/ / Language: Русский / Genre:love_history, / Series: Очарование

Добродетельная Леди

Элизабет Торнтон

Хью Монтгомери, маркиз Рейвенсворт, мог при желании соблазнить любую женщину, потому что светские львицы Лондона не слишком-то сопротивлялись ухаживаниям блестящего ловеласа... Однако на сей раз Хью проучила САМА СУДЬБА. Он... ВЛЮБИЛСЯ. Позорно. Страстно. До безумия! А предмет его страсти, между прочим, – самая язвительная, самая острая на язык и самая неприступная «старая дева» высшего света – Брайони Лэнгленд! Обольстить обычную женщину несложно... Но как обольстить желанную женщину, не верящую ни одному мужчине в мире?..

Элизабет Торнтон

Добродетельная леди

Глава 1

Слабые звуки оркестра проникали снизу по широкому колодцу внушительной мраморной лестницы и вторгались на четвертом этаже в тихое уединение спальни Брайони Лэнгленд, готовившейся ко сну.

– Этот безнравственный вальс, – укоризненно произнесла Нэнни. Она недовольно поджала губы и сердито посмотрела на бледное отражение Брайони в овальном зеркале, висевшем над туалетным столиком красного дерева. Нэнни расчесывала длинные светлые и мягкие как шелк волосы Брайони, пока они не начали блестеть.

– Сто, – произнесла она, наконец, откладывая серебряную щетку.

Бал на нижних этажах Брумхилл-Хауса в Ричмонде, что недалеко от Лондона, был в самом разгаре. Но мисс Лэнгленд была изгнана в олимпийские выси особняка ее дяди, и это ничуть ее не беспокоило. Брайони не любила балов. Правда, она никогда не бывала на балу, но знала, что танцевать легкомысленно. И по убеждению, если не по склонности, Брайони питала отвращение к такого рода развлечениям.

Нэнни проворно заплела волосы Брайони и, свернув косы в аккуратное кольцо, заколола их шпильками. Последним штрихом наряда стал кусок ноттингемского кружева, называемый ночным чепцом, который был осторожно помещен поверх кос Брайони и крепко завязан лентами под подбородком. Брайони неприязненно посмотрела на свое отражение в зеркале, которое столь же антипатично взглянуло на нее. Она скорее была похожа на двенадцатилетнего ребенка, чем на взрослую девушку девятнадцати лет.

– А теперь быстро в постель, – безапелляционно приказала Нэнни. Ее подопечная помедлила. У Брайони была мысль спросить Нэнни, нельзя ли ей почитать всего несколько минут, перед тем как задуть свечи, но что-то в решительной позе пышногрудой Нэнни заставило ее передумать. Она послушно забралась на высокую кровать с пологом и до подбородка натянула одеяло.

– Кожа да кости, больше ничего, – сказала Нэнни. – Вы таете прямо на глазах. Будете каждое утро есть овсяную кашу со свежими сливками, прежде чем сесть за стол с этим вашим английским завтраком. – Нэнни была шотландкой.

– Да, Нэнни, – покорно ответила Брайони. У нее не было желания есть такую невкусную еду.

Нэнни подошла ближе к кровати и внимательно осмотрела Брайони.

– И черные круги под глазами! – Ее голос потеплел: – Мой бедный ягненочек, вы должны перестать так убиваться. Разве вы не понимаете, что не этого ваши мама и папа, упокой Господи их души, хотели бы для вас? У меня сердце разрывается при виде вас. Уже больше года прошло с той ужасной трагедии. Вы уже сняли траур и приехали пожить у дяди и тети, так почему же не поискать в этом хоть немного удовольствия? Вы не счастливы здесь, мисс Брайони?

Брайони сглотнула.

– Конечно, я счастлива, Нэнни. Настолько, насколько могу в сложившихся обстоятельствах. Я просто немного скучаю по Лэнгленду и тете Шарлотте, только и всего.

Нэнни постояла, задумчиво глядя на свою подопечную.

– Пусть пройдет время, мой бедный ягненочек, – мягко сказала она. – Вы здесь только неделю, и вам все равно нельзя было оставаться дома под присмотром тетки вашего отца. Не годится девушке вашего возраста избегать общества, а бедная женщина с трудом может позаботиться даже о себе, несмотря на любовь вашу и мастера Вернона. Здесь, по крайней мере, есть кузина Харриет, которая составит вам компанию. Конечно, Лондон совсем не то, что глушь Шропшира, но человек со временем привыкает ко всему.

– Но Ричмонд не Лондон, Нэнни!

– Он достаточно близко, – фыркнула Нэнни. – Я что-то не заметила тут недостатка в высокомерных светских дамах и джентльменах! Смотрите, как бы не стать одной из них.

Брайони усмехнулась:

– Тетю Эстер ждет разочарование, если она думает превратить квакершу в светскую даму. Отвечу тебе твоими же словами, Нэнни: «Нельзя сшить шелковый кошелек из свиного уха».

– Ваша мамочка растила вас настоящей леди, а не какой-то там жеманницей. Разве она не была леди до того, как стала квакершей?

– Мама всегда была леди, – с готовностью согласилась Брайони. – Она же сестра дяди Джона.

– Тогда покажите, что помните все, чему она вас учила, даже если вам и придется жить по-новому теперь, когда вас опекают ваши знатные родственники.

Нэнни засуетилась, перетряхивая вещи Брайони – скучную серую квакерскую одежду, прежде чем рассортировать ее и уложить в большой комод красного дерева. Брайони наблюдала за ее движениями из-под золотистых ресниц и вдруг в порыве чувств воскликнула:

– О, Нэнни, что бы я без тебя делала? Я так люблю тебя!

Нэнни резко повернулась к своей хозяйке.

– Мисс Брайони! Не забывайтесь! – Но тон ее тотчас же смягчился: – Ах, мой ягненочек, вы всегда выражали свои чувства прямо, как квакеры. Но теперь надо быть поосторожней. Что бы подумали ваши родственники, если бы услышали такое? Слава Богу, ваш папа никогда не позволял вам с мастером Верноном говорить в этой дурацкой квакерской манере вашей мамы.

На щеках Брайони появились озорные ямочки.

– Стыдись, Нэнни! Ты что же, не знаешь, что даже Библия написана квакерским языком, – и это ты, пуританка?

– Хватит, я сказала! – Нэнни не развеселилась. – И я не пуританка, – строго продолжала она. – Я принадлежу к шотландским пресвитерианам.

– Это одно и то же, – поддразнила Брайони.

– А, сассенаки!

В глазах Брайони заплясали искорки.

– Нэнни, разве честно, что ты позволяешь себе потакать собственным причудам и говорить на этом непонятном шотландском языке, в то же время, отказывая мне в праве изъясняться в моем особом квакерском стиле?

– Это не одно и то же, ягненочек, и вы прекрасно это знаете. Дядя Джон теперь ваш опекун, и то, что он терпит во мне, не потерпит в вас! А что сказала бы ваша тетя, я даже и думать не хочу. Без сомнения, для нее это стало бы причиной дурного настроения.

Да, про себя признала Брайони, на ее дядю и тетю вряд ли произвело бы благоприятное впечатление обращение на ты. Квакерского стиля речи отец никогда не терпел в своих детях, хотя всегда, похоже, находил его очаровательным в жене. Но даже мама не всегда помнила, что нужно говорить в простом квакерском стиле, потому что она все-таки была дочерью первого барона Гренфелла и квакерство не было частью ее воспитания.

Выражение лица Брайони стало задумчивым.

– Нэнни, ты знаешь, какие намерения насчет меня имеет тетя Эстер – нарядные платья и украшения, вечеринки и балы, концерты, театры и выезды, и, о Боже, дюжина других вещей? Она считает, что мы с Верноном должны занять подобающее место в светском обществе. Я не хочу показаться неблагодарной или непослушной, но как я могу допустить такое? Как я смогу остаться Вернон своим убеждениям – всему, чему меня научила мама?

Нэнни Макнэр стояла у огромной кровати и внимательно изучала милое личико своего «ягненочка». Ее ничуть не удивило, что Брайони, которая всегда была немного упрямой, как все молодые люди, растущие в любящей и снисходительной семье, теперь считает своим долгом в память об умершей матери строго выполнять все, на что в прошлом не обращала никакого внимания. Нэнни постаралась как можно тщательнее подбирать слова.

– Ваша мама, как истинная квакерша, растила вас в страхе и любви к Господу. Ни одна женщина не могла сделать больше для своих детей. Но ваш отец, тоже богобоязненный человек, не был квакером. Вы должны чтить и его память тоже. Но ваш долг теперь подчиняться своему опекуну дяде Джону. Пусть ваша совесть ведет вас. Делайте все, что вас просят, но не совершайте при этом греха.

Глаза Брайони наполнились слезами. Она всем сердцем пожалела, что обращала недостаточно внимания на наставления матери, что была не слишком послушной и сговорчивой, чтобы больше наслаждаться теми часами дружеского общения, которые они делили, когда были семьей.

Но в то теплое, залитое солнечными лучами июльское утро, когда она и ее брат Вернон лениво наблюдали, как их родители катаются на лодке по спокойным водам озера Уиндермир, и беспечно махали им с нагретого солнцем берега, кто мог предвидеть трагедию? Разве кто-нибудь ожидал внезапного шквала, яростно налетевшего с запада, опалившего небо зигзагами молний и взметнувшего воду озера в бешеном вихре? Кто мог предсказать весь ужас того дня? Брайони, промокшая до костей, полная отчаяния, смотрела с берега и видела все, произошедшее с родителями. Она никогда не сможет забыть эту катастрофу, которая стала ее постоянным ночным кошмаром.

Она заморгала, пытаясь остановить слезы, и выдавила дрожащую улыбку.

– Спокойной ночи, Нэнни, и спасибо... за все.

Нэнни Макнэр сгребла в охапку одежду для починки и подошла, чтобы поцеловать свою подопечную в лоб.

– Благослови вас Бог, мой ягненочек, – ласково сказала она. – И сладких вам снов.

Брайони осталась одна со своими мыслями.

Ее и ее брата Вернона растили в строгих квакерских принципах, хотя их отец и оставался приверженцем англиканской церкви. Она знала, что существуют так называемые веселые квакеры, которые наслаждались музыкой и танцами и носили одежду всех цветов радуги. Но ее мать не была одной из них. Джейн Лэнгленд растила детей в консервативных квакерских традициях. Они не судили соседей, но видели в каждом только лучшее. Если они были требовательны, то следовали этим принципам и в собственном поведении. К слабостям других они проявляли снисходительность и терпение. По крайней мере, подумала Брайони, они должны были так поступать. Но теория и практика не всегда совпадают, по меньшей мере, в некоторых квакерах, которых она встречала на квартальных и полугодовых собраниях, куда сопровождала свою мать. Ее отец и брат, естественно, всегда отсутствовали – такое времяпрепровождение не для них, говорили они.

Беспокойство охватило Брайони. В комнате было жарко и душно. Она отбросила одеяло и встала, чтобы открыть окно. Холодный осенний ветерок заставил ее поспешно надеть халат. Спальня была в задней части дома, и из окна она видела Темзу, светящуюся таинственным блеском. Она представила реку, какой она была во времена Тюдора, заполненную длинными баржами со смеющимися кавалерами и их дамами, плывущими в Хэмптон-Корт. Сэр Томас Мор путешествовал по этой реке, возвращаясь из своего имения ниже по течению в Челси, мимо старого дворца в Ричмонде к новой великолепной резиденции Генриха VIII.

Оркестр заиграл второй вальс за вечер. Она знала фигуры всех танцев, но у нее не было ни малейшей охоты когда-либо танцевать что-то настолько вульгарное, как вальс.

Брайони не осуждала дядю и тетю, сэра Джона и леди Гренфелл, зато, что они давали бал в своем прекрасном особняке. И она не завидовала своей кузине Харриет, которая сейчас в великолепном наряде прогуливалась под руку с каким-нибудь франтом. Брайони Лэнгленд еще не хотела ходить на балы. А ее дядя и тетя согласились пока позволить ей поступать по-своему. Но семнадцатилетний мастер Вернон без всяких сомнений и с готовностью принял приглашение на бал.

Нет, Брайони была безразлична к балам. Но она очень любила книги, а в комнате, которую тетя Эстер предоставила ей, нельзя было найти ни одной. Ее собственные книги везли сейчас из их дома в Шропшире, и они прибудут не раньше конца недели. Если бы только у нее была книга, чтобы почитать, в отчаянии подумала Брайони, она могла бы предотвратить постоянный ночной кошмар, который прогонял ее сон. Ей просто необходимо где-то достать книгу.

Будучи отважной девушкой, как сказала бы Нэнни, и не страдая ни робостью, ни отсутствием инициативы, Брайони решила незаметно пробраться в библиотеку дяди, находившуюся в отдалении от собравшихся гостей, и найти, что-нибудь почитать.

Избегая парадной лестницы, где можно было встретить случайно забредшего гостя, она прошла с обычной неторопливой грацией по не покрытой ковром лестнице. Высокие каблуки ее комнатных туфель звонко щелкали по свежепосыпанному песком полу. Миновав дверь, ведущую на лестницу для слуг, уже через несколько минут она очутилась на первом этаже.

Запахнув потуже халат, сняв атласные туфли и крепко зажав их в свободной руке, она на цыпочках проскользнула через пустой холл. Со второго этажа доносился шум веселящихся гостей. Брайони взяла подсвечник со стола в холле и вошла в похожую на пещеру библиотеку, плотно закрыв за собой дверь.

Глава 2

Сидя в дядином любимом кресле времен королевы Анны, Брайони невзначай задремала. Но сквозь сон она внезапно ощутила тревогу и слегка пошевелилась. Продираясь из темных глубин забытья, она медленно раскрыла глаза и некоторое время вглядывалась, еще погруженная в дремоту, в потрескивающее пламя свечей в серебряных подсвечниках, установленных по обеим сторонам зеркала в золотой раме, которое висело над камином. Приглушенный стон, низкий и протяжный, донесшийся с другой стороны двери в библиотеку, медленно вернул ее к реальности. Она сделала попытку встать, и ее шелковые ресницы торопливо заморгали, прогоняя остатки сна.

– Хью! – Отдаленный голос был нежный и страстный. – Вас не заботит, что от моей репутации останутся одни лохмотья? Наше отсутствие обязательно заметят.

Однако последовавшие переливы кокетливого смеха показывали, что эти слова в действительности не были упреком. Брайони услышала шуршание женского платья и слабый протест, прерванный низким мужским смехом. Она нахмурилась. При всей своей наивности она поняла, что происходило по ту сторону двери в библиотеку. Ручка двери задребезжала, и Брайони насторожилась. У нее не возникло ни малейшего желания столкнуться лицом к лицу с парочкой, которая собиралась... Она не стала заканчивать фразу даже в мыслях. Ситуация была слишком сомнительного свойства, чтобы о ней думать. Увидев, что ручка двери поворачивается, она схватила книгу, лежавшую у нее на коленях, и, прижимая ее к груди, вскочила на ноги. Дверь резко распахнулась, Брайони выпрямилась и подняла подбородок, готовая дерзко встретить неизбежный неприятный разговор. Но ничего не произошло. По какой-то необъяснимой причине обладатели дрожащих страстью голосов задержались у порога.

– Хью! Не так быстро! – Еще один слабый протест, на который джентльмен и не подумал обратить внимание. Через мгновение Брайони услышала недовольный голос любовника:

– Как я припоминаю, Адель, это вы предложили свидание. Если вы желаете, чтобы я удалился к карточному столу, вам нужно только сказать об этом.

Очевидно, леди не нашла в себе силы принять такое решение. Брайони поняла по их затрудненному дыханию, что страстные объятия возобновились. Это дало ей отсрочку – всего несколько мгновений, чтобы оглядеться и найти место, где спрятаться. Тут она вспомнила про новомодное хитроумное устройство, недавно приобретенное дядей. Эта мысль пришла ему в голову, когда он гостил в Остерлей-парке, огромном доме их ближайших соседей, графа и графини Джерси. Едва взглянув на современные удобства в великолепной библиотеке Джорджа Виллерса, он не успокоился, пока не установил такое же в своем доме. Это стало предметом его гордости и несказанного удовольствия.

Брайони беззвучно проскользнула к дальней стене. На краю одной из полок с книгами ее дрожащие пальцы нащупали рычажок. Она отвела его назад и потянула. Стена полок превратилась в дверь, Брайони прошла внутрь и тихонько закрыла ее за собой. Место, в котором она оказалась, было не самым приятным, потому что это был личный туалет ее дяди, предназначенный для джентльменов на случай, если им захочется облегчиться, когда слишком долго задержатся за делами или бренди.

Очутившись в темноте, она слишком поздно заметила, что оставила туфли на полу около кресла перед камином. Но ни за какие сокровища мира она не согласилась бы вернуться за ними. Не оставалось ничего, как только поупражняться в терпении. Она решила подождать, пока паре в библиотеке не придет в голову перебраться в какой-нибудь другой уголок дома. Брайони надеялась, что это произойдет скоро. От холодного мраморного пола под босыми ногами ее руки и плечи покрылись гусиной кожей. Она поежилась и поплотнее закуталась в халат в тщетной попытке защититься от холода.

Минуты тянулись мучительно долго, и зубы Брайони начали выбивать дробь. Холод в темной, похожей на склеп комнате оказался нестерпимым. Она приложила ухо к стене, но не услышала ничего, кроме своего неровного из-за этой арктической стужи дыхания. Ее охватило нетерпение.

Осторожно она приоткрыла дверь на крошечную щелочку, надеясь, что непрошеные гости ушли. Ее ждало разочарование. В ее уши хлынули нежные стоны и вздохи разгоряченных любовников. Брайони отворила дверь чуть шире и заглянула в шелку. Бесстыдная парочка расположилась на гордости всей библиотеки – тетином лучшем парчовом диване, стоящем в простенке между окон. Джентльмен, если можно назвать его таковым, прижимал своим телом извивающуюся леди к дивану. Брайони отпрянула в глубоком отвращении. Какое непристойное поведение! Еще один нежный протест дамы, и Брайони решила, что услышала достаточно.

Она подняла книгу в кожаном переплете высоко над головой и со всей силой швырнула ее в стену с камином, от которой та с грохотом отскочила. Адель издала один долгий дрожащий вскрик, и наступила тишина.

– Черт! – воскликнул Хью Монтгомери, маркиз Рейвенсворт.

Дрожащими пальцами Брайони закрыла дверь своего убежища и стиснула зубы, чтобы сдержать взрыв неудержимого нервного смеха.

Маркиз приподнялся на локте и с кошачьей грацией высвободился из объятий замершей дамы. Он медленно встал на ноги. Пока он поправлял галстук, его ленивый взгляд скользил по полутемной комнате, ничего не пропуская. Он остановился на ковре перед камином, и улыбка, медленная и дьявольская, заиграла на его чувственных губах. Он взглянул вниз на свою безмолвную партнершу, и его улыбка померкла.

– Приведи себя в порядок, женщина! – прорычал он надменно, глядя на вульгарный хаос в ее одежде.

Адель резко села, одной рукой разглаживая подол смятого шелкового платья, а другой поправляя тончайшие брюссельские кружева, едва прикрывающие пышную грудь.

– Что это было? – спросила она дрожащим голосом, ее янтарные глаза расширились от страха, когда она оглядывала темную комнату. Ее взгляд задержался на мужчине, возвышающемся над ней, скользя по нему, смакуя мощный размах его широкой груди и мускулистых плеч. Адель видела, как в ответ на какую-то потаенную мысль на его аристократическом лице заиграла улыбка, и у нее перехватило дыхание. Он был так бессознательно мужествен! Его непоколебимая уверенность в себе подействовала на нее успокаивающе. Она протянула руку, чтобы вернуть его на диван. Но длинные пальцы обхватили ее запястье, и бесцеремонный рывок поставил ее на ноги. Он негромко усмехнулся.

– Не сейчас, Адель, или вы ничего не заметили? Наша тайная встреча уже больше не... тайная. – Он предупреждающе приложил палец к губам. – Будьте хорошей девочкой и бегите отсюда. Я присоединюсь к вам позже.

Дама открыла было рот, чтобы воспротивиться такому приказанию, но один взгляд на сардонически приподнятую бровь Рейвенсворта – и она подавила этот порыв.

– Это обещание? – с надеждой спросила она.

– Прошу прощения? – Стало очевидно, что Рейвенсворт уже потерял интерес к ней.

Она сделала попытку скрыть уязвленное самолюбие.

– Я полагаю, это виконт Эйвери шутит над нами. Ваш друг недолюбливает меня, не так ли?

Тон Рейвенсворта был вполне дружелюбным:

– Раз уж вы спросили, то да. Но пусть это вас не беспокоит. У каждого свой вкус, а всем известно, что Эйвери довольно взыскательно относится к шуткам.

Адель была не совсем уверена, что Рейвенсворт сделал ей комплимент. Занятая этой проблемой, она пыталась решить, обидеться или сказать в ответ что-нибудь особенно остроумное, если только ей удастся такое придумать. Но тут она обнаружила свой локоть в стальных тисках, и Рейвенсворт с непреклонным видом отвел ее к двери.

Однако дама не собиралась сдаваться так легко. Она использовала все женские уловки, какие только могла придумать, чтобы завлечь его снова к дивану, и почти преуспела в своей настойчивости. Но маркиз не имел привычки делать вид, что постоянен в любви. У него был взгляд распутника, и он никогда не пытался скрыть его от титулованных дам и оперных танцовщиц, которые добивались привилегии согревать его постель.

Его честность в этом отношении была не просто проступком, но оскорблением, хотя и простительным по отношению к женщине ее ранга и достатка. Она, всеми признанная красавица, графиня, вдова, не могла даже претендовать на высоко котирующийся титул любовницы Рейвенсворта. Он не выказывал никаких предпочтений ни одной из вереницы женщин, а наслаждался тем, что каждая из них предлагала, с небрежностью, которая в других мужчинах выглядела бы как окончательная испорченность. Но Рейвенсворт был Рейвенсвортом, повесой, шалопаем, блудником, но неотразимо очаровательным, несмотря на все это. Было очень мало женщин, которые смогли устоять перед приглашением в его постель. Адель Сен-Клер не была одной из них.

Она положила руку ему на грудь.

– Вы знаете, где искать меня? Я остановилась в доме на Дьеж-стрит.

– Да, я помню, – уклончиво ответил он, открыл дверь и решительно подтолкнул ее через порог.

– Вы присоединитесь ко мне позже? – настаивала она.

Рейвенсворт помедлил долю секунды.

– Если это будет удобно. – Его спокойный взгляд был непроницаем.

Поток гневных слов готов был сорваться с ее губ, но замер невысказанным, когда она увидела неумолимую складку его губ. Она элегантно склонила голову в знак согласия, но, прежде чем успела произнести «до скорого свидания», дверь решительно захлопнулась перед ее носом.

Маркиз вернулся в комнату и в несколько шагов оказался у кресла, так поспешно покинутого Брайони. Он опустился в его мягкие глубины и скрестил ноги в шелковых чулках, положив ногу в черной бальной туфле на колено, обтянутое серыми атласными бриджами. Его золотое кольцо с печаткой в виде стоящего на задних лапах льва сверкнуло в мягком сиянии свечи, когда он нагнулся, чтобы поднять книгу, лежавшую у камина. Когда он понял, что держит в руках готический роман из тех, какие обожают современные романтические девицы, он улыбнулся, его белые зубы ярко блеснули на фоне смуглой кожи. Он протянул руку и поднял с пола изящные женские домашние туфельки, лежавшие у его ног. Он поднес их, покачивая, к лицу, и его улыбка стала шире.

– Теперь вы можете выйти, дорогая. Я знаю, что вы где-то здесь.

В глубине своей темной, похожей на могилу пещеры Брайони струсила. Она дернула дверь ледяного убежища, надеясь убедиться, что находится вне досягаемости джентльмена. Это была ее ошибка. Карандаш, рискованно балансировавший на краю полки, покатился вперед, задержался на секунду и свалился на не покрытый ковром пол. Рейвенсворт услышал треск и мгновенно оказался у потайной двери. В следующую секунду он распахнул ее настежь. В руке он держал канделябр, чтобы лучше рассмотреть ревнивую девицу, которая помешала его забавам с веселой вдовой. Когда он увидел худенькую стройную девушку с серьезными серыми глазами, смотревшую на него настороженно, улыбка замерла на его губах. Никогда еще за свои двадцать девять лет он не охотился за ребенком.

После нескольких мгновений недоуменной тишины в Рейвенсворте начал закипать гнев. Он ожидал чего-то другого.

– Кто вы, черт возьми? И зачем вы шпионите за мной?

Брайони вопреки своей внешности совсем не была трусихой. Она не позволила себе испугаться его угрожающего поведения. Со всем достоинством, какое только смогла собрать, и завернувшись в него, как в изорванное платье, она вышла из уборной, проскользнув мимо его светлости.

– Прошу прощения. Вам пришлось долго ждать? Туалет теперь свободен.

– Что?! – недоуменно спросил Реивенсворт, когда она проплывала мимо него. Он поставил канделябр на ближайший стол.

У Брайони не было желания вступать в бесполезный разговоре разгневанным джентльменом. Она увидела, что путь к двери свободен, и поспешила туда. Реивенсворт опередил ее. В два широких шага он оказался у двери и отрезал ей путь к отступлению. Брайони окаменела.

При других обстоятельствах она могла бы восхититься мужественной красотой темноволосого Адониса, преградившего ей путь. Но Брайони едва ли заметила ее. Она вдруг с упавшим сердцем осознала едва сдерживаемую силу своего противника и замерла, как несчастная газель, неосторожно разбудившая тигра.

Мужчина угрожающе возвышался над ней. Даже если она закричит, кто услышит ее? Бальный зал на другом этаже, и она не могла придумать никаких причин, за исключением одной, зачем гостям ее дяди спускаться на другой этаж. Она заставила себя расслабиться. Мужчина был гостем ее дяди и таким образом косвенно джентльменом – более или менее. Холодная логика победила. Безусловно, безопаснее потакать раздраженному донжуану.

– Кто я? Вы поверили бы в... ангела-хранителя?

Брайони поняла по его стиснутым челюстям, что ее неуверенная попытка изобразить легкомыслие провалилась.

– Ангел-хранитель? – переспросил он. Когда она ничего не ответила, он продолжил с холодной вежливостью: – Не будете ли вы так добры объяснить это замечание?

– Ангел-хранитель... для девицы в затруднительном положении?

– Охраняющий что, могу я спросить?

Теперь отступать было поздно.

– Ее добродетель, разумеется. – Она заставила себя встретить его горящий взгляд с решительным хладнокровием, но выражение его лица, как она заметила с некоторым облегчением, осталось бесстрастным.

Он оперся одной рукой на дверь, всем своим весом навалившись на нее, и дыхание Брайони стало немного свободнее.

Оценивающий взгляд его светлости скользил по хрупким формам дрожащей девушки, которая противостояла ему с такой решимостью. Кусок кружев, как-то нелепо приколотый на ее заплетенных в косу волосах, и широкий шерстяной халат, застегнутый до самого горла, придавали ей определенно старушечий вид. Мисс Чопорность, решил он. В ее речи чувствовалось воспитание, но одежда была убогой. Возможно, гувернантка или платная компаньонка. Будь он проклят, если не хотел бы пробить это ледяное спокойствие.

– Кто дал вам право судить о морали тех, кто выше вас по положению?

Спокойные серые глаза Брайони укоризненно посмотрели на него.

– Разве я критиковала вас? Я уверена, если вы задумаетесь над этим, вы оправдаете меня. Дама протестовала, но вы не слушали. Она говорила вам «нет», но вы настаивали. Какая женщина оставила бы сестру в такой опасности?

– Какой вы ребенок! – воскликнул маркиз, качая головой при виде этой картины оскорбленной невинности. Потом добавил чуть мягче: – Леди не была против.

– Я слышала, как она отказывала вам, – не сдавалась Брайони.

– Скажите мне, мисс Добродетель, – поинтересовался он сдержанно, – разве ваши «нет» всегда означают нет, а ваши «да» – да?

– Вне всякого сомнения.

– Вы не можете говорить серьезно.

– Но это действительно так. Разве вообще возможно общаться, если мы говорим одно, а думаем другое? Представьте себе эту неразбериху!

– Мисс Добродетель, – сказал маркиз Рейвенсворт немного сурово, – вы либо самая хитроумная девушка, с которой я когда-либо разговаривал, либо самая наивная.

– Почему? Что вы хотите этим сказать? – спросила она нахмурившись.

Маркиз рассмеялся и покачал головой.

– Не будьте смешной, девочка! Вы знаете, что я имею в виду. Что бы стало с галантностью, флиртом, лестью и тому подобным, если бы люди говорили только неприкрытую правду?

Брайони посмотрела на него немного высокомерно.

– Такие вещи, я полагаю, умерли бы естественной смертью.

– И вы бы не сожалели о них?

– Нет! С чего бы это?

На лице Рейвенсворта отразилось сначала сомнение, потом удивление и наконец недоверие.

– Вы утверждаете, что никогда не привираете, не говорите неправду, не придумываете даже самой маленькой лжи, когда оказываетесь в сложной ситуации?

– Никогда!

– Я не верю!

– Испытайте меня, – опрометчиво ответила она.

Это зашло уже слишком далеко. Маркиз был не из тех, кто отказывается принять вызов. В его глазах появился хищный блеск.

– С превеликим удовольствием.

Одним быстрым движением он оттолкнулся от двери и схватил Брайони в объятия. Она открыла рот, чтобы возмутиться таким грубым обращением, но, прежде чем она успела издать хоть звук, его рот устремился вниз, и он поцеловал ее.

Хью Монтгомери был опытным любовником. Он до тонкости знал, как сломить сопротивление самой неблагосклонной дамы. Его губы скользили по дрожащим губам Брайони, лаская их с медленным, размеренным, чувственным усердием, наслаждаясь, смакуя, опьяняя ее удовольствием.

Это был первый настоящий поцелуй Брайони, и она была покорена. Она расслабилась в его объятиях и открыла рот, чтобы пропустить его глубже. Маркиз не замедлил воспользоваться этим неосознанным приглашением. Его губы двигались по ее губам, упиваясь их сладким вкусом. Он почувствовал ее безотчетный ответ, когда она затрепетала в его руках, и он был очарован. Его язык легко проскользнул между ее зубами, лаская, дразня, заставляя ее осознать мужское желание. Он полностью отдался новому для себя наслаждению сжимать в объятиях неопытную девушку, когда страсть, ослепляющая, всепоглощающая и такая неожиданная, поднялась, словно горячий прилив, в его венах. Его поцелуй становился все горячее, его руки крепче охватили ее маленькое теплое тело; он прижимал ее ближе и ближе, требуя всего, что она могла дать, и вихрь чувств, утонченных, мучительных ощущений захватил их обоих в непреодолимый водоворот.

Наконец маркиз откинул назад голову и испытующе заглянул в бархатно-серые глаза Брайони. Черт побери, если эта девчонка не соблазнила его!

– Почему я поцеловал вас? – В его голосе прозвучало удивление.

– Думаю, вы пытались что-то доказать, – удалось выговорить Брайони, когда она справилась со своим дыханием.

– Пытался, я? Ах да, вспомнил! Ну а теперь откровенно! – мягко предостерег он. – Вы хотите, чтобы я поцеловал вас снова?

– Нет, – выдохнула она сдавленным шепотом.

– Лгунья! – Слово прозвучало как ласка. Он наклонил голову, чтобы снова поймать ее губы, но Брайони попыталась высвободиться из его рук.

– Вы не поняли. Я не отрицаю, что мне понравился этот опыт. Как я могла бы? Но я не думаю, что целоваться... ну... полезно.

– Почему же нет?

– У меня дрожат пальцы. – Она протянула обе руки и показала их ему.

Ее откровенность очаровала Рейвенсворта.

– Вы победили. Вы действительно бесхитростны. И теперь, когда вы доказали это, к моему полному удовлетворению, я хочу поцеловать вас снова.

Но Брайони уже вернула малую толику своей квакерской осмотрительности. Она вежливо, но твердо ответила на его предложение отказом:

– Кто вы? – спросил он. – И не пытайтесь надуть меня этой чепухой про ангела-хранителя.

– Тогда, может быть, я ваша Немезида?

– Моя Немезида? – Он коротко рассмеялся. – Еще не родилась женщина, дорогая моя, которая сможет одолеть Хью Монтгомери.

– Я смогла! – Брайони робко улыбнулась ему, и у Рейвенсворта замерло сердце. На ее зовущих к поцелуям щеках заиграли нежные, восхитительные ямочки. – Однако, – продолжила она и посмотрела на него проницательным взглядом (ямочки, к сожалению, мгновенно исчезли), – я не желаю вам никакого зла. На самом деле я хочу для вас только добра.

– Правда? Почему? – спросил он, действительно заинтересованный.

– А почему нет?

– Вы не знаете меня, – просто сказал он, потом добавил как бы в раздумье: – Пока.

Брайони не заметила подтекста.

– Что за странная вещь! Как будто бы желать кому-то добра можно только при близком знакомстве. Я желаю добра всему миру.

– Даже негодяям и убийцам? – Он насмехался над ней.

– Конечно. Я не имею в виду, что не прочь, чтобы исполнялись все их побуждения. Это было бы просто глупо.

– О, да, конечно!

– Теперь вы смеетесь надо мной.

– Я бы не посмел.

Его глаза потеплели от одобрения. Брайони не отважилась задержаться на них взглядом. Она опустила глаза на свои босые ноги и вспомнила о туфлях. С нарочитой галантностью он принес их и надел ей на ноги. Его руки были теплыми, но она вздрогнула. Взрыв смеха прозвучал очень близко и вернул ей ощущение реальности.

– Кто вы? По крайней мере назовите ваше имя.

Брайони колебалась. Она не хотела, чтобы ее имя стало мишенью для насмешек каких-то распутников. Он открыл дверь, чтобы выпустить ее. Его улыбка была очаровательна.

– Тогда, Немезида лорда Рейвенсворта, берегитесь! Я не позволю вам снова одолеть меня.

Он смотрел ей вслед, пока она не исчезла в двери на лестницу для слуг. Он признавал, что его интерес был уязвлен, но только слегка. Она была необычной девушкой, но что из того? Его Немезида? Да к дьяволу ее! Она всего лишь умеренно миловидна, а у него нет времени на девиц, которых трудно добиться. На дереве изобилие цветов, и ни один из них ничуть не отличим от других. Ему стоило только протянуть руку и взять то, что хочется. И все же, неохотно признал он, пройдет какое-то время, прежде чем он забудет этот поцелуй.

Глава 3

Леди Эстер Гренфелл была интересной женщиной сорока восьми лет, которая в юности слыла красавицей. Она сидела в кровати и безмятежно пила свою первую чашку кофе, и это явно указывало на то, что утро будет невыносимым. Сэр Джон, ее господин, повелитель и преданный муж, похоже, не был дружелюбно настроен. Как тиф в клетке, он расхаживал туда-сюда перед ее кроватью, бросая мрачные взгляды в ее направлении.

– Эстер, – осуждающе сказал он, – ваша дочь зашла слишком далеко. Она неисправима! Вы что, вообще не контролируете ее поведение? Ей нужна хорошая порка, и если она не исправится уже сегодня, то непременно отведает кнута.

Леди Эстер откусила крошечный кусочек тоста.

– Мой дорогой, Харриет просто молода и неопытна. Я знаю, что-то в ее поведении выглядит... возмутительно, но в душе она хорошая девочка, – успокаивающим тоном проговорила она.

– Выглядит возмутительно? Мадам, она ведет себя вызывающе. – Сэра Джона нельзя было умиротворить. – Вы понимаете, дорогая, – продолжал он сурово, – что наша младшая дочь приобретает репутацию кокетки, девицы крайних взглядов, взбалмошной сорвиголовы?

– Вы преувеличиваете, дорогой.

Сэр Джон поднял вверх указательный палец:

– Пункт первый – разорванная помолвка; пункт второй – курение сигар, совершенно бесстыдное, и где – в садах Карлтон-Хауса; пункт третий – опасная гонка в двухколесном экипаже в Туикнеме, в которой она едва не сломала шею; и последний, но ни в коем случае не самый незначительный, пункт четвертый – употребление алкоголя в «Олмаке» и оскорбление леди Джерси, когда она была навеселе.

– Вы хотите сказать, что Салли Джерси тоже была пьяна? – Леди Эстер подавила смешок.

– Мадам, вы намеренно искажаете мои слова. Сейчас не время для шуток. Неподобающее поведение вашей дочери позорит доброе имя нашей семьи.

Леди Эстер спустила стройные ножки с кровати и подошла к высокому зеркалу.

– Это правда, – дружелюбно согласилась она. – Поведение Харриет не такое, какого можно было бы желать.

– Это совершенно не то, на что я рассчитывал, – раздраженно продолжил сэр Джон. – Она бросается из одного приключения в другое. Где мы допустили ошибку? Из наших пяти других детей никто ни разу не доставил нам ни малейшего неудобства.

– Да, они определенно избаловали нас хорошим поведением и послушным нравом.

– Почему же она не может быть похожей на них?

– Потому что, дорогой, – ответила леди Эстер, одаряя мужа любящим взглядом, – как вы прекрасно знаете, ваше младшее дитя похоже на вас.

– Вы имеете в виду, я полагаю, – сухо ответил он, – то, что вы называли моей растраченной молодостью – безрассудными поступками мальчишки. Но позвольте мне напомнить вам, что поведение, терпимое для мужской части рода человеческого, считается отвратительным применительно к прекрасному полу.

– И это говорите вы? – спросила леди Эстер, насмешливо приподнимая красиво очерченные брови. Она подняла руку, чтобы поправить выбившийся серебряный локон на виске. – Почему вы, лицемерный старый плут, забываете, что ваша сестра Джейн – да-да, непогрешимо правильная в последние годы мать Брайони – была ни на йоту не лучше. Именно дурная слава молодых Гренфеллов заставила моего отца так долго сопротивляться нашему браку. Вы ни на грош не заботились о репутации семьи, пока у вас не появились собственные дети.

Сэр Джон хотел что-то сказать, но леди Эстер было невозможно остановить.

– О да, вы исправились, я знаю, если вы об этом собирались сказать. И у меня нет сомнений, что Харриет тоже избавится от юного сумасбродства.

– И когда же нам ожидать столь приятного события? Сегодня? Завтра? В следующем году?

– Она пойдет по стопам своего отца, дорогой. Когда подходящий мужчина появится на ее горизонте, она сделает все необходимое, чтобы заслужить его внимание.

Сэр Джон не мог найти возражений, пока не вспомнил о еще одной козырной карте.

– Вы понимаете, Эстер, что подписка вашей дочери в «Олмаке» была аннулирована?

– Ну и что из того?

– Как это что? Не могу поверить, что вы не понимаете значимости такого беспрецедентного действия. Ее подвергли остракизму!

– Тьфу! – Леди Эстер выскользнула из своей ночной рубашки и стала надевать почти прозрачную хлопчатобумажную сорочку. Сэр Джон окинул стройное тело жены одобрительным взглядом.

Она беззаботно махнула рукой.

– У этих дам-патронесс из «Олмака» слишком высокое мнение о своей влиятельности. До нас, Гренфеллов, им не дотянуться. Мне неинтересно проводить по средам вечера с этими скучными, но такими образцово-пристойными дамами. Какое лицемерие! Всем известно, что свекровь самой Салли Джерси не так давно была любовницей принца-регента, да и все еще была бы ею, если бы он хотел этого. И Салли думает, что может служить образцом морали для таких девушек, как Харриет? – Голос леди Эстер дрожал от возмущения.

Сэр Джон предусмотрительно оставил свои мысли при себе. После паузы его жена продолжила более спокойным тоном:

– Однако если не по другим причинам, то ради Брайони нужно заставить Харриет понять ошибочность ее поведения.

Леди Эстер запуталась в складках голубого платья из тончайшего батиста, и сэр Джон подошел, чтобы помочь ей застегнуть его на спине. Голубой всегда шел ей, подумал он, наблюдая, как она небрежно водит гребнем по своим коротким темным кудрям. Даже сейчас, через тридцать лет, он не мог понять, как же ему все-таки повезло заполучить несравненную леди Эстер Вудвард, царицу первого и единственного ее сезона, которая уступила его ухаживаниям и приняла его предложение. Он положил руки ей на плечи и посмотрел на нее с притворной подозрительностью.

– Мадам жена, вы знаете, что я уступаю вам во всем. Скажите, что вы задумали. – Она пошла к соседней гардеробной, которую они превратили в уютное местечко, где можно найти покой и уединение. Леди Эстер устроилась в удобном кресле и указала мужу, куда он должен сесть. Он достал сигару из инкрустированной слоновой костью шкатулки на столе и закурил ее, прежде чем присоединиться к ней.

– Итак, – произнес он наконец, – я с нетерпением хочу услышать ваше мнение.

– Джон, дорогой, Харриет не единственная наша проблема. По-своему – совершенно по-другому, конечно, – ваша племянница Брайони скоро поставит нас в не менее затруднительное положение.

– Чепуха! – категорически перебил ее сэр Джон. – Брайони – добродетельная леди и во всем такая, какой должна быть. У нее чудесный характер, она не легкомысленна, на ее слово можно положиться, и она не устраивает скандальных выходок, которые так чертовски привлекают нашу упрямую дочь.

– Мой дорогой, она квакерша.

– И что из того?

– Точно не знаю. Но вы не находите ее немного... излишне пуританской?

– Как это?

– Ну, например, платья, которые мы заказали, прислали на этой неделе – превосходные, очень красивые, скромные платья для юной леди, вступающей в свой первый сезон. Они ей удивительно к лицу. Но знаете, когда она стала носить их, я поняла, что в них что-то не так.

– И?..

– Через некоторое время я заметила, что каждое платье с вырезом, ниже вот такого... – леди Эстер провела линию немного ниже шеи, – было закрыто куском кружева.

– Это просто доказывает, что у моей племянницы даже в таком юном возрасте должные представления о скромности.

– О Боже, да вы изменились, – возразила леди Эстер. – Но есть еще и другое. Брайони честна до грубости. Никто не осмеливается спросить ее мнения ни по какому вопросу, потому что она высказывает его, совершенно не задумываясь о последствиях.

– Ну, это просто смешно. Если вы спрашиваете ее мнение, почему девочка обязательно должна сообщить его вам завуалированным? Мне она кажется очень непосредственной!

– О, да, но в светском обществе так не делают. Ей нужно многому научиться. И я уверена, что нашла идеальное решение. – Она улыбнулась с явным удовлетворением.

– И какое же? – поинтересовался он.

– Я спросила нашу дочь, не хочет ли она стать наставницей Брайони и показать ей, как нужно вести себя в обществе.

Сэр Джон потерял дар речи. Наконец он смог выдавить:

– О чем вы думаете, мадам? Наша дочь не смогла бы и оборванной торговке рыбой показать, как вести себя в свете. Брайони не нужны советы Харриет.

– Не будьте таким бестолковым, болван вы эдакий. – Слова были грубы, но она сказала их так нежно! – Харриет будет показывать Брайони пример. И она вряд ли станет демонстрировать ей дурные поступки, так ведь?

– Эстер, надеюсь, вы знаете, что собираетесь делать. У меня есть серьезные опасения насчет этой дурацкой идеи. Мне кажется, вы должны придумать что-то другое.

– Но, Джон, Харриет слишком упряма, чтобы принять замечания от такой добропорядочной и чопорной девушки, как Брайони.

– Вот именно!

– Неужели вы такого низкого мнения о нашей дочери, сэр, что заранее осуждаете ее? – В глазах леди Эстер блеснула недружелюбная искорка.

– Конечно, нет, любовь моя, – примирительно ответил сэр Джон. – Нет необходимости защищать от меня вашего детеныша. Я просто хочу, чтобы она была больше похожа на свою мать.

– Но она похожа на вас. Сколько раз мне нужно это повторять? И именно потому, что она похожа на вас, я нахожу ее в высшей степени... о... привлекательной и самой очаровательной из всех наших детей.

– Эстер!

– О нет, не упрекайте меня, я просто честна, а ведь это добродетель, которую вы, по вашему признанию, так цените. Харриет немного несдержанна – ну, может быть, это преуменьшение, – но она такая веселая, жизнерадостная девочка. Это именно те качества, которыми я восхищалась в вас, когда мы впервые встретились. О, Джон, вы были таким... живым. – Она импульсивно протянула руку, чтобы прикоснуться к его руке. – Я не хочу, чтобы ее дух был сломлен.

– Этого не будет, любовь моя, – успокаивающе произнес он, накрывая ее изящную ладонь своей сильной рукой. Через секунду его пальцы крепче сжали ее руку, и он притянул ее к себе на колени. – И вы уверены, что этот стареющий, достойный осуждения плут менее живой, чем когда-то?

– Только чуть-чуть! – Она игриво посмотрела на него.

– Тогда, мадам жена, я исправлю это заблуждение немедленно. – И он заключил леди Эстер в объятия.

– Обратите внимание, – сказала мисс Харриет Гренфелл. Две пары глаз напряженно следили за каждым ее движением. – Все должно быть сделано с величайшим изяществом. Берешь табакерку в правую руку, – она достала маленькую овальную коробочку чеканного серебра, – и перекладываешь в левую, вот так. Потом ударяешь по табакерке указательным пальцем правой руки. – Она ловко ударила по крышке коробочки. – Теперь, Вернон, смотри внимательно. Это самая сложная часть. Открываешь табакерку быстрым движением большого пальца левой руки. – Она открыла ее натренированным жестом. – Запястье должно быть расслаблено. Если ты откроешь табакерку слишком поспешно, можешь рассыпать содержимое и станешь посмешищем. Теперь предложи табакерку своим ближайшим соседям. – Она протянула открытую табакерку. – Возьми немного, – предложила она.

Брайони заглянула в коробочку.

– Похоже на корицу. А как мне это взять?

– Вот так, – ответил ее брат, гордясь своими познаниями. – Всего лишь щепотка между большим и указательным пальцами. – Ища поддержки, он взглянул на Харриет, которая одобрительно кивнула. Брайони последовала его примеру. – Я смотрел, как лорд Рейвенсворт нюхал табак на балу, – сказал Вернон в виде объяснения. При звуке этого имени Брайони навострила уши.

– Нет. Не клади прямо в нос, – предостерегла Харриет. – Сначала немного разотри между пальцами. Теперь аккуратно втяни сначала одной ноздрей, потом другой, вот так, – продемонстрировала Харриет. Ее зрители подчинились.

– Довольно приятно, – сказала Брайони и со следующим вдохом оглушительно чихнула. Она застенчиво улыбнулась. – Что я сделала не так?

– Ты взяла слишком много, – заметил Вернон с высоты своих познаний.

– Я научусь, когда попрактикуюсь, – пообещала Брайони.

– О нет, ты не научишься, сестренка. Нюхать табак – это занятие для джентльменов.

– Как это? – Она посмотрела на Харриет, ища поддержки. Харриет пожала плечами.

– Одна из тех необъяснимых традиций, которые господствуют в светском обществе и которым мы должны подчиняться. Некоторые дамы не обращают внимания на правила, но это в основном пожилые герцогини, и они не связаны теми условностями, которым подчиняются такие дебютантки, как мы.

Часы на полке над мраморным камином пробили час.

Это встревожило Вернона.

– Провались ты! Мой наставник ждет меня, и я не могу задерживаться. У меня проблемы с греческим – этот отвратительный Эсхил, ну, вы знаете. Прошу прощения, дамы. – Он повернулся, чтобы покинуть маленькую желтую гостиную, которой пользовались только младшие члены семьи. У двери он обернулся: – Брайони, ты не могла бы уделить мне часок сегодня вечером, чтобы повторить со мной то, чему мистер Кит с таким трудом учит меня? Твои объяснения гораздо понятнее.

– Могу, если ты считаешь это полезным, но я люблю этот язык, и обучать тебя доставит мне страдание, – поддразнила Брайони.

Он проигнорировал подтрунивание сестры.

– И, кузина Харриет, могу я также попросить вас продолжить инструктировать меня в изящном искусстве нюхать табак?

– Разумеется, – ответила его смущенная кузина, все еще потрясенная тем, что эта худенькая девочка рядом с ней оказалась такой образованной.

Дверь закрылась со щелчком, и Брайони вернулась к прерванному занятию.

– Харриет, ты делаешь это так красиво. Я ведь не ошибаюсь, считая тебя очень опытной в этом вопросе?

Харриет заговорщически улыбнулась.

– Я не могу и мечтать сделать это на публике. Это просто невозможно. Но если я втихомолку нюхаю табак, кто об этом узнает? Да и кому до этого дело? Иногда я вижу, как дама нюхает табак с запястья джентльмена, но это самое большее, что она может себе позволить. Попробуй. – Она положила щепотку табаку на тыльную сторону запястья и протянула руку Брайони. Брайони элегантно втянула носом. На этот раз она не чихнула.

– Новички всегда берут слишком много, – продолжала Харриет. – Фокус в том, чтобы взять самую маленькую щепоточку, какую сможешь. Если кто-то чихает или морщится, когда нюхает табак, все впечатление испорчено.

– Можно, я попробую? – спросила Брайони.

– Разумеется. – Харриет протянула табакерку кузине и подумала, что эта кроткая девушка гораздо более отважна, чем ей показалось сначала.

Брайони проделала весь ритуал несколько раз, пока не достигла совершенства.

– Мне нравится, и я не вижу в этом никакого вреда, а ты?

– Ни малейшего, – согласилась Харриет.

– Тогда, кузина Харриет, в уединении будуара мы, возможно, можем вместе наслаждаться табаком?

– С удовольствием! – восторженно ответила Харриет.

Брайони оказалась приятной собеседницей, и Харриет была довольна новой подругой. Ее кузина, отнюдь не развязная в собственном поведении, ничуть не осуждала более чем сомнительные предприятия, в которых участвовала Харриет. Если Харриет пользовалась редкой возможностью выпить бокал вина, Брайони отказывалась без малейшего упрека. Игру в карты она отвергла под предлогом того, что не хочет лишить своих друзей и знакомых даже фартинга, но когда Харриет предложила ей сыграть просто для развлечения, Брайони согласилась. Для всех обитателей Брумхилла скоро стало очевидно, что, если их юная родственница «не видит в этом никакого вреда», она становится такой же беззаботной и веселой, как любая другая девушка.

Однако в отношении того, что нужно говорить правду, всю правду и ничего, кроме правды, Брайони была непреклонна. В кругу семьи Гренфелл это качество ее характера не вызывало никаких возражений, поскольку Брайони никогда не позволяла себе высказывать свои взгляды, если ее не спрашивали. Только тот, кто действительно хотел услышать незаинтересованное мнение, просил Брайони высказаться. Хотели немногие.

Однако в обществе такую прямоту могли посчитать откровенной дерзостью, и Харриет в своей роли наставницы не раз приходилось использовать все свои чары, чтобы вывести Брайони из затруднительной ситуации.

Леди Гренфелл бдительно следила за юными подопечными и с удовольствием наблюдала их растущую близость. Она была рада видеть, что под опекой ее дочери чопорное поведение Брайони стало гораздо более свободным. От нее также не укрылось, что общение с Брайони благотворно повлияло на непредсказуемую Харриет. Она чувствовала законную гордость, что всего через несколько недель ее «дурацкая идея» уже начала приносить плоды. И поскольку в глазах отца поступки Харриет, наконец-то, стали соответствовать поведению настоящей леди, он снова разрешил ей пользоваться коляской, в которой она едва не сломала себе шею.

Глава 4

У маркиза Рейвенсворта были комнаты на втором этаже Олбани-Хауса на Пиккадилли. Два джентльмена в неброских, но элегантных костюмах – черных сюртуках и желтых панталонах – расположились в его кабинете в удобных, хотя и старомодных креслах по обеим сторонам пылающего камина. Каждый сосредоточенно курил гаванскую сигару. После нескольких минут красноречивого молчания темноволосый джентльмен поднял длинный мускулистый торс из глубин кресла и встал, чтобы открыть окно.

– Немного туманно, – пробормотал он в качестве объяснения.

– Несомненно, – рассеянно заметил его светловолосый компаньон. Рейвенсворт вернулся на место. Через некоторое время виконт Эйвери продолжил их разговор с того момента, где он прервался.

– Не то чтобы я хотел сломить ее дух, но, разумеется, будущий муж имеет право выразить собственное мнение по поводу поведения своей невесты? Я просто хотел обуздать сумасбродство Харриет.

– О, я полностью согласен, – ответил Рейвенсворт. – Для изысканно воспитанной дамы поведение Харриет Гренфелл оставляет желать много лучшего. – Маркиз медленно затянулся сигарой. – В женщине другого класса, – задумчиво продолжал он, – такое поведение не считается зазорным; кто-то может посчитать его привлекательным и даже соблазнительным. Но в жене это было бы непростительно. Как ты убедил ее разорвать помолвку?

– Я не убеждал, – угрюмо отозвался виконт. – Это была ее идея. Я просто сказал, что ей придется выбирать между оригинальностью и мной. Она выбрала первое.

– Ты точно не жалеешь об этом? – спросил Рейвенсворт, почувствовав нотку разочарования в голосе Эйвери.

– Ну конечно, жалею! Ты думаешь, я хочу связать себя с какой-нибудь из этих безжизненных девиц, которыми меня продолжает забрасывать моя мамочка? Брак – это пожизненный приговор, друг мой.

– Но джентльмен, если обнаруживает, что жена не в его вкусе, всегда может обзавестись другими увлечениями, – многозначительно произнес Рейвенсворт.

– Нет, нет, – сказал Эйвери, пожимая плечами. – Это невозможно. Я потерял всякий интерес к другим женщинам, даже красавицам. Теперь ты понимаешь, в какой переплет я попал?

– Боже мой! – воскликнул Рейвенсворт. – Это серьезно! Я понятия не имел, дорогой мой, что ты так потрясен Харриет.

– О, без сомнения, – ответил Эйвери, предпринимая неуверенную попытку стряхнуть с себя унылое настроение.

Вошел лакей и, что было абсолютно излишне, подсыпал в огонь полный совок угля. Когда он вышел, Рейвенсворт продолжил:

– Но это высвечивает совершенно другой аспект проблемы. Ты не говорил мне, что влюблен в эту леди.

Эйвери пожал плечами.

– Что из того? Харриет и пальцем не пошевелит, чтобы соответствовать моим представлениям о леди, а я не намерен уступать.

– Женись на ней и заставь ее отвечать твоим желаниям!

– Ты с ума сошел, Рейвенсворт? – недоверчиво спросил Эйвери.

– Нет, друг мой, – ответил Рейвенсворт покровительственно. – Просто использую возможности своего мозга. Подумай немного! Почему поведение Харриет Гренфелл так странно? Почему она не подчиняется общепринятым стандартам?

– Это от природы. Ее отец, как я слышал, был таким же.

– Вот это уже ближе к истине. Все потому, что мисс Харриет Гренфелл – эксперт в управлении обоими своими слепо любящими ее, потакающими ей родителями. Но когда Харриет выйдет замуж, под чьей властью она окажется?

– Своего мужа, разумеется.

– А если ты будешь этим мужем?

– Рейвенсворт, к чему ты клонишь? – В голосе Эйвери прозвучало нетерпение.

– Только это. Муж, если у него есть воля, просто обязан управлять своей женой. Он может угрожать ей всеми видами неприятных последствий – лишить ее денег на наряды или даже свободы. Если она не будет слушаться, ты, если захочешь, можешь отослать Харриет в одно из отдаленных своих имений и забыть о ней.

– Харриет это не понравится.

– Конечно, ей это не понравится, болван ты этакий. В этом-то и весь смысл. Женщина как необъезженная лошадь. Ее надо приучить к поводьям, не давая воли.

Лорд Эйвери серьезно обдумал слова Рейвенсворта.

– И ты собираешься так управлять женой, когда наденешь на себя оковы? – с сомнением спросил он.

– Бесспорно! Если мне не повезет и я женюсь на девице, которая будет перечить мне. Но этот день еще очень далеко.

– Что? Разве ты не встречал никого, кто тебе действительно нравится?

– Встречался со множеством женщин, но ни одна из них не прельстила меня настолько, чтобы предложить ей больше, чем мою прославленную... постель. – Рейвенсворт улыбкой поздравил самого себя.

Эйвери криво усмехнулся.

– Однажды, Рейвенсворт, ты повстречаешь свою Немезиду, и я надеюсь, что буду рядом, чтобы увидеть это.

Элегантная рука Рейвенсворта, готовая поднести окурок сигары к его губам, вдруг замерла в воздухе.

– Что ты сказал? – Он как будто был испуган. Эйвери повторил свои слова.

Его светлость медленно выпустил кольцо дыма, которое лениво поплыло к высокому сводчатому потолку. Он наблюдал за ним несколько мгновений, прежде чем ответить.

– Думаю, я уже столкнулся с ней. – Его голос ничего не выражал.

– Правда? – Глаза Эйвери загорелись интересом. – И что?

– Ничего! Просто какая-то худенькая девчонка, которую я увидел на балу у Гренфеллов. Вернее, не совсем на балу, а в библиотеке.

– И что же занесло тебя в библиотеку?

– Я был с Адель.

– Это объясняет все. Продолжай!

– М-м?.. – Слова Эйвери прервали то, что выглядело как приятная задумчивость. – Она сказала, что мой поцелуй заставляет ее трепетать.

– Ты, должно быть, шутишь! Ты целовал другую женщину, когда был с Адель?

– Конечно, нет! Я избавился от Адель.

– Что? Значит, она бесстыжая девица, да?

– Довольно оригинальная.

– Кто она? – спросил Эйвери.

– Я думал, ты можешь знать о ней. Гренфеллы в последнее время не нанимали новую гувернантку или компаньонку?

– Насколько я знаю, нет. Подожди! У Харриет есть кузина, которая гостит у них. Квакерша из Филадельфии, что в Шропшире.

– Никогда не слышал о такой. – После минутного размышления Рейвенсворт спросил: – Что значит квакерша?

Эйвери задумался.

– Черт, если бы я знал. Из того, что говорила Харриет, я понял, что они ужасно добродетельны.

– М-м... жаль!

– Почему? Ты заинтересовался ею?

– Только слегка! Она, как говорится, бедная родственница?

– Не могу сказать. Возможно. Но ее происхождение безупречно. Не хочешь ли ты взглянуть на ее семейное генеалогическое древо? Я могу устроить это. – Лицо Эйвери просто сияло.

Рейвенсворт смутился.

– Нет нужды. Я не собираюсь жениться.

– Нет? Тогда тебе лучше забыть о ней.

Рейвенсворт надменно выгнул бровь, и Эйвери фыркнул от смеха.

– Я серьезно, Рейвенсворт, – предупредил он. – Эта девушка не из тех, кто возьмет на себя грех. Даже не думай об этом. Говорю тебе, она добродетельна.

– Ты забываешь, она позволила мне поцеловать ее. Кроме того, добродетель не даст ей того, что могу предоставить я.

– Она не захочет ничего из того, что ты можешь предложить, если это будет без благословения церкви.

– Эйвери, ты неисправимый романтик, – осуждающе произнес Рейвенсворт.

– А ты дурак настолько же, насколько и циник, – парировал виконт.

Рейвенсворт молчал. Наконец он пробормотал:

– Посмотрим.

Лорд Эйвери ничего не ответил.

Через мгновение Рейвенсворт небрежно стряхнул пепел с сигары в стоявшую возле его локтя пепельницу. Он откинул голову на спинку кресла и неприязненно посмотрел на клубы дыма в кабинете.

– Атмосфера здесь просто невыносимая. Почему бы нам не глотнуть свежего воздуха? – Он погасил окурок сигары и решительно встал.

– Куда? – поинтересовался Эйвери, забирая свой плащ у Денби, камердинера его светлости. – В Гайд-парк?

– Нет, – задумчиво протянул Рейвенсворт, поправляя безукоризненный галстук. – Гораздо дальше. Как ты посмотришь на то, чтобы составить мне компанию и прокатиться в Ричмонд? У меня там есть друзья, которых я сто лет не видел.

Лорд Эйвери широко улыбнулся:

– Я готов. А твои друзья, случайно, не родственники ричмондских Гренфеллов?

Рейвенсворт похлопал его по плечу.

– Это одно и то же, дружок.

Ричмонд-парк, этот обширный участок земли, который Карл I сохранил для королевской охоты, был всего в нескольких минутах езды от Брумхилл-Хауса. Не стоило ожидать, что можно встретить кого-то из бомонда в такой ранний час, потому что Ричмонд был в целых семи милях от Лондона, и только самые энергичные возницы и всадники забирались так далеко и обычно уже после полудня.

Брайони и Харриет были не единственными прогуливающимися в парке. Обитатели Ричмонда и соседнего Туикнема с удовольствием пользовались привлекательным ландшафтом, где на площади более двух тысяч акров легко могли затеряться немногочисленные всадники и экипажи.

После долгой поездки в двуколке, которой девушки управляли по очереди под присмотром едущего верхом грума, они остановились около тополиной аллеи, и Харриет отправила Эванса на добрых полчаса проминать лошадь. Грум с готовностью подчинился, оставив кузин в двуколке наслаждаться зрелищем пасущегося невдалеке стада пугливых оленей.

– Ты не против, если я закурю?

Брайони не была уверена, что правильно расслышала.

– Прошу прощения?

Харриет повторила вопрос.

– Ну, я не вижу в этом никакого вреда, – осторожно ответила Брайони.

– Хорошо, – сказала Харриет, извлекая из глубин своего ридикюля тонкую черуту. – Я не делаю этого в доме, потому что папа не одобряет. Но при случае могу насладиться такой роскошью. Не хочешь присоединиться ко мне?

Брайони не решилась, но с нескрываемым интересом наблюдала, как ее подруга покатала в пальцах сигару и поднесла ее к уху. Звук, похоже, удовлетворил ее, потому что в следующую минуту она зажгла сигару и глубоко затянулась. Брайони смотрела, как облачко дыма вылетело изо рта кузины, когда та выдохнула.

– Пускаешь облака[1], – со знающим видом заметила Брайони.

Харриет рассмеялась.

– Ты знаешь мужской жаргон, как я вижу'. Вернон, я полагаю?

Брайони кивнула.

Подъехала коляска. Брайони с Харриет наблюдали за ее приближением с легким интересом. Брайони скользнула равнодушным взглядом по пассажирам – два молодых человека из общества, отметила она, один темноволосый, другой блондин. Когда коляска затормозила и встала, глаза Брайони остановились на темноволосом мужчине. Он показался ей смутно знакомым.

Накидка с пелериной была небрежно наброшена на его широкие плечи, и пока она смотрела, он снял шляпу и перчатки и небрежно провел рукой по черным кудрявым волосам. Лицо его было покрыто темным загаром, а его губы, растянувшиеся в приветственной улыбке, смягчили то, что могло иначе показаться отталкивающим выражением лица. Брайони не была тщеславна, но она знала, что в своем скромном, но изящном зеленом бархатном плаще и шляпке в тон, украшенной лентами, она выглядела как никогда очаровательно, и порадовалась этому.

– Это Эйвери, – простонала Харриет, глядя на светловолосого джентльмена. – Вот, возьми это! – В следующее мгновение Брайони ощутила горящую черуту в своей руке. Она осторожно взяла ее двумя пальцами.

Лорд Рейвенсворт выкрикнул:

– Мисс Гренфелл, как поживаете? Я так понимаю, сэр Джон простил вашу последнюю пагубную поездку? Как вам удалось обвести его вокруг пальца? – Он взглянул на лорда Эйвери и улыбнулся.

Брайони узнала голос и почувствовала, что ее сердце забилось чуть-чуть быстрее. Она смотрела, как Рейвенсворт подъехал ближе, его глаза открыто и бесцеремонно оглядывали ее фигуру. Брайони была скромна, но лишена ханжества. Ее абсолютная невинность защищала ее и позволяла вести себя независимо. Краска очень редко заливала ее щеки. И она не чувствовала необходимости опускать взгляд, когда джентльмен так откровенно разглядывал ее. Отсутствие опыта общения с джентльменами-хищниками гарантировало естественность поведения Брайони. Она осознавала внимание Рейвенсворта и ответила ему прямым взглядом.

– Могу я представить... – начала смущенная Харриет.

– Мою Немезиду, – прервал ее Рейвенсворт, вдруг узнав чистый, спокойный и уверенный взгляд Брайони. – Я бы узнал эти глаза где угодно.

– Мою кузину, мисс Брайони Лэнгленд, – закончила Харриет. – Вы уже знакомы?

– Мы не были официально представлены. Рейвенсворт, к вашим услугам, мадам. А это мой друг, лорд Эйвери.

Брайони вежливо кивнула в их направлении. Рейвенсворт, вспоминая ночь их первой встречи и ее признание, что от его поцелуя она трепещет, растянул губы в медленной улыбке. Но на Брайони она не произвела ни малейшего впечатления. Она ясно сознавала только одно – сигара продолжала медленно тлеть в ее пальцах. Ее рука невольно дернулась.

– Раздуваете облако, мисс Лэнгленд? – поинтересовался Рейвенсворт с ноткой осуждения в голосе. – Вы хотя бы знаете, что делать с этой штукой? Осторожнее, иначе вы подожжете себя.

– Полагаю, что мисс Гренфелл проинструктировала вас относительно всех необходимых светской даме умений? – Голос лорда Эйвери был откровенно суров.

Брайони увидела, как щеки кузины покрываются густым румянцем, и в ее груди вспыхнуло чувство обиды за Харриет. Как смеют эти джентльмены порицать Харриет за то, чем сами свободно занимаются? В этом не было никакого вреда, значит, не нужно чувствовать вину или стыдиться, решила она.

– Не хотите ли присоединиться ко мне? – учтиво поинтересовалась она, вспомнив то, что она считала правильным поведением для курильщиков.

– Благодарю вас, нет, – ответил Рейвенсворт с преувеличенной любезностью. – Но мы не будем мешать приятному занятию, которым вы столь очевидно наслаждаетесь.

Брайони почувствовала, что вынуждена продолжать. Она поджала свои розовые губки и элегантным движением запястья, которое наблюдала у Харриет, поднесла черуту ко рту. Она затянулась и почти мгновенно выдохнула. Курение, решила она, не в ее вкусе, но она не собиралась высказывать свое мнение, пока ее не спросили. Она попробовала снова.

– Отлично, мисс Лэнгленд, – обходительно произнес Рейвенсворт. – По крайней мере для первого раза. Теперь, когда вы доказали, насколько безрассудны, почему бы вам не избавиться от этой нелепой вещи?

Это замечание побудило Брайони продолжать курение. Она затянулась снова, но, к несчастью, не рассчитала и вдохнула слишком глубоко. Она кашлянула один раз, потом еще и уже не могла остановиться. Она брызгала слюной и хватала ртом воздух, пока слезы не полились у нее из глаз. Как Рейвенсворт оказался в коляске рядом с ней, а Харриет на земле, она не могла бы сказать. Но она благодарно подчинилась его помощи.

– С-спасибо, – хрипло пробормотала она, все еще время от времени покашливая.

– Не стоит благодарности, – нарочито вежливо ответил он, вытирая ее мокрые щеки своим большим льняным платком. – Харриет, будьте хорошей девочкой и поезжайте вместе с Эйвери, – распорядился он. – Кто-то должен отвечать за вас, девушки. Эйвери! – обратился он к другу. – Повезем этих барышень домой.

Брайони оставила у себя смятый платок Рейвенсворта и прижала его к своему хлюпающему носу. К тому времени, когда она полностью восстановила дыхание, коляска Эйвери с Харриет исчезла из вида. Зловонная сигара все еще была крепко прижата к ее груди. Она украдкой взглянула на Рейвенсворта и с облегчением увидела, что он улыбается.

– Ну а теперь, мисс Лэнгленд, будьте любезны, сделайте мне одолжение и избавьтесь от этого отвратительного предмета.

Брайони робко улыбнулась в ответ и удивленно заметила потрясенное выражение, вдруг появившееся на лице его светлости. Она поспешила подчиниться и беспечно выбросила оскорбительный предмет из коляски. Сигара описала в воздухе высокую дугу, и Брайони с ужасом наблюдала, как она падает на круп одной из горячих нервных лошадей, впряженных в двуколку.

В первое мгновение ничего не произошло. А потом словно разверзся ад. Испуганная лошадь взвилась на дыбы и потянула за собой вторую. С устрашающим ржанием они рванулись с места и в бешеной скачке понесли подскакивающую на неровностях двуколку куда глаза глядят. Рейвенсворт отчаянно вцепился в поводья одной рукой, а другой схватил Брайони, чтобы она не вывалилась из коляски.

Двуколка опасно раскачивалась из стороны в сторону, подпрыгивая на каждом камне, выбоине и рытвине, и Брайони казалось, что они вот-вот разобьются. Она без оглядки вцепилась в надежную руку Рейвенсворта и в ужасе закрыла глаза. Брайони приготовилась встретиться с Создателем.

Через много миль, когда она почувствовала, что неистовое движение коляски замедлилось, она осторожно открыла глаза. Лошади устали от сумасшедшей скачки, и Рейвенсворту, мрачному и суровому, удалось наконец остановить их. Она в испуге ждала, что его гнев обрушится на нее. Дрожащими пальцами она поправила шляпку и привела в порядок свой плащ. Ей пришлось сжать руки, чтобы унять их непроизвольную дрожь.

Когда он заговорил, его голос был мягким:

– Вы в порядке, мисс Лэнгленд?

– Немного потрясена, ничего больше, благодарю вас, – задыхаясь, ответила она и постаралась успокоить дыхание.

Он сбросил плащ и накинул его ей на плечи.

– Вот так вам будет теплее. Вы пережили серьезное потрясение. А вы храбрая девочка.

Брайони попыталась говорить, стуча зубами:

– Я не в первый раз оказалась в неуправляемой карете. Пожалуйста, займитесь сначала лошадьми. Я чувствую ответственность за это и не хотела бы, чтобы они страдали из-за меня дольше необходимого.

Рейвенсворт оставил ее просьбу без внимания и достал из внутреннего кармана сюртука маленькую фляжку. Он отвинтил крышку и поднес фляжку к ее губам.

– Выпейте это, – приказал он. Брайони помедлила. – Пейте, – произнес он не терпящим возражений тоном. Брайони повиновалась. Она почувствовала обжигающее тепло в горле и поперхнулась. Через секунду ее зубы перестали стучать.

Увидев, что она вполне оправилась, он отдал ей поводья и, легко выпрыгнув из коляски, отправился осматривать взмыленных лошадей. Вскоре он вернулся.

– На них ни царапины. Нам всем повезло. Лучше дать им немного отдохнуть.

Брайони начала с достоинством приносить ему извинения и благодарить, но он резко оборвал ее, и она замолчала.

– Правильно ли я понимаю, мисс Лэнгленд, что вы квакерша?

– Моя мама была квакершей, – поправила Брайони. – И я стараюсь следовать ее принципам.

– Меня удивляет, что вы курите. Разве квакерские дамы курят?

– На этот счет нет никаких правил и предписаний. В вопросах поведения каждый из нас должен следовать собственной совести, – серьезно объяснила она.

– Как удобно!

Она робко улыбнулась.

– Нет, не для квакеров. О, для тех, кто не берет на себя труд прислушиваться к своей совести, возможно, это и удобно. Но не для меня.

– Понимаю. Вы намекаете, что у меня нет совести? – насмешливо поинтересовался он.

– А она у вас есть? – дерзко парировала она, вспомнив сцену соблазнения в библиотеке.

– Немного. Вас это беспокоит? Она помолчала.

– Да, это беспокоит меня, – серьезно ответила Брайони.

– Да? Почему? – Он заметил ее полный сомнения взгляд и усмехнулся. – Не старайтесь искать слова помягче. Я знаю, что вы должны быть чрезмерно искренней леди.

Брайони вынуждена была ответить:

– Если то, что вы говорите, правда, а я вряд ли могу поверить в это, вы должны были бы быть негодяем. Вы негодяй, лорд Рейвенсворт?

– А вы как думаете? – рассмеялся он.

– Я? – спросила Брайони, удивленная его вопросом. – Я не знаю вас. Что я могу думать?

– Мисс Лэнгленд, – начал Рейвенсворт более серьезным тоном, – я прошу вас не составлять поспешное мнение о моем характере по нашей первой неудачной встрече. – Он кашлянул, чтобы скрыть свое смущение. Юная леди рядом с ним, казалось, ничуть не была смущена темой, которую все хорошо воспитанные дамы должны находить в высшей степени неделикатной.

– Да, продолжайте, – подбодрила она.

– Это было не то, что вы подумали. Та дама знает меня таким, какой я есть, и она была не против.

Брайони молчала, и Рейвенсворт продолжил:

– Может быть, у меня и не слишком много совести, мисс Лэнгленд, но я не мерзавец! Я человек чести.

– Понятно, – уклончиво заметила леди.

– Вы будете принимать меня таким?

– Человеком чести? Буду, если это доставит вам удовольствие.

– Это не доставляет удовольствия вам?

– Раз уж вы спросили, то нет!

– Почему?

Она пожала плечами.

– Честь! И по какому же это джентльменскому кодексу чести живете вы, сэр? Кому он служит? Кто определяет правила? Как может быть честь удовлетворена дуэлями, вендеттами и тому подобным? И тем не менее вы, джентльмены, верите в это. Нет, я не думаю, что человека чести можно сравнить с человеком совести.

Насмешка в голосе Брайони застала Рейвенсворта врасплох.

– Это означает, мадам, – отрывисто произнес он, – что, если я дам вам свое слово, вы можете рассчитывать на него.

Брайони начала теребить свои перчатки, и Рейвенсворт понял, что у дамы нет желания продолжать этот разговор, но какой-то бес внутри заставил его продолжить. Он не мог это так оставить.

– Вы верите в судьбу, мисс Лэнгленд?

– Почему вы спрашиваете? – удивилась она.

– Потому что я начинаю верить, что вы действительно моя Немезида. Вас послали боги?

– С чего бы это богам насылать на вас возмездие? – усмехнулась Брайони.

– За мои проступки!

– Разве вы единственный человек, сожалеющий о своих проступках?

– Разве я сказал, что сожалею о них?

Брайони откровенно заглянула в его глаза, как будто желая прочитать его мысли. Синие честные глаза, отметила она, обрамленные длинными, густыми, загнутыми ресницами; выразительные глаза, с теплом, весельем и чем-то еще, скрытым в их глубине.

– Ну же, мисс Лэнгленд, от человека без совести нельзя ожидать, что он будет сожалеть о своих проступках.

– А от человека чести? – тихо спросила она.

– У человека чести их нет.

Ее серые глаза не дрогнули под его испытующим взглядом. Он видел, как ее лоб наморщился в замешательстве.

– Ну, – наконец спросил он, – вам нечего сказать в ответ?

– Я не понимаю. – Тон Брайони был осторожен.

– Проще говоря, мисс Лэнгленд, – сказал Рейвенсворт, импульсивно беря ее руку в свою, – я хочу, чтобы вы знали, что, хотя я, может быть, и не настолько... добродетелен, как некоторые джентльмены, я все же не беспринципен. Вы можете полагаться на меня, как на человека чести.

Брайони была глубоко обеспокоена, но она все-таки произнесла вежливое «благодарю вас», прежде чем погрузилась в задумчивое молчание.

Рейвенсворт взял из ее рук поводья.

– Думаю, лошади достаточно оправились. Попытаемся найти остальных? – Он говорил как ни в чем не бывало.

По дороге обратно не было произнесено ничего о совести или чести, но Брайони размышляла над его словами. Логика подсказывала ей, что лорд Рейвенсворт опасен, но инстинкт говорил совершенно другое. Она решила, что не будет вреда в том, чтобы позволить ему продолжить знакомство, если он этого хочет, потому что, какова бы ни была совесть его светлости, ее собственная была так же энергична и чувствительна, как всегда.

Глава 5

Морозы удивительно холодной весны не могли испортить замечательного настроения сэра Джона и леди Эстер в год 1814-й от Рождества Христова. Надежно заперев маленького корсиканца Наполеона Бонапарта на Эльбе, Англия в первый раз за более чем двадцать лет наслаждалась безмятежным покоем в Европе. Уверенность народа была так велика, что многие из частей Веллингтона были расформированы, а другие пересекли Атлантику, чтобы присоединиться к войскам верноподданных в Канаде против Соединенных Штатов Америки.

Хотя новости из колоний были не слишком обнадеживающими, у Гренфеллов был особый повод для хорошего настроения. Они праздновали рождение очередного ребенка у их старшей дочери и ее мужа, которые жили в каких-нибудь двух днях пути от георгианского города Бата, и сэр Джон и леди Гренфелл решили провести несколько недель или месяцев в спокойном обществе одного из своих отпрысков, который никогда не давал им ни малейшего повода для беспокойства.

При обычном ходе событий ничто на свете не заставило бы таких преданных родителей покинуть дочь, постоянно причиняющую им неприятности, но произошло то, что леди Эстер называла метаморфозой в ее младшем ребенке. Мисс Харриет Гренфелл изменилась. Никто не мог этого отрицать. Произошло ли это превращение из-за лорда Эйвери, чье ухаживание было так благоприятно, или ее кузина-квакерша оказала благотворное влияние на характер Харриет, леди Эстер не могла сказать. Да и не хотела. Ей было достаточно того, что манеры Харриет и на публике, и дома соответствовали наивысшим стандартам благовоспитанной леди из общества. Леди Джерси, эта львица «Олмака», даже намекнула, что вскоре может быть предложено возобновить ее членство в клубе. Родители Харриет были в восторге.

И такова была их убежденность в перерождении Харриет, что они, переехав в Бат, не видели никаких причин, по которым Харриет и Брайони не должны наслаждаться лондонским сезоном, когда люди начинают стекаться обратно в город. Они с самого начала собирались принять великодушное приглашение двоюродной прабабки Софии поселиться в ее просторном доме на Хаф-Мун-стрит на те несколько месяцев, когда сезон будет в самом разгаре. Тетя Софи с готовностью согласилась выступить в роли дуэньи для девочек. Брумхилл-Хаус и по размерам, и по местоположению прекрасно подходил для круглогодичного проживания семьи, но было понятно, что Ричмонд немного далековат для двух юных дебютанток, которые хотят быть в центре светских событий.

Таким образом, наступил день, когда собравшиеся многочисленные домочадцы с легким сердцем пожелали доброго пути Брайони и Харриет, отправлявшимся в карете в короткую поездку до Лондона. Поскольку Нэнни практически было нечем заняться в доме, где нет детей, она согласилась поехать с Гренфеллами и стать няней для новорожденного. Но она ясно дала понять, что это временно, так как она предана лэнглендской ветви семьи, и, хотя это и осталось невысказанным, Нэнни в душе очень надеялась, что в недалеком будущем ее руки будут нянчить первенца ее «бедного ягненочка».

Вернон должен был пока остаться в Брумхилле. Вскоре предстояли вступительные экзамены в Оксфорд, и ему отчаянно было нужно время, чтобы преодолеть сложности греческой грамматики и синтаксиса. Он с тоскливой улыбкой попрощался с сестрой и кузиной, пообещав, что, как только он разделается с «этими адскими трудностями», он не замедлит появиться на Хаф-Мун-стрит. Брайони тревожилась в душе, оставляя младшего брата. Ей казалось, что за месяцы, проведенные в Ричмонде, Вернон отбросил сдерживающее влияние родителей и становился таким же праздным щеголем, как любой юноша из круга его новых друзей. Она с грустью понимала, что не может повлиять на природную импульсивность неоперившегося юноши, склонного к легкомыслию.

Однако на одного человека общение с Брайони имело очень сильное влияние. Все месяцы, прошедшие с того едва не закончившегося печально для Брайони инцидента с двуколкой, Харриет страдала от самого жестокого чувства вины, какое только испытывала в жизни. Брайони никогда даже намеком не высказывала своего неудовольствия тем, что роковая сигара оказалась в ее руках, только чтобы спасти репутацию Харриет, и это вызывало в юной леди чувство безмерного раскаяния. Она понимала, что ее поведение было достойно порицания. Но когда она от всего сердца пыталась принести извинения, они отметались как совершенно ненужные. Такое щедрое и легкое прощение делало проступок Харриет еще более тяжким в ее глазах. Лорд Рейвенсворт и Эйвери не упустили возможности призвать ее к ответу за безрассудное поведение, но от Брайони она не услышала даже самого мягкого укора. Совесть Харриет нещадно терзала ее.

Вскоре она поняла, что кузина Брайони по-своему была даже более оригинальна и чужда условностей, чем Харриет когда-либо стремилась быть, но это осознание не принесло ей удовольствия. Напротив, оно до смерти взволновало ее. То, что ее собственное скандальное поведение часто шокировало светское общество, раньше не слишком беспокоило Харриет. Но она не потерпит никакого унижения, насмешек или изгнания из общества своей милой кузины, которой она так восхищалась. Никакая ее эксцентрическая выходка больше не заставит Брайони нарушить приличия. Харриет решила стать образцом для подражания.

Однако гордость Харриет была глубоко ранена. На горизонте опять появился лорд Эйвери, с которым она в порыве раздражения разорвала помолвку, когда он имел нахальство выдвинуть ультиматум. Тогда он без долгих рассуждений приказал ей исправиться или отказаться от их помолвки. Она в ядовитых выражениях послала его куда подальше, несмотря на то что ее сердце было разбито. Эйвери вместе со своим другом Рейвенсвортом периодически оказывался в ее обществе все последние месяцы. Ее женская интуиция подсказывала ей, что ее бывшему жениху не очень удается противостоять ее чарам. Более того, ее теперешнее поведение вполне отвечало его пожеланиям, но он не повторял предложения, которое она в ярости отвергла. Харриет беспокоилась.

Брайони была не меньше обеспокоена вниманием друга Эйвери. По мере развития знакомства с Рейвенсвортом ей стало временами казаться, что его светлость имеет на нее какие-то виды. Эту идею она скоро выбросила из головы, после того как он доверительно сообщил ей, что наследник его светлости герцога Далбрека не может выбирать жену по своему желанию, она должна быть равного ему положения в обществе. Брайони выслушала эти слова с некоторым сожалением. Она находила маркиза самым привлекательным мужчиной среди ее знакомых, хотя и признавала, что он не был подходящей партией для приличной квакерши. Однако когда она заподозрила, что начинает влюбляться в мужчину, с которым имеет так мало общего и который, более того, всеми признанный распутник, она безжалостно подавила нежные чувства.

Однако было невозможно совсем избежать его общества. У них с Эйвери, похоже, было множество знакомых в Ричмонде и Туикнеме, и он постоянно присутствовал на всех вечеринках в загородных домах, которые устраивались, чтобы скрасить скуку долгих зимних месяцев. Брайони быстро убедилась, что даже человеку такой отталкивающей, как у Рейвенсворта, репутации оказывают внимание хозяйки всех домов. Когда она осведомилась на этот счет у Харриет, та сообщила ей, что каковы бы ни были моральные устои его светлости, его манеры безукоризненны, и любая хозяйка, заманившая его в свой дом, удостоена особой чести, и ей есть чем похвастаться.

Брайони не могла понять, почему Рейвенсворт ищет ее общества, если он постоянно подчеркивает, что его деспотичный отец предназначил ему другое, но она отстранилась от этого как от необъяснимых особенностей светского общества, в котором она была новичком. Она с нетерпением ждала предстоящей поездки в Лондон, где надеялась так много бывать в обществе, что будет менее очевидно, что она старается избегать мужчины, который тревожит ее обычную безмятежность.

Маркиз Рейвенсворт дьявольски улыбнулся своему зловеще красивому отражению в большом зеркале в его гардеробной в Олбани-Хаусе, и камердинер его светлости Денби, терпеливо ожидающий, когда можно будет расправить складки на спине сюртука хозяина, заметил этот мимолетный взгляд. Какую чертовщину обдумывает его хозяин?

Изысканным движением маркиз поправил свой батистовый галстук, замысловато завязанный в узел, известный всем как а-ля Рейвенсворт, и придирчиво осмотрел результат. Его волосы, довольно длинные и взъерошенные, были пострижены в стиле Тита. Однако в локонах Рейвенсворта не было ничего искусственного. Его сильно вьющиеся волосы достались ему по наследству, это была отличительная черта всех Монтгомери.

Он позволил заботливому Денби расправить сюртук на своих мускулистых плечах и раскрыл немного борт сюртука, чтобы открыть белый атласный жилет, густо расшитый серебряной нитью.

– Что лучше? – спросил Рейвенсворт. – Бриллиант или сапфир? – Денби задумался. Он окинул оценивающим взглядом фигуру хозяина от вьющихся локонов до носков черных лайковых бальных туфель и с одобрением отметил изысканно сшитый вестоновский сюртук, белые атласные бриджи, подходящие к жилету, и шелковые чулки.

– Сапфир был бы более заметен, милорд. – Рейвенсворт протянул руку, чтобы достать сапфировую булавку из шкатулки, поданной камердинером. – Но это так предсказуемо! Могу я порекомендовать бриллиант?

Рейвенсворт одобрительно улыбнулся проницательности слуги и ловко приколол большой квадратный бриллиант на безукоризненный галстук. Денби был в высшей степени доволен, что его светлость в вопросах вкуса неизменно следовал его советам. Маркиз подошел к туалетному столику, плеснул из флакона одеколону и похлопывающими движениями нанес его на загорелое лицо.

– Сегодня какой-то особый случай, милорд? – вежливо поинтересовался слуга, удивленный необычным вниманием хозяина к собственной внешности.

Рейвенсворт улыбнулся одной из своих располагающих неспешных улыбок.

– Можно сказать и так, Денби. Да, думаю, этот вечер может оказаться действительно особенным. – Позже он вспомнил эти неосторожные слова, и их ирония не ускользнула от него.

* **

Харриет Гренфелл играла роль камеристки для своей кузины Брайони, помогая ей одеться для небольшой вечеринки, которая должна была стать их первым официальным выездом сезона. Она неуверенно держала в руках толстые косы Брайони и безуспешно пыталась заколоть их на ее макушке. Косы выскальзывали из пальцев Харриет и падали на плечи и спину Брайони.

– Какая досада! – раздраженно воскликнула Харриет. – Брайони! Так никогда не получится! Почему бы нам не попросить камеристку тети Софи подрезать эти... штуки на твоей голове. Это так не модно, милая. Может, тебе лучше сделать такие короткие локоны, как у меня? – Харриет прикоснулась к своим туго завитым волосам.

– Дай-ка я, – сказала Брайони, забирая непокорные пряди в свои искусные руки, и, почти не глядя в зеркало, закрутила их в гладкий шиньон и аккуратно заколола его на затылке. Брайони подошла к комоду, достала кусок белых брюссельских кружев и быстро накинула его на плечи, чтобы прикрыть низкий вырез платья.

Харриет застонала:

– Брайони, дорогая, ты же не можешь всерьез собираться на вечеринку, где наверняка будут танцы, в таком виде?

– Что не так с моим платьем? – испуганно спросила Брайони, тщательно оглядывая белый муслин.

– С платьем-то ничего, – пылко ответила Харриет. – Все дело в маленьком дополнении, которое портит все очарование. Посмотри на меня. Ты видишь какие-нибудь недостатки в моем наряде? – умоляющим голосом спросила она. – Ты считаешь, что я одета как распутница?

Брайони осмотрела платье Харриет, которое было очень похоже на ее собственное, за исключением цвета. Оно было из бледно-голубого муслина и замечательно шло к васильковым глазам Харриет и блестящим золотым волосам.

– Конечно, нет, – ответила она. – Ты выглядишь просто замечательно.

– Тогда почему ты упорно стараешься сделать из себя немодное непонятно что? – причитала Харриет. – Почему ты не одеваешься, как я?

– Потому что, – нарочито терпеливо ответила Брайони, – я должна быть верна себе.

Когда она улыбнулась Харриет, на ее щеках появились ямочки, но эту юную леди было не так легко склонить на свою сторону. Она попыталась снова:

– Брайони, дорогая, я думаю только о твоем счастье. – Она замялась, но тревога за подругу заставила ее продолжить. – Я не хочу видеть тебя расстроенной. Пожалуйста, поверь мне! Одетая вот так, ты никогда не найдешь партнера для танцев. Я знаю, о чем говорю. Молодых людей... не привлекают дамы, изображающие скромниц.

Брайони это позабавило.

– Ты принимаешь меня за жеманницу, Харриет?

– Конечно, нет! Кто лучше меня знает, что ты совсем не такая? Но вся твоя внешность говорит именно об этом.

– Но когда они узнают меня лучше...

– Они вообще никогда не узнают тебя, – прервала Харриет, повышая голос. – Пожалуйста, прости, что говорю это, – без обиняков продолжала она, – но вид у тебя более чем странный. Это хуже, чем эксцентричность – ты выглядишь как самый настоящий синий чулок. Ни один молодой человек не захочет знакомиться с тобой. Брайони была в замешательстве.

– Но, Харриет, я всегда одевалась так, и молодые люди в Ричмонде не избегали моего общества.

– Но в Ричмонде куда мы ходили? Ничего, кроме семейных вечеринок у соседей и прогулок в парке. Этот вечер будет совсем другим – не такой грандиозный, как бал, конечно, но все же достаточно большой, несмотря ни на что. Пожалуйста, Брайони, – с жаром умоляла Харриет, – послушайся моего совета.

Однако никакие доводы Харриет не смогли поколебать принявшую решение Брайони. И она не могла поверить, что у всех джентльменов такие легкомысленные взгляды. С тяжелым сердцем Харриет ехала с Брайони и тетей Софи на вечеринку к графине Блейн в ее дом на Кавендиш-сквер. Это будет, думала Харриет, вечер абсолютного несчастья.

Глава 6

Брайони хотела только одного – оказаться одной в глубокой темной пещере, где она смогла бы спокойно выплакать свою боль. Сначала ей казалось, что вечер будет приятным. Но только до того, как в соседнем зале начались танцы. Только что она стояла в центре группы нарядных щебечущих девушек, а в следующую секунду они все покинули ее, каждая под руку с каким-нибудь кавалером, и закружились в танце. Только Харриет решительно осталась со своей кузиной, как магнит, словно боясь упустить ее из виду. То, что Брайони не дала Харриет насладиться вечером, довершило ее унижение. Но никакие слова Брайони не могли убедить Харриет принять предложение ни одного из кавалеров, даже Эйвери.

И поэтому они сидели вместе с пожилыми дамами или прогуливались с Эйвери и делали вид, что поглощены разговором, но Брайони остро ощущала жалость, которую видела в глазах смотрящих на нее дам, и мужество покидало ее. Она никогда не ждала, что будет действительно популярной. Все, на что она надеялась, – это небольшой круг близких по духу друзей. Но даже этому скромному желанию не суждено было сбыться. Жизнь в обществе, обнаружила Брайони, могла быть очень жестока.

Вечер был в самом разгаре, когда появился Рейвенсворт, и Брайони, увидев его, совершенно упала духом. В ее глазах он был самым красивым и элегантно одетым джентльменом в зале, но она к этому моменту настолько убедилась в правильности слов Харриет, что она выглядит убого и непривлекательно для мужчин, что решила уклониться от встречи с ним, боясь увидеть жалость и в его глазах.

Она наблюдала уверенную легкость, с которой он передвигался от группы к группе, но когда он улыбнулся ей с противоположной стороны зала плутоватой улыбкой, она вспомнила предостережение тети Эстер, что это грубо – глазеть на людей, и она отвела взгляд. Она интуитивно знала, что он будет искать ее. Тем не менее, когда он неожиданно возник около нее и пригласил на вальс, она была так удивлена, что согласилась, прежде чем вспомнила, что решила никогда не танцевать ничего столь вульгарного.

С самого первого момента, как маркиз увидел ее, он незаметно наблюдал за Брайони. Он был, мягко говоря, поражен ее чопорным нарядом. Целую минуту он злился, что у нее не хватило мозгов и вкуса и она сделала из себя пугало. Но после недолгих размышлений его гнев утих. Он видел, что все молодые люди избегали ее общества, но он не жалел Брайони. В конце концов, она сама это сделала. Нет, его светлость размышлял о том, как эти обстоятельства можно повернуть в свою пользу. Это может заставить ее, размышлял он, более благосклонно отнестись к тому, что он собирался предложить ей. Когда она окажется под его протекцией, он будет сам выбирать для нее одежду и украшения и открывать красоту, которую она так старается спрятать. Он увидел, что она пристально смотрит на него, и улыбнулся ей одной из своих самых обаятельных улыбок.

К тем кавалерам, которые игнорировали общество Брайони, Рейвенсворт чувствовал только насмешливое презрение. Пока они увивались вокруг тех, кого считали бриллиантами чистой воды, чья красота и превосходные манеры были единственным, что могло рекомендовать их, он, Хью Монтгомери, был готов выхватить главный приз у них из-под носа. Подумав об этом, он невольно усмехнулся. Но воспоминание о том, что только случай скрестил их пути, заставило его посерьезнеть. В обычных обстоятельствах он бы ни за что не посмотрел второй раз на нее, на его Брайони. Он шепотом повторил это имя. Даже ее имя очаровывало его.

Он был уверен, что подготовил Брайони к уготованному ей будущему. Рейвенсворт почувствовал лишь легкий укол совести, когда вспомнил о той полуправде, которую внушил ей. Его отец действительно хотел, чтобы он женился на девушке своего круга, но он совершенно не ожидал этого. Хью Монтгомери никогда не позволял другим влиять на себя. Он всегда следовал собственным наклонностям, и герцог знал это. В некотором роде его милость даже одобрял своенравный характер единственного сына.

Рейвенсворт допускал, что однажды он, вероятно, женится и продолжит род. Его жена по рождению и воспитанию воплотит в себе все необходимое для исполнения этой высокой роли. Но он никогда не рассчитывал, что будет любить ее. Это было бы пошло и совершенно не нужно. Удовольствия он получал бы в другом месте.

Свою связь с Брайони он собирался сделать обязательством на всю жизнь. Как-никак она не девица легкого поведения, а имеет благородное происхождение и заслуживает глубокого уважения. Такое соглашение не было обычным для джентльменов его положения. Он постарается быть верным, но если ему это не удастся, он ни в коем случае не оставит Брайони. Это подло и недостойно человека чести. Место Брайони в его жизни будет неоспоримо.

Его размышления прервали вступительные аккорды вальса, и он уверенной походкой направился к ряду престарелых матрон, чтобы заявить свои права на Брайони. Встретившись с ней глазами, он улыбнулся ей неторопливой улыбкой.

Брайони никак не могла понять, почему его светлость в энный раз напоминает ей, что от него ждут соответствующего брака. Она слушала его с возрастающим раздражением, пока он с непринужденной грацией вел ее в вальсе по залу.

– Понимаете, – говорил Рейвенсворт с ноткой извинения в голосе, – мы, Монтгомери, очень древняя семья. Мы восходим к норманнскому завоеванию.

– Правда? – спросила Брайони, имитируя протяжную речь членов светского общества, которые хотели показать свое превосходство над теми, кто ниже положением. – Корни Лэнглендов уходят еще дальше.

Рейвенсворт выглядел пораженным.

– Неужели?

– О да, – ответила Брайони, придавая своему голосу интонацию вежливого безразличия. – Мы одна из очень старых фамилий.

– Лэнгленд? – переспросил Рейвенсворт. – Она саксонская?

Брайони покачала головой с легкой насмешкой.

– Нет-нет, не саксонская. Гораздо раньше всего этого.

Рейвенсворт подозрительно посмотрел на нее.

– И кто же тогда был ваш предок?

В глазах Брайони вспыхнул огонек.

– Думаю, его звали Адам.

– Адам Лэнгленд?

– Нет! Просто Адам. – На ее щеках появились ямочки. – Вы можете найти его в Библии.

Рейвенсворт легонько встряхнул ее.

– Вы несносная девчонка. Вы прекрасно знаете, что эта книга не очень мне знакома.

– Это меня не удивляет, – сухо парировала она.

Он прижал ее ближе и закружил с такой силой, что почти сбил с ног. Брайони изумленно открыла рот, и Рейвенсворт улыбнулся ей.

– Я предупреждал вас не стараться взять надо мной верх. Если вы не будете следить за своим языком, дерзкая девчонка, я непременно заставлю вас пожалеть об этом так или иначе.

– Из-за вас у меня кружится голова, – с трудом выговорила Брайони.

Он снова закружил ее, и она прильнула к нему, чтобы не упасть.

– Я хочу, чтобы у вас кружилась голова. – Его голос стал глубже. – Так же сильно, как она кружится у меня из-за вас.

Музыка закончилась, и Брайони попыталась освободиться из его рук, чтобы прийти в себя. Тогда он остановил ее, просунул ее руку под свой локоть и, не спрашивая ее мнения, объявил, что они должны пойти что-нибудь перекусить. Брайони покорно последовала за ним.

– Зачем вы привели меня сюда? – удивленно спросила Брайони. Только что они были в ярко освещенной столовой и готовились набрать в тарелки деликатесов с ломящихся от яств столов, и вот уже Брайони бесцеремонно ввели в маленький, слабо освещенный салон.

Рейвенсворт молча закрыл за собой дверь, и Брайони повторила свой вопрос:

– Зачем вы привели меня сюда? – Она посмотрела на него своими чистыми, спокойными серыми глазами.

– Потому что, – мягко ответил Рейвенсворт, – есть кое-что личное, что я бы хотел сказать вам, и у меня нет ни малейшего желания говорить об этом там, где есть любопытные уши.

– И что же это? – невинно поинтересовалась Брайони. Они стояли у порога, и Рейвенсворт взял ее за руку, твердо направив к дивану. – Пожалуйста, присядьте, – попросил он привычно властным голосом. Брайони села. Когда Рейвенсворт заглянул в глубину ее безоблачных доверчивых глаз, он вдруг понял, что произнести его предложение труднее, чем казалось вначале. Он начал довольно неуверенно:

– Мисс Лэнгленд... Брайони, вы, без сомнения, знаете, что мой отец, герцог, хочет, чтобы я удачно женился.

– Да, разумеется.

Рейвенсворт сделал протестующий жест.

– Это мой долг перед семьей и именем.

– Конечно, – с некоторым недоумением ответила Брайони. – По-моему, вы говорили мне об этом несколько раз.

Тогда его светлость начал, запинаясь, уверять даму, что, хотя она никогда не будет носить его имя, его сердце будет принадлежать ей вечно. Брайони слушала с нарастающим смущением, а маркиз беспокойно расхаживал взад и вперед и перечислял все выгоды, которые она получит, если согласится вступить с ним в связь.

– Связь? – робко повторила Брайони.

Маркиз сел рядом с ней и пылко взял ее руку в свои.

– Моя дорогая девочка, вы знаете мои обстоятельства. Я предлагаю вам мою протекцию. Я обещаю, что буду холить и лелеять вас, заботиться о вас. Вы будете моей настоящей женой во всем, кроме имени. – Он пристально посмотрел ей в глаза, по правде говоря, боясь ответа.

Брайони была уверена, что неправильно поняла. Она обратила на него свой прямой, чистый взгляд, и Рейвенсворт отвел глаза.

– Объясните мне простыми словами, милорд, чего вы хотите, – сказала она с напускным спокойствием.

Маркиз начал снова, стараясь облечь свои мысли в слова, которые смогут убедить ее, что глупо отвечать отказом на его предложение.

– И такая договоренность не является необычной там, где есть значительное неравенство в положении между мужчиной и женщиной, которую он желает. Но подумайте о собственном счастье! – убедительно продолжал он. – Вам уже больше никогда не придется быть бедной родственницей. Я очень хорошо обеспечу вас, Брайони, пожалуй, даже оформлю на вас имущество. Мне невыносима мысль, что вы проживете жизнь на милостыню других. – Ее спокойствие вселило в него уверенность. – Брайони, мы сможем путешествовать по Европе. Я отвезу вас в Грецию, а когда ваши родственники привыкнут к этой мысли, мы сможем обосноваться в Англии, в моем доме в Кенте. Думаю, вам там понравится.

Холодная ярость захлестнула Брайони. Она не могла поверить в слова, которые слышала.

– Но если бы я вышла замуж за кого-нибудь...

Он без колебаний прервал ее:

– Это в высшей степени сомнительно. Я не хочу показаться жестоким, моя дорогая, но как такое желание может осуществиться? Вы сирота без гроша за душой. У вас нет приданого. Ваш внешний вид и манеры не из тех, что могут завоевать светское общество. – Его голос просто излучал уверенность. – Вы же видели этим вечером, как ничтожны ваши шансы найти мужа. От мужчины требуется особая проницательность, чтобы оценить ваши необыкновенные качества. Я такой мужчина. Вы никогда не получите лучшего предложения, чем мое. Ради себя самой умоляю вас принять его.

– Правильно ли я поняла, лорд Рейвенсворт, что вы просите меня стать вашей любовницей?

Слова были сказаны тихо, но отчетливо, и в первый раз Рейвенсворт почувствовал беспокойство.

– Брайони, – решительно ответил он, – вы должны знать, что я не так думаю об этом.

– Значит, вы не просите меня стать вашей любовницей? – вежливо поинтересовалась Брайони.

Он немного раздраженно вздохнул.

– Если вы хотите называть это так, то да, прошу. Но для меня вы будете моей единственной настоящей женой.

– Ну да! Женой, которая на самом деле не жена. Будут ли у нас дети? – поинтересовалась она.

Он посмотрел ей в глаза.

– Если вы этого захотите.

– А вы этого хотите?

Он поднес ее несопротивляющуюся руку к своим губам.

– Да, – просто ответил он.

– Вы хотите подкинуть мне бастардов?

Его светлость покраснел от гнева.

– Брайони, я хочу, чтобы вы воздержались от таких грубых выражений! Они оскорбительны.

– Простите меня. Это недостаток всех квакеров. Я привыкла всегда говорить прямо.

Она выдернула руку из его теплых ладоней и встала со спокойным видом, хотя чувства ее были далеки от безмятежности. Ярость, уязвленная гордость и смятение кипели в ее груди. Когда она обратилась к нему, ее тон был просто уничтожающим.

– Мне жаль быть такой нелюбезной, лорд Рейвенсворт, но есть множество причин, по которым я вынуждена отклонить ваше... исполненное благих намерений предложение. – Ее голос дрожал от сдерживаемого гнева.

Глаза Рейвенсворта сузились в две опасные щелки.

– Во-первых, я не чувствую призвания быть любовницей. Умоляю простить меня. Полагаю, такие откровенные слова ранят ваши чувства.

Рейвенсворт стиснул зубы.

– Мне не нужна женщина, у которой есть призвание быть любовницей, – резко возразил он. – Почему вы так оскорбляете и меня, и себя? Если бы мне была нужна такая женщина, вы думаете, что я обратился бы к вам?

– Во-вторых, – продолжала Брайони, сознательно игнорируя все слова его светлости, – я бы не вступила в связь с вами, даже в законную, будь вы последним мужчиной на земле. – В ее голосе зазвучали истерические нотки, и она вонзила ногти в ладони, стараясь унять невольную дрожь. Ей вдруг стало трудно дышать, и она желала только одного – избавиться от его ненавистного присутствия.

Рейвенсворт взял ее за руку и тихо рассмеялся.

– Вы злитесь на меня. Я действовал слишком стремительно. Вам нужно время, чтобы обдумать мое предложение.

Брайони удержала язвительные слова, готовые сорваться с ее губ. Она не доставит ему удовольствия понять, как сильно он ранил ее. Она попыталась высвободить руку, но он только сжал ее сильнее.

– Мне не нужно больше времени на обдумывание вашего предложения, милорд, – сухо произнесла она. – Вы кичились тем, что вы человек чести. Я поверила вам. Вот что я дам за вашу честь! – Она щелкнула пальцами у него перед носом, и он отшатнулся. – Вы оскорбили меня самым унизительным из всех возможных способов! Вы можете взять свою честь, сэр, и отправляться с ней к дьяволу!

Лицо Рейвенсворта потемнело от гнева. Он встал, нависая над ней, и она отпрянула, увидев угрозу в его глазах.

– Отпустите меня! – вскрикнула она, почти потеряв контроль над собой.

Безжалостные пальцы впились в ее плечи, когда он повернул ее лицом к себе.

– Я отпущу вас, – мрачно сказал он, – как только вы ответите мне на один простой вопрос. Я нравлюсь вам? Нравлюсь? – Он зло встряхнул ее. – Говорите же, черт возьми!

Брайони хотелось отрицать это, но она не могла. Она бросила на него отчаянный взгляд и промолчала.

– О, Брайони, Брайони, – сказал он с резким смехом, – какое несчастье для вас, что вы не можете солгать.

Он взял ее лицо в ладони и привлек ее ближе. Брайони замерла в его руках. Что-то в его напоминавших пантеру движениях подсказало ей, что сопротивление будет смертельно. Она в первый раз осознала его абсолютную силу, и это испугало ее. Перед ней был не тот мужчина, который заботился о ее благополучии в прошедшие месяцы, рисковал собой, чтобы спасти ее, когда лошади в двуколке понесли, это был незнакомец. Она услышала тихую, пугающую пульсацию где-то внутри и попыталась подавить ее.

– Брайони, – хрипло произнес он, наклоняясь, чтобы накрыть ее дрожащие губы своим ртом.

Брайони всхлипнула, и горячие слезы заструились по ее щекам. Он смахнул их рукой и заключил ее в объятия, с силой прижимая к своему телу, вынуждая положить руки ему на плечи. Она отвернулась, но он просто наклонил голову и поцеловал нежную ложбинку между ее грудей. Мягко, но неумолимо его страстные ласки убеждали ее уступить ему, и Брайони, дрожа в его руках от предвкушения, которого она не понимала, почувствовала, что не в силах сопротивляться. Когда она открыла губы, чтобы позволить его языку проникнуть в ее рот, она поняла, что пропала.

– Трепещете, любовь моя? – пробормотал он.

Брайони смутно осознала, что его ласки прекратились. Она посмотрела в пылающие глаза Рейвенсворта, и от отраженного в них триумфа ей стало стыдно.

– Отпустите меня! – в отчаянии взмолилась она и отвернулась, как будто само его присутствие было ей отвратительно.

– Брайони, Брайони, не отворачивайтесь от меня, – пожурил он ее, беря за подбородок. – Вы принадлежите мне. Вы ведь понимаете это, не так ли?

Она посмотрела ему прямо в глаза.

– Раньше я думала, что мы могли бы быть друзьями, но теперь... – Она недоговорила. Ее голос вибрировал от презрения. – Я никогда не думала встретить такую жестокость в любом мужчине, тем более в человеке чести. Вы мне отвратительны. Я презираю вас!

Он отдернул руку от ее лица как ужаленный, и Брайони вывернулась из его рук и выбежала из комнаты.

Его светлость уселся на диван. Нужно подождать минут десять, подумал он, прежде чем последовать за ней. Нет нужды вызывать подозрения всего света. Пусть она немного подождет. Он сунул руку во внутренний карман сюртука и достал сигару. Рассеянно зажег ее и с видимым спокойствием затянулся. Он не знал, как дальше действовать, если хочет завоевать эту девушку. Рейвенсворт закрыл глаза и задумался. Она совершенно лишена здравого смысла. Как могла она подумать, что его предложение оскорбительно? Ему предначертано стать герцогом, а она, откровенно говоря, ничего собой не представляющая девчонка. Неужели она стремится получить его титул и состояние? Может, она всего-навсего очередная интриганка? Нет. Это даже не подлежит обсуждению! Все его инстинкты, все чувства возражали против такого предположения. Мисс Брайони Лэнгленд была просто добродетельной леди. Черт возьми, он не хотел, чтобы она была недобродетельна. Почему она не может этого понять?

Его светлости стало казаться, что он проиграл не только одну битву, но, вероятно, и всю войну. В какую передрягу он попал! Слово «Немезида» непрошено высветилось в его мозгу. Он неосознанно прикусил губу. Эйвери, подумал он, просто умер бы со смеху.

Глава 7

Когда Брайони убежала от Рейвенсворта, ее единственной мыслью было оказаться подальше от всех бездушных и безразличных людей, из-за которых она испытывала жестокое унижение с того самого момента, как переступила порог этого старинного дома. Она невежливо проталкивалась через переполненную гостями столовую, почти ожидая в любой момент ощутить ненавистную руку Рейвенсворта на своем плече, но ничто не помешало ее стремительному бегству. Она поймала на себе несколько изумленных взглядов, но свет мало интересовали действия игнорируемой всеми чудачки.

Достигнув большого фойе, она помедлила, не зная, как лучше осуществить свой побег. Ее теплый плащ был в дамской гардеробной. У нее заняло меньше минуты найти его и в спешке промчаться мимо пораженного швейцара, охранявшего вход.

Брайони даже в голову не пришло известить Харриет или тетю Софи о своих намерениях. Ее чувства были в таком смятении, что она просто не могла взглянуть на произошедшее сквозь призму спокойной рассудительности. Брайони была вне себя от ярости и стыда. Исступленно кутаясь в плащ, она побежала через Кавендиш-сквер, не отдавая себе отчета, куда направляется, да ей и не было до этого дела. Она хотела только, чтобы между ней и презренным маркизом оказалось как можно большее расстояние.

Жестокий ветер хлестал ее маленькую фигурку, и Брайони наклонила голову, чтобы защититься от его ледяных порывов, но ее стремительный бег не замедлился ни на секунду. Она бежала как в бреду, забыв о реальности. Только полчища сбивчивых мыслей бешено крутились в ее голове. Она не слышала ни приближающегося экипажа, ни неистовых проклятий кучера, пока не оказалась почти под копытами вставших на дыбы, возбужденно ржущих лошадей. Когда она осознала надвигающуюся опасность, было слишком поздно. Она инстинктивно попыталась отшатнуться, но копыта передней лошади взметнулись вверх и по касательной ударили ее сзади, заставив перевернуться. Она упала головой вперед на мостовую, у нее перехватило дыхание. Откуда-то издалека она слышала какой-то шум, хлопанье дверец кареты и тревожные крики пассажиров. Брайони попыталась подняться на колени, но у нее не хватило сил. Она подняла голову и увидела три женских лица, в тревоге склонившихся над ней, – самые красивые лица, какие только она видела в жизни. Она робко улыбнулась.

– Вы музы или ангелы? – слабым голосом спросила она, прежде чем головокружительная темнота поглотила ее.

Ресницы Брайони затрепетали. Она не хочет, чтобы ее вырывали из безопасности забытья, сонно подумала Брайони. Если она никогда не проснется, ей не придется снова столкнуться с жестоким миром. Чья-то рука приподняла ее голову с подушки и поднесла чашку к губам.

– Выпейте это, – сказал тихий, нежный женский голос. Брайони открыла глаза и увидела улыбающееся лицо ангела.

– Я на небесах? – запинаясь, спросила она. Она услышала низкий мелодичный смех.

– Нет, бедное дитя. Но если вы будете снова бросаться под мчащиеся экипажи, ваше желание скоро исполнится. Как вас зовут? Ваши родители или опекуны будут беспокоиться о вас. Я должна сообщить им, где вы находитесь.

– Брайони. Я... Брайони, – смогла выговорить она и снова погрузилась в гостеприимное беспамятство.

Когда к Брайони неохотно вернулось сознание, в комнате был полумрак. Ее голова нестерпимо болела, а едва она повернулась, как почувствовала жгучую боль в пояснице. Она тихо застонала. Прохладная рука легла на ее лоб, и она узнала очаровательное лицо дамы, которую приняла за ангела-хранителя. Брайони с усилием откинулась на подушки и застонала.

– Ну вот, уж теперь-то вы выпьете это, – твердо сказала дама, и Брайони почувствовала у своих губ чашку с теплым бульоном. Брайони с жадностью выпила содержимое.

– Где я? – спросила она. – Как давно я здесь?

Красавица забрала пустую чашку из рук Брайони и села на край постели.

– Вы в моем доме. Вчера вечером вы попали под наемный экипаж, в котором я ехала. Вас легко могло убить. Вы бежали прямо через Оксфорд-роуд, ничуть не думая о безопасности. Мы с сестрами возвращались домой из оперы.

– Три музы! – вдруг вспомнила Брайони.

Дама одарила Брайони недоверчивой улыбкой.

– Мы сестры, но ничуть не похожи, – возразила она.

– Но вы все такие красавицы, – честно ответила Брайони.

– Может быть, и так. Но вы, юная леди, нас ужасно напугали! Мы же могли убить вас! А теперь не будете ли вы так любезны дать мне адрес ваших родителей или опекунов, чтобы я могла наконец успокоить их?

Брайони так и сделала, и леди Видение выплыла из комнаты. Брайони слышала из-за двери ее низкий мелодичный голос, отдающий распоряжения.

Она удобнее устроилась на мягких пуховых подушках и поморщилась. Ее эмоциональный недуг был так же материален, как боль в ушибленной спине. События вечера стремительно вернулись – презренное неприятие ее светским обществом и унизительное предложение, которое ей сделал Рейвенсворт. Она почувствовала, как ее щеки заливает краска смущения, когда вспомнила его мучительные ласки и то, как бесстыдно она принимала их. Она горячо надеялась, что никогда больше не увидит этого низкого аристократа.

За тревогу, которую Харриет и тетя Софи наверняка испытали из-за нее, Брайони безжалостно упрекала себя. Ей не приходило в голову, что Рейвенсворт будет страдать от мук раскаяния и винить себя в том, что стал причиной ее стремительного бегства.

Конечно, она не должна была оставить вечеринку без сопровождающих. Но гордость ее оказалась жестоко уязвлена, и она почти лишилась рассудка. Мысль об этом опять всколыхнула чувства всепоглощающего унижения и бессильной ярости. Она подавила всхлипы, подступившие к горлу, и у нее началась икота. Как сможет она снова предстать перед светом? Слезы жалости к самой себе заструились по щекам Брайони.

Дама вернулась и замерла на пороге, увидев взвинченное состояние своей пациентки.

– Моя дорогая, – заботливо произнесла она, подходя к дрожащей Брайони и беря ее за руки. – Скажите мне сейчас же, что у вас болит. Может быть, мне стоит опять послать за доктором Пембертоном?

Брайони, которая обычно была скрытной, замкнутой девушкой, была совершенно обезоружена неподдельным участием, прозвучавшим в нежном голосе ее сиделки. Еще не осознав, что собирается сделать, она рассказала всю печальную историю, опустив только эпизод с Рейвенсвортом. Она рассказала о своей матери и какой невыполнимой задачей оказалось примирить ее совесть с фривольной жизнью светского общества. Леди Видение, утешая, заключила Брайони в объятия и молча слушала.

Когда Брайони дошла до конца своего повествования, дама заговорила успокаивающе:

– Люди могут быть очень жестоки, я знаю это по своему горькому опыту. Вы правы, что следуете диктату своей совести, Брайони. Да, даже я, такая, какая я есть, сделала это моим единственным правилом. Но будьте уверены, моя дорогая, что это ваши убеждения. Тогда вам никогда не придется вешать голову от стыда. Смотрите всему миру прямо в глаза, если нужно, или щелкните пальцами перед его носом.

Брайони невольно усмехнулась.

– Я так и сделала!

– Так-то лучше, – сказала леди с улыбкой в голосе. – Больше никакого сострадания к себе, пожалуйста. Это пустая трата времени и сил. Но будьте уверены, дитя мое, что вы честны сами с собой и что это ваше собственное желание быть такой, как есть.

Брайони купалась в этих успокаивающих словах, а леди гладила ее по волосам. Она ощутила безграничный покой, ее переполняло чувство благодарности к незнакомке, которая приняла ее горести так близко к сердцу.

– Ну а теперь, – наконец сказала дама, – мы должны одеть вас для поездки домой.

– Но какую причину моего внезапного бегства я назову моей кузине и тете Софи? – встревожено спросила Брайони.

– Никогда не пускайтесь в длительные объяснения, моя дорогая. Придерживайтесь фактов. Это самый простой путь. Вы вышли прогуляться, и вас сбила карета. Это в конце концов правда.

Да, подумала Брайони, это правда, но не вся.

Она заканчивала последние штрихи туалета, когда услышала стук колес экипажа по булыжной мостовой. Ей было еще трудно ходить без посторонней помощи, и она терпеливо ждала, когда придет лакей тетки. Когда дверь спальни открылась, порог переступил последний мужчина на земле, которого она хотела бы видеть.

– Рейвенсворт! – задыхаясь, воскликнула она и увидела облегчение в его глазах. Она опустила взгляд и стала нервно теребить рукав платья.

– Теперь я сам справлюсь, Харриет, – услышала она его знакомый властный голос. Она подняла глаза, надеясь встретить кузину, приехавшую вместе с его светлостью, но увидела только улыбающуюся ей даму. Значит, Рейвенсворт знаком с леди, подумала Брайони. В ней проснулось любопытство.

Свою благодарность она уже выразила до появления Рейвенсворта. Теперь ей оставалось только попрощаться с незнакомкой, которая была так добра.

– Я навещу вас на днях, когда буду лучше себя чувствовать, – начала она, обращаясь к даме, которую Рейвенсворт назвал Харриет.

– Нет! – воскликнули два голоса в унисон. Брайони вопросительно посмотрела на них обоих.

– В этом нет необходимости, – спокойно ответила дама, подходя к двери и широко открывая ее для Брайони. – Кроме того, я очень скоро уеду из города. Это наемный дом, и я арендую его только до конца месяца.

– Но когда я увижу вас снова? – жалобно спросила Брайони. – в таком долгу перед вами. Вы же дадите мне возможность продолжить наше знакомство? По крайней мере назовите ваше имя.

Пока она говорила, Рейвенсворт обхватил ее и легко поднял на руки.

– Пожалуйста, опустите меня, – попросила она. – Я же не инвалид. Я могу идти. – Она противилась его прикосновению каждой клеточкой своего существа. Рейвенсворт не обратил внимания на протесты и вынес ее через открытую дверь.

Он обернулся к Харриет:

– Благодарю вас. Что еще я могу сказать? Если вам когда-нибудь понадобится друг... – Его голос замер, когда он почувствовал внимание Брайони. – Ваш покорный слуга, мадам, – чопорно закончил он и понес протестующую Брайони вниз по лестнице к ожидающему их экипажу. Ее негодование выплеснулось наружу.

– Но... но... но... – Она слабо попыталась вырваться из его рук. – Я даже не знаю имени этой дамы.

Он не слушал ее и усадил в карету прямо в гостеприимные объятия ее кузины и сам проворно уселся рядом.

– О, Брайони, слава Богу, ты жива! – Харриет обняла Брайони. – Мы так беспокоились о тебе. Что случилось? Почему ты убежала с вечеринки, никому ничего не сказав?

Брайони почувствовала, что Рейвенсворт слушает с глубоким вниманием. В данный момент у нее не хватало смелости взглянуть прямо в глаза всему миру, и она тщательно старалась не встретиться с ним взглядом.

– Я вышла прогуляться и попала под экипаж, – просто ответила она.

Харриет вскрикнула и рассмеялась одновременно:

– Как это похоже на тебя, моя дорогая девочка! Клянусь, ты можешь устроить себе даже больше неприятностей, чем я наделала за свою жизнь.

Брайони задумалась.

– Харриет, почему ты осталась в карете и не зашла в дом, чтобы представиться даме, которая была так добра ко мне?

Ответил ей Рейвенсворт:

– Я был выбран, чтобы исполнить необходимые формальности. Мы не хотим из-за вас причинять даме лишние неприятности.

Ответ был далек от удовлетворительного, но Брайони промолчала. Она почувствовала, что Харриет ужасно сконфужена. Тут была какая-то тайна, и она должна ее разгадать.

Маркиз Рейвенсворт рухнул в кресло в маленьком салоне, обычно использующемся как приемная рядом с фойе в доме тети Софи на Хаф-Мун-стрит. Двухдневная щетина покрывала его бледные щеки, темные круги обвели его черные от тревоги глаза. Виконт Эйвери выглядел не намного менее изможденным. Женской половине дома удалось наконец убедить их отдохнуть.

– Вот так задачка, – сказал Эйвери, разглядывая на просвет янтарную жидкость в бокале. – Если пройдет слух, что мисс Лэнгленд нашла приют у самой известной лондонской куртизанки, что она даже спала в ее кровати, репутация Брайони будет погублена навсегда.

– Никакой слух не пройдет, – твердо сказал Рейвенсворт. – Харриет Уилсон больше леди, чем великое множество знакомых мне титулованных дам. Она никогда не опорочит невинную.

– Тебе лучше знать, старик, – был беззаботный ответ. – Но почему мисс Лэнгленд взбрело в голову пойти прогуляться? – Обращаясь к Рейвенсворту, Эйвери вопросительно поднял бровь. Его светлость промолчал. – Боже мой! – воскликнул Эйвери. – Это ведь не ты!

Рейвенсворт одним глотком осушил свой бокал бренди.

– Ты был прав, Эйвери, а я ошибался. Я устроил весь этот кошмар.

– Ну, никакого серьезного вреда не причинено, – успокаивающе произнес Эйвери. – Мы вернули ее целой и невредимой. Она оправится. На деревьях полно других цветов, а?

– Не тешь себя надеждой, Эйвери, – твердо ответил Рейвенсворт. – Я еще не отказался от этой дамы.

Эйвери прищурился.

– Ты не можешь говорить это серьезно!

– Конечно, я говорю серьезно! – услышал он яростный ответ.

– Рейвенсворт, ты совсем потерял разум? Как я тебе уже говорил, эта девушка слишком добродетельна для того, что ты задумал. Оставь ее в покое. Ты должен смириться с фактом, друг мой, что некоторые женщины лучше умрут, чем позволят скомпрометировать себя. Мисс Брайони Лэнгленд слишком... чиста для тебя, сибарита.

– Это все, что ты понял? – возразил Рейвенсворт, улыбаясь своим мыслям. – Ты не знаешь, что я задумал.

Виконт Эйвери затруднился что-либо ответить. Некоторое время спустя в его глазах появился испытующий блеск. •

– Возможно, она не согласится на твое предложение ни при каких обстоятельствах. И не исключено, что леди считает тебя не в ее вкусе.

Рейвенсворт был готов ответить, но передумал.

– Это был трудный день, – устало произнес он. – Не знаю, как ты, Эйвери, но я иду спать.

Они расстались на пороге, и Рейвенсворт быстро удалился. Хаф-Мун-стрит начиналась от Пиккадилли, всего пять минут пешком до его квартиры в Олбани-Хаусе. Холодный ветер освежил голову его светлости.

Он был убежден, что сердце дамы принадлежит ему, но завоевать ее, признавал он, – совсем другое дело. У нее такие твердые принципы. Он знал, что Брайони считает его, наследника герцогского титула, недостойным ее. Оригинальная мысль! Рейвенсворт уныло улыбнулся. Она ждет, что он исправится. Черт, но он не хочет изменяться! В конце концов, он человек чести – не какой-то беспринципный мерзавец, который просто хочет добиться ее.

Рейвенсворт влетел в Олбани, раздраженно пробормотал приветствие ночному портье, дремлющему на посту, и взлетел по лестнице, перескакивая через две ступеньки. Денби бросил взгляд на хмурое чело хозяина и решил воздержаться от вопроса, оправдал ли вечер его ожидания. С величайшей осторожностью камердинер освободил его от одежды и предусмотрительно исчез раньше, чем Рейвенсворт заметил его присутствие.

Она попытается игнорировать его, подумал Рейвенсворт, набрасывая парчовый халат на усталое тело. Он не позволит этого, разумеется. Эйвери будет его пропуском на Хаф-Мун-стрит, и Брайони ничего не сможет с этим поделать. Ему придется преодолеть серьезные трудности. Как он сможет сделать ей предложение, если так старательно убеждал ее, что, учитывая его ранг, о браке с ней не может быть и речи? Она будет считать его еще большим лгуном. Надо будет действовать осторожно. Когда она станет его, он согласен быть терпимым к ее болезненной щепетильности. Господи, он так восхищается ею из-за этой самой щепетильности! Но он не позволит ничему столь ничтожному встать на пути к их счастью.

История с Харриет Уилсон беспокоила его. Брайони не должна продолжать это знакомство. Профессия Харриет, он знал, не будет значить для Брайони ничего. Леди проявила к ней доброту, и она не забудет этого. Но ее нужно защитить от ее собственной наивности. К счастью, было темно, когда он привез ее домой в карете, и он предусмотрительно приказал кучеру покружить по городу. Она никогда не найдет этот дом, а Харриет упомянула, что собирается в Париж со своим последним покровителем. Похоже, все складывается к лучшему.

Что за ночь она заставила его пережить, маленькая упрямица! Он больше суток не сомкнул глаз, и каждую минуту его терзали тревога, злость, боль и раскаяние. Он был готов задушить ее, как только найдет, и в то же время хотел заключить ее маленькое страстное тело в свои объятия и защитить. Он не мог допустить и мысли, что она может просто исчезнуть из его жизни. Она не сможет перечить ему в его решимости сделать ее своей женой.

Глава 8

Большую часть следующей недели Брайони не выходила из спальни. Полностью оправившись после несчастного случая, она не спешила вернуть себе то, что считала позорным местом на социальной лестнице. Каждый день лорды Эйвери и Рейвенсворт являлись с визитом на Хаф-Мун-стрит, но она никогда не принимала их. Даже Харриет не могла убедить кузину присоединиться к ним хотя бы на несколько минут. Приносимые Рейвенсвортом цветы она принимала, не выказывая даже намека на учтивость, но Харриет воздерживалась от замечаний на эту тему, считая, что несчастный случай потряс Брайони больше, чем они предположили вначале.

Однако причиной угнетенного состояния духа Брайони был вовсе не страх после пережитого эпизода на улице. Ее спутанные мысли целиком занимало пренебрежение, проявленное к ней на той злосчастной вечеринке. Вспоминая холодный, безразличный прием, оказанный ей при первом выходе в свет, она стонала от унижения. А думая об оскорбительном, презренном предложении Рейвенсворта, она скрипела зубами от ярости. Но чрезмерный накал чувств скоро прошел, и естественное для Брайони хорошее расположение духа начало возвращаться.

Долгие часы она сидела в своей комнате в одиночестве, размышляя над сложившейся ситуацией. С непреклонной логикой она тщательно анализировала все, что когда-либо знала об отношениях полов. К концу недели Брайони пришла к решению. Прекрасная дама, ухаживавшая за ней, размышляла она, знает кое-что о жизни... Нужно оставаться верной собственным убеждениям. Раньше она слепо принимала наставления матери, вытекавшие из ее квакерства, но мама, с грустью обнаружила она, тоже ошибалась.

Тетя Софи не видела ничего дурного в замкнутом образе жизни племянницы. Кузины считали эту величественную даму душечкой. Она никогда не ворчала и не была чрезмерно любопытной. С искренним удовольствием тетя Софи участвовала во всех развлечениях девушек, но как бдительная дуэнья она оставляла желать лучшего. Эта дама никогда не жалела о своем присутствии на вечеринках, на которые ездили ее племянницы, но переставала уделять внимание своим подопечным, едва доставив их к месту назначения. Тетю Софи куда больше занимали удовольствия в кругу пожилых дам. Заядлая сплетница и закоренелая картежница, она неизменно устраивалась у карточного стола, где проводила большую часть вечера в оживленной болтовне с такими же матронами, которые с увлечением занимались тем, что называли «небольшим риском».

Она приняла за чистую монету объяснение Брайони насчет происшествия, так же, как и данное Рейвенсвортом вполне гладкое описание заботливой дамы, приютившей ее племянницу. Когда она упомянула, что хотела бы посетить этот образец совершенства, проявивший к Брайони такую неслыханную доброту, вежливое упоминание Рейвенсворта о том, что дама уже покинула город, было принято без всяких сомнений. Тетя Софи, которая была родственницей Брайони только через замужество, не отличалась подозрительностью. Не была она и настолько наблюдательной, как хотели бы сэр Джон и леди Эстер. Поэтому, когда Брайони, в конце концов, убедили сойти к общему столу, пожилая дама не заметила, что ее племянница избавилась от всех остатков кружев, которые раньше скрывали округлые возвышенности ее груди.

Харриет обратила внимание на изменения в нарядах Брайони, но тактично промолчала. Она предположила, что унижение, испытанное Брайони, побудило кузину оставить ее строгую приверженность нравственным установкам квакерства. Харриет глубоко переживала из-за унизительного опыта Брайони, но ее восхищение отвагой кузины и ее здравым смыслом перевешивало все остальные, чувства. Ей оставалось только желать, чтобы Брайони согласилась подрезать по моде волосы. Она была уверена, что в современной одежде и с модной прической Брайони будет выглядеть весьма привлекательной.

Первый выезд Брайони в карете ее тети был в маленькую контору в Пимлико для консультации с поверенным Лэнглендов. Обходительному и любезному мистеру Джексону, который с незапамятных времен был агентом ее отца, она объяснила, что намерена обзавестись новым гардеробом для своего первого сезона. Мистер Джексон ничуть не воспротивился. Он знал, как мало дамы Лэнглендов тратили на такие глупости, как платья и безделушки. Он приветливо заверил серьезную юную клиентку, что, как одна из наследников состояния Лэнглендов, она имеет более чем достаточные финансовые средства. Знай он масштабы замыслов Брайони, он наверняка проявил бы большую осмотрительность. Как бы то ни было, Брайони получила инструкции покупать все, что ей необходимо, и присылать счета в контору поверенного. Его обнадеживающие слова вернули ямочки на бледные щеки Брайони.

Харриет была сначала ошеломлена, потом пришла в восхищение. Ей никогда не приходило в голову, что лэнглендская ветвь семьи была богата. Ведя очень скромную жизнь, они никогда не показывали, что имеют больше, чем удовлетворительный достаток, а сэр Джон и леди Эстер и не пытались уточнить это. Брайони объяснила, что признание в богатстве ранит деликатные чувства квакеров. Однако многие из них баснословно богаты, несмотря на огромные суммы, отдаваемые на благотворительность. Это честные, трудолюбивые и надежные люди, добродетели которых, будучи применены в торговле или другом бизнесе, приносили денежное вознаграждение, а ее отец, помимо обширных владений в Шропшире, делал многочисленные вложения в разные компании.

Харриет, вполне естественно, поделилась информацией со своим кавалером, лордом Эйвери, который радостно передал ее под строжайшим секретом своему другу лорду Рейвенсворту. Этот джентльмен обдумал поступившую информацию. Он понял, что нет ни малейшей надежды, что Брайони когда-нибудь примет то, что, как он теперь понимал, было совершенно абсурдным предложением. Не только потому, что она была добродетельной, но, что гораздо более важно, по причине независимости в средствах.

Финансовый статус Брайони не имел для него никакого значения, но теперь он понимал, что, как только это станет общеизвестно, его обожаемую наследницу неизбежно станут осаждать толпы назойливых поклонников. Эта мысль напрочь испортила его характер и сделала невыносимым его отношение к преданному слуге. Денби уже подумывал, не пришло ли время подать в отставку, раз хозяин в последние неделю-две был, совершенно нетипично для него, постоянно раздражен. Денби знал, что слуга с его способностями без труда найдет другое место. Однако он решил переждать и посмотреть, что будет дальше.

Стараясь поскорее добраться до содержимого, Брайони в нетерпении развернула обертку большой коробки для платьев, которая в этот самый вечер была доставлена от мадам Годе, модной портнихи, державшей магазин на Сеймур-стрит. С тихим вздохом восхищения она извлекла из коробки платье из газа и фиолетового шелка с серебристым отливом. Она стояла, дрожа от предвкушения, в своей тонкой хлопчатобумажной сорочке, пока камеристка леди Софи надевала воздушное одеяние ей через голову. Прямоугольный вырез был глубоким, но скромным по меркам современной моды, а короткие пышные рукава собраны посредине серебристыми атласными лентами. Камеристка тщательно застегнула ряд крошечных пуговок на ее спине, и Брайони изящно качнулась из стороны в сторону, любуясь пышной юбкой с высокой линией талии, плотно сидящей у нее под грудью. Это был, сказала мадам Годе, самый последний фасон из Парижа.

– Спасибо, Элис, это все.

– Если хотите, я могу завить ваши волосы, – услужливо предложила камеристка.

Брайони села перед зеркалом.

– В этом нет необходимости!

Элис сделала реверанс и повернулась, чтобы уйти.

– О-о, мисс Брайони, – с восхищением произнесла она, – в этом очаровательном платье вы будете самой роскошной дамой на балу;

Глаза Брайони округлились и посерьезнели.

– Именно такой я и собираюсь быть, Элис, именно такой, – ответила она без малейшего намека на юмор.

Брайони смотрела в зеркало и видела незнакомку. Ее глаза, с удивлением заметила она, потемнели до таинственно-фиолетового цвета, но, когда она двигалась, серебряное сияние ее платья меняло их цвет опять на серый. Волосы она специально весь день держала туго заплетенными в косы. Она вынула шпильки, аккуратно расплела длинные пряди и стала расчесывать их, пока они не стали блестеть. Ее длинные густые волосы упали потоком мягких волн ниже плеч. Брайони заколола по серебряному гребню, усыпанному аметистами, над висками и вдела в уши подходящие по стилю аметистовые серьги. Она погрузила пальцы в маленькую фарфоровую баночку на туалетном столике и слегка подкрасила пухлые губы. На ее бледном светящемся лице, отраженном в зеркале, темные, фиалково-серые глаза серьезно смотрели на нее – в этих глазах светилась мудрость, старинная, как сама праматерь Ева.

– Ты была не права, мама, – тихо сказала Брайони своему отражению в зеркале. – Квакерский стиль одежды не может защитить от хищников. Это трусливый камуфляж, который только провоцирует жестокость. Поверь мне, одетая вот так, я буду всего лишь еще одним листом на дереве. – После секунды честного размышления она была вынуждена добавить: – Ну, или почти.

На кровати лежали аксессуары, которые для нее приготовила Элис. Она натянула длинные, до локтей, белые лайковые перчатки, набросила на плечи шаль из серебристо-голубого шелка и взяла французский веер, богато украшенный перламутром. Она подумала, не положить ли в вышитую атласную сумочку табакерку, но решила этого не делать. Нужно не забыть поискать табакерку с аметистами, когда она в следующий раз пойдет по магазинам. Брайони глубокомысленно кивнула незнакомке в зеркале и слегка откинула голову назад.

– А теперь, прекрасная леди, – в волнении хрипло произнесла она, – отведите меня ко львам.

Резиденция виконта Каслри была меньше чем в десяти минутах ходьбы от Сент-Джеймс, 18, – десять минут пешком, но целый час в экипаже из-за узких улиц, запруженных каретами с гербами и сидящими в них сливками светского общества. Получить приглашение на один из самых грандиозных балов сезона было лучшей рекомендацией, чем даже членство в «Олмаке», и гораздо более приятной.

Брайони была рада, что лорда Рейвенсворта не было с ними. Эйвери объяснил, что он был одним из гостей на обеде перед балом, особая честь, но отнюдь не неожиданная для наследника одного из самых престижных титулов королевства. Брайони фыркнула. То, что она в данный момент сидела в рейвенсвортовской карете с гербом раздражало ее больше, чем она хотела признать. Будь ее воля, она бы сразу же отказалась от его предложения, но тетя Софи увидела в этом превосходное решение своей личной проблемы. Джеймс, ее кучер, ненавидел, бедняга, долгие ожидания на этих роскошных сборищах, и она не хотела беспокоить его.

Глаза Харриет засветились, когда она увидела наряд Брайони. В этой молодой леди не было зависти. В белом муслиновом платье, богато расшитом мелким жемчугом, Харриет была очаровательна, как только может быть юная дебютантка, но Брайони с ее каскадом платиновых волос и сияющими глазами обладала шармом, от которого у Харриет перехватило дыхание. Даже лорд Эйвери был потрясен. Он вдруг с тревогой подумал, как отреагирует на это Рейвенсворт.

Рейвенсворт лениво поднял монокль и скучающим взглядом изучал переполненный бальный зал. Брайони, решил он, еще не приехала. Его рассеянный взгляд остановился на фигуре красивой женщины, несравненной, окруженной толпой страстных обожателей. Губы Рейвенсворта одобрительно изогнулись. Ее сияющие светлые волосы свободно лежали на плечах и обрамляли совершенный овал лица. Он заметил, что она использовала свой веер с поразительным эффектом. Никакого пренебрежения к Брайони, но мужчина должен поклониться красоте. Его светлость направился грациозной походкой к своей добыче, готовясь ответить скучающей улыбкой, если заметит взгляд Брайони.

Брайони подняла глаза и увидела всего в нескольких футах своего врага. Улыбка застыла на ее губах. Рейвенсворт, кисло заметила она, не узнал ее. Он подарил ей сногсшибательную улыбку. Она присела в глубоком реверансе, и болтовня поклонников вокруг нее смолкла.

Брайони слегка наклонила голову и решительно посмотрела в восхищенные синие глаза его светлости. Ее позабавило, как внезапное испуганное осознание реальности изменило выражение его лица. Рейвенсворт изумленно заморгал. Презрение затаилось в глубине ее спокойных глаз, нарастающий гнев – в его. Она почувствовала, как кровь приливает к ее щекам, и после бесконечно долгого мгновения отвела взгляд. Она не сделала ничего плохого, урезонила она себя. Почему она должна краснеть? У этого мужчины просто нет стыда!

Одним длинным шагом он преодолел расстояние между ними и схватил ее за запястье железной хваткой.

– Прошу нас извинить, – учтиво обратился он к группе удивленных франтов. – Нам с моей кузиной нужно обсудить одно семейное дело. – Среди стонов и протестов ее поклонников Рейвенсворт бесцеремонно потащил спотыкающуюся Брайони в холл.

– Какого черта вы тут вытворяете?! – воскликнул он, в ярости поворачиваясь к ней. Он вежливо улыбнулся проходящим мимо знакомым и снова с рычанием повернулся к ней. – Кто позволил вам носить волосы в такой развратной манере? Куда, вы думаете, попали? В дом с дурной репутацией?

Брайони была совершенно ошеломлена.

– Я... я... – начала она.

– И какого черта... Это что, помада у вас на губах? – Рейвенсворт вытащил свой белоснежный носовой платок и одним решительным движением стер с губ леди оскорбительное пятно. Брайони начала всхлипывать. Глаза Рейвенсворта потеплели. Он уже хотел потянуться к ней, когда к ним с важным видом подошел лорд Эджвуд.

– Мисс Лэнгленд, этот танец обещан мне, я полагаю? – Он собственническим жестом положил руку на локоть Брайони и ответил Рейвенсворту злобным взглядом.

– Извини нас, приятель, но твоя... э... кузина внесла меня в свою карточку. – В его тоне сквозила насмешка.

В первый раз Рейвенсворт посмотрел на карточку, которую Брайони судорожно сжимала в руке. Он выхватил ее из рук Брайони и увидел, что осталось всего четыре свободных места. Он написал свое имя во всех четырех, прекрасно сознавая, что в глазах света танцевать больше двух танцев с дамой значит почти то же, что обручиться с ней. Он вложил карточку в ее дрожащие руки и, щелкнув каблуками, повернулся спиной к ней и ее кавалеру.

Харриет разглядывала танцующих, надеясь увидеть свою неуловимую кузину. Этот вечер стал, с удовлетворенным вздохом подумала она, явным успехом Брайони. Она была искренне рада ее триумфу. Брайони была самой популярной дебютанткой на балу. Молодые люди толпами преследовали ее всю ночь напролет. Харриет посмотрела в сторону своего спутника. Преданность этого джентльмена, который неизменно сопровождал ее, прохаживаясь по периметру бального зала, вполне удовлетворяла ее скромные амбиции, но Эйвери оставался для нее загадкой. Он был постоянен, но сдержан в своем внимании. Взгляд Харриет вернулся к танцующим.

– Ну и ну, Эйвери! – воскликнула она, резко останавливаясь. – Разве это не Рейвенсворт танцует с Брайони опять? Это уже третий раз за вечер. Что он задумал? Он скомпрометирует ее, если будет так настойчиво уделять внимание только ей, – задумчиво произнесла Харриет. – Я должна предупредить Брайони.

– Вы не сделаете ничего подобного, – твердо приказал Эйвери. – Три танца с Рейвенсвортом не погубят девушку. – Он лукаво посмотрел на нее. – Я помню время, когда неугомонная мисс Гренфелл даже не обратила бы внимания на такую пустяковую неосторожность.

Харриет была застигнута врасплох.

– Очень не по-джентльменски с вашей стороны, сэр, бросать мне в лицо напоминание о моих прежних глупостях. Вы сами хотели, чтобы я приобрела немного светскости. – Ее глаза опасно сузились, и Эйвери изобразил смущение. – Что, разве не так? – пылко спросила Харриет.

Лорд Эйвери сглотнул. Когда он заговорил, было ощущение, что он в большом затруднении.

– Харриет, я собирался сказать... сказать вам кое-что.

У Харриет участился пульс.

– Да? – затаив дыхание произнесла она.

Чтобы выиграть немного времени, лорд Эйвери сунул руку в карман сюртука и вытащил маленькую круглую табакерку. Как он может сказать этой вспыльчивой мегере, что она стала в последнее время уж слишком укрощенной и он хотел бы, чтобы она показала немного прежнего характера? Эйвери решил даже не пытаться. С привычной изысканностью он положил щепотку табаку на свое запястье. Уголком глаза он наблюдал, что Харриет ждет от него продолжения. Он подумал, что бы такое сказать, и выпалил первое, что пришло в голову.

– Не хотите ли присоединиться? – спросил он, протягивая ей запястье.

Харриет отпрянула как ошпаренная.

– Да как вы смеете, сэр! – Ее голос дрожал от гнева.

Это произошло как раз в тот момент, когда мрачный лорд Рейвенсворт вернул сияющую Брайони ее кузине. Чрезмерное внимание, которое молодые и даже не очень молодые кавалеры весь вечер оказывали Брайони, явно раздражало его светлость.

– Эйвери, – воскликнула Брайони, беря его за руку, – можно мне? – Она хотела поднести его запястье к своему носу, но жесткая, как тиски, рука Рейвенсворта заставила ее разжать пальцы.

– Я запрещаю! – прошипел он ей на ухо.

От такого запугивания в глазах Брайони вспыхнул гнев. Она с непреклонным видом повернулась спиной к его светлости и обратилась к виконту.

– Вы не против, лорд Эйвери? – ласково спросила она.

– О нет, Брайони! – взмолилась растерянная Харриет.

Тут началась молчаливая схватка между джентльменом с мрачным лицом и леди с пылающими глазами. Не было никаких сомнений, кто победит в борьбе.

У лорда Эйвери начала уставать рука.

– О, проклятие! – воскликнула Харриет, решив разрешить этот спор раз и навсегда. Она поднесла запястье лорда Эйвери к своим ноздрям и в высшей степени неделикатно втянула носом табак. Не отводя лица от его руки, она бросила взгляд на него и увидела, что его глаза сияют от восхищения. Харриет ответила робкой улыбкой. А потом чихнула.

Табакерка выскользнула из затекших пальцев Эйвери и покатилась по полу в сторону сидящих вдоль стены пожилых дам. Она со стуком ударилась о стену, крышка открылась, и содержимое высыпалось на пол.

С величайшим самообладанием лорд Рейвенсворт схватил обеих дам под руки и решительно повел их в противоположном направлении.

– А как же моя табакерка? – обиженно спросил лорд Эйвери.

– Не сейчас, дружище, не сейчас.

Виконт в нерешительности стоял на месте всего мгновение. Одна пожилая дама чихнула, за ней другая. Вскоре весь ряд представительных матрон оглушительно чихал. Подпрыгивая, белые чепчики танцевали на их головах, словно вздымающиеся паруса британского флота, плывущего при попутном ветре к берегам Франции.

Лорд Эйвери пустился наутек.

Глава 9

В последовавшие недели их дни потекли вполне предсказуемо. Поток раболепных поклонников обрушился на Хаф-Мун-стрит, чтобы сопровождать пользующихся успехом кузин на многочисленные светские мероприятия. Девушки меняли партнеров как перчатки, и Брайони казалось невозможным завести более чем мимолетное знакомство с любым из своих постоянно меняющихся ухажеров. Вскоре она поняла, что они с Харриет приобрели определенную известность благодаря своему скандальному поведению на балу у Каслри. Инцидент с табакеркой не прошел незамеченным. Приобретенная репутация неугомонной бунтарки – она слышала, как эти слова ее поклонники передавали из уст в уста – заставляла появляться очаровательные ямочки на щеках Брайони. Она заметила, что любой джентльмен, которому посчастливилось быть замеченным в обществе одной из кузин-шалопаек, приобретал более высокий статус среди своих товарищей.

Тетя Софи, вполне естественно, не видела ничего необычного в такой популярности своих племянниц у молодых денди. Было только одно облачко на горизонте, беспокоившее легкомысленную даму. Необъяснимая задержка в получении приглашения в «Олмак» – небольшое неудобство, которое, она была уверена, скоро разрешится. Харриет все прекрасно понимала, но решила не просвещать тетю, благодарная судьбе за то, что ее родители были сейчас за много миль отсюда, в Бате.

Сначала Брайони забавляла ее новоприобретенная популярность. Но вскоре ей это надоело. Она стала все больше скучать от глупости бесконечных прогулок в парке в великолепных фаэтонах и двуколках, которые был обязан иметь каждый следящий за модой молодой человек.

Пыл лорда Рейвенсворта явно охладел. Его никогда не было видно среди джентльменов, толпящихся в лучшей гостиной тети Софи. Брайони твердо сказала себе, что рада этому. У девушки ее благородного воспитания и мужчины его сомнительной морали не могло быть будущего.

Рейвенсворту теперь известно, что она наследница значительного состояния; это подтверждалось его поведением. Она, разумеется, прекрасно знала, что Эйвери сообщит своему другу о ее ситуации. Рейвенсворт поймет, утешала она себя, что мужчина его типа ничего не может предложить, чтобы прельстить леди с таким, как у нее, характером и состоянием принять его условия, даже если бы он бросил к ее ногам целое герцогство. Мисс Брайони Лэнгленд была вне его досягаемости. Она надеялась, что его светлость осознал это.

Маркиз Рейвенсворт не был зачислен в ряды поклонников Брайони; тем не менее они часто встречали его на прогулках в парке или во время многочисленных посещений Брайони магазинов в Мейфэре. Он появлялся в наилучшем расположении духа, снимал перед ней шляпу самым изысканным жестом и заводил с ней ничего не значащий разговор на пару минут. Поскольку Брайони всегда была в компании одного из своих заботливых поклонников, а за руку Рейвенсворта неизменно цеплялась какая-нибудь красавица, на долю Брайони не оставалось ничего, кроме вежливого обмена любезностями.

Однако когда его светлость обращался к ней, она больше никогда не смотрела на него своим чистым взглядом, а отводила глаза на какую-нибудь точку на его воротнике или даже ниже, на верхнюю пуговицу его безупречно элегантного жилета. Однажды, когда она случайно встретила его надменный взгляд, провокационная искорка, которую она заметила в глубине его глаз, заставила ее покраснеть. Брайони не хотела так смущаться. Маркиз явно смеялся над ней, он обладал какой-то тайной властью над ее душой, и она была возмущена этим.

Она стала упражняться перед зеркалом и разработала обширный репертуар взглядов. Ни один честолюбивый денди не проводил больше времени, совершенствуя замысловатые складки своего крахмального галстука, чем Брайони, когда прилежно репетировала разнообразные взгляды, которыми надеялась уничтожить гордого лорда. При ее высокомерном «холодно-оценивающем» взгляде ее брови недоверчиво выгибались; ее «проваливай к дьяволу» взгляд сопровождал насмешливый изгиб губ. Но среди всех них лучшим своим изобретением она считала испытующий взгляд «смути весь мир». Нужно было поднять и выгнуть брови, втянуть щеки, недовольно скривив розовые губы, и смотреть на собеседника с высокомерным презрением.

Однако когда она опробовала этот взгляд на Рейвенсворте, что-то пошло не так. Он исхитрился завести с ней короткий приватный разговор на музыкальном вечере у леди Бесборо. Увидев выражение ее лица, он тотчас же рассмеялся и спросил, не близорука ли она. Поэтому Брайони уставилась на него испепеляющим взглядом. Насмешливый блеск его глаз немедленно исчез. Его зрачки расширились, глаза стали почти черными и полностью захватили ее. Она попыталась отвести взгляд, но была будто под гипнозом, пока Рейвенсворту не пришло в голову отпустить ее. Брайони стояла, затаив дыхание и дрожа, и решила избегать встречаться глазами с его светлостью, пока не приобретет необходимого опыта.

Однажды утром, прежде чем большинство членов светского общества начали вставать с постели, Брайони отправилась в книжный магазин Хэтчарда, который располагался на Пиккадилли напротив Олбани-Хауса. По несчастливому стечению обстоятельств, выходя из магазина с покупкой в руке, она встретила Рейвенсворта. Она хотела сделать вид, что не заметила его, но он окликнул ее громко и повелительно. Брайони неохотно обернулась. Она приветствовала его своим «холодно-оценивающим» взглядом, стараясь не отрывать глаз от едва заметной ямочки на подбородке Рейвенсворта. Раньше она никогда не замечала ее. Теперь она как будто стала глубже.

– Милорд? – холодно осведомилась Брайони.

Она услышала, как он усмехнулся.

– Мисс Лэнгленд, я хотел бы представить вас леди Адель Сен-Клер. Наши имения в Кенте находятся по соседству. Кажется, я уже упоминал, что имею недвижимость в Кенте, – безукоризненно вежливо произнес маркиз.

У Брайони напряглась спина. Она посмотрела на даму в золотистых кудряшках одним из своих отрепетированных пристальных взглядов и сделала реверанс. Дама в ответ поклонилась. Когда Брайони снова посмотрела в глаза леди Адель, ее встретил враждебный взгляд. Губы дамы, однако, изогнулись в подобии улыбки.

Брайони сразу же поняла, что недружелюбная спутница Рейвенсворта считает ее своей соперницей, и почувствовала к ней жалость. Она была, как отметила про себя Брайони, разглядывая модный фасон костюма дамы, женщиной именно такого сорта, какие привлекают взгляд распутников вроде Рейвенсворта. Ее пышную фигуру плотно облегало алое утреннее платье. В противоположность богато украшенному наряду дамы простая серо-зеленая кашемировая мантилья Брайони была образцом скромности. Брайони успокаивающе улыбнулась леди.

– Я что-то не припомню – вы, дамы, случайно, не встречались на балу у Гренфеллов? – с невинным видом поинтересовался Рейвенсворт.

Леди Адель рассмеялась гортанным смехом:

– Всегда встречаешь так много новых лиц, как можно быть уверенной? – Она теснее прижалась к руке Рейвенсворта, а ее светло-карие глаза разглядывали Брайони с ног до головы с вульгарным любопытством. Удовлетворившись осмотром и решив, что непривлекательная худенькая девчонка не представляет угрозы, с какой невозможно справиться, она сказала с ноткой небрежного презрения: – Я не припоминаю никакой мисс Лэнгленд.

Брайони не слишком понравилась «тактичность» дамы, она только удивилась, чем заслужила такую злобу. Одно из страусиных перьев на шляпке дамы готово было выпасть, и Брайони совсем не жалела об этом.

– Мы не встречались, – спокойно ради Рейвенсворта ответила она. – Если бы это произошло, уверена, я бы запомнила.

Уголком глаза она посмотрела на Рейвенсворта.

– Где ваша камеристка? – грубо спросил он.

Брайони растерялась.

– Моя камеристка? – озадаченно повторила она.

– Ваша сопровождающая, девочка, ваша сопровождающая!

Брайони рассмеялась:

– Мне не требуется сопровождающая, милорд. Мне нужно всего лишь перейти улицу – и я снова дома. Что плохого может со мной произойти, когда я так близко от Хаф-Мун-стрит?

– И вы еще смеете спрашивать что после... – Рейвенсворт осекся. Очевидно, он говорит о том несчастном случае и пытается защитить ее от вполне естественного любопытства своей дамы. Брайони настолько забылась, что посмотрела Рейвенсворту прямо в глаза. Его светлость ощетинился как еж.

– Я провожу вас домой, – заявил он не допускающим возражений тоном.

– Но, Хью, – капризно начала леди Адель, – вы дали мне слово пойти со мной к моему поверенному. Мы уже опаздываем. Конечно, мисс Лэнгленд может сама добраться до дома. Вы должны быть рядом со мной, чтобы объяснить мне все нюансы имущественных дел покойного графа. Все эти сложности выше моего понимания. – Она повернулась к нему с молящей и обезоруживающей улыбкой.

– Даже не думайте о том, чтобы покинуть вашу даму, – холодно произнесла Брайони. – Я не беспомощная школьница, сэр. Я прекрасно могу позаботиться о себе.

Рейвенсворт насмешливо улыбнулся:

– Позвольте усомниться в этом, мисс Лэнгленд! Я настаиваю! Это задержит нас не больше чем на пару минут. Адель, с вашего позволения.

Брайони чувствовала, что ради приличия нужно уступить просьбе Рейвенсворта, но ей совсем не нравились его деспотические приказы.

По дороге на Хаф-Мун-стрит леди Адель попыталась вовлечь двух своих демонстративно молчащих спутников в любезный светский разговор.

– Могу я спросить, каково название вашей книги, мисс Лэнгленд?

– «Гордость и предубеждение», – ответила Брайони. – Это одна из моих самых любимых книг, написана одной неизвестной дамой. Я оставила свой экземпляр в Ричмонде и просто не могу без нее. Вы читали?

– Фу! – раздраженно фыркнул Рейвенсворт. – Романтическая чепуха, которой упиваются дамы. Я думал, мисс Лэнгленд, что женщина вашего ума должна быть выше такой посредственности.

– Умоляю, не распространяйте и на меня ваше порицание, – торопливо вставила леди Адель. – Я читала эту книгу и предала ее огню. Надеюсь, что мой католический вкус достаточно устоявшийся, чтобы плениться такой чепухой.

Брайони уже имела возможность оценить проявления ее ума. К этому времени они уже достигли парадной двери дома тети Софи. Брайони обернулась на нижней ступеньке и одарила спутников своей «проваливай к дьяволу» улыбкой.

– Полагаю, вы просто не поняли замысла автора, – холодно заметила она. – Жанр этой книги скорее иронический, нежели романтический. Некоторым, по-моему, нужно прочитать ее два или даже три раза, прежде чем их разум сможет в полной мере уловить иронию.

Лорд Рейвенсворт выглядел заинтересованным.

– Возможно, мне стоит перечитать эту книгу, – признался он. – Не объясните ли мне на примере ваше мнение, мисс Лэнгленд?

– Разумеется, – ответила Брайони. – Уже первая фраза книги дает ключ к стилю автора. Как это там? «Общепризнанная истина, что одинокий мужчина, обладающий большим состоянием, крайне нуждается в жене».

– И вы считаете это смешным? – саркастически заметила леди Адель.

Брайони совершенно серьезно подтвердила это:

– Конечно!

Лорд Рейвенсворт подозрительно взглянул на нее.

– Юмор ускользает от моего понимания. Прошу, просветите меня.

– Возможно, вы поймете комичность, если поменяете род подлежащего и дополнения, – кротко намекнула Брайони.

– Женщина, обладающая большим состоянием, крайне нуждается в муже, – медленно протянула леди Адель.

– Смехотворная идея, вы не согласны? – Брайони одарила Рейвенсворта озорной улыбкой. По вызывающему выражению его глаз она увидела, что он понял намек.

Леди Адель не была дурочкой. Она прекрасно понимала подтекст разговора, происходившего между ее спутниками. Прощаясь с дамой, Брайони увидела в янтарных глазах такую непримиримую враждебность, что вздрогнула.

В следующий раз Брайони увидела Рейвенсворта в ложе лорда Эйвери в Опере. Поскольку такое событие было для нее внове, она буквально впитывала зрелище с широко раскрытыми глазами, не обращая внимания ни на что вокруг. Это Харриет шепотом сообщила ей о местонахождении маркиза. Брайони повернула голову и увидела его светлость, сидящего через две ложи вправо от них. В руках он держал театральный бинокль, в который дерзко рассматривал ее. Она решила, что не будет давать ему отпор укоризненным взглядом из своего растущего репертуара, а соизволила даровать ему короткий холодный кивок. Бинокль мгновенно опустился, и маркиз ответил ей преувеличенно глубоким поклоном. Потом он продемонстрировал свою ленивую улыбку. Она наблюдала из-под опущенных ресниц, как он наклонил голову, чтобы услышать то, что говорила ему на ухо его спутница. Вот он откинул голову назад и рассмеялся, и Брайони была уверена, что шутка была отпущена на ее счет. Она узнала даму, сидящую рядом с Рейвенсвортом. Это была леди Адель Сен-Клер. Декольте ее платья было вырезано так низко, что ее пышная грудь, едва не вываливающаяся наружу, немилосердно подумала Брайони, была почти полностью обнажена. Брайони отвела свой целомудренный взгляд и стала сердито смотреть в прямо противоположном направлении.

Ей не потребовалось много времени, чтобы прийти к заключению, что опера не в ее вкусе. После того, что показалось ей напыщенным кошачьим концертом, исполняемым на сцене знаменитой сопрано, наконец наступил первый антракт. Брайони огляделась, старательно избегая ложи Рейвенсворта. Ее внимание привлекла исключительная красота трех дам, сидящих в ложе рядом выше. Брайони не могла оторвать взгляд. Это были ее три ангела. Она тут же вскочила на ноги и замахала рукой, чтобы привлечь их внимание.

Было ясно, что ее узнали, но ангелы дружно отвернулись, как будто не желая замечать ее присутствия. Она протиснулась к краю ложи между Харриет и Эйвери, ведущих серьезную беседу. Тетя Софи дремала в глубине ложи, наполовину пустая коробочка засахаренных слив лежала у нее на коленях.

Рейвенсворт проследил за взглядом Брайони. Он тоже вскочил и решительно покачал головой, приказывая ей прекратить. Харриет почувствовала напряжение Брайони и заметила движение Рейвенсворта. Он показал на ложу наверху, объясняя, что собирается сделать Брайони. Харриет вцепилась в юбку Брайони.

– О, Брайони, нет! Ты не можешь! Ты не должна показывать, что знакома с этой леди! Это Харриет Уилсон, куртизанка. Теперь ты понимаешь? – закончила она со стоном.

Брайони попыталась убрать руку кузины. Ее глаза засветились разумом.

– Ну, конечно! Какая я глупая! Мне следовало догадаться. Но как я могла, если все обращались со мной как с неразумным ребенком?

Харриет расслабила пальцы. Лорд Эйвери выглядел озадаченным.

– Может быть, кто-то все-таки соблаговолит объяснить мне? – вежливо поинтересовался он.

Брайони посмотрела на Рейвенсворта. Он стоял, напряженно глядя на нее. Она бросила ему торжествующую улыбку и, резко повернувшись, выбежала из ложи. Рейвенсворт в мгновение ока метнулся за ней.

Харриет выглядела оглушенной.

– О черт! – выругалась она и рванулась за своей строптивой кузиной.

– Какого дьявола тут происходит? – спросил Эйвери, не обращаясь ни к кому конкретно. Он со вздохом поднялся, стряхнул ворсинку со своего безукоризненного рукава и последовал за дамами неторопливым шагом.

Слегка запыхавшаяся и раскрасневшаяся после бега Брайони достигла запретной ложи за несколько минут. Из-за спешки шпильки вылетели из ее волос, и светлые волны рассыпались по плечам. Нет нужды выяснять, ту ли ложу она нашла, подумала она. Толпа джентльменов, жаждущих получить приглашение войти, подтвердила ее догадку. Некоторые из благородных лордов бросали неодобрительные взгляды, когда она проталкивалась между ними, но никто не преградил ей дорогу к заветной двери. Рейвенсворта, отставшего от Брайони всего на несколько секунд, ждал не такой благосклонный прием. Ничто не могло убедить этих светских львов выслушать его невнятные объяснения, почему он должен пройти немедленно. Он был отправлен в конец очереди, где и оставался, рассерженный и сыплющий проклятиями на непростительную импульсивность оригинальной дамы.

Три дамы приняли Брайони, мягко говоря, прохладно. Леди Видение, которая была такой внимательной сиделкой, запретила ей говорить, пока из ложи не выйдут ее сестры и откровенно заинтригованные джентльмены. Когда леди наконец повернулась лицом к Брайони, ее глаза сверкали гневом. Брайони открыла рот, но дама запрещающим жестом подняла руку. Ее голос, когда она обратилась к Брайони, вибрировал от ярости:

– Вот как! Вы нашли меня и решили разрушить свою репутацию, появившись публично в моем обществе! Возможно, вы думали, что мои сестры и я будем в восторге от этого? Да как вы посмели! Если вы ничуть не заботитесь о собственном добром имени, подумайте хотя бы о моем!

– Я не понимаю, – запинаясь, пробормотала Брайони.

– Юная леди, вы подвергли опасности мое положение, какое оно есть, в обществе. Я не хочу, чтобы пошли слухи, будто Харриет Уилсон занялась развращением юных невинных девушек. От меня отвернутся все мои друзья, и правильно сделают.

– Я никогда не думала... Я не хотела... – испуганно начала Брайони.

– Это очевидно. Полагаю, вы собираетесь сказать, что хотели только добра?

Брайони печально кивнула.

– Она хотела добра, – холодно продолжил голос. – Сколько откровенного зла и назойливости скрыто в этом страшном эпитете! Вам никогда не приходило в голову, как могут повлиять на других ваши безрассудные порывы? Ваше поведение непростительно!

– Я была так глупа. – Брайони сглотнула. – У меня и в мыслях не было поставить вас в неловкое положение.

Голос смягчился:

– Может быть, мы сможем что-то придумать. Где ваш сопровождающий? Это Рейвенсворт?

Несмотря на протесты нетерпеливых поклонников у двери, Рейвенсворту удалось, наконец, прорваться в ложу. Брайони украдкой взглянула на него и быстро отвела глаза. Вид у него был вполне кровожадный.

– Лорд Рейвенсворт, – строго сказала Харриет Уилсон, – позвольте дать вам совет. Проследите, чтобы эта юная леди была удалена из города, пока скандал не утихнет. Осмелюсь сказать, что не только мои сестры и я оказались в более чем неловком положении из-за ее непозволительного поведения, но и ее друзья, если к завтрашнему утру найдется хоть кто-то, желающий называть себя так, будут далеко не в восторге. Возможно, через несколько месяцев этот прискорбный инцидент будет прощен и забыт, но сейчас было бы лучше увезти эту юную леди от греха подальше.

– С-скандал? – дрожащим голосом переспросила Брайони.

– Выдумаете, что ваше последнее безрассудство осталось незамеченным? – язвительно поинтересовался Рейвенсворт. – Завтра к этому времени ваше имя будет на устах у каждого повесы и развратника в Лондоне. У этих людей нет чести, поверьте мне, Брайони! Я знаю их. Своим сегодняшним поведением вы показали, что легко доступны! – Брайони вся съежилась от свирепости в его голосе не меньше, чем от самих его слов. Он протянул руку и схватил ее за запястье. – Оглянитесь вокруг! – безжалостно приказал он и притянул ее ближе к себе. – Посмотрите, как они таращатся на вас!

Брайони бросила испуганный взгляд на бельэтаж и оркестровую яму. Она с ужасом увидела, что Рейвенсворт говорил правду. Море театральных биноклей в руках нарядных денди и шумных молодых щеголей было направлено на их ложу.

– Посмотрите на себя, – продолжал он презрительно. – Ваши волосы, ваше поведение – все в вас заставляет их думать, что вы женщина легкого поведения.

Брайони отпрянула от него.

За дверью послышалась какая-то суматоха, и в ложу влетела запыхавшаяся Харриет. Она увидела Рейвенсворта и Брайони, и ее глаза воинственно вспыхнули.

– Отпустите ее, Рейвенсворт! – потребовала она, ее голос дрожал от ярости. Он опустил руки, и всхлипывающая Брайони бросилась в гостеприимные объятия Харриет.

– О нет, – простонал его светлость, не веря своим глазам. – Теперь их двое! Не могу поверить, что это случилось со мной. Чем я так прогневил богов?

Харриет Уилсон положила руку ему на плечо.

– Могу я посоветовать вам отвезти этих юных леди домой, до того как они устроят дебош? – В ее глазах светилось подавляемое веселье.

Рейвенсворт печально улыбнулся ей в ответ.

– Прошу прощения за вторжение, мадам. – Он открыл дверь, и плачущая Брайони, вцепившаяся в воинственную Харриет, проскользнула мимо него.

– Минутку, Рейвенсворт. – Он обернулся к даме. Ее слова предназначались только для его ушей. – Будьте помягче с девочкой. Она мне нравится.

Глава 10

Тетя Софи сидела с несчастным видом, понуро опустив плечи, пока лорд Рейвенсворт в глубоком возмущении перечислял прегрешения ее непутевых племянниц. Она вздрагивала от его жесткого тона не меньше, чем от его осуждающих слов.

Брайони слушала вполуха. У нее были серьезные подозрения, что его светлость наслаждается ролью судьи по вопросам морали и, вне всякого сомнения, радуется возможности хоть немного унизить ее. Она чопорно сидела в уголке длинного дивана, почти не обращая на него внимания. Ее мысли вернулись к подробностям постыдного вечера, когда Рейвенсворт вытолкал их из театра посреди спектакля, как будто они были сумасшедшими или преступницами.

Она украдкой взглянула на противоположный угол дивана, где тихонько плакала ее кузина. Лорд Эйвери, расположившийся рядом с ней, предложил ей свой платок. Харриет безуспешно попыталась вытереть мокрые глаза. Ее отчаянная храбрость в театральной ложе, когда она отважно выступила против взбешенного Рейвенсворта, угрожавшего ее обожаемой кузине, к этому времени уже улетучилась. Харриет остро осознавала, что в каком-то смысле, которого не могла точно объяснить, она подвела Брайони, и эта мысль не давала ей покоя. За собственное место в обществе она не беспокоилась ни на грош, но то, что ее кузине придется лишиться хорошего отношения света из-за неосведомленности или пренебрежения принятыми условностями, было больше, чем она могла вынести.

Внезапный упадок духа бедняжки Харриет придал смелости Брайони. Она не будет поджимать хвост, как какая-то безвольная амеба. Жестокую, но справедливую критику в отношении того, что подвергла опасности положение в обществе леди Харриет Уилсон, она приняла без возражений. Но выговаривать ей за то, что она всего лишь раз понюхала табак, раз-другой слегка пригубила бокал вина и один-единственный раз была поймана за курением сигары, было невыносимо самонадеянно со стороны этого надменного джентльмена.

Сплетник, кисло подумала Брайони, с опаской глядя в его направлении.

Брайони с одобрением наблюдала, как лорд Эйвери успокаивающе похлопывает Харриет по руке. Проявляя искреннюю заботу, этот дворянин оказался истинным джентльменом. Это он проводил дам домой, получив отрывистое указание Рейвенсворта дождаться его на Хаф-Мун-стрит. Брайони сделала вывод, что сначала ему нужно заняться нетерпеливой Адель. С не подобающим девушке любопытством она размышляла об отношениях этой дамы с Рейвенсвортом. Нет сомнений, что аристократке будет легко снискать расположение его милости герцога. Желаю им всяческого счастья, великодушно подумала Брайони. Она фыркнула и нахмурилась. – Но, лорд Рейвенсворт, – робко вставила тетя Софи, когда обличительная речь его светлости, похоже, стала приближаться к концу, – это всего лишь детские шалости. Возможно, я была немного беспечна и забыла о бдительности, но теперь, когда я в курсе всех обстоятельств дела, я буду внимательнее. – Она заискивающе улыбнулась ему.

– Мадам, – произнес он так, словно поучал умственно отсталого ребенка, – уже слишком поздно пытаться исправиться. Эти «леди», не могу подобрать другого слова, переполнили чашу терпения Лондона! Их опрометчивое поведение перешло всякие границы! Этот вечер стал последней каплей. – Голос его светлости стал, пожалуй, даже еще более возбужденным. – Они вломились, да-да, вломились без приглашения в личную ложу Харриет Уилсон. Потому, как вы покраснели, мадам, я вижу, что вам знакомо имя этой дамы. Дай Бог, чтобы эти провинившиеся хулиганки, – яростно произнес он, испепеляя кузин пронзительным взглядом синих глаз, – прошу прощения, эти благовоспитанные девицы научились краснеть от стыда! – Его голос просто источал сарказм.

Плечи Харриет стали вздрагивать еще сильнее, но Брайони стиснула зубы и даже немного выпрямилась.

Тетя Софи сглотнула, но продолжала с упрямой настойчивостью:

– Значит... Значит ли это, милорд, что девочки лишились всех шансов получить приглашение в «Олмак»?

Воцарилась тревожная тишина, прерываемая только всхлипами Харриет.

– В «Олмак»?! – взревел Рейвенсворт, ударяя себя кулаком по голове. – «Олмак»? Возьму на себя смелость сказать вам, мадам, что единственным местом, где этих «леди» встретят с распростертыми объятиями, будет постель каждого лондонского развратника.

Глаза тети Софи расширились от ужаса. Она издала долгий скорбный стон и без чувств упала на подушки.

– Мои нюхательные соли, – хрипло прошептала она, судорожно прижимая руку к горлу.

Харриет вскочила на ноги и выбежала из комнаты. Эйвери последовал за ней.

– Вот, полюбуйтесь, что вы наделали! – задыхаясь от гнева, воскликнула Брайони, склонившись над тетей, чтобы похлопать ее по запястьям. – Обязательно было разыгрывать тут трагедию? Как вы могли, сэр, обрушивать все это на бедную тетю Софи? Тем более что ваше прошлое поведение по отношению ко мне не дает вам права изображать из себя образец нравственности. Вы, сэр, лицемер! – Брайони увидела огонек в его глазах и демонстративно отвернулась, чтобы заняться тетей. – Ну, ну, тетушка Софи, не волнуйтесь так! Лорд Рейвенсворт преувеличивает. Мисс Харриет Уилсон просто замечательная дама. Она вам понравится! – Тетя Софи всерьез упала в обморок. Рейвенсворт сел, обхватив голову руками, но от ужаса или от смеха, Брайони не могла сказать.

Через мгновение вернулась Харриет и поднесла флакон с нюхательной солью к носу тети Софи. Леди вздрогнула и пришла в себя.

– Это все кровь Гренфеллов, – тихо простонала она. – Не надо было мне думать, что это передается через поколение. Каков отец, таков и сын, какая мать, такая дочь.

– Что еще за кровь Гренфеллов? – спросил Рейвенсворт, думая, что дама еще немного не в себе.

– Девочки испорчены, – пожаловалась тетя Софи, как будто не слышала его. – Это у них в крови. Я предупреждала мою племянницу, твою маму, дорогая, – сказала она, обращаясь к Харриет. – Я предупреждала ее не связываться с Джоном Гренфеллом. Мы, Вудварды, были в высшей степени осмотрительны в своем поведении и морали, а Гренфеллам всегда было наплевать на приличия. Сколько дуэлей, на которых он дрался! А его авантюры! Но твоя дорогая мамочка вышла за него – и взгляни, что из этого получилось! – Она скорбно посмотрела на Харриет.

– Мой отец? – переспросила Харриет, ее слезы мгновенно высохли, едва она услышала шокирующие разоблачения тети Софи. – Я не могу поверить! Боже, он такой строгий, такой набожный. Вы хотите сказать, что папа был... распутником? – Она нервно засмеялась.

– Ну, не в последнее время, конечно, но его репутация до женитьбы на твоей матери была, мягко говоря, не совсем... Но это было давно, уверяю тебя. О, Харриет, дорогая, это у тебя в крови. – Она снова схватилась за соль.

– Ну, что я говорил? – насмешливо обратился Эйвери к Рейвенсворту.

– А мать мисс Лэнгленд? – вежливо поинтересовался Рейвенсворт.

– О, даже хуже! Они были известны как шалопаи-Гренфеллы. Нет такого сумасбродства, на какое не осмелилась бы взбалмошная Джейн Гренфелл! У нее был настоящий талант устраивать неприятности. Но на что она могла рассчитывать, имея в опекунах такого шалопая, как ее брат? Он подстрекал ее! Мне больно говорить это тебе, Брайони, но твою мать не принимали в лучших домах. А ей до этого не было никакого дела. Она чихала на весь мир и продолжала в том же духе. Брайони была потрясена.

– Тетя Софи, вы хотите сказать, что моя мама была распушенной?

– Не в том смысле, что ты подумала! Конечно, нет! Но... ну... как бы это сказать? Она была упрямой девчонкой, склонной к сумасбродствам. Она скомпрометировала себя сама и была вынуждена выйти за твоего отца!

– За моего отца? – ошеломленно повторила Брайони. Она уныло посмотрела на Харриет, и обе девушки прижались друг к другу, ища утешения.

– Никогда не могла понять этого, – размышляла вслух тетя Софи. – Манеры Грэма Лэнгленда всегда были выше всяких похвал. Джентльмен в полном смысле слова! Но он скомпрометировал твою мать – не будем вдаваться в подробности, и ее брат, сэр Джон, заставил его жениться на ней. Конечно, к тому времени сэр Джон сам был женат и стал вполне респектабельным.

– Но... но мама всегда была такой порядочной, добродетельной, воспитанной.

– Такой она стала в годы замужества. Но, уверяю тебя, о них с сэром Джоном говорил весь город. Когда они остепенились в браке, все называли это укрощением Гренфеллов. Брак может сделать это – исправить даже самый кошмарный характер.

Рейвенсворт подавил смешок и посмотрел на Брайони. Он поймал ее холодный внимательный взгляд, насмешливо поднял брови, лукаво подмигнул ей и широко улыбнулся, когда она рассердилась.

– Вот и решение! – воскликнула тетя Софи с внезапным воодушевлением. Все глаза обратились к ней с выжидательным интересом.

Краски начали возвращаться на ее бледные щеки. Она оживленно заговорила.

– Ну, конечно! Разве вы не понимаете? – Она выпрямилась в кресле. – Девочки должны выйти замуж как можно скорее! Сэр Джон организует это. Им нужно немедленно ехать в Бат. Завтра же! Мы пошлем за твоим братом, Брайони, и он проводит вас! Я, разумеется, останусь в городе. Я слишком стара для путешествий и не смогу вынести, если мой праведный племянник станет поучать меня, – извиняющимся тоном добавила она, – он мне больше нравился шалопаем.

– Минутку, пожалуйста, – Рейвенсворт. – Нет нужды посылать за юным Верноном. Он слишком неопытен для такой задачи. Да они не успеют добраться и до Кенсингтона, как эти девицы обведут его вокруг пальца. Можем лорд Эйвери и я предложить свои услуги, леди Софи? Это работа для мужчины, если не для самого Геркулеса. – Он снисходительно улыбнулся Брайони. – Предоставляю мой экипаж в ваше распоряжение. Мы сопроводим дам, а присутствие камеристки, я уверен, позволит соблюсти все приличия.

Брайони кипела от возмущения.

– Выдать нас замуж как можно скорее! Отправить в Бат под охраной, как каких-то преступниц! И слышать не желаю об этом! Мы не ваши подопечные, милорд, – ядовито заметила она Рейвенсворту. – Харриет, скажи ему.

– Брайони, какой в этом смысл? В туже секунду, когда ты вошла в ложу Харриет Уилсон, я знала, чем это все закончится, – ответила Харриет. Боевой дух совершенно покинул ее.

– Довольно! – строго приказала тетя Софи. – Я все решила! Я благодарю вас за щедрое предложение, лорд Рейвенсворт, и принимаю его. Скажем, завтра в десять утра?

– Нет. Думаю, предпочтительнее в восемь. К десяти каждый повеса в городе будет обивать порог вашего дома. – Он недоброжелательно улыбнулся. – Только один чемодан, дамы, пожалуйста! Даже если это означает, что вам придется выходить за ваших будущих мужей в одной рубашке. – Брайони бросила на него взгляд «холодное презрение». Но он не произвел на лорда никакого впечатления. Его светлость лишь незаметно потрепал ее по подбородку.

Брайони распахнула дверь в спальню Харриет и вошла.

– Я увидела свет, – сказала она с извиняющейся улыбкой, – и решила зайти.

Харриет сидела на краю кровати, апатично расчесывая золотые локоны. При появлении Брайони она отложила щетку.

– Брайони, – произнесла она запинаясь, – я обещала маме, что позабочусь о тебе. Не могу высказать, как я сожалею, что подвела тебя, и все обернулось так ужасно. – У нее больше не было слез, чтобы плакать, и она шмыгнула носом и высморкалась в мокрый платок, который сжимала в кулаке.

Брайони быстро пересекла комнату и обняла безутешную девушку.

– Харриет! Харриет! Стыдись, робкое ты создание! Не вешай голову, бедная девочка! Разве я выгляжу так, будто мне нужна опека? Ты не подвела меня, кузина! – Она слегка встряхнула ее. – Дорогая моя, ты же не думала всерьез, что я буду следовать светским условностям?

Харриет подняла голову и заглянула в спокойные глаза кузины.

– Но если тебя изгонят из общества, если люди не будут тебя принимать, ты будешь уничтожена.

– Глупости! – резко оборвала ее Брайони. – Я наследница значительного состояния. Через год я достигну совершеннолетия и смогу делать все, что захочу. Надеюсь, ты не допускала мысли, что я хочу выйти замуж за одного из этих бездельников, которым меня представили, и позволю забрать мои деньги из-под моего контроля?

Шмыганье Харриет резко прекратилось. Она недоверчиво воззрилась на кузину и, встретившись с твердым взглядом, вознаградила ее несмелой улыбкой.

– Тебя это правда не беспокоит?

– Моя ситуация меня действительно не волнует, – поправилась Брайони. – Но мне горько думать, что я стала причиной твоих страданий. Харриет, ты хочешь вращаться в высшем обществе? Ответь честно, если я разрушила твои шансы заслужить благосклонность света.

Харриет скептически взглянула на нее.

– Благосклонность света? Ты должна бы знать, как мало я стремлюсь к этому. Я никогда не дала бы и гроша за непонятные условности так называемой элиты.

– Тогда зачем так падать духом? Ведь не из-за меня же? Разве ты не видишь, что мы думаем одинаково? Почему ты желаешь мне того, что я, как и ты, презираю?

На выразительном лице Харриет отразилось сначала удивление, а потом облегчение. Она усмехнулась.

– Брайони, – выдохнула она шепотом, – ты думаешь, что это у нас в крови?

– Возможно, – ответила Брайони, в ее голосе сквозило веселье. – Но я повеса по убеждению, а не только по зову крови.

Харриет прыснула, вспомнив что-то.

– Шалопаи-Гренфеллы, – сказала она с многозначительной улыбкой.

– Оторвы-близнецы!

– Лукавые кузины!

– Озорные девицы!

– Никудышные леди!

– Непредсказуемые женщины!

Две пары глаз блестели лукавым весельем.

– Харриет, – озорно поинтересовалась Брайони, – значит ли это, что мы иногда, очень редко, сможем разделить понюшку табаку в уединении нашего будуара?

Не говоря ни слова, старшая из девушек достала перламутровую табакерку из ящика комода и театральным жестом протянула ее кузине. Элегантным движением, говорящим о долгой практике, Брайони предложила табакерку глядящей на нее горящими глазами кузине.

– Не желаешь ли присоединиться? – протянула она. Харриет ответила, что будет в восторге.

Девушки пребывали в этом беззаботном настроении почти целый час. Брайони искренне радовалась, что к Харриет вернулась ее былая живость. Однако когда речь зашла о чемоданах, которые нужно было упаковать к завтрашней поездке, они стали серьезнее.

– Я совсем не жажду встретиться с мамой и папой, – мрачно сказала Харриет.

– Что они могут нам сделать? – беззаботно произнесла Брайони. – Мы не совершили ничего плохого. Не съедят же они нас.

– Ну, конечно! – ответила Харриет, полная мрачных предчувствий.

Брайони пожала плечами.

– Не важно, главное, мы вместе, а присутствие лорда Эйвери, по крайней мере для тебя, будет некоторым утешением.

– А как же лорд Рейвенсворт? – игриво поинтересовалась Харриет, проницательно глядя на Брайони.

Брайони покачала головой.

– Его придется терпеть. Но я не собираюсь позволять его светлости диктовать мне условия. Мы едем в Бат. Это приключение, Харриет, и я готова наслаждаться каждой его минутой.

Харриет взмахнула ресницами. После короткого размышления она одобрительно кивнула.

– Ты права, Брайони, как всегда. Мы не сделали ничего, чего нужно бы стыдиться. Меня не напугает кучка злобных сплетников. Вместе мы выдержим это.

– Кстати, Харриет, – доверительно сказала Брайони перед уходом, – ты ведь не забудешь упаковать табакерку, дорогая? У меня еще не было времени купить собственную.

У Харриет глаза на лоб поползли от удивления. Испуганные голубые глаза заглянули в решительные серые. Брайони подмигнула, и улыбка озарила лицо Харриет.

– Кузина, – с понимающим видом ответила Харриет, – можешь рассчитывать на меня.

Глава 11

Это была лучшая гостиница в городе, как проинформировал их его светлость, перед тем как спуститься вниз и заказать ужин. Если говорить правду, подумала Брайони, это была единственная гостиница, которой кичилась деревня, если можно назвать небольшой ряд домов таким громким именем. Пока более удачливые путешественники давали отдых усталым костям на уютных перинах замка, Рейвенсворт посчитал целесообразным разместить свою компанию в живописной, но крохотной гостинице, больше похожей на большой деревенский дом, в захолустной деревеньке в добрых десяти милях от шумного Мальборо. Он хотел, как он выразился, защитить репутацию девушек, какая бы она ни была, от пошлого любопытства, а в отдаленных местах менее вероятно встретить знакомых.

Дверь в отдельную приемную распахнулась, и Рейвенсворт широкими шагами вошел внутрь. Он вопросительно окинул взглядом комнату.

– Вы в полном одиночестве, мисс Лэнгленд? Где же ваши спутники?

Брайони достаточно любезно, но без сердечности в голосе объяснила, что лорд Эйвери и Харриет пошли прогуляться. После утомительной езды в тесной карете глоток свежего воздуха может немного поднять настроение Харриет, решил лорд Эйвери.

Рейвенсворт молча переварил эту информацию, потом подошел к пылающему камину. Он протянул руки к огню и потер их друг о друга. Брайони обратилась к вчерашнему номеру «Таймс», лежавшему на ее коленях.

– Нет нужды спрашивать, не страдаете ли вы от упадка духа, мисс Лэнгленд, – учтиво начал он, поворачиваясь спиной к огню. – Ничто, как мне известно, не свернет вас с вашего пути.

Брайони услышала упрек в его словах и, снизойдя до ответа, слегка наклонила голову.

– Как скажете, милорд.

Он уселся в кресло напротив Брайони и удобно откинулся на подушки. Из кармана сюртука он достал простую серебряную табакерку и стал рассеянно постукивать пальцами по крышке. В глазах Брайони вспыхнул огонь, и Рейвенсворт, заметив его, резко сказал:

– Не будьте столь глупы, думая, что я приглашу вас составить мне компанию, девочка моя. Вы не возражаете, я надеюсь, если я буду наслаждаться в одиночестве?

Брайони объявила, что он может делать все, что захочет, и обратила все внимание на газету. Через несколько минут Рейвенсворт снова нарушил их молчание:

– Мисс Лэнгленд, Брайони, будьте так добры, удовлетворите мое любопытство.

Брайони вопросительно посмотрела на него и ждала.

– Меня интересует, как вы оцениваете произошедшее. Теперешняя ситуация не может быть счастливой для вас. И все же вы невозмутимы, спокойно читаете вчерашние новости, как будто окружающий мир вас совершенно не интересует. Вы не жалеете, что втянули себя и свою кузину в такую прискорбную ситуацию?

Брайони твердо взглянула на него.

– Я не вижу ничего дурного в моих действиях, милорд. Если бы была затронута моя совесть, это было бы другое дело. В такой ситуации я бы не успокоилась, пока все не исправила. Но не думайте увидеть меня с опущенной головой из-за какого-то незначительного несоблюдения приличий. Я невосприимчива к такой чепухе.

Рейвенсворт почувствовал, как в нем нарастает гнев, и прорычал:

– Вы что, совсем не понимаете, что прилично, девчонка? В вашем поведении, к сожалению, нет того, что подобает хорошо воспитанной молодой девушке. Говоря откровенно, мисс Лэнгленд, вы сами навлекли на себя этот позор.

– Вздор, – перебила его Брайони, не в силах терпеть несправедливость его упреков, и бросила газету на пол. – Позор? Что плохого я сделала? Я готова признать, что лишилась доброго мнения светского общества, которое я презираю. Разве плохо признать свое знакомство с дамой, которая проявила ко мне такую исключительную доброту? Я признаю, что с моей стороны было легкомысленно ставить мисс Уилсон в неловкое положение в Опере, но это было по неведению, а не по злому умыслу. – Ее голос дрожал от обиды и презрения. – Этот мир перевернут с ног на голову, милорд, когда христианскую леди сразу же осуждают за то, что она всего лишь выполнила свой долг, а так называемым благородным джентльменам позволено безнаказанно предлагать карт-бланш приличной девушке.

– Оставьте свои опасения на этот счет, мисс Лэнгленд, – язвительно заметил Рейвенсворт. – Я уже давно решил взять назад свое первоначальное предложение.

– Да как вы смеете, сэр! – воскликнула Брайони, вскакивая на ноги.

– Вы хотите сказать, что желаете, чтобы я повторил мое предложение? – с притворным удивлением поинтересовался Рейвенсворт, глядя в ее рассерженное лицо.

Она поняла, что он издевается над ней, делает из нее посмешище, и все ее тело задрожало от подавляемого гнева.

– Вы знаете, что не хочу, – ответила она с видом оскорбленного достоинства. – По-моему, я приложила все усилия, чтобы абсолютно точно выразить свое мнение на этот счет. Ваш образ жизни, ваше поведение отвратительны мне. – Она невольно поморщилась. – Короче говоря, милорд, мужчина, за которого я выйду замуж, будет не таким, как вы.

От этого последнего заявления у его светлости от гнева покраснела шея. Он неторопливо поднялся и угрожающе направился к ней. Брайони отступала, пока ее дрожащие руки не вцепились в край высокого буфета за ее спиной. Она остановилась.

Он неспешно подошел к ней и с напускной небрежностью оперся руками с обеих ее сторон о буфет. Его лицо было холодно-невозмутимым, но Брайони смутно сознавала, что оно скрывает какие-то более глубокие чувства. Ей не нравился слабый запах его одеколона, и она отвернулась, чтобы избежать его тревожащего влияния. Его близость была пугающей, волнующей, и она почувствовала, как кровь приливает к ее щекам. Ей стало трудно дышать, и она раскрыла губы, чтобы вдохнуть воздуха.

Когда он заговорил, его голос оказался лишен всяких эмоций:

– Тише, Брайони. Ваше последнее замечание должно было ранить, не правда ли? И теперь, когда вы преуспели в своем достойном похвалы намерении, зачем так бояться? Умоляю, продолжайте. Как я припоминаю, вы остановились на том, что не выйдете за такого человека, как я.

Брайони взглянула на дверь и со смешанным чувством страха и отвращения подумала, не должна ли она хотя бы попытаться убежать от своего захватчика. Голос Рейвенсворта около ее уха, обманчиво мягкий, предостерег ее от этой попытки.

– Даже не думайте об этом! – Его рука схватила ее подбородок и повернула ее лицо так, что ей пришлось посмотреть ему в глаза. – Расскажите мне о таких, как я, мужчинах, Брайони, – тихо сказал он. – Я хочу послушать.

Она решила, что будет честна, даже если он убьет ее за это.

– Вы не человек чести, милорд, – начала она, трепеща от собственной отваги. – И вы непоследовательны. Вы критикуете меня за пустячное несоблюдение условностей, хотя сами считаете вполне приличным для меня стать вашей любовницей. Вас не волнует ни мое счастье, ни душевное спокойствие моей семьи. Вы думаете только о своем эгоистичном удовольствии. Я отдам себя только тому мужчине, за которого выйду замуж. Он будет...

– Мужчина, которому я отдам себя, – насмешливо передразнил его светлость. – Послушайте меня, мисс Брайони Лэнгленд. Мужчиной, которому вы отдадите себя, буду я, или вы вообще не достанетесь никакому мужчине. – Его тон смягчился. – Вы что, вообще ничего не понимаете, глупенькая? – Он наклонил голову к ее лицу, его взгляд скользил по каждой ее черточке, и Брайони почувствовала его теплое дыхание на своем виске. – Брайони? – хрипло пробормотал он, как будто спрашивая ее позволения на что-то.

Хотя она не боялась его, она смутно сознавала, что он представляет для нее какую-то угрозу, и, если она позволит ему любить себя, не будет, не может быть пути назад. Она колебалась. Его губы скользили по ее глазам, и воля Брайони к сопротивлению стала слабеть. Ее пульс участился, и она почувствовала знакомый трепет, который начал медленно распространяться по телу. Ее дыхание превратилось в неровные, судорожные вдохи. Она замечала эти симптомы со странной отчужденностью, как будто она была доктором, который осматривает пациента с приступом какой-то болезни.

– Брайони. – Его голос звучал нежно и убедительно, пробуждая что-то глубоко внутри ее. Ее вздох был странной смесью покорности и предвкушения. Она повернула к нему лицо в ожидании поцелуя. Сильные руки прижали ее ближе, и его рот накрыл ее губы с мучительной нежностью. Не думая ни о чем, она изогнулась навстречу ему, плотно прижимаясь к его стройной фигуре. Ее руки скрестились позади его шеи. Целовать Хью Монтгомери, подумала Брайони, было самым замечательным удовольствием, какое только она испытывала в жизни.

Он отстранился от нее немного неохотно, и Брайони была разочарована.

– Скажите, о чем вы сейчас думаете! – хрипло приказал он, пожирая ее глазами.

Она медленно вздохнула.

– Я думаю, что мне нравится целоваться с вами больше всего на свете.

– Даже больше, чем нюхать табак? – спросил он с насмешкой.

Она посмотрела на него с надменной улыбкой.

– Когда я нюхаю табак, трепещет только мой нос. Когда вы целуете меня, трепет превращается в настоящее землетрясение.

Ее ответ, похоже, доставил его светлости безмерное удовольствие. Он наклонился, чтобы поцеловать ее снова, и Брайони почувствовала, что предвкушение внутри ее перерастает в ненасытное желание.

– Скажите теперь, что вы чувствуете, – произнес он наконец.

– Я хочу больше. – Ее голос был мечтательным.

– Больше чего? – провокационно пробормотал он в ее волосы.

Брайони попыталась собраться с мыслями. Она не могла сказать с уверенностью, чего хочет. Но она знала, что только у него есть эта странная сила довести ее возбуждение до дурманящего исступления.

– Я не знаю... Больше вас, – ответила она, нетерпеливо притягивая его голову к своей.

– Моя дорогая девочка, – ответил он, прежде чем прильнуть губами к ее губам. – Я хочу всю тебя.

Она слышала, как его сердце бьется так же сильно, как ее собственное. Какая-то новая движущая сила, какой-то голод был в его губах, когда он стал покрывать поцелуями контуры ее шеи и нежные возвышенности грудей. Дикое возбуждение захлестнуло Брайони. Рейвенсворт почувствовал ее ответ, и его прикосновения стали более страстными, более собственническими, жадными, они призывали ее уступить ему с безраздельной страстностью. Брайони вдруг испугалась, смутилась и отстранилась, чтобы заглянуть в его лицо и найти там утешение.

– Скажите, что вы думаете, – задыхаясь, попросила она, стараясь разгадать выражение его полузакрытых глаз.

– Я думаю, моя чаровница, что если я очень скоро не лягу с вами в постель, то сойду с ума.

Ресницы Брайони задрожали, когда она осознала, что могут предвещать слова Рейвенсворта. Почувствовав, что она слегка отстранилась, его светлость вдруг понял, в какое затруднительное положение попал из-за неосторожного языка. Он попытался исправить ошибку:

– Брайони, нет! Вы не так меня поняли! Я не имел в виду ничего постыдного. Вы должны знать, каковы мои намерения насчет вашего будущего.

Ее щеки покрылись алыми пятнами, в глазах блестели непролитые слезы. Она отступила, пытаясь освободиться из объятий Рейвенсворта.

– Умоляю, не говорите больше ничего, – сухо произнесла она. – У меня, должно быть, помутился рассудок. – Она деланно рассмеялась. – Я знаю, что вы за человек. Я ошиблась, позволив вам такие вольности. Это – безумие. Я сама не своя. – Она покачала головой, словно пытаясь избавиться от наваждения. – В моей жизни не может быть места для человека вашего характера, – продолжала она со всхлипом. – Мы как масло и вода. – Она сделала отчаянную попытку высвободиться из его рук. – Отпустите меня! – приказала она, и слезы, наконец-то, заструились по ее щекам.

– Брайони, выслушайте меня. Я прошу у вас прощения...

С лестницы послышался звук торопливых шагов.

– Проклятие! – в сердцах выругался Рейвенсворт. Он резко отпустил ее и отвернулся к камину, приняв непринужденную позу. Раскрасневшаяся Харриет влетела в комнату. Пылающий гневом взгляд леди говорил присутствующим, что прогулка с Эйвери не только подняла ей настроение. Эйвери вбежал в гостиную через секунду после нее.

С напускным спокойствием Харриет подняла упавшую газету и устроилась в кресле около камина. Она развернула ее с яростным шуршанием и сделала вид, что читает. Эйвери робко улыбнулся остальным.

Ужин, хотя и гораздо лучший, чем они ожидали в таком непритязательном на вид заведении, прошел в неловком молчании. Все почувствовали облегчение, когда дамы, наконец, удалились и оставили джентльменов наедине с лучшим бренди, какое могла предложить гостиница.

Когда джентльмены остались одни, Рейвенсворт вопросительно поднял бровь.

– Ну? – поинтересовался он.

– Катастрофа! – мрачно ответил Эйвери.

– Она отказала тебе?

– О нет, она приняла мое предложение. – Лорд Эйвери грустно рассмеялся. – Я жду, что она швырнет это предложение мне в лицо завтра же утром.

– Так что пошло не так?

Лорд Эйвери задумался. Он вздохнул. Потом лукаво взглянул на Рейвенсворта.

– Из того, что я сказал, Харриет составила мнение – ошибочное, уверяю тебя, – что я возлагаю всю вину за случившееся на ее кузину Брайони.

– Ее одну и надо винить! – в ярости рявкнул Рейвенсворт, допивая бренди одним глотком. – Говоря так, ты не обижаешь меня! Какая мать, такая и дочь, я не сомневаюсь. Ее отцу следовало ее почаще пороть, когда она была ребенком.

– Судя по тому, что я слышал, ее вообще вряд ли пороли.

– Скоро это можно будет исправить, – пригрозил Рейвенсворт. Он наполнил бокал и почти мгновенно осушил его.

– Ты все еще хочешь жениться на ней? – спросил Эйвери, разглядывая бриллиантовое кольцо на своем пальце.

– Если смогу убедить ее, и я это сделаю, – мрачно ответил Рейвенсворт, как будто мысль о завоевании дамы не доставляла ему вообще никакого удовольствия.

– Она превратит твою жизнь в ад.

– Я смогу справиться с ней, – опрометчиво заявил Рейвенсворт, выпитый бренди придал ему ложной уверенности. – Даже если мы устроим наш дом в диких дебрях Африки, – добавил он, пытаясь пошутить, – уверен, что Брайони и светское общество поладят вполне сносно.

Лорд Эйвери улыбнулся.

– Харриет это не понравится. Она без ума от этой девушки. Если ты не против, Рейвенсворт, я скажу, что, по-моему, Брайони плохо влияет на Харриет.

– Дружище, – в сердцах ответил Рейвенсворт, – тебе не нужно убеждать меня. Брайони плохо влияет на всех и каждого. Везде, где она проходит, она сеет зло. Посмотри на меня. До того как я встретил ее, я был вполне разумным человеком, разве не так? – риторически поинтересовался он. – Редко в плохом настроении, всегда хорошая компания, если зайдут друзья. Мне было наплевать на весь мир, – задумчиво произнес он, как будто ностальгически вспоминая золотые дни юности. – Жизнь была такой простой. Я наслаждался случайным флиртом с красавицами сомнительной морали, а какой мужчина этого не делает? Моя ошибка была в том, что я позволил своему взгляду упасть на добродетельную, кроткую мисс. Учись на моих ошибках, Эйвери, – посоветовал он, стараясь сохранить рассудительность. – Она до такой степени сбила меня с толку, – добавил он грустно, – что я больше не различаю, что хорошо, а что – плохо. Я чувствую себя хоть наполовину разумным, лишь когда совершенно пьян.

– Я выпью за это, – педантично ответил Эйвери, протягивая свой бокал Рейвенсворту, чтобы тот снова наполнил его из уже полупустой бутылки.

После двух бутылок бренди одурманенные джентльмены помогли друг другу подняться по лестнице, которая, они могли поклясться, стала необъяснимо круче. Они упали в постели полностью одетыми, забыв даже снять заляпанные грязью сапоги. Денби, промелькнула смутная мысль у его светлости, к счастью, здесь нет, чтобы стать свидетелем позора своего хозяина.

Глава 12

Рассвет следующего утра был серым и пророчил день для лежания в постели, как сообщил дамам хозяин гостиницы, хитро подмигнув, когда передавал записку от Рейвенсворта. Короткая, небрежно написанная записка извещала, что их светлости присоединятся к дамам не раньше полудня, поскольку оба плохо чувствуют себя из-за погоды.

Это не обмануло кузин. Посреди ночи их разбудил жуткий шум, когда лорды Рейвенсворт и Эйвери расходились после попойки по спальням. То, что джентльмены, наверное, страдают от последствий вчерашнего злоупотребления спиртным, вызвало довольные улыбки на лицах обеих кузин. Пока Рейвенсворт и Эйвери отказывали себе в удовольствии пить портвейн и бренди, они не позволяли девушкам отведать даже каплю чего-нибудь горячительного. Такое бесцеремонное обращение нельзя было назвать приятным.

– Вот она, справедливость! – обращаясь к Харриет, заметила Брайони, быстро просматривая до конца короткое письмо. Рейвенсворт также строго предупредил дам, чтобы те оставались вдали от чужих глаз (и от возможного вреда) в их отдельной гостиной до того момента, как джентльмены будут готовы продолжить путешествие. Их камеристка – жирно подчеркнуто несколько раз – должна все время быть вместе с ними, чтобы обеспечить им надежное сопровождение. Однако выполнить это последнее дерзкое требование было невозможно, поскольку Элис проснулась утром в жестокой лихорадке и не могла встать с постели.

Когда девушки закончили скромный завтрак из тостов и горячего шоколада, оставив копченую рыбу, ветчину и яичницу джентльменам, они удалились в комнату, которую занимали дамы, где на маленькой лежанке металась в жару Элис, обязанная наблюдать за приличиями. Как и следовало ожидать, лорды Рейвенсворт и Эйвери наслаждались роскошью отдельных спален.

Брайони с первого взгляда поняла, как тяжело страдает бедная девушка, и настояла, чтобы она немедленно легла в ее собственную кровать, которая была гораздо больше и удобнее. Харриет осталась в качестве сиделки, пока Брайони отправилась искать хозяина гостиницы, чтобы попросить миску жидкой каши и чашку горячего чая для больной. Ей пришлось нарушить предписание Рейвенсворта не появляться в публичных местах, но это мало заботило Брайони. Она рассудила, что было бы настоящим варварством не облегчить страдания бедной девушки.

Большую часть утра дамы по очереди ухаживали за несчастной служанкой. Надвигавшаяся гроза наконец разразилась, и дождь полился таким стремительным потоком, что Харриет и Брайони не могли, даже если бы захотели, скрасить однообразие своего дежурства прогулкой во дворе вопреки приказанию Рейвенсворта. Однако когда Элис забылась тяжелым сном, Брайони удалось смыть дорожную пыль с волос, и она оставила их сохнуть распущенными по плечам. По какой-то причине Рейвенсворт был категорически против распущенных волос Брайони, и в присутствии его светлости ей приходилось закалывать их в скромный гладкий пучок на затылке. Но, учитывая недомогание Рейвенсворта, Брайони осмелела.

Было уже далеко за полдень, но джентльмены так и не появились, а состояние Элис резко ухудшилось, и было необходимо вызвать доктора. В сложившихся обстоятельствах это была непростая задача. Буря, похоже, не собиравшаяся прекращаться, сделала непроходимыми дороги, и гостиница была переполнена путниками, пытавшимися найти ночлег. В отсутствие их светлостей Брайони пришлось самой идти искать их кучера, чтобы отправить его за доктором.

Она нерешительно стояла на лестничной площадке, прислушиваясь к шуму голосов, доносившемуся из общей столовой. По непристойным выражениям, долетавшим до ее ушей, Брайони поняла, что на первом этаже расположилась группа молодых щеголей и они собираются остаться на ночлег. Поблизости не оказалось ни одного лакея, которому можно было бы дать поручение. Пусть Рейвенсворту будет хуже, подумала Брайони с пробуждающейся яростью, что он оставил их в таком затруднительном положении.

Она подошла к его спальне и забарабанила в дверь.

– Рейвенсворт! – позвала она так громко, как только осмелилась. – Рейвенсворт! Вставайте, говорю вам! – Ничего не произошло. Она попробовала открыть дверь. Найдя ее незапертой, она со скрипом отворила ее. – Рейвенсворт! – гневно прошипела она. – Рейвенсворт, вы встанете? Нам нужен доктор для Элис. Если вы не встанете, я сама пойду и приведу его.

Рейвенсворт пошевелился. Он открыл один глаз и застонал от такого усилия.

– Убирайтесь! – слабо выговорил он. – Я не могу помочь вам. Разве вы не видите, что я на грани смерти? Делайте все, что сочтете нужным.

Ярость Брайони достигла точки кипения. Она с грохотом захлопнула дверь и для большего эффекта дернула болтающуюся ручку двери так, что она задребезжала. Услышав слабые стоны Рейвенсворта, она поджала губы от злорадного удовольствия. В глубоком возмущении, с развевающимися волосами она отправилась вниз по лестнице, чтобы найти неуловимого хозяина гостиницы. Обнаружив его в кухне, она раздраженно приказала ему найти кучера его светлости и немедленно послать его в личную гостиную маркиза. Испуганный хозяин не узнал даму и изумленно глазел на видение с каскадом золотых волос, горящими глазами и вздымающейся грудью, гадая, какому счастливчику может принадлежать эта сногсшибательная женщина.

Брайони с достоинством вернулась тем же путем, начиная верить, что страхи Рейвенсворта за даму без сопровождения в общественном месте были беспочвенны. Ее передвижения, считала она, остались незамеченными. В этом Брайони ошибалась.

Когда она достигла первой лестничной площадки, путь ей преградил пижонистый джентльмен возраста Рейвенсворта. Он небрежно прислонился к дверному косяку, поправляя складки галстука. Брайони помедлила, но, увидев, что интерес джентльмена сосредоточен не на ее персоне, она попыталась пройти мимо него, скромно опустив глаза.

– Прошу прошения, – сказала она, терпеливо ожидая, когда джентльмен подвинется.

Он медленно выпрямился и окинул ее оценивающим взглядом.

– Мисс Лэнгленд? – спросил он, растягивая слова, – Мисс Брайони Лэнгленд, не так ли?

Брайони вопросительно заглянула в его глаза, но то, что она прочла в них, заставило ее щеки тревожно запылать.

– Я не знаю вас, сэр, – ответила она, ее голос был холоден как лед.

– Я буду счастлив исправить это упущение, – вкрадчиво ответил джентльмен. – Полагаю, у нас есть общие знакомые.

– Да? – переспросила Брайони, слегка задыхаясь. Джентльмен многозначительно улыбнулся ей.

– Мисс Харриет Уилсон. Я был в ее ложе в тот вечер, когда вы почтили ее своим присутствием. Харриет не представила нас – досадная оплошность. Я Реджинальд Овертон, граф Графтон, ваш покорный слуга, мадам. – Его голос ласкал ее.

– Мисс Уилсон оказала мне большую услугу, сэр, – сухо ответила Брайони, стараясь незаметно пробраться мимо него. Было что-то неприятное, слишком наглое в том, как его глаза ощупывали ее фигуру. Брайони съежилась.

Джентльмен придвинулся ближе, и Брайони почувствовала его ненавистное дыхание на своей щеке.

– Черт, а вы очаровательная маленькая штучка, – сказал он, протягивая руку, чтобы погладить ее по волосам. Брайони отпрянула, но он схватил ее за плечи и неумолимо заключил в объятия.

Какое-то мгновение Брайони была слишком удивлена и испугана, чтобы сопротивляться, но когда в удушающем объятии его горячие губы накрыли ее рот, она со всхлипом откинула голову назад. Он тихонько рассмеялся и увлек бы ее через дверь туда, что, как она теперь поняла, было спальней – его спальней. Всепоглощающая паника дала Брайони силы противостоять ему. Он наклонился снова, чтобы поцеловать ее, и она изо всех сил укусила его губу. Графтон взвизгнул, но прежде чем он успел оправиться, Брайони вонзила высокий каблук своей туфли в его ногу и со всей силой толкнула его в грудь. Джентльмен с проклятием отшатнулся назад, и Брайони, сбросив туфли, взлетела вверх по лестнице.

Она не медлила ни секунды. Она инстинктивно чувствовала, где будет в безопасности, и направлялась туда, как возвращающийся домой голубь. Она промчалась мимо двери своей спальни и комнаты Эйвери и направилась прямо к Рейвенсворту. Графтон едва не наступал ей на пятки. Хватая воздух ртом, она распахнула дверь Рейвенсворта и бросилась, всхлипывая от облегчения, в объятия его светлости.

Рейвенсворт был, мягко говоря, ошарашен. Когда Брайони ушла, ее слова стали медленно доходить до его сознания, и он сразу же протрезвел. Он вылил себе на голову кувшин холодной воды и лихорадочно застегивал пуговицы на рубашке, когда Брайони влетела в комнату. Он крепко прижал испуганную девушку к себе. Взглянув в открытую дверь, он увидел графа. Графтон шагнул в комнату, и Брайони сильнее прижалась к защищающим рукам Рейвенсворта.

Глаза маркиза сузились, когда он заметил капли крови на подбородке Графтона и запачканный кровью галстук. Граф прижимал платок к порванной губе и не заметил опасного блеска в глазах Рейвенсворта.

– Вы не сказали мне, мисс Лэнгленд, – с ноткой обиды в голосе сказал граф, – что вы с Рейвенсвортом. Мы могли бы прийти к соглашению. Мы все еще можем договориться, с согласия Рейвенсворта, разумеется.

Брайони была в недоумении от слов графа, но маркиз прекрасно понял их злонамеренный смысл. Он отодвинул от себя Брайони, не обращая внимания на ее протесты, и шагнул к Графтону. Брайони услышала звук удара, но не видела, что произошло. Рейвенсворт, тяжело дыша, склонился над распростертым на полу неподвижным лордом Графтоном.

– Если ты еще хоть раз прикоснешься к этой леди, – произнес Рейвенсворт самым ласковым тоном, какой Брайони когда-либо слышала от него, – я убью тебя. Если желаешь сатисфакции, назови свое оружие и секундантов.

Граф, подавляя злость, посмотрел на своего обидчика. Он сел, держась рукой за челюсть.

– Откуда мне было знать, – капризно спросил он, – что дама под твоим покровительством?

– Рейвенсворт, – сказала Брайони, в голове ее мелькнуло понимание. – Лорд Графтон видел меня в обществе Харриет Уилсон. Если мы все ему объясним...

– Ш-ш, Брайони! – раздраженно ответил Рейвенсворт.

Граф, пошатываясь, поднялся на колени, потом встал на ноги.

– Ты должен извиниться перед дамой, Графтон, – произнес Рейвенсворт со скрытой угрозой в голосе.

Брайони заговорила снова.

– Рейвенсворт, – строго потребовала она, – объясните нашу ситуацию лорду Графтону.

– Объяснить что, любовь моя? – спросил Рейвенсворт, удивленно глядя на нее.

Брайони нахмурилась от такого проявления нежности, но решила игнорировать его.

– Скажите ему, сэр, что моя камеристка путешествует с нами, нас сопровождают и в нашем поведении нет ничего неприличного.

– Ты слышал, что сказала дама, – послушно подтвердил Рейвенсворт.

Графтон с трудом скрывал презрение.

– Я прошу прощения, мисс Лэнгленд, за мое импульсивное поведение. Я совершенно неправильно понял ситуацию. – Он осторожно стал отступать к двери. – Прошу извинить мое вторжение, Рейвенсворт. Вполне естественная ошибка в суждении, думаю, ты согласен?

Рейвенсворт ничего не ответил. Брайони рассердили намеки в разговоре. Она шагнула вперед.

– Лорд Графтон, прошу вас выслушать меня. Мы путешествуем не одни. Мои спутники...

– Я сказал хватит, Брайони! – взревел Рейвенсворт. Брайони испуганно умолкла.

Когда Графтон ушел, Рейвенсворт запер за ним дверь.

– Итак, мадам, – начал он нарочито мягким тоном. – Уверен, у вас заготовлен отличный предлог, чтобы объяснить эту последнюю эскападу?

Только сейчас Брайони осознала, что его светлость одет только в бриджи и рубашку и что эта рубашка распахнута до талии, открывая густые темные волосы на его груди. Она почувствовала непреодолимое желание протянуть руку и коснуться их. Брайони беспощадно подавила этот импульс. Она была одна с мужчиной в его спальне. Она испугалась бы до полусмерти, если бы оказалась в такой ситуации с Графтоном. Заглянув в потемневшие глаза Рейвенсворта, она в волнении опустила взгляд на свои руки, надеясь, что он не смог прочитать ее мысли. Он кашлянул и, прикрыв глаза, застегивал свой черный сюртук.

– Он поцеловал вас, и вы укусили его, – без всякого выражения заметил Рейвенсворт.

– Он приставал ко мне! – резко ответила Брайони. – Это было отвратительно!

Рейвенсворт удивленно поднял брови.

– Что? Никакого трепета? – вежливо поинтересовался он, продолжая одеваться.

Брайони покачала головой.

– Тошнотворно! – сказала она, передернувшись от отвращения при воспоминании, как его горячие губы прилипли к ее губам.

– Интересно, что же это значит? – насмешливо поинтересовался Рейвенсворт, завязывая галстук узлом, названным в его честь.

– Что? – спросила Брайони, глядя на него с искренним любопытством.

Уголки рта Рейвенсворта опустились вниз.

– Брайони, иногда вы не слишком сообразительная девочка. Ну, а теперь расскажите, как это случилось.

Брайони рассказала. Она ждала вспышки ярости, но он только усмехнулся.

– Пусть это будет вам уроком, – наконец сказал он, как будто не имел ничего против того, что ей пришлось пережить такой кошмар. – Женщина должна быть под защитой мужчины, который знает, как позаботиться о ней. Если бы все знали, что вы принадлежите мне, ничего этого не произошло бы.

Брайони разочаровалась в нем. Возможно, он все еще лелеет надежду убедить ее принять его отвратительное предложение. Эти притязания она прекратит раз и навсегда.

Она выпрямилась.

– Тогда я выйду замуж, – с язвительной ноткой в голосе сказала она. – Я найду какого-нибудь юношу-квакера – человека одного со мной круга, который будет уважать мои принципы и заботиться о моем счастье. Такой муж прекрасно подойдет мне. Я буду наслаждаться свободой, в которой отказано большинству женщин.

– Это не поможет, – спокойно произнес Рейвенсворт, его брови сошлись вместе. – Нет на земле мужчины – не важно, квакер он, индус или святой с небес, – который позволит своей женщине перечить его власти.

Брайони рассердила его манера подчеркивать свое мужское превосходство.

– Вы не знаете квакеров, – снисходительно ответила она.

– А вы не знаете мужчин, – резко возразил Рейвенсворт. – Кроме того, я уже говорил, что вам предназначено. Лучше привыкайте. – Он озорно улыбнулся ей.

Брайони сжала губы. Рейвенсворт, казалось, ничего не заметил и взял ее под руку.

– Не присоединиться ли нам к остальным? – Он открыл перед ней дверь, и Брайони проплыла мимо него.

За дверью они встретили испуганного Эйвери и Харриет, идущих из разных концов коридора. Они не могли не заметить, что их друзья уединялись в спальне Рейвенсворта. Эйвери смотрел в сторону, но Харриет изумленно открыла рот. Она, заикаясь, пробормотала что-то вроде приветствия.

Брайони попыталась исправить ошибочное впечатление кузины.

– Харриет, – нервно начала она, – за мной гнался отвратительный джентльмен. Он принял меня за... за близкую подругу Харриет Уилсон. – Ее голос дрожал от волнения, когда она рассказывала всю историю. – Я прибежала в комнату Рейвенсворта, чтобы спастись. Он поцеловал меня и пытался затащить в свою спальню, но я укусила его.

– Не меня, как вы понимаете, – сказал Рейвенсворт с одобрительным блеском в глазах, – а другого джентльмена. Она вломилась в мою спальню без приглашения.

– Конечно, – сказала Брайони, раздраженная несерьезностью Рейвенсворта. – Я прибежала к вам за защитой.

– Это все объясняет, – продолжал в том же духе Рейвенсворт. – А теперь не заняться ли нам тем, что послужило причиной всей этой авантюры? Что-то случилось с Элис, как я понял?

У Брайони росло убеждение, что Рейвенсворт наслаждается ее затруднительным положением. Несколько его веских слов объяснили бы ее странное поведение. Но каждая фраза, которую он произносил, похоже, была призвана создать впечатление, что она выдумала мифического джентльмена, который так пылко преследовал ее. Вскоре она оставила попытки оправдать свое присутствие в комнате Рейвенсворта, поскольку считала, что сама допустила ошибку, оставшись с ним, после того как угрожавшая ей опасность миновала.

Харриет холодно сообщила ей, что они с Эйвери искали ее добрых пять минут, и не один раз проходили мимо закрытой двери Рейвенсворта в своих бесплодных поисках. Брайони обратилась за помощью к Рейвенсворту, но этот одиозный джентльмен только улыбался и ничего не говорил, оставляя ей все бремя объяснений. Она выбросила из головы весь эпизод, как не стоящий того, и остаток дня пряталась за томом «Гордости и предубеждения». Но вскоре с горечью и разочарованием заметила, что по какой-то необъяснимой причине его светлость был в великолепном расположении духа.

У Элис был такой сильный жар, что доктор запретил тревожить ее еще целый день. Брайони испуганно ждала, что Рейвенсворт может сказать о такой задержке, но, похоже, ничто не могло испортить любезного настроения его светлости. Таким образом, поездка, которая в обычных условиях заняла бы два дня, растянулась на четыре.

Глава 13

Несмотря на храбрые слова девушек, что они будут считать свое временное пребывание в Бате веселым приключением, приближение к этому приятному городу, где угрожающе присутствовали их родители и опекуны, заставляло их все чаще умолкать и погружаться в раздумья. Когда карета въехала в центр города, разговор между ними замер окончательно. Джентльмены, ехавшие верхом большую часть пути, были поглощены тем, что помогали кучеру сдерживать нервных передних лошадей, ибо, как Рейвенсворт коротко бросил им через открытое окно кареты, прекрасный город Бат – мечта для пешеходов, но кошмар даже для самого умелого кучера.

Это действительно прекрасный город, с готовностью подумала Брайони, глядя на безмятежную классическую красоту зданий. Но предстоящий разговор с сэром Джоном, который, по ожиданиям кузин, должен был быть бурным, отнимал у них львиную долю удовольствия, которое они могли бы испытать. Однако вопреки дурным предчувствиям они все же оценили ослепительную пышность роскошных, с высокими окнами, зданий, выстроенных из искрящегося батского камня, окаймляющих широкие улицы.

Сестра Харриет, Фанни, и ее муж, преподобный Эдвард Дарнелл, жили в Лора-плейс, как раз напротив Палтни-бридж в новой части города. Карета остановилась перед террасой высокого внушительного здания, выходящего на Палтни-стрит, главную улицу, ведущую в Сидни-Гарден. Брайони прикрыла глаза от солнца и посмотрела на знаменитые сады, где, как она слышала, почти через день проводились пикники, концерты, фейерверки и располагались балаганчики временных обитателей Бата. Прежде чем Брайони успела собраться с мыслями, парадная дверь отворилась, и им навстречу вышел разъяренный сэр Джон. Его первые слова прозвучали зловеще:

– Мы ждем вас вот уже два дня.

Брайони и Харриет тревожно переглянулись. Это была действительно плохая новость, потому что они понятия не имели, кто принес известие об их приезде. Уж точно это была не тетя Софи.

– Оставьте все слугам, им за это платят, – приказал сэр Джон, как будто девушки нарочно попытались отсрочить то неизбежное, что он уготовил им. – Рейвенсворт, – обратился к лорду сэр Джон, испепеляя его светлость пронзительным взглядом, – я хочу поговорить с вами наедине.

Рейвенсворт обходительно улыбнулся разгневанному джентльмену.

– Не сомневаюсь, сэр Джон, мне тоже не терпится поговорить с вами. Однако, думаю, вы не будете возражать, если мы с лордом Эйвери подыщем место для ночлега, прежде чем займемся делами? «Йорк» на Джордж-стрит, насколько я помню, – наиболее уютное заведение, но, вероятнее всего, в нем уже нет свободных номеров.

– В конце Палтни-стрит есть отличный отель, – возразил сэр Джон. – Вы достаточно быстро найдете там комнаты, после того как выслушаете меня.

Брайони вопросительно посмотрела на дядю. Ей показалось, что с его стороны несправедливо выплескивать свое раздражение на лорда Рейвенсворта, когда этот джентльмен приложил все старания; чтобы благополучно перевезти их из Лондона.

– Но, дядя Джон... – опрометчиво начала она.

– Замолчите, мисс! – Он сердито посмотрел на нее, и Брайони осеклась.

Рейвенсворт не смог скрыть раздражения и нахмурился.

– Полагаю, вы говорите о гостинице «Сидни», сэр, – спокойно отпарировал он. – Не сомневаюсь, что там найдутся свободные комнаты. На мой вкус Сидни-Гарден слишком близок от отеля, чтобы назвать это место уютным. – Слова лорда были вполне вежливы, и его манеры до мозга костей аристократичны, когда он говорил с пожилым джентльменом. Сэр Джон не отводил пристального взгляда от его лица. Через минуту он, вероятно, пришел к какому-то решению и заговорил более спокойно:

– Прошу прощения. Я не имел в виду ничего обидного. Почту за честь, если вы отужинаете с нами сегодня вечером.

Напряжение, похоже, покинуло Рейвенсворта, и Брайони, на все это время затаившая дыхание, тихонько вздохнула.

– С удовольствием, – ответил его светлость более сердечно. – Было бы неразумно вступать в длительные объяснения, до того как все заинтересованные стороны не избавятся от грязи и усталости путешествия. Вы не согласны?

Оба джентльмена обменялись оценивающими взглядами, в которых было скрыто что-то еще. Брайони почувствовала это. Она взглянула на Харриет, чтобы утвердиться в своих подозрениях, но ее кузина была поглощена подкидыванием камушка носком туфли. Лорд Эйвери даже не потрудился спешиться и беспокойно смотрел в сторону, явно не имея желания быть втянутым в разговор. Брайони стало ясно, что она единственная из присутствующих не участвовала в маленькой драме, разыгранной Рейвенсвортом и ее дядей. Она ощутила смутную тревогу.

С течением дня тревога Брайони стала нарастать. Она примирилась с тем, что придется принять неизбежную словесную порку, которой, она была уверена, ее дядя и тетя считают себя обязанными подвергнуть ее. Но этого не произошло. Несмотря на то что их обращение с ней было в высшей степени сухим и официальным, ни одно слово осуждения не сорвалось с их плотно сжатых губ. Она вдруг осознала, что когда Харриет и леди Эстер говорят с ней, они избегают смотреть ей прямо в глаза. Только поведение Эдмунда и Фанни было естественным, но Брайони казалось, что она замечает жалость в их глазах, когда они обмениваются взглядами. Она почувствовала себя совершенно сбитой с толку. Нэнни она встретила на лестнице, и то мельком. Ее глаза были красными от долгих слез. Она прижала Брайони к себе со сдавленным «О, мой бедный ягненочек» и быстро ушла наверх, чтобы заняться своими обязанностями. Брайони угрюмо сделала вывод, что предстоящее ей наказание должно быть действительно тяжелым.

Час ужина ничуть не уменьшил ее мрачных предчувствий, поскольку, когда ее позвали в гостиную, Рейвенсворт был единственным гостем. Она остановилась на пороге, ее сердце бешено колотилось в груди.

– А где Эйвери? – спросила она без предисловий.

Улыбка Рейвенсворта, похоже, должна была быть успокаивающей.

– Он передает свои сожаления. У него оказалась заранее намеченная встреча.

– Это невозможно! – не подумав, воскликнула Брайони.

– Как скажете, – вежливо ответил Рейвенсворт, отворачиваясь, чтобы продолжить прерванный разговор с Фанни.

Для взвинченных чувств Брайони атмосфера за столом в тот вечер была слишком наэлектризованной. Она ощущала, как волосы у нее на затылке встают дыбом. Когда гром наконец грянет – она была уверена, – он убьет ее первую. Она начала фантазировать насчет наказания, которое уготовил ей дядя, но кроме отправки в какую-нибудь далекую колонию ей в голову не приходило ничего действительно страшного. Она решительно сказала себе, что занимается глупостями, и сделала героическую попытку похоронить свои беспочвенные страхи. Тем не менее она почти ничего не ела и за весь ужин не сказала ни слова. Она смутно сознавала, что из всех присутствующих только Рейвенсворт постоянно поддерживал непринужденный разговор, и его аппетит был таким же здоровым, как обычно.

Когда убрали со стола и джентльменам принесли портвейн, Фанни элегантно встала, чтобы дать сигнал дамам удалиться. Рейвенсворт шепотом обменялся несколькими словами с сэром Джоном.

– Брайони, будьте добры уделить мне несколько минут. – Голос сэра Джона не допускал возражений. Рейвенсворт подошел к ней и, осторожно взяв за локоть, усадил рядом с собой. Эдмунд ободряюще улыбнулся и вышел вслед за дамами. Они остались втроем.

Рейвенсворт налил в бокал портвейна и протянул его Брайони.

– Пейте! – приказал он ей. – Вы выглядите перепуганной до смерти.

– Так и есть, – выдохнула она и выпила залпом. Сэр Джон задумчиво посмотрел на маркиза.

– Вы начнете или я? – наконец спросил он.

– Лучше вы, сэр, – беззаботно ответил Рейвенсворт. – Я прекрасно знаю, что вы собираетесь сказать, но уверен, что Брайони даже и не подозревает об этом. Я рассчитываю, что вы сможете немного образумить ее.

Брайони взяла бокал и сделала глоток. Все хуже и хуже, угрюмо подумала она.

– Ну, хорошо, – сухо ответил сэр Джон, глядя на всех как набожный проповедник. Брайони вдруг вспомнила разоблачения тети Софи, что в юности сэр Джон был признанным повесой, и невольно усмехнулась. Она снова потянулась за бокалом с портвейном, но сильная рука Рейвенсворта остановила ее.

– Помедленнее, девочка! – предостерег он.

Брайони покорно повиновалась.

– С чего же мне начать? – задумчиво проговорил сэр Джон. – Ах, да. Во вторник я узнал от этой во все сующей нос сплетницы, леди Харрингтон, что мои дочь и воспитанница дали повод почесать языки лондонским злословам своей буйной выходкой, чем-то связанным с нюханьем табака, как я припоминаю.

– Я могу это объяснить, – поспешила вставить Брайони.

– Не трудитесь, – ядовито ответил сэр Джон. – На это безрассудство я почти готов закрыть глаза. Так о чем я? Ах, да. В четверг на приеме леди Харрингтон сообщила кое-что новенькое. Мои дочь и воспитанница, как мне дали понять, были представлены в Опере печально известной Харриет Уилсон не кем иным, как почтенным маркизом Рейвенсвортом.

– Я могу объяснить это, – робко попыталась вставить Брайони. Рейвенсворт подавил смешок.

– Не трудитесь, – отрезал ее дядя с ледяным взглядом. – Поначалу я не мог, не хотел обращать внимания на такой намек, – продолжил он. Его голос звенел от нарастающего гнева. – Я так разъярился на старую козу, что пригрозил ей, что, если бы она была мужчиной, я вызвал бы ее на дуэль. Но когда она представила мне трех молодых джентльменов, один из которых оказался ее племянником, но все они подтвердили ее неправдоподобный рассказ, я был готов умереть от унижения. – С этими словами сэр Джон в два глотка выпил бокал портвейна и налил другой.

– Это все, сэр? – ободряюще поинтересовался Рейвенсворт.

Рука Брайони тайком потянулась за бокалом, пока Рейвенсворт отвлекся. Она осушила его и почувствовала, как живительное тепло распространяется по ее дрожащим конечностям. Это ощущение понравилось ей больше, чем леденящий страх, сковывающий ее тело. Графин стоял около локтя дяди, слишком далеко, чтобы она могла дотянуться.

– Не хотите ли еще портвейна, милорд? – находчиво поинтересовалась она у Рейвенсворта. Ничего не подозревающий сэр Джон передал графин его светлости. Брайони, как загипнотизированная, наблюдала, как Рейвенсворт наполняет свой бокал.

– Это ни в коем случае не все, – наконец ответил сэр Джон, пронизывая Рейвенсворта взглядом. – Вчера вечером на концерте в Сидни-Гарден, когда я уже решил незамедлительно ехать в Лондон, кого, как вы думаете, мне довелось встретить?

– Леди Харрингтон? – услужливо подсказала Брайони.

Сэр Джон зловеще улыбнулся, не обращаясь ни к кому конкретно.

– Ко мне пристал этот выскочка, граф Графтон.

– Неужели? – спросил Рейвенсворт с озорным огоньком в глазах. – Теперь, по-моему, история становится интересной.

Он повернулся к Брайони, но, заметив полный бокал портвейна в ее руке, подозрительно посмотрел на графин и убрал его подальше от нее.

– Очаровательный джентльмен, – заметила слегка одурманенная Брайони, кивая дяде. – Мы встретили его в дороге.

– Да что вы говорите! – Голос сэра Джона был холодно-бесстрастным. – Пикантная новость в том, что этот «очаровательный джентльмен» с удовольствием сообщил мне, что моя племянница, мисс Брайони Лэнгленд, стала любовницей маркиза Рейвенсворта.

Воцарилась тишина, и сэр Джон откинулся на спинку своего кресла с самодовольной ухмылкой на губах.

– Интересно, что натолкнуло его на такую мысль? – с невинным видом поинтересовался Рейвенсворт.

– Незначительный факт, что Брайони была в вашей спальне, к тому же в ваших объятиях, и вы при этом были голым.

– Я могу это объяснить, – сдавленно взвизгнула Брайони.

– Моя дорогая девочка, теперь уже слишком поздно для объяснений! Я не сомневаюсь, что вы с Рейвенсвортом не делали ничего чересчур предосудительного. Как я однажды сказал твоему отцу, объяснения его сомнительного поведения по отношению к твоей матери не будут значить ничего в глазах света. Имеют значение только действия.

Рейвенсворт выглядел заинтересованным.

– Хотел бы я познакомиться с этим джентльменом.

– Папа был настоящим джентльменом! – возмущенно воскликнула Брайони. – Он никогда не воспользовался бы мамой. Он любил ее!

– Он был человеком чести, – угрожающим тоном произнес сэр Джон. – И он знал свой долг.

– Ах, да, – промурлыкал Рейвенсворт. – Брайони, поставьте бокал и слушайте внимательно. Ваш дядя собирается преподать вам урок манер этого безнравственного мира.

Сэр Джон нахмурился.

– Мне не нравится ваш тон, сэр.

– Может быть, и нет, – ответил Рейвенсворт с обезоруживающей улыбкой. – Но позвольте мне успокоить вас, сэр Джон. Я человек чести. Попытайтесь объяснить это Брайони. – Он снова наполнил свой бокал из графина и с небрежной ухмылкой долил бокал Брайони.

Сэр Джон не стал ходить вокруг да около и обратился прямо к Брайони:

– Категорически необходимо, чтобы Рейвенсворт женился на тебе немедленно, до того как слухи о твоих проступках станут достоянием гласности. Твоя репутация может быть немного подпорчена, но твердая рука мужа обуздает твои буйные порывы, и, учитывая поддержку семьи, я не вижу причин, почему тебя может отвергнуть светское общество.

Брайони изумленно открыла рот.

– Выйти замуж за Рейвенсворта? Не будьте смехо... сме... – она почувствовала, что не может выговорить, и закончила первым, что пришло в голову: – глупы.

– Тут ничего не поделаешь. Вы должны выйти за меня, – произнес его светлость с меланхоличной убежденностью. – Вы безнадежно скомпрометировали меня, вы же понимаете. – Он старательно избегал смотреть Брайони в глаза.

– Я? Скомпрометировала вас? – переспросила она, потрясенная до глубины души.

Его светлость высокомерно поднял брови.

– Кто вломился в мою спальню? Кто задержал нашу поездку на два дня? Кто вовлек меня в дуэль с Графтоном – почти? Если вы не выйдете за меня, я погиб. Меня не будут нигде принимать. Ни одна приличная женщина не захочет выйти за меня замуж. Господи, я даже не смогу произвести законного наследника, чтобы ублажить моего дорогого папочку! Разумеется, как женщина с совестью, вы должны понимать, в чем ваш долг!

Сэр Джон выглядел так, будто хотел что-то сказать. Рейвенсворт многозначительным взглядом заставил его молчать.

– Думаю, теперь вы спокойно можете предоставить это дело мне, сэр.

Сэр Джон поджал губы, встал и вышел из комнаты.

Брайони зажмурилась.

– Это хуже, чем колонии, – сказала она, потрясенно глядя на Рейвенсворта. – Вы же знаете, что мы не можем пожениться.

– Почему нет, Брайони? – спросил он, беря ее свободную руку своей сильной рукой. Она глотнула портвейна, как будто стараясь распутать эту загадку.

– Рейвенсворт, – робко начала она, – мне очень жаль. Я не хотела навредить вам.

При этих дрожащих словах по лицу его светлости пробежала тень вины, но он решительно отбросил ее.

– Разве вы слышите, что я жалуюсь? Вы знаете, что я всегда жаждал заполучить вас так или иначе. Почему бы нам просто не воспользоваться ситуацией, моя дорогая?

– Но как же ваш отец? – спросила она, поднимая на него круглые от испуга глаза. – Он не одобрит такого брака.

Рейвенсворт помедлил, тщательно подбирая слова.

– Теперь у него нет выбора. Он же не захочет видеть меня изгоем.

Брайони покачала головой.

– Я вообще ничего не понимаю. Когда вы просили меня стать вашей любовницей, это не могло погубить вас, так? Но теперь, если я не выйду за вас, это вас погубит? Вам бы лучше держаться вашего первоначального предложения, – закончила она с нелепо озорным видом.

Вино, подумал Рейвенсворт, вредно влияет на его любимую. Он собрал всю силу логики, чтобы склонить сопротивляющуюся леди на свою сторону.

– Но когда я просил вас разделить со мной жизнь без преимуществ брака, – осторожно начал он, – я не знал, что вы богатая наследница.

– А что, есть какая-то разница?

– Ну, конечно же!

– И в чем же?

– Брайони, я хотел защищать вас, заботиться о вас, избавить вас от бедности. Свет одобрил бы меня за мои благородные цели.

– Тогда свет – еще больший осел, чем я подозревала! – парировала неосторожная леди в своем откровенном стиле.

С большим усилием, но Рейвенсворту удалось сдержать возражение, готовое сорваться с его губ.

– Но сейчас, когда свет знает, кто вы такая и что вы легко можете составить хорошую партию, – вкрадчиво продолжал он, – меня обвинили бы в том, что я разрушил ваши шансы, несмотря на то что это вы скомпрометировали меня.

– Ну и ну! – воскликнула к этому моменту уже наполовину опьяневшая Брайони. – Что за идио... дурацкая мысль! Мне плевать, что скажет свет, а вам, Рейвенш... Хью?

Его светлость печально улыбнулся:

– Ради себя, нет. Но подумайте о моем бедном отце. Разве это правильно с моей, с нашей стороны, лишить его наследника, которого он так отчаянно желает? Я его единственный сын, – тоскливо закончил он.

– Какая-нибудь девушка вашего уровня будет рада выйти за вас, – попыталась утешить Брайони, хватаясь за его руку. По какой-то причине эта мысль ужаснула ее, и она оглушительно шмыгнула носом.

– А почему не вы, Брайони? – мягко спросил его светлость, с трудом забирая пустой бокал из ее руки. Он поднял ее из кресла и устроил у себя на коленях. – Почему не вы?

Ее ответ на его прикосновение был мгновенным. Брайони уже были знакомы мужские объятия. Рейвенсворт как-никак целовал ее уже три раза. Он едва успел прикоснуться губами к ее губам, как ее рука обвилась вокруг его шеи и притянула его голову вниз с достаточной силой, чтобы заставить его обнимать ее сильнее. Рейвенсворт застонал и в отчаянии отстранил ее. Пальцы Брайони начали расстегивать пуговицы рубашки его светлости. Он шлепнул ее по рукам.

– Мадам, ведите себя пристойно, – строго приказал он.

Брайони надула губы.

– Поцелуй меня, Хью, – нежно взмолилась она. – Ты знаешь, как мне это нравится.

Рейвенсворт с трудом боролся с искушением, но безжалостно подавил разгорающееся желание.

– Больше никаких поцелуев, пока мы не поженимся. – Через секунду он поправился: – Или по крайней мере пока не будем официально обручены. Вы опять используете меня.

– Знаю. Я сожалею, – ответила Брайони, опуская голову. – Но это случается, только когда вы прикасаетесь ко мне.

Потрясенный, Рейвенсворт решительно усадил ее назад в кресло.

– Значит, решено? – спросил он хриплым от сдерживаемого желания голосом.

– Да, – выдохнула она сквозь счастливый, хмельной туман, но было ли это под влиянием вина или волнующего присутствия Хью Монтгомери, Брайони не могла бы сказать. И даже, несмотря на то что она пообещала стать его женой, Рейвенсворта нельзя было убедить позволить ей воспользоваться им снова. Брайони была горько разочарована.

Глава 14

В дни, предшествующие их свадьбе, маркиз и его невеста довольно серьезно поспорили. Рейвенсворт был слегка озадачен открытием, что Брайони собирается участвовать в обсуждении их брачного контракта – в высшей степени необычное обстоятельство, по его мнению. Но его светлость ждало еще одно отягчающее дело обстоятельство. Леди продемонстрировала деловую хватку и явилась к столу переговоров с определенным условием, на котором она упрямо настаивала, а именно, что доход от ее состояния будет полностью поступать на ее личный счет. Рейвенсворт был против, потому что такая значительная сумма, как он быстро понял, гарантирует, что его жена практически останется независимой от мужа.

– Вот именно, – нежным голосом ответила Брайони.

Рейвенсворт привлек на свою сторону сэра Джона, который приложил все старания, чтобы отговорить Брайони от такого необычного образа действий, но Брайони осталась непреклонной. Ее состояние после ее смерти должно быть поровну разделено между ее наследниками, но до тех пор всеми доходами от него она будет распоряжаться так, как сочтет нужным. Рейвенсворт был бы счастлив согласиться, что доход будет сохраняться для их детей, но никакие его аргументы не могли убедить его упрямую невесту, даже когда сэр Джон объявил более чем щедрую сумму, которую Рейвенсворт предлагал взамен. Брайони вполне резонно заметила, что предлагать это наследнице такого состояния просто неуместно. Рейвенсворт скрипел зубами от гнева – все без толку. Мисс Брайони Лэнгленд не доверит себя всецело никакому мужчине.

После пары беспокойных часов сэру Джону стало казаться, что свадьбы может и не быть. Рейвенсворт, он знал, был глубоко уязвлен провокационной настойчивостью Брайони. Он умудрился пару минут поговорить сего светлостью наедине и в конце концов убедил его, что замужняя Брайони, будучи материально независимой женщиной, в реальности бессильна противостоять воле своего мужа. Рейвенсворт подумал и уступил, но сэр Джон видел, что его совсем не радуют сомнения его будущей жены в его честности. Брайони возразила, что он не вполне логичен, поскольку она оставляет управление ее состоянием на усмотрение мужа. Она доверяет ему безоговорочно, заявила она.

Рейвенсворт не мог знать, что решимость Брайони сохранить хоть немного независимости в браке происходит не от недоверия конкретно к нему, а из убеждений и практики ее матери и других знакомых ей квакерских дам. Женщины этой общины сочетали почтение к своим мужчинам и независимость, что потрясло бы его светлость, узнай он об этом. Их ценили за такие качества, как находчивость и лидерство, и поощряли участвовать на равных в любых занятиях, к которым они имели склонность и способности.

Рейвенсворт. не знал ничего о воспитании Брайони, да его это и не интересовало. Какой бы она ни была, это была единственная женщина в мире, которая совершенно сбила его с толку. Его изменчивые чувства постоянно бросались из одной крайности в другую. Временами его захлестывало желание лелеять и защищать ее, но вдруг приходилось с трудом сдерживать стремление убежать от нее подальше. Его страсть к Брайони давно переросла простое физическое влечение. Он хотел разделить с ней жизнь.

Он правильно разыграл свои карты, с чем и поздравлял себя, и не собирался отказываться от достигнутого из-за этого последнего бастиона женского сопротивления. Слабые угрызения совести, беспокоившие его, когда он думал о той большой лжи, которую придумал, чтобы получить согласие Брайони, он легко подавлял, напоминая себе, что леди отвечает взаимностью на его чувства. Он не позволит ей принести в жертву их счастье на алтарь ее непомерной щепетильности.

Его тщеславие, однако, страдало от ран, которые нанесла ему Брайони, и он твердо решил начать демонстрировать ей свою власть, как только наденет кольцо на ее палец. В те несколько дней перед их свадьбой он предавался мечтам об укрощенной Брайони, которой придется безропотно подчиняться приказам ее господина и повелителя.

Свадьбу отпраздновали через неделю после их приезда в Бат в главной гостиной дома на Лора-плейс. Церемонию провел преподобный Эдмунд Дарнелл. Реивенсворт с готовностью согласился, что Брайони может устроить квакерскую свадьбу, если пожелает, но, узнав, что у квакеров принято обмениваться клятвами без присутствия священника, он, глубоко потрясенный, тут же отменил свое обещание. Брайони немного смягчилась, когда маркиз объяснил, что не допускает и мысли о том, что в будущем кто-то может поставить под сомнение законнорожденность их детей. Когда-нибудь они станут наследниками герцогства Далбрекского, и их притязания должны быть неоспоримы. Таким аргументам Брайони величественно уступила.

В дни перед свадьбой она находила Рейвенсворта несколько холодным и отстраненным и считала, что он винит ее за постыдные обстоятельства, вынудившие их вступить в брак. Его отстраненность угнетала ее, потому что она не могла не понимать, что брак с ней будет для него мезальянсом. В том, что его светлость не подходящая пара для квакерши, она не сомневалась ни секунды. Но Брайони, достаточно честная, чтобы признаться самой себе, что питает болезненную привязанность к распутному лорду, лелеяла надежду, что сможет исправить его.

Первый большой званый вечер сезона, проводившийся в Сидни-Гарден, пришелся как раз на день бракосочетания Брайони и Рейвенсворта. В начале вечера планировался концерт, а когда стемнеет, должен был состояться фейерверк. Реивенсворт предложил, чтобы перед праздником небольшая семейная компания, включающая Гренфеллов, Дарнеллов и, разумеется, лорда Эйвери, должна собраться в «Сидни», чтобы насладиться ужином с шампанским в одной из гостиных, выходящих во внутренний двор. Вечер обещал быть очень милым.

Брайони медленно потягивала шампанское под бдительным взглядом мужа и с интересом разглядывала бесконечную вереницу нарядных гуляющих, текущую в сады. Казалось, весь Бат собрался здесь. Услышав, что дядя спросил Рейвенсворта о его планах, она навострила уши.

– Вообще-то я еще не решил, – беззаботно ответил его светлость, небрежно вытирая салфеткой губы. – Я думал, что мы могли бы ненадолго остаться в Бате, и склонялся к тому, чтобы снять комнаты в «Серкусе». Но в это время года в моих владениях в Кенте возможны приятные верховые прогулки и рыбалка. Полагаю, после недавних событий не повредит небольшая ссылка в деревню, – подытожил он, многозначительно глядя на жену.

Брайони просто рассвирепела. Плохо было уже то, что Рейвенсворт не поинтересовался ее мнением. Но при свидетелях бросать ей в лицо ее прошлые проступки было непростительно.

– Вы не справились о моих желаниях по этому вопросу, милорд, – отрывисто и раздраженно произнесла она.

Темные брови Рейвенсворта сошлись на переносице, а рука с бокалом замерла на полпути к губам. Он поставил бокал на стол и невозмутимо посмотрел на Брайони.

– Разве нет, любовь моя? – Его тон был спокойным, но Брайони видела по его лицу, что рассердила его. – Тогда позвольте мне исправить упущение. – Он отодвинул стул и предложил ей руку. – Думаю, прогулка по саду прекрасно подойдет для этого.

Брайони взглянула на кузину в немой мольбе и, увидев это, Харриет вскочила на ноги.

– Отличная идея, – поспешно сказала она и потянулась за шалью. – Почему бы нам всем не пройтись? Я слышала, что в темноте иллюминация совершенно удивительна.

Эйвери покачал головой в молчаливом предупреждении, но сэр Джон опередил его.

– Сядьте, мисс, – резко сказал он, схватив Харриет за запястье. – Не можешь понять, когда ты не нужна? Я знаю, что вы с Брайони были неразлучны с самой первой встречи друг с другом, но должен сказать тебе, что ты глубоко ошибаешься, если думаешь, что мы с Рейвенсвортом позволим этим вредоносным отношениям продолжаться, как раньше. – Когда он увидел, что Харриет открыла рот, чтобы возразить, его лицо посуровело. – Вы слышали меня, мисс? Я сказал, сядь! – Он дернул Харриет за руку, и она упала на стул.

Неловкая тишина продолжалась несколько секунд, потом леди Эстер с обычной самоуверенностью решилась ослабить напряжение, грозящее перерасти в безобразную сцену. Она обратилась к Рейвенсворту.

– Прогуляйтесь со своей женой, сэр. Это единственная возможность, когда мы позволим вам монополизировать общество Брайони, – беспечно произнесла она с игривой улыбкой. – На будущее постарайтесь запомнить, Рейвенсворт, что нехорошо женатым парам вести себя как ненасытные любовники. Через полчаса я пошлю Эйвери и Харриет искать вас.

Рейвенсворт грациозно поклонился в знак благодарности.

– Ваш слуга, мадам, – ответил он с улыбкой, – и я попытаюсь втиснуть мои любовные чувства в то ограниченное время, которое вы мне отвели. – Однако взгляд, которым он одарил Брайони, был, по мнению этой юной леди, далек от любовного.

Она пошла вместе с Рейвенсвортом, нисколько не обманутая благодушным диалогом, произошедшим только что между ее тетей и мужем. Она заметила, что Рейвенсворт едва сдерживается, и в ней росло убеждение, что он в любой момент готов обрушить на нее всю свою ярость. Эта мысль заставила ее перейти в наступление.

– Как вы смеете обращаться со мной, как с безмозглым ребенком, да еще перед моими родственниками? – возмутилась она. – Кто дал вам безусловное право решать, где мы будем жить в будущем? Было бы учтиво с вашей стороны, милорд, сначала справиться о моих желаниях. Ваше поведение прискорбно.

– Ш-ш, – ответил Рейвенсворт, ничуть не раздраженный открытым сопротивлением Брайони. – Леди замужем всего несколько часов и уже хочет узурпировать власть мужа! Было бы лучше для вас, мадам жена, – продолжал он со скрытой угрозой в голосе, – если бы вы научились покоряться судьбе. Вы могли хитростью завлечь меня в этот стремительный брак, – добавил он с удовольствием, – но не думайте, что я буду снисходительным мужем. Как любовница, моя дорогая, вы были бы в гораздо лучшей позиции, чтобы диктовать условия. Будучи женой, вы утратили право на все, кроме моего имени и моей постели. – В его глазах блеснул недобрый огонек.

Брайони потеряла дар речи, но только на минуту. Ее грудь вздымалась и опадала от волнения.

– Вы... бессовестный, невыносимый, невоспитанный грубиян, – прошипела она сквозь зубы. – Это вся благодарность, какую я получаю за жертву, которую принесла, чтобы спасти вашу ничтожную шкуру? Вы знаете не хуже меня, что этот вынужденный брак нравится мне не больше, чем вам.

– Не трудитесь отрицать, что события обернулись именно так, как вы хотели, – спокойно продолжал его светлость, искоса глядя на свою кипящую от негодования спутницу. – Вы преуспели там, где потерпели неудачу другие женщины, потому что застали меня врасплох. Я не мог и представить такой двуличности в квакерской леди, – добавил он, чтобы подлить масла в огонь.

Они дошли до уединенного уголка сада, Рейвенсворт остановился и повернул Брайони к себе лицом. Она великолепна, когда злится, подумал он, беря в ладони ее лицо. Он испытывал непреодолимое желание вытащить шпильки из ее волос и погрузить пальцы в золотой каскад нежного шелка. От мысли о предстоящей бурной ночи, когда он будет укрощать эту своенравную девушку, у него перехватило дыхание. Желание обладать ею и сделать ее своей во всех смыслах вызвало острую боль у него внутри. Его синие глаза потемнели, поглощая каждую мелочь в ней.

– Отрицайте, рискуя своей бессмертной душой, леди Рейвенсворт, – бросил он ей вызов, – что в вашей груди вы лелеете любовь ко мне.

Было так несправедливо с его стороны использовать одно из немногих ее достоинств, чтобы достичь превосходства над ней. Как она сможет ответить ему?

– Не рассчитывайте на это, Рейвенсворт, – прошептала она, пока его губы блуждали по ее лицу. – Очень маленькое пламя легко погасить.

Его руки скользнули на ее спину, прижимая ее к его телу.

– А я приложу все усилия, чтобы раздуть его, – ответил он, накрывая ее рот своими губами.

Кто-то приближался к ним, и Рейвенсворт неохотно отпустил Брайони. Он продолжал пожирать ее глазами, как будто мог впитать ее всю, и Брайони была не в силах отвести взгляд.

– Рейвенсворт, ах ты, хитрец! – произнес хрипловатый женский голос. Брайони мгновенно узнала его и внутренне передернулась от отвращения. Она обернулась, чтобы увидеть леди Адель Сен-Клер, и, вздрогнув, заметила, что ее сопровождает граф Графтон, вполне оправившийся, похоже, от раны, которую она нанесла его губе. Глаза дамы горели от какого-то чувства, но Брайони не могла его разгадать. Стоящий рядом с ней Рейвенсворт вел себя вполне непринужденно.

– Адель! – произнес Рейвенсворт с напускным удовольствием. – Какой приятный сюрприз! В последний раз, когда я был в вашем обществе, вы ни словом не обмолвились, что собираетесь приехать в этот Богом забытый город. Я думал, что развлечения, которые предлагает этот магнит для пожилых вдов и седобородых хвастунов, чересчур скучен на ваш разборчивый вкус.

Его поклон мужчине, который пытался изнасиловать ее, угрюмо отметила Брайони, был в высшей степени вежливым.

– Мой дорогой, – гортанно ответила красотка, подходя к Рейвенсворту, – когда вы говорили мне о небольшом поручении здесь, – она окинула Брайони снисходительным взглядом и понимающе улыбнулась Рейвенсворту, – я подумала, что смогу скрасить вашу скуку, если присоединюсь к вам. Но вы нарушили мои добрые намерения. Откуда мне было знать, что вы падете жертвой хитрых уловок какой-то изобретательной девицы? Пусть это будет вам уроком, Хью. – Потом, повернувшись к Брайони, красотка сказала: – Вас нужно поздравить! Вы заполучили самого завидного холостяка в Англии. – Ее глаза злобно сузились. – Графтон рассказал мне, как вы все это устроили, но я не виню вас за это. В любви и войне все средства хороши, разве не так? – Вызов, брошенный Брайони, был очевиден. Рейвенсворт, похоже, был польщен, но Брайони чрезвычайно удивилась.

– Позвольте мне выразить свои поздравления, – тихо сказал смущенный Графтон на ухо Брайони. Она посмотрела на него проницательным взглядом, но ее не убедило оценивающее выражение, которое она заметила в его глазах. Было в графе что-то такое, что вызывало глубокое недоверие Брайони.

– Благодарю вас, – чопорно ответила она. Он предложил ей руку. Брайони взглянула на Рейвенсворта, ища помощи, но этот капризный джентльмен уже забыл о ее присутствии и вел под руку флиртующую графиню. Она молча пошла рядом с графом, пристально наблюдая за идущей впереди парой. Они увлеклись оживленным разговором, светлая и темная головы склонились друг к другу. Брайони почувствовала себя брошенной.

– Я должен извиниться перед вами, миледи – услышала она слова своего спутника. Она почувствовала неловкость. Расстояние между ней и Рейвенсвортом увеличивалось. Графтон, похоже, не стремился не отстать от их спутников, а Рейвенсворт ни разу не оглянулся, чтобы убедиться, что его жена следует за ним. В Брайони начал закипать гнев на мужа за такое «рыцарское» обращение с ней в вечер их свадьбы.

– Я не хочу, чтобы мне напоминали о вашем оскорбительном поведении при нашей первой встрече, – наконец, ответила Брайони самым ледяным тоном, какой смогла изобразить. – Я предпочитаю забыть обстоятельства той встречи.

Графтон загадочно улыбнулся.

– О, вы ошибаетесь, если думаете, что я извинялся за мое прошлое обращение с вами. Любой мужчина с горячей кровью действовал бы так же, как я. Что я мог с этим поделать? – В его восхищенном взгляде промелькнул намек на дерзость. – Ваш внешний вид в тот момент, как я припоминаю, очень сильно отличался от той сдержанной леди, с которой я сейчас имею удовольствие разговаривать.

Брайони была озадачена.

– Тогда за что же? – спросила она, игнорируя очевидную провокацию в его словах.

– Я прошу прощения за то, что привел сюда Адель, которая досаждает вам. Если бы я знал, что вы будете здесь в этот вечер, поверьте мне, ничто не заставило бы меня привести сюда эту даму.

– Почему, что вы имеете в виду, сэр? – растерянно спросила Брайони. – У леди Сен-Клер есть такие же права развлекаться, как и у меня.

– С вашим мужем? – сухо спросил он. Брайони замерла.

– Что вы говорите, сэр? Говорите понятнее, прошу вас.

– Простите, если я сказал правду. Я думал, вы знаете.

– Что я должна знать? Скажите мне сейчас же, если вам есть что сказать.

Графтон беспечно пожал плечами.

– Давняя любовная связь Рейвенсворта с Адель известна всем. Полагаю, у леди были мысли стать следующей маркизой.

Брайони потребовалось время, чтобы осознать смысл его слов. Она вытаращила глаза.

– Вы хотите сказать, милорд, что Адель – его любовница?

Графтон выглядел огорченным.

– Я уже сказал слишком много, – ответил он с сожалением. – Мой болтливый язык не доведет меня до добра. Простите, что я вообще заговорил об этом.

Брайони оцепенела. Взглянув на дорожку, она увидела, что Рейвенсворт и его возлюбленная обернулись и ждут их. Расстояние между ними дало ей время успокоиться. Она убедительно рассмеялась, что, как она надеялась, услышала бесстыдная пара впереди.

– Не обращайте на это слишком много внимания, лорд Графтон, – сказала она, гордо подняв голову. – Вы же знаете, что это всего лишь вынужденный брак. Мне жаль, что я отобрала у дамы принадлежащее ей по праву место. Смею сказать, это не входило в мои намерения.

Они подошли к маркизу, и Брайони достаточно оправилась, чтобы посмотреть в лицо очаровательному созданию, повисшему на руке Рейвенсворта. Брайони постаралась скрыть боль в груди и вызывающе ответила на вопросительный взгляд Рейвенсворта.

Рейвенсворт посмотрел на Графтона, потом снова на Брайони. Он увидел боль за ее напускной бравадой и интуитивно понял, что произошло. В каком-то смысле он был даже рад, что ей все известно об Адель, и знание причинило ей боль. Это хоть немного компенсировало все то пренебрежение, которое она вылила на него с самого начала их знакомства. Он всегда считал необходимым объяснить ей все насчет Адель, когда представится подходящий случай, поскольку она вращалась в тех же кругах, что и он, и хотел защитить Брайони от злых языков. Однако Графтон опередил его, и вред был уже нанесен. Он выругался про себя, что так долго тянул с признанием в своей связи с жизнелюбивой вдовой. Но чрезвычайная щепетильность Брайони сделала его более бесчестным, чем он хотел быть. Она была худшей идеалисткой, какую только можно себе представить. Что ж, сегодня ей пришлось столкнуться с реальностью, и она ей не понравилась. А чего она ожидала от него, раздраженно подумал он. Он ведь не обескровленный монах, в конце концов, и прошло несколько месяцев с тех пор, как он дал Адель отставку. Брайони ведь не может верить, что он специально устроил приезд этой дамы в Бат. Мысль была дурацкой, и он тут же выбросил ее из головы. Он возместит это ей, нетерпеливо подумал он. Его глаза красноречиво выражали немое извинение за все то, от чего она, он знал, должна страдать.

Брайони гневно смотрела на него.

– Рейвенсворт, – произнесла она дрожащим от ярости голосом, – лорд Графтон развлекал меня последними лондонскими сплетнями, и я жду не дождусь, когда смогу поделиться ими с Харриет. Ее они позабавят так же, как и меня. – Глаза Рейвенсворта сузились. – Похоже, – продолжала она с наигранной веселостью, – что один знакомый джентльмен, который очень сурово осуждал мое поведение, оказался совсем не таким образцом для подражания, каким хотел казаться. – Она заметила, как напряглись его плечи, и почувствовала удовлетворение. – Я бы хотела вернуться к моей кузине, – сказала Брайони, бросая на Рейвенсворта свой «холодно-оценивающий» взгляд. – Харриет, как и я, считает обманы таких лицемеров очень забавными.

– Все в свое время, моя дорогая, – ответил Рейвенсворт, его глаза стали холодными. – Адель пригласила кучу друзей погостить в ее доме в Кенте. Они уезжают завтра, и нам предложено присоединиться к ним. Что вы думаете на этот счет? Я говорил вам, по-моему, что мы ближайшие соседи. Идея весьма привлекательна. Лондон исключается. Ваши сумасбродные выходки еще будут помнить какое-то время. Бат тоже не имеет ни привлекательности большого города, ни очарования настоящей провинции. Так что в настоящий момент, полагаю, Кент подойдет нам лучше всего.

Он собирался отказаться от приглашения Адель, но резкие слова Брайони и выражение затаенной враждебности в ее глазах вызвали в нем желание отомстить.

Брайони чуть-чуть подняла подбородок и взглянула на Рейвенсворта с холодным презрением, которое так раздражало его.

– Мне нравится Бат, и я хочу остаться с моей кузиной. Ее общество – все, что мне нужно.

Рейвенсворт весь напрягся.

– Потише, моя дорогая женушка, – спокойно ответил он. – Думаю, вы достаточно испортили и без того хрупкую репутацию бедняжки Харриет. Полагаю, ее родители будут счастливы оградить ее от вашего влияния на месяц-другой. Мы едем в Кент, и хватит об этом. – Он повернулся к ней спиной и обратился к Адель – жест, направленный на то, чтобы ранить его непокорную жену.

Брайони прижала руку ко рту. Он причинил ей боль там, где она была более всего уязвима. Это было слишком. Она сдавленно вскрикнула, резко повернулась и бросилась бежать обратно, откуда пришла. Она слышала, как Рейвенсворт позвал ее по имени, но не откликнулась. Испуганный смех леди Адель висел в воздухе за ее спиной. Выйти за такого развратника было худшей ошибкой ее жизни, но она это исправит. Она потребует аннулировать брак, яростно подумала она.

На пути из садов она не встретила никого из знакомых и поспешила по Палтни-стрит к Лора-плейс. У входной двери она на секунду замерла от внезапно разорвавшегося над ее головой фейерверка. «Жалкие хлопушки!» – горестно подумала она, когда перед ней открылась дверь, и взбежала, хватая воздух ртом, по лестнице в свою комнату. Она заперла дверь нетвердыми пальцами и обессилено прислонилась к ней. Рейвенсворту была отведена соседняя комната, но между спальнями не было двери. Ему придется сломать дверь, чтобы добраться до нее. Надеюсь, ему понравится его брачная ночь, ожесточенно подумала она и, бросившись на кровать, разрыдалась.

Глава 15

Его светлость был готов задушить Брайони, когда, вернувшись после бесплодных поисков в садах, обнаружил ее запершейся в спальне. Он злился и бушевал под дверью ее спальни, но Брайони было невозможно убедить повернуть ключ, чтобы позволить ему войти. Ее приглушенные угрозы добиться аннулирования их брака, вызывающе брошенные ему из-за крепкой двери, вконец разъярили его. Когда он понял, что ничего не добьется, а только вызовет любопытство слуг, он в бешенстве бросился к себе в комнату и рухнул в кресло.

Как смеет она так перечить ему, спрашивал он себя снова и снова. В его власти уничтожить ее, изгнать ее из общества, отослать далеко в провинцию и забыть о ней, если ему того захочется. Как убедить непокорную взбалмошную девицу, что в ее же интересах проявлять больше послушания по отношению к ее господину? Она обманула его в том, что, по его ожиданиям, должно было стать восхитительной ночью любви. Черт побери эту женщину! В эту самую минуту она должна была быть в его объятиях, сдаваясь его власти. То, что у нее хватило наглости угрожать ему упразднением их брака, было больше, чем он мог вынести. Его гордость была оскорблена. Его маркиза поймет, что жестоко ошибается, свирепо подумал он, если надеется одержать победу в этой схватке характеров. Он заставит ее повиноваться, или его имя не Хью Монтгомери.

– Кто там? – робко спросила Брайони, услышав во второй раз стук в дверь.

– Это Элис, миссис, с вашим утренним шоколадом.

Брайони испустила дрожащий вздох облегчения и откинула одеяло. Она небрежно накинула на плечи халат и пробежала по холодному, не покрытому ковром полу, чтобы открыть дверь. Рейвенсворт с суровым лицом прошел мимо нее и бросил на нее злобный взгляд. Брайони осторожно отступила.

Элис поставила поднос с чашкой горячего шоколада, ее глаза открыто разглядывали пару, которая напряженно смотрела друг на друга.

– Это все, спасибо, Элис, – сказал Рейвенсворт, твердо беря ее за локоть и подгоняя прочь из комнаты. Он запер дверь за любопытной служанкой и повернул ключ в замке.

Брайони тем временем просунула руки в рукава халата и туго затянула пояс. Она вытянулась во все свои шестьдесят четыре дюйма и смотрела в лицо Рейвенсворту с уверенностью, которой на самом деле не чувствовала. С огромным усилием она заставила свой голос не дрожать, когда обратилась к нему.

– Все, что я говорила вчера, вполне серьезно, Рейвенсворт, – сказала она, прежде чем он начал браниться. – Я попрошу дядю обратиться с прошением аннулировать брак. – Нотка затаенной враждебности появилась в ее голосе. – Я не хочу лишать леди Адель справедливого вознаграждения за ее услуги.

Глаза Рейвенсворта посуровели.

– Я не собираюсь извиняться за прошлое, Брайони, – отрывисто сказал он. – Адель никогда ничего не значила для меня. Ее место в моей жизни, если это вообще можно назвать местом, было незначительно. Вы моя жена, и я здесь, чтобы обсудить ваше будущее.

Вид смятых простыней и растрепанной Брайони начинал действовать на него. Он подавил внезапное желание заключить ее в объятия. Его суженой нужна твердая рука, и он не собирался отступать.

– Вы видите, что мы одни в запертой комнате, – продолжал он со зловещим видом. Брайони облизнула вдруг пересохшие губы, и Рейвенсворт мрачно улыбнулся при виде этого. Его голос понизился до шепота. – Еще одно ваше неосторожное слово об объявлении брака недействительным, мадам жена, и я примусь за осуществление его таким способом, что вы пожалеете, что вообще родились на свет. Вы поняли меня?

Брайони поняла и отступила со всем достоинством, которое смогла собрать, к другой стороне кровати, настороженно глядя на него.

– Хорошо, вижу, вы понимаете. – Его голос был как шелк. – Я хочу, чтобы вы дали мне слово, что больше не будет глупых разговоров об аннулировании брака. Альтернатива вам известна.

Брайони молчала, лихорадочно думая. Сейчас не время и не место, решила она, сдерживая нарастающее негодование, спорить с Рейвенсвортом, который выглядел так, словно готов убить при малейшей провокации.

– Вы даете слово? – спросил он с металлом в голосе. Он сделал шаг в ее сторону, и Брайони быстро кивнула в немом согласии.

Когда он взял ее рукой за подбородок, она попыталась изобразить безразличие, но едва его большой палец прошелся по контуру ее губ медленным, чувственным движением, она отвела глаза, чтобы скрыть волнение, которое вызвало в ней его прикосновение.

Он вдруг отпустил ее и отвернулся к окну.

– Брайони, – начал он примирительно. – Не испытывайте больше мое терпение и не спорьте со мной. Хоть раз в жизни просто послушайте и ничего не говорите. Через час мы уезжаем в Кент. Я пришлю Элис помочь вам собраться. – Он, казалось, немного колебался, потом продолжил твердо: – Мое решение никак не связано с приглашением Адель. Оно основано исключительно на моих собственных интересах. – Когда он наконец повернулся и посмотрел на нее, Брайони была уверена, что выражение его лица стало мягче. – Возможно, я слишком поспешно женился на вас, у вас не было времени свыкнуться с этой мыслью. Нам нужно время, чтобы побыть вдали от всех, тихое и спокойное место, где мы сможем лучше узнать друг друга. – Он ждал, что Брайони сделает какую-то попытку к примирению, но она стояла неподвижно, ее прозрачные глаза угрюмо смотрели на него. – Черт возьми, Брайони, вы не хотите сделать шаг мне навстречу? – спросил он.

– А Адель? – тихо спросила она, стараясь избежать упрека в голосе; ей так хотелось поверить в его слова. – Если мы поедем в Кент, ведь не обязательно принимать ее и...

– Конечно, я не могу порвать с ней, – оборвал ее Рейвенсворт с нарастающим раздражением. – Да и зачем? Она не сделала мне ничего плохого, и мы соседи. Это создало бы совершенно невыносимую ситуацию. Люди стали бы наблюдать за нами. Самым большим удовольствием для них будет увидеть, как моя жена и моя... Адель, – быстро уточнил он, – сцепились, как две собаки, дерущиеся из-за кости. Разве вы не понимаете, что только ваше безразличие, ваше владение ситуацией сможет пресечь сплетни? В противном случае их языки будут как помело, а я не желаю стать посмешищем, мишенью для шуток каждого бестактного бездельника.

Спина Брайони напряглась, когда она посмотрела ему в лицо. Она заметила его запинку и знала, что он собирался сказать «любовница».

– Вы просите слишком много, сэр, – ответила она со спокойным достоинством.

Их глаза встретились, в серых пылало упрямое сопротивление, а в синих заледенела неумолимая решительность. Вспышка гнева омрачила и без того угрюмое лицо Рейвенсворта.

– И тем не менее в этом вы подчинитесь мне, Брайони. – Он круто повернулся и направился к двери. Она услышала, как в замке повернулся ключ, когда он отпирал дверь. – Если вы не будете готовы через час, – бросил он через плечо, – я лично приду одеть вас и увезу в чем есть.

Она подождала немного, пока не стихли его удаляющиеся шаги, но, когда подошла к двери, чтобы запереть ее, обнаружила, что он забрал ключ.

Час спустя они садились в карету, ту же самую, которая привезла их из Лондона в Бат. Прощание было натянутым, хотя родственники Брайони даже не подозревали, что произошло вчерашним вечером. О том, что не все в порядке, они могли догадаться по мрачным взглядам Рейвенсворта на его жену. Брайони тем не менее вела себя настолько естественно, насколько было возможно в сложившихся обстоятельствах, учтиво приглашая их всех погостить, когда они завершат свое пребывание в Бате. Когда пришло время кузинам прощаться друг с другом, Харриет неистово прижала Брайони к себе. Брайони удалось, задыхаясь, прошептать на ухо Харриет несколько слов, которые она тщательно постаралась скрыть от остальных собравшихся:

– Найди способ приехать в Кент как можно быстрее.

Харриет немного отстранилась от Брайони и коротким кивком дала знак, что все поняла. Брайони оставалось только вручить дяде письмо для брата, потому что нужно было сообщить Вернону о недавно произошедших событиях. О том, что она также настойчиво приглашала Вернона при первой же возможности лично появиться в Кенте, не сумев скрыть свою панику, она не стала сообщать строгому мужу.

Когда он помогал ей сесть в карету, она бросила взгляд в его бесстрастное лицо. Она была вынуждена выйти за Рейвенсворта по долгу совести. Она никогда не пыталась выдавать себя не за ту, какая она есть. Если он думает, что сможет превратить ее в безвольную, покорную, безмозглую марионетку, он скоро поймет свою ошибку.

На следующий день, после того как Рейвенсворт увез жену в Кент, благопристойная и слегка подавленная мисс Гренфелл прогуливалась с лордом Эйвери в великолепии Сидни-Гардена. Случайному наблюдателю показалось бы, что пара находится в полном согласии друг с другом. Но Харриет и Эйвери лишь перебрасывались банальными фразами, когда вообще разговаривали. Манеры лорда Эйвери были отменно обходительными, но его спутница, обычно такая общительная и живая, держалась с чопорным достоинством. Когда его светлость предложил даме присесть на скамью с видом на один из фонтанов, она подчеркнуто вежливо согласилась.

Эйвери снял свою бобровую шапку и нервно запустил пальцы в аккуратно причесанные волосы. Беспорядок в золотисто-каштановых волосах тут же придал ему облик совершенно непутевого человека. Харриет быстро отвела глаза, которые упивались мальчишеским видом Эйвери. К счастью, в тот момент джентльмен не улыбался. Обычная полная самоиронии усмешка Эйвери действовала на Харриет неотразимо, а у нее сейчас было намерение перечить его светлости во всем.

Эйвери повернулся, чтобы посмотреть на молчаливую леди из-под густых ресниц. Вид оскорбленной невинности, принимаемый Харриет всегда, когда она замечала, что он смотрит на нее, был маской, за которой она скрывалась от его проницательных глаз. Этим приемом он позволял ей держать себя на расстоянии вытянутой руки. Но терпение лорда Эйвери истощилось. Он собрал все остатки храбрости и решил испытать судьбу.

– Харриет, я не стремлюсь к длительной помолвке, – начал Эйвери в своей обычной вкрадчивой манере.

– Какой помолвке? – спросила его спутница тоном, который показался его светлости довольно неучтивым. Он спокойно смотрел на нее минуту-другую, как будто раздумывая, как лучше справиться с такой очаровательной, но заносчивой девицей.

– Я принял меры, чтобы получить специальную лицензию, – продолжал Эйвери, как будто Харриет ничего не говорила. – Долгое жениховство не в моем вкусе, к тому же прошел уже почти год, с тех пор как я в первый раз сделал вам предложение.

– Та помолвка была расторгнута уже через несколько недель, – презрительно пожала Харриет очаровательными плечами.

Да, – задумчиво ответил Эйвери. – Именно об этом я и говорю. Наши помолвки длятся в среднем не больше месяца. Если мы поженимся по лицензии через неделю, мы сломаем прискорбный обычай, который вы, похоже, приобрели, возвращать мое кольцо с раздражающей регулярностью. – Эйвери улыбнулся застенчивой осуждающей улыбкой, и Харриет растаяла.

– Я не могу вернуть то, чего не имею, милорд, – ответила она с тоской, как она надеялась, в голосе. – Я даже вряд ли смогу вспомнить, как выглядит ваше обручальное кольцо. У вас оно находится гораздо чаще, чем у меня.

Лорд Эйвери криво усмехнулся.

– Исключительно для сохранности, Любовь моя. Как только мы поженимся, я верну его вам. Но у меня нет желания обручаться с вами снова. Было уже достаточно разговоров о наших постоянно разрываемых помолвках, мне этого хватит на всю оставшуюся жизнь. Вы сделали меня посмешищем. – Как только слова были произнесены, Эйвери понял свою ошибку и поспешил опередить гневные возражения, готовые, он знал, сорваться с уже открывшихся губ Харриет. Он вскинул руки. – Это ни к чему.

– Харриет! Я сдаюсь! Полная капитуляция! Что я еще могу сказать? – Он слабо усмехнулся и взял ее за руку. – Жизнь невыносимо скучна без вас, моя дорогая. Я был дураком, что пытался уничтожить те самые качества, которые с самого начала заставили меня полюбить вас. Харриет, – продолжил он чрезвычайно серьезно, – я больше не хочу укрощать вас. Я восхищаюсь вами именно такой, какая вы есть. Именно отъявленная сумасбродка покорила мое пресыщенное сердце. Если вы согласитесь выйти за меня замуж, я обещаю не пытаться сделать из вас покладистую жену.

Харриет, недоуменно нахмурившись, подняла на него глаза.

– Вы хотите сказать, что, если я выйду за вас, вы позволите мне нюхать табак, курить сигары, пить вино и все такое прочее?

– М-м, – Эйвери привлек ее ближе к себе. – В разумных пределах, любовь моя, – сказал он с хрипотцой. – Я могу даже зайти настолько далеко, что позволю вам целовать меня на публике.

Харриет приоткрыла рот в немом недоверии, и Эйвери наклонил голову, чтобы поймать ее несопротивляющиеся губы. Когда он отстранился, рот Харриет напоминал по форме букву О. Виконт с волнением вгляделся в ее лицо. Это был первый раз, когда он осмелился с ней на такие вольности.

– Эйвери, – удалось выговорить Харриет с дрожащим вздохом, – вы почувствовали это?

Ни один из них не обращал ни малейшего внимания на случайных прохожих, бросающих любопытные и возмущенные взгляды в их направлении.

– Что почувствовал, любовь моя? – спросил Эйвери. Глаза его сияли. Харриет, отметил он с глубоким удовлетворением, нежно трепетала в его объятиях. Не дожидаясь ответа, он прижал ее ближе и поцеловал снова. Когда он отстранился, глаза Харриет были круглыми от удивления.

– О, Эйвери, – проговорила она, отдышавшись, – вам давно следовало меня поцеловать. Я и представить не могла, как это приятно. – Когда он хотел поцеловать ее снова, она запротестовала и высвободилась из его рук. – Вы такой же испорченный, как моя кузина Брайони, – укоризненно произнесла она, улыбаясь одними глазами. – Я не могу идти против традиций, когда приходится следовать за такими оригиналами, как вы двое. Хоть кто-то в этой семье должен понимать, что подобает, а что – нет. – Она печально рассмеялась и игривым жестом приложила палец к его губам. Эйвери схватил ее за запястье.

– Харриет, давайте поженимся прямо сейчас. Здесь, в Бате, если хотите, или в Лондоне, или в имении моей матери в Кенте. Все разногласия, досаждающие нам с самого начала наших отношений, будут разрешены, как только я смогу заключить вас в объятия. Я устал быть вашим сопровождающим, партнером по танцам и даже вашим другом. О, моя дорогая девочка, – продолжил он более страстно, – я стану для вас гораздо большим, если вы позволите.

Харриет слабо усмехнулась, пытаясь совладать со своими чувствами и успокоиться. Этот страстный, влюбленный Эйвери был ей совсем незнаком, а его пылкие слова и поступки смущали ее, заставляя дрожать от предвкушения. Она всегда восхищалась им, даже в каком-то смысле любила. Но его поцелуи пробудили странное желание, которое пугало ее.

– Пожалуйста, женитесь на мне поскорее, Эйвери, – сказала она с трогательной простотой.

После нескольких секунд оглушенного молчания Эйвери запрокинул голову и разразился хохотом. Все было так просто! Каким же он был дураком! К черту приличия и абсурдные предположения, что благовоспитанную девушку оттолкнет проявление страсти! Наконец-то, он пробудил ее. Теперь, когда он смотрит в ее глаза, она будет знать, о чем он думает. Когда он в конце концов пришел в себя, он схватил ее в объятия и сказал весело:

– Скажите, где и когда, и все будет сделано, моя обожаемая Харриет.

– Следующая неделя не будет слишком скоро? – спросила она, робко заглядывая в его сияющие глаза.

Эйвери сдавленно усмехнулся:

– Недостаточно скоро, на мой взгляд, любовь моя, и, я полагаю, смогу уговорить вашего отца.

Харриет вдруг осенило.

– Эйвери, – начала она вкрадчивым голосом, к которому его светлость питал глубокое недоверие, – а как же ваша матушка? Она почти никогда не покидает вашего поместья в Кенте. Не должны ли мы нанести ей свадебный визит? Я не имею в виду прямо сейчас, – поспешно добавила она, увидев, что Эйвери нахмурился. – Но через неделю или две. Не сделать этого было бы крайне грубо!

– Ну да. И так случилось, что имение Рейвенсворта находится в том же самом графстве. Нет сомнения, что вы захотите провести денек-другой в обществе Брайони?

– А можно, Эйвери? – умоляюще произнесла она. – Я знаю, что Брайони не вполне счастлива. Если бы я могла просто увидеть ее и поговорить с ней, это бы успокоило меня. Она очень просила меня приехать, и я не могу просто отвернуться от нее. Мы были так близки!

Лорд Эйвери содрогнулся от мысли, как может отреагировать Рейвенсворт, если две кузины вдруг снова встретятся так скоро после разлуки. Ему не понравится вмешательство в его отношения с Брайони, в этом Эйвери был уверен.

– Харриет, любовь моя, – стал уговаривать Эйвери, – не думаете ли вы, что пока неблагоразумно ехать к Брайони? Через месяц или два я, конечно, поддержу ваше предложение. – Следующие слова он выбирал особенно тщательно. – Вы очень близки, я знаю, даже ближе, чем сестры. Но когда женщина становится женой, такая близость должна принадлежать ее мужу. – Он приподнял ее подбородок тыльной стороной ладони и заглянул глубоко в глаза. – Признаюсь, я много раз ощущал ревность к Брайони и исключительности ваших отношений. Когда мы поженимся, Харриет, – продолжил он немного задумчиво, – я хотел бы быть главным объектом вашей преданности и верности.

– Так и будет, я обещаю, – с чувством ответила Харриет. – Но как вы не понимаете, я же дала Брайони слово! Я должна увидеть ее всего один раз. Я не понимаю сущности этого брака с Рейвенсвортом, но я знаю, что Брайони отчаянно нужен друг. Доверьтесь мне в этом, Эйвери. Я клянусь, что не встану между ними, если вас беспокоит это. – Она в тревоге ждала его ответа.

– Что я могу сказать? – произнес он с покорной улыбкой. – Будет невежливо с нашей стороны не нанести визит, когда мы окажемся по соседству. И они должны быть среди первых, кто узнает о нашем браке. Но, Харриет, вы послушаетесь меня, если я решу, что нужно уехать? У Рейвенсворта дьявольский темперамент, и, если он осмелится обрушить его на вас, боюсь, нашей многолетней дружбе навсегда придет конец. А мне будет не хватать его, – печально добавил он.

Харриет торжественно пообещала подчиняться всем решениям своего нареченного относительно предстоящего визита. Эйвери должен был бы успокоиться, но у него осталось скорбное опасение, что их присутствие в доме Рейвенсворта не доведет до добра.

Глава 16

К вечеру второго дня их поездки в Кент карета Рейвенсворта въехала в глубокую колею на дороге, и правое переднее колесо едва не отвалилось. В этот момент его светлость полулежал на подушках, баюкая спящую Брайони на своем плече. Карета содрогнулась от внезапной остановки и опасно накренилась, пассажиры свалились со своих удобных мест. Брайони проснулась от удара, и Рейвенсворт, мгновенно осознав их опасное положение, распахнул дверцу кареты и выпрыгнул на дорогу, таща упирающуюся нареченную за собой. Несколькими отрывистыми словами он приказал Брайони отойти и пошел осмотреть повреждение, выкрикивая короткие приказы нерешительным верховым и кучеру. Брайони стояла в замешательстве, пытаясь собрать разбегающиеся мысли.

Конюхи неистово принялись выпрягать лошадей, когда черная туча над головой вдруг разразилась вспышкой света, перечеркнувшей небо. Последовавший за ней громовой раскат сотряс землю у них под ногами. Испуганная Брайони содрогнулась и, съежившись, прижалась к накренившейся карете.

Небеса разверзлись, и внезапный бурный ливень немилосердно обрушился на людей и животных. Брайони каким-то краем сознания поняла, что Рейвенсворт, не переставая заниматься лошадьми, выкрикивает ей какие-то приказания, но вторая вспышка молнии и почти одновременный раскат грома заглушили его слова. Ее охватила паника. Она знала, что ее реакция безосновательна, но ничего не могла с собой поделать. Она ощутила тот же самый сухой ужас во рту, как тогда, когда смотрела на гибель родителей. Она чувствовала, что заново переживает старый кошмар неминуемой смерти. Дрожащими пальцами она заткнула уши, чтобы заглушить ужасающий грохот бури, не обращая внимания, что плащ соскользнул с ее плеч и лежит у ног намокшей тряпкой.

Третий раскат грома заставил ее сорваться с места. Когда земля задрожала под ее ногами, слабый крик сорвался с ее губ, и она побежала в слепом страхе, спотыкаясь и падая, чтобы спрятаться под густым кустарником на обочине дороги. Острые шипы царапали ее руки и лицо, но Брайони не замечала их. Она хотела только одного – найти убежище от безмерного ужаса.

Крепкие руки Рейвенсворта схватили ее сзади и подняли, вырывая из беспросветной жути, чтобы прижать к широкой груди. Она почувствовала тепло его тела и прижалась к нему с отчаянной силой, судорожно бормоча его имя куда-то в его шею. Одним легким движением он завернул ее в обширные складки своего дорожного плаща, защищая их обоих от безжалостного ливня. Его тихие проникновенные слова, как если бы он разговаривал с испуганным ребенком, баюкали и утешали. Ее хриплые всхлипы дали волю слезам, когда истерика отступила. Осознание, что они должны добраться до гостиницы, в которой для них забронированы комнаты, стало пробуждаться в ее окаменевшем мозгу. Но когда Рейвенсворт передал ее в руки своего грума, чтобы сесть на коня, Брайони со стоном запротестовала и прижалась к нему. Он поднял ее, усадил перед собой в седло и повернул ее лицо к своему плечу. Ее руки крепко обхватили его талию.

Когда они добрались до придорожной гостиницы, гроза утихла, и Брайони успокоилась в руках Рейвенсворта. Однако едва он попытался опустить ее на землю, она вцепилась в него с новой силой, и ее с трудом смогли оторвать от него. Потом он снова поднял ее на руки и понес в их спальню. Как только дверь была заперта от посторонних, Рейвенсворт снял с Брайони мокрую одежду и вытер насухо перед пылающим огнем. То, что Брайони не выразила даже малейшего протеста против таких вольностей со стороны супруга, который до сих пор не использовал свое право мужа, взволновало Рейвенсворта больше, чем он хотел признать. Он нашел в ее чемодане ночную рубашку, аккуратно надел на нее и, наконец, завернул ее в одеяло с кровати. Тогда он уселся в кресле у камина, баюкая дрожащую девушку в своих объятиях.

Нежно поглаживая ее по волосам, он чувствовал, как она успокаивается и расслабляется. Он говорил ей нежные, утешающие слова. Это, и ощущение избавления от какой-то ужасной катастрофы дало волю потоку целительных слез. Поощряемая его тихими осторожными вопросами, Брайони медленно, запинаясь, начала рассказывать о трагическом стечении обстоятельств, которому она стала свидетельницей в тот незабываемый день, когда ее родители нашли свою могилу в бурных водах озера Уиндермир. Рейвенсворт молча слушал, как она описывала свое ощущение абсолютной беспомощности, когда была вынуждена смотреть, не в силах сделать ничего, чтобы спасти двух самых дорогих людей на свете. Дойдя до конца своего рассказа, Брайони испытала странное облегчение. Равномерное биение сердца Рейвенсворта около ее груди было как бальзам, притупляющий чувствительность ее обнаженных нервов. Негромкий баритон Рейвенсворта продолжал баюкать ее, когда он гладил ее по волосам, и после нескольких дрожащих вздохов Брайони погрузилась в сон под защитой его надежных рук.

Рейвенсворт еще долго сидел неподвижно, в глубокой задумчивости глядя на спокойно дышащую девушку.

Она пошевелилась, и его руки крепче обняли ее. Выражение его лица становилось все суровее, пока его глаза продолжали упиваться ею. Как только ему пришло в голову принудить этого беззащитного ребенка стать его невестой?

Девушка, которая так яростно прижималась к нему в разгаре бури и с таким трогательным доверием таяла в его объятиях, покоряясь его защите, была для него почти незнакомкой. Когда он в первый раз встретился с Брайони, его привлекли спокойная сдержанность и ее невозмутимая манера держаться, замешанная на противоречивом, но таком привлекательном уме. В некотором роде он даже восхищался ее строгой приверженностью принципам, хотя они и привели их обоих к открытому конфликту. Брайони всегда хватало смелости постоянно противоречить ему во всем. Именно эти качества и осознание скрытой чувственности, которую он разбудил в ней, заставили его завладеть ею всецело.

Но беззащитность женщины-ребенка, которая так безраздельно доверилась ему, что позволила раздеть себя донага, и которая без слов подчинилась таким интимным манипуляциям, пробудила в его груди чувства, которых он никогда раньше не испытывал. То-то он любит Брайони, он понял почти сразу после их знакомства. Это было не ново. Но ощущение своей абсолютной недостойности, легшее тяжелым грузом на его сердце, было незнакомо и неприятно лорду Рейвенсворту. Не важно, как, но он знал, что не заслуживает любви такой женщины, как Брайони Лэнгленд. Она была слишком хороша для него, чересчур невинна для его отвратительного прошлого, чрезмерно идеалистична, излишне честна и добродетельна, словом, заслуживала гораздо лучшего мужчину, чем он. Нет, его светлость ни на мгновение не допускал мысли отдать Брайони кому-то другому. Он был готов признать, что леди гораздо выше его, но Брайони Лэнгленд принадлежит ему, и она останется его, пока он жив.

Уколы совести, которые он раньше испытывал, когда думал, как перехитрил Брайони, показались ничтожными в сравнении с волной раскаяния, захлестнувшей его теперь. Преследуемый своим неистовым желанием обладать ею, он использовал самую коварную ложь, чтобы подчинить даму своей воле, совершенно безразличный к чувствам Брайони. Такой эгоизм был характерен для него. Хью Монтгомери привык всегда получать, что хотел, тем или иным способом. Но то, чего Хью Монтгомери желал сейчас, нельзя было получить ни силой, ни деньгами, ни уговорами. Он жаждал уважения Брайони. Он хотел, чтобы она относилась к нему с тем же беззащитным, безоглядным доверием, которое проявила, когда была на грани истерики. Хью Монтгомери, маркиз Рейвенсворт, не мог согласиться на то, чтобы Брайони вверила себя ему, основываясь на обмане. Он должен заслужить уважение Брайони, стать достойным его. Короче говоря, Рейвенсворт решил завоевать даму, показав то, как он изменился. Такое унижение духа было нехарактерно для него, но он был полон решимости немедленно претворить свое намерение в жизнь.

Он приказал себе не обращать внимания на восхитительную картину свернувшейся клубочком у его сердца Брайони и легко поднял ее на руках, чтобы перенести на соблазнительно раскрытую постель. Охваченный раскаянием, лорд Рейвенсворт долго с сожалением смотрел на единственную женщину в мире, с которой хотел заняться любовью, и накрыл ее хрупкую фигурку пуховым одеялом. Со смиренным вздохом он медленно повернулся и направился к двери, старательно отгоняя яркие образы, преследующие его и ночью, и днем, с тех пор как неповторимая Брайони вошла в его жизнь. Он задумался, сколько пройдет времени, пока Брайони уступит ухаживанию нового Рейвенсворта, и горячо надеялся, что управится за неделю. Холодные ванны, подумал его светлость, невольно содрогнувшись, когда закрывал за собой дверь, совсем не в его вкусе.

Когда Брайони проснулась следующим утром, Рейвенсворта нигде не было видно и ничто не говорило, что он вообще когда-либо был в этой комнате. Брайони предположила, что лорд заказал для себя отдельную спальню. Она обдумывала ситуацию, пока одевалась при помощи дочери хозяина гостиницы, которой пришлось временно исполнять обязанности ее камеристки. То, что он не воспользовался такой идеальной возможностью осуществить их брак, она посчитала очень символичным. Она мрачно подумала, не связано ли это с восхитительной Адель. Эту гнетущую мысль она решительно выбросила из головы.

Воспоминания Брайони о том, что произошло после неистовой бури, были очень смутными, но чувства, которые Рейвенсворт вызвал своим рыцарством, живо запечатлелись в ее памяти. Она никогда не думала найти такое утешение, такую преданность, такое уважение к слабостям других в мужчине вроде Рейвенсворта. В том, что он повел бы себя точно так же с совершенно незнакомым человеком, она не сомневалась ни на секунду. Абсолютная честность заставляла ее признать, что в характере Рейвенсворта было что-то еще, кроме того, что ей было уже известно. В этом мужчине была какая-то загадка. Его поведение по отношению к ней было настолько противоречиво, что его можно было посчитать почти эксцентрическим. Тем не менее уже не один раз у нее был повод быть благодарной за его своевременную помощь, и если он довольно сурово бранил ее за то, что считал ее пренебрежением к условностям, она была готова признать, что у него, с его точки зрения, были на то основания. Брайони не могла не признать, что ни одна квакерская дама, знакомая ей, никогда не завоевывала такой сомнительной известности, какой достигла она, и прекрасно понимала, что в будущем должна вести себя с величайшей осмотрительностью. Как минимум в этом жена обязана своему мужу. Она с нетерпением предвкушала, как займет место хозяйки в Оукдейл-Корте, имении Рейвенсворта в Кенте. Праздная жизнь, которую она была вынуждена терпеть как светская дама, скоро могла закончиться. Небрежно накинув на плечи шаль, она стала спускаться в отдельную гостиную, где, как ей сообщили, завтракал его светлость. Она вспомнила, какую значительную роль играла ее мать, улучшая благосостояние работников и арендаторов в имении ее отца. Самым горячим желанием Брайони было следовать по стопам матери и стать полезной помощницей мужу, который разделит ее любовь к сельской жизни и искреннее желание поддерживать других. Почему ей так не повезло, что она влюбилась в такого пустого щеголя, как Рейвенсворт, Брайони не могла понять. Но потом она увидела и другого Рейвенсворта. Она не могла поверить, что мужчина, который мог дать такое утешение женщине в приступе истерии, может быть плохим.

Брайони нашла преувеличенную заботу изменившегося Рейвенсворта холодной и гнетущей и подумала, не стала ли она ему отвратительна из-за своего трусливого поведения вчера вечером. Когда она поблагодарила его за бескорыстное утешение в ее спальне, она заметила слабую вспышку румянца под его кожей, обычную для Рейвенсворта, когда он начинал злиться.

Брайони пришлось сделать вывод, что он считает ее поведение неприятным и его вывела из себя ее истерическая настойчивость, заставившая его помочь ей раздеться. Последним оскорблением, по мнению Брайони, было то, что он решил дальше ехать верхом, и она осталась одна в карете, когда они продолжили поездку в Оукдейл-Корт. Брайони была гораздо больше подавлена проявлением любезности Рейвенсворта, чем если бы он сделал ей выговор за ее детские страхи. Раненой гордости Брайони не понадобилось много времени, чтобы разжечь воинственный огонь в ее глазах. Так ей и надо за то, что подумала, будто в Рейвенсворте скрыты какие-то хорошие черты характера.

Глава 17

Оукдейл-Корт оказался именно таким, каким Брайони хотела его видеть, – обветшалым, заброшенным и отчаянно нуждающимся в ремонте и обновлении. Сады заросли сорняками, отдельно стоящие постройки угрожали развалиться прямо на глазах. Ничто не могло подойти лучше для ее замыслов новой хозяйки. Ее глаза светились странным жаждущим огнем, когда она думала о задаче, стоящей перед ней. Управление домом и имением было тем, с чем Брайони Лэнгленд была знакома не понаслышке. Генрих VIII не мог обозревать великолепие своего Хэмптон-Корта более восхищенными глазами, чем маркиза Рейвенсворт смотрела на заброшенную груду кирпичей, которая должна была стать ее будущим домом.

Лорд Рейвенсворт все время выступал в роли экскурсовода и был несколько смущен, обнаружив полное запустение имения. Запах гнили, висящий в воздухе, был оскорблением для его носа и язвительным напоминанием о том, что он никогда не подумал потратить и гроша на содержание дома, поскольку посещал старую груду камней очень редко и в основном в компании разгульных приятелей и печально известных дам полусвета. Мысль о прошлых дебошах, происходивших в крошащихся стенах, вызвала у Рейвенсворта смущенный румянец. Наверное, было ошибкой привозить сюда Брайони, подумал он.

Водя Брайони по парадным покоям первого этажа, он настороженно наблюдал за ней. Леди была необычно молчалива, но он не винил ее за это.

– Что вы думаете? – нерешительно спросил он, когда Брайони опустилась на колени, чтобы рассмотреть грязные останки, бывшие когда-то ковром.

– Абиссинский, – ответила она с ноткой сожаления, – но совершенно безнадежный, как ни жаль. Моль, я думаю.

– Я не о ковре. Я о доме. Скорее всего не следовало приезжать сюда. Лучше собрать вещи и вернуться в город, вы не думаете?

Брайони была поражена:

– И оставить усадьбу до полного разорения? Вы же не хотите этого, Рейвенсворт?

Теперь она не вынесет, если он станет чинить препятствия на пути честолюбивых замыслов, которые она уже начала лелеять. Она бросила на него укоризненный взгляд. Его светлость почувствовал, что чем-то невольно расстроил ее, и заговорил успокаивающе.

– Нет, нет! Все будет, как вы захотите, моя дорогая. Если вы не возражаете против неудобств того, что до сих пор было жилищем холостяка. Теперь, когда я становлюсь человеком семейным, естественно, я кое-что изменю здесь.

– Разумеется, – довольно сухо согласилась она, подходя к похожему на пещеру камину, в котором возвышалась такая огромная куча золы, какая могла образоваться только за многие годы жертвоприношений. – Лучше прикажите прислуге вычистить эту золу. Она понадобится мне для сада. Кстати, Рейвенсворт, а где слуги? – Ее изящные брови вопросительно поднялись.

Его светлость странно посмотрел на свою маркизу.

– Где-то в доме должна быть пара уборщиков, – сдержанно ответил он, – и Денби, мой камердинер, скоро приедет из Лондона с остальным нашим багажом.

– Ваш камердинер? О, от него будет много толку, я уверена.

Рейвенсворт напрягся.

– Если бы я предполагал, что дом настолько непригоден для жилья, я бы ни за что не предложил уехать из Бата.

– О, вы и не предлагали, – сказала Брайони то, что его светлость счел намеренной попыткой разозлить его. Он проигнорировал ее замечание.

– Я немедленно найму еще слуг столько, сколько вы считаете нужным, чтобы привести имение в порядок.

– Может быть, мы сможем завербовать армию Веллингтона? – немного резко поинтересовалась Брайони, теперь разглядывая добротную дубовую мебель эпохи короля Якова, покрытую многолетней пылью и сажей. Она протянула указательный палец и написала «Пожалуйста, вычисти меня» на особенно грязном письменном столе. Неестественно молчаливый Рейвенсворт в ярости наблюдал за ней, и она поняла, что ранила его сильнее, чем он мог вынести.

– Ну что ж, – сказала Брайони, одаряя Рейвенсворта примирительной улыбкой, – в действительности все не так плохо. Первым делом мы должны найти нашего управляющего и сказать ему, чего конкретно мы хотим.

Его светлость нервно откашлялся, ему явно было трудно смотреть прямо в глаза супруги.

– Полагаю, что он... м-м... уволился несколько месяцев назад. Это совершенно вылетело у меня из головы.

– Это меня не удивляет! – ядовито воскликнула Брайони, едва не уронив вазу, которую собиралась взять в руки, чтобы рассмотреть поближе. – Наверняка ваши мысли занимали гораздо более важные вещи. – В ее памяти пронеслись воспоминания о тех фривольных развлечениях, которые так интересовали ее брата Вернона и юных франтов, болтавшихся с ним в Ричмонде, которые принесли ей в свое время немало страданий. Она посмотрела на Рейвенсворта с чем-то вроде укоризненной насмешки. – Нет, милорд, я вовсе не удивилась, узнав, что вы пренебрегали своими обязанностями по отношению к зависящим от вас людям. Светский прожигатель жизни всегда занят более важными вещами – такими, как узел на галстуке или где лучше заказать новый сюртук, у Вестона или где-то еще. Как он может думать о жизни других, когда растрачивает свое состояние на такие пороки, как петушиные бои, эти вульгарные кулачные бои в салунах Джексона, игра на деньги в обязательных клубах для джентльменов или, что еще хуже, в притонах, не говоря уже о пьянстве по любому поводу и, разумеется, разврате.

До этого момента Рейвенсворт смиренно принимал все упреки. Однако когда Брайони произнесла столь обличительную речь, его чувства эволюционировали от шока до бурного негодования. И дело не в том, что Брайони перегнула палку, но она призвала его к ответу за то, что в той или иной степени делает каждый мужчина в Англии, а это было крайне несправедливо. Он признавал, что некоторые эпизоды из его прошлого лучше было бы забыть, но ничто не оправдывало такого жестокого нагоняя. Беда Брайони была в том, что она так невинна. Большинство женщин в ее положении закрыли бы глаза на прошлые опрометчивые поступки мужа. Черт, подумал он, как я смогу убедить ее, что готов измениться, уже стал другим с того самого момента как она впервые без спроса ворвалась в мою беззаботную жизнь?

– Брайони, – сказал он наконец, когда справился с собой, – я хочу, чтобы вы воздержались от раздувания погасших углей моего прискорбного прошлого. Теперь с этим уже ничего не поделаешь. Возможно, в свое время я и вызвал несколько неодобрительных взглядов, но мое поведение никогда не было, скажем так, скандальным. – Он одарил ее многозначительной улыбкой. – Даже вы, мадам жена, несколько раз оказывались на грани пристойности. Кроме того, я категорически возражаю, чтобы меня называли бабником. Избавьте меня хотя бы от этого обвинения. – Тут его светлость замялся и следующие слова подбирал с величайшей осторожностью: – На моем попечении еще никогда не было женщины. Вижу, это удивляет вас, но это правда, Брайони, клянусь. Вы единственная женщина, которая когда-либо нравилась мне до такой степени, чтобы предложить... Ну, эту часть наших отношений лучше забыть. Я виноват и прошу у вас прощения. Понимаете, я хочу быть абсолютно честным с вами. Я признаю, что в свое время перебесился, но не больше, чем любой другой мужчина. Чего мне не хватало, так это благоразумия. – Молчание Брайони и ее нетерпеливая поза заставили его еще более страстно продолжить: – Господи, Брайони, сам факт, что я решил навсегда связать себя с одной женщиной, должен же для вас что-то значить!

Ее глаза изобразили удивление.

– Этот брак, насколько я помню, был навязан нам. У вас никогда не было ни малейшего намерения сделать меня своей женой. Обстоятельства дела таковы, что я неумышленно скомпрометировала вас, о чем искренне сожалею, Рейвенсворт. Это я должна просить у вас прощения.

Совесть Рейвенсворта жестоко терзала его.

– Брайони... моя дорогая... – начал он, запинаясь, – я как раз собирался поговорить с вами об обстоятельствах нашего брака. – Он рискнул заглянуть глубоко в проницательные глаза жены, и его благие намерения испарились. Как он посмеет рассказать этой невинной девушке, что сознательно устроил их брак? Честность была наивысшей добродетелью в ее глазах. Она будет презирать его за это. Он признается в своей лживости, когда представится более подходящий случай, втайне пообещал себе Рейвенсворт.

– Вы говорили... – напомнила ему Брайони, – что-то об обстоятельствах нашего брака?

Рейвенсворт быстро пришел в себя.

– Я только хотел сказать, что какими бы ни были обстоятельства нашего брака, я рад, что женился на вас. – Он взял ее испачканную руку и заговорил с искренней мольбой: – Брайони, все, чего я прошу, – это дать мне шанс доказать, что я могу быть мужем, достойным вашего доверия. Разве мы не можем договориться о перемирии и начать заново? Я никогда не дам вам повода пожалеть, что вы вышли за меня, – и это мое обещание, слово чести.

От этого страстного монолога Брайони буквально потеряла дар речи. Машинально она кивнула в знак согласия. Рейвенсворт не замедлил воспользоваться ее замешательством. Он решительно взял ее под руку и повел осматривать остальную часть дома, и хотя она видела много такого, что могла бы поставить ему в упрек, Брайони держала свои мысли при себе. По какой-то причине, которую она была не в силах понять, она чувствовала себя счастливее, чем когда-либо в жизни.

В Оукдейл-Корте был сложенный из красного кирпича главный дом в якобитском стиле с примерно шестьюдесятью просторными комнатами и огромное количество отдельных построек, включая величественные конюшни, стоявшие пустыми, если не считать восьми лошадей и кареты, на которой они приехали из Бата. Вкус Брайони в области архитектуры, отделки и меблировки помещения был вполне удовлетворен величественной простотой якобитских каминов и высоких потолков с открытыми балками. Новая хозяйка Оукдейл-Корта ценила простоту и удобство превыше всего.

Простота стиля, несмотря на размеры дома, очень нравилась ей. Брайони не осталась равнодушной к красоте псевдоклассической архитектуры Бата и больших домов в окрестностях Ричмонда, которые она посещала, но было что-то более подлинное, по ее мнению, в лишенных вычурности линиях Оукдейл-Корта. Он был таким непретенциозно английским и наводил на мысль о давней эпохе невозмутимых йоменов, которая сделала Англию процветающей и могущественной державой.

Комфорта, однако, было всего ничего, и Брайони поставила перед собой задачу обеспечить его в изобилии. Через двадцать четыре часа после ее первого осмотра обветшалого дома к ее маленькому отряду из шести конюхов и двух старых уборщиков, чьи дни активной службы давно миновали, добавилась целая армия слуг, чудесным образом доставленных Рейвенсвортом. На мгновение Брайони почти поверила, что Рейвенсворт понял ее буквально и прислал британскую армию. Но кое-какие осторожные расспросы успокоили ее. Всем трудоспособным мужчинам и женщинам в имении, кто был свободен от других занятий, его светлостью была обещана кругленькая сумма, если древний мавзолей будет приведен в порядок за месяц. Бедность – лучший стимул. Брайони, как и обещал Рейвенсворт, получила в свое распоряжение армию слуг, и под ее умелым руководством последствия многолетнего запустения были выметены вместе с дырявыми коврами и драпировками. Она была проницательной и строгой хозяйкой, немедленно прогонявшей всякого, кого подозревала в безделье. Она просто копировала методы управления своего отца. Было несколько жалоб, но те, кого прогоняла хозяйка, неизменно находили работу у хозяина. Этот джентльмен, как оказалось, был более снисходителен.

Ночь за ночью всю их первую неделю в имении Брайони мгновенно засыпала, едва ее голова касалась подушки на огромной кровати в ее отдельной спальне. Его светлости не так везло, хотя он был не меньше измотан. Он тоже делал свою часть работы по приведению земельного владения в порядок. Усилия Брайони ограничивались усадьбой. У Рейвенсворта было больше тысячи акров, требующих присмотра, и к тому же новый управляющий. Он дал разрешение тратить значительные суммы на ремонт и новые машины для сбора и обработки следующего урожая. Окунувшись с головой в наведение порядка там, где многие годы царило печальное запустение, он с удивлением обнаружил, что никогда в жизни не был так счастлив. Мужчине, который всерьез собирался произвести на свет десяток крепких, здоровых сыновей и одну или двух дочерей, похожих на их прекрасную маму, нужно хорошо обустроенное место, где можно поселиться. То, что Брайони была совершенно вымотанной и слишком уставшей, чтобы сказать даже пару слов за ужином, было главным препятствием к исполнению желаний его светлости. Его терпение, никогда не бывшее в числе его главных достоинств, начинало истощаться. Ворочаясь без сна на своем одиноком ложе, он спрашивал себя, сколько еще он сможет выдержать, отказывая себе в удовольствии оказаться в одной постели с Брайони. С ее стороны было бы несправедливо, а значит, абсолютно против ее характера держать его на расстоянии, когда он так старался вести размеренную, строгую жизнь. По совести говоря, а Брайони гордилась своей совестливостью, она должна понять, что он заслужил награду.

Как и следовало ожидать, их соседка, леди Адель, появилась довольно скоро и в самый неподходящий момент. Брайони, одетая в старое кашемировое платье и видавшую виды соломенную шляпу, проводила много времени в саду, выпалывая сорняки. Когда она рвала, тянула и копала, не обращая внимания на ошметки грязи, прилипающие к юбке и даже каким-то образом, размазывающиеся по лицу, Брайони с радостью обнаружила, что под буйными зарослями сорняков цветут несколько полезных растений. Она растерла в руках веточку лимонной мелиссы и вдыхала сладкий аромат, когда группа всадников появилась из-за угла дома и направилась к ней. Впереди скакал ее муж, выглядящий по своему обыкновению так, будто только что вышел от портного. Брайони с завистью посмотрела на него. Как все-таки хорошо иметь камердинера, чья единственная обязанность – следить, чтобы его хозяин выглядел должным образом. Ее камеристкой была новая помощница кухарки, костлявая неуклюжая женщина, чьими услугами приходилось пользоваться только в случае крайней необходимости. Брайони редко просила ее помощи.

Когда Рейвенсворт заметил компрометирующий вид жены, он галопом обогнал своих спутников и резко остановился в нескольких футах от нее. Брайони выпрямилась и положила руку на ноющую спину.

– Вы выглядите как огородное пугало, – вполголоса гневно произнес Рейвенсворт. – Где садовники? Я выгоню их за пренебрежение своими обязанностями. Такое занятие не подходит даме.

– Зачем вы привезли их сюда? – раздраженно парировала Брайони, глубоко смущенная, что ее обнаружила в таком досадном положении целая толпа безупречно одетых людей, которые выглядели так, словно только что сошли со страниц модного журнала.

Она заметила среди них Адель в черной с рыжим амазонке последнего фасона и поспешила спрятать свой убогий наряд за лошадью Рейвенсворта.

– Отведите их в дом. Я скоро присоединюсь к вам в гостиной, – бросила она ему.

Рейвенсворт развернул лошадь, чтобы выполнить просьбу Брайони, но несносная Адель опередила его.

– Как поживаете, леди Рейвенсворт? – проворковала она, ее сгорающий от любопытства взгляд обшаривал Брайони. – Хью просто не устает петь вам дифирамбы. Ну, надо же, а вы с самого приезда стали вечно занятой хозяйкой. Ваша изобретательность достойна всяческих похвал, но, по-моему, я уже говорила вам об этом в Бате?

– Вы льстите мне, леди Сен-Клер, – спокойно ответила Брайони, собравшись с духом.

– Правда? Я не хотела, – сказала дама, бросая насмешливый взгляд на Рейвенсворта, нетерпеливо сидевшего на лошади.

Как квакершу Брайони учили обращаться к лучшему в каждом человеке, к божественной искре в нем, но когда она с неприязнью смотрела на отвратительную красавицу, которая выставляла ее на посмешище, она поняла, что есть смысл в пуританской догме Нэнни, что человек – червь и ничего хорошего в нем нет. Она открыла рот, готовясь произнести резкую отповедь слишком самоуверенной даме, но обеспокоенное лицо Рейвенсворта заставило слова замереть на ее губах. Она вспомнила, как он говорил о людях, которые будут жадно следить за ее реакцией на его бывшую любовницу, а Брайони не хотела смущать его перед посторонними. Это удовольствие она оставит для более приватного разговора. Она стянула садовые перчатки и постаралась придать лицу гостеприимное выражение, когда обратилась ко всей компании:

– Добро пожаловать. Как видите, новая хозяйка Оукдейла страстная садовница. – Она улыбнулась и пошла мимо них с таким видом, будто была одета по последней парижской моде. – Рейвенсворт примет вас, пока я приведу себя в порядок. Я прикажу подать в гостиной шерри и печенье. А, лорд Графтон, как поживаете? – спросила она, заметив графа. Брайони храбро добралась до входа в кухню и с натянутой улыбкой исчезла за дверью. Когда она оказалась внутри, выражение ее лица стало хмурым. Она побежала по лестнице для слуг, зовя Нелл прийти и помочь ей немедленно. За несколько минут она привела себя в порядок и переоделась в простое серое платье, которое ей очень шло, но было слишком скромным, чтобы хотя бы отчасти конкурировать с поразительно красивым нарядом ее соперницы. У Брайони было только одно оружие, которое она использовала очень редко, поскольку Рейвенсворт был против. Но этот конкретный случай, сказала она себе, требует привлечения всех ресурсов. Она распустила волосы, чтобы они каскадом рассыпались по ее плечам. Перемена в ее внешности была поразительной. Бросив последний удовлетворенный взгляд в зеркало, она отправилась в гостиную с приятной улыбкой на губах.

Глава 18

Одного быстрого взгляда на мрачное лицо Рейвенсворта было достаточно, чтобы Брайони немедленно поняла, что он не одобряет ее распущенных волос. Но поскольку графиня забаррикадировала его своим кринолином в углу дивана, Брайони надеялась, что суровая отповедь мужа откладывается. Графтону пришлось представлять остальных гостей, и Брайони заметила с удивлением и не без удовольствия, что все они были, за единственным исключением, очень почтенными людьми.

Визит продолжался всего полчаса, что было обычно, и когда гости поднялись, собираясь уходить, Брайони обратилась к мужу, называя его по титулу, как всегда. Графиня немедленно обратила внимание всех присутствующих на неожиданную формальность обращения Брайони.

– Что это, Хью? – развязно спросила она. – Вы поощряете свою женушку обращаться к вам с почтением служанки? Если вы обращаетесь к нему «Рейвенсворт», милочка, – заметила она Брайони с невинным видом, – вы будете единственной женщиной в Лондоне, кто не на дружеской ноге с этим известным проказником.

Замечание требовало какого-то ответа, и Брайони заметила смущенные взгляды не одного из уходящих гостей. Рейвенсворт выглядел так, будто врос в землю. Она не могла просто сказать правду и объявить, что она все еще чувствует чужим своего мужа, а он никогда даже намеком не показывал, что хотел бы, чтобы она называла его по имени. Она опустила голову и кокетливо улыбнулась Рейвенсворту:

– О, у меня есть ласкательное имя для моего мужа, которое я использую только наедине. Мне бы не хотелось упоминать его без его позволения.

– Не стесняйтесь, – ответил Рейвенсворт с достойной похвалы уверенностью.

– Как скажешь, Монти, дорогой, – находчиво произнесла Брайони.

У Рейвенсворта задрожали ноздри, но он сумел сохранить спокойный вид. Его рука обвилась вокруг талии Брайони, и он крепко прижал ее к себе.

– Сокращенно от Монтгомери, – любезно пояснил маркиз.

Брайони повернулась к его уху.

– Или от шута[2], – тихонько прошептала она, но достаточно громко, чтобы слышала графиня. Брайони не смогла удержаться, чтобы не подчеркнуть, что она жена Рейвенсворта. Ее осознанный флирт был предназначен для того, чтобы показать, что она в самых близких отношениях со своим мужем. Графиня помрачнела, и Брайони это не было неприятно.

– Монти не самое любимое его прозвище, – беззаботно продолжала Брайони. – Есть еще несколько имен, какими я называю его, но обычно не в глаза.

Рука на ее талии сжала ее, словно тисками, и Брайони сдержалась. Крепко обнимая Брайони за талию, чтобы не дать ей возможности сбежать, о чем, он был уверен, она думала, Рейвенсворт проводил гостей, пообещав, что они с Брайони приедут к ним на дружеский вечер с ужином и картами.

Оказавшись снова в гостиной, он повернулся к ней, и Брайони, старательно избегая его взгляда, пробормотала, что у нее миллион дел, которые требуют ее немедленного внимания. Он решительно заключил ее в объятия.

– Что вы за женщина, Брайони Лэнгленд! – одобрил Рейвенсворт. В его глазах светилось восхищение. – Какая грация, какая решительность, какое удовольствие видеть вас в действии!

– И какая сообразительность, – фыркнула Брайони.

– Монти, действительно! – Он приподнял ее голову. – Это слишком много, если я попрошу вас называть меня по имени?

– Вы хотите сделать меня лгуньей? – возразила она. – Вы привыкнете к этому, Монти. Кроме того, когда вы услышите это прозвище, вы будете знать, что дама, которая зовет вас, ваша жена. Не забудьте прибежать, когда я позову, – сказала она, смело глядя ему в глаза.

– Так я и собираюсь сделать, моя маленькая колючка.

– Колючка?

– Мое ласкательное прозвище для вас. Вы напоминаете мне заросшие колючками сады, которые, похоже, так любите. Я разрешаю вам делать с усадьбой все, что вы пожелаете. Но вот у этой буйно разросшейся колючки, – продолжал он, игриво встряхивая ее, – будет только один садовник – я сам. Я буду ухаживать за моей колючкой с ревностной заботой.

– Ухаживать?

– Вот так. – Он взял в руки ее лицо и заглянул в ее сияющие глаза, как будто пытаясь оценить эффект своего импульсивного жеста. Брайони смотрела ему прямо в глаза и читала неуверенность в его обычно решительном лице. Она инстинктивно знала, что имеет какую-то необъяснимую власть над ним и может пошатнуть его твердость одним только взглядом или словом. Она улыбнулась ленивой улыбкой (а-ля Рейвенсворт) и вдруг скользнула в объятия, которые угрожали задушить ее.

После месяцев воздержания, сопровождаемого образами нежной Брайони, прильнувшей к нему, чтобы терзать его, все его чувства запылали, едва он ощутил ее теплые губы, отвечающие на его поцелуй. Он застонал от наслаждения, когда ее нежное тело стало таять в его объятиях. Ее чувствительность к его прикосновениям воспламенила его. Его руки заскользили по ее телу, желая обнять ее всю. Ему все казалось, что он недостаточно близко. Он целовал округлости ее груди, и нежные стонущие звуки глубоко в ее горле заставляли его дрожать от страсти. Он поднял голову, и его губы изогнулись в торжествующей улыбке, когда он увидел желание в серых глазах Брайони.

– Я не могу отпустить вас сейчас. Пожалейте меня, Брайони, – взмолился он. – Вы знаете, что между нами есть одно незавершенное дело, которое требует немедленного решения. – Его губы отправились в чувственное путешествие по ее шее. – Идемте со мной в постель сейчас же. Вы не пожалеете.

Брайони постаралась вернуть самообладание.

– Это невозможно, – наконец смогла выговорить она, отдышавшись.

– Брайони! – прорычал он. – Хватит испытывать мое терпение.

– Мы не можем, – извиняющимся тоном ответила она, прикусывая губу. – Сегодня вторник, и будут посыпать песком полы в комнатах на втором этаже. Вот-вот придут слуги.

– Что ж, сойдет и библиотека, – продолжал Рейвенсворт в отчаянии.

Брайони была потрясена до глубины души.

– Там же нет занавесей, – ответила она, повышая голос.

– Чердак? – предложил он со слабой надеждой.

– Будьте благоразумны, Хью, – успокаивающе произнесла Брайони, поправляя складки смятого галстука его светлости. – Приходите ко мне сегодня ночью.

От этого простого приглашения у Рейвенсворта перехватило дыхание.

– О, моя дорогая, – нежно произнес он, гладя ее по голове, – как я ждал этих слов.

Он наклонился, чтобы поцеловать ее снова, но неожиданное появление двух горничных заставило Рейвенсворта и Брайони отстраниться с виноватым видом. Брайони выскользнула из его объятий и с дерзким видом стала подниматься по лестнице. Она бросила ему через плечо кокетливый взгляд. Рейвенсворт стоял, наблюдая с блеском ожидания в глазах, как она уходит. Когда Полли и Долли, а может, это были Долли и Полли, застенчиво проходили мимо него, он вдруг яростно пнул ногой воздух, чуть не до смерти перепугав бедных служанок.

Восхищенные глаза Рейвенсворта на секунду остановились на Брайони, прежде чем он вернулся к разговору со своей соседкой за столом. Его лихорадило от нетерпения, пока он ждал, что этот обязательный вечер у Адель закончится, чтобы он смог, наконец, остаться наедине со своей женой в доме, который, как он искренне надеялся, был свободен от излишне усердных слуг Брайони. Легкая задумчивая улыбка тронула его губы, когда он старался создать видимость разумного ответа на вопрос дамы, сидящей слева от него. Он украдкой наблюдал за Брайони и с одобрением заметил ее непринужденную грацию, с которой она разговаривала с робким молодым человеком, который, похоже, чувствовал себя увереннее от ее одобряющей улыбки, – младший сын, которому предстоит стать священником, если он правильно вспомнил. Он лениво подумал, какая тема разговора могла так привлечь внимание молодого человека.

Рейвенсворт был не единственным, кто наблюдал за Брайони с тайным интересом. Леди Адель Сен-Клер, хотя и смирившаяся с фактом, что ее бывший любовник потерян для нее навсегда, и увлекшаяся Графтоном, чтобы избавиться от скуки и одиночества, была не прочь поглумиться над молодой женщиной. Потеря маркиза из-за какой-то ничего собой не представляющей девчонки стала для нее личным оскорблением. Что мог мужчина с его потребностями найти в этой чопорной мисс с ее скромными платьями и старомодным шиньоном?

Леди Адель не могла знать, что скромный вид Брайони в этот вечер совсем не соответствовал ее предпочтениям. Это Рейвенсворт настоял, чтобы его жена убрала в пучок свои непокорные локоны и оделась в стиле, который он любил называть «добродетельная леди». То, что он был готов позволить в будуаре, где он был единственным зрителем, – это одно, но выставлять свою жену напоказ перед распутными мужчинами он категорически не мог. Он с отвращением замечал в провокационных взглядах Адель открытое приглашение, обращенное к каждому мужчине. Вне всякого сомнения, она намочила свои нижние юбки, чтобы ее шелковое лавандовое платье облегало фигуру, как вторая кожа. Ему было странно думать, что когда-то он находил ее нарочитую красоту соблазнительной. Брайони безвозвратно изменила его вкус к женщинам. Когда у него будут свои дочери, он даст им кое-какие подсказки из собственного опыта, подумал его светлость, задерживаясь нежным взглядом на жене. Вдруг осознав, что мысленно раздевает ее, он заставил себя завязать разговор с достопочтенной мисс Браун на замечательную тему о капризах не по сезону теплой погоды.

– Неужели я слышала слово «Ньюгейт»? – поинтересовалась леди Адель у Брайони и ее соседа по столу мистера Гая Соммервиля. Брайони подняла глаза и испугалась, увидев, что все взоры обращены на нее.

– Господи, да! – воскликнул юный мистер Соммервиль, его глаза горели от восхищения Брайони. – Леди Рейвенсворт знакома с миссис Элизабет Фрай, квакершей, которая подняла вопрос реформы уголовного права.

– Никогда не слышал о ней, – протянул лорд Графтон.

– Еще услышите, – лаконично ответила Брайони.

– Леди Рейвенсворт лично посещала Ньюгейт, – вставил Соммервиль, вызвав удивленный ропот у нескольких гостей. Брайони украдкой взглянула на Рейвенсворта и с удивлением заметила, что в его взгляде больше интереса, чем недовольства.

– Это правда, Брайони?

– Да. Миссис Фрай была подругой мамы. Естественно, когда я приехала в город, я возобновила знакомство. Когда она пригласила меня лично проверить нечеловеческие условия, в которых содержатся женщины в Ньюгейте, не говоря уже об их невинных детях, я сочла себя обязанной согласиться. Мама сделала бы не меньше, и многие квакерские дамы с тех пор занялись этой работой.

– Едва ли подходящее занятие для светской дамы, – неодобрительно заметила леди Адель.

Глаза Брайони были холодны как лед, когда она смотрела на хозяйку дома.

– Знаете ли вы, что сегодня я уже во второй раз слышу эти слова, обращенные ко мне? К счастью, я не стремлюсь стать светской дамой, поэтому такие высказывания не трогают моих чувств.

– Что ж, я думаю, что леди Рейвенсворт и так занимает высокое положение, – воинственно заметил Соммервиль.

– Я думаю, – сказала леди Адель, раздраженная столь очевидным намеком, – что их нужно запереть и выбросить ключи. Они нарушили закон и должны поплатиться за это.

Брайони совершенно вышла из себя и отказывалась обращать внимание на предостерегающий взгляд мужа.

– Законы! – зло выпалила она, ее голос дрожал. – А какие законы защищают несчастных? Эти женщины крали, чтобы накормить своих голодных детей, а мы клеймим их как преступниц.

– Пусть их мужья и отцы кормят их, если они у них есть, – пробурчал мужской голос с противоположного конца стола.

Брайони нетерпеливым жестом отбросила нож и вилку.

– Ну вот, сэр, ваша эрудиция совершенно потрясла меня, потому что вы вольно или невольно, что тоже может быть, вскрыли самую суть вопроса. Если бы эти мужья и отцы просто дезертировали из британской армии, проблема была бы менее острой. Они должны были быть дома и заботиться о своих семьях.

– Дезертировать из армии? – Даже мистер Соммервиль был ошеломлен.

Рейвенсворт бросил на Брайони испепеляющий взгляд.

– Леди Рейвенсворт просто шутит, – нарушил он молчание. – Скажите им, моя дорогая!

Ну, Брайони и сказала:

– Война – самый нелепый способ решения наших проблем. Возьмите бедного Наполеона, к примеру. – Она проигнорировала шокированные восклицания гостей. – Подумайте, сколько хорошего он сделал для Франции, – более мягкие налоги, справедливые законы, школьное и университетское образование для народа. Даже наши союзники в Америке восхищаются им. Я не хочу сказать, что он эталон добродетели, но он не так плох, как нас убеждают. У этого человека есть сердце. Нам нужно было подружиться с ним, а не запирать на Эльбе как обыкновенного преступника.

– Мадам, вы забываетесь, – заметил Рейвенсворт, жалея, что не может свернуть ей шею.

– Перестаньте, Рейвенсворт, – вставил лорд Графтон. – Мы здесь все друзья. Даже лорд Байрон выражается практически такими же словами. Признаюсь, я во многом согласен с Брайони, особенно относительно американцев. Я никогда не понимал природу нашей вражды с ними. Они такие же британцы, как вы и я. Чертовски неудобно, скажу я вам. Некоторые из моих родственников американцы.

Слова лорда Графтона раздули пламя гнева Рейвенсворта.

– Могу я напомнить вам, сэр, и всем присутствующим, что некоторые люди могут посчитать такие замечания изменническими? Как пэр королевства и верный подданный его величества, я знаю, в чем состоит мой долг. Мы находимся в состоянии войны с Соединенными Штатами Америки. Поэтому нам следует говорить и действовать осмотрительно. В этот самый момент огромная британская армия может быть атакована американскими силами. Если мы проиграем эту войну, вас это обрадует? Вы хотите, чтобы американцы аннексировали Канаду?

Лорд Графтон пожал плечами, выражая свое равнодушие, но Брайони еще не закончила.

– Конечно, я не хочу никакого вреда Канаде. Но кто первым спровоцировал эту вражду? Ганноверская династия...

– Брайони! – взревел его светлость, не зная, что делать. – Помолчите об этом! – Это был приказ, а не просьба, и Брайони, заметив опасный огонек в глазах Рейвенсворта, уступила свирепости его взгляда.

После ужина Рейвенсворт перехватил ее, перед тем как дамы удалились, чтобы оставить мужчин с их портвейном.

– Умоляю вас, Брайони, следите за своим языком. Если вы не думаете о себе, позаботьтесь хотя бы о моем положении. Малейшее сомнение в моей лояльности короне может погубить меня. – Он сжал ее руку, чтобы дать понять, что его ярость больше показная, а не личный упрек. – А теперь будьте хорошей девочкой и пойдите поговорите с дамами о детях, свадьбах или других незначительных предметах.

Разговор дам в гостиной был довольно скучным и бессвязным, пока Брайони не обнаружила, что мисс Браун разделяет ее интерес к выращиванию лекарственных трав. Леди, уроженка Йоркшира, которая выезжала в свет вот уже третий сезон, имела обширные познания в лечебных свойствах трав. Брайони была очарована, сравнивая свои заметки с познаниями такой же, как она, поклонницы садоводства. Леди Адель постояла около них минуту или две, убедилась, что разговор не представляет для нее никакого интереса, подавила зевок и отошла к другой группе дам. В отсутствие мужчин леди Адель не старалась скрыть скуку и не делала никаких попыток развлечь своих гостей.

– Вы очень понравитесь герцогу, – мимоходом заметила мисс Браун Брайони. – Ваш свекор знает толк в травах, насколько мне известно. Его сады в Далбрек-Холле славятся на весь Йоркшир. Но ваш муж наверняка рассказывал вам о страсти своего отца к садоводству.

Брайони навострила уши.

– Я вообще ничего не знаю о герцоге, кроме того, что он довольно суров.

– Суров? Герцог Далбрек? Что за вздор! Кто-то разыграл вас, моя дорогая. Да он кроток, как ягненок. Спросите лорда Рейвенсворта.

– А вы знакомы с ним?

– Не очень хорошо. Он не бывает в свете, после того как умерла его жена. Он не любит покидать свое насиженное место в Йоркшире. Мне говорили, что его часто принимают за садовника. Как и для нас с вами, для него нет ничего лучше, чем надеть какое-нибудь старье и поработать в саду.

– Правда? – удивилась Брайони, мысленно изменяя сложившийся у нее образ его милости. – Но все же человек его положения должен быть разочарован, что его сын не подыскал себе жену более высокого ранга. – Она слишком поздно поняла, что высказывает вслух свои мысли.

– Ничуть, – сказала мисс Браун, искренне потрясенная. – Он до безумия любит сына. Да и к тому же мать Рейвенсворта была дочерью сельского сквайра. Это был брак по любви и большое потрясение для старого герцога, который действительно сознавал высоту своего положения. Теперешний герцог совсем не такой. Он гораздо более доступен и естествен в поведении, чем даже Рейвенсворт. Он совсем не приверженец условностей. Уверена, вы прекрасно поладите.

– Вы так считаете? – задумчиво спросила Брайони. Описание ее свекра, данное ей мисс Браун, ничуть не было похоже на то, во что ее заставил поверить Рейвенсворт. Она попыталась вспомнить обстоятельства, при которых в первый раз услышала имя герцога. Да, перед тем как Рейвенсворт попытался сделать ее своей любовницей. Он сказал тогда, что не может предложить ей замужество, потому что – как же он сказал? – его отец, герцог, ожидает, что он женится на даме равного с ним положения. Ситуация начинала проясняться, от осознания этого на щеках Брайони появился очаровательный румянец. Вопиющая наглость презренного лжеца! Это была придуманная им отговорка, чтобы не предлагать ей брак, – мистификация, чтобы манипулировать ею.

Ее вырвал из задумчивости вопрос леди Адель.

– Прошу прощения. Боюсь, я замечталась. Что вы хотели спросить? – вежливо поинтересовалась Брайони.

– Всего лишь ваше мнение, моя дорогая. Мы обсуждаем, этично ли даме использовать все имеющиеся в ее распоряжении средства, чтобы привлечь внимание джентльмена, от которого хотела бы получить предложение?

– Честность – всегда лучшая политика, – ответила Брайони довольно чопорно.

Это заявление вызвало хор протестов со стороны дам и поток довольно интимных анекдотов о том, как привести упирающегося джентльмена к алтарю. Брайони слушала их добродушное подшучивание со снисходительной улыбкой.

– Похоже, что мы готовы пойти почти на все, чтобы поймать намеченную жертву, – весело заметила мисс Браун, – сломанные кареты, оброненные в нужный момент книги и перчатки, обмороки и вывихнутые лодыжки, когда рядом есть пара крепких рук, чтобы подхватить нас. Да, ну мы и штучки, доложу я вам.

– Не верьте этому, – сказала леди Сьюзан, рыжеволосая веснушчатая девушка, о которой было известно, что у нее пять братьев. – Мужчины еще хуже. Они не остановятся ни перед чем, чтобы достичь своей цели. Наши уловки – детские игры по сравнению с их. Я слышала, как мои братья обсуждали свой флирт и, того хуже, дам, о которых мы, благовоспитанные девушки, предполагается, не должны ничего знать. Чем более недоступен объект их желаний, тем отчаяннее их попытки завоевать его.

– А что самое плохое, что они могут сделать? – спросила Брайони с живым интересом.

– Ну, я однажды слышала о леди, которую похитили, но джентльмены обычно не доходят до таких крайностей. Однако полагаю, что компрометация дамы – довольно обычная уловка. Конечно, репутацию женщины легко погубить, а вот честь джентльмена в таких ситуациях никогда серьезно не страдает, не важно, предложит он ей брак или нет.

– Как это может быть? – в некоторой растерянности спросила Брайони. – По-моему, я не совсем поняла, что вы хотели сказать.

– Все очень просто, – сказала другая леди, в первый раз вступая в разговор. – Если мужчина слегка запятнает свою репутацию, кого это волнует? Он получает славу немного распутного повесы, но его не перестают принимать и не изгоняют из общества. Это даже улучшает его репутацию, с точки зрения дам, такие мы дурочки.

– Но женщина, которую застали в такой же ситуации, навсегда погибла, если джентльмен откажется жениться на ней, – сказала леди Сьюзан. – Так что любому джентльмену, решившему заполучить определенную даму, нужно только организовать все в свою пользу. Конечно, за богатыми наследницами охотятся больше всего. Некоторые даже притворяются нищими, чтобы избежать преследований бессовестных охотников за деньгами!

– Поэтому нужно, чтобы у всех молодых девушек постоянно было надежное сопровождение! – назидательно изрекла одна из матрон. – Тогда ваша репутация будет безупречна. Но вы, девушки, никогда не слушаете, что вам говорим мы, старшие, – закончила она с оттенком покорности судьбе.

– Понятно, – произнесла Брайони, погружаясь в задумчивое молчание. Ее мысли были в беспорядке. Она не могла до конца понять, что означают ее новые знания. Но одна вещь была очевидна. Рейвенсворт был закоренелым лжецом. Он лгал ей, чтобы соблазнить ее стать его любовницей, и обманул, когда убеждал выйти за него, чтобы спасти его от позора. У этого мужчины язык хуже, чем у самого дьявола. Яркие искры в глазах и розовый румянец, покрывающий обычно бледные щеки, придали ее лицу редкую живость.

Войдя в гостиную с остальными джентльменами, его светлость восхитился видом Брайони и подумал, что она красивейшая из женщин, которых он когда-либо видел.

Глава 19

Рейвенсворту не понадобилось много времени, чтобы понять, что Брайони просто кипит от возмущения. Ее глаза избегали его взгляда, и все его попытки привлечь ее внимание встречали упорный отказ. Вскоре он сдался, не желая дать понять остальным гостям, что у него какие-то нелады с женой. Холодное поведение Брайони не могло умиротворить всеми признанное непостоянство характера ее мужа. Когда они садились в карету, чтобы ехать домой, враждебность с обеих сторон готова была вернуться на старые позиции. Его светлость первым открыл огонь.

– Лучше прикройте это замерзшее плечо, – сказал он, поправляя накидку Брайони. – Не хватало еще, чтобы вы схватили простуду. Вы заметили, как резко похолодало? Очень необычная погода для этого времени года.

Поскольку вечер можно было с уверенностью назвать теплым, в словах Рейвенсворта был несомненный сарказм. Брайони, полная собственного достоинства, не замедлила вступить в бой.

– Я предвижу, – отпарировала она раздраженно, – в этой карете скоро станет так жарко, что вы захотите охладиться в аду.

Рейвенсворт откинул голову назад и расхохотался.

– Я что, опять влез в колючий куст, милая Брайони? – спросил он, потрепав ее по подбородку. – Нет, не смотрите на меня так сердито. Как я могу оправдаться, если не знаю, в чем мое преступление? Вы же не собираетесь бранить меня только за то, что я заставил вас замолчать за столом? Позволю себе заметить, – продолжил он более серьезным тоном, – что вы доставили мне несколько неприятных минут своими изменническими речами, но, думаю, я убедил всех, что вы будете лояльны по отношению к мужу, каковы бы ни были ваши чувства. – Он игриво щелкнул ее по носу, но Брайони нельзя было свернуть с ее курса.

– Сэр, вы лжец, – заявила она без предисловий. – Вы солгали мне, когда говорили, что ваш отец будет возражать против нашего брака. Вы пытались сделать меня своей любовницей, утверждая, что для вас невозможно предложить мне супружество. Но это не было правдой, так ведь, Рейвенсворт?

У Рейвенсворта остановилось сердце. Именно этот обман напрочь вылетел у него из головы. Было очевидно, что какая-то из дам просветила Брайони на этот счет. Она все равно узнала бы истинное положение вещей рано или поздно. Ему следовало загодя признаться ей во всем.

– Брайони, дорогая, этот эпизод лучше всего забыть. Сейчас я совсем не такой человек, каким был тогда, – эгоистичным, самонадеянным, если хотите. Я не отрицаю. Но я изменился. Почему вы не хотите поверить мне?

– Да? – произнесла Брайони с деланной любезностью. – И когда же произошла эта перемена?

Рейвенсворт взял ее руки в свои и ответил с абсолютной искренностью:

– Почти сразу же после того, как я сделал вам то нелепое предложение. Когда вы убежали и я не знал, где вы и что с вами. Позвольте мне признаться, я тогда прошел через ад. В первый раз в жизни я понял, что люблю кого-то больше, чем себя.

Брайони решительно отняла руки и слабо улыбнулась.

– Это было до или после того, как вы узнали, что брак со мной принесет вам состояние?

– Какое состояние? – недоуменно спросил Рейвенсворт.

– Ну, ну, Рейвенсворт. Вы способны на большее. Вы же не начинающий лицемер. Напротив, вы самый искусный лжец, какого только я имела несчастье встречать. «Какое состояние?» – ядовито передразнила она.

Рейвенсворт был словно громом поражен.

– Вы хотите сказать, что я охотник за богатством? – спросил он. Его гнев по накалу почти сравнялся с ее.

– Вы сознательно все подстроили, чтобы скомпрометировать меня и заставить выйти за вас замуж, или нет? – нанесла она встречный удар.

Рейвенсворт стиснул челюсти.

– Не совсем.

– Что это значит? Скажите правду хотя бы раз в жизни. – Напускная холодность Брайони дала трещину.

– Это значит, что события повернулись как раз так, как я хотел. Я собирался сделать вам предложение, но не был уверен, что вы примете его, учитывая мои качества.

– Какие качества? – простонала Брайони. – Я знала вас как распутника – человека сомнительной морали. В первый раз, когда я увидела вас, вы пытались добиться своего от этой соломенноволосой шлюхи, леди, как я тогда думала. Вскоре после этого у вас хватило бесстыдства предложить мне стать вашей любовницей. Вы сыграли на моем расположении к вам, думая, что я отвергну мои принципы, потому что вы просто не в силах предложить мне брак. Вы невежа! И вы подстроили наш брак самым коварным образом, делая вид, что мой долг выйти за вас, чтобы спасти вашу репутацию. Вы беспринципный дьявол!

Рейвенсворт крепко держал себя в руках.

– Успокойтесь, Брайони. Я не отрицаю, что в ваших словах есть доля правды. Если я был не совсем честен с вами, на это были причины. Цель оправдывает средства. Я знал, что вы в высшей степени щепетильны. Если я и скрыл от вас свои истинные намерения, это было просто для того, чтобы защитить наше счастье. Вы бы отказали мне из-за самого незначительного пустяка. Я знал, что вы питаете ко мне отвращение только потому, что я имел глупость предложить вам карт-бланш. Ваша гордость была уязвлена, ничего больше. Я пытался все исправить, но бесполезно. Возможно, с моей стороны было своеволием добиться вашего согласия на брак, изобразив, что ваш отказ опозорит меня, но я сделал это с самой лучшей целью в мире – спасти вас от позора.

– Да неужели? – уничтожающим тоном спросила она. – Что ж, возьму на себя смелость, милорд, напомнить вам, что благими намерениями вымощена дорога в ад.

На это, похоже, не было достойного ответа, и Рейвенсворт и Брайони ехали в злобном молчании, пока карета не подкатила к главному подъезду Оукдейл-Корта. Помогая Брайони выйти из экипажа, он сделал последнюю тщетную попытку сломить ее оборону:

– Значит ли это, любовь моя, что вы скорее всего не разделите со мной постель сегодня ночью?

Брайони споткнулась, и сильные руки Рейвенсворта подхватили ее, до того как она упала. Поток брани, сорвавшийся с этих невинных губ, отпугнул бы самого страстного поклонника. Рейвенсворт, только слегка потрясенный, ущипнул ее за ухо и сказал, поддразнивая:

– Я уважаю страстных женщин. То, что вы признали, что ненавидите меня, доказывает, что вы слабеете. Влюбленный боится только безразличия.

Когда она со всем возможным достоинством входила в дом, последнее, что она слышала, был издевательский смех Рейвенсворта за ее спиной.

Первые из их гостей прибыли на следующее утро. Вернувшийся домой Рейвенсворт обнаружил Брайони в библиотеке наливающей чай двум молодым джентльменам. Ее брата Вернона он узнал почти сразу, но его компаньон был ему незнаком. Их разговор, походя заметил он, велся вполголоса. Рейвенсворт объявил о своем присутствии, и от испуганных взглядов брата и сестры у него сложилось впечатление, что он прервал их на составлении какого-то бесчестного плана. Он взглянул на Брайони, и ее непроницаемое выражение лица и запинающиеся слова возбудили его подозрения еще больше.

– Рейвенсворт, вы здесь? Могу я представить моего кузена, мистера Джона Колдвела, который приехал к нам из Канады?

Товарищ Вернона встал, чтобы поклониться. Это был молодой человек примерно двадцати пяти лет, крепкого телосложения, в его внешности не было ничего от светского франта. Простой, но хорошо сшитый черный сюртук и бежевые кожаные бриджи, лишенные и намека на вычурность, заслужили молчаливое одобрение Рейвенсворта.

– Вы из гренфеллской или из лэнглендской ветви семьи? – спросил Рейвенсворт, чтобы завести разговор, принимая чашку из рук Брайони. Он заметил легкую дрожь ее руки и нахмурился.

– Лэнглендской, – быстро сказали брат и сестра в унисон.

– Из лэнглендской, – повторил мистер Колдвел с легким колониальным акцентом. – Наше родство очень дальнее. Кузены – троюродные или даже четвероюродные, я полагаю.

Этот неопределенный ответ ничуть не удовлетворил любопытство Рейвенсворта. Задавая настойчивые вопросы, он попытался точно установить подробности родословной мистера Колдвела, его место проживания и цель приезда в Англию. После пятнадцати минут расспросов он понял, что почти ничего не узнал. Как раз когда он решил оставить попытки удовлетворить свое любопытство, Брайони сказала что-то совершенно не по теме, и разговор перетек в другое русло. В иных обстоятельствах Рейвенсворт настоял бы на своем, но, зная об абсолютной честности Брайони, он выбросил из головы мысль, что от него что-то скрывают.

– Вы надолго в Англию? – вежливо поинтересовался Рейвенсворт.

– В этот раз нет. Есть одно незначительное дело личного характера, которое нужно решить, пока я не уехал домой. Полагаю, в моем распоряжении еще неделя. Надеюсь, мое пребывание здесь не причинит никаких неудобств?

– Вовсе нет, – быстро вставила Брайони. – Родственники должны держаться вместе. Мы рады быть к вашим услугам.

– О да! – поддержал ее Рейвенсворт, молча размышляя, какого рода услуги Брайони имеет в виду. У него появилась мысль, что Вернон и Колдвел, возможно, попали в какое-то затруднительное положение, что свойственно джентльменам этого возраста, и сочли разумным провести неделю-другую в деревенской глуши. Мысль о том, что мужская половина родни Брайони далека от того, чтобы быть образцом нравственности, чего она ждала от них, показалась ему забавной. Очевидно, он потревожил их, когда они рассказывали о своем деле Брайони. Исходя из своего опыта, он предположил, что они сбежали от какой-то плетущей интриги девицы, от жаждущего мести ревнивого мужа или от назойливых кредиторов. Брайони наверняка хотела бы, чтобы он сейчас убрался к черту, чтобы иметь возможность снять стружку с этих двух юных кутил. Нет, такое предположение едва ли подходит по отношению к мистеру Колдвелу. Он похож на молодого человека, который умеет управлять собой. В каждом его движении чувствовалась спокойная уверенность. Рейвенсворт перевел взгляд на Вернона. А вот этот паренек явно не в своей тарелке. Очень хорошо. Колдвел счел нужным спасти Вернона от какого-то недоразумения в городе и привез его в лоно семьи за защитой. Да, так все и должно быть – ну, или очень близко к этому. Рейвенсворт снисходительно улыбнулся юному шурину. Маркиз неторопливо поднялся и откланялся, сказав, что с нетерпением ждет продолжения знакомства с мистером Колдвелом за ужином. Проходя мимо кресла Вернона, он похлопал юношу по плечу.

– Не принимай свою сестру слишком близко к сердцу, мой мальчик. Я буду на твоей стороне, если тебе понадобится друг.

Когда дверь за ним закрылась, все трое удивленно переглянулись. Только в глазах Колдвела светились искорки веселья.

– Его светлость пришел к неверному выводу.

– Какому? – боязливо спросила Брайони.

– Что Вернон попал в передрягу и ему нужна помощь. Не слишком необычный случай для неоперившегося юноши, оторванного от семьи. Но на этот раз логика вашего мужа подвела его.

– Я солгала ему, – сказала Брайони, ее голос дрожал.

– Что на тебя нашло? – спросил Вернон, вскакивая на ноги и начиная расхаживать по комнате. – Это было совсем не нужно. Я бы ни за что не привез Джона сюда, если бы не знал, что Рейвенсворт симпатизирует американцам.

– Нет, нет! Ты ошибаешься, Вернон. Рейвенсворт безоговорочно предан короне. Несколько дней назад он сам сказал мне это. Он даже отругал меня за то, что я высказала свое отвращение к бессмысленности войны. Я не могла сообщить, что вы американец, мистер Колдвел. Он бы немедленно передал вас властям. Для него вы враг, понимаете!

– И тем не менее, – серьезно начал Колдвел, – я все же думаю, что мы должны рассказать Рейвенсворту правду. Я не угроза для Англии. Только потому, что война в Канаде обернулась плохо для британцев, я вдруг стал здесь персоной нон грата. К нам, квакерам, относятся с глубоким подозрением обе стороны, потому что мы отказываемся брать в руки оружие. Ваш муж кажется разумным человеком. Позвольте мне рассказать ему правду. А если он все-таки решит передать меня властям, серьезная опасность мне не грозит. Правительство его величества просто запрет меня в уютной камере на время войны.

– Сказать Рейвенсворту, что я солгала ему? – переспросила Брайони, всем своим поведением выражая ужас. – Он никогда не простит меня. Он убьет меня! Больше не говорите ничего об этом, мистер Колдвел. Иначе я никогда не смогу посмотреть ему в глаза. – Она глядела на него с немой мольбой.

– И я тоже, – мрачно сказал Вернон. – Рейвенсворт снисходителен к проступкам. В свое время он помог мне выпутаться из пары неприятностей – ничего, о чем тебе стоит беспокоиться, сестричка. Кроме того, он несколько раз помогал и тебе в трудных ситуациях, как я слышал. Он отличный человек, мистер Колдвел, но чертовски гордый. Дело в том, что я не хочу потерять его расположения, а если он узнает, что я участвовал в обмане, думаю, так и будет.

Мистеру Колдвелу потребовалось всего мгновение, чтобы принять решение:

– Ну, хорошо. Хотя мне все это и не нравится, поступим, как вы скажете. Чем меньше вы знаете о моих планах, тем лучше. Достаточно будет сказать, что через неделю я уеду к побережью под покровом ночи. Вернон проводит меня, а потом отправится в Лондон. Раз уж Рейвенсворт принял нас за пару юных повес, скрывающихся от... Ну, это не важно, он ничуть не удивится нашему поспешному отъезду, а скорее наоборот, так мне кажется.

– А как ты познакомился с мистером Колдвелом? – спросила Брайони Вернона.

– Через общих знакомых, которые знают о наших квакерских пристрастиях. Они подыскивали безопасный дом недалеко от побережья, где Джон мог бы затаиться, пока за ним не придет лодка. Когда я получил твое письмо, практически умоляющее меня приехать в Оукдейл, мне это показалось идеальным решением, особенно после того, что я лично слышал, как Рейвенсворт говорил, что следующие одно за другим правительства десятилетиями плохо решали американский вопрос. Я был уверен, что он будет на нашей стороне.

– Должно быть, ты ошибся, – серьезно ответила Брайони. – Как пэра королевства его посчитали бы изменником, если бы он позволил себе помогать врагу короны. Он сам сказал мне это. Можешь мне поверить.

Мистер Колдвел внимательно посмотрел на Брайони.

– Успокойтесь, миледи. От меня Рейвенсворт не узнает правды. Я буду называть вас кузиной Брайони, если позволите, и, разумеется, вы будете называть меня Джоном. Если уж нам придется продолжать этот обман, нужно позаботиться о небольших предосторожностях. Каково конкретно наше родство? Есть ли какие-нибудь Лэнгленды, эмигрировавшие в Канаду, которых я могу назвать своими предками?

– Я о таких не знаю, – ответила Брайони в глубокой задумчивости. – Честно говоря, у нас нет никаких родственников Лэнглендов, кроме престарелой тетушки в Шропшире. Именно поэтому наш дядя, сэр Джон Гренфелл, стал нашим опекуном. Но не важно, в каждой семье есть своя паршивая овца, эмигрировавшая в прошлом в колонии, даже если семья ничего не знает о ней.

Губы мистера Колдвела дрогнули при этом нечаянном неуважении к его происхождению.

– Мы должны придумать этого родственника, – продолжала Брайони, не обратив внимания на скрытое озорство своего гостя. – Скажем, что у моего отца был дядя, некий Джон Лэнгленд, который по той или иной причине эмигрировал в Канаду. Его дочь вышла за вашего отца. Да, это подойдет. Как вы думаете, мистер Колдвел?

– Кузен Джон, – поправил он с огоньком в глазах. – «О, что за спутанную сеть мы сплетаем, когда впервые начинаем лгать», – писал Шекспир. Что ж, пусть наша история будет такой, но, умоляю, кузина Брайони, не придумывайте слишком много деталей. Сомневаюсь, что от нас потребуется больше, чем просто подтвердить отдаленное родство. К счастью, я скоро уеду, а здесь, в Оукдейле, нет никого, кто мог бы доказать ложность нашего родства. Ваш муж никогда не узнает о вашем обмане, если только вы не захотите сами рассказать ему.

На этом трое конспираторов разошлись по своим комнатам, чтобы переодеться к ужину. Брайони утешило замечание мистера Колдвела о том, что никто в Оукдейле не сможет раскрыть ложь, которую она посчитала нужным сообщить Рейвенсворту. Как он стал бы презирать ее, если бы все узнал! Она всегда выдавала себя за образец добродетели. Он безоговорочно доверял ей, а она предала его. Она не могла вынести даже мысли о том, что Рейвенсворт будет презирать ее, если когда-нибудь об этом узнает. Он ни за что не поверит, что ее побуждения были чисты. У нее было два выбора – рассказать правду Рейвенсворту и отправить мистера Колдвела в тюрьму, возможно, на годы или солгать Рейвенсворту и помочь мистеру Колдвелу бежать. Она просто выбрала меньшее из двух зол, но Рейвенсворт никогда не поймет этого. Да и откуда ему понять? Она поносила его при каждой возможности, порочила его кодекс чести, подвергала его самому суровому осуждению. Она просто не могла предстать перед ним со своей ложью. Сделать это означало навсегда потерять его уважение, а этого она не смогла бы вынести. Если уж необходимо обмануть его, она должна сделать это убедительно.

Глава 20

К счастью для Брайони, в Оукдейл-Корте не было Нэнни. Эта проницательная нянька мгновенно обнаружила бы, что ее любимица страдает от мук совести. Нэнни не дала бы своей молодой хозяйке покоя, пока не выпытала бы у нее причины тревоги, затаившейся в глубинах ее беспокойных серых глаз. Рейвенсворт же, которому никогда раньше не приходилось ловить Брайони на лжи, считал совершенно другой причину резкой перемены в выражении лица любимой и явно сердился, читая упрек в ее скорбном взгляде.

Ему было очевидно, что его прежнее совсем не образцовое поведение перешло все границы приличий и он ничуть не приблизился к достижению тех привилегий мужа, осуществления которых так страстно желал. Чтобы усилить его мучения, по его мнению, Брайони тратила многие часы, потакая капризам и прихотям дальнего родственника, и дарила все улыбки (и ямочки вместе с ними), не говоря уже о взглядах, этому замечательному молодому джентльмену, в то время как со своим господином и повелителем была более чем сдержанна и вообще редко смотрела в его сторону. Рейвенсворт вбил себе в голову, что Брайони мстит ему за старое этим легким флиртом с кузеном. В других обстоятельствах маркизу понравились бы естественные, безобидные манеры мистера Колдвела, но ему было неприятно терпеть соперника в собственном доме.

Страдая от очевидного пренебрежения Брайони, Рейвенсворт стал чаще заезжать к соседке, леди Адель, и находил ее манеру непомерной, но безобидной лести успокаивающей для своего раненого самолюбия. В некоторых ситуациях отсутствие оригинальности в поведении женщины не помеха, чтобы приятно провести с ней часок-другой. Адель, конечно, не была интеллектуальным гигантом – кто-то даже мог бы назвать ее пустоголовой, – но когда дело касалось того, чтобы польстить чувствам джентльмена, графине не было равных. Этого умения явно не хватало его маркизе.

То, что Брайони не возражала против его частых отлучек, однако, ничуть не уменьшило подозрений, которые вызывало ее отстраненное поведение, – совсем наоборот. Проницательный Рейвенсворт был убежден, что, вместо того чтобы вызвать недовольство Брайони, его отлучки встречают молчаливое одобрение. Ее безразличие потрясало его больше, чем он хотел признать. Когда в очередной раз он вошел в столовую во время завтрака, взрыв смеха Брайони, обращенный улыбающемуся Колдвелу, заставил его замереть на месте. Рейвенсворт потихоньку начал свирепеть.

– Кстати, – беззаботно бросил он жене, встретившись с ней тем же утром наедине на лестнице, – не ждите меня сегодня вечером к ужину, любимая. Я обещал Адель – разве я не сказал вам? Она просила меня помочь ей подобрать упряжку для ее городского экипажа. Сегодня продают на аукционе скот Холдейна, и, если повезет, она сможет купить что-нибудь подходящее, не оставшись с пустыми карманами. Кроме того, торги могут затянуться.

Брайони бросила на него уничижительный взгляд.

– Адель? И когда вы видели ее? – резко спросила она. Рейвенсворт разгладил невидимую морщинку на рукаве.

– Как того требует вежливость, моя дорогая, я наношу визит в Бичвуд всякий раз, как оказываюсь поблизости, – через день, я думаю.

Рейвенсворт с удовлетворением заметил шок в лице Брайони после своего нахального заявления. Через секунду, однако, она оправилась достаточно, чтобы продолжить со своим обычным спокойствием:

– Как вы... внимательны, милорд. И вы ведете себя так же любезно со всеми нашими соседями?

Он снисходительно улыбнулся:

– Разумеется, нет. Адель живет очень близко от Оукдейла. Кроме того, я знаю ее целую вечность. Со дня смерти графа она всегда советуется со мной. Ничто не доставило бы мне большего удовольствия, чем взять вас с собой, но, к несчастью, в моей двуколке удобно могут разместиться только двое. Вы не возражаете, я надеюсь, что я взялся оказать даме эту маленькую услугу?

Мучительное чувство несправедливости, вызванное этими провокационными словами, было прекрасным противовесом тому грузу вины, который угнетал ее дух с того момента, как она произнесла ужасную ложь.

– С чего бы мне возражать? – спросила Брайони, отводя взгляд, чтобы скрыть внезапную вспышку враждебности. – Как вы сказали, ваша близость – ах, прошу прощения – ваша дружба с дамой имеет давние корни. Действительно, в первый же раз, когда я увидела ее, – теперь я вспомнила, что это была библиотека в Брумхилле... Но эту развратную сцену лучше забыть, не так ли, милорд? – напряженно сказала она и почувствовала, что одержала маленькую победу, когда снисходительная улыбка бесследно исчезла с лица Рейвенсворта. – Второй раз я видела ее, когда вы были так добры представить нас около магазина Хэтчарда, вы тогда тоже выступали в качестве поверенного этой леди – что-то насчет недвижимости ее покойного мужа, как я припоминаю. Очевидно, Адель никогда не была склонна сама заниматься своими делами.

Этот завуалированный намек на то, что Брайони самостоятельно распоряжается доходами с ее значительного состояния, заставил Рейвенсворта стать мрачнее тучи, но Брайони уже прорвало, и теперь ничто не могло ее остановить.

– Нет сомнения, вам очень льстит, когда на вас смотрят с восхищением и почтением, – продолжала она нарочито снисходительным тоном, как если бы такая вещь была до неправдоподобия исключительной. – Умоляю, не беспокойтесь о моих чувствах на этот счет, потому что у меня их нет. В ваше отсутствие, – спокойно продолжала она, не забыв подлить масла в огонь, – думаю, я буду продолжать, как могу, развлекать себя в компании одного только моего кузена, поскольку у Вернона есть дела, требующие его присутствия в городе.

– Правда? Тогда желаю вам хорошего дня, мадам, – ледяным тоном ответил Рейвенсворт и, нахлобучив на голову шляпу, спустился по лестнице, крикнув, чтобы ему немедленно приготовили двуколку.

Брайони просто кипела от негодования, наблюдая, как он шел через фойе и яростно захлопнул за собой дверь. Час назад за завтраком, страдая от непомерного чувства вины, она не могла и слова сказать в присутствии Рейвенсворта. Этому не следовало удивляться. Ее с детства учили ценить честность как самую главную добродетель, избегать даже той маленькой невинной лжи, которую свет считал необходимой для общения. Она знала, что поступила очень плохо. Но его чудовищное поведение, ухаживание за дамой сомнительной репутации совершенно вывели ее из себя. Хотя Брайони и отвергала мысль, что Адель была серьезной соперницей за внимание ее мужа. Ее душевное спокойствие, пока в ее жизнь не вошел Рейвенсворт, было постоянным, надежным и безопасным, как Английский банк. Тогда она была покорной и безучастной, насколько могла вспомнить. А теперь! Она сознательно довела его до белого каления и ничуть не сожалела об этом. Он это заслужил.

Брайони подобрала юбки и взбежала по лестнице к себе в комнату. Через несколько минут она небрежным жестом надевала свою лучшую оливково-зеленую шелковую амазонку, чтобы выглядеть такой же модной, как пышно украшенная Адель. Рейвенсворта не было, чтобы оценить это, но она обещала Колдвелу проехаться верхом по имению. Пусть хотя бы один джентльмен будет знать, что Брайони Лэнгленд не какая-то там замарашка, которую можно не принимать в расчет.

Именно джентльменом вроде Колдвела Брайони когда-то дразнила Рейвенсворта, приводя пример идеального жениха для квакерши. Он был приятен во всех отношениях. Понимал ее колебания и опасения. Разделял ее взгляды и мнения. Был человеком совести. Странно, однако, что при всем этом он казался ей слишком покорным и бесцветным, чтобы возбудить хотя бы крошечный интерес в ее груди. Рейвенсворт, непредсказуемый, испорченный, властолюбивый, вспыльчивый и беспринципный, каким он мог быть, полностью завладел ее неприступным сердцем. Любовь – чувство непостижимое и нелогичное, печально сказала она себе, и с этим ничего не поделаешь.

Поездка Вернона в порт Фолкстоуна была чем-то вроде разведывательной экспедиции. Он использовал всю силу убеждения – очень аргументированную, как выяснилось, – чтобы убедить сомневающегося американца не отваживаться на поездку за границу в такой критический момент. Колдвел, наконец, сдался, правда, с некоторой неохотой и дал Вернону адрес своих доверенных квакеров с инструкцией убедиться, все ли готово к его отъезду завтра утром, как уже давно было намечено. Колдвел собирался сесть на корабль посреди Ла-Манша (капитану которого щедро заплатили) и выдать себя за члена экипажа. Когда корабль через несколько недель придет в Галифакс, он надеялся перебраться к себе на Род-Айленд, будучи уверен, что найдет приют и помощь у любого канадца или американца, называющего себя квакером, невзирая на состояние войны между двумя странами. Колдвел знал, что для квакеров это обстоятельство не будет значить ничего.

Он считал разумным не сообщать своим гостеприимным хозяевам точный день своего отъезда, поскольку не хотел, чтобы Рейвенсворт из чувства долга решил проводить его. Он не думал, что внезапный отъезд двух молодых щеголей хоть немного встревожит хозяина дома, и хотел защитить Брайони на случай, если Рейвенсворту придет в голову подробно расспрашивать ее о перемещениях юных гостей.

Вернон возвратился ближе к вечеру с тревожными новостями. Сломя голову несясь к конюшне, он увидел сестру и друга, прогуливающихся в саду. Рейвенсворта, отметил он с облегчением, нигде не было видно. Не теряя ни секунды, он повернул коня и устремился к ним, подняв облако пыли. Он резко осадил коня, и тот, заржав от неожиданности, остановился. Через мгновение Вернон был уже на земле и бежал к Колдвелу.

– Нельзя терять ни минуты, – начал он, тяжело дыша от напряжения. – Мы должны уехать немедленно. Сюда направляется констебль. Он собирается поговорить с Рейвенсвортом о каком-то бедняге-американце, который сбежал из под ареста. – Плечи Вернона тяжело вздымались, он никак не мог отдышаться.

Секунду Колдвел в замешательстве смотрел на молодого человека. Потом порыв друга, похоже, передался и ему.

– Сюда едет констебль, ты сказал?

– Я мчался, как дьявол, чтобы предупредить тебя. Он не больше чем в получасе езды позади меня. Все иностранцы должны предъявить документы, и ты не сможешь выдать себя за канадца.

Колдвел несколько секунд стоял в нерешительности, переваривая слова Вернона.

– Что Хериоты? – наконец спросил он. – Когда они ждут меня?

Вернон начал выражать нетерпение, в то время как его друг ничем не показывал, что осознает опасность ситуации.

– Они велели передать, чтобы ты нигде не появлялся до темноты. Сейчас рискованно ехать днем.

– Но куда вы поедете? – испуганно спросила Брайони.

– Это не важно. Мы спрячемся в лесу, если придется! Ради Бога, скорее! – воскликнул Вернон и резко повернулся, не дожидаясь ответа.

– Подожди! Я должен сказать несколько слов твоей сестре. Приготовь мою лошадь, хорошо, Вернон?

Вернон прыгнул в седло и нетерпеливо бросил через плечо:

– Поторопись. Я бы с большей радостью встретился с констеблем, чем с моим дорогим родственником.

Колдвел схватил Брайони за локоть и быстро повел к конюшне.

– Я должен немедленно покинуть ваш дом. Не годится, если откроется, что вы дали мне приют. Вас арестуют как соучастницу.

Брайони уже все обдумала, пока слушала разговор между друзьями.

– Сейчас это не важно, – сказала она, кладя руку на руку Колдвела утешающим жестом. – Я знаю отличное место, где можно спрятаться. За прудом, что рядом с мельницей, есть заброшенный коттедж – его раньше использовали землекопы. Вы должны помнить его. Мы проезжали там сегодня утром.

– Я знаю его, – коротко ответил он, заставляя ее ускорить шаг. – А теперь послушайте меня. Вы должны убрать все следы нашего присутствия в Оукдейле. Вы понимаете? Не должно создаться впечатления, что мы убежали. Говорите всем, кто спросит, что мы с Верноном услышали о кулачном бое, то есть боксерском матче, который должен состояться в Хенли, и тут же решили поехать на него. Светские молодые люди известны своей непредсказуемостью. Никто не осудит нас за это. Вы все поняли, Брайони?

– А как же ваши вещи? Что вы хотите, чтобы я сделала с ними?

Колдвел пожал плечами.

– Вернон возвратится через день или два и избавится от них. Мне придется просить, занять или украсть другую одежду. Это не важно. Но пока спрячьте ее или уничтожьте, если хотите.

Они дошли до двора конюшни как раз тогда, когда Вернон выводил из нее двух свежих оседланных лошадей.

– Не смотрите так встревожено, – сказал Колдвел с кривой улыбкой и легко вскочил в седло. – Завтра к этому времени я уже буду в безопасности в открытом море. – Он поднял руку в прощальном приветствии.

Брайони взволнованно всмотрелась в оживленные лица молодых людей, и у нее появилось странное чувство, что они охвачены каким-то возбужденным весельем, которого ей не дано понять.

– Подождите! – воскликнула она, когда они развернули лошадей к гравиевой дорожке, ведущей в глубь имения. – Я приду к вам сегодня вечером, как только смогу. Я принесу вам еду и одежду. Ждите меня в коттедже.

У Колдвела явно были опасения, но Брайони уже бежала к дому.

– Будьте осторожны! – крикнул он ей вслед и, пришпорив коня, поскакал догонять Вернона.

Брайони едва успела забросить последние вещи Вернона в его чемодан, когда услышала движение и голоса внизу. Тщательно проверив, не осталось ли чего, она, не теряя ни секунды, отнесла громоздкую ношу в свою спальню, где положила рядом с небольшим саквояжем Колдвела. Даже несмотря на волнение, она не могла не улыбнуться, заметив различие в одежде, которую предпочитали эти два юных джентльмена. Гардероб Вернона доказывал, что его владелец стремится быть на пике моды. Пристрастия мистера Колдвела в одежде, как и следовало ожидать, были более консервативны и выдавали в нем последователя неопровержимого эталона вкуса мистера Джорджа Браммела. Для квакера даже это было слишком, и Брайони решила, что ее «кузен» принадлежит к обществу «веселых» квакеров, которые избегали простой одежды большинства общинников.

Немало потрудившись, ей удалось, наконец, затолкать все преступные улики под кровать. Она едва успела расправить смятое покрывало, когда раздался осторожный стук в дверь.

– Ваша светлость, – донесся тихий, с деревенским акцентом, голос ее горничной, – главный констебль графства ждет внизу и просит уделить ему несколько минут.

У Брайони бешено заколотилось сердце.

– Скажи ему, что я немедленно спущусь, – ответила она через дверь.

Надо собраться с мыслями, сказала она себе, стараясь успокоиться. Сейчас она защищает не только Колдвела, но и Рейвенсворта тоже. В его преданности короне не должно возникнуть никаких сомнений. Он погибнет, если власти обнаружат, что он укрывал под своей крышей врага государства. Он ничем не сможет доказать невиновность. Брайони содрогнулась. В какую переделку они все из-за нее попали! Что ж, она их и выручит. Назвался груздем, полезай в кузов. И на этой ободряющей ноте юная квакерша расправила худенькие плечи и решительно отправилась разговаривать с представителем его величества, главным констеблем графства Кент.

Через полчаса, глядя, как блюститель закона галопом удаляется прочь, Брайони была на верху блаженства. Она и подумать не могла, что все пройдет так легко. Какой искусной лгуньей стала она, начав совсем недавно! Констебль принял внезапный отъезд молодых людей как должное, как и предсказывал Колдвел, и, похоже, сам испытывал неловкость от того, что приходится расспрашивать такую благородную даму, как Брайони. Он с самого начала дал понять, что его присутствие в Оукдейл-Корте всего лишь формальность, и держался с предельной вежливостью и почтением. Его визит продлился ровно столько, сколько требуется, чтобы выпить бокал бренди, который ему предложила Брайони. Любезный джентльмен с такой готовностью принимал на веру все слова, произносимые дамой, что у нее зародилась слабая надежда, что неминуемый страшный разговор с Рейвенсвортом может пройти легче, чем она заслуживала.

Однако так случилось, что его светлость не соблаговолил появиться до самого вечера, а к этому времени Брайони скрылась в относительной безопасности своей спальни. Она ничуть не жалела, что ее тщательно подготовленная речь откладывается до утра, когда Колдвел будет уже вне пределов досягаемости Рейвенсворта. Более того, она была благодарна за несколько дополнительных часов, которые отсутствие Рейвенсворта (как бы она ни сожалела о его причине) давало ей, чтобы приготовиться к предстоящему суровому испытанию. Как только Колдвел уедет, поклялась она себе, она будет честна, как день, но сегодня ей понадобится вся ее сообразительность, если она хочет обвести вокруг пальца проницательного Рейвенсворта.

Глава 21

Стояла восхитительная ночь. Лунный свет заливал холмы и долины, окружая каждое дерево и камень сияющим ореолом, а звезды мерцали, как бриллианты, на черном бархате небосвода. Ночь была полна звуков. Брайони склонила голову, прислушиваясь. Теплое дыхание поднимающегося бриза, как невидимый любовник, ласкало ее щеку, и давно забытые детские мысли о феях и эльфах во всей красе всплыли в ее памяти.

Это была ночь для колдовства, когда феи водят свои магические хороводы и нимфы выходят из водных глубин ручьев и озер, чтобы околдовать неосторожных смертных. Это была ночь для любви.

Кобыла под ней тихонько заржала, и Брайони ласково погладила ее.

– Тише, Бесси. Никакой демонический жеребец не напустит на тебя свои чары. – Она сидела неподвижно, настороженно вслушиваясь, впитывая все окружающее, ставшее вдруг незнакомым и пугающим в лунном свете. Уши Бесси беспокойно двигались, и Брайони наклонилась в седле, чтобы прошептать: – Не волшебников нам надо бояться, Бесси. Они всего лишь плод нашего воображения, хотя Нэнни и скрещивает суеверно пальцы, когда слышит, что я так говорю. Но вот Рейвенсворт! Он существо из плоти и крови и гораздо более страшен, чем любой колдун, бродящий в лунную полночь.

Она тронула поводья, и кобыла двинулась спокойной рысью по гравийной дорожке. Двадцать минут спустя Брайони уже привязывала нервное животное около заброшенного коттеджа.

– Джон? Вернон? Где вы? – тихонько позвала она. Дверь приоткрылась, и луч света упал на землю у ее ног. С невыразимым облегчением Брайони открыла дверь и вошла. Колдвел, держащий в руках фонарь, был единственным человеком в комнате.

– А где Вернон? – сразу же спросила она.

– Он поехал вперед, чтобы подготовить друзей к моему прибытию. – Колдвел поставил фонарь на каменный пол. – Я не хочу, чтобы его застали со мной. И не хочу, чтобы вы оставались здесь дольше, чем необходимо. Если кто-то обнаружит нас вместе... – Его голос замер, и Брайони содрогнулась от зловещего смысла его слов.

– Никто не найдет нас. Я была осторожна, – сказала она с уверенностью, которой вовсе не чувствовала. Потом, вспомнив о цели своего визита, она добавила: – Вы, должно быть, проголодались. Я принесла вам кое-что поесть.

Окно было закрыто старым одеялом, чтобы скрыть слабый свет фонаря. Колдвел нашел разваливающийся стол и пару еще крепких стульев и поставил их в середине комнаты. Он протянул руку, приглашая ее сесть. Брайони положила свой сверток на стол. Развязав скатерть, она достала бутылку вина, несколько толстых кусков окорока, половину цыпленка, буханку хлеба и щедрый ломоть пирога со свининой.

– Только ни посуды, ни приборов, – сказала она с извиняющейся улыбкой.

– Не думайте об этом, – ответил Колдвел, вытаскивая пробку из откупоренной бутылки вина, которую Брайони украла из кухни. – Я и без того чувствую себя, словно на пикнике.

Он ел с удовольствием, и Брайони молча наблюдала, как гора еды постепенно исчезает. Когда они заговорили, это были какие-то банальности. Ночь потеряла свое волшебное очарование. Все казалось таким земным, таким разочаровывающим, и Брайони начала думать, не были ли ее недавние ощущения вызваны тривиальной склонностью к театральности. Она вздохнула и заметила веселый блеск в глазах Колдвела. Она вопросительно посмотрела на него.

– Боюсь, все это не слишком романтично, – заметил он, словно читая ее мысли, и набросился на цыпленка, как будто не ел целую неделю.

Смех Брайони подтвердил верность его догадки.

– Каковы ваши ближайшие планы? – спросила она наконец.

– Все подготовлено, как я уже говорил вам, – терпеливо ответил он. – Я отправляюсь завтра. Для вашей же безопасности лучше, чтобы вы знали как можно меньше.

Он дожевал последний кусочек пищи и откинулся на спинку стула с удовлетворенным вздохом.

– Пир, достойный короля. Очень вам благодарен. – Он выпил вина прямо из бутылки и предложил выпить Брайони.

Она осторожно взяла бутылку.

– Почему бы и нет? – риторически спросила она. – Я не вижу в этом никакого вреда. – Потом она запрокинула голову и сделала глубокий глоток. В следующее мгновение ее охватил ужасный кашель, и вино тонкой струйкой побежало на ее платье. Она рассеянно промокнула его скатертью. Колдвел наблюдал за ней несколько секунд, потом, похоже, пришел к какому-то решению.

– Брайони, вы не истолкуете это неверно, надеюсь, если я буду говорить откровенно?

Брайони удивленно подняла брови, услышав серьезность его тона.

– Квакерское брюзжание, мистер Колдвел? – лукаво спросила она.

– Вот уж едва ли! Просто несколько советов от уезжающего друга, которого вы вероятнее всего никогда больше не увидите.

Брайони обескураживающе молчала.

– Не важно! – Он встал, как будто собираясь уходить, и Брайони поднялась вслед за ним. Он посмотрел на нее долгим, пристальным взглядом. – Будьте подобрее к Рейвенсворту, – просто сказал он.

Они услышали слабое ржание лошади. Бесси никогда не была терпеливым животным.

– Мне пора ехать, – заметила Брайони. – Я привезла кое-какие ваши вещи. Они в моей седельной сумке.

Он взял ее руки в свои.

– Не волнуйтесь обо мне. Я как-нибудь пришлю вам весточку, когда доберусь до Канады. Спасибо вам за все, что вы сделали для меня. – Он поднес ее руки к своим губам нехарактерным для него галантным жестом, и Брайони улыбнулась его неловкости.

В это мгновение дверь распахнулась, и на пороге появилась зловещая черная фигура, закрывшая собой дверной проем. Скаковой хлыст выбивал дробь по коже его забрызганных грязью сапог, и сдерживаемая энергия чувствовалась в каждом напряженном мускуле.

– Рейвенсворт! – Слово, едва слышное, сорвалось с губ Брайони со стоном.

Тишина показалась невыносимо долгой для натянутых нервов Брайони, и в ее оцепенелом мозгу проскользнула неуместная мысль, что Денби был бы возмущен, увидев галстук хозяина в таком беспорядке.

– Рейвенсворт – к вашим услугам, – иронично ответил он, что никак не вязалось с холодным стальным блеском его глаз. Он сделал быстрый шаг к ним, и Брайони среагировала не думая. Она вырвала свои руки из замерших пальцев Колдвела и бросилась между двумя мужчинами, вытянув руки вперед, как будто пытаясь отразить удар. Этот жест оборвал последние нити самоконтроля Рейвенсворта. С чудовищным проклятием он схватил протянутое к нему запястье и, отшвырнув ее с дороги, обрушил всю свою бешеную ярость на Колдвела.

Брайони споткнулась о стол и неуклюже растянулась на полу. Когда она подняла голову, то увидела, что Колдвел стоит на коленях. Рейвенсворт железной рукой схватил его за горло и яростно колотил по голове и спине хлыстом. Брайони протестующе закричала, но он остался глух к ее мольбам. Она, пошатываясь, встала на ноги и бросилась на спину Колдвела, принимая на свои плечи удары хлыста.

– Вы еще смеете защищать его? – взревел Рейвенсворт, схватил ее за руки и оторвал от него.

– Он не будет драться с вами! – закричала она. – Он не будет защищаться. Разве вы не понимаете? Он же квакер. Он позволит вам убить себя, но не ударит в ответ.

Слова, похоже, мгновенно дошли до Рейвенсворта. Тогда вся сила его гнева обернулась против Брайони. Его пальцы сжались на ее руках, вонзаясь в нежную плоть, и она вздрогнула от боли. Он с отвращением смотрел на нее.

– Шлюха, – прошипел он и встряхнул ее так, будто она была тряпичной куклой.

– Все совсем не так, как кажется, – выдохнула она, стуча зубами, потом вдруг впала в ярость, когда смысл его слов дошел до ее сознания. – Как вы могли даже подумать об этом? Отпустите меня, вы, грязный, извращенный, порочный злодей. Как смели даже предположить такое, вы, животное!

Рейвенсворт напоследок еще раз грубо встряхнул ее, но было очевидно, что ее вспышка притупила его ярость. Она не делала никаких попыток вырваться из его жестоких рук, а только слегка повернула голову к Колдвелу.

– Джон, бегите! Умоляю вас! Он не причинит мне зла, обещаю.

Колдвел за спиной у Рейвенсворта все еще стоял на коленях, схватившись за свое все в синяках горло. Он, покачиваясь, встал на ноги и дрожащей рукой дотронулся до головы.

– Нет... нет.

Рейвенсворт немного повернулся, как будто собираясь возобновить атаку, и Брайони вцепилась в его рукав.

– Хью, послушайте меня! Он квакер! Квакер! Вы не можете ударить человека, который не будет защищаться! Ради Бога, прислушайтесь к голосу разума! Отпустите его!

Его губы насмешливо скривились, и он бросил взгляд, полный тлеющей ярости, на своего противника.

– Вы, сэр, презренный тип, самый жалкий образчик мужчины, которого мне приходилось видеть. Трус! Не думай спрятаться за юбками моей жены. Теперь ничто не спасет тебя от моего гнева.

В ответ на эту страстную речь Колдвел только отрицательно покачал головой, потрясенный побоями, полученными от руки Рейвенсворта, чтобы пытаться возражать.

– У тебя нет гордости? – гневно спросил Рейвенсворт. – Почему ты не сражаешься со мной, как мужчина?

– Квакеры совсем другие, – сказала Брайони, отчаянно пытаясь заставить его понять. – Мы питаем отвращение к насилию в любом виде. Отпустите его, Хью. Я могу все объяснить, к вашему полному удовлетворению.

Брайони почти не надеялась, что эти умиротворяющие слова смогут успокоить разъяренного Рейвенсворта, – они и не успокоили. Более того, ее использование слова «мы» спровоцировало новый приступ гнева.

– Пацифист? – произнес он так, будто это слово застряло у него в горле. – Пацифист! И вы стоите здесь и говорите, что я не могу защитить мою честь, что мне отказано в удовольствии вызвать его на дуэль и всадить пулю в его мерзкую шкуру?

– Нет, если вы хотите быть признаны человеком чести, в вашем понимании, – ответила Брайони, почувствовав первый слабый проблеск надежды.

Рейвенсворт оттолкнул от себя Брайони и стал метаться по комнате, как тигр в клетке.

– Квакер, пацифист и, полагаю, вопреки видимости, человек совести к тому же. – Он невесело рассмеялся. – Клянусь Богом, лучше будь таким, Колдвел, потому что ты попал в руки человека чести. Я, не колеблясь, скажу, что, если бы ты не притворялся джентльменом с моей женой, я бы положил конец твоему жалкому существованию.

Колдвел мужественно попытался совладать со своим голосом.

– Делайте со мной все, что сочтете нужным, – сказал он вымученным тоном, стараясь говорить ровно. – Но, умоляю вас, не обращайте свой гнев на Брайони. Вы должны поверить, что я ничем не мог бы повредить ей. Я отношусь к ней как к любимой сестре. Я не должен был позволять ей помогать мне, но вы должны поверить, что мы не виновны ни в каких непристойностях.

– Невиновны? Невиновны? – прорычал Рейвенсворт. – Вы это так называете? И что я должен думать, застав вас вдвоем посреди ночи уютно устроившимися в этом любовном гнездышке?

– Только это, сэр, – сказал Колдвел, обводя глазами окружающий беспорядок с осуждающей полуулыбкой. Брайони вздрогнула от его безрассудной смелости и поспешила обратить гнев Рейвенсворта на себя:

– Не вините Джона. Это все я. Как вы узнали?

Рейвенсворт пригвоздил ее к месту злобным взглядом, не обращая внимания на ее вопрос.

– Мне следовало догадаться, что за этим возмутительным безрассудством будут стоять ваши прискорбные принципы. Брайони, вы никогда не научитесь сдерживать свое желание сделать что-то хорошее, чего бы это ни стоило?

– Я хотел бы чистосердечно признаться в этом... несчастном случае, – начал Колдвел, неловко переминаясь с ноги на ногу.

– Позже, – коротко бросил Рейвенсворт. – Возвращайся в дом. Я займусь тобой на досуге.

Колдвел хотел еще что-то сказать, но Рейвенсворт был не в настроении слушать.

– Господи, да завтра будет достаточно времени привести в порядок твои дела.

– Вы не понимаете, сэр...

– Оставь нас, я сказал, – прогремел Рейвенсворт.

Колдвел помедлил, потом, увидев мольбу в глазах Брайони, сдержанно поклонился в ее сторону и нетвердой походкой вышел. Через мгновение раздался приглушенный удаляющийся стук копыт. Рейвенсворт двинулся к Брайони и обхватил руками ее шею. Она замерла в его руках, едва осмеливаясь дышать или взглянуть на него.

– Негодница! Девка! Шлюха! – прорычал он.

– Это ложь! И вы знаете это! – выкрикнула она, усилием воли овладев собой.

Она подняла глаза к его лицу, встретилась с его горящим взглядом и оцепенела от того, что прочитала в смятенном выражении его лица. Ей понадобилось время, чтобы собрать волю сопротивляться его красноречивому молчанию.

– О нет... Хью, пожалуйста! – слабо проговорила она, качая головой от начинающегося осознания.

Он сделал вид, что не слышал ее мольбы, но странно, как будто вынужденно, он медленно поднял руки и стал вынимать шпильки из ее непокорных волос. Волна светлого шелка упала на ее лицо и плечи. Он отвел назад золотистые пряди нежным чувственным движением.

– Пожалуйста, Хью, я хочу домой, – пробормотала она слабо, как котенок.

– Вы отказываете мне, Брайони? – спросил он тихо, неумолимо. – Вы придумали еще одну отговорку, чтобы избежать неизбежного?

Какой-то инстинкт выживания придал ей смелости.

– Я не боюсь вас, Хью Монтгомери, – бросила она ему и заставила себя дерзко посмотреть в его лицо, старательно избегая встречаться с ним взглядом. Его губы тронула улыбка. Это придало ей уверенности, и она смогла продолжить более умиротворяющим тоном: – Хью, я могу все объяснить. Вам это не понравится, но все же это не так плохо, как кажется.

– Не сомневаюсь!

– Пожалуйста, Хью!

– После. Расскажете мне после, – пробормотал он, скользя губами по ее вискам.

– После чего? – спросила она, выворачиваясь из его объятий. – Если вы хоть на минуту подумали, что я собираюсь позволить вам взять меня...

Почти сразу же она поняла, что совершила роковую ошибку. От ее внезапного отказа его глаза полыхнули яростью. Он потянулся за ней, и порыв убежать захлестнул ее. Брайони рванулась с места.

Одним быстрым шагом он оказался у двери и преградил ей путь. Брайони изменила направление, побежала к приставной лестнице на чердак и вскарабкалась по ней так быстро, как позволяли ее тяжелые юбки. Она слышала его низкий издевающийся смех, когда он следовал за ней ленивой походкой.

Ее глазам понадобилось несколько мгновений, чтобы привыкнуть к темноте. Бледный луч лунного света освещал чердак. Она сразу же увидела, что здесь негде спрятаться – некуда бежать от него. Она застонала, увидев груду соломенных тюфяков у стены на неструганых досках пола. Судьба или провидение сговорились против нее.

Она услышала за спиной шаги Рейвенсворта и резко повернулась, чтобы посмотреть ему в лицо. Он не двигался к ней, а просто стоял неподвижно, как огромная зловещая тень рока, переполняя собой ее маленький мир.

– Хью... я боюсь, – прошептала она со всхлипом. Он протянул ей руки, и она бросилась в его объятия и безудержно расплакалась на его плече.

– Тише, тише! Вы должны знать, что я никогда не сделаю ничего, что повредит вам.

Его руки укачивали ее, пока бессвязная вспышка не исчерпала себя и Брайони не осталась тихонько плакать на его груди. На какое-то мгновение она перестала ориентироваться, и ей показалось, что она вернулась в прошлое, в ту свирепую бурю, и Рейвенсворт стал ее единственным убежищем.

Но теперь он был одновременно и убежищем, и бурей. В его объятиях она находила утешение, но в то же время в них таилась и огромная опасность. Он чувствовал ее страх, даже понимал его, но оставил его без внимания как не имеющий значения.

– Я был дураком, что позволил вам держать меня на расстоянии все эти недели, – мягко произнес он, раздевая ее, пока она не осталась, дрожащая, в одной рубашке. – Я люблю вас, Брайони, и нечего бояться естественного выражения любви, существующей между мужем и женой.

Он потянул ее вниз, приглашая лечь рядом с ним на мягкий тюфяк, и она легла, покорная, дрожащая от ауры мужской чувственности, пугающей ее. Он быстро сбросил с себя одежду и снова наклонился, широкий щит его груди возвышался над ней. Она почувствовала его теплые руки на своем теле, неторопливо скользящие по ее бедрам и груди, когда он медленно снял с нее рубашку, и Брайони услышала, как его дыхание застыло, когда он увидел ее наготу.

Она почувствовала себя уязвимой, совершенно беззащитной и обратилась к нему с умоляющим жестом, но он нежно удержал ее, его глаза потемнели, когда он впитывал взглядом каждый контур ее женственного тела. Его руки собственнически заскользили по ней, медленно, тщательно исследуя ее тело, и Брайони слабо запротестовала.

– Брайони! – Его голос был низким и хриплым от желания. – Не отказывайте мне.

Его прерывистое дыхание на ее губах было теплым и дразнящим, убеждало ее открыться вторжению его языка. Брайони ощутила мягкие густые волосы на его груди. Она раскрыла губы со вздохом, он погрузился в нежность ее рта, проникая языком все глубже, и последние остатки ее сопротивления улетучились.

Она вся отдалась его желанию, принимая каждое новое ощущение, которое пробуждали его нежные ласкающие руки и губы, доверчиво уступая его страсти, пока ее негромкие стоны наслаждения не заполнили маленькую комнату. А потом она захотела его, пожелала сдаться ему, чтобы он провел ее через пугающее неизведанное, пока она не задрожала от предвкушения, и все страхи остались позади.

Она инстинктивно пошевелилась под ним, выгибаясь к его бедрам, прижимая свои нежные изгибы к его возбужденной плоти, соблазняя его своими слабыми стонами, пока не услышала, как он простонал ее имя.

Он немного отстранился и осторожно взял ее, сдерживая нарастающий прилив страсти, который высвободила она, сдавшись ему. Но боль от близости с ним испугала ее, и она, отчаянно пытаясь отпрянуть от него, впилась зубами в его плечо в тщетной попытке заставить его отпустить ее. Она слышала, как он охнул от боли, но не отстранился. Он сильнее обхватил ее руками, крепко обнимая, пока она не затихла. А потом боль ушла, растаял страх, и осталось только ощущение дикой, неконтролируемой силы, пока Рейвенсворт не избавил ее даже от этого, и она осталась лежать, трепещущая в его объятиях.

Глава 22

Ранним утром следующего дня, когда Брайони сообщили, что мистер Колдвел исчез и что нигде в Оукдейл-Корте, от подвала до чердака, нет и следа этого провинившегося джентльмена, она и глазом не моргнула. Рейвенсворт широкими шагами вошел в ее спальню, недовольно хмуря лоб. Он задумчиво запустил руку в свои черные волосы, приведя их в небрежный беспорядок.

– Этот юный нахал, похоже, сбежал посреди ночи. Его постель не тронута. Я, наверное, до смерти перепугал его. Как он мог только подумать, что я хочу ему зла?

– Действительно, как ему могла прийти в голову такая идея? – язвительно заметила Брайони, отбрасывая одеяло брачной постели, которую делила со своим мужем. Она лениво потянулась, восхитительное ощущение довольства жизнью распространилось по каждой клеточке ее тела, и она многозначительно взглянула на своего возлюбленного. Самодовольная улыбка играла в уголках ее губ.

– Вы выглядите как кошка, наевшаяся сметаны, – нежно произнес он. Вид ее смятой ночной рубашки и одной дразнящей полуобнаженной груди дал его мыслям новое направление.

Она слабо вздохнула и улыбнулась ему:

– Кошке так повезло!

Улыбка Рейвенсворта стала шире.

– Бесстыжие слова, мадам жена, от девицы, которая – неужели это было только вчера? – убегала от меня, как испуганный кролик.

Она неторопливо выбралась из беспорядочно смятой постели и накинула стеганый халат.

– Я думала, вы собираетесь нас убить. И Колдвел тоже так подумал. Но не ломайте голову из-за этого находчивого молодого человека. Если я правильно поняла его план, сейчас он уже далеко в открытом море, на пути домой в Америку.

Она сидела за туалетным столиком, расчесывая спутанные волосы. Когда она свернула тяжелые пряди в пучок, который он предпочитал, Рейвенсворт подошел и встал позади нее.

– Открытое море? Америка? О чем вы говорите, Брайони? – Он выглядел озадаченным.

Брайони повернулась на табурете и с невинным видом взглянула на него. Ее пальцы проворно втыкали шпильки в волосы.

– Он не мог спокойно находиться здесь без документов, когда констебль рыщет повсюду в поисках сбежавшего американца. Вам не стоит беспокоиться о нем. Уверяю вас, он знает, что делает. Его побег был до мельчайших подробностей спланирован его друзьями-квакерами. – Она уронила шпильку и нагнулась, чтобы поднять ее. Когда она снова взглянула на Рейвенсворта, ее поразил его вид застывшего недоверия. – Я думала, вы знали, – запинаясь, пробормотала она.

– Нет, – спокойно произнес он, – откуда мне было знать? Я знаю только то, что вы сказали мне. Я догадывался, что вы что-то скрываете, но я решил, что Колдвел и ваш брат попали в затруднительное положение и приехали в Кент, чтобы избавиться от назойливых кредиторов. Я ошибался?

Брайони колебалась.

– Ну? – нетерпеливо потребовал он. – Что вы можете сказать в свое оправдание?

У Брайони екнуло сердце. Его глаза, только что теплые от воспоминания о близости, теперь были холодно-бесстрастными, их синева посветлела до ледяной прозрачности. Она начала, запинаясь и немного отчаянно, объяснять затруднительные обстоятельства Колдвела и как она думала помочь ему, не вовлекая в это мужа.

– Я не хотела лгать вам, вы должны понять это, – сбивчиво закончила она, – но тогда, зная, как вы относитесь к войне в Америке, это показалось мне единственным решением. Как я могла выгнать Колдвела? Вы сами когда-то сказали мне, что цель оправдывает средства. В сложившихся обстоятельствах я чувствовала себя вынужденной оставить на время свою щепетильность.

Его испепеляющий презрительный взгляд заставил ее в нерешительности остановиться.

– А как же ваша совесть, Брайони? – жестко спросил он. – Неужели она позволила вам безнаказанно лгать своему мужу?

– Нет, конечно же, нет! – удрученно продолжала она, виноватый румянец окрасил ее щеки. – Но что мне оставалось делать? Это была крайняя необходимость.

– Вы могли бы сказать мне правду, довериться мне, черт возьми, – осуждающе произнес он. – Я доверял вам безоговорочно – и вот как я вознагражден! Но мне следовало бы догадаться, как все будет, когда я брал вас в жены. – Он сжал руку в кулак и яростно ударил им в ладонь. – Будь проклята ваша жалкая душонка – все ваши цветистые разговоры о совести и принципах, – и будь проклят я, что купился на эту ложь. Я был готов простить вашу замкнутость. Я надеялся, что со временем вы привыкнете к роли моей супруги, что я смогу обуздать некоторые ваши дикие выходки, чтобы вы соответствовали будущему рангу герцогини. Но я ошибался. Мне нужно было жениться на женщине одного со мной положения, как я всегда и был намерен, на утонченной леди, которая знает, как вести себя в любых обстоятельствах. Но главное, – продолжал он еще более яростно, – она была бы женой, которая дарила бы преданность в первую очередь мне – своему мужу. Господи, каким дураком я был – жениться по любви!

Он отвернулся, как будто сам вид ее был ему отвратителен, и подавленная Брайони сидела молча, страдая от правды его горьких слов, пока терзания не стали невыносимыми.

– Что я могу сказать? – произнесла она, обращаясь к его напряженной спине. – Мое поведение непростительно, я знаю. Но, Хью, – продолжала она с отчаянной мольбой, – неужели ваше сердце не может простить меня, понять, какая чудовищная дилемма стояла передо мной? Вы не можете хотя бы попытаться быть снисходительным к моей несчастной душе?

Но Рейвенсворт был не в настроении прощать. Он вознес Брайони на пьедестал. Черт побери, она взошла на него сама, без его помощи, а теперь она спустилась вниз и разрушила его самые возвышенные иллюзии.

– Быть снисходительным? А вы когда-нибудь были снисходительны ко мне? – гневно спросил он, поворачиваясь к ней. – Подумать только, каким я был весь этот последний месяц, стараясь заслужить вашу любовь и уважение. А вы думали о моей несчастной душе, когда с презрением отвергали меня? Вы заставили меня чувствовать себя червяком. Я был слепым идиотом – изображал из себя мудрого и благодетельного хозяина имения, – похоронил себя в этом Богом забытом захолустье, постоянно держал себя в узде, потому что верил, что вы слишком хороши для меня! Слишком хороши для меня! Вот это забавно! – Он запрокинул голову и разразился злым хохотом.

Брайони в страхе прижала руку ко рту. Она чувствовала, что теряет Рейвенсворта, и все это она заслужила. – Хью, я с-сожалею, – только и смогла она вымолвить напряженным тонким голосом.

– Я думал, что вы не такая, как другие женщины, – небрежно бросил он, – что вашу любовь стоит завоевать. Но вы сделали из меня дурака.

– Хью, – молила она, ее голос дрожал, – не говорите больше ничего сейчас. Вы не в себе. Когда ваш гнев немного утихнет, мы все обсудим. Сейчас говорит только ваша гордость.

– Вы ошибаетесь, если думаете, что я не в себе, – холодно возразил он. – Сейчас я гораздо больше «в себе», чем был все это время.

Он резко повернулся и решительно направился к двери.

Этого не может быть, исступленно подумала она, вскакивая на ноги. Это ночной кошмар, и через мгновение она проснется.

– Куда вы идете?! – в панике воскликнула она.

Он остановился, положив руку на ручку двери, и обернулся, чтобы презрительно посмотреть на нее.

– Назад, к моей прошлой жизни, – язвительно ответил он, – где, слава Богу, добродетельные дамы встречаются крайне редко.

– Н-но как же прошлая ночь? – спросила она, ее голос превратился в шепот.

Его преувеличенно глубокий поклон был полон пренебрежения.

– Не придавайте этому слишком большого значения, моя дорогая. Одна ласточка еще не делает весны. – Он открыл дверь.

– Н-но когда я увижу вас снова? – упорствовала Брайони.

Он окинул ее оценивающим оскорбительным взглядом.

– «Никогда» будет не слишком скоро, любовь моя?

Дверь с грохотом захлопнулась за ним, и Брайони отшатнулась, как будто он ударил ее. Она упала на табурет перед туалетным столиком, ее разум оцепенел от боли. Она потеряла его навсегда и не могла винить его за уход. Какой дурочкой она была, когда рисковала единственным, что привлекало его в ней, – своей неоспоримой добродетелью. Она никогда не сможет вернуть ее. Будь проклята эта добродетель, горько подумала она. Почему он не может любить меня ради меня самой?

– Харриет? О, моя дорогая! Неужели это правда ты?

Услышав явную боль в голосе Брайони, Харриет остановилась. Она замерла, подобрав юбки своего розового редингота, готовая выйти из кареты с гербом виконта Эйвери, которая всего минуту назад въехала на подъездную дорожку дома Рейвенсворта. Она вскинула голову и в то же мгновение была поражена видом печальной Брайони, которая, не обращая внимания на моросящий дождь, стояла на ступенях парадной лестницы Оукдейл-Корта. Харриет в тревоге сжала руку Эйвери, глядя на небрежный вид Брайони.

– Господи, Брайони! – воскликнула Харриет, испуганная неухоженным видом своей всегда утонченной кузины. – Что за несчастье случилось с тобой?

Услышав заботу в голосе любимой подруги, Брайони сдавленно всхлипнула и бросилась вниз по лестнице прямо в раскрытые объятия Харриет, нарушая замысловатый узор из розовых перьев и лент на ее светлых волосах.

– Ну, ну! – сочувственно приговаривала Харриет, поправляя свободной рукой сбившуюся шляпку. – Кузина Харриет здесь, чтобы позаботиться о тебе. – Она бросила на Эйвери испепеляющий «ну, я же говорила!» взгляд поверх склоненной головы Брайони, на что он в легком недоумении пожал плечами.

Харриет, вытянув руки, отстранила Брайони и внимательно заглянула ей в лицо.

– Какое несчастье! Ты выглядишь просто ужасно! Что это животное сделало с тобой? – с чувством воскликнула она.

– Н-ничего! Это все я сама, – заикаясь и всхлипывая, ответила Брайони. – Пожалуйста, не вини Рейвенсворта.

– Где он? – спросила Харриет, поджала губы и горящим взглядом окинула дом и окрестности в поисках отсутствующего злодея.

– У-уехал неделю назад в Лондон. Он больше н-не хочет меня видеть.

Маленькая, но красивой формы грудь Харриет начала вздыматься от бурного негодования.

– И не увидит, – возмущенно заявила она, – потому что я отправлю Эйвери вызвать его на дуэль за такое постыдное вероломство.

В устрашающей тишине, наступившей после этого импульсивного заявления, неторопливые слова Эйвери прозвучали намеренно легкомысленно:

– Может быть, мы все-таки уйдем из-под дождя, моя дорогая, пока не промокли до костей? Почему бы вам не отвести Брайони в дом и не устроиться там, пока я займусь лошадьми и багажом? Возможно, спокойно все обсудив, мы придумаем, как разрешить эту неразбериху, не прибегая к насилию. – Он предостерегающе посмотрел на жену.

– О, пожалуйста, – взмолилась Брайони с трогательной искренностью, – вы не должны сердиться на Рейвенсворта. Это я обманула его ожидания, понимаете. Я предала его. Я не невинная девочка, которой когда-то была!

Откровенный ужас отразился на обычно бесстрастном лице виконта.

– Господи, Брайони! Это отвратительно!

– Не будьте таким болваном, Эйвери! – заметила Харриет с легкой улыбкой, лишающей ее резкие слова всякой злобы. – Брайони преувеличивает! Ну а теперь займитесь делами и присоединитесь к нам где-нибудь через час. – Она покровительственно обняла Брайони за талию и повела ее вверх по лестнице в дом Рейвенсворта, бормоча слова утешения.

После двух больших бокалов рейвенсвортовской мадеры, хранимой только для особых случаев, дух Брайони начал оживать. Жизнь перестала казаться такой уж беспросветной, когда рядом с ней была ее энергичная кузина. Весть о свадьбе Харриет привела ее в состояние безграничного счастья, которого она не испытывала с того утра, когда уехал Рейвенсворт. Но как только она произнесла традиционное «желаю вам счастья», новый приступ отчаяния нахлынул на нее.

– Ну, ну! Расскажи все кузине Харриет, – говорила Харриет с такой материнской заботой, что сдерживаемые слезы Брайони превратились в настоящий потоп. С помощью уговоров и настойчивых расспросов Харриет наконец-то смогла разгадать тайну этого чудовищно несправедливого отъезда Рейвенсворта.

– Ну что ж, я не вижу ничего, из-за чего стоило бы так убиваться, – ободряюще произнесла Харриет, когда почти бессвязное повествование Брайони подошло к концу. – Это всего лишь ссора влюбленных.

Брайони не убедила ее логика.

– Нет, Харриет. Я безнадежно испортила все. Как ты не понимаешь? Он влюбился в мою невинность, в мою добродетель, а теперь они потеряны навсегда. Я уничтожила его любовь.

– Фу! – успокаивающе возразила Харриет. – Что за чепуха! Если бы у тебя была хоть крупица здравого смысла, ты не была бы сейчас в таком затруднительном положении. – Она поставила пустой бокал на низкий столик около гобеленового кресла с высокой спинкой и стала рыться в сумочке. Через мгновение она вытащила руку и протянула Брайони усыпанную бриллиантами золотую табакерку.

Брайони с восхищением смотрела на изящную безделушку.

– Она великолепна, – выдохнула она.

– Свадебный подарок Эйвери, – застенчиво сказала Харриет. – Хочешь присоединиться?

Удовольствие Брайони сменилось недоверием.

– Ты хочешь сказать, что Эйвери считает приличным, что его жена нюхает табак? – спросила она, на секунду забыв о своих нескончаемых несчастьях.

– Конечно! Эйвери не ханжа. Он человек широких взглядов, и ему нравится, когда его жена бросает вызов обществу. – Харриет просто лопалась от распиравшей ее гордости. – Ты же не хочешь сказать, что бросила?

Брайони взяла шепотку ароматного порошка. Она изящно растерла его между пальцами с видом знатока и аккуратно вдохнула.

– Нет. Но Рейвенсворт мне не разрешает.

Харриет изумленно открыла рот.

– Не разрешает? Ушам своим не верю! Чтобы у моей кузины не хватало духу! Я никогда не думала дожить до дня, когда ты позволишь кому-то запугать себя, тем более человеку вроде Рейвенсворта.

Брайони напряглась, услышав несправедливое осуждение в резком тоне кузины.

– Меня никто не запугивает, кузина Харриет, – спокойно ответила она. – И я возражаю против твоего замечания о моем муже. Лорд Рейвенсворт гораздо лучше, чем ты думаешь. Если бы ты только знала, какие он все эти недели прилагал усилия, чтобы привести имение в порядок. Я признаю, что его характер может быть немного непостоянным... Ну хорошо, даже жестоким, – поправилась она, увидев, как изящные брови Харриет скептически взлетели вверх, – но в этом случае, – серьезно продолжала она, – не обвиняй его, будь любезна. Во всем произошедшем нужно винить только меня.

Харриет задумчиво посмотрела на кузину.

– Как скажешь, дорогая. Значит, если бы тебе пришлось пережить это снова, ты бы рассказала Рейвенсворту, что Колдвел американец, и позволила бы ему сдать беднягу властям?

– Нет, конечно, нет! Как бы я могла?

Харриет упорствовала:

– Тогда в чем ты поступила нечестно? Ты говоришь, что ты виновата, если бы это сделала, и виновата, если бы не сделала?

– Да! Я не знаю! А что это значит?

– Только одно, моя милочка. Ты много раз попадала в неприятности, но, насколько я знаю, никогда прежде не позволяла, чтобы последнее слово осталось за вспыльчивым лордом Рейвенсвортом. Права ты была или нет, но ты всегда смело спорила с ним. И он восхищался тобой! А теперь посмотри на себя! Ты как побитая собака с поджатым хвостом. Ни намека на бывшую бесстыжую девицу, которая поймала в сети пользующегося успехом, но такого неуловимого лорда.

– Я? Бесстыжая девица? – переспросила Брайони, смеясь над абсурдным для такой скромной квакерской мисс, как она, прозвищем.

– Кто меняет свой облик, как хамелеон, в одно мгновение превращаясь из истинно добродетельной мисс в роковую женщину?

– Ну, да, но у меня была на то причина!

– От чьей репутации остались одни лохмотья, потому что добродетельная мисс на глазах у всего света бесстрашно вошла в ложу самой известной куртизанки?

– Харриет, это нечестно. Я всего лишь выполняла свой долг, и ты знаешь это!

Харриет спокойно пропустила мимо ушей пылкое заявление кузины.

– Спящая красавица, – хладнокровно продолжала она, – у которой хватило смелости спать на ложе наслаждений, до которого каждый повеса и распутник в городе мечтает добраться.

– Но не когда я на нем! – в ужасе воскликнула Брайони. – Это Харриет Уилсон они домогаются, не меня. Кроме того, откуда мне было знать?

– А это не важно, – поджала губы Харриет. – Подумай о скандале, если эта история когда-нибудь выйдет на свет. Но это еще далеко не все.

– О!.. – неопределенно произнесла Брайони, поджимая губы.

Харриет не обескуражило очевидное нежелание Брайони продолжать эту тему.

– Нет! Это далеко не все! Кого, я спрашиваю тебя, практически изнасиловал слишком влюбчивый лорд, кто прибежал за защитой в объятия голого джентльмена и кого ничего не подозревающие друзья обнаружили за запертой дверью в его спальне?

– Он был не совсем голым! – запротестовала Брайони.

– Неужели? – В голосе Харриет прозвучало разочарование. – Значит, меня ввели в заблуждение. Но продолжим... – Тут она многозначительно посмотрела на кузину, которая настороженно скрестила руки на груди. – Кому предложил содержание не кто-нибудь, а наследник герцогства, который мог выбрать любую девицу из «Ковент-Гардена» или титулованную даму сомнительной репутации в королевстве?

Брайони изумленно открыла рот:

– Откуда ты знаешь?

– От Эйвери, конечно, – протянула Харриет, ничуть не раскаиваясь, что так жестоко нарушила хрупкое самообладание своей кузины. – Моя дорогая, такие «грешки» не случаются с благовоспитанными кисейными барышнями. Стала бы такая прятать красивого молодого джентльмена в имении своего мужа и убегать под покровом ночи на тайное свидание с ним? Отвечай!

Брайони пристыжено опустила голову.

– Если смотреть с этой точки зрения, я понимаю, что мое поведение было в высшей степени безнравственным. Неудивительно, что Рейвенсворт питает ко мне такое отвращение. Ты права, Харриет. Я бесстыжая девица и недостойна быть его женой.

– Ты что, не слышала ни слова из того, что я сказала? Рейвенсворту не нужна благовоспитанная, бесхребетная, образцово-нравственная жена. Такая надоела бы ему до смерти уже через неделю. Вопреки тому, что введенный в заблуждение маркиз сказал тебе, он восхищается твоей отвагой. Не подлизывайся к нему. В глубине души он совсем не хочет укротить тебя. Поверь мне, Брайони, я разбираюсь в таких вещах. – При этих словах Харриет загадочно улыбнулась каким-то своим воспоминаниям.

Брайони уже открыла рот, чтобы отрицать правдивость рассуждений Харриет, но внезапная ослепляющая вспышка озарила ее мозг, и она откинулась на подушки кресла, обомлев от изумления.

– Это правда! Это правда, – повторяла она, как будто не могла поверить.

– Ну, конечно же, правда. А, ты что думала? – прозаично спросила Харриет. – Что он влюбился в твои квакерские принципы? О, я не говорю, что они не были частью твоей привлекательности, но, как я припоминаю, при вашей первой встрече ты покорила джентльмена в мчащейся куда глаза глядят карете, и мы все знаем, как это началось.

– Нет-нет, – сказала Брайони, на ее щеках появились ямочки. – Это была наша вторая встреча. В первый раз, когда я увидела его, он меня поцеловал.

Харриет не поверила своим ушам и уставилась на кузину со смешанным выражением уважения и ужаса.

– Черт побери, Брайони, как ты могла ему позволить?

– Как я могла остановить его? – парировала Брайони, краснея, и, чтобы скрыть смущение, отвернулась поправить букет душистых желтых роз, стоящий около нее на столе.

– Не может быть! Неудивительно, что он был без ума от тебя, несмотря на все твои ханжеские манеры и праведность. Он, должно быть, разглядел за этой серьезной личиной твою истинную сущность. К счастью для меня, Эйвери понятия не имеет, какой характер скрывается за этой чопорной внешностью. Но сейчас не об этом! Что нам нужно, так это план действий, стратегия, как привести битву к скорому и удачному завершению.

Обе новобрачные сидели в глубокой задумчивости, поглощенные сложностью проблемы, которую представлял собой лорд Рейвенсворт. После длинной паузы Брайони прервала тишину:

– Харриет, что мне делать? Я же не могу гоняться за ним по всему городу как ревнивая отвергнутая жена. Тогда весь Лондон скоро будет знать о нашем разрыве.

– Я думаю, – протянула Харриет. Золотые часы на дубовой каминной полке пробили час. – Брайони, я не хочу совать нос не в свое дело, но я права, предполагая, что ты независима в средствах?

– Мне принадлежит весь доход от моего капитала, которым я могу распоряжаться, как пожелаю. А почему ты спрашиваешь?

Харриет просияла:

– Другими словами, ты богата, как набоб, и тебе не нужно обращаться к мужу за каждой безделушкой или платьем, которое тебе взбредет в голову купить. Готова ли ты промотать несколько тысяч, чтобы приманить его обратно?

Брайони вся обратилась в слух.

– Ты еще спрашиваешь!

– Хорошо. Тогда у меня есть идеальное решение.

Эйвери заглянул в комнату.

– Могу я войти? – учтиво поинтересовался он. – Или мне проваливать к дьяволу?

– Дорогой, – проговорила Харриет, ее сердце, как обычно, сильнее забилось при виде его дорогих черт. Она грациозной походкой приблизилась к нему, и его руки обвились вокруг нее собственническим жестом любовника. – Вы никогда не догадаетесь, что кузина Брайони собирается сделать для нас!

– Жду не дождусь услышать, – ответил Эйвери с преувеличенной серьезностью.

Глаза Харриет сияли.

– Брайони решила устроить бал в нашу честь. Как это мило с ее стороны, правда?

Эйвери вежливо поклонился Брайони.

– Даже чересчур мило, кузина Брайони. Могу я спросить, где этот бал будет происходить? – Он заметил быстрый вопросительный взгляд, который Брайони бросила его жене. Он предостерегающе поднял бровь, глядя на Харриет, и крепче сжал ее талию.

– Ну, Эйвери! Где же еще, как не здесь, в Оукдейл-Корте? – с наивным видом промолвила она.

– Харриет! – Его голос был тихим, почти умоляющим. – Подумайте, что вы затеваете.

– Эйвери, доверьтесь мне в этом, хорошо?

Он ощутил легкий укол беспокойства, но умоляющему выражению на любимом лице не мог противостоять. Он подавил свои опасения и ответил с достойной похвалы силой духа:

– Моя дорогая, вы знаете, что я вам доверяю.

Это было все, чего она хотела.

– Сколько гостей может принять Оукдейл, кузина Брайони? – Ее мозг уже усиленно обдумывал стратегию предстоящей схватки.

Брайони быстро посчитала в уме.

– Пятьдесят со всеми удобствами, я думаю.

– Отлично! Тогда мы пригласим сотню.

Лорд Эйвери встретил это скандальное предложение с невозмутимым спокойствием.

– Всего сотню? – удивился он. – Харриет, дорогая, осмелюсь сказать, это влетит в копеечку. Однако я прекрасно знаю, что не стоит мешать вам, дамам, в вашем заговоре против благосостояния моего отсутствующего друга. Я так понимаю, что Рейвенсворт тоже должен быть приглашен на собственный бал?

– Рейвенсворт? О, я не думаю, что нам нужно посылать ему приглашение! – беззаботно заметила Харриет. – Что скажете, кузина Брайони?

Брайони сидела со слегка рассеянным видом, расправляя складки платья. Она невозмутимо посмотрела прозрачными серыми глазами на собеседников.

– Приглашать хозяина? Вот уж нет! Что за неуважение!

Эйвери постарался терпеливо и даже добродушно объяснить обстоятельство, которое дамы, очевидно, не учли.

– Но когда до него дойдут слухи о бале, ничто на свете не сможет удержать его от приезда сюда.

– Вот именно! – воскликнула супруга лорда Эйвери. Она высвободилась из его нежных рук и сделала реверанс кузине, триумфальная улыбка играла на ее очаровательных губах.

Глава 23

Когда Рейвенсворт в ярости покидал Кент, в голове у него была только одна мысль – удариться в такой бешеный загул, чтобы неотступно преследующий его образ прекрасной чаровницы, которая украдкой завладела его сердцем и разумом, так что он перестал понимать свои действия, был навсегда изгнан, выкорчеван, уничтожен, и тогда он освободится от нестерпимой боли, которая поселилась в его груди. Десять часов спустя, примчавшись в город и оставив молчаливого Денби в Олбани, Рейвенсворт отправился в поход по клубам.

Это была его первая ошибка, потому что после нескольких партий в карты и изрядного количества разнообразного спиртного его охватила слезливая сентиментальность, породившая у него чувство отвращения к своей унизительной для мужчины слабости. Он продолжал желать лицемерную стерву, которая оказалась готова на все уловки и до такой степени не уважала его, что поставила проблемы совершенно незнакомого ей человека выше интересов собственного мужа. Его ярость вызвало не столько предательство своей страны, хотя и это было достаточно серьезно, сколько вероломство по отношению лично к нему – проступок, перешедший все границы.

Хотя Рейвенсворту везло в игре, он неучтиво обменял на деньги выигрыш, невзирая на протесты собутыльников, и отправился на Сент-Джеймс-стрит, целеустремленно спустился по ней, обходя Сент-Джеймсский парк, пока через минут пятнадцать не достиг окрестностей Вестминстерского аббатства. Он остановился на углу маленькой улицы перед домом с закрытыми ставнями и осторожно постучал в боковую дверь костяным набалдашником трости. Дверь открылась почти немедленно, и Рейвенсворт вошел внутрь. Это была его вторая ошибка.

Маркиз Рейвенсворт не в первый раз был в заведении мадам Ренье. В былые дни, которые он теперь называл «жизнью до Брайони», он был постоянным и ценимым клиентом и много раз приятно проводил часок-другой в обществе одной из девиц легкого поведения, украшавших малиновую гостиную мадам. Он вежливо, хотя и немного неприступно, кивнул случайному знакомому, которого заметил в намеренно приглушенном свете главного салона, и попытался отбросить смутное чувство вины, вдруг охватившее его. Усевшись в кресло и с напускной небрежностью закинув ногу на ногу, он откупорил бутылку кларета, принесенную по его заказу лакеем, пока хозяйка заведения выплыла из комнаты, чтобы привести девицу, которая должна была развлекать его. Место, рассеянно заметил он, было таким же шумным и переполненным, как и раньше, по лестнице вверх и вниз сновали люди. Почему-то атмосфера притворного веселья показалась ему тягостной, хотя девушки в прозрачных одеждах не переставали улыбаться ни на секунду. Его не волновали ни эти игривые улыбки, ни густой запах французских духов, раздражавший его ноздри и совсем не похожий на чистый свежий запах трав Брайони, наполнявший комнаты в Оукдейл-Корте. Вспомнив о Брайони, Рейвенсворт стиснул челюсти и увлеченно занялся кларетом.

На его лицо упала тень. Рейвенсворт поднял взгляд, его глаза сузились, разглядывая женские формы, направляющиеся к нему. Позади неприятно скалящейся мадам он увидел девушку со светлыми волосами, заколотыми на затылке в скромный пучок.

– Это Анжель, ваша подруга на ночь, – вполголоса доверительно проворковала мадам Ренье и подтолкнула блондинку вперед, пока ее колени не коснулись приглашающе бедер его светлости.

Рейвенсворт поперхнулся вином. Девушка была просто копия Брайони! Он издал яростный рык и швырнул бутылку в камин, где она разлетелась на тысячу осколков. В салоне воцарилась ошеломленная тишина, а потом словно разверзся ад. Рейвенсворт вскочил на ноги, во всю силу своих легких выкрикивая оскорбления и упреки мадам, которая завлекает невинных девушек в гнездо разврата, и в то же время ругая похожую на Брайони девицу, очень популярную у гостей заведения, если бы Рейвенсворт только знал это, за то, что позволила демонстрировать себя как обычную шлюху в этом логове беззакония.

Поскольку все так и было и все присутствующие знали это, Рейвенсворта сначала приняли за методистского священника, решившего устранить ошибки в устройстве мира, который не желал быть исправленным. Однако его обличительная речь на этом не закончилась, и скоро стало очевидно, что его цветистый язык и нецензурные выражения опровергают это ошибочное впечатление. Такой ожесточенной была эта грубая и неистовая вспышка, что перепуганная мадам, не теряя времени, позвала своих вышибал, трех крепких бывших боксеров, которые быстро обработали пьяного Рейвенсворта и с величайшим удовольствием вышвырнули его взашей.

Как ему удалось преодолеть весь долгий путь до дома в пьяном забытьи, Рейвенсворт так и не смог вспомнить. Денби уложил его в постель в холодном молчании, не сказав ни слова сочувствия ни по поводу пары синяков, обезобразивших красивое лицо его светлости, ни в связи со странными болями, которые стоически переносил Рейвенсворт. Вот какова привязанность слуги, который за щедрое жалованье служил у него добрый десяток лет, заметил Рейвенсворт, подавляя стон от боли, когда его немилосердный камердинер туго перебинтовал избитые ребра своего хозяина, как будто он был седлом барашка, которого мясник связывает к воскресному обеду.

Маркизу понадобилась целая неделя, чтобы оправиться от перенесенных побоев, и в это время он не покидал уютных комнат в Олбани и не принимал гостей. По необъяснимой причине он не хотел, чтобы даже намек на постыдные обстоятельства, сопровождавшие его злоключение, достиг деликатных ушей его добродетельной жены. Однако когда подозрительно заботливый Денби осторожно заметил, что поездка в провинцию была бы целесообразной и благотворной, Рейвенсворт сразу же отверг предложение, поскольку считал, что оскорбительно вернуться к Брайони с поджатым хвостом.

Вынужденное бездействие предоставило ему время для спокойного размышления, и его светлость обнаружил, что не знает, как поступить. Он неохотно признал, что другие женщины его совершенно не интересуют; жизнь до Брайони оказалась совсем не такой, как он ее превозносил, и он отказался от нее без малейшего сожаления; он даже был готов признать, что не может жить без Брайони, но будь он проклят, если позволит девчонке, которая посмеялась над ним, задавать тон. Брайони Лэнгленд надо заставить понять, что она натворила. Пусть поварится в собственном соку недельку или две, пока не прочувствует наказания. Потом, когда она будет готова умолять об условиях, он снизойдет принять ее безоговорочную капитуляцию.

Приятная перспектива возвращения в Кент значительно улучшила его состояние духа, и он набросал Брайони записку, уклончиво сообщая, что вернется к концу недели, чтобы заняться кое-какими делами в имении. Это послание было отправлено со специальным курьером. Когда его конюх вернулся вечером следующего дня, Рейвенсворт не мог скрыть разочарования: бессердечная девчонка не написала ни слова в ответ. Однако, завязав с ничего не подозревающим грумом разговор ни о чем, он вытянул из него информацию, что ее светлость очень занята приготовлением к предстоящему балу. Рейвенсворт был в недоумении, но у него хватило хладнокровия скрыть от любопытного лакея, что он понятия не имел ни о каком празднестве, намечающемся в его собственном доме в самом ближайшем будущем.

В тот же вечер, когда он прогуливался по Пиккадилли, размышляя над тем, что сообщил ему грум, он наткнулся на старого школьного товарища, который потряс его до глубины души, поблагодарив за приглашение на его бал и сообщив, что приедет в четверг. Рейвенсворт ответил с достаточным самообладанием, но как только приятель удалился, он развернулся и прямым ходом направился в Олбани-Хаус искать Денби.

Денби слышал от слуги лорда Графтона, что они завтра уезжают в Оукдейл-Корт на бал, который дается в честь свадьбы виконта и виконтессы Эйвери. Он взял на себя смелость уложить чемодан его светлости, и его светлости осталось только отдать приказание, и они могут покинуть Лондон немедленно. Рейвенсворт приказал.

Когда коляска Рейвенсворта въехала в ворота Оукдейл-Корта, он обнаружил на подъездной дорожке и в конюшнях суматоху, какая бывает в гостиницах у большой дороги. Конюхи и лакеи в разнообразных ливреях сновали туда-сюда среди все прибывающих экипажей, которые высаживали многочисленных пассажиров и выгружали их багаж у парадной лестницы и на лужайке. Рейвенсворт никогда не видел ничего подобного – по крайней мере в Оукдейл-Корте – и подумал немного раздраженно, понимает ли Брайони, чего будет стоить разместить и накормить такое количество лошадей, не говоря уже о прислуге, которая нужна, чтобы обслуживать такую толпу народу.

Однако до того как поддаться этим невеселым мыслям, он обнаружил себя мишенью для сыплющихся со всех сторон добродушных шуток своих неженатых друзей, что он покинул их братство ради семейной мышеловки. Он благосклонно принимал их все, даже зашел настолько далеко, что рекомендовал институт брака самым закоренелым скептикам из старых закадычных друзей, которые недоверчиво качали головой из-за необъяснимого падения такого убежденного холостяка.

Он вошел в огромный зал, где были расставлены длинные столы, уставленные разнообразными деликатесами, которые могли удовлетворить изощренный вкус привередливого гурмана. Многие из них частенько пользовались его гостеприимством. Он окинул взглядом лица на галерее наверху и заметил Эйвери и Харриет, которые дружески помахали ему, но не сделали и движения, чтобы отойти от группы гостей, с которыми разговаривали. Хозяйки дома нигде не было видно.

Вежливо осведомившись о местонахождении ее светлости у незнакомого мажордома, умело руководившего действом, он получил ответ, что она повела небольшую группу гостей осмотреть ее сад. У Рейвенсворта возникло какое-то странное чувство. Он уже раньше слышал эту мелодичную, медлительную речь. Он пристально посмотрел на широкоплечего гиганта, возвышающегося над ним, и спросил довольно холодно:

– Из какой части колоний ты родом, друг мой?

Рейвенсворт был немного удивлен смелым испытующим взглядом, который получил в ответ.

– Из Канады, сэр, – невозмутимо ответил слуга, потом нахально подмигнул его светлости и отвернулся, чтобы заняться вновь прибывшими гостями.

Она не могла поступить с ним так во второй раз! Маркиз резко повернулся и направился к двери. Нет необходимости говорить ему, где найти ее светлость. Огород с лекарственными травами был единственным садом, по ее мнению, достойным такого названия.

Она была в своем старом платье и соломенной шляпе, невозмутимо демонстрируя заинтересованным дамам кулинарные, лечебные и косметические свойства всех ее обожаемых сорняков. Рейвенсворт заворожено наблюдал, как каждая дама по очереди со знанием дела пробовала многочисленные листочки и веточки, которые Брайони держала в руках.

«Господи, – потрясенно подумал он, – она такая же сумасшедшая чудачка, как мой отец! Какое наследство я передам моим детям?» Удивительно, но мысль о ее причудах совсем не рассердила его, наоборот, его настроение необъяснимо поднялось. Потом он вспомнил нахальный взгляд высокого широкоплечего слуги с колониальным акцентом и пришел в себя.

Их взгляды встретились, и опять его светлость был поражен, потому что глаза Брайони были такими же чистыми и спокойными, как всегда, и она смело отвечала ему взглядом на взгляд. Ей понадобилось несколько минут, чтобы освободиться от дам, и, когда она направилась к нему, в ней не было ни малейшего намека на смущение, что ее застали в таком наряде, какого стыдилась бы даже самая последняя судомойка.

– Рейвенсворт, вы здесь? – любезно спросила она, беря его под руку, которую он предложил ей. Потом спросила: – Если вы собираетесь пожаловаться насчет своей спальни, то мне жаль, но вы должны понять, что в сложившихся обстоятельствах больше ничего нельзя было сделать.

– А что с моей спальней? – спросил он. Его подозрения росли.

– О! Вы не знали? Ну... Надеюсь, вы не обидитесь, но я разместила Фредди Фиддинга и... о, я забыла их имена – в вашей комнате, узнав, – спокойно продолжала она, – что вы очень сильно заняты в городе.

От его испытующего взгляда ее густые ресницы опустились, словно опахала, к щекам. Рейвенсворт благоразумно не стал допытываться об источнике ее информации.

– Тогда я переберусь к вам, – сказал он не терпящим возражений тоном.

<