/ Language: Русский / Genre:detective,

Бандит

Эдгар Уоллес


Эдгар Уоллес. Сочинения в 3 томах. Том 2. Зеленый стрелок. Мелодия смерти. Крик ночи. Бандит Терра 1995 5-300-00228-3, 5-300-00226-7

Эдгар Уоллес

Бандит

Глава 1.

УСКОЛЬЗНУВШАЯ ЖЕРТВА

В шестнадцать лет Энтони Ньютон был солдатом и защищал отечество. В двадцать шесть он тщетно искал заработка, терпеливо обходя многочисленные конторы.

С каждым днем Энтони все более убеждался, что полученного им среднего образования и проявленного в войне мужества недостаточно, чтобы иметь право на существование и не умереть с голоду. Вот уже восемь лет он перепробовал всякие занятия. Сбереженные гроши он вложил в небольшую ферму и попробовал заняться разведением кур. Но… прогорел.

Отчаяние, безысходность привели Энтони Ньютона к непростому решению: преступить закон. Нет, не разбойником с большой дороги, а несколько иначе.

…Энтони глубоко задумался. Взгляд его рассеянно скользил по скудному убранству невзрачной комнаты, дешевеньким литографиям на стенах, потертому коврику.

В дверь постучали. На пороге стояла тучная миссис Кренбойль.

— Не ожидаете же вы, что я буду давать вам стол и комнату бесплатно, мистер Ньютон? — вывел его из задумчивости возмущенный голос квартирной хозяйки.

Она уже не в первый раз повторяла эту фразу.

— Тише, пожалуйста… — прервал ее Энтони. — Я размышляю…

Миссис Кренбойль раздраженно пожала плечами и патетически воскликнула:

— Размышляю! Все, что вы видите в моем доме, досталось мне тяжким трудом! Вам должно быть стыдно одалживаться у бедной вдовы, и без того не знающей, как свести концы с концами…

— У вас же есть сбережения… — прервал ее молодой человек, — на семьсот пятьдесят фунтов облигаций Военного займа, на двести пятьдесят фунтов железнодорожных облигаций и текущий счет в Лондонском и Манчестерском банках — фунтов приблизительно в пятьсот.

Миссис Кренбойль от изумления и возмущения начала глотать воздух.

— На каком основании… — выдавила она наконец.

— На основании документов, забытых вами в гостиной пару дней назад… — невозмутимо продолжал молодой человек. — Я провел несколько приятных минут за их чтением.

Миссис Кренбойль снова ненадолго лишилась речи.

— Каков наглец! — воскликнула она наконец. — Теперь уж мое решение неизменно: сегодня же потрудитесь выехать из моего дома!..

— Отлично! Я тотчас же отправлюсь на поиски новой квартиры и пришлю кого-нибудь за своим чемоданом…

— Пришлю за чемоданом! — взвизгнула хозяйка. — Но прежде заплатите за шесть недель полного пансиона!.. Вы думаете, я даром буду держать у себя в доме бездельников и шалопаев!..

Миссис Кренбойль неоднократно пыталась упрекнуть его в мотовстве. В ответ Тони улыбался:

— Вы хотите сказать, что я — игрок? Что же, я не отрицаю, что однажды поставил на «Голд Тейт» в гандикапе.

И назидательно добавил:

— И все-таки вы напрасно роетесь в бумагах жильцов! Ваше любопытство погубит вас…

Миссис Кренбойль побагровела от негодования.

Энтони взялся за шляпу и, как бы не замечая гнева хозяйки, заявил на прощанье:

— Самое меньшее, что вы можете сделать для меня, миссис Кренбойль, — это одолжить мне десять шиллингов…

Хозяйка, казалось, вышла, наконец, из состояния оцепенения.

— Вы не получите от меня ни пенса!.. — гневно воскликнула она.

— Что делать?! Вы упускаете прекрасный шанс искупить свою вину передо мной…

С этими словами он подошел к зеркалу, тщательно пригладил волосы, надел шляпу.

— За своими вещами я пришлю позже… — гордо бросил Тони на прощанье.

Обычно по утрам он отправлялся в Национальную галерею: пребывание в этом храме искусств неизменно порождало в его голове фантастические планы.

Однако на этот раз вид картин и скульптур возбудил в нем лишь сильный голод.

Выйдя из Национальной галереи в полдень, он остановился в самом центре города.

Полицейский, принявший его за провинциала или колониста, незнакомого с Лондоном, полюбопытствовал:

— Вы что-нибудь ищете, сэр?

— Не подскажете ли, где здесь поблизости можно хорошо позавтракать? — вежливо спросил молодой человек.

— Советую вам пойти в «Пальтрим», — не задумываясь, ответил полисмен, — недавно один джентльмен сказал мне, что это один из лучших ресторанов в Лондоне…

— Благодарю вас, констебль, — с достоинством промолвил Энтони, совершенно искренне пожалев, что не может дать полисмену полкроны за добрый совет. Он начинал новую жизнь, и в этот миг забыл о том, что не в состоянии заплатить за свой собственный завтрак…

Приветливо кивнув полисмену, он направился в «Пальтрим» и решительно толкнул массивную дверь. Невозмутимо и небрежно Энтони вошел в громадный вестибюль в этот час, напоминающий разворошенный улей. Кого здесь только не было: бизнесмены, модные писатели, богатые бездельники, крупные мошенники — за ленчем здесь можно было встретить пол-Лондона.

Энтони опустился в глубокое мягкое кресло, с наслаждением вытянул ноги и принялся наблюдать.

Из поминутно раскрывавшихся дверей ресторана несся раздражающий запах пищи.

Вскоре его внимание привлекли четверо новых посетителей: два полных джентльмена и две пожилые дамы, одетые безвкусно, но очень дорого. Энтони с завистью подумал, что компания эта, не в пример ему, твердо знает, где сегодня будет не только завтракать, но и обедать.

Он проводил их долгим взглядом и глубоко вздохнул.

Утром он сделал выбор…

Нестерпимо хотелось есть.

Тут у него зародился блестящий план. Он выждал некоторое время, затем встал, сдал шляпу в гардероб и уверенно вошел в ресторан. Оглядевшись, он вскоре заметил у столика в дальнем конце ресторана заинтересовавшую его компанию.

Энтони неторопливо подошел к ним и, обратившись к старшему из мужчин, негромко и отчетливо произнес:

— Лорд Рассел очень сожалеет, что не может прийти сегодня, и просит вас позавтракать с ним завтра.

— Что вы сказали? — удивленно спросил незнакомец.

— Вы — мистер Стейнер, не так ли? — спросил Энтони уже с оттенком сомнения, как бы опасаясь, что он ошибся.

— Нет, сэр, — с видимым удовольствием ответил тучный господин. — Моя фамилия Гольдхейм… Вы, очевидно, ошиблись…

Энтони рассыпался в извинениях.

— О, прошу прощения!.. — воскликнул он. — Я никогда не видел мистера Стейнера, мне было известно только, что он будет завтракать здесь… Прошу извинить меня…

— Ничего… Пустяки… — добродушно ответил толстяк. — К сожалению, и я не знаком с мистером Стейнером, иначе с удовольствием показал бы вам его.

Когда Энтони откланялся, мистер Гольдхейм окинул своих друзей торжествующим взглядом и самодовольно усмехнулся:

— Меня только что приняли за друга лорда Рассела… каково, а?

Энтони усаживался за соседний столик, оказавшийся свободным.

— Простите еще раз! — воскликнул он. Я подожду здесь мистера Стейнера…

К нему тотчас же приблизился элегантный метрдотель.

— Я поджидаю друзей… — обронил ему Энтони.

Между тем тучные джентльмены со своими не менее тучными дамами за соседним столиким продолжали с аппетитом завтракать.

Энтони с плохо скрываемой завистью поглядывал на них.

Минут через пять один из толстосумов обернулся к нему и спросил:

— Мистера Стейнера все еще нет?

Энтони покачал головой.

— Быть может, вы присоединитесь к нам… мистер? — раздался наконец долгожданный вопрос.

— Моя фамилия Ньютон, — воскликнул Энтони. Но право, я не хотел бы стеснять вас…

Однако прежде чем успел договорить, он уже сидел за соседним столом.

— Вы — секретарь лорда Рассела? — спросил через некоторое время один из мужчин. (Энтони всегда старался быть одетым опрятно и элегантно).

— Не совсем, — тонко улыбнувшись, ответил Энтони, давая этим понять, что положение, занимаемое им при лорде Расселе, несравненно выше секретарского.

(Так же снисходительно мог бы улыбнуться Наполеон, если бы в дни Директории его спросили, является ли он членом правительства).

Тучные дамы оказались веселыми собеседницами и забавно смеялись над остротами молодого человека. К концу завтрака Энтони совсем подружился со своими новыми знакомыми.

С видом знатока он согласился выкурить одну из великолепных сигар мистера Гольдхейма и снисходительно высказал свое одобрение.

— Как странно мы с вами познакомились, не так ли! — воскликнул Энтони.

И, как бы что-то припоминая, прибавил.

— Никогда не забуду своего первого обеда с герцогом Минфором. Я свалился к нему как снег на голову, не будучи даже ему представленным… И мы превесело пообедали вдвоем…

Энтони говорил совершенную правду: он свалился «как снег на голову», когда герцог лежал на дне воронки от снаряда у Соммы. И они действительно весело пообедали вдвоем… печеньем и плиткой шоколада.

— Вы, вероятно, работаете в Сити, мистер Ньютон? — спросил все более заинтересовывающийся своим новым знакомым Гольдхейм.

— Я работаю везде, — небрежно обронил молодой человек. — Конечно, у меня есть контора в Сити… Однако я лишь недавно вернулся из-за границы.

Мистер Гольдхейм лукаво подмигнул.

— Где вы, вероятно, заработали кучу денег, не так ли?

— Да, порядочно, — ответил Энтони, пуская дым колечками.

— В Южной Африке, по всей вероятности?

Энтони, в свою очередь, загадочно улыбнулся. И, как бы невзначай, заметил:

— По правде сказать, я не очень хорошо знаю Лондон. — Энтони с интересом разглядывал зал «Пальтрима».

Тут внимание его привлекли трое пожилых мужчин за соседним столом, и молодому человеку показалось, что с тех пор, как он упомянул в разговоре имя одного крупного финансиста, они не проронили ни слова; ему сделалось как-то не по себе.

Однако было непохоже, чтобы соседи следили за ним. Господин с широким красным лицом, сидевший ближе к Энтони, казалось, был всецело поглощен цыпленком с зеленью на своей тарелке.

Энтони вскоре успокоился: решил, что все они — либо богатые фермеры из окрестностей Лондона, либо владельцы паровой мельницы одного из графств.

Вскоре мистер Гольдхейм стал расплачиваться, оставив на тарелке щедрые чаевые. Энтони стоило большого труда удержаться от соблазна незаметно стащить их, прихватив с собой.

— Быть может, мы могли бы подвезти вас куда-нибудь? — любезно спросили молодого человека в вестибюле его собеседники.

— Да, я бы вам был очень благодарен, если бы вы завезли меня в «Ритц-Карлтон», — небрежно взглянув на часы, ответил Энтони. — Но, право, мне как-то совестно злоупотреблять вашей добротой…

Возле отеля Энтони любезно простился со своими спутниками и неторопливо вошел в холл.

— Мне нужен номер с гостиной и ванной, — подошел он к портье.

Еще утром он не имел ни малейшего намерения снимать номер ни в «Ритц-Карлтоне», ни в каком-нибудь другом отеле. Сделать это он решил потому, что лучшей штаб-квартиры для «разбойника», объявившего войну обществу, быть не может.

— Я привезу багаж позднее, — высокомерно прибавил он. — Комнаты должны быть большие и выходить на улицу…

— Могу я спросить ваше имя, сэр, — поинтересовался портье.

Энтони, не удостаивая его ответом, расписался в книге, закончив свою подпись витиеватым росчерком.

Не обращая внимание на попытки пояснить ему, что номера здесь оставляются клиентам без багажа лишь по оставлении задатка, Энтони в ответ спросил, где находится ближайшее отделение одного из крупных американских банков.

— Если вы выйдите отсюда и затем повернете направо, сэр, то по левую руку от вас будет банк… разрешите вам, однако, напомнить…

В это время чья-то рука дружески опустилась на плечо молодого человека.

Энтони обернулся. Перед ним, весело улыбаясь, стоял высокий, плотный, розовощекий мужчина.

— Вы — мистер Ньютон? — нерешительно осведомился он.

Энтони отступил на шаг, удивленно оглядел незнакомца с головы до ног и тотчас, дружески протянув ему руку, воскликнул:

— Простите, не помню вашего имени. Но лицо ваше мне очень знакомо!..

— Джон Френчен, представитель фирмы «Френчен и Картер», — весело промолвил незнакомец. — Ведь вы помните мои склады в Кейптауне?

— Помню ли я! — воскликнул Энтони. — Как будто можно их забыть! Еще бы! Я помню вашу фамилию так же, как свою собственную.

Он сделал знак портье, что ему вовсе не до него, и тот с выражением покорности поставил против подписи Энтони номер, в частном своем блокноте сделав пометку — «без багажа».

Между тем новые знакомые проследовали в зимний сад.

— Вы уже завтракали, не правда ли? — любезно справился он. — Не откажите выпить со мной чашку кофе…

Энтони любезно кивнул головой.

— На каком пароходе вы прибыли? — спросил мистер Френчен после того как сделал заказ.

— На «Балтимор Кастл», — тотчас нашелся Энтони.

Незадолго до того Энтони имел возможность ознакомиться с названиями всех пароходов южноафриканской линии. Кроме того, ему приходилось слышать фамилию Френчена: это был один из крупнейших импортеров зерна и продуктов сельского хозяйства.

— Мне показалось, что я вас видел в ресторане, — продолжал мистер Френчен. — Ведь я сидел почти рядом с вами…

Энтони мгновенно припомнил трех молчаливых мужчин, завтракавших рядом с ним в «Пальтриме», и добродушно улыбнулся:

— А я все время старался вспомнить, где я вас видел!

— Надеюсь, что и вы разбогатели в Южной Африке, подобно всем нам, — продолжал мистер Френчен. — Деньги там можно грести лопатой… Хотя, должен сознаться, я лично был счастливее в ту пору, когда зарабатывал несколько фунтов в неделю… К дьяволу эти деньги!

Хотя Энтони и не был согласен с последним мнением своего собеседника, однако не счел нужным ему возражать.

И он небрежно заметил:

— Да, я заработал около двадцати тысяч фунтов! Но это, разумеется, пустяки. Но я ведь и не особенно долго пробыл там.

Мистер Френчей посмотрел на молодого человека с нескрываемым интересом. В нем проснулся делец. Он уже видел в Энтони не только приятного собеседника, но и капиталиста.

— Вы хорошо знаете Гольдхеймов? — спросил Френчен после непродолжительного раздумья. — Я видел, что вы с ними завтракали…

— М-да… Впрочем, я не очень близок с ними, — заметил Энтони. — Я встретился с ними случайно…

— Гольдхейм — славный малый, — как бы про себя промолвил его собеседник, разглядывая кончик сигары. — Он занимается нефтяными делами… И состояние его превышает уже миллион фунтов…

— Вот как! — воскликнул Энтони. — И вы надолго пожаловали в Лондон?

— Мне придется пробыть здесь месяца три или четыре, — с гримасой неудовольствия ответил его собеседник. — Меня не было бы здесь, если бы не смерть моего бедного, безумного брата…

Энтони недоумевал, на что, собственно, досадовал его новый приятель: на бедность или на сумасшествие брата…

— Человек не имеет права отдаваться всецело какой-то идиотской благотворительности… — проворчал Френчен. — Когда человек оставляет завещание, он должен подумать о том, чтобы родные его не стали предметом насмешек и презрения… Зависти — да! Но не насмешек и презрения!

Энтони вполне с этим согласился.

Мистер Френчен покраснел от гнева. Видно было, что поведение брата глубоко возмущает его.

— Если он хотел оставить тысячу фунтов сиротскому приюту, тысячу фунтов лондонской больнице и десять тысяч фунтов каким-то детским яслям, то это была его добрая воля… Мне не нужно было ни пенса из его капиталов… Ни мне, ни моей семье…

Из этих уверений Энтони сразу вывел определенное заключение: покойный мистер Френчен не оставил своему брату ни гроша.

— К какой церкви вы принадлежите, мистер Ньютон? — неожиданно спросил его обойденный наследник.

Энтони был застигнут врасплох.

— Пожалуй, методистской, — ответил он, немного подумав.

Он вспомнил, что в детстве мать водила его каждое воскресенье в методистскую церковь. Будучи взрослым, Энтони вообще не посещал церкви.

Френчен воззрился на своего собеседника и некоторое время, казалось, не мог вымолвить ни слова.

— Это… Это поистине удивительное совпадение! — тихо и с расстановкой, наконец, произнес он. — Вы — первый методист, встреченный мною в Англии…

Энтони был немало удивлен. Он никогда и не подозревал, что принадлежность к этой секте будет ему полезна в жизни… Он с благодарностью вспомнил простую часовню из красных кирпичей, куда водила его мать.

Мистер Френчей не замедлил объяснить ему значение этого важного для него открытия:

— Мой брат Вальтер был до известной степени маньяк… — начал он. — К религии своей он относился прямо с фанатизмом… Подумайте!.. В деле его занято было до двух тысяч служащих. Вы мне, быть может, не верите, но ни один человек не мог попасть к нему на службу, не будучи методистом… Вероятно, это достойная уважения религия… Должен сознаться, что я мало в ней смыслю… однако брат мой Вальтер был полной противоположностью мне: вне религии для него не было ни счастья, ни радости… Я уверен, что вы, мистер Ньютон, будучи светским молодым человеком и отдавая дань религии, все же не разделяете этих взглядов?

Энтони пробормотал что-то, долженствующее означать полное несогласие его с покойным.

— И благодаря тому, что он был такой маньяк, — с горечью продолжал мистер Френчей, — он причинил мне больше неприятностей, чем все мои враги… Я вчера еще говорил моему поверенному: «Что же… Неужели мне сидеть здесь, в Лондоне, целые годы, разыскивая нуждающихся методистов, чтобы исполнить волю покойного брата?.. Да я сам разорюсь, если буду следить за исполнением этого завещания!»

В глазах Френчена появился странный блеск, который сначала испугал Энтони, а затем вселил в него надежду.

— Не пропустить ли нам по рюмочке? — неожиданно предложил мистер Френчен.

Энтони, разумеется, не отказался.

— Я хотел бы, чтобы вы познакомились с моим поверенным, — между тем продолжал Френчен. — Вы с ним поймете друг друга: он такой же светский человек, как и вы…

Энтони кивнул в благодарность за такое лестное о себе мнение…

— Вы, конечно, знаете эту фирму? — воскликнул Френчен. — «Уайт, Семмерс и К°»…

Энтони тотчас снова утвердительно кивнул. Правда, он никогда не слышал об этой фирме, но решительно не видел основания признаваться в этом.

Мистер Френчен озабоченно взглянул на часы.

— Не знаю, застанем ли мы его сейчас в конторе, — проговорил он. — Я уверен, что он вам понравится. Человек долга, но с золотым сердцем… На всякое новое лицо он прежде всего смотрит как на возможного преступника…

Энтони вздрогнул, но собеседник его, погруженный в свои размышления, не заметил этого.

— Не думаю, чтобы это было недостатком для поверенного, — прибавил Френчен, усмехаясь.

— Напротив, это весьма ценное качество, — поспешил заверить Энтони. — Он мне в этом отношении весьма напоминает моего собственного поверенного… Поверенный должен быть осторожен, а осторожность неминуемо ведет к подозрительности…

После выпитой рюмки ликера Френчен поднялся со своего кресла.

— Поедем к нему сейчас! — воскликнул он. — В это время его можно найти в суде… Поедем… Мне хочется, не теряя времени, познакомить вас с ним.

Френчен подозвал такси, на ходу бросив адрес шоферу.

Не доезжая до здания суда, мистер Френчен радостно вскрикнул:

— Ба! Вот и он! Какая удача!

На тротуаре в глубокой задумчивости стоял худой, как скелет, старик в поношенном пальто. При виде Френчена он приветливо усмехнулся, но не сдвинулся с места.

Энтони стало ясно, что этот человек относится к людям как к сборищу недостойных грешников. Он смотрел на сновавшую мимо толпу с видом судьи и палача.

— Позвольте вас познакомить с моим другом Ньютоном. Семмерс, — любезно обратился Френчен к поверенному, — нам нужно поговорить с вами… Не зайти ли нам в кафе?

Поверенный отрицательно покачал головой.

— У меня через полчаса процесс в зале номер шесть, — коротко и сухо отчеканил он.

— Пустяки! — возразил Френчен. — Ведь у вас есть помощник! Пойдемте! Я долго не задержу вас!

Мистера Семмерса, однако, не так легко было уговорить.

— Я могу вам уделить самое большое пять минут, — наконец, согласился он, посмотрев на часы. — И мне не хотелось бы отдаляться от суда…

— Вот и прекрасно. Мы найдем кафе где-нибудь поблизости, — обрадовался Френчен. — Вы ведь согласитесь выпить чашку чая, мистер Ньютон?

Энтони в этот миг не хотелось ни есть, ни пить, однако он покорно кивнул в знак согласия и последовал за своим новым приятелем в маленькое грязноватое кафе.

— Я очень хорошо был знаком с мистером Ньютоном в Южной Африке, — продолжал Френчен, когда все трое уселись за столик. — Я даже недавно вспоминал о нем…

Энтони продолжал недоумевать: он не сомневался, что его принимают за кого-то другого… Однако не спешил и был заинтригован: вопрос с завтраком был благополучно разрешен. (Ему казалось, что и обед ему обеспечен, хотя он давно уже не ощущал такой сытости.)

Он с тоской подумал лишь о том, где ему раздобыть достаточное количество багажа, чтобы портье, наконец, дал ему ключ от номера. Задача казалась пока неразрешимой…

И тут у него мелькнула мысль, что новый приятель мог бы принять на себя бремя оплаты его счетов.

— Между прочим, Френчен, — сказал поверенный, обращаясь к своему клиенту, — Я ближе ознакомился с завещанием вашего брата… Вся сумма не шестьсот тысяч фунтов, а пятьсот двенадцать тысяч фунтов…

Мистер Френчен сердито фыркнул.

— Я хотел бы, чтобы было всего двенадцать шиллингов и девять пенсов… — сердито проворчал он. — Однако мы с покойным братом были большие друзья, и я намерен тщательно следить за исполнением его последней воли… как бы сумасбродна она ни была…

— Почему бы вам не передать напрямую деньги церкви и предоставить ей распределение сумм? — спросил поверенный. — Это избавило бы вас от лишних хлопот. Кроме того, церковный совет лучше вас осведомлен о своих бедных прихожанах…

Мистер Френчен грустно покачал головой.

— Это было бы недобросовестным исполнением завещания моего бедного Вальтера, — со вздохом ответил он. — Насколько я могу припомнить, в завещании сказано: «Первого января каждого года одна пятая часть доходов с оставленного мною имущества должна быть передана какому-нибудь ответственному лицу для распределения среди нуждающихся методистов».

— Вы ошибаетесь, — мягко прервал его поверенный. — Во-первых, не первого, а второго января; а, во-вторых, первое распределение должно состояться немедленно после вашего ознакомления с завещанием, не дожидаясь января. В следующем же году распределение должно иметь место в январе…

— Совершенно верно! Совершенно верно! — воскликнул толстяк. — Я немного запамятовал…

— Хотелось бы мне знать, — продолжал между тем поверенный, — где вы найдете такое положительное и ответственное лицо, которому можно было бы доверить распределение столь больших сумм… Подождите, — прибавил он, увидев, что Френчен хочет возразить ему. — Я знаю, вы хотите сказать, что сами будете распределять эти деньги и приложите все старания к тому, чтобы они были распределены между действительно нуждающимися методистами; и что вы попросите меня наблюдать за правильным распределением этих сумм… Должен вам, однако, заметить, что я слишком занятой человек и что обязанности моей профессии не позволяют мне…

— Вы правы, я действительно возлагал большие надежды на вас, — со вздохом ответил Френчен.

Лицо его при этом омрачилось.

Некоторое время он сидел молча, не сводя глаз с Энтони.

— Мистер Семмерс, — как бы внезапно осененный блестящей идеей, обратился он к своему поверенному, — этот молодой человек — методист…

— Не думаете ли вы возложить столь сложные обязанности на плечи этого юноши? — удивленно воскликнул Семмерс. — Да и… у него, вероятно, ни времени, ни охоты нет заниматься делами благотворительности…

Энтони слушал с напряженным вниманием. Он почувствовал, к чему клонится разговор, и глаза его радостно блеснули.

— Мистер Семмерс, — возразил толстяк, — не говорите с такой уверенностью о человеке, которого вы совсем не знаете… Мы с вами уже знакомы много лет, и вам, вероятно, известно, что я никогда не ошибаюсь в своих суждениях о людях… Я знаю мистера Ньютона так же хорошо, как и вас.

— Я вполне допускаю, что вы отлично разбираетесь в людях, — с оттенком нетерпения в голосе заметил поверенный. — Однако тут мы имеем дело с завещанием… я сказал бы… довольно оригинальным… могущим быть выполненным лишь…

— …человеком долга и чести. — Закончил за него Френчен.

Поверенный с улыбкой покачал головой.

— Долг и честь — качества, достойные уважения, — промолвил он. — Однако здесь наибольшее значение имеют деньги… Если у этого джентльмена есть деньги… Я был бы спокоен, если бы он мог показать мне, например, десять тысяч фунтов…

Энтони решил действовать.

— Если вы потрудитесь зайти в мой банк… — начал он. — Не знаю, по плечу ли мне будет задача, которую хочет возложить на меня мистер Френчен… Но, если вы хотите убедиться в моей платежеспособности, то в банке…

— Что я вам говорил? — с торжеством заявил толстяк. — Мистер Ньютон просит вас пройти с ним тотчас же в банк…

— Я уже говорил вам, что у меня назначено разбирательство дела в суде, — нетерпеливо перебил его поверенный. — У меня нет времени на хождение по банкам…

Он встал, взял шляпу и продолжал после некоторого раздумья:

— Однако, если мистер Ньютон принесет мне сегодня вечером пять тысяч фунтов (только для того, чтобы доказать свою платежеспособность), то я соглашусь на ваше предложение…

— Какой вы недоверчивый! — с некоторым раздражением промолвил Френчен. — Не могу же я потребовать от мистера Ньютона…

— Я вполне понимаю мистера Семмерса, — вежливо перебил Энтони. — Потрудитесь назначить мне время и место свидания, и я сегодня же вечером принесу вам пять тысяч фунтов… Разумеется, лишь на несколько минут…

— Я и не требую, чтобы вы мне их оставляли, — с досадой прервал его Семмерс. — Я лишь прошу, чтобы вы мне их показали…

Энтони облегченно вздохнул.

— У меня как раз достаточно времени, чтобы зайти в банк, — сказал он. — Где же мы встретимся с вами?

— Ну, скажем, в ресторане «Кембре» на Риджент-стрит, в половине седьмого, — предложил поверенный. — Вас это устраивает, Френчей?

— По совести говоря, все эти ваши условия мне очень не нравятся… — презрительно произнес Френчей. — Однако, если мистер Ньютон не возражает против вашего плана, который, по-моему, так же… оригинален, как и завещание моего брата, то я согласен…

Время близилось к вечеру. Энтони торопливо направился в Гайд-парк и стал разыскивать брошенные газеты. Найдя пару газет, он уселся на уединенную скамью и старательно стал их разрывать на одинаковые продолговатые полоски.

Затем, тщательно сложив все это аккуратной стопкой, он наполнил ими свой старенький кожаный бумажник.

Он так был поглощен своим занятием, что не видел, как по газону к нему приблизился какой-то джентльмен. Незнакомец остановился около молодого человека и стал с большим интересом наблюдать за ним.

— Вы, вероятно, собираете вырезки из газет? — поинтересовался он.

Энтони удивленно посмотрел на своего неожиданного собеседника. Во внешности незнакомца было что-то безошибочно подсказавшее Энтони его профессию: сыщик из Скотленд-Ярда.

— Вы не ошиблись, — признался «коллекционер».

— Что же вы коллекционируете? — продолжал расспрашивать незнакомец.

— Видите ли, — с готовностью пояснил Энтони, — каждый такой клочок газеты — стофунтовая бумажка…

Сыщик опустился на скамью рядом с молодым человеком.

— Похоже на то, что нам с вами придется поближе познакомиться, — заявил он.

— Пожалуй, — согласился Энтони. — Ведь вы — из Скотленд-Ярда, не так ли?

— Вы весьма близки к истине…

— Что же, и много ли новых шаек появилось в настоящее время в Лондоне?

— По моим сведениям — четыре, — тотчас ответил сыщик. — Не понимаю, как им удается околпачивать людей… Быть может, и вы тоже — одна из их жертв, попались им в лапы?

Энтони утвердительно кивнул.

— В таком случае, за вами следует установить надзор, — с улыбкой продолжал сыщик.

— Ради бога, не делайте этого! — в испуге воскликнул Энтони. — Каким же образом эти люди «околпачивают»?

— О, это очень просто, — пояснил сыщик. — К примеру, мошенники прикидываются людьми, желающими распределять деньги между нуждающимися… Деньги эти кем-то якобы оставлены по завещанию… Они подыскивают жертву — честного и наивного молодого человека, которому можно доверить распределение денег и который не «истратит их на развлечения и шампанское»…

— Не очень-то они оригинальны, — пробормотал Энтони.

— Будучи сами до крайности жадны, они эксплуатируют людскую алчность… Быть может, вы тоже — одна из их приманок? — лукаво осведомился детектив.

Энтони утвердительно кивнул.

— Я недавно приехал из Южной Африки, где нажил большие деньги, — разъяснил он. — Сегодня вечером я должен показать им пять тысяч фунтов, чтобы убедить их в своей платежеспособности…

Сыщик покосился на потертый бумажник Энтони.

— Если у вас выйдут с ними какие-нибудь неприятности, вот мой телефон, — протянул он Тони клочок бумаги.

В условленное время Энтони прибыл в ресторан. Поверенный уже поджидал его, читая вечернюю газету. Перед ним стояла маленькая рюмка портвейна.

— Мистер Френчен сейчас будет, — поспешил заявить поверенный. — Замечательный человек, не правда ли? Что называется «душа нараспашку»… Готов верить первому встречному… даже бродяге с большой дороги… Мистер Ньютон, между прочим, надеюсь, что вы на меня не обиделись? Ведь поверенный должен прежде всего быть осторожным…

— Конечно, я вполне понимаю, — заверил Тони.

Тут вошел Френчей.

В течение нескольких минут они говорили о политических новостях, наконец, Френчен поморщился и сказал с глубоким вздохом:

— А теперь приступим к делу… Чем скорее, тем лучше…

Он вынул объемистый бумажник.

— Зачем вы принесли столько денег? — удивленно спросил поверенный.

— Потому что, — с некоторой торжественностью начал здоровяк, — если вы не доверяете мистеру Ньютону, то почему он должен доверять мне…

— А вы принесли деньги? — обратился поверенный к Энтони.

Вместо ответа молодой человек вынул свой объемистый бумажник.

— Что я вам говорил? — торжествующе вскричал Френчен. — Настоящий джентльмен! Именно человек, который нам так нужен! Мистер Ньютон, я попрошу вас об одной услуге, — деловито обратился он к молодому человеку.

— Я буду счастлив, — начал Энтони.

Френчен указал ему на свой бумажник.

— Пожалуйста, возьмите этот бумажник, выйдите на пять минут и затем возвращайтесь.

— Но зачем же? — удивленно спросил молодой человек.

— Я хочу доказать, что я вам доверяю. Ведь и вы, не задумываясь, оставите мне свой бумажник?

— Ну еще бы! Конечно! — едва сдерживая улыбку, воскликнул Энтони. — Однако вы, быть может, сосчитали бы предварительно свои деньги? — обратился Энтони к собеседнику.

— О, не стоит! — небрежно возразил толстяк.

Однако он открыл одно из отделений бумажника и вынул из него пачку денег. Две верхних бумажки — Энтони это отчетливо увидел — были настоящие, стофунтовые. Под ними, несомненно, находились кредитки уже собственного изготовления. Впрочем, Энтони решил, что и двухсот фунтов ему на первое время будет вполне достаточно.

— Право, не стоит их считать, — небрежно прибавил Френчей.

— Но ведь вы меня совершенно не знаете, — попробовал протестовать Энтони.

— Я присоединяюсь к мистеру Френчену и очень прошу вас исполнить его просьбу, — с некоторой торжественностью в голосе произнес поверенный.

Энтони со вздохом взял бумажник своего нового приятеля и положил его в боковой карман.

Затем он неторопливо вышел из ресторана, вскочил в первое попавшееся такси и крикнул шоферу:

— Станция Виктория!

Сидя в автомобиле, он раскрыл бумажник и принялся осматривать купюры: две верхних были действительно настоящие…

— …Умный мальчишка! — заметил после его ухода раздосадованный Френчен. — Уходим!

Они быстро расплатились и торопливо направились к выходу.

Но… на пороге ресторана, засунув руки в карманы, стоял сыщик, незадолго до того познакомившийся с Энтони в Гайд-парке.

— Поджидаем жертву, джентльмены? — весело спросил он мошенников.

— Право, не знаю, о чем вы говорите, сержант, — с достоинством ответил Френчен. — Мы поджидаем приятеля…

— …который наверняка уже далеко, — добавил детектив. — Похоже, у вас день прошел впустую…

Сержант Мод добродушно улыбнулся и удовлетворенно хмыкнул:

— А для меня он прошел не зря, черт побери!

Глава 2.

ПРИЯТНОЕ И ПОЛЕЗНОЕ ЗНАКОМСТВО

План знакомства с Джеральдом Монсаром Тони разработал в мельчайших деталях.

Монсар был яркой фигурой в деловом мире Лондона. Один из финансовых воротил Сити, наживший громадное состояние на биржевых спекуляциях — Джеральд Монсар размахом своей деятельности волновал воображение Тони.

Энтони сознавал, что искать встречи в Сити с человеком масштаба Монсара для него, Тони, было дело безнадежным.

Тони решил прибегнуть к хитрости.

Он знал, что летом Монсар проживал в своей загородной резиденции в Суссексе. По воскресеньям в черном «роллс-ройсе» «король» отправлялся на часовую прогулку.

Однажды в воскресенье…

— Но я думала, что вы, спускаясь с холма, увидите меня, — продолжала девушка. — Я заметила вас и полагала, что вы услышите мой гудок…

— Я не слышал гудка, — вздохнув, ответил Энтони. — Но это теперь не имеет значения… Я сам во всем виноват… Однако боюсь, что моя «старушка» превратилась в развалину…

Через несколько секунд девушка стояла рядом с Энтони и с грустью смотрела на «развалину»…

— Если бы я не догадался свернуть в канаву, мы с вами неминуемо бы столкнулись, — невозмутимо заметил он. — Впрочем, я согласился бы скорее вовсе разбить машину, чем причинить вам малейшую царапину…

Девушка сокрушенно вздохнула.

— Слава богу еще, что ваша машина так стара! Конечно, мой отец…

Энтони обиделся.

— Ну это… как сказать… Она только с виду кажется такой старой… Но…

— Не возражайте! — своенравно перебила его девушка. — Это устарелая модель. Вероятно, она вышла из мастерской … сто лет назад. Ведь это «бентли», не правда ли? У всех новых машин «бентли» совершенно другой кузов…

— Да, конечно, — с достоинством проговорил Энтони. — Я люблю старину, и у моей машины действительно старомодный кузов. Но он новый и был поставлен на совершенно новом шасси… Вам стоит лишь внимательно вглядеться в него. Покраска, например, совершенно свежая.

— Да, потому что вы сами недавно красили его, — быстро возразила девушка. — Конечно, краска еще свежая. Скажу вам даже, что машина выкрашена краской «бинко», которая рекламируется во всех спортивных журналах: «бинко высыхает через два часа».

Она дотронулась до кузова и с лукавой усмешкой добавила:

— Но обычно краска эта просыхает лишь через месяц… Признайтесь, ведь вы выкрасили свою старушку недели две назад? Не так ли?

Энтони дипломатично промолчал.

И девушка, мгновенно смягчившись, продолжала уже более дружеским тоном:

— Вы поступили очень благородно… Отец мой будет вам весьма признателен…

Вера Монсар снова огорченно взглянула на покореженный кузов «бентли».

— Может быть, его можно вытащить из канавы и отремонтировать? — робко спросила она.

Энтони развел руками и вздохнул.

— Я могу подвезти вас, — предложила Вера.

— Здесь есть где-нибудь поблизости телефон? — деловито осведомился Тони.

— Мы поедем к нам, — решила девушка. — Оттуда вы сможете позвонить по телефону… Кроме того, я хочу, Чтобы вы поговорили с моим отцом… Он, конечно, не захочет, чтобы вы несли убытки за свой благородный поступок.

Получив, наконец, долгожданное приглашение, молодой человек поблагодарил и уселся в «ройс» рядом со своей спутницей.

В свои девятнадцать лет Вера Монсар была очаровательным белокурым созданием с огромными серыми глазами. Несмотря на ангельскую внешность, в ней просыпался настоящий бесенок при каждом появлении любого претендента либо на ее руку, либо на руку ее отца. Выросшая полусиротой (Монсар рано овдовел), отца Вера боготворила; и к тому же, обладая трезвым взглядом на вещи и немалой деловой хваткой, была Джеральду Монсару дельной советчицей и преданным другом.

Вера любила быструю езду. При въезде в парк она сделала поворот на полном ходу, едва не врезалась в чугунные ворота и понеслась по широкой липовой аллее с бешеной скоростью. Энтони с облегчением вздохнул лишь тогда, когда они, наконец, остановились у роскошного белого дома.

Мистер Джеральд Монсар был плотный лысый мужчина с седыми усами и насупленными седыми бровями. Он молча выслушал рассказ дочери о том, как она едва не сделалась жертвой автомобильной катастрофы.

Когда девушка замолчала, Энтони нашел нужным присовокупить:

— Мисс Монсар ни в чем не виновата. К несчастью, я не слышал гудка. Я могу подтвердить, что она ехала с совершенно разумной скоростью… Виноват только я.

Энтони был большим знатоком людей, в особенности — богачей. Он долго изучал эту разновидность и понял, что они легко попадаются на удочку ухода от ответственности перед законом посредством своих бумажников: щедрость — одна из радостей богачей. Они скорее согласятся раздарить тысячу фунтов, нежели уплатить спорный шиллинг.

Широкое лицо мистера Монсара расплылось в улыбке. Он ласково посмотрел на Энтони:

— Но… не могу же я допустить, чтобы вы потерпели убыток, мистер…

— Ньютон, — подсказал Энтони.

— Мистер Ньютон? — переспросил толстяк, как бы что-то припоминая. — Совладелец резиновой мануфактуры «Ньютон, Бойд и Вилькинс»?

— Нет, — гордо заявил Энтони, — я не имею с этой фирмой ничего общего.

— Быть может, вам принадлежит горшечная фабрика Ньютонов? — продолжал свои расспросы хозяин.

— Нет, — с презрением ответил Энтони. — Никогда не интересовался этой отраслью промышленности.

После того как мистер Монсар удостоверился, что Энтони не принадлежал ни к одной из известных фирм, интерес его к молодому человеку сразу пропал.

— Дорогуша, — обратился он к дочери, — что же нам делать?

Девушка улыбнулась, показав при этом рад ослепительно белых зубов.

— Думаю, папа, что нам прежде всего следует пригласить мистера Ньютона позавтракать с нами! — с улыбкой предложила она.

Монсар с радостью ухватился за это предложение.

— Я заметил, что вам уже известна моя фамилия, — сказал он, обращаясь к Энтони. — Вероятно, моя дочь уже успела…

Энтони улыбнулся.

— Я хорошо знаю Сити, — заметил он. — Ваше имя достаточно известно в Лондоне, и нет делового человека, который бы не знал, что у вас имение в Суссексе.

— Понимаю, — промолвил толстяк.

— Вы служите в Сити, мистер Ньютон? — осведомился Монсар.

Энтони кивнул утвердительно.

Он обзавелся небольшим офисом в первом этаже одного из домов в Сити; на двери красовалась дощечка с его именем.

Вера Монсар пригласила в столовую.

Энтони в душе ликовал: он не мог и мечтать, что предприятие его окончится таким успехом. Ему приходилось слышать, что у миллионера Монсара есть дочь, однако он не предполагал, что она такая красавица и что ему придется столкнуться на дороге именно с ней, а не с отцом.

После завтрака Монсар увел гостя в библиотеку и, указав на полку со своими любимыми книгами, предложил отдохнуть после тревог воскресного утра.

Энтони с наслаждением уселся в мягкое кожаное кресло.

Громадное окно библиотеки выходило на мраморную террасу, на которой, оживленно о чем-то беседуя, прогуливались отец и дочь.

Энтони незаметно придвинул кресло к самому окну и стал жадно прислушиваться. Когда отец и дочь проходили мимо него, девушка сказала:

— Он гораздо приятнее того… последнего…

Мистер Монсар утвердительно кивнул.

Энтони вытянул шею и насторожился.

Проходя во второй раз, девушка прошептала:

— И он неглуп…

А в ответ мистер Монсар что-то неразборчиво проворчал.

Энтони, конечно, догадался, что речь шла о нем. Дальнейших замечаний молодой девушки он, однако, при всем своем старании расслышать не мог.

Потом они куда-то исчезли, по-видимому, вошли в дом или спустились в сад.

Энтони уже хотел отправиться на поиски хозяев, когда дверь библиотеки бесшумно открылась. На пороге стоял сам финансовый король.

— Мне хочется поговорить с вами с глазу на глаз, мистер Ньютон, — сказал он, усаживаясь против молодого человека. — Мне кажется, что вы могли бы быть весьма полезны мне и моей фирме…

У Энтони от радостной неожиданности захватило дух. Он пробормотал что-то невнятное и стал ожидать дальнейших пояснений.

— Вы бывали в Брюсселе? — спросил мистер Монсар.

— Да. Я отлично знаю этот город, — с готовностью ответил Энтони.

Он никогда не бывал в Бельгии, но тотчас сообразил, что найдет нужные сведения в любом путеводителе.

Мистер Монсар погладил свой выбритый подбородок и сосредоточенно сдвинул брови.

— Мне вас бог послал! — воскликнул он. — Я давно ищу человека, которому можно было бы доверить весьма ответственное поручение. Я только что обсуждал этот вопрос с дочерью… Надеюсь, вы простите мне эту маленькую бестактность?

Энтони охотно простил бы ему гораздо большую бестактность.

— Дочь моя удивительно точно оценивает людей с первого взгляда, — продолжал финансист. — Вы произвели на нее самое благоприятное впечатление…

Мистер Монсар помолчал мгновение и продолжал:

— Я попрошу вас сегодня же вечером отправиться в Брюссель. Вы останетесь там до среды. Между прочим, у вас достаточно денег для путешествия?

— О… да… — небрежно ответил Энтони.

— Отлично. Я дам вам запечатанное письмо и попрошу вскрыть его в среду утром в присутствии моего брюссельского агента, месье Ламона из фирмы «Ламон и Ламон». Вероятно, вам приходилось слышать об этих выдающихся финансистах?

— О!.. Конечно!.. — воскликнул молодой человек.

— Ваша миссия будет тайной… Вы никому не должны говорить о ней… Вы меня понимаете? — прибавил финансовый король.

Энтони утвердительно кивнул.

— По счастью, англичанам для въезда в Бельгию не требуется никаких формальностей с паспортами, — продолжал хозяин. — Советую вам не терять времени. Вот письмо…

Он вынул из бокового кармана запечатанный конверт. Энтони быстро взглянул на адрес: «Мистеру Ньютону. Прошу вскрыть в присутствии месье Сесиля Ламона в Брюсселе».

— Не могу обещать вам, что за исполнение этого поручения вы будете щедро вознаграждены… — прибавил финансист. — Но мне кажется, что оно принесет вам пользу во многих отношениях.

Энтони радостно улыбнулся в ответ и воскликнул:

— Я отправлюсь тотчас же, сэр! Когда мне приходится исполнять подобного рода важные поручения, я не люблю терять времени…

— Вы поступаете весьма мудро, — одобрительно заметил хозяин.

Энтони втайне надеялся увидеть перед отъездом мисс Монсар, но был разочарован: у крыльца его поджидал только автомобиль с обычным шофером.

Проезжая мимо канавы, в которой все еще стоял его разбитый «бентли», Энтони самодовольно усмехнулся: он не жалел о случившемся…

По приезде в Брюссель Энтони тотчас же отыскал месье Ламона; тот оказался тучным человеком с длинной всклокоченной бородой. Он был немало удивлен внезапным приездом неизвестного ему молодого англичанина.

— От мистера Монсара? — с оттенком почтения в голосе переспросил он. — Мистер Монсар не предупреждал меня о вашем приезде… Быть может, дело касается нового биржевого синдиката?

— Поручение мое окружено строжайшей тайной, — с важностью ответил Энтони, понизив голос.

Месье Ламон почтительно выслушал это объяснение, поминутно одобрительно кивая.

— Ваше умение хранить чужие тайны делает вам честь, — несколько торжественно произнес он. — Я могу быть вам полезен во время вашего пребывания в Брюсселе? Не хотите ли пообедать вместе со мной сегодня вечером в нашем клубе?

Энтони был искренне рад приглашению: денег, привезенных им с собой, оказалось далеко недостаточно.

Во время обеда месье Ламон вновь завел речь о мистере Монсаре.

— Замечательный человек, не правда ли, мистер Ньютон? — воскликнул он. — Вероятно, вы — его друг?

— Не совсем, — заметил Энтони. — Разве можно быть «другом» такого великого человека? Можно только удивляться и восторгаться им!

— Верно! — восхищенно подтвердил бельгиец. — А дочь его! Вот красавица!

Он поцеловал кончики пальцев и добавил:

— И умница, умница какая! А?..

Энтони полностью был с ним согласен.

— Бьюсь об заклад, что дело касается турецкого займа, — воскликнул месье Ламон, весело подмигнув своему гостю, после того, как они осушили бутылку старого бургундского.

Энтони снисходительно улыбнулся.

— Я думаю, вы не осудите меня, если я умолчу о цели моей миссии, — не без важности ответил он.

— Конечно… Конечно… — согласился бельгиец. — Ваше молчание делает вам честь… Однако, быть может, вы приехали по поводу австрийского займа?..

Энтони с достоинством промолчал.

— Я могу вскрыть свой пакет только у вас в бюро.

Месье Ламон рассыпался в извинениях.

Энтони, впрочем, и самому не терпелось узнать содержание таинственного письма, и в среду утром, как только открылась контора, он был уже у месье Ламона.

Когда он вскрывал конверт, его руки дрожали от волнения: он так верил, что в жизни его наступил счастливый перелом!

К удивлению — письмо было не от мистера, а от мисс Монсар. Оно гласило:

«Сэр, мой отец хотел заявить о вас в полицию, или, по крайней мере, окунуть вас в пруд, чтобы кик следует проучить. Я уговорила его не делать этого: мне не хотелось, чтобы столь печальная участь постигла такого изобретательного молодого человека. Вы — тридцать четвертое по счету лицо, завязывающее знакомство с нами не совсем… обычным путем: меня „защищали“ от ужасных бродяг (нанятых, разумеется, самими же „спасителями“), меня дважды толкали в реку и героически спасали… Трое молодых людей „случайно“ подвернулись под ружья моего отца и были им ранены, когда он охотимся на зайцев. И по крайней мере пять человек попали под его автомобиль, когда он проезжал с нашей виллы на станцию…

Мы вполне оценили вашу изобретательность: должна сознаться, что в первую минуту я действительно поверила, что это — несчастный случай. Для проверки, однако, я позвонила в местный гараж и узнала, что ваш автомобиль стоял там в течение двух недель, пока вы приводили его в приличный вид и красили знаменитым на всю Англию «бинко». Желаю вам большей удачи в следующий раз.

Вера Монсар».

Энтони перечел письмо трижды. Лишь тогда он обратил внимание на вложенный в конверт лист бумаги с подписью самого мистера Монсара:

«Господину Ламону.

Прошу вас уплатить мистеру Ньютону сумму, достаточную для путешествия в Лондон и для путевых расходов.

Джеральд Монсар».

Месье Ламон с интересом наблюдал за молодым человеком.

— Надеюсь, теперь вы сообщите мне цель вашей поездки и содержание письма? — сгорая от любопытства, воскликнул он.

К этому времени Энтони успел вполне овладеть собой: он преспокойно сложил письмо и положил его в карман.

Затем, снова посмотрев на бумажку с подписью финансового короля, он с важностью произнес:

— Я крайне сожалею, что лишен возможности открыть вам цель моей миссии. Я спешно должен выехать в Берлин, Вену и Константинополь… Оттуда мне придется на несколько дней заехать в Рим по дороге в Танжер… Через месяц я буду в Гибралтаре, а там сяду на пароход, чтобы отправиться в Англию…

И он полным достоинства жестом протянул бельгийцу письмо мистера Монсара.

«Прошу вас уплатить мистеру Ньютону сумму, достаточную для путешествия в Лондон и для путевых расходов», — громко прочел Ламон, — Сколько же вы желали бы получить, месье? — почтительно справился он.

— Я думаю, что обойдусь шестьюстами фунтами, — небрежно бросил Энтони.

Месье Ламон поспешил отсчитать и вручить ему шестьсот фунтов.

Через несколько дней мистер Монсар, получив от своего агента уведомление о выплаченной мистеру Ньютону сумме, в ярости поспешил к дочери.

— Какой мерзавец! Какой жулик! — завопил он.

— О ком ты говоришь, папочка? — спокойно спросила дочь. Вокруг тебя столько мерзавцев и жуликов…

— Этот! Мистер Ньютон!.. — воскликнул отец. — Я велел Ламону возместить ему путевые издержки… И он слизал у меня шестьсот фунтов.

Девушка звонко расхохоталась.

— Он наплел Ламону всякую чепуху, — продолжал взбешенный Монсар. — Будто ему нужно вернуться в Англию через Берлин, Вену, Константинополь и Рим…

— Что ж! Благодари Бога, что он не пожелал возвращаться через Владивосток и Америку.

Глава 3.

КЛАД

Энтони Ньютон открыл окно и облокотился о подоконник, вдыхая утреннюю прохладу. Этим ясным летним утром солнечные лучи преобразили крыши соседних домов, и даже городские трубы выглядели нарядно. Энтони невольно залюбовался ими…

Он не сомневался в правильности сделанного выбора, зарабатывая вполне достаточно, чтобы быть сытым. Это был честный заработок: не выходя за рамки общественной благопристойности, он преуспевал, оставаясь в ладу со своей совестью. И Тони не кривил душой, считая себя несравненно благопристойнее многих экспонатов своей картинной галереи, заполнявшей одну из стен его номера. Тони называл ее «мой иконостас». Это были вырезанные с первых полос газет портреты воротил большого бизнеса; коллекция служила для Тони предметом гордости и неисчерпаемым кладезем возможностей…

Он недавно обзавелся компаньоном — Биллом Фаррелом. Фаррел был тощ, долговяз и во всем старался походить на своего патрона. Сегодня Тони намеревался поручить Биллу первое серьезное дело.

Билл сидел в кресле, важно попыхивая трубкой и пуская дым колечками.

— Слушай и запоминай! — начал Тони, указывая на «иконостас». — Начнем сегодня с верхнего ряда. Это Вильям Мак Нил (настоящая фамилия Бернштейн) — мясной король… Это Гарри Декл — король стали, следом за ним Теодор Матч — корабельный король. Далее ты видишь Николаса Флекка — короля пищевых продуктов. А этот джентльмен с носом-картошкой Митчел Блогг — король варенья. Этот, с очками в роговой оправе — хлопчатобумажный король… Косоглазый с бриллиантовой булавкой в галстуке — нефтяной король. Отвесь глубокий поклон их величествам, Билл… С их помощью мы с тобой сделаемся богатыми…

— С чего это вдруг? — изумился Билл.

— Я силюсь объяснить тебе, что некоторые излишки, «заработанные» этими джентльменами, должны перейти в наши карманы! — весело возразил Энтони.

— Гм… я и не знал, что у тебя такие прекрасные знакомства, — для солидности бесстрастно обронил Билл.

— Время — деньги… Детали предстоящей операции обсудим в моей конторе. Поехали! Выше голову, дружище!

На двери его маленькой конторы на Теобальдс-роуд висела медная дощечка:

«Э. Ньютон. Частное сыскное бюро».

Энтони уселся за письменный стол и вытащил из папки две газетные вырезки, положив их перед собой вместе с железнодорожным расписанием.

— Послушай! — воскликнул Тони. — Я прочту тебе описание аукциона у Флоретти. «Резная шкатулка красного дерева, содержащая различные рукописи, досталась мистеру Николасу Флекку». Не буду тебе докучать дальнейшими подробностями… Мистер Флекк — знаменитый коллекционер и отъявленный негодяй.

Тони взял в руки другую газетную вырезку.

— «Спешно: в Слау продается небольшой дом с участком в один акр. Цена 250 фунтов». Поторопись, Билл, редингская электричка отправляется в двенадцать двадцать…

— Постой! И купить этот дом должен я? — спросил ошеломленный Билл.

Тони утвердительно кивнул.

— Именно. Ты должен купить этот дом. Я уже осматривал его; у меня даже есть его план… Все же не заключай сделки, пока не получишь от меня подтверждения. Никто не должен знать, что ты действуешь от моего имени…

Час спустя Билл уже сидел в поезде. Тони вернулся в отель и принялся за работу.

В одном из ящиков комода хранились пожелтевшие листы пергамента, и он весь день что-то строчил на них мелким бисерным почерком.

Мистер Флекк был поистине одним из воротил финансового и делового мира. По его воле рынки Лондона, Копенгагена, Роттердама понижали и повышали цены на масло.

В Соединенном Королевстве у него был шестьсот тридцать один склад пищевых продуктов. От времени до времени пресса извещала англичан, что «фирма прилагает все усилия для снабжения населения дешевым маслом», но «что вследствие неурожая в Дании или в Ирландии и повышения фрахта, цена на масло должна быть повышена на три пенса»

Покупатели ворчали, но покорялись судьбе, и миллиарды лишних пенсов текли в казну удачливого предпринимателя.

У мистера Флекка был свой дом на Сент-Джонс-сквер в лучшей части Лондона. Кроме того, ему принадлежали: образцовая ферма в Норфолке, охота в Йоркшире и рыболовная речка в Шотландии. Правда, он не был ни охотником, ни рыболовом, но — «настоящий джентльмен должен быть спортсменом»! Это был обрюзгший, толстый человек, в облике которого было что-то бульдожье. Любимым его развлечением было лежать у себя на ферме под стогом сена и читать детективы.

Флекк был холостяком; штат его прислуги состоял из экономки, трех секретарей, четырех шоферов, двенадцати лакеев, главного повара и целой армии маленьких поварят в белых колпаках.

В то утро король масла сидел за своим столом огромным письменным столом, просматривая свежие газеты. Когда лакей в белых перчатках подал ему на серебряном подносе визитную карточку Энтони, он невольно поднял голову:

— Кто он такой и что ему нужно?

— Не знаю, сэр. У него вид джентльмена, и он настаивает на том, чтобы вы его незамедлительно приняли, сэр, — ответил лакей. — Я объяснял ему, что вы очень заняты, но…

— Хорошо, пусть войдет, — проворчал мистер Флекк.

В дверях показался Энтони в безукоризненном сером костюме. Хозяин кабинета окинул его быстрым взглядом.

— Присядьте, капитан… Ньютон, — наконец, снисходительно предложил король. — Чем могу быть вам полезен?

Тони не спеша снял перчатки, положил их рядом со шляпой на меленький столик и неторопливо вытащил записную книжку.

— Мистер Флекк, если я не ошибаюсь, вы купили несколько дней назад на аукционе у Флоретти шкатулку, содержащую различные рукописи? — начал он.

Мистер Флекк утвердительно кивнул.

— Эти рукописи принадлежали покойному лорду Уайтроллу, известному коллекционеру, — продолжал Тони.

— Я сделал эту покупку исключительно ради шкатулки… — перебил его миллионер. — Я даже еще и не просматривал этой писанины. Думаю, однако, что они не стоят и двух пенсов.

Тони облегченно вздохнул.

— И однако же я осмелился побеспокоить вас именно из-за этих рукописей, — заявил он. — Один из моих клиентов поручил мне переговорить с вами с глазу на глаз. Дело заключается в следующем: один из старых и доверенных слуг лорда дал своему хозяину на сохранение документ, содержание которого я, к сожалению, не могу вам открыть. Слуга этот (его фамилия Самуэльс) умер несколько лет тому назад. Его родственники уверяют, что лорд Уайтролл всегда хранил этот документ в купленной вами шкатулке. Если документ действительно куплен вами вместе со шкатулкой, клиент мой предлагает за его возвращение двести фунтов… Речь идет о некоем письме на имя Самуэльса…

Мистер Флекк был прежде всего деловым человеком. Прикинув, что никто не стал бы предлагать за документ двухсот фунтов, если бы он не стоил дороже, он нажал кнопку звонка и приказал вошедшему секретарю:

— Принесите мне шкатулку, купленную на аукционе у Флоретти…

И, вернувшись к разговору, добавил:

— Это отнюдь не значит, что я согласен возвратить вам этот документ, мистер Ньютон, на предложенных вами условиях. Все, что находилось в шкатулке, — отныне моя собственность, и я волен делать с ней, что захочу…

Тони понимающе кивнул.

— Я лишь осмелюсь добавить, что родственники Самуэльса очень бедны, и для покупки документа они идут на большие издержки.

— Бедность и богатство — понятия относительные, — назидательно заметил мистер Флекк. — Ведь я тоже небогат, если сравнить меня с миллиардерами Америки.

— Но вы богач по сравнению с этими людьми, — настаивал Тони. — И я уверен, что такой благородный человек, как вы, не пожелает наживаться за счет бедняков…

— Чушь! — резко перебил «король». — Мое состояние не с неба свалилось, я сам сколачивал его… и, должен сознаться, никогда не задумывался о тех, которые при этом теряли. Сделка есть сделка… Если я купил эту вещь, то и все, что находится в ней, теперь принадлежит мне.

В это время в кабинет вошел секретарь и поставил перед Флекком небольшую шкатулку красного дерева.

— Впрочем, — добавил Флекк спокойно, — я ведь еще ничего не решил, мистер Ньютон. — Быть может, я и уступлю этот документ за предложенную вам цену.

Он быстро разрезал бечевку и откинул крышку шкатулки. Она была наполнена пожелтевшими от времени рукописями. Некоторые были связаны в пачки поблекшими розовыми лентами.

Мистер Флекк начал их перебирать.

— Так вы говорите, что это было письмо? — переспросил он.

Энтони молча кивнул.

— Это, по-видимому, рецензия на какую-то театральную пьесу, — пробормотал Флекк, пробегая взглядом пожелтевшие листы, — Это… А вот и письма.

Энтони нагнулся над шкатулкой, как бы для того, чтобы ближе ее разглядеть. Еще секунда — и мелко исписанные им накануне листки были уже среди других писем. Затем он снова сосредоточенно принялся разглядывать резьбу по дереву.

И вдруг, озабоченно нахмурившись, поднял голову.

— Сэр, если цена вам кажется слишком незначительной, то мой клиент не постоит за несколькими лишними сотнями… Ему важно во что бы то ни стало получить документ…

Мистер Флекк насторожился.

— Мне надо подумать… — буркнул он. — А сейчас я очень занят… Через несколько дней я дам вам ответ.

Энтони пожал плечами, встал и холодно откланялся.

Очутившись на улице, он поспешил в ближайшее почтовое отделение и послал телеграмму в «Зеленый попугай»:

«Совершай сделку».

Четыре дня спустя у маленького домика в Слау остановился роскошный лимузин. Из него вылез тучный джентльмен и стал пристально разглядывать домик и сад, Особенно заинтересовало его местонахождение огорода, расположенного позади дома. Наконец, он решительно толкнул калитку.

Из-за домика показался высокий молодой человек в вылинявшей рубашке, одетой набекрень старенькой кепке, с большой садовой лейкой в руке. Он поставил лейку на землю, вытер руки о кожаный передник и приветливо обратился к приезжему:

— Прекрасная погода, сэр!

«Типичный деревенский простофиля», — подумал Флекк.

— Доброе утро, милейший, — приветствовал его мистер Флекк. — Это ваш дом?

— Да, сэр… — с готовностью ответил Билл.

— Гм… Недурной домик!.. Прекрасно расположен… — продолжал миллионер. — Он достался вам по наследству?

— Я купил его недавно; хочу заняться ранними овощами.

— Вот как… А кто владел этим домом до вас? — промолвил мистер Флекк.

— Не могу припомнить фамилии, — немного подумав, ответил Билл. — Я слышал, что земля принадлежала одной семье, столетие переходя от отца к сыну…

— Гм… — проворчал толстяк. — Неужели вы так и не можете припомнить фамилию?

— Затрудняюсь ответить, сэр, — развел руками Билл, — кажется, что-то вроде Сомсон… — он наморщил лоб.

— А может быть, Самуэльс?

— Ну, конечно, Самуэльс!.. — радостно вскричал Билл. — Наконец-то вспомнил!

— Простите за нескромный вопрос, — продолжал Флекк. — Сколько вы заплатили за этот коттедж?

— О! Все мои сбережения… — со вздохом признался молодой человек.

— А за сколько вы согласились бы продать его?

— Продать?! — изумленно воскликнул «фермер». — Но я не собираюсь продавать своего дома, сэр. Я в восторге от своей покупки. И, кроме того, как уже говорил вам, я хочу заняться ранними овощами. Мой шпинат…

— Оставим в покое ваш шпинат… — нетерпеливо перебил его Флекк. — Ну, скажем, за лишних сто фунтов вы согласились бы перепродать его?

— Что вы!.. Даже, если бы вы мне предложили лишнюю тысячу фунтов, я бы не расстался с моим домом… — как бы несколько обиженно воскликнул Билл.

И прибавил, понизив голос:

— Про это место ходят странные слухи… Его уже однажды собирались перекупить у меня. А на днях приходил сыщик в сопровождении местного адвоката.

— Ближе к делу, — нетерпеливо перебил Флекк. — Я деловой человек и не люблю терять даром времени… Тысячу фунтов!.. Идет?

— Нет, сэр! Ни за какие деньги! Мой шпинат…

— А! К черту ваш шпинат! Мне понравился этот дом, и я согласен заплатить за него хорошую цену в разумных пределах… — многозначительно добавил толстяк.

Немного подумав, Билл распахнул дверь коттеджа.

— Войдите, сэр, — любезно пригласил он.

…Час спустя мистер Флекк уселся в свой роскошный лимузин. Рядом с ним сидел Билл. Шоферу дан был адрес одного из крупных лондонских банков: Билл недоверчиво относился к чекам…

Он согласился совершить купчую на продажу дома лишь после того, как мистер Флекк отсчитал ему круглую сумму наличными.

На рассвете мистер Флекк принялся за поиски клада.

Он захватил с собой три исписанных бисерным почерком листка и в сотый раз перечел рассказ о том, как Вильям Самуэльс украл из банка, где служил швейцаром, драгоценности маркизы Тьерри и как спрятал этот клад, оцененный примерно в сто двадцать тысяч фунтов, у своего тестя, владевшего маленькой фермой в Слау.

Наконец, отсчитав три ярда от яблони по направлению к колодцу (так было указало в документе), мистер Флекк, обливаясь потом, принялся за работу.

О, радость! Через полчаса лопата его наткнулась на квадратную каменную плиту. Он наклонился и поднял ее.

Дрожащими от волнения руками, он извлек из-под камня заржавевшую коробку из жести, до странности похожую на самые обычные коробки из-под печенья.

Несмотря на свою тяжесть, она показалась толстяку легче перышка, когда он переносил ее из сада в дом. Лишь тщательно заперев дверь на ключ, он решил приподнять крышку: коробка была наполовину наполнена песком…

Мистер Флекк нетерпеливо высыпал его на стол. Увы… он не нашел ничего, кроме маленького кусочка картона.

Это была визитная карточка Энтони Ньютона. Внизу мелким бисерным почерком было начертано:

«Один из несчастных покупателей масла».

Вне себя от гнева, мистер Флекк бросился в контору Энтони.

— Вы с вашей шайкой ограбили меня на восемь тысяч фунтов! — завопил он. — Сейчас же верните мне деньги или я обращусь в суд…

— Я предпочитаю последнее, — невозмутимо заметил Тони.

— Да вы просто бандит!.. — завизжал толстяк.

— Из этой комнаты два выхода, — еще невозмутимей продолжал Тони, — через окно и через дверь. Вы заплатили деньги и, следовательно, можете выбирать…

— Хорошо! В таком случае, я иду в полицию! — задыхаясь от гнева, прокричал мистер Флекк и взялся за шляпу.

— Дорогой Флекк, — остановил его Тони. — Я получил с вас восемь тысяч фунтов по совершенно законной сделке, не так ли… И предупреждаю вас: если вы будете ее оспаривать, я не успокоюсь до тех пор, пока не вытяну из вас восьмидесяти тысяч…

— Вор!.. Бандит!.. — в совершенном бешенстве заорал король пищевых продуктов.

— Билл!.. — негромко позвал Тони.

В тоже мгновение на пороге появился бывший «владелец» усадьбы с кладом и молча, но решительно выставил мистера Флекка за дверь.

Глава 4.

ДАМА В СЕРОМ

Во время войны Энтони познакомился с Сибиллой Мартин. Он называл ее «дамой в сером», ибо она, по словам мужа, почти всегда носила только серые платья. (Цвет этот был, между прочим, ей весьма к лицу).

Дочь обедневшего аристократа, она отличалась необычайно благородной красотой и внушала Энтони благоговение, близкое к страху: такое чувство могут внушать античные статуи; то была красота античной богини.

Ее муж, полковник Джим Мартин, был командиром Тони и для своего подчиненного всегда оставался веселым и преданным другом. Во время одной из неприятельских атак Джим Мартин был смертельно ранен. Когда Энтони на себе тащил своего друга на перевязочный пункт, полковник Мартин скончался. Его последними словами были:

— Не оставляй мою жену… Сделай для нее все, что можешь!..

Энтони не забыл о предсмертном завещании друга и решил навестить «даму в сером», снимавшую уютную квартиру в доме на Керзон-стрит.

Она встретила Энтони удивительно холодно и надменно.

Он невнятно пробормотал несколько приветственных слов и спросил ее, не может ли чем-нибудь быть ей полезен.

«Дама в сером» любезно поблагодарила Энтони, решительно отклонив его помощь. За завтраком она вела разговор о самых невинных вещах, и смущенный Энтони поспешил как можно скорее откланяться.

После этого он видел Сибиллу Мартин еще два раза.

Первый раз — в дни самой ужасающей бедности: она проехала мимо, видимо, не узнав и не сразу ответив на его поклон, в щегольском автомобиле, когда он, голодный, уныло брел по Пикадилли. На ней было светло-серое пальто и прелестная серая шляпка, очень шедшая к ее пепельно-русым вьющимся волосам.

Во второй раз Тони увидел красавицу в вестибюле одною из модных театров. Смокинг Тони сидел на нем безукоризненно.

Она приветливо кивнула ему.

— Мне кажется, я мельком видела вас на улице, мистер Ньютон, — промолвила она, величественно протягивая руку. Я так была погружена тогда в свои мысли, что но сразу узнала вас… Буду очень рада, если вы как-нибудь навестите меня.

— Я буду счастлив… — с поклоном ответил Энтони.

Он вдруг вспомнил своего мертвого друга и подумал, что полковник Мартин мог быть спокоен: жена его, видимо, не испытывала нужды. Достаточно было взглянуть на ее туалет и бриллианты в ушах.

Поклонившись «даме в сером», Энтони заметил приближающегося к ним маленького лысого человека в смокинге и очках в тонкой золотой оправе.

— Черт возьми! Джебюрн? — невольно вырвалось у Тони.

Фото Джебюрна находилось в его «иконостасе» знаменитых мошенников на одном из видных мест, хотя сам этот джентльмен предпочитал всегда оставаться в тени.

Когда-то в Дувр приехал безвестный австрийский эмигрант с двадцатью кронами в кармане и с презрением к своему отечеству в душе. Фамилию свою — Джебюрн — он увидел впервые на указателе дуврской набережной в тот памятный день, когда очутился здесь.

Со временем мистер Джебюрн разбогател; способы, которыми он нажил свое состояние, не лишены были известной оригинальности. Он основал в Лондоне целый ряд клубов, для чего в различных кварталах Вест-Энда покупал или снимал меблированные или немеблированные дома, нанимал штат слуг из бывших своих соотечественников и непременно привлекал в качестве почетных гостей обедневших аристократов. В каждом клубе была неизменно любезная, прекрасно воспитанная хозяйка, принимавшая гостей. Первые этажи были отведены под дансинги для молодежи. Во втором же, куда допускались лишь избранные, шла крупная игра в «тридцать и сорок».

Официально имя Джебюрна не было связано ни с одним из его клубов. Никто из приглашенных, например, на танцевальный вечер к миссис Девидсон, не знал, что очаровательной хозяйке не принадлежит ни один стул из всего роскошного убранства особняка на Флавери-гарденс; никто из гостей не подозревал и того, что она получала тысячу фунтов в год от маленького лысого человека, жившего в небольшой, но уютной квартире в совсем другой части города.

Вполне естественно, что гости, собравшиеся на танцы, попадали и в верхний этаж.

Крупье, заведовавшие игрой, были, конечно, людьми мистера Джебюрна. Их труд оплачивался несравненно лучше, чем труд хозяйки дома. И неудивительно: эти господа ловким движением рук умели переместить карту и повернуть в пользу хозяина «колесо фортуны».

Несмотря на огромные расходы по содержанию штата служащих, каждый игорный дом приносил Джебюрну чистых двадцать тысяч фунтов в год.

Полиция, конечно, ни к чему не могла придраться: хозяйкой в каждом доме была всеми уважаемая дама, игра велась между друзьями и знакомыми, а законы Соединенного Королевства, как известно, охраняют неприкосновенность частной собственности.

Тони заинтересовала встреча в театре, и в один из ближайших дней он отправился на чай к «даме в сером».

— Джебюрн?.. — переспросила красавица. — Да, я немного знакома с ним… Он забавный рассказчик… Знаком со многими знаменитостями. Вам, вероятно, показалось странным, что я его поджидала в театре?

Энтони улыбнулся.

— Я никогда не задумываюсь над такими вещами… — ответил он. — Ведь вы не очень дружны с ним?

— Нет, конечно.

В торопливом ответе миссис Мартин проскользнул испуг.

Впрочем, она тотчас же овладела собой и продолжала спокойно:

— Мы собирались в театр целой компанией… Леди Мембюри взяла ложу и пригласила меня… К сожалению, трое, в том числе и леди Мембюри, заболели гриппом… Такая досада!

Энтони облегченно вздохнул.

— Мне кажется, вы недолюбливаете мистера Джебюрна? — спросила миссис Мартин: от нее не ускользнул этот вздох.

— Очень уж сомнительна его репутация… — уклончиво ответил Тони.

— Вот как? — изумилась она. — Что же именно ему ставят в вину?

— Как вам сказать, — замялся Тони. — Его имя связывают как-то с игорными домами.

— И это… общее мнение? — спросила она, помолчав.

— Я бы этого не сказал… — Скорее — мое личное впечатление…

Снова наступило молчание.

— Какая пошлость! — промолвила, наконец, миссис Мартин. — А мистер Джебюрн знаком с вами?

Энтони должен был сознаться, что мистер Джебюрн и не подозревает о его существовании.

Через три дня после разговора с миссис Мартин, Тони столкнулся с этим джентльменом в одном дорогом ресторане, где мистер Джебюрн постоянно обедал, — метрдотель всегда сохранял для него угловой столик.

К этому-то столику и подсел Энтони. Он, видимо, был сильно навеселе и заплетающимся языком пробормотал:

— У меня на родине нет обычая сохранять столики для важных клиентов… У нас все люди равны…

— Вы — американец? — спросил заинтересованный Джебюрн, оглядывая Тони через стекла очков.

— Вы угадали, — рассмеялся Энтони. — И я жду не дождусь, когда вернусь к себе на родину… Лондон — просто скучнейшая дыра… Негде потратить деньги, черт возьми… На будущей неделе я удираю в Париж… Быть может, там удастся повеселиться…

Мистер Джебюрн живо заинтересовался новым знакомым.

— Все зависит от того, что называть весельем… — осторожно заметил он. — Вкусы бывают различные… Всюду можно повеселиться, если есть деньги… Быть может, вы стеснены в средствах?

— Ну уж нет! — вскрикнул Тони, швырнув на стол пригоршню крупных кредиток. — За этим дело не станет… Подумайте, сегодня я хотел развлечься в покер у себя в отеле… и не мог найти партнеров! Все завопили, что я играю слишком крупно, что здесь не игорный дом и тому подобную ерунду…

Мистер Джебюрн оглядел зал: за одним из соседних столиков обычно сидел «свой человек». Он подозвал его и объяснил:

— Позвольте вас познакомить с моим приятелем мистером…

— Смитом из Нью-Йорка… — подсказал Тони.

— Мой приятель Девидсон — лондонский старожил, — продолжал Джебюрн. — Он с удовольствием покажет вам город… Ведь и в Лондоне можно повеселиться, не так ли, мистер Девидсон?

Поверх очков он многозначительно взглянул на Девидсона.

— Вы надолго пожаловали в Лондон? — тотчас осведомился мистер Девидсон.

— Не знаю, — зевая изрек тот. — Я здесь решительно умираю со скуки…

— О! После сегодняшнего вечера, надеюсь, вы перемените мнение о нашей столице, — усмехнулся Девидсон. — Поехали!

Через несколько мгновений Тони сидел в автомобиле своего нового знакомого.

— В Лондоне много мест, известных лишь старожилам, — с лукавой усмешкой пояснил ему дорогой мистер Девидсон. — Я познакомлю вас сейчас с моим другом, мистером Вестбюри…

— Вы очень любезны, — пробормотал Тони.

— Мне приходилось так часто встречать совершенно исключительное радушие со стороны американцев, что я счастлив отплатить… — оживленно добавил его собеседник.

Вскоре они подъехали к большому особняку на Кадоган-гарден.

В большом зале были танцы.

Девидсон взял Тони под руку и повел по широкой мраморной лестнице наверх.

— Здесь идет небольшая игра, — небрежно пояснил он, вводя Энтони в игорный зал. Не советую вам принимать в ней участие: в азартных играх легко проиграться…

Клубы мистера Джебюрна делились на разряды: в этом клубе ставки были невелики.

Услышав слово «небольшая», Тони громко запротестовал.

— Я позволю себе отвезти вас в другой дом, — торопливо предложил его любезный спутник. — Сегодня как раз танцевальный вечер у миссис Крессельвайт около Беркли-сквер.

Энтони согласился и вскоре очутился в еще более богато обставленном доме. В первом этаже также танцевала нарядная молодежь.

Наверху вокруг зеленого стола сидело человек пять-десять: тут играли в «тридцать и сорок».

— Здесь ставки уже выше, — пояснил спутник Тони. — Однако они не должны превышать пятидесяти фунтов…

…В три часа утра Тони распростился со своим новым приятелем: он проиграл сто фунтов, но зато ознакомился с четырьмя игорными притонами мистера Джебюрна.

Друзья Тони собирались в его конторе в Сити. С тех пор как «дела» Тони пошли на лад, у него всегда здесь были припасены бутылка виски и ящик с сигарами. Утопая в клубах дыма, молодые люди вспоминали совместную службу во время войны; но все чаще здесь речь шла о том, как заработать деньги.

На следующий день после своего проигрыша, Энтони, придя в контору, застал там пятерых приятелей. Он с грустью окинул взглядом поношенные плащи и костюмы своих однополчан.

— Куда вы все запропастились? Рад, что пришли, — улыбнулся он. — Я уже собирался вас разыскивать, ребята.

— В чем дело, Тони? — поинтересовался Билл. — Новый гениальный план? — Билл всегда гордился тем, что на этих встречах он присутствует на равных с друзьями своего патрона.

Энтони сел за письменный стол. Все разместились вокруг и приготовились слушать.

— Как вам известно, — начал Тони, — богатства наживаются честными и нечестными путями… Оставим в стороне честных богачей и ополчимся против воров и мошенников… Они не станут беднее, если часть награбленных ими барышей перейдет в наши дырявые карманы…

— Золотые слова, Тони!.. — воскликнул Боб. — Ты уже нашел «жертву»?

— «Жертву» можно видеть ежедневно за обедом в ресторане Парони, — усмехнулся Тони. — Отъявленный негодяй, шантажист и мошенник. Его следует проучить, Боб…

Он попеременно взглянул на каждого в отдельности и негромко произнес:

— Для этого мне срочно понадобится ваша помощь, ребятки. Но предупреждаю: путь, на который вы вступаете, не усыпан розами, скорее чреват тюрьмой… Все же симпатии всех честных людей будут на вашей стороне… Так кто пойдет со мной?..

В следующую же ночь, когда улицы были уже почти пустынны, к особняку на Кадоган-гарден подъехал автомобиль. Из него вышли пять бравых молодцов.

Тони позвонил в дверь. На пороге появился лакей в ливрее. Он и пикнуть не успел, как один из молодцов зажал ему рот кляпом и связал.

Другой бравый молодец встал на страже у дверей танцевального зала. Остальные быстро поднялись наверх.

— Ни с места!.. — скомандовал Тони, стоя на пороге комнаты, где шла игра в «тридцать и сорок». — Вы арестованы… Сержант, займитесь этим джентльменом. — Он указал взглядом на растерявшегося крупье.

Женщины забились в истерике и были близки к обмороку. Мужчины громко выражали негодование… Однако никто не оказал ни малейшего сопротивления.

Энтони вынул большой мешок и спокойно сгреб туда весь банк. В это время его приятели связали слуг и заперли их в чулане.

— Итак, джентльмены, мне известны ваши имена и адреса, — продолжал Тони, обращаясь к игрокам. — Однако арестовывать вас сегодня я не намерен… Тем не менее, вы останетесь здесь, пока сержант у дверей не выпустит вас. Надеюсь, сегодняшний урок пойдет вам впрок.

Несколько минут спустя автомобиль подкатил к особняку на Беркли-сквер.

Лакей в ливрее не сопротивлялся… Энтони быстро взбежал по лестнице и… остановился как вкопанный…

За зеленым столом сидели Джебюрн и «дама в сером». Она вскочила и широко раскрытыми от ужаса глазами воззрилась на Тони.

Джебюрн не растерялся.

— В чем дело? — спокойно спросил он, подходя к Энтони.

Ответа не последовало.

Тони быстро сгреб деньги с зеленого стола и подошел к оцепеневшей Сибилле Мартин.

— Мне нужно поговорить с вами, — сказал он негромко.

Она покорно последовала за ним в коридор.

— Что вы здесь делаете, миссис Мартин? — спросил Тони.

— Я… Я… новая хозяйка дома… — прошептала растерянно «дама в сером».

— Новая хозяйка дома? — удивленно повторил Тони. — Что вы этим хотите сказать?

— Я… задолжала мистеру Джебюрну, — избегая глядеть на Тони, прошептала она. — В его руках оказались мои векселя на три тысячи фунтов.

— Но… я думал… — начал Тони.

— Вы думали, я богата? — горько усмехнулась «дама в сером». — Но бедный Джим оставил мне очень мало, и я… давно истратила все эти деньги.

— Истратили здесь, — уточнил он, указывая глазами на дверь.

Она грустно кивнула.

— Пожалуй, я помогу вам, миссис Мартин. В память о моем погибшем друге, — холодно бросил Тони и быстро вернулся в игровую комнату.

Джебюрн был вне себя от гнева. Он потрясал кулаками и грозил всевозможными карами «этим разбойникам и ворам».

— Где векселя миссис Мартин? — прервал Тони поток нецензурной брани.

— А вам что за дело?.. — прохрипел разъяренный Джебюрн.

— Слушайте меня внимательно, Джебюрн. — негромко начал Тони. — Если вы тотчас же отдадите мне эти векселя, я не буду поднимать шума и выведу своих людей из этого дома… Если же вы будете продолжать скандалить, то вам придется тотчас вернуться в свое отечество.

Джебюрн размышлял не более секунды.

— Я согласен отдать вам векселя, — ответил он. — Но как же быть с деньгами… которые вы взяли?

— О, не беспокойтесь… Деньги пойдут на доброе дело — в фонд бывших защитников отечества! — усмехнулся Тони.

Глава 5.

ЭНТОНИ СТАНОВИТСЯ БУКМЕКЕРОМ

— Дружище, ты, кажется, раздал всю добычу, какую удалось загрести в тот памятный вечер? — осведомился Билл за утренним кофе.

Его патрон загадочно улыбнулся и вынул из жилетного кармана газетную вырезку.

— Билл, пока есть «наши бараны», ты без работы не останешься! Кстати, я нашел новое и весьма выгодное помещение капитала… Суммы, оставшейся у нас, вполне достаточно, чтобы заняться этим делом.

Билл с любопытством взглянул на газетную вырезку из почитаемой Тони «Дейли мейл»:

«Ищу компаньона с капиталом в тысячу фунтов. Дело без всякого риска. Выгода огромная. Обращаться письменно в газету для номера девятьсот сорок три».

— Джентльмена, поместившего объявление, зовут Герроу, — пояснил Тони, пуская дым колечками. — Он букмекер…

— Не вижу никакой выгоды от этого предприятия, — возразил Билл. — Еще вопрос — есть ли у него клиентура?..

— Если и нет, то скоро будет… — вслух размышлял Тони. — Во всяком случае, один клиент обеспечен — это его отец. Отец этого Герроу — большая шишка на бирже… Это нисколько не мешает ему быть мошенником. Я уже навел справки: отец и сын — одного поля ягоды…

На следующий день состоялась первая встреча будущих компаньонов.

Мистер Сильвестр Герроу снимал квартиру в третьем этаже одного из доходных домов вблизи Пикадилли.

В первой комнате с выцветшими обоями — типичной конторе — помещалось два письменных стола, несколько стульев, пишущая машинка и телефон. Вторая комната была обставлена как будуар. По-видимому, мистер Герроу любил старинную мебель, гравюры и понимал толк в коврах.

Хозяин конторы оказался франтоватым молодым человеком с гладко зачесанными волосами. Он приветливо поздоровался с Тони и протянул ему холеную белую руку с отполированными ногтями.

В комнате стоял аромат из смеси каких-то восточных духов и дорогих сигарет.

— Видите ли, мистер Ньютон, я не держу секретаря… — пояснил он томным голосом. — Со служащими бывает столько неприятностей… Им ни в чем нельзя доверять…

После этого маленького предисловия он сразу приступил к делу.

— Я понял из вашего письма, что вы желали бы стать компаньоном в моей фирме… Вы представляете себе, в чем заключается наше ремесло? Должен сознаться, что я иногда стыжусь своей профессии, до того она вульгарна. Но ничего не поделаешь… Нужно жить…

— По правде сказать, я мало смыслю в букмекерстве… — сознался Тони. — Я представляю себе дело так: клиенты дают вам поручения… Если лошади, на которых они поставили, выиграли, вы им выплачиваете выигрыш… В противном случае клиенты платят вам…

Мистер Герроу добродушно усмехнулся.

— Надеюсь, у нас дело сладится… — заметил он, — Для начала я попрошу вас находиться в конторе, отвечать на телефонные звонки, принимать телеграммы и записывать в книгу все ставки…

Весь первый день своего букмекерства Тони проскучал: не было ни одного телефонного звонка и ни одной телеграммы.

— Сегодня первый день скачек в Ньюмаркете… — пояснил мистер Герроу, — публика еще не втянулась в игру…

Он посмотрел на часы.

— Не хотите ли выйти перекусить? — предложил он. — А когда вернетесь, отлучусь я.

Тони не заставил себя просить и через четверть часа уже вернулся в контору. У мистера Герроу был недовольный и озабоченный вид.

— Какая неудача!.. — воскликнул он. — Тотчас после вашего ухода позвонил лучший клиент — Берт Финнер и поставил пятьдесят фунтов на Меррибоя… И выиграл, мерзавец!.. Выдача триста фунтов!..

— Вот как… — промолвил Тони, но ничем не выдал своего недовольства.

На следующий день в конторе было много работы: звонили какие-то странные люди и ставили небольшие суммы. Тони докладывал о каждой ставке главе фирмы, сидевшему в мягком кресле в будуаре и полировавшему ногти.

В четыре часа Тони снова пошел в кафе.

— Этому Финнеру дьявольски везет!.. — воскликнул мистер Герроу, когда Тони вернулся в контору. — Поставил сто фунтов на лошадь. Выиграл четыреста.

— Что ж… — спокойно промолвил Тони, — в каждом деле бывают неудачи… Будем надеяться, что фортуна и нам улыбнется.

— О… Конечно! — подхватил компаньон, весьма довольный тем, как спокойно Тони отнесся к проигрышу. — Ведь, когда начнется полоса удач, — тысячи фунтов поплывут в нашу кассу…

На следующий день Тони не пошел в кафе. Он прихватил с собой термос с кофе и сандвичи.

— Очень уж дорого обходится это чаепитие, — заявил он своему компаньону. — А кроме того, я хотел бы побеседовать с Бертом Финнером…

Однако мистер Финнер так и не позвонил в этот день. Небольшие ставки других клиентов принесли фирме барыш.

На следующий день в три часа раздался телефонный звонок. Герроу сам поспешил взять трубку. Тони притворился, что поглощен своими записями, внимательно прислушиваясь к односложным репликам своего компаньона.

— Хорошо, дружище… — сказал в заключение мистер Герроу. — Конечно, я с удовольствием сделаю это… Вы говорите, двести фунтов?.. Триста фунтов? Отлично!..

Он швырнул трубку и попросил Тони узнать по телефону результат последнего заезда.

Тони выполнил его просьбу.

— Так кто же пришел первым?.. — нетерпеливо спросил Герроу.

— Блек Эмпайр. — Ответ последовал незамедлительно.

Лицо мистера Герроу вытянулось.

— Ну не досадно ли?.. — воскликнул он. — Снова этому мерзавцу чертовски повезло!..

— Уточните у него, верно ли он ставил именно на Блек Эмпайр? — торопливо прошептал Тони, внезапно побледнев.

Герроу снял трубку и набрал номер.

— Вы слушаете, Берти? На какую лошадь вы поставили триста фунтов?.. На Блек Эмпайр?.. Вы в этом уверены? Счастливец! Ваша лошадь пришла первой!..

Он повесил трубку и в полном отчаянии опустился на стул.

— Какое невезение!.. — воскликнул он (впрочем, в голове его скорее звучала радость, нежели злость). — Угораздило же меня принять его ставку за минуту до того, как стал известен результат заезда. Послушайте, дружище, уточните-ка данные.

Тони взялся за телефонную трубку. Потом обернулся к Герроу.

— Я ошибся, Блек Эмпайр не пришел первым, — с трудом сдерживая улыбку, прошептал Тони. — Первым пришел Рербелл!

Герроу позеленел: по его ошеломленному лицу можно было подумать, что он весьма огорчен первым успехом фирмы.

— Какой вы, однако, невнимательный, дружище, — наконец проворчал он. — Ведь я уже сообщил Берти, что лошадь пришла первой… Мы можем так лишиться своего лучшего клиента.

— О, поверьте, я этим был бы не менее огорчен, чем вы, — смущенно пробормотал Тони.

Вечером Тони ужинал с Биллом.

— Ну, как твои дела? — поинтересовался компаньон.

— Великолепно! — рассмеялся Тони. — Вся организация дела весьма несложна: у мистера Герроу вовсе нет серьезной клиентуры. Как только я выхожу, ему звонит какая-то мифическая личность и якобы ставит на выигравшую лошадь… Таким образом, у меня ежедневно из кармана убывает несколько сот фунтов. Когда он слизнет все мои деньги, он сделает новое объявление в газетах: «Ищу компаньона» и так далее.

Билл удивленно посмотрел на патрона.

— Не беспокойся, мой друг… У меня есть одна идея! — Тони хлопнул его по плечу.

На следующий день мистер Герроу был немало удивлен: несмотря на то, что на скачках был «большой день», Тони заявил, что хочет пройтись и что-нибудь перекусить.

— У вас есть какая-нибудь предельная ставка для мистера Финнера? — невзначай поинтересовался он у Герроу, стоя на пороге.

— Конечно, нет, — с улыбкой ответил букмекер. — Чем выше будут его ставки, тем больше мы в итоге заработаем… Не век же ему будет так дьявольски везти!..

По возвращении Тони пришлось выслушать жалобы своего компаньона на злой рок.

— На этот раз он поставил двести фунтов, — простонал Герроу.

— Все тот же злополучный Берти Финнер? — осведомился Тони.

— Ну, конечно… Выдача была вчетверо больше ставки… Он позвонил, как только вы ушли… Я еще подумал, прежде чем согласиться на такую высокую ставку. Но он уговорил меня, мерзавец!..

— Итак… мы потеряли восемьсот фунтов?.. — задумчиво промолвил Тони.

Мистер Герроу грустно кивнул.

— Вам дьявольски не повезло, мой друг, — сокрушенно промолвил он. — Никогда еще моя контора не терпела таких убытков… Подумайте только, за неделю мы потеряли более тысячи фунтов.

— Что ж… Ничего не поделаешь, — вздохнул Тони и участливо добавил: — Выше голову, старина, сходите в бар, стаканчик виски вам не повредит… А я пока приготовлю чек для мистера Финнера…

Во время его отсутствия Тони узнал результат последнего заезда.

— Никто не звонил? — спросил Герроу, вешая в прихожей шляпу.

— Представьте, какая удача! — воскликнул Тони. — Берти Финнер поставил тысячу фунтов на Блу Деймонд. Мы с ним теперь квиты!..

От изумления мистер Герроу не мог выговорить ни слова.

— Мистер Финнер… Звонил? — наконец переспросил он.

— Ну да… И поставил тысячу фунтов на Блу Деймонд, покалеченную с пол-заезда, — подтвердил Тони. — Он позвонил, как только вы ушли, и я не знал, принимать ли такую большую ставку… Однако ваши слова, что для Берти нет предельной суммы, вдохновили меня. Мне захотелось рискнуть. Поздравляю вас, дружище!

И Тони радостно протянул руку своему компаньону.

Тот, казалось, не заметил протянутой руки и продолжал в полном недоумении смотреть на Тони.

— Но, насколько мне известно, ведь Берти Финнер уехал сегодня за город, — пробормотал растерявшийся букмекер. — Он мне говорил, что выезжает четырехчасовым поездом.

— Он действительно звонил с вокзала, — нашелся Тони.

— Отлично! — пробормотал Герроу.

Он побледнел как полотно.

Энтони с улыбкой наблюдал за ним.

— Кстати, я бы хотел предложить вам, — начал Тони, — несколько изменить способ связи с клиентами: вместо телефонного звонка нужно требовать от каждого клиента телеграфного подтверждения ставки.

— Да… Конечно… — задумчиво произнес Герроу и замолчал; его мысли сейчас были далеко.

— Какая удача, что я был в конторе, когда позвонил этот Берти… — не унимался Тони. — Право, не будет греха в том, если я просто буду называть его Берти… Ведь я сегодня даже полюбил его… Не думаю, что он будет сильно огорчен проигрышем: за последнее время он положил в карман много наших денег.

Герроу не ответил. Казалось, он весь ушел в изучение каких-то заметок в книжке, лежавшей на письменном столе.

— Дружище, быть может, я допустил оплошность без вас, согласившись на такую крупную ставку… — виновато продолжал Тони. — Однако какая удача, что неделя эта окончилась все-таки без убытка, черт возьми!

Лицо мистера Герроу побледнело, потом позеленело.

В понедельник утром, придя в контору, Энтони был поражен необычной веселостью и радушием патрона.

— Я успел за эти дни поразмыслить над вашим новым предложением и даже посоветоваться с отцом, который, между нами говоря, отнюдь не одобряет моего «ремесла». Отец находит ваше предложение принимать поручения по телеграфу вполне приемлемым. И знаете, у отца есть небольшая скаковая конюшня. Я уговорил его играть впредь только при нашем посредничестве. Что вы на это скажете?.. А?..

Тони просиял.

— Что же… Попробуем!.. — воскликнул он. — Должен только предупредить вас, что в среду я уезжаю в Глочестер и что вам придется одному сидеть в конторе и отдуваться.

— Но ведь в среду большие скачки в Херст-парке? — удивленно воскликнул Герроу.

И, спохватившись, небрежно прибавил:

— Хотя вряд ли в этот день будет много ставок… Вы можете совершенно спокойно уехать в Глочестер, дружище… Когда же вы намерены вернуться?

— О, к вечеру я буду уже здесь… часов в шесть…

Энтони решил отправиться с десятичасовой электричкой. Неожиданно Герроу пришел проводить его на вокзал.

— Моя тетушка приезжает сегодня из Кардиффа, — пояснил он свое присутствие удивленному Тони. — Я должен ее встретить… И решил воспользоваться случаем и пожелать вам счастливого пути.

Тони, разумеется, был весьма тронут такой любезностью и рассыпался в благодарностях…

На ближайшей станции Тони вылез из электропоезда и вскочил в первое попавшееся такси, умоляя шофера поскорей доставить его в Херст-парк. Опоздав на два заезда, на трибунах среди публики Тони тотчас заметил высокую, сутуловатую фигуру старика Герроу.

Третья скачка была довольно оригинальна: в ней принимали участие всего три лошади.

Какое-то чутье подсказало Энтони, что на эту именно скачку отец и сын Герроу возлагали большие надежды: она должна была помочь им переложить в свой карман вклад Энтони в букмекерскую фирму. Тони не спускал глаз со старика, заметив, как тот подошел к телеграфу и взял три бланка. На каждом из них он написал телеграфный адрес своего сына и поручение поставить две тысячи фунтов. Имена лошадей на всех трех телеграммах были разные…

Конечно, нет ничего предосудительного в игре на всех лошадей данного заезда, и многие таким образом застраховывают себя от крупного проигрыша. Здесь, однако, план был иной.

Тони сразу же разгадал его. Скачка сама по себе не представляла никакого интереса. Ясно было, что фаворит Бердс Эй придет первым. И действительно, он повел скачку и не позволил ни одному из своих конкурентов приблизиться к себе даже на корпус.

Уже без четверти шесть Энтони вернулся в контору.

— Ну, мой друг… И досталось же нам сегодня! — приветствовал его Герроу. — Катастрофа! Прямо катастрофа!..

— Снова Берти?.. — изумился Тони.

— Отец мой поставил две тысячи фунтов на Бердс Эй… Лошадь пришла первой… Пришла телеграмма с его поручением… Все, как видите, в порядке…

Тони быстро пробежал телеграмму.

— Да… Конечно, все в порядке… — пробормотал он.

— Мы потеряли тысячу фунтов, что равносильно полному банкротству… — причитал букмекер. — Или, быть может, вы в состоянии вложить в наше предприятие новый капитал?.. Тогда мы можем продолжать работать вместе…

— А по-моему, мы выиграли три тысячи фунтов, — глядя ему в глаза, отчеканил Тони.

— Что? Что?.. — не веря своим ушам, переспросил компаньон.

— Где две другие телеграммы, посланные вашим отцом?.. Только не говорите, что их не было, — усмехнулся Тони, — Ваш отец послал сюда три телеграммы, поставив по две тысячи фунтов на каждую из трех лошадей заезда. Как видите, расчет весьма прост: он проиграл четыре тысячи, а выиграл одну. В итоге он должен уплатить нам три тысячи…

— Не понимаю, о чем вы говорите?.. — пожал плечами покрасневший Герроу.

Энтони жестом остановил его.

— Предупреждаю вас, Герроу, — продолжал Тони, если завтра я не получу эти три тысячи, полиции станет известно о ваших проделках, и вы будете арестованы за мошенничество… Я жду вашего ответа…

— Не понимаю, о каких телеграммах вы говорите? — растерянно пробормотал компаньон. — Я уже говорил вам, что получена была лишь одна телеграмма…

— Повторяю вам, что из Херст-парка ваш отец послал три телеграммы… Возможно, они сожжены или спрятаны в надежном месте — суть не в этом! Да, почта сможет выдать мне копии телеграмм… будьте же благоразумны: передайте старику, что я даю ему срок — до полудня завтрашнего дня… И прибавьте, что я предпочитаю мелкие купюры…

Глава 6.

«КРАСОТКА»

То промозглое осеннее утро для Энтони стало началом кошмарного сна: именно в это утро он впервые увидел «красотку».

Спустившись в ресторан к утреннему чаю. Тони заметил небольшую компанию: пожилую даму в драгоценностях, плотного темноволосого парня и девушку. Тони считал, что все девушки должны быть если не красивы, то, по меньшей мере, привлекательны. Взглянув на эту, Тони обомлел: жидкие и тусклые, как пакля, волосы обрамляли широкое, одутловатое, веснушчатое лицо. Огромный смеющийся рот обнажал отсутствие нескольких зубов.

Усевшись за соседний стол, Тони с любопытством наблюдал за этой троицей. Поймав его взгляд, девушка торопливо убрала левую руку под стол. Тони подозвал официанта.

— Кто эта «красотка»? — спросил он, расплачиваясь.

— Мисс Элиза Джиббс с матерью, сэр.

Направляясь к выходу, Тони обратил внимание на величину бриллиантов, сверкавших в ушах миссис Джиббс.

На ходу застегивая плащ, Тони выбежал из отеля, смешавшись с толпой бледных, продрогших лондонцев. Он опаздывал на деловую встречу, назначенную ему главой фирмы «Тенкер и Тенкер» для переговоров по «важному и весьма конфиденциальному делу».

Тони терялся в догадках, на какой предмет он мог понадобиться этим джентльменам и каков род их занятий. Тони невольно улыбнулся, вспомнив утренний чай…

Контора «Тенкер и Тенкер» помещалась в третьем этаже небольшого обветшалого дома, расположенного на одной из самых отдаленных улиц Сити. Улица была с утра до вечера запружена грузовиками, и поэтому Тони вылез из такси и пошел пешком.

Торопливо перепрыгивая через несколько ступенек, он поднялся по лестнице, открыл дверь и очутился в крошечной прихожей.

— Мистер Тенкер ждет вас, сэр… — объявил молодой клерк и распахнул перед ним дверь соседней комнаты.

За письменным столом сидел седовласый джентльмен, бросивший беглый, но цепкий взгляд на Тони поверх очков в массивной роговой оправе.

— Присядьте, мистер Ньютон, — пригласил он. — Я позволил себе обратиться к вам, ибо много о вас наслышан.

Тони скромно потупил глаза.

— Вы — прекрасно воспитанный светский человек… С некоторыми средствами… не так ли?

— Если можно назвать «средствами» то, что я имею…

— Ну, уж, не притворяйтесь!.. — с улыбкой воскликнул мистер Тенкер. — Ведь не далее как на прошлой неделе вы хотели купить отель «Медузу»…

Тони несколько удивился осведомленности мистера Тенкера. Действительно, он давно уже помышлял о покупке недвижимости, общаясь со многими агентами по найму и продаже, — на стенах его конторы висели красочные фото, рекламировавшие продажный фонд недвижимости с надписями типа: «вид с террасы на цветники», «вид с верхнего балкона на пруды»…

По утрам Тони обычно просматривал свежие проспекты и мечтательно размышлял о том, где было бы лучше поселиться: в Фотин Манор (388 акров, полный комфорт, рыбная ловля) или в Солк Плейери (прежний владелец истратил десять тысяч фунтов на всевозможные реконструкции, сухая местность, великолепный вид) и так далее.

«Видимо, Тенкеры — агенты по найму и продаже», — решил Тони.

— Мистер Ньютон, я хотел бы потолковать с вами сугубо конфиденциально об одном деле, — между тем продолжал Тенкер. — Я могу быть с вами совершенно откровенен, не так ли?..

— Ну, конечно…

— Не скрою от вас, что я был вчера вечером в вашем отеле, чтобы повидать вас… В течение получаса я незаметно наблюдал за вами в холле… И лишь после этого утвердился во мнении: вы именно тот человек, которого мы ищем…

Он через стол дружески протянул Энтони руку и приветствовал его крепким рукопожатием.

— Итак, дело вкратце заключается в следующем: у нас очень богатая клиентура, и часто к нам поступают дела не совсем… обычного характера.

Тони был заинтригован.

— Скажите, мистер Ньютон, вам приходилось писать любовные письма? — вдруг совершенно неожиданно спросил мистер Тенкер.

— Конечно… — не моргнув глазом ответил Тони.

— В таком случае, не согласились бы вы, — за вознаграждение, скажем, в двадцать фунтов за письмо, — написать девушке, которую вы никогда не видели?..

Тони удивленно взглянул на своего собеседника.

— Разрешите мне объяснить вам более подробно, — поспешил разъяснить мистер Тенкер. — Моя клиентка — богатая вдова. У нее есть дочь, — молодая и весьма… романтичная. К несчастью, девушка влюбилась в шофера ее светлости… Впрочем, забудьте, пожалуйста, что я сказал «ее светлости»… Девушка страдает, но тут есть один нюанс: ведь она, несомненно, влюблена не в шофера… Она влюблена «в любовь», если можно так выразиться… Вы понимаете меня?..

Он на минуту прервал поток своего красноречия и многозначительно взглянул на посетителя.

— Но в чем же будет заключаться моя роль?.. — нетерпеливо спросил Тони.

— Вы напишете ей: признаетесь, что видели ее в парке, что не можете ее забыть и тому подобную чепуху. Нужно во что бы то ни стало выбить дурь из ее головы… Девушке ее круга не подобает влюбляться в шоферов… Впрочем, я всецело полагаюсь на вас и уверен, что ваше красноречие сделает свое дело.

— А нужно ли мне подписываться под этими посланиями? — полюбопытствовал Тони.

Мистер Тенкер пожал плечами:

— Если вам угодно, почему бы и нет… Совсем не обязательно, чтобы девушка влюбилась именно в вас… Это поведет лишь к новым осложнениям… Она должна выйти замуж лишь за человека своего круга… Поэтому очень прошу: не ищите встреч с ней и отправляйте все письма лишь при моем посредничестве…

— Предположим… я подумаю о вашем предложении, — откланялся Тони, мечтая поскорей забраться в постель со стаканом глинтвейна в руке.

Вечером того дождливого дня, обогревшись и почувствовав приятный огонь внутри, он написал первый образец любовного письма и отправил его Тенкеру. В письме этом многословно рассказывалось о том незабываемом впечатлении, которое произвело на Тони «ангельски прекрасное личико»; а также о том, что молодой человек хранит, как святыню, былинку, по которой ступила ножка его кумира.

Ответ не заставил себя ждать: вскоре после полудня Тони получил конверт с двадцатью фунтами. Вслед за конвертом последовал телефонный звонок Тенкера:

— Великолепно… Превосходно… Продолжайте… Только второе письмо советовал бы написать чуть-чуть прозаичней… Упоминание о былинке не совсем удачно… Современные девушки ходят почти исключительно по городским тротуарам. Не обижайтесь на меня за это маленькое замечание…

— Напротив… Страшно вам за него благодарен… — поспешил ответить Тони, входя во вкус сочинительства, — Скажите, а нужно ли мне дождаться ответа от девушки?..

— Если будет письмо, я вам его перешлю, — уклончиво ответил Тенкер и повесил трубку.

Ответ пришел через пару дней. В письме говорилось, что девушка уже давно забыла человека, «недостойного ее любви», и жаждет познакомиться с новым поклонником. В постскриптуме она осведомилась, бывал ли он в Баден-Бадене и в Эксе.

Тони просмотрел путеводители по Германии и Франции. Второе его послание заняло десять страниц и наполнено было воспоминаниями о красотах Баден-Бадена, о лунных ночах, облаках, преимуществах целебного воздуха и прочее…

Следующие двадцать фунтов Энтони получил не без угрызений совести: он должен был сознаться, что писание писем доставляло ему удовольствие и увлекло его целиком (и предоставляло ему прекрасную возможность не выходить из отеля в промозглую слякоть осени).

Он тотчас уселся за письменный стол и принялся писать ответ. Незаметно прошел вечер, наступила ночь — Тони окончил писать под утро, когда иссяк запас почтовой бумаги…

На следующее утро он отослал письмо Тенкеру. Швейцар, взвесив письмо в руке, заметил, что по весу лучше его отправить в качестве бандероли.

День прошел для Тони томительно и скучно. Он был уже без памяти влюблен в маленькую герцогиню и промечтал все утро в кресле о ее прекрасных голубых глазах, ослепительно белой коже и очаровательной улыбке. (Тони любил мелодраму…)

На третий день, к удивлению Тони, письмо пришло прямо по адресу его отеля. «Энтони Ньютону лично» — прочел он на конверте.

Письмо начиналось словами:

«Мой дорогой и любимый».

Далее девушка писала о том, что ей бы очень хотелось повидаться с ним, «заглянуть в его глаза, услышать его ласкающий голос»…

Энтони стало жарко. Он вытер лоб, снисходительно улыбнулся и стал читать дальше.

На четырех страницах девушка заверяла, что он стал ее кумиром, что без него теперь нет для нее счастья, что она готова расстаться с родными, с богатством и роскошью, лишь бы быть рядом с ним.

Внизу четвертой страницы Тони увидел постскриптум: «Энтони, как мне быть?.. Моя мать случайно увидела ваше письмо. Брат мой рассвирепел… Он требует, чтобы я вышла за вас замуж».

Энтони негромко чертыхнулся.

«Энтони, дорогой мой, я решила искать защиты у вас и тотчас же еду к вам…»

Энтони поспешно спрятал письмо в карман, схватил шляпу и, забыв про шарф и перчатки, не помня себя от страха, выбежал из номера.

Внизу он остановился и, схватил швейцара за рукав, попросил его дрожавшим от волнения голосом:

— Любезнейший, если меня будет спрашивать дама, — скажите, что вы не видели меня неделю… впрочем… лучше скажите, что я вчера уехал за границу… Если дама спросит, богат ли я, скажите, что у меня нет ни пенса и что я кругом в долгах… Если она спросит, красив ли я, скажите, что у меня деревянная нога и нет правого глаза, я урод…

— Слушаюсь, сэр, — с трудом сдерживая улыбку, ответил швейцар.

Тони вскочил в первое попавшееся такси и велел шоферу ехать в Сити. Улица, на которой помещалась контора «Тенкер и Тенкер», и на этот раз была запружена грузовиками — Тони выскочил из такси и в расстегнутом пальто, шлепая по лужам, бросился бежать по улице.

Чуть не сбив с ног секретаршу и не извинившись, он без доклада ворвался в кабинет Тенкера.

Мистер Тенкер удивленно взглянул на него: постепенно лицо его расплылось в добродушную улыбку.

— Вы пришли за деньгами, мистер Ньютон?.. Я только что собирался вам их выслать…

— Нет!.. Не нужно мне ваших денег! — выкрикнул Тони. — Она хочет, чтобы я на ней женился!..

— Кто?.. Девушка, с которой вы переписываетесь?.. Я, признаться, ожидал этого…

— Но я-то не ожидал!.. Мистер Тенкер, ради бога, спасите меня! Я хочу, чтобы вы чистосердечно рассказали ей, при каких обстоятельствах были написаны эти письма…

— Не забудьте, что мы обязаны строго хранить тайну нашей клиентки… — наставительно произнес мистер Тенкер. — Я скорее брошусь с Лондонского моста, нежели соглашусь…

— Да я вас привлеку к суду!.. Слышите ли?.. К суду!.. — резко перебил его Тони.

Мистер Тенкер помолчал, давая Тони успокоиться, и деловито проговорил:

— Боюсь, вам не удастся этого сделать, мистер Ньютон: официально я ничего не знаю об этом деле и буду отрицать всяческое свое в нем участие… С другой стороны, вам было хорошо заплачено за эту маленькую неприятность… Ведь вы не отказывались от денег?..

— Кто же эта девушка?.. Теперь-то, надеюсь, вы мне назовете ее имя?.. — не унимался Тони.

— Она прекрасно воспитана, из хорошей семьи… и безумно влюблена в вас. Влюблена до такой степени, что даже поселилась в вашем отеле, чтобы почаще видеть вас…

— В моем отеле?.. — пробормотал окончательно ошеломленный Тони.

— Ну… Да… Это дочь миссис Джиббс — мисс Элиза Джиббс…

— Что-о?! «Красотка»?.. — схватившись за голову, заорал Тони.

— Я вижу, что вы уже встречались с ней?.. Она милая, добрая и хорошо воспитанная девушка…

Тони не помнил, как очутился на улице. Мучительно хотелось курить: свою трубку в спешке он забыл в отеле. Внизу он остановился, не зная, куда ему теперь деваться…

В отел возвращаться он боялся…

С минуту постояв в раздумье, Тони поднял воротник, поглубже засунул руки в карманы пальто и решительно зашагал прочь. Он решил направиться к своему другу Ринку Стиффинзу.

По образованию Ринк был адвокатом. Он жил на Тампле и неплохо зарабатывал. Правда, адвокатского гонорара ему едва хватало на табак, однако Ринк, обладая некоторым литературным дарованием, имел еще один вид заработка он писал сентиментальные романы для журнала «Юноши и девушки», расходившегося, главным образом, в провинции в громадном количестве экземпляров. Это был добродушный толстяк с пушистыми соломенными усами.

Стиффинз открыл дверь не сразу. Каждый звонок в прихожей вызывал в нем мучительное беспокойство: а вдруг это его клиент?.. Романист вытеснял в нем адвоката…

— Добро пожаловать, дружище!.. — воскликнул он, увидев Тони. — Какими судьбами?..

— Ринк… Я — конченый человек… — устало пробормотал Тони, падая в кресло.

— Надеюсь, ты пришел ко мне не за советом… я хочу сказать — не за юридическим советом?.. — с опаской покосившись на него, спросил адвокат. — В таком случае, ничем не смогу тебе помочь… Со времени появления моего «Родства душ» я больше не занимаюсь практикой.

— Да замолчи ты со своими романами! — нетерпеливо перебил его Тони.

— Тогда в чем же дело?

— Ринк, ты знаешь Тенкера? — прошептал Тони.

— Ну, еще бы! — воскликнул Стиффинз. — В молодости Тенкер был адвокатом. Потом за какое-то темное дело был исключен из сословия… Теперь, насколько мне известно, он обзавелся конторой по устройству браков.

Тони чуть не лишился чувств. Широко раскрытыми от ужаса глазами он смотрел на друга.

— Ну, так вот… — продолжал Стиффинз. — Представь себе, что у тебя есть дочка, которую ты никак не можешь пристроить… Вот ты и обращаешься к Тенкеру… Кстати, это прекрасный сюжет для романа, — хлопнул он себя по лбу. — Завтра же начну писать роман «Жена по объявлению»…

— К черту романы, Ринк!.. Лучше расскажи мне, что же дальше? Ну, ты обращаешься к Тенкеру…

— И он находит мужа для твоей дочери… Я слышал, в этой области он весьма преуспел, устроив несколько замечательных браков… Например, он женил лорда Пиннета на девушке с безобразными ногами. Она теперь графиня Пиннет, имеет дом на Риджент-стрит и разговаривает лишь с людьми, которые учились в Итоне… Затем он выдал дочь старьевщицы за…

— Погоди со старьевщицей… Как же он устраивает эти браки?..

Стиффинз пожал плечами.

— Это уж его тайна… Ходят слухи, что Тенкер просто шантажист. Иногда «устроенные» им браки расстраиваются накануне свадьбы… В таком случае Тенкер кладет себе в карман кругленькую сумму. Я это точно знаю, потому что он поймал как-то моего друга — сына богатого лесопромышленника…

— Как же он «поймал» его? — шепотом спросил Тони.

— До сих пор не понимаю, как Боб мог попасться на удочку, — ответил Стиффинз. — Он написал какой-то неизвестной девушке несколько любовных писем… Но что с тобой?..

— Ничего… — Тони стал бел, как полотно. — Продолжай…

— Тенкер уверил моего Боба, что девушка неудачно влюблена, что ее нужно заставить забыть прежнее увлечение и что отец ее хорошо за это заплатит… Боб согласился… Ведь каждый из нас уверен, что никто не может с ним сравниться в искусстве писать любовные письма… А затем бедный мальчик должен был уплатить пять тысяч фунтов за «нарушенное обещание жениться»… Девушка, конечно, оказалась страшилищем… Вот уж не думал, что Боб может очутиться в таких дураках… Да что с тобой?

— Ничего… — простонал Тони.

— Боже правый! Уж не попался ли и ты?

Ринк внимательно посмотрел на друга.

— Н-нет… Никто еще до сих пор не может похвастаться, что «поймал» меня, — горделиво ответил Тони. — Теперь помолчи! Дай мне подумать…

И, свесив голову на руки, он погрузился в раздумье…

Вскоре он поднял голову, и на его лице заиграла лукавая улыбка. Он встал, надел пальто…

— Дружище, скоро я дам тебе такой сюжет для романа, какой тебе и во сне не снился, — он подмигнул Ринку.

И опрометью кинулся на улицу.

Ошеломленный беллетрист задумчиво посмотрел ему вслед и вздохнул.

Порядком продрогший и усталый, Тони вернулся в отель.

— Вас ожидают, — сообщил ему портье, подавая ключ от номера.

Окинув взглядом холл, Тони увидел свою «невесту». Рядом с ней, увешанная драгоценностями, чинно сложив на коленях руки, восседала миссис Джиббс. Секунду помедлив, Тони направился к ним.

— Добрый вечер! — вежливо произнес он.

— Мистер Ньютон, я требую объяснений! — запальчиво воскликнула пожилая дама.

— О, пощади его, мамочка… — дрожащим от волнения голосом произнесла дочь. — Энтони, прошу вас, объясните маме…

— Своими пылкими посланиями вы возбудили любовь в сердце этой неопытной крошки!.. — побагровела миссис Джиббс. — Вы ответите за это, сэр!..

— Я ни от чего не отказываюсь, — поспешил заверить Тони, когда поток ее красноречия несколько иссяк. — Увидев случайно вашу дочь, я был поражен красотой и безумно влюбился в нее…

Мать и дочь незаметно переглянулись…

Ослепительно улыбаясь, он вдохновенно продолжал:

— Мадам, кто хоть раз увидел вашу дочь, уже никогда ее не сможет забыть… Увидеть ее — значит полюбить навеки. О, Элиза! — Тони восторженно возвел глаза к небу.

«Красотка» изумленно воззрилась на него.

— И вы хотите жениться на ней, не так ли? — В голосе миссис Джиббс проскользнуло недоверие.

— Хоть сию же минуту! Это мечта всей моей жизни!.. Элиза, наконец-то!

Мать и дочь вновь переглянулись.

— Мистер Ньютон, но я не хотела бы, чтобы свадьба состоялась в этом месяце… Моя дочь нуждается в отдыхе… После пережитого ею потрясения… Доктора советуют отправить ее в Ниццу. Надеюсь, вы как настоящий джентльмен согласитесь, принять на себя расходы своей невесты, Скажем, тысяча фунтов вас ведь не разорит…

— Да, медовый месяц я всегда мечтал провести именно на Ривьере! — восторженно воскликнул Тони.

Миссис Джиббс раздраженно перебила его.

— Такой важный вопрос нельзя решать столь поспешно. Мужчины так легкомысленны. Мне надо подумать… Где уверенность, что утром вы не измените свое решение?.. Пойдем, Лиззи.

И, выдержав приличествующую моменту паузу, кивнув Тони, она величественно поднялась с дивана, «Красотка» безмолвно последовала за ней.

Тони поднялся в номер, плюхнулся в кресло и проспал в нем, не раздеваясь, до утра.

Наутро, подкрепившись чашечкой крепкого кофе и сдав коридорному одежду в чистку после вчерашнего путешествия по лужам, Тони по телефону связался с судебным поверенным.

— Говорит Энтони Ньютон. Я хотел бы незамедлительно возбудить судебный иск в отношении мисс Элизы Джиббс, проживающей в «Кларенс Палас-отель», Риджент-стрит. Дело не терпит отлагательства. Готов на любые издержки, которые в сравнении с нанесенным мне оскорблениям — ничто.

— По какому вопросу, сэр? — осведомился поверенный.

— Нарушение обещания выйти за меня замуж, — отчетливо, с расстановкой произнес Тони. — Повторяю, я готов на любые издержки.

— Понимаю, мистер Ньютон. Не беспокойтесь, делу будет дан ход незамедлительно.

Тони положил трубку, запер дверь на ключ и принялся сосредоточенно вышагивать из угла в угол, негромко насвистывая мотив детской песенки про веселого мышонка, чудом спасшегося от лап жирного кота…

…От этого занятия его отвлек телефонный звонок взбешенного Тенкера.

— Вы с ума сошли! Привлекать к суду бедную девушку!.. Ну будьте же благоразумны, мистер Ньютон!..

— Я вправе требовать возмещения ущерба в… тысячу фунтов… — бесстрастно перебил его Тони. — С получением этой суммы иск будет аннулирован.

— Но, быть может, вы согласились бы на сотню фунтов, — раздался после паузы вкрадчивый голос Тенкера. — Ведь сто фунтов — значительная сумма… А?

— Вполне с вами согласен, дорогой Тенкер. Но тысяча фунтов — еще более значительная сумма.

Тенкер швырнул трубку.

А через полчаса к Тони пожаловала негодующая миссис Джиббс.

— Что за шутки, мистер? — прошипела она, вытягивая шею, как гусыня.

— Все очень просто, мадам, — ответил Тони. — Ваша прелестная дочь должна выйти за меня замуж. В случае же отказа она должна уплатить мне тысячу фунтов за мои поруганные чувства и за мою загубленную жизнь…

— Но, мистер, тысяча фунтов… это слишком разорительно для нас…

— О, это уже не моя забота. Продайте ваши драгоценности, к примеру, — любезно посоветовал Тони. — У вас их предостаточно… В качестве вашего будущего зятя…

— Замолчите!.. — истерически вскрикнула Джиббс и бросилась к двери.

Следующим посетителем Тони стал мистер Тенкер.

— Послушайте, мистер Ньютон, — начал он. — Миссис Джиббс ни за что не хочет выдавать за вас дочь… Она согласна уплатить вам двести пятьдесят фунтов…

И он вынул из кармана пачку кредиток.

«Уж не согласиться ли?» — мелькнула мысль у Тони.

— Нет, Тенкер! — с пафосом воскликнул он. — Каких-то жалких двести пятьдесят фунтов за поруганные святые чувства!.. Нет!

Через час мистер Тенкер сдался — и Тони, весело насвистывая, отправился к Стиффинзу.

— Дружище! — радостно приветствовал его беллетрист. — Сегодня мы разопьем с тобой бутылочку: я чертовски удачно продал свой новый роман за триста фунтов!..

— Ринк!.. А свой роман я продал только что за тысячу!.. — рассмеялся Тони. — Роман называется: «Если хочешь пошалить — сними обручальное кольцо».

Стиффинз недоверчиво взглянул на друга.

— В нем повествуется о том, — продолжал Тони с бокалом в руке, — как некая темная личность уговорилась с замужней женщиной и ее матерью шантажировать некоего героя… Но героиня — назовем ее «красоткой» — забыла снять обручальное кольцо, и герой заметил его у нее на пальце еще до начала этой истории. В героини нарочно была выбрана уродина, чтобы герой любыми средствами захотел откупиться от брачных уз… Короче говоря, в финале герой торжествует… Это — здравомыслящий, высокий и стройный джентльмен необычайно приятной наружности… И, что важнее всего, Ринк, чертовски похожий на меня!

Глава 7.

ЭНТОНИ ЗАНИМАЕТСЯ БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТЬЮ

В наступивших сумерках компаньоны, удобно расположившись в креслах, молча курили.

— Билл, ты знаешь, кто такой Теодор Матч? — неожиданно спросил Тони.

— Король торгового мореплавания, — без заминки ответил тот.

— А что такое «король торгового мореплавания»?

— Судовладелец?

Тони снисходительно улыбнулся.

— Король торгового мореплавания — человек прежде всего весьма предусмотрительный. Он все время опасается банкротства… Когда торговля идет хорошо, он опасается, что ему не хватит судов. Когда судов слишком много, он опасается понижения фрахта, опасается, что его разорят пошлины и повышение цены на уголь… Он так боится банкротства, что в конце концов не знает, куда девать деньги!

Билл внимательно слушал.

— Кроме того, король торгового мореплавания — один из величайших патриотов, — продолжал Тони. — Во время войны я видел, как такие «короли» со слезами на глазах говорили о доблестях своих матросов. Некоторые даже жертвовали по двадцать фунтов их вдовам…

— Ну, положим, двадцать фунтов не такая уж большая сумма, — прервал его Билл.

— Я тоже так думаю, — рассмеялся Тони. — И вот этот самый мистер Теодор Матч, так щедро занимавшийся благотворительностью во время войны, внесет свою лепту в фонд внука героя, сражавшегося под Трафальгаром… Это — я сам… Мой дед был матросом…

Билл стряхнул пепел и задумался.

— Матч не такой уж и скопидом, — промолвил он, наконец. — Не далее как на прошлой неделе он пожертвовал библиотеку…

— Это пожертвование было строго обдумано предварительно, — перебил его Тони. — Он мечтает сделаться «сэром Теодором Матчем»… Но он еще не знает, что совершенно неожиданно для себя пожертвует в мой фонд восемь тысяч фунтов…

Билл взглянул на своего друга. В глазах его читалось восхищение.

Управление «Теодор Матч и К°», занимавшее несколько внушительных зданий, находилось в Ньюкастле. Друзья приехали туда вечером и остановились в ближайшем к вокзалу отеле.

Судя по штату служащих и количеству клиентов в приемной, обороты пароходства были огромны.

Энтони передал свою карточку секретарше и, после полуторачасового ожидания в приемной, был принят, наконец, самим «королем».

Мистер Матч был румяным бородачом средних лет. Его холеное лицо выражало самодовольство.

— Рад познакомиться с вами, мистер Ньютон, — приветствовал он Тони. — Присядьте, пожалуйста, Не хотите ли сигару?..

— Благодарю вас, я курю трубку, — ответил Тони.

— Чем могу служить, мистер Ньютон? — продолжал хозяин. — Быть может, вы хотите заставить меня заплатить вам десять тысяч фунтов и искать «клад»? Или предложите мне купить миллионный пай в каком-нибудь «деле»? Не стесняйтесь!

На миг Тони растерялся, но быстро овладел собой и, улыбаясь, ответил:

— О, мне не нужно такой крупной суммы!

Мистер Матч откинулся на спинку кресла и рассмеялся.

— Как видите, я хорошо осведомлен обо всех ваших проделках, мистер Ньютон! — воскликнул он. — Я наслышан о вашей картинной галерее и весьма польщен, что мой портрет также попал в нее… Кроме того, мистер Флекк и мистер Монсар — мои друзья… Я до сих пор умираю от хохота, вспоминая вашу проделку с покупкой коттеджа…

Он на минуту остановился, как бы любуясь впечатлением, произведенным им на Энтони, и продолжал:

— Как видите, вам лучше сразу раскрыть свои карты: ведь вы стремитесь «избавлять» богатых людей от тяжкого бремени излишних денег, не так ли?

Тони уже вполне владел собой и невозмутимо произнес:

— Вы не ошиблись… Это действительно цель моей деятельности.

В его голове зародился новый план.

— Отлично, — воскликнул Матч, — Тогда, быть может, вы мне поведаете, как вы собираетесь обобрать меня? — И он снова довольно рассмеялся.

— Зная, что вы весьма гуманно относитесь к служащим, я решился побеспокоить вас по следующему делу… — все так же невозмутимо продолжал Тони. — Я решил основать общежитие для вдов и сирот служащих торгового флота…

— И на какую сумму вы собирались «нагреть» меня?

— Против вашего имени в моем списке обозначена сумма в восемь тысяч фунтов… — спокойно ответил Тони.

— Жаль, что не восемь миллионов! Впрочем, вы имеете ровно столько же шансов получить с меня восемь миллионов, сколько восемь тысяч. Вероятно, у вас есть и план, как получить с меня эти деньги? Уж позабавьте меня, мистер Ньютон. Откройте мне его.

Тони расхохотался.

— Что ж… Откровенность за откровенность… — согласился он.

В эту минуту дверь открылась, и на пороге показался высокий одутловатый молодой человек.

— Это мой сын, — представил его мистер Матч. — А это — мистер Ньютон, о котором ты тоже много слышал, — сказал он, обращаясь к сыну. — Вам, мистер Ньютон, вероятно, интересно будет узнать, что мой сын холост и вполне пригоден для военной службы. Однако, во время войны услуги его были столь необходимы для моей фирмы, что он был освобожден от нее. Занесите и этот факт в мой послужной список, мистер Ньютон. Ведь я говорю правду, не так ли, Том?

Том, усмехаясь, кивнул.

Он мгновение помолчал и удовлетворенно добавил:

— Ну-с, теперь, когда вам стало известно еще одно мое «прегрешение», быть может, вы согласитесь раскрыть свои карты? А?

— Я прошу вас лишь совершенно серьезно ответить на мой вопрос: согласны ли вы сделать пожертвование на упомянутую мною благую цель?

— Ни пенса! — ударив кулаком по столу, заорал король мореплавания. — Да за кого вы меня принимаете?! Я не привык выбрасывать деньги на ветер!..

— Отец, я тебе больше не нужен? — усмехаясь, перебил его сын.

— Можешь идти, Том, — смягчился Матч. — Я лишь хотел показать тебе знаменитого мистера Ньютона.

Отвесив поклон гостю и многозначительно улыбнувшись родителю, Том вышел.

— Да поймите же вы, — с жаром продолжал мистер Теодор, — что я не привык сорить деньгами, но если вам все-таки удастся с вашим другом Биллом вытянуть из меня эти деньги, я охотно покорюсь своей участи. Если путем ваших уловок (грабеж и мошенничество, конечно, исключаются) вы сможете оставить меня в дураках — вы получите деньги, и я обещаю не преследовать вас… Идет?

Если Теодор Матч и готов был потерпеть поражение, то только от сильного противника.

Он встал из-за стола и протянул Тони свою широкую мускулистую руку. Тони ее крепко пожал:

— Охотно принимаю ваш вызов! — воскликнул Тони. — Не более как через неделю вы пожертвуете восемь тысяч фунтов на приют для вдов и сирот моряков торгового флота…

— Посмотрим, мистер Ньютон, — потирая руки, смеясь, ответил Матч.

Он подошел к письменному столу и вынул из ящика полдюжины листовок.

— Сегодня утром я получил подписной лист и воззвание принца Уэлльского. Им, видите ли, нужно собрать миллион в пользу моряков торгового флота. Вы думаете, я отказался? Ничуть! Я просто «позабыл» об этом подписном листе. Отказаться от такой подписки не совсем прилично. Вы понимаете?.. Если же сам принц пожалует в Ньюкастл, я окажусь больным… Если он напишет мне собственноручное письмо, я так захвораю вдруг, что не в состоянии буду ответить… Во всем нужна изобретательность…

После того как Тони откланялся, мистер Матч еще долго сидел в кабинете, погруженный в глубокую задумчивость. В нем проснулся азарт борьбы: он почувствовал, что обрел, наконец, достойного противника. Он был готов к борьбе.

На следующий день он тщательно проверял подававшиеся ему на подпись бумаги, с некоторой опаской выслушивал людей, являвшихся к нему с деловыми предложениями. Он стал осмотрителен. Всюду ему мерещился «бандит в белых перчатках»…

Приставленный к Тони детектив донес Матчу, что «бандит» большую часть дня проводит в отеле в обществе своего друга и компаньона Билла.

В конце недели Матч случайно повстречался с Тони на улице.

— Ну, как дела? — спросил он, протягивая руку и весело улыбаясь.

— Ваши деньги почти у меня в кармане! — заверил Тони.

— Новый хитроумный план, не так ли?

Тони покачал головой.

— Уатт изобрел паровую машину, случайно увидев подрагивавшую крышку чайника… Я также наблюдаю и надеюсь, что мои наблюдения увенчаются успехом.

— От души желаю вам его, — усмехнулся король торгового мореплавания.

— Постойте… — произнес Тони. — Все это время я старался найти… ваше уязвимое место… Должен сознаться, что пока я искал тщетно… Но сейчас на меня нашло некое просветление… и мне кажется, что я нашел его.

— Великий бог! Как страшно! — с комическим ужасом воскликнул Матч.

— Вы слишком самонадеянны, — серьезно произнес Тони. — И эта самонадеянность и погубит вас.

— Что ж! Дерзайте!

Они стояли вблизи отеля. Время близилось к ленчу.

— Не хотите ли позавтракать со мной? — предложил Тони «королю». — Даю вам клятву, что не отравлю вас, не загипнотизирую и не одурманю…

— Идет! — воскликнул «король». — За завтраком мы продолжим наш занимательный разговор… Вы меня очень заинтересовали…

За столом Тони без устали описывал свои похождения, и мистер Матч нашел, что он очень приятный собеседник.

За кофе Матч коснулся заинтересовавшего его момента.

— Вы сказали, что самонадеянность погубит меня… — начал «король». — Что вы имеете в виду?

Энтони пожал плечами.

— Мистер Матч! Вы, конечно, не трус? Не правда ли? Вы не отказались бы выдать мне чек на восемь тысяч фунтов? Имея в виду, разумеется, что в любое время можете воспрепятствовать этому, платежу?..

Мистер Матч несколько секунд сидел молча, видимо, что-то обдумывая.

— Конечно! — воскликнул задетый за живое «король». — Назовите это даже излишней самонадеянностью, но на таких условиях я согласен выдать вам чек на восемь тысяч фунтов тотчас же.

— Конечно, с пометкой внизу: «уплата может быть приостановлена»?

— Разумеется!

Глаза Тони весело блеснули.

— Я принимаю ваш вызов и обещаю: если мне не удастся вытянуть эту сумму денег для цели, о которой я уже имел честь с вами беседовать, то больше никогда не буду надоедать вам…

Король торгового мореплавания минуту помедлил, затем быстро вынул из бокового кармана чековую книжку.

Тони пристально наблюдал за ним через стол.

Чек был помечен завтрашним днем, а внизу была приписка: «Платеж по этому чеку может быть приостановлен и должен быть произведен по личному приказу чекодателя».

Матч размашисто расписался и, улыбаясь, протянул чек своему собеседнику. Тони облегченно вздохнул.

— Благодарю вас, — вежливо сказал он. — Я вижу, это чек на предъявителя…

— Да! И я вновь повторяю «предъявителю», что ему вряд ли удастся получить деньги по этому чеку, — решительно ответил «король».

После завтрака мистер Матч тотчас же позвонил в банк.

— Это вы, Джильберт? — обратился он к кассиру. — С вами говорит Теодор Матч… Дело вот в чем: я только что выдал чек на восемь тысяч фунтов на предъявителя… Вы меня понимаете? Номер чека «А. В.» семьсот четырнадцать тысяч триста двенадцать… Я приостанавливаю платеж по этому чеку… Ни под каким видом и никому не выдавайте по нему денег… Подтверждение моего приказа вы получите письменно…

Положив трубку, Теодор Матч удовлетворенно хмыкнул.

Нанятый им детектив доложил ему вечером, что Билл ездил в Лондон, а Тони снял на два дня витрину писчебумажного магазина на главной улице, из которой спешно убирается весь выставленный в ней товар.

Вечер и утро следующего дня прошли спокойно, В половине второго мистер Матч получил телеграмму:

«Сердечные поздравления и благодарность за вашу помощь. Фаррел».

— Кто такой Фаррел? — нахмурившись, подумал он.

В это время в комнату вбежал его сын Том.

— Отец, почему ты ни слова не сказал мне о своем пожертвовании?

— О каком пожертвовании?

— В фонд принца Уэлльского… Ведь ты говорил при мне, что не пожертвуешь ни одного пенса…

— А сколько я пожертвовал на самом деле?

— Восемь тысяч фунтов… Я прочел об этом в вечерних газетах… Кроме того, увеличенное фото твоего чека красуется в витрине писчебумажного магазина на Хай-стрит, около воззвания и подписного листа принца.

Мистер Матч бессильно опустился в кресло.

— Черт возьми! — прошептал он. — И что же пишут в газетах?

Том прочел:

«В фонд принца Уэлльского поступило в виде чека на восемь тысяч фунтов щедрое пожертвование от мистера Теодора Матча».

— Так вот в чем заключалась его хитрость! — завопил «король». — Он не мог слизнуть этих денег для себя, так получил их на благотворительное дело!

— Ты ему действительно выдал чек? — озабоченно спросил Том.

Мистер Матч грустно кивнул.

— Да… Я, разумеется, мог бы приостановить выдачу денег.

— Так в чем же дело, отец?

— Не говори глупостей! — нетерпеливо передернул плечами Матч-старший. — Теперь, когда дело получило столь широкую огласку, приостановить платеж было бы просто безумием… Не могу же я стать посмешищем в глазах всей страны…

Теодор Матч глубоко вздохнул и направился к телефону.

— Это вы, Джильберт? — Помните, я вчера приостановил платеж по одному чеку… Сегодня можете выплатить по нему деньги…

И, позвав секретаршу, он, скрепя сердце, продиктовал ей письменное подтверждение своего поручения.

Утром его ожидал новый удар. Во всех газетах было напечатано:

«Вчера по ошибке было указано, что щедрое пожертвование мистера Матча предназначается в фонд имени принца Уэлльского. На самом же деле, как мы сегодня узнали, деньги эти пойдут в фонд, учреждаемый мистером Ньютоном для устройства приюта для вдов и детей торгового флота».

— Черт возьми, он все-таки перехитрил меня! — восхищенно воскликнул «король». — Да, он был прав: я слишком самонадеян!

Он снял телефонную трубку и набрал номер отеля.

— Это вы, мистер Ньютон? — весело сказал он. — Когда вам наскучит карьера бандита, я, пожалуй, возьму вас компаньоном в свою фирму.

— Ни за что в жизни! — послышался оживленный голос Тони. И не мечтайте! Таким путем вы не получите обратно своих денег…

Мистер Тони повесил трубку и расхохотался.

Своим единоборством он был вполне удовлетворен.

Глава 8.

«КЛУБ РЫБОЛОВОВ»

Ринк Стиффинз с головой ушел в творчество: он дописывал самый драматический эпизод своего нового романа «Заря жизни». В дверь позвонили. Досадливо морщась, он пошел открывать. На пороге стоял Тони.

— Как ты меня напугал! — воскликнул писатель. — У тебя снова ко мне дело?

Такой прием нисколько не смутил Тони. Он уселся в кресло и стал медленно стягивать свои элегантные перчатки.

— Ринк, мне нужна секретарша, — деловито объявил он.

Ринк сердито фыркнул.

— Ты думаешь, что у меня контора по найму служащих?

— Я не шучу, Ринк, мне нужна секретарша, — не обращая внимания на сердитое замечание друга, продолжал Тони. — У меня есть контора, и недавно я купил по случаю пишущую машинку… Ни один деловой человек не может обойтись без секретарши. Конечно, я не возьму на службу легкомысленную девицу. Но и не желаю также, чтобы она была страшилищем и мои посетители шарахались от нее… Она должна быть молода, красива, образованна, серьезна…

— А умения печатать, очевидно, не требуется? — едко вставил Стиффинз. — Тебе крепко повезло, дружище. Сегодня ко мне заходила некая мисс Линда Портленд, которая как раз ищет место секретарши…

— А она…

— Да, она хорошенькая, — с улыбкой ответил Ринк, угадав вопрос, — но весьма серьезна. Ее адрес записан на этой бумажке… А теперь, дружище, не сердись, я попрошу тебя оставить меня в покое…

Энтони встал и взялся за шляпу.

— И зачем тебе, собственно, нужна секретарша? — полюбопытствовал Стиффинз на прощанье.

— Я вижу, ты ничего не смыслишь в делах… — вздохнул Тони. — Да знаешь ли ты, что я становлюсь прямо посмешищем в Сити! Люди показывают на меня пальцем и шепчут: «У него нет секретарши»… Мне это, наконец, надоело…

Он снисходительно кивнул приятелю и горделивой походкой начал спускаться по лестнице.

Мисс Портленд, вызванная телеграммой, явилась к Тони на следующий день. Она была молода, весела, самоуверенна и деловита.

Увидев купленную Тони машинку, она скорчила презрительную гримаску и заявила, что работать на ней невозможно. Она тотчас же отвезла ее обратно в магазин и вернулась сияющая: хозяин согласился ее обменять.

В пять часов Тони напоил ее чаем, приготовленным тут же, и рассказал грустную историю своей жизни.

— Вы у меня не спросили рекомендации с моего прежнего места, — улыбнулась девушка.

— Я привык судить о людях по виду, и до сих пор никогда не ошибался, — гордо заявил Тони.

Девушка усмехнулась.

— Мистер Энкилина, мой последний патрон, говорил то же самое, — заметила она, — но сделал крупную ошибку…

— Энкилина? — быстро переспросил Тони. — Южноамериканский миллионер?

— Он действительно из Южной Америки, — рассмеялась она. — Что же касается его миллионов, то это басни…

— Как! — удивленно воскликнул Тони. — Человек, покупающий несколько театров, принимающий у себя чуть ли не весь театральный мир? Недавно я читал в газетах, что он купил театр «Трефориум»…

Линда Портленд лукаво усмехнулась.

— Быть может, и нехорошо выдавать своего бывшего патрона, — она вздохнула, — но есть люди настолько противные, что их не стоит и защищать. Таков мистер Энкилина…

Тони жадно ловил каждое слово.

— Энкилина умеет пустить пыль в глаза, — продолжала Линда. — Живет он в одном из лучших отелей и устраивает у себя приемы с крупной игрой в «баккара»… Играть он умеет неплохо… Однажды за это его выставили из одного отеля раньше… Со мной он был особенно откровенен и пригласил поужинать с ним в ресторане… Я наотрез отказалась. Из-за этого мне и пришлось оставить службу…

— Так он попросту мошенник? — догадался Тони.

Девушка дипломатично промолчала.

— Благодарю вас, Линда, — серьезно произнес Тони.

— Я предпочла бы, чтобы вы называли меня «мисс Портленд»… — заметила Линда.

В тот же вечер Тони впервые услышал о «Клубе рыболовов», в котором собирались отнюдь не для рыбной ловли.

Первоначально это был чисто семейный клуб: он был основан владельцами крупных магазинов готового платья в Вест-Энде для своих служащих. Во время войны он прекратил существование, ибо один из владельцев умер, а другой разорился. И после этого следующим владельцем клуба стал Феликс Сендимен, купивший его в рассрочку за семьсот фунтов.

За эту сумму ему достались: контракт на помещение, скудная мебель, биллиард и повар-француз, месье Анри. Чтобы сделать его прибыльным, новый владелец превратил семейный клуб в клуб для азартных игр.

Тони случайно познакомился с Феликсом Сендименом в баре, и Сендимен тотчас же предложил своему новому знакомому сделаться членом «Клуба рыболовов».

— Вы очень любезны, но я не люблю рыбной ловли, — холодно ответил Тони.

Мистер Сендимен рассмеялся и пожаловался Тони на убыточность своего клуба, намекнув, что он не прочь был бы отделаться от него.

— Я думаю продать его южноамериканскому миллионеру, о котором так много говорят в городе, — прибавил он. — Этому… как его?.. Энжелина, кажется?..

— Энкилина, — поправил Тони, широко раскрыв глаза и стараясь не выдавать своего волнения.

— Ну да, конечно, Энкилина… Тот, который скупает театры! — воскликнул мистер Сендимен.

— Я покупаю ваш клуб, — медленно, с расстановкой, произнес Тони.

Ошеломленный владелец клуба посчитал предложение Тони шуткой и, лишь получив полностью продажную сумму, поверил своему счастью.

Тони стал владельцем «Клуба рыболовов», с его потертым биллиардом, продранными стульями и поваром-французом. Он деятельно принялся за его обновление: взял напрокат приличную мебель и посуду, заменил ковровые дорожки.

Особое внимание он уделил комнате для игры: вызванный слесарь врезал новый замок, одновременно приказав столяру просверлить в двери четырехугольное отверстие, приделав небольшое закрывающееся окошечко.

Покончив с реконструкцией помещения, Тони собрал своих друзей.

— Кто из вас, ребята, умеет играть в «баккара», и у кого есть приличный фрак?

В комнате их было десять. Фрака не было лишь у одного, и Тони решил определить его швейцаром. Остальные должны были изображать гостей, ведущих крупную игру.

— За труды вы получите десять процентов с моей прибыли, — заметил Тони. — Надеюсь, что это будет кругленькая сумма… В дураках на этот раз должен остаться прохвост с экзотической фамилией, напоминающей название минеральной воды…

И он вкратце изложил будущим игрокам свой план.

Мистер Антонио Энкилина был безукоризненно одетый вальяжный мужчина восточного типа. Его руки были унизаны массивными перстнями.

Он снимал номер «люкс» в отеле «Беллами» и имел обыкновение завтракать… за счет владельцев театров и драматургов, мечтающих пристроить свои пьесы. В то же время людей состоятельных, которые были полезны, он угощал изысканным ужином в уютной гостиной своего номера. После ужина неизменно следовала крупная игра, в которой всегда проигрывали гости.

После завтрака Тони отправился в отель «Беллами». Меценат любезно принял его.

— Я слышал, что вы хотели бы купить театр? — деловым тоном начал Тони.

Энкилина промычал в ответ что-то невнятное.

— Я также хотел бы купить театр, — небрежно продолжал Тони. — И хотел вам предложить сделаться моим компаньоном… К тому же у меня есть пьеса, которая в недалеком будущем должна увидеть свет рампы…

Энкилина начинал заинтересовываться словами гостя.

— Цена для меня не играет роли, — продолжал Тони. — Откровенно говоря, я даже не нуждаюсь в компаньоне… И обращаюсь к вам лишь потому, что слышал о вас как о крупном меценате и тонком ценителе искусства.

Тони долго разглагольствовал в таком же духе перед ошеломленным греком.

Почуяв добычу, Энкилина любезно предложил ему вместе пообедать.

— Хорошо! — воскликнул Тони. — Пообедаем тогда вместе в «Клубе рыболовов»!

— Как вы сказали? — переспросил удивленный грек.

— В «Клубе рыболовов», — улыбаясь, повторил Тони. — Меня ничуть не удивляет, что вы ничего не слышали об этом местечке… Это совершенно закрытый клуб, избегающий какой-либо рекламы. Строго между нами: владелец этого клуба — я. Я недавно купил его, но охотно перепродал бы за десять тысяч фунтов…

— Почему? Разве он не приносит дохода?

— Не в этом дело, — улыбнулся Тони. — Вы меня не так поняли… Моя семья придерживается добрых старых правил и традиций… И если, не дай бог, кто-нибудь из моих близких узнает, что я — владелец этого клуба, выйдет страшный скандал…

Мистер Энкилина с радостью принял приглашение.

Повар-француз приготовил в этот вечер изысканный обед. За соседними столиками сидели посетители в безукоризненных фраках…

Пообедав, гости быстро исчезли.

— Почему все так быстро уходят из клуба? — поинтересовался грек.

Тони нерешительно пожал плечами.

— Уж не знаю, посвящать ли вас в наши тайны… — задумчиво заметил он. — Нет, неверное, лучше не надо…

— О! Пожалуйста! — воскликнул заинтригованный грек. — Клянусь вам, что я не выдам вас!

Тони бросил на него испытующий взгляд и коротко бросил:

— Пойдемте!

Они поднялись по узкой лестнице и очутились в маленькой прихожей перед запертой дверью. Тони три раза постучал в нее с видом заговорщика. Маленькое оконце открылось. Из него выглянуло перепуганное лицо.

— Все нормально, Ферри, — заверил Тони. — Это — свои…

Ферри недоверчиво покачал головой.

— Все же не следовало приводить сюда этого джентльмена без рекомендации трех членов, — начал он.

Тогда Тони сердито крикнул:

— Открывай! Я здесь хозяин!

Оконце тотчас же захлопнулось.

Грек стоял рядом с Тони, совершенно зачарованный. Наконец дверь распахнулась, и они вошли.

Вокруг зеленого стола сидело девять элегантных молодых людей.

Внимание грека было поглощено не столько игрой, сколько размерами ставок. Игроки хладнокровно ставили на сотни и даже тысячи фунтов.

— Пойдемте! — шепнул, наконец, Тони. — Дольше здесь неудобно оставаться… Ведь вы не член клуба…

— Друг мой… — осторожно начал грек, немного придя в себя от увиденного. — Я купил бы у вас этот клуб по сходной цене… Вы, кажется, говорили о шести тысячах?

— О десяти, — поправил его Тони.

— А семь вы не взяли бы?

— Девять, — решительно заявил Тони.

— Ну, восемь с половиной! — воскликнул грек.

…В полдень Тони входил в дверь одного из банков с чеком на восемь с половиной тысяч фунтов в руках. Прежде чем толкнуть ее, он обернулся и кому-то подмигнул. Ему в ответ приветливо улыбнулись десять его друзей в поношенных стареньких плащах.

Глава 9.

ВЫБОРЫ В БЕРСТЕДЕ

Тони не переставал удивляться, как до сих пор он мог обходиться без секретаря. Линда была не только исполнительна и аккуратна, но и инициативна. Она быстро навела порядок в бумажной неразберихе: для удобства у нее все объявления сортировались по отдельным папкам. Тони подумывал повысить ей жалованье.

Как правило, день начинался с отчета Линды о новостях в утренних лондонских газетах; особое внимание в них уделялось рекламным колонкам о продаже.

В тот октябрьский понедельник мисс Портленд решила ознакомить шефа сперва с новостями из других частей страны.

— Это важно, мистер Ньютон? — Она положила на стол две газетные вырезки.

— О, если бы знать заранее… — Тони закатил глаза.

В первом объявлении сообщалось о продаже местной еженедельной берстедской газеты «Ракета» (громадный тираж, блестящее будущее).

Во втором говорилось о том, что житель городка Берстед, консерватор, мистер Джозеф Лонгвирт выставил свою кандидатуру на выборы в парламент.

…С Лонгвиртом они когда-то вместе учились в школе. Тони живо припомнил взрослого Лонгвирта — молодого и богатого щеголя. О своей последней встрече с ним Тони старался никогда не вспоминать. Он обратился к Денди (школьная кличка Лонгвирта) за помощью в самое трудное для себя время. В ответ получил полное безразличие и холодный отказ.

Тони поднял взгляд от газеты. Он не был злопамятен, однако строптивого Лонгвирта стоило проучить. Решение созрело мгновенно. Тони встал.

— Я ненадолго уеду, мисс Портленд. Надеюсь, все будет в порядке.

— Не сомневаюсь, — спокойно ответила Линда.

Через полтора часа с небольшой дорожной сумкой в руке и билетом в кармане он стоял на перроне Ватерлоо, наблюдая за медленно приближающимся поездом на Берстед. Неожиданно в одном из пассажиров, которые ожидали посадки, Тони узнал Джозефа Лонгвирта. Когда Лонгвирт вошел в вагон, Тони последовал за ним и открыл нужное купе.

— Привет, Денди, — негромко произнес Тони.

— Ньютон! — смущенно отозвался Лонгвирт.

— Как поживаешь? Как идет тряпичная торговля?..

Новоявленный кандидат в парламент густо покраснел: его отец нажил огромное состояние, торгуя утилем.

— Я слышал о твоих делишках, Ньютон, — саркастически усмехнулся Лонгвирт. — Отрадно слышать, когда твои друзья выходят в люди… Надеюсь, и мне повезет: я выставил свою кандидатуру в парламент…

— Я читал об этом, — заметил Тони. — И кто же твой соперник?

— Так, ничего серьезного… — ответил Лонгвирт, скорчив презрительную гримасу. — Ни гроша за душой… Очень вероятно, что он снимет свою кандидатуру…

Тони весело подмигнул.

— За что ему будет заплачена кругленькая сумма, не так ли?

Лонгвирт добродушно усмехнулся.

— Взятка? Только безумец решился бы на такое! — ответил он, также подмигнув.

— Я вижу, ты уже вкусил от сладости «честной политики», — рассмеялся Тони, — Между прочим, ты, вероятно, слышал о местной газете «Ракета»?

— Ну, еще бы! Она принадлежит старому ослу Мерклю…

И воодушевленно добавил:

— Я буду самым молодым членом парламента, Тони…

— Вот как! Значит, ты серьезно думаешь попасть в парламент? — усмехнулся Тони.

Лонгвирт удивленно взглянул на него.

— Денди, ты помнишь нашу последнюю встречу?.. — тихо, с расстановкой спросил Тони.

Денди виновато улыбнулся.

— Как будто припоминаю… У меня плохая память на лица, Ньютон…

— В тот раз ты не только видел меня, но и говорил со мной… — продолжал Тони. — Ты даже посоветовал мне пойти в рабочий дом… Тогда я был голоден, и у меня не было пристанища… Запомни, Денди, что ты себе в тот день и час подписал приговор…

В этот момент дверь купе распахнулась, и на пороге показался запыхавшийся маленький лысый человечек.

— Черт побери! — ворчливо пробормотал он.

— Что-нибудь случилось? — учтиво осведомился Тони.

— Нет, благодарю вас, — ответил незнакомец и, вскинув голову, пристально немигающе воззрился на Тони.

— В первое мгновение мне показалось, что лицо ваше несимметрично, — воскликнул он. — Теперь я убеждаюсь, что это лишь игра света и тени… Прошу прощения… Мне редко приходилось видеть столь правильный овал лица.

Тони скромно потупился.

— Разрешите мне ответить и вам таким же комплиментом? — еле сдерживая улыбку, спросил он.

— Нет, сэр, не разрешаю, — обронил незнакомец. — Нижняя челюсть у меня сильно выдается, правое ухо больше левого и скулы далеко не симметричны… Знаменитые физиономисты утверждают, что человек с моим лицом не может быть вполне нормальным…

Тут взгляд его упал не ошеломленного Лонгвирта.

— Боже милостивый! — завопил лысый. — Какой прекрасный образец…

— Вы меня сильно заинтересовали, — заметил Тони. — Быть может, вы поясните свою мысль?

Лонгвирт застыл на месте с открытым ртом.

— Низкий лоб свидетельствует о мало развитом интеллекте, — наставительно начал физиономист. — Оттопыренные уши указывают на наклонность к преступлениям… Я попрошу вас повернуться в профиль, сэр…

— Да вы с ума сошли! — возмутился Лонгвирт, наконец, обретший дар речи.

— Вот и объяснение оттопыренным ушам… Неустойчивость… Отсутствие сдерживающих центров…

— Я — Джозеф Лонгвирт из Летберо Манор, — раздраженно перебил его Денди.

— А я — доктор Крейфильд из психиатрической лечебницы Крейфильда, — без тени смущения представился он. — Позвольте… Вы сказали Лонгвирт? Кажется, один из ваших родственников отравил свою мать…

— Вы ошибаетесь, сэр! — вне себя от гнева воскликнул Лонгвирт.

— Ты в этом уверен, Денди? — переспросил Тони.

— Ну, еще бы! — закричал взбешенный Лонгвирт. — Что за дурацкие шутки!.. Вы оба ненормальные!..

Доктор Крейфильд многозначительно переглянулся с Тони.

— Прошу учесть, сэр, что вы говорите с будущим членом парламента, — горделиво добавил Денди.

Доктор вопросительно взглянул на Тони. Тот покачал головой и несколько раз многозначительно дотронулся пальцем до своего лба.

— Все люди ненормальны, — вот моя теория!.. — воскликнул доктор. — Это доказано многочисленными опытами… Вы, сэр — он обратился к Тони, — единственный нормальный человек, встреченный мной сегодня. — Вы едете в Берстед… Отлично… А я еду в Ларчле — двумя станциями дальше… Вы живете в Берстеде?

— Пока нет… Я собираюсь купить газету «Ракета» и поселиться там…

Лонгвирт насторожился.

Поезд уже подъезжал к Берстеду, и приятели довольно холодно расстались, пожелав доктору счастливого пути.

— На расстоянии двадцати миль вокруг нет более популярного органа! — любил повторять издатель и владелец «Ракеты» мистер Меркль. Он забывал при этом добавить, что во всем округе не было никакого другого печатного органа.

«Ракета» продавалась в писчебумажном магазине мистера Меркля, а печаталась в сарае за домом. Объявления для очередного номера принимались в магазине чуть не до самого выпуска газеты. Если же объявление бывало большое и выгодное, оно принималось и позже обычного срока; машина останавливалась, объявление набиралось, и печатание начиналось снова.

Мистер Меркль был плотный, невысокий джентльмен лет шестидесяти с маленькой седой бородкой клинышком.

В субботу после обеда он стоял на пороге своего магазина (он же — редакция и контора) на Хай-стрит, задумчиво посасывая сигару и рассеянно глядя по сторонам. Рядом с Мерклем стоял его приятель, иногда помещавший объявления в «Ракете».

Мистер Меркль мгновение помолчал и восхищенно продолжал:

— Про объявление на первой странице не может быть и речи… Ведь места так мало… А от желающих нет отбоя: тут и кондитеры, и автосервис, и магазин готового платья, всех не перечесть… Но за тридцать пять шиллингов я вам, как старому другу, отдаю предпочтение.

Приятель поспешил откланяться.

Мистер Меркль печально взглянул ему вслед и вернулся в свой магазин.

Тони подошел к нему.

— Чем могу быть полезен? — любезно начал хозяин.

— Я прочел ваше объявление о продаже «Ракеты», — деловито начал Тони.

Меркль пригласил его в свой кабинет.

После часового торга, хозяин начал с пафосом:

— Я не продал бы «Ракеты» и за миллион… Но должен сознаться, мне надоела политика… Я схожу с арены общественной и политической деятельности и согласен уступить вам издательство, если вы будете платить мне двенадцать шиллингов еженедельно за контору и десять процентов со всех объявлений…

Таким образом Тони сделался издателем «общественно-политической еженедельной газеты».

Джозеф Лонгвирт при этом известии слегка поморщился: он ожидал подвоха…

Тони принялся за новое для него ремесло журналиста с рвением ребенка, получившего на Рождество заводного лягушонка.

После двух рядовых номеров «Ракеты» началась предвыборная кампания. Тихий маленький городок превратился в «арену борьбы партий».

Первая предвыборная статья, появившаяся в «Ракете», восхваляла заслуги, литературные дарования, административные способности и политическую честность… мистера Меркля. Автором этой статьи был сам мистер Меркль.

Вторая предвыборная статья живописала достоинства мистера Лонгвирта. Ее написал Тони.

В эти дни, шатаясь по Хай-стрит, Тони встретил Джозефа Лонгвирта. Денди был чем-то сильно озабочен.

— Знаешь, Тони, — обратился он к приятелю. — Похоже на то, что этот старый хрыч действительно хочет пролезть в парламент… — Он не стеснялся в выражениях.

— Очень тебе сочувствую, — ответил Тони. — И сделаю все от меня зависящее, чтобы эта кампания стоила тебе подороже. Впрочем, мистер Меркль может снять свою кандидатуру, ему ведь вся эта шумиха не стоит ни полпенса; он сам и пишет и печатает свои статьи.

Денди сердито нахмурил брови.

— И какого черта, Ньютон, ты здесь околачиваешься? — недоумевал сын тряпичника. — Я было подумал, что ты купил «Ракету» для нападок на меня, однако твоя статья обо мне в высшей степени пристойна…

— Настоящая причина моего приезда сюда обнаружится позже… — усмехнулся Тони. — Лучше расскажи, как ты собираешься поступить с Мерклем?..

— Черт… Придется все-таки откупиться… — вздохнул Лонгвирт. — Как ты думаешь, сколько он запросит?..

— Спросишь у него сам…

В тот же вечер состоялось свидание двух кандидатов-соперников, в результате которого мистер Меркль отказался от предвыборной борьбы с мистером Лонгвиртом. Успокоенный Лонгвирт отбыл в свое поместье Летборо Манор.

До выборов остались считанные дни…

В это время Тони развернул свою предвыборную кампанию. Со страниц «Ракеты» ее владелец рассказывал о себе, между строк намекая о перспективах, которые откроются перед городком в результате именно его, Энтони Ньютона, членства в парламенте. Он не гнушался дом за домом обходить жилища берстедцев. Вечером Тони заходил в бар и за кружкой пива охотно выслушивал всех желающих высказаться. Люди смотрели на него с любопытством и одобрением…

Накануне выборов Джозеф Лонгвирт вернулся в Берстед. В лучшем номере отеля он дописывал предвыборную речь, когда ему вручили плотный конверт. На нем было крупно начертано: «Строго конфиденциально!»

Распечатав, Лонгвирт прочел письмо дважды.

«Сэр!

Возникла серьезная угроза правительственного кризиса. Мы решили собраться тайно в Мальби-хауз, Блэкмонд. Ваше присутствие необходимо. Ввиду того, что собрание носит строго конспиративный характер, не называйте никого по имени. По приезде скажите, что вы — маршал Фош, и прибыли на встречу с греческим королем. Это пароль. Помните: один неосторожный шаг нас всех погубит.

Т. Н. (член парламента)».

Мистер Лонгвирт был весьма горд таким знаком внимания со стороны правительства. Недолго думая, он сел в автомобиль и, зашторив окна, тронулся в путь…

Мальби-хауз оказался большим белым домом, окруженным старинным парком. Автомобиль въехал в широкие ворота и остановился возле крыльца.

На крыльце стоял санитар.

— Я — маршал Фош, прибывший на встречу с греческим королем… — без запинки произнес Денди.

— Отлично, ваше превосходительство. Вас ждут. Потрудитесь войти…

Лонгвирт очутился в большой светлой комнате. Дверь отворилась, и из нее вышел маленький лысый джентльмен, лицо которого показалось Лонгвирту на удивление знакомым…

— Я — маршал Фош, прибывший на встречу с греческим королем… — нетерпеливо повторил Денди.

Доктор Крейфильд излучал радушие.

— Отлично, маршал… Сейчас вы увидите его… — воскликнул он. — …а также королеву Елизавету и индийского магараджу…

Он позвонил. В двери выросло двое дюжих санитаров.

— Палата номер восемь, — распорядился доктор.

Джозеф Лонгвирт гордо последовал за ним…

День выборов выдался на удивление ясным и солнечным.

К полудню на выборы приехал Тони Ньютон, тепло встреченный берстедцами.

К вечеру большинством голосов Энтони Ньютон был избран членом парламента от Берстеда.

В то же время трое адвокатов добивались освобождения Джозефа Лонгвирта из психиатрической лечебницы. Лонгвирт был взбешен.

— Не принимайте близко к сердцу, — успокаивал его доктор. — Поставьте себя на мое место: человек называет себя маршалом Фошем и приезжает на аудиенцию у коронованных особ… Что мне оставалось делать?..

— Я на вас в суд подам!.. — кипятился Джозеф Лонгвирт. — Я сделаю о вас запрос в палате!.. Я лишу вас практики!..

…Однако Тони Ньютон отсоветовал ему делать это.

— Я крайне сожалею обо всем случившемся, Денди, — улыбнулся он. — Ты все равно бы проиграл, если бы история с подкупом Меркля получила огласку. Прощай, приятель!.. Как-нибудь загляни ко мне в Вестминстер: я покажу тебе палату общин…

Глава 10.

ШУТНИК

Однажды на Стренде Тони остановился у газетного киоска.

— Верните мой шиллинг, сэр!.. — Позади раздался веселый голос, и чья-то рука опустилась ему на плечо. И в этот момент из рукава Тони выпала монета и со звоном упала на землю.

Тони так растерялся, что выронил газеты. Он резко обернулся и увидел перед собой высокого русоволосого юношу. Молодой человек спокойно нагнулся, поднял шиллинг и положил его в карман.

— Благодарю вас! — улыбнулся он.

Так началось знакомство Тони с Лаймором Грином. Как и многие лондонцы, Тони был наслышан о проделках юноши. Лаймор был старшим сыном лорда Леттертона, пэра Англии, обладавшего крупным состоянием.

Любимым занятием Лаймора, его страстью были всевозможные шутки и розыгрыши, далеко не всегда безобидные. Он бывал счастлив, как ребенок, если удавалось кого-нибудь оставить в дураках.

Весь Лондон помнил его недавнюю выходку. Как-то перед окончанием театральных представлений он явился с целой бригадой землекопов на Пикадилли и, якобы по приказу муниципальных властей, велел разрыть ее, остановив таким образом все движение в центре города в самый оживленный час.

— Вы слышали о моей последней проделке в Гринвиче? — спросил Лаймор после взаимных приветствий. — Я подкупил маляра, который в отсутствие астрономов намалевал пятна на стенках телескопов… Вот уж получились «солнечные пятна»!

Он громко расхохотался.

Тони улыбнулся: Лаймор вызвал у него симпатию.

Разговор они продолжили в номере Тони, удобно расположившись в креслах.

— Пора остепениться, Лаймор, — наставительно заметил Тони. — Вам не надоело тратить ваши недюжинные силы, ум, изобретательность и деньги на эти, мягко говоря, «шутки»?.. Почему бы вам, к примеру, не жениться?.. Не начать серьезную жизнь?..

— Ни за что!.. — замахал руками Лаймор Грин. — Все женщины внушают мне ужас… Я почему-то уверен, что был бы рабом своей жены… Я наслышан о том, как хотели женить вас и как вы оставили в дураках и невесту, и ее мамашу, и какого-то жулика-адвоката. Слышал и о том, как вы «прокатили» этого прохвоста Лонгвирта… Я убежден: вы именно тот человек, в котором я нуждаюсь. Не сердитесь на меня за дурацкую выходку… Поговорим лучше о деле.

Лаймор помолчал мгновение и с воодушевлением продолжал:

— Дело в том, дружище, что у меня родился план одной совершенно изумительной проделки. Мои шутки с Пикадилли и с Гринвичем в сравнении с ней — чепуха.

Тони внимательно слушал.

— Вероятно: вы слышали о богаче Девидсоне, который нажил миллионы на маргарине? Теперь у него чудесное поместье в Окстоне. Да! Да! Благодаря крупному пожертвованию он сделался «сэром». Самое же замечательное у него — это его дочь… Бр-р!.. Никогда еще не видел подобного страшилища… Крашеные волосы, огромные ножищи!.. Прямо пугало огородное! И старик вбил себе в голову, что она должна сделать блестящую партию, выйдя замуж только за аристократа… Вы меня понимаете?..

Тони изумленно посмотрел на юношу. Он предполагал, что во всех проделках у Лаймора Грина бывали сообщники, но не думал, что когда-нибудь на его долю выпадет честь быть одним из них.

Предложение Лаймора Тони заинтересовало: если Лаймор Грин занимался шутовством развлечения ради, то Энтони готов был помочь ему ради денег.

— Лаймор, я польщен вашим доверием, — заметил Тони. — Каков же ваш гениальный план?

Лаймор Грин бросил испытующий взгляд на своего собеседника и, придвинув поближе кресло, понизив голос, сказал:

— Старый Девидсон помешан на лордах. Он как-то рассказывал в кругу друзей, что отдаст за дочку полмиллиона, если она выйдет замуж за лорда. План мой таков: в сопровождении секретаря (это будете вы, Ньютон), я отправлюсь на автомобиле в Окстон. Где-нибудь поблизости от имения Девидсона произойдет автомобильная катастрофа… Вы отправитесь в замок за помощью и в разговоре как бы нечаянно бросите «его высочество». Вы меня понимаете?.. Старик тотчас пригласит нас к себе… Кстати, я буду говорить с сильным иностранным акцентом… Старик решит, что я какой-нибудь заморский принц, и подумает: «Чем не жених для моей дочурки?». Далее — я заявлю, что свадьба должна состояться в строго семейном кругу… Вы меня понимаете?..

— Конечно!.. — ответил Тони улыбаясь. (Он так живо представил себе свою встречу с Верой Монсар, как будто это было вчера).

— Затем мы всей компанией отправимся в какой-нибудь домик в деревне или в лесу, где нас будет ожидать пастор. На эту роль вам придется пригласить кого-нибудь из ваших друзей… После венчания я бесследно исчезну, а в газетах появятся красочные описания таинственной свадьбы: «Загадочная свадьба»… «Таинственное исчезновение сказочного принца»… А? Что же вы скажете на это? Недурно придумано? Так вы согласны?

С языка его уже готов был сорваться отказ: у Тони было врожденное чувство уважения к женщине, даже к девушкам «с огромными ножищами», и в глубине души он осуждал молодого аристократа за его жестокую выдумку.

Однако вдруг, что-то задумав, Тони воскликнул:

— Хорошо, я подумаю над вашим планом!

На следующее утро, когда Лаймор Грин явился за ответом, Тони сказал ему, что охотно берет на себя роль «секретаря».

Сэр Джон Девидсон жил в Окстон Манор, роскошном поместье, принадлежавшем некогда одному нормандскому барону. Король маргарина приобрел исторический замок отчасти из снобизма.

Дочь его Матильда была рослая краснощекая девица лет двадцати девяти. Внешне она была воплощенное добродушие. На самом же деле у нее был весьма острый и злой язычок, чему немало способствовало ее долгое сидение в девицах. Женихов у нее было хоть отбавляй, но она была тщеславна и мечтала о браке только с аристократом…

В замке Матильда изнывала от безделья и часто жаловалась отцу:

— Не лучше ли нам было остаться в Хемпстеде?.. Ты ведь там был большой персоной, особенно с тех пор, как сделался «сэром». Здесь же с нами по соседству живут только лорды, и никто из них не хочет с нами знаться…

— Ничего, Тилли, — утешал ее отец, — здесь нам тоже может подвернуться какой-нибудь обедневший отпрыск… А в Хемпстеде кто тебе встречался? Только клерки да лавочники?

Разговор между сэром Девидсоном и его дочерью происходил в гостиной, окнами выходившей в парк, и Матильда вдруг удивленно вскрикнула. Она увидела в окно гостиной, как через лужайку по направлению к дому элегантный молодой человек.

— Кто бы это мог быть? — спросила она у отца.

— Право, не знаю, — ответил сэр Джон и поспешил вниз встречать посетителя.

— Простите, что беспокою вас, — учтиво промолвил Тони, отвесив глубокий поклон, — но его высочество, то есть, я хочу сказать, мой патрон, слегка травмирован при столкновении нашего автомобиля с грузовиком… Не разрешите ли вы перевезти его на время к вам в дом?..

— Конечно, конечно, — просиял сэр Джон. — Передайте его высочеству…

— Что? — смущенно пробормотал Тони. — Разве я сказал «его высочество»?.. Какая оплошность!.. О, нет!.. Нет… Моего патрона зовут мистер Смит…

— Отлично, — улыбнулся хозяин. — Передайте мистеру Смиту, что я буду счастлив принять его в своем доме…

Как только Тони исчез, сэр Джон поспешил обратно в гостиную.

— Тилли! — вскричал он. — Сейчас мы будем принимать у себя принца, настоящего принца!.. Его высочество!.. Сюда заходил его секретарь… Принц слегка ранен при столкновении автомобилей…

Матильда побежала переодеваться.

В это время к дому подъехал роскошный лимузин, За рулем сидел Тони, а рядом с ним виднелась статная фигура молодого щеголя, закутанного в дорогую меховую шубу.

Тони помог ему выйти из машины. Лаймор Грин учтиво поклонился девушке и сказал с сильным акцентом:

— Я никогда не забуду вашей доброты и любезности…

— Вы нам оказываете большую честь, ваше… мистер Смит, — запинаясь, ответила она.

Высокому гостю отвели самую лучшую комнату.

Через четверть часа Тони спустился в гостиную.

— Боюсь, что нам придется злоупотребить вашим гостеприимством и остаться здесь на ночь! — озабоченно произнес он. — Он заснул, и я не решаюсь потревожить больного… Нет, доктора звать не нужно… — испуганно прибавил он, угадав мысль сэра Джона. — Больному нужен только покой.

Для восстановления сил «мистер Смит» был вынужден остаться в историческом замке еще на несколько дней. Для сэра Джона они были днями надежды, для его дочери — днями радости.

— Не знаю, действительно ли он принц по крови, — сказала она как-то отцу, — но я не сомневаюсь в том, что он аристократ… У меня теперь уже глаз наметан. И какой красавец! И характер у него прямо ангельский!

В то же время Лаймор жаловался Тони:

— Эта Матильда просто несносна. Нет, нужно поскорее назначить «венчание». Мне эта шутка начинает надоедать.

— Послушайте, мистер Ньютон, — доверительно начал Девидсон, когда они с Тони после обеда остались в библиотеке одни. — Я простой человек и люблю откровенность. Скажите мне, кто ваш патрон?

Тони сокрушенно покачал головой.

— К сожалению, не имею права открыть вам его имени, — произнесен.

— Но, он действительно… аристократ?

Тони утвердительно кивнул.

— Это все, что мне хотелось узнать, — заметил сэр Джон. — А, кстати, он… богат?

— Очень…

Последнее известие огорчило сэра Джона.

— А я-то надеялся, что он захочет позолотить свой герб, — признался он. — Дело в том, что дочь моя без памяти влюбилась в него. Ведь он холост?

— Да.

— Послушайте, мистер Ньютон, ведь вы имеете на него некоторое влияние?

— Думаю, что да…

— Прошу вас: посодействуйте его женитьбе на моей дочери… Это принесет вам несколько тысяч фунтов…

Тони пристально посмотрел на Девидсона, прежде чем ответить.

— Я деловой человек, — произнес он наконец, — и потому хотел бы иметь от вас расписку.

Сэр Джон одобрительно воскликнул:

— Люблю деловых людей!

Затем он подошел к письменному столу, набросал несколько строк и протянул листок Тони. Тот прочел его, аккуратно сложил и спрятал в карман.

— Надеюсь, вы понимаете, — продолжал «секретарь его высочества», — что свадьба должна быть тайной… Быть может, даже моему патрону придется венчаться под вымышленным именем мистера Смита…

— Я уже все обдумал, — ответил сэр Джон. — Я знаком с законами и знаю, что брак действителен даже в том случае, если вы венчаетесь под вымышленным именем. Я действую не вслепую. Я знаю, что ваш патрон — важная особа: не далее как вчера я приказал своему лакею порыться в его письмах (не сердитесь на меня за эту маленькую вольность), и он нашел в них письмо с короной, начинавшееся словами: «Мой дорогой сын»…

Тони на минуту был выбит из колеи: сэр Джон оказался вовсе не таким уж дураком, каким представлял его Лаймор Грин.

— Итак, устройте побыстрее этот брак, мой друг… — продолжал счастливый отец Матильды, — и вы заработаете две тысячи фунтов.

Тони откланялся и поспешил к своему «патрону».

Лаймор в постели что-то писал.

— Вот будет потеха! — воскликнул он при виде своего «секретаря». — Тотчас же после свадьбы разошлите это в утренние газеты… Надеюсь, вы уже сговорились с «пастором»?..

— Конечно, — быстро ответил Тони. — Я даже выбрал и церковь…

— Церковь?.. — испугался шутник.

— Ну, да… В двенадцати милях отсюда находится маленькая забытая часовня… Пастор бывает там лишь раз в неделю… У моего друга случайно есть ключ от этой церкви… Вы меня понимаете?

Лаймор Грин откинулся на подушки и расхохотался до слез.

— Никогда еще у меня не было более толкового помощника! Это гениально! Что моя шутка на Пикадилли по сравнению с этой проделкой?..

— Я лишь хотел задать вам последний вопрос, — совершенно серьезно начал Тони. — Не думаете ли вы, что игра ваша зашла слишком далеко? Что вы издеваетесь над девушкой, не сделавшей вам ничего дурного?

— Как, то есть, ничего дурного?.. — искренне изумился Лаймор Грин. — Да она все время стремится женить меня на себе. И какое властолюбие! Она распоряжается мной, как рабом… Никогда еще не встречал более властной особы.

Тони молча вышел.

На следующий день он нарочно устроил так, что Лаймор Грин остался с девушкой наедине в оранжерее.

— Ах… мисс Девидсон, как я буду вспоминать эти счастливые дни!.. — вздохнул он.

— О да… Это были счастливые дни… — закатив глаза, ответила мисс Девидсон.

И озабоченно прибавила:

— Не шевелите ногой… Вы сомнете этот стебелек… Мистер Смит, отчего вы не причесываетесь на пробор? Я не люблю зачесанных назад волос.

Лаймор Грин содрогнулся. «Хорошая из нее выйдет жена»! — невольно подумал он.

— Ваш пиджак надо сегодня вычистить, — продолжала между тем счастливая влюбленная.

Лаймор Грин вновь содрогнулся: эта женщина начинала его раздражать.

— Матильда… — нежно прошептал он. — Неужели нам суждено расстаться?..

— О нет! О нет! — торопливо выкрикнула она и звонко чмокнула его в щеку.

Тони деятельно занялся приготовлением к «свадьбе».

— Я предсказываю этому секретарю блестящее будущее… — заметил сэр Джон.

— У него слишком властный характер… — скорчив недовольную гримасу, ответила дочь. — Почему он устроил так, что мои муж должен уехать тотчас после свадьбы?

— Ведь ты же знаешь, что он поедет за фамильными драгоценностями… — раздраженно возразил отец.

— Все равно, после свадьбы я постараюсь с его секретарем как можно меньше видеться, — заявила Матильда.

Между Лаймором Грином и Тони в это время происходил такой диалог:

— Энтони, пожалуйста, не оставляйте нас одних… — просил счастливый жених. — Она уже поцеловала меня!.. Не отходите от меня ни на шаг до самой свадьбы… Я обещал вам сто фунтов, теперь обещаю вам двести, только оградите меня от этой фурии!

— Не волнуйтесь… — успокаивал его Тони. — У «невесты» есть известные права… Отчего бы ей и не поцеловать вас, если это доставляет ей удовольствие?

В церковь «жених» и Тони приехали, как и полагалось, за четверть часа до «невесты». Мисс Девидсон была в дорогом, но столь безвкусном платье, что «жених» тотчас же от нее отвернулся.

Лаймор был в восторге от своего секретаря: «пастор» казался с виду настоящим пастором. Ряса его была стара и потерта, как у истинного деревенского пастора, руки посинели от холода. Было заметно, что он с нетерпением ожидал конца церемонии. Сразу после венчания, когда молодые прошли в ризницу, Тони приблизился к сэру Джону.

— Мне нужно сейчас же уехать… — прошептал он. — Неотложные дела…

Сэр Джон вместо ответа вынул из бумажника заранее приготовленный чек и поспешил к «молодым».

Между ними происходила первая семейная сцена.

— Ваше имя Джон Лаймор Грин… — говорила новоиспеченная леди Грин. — Не возражайте. Пастору известно ваше имя. Да! да! Подпишитесь вашим настоящим именем!

Лаймор Грин был бледен, как полотно. Рука его, державшая перо, сильно дрожала.

— Простите, — обратился он к пастору. — Вы… действительно… пастор?..

Пастор кивнул.

— Да, я пастор здешнего прихода, — ответил он. Лаймор Грин чуть не лишился рассудка.

— Значит я… действительно… женат?! — прошептал он.

— Конечно! Лишь без обычного в таких случаях оглашения… Ваш друг устроил все это…

Новобрачный помолчал, тяжело вздохнул и процедил сквозь зубы:

— Он мне больше не друг!

Глава 11.

КАТО

Если бы Тони писал мемуары, об изумруде Польту он не упомянул бы ни словом.

Историю эту он бы охотно вычеркнул и из своей памяти. Но не мог.

В Лондон пришла весна. Сочная зелень лужаек Гайд-парка привлекала множество гуляющих. Расположившись в плетеных креслах чуть поодаль от толпы, Тони и Билл негромко разговаривали.

В своем элегантном светлом костюме Тони нисколько не походил на охотника, выслеживающего дичь. Однако дело обстояло именно так. Сегодня он поджидал свою «жертву».

— Билл, вот он! — Тони указал на тучного джентльмена, степенно вышагивающего вблизи от них. — Это Польту. Я задушил бы его собственными руками. Во время войны этот жирный негодяй неплохо поживился за счет союзников. Нужно ли говорить, что он стриг их, как овец… Чтобы не быть растерзанным целой толпой ограбленных им японцев, он тайно проскользнул на пароход, уезжая из Японии.

— А что ты хочешь с ним сделать, Тони? — усмехнулся Билл.

Тони понизил голос до едва слышного шепота.

— Дело в том, что у джентльмена есть слуга — японец Като, — начал он. — Кстати, такой же негодяй, как и его хозяин. Недавно они повздорили, и Польту сильно избил Като. Като не остался в долгу и применил к своему хозяину приемы джиу-джитсу. Однако за долгое пребывание в Японии тот овладел ими не хуже любого японца. Польту — атлет и великолепный стрелок. Словом — борьба окончилась вничью. С тех пор Като возненавидел своего хозяина.

— А откуда у тебя эти сведения?

— От самого Като… Недавно мне пришлось побывать в маленьком японском ресторанчике Хо Синга… Ты, вероятно, знаешь его? Там я случайно и познакомился с Като. Малый недурно владеет английским. Мы разговорились…

— О чем же вы беседовали с ним? — поинтересовался Билл.

— Так, о пустяках… Я рассказывал Като, кто я и чем занимаюсь…

Билл недоверчиво взглянул на Тони.

— Ты мне не веришь, дружище?.. — рассмеялся Тони. — Что ж, как говорит пословица: честность — лучшая политика. Като теперь убежден, что я — глава шайки воров-джентльменов, «работавших» недавно в Париже. Он живо заинтересовался моими дальнейшими «планами».

Тони понизил голос.

— Ты что-нибудь слышал об изумруде Польту? — спросил он.

Билл отрицательно покачал головой.

— Из Японии Польту привез уникальный изумруд, которому нет цены… Польту утверждает, что купил его. Бывший владелец изумруда, пожилой японский бизнесмен, погиб при загадочных обстоятельствах… Польту хранит сокровище в небольшом сейфе, замаскированном под бар, возле своей постели.

Билл напряженно слушал.

— Что ты затеял? — тихо спросил он.

— Мы изымем изумруд из сейфа Польту, — медленно, с расстановкой произнес Тони.

Билл раскрыл рот от изумления.

— А ты уже… подкупил Като? — проговорил он, наконец.

— Еще нет… Но это нетрудно будет сделать…

Час спустя Тони небрежно входил в маленький ресторанчик Хо Синга. Маленький японец поджидал его за столом.

Разговор зашел об изумруде. Косые глазки японца злобно блеснули:

— Я буду счастлив, когда хозяин лишится его! — прошипел он.

Тони посмотрел на Като долгим взглядом:

— Как ты себе представляешь это?

Японец нагнулся к нему и монотонно зашептал:

— Предположим, что грабители придут во вторник ночью через кухонную дверь, которая случайно окажется открытой. Предположим, что они поднимутся по лестнице и что около двери, ведущей в комнату хозяина, случайно останется гореть маленький японский фонарик…

У Тони перехватило дыхание.

— Предположим, — внешне спокойно ответил он. — План не дурен… Сам ты, таким образом, не будешь ни в чем замешан… Ведь ты этого хочешь?

— Именно. — Японец быстро закивал.

— Хорошо, — продолжал Тони, — теперь предположим, что нам удастся стянуть этот изумруд… Куда направить долю, причитающуюся джентльмену, оставившему открытой кухонную дверь и заботившемуся о фонаре у двери хозяина?

Японец испуганно вздрогнул.

— Мне ничего не надо… — произнес он. — Я хочу лишь проучить этого мерзавца…

— Уж за это-то я тебе ручаюсь, — рассмеялся Тони. — Между прочим, почему ты его так ненавидишь? — спросил он вдруг.

Японец плотно сжал губы и прикрыл глаза. Казалось, он задремал, и Тони начал терять терпение. Като вздрогнул и, разразившись потоком страшнейших ругательств, поведал Тони несколько красочных эпизодов из жизни своего патрона.

— Я не сомневаюсь в том, что Като — такая же дрянь, как и его хозяин, — в тот же вечер говорил Тони Биллу. — Малый исполнял в Японии все грязные поручения и еле ноги унес из родной страны…

— Значит, во вторник?.. — с опаской спросил Билл.

— Да. И не забудь захватить войлочные туфли. Захватим маски, револьвер, несколько ярдов веревки и платок на случай, если наш джентльмен окажет сопротивление.

Билл погрузился в задумчивость.

— Все это сильно смахивает на грабеж со взломом, — заметил он. — Должен сознаться, что у меня уже и сейчас мороз пробегает по коже…

— Я согласен с тобой, что дело не похоже на все наши предыдущие, — ответил Тони. — Но добыча настолько ценна, а жертва настолько мерзка…

— Но что мы будем делать с этой добычей? — перебил Билл.

— Что заранее гадать! — усмехнулся Тони. — Прежде нужно его «изъять», а уж потом думать, куда его сплавить…

Во вторник ночь выдалась холодной и дождливой. Улицы были пустынны. У двери черного хода роскошного особняка мистера Польту остановился автомобиль.

Мистер Польту всегда ложился спать в десять часов и требовал того же от своих слуг. Вставал он в семь, причем спал, по свидетельству Като, очень крепко.

Тони и Билл беспрепятственно проникли в дом: дверь была открыта. Дверь на кухню тоже была отворена.

— Ты останешься внизу, — сказал Тони Биллу и начал подниматься по лестнице. Очутившись наверху, в глубине коридора Тони увидел японский фонарик, горевший перед дверью.

Тони держал в одной руке веревку, а другой электрический фонарик; он толкнул дверь спальни.

Понемногу глаза его привыкли к темноте и стали различать очертания предметов при слабом свете, падавшем сквозь запертые ставни. Вскоре он увидел постель и на ней — очертания лежащего человека.

Тони осторожно приблизился к постели. Толстый ковер скрадывал шум шагов.

Посветив фонариком, Тони открыл дверцу бара возле постели. Его рука нащупала металлическую ручку сейфа… Код замка был ему известен. Набрав нужную комбинацию цифр, Тони повернул ключ, и открыл сейф. Он обливался потом от страха и напряжения. Нащупав небольшой кожаный футляр, он быстро сунул его в карман, одновременно выронив свой электрический фонарь, который с шумом упал на мраморный ночной столик…

Тони застыл в ужасе…

К его удивлению, спящий даже не пошевелился… В неподвижности этой было что-то настолько странное, что Тони, быстро найдя свой фонарь, схватил его и осветил им лицо спящего.

Тони кубарем скатился по лестнице, налетев на стоящего внизу Билла.

— В чем дело?.. — испуганно спросил Билл.

— Молчи, — побледневшими от страха губами прошептал Тони.

Миллионер Польту был мертв. В его грудь по рукоятку был всажен кинжал, постель залита кровью…

— Похоже на то, что мы попались в ловушку, — шепнул Тони. — Проверь входную дверь…

Она оказалась запертой. Друзья стояли в коридоре. В конце коридора одна из дверей была приоткрыта, и в комнате горел свет.

Тони бесшумно распахнул дверь. Гостиная была ярко освещена. Первое, что бросилось ему в глаза, была спина Като; он держал в руке телефонную трубку.

— Полиция?.. — послышался голос японца.

Одним прыжком Тони очутился около него, рывком выхватив трубку. Телефон с шумом упал на пол. В ней послышались короткие гудки… Тони зажал японцу рот рукой, уперся коленом ему в грудь. Вдвоем с подоспевшим Биллом им удалось связать Като и завязать ему рот платком.

— Надо отнести его в спальню, — скомандовал Тони.

Японец вырывался изо всех сил. Они с трудом втащили его наверх.

— Теперь развяжи его и вытащи кляп, — снова скомандовал Тони.

Билл недоуменно посмотрел на него, но повиновался.

— Негодяй! — Тони был вне себя. — Кровь еще не обсохла на твоих руках, а ты уже звонишь в полицию? Ты думал, что заманил нас в ловушку… И за твою расправу отвечать придется нам?.. А?..

Вместо ответа японец, как дикая кошка, прыгнул на Тони. Тот вовремя увернулся и нанес ему молниеносный удар. Като беззвучно, как сноп, рухнул на ковер.

Тони спустился в гостиную. Устало отирая пот со лба, он присел на краешек кресла, поднял упавший телефонный аппарат. Секунду помедлив, снял трубку, набрал номер.

— Полиция? Срочно высылайте бригаду в особняк мистера Польту, Гревмор-сквер, четыре. Здесь совершено убийство…

— Но Като все расскажет полиции… — простонал Билл, когда они на бешеной скорости свернули с Гревмор-сквер на Карнеги-роуд.

— Он не расскажет ничего… — сбавляя скорость, процедил Тони.

— Но изумруд?.. — горячился Билл. — Ведь ты достал его из сейфа?

— Конечно… достал и… оставил…

— Оставил?.. Но где же?..

— В кармане мистера Като… — невозмутимо ответил Тони. — Притом не забудь, что из груди Польту торчал ятаган… Като не сможет отпереться, когда к мертвому хозяину с ятаганом в груди прибавится еще изумруд в его кармане…

Тони был прав: шесть недель спустя Като был пожизненно осужден за убийство своего хозяина.

Глава 12.

ОБРУЧЕНИЕ

Тони любил бродить в районе Сохо, пристанище лондонского уголовного мира, «дна».

Однажды вечером он угощал обедом одного из представителей этого мира Джека Геддита.

Геддит был его давним знакомым и порой оказывал Тони небольшие услуги. Тони умел ценить расположение «людей Сохо», и изредка они проводили время с пользой для них обоих.

В этом маленьком грязноватом ресторанчике Геддит отлично знал всех его завсегдатаев.

Джек указал ему на высокого брюнета с точеным профилем аристократа.

— Но чисто работает! — в тоне его голоса прозвучало восхищение. — С «женами» он знакомится обычно в круизах. Он никогда не попадался, ибо никто не подавал на него в суд: женщины, которых одурачили, редко сознаются в своей глупости…

Через несколько дней после этого обеда Джек пропал. Его приятели сообщили Тони, что он «уехал в деревню». А дня через три Тони получил от него письмо:

«Ньютон! Думаю, ты поймешь меня. Я угодил под суд за лжесвидетельство. Конечно, я невинно пострадал. Когда меня забрали, я был на мели и оставил Молли без гроша. Быть может тебя не затруднит зайти к ней и помочь ей немного, если в том встретится надобность».

Тони поехал по указанному в письме адресу.

Ему открыла дверь статная красивая женщина лет двадцати семи. Сначала она недоверчиво покосилась на Тони, но, узнав о цели его посещения, пригласила войти.

Тони очутился в маленькой, уютной, хорошо обставленной гостиной. Он был поражен спокойствием и самоуверенностью миссис Геддит.

— После всего, что я сделала для Джека, с его стороны, было свинством оставить мне всего сто пятьдесят фунтов, — усмехнулась она.

— Сознайтесь, вы ожидали увидеть меня в слезах. Пустяки. Ведь мой Джек не впервые отправляемся «в деревню». Что касается денег, то я, право, в них теперь совершенно не нуждаюсь. Я работаю с одной подругой, и мне вполне хватает этого на пропитание. И если бы этот негодяй Седбюри не подвел меня, я была бы даже богата…

— Седбюри? Многоженец? — переспросил Тони.

— Я вижу, что Джек уже рассказал вам о нем, — улыбнулась она. — Да, Седбюри поступил со мной отнюдь не как джентльмен: после того, как я «провозилась» над ним пять дней, он бесследно исчез, не заплатив ни пенса.

Тони привык не задавать вопросов ни представителям «дна», ни их женам и мог лишь гадать о том, что за «работу» проделала миссис Геддит над многоженцем…

Он узнал об этом гораздо позже…

В свой отель он вернулся совершенно спокойный за участь «несчастной» жены преступника.

Вскоре после этой встречи у Тони произошла другая. Он никогда бы не решился связать их воедино…

Выйдя из отеля, он неторопливо шел по Риджент-стрит. Вдруг кто-то негромко окликнул его. Он обернулся и увидел перед собой… улыбающуюся Веру Монсар. В первый момент Тони подумал, что она по ошибке приняла его за своего знакомого.

— Здравствуйте, мистер Ньютон! — весело воскликнула девушка, приветливо протягивая руку.

Ошеломленный, Тони не мог вымолвить ни слова.

— Мы с вами виделись приблизительно год назад, — непринужденно произнесла она. — С тех пор вы ни разу нас не навестили…

Губы ее подрагивали от сдерживаемого смеха. Тони посмотрел на нее с упреком.

— Я… все это время… был очень занят… — смущенно пробормотал он.

— Вероятно, вы стали управляющим Национального банка или чего-нибудь в этом роде? — лукаво улыбнулась Вера. — С папой мы часто вспоминали о вас. И знаете, он находит, что вы умнее многих…

Тони густо покраснел: он понял, что под «многими» подразумевались те нещепетильные молодые люди, которые хотели познакомиться с мистером Монсаром не совсем обычным путем.

— Отец очень хотел повидать вас, — призналась Вера.

Тони уже вполне овладел собой.

— Быть может, у мистера Монсара возникла потребность послать меня в Брюссель? — ехидно улыбнулся он.

— О нет, не думаю, — ответила Вера серьезно и, помолчав, добавила: — Сейчас он по горло занят приготовлениями к моей свадьбе.

— К вашей свадьбе? — удивленно переспросил Тони.

Вера кивнула.

— Ну да, к моей свадьбе. Я выхожу замуж за своего двоюродного брата… и думала об этом все уже знают. О нашей помолвке сообщалось во всех газетах.

Известие об этом неожиданно больно кольнуло Тони.

— Я и не знал, что у вас есть двоюродный брат, — пробормотал он.

— Кстати, позвольте вас познакомить с моим женихом Филиппом Лессингером, — и девушка с нежной улыбкой обратилась к своему спутнику.

Тони с интересом взглянул на счастливца, который станет мужем Веры Монсар. Филипп Лессингер оказался высоким, стройным, необычайно красивым блондином.

— Я много слышал о вас, мистер Ньютон! — улыбнулся жених Веры, крепко пожимая руку Тони.

Тони был явно не в своей тарелке.

Девушка почувствовала это, и ей стало жаль его.

— Вы позавтракаете с нами, мистер Ньютон? — предложила она.

Умом Тони понимал, что ему следует отказаться от этого любезного приглашения, но в то же время ему так хотелось подольше побыть в обществе Веры, что он согласился.

Джеральд Монсар ожидал дочь в зимнем саду «Карлтона». При виде Тони лицо его расплылось в улыбке.

— Вот это сюрприз! — воскликнул он, приветствуя Тони крепким рукопожатием. — Если не ошибаюсь, вы мне задолжали шестьсот фунтов?

— О нет, мистер Монсар. Я получил только то, что мне причиталось за причиненное беспокойство… — нашелся Тони.

— Ловко же вы меня надули! — добродушно рассмеялся мистер Монсар. Он улыбнулся своему будущему зятю.

Тони понял, что Монсар души не чает в нем. За завтраком он сделал еще одно открытие: этот брак гораздо больше был по душе отцу, чем дочери. За столом Вера избегала обращаться к своему жениху, лишь вежливо отвечая на его вопросы.

— Что вы скажете о моем будущем зяте, мистер Ньютон? — откровенно любуясь Филиппом, спросил Монсар за кофе. — Он страстный путешественник, но в юности был большим шалопаем. И, должен даже сознаться, я не ожидал такой перемены в нем. Да-да! Он очень изменился к лучшему после своих странствований… Очень изменился.

Завтрак с Монсарами оставил в душе Тони неприятный осадок, и он облегченно вздохнул, вернувшись домой.

Тони было грустно.

Теперь, когда Тони вновь увидел Веру Монсар, он понял, что полюбил ее еще тогда, — при первой встрече на липовой аллее. Впрочем, он сознавал это и раньше; но избегал думать о ней, полагая, что дочь миллионера никогда не согласится стать женой «бандита»-авантюриста.

Накануне дня свадьбы Веры Монсар Тони задумчиво брел по пустынной аллее Гайд-парка. Вечер был дождливый и теплый. Неожиданно впереди он увидел Веру. Тони поклонился и хотел пройти мимо, но девушка остановила его:

— Погодите! Давайте присядем вот тут под деревьями. Сторож, конечно, примет нас за влюбленных… Но, надеюсь, вас это не страшит?

— Ради вас я готов на всякие жертвы, — шутливо сказал Тони.

Они уселись на скамейку, и Вера взглянула на него долгим грустным взглядом.

— Я убежала из дому, — помолчав, сказала она. — Я хотела разыскать вас, но не знала вашего адреса… Скажите мне, мистер Ньютон, что вы думаете о моей свадьбе?

— Я стараюсь не думать о ней, — пробормотал Тони.

Ему показалось, что глаза ее при этом как-то странно блеснули.

— О, я так страдаю!.. — воскликнула Вера. — Это ведь отец настоял на этой свадьбе. Конечно, Филипп очень любезен, и мне не в чем упрекнуть его. И все же я чувствую себя, как приговоренный к смерти накануне казни. Я считаю оставшиеся часы и минуты… А время идет так ужасающе быстро, Тони!

Наступило молчание.

— Не знаю, почему я вдруг назвала вас «Тони»… — смущенно прибавила она.

— Быть может, просто потому, что это мое имя. — Он посмотрел на нее с грустью. — Но, если на то была другая причина, в любом случае я охотно прощаю вас… Итак, почему же вы выходите замуж, Вера?

— Я не хочу огорчать отца, — тихо промолвила она.

— Но есть другой человек, которого вы огорчите еще больше, — прошептал Тони.

Вера пристально посмотрела на него.

— Правда? — чуть слышно прошептала она.

Тони молча кивнул.

Она хотела ему что-то возразить, но передумала и порывисто поднялась.

— Не будем больше говорить об этом, Тони, — через мгновение сказала она. — Я же не люблю вас. Разумеется, вы мне приятнее Филиппа, но… Вы не сердитесь на меня за мою откровенность?

И, сжав его руку, быстро пошла прочь.

В канун свадьбы Веры Тони провел ночь без сна. И хотя решил, что не пойдет в церковь на венчание, в одиннадцать часов утра он, тем не менее, уже стоял в толпе любопытных, ожидавших приезда жениха и невесты.

Как и положено, первым прибыл жених.

Когда Филипп Лессингер подъехал к церкви и вышел из машины, Тони услышал в толпе раздраженный голос:

— Вот он — мерзавец!

Тони обернулся и встретился взглядом со стоящей неподалеку миссис Геддит.

— А! Мистер Ньютон! — обрадовалась она. Что вы думаете об этом прохвосте? Об этом проклятом Седбюри?

— Седбюри?.. — удивленно повторил Тони. — Многоженец?

— Ну, да… Неужели вы его не узнали? — У Тони похолодело все внутри. Молнией сверкнула догадка.

— Но ведь он был брюнетом…

— Я же говорила вам, что пять дней «проработала» над ним… Цвет его волос — моя работа; я выкрасила их в русый цвет… А он, мерзавец, не заплатил мне ни полпенса! Это я познакомила его с пьяницей Лессингером…

Но Тони уже не слушал ее… К церкви в это время подъехал автомобиль Монсаров, и Вера, ослепительно улыбаясь в своем свадебном наряде, на мгновение остановилась, пока поправляли ее шлейф. Она заметила Тони и приветливо улыбнулась ему. Тони быстро подошел к Джеральду Монсару. Монсар нахмурился.

— Мне нужно срочно переговорить с вами, мистер Монсар, — негромко произнес Тони.

— Мистер Ньютон, вы отдаете себе отчет?.. Потом, — нетерпеливо бросил Монсар.

— Речь идет о счастье вашей дочери! — настойчиво продолжал Тони. — Дело в том, что ее жених — не ваш племянник Филипп Лессингер, а известный мошенник и отъявленный негодяй. Его фамилия Седбюри…

— Вы с ума сошли! Что за глупые шутки?..

— Отложите свадьбу, мистер Монсар, и я немедленно предоставлю вам доказательства.

— И не подумаю! — воскликнул разгневанный Монсар.

И, обратившись к дочери, мягко добавил:

— Пойдем, дорогая!

Вера не двинулась с места. Она была смертельно бледна.

— Не лучше ли действительно отложить свадьбу, отец? — тихо сказала Вера.

— Это бред! — отрезал Монсар.

В толпе с интересом наблюдали за ними.

Тони решительно встал между отцом и дочерью и повелительно сказал:

— Вера, немедленно возвращайтесь домой!

Минуту девушка колебалась, нерешительно поглядывая то на отца, то на Тони, смело преградившего ей дорогу к алтарю. Затем, не говоря ни слова, стремительно повернулась и, к удивлению всех собравшихся, бросилась назад в автомобиль.

— Домой! — скомандовала она шоферу.

Мистер Монсар, придя в себя от изумления, со сжатыми кулаками кинулся к Тони.

— Вы ответите за это!

— Успокойтесь, мистер Монсар! — невозмутимо остановил его Тони. — Прежде всего я хотел бы поговорить с вашим будущим зятем.

В эту минуту к ним подходил заждавшийся «жених».

— Седбюри, ваша карта бита! — воскликнул Тони, цепко держа его за руку.

«Жених» переменился в лице и покорно сказал:

— Хорошо… Я пойду за вами… только без шума и без рук.

Через месяц Ньютон входил в роскошный особняк Джеральда Монсара. Мистер Монсар еще не вернулся из Сити, чему Тони был искренне рад.

— Негодяй чистосердечно во всем сознался, — сказал он Вере.

— Наконец-то! — вздохнула она.

И, покраснев, спросила:

— А вы говорили… с отцом?

Тони молча кивнул.

— Он был очень… зол?

— Немного… — сознался Тони. — Он грозил и бранился, но в конце концов дал свое согласие.

Вера облегченно вздохнула и, ласково взглянув на жениха, лукаво спросила:

— Тони! А вам было очень страшно идти к моему отцу?

Тони дипломатично промолчал. Ему стыдно было сознаться в том, что в первый раз в жизни присутствие духа изменило ему. У всемогущего Джеральда Монсара Тони просил руки его дочери… по телефону.