/ Language: Русский / Genre:love_history / Series: Агенты безопасности

Таинственная леди

Элизабет Торнтон

Герой войны Уолдо Боуман ворвался к редактору великосветского журнала Джоли Чесни с твердым намерением устроить скандал – в конце концов, стараниями этой особы Уолдо представили как гуляку, повесу и неисправимого ловеласа! Однако с первого же взгляда на Джоли гнев Боумана сменился восхищением и… желанием. А сопротивление гордой и независимой красавицы разожгло в сердце воина неодолимую страсть! Узнав, что Джоли грозит смертельная опасность, Боуман готов спасти ее любой ценой – даже ценой собственной жизни…

Элизабет Торнтон

Таинственная леди

Пролог

Апрель 1817 года Бринзли-Холл, Оксфордшир

Он точно уловил момент, когда брошенная кем-то из гостей случайная фраза всколыхнула ее непогрешимую память. Что-то мелькнуло в ее глазах. Это нельзя было назвать подозрением. «Предположение», «догадка» – пожалуй, более подходящие слова. Потом взгляд ее стал обычным. Но он знал Хлою. Она никогда не забывала пикантных подробностей и держала их в памяти, чтобы потом навести справки.

Нужно убить ее, пока она не успела ничего предпринять. Сейчас не до щепетильности и разборчивости в средствах. Нельзя терять времени. Она должна замолчать, прежде чем ее подозрения станут известны всему свету.

Пора спать. Лакеи зажгли свечи в канделябрах на лестнице, ведущей в спальни. Никто из гостей не задержался в гостиной. Прием в загородном доме окончен. Большинство гостей разъехались. Немногие оставшиеся укладывают вещи, чтобы отправиться в путь рано утром.

Он лежал на кровати полностью одетый, закинув руки за голову, и прислушивался к звукам погружающегося в сон дома. Подождав полчаса, он поднялся и вышел из спальни.

Отпустив служанку, Хлоя села к секретеру, достала дневник и принялась воспроизводить впечатления от сегодняшнего вечера. Она описала меню обеда, сервировку стола, гостей, их наряды, внешность, разговоры. Гости были влиятельными людьми, имевшими высокопоставленных друзей. Связями здесь не много бахвалились, и она отразила в дневнике и это.

Один разговор не выходил у нее из головы. Какая-то фраза леди Лэнгстон. Когда детали, подсказанные услужливой памятью, сложились в единое целое, Хлоя отложила перо. Мысли сменяли друг друга с лихорадочной быстротой. Не может быть… едва ли это возможно… Должно быть, память ее все-таки подвела. Она не может никого обвинять, не проверив факты.

Но если она права, ей грозит смертельная опасность.

Еще минуту назад ей было тепло, но сейчас холод пробрал ее до костей.

Она вздрогнула всем телом, когда кто-то тихо постучал в дверь.

– Хлоя! – Его голос! – Я хочу поговорить с тобой. Открой дверь, Хлоя.

Долго ждать не пришлось!

Скользнув к окну, она задернула шторы, потом села за секретер и стала искать бумагу. В ящике с канцелярскими принадлежностями она нашла плотный лист, украшенный гербом лорда Бринзли. При других обстоятельствах это произвело бы на нее впечатление. Но сейчас она только всхлипнула от терзающих ее мрачных предчувствий.

Ей понадобилась всего минута, чтобы написать то, что она хотела сказать. Она молилась про себя, чтобы письмо оказалось лишним и она, живая и невредимая, рассказала бы обо всем сама. Она не желала впутывать в эту историю Джо, но ей больше не к кому обратиться.

Леди Бринзли любезно предложила отправить почту своих гостей. Нужно только оставить письмо на столике в холле.

Не паникует ли она по пустякам? Может быть, нужно впустить его и поговорить?

Дверная ручка с шумом повернулась.

– Хлоя, я знаю, что ты еще не спишь. Под дверью виден свет. Я хочу поговорить с тобой.

– Минуточку.

Слава Богу, дверь заперта.

Сунув дневник в секретер, она бросила письмо на каминную полку в надежде, что служанка найдет его. Схватив плащ, она бесшумно скользнула сквозь дверь, ведущую на черную лестницу, которой пользовались только слуги.

Пока она спускалась по ступеням, ее ум работал с лихорадочной быстротой. Если она закричит, ее услышат? А если услышат, то успеют ли прийти на помощь? Поверят ли ей? Куда бежать и что делать?

Выйдя из дома через заднюю дверь и сделав несколько шагов, она остановилась, давая глазам привыкнуть к темноте. И похолодела. Она здесь не одна.

Туманный силуэт возник перед ней.

– Хлоя! – сказал он. В его голосе слышалась насмешка. Он протянул к ней руки. Она нырнула под его локоть и бросилась бежать.

Глава 1

– Мне следовало бы догадаться, что вы женщина!

Джо Чесни, владелица и издатель «Эйвон Джорнал», вздрогнув, подняла глаза. Она сидела за столом в своем кабинете и просматривала свежий, только что из типографии, номер газеты. Неожиданный визит незнакомца и его содержащие плохо скрытое оскорбление слова застали ее врасплох. Сегодня четверг, день, когда выходит газета. У нее нет времени на пустые разговоры.

Сначала Джо решила, что перед ней актер. У посетителя для этого подходящая внешность – высокий, темноволосый, лицо скорее выразительное, чем красивое. В нем чувствуется внутренняя сила. Что ж, в конце концов, они в Стратфорде-на-Эйвоне, родном городе Шекспира, и в это время года в театре или на открытом воздухе постоянно идут спектакли.

Когда незнакомец шагнул к ней, Джо не слишком встревожилась. Вокруг полно народу. Мак Невин, главный редактор, сейчас в своем кабинете, который как раз напротив, или в отделе рассылки. Стоит ей только позвать, и кто-нибудь прибежит. И все же визитер поставил ее в неудобное положение. Во-первых, он был безукоризненно одет, а она в рабочем халате, защищавшем одежду от типографской краски. Во-вторых, незнакомец нависал над ней как хищник над добычей. Поднявшись на ноги, Джо попыталась хотя бы отчасти избавиться от неловкости.

Он здесь явно по ошибке. Должно быть, он перепутал дом или принял ее за кого-то другого. Недоразумение это или нет, но Джо возмутили обидное высказывание посетителя и его интонация. Она уважаемая дама и руководит процветающим бизнесом. С ней подобным тоном не разговаривают.

Ее взгляд стал столь же холодным, как у незваного гостя.

– Это редакция «Эйвон Джорнал», – сказала она. – Если вы заблудились, буду рада указать вам дорогу.

– Я не ошибся. Полагаю, вы Дж. С. Чесни, владелец этого кладезя непристойностей?

Джо не заметила, что незнакомец держит в руках номер «Эйвон Джорнал», пока он не бросил газету ей на стол.

Кладезь непристойностей? Если он не актер, то, должно быть, политик. Ни один нормальный человек так не выражается. Он всячески старается задеть ее. И даже не подозревает, насколько его слова достигли цели. «Эйвон Джорнал» для Джо больше чем просто газета. Она была гордостью и радостью ее покойного мужа. Когда Джон умер, казалось, газета умрет вместе с ним. Но Джо не позволила этому случиться. Вопреки советам она заняла место мужа и продолжила выпускать газету. В ее душе Джон и «Эйвон Джорнал» были неразделимы.

– Да, – сказала она, – я миссис Чесни. Я издатель «Эйвон Джорнал». Что мы сделали? Перепутали ваше имя? Написали плохую рецензию?

– Плохую… – Его брови сошлись на переносице. – Вы думаете, я актер?

Джо поняла свою ошибку, но поскольку это предположение его раздосадовало, она подлила масла в огонь:

– У вас вполне подходящая внешность. – Она с минуту изучала посетителя. – Вы могли бы играть героические роли, если бы следили за своими манерами и не смотрели так свирепо.

Не зашла ли она слишком далеко? Его губы плотно сжались, но только на мгновение.

– Я прав, – медленно сказал он. – Ведь вы меня не узнали, миссис Чесни?

– А должна?

– Вы пишете обо мне так, будто у нас с вами… интимное знакомство.

Джо покоробили его слова. Были они сказаны намеренно или случайно? У нее возникли сомнения, но она решила исходить из презумпции невиновности.

– Если вы пришли с жалобой, – вскинула подбородок Джо, – предлагаю вам обратиться к мистеру Невину, главному редактору. Я издатель и не могу следить за всем, что печатается в газете.

– Типично женский ответ! Как только возникают какие-нибудь трудности, сразу находится мужчина, который избавит вас от проблем. Нет, миссис Чесни, так не пойдет. Ваше имя красуется на каждом выпуске газеты – «Дж.С. Чесни». Так что именно вам придется платить штраф, если, конечно, вы не замужем. В противном случае за вашу ошибку придется расплачиваться вашему мужу, бедолаге.

Джо хотелось наброситься на него и поставить на место двумя-тремя хорошо подобранными словами. Но она внезапно сообразила, что он говорит серьезно, и это охладило ее пыл. Похоже, дело может обернуться судебным разбирательством и штрафом. Надо выслушать посетителя.

– У меня за спиной нет никакого мужчины, – спокойно сказала Джо. – Как я понимаю, вы уже догадались, что я вдова.

– Я не знал. – Незнакомец заколебался, будто собираясь извиниться, но вместо этого продолжил: – Это не имеет никакого значения. Я хочу, чтобы это прекратилось.

Он перевернул газету, которую бросил ей на стол. «Лондонская жизнь» – гласил набранный крупным шрифтом заголовок на последней странице. Это был новый, довольно откровенный комментарий о жизни богатых и знаменитых. Читатели, жившие вдали от столицы, хотели знать о знаменитостях – как они одеваются, что едят, где живут, чем занимаются.

Эту идею предложила ее подруга Хлоя, именно она писала остроумные и язвительные комментарии в колонке светской хроники под псевдонимом Леди Всезнайка и присылала их из Лондона раз в две недели. Она идеально подходила для такой работы. В свое время Хлоя очень удачно вышла замуж и, овдовев, продолжала вращаться в высших кругах.

По мнению Хлои, светское общество было таковым только с виду. Под внешней безукоризненностью бурлили опасные течения, кипели бурные страсти, вспыхивали и угасали романы. Короче, со смехом говорила Хлоя, все то, что делает жизнь интересной. Каждую неделю Джо публиковала в газете отрывки из посланий Хлое, заполняя всю последнюю страницу пикантными тайнами богатых и знаменитых.

С начала публикации рубрики «Лондонская жизнь» тираж газеты заметно увеличился.

Теперь Джо все стало ясно. Разгневанный незнакомец, очевидно, герой светской хроники Хлои и явно возмущен тем, что написала о нем Леди Всезнайка. Но разве он один такой?

Она села в кресло, сцепив пальцы, положила руки на стол и стала внимательно разглядывать посетителя. Перед ней стоял атлетически сложенный мужчина тридцати с небольшим лет, одетый в безупречный черный сюртук и бежевые брюки. Она не видела его обуви, но не сомневалась, что на нем высокие сапоги, украшенные золотыми кисточками, начищенные и сверкающие, словно зеркало. Его волосы были темными, но не черными. В жестких кудрях, падающих на воротник, проглядывал красноватый оттенок. На левой щеке около рта виднелся небольшой шрам. Но самой отличительной чертой, которую она сразу бы заметила, если бы он не застал ее врасплох, было то, что незнакомец тяжело опирался на трость с необычным серебряным набалдашником.

– Вы Уолдо Боуман! – воскликнула Джо.

Посетитель утвердительно склонил голову, и сковавшее ее напряжение немного ослабело. Он казался безрассудным и опасным, но, судя по описаниям Хлои, единственное, в чем его можно обвинить, – он неотразим в глазах женщин. «Похититель сердец» – назвала его Хлоя, но сделала это без злого умысла. Она восхищалась Уолдо Боуманом.

Хлоя питала нежность к повесам, которую Джо не разделяла.

Визитер изучал Джо с не менее пристальным интересом. Она знала, что в рабочем халате, с рыжими волосами, строго зачесанными назад и стянутыми лентой, выглядит старомодной и плохо одетой. Но она не собиралась извиняться за свой вид. Готовить газету к выпуску – довольно грязная работа. И у нее нет никаких причин испытывать неловкость и смущение.

Ее пальцы были в чернильных пятнах. Джо подавила желание тайком вытереть руки о халат.

Встретившись с ним взглядом, она прищурилась:

– Вы что-то сказали? Я не расслышала.

Возникло короткое молчание, пока гость задумчиво разглядывал ее. Наконец он сказал:

– Вы не входите в круг моих знакомых, поэтому не вы автор этой скандальной публикации. – Он указал на газету. – Ее имя, миссис Чесни. Назовите ее имя, и мы квиты.

Джо покачала головой:

– Мои источники конфиденциальные. Вы не узнаете от меня имя автора.

Он оперся одной рукой о стол. Его глаза похолодели.

– Я хочу, чтобы между нами не было недоразумений. И не позволю трепать свое имя во второсортной газетенке, в каком-то листке, который способен лишь удовлетворять пошлое любопытство обывателя. У вас нет совести? Или вас заботит только тираж?

Намек на отсутствие совести Джо не задел. Но слово «листок» вывело из себя. Так назывались газеты, выходящие на одной страничке. Публикуемые там сенсации не выдерживали никакой критики. Приличные люди презирали подобного рода издания. Своим замечанием посетитель нанес Джо страшное оскорбление. Она поднялась, на ее щеках вспыхнули пятна. Он благоразумно отступил на шаг, прежде чем она обогнула стол.

Ее голос был тихим и дрожал от гнева:

– Я публикую новости, мистер Боуман. И так случилось, что вы оказались таковой. – Она схватила со стола свежий номер газеты и указала на первую страницу. – Так же, как Уильям Хогг, который убил свою жену и спрятал тело под полом в сарае. Так что не говорите мне о совести. Если бы она у вас была, ваше имя не появилось бы в моей газете.

Его глаза опасно прищурились.

– Вы сравниваете меня с убийцей?

– Разумеется, нет! Я всего лишь пытаюсь объяснить вам, что мои читатели хотят знать о вас точно так же, как хотят знать о герцоге Веллингтоне или принце-регенте.

– Вы никогда не пишете о них ничего непочтительного.

– Я ни о ком не печатаю ничего непочтительного, даже о мистере Хогге. Я публикую правду.

Высокомерная улыбка изогнула его губы.

– Как вы ее понимаете.

Джо в точности повторила его улыбку.

– Поправьте меня, если я ошибаюсь. Разве вы не подарили своей последней подруге изумрудную подвеску, когда ваш роман закончился? – Боуман сжал зубы, поэтому она продолжила, тщательно подбирая слова: – Это вы или не вы в прошлом месяце дрались на дуэли с лордом Хорнзби в Гайд-парке?

– Если вы напечатаете это, – произнес он сквозь зубы, – я подам на вас в суд за клевету.

– Ха! Вы проиграете! Как я могу клеветать на повесу и забияку?

Джо скрестила на груди руки и в упор взглянула ему в глаза, словно призывая опровергнуть ее слова.

Боуман переложил трость в другую руку и пристально посмотрел на Джо. Постепенно гнев в его глазах сменился удивлением.

– Вы не намерены печатать историю с дуэлью?

– Нет.

– Держу пари, не ради того, чтобы избавить меня от неловкого положения. Значит, для того, чтобы защитить Хорнзби. Не соблаговолите ли объяснить – почему?

– Я пальцем не пошевелю, чтобы защитить Хорнзби.

– Тогда почему…

– Леди Хорнзби уже достаточно опозорена выходками своего мужа, – нетерпеливо перебила Джо. – Я не имею желания унизить ее вновь.

– Вы не хотите бесчестить леди Хорнзби, – медленно сказал Боуман, – а с моими родственниками так поступать можно?

– Вы не женаты.

– У меня есть мать и сестры.

– Это совсем другое.

– В чем разница?

– Разница в том… – Джо замялась. – В том…

– В чем же?

– Вы сами знаете, что разница есть. Ваши опрометчивые поступки не так ранят мать или сестру, как супругу.

– Рискну повториться, я не женат.

– И прекрасно, – сказала она, начиная сердиться. – Будем откровенны, мистер Боуман. Вряд ли вы первый приз на брачном рынке. И невинных юных девушек, и более опытных дам охватывает дрожь от восторга, когда вы делаете их объектом своего внимания. Каждая думает, что именно она изменит вас в лучшую сторону. Все они обречены на разочарование.

– Я не хочу меняться!

– Разумеется, шалопаи никогда этого не хотят. И если бы лондонские дебютантки и их глупые мамаши прочитали «Эйвон Джорнал», то скоро бы поняли, что ваш случай безнадежен.

Джо не думала, что он рассердится, но в его глазах промелькнуло что-то мрачное и опасное. Когда он схватил ее за запястье, у нее перехватило дыхание.

– Это звучит как вызов, – сказал он.

Боуман был без перчаток, жар его руки жег ей кожу, в этом было нечто тревожащее. В светском обществе представители противоположного пола не касаются друг друга столь интимно, если они не родственники.

Интимно! Опять это слово! Она задрожала без всякой причины.

– Что? – Джо потеряла нить разговора. Боуман нахмурился:

– Вы боитесь?

– Нет, это вы празднуете труса.

Это была ложь, но ей не оставалось ничего другого, чтобы сохранить лицо. Она не позволит ему смеяться над ней.

Именно эта мысль удержала ее от вскрика, когда он притянул ее ближе. Боуман улыбнулся, и ее пульс пустился в галоп.

– Если я вас поцелую, – мягко сказал он, – вы напишете об этом в газете?

– Нет, – сказала Джо, стараясь, чтобы голос звучал ровно. – Я вас застрелю.

Он расхохотался и отпустил ее.

– Маленький совет, миссис Чесни. Если хотите сохранить свое доброе имя, не упоминайте всуе мое.

В качестве меры предосторожности она спрятала руки в складках халата.

– Вы угрожаете распространять обо мне ложь?

– Вы плохо обо мне думаете. Нет, я имел в виду доброе имя вашей газеты. Если я подам в суд и вы проиграете, оно будет дискредитировано.

– Я не проиграю. Его губы скривились.

– Снова вызов?

Их напряженный разговор прервали. Дверь неожиданно распахнулась, и на пороге появился одетый по последнему слову моды молодой человек, которого Джо хорошо знала. Генри Гардинер, тридцати двух лет, был самым завидным холостяком в округе, главным образом потому, что его отец, сэр Роберт, как судачили жители, владел половиной графства.

– Уолдо! – воскликнул Генри. – Рагглз сказал, что это займет всего пять минут. – Он улыбнулся Джо: – Рад видеть вас, мэм. Надеюсь, вы не возражаете против моего вторжения, но карета ждет, а свадьба не может состоятся без моего друга.

У Джо почему-то возникло такое чувство, будто Гардинер поймал ее с поличным. Однако его последние слова принесли ей значительное облегчение.

– Свадьба? – спросила она, с любопытством взглянув на Уолдо. – И кто же эта счастливица?

На лице Боумана отразилось изумление.

– Вы заблуждаетесь, миссис Чесни. Я не собираюсь жениться.

– Что? – удивился мистер Гардинер и фыркнул, давясь смехом. – Прошу прощения, – сказал он, взяв себя в руки. – Нет-нет, мэм, это невозможно. Наш общий друг сегодня женится в Уорике, а мистер Боуман будет его шафером.

– В Уорике? – переспросила Джо. – Это по меньшей мере восемь миль отсюда. Тогда я вас не задерживаю. – Она лучезарно улыбнулась. – До свиданья, мистер Гардинер. До свиданья, мистер Боуман. Приятного путешествия.

Джо присела в реверансе, джентльмены поклонились. Как только они вышли, она устало прислонилась к столу и тут же выпрямилась, потому что Уолдо Боуман снова вошел в кабинет.

– Что еще? – быстро спросила она.

Он неспешно улыбнулся, словно сознавая, как волнует ее его присутствие.

– Я пробуду в Уорике всю ночь, – сказал он. – Но завтра вернусь в Стратфорд. Может быть, мы устроим вечеринку, отправимся на спектакль или еще куда-нибудь, что может предложить Стратфорд?

Джо улыбнулась откровенно притворной улыбкой.

– Не тратьте на меня свои чары, мистер Боуман. Я к ним невосприимчива. Что бы вы ни сказали и ни сделали, этим вы не добьетесь от меня имени моего корреспондента.

Он задумчиво смотрел на нее минуту-другую, потом сказал:

– Такой ответ не обманул бы даже простака. Вы боитесь меня или себя?

Ее голос взлетел до предела:

– Доводилось мне слышать о тщеславных людях, но вы…

Он прижал палец к губам, призывая ее к тишине.

– Не злитесь. Генри за дверью. Мы ведь не хотим, чтобы у него сложилось впечатление, что тут происходит ссора любовников.

Боуман шагнул к порогу и остановился, взявшись за ручку двери. На его лице больше не было волнующей ее кровь улыбки.

– Я имел в виду только то, что сказал, миссис Чесни. Будьте осторожнее с тем, что печатаете. Не ищите неприятностей на свою голову.

Она словно приросла к полу и стояла едва дыша, пока не услышала, как захлопнулась входная дверь. Джо не могла одолеть смущения. Боуман заигрывал с ней, а в следующее мгновение угрожал.

Он совсем не соответствовал ее представлению о нем. Хлоя изобразила его в ложном свете или очень недооценила. Он вовсе не был сплошным очарованием. Когда он того хотел, то умел наводить страх. Теперь, встретившись с ним лично, Джо вряд ли забудет, что он служил с Веллингтоном в Испании.

Именно там, полагала она, он получил ранение в ногу и приобрел тот внутренний стальной стержень, который не прикроешь никаким шармом.

Но это не ей, а ему нужно об этом помнить. Война кончилась два года тому назад, пора оставить прежние привычки.

Джо взглянула на свое запястье. Ей действительно досадно было вспоминать, как она вздрогнула от его прикосновения. Не от страха – это она могла бы себе простить, – а от того, что он взбудоражил ее женскую сущность. Она не привыкла к таким людям, как Уолдо Боуман. Джентльмены ее круга относились к ней с почтением, понимая, что она предана памяти своего покойного мужа.

«Не ищите неприятностей…»

Она боялась не столько за себя, сколько за Хлою. Если он подаст иск против газеты, то проиграет. От Хлои никогда не требовалось сообщать только неопровержимые факты, ее задачей было передавать последние сплетни. Но если он обратится в суд, личность Леди Всезнайки будет раскрыта. Это поставит в неловкое положение ее друзей. И Хлоя навсегда будет изгнана из общества.

Нет. Боуман не станет сводить счеты с Хлоей и возложит вину на владельца газеты, публиковавшей ее опусы.

Он делает из мухи слона. Хлоя не была лживой или злобной. Если у нее и есть недостаток, то он состоит в том, что она излагает свои чувства с преувеличенной экспансивностью. Она искренне восхищается людьми, о которых пишет. Должно быть, она что-то упустила, если мистер Боуман грозит судебным разбирательством при очередном появлении его имени в газете.

Джо чуть не подпрыгнула, когда дверь снова распахнулась, но это был всего лишь Билли, ученик печатника, который принес почту.

– Главным образом счета, – весело сказал он, положив пакет ей на стол. – И письмо от вашей подруги леди Уэбберли. Я узнал ее почерк.

Письмо от Хлои. Это странно. Обычно личная корреспонденция от Хлои приходила на домашний адрес Джо на Черч-стрит, а не в редакцию газеты. Джо не стала об этом раздумывать. У нее нет времени читать письмо прямо сейчас. Она сделает это позже.

Сунув письмо в карман халата, она положила руку на плечо Билли.

– Если закончим работу до полудня, получишь лишние шесть пенсов.

Билли засиял от радости. В свои тринадцать лет он был единственной опорой для матери. Лишние деньги пригодятся в их скромном хозяйстве.

– Отлично, – сказал он.

Они быстро прошли по коридору в отдел рассылки. Длинные столы были завалены газетными листами, и все работавшие в «Эйвон Джорнал» – печатники, их ученики, продавцы газет, уборщики, клерки, редакторы – были заняты подборкой номеров или связывали газеты в пачки.

Джо ненадолго остановилась, наслаждаясь моментом. Она любила суматоху, царившую в редакции в день выпуска газеты. Мак Невин с закатанными рукавами рубашки широко улыбнулся ей. Это был пышущий здоровьем мужчина, которому перевалило за шестьдесят, с редеющей гривой седых волос. Некоторые считали, что «главный редактор» слишком громкий титул для работника мелкой провинциальной газеты. Только не Джо. Она знала, насколько обязана Маку. Без него она не смогла бы издавать газету.

В свое время Мака стремилась заполучить каждая газета в стране. Но его привязанность к бренди стала расплатой за успех. И он вернулся в родной город собственной тенью: теперь он был трезвенником, и, как однажды признался, «Эйвон Джорнал» стал для него спасением. Джо могла сказать то же самое о себе.

Она с улыбкой смотрела на царящий в комнате хаос. Все, чего она хотела в жизни, было здесь. Засучив рукава, она принялась за работу.

Глава 2

– Что случилось? – поинтересовался Генри, когда карета тронулась.

– Ему не понравилось, что газета написала о нем, – отозвался достопочтенный Дуглас Макнаб, известный среди друзей под именем Рагглз.

Его английский был безупречен, но рыжие волосы и веснушки придавали ему такой вид, словно он только что спустился с Северо-Шотландского нагорья, где он действительно жил, но это было много лет назад, в школьные годы.

– И поскольку мы проезжали мимо, – продолжил Рагглз, – он решил поговорить с издателем лицом к лицу. Только он не знал, что газету выпускает женщина.

– Так в чем дело? – настаивал заинтригованный Генри. Сидевший напротив Рагглз протянул ему газету.

– Последняя страница. Леди Всезнайка.

Генри пробежал глазами страницу и отбросил газету.

– Чепуха! Уолдо ничуть не волнует, что о нем болтают. Так какова истинная причина твоего интереса к миссис Чесни, Уолдо?

– М-м?

Уолдо слушал вполуха. Он думал о том, что нечасто встречал женщин, которые мало его ценили. Миссис Чесни же, в сущности, раскритиковала его. «Едва ли вы главный приз на брачном рынке». Он с ней согласен, но полно таких, которые будут иного мнения. Он наследник значительного состояния и имения. В глазах амбициозных мамаш, у которых дочери на выданье, эти достоинства покрывали многие грехи.

Еще кое-что удивило его. Миссис Чесни была красива, но совершенно не уделяла внимания своей внешности. Тусклый халат не мог скрыть ее женственных форм и заглушить сияние огненно-рыжих волос и серо-зеленых глаз. А эти чернильные пятна на подбородке – она знала об их существовании? Ее это волновало? Конечно, нет! У нее есть миссия. Она выпускает газету!

Уолдо зевнул. Он предпочитал в женщинах иное. Его взгляд постоянно был прикован к дамам, умеющим подчеркнуть собственную красоту, искрящимся обаянием, знающим, как очаровать мужчину. К таким, как его последнее увлечение, Каролина Уолтерс.

Их короткая связь оборвалась, когда в прошлом году он провел месяц в Шотландии с Рагглзом. Но он не забыл Каро, и она его не выбросила из головы.

Воспоминание о Каро подняло ему настроение.

Но к его досаде, мысли сами собой вернулись к Джо Чесни. Его разбирало любопытство. Он задавался вопросом, презирает ли она всех мужчин или только таких, как он, которые безудержно наслаждаются жизнью? Она называет их шалопаями.

Уолдо посмотрел на Гардинера.

– Давно она овдовела, Генри?

В ответ тишина. Потом Генри разразился смехом.

– Успокойся, дружище. Если хочешь знать, три года. Но тебе от этого никакой пользы. Претенденты получше тебя делали попытки, к тому же их намерения были благородными. Покойный Джон Чесни – великая любовь ее жизни. Она обвенчана с ним до гробовой доски.

Уолдо ответил другу снисходительной улыбкой.

– Умерь свое воображение, Генри. Я не имею привычки шутить с почтенными вдовами.

Он имел в виду именно то, что сказал. Молодые годы, которые принято считать лучшими, он провел в боях, сражаясь за короля и страну. Теперь ему за тридцать, и он хочет всего лишь наверстать упущенное. Респектабельных дам он старается избегать.

– Сдается мне, Генри, ты знаешь вдовушку очень хорошо, – пробормотал Рагглз.

– Нет, – улыбнулся Гардинер, – но не потому, что не пытался познакомиться поближе. Единственное, что ее волнует, – это увековечить память мужа успехом в издательском деле.

– Он погиб на войне? – спросил Рагглз.

– Нет, – ответил Генри. – Джона не взяли в армию из-за слабых легких. В остальном он был крепким парнем, но однажды попал в грозу и промок до нитки. Когда он спустя два дня скончался, это было настоящим шоком. Во всяком случае, Джо теперь сама себе хозяйка. И может делать все, что ей заблагорассудится. Ей доставляет удовольствие выпускать газету покойного мужа. Фактически она ее возродила. Газета никуда не годилась, пока Джо не взялась за дело. Она смелая женщина.

– Она из «новых женщин»? – удивился Рагглз.

– «Новые женщины»? – Генри был явно озадачен. – Никогда о них не слышал. Кто они такие?

– Встретишь двух из них на свадьбе, – лаконично ответил Уолдо. – Абби, жена Хью Темплара, и невеста Кейса. Абби занимается редкими книгами, а Джейн пишет статьи в различные издания.

Генри даже рот приоткрыл.

– За деньги?

– Конечно. Мне было сказано, что это дает им чувство самостоятельности и независимости. Оказывается, не всякая женщина довольствуется составлением букетов, игрой на пианино и вышивкой. Они хотят приносить пользу.

Генри только головой покачал:

– Какое несчастье! Куда катится мир! Но думаю, это определение Джо не подходит. Она издает газету не для того, чтобы приносить пользу, но чтобы почтить память мужа.

Уолдо молчал, припоминая свою стычку с Джо. «Новые женщины». Определенно, они не в его вкусе.

– Ты так и не сказал мне, зачем ты отправился к ней, – напомнил Гардинер. – И не болтай чепухи, что тебе не понравилось, как она написала о тебе в своей газете.

– Но я именно поэтому пришел к ней, – развел руками Уолдо. – У меня была масса неприятностей из-за этой статьи, и я не хочу, чтобы они повторялись.

Молчание Уолдо побудило Рагглза пояснить суть дела. Прищурив глаза, он сказал:

– Коротко говоря, матушка Уолдо получила от своей подруги письмо с поздравлениями по поводу предстоящего бракосочетания сына. Она прочитала в «Эйвон Джорнал» – я имею в виду матушкину подругу – предположения на сей счет. И для нее этого было достаточно.

Генри кивнул, давая понять, что ему все ясно.

– И твоя матушка стала докучать тебе расспросами, а потом подключила и отца. Бедный Уолдо! Я тебе искренне сочувствую.

Генри был прав только наполовину. Горячим желанием матери Уолдо было увидеть сына женатым. Отец со своей стороны давным-давно, что называется, умыл руки по отношению к своему наследнику.

– Дело обстояло даже хуже, – сказал Рагглз. – Его матушка, не поставив Уолдо в известность, пригласила девушку с родителями на домашнюю вечеринку, где должен был быть и Уолдо.

Генри был просто ошеломлен.

– Но это же нечестно. Кто эта девушка?

– Леди Элизабет Бичамп, – провозгласил Рагглз.

– Это не та, которая путешествует с арфой?

– Она самая. – Хотя на лице Рагглза было стоическое выражение, его плечи затряслись от едва сдерживаемого смеха.

Генри ударил себя по колену и расхохотался, к нему присоединился Рагглз.

Когда смех стих, Генри сказал:

– Удивляюсь, Уолдо, как ты не свернул Джо шею.

– Эта мысль приходила мне в голову.

– Я уверен, что, поскольку ты ей все объяснил, в будущем она будет осторожнее.

Уолдо не нашел нужным возражать другу, но у него сложилось впечатление, что если миссис Чесни сообразила, сколько неприятностей она ему причинила, то при каждом удобном случае будет продолжать в том же духе.

– Знаю я эту улыбку, Уолдо, – сказал Рагглз. – Что ты затеял?

– М-м… – Улыбка Уолдо превратилась в усмешку. – Я обдумываю, как разузнать имя женщины, что доставила мне столько неприятностей.

– От Джо ты его не узнаешь, – заявил Генри.

– Хочешь пари?

Это было шутливое предложение, но Генри этого не понял.

– Нет, – сказал он, нахмурясь. – Оставь миссис Чесни в покое. Она не из твоих птичек. Джо – простая провинциальная женщина.

Уолдо насмешливо хмыкнул:

– Ты прав, она не птичка, но и не простушка. Если она сделала то, о чем ты рассказал, то она проницательный и преуспевающий предприниматель.

– Я принимаю пари, Уолдо. Ставлю десять гиней, что ты не узнаешь настоящего имени Леди Всезнайки от миссис Чесни. А чтобы пари было интереснее, давайте ограничим время. Скажем, до полуночи в воскресенье. В твоем распоряжении три дня.

– Я пошутил, – запротестовал Уолдо. – Просто к слову пришлось. Я и не думал обращаться к миссис Чесни. Она не уделит мне времени. Я хотел поговорить с главным редактором, мистером Невином, как мужчина с мужчиной.

Генри ухмыльнулся. Рагглз зевнул. Уолдо вздохнул.

– Отлично, – сказал Уолдо. – Спорим на десять гиней. Вы удовлетворены?

– Я – да, – просиял Генри. – Рагглз, ты мог бы поставить и сотню. Дело беспроигрышное. Джо ему ничего не скажет.

– Посмотрим, – ответил Уолдо, но в его голосе не было уверенности.

Глава 3

В редакции вовсю кипела работа, когда Джо отправилась домой пообедать. Обычно она работала только до полудня, но четверг был самый загруженный день.

Когда она вышла на улицу, моросил дождь. Но непогода не застала Джо врасплох. Раскрыв зонт, она устремилась к церкви Святой Троицы, стоявшей на берегу Эйвона. Несколько человек шли в том же направлении. Главным образом это были путешественники, желавшие почтить память стратфордского барда. Шекспир был похоронен в церковном алтаре. Джо не вошла в церковь. Могила, к которой она направлялась, находилась у южной стены кладбища. На камне была простая надпись:

Памяти Джона Саксона Чесни

1783-1814

На Бога уповаем

Сегодня третья годовщина кончины Джона. Здесь, рядом с церковью, воздух казался теплее, а дождь – не таким надоедливым. Вдоль стены тянулись заросли бледно-желтых нарциссов. Джону это бы понравилось. Нарциссы, символ Уэльса, напомнили бы ему Вордсворта, его любимого поэта. Джо предпочитала Шелли, пока он не ушел к другой женщине, разбив сердце жене. С тех пор она перестала читать Шелли, что весьма забавляло Джона. На этом кладбище нет других могил рода Чесни. Семья Джона родом из Бата, его единственный брат жил в Америке. Джон оказался в Стратфорде, потому что дядюшка оставил ему в наследство дом на Черч-стрит и «Эйвон Джорнал».

Джон не оценил бы по достоинству то, как Джо отметила его уход. Из всех ее знакомых он был самым несентиментальным человеком. Слезы, восторг, раскаяние, любые бурные проявления чувств были ему чужды.

Джо проглотила ком в горле и, глядя на могильный камень, сказала:

– С газетой все в порядке. Мы скоро сможем купить типографскую машину, о которой ты всегда мечтал.

Джон просто бы возликовал.

Дождь перестал. Джо как раз закрывала зонт, когда что-то ударило ее в спину с такой силой, что она споткнулась. Быстро обернувшись, она заметила вихрастого мальчишку лет семи, который спрятался за углом церкви. Она его знала. Это Эрик Фоули, он живет с бабушкой в коттедже, недалеко от Орчард-стрит.

Джо посмотрела под ноги. Он бросил в нее луковицу. В прошлый раз было яйцо. Хорошо, что пока он не бросает камни. Скверный мальчишка!

Ее проблемы с Эриком начались с того дня, когда он около месяца назад появился в Стратфорде. Джо знала, в чем причина. Миссис Фоули, бабушка мальчика, с давних пор невзлюбила ее. Когда-то викарий попросил Джо быть ответственной за алтарь. Оказывается, миссис Фоули рассчитывала, что эта почетная обязанность будет поручена ей. По мнению Джо, все это было суетой на пустом месте. Все обязанности сводились к тому, чтобы каждое воскресенье украшать алтарь свежими цветами. Джо с радостью уступила бы миссис Фоули, но та в порыве раздражения отказалась занять ее место. Так обстояли дела.

Все это произошло много лет назад, когда Джо была еще невестой Джона, но миссис Фоули так и не простила Джо, что та перешла ей дорогу. Кажется, теперь Эрик решил отомстить за свою бабушку.

Первая стычка Джо с Эриком произошла, когда она обнаружила его рядом с типографским прессом. Мальчишка не выказал особенного возмущения, когда она указала ему на дверь. Вторая – после того как Джо поговорила с его бабушкой о его поведении. Маленькому мальчику опасно находиться рядом с типографскими машинами, сказала она. На следующий день в ее дверь бросили сырое яйцо. Эрика не было видно, но Джо знала, что это его рук дело.

Бабушка совершенно не может с ним справиться.

Проклятый дождь зарядил снова! Джо раскрыла зонт и, обойдя могилы, направилась к церкви. Поскольку разговор с бабушкой мальчика не принес результатов, она решила поговорить с мистером Саттерлендом, викарием. Возможно, ему удастся справиться с непослушным мальчишкой, пока он не попал в серьезную переделку.

Джо покинула церковь совершенно умиротворенная. Викарий рассказал ей, что бабушка Эрика, у которой слабое сердце, сейчас в плохом состоянии. Поскольку Эрик сирота и некому забрать его, за ним приглядывает соседка. Завтра утром его отправят в школу в Барнет.

Несмотря на неприязнь к несносному мальчишке, в душе Джо шевельнулось сочувствие, и она решила помочь несчастной семье. Викарий поблагодарил ее за добрые мысли, но сказал, что в этом нет необходимости. Он располагает достаточными средствами.

Когда она вернулась домой, ее вдовая тетушка ждала ее в маленькой столовой, примыкающей к кухне. У тети был собственный дом в Лондоне. Ее женатый сын жил недалеко от Оксфорда. Время от времени она наносила ему визит, но ее невестка не отличалась особым гостеприимством. Джо, напротив, была всегда рада видеть тетушку.

Пока миссис Давентри разливала чай, Джо уплетала миндальное печенье. Неловко повернувшись, она поморщилась от боли.

– Снова Эрик Фоули, – ответила она на вопросительный взгляд тетушки.

Прихлебывая чай, миссис Давентри выслушала рассказ Джо. Наконец она сказала:

– Я слышала про школу, в которую отправляется Эрик. Она очень строгая. Говорят, директор школы мистер Хардинг – ярый поборник дисциплины. Бедный Эрик.

– Я уверена, что викарий не отправил бы туда ребенка, если бы там было так уж скверно, – сказала Джо. – В дисциплине нет ничего плохого. Это как раз то, что нужно Эрику.

Тетушка кивнула. Поразмыслив немного, она поинтересовалась:

– Откуда появились деньги на школу? Она ведь не благотворительная. Кто-то должен был за нее заплатить. Не думаю, что его бабушке это под силу.

– Церковь, – ответила Джо, стараясь припомнить, что говорил ей викарий. – Мистер Саттерленд сказал, что деньги у него есть. Я предложила помощь, а он ответил, что ничего не нужно делать.

Миссис Давентри сердито поставила чашку на стол, так что та звякнула о блюдце.

– Ничего не нужно делать! – повторила она.

– Он сказал, что все улажено, и Эрик завтра отправляется в школу.

– Так он еще не уехал? Значит, у нас есть время собрать ему посылочку.

– Какую посылочку?

– Такую, какую любой мальчишка мечтает получить из дома, когда он учится в закрытой школе. Что-нибудь вкусненькое, Джо. Ну, ты понимаешь, о чем я говорю, – печенье, конфеты, леденцы, варенье. Питание в школах довольно однообразное, и я не думаю, что мистер Хардинг потакает ученикам.

– Не станет ли это поощрением его плохого поведения? В следующий раз он бросит в меня камень в надежде получить еще больше сладостей.

– Чепуха! Ты же не собираешься дать ему сотню фунтов. Речь идет о печенье и конфетах. Не смеши меня!

– Я смеюсь над собой. Я не питаю симпатии к этому мальчишке. А он определенно не любит меня. К тому же я не уверена, что он примет что-нибудь из моих рук. Я хотела передать викарию некоторую сумму, с тем чтобы он тратил ее на пользу мальчику и его бабушке, не открывая источника. Я не хочу, чтобы кто-нибудь чувствовал себя зависимым от меня.

– Мальчику требуется нечто большее, чем материальные средства. Он сирота, Джо. Ему нужен друг.

– Прекрасно. Вот ты и станешь ему другом. – Джо…

– Нет. – Она вздохнула и слегка пожала плечами. – Тетя, ты меня знаешь. Я всегда неловко чувствую себя с детьми. Никогда не понимаю, о чем с ними говорить. Они вечно пользуются моей слабостью. Я не нахожу детей милыми и невинными. Я считаю их озорными и непослушными. Разумеется, дело не в них, а во мне, но тем не менее это так.

Когда тетушка приподняла брови, Джо пожалела, что сказала слишком много. Они и без того понимали друг друга. Проблема вовсе не в том, что Джо не умеет обращаться с детьми. Дело в том, что, утратив Джона, вместе с ним она потеряла шанс иметь детей.

Они с Джоном оба мечтали о детях. Первое, что они сделали, когда переехали в этот дом, – это обставили детскую. И стали ждать первенца. Они ждали, ждали… Но не теряли надежды, во всяком случае, так они оба говорили. Ведь они еще молоды. Но через четыре года случилось ужасное.

Вдруг боль, казалось, давно запертая под надежным замком, вспыхнула с такой силой, будто Джон умер только вчеpa. Этого не должно было случиться. Только не с ним. Джон был добрый, порядочный, благородный. В мире полно негодяев. Почему смерть выбрала именно его?

Джо с трудом помнила, что происходило с ней после смерти Джона. Она перестала есть. Никуда не выходила и не принимала гостей. Она знала, что друзья и родственники беспокоятся о ней, но у нее не было сил никого видеть. Она хотела лишь одного – остаться одной.

Поворот наступил спустя шесть месяцев после смерти Джона, когда главный редактор «Эйвон Джорнал» сказал, что без Джона газету ждет крах, поэтому он решил сменить работу.

Джо не смогла найти никого на место Джона, и тогда Хлоя посоветовала ей принять руководство на себя. Все были шокированы этой идеей. Приличные дамы не марают руки коммерцией. Это мужская работа.

Слава Богу, она послушалась Хлою. Газета стала для Джо смыслом жизни. У нее не оставалось времени на жалость к себе. Но как бы она ни любила свое теперешнее занятие, ничто не могло заменить ей Джона.

Тетушка встала из-за стола.

– Что ты сказала? – невпопад спросила Джо. Миссис Давентри сочувственно посмотрела на нее и мягко проговорила:

– Кухарка поможет мне собрать посылку.

– А я все-таки отдам викарию деньги, которые обещала, – торопливо добавила Джо.

На этом и порешили.

Пока миссис Давентри совещалась с кухаркой, Джо поднялась к себе в комнату переодеться к обеду. Умывшись, она пристально изучала свое отражение в зеркале. Дядя Давентри однажды сказал, что она копия своей матери, но Джо этого не находила. Правда, у них одинаковые серо-зеленые глаза, но мамины волосы темные, цвета красного дерева. Волосы Джо всегда отравляли ей существование. Мало того что она не могла с ними справиться, она ненавидела их цвет – не рыжий и не белокурый, а что-то среднее.

Ее мать была признанной красавицей, все так говорили. Джо не стремилась быть красивой – ей хотелось выглядеть умной. Ей было нужно, чтобы ее воспринимали всерьез.

Это была правда, но не вся. Чего она не хотела, так это чтобы ее сравнивали с родителями.

Ее отец, сэр Вивиан Мур, был знаменитым драматургом. Мать в свое время была актрисой. Их жизнь никогда не была стабильной и упорядоченной, поэтому Джо переезжала от одних родственников к другим, пока родители делали карьеру.

Она до сих пор помнит замечание дяди Давентри, когда ее, шестилетнюю, представили ему.

– Боже правый! – воскликнул он. —Да она вылитая Гертруда! Будем надеяться, что на этом сходство закончится.

Тетя Давентри зашикала на него, но его слова врезались в память Джо. С годами их значение усиливалось от комментариев, которые ей довелось услышать о своих родителях.

Когда Джо исполнилось восемнадцать, она переехала жить к родителям, и это обернулось несчастьем. Она узнала, что родители, в особенности отец, заняты не только своей карьерой. Женщины слетались к нему, как пчелы на мед, но ее мать тоже в это время не скучала.

Джо вернулась в дом тетушки Давентри помудревшей. Она любила своих родителей, но не хотела походить на них и жить их жизнью. Ей не хватало спокойной размеренности, которой она была лишена в детстве и которую обрела с Джоном.

Поскольку сегодня годовщина смерти Джона и они с тетушкой останутся дома вдвоем, Джо просто зачесала волосы назад и завязала их чистой лентой.

Она собиралась спокойно провести вечер дома. Выходы в свет превратились для нее в тяжелое испытание, главным образом потому, что все ее друзья были решительно настроены снова выдать ее замуж. Практически на каждом приеме, где она появлялась, обязательно оказывался одинокий холостяк, как правило, вдовец, которого пригласили лишь по банальной причине – его можно было склонить к женитьбе.

Конечно, ее друзья действовали из лучших побуждений, но это было унизительно. Она чувствовала себя товаром в витрине магазина, в который никогда не заглядывали покупатели. Джо не стремилась к новому браку. Такого мужчины, как Джон, больше нет.

Когда Джо спустилась к столу, ее ждал свежезаваренный чай. Слуги сегодня особенно внимательны к ней, они знали о годовщине смерти Джона.

Ее горничная положила рядом с чайником два письма. Джо сначала распечатала конверт, надписанный рукой матери.

Сэр Вивиан и леди Мур гостили у друзей в Уотерфорде, чему были чрезвычайно рады. Дальше следовал перечень новых приятелей, которых леди Мур описывала в восторженных выражениях. Джо могла на память цитировать последние несколько строк из письма матери. Она слышала эти слова так часто. Вокруг столько молодых, очаровательных, остроумных джентльменов, писала мать, что стоит Джо только захотеть, и она уже через месяц выйдет замуж.

Эти слова навели ее на мысль об Уолдо Боумане, и Джо задалась вопросом, что бы сказала о нем ее мать. Наверное, она постаралась бы добавить его в список мужчин, которых ей удалось покорить. Мама думает, что она все еще так же красива, как тридцать лет назад.

В жизни Боуман оказался более сложной натурой, чем в репортажах Хлои о светских событиях. Его отличительными чертами были эксцентричный характер и врожденное обаяние, которое он явно не собирался расточать ради Джо.

Он пригласил ее в театр, без сомнения, с мыслью выведать у нее настоящее имя Леди Всезнайки. Он надеялся, что его очарование сработает там, где не помогли угрозы. Она не такая простофиля, чтобы поддаться на эту уловку.

Второе письмо было от Лидии Лэнгстон. Джо никогда не встречалась с леди Лэнгстон и знала ее лишь по имени. Ее светлость посещала многие мероприятия, которым уделяла внимание в своих заметках Хлоя. Обе они увлекались садоводством. Хобби сблизило их, и они стали близкими подругами.

Джо быстро просмотрела письмо, потом медленно перечитала его. Суть письма заключалась в том, что никто не знал, где находится Хлоя. Она славилась своей непредсказуемостью, в любой момент она могла отправиться куда угодно. Хлоя не всегда предупреждала друзей, но непременно сообщала об отъезде своим слугам. Поэтому, не имея никаких сведений о своей хозяйке, слуги всполошились и уговорили ее светлость написать Джо. Чтобы успокоить их, леди Лэнгстон выполняет их просьбу. Если Джо известно, где находится Хлоя, не соблаговолит ли она ответить? Если Джо ничего не знает, что ее светлости следует предпринять? Возможно, принимая во внимание необычность дела, миссис Чесни сможет приехать в Лондон, чтобы прояснить недоразумение?

Джо покачала головой. Учтивые, гладкие фразы письма содержали слишком мало информации. Леди Лэнгстон столько всего упустила. Как давно Хлоя пропала? Кто видел ее последним? Что говорят ее соседи и друзья?

Джо не слишком встревожилась. Хлоя была не только непредсказуемой, она слыла беспечной и легкомысленной – не в вульгарном смысле этого слова – и совершенно не задумывалась о последствиях своих поступков. Порывистая, порой шокирующая, очаровательная, веселая – такова Хлоя.

Джо снова перечитала письмо леди Лэнгстон и решила, что, пожалуй, встревожилась бы, не получи она сегодня утром письмо от Хлои. Оно все еще в редакции газеты, нераспечатанное. Но вот чего она не дождалась, так это заметок Хлои для двух следующих номеров газеты. От Хлои не требовалось писать каждую неделю. Время от времени Джо приходилось искать, чем заполнить последнюю страницу. Она задумалась, не было ли пришедшее утром письмо извинением за задержку матери&яов. Джо хотела взять его домой и забыла. Придется вернуться за ним в редакцию, и тогда она сможет написать леди Лэнгстон, что все в порядке.

Но она сделает это после обеда. К тому времени дождь наверняка прекратится.

Когда они с тетушкой вышли из дома, уже смеркалось, а дождь так и не кончился. Миссис Давентри отправилась в дом приходского священника с посылкой для Эрика, а Джо – в редакцию за письмом Хлои. Редакция располагалась недалеко от церкви, поэтому они условились, выполнив свои дела, встретиться по дороге к дому.

Когда Джо вошла, все было тихо. Она поставила зонт и подошла к столику в коридоре, на котором стояла лампа. Пока она искала в ящике трут, послышался звук открываемой двери, шаги на лестнице.

– Мак! – позвала она. – Это я, Джо.

Никакого ответа.

Должно быть, послышалось.

Она быстро зажгла лампу и вошла в свой кабинет. Поставив лампу на стол, Джо открыла шкаф, где висел рабочий халат. Письмо по-прежнему было в кармане.

Она села за стол, сломала печать и развернула письмо. Заметив в верхней части листа герб – голову леопарда, – она стала читать.

Мой дневник все объяснит.

Будь осторожна, Джо. Если я права, мы обе в смертельной опасности.

На этом письмо кончалось.

Потрясенная Джо села в кресло и снова перечитала послание Хлои. Что-то помешало ей написать подробнее? Но тогда кто отправил письмо? И что она имеет в виду под словами «мы обе в смертельной опасности»?

Джо знала о дневнике подруги. Эта тетрадь была для нее всем. После каждого приема, каждого бала она делала в нем заметки, чтобы потом написать свою колонку в газете. Если дневник не у Хлои, то Джо не представляла, где он может быть.

Джо перевернула письмо и посмотрела на марку. Оно было послано из Оксфордшира, но это мало о чем говорило. Обычно на марках бывает штемпель с датой, здесь даты не было. Вся почта проходит через Лондон. Едва ли письмо шло до Стратфорда больше двух дней. Леди Лэнгстон предполагала, что Хлоя отсутствовала приблизительно такое же время.

Джо снова посмотрела на голову леопарда в верхней части страницы. Это мог быть фамильный герб. Или эмблема отеля.

Вдруг пламя лампы заколебалось, из двери потянуло сквозняком.

– Мак, – позвала она.

Джо начала нервничать – после письма Хлои это неудивительно. В следующее мгновение она похолодела – из коридора донесся звук крадущихся шагов, потом щелчок замка.

Она долго сидела, прислушиваясь, сердце ее неистово колотилось. Тишина. Джо поднялась и огляделась в поисках оружия. У камина стояла кочерга. Подойдет.

С лампой в одной руке и кочергой в другой Джо обходила комнату за комнатой. На складе, в задней части здания, окно было приоткрыто. Оно не было взломано. Кто-то по халатности – или сознательно – оставил окно открытым для незваного гостя.

Внешне все было в порядке, ничего не пропало.

Но кто был здесь и чего он хотел?

Джо произвела более тщательный осмотр и обнаружила, что кое-что все-таки исчезло – папка с последними материалами Хлои.

В мозгу Джо мгновенно вспыхнуло имя: Уолдо Боуман. Она помнила, как всего несколько часов назад он настойчиво желал знать, кто поставляет информацию для колонки светских сплетен. И грозил судом.

Уолдо Боуман! Джо просто кипела от гнева. Кочерга ей больше не нужна. Она не боится мистера Боумана.

Конечно, сам лично он в редакцию не вламывался. Такие люди нанимают для грязной работы других. Кроме того, она не думала, что Уолдо Боуман стал бы скрываться и прятаться, даже если бы его застали на месте преступления.

Сначала визит Боумана, потом письмо леди Лэнгстон, затем загадочная записка Хлои и вот теперь ограбление. Джо всерьез испугалась.

Лондон не слишком далеко. Если она отправится в путь рано утром, то к вечеру уже будет там. Мак прекрасно со всем справится в ее отсутствие.

Уходя, она дважды проверила, все ли окна и двери тщательно заперты.

Глава 4

На следующий день Джо и миссис Давентри отправились в Лондон только около полудня. Слишком много нужно было сделать, в том числе забрать у жены викария одежду для Эрика, которую мистер Саттерленд в спешке забыл взять с собой, когда отвозил мальчика в школу. Поскольку Барнет находился лишь немного в стороне от их пути, Джо с радостью взялась доставить посылку.

Все эти задержки привели к тому, что в Лондон к вечеру им было уже не попасть. К тому же они вовсе не собирались пересекать Финчли ночью, опасаясь встретить на своем пути разбойников с большой дороги. Путешествия по дорогам королевства были рискованными и в более безопасное время суток, поэтому миссис Давентри никогда не отправлялась в длительные поездки, не положив в ридикюль пистолет покойного мужа, что очень веселило Джо. Не то чтобы тетя знала, как обращаться с оружием, но с ним она чувствовала себя в безопасности. Район Финчли пользовался столь дурной славой, что только закаленные в боях солдаты или завзятые дуэлянты отваживались ехать по нему ночью. Джо и миссис Давентри не оставалось ничего другого, как переночевать в Барнете, желательно в «Красном льве», если там есть свободные комнаты. В Лондоне они остановятся в доме тетушки.

Почтовая карета быстро катила по дороге. Джо не слишком обращала внимание на мелькающие за окном селения. Она просматривала письма, присланные Хлоей за последние два месяца, пытаясь понять, что же заставило подругу настрочить загадочное послание. Но в ее корреспонденции не было ничего странного и необычного. Хлоя любила ходить по магазинам, принимать гостей, бывать на приемах и вечеринках и подробно это описывала. Там не было и намека на что-нибудь зловещее или подозрительное, за исключением вчерашнего письма.

Джо словно раскачивалась на качелях. То она верила, что Хлоя вскоре вернется живая и невредимая и удивится, как ее исчезновение встревожило друзей. То опасалась худшего.

Уолдо Боуман.

Теперь, когда у него в руках отчеты Хлои, он знает настоящее имя автора рубрики «Лондонская жизнь». И если за вторжением в редакцию стоит он…

– Из-за чего такие тяжелые вздохи?

Джо, вздрогнув, подняла глаза. Тетушка с любопытством смотрела на нее. Джо рассказала ей все, что знала. Но изложила только факты, подозрения она оставила при себе.

– Уолдо Боуман, – просто сказала она. – Я уверена, что он ответственен за вчерашнее вторжение в редакцию.

Миссис Давентри была просто шокирована.

– Этого не может быть!

– Он был полон решимости узнать, кто снабжает меня информацией для рубрики «Лондонская жизнь».

– Все равно я никогда не поверю, что мистер Боуман, которого я знаю, унизится до такого.

Джо изумленно уставилась на тетушку.

– Ты с ним знакома?

– Я с ним встречалась в прошлом году, когда гостила у Роджера и Лайзы.

– У Роджера? Твоего сына, моего кузена?

– Да, дорогая. Почему тебя это так удивляет?

– Ты ничего мне об этом не рассказывала.

– Да нет же, я тебе говорила. Именно Боуман проводил меня к столу, когда Роджер, наобещав, про меня забыл.

Джо помнила этот эпизод, но у нее совершенно вылетело из головы имя джентльмена. Это событие случилось раньше, чем мистер Боуман стал героем репортажей Хлои. «Приятный джентльмен, немного прихрамывает…» – так описала его тетушка. И Джо вообразила себе милого пожилого мужчину, который легким флиртом доставил удовольствие одинокой немолодой даме.

Джо взглянула на тетушку.

– Так это был Уолдо Боуман?

– Мне тогда завидовали все женщины, – хихикнула миссис Давентри. – Я знаю, что он проказник, но он просто не может удержаться, когда дело касается женщин. Насколько мне известно, это единственный его недостаток. – Последовал долгий томный вздох. – Могу честно сказать, что время, проведенное в обществе мистера Боумана, скрасило мой визит. Ах, если бы я была на десять, нет, на двадцать лет моложе…

Джо, нахмурившись, смотрела на тетю. Нрав миссис Давентри походил на ее собственный характер. Тетушка была здравомыслящей, благоразумной и уравновешенной женщиной. За все годы знакомства с тетей Джо не могла припомнить случая, чтобы миссис Давентри хихикала или жеманничала. Вряд ли бы Джо смогла это вынести.

– Боже мой, детка, не надо хмуриться. Он подарил старой женщине пару часов счастья. Что в этом плохого?

– Ничего, – кратко ответила Джо тоном, который совершенно противоречил ее словам.

– М-м… – протянула миссис Давентри, отсутствующим взглядом уставясь в окно. Наконец она произнесла: – Вот что я тебе скажу: тут какая-то тайна. Насколько я знаю, мистер Боуман сотрудничает с министерством иностранных дел, но он никогда об этом не рассказывает. Никто не знает, чем он занимается.

– Тетя, ты почерпнула все это из статей Хлои. Но ты ее знаешь – она всегда преувеличивает, чтобы сделать тему интереснее.

– Разве? Наверное, ты права. Но кое-что я точно о нем знаю. Он единственный сын, в семье, кроме него, четыре сестры. Возможно, поэтому он тянется к женщинам. Он нас понимает.

Джо рассмеялась:

– Четыре сестры! Держу пари, они избаловали его до предела. Бедная миссис Боуман, у нее четыре дочери на выданье!..

– Она не миссис Боуман, а леди Фредерика. Она дочь графа. Что же касается отца, мистера Боумана, у него очень большие связи, хотя титула и нет. И только самая младшая девочка, Сеси, не замужем. В этом сезоне она впервые выйдет в свет.

Джо была просто поражена.

– Тетя, откуда ты столько о нем узнала?

– От него самого, когда он сидел рядом со мной за столом. И прежде чем ты скажешь о нем что-нибудь пренебрежительное, спешу уверить тебя, что он не из тех мужчин, которые говорят только о себе. Он всего лишь отвечал на мои вопросы.

– Я и слова не сказала, – всплеснула руками Джо.

– Я умею читать твои мысли, – парировала миссис Да-вентри.

Разговор перешел на другие темы, но Хлоя не выходила у Джо из головы. Возможно, Хлоя узнала об Уолдо Боумане нечто такое, что он хотел скрыть? В этом есть смысл. Это объясняет ее непостижимое послание и кражу в редакции.

Да, в этом что-то есть, но… но Джо не хотелось в это верить. По непонятной ей самой причине она не спешила обвинять Уолдо Боумана.

Когда они подъехали к «Красному льву», в Барнете сгущались сумерки. Хозяин сообщил, что им очень повезло, поскольку одна свободная комната в гостинице есть. По вечерам всегда множество постояльцев, объяснил он. Мало кто из путешественников отваживается ехать через Финчли в темноте, поэтому все гостиницы и постоялые дворы заняты.

Когда служанка проводила их по лестнице в темную убогую комнату, Джо с тетушкой усомнились в том, что им так уж посчастливилось. Но, посовещавшись, они решили, что придется остаться. Что касается обеда, то в гостинице не было ни общей столовой, ни отдельных гостиных. Однако служанка сказала, что если они не против подождать около часа и согласны пообедать в своей комнате, то она принесет им суп, мясо и хлеб.

Джо и миссис Давентри привели себя в порядок и решили прогуляться, чтобы размять затекшие за время поездки ноги. Узнав от хозяина гостиницы, что до школы можно дойти пешком, они прихватили с собой посылку для Эрика.

– Помни, тетя, – сказала Джо, когда они шли по Хай-стрит, – мы идем просто передать посылку, а не навещать Эрика. Скорее всего он уже в постели.

– Ты совершенно права. Я не горю желанием видеть мальчика. К. тому же едва ли у него было время устроиться. Нет, меня интересует школа. Ты знаешь, что он был тут раньше, но убежал? Мне рассказала это жена викария. Вот почему он оказался у бабушки. А теперь, когда она не может присматривать за ним, ему пришлось вернуться в школу.

Джо пристально посмотрела на миссис Давентри. Она слишком хорошо знала свою тетушку. У миссис Давентри доброе сердце. Люди всегда этим пользовались.

– Мальчику нужна дисциплина, – сказала Джо. – Это слова викария, так что давай не будем вмешиваться в то, что нас не касается.

Случилось так, что они ничего не узнали о школе. Привратник встретил их в воротах и отказался впустить в здание.

– Войти можно только по разрешению, – заявил он и добавил, что если они соблаговолят прийти завтра, то могут получить разрешение и увидеться с директором.

Этого они сделать не могли, поскольку было решено отправиться в путь рано утром. Но посылку по крайней мере они передали. Служанка, которая принесла привратнику ужин, забрала у них сверток и обещала, отдать его Эрику.

На обратном пути они мало разговаривали и вернулись в гостиницу погруженные в собственные мысли. Но после обеда их настроение значительно улучшилось. Служанка подала им куриный суп, слоеный пирог с тушеным мясом и почками, молодой картофель и овощи.

Миссис Давентри вскоре отправилась в постель, но Джо была слишком взволнована, чтобы спать. Сев к столу, она принялась перечитывать письма Хлои и даже стала делать выписки. Это не помогло. Казалось, у Хлои не было никаких проблем.

Если не считать последнего необъяснимого письма.

Джо барабанила пальцами по столу, потом поднялась и стала нервно ходить по комнате. Она чувствовала себя словно запертой в клетке, ведь она никуда не может пойти без компаньонки. Будь она мужчиной, все обстояло бы иначе. Она могла бы отправиться куда и когда вздумается. Джо замедлила шаги, потом остановилась. Она знала, что сказала бы по этому поводу Хлоя. Джо – владелец и издатель популярной газеты. Она делает то, о чем другие женщины могут только мечтать. Тогда чего она стесняется? Если она хочет отправиться на прогулку, чтобы проветрить голову, то кто вправе ее остановить?

Надев мантилью, капор и перчатки, Джо тихо вышла из комнаты.

Барнет хоть и был небольшим городком, но стоял на пересечении дорог, одна из которых вела в Лондон. Путешественники, попадавшие сюда к вечеру, оставались здесь на ночлег. Днем и ночью в Барнете кипела жизнь и шла оживленная торговля. На улицах царила суматоха, на Джо никто не обращал внимания. Она не собиралась идти далеко, только до конца Хай-стрит и обратно.

Прогулка помогла. Вместо того чтобы беспокоиться о Хлое и размышлять о краже в редакции, Джо принялась рассматривать постоялые дворы и гостиницы, мимо которых проходила. Везде горели огни. Экипажи останавливались у тротуара, выпуская пассажиров. Колеса грохотали по булыжной мостовой, ржали лошади, возницы перекрикивались с посыльными. Похоже, никто в городе не собирался спать.

В одном месте ее закружила толпа: кто-то пытался войти в гостиницу «Зеленый человек», другие – выйти из нее. Джо бросало из стороны в сторону, словно крошечную лодку в бурном море, пока один из постояльцев гостиницы не поддержал ее, приобняв за плечо. Запыхавшись и рассмеявшись, она подняла глаза на своего спасителя. Ее улыбка тут же исчезла.

– Вы! – воскликнула Джо, вложив в короткое слово все свое возмущение, и оттолкнула его руку.

Уолдо Боуман вежливо приподнял шляпу. Джо смотрела мимо него. Высокий рыжеволосый джентльмен держал под руки двух молодых женщин. По их напудренным лицам и накрашенным губам Джо сразу поняла, что они не леди. Вся компания с любопытством разглядывала ее.

Леди или нет, но одеты женщины были по последнему слову моды. Такие наряды могла бы надеть и Хлоя: роскошные бархатные мантильи, капоры с широкими полями и атласными лентами. Джо с ужасом осознала, что ее собственный дорожный костюм унылого серого цвета и далеко не первой свежести производит грустное впечатление. Так что встреча оказалась полезной. Лучше понять все самой, чем дождаться, пока кто-нибудь намекнет, что ее наряд давно устарел.

Почему всякий раз, столкнувшись лицом к лицу с Уолдо Боуманом, она выглядит старомодной провинциалкой?

– Итак, миссис Чесни, – сказал он, – вы отправились в Барнет. Когда мне сообщили, что вы не зарегистрировались в «Красном льве», я решил, что вы поехали через Оксфорд. Не ожидал, что вы станете разгуливать по городу в такое время без компаньонки.

Она, прищурившись, взглянула ему в лицо. Его темные брови сошлись на переносице, губы сжались в непреклонную линию. Он снова обнаружил ее промах! Его слова задели ее.

– Вы искали меня в «Красном льве»?

– Некоторое время назад. Должно быть, мы разминулись.

– Зачем вы это делали? Он слабо улыбнулся:

– Мы оба собираемся в Лондон. Я думал, вас обрадует, что я буду сопровождать вас, не говоря уж о том, что в моей карете ехать удобнее. Кстати, где миссис Давентри?

– Откуда вы знаете, что мыс тетушкой собираемся в Лондон? – подозрительно спросила она.

– Мне сказала об этом сегодня утром ваша горничная. Я привез Генри в Стратфорд и зашел к вам. Оказалось, мы с вами разминулись на полчаса. Судя по выражению вашего лица, вам не хватает слов, чтобы дать мне достойный ответ. Пожалуйста, но только не здесь. Позвольте проводить вас.

Он сказал что-то своим спутникам, и они вошли в гостиницу. Уолдо указал на остановившуюся у края тротуара карету. Словно по команде кучер соскочил с козел и распахнул перед Джо дверцу. Очевидно, мистер Боуман и его спутники собирались продолжить поездку, когда Джо буквально налетела на них.

Джо повернулась к нему. Все, что она хотела ему наговорить, осталось невысказанным. Его спокойствие и уверенность вынуждали ее быть осторожнее в своих поступках.

К ее облегчению, кто-то прошел между ними, поскольку она больше не могла выносить его тревожащий взгляд.

– Едем? – спросил он.

Джо колебалась только минуту. Она не хотела устраивать скандал на публике, хотя интуиция подсказывала ей, что Уолдо Боумана это совершенно не волнует. Начав баталию, он рассчитывал ее выиграть.

Преисполненная чувства собственного достоинства, Джо позволила ему посадить ее в карету.

Едва Уолдо устроился на сиденье напротив, как Джо набросилась на него:

– Вы дерзкий! Заносчивый! И, вне всякого сомнения, самый несносный из всех, кого я только встречала! Где вас только воспитывали?!

– Тут я должен вас поправить, – снисходительно ответил он. – Что касается воспитания и происхождения, то моя родословная восходит к королю Гарольду, который проиграл битву при Гастингсе в 1066 году.

– Как я понимаю, – язвительно заметила она, – против того, что вы дерзкий и заносчивый, у вас возражений нет.

Он закусил дрогнувшие в улыбке губы.

– Мне доводилось слышать в свой адрес и худшие упреки.

Уолдо был просто очарован тем, как она с ним разговаривала: дразнила, давала отпор, с горящими глазами высказывала свое мнение. Обычно женщины вели себя с ним совсем не так. Они либо лебезили перед ним, либо кокетничали, но не считали его своим противником. Для него это было внове: недюжинный ум, сильная воля, острый язычок. Он едва не поддался искушению поцеловать ее или, того лучше, похлопать по крутым бедрам. Если бы он имел право вмешиваться в ее жизнь, то держал бы ее на тугом поводке. Ей не пристало одной разгуливать по городу, да еще поздно вечером. Барнет просто кишит молодыми шалопаями, жаждущими приключений.

Ему в голову пришла другая мысль. Если бы у него было право голоса, он настоял бы на том, чтобы она выбросила свои мрачные, скучные наряды и оделась по последней моде. Преданность миссис Чесни покойному мужу казалась Уолдо нездоровой и совершенно неправдоподобной.

Это навело его на мысль о Джоне Чесни.

Джо смотрела на него, ожидая объяснений. Почему он преследует ее? Он сам хотел бы это знать! Пари вряд ли было тому причиной. Он мог расплатиться с Рагглзом на пороге ее дома, как только служанка сказала, что ее хозяйка с тетушкой отправились в Лондон. Вместо этого он отправился за ней следом, предвкушая, какое удовольствие получит, «скрестив шпаги» с этой фурией.

Это всего лишь игра, чтобы развеять скуку во время нудного и утомительного путешествия из Стратфорда в Лондон. И миссис Чесни его не разочаровала.

– Ну? – нетерпеливо сказала она, нарушив молчание. – Я жду, мистер Боуман. Почему вы последовали за мной в Барнет? На этот раз, с вашего позволения, я хочу знать правду.

Не упоминая о пари – это было совершенно неуместно, – Уолдо беззаботно ответил:

– Проезжая через Стратфорд, я зашел к вам домой в надежде, скажем так, получить прощение за мое вчерашнее поведение. Ваша горничная ответила, что вы отправились в Лондон, но остановитесь на ночлег в Барнете, в гостинице «Красный лев». Вас там не было, поэтому я решил, что вы поехали через Оксфорд.

– Это не ответ. К чему такое беспокойство?

– Чтобы сопроводить вас в Лондон, – терпеливо продолжал он. – Район Финчли не для слабонервных. Две дамы станут легкой добычей для разбойников с большой дороги. А вы что подумали? – прищурившись, спросил он.

– Где вы были вчера вечером, мистер Боуман? – вместо ответа спросила она, до предела понизив голос.

– Вы знаете где. В Уорвике, на свадьбе друга.

– Может кто-нибудь подтвердить это? Уолдо молча посмотрел на нее.

– Масса народу, – пожав плечами, наконец сказал он. – Но зачем это нужно?

– Вчера вечером кто-то влез в редакцию и украл материалы, присланные мне лондонским корреспондентом. Вы знаете, о ком я говорю, это имя вы так стремились узнать.

– Вы думаете, что я имею к этому какое-то отношение? – медленно произнес он.

Ее тон был категоричным и холодным.

– Я не верю в случайные совпадения.

– И вы полагаете, что я зашел бы так далеко, чтобы узнать имя женщины, которая распространяет обо мне сплетни?

– А что, если это больше чем сплетни? Если она узнала о вас нечто ужасное и собиралась опубликовать это в своей колонке? Как далеко вы зашли бы, чтобы остановить ее?

Все произошло так быстро, что Джо даже вскрикнуть не успела. Уолдо действовал с быстротой молнии. Сильные пальцы сжали ее руку, так что Джо съехала на край скамейки.

– Послушайте меня, Джо Чесни! Подобные разговоры могут довести вас до гибели, и не только вас, но и вашего корреспондента. Что, если я – вломившийся в редакцию вор и мне есть что скрывать? Вы угрожаете мне разоблачением. Если бы я отчаянно пытался сохранить свою тайну, то мне нужно было избавиться от вас. Вы поняли, что я сказал?

Джо молча кивнула.

– Вы уверены в том, что публикуете? Вы действительно имеете против кого-то компрометирующие факты?

– Нет, – быстро ответила она. – Это всего лишь предположение, чтобы понять причину кражи.

Уолдо тяжело вздохнул и отпустил ее.

– Простите, если напугал вас, но вы зашли слишком далеко. Вы не можете направо и налево обвинять людей и ожидать, что это сойдет вам с рук. В мире хватает плохих людей, но по внешнему виду вы их не определите. Следите за тем, что делаете и что говорите.

Джо не чувствовала раскаяния, но ей пришлось признать, что он дал ей хороший совет. Ее невоздержанный язычок доведет ее до беды. Если бы она нарвалась на негодяя, то уже была бы трупом.

– Извините, мне не следовало с вами так разговаривать. Как я сказала, это всего лишь теория, причем не самая лучшая.

Уолдо немного смягчился от ее слов. Он на самом деле хотел знать имя лондонской корреспондентки, но только потому, что ее писания досаждали ему. А Джо Чесни имела дерзость поставить под сомнение его порядочность. Вор! Вот как она о нем думает! Будь она мужчиной, он тут же вцепился бы ей в горло.

Что-то мелькнуло у него в глазах, и это заставило ее насторожиться. Карета замедлила ход. Не успела она остановиться, как Джо спрыгнула на тротуар. Снова мистер Боуман поразил ее. Несмотря на хромоту, он двигался молниеносно. Мгновенно оказавшись рядом, он взял Джо под руку, и она чуть замешкалась.

– Что еще? – спросила она, презирая себя за дрогнувший голос.

– Мое предложение остается в силе. Буду счастлив предложить вам и миссис Давентри свою карету и проводить вас в Лондон.

Мысль о том, что ей придется провести с ним несколько часов в замкнутом пространстве кареты, потрясла ее.

– Спасибо, нет. Мы останемся здесь на ночь.

– Я не прочь задержаться тут до утра.

Когда они подошли к гостинице, Джо повернулась к нему.

– У ваших спутников на этот счет может быть иное мнение.

– У моих?.. – Он улыбнулся. – Вы имеете в виду моего друга Рагглза и двух очаровательных дам, которых я оставил в «Зеленом человеке»? Мы с ними пообедали, больше нас ничего не связывает.

– Вы совершенно не обязаны это мне объяснять. – Ее голос прозвучал слабо и неубедительно.

Словно не слыша ее возражений, Уолдо продолжал:

– Мисс Хилл и мисс Эванс не путешествуют с нами. Они актрисы и направляются в Стратфорд, где будут играть в шекспировской «Буре».

У Джо не было охоты пускаться в дискуссию о пьесах и актрисах, она хотела лишь одного – чтобы он поскорее ушел.

– Это одна из моих любимых пьес, – бодро сказала она и твердым тоном добавила: – Доброй ночи, мистер Боуман.

Подняв трость, Уолдо преградил ей дорогу в гостиницу.

– Вы не все мне рассказали. Я желал бы вам помочь, – серьезно сказал он. – Я вижу, у вас какие-то проблемы. Почему бы вам не поделиться со мной своими сомнениями?

На мгновение ее решимость была поколеблена, но вскоре губы изогнулись в насмешливой улыбке.

– Обаяние, угрозы, а теперь доброта. Напрасно стараетесь, мистер Боуман. Я не скажу вам, кто пишет светские сплетни в моей газете.

Уолдо не улыбнулся.

– То была игра. А кража – это серьезно. Вы не позволите мне помочь, Джо?

Она слишком хотела избавиться от него, чтобы обращать внимание на то, что он назвал ее по имени.

– У вас богатое воображение, – покачала головой Джо. Уолдо знал, что дело не в этом. Ее нежелание довериться ему почему-то разочаровало. Он вздохнул:

– Если вам понадобится друг, вы найдете меня в апартаментах «Олбани» на Пикадилли. У меня там апартаменты.

Джо отвела взгляд.

– Спасибо. Теперь вы позволите мне пройти? Он опустил трость.

– Доброй ночи, мистер Боуман. С этими словами она ушла.

Выругавшись про себя, Уолдо пошел к своей карете. Джо одна из самых несносных женщин, которых он знал. Он предложил ей помощь, а она отвергла ее, словно он ей горячие угли подсунул. Женщине для ее же блага не стоит быть слишком самостоятельной. Независимая, упрямая, своевольная – эти слова приходили ему на ум, когда он думал о Джо Чесни. Она была смелая и, по словам Генри, безрассудная. Уолдо по собственному опыту знал, что это убийственное сочетание.

Любому дураку понятно, что у нее какие-то проблемы. Он не может бросить ее в бедственном положении.

Джо не упомянула о причине внезапной поездки в Лондон. Он попытался расспросить в Стратфорде ее горничную, но та ничего не знала, или ей велели держать язык за зубами. Он задумался, имеет ли это какое-нибудь отношение к Леди Всезнайке. Вор, забравшийся в редакцию, знал ее настоящее имя. Возможно, Джо отправилась в Лондон, чтобы предупредить ее. Но почему не послать письмо? Зачем ехать лично?

За этим кроется нечто большее.

Несмотря на то, что она отвергла его помощь, его собственные принципы не позволяли считать ее отказ окончательным.

Остается одно. Не обращая внимания на ее возражения, рано утром он заедет за ней и ее тетушкой и настоит на том, чтобы проводить их в Лондон. В карете за разговором с Рагглзом и миссис Давентри ему, может быть, удастся узнать, что тревожит Джо.

Если этот план не сработает и она снова откажется от его помощи, что ж, он уйдет не оглядываясь.

Взбежав по лестнице, Джо вошла в комнату и захлопнула за собой дверь. Она дышала тяжело и прерывисто и вся дрожала.

Уолдо Боуман. Он сознательно старается смутить ее? Он был так искренен, когда предлагал ей помощь, что она чуть не проболталась об истории с Хлоей. Нужно быть осмотрительнее. Этот человек угрожал подать иск в суд. Он хотел узнать имя Леди Всезнайки. Он последовал за ней в Барнет. Она не может, не должна ему доверять.

Тем не менее, он был неподдельно возмущен ее подозрением, будто это он забрался в редакцию газеты.

«Если вам понадобится друг, вы найдете меня в «Олбани» на Пиккадилли».

Эти слова глубоко тронули ее. Если только…

Джо покачала головой. Она не знала, чему верить. Но пока ей не станут известны подробности исчезновения Хлои, у нее достанет мудрости доверять только самой себе.

Сделав несколько шагов, она замерла. В комнате никого не было. Вся одежда тетушки исчезла, осталась только сумка. Джо подняла ее. Пистолет был на месте.

Не похоже, что тетю увели силой, без ридикюля она бы не ушла. Едва эта мысль мелькнула в голове у Джо, как в дверь постучали. Служанка привезла записку от миссис Давентри.

Эрик Фоули отчаянно нуждается в нашей помощи, поэтому я отправилась в школу спасать его. Торопись, Джо. Это серьезно. Я буду ждать тебя там.

Подавив возглас удивления, Джо сунула пистолет в свою сумку и выскочила из комнаты.

Глава 5

Выбежав из «Красного льва», Джо наняла только что высадивший пассажиров дилижанс. Когда она примчалась в школу, восточное крыло здания было освещено. Джо вышла из экипажа, один форейтор придерживал лошадь, другой пошел следом за Джо. К ее удивлению и большому облегчению, привратника на месте не было и ворота были открыты.

Она остановилась, собираясь с силами, и напомнила себе, что она женщина с характером и привыкла, чтобы к ней относились серьезно. Она не знала, что ее ждет, но что бы это ни было, она готова овладеть ситуацией.

В глубине души Джо надеялась, что ее страхи беспочвенны и все это лишь недоразумение.

Дверь открыла служанка в белом переднике и чепце, девочка лет четырнадцати. Когда она увидела Джо, ее губы задрожали, глаза наполнились слезами. Казалось, девочка знала, кто такая Джо, и ждала ее.

– Вы пришли помочь ей! – воскликнула она и расплакалась. – Они послали привратника за констеблем, – всхлипывала служанка. – Она бы без мальчика не ушла. Это я во всем виновата. Не надо было мне ей говорить. Но я не знала, кому мне все рассказать.

– Вы разговаривали с моей тетушкой? Девочка всхлипнула.

– Она такая добрая. Я была здесь, когда вы приносили посылку. Я слышала ваш разговор. Вы пошли обратно в гостиницу. Поэтому, когда никого рядом не было, я побежала за ней.

Теперь Джо вспомнила девочку. Она приносила ужин привратнику и обещала передать посылку Эрику.

– Что случилось с Эриком? – мягко спросила она. В ответ служанка снова расплакалась.

– Мистер Хардинг ужасно избил его и запер в чулан. Бедный мальчик стонал и хрипел, и я… я не знала, что делать.

Джо покачала головой, с трудом веря, что такое может произойти в подобном месте. Это ведь не школа для детей бедняков при работном доме. Это солидное заведение, ухоженное изнутри и снаружи. Даже свечи здесь лучшего качества, восковые, а не сальные, которые ужасно пахнут. Только состоятельные родители могут позволить себе отправить сына в такую школу.

Джо вспомнила, что ее тетушка назвала мистера Хардинга поборником дисциплины, и задумалась, не преувеличивает ли девочка случившееся.

– Почему мистер Хардинг так рассердился на Эрика?

– Потому что он убежал из школы.

– Где сейчас Эрик? Служанка указала наверх.

– В чулане. Дверь рядом с лазаретом.

– А миссис Давентри?

Девочка кивнула на дверь слева от Джо.

– Ее отвели в классные комнаты.

Из-за закрытой двери не доносилось ни звука. Словно прочитав мысли Джо, девочка добавила:

– Они сунули ей в рот кляп и привязали к стулу, пока не придет констебль Хардинг.

Джо даже рот открыла.

– Сунули в рот кляп и привязали к стулу? – еле слышно повторила она. – Ты говоришь, констебль Хардинг?

– Он брат мистера Хардинга, директора школы, – пояснила служанка.

Потрясенная Джо посмотрела на форейтора, потом на служанку. Дело оборачивается кошмаром. Она-то рассчитывала на вмешательство властей, если не удастся справиться самой. Власти, конечно, вмешаются, но они, наверное, арестуют тетушку и оставят Эрика в этой ужасной школе.

Возмущению Джо не было предела.

– Не надо ссориться с мистером Хардингом, мисс, – сказал форейтор. – Он настоящий дьявол, когда выходит из себя. И закон у него в кармане, если вы понимаете, о чем я говорю.

Эти слова только подлили масла в огонь. Щеки Джо вспыхнули.

– Ну, это мы еще посмотрим! – заявила она. – Начнем с главного. – Она посмотрела на лестницу, потом на дверь, ведущую в классы. – Сначала Эрик, потом тетя, – сказала Джо. – Идемте. Вы оба мне понадобитесь.

Пока поднимались по лестнице, Джо узнала их имена. Форейтора, невысокого жилистого парня лет двадцати, звали Рой, служанку – Феба. Феба устремилась вперед, а по лицу Роя было понятно, что он с удовольствием оказался бы сейчас где-нибудь в другом месте. Джо также выяснила, почему не видно ни одного ученика. Общие спальни находились в противоположном крыле, и только заболевшим мальчикам разрешалось находиться в лазарете, расположенном в этой части здания.

По пути наверх они не встретили никаких препятствий, и вскоре Джо уже повернула ключ в замке чулана.

– Можешь выходить, Эрик, – сказала она. Ответом ей был сухой кашель и хрип.

В чулане было темно, поэтому Джо велела Рою принести свечу из висевшего на стене канделябра. В свете колеблющегося пламени она разглядела лишь кучу тряпья на полу.

– Эрик, – ласково позвала она, – я пришла забрать тебя отсюда.

Тряпье зашевелилось, и показалось бледное личико с огромными глазами.

– Хочу к маме! – крикнул мальчик. – Уходи!

О Господи, что на это ответить? Джо протянула к нему руку, но он съежился и забился в угол.

– Торопитесь, мэм, – сказала Феба, – констебль может появиться в любую минуту.

Джо почувствовала крайнюю беспомощность. Эрик не пойдет к ней, потому что считает ее своим врагом. Но он может пойти к Фебе.

– Ты ведь любишь Фебу, Эрик? – сказала она как можно мягче. – Она пришла забрать тебя из этого ужасного места, а Рой хочет ей помочь.

В конце концов, именно Рой вызволил мальчика из чулана. Эрик едва держался на ногах, и когда Рой взял его на руки, мальчик жалобно захныкал. Джо потрогала его руку, она была холодна как лед.

– Ты скоро согреешься, – пообещала она, спрятав гнев за улыбкой.

Глаза мальчика тревожно следили за ней, когда она укутывала его, сняв с себя мантилью.

– Давайте унесем его отсюда, – сказала она.

Не успели они двинуться с места, как на лестнице послышались шаги.

– Экономка, – прошептала Феба, когда показалась высокая мрачная женщина с тяжелым взглядом. – Мы пропали.

– Кто вы? – спросила экономка, пристально глядя на Джо.

– Благодарю вас, – сказала Джо, выхватив из рук женщины стакан с водой. – Полагаю, это для Эрика? – Она передала стакан Фебе. – Я тетя Эрика, – вежливо продолжила она. – Тетя Джо. Приятно познакомиться.

Взгляд экономки метнулся к открытому чулану.

– Я позову мистера Хардинга, – пригрозила она. – Он быстро с вами разделается.

Она повернулась, чтобы уйти, но Джо оказалась проворнее. Она схватила экономку за талию, втолкнула ее в чулан и быстро повернула ключ в замке. Экономка тотчас же принялась колотить в дверь и звать на помощь.

Три пары глаз изумленно уставились на Джо.

– Вы правда моя тетя Джо? – спросил Эрик. Сейчас не время пускаться в объяснения.

– Конечно, – ответила она.

Взяв у Фебы стакан, Джо поднесла его к губам Эрика.

– Пей, – отрывисто сказала она.

На этот раз мальчик не отшатнулся. Не сводя с нее глаз, он отпил глоток, потом другой… пока не покачал головой, показав, что напился.

Никто не помешал им спуститься вниз. А если бы кто-нибудь посмел это сделать, Джо без колебаний припугнула бы их тетушкиным пистолетом. Увидев, в каком плачевном состоянии находится Эрик, она пришла в такую ярость, что готова была пустить в ход оружие. Хотя на первый взгляд незаметно было синяков и переломов, мальчик стонал при каждом шаге форейтора, несшего его на руках.

Внизу она велела Рою отнести ребенка в карету и ждать ее, потом тихо заговорила с Фебой:

– Ты не можешь оставаться здесь, Феба. Ты ведь это понимаешь? Экономка знает, что ты мне помогала. У тебя есть родственники в Барнете, у которых ты можешь поселиться?

– Не беспокойтесь обо мне, мисс, – улыбнулась девочка. – Я скажу, что вы заставили меня показать, где Эрик. Думаю, после того, что вы сделали с экономкой, они мне поверят.

Джо просияла:

– Да, и я надеюсь, что поверят. Но чтобы убедить их, что ты вне подозрений, скажи им, что я угрожала тебе пистолетом.

У Фебы загорелись глаза.

– Вы хотите сказать…

– Да. Он здесь. – Джо вытащила пистолет из ридикюля и дала девочке рассмотреть его. – Не бойся. Думаю, он не заряжен. А теперь мы вот что сделаем: ты сообщишь тетушке обо мне, потом отвяжешь ее, и мы вызволим ее отсюда. Хорошо?

Распорядившись, Джо, однако, пребывала в сомнениях. Все не так просто.

Феба кивнула не очень уверенно.

Джо тешила себя надеждой, что ее собственный страх не так заметен, как у маленькой служанки. Стараясь подбодрить Фебу, она сказала:

– Мистер Хардинг любит куражиться над слабыми и беспомощными. Пусть только попробует меня тронуть, его ждут самые крупные неприятности в жизни. Если ты мне не веришь, вспомни про экономку.

Слова Джо подействовали на девочку.

– Она настоящая мегера! Не знаю, как вам это удалось! – воскликнула Феба.

– Смотри на меня! – Голос Джо звучал очень убедительно для женщины, у которой коленки дрожали. Она спрятала пистолет в складках платья. – Вперед, Феба! Я пойду за тобой.

Когда Феба привела ее в место заточения тетушки, Джо окинула взглядом комнату. Это был обычный класс с прикрученными к полу столами и стульями. Миссис Давентри, привязанная к учительскому стулу, пыталась что-то сказать сквозь кляп. Ее узы выглядели не слишком прочными. Это были не веревки или кожаные ремни, а разорванные на полоски тряпки. Когда она увидела Джо, ее глаза радостно вспыхнули.

Двое мужчин повернулись к Джо. Она без затруднений определила, кто из них мистер Хардинг. Он был старше, на полном бледном лице хмурая гримаса.

Его голос соответствовал выражению лица:

– Я не давал вам разрешения войти. Кто вы и что хотите?

– Я миссис Чесни, – сказала она, – и пришла узнать, что задержало мою тетю… Тетушка! – притворно задохнулась Джо. – Что они с тобой сделали? – Она повернулась к Фебе. – Сейчас же отвяжи ее.

Когда Феба поспешила подчиниться, Хардинг попробовал помешать ей:

– Не смей. Эта женщина безумна! Я послал за констеблем…

Его голос сорвался, когда Джо выхватила из складок платья пистолет и направила прямо ему в грудь.

Ее рука дрожала, но оно и к лучшему. Нервная женщина опасна.

– Я не хочу никаких неприятностей, – заверила их она, сама удивляясь тому, как твердо звучит ее голос. – Будем считать это недоразумением. Я не хочу никого убивать. Мне нужна только моя тетя.

Мужчина помоложе, казалось, сильно перепугался.

– Мистер Хардинг, – сказал он, – сделаем, как она говорит. Я не…

Хардинг резко взмахнул рукой, заставляя его замолчать.

– Вы с ума сошли? – он хрипло дышал. – Вломились сюда как безумная, угрожаете мне оружием. Советую вам опустить пистолет, пока я его у вас не отобрал.

– Попробуйте, посмотрим, что у вас получится, – самым непреклонным тоном ответила Джо.

Миссис Давентри уже вскочила на ноги и выплюнула кляп. – Я не уйду отсюда без Эрика, – заявила она.

Ум Джо работал с лихорадочной быстротой, изобретая уловку, чтобы выиграть время. Ей не удастся затащить мистера Хардинга в чулан, к тому же она не хотела слишком приближаться к нему, чтобы он не отобрал у нее оружие.

– Эй, ты! – повернулась она к Фебе. – Покажи моей тете, где мальчишка. Быстро!

По лицу миссис Давентри было видно, что она не одобряет такого обращения с Фебой, которую считала другом, но, взглянув на племянницу, предпочла держать язык за зубами и молча вышла вслед за служанкой.

Хардинг стоял, сжимая и разжимая кулаки. Джо про себя считала секунды, пытаясь сообразить, сколько времени понадобится тетушке, чтобы добраться до кареты. Она жалела, что не приказала уезжать без нее при первых признаках осложнений.

Нарушив затянувшуюся тишину, она легко повела плечами и сказала:

– Все не так плохо, правда? Только советую вам не приближаться ко мне.

С этими словами она начала пятиться к двери. На лице молодого человека отразилось безмерное облегчение. Мистер Хардинг, однако, пошел за ней. От тяжести пистолета руку сводило судорогой, но Джо не отважилась его опустить.

В холле слышался шум – это экономка колотила в дверь чулана. Хардинг обернулся, чтобы узнать, в чем дело, и Джо воспользовалась удобным моментом. Она выскочила за дверь, прежде чем он успел схватить ее.

Она тут же услышала, как кто-то пронзительным криком приказывает ей остановиться. Это только заставило ее бежать быстрее. Джо была уже почти у кареты, когда кто-то схватил ее за руку и потянул назад. Она инстинктивно сжала кулак и изо всех сил ударила обидчика.

Хардинг завыл от боли и прикрыл нос рукой. Кровь хлынула ему на рубашку.

– Вы мне нос сломали! – завизжал он.

– Я еще не такое сделаю, если вы попробуете меня остановить! – Джо так трясло, что пришлось держать пистолет двумя руками. – Поднимите руки и убирайтесь отсюда, – скомандовала она. – И ты тоже, Феба.

Они оба подчинились, но Хардинг опрометчиво дал волю своему гневу:

– Вы так легко не отделаетесь! Похищение ребенка – серьезное преступление. Я еще увижу, как вы болтаетесь на виселице!

– В таком случае я ничего не теряю, если убью вас, правда?

Окончательно уверившись, что имеет дело с сумасшедшей, Хардинг ушел.

Джо вскочила в карету.

– Быстрее везите нас в гостиницу! – крикнула она форейтору, предусмотрительно не упомянув ее названия.

Карета тронулась, и колеса загрохотали по булыжной мостовой. Джо села в угол, чтобы оставить больше места Эрику. Хотя в экипаже было темно, она чувствовала, что мальчик не сводит с нее глаз. Ей хотелось успокоить его, но, вспомнив, как он отреагировал на нее в чулане, Джо решила поручить Эрика заботам тетушки.

Миссис Давентри хлопотала над ним, утешая, успокаивая, ласково воркуя. Обрадованная тем, что с мальчиком все в порядке, она сказала:

– Слава Богу, что ты сообразила взять мой пистолет. Я уходила в такой панике, что про него даже не вспомнила.

– Да, он сыграл свою роль. Не знаю, что бы я без него делала.

– Как ты думаешь, Хардинг предъявит обвинение?

– Вне всякого сомнения.

– Тогда что нам предпринять?

Джо пыталась сосредоточиться, но реакция на произошедшее позволяла ей думать только о ближайших одном-двух часах.

– Вот как мы поступим, – медленно сказала она. – Заедем в «Красный лев» и отправимся в Лондон, прежде чем Хардинг с братом разыщут нас. Кстати, его брат – констебль.

– Я знаю. Феба мне сказала. Все это просто чудовищно. Но, дорогая, ты не боишься ехать через Финчли ночью? Как насчет… – миссис Давентри посмотрела на Эрика и прошептала: – разбойников?

– У нас нет другого выхода, – возразила Джо. – К тому же у нас есть пистолет. Если я замечу разбойника, я его застрелю.

– Тетя Джо ничего не боится, – подал голос прислушивавшийся к разговору Эрик.

Миссис Давентри рассмеялась. Джо выдавила слабую улыбку.

Они проехали мимо «Зеленого человека». Не было видно ни мистера Боумана, ни его кареты. Должно быть, он поймал ее на слове и решил отправиться в Лондон. Сейчас она думала, что нужно было быть с ним любезнее и не отказываться от его предложения. У нее столько проблем: Хлоя, Эрик, а теперь еще и власти. Ей казалось, что Уолдо Боуман быстро бы во всем этим разобрался.

В ней говорит усталость, в следующую минуту решила Джо. Ей не нужен мужчина, чтобы осмыслить собственные проблемы. Она сама способна с ними справиться. Подобные вещи мистера Боумана не привлекают. По мнению Хлои, в его вкусе соблазнительные элегантные красавицы, умеющие польстить мужчине. Женщины, похожие на ее мать, подумала Джо.

Интересно, откуда взялась последняя мысль? Явно не от Хлои.

Карета налетела колесом на яму. Пассажиров тряхнуло, и Эрик уткнулся в Джо. Очень осторожно Джо обняла его за худенькие плечи. Он не вздрогнул и не попытался отстраниться. Не зная, понял ли он, кто его держит, она ласково позвала его:

– Эрик!..

Мальчик повернул к ней бледное личико.

– М-м… – протянул он.

Ей показалось, что Эрик не разглядел ее, она тихонько сообщила:

Это я. Тетя Джо.

– Что?

У нее защемило сердце.

– Ничего, – ответила она, проглотив ком в горле.

– Ты побудешь здесь с Эриком, – распорядилась миссис Давентри, когда карета остановилась около подъезда. – Я все улажу и заберу наши вещи.

Тетушка вместе с одним из форейторов пошла в гостиницу. Эрик ничего не говорил, но дышал так часто и прерывисто, что Джо встревожилась. Она не успокоится, пока мальчика не осмотрит доктор. Но с этим придется подождать, надо как можно скорее уехать из Барнета. Джо не сомневалась, что, если их поймают, Эрика заберут у нее, а она не могла этого допустить.

Она осторожно отодвинулась от мальчика и взяла пистолет. Поглаживая его, она не сводила глаз с парадного входа. Пока все хорошо. Их еще не обнаружили.

Миссис Давентри вернулась с багажом, и они вскоре отправились в путь. Только когда огни Барнета скрылись вдали, миссис Давентри сообщила племяннице плохие новости:

– Школьный привратник был там, Джо. Он меня не видел. Но думаю, нас скоро догонят.

– Что мы будем делать, тетя Джо? – спросил мальчик дрожащим голосом. – Мистер Хардинг убьет меня за побег. Он мне сам это сказал.

От ужаса, застывшего на лице Эрика, ее собственные страхи быстро развеялись.

– Придется мне его застрелить, – беззаботно сказала она.

Изумленная, миссис Давентри рассмеялась, Эрик улыбнулся. Джо крикнула кучеру, чтобы гнал лошадей.

Глава 6

Виконт Морден повел широкими плечами. Слуга щеткой стряхнул невидимые пылинки с его модного вечернего костюма. Виконту было слегка за тридцать, но глубокие залысины старили его. Едва ли его можно было назвать красивым, но он был привлекательным мужчиной. Единственного сына и наследника графа Бринзли, его с колыбели готовили к тому, чтобы стать главой знатного благородного рода и хозяином значительного состояния и обширных владений. Виконт знал себе цену, и это бросалось в глаза.

Сейчас в своих апартаментах в Пиккадилли-Хаусе, великолепном лондонском доме, принадлежавшем семейству Бринзли, Морден одевался к приему, который его родители устраивали в честь его невесты.

– Достаточно, Бейтс, – сказал виконт с обычной полуулыбкой. – Я подумал над тем, что ты мне рассказал, и хочу кое-что обсудить. Присядем?

Бейтс придвинул кресло, на которое указал виконт, поближе к огню, но от предложенного виски отказался. Он оценил этот жест, но у него были твердые понятия об отношениях хозяина и слуги. Несмотря на взаимное уважение и доверие, Бейтс никогда не стремился, чтобы на него смотрели как на равного.

Больше сорока лет служил он этой семье. Начав в одиннадцать лет чистильщиком обуви, Бейтс постепенно дослужился до нынешнего привилегированного положения. Он был больше чем лакей, больше чем камердинер. Бейтс был личным слугой виконта и подчинялся только ему. Со временем он стал наперсником и доверенным лицом хозяина. Лорд Морден считал его своей правой рукой, и Бейтс старался быть достойным этой чести. Не существовало ничего такого, чего бы он не сделал для своего господина.

Дело леди Хлои Уэбберли было как раз такого рода. Бейтс не знал всех его обстоятельств, да и не хотел знать. Они с хозяином всегда говорили об этом в туманных выражениях, однако у камердинера не было ни малейшего сомнения, что, пригрозив разоблачить виконта, леди Уэбберли подписала себе смертный приговор. И, судя по всему, она больше не представляет никакой угрозы. Теперь, для того чтобы сохранить тайну виконта Мордена, осталось только найти и уничтожить ее дневник и переписку.

Для этого Бейтс по приказу его светлости лично нанял сыщика. Но Таггарт вернулся с пустыми руками. Казалось, это не слишком обеспокоило виконта. Он был уверен, что если кто-то и знает, где находится дневник леди Уэбберли, то это ее ближайшая подруга, миссис Чесни. И нужно только подождать, когда миссис Чесни начнет действовать.

Виконт сел в кресло по другую сторону камина, зажег от свечи сигару и выпустил колечко дыма.

– Что за тип этот Таггарт, – спросил он. – Ты уверен, что ему можно доверять?

– Совершенно уверен, ваша сиятельство. Мы уже пользовались его услугами. Он не стремится узнать, кто ему платит, для него главное – заработать.

Виконт кивнул:

– Тогда расскажи мне с самого начала и во всех подробностях, что случилось прошлой ночью в Барнете. Таггарт потерял ее. Как это могло произойти? И каким образом здесь замешан мистер Боуман?

– Просто досадное недоразумение, – успокаивающе проговорил Бейтс. – Когда стало ясно, что дамы отправились спать, Таггарт решил проследить за мистером Боуманом. Ему было интересно, какая тут существует связь. Ему показалось подозрительным, что Боуман появился как раз в то время, когда миссис Чесни предприняла шаги, которых мы ждали.

– В их встрече не было ничего подозрительного?

– По-видимому, нет. По словам Таггарта, они увиделись случайно и обменялись резкими словами. Не то чтобы поссорились, но близко к этому. Мистер Боуман настоял на том, чтобы подвезти миссис Чесни до гостиницы. Таггарт не мог пешком догнать их. Поэтому он остался подслушать разговор возвратившегося мистера Боумана и его спутника, мистера Рагглза. Они договорились утром заехать за миссис Чесни и проводить ее в Лондон.

– Значит, Таггарт отправился в постель, – сухо сказал виконт, – а пока он спал, наша добыча ускользнула.

– Боюсь, что так. Боуман тоже не преуспел. Когда он утром заехал в «Красный лев», то искренне удивился, узнав, что миссис Чесни с компаньонкой отправились в Лондон ночью. Это только вопрос времени, – поспешно добавил Бейтс. – Он найдет ее прежде, чем ей удастся скрыться.

Виконт нахмурился:

– Миссис Чесни заметила Таггарта? Она знает, что за ней следят?

– Нет. Таггарт считает, что она пыталась отделаться от мистера Боумана.

– Понятно. – Немного поразмыслив, виконт продолжил: – Надеюсь, кто-нибудь присматривает за домом леди Уэбберли. Рано или поздно миссис Чесни туда заглянет.

Бейтс позволил себе слабую улыбку:

– Это уже сделано, милорд. Один из садовников – человек Таггарта.

– Было бы лучше, если бы он прислуживал в доме.

– У леди Уэбберли нет слуг мужского пола, но садовникам доверяют помогать служанкам в тяжелой работе.

– Значит, он будет знать о визите миссис Чесни.

Виконт глотнул бренди и, попыхивая сигарой, обдумывал действия, которые предпринял, чтобы сохранить положение в обществе и все, что было ему дорого. Он рассказал Бейтсу, что леди Уэбберли грозила погубить его. В сущности, до этого дело не дошло. Но Морден не сомневался, что так бы и случилось, не останови он Хлою, прежде чем она начала действовать. Он знал, что она писала в «Эйвон Джорнал» под псевдонимом Леди Всезнайка и не колеблясь опубликовала бы все, что ей известно, в своей колонке. Даже если бы она ничего не доказала, ему бы не удалось замять скандал, разразившийся накануне его свадьбы с дочерью маркиза Кинтайра. Хлоя больше не представляла проблемы, но он не будет чувствовать себя в безопасности, пока не уничтожит ее дневник.

Честно говоря, деятельность Таггарта оказалась весьма полезной. Они пока не выяснили местонахождение дневника Хлои, но точно знали, где его нет. Дневника нет ни в доме Хлои, ни в доме миссис Чесни, ни в редакции газеты. Джо Чесни была его последним шансом. Если она не приведет его к дневнику, то этого не сделает никто. Он сомне-(вался, что Джо догадывается, чем он рискует. Даже Хлоя этого не понимала до последнего вечера в их загородном доме. Если бы он рассуждал здраво, то никогда бы не сблизился с ней. Леди Уэбберли была старше его и более искушенная в жизни. Но он оказался ослеплен, влюблен до безумия, хотя мысль о женитьбе никогда не приходила ему в голову. Он сознавал свой долг перед семьей. Репутация его невесты должна быть безупречной. Хлоя же – светская женщина, умудренная жизненным опытом. Скверно, что она совала нос, куда не следует.

Морден налил себе бренди. Неспешно потягивая его, он размышлял над отчетом Таггарта.

– Кто этот мальчишка, Эрик Фоули? – спросил он. – Миссис Чесни сделала крюк, чтобы заехать в школу. Зачем? И что было в посылке?

– Таггарт поинтересовался ее связью с мальчиком. Все вполне невинно. То же самое и с посылкой. Ее передала жена викария.

– Я это знаю. Я считаю, что Таггарту нужен помощник. Для одного человека у него слишком много работы. Я не могу позволить себе ждать, пока он все выяснит. Мне нужен ответ сейчас.

Бейтс промолчал, хотя и подумал про себя, что замечание хозяина несправедливо. Его светлость хотел, чтобы в этом деле участвовало не больше одного-двух человек. Чем меньше людей знает об этом проклятом дневнике, тем лучше. Таковы были его собственные слова.

– Не хмурься, Бейтс. Я не волнуюсь. Пока рано. Если повезет, миссис Чесни приведет нас прямо к цели.

Обаяние виконта подействовало. Хмурое лицо Бейтса разгладилось, и он кивнул.

– Теперь расскажи мне о визите мистера Боумана в редакцию. Ты говорил, он ссорился с миссис Чесни?

Бейтс подавил вздох. Они уже это обсуждали. Тем не менее он спокойно сказал;

– Мистер Боуман был взбешен и не скрывал этого. Кажется, ему не понравилось, что написали о нем в газете, и он грозил миссис Чесни судом.

– Ссора продолжилась, когда они столкнулись лицом к лицу в Барнете?

– Главным образом со стороны дамы.

Виконт молчал. Он обдумывал, можно ли обратить в свою пользу конфликт Боумана с миссис Чесни, если с ней что-нибудь случится. Он недолго задержался на этой мысли. Все идет хорошо, он найдет дневник, уничтожит его, и делу конец.

– Сэр?

Он прикусил сигару и, усмехнувшись, бросил ее в огонь.

– Боуман! – сказал он, словно объясняя свой промах с сигарой. – Ты этого не знаешь, но он сражался с Веллингтоном в Испании. А теперь! Только посмотри на него! Это неисправимый ловелас. Куда катится мир? Я тебе больше скажу. Он самый популярный мужчина в обществе. Дамы по нему вздыхают, мужчины мечтают назвать другом, а заботливые мамаши подталкивают вперед незамужних дочек, как только он появляется в поле их зрения. – Он невесело улыбнулся. – Значит, правду говорят, что все любят шалопаев.

Бейтс понимал своего хозяина и сочувствовал ему. Виконта воспитали так, как того желал его отец. Долг и преданность семье – прежде всего. Предстояла свадьба с самой подходящей молодой девушкой, но виконт не сам выбрал себе суженую. Это сделал его отец. Наверное, виконт завидовал свободе Боумана.

– Нет, не все любят шалопаев, – сказал Бейтс. – Вот, например, миссис Чесни. Форейтор подслушал, как она говорила о мистере Боумане ужасные вещи. Она называла его ослом и болваном.

– Болваном? – На этот раз улыбка виконта была искренней.

– Кажется, так считает и его отец. Судя по тому, о чем шепчется прислуга, между ними нет любви. Никто не знает причину ссоры, но, по слухам, мистер Уолдо Боуман очень жалеет, что война окончилась, поскольку это лишило его веской причины, чтобы отсутствовать дома.

– Но он наследник. Когда-нибудь все перейдет к нему.

– Да. Но он не прикладывает никаких усилий, чтобы уладить ссору или заслужить расположение отца.

Виконт покачал головой. Его собственная жизнь была посвящена тому, чтобы отец гордился им. Он взглянул на часы, допил бокал и поднялся.

– Пора идти, – сказал он. В дверях он добавил: – Скажи Таггарту, чтобы задействовал столько людей, сколько потребуется. Я хочу знать, какое отношение к делу имеют мистер Боуман и мальчишка. И чтобы миссис Чесни была под постоянным наблюдением. Скажи ему.

– Да, ваше сиятельство.

Бейтс подождал, пока хозяин спустится по лестнице, и закрыл дверь.

Если бы виконт Морден захотел узнать, как он будет выглядеть через сорок лет, ему достаточно было взглянуть на собственного отца. Между отцом и сыном было разительное сходство, только сильно поредевшая шевелюра графа была снежно-белой. Лорд Бринзли, широкоплечий, статный мужчина, для своих лет сохранил прекрасную осанку. Его пронзительный взгляд и вспыльчивый нрав были хорошо известны тем, кто рискнул вызвать его неудовольствие. Виконт столько раз был причиной грозных вспышек отца, что не мог их все упомнить. Но сегодня отец был с ним любезен.

Они сидели в библиотеке графа, потягивая бренди, как и подобает отцу с сыном, когда гости разъехались, а хозяйка дома удалилась в спальню. Виконт, однако, в обществе отца всегда испытывал неловкость. Он постоянно старался угодить графу. Даже ребенком он никогда в полной мере не соответствовал требованиям отца. Его помолвка с леди Маргарет, дочерью маркиза, чей титул выше графского, значительно повысила его авторитет в глазах отца.

– Запомни, мой мальчик, – сказал граф, – перед свадьбой не должно быть даже малейшего намека на скандал, иначе ее не будет. Твой будущий тесть души не чает в своей дочери. Он уверен, что это брак по любви, и я хочу, чтобы он продолжал так думать и после того, как вы с леди Маргарет дадите клятву у алтаря.

Виконт ничего не ответил. Он размышлял о браке своих родителей. В нем тоже не было любви. Но граф и графиня покорились своей участи. Мать редко выезжала из своего имения недалеко от Хенли. Отец предпочитал жить в городе. Естественно, у него была любовница. А у кого ее нет? Но отец был очень осмотрителен. И если мать о чем-то и догадывалась, то была слишком хорошо воспитана, чтобы показать это.

Словно прочитав мысли сына, граф заметил:

– Леди Маргарет, возможно, не ослепительная красавица, но у нее прекрасная родословная. К тому же она наследница. Лучше тебе не найти.

Виконт искренне заверил отца, что доволен девушкой, которую выбрали ему в жены.

Долгое молчание прервал тяжелый вздох графа.

– Будем надеяться, что она произведет на свет наследников, – сказал он, допив бренди. – Потому что без сыновей, которые продолжат наш род, вся эта затея окажется напрасной. – Он поднял глаза на сына. – Ты понимаешь, о чем я говорю?

Виконт рассмеялся и встал.

– Не беспокойся, папа. Я помню свой долг. – Он подошел к столу из красного дерева, налил из хрустального графина бренди и вернулся в кресло. – Не успеешь оглянуться, как будешь внуков качать.

– Все не так просто! – Граф принял из рук сына бокал. – Посмотри на нас с матерью. Дело не в том, что она не могла забеременеть, но она не могла доносить ребенка.

– Пока не появился я.

– Когда я уже практически впал в старческую слабость и почти потерял надежду. Ты понимаешь, о какой слабости я говорю. – Отец и сын с улыбкой переглянулись. – Мы должны прикладывать все усилия. Люди нашего положения…

Виконт слышал это уже много раз. Без наследника состояние и титул перейдут к дальнему родственнику, к той ветви рода, которую отец не выносил, поскольку там долг перед семьей не считался первостепенным.

Наследование по прямой линии было главным принципом его отца, и виконт разделял это убеждение. Именно поэтому он должен найти дневник Хлои и уничтожить его. Он не хочет видеть свою семью опозоренной.

Его мысли устремились к Уолдо Боуману. Интересно, какие взгляды руководят его действиями… и что кроется за его взаимоотношениями с миссис Чесни?

Глава 7

Недалеко от Пиккадилли-Хауса, на Сент-Джеймс-сквер, проходил другой прием. Хозяйка дома, Каролина Уолтерс, была весьма довольна собой. Вопреки ожиданиям Уолдо прервал свой визит в Уорик и вернулся в Лондон, чтобы побывать на ее вечере. Она восприняла это как комплимент и как ясный намек, что Уолдо хочет возобновить их отношения.

Но не нужно быть слишком самонадеянной. Это стало причиной падения Далей Конграм. Она совершила фатальный промах, поощряя ухаживания лорда Хорнзби, чтобы вызвать ревность Уолдо. Произошла дуэль. Лорд Хорнзби потерпел поражение, но триумф Далей был недолог. И ей пришлось довольствоваться лишь изумрудной подвеской, подаренной Уолдо в знак окончания их романа. Это случилось больше месяца назад. Теперь свет терялся в догадках, кто завоюет непостоянное сердце Уолдо Боумана.

Ужин закончился, и большинство гостей собрались в салоне, где их слух услаждала пением Мария Феллини, прославленное сопрано из Милана. Для тех, кто не испытывал особой любви к музыке, были приготовлены карточные столы. Там-то и должен был находиться Уолдо.

Каролина не могла посвятить свое время только Уолдо. У хозяйки приема есть определенные обязанности, и Каро исполняла их с непринужденной грацией. Ей нравилось считать себя утонченной женщиной с безупречным вкусом. Все в ее доме свидетельствовало об этом – тонкий, просвечивающий фарфор, уотерфордский хрусталь, обюссонские ковры, серебро с витиеватым орнаментом. Серебряный и бледно-лиловый были ее любимыми цветами, поскольку подчеркивали фиалковый оттенок ее глаз и белую, как лепестки магнолии, кожу.

Направляясь из салона в гостиную, Каролина бросила взгляд на свое отражение в зеркале. Сегодня на ней было платье из фиолетового шелка, шелестевшее в такт ее шагам и открывавшее изящную шею и белые плечи. Чрезвычайно довольная собой, она вошла в помещение, где играли в карты.

Ни за одним из столов Уолдо не было. Обведя комнату взглядом, Каро обнаружила его у французских дверей, ведущих на террасу. Он с его другом Рагглзом курили сигары. Компанию им составляли еще несколько курильщиков. Зная, что мужчины не любят, когда дамы мешают им курить, Каролина подошла к другим гостям. Перекидываясь с ними словами, она не упускала из виду Уолдо.

Он не придавал значения своему костюму, не то что ее покойный муж, но это только добавляло ему шарма. Он выглядел одинаково и в будуаре светской дамы, и в лондонском борделе. Он был деятельной натурой, и это подтверждала его худощавая, мускулистая фигура. Его хромота подсказывала, если кто-то в этом сомневался, что его жизнь полна опасностей.

Каролина, словно зачарованная, не могла отвести взгляда от его чувственного рта, выпускающего колечки дыма. У него были чеканный профиль, темные волосы, сияющие глаза. Они могли быть теплыми, манящими или невероятно далекими.

Это заставляло любую женщину всегда быть начеку.

– У вас голодный вид, Каро, – послышался хриплый голос вдовствующей графини Алленвейл. – Но на террасе вы ужина не найдете. Думаю, лучше это сделать в столовой.

Ехидное замечание вызвало несколько смешков за карточным столом, где компанию леди Алленвейл составляли другие вдовы. Каро притворилась, что не поняла намека. Отделавшись ничего не значащей фразой, она вышла из комнаты.

– Старая ворона, – пробормотала она, когда ее уже не могли услышать.

Рагглз не сводил восхищенного взгляда с Каро Уолтерс.

– Счастливец, – сказал он, посмотрев на друга, когда Каролина покинула комнату. – Она – твоя. Да почти все незамужние женщины на этом вечере готовы пасть к твоим ногам. Объясни, пожалуйста, что в тебе есть такого, чего нет у меня?

– Хромота, – сдержанно улыбнулся Уолдо. – Они считают, что я заработал ее в драке или на дуэли. По какой-то необъяснимой причине это делает меня в глазах женщин неотразимым.

– Ты шутишь?

– Могу одолжить тебе свою трость, если ты мне не веришь.

Рагглз рассмеялся:

– Ты мог бы рассказать им правду.

Уолдо глубоко затянулся сигарой и бросил окурок в кусты.

– Что это рана получена на войне? Я говорил, но это бесполезно. Надо благодарить за это Леди Всезнайку, которая в своих писаниях извратила все факты. Она сделала из меня второго лорда Байрона – безумного, безнравственного и опасного. Я готов был ей шею свернуть.

– Кому? Леди Всезнайке?

– Джо Чесни.

Рагглз отвернулся, пряча улыбку. Они заночевали в Барнете с единственной целью – сопроводить миссис Чесни и ее родственницу в Лондон. Однако, заехав утром в гостиницу «Красный лев», узнали, что миссис Чесни передумала и отправилась в путь ночью. По дороге домой Уолдо молчал и сказал только, что миссис Чесни – самая несносная женщина из его всех знакомых. Его дурное настроение немного улучшилось, когда Рагглз предложил отправиться к миссис Уолтерс. Но, приехав на прием, они лишь играли в карты, курили и пили шампанское.

– Она сбежала от меня или у нее какие-то проблемы? – задумчиво продолжил Уолдо. – Вот что меня интересует.

Рагглз пожал плечами. Он слышал о краже в «Эйвон Джорнал» и о том, что миссис Чесни обвинила в этом Уолдо.

– Если ты действительно хочешь это узнать, почему бы тебе не разыскать ее и не расспросить?

– Я не горю желанием встречаться с ней. Рагглз с любопытством посмотрел на друга.

– Отлично. Тогда пусть она идет своей дорогой. Послушай, Уолдо, не стоит думать, что каждая женщина готова пасть к твоим ногам.

– Я этого и не жду, – состроил недовольную гримасу Уолдо. – Правду сказать, такого еще не было, а если и случится, я вызову доктора.

– Ты понял меня буквально! Я имел в виду…

– Я понял, что ты имел в виду. И уверяю тебя, я не сержусь, что миссис Чесни невзлюбила меня.

– Невзлюбила? – громко расхохотался Рагглс. – Уолдо, да она тебя ненавидит. Она тебе не доверяет. Разумеется, ты этого не заслуживаешь. Благодари за это Леди Болтушку или как ее там… Держу пари, миссис Чесни думает, что ты покушаешься на ее добродетель.

В последней фразе Рагглза слышалась вопросительная интонация. Уолдо только насмешливо фыркнул в ответ.

Он отказался от предложенной другом табакерки и задумчиво рассматривал гостей. Дамы в шелестящих шелках и прозрачном газе притягивали его взгляд. Он знал, что их кожа нежна и ароматна. Джо Чесни в подметки не годится этим очаровательным красавицам, и он сам не знал, почему не может выбросить ее из головы.

– Не помогло, – рассеянно произнес он. – Не надо было сюда приходить.

– Что? – нахмурился Рагглз, не понимая ход мыслей друга.

– Поедем в клуб, – сказал Уолдо. – Мне по душе мужское общество, все наши друзья будут там.

– Ты хочешь сказать, что готов променять Каро Уолтерс на ночной кутеж с друзьями? – изумился Рагглз.

– Мне скучно, – ответил Уолдо, удивившись правдивости своего ответа.

Рагглз на минуту задумался.

– Какие друзья? – Он мог пересчитать их по пальцам одной руки. – Кейс женат, Ричард – тоже, Фредди и Роберт еще в Уорике. Так что нас осталось только двое.

– Отлично. Тогда поедем ко мне в «Олбани» и устроим вечеринку для двоих.

Рагллза осенило, в чем причина хандры его друга, и он улыбнулся:

– Как я вижу, миссис Чесни произвела на тебя глубокое впечатление. Мой совет: забудь о ней. По словам Генри, она до конца дней своих повенчана с покойным мужем. – Он хитро взглянул на Уолдо. – Жалко, правда? Такую красоту и страстность не стоит напрасно губить. Будем надеяться на лучшее. Когда-нибудь найдется мужчина, с которым миссис Чесни будет счастлива. И умерь свой скептицизм. Посмотришь, так и произойдет.

– Ты романтик, Рагглз.

– Да.

Извинившись перед хозяйкой, Уолдо уехал без Рагглза. Не один он покидал гостеприимный дом. Во время светского сезона ежедневно давали множество балов и приемов, и установилась традиция посетить за вечер как можно больше увеселений. Он не сказал Каро, что отправляется домой и собирается провести вечер в одиночестве. И все равно у нее был такой вид, будто она готова его убить. Если бы она набросилась на него с упреками, возможно, он бы передумал и остался. Но она, опустив на мгновение ресницы, молча посмотрела на него прекрасными безмятежными глазами.

И ему захотелось зевнуть.

Дома он налил себе большой бокал бренди и уселся у камина. Он умирал от скуки. Подумав, он решил, что в этом есть определенный смысл. После двух лет праздности опостылевшей свободы ему все осточертело.

Он не намерен воздавать должное Джо Чесни за то, что она навела его на эту мысль. Сия идея не однажды приходила ему в голову, но Уолдо гнал ее прочь. Он не чувствовал вины за свой образ жизни и не хотел меняться. Чего ему не хватало, так это цели, которая у него была, когда он сражался под началом Веллингтона.

Больше семи лет он служил в действующей армии, и все это время был полностью сосредоточен на стоявших перед ним задачах. Он и его друзья, все молодые, отобранные Веллингтоном для особых заданий, были в высшей степени уверены в собственной значимости. Именно тогда пересеклись их с Рагглзом дорожки. Пока им не поручили общее задание, Уолдо не слишком высоко ценил невозмутимого шотландца. Но ему не понадобилось много времени, чтобы понять, что лучшего товарища, который надежно прикроет друга в минуту опасности, не найти.

Потом война прекратилась, и с ее окончанием исчезла цель; которая вела их вперед. Возвратившись в Англию, они оказались без дела. Они пытались вернуться к прежней, довоенной жизни, но это не удалось. Мир стал совсем другим за время их отсутствия и продолжал меняться.

Некоторое время они оба служили в секретной службе, но у Уолдо душа к этому не лежала. Ощущение целеустремленности, порыва, движущей силы исчезло. Разведка в мирное время не имела такой ясной цели, как во время войны. Поэтому он ушел со службы. Рагглз согласился занять пост в специальной службе департамента уголовного розыска. Это новое подразделение было создано около двух лет назад, некая полиция внутри полиции, чтобы искоренять предателей и помогать местным властям в трудных случаях. Уолдо тоже предложили там поработать. Он попросил время на размышление.

Теперь нужно решать, чем он хочет заняться в жизни. Маленькими глотками отпивая бренди, он обдумывал возможные варианты.

Почувствовав чье-то присутствие, Уолдо мгновенно проснулся. Рука машинально потянулась к кобуре. Но не было ни пистолета, ни затаившегося врага. Он в Англии. Задремал в любимом кресле у камина в библиотеке, и Меллоуз, его слуга, зашел посмотреть, не нужно ли чего хозяину.

Уолдо потянулся, расправляя затекшие мышцы, потер хромую ногу и нахмурился, заметив тревогу на лице слуги.

– Что случилось, Меллоуз?

– Пришел полицейский с Боу-стрит, он хочет с вами поговорить.

– В такое время?

Уолдо не встревожился. Во время работы в Секретной службе ему доводилось иметь дело с Главным уголовным полицейским судом, располагавшимся на Боу-стрит. Он знал большинство работавших там судей и офицеров. Но никто из них не приходил к нему домой, тем более ночью.

– Пригласи его, Меллоуз.

Вошедший мужчина больше походил на кузнеца, чем на представителя закона. Высокий, крупный, он держал под мышкой старомодную треуголку.

– Офицер Стоппс, если не ошибаюсь? Полицейский кивнул.

– Что вас привело ко мне?

– Дело касается вашей сестры. Судья Вайн подумал, что вас это заинтересует. Мы задержали ее за сопротивление властям при аресте.

Уолдо был изумлен.

– Должно быть, это недоразумение, или кто-то из друзей решил разыграть меня.

– Это не шутка, сэр. Ей грозит серьезное обвинение: похищение несовершеннолетнего и нарушение общественного порядка.

Уолдо даже рот открыл.

– Что? Мод?

– Нет, сэр. Другая ваша сестра, миссис Чесни.

– Миссис… – Уолдо выругался про себя. – Это действительно шутка, – сказал он. – Извините, что вам пришлось побеспокоиться. Боюсь, что все это подстроил мой друг Рагглз, то есть я хотел сказать, мистер Макнаб.

– Мне об этом ничего не известно, сэр. Но могу уверить вас, что это не шутка. Миссис Чесни устроила ужасный переполох. Судья Вайн пришел в такое бешенство, что его впору связывать.

Уолдо начал понимать ситуацию.

– Она упомянула мое имя? – спросил он.

– Да, сэр, – нахмурил брови Стоппс. – И сказала судье Вайну, где вас найти.

– Что еще она сказала?

Стоппс переложил шляпу в другую руку.

– Только то, что вы внесете за нее залог.

Что-то мелькнуло в глазах Уолдо, не изумление, но нечто близкое к этому.

– Ну, это мы еще посмотрим, – сказал он. – Меллоуз, мою шляпу и трость.

Хотя по дороге на Боу-стрит Уолдо и засыпал Стоппса вопросами об обстоятельствах ареста Джо, он не узнал ничего нового. По словам Стоппса, судья велел ему разыскать Уолдо. Что касается миссис Чесни, она заперта в камере, пока судья Вайн не решит, что с ней делать.

Уолдо не верил, что Джо может впутаться в историю, которую нельзя уладить. Она не преступница. Однако он знал по собственному опыту, что, если ей что-то не по нраву, она может быть очень вспыльчивой. По его мнению, чтобы уладить дело, понадобятся только такт и дипломатия. Мистер Вайн хороший человек. Уолдо его давно знал.

Войдя в здание, он стал двигаться неторопливо и спокойно. В субботнюю ночь лондонский криминальный элемент разгулялся вовсю, но и полиция не дремала. Убийцы, бандиты, пьяницы, проститутки, сутенеры, многие в наручниках, – их было гораздо больше, чем охранявших их офицеров. В воздухе висел отвратительный запах пота, сальных свечей и джина. Ни одна приличная дама не выдержала бы подобного унижения.

Стоппс повел Уолдо к кабинету судьи.

– Он вас ждет, – сказал полицейский, посмотрев на Уолдо, и быстро ушел.

Плотный мужчина с седыми волосами, широко улыбнувшись, поднялся навстречу Уолдо. Его можно было принять за добродушного дядюшку. Это впечатление было не обманчивым, но неполным. Судья Вайн мог быть твердым, как гранит, когда того требовали обстоятельства.

– Действительно необходимо было запирать ее в камеру? – без лишних слов поинтересовался Уолдо.

Вайн сел за стол, переплел пухлые пальцы и с улыбкой посмотрел на Боумана.

– Садись, Уолдо. Если бы не тот факт, что она нарушила закон и продолжала сопротивляться мне, я был бы совершенно очарован твоей миссис Чесни. Кстати, когда она стала твоей сестрой?

Уолдо уселся по другую сторону стола.

– Должно быть, ты ее страшно напугал, Арчи, если она сказала такое.

– Напугал миссис Чесни? Не смеши меня. Когда она входит в раж, ее ничего не удержит. – Вайн подался вперед. – Я тебя об одном прошу, Уолдо, забери ее как можно скорее и убедись, что у нее нет проблем.

Сговорчивость судьи вызвала у него подозрение.

– Если я правильно тебя понял, ты отпустишь ее, если я… – поразмыслив, сказал Уолдо. – Что я должен сделать?

Вайн рассмеялся и покачал головой:

– Не хитри, Уолдо. Просто внеси залог в тысячу фунтов.

– Тысячу фунтов!

– И забирай мальчишку. Отправишь его обратно в школу…

– Какого мальчишку? – перебил Уолдо.

– …и я сниму все обвинения с миссис Чесни, – гнул свою линию Вайн.

Уолдо протяжно вздохнул.

– Пятьсот фунтов, – предложил он, – и ни пенни больше.

– Согласен, – широко улыбнулся Вайн, – но только потому, что ты коллега и весьма уважаемый человек.

У Уолдо были сомнения на этот счет, но он решил оставить их при себе.

– А теперь расскажи мне, что случилось.

Вайну потребовалось не больше пяти минут, чтобы изложить всю историю. Мальчика зовут Эрик Фоули. Джо и еще одна пожилая леди похитили его из школы, угрожая всем пистолетом, и лишь потому, что директор высек мальчишку за побег. Естественно, власти были проинформированы, но когда представители закона настигли миссис Чесни, она держала их под дулом пистолета, пока пожилая леди и мальчишка не скрылись. Где они теперь, не знает никто, кроме миссис Чесни, а она отказывается говорить.

Уолдо был потрясен. Дело оказалось серьезным.

– Здесь кроется что-то еще, – сказал он. Судья поднялся, чтобы проводить Уолдо.

– Таковы факты. То, что ее действия были спровоцированы, не имеет никакого значения. Она оказала сопротивление при аресте. Надеюсь, ты сможешь ей кое-что втолковать. Мальчик безоговорочно должен вернуться в школу, и как можно скорее. Стоппс проводит тебя к ней. Объясни ей, что если она еще раз нарушит закон, ты потеряешь свои деньги, а она угодит в тюрьму.

В дверях Уолдо остановился.

– Скажи настоящую причину, по которой ты отпускаешь миссис Чесни, – спросил он.

Губы Вайна моментально сжались, он тяжело вздохнул.

– Она имела дерзость пригрозить мне, что высмеет меня в своей газете, – выдавил он, – не только меня, но и все наше учреждение. Про нас напишут, что мы схватили бедную беззащитную женщину с ребенком. Могу себе представить, как это воспримут в министерстве внутренних дел. Я не успею оглянуться, как за мной уже придут.

– И все из-за мальчишки, – покачал головой Уолдо.

– Миссис Чесни упряма как мул. – Голос Вайна стал твердым. – Полагаю, ты сможешь ее вразумить. – Он покачал головой – Да, и еще одно. – Глаза его блеснули. – Надеюсь, ты пригласишь меня на свадьбу? – И, от души рассмеявшись, он закрыл дверь.

– Очень смешно, – бросил вслед ему Уолдо.

Он внес залог и отыскал Стоппса, который проводил его к камере миссис Чесни.

В двери было маленькое окошечко. Уолдо остановился, рассматривая Джо сквозь решетку. Она совсем не выглядела вспыльчивой особой, как описал ее судья. Джо походила на уличного беспризорника. Она сидела на табуретке, опустив голову и плечи и обхватив себя руками, чтобы согреться.

Дверь заскрипела, он вошел в камеру, и Джо подняла голову. Золотистые блики от единственной свечи, стоявшей в центре стола, играли на ее лице и волосах. У нее был такой вид, будто от малейшего прикосновения она потеряет самообладание.

Перед его мысленным взором предстала Джо во время их первой встречи – гордая, дерзкая, – и его рассердило, во что она превратилась.

Их глаза встретились. Он услышал вздох. Появившееся было в глазах выражение облегчения мгновенно исчезло. Она выпрямила спину.

– Вы потратили время, чтобы прийти сюда, – сказала она.

– Я пришел сразу, как только узнал, что вы здесь. Она встала.

– Будто прошла целая вечность. Когда оказываешься в тюрьме, теряется чувство времени. Спасибо, что пришли. Я не знала, откликнетесь ли вы на мой призыв.

Уолдо оглядел камеру. Она поразила его холодом. Из мебели только табуретка и колченогий стол, на полу соломенный тюфяк.

Его мысли перенеслись к приему, на котором он побывал вечером, к элегантной обстановке, к изнеженным женщинам. Вот где подобает находиться Джо Чесни, а не в этой промозглой западне. Почему-то такая мысль вызвала у него непонятное раздражение.

Джо смотрела мимо него на открытую дверь.

– Я свободна?

– Вас отпускают под мою ответственность.

В его голосе не было излишней суровости, но мягким он тоже не был. Она должна понять, как обстоит дело.

– Что? – чуть нахмурила брови Джо.

– Вас отпускают под мою ответственность, – повторил Уолдо.

– Что это значит?

– Это означает, что я внес пятьсот фунтов залога, гарантируя ваше добропорядочное поведение. Если вы снова не подчинитесь властям, я потеряю деньги, а вы окажетесь в тюрьме. Но этого не случится, поскольку я намерен присматривать за вами, пока…

– Пока – что?

Он чуть было не сказал: «Пока мальчик не вернется обратно», но вовремя сообразил, что это может спровоцировать сцену, после которой Джо запрут в камере на ночь. Вместо этого он уточнил:

– Пока я во всем не разберусь. – Приложив палец к ее губам, он пресек все протесты. – Позже поговорим. А теперь пойдемте отсюда, пока они не заперли нас обоих. Где ваше пальто?

Уолдо добился своего. Но только потому, полагал он, что Джо либо оцепенела от усталости, либо ее терзает какая-то проблема.

Джо вздохнула, потом ответила:

– У меня его отобрали.

– Тогда пошли за ним.

Глава 8

Боуман окликнул извозчика.

– Куда ехать, хозяин?

– Где мальчик? – Уолдо пристально посмотрел на Джо. Она заколебалась, но только на мгновение.

– С моей тетей миссис Давентри, – сказала она и замолчала.

– Джо?!

Она вздохнула:

– Грик-стрит, рядом с Сохо-сквер.

– На Грик-стрит, – бросил Уолдо извозчику и, подсадив Джо, вслед за ней сел в карету. – А теперь, – продолжил он, когда карета тронулась, – расскажите мне, что произошло в Барнете, когда мы расстались.

Глаза Джо полыхнули гневом, но был этот гнев обращен на него или вызван воспоминаниями о происшествии в Барнете, Уолдо не знал.

– Когда я вышла погулять, в гостиницу прибежала служанка из школы, – сказала Джо. – Она отыскала мою тетушку. Девушка принесла обед привратнику, когда мы зашли в школу передать сверток с одеждой для Эрика.

– Который дала вам жена викария?

– Откуда вам это известно?

– Мне сообщила об этом ваша горничная в Стратфорде. Именно потому вы свернули в Барнет?

– Да. Но тогда мы Эрика не видели. Мы не встретили никого, кроме привратника, и он не позволил нам войти.

– Но служанка вас заметила?

– Да, она взяла у нас посылку, а потом прибежала в гостиницу. Она рассказала тетушке, что Эрика жестоко избили за побег из школы. Феба – так зовут служанку – по-настоящему испугалась. Она помогла Эрику убежать в первый раз. Она считает, что мистер Хардинг всегда придирался к Эрику, но на этот раз зашел слишком далеко. – Джо помолчала, собираясь с мыслями, потом продолжила: – Тетя оставила мне записку, в которой просила немедленно прийти в школу, что я и сделала. – Ее руки сжались в кулаки. – Произошла ссора, но мы забрали Эрика. Он был заперт в чулане и находился в ужасном состоянии. Я не могла оставить его у этих извергов. Мы понимали, что они бросятся в погоню, поэтому сразу же уехали.

– Ссора? – переспросил он. – Что это значит?

– Это значит, – твердо произнесла она, – что я угрожала пистолетом каждому, кто пытался меня остановить.

– У вас есть пистолет?

– Не у меня, у моей тети. Я его взяла.

Снова этот вызывающий взгляд. Уолдо подождал немного и сказал:

– Судья Вайн рассказывал что-то о сопротивлении при аресте. Как это произошло?

– Любой может заявить, что он представитель закона. Этого бы не случилось, если бы они были в форме. Они напали на нас за завтраком.

– Где это было?

– В отеле « Кларендон» на Бонд-стрит. Мы прибыли в Лондон поздно ночью. Пришлось бы поднимать из постели слуг миссис Давентри, чтобы они приготовили для нас дом, поэтому мы решили переночевать в отеле.

Уолдо молчал, обдумывая ее слова.

– Расскажите мне о полицейском, который вас арестовывал. Вы завтракали, и что произошло дальше? – спросил он.

– Он пытался забрать Эрика, чтобы отправить его обратно в эту ужасную школу. Я задержала его, пока тетя Давентри и Эрик не скрылись.

– Снова с помощью пистолета? Джо кивнула.

– Не думаю, что вы много знаете о школах для мальчиков, – покачал головой Уолдо. – Дисциплина на первый взгляд может показаться слишком жесткой, но без нее учителя быстро потеряют контроль над учениками. А порка обычно больше ущемляет человеческое достоинство, чем наносит вред телу.

– Так вот как вы собираетесь воспитывать собственных детей! С помощью розог?!

– Нет, я, наверное…

– Что?

Уолдо усмехнулся:

– А кто вам сказал, что я собираюсь иметь детей?

– Вы ведь единственный сын, а владения вашего отца передаются только по мужской линии.

– Откуда вы это знаете?

– Я читала об этом в «Эйвон Джорнал», – притворно улыбнулась Джо. – Так что ваш долг – произвести на свет новое поколение Боуманов, чтобы сохранить владения и состояние.

– Нет закона, обязывающего меня исполнить этот долг.

Она подняла голову, чтобы лучше разглядеть его.

– Знаете, мистер Боуман, невозможно понять, когда вы шутите, а когда говорите серьезно.

Уолдо скрестил руки на груди.

– В отношении Эрика Фоули я совершенно серьезен. Если требование судьи Вайна не будет выполнено, я потеряю деньги, а вас ждет серьезное обвинение. А теперь начните с самого начала и расскажите, как респектабельная леди дошла до того, что оказалась запертой в камере на Боу-стрит.

Дом миссис Давентри был скромным трехэтажным зданием с красивыми закругленными окнами на первом этаже. Открывшая дверь служанка, увидев Джо, смахнула слезы.

– О, мисс, я так рада вас видеть, – выдавила она.

– Я тоже рада видеть тебя, Роуз. Где миссис Давентри? Казалось, деловитый тон Джо успокоил служанку. Ее слезы высохли.

– Наверху, с мальчиком.

Миссис Давентри встретила их на лестничной площадке. Увидев Уолдо, она даже рот приоткрыла от изумления.

– Мистер Боуман, – только и выговорила она.

– Все в порядке, тетя. – Джо обняла миссис Давентри за плечи. – Мистер Боуман пришел, чтобы помочь нам. Я позже все объясню. Теперь проводи нас к Эрику. Как он?

– Спит.

– Это правда, миссис Давентри, – сказал Уолдо, – я готов помочь.

Миссис Давентри не сводила с Уолдо удивленного взгляда, но постепенно ее волнение улеглось, на губах появилась робкая улыбка.

– А еще говорят, что Бог не слышит наши молитвы! Проходите сюда. Мальчик тревожился. Но поскольку теперь ты здесь, Джо, может быть, он успокоится.

Миссис Давентри остановилась у двери, а Джо и Уолдо подошли к кровати. Джо села рядом, посмотрела на спящего мальчика и пощупала ему лоб.

– Его лихорадит, – сказала она. – Ночная сорочка насквозь мокрая от пота.

– За доктором послали? – спросил Уолдо.

– Да, – ответила миссис Давентри. – Не понимаю, что его задержало. – Она прикусила губы. – Я не знала, как лучше поступить. Не сообразила, что у Эрика жар.

– Ничего страшного, – мягко сказал Уолдо. – У детей часто бывает лихорадка. Все равно вызовем другого врача. Пошлите за Мерсером на Бейкер-стрит и назовите мое имя.

– Сию минуту, – засуетилась миссис Давентри.

Она пошла распорядиться относительно доктора, а Джо отыскала в комоде чистую ночную рубашку и вернулась к кровати.

– Сорочка внука моей тетушки, – объяснила она, заметив недоумевающий взгляд Уолдо.

Когда она ласково окликнула Эрика по имени, он застонал.

– Мама, – прошептал он. – Мама?

– Это я, Джо. Я пришла переменить твою рубашку, так тебе будет удобнее.

Эрик открыл глаза и посмотрел на Джо.

– Вы сломали нос мистеру Хардингу, – вспомнил он.

– Нет. Это он так сказал. А я его просто немного ущипнула.

– У него кровь так и брызнула, – слабым голосом, но с явным удовольствием проговорил мальчик.

– Что было, то было. Но если он снова обидит тебя, я сделаю то же самое.

Уолдо прикрыл глаза рукой и только головой покачал.

– Джо, – предупреждающе произнес он.

Услышав мужской голос, Эрик вскрикнул и попытался приподняться. Джо поддержала его за плечи.

– Посмотри, – успокоила она, – это мистер Боуман. Он наш друг. Он здесь, чтобы помочь нам. Если бы не он, я бы до сих пор сидела на Боу-стрит. Он не позволит причинить тебе зла, правда, мистер Боуман?

– Мы поговорим, когда ты будешь чувствовать себя лучше, – мягко сказал Уолдо мальчику.

Но во взгляде, который он бросил на Джо, не было и тени снисходительности. Этот взор предвещал скорое возмездие за сделанное от его имени обещание, которое он, возможно, не сможет выполнить.

Миссис Давентри вернулась с чашкой горячего шоколада.

– Это очень полезно для его воспаленного горла, – сказала она.

– Давайте его сначала переоденем, – сказал Уолдо. – Согласны, Джо?

Эрик пискнул, как побитый котенок, когда с него начали снимать рубашку.

– Я знаю, – сказал Уолдо, подражая деловитому тону Джо, – что тебе жарко, ты устал и хочешь, чтобы тебя оставили в покое, но…

Рубашка была снята, и голос Уолдо внезапно оборвался.

– Возьмите свечу, – коротко приказал он миссис Давен-три, – и держите ее повыше.

Эрик попытался спрятаться под одеяло, но Уолдо оказался быстрее.

– Что это? – спросил он.

Безобразные рубцы покрывали плечи и спину мальчика, но не это привлекло внимание Уолдо. Огромный кровоподтек спускался от грудной клетки мальчика к низу живота.

Поколебавшись, Уолдо все же не рискнул коснуться кровоподтека.

– Откуда это, Эрик? – За мягким тоном Уолдо скрывалась бушевавшая ярость.

– Мистер Хардинг сбросил меня с лестницы… Джо была потрясена.

– Я первый раз слышу об этом, Эрик. Надо было нам сразу сказать!

Ее вспышка растревожила мальчика.

– Я больше не буду! – со слезами воскликнул он.

– Чего ты не будешь, Эрик? – вкрадчиво спросил Уолдо.

– Убегать из школы.

Ярость Уолдо прорвалась наружу:

– Да, не будешь, потому что никогда туда не вернешься. И если мистер Хардинг сюда сунется, я заставлю его пожалеть о том, что он слышал твое имя!

Эрик недоуменно посмотрел на Джо. Она фыркнула и пояснила:

– Он хочет сказать, что обойдется с мистером Хардингом гораздо хуже, чем я. А теперь давай наденем свежую рубашку, и пей свой шоколад.

Пока они ждали доктора, Уоддо задал миссис Давентри и Джо несколько вопросов, чтобы понять, что делать с Эриком Фоули. Вскоре выяснилось, что они очень мало знают о мальчике. Известно только, что он сирота и находится под опекой церкви.

– Вы в этом уверены?

Джо и тетушка быстро переглянулись.

– Нет, мы точно не знаем, – ответила Джо. – Именно потому мы отказались отдать мальчика властям. Пока суд да дело, они отправили бы его назад, в эту ужасную школу. Об этом не может быть и речи, он не пойдет туда ни на день, ни на час.

Уолдо согласился. Будучи школьником, он получил свою порцию розог, но это ни шло ни в какое сравнение с тем, что выпало на долю Эрика.

Они разговаривали шепотом в углу комнаты, чтобы не разбудить мальчика. Даже во сне он всхлипывал и вздрагивал.

Дрожащим от еле сдерживаемого гнева голосом Джо сказала Уолдо:

– Теперь вы понимаете мои намерения? Я хочу заставить мистера Хардинга заплатить за то, как он поступил с Эриком.

– Но что ты можешь сделать, дорогая? – вступила в разговор миссис Давентри. – Ты всего лишь женщина.

Хотя Джо старалась говорить тихо, она и не пыталась скрыть своего возмущения:

– Я опозорю его в своей газете и привлеку к суду, если этого не сделает судья.

– Вы не предпримете ничего без моего согласия, – резко возразил Уолдо. – Я поручился за ваше добропорядочное поведение, Джо. Не забывайте об этом!

– Деньги! – воскликнула она. – Вы только о них можете думать?

– Нет, но я не хочу усугублять проблему. Если власти узнают, где прячется Эрик, они заберут его и отправят в школу.

Мы разделаемся с Хардингом позже, когда Эрик будет вне пределов его досягаемости.

Разумеется, Уолдо прав, но бездействие противно ее натуре. Джо не хотела, чтобы другие мальчики страдали так же, как Эрик.

Миссис Давентри тактично направило разговор в другое русло:

– Вы не рассказали мне, что произошло на Боу-стрит. Как вы там оказались, мистер Боуман?

– Джо послала за мной, – сказал он, с удовольствием наблюдая, как щеки миссис Чесни заливаются румянцем.

– Я думала… мне показалось… – Джо немного замялась. – Я знала, что мистер Боуман имеет влияние, и когда судья разозлился…

– После того как вы пригрозили ему, – вставил Уолдо.

– Я вспомнила, что мистер Боуман…

– После того как мы вместе побывали в переделке, – снова перебил ее Уолдо, – вас не затруднит называть меня по имени?

Для нее это было непросто, но тем не менее она продолжила:

– Я вспомнила, как Уолдо сказал, что, если мне понадобится друг, я могу обратиться к нему.

– Так я там и оказался, – весело сказал Уолдо.

– Меня поразило, – продолжала Джо, – насколько переменился судья, когда я упомянула про мистера Боумана. – Она украдкой взглянула на Уолдо. – Все двери распахнулись передо мной, и я вышла на свободу.

– Это не совсем так. Как я уже напоминал вам, существуют определенные условия.

Миссис Давентри с невинным видом переводила взгляд с одного на другого. Но тут жалобный голосок Эрика привлек всеобщее внимание:

– Можно мне еще шоколада?

Вскоре пришел доктор и подтвердил предположения Уолдо. Грудная клетка мальчика сильно ушиблена, но переломов нет. Доктор Мерсер показал Джо, как забинтовать его, предписал покой и отдых и ушел.

Когда Эрик снова улегся, Уолдо попросил Джо выйти. Он хотел поговорить с ней наедине, подальше от ушей Эрика и миссис Давентри. Он считал необходимым предупредить Джо, чтобы она не питала особых надежд. Если у Эрика есть опекун, только он имеет право распоряжаться судьбой мальчика. Но больше всего Уолдо хотел внушить ей, чтобы она не впутывалась ни в какие истории. Судьи и полицейские не станут шутить с человеком, который держал их под дулом пистолета.

Уолдо взял в коридоре свечу и прошел в комнату, оказавшуюся маленькой столовой. Поставив свечу на каминную полку, он взглянул на Джо. Она выжидательно смотрела на него, ее лицо было бледным, глаза потемнели.

– Я передумал, – сказал он. – Это может подождать. Отдохните, потом поговорим.

Она искоса взглянула на него.

– Вы ведь не выдадите нас судье? И не сообщите властям, где мы находимся?

Не успели слова слететь с ее языка, как она пожалела о сказанном. Выражение его лица не изменилось, но по тому, как Уолдо тщательно подбирал слова, Джо почувствовала его гнев.

– Я извиняю вас, поскольку знаю, как вы устали. Но позвольте спросить, почему вы мне не доверяете?

– О недоверии нет и речи. Просто я не подумала. Давайте оставим это.

– Вы все еще подозреваете меня в совершении кражи в редакции?

– Нет! – без колебаний ответила она и быстро добавила: – Такой мужчина, как вы, использовал бы другие методы, чтобы получить нужную ему информацию.

– Такой мужчина, как я? – вкрадчиво переспросил Уолдо.

Его настойчивость сделала ее скорее искренней, чем мудрой.

– Вы… Я хотела сказать, что.у вас есть подход к женщинам. Ох… Вы понимаете, что я имею в виду!

– Что я повеса?

– Ну… да. – Джо с опаской смотрела, как он отставил трость. – Что вы собираетесь делать? – встревожилась она.

– Подтвердить ваше мнение обо мне.

Когда его жаркие руки обняли ее за плечи, она вся замерла и только указала ему на дверь. Он не пошевелился. Под густой завесой его ресниц блеснул любопытный, ироничный взгляд, выдающий пылкий нрав. Когда его губы коснулись ее рта, Джо слишком испугалась, чтобы сопротивляться. Широко распахнув глаза, она смотрела на него.

Это был не поцелуй, а любовная игра. Чуть покусывая ее губы, Уолдо приоткрыл их, проникнув внутрь языком. Это было неожиданно и эротично. Но нежный поцелуй быстро стал горячим и требовательным. Джо прижалась к Уолдо, чтобы не потерять равновесие. Голова у нее закружилась.

Оторвавшись от ее рта, его губы прошлись по ее щекам, коснулись глаз, задержались у нежной ямочки на шее. Холодный рассудок Джо пытался сопротивляться, но усталость притупила ум. Произошло нечто, чего она не знала, не могла и не хотела контролировать.

Внезапно Джо отстранилась. Сбитая с толку усталостью и пробуждением чего-то неведомого, она изумленно посмотрела на него.

– Вы соображаете, что делаете? – Она потерла горло в тщетной попытке успокоить дыхание.

– Оправдываю свою дурную репутацию, – спокойно ответил он. – Но, как вы заметили, я умею вовремя остановиться.

Взяв трость, он пошел к двери, Джо последовала за ним.

– А теперь послушайте меня, Уолдо Боуман. – Она едва скрывала разочарование. – Вы меня не за ту приняли, и мне это не нравится. Я не отношусь к многочисленному племени ваших ветреных подружек.

– Да, – беззаботно проронил он, – но думаю, вы хотели бы походить на них.

Это заявление так ошеломило Джо, что она пришла в ярость.

– Я почтенная вдова. И вы думаете, что я стану иметь дело с повесой? Я слишком уважаю себя и своего покойного мужа.

– Ах да, безупречного Джона! Я все ждал, когда вы мне про него напомните. – Уолдо так резко повернулся к ней, что Джо налетела на него и отпрянула назад. Его глаза искрились смехом. – Разве он не целовал вас так, что у вас сердце готово было выскочить из груди?

– Да, – вкрадчиво сказала она, – но он думал о женитьбе. А что у вас на уме, мистер Боуман?

Он приподнял брови.

– Из чувства самосохранения я, пожалуй, не стану отвечать на этот вопрос.

Уолдо пошел к входной двери. Взволнованная и оскорбленная, Джо поспешила за ним.

– Держитесь подальше от меня! Вы меня поняли?

Его шляпа и перчатки лежали на столике в холле. Взяв их, он повернулся к Джо. Несмотря на бархатный голос, лицо его выражало твердость.

– Я принял к сведению ваше пожелание. Но это не так важно. Главное, чтобы вы меня поняли. Вас освободили под мою ответственность. Я внес за вас залог. Относитесь ко мне как к опекуну и помните, что вы моя подопечная. По крайней мере в ближайшее время нам придется придерживаться этого правила.

Ее зеленые глаза метали молнии, но на Уолдо это не произвело никакого впечатления.

– Не я установил эти правила, – уже мягче продолжил он, – а судья. Если они вам не нравятся, предлагаю уладить дело с ним.

– В этом нет необходимости.

– И я так думаю. И еще. Я уеду на пару дней, чтобы навести справки об Эрике. Надеюсь, вы не совершите ничего такого, что может навлечь гнев судьи Вайна на наши головы?

Джо возмущенно фыркнула.

Легкая улыбка скользнула по его губам.

– Какое самообладание! Но меня не проведешь, Джо Чесни, я разглядел в вас страсть.

Она распахнула перед ним дверь. Уже на улице он сказал:

– А целуетесь вы как новичок. Почему? Джо захлопнула дверь перед его носом.

Уолдо прошелся по Грик-стрит к Сохо-сквер, окликнул извозчика и отправился домой. Это было недалеко, но они двигались медленно из-за многочисленных карет, запрудивших дорогу. Светский сезон был в самом разгаре, и каждый, стремившийся, чтобы его считали модным или знаменитым, обязан был посещать нескончаемые балы, приемы, музыкальные вечера и прочие увеселения.

Никто не мог избежать сезона. У одних был долг перед родителями, у других – перед незамужними сестрами, которых надо вывозить в свет. Особенно перед потенциальными невестами. На следующей неделе Уолдо придется сопровождать матушку и сестер на несколько приемов. Он задался вопросом, как его семья отнеслась бы к Джо Чесни. Однако эта мысль была беспредметной, поскольку никто из его родных с ней никогда не встретится.

Чтобы уладить проблемы Эрика, много времени не потребуется, а после этого их пути никогда не пересекутся.

Поцелуй был ошибкой. Джо бросила ему очередной безрассудный вызов, и он, естественно, его принял. Они провоцировали друг друга с момента их первой встречи. Эта игра доставляла ему удовольствие. Джо презирала его, считая его повесой, а он насмехался над ее, как ему казалось, притворной скромностью.

Он всего лишь хотел преподать ей урок. А в результате обнаружил страсть, которой не встречал никогда в жизни. Это произошло задолго до поцелуя.

Все это пустая трата времени и сил. Никто не может сравниться с ее покойным мужем. Кроме того, такую женщину, как Джо Чесни, устроит только брак. Если бы он сказал ей, что у него на уме, она бы и ему нос сломала или сделала бы что-нибудь похуже.

Его губы дрогнули в улыбке, которая мгновенно исчезла, когда он вспомнил, как Джо выглядела на Боу-стрит. Нельзя допустить, чтобы это повторилось. Ему нужно уехать из города по крайней мере на день или два. Можно ли быть уверенным, что она до его возвращения не впутается в неприятности?

Еще кое-что тревожило Уолдо – кража в «Эйвон Джорнал». Джо все еще не доверяет ему и не объясняет причины внезапной поездки в Лондон.

Следующая мысль неизбежно привела его к сержанту Харперу, раненному в боях ветерану испанской кампании. Он теперь ушел из специальной службы департамента уголовного розыска из-за раны, полученной на последнем задании. Сержант Харпер умел делать все. Он был способен слиться с окружающей средой. Поэтому когда надо было за кем-то следить или кого-то охранять, его имя первым приходило на ум.

Сержант Харпер. Чем больше Уолдо думал об этом, тем крепче становилось его убеждение в том, что это лучшее решение.

Джо была уверена, что, упав в кровать, мгновенно уснет. Вместо этого она металась, вертелась и, как ей казалось, каждые пять минут просыпалась с бьющимся сердцем, словно над ее головой внезапно раздался удар грома.

Она поднялась, накинула халат и прошла к Эрику. Их комнаты были смежными, и она оставила дверь приоткрытой на тот случай, если мальчику что-нибудь понадобится или он расплачется ночью. Стоявшая на каминной полке свеча рассеивала полумрак комнаты. Если мальчик внезапно проснется, он поймет, где находится, На цыпочках подойдя к кровати, Джо смотрела на спящего ребенка.

Пряди светлых волос упали ему на лоб. Она боролась с желанием отбросить их от лица ребенка. Он выглядел маленьким и невинным. У него без преувеличения был ангельский вид. Как можно причинить боль этой непорочной крохе, было выше ее понимания.

Если бы не ее тетушка, Эрик, может, до сих пор бы сидел в чулане школы мистера Хардинга. Джо всегда считала себя великодушной и добросердечной, но в Эрике раньше видела только несносного мальчишку, а не ребенка, взывающего о помощи.

Как она могла быть так слепа?

Теперь все изменилось. Он скоро узнает, что она сдержит свое слово. Что бы ни случилось, она его не оставит.

Поправив одеяло и прикрыв худенькие плечи мальчика, Джо на цыпочках вернулась к себе в комнату. Но сон все не шел.

Столько надо обдумать, и каждая мысль тяжестью ложится на ее сердце. Что делать с Эриком? С Хлоей? И как вести себя с Уолдо Боуманом?

Сегодня она открыла в себе нечто такое, что ее в высшей степени тревожило. Мужчина способен пробудить в ней отклик, когда о любви нет и речи. Она знала, что такое случается – ее собственные родители были тому примером, – но она никогда не предполагала, что это произойдет с ней. Теперь ей казалось, что, уступив поцелую повесы, она осквернила память Джона.

Уолдо назвал его безупречным. Откуда он это узнал? Во всяком случае, не от нее. Как у любого человека, у Джона были свои слабости. В отношении денег он был совершенно беспомощным, поэтому быстро переложил все домашние расчеты на нее. Он забывал про дни рождения и годовщины свадьбы, но всегда искупал свою забывчивость. Он был слишком беспечным и непунктуальным в мелочах. В серьезных делах он был надежен, как скала.

Одно было совершенно неоспоримо – Джон не питал слабости к женщинам, не то что некоторые. Джо тосковала по нему, ей недоставало его спокойного здравомыслия, на которое можно было положиться в трудную минуту. Скучала по его мягкому юмору, по вечерним прогулкам, спорам у камина о литературе и любимых авторах. Но больше всего она тосковала о любви…

Закрыв глаза, она пыталась представить его лицо, но перед ее внутренним взором возник не Джон, а Уолдо.

Джо резко натянула одеяло под самый подбородок и приказала себе спать.

Глава 9

«Я не такая, как моя мать». Эта мысль пришла на ум Джо в момент пробуждения без связи с чем-либо конкретным. Но как только Джо откинула одеяло, другие заботы вытеснили эту мысль из ее головы; Хлоя, Эрик, унизительная перспектива подчиняться Уолдо Боуману, поскольку он ее поручитель.

Торопливо умывшись, она через несколько минут вошла в спальню Эрика. Мальчик спал. Миссис Давентри сидела рядом, занятая рукоделием.

– Он просыпался и выпил две чашки горячего шоколада, – шепотом сказала она.

– Ему это полезно?

– Во всяком случае, хуже от этого не будет. Я надеюсь, когда он проснется, ты сумеешь накормить его настоящим завтраком.

– Я? – Джо удивленно посмотрела на тетушку. – Что я могу сделать?

– Ты завоевала его доверие, – усмехнулась миссис Давентри. – Он только и говорит о том, как ты дала отпор мистеру Хардингу. Думаю, Эрик готов сделать все, что угодно, чтобы доставить тебе удовольствие.

Джо посмотрела на спящего мальчика, и сердце у нее сжалось. На большой кровати он выглядел особенно маленьким и хрупким.

– Я не допущу, чтобы с ним что-нибудь случилось, – тихо сказала она скорее самой себе.

Склонив голову набок, миссис Давентри пристально смотрела на Джо.

– Я уверена, что с такими защитниками, как ты и мистер Боуман, Эрику ничего не грозит, – наконец проговорила она. – Кстати, он заходил утром, я имею в виду мистера Боумана.

– Да? Почему ты меня не разбудила?

– Потому что он попросил меня этого не делать.

– Что он хотел? – не унималась Джо.

– Я все расскажу, если ты дашь мне слово вставить. – Миссис Давентри умолкла, и когда Джо обиженно поджала губы, продолжила: – Он сказал, что отправляется в Стратфорд поговорить с бабушкой Эрика и викарием. Если все сложится удачно, он вернется завтра утром и придет к нам сообщить о результатах. Эрику он объяснил, что не надо бояться мистера Хардинга. Он все уладит.

– Очень мило с его стороны, – принужденно согласилась Джо.

– Я тоже так думаю.

– Да, но… – Джо вздохнула. – Можем ли мы ему доверять?

– А почему бы и нет?

– Я не сомневаюсь в его добрых намерениях, но человек его положения… – Она пожала плечами. – Тетя, ты понимаешь, что я хочу сказать. Он знаменитость, его всюду ждут. И маленький мальчик с его проблемами вряд ли надолго привлечет внимание мистера Боумана.

Миссис Давентри задумалась на минуту, потом покачала головой:

– Нет, дорогая. Ты ошибаешься. Мистер Боуман не производит впечатления безответственного и легкомысленного человека. Если он что-то обещал, то обязательно сделает.

Слабая улыбка тронула губы Джо.

– Понятно. У тебя сложилось о нем благоприятное мнение только потому, что он однажды проводил тебя к столу?

– У тебя короткая память, – ответила миссис Давент-ри. – Ты забыла, что вчера именно он вызволил тебя с Боу-стрит? Ты не помнишь, как его потрясли синяки и ушибы Эрика? Одного я не могу понять – почему ты упорно не доверяешь ему?

Краска залила щеки Джо.

– Я… нет… Просто мы едва знаем его. Нам не следует ожидать от него слишком многого.

– Ты боишься разочароваться?

– Что ты хочешь этим сказать, тетя? – деланно рассмеялась Джо.

Миссис Давентри снова занялась рукоделием. Сделав несколько мелких стежков, она, помолчав, ответила:

– Ты знаешь, что я имею в виду, Джо. Ты сравниваешь каждого встреченного мужчину с Джоном, и, конечно, никто этого сравнения не выдерживает. – Она подняла взгляд на племянницу, глаза ее блеснули. – Думаю, если ты дашь ему шанс, то будешь приятно удивлена.

– Дам ему шанс! – насмешливо фыркнула Джо. – Тетя, он повеса. Он дерется на дуэли. Он меняет возлюбленных как перчатки.

– Не путай мистера Боумана со своим отцом, милая, – безмятежным тоном продолжила миссис Давентри. – По отношению к нам поведение мистера Боумана безупречно. – Она искоса наблюдала, как румянец снова медленно разливается по лицу Джо. – Вот так-то, – заключила тетушка.

– Не понимаю, о чем ты говоришь.

– Разве? Ах! Эрик проснулся! Посмотри, кто пришел, Эрик. Тетя Джо. – Миссис Давентри взяла корзинку с рукоделием и поднялась. – Надеюсь, ты уговоришь его съесть отварную телятину и заварной крем.

Джо долго смотрела вслед удалившейся тетушке. Потом, тяжело вздохнув, перевела взгляд на Эрика. Его большие карие глаза светились восхищением и абсолютным доверием. Она сознавала, что мальчик считает ее чем-то средним между ангелом-хранителем и воинственной царицей Боадицеей, в древности воевавшей с римлянами. Как ей оправдать его ожидания?

– Эрик, – начала она с фальшивой улыбкой и запнулась.

Она почувствовала себя женщиной, которая хитростью заставляет человека пойти против собственных принципов, чтобы добиться исполнения своих желаний.

– Что? – Он опустил глаза, словно понял, что происходит, и разочаровался в ней.

Джо откашлялась.

– Хочешь заработать шесть пенсов?

Что бы ни говорили о взятках и подкупе, подумала Джо, но Эрик, к обоюдному удовольствию, съел все до последнего кусочка.

– Дело не в том, что он не любит телятину и крем, – сказала Джо тетушке. – Просто он никогда этого не пробовал.

Добрых полчаса, пока Эрик не заснул, Джо пыталась выяснить у мальчика его любимые блюда. Перечень был удивительно мал.

– Хлеб, картошка, щи и овсянка – это все, чем кормили их в школе, – горько продолжила она. – Раз в неделю давали сосиску, а по особым случаям – рыбный или мясной пирог. Неудивительно, что Эрик такой худенький и бледный. Теперь понятно, почему он не хочет отведать ничего нового. Знаешь, тетя, если ученик не съедал свою порцию, его кормили силой! Учителя буквально запихивали еду им в рот. Я рада, что угодила в нос мистеру Хардингу. Но не могу понять, почему власти ничего не предпринимают? Подобная школа не имеет права на существование!

– Не думаю, что питание в Итоне или Харроу намного лучше, – ответила миссис Давентри. – Именно поэтому родители и отправляют своим сыновьям посылки: чтобы разнообразить рацион.

– И ты посылала Роджеру, когда он учился в школе?

– Конечно. Потому-то я и предложила собрать посылку Эрику. У него нет родителей, которые могли бы об этом позаботиться.

– Меня удивляет, – голос Джо дрогнул от негодования, – как родители могут быть настолько бессердечными, чтобы отправлять детей в подобные места.

– Мальчики сами этого хотят, – возразила миссис Да-вентри. – А их отцы настаивают на этом.

– Но Эрик не рвался в школу, и у него нет отца.

– Нет, Джо, Эрик не желал возвращаться именно в школу мистера Хардинга из-за побоев. Подождем, что скажет мистер Боуман. Он не допустит, чтобы Эрику причинили вред.

С утра миссис Давентри отправилась в церковь, а Джо осталась с Эриком. После ленча, поручив мальчика заботам тетушки, Джо поехала в дом Хлои. Он находился за рекой, недалеко от резиденции архиепископа Кентерберийского. Дом был гораздо роскошнее тетушкиного особнячка на Грик-стрит. Покойный муж Хлои, сэр Ральф, получил состояние и дом по наследству. Поскольку его владения не были майоратом, после его смерти все перешло к Хлое.

Трехэтажный особняк в георгианском стиле стоял в парке, позади него находилась огромная оранжерея. В большинстве комнат мебель накрыта полотняными чехлами. Дом был слишком велик для одного человека, но Хчоя не могла с ним расстаться. Она говорила, что с ним связано много счастливых воспоминаний. Стоит закрыть глаза, и кажется, что Ральф рядом. Она не в силах продать дом, отдав его в чужие руки.

Это казалось болезненно-странным, хотя Хлоя, напротив, была чрезвычайно приятной и жизнерадостной особой.

У нее был, однако, один крупный недостаток: она могла внезапно исчезнуть, не поставив никого в известность о своих намерениях.

Отправляясь в Лондон, Джо планировала сразу нанести визит в тот дом, но это было еще до проблем с Эриком. Обычно, приезжая в Лондон, она жила у Хлои.

Остановив карету у ворот Уэбберли-Хауса, Джо расплатилась с кучером и пошла по усыпанной гравием дорожке к дому. Дверь ей открыла горничная. Среди слуг Хлои не было мужчин за исключением старого садовника Сайкса и его помощников. Одинокая женщина, говорила Хлоя, должна быть вдвойне осмотрительна, чтобы не вызвать сплетен и пересудов. Ничего страшного, если станут болтать о связи с аристократом, но ни в^коем случае нельзя допустить слухов об интрижке с лакеем.

Это были всего лишь слова. Хлоя любила шокировать окружающих.

– От леди Уэбберли есть какие-нибудь вести? – спросила Джо, пока служанка помогала ей снять пальто.

– Нет, мэм. Мы надеялись, что вы привезете нам новости. Миссис Пейдж очень тревожится, хотя и старается этого не показывать.

Так же как экономка Хлои, Джо постаралась скрыть от слуг свою обеспокоенность.

– Тогда мне лучше сразу поговорить с ней. – Джо рылась в памяти, припоминая имя служанки. – Скажи ей, что я буду ждать ее в малой столовой, Либби.

– Да, мэм.

Заметив, что девушка заколебалась, Джо спросила:

– Что, Либби?

– Я не вижу ваших сундуков.

– Моих?.. Ах, чемоданов! На этот раз я остановилась у своей тетушки. – Заметив разочарование на лице девушки, Джо быстро добавила: – Только до конца недели, а там посмотрим.

Присев в реверансе, служанка поспешно вышла. Джо протяжно вздохнула и огляделась вокруг. Свет потоками лился сквозь венецианское окно, добавляя блеска интерьеру. Стены и ковер на лестнице были бледно-серого цвета и служили прекрасным фоном для мебели с пурпурной обивкой и роскошных экзотических цветов, стоявших в хрустальной вазе на круглом изящном столике. Хлоя питала слабость к ярким краскам. Она могла бы стать художником или заниматься ландшафтным дизайном.

Цветы превратились в ее страсть. Оранжерея была свадебным подарком сэра Ральфа и, как полагала Джо, главной причиной нежелания Хлои расстаться с Уэбберли-Хаусом. Ее подруга знала об уходе за растениями больше, чем садовник. И это неудивительно. Это были не обычные, встречающиеся в английских садах, цветы. В оранжерее росли экзотические растения со всего мира, из тех мест, где сэр Ральф побывал как британский дипломат.

В маленькой столовой, конечно, тоже стояли цветы. Это были какие-то диковинные растения в терракотовых горшках – кремовые цветы, похожие на экзотических бабочек, на длинных одревесневших стеблях. Кажется, Хлоя называла их орхидеи. Они считались бесценными, только несколько человек в Англии владели такой редкостью. Уникальные растения Хлоя ценила выше рубинов и бриллиантов.

Маленькая столовая была центром жизни в доме. В ней завтракали, она служила кабинетом и уютной гостиной. Сквозь выходившие на террасу французские двери открывался вид на безукоризненные газоны, роскошные клумбы и стоявшую в отдалении великолепную оранжерею в готическом стиле.

Джо подошла к дверям и распахнула их. Стоял чудесный день. Пригревало солнце, щебетали птицы, воздух был напоен ароматами нарциссов, гиацинтов и еще каких-то цветов, которым она не знала названия. Было так тепло, что камин не зажигали, хотя с заходом солнца, конечно, все изменится.

Ей вдруг померещилось, что Хлоя срезает отцветшие цветы и машет ей рукой, приглашая что-то посмотреть.

Джо захлопнула двери и принялась разглядывать комнату. Если бы Хлоя была дома, везде были бы разбросаны книги, газеты и, конечно же, последние выпуски «Эйвон Джорнал». На секретере палисандрового дерева письма лежали бы вперемешку с приглашениями на балы и приемы. Должно быть, служанки навели здесь порядок.

Придется просмотреть вещи Хлои. Джо понимала, что этого не избежать, но ей не хотелось приступать к неприятному занятию. Казалось, что от этого ее худшие предположения окажутся правдой.

Календарь встреч и приглашений лежал в верхнем ящике. Джо быстро перелистывала страницы, пока не нашла нужную дату. Тут было только две записи: «Леди Бринзли, Оксфордшир», и «Джо, Стратфорд». Если бы Хлоя придерживалась этих намерений, то приехала бы в Стратфорд две недели назад.

Джо села за секретер и принялась размышлять. Что произошло после визита Хлои в Оксфордшир, к леди Бринзли? Приглашение, от которого Хлоя не могла отказаться? В ее жизни появился новый мужчина? Несмотря на демонстрируемую Хлоей неумирающую любовь к покойному мужу, мужчины интересовали ее, и она пользовалась у них успехом. Джо не могла этого утверждать, но, судя по обмолвкам подруги, с тех пор как Хлоя стала вдовой, у нее бывали случайные увлечения. Тут же в памяти Джо всплыло лицо Уолдо Боумана. Хлоя не придала бы значения его поцелую, поскольку для нее он значил столь же мало, как для него. В некотором отношении ее подруга и Уолдо похожи, за исключением того, что Хлоя больше болтает, а Уолдо подтверждает свою репутацию.

Поставив локти на секретер, Джо опустила подбородок на сплетенные пальцы. Она думала о Хлое и о том, как они стали близкими подругами. Странно, что это произошло. Они так же отличались друг от друга, как день от ночи.

Их свела газета. Поскольку Хлоя выросла в Стратфорде, она стала верным подписчиком «Эйвон Джорнал», и всякий раз, когда тема затрагивала ее, она спешила откликнуться.

Ее письма никогда не были банальными. Она задавала вопросы, спорила, делала комментарии к статьям в газете и требовала ответа. Джон поручил Джо отвечать на письма энергичной читательницы. Так завязалась их увлекательная переписка, начавшаяся с обыденного (как вывести горчичное пятно с белого шелка) и перешедшая к серьезным вопросам (почему Британия воюет с Францией).

Джона удивила их дружба, особенно когда он впервые встретился с Хлоей. Он считал, что она похожа на мать Джо.

Хлоя была разодета в пух и прах, кокетлива, красива. Но на этом сходство заканчивалось. Леди Уэбберли обладала острым умом. Она интересовалась всем и вся. А главным занятием матушки Джо было сохранить свой легендарный шарм и красоту.

Спустя месяц после смерти Джона Хлоя постучала в дверь Джо и осталась на неделю. Лестью и угрозами она заставляла Джо есть, выводила на прогулку. Как только Хлоя вернулась в Лондон, Джо снова впала в оцепенение. В следующий раз Хлоя приехала по просьбе Джо, когда газета была на грани банкротства. И только благодаря Хлое Джо приняла на себя руководство изданием и успешно с этим справилась.

Она стольким обязана подруге!..

– Где ты, Хлоя? – прошептала Джо в темноту.

В своих отношениях подруги никогда не придерживались правил этикета. Лишь только происходило что-то интересное, Хлоя отправлялась туда, несмотря на обещание приехать к Джо. Если она появлялась в Стратфорде – замечательно. Если нет, Джо не тревожилась и не обижалась.

Джо полагала, что Хлоя не отказалась от поездки в загородное имение леди Бринзли. Вероятно, леди Лэнгстон тоже была там. Они обе заядлые любительницы садоводства. Это имеет какое-то значение? Где проходил загородный прием?

Куда Хлоя отправилась дальше?

В календаре были помечены другие приемы и дела, которые Хлое предстояло посетить. Был разгар светского сезона. Хлоя его ни за что бы не пропустила.

Тогда где она?

Джо просматривала содержимое секретера, ящик за ящиком. Счета, приглашения на балы и музыкальные вечера, но ничего похожего на то, что искала Джо. Дневника не было.

Тщательное изучение книжных полок тоже не принесло успеха. Она нашла там то, что ожидала: на одной полке литературные произведения, на остальных – вперемешку книги и журналы по садоводству и уходу за оранжерейными растениями.

Затем Джо подошла к шкафу и улыбнулась открывшемуся ее взгляду беспорядку. На нижних полках лежали кипы старых газет и журналов. Чтобы лучше разглядеть содержимое верхних ящиков, Джо пришлось встать на стул. Она обнаружила лишь несколько квитанций и немного домашней утвари и одежды, которую Хлоя, видимо, собиралась отдать приходскому священнику для бедняков.

На буфете стоял серебряный поднос с визитными карточками. Их оставили дамы, заезжавшие к Хлое за время ее отсутствия. Этих леди объединяло одно – все они жили в Мейфэре, фешенебельном районе Лондона. Джо было знакомо только одно имя – леди Лэнгстон. Интересно, задумалась Джо, леди Бринзли приезжала в Лондон после приема в своем загородном поместье? А возможно, никакого приема и не было. Джо знала, что Хлоя и леди Бринзли – подруги. Вероятно…

Все эти бесконечные предположения и догадки сведут ее с ума. Она должна найти ответ. Нужно проследить путь Хлои до ее исчезновения. Но с чего начать?

В дверь постучали, и на пороге появилась экономка. Миссис Пейдж было немного за пятьдесят. Эта высокая красивая женщина, по уверениям Хлои, предана своему делу.

Домашнее хозяйство в Уэбберли-Хаус шло, как хорошо смазанные часы, даже если хозяйки не было дома. Многие дамы пытались переманить миссис Пейдж у леди Уэбберли, но потерпели неудачу. Хлоя однажды поделилась с Джо своим секретом: чтобы иметь хороших слуг, им надо достойно платить. Хлоя только отчасти права, подумала Джо. Слуги Хлои обожали свою хозяйку.

– Входите, миссис Пейдж. Давайте подумаем, как раскрыть эту тайну.

Джо расспросила не только экономку, но и всех служанок. Оставались еще садовники, но, поскольку они не появлялись во внутренних покоях, Джо на время отложила разговор с ними.

То, что она услышала, подтвердило ее собственные мысли. С того времени, когда Хлоя в компании друзей отправилась на загородный прием к лорду и леди Бринзли в Оксфордшир, прошло больше двух недель. Забеспокоившись – хотя миссис Пейдж вряд ли бы в этом призналась, – экономка уговорила миссис Лэнгстон написать миссис Чесни и изложить ей суть дела. Так что теперь ответственность за то, что предпринять, лежала на Джо.

Она слушала рассказы служанок и каждой задавала вопрос, знают ли они, где леди Уэбберли хранила свой дневник. Никто этого не знал и не понимал важности вопроса, а Джо ничего не объясняла.

Потом она пошла из комнаты в комнату, но не бесцельно, а в поисках дневника. Начав со столовой, она перешла в гостиную и, наконец, в спальню. Горничные содержали дом в безукоризненном порядке. Ничто не бросилось ей в глаза, все было на своих обычных местах.

В спальне Хлои она встала у окна, вглядываясь в святая святых подруги – ее прекрасный сад. Все здесь дышало гармонией, все, кроме Джо, обуреваемой сомнениями. Как могла Хлоя так надолго оставить любимый сад без присмотра?

Пора обращаться к властям. Нужно пойти на Боу-стрит и поговорить с судьей. Нет, этого не стоит делать. Они не воспримут ее всерьез, особенно после хлопот, которые она им доставила.

Если только она не предъявит им вескую улику. Есть письмо Хлои, но Джо не думала, что оно побудит их к срочным действиям.

Что же предпринять?

Джо решила, что начнет с посещения леди Лэнгстон, а потом навестит остальных знакомых Хлои. Их имена на визитных карточках, которые они оставили в Уэбберли-Хаусе. Поскольку все они жили в Мейфэре или на его окраине, как ее тетушка, это окажется не слишком затруднительным делом.

Хотя Джо не терпелось начать действовать, ей придется подождать до завтра. Визиты по воскресеньям наносят только по приглашению. Но ее настроение все равно улучшилось, поскольку она решила, как поступить. Вернувшись в маленькую столовую, Джо нашла конверт и сложила в него все визитные карточки, письма и приглашения, которые обнаружила в секретере Хлои. Календарь не уместился в конверт, и Джо сунула его под мышку.

Так или иначе, но она найдет подругу. Полная непоколебимой уверенности Джо покинула комнату.

Как только миссис Чесни вышла из кареты, Джейкоб Фрай – это было вымышленное имя, – покинув оранжерею, подошел к заднему входу в дом и постучал.

Его наняли на временную работу, когда неделю назад мистер Кабл сломал руку и не мог выполнять свои обязанности. Этот несчастный случай подстроил Джейкоб. Кроме работы в саду, Фрай поддерживал огонь в печи для обогрева оранжереи. Он должен был приносить уголь и дрова для каминов, чистить и заправлять масляные лампы – в общем, быть всячески полезным. Это удобное прикрытие для человека, который хотел осмотреть дом и окрестности, не вызывая подозрений.

Конечно, он старался избегать бдительных глаз старого Сайкса и миссис Педж, но Джейкоб с этим прекрасно справлялся. Когда-то он был полицейским, но свернул на дурной путь. Надо было зарабатывать на жизнь, и если цена подходила, он был готов на все.

Сегодня воскресенье. Сайкса не будет до завтрашнего утра, а миссис Пейдж займется чтением Библии. Никто не станет следить за ним.

Ему не нужно было заходить в многочисленные комнаты. Он уже обошел их в поисках всего, что могло походить на дневник. Он не обнаружил ничего. Сейчас ему нужна только информация.

Он не мог допустить даже мысли, что кто-нибудь еще найдет дневник, продав который, можно заработать целое состояние.

Дверь ему открыла Либби. Он знал, как действовать. Она всего лишь служанка, но он обращался с ней как с герцогиней.

– Я почищу и заправлю масляные лампы, – сказал он, сняв шапку. – Что вы мне еще поручите?

Либби со смехом впустила его в дом.

– Вы все работаете, мистер Фрай?

– Мне за это платят, мисс Либби. Я вам так скажу, за хорошую плату надо честно работать.

– Вы говорите совсем как мой папочка. – На лице девушки появилось грустное выражение. – Он умер пять лет назад, и я по нему ужасно тоскую.

Фрай прекрасно об этом знал.

– Такие люди мне по сердцу, – сказал он, и наградой ему была благодарная улыбка.

– Я поставлю чайник, – предложила Либби, – а когда вы закончите с лампами, мы с вами выпьем по чашечке чаю, прежде чем вы уйдете.

Час спустя он покинул дом разочарованный. Не похоже, что он сможет найти и продать дневник. Миссис Чесни расспрашивала о нем слуг, но не получила ответа.

Ему оставалось только отправить рапорт. Миссис Чесни не знает, где дневник. Ей неизвестно, где находится миссис Уэберрли, во всяком случае, так она утверждает. Он уверен, что останься он с ней наедине, то добился бы от нее информации. Но это должно произойти вне дома. Ему на ум пришла оранжерея.

Тут есть над чем подумать. А пока нужно составить отчет.

Глава 10

На следующее утро Джо одевалась особенно тщательно. Сейчас разгар светского сезона. Ей предстоит нанести визит дамам из высшего общества. Она не хотела, чтобы ее сочли провинциальной простушкой.

Даже в лучшие времена ее гардероб не отличался блеском. Это было словечко Хлои. Под ним она подразумевала вкус и стиль. Проблема в том, что после смерти мужа Джо полностью погрузилась в дела газеты. К тому же не имеет смысла наряжаться, когда не для кого это делать. Теперь, пристально изучая свое отражение в зеркале, Джо жалела, что не слушала подругу. Из зеркала на нее смотрела невзрачная гувернантка.

Стоял чудесный теплый день. Джо остановила карету на Баркли-сквер, у дома леди Лэнгстон. Расплатившись с возницей, она поднялась по ступенькам. Дверь ей открыла жизнерадостная служанка и попросила подождать, пока она узнает, дома ли хозяйка. Эта формула вежливости означала, что служанка выяснит у хозяйки, хочет ли та принять гостью. Но Джо была уверена, что ее примут. В конце концов, леди Лэнгстон сама обратилась к ней с просьбой.

Джо уже стала опасаться отказа, как на лестнице послышался шелест юбок, предупреждавший о появлении хозяйки дома.

– Дорогая миссис Чесни! – сказала леди Лэнгстон, протягивая Джо руку. – Я рада наконец с вами познакомиться. Хлоя мне столько о вас рассказывала. У меня уютная гардеробная, там нам будет удобнее, чем в чопорной гостиной. Мы ведь друзья, так что лишние церемонии ни к чему. – В самом радушном расположении духа леди Лэнгстон двинулась вверх по лестнице, указывая путь.

Гардеробная оказалась уютной гостиной и напомнила Джо маленькую столовую в доме Хлои. Тот же беспорядок на книжных полках и буфете, корреспонденция, разбросанная на секретере, такие же горшки с орхидеями на столике в стороне от окна, чтобы изысканным растениям не было холодно.

– Позвольте предложить вам чаю. – С этими словами леди Лэнгстон дернула за шнурок звонка у камина.

Джо исподволь разглядывала ее светлость. На вид леди Лэнгстон было около шестидесяти. С ее пухлого лица не сходила улыбка, глаза светились дружеским интересом. Вычурное платье из тафты темно-сливового цвета отнюдь не скрывало недостатков фигуры. Джо почему-то пришел на ум огромный диван похожего оттенка в гостиной ее матери. Он был такой уютный!

– Что нового о Хлое? – поинтересовалась ее светлость.

– Думаю, вам известно больше, чем мне, – покачала го-. ловой Хлоя. – Я только вчера узнала, что она гостила у леди Бринзли в Оксфордшире.

– В Бринзли-Холле, – кивнув, подтвердила леди Лэнг-стон. – Разве я не упоминала об этом в своем письме?

– Ни единым словом.

– О, дорогая!.. – Добродушное лицо хозяйки погрустнело. – Я была уверена, что вы это знаете. Это был загородный прием, гостей приехало мало, и все они члены Садоводческого общества. Элинор пригласила нас посмотреть усовершенствования в своей оранжерее. Граф тоже был в Бринзли-Холле, но он долго не задержался, и мы чудесно провели время, разговаривая о растениях и гуляя по парку. Знаете, это историческое место.

– Элинор? Это леди Бринзли?

– Да. И ее сын, виконт Морден, тоже был там. Такой приятный молодой человек.

Джо все знала о Садоводческом обществе. Это было одним из увлечений Хлои. Там она познакомилась с леди Бринзли. Хлоя считала это способом, с помощью которого перед Леди Всезнайкой открываются все двери. И у нее всегда будет богатый материал для колонки «Лондонская жизнь».

– Виконт тоже член вашего Общества?

– Я никогда не видела Мордена с запачканными руками, – рассмеялась леди Лэнгстон. – Он для нас слишком светский человек, а мы для него слишком стары. Нет. Элинор упросила его быть нашим гидом. Я же вам говорила, что это историческое место. Сначала там были римляне, но от них мало что осталось – несколько статуй и что-то в этом роде. Потом пришли монахи и на руинах римской виллы построили мужской монастырь. Морден все это прекрасно знает и умеет показать гостям. Вот что значит образование!

– Что произошло с монастырем?

– Он превратился в Бринзли-Холл, и, разумеется, было сделано все, чтобы там было удобно жить.

Джо в голову неожиданно пришла мысль, которую она не стала произносить вслух. Она подумала, что Хлоя, как и Морден, слишком молода для общества увлеченных редкими растениями дам.

Джо знала о Мордене из статей Хлои, но вспомнила только, что он происходит из знатного рода и собирается жениться на представительнице столь же благородного семейства. Аристократы очень заботятся о подобных вещах, говорила Хлоя. Виконт в отличие от Уолдо не был яркой личностью. Если подумать, Хлоя в этом отношении походила на мистера Боумана.

– Когда вы в последний раз видели леди Уэбберли? – спросила Джо.

– Накануне отъезда, перед тем как отправиться спать. Но я знала, что она хочет уехать ранним утром, а потому, когда не увидела ее за завтраком, не придала этому значения. Потом я поговорила с Элинор и несколькими гостями, но никто из них Хлою не видел.

– Вы разговаривали с леди Бринзли?

– Да.

– В Лондоне?

– Да, но сейчас ее здесь нет. Элинор находит городскую жизнь утомительной. Она предпочитает провинцию. Однако есть обстоятельства, которым ей приходится подчиняться. Она приехала в Лондон только на один день: Бринзли устраивали прием в честь невесты их сына. Есть и другие мероприятия, в которых ей придется участвовать, так что я думаю, что она снова появится в Лондоне.

– Понятно.

Похоже, что поговорить с леди Бринзли в ближайшее время Джо не удастся.

Леди Лэнгстон опустила взгляд на сплетенные руки. Когда она подняла глаза, на ее лице застыло мрачное выражение.

– Вы ведь считаете, как и я? – спросила она. – Что с Хлоей случилось что-то ужасное?

– Я не знаю, что и предположить, – ответила Джо!

Она задумалась, стоит ли сказать леди Лэнгстон о тревожном письме Хлои, и решила этого не делать. Хлоя предупреждала ее об осторожности, и Джо приняла это предупреждение всерьез.

Но письмо Хлои ей кое о чем напомнило.

– Я удивлена, – сказала Джо, тщательно подбирая слова, – что Хлоя не написала мне из Бринзли-Холла, чтобы известить, когда ее ждать. К тому же она знает, что мне хотелось получить образец почтовой бумаги леди Бринзли.

Леди Лэнгстон недоуменно посмотрела на Джо, потом ее лицо прояснилось.

– Вы имеете в виду графский герб в верхней части листа?

– Голову леопарда, – подтвердила Джо.

– Да, вы правы. Наверное, она взяла образец с собой, когда уезжала.

Кое-что начало проясняться. Хлоя написала письмо в Бринзли-Холле, вероятно, в последний вечер. Но тогда письмо давно бы пришло в Стратфорд, а его принесли четыре дня тому назад. В чем причина задержки?

Это безнадежно. Стоило решить один вопрос, как тут же возникал другой.

– Леди Лэнгстон, – обратилась к ней Джо, – должно быть, вы последняя видели Хлою. Я хочу знать, что происходило на загородном приеме: имена гостей, кто что сказал и произошло ли что-нибудь необычное? Кто-нибудь должен был заметить отъезд Хлои. Подумайте и расскажите мне все, что помните.

Леди Лэнгстон печально посмотрела на Джо, словно понимая ее нежелание думать о худшем, потом сказала:

– Лорд и леди Скин любезно согласились подвезти нас в своей карете. Мы приехали в Бринзли-Холл вечером в прекрасном настроении и переоделись к позднему ужину, который был подан в столовой. – Она умолкла и покачала головой: – Нет, это невозможно. Мы ходили на прогулки, играли в карты, на фортепьяно. Каждый день мы бывали в оранжерее Элинор, в садах и парках. Я не знаю, что еще рассказать вам.

Джо понимала огорчение пожилой женщины. Она сама не знала, с чего начать. Немного подумав, она спросила:

– Что произошло в последний вечер? Кто там был? Кто что сказал? Может быть, кто-нибудь пригласил Хлою в другое поместье или внушил ей мысль, что нужно куда-то поехать? Не пытайтесь выбрать самое важное. Просто опишите вечер, как вы его помните.

Леди Лэнгстон старалась что-нибудь вспомнить, но было очевидно, что она все больше волнуется. Однако удалось выяснить два факта. По словам леди Лэнгстон, Хлоя наняла экипаж, чтобы ехать в Стратфорд, поскольку не собиралась возвращаться в Лондон вместе с остальными. Второй факт заключался в том, что в Бринзли-Холле не было ее чемоданов.

– Чемоданов? – удивленно переспросила Джо.

– Да, для одежды. Чемоданы всех, кто собирался уезжать ранним утром, принесли вниз, но вещей Хлои там не было. Когда я спросила об этом, мне ответили, что леди Уэбберли уехала задолго до завтрака.

– Кто вам это сказал?

– Кажется… кто-то из слуг.

Их беседу прервали лакей и горничная с подносами. Джо тут же поняла, почему хозяйка дома такая пышнотелая. «Чашка чаю» оказалась настоящим пиром. Тут были булочки с кремом, миндальные пирожные, печенье с тмином, масса разнообразных бисквитов – все это разложено на роскошной трехъярусной вазе.

После того как они отдали дань лакомствам, разговор превратился в обычную светскую беседу, но Джо быстро вернула его в нужное русло. Выяснилось, что в Бринзли-Холле была дюжина гостей, и большинство имен были ей знакомы. Но некоторые не встречались ни в газетной рубрике Хлои, ни на визитных карточках, которые Джо забрала из Уэбберли-Хауса.

– Как я вам уже говорила, – сказала ее светлость, – они знают так же мало, как и я. По крайней мере те, с кем я разговаривала. Никто не волнуется, все уверены, что Хлоя вернется, когда ей вздумается. – Ее вдруг осенило: – Вам нужно поговорить с Элинор. Она приедет подготовиться к балу, который дает в следующем месяце в честь помолвки своего сына с леди Маргарет Кинтайр, дочерью маркиза.

Вскоре Джо собралась уходить. Ее светлость проводила гостью до дверей; договорившись обмениваться новостями, они расстались.

Взглянув на часы, Джо решила, что сейчас самое подходящее время нанести визит дамам, чьи визитные карточки лежали у Хлои, хотя бы тем, кто гостил в Бринзли-Холле. Но больше всего ей хотелось расспросить леди Бринзли. Придется подождать, когда ее светлость вернется в Лондон.

Глава 11

Спустя час, потеряв терпение, Джо вернулась на Грик-стрит не в духе и, как она нехотя призналась себе, довольно обиженная. Точнее сказать, она была в полном смятении, но, чтобы не испытывать жалости к себе, она дала волю гневу.

Ни одной из дам, которым она нанесла визит, «не оказалось дома», хотя она предполагала, что дело обстояло как раз наоборот. Проблема не только в том, что у нее не было визитных карточек, чтобы вручить их открывавшим двери высокомерным служанкам. Она была одета не так, как подобает светской женщине. Можно себе представить, что прислуга рассказывала своим хозяйкам, потому что вскоре ей указывали на дверь.

Джо всегда презирала лондонское светское общество с его манерностью и притворством.

Сейчас это обернулось против нее. Но дело еще не проиграно. Она руководит газетой и так просто не сдастся. Ведь вопрос касается не газетного материала. Речь идет о Хлое.

– Он здесь, мэм. Я хочу сказать, мистер Боуман. Он с Эриком. Такой приятный, вежливый джентльмен, – прошептала открывшая ей дверь служанка таким тоном, будто выдавала государственную тайну.

Сверху доносились взрывы детского смеха.

– У него есть подход к детям. Эрик съел весь завтрак, до последнего кусочка, как будто целый год не ел.

Джо пренебрежительно хмыкнула, но, решив, что это выглядит грубо, выдавила улыбку.

– Мистер Боуман ко всем находит подход, Роуз.

– Правда? Миссис Давентри просила передать вам, что она отправилась купить Эрику одежду. Мистер Боуман сказал, что побудет с мальчиком до вашего прихода. Он такой приятный.

– Очень мило с его стороны, – пробормотала Джо. Умывшись и приведя в порядок волосы, Джо пошла к Эрику. К ее удивлению, мальчик не лежал в постели, а играл с Уолдо в карты за маленьким столиком у камина.

Шурша юбками, Джо быстро пересекла комнату и присела на краешек кровати, не давая Уолдо времени подняться. Она подумала о его больной ноге и о том, что ему не следует вставать из вежливости только потому, что в комнату вошла женщина. Она напрасно беспокоилась. Казалось, никто не заметил ее присутствия.

Джо тихо вздохнула.

– Добрый день, мистер Боуман, – сказала она. – Здравствуй, Эрик. Не обращайте на меня внимания.

Пробормотав приветствия, они поймали ее на слове. На сей раз рассердившись, она спросила:

– Как дела в Стратфорде? Что говорит викарий?

– Я все устроил к обоюдному удовлетворению, – лениво улыбнулся Уолдо. – Мистер Саттерленд просто счастлив. Я вам все расскажу, когда игра закончится.

– Мне не придется возвращаться в школу мистера Хардинга, тетя Джо, – вступил в разговор Эрик. – Я буду делать только то, что хочет дядя Уолдо.

– И тетя Джо, – добавил Боуман с обезоруживающей улыбкой. – Ее мнение очень важно. – Помолчав, он заметил: – Нет, Эрик, эта карта не годится. Я тебе сейчас объясню.

Игра продолжалась. Джо сидела молча. Сегодня все ею пренебрегают. Сначала светские дамы, теперь Эрик и Уолдо. Она наблюдала за игрой. «Обида» слишком сильное слово для того, чтобы описать ее чувства. Больше подходит «разочарование». Не часто на нее не обращали никакого внимания.

Хотя увлеченность Уолдо игрой сняла одну проблему. Он вел себя так, словно вчерашнего поцелуя не было. Джо была рада, поскольку это избавило обоих от неловкости.

Наконец она не выдержала и удрученно спросила:

– И это все, что вы мне можете сказать? Вы все устроили. Викарий счастлив. Эрик не вернется в школу мистера Хардинга. Что вы сделали? Почему мистер Саттерленд доволен? Что происходит?

Уолдо снова неспешно улыбнулся:

– Терпение, Джо, терпение. У нас тут настоящее сражение. Эрик грозит меня разбить. Я не могу этого допустить. Вот закончим игру, тогда поговорим. – Он многозначительно посмотрел на нее и добавил: – Наедине.

В его словах слышался упрек. Конечно, она не права. Уолдо явно не хочет говорить при Эрике о своих открытиях.

Игра снова продолжилась, воцарилось молчание. Джо все больше тревожилась. Ей совсем не нравилось, что Эрик играет в карты, когда другие дети учат уроки.

– Может быть, Эрику лучше почитать или заняться арифметикой? – высказала она свою мысль.

– Он и читает, и занимается арифметикой. Только взгляните на него.

Действительно, перед Эриком лежал карандаш и лист бумаги, на котором были написаны слова и цифры. Кроме того, мальчик еще считал очки.

– Главное в образовании – уметь им пользоваться. Что мы и делаем. Если Эрик не научится читать и считать, то он не сможет играть в карты. Во всяком случае, со мной.

Возникшая между Эриком и Уолдо дружба вызвала у Джо ощущение собственной ненужности. К тому же у нее и мистера Боумана разные взгляды на воспитание.

– У образования есть лучшее применение, чемигра в карты, – не удержалась она от замечания.

– Все ребята в школе умеют играть в карты, – вмешался Эрик.

– Это не повод следовать их примеру.

– А вот тут вы ошибаетесь, Джо, – нахмурившись, взглянул на нее Уолдо. – Любому мальчику нужно находить общий язык с ровесниками и уметь постоять за себя.

– У меня козырь! – вдруг пронзительно крикнул Эрик. Джо даже подпрыгнула от неожиданности. – Я выиграл! Выиграл!

– Хорошо, – несколько смягчившись, сказала Джо. – Думаю, это невинное развлечение, пока не возник азарт. Но поскольку, молодой человек, вы чудесным образом выздоровели, – шутливо обратилась она к мальчику, – завтра вас ждут уроки.

Сияющая улыбка мгновенно исчезла с лица Эрика.

– Но… – начал он и посмотрел на Уолдо.

– Я обещал научить Эрика драться, – беззаботно сообщил Уолдо. – И не надо делать такой вид, будто вы лягушку проглотили, Джо. Это спорт. Каждый уважающий себя джентльмен должен уметь защищаться.

– Я хочу научиться драться, тетя Джо, – пропищал Эрик. – Тогда мальчишки от меня отстанут.

– Так и будет, – выразительно сказал Уолдо.

Взгляд Уолдо был красноречив. Джо все поняла. Без сомнения, Эрику доставалось в школе от забияк. Но все же возмутительно, что Уолдо с ней не посоветовался.

Уолдо и Эрик пристально смотрели на нее, ожидая ответа.

– Я ненавижу насилие во всех его проявлениях, – заявила она.

Брови Уолдо поползли вверх, и он расхохотался:

– Расскажите это судье Вайну и мистеру Хардингу!

– Я… А что мне еще оставалось делать? – обиделась Джо. – Разве я могла позволить им забрать Эрика?

– Нет! – воскликнул мальчик.

– Конечно, нет, – подтвердил Уолдо. – Вы поступили правильно. Иногда применить силу – это единственный достойный выход. Побеждая или проигрывая, нужно бороться. Я всего лишь научу Эрика, как постоять за себя, – мягко добавил он.

Его взгляд сказал о многом. Уолдо прекрасно понимал, что Джо обижена его вмешательством. Она вздохнула и покачала головой:

– Горю желанием это увидеть. Вы составите прекрасную пару: Эрик со своими ушибами и вы со своей… – Джо внезапно замолчала и покраснела.

– …хромой ногой, – весело закончил ее фразу Уолдо. – Не смущайтесь. Я считаю, когда люди делают вид, что ничего не замечают, возникает большая неловкость.

– Это не помешало дяде Уолдо участвовать в войне. – Глаза Эрика светились восхищением. – Во время осады Бада… Бада… в общем, тогда он и майор Сомерсет вытащили свои шпаги и поубивали всех плохих людей, которые хотели обидеть дочку губернатора.

– Во время осады Бадахоса, – подсказала Джо и усмехнулась.

Хлоя писала в газете об этом случае, но не привлекла внимания Джо. Теперь она вспомнила, что капитан Боуман и майор Сомерсет сражались с негодяями из победившей британской армии, которые пытались похитить и изнасиловать дочь губернатора. Бадахос навсегда останется черным пятном в анналах истории британской армии, хотя Веллингтон и приказал повесить зачинщиков.

– Не стоит верить всему, что пишут в газетах. – Она посмотрела на Уолдо, ее глаза искрились смехом.

– Этот случай описан в официальных донесениях, – возразил он. – Я всего лишь пытаюсь внушить Эрику, что порядочный мужчина защищает слабых при любых обстоятельствах.

– И я таким буду, когда вырасту, – заявил Эрик. – Порядочным человеком, как вы, тетя Джо, и как дядя Уолдо.

Она было улыбнулась, но увидев серьезное лицо мальчика, сделала изящный реверанс.

– Спасибо, Эрик, это самый лучший комплимент в моей жизни.

Мальчик просиял. Уолдо поднялся.

– Я позову Роуз, – сказал он Эрику. – Можешь попросить у нее кофейную чашку горячего шоколада. Не чайную, а кофейную, ты меня понял?

Эрик кивнул.

– Так вот как вы заставили Эрика съесть завтрак, – уязвила его Джо. – Это шантаж.

– Не понимаю, чему вы возмущаетесь Я всего лишь последовал вашему примеру. Эрик мне все рассказал. Но шесть пенсов для меня очень дорого.

Она презрительно поморщилась, как это умеют делать только благовоспитанные леди.

– А шоколад не стоил вам ни пенни.

– Умница.

– Вы уходите, дядя Уолдо? – спросил Эрик.

– Да. Но я приду завтра, а ты пока потренируйся делать карточные фокусы, которые я тебе показал. И помни, не рассказывай о них ни одной живой душе. Это наша с тобой тайна.

– Клянусь!– с чувством сказал мальчик.

Джо провела Боумана в маленькую гостиную недалеко от комнаты Эрика.

– Ему спокойнее, когда мы рядом, – пояснила она. – Он старается не выпускать нас из виду. Хотите что-нибудь выпить: чай, кофе или что-нибудь покрепче?

– Нет, благодарю вас. Миссис Давентри уже попотчевала меня чаем с бисквитами.

– А… – протянула Джо, начиная нервничать, сама не зная почему.

В спальне Эрика Уолдо казался веселым и шутливым. Теперь он смотрел… настороженно.

Когда она опустилась в кресло, Уолдо сел с другой стороны камина. Его настороженность постепенно исчезла.

– Мы скучали без вас за ленчем, – с обычной легкостью бросил он.

Чувствуя расставленную ловушку, Джо осторожно сообщила:

– Я завтракала с леди Лэнгстон. Вы ее знаете?

– Только по имени. Она ваш тайный корреспондент, Джо?

– Мой тайный… Нет! Больше я вам ничего не скажу! Уолдо задумчиво посмотрел на нее и продолжил:

– Вы ушли одна, даже горничная вас не сопровождала.

– Я уже в том возрасте, когда в этом нет необходимости, – рассмеялась Джо.

– В провинции, возможно. Но это Лондон. – Когда она попыталась возразить, он приложил палец к губам. – Леди с вашей репутацией не может позволить себе неверных шагов.

Едва уловимый намек на ее злоключения на Боу-стрит заставил Джо стиснуть зубы.

– Если вы намекаете на мои… недоразумения с законом, то позвольте напомнить вам, что минуту назад вы были в восторге от того, что я сделала.

В уголках его губ затаилась улыбка.

– Я имею в виду только то, что могу потерять значительную сумму, если вы снова вступите в конфликт с властями.

– Этого не случится.

– Рад слышать, но вам придется подчиниться мне. Если вы выходите, то берите с собой горничную.

Джо недовольно прищурилась. Прежде она задумывалась, не поделиться ли с ним своей тайной, но его властный, повелительный тон охладил этот порыв. Он может запретить ей продолжать расследование, а этого нельзя допустить.

– Если вам не нравятся мои условия, Джо, вы можете вернуться домой в Стратфорд. Судья Вайн был бы этому очень рад.

Под этим подразумевалось, что и Уолдо предпочитает такой вариант развития событий. Да и она сама – тоже, но не раньше, чем узнает, что случилось с Хлоей.

– Я приехала в город, чтобы навестить друзей и сделать покупки, – ответила Джо и без всякого перехода спросила: – Что вы решили с Эриком?

Она в упор посмотрела на него, и это было ее ошибкой. Она оказалась в плену его глаз, кажется, даже перестала дышать, пока он не опустил ресницы.

– Позвольте вас успокоить, – сказал Уолдо. – Викарий – опекун Эрика. И после того, что я рассказал ему о мистере Хардинге, он не станет тратить на эту школу деньги, оставленные отцом Эрика на образование мальчика. С согласия мистера Саттерленда я обратился в суд с просьбой назначить меня временным опекуном Эрика. И первое, что я сделаю, без лишней поспешности, разумеется, это подыщу для мальчика подходящую школу.

Джо это совсем не успокоило.

– Мальчику нужна семья, а не очередная школа. Ему необходима любовь, а не дисциплина. Если бы его опекуном была я, он мог бы жить у меня и встречаться со своей бабушкой, когда ему захочется. Подумайте об этом. У человека вашего положения вряд ли найдется время присматривать за маленьким мальчиком. А я это смогу сделать, и когда его бабушка…

– Джо, – перебил он, – его бабушка смертельно больна и вряд ли поправится.

Джо ненадолго замолчала.

– Бедный Эрик, – вздохнула она. – Тогда он останется один на свете. Это несправедливо. Он такой хороший мальчик. Мы с тетей просто поражены, как быстро он оправился. Он не кажется запуганным и трусливым. Его родители могли бы им гордиться.

– Согласен.

– Эрик никогда о них не говорит, а мы не хотим лезть ему в душу. Такое впечатление, что эта часть его жизни скрыта под покровом тайны. Должно быть, вы что-нибудь узнали о его родственниках у викария. Что он сказал?

Уолдо одернул сюртук, и Джо вдруг пришло в голову, что если бы утром ее сопровождал мистер Боуман, то перед ней распахнулась бы любая дверь. Он не был франтом, но покрой его голубого сюртука и бежевых брюк был безупречен. Это еще не все. Весь его облик вызывал уважение – это была не надменность, но совершенно безграничная уверенность в себе.

Джо редко задумывалась о своей внешности, но в присутствии Уолдо всегда испытывала неловкость. И сейчас, когда ее не приняли ни в одном доме, ей хотелось, чтобы ее наряды были более интересными, чем скромное кашемировое платье, которое она надела утром.

– Эрик незаконнорожденный, – наконец сказал Уолдо.

– Что?

Джо была потрясена.

– Разве вы этого не поняли? Фамилия его бабушки – Фоули. Такая же фамилия у матери.

Джо покачала головой.

– Я думала, миссис Фоули его бабушка со стороны отца.

– Нет.

Казалось, Уолдо не хотел продолжать эту тему, но Джо одолевало любопытство.

– Что известно о его отце? Как я полагаю, он женат?!

– Кажется, да. Но он всегда обеспечивал Эрика и его мать. Он порядочный человек, Джо. Он оставил средства на образование Эрика и для его матери.

– По-моему, это слишком мало. – Она замолчала, а когда подняла на него глаза, в них была просьба. – Разве вы не понимаете, что для Эрика будет лучше, если я стану его опекуном? В Стратфорде есть прекрасная школа, в которой когда-то учился Шекспир. Эрик мог бы ходить туда, а жить у меня. Почему вы качаете головой?

– Потому что вы не подумали. Вы вдова, одинокая женщина. Ни один суд в стране не назначит вас опекуном Эрика, если только того не пожелает его отец, а он этого не сделал.

– Разумеется. Я никогда не встречалась с отцом Эрика!

– Не сердитесь на меня. Не я установил эти законы. Джо враждебно посмотрела на него. Он прикрыл глаза. Она первая нарушила молчание.

– Я имела в виду неофициальную опеку, – примирительно сказала она. – Если вы и мистер Саттерленд согласитесь, закон не станет возражать.

– Я не соглашусь.

Джо сжала руки в кулаки.

– Не соблаговолите ли объяснить почему?

– Охотно. Вы слишком мало знаете Эрика. Что, если со временем выяснится, что он совсем не такой, каким вы его себе вообразили?

– Я бы его не оставила, если вы это имеете в виду. Когда я за что-то берусь, я это выполняю.

– Я знаю. И мне эта ваша черта нравится.

– Тогда почему вы так упрямитесь?

Легкая улыбка тронула его губы и тут же исчезла.

– А я мог бы спросить, почему вы так безрассудны. Послушайте меня, Джо. Я и мистер Саттерленд всего лишь выполняем волю отца мальчика.

– Он не мог предвидеть, – с мольбой в глазах сказала Джо, – что Эрик останется один в целом мире.

– Думаю, что мог. А если и нет, это не имеет никакого значения. Одинокая женщина с ребенком вызовет сплетни самого дурного толка.

– Меня это не волнует!

– Вас, может быть, и нет, но держу пари, что викария это очень бы обеспокоило. К тому же для Эрика это тоже нехорошо.

У Джо были и другие аргументы, но она видела, что Уолдо принял решение и ничто не заставит его передумать.

Поэтому, призвав на помощь чувство собственного достоинства, она стала расспрашивать его о школах. Все они находились вдали от Стратфорда. Джо решила, что это сделано умышленно.

– Когда вы хотите отправить Эрика в школу? – спросила она.

– Не стоит торопиться. Нужно, чтобы мальчик поправился. Но я хочу, чтобы он остался в Лондоне, где я мог бы приглядывать за ним. Так что, если вы планируете вернуться в Стратфорд, дайте мне знать, чтобы я мог устроить Эрика.

Джо была просто ошеломлена. Немного придя в себя, она торопливо заговорила:

– Это нечестно! Если бы не мы с тетей, Эрик до сих пор бы оставался в этой ужасной школе, во власти этого чудовища – директора. Мы его спасли! И вдруг появляетесь вы, становитесь его опекуном и собираетесь отобрать у нас мальчика!

– Позвольте вам заметить, – резко ответил Уолдо, – что я появился по вашему приглашению. И я не припоминаю, что сказал хоть слово о том, чтобы забрать у вас Эрика. Я лишь позволил себе высказаться о его дальнейшей жизни. Я пока останусь в Лондоне. Если вы увезете мальчика в Стратфорд, вряд ли я его увижу.

Оба возмущенно переглянулись. Уолдо первый нарушил молчание.

– Ну так что, Джо, – спокойно сказал он, – вы возвращаетесь в Стратфорд или остаетесь в Лондоне?

– Я не тороплюсь в Стратфорд, – ледяным тоном ответила она.

– А как же «Эйвон Джорнал»?

– Главный редактор сумеет сам со всем справиться.

– Ах!

– Что это значит?

– Я восхищен, – развел руками Уолдо. – Не каждый день встречаешь леди, которая владеет и руководит преуспевающим делом.

Джо насмешливо посмотрела на него:

– Спасибо.

Снова последовало долгое молчание. Она не знала, почему Уолдо медлит. Он ведь должен понимать, что она ждет его ухода.

Эта мысль была недостойной. Джо не знала, что произошло бы с Эриком, не говоря уже о ней самой, без помощи Уолдо. Не следовало надеяться, что их намерения совпадут. Вот в чем проблема. Но Джо ожидала именно этого, по крайней мере в отношении Эрика, и это ее мучило.

Она старалась найти какую-нибудь нейтральную тему для разговора.

– Наш общий знакомый Генри Гардинер рассказывал мне, что газета была на грани банкротства, пока вы не взялись за издание, – сказал Уолдо.

Это была правда, но Джо казалось, что, признав это, она предаст Джона.

– Мне повезло, – сказала она. – Я нашла авторов, которые пишут то, о чем люди хотят прочитать.

– Таких, как ваша подруга Леди Всезнайка?

Джо снова неприязненно посмотрела на него. Она не забыла, что он назвал «Эйвон Джорнал» бульварным листком. Обида еще не прошла.

– Знаете ли, не все интересуются большой литературой или политикой. Некоторым хочется почитать истории о реальных людях. Я не брала за образец «». Если бы я это сделала, то потеряла бы подписчиков. Я ориентировалась на «Курьер». Серьезные новости и парламентские репортажи у нас тоже есть, но не на первой странице.

– Джо, – мягко сказал Уолдо, – я не придираюсь. Я аплодирую вашему успеху. – Он сделал паузу. – Но Леди Всезнайка! Она пишет о реальных людях и выставляет их в дурном свете.

Вскинув голову, Джо лукаво посмотрела на него.

– Вы всегда можете обратиться с жалобой к главному редактору, и я прослежу, чтобы ее опубликовали.

– Я не намерен опускаться до уровня вашей Леди Всезнайки.

– Жаль. Это подняло бы тираж. Или подайте на меня в суд. Вы, конечно, проиграете, но это тоже увеличит подписку.

Его губы сжались в тонкую линию, и вдруг он расхохотался. Уолдо встал, Джо поднялась вслед за ним и пошла проводить его.

– Вы сказали, что устроите Эрика, если я вернусь в Стратфорд. Каким образом? – спросила она.

– Вы никогда не отступаете? – улыбнулся он.

– Никогда!

– Эрик может пожить у моей замужней сестры. У нее есть дети. Думаю, ему там понравится.

– Понятно, – едко сказала она. – Наличие мужа все меняет!

– Боюсь, что так… Вот если бы вы были замужем… – Он не договорил фразу, ожидая ее ответа.

Джо задумалась, к чему это приведет. Уолдо, если того хотел, мог быть очень язвительным, а она не желала, чтобы этот острослов насмехался над ее супружеством.

– Сомневаюсь, что я снова выйду замуж, – осторожно ответила она. – Мы с Джоном были очень счастливы. Мы так подходили друг другу. Не думаю, что я встречу подобного мужчину. Вот почему я одна.

– Похоже, он был необыкновенным, исключительным человеком.

Джо что-то уловила в его голосе, не насмешку, а какую-то другую интонацию.

– Если доброта и порядочность считаются из ряда вон выходящими качествами, значит, он таким был. – Она легко пожала плечами. – Джон не похож на вас. Он не был светским человеком. Его даже нельзя было назвать красивым или обаятельным. – Джо улыбнулась своим мыслям. – Если он того хотел, то мог быть резким. Он был отзывчивым, великодушным, прямым. Такой был Джон. – Она с любопытством посмотрела на Уолдо. – Почему вы хотите это знать?

Что-то дрогнуло в его лице, серые глаза скрылись за густой завесой ресниц, но только на мгновение. Он снова стал тем Уолдо, которого она знала, – колючим и насмешливым.

– Без всякой причины, – сказал он, – если не считать того, что меня поразила ваша страстность. Я не заблуждаюсь? Правда?

Его дерзкий ответ скорее причинил ей боль, чем раздосадовал, но гордость не позволила Джо показать это.

– Страсть мимолетна, мистер Боуман. Разве вы еще этого не поняли? Мы с Джоном были не только любовниками, но и друзьями. Наш брак основывался на дружбе и взаимном уважении.

– Так да или нет?

– Не шутите над тем, чего вы не знаете! – жестко осадила его она.

– Вы читаете мои мысли, – развеселился Боуман. – Страсть, Джо. Если вы ее не испытали, вы многое потеряли. – Уолдо наклонился к ней, но она не шелохнулась. – Теперь я знаю, почему вы целуетесь как новичок, – прошептал он и, посмеиваясь, вышел.

Ей пришлось призвать на помощь все свое самообладание, прежде чем отправиться к Эрику. Они играли в карты, но голова ее была занята другим. Джо придумывала достойные слова, которые бы стерли улыбку с лица Уолдо Боумана. Когда она поостыла, ей пришло в голову, что он так и не ответил на ее вопрос. Почему он заинтересовался Джоном?

Когда Уолдо свернул с Грик-стрит на Сохо-сквер, к нему присоединился сержант Харпер. Ему было слегка за сорок, загорелое лицо вечно нахмурено. Казалось, ему неуютно в хорошо сшитой и пригнанной по его коренастой фигуре одежде. Но когда он надевал форму, то менялся на глазах и был просто неотразим.

Они шли к находившемуся неподалеку кафе. Уолдо думал о Джоне Чесни и о том, что Джо вознесла его на пьедестал. Ни один мужчина не был достоин его. Уолдо сурово обошелся с Джо, но сделал это для ее же блага. Он совершенно не сомневался, что Джон Чесни – хороший, порядочный человек. Но он уже три года в могиле. Более чем достаточно, чтобы Джо оборвала связь с прошлым и смотрела в будущее.

Еще кое-что тревожило его. То, что Эрик простодушно рассказал ему за игрой в карты, пока миссис Давентри и Джо не было дома. Кажется, мальчишка услышал обрывки разговора, который совершенно не предназначался для его ушей.

Тетя Джо волнуется за свою подругу. Никто не знает, где она. И тетя Джо приехала в Лондон, чтобы ее отыскать.

Уолдо не упомянул об этом в разговоре с Джо, чтобы не выдать мальчика, и надеялся, что она сама все расскажет.

Почему она этого не сделала? Эта мысль изводила его.

Харпер направился к столику у окна. Хотя отсюда не видно дома миссис Давентри, площадь прекрасно просматривается. Они не упустят никого выходящего с Грик-стрит.

Уолдо заказал кофе. Харпер, который еще не успел перекусить, попросил мясной пирог и молодой картофель.

Харпер знал, по какой причине Уолдо ездил в Стратфорд, поэтому Боуман вкратце рассказал о результатах.

– Она никуда не пойдет, во всяком случае пока. Она не оставит мальчика со слугами и будет ждать, когда вернется ее тетушка.

– Вы все еще думаете, что она убежит с мальчишкой?

– Нет. У нее на уме другое. Если она и отправится в Стратфорд, то только из-за газеты. «Эйвон Джорнал» имеет для нее огромное значение. Там отыскать Эрика будет нетрудно.

– Вы хотите, чтобы за ней продолжали следить? Уолдо задумался, потом покачал головой:

– Теперь я сам за ней присмотрю.

У Харпера всегда складывались дружеские отношения с офицерами, под началом которых он служил. Капитан Боуман – иное дело. Харпер толком не знал, как с ним обращаться. Человек, который теперь проводил время в самых роскошных гостиных Англии, был совсем не тот Боуман, которого он знал в Испании, где они вместе выполняли особые поручения британской разведки. Капитан Боуман был известен стальными нервами, он ни разу не дрогнул под огнем неприятеля. Он не терпел некомпетентности подчиненных. Те, кто работал вместе с ним, благоговели перед ним. Другие, как Харпер, не входившие в близкий круг, втягивали животы и расправляли плечи, когда капитан появлялся в поле их зрения.

Уолдо, заметив отразившиеся на лице Харпера эмоции, шутливо сказал:

– Харпер, ты меня разочаровал. Я привык считать, что ты убийственно прямолинеен. Даже по отношению ко мне. Какие вопросы не дают тебе покоя? Спрашивай.

– Два вопроса, – сказал Харпер, и взгляд его стал суровее.

– Ну?

– – Почему нельзя отправить мальчишку с миссис Чесни в Стратфорд? Она его обожает, и он к ней привязался, судя по тому, что вы мне рассказали. На мой взгляд, это лучшее решение.

Уолдо дал Харперу тот же ответ, что и Джо: это вызовет нежелательные пересуды, и викарий никогда на это не согласится.

– Если вы опекун мальчика, викарий тут ни при чем, – упрямо стоял на своем Харпер.

Уолдо улыбнулся и полржил сплетенные ладони на стол.

– Следующий вопрос, – сказал он. Харпер нахмурил кустистые брови.

– Вы уже ответили на него, сэр. Я собирался спросить, что произошло с тем капитаном Боуманом, которого я знал в Испании, но теперь вижу, что он остался прежним. Вы никогда никому не доверяете.

– Харпер, – мягко возразил Уолдо, – я секретный агент. Трудно ожидать, что я стану оказывать людям доверие.

– Я не говорю о тех секретах. Вам что-то известно, но выдержите это при себе.

– Да, Харпер, убийственно прямолинейный – это еще мало сказано. Но хватит играть в кошки-мышки. Рапортуйте, сержант, я вас слушаю. Так что делала миссис Чесни в мое отсутствие?

Харпер втянул живот, расправил плечи и отчитался.

Уолдо сидел в своих апартаментах в «Олбани» и, потягивая шерри, ждал Рагглза, с которым они договорились пообедать. Он размышлял над рапортом Харпера и простодушными словами Эрика. Когда он сопоставил их, то понял, в чем дело.

Пропала леди Уэбберли. Она была подругой, о которой беспокоилась Джо, и причиной внезапной поездки в город. Как выяснил Харпер, леди Уэбберли простилась со своими слугами две недели назад, и с тех пор о ней никто ничего не слышал.

Хлоя и Джо. У него в голове не укладывалось, что они подруги.

Хлоя, с которой он знаком – а кто не знаком с Хлоей? – была душой общества на любом приеме и балу. Он не мог себе представить Джо в таком качестве. Но отчетливо увидел связь между Хлоей и «Эйвон Джорнал». Кто лучше расскажет о друзьях и знакомых, чем бывающая на всех увеселениях и любящая удовольствия вдова?

Это она Леди Всезнайка. Все встало на место.

Его мысли обратились к Эрику и спору с Джо. Она не знала всех обстоятельств, а он не мог их объяснить. В результате она решила, что он к ней придирается, что не имело ничего общего с истиной. Он прекрасно сознавал, ' что она искренне привязалась к мальчику. И это было проблемой.

Услышав, что Меллоуз впустил Рагглза, Уолдо поднялся. Он собирался пообедать с друзьями в «Колоколе» на Ковент-Гарден, как раз за углом Сохо-сквер. По дороге домой он зайдет к Джо. Пришло время откровенно поговорить о Хлое Уэбберли.

Глава 12

В тот же вечер, когда сгустились сумерки, Джо приехала в Уэбберли-Хаус в сопровождении горничной, дабы соблюсти указание Уолдо не выходить одной. Выбрав в компаньонки двенадцатилетнюю Мэгги, новую служанку тетушки, Джо вовсе не пыталась обойти установленные Боуманом правила. Просто миссис Давентри не держала лишних слуг, и Мэгги оказалась единственной, кого можно было выделить для этой цели.

Посовещавшись с миссис Пейдж и объяснив причину своего визита, Джо поднялась в спальню Хлои. Мэгги следовала за ней по пятам. Никто не возражал против намерений Джо. Леди Уэбберли всегда давала ясно понять своим слугам, что Джо ей как сестра, и требовала соответственного к ней отношения.

Джо придумала способ проникнуть к подругам Хлои. Прежде всего надо одеться как светская дама. Все, что ей требовалось, можно было позаимствовать из обширного гардероба Хлои. Джо не первый раз занимала у подруги туалеты. Стоило только тут ушить, там подвернуть, и никто не сомневался, что платье изготовлено специально для миссис Чесни. Разумеется, наряд сразу бы узнали, если Хлоя хоть раз появилась в нем в Стратфорде. Ее туалеты ошеломляли, а платья Джо были… практичными.

Кроме того, Джо хотела переехать в Уэбберли-Хаус на тот случай, если появятся визитеры. Но на переезд нужно получить разрешение Уолдо, а это означало, что придется поделиться с ним тайной. Джо склонялась к этому, но не могла забыть тревожную записку подруги и странное совпадение: Уолдо появился, когда Хлоя исчезла. Джо не знала, что предпримет, если он не разрешит продолжить поиски пропавшей подруги. Очевидно одно – Уолдо потеряет деньги, а она вновь окажется на Боу-стрит.

Хотя Джо всегда говорила себе, что, на ее вкус, наряды Хлои несколько экстравагантные, она вздыхала от удовольствия, один за другим вытаскивая туалеты из шкафа и складывая их на кровать. Роскошные ткани ласкали руки, насыщенные, яркие цвета радовали глаз. Джо не пришлось долго выбирать. Слова Мэгги выразили ее чувства.

– Никогда такой красоты не видела! – восхитилась девочка.

Джо согласно кивнула. На кровати лежали наряды из янтарного бархата, синего кашемира, изумрудной тафты, серебристого газа. Но сильнее всего притягивало взгляд очаровательное вечернее платье из красного шелка с маленьким жакетом, застегивающимся под грудью.

Хотя Джо знала, что с ее рыжими волосами носить красное не следует – мама всегда ей об этом говорила, – она не могла удержаться. Приложив к себе платье, Джо вертелась перед высоким, в полный рост, зеркалом. Это всего лишь игра света, сказала она себе, но она действительно выглядит элегантно.

– О, мэм, платье просто создано для вас, – почтительно прошептала Мэгги. – Вы такая красивая.

Джо вздохнула и с сожалением отложила платье в сторону.

– Оно новое. Я его раньше не видела, – ответила она на недоуменный взгляд девочки. – Леди Уэбберли меня убьет, если я его возьму. Убери его, Мэгги.

Разочарованно вздохнув, Мэгги взяла платье.

– Подожди! – воскликнула Джо и провела по ткани рукой, наслаждаясь переливами шелка, мерцавшего в пламени свечей. – Пожалуй, стоит примерить.

Мэгги радостно улыбнулась.

Сняв практичное и унылое кашемировое платье, Джо надела красное платье подруги. Нет, «элегантное» – неподходящее слово. Шелк будто омывал ее фигуру, подчеркивая все изгибы и округлости. Низкий вырез, открывавший грудь и плечи, почти ничего не скрывал. Теперь она поняла, почему мать настойчиво отговаривала ее носить красное. Джо не выглядела элегантной, она даже не выглядела как леди. Она с легкостью приняла бы свое отражение за одну из легкомысленных подружек Уолдо.

Мэгги подала ей жакетик.

– В этом вы будете выглядеть прилично, мэм.

Джо проигнорировала это предложение. Меньше всего она думала о приличии. Развязав ленту, она распустила волосы. Бесстыжая кокетка, сказала она про себя своему отражению и опустила ресницы. Джо присела в реверансе и сделала пируэт. Увидев лицо Мэгги, она медленно спустилась с неба на землю.

– Если бы он меня сейчас увидел, – сказала Джо, – то просто бы упал.

– Кто, мэм?

Джо думала об Уолдо.

– Принц моего сердца. И не смотри так удивленно. Разве ты никогда не играла в переодевание?

– Играла, – кивнула Мэгги, – когда была маленькая. Теперь можно убирать платье?

Джо не хотелось расставаться потрясающим нарядом. . – Дай мне подумать, – сказала она. Вошла Либби с иголками и булавками. Ее взгляд скользнул по Джо.

– Красное не годится, – категорически заявила она. Намерение горничной лишить ее платья подхлестнуло желание Джо его оставить.

– Именно красное! – воспротивилась она. – Я всегда хотела иметь красное платье, но мне ни разу этого не позволили.

Когда отбор был закончен, Джо с отвращением посмотрела на свое тускло-коричневое платье, которое, по ее мнению, придавало ей вид отсталой провинциалки. Вместо этого она накинула прозрачный пеньюар Хлои и со свечой в руке выплыла из комнаты.

Она прошла по коридору до комнаты, которую занимала, когда останавливалась в Уэбберли-Хаусе. Комната словно ждала ее. Мебель не закрывали полотняные чехлы. Отполированная до блеска, она источала сладковатый запах воска. От постельного белья исходил тонкий аромат лаванды. На столике у окна стояла хрустальная ваза, наполненная душистой смесью сухих лепестков, составленной самолично Хлоей.

На каминной полке стоял канделябр. Джо зажгла его от своей свечи. Пламя затрепетало, потом разгорелось, бросая на стены золотистые блики. Это была женская комната, отделанная в зеленых и абрикосовых тонах. Но все было сдержанно и умеренно, никаких рюшечек и оборочек.

Сдержанность – это стиль жизни Джо. На этот раз она попытается измениться и стать похожей на женщин, которые нравятся Уолдо. Джо загляделась на свое отражение в зеркале. Смотревшая на нее женщина в прозрачном пеньюаре не походила на миссис Чесни ни внешне, ни внутренне. Она была свободна, женственна, готова на все.

Так выглядит светская дама при встрече с возлюбленным. Он бы пылко целовал ее, и она с восторгом и страстью отвечала бы на его ласки.

Джо улыбнулась и прикрыла глаза, погрузившись в грезы. Сообразив, что в ее видениях царит Уолдо, она задохнулась и отпрянула от зеркала.

От стука в дверь Джо едва не подпрыгнула.

– Войдите, – промолвила она, едва дыша. Казалось, миссис Пейдж не заметила перемен во внешнем облике Джо.

– Зажечь камин? – спросила она, поставив поднос.

– В этом нет необходимости. – Джо смутилась так, будто миссис Пейдж могла прочитать ее мысли. – Я долго не задержусь.

– Чай и булочки, – как ни в чем не бывало предложила миссис Пейдж. – Ваши любимые.

– Как это мило, – постаралась сказать с теплотой в голосе Джо. – Спасибо, миссис Пейдж.

Когда экономка вышла, Джо подошла к столу. Чай и булочки – это как раз в ее стиле. Игра окончена, пора переодеваться. Медленно прихлебывая горячий чай и не трогая булочек, Джо думала о Хлое.

Странное ощущение охватило ее. Джо вдруг почудилось, что стоит ей вернуться в спальню Хлои, и она увидит подругу, сидящую за туалетным столиком и расчесывающую темные кудри.

Она глубоко вздохнула, сделала большой глоток чая, потом другой и поставила чашку на столик у окна. Окно выходило в чудесный сад, всю красоту которого трудно разглядеть в сумерках. Джо раздвинула газовые занавески и выглянула в окно.

Сад был гордостью и радостью леди Уэбберли. Тяжелую работу делал Сайке, но Хлоя все лично планировала и часто сама сажала растения. Она терпеть не могла французские парки с их аккуратными газонами и бордюрами. Леди Уэбберли была сторонницей пейзажных парков, пропагандируемых Ланселотом Брауном и другими знаменитыми английскими садовниками. Если кто-то хотел поссориться с Хлоей, то достаточно было пренебрежительно отозваться о мистере Брауне, которого прозвали Мистер Возможность, так как он любил объяснять заказчикам, что у их парка «большие возможности».

В парке было устроено освещение. Хлоя любила гулять по вечерам, поэтому фонари были расставлены так, чтобы осветить ей путь к любимым местам: заросшему водяными лилиями пруду, гроту, беседке, мраморному фонтану и, конечно, к оранжерее. Когда хозяйки не было дома, как сейчас, горело только несколько фонарей.

Снова странная мысль сбила Джо с толку. Обычно, не найдя Хлою в доме, она обязательно обнаруживала ее в оранжерее. Джо тряхнула головой. Хлои нет ни в доме, ни в оранжерее. Никто не знает, где она и что с ней случилось.

Джо поговорила с домашними слугами, но еще не расспросила садовников. Может быть, им что-нибудь известно. И кто-то из них сейчас здесь, иначе фонари бы не горели. Вдруг в полутьме мелькнула тень – в оранжерею вошел мужчина. Должно быть, это Сайкс или один из его помощников.

Подобрав полы пеньюара, Джо торопливо пошла в спальню Хлои. Там все еще трудились горничные. На кровати лежало унылое платье Джо. Не может же она беседовать с Сайксом в пеньюаре! Джо быстро сбросила его, надела свое платье и, не сказав ни слова изумленным служанкам, выбежала вон.

У входной двери она остановилась. Начался дождь. Не сильный, но достаточный, чтобы отказаться от своего намерения. Дом и оранжерею разделяла большая лужайка. Если дождь разойдется, Джо насквозь промокнет.

– Сайкс! – позвала она. – Сайкс!

Нет ответа. Но в оранжерее горел свет. Она сняла фонарь, висевший у входной двери, и пошла к оранжерее. Не успела она пройти полдороги, как моросящий дождь превратился в настоящий ливень, и она промокла до нитки.

Это раздосадовало ее. Нужно лучше соображать и не выходить в дождь без пальто или зонтика. Но досада мгновенно сменилась беспокойством, когда что-то ударило ее в щеку.

Как только Джо увидела, что это всего лишь жучок, свалившийся с дерева, ее паника утихла. Но все ее чувства были напряжены. Несколько фонарей не могли одолеть темноту, мрачную, как воды Стикса. Множество народу могло спрятаться в кустах, и она бы этого не заметила.

Не попади она под ливень, Джо повернула бы назад к дому. В конце концов, можно расспросить садовников утром. Но поскольку она уже насквозь промокла, терять ей было нечего. Джо тихо подошла к оранжерее и беззвучно скользнула внутрь.

Она словно очутилась в тропическом лесу. Не то чтобы Джо бывала в джунглях, но именно так Хлоя описывала атмосферу своей оранжереи. Там было душно и влажно. Джо полагала, что это место было бы прекрасной обителью для змей и ящериц, но, слава Богу, Хлоя боялась пресмыкающихся. Джо никогда не нравился запах оранжереи: нечто среднее между затхлым, заплесневевшим ковром и полем, подсыхающим после половодья. Когда потеплеет, все будет по-другому. Печь погаснет, и трубы остынут. Судя по температуре, сейчас печь работала на полную мощность.

У ног Джо набежала лужица. Не хватало еще схватить пневмонию. Не надо здесь стоять. Нужно или вернуться в дом, или идти вперед. Потянуло сквозняком. Кто-то двигался впереди нее. У него был фонарь. Должно быть, это Сайке или один из садовников. Она не позволит своему воображению разгуляться. Подбадривая себя этой мыслью, Джо высоко подняла фонарь и пошла вслед за мужчиной.

Глава 13

Хотя фонарь не давал много света, оранжерея не была полностью погружена в темноту. Отблески наружных ламп серебрили листья и стволы тянувшихся к потолку пальм. Во всех направлениях расходились дорожки, но Джо держалась той, которая вела к самому центру, откуда доносилось журчание миниатюрного водопада. Это было любимое место Хлои.

– Мистер Сайкс! – позвала Джо. Ее голос прозвучал хрипло. Она откашлялась и снова окликнула: – Мистер Сайкс!

Никакого ответа, но огонек впереди нее вдруг погас. Казалось, тишина заглушала все – рокот воды, ее собственное дыхание, барабанную дробь дождя по стеклянной крыше. Джо слышала лишь легкий шорох шагов. Кто-то осторожно и почти бесшумно шел в ее сторону.

Во рту у нее пересохло, сердце готово было выскочить из груди. Колеблющиеся тени, огромные готические арки оранжереи, душная атмосфера обострили все ее чувства. Кто-то подкрадывался к ней, как хищник к жертве. И если она бросится бежать, он вцепится в нее.

Она задула фонарь и отступила с выложенной плиткой дорожки на деревянный настил, идущий вдоль грядок с растениями. Если злоумышленник нападет на нее, она проломит ему голову фонарем.

Вот только бы руки перестали дрожать.

Шли минуты, потом неясный силуэт мужчины промелькнул рядом с ней. Джо выжидала, успокаивая дыхание, потом двинулась к водопаду.

Она часто бывала с Хлоей в оранжерее и знала здесь каждый уголок. Чтобы добраться до ближайшего выхода, надо сойти с настила и выйти к водопаду, обнаружив себя. Но придется пойти на риск. Нужно вернуться в дом, прежде чем неизвестный отрежет ей путь к отступлению. Держа наготове фонарь, Джо бесшумно двинулась вперед.

Когда прямо перед ней возник мужской силуэт, она пронзительно вскрикнула.

Нужно поднять фонарь и ударить злоумышленника по голове. Но Джо не могла этого сделать. Вместо этого, бросив фонарь, она оттолкнула неизвестного и шмыгнула мимо него. Но он тут же схватил ее и повернул к себе. Она обо что-то споткнулась и ударилась головой так, что из глаз посыпались искры.

– Джо, – сказал Уолдо Боуман, – что, черт возьми, вы здесь делаете?

Она узнала его голос.

– Вы, – задохнулась она, – вы злоумышленник!

Он опустился рядом с ней на колени и встряхнул ее за плечи.

– С вами все в порядке?

– Да! Нет! – Ее голос звучал словно откуда-то издалека. – Нужно было вам голову фонарем проломить за то, что вы меня так напугали.

– Вам повезло, что я вам голову не проломил. Что понадобилось вам тут в темноте? – спросил он не менее сердито.

– Я думала, что это Сайкс.

Уолдо поднял ее на ноги. Джо фыркнула и посмотрела на него. Теперь она не боялась.

Он снял пальто и набросил ей на плечи.

– Вы насквозь промокли, – сказал он, кутая ее в пальто. – Вам нужно выпить бренди.

– Нет!

Джо задрожала, но не от страха. Образ женщины, которую она увидела в зеркале, все еще блуждал в ее сознании, и от прикосновения сильного мужского тела, он стал ярче. Уолдо манил ее так, как ни один мужчина в жизни.

Без лишних усилий он притянул ее ближе. Его голос звучал хрипло, горячее дыхание касалось ее губ.

– Тогда чего вы хотите?

– Вот этого, – ответила она и поцеловала его.

Ее порыв застал их обоих врасплох. В какое-то мгновение она готова была отступить, но он сильнее прижал ее к себе, и у нее из головы вылетело все, кроме волшебного слияния их губ.

Все было как во время их первого поцелуя. Джо сдалась, но не ему. Она уступила чему-то в собственной натуре, о чем узнала только час назад. Она уже не чувствовала себя новичком, она была той женщиной в красном платье, что смотрела на нее из зеркала: желанной, раскрепощенной, жаждущей любви.

Она с шумом втянула воздух, когда его пальцы расстегнули пуговки ее корсажа. Ее грудь легла в чашу его ладони. Когда его пальцы мимолетно коснулись отвердевшего соска, Джо едва слышно всхлипнула и откинула голову.

Уолдо первый пришел в себя и разжал объятия. Джо сквозь полутьму видела его чеканный профиль. Ей показалось, что его лицо искажено гримасой боли.

– Это безумие, – хрипло сказал он, его грудь тяжело вздымалась. – Обычно, я не такой грубый, – невесело усмехнулся он. – Здесь неподходящее место, и сейчас не время. Нам нужно поговорить.

Джо вздрогнула, но не от страха, а от дурного предчувствия. Ее тело каждой своей клеточкой молило о его прикосновениях.

– Господи! – сказал он. – Что я наделал?! Вы дрожите. Испуганы. Меня следует высечь за то, как я обошелся с вами.

Джо вовсе не это хотела услышать.

– Вы ни в чем не виноваты.

Она совсем не это хотела сказать. Она чувствовала себя раздавленной. На краткий миг она воспарила к небесам, но тут же рухнула на землю.

– Джо, как вы?

– У меня… голова кружится. Это была правда.

Он обхватил ее за талию, взял на руки, прижал к груди и, пробормотав проклятие, твердой походкой, словно чудесным образом исцелился от хромоты, понес к дому.

Чтобы привести женщину в себя, нужно так мало: огонь в камине, горячий пунш и перемена платья, думала Джо, поглядывая на Уолдо из-под опущенных ресниц. Она думала о красном платье. Если бы оно не принадлежало Хлое, Джо бы его сожгла. Она знала, что мужчина может обольстить женщину, но ни разу не слышала, что можно пасть жертвой соблазна от прикосновения шелка к коже. Прежде она никогда не носила красного и не знала, что этот цвет сделает ее смелее и раскованнее. Теперь она стала умнее и больше никогда не наденет это платье, поклялась себе Джо.

Еще одыо тревожило ее: Джон, который был любовью всей ее жизни. Она знала, что Джон не возражал бы, если бы она связала свою жизнь с добрым, порядочным человеком, таким, как он сам. Но неприличная жажда объятий известного повесы шокировала бы Джона не меньше, чем ее, Джо в этом не сомневалась.

Она не винила Уолдо. Он поступил как джентльмен. Главное, чтобы она помнила, что она – леди.

Они сидели в маленькой столовой в доме Хлои. Джо полулежала на софе перед камином в роскошным бархатном наряде подруги. Уолдо с бокалом бренди в руке, повернувшись к ней спиной, стоял у окна, наблюдая, как Сайкс и его помощники прочесывают парк и оранжерею в поисках злоумышленника.

Джо разрывалась между благодарностью и досадой от неожиданного появления Уолдо. Он за ней следил. Вот до чего дошло! С тех пор как он освободил ее на Боу-стрит, кто-то наблюдал за ней, особенно в его отсутствие, чтобы, как он говорил, она не скрылась с мальчиком и не навлекла на себя действительно серьезные проблемы. Естественно, его соглядатай последовал за ней в Уэбберли-Хаус, и острый ум Уолдо быстро решил, что к чему. Ему было известно, что Хлоя – Леди Всезнайка, что она пропала и Джо приехала в Лондон разыскивать ее. А поскольку Джо все еще тряслась после того, что произошло в оранжерее, она ответила на все его вопросы, Теперь он знал о загадочной записке Хлои. Фактически Уолдо знал столько же, сколько и Джо. Но это не остановило град его вопросов. Он как бульдог. Если уж вцепится во что-то, то мертвой хваткой.

Когда Уолдо отвернулся от окна, по его лицу было видно, что вопросы возобновятся. Джо поспешила опередить его. Он не единственный, кто хочет получить ответы на свои вопросы.

– Почему ваш сыщик не защитил меня сегодня?

– Мой сыщик?..

Улыбка мелькнула в уголках его губ. Кажется, они обречены постоянно бросать друг другу вызов. Уолдо прекрасно знал, когда это прекратится, но думал, что Джо еще не скоро поймет, почему своим острым язычком держит его на расстоянии.

Он сел в кресло у камина и насмешливо посмотрел на нее.

– Разве я вам не говорил? Я его отпустил, но если бы знал, что Хлоя прислала такое тревожное письмо, то удвоил бы охрану. Вот к каким проблемам приводит даже один промах.

– Я не ищу проблем, это чистая правда, – уязвленно ответила Джо. – Они сами меня находят.

– Я вам верю. – И прежде чем она успела его снова уколоть, Уолдо продолжил: – Вам очень повезло, что я здесь очутился. После обеда я зашел на Грик-стрит, и ваша тетушка сказала, что вы отправились с визитом к леди Уэбберли.

– Моя тетя? Должно быть, вы ее запугали, чтобы выведать у нее это!

– К чему такое негодование? Я думал, вы рады меня видеть.

– Да, но я чуть не проломила вам голову фонарем! Его глаза искрились смехом.

– Вместо этого вы меня поцеловали. Как это понимать? Можно было бы сообразить и не давать ему повода для торжества, подумала Джо.

– Никак, – ответила она. – Я бы поцеловала даже тролля, если бы он меня спас.

Он покачал головой и протяжно вздохнул:

– Маленькая лгунья! Джо, это был поцелуй распутницы. Меня не проведешь.

Приятные воспоминания о поцелуе давно сменились досадой, когда Уолдо узнал причину ее недоверия. Джо подозревала, что он имеет какое-то отношение к исчезновению Хлои.

Если бы она боялась его, то бежала бы прочь. Вместо этого она распахнула объятия, которые застали его врасплох. Все улетучилось у него из головы: зачем он здесь, насквозь мокрое платье Джо, встревоженная экономка, садовники, прочесывающие парк. Но даже если бы он это помнил, это бы его ничуть не волновало. Его тянуло к Джо, как человека затягивает в водоворот.

Она опасная женщина, Джо Чесни, и если у него есть хоть крупица здравого смысла, то нужно бежать прочь.

Уолдо поднес к губам бокал, пряча улыбку, и сказал:

– Я не уверен, что не упустил ни одной подробности вашей истории. Давайте начнем с того момента, что вас удивила кража в редакции «Эйвон Джорнал».

Они уже обсуждали это раньше. Джо со вздохом снова начала рассказ, но если она отклонялась от прежней версии, Уолдо придирался и требовал пояснений. Она во всех подробностях, чуть ли не по минутам, пересказала всю историю: о загадочном письме Хлои без даты и марки, о взломщике, о пропавших материалах, о том, что узнала от леди Лэнгстон, о приеме в Бринзли-Холле. Наконец Джо поведала ему о схеме, которую придумала, чтобы проникнуть в круг друзей леди Уэбберли.

– Так вы хотите сменить свои вдовьи наряды? – приподнял брови Уолдо.

Джо не стала его поправлять. Его ошибка избавила ее от объяснений, что это лучшие ее туалеты.

– Я сделаю все, чтобы найти Хлою, – сказала она. Уолдо покачал головой:

– Не знаю, стоит ли позволять вам переехать в Уэбберли-Хаус. Дайте подумать.

Джо кипела от злости, но придержала язык. Конечно, сейчас он имеет право распоряжаться, но как только суд решит судьбу Эрика, угроза вернуться к судье Вайну на Боу-стрит отпадет.

Быстрая улыбка мелькнула у него на губах.

– Я сказала что-нибудь смешное? – нахмурилась она.

– Ах нет, – шутливо ответил он и совершенно другим тоном продолжил: – Сколько народу знает, что Хлоя – Леди Всезнайка?

Джо была рада сменить тему:

– Только трое: главный редактор газеты Мак Невин, моя тетя и я. Хлоя не хотела, чтобы об этом знали. Она считала, что тогда будут бояться говорить в ее присутствии, опасаясь, что она опубликует это в своей колонке.

– Значит, кто-то еще выведал ее секрет. Кто-то, кому есть что скрывать.

– Я это понимаю. – Джо вздрогнула и потянулась за стаканом пунша.

– Давайте пока оставим это, – мягко сказал Уолдо. – Расскажите мне снова о письме Хлои, но не содержание, а когда оно прибыло.

– Я вам говорила. Письмо появилось вскоре после вашего визита в мой кабинет.

– К тому времени прием в Бринзли-Холле давно закончился, а леди Уэбберли не появлялась по меньшей мере неделю.

– Почти две недели. Что у вас на уме? Снова тень улыбки скользнула по его губам.

– Терпение, Джо. Я просто пытаюсь представить, что могло задержать доставку письма.

– Может быть, Хлоя попросила кого-нибудь отправить письмо, а он забыл.

– Вполне возможно.

Джо больше волновало содержание письма. Уолдо сказал, что нужно выяснить, какие у Хлои были намерения. Джо понимала, что он пытается поддержать в ней надежду на лучшее. Она сама так поступала в разговоре с леди Лэнгстон. Но после сегодняшнего происшествия Джо окончательно уверилась, что Хлоя в опасности.

Кто-то из присутствовавших в Бринзли-Холле хотел причинить ей неприятности. Или даже хуже.

– Ну так что, Джо?

Она была ошеломлена тем, что задача оказалась ей явно не по силам.

– Я думаю… – Она растерянно пожала плечами. – Не пришло ли время обратиться к властям? Я надеялась, что в этом не будет необходимости. Думала, что это простое недоразумение и Хлоя может вернуться в любой момент. Но после сегодняшнего события я начала опасаться худшего.

– Предоставьте это мне, – мягко сказал Уолдо. – Я поговорю с судьей Вайном и поставлю его в известность, что леди Уэбберли пропала. Но не ждите, что он бросит все дела и займется Хлоей. Его полномочия не распространяются на Оксфордшир, а очень возможно, что искать ее надо там.

Какие у него добрые глаза. Раньше она этого никогда не замечала.

Наверное, это просто игра света. Подумав немного, Джо сказала:

– А как на счет специальной службы департамента уголовного розыска? Я слышала, что они могут проводить расследования где хотят.

– Это правда. Но, простите меня за неприятные подробности, если нет трупа, они немного могут сделать. Если бы леди Уэбберли была шпионкой или представляла угрозу для страны, тогда бы специальная служба ею, без сомнения, заинтересовалась.

– Хлоя не угрожала национальной безопасности!

– Я этого и не говорю. Но кого-то она напугала, если ей пришлось написать такое письмо. Вы это понимаете, Джо? Вы уверены, что материалы из редакции украли?

– Убеждена. Но я не понимаю, кому они могли понадобиться. Ведь все это уже было опубликовано.

– Понятно. – Погрузившись в молчание, Уолдо задумчиво смотрел на огонь.

– Уолдо, – нетерпеливо сказала Джо, – о чем вы размышляете?

Он потянулся, расправляя затекшие мышцы.

– Я думаю о вас и Хлое. Вы такие разные. Не устаю удивляться тому, что вы близкие подруги.

Джо искала в его словах насмешку и не находила.

– Да, – тепло сказала она, – я понимаю, что мы с Хлоей не похожи на подруг. Если бы мы впервые встретились на каком-нибудь приеме или в дамской гостиной, скорее всего нам не о чем было бы говорить. Она любит вихрь светской жизни, а я домоседка.

Когда он усмехнулся, Джо нахмурилась.

– Простите, – развел руками Уолдо. – Итак, вы с Хлоей не похожи на обычных подруг. Рассказывайте, пожалуйста. Мне очень интересно.

Вроде бы он говорил совершенно искренне, поэтому Джо продолжила:

– Можно сказать, что наша дружба началась со знакомства умов. Хлоя была подписчицей «Эйвон Джорнал» и писала редактору пространные письма, на которые отвечала я. Со временем у нас завязалась переписка. – Джо улыбнулась своим воспоминаниям. – Едва ли существовал хоть один вопрос, будь то война с Францией, Хлебные законы или права женщин, по которому наши мнения совпадали. А когда мы наконец встретились, то не разочаровались. И все-таки мы полная противоположность друг другу.

Ее лицо смягчилось, и ресницы задрожали.

– Но это не имеет никакого значения. Начав с переписки, мы стали близкими подругами. Мы как сестры.

Джо откинулась на софу и посмотрела на Уолдо.

– Это Хлоя убедила меня возглавить «Эйвон Джорнал», когда Джон умер. Это была ее идея стать Леди Всезнайкой. Она моя самая лучшая подруга. И если бы сейчас положение было противоположным, она перевернула бы небо и землю, чтобы найти меня. Вот какой она друг. И я не откажусь от ее поисков.

Заметив его улыбку, Джо опять нахмурилась.

– О чем вы думаете? – спросила она.

– Хлое повезло, что у нее есть такой друг, как вы.

– К сожалению, чтобы найти ее, нужно нечто большее, чем везение, —тоскливо вздохнула Джо. – А я не знаю, с чего начать.

– Вы уже много сделали! Давайте – как вы и собирались – проникнем в круг ее друзей и осторожно наведем справки. Они с большим удовольствием станут разговаривать с нами, чем с полицейскими. Мы ведь не хотим никого спугнуть.

– Мы? – с надеждой спросила Джо. – Вы хотите сказать, что поможете мне?

– А как же иначе? – Уолдо взглянул на нее сквозь густые ресницы. – Я никогда не оставлю женщину в беде.

У Джо словно камень с души свалился. Они будут действовать вместе. Она не одна. В этот момент вошла Либби.

– Пришел мистер Сайкс, – сказала она Уолдо.

– Пригласи его. – Уолдо поднялся.

Джо заметила, что Сайкс принарядился. Его редкие волосы аккуратно причесаны, сюртук чистый, сапоги начищены до блеска. Он работал у Хлои еще до ее замужества. И как никто, остро переживал ее исчезновение.

– Вы правы, миссис Чесни, – сказал он с мрачным видом. – Не иначе как кто-то побывал в оранжерее. Часть ее любимых растений затоптана. Не удивлюсь, если это работа хулиганов. Тут их прорва болтается по соседству в любое время дня и ночи. Я вам так скажу – слишком много у них денег и свободного времени. Родителям нужно лучше смотреть за детьми.

Джо посмотрела на Уолдо, который не слишком верил, что кто-то забрался в оранжерею.

– Ну, что я говорила? Уолдо не сводил глаз с Сайкса.

– Что-нибудь еще испорчено? Пропало что-нибудь ценное?

– Нет, насколько я видел. Но погибли диковинные растения. Ее светлость расстроится, когда узнает об этом. Она предпочла бы, чтобы украли столовое серебро.

– Как злоумышленник проник в оранжерею? Сайке замялся и пробормотал:

– Двери никогда не запираются. Ее светлость считает, что в этом нет необходимости, – торопливо добавил он. – Ничего подобного раньше не случалось.

– Сколько садовников и работников здесь трудятся?

– Четверо, включая меня.

– Найдите их, пусть ждут меня в оранжерее, скажем, через полчаса.

Когда Сайкс вышел, Уолдо снова сел. Лицо его было мрачным.

– С этого момента вы никуда не пойдете одна. Вы меня поняли?

– Это не хулиганы? – тихо спросила она.

– Да. Хулиганы не аккуратничают. Они бьют стекла, а не топчут цветы. Злоумышленник действовал осторожно. Наверное, он даже не знал, что губит драгоценные растения. Он не хотел, чтобы кто-нибудь знал, что он там был.

Когда Уолдо умолк, Джо спросила:

– Вы думаете, он ищет дневник Хлои?

– Вне всякого сомнения.

– В оранжерее? С чего бы ей прятать его в оранжерее?

– Понятия не имею. Возможно, его там нет, но не исключено, что злоумышленник знает больше нас. В таком случае он нашел дневник, и мы его больше не увидим.

– А может быть, – с яростью сказала Джо, – он осторожничал, потому что я там была. Я не отступлю, пока не найду его или Хлою. Клянусь!

Повисла долга пауза.

– Не хотел бы я оказаться на его месте, – наконец улыбнулся Уолдо. – А теперь допивайте свой пунш, и я отвезу вас домой. Поговорим в карете и решим, что делать.

Ему в голову пришла мысль, которую он не высказал вслух. Возможно, злоумышленник рассчитывал заманить Джо в оранжерею и угрозой выпытать у нее, где спрятан дневник Хлои. А выяснив, что Джо этого не знает… Что тогда?

Глава 14

Поиски Хлои начались несколько дней спустя, когда Джо вместе с тетушкой и Эриком переехала в Уэбберли-Хаус. Ей очень не хотелось впутывать в эту историю миссис Давентри. Но Джо не могла себе позволить шокировать светское общество, в которое ей нужно попасть, живя в доме с одной горничной. Наличие подходящей компаньонки было весьма существенно. Хлоя – другое дело. Она слыла оригиналкой и до некоторой степени могла нарушать светские правила и обычаи.

Уолдо был не в восторге от переезда, особенно после происшествия в оранжерее, но Джо настояла на своем. Если знакомые Хлои заедут с визитом, то она сможет принять их и поговорить. Что же касается злоумышленников, то она взяла у тети пистолет и в нужный момент не побоится им воспользоваться. Отдав несколько распоряжений, чтобы обеспечить ее безопасность, Уолдо согласился. Сержант Харпер тоже поселился в доме Хлои, были наняты дополнительные садовники, чьей главной работой в отсутствие Харпера станет патрулирование парка.

Не успела Джо распаковать вещи, как выяснился интересный факт: один из садовников, Джейкоб Фрай, сбежал, по выражению Харпера, как черт от ладана.

– Вы думаете, что он и есть злоумышленник? – спросила Джо.

– Так считает капитан Боуман, – ответил Харпер.

– Может быть, он нашел дневник и поэтому скрылся?

– Он исчез, как только узнал, что его приглашают в дом. Ведь я беседовал со всеми садовниками по очереди. Этому типу есть что скрывать.

После этого разговора Джо принялась обследовать дом, комнату за комнатой, шкаф за шкафом, ящик за ящиком, однако ничего не находила. Беда в том, что она не знала, что искать: тетрадь, дневник, письма, может быть, ключ – но, насколько ей известно, в комодах и секретерах нет потайных ящиков.

Кроме поисков, у Джо была масса дел. Она отправила письма в Стратфорд. Одно – в «Эйвон Джорнал» Маку Невину с известием, что ее отсутствие может затянуться, другое – подруге и соседке Мейв Халлидей с перечнем одежды и других мелочей, которые нужно прислать в Лондон. Утром Джо занималась уроками с Эриком или играла с ним в парке. Но дни и вечера предназначались для Уолдо.

Джо не терпелось расспросить всех друзей и знакомых Хлои, не только тех, кто присутствовал на фатальном приеме в Бринзли-Холле.

Уолдо советовал ей набраться терпения. Все эти люди, что называется, сливки общества. И прежде чем пытаться проникнуть в их гостиные, надо как следует обосноваться в Лондоне. Он не сомневался, что его матушка окажет Джо покровительство, узнав о ее участии в поисках леди Уэбберли. Сам Уолдо не терял времени даром. Он использовал свои связи, чтобы узнать о жизни Хлои до поездки в Бринзли-Холл.

Вскоре Джо и миссис Давентри в сопровождении Уолдо побывали в опере, в музеях, театре, картинных галереях – все для того, чтобы расширить круг знакомых Джо. Сначала это ее нервировало. Джо не привыкла носить роскошные наряды и вращаться в свете, но день ото дня становилась все увереннее и с удивлением заметила, что ей нравится такая жизнь.

Это была заслуга Уолдо. Стоило Джо споткнуться, как он мгновенно поддерживал ее под локоть. Когда она терялась в разговоре, он тут же ненавязчиво заполнял паузу. Если ей задавали неудобный вопрос, он неизменно подводил ее к расплывчатому и вместе с тем вежливому и дипломатичному ответу. Единственное, чем Уолдо не мог помочь Джо, – это одолеть наваждение, охватывающее ее всякий раз, когда его взгляд или жест воскрешали в ней неистовые ощущения, которые она испытала, надев красное платье.

Джо впервые выехала с Уолдо без компаньонки. Он заехал за ней в запряженной парой коляске, в которой с комфортом могли разместиться только двое, и умчал ее, не оставив времени на размышления. Они отправились в Гайд-парк, что называется, себя показать и других посмотреть. Светская публика выбиралась туда подышать свежим воздухом. Джо знала, что в наряде Хлои – янтарного цвета бархатной мантилье и подходящем капоре – она выглядит роскошно. Цвет мантильи подчеркивал нежность ее кожи и, как ей казалось, немного приглушал пламя ее рыжих волос. Глаза Уолдо блеснули от восхищения.

Теперь Джо оценила стратегию Уолдо. Когда они сделали круг по парку, Джо удивилась, сколько здесь знакомых лиц. Время от времени Уолдо останавливал коляску и представлял ее новым знакомым. Становилось затруднительным запомнить столько имен. Но одно было ей известно.

– Морден, – тихо сказал Уолдо, – наследник лорда Брин-зли, с ним его невеста – леди Маргарет Кинтайр.

Пара, о которой шла речь, отделилась от своей компании и направилась к коляске Уолдо. Дамы присели в реверансе, легкий ветерок играл кружевными зонтиками. Леди Маргарет в светлом платье напоминала нежный весенний цветок. В своей яркой мантилье Джо рядом с ней почувствовала себя настоящей франтихой. Она задавалась вопросом, узнал ли кто-нибудь ее наряд.

По мнению Джо, виконт был на год-два старше Уолдо, выше среднего роста и скорее хорошо сложен, чем атлетичен. Он отличался правильными чертами лица, голубые глаза смотрели пристально. Его можно было бы назвать приятным человеком, если бы впечатление не портило самоуверенное выражение, не сходившее с его лица.

Леди Маргарет прекрасно подходила виконту, по крайней мере внешне. Она была высокая, светловолосая, с чудесными ореховыми глазами, но ей недоставало живости.

Уолдо представил Джо и невзначай упомянул, что она приехала в Лондон навестить свою подругу леди Уэбберли, но ее нигде нет.

Леди Маргарет, казалось, удивилась, но Морден воспринял новость спокойно.

– Я что-то об этом слышал, – сказал он. – Моя матушка очень тревожится, ведь, насколько известно, никто не видел леди Уэбберли с тех пор, как она гостила в нашем поместье в Оксфордшире.

– Я бы очень хотела поговорить с вашей матушкой, лорд Морден, – вступила в разговор Джо. – Может быть, она что-нибудь знает о Хлое, то есть леди Уэбберли, или вспомнит что-либо, что поможет мне ее найти. Она еще в Бринзли-Холле?

Морден чуть прищурил глаза.

– Нет, она вчера прибыла в Лондон, но я сомневаюсь, что ей что-нибудь известно, иначе она бы мне рассказала. Я бы, конечно, передал ей вашу озабоченность. – Виконт замолчал, подбирая подходящие слова, потом продолжил: – Но к несчастью, она не очень хорошо себя чувствует, и я бы не хотел ее расстраивать.

– Как я понимаю, – невинно заметил Уолдо, – леди Бринзли даст ежегодный бал?

Морден побагровел.

– Конечно! – резко ответил он. – Дамы находят удовольствие в подготовке бала. Какя уже сказал, моя матушка очень встревожена исчезновением леди Уэбберли. И когда я заявляю, что мы не хотим ее расстраивать, я говорю также от имени своего отца.

– Разумеется, – сказал Уолдо. В его голосе звучал металл. – Однако вы и ваш отец не станете возражать против того, чтобы ответить на несколько вопросов? Не здесь, разумеется. В более подходящем месте.

В глазах леди Маргарет блеснуло любопытство.

– Может быть, следует сообщить властям об исчезновении вашей подруги, миссис Чесни? – спросила она.

В ее интонации слышался искренний интерес, и Джо тепло ответила:

– Это уже сделано, леди Маргарет, но они не торопятся действовать. Видите ли, моя подруга имеет обыкновение исчезать и появляться, когда пожелает. Так что мои волнения, возможно, преждевременны.

– Все равно…

Взгляд виконта заставил леди Маргарет замолчать.

– Пойдемте, Маргарет! – сказал Морден нетерпеливо и пронзительно. – Ваша компаньонка станет беспокоиться. – Потом виконт повернулся к Джо: – Приятно было познакомиться, миссис Чесни. До свиданья, Боуман. – Приподняв шляпу, он удалился под руку с леди Маргарет.

– Что все это значит? – спросила Джо.

– Как вы поняли, я терпеть не могу этого человека.

– Почему?

Уолдо тронул поводья, и коляска покатилась по аллее.

– Морден имеет преувеличенное мнение о своей персоне, которое, могу добавить, разделяют слепо любящие его родители и преподаватели в Итоне. Во всяком случае, так было, когда я его близко знал. Он никогда не проказничал, как обычные дети. Домашние задания всегда выполнял в срок. Его стол был неизменно аккуратно убран. Он не сбегал из школы в лавочку за сластями. В сущности, он никогда не делал неверного шага. Можете представить, что думали о нем товарищи.

– Судя по вашим словам, он образец добродетели.

– Да, но кому нравятся образцы?

Джо пристально посмотрела на него, подумав, нет ли в его ответе намека на Джона, но Уолдо смотрел на нее невинными глазами.

– Мы учились с ним в одном классе, – пояснил он.

– Я удивлена. Он выглядит старше вас.

– На самом деле он на несколько месяцев моложе. Что вы о нем думаете?

Джо состроила гримасу, и Уолдо рассмеялся. Кто-то окликнул Уолдо, он стал представлять Джо очередным знакомым, и виконт Морден был забыт.

Они делали второй круг по парку, когда Джо поняла, какое множество знакомых у ее спутника. Уолдо пустил лошадей шагом. Коляска неторопливо двигалась в длинной веренице экипажей.

– Если бы вы не сидели рядом со мной, на меня никто бы внимания не обратил. Вы пробуждаете в них любопытство. О вас быстро заговорили в свете.

Джо не знала, как к этому отнестись.

– И что же обо мне говорят?

– Вас называют Таинственная леди.

– Что?!

– Это означает – женщина, у которой есть тайна.

– Я понимаю, что это значит, но не вижу, каким образом попадаю под это определение. Я только что приехала в Лондон. Чего от меня ждут – историю моей жизни?

Уолдо рассмеялся:

– Одним словом – да. Даже моя семья заинтересовалась. – Он задумался на минуту, а потом добавил: – Особенно моя семья.

– И что вы рассказали своим родственникам?

– Я не мог сказать им того, что не знаю. А то, что мне известно, я изложил в отредактированной форме. А именно: нас представил при случайной встрече в Стратфорде общий знакомый, мы увиделись снова по дороге в Лондон, а когда вы узнали, что ваша подруга, миссис Уэбберли, исчезла, то, не имея никаких связей в Лондоне, вы обратились ко мне за помощью.

– Вы не говорили им о Боу-стрит? – быстро спросила Джо.

– Нет, – улыбнулся он. – Я отложил это до тех времен, когда они ближе познакомятся с вами. Я также не упоминал о том, что вы издаете газету.

Джо знала, что он сделал это для ее же блага. Светские дамы не занимаются бизнесом. Они проводят время в удовольствиях или занимаются благотворительностью.

Словно прочитав ее мысли, Уолдо сказал:

– Двое моих близких друзей женаты на женщинах, очень похожих на вас. Одна занимается редкими книгами, а другая пишет статьи в различные издания и недурно зарабатывает.

– И мужья не возражают? – изумилась Джо.

– Вслух нет.

– Мне кажется, Уолдо, – рассмеялась Джо, – вы сомневаетесь, что одобрили бы это.

– Скажем так, я отношусь к этому спокойно. А ваш муж, Джо? Он возражал?

– О, Джон бы никогда этого не позволил. Как и большинство мужчин, он считал, что место женщины в доме. Всеизменилось, когда я овдовела. Мне нужно было чем-то заняться, и газета оказалась очень кстати. – Она шутливо посмотрела на него. – Каждый должен делать что-нибудь полезное, даже вы.

– Я уже нашел полезное занятие, Джо, – хитро улыбнулся он.

– Да? Какое?

– Спасать вас от проблем.

Белый терьер перебежал дорогу, испугав лошадей, но умелые руки Уолдо, тронув поводья, восстановили порядок. Джо успокоилась, увидев, как искусно он правит упряжкой.

Странная мысль непрошеной гостьей пришла ей в голову, и не успела Джо ей воспротивиться, как от оживших воспоминаний у нее пересохло в горле. Она вспомнила, как эти руки прикасались к ней, ласкали, приводя в сладостное замешательство. Она стиснула зубы и, чтобы успокоиться, прибегла к испытанному способу – стала считать овец.

Только она начала приходить в себя, как Уолдо сказал:

– Не волнуйтесь, но моя матушка и сестры горят желанием познакомиться с вами. Я согласился сопроводить их к вам в течение недели. В этом нет ничего страшного. Они готовы полюбить вас хотя бы ради того, чтобы доставить мне удовольствие.

Джо не понимала, почему у нее сжалось сердце. Она знала, что Уолдо собирается представить ее матери и сестрам, но не думала, что это произойдет так скоро.

– Вы упомянули сестер, – сказала она. – О ком из них идет речь?

– О замужней Мод и Сеси. Мод, оставив в провинции мужа и сыновей, приехала помочь матери выводить в свет Сеси. Сеси – самая младшая. Кстати, предупреждаю вас, внешность обманчива. Сеси – озорница и предерзкая девчонка.

– Я много слышала о вас и ваших сестрах от своей тетушки, – улыбнулась Джо.

– И что же она вам рассказала?

– Одни комплименты, – блеснула глазами Джо. – Тетя Давентри – самая большая ваша поклонница.

– Значит, есть женщины, которые умеют разбираться в людях.

Джо рассмеялась.

– Ну что, Таинственная леди, – помолчав, спросил Уолдо, – вы будете держать меня в неведении или расскажете мне о себе?

Тихонько вздохнув, она спросила:

– Что вы хотите знать?

– Можете начать со своих родителей. Джо снова вздохнула:

– Мой отец пишет пьесы. Сэр Вивиан Мур. Может быть, вы слышали о нем? Теперь он удалился отдел и живет с матерью в прелестном маленьком имении недалеко от Дублина.

– Сэр Вивиан Мур – ваш отец? Гертруда Мур – ваша мать?

– Это так удивительно?

– Честно говоря, да.

Джо знала, о чем он думает. Бурная жизнь ее родителей известна всем. Никому в голову не приходило, что спокойная, уравновешенная Джо – их дочь.

Она без всякой симпатии взглянула на Уолдо.

– А вы думали, мой отец – викарий?

– Вряд ли! – расхохотался Уолдо. – Для дочери викария вы слишком предприимчивы. Хотя должен сказать, что некоторые ваши платья наводили на такую мысль. Как я понимаю, вы много поездили, когда были ребенком?

Джо не поднимала глаз от своих перчаток.

– Нет. Мои родители много переезжали, но они хотели, чтобы у меня была спокойная, размеренная жизнь. За мной присматривали родственники, главным образом бабушка и тетя Давентри. Так что у меня было нормальное счастливое детство.

Чуть повернувшись, Уолдо взглянул ей в лицо.

– Кажется, я слышу в вашем ответе нотку бравады.

Да, эти внимательные глаза видят слишком много.

– Когда я была ребенком, – пожала плечами Джо, – то думала, что родители бросили меня. Но потом поняла, что все сложилось к лучшему.

На дороге стало свободнее, и Уолдо на время переключился на управление коляской. Однако вскоре они снова оказались в череде экипажей.

Джо привлекла карета, остановившаяся у газона. В ней сидела эффектная темноволосая красавица с соблазнительной улыбкой, одетая во все фиолетовое, чтобы подчеркнуть фиалковый цвет глаз. Хотя ее карета была окружена джентльменами, беззастенчивая улыбка дамы предназначалась лишь Уолдо. На Джо она бросила испепеляющий взгляд. Проезжая мимо, Уолдо, не прекращая разговора с Джо, поприветствовал красавицу, приподняв шляпу.

– Кто это? – пронзительно взглянула на него Джо.

– Миссис Каролина Уолтерс, – беззаботно ответил он.

Джо не стала развивать эту тему. В этом не было необходимости. Даже в Стратфорде встречались женщины с сомнительной репутацией. Правда, ни одна из них не была так красива, как дама в фиолетовом.

Фыркнув, Джо отвернулась и демонстративно принялась разглядывать окружающий пейзаж.

Доставив Джо домой, Уолдо вернулся к разговору о визите его матушки и сестер.

– Я могу привезти их завтра, – предложил он.

Это было слишком скоро, чтобы спокойно воспринять этот визит.

– Лучше послезавтра. – Уолдо вздохнул, и Джо быстро продолжила: – Я хочу побыть с Эриком, он так мало меня видит. Сегодня мы были в Гайд-парке. Завтра вечером мы идем в театр. Я не могу допустить, чтобы тетя занималась Эриком, в то время когда я развлекаюсь.

– Тогда послезавтра, – согласился он.

– Что вы сказали своим родственникам об Эрике? – спросила она.

– Очень мало. Я не вижу в этом необходимости.

– Вам когда-нибудь придется сообщить им, что вы его опекун, если не захотите оставить мальчика мне.

Уолдо безмятежно посмотрел на нее.

– Давайте сначала выясним, что случилось с леди Уэбберли, а потом поговорим об Эрике.

Образ красавицы с фиалковыми глазами еще не изгладился из ее памяти, и Джо холодно сказала:

– Я понимаю, почему вы желаете отправить Эрика в школу. В вашей бурной жизни нет места ребенку. Со мной он будет гораздо счастливее.

Хорошее настроение Уолдо мгновенно улетучилось. Столь же ледяным тоном он ответил:

– Вы снова цитируете опусы Леди Всезнайки. Берегитесь, Джо. Однажды вы зайдете слишком далеко, и я оправдаю свою дурную репутацию. До свиданья.

Он дернул поводья, и коляска умчалась прочь.

Джо топнула ногой от возмущения и вошла в дом. В ней говорило задетое самолюбие. Она считала себя в нарядах Хлои очаровательной, но какая-то подружка Уолдо затмила ее. Глупо ревновать. Между ней и Уолдо ничего не может быть. Все, что ему нужно, он получает от женщин, подобных миссис Уолтерс. А она всего лишь хочет вернуться в Стратфорд.

Сняв мантилью и капор, Джо прошла в маленькую столовую и открыла шкаф, где Хлоя в беспорядке хранила разные мелочи. Была там и подшивка «Эйвон Джорнал». Джо нашла ее под стопкой журналов. Почти все, что Джо известно об Уолдо, почерпнуто из газеты.

Джо положила подшивку на стол и стала внимательно просматривать каждую страницу. Хотя она была намерена узнать только о миссис Уолтерс, ей на глаза попадались фамилии тех, с кем она познакомилась в Лондоне, и тех, кому надеялась быть представленной. «Лорд и леди Бринзли, – писала Хлоя, – отдыхают в своем загородном имении, но планируют вернуться в Лондон и дать ежегодный бал. Их сына и наследника, виконта Мордена, видели в театре с девушкой из знатной семьи. Из достоверных источников известно, что объявление о свадьбе будет опубликовано в «Газетт» еще до конца сезона». Хлоя даже упомянула о себе. «Леди Уэбберли, – иронически отмечала она, – стала душой общества, без нее не обходится ни одна вечеринка».

Джо читала все это раньше, но информация не задерживалась у нее в голове, поскольку Джо не знала этих людей. Теперь, познакомившись с ними, она заинтересовалась, сколько в заметках Хлои правды, а сколько вымысла.

Она вспомнила, как задала этот вопрос Хлое. Рассмеявшись, подруга ответила, что немного преувеличивает, но никогда не пишет откровенной лжи. А одно ее замечание оказалось пророческим. Что мероприятие не будет иметь успеха, если на нем не присутствует леди Уэбберли. Теперь ее ждали везде.

Перед внутренним взором Джо предстали смеющиеся глаза Хлои, ее улыбающиеся губы. Она вспомнила, как Хлоя говорила: «Меня без преувеличения можно назвать свахой. Ты удивишься, Джо, но время от времени мои заметки убеждают осторожного кавалера сделать предложение даме его сердца».

Тогда они обе весело над этим посмеялись.

С Уолдо это не удалось. Джо быстро нашла замечания о нем – и те, что помнила, и которые забыла. Он не был таким красавцем и денди, как об этом писала Хлоя. В связи с ним упоминалось множество женщин, и не всех из них можно было представить родителям. Имя миссис Уолтерс не называлось, но так часто затрагивалась тема о женщине в фиолетовом, что Джо легко все поняла.

По мере чтения Джо все больше удивлялась тому, как сдержанно Уолдо вел себя в редакции «Эйвон Джорнал». Она бы на его месте устроила крупный скандал. Никто не хочет, чтобы подробности его личной жизни стали известны всем и каждому. И все равно его дурная репутация неоспорима. Даже если только половина написанного – правда, он повеса и гуляка.

Джо продолжала читать. Хлоя писала не только о его успехах у дам. Его семья весьма уважаема. Мать – дочь графа, очень удачно вышла замуж, хотя и за человека без титула. Их роскошный дом, Паллисер-Парк, находится в Кенсингтоне, в десяти минутах езды от западной границы Гайд-парка. В семье Боуманов пятеро детей: четыре дочери, из которых только одна не замужем, и сын. Естественно, все надежды семья связывала с Уолдо. Если он не женится и не заведет наследников, все состояние и владения семьи перейдут к ближайшему родственнику мужского пола.

Бедный Уолдо. Груз семейных надежд и упований давил на него. Должно быть, это ужасно тяжело. Интересно, что его семья думает о ней – Таинственной леди, которую он привез в Лондон? Если бы Хлоя была здесь, она бы с ликованием во всех подробностях расписала загадочную незнакомку, которая привлекла внимание Уолдо. И читатели бы набросились на эту новость, как кот на сметану.

Эта мысль отрезвила ее. Газета уже вышла, и, конечно, без колонки Леди Всезнайки. А что если она, Джо Чесни, напишет ее вместо Хлои? Джо думала не столько позабавить читателей, сколько воспользоваться «Эйвон Джорнал», чтобы найти подругу.

Не слишком хорошо представляя, что собирается делать, Джо села за секретер, нашла перо и бумагу и стала писать. Перо оказалось тупым. Порывшись в ящике, она нашла перочинный ножик, новое перо и начала вновь. Вскоре она уже копировала стиль Хлои. Она написала об Уолдо и его Таинственной Леди, упомянула виконта Мордена и леди Маргарет Кинтайр. Сообщила о загородном приеме в Бринзли-Холле то, что она узнала от леди Лэнгстон. Намекнула, что даму, похожую наледи Уэбберли, видели на пароме, причалившем в Кале, и, кажется, в Париже.

Начав, Джо не могла остановиться. Она писала о тех, кого встретила в театре, в опере, в парке. И если не знала о них ничего интересного, то описывала их одежду и вкладывала в их устах совершенно невинные высказывания, которые никого не могли смутить. К концу часа она написала больше, чем требуется для раздела «Лондонская жизнь». Из всего этого многословия имело значение только то, что она написала о Хлое. Может быть, это подхлестнет чью-то память. Возможно, кто-нибудь вспомнит, что видел Хлою не на пароме в Кале, а где-то еще. И не исключено, что кто-то напишет ей. Это побудило ее закончить словами: «Леди Всезнайка рада письмам читателей. Пишите ей в «Эйвон Джорнал»». .

Джо не слишком надеялась на результат. Но ведь она ничего не теряла. После обеда она перечитала свое творение, что-то добавила, что-то вычеркнула и отправила Маку Невину в Стратфорд.

В своих апартаментах в Олбани Уолдо, сидя в кресле, наслаждался сигарой, прежде чем отойти ко сну. Он пытался читать последний роман Вальтера Скотта, но мысли о Джо отвлекали его.

Она была дочерью сэра Вивиана Мура и его жены-актрисы. Он знал все о сэре Вивиане. В свое время этот человек был легендой. Сын баронета, оставив богатство и привилегии, он в молодости сбежал в Лондон и вступил в театральную труппу. Он писал пьесы, блестящие комедии, которые потрясли Лондон. В расцвете славы он и его не менее знаменитая жена, актриса, оставили яркий след в лучших салонах Европы.

Невозможно было подумать, что Джо – их дочь.

Одно совершенно ясно – она не хочет походить на своих родителей. По ее собственным словам, она домоседка. В детстве и юности ей не хватало стабильной жизни, надежного дома, который она могла назвать своим. Спокойный дом, рассудительный мужчина, размеренная жизнь – к этому Джо стремилась и все это нашла с Джоном Чесни.

Теперь ему многое стало понятным – скучная одежда, скрывавшая ее женственность, маска респектабельности, неприязнь к светским мужчинам, таким, как он сам. Она считала его копией своего отца или кем-то в этом роде. С одной стороны, это ему льстило. Сэр Вивиан был яркой личностью. В нем многое вызывало восхищение. С другой – такое сравнение вызывало негодование. В поступках сэра Вивиана было много предосудительного. Он был известен своей распущенностью. Казалось, леди Мур не обращала на это внимания. Вокруг нее всегда была масса поклонников.

Разумеется, это все сплетни, а Уолдо знал, насколько они недостоверны. Но вне всякого сомнению, сэр Вивиан и его жена вели яркую жизнь, чуждую условностей.

Затянувшись сигарой, он следил за тающими в воздухе колечками дыма. Джо выбрала судьбу, которую хотела, с Джоном Чесни и, казалось, была довольна ею. Однако, по ее собственным словам, когда Джон умер, все изменилось.

Это было преуменьшением.

После минутного размышления Уолдо сжал губы. Он не шутил, когда сказал, что его главной задачей стало беречь ее от бед. Джо Чесни обладала внутренней силой, с которой приходилось считаться. Будь она другой, он не стал бы использовать все свои возможности, чтобы найти ее подругу. Эрик все еще страдал бы в школе мистера Хардинга, а он бы не опекал мальчика, которого совершенно не знал. Теперь Уолдо радовался, что все так обернулось.

Да что с ним происходит?

Это все Джо. Она была сильной женщиной, но умела так посмотреть на него, что ему хотелось взять на себя все ее заботы. Он задумался, что произошло бы, если бы он насладился источником страсти, которая скрывается под покровом холодной невозмутимости.

Глава 15

Леди Фредерика Боуман во всем потакала детям и близко к сердцу принимала интересы семьи. Она не вмешивалась в сердечные дела своих взрослых детей (по крайней мере сама она в это свято верила), пока ситуация того не требовала. Сейчас был именно такой случай. Уолдо решил пригласить ее к миссис Чесни завтра, но это ее светлость не устраивало. Во-первых, там могут оказаться и другие гости, поэтому времени на личное общение останется мало. Во-вторых, она хотела составить собственное мнение о женщине, заслужившей прозвище Таинственная леди, когда Уолдо не будет рядом.

Ничего не подозревая, Уолдо уселся завтракать в своих апартаментах в Олбани. А в это время леди Фредерика, взяв с собой двух любимых дочерей, отправилась на прогулку. Не успели они отъехать от ворот Паллисер-Парка, как Сесилия, младшая дочь Боуманов, поинтересовалась у матери, правда ли, что миссис Чесни – авантюристка.

– Кто тебе это сказал? – сурово спросила ее светлость.

– Мириам Вулкот на музыкальном вечере у миссис Таун. А она узнала это от своей сестры Рут.

– Рут Вулкот… – гневно начала леди Фредерика и умолкла. Беспомощно пожав плечами, она сказала: – Это мы и собираемся выяснить.

Мод нетерпеливо вздохнула. Она была на год моложе Уолдо. Оставив в провинции мужа и детей – чем их очень обрадовала, – она помогала матери вывозить в свет младшую сестру. У всех трех дам было большое внешнее сходство, но в остальном они совершенно не походили друг на друга. Мод считала Сеси озорным непослушным подростком, еще не женщиной, но уже и не девочкой. Сеси находила Мод чересчур благоразумной и предпочла бы, чтобы ее в первый сезон сопровождала Лайза, другая ее замужняя сестра, но отец этого не позволил. Лайза легкомысленная и не сможет справиться со столь же ветреной младшей сестрицей. Таково было его мнение. Что касается леди Фредерики, то она была сама доброта, пока ее не выводили из себя. И тогда ни у кого не оставалось ни малейших сомнений в том, что она дочь графа.

Леди Фредерика взглянула на старшую дочь и нахмурилась.

– В чем дело? – требовательно спросила она.

– Неужели ты действительно думаешь, мама, – сказала Мод, – что Уолдо представил бы авантюристку матери и сестрам? Ты волнуешься из-за пустяков, и наш неожиданный визит только рассердит Уолдо.

– Я всего лишь исполняю свой долг, – с чувством собственного достоинства, как мать и графская дочь, ответила леди Фредерика. – Конечно, я не думаю, что Уолдо считает миссис Чесни авантюристкой. Но мужчины всегда слепы, когда того желают.

– Ты же не принимаешь всерьез, что он влюблен в нее? – покачала головой Мод.

– Дело зашло так далеко?

– Честно говоря, что касается Уолдо, – да. Ты же знаешь, какой он шалопай.

– Хорошего же ты мнения о своем брате!

После этого упрека воцарилось молчание. Когда оно затянулось и Сеси показалось, что интересная тема закрыта, она с тайной надеждой заметила:

– Рут еще говорила, что Уолдо оставил всех своих подружек, включая миссис Уолтерс, и все думают, что это ради миссис Чесни.

Ее светлость была так поражена этой информацией, что даже забыла напомнить дочери, что приличные девушки такими вещами не интересуются.

– Оставил миссис Уолтерс, вот как? Что ж, я рада это слышать. Мне эта женщина никогда не нравилась. От нее веет холодом. Не могу представить, что она способна любить.

– Что ты думаешь о Хлое Уэбберли? – спросила Мод. – Тут есть повод для тревоги или это просто недоразумение? Нужно признать, что Хлоя – эксцентричная личность.

– Я не слишком хорошо знаю леди Уэбберли, – задумчиво ответила мать, – так что мне трудно делать выводы. Одно лишь скажу: Уолдо воспринял ее исчезновение очень серьезно. Он сообщил о ее пропаже властям, но они не знают, с чего начать поиски. Вот почему он предложил миссис Чесни помочь в поисках подруги.

На лице Мод мелькнула тревога.

– Мама, – сказала она, – будь осторожна. Если ты поставишь миссис Чесни в неловкое положение, Уолдо ужасно рассердится.

Леди Фредерика мгновенно смутилась:

– Я? Поставлю в неловкое положение миссис Чесни? Я буду сама тактичность.

Мод ничего не ответила, но ей очень хотелось, чтобы рядом был Уолдо. Его присутствие обуздало бы острый язычок матери.

Джо в саду учила Эрика играть в крикет, когда на террасе в сопровождении миссис Давентри показались три элегантные дамы.

– Джо, дорогая, у нас гости, – проворковала тетушка с дрожащей улыбкой.

Джо всполошилась. Светские леди не наносят визиты в неурочные часы, к тому же они не приходят без приглашения в личные покои. Визитеров принимают в гостиной. Джо не сомневалась, что тетушка не позволила бы застать ее в таком виде, если бы посетительницы не были слишком настойчивы. Ее наряд совершенно не годился для приема гостей. Джо оделась так, чтобы подбирать мячи, которые Эрик все время выбивал на газон. Ее щеки раскраснелись от бега, шпильки высыпались из волос, подол простого серого платья был забрызган грязью.

Когда дамы подошли ближе, Джо словно осенило. Она сразу поняла, кто они и зачем пришли, хотя никогда не встречала их прежде. Впереди стояла леди Фредерика – высокая, темноволосая, с царственной осанкой. Ее дочери были копией матери. Старшая, миссис Давиот, явно смущалась, и Джо сразу почувствовала к ней расположение. Младшая своим притворно-застенчивым видом напоминала фарфоровую пастушку, но на ее щеках играли ямочки, выдавая озорной нрав.

Миссис Давентри, бросив на Джо страдальческий взгляд, представила дам. После реверансов дело дошло до Эрика.

– Мой подопечный, – сказала Джо, немного погрешив против правды.

Она не знала, рассказал ли Уолдо матери о мальчике.

– Надеюсь, вы простите нас за вторжение, миссис Чесни, – говорила тем временем леди Фредерика. – Это моя вина. Я дала кучеру неверный адрес, и, вместо того чтобы отвезти нас к модистке, магазин которой находится рядом с Воксхолл-Гарденз, он привез нас сюда. Мне показалось, что нелепо упускать возможность мило поболтать в исключительно женском обществе. Надеюсь, мы не помешали?

Джо не оставалось ничего другого, как принять объяснения леди Фредерики. К тому же не стоит конфликтовать с женщиной, которая, как надеялась Джо, введет ее в светское общество. Поэтому, проглотив досаду, Джо подобающим образом ответила леди Фредерике и пригласила всех пройти в гостиную.

– Как это мило с вашей стороны! – простодушно воскликнула леди Фредерика.

Ее ярко-голубые глаза светились умом и отчасти любопытством. Кожа гладкая, но в уголках глаз залегли морщинки – судя по всему, леди Фредерика любила посмеяться над хорошей шуткой. Джо и сама была не прочь повеселиться, но не тогда, когда шутят над ней.

Джо шла впереди, держа Эрика за руку. Мальчик не произнес ни слова, но это неудивительно – он редко общался с незнакомыми людьми. Джо спокойным тоном заговорила с ним о его успехах в крикете.

Снова никакого ответа.

– Почему бы тебе не пойти на кухню выпить горячего шоколада?

Личико мальчика просияло улыбкой.

– Стакан или кофейную чашечку?

– Как тебе больше хочется.

Он устремился вперед, но, вспомнив о хороших манерах, повернулся к Джо.

– Спасибо, тетя Джо! – с чувством сказал он и побежал так быстро, как только могли его нести маленькие ножки.

Дамы молча смотрели вслед мальчику. Рядом с Джо стояла миссис Давиот. Вспомнив, что у сестры Уолдо есть сыновья, Джо сказала:

– Ведь ему это не повредит? Я имею в виду горячий шоколад.

Мод улыбнулась:

– Конечно, нет, если употреблять его в умеренных количествах. Но если он объестся шоколадом, то у него просто разболится живот, и это станет хорошим уроком. Я знаю это по собственному опыту.

Когда смех стих, Джо пригласила дам в гостиную и, извинившись, вышла за шалью. Закрыв за собой дверь, она помчалась вверх по лестнице. Когда она увидела в зеркале свое отражение, с ее губ сорвался то ли вздох, то ли стон. Господи, что о ней подумают?! Она выглядит как чучело! Первое впечатление так важно! Ни в коем случае нельзя опозориться. Мать Уолдо явно старалась застать ее врасплох, и ей это удалось.

Только бы дождаться встречи с Уолдо! Он мог бы предупредить, что может произойти нечто подобное. Мужчине следует знать свою мать и сестер. Уолдо пригласил ее сегодня вечером в театр. Уж она ему такой скандал устроит, что он на неделю оглохнет.

Умывшись, Джо сменила платье и туфли, уложила волосы. Через пять минут, накинув на плечи шаль, она спустилась по лестнице. Сделав глубокий вдох, Джо шагнула в гостиную. Гостьи смотрели на нее, словно оценивая, годится ли она в жены единственному сыну и наследнику. Скоро она им даст ответ!

Джо очень ошибалась, полагая, что произвела плохое впечатление. Дело обстояло совсем наоборот. Только Сеси была разочарована. Она ожидала, что миссис Чесни окажется дерзкой развязной особой, и будет о чем поболтать с подружками. Но Таинственная леди не обнаружилось ничего загадочного.

По дороге домой леди Фредерика и Мод делились своими впечатлениями о Джо.

– Когда я увидела ее, то была просто потрясена. Я приняла ее за служанку. Ты заметила грязь на ее платье и туфлях?

– Я заметила, – возразила миссис Давиот со вспыхнувшими глазами, – женщину, которая не считает ниже своего достоинства играть с ребенком, хотя, не сомневаюсь, ей было чем заняться.

Джо ей сразу понравилась, и в продолжение визита Мод лишь укрепилась в своем мнении. Она увидела, что миссис Чесни добросовестно и заботливо относится к своему подопечному и не стесняется спросить совета. Ее привязанность к мальчику была очевидна. Как любящая мать, Мод могла это только одобрить.

– Я думаю, – сказала она, – то, что миссис Чесни взяла на себя груз ответственности за воспитание мальчика, делает ей честь. Эрику очень повезло.

– Да, конечно, – нетерпеливо проговорила ее светлость, – я тоже так считаю. Я так боялась, что она окажется модной пустышкой. Какое облегчение узнать, что она добросовестная, рассудительная женщина, у которой на уме не только светские утехи.

– Мама, – Мод тщательно подбирала слова, – миссис Чесни с предельной ясностью выразила свои мысли. Ничто не заставит ее снова выйти замуж. Никто не сравнится с ее покойным мужем. Она приехала в Лондон не для того, чтобы увлечь Уолдо, а на поиски ее подруги леди Уэбберли. Я убеждена, что их связывает только это.

– С ее стороны это, возможно, так. Но я не уверена в Уолдо.

– Почему? – полюбопытствовала Сеси, ее интерес снова оживился.

Немного поразмыслив, ее светлость ответила:

– Не знаю, но на все мои вопросы Уолдо отвечал с таким невинным видом, что это меня насторожило.

– Мама, – сказала Мод, – ты придаешь всему слишком большое значение. Здесь едва ли уместны подозрения.

Леди Фредерика сделала жест рукой, словно отмахиваясь от слов дочери.

– Теперь, познакомившись с ней, я поняла, в чем ее привлекательность. Она предана своей тетушке, своему подопечному, подруге, даже покойному мужу. Меня всегда восхищало это качество.

– Так она тебе пришлась по вкусу, мама? – спросила Сеси.

– Весьма. Мне понравилось, как она приняла нас, когда мы застали ее врасплох в саду. У нее недюжинный ум. Хотела бы я, чтобы она была молодой девушкой и не дочерью сэра Вивиана Мура. Но тогдаона бы не вызвала восхищения Уолдо.

– А что плохого в сэре Вивиане? – тут же поинтересовалась Сеси.

– Ничего, – быстро ответила леди Фредерика, – за исключением того, что он и леди Мур живут очень далеко.

Воздух становился теплее. Мод сняла лайковые перчатки и строго посмотрела на мать.

– Помнишь мисс Бичамп, мама? Ты тоже дурно о ней думала. А перед этим была мисс Рид. Мне нужно продолжать? Как только ты подталкиваешь девушку к Уолдо, он тут же обрывает знакомство.

Ее светлость в ответ на упректолько благодушно улыбнулась:

– Я на это и рассчитывала. Чтобы Уолдо женился на Салли Бичамп? Или на Генриетте Рид? Я бы этого не пережила!

На мгновение воцарилась тишина, пока дочери обдумывали слова матери, потом раздался дружный смех.

После завтрака Уолдо отправился в кофейню на Сент-Джеймс-сквер, на заранее условленное рандеву с Харпером и Рагглзом. Он не хотел встречаться с ними в Хорсгардс, здании, где располагалась специальная служба департамента уголовного розыска, поскольку эти силы еще не подключились к делу. Рагглз помогал ему по дружбе, Харпер, выйдя в отставку, делал это ради собственного удовольствия.

Заказав кофе и булочки с цукатами, они уселись за столик обменяться новостями.

– Начнем с тебя, Харпер, – сказал Уолдо.

Харпер вопросительно взглянул на предложенную Рагглзом табакерку и покачал головой. Он считал, что нюхают табак только неженки. Настоящий мужчина курит трубку.

– Пока ничего, – ответил Харпер. – Я побывал на Боу-стрит и использовал свои связи, чтобы проверить отчеты всех судей и констеблей Оксфордшира. Трупов хоть отбавляй, но ни один не соответствует описанию леди Уэбберли. Но это ничего не значит. Возможно, с ней произошел несчастный случай и она оказалась в госпитале при монастыре. Как мы сумеем это узнать? На это никаких полицейских не хватит. Нам нужно иметь национальную полицию, как во Франции.

Уолдо кивнул, соглашаясь с мнением Харпера. Полицейские функции в Британии выполняла милиционная армия и констебли на местах. Уголовный полицейский суд – это шаг в правильном направлении, но служителей закона в нем пока очень мало. А специальная служба занимается в основном вопросами национальной безопасности.

– Не упоминай при миссис Чесни, что мы расследуем все случаи подозрительной гибели женщин за тот период, когда исчезла ее подруга. Едва ли она готова признать, что леди Уэбберли мертва.

– Понял, – кивнул Харпер.

– Не думаю, что ты добился больших успехов, – сказал Уолдо, повернувшись к Рагглзу.

– Да, – согласился Рагглз, – хотя я и провел часа два в Бринзли-Холле, расспрашивая слуг. Там были два егеря, которые в ту ночь охраняли владения от браконьеров, но они не видели и не слышали ничего подозрительного. Никого вообще в округе не было. Разумеется, они не следили за домом, они прочесывали лес и берег реки.

– А как насчет экипажа, который заказала леди Уэбберли?

– Тоже ничего утешительного, – мрачно усмехнулся Рагглз. – С таким же успехом можно искать иголку в стоге сена. Мы разослали письма на все почтовые станции и постоялые дворы в радиусе трех миль от Бринзли-Холла. Только на часть получили ответы, но все – негативные.

Он умолк, когда к ним подошел официант и поставил на стол три чашечки ароматного кофе и блюдо с булочками. Как настоящий солдат, которому на войне постоянно приходилось голодать, Харпер машинально потянулся к самой большой булочке. Но, вспомнив о правилах приличия и о том, что война давно кончилась и больше не надо волноваться о хлебе насущном, он широко улыбнулся и отдернул руку.

– После вас, – вежливо сказал он, подвигая тарелку своим спутникам.

Уолдо и Рагглз великодушно оставили самую большую булочку Харперу.

Отхлебнув кофе, Рагглз продолжил:

– Насколько помнят слуги, в доме не происходило ничего необычного. Никто не знает о письме леди Уэбберли. Короче, мы уперлись в каменную стену.

– Что мы теперь будем делать? – спросил Харпер. Оба посмотрели на Уолдо.

– Нужно расспросить Бринзли, – сказал Уолдо, вытирая пальцы салфеткой, – и всех, кто гостил у них. Я хочу знать, что произошло с экипажем, который должен был доставить леди Уэбберли в Стратфорд. Где ее чемоданы? Она что-нибудь оставила или поручила кому-нибудь отнести записку на почту? И так далее^ и тому подобное.

Рагглз невесело рассмеялся:

– Ты сделаешь это лучше, чем я. Одно дело – проникнуть в Бринзли-Холл в отсутствие хозяев и поговорить со слугами, и совершенно иное – встретиться лицом к лицу с графом.

– Хорошо, оставь Бринзли мне и займись гостями.

– В этом Бринзли есть что-то особенное? – поинтересовался Харпер.

– Связи, – тут же отозвался Рагглз. – Он личный друг министра внутренних дел. К счастью для нас, у Уолдо тоже есть приятели в высших сферах.

– Сомневаюсь, что полицейские методы тут помогут, – сказал Уолдо. – В этой ситуации требуются такт и дипломатия.

– Ты хочешь сказать, – помимо своей воли улыбнулся Рагглз, – что нужны те же методы, которыми мы пользовались, выполняя особые поручения?

– Именно так.

Харпер прекрасно понимал, о чем они говорят. Когда он в последний раз работал с ними, то считал, что Рагглз – слуга, а вышедший в отставку капитан – лентяй и дамский любимец. Харпер был изумлен, узнав, что они вовсе не в отставке, а на службе и выполняют специальное задание. С тех пор он узнал их ближе и считал самыми отважными и способными пойти на риск людьми.

Он не думал, что Бринзли сумеет противостоять капитану. Однако не высказал восхищения своим спутникам. Харпер презирал льстецов и подхалимов. Ног как вышедший в отставку солдат, считал своим долгом помогать офицерам.

– Улыбнись, Харпер, – сказал Рагглз.

– Одно меня волнует, – рассмеялся Харпер, – кто-нибудь из вас хочет съесть последнюю булочку?

Желающих не оказалось, и Харпер с удовольствием воздал ей должное.

Глава 16

В тот же вечер в назначенный час Уолдо заехал за дамами, чтобы сопроводить их в театр. Для подобных целей он держал в городе закрытую карету и кучеров, которые наводили на нее глянец, так что она сияла как новенькая. Он был полон решимости сделать все, чтобы ни одна светская дама не затмила Джо. Она, казалось, не замечала его забот, но друзья видели все, и в свете множились предположения, что дни холостяцкой жизни Уолдо сочтены.

Едва увидев Джо, Уолдо понял, что возникли какие-то проблемы. Ее щеки пылали, она смотрела куда угодно, но только не на него. Миссис Давентри, казалось, не замечала молчания племянницы. Она с невинным видом объяснила Уолдо, что произошло. Его очаровательная матушка и сестры заезжали сегодня утром, было так приятно познакомиться. Леди Фредерика такая чуткая, внимательная, удивительно добрая.

Уолдо ни словом, ни взглядом не выдал, что творилось у него в душе. Он не раздумывая придушил бы своих родственниц. Но он не имел к визиту своей матушки никакого отношения, и гнев Джо неуместен.

Сначала он подсадил в карету миссис Давентри. Когда пришла очередь Джо, он попытался растопить лед, заметив, что она прекрасно выглядит. Его комплимент был вознагражден холодным «спасибо». Он сделал еще одну попытку, на этот раз поинтересовавшись, чем займется Эрик в ее отсутствие.

– Харпер учит его играть в шахматы.

С этими словами она села в карету и тут же принялась оживленно болтать с тетушкой.

С каменным лицом Уолдо последовал за ней и с треском захлопнул дверцу.

Джо не потребовалось много времени, чтобы прийти в себя. Красноречивые взгляды тетушки быстро остудили ее пыл. Как уже говорила миссис Давентри, неразумно обвинять Уолдо в грехах его матери. Кроме того, из-за чего шум поднимать? Леди Фредерика и ее очаровательные дочери ясно дали понять, что весьма довольны своим визитом.

Джо прекрасно это сознавала, но ей не давало покоя, что никто не считается с ее намерением больше не выходить замуж. Казалось, все – леди Фредерика, ее дочери и даже тетя Давентри – намекали на Уолдо, потому что он прекрасное приобретение.

Она понимала, что несправедлива к Боуману. Уолдо здесь ни при чем. Но ей надо было излить свое раздражение, и он подвернулся под горячую руку.

По дороге в театр Джо в душе выбранила себя и готова была исправить положение, демонстрируя, что ей нравится абсолютно все – и прекрасная карета с отличными рессорами, и кучер, и спектакль, и поклонники театра, с которыми ей предстоит встретиться. Она сдерживала свой острый язычок и вела себя безупречно. Но, выходя из кареты, заметила холодный взгляд Уолдо. И у нее возникло ощущение, что она потеряла нечто очень дорогое, чего нельзя вернуть хитростью. Возвратить потерю можно только честностью.

– Извините. – Ее голос прозвучал хрипло. – Я вела себя как ребенок. Я знаю, что вы не имеете никакого отношения к неожиданному визиту вашей матушки и сестер. Мне нет прощения. Даже не могу объяснить, почему я на вас разозлилась.

Лед в его глазах немного растаял. Уолдо молча смотрел ей в лицо, потом вознаградил ее ослепительной улыбкой.

– Не можете? А я могу. И не надо сердиться. Мы пришли получить удовольствие, так что давайте объявим перемирие. Хорошо?

Уолдо сознательно провоцировал ее своим замечанием. Стремясь к всеобщей гармонии, Джо решила не поддаваться на его уловку.

– Согласна, – сказала она.

Миссис Давентри, которая усиленно притворялась глухой, вдруг воскликнула:

– Слава Богу! Идемте, дети. Давайте займем места прежде, чем начнется спектакль.

И она двинулась к дверям Королевского театра, у которых уже собрались зрители.

Давали «Соперников» Шеридана. И хотя Джо много раз видела эту пьесу, она по-прежнему смеялась над выходками Лидии Лэнгвиш. Но поход в театр означал нечто большее, чем развертывавшееся на сцене действие. В антрактах зрители прогуливались в фойе и останавливались поболтать с друзьями и знакомыми, как в Гайд-парке.

Джо поразила роскошная обстановка, не меньшее впечатление оставили светские красавицы в атласе, шелках и газе. Но и сама она производила фурор. Она видела, как вспыхивают глаза Уолдо, когда он представляет ее друзьям. У нее возникло такое чувство, будто она долгое время провела в спячке и только что пробудилась, выйдя в блистающий мир из своего убежища.

Она сама начала походить на Лидию Лэнгвиш, но сознание этого не уменьшило ее удовольствия. Это было волнующее восхитительное событие, потому что Уолдо был рядом. Теперь легко понять, почему тетушка так полюбила его, когда он проводил ее к ужину.

В последнем антракте миссис Давентри встретила свою знакомую с Грик-стрит и махнула Джо рукой, давая понять, что она хочет поболтать с миссис Нэрн. Джо подозревала, что тетушка сделала это намеренно, но ничего не могла изменить.

Возвращаясь в ложу, Уолдо и Джо увидели виконта Мордена, стоявшего в кругу друзей. Заметив их, он переменился в лице. Леди Маргарет, напротив, тепло приветствовала их. Виконту не оставалось ничего другого, как представить их своим спутникам. Только двое из них интересовали Джо: лорд и леди Бринзли.

Между графом и его сыном было значительное сходство. И у того и у другого черты лица резкие, но их нельзя назвать неприятными. Каштановые волосы виконта уже поредели на висках, граф же был почти лысым, только на затылке сохранились белые пряди. Отцу можно было дать лет семьдесят, но не было заметно никаких признаков дряхлости. Прямая спина, властные манеры. Джо не много могла разглядеть под его орлиным взором.

Она перевела взгляд на леди Бринзли. Мать виконта была выше среднего роста, темные волосы подернуты серебром. Хотя ей было за шестьдесят, ее лицо сохранило остатки былой красоты. Ее муж и сын отличались крепким здоровьем, она, однако, выглядела слабой и хрупкой.

Джо посмотрела на даму, которую представили как компаньонку леди Бринзли. Мисс Данн была немногим моложе своей хозяйки, лицо ее было строгим и суровым. Она стояла так близко к ее светлости, что у Джо возникло странное ощущение, что мисс Данн то ли тюремщица, то ли сиделка при миссис Бринзли.

Уолдо упомянул о Хлое, и Джо тотчас же заинтересовалась разговором.

– Странное дело, – сказал граф, обращаясь к ней, хотя в его взгляде не было ни малейшего любопытства. Казалось, он просто соблюдал формальность. – Виктор упоминал, что леди Уэбберли пропала. Я хотел бы помочь, но ни я, ни члены моей семьи не имеем ни малейшего понятия, что произошло с ней после того, как она покинула Бринзли-Холл.

– Дело действительно странное, – ответила Джо. – Но кто-то должен что-нибудь знать, даже не отдавая себе в этом отчета. – Она взглянула на леди Бринзли, но ее светлость смотрела на нее пустыми глазами.

– Происшествие слишком серьезное, чтобы обсуждать его здесь, – беззаботно сказал Уолдо. – Я был бы вам очень признателен, Бринзли, если бы вы завтра днем оказались дома, мы обсудим это в узком кругу. – Он перевел взгляд на виконта. – Мне бы хотелось поговорить и с вами, Морден.

Граф жестом призвал сына к молчанию.

– Я уже сказал вам, – резко ответил он Уолдо, – что мы ничего не знаем. Дискуссия в узком кругу лишена смысла.

– Прекрасно, – со скукой в голосе произнес Уолдо. – Если вы предпочитаете беседовать с судьей, то это будет сделано.

Судя по выражению лица, граф был готов убить Уолдо собственными руками. Призвав на помощь самообладание, он ледяным тоном ответил:

– В этом нет необходимости. Завтра днем я буду дома. Не обращая внимания на обоюдную враждебность участников разговора, леди Бринзли попыталась утешить ее:

– Леди Уэбберли – одна из моих лучших подруг. Я надеюсь, миссис Чесни, что все кончится хорошо.

Бринзли взглядом заставил жену замолчать. Она отвела глаза и прижалась к своей компаньонке. Джо посмотрела на виконта, но на его лице невозможно было ничего прочесть. Только его невеста, казалось, была огорчена.

Как хорошо воспитанные люди, они, улыбнувшись друг другу, расстались.

– Какой неприятный человек! – воскликнула Джо, когда Бринзли уже не могли ее услышать. – Думаю, и сын не лучше. Кем они себя возомнили?

– Аристократами, – с улыбкой ответил Уолдо. – Они верят, что рождены властвовать, и не потерпят, чтобы простые смертные задавали им вопросы.

– Это относится и к леди Бринзли? Когда граф заставил ее замолчать, я подумала, что он очень черствый человек.

– Да, – задумчиво сказал Уолдо, – но думаю, она нашла способ избегать неприятностей. – В ответ на вопросительный взгляд Джо он продолжил: – Опиум. Это заметно по ее глазам – зрачки крошечные, с булавочную головку. Это довольно распространенный и легкодоступный способ расслабиться.

– Настойка опия, – произнесла Джо. – В каждой аптечке есть пузырек с ней. Одна-две капли, добавленные в стакан воды, помогут уснуть или облегчат боль. Но обычно она применяется только по назначению врача, поскольку быстро вызывает привыкание. Почему же лорд Бринзли это позволяет? Или ему ничего не известно?

– Он должен знать. Он не глупец. Думаю, он позволяет, поскольку это единственный способ жизни для леди Бринзли.

– Миссис Данн, – сказала Джо, обращаясь скорее к себе самой.

– Компаньонка?

– Думаю, она сиделка при леди Бринзли.

Подходя к ложе, Джо заметила даму, которую видела в Гайд-парке, миссис Уолтерс. Она снова была в фиолетовом, но на этот раз платье было более роскошным и чрезвычайно смелым. Шелк густого аметистового цвета подчеркивал изгибы фигуры, низко вырезанный корсаж открывал грудь больше, чем, по мнению Джо, допускали приличия. В волосах сверкали и искрились бриллианты. Рядом с ней стоял полный низенький джентльмен, приветливо глядя на окружающих. Заметив Уоддо, он широко улыбнулся.

По лицу Уолдо было не разобрать, заметил он пару или нет. Он распахнул дверь в ложу, пропуская вперед Джо. И хотя он легонько подтолкнул ее вперед, в Джо взыграл дух противоречия.

– Уолдо, – вкрадчиво спросила она, обернувшись, – вы не хотите представить меня своим друзьям?

Он, прищурившись, посмотрел на нее.

– Только если вы пообещаете не делать ничего такого, что снова приведет нас на Боу-стрит.

Поняв ход его мыслей, Джо решительно заявила:

– Судя по всему, ваши успехи ударили вам в голову. Я не собираюсь устраивать сцены. По крайней мере сейчас.

В глазах Уолдо заплясали смешинки.

– Лгунья, – сказал он, и не успела Джо отреагировать, как он уже приветствовал подошедшую пару.

Уолдо представил своих знакомых с обычной вежливостью и легкостью:

– Миссис Каролина Уолтерс и мистер Бруно Уолтерс.

Джо удивило, что ослепительная красавица замужем за таким забавным коротышкой. Мистер Уолтерс ей сразу понравился. Он много шутил, смеялся, улыбался. Настроение миссис Уолтерс было совершенно иным. Она удостоила Джо даже не кивком головы, а лишь взмахом ресниц и тут же перевела хищный взгляд на Уолдо, словно он – ее следующая жертва. Это заставило Джо следить за тем, чтобы улыбка не сходила с ее лица. У нее мелькнула мысль, что если бы она надела красное платье Хлои, миссис Уолтерс отнеслась бы к ней несколько серьезнее.

Когда они вошли в ложу, Уолдо заметил:

– Все в прошлом. Это все, что я могу сказать по поводу миссис Уолтерс.

– Расскажите об этом ее мужу. Возможно, он не столь благодушен, как вы.

Уолдо удивленно взглянул на нее, потом расхохотался:

– Каро не замужем. Она вдова. Бруно – ее деверь.

– О! – Теперь все встало на свои места.

– Так что, как видите, наш короткий роман никому не доставил неприятностей.

Но для Джо это не имело значения. Если роман и закончен, то Каро Уолтерс, казалось, этого не сознавала. А может быть, это бравада. Ни одной женщине не доставит удовольствие положение покинутой возлюбленной.

– Джо!

Она подняла на него взгляд.

– Не ищите у меня сочувствия! – отрезала она. – Думаю, вы недолго останетесь в одиночестве. С такими мужчинами, как вы, этого не происходит.

Тут в ложу вошла миссис Давентри и, мгновенно почувствовав, что обстановка накалилась, принялась весело болтать о своих впечатлениях, пока не подняли занавес.

Готовясь ко сну, Джо все еще думала об Уолдо и миссис Уолтерс. Ей казалось непостижимым, что женщина, к которой мужчины слетаются, как мотыльки на огонек, предпочитает супружеству скоротечные романы. Хотя, может быть, она дорожит своей свободой. Когда женщина выходит замуж, все ее имущество переходит в распоряжение мужа. Почему тогда не избрать одинокую жизнь, как поступила она сама?

«Вот дуреха! Не все женщины такие хладнокровные, как ты. Кто-то так же жаждет страсти, как ты успехов в издании газеты. Каждому свое…»

Джо подумала об Уолдо и вздохнула. Сознавал он это или нет, но он заслуживал лучшего, чем череда приключений с женщинами, подобными Каро Уолтерс. Он не только красавец, обольститель и повеса. У него множество качеств, которыми Джо искренне восхищалась.

Джо присела на краешек кровати и, уставившись в пространство, принялась перебирать в уме достоинства Уолдо. Помимо ее воли в памяти ожили сладкие воспоминания: его объятия, страстные поцелуй. Ее лицо вспыхнуло, губы приоткрылись, грудь тяжело вздымалась, соски болезненно напряглись, и она приложила к ним прохладные ладони, успокаивая боль. Жар разливался по всему телу, вызывая сладостную дрожь. Стон слетел с ее губ.

Словно по сигналу тревоги она вскочила с постели, подбежала к раковине и облилась холодной водой.

На следующий день, как и было условленно, Уолдо посетил роскошный дом лорда Бринзли на Пиккадилли. Сам дом, как и другие здания по соседству, был отделен от улицы высокой кирпичной стеной и этим напоминал Уолдо тюрьму. Ему пришлось пройти через ворота, миновать огромный двор, служивший парадным подъездом, и долго подниматься к двери по мраморной лестнице. Уолдо насчитал двадцать ступенек, и когда он одолел последнюю, его изувеченная нога адски болела.

Не успел он взяться за дверной молоток, как дверь распахнулась. Предупрежденный о его визите дворецкий попросил подождать, пока он доложит его светлости, что мистер Боуман прибыл. Уолдо воспользовался возможностью и огляделся. Огромный холл высотой в два этажа венчал украшенный кессонами потолок. На стенах – бесценные картины. Лестницу украшают античные статуи. Мебель – лучшее из того, что можно купить за деньги. Дом и его убранство напоминали визитеру, что он вступил во владения гордой и знатной семьи. И это только городской дом Бринзли. Поместье в Оксфордшире превосходило его во всех отношениях.

Все богатство и привилегии когда-нибудь перейдут к сыну и наследнику. То же самое Уолдо мог сказать и о себе, хотя по меркам Бринзли его состояние не стоило внимания.

Это было несправедливо.

Его класс считал свое богатство и положение само собой разумеющимся, божественным предназначением. Уолдо знал, что его собственная семья лучше многих. Его отец всегда заботился об арендаторах, мать и сестры без устали помогали церкви и занимались благотворительностью. Однако нужно гораздо больше, чтобы преодолеть огромную пропасть между богатыми и бедными. Мир должен измениться.

Появился дворецкий, и Уолдо последовал за ним через отделанный мрамором холл в библиотеку, которая размерами походила на бальный зал. Граф указал на большое кожаное кресло, приглашая Уолдо сесть. Виконт тоже был здесь, на этот раз на его лице играла улыбка. Сегодняшний прием разительно отличался от вчерашней встречи в театре.

– Надеюсь, ступеньки не слишком вас утомили? – осведомился граф. – Если бы я вспомнил об этом, мы могли бы встретиться в клубе.

Снисходительная улыбка графа и его слова заставили Уолдо стиснуть зубы. Напоминание о хромоте было сделано умышленно, чтобы поставить его на место. Но поскольку он тут не ради ссоры, а затем, чтобы добиться ответа, Уолдо стерпел обиду.

– Не извиняйтесь, – ответил он. – Тренировки всегда полезны.

Когда с формальностями было покончено, граф сказал:

– Вчера я был очень встревожен. Тому причиной состояние здоровья леди Бринзли. Прошу простить, если я был резок. Конечно, и Виктор, и я, мы оба хотим помочь вам, чем только сможем. – Он посмотрел на сына, ожидая подтверждения.

– Естественно, – ответил виконт, поняв намек.

– Естественно, – повторил Уолдо, стараясь скрыть свое холодное неприятие этой семейки. – Тогда, может быть, начнем с пребывания леди Уэбберли в Бринзли-Холле? Была ли она в добром здравии? Охотно ли общалась с другими гостями? Было ли сказано нечто такое, что могло расстроить ее и заставить спешно покинуть имение?

Лорд Бринзли, казалось, растерялся. Наконец он ответил, что не обращал внимания на подробности, поскольку подобные приемы не в его вкусе и он вскоре вернулся в город. Насколько ему известно, гостьи, подруги жены, были членами садоводческого общества. Он перебросился с ними лишь несколькими словами. Он гораздо лучше чувствует себя в компании мужчин. Хотя сейчас неподходящее время для загородных приемов – ни охоты, ни рыбалки, только беседы, карты и бильярд. Ужасная скука.

– Однако маме это, кажется, доставило удовольствие, – добавил виконт. – В этом и заключалась цель загородного приема.

– Возможно, – сказал Уолдо таким тоном, будто эта мысль только что пришла ему в голову, – мне следует задать несколько вопросов ее светлости.

На щеках графа вспыхнули пятна. Он смерил Уолдо ледяным взглядом.

– Очевидно, я неясно выразился, – сказал он. – Моя жена не в том состоянии, чтобы задавать ей какие-либо вопросы, тем более об исчезновении одной из ее подруг.

Лорд Бринзли заколебался, подыскивая подходящие слова, которые помогли бы скрыть истину.

– Ее светлость всегда отличалась слабыми нервами, – наконец пояснил он. – Она страдает меланхолией. Я думал, что компания хороших знакомых сослужит ей добрую службу. До известной степени так и случилось. Но с тех пор как она узнала об исчезновении леди Уэбберли, она сама не своя. Можете себе представить, как это повлияло на мою жену. Так что, как вы понимаете, мистер Боуман, я не могу позволить нарушить ее душевный покой.

Это не слишком убедило Уолдо.

– Простите, – самым безобидным тоном сказал он. – Должно быть, это вас очень тревожит. Надеюсь, к вашей свадьбе она поправится, лорд Морден.

В насмешливом взгляде виконта был вызов.

– Я уверен, что она постарается. Ведь это самое горячее желание любой матери – увидеть, что сын женится на достойной девушке. К тому же свадьба не в следующем месяце. Думаю, мама к тому времени будет чувствовать себя лучше.

Хотя ничего не было высказано, образ Таинственной леди мелькнул в голове Уолдо и тут же растаял. Она не из тех, кого Бринзли прочили бы в жены своему сыну и наследнику. Уолдо не поддался искушению ответить в том же духе. Посмотрев на виконта, он ощутил прилив жалости. С рождения его готовили к тому, чтобы занять место отца. Уолдо сомневался, что виконту позволяли выбрать самому себе завтрак. Что уж говорить о девушке, на которой ему предстояло жениться! Это навело Уолдо на мысль, что его собственный отец не так уж плох.

– В любом случае, – продолжал виконт, – моя тетушка приедет помочь маме, так что свадьба пройдет как запланировано.

Снова участие шевельнулось в сердце Уолдо. Он прекрасно сознавал, что планы графа и его сына будут исполнены независимо от присутствия графини. Может быть, поэтому она и страдала меланхолией. С ней в семье абсолютно не считались. Если бы не компаньонка, графиня оказалась бы в полной изоляции.

Граф подался вперед, привлекая внимание Уолдо.

– У вас есть еще вопросы к нам, мистер Боуман?

– Несколько.

Он начал с наемного экипажа, который должен был доставить Хлою в Стратфорд. Через двадцать минут, получив ответы, на которые и рассчитывал, то есть не узнав абсолютно ничего, Уолдо откланялся.

Стоя у окна спальни, леди Бринзли смотрела вслед шагавшему по двору Уолдо. Когда привратники закрыли за ним металлические ворота, она вздрогнула.

– Ненавижу этот дом, – сказала она компаньонке. – Здесь живешь словно в тюрьме. Он напоминает мне сумасшедший дом.

– Успокойся, Элинор. Это не Бедлам. Скорее – обыкновенная больница. Нужно стараться во всем видеть приятную сторону.

Мисс Данн сидела за столиком у софы и разливала чай.

– Я старалась, – сказала ее светлость, – но у меня ничего не получилось. И все из-за этого дома. Как я хотела бы оказаться в оранжерее Бринзли-Холла!..

Поставив чайник на стол, мисс Данн подошла к окну. Обняв за плечи леди Бринзли, она проводила ее к мягкому креслу у камина.

– Вам нужно выпить чашку чаю. После хорошего чая мир всегда кажется лучше.

Ее светлость опустилась в кресло и приняла напиток из рук компаньонки.

– Сколько лет ты уже со мной, Харриет? – слабо улыбнулась она.

– Вы сами знаете. Еще с тех времен, когда вы были не замужем.

– До замужества, – покачала головой леди Бринзли. – Я уже не помню то время.

– Потому что вы были очень молоды. Когда вы вышли замуж за графа, вам было всего восемнадцать.

Откинувшись в кресле, ее светлость размышляла над своей судьбой. Элинор слыла завидной невестой. В те времена девушки ничего не знали о мужчинах и об амбициях, которые ими движут. На свое несчастье, Элинор была наследницей. Ей не позволили выйти замуж по любви. Отец строго следил за этим, ее продали графу. Ее отец считал этот брак честной сделкой: его деньги в обмен на титул. Его дочь станет графиней, внуки будут аристократами.

Харриет повезло родиться бедной. Никто не хотел жениться на девушке без приданого. Присутствие Харриет всегда ободряло Элинор. Но сейчас ее светлость боялась снова погрузиться в сумерки спутанного сознания. Это не должно случиться. Нужно как можно скорее уехать из городского дома. Глаза леди Бринзли блуждали по комнате.

– Каплю настойки опия, – попросила она. – Это успокоит мне нервы.

Компаньонка забрала у нее чашку, поставила на стол и взяла руки Элинор в свои.

– Мы стараемся отучить вас от опия, Элинор, разве вы не помните?

Ее светлость заморгала, потом тихо вздохнула:

– Помню. Я думала, что с этим покончено, Харриетт.

– Пока нет. Но не расстраивайтесь. Я никому не позволю причинить вам ни малейшего вреда.

Графиня снова вздохнула. Туман, застилавший ее сознание, немного развеялся, и на миг-другой она увидела все с ослепительной ясностью.

– Я знаю, что должна быть сильной. На этот раз я не сломаюсь, правда, Харриет?

– Да, – улыбнулась мисс Данн.

Глава 17

Кровь отхлынула от лица Мордена. Он не верид своим глазам. В «Эйвон Джорнал» снова появилась колонка Хлои. На протяжении нескольких недель газета приносила читателям извинения и сообщала, что Леди Всезнайка нездорова. Теперь она с удвоенной энергией вернулась к работе. Его имя красовалось в начале страницы.

Поздравляю лорда Мордена и леди Маргарет Кинтайр с помолвкой. Похоже, свадьба состоится в июне. Что наденет невеста? Этот и другие секреты в моей следующей колонке.

Но это не шло ни в какое сравнение с сообщением о леди Уэбберли.

Виконту хотелось разорвать газету в клочки, но это привлекло бы к нему внимание. Он сидел в своем клубе, и слуга только что принес ему газеты и бокал портвейна. Морден презирал «Эйвон Джорнал» и никогда бы не стал выписывать эту газету, не узнай он, что Хлоя и есть Леди Всезнайка. Даже ее псевдоним внушал ему отвращение. Однажды она задела его в своей статье, и он хотел убедиться, что это произошло случайно. Виконт не мог выписать газету домой. Он не желал, чтобы отец ее увидел и начал задавать затруднительные вопросы. Поэтому газету доставляли в клуб.

Буквы расплывались у него перед глазами. На лбу выступила испарина. Если кто-то заговорит с ним, он не сможет вымолвить ни слова. Однако пока он притворяется, что читает газету, его никто не потревожит. Таково одно из неписаных правил клуба.

Морден снова просмотрел последнюю страницу. В колонке светской хроники упоминалось, что леди Уэбберли видели на пароме, направлявшемся в Кале, и высказывались предположения, что она с кем-то встречалась в Париже.

Как это могло быть?

Это невозможно. Хлоя мертва. Он убил ее собственными руками, а потом спрятал тело и чемоданы так, что их никто никогда не найдет. Он убрал из комнаты все ее вещи, создавая видимость, что она спокойно уехала ранним утром, как и планировала.

Преодолев шок и растерянность, виконт начал рассуждать логически. Ему достоверно известно, что Хлоя мертва. Значит, кто-то пишет вместо нее.

Это может быть только Джо Чесни.

Нельзя терять головы. Ее подозрения не имеют значения, она ничего не в силах подтвердить. И никто не докажет. Но Джо может осложнить ему жизнь.

Надоедливая кумушка. Вечно она сует нос в чужие дела. Надо с ней что-то делать.

Не только это тревожило его. Если кто-то узнает, что он подписчик «Эйвон Джорнал», то могут обнаружить связь между ним и Хлоей. Этого нельзя допустить. Он должен быть вне подозрений. Придется сейчас же отказаться от подписки.

В то же время он хотел знать, что будет опубликовано за подписью Леди Всезнайки. Нужно найти другой способ получать газету. Бейтс должен придумать, как это устроить. Необходимо спросить Бейтса.

Морден ушел из клуба, не притронувшись к портвейну и не потревожив слуг.

Джо села в кресло и попыталась рассуждать здраво. Она нисколько не продвинулась в поисках пропавшей подруги.

С момента выхода газеты прошла неделя. Джо просматривала письма читателей, откликнувшихся на последнюю публикацию Леди Всезнайки. Их прислали из Стратфорда вчера, так что Джо уже не раз перечитала их. Несколько читательниц претендовали на то, чтобы быть Таинственной леди, которая, по словам Леди Всезнайки, «взяла Лондон штурмом». Один корреспондент уверял, что видел леди Уэбберли на пароме, направлявшемся в Кале. Другой сообщал, что она решила жить с монахинями на Ионических островах. Но было одно письмо, к которому Джо отнеслась серьезно, – короткий отклик леди Кинтайр, чья дочь, леди Маргарет, обручена с виконтом Морденом. Ее светлость сообщала, что ей не доставило удовольствия упоминание о ее дочери. Помолвка должна была оставаться в тайне до бала у Бринзли. Публикация в газете испортила самый счастливый день в жизни леди Маргарет.

Джо не чувствовала ни малейшего раскаяния. Весь свет знал, что пара помолвлена. И леди Кинтайр, чем искать ошибки других, лучше на себя оборотиться. Чтобы отметить помолвку дочери, леди Кинтайр следовало самой дать бал. Но… Неудивительно, что Кинтайры – одна из богатейших семей Англии. Они ужасные скряги.

Но последнее предложение в письме леди Кинтайр изумило Джо. «Прошу аннулировать мою подписку». Джо знала, что у газеты много подписчиков в Лондоне, но не подозревала, что «Эйвон Джорнал» читают в высшем свете. Это заставило ее задуматься над тем, кто еще выписывает «Эйвон Джорнал». Нужно поинтересоваться у Мака, когда она отправит в Стратфорд очередной эпизод из жизни Леди Всезнайки.

Джо еще не решила, продолжит ли писать вместо Хлои.

Поставив локти на стол, Джо прикрыла глаза ладонями. Прошла уже половина мая, но они так и не продвинулись в поисках Хлои. Джо наконец смирилась с мыслью, что Хлоя умерла. Но ей не давало покоя нарастающее осознание того, что они никогда не найдут ни тела, ни убийцы.

Джо глубоко вздохнула и выпрямилась. Она еще не готова сдаться. Наверное, для поисков нужно нечто большее, чем заметки Леди Всезнайки. Власти тут не помогут. Они не станут действовать, пока не обнаружат тело. Может быть, опубликовать в газете объявление и прямо попросить всех, располагающих какой-либо информацией о леди Уэбберли, написать в «Эйвон Джорнал»? И пообещать вознаграждение?

С этой мыслью она убрала письма, нашла перочинный нож и поправила кончик пера. Но через минуту отложила перо. Нужно как следует все обдумать. Иначе ее просто завалят письмами любопытные бездельники или, хуже того, аферисты и мошенники. Нужно посоветоваться с Уолдо.

Джейкоб Фрай знал, что лучшего шанса выполнить задание ему не представится. Ему еще не приходилось убивать женщин, но он не испытывал мук совести. За работу заплатят столько, что он сможет целый год жить припеваючи. С такими деньгами можно перебраться в Америку и начать там новую жизнь.

Фрай несколько дней наблюдал за домом и решил, что пора действовать. Сегодня воскресенье, тихий, сонный, солнечный день. Слуг в доме мало, кроме них – только один садовник. С ним он уже разобрался. Тетушка и мальчишка могут помешать, но он с этим справится. Не видно ни Боумана, ни его кареты. Но это не имеет значения. Любой примет его за садовника, к тому же он не собирается убивать ее при свидетелях. Все произойдет быстро и бесшумно, и он ускользнет прежде, чем поднимут тревогу.

Фрай видел, что Джо сидит за маленьким письменным столом в комнате с французскими дверями, ведущими на террасу. Он задался вопросом, что же она совершила такого, что подписала себе смертный приговор. Но недолго об этом раздумывал. Чем раньше с этим будет покончено, тем скорее он уберется отсюда.

Ссутулившись и нахлобучив на лоб шапку, он направился к французским дверям.

Джо вздрогнула и подняла глаза. Кто-то стоял на террасе, за стеклянными дверями. Решив, что это один из садовников, она успокоилась и пошла открыть двери.

Он держал в руках глиняный горшок с чахлым растением, с одной из драгоценных орхидей Хлои. Он еще не успел рта открыть, а Джо уже знала, зачем он пришел. Он хочет, чтобы она объяснила, как выходить это растение. Но для нее, для всех садовников и даже для Сайкса это был темный лес. Они знали, как ухаживать за английскими растениями, а не за этими экзотическими неженками.

Он протянул ей горшок.

– Миссис Пейдж просила меня посмотреть этот цветок, – с робкой улыбкой сказал он. – Его просто нужно полить. Вы не передадите его миссис Пейдж? Он скоро снова оживет.

Взяв горшок, Джо рассматривала растение. Оно не могло принадлежать экономке. Это один из самых дорогих экземпляров в коллекции Хлои. Она крайне редко делала такие подарки, причем исключительно тем, кто умел за ними ухаживать. Ни Джо, ни экономка не увлекались садоводством, поэтому не удостоились такой чести.

Джо улыбнулась и, стараясь ничем не выдать себя, сказала:

– Ирисы ведь не комнатные растения и плохо чувствуют себя в доме, правда?

– Нет, если вы умеете за ними ухаживать, – ответил он. Значит, он не знает разницу между орхидеями и ирисами. Что происходит?

Ее охватила паника. Джо готова была броситься бежать или закричать на весьдом. Но это вряд ли сослужит хорошую службу. Рядом никого, кто мог бы ей помочь. Сегодня воскресенье. Половина слуг выходные, остальные обедают. Тетя Давентри дремлет, а Эрик, слава Богу, отправился с Уолдо прокатиться на лодке по Темзе до Вестминстерского моста. Не было ни Харпера, ни дополнительно нанятых «садовников». С течением времени все потеряли бдительность.

Джо быстро осадила себя. Это абсурд. Почему кто-то захочет причинить ей вред? Но тут же вспомнила записку Хлои, предупреждавшую о смертельной опасности.

Вдруг паника стихла. Джо все еще боялась, но ее мозг работал с поразительной четкостью. Она не может позволить злоумышленнику воспользоваться преимуществом. Надо выровнять положение.

Ее пистолет заряжен. Но она тоже утратила бдительность и оставила его в шкафу под лестницей, где хранились зонты и другие мелочи.

Медленно, чтобы не спровоцировать его, Джо отступила.

– Пойду отдам цветок миссис Пейдж, – проговорила она, с трудом узнавая свой голос.

– Пожалуйста, миссис Чесни, – прищурился Фрай. Чтобы открыть дверь, нужно повернуться к нему спиной, но ноги отказывались ей повиноваться. Его взгляд блуждал по комнате и вдруг остановился на латунном канделябре, стоявшем на буфете. Джо сразу поняла, что у него на уме. Он ищет оружие.

– Одну минуточку. Подержите.

– Что?

Фрай машинально протянул руки к глиняному горшку. Изо всех сил толкнув его, Джо заставила его отступить на террасу. Схватив со стола перочинный нож, она бросилась к двери, ведущей в холл. Фрай с ревом устремился за ней.

Он настиг ее, когда Джо открывала дверцу шкафа под лестницей. Схватив за платье, он потащил Джо к себе. Она инстинктивно ударила его, действуя перочинным ножом как кинжалом. Удар пришелся ниже глаза и раскроил щеку. Заревев от боли и от бешенства, Фрай ударом кулака сбил ее с ног. Нож выпал у нее из рук и, скользя по паркету, закатился в дальний угол.

У нее не было времени на размышления. Ей не хватало воздуха, чтобы закричать. Охваченная ужасом, всхлипывая, она поднялась на колени.

Кровь, заливавшая его лицо, капала на белую рубашку. Фрай посмотрел на свои испачканные кровью руки, потом перевел взгляд на Джо. Со свирепым видом он двинулся к ней. Она услышала, как где-то в доме хлопнула дверь. Это на мгновение отвлекло его внимание, и Джо воспользовалась выпавшим шансом. Вскочив на ноги, она выхватила из шкафа свой ридикюль.

Стиснув пистолет двумя руками, она наставила его на нападавшего. Ее руки ходили ходуном, голос дрожал, когда она сказала:

– Если ты подойдешь хоть на шаг, я вышибу тебе мозги! Чтобы доказать серьезность своих намерений, она взвела курок.

Он толи не поверил ей, то ли был слишком взбешен, чтобы испугаться. Ее палец лежал на курке, но Джо не могла заставить себя выстрелить. От мысли, что она отнимет у человека жизнь, у нее сжималось сердце. Она попыталась крикнуть, позвать слуг, но из пересохшего горла вырвался только хрип.

Поблизости хлопнула дверь. Кто-то звал ее по имени. Эрик! Она боялась отвести взгляд от злоумышленника. Внезапно горло ее прочистилось.

– Назад! – пронзительно крикнула она. – Назад, Эрик! Он ничего не понял. Она слышала топот его ног совсем рядом.

– Что это, тетя Джо? Что случилось?

– Ну, давай, – с издевкой сказал мужчина, – нажми курок. Ты этого не сделаешь.

Где, где Уолдо? Он довез Эрика до двери и уехал? Джо отвлеклась на мгновение и посмотрела на мальчика. Это дорого ей обошлось. Фрай, выкрутив ей руку, отобрал у нее пистолет.

– Я знал, что ты не сможешь этого сделать, – сказал он.

– А я смогу! – послышалось от двери. – Опусти пистолет, или я убью тебя. Эрик, в сторону!

Уолдо! Наконец-то!

Фрай прицелился. Джо закричала. Два выстрела грянули одновременно. Только один попал в цель. На лице Фрая появилось изумленное выражение. Он потрогал расплывающееся на груди кровавое пятно, шагнул к Уолдо и рухнул на пол.

– Черт, – сказал Уолдо, – я надеялся, он останется жив. С ужасом посмотрев на распростертое на полу тело, Джо подбежала к Эрику и обняла его. Спрятав свой пистолет, Уолдо положил оружие Джо на столик, потом подошел к Джо и Эрику.

– Слава Богу, что вы здесь оказались, – проговорила Джо со слезами на глазах.

Он, успокаивая, провел пальцами по ее щеке. Его взгляд был ласковым и внимательным.

Дом наполнился движением и шумом. Вбегали слуги. Миссис Давентри с лестничной площадки пронзительно звала Джо. Миссис Пейдж кричала, что нужно послать за констеблем. Одна из горничных, увидев тело Фрая, лишилась чувств.

Остаток дня прошел для Джо словно в тумане. Прибыли офицеры с Боу-стрит. Джо узнала, что напавший на нее мужчина – тот самый садовник, который исчез сразу после происшествия в оранжерее. Одного из помощников Сайкса нашли в сарае, избитого до полусмерти. Внешне Джо являла собой образец стойкости и силы духа, на самом деле она была близка к истерике.

Лишь одно утешало ее – Эрик вышел из переделки невредимым. Миссис Давентри увела его. Мальчик беспрестанно рассказывал о своем участии в аресте злодея. Он не понимал, что Фрай мертв. Он думал, что полицейские забрали его в тюрьму, и Эрика не разубеждали.

Уолдо дал понять, что намерен остаться в доме на ночь, и Джо была этому рада. Хотя бы ненадолго груз ее забот и тревог ляжет на его сильные плечи.

После ужина, прошедшего в мрачной, гнетущей обстановке, Джо извинилась и ушла к себе в спальню.

Вскоре Либби принесла ей стакан молока с несколькими каплями настойки опия. Джо залпом выпила его и легла в постель.

Несмотря на настойку опия, она спала беспокойно. В ее грезах Хлоя не умерла, она где-то скрывается. Джо нужно только найти верную дверь, и за ней окажется ее подруга.

Прежде чем лечь спать, Уолдо почистил все имевшееся в доме оружие. Пистолетов было всего четыре: его собственный, Джо, а еще пара дуэльных пистолетов, которые он обнаружил в библиотеке покойного сэра Ральфа. В его распоряжении всего четыре выстрела, по одному из каждого пистолета. Он слышал, что какой-то священник в Шотландии изобрел ружье, которое могло делать несколько выстрелов без перезарядки. С таким оружием человек своего шанса не упустит, а тут каждый выстрел на счету, перезарядка отнимает время.

Уолдо оставил один дуэльный пистолет в маленькой столовой, в верхнем ящике буфета среди столовых приборов, другой – в шкафу под лестницей. Сунув в карманы оставшиеся пистолеты, он налил себе бренди, взял трость и поднялся наверх.

Он не один бодрствовал. Сайке и его помощники дежурили внизу у дверей. Лампы горели на обоих этажах. Уолдо винил в случившемся себя. Нельзя было отзывать Харпера и терять бдительность. Больше он такой ошибки не совершит.

По его распоряжению ему приготовили постель в комнате Эрика, хотя в доме было множество свободных комнат. Он хотел быть рядом с мальчиком и Джо. Их комнаты были смежными. Его не заботило, что об этом подумают. Ради собственного душевного покоя он хотел быть рядом, если кто-то снова попытается выстрелить в нее.

Кипевшие страсти, которые он сдерживал весь день, мгновенно утихли, когда, войдя в комнату Эрика, он увидел склонившуюся над кроватью Джо. Ее волосы разметались по плечам, на ночную сорочку накинута шаль с восточным узором, ноги босые. Ее воздействие на чувственную сторону его натуры было мощным, но это неудивительно. Она не единственная женщина, вызывавшая в нем физическое влечение. Поразительны чувства, которые она в нем пробуждала.

Хотя от усталости у нее пролегли тени под глазами, Джо радостно улыбнулась ему.

– Миссис Пейдж могла бы вам приготовить что-нибудь получше, – тихо сказала она, указав на стоявшую в углу низкую кровать для слуг.

– Экономка предложила мне выбрать комнату, я остановился на этой, чтобы быть ближе к вам и Эрику, – так же тихо, чтобы не разбудить мальчика, ответил он.

Пока Джо смотрела на Эрика, Уолдо разглядывал ее. Он думал о том, что произошло бы, не подоспей он вовремя, и его рука машинально стиснула бокал.

– Уолдо, – сказала Джо, – нам нужно поговорить. Может быть пройдем ко мне?

– Слуги будут шокированы, – возразил он. – Не поговорить ли нам в столовой?

– Какое мне дело до того, что подумают слуги? – сверкнула глазами Джо. – После того, что сегодня произошло, это меньше всего меня волнует.

Не взглянув на Уолдо, она прошла в свою спальню. Уолдо, взяв бокал, послушно последовал за ней. Оставив дверь полуоткрытой, Джо попросила его сесть.

– Уолдо, – начала она.

– Сядьте, иначе я шею сломаю, все время задирая голову, чтобы видеть вас.

Она присела на край кровати и сразу перешла к делу:

– Я прошу вас забрать Эрика отсюда. Я хочу, чтобы он был в безопасности. Он может пожить у ваших сестер. Или ваша матушка приютит его. Я не хочу расставаться с ним, и вы это знаете. Я иду на это только ради его безопасности, а ее не будет, пока он со мной.

Когда Джо умолкла, Уолдо ответил:

– Я тоже так думаю. Моя мать с радостью примет Эрика. Джо была поражена своей легкой победой.

– Хорошо, – сказала она. – Тогда все решено.

– Не совсем, – ответил он и, прежде чем продолжить, отпил бренди. – Я хочу, чтобы вы переехали вместе с ним. Не понимаю, чему вы удивляетесь. Вы же не думаете, что я оставлю вас здесь, где вы уже пережили два нападения. Сейчас не время демонстрировать храбрость, Джо. Надо быть осторожной.

– Я не храбрая, – запальчиво сказала она, – я глупая! У меня был прекрасный шанс выстрелить в него – я имею в виду Фрая, – и что я сделала? Позволила ему отобрать у меня оружие. Если бы вас не оказалось поблизости…

– Но я оказался.

Обхватив себя руками, Джо продолжила:

– В глубине души я верила, что он ретируется. Но он этого не сделал. Что он за человек, чтобы так рисковать?

– Он из тех, кто думает, что женщина не сможет выстрелить в безоружного, – серьезно ответил Уолдо.

– Такая женщина, как я, – с горечью констатировала Джо.

– Таких женщин большинство, – утешил ее Уолдо. – Тут нечего стыдиться.

– Да?! Вам легко говорить. Только представьте, что я пережила!.. Я думала, что в доме только Эрик. Я больше не хочу оказаться в столь беспомощном положении. Никогда!

– Не только женщины могут чувствовать себя беспомощными.

Джо подняла глаза, удивленная его высказыванием.

– Но вы всегда говорите так уверенно, так… владеете ситуацией.

Уолдо протянул к ней руки, изображая дрожь.

– Вам это кажется уверенностью?

Он рассчитывал, что Джо улыбнется. Но вместо этого она разразилась слезами. Она взяла его руку в свои, провела пальцем по линиям его ладони. Повернув его руку, она заметила шрам от ножа. Джо долго смотрела на рубец, потом поднесла его руку к губам и поцеловала.

Уолдо, никогда не терявшийся с женщинами, оцепенел. В другое время и с иной женщиной он без колебаний двинулся бы дальше. Но это была Джо.

Она испытующе посмотрела на него.

– Я не хочу оставаться одна, – сказала она. – Вы… вы не посидите немного со мной? Мне будет легче, если я буду знать, что вы здесь.

Он был польщен. Нет, посрамлен. Он грезил о том, чтобы провести с ней ночь, и, похоже, его фантазии начинают сбываться. Но на ее условиях.

Джо хотелось слышать его голос, поэтому он начал читать вслух «Уэверли», роман Вальтера Скотта, который нашел на прикроватном столике. Ее дыхание постепенно выровнялось, и он перестал читать, но спустя минуту-другую ее ресницы затрепетали, и Джо открыла глаза. Уолдо возобновил чтение.

Когда Джо наконец заснула, Уолдо зашел к Эрику, затем снял сюртук, галстук и удобно устроился в мягком кресле, медленно потягивая бренди.

Мысли вихрем кружились у него в голове, сменяя друг друга: Джейкоб Фрай, нападение на Джо – кто и зачем организовал его? Но одна мысль настойчиво возвращалась, бросая его в дрожь. Мысль о том, как дорога стала ему эта женщина.

Он пообещал себе, что с этого дня будет лучше заботиться о ней. Он не хочет, чтобы Джо навлекла на себя беду, разыскивая Хлою. Джо нельзя оставаться в доме, где ее могут защитить только садовники. Необходимо, чтобы она переехала в Паллисер-Парк, где половина слуг – бывшие солдаты, которые умеют обращаться с оружием и могут постоять за себя. Уолдо хотелось, чтобы Джо все время была у него на глазах.

Завтра же, решил Уолдо, он перевезет ее с Эриком к матери. Если миссис Давентри пожелает отправиться с ними, это даже лучше.

Прежде чем лечь спать, Уолдо напоследок взглянул на Джо. Из-под одеяла высовывался только кончик носа, да на подушке роскошная копна огненных волос. Уолдо смотрел на нее и глупо улыбался.

Глава 18

На следующее утро они отправились в Паллисер-Парк. Уолдо отправил к матери слугу с запиской, извещавшей о приезде. Джо волновалась. Как она сказала тетушке в карете, идея, за завтраком казавшаяся блестящей, тускнела по мере приближения к Паллисер-Парку. Три неожиданных гостя доставят леди Фредерике много хлопот. Эрик так не думал. Дядя Уолдо пригласил их – значит, все правильно. Уолдо на этот счет не делал никаких комментариев. Он сидел на козлах рядом с кучером с ружьем в руках и пистолетами в каждом кармане.

Как и предсказывала миссис Давентри, страхи Джо оказались беспочвенными. Леди Фредерика приветствовала гостей в роскошном мраморном холле. Она не суетилась и не засыпала их вопросами. Леди Фредерика была заботлива, внимательна и вместе с тем деловита.

– Вы будете здесь в полной безопасности, – сказала она, – и должны остаться, пока это ужасное дело не прояснится. Предоставьте это Уолдо. У него есть связи, он докопается до истины.

Уолдо отправился поговорить с отцом, а леди Фредерика повела гостей наверх. Джо держала Эрика за руку. Прекрасный дом, выстроенный в стиле знаменитого итальянского архитектора Палладио, стоял в великолепном парке. Но Джо мало обращала внимания на окружающую роскошь, ее не покидала тревога за мальчика. Она помнила, что пережила в детстве, когда переезжала от одних родственников к другим. И не важно, что все они были милые, добрые, замечательные люди. Ребенку нужна стабильность.

– Ленч будет подан через полчаса, – сказала леди Фредерика. – Никаких формальностей. Приходите не переодеваясь.

Она ушла, и тут же появилась стайка горничных, чтобы помочь распаковать вещи. Комната Эрика находилась рядом с апартаментами Джо. Из нее открывался прекрасный вид на озеро.

– Может быть, дядя Уолдо научит меня плавать, – размечтался Эрик, глаза его загорелись. – Или, если здесь есть лодки, мы сможем ловить рыбу.

Миссис Давентри и Джо быстро переглянулись.

– Я уверена, – сказала тетушка, – что мы с Эриком думаем одинаково. Мы намерены воспользоваться этим нечаянным приключением. – Ее улыбка тут же исчезла. – Прости, дорогая, я совсем не то хотела сказать. Просто я рада, что мы здесь, а не в доме Хлои.

– И я рада, – с чувством проговорила Джо, – что ты поехала со мной, хотя могла отправиться домой, на Грик-стрит.

– Я и не думала расставаться с тобой, Джо, когда нужна моя помощь. Я не оставлю тебя, пока это ужасное дело не будет позади.

У Джо перехватило горло, но прежде чем она успела прийти в себя, раздался гонг, звавший на ленч. Уолдо вместе с сестрой Мод ждал их у подножия лестницы. Мод пошла вперед, указывая миссис Давентри и Эрику дорогу, а Уолдо немного задержался, чтобы поговорить с Джо.

– Я предупредил родственников, чтобы они не докучали вам вопросами, – сказал он. – Я знаю, что они сделают все возможное, чтобы вам здесь было удобно.

Тронутая его заботой, она коснулась его руки.

– Не тревожьтесь обо мне, Уолдо. Все в порядке. Правда. Это было преувеличением, но после того, что он для нее сделал, Джо чувствовала себя обязанной если уж не выглядеть как ни в чем не бывало, то по крайней мере стремиться к этому. Воспоминания о минувшей ночи не выходили у нее из головы. Уолдо читал ей скучный роман, пока она не заснула. Все ее проблемы исчезли, потому что он был рядом. Проснувшись утром и не найдя его, она огорчилась.

Джо догадывалась, что она не первая женщина, которая испытывает разочарование, не найдя утром Уолдо.

Подавив вздох, она вошла в столовую.

Во главе стола стоял отец Уолдо. Уолдо представил гостей. Джо сознавала, что привлекает к себе пристальное внимание. Но мистер Боуман одарил ее радушной искренней улыбкой, и у нее отлегло от сердца. Высокий, статный, он отличался внушительной внешностью. Хотя глаза у мистера Боумана голубые, а волосы подернуты сединой, он имел неуловимое сходство с сыном. Его взгляд светился умом и явным чувством юмора.

– Что ж, – сказал он, – мы сожалеем лишь о причине, приведшей вас в Паллисер-Парк, но не о вашем визите. Надеемся, что вам здесь понравится, чувствуйте себя как дома. Пожалуйста, миссис Чесни, садитесь рядом со мной, и вы тоже, миссис Давентри.

Ответив подобающим образом, Джо и ее тетушка направились к указанным креслам. Однако никто не садился. Джо поискала взглядом Эрика, но его нигде не было видно.

Вошел еще один гость, мужчина лет сорока. У него были светлые волосы и такие же голубые глаза, как у мистера Боумана. От него исходило такое обаяние, что Джо сразу почувствовала к нему расположение.

– Это мой кузен, – сказал Уолдо, – Томас Боуман. Позже вы познакомитесь с его дочерьми Дженни и Мэрион. Эрик сейчас с ними. Им накрыли стол в оранжерее.

– Они думают, что это джунгли, – добавил Томас, посмотрев на Джо. – И после ленча собираются охотиться на змей и ядовитых пауков. Так что, как видите, они прекрасно поладили.

Джо, улыбнувшись, кивнула и решила, что Томас ей понравился. Он рассказал ей все это, чтобы она не беспокоилась об Эрике.

По сигналу мистера Боумана лакеи отодвинули кресла, помогая дамам сесть. Когда все уселись за стол, отец Уолдо сказал:

– Томас – член парламента от Бернема. Во время сессии он все свободное время проводит в Холленд-Хаусе, недалеко отсюда. Мы счастливы, что сегодня он удостоил нас визитом.

– Едва ли это можно назвать свободным временем, дядя, – улыбнулся Томас. – В Холленд-Хаусе обсуждаются серьезные дела.

– Кажется, лорд Холленд принадлежит к партии вигов? – спросила миссис Давентри.

Мистер Боуман утвердительно кивнул:

– В Холленд-Хаусе выросло не одно поколение вигов. В Паллисер-Парке всегда были тори, за исключением нынешней молодежи. – Он выразительно посмотрел на сына и племянника. – Стоит ли продолжать?

– Нет! – решительно вмешалась в разговор леди Фредерика. – Ты знаешь наши правила, Джулиан: за столом ни слова о политике. Это вредно для пищеварения.

Мистер Боуман и его жена с вызовом посмотрели друг на друга через стол.

– Тогда, надеюсь, мне будет позволено поговорить о преемственности, – спокойно предложил он. – Вы видите здесь, миссис Чесни, моих наследников: холостяка Уолдо и вдовца Томаса. Если они и дальше будут придерживаться выбранного курса, то некому будет продолжить наш род.

– Это не слишком веская причина для женитьбы, отец, – сказал Уолдо.

– А я бы не променял своих дочек на сына, даже если вы пообещали бы мне пост премьер-министра, – добавил Томас.

– Вряд ли бы мне это понравилось, поскольку ты виг, – ответил на это мистер Боуман. – Ты прекрасно знаешь, что я говорю о долге, а не о твоих любимых девочках.

– А что плохого в девочках, папа? – подала голос с другого конца стола Сеси. – Разве мы не в счет?

Отец страдальчески вздохнул.

– Конечно, ничего плохого, – ответил он. – Но когда ты выйдешь замуж, ты возьмешь фамилию мужа. Я только это имел в виду.

– Не понимаю, что особенного в твоей фамилии, – фыркнула леди Фредерика, обращаясь к мужу. – Будь моя воля, я бы оставила свою фамилию, когда выходила замуж. Мы, Ховарды, не менее древний род, чем Боуманы, и не переходили на другую сторону, когда ты сам знаешь кто взошел на трон. Мы, Ховарды, умеем хранить верность.

– Мама! – воскликнул Уолдо, со смехом покачав головой. – Успокойся, иначе ты добьешься, что нас всех повесят за измену.

Джо не знала, куда деваться. Она сидела как на иголках, задаваясь вопросом, кто следующий вступит в перепалку. Она заметила, что миссис Давентри тоже была в замешательстве.

Джо осторожно разглядывала собравшихся за столом. Когда на встретилась взглядом с Уолдо, он улыбнулся и беспомощо пожал плечами. Она поняла, что подобные стычки происодят постоянно и с этим ничего не поделаешь.

Когда слуги подали ленч – семгу, крокеты из цыпленка с брюссельской капустой, салат из омаров, – воцарилась недолгая тишина. Все занялись изысканными яствами. Вскоре перчатку отцу бросила Мод.

– Когда-нибудь женщины получат право голоса, – спокойно сказала она, – и тогда нас уже не остановить. Мы не станем менять фамилии, овладеем профессией, войдем в парламент и будем оставлять свое имущество кому пожелаем. Но ничего этого не произойдет, пока мы не получим избирательное право. Как вы думаете, миссис Чесни?

Джо от неожиданности поперхнулась, ей пришлось отпить глоток вина. Когда она пришла в себя, то посмотрела на Мод так, словно та напала на нее из-за угла. Постепенно до нее дошло, что Мод интересуется ее мнением не шутки ради. Ей действительно любопытно знать, что Джо думает по этому поводу. Как и всем остальным. Все глаза были устремлены на нее.

Джо откашлялась, затягивая время, чтобы обдумать ответ.

– Если мы будем терпеливо ждать, когда мужчины дадут нам право голоса, – медленно начала она, приводя мысли в порядок, – этого никогда не произойдет. Они всегда будут у власти. Только они могут изменять законы. Мне кажется, нам следует так осложнить им жизнь, что они будут рады выполнить наши требования. Беда женщин в том, что мы слишком пассивны, нужно действовать энергичнее. Мы должны потребовать доступа к профессии, организовать собственный бизнес. Нам нужно требовать от членов парламента изменения законов, что дало бы нам право самим распоряжаться своим имуществом. Когда мужчины увидят, что мы не сдаемся, что мы не менее умные и способные, чем они, им придется дать нам право голоса.

– А если нет? – с вызовом спросил мистер Боуман.

– Тогда, я полагаю, – парировала Джо, – женщины примут меры, чтобы стать такими, как я. Вдовами, мистер Боуман. Мы, вдовы, пользуемся такими привилегиями, о которых замужние женщины могут только мечтать.

Когда смех стих, отец Уолдо заметил:

– Как я вижу, виги и радикалы имеют численное преимущество. И это в священных залах Паллисер-Парка! Еще я вижу, что жена знаками дает мне понять, чтобы я выбрал нейтральную тему для беседы. Итак, кто начнет?

Все, за исключением миссис Давентри, беспомощно переглянулись.

– Сеси, – нарушила молчание тетушка Джо, – твоя сестра сказала мне, что на следующей неделе ты будешь представлена королеве. Ты не расскажешь нам, какое платье ты выбрала для столь знаменательного события?

Сеси не надо было просить дважды. Дальше разговор вертелся вокруг радостей и трудностей светской жизни.

– Сама не верю, как я могла сказать такое! – воскликнула Джо.

– Что? – спросил Уолдо.

Они сидели на скамейке у искусственного озера и смотрели, как дети кормят хлебом лебедей. Томас и Мод расставляли на газоне ворота для крокета.

– Чтобы все женщины стали вдовами, как я, – ответила Джо. – Разумеется, я ничего подобного в виду не имела. Я сказала это, чтобы не уступить мистеру Боуману.

– Это произвело на всех нас большое впечатление, – серьезно сказал Уолдо.

– Вы смеетесь надо мной? – Джо, прищурившись, взглянула на Уолдо.

Он провел рукой по своим губам.

– Ах нет. Это старая рана, след от штыка. У меня всегда такой вид, будто я смеюсь.

– Это отговорка. Ваши глаза не лгут, Уолдо. Вы действительно надо мной смеетесь!

– Вы опасная женщина, Джо Чесни, – усмехнулся он. – Когда вы рядом, нужно следить за своими мыслями. Но вы заблуждаетесь, думая, что я насмехаюсь над вами. Я восхищен, поскольку вы сделали то, что удавалось немногим, – поставили моего отца в тупик. – Уолдо перехватил ее удивленный взгляд и пояснил: – Мой отец был одним из ближайших союзников и единомышленников Питта, когда тот был премьер-министром. Они оба – тори по рождению и воспитанию. Так что, как видите, он учился ораторскому искусству у настоящего мастера.

– Ваш отец был членом парламента?

– Нет, он не избирался. Но он входил в тот узкий круг, которому Питт доверял разработку политических мер. Когда Питт умер, отец отошел от общественной деятельности.

Теперь кое-что стало для Джо проясняться.

– Но вы и ваш кузен Томас – виги?

– А все потому, что лорд Холленд – наш ближайший сосед. Его дядюшка, видный государственный деятель, Чарльз Джеймс Фокс, часто гостил в Холленд-Хаусе вместе с другими известными сторонниками вигов. Как вы понимаете, это было задолго до того, как я отправился на войну. Я только окончил университет, когда нас с Томасом пригласили на прием в Холленд-Хаус. За бильярдом мы встретились с самыми блестящими и самыми либеральными умами Англии. Нам открыли глаза на совершенно новые для нас идеи. Мы были молоды и очень впечатлительны. Через несколько лет состоялись выборы в парламент от Бернема. Томас прошел. Я агитировал за него. Можете себе представить, как отнесся к этому мой отец.

Джо задумалась, стараясь все разложить по полочкам.

– Но это не могло стать причиной ссоры, вызвавшей неприязнь между вами и отцом? – тихо спросила она. – Ведь не поэтому вы стали солдатом и отправились в Испанию?

– А почему бы и нет?

– Ну… потому, что это всего лишь политика. Люди не могут перестать поддерживать отношения только из-за того, что придерживаются разных взглядов. Это ребячество.

– Всего лишь политика! – повторил Уолдо ее слова и расхохотался.

К ним подошел Томас.

– Над чем смеетесь? – спросил он.

Когда Уолдо объяснил ему суть дела, Томас тоже развеселился.

– В этой семье, – сказал он, – политические убеждения котируются наравне с религиозными. Боуманы поддерживают партию тори со времен Кавалерского парламента. Мы с Уолдо нарушили традицию. Это сделало нас еретиками в глазах старшего поколения.

– Но в этом нет ничего необычного, правда? – возразила Джо. – Старшие всегда находят недостатки у молодых.

– Это порождает трещины в отношениях, – отозвался Томас и умолк.

– Сейчас это кажется бессмыслицей, – сказал Уолдо. – Но тогда все было очень серьезно.

– Да, отношения были не из лучших, – согласился Томас.

Воцарилось молчание. Все трое наблюдали за детьми, кормившими лебедей.

– Все это чепуха, – нарушил тишину Уолдо. – За последние годы мы все поумнели и смягчились.

– В таком случае что мешает тебе снова заняться тем, от чего ты отказался? – спросил Томас. – Я имею в виду политику. Скоро выборы. Ты можешь стать одним из кандидатов. Ты будешь нашим агентом в палате общин. – В ответ на скептический взгляд Уолдо Томас усмехнулся и добавил: – Гренвилл, премьер-министр, просил поговорить с тобой на эту тему.

– Не понимаю почему. Я уже давно в стороне от общественной жизни. Лет восемь. Или девять? Я знаю, как выиграть сражение. И совсем не разбираюсь в политике.

– Я понимаю твою точку зрения, – сказал Томас, – но за время военной службы ты приобрел бесценный опыт. Во всяком случае, подумай об этом предложении. Серьезно, почему бы тебе не попробовать?

После недолгого колебания Уолдо нехотя согласился:

– Хорошо, я подумаю.

– Отлично, кто будет играть в крикет? Я обещал детям, что мы сразимся с ними. Мод пошла звать остальных.

– С удовольствием, – сказала Джо.

Томас отправился за детьми, а Уолдо и Джо медленно поднимались по склону.

– Не одна вы умеете читать по глазам, Джо, – сказал Уолдо. – Я вижу, что у вас на уме.

Остановившись, она посмотрела на него широко распахнутыми, сияющими глазами.

– Продолжайте. Расскажите, о чем я думаю.

– Слова Томаса произвели на вас впечатление. Вы считаете, что если лорд Гренвилл приглашает меня работать в партии, то я, должно быть, видная фигура.

Именно так она и думала, но не хотела признаваться в этом.

– А что в этом плохого?

– Наверное, вам бы хотелось узнать и о моих военных успехах. Они тоже впечатляющи.

Не найдя остроумного возражения, она промолчала, но в глубине души просто кипела. У нее было такое ощущение, что она получила выговор непонятно за что.

После ужина, прошедшего, к счастью, без особых событий, Джо поднялась проведать Эрика. Только что выкупанный, он сидел в постели в ночной рубашке и ждал ее. Служанка прибирала в комнате. Джо сказала, что сама со всем справится. Горничная, присев в реверансе, ушла.

Джо, хотя и не испытывала в отношениях с Эриком неловкости, все же не была до конца спокойна.

Она всеми силами стремилась защитить мальчика, но, по ее мнению, ей недоставало материнского инстинкта, чтобы лишний раз приласкать и поцеловать Эрика. Особенно остро она чувствовала это, когда заходила к нему перед сном.

Но она могла и по-другому проявить заботу. Она старалась каждый вечер читать ему перед сном. Джо села рядом с Эриком на постель.

– Тебе здесь нравится? – спросила она.

– Да, – ответил он, не сводя с нее глаз.

Он выглядел счастливым, хорошо воспитанным ребенком. Любой бы так сказал. Это настораживало Джо. А тут еще Мод подлила масла в огонь. «Как вам удалось воспитать его таким вежливым? – спросила она. – Мои сыновья – чистое наказание». И Томас часто высказывал нечто подобное, но не ей, а своим дочерям. «Посмотрите на Эрика. Он не ноет из-за того, что пора ложиться спать».

Но Эрик не всегда был таким благовоспитанным. Когда он забегал в типографию «Эйвон Джорнал» и бросал в нее луковицей в церковном дворе, он тоже был чистым наказанием. Он так переменился к ней, потому что она спасла его от мистера Хардинга. И хорошо себя ведет из боязни, что иначе Джо отправит его обратно в школу. Ни один ребенок этого не вынесет.

Ей хотелось обсудить это с Уолдо, но он вел себя очень странно. Джо никогда не думала, что он может быть таким упрямым. Он говорил с ней только тогда, когда она сама с ним заговаривала. У нее ушло два часа, чтобы понять, что он делает, а потом злилась на себя за то, что была с ним так любезна.

Отбросив мысли об Уолдо, Джо занялась Эриком.

– Это дом дяди Уолдо, ты знаешь? Мальчик кивнул:

– Он сказал, что я могу оставаться здесь сколько захочется.

У нее внезапно заныло сердце, но она беззаботным тоном спросила:

– А что ты хочешь, Эрик? Казалось, вопрос его удивил.

– Я хочу остаться с тобой, тетя Джо. Дженни сказала, что ты папина сестра.

Дженни, старшей дочери Томаса, было восемь лет. Джо не понимала, откуда в головке девочки такая путаница, и даже не пыталась разобраться в детской логике. Вместо этого она сказала:

– Я только хочу, чтобы ты знал, Эрик, ты никогда больше не вернешься в школу мистера Хардинга. Обещаю. Ты мне веришь?

С глазами, полными радостного удивления, мальчик кивнул.

У нее возникло нелепое чувство, что если бы он капризничал и не слушался, ей было бы легче.

– Пора почитать тебе на ночь, – улыбнулась Джо. – Посмотри! Я нашла эту книгу в библиотеке мистера Боумана, и он любезно разрешил мне взять ее.

– Она про Троянскую войну? – с интересом спросил Эрик. – Дядя Уолдо сказал, что даст мне свою книжку про героев Греции.

Джо сомневалась, что рассказы о кровавых битвах – подходящее чтение для ребенка в возрасте Эрика.

– Нет, но это тоже греческие истории. Басни Эзопа. Хочешь послушать про черепаху и зайца?

– Я ее знаю. Мне папа подарил такую книжку со своей надписью. Я все басни наизусть помню.

– Твой папа?

Это что-то новое. Мальчик раньше никогда не упоминал об отце.

– Ты помнишь своего папу, Эрик?

– Нет, мне мама рассказывала. Он приносил мне подарки к Рождеству и на день рождения.

– Понятно. – Джо старалась говорить обычным тоном. – А кто читал тебе, Эрик?

– Мама. – Его личико сморщилось. – Пока не заболела. Она долго лежала в постели, а потом ангелы забрали ее на небо.

У Джо в душе все перевернулось. Она представила себе молодую женщину, сознававшую, что конец близок и придется оставить мальчика на попечение чужих людей.

Эрик смотрел на Джо. Она проглотила ком в горле и бодро сказала:

– Небо – хорошее место.

– И мама так говорила. Ты будешь мне читать?

В его глазах было нечто такое, что заставило ее умолкнуть. Она понимала, что время расспросов еще не пришло. Джо отложила книгу.

– Подвинься, – попросила она и устроилась на постели рядом с ним. – Ты говоришь, что знаешь басни Эзопа наизусть?

Он кивнул.

– Тогда ты расскажи мне историю про зайца и черепаху. Она моя самая любимая.

Полчаса спустя Уолдо застал их крепко спящими. Книга упала на пол. Его первым порывом было разбудить Джо. Его настроение колебалось между гневом и тревогой. Миссис Давентри с самым невинным видом вручила ему последний выпуск «Эйвон Джорнал». На последней странице он обнаружил колонку Леди Всезнайки. Он понял, что это означает. Джо заняла место Хлои.

При этой мысли ему хотелось рычать от ярости. В отличие от Джо он прекрасно сознавал грозящую ей опасность. Теперь он понял, почему Джейкоба Фрая подослали убить Джо. Убийца Хлои – а Уолдо не сомневался, что она убита, – прочитал газету и решил, что либо Джо нашла ее дневник и черпает информацию оттуда, либо она, сама того не сознавая, может в любой момент опубликовать какие-то важные для него сведения.

Глядя на прижавшихся друг к другу Джо и Эрика, Уолдо машинально похлопывал по ноге свернутой в трубку газетой.

Постепенно его гнев начал стихать. Они выглядели такими невинными, столь беззащитными, но это не делало его счастливее. Слишком много поставлено на карту. Так много, что нельзя совершать ошибки.

Он подошел ближе, очарованный тем, как пальчики Эрика запутались в ее волосах. Эти двое казались единым существом. Как он мог допустить, чтобы дело зашло так далеко? Потому что не мог отказать Джо. Ему доставляло удовольствие радовать ее.

Но ее не так легко завоевать. У нее только один эталон мужчины – ее муж, безупречный Джон Чесни, – и никто не может с ним сравниться.

Он мысленно вернулся к спору за ленчем, вспомнил, как она с горящими глазами развенчивала представления мужчин о женщинах.

Ему хотелось в голос рассмеяться. Сама того не сознавая, Джо разоблачила себя. Какой бы ни была ее супружеская жизнь с Чесни, Джо изменилась и никогда не станет прежней.

Или ему просто хочется в это верить?

Посмеиваясь над собой, Уолдо вышел из комнаты.

Глава 19

Настал день, когда Сеси надлежало предстать перед ее величеством в Сент-Джеймсском дворце. Весь дом был охвачен суматохой от подготовки к этому знаменательному событию. Без конца хлопали двери. Слуги сновали из комнаты в комнату, перекинув через руку праздничные наряды. Горничные хлопотали около своих хозяек. Сеси, ее родители, Уолдо, Мод – все должны были ехать во дворец. После торжественного события они отправятся на праздничный обед в отель «Кларендон», на который пригласили Джо и ее тетушку.

Джо вникала во все мелочи, запоминая подробности для следующей колонки Леди Всезнайки, которую придется представить на одобрение Уолдо. Когда он узнал, что Джо пишет вместо Хлои, то пришел в ярость и обозвал ее дурой. Она смиренно приняла его выговор, поскольку Уолдо объяснил, что своей писаниной она спровоцировала нападение на себя. Уолдо заявил, что для ее же блага ей следует быть умнее. Публикацией в газете она намекнула, что знает о судьбе леди Уэбберли больше, чем это есть на самом деле. Кто-то хотел, чтобы она замолчала, и едва не добился успеха! С этой минуты все, что она собирается напечатать в газете, сначала должно быть предъявлено ему. Джо это так потрясло, что она готова была принять любые условия.

Сейчас она помогала Сеси готовиться к приему во дворце. Задача Джо сводилась к тому, чтобы держать наготове перечень мелочей, которые могут понадобиться, и вовремя передать его служанке. Леди Фредерика тоже была в комнате Сеси. Ее светлость уже оделась к поездке во дворец, поэтому ее движения были чрезвычайно осторожными.

Джо казалось, что ожили персонажи картин прошлого века. Ее бабушка носила платье, похожее на то, которое было сейчас на леди Фредерике. Но даже тогда говорили, что бабушка безнадежно отстала от моды: кринолин, низко открытый корсаж, затянутая талия и многие ярды вышитого шелка. Платье для приема во дворце отличалось еще большей официальностью, чем бабушкино, к его талии был прикреплен длинный шлейф.

Нервы у всех, особенно у Сеси, были на пределе. Она горько сетовала, что не сумеет шагу ступить в этой юбке на обручах, да еще со шлейфом. В душе Джо ей сочувствовала.

– Чепуха, – сказала леди Фредерика, не то чтобы сурово, но без всяких сантиментов. – Если я могу это сделать, то и ты сможешь. Смотри!

Ее светлость ловко перекинула шлейф через левую руку. В правой леди Фредерика держала веер. Как выяснила Джо, он тоже был неотъемлемым атрибутом официального платья.

– Видишь, Сеси? Не торопись и делай маленькие шаги. Ее светлость грациозно поплыла вперед.

– Поклон ее величеству. – Она присела в глубоком реверансе перед горничной, которая, прыснув, прижала ладошку ко рту. – Затем поклон принцу-регенту. – Леди Фредерика присела перед кроватным столбиком. – Сеси хихикнула. – Прежде чем уйти, медленно делаешь шаг в сторону… Запомни, Сеси, никогда не поворачивайся спиной к королеве и членам королевской фамилии. Просто грациозно отступай назад.

– Ты кое-что забыла, мама, – лукаво улыбнулась Сеси.

– Да?

Сеси кивнула:

– Ты забыла поцеловать руку королеве.

– Правда, – рассмеялась ее светлость. – Всегда происходит какая-нибудь неприятность. Ты должна помнить об этом.

– А что может случиться? – встревожившись, воскликнула Сеси.

– О, всякие мелочи. Перья отвалятся, или шлейф порвется. Так вышло с одной несчастной девушкой в тот год, когда я представлялась королеве. Никто ничего не заметил, пока она не оказалась прямо перед королем и королевой. Нервы у бедной девушки сдали, и она, разрыдавшись, подхватила шлейф и убежала. В этом не было никакой необходимости. Там есть пажи, которые всегда придут на помощь.

– А если я чихну, мама?

– Чихать нельзя.

– Но если я не смогу удержаться?

Ее светлость вздохнула:

– Тогда веди себя так, будто ничего не произошло. – Она подошла к дочери и обняла ее. – Я чувствовала себя тогда в гостиной королевы точно так же, как ты сегодня. Перед королевой предстанут девушки из самых достойных семей. Ты окажешься в хорошей компании.

Сеси с трепетом вздохнула и улыбнулась.

В дверь постучали, и на пороге появился мистер Боуман. Он тоже был одет по моде прошлой эпохи – черные атласные бриджи до колен, синий шелковый камзол, расшитый золотом, белый вышитый жилет. Но чего Джо уж совсем не ожидала – на боку у него висела шпага, а на голове красовался серебристый парик. Этот наряд придавал ему щеголеватый вид. Его сходство с Уолдо сейчас было более заметно. Он подошел к Сеси.

– Чтобы отметить событие. – Мистер Боуман застегнул на шее дочери алмазное ожерелье, потом повернул Сеси к себе и одобрительно кивнул.

– Ой, папа! Какая прелесть. Спасибо! – со слезами воскликнула Сеси.

– Мы с мамой гордимся тобой, Сеси, – взволнованно сказал он, – но не твоей красотой, хотя ты и прелестна, и не твоим умом, ведь иначе и быть не могло, поскольку ты вся в маму, а потому, что ты выросла такой, как мы хотели. – Мистер Боуман поцеловал Сеси в лоб.

– Ой, папа! – снова всхлипнула Сеси.

– Никаких слез, – решительно заявила ее светлость, когда все присутствующие полезли за носовыми платками. – Посмотри, что ты наделал, Джулиан!

Улыбнувшись, муж вытер ей слезы своим носовым платком.

– Спасибо тебе! – просто сказал он.

– За что? – Леди Фредерика взяла у него платок и вытерла нос.

– За то, что вырастила таких замечательных детей.

– Нам повезло, Джулиан.

– Да, конечно.

Джо в этот трогательный момент поняла все, что осталось невысказанным. Она сама не понимала, почему завидовала им. Этой семье присущи бурные страсти. Они любили и ненавидели всей душой. Они беспрестанно спорили. Стоило одному из них назвать что-то черным, другой немедленно возражал и говорил, что это белое. Иногда они были слишком шумными. Они постоянно ссорились и не всегда быстро прощали друг друга. Почему тогда ее влекло к ним? Они были добры и великодушны по отношению к ней, однако так же относились к ней родственники, принимавшие ее в детские годы