:

– Слушай, у тебя есть знакомые репортеры? При твоей профессии: должны быть!

– Есть, – кивнул Дэн. – И даже если мне не удастся встретится с кем-то из них, мое имя заставит их потом серьезнее отнестись к нашему рассказу. Они знают, по крайней мере, что я действительно эспер!

– Ну, что же, – снова приобретая решительность, сказал Валерий, – я не буду отказываться от вашей помощи: ситуация сама подсказывает действия. Вы возьмете на себя репортеров, я – атаку с воздуха...

Инга хотела было что-то возразить, но Дэн остановил ее: потом! сейчас есть более срочные вещи!

– Я думаю, – продолжал Валерий, – что связываться с репортерами лучше из столицы.

– Конечно! – согласился Дэн. – Тем более, что добираться в Сент-Меллон все равно придется через нее...

– Лучше всего успеть на ночной экспресс, – сказал Валерий, – у нас осталось чуть больше получаса...

...Они успели, и даже не очень торопились, хотя им и пришлось добираться до вокзала порознь и обходными путями – наивная предосторожность, если вдуматься! Но похоже, за ними еще не успели установить непрерывную слежку, и до утра их отсутствие не будет обнаружено.

До утра... Ведь это всего несколько часов, а как много еще надо сделать! Для начала, в который раз убедившись, что никто в вагоне не обращает на них внимания, друзья развернули аэрофотоснимок юго-восточных пригородов столицы.

На снимке интересовавшая их местность выглядела совершенно однородно: небольшие дома, обширные сады вокруг них, неширокие дороги... Типичный загородный район, рассчитанный на отдых и покой – кто бы мог подумать, что именно там притаилась проклятая тюрьма!

Впрочем, база все-таки выделялась среди окружающих вилл размером сада – он был необычайно большим! «А в саду, – вспомнил Дэн, – проходят периметры видеоконтроля...» И журналисты, которые попытаются прорваться внутрь базы, будут поначалу остановлены. Поначалу... Сколько времени три десятка охранников смогут сдерживать натиск репортеров? По крайней мере, несколько часов. То есть несколько часов Сэм, Юля и Евгений будут полностью во власти своих тюремщиков – и кто знает, как те поведут себя в экстремальной ситуации?.. Да, Валерий прав: на «время введения огласки» пленников необходимо как-то защитить! Причем Юля и Сэм нуждаются в этом гораздо больше, чем Евгений: он-то наверняка не растеряется в критической ситуации, а вот они...

– Послушай, – повернулся Дэн к Валерию, – что ты вообще-то собираешься делать на базе?

– Смотря по обстановке, – отмахнулся он. – Основная цель: поднять как можно большую панику, плюс к той, что уже будет создана журналистами. Пусть на меня отвлечется как можно больше охраны и исследователей! А дальше... не знаю! Но я уверен, что Женька сумеет использовать на пользу себе любую неожиданность.

Дэн вздохнул: ну, естественно, «Женька сумеет...» А судьба остальных пленников Валерия беспокоит гораздо меньше! Впрочем, его можно понять... Вслух Дэн сказал:

– Ты попытаешься прорваться на базу?

– Да. И я думаю, у меня это получится: к тому времени у ворот уже будет толпа журналистов, и охрана будет сильно занята. Сколько человек останется непосредственно в здании? Ну, не больше пяти-шести, – Валерий прикрыл глаза, словно представляя себе этих «пятерых-шестерых»... из которых каждый был сильнее и подготовленнее его! – Для посадки там, судя по снимку, места хватит... Я даже до Женьки добраться попытаюсь, – закончил он, – хотя это уже маловероятно...

– А если бы ты был не один? – осторожно спросил Дэн. – Ты смог бы придумать более разумный план?..

Валерий молча, изучающе, очень долго смотрел на Дэна. Потом спросил:

– Вдвоем или втроем?

– Втроем, – быстро ответила Инга. – И не вздумайте спорить!

Валерий кивнул, потом снова спросил:

– Кто-то из вас умеет управлять вертолетом?

– Увы! – вздохнул Дэн. – Не умеем... Но, может быть, – улыбнулся он, – хватит и одного пилота на один вертолет?

Валерий, не откликнувшись на шутку, замолчал, явно о чем-то всерьез задумавшись... Наконец он вздохнул, посмотрел на Дэна, потом на Ингу, и сказал очень спокойно:

– Если вы не боитесь, то есть один интересный вариант. Он позволит вам проникнуть на базу незамеченными: вы должны будете спрыгнуть с вертолета.

– Куда спрыгнуть?! – подскочила Инга.

– Внутрь периметров видеоконтроля. И дальше пользоваться своей «психологической невидимостью»...

– Не понимай это так буквально, – возразила Инга. – Реальной невидимости этот прием не дает. Хотя, конечно, в чем-то может облегчить задачу. Например, мы сможем пройти мимо кого-то из охраны, и у него не возникнет вопроса, кто мы такие и что делаем на базе...

– Но это только в том случае, – продолжил Дэн, – если он не будет знать о нас заранее. Не будет встревожен проникновением на базу посторонних...

– Не будет, – пообещал Валерий. – Я же сказал: вы проникнете незаметно!

– Но ведь вертолет увидят еще на подлете к базе! – забеспокоился Дэн. – Так что «незаметно» не получится!

– Почему же не получится? – удивился Валерий. – Очень даже получится! – И он увлеченно стал показывать на снимке. – Вот, смотрите! Первый периметр проходит возле самой ограды, второй – примерно на полпути к зданию... Вот за ним вы и сможете спрыгнуть с вертолета!

– Но ведь там же негде приземлиться! – воскликнула Инга. Потом, взглянув на хитрую физиономию Валерия, сообразила: – Постой-постой! Ты хочешь сказать, что вертолет и не будет приземляться... То есть мы должны спрыгнуть на дерево, так что ли?

– Именно! На внутренних аллеях вряд ли кто-то будет, поэтому ваш прыжок останется незамеченным. Потом вы спуститесь и побежите ко входу в здание, а я перелечу через него и устрою небольшой спектакль...

– Какой же?

– Ну, например, сделаю вид, что пытаюсь сесть. Или еще как-нибудь устрою шум. Главное, чтобы на меня отвлеклись оставшиеся в здании охранники: тогда вас никто не заметит, и вы сможете просто войти!.. Дальше вам надо будет отыскать пленников, и не пытаясь выбраться, забаррикадироваться вместе с ними в любой комнате. Ну, и дожидаться помощи: часа три-четыре, я думаю...

Дэн восхищенно посмотрел на Валерия. Нет, что ни говори, Евгений умел находить друзей! Только не слишком ли велик риск предложенного плана?

Дэн постарался представить себе прыжок с вертолета на дерево: как это будет выглядеть? На самом деле почти не опасно: вертолет погружается в кроны, опускается еще ниже, сколько позволяет винт... Оттуда уже видны толстые ветви, и они с Ингой вполне смогут очень надежно ухватиться после прыжка! Однако вообразив это все достаточно живо, Дэн невольно воскликнул:

– Да что я, Тарзан, что ли, по веткам скакать!

– Кто не умеет водить вертолет – тот скачет по веткам! – улыбаясь одними глазами сказала Инга. – Тем более, это совсем не сложно!

Дэн хотел посмотреть на нее возмущенным взглядом, но не выдержал, засмеялся:

– Похоже, тебе не терпится попробовать себя в роли Шиты!

– Нет, я предпочитаю роль Джейн! Впрочем, это не важно... – И уже серьезно она сказала: – Надо только подумать о защитной одежде! Можно ободраться о ветки...

– Ну, это не проблема, – ответил Дэн. – Кожаные куртки, брюки, перчатки...

– И обязательно защитить глаза!

– Очки для ныряния подойдут? Или лучше мотоциклетный шлем?

Инга представила себе прыжок и последующий спуск.

– Лучше шлем, – сказала она. – Кстати, – добавила она после паузы, – в случае чего, эти костюмы спасут нас и от игл со снотворным!

Дэн вздохнул. «От игл со снотворным, но не от пуль! – подумалось ему. – Не может быть, чтобы вся охрана была вооружена только инъекторами. Наверняка у кого-то есть и пистолеты. Да, кстати!..»

– Ты не боишься, – с тревогой спросил Дэн, – что вертолет могут обстрелять?

– Не могут, – возразил Валерий. – Подумай сам: когда мы доберемся до базы, там уже будет полно репортеров! Скорее всего, нас тоже примут за корреспондентов. Не станут же охранники на виду у всех стрелять в представителей прессы!

– Не должны, – вздохнул Дэн. – Однако от неожиданности могут и пальнуть! А я прекрасно помню этот «Алуэтт» – сплошное стекло...

– Ладно, это все несерьезно! – возразила Инга. – Не будут они стрелять, и уж тем более – на поражение. Меня больше интересует другое: как мы успеем это все? В нашем распоряжении считанные часы, если мы хотим застать наших противников врасплох! Мы, кончено, оторвались от преследования, но это ведь ненадолго: хорошо, если до утра нас не хватятся! Но потом обязательно объявят серьезный розыск... А мы должны еще позвонить журналистам, добраться до Сент-Меллона, забрать вертолет, купить снаряжение, вернуться, – она быстро повернулась к Валерию. – Скажи, сколько придется лететь до базы?

– Больше двух часов, – ответил он, – почти предельная дальность.

Слова Инги навели его на размышления. Да, раскладка по времени в его плане не выдерживала никакой критики – однако совсем не из-за его нехватки!

Поезд прибывает в три десять, а первый самолет в Сент-Меллон около пяти утра – за это время они вполне успеют связаться с журналистами, тут нет проблем. Но потом...

Примерно полчаса займет перелет. Потом визит на аэродром, заправка вертолета и прочее... Итого – почти шесть утра. Значит, до базы они доберутся в восемь, не раньше. А журналисты начнут собираться сразу после сообщения. То есть с трех, ну, пусть с четырех утра до восьми: четыре часа... Да за это время с пленниками успеют сделать все, что угодно!

– Нет, – сказал Валерий, – наш план нуждается в одной существенной поправке: ставить в известность журналистов нужно гораздо позже!

– Каким образом? – воскликнула Инга. – Из вертолета?

– В принципе, можно и так: там же есть рация. Еще можно приземлиться где-то на подлете к базе и просто позвонить... Но лучше всего сделать по-другому, – он повернулся к Дэну, – ты и Инга останетесь в столице и связываетесь с журналистами. Так, чтобы ваше сообщение попало максимум в восьмичасовые выпуски, и чтобы толпа у базы начала собираться не раньше половины восьмого. За это время я заберу вертолет и доберусь до Южного парка. Вы тоже подъедете туда...

– Во сколько? – уточнил Дэн.

– К восьми пятнадцати. Я подберу вас, и через пять-десять минут уже будем на базе, – заверил Валерий. 7 – Это имеет смысл еще и потому, что «Алуэтту» не придется проделать весь путь с предельной нагрузкой: это же все-таки двухместный вертолет. Втроем нас даже со стоянки бы не выпустили, там с этим строго...

– Но Евгений, когда требовалось покатать кого-то третьего, просто подбирал его в километре от аэродрома, – проницательно заметила Инга. – Так? – Валерий молча кивнул, и она продолжила: – Это неплохая идея, только у меня к ней будет одна поправка.

Валерий вопросительно взглянул на нее.

– В Сент-Меллон я отправлюсь с тобой, а оповестить журналистов Дэн сумеет и один...

– Как это?! – одновременно, хотя и с разными эмоциями, выкрикнули Валерий и Дэн.

– Объясняю, – невозмутимо заявила Инга. – Во-первых, это будет замечательной гарантией того, что «десант» все же состоится: кто знает, не решит ли Валерий в последний момент избавить нас от риска или что-то в этом роде?..

Дэн взглянул на Валерия так, что тот смутился... но оба промолчали.

– Во вторых, присутствие красивой женщины, – без лишней скромности продолжала Инга, – всегда способствует успеху. Нам не будут задавать лишних вопросов: все поймут однозначно, зачем тебе понадобился вертолет. А мне каждый рад будет оказать какую-нибудь мелкую услугу, и это сильно сократит время любых формальностей на аэродроме...

– Да, – подумав, согласился Валерий. – В этом есть смысл.

– Ну, хорошо, – уступил Дэн, – вы правы... Я звоню журналистам, вы летите в Сент-Меллон. При этом получается, что до четырех утра время у нас свободное?

– Да, – кивнул Валерий. – Мы вполне успеем купить снаряжение.

– Купить снаряжение, – заметил Дэн, – я могу и один. А вы лучше отдохните перед полетом!

* * *

Евгению показалось, что все время, пока его допрашивали, Юля так и просидела, глядя на дверь – таким запредельно-внимательным и каким-то бесконечным был ее взгляд.

Юля не шевельнулась, пока с Евгения снимали наручники... но когда дверь за охранниками захлопнулась, быстро поднялась ему навстречу:

– Не говори ничего, – остановила она его. – Я все уже поняла...

– Прости меня, Юлька, – тихо ответил Евгений. – Прости...

– За что? – в ее глазах было искреннее и какое-то светлое удивление.

– За самонадеянность, – вздохнул Евгений. – Вполне достаточно.

– Самонадеянность, конечно, плохое качество, – серьезно сказала Юля. – Но на кого, кроме себя ты мог надеяться в этой истории? Так что ты зря извиняешься!

Евгений невольно улыбнулся: Юля всегда хорошо умела успокаивать! Однако выглядеть слишком успокоенным не стоило: кто знает, не наблюдает ли сейчас за ними не только дежурный охранник, но и сама Сара? И вообще, чем меньше слов и эмоций, тем лучше – если кто-то заподозрит, что у пленников есть возможность к бегству...

Евгений уселся на пол у ног Юли, и положил голову к ней на колени. Поза вполне подходящая: то ли отчаяние, то ли раскаяние... а главное, что за лицом следить не надо!

...Сара не сказала, когда именно за ними придут, но это и так было ясно. Эксперимент логично проводить около трех часов ночи, значит прийти должны где-то в два или даже в полвторого: подготовка требует времени. А видеозапись включается в час ночи... черт, как мало остается времени! Впрочем, на бегство надо не больше десяти минут: вполне достаточно, если не случится что-то непредвиденное...

Евгений знал, что Юля видит его намерения, и надеялся, что она не возражает против них – вот на споры времени точно не хватит!

...В начале первого Евгений внимательно проверил расстановку мебели, незаметно завел будильник и вслед за Юлей забрался в постель... И в эту ночь хорошо понял, что как бы не представляли себе ад в разных временах и странах, для него он навсегда останется именно таким: замкнутое пространство, пронизанное чужими взглядами, а в душе истинно дьявольский коктейль из сменяющих друг друга отчаяния и надежды!

И хотя пленники не спали, «час икс» наступил для обоих неожиданно. Евгений взглянул на будильник: одна минута второго, все правильно.

– Одевайся! – коротко скомандовал он Юле. – В шкафу есть свитер, надень: на улице еще прохладно.

Не вымолвив ни слова, Юля натянула шерстяную хламиду, подвернула рукава. Евгений тем временем быстро разрывал простыни и связывал лоскуты. Потом тщательно проверил импровизированную веревку на прочность: вроде бы все нормально, выдержит...

– Только будь осторожна, – в который уже раз напомнил он Юле, – периметр видеоконтроля примерно в пятистах метрах от здания. Прошу тебя, не попадись!

– Пятьсот метров – значит, семьсот моих шагов? – уточнила Юля.

– Да, – кивнул Евгений, – даже чуть побольше...

Тяжелая рама неохотно отъехала в сторону, и Евгений осторожно высунулся в окно: не видно ли охранников? Но нет, освещенная лужайка была пуста, а черные тени кустов за ней вряд ли могли скрывать кого-то – разве что призраки жили там!

Неожиданно Юля подошла к нему:

– Почему ты не пойдешь со мной?! – с отчаянным напором спросила она. – Ты же можешь спустить меня и спрыгнуть следом!

– Нельзя, – мягко ответил Евгений, привязывая к батарее импровизированную веревку. – Ты можешь воспользоваться своим чутьем и психологической невидимостью, а я нет. И по кустам бесшумно лазить у меня не получится, – он виновато улыбнулся. – Так что вдвоем нас найдут очень быстро! А если меня не будет, ты наверняка сумеешь продержаться до рассвета...

– Понятно, – остановила его Юля. – Сумею. А потом?

– Не знаю. – Евгений с невольной тревогой взглянул на часы: десять минут второго. – Не время сейчас об этом...

– Но ты еще надеешься на помощь своих друзей?

– Да, черт возьми, да!

Больше Юля не спорила. Евгений, не сдержав сентиментальный порыв, быстро поцеловал ее... потом подхватил на руки и поставил на подоконник.

Она спустилась на карниз, опоясывающий здание, оглянулась, крепко обхватила веревку ногами и бесстрашно скользнула вниз. Евгений напряженно наблюдал, как она аккуратно перебирает руками по веревке, спускаясь все ниже, и успевал посматривать по сторонам краем глаза – не появится ли поблизости какой-нибудь случайный свидетель? Наконец Юля достигла земли, бросила веревку и быстро побежала через освещенную лужайку.

«Только бы ее не заметили! – отчаянно умолял судьбу Евгений. – Только бы не вздумалось какому-нибудь идиоту посмотреть в окно... Только бы она успела спрятаться!..»

Юля стремительно нырнула в кусты, издали непроницаемо-черные, и словно бы растворилась в них. «Все, – вслух сказал Евгений. – Теперь от меня ничего не зависит...»

Он втянул веревку, закрыл окно и снова забрался в постель, продолжая вслушиваться в ночную тишину – не нарушится ли она криками или шумом борьбы? Но нет, все было спокойно: похоже, что Юле удалось-таки ускользнуть и спрятаться!

Евгений придал запасенному заранее вороху одежды форму лежащего под одеялом тела – лучше, если Сара не сразу заметит, что в постели остался только один человек! Теперь можно было спокойно подумать, что делать, когда за ним придут...

По правде говоря, у него больше не было никаких определенных планов. Главная задача – удалить Юлю, хоть на какое-то время лишить шефа и Сару возможности шантажа! – была выполнена. Конечно, рано или поздно ее найдут... Но скорее поздно, чем рано! Сегодняшняя ночь, во всяком случае, будет потеряна – и значит, еще сутки в запасе...

Ведь помощь должна быть уже близко, друзья уже наверняка землю носом роют, разыскивая базу...

Как бы еще потянуть время? Может, самому побегать немного, когда придет Сара? Открыть окно, выскочить, собрать побольше народу – глядишь, кто-нибудь пальнет с перепугу, тогда заодно и выспаться можно будет...

* * *

Свернувшись под одеялом, Евгений напряженно прислушивался к шагам в коридоре – ну скоро вы там?! Но прошел час, а его никто не беспокоил. Что такое? Уже почти половина третьего, через час пора начинать эксперимент – неужели Сара передумала?..

...Как ни старался Евгений удержаться от сна, усталость дала себя знать. Он задремал, и проснулся от близкого голоса Сары. Черт возьми – уже без десяти три!

Он осторожно скосил глаза в сторону: «Юля» выглядела вполне нормально, похоже, ни у кого еще не возникло подозрений... Евгений протянул под одеялом руку, чтобы, обняв безжизненную куклу, придать ей еще большую правдоподобность. Черт, но как же он умудрился так проспать?

В комнате, кроме Сары, было еще трое охранников... впрочем, Евгения они не особенно беспокоили: двое прислонились к закрытой двери, третий прошел чуть дальше в комнату, но и он не преграждал путь к окну – здесь надо было миновать только Сару. Обескураживало другое: никто из охранников не держал его под прицелом. «Скорее всего, у них вообще нет инъекторов, – с досадой подумал он. – Значит, не удастся спровоцировать выстрел и выиграть еще несколько часов...»

– Вы еще долго собираетесь валяться? – сердито спросила Сара. – Хватит изображать стеснительность: вставайте и одевайтесь! Или вам помочь?..

Евгений понял, что медлить больше нельзя – вот-вот последует команда! Одеяло взвилось вверх, перелетело через спинку кровати и накрыло двоих охранников у двери. В следующее мгновение Евгений уже несся к окну в чем был – в трусах и в майке. Сара испуганно шарахнулась в сторону и, не удержав равновесие, с размаху села на стол. Третий охранник попытался задержать Евгения, но тот уже достиг окна и с силой дернул на себя занавеску: карниз оборвался, и занавеска рухнула на преследователя. Охранник по инерции пролетел вперед, ударился о подоконник и, зашипев от боли, начал выбираться из-под тяжелой ткани. Евгений отпихнул его, вскочил на подоконник, и одним сильным толчком сдвинул раму.

Прыгая на карниз, он оглянулся... и невольно запечатлел в памяти восхитительную картину – охранники, уже отбросившие одеяло и запоздало рванувшиеся к окну, растерянно-изумленные глаза Сары и громыхающее карнизом темно-синее привидение...

«Не умеете вы, ребята, реагировать на неожиданности!» – с удовольствием подумал Евгений, сгруппировался и шагнул вниз...

...Земля рванулась навстречу, больно ударила по босым ступням. Евгений неловко повалился на бок, вскочил и тут же со стоном сел – острая боль пронзила лодыжку. Неужели перелом? Нет не похоже... Хотя побегать теперь явно не удастся! Евгений с тоской огляделся – нет, поблизости никого, кто мог бы, не зная приказа, случайно «подстрелить» его. А сверху уже валились один за другим подоспевшие охранники...

Схватка была короткой и неравной. Сара внимательно проследила из окна, как беспомощного беглеца опрокинули и прижали к земле, повернулась к телекамере и успокаивающе помахала рукой: мол, все в порядке, беглец пойман, отбой! И вдруг тревожно спохватилась – а где же Юля?

Дверь в коридор была слегка приоткрыта. Сара дернулась было к ней, но тут же замерла, осознав назначение вороха одежды на кровати. Ну конечно, когда одеяло взлетело вверх, – теперь она вспомнила отчетливо! – никого, кроме Евгения, под ним не было...

Сара вернулась к окну, внимательно осмотрела сломанный замок. «Черт возьми, как им это удалось?! – с бессильной злостью подумала она. – При постоянном видеоконтроле!..»

Впрочем, если дежурный у монитора, скажем, задремал, то сильная телепатка могла и почувствовать это. А Евгений быстро сообразил, как воспользоваться неожиданным преимуществом и постарался вывести жену из-под удара. Теперь этой нахальной девчонки наверняка уже и след простыл...

Хотя на самом деле ничего страшного пока не случилось. За периметры беглянке не уйти, значит, прячется где-то в саду. Придется искать... да, но что теперь делать с Евгением?

Она снова подошла к окну. Евгений лежал на земле со скованными за спиной руками, а все три охранника молча стояли над ним, готовые к любой неожиданности. Они боялись его даже сейчас, когда тот был абсолютно беспомощен!

«Ну, почему именно Евгению довелось наткнуться на это проклятое бесконтактное убийство? – невольно подумала Сара. – И неужели все не могло сложиться по другому...»

Да, могло... однако же не сложилось! И заглушая неуместную жалость, Сара громко крикнула охранникам внизу:

– В двести первую его! Я сейчас туда подойду...

Она подошла к телефону и набрала номер Майзлиса – требовалось срочно организовать поиски Юли! И с досадой поняла, что тот не удержится от ехидных замечаний в адрес «белых воротничков»...

...Когда она наконец добралась до двести первой лаборатории, Евгений уже был там – привязанный к платформе, как и вчера, но без датчиков. Очевидно, охранники не рискнули сами хозяйничать с приборами... а впрочем, какие сейчас приборы? Надо быть самоубийцей, чтобы в отсутствие Юли рискнуть усилить альфа-ритм Евгения!

Сара машинально проверила прочность ремней – надеясь, на самом деле, что Евгений не выдержит и заговорит с ней... но он упорно молчал и отводил взгляд. Ну, что же...

– Мне очень жаль, – очень ровным голосом сказала Сара, – но тебе придется пока полежать тут и подумать о смысле жизни! Полагаю, твою жену отыщут достаточно быстро, и тогда...

– Ну-ну, – с ухмылкой перебил Евгений. – Искать вам не переискать!

Сара с досадой тряхнула волосами. Конечно, она понимала, что поймать такую чуткую телепатку, как Юля, будет достаточно сложно: сегодняшняя ночь, скорее всего, уже потеряна! Но все может быть – и лучше сохранить полную готовность к эксперименту...

* * *

...Около четырех часов утра дежурный охранник увидел в углу монитора мигающую красную букву «А». Он протер глаза и пристально вгляделся в картинку. Странно: на экране решительно ничего не изменилось – «арестант» был по-прежнему крепко привязан к платформе и не шевелился, более того, несмотря на неудобное положение, ему, кажется, удалось задремать...

Однако непонятное предупреждение не гасло. Охранник напряг память, вспоминая давние инструктажи, но ничего путного на ум не шло. Вроде бы подобные сигналы как-то связаны с изучением эсперов... Но ведь этот парень не эспер!

Впрочем, что толку терзать себя раздумьями – надо просто доложить начальству о странном явлении! Пусть господа ученые сами разбираются, что к чему...

...Для Сары сообщение прозвучало, как гром с ясного неба. Она вскочила, и едва одевшись, кинулась к Евгению. И только у самой двери лаборатории устыдилась своей паники: худшее, что можно сейчас сделать – это потерять самообладание!

В конце коридора показалась быстро приближавшаяся фигура. Сара испуганно замерла, но почти сразу узнала Гуминского. Ну, конечно, ему тоже позвонили...

– Что случилось? – выдохнул шеф, останавливаясь и судорожно застегивая последние пуговицы. – Вы понимаете?

Сара уже овладела собой.

– Пока я понимаю только, что у него повышен альфа-ритм, – сказала она почти спокойно. – Сработала сигнализация, предназначенная для эсперов.

– Но ведь он не... – Гуминский не договорил, но все страхи ясно читались на его лице. На миг в душе Сары шевельнулось что-то вроде презрения к этому перепуганному человеку, который раньше предпочитал пугать других...

– Не паникуйте! – сердито сказала она. – Такая активность у нормального человека может быть только во сне, и то в особых условиях, так что ничего страшного еще не произошло... Но не вздумайте будить его! Предоставьте все мне...

Сара аккуратно приоткрыла дверь и заглянула в лабораторию. Вроде бы все спокойно...

Еще раз сделав Гуминскому знак молчать, она осторожно подошла к Евгению. Тот действительно спал... или забылся, так было бы точнее! «Особые условия» были налицо: ремни фиксировали тело в неудобной позе, не давая пошевелиться, а воздух в комнате был слишком холодный для того, чтобы спать раздетым – вот откуда «алертный» сон!

Обругав себя за непредусмотрительность, Сара взглянула на индикатор альфа-ритма. Форма пиков отслеживалась плохо – очевидно, они менялись беспорядочно – но интенсивность была невероятная. Сара никогда бы не поверила, что такое возможно для не-эспера!

Что же теперь делать? Будить нельзя ни в коем случае, она не зря предупреждала Гуминского: внезапное пробуждение может помочь Евгению «запомнить» новое состояние – чтобы потом воспроизвести его уже сознательно! Впрочем, рано или поздно он все равно научится, это только вопрос времени...

Сара оглянулась: Гуминский по-прежнему стоял в дверях, явно боясь приблизиться. Ну, знаете ли... Хотя его, конечно, тоже можно понять: если Евгений овладеет бесконтактным убийством – быть шефу первой жертвой!

– Принесите теплый плед, – почти беззвучно сказала Сара. – И наручники. Только быстро!

Гуминский, ни слова не говоря, кинулся выполнять приказание. Сара невольно усмехнулась: руководство переходит к полевым командирам! Да, но ведь и ответственность тоже...

...Через пару минут, забрав у вернувшегося Гуминского одеяло, Сара снова подошла к Евгению. Альфа-ритм по-прежнему был пугающе высоким – но вот пугаться как раз не следовало ни в коем случае!

Осторожно, стараясь не сделать случайно резкого движения, Сара накрыла спящего одеялом. Не проснулся, слава богу... Теперь аккуратно освободить одну руку из ремней. Лучше левую: на правом боку спать удобнее.

Сара размяла пальцы, чтобы не разбудить пленника холодным прикосновением, и аккуратно взялась за застежки... Получилось! Евгений тут же повернулся на бок и заворочался, насколько позволяли ремни...

Гуминский, уже понявший, что происходит, молча протянул наручники. Сара подержала их некоторое время на груди под блузкой, а когда металл согрелся, аккуратно замкнула одно кольцо на свободной руке Евгения.

Отвязать правую руку и замкнуть ее в другом кольце было совсем простым делом – но Сара заставила себя не торопиться. И когда Евгений, уютно свернувшись, зарылся под одеяло с головой, альфа-ритм быстро вернулся к нормальному уровню...

* * *

...Ночные поиски оказались неожиданно изматывающими. Во время короткого отдыха, устроенного Майзлисом для легкого завтрака и перегруппировки сил, Сергей больше всего боялся заснуть прямо за столом.

Когда их подняли по тревоге в три часа ночи, вооружили фонарями и приказали найти сбежавшую эсперку, почти все восприняли это как веселое приключение, очень кстати подвернувшееся после стольких дней унылой казарменной рутины...

Теперь так уже никто не думал.

В столовую вошел Майзлис, хмуро оглядел усталый полусонный отряд.

– Вот что, парни... Давайте-ка сменим тактику. Прочесывание цепью неэффективно – вас слишком мало...

«Сообразил наконец! – зло подумал Сергей, вспомнив бесполезную беготню по саду. – Тридцать человек на такую площадь, да ночью, да в зарослях... Неужели раньше неясно было? Не могли подождать, пока рассветет? Или если Гуминскому не спится, то и остальным не положено?»

– Как только взойдет солнце, перейдем к свободному поиску, – продолжал Майзлис. – Особенно обращайте внимание на заросли кустарника, деревья, на которые легко залезть, остатки старых построек... И не орите как на базаре, если увидите ее: достаточно просто спугнуть – все равно на кого-нибудь да выскочит.

«Это точно!» – усмехнулся Сергей сразу вспомнив, как сбегалась на зов вся цепь, если кому-то что-то мерещилось в темноте – а в это время с другой стороны хоть слона проводи!

– Инъекторы рекомендую спрятать подальше, а то еще друг друга перестреляете! И вообще лучше их не применять: девочка не представляет никакой опасности, она всего лишь телепатка. Ну все, пожалуй, сейчас узнаете у командиров отделений свои сектора – и вперед!..

...После отдыха дело неожиданно пошло веселее. Спать расхотелось совершенно – наверное, в кофе, кроме кофеина, было еще что-то бодрящее! А может, свою роль сыграли теплые лучи взошедшего солнца или отсутствие шумной толпы, неуместной в этом царстве покоя – но так или иначе, а теперь Сергей с удовольствием «прогуливался» по выделенному ему участку.

Это был один из самых заброшенных уголков, куда никто и никогда не заходил, и аллеи тут давно уже превратились в тропинки, а кое-где заросли совсем. Над пахучими белыми соцветиями кружились проснувшиеся пчелы, но в длинных тенях под деревьями еще пряталась ночная сырость и прохлада. Однообразное для городского жителя пение птиц не нарушало ощущения тишины... и не за людьми бы охотиться в таком месте, а просто отдыхать!

Впрочем, Сергей старался не забывать об обязанностях – внимательно глядел по сторонам, особенно пристально всматриваясь в густые заросли молодых елок и кустов крушины. Ночью такие «джунгли» старались обходить стороной, и Сергей не исключал возможности, что беглянка действительно пряталась где-то в них.

«Представляю, что она думала о нас ночью! – усмехался он про себя. – Стая павианов, вырвавшаяся на волю из клетки... и разграбившая по дороге склад электротоваров!» Во всяком случае у него самого, когда их отряд посреди ночи высыпал из казармы с зажженными фонарями, промелькнула именно эта нелестная ассоциация...

Из-за ярких солнечных лучей смотреть было можно только в одну сторону, поэтому Сергей старался оставлять солнце сзади, двигаясь с востока на запад. Он медленно и бесшумно раздвигал кусты, издалека осматривая все доступное пространство. Глаза уже приспособились к монотонной работе и больше не фиксировались на шевелящихся от ветра ветках.

И все-таки он не смог понять, в какой именно момент, «сканируя» очередной участок зарослей, почувствовал, что что-то не так... Что-то необычное находилось в поле зрения... но где? и что именно?

Не шевелясь и затаив дыхание, Сергей внимательно осмотрел кусты прямо перед собой – от ближних к дальним. Никого... но ощущение чьего-то присутствия не проходило! Тогда он чуть повернул голову вправо, вглядываясь в молодой ельник, темный даже под прямыми лучами солнца. И здесь, тщательно «прорисовывая» очертания веток, вскоре различил спрятанную за ними прижавшуюся к стволу фигурку...

Беглянка сразу почувствовала, что обнаружена – Сергей не успел даже шевельнуться, как она стремительно пригнулась, и скользнув под ветками, кинулась прочь. Он метнулся вперед, надеясь обогнуть ельник и перехватить ее, но тщетно: Юля, явно угадав его намерения, выскочила сбоку и побежала по едва заметной тропинке, петляющей между кустами.

Сергей бросился напрямик, раздвигая ветки, и почти настиг свою жертву – но в последний момент какой-то упругий и на удивление прочный стебель словно нарочно скользнул ему под ноги! Сергей почувствовал сильный рывок, беспомощно взмахнул руками, пытаясь удержать равновесие, и со всего размаха грохнулся на землю.

Удар оказался неожиданно сильным – даже в голове зазвенело! Но еще больнее была досада – ну можно ли быть таким идиотом! Не догнать какую-то девчонку... да над этим месяц смеяться будут!

Сергей торопливо приподнялся, щурясь от бивших прямо в глаза солнечных лучей... и невольно замер от удивления: Юля больше не пыталась убегать. Она спокойно стояла в двух шагах от него – темный силуэт на фоне яркого восхода, просвечивающие, словно прозрачные, волосы...

Сергей осторожно подвинулся, чтобы высокий кустарник заслонил солнце. Теперь он мог видеть не только силуэт, но и ее спрятанное в тени лицо, и взгляд...

Странный был у нее взгляд! Вроде бы рассеянный, даже отстраненный – и в тоже время ощущалось в нем и неподдельное любопытство. Сергей сразу почувствовал, как нелепо и смешно он выглядит со стороны, торопливо сел и кое-как отряхнул лицо и одежду. Случайно задев карман, он вспомнил об инъекторе, но отбросил очевидную на первый взгляд мысль. Откуда-то взялась непонятная уверенность, что Юля опередит его, исчезнет раньше, чем он успеет выхватить оружие. Да и вообще... неспортивно это как-то! Может, лучше вообще не бегать за ней, а попытаться как-то поговорить... Вот только что ей сказать?

Увидев, что он пришел в себя, Юля слегка улыбнулась и сделала едва заметный шаг назад. Впрочем, нет, это не был шаг – казалось, все пространство вокруг нее вдруг сместилось, отступило... Это было похоже на то, как подергивается рябью отражение в воде – когда малейшее движение искажает всю картину. Сергею показалось, что на миг он перестал видеть и слышать... а когда опомнился, Юля была уже далеко от него!

Сразу же сработали тренированные инстинкты погони, и Сергей проворно вскочил, твердо решив на этот раз догнать неуловимую беглянку, будь она хоть трижды ведьма! И снова остановился – да вот же она, никуда не убегает... и опять этот взгляд!

Он осторожно шагнул к Юле. Нет, она действительно не пыталась убегать – просто переместилась... или ее переместили?!

...Сергей замер и с опаской огляделся. Место было тем же самым – и все-таки чуточку другим. Те же кусты, тот же ельник... и при этом странное ощущение: будто за ними уже нет ни аллей, ни старых беседок, ни сверхсовременных периметров – один бесконечный сад, по которому сколько ни иди, никогда не выйдешь к ограде...

Сознание Сергея словно раздвоилось – одна половина, напуганная до смерти, громко вопила «Отпустите!», вторая, замерев от восхищения и любопытства, с жадностью впитывала новые неизвестные доселе впечатления. В этом странном мире было что-то первозданное, нетронутое – что-то, чего не найдешь в обычной жизни...

...Опять все вокруг словно качнулось – но на этот раз Юля не отодвинулась. Наоборот, она как бы обрисовалась ярче, плотнее, теперь ее можно было потрогать, даже заговорить с ней! Но пока Сергей думал, что сказать, чтобы не нарушить это волшебное состояние, Юля первая нарушила молчание.

– Помоги ему... – тихо, но с какой-то скрытой внутренней силой произнесла она.

– Кому? – растерянно переспросил Сергей и тут же понял, что она говорит о Евгении.

– Помоги. Ему очень нужна помощь... – повторила она. – Ты можешь, я знаю... – ее голос был напряжен, в нем слышалось скрытое волнение, глубокая боль и бесконечное страдание.

Сергей был поражен. Здесь, в этом странном мире Юля была своей, если бы она захотела, она могла бы командовать, приказывать, подчинять...

Она просила.

– Я не... – начал было он в ответ... но тут же земля чуть вздрогнула, и все деревья в саду разом встряхнули кронами. Сверху посыпались листья и ветки, резко запахло какой-то пряной травой, и неразличимые птицы с заполошными криками кинулись врассыпную.

А когда Сергей снова огляделся, Юли уже нигде не было...

* * *

Проводив взглядом такси, уносившее Валерия и Ингу в аэропорт, Дэн вдруг ощутил неприятное чувство незащищенности. Все последние дни они были вместе, и даже опасности их нового положения казались от этого не такими страшными. Теперь же он до утра должен был рассчитывать только на себя...

Дэн огляделся. Привокзальная площадь в этот ранний час была почти безлюдна, а расходившиеся веером улицы отсюда казались и вовсе пустыми. Немногочисленные ночные пассажиры спешили поскорее уехать на такси, другие, такие же полусонные, торопились к поездам. Некоторое оживление царило лишь в дальнем конце площади, у ярко освещенного здания торгового центра – расположенный у самого вокзала, он работал круглосуточно. «Ну что же, можно начать и отсюда», – решил Дэн, и, оглядевшись в последний раз, быстро зашагал к универмагу.

Через полчаса он уже сидел в кафетерии, пытаясь привести в порядок нервы. Хотя покупка снаряжения сама по себе оказалась делом несложным, нервная нагрузка превзошла все ожидания. Как Дэн ни убеждал себя, что ничего особенного в его покупках нет, даже сейчас ему казалось, что все знают, куда он собрался, и смотрят только на него. Конечно, дело было прежде всего в нем самом – теперь, когда в его сумке лежали защитные шлемы и кожаные комбинезоны, вся их рискованная вертолетно-тарзанья авантюра вдруг стала куда более близкой и материальной, чем абстрактный разговор над картой в поезде...

Но так или иначе, первый пункт плана был выполнен. Можно было переходить ко второму. Дэн достал блокнот и стал прикидывать, в какой последовательности лучше всего будет обзвонить корреспондентов. Задача была не такой простой, как могло показаться на первый взгляд – следовало добиться того, чтобы все «поднятые по тревоге» журналисты прибыли к базе СБ примерно в одно время – только так можно добиться достаточно сильного эффекта от раскрытия базы и избежать преждевременной или наоборот, запоздалой сенсации. Но поскольку все его знакомые корреспонденты жили в разных концах города, время звонка каждому из них нужно было определить с точностью до минуты. Кроме того, кого-то из них Дэн знал лучше, кого-то хуже, а это неминуемо должно было сказаться на «времени убеждения» – ведь будь на месте Дэна кто-то совсем посторонний, ему скорее всего вообще не поверили бы! Ну а если учесть еще и то, что журналистам, чтобы отправиться к базе, придется отменять какие-то другие планы, искать замену для эфира или вызывать операторов с камерами – то вся процедура неожиданно превращалась в довольно сложную математическую задачу! А ведь оставались и в принципе неучитываемые факторы: дорожные пробки, возможное противодействие СБ...

Наконец Дэн решил, что лучше всего будет отправиться к кому-нибудь из журналистов прямо домой, рассказать ему ситуацию – не упоминая о вертолете! – и попросить помочь обеспечить «синхронность». Лучше всего для этой цели подходил Игнат Летт, научный обозреватель программы «Глобус-Радио». Это был один из немногих журналистов, обладающих природным тактом, и к тому же – не менее редкое свойство – его аура не начинала пронзительно желтеть через две минуты беседы с Дэном!..

Дэн был уверен, что Игнат сумеет помочь ему, а на его убеждение не потребуется много времени... и вообще, звонить из теплой уютной квартиры с надежно запертой дверью гораздо приятнее, чем из автоматной будки! С облегчением приняв это решение, Дэн поднялся, взял сумку и пошел искать телефон. Конечно, жаль будить человека в такую рань, но что поделаешь...

* * *

...Расставаться со сном Евгению категорически не хотелось! Несколько раз он почти просыпался, но нарочно не открывал глаза и вскоре снова задремывал. Но в конце концов игнорировать естественные надобности стало невозможно...

Окончательно придя в себя, Евгений обнаружил, что ночью его накрыли одеялом, и невольно почувствовал к своим тюремщикам нечто вроде благодарности. К тому же наручники оказались куда лучше, чем фиксирующие ремни!

Он откинул одеяло, нетерпеливо пошевелился... и только тут взглянул на часы. Четверть восьмого! И никто его не разбудил? Неужели Юлю до сих пор не поймали? Вот здорово!

...Переполненный мочевой пузырь снова болезненно напомнил о себе. Евгений беспокойно завертелся, пытаясь не столько высвободиться из ремней, сколько привлечь внимание наблюдателя у монитора. Однако прошло пять, десять минут, а в лаборатории так никто и не появился.

Евгений снова встревожился. Неужели у мониторов никого нет? Не исключено – если вся охрана брошена на поиски Юли... Но ведь он не выдержит долго!

Он попробовал крикнуть, но крик потонул в широком пространстве лаборатории. «Да есть в этом здании хоть кто-то, черт побери?!» – возмущенно воскликнул он про себя, борясь с подступающей паникой, и словно в ответ на этот беззвучный вопль дверь лаборатории распахнулась, и на пороге появилась Сара.

– Доброе утро! – поздоровалась она как ни в чем ни бывало.

Евгений что-то мрачно пробурчал в ответ, успокаиваясь. Конечно, Сару он сейчас хотел бы видеть меньше, чем кого бы то ни было, но все же...

Сара сразу поняла причину страданий Евгения. Она забрала одеяло подняла платформу в вертикальное положение и сообщила:

– Отвязать я тебя не могу: охрана, сам понимаешь, занята, а у меня есть все основания тебя опасаться! Так что извини...

Евгений скрипнул зубами от злости: он никогда и не считал себя стеснительным – но всему есть предел! Впрочем, Сара не стала злоупотреблять своим преимуществом. Она принесла обычное больничное судно (откуда оно взялось в этом царстве электроники!), пристроила его на стуле около Евгения и деликатно вышла из комнаты.

Через несколько минут она вернулась, забрала посудину и осторожно осведомилась насчет завтрака. В вопросе не было издевательства или насмешки, но ускорять обмен веществ после только что пережитого унижения Евгению сразу расхотелось.

– Спасибо, обойдусь! – коротко огрызну