/ Language: Русский / Genre:sf_fantasy / Series: Алекса

Летающая серф-доска

Елена Умнова

Алекса снова вернулась в школу, но теперь не одна, а со своей подругой. Но что-то мешает ей спокойно учиться. Постоянное беспокойство, обилие чувств (ведь она теперь эмпат) просто выбивают ее из колеи. Что же такое должно произойти? Да еще и этот странный сон, такой реальный по ощущениям и такой нереальный по сути.

Отдельное огромное спасибо

моей сестре Ольге и бете Amber_km

(http://amber_km.livejournal.com/).

Август месяц. Жара на улице стояла нещадная, что было большой редкостью. Казалось, весь воздух был наполнен солнцем и вот-вот взорвется. Даже ночи не приносили прохлады, лишь духоту. Балкон был распахнут настежь, на диване перед огромной книгой лежала симпатичная девушка. Черные длинные волосы ее заполняли все пространство вокруг. Они лениво шевелились, то свиваясь колечками, то полностью расправляясь, хотя никакого ветра не было и в помине. Взгляд голубых глаз девушки медленно скользил по строчкам, но мысли были далеко не здесь. Да и разве могут быть ясными мысли, когда в голове и сердце набор всевозможных чувств, собранных со всего города?

Девушка качнула головой, отбросила волосы с книги и углубилась в чтение. Простой смертный не нашел бы в ней ничего особенного. На ней были обычный бледно-зеленый топ и бежевые бриджи. Возможно, только чересчур длинные волосы вызвали бы у него какой-то интерес, да удивительно-правильные черты лица. На самом деле два месяца назад эта девушка прилетела на каникулы из школы волшебства и колдовства Колдумнеи и теперь наслаждалась последним месяцем отдыха.

Глава 1 «Как сосчитать реальность?»

Алекса в сотый раз пыталась сосредоточиться на статье о вампирах, которую им задали на дом по немагоматике, но в сотый раз ее мысли уплывали далеко-далеко по волнам чужих чувств.

«Да как же я смогу учиться в школе, когда я не могу сосредоточиться на одной мысли. И когда уже кончится эта жуткая серия „Зачарованных“. Ну, сколько можно восторгаться их магией! Эта соседка вообще ничего не смыслит в таких вещах, но зато сколько эмоций. Уже голова болит, — Алекса потерла виски. — Так я сейчас не почитаю, отложу».

Тут зазвонил телефон.

— Кир! Это, скорее всего, тебя. Подойдешь? — крикнула Алекса брату, который находился в другой комнате.

Из-за двери показался высокий парень с растрепанными темными волосами. Сильный загар выдавал в нем любителя дневных трудов на даче. Алекса тоже не отлынивала от дачных вылазок, но загар к ней по определению не приставал. Видимо, это из-за того, что она еще не совсем перестала быть русалкой, а их кожа вообще никак не реагировала на ультрафиолет.

— Да! Привет! Уже привезли? Завтра? Хорошо, завтра в 9! Алекса? — Кирилл выразительно посмотрел на Алексу.

В принципе он мог бы этого не делать, так как Алекса и без того чувствовала его сомнение и некоторую неловкость. Видимо, тот, кто звонил, задал Кириллу вопрос, на который тот не знал, что ответить, и, судя по его словам, этот вопрос был об Алексе. Девушка сообразила, что, скорее всего, это кто-то из ее давних подруг. Девушка неопределенно махнула рукой в сторону открытого окна.

— Да, она приехала. Недавно, но сейчас ее нет. Где? — сказал Кирилл в трубку.

Алекса снова неопределенно махнула рукой на улицу.

— Она на речке, у нее там какой-то сбор. Думаю, через пару дней будет. Почему не позвонила? Ну, я не знаю, наверное, что-то срочное. Я ей передам, что ты звонила. Хорошо. Обязательно! До завтра…

— Что там такое? — тут же поинтересовалась Алекса.

— Завтра за учебниками, а Алиса очень хочет, что бы ты ей позвонила, — ответил Кирилл.

— Это Алиса? Да… надо будет ей позвонить, а то… Но как я ей все объясню?

— Магией!

— Не все так просто. Для долговременного действия нужна сильная магия, а сильные психотропные заклинания проходят чуть ли не на последнем курсе. Они очень сложные и имеют кучу последствий. Я же не хочу свести ее с ума. Ладно, что-нибудь сымпровизирую.

— Ой, мне же надо к Лехе бежать! — вспомнил Кирилл и засобирался.

Алекса снова вернулась к книге. Особого напора эмоций она не ощущала и вполне могла попытать сосредоточиться на учебном материале.

Вампиры и как их опознать.

Вампиры — это одна из разумных рас, живущая ближе всего к магам. Многие считают вампиров неприятными соседями, но конкретно для магов вампиры не представляют прямую угрозу, так как кровь магов для них смертельна. В отличие от других разумных рас, вампиры не могут вырабатывать свою собственную жизненную энергию. Энергии, которую они получают при рождении, им хватает на 15–17 лет жизни, далее они вынуждены использовать чужую энергию, а именно жизненную энергию нончармов. Чтобы получить ее, им необходимо отловить жертву и выпить вместе с кровью и ее жизненную энергию. Ошибочно считать, что вампирам нужна именно кровь как пища, хотя вампиры используют ее и в этом качестве. Жизненную энергию возможно забрать, только лишив жизни, а, собственно, кровь составляет ее основу. Именно в этом смысле используется утверждение, что вампир без крови жить не может. Для пополнения резерва вампиры используют глазные зубы, которые при укусе могут достигать в длину около пяти сантиметров. С их помощью они прокусывают как физическую, так и ментальную оболочку.

Узнать их также можно по некоторым индивидуальным особенностям.

Внешний вид: В истинном обличии вампиры безобразны. Почти полное отсутствие жира и слабая мускулатура, бледный цвет кожи, желтые зубы и огромные впалые глаза. Неподготовленный маг, увидевший их истинное обличие может надолго лишиться чувств. Раса вампиров — единственная раса, которая может воплощать свое истинное обличие в реальном мире, а не только на его изнанке. Им это необходимо, чтобы восполнять свои запасы жизненной энергии, при высасывании крови у своих жертв. В обычном же состоянии вампиры полностью соответствуют людям и чаще всего живут среди них, так как без крови они существовать не могут. Однако, если взглянуть на них через изнанку мира, то можно увидеть лишь энергетическую дыру, которая заглатывает все на своем пути.

Женщины-вампиры (вампиршы) ничем особенно не отличаются от мужчин-вампиров, кроме особенностей тела, присущих и человеку.

Индивидуальные особенности:

Вампиры активны только ночью, дневной же свет губителен для них. Это в большей степени объясняется тем, что солнечная энергия никак не сочетается с переработанной энергией нончармов. Энергии реагируют, и вампир самовозгорается.

Вампиры очень уязвимы для некоторых предметов и явлений. Для них смертельны серебро и осиновые колья. Чеснок оказывает на них ослепляющее действие. А вот девичьи слезы, святая вода, кресты и т. д. не приносят им никакого вреда, впрочем, как и пользы. Откуда берут начало эти мифы, до сих остается загадкой, но их сила поражает своей живучестью.

Вампиры не отбрасывают тени и не отражаются в зеркальных поверхностях.

Социальное строение и управление:

У вампиров до сих пор процветает монархия. Король (или королева) вампиров обладает всей полнотой власти, и никто не может на нее посягнуть. Любой вампир беспрекословно подчиняется своему королю (своей королеве). Присутствует также и сословное деление вампиров. Существуют два сословия: вампиры-графы и вампиры-обыватели. Первые вовлечены практически во все действия государственного образования вампиров. Вторые же являются подавляемым классом и полностью обеспечивают «верхушку» и себя.

Способности:

Вампиры могут обращаться в летучих мышей. Это давнее и очень распространенное явление. Данную способность многое считают очень схожей с оборотнической магией и отсюда считают вампиров магами. Но это не так. Вампиры не имеют никакой магии. Они не способны даже к элементарному заклятью. Их способность обращаться обусловлена схожестью энергетической природы. Летучая мышь также является вампиром и также не имеет своей биоэнергии. Поэтому возможен переход форм.

Обращение:

Если вас укусит вампир, но при этом не выпьет всю кровь, то вы автоматически становитесь вампиром, как, впрочем, и любой нончарм. ДНК вампира соприкасается с ДНК человека и подавляет ее.

Проблемы и пути их решения:

На данный момент ведется демографическая политика по уменьшению численности вампиров. Их естественный прирост пугающе велик.

Способы защиты:

Кроме тех способов защиты, которые мы уже описали, существует ряд заклинаний, которые оказывают определенное действие на вампиров. Аргентум-лимфус — заклинание полного уничтожения вампира. При его произнесении из палочки вырывается луч света, который поражает сущность вампира. Использовать как истинно-боевое заклятие. Морфиус-стето — заклинание временного изгнания сознания, действует около 20 минут. Достаточно лишь задеть парой искр для достаточного эффекта. Требует много сил. Бладфетэ — обездвиживает вампиров. Используется при допросах и заседаниях суда, но также и в любых других целях, когда сознание вампиров нужно, а вот движение нежелательно. Довольно простое и эффективное. Эти заклятия действуют исключительно на вампиров, никаким другим существам никакого вреда они не приносят.

Алекса закончила читать статью и задумалась.

«Оказывается, что большинство россказней о вампирах не очень-то и верны. Но если вампиры не нападают на магов, то зачем от них защищаться? Странно как-то…»

На улицу мягко ложился вечер, который, на сей раз, принес легкий ветерок. Алекса давно закончила разбираться с немагоматикой и думала, куда бы еще приложить свои таланты. Немного поразмыслив, она вспомнила о нардаэ и решила, что если не будет летать, то потеряет навыки. К тому же у нее появилась новая идея усовершенствования полета. Немного поколебавшись, девушка переоделась и надежно убрала волосы. Вытащив серф-доску из-под кровати, она смело вспорхнула на нее и тут же прямо с балкона умчалась ввысь.

Полетав немного среди редких облаков и почувствовав ветер, Алекса решила приступить к осуществлению своей программы. Цель она себе задала непростую. Ей предстояло научиться летать стоя на доске, а не сидя. Таким образом, у нее освобождаются руки, и появляется большая маневренность, хотя она теряла немного в скорости. Но всегда можно было пригнуться!

Притормозив, Алекса попыталась встать. Но всякий раз садилась обратно. Даже слабый ветерок, раскачивавший серф-доску, грозил ей падением. Подстраховавшись заклинанием, Алекса занялась практикой. Где-то через час усердных попыток Алекса могла спокойно встать и стоять столько, сколько потребуется. Это был несомненный успех. Но дальше этого дело не продвинулось, так как при движении равновесие, оказалось, удержать значительно сложнее, а на улице значительно стемнело. Оставив свои тренировки до завтрашнего дня Алекса вернулась домой и обнаружила, что ее ждет письмо. Написала ей Магма.

«Привет, Светленькая!

Как делишки? Не соскучилась по нашему зачердачью? Я тут на море была, только что принеслась. Не было времени сочинить письмо. Но теперь появилось! Море просто дивное! Я давно так не отдыхала. Только вот стала теперь шоколадной, надеюсь, до начала учебного загар сойдет, а то зазорно будет показаться перед людьми! Я вот тут нашла новый способ прогноза по ракушкам. Я себе сама целый набор составила! Но это еще не все открытия.

Помнишь, я все пыталась дознаться, откуда у меня такие феноменальные способности к предсказанию? Так вот, оказывается, что у меня по материнской линии очень много цыганской крови. Так что я не просто темная оборотница, так еще и цыганка! А ты не верила! Самые точные предсказания делают именно цыгане! Только вот не пойму, почему я только сейчас об этом узнала, почему мне раньше никто не сказал, ведь цыганскую магию за версту видно и слышно! Что-то тут не чисто!

Ну да магия с ним! Ты там как? Что нового? Давненько я тебя не слышала! Истосковалась уже! Как там наши светленькие? Телепатика еще не прибили, а этот суперскоростной не сбежал к тебе из дома? Кстати я недавно Артурчика видела. Как-то он мрачный. Прямо страшно смотреть. Я даже спрашивать не стала. Вот где бы мне твои способности пригодились. Хотя тебе бы, я думаю, он и без способностей рассказал, если бы ты спросила!

Ну-с, бывай, да не забывай!

Магдалина Черный Кот»

Алекса была очень рада письму Магмы и тут же настрочила ей ответ. Рассказала о своем лете и постоянных вылазках то на дачу, то в лес. Похвасталась отсутствием загара, несмотря на присутствие солнца, пожаловалась на жару и заодно спросила о магических способах запудривания мозгов. Поинтересовалась делами, погодой и настроением у Магмы. Заверила подругу в полной неприкосновенности и сохранности Яна, для ее же пользования, и подивилась странными высказываниями Магмы относительно Мишеля и Артура. Решив, что отправит письмо с феей утром, Алекса отправилась спать.

Утром ее разбудила фея, которая принесла письмо от Мишеля и Яна. Волшебница передала ей письмо для Магмы и отправилась пить утренний кофе, решая по пути, какое письмо прочесть первым. Немного поколебавшись, девушка открыла послание от Яна.

Оно было какое-то странное, помятое и сплошь забрызганное чернилами. Ян, конечно, был неряхой, и это Алекса знала прекрасно, но не до такой же степени. Девушка с интересом стала читать, ожидая найти объяснение.

«Привет!

Как жизнь? Моя, вот, проходит в бесконечных сражениях с Тимом и Томом. Хорошо, что хоть иногда моя телепатия меня выручает. Как же все-таки в школе было хорошо! У них свои дела, у меня свои. А теперь они на мне опыты, видно, ставят. На сколько у меня хватит терпения?! Знаешь, что они учудили? Принесли какое-то чучело и вселили в него духа! Положили его ко мне под кровать, и теперь этот дух с телом чучела гоняется за мной. Не знаю, куда от него деться. Это уже десятая попытка написать тебе письмо.

В общем, я уже порядком подрастерял то, что хотел написать, да и этот сумасшедший дух не дает мне покоя, поэтому засим и прощаюсь. Надеюсь, что еще прочту твое письмо в здравом уме и непокалеченный!

Марьян О…».

На подписи стояла жирная клякса.

Алекса знала, что братья у Яна еще те хулиганы, и Ян является их любимой мишенью, но теперь они, видимо, всерьез взялись за него. Представив себе, как Ян бегает от пугала по всему дому с чернильницей и пергаментом и, посмеявшись, Алекса вскрыла второе письмо. Это письмо было написано аккуратным каллиграфическим почерком Мишеля, который Алекса могла разобрать на расстоянии нескольких метров.

«Доброе утро, Алекса!

У меня все как обычно. Но, признаться, я за время обучения так отвык от своего поместья. Столько дел! Я уж и забыл, что все время что-то нужно делать. А вообще красота кругом! Природа! Но перейду к делу.

Помнишь, ты хотела знать о последней работе твоих родителей. Я вот тут от нечего делать у папы газету взял почитать. Он у меня „Маговую заумь“ читает! Так вот, в этом номере как раз и написано о Жизненном пространстве. Посылаю тебе эту статью. Очень интересная работа! До сих пор никто не сделал ни одного действительно значимого открытия в этой области после твоих родителей!

У нас такое событие! Впервые в нашем поместье родился вересклет. Если ты не знаешь — это вид ездовых фриков. Размером они чуть больше лошади, но зато выносливостью и сообразительностью превосходят ее раз в сто! Многие их виды уже вымерли, многие находятся на грани вымирания. Версклеты уже давно считаются вымершими в дикой природе. Они сохранились лишь в некоторых магических заповедниках и в частном владении. И вот за почти 100 лет вымирания впервые появился детеныш. У нас в поместье живет одна пара вересклетов, и теперь у них родился жеребенок.

Ну, а как ты? Как поживаешь? Чем занимаешься в свободное от школы время? Как там твой дар? Не очень мешает? Нет ли проблем с нончармами? Как тебе теперь с магией? Ну что ж. Вроде бы все написал!

Мишель — Георг Молви».

Далее Алекса открыла приложенную к письму вырезку и углубилась в чтение.

Как сосчитать реальность?

Все, что нас окружает — это есть Жизненное пространство. Оно настолько огромно, что многие считают его безграничным. Но, как показали последние исследования, конец оно все же имеет. До 20-го века считалось, что в Жизненном пространстве существует только одно измерение — наше. Но к нашему времени уже достоверно известно, что жизненное пространство вмещает в себя два измерения. Наше — скрещивающееся, и не наше — параллельное. Теперь описание измерений дается в сравнении друг с другом. Скрещивающееся измерение описывается как средне-магическое. В нем может существовать как магическое, так и немагическое сообщество, не мешая друг другу. Параллельное же измерение настолько заполнено магической энергией, что вряд ли есть возможность сохранить ее в секрете от какого-либо живого существа, его населяющего.

Это дает основания предположить, что в параллельном измерении существуют не только и не столько маги и нончармы, сколько другие разумные расы. Странные энергетические поля, обнаруженные на поверхности параллельного измерения, предполагают существование ранее неизвестных и у нас не проживающих рас. К тому же, если брать процентное отношение, то, скорее всего, других разумных рас в этом измерении больше чем людей. К этому времени уже обнаружены биоэнергии людей, оборотней, русалок, вампиров, кентавров и какие-то сильные, но неизвестные биоэнергии, потенциально — магически одаренных существ, которых в нашем измерении нет. Ученые предполагают, что эти существа появились из-за переизбытка магии. Предполагается, что они очень сильны как на магическом, так и на жизненном (энергетическом) уровне. Обнаружено, что они каким-то образом могут удерживать свою биоэнергию на одном определенном уровне, что более недоступно ни для каких рас.

Величина обоих измерений примерно равная. Расстояние от скрещивающегося до параллельного измерения очень велико, около пятисот длин нашего измерения, то есть наше измерение уложится в этом расстоянии как минимум 500 раз. Это огромное расстояние, учитывая, что даже одно измерение пройти от одного конца к другому, очень сложно из-за колоссальных, по меркам людей, размеров.

Более конкретные данные можно получить при детальном исследовании параллельного измерения, что невозможно, так как ни один маг еще не придумал способа быстрого перемещения на такие огромные расстояния. Даже длительной жизни мага не хватает на столь дальний перелет. Да и перемещаться в самом жизненном пространстве невозможно из-за отсутствия там биологической среды.

Всеми этими открытиями мы обязаны Вергилию Свету и Авроре Сильмэ, которые работали над этим вопросом в последние годы жизни. До них открытия в этой области были незначительными.

Статью подготовил Р.Епортеров.

«Ну надо же! Оказывается, мы не одни во Вселенной, как и в Жизненном пространстве! Интересно, откуда у родителей такие знания? Как можно исследовать то, что находится так далеко? А как они туда собираются попасть, для детального изучения? К тому же, если там есть существа, гораздо превосходящие магов по силе, то кто же их туда пустит? Но работа, конечно, феноменальная. До такого еще додуматься надо! И когда они все это успели?» — подвела итог Алекса прочитанной статье.

Глава 2 «Поезд на ремонте»

Алекса чувствовала, что мир снова накаляется, но на сей раз к накалу воздуха добавился еще и накал страстей. По соседству с ней жила одна молодая пара, которая как раз переживала свой первый скандал. Алекса почувствовала, что сразу два потока негативных эмоций, направленных один на другой, она не выдержит.

— Алекса, я в школу за книгами! — крикнул Кирилл, и его голос разорвался как атомная бомба в голове Алексы. — Что с тобой? — он подошел ближе и взглянул ей в глаза.

Алексу как будто молотком кто-то стукнул по голове. Она схватилась за голову. Тиски чужих эмоций сжимались все сильнее и сильнее.

— НЕТ! — балконная дверь с грохотом закрылась.

— Ты чего? — ошарашено спросил Кирилл, опасливо отодвигаясь от сестры.

— Эти соседи меня просто достали! — воскликнула Алекса, и с соседней полки посыпались книги.

— Брось, отключись и не слушай! — посоветовал Кирилл.

— Тебе легко говорить! А они мне уже осточертели своими распрями! Да заткнитесь вы, что ли!!! — в квартире все заходило ходуном, плохо лежащие вещи посыпались с полок, люстра опасливо закачалась.

Выпустив пар, Алекса почувствовала некоторое облегчение.

— Я тоже, пожалуй, пойду, пока не вызвала землетрясение! — сказала она, быстрым движением достала из-под кровати серф-доску, махнула на прощанье рукой Кириллу и, выйдя на балкон, исчезла.

Ветер тут же вытеснил из ее головы все мысли и чувства. Алекса отдалась полету вся без остатка, опережая импульсы чувств, доходящих до нее с земли. Вспомнив о безопасности, девушка быстро переместилась к недалекому леску, где ее сложнее было бы заметить с земли. Немного подумав, Алекса решила продолжить вчерашнюю тренировку. Вспомнив и закрепив вчерашние успехи, девушка взялась покорять новые вершины. Однако это оказалось не так уж и легко. Если предварительно встать и начинать движение уже стоя, то ветер непременно сносит, либо раскачивает доску, и устоять на ней нет никакой возможности. Если же пытаться встать во время движения, то это не дает сила ветра и притяжения. Просто не получается оторваться от доски, не то что встать и выделывать финты.

Промучившись около двух часов, Алекса решила остановиться на том, что будет вставать во время полета. Настроившись, она, раз за разом посылая доску в равномерный полет, пыталась встать. Но, увы, ничего не получалось. Она уже отчаялась найти равновесие и просто бесцельно летала, по привычке повторяя тщетные попытки подняться, как вдруг она поняла, что эта процедура стала даваться ей легко. Необычная отрешенность, даже безразличие, и Алекса поняла, что стоит на доске, которая резво мчится вдаль. Мысли бросились вскачь, и доска тут же нырнула за ближайшее дерево и полетела к земле. Резко затормозив и чуть не спикировав на тропинку, Алекса кое-как удержала равновесие и спрыгнула с доски, радуясь, что ее затея вполне удалась.

Но триумф ее длился недолго, так как перед собой она увидела изумленное и напуганное лицо девушки, которая, очевидно, шла по этой тропинке. Ругая себя за то, что летала слишком близко к населенной местности, Алекса полезла в карман за волшебной палочкой, чтобы скорректировать восприятие, но запоздало сообразила, что второпях не взяла ее с собой. Легкая паника грозила перейти в истерику, как вдруг нежелательная очевидица полета вскрикнула и бросилась Алексе на шею!

— АЛЕКСА! Как же я рада тебя видеть!!! Почему же ты сразу мне не позвонила?! — с восторгом запричитала девушка.

Худенькая, небольшого роста, брюнетка с пушистыми кудрями и удивительно веселой задорной улыбкой…

— Алиса? — сообразила Алекса. — Что…

«Ну как я могла забыть, что это любимая дорога Алисы! Вот ведь!.. И что я теперь ей скажу?» — подумала Алекса.

— Рассказывай, как ты! Что там в новой школе, что ты о нас совсем забыла? Что делала целых два месяца? — затараторила Алиса.

— Пойдем ко мне! Там все за чашкой чая и расскажу! — предложила Алекса, рассчитывая поскорее добраться до волшебной палочки, чтобы избежать нежелательных вопросов.

— А что это такое? — спросила Алиса, указывая на серф-доску, которую Алекса взяла в руки.

— Дома объясню!

Девушки заспешили по тропинке в сторону дома Алексы. На протяжении всей дороги Алиса что-то рассказывала не умолкая. Но это было на руку Алексе. Она могла просто слушать, изредка поддакивать, а не придумывать отговорки на неловкие вопросы. Алекса кое-как протиснулась в квартиру с серф-доской, раньше она с серф-доской покидала ее и возвращалась исключительно через более просторное окно. Но теперь опробовала и обычный способ через дверь, и он, надо признать, не пришелся ей по вкусу.

— Ну, вот и пришли. Заходи! — пригласила Алекса, радуясь, что сегодня еще не успела разбросать волшебные вещи, которые бы тоже пришлось как-то объяснять.

Алекса быстро запихнула серф-доску под кровать, спрятала волшебную палочку в карман брюк, искусственно увеличенный дополнительным пространством и хотела было отправиться ставить чайник, как вдруг в окно влетела фея. Алекса попыталась спрятать ее за занавеской, но та быстро прошмыгнула мимо нее и зависла точно между Алексой и Алисой.

— Вам письмо! — сказала она.

Глаза Алисы распахнулись, а челюсть медленно упала на грудь.

— Вы брать будете? — спросила фея, только теперь Алекса поняла, что пухленькая женщина обращается к обеим девушкам и в руках держит два конверта.

— Да, — выдавила из себя Алекса и взяла оба письма, одно из которых было почти в два раза толще другого.

Фея поднялась чуть выше, но не исчезла. Алекса со страхом посмотрела на адресатов писем. На одном конверте значилось привычное «Александре Сильмэ», а на втором «Алисе Артезианской».

— Это тебе, — сказала Алекса, протягивая второе письмо подруге.

— Ч-что…

— Сначала прочитай, — сказала Алекса и тут же открыла свое.

«Школа волшебства и колдовства

„Колдумнеи“.

Директор: Академик Владимир Пересветов.

(Магистр ордена Гроттер-Поттер,

Великий чар., Верх. Волшебник,

Глава ООПЗМ)

Уважаемая Александра Сильмэ!

Сообщаем вам, что вы перешли на второй курс обучения магии в школе Волшебства и Колдовства Колдумнеи. Ознакомьтесь со списком нужных вещей.

— Книги

— „Заклинания, заговоры, заклятья. Второй курс“ светлые (и темные) З. А. Говорщиков (и Н. Е. Кросс).

— „Боевая магия: светлая (и темная). Для начинающих“ П. У. Льсар (и О. Г. Немет).

— „Пособие по изучению небесных тел“ Л.У.Натик.

— „Боги и полубоги. В чем их отличия и значение“ Г.Е.Родот.

— Прочие вещи.

— Стандартный набор ингредиентов для зелий за второй курс.

Склянка из специального стекла N4, для лайтловых зелий средней опасности.

Занятия, как обычно, начинаются 1-го сентября. Но, к сожалению, приходится довести до вашего сведения, что в этом году ученикам придется добираться до школы самостоятельно, так как поезд не сможет довести их. Это связано с временным ограничением в пользовании магии. Но больше это ограничение ни на чем не отразится. Карта, которая поможет вам добраться до Колдумнеев, приложена к письму, достаточно лишь коснуться ее палочкой. Красный крестик будет указывать вам ваше местоположение, а зеленая стрелочка — нужное направление.

Мои наилучшие пожелания,

Заместитель директора,

Афелия Мэтаре».

«Ну и дела! Что же там у них произошло?» — удивилась Алекса и тут обнаружила третий лист в письме.

«Алекса!

У меня к тебе особая просьба. В твоем городе живет еще одна волшебница. Ее зовут Алиса Артезианская. Она поступает на первый курс Колдумнеев и не может самостоятельно попасть в школу. Не могла бы ты ее отвезти туда? Отправь ответ с этой же феей.

В. Пересветов».

Постепенно Алекса начала обдумывать полученную информацию. Письмо для Алисы. Ее зачислили в Колдумнеи на первый курс. Значит…

— Ты тоже колдунья! — завопила Алекса и бросилась подруге на шею.

— Я — кто? — ошарашено переспросила Алиса. — Что это за письмо? Какая еще школа магии?

— Как же я рада, что мне не придется подчищать тебе сознание! Сейчас я тебе все расскажу! Только ответ академику Пересветову напишу!

Алекса нашарила пергамент, вытащила перо и без всяких чернил быстро написала:

«Здравствуйте,

С удовольствием доставлю в школу Алису Артезианскую. Я с ней лично знакома!

А. Сильмэ».

Алекса поручила свое короткое послание фее и начала свой длинный рассказ о магии для Алисы с того момента как сама получила письмо.

— Так ты что же, теперь еще и русалка? — удивленно переспросила Алиса, допивая третью кружку чая.

— Похоже, что да, — пожала плечами Алекса.

— А что ты можешь с этим своим даром, как его?

— Эмпатия. Да многое, наверно. Но пока он мне только мешает.

— В смысле? — не поняла Алиса.

— Ну, представь себе постоянно чувствовать сотню чувств, соседей-то у меня много!

— Ты что, их постоянно чувствуешь? И мои тоже?

— Конечно, постоянно и да, твои тоже! — кивнула Алекса. — Ты слишком удивлена и несколько растеряна.

Алиса потрясенно уставилась на Алексу.

— А как-нибудь от этого можно защищаться?

— Прямо сейчас никак, так как я не контролирую его, а потом возможно. Хотя, если этот дар окажется абсолютным, то тоже не сможешь. Против абсолютной мощи нет никаких приемов, а дар чаще всего и является абсолютом, — сказала Алекса, припоминая последние материалы, прочитанные по этому поводу.

— Радужная перспектива, — усмехнулась Алиса.

— Кирилл идет, — сказала Алекса, ощущая приближение брата.

— Откуда ты знаешь?

— Ну, я же эмпат!

В двери заворочался ключ и в квартиру вошел Кирилл.

— Я пришел! — крикнул он с порога.

— Очень рада! — отозвалась Алекса и, поднявшись, отправилась в прихожую.

— Как там лес? Ты его не разнесла? — спросил он, на ходу избавляясь от обуви и бросая ключи на полку.

— Да нет, вроде бы стоит, — пожала плечами Алекса.

— Странно, учитывая такой бурный всплеск магии, удивительно, что не пострадало ни одно дерево, — усмехнулся Кирилл, выкладывая какие-то бумажки.

— А что с ним могло случиться? — спросила заинтересовавшаяся Алиса.

Кирилл резко обернулся, он только теперь заметил в комнате Алису.

— Не беспокойся, теперь уже опасность для нашего леса позади, так как соседи, видимо, мирятся, только бы они не слишком рьяно мирились, а то снова придется улететь громить лес! — ответила Алекса.

— А… — Кирилл удивленно смотрел на Алису.

— А он тоже маг? — вдруг спросила Алиса.

— Нет, к сожалению, он чармандолл. Человек, родившийся в семье магов, но не обладающий магической силой, — покачала головой Алекса.

— А ты ей, что, все рассказала? — спросил Кирилл, немного растягивая слова.

— Рассказала? А, я же забыла сказать! Алиса тоже волшебница, ей пришло письмо из Колдумнеи, мы с ней летим туда вместе! — Алекса, наконец, поняла, чем вызвано такое странное поведение Кирилла.

— Надо же! — поразился Кирилл. — Стой, вы ведь в одном классе учились, а почему в Колдумнеи Алису позже пригласили?

— Она же младше меня на полгода и в школу пошла с 6-ти лет! — сказала Алекса. — Для магии-то возраст важнее, чем для обычной школы. Раньше чем в 15 лет систематически обучаться колдовству нельзя.

— А-а-а… — одновременно протянули Кирилл и Алиса.

— Кстати, в этом году мы полетим в школу сами! С поездом что-то случилось, — сказал Алекса.

— С поездом? А что с ним могло случиться? Что-то тут странное, — удивился Кирилл. — Обычно магический транспорт очень редко ломается, а если и ломается, то довольно быстро чинится. За месяц они бы починили любую неполадку. Да что там, новый бы поезд создали.

Глава 3 «Возвращение русалки»

Яркое солнце, свежий ветерок, мягкая трава. Что еще нужно для отдыха? Ну конечно, вода. Но не так все просто!

Алекса стояла возле высокой яблони и прикидывала, как бы дотянуться до ветки, расположенной строго над головой, но в недосягаемости. Черный купальный костюм был прикрыт только прозрачным парэо, однако никаких следов загара видно не было. Еще более черные волосы, с утра убранные в шишку, теперь растрепались и весело играли на ветру, еще больше оттеняя бледную кожу лица и подчеркивая голубые глаза и алые губы.

На лестнице, приставленной к дереву, стоял Кирилл и пытался дотянуться до дальней ветки. Бронзовый загар, выгоревшие, но все же темные волосы были влажными и зачесанными назад, он недавно искупался в речке, несущей свои воды прямо за забором.

— Кир! Наклони вот эту! — попросила Алекса.

Кирилл опустил глаза на нужную ветку и немного приклонил ее к земле, чтобы Алекса могла до нее дотянуться. Девушка тут же принялась собирать яблоки.

— Алиса! Ты где?! Давай сюда корзину! — позвала Алекса подружку, которая «отдыхала» на даче вместе с братом и сестрой.

— Да здесь я, здесь! — откликнулась порядком обгоревшая девушка, подошедшая сзади с наполовину заполненной корзиной. — Просто такая жара! Может, пойдем искупаемся?

— Опять? — удивилась Алекса. — Вы же только что ходили!

— Ну и что! — сказал Кирилл. — Никогда не поздно освежиться!

— А почему ты не купаешься? — спросила Алиса. — Неужели тебе не хочется в воду?

— Еще как хочется, — вздохнула Алекса, как никогда ощущая зов воды. — Но не думаю, что мне это пойдет на пользу.

— В смысле?

— Я не знаю, чем это закончится. Я все еще русалка… Я не в курсе, что произойдет, если я войду в воду.

— Но мы же рядом, ты всегда будет ощущать наши чувства, — сказала Алиса.

— Ты же не можешь избегать ее вечно? Когда-то же надо попробовать? — резонно заметил Кирилл.

— Вы правы, нужно попробовать! — решилась наконец Алекса. Жара уже сводила ее с ума, и все, чего хотелось, — это окунуться в прохладную воду реки.

Побросав все, ребята выбежали на песчаный берег. Алекса тут же вспомнила, как она провела три незабываемых дня под водой. Правда, по человеческим меркам это был почти месяц, но на воспоминаниях это не отразилось. Вода стала для Алексы родной стихией.

Кирилл и Алиса бросились бегом к кромке и тут же зашли по пояс. Алекса же некоторое время медлила, а потом, сбросив платок, поднялась на обрыв и плавно нырнула, будто вошла в воду. Ее сознание тут же заполнилось только водой, к которой она не подпускала себя все лето. Какое же это было наслаждение — просто плавать и ни о чем не думать. Но окончательно потерять голову ей не дали чувства, которые просачивались к ней в сознание посредствам из-за эмпатии. Вскоре Алекса освоилась, поборола искушение уплыть и не возвращаться и вынырнула к друзьям.

— Ничего себе! Ты что, можешь задерживать дыхание на 15 минут? — удивился Кирилл, который тоже не очень-то хорошо разбирался в русалках.

— Мне и не надо его задерживать, я могу дышать под водой! — звонко засмеялась Алекса. — Только, правда, я не знаю, как это у меня получается. Раньше-то у меня жабры были и перепонки, а теперь я не трансформируюсь в русалку, — добавила она, расставляя пальцы и показывая, что никакой пленки между ними нет.

Она снова нырнула, заскользила под водой и глубоко вздохнула, никаких изменений она не почувствовала, разве что теперь ей казалось, что она вдыхает более сырой воздух с капельками воды. Алекса поднялась на поверхность, желая сообщить об этом открытии Алисе и Кириллу, и обнаружила, что они далеко позади нее.

— Ничего себе! Ну и скорость! — крикнул Кирилл.

Алекса опустилась под воду и поплыла по направлению к Кириллу. Не прошло и пары секунд, как она оказалась рядом с ним.

— Ничего себе! — поразилась Алиса. — За две секунды около двадцати метров! Нуты даешь, Алекса!

— А я и не знала, что так быстро плаваю! — удивилась Алекса, вспоминая, сколько она плыла от селения русалок к кораблю. Ей стало любопытно, на каком же расстоянии находился корабль, что они плыли до него так долго?

Они резвились в воде около двух часов. Солнце неудержимо клонилось к закату. Когда Алиса и Кирилл, уставшие, но довольные, вылезли на берег, Алекса готова была плавать и дальше. Она с такой же резвостью, что и пару часов назад, плескалась в воде.

— Лекс! Вылезай уже! — возмутился Кирилл

— То тебя не затащишь в воду, то не вытащишь, — усмехнулась Алиса.

— Дети, ужинать, — раздался голос Оливии Онореевны.

Алекса нехотя вышла на берег и отправилась к столу в беседке. Поужинав и выпив пару стаканов ароматного чая, все уселись перед телевизором. Однако, Алекса давно уже утратила весь интерес к техническим устройствам. Она без труда могла управляться со всеми бытовыми приборами и неплохо владела электронными установками вроде телефона и компьютера, но теперь это не могло ее удержать надолго. Вот и сейчас Алекса тихонько встала и вышла во двор, а затем и на берег реки.

Вода призывно поблескивала в лучах заходящего солнца. Алые волны накатывали на берег. Алекса сама не знала, почему заулыбалась. Эта простая картина вдруг показалась ей удивительно близкой и знакомой. Когда-то она уже видела тихие волны, огромное заходящее солнце, лучи которого так мягко грели душу. Но когда? А может быть, это был просто сон…

Солнце медленно опускалось за макушки сосен, растущих на том берегу, его последние лучи искрились в воде и в глазах девушки. Она чувствовала какое-то странное единение с природой, будто та была ее неотделимой частью. Какое-то странное чувство поднималось из самых глубин ее существа. Казалось, сделать еще шаг, и все станет ясно и понятно. Но внезапно солнечный свет померк, и тени разлетелись над берегом. Странное чувство исчезло, и вместо него появилась ноющая тоска и пустота. Сама смелая волна лизнула ногу Алексы и та почувствовала тягу к морю, которая на миг отступила перед странным необъяснимым чувством, которое дали ей догорающие лучи солнца.

Вздохнув, Алекса вернулась в дом и улеглась спать. Этой ночью она снова стояла на берегу реки, заходящее солнце золотило, высокие деревья удивительный замок, стоящий возле реки. В ней боролось два совершенно противоположных ощущения. С одной стороны, она рвалась к воде, которая ее так манила, а с другой — она хотела раствориться в удивительном чувстве заходящего солнца. Но шум воды все нарастал…

— Алекса! — послышался голос бабушки. — Пора вставать, родная. Скоро автобус.

— Да… — ответила она, открывая глаза, и бабушка ушла.

«Значит, есть что-то, что может противостоять зову воды. Только что это? Что может вернуть меня в мир людей целиком?»

Глава 4 «Перо Жар-птицы»

Алекса договорилась встретиться с Алисой в половине одиннадцатого, и теперь ждала ее с минуты на минуту. Они договорились вместе пойти на Аллею Сезон, что бы закупить все необходимое сразу. Чтобы не тратить время зря, Алекса решила попробовать управлять своим даром эмпата. Она сидела на диване, закрыв глаза, и пыталась почувствовать Алису. Самое большее, что ей удавалось — это различить присутствие человека в лестничном пролете от квартиры. Теперь Алекса старалась увеличить это пространство. В голову упорно лезли совсем не те чувства, которые искала Алекса. Она провела довольно много времени с Алисой, чтобы отличить ее от других людей, но, как оказалось, целенаправленный поиск был пока Алексе неподвластен. Она мгновенно терялась в потоке чужих эмоций. Через минут пятнадцать Алекса случайно наткнулась на то, что искала. Прислушавшись к вычлененным чувствам, он стала определять, где сейчас находится Алиса.

Легкое волнение и предвкушение чего-то особенного, довольно близкое. Но закончить ей не дал звонок в дверь. Пока Алекса пыталась понять, где находится Алиса, девушка преодолела девять ступеней последней лестницы и позвонила дверь. Поняв, что совладать с даром не так-то просто, Алекса вздохнула и пошла открывать дверь.

— Вот и я, — сказал Алиса. — Идем?

— Конечно, — кивнула Алекса и, подхватив сумку и ключи, вышла на лестничную площадку.

— Далековато пешком-то идти, — сказала Алекса.

— А куда мы идем? — тут же поинтересовалась Алиса.

— В книжный.

— Куда?

— В «Библиосферу», — конкретизировала Алекса.

— Но там не продают таких книг, которые значатся в списке, — опешила Алиса.

— А я разве сказала, что мы идем туда покупать книги?

Алиса задумалась, видимо, перебирая в уме сказанные фразы. А они тем временем зашли в хорошо знакомый магазин, где раньше любили подолгу задерживаться.

— Сюда, — предупредила Алекса, проскальзывая в подсобное помещение.

Она вытащила палочку и стукнула по стене. Та растворилась

— Пойдем, — Алекса взяла подругу за руку и провела сквозь облако, за которым находилась Аллея Сезон.

— Ничего себе! — Округлила глаза Алиса.

Алекса усмехнулась, вспомнив свою первую реакцию на длинную прямую аллею деревьев, сплошь представляющую собой улицу магазинов, и людей, непрерывно появляющихся и исчезающих.

— Что это они делают? — удивилась Алиса. — И как?

— Увидишь, — заинтриговала девушку Алекса. — Пойдем в банк.

— Где это?

— Вот за тем дубом, — сказала Алекса, указывая на издали видимый заметный вековой дуб, представляющий здание банка.

— Алекса, здесь же, наверное, другая денежная система, — запоздало сообразила Алисе.

— Конечно. Поэтому мы сначала идем в банк, где ты обменяешь деньги, а я возьму свои, — кивнула Алекса.

— А… — протянула Алиса. — Но все же, где это?

— Вот, — Алекса указала на дуб и подошла к нему вплотную. — Повторяй за мной!

Девушка провела по коре дерева и подтолкнула поток магии, который она теперь чувствовала. Через мгновенье она уже стояла перед сине-зеленым зданием банка.

Через минуту появилась и Алиса, непрестанно озирающая и сильно ошарашенная.

— Надо же, — все, что она смогла сказать.

— Пойдем, — ухмыльнулась Алекса.

Алиса с удивление глядела по сторонам. Уже не задавая вопросов, а просто восхищаясь удивительным местом.

— Это роланды, с ними будь поосторожнее. Они стражи хранилища. Никто никогда их еще не обманул и не ограбил.

— Чем могу помочь? — спросил их свободный роланд.

— Необходимо обменять нончармские деньки и снять деньги со счета 8 927 836 92 16, - ответила Алекса.

— Минутку. Да, есть такой. Мисс Сильмэ?

— Да.

Роланд завозился.

— Вам необходимо подойти к третьей кассе, там происходит обмен денег, — сказал он Алисе, указывая к концу шеренги. — А вы, мисс, пройдемте со мной.

Алиса бросила взволнованный взгляд на Алексу.

— Иди, я скоро вернусь. Жди меня у выхода, если освободишься первой, — сказала волшебница, с сомнением глядя на длинную очередь в обменный пункт, и быстро зашагала за роландом.

Знакомый лифт и Алекса крепко взялась за поручни. Резкий скачок в пространстве и роланд объявил седьмой, платиновый уровень и, немного пройдя, 8 927 836 92 16-ый сейф, дав разрешение отправляться за деньгами. Алекса опустилась на одно колено и коснулась рукой крышки. Руку обдало сначала холодом, а потом жаром, и люк распахнулся. Не задумываясь уже ни о чем, девушка шагнула в черную пустоту. Долгое падение, как и в первый раз, завершилось мягкой посадкой на каменные плиты. Увидев собственно сам сейф, Алекса прикосновением открыла его.

— Алекса Сильмэ, рад снова вас видеть! — послышался голос.

Девушка обернулась и увидела Омелотовское привидение.

— Здравствуйте, — сказала Алекса.

— Здравствовать? Не думаю, что мне это по силам, — расхохоталось привидение. — А ты, я слышал, снова надрала задницу князьку?

— А… да, было дело, — кинула Алекса, припомнила события прошедшей весны, присаживаясь на корточки, чтобы взять деньги.

— Что, вот так просто взяла и намылила ему голову, и ничего? — неподдельно удивилось привидение.

— Ну, не совсем просто так. После драки у меня появились перепонки и жабры. Хвала магии, хоть хвост не отрос! — усмехнулась Алекса, говорить об этом ей было просто, казалось, что ее отделяет от этих событий целая жизнь, хотя отделяло всего 2–3 месяца.

— Ты что же, русалка? — еще больше удивился призрак.

— Не совсем, — покачала головой девушка, закрывая сейф вместе с призраком.

— Вот и я говорю, не похоже! — закивал призрак, просачиваясь сквозь дверь.

Алекса сунула мешочек с деньгами в сумку и направилась к выходу.

— Ну, до встречи в следующем году, — Алекса махнула призраку рукой на прощание.

— А если я не доживу до следующего года? — услышала она вопрос призрака, но поток уже нес ее обратно на седьмой уровень.

Алекса вышла в холл и с удивлением обнаружила, что Алиса стоит возле выхода, от скуки читая объявления.

— Ты быстро управилась, — удивилась Алекса, подходя к подруге.

— А, там, в очереди, передо мной какой-то чихающий тип попался. Все, кто впереди стоял, разбежались подальше, решив, видно, попозже прийти. Он обменял деньги, а я за ним. Так что я уже давно тебя тут жду, — поведала о своем времяпрепровождении Алиса.

— Повезло! — усмехнулась Алекса. — Ну, пойдем, что ли, по магазинам?

Девушки вышли на залитую солнцем аллею, прихватив пару открывающих истинное назначение деревьев очков, и сразу же отправились за формой. «Мантии на любой вкус и цвет» приветливо встретили их своей милой драпировкой.

— Чем помочь? — спросила миленькая молодая ведьмочка в строгой голубой мантии.

— Нужна форма, Колдумнеи, первый курс, — Алекса кивнула в сторону Алисы.

— Проходите сюда, пожалуйста, — ведьмочка кивнула на занавешенную часть ателье. — Вас сейчас обслужат.

Алиса прошла туда, а Алекса присела на скамеечку возле окна и подготовилась ждать. Тут из-за занавеса вышла девушка, несшая в руках объемный пакет.

— Марианна? — узнав неровную стрижку девушки, спросила Алекса.

— Алекса? Как же я рада тебя видеть! — улыбнулась знакомая ведьмочка.

— Я тоже очень рада тебя видеть, — заулыбалась Алекса, поднимаясь.

— Как лето проводишь? Готовишься к Колдумнеям?

— Да ничего, отдыхать — не учиться! — усмехнулась Алекса. — Я с подружкой пришла, ей мантия нужна, она на первый курс поступает.

— Подружка? Повезло, — покивала Марианна. — А я вот новых мантий прикупила для института. Но как в школу хочется!!! Я так по нардаэ скучаю, по команде! Я надеюсь, ты не бросишь играть?

Марианна закончила Колдумнеи с отличием в прошлом году и теперь поступила в институт, для продолжения образования и научной работы.

— Конечно нет! Но нам тебя будет очень не хватать. Кто еще так, как ты, сможет сказать?

— Ой, брось, Алекса, я сейчас разревусь, — замахала руками Марианна, глаза ее и впрямь заблестели.

— А как институт? Сложно было поступить? Как ощущения, что ты теперь настоящая волшебница?

— Потрясающе, — честно ответила Марианна. — Столько новых возможностей, столько вообще нового! У нас-то семестр уже начался, и мы практикуем стихийную магию. Это так увлекательно, хотя очень сложно. Нужен высокий уровень магии и средоточие всех мыслей на одном предмете.

— Стихийно — это вообще без заклинаний? — уточнила Алекса.

— Да, просто подумаешь, что тебе нужно, и все. Вот, смотри.

Марианна уставилась на пакет в ее руке и медленно разжала пальцы. Он, к удивлению Алекса, не упал, а медленно поднялся вверх и, сместившись, опустился на скамейку.

— Ничего себе! И это все без палочки?! — поразилась Алекса.

— Да! — улыбнулась Марианна.

— Поскорее бы мы занялись стихийным колдовством. И заклинания учить не надо! — пожелала Алекса.

— Ой, не надо. Знаешь, сколько я мучилась, прежде чем заставить предмет переместиться по моему желанию? Около месяца! Но игра стоит свеч! Я, кстати, теперь единственная девушка на практическом отделении.

— Неужели у остальных уровня магии не хватило? — удивила Алекса, зная, что в институт берут только магов сильных и средних магов. А на практический факультет так и вообще только боевых магов.

— Если бы, — усмехнулась Марианна. — Терпения! Я в жизни столько не училась. Если бы мне это не нравилось, я бы тоже давно уже бросила это занятие и нашла что поинтереснее. Но магия в институте — это так увлекательно. Не надо уже носиться с домашними заданиями и зубрить теоретический материал. Только практика и исследования. Я очень рада, что поступила туда!

— Да, ты молодец! А мне еще 6 лет учиться в школе и только потом будет возможность заняться наукой!

— А ты хочешь пойти по стопам родителей и заняться наукой? — заинтересовалась Марианна.

— Думаю, да, — кивнула Алекса. — Если, конечно, за шесть лет не найду более интересно для меня занятия.

— Или замуж не выйдешь, — заметила Марианна.

— Это вряд ли! — засмеялась Алекса.

— Марианна! — послышался приятный мужской тенор. — Я тебя уже заждался.

— Да, Ром, я сейчас, — жизнерадостно отозвалась Марианна, молодому человеку, заглянувшему в магазин.

— Рома? — удивилась Алекса. — Я что-то раньше его не видела.

— Ага, я с ним на вступительном экзамене познакомилась, — кивнула Марианна, щеки которой слегка порозовели. — Он чернила забыл, я с ним поделилась, вот и познакомились.

— Романтично, — улыбнулась Алекса.

— Да… ну, я пойду, а то он меня уже наверное давно ждет, — сказала девушка. — Рада была тебя повидать!

— И я рада, надеюсь, еще увидимся, — вздохнула Алекса.

— Непременно, я буду заглядывать в школу, да и на Аллею Сезон!

Девушка взяла пакет, махнула на прощание рукой и вышла из магазина. Там она тут же бросилась на шею молодому человеку, который, крепко обняв ее, взял у нее из рук пакет. Марианна улыбнулась и что-то ему сказала. Он бросил взгляд на витрину магазина и удивленно что-то переспросил. Алекса сделала вывод, что Марианна сказала, с кем она говорила, а Роман, как добропорядочный маг, был в курсе списка магических знаменитостей. Вскоре взявшись за руки, парочка удалилась. Алекса некоторое время смотрела им вслед, а затем опустила глаза на скамейку.

«Как это у нее получается, — подумала Алекса. — Просто взять и подумать о чем-то, чтобы это произойдет…»

Девушка сосредоточилась и представила себе, как скамья, на которой она недавно сидела, теперь отрывается от пола и над полом. Ничего не произошло. Алекса зажмурила глаза и снова представила левитирующую скамейку. Ничего не происходило. Девушка снова решилась поднять скамейку силой мысли, представив, как ее подхватывает поток магии. Ей показалось, что скамейка немного оторвалась от пола, а вокруг ее ножек блеснули голубоватые искры. Но, видимо, ей это только показалось, так как скамья и не думала сдвигаться с места.

«Да. Это мне пока не по зубам. Что ж, буду учиться», — сдаваясь, решила Алекса.

— Алекса, мантии просто чудесные! — послышался голос Алисы за спиной девушки. — А что это ты тут делаешь?

— Признаю поражение, — ответила Алекса. — Пойдем дальше?

— А куда?

— За книгами, думаю, — пожала плечами Алекса.

Девушки отправились по улице в поисках знакомого магазина с длинным названием «Учебно-практическая и лечебно-теоретическая литература, а также художественные книги популярных писателей». Первой реакцией Алисы на обширность и запыленность магазина был оглушительный чих, который тут же выманил из своей каморки продавца.

— Вы что-то желали бы купить? — спросил недовольный Бекар. Казалось, что он сейчас продолжит: «Или пришли исключительно обчихать мои книги?»

— Да, нам нужен набор учебников для первого и второго курсов, — ответила Алекса, подавая списки литературы.

— Так-так, — сказал Бекар и нырнул за прилавок, доставая приличную стопку учебников для Алисы. — А из этого списка я могу вам предоставить не все.

Бекар сходил куда-то и принес три книги.

— За остальными вам придется сходить в соседнюю лавочку, — с явным презрением к соседнему магазину сказал продавец. — С вас восемь омел и три лота, а с вас омела и 25 денников.

Девушки расплатились и вышли.

— А почему ты не можешь все купить у этого привереды? — поинтересовалась Алиса, перехватывая тяжелую сумку поудобнее.

— У него нет этих книг. Это магазин исключительно по теории светлой магии. А мне нужны книги по темной магии.

— Ты темная?

— Я же тебе объясняла, я не тьма и не свет. Я не определена на какое-либо отделение, поэтому приходится учиться сразу на двух, так как я сама никак выбрать не могу.

— Да что тут думать! Светлое, и точка! Свет — это добро! — удивилась Алиса.

— Не всегда! — усмехнулась Алекса. — Если бы все было так просто, то темных магов бы не существовало. И светлая магия может разрушать, а темная созидать!

— Тогда в чем же отличие?

— В средствах достижения цели. Темная магия мощнее в атаке, светлая в защите. Темная магия влияет на тело, светлая на разум и душу.

— Все так запутано, — вздохнула Алиса.

— Ты во всем разберешься, когда мы прилетим в школу.

— И все равно, свет лучше!

— А моя школьная подружка считает наоборот, — заметила Алекса.

— Подружка? — вскинула бровь Алиса.

— Да, мы с ней соседки по комнате, она хорошая девчонка, хотя и темная. Она считает, что темная магия дарует свободу и имеет преимущество перед светлой в силе. Я ей на это всегда отвечаю, что истинная свобода — это свобода выбора, а насчет силы я всегда готова с ней поспорить на палочках.

— Ты дружишь с темной?! — удивленно переспросила Алиса, видимо, сейчас ее волновало больше, что у Алекса есть другая подруга, да еще ведьма.

— Не забывай, что я и сама на половину темная. К тому же, темные не такие уж и плохие ребята. На них всегда можно положиться, если они что-то пообещали или, еще лучше, поклялись, сделают все, что угодно, чтобы выполнить обещание.

— А светлые, что — плохие?

— Почему же? У меня есть два друга, они светлые. Светлые всегда честны и никогда не бросят в трудную минуту. На них можно надеяться. Поверь, ты сама поймешь, что нельзя делить магов на плохих и хороших только лишь по тому, что они темные или светлые. Один темный маг даже спас меня от разгневанного фрика.

— Посмотрим, — уклончиво ответила Алиса. Видимо доводы показались ей более-менее убедительными, но, все же, сомнения остались.

Тем временем девчонки уже зашли в соседний магазин.

— Здравствуйте, миссис Черный Кот, — сказал Алекса, оборачиваясь на приближающуюся темную магию, по которой можно было узнать продавщицу этого магазина.

— Здравствуй, Алекса. Чудесный день на улице, — сказала она.

— Да, — согласилась Алекса. — Мне нужны книги для второго курса темного отделения.

— Я знаю, что тебе нужно, — кивнула мать Магмы. — Пойдем.

Она приглашающе взметнула широкий рукав мантии в сторону прилавка.

— Боевая магия, Заклинания и атлас Богов, — перечислила Черный Кот.

Алекса молча кивнула.

— Четыре омела три денника, — сказала продавщица.

— Вот, — Алекса протянула деньги.

— И помни, не спеши делать выбор. Будь свободна от давления и делай выбор только сама.

— А могу ли я его не делать? Разве нельзя совместить? — спросила Алекса, без труда понимая, о чем говорит ведьма.

— Сможешь — совмести. Но когда-нибудь выбор тебя все равно настигнет. Не в одном, так в другом, — уверенно сказала Черный Кот.

— Спасибо, — поблагодарила Алекса и за книги, и за совет.

Девушки вышли и в раздумье остановились у входа.

— Она темная? — спросила Алиса.

— Да. Это мама моей подруги. Ты же не скажешь о ней ничего плохого?

— Да, нет, в общем-то, ничего. Но все равно она какая-то… странная.

— Удивительная.

Девушки подхватили сумки и отправились дальше штурмовать волшебные деревья, докупая необходимые инструменты и вещи.

— Так, нам осталось купить только волшебную палочку, — сориентировалась Алекса. — А вот и магазин.

— Еынбешлов Икчолап? — с трудом выговаривая, спросила Алиса, читая вывеску, когда они прошли в дерево.

— Посмотри в зеркало, — открывая дверь, ответила Алекса.

Алиса хихикнула и вошла в темный магазин. Несмотря на солнечный день и жаркую погоду, у девушек мурашки пробежали по коже. Какая-то странная атмосфера царила в этом магазине. Казалось, что здесь каждый клочок, каждый гвоздь и любая вещь пропитаны магией, причем не всегда светлой.

— Добрый день, колдуньи, — голос исходил сзади, и девушки немного подпрыгнули от неожиданности.

Они обернулись и увидели, что продавец стоял на стремянке и что-то доставал с верхней полки, расположенной рядом с дверью.

— Здравствуйте, мистер Пак, — автоматически сказала Алекса.

— Чем могу помочь? Если мне не изменяет память, вы только в прошлом году получили свою волшебную палочку, — вопросительно изогнув бровь, сказал старичок.

— Палочка нужна не мне, а моей подруге. Она поступает на первый курс Колдумнеев, — покачала головой Алекса.

— О-о.

Старичок спустился и исчез за прилавком. Через несколько мгновений он вернулся со стопочкой узких и длинных коробочек, в которых находились волшебные палочки.

— Начнем, пожалуй, с этой, — сказал мистер Пак и открыл первую коробочку. — Возьмите…

Алиса неуверенно коснулась рукой палочки, ничего не произошло.

— Нет, не подходит. А как вот это? — продолжил старичок.

Алиса сомкнула свои пальцы на шершавой поверхности палочки и немного встряхнула. Из конца палочку вырвались золотые искры. Алиса резко разжала пальцы и отскочила. Палочка стукнулась о прилавок.

— Снова не то, — пробормотал продавец и подал новую.

Так они промаялись почти полчаса и никак не могли подобрать нужную. Но продавец не унывал, а все больше и больше чему-то радовался.

— Да, нечасто, не часто мне попадаются такие занятные покупатели, — сказал он, принося новую порцию волшебных палочек.

Алекса уже порядком утомилась от однообразной процедуры, а Алиса недоумевала, что же должно произойти, чтобы ей, наконец, разрешили купить палочку. Ей уже приглянулись несколько палочек, но все их мистер Пак, отбраковал по какому-то принципу и унес обратно на склад.

— Думаю, у вас очень необычный дар, если обычные палочки вам не подходят. А, впрочем, — мистеру Паку, очевидно, в голову пришла какая-то мысль, и он подошел к витрине. Аккуратно сняв бледно-серую слегка искривленную палочку, он подал ее Алисе.

Девушка с интересом взяла палочку в руки и почувствовала неожиданное тепло, исходящее от нее.

— Чувствуете?

Алиса кивнула. И тут же по комнатке пробежал ураган, оставив, впрочем, все вещи на своих местах.

— В этой палочке из мраморного древа живет перо жар-птицы. Не знаю, остались ли еще такие палочки. Я очень горжусь, что она есть в моей коллекции, но теперь вижу, что пришло время ее продать. Итак, мраморное древо, перо Жар-птицы, 25 сантиметров. Не сама мощная палочка для боевых заклятий, ваша палочка, мисс Сильмэ, гораздо, гораздо мощнее, однако, данная палочка как никакая другая подходит для передачи энергии. С вас 8 омел и 18 денников.

Девушки расплатись, поблагодарили продавца, и вышли из магазина.

— Все, — выдохнула Алиса. — Теперь у меня есть все, чтобы учиться магии!

— Да! Ну и как тебе магические магазины?

— Потрясающе! Как ты знаешь, я и раньше обожала ходить по магазинам, но волшебные магазины — это что-то! Даже уходить отсюда жалко, когда еще вернемся?

— Ну, скорее всего, через год, а вот с уходом, я думаю, можно повременить. А вот порция здешнего мороженого сделает сегодняшний день незабываемым вдвойне.

— Точно! — воскликнула Алиса.

— Тогда пойдем в «Рябинку»!

— Куда?

— Здешнее кафе «Красная рябинка», — Алекса указала на раскидистое рябиновое дерево, стоящее точно посередине левого ряда лавочек и магазинов.

Через несколько минут они уже сидели за небольшим столиком, а перед ними возвышались огромные порции мороженого, уложенного фигурками, отличающимися по вкусу.

— Вот это да! Вкуснотища какая, — с набитым ртом сказала Алиса. — Сюда стоит ходить только ради этого мороженого.

— Смотри, не подавись этой вкуснотищей! — усмехнулась Алекса, отлично знавшая, что Алиса просто так говорить не будет.

Она не большой любитель мороженого, но если даже она хвалит его, то оно поистине божественно. Доев чудесный молочный продукт, девушки собрали все свои покупки и направились в сторону выхода. День был трудным, но, несомненно, удался. Они уже подходили к арке, как вдруг Алекса почувствовала нечто знакомое, но давно невиданное.

— Ян, — пробормотала она.

— Алекса? — послышался голос сзади.

— ЯН! — воскликнула Алекса и, обернувшись, увидела невысокого рыжеволосого парня со съехавшими на нос очками.

— Алекса, сто лет сто зим! — заулыбался он.

— Ну, вообще-то всего два месяца! Как я рада тебя видеть! — просияла Алекса, она только сейчас поняла, как соскучилась по этому беззаботному телепату.

— Взаимно! К школе делаешь покупки?

— Да, вот еще и подружке помогаю освоиться, она на первый курс поступила. Знакомься — Алиса. Алиса — это мой друг Ян!

— Очень приятно, — одновременно сказали Ян и Алиса и засмеялись.

— Как там Тим и Том? Судя по письму, они времени даром не теряют.

— И не говори! Впрочем, теперь у меня есть на них управа! С даром телепата-то они ничего поделать не могут! А я потихоньку начинаю его контролировать. Хотя, еще сложно сказать, кто кого контролирует. У меня такое чувство, что это он меня контролирует, подкидывая вовремя нужную информацию, а не я его использую, — усмехнулся Ян.

— Так это… — ужаснулась Алиса.

— Да! А ты думаешь, у меня много друзей телепатов? — удивилась Алекса.

Ян удивленно поднял одну бровь.

— Я ей многое рассказала, — пояснила Алекса.

— Да брось, я не всегда читаю мысли! — сказал Ян, поворачиваясь к Алисе. — Не-а, пока ты ничем защититься не можешь. Позже, через годик-другой!

Алиса, в ужасе воззрела на друга Алексы и, покраснев, поспешно отвела взгляд.

— Ага, не читаешь! Мне так повезло, что ты в моих мыслях ничего понять не можешь, а другим есть чего опасаться!

— Да уж, в твоих мыслях, точнее, вряд ли твоих, чтобы разобраться, надо долго мучиться. Как будто не один человек, а целый город!

— Так и есть! — жизнерадостно отозвалась Алекса. — Я чувствую эмоции почти всего города!

— Да как ты это терпишь-то! Я от нескольких-то мыслей на стену лезу, а ты целый город!

— Терпит? — усмехнулась Алиса. — Да она тут как-то чуть дом не снесла из-за того, что двое мальчишек на соседней улице подрались!

— Пять этажей? — захохотал Ян. — Ничего себе!

— А ты уже знаешь? — удивилась Алиса.

— Нет, полагаюсь на твои мысли!

Алиса снова вспыхнула.

— Так, Ян, ты давай, заканчивай со своими телепатскими выходками.

— Ты же знаешь, я не могу! Ты же не можешь не читать чувства!

— Я пропускаю их через себя, стараясь не анализировать, это пока слишком сложно, а ты можешь спокойно не читать мысли! Просто не лезть другому в голову! А я не могу отгородиться от чувств, иначе меня снесет! У меня так сказать ненормированный поток, а ты можешь его регулировать или вообще отключить!

— Откуда ты все знаешь? Хотя, спешу тебя огорчить, я пока еще не умею ничего этого, но в перспективе это все есть!

— Из книг!

— Надо будет почитать! — серьезно сказал Ян. — Ну, ладно, я побегу, а то слышу, что меня мама зовет!

— Слышишь? — удивилась Алиса, никаких звуков не раздавалось.

— Ей не надо ничего говорить, чтобы я ее услышал, — пояснил Ян. — Увидимся в школе!

— Конечно, через две недели!

Глава 5 «Куда делась магия?»

Жара медленно спадала, на смену ей приходили ясные дни августа. Догорающее лето щедро раздавало свои дары, но уходить не спешило. Каникулы таяли на глазах, и Алекса с Алисой были все в предвкушении начала нового учебного года.

— А разве нельзя просто создать ручку и не ходить за ней? — спросила Алиса, — вернувшись из комнаты на балкон.

— Создать? Нет. Ручку можно материализовать из кармана, телепортировать из магазина или у кого-то из рук. Гравитис! — Алекса взмахнула палочкой, и ручка, которую Алиса только что принесла из комнаты, вырвалась из ее пальцев и поплыла в руки Алексе.

— Эй! — Алиса забрала ручку.

— Гравитис любимая ручка! — повторила Алекса, и из комнаты к ней приплыла ее любимая, обшитая мехом ручка с необычной плюшевой игрушкой на конце.

— А обе ручки нельзя так было перенести? Обязательно ходить? — возмутилась Алиса.

— А как же дружеская вредность? Я все-таки темная или кто?

— Или кто, — буркнула Алиса, обидевшись.

— Ну, ладно тебе, Алиска. Гравитис ваза с конфетами. Из окна кухни на балкон прилетела большая заполненная конфетами хрустальная ваза. — Ливеос не падус.

Конфета поднялась и по воздуху полетела к Алисе.

— Миримся?

Алиса отмахнулась. Вторая конфета оторвалась от общей кучи и присоединилась к первой. Алиса и бровью не повела.

— Миримся? — вместе с третьей конфетой спросила Алекса, еле сдерживая смех.

Тут Алиса не выдержала и расхохоталась, вслед за ней и Алекса.

— Ну как тут на тебя обидишься! — отсмеявшись, заключила Алиса.

Вдруг раздался писк, какие-то дребезжащие звуки, и в воздухе, вращаясь, материализовалась фея. Она по спирали довольно быстро приближалась к полу, и Алекса, сообразив, что фея просто разобьется, подставила руку и поймала фею в полуметре от пола.

— Большое спасибо, — сказал фея, поднимаясь на ладони и отряхивая платьице. — С магией творится вообще что-то невообразимое. Ни одно мало-мальски мощное заклинание не действует. Как в той рекламе: «ворожу, ворожу, творожу и торможу»!

Фея была явно не в духе и явно уже не первый раз перемещалась столь экзотическим способом.

— Откуда ты знаешь эту рекламу? — удивилась Алекса.

— Да бывает, смотрю нончармское телевидение, — отмахнулась фея. — Вам, собственно, письмо.

Фея вызвала из воздуха письмо и протянула Алексе. Девушка свободно рукой взяла конверт и положила на книгу, так как фея не собиралась улетать. Алекса чувствовала слабые сигналы беспокойства и какого-то интересующего ее вопроса или предложения.

— Я чем-нибудь тебе могу помочь? — спросила Алекса.

— Да, не могла бы ты мне помочь в телепортации?

— Я не умею даже телепотироваться, не то что телепортировать! — усмехнулась Алекса.

— А это и не надо. Мне просто надо побольше магии, чтобы нормально переместиться в пространстве. У магов, конечно, тоже заклинания виснут, но вместе мы сможем соорудить приличное колдовство.

— Откуда ты этих словечек-то понабрала? «Зависает»… — удивилась Алекса.

— Все нончармы, — отмахнулась фея. — Так что ты мне поможешь.

— Нет проблем, только скажи, что делать, — пожала плечами девушка, не ощущая никаких особых затруднений в колдовстве.

— Просто передай мне часть своей энергии, — сказала фея. — Попробуй.

Алекса сосредоточилась, посылая волну тепла к руке, а через нее к фее.

— Ухты, как много, тут и не на одну телепортацию хватит! — удивилась фея. — Я знала, у кого просить! Странно как-то, только у тебя с магией никаких проблем, все остальные так же мучаются. Хотя, что странного, ты же Александра Сильмэ!

Фея еще чуть-чуть постояла, подзаряжаясь.

— Вот спасибо! Век не забуду! — сказала фея и тут же исчезла с ладони Алексы.

— Странные эти феи, — усмехнулась девушка и вскрыла письмо. Оно оказалось от академика Пересветова.

«Здравствуй, дорогая Алекса.

Как ты уже, возможно, знаешь, у нас сейчас возникли сложности с магией. И не у одних нас. Страдают все магические расы. Пока нам не удалось выяснить, с чем это связано, и поэтому устранить проблему не удается. Но я надеюсь, к началу учебного года мы найдем способ улучшить положение. Пока же не рекомендуется использовать энергоемкие заклинания. Хотя, что не рекомендуются, они просто не действуют! К счастью, полеты не требуют много магии, и поэтому все ученики могут, ничего не опасаясь, лететь в школу. Однако, будь осторожна, в полете ты не сможешь применить мощные заклинания, так что все как следует проверь все на земле.

Немного организационных вопросов.

В школе всем надлежит быть к шести вечера, но, учитывая, что отдельно взятые летательные инструменты летают гораздо быстрее, чем поезд, нет необходимости лететь с самого утра. Впрочем, ты будешь с пассажиром, так что смотри сама. Думаю, если ты вылетишь около двух часов дня, то прилетишь как раз к назначенному сроку.

В. Пересветов».

Девушка на всякий случай еще раз перечитала письмо.

«Что там у них с магией? У меня никаких проблем. Та-а-ак, опять начинается. Ну и чем я, спрашивается, отличаюсь от других? Голубыми искрами? И что, они же не создают магию из воздуха! Так почему же у всех даже элементарные заклятья дают осечки, а я могу переносить конфеты Ливиусом? Что-то мне все это не нравится. Ладно, приеду, разберусь, что к чему».

— Что там, в письме? — спросила Алиса, устав ждать.

— А? Да ничего особенного, оповещают о сбое в магии. Просят быть осторожными и не применять слишком мощные заклинания. Только я вот не заметила никаких изменений. Как колдовала, так и колдую потихоньку. Видимо, на меня это не распространяется. Я уже начинаю привыкать, что у меня все не как у людей, — раздраженно сказала Алекса.

— Плохо, что ли?

— Иногда да, а вообще напрягает очень. Каждый раз искать свой путь, а не идти по проторенной дорожке, — махнула рукой Алекса.

Тридцать первое августа прошло все в хлопотах и заботах. Алекса по всему дому собирала вещи, которые за лето успела разложить в самых неподходящих местах. Теперь ей и аукнулась ее неаккуратность. Приходилось подолгу вспоминать, когда и как она пользовалась той или иной вещью. Больше всего время ушло на поиски книг. Она собирала их с полок, из-под подушки, из-под кровати, со стола и с балкона. А одну нашла даже в духовке, вспомнив, что как-то проверяла огнеупорность обложки и так и оставила ее там, увлекшись чем-то другим. С одеждой она управилась гораздо быстрее, так как то, что носила в школе, так и не достала летом. В жару не очень-то хотелось носить свитера и плотные брюки. Наконец, собрав все, что нашлось и вспомнилось, Алекса удовлетворенно плюхнулась на кровать.

— Да, трудный выдался денек, не каждый день обшариваешь квартиру сверху донизу, да еще и не один раз! — сказала Алекса.

— Да уж, весело, — согласился Кирилл, который весь день помогал ей собираться. — Ты прямо у нас рекордсмен по разбрасыванию и запрятыванию вещей.

— Что? — удивленно переспросила Алекса. — А сам-то тоже хорош! Я много вещей один день ищу, а ты и одну за сутки найти не можешь! Кто еще запрятывает!

— Я, по крайней мере, книги в духовку не засовываю! — парировал Кирилл.

— Сказать тебе, что ты делаешь?

— Ну, скажи!

— Сказать? — Алекса схватила подушку и бросила ее в Кирилла, тот поймал ее. — Кто вчера полдня футболку искал и не заметил, что поверх нее на себя же рубашку надел?

— Ах, так? — Кирилл бросил подушку обратно. — А кто свои очки пытался невидимыми сделать, а потом забыл об этом и искал их часа два кряду?

— Я, по-твоему, должна невидимые предметы видеть? — шутливо разгневавшись, вскрикнула Алекса и снова кинула в брата подушкой, а пока тот ловил ее, послала за ней и вторую, которая угодила ему прямо в нос.

— Вот как? — взревел Кирилл, хохоча. — Вот тебе!

Алекса ловко отскочила, вскинула руки в победном жесте и, выскочив из комнаты, помчалась на кухню к бабушке.

— Сашенька, Кирюша, ну что вы как дети малые? — укорила их бабушку, когда вслед за Алексой в кухню прямо с подушкой ворвался Кирилл.

Ребята потихоньку улизнули из кухни и продолжили бой на подушках в зале.

— Вот тебе! Вот!

— И тебе сдачи, получите!

— Возвращаю с процентами!

— Ах ты дилер!

Кирилл замахнулся для нового удара, но Алекса оступилась и потеряла равновесие. Кирилл это заметил и не спешил с нападением, понимая, что Алекса и так свалится с дивана. Пару секунд Алекса держалась на месте, а потом медленно начала падать. Но тут что-то изменилось, Алекса сама не поняла, что произошло, но через мгновение она уже твердо стояла на полу и отчетливо осознавала, что только что перевернулась через голову и каким-то чудом избежала падения, приземлилась точно на ноги, как будто всегда только этим и занималась.

— Надо же, ты и так умеешь? Я не знал, — сказал Кирилл, вскинув бровь.

— И я.

— Что и ты?

— И я не знала, — рассеянно ответила Алекса.

— Это как?

— А я не знаю, как у меня это получилось. Опять, наверно, какие-нибудь магические штучки. Я уже устала удивляться! — усмехнулась Алекса.

Позднее, когда лежа в постели, она прокручивала этот момент в памяти, девушка смогла вычленить какое-то странно ощущение тепла в груди, разливающегося по всему телу. Такое же странное тепло она ощущала, когда сознательно применяла дар эмпатии. Логически рассудив, что связать эти два явления никак не получится, Алекса выкинула все мысли из головы и заснула, решив, что подумает обо всем завтра.

Утро выдалось ясным и прохладным. Ветра особого не было, солнышко отдыхало за тучкой. Идеальная погода для полета. Оливия Онореевна с утра попрощалась с Алексой, так как ей нужно было на какую-то очень важную регистрацию, название которой Алекса так и не запомнила. Бабушка долго желала ей удачи, несколько раз обняла и, опасаясь разрыдаться, поспешно скрылась за дверью.

Алекса сложила всю свою поклажу у балконной двери, с которой собиралась взлететь, и только теперь сообразила, что понятия не имеет, как ей все это пристегнуть к серф-доске. К тому же с ней должна еще и Алиса лететь, у которой вещей не меньше.

— Ну, Алекса, ты меня удивляешь! — воскликнул Кирилл, когда девушка поделилась с ним своими сомнениями по поводу грузоподъемности летательного аппарата. — Ты ведь волшебница! Самая настоящая волшебница! Так заколдуй чемоданы, чтобы сами летели за тобой!

— Кирилл, ты гений! — Алекса чмокнула брата в щеку и, раскрыв чемодан стала рыться в учебнике в поисках заклятья на передвижение.

— Где же это, где? А, вот! Возьмите любую вещь, которую можно закрепить на желаемом предмете и зачаруйте ее по формуле. Затем прикрепите ее к нужному предмету и удостоверьтесь, что она никак не может сама оторваться, иначе ваша вещь может быть утеряна во время транспортировки. Далее ни о чем не беспокойтесь. Выбранный предмет с талисманом последует за вами куда угодно! Так, формула не сложная. По окончанию транспортировки нейтрализуйте заклинание следующим способом…

Алекса отстегнула цепь на чемодане и ручку от сумки и направила на них палочку.

— Выйду, вы за мной, встану, вы со мной! Да будет так, как я скажу! — сказала Алекса, если, сдерживая смех, который был никак недопустим.

Немного помедлив, от ее палочки оторвалось-таки положенных пару искр, которые слились с заговариваемыми предметами.

— Странная формула, — скептически заметила Алекса, возвращая заговоренные части на место и, пожав плечами, для проверки пошла в другую комнату.

Чемодан и сумка тут же отправились за ней.

— О, класс! То, что надо! — сказала Алекса, мгновенно забыв о своем недоверии. — Ой, Алиске надо помочь.

Алекса сунула ноги в босоножки и быстро спустилась вниз, что бы помочь Алисе поднять огромные чемодан наверх.

— Ливеос не падус, — Алекса взмахнула палочкой, чемодан оторвался от земли, и под пристальным взглядом чародейки сам поплыл вверх по лестнице.

— Спасибо, Алекса, я уж думала, никогда не дойду. Родители меня довезли до подъезда, а дальше я решила, что им меня провожать не надо. Но потом сообразила, что не смогу дотащить это до твоей квартиры! А что это за сопровождение?

— А я почувствовала, что тебе нужна помощь! Да, чемоданы заговорила. Пойдем наверх.

— Твой дар развивается, а ты говоришь, что он только мешает!

— Ну, раньше только мешал, теперь, видишь, помог! Мне многие говорят, что эмпатия — это Дар из Даров. Но я пока не умею им пользоваться. Еще только учусь!

— Ты сказала, что с магией проблемы, а сама колдуешь направо и налево! — удивился Кирилл, увидев сначала чемодан, а затем и девушек.

— А… — махнула рукой Алекса. — На меня, видимо, это не распространяется. Я ходячий источник магии, так что у меня самообслуживание! Общий уровень магии мне не важен!

— Правда? — удивилась Алиса. — Так бывает?

— Шучу! — усмехнулась Алекса. — Понятия не имею, почему спокойненько колдую. Хотя, такое объяснение не лишено смысла. Пересветов говорил, что у меня удивительно высокий уровень магии. Ну что, в путь?

— Вы еще только в путь, а я уже отстрелялся на сегодня, — заметил Кирилл, сразу погрустнев.

— Брось, братишка, скоро увидимся! Вот я теперь дорогу знаю, так что смогу сбегать домой иногда! — улыбнулась Алекса.

— Да? — тут же оживился Кирилл.

— Конечно! — Алекса заулыбалась сильнее и обняла брата. — Я буду скучать!

— Я тоже, сестренка!

Алекса зачаровала поклажу Алисы.

— Ну-с, присядем на дорожку, — сказала Алекса, присаживаясь на чемодан.

Около минуты они молча сидели, а потом Алекса порывисто встала.

— Все, пора!

— Да, — согласилась Алиса и повернулась к Кириллу. — Увидимся летом!

— Обязательно!

Алекса еще раз чмокнула брата в щеку и вскочила на доску, потом спохватилась и помогла Алисе забраться следом.

— Ездила когда-нибудь на мотоцикле с кем-нибудь?

— Нуда, разок.

— Вот, принцип такой же. Держись за пояс, да покрепче! — сказала Алекса и бросила прощальный взгляд на квартиру.

Ее ждут Колдумнеи! А сюда она еще не раз вернется!

— Оревуар! — сказала Алекса и резко стартовала, не имея больше сил смотреть на покидаемое жилище и брата.

— Эй-эй-эй! Полегче, я к таким финтам не привыкла! — сказала Алиса, еле удерживаясь на доске.

— Извини, просто не смогла удержаться. Полет! Такое чувство, что у меня вырастают крылья! — Алекса вскинула руки и представила, что действительно летит сама.

— Ты что делаешь? — испугалась Алиса.

Алекса через плечо посмотрела на Алису, ухмыльнулась, сделала еще один головокружительный финт и достала карту.

— Ага, нам туда, — Алекса махнула куда-то влево и выровняла доску так, что лево стало прямо. — Вперед!

Глава 6 «Кто охраняет Колдумнеи?»

Доска сорвалась с места, и следующий час только ветер шумел в ушах. Далее она сверилась с картой и продолжила путь. Вскоре внизу распростерся океан, и стало значительно холоднее. Однако, Алекса сейчас не отвлекалась на такие мелочи. Полет, полная свобода, отсутствие посторонних чувств (Алиса, похоже, отключилась, так как ее эмоциональный фон был очень слабым), все это сводило с ума и не давало потерять разум одновременно. Вдыхая грудью влажный воздух, Алекса и летела, и плыла одновременно, выглянувшее солнце приятно играло на щеках, но глаза совершенно не слепило. Алекса уже заметила, что в последнее время может смотреть на солнце и не щуриться. Это была особенность русалочьего племени. Впервые открыто на солнце она посмотрела именно в день, когда стала русалкой. И в этом было что-то удивительное. Чувствовалась сила природы, ее мощь и непокорность. И она, Александра, становится ее часть, она прикасается к этой мощи, впитывает ее в себя, растворяется в ней…

— Долго еще? — вопрос Алисы вывел Алексу из состояния задумчивости.

Девушка притормозила и взглянула на карту.

— Думаю, еще минут пятнадцать, и уже будем на месте, — ответила Алекса.

Отмеренные пятнадцать минут пролетели как секунда, но ничего нового взору ведьм не предстало. Все тот же бескрайний океанический простор.

— И что? — спросила Алиса.

— Не знаю, по идее, остров должен быть прямо перед нами, — сказала Алекса, уткнувшись в карту, и тут заметила еще одну надпись, которой до этого они либо не видела, ли ее просто не было.

«Летите и не останавливайтесь. Главное, не сомневайтесь в том, куда летите»

Алекса медленно пустила доску вперед, всматриваясь в океан.

«Колдумнеи, Колдумнеи, где же вы?»

Внезапно мир подернулся рябью, сердце теплом отозвалось на магию, что-то мелькнуло, исчезло, и перед взором магичек, наконец, предстал остров Гилианд и знаменитый утес.

— Вот мы и прилетели! — сказала Алекса, обрадовавшись острову, как самому долгожданному празднику.

— Здорово! — сказала Алиса и надолго замолчала, непрестанно вертя головой.

— Вон там волшебная деревенька Град. Это Дремучий лес. А сейчас ты увидишь Колдумнеи. — И тут же, будто по мановению палочки, замок появился прямо перед колдуньями.

— Какой огромный и красивый! — сказала Алиса, не сводя изумленного взгляда со школы.

Алекса и сама почувствовала невольный трепет. Вся постройка — это живое существо, пропитанное магией и хранящее столько секретов, что их все раскрыть так никому и не удалось и вряд ли удастся.

Вскоре они уже приземлились перед парадным входом. Там их ожидала профессор Мэтаре.

— Здравствуйте! — радостно поздоровалась Алекса.

— Здравствуй, Алекса. Хорошо долетела?

— Очень! Почаще бы так!

— Возможно, это теперь будет правилом, — сказала Афелия Мэтаре.

— Это все из-за проблем с магией?

— И из-за них тоже, — уклончиво ответила профессор Боевой магии. — Итак, тебе было поручено привести первокурсницу?

— Да, Алису Артезианскую! — спохватилась Алекса.

— Очень хорошо. Проводи ее, пожалуйста, в боковую комнату у Главной Залы, а сама можешь идти в зал. Багаж оставьте у дверей. Его доставят в комнаты.

— Хорошо! — кивнула Алекса.

Девушки вошли в замок.

— Да, размерчики! Тут клаустрофобия не грозит! — усмехнулась Алиса.

— Алекса! — из залы выскочил Ян.

— Марьян! — радостно обернулась Алекса.

— Я тебя еще у ворот почувствовал, — похвастался Ян. — О! Алиса, привет! Как добрались?

— Здорово! Я бы каждый раз не отказалась так летать. А где Мишель? — ответила Алекса.

— Он мне не поверил, хотя уже идет сюда, — сказал Ян, да Алекса и сама ощущала приближение Мишеля.

Тут из зала показался смуглый юноша с темными закрывающими глаза волосами.

— Мишель! — крикнула волшебница.

— Алекса! А я думал, Ян придуривается! — парень в одно мгновение оказался около друзей.

— Ничего себе! Ты совершенствуешься, — заметила Алекса.

— Есть немного, но, опять-таки, не всегда, когда нужно! — ответил Мишель, сияя улыбкой.

— В чем? — спросила Алиса.

— В использовании своего дара. Он может двигаться в плоскости гораздо быстрее, чем мы, — пояснила Алекса.

— Как Кларк из «Смолвиля», что ли?

— Ага, что-то типа того. Да, Мишель — это Алиса, Алиса — это Мишель, я тебе о нем говорила, — представила своих друзей друг другу Алекса.

— Очень рад. Интересно, что?

— Много чего, — усмехнулась Алиса, почему-то пряча глаза.

— Не беспокойся, ничего плохого! — ощущая смутное беспокойство подруги, пришла на помощь ей Алекса. — Так, тебе, Алиса, вот сюда, увидимся на ужине, надеюсь, ты попадешь к нам на факультет!

— Я тоже надеюсь, — вздохнула Алиса.

— И я! — поддакнул Марьян.

Вскоре ребята уже сидели за столом в ожидании начала торжественного ужина по случаю начала учебного года и весело болтали.

— Ты почему не сказала, что тебе поручили доставить в школу первокурсницу? — укорил Алексу Ян.

— А надо было?

— Конечно! Не каждому доверяют такое дело. Вот, Алика тоже попросили доставить в школу какого-то первокурсника. Он так переживал.

— Да ладно, Алиса моя давняя подруга, кто как не я могу ее привести в школу. Это же очень удобно!

— Да не в удобстве дело, а в способностях! Ты про стража перехода знаешь? — спросил Мишель.

— Стража? Видимо, нет. А что это?

— Не знаешь? — пораженно переспросил Ян. — Да как тебя пропустили-то?

— Пропустили? Так, друзья мои, давайте по прядку, — сказала Алекса, кладя руки на стол.

— Ты хоть об охране Колдумнеев знаешь? — спросил Мишель.

— Колдумнеи — охраняемый объект?

— Вот тьма-то где? А ты думала, что мы тут просто так, что ли, прохлаждаемся?

Алекса грозно посмотрела на Яна.

— Вокруг острова и на сам остров наложено очень можно заклятие Стража. Его наложил еще с незапамятных времен очень сильный маг Веверлисий. С тех пор оно не только не ослабело, а, даже наоборот, стало еще сильнее. Сам по себе на остров не может попасть не то что ни один нончарм, но даже и непосвященный маг. Когда же это необходимо, то «гостей» сопровождает маг с сильной аурой, способный провести вместе с собой и другого человека. Теперь ты понимаешь?

— То есть, у меня сильная аура?

— Чтобы суметь провести с собой непосвященного мага нужно обладать приличным резервом магии, сильной аурой и непрошибаемой уверенностью в правильности своего поступка, — обобщил всю информацию Ян. — Поэтому Алик так и переживал.

— И поэтому мне никто об это не сообщил, чтобы я не сомневалась. Остальное, видимо, у меня и так есть, — закончила цепочку высказываний Алекса.

— Видимо, да, — кивнул Мишель.

— Ну, тогда я правильно сделала, что особо по этому поводу не распространялась, иначе извелась бы сомнениями, — усмехнулась Алекса.

— А что там было, когда ты с собой Алису проводила? — тут же спросил Ян.

— Да ничего особенного. Просто пространство немного исказилось, магия раздвинулась, и мы увидели остров, — пожала плечами Алекса.

— Да у тебя что, резерв вообще неисчерпаемый? — изумленно моргнул Мишель.

— Пересветов сказал, что у меня очень сильная биоэнергетика и резерв просто огромный. Помните, тогда, на посвящении, когда я прошла через портал?

Парни кивнули.

— Он сказал, что, возможно, у меня неисчерпаемый резерв.

— Да-а-а… — протянули Мишель и Ян одновременно.

— Да ладно вам, ничего бесконечного не бывает! — отмахнулась Алекса. — Мне кажется, он просто очень быстро восполняется.

— Алекса!

Алекса почувствовала чужой восторг, смешанный с темной аурой и каким-то знакомым едким прищуром.

— Магма! — просияла Алекса, вскакивая и заключая подругу в объятья. — Что ты так поздно?

— В дождь вкатила, — низким голосом ответила Магма в привычной странной манере.

Подруги сели за стол и тут весь зал затих, так как со своего места поднялся академик Пересветов.

— Прошу всех поприветствовать наших первокурсников, — сказал он и сел.

В зал вошла процессия первокурсников во главе с Аликом.

— А ты почему не сказал, что Алик теперь главный Эйфель школы? — прошептала Алекса Яну.

— Забыл, — виновато отозвался Ян.

— Эх ты! А еще телепат! — укорила его Магма.

Ян игнорировал ее слова.

«Так, начинается», — подумала Алекса.

Ян укоризненно посмотрел на нее, и девушка поспешила заполнить свое сознание чувствами зала, чтобы ему было сложнее читать ее мысли, однако и сама утратила способность воспринимать что-либо еще. Ян через минуту тряхнул головой, потер виски и, видимо, бросил никчемную затею с чтением мыслей Алексы. Девушка расслабилась и притупила чужие чувства. Однако, оказалось, увлекшись противостоянием, она пропустила вынесение и приветствие сортировочного пергамента.

— Вестия Бестия, — сказал профессор Мэтаре, вызывая первую ученицу.

Вышла невысокая красноволосая девушка в очень короткой мини-юбке.

— Дурной глаз! Темная, Ноумен! — прокричал пергамент.

Все зааплодировали, в том числе и Алекса. Девушка со странным именем Вестия, покачивая бедрами, устремилась к свободному столу и элегантно присела на скамью.

— Дэви Бикен, — продолжила профессор Мэтаре.

Очень высокий парнишка вышел из строя.

— Дар видения сквозь предметы! Светлый, Храмин! — прокоментировал пергамент.

— Алиса Артезианская!

Алекса напряглась, переживая за подругу.

— Превосходный проводник и хранитель магической энергии. Светлая, Храмин! — сказал пергамент.

— Жаль, что она к нам не попала, — вздохнул Мишель.

— Да, но она бы все равно с нами не училась. Она ведь на год младше. А так, какая разница? — вздохнула Алекса, отвечая скорее своим мыслям, чем Мишелю.

— А кто это? — спросила Магма, заинтересовавшись.

— Моя школьная подруга, — не задумываясь, ответила Алекса, и тут же почувствовала вспышку ревности справа. — Мы с ней еще в нончармской школе вместе учились. Мне поручили ее доставить ее в школу, — поспешила добавить Алекса и почувствовала, что негативные эмоции сменились изумлением и любопытством.

— Тебе?

— Ага, — кивнул Ян, забыв, что решил игнорировать Магму.

— Ничего себе! Ну ты, Алекса, даешь! — восхитилась Магма.

Вскоре сортировка закончилась, а в Ноумене прибавилось всего 2 человека. Кроме Бестии к ним присоединился еще мрачноватый парень с каким-то странно- красным лицом, который, по словам пергамента, мог становиться невидимым.

— Теперь у каждого есть свой дом, и мы можем перейти к самой приятной части нашего праздника. К праздничному ужину! — директор вкинул руки, и на столах появились всевозможные яства.

Первокурсники удивленно смотрели на кушанье, а закаленные в боях ученики тут же набросились на излюбленные блюда. Алекса положила себе в тарелку пару ложек салата и поискала глазами курицу. Она оказалась от нее довольно далеко. Тянуться было нехорошо, просить не у кого (все уже вовсю занимались едой), немого поколебавшись, Алекса досталась палочку.

— Ливеос не падус! — скомандовала она и взглядом отбуксировала куриное бедрышко себе на тарелку.

Марьян уронил ложку в тарелку, Мишель застыл с недонесенной до рта вилкой, Магма просто тупо уставилась на нее.

«Начинается. Опять на меня все смотрят», — подумала Алекса, стараясь не подумать ничего в рифму.

— Что?

— Ты пользуешься магией? — спросил Ян.

— Да, а ты не знал, что я волшебница? — вопросом на вопрос ответила Алекса.

— В смысле, ты используешь такое мощное заклинание? — конкретизировала вопрос Магма.

— Какое?

— Левитация высшего уровня! — Мишель, наконец, опустил вилку.

— А, вот вы о чем, — высшая левитация давно стала обыденной для Алексы. — Я забыла вам сказать, что у меня заклинания не сбоят. По крайней мере, еще ни разу не давали осечки…

— Ни разу? — усомнилась Магма.

Алекса кивнула.

— Я даже фее помогла телепортироваться без проблем, а Ливеосом довольно часто пользуюсь. Честно говоря, я не знаю, почему так. Но вряд ли я одна такая, что в этом необычного. Кто-то может, кто-то не может.

— Никто не может, — тут же сказал Магма.

— Тебе надо директору сказать, — уверенно заявил Ян.

— Ага, подойти и сказать. А знаете, я вот тут колдую себе потихоньку, и ничто мне не мешает, — скептически заметила Алекса. — Как я ему объясню-то, что мне надо!

— А этого не надо! Он и так видел, — сказал Мишель, кивая в сторону преподавательского стола.

Алекса обернулась и заметила пристальный взгляд директора. Тут же она ощутила его любопытство и беспокойство. Девушка кивнула, поняв, что он хочет, чтобы она задержалась поле ужина.

Оставшуюся часть вечера Алекса просидела как на иголках, воображая себе невесть что и невольно снова возвращаясь к мысли об исключении.

«Стоп! Хватит! Никто меня отсюда исключать не собирается! Это просто бред! Скорее всего, он просто хочет понять, почему магический кризис не распространяется на меня, чтобы помочь всем остальным магам», — твердо сказала себе Алекса и приготовилась слушать обращение директора.

— Еще раз добрый вечер, дорогие адепты и адептки! — начал свою речь академик Пересветов. — Я всех вас рад приветствовать в нашей школе. Однако сейчас у нас возникли небольшие проблемы с магией. Как вы уже, наверно, заметили, поезд в этом году не смог забрать вас всех из нончармского мира в магический, и вам пришлось добираться самим.

Зал согласно зашумел.

— Поверьте, это не из-за простой прихоти. В магическом мире стала исчезать магия. Концентрация магии крайне понижена, резервы восполняются очень медленно, сложные заклинания вообще не работают. До сих пор никому неизвестно, куда исчезает магия. Настоятельно рекомендую и требую, чтобы вы воздержались от сложных и энергоемких заклинаний. Они сейчас малоэффективны и практически недоступны. А по возможности вообще меньше пользуйтесь магией. Повторю, ее сейчас очень мало. К счастью или к сожалению, это затронуло только остров и близкие к нему территории. В ближайшее время планируется организовать поставки зарубежной магии, если можно так выразиться. К нам в школу будут привезены амулеты с большими запасами магической энергии. Однако, это не решит проблему, а лишь отсрочит ее, дав нам время и возможности ее решить. Но, запас амулетов тоже не бесконечен, так что используйте магию лишь в необходимом минимуме.

Напоминаю вам о правилах школы…

Дальше Алекса слушала в пол-уха. Самое важное она уже услышала.

«Так, значит, магия куда-то исчезает. Да только куда? Кому понадобилось столько магии, что пришлось обезмажить весь Гилианд и прилежащие территории? Это же колоссальный запас магии! И теперь из-за этого мы должны ограничивать свое колдовство? Да еще какие-то амулеты. Хотелось бы мне знать, какого дьявола здесь происходит, и почему я опять в центре все этой катавасии. Или нет?… Ага, я уже не ругаюсь сама с собой. До добра это не доведет».

— … А теперь спокойной вам ночи и не забудьте, что завтра начинаются уроки! — уловила она обрывок последней фразы директора, и все стали подниматься со своих мест.

Алекса тоже встала, но вспомнила, что пообещала директору задержаться после ужина, и остановилась в нерешительности.

— Вы идите, я вас догоню, — сказала она друзьям, когда те вопросительно на нее посмотрели.

— Алекса, — услышала она голос директора, когда последний ученик вышел из залы.

— Здравствуйте, академик Пересветов, — сказала Алекса.

— Здравствуй.

— Вы хотели поговорить со мной по поводу дефицита магии?

— Я вижу, ты все и так понимаешь. Да, я хотел бы узнать у тебя, как тебе удается беспрепятственно колдовать, — кивнул директор.

— Я просто колдую и все. Я не чувствую особых изменений, — честно ответила Алекса.

— Ты не чувствуешь слабый магический фон?

Так вот что это такое. Еще с середины лета Алексу преследовало какое-то странное чувство пустоты вокруг. Раньше она списывала это на то, что отлучена от воды, а теперь поняла, что так она ощущала падение уровня магии.

— Чувствую, но это не мешает мне колдовать. Я к нему не прикасаюсь, — попыталась объяснить Алекса.

Она и впрямь не черпала силы извне, на магию всегда отзывалось тепло где-то внутри нее. От внешнего же мира последние пару месяцев она старательно отгораживалась.

— Да, от твоего колдовства внешний уровень магии даже не заколыхался, хотя должен было пройтись ходуном.

— А как же вы тогда почувствовали, что я колдую?

— Увидел! — усмехнулся Пересветов. — Видимо, твоя магия работает на каком-то другом источнике, скорее всего, скрытом в тебе.

— Я что, как батарейка?

— Скорее аккумулятор, — сказал директор, поражая Алексу, своими знаниями нончармских терминов. — Ты зарядилась магией, пока она была, а теперь экономно используешь сей запас, медленно заполняя пустоты. Судя по всему, такая система очень эффективна, раз тебе удается спокойно колдовать.

— Это плохо?

— Отчего же? Хорошо! Ты не устаешь удивлять меня своими способностями, Алекса, — сказал академик.

— А я, честно говоря, уже устала удивляться, — честно призналась Алекса.

— Судьбу не выбирают, она сама находит людей. Хотя в твоем случае это не совсем верно, так как твоя судьба до сих пор неопределенна.

— Такими темпами я никогда не определюсь.

— Не спеши с выбором. Судьба подскажет тебе, когда его нужно будет сделать, — улыбнулся Владимир Пересветов. — Спокойно ночи, Алекса.

— Спокойной ночи, академик Пересветов.

Алекса вышла в коридор и стала припоминать, куда идти. За летние месяцы они как-то подзабыла путаные коридоры. Секунду поколебавшись и мысленно махнув рукой, девушка двинулась наугад, ни капли не удивившись, что пришла к нужному месту. Шума слышно не было, из чего Алекса сделала вывод, что все уже разбрелись спать. Долгий самостоятельный перелет вымотал всех. Девушка машинально открыла люк и по привычке взлетела внутрь. Лишь когда «дверь» захлопнулась, она поняла, что теперь пользуется магией машинально.

«Что ж, я перешла на новый уровень! Теперь магия является частью меня, и колдовать я могу, и не задумываясь. Правда, сейчас кризис, а я, как ни в чем не бывало, колдую себе! Бывало и хуже… разве? Ну, значит будет!»

— Ты чего в дверях стоишь? — низким, сонным голосом поинтересовалась Магма.

— Да так, размышляю, — Алекса подошла к своей кровати и плюхнулась на нее поверх одеяла.

— На ночь вредно, — авторитетно заявила Магма. — Не думай об этом сегодня, подумай об этом завтра. Так меньше голова болит. Первое правило черного мага.

— И не только черного мага. В фильме одном девушка говорит: «Не буду думать об этом сегодня, подумаю об это завтра». И ты также.

— Вот и запомни эту фразу. Запомни-запомни! Повтори прямо сейчас! — потребовала Магма.

— Не буду думать об этом сегодня, подумаю об этом завтра, — послушно повторила Алекса и неожиданно почувствовала, что тяжесть мыслей скатилась с нее как с горки.

«Такая простая фраза, а сколько пользы. Нужно запомнить!» — решила Алекса, быстро разделась и легла в постель.

Сны ей снились какие-то разрозненные, в них все больше присутствовал океан, соленые брызги. Но иногда проступала какая-то тихая гавань с удивительно красивыми берегами.

Глава 7 «Стать человеком сложно»

Первый учебный день начался как-то сразу, не спросив ни у кого разрешения. Алекса открыла глаза и обнаружила, что проспала назначенное время, и теперь, чтобы успеть позавтракать перед уроками, нужно собираться крайне быстро. Вскочив и толкнув Магму (та вставала только если Алекса ее будила), Алекса бросилась в ванную. Водные процедуры еще больше подстегнули Алексу, и из ванны она буквально вылетела. Магма еще только-только встала с постели.

— Соня, давай скорее, а то мы не только завтрак, но и обед пропустим, — сказала Алекса, натягивая брюки.

— Какая еще Соня? Ты забыла, как меня зовут? — сонно пробормотала Магма.

— Ну, если ты уже шутишь, значит, проснулась, засоня! — Алекса одним рывком застегнула молнию на кофте.

Пока Магма плескалась в ванной, Алекса успела заплести косу, раскритиковать ее (она напоминала скорее толстый канат, чем девичью косу), пожурить непослушные пряди (из-за которых, собственно, ее гениальный план провалился) и, разделив волосы пополам, заплести две косы. Критически осмотрев результат, Алекса осталась довольна. Косы получились плотные, толстые и блестящие. Даже заядлые модницы пожелали бы пощеголять такой косой, не то что сразу двумя.

— Магма, да что ты так медленно собираешься! — воскликнула Алекса, увидев, что Магма дефилирует по комнате в одной ночной сорочке.

— Надо было раньше будить! — проворчала Магма.

— Чтобы ты вообще не проснулась? Давай быстрей!

Алекса переложила одежду Магмы на кровать и быстро побросала свои и ее учебники в сумки. Каким чудом они все же успели на окончание завтрака, Алекса не смогла бы сказать.

— Привет!

— Доброе утро!

— Вы чего это так рано? — поинтересовался Ян.

— Кто придумал вставать в такую ранищу? — пробормотала Магма, плюхаясь рядом с ним на скамейку.

— Вот где кофе незаменимо, — усмехнулась Алекса.

— Кофе? Чем он мне поможет? — вяло ковыряя вилкой в тарелке.

— Кофе — бодрящий напиток, помогает нончармам утром просыпаться.

— Так то нончармы, — усмехнулся Мишель.

— А чем они от магов-то отличаются? — не поняла Алекса.

— Они вот так не могут, — сказал Мишель и, выхватив палочку, нацелил ее на Магму.

— Эй! Я же не настолько сплю! — взбунтовалась Магма.

Сонливость с девушки как рукой сняло. Тут она обратила внимание, где сидит. Но все ее недовольство исчезли вместе с триумфально слевитированный Яном тарелки с пирожками.

— А я уж думал, что уже и не доберусь до них. А то вчера мармеладных пирожков почему-то не было, — сказал он, запуская зубы в первый же румяный пирожок. Магма зеркально повторила его действия.

Алекса и Мишель переглянулись. Теперь говорить с друзьями было бесполезно. Кроме нечленораздельного чавканья ничего добиться все равно бы не удалось.

— О чем вчера с тобой говорил директор? — спросил Мишель.

— Как всегда, о том, о чем с другими говорить не имеет смысла, — пробормотала Алекса, вспоминая вчерашний разговор.

— Это как?

— У них просто по определению таких проблем быть не может.

— А ты не преувеличиваешь?

— Я не чувствую никакого ограничения в колдовстве, и все сложные и энергоемкие заклинания получаются у меня с прежней легкостью. У меня огромный резерв, который я могу использовать как альтернативный источник магии, не связывая с внешним источником. Магический резерв восстанавливается у меня довольно быстро, независимо от уровня магии в окружающей среде. Ты думаешь, я преувеличиваю?

— Так разве ж это плохо? — оторвавшись от пирожка, спросил Ян.

— Пересветов тоже говорит, что хорошо. Но… мне еще в прошлом году надоело быть всеобщим посмешищем. И снова на меня все будут пялиться и показывать пальцем, шушукаясь за углом. То у меня искры не те, то крылья не из того места растут, то уровень магии высоковат, то резерв великоват, то колдовать могу, когда и как вздумается, и чихать я хотела на все запреты, дефициты и вообще на все законы магии!

— Ну, ты же Алекса Сильмэ! — сказала Магма.

— И что?

— И все! Александра Сильмэ, единственная кто встретилась с князьком.

— Сдается мне, что именно из-за этого инцидента каша и заварилась. Впрочем, что гадать.

— Ладно, пошли. У нас сейчас Заклинания, — сказал Ян.

— Вильгельм, привет! — ребята зашли в класс первыми.

— Привет! Как долетели?

— Хорошо!

— Как там первокурсники?

— Нормально, — ответила Алекса. — Немного тряслись и переживали, но, в общем, пережили полет, как подобает магу!

— Это хорошо! Значит, можно что-нибудь стоящее показать, а не всякие там фокусы, — сразу же сориентировался Вильгельм.

Часы щелкнули и указали миниатюрную руку, сыплющую искры.

— Так, все по местам! — хлопнул в ладоши Вильгельм.

Ученики быстренько расселись за свои парты и приготовились слушать учителя.

— Думаю, вы все хотите знать, чем мы будем заниматься с вами в этом году.

Ученики согласно зашумели.

— А в этом году у нас довольно интересные темы. В общем же мы будем изучать стихотворную магию. К концу года вместо экзамена вы можете представить курсовую работу. Для этого вам необходимо придумать свое собственное стихотворное заклинание, описать все его свойства, область применения, побочные эффекты и прочее. Объем небольшой, всего одни свиток, так как это ваша первая курсовая. В дальнейшем, в высших классах, вам будет необходимо представлять курсовую каждый год.

Итак, стихотворная магия. Очень древний раздел магии. Как вы уже знаете, она представляет собой магически насыщенные стихи. А ну-ка, поднимите руки, кто уже пробовал колдовать стихами?

Поднялось несколько неуверенных рук, в том числе и Алексы.

— Есть и такие. Что ж, радует. Значит, начинать будем не с нуля. Кому-то стихами колдовать легче, кому-то сложнее, а кому-то, как мне, без разницы. Принцип действия такой же. Только прежде чем взмахивать палочкой, лучше все же дочитать заклинание. Вам пока еще не под силу корректировать потоки магии, уже отделившиеся от вас. Единственная и вместе с тем опасная сложность — это не напутать со словами. Одно искаженное слово, и неизвестно что произойдет. Однако, придумать свое заклинание-стихотворение гораздо проще, чем в обычное, где в двух-трех словах нужно выразить свои мысли. В стихах вы можете зарифмовать, завуалировать свое желание гораздо точнее. Но, все же, есть и свои подводные камни. Иногда магия понимает_ вас не так, как вы того хотели. Вот тогда-то и происходят настоящие чудеса, когда не знаешь, за что хвататься. В формулировке нужно быть очень осторожными. Да, впрочем, что толку говорить, попробуйте сами. Сочините хотя бы две рифмованные строки и попробуйте с помощью них что-нибудь наколдовать.

Все тут же схватись за перья и пергаменты. Послышался скрип. Такое задание было в новинку для учеников. Никогда раньше им не предлагали придумать свое заклинание.

— Ну что? Готовы продемонстрировать свои труды? — спросил профессор Тополь. — Что ж, приступим. Кто первый?

Вверх поднялось несколько неуверенных рук.

— Бела, пожалуйста, — сказал Вильгельм.

— Хм… В классе темно, и не видно огня. Пусть будет пламя, свет нам даря, — сказала она и взмахнула палочкой.

Уголок ее пергамента тут же занялся и сгорел, уничтожил ее стихотворное заклинание.

— Неплохо! — похвалил расстроенную девочку, Вильгельм. — Твое заклинание сработало, хотя не так как ты того хотела.

Бела кивнула.

— Видишь ли, ты не уточнила, что должно было загореться, вот и загорелось то, что попало в поле заклинания. Может быть, так будет лучше: В классе темно, и не видно огня. Пусть факел зажжется, свет нам даря, — соседний факел запылал.

Бела заулыбалась.

— Так, кто дальше?

— Я! — вызвался Вениамин. —

Я видел свет, я видел ночь.
Я видел сына, я видел дочь.
Но недостаточно мне того,
Не видел в мире я ничего.
Пусть взгляд мой будет остр и зорок,
Пусть видеть буду километров я на сорок!

Ничего не произошло.

— Чудесный пример! — радостно воскликнул Вильгельм. — Вы только что прослушали образцово составленное пустое заклинание. В нем не содержится никакой силы, это просто стихотворение. Я бы лучше не смог придумать! Казалось бы, призыв есть, но ничего не происходит. Почему? Потому что заклинание слишком длинное, размытое и довольно бессодержательное. Нужно сократить его и конкретизировать. Примерно так… мм… Недостаточно того, что вижу я, пусть увеличится сейчас же зоркость моя! Попробуй!

— Недостаточно того, что вижу я, пусть увеличится сейчас же зоркость моя, — повторил Веня, и тут же стоп искр ударил в очки.

Через пару секунд все увидели, что очки его стали напоминать бинокль и тут же упали на стол, потому что у бинокля дужек не было.

— Ухты! Здорово! А как вернуть очки обратно?

— О, дельный вопрос. Чтобы отменить стихотворное заклинание. Необходимо либо сочинить еще один стих, либо прочесть заклинание наоборот, слово за словом. Выбирается по ситуации.

— Моя зоркость увеличится пусть, я вижу что того, недостаточно, — с трудом прочитал заклинание Веня.

Мгновение, и на носу у Вени снова красовались очки.

— Чудесно, кто еще? Может, ты, Алекса? — спросил Вильгельм.

Девушка пожала плечами и произнесла:

— Как скрыться отсюда я не знаю, этим заклинанием всех я ослепляю, — прочитала она с пергамента и запоздало вспомнила, что это заклинание она отбраковала и написала другое. Но было уже поздно.

Голубые искры прокатились по всему классу. Все удивленно хлопали глазами, а потом бросились их тереть.

— Ой, извините, это не то. Ослепляю я всех закл…

— Подожди, — сказал Вильгельм, поднося руку к лицу и, очевидно, не видя ее. — Ребята, обратите внимание на образцово составленное заклинание. Сначала причина, затем действие. Я полагаю, никто кроме Алексы ничего не видит.

Послышался утвердительный гомон. Поняв, что это просто сработало заклинание, все тут же захотели от него избавиться.

— Нет, подождите. Заклинание рассчитано на то, чтобы Алекса успела скрыться, и должно вскоре пройти само. Нужно узнать его длительность.

Через несколько минут все снова захлопали глазами, привыкая к солнечному свету из окон.

— Ну вот, пять минут, как раз то, что необходимо, чтобы скрыться. Думаю, если его усилить, то можно будет рассчитывать минут на тридцать форы, — сказал Вильгельм. — У тебя, Алекса, уже есть заклинание для курсовой, если ты захочешь ее писать. Думаю, что это действительно хорошее и даже нужное заклинание. В большинстве случаев стихотворные заклинания используются один раз при сочинении, а впоследствии забываются, поэтому их так мало. Твое заклинание, я думаю, можно использовать при необходимости.

Прослушав еще несколько заклинаний и прокомментировав их, Вильгельм посоветовал еще двум магам написать курсовою о собственном заклинании. На этом урок и кончился.

Следом была Боевая магия. Профессор Мэтаре обвела всех проницательным взглядом и устроила контрольную по остаточным знаниям. Как ни странно, но Алекса их все же обнаружила где-то в закромах своей памяти. После Боевой магии все разом отправились на обед.

— Ну, вроде бы я что-то вспомнила, — сказала Алекса, закидывая сумку на плечо.

— Я тоже вроде бы что-то… — усмехнулся Мишель.

— А я так толком ничего и не написал. Память у меня дырявая!

— Не дырявая, а виртуальная, — Алекса вспоминала придуманное летом выражение.

— Это как? — заинтересовался Мишель.

— Виртуальная память — это память, которую хотелось бы иметь, но ее нет! — заявила Алекса.

— О, точно! Метко подмечено. Она нужна, но ее нет! Как ты сказала, «виртеальная»?

— Виртуальная, — повторила Алекса.

— Ага, надо запомнить, — серьезно сказал Ян.

Послеобеденным уроком оказалась колдостория, на которой все планировали хорошенько выспаться перед свободным вечером (домашней работы назадавать еще не успели), но ничего не вышло. Профессор Мшаник метал громы и молнии, видимо, доведенный предыдущим классом. Приходилось хотя бы вделать вид, что кто-то слушает. Хотя больше хотелось нырнуть под стол от греха подальше.

Наконец уроки закончились. Радуясь первому вечеру, ученики заполнили весь общий зал. Везде слышался смех, шумные обсуждения и радостные приветствия (не все еще успели перездороваться). Алекса издали заметила в группе новонабранных учеников Алису. Протиснувшись к любимому углу и с трудом отыскав свободные кресла, Алекса, Ян и Мишель пододвинули их поближе к камину.

— Хорошо все-таки снова вернуться в школу, — закрывая глаза и нежась в тепле огня, сказала Алекса.

— Да, — коротко согласился Мишель.

Тут откуда-то выпрыгнула Магма.

— Слышали, на следующей неделе будут отборочные состязания для нардаэ. Рановато как-то, обычно ждут, когда первокурсники получат инструменты. Сразу видно, кто капитан! Впрочем, команде же нужен нападающий! — сказала она, бесцеремонно подвинув Марьяна и сев рядом.

— И что? — спросил тот, выражая недовольство, ноне прогоняя Магму.

— И то! — веско сказала ему Магма и дальше уже обратилась к Алексе. — Я хочу попробовать!

— Хорошо, — девушка пожала плечами. — Если ты хочешь, пожалуйста.

— Я надеюсь, ты будешь на моей стороне?

— Я? А я-то тут причем? Я в отборе ничего не понимаю!

— Зато твой голос учитывается.

— И что я скажу? Мол, это моя подруга, возьмите ее? — фыркнула Алекса.

— Нет конечно! Ты что-нибудь такое завернешь про профессионализм, прирожденность и т. д. Ну, сама знаешь!

— В том-то и дело, что нет! Что я им наплету? Да и к тому же, это называется злоупотребление полномочиями.

— Ну и что? Все так делают!

— Все ТЕМНЫЕ так делают, а я не темная!

— Но и не светлая.

— Все равно не буду!

— Даже ради подруги?

— Даже ради друга!

— Я тобой горжусь! — сказала Магма и, вскочив, исчезла в толпе.

— Не слабо! — все, что смог сказать Ян.

— Алекса! — к ним подошла Алиса.

— Привет! Как первый день?

— Это что-то! Ты мне, конечно, многое рассказала, но на самом деле… Это как наше прошлогоднее изложение. Готовились-готовились, уже знали, что будет, но все равно удивились!

— Да… Колдумнеи просто так не опишешь. Как говорится, ни в сказке сказать, ни пером описать. Нужно увидеть!

— Я и четверти не обошла, а столько всего видела! — Алиса сияла как начищенный чайник.

— Например? — спросил Мишель.

— Астрономическая ба…ш…ня, — начала Алиса, но осеклась, увидев, кто задал вопрос.

— Оно и понятно! Такая достопримечательность! — согласился Мишель.

Мишель сидел к ней в пол-оборота, непринужденно откинувшись на спинку кресла. Каштановые волосы, откинутые назад, не скрывали темных искрящихся глаз. Искренняя улыбка могла бы обезоружить любую самую заядлую кокетку. За ним еще в конце прошлого года ходило довольно приличное количество девчонок, как с его курса, так и со старших. Однако, Алекса так и не нашла никаких подтверждений того, что он с кем-то встречался или встречается.

— Ну да, — кивнула Алиса, пряча глаза от Мишеля.

Тут до Алексы стали смутно докатываться ее чувства. Какой-то сумбур. Она то ли смущена, то ли рассержена, и вообще ей хотелось провалиться сквозь землю. Алекса задумалась, а потом вдруг захохотала, да так задорно, что все остальные невольно заулыбались.

«Да ей же просто Мишель понравился, а я-то голову ломала, чего это она меня о нем расспрашивала, как только я ей фотку показала», — поняла наконец Алекса.

— Ты чего? — спросил Ян.

— Да так, смешинка в рот попала, — не унималась Алекса.

— Ладно, пойду я, — сказала Алиса, избегая смотреть на Мишеля. — Я зайду к тебе вечерком.

— Даты лучше Яна мысли читаешь!

— Смысл? — спросил Ян, когда Алиса ушла.

— А смысл сей басни таковой, что девушкам нужно посекретничать, — Алекса все еще улыбалась.

— И по какому же поводу? — спросил более понятливый Мишель.

— По самому насущному! — гордо ответила Алекса, двусмысленно косясь на Мишеля. — Кстати, ребята, а вы не будете пробоваться на нападающего?

— Я — нет, — сказал Ян. — С моим скаковым предметом и думать не о чем!

— А ты? — Алекса перевела взгляд на Мишеля.

— Не знаю, — пожал тот плечами. — Смотря для чего.

— Как это? Для нардаэ! — удивился Ян.

— Кажется, нам всем есть о чем подумать, — констатировала факт Алекса, которая теперь подключилась к чувствам Мишеля.

Он находился в некотором замешательстве.

— Я вот что хотел спросить. Вы по заклинаниям собираетесь курсовую писать? — невпопад, но очень кстати спросил Ян, на которого тут же переключилось все внимание.

— Наверное, — кивая своим мыслям, сказала Алекса. — Это лучше, чем сдавать экзамен.

— А мне сначала надо заклинание подходящее придумать, чтобы курсовую писать, — пожал плечами Мишель.

Тут из-за угла вынырнул Алик.

— Привет друзьям, — сказал он. — Я теперь капитан команды, в выходные будет отбор. Алекса, тебе нужно там быть, будем выбирать нового игрока.

— А как же дополнительный тест старым, ты не будешь, что ли, набирать команду?

— Да какой еще тест? Я в нашей команде более чем уверен, зачем лишний раз бесполезной работой заниматься. Лучше я точно не найду! Жду на следующей неделе в субботу в три у озера!

Алик ушел.

— Он прям как Марианна в прошлом году. И Эйфель, и капитан! Прямо клад какой-то! — недовольно сказал Ян.

— Кстати, никто о Марианне ничего не слышал? — спросил Мишель.

— Я видела ее летом! Она поступила в институт! — сказала Алекса.

— Поступила? Вот молодец! — искренне порадовался Ян. — И что? Как?

Алекса приняла рассказывать о встрече с Марианной. Так незаметно и пролетел первый вечер школьного дня. Алекса поднялась к себе и увидела странную картину. Магма (необычно рано для нее) стояла перед зеркалом на четвереньках и усиленно морщила лоб.

— Ты что, преждевременные морщины хочешь заработать? — спросила Алекса.

— Нет, я пытаюсь перекинуться, — коротко ответила Магма, не прекращая странного маневра.

— В кого?

— Как в кого? В пантеру!

— И как успехи?

— Как видишь, только колени зудят! — девушка встала с колен и плюхнулась на диван.

Послышался характерный звон, означающий, что кто-то пришел и просит аудиенции.

— Это еще кто?

— Алиса, наверное, — сказала Алекса поднимаясь. — Она обещала зайти.

— Надо же! — фыркнула Магма. — Зачем?

— Поболтать! Да брось, Магма, она хорошая девчонка! Только немножко влюбчивая, — сказал Алекса, открывая люк.

— Алиса, заходи!

— Я не знаю как! — через мгновенье отозвалась девушка.

— Просто встань под люком!

Тут же в «дверном проеме» показалась Алиса. С опаской шагнув вперед, она встала на пол.

— Ничего себе! И вы все время так? — спросил она, огладываясь вниз.

— Да! — беззаботно отвела Алекса, закрывая «дверь». — Знакомься, это Магма. Магма — это Алиса.

— Уже догадалась, — буркнула Черный Кот. — Мне надо Жульку выгулять.

Магма подхватила с кровати палочку и вышла.

— Жулька — это собака? — спросила Алиса, когда люк снова захлопнулся.

— Нет, — рассмеялась Алекса. — Это ее ухажер, доставший до печенок. Полностью — Жульен Лавин. Тот еще ловелас, однако, на Магму его чары не действуют! Видно, у нее иммунитет. Да ты его видела.

— Это который белобрысый и в золотой рубашке?

— Ага!

— Да уж, не завидую я Магме. Он, конечно, красавец, но такую зазнайку и среди девчонок встретить редкость, — хихикнула Алиса.

— Да, ты выбрала полную противоположность, хотя и соседа по месту жительства! — слегка склонив голову, Алекса искоса взглянула на Алису.

— Ты о чем?

— Я эмпат, не забывай, — напомнила Алекса.

— Алекса, я же просила не читать меня!

— Интересно, как я должна это сделать, когда понятия не имею, как контролировать свой дар. Подозреваю, что он у меня должен быть на уровне обычных чувств, то есть неотключаемый.

— Это как?

— Как зрение, осязание, слух. Я могу игнорировать, но не видеть не могу. Да и не хочу! Я уже привыкла чувствовать людей.

— Во-во! Злоупотребляешь, а потом жалуешься!

— Так дар для того и дается, чтобы его использовать!

— А какой у меня дар?

— Тебе же на сортировке сказали, что ты превосходный проводник энергии.

— И что это значит?

— Ну, думаю, ты сможешь вкладывать магическую силу в неживые предметы.

Алиса наморщила лоб.

— Оживлять вещи! — пояснила Алекса.

— А… здорово!!! Только как?

— Ну, в этом ты сама должна разобраться, — развела руки Алекса.

— Я понятия не имею, что к чему. Я даже не знаю, как дар действует.

— И еще долго не узнаешь.

Алиса вопросительно посмотрела на подругу.

— Я же тебе объясняла. Дар просто так не проявляется, к тому же, даже если он проявится, пользоваться ты им не сможешь, по крайней мере, первое время, а некоторые и вообще не могут. Должно прийти время, чтобы ты научилась им управлять.

— А сколько?

— У кого-то полгода, у кого-то три года, ну а кто-то, как я уже сказала, практикуется всю жизнь. Но твоему дару еще нужно проявиться.

— Так долго?

— Я вот до сих пор понятия не имею, как действует мой дар, точнее дары.

— Дары? А что, их может быть много?

— Нет, но у меня есть, хотя лично я думаю, что-то дело тут в другом.

— В чем? Объясни толком.

— Я не знаю в чем, но… В общем, смотри! С одной стороны я эмпат, то есть чувствую чужие эмоции, но понятия не имею, как этим воспользоваться кроме непосредственного использования знания чувств собеседника. Но, насколько я знаю, эмпатия помогает творить более мощные чары и совершенствует защиту. Пока мне это проверить не удалось. Но я еще могу перемещаться в пространстве посредствам мысли! Это не телепортация, которой пользуется большинство магов, а именно перемещение. Если честно, то у меня создается впечатление обращения. Судя по рассказам Магмы, она чувствует то же самое, когда перекидывается в пантеру.

— Она оборотень?

— Да, ей подвластна оборотническая магия, но сейчас таких магов называют перевертышами. Но, заметь, она не может делать этого сознательно, пока не может. Хотя при обращении сохраняет разум и даже может говорить, но все же малоразборчиво, звериная глотка мало для этого приспособлена. Но я не об этом. Просто ее ощущения почти полностью совпадают с моими. Сначала поднимается тепло, разрастается по всему телу, мир смазывается на какое-то время, твое сознание пребывает как бы пустоте, а затем ты снова обретаешь форму. В моем случае я стою в другом месте, но все та же. Магма же стоит в том же месте, но в другой ипостаси. Причем мое обращение длится доли секунды, у магмы оно длится две секунды, но мне требуется еще пара секунд на перемещение. Хотя переносилась я пока максимум метров на сто-двести, не больше. Может быть, чтобы перенестись с одного континента на другой, нужно больше времени.

— Час пребывать в форме сознания?

— Не знаю, не пробовала! Однако факт есть факт. Во что и как я обращаюсь — непонятно, да и обращаюсь ли вообще, хотя очень похоже. К тому же, мой истинный облик наделен крыльями, да и не просто крыльями, а крыльями, с помощью которых реально можно летать. Возможно, это и значит то, что я могу перемещаться в пространстве. Но все это только мои домыслы, что из них правда, а что нет, нужно еще доказать! В общем, все это как-то связано, будто бы не два дара, а разновидность одного! Вот что я думаю!

— Если так связать, то очень даже может быть! А у Мишеля какой дар?

— Вернулись к тому, с чего начали! Мишель! — Алекса щелкнула пальцами. — Он может увеличивать свою скорость перемещения в плоскости и, кажется, уже неплохо приспособился. Повезло! А Ян телепат, правда, когда как. Иногда он прямо сканирует мозг, а иногда ничего не слышит. Мне в этом отношении повезло. Мысли строятся на чувствах, а их у меня полная голова!

— Голова? Обычно чувства в сердце!

— Это обычно, а я же русалка чуть-чуть! Собственно, поэтому они на меня и не действует, только раздражают. По идее, я должна переживать все эти чувства.

— Все разом?

— Да, в этом-то весь и фокус! Но, так как я русалка, и только эмпатия держит меня среди наземных животных, я и не чувствую эмоции, я только знаю о них. Если я когда-нибудь перестану быть русалкой совсем, то мне придется заново пристраиваться к дару, чтобы не рыдать рядом с плачущими, не хохотать рядом с веселыми и, магия упаси, делать все это вместе.

— Да уж, в психушку заберут!

— Обычный конец для эмпатов — психиатрическая лечебница! — сказала Алекса, прочитавшая в свое время все, что нашла об эмпатах.

— Да… веселенькая перспективка, — протянула Алиса.

— Я бы, наверно, давно уже сошла с ума, если бы не Мишель с Яном и Магмой, хотя последние постоянно сорятся!

— А как ты с ними познакомилась?

— С Магмой уже в школе, она хоть и темная, но хороший друг! С Яном в магазине формы! А с Мишелем в поезде, он к нам с Яном в купе подсел! Мы тогда и подружились. Тебе, я вижу, он тоже понравился.

— С чего ты взяла?

— Во-первых, вижу, во-вторых, слышу, в-третьих, чувствую!

— Нуда, понравился, и что? — неожиданно вспылила Алиса.

— Да ничего! Хорошо! Насколько я знаю, он ни с кем не встречается, да и не встречался, вроде бы!

— Да хорошо, только есть одно «но». Ему нравишься ты, поэтому и не встречался.

— Еще одна Магма! Глупости какие! Мы с ним друзья!

— Вот тут поверь мне!

— Даже если это и так, ничего не мешает это изменить!

Алиса заметно приободрилась.

— Да, я все-таки эмпат, я, наверно, бы почувствовала!

— Привет, ты русалка, а русалки не чувствуют любовь. Их сердца — лед! — фыркнула Алиса.

— Вот спасибочки, удружила! Сердце у меня — лед, видите ли!

— Я не о том, — смутилась Алиса. — Дружба дружбой, любовь к родственникам тоже сама по себе, а вот чувства, связанные с противоположным полом — это совсем другая песня. Во всех книгах написано, что русалки не чувствуют любви!

— Нончармские книги.

— А хоть бы и там, нужно и их почитывать, там много чего интересного пишут! Именно способность любить отличает людей от русалок. Помнишь сказку про русалочку? Она стала человеком только ради любви!

— Ад и демоны, как же я раньше не догадалась! Вот что не дает мне стать человеком! — всплеснула руками Алекса. — Ну, тут дело труба, как же я преодолею эту трубу, если даже не чувствую любовь?

— Ну, русалочка же как-то преодолела!

— Ага, с помощью злой колдуньи!

— Тебе она не нужна, ты и сама колдунья, причем как раз не добрая!

— Намекаешь, что мне нужно только захотеть?

— Ну, видимо, да!

— Так я хочу стать человеком, думаешь приятно всегда чувствовать зов моря?

— Значит, ты не так хочешь! Нужно по-другому. Что-то еще!

— Все время чего-то не хватает, все мало, мало! — проворчала Алекса и вдруг рассмеялась. — Мы с тобой тут о всякой ерунде говорим, а ты мне так и не рассказала ничего! Как Колдумнеи?

— Я даже предположить не могла, что все так будет! Такие огромные залы, такие интерьеры и магия! Кругом магия, хочешь, не хочешь, а выучишь! Даже чтобы в комнату попасть, нужно что-то знать!

— Что да, то да!

— Завтра у нас уроки, я вся в нетерпении! Изучать магию! С ума сойти!

— Когда первую настоящую домашку получишь, вот тогда с ума сойдешь! А пока наслаждайся! Кстати, все не так просто, как ты думаешь!

Алиса скептически пожала плечами.

— Посмотрим, мне пока не с чем сравнивать!

Тут часы на стене щелкнули, всхрипнули и окутались дымом. Хотя длилось это всего секунд пять. Починка принесла свои плоды, теперь не приходилось выслушивать эти заунывные трели четверть часа, а всего пять секунд. Когда дым развеялся, девушки увидели, что стрелка нависла над простыней, напоминающую больше, впрочем, парашют.

— Спать пора! — констатировала Алекса.

— Да, ну, до завтра! — сказал Алиса, поднимаясь, и подошла к люку. — Алекса, выпусти меня!

Девушка усмехнулась и одним движение руки открыла люк.

— Просто шагни и будешь на полу.

— А меня потом соберут? — опасливо косясь на далекий пол жилого этажа, спросила Алиса.

— Ты окажешься там целой и невредимой! — уточнила Алекса, улыбаясь.

Через пару мгновений так все и вышло.

— Спокойной ночи! — пожелала Алекса сверху.

— И тебе! — отозвалась Алиса и ушла к себе в комнату.

Глава 8 «Новая стратегия»

Первая полная учебная неделя пролетела одним днем и остановилась только на отборочном состязании в команду по нардаэ. Алекса сидела на трибуне рядом со всей командой и ждала начала соревнований.

— Как-то нехорошо это, — пробормотала она, окидывая взглядом весь стадион.

— Что? — спросил Артур, сидевший рядом.

Он как всегда был гладко причесан и одет во что-то темное, черные глаза, блуждавшие по стадиону, остановились на Алексе.

— Да все это! Я толком ничего не знаю о нардаэ. А мне нужно кого-то выбрать, да еще и объяснить это!

— Ничего не знаешь? Интересно, а что тогда знают они? — он показал на жаждущих попасть в команду.

— Ну, хорошо, чуть больше, чем они, но не на столько, чтобы делать выбор!

— Да брось, все не так сложно. Ты сама увидишь, когда начнутся соревнования.

— А вы как меня выбирали? Тоже по наитию? — этот вопрос интересовал ее давно, но все как-то случая спросить не подворачивалось.

— Мы тебя не выбирали, мы просто сразу решили, что это будешь ты. Тут не то что профессионалом не надо быть, а вообще достаточно лишь знать, что в нардаэ играют в воздухе! — сказал Арт, снова возвращая взгляд на стадион.

Алекса удивленно вскинула брови, но уточнять не стала, тем более что уже объявили первого претендента.

Летал он неплохо, так же неплохо, как и второй, и третий. Вот четвертый чуть не упал, а пятый, похоже, летал получше первых трех. Шестой кружил чуть ли не под трибунами, седьмой чуть не снес столб и улетел за пределы поля, если бы был купол, то он непременно в него бы впечатался. Дальше полетела Магма. Летала она неплохо, но и не блестяще. Еще парочка таких же «хорошо, но не блестяще» летающих претендентов и один из рук вон плохой полет, и соревнование окончилось.

— Ну-с, хочу слышать ваше мнение относительно перспективности игроков, — сказал Алик.

— Мне понравилась первая девушка, — тут же сказал Тим.

— Тим, я сказал, относительно перспективности игроков, а не фигуры! — сказал Алик.

— А мне понравился последний молодой человек, как его, Виктор? — сказала Вика.

Алик возвел глаза к небу.

— Есть более дельные предложения?

— Мне кажется, нужно взять Магдалину Черный Кот, ее можно обучить всем тонкостям игры, — неожиданно сказал Арт.

— Поддерживаю, — кивнул Вадим, сидящий в обнимку с Леной, которая тоже кивнула.

— Не возражаем, — тут же отозвались близнецы.

— Алекса?

— А я что? Я только за!

— Ну и я против ничего не имею, — закончил цепочку мнений Алик. Единогласно принята Магдалина Черный Кот! Пойдемте, сообщим о своем выборе.

— Как тебе это удалось? — уже в комнате спросила радостная Магма.

— Мне? Да я ничего и не делала, твою кандидатуру предложил Арт! — ответила Алекса.

— Арт? Артур Изомеров выдвинул мою кандидатуру? — удивленно переспросила Магма, такого сильного удивления Алекса припомнить бы не смогла.

— А что?

— Да он сносить меня не может!!! Просто на дух не терпит!

— Ну, может быть, он оценил твои перспективные качества, скрытые и явные таланты, — предположила Алекса.

— Как же! А ты ему ничего не высказывала о том, что хочешь, чтобы я влетела в команду?

— Да вроде бы нет, впрочем, обмолвилась словом, что ты будешь учувствовать и… что я буду за тебя болеть, — припомнила Алекса.

— Ну, тогда все разборчиво. Он только из-за тебя предложил мою кандидатуру, — сказал Магма, успокаиваясь.

— Магма, ну причем тут я? — теперь уже пришло время волноваться Алексе.

— При всем. Он хочет притянуть твое внимание, вот и все! А что может быть действеннее материализации затеи, которую ты сама считала неосуществимой? — сказала Магма.

Алекса задумалась. Она и впрямь очень обрадовалась внезапному осуществлению ее плана, как удивительному подарку.

— Простое совпадение — не повод приписывать человеку несуществующих мыслей, — вслух сказала она.

— Просто человеку — возможно, а вот черному магу — определенно нет. И с чего ты взяла, что это «просто совпадение»?

— Ладно, ладно, сдаюсь! Уговорила, я нравлюсь Арту! Но это все! Больше ничего!

— Заблуждаешься! Ты ему не просто по вкусу, он вознамерился заполучить тебя любыми способами, раз уж даже наступил себе на горло и согласился терпеть меня в команде!

— Заполучить? Меня? В каком смысле?

— В прямом! Черные маги не могут быть вторыми, только единственными!

— Он что, хочет влюбить меня в себя? — брови затерялись в челке.

— И это допустимо тоже, — кивнула Магма.

— Но у него ничего не получится.

— Получится, черные маги не терпят разгромов.

— Нет! Я русалка, я не могу любить!

— Необязательно условие совместного проживания.

— А чего же он тогда ко мне прилепился?

— Святая невинность, — сложила руки на груди Магма. — Он хочет, чтобы ты принадлежала только ему, ему одному и больше никому!

— Не дождется, — помрачнела Алекса.

В данном аспекте она имела довольно старомодные, но непоколебимые понятия и устои. Только муж и никто другой, что она и сообщила Магме.

— Так он вынудит тебя выйти за него замуж!

— Вот еще, за кого захочу, за того и выйду!

— Мое дело — предварить!

— Ты предлагаешь мне его опасаться?

— Пока нет, но когда у него возникнет соперник, а у тебя — ухаживатель, то тебе нужно будет опасаться за него, ухаживателя бишь!

— Ну, тогда ничего страшного не случится, так как никакого «ухаживателя» у меня не будет, по крайней мере, пока я буду оставаться русалкой!

— Испытаем! — усмехнулась Магма и тут же вспомнила. — А Мишель?

— Над этим я уже работаю, в этом мне поможет Алиса.

— Или ты ей, — пробормотала Магма.

— Ты о чем?

— Да подружка твоя по уши втюрилась в твоего «друга», — Магма сделала ударение на последнем слове, указывая на его неуместность.

— Все-то ты видишь! — усмехнулась Алекса. — Но оно и к лучшему! Со мной ничего не светит даже самому упорному черному магу, не то что хорошему светлому!

— Зря продаешь!

— Друзья не собственность, куда хотят, туда и идут, — строго сказал Алекса, понятия Магмы о дружбе всегда выводили Алексу из себя, поэтому она старалась не думать об этом и еще больше не представлять мысли подруги по ее, алексиному, поводу!

— Хорошо, зря отпускаешь, — послушно поправилась Магма.

— Он как был мне другом, так и остался, ничего не изменилось и не изменится, а держать его возле себя — это издевательство. И сам не «ам» и другим не дам, так не пойдет! К тому же, ты сама сказала, что моему «ухаживателю» не поздоровится!

— С этой точки зрения верно, — кивнула Магма, у нее что-то зазвенело в кармане. — Убью Жулька!

Магма спрыгнула на жилой этаж, а Алекса осталась наедине со своими мыслями.

«Не было печали — так появилась. Мало того, что полу-русалка, и в груди у меня бьется ледышка. Теперь еще и с настойчивыми ухажерами приходится разбираться. Ну на кой я им сдалась? Неужели непонятно, что ничего им не светит около русалки? Мне что, табличку повесить: „Осторожно русалка, по любовным вопросам не подходить“? Впрочем, я и сама толком ничего не знала, и другим, следовательно, все равно. Так как же им потактичнее объяснить, что я не та девушка, которая составит им компанию на берегу под луной? Ну, разве что мы снова будем выслеживать Ринтэля…»

Первая тренировка не заставила себя ждать. Алекса чувствовала, что Магма волнуется и не уверена в себе, однако, внешне никаких изменений не увидела. Удивляясь выдержке, самообладанию, да что там, просто наглости своей подруги, Алекса наблюдала за действиями Алика. Он тоже был в необычной для себя роли капитана.

— Так, ну, для начала вспомним, что было, — сказал он.

— Разомнемся, что ли? — спросил Том.

— Угадал, — огрызнулся Алик. — По метлам.

Магма удивленно посмотрела на разношерстные летательные аппараты.

— Это образное выражение, — шепнула Алекса, вспархивая на доску.

Вскоре вся команда уже висела над центром озера.

— Десять минут разминки! — скомандовал Алик.

Все тут же разлетелись в разные стороны (кроме Димы и Лены). Алекса сначала летела медленно, потом резко набрала высоту. Разворот, петля, треугольник, переворот, боковое перемещение. Ветер свистел в ушах, земля и небо непрерывно менялись, но неизменно возвращались на положенное место. Послышался свист, свидетельствующий об окончании разминки, и Алекса резко кувыркнулась через голову и буквально свалилась в центр воздушного пространства, где собралась команда.

— Недурно, — сказал Алик. — Впрочем, есть над чем поработать. Я тут подумал, в прошлом году Марианна попробовала работать не парами, а тройками. А я вот тоже поразмыслил и… в общем, нужно смешивать игру. Не надо делиться на пары.

— Брать всем скопом — это мы уже проходили, неэффективно! — сказал Дима.

— Все скопом, но не один мяч, а, скажем, два или лучше три, только передавать не одному — двум людям, нужно, чтобы все учувствовали в розыгрыше. Больше шансов забить, менее предсказуемая игра.

— Не выйдет, собьемся и не забьем ни одного, — сказала Магма.

— В этом и суть! Работать так, чтобы не мешать друг другу! Думаю, нужно попробовать! Но это только для нападающих, ну еще и вратарям тренировка, а вот что делать с отвлекающими… Справитесь сами?

Арт кивнул.

— Тогда разлетаемся.

Алекса и Арт поднялись выше, чтобы не мешать команде сбивать друг друга, так как при ведении мяча «всем скопом», как метко отметил Дима, они больше налетали друг на друга, чем на ежей.

— Какие планы? — спросила Алекса.

— А давай поиграем в салки, — вдруг сказал Арт.

— Как? — Алекса похлопала глазами.

— Ну, например, ты улетаешь, я догоняю, или я улетаю, а ты догоняешь, — пояснил Арт.

— Я знаю, как играют в салки, но у нас тренировка, а не… развлечение, — сказала Алекса.

— Так в этом и тренировка! Уйдем друг от друга, уйдем от фрика! — заметил Арт.

До Алексы на конец дошло, что ей предлагают не бестолково гоняться по полю, а целенаправленно и профессионально убегать!

— Попробуй догнать! — сказал Арт и исчез из поля зрения, как будто стал невидимым.

Несколько секунд Алекса крутила головой, но потом сообразила, что Арт над ней. Резкий рывок, но он уже далеко впереди.

«Это должно быть интересно!» — усмехнулась про себя Алекса и бросилась вдогонку.

Нагнать Арта оказалось несложно, да он никуда и не спешил, а вот изловить… Тут понеслись всевозможные фигуры пилотажа. Простые уловки, развороты и смена направления, боле сложные змейки, треугольники, скачка, падения, пике и сальто и наиболее сложные перевороты, кувырки, перевертоны, перекаты, спирали, крученые перемещения, как на одном месте, так по горизонтали и даже по вертикали. Однако ничего не менялось. Арт по-прежнему летел на метр впереди.

Алекса поняв, что так поймать Арта не получится, решила взять его измором. Максимально подобравшись к нему, она стала выдавать все подряд фигуры, не заботясь об их последовательности и сочетаемости. Тактика подействовала. Арт не зная, что ожидать и откуда, стал летать какими-то урывками, непрестанно оглядываясь. Алекса вильнула, применив самый простой обманный ход, и Арт к ее удивлению поддался на него и тут же был схвачен за предплечье.

Он даже не сразу сообразил, что пойман, сначала посмотрел на ее руку, а потом уже понял, кому она принадлежит.

— Да… все гениальное просто, — заключил он и, вздохнув, продолжил. — Меняемся.

Алекса тут же отлетела от него на три метра и чуть поднялась. Все началось по новой, только теперь уходила Алекса, а Арт ее настигал. Алекса больше полагалась на скорость и гладкость полета, а не на маневренность (провести заядлого нардаэдиста все равно бы не получилось), хотя иногда огорошивала Арта странными финтами, каким-то образом вытворенными на полной скорости.

Расстояние было в три метра, ни больше, ни меньше. Алекса не решилась подпускать Арта ближе, опасаясь, недоглядеть за ним. Он это понял, как и то, что ему не удастся подлететь ближе ни под каким предлогом или с помощью какого-либо маневром. Видимо, он тоже решил действовать хитростью, так как еще чуть-чуть отстал. Алекса насторожилась. Резкий рывок с его стороны и резкий отскок с ее, он подобрался снизу, она немного ускорилась, смазывая траекторию. Тут он налетел сверху, Алекса резко ушла вбок.

Казалось, все было под контролем, но тут она увидела, что он подбирается к ней с другой стороны. Удивляться времени не было, кувырок легко уводил ее из зоны поражения. Наклон, резкая остановка, земля и небо поменялись местами и снова стали на место, Алекса поняла, что ушла и вскинула руки, чтобы выровнять равновесие. Тут она и почувствовала на запястье железную хватку. Доска по инерции продолжала двигаться, а девушку резко с нее сорвало. Секунда в воздухе, и она почувствовала, что ее что-то держит за пояс.

— Извини, я не хотел, — виновато улыбаясь, сказал Арт, крепко обхватив Алексу за талию. — Слишком резко дернул.

— Ладно, хоть еще не бросил, — сказала Алекса, покрутив ноющим запястьем. — И где мой летательный аппарат?

— Вон, — Арт кивнул вниз, так как руки были заняты. Одной он держался за книгу, другой держал Алексу.

Доска плавно покачивалась на слабых волнах озера.

— Подбросишь? — спросила Алекса.

— Держись!

Девушка уцепилась за мага, и они спустились к самой воде. Алекса осторожно встала на доску и поднялась повыше.

— Что это у вас тут? — спросила Лена, пролетающая под ручку с Димой.

— Досками швыряетесь? — поддакнул Вадим.

— Да так, учебно-водные занятия, проверяем соотношение плотностей воды и доски, — ответила Алекса, присаживаясь, хотя в принципе могла этого и не делать.

— И что получилось? — заинтересовалась Лена.

— Плотность доски меньше плотности воды, раз она не утонула, — сказала Алекса.

Послышался свист.

— Все сюда! — крикнул Алик.

Тут же команда собралась в центре поля.

— На сегодня хватит!

— Как новая техника? — спросил Арт.

— Не по зубам, — за всех ответил Тим.

— Будем отрабатывать! — твердо сказал Алик. — И вот что. В этом году, как вы уже заметили, отборочные соревнование прошли очень рано, не дожидаясь, когда первокурсники обретут свои инструменты. Это, конечно, упущение, если мы и в прошлом году сделали бы так, то с нами бы сейчас не было Алексы. Но сейчас у нас нет возможности ждать. У нас матч на носу! В этом году это будет в октябре! Дай Магия, чтобы в середине, а не в начале!

— Середина октября? Дамы ничего не успеем сделать! — выдохнул Дима.

— Начало. Начало! У нас месяц, не больше! Поэтому я и в первую же неделю выбрал игрока. У нас на целых два месяца меньше! Это не ерунда в одну-две недели! Так что готовьтесь. ТТ в бешенстве!

Следующий месяц Алекса толком и не помнила. Это были сплошные тренировки. Даже учеба как-то пролетала мимо. Все внимание было сосредоточено на новой технике, тонкостях игры, обманных ходах, каких-то абсолютно новых стратегиях и непонятных нравоучений. Матч тем временем подкрался вплотную.

— Так, — Тарас Туч стоял перед командой, уперев руки в боки. — Завтра матч. Сегодня я получил полные сводки наших дальнейших противников. Ливелин, как победитель предыдущего соревнования, получила право не состязаться в первом туре и автоматически прошла во второй. Также во второй тур прошли мы, победив Фьори, Эдэльвиг, взявшая верх над Мальенттой, и Сывга-шны, выигравшая у Дэминго. Как вы знаете, нам предстоит сразиться с азиатами, то есть, к нам в гости завтра прилетает команда Сывга-шны. Соответственно, Эдэльвиг будет бороться с Ливелином. В этом плане нам повезло. Но только в этом. Азиаты очень сильная команда, и нам придется попотеть, чтобы побить ее. Но нет ничего невозможного! Беря во внимание, что тренировались мы всего месяц, подготовка наша не так уж плоха, конечно, со скидкой на малое количество времени. Но Сывга-шны были огорошены новостью о перенесении матча не меньше нас, так что у них времени было не больше. В общем, мы должны сделать их! Есть вопросы?

— А наши проблемы с магией не помешают матчу? — спросил Алик. — Ведь вроде бы мы все еще продолжаем колдовать на зарубежной магии.

— Азиаты как раз привезут еще партию, — кивнул Туч. — Но международный комитет магов не считает это проблемой. Даже наоборот, в условиях дефицита магии можно будет тщательнее следить за безопасностью и держать колдовство в определенных рамках. Такой, по крайней мере, ответ они прислали. Еще вопросы? Тогда все спать, и чтобы завтра все были свежи и бодры!

— Ну, вот и матч завтра, — сказала Алекса, растягиваясь на кровати, однако, спать не собираясь.

— Да, — кивнула Магма.

Часы равномерно тикали на стене.

— Теперь я тебя понимаю, когда ты в прошедшем году себе места не находила перед матчем, — вдруг сказала Магма и, вскочив с кровати, прошлась по комнате.

— Я рада!.. Да, брось, Магма, мы хорошо готовы к игре! — сказала Алекса.

— Тебе легко сообщать, ты не в первый раз выходишь на поле!

— Ага, во второй! Ничего там такого нет, почти все как на тренировке.

— Почти?

— Ну, кроме комментатора! — улыбнулась Алекса.

— Давай, что ли, погадаем, для спокойства! — Магма плюхнулась на диван.

— Скорее уж для беспокойства. Может, не надо знать будущее? — робко предложила Алекса.

— Да брось, лучше сразу знать, чего ждать, чем потом удивляться. Иди сюда! — Магма махнула рукой, и Алекса нехотя поднялась и села на другой край диванчика.

— На исход матча? — спросила Магма, и Алекса утвердительно кивнула.

Ведьма стала метать карты, в беспорядке раскидывая по дивану, понять ничего не удавалось. Потом она их снова перемешала, что-то поменяла местами, что-то отложила, что-то заменила и наконец начала толковать.

— Ну, начало будет определенно… обычным, ничего кроме стандартного набора беспокойства, нервозности и общей бездеятельности я не вижу, — сказала она, перебирая карты. — Вот дальше уже что-то поинтереснее, видимо, пойдет уже настоящая игра, карты какие-то путаные, одна другой противоречит. Сложная будет игра. А конец я вообще не пойму. На каком-то моменте все обрывается, и вокруг темнота, исхода игры не видно.

— Может еще раз раскинуть?

— Нет, бесполезно, либо карты не хотят говорить, либо все, что нужно, уже сказали, — покачала головой Магма.

Тут в дверь позвонили.

— Тук-тукус — кто-тамус, — не задумываясь, открыла дверь Алекса.

— А если это маньяк? — спросила Магма.

— Две ведьмы не справятся с одним маньяком? — удивилась Алекса, а на пороге появилась Алиса.

Как всегда, худенькая, маленькая, с пышными локонами, падающими на плечи, только отчего-то ярко-оранжевого цвета.

— Привет, пришла пожелать вам завтра удачи, — сказала она.

Алекса и Магма переглянулись и рассмеялись, уж очень умильно смотрелась Алиса с рыжими волосами.

— Ну не смейтесь, — не на шутку обиделась Алиса. — Я же не виновата, мне сказали, что через пару дней пройдет.

Алекса только сейчас поняла, что за весь месяц почти не виделась с подругой. Тренировки и уроки заняли все ее время! Магма встала с дивана и подошла к Алисе, с любопытством осматривая идеально-оранжевые пряди.

— Поразительная равномерность окраска, — пробормотала она. — Знаешь, я думаю, это уже не сойдет.

— Что? — завопила Алиса.

— Это заклинание Веретена, — сказала Магма, пропуская рыжие пряди между пальцев. — Оно не просто окрашивает сами волосы, но и модифицирует их структуру. Теперь у тебя и отрастать будут редкостно-рыжие волосы.

— Но Вестия сказала… Убью эту Бестию! — прошипела Алиса, встряхивая оранжевыми кудрями.

— Не надо, есть способ получше. Снять заклинание Веретена невозможно, а вот передать тому, кто наложил, — это в два счета. Только надо много-много магии. Ну-ка, Алекса, подсоби! Здесь нужен круг!

Ведьмочки поставили Алису между собой и подняли руки ладонями друг к другу, но не соединили.

— Карикади даминто Веретен! — сказала Магма, и ее запястья опутали золотистые искорки.

— Карикади даминто Веретен! — повторила Алекса, и на ее руках засветились искрящиеся голубые браслеты.

— Де гедрум! — воскликнули девушки одновременно.

От браслетов полетели искры.

— Мартинити виринта Вестия Бестия! — вскрикнула Магма.

Искры закружились вокруг головы Алисы, напоминая светящиеся голубые и золотые дорожки. Через пару секунд искры исчезли, и волосы Алисы приобрели нормальный каштановый цвет.

— Ой! Спасибо, девчонки!!! — обрадовалась Алиса, ощупывая свои вернувшиеся волосы.

Тут по этажу раздался жуткий визг.

— Вот и подтверждение тому, что заклинание сработало верно! — сказала Алекса.

— Все, я пустая. Весь резерв подчистую. Теперь до утра колдовать не смогу, — выдохнула Магма.

— А я — нет.

— Нуты даешь! Столько магии угрохали, а тебе все нипочем, — восхитилась Магма.

— Хочешь, поделюсь?

— Не откажусь, мало ли чего. А у тебя есть чем?

— Конечно! Стала бы предлагать, если бы не было!

— Да у тебя и вправду неисчерпаемый резерв.

— Исчерпаемый, — покачала головой Алекса, — но большой и быстро восстанавливающийся. Иди сюда.

Ведьмочки на сей раз соединили руки. Алекса сосредоточилась и послала магическую энергию Магме. Кончики ее пальцев засветились, через пару секунд засияли пальцы Магмы, еще через минуту Алекса разорвала связь.

— Ничего себе у тебя энергия, — Магма слегка пошатнулась и поспешила сесть на диван.

— Не подходит, что ли?

— Подходит, она у тебя нейтральная, но зато какая мощная. Теперь я понимаю, что тебе никакого труда не составляет слевитировать яблоко из тарелки Ливеосом. Тут и не такое под силу. Бр… аж мурашки по коже.

Тут на стене заскрипели, забулькали часы, потом подпрыгнули и свалились на пол.

— Недолгий был полет, — прокомментировала Магма и достала палочку. — Лучшепрежнус!

Из палочки вылетел ураган золотых искры, из-за которого девушки на время ничего не смогли видеть. Когда они исчезли, то девушки увидели, что там, куда ударил поток, теперь бушевало пламя. Часы же, однако, висели на месте.

— Чади… — начала Магма.

— Нет! Хуже будет! Чадилтиар! Передоз! Лучшепрежнус! — вскрикнула Алекса.

Огонь потух, все вещи приобрели нормальный вид.

— Что это было? — спросила Алиса.

— Пожар, — будничным голосом ответила Магма.

— Я вижу! Что с твоей магией?

— Не рассчитала, сколько энергии вложить, — пожала плечами Магма. — Передоз!

Вода в графине на столе исчезла, земля в цветочных горшках высохла и потрескалась.

— Де Гедрум Передоз! — Алекса отменила обезвоживающее заклинание.

— Я не колдовала! — возмутилась Магма.

— Ты права это передоз. Я тебе слишком много передала, ты не можешь ее контролировать, — сказала Алекса. — Подожди, усвоится и чуть-чуть выветрится.

— Ничего себе! А ты как ее держишь?

— Как-то! — пожала плечами Алекса.

— С вами, девчонки, не соскучишься, — Алиса все еще стояла на том же месте и смотрела на часы, висящие на стене.

— Да тут вообще не соскучишься! — засмеялись девушки.

Глава 9 «Джимухамедантикасси Ли»

Утра выдалось солнечное и безветренное. Алекса проснулась бодрая и отдохнувшая, несмотря на то, что легла вчера ближе к полуночи. Сладко потянувшись, Алекса вспомнила, что сегодня матч, и села в постели.

«Так, нужно собираться! Матч ждать не будет! — решила для себя Алекса. — И Магму разбудить!»

На завтрак они спустились к почти уже собравшейся команде. Магма вела себя удивительно тихо и как-то незаметно.

— Готовы надрать азиатские…

— Тим, не за столом! — сверкнула глазами Лена.

— Готовы! — усмехнулась Алекса, присаживаясь и откусывая кусочек поджаристой гренки.

Девушка принялась за завтрак. Магма неслышно опустилась рядом, но есть не спешила.

— Ты чего?

— Кусок в горло не лезет, — пробормотала Магма, смотря в пустую тарелку.

— Видимо, это заразная болезнь. Всем первовыходящим на поле есть не хочется, — констатировала сей факт Алекса.

— А ты не знала? Это древнее проклятье, — сказал Арт, присаживаясь напротив и накладывая себе в тарелку яичницу.

— Но оно и к лучшему, — усмехнулся Том.

— Хоть тошнота мучить не будет! — закончил Тим.

— Утешили! — в один голос сказали Алекса и Магма.

Юноши гнусно захихикали.

— Так! Пора на поле за инструкцией! — сказал Алик, поднимаясь со скамьи.

Погода была солнечной, и это создавало определенные трудности, зато было тепло, разминка прошла незаметно и легко.

— Собираемся, собираемся, — поторапливал маленький тренер, и вся команда поспешила сгруппироваться около него. — ВСЁ! Игра уже здесь! Времени было мало, а, следовательно, все еще хуже, чем «как всегда». Никак не можете преодолеть индивидуализм и понять, что вы — КОМАНДА! В сотый раз вам уже это говорю! Помогайте друг другу, подменяйте друг друга, следите друг за другом! Но не за определенным игроком и не за собой. За всеми! ЗА ВСЕМИ! За всем полем, за судьями, за фриками, за ежами, а самое главное — друг за другом! Вы должны наконец понять, что все, чтобы вы ни делали, обернется прахом, если не будет подхвачено другими. Держитесь вместе, играйте как стена, загоняйте, подавляйте, отпихивайте! Но не забывайте о правилах!

Проверьте инструменты, обновите все заговоры. Азиаты издавна славятся хорошими инструментами и безотказной магией. Команда сильная, но не непобедимая! У нас есть все шансы, главное — выстоять первый натиск. Их тактика — обрушить ураган вначале, под конец они почти бессильны! Помните это и держитесь! Их фрик умен, но не очень проворен, так что с ним, вопреки правилу, больше поможет управиться скорость, чем маневренность. Повторяю, он подозрительно умен! Да и еще ежей в этот раз заколдовывал сам главный судья. Думаю, что-нибудь это для вас да значит!

Подготовка наша была коротка, вот и речь моя к вам будет недолгой! А теперь в раздевалку!

— Он меня прямо из года в год удивляет, — сказал Тим, плюхаясь на скамью. — Все короче и короче!

— Так скоро и вовсе будет говорить «игра сложная, будьте осторожнее», — как ни в чем не бывало продолжил Том.

— В раздевалку ша-агом марш! — непроизвольно подключившись к эмоциональному фону близнецов, закончила цепочку Алекса.

Все расхохотались.

— Ну что, Лена? Взглянем на наших соперников? — когда все отсмеялись, спросил Алик.

— Давайте попробуем! — пожала плечами девушка, сидящая на лавке в обнимку с Димой. Об этой неразлучно парочке ходили легенды, и не всегда приличного содержания.

Все встали вкруг, как и почти год назад.

— Ведьмиоус паверус раундэ. Визуал порталис! — продекламировал Арт. Тут же замерцали магические нити, связавшие всех магов воедино.

— Дорриэн ас Сывга-шны вижибл, — закончила Елена.

Перед взором игроков появилась точно такая же раздевалка. Там было девять магов в синей спортивной форме. Это действительно были азиаты. Они все сосредоточенно проверяли летательные инструменты. Среди игроков была всего одна девушка, да и то какая-то маленькая, больше похожая на мальчишку, если бы не длинный хвост прямых темных волос. Тишина стояла гробовая, казалось, что все игроки одновременно глухие и немые, но вот слепотой никто не страдал точно.

— Да… тяжелый случай, — прокомментировал этот факт Тим.

— Сложно нам будет с такими… молчунами, — подобрал нужно слово Алик.

Голоса звучали как-то странно в гнетущей тишине, и больше никто высказаться не пожелал.

— Ладно, выходим, — вздохнула Лена.

— Все равно ничего узнать толком не удалось, — согласился с ней Дима.

— Да и не удастся, мы же по-ихнему не понимаем, — сказала Вика, редко когда говорившая что-либо по теме, но здесь все с ней согласились.

— Как же это у тебя получается так долго держать картинку? — заинтересовался Арт, присаживаясь напротив Лены.

— Да не я это. Я только управляю энергией, но чьей?

— Моей, наверно, я же эмпат, — сказала Алекса.

— Но как и откуда у тебя столько силы? — теперь уже заинтересовалась и Лена, которая для этого даже отстранилась от Димы, что было неслыханно.

— Ну, мы же соединены в круг, моя энергия сливается с общей. А управлять… она нейтральная, — пожала плечами Алекса.

— Наверно, — согласилась Лена, снова возвращаясь на место.

— Откуда у тебя столько магии? — теперь уже за расспросы принялся Арт.

— Из окружающей среды, — обвела взглядом раздевалку Алекса.

— А если серьезно?

— Если бы я сама знала, то это бы решило много проблем, а особенно проблему нехватки магии. Ее не хватает всем кроме меня, — ответила Алекса.

— И никаких предположений? — усомнился Арт.

— Почему же? Куча, но все это домыслы, — махнула рукой Алекса. — Вплоть до самых абсурдных!

— Например?

— А, может, вся магия в меня и уходит?

— Чушь! Даже у тебя не настолько огромный резерв, чтобы вместить всю магию.

— Вот и я говорю, абсурд!

— Пора! — скомандовал Алик.

Команда вслед за капитаном вышла на поле. Раздались аплодисменты. Трибуны были заполнены, свободных мест не было. Полуфинальные матчи пользовались большей популярностью, чем четвертьфинальные. Когда овации стихли, послышался уже знакомый голос комментатора.

— Доброе утро, дорогие зрители! С вами снова я, ваш любимый комментатор, Алексей Говорливый. Погода сегодня просто великолепная, теплая и безветренная, хотя солнышко все же немного слепит!

Послышался согласный гул с трибун, расположенных как раз напротив солнца.

— Но все равно, — бодро продолжил набирающий обороты комментатор. — Несказанно рад приветствовать вас на матче по нардаэ!!!

Снова аплодисменты и одобрительные крики.

— Итак, представляю команды, вышедшие в полуфинал! Это Сывга-шны… (половина трибун зааплодировала, половина заулюлюкала) и Колдумнеи (половины поменялись ролями)! Начинаю представление традиционно с гостей!

Тренер команды — Квин Чэн! Светлый! В прошлом сам профессионально занимался нардаэ и играл за команду Антарктического института. Капитан команды и первый номер — Занчин Кайшас. Отвлекающий. Темный. Перемещается в пространстве посредством небольшого чайного столика! Может усыпить бдительность любого существа! Психическая магия! На заметку! Номер второй — Шарлин Стенсви! Отвлекающая, светлая. Это единственная девушка в команде. Летает при помощи гимнастического каната. Интересно, видимо, не одному мне! Но вскоре мы это с вами сможем лицезреть. Она удивительно гибкая, способна сгибаться во все стороны и под любым наклоном. Неплохо чувствует себя как на полу и стенах, так и на потолке! Третий номер — Канчин Джаку! Нападение, светлый. Летает на мольберте. Великолепный художник, его живые картины продаются за сотни омел! Все точно рассчитанные броски и красивые траектории полета — это его привилегия! Номер четыре — Навиби Адьюнту! Нападение, темный. Обладает уникальной способностью излучения ментальной энергии в виде однородного потока лучей. Однако, дар пока мало контролируемый, поэтому, собственно, Навиби постоянно ходит в темных очках, чтобы не дай магии кого-нибудь не задеть! В воздухе держится на гранитной плите, видимо, чтобы не осыпалась от одного взгляда!

Под номером пятым у нас… э… Джимухамедантикасси Ли! Во как! Играет в нападении, причем светлый! Может прочесть книгу одним прикосновением! Летает на книжной полке, может бомбардировать книгами! Впрочем, таким же образом может впитать любую информацию! Очень начитан в области спорта! Номер шестой гордо носит Авиниан Мусумли! Вратарь, светлый! В воздухе держится на гончарном круге! Вот это да! Обладает феноменальным зрением, может приближать и удалять изображение одной силой мысли! Нападающие Колдумнеев, берегитесь! Седьмой номер — это Гурянвий Манкидзе! В воздухе перемещается на сабле, не самое удобное средство передвижения, впрочем, кому как! Еще один вратарь, однако, темный! К пяти годам знал все известные техники боя, к десяти изобрел собственную, кардинально отличающуюся от всех прочих. Поступив в школу, начал совершенствовать технику магического боя. Номер восемь — Курам Кили! Летает на осколке корабельной мачты. Этот одноглазый пират потерял глаз в неравном бою с фриком за еж! Необыкновенная сила! Собственно, играет в нападении, светлый! И последний, девятый номер, и последний нападающий команды — это светлый маг Раджан Ита! Этот человек может дотянуться до чего угодно, не вставая с места, так как его конечности могут как самопроизвольно, так и по наводке удлиняться! Тут уже трепетать нужно ежам, ибо никто из них не скроется от цепких пальцев Раджана! А перемещается в пространстве в пластилиновом кресле!

Послышались аплодисменты.

— Фуф! Одну команду представил, — сказал болтливый Леша, когда отзвучали последние аплодисменты для Раджана, и тот раскланялся с публикой. — Теперь прошу всех обратить внимание на другую сторону поля, где располагается команда Колдумнеев! Тренер команды, Тарас Туч! Темный. Это маг-универсал. Может летать на чем угодно!

Первый номер и новый игрок, заменивший предыдущего капитана Марианну Нейл, ныне студентку Арктического института, Магдалина Черный Кот. Темная! Нападающая. Обладает способностями к трансформации, короче, перед вами маг-перевертыш! При желании звериные инстинкты, а, точнее, пантеры, могут быть перенесены на человека без смены ипостаси! Номер второй и капитан команды. Алик Орэйн. Светлый. Летает на табурете. Пошел по стопам предыдущего капитана и стал также и главным Эйфелем школы! С ним все стало намного сложнее, ничего никогда не забывает! Третий и четвертый номер делят между собой Тим и Том Орэйны! Вратари! Почему делят? Да потому что определить, кто из них кто, никому не удается, (Братья переглянулись и посмотрели на Алексу) тем более что всякие магические выдумки разлетаются от них во все стороны с равными промежутками времени, точнее, вообще без промежутков! Летают на одинаковых бочках, что еще более затрудняет их опознавание, хотя один — светлый, а другой — темный! Так что, дорогие зрители, простите меня, если я не смогу вам сказать, кто точно отбил мяч! Пятый номер, по праву ли нет, но принадлежит Виктории Илети. Эта темная волшебница летает с нападением, но, по-моему, прекрасно обходится и без него. Ее амортенционные способности могут повергнуть в ужас, однако, все, кто был в шоке, успешно от него оправились и теперь живут себе дальше, и я один из них! Счастлив вам сообщить, что жив, здоров и на простуду не жалуюсь! А летает она, как и всякая нормальная ведьма, на метле! (Вика мстительно посмотрела на комментатора, но поделать с ним ничего не могла). Номер шесть и семь традиционно играет как один, а представляют его Вадим Гаммой и Елена Де Гер, соответственно. Оба светлые играющие, именно играющие в нападении! Дима в совершенстве владеет скрипкой, однако летает все же на виолончели, с которой тоже, надо сказать, неплохо управляется! Леночка летает на школьной парте и обладает завидными ясновидческими способностями, которые совершенствует с каждым днем! Восьмой номер — это Артур Изомеров. Отвлекающий. Сильный темный маг, познающий власть чисел! Вот уж кто посмотрит, прикинет и сразу скажет, что к чему! В воздухе держится на книге, скрепленной, да простит мне он, самым настоящим амбарным замком, только побольше и поувесистее. А, наконец, девятый номер и последний отвлекающий, точнее, отвлекающая, — Александра Сильме! Сильная колдунья, но, темная или светлая, так выяснить и не удалось! Видимо, это либо большой секрет от всех нас, либо и для самой Алексы! Обладает силой мысли, как мы на прошлом матче убедились, с помощью нее может перемещаться в пространстве! Правила игры запрещают перемещения в пространстве, однако, дар она пока не контролирует, так что _ поделать с этим явлением, если оно все же будет иметь место, ничего не удастся! Летает на серф-доске. Я-таки выучил это слово! (Послышался смех и рукоплескания) И самыми последними и важными участниками игры являются фрики! За команду Свга-шны выступает фрик Киншасир!

Из курятника выпустили странного фрика, видимо, у него змеиной крови было больше чем куриной. Тело его было длинным и узким, крылья — какими-то недоразвитыми. Несмотря, однако, на это он легко поднялся в воздух и завис в ожидании отвлекающих своей команды.

— За команду Колдумнеев выступает фрик Шурик! Наш симпатяжка!

Из курятника сразу же вылетел Шурик, к которому Алекса успела уже так привыкнуть, что не то что не боялась, но даже и не опасалось его острых когтей, ни зубастой пасти. Черное оперение блестело на солнце как начищенное, гребешок устрашающе вздымался. Шурик сделал полукруг и вернулся к своему курятнику.

— Судьи на этом матче — Тарас Туч и Квин Чэн. Главный судья и официальный представитель комиссии по нардаэ, лично заговоривший всех ежей, — Викентий Горбонсон! — закончил представление комментатор.

Теперь Алекса увидела высокого, очень худого мужчину в странной оливковой мантии, узкое удлиненное лицо украшали залысины, которые официальный представитель судейства всячески пытался скрыть за начесом из затылочной части головы.

— И вот, сигнал к началу игры дан! Однако, почему-то никто не стремится ее начать! А, оказывается, забыли выпустить мячи. Вот теперь дело наладилось. И инициативу сразу же перехватили азиаты! Еж попадается на клюшку Канчин! Какой бросок! Красота! Еж уже у Авиниана! Навиби, Канчин, Джа… Джиму… короче, Ли ведет мяч к воротам! Мусумли, Джаку, Ли, Ита, Ли, Ита, Джаку… Гол… Сывга-шны открыли счет. 1:0 в пользу Сывга-шны. Ого! Новый розыгрыш впритык к предыдущему. Курам, Раджан, Курам, Канчин, Джимухаме… ЛИ! Джаку! Гол… Невероятно! Какой прорыв! А что же наши Колдумеевнцы? Эй, ребята, не спите, у вас так всех ежей уведут! Ого, что происходит на другом конце поля! Киншасир пытается скушать ежика, но Шарлин успешно его отвлекает. Но что это? Еж таки съеден! Эх, Шурик, Шурик! Ну что же ты, такой голодный, что ли? Зачем тебе был нужен этот еж?

— Блин, — Алекса резко поднялась повыше, поняв, что не успела отвоевать мяч.

— Брось, всего одни еж, — к ней подлетел Арт.

— Ага, и еще два гола, и всего 7 еще в игре! — нахмурилась Алекса.

— Хороший подсчет!

— Все-таки 9 классов окончила, — буркнула Алекса.

— Нончармская школа — ерунда. Главное — магия! — покачал головой Арт.

— А вот и нет! Нончармы, как и маги, разные бывают! — решила поспорить Алекса.

— А ты-то откуда такая просвещенная? Может, и сама с ними общалась? — усмехнулся Арт.

— Я с ними росла! Я училась в их школе, я дружила с их детьми! Я и сама нончармом была, пока не узнала, кто я! — излишне пафосно сказала Алекса.

— Да, забыл, — смутился Арт. — Но все равно они ничему путному научить не могут.

— Мы с тобой после игры к этому разговору обязательно вернемся, — решила идти до конца Алекса, но тут она увидела, что Шурик погнался за еще одним ежом.

— Ага, а теперь Шурик, — видимо, это же самое заметил и Арт.

Быстрый перелет к самому носу шарика, пара зигзагов, и он переключил свое внимание на Алексу и покорно полетел с ней в другую часть поля. В это время Арт легким броском передал ежа Алику.

— Наконец-то!!! Алик, Дима, Лена, Магма, Дима, и ГОЛ! Наконец-то! Счет 2:1, правда, по-прежнему в пользу Сывга-шны, но разрыв сократился. Ого! Тим, какой потрясающий пас отбит! Все-таки Тим или Том, в общем, оба мастера своего дела! Ох… но вот еще одного бронированного снаряда они не углядели. Еще один еж съеден! Куда смотрят отвлекающие Сывга-шны??? Киншасир только что самым наглым образом сожрал ежа, да простится мне вольное высказывание!

Счет 3:1 в пользу Сывга-шны, и всего 4 ежа в игре. Либо все эти ежи будут в дыре Сывга-шны, либо Колдумнеи проиграли! Хотя, нет, еще может быть ничья с выносом дополнительного ежа! Да что же такое случилось с Киншасиром? Видно, ежик впрок не пошел!!! Сделайте же что-нибудь, он сейчас своих же отвлекающих сожрет!

— Что это с ним? — крикнула Алекса, подлетая к Арту.

— Кажется, много магии в ежей вбухали, подавился бедный, — подлетая ближе, чтобы не кричать, ответил Арт.

— Ребят, надо тактику менять! — услышали они голос Алика, который, видимо, воспользовавшись заминкой, поспешил собрать команду.

Алекса и Арт опустились пониже.

— А что можно сделать-то? Куда еще менять? — поинтересовался Дима.

— Эти азиаты у нас все мячи отобрали, а что не смогли — фрики съели, — мрачно сообщила Магма.

— Нужно их как-то отвлечь! — сказал Тим.

— Ага, отвлечешь их! Они вот какие… буки! — сказала Вика. — Хотя, конечно, можно попробовать.

Девушка лукаво улыбнулась.

— Брось, Вика, не действует! — поморщился Алик.

— Подожди! Это на вас не действует! А на них-то? — вдруг поняла Алекса. — Этим можно воспользоваться!

— Предлагаешь охмурить азиатов? — ухмыльнулась Магма.

— А идея! — удивился Том.

— Я пас, — тут же сказала Лена.

— Втроем справимся, — прикинув, сказала Алекса. — Вика, ты у их ворот, Магма, ты у наших ворот, я в центре. Как только дадут добро на продолжение игры, приступаем!

Команда разлетелась на свои места.

— Арт, — Алекса махнула рукой.

— Что? — тот подлетел поближе.

— Подержи-ка! — сказал Алекса, вытаскивая по одной все шпильки из шишки, в которую она убрала волосы.

Немного повернув голову, она заметила, что Магма спешно приводит себя в порядок, а Вика, так и вообще чуть ли не салон красоты прямо на метле устроила!

— Вот, эта последняя, не потеряй! Больше у меня нету, из-за своенравности некоторых все предыдущие неизвестно где почили.

Девушка тряхнула головой, и волосы мягкими волнами упали на плечи и завились крупными кольцами до самой талии. Арт уставился на нее как на привидение.

— Эй! Пифагор! Ты хоть кивни, что ли, если понял, — Алекса усмехнулась и махнула рукой у Арта перед лицом.

— Ладно! — сказал Арт, кивая.

Тут был дан сигнал к продолжению игры.

«Вот теперь нужно встать!» — скомандовала себе Алекса.

Набрав приличную скорость, девушка привычным движением встала и выпрямилась на доске. Волосы развевал ветер, по коже пробегали мурашки, упругая волна разбивалась о нос ее доски.

«Теперь вперед, на… хм… охмурение азиатов», — настроила себя Алекса и полетела навстречу первому, попавшемуся на глаза нападающему.

Им оказался Раджан Ита. Это был упитанный молодой человек крайне неприветливой наружности.

— Привет! — Алекса не нашла ничего лучше этого слова.

Он непонимающе уставился на нее.

— Я Алекса Сильмэ, — она протянула ему руку.

— Мати Ки я (автор передает лишь приблизительные звуки речи, которые вряд ли совпадают с реальностью)? — уточнил он, впрочем, для Алексы это был набор звуков.

— Александра Сильмэ, — подключаясь к его чувствам, догадалась Алекса.

— Камиси ти! — просветлел он, орошая ее новой порцией непонятных слов. — Камилти ватилкани! Раджан Ита! Каииман!

— И мне очень приятно с вами познакомиться, — Раджан с энтузиазмом тряс ее руку.

— Вимтикаси лими?

— А… затрудняюсь ответить, — как можно значимее ответила Алекса.

— Витикарима ти!!! — чуть ли не запрыгал от восторга Раджан.

— Да вам, видимо, особо ничего и не надо, только головой покивать и улыбнуться, — сказала Алекса, продолжая мило улыбаться.

Краем уха она слышала, что комментатор что-то заливает по этому поводу, но тут он прервался и начал бурно рассказывать о прорыве Колдумнеев.

— Им на перехват пускаются нападающие Сывга-шны! Все кроме господина Ита. Но что это? Джаку неожиданно останавливается и теряет всякий интерес к игре. Куда он смотрит? Какой маневр, и ГОЛ! Да-да-да!!! 3:2!

Стадион взревел, в небо полетели заклинания.

«Мастерски сыгранно, Викуся! То, что надо!», — ухмыльнулась Алекса.

— Мы гол забили! — сообщила она Раджану.

— Ке вину, — созерцая растерянных вратарей, сказал он.

Так и не решив, понимает ли он ее, или только так, уловил момент, Алекса еще раз мило улыбнулась и отлетела.

— Ого! Сывга-шны решили отыграть забитый гол! Джаку, вернувшийся в игру, Адьюнту, Кили, Джаку! О, вот и Раджан подключился! Пас Джимухамеданти… ЛИ! Снова Раджан! Нет… Ого! Да что же это, интересно, такое? Ли промахивается по ежу! Кажется, я знаю, в чем дело!

«Магма, умничка!» — обрадовалась Алекса.

— Тим или Том передают ежа Магме! Колдумнеевцы снова ведут! Давайте, ребята! Магма, Алик, Магма, Лена, Дима. Надо же, сразу два мяча! Алик, Магма, Дима, Магма, Алик, Магма, Лена, Дима, Лена! Я уже не знаю, где какой мяч! И? Да! Один мяч забит. Счет! Невероятно!!! Еще один еж забит! И кто его забил! ВИКА!!! Счет 3:4 в пользу Колдумнеев! Магия! Пока мы с вами следили за мячом, Киншасир съел еще один мяч! Больше мячей нет, а значит… Колдумнеи победили со счетом 3:4!!! Ура! Ура! Ура-а-а!!!

Если бы не странный осадок…

— Алекса, ну это просто класс! — сказал Алик, когда после поздравления вся команда ввалилась в Общую гостиную и попадала в кресла и на диваны. — Такое придумать!

— И провернуть под носом у судий! — сказал Тим, садясь прямо на ковер.

— Этот разговорчивый чуть все не испортил! — стукнул по подлокотнику кулаком Том. — Вот заливался как соловей, неясно ему, что там Алекса обсуждает с Раджаном!

— Да так даже и лучше получилось! Все переключились на них! — усмехнулась Магма, плюхаясь на диван.

— А он неплохой малый! Был очень рад знакомству, и даже какие-то комплименты говорил, — сказала Алекса, присаживаясь рядом с Магмой

— Ты что, по-их понимаешь? — удивилась Вика, зашедшая позже всех.

— Нет, но я ж эмпат! Чувствую, — покачала головой Алекса.

— Жаль.

— А что такое? — заинтересовался Тим.

— Да мне интересно, что говорил Джисмухамедантика… короче, Ли! Я с ним полчаса беседовала, ничего не поняла! Так и улетел!

Все захохотали!

— Вика, да ты же сегодня гол забила! Молодец! — вдруг оживился Алик.

— Да, это событие! — согласился Том.

— Надо куда-нибудь записать! — хмыкнул Том.

— Есть и от тебя польза в команде! — прямо сказал Арт.

Вика фыркнула и исчезла в направлении спален.

— Ну зачем же так уж, — покачала головой Алекса. — Она и впрямь очень помогла!

— Да она случайно гол забила. Отмахнулась от ежа, а он возьми да и попади в дыру! — сказал Дима.

— Джи-му-ха-ме-дан-ти-кас-си Ли-и! Я все-таки выговорил это!!! — услышали они голос комментатора в коридоре.

От нового взрыва хохота чуть штукатурка не посыпалась.

— Все, я спать! — сказала Алекса, поднимаясь с дивана.

— Да, пора! — заключил Алик, и все нехотя поднялись со своих мест и поплелись наверх.

— Алекса! — послышался голос Алисы.

Девушка остановилась и обернулась.

— Я тебя по всем Колдумнеям ищу, а ты здесь! — выдохнула она.

— И зачем ты меня по всем Колдумнеям ищешь?

— Чтобы поздравить! Такой план! Все азиаты были в нокауте! — воскликнула она.

— Откуда ты знаешь, что он мой?

— Только тебе могло прийти это в голову! Потрясающая идея! Тебе только в нардаэ и играть!!!

— Спасибо, конечно, но вот во второй части я что-то сомневаюсь.

— Что? Почему?

— Не знаю, просто… В общем, не мое это как-то. Я же еще в школе к спорту в целом и к физре в частности не очень хорошо относилась. Летать, конечно, совсем другое дело, да и фрики заскучать не дают, но… что-то не то. Не чувствую я это дело как свое. Нужно что-то другое…

— Ну, смотри… Но на поле ты смотришься хорошо, да и дело свое знаешь!

— Как же! За этот матч я так и ни разу по своей «специальности» и не поработала! Все какие-то тактики изобретала, — усмехнулась Алекса.

— Ладно, как хочешь… — пожала плечами Алиса.

— Время-то! Алис, ты где так долго была? — встрепенулась Алекса.

— Говорю же, тебя искала!

— Вот и спрашиваю, где? Где я, по-твоему, могу быть ближе к полуночи?

— Ну… везде! Я почти все известные мне закоулке обошла! — уклончиво ответила Алиса. — Пойдем спасть?

— Да, — Алекса кивнула. — Тьфу! Сначала мне придется заглянуть к Арту, я у него шпильки оставила! Что я завтра без них буду делать! Надеюсь, он еще не спит…

— Извини, компанию тебе не составлю, устала, — сказала Алиса, когда они подошли к двери в ее комнату.

— ОК, до завтра, — кивнула Алекса.

Теоретически она знала, где живет Арт, но раньше никогда к нему не заходила. Дойдя до двери, она некоторое время ее рассматривала. Это была простая, обитая черной кожей дверь. Ни глазка, ни замочной скважины, ни даже дверной руки не было.

«Интересно, как он туда сам входит?» — задумалась Алекса, и, решив поинтересоваться у хозяина, постучала.

Никакого ответа. Алекса постучала громче.

— Заходи! Ты знаешь, что делать! — послышался голос Арта.

— Если бы… — пробормотала Алекса и, протянув руку, тихонько толкнула дверь, ничего особо не ожидая.

Однако, та вздрогнула и поддалась. Алекса с интересом шагнула через порог. Первое, что бросилось в глаза — это был стол у сравнительно (с их) небольшого окна, полностью заваленный книгами, причем, только по темной, даже черной, и довольно мощной магии, о чем красноречиво свидетельствовали поблескивающие на корешках названия. Такие не каждому давались в руки, не то что спокойно лежать на столе! Алекса бегло осмотрела комнату. Ничего особенного, все как у других, только как-то уж очень правильно. Нигде не было лишней вещи. Не то что неубрано, рубашки или брошенной на кровати мантии не было, даже ни фотографий, ни сувениров, ни статуэток, если, конечно, не считать ими разные компоненты зелий, в строгом порядке лежащих на полках.

— Арт? — позвала Алекса.

— Я только… Алекса? — он вышел из ванной в одних брюках, с полотенцем через плечо.

— Извини, я просто за шпильками зашла! Они мне завтра понадобятся, — пояснила свой визит Алекса, понимая, что ждал он не ее.

— А… конечно! — кивнул он, набрасывая мантию прямо поверх полотенца. — Сейчас.

Он порылся в карманах уже убранной игровой мантии и достал поблескивающие шпильки в полном комплекте.

— Спасибо, — улыбнулась Алекса, принимая их из рук колдумнеевского отвлекающего.

— Только зачем они тебе, без них гораздо лучше, — сказал тот, опомнившись от первого шока, появления Алексы.

— Знаю, но это не всегда удобно, — пожала плечами Алекса. — Ладно, я пойду, ты ведь кого-то ждал.

— Да, — отмахнулся Арт. — Просто одному очередному Ромео приспичило узнать, что же его Джульетта? Ровно ли дышит? Поздно уже, конечно, но, раз обещал…

— Ну, ты прямо гадал…ка, — усмехнулась Алекса.

— Вот еще! — фыркнул Арт. — Мои предсказания намного точнее, и я этим не занимаюсь. Это так, по старой дружбе!

— А про меня, по старой дружбе, что-нибудь можешь сказать?

— Про тебя? — задумался Арт. — Ну, не знаю, можно пробовать. На кого?

— Обязательно на кого-то?

— А как иначе? Чего предсказывать-то?

— Ну, даже не знаю. Претендентов нет. А на себя можешь? Заодно и проверим.

— Могу, но… Ну, ладно!

Алекса увидела в его глазах огонек азарта. Он ловко выудил из верхнего ящика стола свиток пергамента, одним взмахом открыл баночку с чернилами и быстро набросал что-то на пергаменте. Потом сел и стал уже что-то сосредоточенно считать. Алекса осторожно заглянула ему через плечо.

Почти весь пергамент пестрел числами, и они все пребывали. Понять что-либо было невозможно. Что и как он считал, оставалось загадкой. Через минуту он оторвался от пергамента и откинулся на спинку стула.

— Странно… — пробормотал он и повернулся к Алексе. — И да, и нет, и какой-то винегрет!

— Ничего определенного? — поинтересовалась Алекса.

— Да нет, почему же! Совершенно определены деловые отношения, что в принципе и так очевидно. А вот все остальное… Первый раз вижу такую кашу! Все что угодно, кроме прямого ответа.

— Например?

— Например, смотри, — он снова склонился к пергаменту, немного подвинув его влево, чтобы Алекса тоже видела. — Вот эта цифра выражает искренние чувства, вот эта показные. Чаще всего первая во много раз больше второй, в твоем случае наоборот! Или вот. Эта комбинация отвечает за романтическую составляющую любви, а вот эта за обратную ее сторону. У девушек чаще всего акцент идет на первое. У тебя же в первой части что-то невообразимое, я даже предположить не могу, что это значит, а вторая вообще… я даже не знаю у кого эта цифра настолько объективная!

— В смысле?

— Ну, можно подсчитать приблизительный уровень каждого из значений, эталон, так сказать. У тебя этот показатель чуть ли не идеален, такого в природе быть не может!

— Откуда же ты тогда знаешь, что это идеал?

— Именно потому-то и не может, что идеал!

— Ну, последнее я, кажется, могу объяснить. Ты как считал эталон, как среднее арифметическое?

— Как что?

— Ну, все сложил и поделил на количество.

— Грубо говоря, так, — кивнул темный маг.

— Вот! Я же эмпат, во мне как раз и собирается все, и делится на меня любимую! Вот и эталонная циферка.

— Так это что, просто видимость? — почему-то расстроился Арт, видимо, нашедший все же что-то нужное ему.

— Почему же? Это все так и есть, только это не совсем мое. Как реферат, составленный из материалов из разных источников. Это мои знания, но не я их выводила, — покачала головой Алекса.

— А… сложно-то все как!

— Это еще цветочки! Я же все-таки еще русалка! Как ты вообще что-то высчитал — загадка! Сама по себе я не чувствую любви, ни своей, ни окружающей меня.

— Совсем? — удивился Арт.

— Совсем. Нет, ну, конечно, положительные эмоции, с ней связанные, я чувствую, но их легко можно посчитать чем-то другим. Но, видимо, они компенсировали недостаток.

— Да, запутаннее, скорее всего, только учебник по астрологономии, — призадумался Арт.

— Ничего, жить можно!

— А что такое среднее арифметическое? — вспомнил Арт.

Он откинулся на спинку стула, и повернул голову, и оказался как раз лицом к лицу с наклонившейся Алексой.

— Курс алгебры! — девушка выпрямилась. — А, конкретно, характеристическое свойство арифметической прогрессии. Энный член прогрессии равен среднему арифметическому из предыдущего и последующего. Есть еще среднее геометрическое. Аналогичная вещь, только в геометрической прогрессии.

— Откуда ты все это знаешь?

— Я же говорю. Это курс алгебры, раздел прогрессий. Нончармская школа.

— А они впрямь не такие уж и дураки, — пробормотал Арт.

— И я тебе о том же. Когда выучишь всю магию, советую поинтересоваться алгеброй и началами анализа. Также тебя может заинтересовать стереометрия, только сначала планиметрию придется выучить. Но для тебя это не особо сложно.

— Ты все это знаешь?

— Не все. Я только 9 классов закончила, но Кирилл как раз сейчас учит стереометрию с началами анализа. Я заглядывала в учебники! — усмехнулась Алекса.

— Интересно…

— Ну, ладно, пойду, поздно уже, завтра еще вставать рано! Спасибо за интересную информацию, — улыбнулась Алекса и пошла к двери.

— Да не за что, ничего особенно, что бы можно было проверить, так и не проявилось. Только еще больше вопросов без ответов, — отмахнулся Арт.

— Кстати, мне вот интересно. Как ты сам-то в комнату попадаешь? Ни ручки, ни замка, ни даже глазка! — Алекса уже дошла до двери и снова не обнаружила никаких ее отличительных признаков.

— А тебе они нужны? — Арт подошел к двери.

— Ну, можно, конечно, Анекардумом, но это, наверное, не отпирающее заклинание, — прикинула Алекса, раз уже открывавшая зачарованные двери.

— Чем-чем? Анекардумом? А светлым можно пользоваться таким заклинанием? А вообще, интересный способ, только, думаю, тут уже от двери ничего не останется.

— Правильно думаешь, только срезанные петли, и я не светлая, — усмехнулась Алекса.

— Уже пробовала? — посерьезнел Арт.

— Бывало. Помнишь, дверь в комнату Марьяна ремонтировали?

— Так это ты ее так открыла? — теперь в голосе Арта звучал неподдельный интерес и даже какое-то уважение. — Да, не каждому темному под силу такое заклинание, а тут полутемный.

— Я не полутемная, я просто не только темная и не только светлая. Универсал. Так как открыть дверь?

— Да просто! — Арт поманил ее к себе и та бесшумно распахнулась.

— Магические потоки! Как же я сама не догадалась, у самой же дверь точно так же открывается! — неопределенно взмахнула рукой Алекса.

Арт хмыкнул, на том и распрощались.

Глава 10 «Спутниковая тарелка и ложка»

Октябрь иссяк, и полили затяжные холодные дожди, кругом стояла каша. На доске появилось объявление о первом уроке полетов для первокурсников, который в этом году задержался из-за проблем с магией. Алиса тут же стала интересоваться, как все проходит, какие можно получить инструменты и сложно (страшно) ли летать.

— Инструмент нужно наколдовать. Проходит все в мирной, дружеской обстановке, с редкими криками и еще более редкими падениями. Инструменты могут быть абсолютно любые от телевизионной антенны до надгробной плиты. А летать — это кому как, лично мне не страшно и не сложно, но некоторым очень даже страшно и сложно.

Отбор был назначен на четверг.

День, как ни странно, начался с яркого солнышка, залившего весь луг, и все с нетерпением ждали окончания уроков, чтобы выйти на улицу. После недель затяжного дождя солнечная погода казалась какой-то нереальной, очень хрупкой и удивительно праздничной. Однако уроки не спешили расступаться перед радостно настроенными адептами. Четверг, как обычно, начался с Боевой магии.

— Здравствуйте. Сегодня мы с вами выучим еще одну порцию истинно-боевых заклинаний. Именно порцию, так как сегодня мы будем учиться применять боевые заклинания в паре. Вы с начала года на заклинательном волшебстве изучаете стихотворную магию. Но, как вы понимаете, в боевой магии просто нет времени произносить рифмованные строки, поэтому совмещать стихи и потоковую магию невозможно. Однако, есть некоторые боевые заклинания и в стихотворной форме. Чаще всего это довольно мощные заклинания. Их мы изучим с вами на старших курсах. Сегодняшняя же тема — совмещенные заклинания.

Итак, наиболее часто применяемые парные истинно-боевые заклинания — это заклинание Боевого Пульсара и заклинание Изваяния. Это, как вам известно, Искрист пульсарос — светлое и Взрывус лайф обрывус — темное, и новое для вас заклинание Изваяния — Изваяюс статуюс. Запомнить очень легко, спасибо магу Ваятелю. Сначала потренируйтесь друг на друге с новым заклинанием. Приступайте. И не забудьте, что это истинно-боевое заклинание!

Алекса привычно встала в пару с Магмой, но Профессор Мэтаре покачала головой, указывая на Мишеля. Алекса запоздало вспомнила, что на прошлом уроке их разделили на пары по силе, чтобы условия были примерно равными. Теперь ей надлежало заниматься в паре с Мишелем, а Магме с Яном. Пожав плечами, девушка повернулась к своему другу.

— Кто первый? — поинтересовалась она.

— Как-то я слышал от тебя интересную нончармскую фразу, что девушкам нужно уступать, — усмехнулся Мишель.

— Так то девушкам, а я ведьма! — улыбнулась Алекса, изготавливаясь стрелять.

Девушка приняла недавно выученную боевую стойку: ноги на ширине плеч, локоть рабочей руки с палочкой (кольцом) отвела немного назад, свободную руку наоборот выбросив вперед и немного согнув. Поза была очень удобна тем, что при атаке рабочая рука выбрасывалась вперед вместе с заклинанием, что сообщало ему дополнительно ускорение, а вторая рука клалась на плечо первой, что бы уменьшить погрешность прицела. Без истинно-боевых заклятий руки не менялись местами, а свободная рука служила хорошим проводником энергии и в случае чего генерировала щит или просто голую силу для удара.

— Изваяюс статуюс, — Алекса резко выбросила вперед руку, легко перестраивая руки в стандартную комбинацию, лучше всего подходящую для метания истинно-боевых заклинаний.

Из палочки вырвались искры, однако, вместо обычного луча появился какой-то спиралевидный поток, который рассеялся, так и не дойдя до цели. Сходный результат ожидал всех кроме Нафани, который случайно ткнул палочкой в глаз Симеону, с которым был в паре. Глаз был тут же залечен, а Нафаня поменян с Веней, который бал в паре с профессором Мэтаре.

— Почему-то никто из вас не поинтересовался, как лучше всего бросать заклинание. А ведь все читали, что боевые заклинания иногда попадаются очень своеобразные, и колдовать следует чрезвычайно осторожно. Самое простое, что может произойти при использовании неправильной стойки, как в данном случае, — заклинание просто не долетит до цели, иногда встречается перелет, иногда просто непопадание в цель. А вот если бы я вам предложила применить заклинание немоты, то онемели бы вы сами, так как его магия летит в обратном направлении, то есть насылать его нужно на себя, а не на врага! Так что не пренебрегайте разучиванием всевозможных позиций и комбинаций. Для некоторых заклинаний другого способа просто не существует. Только единственная изобретенная для них комбинация. Например, заклинание частичного онемения следует направлять на себя, но при этом закрывать глаза и приседать на корточки, тогда оно отрикошетит и полетит к тому, в кого вы пытались попасть, независимо от того, где он стоит. Итак, Заклинание Изваяния нужно посылать из позиции Камина. Кто покажет, что она из себя представляет?

Веня тут же выскользнул в центр класса.

— Правая рука занесена над головой, левая согнута в локте и выставлена ребром, параллельно земле. Палочка направлена перпендикулярно мишени. При прочтении заклинания ее необходимо резко крутануть между пальцев палочку, что бы заклинание дошло до цели. Чем дальше цель, тем сильнее нужно крутить.

— Именно так, Вениамин, — кивнула преподавательница. — Теперь прошу вас.

— Твоя очередь, — сказала Алекса.

Мишель хмыкнул и попытался изобразить то, что показал Веня.

— Руку ровнее, — командовала Алекса. — Палочка у тебя в пол смотрит, ты тараканов будешь заколдовывать? Теперь в потолок смотрит.

— Сама попробуй! — огрызнулся Мишель, выравнивая-таки палочку.

— Попробую, почему нет? — усмехнулась Алекса.

— Изваяюс статуюс, — сказал Мишель и крутанул палочку между пальцев.

Видимо, он плохо рассчитал силу вращения, и палочка оторвалась от его рук и в снопе серебристых искр звонко припечатала Алексу по лбу.

— Ай, только фонаря на лбу мне еще не хватало, — потирая место будущей шишки, пробормотала Алекса.

— Извини пожалуйста, я не хотел, — растерялся маг.

— Мишель! Ну, ты реши сначала, чем ты будешь в меня швыряться, заклинанием или палочкой, — сказала Алекса отнимая руку от ушибленного лба.

— В следующий раз обязательно решу, — пообещал Мишель, поднимая палочку с пола.

— К барьеру! Буду мстить! — взмахнула палочкой Алекса.

Мишель виновато улыбнулся и покаянно замер, ожидая удара, как заклинанием, так и палочкой. Алекса принялась припоминать позицию, из которой следовало бросить заклинание.

— Так, что ли? — спросила она у Мишеля.

— Ну, почти, — кивнул тот.

— Как удобно-то, — саркастически заметила Алекса, перехватывая палочку. — Изваяюс статуюс!

Девушка решительно крутанула палочку и почувствовала, что та сейчас тоже отправится в путешествие до лба Мишеля. Резко вскинув левую руку, девушка перехватила палочку, почти за самый конец. Ослепительный поток голубых искр ударил выше Мишеля.

— Ну вот, не попала, — вздохнула Алекса. — Стреляй!

Мишель не шелохнулся.

— Эй! Мишель, чего застыл?

— Замечательно. Заклинание сработало. Техника, конечно, далеко не блестящая, да еще и с отрывом палочки, но результат на лицо, — сказала профессор Мэтаре. — Теперь расколдуй его, и продолжайте тренироваться.

— А-а как? — Алекса с интересом осматривала застывшего Мишеля, он и впрямь напоминал восковую статую, максимально приближенную к человеческому облику, только глаза были явно живыми. Алекса ощущала жуть, навеваемую чувствами Мишеля. Представив, каково это стоять и не иметь возможности пошевелиться, Алекса тоже ужаснулась.

— Снимается оно приставкой к заклинанию Де Гедрум, брошенным из такой же позиции, — ответила профессор.

Алекса приняла боевую позицию и уронила палочку. Потом снова попыталась расколдовать Мишеля, но палочка проскользнула между пальцев и вообще не стала крутиться. На третий раз палочка улетела в другой конец класса.

— Не получается, — сказала Алекса.

— Заколдовать — заколдовала, а обратно никак? — подняла бровь Афелия Мэтаре, подошла к Мишелю, коснулась его палочкой, что-то пробормотала, и тот ожил.

— Бр, ужас, какой! — встрепенулся Мишель. — Стоишь и не можешь пошевелиться, но все видишь и слышишь! Уж лучше по лбу получить!

Через пятнадцать-двадцать минуту всех худо-бедно стало получаться заклинание Изваяния, и профессор Мэтаре перешла ко второй части урока — парным заклинаниям.

— Теперь необходимо соединить эти два заклинания, — сказала профессор. — Формула парного заклинания звучит как Искрист статуюс или Взрывус статуюс. Впрочем, само заклинание не является сложным, а вот техника метания заклинания! Это уже сложнее. Кто-нибудь может сказать, как бросаются парные боевые заклинания?

По классу пошел удивленный шепоток.

— Да, Веня, — сказала профессор Мэтаре.

— Два истинно-боевых заклинания нейтрализуют друг друга и бросаются из любой подходящей позиции, — скороговоркой ответил он.

— Верно, Вениамин, сегодня за урок вы получаете «великолепно», — сказала профессор.

Веня засиял как начищенный чайник. Еще бы! Получить у профессора Мэтаре «великолепно» стоило больших трудов, максимально-хорошая оценка, которую она ставила — это «очаровательно» чаще, однако, с ее тяжелой руки в журнале выходили буковки П, что означало «поразительно». Иногда, впрочем, были и буковки У — «устрашающе», а у Нафани было даже несколько Н-ок, означающих, что такую работу даже «невозможно оценить». Невозможно оценить, в просторечии Позорная черта, являлась самой плохой оценкой, когда знания адепта были практически на нуле и еще ниже.

— Итак, — продолжила профессор. — Парные заклинания вы можете бросить из любой, наиболее удобной вам позиции. Лично я рекомендую вам позицию Каймила. Вот мишени, противник у вас уже есть. Приступайте.

Алекса усмехнулась и заняла изначально выбранную ей позицию: ноги на ширине плеч, локоть рабочей руки назад, свободную руку вперед и прицелилась.

— Искрист статуюс, — тихо, но четко произнесла магическую формула Алекса и резко выбросила правую руку вперед, целясь в центр мишени и Мишеля. Тут она краем глаза увидела, что Нафаня пытается бросить пульсар из той же позиции, из которой до того заклинание изваяния. Усмехнувшись, Алекса не заметила, что перепутала направление заклинания. Молния полетела в Мишеля, а в мишень врезалось заклинание Изваяния. Мишень пошатнулась и застыла, Мишель резко отскочил в сторону метра на два, даром, что ему было под силу всего за треть секунды.

— Ты чего делаешь? — воскликнул он.

— Ой, я не нарочно, — Алекса приложила руки к лицу.

— Самая распространенная ошибка. Нужно точно определять, куда что направить, иначе все будет не так, как вам бы того хотелось! Концентрация при парных заклинания должна быть гораздо выше, чем при одиночных. Продолжайте!

К концу урока Алекса несколько раз попала по мишени, и несколько раз попала по Мишелю, и только один раз заклинание поразило обе цели.

— Домашнее задание — отработать парное заклинание, — сказала профессор и закончила на этом урок.

Далее по расписания была колдостория. Профессор Мшаник продолжил лекцию о пятой войне с вампирами, после которой была принят пакт о ненападении и совместной регуляции отношений между нончармами. Пакт позволил вампирам свободно жить среди нончармов, лишь регистрируя или подтверждая свое местонахождение. Однако, это стало возможно лишь из-за частичного уничтожения вампирской расы. Их стало настолько мало, что они не представляли никакой угрозы для нончармов и уж тем более для магов, но, для равновесия сил их присутствие было необходимо. Вампирам лишь было предписано сохранять стабильную численность населения.

Благополучно отсидев колдосторию, класс отправился на обед.

— Есть предположения, что сегодня будет на зельечаровничестве? — спросил Ян, подвигая к себе все тарелки в округе.

— А кто его знает. Опять какую-нибудь контрольную устроит, — предположила Алекса.

— Скукотища, — констатировал Мишель.

— Кому как. Понятия не имею, что я напишу по срокам годности зелий. Я так и не запомнил ничего! — пожаловался Ян.

— Ну, может и не устроит, — не очень уверенно сказал Мишель.

— Эх…

Пообедав, все дружно взялись за повторение урока. Видимо, о контрольной подозревала не только Алекса.

Зельц, как всегда, шумно вошел в класс, закрыл за собой дверь. Пройдя за свой стол, он взмахнул палочкой. На партах появились пузырьки с разными зельями.

— У каждого на партах стоит образец зелья. Вам необходимо определить, что это за зелье, и его состав и написать сочинение об изменениях свойств зелий со временем, до и после истечения срока годности. Время пошло, — сказал он и сел за стол.

Алекса осмотрела зелье. Желтоватая жидкость с какими-то странными вкраплениями, будто, пока зелье кипело, туда добавили белок яйца, и он застыл клочьями белой ткани. Пить такое зелье что-то совсем не хотелось, а, значит, оно было предназначено именно для употребления внутрь. Круг сужался. Осторожно наклонившись над склянкой, Алекса втянула воздух. Запах приятный, значит, это не целительное зелье, они обычно пахнут просто жутко. Круг еще сужается.

«Если бы еще попробовать! — вздохнула Алекса. — Но в склянке также может оказаться и яд. Так что делать?»

Алекса стала перебирать все известные ей зелья, но ни одно не подходило. С осадком она знала много целительных зелья, а с лимонным запахом — приличное число ядов.

«Непростая попалась задачка. Ладно, будем отталкиваться от запаха, если он приятный, то он может испортиться только лишь при превышении срока годности более чем на один месяц, значит, зелье как минимум месячной давности. Стоп! Да оно просрочено ровно на две недели! Это яд „К чаю“! При изготовке он принимает желтый оттенок, напоминающий лимонный сок. Через два дня, при добавлении Сыпучего гриба, он приобретает и лимонный запах, после чего в течение семи месяцев может использоваться по назначению, то есть добавляться в чай! После истечения срока годности компоненты на основе животных белков конфликтуют Сыпучим Грибом и сворачиваются, приобретая вид белых ниток. А лимонный запах остается еще на две недели. Все сходится!»

Алекса тут же склонилась над пергаментом и принялась строчить.

— Ура, мне попалось Устрашающее зелье! Я все написал! — радовался Ян.

— А мне Бодрящий нектар достался, долго же я вспоминал его состав. Кажется, все же напутал с корнем укропа, — вздохнул Мишель.

— А мне вообще просроченный яд «К чаю» достался! — усмехнулась Алекса.

— К какому еще чаю? — хохотнул Ян.

— Да это так яд называется! «К чаю!» — пояснил Мишель.

— А… точно! — хлопнул себя по лбу Ян.

— Я вот тоже долго голову ломала, что это мне такое свернувшееся с лимонным запахом подсунули!

— Я б никогда не догадался! — уверенно заявил Ян.

— Пойдемте, что ли, на улицу? Такая погодка теперь нескоро еще выпадет! — приложил Мишель, посмотрев в окно.

— Точно! Сейчас же первый урок полетов у первокурсников! Посмотрим, что Алиске достанется! — оживилась Алекса.

Бросив сумки в комнате, троица волшебников отправилась на улицу. Как оказалось, не они одни решили подышать свежим воздухом. Почти все колдумнеевцы теперь были на улице. Немного поболтав со знакомыми, Алекса пошла к полю, на котором проходил первый урок полетов.

— Все-таки хорошо, что на завтра делать ничего не надо. По заклинательному — несложно, биомагию уже сделали, а по немагоматике ничего не задали после контрольной! — сказал нагнавший ее Мишель.

— Да! — согласилась Алекса. — Где Яна-то потерял?

— Да он там с Магмой встретился. Опять что-то не поделили! — усмехнулся он. — Обычно дело!

Алекса заулыбалась.

— Хорошая пара! Они явно друг друга стоят!

— Если в конец не перессорятся.

— Не перессорятся, — покачала головой Алекса.

— Почему?

— У них, в отличие от меня, нет ограничения в чувствах! Так что как поссорятся, так и помирятся!

— Какие ограничения? — удивился Мишель.

— Приехали! Я русалка! — Алекса помахала рукой перед лицом Мишеля.

— И чем ты отличаешься?

— «Русалки — бездушные хохотушки. Они могут лишь петь и топить людей. Им чужды человеческие чувства. Они неспособны любить и все делают по расчету», — процитировала Алекса книгу легенд. — Я человек, только благодаря эмпатии, но самые основные черты русалок сохраняются.

— Неужели это нельзя изменить? — удивился Мишель.

— Это не в моих силах, по крайней мере, пока. Со временем, возможно, я придумаю, как избавиться от зова моря, — пожала плечами Алекса, он ощущала, что каждое слово, сказанное ею, бьет как кнут, но теперь правда была лучше любой утешительной лжи.

Она не знала, как справиться с русалкой, сидящей внутри нее, и не хотела тешить напрасной надеждой ни себя, ни близких ей людей. Тут взгляд Алексы упал на поляну, к которой они как раз подошли.

— Так! Приступим, — сказал Тарас Туч, зависнув над учениками на лопате.

«Ничего особенного или нового, все, как и у нас. Интересно, что кому достанется», — усмехнулась про себя Алекса.

— А вы чего пришли?

— Просто посмотреть, — пожала плечами Алекса и уже собралась было отойти подальше.

— Нечего просто так глазеть. Поднимайтесь в воздух. Будете помогать мне, — притворно недовольно сказал ТТ.

— Гравитис Серф-доска! — тут же воскликнула Алекса заклинание призыва. Не каждый раз тебе предлагают поучаствовать в первом уроке полетов.

Первогодки, раскрыв рты, следили за голубыми искрами, когда же те растаяли, бросились перешептываться.

— Гравитис Пылесос! — сказал Мишель.

С неба спикировала алексина доска, а за ней и пылесос Мишеля. Быстро их изловив, друзья зависли в воздухе. Алекса нашла глазами Алису и подмигнула ей. Та заметно успокоилась, увидев подругу.

— Так, тихо! Начинаем. Магни Абдюль! — скомандовал Тарас.

Из строя вышел парень и дерзко глянул прямо на профессора полетов. Роста он был маленького, но самооценка его от этого не страдала.

— Отделение и факультет? — спросил Туч.

— Темный, Храмин.

— Ясно, — пробормотал Туч, отмечая это. — Произнесли заклинание Обретайлето, целясь в небо. Просто произнеси.

Магни быстро достал палочку, поднял ее и четко произнес заклинание. В воздухе тут же материализовались санки.

— Поздравляю. Ты будешь летать на санях! — сказал Туч, снова делая пометки. — Теперь залезай и лети!

— Как? — парень впервые растерялся.

— Просто пожелай этого!

Магни влез в сани, умостился там и, вздохнув, сорвался с места. Метров десять он летел по прямой, а потом стал петлять и, наконец, вернулся на поляну, довольный собой.

— Один есть. Продолжим. Алиса Артезианская, — прочитал Туч.

— Я. Светлая, Храмин, — сказала она, что она волновалась, Алекса поняла бы даже без эмпатического дара.

— Колдуй!

— Обретайлето, — сказала Алиса, и ее голос немного дрогнул.

Однако, это не помешало произойти очередному чуду. Посреди поляны материализовалась… спутниковая антенна, правда, не в полном комплекте. Она напоминала больше обыкновенную тарелку.

— Что это? — удивился Тарас и Мишель.

— Спутниковая тарелка, — расплылась в улыбке Алиса и подлетела к ней.

— И для чего она нужна? — этот вопрос был обращен уже к Алексе.

— Спутниковая тарелка, точнее антенна, ловит телевизионные сигналы, в общем, для улучшения связи, — сократила объяснение Алекса. — Это у нончармов приспособление такое, сложно сразу объяснить.

— А это что? — Алиса заглянула в свою тарелку и достала оттуда длинную белую палку с небольшим углублением на конце.

— Спутниковая ложка! — хихикнула Алекса, и они с Алисой и еще парой человек из нончармов засмеялись.

— Зачем она мне? — удивилась Алиса.

— Что бы управлять тарелкой. У тебя такой же по характеру инструмент, как и у Мишеля, — сказал Тарас Туч.

Алиса улыбнулась и немного покраснела.

— Мишель, объясни ей, что делать. Идем дальше! Вестия Бестия!

Урок прошел весело. Пару раз приходилось вылавливать учеников из леса (Алексе стоило немалых трудов, убедить их инструменты лететь за своей доской), немало попадало, но серьезнее синяков и царапин никто не заработал, а Мишелю досталось обучать полету еще одного ученика, который получил от магии огромную кастрюля с половником, не уступающем ей размерами.

Глава 11 «Под прицелом»

Холодный ветер, косые струи дождя. Такая погода продержалась весь ноябрь и уже порядком надоела. Снегу полагалось выпасть уже давно, но его все не было, а адепты магии ждали.

— Тема нашего сегодняшнего урока — Экраны, — сказал Вильгельм. — Прочтите, пожалуйста, первый абзац на странице 348.

Ученики нехотя зашелестели книгами. В классе стоял полумрак и какая-то сонная атмосфера. Первый урок последнего учебного дня в неделе, делать никому ничего не хотелось. Алекса качнула головой, отгоняя посторонние мысли, и склонилась над книгой.

«Экраны — это особый вид заклинаний, направленный на блокировку магических импульсов. Бывают внешние и внутренние экраны…»

«Спать хочется…»

«…и внутренние экраны. Внешние экраны блокируют магию, поступающую на экранированный объект из окружающей среды. Внутренний экран блокирует магические импульсы, исходящие от самого экранируемого объекта. Также существуют маскировочные экраны».

«Ага, сейчас бы замаскироваться и исчезнуть отсюда!..».

«…маскировочные экраны. Возможна как маскировка самой магии и ее последствий, так и информационных данных, которые могут быть использованы в магических целях. Экраны могут использоваться в целях защиты либо предостережения, однако физической преграды они не ставят, и атаку с их помощью не построишь.

Способы экранирования…».

«Так, это уже не надо…»

— Смотрите! Снег! — воскликнула Бела.

За окном все превратилось в сплошную белую пелену. На широкий подоконник уже нападало порядочное количество снега, видимо, он начался, когда все еще только начали читать статью.

— Ну, полагаю, с теорией Экранов все уже разобрались, так что перейдем к практике. Экраны лучше всего проходить на улице, так что все наверх за одеждой, — скомандовал Вильгельм.

— УРА!

Все тут же сорвались с мест и помчались наверх, попутно свалив несколько стульев и парту. Сам Вильгельм немногим отличался от студентов. Наколдовал себе пальто на ходу и поскорее спустился в холл, нетерпеливо ожидая свой шумный класс. Урок на улице сошел на нет. Все просто бегали под снегом, смеялись, бросались снежками, слепленными из первого снега.

Это происшествие на целый день подняло настроение ученикам. Да и выходные обещали быть захватывающими, а до Нового Года оставалось каких-то две с половиной недели.

Проснувшись утром, Алекса в первую очередь увидела их полностью занесенные снегом окна («Хорошо, что форточку не открыли, а то и у нас тут сугроб был») и яркий солнечный свет, пробивающийся сквозь снег («Ура, солнышко! Столько времени от него ни слуху, ни духу!»).

— Магма! Подъем! Ты глянь, какая красота! — Алекса привычно швырнула в Магму подушкой.

На соседней кровати что-то заворочалось, забормотало и, наконец, село.

— Садюга! Сегодня выходной! — подушка полетела обратно.

Алекса привычно ее поймала и с чистой совестью вскочила с кровати.

— Ты только посмотри на окна!

— Ага! — Магма снова плюхнулась на подушку и мгновенно заснула.

Алекса вытащила из кармана брюк палочку и подошла к окну.

— Снег нужно с окон убрать, что чистыми они были опять! — сымпровизировала Алекса и взмахнула палочкой.

В комнату хлынул нестерпимо яркий свет, который сдерживал снег. Теперь их зачердачье больше походило на удивительную веранду, каждый уголок которой залит солнцем.

— А-але-экса-а! — простонала Магма, накрываясь подушкой.

— Магма, ты только посмотри!.. — выдохнула Алекса, приникая лбом к стеклу.

Все окрестности были завалены снегом, снегопад не прекращался всю ночь. Часть острова, видимая из окна комнаты, превратилась в зимнюю сказку. Все деревья были под снежными шапками, все холмы были усыпаны искрящимся белым снегом, озеро блестело на солнышке, русалки усердно плавали, не давая ему замерзнуть, и готовились переселиться в незамерзающий океан. А снег все падал, медленно кружась и переливаясь в лучах зимнего холодного солнца. Белые хлопья ложились на замок, украшая и принаряжая его. Наконец пришла зима!

За завтраком только и было разговоров, что о выпавшем снеге. Все обсуждали предстоящий день, строили планы на завтра и мечтали о предстоящем празднике.

— Минуточку внимания! — со своего места поднялся директор, и все замолчали. — Итак, как вы знаете, приближается всеми любимый праздник!

Адепты закивали и заулыбались.

— Так вот! В этом году он будет несколько особенным. В этом году к нам ровно на два часа придет великий предсказатель Нострадамус. А в связи с этим к нам также прибудет делегация из высшего СУМа, и должен приехать глава ООПЗМ, но как вы знаете, я сам им являюсь.

Зал зашумел.

— Что значит «сумма»? — спросила Алекса.

— Не сумма, а СУМ! — усмехнулся Ян.

— Совет Управления Магами, — пояснил Мишель.

— Самый важный, что ли?

— Ага, именно так, — подтвердил Ян.

— А Нострадамус откуда?

— С изнанки мира! Он раз в 13 лет приходит. Нам повезло, что мы учимся в Колдумнеях именно в период, когда он придет.

— А что ему вообще надо?

— Ему — ничего! Он дух! Это нам надо! Предсказания!

— В честь этого события, — продолжил Директор, — будет устроен Новогодний бал-маскарад!

По залу прошла волна восторженных возгласов.

— Прошу вас об этом подумать и соответственно подготовиться! — закончил Директор и сел.

— Класс! Маскарад! Обожаю, — улыбаясь, сказала Магма, когда они с Алексой шли по заснеженному двору школы.

— Что, любишь наряжаться кошечкой или собачкой? — съязвила Алекса.

— Чего? — поразилась Магма. — Ты ниоткуда не падала? Какой еще кошечкой и собачкой, бал-маскарад! Все в бальных платьях и в масках, с удивительными прическами! Средние века! Я так их люблю!

— Бальные платья? — теперь уже поразилась Алекса.

— А что?

— Терпеть не могу всякие платья, тем более бальные.

— Да ты что? Это же так здорово!

— Для кого как!

— Да брось, всего одна ночь в году! Мы тебе такое платье подберем. Закачаешься!

— Вот именно, закачаюсь и в обморок грохнусь от переизбытка чувств…

— Ничего ты не понимаешь в платьях, Алекса.

— Согласна! В этом я ничего не смыслю!

— Так здорово, что снег наконец-то выпал! — восхитилась Алекса, полулежа в кресле и глядя в темное окно, за которым, не переставая, летел снег.

— Если так и дальше пойдет, то к новому году делегация будет сюда пробиваться с лопатами и на снегоходном заклинании! — усмехнулся Ян.

— Все равно… — потянулась Магма, лежа на диване. Она была вся в черном и напоминала большую кошку.

— Эй-эй! Я хотел на лыжах покататься!

— Будешь с башни прыгать! Далеко лететь не придется, — усмехнулась Алекса, как завороженная глядя в окно. — Даже удобно…

— И что нам теперь делать? Где мы найдем второго солиста? — послышался голос Вадима.

— Придумаем что-нибудь.

— За две недели? Где ты видел, чтобы можно было за две недели научить петь?

— Зачем учить?

— Как зачем? А кто петь будет?

— Мальчики, из-за чего сыр-бор? — медленно промурлыкала Магма, когда Дима проходил рядом.

Оказалось, что разговаривал он с ударником своей группы, Мирком. Это был долговязый парень с жидким хвостиком рыжеватых волос. Однако, несмотря на то, что он был не красавец, его все любили.

— Нам нужно подготовить концерт к Новому году, и непременно с дуэтом. Один солист у нас есть, а где взять второго? Кто будет петь вместе с ним? — завелся Вадим.

— Алекса, — тут же сказала Магма.

— И даже если мы найдем подходящего, мы не успеем его научить петь… — не слушая, продолжал Дима.

— Она уже умеет!

— Но где… Кто? Алекса? — смысл сказанного Магмой, наконец, дошел до музыканта.

— Я? — еще больше него удивилась сама Алекса.

— А что? Поешь ты замечательно, песен знаешь много! Так в чем проблема?

— Во всем! Я не могу петь на сцене! — уверенно заявила Алекса.

— Сможешь, — заявила Магма.

— Это не сложно, если ты, конечно, правда, умеешь петь. Правда! — сказал Дима. — Нам просто необходим еще солист для новой песни, будь она неладна!

— Дим, совсем что ли! Ты чего говоришь! Как неладна? — возмутился Мирк.

— Да это я так, — отмахнулся Дима. — Алекса, нам, правда, очень нужен новый голос. Ты ведь не будешь петь одна, ты будешь в дуэте с Виком.

— Алекса, соглашайся, — потребовала Магма.

Мишель и Ян закивали.

— Ну, хорошо, только не знаю, подойду ли я вам, — пожала плечами Алекса.

— Если умеешь петь, подойдешь! В общем, у нас завтра в пять репетиция на третьем этаже астрономической башни, считая сверху. Приходи, послушаешь, споешь, а там и решишь!

— Хорошо, — кивнула Алекса, сама не зная, зачем согласилась.

Дима и Мирк пошли дальше.

— Я же тебе говорил!

— Что ты мне говорил?

— Мы найдем солиста!

— Еще неизвестно…

— Молодец! Школьная группа — это здорово! — похвалила Магма.

— Пока неуверенна, — покачала головой Алекса.

— Не, «Под прицелом» — классная группа! Не было еще года, чтобы она, в разном составе, конечно, не выступала на новогодних концертах.

Алекса только вздохнула.

Воскресенье прошло за уроками и постоянным поиском информации для сочинения по боевой магии. Им задали написать об одном из самых старых боевых заклинаний, а найти что-либо о такой древности было проблематично даже в огромной школьной библиотеке. О репетиции она вспомнила только за пятнадцать минут до ее начала. Побросав все как есть, Алекса в скором темпе отправилась к астрономической башне искать третий этаж сверху. К ее удивлению, долго искать не пришлось. Почти от самого основания башни и, наверняка, до самого шпиля были слышны звуки инструментов, которые бренчали ни в склад, ни в лад. Видимо, каждый считал своим долгом как следует разыграться перед репетицией, а уж что играть, каждый решал сам. У каждого была любимая мелодия, которая никак не сочеталась с другими.

Оставшиеся десять минут Алекса только и делала, что поднималась. Наконец, она переступила через последнюю ступеньку, завернула за угол и оказалась в небольшом зале, выходящем прямо на лестницу. Круглые окна, сводчатый потолок («так вот откуда такая акустика, что на всю башню слышно»), небольшой помостик, на котором хорошо выступать как на сцене, а можно и просто посидеть поболтать. Напротив несколько мягких кресел — небольшой зрительный зал. В одном из них сидел Вик, которого Алекса помнила с прошлого Нового Года, солист группы. Каштановые кудри до плеч сейчас были убраны в хвост, привычную долгополую мантию сменили спортивные штаны и футболка. На помосте стояли ударная установка и фортепиано. Барабаны были совсем новые, современные, а вот фортепиано — раритетное. Гнутые ножки, резной узор по красному дереву, все тщательно покрыто лаком. За ним сидела маленькая девушка довольно пухлого телосложения, но такая миленька, что на ее маленький недостаток никто не посмел бы обратить внимания. А мягкие волны волос, обрамлявшие ее лицо, вообще делали ее похожей на куклу. За барабанами сидел Мирк. Кто сказал, что рыжие, солнечные люди не могут быть темными? На самом помосте гитарист и что-то тренькал. Это был сурового вида парень, сплошь заросший щетиной и давно нестрижеными, да, наверное, и немытыми волосами. У одного из окон Алекса увидела Диму и Лену, скрипка лежала тут же. Они о чем-то увлеченно спорили.

— Привет, — сказала Алекса, все тут же на нее уставились.

— А, Алекса! Рад, что ты все же пришла. Знакомься — это Лидия, наша пианистка, а это Джек — лучший гитарист.

— Ну, ты загнул, — пробасил Джек.

— А что такого? Что правда, то правда! Это Вик, наше соло, ну теперь уже должен быть дуэт. Так, а с Мирком, мной и Леной ты уже знакома. Для всех — это Александра Сильмэ, да, та самая, и да, она эмпат, так что следите за тем, какие у вас эмоции, она будет нашим вторым солистом, точнее, солисткой.

— Сразу? Даже слушать не будешь? — Алекса была ему благодарна за представление, избавившее от назойливого переспрашивания.

— Да, сразу, если ты, конечно, не против. Потому что даже если ты не умеешь петь вообще, больше никого мы уже подобрать не сможем.

— Еще же две недели? — удивилась Алекса.

— А это нашему Вику не интересно. Ему, видите ли, подавай Алексу Сильмэ, — было понятно, что это он сказал в отместку привередливому солисту, хотя тот нисколько не смутился, а встал и подошел к Алексе.

— Рад с вами познакомиться лично, — сказал он.

«А голос и правда приятный, понятно, почему его все Колдумнеи слушают», — подумала Алекса.

— И я счастлива познакомиться с вами и несказанно польщена, — решила подыграть ему Алекса.

— Так, ну ладно, все любезности в перерыв, мы, собственно, только тебя и ждали.

— Извини, я просто заучилась и чуть не забыла вообще! — покаялась Алекса, не любившая заставлять себя ждать.

— Да не ты одна, частенько такое бывает, — Дима глянул на Лидию, девушка уткнулась в ноты, стоящие перед ней.

Но Дима уже и думать обо всем забыл, он подхватил скрипку и заиграл. К нему тут же присоединилась гитара, своими немного рваными и немонотонными звуками только подчеркивая мелодичность скрипки. Тут же стали вкрапляться звуки фортепиано, музыка лилась рекой и, наконец, Мирк ударил по тарелкам (да перестарался чуток). Звук всех оглушил, и музыка оборвалась на полутоне.

— Мирк! — в один голос завопили все, потирая ближнее к барабанщику ухо.

— Простите, не рассчитал, — покаялся ударник.

— Здорово, — невпопад сказала Алекса. — Ну, я о музыке…

Все засмеялись.

— Ну что, хочешь с нами петь?

— Шутишь? Конечно, хочу, только…

— Что только? — насторожила Дима.

— Ну, во-первых, я не знаю, подхожу ли я вам, во-вторых… я просто боюсь, — наконец признала Алекса.

— Петь? — удивился Вик.

— Нет, сцены!

— Первый же концерт, и все пройдет, — уверенно заявил солист.

— Ага, но его еще надо пережить!

— Это не так сложно! — пожал плечами Вик.

— Смотря для кого.

— Ладно, не будем спорить. Ты попробуй, а потом уж посмотрим, — решил Дима, сразу чувствовалось, что он в группе лидер.

— Я готова, только я ваших песен не знаю.

— И не надо, скажи свою, мы сыграем, — уверенно сказал Дима.

Алекса растерялась. На ум приходила давно уже избитая в нончармском мире, но очень красивая и любимая Алексой песня из кинофильма «Титаник», которую она когда-то пела под гитару с Магмой.

— Ну, неужели ни одной песни не знаешь? — удивился Вик.

— Знаю, много, но ни одну вспомнить не могу…. нет, одну могу.

— Ну?

— Из «Титаника», Селин Дион «My heart will go on», — сказала Алекса.

Все кроме Мирка задумались.

— Я знаю эту песню, только что проку? — усмехнулся он.

— Ты можешь напеть? — спросил Дима.

— Могу даже сыграть, она мне так нравится, что я ее когда-то подобрала.

— На чем?

— На фоно.

— На чем? — в один голос просили все, опять же, кроме Мирка.

— Это так фортепиано сокращается, — пояснил он и хохотнул.

— Пожалуйста, — Лида вспорхнула с табуретки.

Алекса села за старинное фортепиано, да, фоном его не назовешь, ей было как-то неловко. Но пальцы ее коснулись клавиш, и давно знакомая мелодия зазвучала под сводами астрономической башни, а, конкретно, третьего этажа сверху. В памяти Алексы стали всплывать кадры из фильма, и она запела. В последний раз так вдохновенно она пела только на берегу моря, когда была русалкой. Неожиданно она услышала, как в музыку фортепиано стала вклиниваться мелодия скрипки. Вслед за ней в мелодию влилась и гитара, а к ней подключился и отрывистый барабанный бой. Этот странный оркестр удивительно точно подхватил настроение мелодии, казалось, все пело вместе с Алексой… Последний аккорд еще долго летал по башне, отражаясь от гладких стен, и вылетел в открытое окно, расположенное на самом верху.

— Замечательная песня, — мечтательно сказала Лида.

— Да, — согласилась Лена, которая залезла снова в кресло и с прикрытыми глазами слушала.

— Алекса, даже не думай отказываться. Я хотел бы кроме дуэта сделать еще несколько твоих сольных песен, — сказал Дима.

— Что? — одновременно спросил Вик и Алекса.

— Поверь, это будет что-то!

— Я не смогу, — покачала головой Алекса.

— Сможешь.

— Зачем ты ее заставляешь? — удивился Вик.

— Ты сам был недавно не против, — удивился Дима.

— А, ну да, — кивнул Вик, вздохнув.

Алекса удивленно переводила взгляд с Димы на Вика. Она никак не могла решить, кто из них больший сумасшедший.

— Я не могу петь на сцене!

— Это не так сложно! — уже не впервой раз повторил Дима.

— И за две недели я не успею выучить ничего.

— Не надо ничего учить! Ты же знаешь много песен!

— Они все нончармские!

— А кто тебе сказал, что их петь нельзя? Мы подстроимся быстро, не впервой, ты только песни выбери, — пожал плечами Дима.

— Так просто?

— Так просто. Ладно, хватит болтать! Пора репетировать! — сказал Дима, хлопнув в ладоши. — Алекса, мы сейчас исполним ту песню, которую ты будешь петь с Виком дуэтом. Послушай.

Зазвучало вступление. Его исполняли Дима и Джек, потом запел Вик и к песне подключились барабаны и фортепиано. Алекса заслушалась переливами мелодии и голоса Вика, однако, песне действительно чего-то не хватало. Не зря автор задумал ее как дуэт. Да и слова больше подходили разнополым солистам.

— Ну, что скажешь? — спросил Вик.

— Здорово. Мне песня очень нравится.

— Ну, тогда вот тебе ноты, учи! Мы пока устроим перерывчик, а вы с Виком разберитесь, кто что поет!

— ОК, — согласился Вик, и они с Алексой подошли к фортепиано.

— Так, последний куплет на два голоса, то есть, мы поем вместе. Есть еще два куплета и небольшая вокальная вставочка в середине проигрыша.

— Первый куплет однозначно твой, и по словам, и по местоположению, — решила Алекса.

— Автоматически твой второй. Так, что тут со словами… Мм… порядок… а конец вообще только тебе и петь. С отступлением что делать будем?

— Вместе?

— Тут один голос.

— В октаву?

— Не высоковато тебе будет?

— Попробуем, посмотрим, — пожала плечами Алекса, когда-то она спокойно пела первые ноты третьей октавы.

— Тогда давай попробуем.

Алекса быстро разучила мелодию и даже запомнила некоторые строчки наизусть, однако, полностью с песней дело обстояло сложнее, да и от нот она пока оторваться не могла. Мелодия была заковыристой.

— Ну что? — спросил Дима.

— Что «что»? Сразу видно, что есть музыкальное образование! — похвалил Вик.

— Можем начинать репетировать? — обрадовался Дима.

— Думаю, можно попробовать, что получилось! — кивнул Вик, Алекса с ним была вполне согласна.

Снова заиграла музыка, и все погрузились в эту странную, но очень красивую мелодию. Сначала Вик спел свой куплет. Дальше пришла очередь Алексы спеть свой куплет. Начала как-то неуверенно, но потом освоилась и стала уже петь в полный голос. Как она ни старалась, все равно пару раз сбилась и спела не те слова. Дальше был довольно длинный проигрыш, в середине которого они с Виком запланировали вокализ в октаву. Спеть в октаву они еще не пробовали, так что это был дебют. В условленный такт прозвучала октава и песня умолкла.

— И что? — поинтересовался Вик.

— Там такого не написано, — покачала головой Дима.

— И что?

— Нужно петь так, как в нотах.

— Песню кто написал?

— Шавалерус.

— Не думаю, что он обидится, если мы споем вокализ в октаву.

— Он вообще не обидится, его уже сто лет как в живых нет, — усмехнулась Лида.

— С начала проигрыша. Раз, два. Раз, два, три! — скомандовал Дима, насупившись.

Снова зазвучала октава, но музыка не прервалась и Вик с Алекса продолжили соединять ноту за нотой, выпевая из них мелодию. Когда же мелодия дошла до пика, Алекса почувствовала, что не сможет спеть так высоко и хотела было остановиться, но что-то толкнуло ее вперед. Резкий скачок мелодии вверх, и башню от шпиля до подвала пронзил чистый звонкий звук. Музыка на время притихла, но тут же снова возобновилась, заканчивая песню. Последний куплет пролетел просто на крыльях.

— Нуты, Алекса, даешь. Тут только в октаву и больше никак, — поразился Вик. — Не ожидал, не ожидал.

— Да я и сама не ожидала, — усмехнулась Алекса.

Глава 12 «Предсказания Нострадамуса»

Новый год близился, уроки теряли актуальность, зато новогодние сборы и обсуждение бал-маскарада набирали обороты. Репетиции участились и стали более длинными. Однако, никакого напряжения или нежелания туда идти Алекса не ощущала. Она пела с большим удовольствием, отдаваясь музыке полностью, так же как когда-то полету. Мелодии завораживали, заставляли забывать все, кроме нее самой. Казалось, что ничто не существует, пока играет музыка. За две недели они успели помимо дуэтной песни выучить еще три нончармские. Темп отработки был бешеный, но на музыке это никак не сказывалось. Сразу было видно давно занимающихся своим делом магов. У Алексы даже закралось сомнение, а не каждый ли год они в таком спешном порядке учат новые песни. Уж больно профессионально они разбирают все по полочкам и быстро собирают вместе.

Каникулы начались весело и с громким шумом. Дело в том, что третьекурсникам показали заклинание миниферверков (предновогодние уроки по традиции посвящались шуткам и байкам, относящимся к новому году, ничему другому было просто не научить). Однако, один из наиболее одаренных адептов магии применил усилительную формулу, да еще и колдовал в холле, украшенном к новому году. Сработало ли заклинание, никто не видел из-за обилия магического снега, на который распались все висевшие в холле сосульки и стоявшие ледяные статуи. Каким чудом уцелела елка, осталось загадкой. Видимо, сам академик Пересветов позаботился об ее безопасности. Хотя, точнее, о безопасности учеников, елка было настолько объемной, что ее не держали никакие заклинания, а цементировать ее не хотели. Вот и пришлось директору самому потрудиться над ее возведением (вообще украшением школы занимались адепты-шестикурсники).

И вот тридцатого числа, как и в прошлом году, всей школе было дано разрешение отправиться в Град за покупками. Собравшись за завтраком, Алекса, Магма, Мишель и Ян решили отправиться в Град сразу же после еды. Однако, уже в дверях к ним присоединилась Алиса с рыжей подружкой, в которой, к своему удивлению, Алекса с Магмой узнали Вестию Бестию. После заклинания Веретена помочь уже не могло ничто, перекрасить этот рыжий цвет не удалось бы никому и ничем, сколько бы силы и какие бы заклинания и средства они не применяли. Разве что чистейшие артефакты, которые они проходили недели за две до Нового года, наверно, справились бы с задачей, но где же их достать? Да и если бы это было возможно, то их использовали бы совершенно в других целях, но никак не для снятия заклинания Веретена, слишком они редки и мощны.

— Вы не беспокойтесь, мы с вами только до поселка дойдем, а дальше мешать не будем, — заверила всех Алиса.

— Да чем же ты можешь нам помешать? — удивилась Магма.

— Ну, мало ли, — уклончиво ответила Алиса, однако Алекса замели быстрый взгляд в сторону Мишеля. Не будь у нее дара эмапата, она вряд ли бы придала ему значение.

До Града дошли они весело, перебрасываясь заговоренными снежками, которые, не долетая до цели, взрывались в нескольких сантиметрах от нее, посыпая искрящимся снегом, а уж куда попадет, на куртку или за шиворот, заклинание не предусматривало, поэтому игра не угасала, кому-то непременно хотелось отомстить.

— Ну, спасибо большое, увидимся в школе, — сказала Алиса, и они с Вестией исчезли.

— Странная парочка, — усмехнулась Магма.

— Чем?

— Темная и светлая.

— А мы с тобой?

— Ну, ты не светлая!

— Ну, я не темная!

— Делимся как в прошлый раз? — предложил Мишель.

— Зачем? Обещаю, мы не будем ругаться, — сказал Ян.

— Ишь ты, обещает он. А, может, я буду? — фыркнула Магма.

— Верим, — серьезно кивнула Алекса. — Но наши покупки вам будут неинтересны, да и к тому же, кто же покупает подарки при тех, кому их подарит!

— С Магмой же ты идешь!

— С этим мы разберемся, один — не три! — уверенно заявила Магма.

— Как хотите, — Ян особо не упорствовал, он, видно, и сам хотел пробежаться по магазинам без лишних свидетелей.

— Ну и?.. — спросила Алекса, когда они остались вдвоем.

— Значит так, сначала быстренько купим подарки, а потом за платьем. Зачем, думаешь, нам повысили стипендию? — решила Магма.

— К Новому году?

— К новогоднему балу! — Магма возвела палец к небу, как профессор Веста.

— Ясно, побежали!

— Полетели!

Магазины и вправду полетели один за другим. «Для письма» мелькнул заговоренной баночкой чернил в подарок для Яна. К этой баночке у нее на замораживающем заклинании в комнате уже лежит очень большая коробка мармелада, присланная по ее просьбе Кириллом. Дальше в прошлое ушел магазин «ПриколисТы» с нончармским уклоном, видимо, открывшийся только в этом году, взамен закрывшемуся предыдущему. Там Алекса снова отоварилась порцией шуток для знакомых.

Далее Алекса купила удивительную картину для Оливии Онореевны, Кириллу Алекса купила волшебные часы, которые показывают именно то время, какое было надо. Для Мишеля Алекса приготовила очередную нончармскую штучку, к которым тот явно был неравнодушен. Это был новенький диктофончик.

«С современной техникой, в век мобильных телефонов и карманных компьютеров он уже мало полезен, но для человека, который в жизни своей не видел ничего электронного, это хороший подарок. Тем более, что он недавно интересовался, какими способами нончармы записывают звуки, вот ему наглядное пособие. Пусть изучает».

Для Магмы Алекса проявила самые красивые цифровые фотографии, ожившие под ее взглядом, и оформила небольшой альбом. Магичка знала, что Магма неравнодушна ко всякого рода памятным сувенирам, будь то статуэтка или же просто клочок бумаги. А уж качественные, цифровые да еще и живые фотографии — это был предел ее мечтаний.

С подарком Алисе Алекса промучилась долго. Никак не могла подобрать размер кольца. Это был небольшой, довольно дешевый накопитель, но для начинающего мага, еще не умеющего пользоваться накопителями, он был в самый раз. Потом, когда Алиса поймет, как им пользоваться, она сможет обзавестись более мощным накопителем ментальной энергии.

— Так, вроде бы все, — задумалась Магма, когда перед ее носом обнаружился магазин одежды. — Мама, папа, ты, Мишешька, Жулик и даже Янчик, еще пара знакомых и куча незнакомых. Я все купила. Ты?

— Тоже, вроде бы, — кивнула Алекса.

— Так, заговариваем поклажу и за платьями! — скомандовала Магма.

Алекса стала наговаривать на сумки заклинания облегчения веса, запечатывания и охранную магию, но не сильную, просто, чтобы никто не совал свой нос, а то мало ли любопытных! После это недолгой процедуры магички вошли в магазинчик.

— Здравствуйте, ведьмочки, платье к балу? — спросила их томная дама в шали, скрывающей ее почти целиком.

— Не мешало бы! — согласилась Магма.

— Кладите ваши покупки и более не беспокойтесь он них. Я покажу вам самые лучшие наряды!

Девушки прошли в одну из небольших примерочных, сплошь увешанную зеркалами, по дороге обнаружив, что почти все такие же помещения забиты покупателями. Видимо, сегодня торговля пошла резко в гору. Наверно, добрая половина Колдумнеев женского пола решила отовариться в этом магазине. А остальная половина была в магазине у конкурентов. Лишь малая часть ведьмочек и чародеек решилась обойтись тем, что есть или заказать платье в других местах.

— Так, размерчики очень хорошие. Будут какие-нибудь пожелания? — спросила их женщина.

— Что-нибудь темное! — сказала Магма.

— Что-нибудь, в чем можно и на сцену! — усмехнулась Алекса, именно сцена стала решающим аргументом, который склонил Алексу в покупке платья.

— Одну минуту, — сказала продавщица и скрылась за дверью.

И впрямь, через минуту она появилась с двумя платьями наперевес.

— Вот, прошу, примеряйте — сказала она, протягивая Магме платье из бордовой парчи с юбкой-годе, сильно зауженной у колен, а Алексе — бледно-голубое, пышное, с огромным декольте.

Магички приняли платья, быстро переодевшись в примерочной, вышли к зеркалам и расхохотались.

— Какая-то я уж слишком положительная, — поморщилась Магма. — Не мешало бы что-нибудь более в стиле вамп!

— Пышное — определенно не мое, — решила Алекса, осмотрев себя со всех сторон и решив, что в этом она чувствует себя как клуша.

— Сейчас исправим, — сказала продавщица и снова исчезла.

Теперь в руки к Алексе попало довольно интересное платье. Тонкий корсет облегал фигуру, длинная юбка из какой-то переливающейся очень тяжелой ткани, которая при малейшем движении мягко колыхалась. Цвет платья определить было сложно. Он переливался от нежно-салатовогок ярко-изумрудному и до темно-зеленого. Длинные перчатки дополняли образ.

— Беру, — тут же сказала Алекса и полезла в кошелек за деньгами.

К ее удивлению, платье оказалось не таким уж и дорогим, каким могло показаться на вид. А Магма тем временем что-то не выходила из примерочной.

— Магма! — позвала Алекса.

— Что?

— Ты спишь там?

— Я?… Нет, смотри, — вздохнула Магма и вышла к Алексе. — Ты видишь то же, что и я?

На Магме было очень короткое черное платье с пышной нижний юбкой, вырез достигал почти до самого пояса, на груди ткань была скреплена как-то мудреной брошкой, чтобы не открывала ничего лишнего. Тонкие полупрозрачные рукава облегали руки, на спине был большой вырез в форме ромба.

— К этому платью прилагается еще меховой жилет, в комплекте выйдет дешевле, — быстро сказала продавщица.

— Магма, тебе еще сапоги или гетры, и вообще… — сообщила Алекса.

— Если не нравится, можно что-то более закрытое, — встрепенулась продавщица.

— Что вы! Это в яблочко! То, что надо! — взмахнула руками Магма. — Давайте жилет посмотрим, что с ним.

Продавщица обрадовалась, что попала в цель и быстро принесла дополнительную часть туалета. Это была черная приталенная меховая жилетка с коротким мехом внутри и большим широким отложным воротником, длина ее была точно такая же, как и у платья, однако все вырезы она эффектно прикрывала.

— Сапоги мне что-то не хочется надевать. Что ты еще говорила? — поинтересовалась Магма.

— Гетры. Ну, это что-то типа гольф, но одевается только на икры поверх обуви, — попыталась объяснить Алекса.

— У вас такое есть? — спорила Магма у продавщицы.

— Мм… нужно поискать, подождите, пожалуйста, — задумала она и вышла.

Девушкам пришлось ждать минут десять, когда она, наконец, появилась, неся в руках что-то серое.

— Нет, нашлись только гольфы, — скорбно сказала она.

— А, не важно, если подободрать соответствующую обувь, никто ничего не увидит, — решила Алекса. — Примерь.

— Магма надела гольфы и стала внимательно выглядываться в зеркальные дали.

— А ничего, знаешь, мне нравится. Что-то в этом есть, — кивнула каким-то своим мыслям Магма. — Беру все, и платье, и накидку, и гольфы.

— Вам полагается скидка, — тут же засуетилась продавщица.

Через несколько минут все покупки были упакованы, деньги заплачены, и счастливые ведьмочки вышли из магазина.

— Ну вот, всем, чем надо, отоварились, и даже время еще есть. Я, честно говоря, думала, мы дольше с платьями провозимся, — сказал Магма, подставляя лицо редким снежинкам.

— Ага, а обувь?

— Зришь в корень! О ней-то я и забыла. Пошли, — Магма быстро свернула в какой-то переулок, потом прошла каким-то дворами и вышла к небольшой лавочке сапожника.

— Здесь сама дешевая и качественная обувь во всем Граде. Мы тут с тобой точно что-нибудь найдем. Даже нончармский отдел есть! Мама рассказала, — похвасталась Магма.

Магички зашли в небольшой магазинчик.

— Чем могу помочь? — спросил их сухонький старичок-сапожник.

— Нам нужна обувь к новогоднему баллу.

— Цвет платья?

— Черный.

— Зеленый.

— Фасон?

— Короткое, с накидкой и гольфами.

— Длинное, непышное, на корсете.

— Пожелания будут?

— Каблук повыше.

— Ага, — согласилась Алекса.

— Один момент, — сказал старичок и с проворностью исчез в подсобном помещении.

Через минуту он выпрыгнул оттуда, неся с собой приличную стопку коробок. Ловко расставив их и разделив на две группы, он стал их по очереди открывать. Магма с Алекса как завороженные рассматривали удивительные туфельки. Некоторые были совсем как босоножки, другие почти как ботиночки, одни крепились застежкой, вторые, видимо, держались на одном магическом слове, третьи шнуровались, прочие привязывались.

— Вот эти! — неожиданно сказала Магма.

Ее выбор пал на черные ботильоны с серебристою ниткой по бокам. Каблук был сплошной, но очень высокий.

— Чудный выбор, единственная пара! — усмехнулся старичок. — А вы, мадемуазель?

— Не знаю, все такие красивые.

— Давай помогу, — Магма подошла к ее половине коробок, критически их осмотрела.

— Вот эти! — ткнула она пальцем в темно-зеленые туфли на шпильке с экзотическим цветком на носке.

— У вас дар выбирать обувь. Это туфельки сделаны с встроенным заклинанием удобства, вы можете проходить или простоять на них несколько часов к ряду, но не почувствуете никакой усталости.

— То что надо для сцены! — решила Алекса. — Беру!

Через пятнадцать минут девушки сидели в «Летящем пегасе» и потягивали ароматный чай с земляникой. После зимней стужи это было просто райское наслаждение, особенно в сочетании с ореховым печеньем. Однако, сидели они в одиночестве, друзей видно не было.

— Что-то в этот раз они припозднились, — усмехнулась Магма. — Сначала нас попрекали, теперь сами пропали! Ой, никакой магии!

Магма поспешно нейтрализовала несколько искр, вылетевших из ее палочки, лежавшей на столе.

— Хм, теперь и ты колдуешь, как попало, — удивилась Алекса.

— Опять, наверное, какой-нибудь сбой в магии, она то есть, то ее резко нет, — легкомысленно пожала плечами Магма. Она вообще не любила загружать свой мозг проблемами, которые напрямую ее не касались. Есть магия — хорошо, нет — нужно искать. Пока же магия была, и особых проблем не наблюдалось, вот Магма и не беспокоилась. В некоторых ситуациях такой подход к жизни был очень даже выигрышным!

Тут в дверях показались Мишель и Ян с сумками, никак не меньше, чем у Алексы и Магмы.

— Ого! А кто-то нас попрекал, что мы транжирки! — усмехнулась Магма, пытаясь заглянуть в пакет к Яну, но тот его убрал подальше. — Что вы там такое купили?

— Много чего, — хохотнул Мишель, похлопывая по пакету.

— Похоже, сегодня от магазинов Града ничего не останется. Колдумнеевцы все скупят! — заметила Алекса.

— Точно! — кивнул Ян. — Что это вы тут пьете?

Ян бесцеремонно отпил из стакана Магмы.

— А если там яд? — едко поинтересовалась Магма.

— Ты сама себе яда бы в жизни не подсыпала, а вот в мою чашку…

— А если этот яд только на телепатов действует?

— А такой есть? — заинтересовался Ян.

— Сейчас точно изобрету, — прищурила глаза Магма, наблюдая, как Ян делает второй большой глоток из ее чашки.

— Ну, как изобретешь — так дашь попробовать! — усмехнулся Ян, переставляя чашку к себе поближе и протягивая руку к печенью.

— Непременно… — Магма, видимо, хотела что-то еще добавить, но Мишель ее перебил.

— Я еще принесу, — сказал он и вскоре вернулся с двумя чашками чая.

— А мне? — удивился Ян, который уже допил чашку Магмы.

— А у тебя уже есть чашка, — Мишель указал на пустую посуду перед ним.

— Эх, все самому…

— И мне тоже захвати, — попросила Алекса, которая тоже допила чай.

Посидев еще какое-то время в кафе, маги-второкурсники отправились в замок. Тот уже полностью нарядили перед праздником. Кругом лежал магический снег, на стенах висели еловые веточки, над головами красовалась омела, окна были сплошь изукрашены, казалось, что замок стал хрусталем с напылением серебра. Праздничная атмосфера исходила прямо от стен.

Последний день уходящего года начался с последней репетиции. Прогнав всю программу, музыканты и певцы уселись для последнего инструктажа. Главным инструктором был Дима.

— Так, уже сегодня нам предстоит выступать. Мы, в принципе, готовы. Но все же мало выучить ноты и собрать их в песню. Нужно еще вложить в музыку душу! Не будет души — не будет музыки. Это закон! В этом году у нас замечательный репертуар, успех гарантирован, да еще и новый голос! В этом году мы произведем фурор, я в этом уверен, да и Лене было видение. Главное собраться и выложиться на полную!

Все закивали в знак согласия.

— А теперь несколько организационных вопросов. Сегодня торжества будут проходить как-то иначе, но нашего выхода это не меняет. Мы начинаем выступать сразу после боя часов и поздравлений. Первая же песня — это наш дуэт, ну и так далее, как договорились. После окончания программы уже свободный выход. Будут поставлены записи на магических носителях, я вчера сам все проверил. Но все же желательно время от времени возвращаться. А то это будет уже не группа. Ну, все! ПОД ПРИЦЕЛОМ!

— ПОД ПРИЦЕЛОМ! — хором ответили ему остальные участники ансамбля.

— У тебя какого цвета платье? — Вик догнал Алексу уже в дверях.

— Зеленое, а что?

— Ну, нужно же сочетаться. Если я приду в красном, а ты в зеленом — будет же нехорошо! — заметил он.

— Зато как эффектно! — усмехнулась Алекса. — А что такое свободный выход?

— То есть ты идешь праздновать Новый год с кем хочешь! За тебя играет запись. Тебе вообще повезло, можешь даже и не возвращаться к сцене, тебя пока на записях нет, запишем только в конце года! Впрочем, думаю, тебя все равно все будут рады видеть!

После обеда все по традиции высыпали на улицу, порадоваться зиме и проводить последний закат старого года. Однако, ближе к этому самому концу дня началась метель, которая всех загнала в замок, закатом любовались из окон башен через снежную пургу. Впрочем, удовольствия это не испортило. Да и куда лучше смотреть на вьюгу из теплого помещения, сидя в удобном кресле. Часа за три-четыре почти все девушки исчезли из гостиной. Настало время для сборов.

Смыв с себя дневную пыль, ведьмочки стали одеваться. Тщательно отгладив специальным заклинанием платья, внимательно их осмотрев и убедившись, что с ними все в порядке, девушки обрядились в свои новогодние костюмы. Закончив завязывать, застегивать, зашнуровывать и затягивать все части туалета, девушки встали перед зеркалом, даром, что оно было очень большим.

— Лекс, шевелюра у тебя, конечно, что надо, но, по-моему, лучше бы ее убрать. Хотя для эффектной шишки волос будет слишком много.

— Это не проблема, — пожала плечами Алекса.

Девушка повела головой и увидела теперь черный шелк всего лишь немного ниже плеч. Сознательно укоротив пряди у лица, Алекса осмотрела результат.

— То, что надо, теперь можно сделать все, что хочешь! — похвалила Магма, не раз уже наблюдавшая за ее манипуляциями перед зеркалом.

— Челку, думаешь, надо?

— Попробуй, — пожала плечами Магма.

Алекса сосредоточилась и получила аккуратный завиток над бровями.

— Чуть длиннее с боков, чтобы виски прикрывало, — командовала Магма. — О, класс. Теперь со мной что?

— Мне кажется, лучше оставить распущенными, хорошенько завить от лица где-то до середины длины, — порекомендовала Алекса.

— Идея! — согласилась Магма. — За работу!

Только Магма аккуратно уселась на стул прямо перед зеркалом, как ей пришлось встать, так как она забыла заклинание завивки. Снова взгромоздившись на место, Магма сообразила, что палочка осталась на тумбочке. Пришлось еще раз встать. Алекса тем временем стояла перед зеркалом и думала, как лучше убрать волосы, припоминая прически из журналов, когда-либо виденные ею. Определившись, что вплетет в волосы жемчуг, роскошество былой русалочьей жизни, оставшееся на память, Алекса стала расчесывать волосы, заправляя каждую прядь вручную и закрепляя двойной порцией заклинания лака.

— Магма, ну что это за шухер! — вскрикнула Алекса, когда случайно обернулась к подруге.

— Я почему-то знала, что тебе не понравится, — сказала ведьма.

— Магма, это слишком экстравагантно! Слишком. Это не Новый год, а «я у мамы вместо швабры».

— Ладно-ладно, уговорила, — примирительно поднимая руки, сказала Магма.

Через значительный промежуток времени с прическами было покончено. Укладка Магмы ее же стараньями приняла более-менее божеский вид и даже украсилась каким-то красным цветком, единственным ярким пятном на всей ее фигуре.

— Макияж!

— Ага, в твоем варианте — шпаклевка, — усмехнулась Алекса.

— Одолжить?

— Нет, теперь у меня свое, хотя…

— В общем, если надо, бери не спрашивай! — махнула Магма, выкладывая все в повседневности, не используемые тюбики, баночки и футлярчики.

Решив, что в такой знаменательный день нужно быть яркой, Алекса щедро разукрасила свое лицо, впрочем, не переборщив и не став похожей на обезьяну, которой она про себя иногда называла Магму, не знавшей меры в нанесении шпаклевки и покраски.

Когда часы приготовились шипеть и плеваться дымом, девушки снова стояли перед зеркалом при полном параде. Все было одернуло, подправлено, осмотрено и оценено.

— Чуть не забыла самое главное! — завопила Магма. — МАСКИ!

— Что? Зачем?

— Это главный атрибут праздника! — непререкаемо заявила Магма, залезла в тумбочку и вытащила целый ворох пестрых масок. — Выбирай!

Масок был полный ассортимент, всевозможные цвета, формы и размеры.

— Слушай, да здесь масок больше, чем тебе лет. Когда ты умудрилась их надеть? — удивилась Алексы, перебирая художественно-ценные изделия.

— А кто тебе сказал, что больше? Впрочем, балы-маскарады — это не только новый год. Да к тому же я не упускала случая купить красивую маску, если таковая попадется на глаза.

Алекса выбрала себе белую маску, которая закрывала только глаза и надевалась под волосы, так она смогла бы ее не снимать даже на сцене, и держать не было бы нужды. Магма, порывшись, откопала с самого низа себе черную полумаску и закрепила ее магией.

— Все теперь! — решила Магма, и часы тут же изрекли свой победный хрип.

— Вовремя!

Девушки вышли в коридор. А к ним тут же подошел какой-то парень в белом.

— Так, в принципе, все в норме! — сказал он, и Алекса узнала Вика.

— Меня что, так легко узнать? Доволен моим нарядом? — саркастически поинтересовалась Алекса.

— Да, вполне доволен. Ну а кто еще может спуститься из люка? — совершенно серьезно сказал он. — Встретимся на сцене!

Вик удалился.

— Серьезный молодой человек, — отметила Магма.

— Через край, — пожала плечами Алекса. — Да ладно, пошли.

Через некоторое время девушки вступили в холл. Сейчас он кишел народом. Это было странно, потому что Алекса знала, что обычно все сразу проходили в Главную залу. Да и стояли все как-то необычно. Нарядные девушки сбились в кучку, о чем-то перешептывались и громко смеялись, а принарядившиеся юноши стояли в стороне и растерянно осматривали зал. Атмосфера царила какая-то напряженная, все боялись чего-то не успеть и куда-то опоздать. Алекса это чувствовала.

— Так, что это здесь такое? Мы опять опоздали к самом интересному. К какому лагерю примкнем? — поинтересовалась Магма.

— Логичнее — к женскому, но сначала, думаю, стоит выяснить, что же все-таки здесь такое, так что я вон там вижу Яна с Мишелем, пойдем-ка, спросим. Они должны быть в курсе, — рассудила Алекса, осматривая зал.

Девушки прошли вглубь вестибюля.

— Ян, Мишель, что случилось? Почему все так странно себя ведут? — спросила Алекса, подходя ближе к друзьям.

— А? — ребята удивленно уставились на них.

— Что за ступор? Никогда раньше прекрасных дам не видели? — хохотнула Магма.

— Магма? — удивился Ян.

— Нет, Магдалина Черный Кот. Так что приключилось? — в своей манере спросила Магма.

— В зал проходят только парами! Вот все и стоят, — пояснил, наконец, Ян, осматривая девушек.

— Выбирают, что ли? — удивилась Алекса.

— Ну, что-то вроде того… — неуверенно кивнул Ян.

— Девчонки ждут, когда кавалеры соблаговолят кого-то пригласить, а наши дорогие юноши ворон считают. Как всегда! — более конкретно сказала Магма.

— Я счастлива, — усмехнулась Алекса.

— Магма! — вдруг как-то слишком ласково начал Ян. — Не согласишься ли ты пройти со мной на бал? Дальше все обязательства с тебя снимаются.

— Еще как соглашусь, только если эти самые обязательства не снимаются с тебя! — сказала она, оглядываясь на пробирающегося к ней Жульена.

Ян уставился на нее, переваривая фразу.

— Ты имеешь в виду, чтобы я сопровождал тебя весь вечер? — наконец, уточнил он.

— Я многое имею в виду, и тебя в том числе, — кивнула Магма и, самолично взяв Яна под руку, отправилась к входу в зал.

«Ну, теперь, я надеюсь, они не будут ссориться», — подумала Алекса, улыбаясь.

Девушка повернулась к Мишелю, ожидая приглашения на правах хорошей подруги, но заметила, что Мишель, как и в первую секунду, когда ее увидел, просто смотрит на нее.

— Ку-ку, — осторожно сказала она.

— Алекса? — пораженно поинтересовался он.

— Нет, — покачала головой Алекса и увидела, что на лице Мишеля промелькнула тень, поспешила добавить. — Александра Сильмэ.

— Все же Алекса, — успокоился Мишель.

— А могло быть иначе?

— Ну, не знаю, а я… мы…

— Алекса! — послышался чей-то голос сзади.

Девушка обернулась и увидела идущего к ней Артура Изомерова. Как всегда аккуратен, опрятен. Серый костюм с черным плащом, наброшенным на одно плечо, хорошо сочетался с темными волосами и черной маской.

— Добрый вечер, — сказала Алекса, улыбаясь.

— Действительно добрый. Я бы хотел попросить быть твоим сопровождающим на сегодняшнем балу, — сказал он.

— Почему нет, — пожала плечами Алекса, ей, в общем-то, было все равно с кем идти. — С обязательствами никаких особых пунктиков не будет?

— Что? — не понял Арт.

— Значит, не будет, — усмехнулась Алекса.

— Привет, Алекса, классное платье! — к ним подошла худенькая девушка в сиреневом наряде, в которой, даже несмотря на маску, Алекса узнала Алису.

— Спасибо. У тебя тоже очень красивое. С кем идешь?

— Пока не знаю. Вестия с Дэви уже в зале, — вздохнула Алиса.

— Мишель, ты кого-нибудь собирался пригласить? — спросила Алекса.

— Я хотел… да нет, никого, — как-то очень уже твердо ответил Мишель.

— Может быть, хотя бы просто проведешь в зал Алису, а там посмотрите, — предложила Алекса.

— Да, нет, что ты, это неудобно, — покачала головой Алиса, слегка краснея.

— Почему же? Алиса, не будешь ли ты против моей компании на балу? — спросил он.

— Ну… конечно нет! — решительно согласилась Алиса.

— Вот и замечательно, — сказала Алекса, принимая предложенную Артом руку.

Мишель, видимо, ожидал другой реакции, но чего нет, того нет. Так как приглашение было уже не отменить, он взял под руку Алису, и все вчетвером они прошли в зал. Там уже была вторая половина Колдумнеев, которая определилась с парами гораздо быстрее первой половины, которая стояла еще в вестибюле.

Зал был освещен лучше, чем днем, всюду сверкали снежинки, которые не падали, а как маленькие фонарики висели в воздухе. Вместо больших столов по периметру зала были разбросаны разномастные столики на разное количество персон, были столы для парочек, а были и большие столы для шумных компаний. В центре, как и положено, была сцена с музыкальными инструментами и парой магических микрофонов.

Увидев за дальним столом среднего размера Яна с Магмой, Алекса изъявила желание к ним присоединиться, тем более, было видно, что их ждут. Пробравшись кое-как почти в противоположный угол зала (ну и нашли же они столик), четверка магов принялась рассаживаться. Арт галантно помог Алексе сесть (учитывая длину платья, это было явно не лишним) и сел рядом, Мишель с Алисой сели напротив, насколько мог позволить круглый стол, за которым уже сидели двое.

— О! Рад, что вы, наконец, определи…лись. О! Интересная расфасовочка, — удивился Ян.

— А чего интересного, все тривиальнее банального! Вот если бы они поменялись, скажем, крест-накрест… — предложила Магма.

Алекса попробовала себе это представить и поняла, что Магма решила посадить ее с Алисой.

— Только если вместо Яна будет сидеть Жулька, — предложила она альтернативу Магме.

— Магия упаси! Сидите так, дети мои, — ужаснулась та.

— Кто-кто? — заинтересовался Арт.

— Неважно, — отмахнулась Магма, но все же оглянулась, к ее счастью Жульена видно не было.

Зал постепенно заполнялся. Видимо, оставшиеся по ту сторону дверей прониклись важностью момента и решили все же выбрать себе пару на вечер. Сложность заключалась в том, что мальчиков и девочек было разное количество, и всем пары никак найтись не могло, но каким-то образом эта проблема уладилась, и все места были заняты.

— Добрый вечер, дорогие адепты магии! — начал директор свою речь. — Мы в очередной раз собрались здесь, чтобы отметить Новый год. Я рад, что мы сейчас все вместе. Но, однако, сегодня наш праздник будет чудесным вдвойне. К нам сегодня, по доброй традиции придет великий пророк Нострадамус. В связи этим к нам прибыла делегация из высшего Совета управления магами. Прошу поприветствовать Дарью Митинову, главного мага СУМа… — С места за преподавательским столом привстала высокая худощавая женщина с огромным количеством родинок. — …Джекеба Вирнаут, верховного чародея по вопросам просветления будущего, — продолжил представлять директор, зал отвечал аплодисментами. — Сьюисин Лунь, главного профессора по вопросам обитателей Изнанки мира, Бамбича Шакарийского, министра Образования, и Авиниана Ардзаникидзе, лауреата первой степени словесной магии.

Итак, сегодня ровно с десяти до двенадцати, то есть, до Нового года, у нас в гостях будет Нострадамус и изречет три предсказания. Одно из них будет обращено к прошлому, другое — к настоящему, третье — к будущему. Все они будут связаны друг с другом и с судьбой магов. До этого момента осталось всего пара минут.

В зале повисла тишина. Все непрерывно посматривали по сторонам и друг на друга. Как должен появиться дух Нострадамуса, никто не знал. Все напряженно ждали. Вдруг Мишель сорвался с места и стал ходить между столами.

— Здравствуйте, мои дорогие! Рад вас всех снова видеть. О, как сильно изменился состав! Ах, да, прошло же 13 лет, совсем забыл! В потустороннем мире время бежит совсем иначе! Зато праздник, как всегда, удачен, красота неописуемая! Чувствуется твоя рука, Владимир! При тебе Колдумнеи прямо расцвели! — скороговоркой заговорил он.

— Михаил, рад тебя снова видеть, — сказал академик Пересветов.

Алекса наконец поняла, что Мишель обращался именно к директору. Но вот обращение директора показалось ей еще более странным.

«Что, Пересветов так давно Мишеля не видел?» — подумала она, но Пересветов тут же пояснил.

— Дорогие мои ученики, спешу представить вам Мишеля Нострадамуса, — сказал директор.

Все стали удивленно переглядываться и с непониманием посматривать то на академика, то на Мишеля.

— Ты опять забыл сказать, как именно я приду? — укоризненно спросил Мишель директора.

— Ах, да, точно! Состарился совсем, — усмехнулся Пересветов. — Каждые тринадцать лет ровно на два часа Нострадамус вселяется в чье-либо тело. Кто это будет, неизвестно до последнего момента.

— Тот же, кого я выберу, освобождается от экзаменов в этом году. Скажите об этом юноше, чье тело я позаимствовал, а то один старый директор может и об этом позабыть! — сказал Нострадамус, с ухмылкой глядя на Владимира Пересветова.

— Не забуду, — заулыбался директор. — Прошу к столу!

— Прости, мой друг, но нет. Не могу же я оставить эту прекрасную даму без кавалера? — Нострадамус указал на Алису. — Я просто обязан быть с ней рядом, так как позаимствовала тело ее сопровождающего, если, конечно, мадемуазель не против.

— Нет, что вы, — пролепетала Алиса, удивленно глядя на Молви, который теперь был Нострадамусом.

— Ну, тогда дело решенное, — сказал Мишель.

— Ого, мы будем сидеть за одним столом с самим Мишелем Нострадамусом! — осторожно перегнувшись через стол, шепнул Ян.

— Это, совершенно определенно, особенный Новый год, — согласно кивая, казала Магма.

— Добрый вечер, дорогие мои, — сказал Мишель, подсаживаясь к столу. — Мадемуазель! — он галантно поцеловал руку Алисы. — Могу ли я знать ваше имя?

— Алиса Артезианская, — с тщательно скрываемым ужасом ответила пораженная подружка Алексы.

— Счастлив знакомству, а ваши имена? — обратился Нострадамус к остальным.

— Марьян Орэйн, — тут же сказал Ян.

— Магдалина Черный Кот.

— Артур Изомеров.

— Александра Сильмэ, — особо не задумываясь, представилась Алекса.

— О, счастлив встретиться с вами, так сказать, воплоти, мадемуазель. Зеленен, мой хороший друг. Да, немало замечательных пророчеств им написано.

— И я очень рада с вами познакомиться. Не думала, что обо мне знают даже в потустороннем мире. Жутковато, — удивилась Алекса, наконец, припоминая эту фамилию.

— Мир тесен, а особенно его изнанка! — усмехнулся он. — Но не переживай, девочка. Все будет хорошо, это я тебе как Мишель Нострадамус говорю!

Алекса улыбнулась.

— Кажется, настало время для первого пророчества, — сказал он, поглядывая на потолок, и поднялся.

Зал тут же притих, видимо, каждый исподтишка следил за Мишелем Нострадамусом. Он вышел в центр зала, некоторое время помолчал, глядя в потолок.

— В тишине и зелени все вокруг утопает,

И счастье бьет отовсюду ключом.

Но никто еще пока даже и не подозревает,

Об элементе магии, отрубленном мечом, — изрек он и застыл на месте.

Послышались аплодисменты, нарастающие с каждой секундой. Один из делегатов высшего СУМа заскрипел пером, записывая пророчество.

Мишель поклонился, зал зашумел, обсуждая сказанное.

— Странно как-то он прорицает, как-то не так, — сказала Алекса.

— За столько времени многое изменилось, стиль предсказаний тоже, — пожал плечам и Арт.

— Интереснее, к чему все это относится? — поинтересовался Ян.

— Да кто знает, — пожала плечами Магма.

— Ну, первые две строчки говорят либо о поздней весне, либо о лете. Это однозначно, — сказал Арт, видимо прокручивая предсказание в голове, и пытаясь понять его смысл. — Только вот о каком? Об этом или о предыдущем или вообще за десять лет до сегодняшнего дня?

— Это мы вряд ли узнаем, — пожала плечами Алекса.

— А, может, спросить у самого Нострадамуса? — предложил Ян.

— Что спросить? — оказалось, что Мишель уже вернулся и снова подсел за стол. — Алиса, прошу прощения, вынужден был отлучиться.

Алиса пробормотала что-то невнятно на счет этого.

— Ну, мы о пророчестве, — замялся Ян.

— И что? — заинтересовался Мишель.

— Мы думаем, что речь идет о лете, только о каком? — неуверенно продолжил Ян.

— Совершенно верно! А дело было в прошлом! Но местоположение этого лета значения не имеет. Главное, что это уже произошло! — сказал Мишель.

— Что?

— Разгадать пророчество должны люди, а не духи, а полностью его сможет понять лишь тот, кого коснутся все три его части. Это будет скоро, — сказал Мишель.

— Что ж, друзья мои! Все поздравления оставим на полночь и приступим к нашему Новогоднему пиру! — донеслись слова академика.

Тарелки тут же наполнились едой, графины — жидкостью, а воздух — шумом столовых приборов.

— О, как же давно не наслаждался простой мирской пищей! — Мишель глубоко втянул носом аппетитный запах, исходящий от блюд.

Все принялись за еду. Некоторое время бы слышен только тихий перезвон тарелок, вилок, ложек и ножей. Изредка к ним добавлялось позвякивание стаканов. Пир в Колдумнеях всегда был отменный, так что не попробовать кушанья было просто преступлением.

— Как же льется теперь жизнь? А то за тринадцать лет я порядком подзабыл все, да и все течет, все меняется, — спросил Мишель.

— А вы разве не знаете? Вы же пророк! — удивился Ян.

— Я вижу лишь ключевые моменты, но не всю жизнь, а интересны мне просто бытовые подробности. Кто играл матч по нардаэ, какой курс омел, какие новости вообще в мире и в школе, как живется ученикам? — ответил ему Мишель.

— А… — протянул Ян.

— Кто-нибудь расскажет?

— Да ничего особенного, — пожал плечами Арт. — Играли мы с азиатами из Сывга-шны. Выиграли мы. Новостей в мире, конечно, много каждый день, но… Около полугода назад сбылось предсказание Зеленена. С лета у нас дефицит магии, живем частью на привозной магии. Так что до школы мы добирались сами! Весело было! А вот теперь Новый год и ваше присутствие! Да, курс омел за тринадцать лет не изменился.

— Емко и точно, — похвалил Нострадамус. — Ты, наверное, силен в технических аспектах, если быть точнее, то в счете, — предположил пророк.

— Да, точно так, — кивнул Арт, особо не удивляясь всезнанию прорицателя.

— Ноты, мой друг, все же ошибся однажды в расчетах.

— Откуда вы знаете? — удивился Арт.

— Мой дар не видит различий между будущим и прошлым. Тебе еще только предстоит раскрыть свой дар в полную силу.

— А вы, моя дорогая, какой силой обладаете? — спросил он у Алисы.

— Я могу оживлять предметы, но пока еще не могу этим управлять. Я только на первом курсе, — Алиса уже попривыкла обществу Нострадамуса и теперь разговаривала как обычно.

— Интересный дар и довольно редкий. Ты сможешь многим очень сильно помочь. Особенно тому, кому более всего пожелаешь! — сказал он. — А вы, молодой человек?

— Я… я телепат.

— Да, намучаетесь вы со своим даром! Долго еще придется окружающим опасаться ваших внезапным телепатических приступов.

— То есть, я так и не научусь пользоваться своим даром? — огорчился Ян.

— Я не сказал никогда, но мучиться будешь долго, однако, оно того стоит, поверь. Абсолютная телепатия — это, несомненно, лучшее, что можно пожелать!

— Абсолютная! — присвистнул Ян, но тут же спохватился.

— А у вас, мадемуазель, какой дар? — обратился он к Магме.

— Я оборотень.

— О, вижу-вижу. Вы уже почти контролируете свой дар, и он уже спасал вам и вашим друзьям жизнь, однако, то ли еще будет!

Магма, Ян и Алекса переглянулись, вспоминая побег от Йети.

— А вы, Александра?

— Я эмпат, способный перемещаться в пространстве.

— И это не предел. Вы еще сделаете много открытий, поверьте мне. Магия ваша очень велика, но опасайтесь ее. Найдется лишь один единственный, который будет достаточно силен.

— Для чего? — удивилась Алекса.

— Чтобы удержать вас! — просто ответил Нострадамус.

— Хм… — только и смогла сказать Алекса.

За разговорами не заметили, что пришло время для второго предсказания.

— Вынужден вас покинуть еще на пару минут, — сказал Нострадамус и снова вышел в центр зала к сцене, зал тут затих.

— Жаркие дни и свет каждый раз губят его,

И каждую ночь к жизни возвращается он.

Красота для него лишь слово. Но всего,

Что добился, лишь Она обратит в пустой сон, — медленно с большими паузами изрек пророк.

Тут же пророчество законспектировали, зал разразился аплодисментами и шумным обсуждением полученных сведений. Нострадамус поклонился и поспешил за свой стол.

— Есть соображения? — спросил он, ожидая вопросов.

— Сейчас нет жарких дней, а пророчество о настоящем? — заметил Ян.

— О настоящем, но не об этом месте, — ответил на его вопрос Арт.

— Верно, молодой человек, — кивнул Мишель.

— Да, вот только что может расцветать ночью и гибнуть на свету. Вампиры? — продолжил Арт.

— Все имеет место в каком-то роде, — согласился пророк.

— Но вот как может что-то загубить красота? — изрек Ян.

— Действительно, — согласился Арт.

— Красота спасет мир, — вспомнила как-то услышанное от Алексы выражение Магма.

— Выходит, это должна быть война, если красота ее разрушит, — заметил Арт.

— Недурственно, недурственно, — похвалил Арта Мишель. — Особенно для того, кого пророчество коснется лишь косвенно.

— Все-таки коснется? — напрягся Арт.

— Оно коснется всех в какой-то мере, — снова спутал все карты Мишель.

— Мишель, а меня в какой мере? — сказал Алекса, но тут же спохватилась. — Ой, простите, просто того парня, в которого вы вселились, тоже так зовут, — покаялась девушка.

— Что вы, мадемуазель, так даже лучше! Его тоже так зовут? — Нострадамус ткнул себя в грудь.

— Да, его зовут Мишель Молви, — кивнула Алекса.

— Как я подгадал-то! — удивился Нострадамус. — Даже сам не ожидал от себя такого! Кстати, вас оно коснется тоже, и вы о нем еще вспомните.

Вскоре пир медленно сошел на нет, так как все потихоньку насытились и перепробовали все, что хотели. Начался новогодний концерт, подготовленный специально в честь Нострадамуса высшим СУМом. Тут были и экзотические танцы, и чудесные фокусы, многие из которых повторить казалось невозможным, демонстрировались какие-то особенно зрелищные заклинания, читали магические поэмы и многое другое. Полночь приближалась.

— Что ж, пришло время последнего пророчества, после которого я исчезну — с некоторой грустью сказал Нострадамус. — Жаль, что снова не услышу «Под прицелом»! На протяжении всех моих последних приходов я только о ней и слышу, но концерт свой она начинает только за полночь. Да кому я это все рассказываю! Мне бы так хотелось увидеть хоть кого-нибудь из этой группы.

— Так вы же увидели, — не понял Ян.

— Когда?

— Давно уже, да и сейчас видите. Алекса — солистка!

— Мадемуазель, вы солируете в группе?

— Да, — ответила Алекса, желание зашить Яну рот было очень велико, и Алекса опасалась, что магия сработает самопроизвольно.

— Вдвойне жаль, что я так и не услышу вашего выступления, — покачал головой Нострадамус. — Но я счастлив, что какое-то время побыл рядом с солисткой! Это будет утешением в потустороннем мире. Спасибо вам за замечательный вечер, эти два часа хорошенько запечатлены в памяти старого пророка! Теперь я вынужден с вами попрощаться, мое время подходит к концу, а мне еще нужно произнести последнее пророчество. Так что ждите возвращения вашего Мишеля! Прощайте, дорогие друзья!

— До свидания, — закивали все. — Очень рады были с вами пообщаться! Приходите почаще в наш мир!

— Рад бы, но не могу. Буду счастлив встретиться с вами через тринадцать лет! Прощайте!

Пророк церемонно раскланялся и вышел в центр зала.

Все маги поднялись со своих мест, взяли по бокалу бремора и окружили пророка.

— Спасибо всем за замечательный вечер! Приближается Новый год! Хочу пожелать вам всем поменьше знать о будущем и больше думать о настоящем, ведь мир так прекрасен! И дарю вам мое последнее пророчество!

Счастлив тот, кто любовь найдет,
Но не каждому она счастье принесет.
Нужно суметь сделать верный шаг,
Чтобы повернуть изменения вспять.
И тогда судьбу мира изменит не маг.
Только Он сумеет Ее обуздать.
Но до того придется сразиться,
А порой и на смерть биться.
Но главное, все же, именно верный шаг…

В зале повисло безмолвие и в этой гулкой тишине стали бить часы, отсчитывая последние мгновения Нового года.

— С Новым счастьем! — сказал пророк и махнул рукой.

Глава 13 «Полночь»

Тут же зал опомнился и все бросились поздравлять друг друга с Новым годом.

— С Новым годом! — одновременно воскликнули Ян, Магма, Алекса, Арт и Алиса и отпили из бокалов.

— С новым счастьем! — вскрикнула Магма, обнимая Алексу, и чмокнула ее в щеку.

Подключаясь ко всеобщему ликованию, Алекса обняла Арта и едва ощутимо коснулась его щеки губами. Потом обернулась к Алисе и заключила подругу в объятия, дальше под руку попал Ян, который тоже был расцелован. Чуть позади стоял Мишель, осоловело хлопая глазами. Ни секунды не сомневаясь, Алекса обняла его и чмокнула.

— С новым годом, первые два часа вечера ты уже пропустил! — сказала она.

Мишель некоторое время что-то обдумывал, потом посмотрел на часы и счастливые лица магов и, видимо, что-то понял.

— Я пропустил появление Нострадамуса?

— Ты был им! — ответила Алекса, снова отпивая бремора.

— Как это?

Друзья, всласть посмеявшись, вкратце рассказали ему события двух выпавших из его жизни часов. Мишель сначала просто хлопал глазами, но, услышав об экзаменах, повеселел.

— Теперь главное, чтобы директор и вправду не забыл об этом!

— Дорогие ученики, поздравляю вас всех с наступившим Новым годом. Я надеюсь, вы позаботились, чтобы в новом году вас ожидали только приятные неожиданности? Ну а теперь наша любимая группа «Под прицелом» приготовила для нас и наших гостей небольшой сюрприз. Впервые в этих стенах прозвучит дуэт!

Зал зашумел. Алекса догадалась, что всех интересует второй солист группы, о том, что им была она, знало всего несколько неболтливых человек.

«Хорошо, что я в маске, если что-то не то спою, просто не сниму маску», — решила она.

Тут послышался напев скрипки и мягкие нотки гитары. Это начинали вступление Дима и Джек, они медленно шли к сцене, каждый от своего столика. Пока они отвлекали внимание на себя, на сцену быстро взошли Лида и Мирк и заняли свои места. Далее полагалось быть на сцене Вику, а, пока он пел свой куплет, с боковой стороны должна была подойти Алекса и с первыми своими нотами вступить на сцену. Они это репетировали не раз, но Алексе все равно было страшно. Волнение нарастало с каждой минутой. Вот уже и Вик легкой походкой подошел к сцене и вспрыгнул на нее. Развернувшись на каблуках и отбросив волосы назад, он начал петь. Для Алексы это был сигнал.

— Сегодня встреча наша.
Последний вечер лунный.
И, может быть, однажды
Услышишь обо мне ты.
Не видно слез ни капли,
Но на душе тоскливо.
В прекрасный вечер лунный,
В душе растет крапива.

Заиграл, коротки проигрыш, Алекса была уже у бокового края сцены, слившись с окружившей музыкантов толпой. Три такта, два, один… Шаг…

— С тобой мы были вместе
И долго, и так мало,
Но вот пришли нам вести,
И жизнь нас разбросала.
Теперь в другой стране
Находишься, мой друг.
И тяжело здесь мне,
Просто замкнутый круг.

Зазвучал длинный спасительный проигрыш между куплетами. Алекса поняла, что стоит посреди сцены рядом с Виком. Как она туда добралась, девушка толком не помнила, в голове была только музыка. Столпившиеся вокруг маги смотрели на них во все глаза. Казалось, что время просто застыло.

Пришло время вокализа. Зазвучала тихая октава и стала нарастать, все громче и пронзительней, и вылилась в самую высокую ноту, пролетевшую по залу. Этот звук пробил все заслоны, разрушил все преграды и попал точно в сердце, изливая настроение всей песни в одном чистом и сильном звуке, добравшемся до самых потаенных уголков человеческой души.

Музыка оборвалась, и на какой-то момент повисла тишина, это были пустые такты. И тут же уверенно зазвучал последний куплет, который исполнялся дуэтом. Мелодичные интервалы понеслись в стремительном танце, то громко, то почти исчезая, то поднимая в поднебесные дали, то падая в бездну, уводя за собой всех слушающих эту песню.

— Теперь я на задание,
А ты — в далекую глушь.
И, как гласит преданье:
«Любовь свою ты разрушишь!»
Я буду тихо страдать,
Ты не забудешь меня,
И не смогу опоздать
Я, лишь покинув тебя…
…Лишь… покинув… тебя…

Последний аккорд замер эхом в стенах Колдумнеев. В зале стояла тишина, все продолжали неотрывно смотреть на музыкантов.

«Все, провал! И нечего было так голосить…»

Вдруг послышались одинокие аплодисменты, к ним подключился еще кто-то, и тут на группу обрушилась лавина оваций. Кто-то кричал «Браво!», кто-то «На бис», кто-то просто поддерживал приветственными криками. Алекса почувствовала, что все находятся под впечатлением от песни, и всем хотелось знать, что это за песня и кто ее пел.

— Спасибо, — к центру сцены подошел Дима. — Это была «Последняя встреча» Шавалеруса. Для вас ее исполнила группа «Под прицелом». Солировали Виктор Соловушки и… Александра Сильмэ!

В этот момент Алекса сняла маску, как и было запланировано. Зал снова взорвался аплодисментами и криками. Так начался концерт знаменитой группы «Под прицелом» и первый концерт Александры Сильмэ, ставшей второй солисткой группы.

Дальше у Алексы был небольшой перерывчик, когда пел Вик, и она, спустившись со сцены, подошла к друзьям.

— Алекса, просто невероятно! Это определенно твое! — воскликнула Магма.

— Алекса, это потрясающе, никакие нончармские песни этой и в подметки не годятся, — поразилась Алиса.

— Ну, для тебя еще сюрприз впереди, — хитро прищурилась Алекса. — Значит, понравилось! — обрадовалась Алекса.

— Да, это вообще… ну, такое, в общем, класс! — сказал Ян. — Просто слов нет! Хотя нет, подожди минутку. Это великолепно, как будто и не музыка, а нечто большее. Музыка, как магия, прошла сквозь время и расстояния и проникла прямо в душу. Даже слов не нужно, просто слушать мелодию, и все буде понятно с полузвука, с полутона. Такой красивой песни я никогда не слышал.

— Ого, не знала, что ты можешь сказать, — поразилась Алекса.

— Я и не могу! — расхохотался Ян. — Это мысли вот этого молодого человека.

Ян кивнул на Мишеля.

— Твои? — спросила Алекса, поворачиваясь к Мишелю.

— Мои, — согласно кивнул он, отводя взгляд.

— Он никогда бы это не сказал, но не пропадать же добру, тем более, что мне сказать было нечего, а он уже придумал еще одну фразу, — стал оправдываться Ян.

— Какую? — спросила Алекса.

— Ну… — протянул Мишель.

— Цитирую, так как он и этого решил не говорить. Песню выбрали хорошую, не под Новый год, но очень красивую, а спели так, что можно представить себе все это в мельчайших подробностях.

Мишель хмуро посмотрел на Яна.

— Не озвучивай, я сам произнесу, — сказал он. — Ян, я тебе сейчас вмажу!

— Ладно, ладно, молчу! — в оборонительной позе поднял руки Ян.

— Ну, Ян за меня все уже сказал, — пожаловался Мишель. — Даже добавить нечего, так как он разболтал все, что нужно и не нужно.

— Неужели что-то говорить было не нужно? Или ты так не думаешь?

— Думаю! Но не в такой же категоричной форме все это заявлять! — усмехнулся Мишель.

— Ой, мне скоро выходить! А где Арт? Впрочем, ладно, увидимся после конца программы, — сказала она.

— Ты, что до утра не появишься? — ужаснулась Магма.

— Нет, только до конца программы.

— А чем отличается программа от утра? Или вы не будете петь до утра?

— Будем. Потом объясню, мне пора!

Алекса шагнула на сцену с последними звуками песни Вика, которые заглушили аплодисменты. Тот раскланялся и отошел в сторону.

— В этом году мы решили опробовать несколько другой курс песен, и вот сейчас для вашего суда прозвучит первая птица наших трудов. Сейчас вы услышите известную в некоторых кругах песню, которые многие из вас все же не слышали вообще. Для вас ее исполнит Алекса Сильмэ!

Зазвучали тихие звуки вступления саундтрека к «Титанику». Повисла тишина, но потом колдуны, приехавшие из нончармского мира радостно заулыбалась, узнав песню.

— Every night in my dreams… — запела Алекса.

Она полюбила эту песню очень давно, когда только еще первый раз увидела фильм. История богатой девушки и бедного парня всегда напоминала ей пьесу «Ромео и Джульетта», (хотя там были несколько другие обстоятельства) которые тоже не могли быть вместе, и жизнь их окончилась трагически. Возможно, на руку аналогии сыграло еще и то, что главную роль в фильмах «Титаник» и «Ромео и Джульетта» сыграл один и тот же симпатичный молодой актер Леонардо ди Каприо. В тот же день, когда она увидела фильм, она задалась целью найти замечательную мелодию, пронизавшую весь фильм. Вскоре песня была найдена, сто раз прослушана и выучена наизусть. С того самого момента Алекса и стала мечтать спеть самой эту песню на сцене.

И вот теперь ее мечта сбылась! Она стояла на сцене, слышала любимую мелодию, пела и тонула в звуке. Фильм мелькал перед глазами, показывая самые романтические и трагические моменты истории. Песня окончилась на тихом трепещущем звуке, и Алекса осмотрела зал. Все стояли как-то странно неподвижно, некоторые особо впечатлительные девушки плакали. Девушка поклонилась и ушла со сцены, уступая место Вику. Вслед за ней понеслись запоздалые аплодисменты.

— Ну ты, Лекс, даешь! Даже меня проняло, — сказала Магма, шмыгая носом. Ты бы мне как-нибудь этот фильм дала целиком посмотреть, а то отрывки просто великолепные! — сказала Магма.

— Обязательно. Фильм что надо. А какие отрывки? — спросила Алекса.

— Как какие? Сейчас все видели, разве нет?

Все согласно закивали.

— Магия первого класса, такие правдоподобные иллюзии создать, — кивнул Арт, уже откуда-то вернувшийся.

— Какая магия? Какие отрывки? — не поняла Алекса.

Тут до нее запоздало дошло. Песни — рифмованные строки! Чем не заклинания! А настрой ее был более чем положительным, неудивительно, что ее магия нашла общий язык с песней и вылилась в иллюзии, тем более что все ее существо было заполнено ими. В итоге получилось что-то типа клипа.

Концерт полился рекой, песня за песней. Зрители воспринимали каждую новую композицию с энтузиазмом. Нончармские песни прошли на ура. Их одинаково радостно восприняли как не слышавшие их никогда до этого, так и заядлые меломаны еще с нончармского мира.

Во втором часу концерт живого звука подошел к концу, и в ход пошли записи. Это был сигнал к началу танцев. Алекса по лучила официальное уведомление, что она совершенно свободна и может делать все, что пожелает, девушка сошла со сцены и вернулась к своему столу.

— Вот программа и закончилась, теперь я полностью свободна! — сказала она.

— А что играет? — удивился Ян.

— Фонограмма, — пожала плечами Алекса.

— Запись, — перевела Магма. — Никогда о таком не слышал? Или у тебя кроме ведра дома ничего нет?

— А что за ведро? — поспешила сгладить назревающий конфликт Алекса.

Все уставились на нее.

— Ведерный уловитель, прибор для прослушивания магических волн.

— Радио, что ли? — нахмурилась Алекса.

— Ага, — кивнул Ян, дар которого никак не унимался.

— Ты и мои мысли, что ли теперь читаешь? — удивилась Алекса, которая считала, что это, по крайней мере, очень сложно, если не невозможно, так как в ее голове постоянно были чужие чувства, прятавшие ее собственные мысли.

— Не-а, не твои. Твои не найдешь. Алискины! Она же тоже знает, что такое радио! — похвастался Ян.

Алиса только просверлила его взглядом. А что еще сделаешь с тем, что изменить никто не в силах?

— Так, я хочу танцевать! И никто меня не остановит, — решительно встала Магма.

— Никто и не будет, — Ян развалился на стуле и потянулся к кубку.

— А ты пойдешь со мной, — Магма дернула его за плечо, и пальцы юноши сцапали пустоту вместо кубка.

— Не-е, — запротестовал он.

— Ты мне кто? Кавалер или не кавалер?

— Кавалер, — вздохнув, согласился Ян.

— Ты меня приглашал быть своей спутницей?

— Приглашал…

— Так будь добр исполнять свои обязанности. Дама хочет танцевать! — величественно окончила свою речь Магма.

Ян обреченно встал.

— И нечего строить такую кислую мину. На дворе праздник!

— А, между прочим, дельная идея! — определилась со своим мнением Алекса. — Попеть я уже попела, теперь пора и поплясать! И роль стрекозы мне будет обеспечена! Артур?

— Роль твоя, — усмехнулся он и поднялся с места.

Новогодний бал начался, как и полагается, с вальса, на который были вынуждены выйти все вместе со своими парами. Ну а дальше все стало складываться по своим законам. Кто-то танцевал, кто-то — нет, кто-то парами, кто-то сам по себе, кто-то кружком. «Под прицелом» меняло свой состав, но музыка звучала непрерывно то быстрая, то медленная, то задумчивая, то определенная.

Алекса и Магма танцевали за весь год. Они решили достойно проводить ушедший год и встретить новый. Они лишь изредка возвращались к столу, чтобы глотнуть чего-нибудь освежающего, и снова возвращались к танцующим. Энергия переполняла. Магма перетанцевала уже, наверное, со всеми ближайшими парнями, однако, приоритет все же отдавала Яну. Как она сама ему сказала, что хоть он и освободил ее от обязанностей, но она, как нечестная ведьма, не может оставить его в этот вечер, она просто обязана омрачить вечеринку своим присутствием! Однако, особого противостояния со стороны Яна или какого-то усилия над собой со стороны Магмы Алекса так и не заметила. Девушка с удовольствием возвращалась к своему кавалеру, как только тот подходил к ней, тот же делал это с заядлым постоянством. Мишель, кажется, нашел общий язык с Алисой и о чем-то шумно с ней беседовал за столом, иногда они тоже приходили потанцевать, но вскоре снова возвращались за стол, отговариваясь шумом.

Алексе с Артом было весело. Несмотря на его странную манеру поведения, она не чувствовала себя неуютно. Наоборот, ей было легко. Явная отрицательность Арта, которую Алекса чувствовала очень ясно, делала его еще более привлекательным. Она давно заметила, что отрицательные персонажи всегда нравятся ей больше, чем положительные. Они обладают какими-то удивительно притягательными чертами, черным обаянием. Ближе к утру, когда одиночные маги и шумные компании разбрелись спать, в зале остались только парочки, танцующие медленные танцы. Арт и Алекса кружились под негромкие звуки какой-то известной мелодии и о чем-то говорили. Мишель с Алисой о чем-то беседовали за столом. И, судя по лицам, все больше увлекались друг другом. Магма с Яном явно дурачились. Он придерживал ее за талию одной рукой, а та, упершись руками ему в грудь, притворно пыталась освободиться, действуя под музыку. Получалось забавно.

Вскоре вся компания снова собралась за столом.

— Ух, притомилась я, — сказала Магма, залпом опустошая кубок, который Ян только что наполнил себе.

— Эй! Это был мой! — возмутился телепат.

— В расчете, мой друг!

Зазвучала новая мелодия, давно полюбившаяся всем без исключения.

— Пойдем потанцуем? — предложил Арт.

Алекса согласно кивнула и поднялась.

— Да, Ян, от тебя приглашения не дождешься, еще воспитывать и воспитывать! — встрепенулась Магма.

— Алис, — Мишель встал и подал руку Алисе.

— Если тебе так хочется, — с деланным ворчанием сказал Ян, тоже поднимаясь.

— Нет, ты пригласи! — запротестовала Магма. — Хватит с меня белых танцев!

— И что изменится?

— О, многое!

— Что?

— Пригласи и узнаешь!

— А и вправду, пригласи, — вдруг вмешалась Алекса. — Только по настоящему!

Алекса почувствовала, что оба действительно хотят это сделать. Музыка заиграла уже в полную силу, и Алекса вместе с Артом отправились танцевать. Краем глаза она заметила, что Ян заметно растерялся, да и Магма не была готова к такому повороту событий. Но, видимо, Ян все же справился с собой и пригласил Магму на танец. К танцующим они подошли как-то неуверенно и замешкались, не решаясь начать танцевать. Это было более чем удивительно, особенно после целой новогодней ночи танцев, которую они были вместе. Но музыка творит чудеса, и через пару мгновений они уже танцевали, но теперь уже не дурачась, а так, как и положено.

— Чему ты улыбаешься? — спросил Арт.

— Эта парочка всех сводит с ума, когда ссорится, но если они вместе, то уже никто и ничто не может их разлучить, — сказала Алекса, глядя на улыбающуюся Магму, что-то говорившую Яну на ухо.

— Да, они друг друга стоят, — согласно кивнул Арт.

Алекса повернула к нему голову.

— Только слишком часто ссорятся, — вздохнула Алекса.

— А что им еще делать, если сказать они друг другу ничего другого не могут?

— Вот и жаль, что не могут! Уж куда лучше быть вместе и не придумывать повод для этого! Тем более, что они друг ругу явно нравятся!

— Лучше, — согласился Арт, и Алекса уловила в его голове какие-то странные нотки. — Пойдем.

— Куда?

— Увидишь!

Алекса пожала плечами и последовала за Артом. Они прошли какими-то потайными местами, о которых Алекса раньше не знала, и вышли к какой-то башне. Когда они поднялись почти на самый верх, Арт подвел ее к окну.

— Смотри!

Ставни были распахнуты настежь, на пол намело снег, а за окном…

Огромная сосна, полностью укутанная снегом, просунула свою лапу прямо в окно, за ней сразу начинался лес со странным, будто вырезанным треугольником. Между деревьями, будто отклоненными заклинанием, виднелся небольшой кусочек океана, освещенного луной. В ее свете кружились редкие и крупные снежинки. Алекса поняла, где они находятся.

Девушка протянула руку и коснулась лапы сосны, ветка качнулась, сбрасывая к ногам девушки снег.

— Красота какая, — поразилась Алекса.

— Я часто прихожу сюда, но особенно красиво здесь зимой, ночью, когда светит луна, — сказал Арт, и Алекса поняла, что он стоит сразу за ее плечом.

Подул ветер.

— Холодно!

Алекса попятилась и коснулась Арта, потом повернулась, чтобы отойти подальше, однако, темный маг не спешил уступать дорогу. Алекса подняла на него глаза.

— Но теперь нет особой нужды бывать здесь. Стоит лишь взглянуть на тебя… — сказал темный.

— Арт, я…

Но он не дал ей договорить, и в следующую секунду Алекса почувствовала касание губ. Только теперь она полностью осознала, что такое быть русалкой. Нет, ей было приятно, но ничего более. Никаких чувств, связанных с поцелуем, никаких переживаний. Чувствовало только тело, но не сердце. Оно не убегало в пятки, не трепетало, не пыталась выпрыгнуть из груди. Оно тихо и мирно спало, наполненная чужими чувствами и эмоциями, до которых лично ей, впрочем, не было никакого дела, и если бы не их назойливые выпады, она давно бы заснула и позволила Алексе стать русалкой.

Стало как-то гадко. Девушка чувствовала, что лжет, и обман ее настолько изощренный, что может убить на месте. Алекса мягко отстранилась, она боялась поднять глаза, потому что в них ничего не было. От темного мага это бы не укрылось.

— Тебе неприятно? — тихо спросил он.

— Да… нет, не в этом дело.

— А в чем?

— Я… не… умею… — Алекса мучительно пыталась подобрать слова.

— Не любишь меня? — спокойно спросил Арт. — В этом нет ничего страшного. Я завоюю твою любовь.

— Не завоюешь, — Алекса вскинула голову и взглянула прямо в глаза Арту. — Я не умею любить! Точнее, я разучилась.

— Все можно исправить.

Алекса мотнула головой.

— Не говори «нет», хотя бы сейчас, подумай. Я ни о чем не прошу тебя, кроме этого. Даже не обещай мне ничего, просто не говори «нет».

— Арт, ты мне друг, хороший друг, как и все. Но не больше. Я рада тебя видеть, мне нравится с тобой разговаривать, мне приятно твое общество, но это все.

— Пока этого достаточно! Нужно время, и все.

— Я русалка.

— Это ничего не меняет.

— Я русалка, хочешь ты этого или нет.

— Ты можешь стать снова человеком.

— Могу, но я русалка. Я слышу зов моря!

Арт удивленно посмотрел на нее.

— Даже сейчас. И вчера, и сегодня, и сейчас. Всегда…

— Но как же ты можешь с ним бороться? Я читал об этом. Зов моря невозможно заглушить или подавить. Тот, кто слышит его, не может ему сопротивляться.

— Я эмпат, чувства, которые я воспринимаю постоянно, не дают мне забыть о земле и навсегда уйти в море, но зов моря они заглушить не могут. Море — часть меня, а я его часть и пока этого не изменить.

— Но я хотя бы могу попытаться?

— Я не могу тебе запретить, — пожала плечами Алекса. — Не жди ничего, по крайней мере, сейчас.

В башне было тихо, только где-то в подвале, несмотря на зимнюю стужу, капала вода.

— Поздно, пора спать, я пойду, — сказала Алекса.

— Я провожу.

— Не надо, я найду дорогу, — покачала головой Алекса.

Арт посторонился, и девушка наконец смогла пройти.

— Счастливого нового года, — сказала она уже у лестницы.

Ей нужно было подумать о многом, в том числе и об Арте. Но в этих делах она не могла положиться на себя. Единственным, кто мог бы ей помочь, была Магма. Немного попетляв по коридорам, она вышла на жилой этаж. Было тихо, видимо, все уже угомонились, и теперь до обеда в коридоре будет тихо. Уже подходя к люку, Алекса сообразила, что Магма могла еще не вернуться, но, как оказалось, опасалась она напрасно.

Магма, видимо, зашла недавно, так как еще не успела даже еще окончательно раздеться. Пышная нижняя юбка и короткий лиф, надетый специально под платье, все еще оставались на ней.

— Лекс, ты где пропадаешь? Смылась со своим Артом не знаю куда прямо посреди танца! — тут же поинтересовалась Магма.

— Кстати, чем он закончился? — вспомнила Алекса.

— Да ничем, — Магма как-то подозрительно рьяно занялась снятием макияжа.

— Так дело было удачным, ну-ка, рассказывай!

— Да ничего такого, мы просто танцевали.

— А потом?

— Танцевали

— А потом?

— Снова танцевали.

— Вы что, все это время танцевали вместе?

— Ну, там только медленные пошли, — пожала плечами Магма, упорно смотря в зеркало.

— Ну и?..

— Да так, все как всегда.

— Магма, я, конечно, русалка, но не слепая! Ведь он тебе нравится!

— Кто? Ян?! — слишком уж громко фыркнула Магма. — Не смеши меня. Этот простачок-телепатишка!

— Который все же каким-то непостижимым образом покорил твое сердце, — закончила за нее фразу Алекса, расставаясь со своими нарядом по частям.

— Ну, хорошо, да, он мне нравится, но не больше!

— А кто сказал, что нужно больше? С этого все и начинается, по крайней мере, так сказал Арт.

— Так, а вот с этого момента поподробнее, — не на шутку заинтересовалась Магма.

Алекса рассказала Магме, что было после того, как они ушли с Артом с бала.

— Да, у тебя все закрутилось определенно интереснее моего, — сказала Магма, после окончания рассказа. — Но чего ты переживаешь? Я не понимаю. Он тебе не нравится, ты ему об этом доложила, он принял к сведению, но сдаваться не собирается. Это его дело, пусть себе тешится надеждой.

— В том то и дело, Магма, что я не знаю, нравится он мне или нет! Я ничего не чувствую, вообще ничего! Ни симпатии, ни антипатии, я к нему отношусь так же, как и к тебе! Он мне просто друг!

— Я надеюсь, ты ему этого не сказала?

— Что именно?

— Что он тебе только друг.

— Сказала, а что?

— Лучше ты ничего не придумала. Это же самое худшее, что можно только сказать.

— Ой, я как-то не подумала.

— Я и не знала, что ты такая стерва, Алекса.

— Магма!

— Слушай, а ты ему про меня ничего не сказала? — вдруг спросила Магма.

— Что отношусь к нему так же, как и к тебе? Нет, а что, надо было?

— И хорошо, что не сказала. А то подумал бы, что у него есть соперница!

Алекса долго примеряла фразу, а потом засмеялась.

— Кстати, с Новым годом, — заметила Магма.

На этом была поставлена точка. Магма всегда умела все расставить по местам, особенно в амурных делах!

Глава 14 «К моему прискорбию, сообщаю, что магии у нас практически нет»

Новогодние торжества остались где-то позади, и начались школьные будни второго полугодия. Отгремевший праздник не давал покоя, но домашние задания быстро загнали все впечатления в дальний угол памяти.

— Что такое будет в понедельник? — подлетев к Алексе, когда та только перешагнула порог Общей гостиной, спросила Алиса.

— А что будет в понедельник? — не поняла Алекса

— Пятый лунный день! Так что это такое?

— А?… А! Секрет, но не беспокойся, ничего страшного или невыполнимого.

— Какой еще секрет?

— Не мой!

— Ну, Алекса…

— Ты волшебница или как? — начала задавать наводящие вопросы Алекса.

— Волшебница.

— У тебя сила есть?

— Есть.

— А органы высшего управления должны о ней знать?

— Нет.

— Хороший ответ, но неверный, — усмехнулась девушка.

— Нас что, будут записывать?

— Что-то вроде того.

— И все?

— О нет!

— А что еще?

— Увидишь!

— Алекса.

— Так, я тебе ничего не говорила! — решительно сказала Алекса.

Алиса насупилась, но через пару мгновений радостно помчалась к своим однокурсникам.

— Что ты ей такого сказала? — спросил Мишель.

— То, что нам в свое время Арт.

— У них же регистрация! — хлопнул себя по лбу Ян.

— Ты так громко-то не кричи.

— Повезло им… Я как вспомню…. Брр! Но вообще, конечно, классно увидеть свой истинный облик. Я, кстати, так и не выходил на Изнанку мира с тех пор как закончились уроки.

— И я нет, — покачала головой Алекса.

— У меня тоже не было особой нужды.

— Ну, Пересветов же сказал, что, возможно, мы больше никогда и не выйдем туда. Особой-то надобности и, правда, нет. Что там такого, что невозможно сделать здесь? — сказал Ян.

— Может, мы просто пока не знаем? — предположила Алекса.

— Может, — согласился Мишель.

Они еще долго разговаривали об Изнанке мира, перспективах магии, опасностях и еще каких-то делах. Впереди их ждали заслуженные выходные, и вечер пятницы можно было провести в свое удовольствие. Отправившись спать довольно поздно, Алекса отметила, что в воздухе разлито какие-то беспокойство, переходящее в едва ощутимую вибрацию магии. Решив, что утомилась за неделю, девушка поскорее легла в постель и доверила себя Морфею, который хорошо лечил любые болезни, ну, разве что время все же лечило лучше.

Утром, однако, беспокойство никуда не делось, а только усилилось, а к нему прибавилась еще и головная боль. С трудом поднявшись с постели, девушка побрела умываться. Но прохладная вода тоже не спасла положение. Тогда Алекса решила прибегнуть к крайней мере. Достав из тумбочки уменьшенный экземпляр «Заклинаний на все случаи жизни», который ей на Новый год подарила Магма, и придав книге нормальный размер, Алекса стала искать заклинание от головной боли.

— Что ты ищешь? — сонно спросила Магма, только что проснувшаяся и теперь пытавшаяся прогнать остатки сна.

— Заклинание от головной боли, — ответила Алекса.

— Поищи в легкой целебной магии, — посоветовала Магма.

Алекса послушно пролистала к нужной главе.

— Ага… вот! Головная боль! Не применять вместе со средствами, содержащими… Я вообще ничего не принимаю! Не использовать более трех раз. Ясно. Плохо сочетается с переломами. Их у меня пока нет, хотя такое чувство, что голова сейчас расколется. Мигренькин-одис.

Алекса направила на себя палочку. Та плюнула одной искрой, которая тут же погасла. Боль, однако, сразу же отступила, и Алекса снова почувствовала себя человеком.

— Лучше бы у русалок голова не болела, чем сердце, — сказала она, блаженно откидываясь на подушку и прикрывая глаза.

— Ишь, чего захотела! — усмехнулась Магма. — Так, я в душ, а потом на завтрак. Есть жутко хочется.

Алекса только сейчас ощутила, что тоже зверски голодна.

— Давай скорее! А то я тебя съем!

Вскоре они уже спустились в Главную залу и увидели толпу учеников, удивлено переговаривавшуюся и куда-то стремящуюся попасть.

— Мы опять к чему-то опоздали, — заметила Магма.

— Если бы некоторые не мылись по полчаса!

— Я не виновата, это что-то с краном.

— Ага, как же! — скептически фыркнула Алекса. — Пошли, вон Ян с Мишелем.

— В чем проблема? — тут же спросила Магма, подходя ближе.

— Новый магический кризис, только теперь магия исчезла почти вся! Эта очередь — за завтраком, он не может сам появиться у нас в тарелках, даже на это магии не хватает. Работают только совсем маленькие заклинания, — ответил Ян, рассеянно смотря на толку учеников.

— И что теперь? — ужаснулась Алекса.

— Придется самим идти за едой! — с негодованием сказал Ян.

— Я не о завтраке, я о магии, о школе.

— Никто не знает, Пересветов должен все прояснить после завтрака, — сказал Мишель.

— Тогда пошли, а то нам ничего не достанется, и мы будем слушать директора голодными, — сказала Магма и направилась к уже редеющей толпе.

— Да, еще неизвестно, когда поедим теперь, когда магии нет! — согласился с ней Ян.

Однако, у Алексы аппетит разом пропал, и к столу она пошла просто за компанию вместе со всеми. Даже не задумываясь, что положила в тарелку, девушка вместе с друзьями подошла к своему обычному месту за столом и принялась без особого восторга ковыряться в тарелке.

— Я сегодня даже толком умыться не смог, кран то холодной водой меня поливал, то крутым кипятком. Кошмар как-то! — сказал Ян.

— Ага, я тоже еле душ приняла. Думала, вообще оттуда живой не вылезу! — согласилась Магма.

— Вы-то что! Я с утра какие-то книжки на верхнюю полку хотел убрать, ну, вы знаете, какая она у меня. Залезть-то я туда залез, а вниз хотел как обычно, на парашютном заклинании. Ладно, не прыгнул! — поучительно сказал Мишель.

— Лекс, а ты ведь сегодня с утречка колдовала, — вспомнила Магма.

— Ага, над своей бедной головой, кстати, прошла!

— Но магии же нет, — удивился Ян.

— Ну, я же уникум! — развела руки Алекса. — Хотя искра какая-то хлипкая получилась. Видимо, и на мне дефицит магии сказывается.

— А что же привозная магия? Кончилась, что ли? Ее же должно было хватить аж до марта! — вспомнил Мишель.

— Без понятия, — развел руками Ян.

— Ладно, директор придет, все объяснит, — произнесла Магма.

— Уже! — заметила Алекса.

Весь зал затих и выжидающе устремился к нему.

— Доброе утро, ученики, — сказал он, однако, по голосу было очевидно, что оно таковым не являлось. — Как вы все уже знаете, сегодня около полуночи случился новый магический кризис. К моему прискорбию, сообщаю, что магии у нас практически нет. Перестали действовать многие заклинания, подозреваю, что вскоре перестанут действовать и оставшиеся. Замок полностью обезмажится.

По залу прокатился испуганный возглас.

— Из-за этого придется прервать учебный год. Без магии в замке жить просто невозможно. Кризис затронул только остров, так что дома у вас с магией все нормально, точнее, так, как и было с начала учебного года.

Снова взволнованный гомон прошелся по залу.

— Прошу тишины! Мы с преподавателями постараемся поскорее устранить все неполадки, чтобы вернуть вас в замок. Надеюсь, это не затянется надолго.

Теперь организационные вопросы. Вылетают все сегодня. Небольшими группами по месту жительства, через каждый час. Никого оповестить, к сожалению, мы не смогли в целях экономии магии. Так что ваш приезд будет для родителей сюрпризом. И еще, с этого момента и на неопределенное время на территории Гилианда запрещается пользоваться любым видом магии. Есть вопросы?

— А как же жители? — спросил кто-то из-за стола, видимо, живший в Граде.

— Их срочно эвакуируют, — ответил Директор.

В зале повисла давящая тишина.

— Если вопросов больше нет, то отправляйтесь собирать вещи. Расписание групп вылета уже на доске объявлений, никому не опаздывать. И ради всего святого, никакой магии!!!

— Вот те на… — сказала Магма, когда они поднимались на жилой этаж.

— И этим все сказано, — подтвердит Ян.

— Видимо, все серьезнее, чем мы предполагали, — вздохнула Алекса.

— Да уж куда нам, если даже Пересветов в трансе, — покачала головой Мишель.

Они подошли к доске объявлений и, пробившись к расписанию, стали его изучать.

— Я лечу последним рейсом в 4 вечера, — сказала Магма.

— Рельсы-шпалы! Я через час улетаю! — воскликнул Ян. — Все, я побежал собираться!

— Так, мне через три часа.

— А мне когда? — удивилась Алекса.

Расписание было составлено по месту жительства, и раздел шел фактически по ее городу.

— Ты можешь лететь или с третьей и с четвертой группой, — ответила Магма.

— Хм…

— Когда летим? — к ним подбежала Алиса.

— Не знаю, либо через три часа, либо через четыре.

— Давай с третьей, вместе будем, — предложил Мишель.

— Здорово! — обрадовалась Алиса.

— Да, наверное, я так и поступлю, — кивнула Алекса, тут к расписанию с другой стороны пробился Арт.

— Когда летите?

— Последняя, — подняла руку Магма.

— Третьим рейсом, — пожал плечами Мишель.

— А мы с Алиской можем лететь и третьим, и четвертым! — похвасталась Алекса.

— Я — третьим, лучше уж сразу, чем тянуть, — сказала Алиса.

— А ты? Летим четвертым!

— Зачем? — удивилась Алекса, она уже жалела, что сказала о своем свободном вылете.

— Со мной. А?

— Я не знаю, как успею собраться, — сказала Алекса и, подхватив Магму под руку, поскорее удалилась в комнату.

— Чего ты так напрягаешься? — удивилась ведьмочка.

Она, в отличие от Алексы, собираться не спешила, у нее до вылета было еще приличное количество времени.

— Не знаю, Магма, не знаю. Моя бы воля, я бы с тобой лучше полетела, без них всех!

— Да не парься, совместный полет до дома ни к чему тебя не обязывает!

— И ты туда же! — недовольно сказала Алекса.

— Ладно, молчу, делай, как знаешь, а я лучше пойду.

— Куда, твой вылет еще только через шесть часов.

— Ну, посмотрю, как первые будут улетать, — неопределенно сказала Магма.

Алекса прислушалась к чувствам Магмы и задумалась о мотивах такого странного интереса к отлету.

— Яну хочешь «до свидания» сказать? — спросила она.

— Все-то ты знаешь!

— Должность обязывает, — пожала плечами Алекса.

— Какая должность? — не поняла Магма.

— Как же, сама Александра Сильмэ. Иди, а то не успеешь!

— Еще двадцать минут до отлета, — удивилась Магма.

— А тебе хватит?

— Ну, смотря для чего. На серьезное проклятье, конечно, нет, а вот небольшой, но крепкий сглаз — еще туда-сюда, — задумалась Магма, но это не помешало ей с поспешностью спрыгнуть в люк.

Алекса продолжала неспешно собираться.

«Что мне не дает полететь с Мишелем и Алисой? Ничего. Что мне не мешает полететь с Артом — ничего. А что мешает? ВСЕ! Ладно, как-нибудь разберусь».

Мысли ее заполнились другими проблемами. Как уложить все вещи и как их лучше сложить? Нужно ли брать с собой все вещи или все же что-то можно оставить, так как они сюда еще вернутся? Потом она задумалась о бабушке и Кирилле. Они будут рады ее видеть, тем более, что она обещала прилететь.

Вскоре вернулась Магма. Она была какая-то грустная.

— Ты чего? Не нашла, что ли, Яна?

— Нашла, — кивнула Магма и плюхнулась на застеленную кровать.

— А что тогда?

— Дане важно. Просто как-то грустно все это.

— Магма, мы же не навсегда улетаем! Найдут, в чем проблема, и мы снова все соберемся.

— Знаю, но от этого как-то не легче. Лучше бы первая улетела. Никого провожать бы не пришлось! — в сердцах бросила Магма. — Нехорошее у меня какое-то предчувствие. Погадать, что ли?

— Если тебе станет легче, то погадай, — согласилась Алекса.

Магма привычным движением достала колоду карт, с которыми она не расставалась и, усевшись на диване, принялась тасовать.

— Что же ждет нас в будущем? Что с этим кризисом? — пробормотала она, раскладывая карты.

Поменяв все карты местами и переложив какие-то обратно в колоду, Магма заговорила:

— Так, беспокойство, много беспокойства, хлопоты, хотя напрасные…

— Что, кризис не завершится? — ужаснулась Алекса, теперь она была уверена в правдивости гаданий Магмы.

— Нет, завершится и… хотя и не скоро, все будет так же, как раньше.

— А почему же хлопоты пустые?

— Ну, наверное, все и без них хорошо разрешится, — предположила Магма. — Кризис сам уладится!

— Такое может быть?

— Магия вернется, и дело с концом.

— Значит, все будет хорошо?

— Не знаю, тут как-то неоднозначно. Кризис-то закончится, но беспокойство и хлопоты продолжатся.

— В честь чего?

— В честь тебя! Откуда я знаю? — всплеснула руками Магма и собрала карты.

— И все?

— Больше карты ничего сказать не могут. Будущее туманно, — пожала плечами Магма.

— С кем летишь? — спросила Магма, когда время уже подходило к часу дня.

— С Мишелем и Алисой. Мы с Алиской в одном городе живем, так что чего выбирать! — сказала Алекса.

— Тогда тебе пора, — вздохнула Магма.

— Да, — кивнула Алекса. — До свидания, подружка. Скоро увидимся, твои карты никогда не врут!

— Я в это верю, — абсолютно серьезно сказала Магма.

Девушки обнялись, пожелали друг другу хорошей дороги, и Алекса, закинув за плечи небольшой рюкзак и подхватив в одну руку чемодан, а в другую — серф-доску, спустилась на жилой этаж.

— Ты с нами? — спросила ее Алиса, которую она встретила в гостиной.

— Да, — кивнула Алекса.

— Вот и хорошо, — улыбнулся Мишель.

— Пошли тогда.

Алекса уже хотела кивнуть, как вдруг почувствовала неясную тревогу. Что-то обожгло холодным жаром бедро. Алекса поняла, что это была ее волшебная палочка. Иголочки снова кольнули ногу, несмотря даже на специальный пояс. Алекса удивленно уставилась на свою палочку, неожиданно она отличила небольшой луч, идущий от нее и ведущий обратно к комнатам. Еще не поняв, что это, Алекса поняла, что это очень важно.

— Я, кажется, забыла кое-что сделать, — пробормотала она. — Идите, я догоню!

Мишель с Алисой пожали плечами и отправились к выходу. Алекса же пошла по лучу. Он указывал путь к комнатам, но ни у одной из них не задержался, а прошел до конца коридора и вывел Алексу к другому выходу.

Алекса смутно помнила дорогу, лишь какие-то повороты и лестницы. Она поняла, что они спустились, и довольно глубоко. Мельком глянув в низкое окошко перед очередным спуском, теперь уже в подвал, Алекса узнала место. Она была где-то у основания башни Изгнания. Девушка спускалась за лучом уже довольно долго, но тот и не думал гаснуть, лишь таинственно сверкал на поворотах. Алекса уже подумывала вернуться обратно, так как отлет был уже не за горами, а ей еще нужно было дойти до места сбора, однако, луч еще раз моргнул и погас.

Магичка остановилась на небольшой неприметной площадкой. И вверх, и вниз шли лестницы.

— Так, и что я тут делаю? — вслух спросила она.

Ничего не произошло, девушка обернулась вокруг своей оси и неожиданно увидела в стене дверь. Она могла бы поклясться, что раньше ее здесь не было, и ей бы поверили. Колдумнеи были сплошным потоком магии, и здесь могло произойти что угодно.

— Я должна сюда войти? — снова вслух спросила Алекса, но снова не дождалась ответа и подергала за ручку.

Дверь не поддалась, оставаясь на месте.

«И что мне ее ломать? Да и чем, магию применять нельзя. Тогда что? Бестолковость какая-то!»

Тут Алекса вспомнила слова академика.

«Не все двери можно открыть, но не все двери и нужно открывать. Иногда достаточно просто быть рядом, чтобы попасть куда следует. Туда, где ты должен быть!». Алекса прикоснулась к двери рукой.

В памяти всплыло предание о двери Желаний. Неожиданно дверь потеплела, это подтверждало ее догадку. Перед ней была легендарная дверь Желаний. Но что с ней делать?

«Многие магические предметы приводятся в действие словесной формой, нужно лишь только знать, что говорить! — вспомнила Алекса. — Так, передо мной дверь Желаний, значит, я должна чего-то пожелать!»

— Я хочу понять, что происходит с нашей магией! — громко и четко сказала Алекса.

Дверь распахнулась, показывая абсолютно черный проем. Пару секунд колеблясь, девушка все же сделала шаг вперед. Последнее, что она увидела, была ее серф-доска. Она полыхнула яркой вспышкой, воздух наполнился магией до отказа. В следующую секунду она рассыпалась пылью, отдав всю свою магию. Пол ушел из-под ног, и Алексе показалось, что она провалилась в пропасть, но в тот же момент все изменилось…

Белое безвоздушное пространство, в котором нет ничего. Алекса падала в пустоте, воздух закончился, девушка задыхалась. Магичка взмахнула руками, пытаясь найти опору, судорожно вздохнула и поняла, что все в норме. Будто ее кто-то поддержал, кто-то заботливый, добрый и любящий, как мать. Теперь она больше не падала, а медленно парила белой пустоте. Повернув голову набок, Алекса увидела край крыла, ее крыла! Она планировала с помощью раскрытых крыльев, которые подарили ей второе дыхание.

Девушка попыталась взмахнуть крыльями, и ей это удалось, потом еще и еще. Лишь интуитивно она ощутила, что падение прекратилось, и теперь она на огромной скорости неслась сквозь пустоту. Здесь не было никаких ориентиров, не было и ветра, но Алекса точно знала, что летит быстро, очень быстро, и к какой-то цели, ожидающей ее впереди. Ощущение было странное, точнее, их не было вообще. Она не ощущала свое тело, но видела его и могла им управлять по своему желанию.

Неожиданно что-то поменялось, полет резко замедлился, девушку тряхнуло, закружило, будто она с разбегу налетела на какую-то преграду. Алекса притормозила и начала снижаться. Упругая сила ударила ее в грудь, и пустота наполнилась.

Девушка открыла глаза. Она увидела кусочек неба, в котором плыли красивые облака, но что-то показалось ей незнакомым. Какие-то они были слишком низкими и пушистыми. Основную часть небосвода ей загораживали ветки с цветами, которые призывно мерцали в тишине и казались такими же далекими, как облака. Приглядевшись, Алекса различила листву, которую скрывали цветы. Чистота цвета и насыщенность тона листьев изумили Алексу.

Девушка решила, что очень сильно ударилась головой, если видит все это. Закрыв и открыв глаза, магичка снова присмотрелась. Картина не изменилась, только к зрительному восприятию добавился еще слух и осязание. Оказалось, что Алекса лежит спиной на траве, воздух был наполнен птичьими голосами и тихим шелестом веток. По всему выходило, что она в каком-то не то лесу, не то саду. Уж очень ухоженно все это выглядело.

Девушка собралась с силами и села. Голова гудела. Видимо, она все же ударилась. От сильных ушибов ее спасло лишь то, что она была одета для зимнего перелета, да мягкая трава. Немного помешкав, Алекса встала и осмотрелась.

Кругом, насколько могла видеть Алекса, простирался этот странный лес, точнее, сочетание двух видов деревьев. Одни были с розовой корой и сплошь увитые мерцающими цветами, а другие — темные, раскидистые и жутко высокие. Алекса задрала голову, но так и не увидела их вершины, только голова закружилась.

— Что-то мне это все напоминает, — пробормотала она, оглядываясь.

Сквозь траву едва угадывалась почти незаметная тропка. Алекса огляделась. Как ни странно, на корне дерева, у которого она очнулась, она увидела свой рюкзак, правда с оторванными ручками. Девушка тут же припомнила свой полет. Чемодан навсегда сгинул в этом белом пространстве, так как она выпустила его из рук, когда падала, а ее серф-доска отдала всю свою магию на перемещение.

«И как я теперь буду летать? — задумалась она. — Магия, о чем я! Мне бы понять, где я нахожусь. Магия… Точно, магия!»

К своему облегчению, Алекса обнаружила пояс и палочку при себе.

— Куда же ты меня завела? — спросила она у нее, вынимая волшебную палочку.

«Так, я определенно не на Гилианде, это точно. Значит, магией могу пользоваться свободно».

— Лучшепрежнус! — Алекса направила палочку на рюкзак, лавина голубых искр пришила ручки на место.

«Ухты! Магия работает прекрасно, как часы, я определенно далеко от Гилианда. Куда же меня занесло? Сейчас поищем!»

Девушка закинула рюкзак за плечи.

— Поискус-ищеикози Гилианд! — сказала Алекса, направляя палочку в небо.

С ее конца оторвалась огромная, с футбольный мяч, искра (достаточно было увеличения стандартной искры лишь в два раза) и зависла в воздухе. Секунду поколебавшись, искра завращалась и рассыпалась небольшим фейерверком.

«Ничего не понимаю! Где же Гилианд?» — Алекса потерла лоб ладонью, припоминая урок.

«Искра укажет направление туда, куда вам это будет нужно, однако если такового места или вещи не существует, то она взорвется на месте. Поэтому, если вы не уверены в существовании предмета, то колдуйте на воздухе или хотя бы держите в уме пожаротушащее заклинание!» — сказал на уроке Вильгельм.

— Как это нет Гилианда? — вслух спросила Алекса. — Что же тогда? Стоп, но это просто невозможно, этого не может быть в реальности! Где-то же он должен быть? Поискус-ищеикози Гилианд!

Снова ничего кроме фейерверка не произошло. Алекса затравленно оглянулась.

— Да где я, демон возьми! — крикнула она.

Деревья, цветы, странный лес, похожий на сад. Алекса вспомнила. Это был ее сон, который ей снился много раз. Теперь он сбывался. Она стояла на тропинке и видела знакомые деревья впереди. Слишком много раз она видела этот сон, она не могла спутать.

«Либо я сплю, либо мой сон стал явью, одно из двух! Что ж, есть лишь один способ это проверить. Нужно идти вперед, если это сон, я проснусь!» — решила Алекса и пошла по тропинке. На ходу она выудила из кармана рюкзака заранее приготовленные очки, которые должны были скрыть ее глаза, когда она прибудет в город. Теперь они оказались еще более кстати, так как Алекса вообще не знала, чего ждать, и лучше было подстраховаться. Однако, через пару шагов она поняла, что, если что-нибудь не снимет, то зажарится в собственном соку. Вместо вьюжной зимы Алекса попала в жаркое лето.

Все происходило точно так, как она видела. Тропинка петляла, огибала деревья, ходила кругами, наконец, стала более отчетливой и вышла к замку, сплошь увитому зеленью. Вдали девушка заметила ту самую речку с чудным мостом, закат окрашивал воду в удивительно-бардовый цвет. Алекса перевела взгляд на замок, ожидая, что через мгновение сон закончится, но этого не произошло. Девушка смотрела на стену замка-города, обращенную к ней. Красивые стрельчатые окна, часть которых была открыта, серый камень, увитый каким-то новым видом плюща и довольно большой балкон. Алекса вспомнила, что на балкон сейчас должен кто-то выйти. Не прошло и пяти секунд, как это произошло.

Алекса увидела необычайно стройного и высокого юношу. Он вышел на балкон и облокотился на перила. Магичка ожидала, что сейчас все затуманится, и видение пропадет, но этого не случилось. Не совершилось это и через минуту, и через две. Алекса продолжала смотреть на юношу, неожиданно он повернул голову и посмотрел прямо на Алексу. Расстояние было приличное, но почему-то Алекса ни секунды не сомневалась, что он ее заметил.

— Это не сон! — полностью уверилась Алекса и быстро спряталась за деревья.

Но не тут-то было. Юноша вскочил на перила, и Алекса увидела за его спиной белоснежные крылья, неизвестно откуда взявшиеся. Пара взмахов, и он уже на огромной скорости летел прямо к ней. Девушка опешила, но потом, сообразив, что неспроста он так рьяно к ней метнулся, бросилась бежать, не разбирая дороги. Деревья мелькали одно за другим, тропки пересекались, впереди что-то блеснуло. Это было небольшое озеро, а на берегу… уже стоял он! Белоснежные крылья были сложены за спиной. Не успев затормозить, Алекса вылетела на полянку перед озером и замерла в нескольких метрах напротив юноши.

Он был какой-то странный. Рост его, наверное, зашкаливал за два метра, видимо, из-за длинны ног. Белоснежная рубашка с просторными рукавами, зеленые узкие брюки, заправленные в кожаные сапоги с каким-то витиеватым узором, и белые крылья. Размах их, наверно, достигал шести метров, однако, на земле они смотрелись не так внушительно. Темные прямые волосы немного ниже середины спины (и это у молодого мужчины!) были распущены и лишь закреплены двумя тонкими косами по обе стороны от лица. Из-под прядей Алекса к своему удивлению увидела острые уши, которые всегда приписывали эльфам. Но самым странным было лицо. Тонкие ровные линии, идеальная симметрия, изогнутая полоска бровей, прямой нос, небольшой рот и бледно голубые глаза. Однако, присмотревшись, Алекса едва не вскрикнула. На бледно-голубом фоне отчетливо виднелись вертикальные зрачки, которые то сужались, то расширялись.

— Стоп! — сказал он с акцентом, и звонкий голос прозвенел над поляной. — Who are you? And what are you doing in elves' property? (Кто ты? И что ты делаешь в эльфийских владениях)

Алекса сообразила, что он говорит по-английски, но момент был упущен, и, что он сказал, она не поняла.

— Could you repeat? (Не мог бы ты повторить) — с трудом выговорила Алекса.

Момент для повторения английского был не особенно подходящий. Она уже не практиковалась около двух лет, и знания, когда-то бывшие в ее голове, заметно повыветрились.

— I said, stop! (Я сказал, стоп) — сказал он еще раз. — Who are you? And what are you doing in elves' property? (Кто ты? И что ты делаешь в эльфийских владениях)

Общий смысл фразы Алекса поняла быстро и, не став больше мешкать (мало ли что он мог еще предпринять), поспешила объясниться.

— I have lost the way and don't know where I am now. Whether tell me? (Я потерялась и не знаю где я. Не скажешь ли мне?) — довольно медленно, подбирая слова, сказала Алекса.

— You don't know where you are? Really? (Ты не знаешь где ты? Точно?) — не поверил он.

— I said I don't know! (Я сказала, не знаю)

— And I think that you know. Otherwise, what for did you escape from me? (А я думаю, что знаешь. Иначе, зачем ты убегала от меня?)

Алекса поразмыслила, подбирая перевод, а потом задумалась над ответом.

— I was frightened and ran away. (Я испугалась и убежала)

— Yes, certainly. However, I don't think so, (Да, точно! Однако, я так не думаю) — спокойно сказал юноша.

— And what do you think? (И что ты думаешь?) — раздраженно поинтересовалась Алекса.

— I think you are a spy! (Я думаю, что ты шпион) — обличительно сказал он, из чего Алекса сделала вывод, что ее в чем-то обвинили, однако, дословно не перевела.

— Who?(Кто) — поинтересовалась она.

— You are a spy and you will go with me (Ты шпион и ты пойдешь мо мной), — уверенно заявил он.

— Where (Куда)?

— To the elves' supreme (К правителю эльфов).

— To whose (К кому)?

Юноша озадаченно уставился на нее.

— Let's go! (Пошли)

— What? Where? When? (Что? Куда? Когда?) — запротестовала Алекса.

— Now! (Сейчас) — ответил он только на один вопрос. — Or you refuse? (или ты отказываешься)

Алекса оценила весь спектр чувств, которым сопровождается применение силы.

— OK! OK! To the elves' supreme? OK! — тут же согласилась она. — Where to go? (Ок! Ок! К правителю эльфов? Ок!)

— Follow me and do not think about running away! (Следуй за мной и не думай бежать)

Алекса только фыркнула. Девушка только сейчас поняла, какую глупость совершила, бросившись бежать. Ей же нужно было найти людей (правда, она сомневалась в том, что задержавший ее был человеком), чтобы спросить у них, куда она попала. Теперь же ее приняли черт знает за кого. Еще и оправдываться придется. Ладно, что хоть объясниться можно было. Алекса никак не могла нарадоваться, что когда-то не пропускала уроки английского и добросовестно делала домашнюю работу.

В полном молчании они прошли обратно к замку («А далеко я отбежала!») и пошли дальше. К удивлению Алексы, ее молчаливый страж не повел ее через парадный вход, видимо, для таких, как она («В чем же он меня обвинил?») это неприемлемо, а провел куда-то за замок к небольшому крылечку. Распахнув дверь, он галантно пропустил Алексу вперед, потом спохватился и сделал вид, что сделал это намеренно, дабы держать ее в поле зрения.

Какие-то узкие коридоры, в которых не было ни души.

«Неужели здесь никто не живет? Могли бы тогда и попросторнее сделать коридорчики. Как сами-то плечами не задевают?» — недовольно подумала Алекса.

Вскоре они через боковую дверцу вышли в огромный коридор с неимоверно высоким потолком. Или это только так казалось? Прямо перед ними была огромная дверь.

«Похоже меня таки привели к верховному эльфу. Это двери в кабинет или тронный зал их правителя?»

— Stand here! (Стой здесь) — сказал он и, не утрудив себя стуком, вошел.

«Видимо, не настолько supreme уж и высок, раз к нему так вот запросто мог зайти юнец. Да чего это он меня просто так оставил? А если бы я была шпионкой? Бери, что захочешь, узнавай, что хочешь, и беги поскорее! Полная свобода! Как же ему повезло, что я никуда не спешу! Да и, собственно, куда? Я понятия не имею, где я!»

Дверь хлопнула и не закрылась, оставив щель. Алекса услышала тихие удаляющиеся шаги своего провожатого и вскоре увидела, что он остановился напротив кого-то и начал что-то объяснять. Алекса наблюдала. Видимо, юноша сначала докладывал о ней, но вдруг резко сбился и стал оправдываться. Потом потупил взор и быстро пошел к двери. Алекса тут же сделала вид, что ничего не видела.

Глава 15 «Эльфы не люди»

Юноша вышел и распахнул дверь пошире. Алекса поняла, что ее пригласили войти. Вздохнув, она перешагнула порог. Огромный зал с каменными фигурами, окна от пола до потолка, каменные же колонны и два кресла на небольшом возвышении в конце зала. В одном из них сидел мужчина. Он не был стар, однако, что-то в нем было, что указывало на возраст и мудрость. Что-то неуловимое, очень похожее, угадывалось и в поймавшем ее юноше.

«Часом, не родственнички ли они?» — задумалась Алекса. — «Поэтому, наверное, мо провожатый и без каких-либо церемоний зашел сюда».

Алекса подошла ближе, рассматривая верховного правителя.

Правильное лицо, с одной глубокой морщиной на переносице, никак не сочетавшейся с молодостью и свежестью, которой дышало все вокруг и сам правитель. Одет он был во все белое, и даже обруч в волосах (таких же длинных, как и у первого представителя местных жителей) был белым. Только волосы были удивительно-черными и слегка волнистыми, да глаза — ярко-голубыми, с черными вертикальными зрачками.

— Hello (Здравствуйте), — пробормотала Алекса.

— Hello, my child, who are you and what are you doing here? (Здравствуй, дитя мое, кто ты и что ты здесь делаешь) — голос был спокойный, с переливами.

— I am a magician. I have lost the way and don't know where I am now. What is it? This place? And who are you? (Я волшебница. Я потерялась и не знаю где я. Что это? Это место? И кто вы?)

— It is Gvenvilessa. I am the supreme of Elves. My name is Driadrinde. This is my grandson Geniel (Это Гвенвилесса. Я верховный правитель эльвоф. Меня зовут Дриадриндэ. Это мой внук Жениэл), — ответил он.

Юноша, который привел ее в замок, незаметно подошел к своему правителю и встал рядом.

— Elves? No way! (Эльфы? Не может быть!) — не поверила Алекса.

— Why (Почему)? — озадачился правитель.

— Я же говорил, что она шпионка! — прошептал он, однако Алекса услышала.

— Я не шпионка! — вскрикнула она. — Я сама не пойму, как тут оказалась. Я была в замке у двери Желаний, а потом попала в пустоту, а дальше очнулась в вашем лесу! — выпалила Алекса.

Правитель и Жениэл уставились на Алексу, будто она была привидением.

— Паревиле мир маар эланиэль?

— Что? — по-русски спросила Алекса.

— Так ты и объединенный знаешь? Чего же тогда на старо-лийском разговаривала? Я-то думал, ты северянка, они все никак объединенный выучить не могут, — на чистейшем русском спросил Жениэл.

— Ничего не понимаю. Сначала английский, потом русский. А до этого еще какой был? — Алекса была удивлена не меньше их.

— Эльфийский! Откуда ты его знаешь?

— Так вы что, правда, эльфы? — ее больше поразилась Алекса.

Хозяева замка переглянулись.

— Откуда ты? — спросил Дриадриндэ.

— Из русской школы Колдумнеи.

— Как ты сюда попала?

— Через пустоту, видимо, по порталу, который открыла дверь Желаний. Но я так и не пойму, где я?

— Ты в Альварессе, в эльфийской столице Гвенвилесса.

— Это хотя бы на Земле? — отчаянно поинтересовалась Алекса.

— Все стоит на земле, — не понял Жениэл.

— Я о планете. Что такое Альваресс?

Вдруг правитель резко встал, и стал медленно спускаться со своего трона, не сводя взгляда с Алексы.

— Что-то не так? — спросила она.

Эльф смотрел на нее, как будто видел в первый раз, зрачки его глаз то заполняли всю радужку, то превращались в узкую щелку. Перед глазами Алексы мир вдруг смазался, девушка поскорее скинула очки, опасаясь за свое зрение. Так они ей не мешали, однако, при слишком пристальном разглядывании, глаза начинали болеть. Убрав от греха подальше прибор, угрожающий зрению, Алекса моргнула и снова взглянула на правителя. Тот вдруг резко остановился.

— Алекзандра Сильмэлиэлаэ! — медленно с расстановкой сказал он. — Неужели я вижу тебя перед собой?

Алекса к своему удивлению поняла, что он обращается к ней именно на том неведомом языке, но она его понимала, от первого до последнего слова. Дриадриндэ тем временем протянул руку и мягко провел рукой по выбившейся прядке черных кудрей, коснулся щеки. На его лицо набежала тень, однако, когда он взглянул Алексе в глаза, она исчезла.

— Как же я мог тебя не узнать? Как я мог не узнать в тебе мою Аврору? Как? — вздохнул правитель.

— Как вы меня назвали? — удивилась Алекса, во все глаза, глядя на эльфа.

— Алекзандра Сильмэлиэлаэ, дочь Авроры Сильмэлиэлаэ и смертного. Ты будешь великой, девочка моя, — сказал он, с нежностью глядя в лицо Алексы, будто вспоминая милые черты.

— Вообще-то, я Александра Сильмэ, — покачала головой. Алекса. — Но откуда вы знаете имя моей мамы?

— Я сам его давал своей дочери, ты так на нее похожа… Если бы я раньше видел твои глаза…

— Дочери… подождите, вы хотите сказать, что моя мама — ваша дочь? Тогда я?.. Вы мой дедушка? — Алекса считала, что больше ее уже ничто не удивит, как же она глубоко заблуждалась.

Правитель кивнул.

— А…а он… мой брат?

Сам Жениэл стоял как громом пораженный.

— Да, Жениэл твой двоюродный брат.

— Но как это возможно? Я же… кто же я тогда?

— Эльфийская принцесса, одна из высших, — наконец что-то произнес Жениэл.

— Это невозможно. Я — маг, волшебница, — запротестовала Алекса.

— Откуда у тебя способности к магии? — удивился новоявленный дедушка. — Эльфы не владеют волшебством, только природными чудесами.

— Мой отец, он был магом, очень сильным. И я волшебница.

— Аврора вышла замуж за мага? Я не знал этого.

— Но ведь я тогда не могу быть эльфийкой? — неуверенно спросила Алекса.

— Если у тебя нет крыльев, то нет. Но иначе как ты сюда попала? Только эльфы могу свободно перемещаться в Фандассе.

— Где?

— Фандассе — пространство между мирами, то, что ты назвала пустотой, — ответил Жениэл.

— Между мирами? Я что, в другом мире?

— Ты в Альварессе, параллельном вашему мир. Отсюда моя дочь переместилась к вам на Землю.

— Я в параллельном мире, где нашла свою родню, которую никто не терял, оказывается. Непонятно, как сюда попала, не знаю, как вернуться обратно, не знаю, что делать здесь. Я вообще ни о чем понятия не имею. Все в норме, все отлично, просто великолепно, — сказала Алекса и почувствовала, что больше стоять не может.

Очнулась она уже на мягкой кушетке. Открыв глаза, она увидела высокие деревья, серые скалы с узкой тропкой, живописный водопадик и какие-то невысокие строения с витиеватыми узорами. Все покрывал мягкий вечер. Окончательно придя в себя, Алекса поняла, что находится на балконе. Шагах в десяти от нее, у перил, стоял Жениэл с какой-то девушкой, они тихо говорили. Девушка пошевелилась, они обернулись и подошли к ней.

Собеседница Жениэла определенно была эльфийкой в шуршащем платье зеленого цвета со вставками из белой ткани, с длинными прямыми золотистыми волосами ниже пояса. Красивое лицо, буквально сверкающее молодостью и красотой, и бледно-голубые глаза с узкими зрачками. От нее веяло каким-то удивительным величием и спокойствием.

— Как ты себя чувствуешь? — спросил Жениэл.

— Не знаю, — Алекса попыталась оценить свое самочувствие. — А что произошло?

— Ты упала в обморок, — ответила девушка.

— А…

— Я Мирамэ, родная сестра Жени.

— Рамка, сто раз тебе говорил не называть меня так! — насупился Жениэл.

— Ну какая я тебе Рамка?

— Очень приятно, я Алекса, — усмехнулась магичка.

Брат и сестра переглянулись.

— Тебе нравится, когда твое имя сокращают? — наконец спросил Жениэл.

— Полное имя слишком длинное. Его замучаешься говорить! А Алекса или еще короче, Лекс, — это гораздо проще.

— Странно. У нас сокращение имени… ну, это как панибратство, — сказала Мирамэ.

— Да вы же брат с сестрой, — Жениэл с Мирамэ скептически глянули друг на друга. — Хм… действительно странно. И страшно.

— Что страшного? — удивился Жениэл.

— Мне просто не верится, что вот… так вот…. все просто, — Алекса никак не могла подобрать нужные слова.

— А чего сложного? Все же ясно.

— Ну, как-то все слишком стремительно!

Если бы не эмпатия, которая с самого начала подсказывала ей, что все, что происходит, действительно есть, что это не выдумка, то девушка бы решила, что спит. Но реальность не отменить простым нежеланием ее воспринимать.

— Я же ничего не знаю об… Аль…

— Альваресс. Это не страшно! Все не так сложно, ты привыкнешь, — сказал Жениэл.

— Но мне нужно вернуться домой.

— Твой дом здесь, — заметила Мирамэ.

— Но я учусь в школе, у меня там бабушка, брат! — воскликнула Алекса.

— Брат? — оказалось, что на балкон вышел Дриадриндэ.

— Да. А что? — не поняла Алекса, садясь на кушетке.

— Он твой родной брат?

— Да. Мы с Кириллом близнецы, — пожала плечами Алекса.

— Что? — спросили хором все трое.

— А что?

— У эльфа не может родиться больше одного ребенка, да, к тому же, еще и близнецы. Такого никогда раньше не было.

— Ну, мы-то с Кириллом люди!

— Ты эльфийка, — уверенно сказал правитель.

— Но у меня же нет крыльев? Ой, есть, я же на них летела…. но… ничего не понимаю, — Алекса задумалась, не прилечь ли ей снова.

— Вот видишь, — заулыбался Жениэл.

— А Кирилл? Он тоже эльф? Или все же человек? — Алекса и сама не знала, что лучше.

— Не могу сказать, я даже не знал, что у меня две внучки и три внука, — усмехнулся Дриадриндэ.

— Три? Жениэл, Кирилл, а еще кто?

— Я, — на балкон вышел еще один эльф.

Широкоплечий статный мужчина, он был еще выше, чем даже сам правитель. Поверх белоснежной рубашки был надет какой-то жилет, перепоясанный кушаком, и такие же, как и у Жениэла зеленые брюки, заправленные в сапоги. Черные прямые волосы были убраны назад и прижаты серебряным обручем.

— Избэл, — эльф коротко поклонился и встал рядом с правителем.

— Алекса, — кивнула девушка. — А третьей внучки у вас нет?

— Нет, — усмехнулся Дриадриндэ, — Если у тебя, конечно, нет еще одной сестры-близняшки.

— Нет, только брат.

— Тогда у меня только пять внуков. Хотя еще вчера было четыре.

«Оказывается, никакой он не строгий правитель. Понятно, почему Жениэл к нему так запросто зашел. Как тут не зайдешь!» — решила для себя Алекса.

— Ну, внуков не обещаю, а вот с племянницей познакомить могу. Если хочешь, — сказал Избэл.

— Племянница? — обрадовалась Алекса. — Конечно, хочу!

У Алексы не было племянников, а ей почему-то всегда хотелось иметь именно племянницу.

— Пойдем, — пожал плечами Избэл.

Алекса поспешно поднялась с кушетки и шагнула к Избэлу. Они пошли по широким коридорам, совершенно не похожим на те, по которым ее вел Жениэл, который тоже присоединился к ним. Огромные окна, факелы на стенах, каменные статуи, цветы, удивительной формы колонны. Такой красоты Алекса никогда еще не видела. Камни оказались не просто серыми, они отливали золотым блеском и переливались в свете факелов. Вскоре эльфы и Алекса вышли из замка и отправились по небольшой аккуратной дорожке к домикам невдалеке. Солнце уже давно село и Алекса толком ничего рассмотреть не могла, только освещенные светлячками, ухоженные полисаднички перед домиками с удивительными цветами. Они подошли к одному из домиков с небольшой деревянной дверью с железными полосами поперек нее. Избэл открыл дверь и пропустил вперед Алексу. Девушка оказалась в довольно большой комнате с множеством цветов, тканей, картин, везде чувствовалась женская рука.

— Нунирэ! — позвал Избэл.

Послышались быстрые шаги, и в комнату вбежала девчушка лет пяти в коротеньком кружевном платьице. Она была похожа на живую куколку, золотые локоны мелко завивались в колечки и блестели как самое настоящее золото, на миленьком личике лучилась радостной улыбкой и горели зеленые глаза с узкими зрачками.

— Папа! — обрадовалась она и подбежала к ним. — А это кто?

— Это твоя тетя Алекзандра.

— Алекса, — машинально поправила магичка.

— А это моя дочка Нунирэ.

Алекса присела на корточки, чтобы быть на одном уровне с девчушкой.

— Привет, — сказала она.

— Тетя Аврора! — радостно взвизгнула маленькая эльфийка и тут же обвила шею Алексы ручками.

— Нет, — усмехнулась Алекса.

— Как нет? — недоверчиво спросила девчушка, отнимая свои ручки.

— Я ее дочка, Александра Сильмэ.

— Александра?

— Алекзандра, — теперь уже сказал Избэл.

— Ну или просто Алекса.

— Тетя Алекса! — обрадовалась Нунирэ. — А я Нуни!

— Очень рада познакомиться с тобой, Нуни.

Тут из-за поворота вышла женщина. Точнее, это была красивая эльфийка с золотистыми волосами, в которых поблескивал белый обруч, такой же как и у Избэлаи миндалевидными зелеными глазами («Так вот откуда у Нуни зеленые, а не голубые глаза»).

— Мама, мама, к нам пришла тетя Алекса, она дочка тети Авроры! — бросилась к матери Нунирэ.

— Здравствуйте, — сказал Алекса.

— Это моя жена Тиара, — представил Избэл.

— Алекса Сильмэ.

— Очень приятно, — кивнула женщина. — Однако, я представляла тебя немного другой.

— Да, на людей этого мира я не похожа, — кивнула Алекса. — Ой, то есть, на эльфов! Да и на людей, наверное, тоже.

Все заулыбались.

— Может быть, ты останешься у нас на ужин? — предложила Тиара.

Алекса поняла, что с самого завтрака больше ничего не ела и ужасно проголодалась со всеми этими переживаниями, так что против ужина она ничего не имела.

— Я только за! — тут же вызвался Жениэл.

— Насчет тебя, Женя, я не сомневалась! А ты, Алекса?

— Тоже ничего против не имею! — улыбнулась девушка.

— Тогда к столу, — широким жестом Тиара пригласила всех пройти в столовую.

Пища казалась волшебно-вкусной. Необычные блюда, необычный вкус, но все такое удивительное! Алекса так и не решила, то ли она так сильно проголодалась, то ли Тиара была мастером по части готовки.

Распрощавшись с гостеприимной семьей новоявленного старшего брата, получив приглашение приходить еще и торжественно поклявшись, что так непременно будет, Алекса с Жэниэлем отправились в замок. Как оказалось, Женя и Рамэ живут в замке вместе со своим дедушкой, а не так давно женившийся (судя по дочке) Избэл живет с семьей в своем доме недалеко от замка.

— Да, нелегкий выдался денек, — сказала Алекса, идя по ночному эльфийскому городу.

— Ну, это кому как. Вкуснее кушаний Тиары может быть только большой ужин у нас в замке, — усмехнулся Женя, кого-то он напоминал Алексе.

— Она мастер, — согласилась Алекса и вспомнила давно назревший вопрос. — Слушай, а где ваши мама с папой? Я что-то их не видела.

— Там же, где и твои, — пожал плечами Женя. — Папу убили на войне, я был тогда еще совсем мальчишкой. А мама ушла, незадолго до того как тетя Аврора отправилась на Землю.

— Как ушла?

— Так вот. Устала и ушла. Может быть, она еще вернется, но навряд ли. Скорее всего, теперь мы с ней встретимся уже там, — Женя поднял глаза к небу и улыбнулся.

— Она что, сама умерла? — не поняла Алекса.

— Не умерла, ушла. Эльфы не люди. Мы бессмертны, но, когда устаем, уходим туда.

— Бессмертны? — усмехнулась Алекса. — А куда — туда?

— К звездам, в Фандассе. Неужели ты не почувствовала их присутствие, когда летела к нам?

Алекса задумалась и вспомнила то странное ощущение, когда она падала, ощущение поддержки и заботы. Может быть, это была ее мама…

— Почувствовала, — кивнула Алекса. — А какая она была? Как ее звали?

— Нунирэ…

Алекса сдвинула брови.

— Избэл назвал свою дочку в честь нее? А какая она была? Мирамэ очень на нее похожа, только волосы у нее были черные, да и глаза как у дедушки, ну, и у тебя. Жаль, что она ушла… Но зачем тебе это?

— Просто хочу знать. Я вот свою маму видела только на картинке. Говорят, я на нее очень похожа, но сравнивать особо не с чем, — вздохнула Алекса.

— Когда присмотришься, похожа, очень! Но не знаю, ты какая-то… новая, — нашел определение Женя. — Я даже не могу сказать, что не так.

— Я выросла на Земле, среди нончармов, потом познакомилась с волшебным миром и перебралась туда. Это все настолько далеко от Альваресса. Я даже толком не знаю, кто я!

— Ты эльфийка! — уверенно сказал Жениэл.

— Но я еще и волшебница наполовину… и эльф наполовину. Маг-полуэльф? Такое возможно?

— До тебя — нет. Никто до тети Авроры не сочетался узами брака с магами, поэтому полумагов-полуэльфовне было. С другими расами эльфы пересекаются спокойно, с простыми смертными — тоже, а вот с магами еще не бывало.

— Другие расы?

— Да, ты же не думала, что здесь живут только эльфы? — усмехнулся Жениэл.

Они уже вошли в замок и стояли на большой темной веранде.

— Нет. Еще люди, оборотни, русалки, вампиры и кентавры, — вспомнила Алекса.

— А еще гномы, тролли, орки, и это только разумные расы.

— А что, есть еще кто-то?

— Полно! Одни только разнообразные духи чего стоят! Но поздно уже, тебе уже спать хочется. Завтра обо всем поболтаем. Я сейчас узнаю, где твоя комната, дедушка наверняка уже об этом позаботился, — сказал Женя.

Алекса давно уже безнадежно зевала. Жениэл куда-то исчез, через минуту вернулся.

— Пойдем, — и он повел ее по огромным коридорам.

Замок был огромный, но никаких затруднений с перемещением у Алексы почему-то не возникало, она была полностью уверена, что утром найдет дорогу. Вскоре они подошли к небольшой двери с резной ручкой.

— Вот, здесь твоя комната, — сказал Жениэл. — Вон там — комната Мирамэ, — он указал на следующую комнату по коридору, которая была практически напротив комнаты Алексы. — А вот там — моя. — Он указал на дверь, которая располагалась на приличном расстоянии от комнат Алексы и Мирамэ.

— До завтра! — улыбнулся он и зашагал к своей комнате.

Алекса открыла дверь и с любопытством заглянула внутрь. Ее взору предстала довольно большая комната, освещенная несколькими странными лампами. В их мягком свете Алекса увидела большой камин, перед которым, наверно, было очень уютно сидеть долгими зимними вечерами, но по случаю лета, он был в нерабочем состоянии. Перед ним Алекса увидела мягкий ковер, а еще чуть в стороне — большой диван, покрытый какой-то переливающейся тканью. У стены в углу боком к камину стояло кресло-качалка. С другой стороны от дивана стояла высокий книжный шкаф. Однако, он был полупустой. На самом верху лежали стопки свитков, очевидно, чистых, чуть ниже — пара небольших книг в твердом переплете и на самой нижней полке — огромный фолиант приличной древности. Чуть в стороне от окна стоял письменный стол на сделанных в виде лиан ножках и стул к нему в комплекте. Письменные принадлежности располагались там же. Почти впритык к нему стояла цветочная полка, разгораживающая комнату на две части. Заглянув за нее, Алекса обнаружила большую кровать, покрытую меховым покрывалом, и резную прикроватную тумбочку с лампой. Приглядевшись, Алекса поняла, что это вовсе не лампа, а цветок в своего рода аквариуме. От его лепестков исходил мягкий белый свет. Видимо, эльфы использовали эти цветы в качестве осветительных приборов. Рядом с тумбочкой лежал ее рюкзак. За кроватью располагалась ширма, а за ней скрывался шкаф.

Однако, сил что-либо рассматривать у Алексы не было, поэтому она быстро разделась и юркнула в кровать. Сон завладел ее сознанием почти мгновенно, однако, ей еще долго снились отрывки дня. То она идет по эльфийскому лесу, то летит в Фандассе, то бежит к озеру.

Глава 16 «Еще одно пророчество»

Утром ее разбудил стук в дверь. Открыв глаза, девушка поскорее встала, накинула себя первое, что попалось под руку, и пошла открывать. Оказалось, что утренним посетителем была Мирамэ.

— Доброе утро, сестренка. Решила, что тебе понадобится помощь! — сказала она.

— Думаю, да, — кивнула Алекса, впуская Рамэ в комнату. — Мне нужно как-то вам соответствовать. Я понятия не имею, что и как нужно делать. Но самая большая загвоздка с одеждой. У меня ее просто нет. Я потеряла свой чемодан в Фандассе, теперь я его точно не верну.

— Алекса, а ты в шкаф заглядывала? — усмехнувшись, спросила Мирамэ.

— Нет, а надо?

— А ты загляни, — посоветовала Рамэ.

Алекса пожала плечам и пошла к шкафу.

— Чье это? — через секунду послышался возглас.

— Теперь твое.

— А чье было до меня?

— Тети Авроры.

— Мамино?

Алекса стояла перед шкафом и смотрела на множество красивых платьев разных цветов и фасонов, каких-то аксессуаров и каких-то белых одежд непонятного кроя и не могла отвести от всего этого взгляда.