/ / Language: Русский / Genre:detective,

Дюссельдорфский Убийца

Эдгар Уоллес


Эдгар Уоллес

Дюссельдорфский убийца

Глава 1.

ФЕВРАЛЬСКИМ ВЕЧЕРОМ

Сумерки угасавшего февральского дня мягко обволакивали пустынные, словно вымершие улицы окраин Дюссельдорфа. Было свежо, но не морозно, выпавший накануне тонким слоем снег подтаивал на асфальте. Луна серебрила покрытые инеем крылечки, низкие крыши и фонари, отчего они казались голубовато-синими.

Старинный город с черепичными крышами, островерхой ратушей и ветхими притаившимися в безмолвии домами окраин в этом фантастическом освещении казался сошедшим со старой гравюры, хранившейся в пыльном зале забытого Богом и людьми музея.

На углу маленького переулка, кончавшегося кривым тупиком, изогнутым, как вопросительный знак, появился какой-то силуэт. В темноте трудно было определить, кому он принадлежит: мужчине или женщине.

Фигура медленно приближалась к фонарю и, наконец, попав в полосу света, приняла очертания мужчины, низкорослого, в черном пальто и надвинутой на глаза мягкой широкополой шляпе. Прохожий остановился у фонаря, словно раздумывая. Постороннему наблюдателю, пожалуй, могло показаться, что он пьян. Его поведение было достаточно странно: для чего-то похлопал фонарный столб, обошел вокруг него несколько раз, затем прижался лицом к каленой холодной стали, будто на улице стояла июльская жара и он нуждался в прохладе. Потом медленно отошел от фонаря, постоял несколько секунд, глядя в мутную даль извивающейся улицы, точно прислушиваясь к ее вечерним шорохам.

Пальто его распахнулось, и в бледном дрожащем свете блеснул какой-то предмет, тщательно скрываемый на груди.

Нож или кинжал? Впрочем, в такой фантастический вечер всегда мерещатся разные кошмары. Скорее всего это был серебряный портсигар, спичечница или еще что-нибудь совершенно безобидное. Так успокаивала себя почтенная фрау Кун, подходившая к месту, где стоял незнакомец.

Она не была чрезмерно труслива и суеверна, но встреча поздним вечером, вдали от оживленных улиц с пьяным человеком, целующим фонарь или делающим что-то в этом роде, не особенно ее прельщала. Она имела собственный горький опыт, зная, как иногда ведут себя пьяные мужчины, и на что они бывают способны в таком состоянии.

Ее покойный муж, почтенный сапожник герр Кун, несмотря на все свое добродушие и порядочность в трезвом виде, возвращаясь по субботам из пивной, где нередко пропивал половину недельной получки, бывал порой сущим зверем. И тогда от него доставалось не только ей, но и любому, кто подворачивался под руку в эту несчастную минуту.

Фрау Кун на мгновенье остановилась.

Заметив женщину, вернее услышав легкий скрип шагов, мужчина быстро отделился от фонаря и исчез в темном тупике так быстро, что женщина даже не успела проследить, куда именно он скрылся.

По крайней мере, когда она подняла глаза на фонарь — около него уже никого не было.

— Господи Иисусе, — прошептала женщина и с каким-то нехорошим предчувствием двинулась дальше, стараясь успокоить себя разными благочестивыми размышлениями.

Едва она успела поравняться с фонарем, как неожиданно резкий и, как ей показалось, насмешливый голос, исходивший точно из-под земли, произнес:

— Добрый вечер!

Это было так неожиданно, что она в испуге отшатнулась в сторону, едва не поскользнувшись на мокром тротуаре.

Затем произошло нечто совершенно неожиданное и страшное. Из темного тупика выскочила небольшая фигурка, похожая на чертиков, которых продают на вербном базаре. В воздухе мелькнул пресловутый блестящий предмет. Неожиданный резкий удар чем-то острым в висок — и фрау Кун мгновенно потеряла сознание.

Бледное, заостренное лицо мужчины с холодными жестокими глазами и ярко-красными губами вампира склонилось над распростертой на снегу женщиной.

В его руке при свете фонаря отчетливо вырисовывался блестящий серебряный кинжал.

Мужчина постоял несколько секунд над лежащей фрау Кун, затем нагнулся и начал медленно, хладнокровно, расчетливо наносить удары кинжалом, с неописуемым наслаждением вонзая его в тело уже почти не дышащей жертвы. В шею, в грудь. Один, два… три… пять… десять… двадцать ударов.

Вскоре вокруг лежащей на панели фигуры расплылись темные лужицы крови, смешиваясь с талым снегом и образуя липкую розовую жижу…

Смешная старушечья шляпка фрау Кун съехала на затылок. Поднявшийся ветерок шевелил седые пряди ее волос. По виску бежала темно-красная струя…

Убийца не спеша вытер орудие убийства о ее одежду, постоял, глядя в неподвижное, искаженное предсмертным страхом лицо покойницы, и медленно пошел по улице, запахивая на ходу полы пальто, под которыми скрылся еще теплый от крови кинжал.

Господин советник Кунце возвращался с именин. В голове его роились веселые мысли, порожденные выпитым вином, удачными здравицами, «экспромтом», заготовленным за две недели до торжественного случая, и, конечно, близостью хорошенькой Рут Корнер, которая была в этот вечер необыкновенно мила с ним, чего не случалось прежде. Правда, советник раньше иногда позволял себе некоторые нескромности, вроде попытки поцеловать Рут, выбирая для этого не самый удачный момент, но все же девушка, по его мнению, была к нему несправедлива. Незаслуженно несправедлива, несмотря на его маленькие подарки и разные мелкие одолжения, которые он ей делал. Положим, на подарки она вообще мало обращала внимания. Гораздо больше ценила те сведения, которые сообщал ей господин советник под большим секретом и в первую очередь.

Дело в том, что очаровательная Рут, несмотря на свою молодость, работала репортером в местной газете и, с присущей этой профессии любознательностью, настойчивостью и любопытством, собирала свой газетный мед решительно повсюду, где только было можно что-нибудь узнать. Именно на этой почве и произошло ее знакомство с почтенным доктором Кунце, когда она впервые явилась к нему на заседание думы и получила самую свежую информацию, к зависти своих коллег и великому удовольствию редактора.

В этот вечер, на именинах его друга, коммерции советника Шлиппе, Кунце осуществил, наконец, заветную мечту, которую лелеял в течение нескольких месяцев в тиши своего кабинета в уединенном доме на Шарлоттенбургштрассе: он сделал Рут предложение.

Надо сказать, что профессия Рут всегда возмущала советника и портила ему настроение. Он считал ее совершенно несовместимой с достоинством молодой красивой девушки из такой хорошей старой семьи.

Впрочем, однажды Рут самым категорическим образом положила конец глубокомысленным рассуждениям господина советника о ее занятиях, заявив, что не желает больше обсуждать, у нее свое мнение на этот счет:

— Каждая профессия имеет свои положительные и отрицательные стороны, — твердо заметила девушка. — Во всяком случае, я не считаю ее хуже работы какой-нибудь бонны или учительницы, утирающей ребятам грязные носы и втолковывающей в их глупые головы премудрости науки. Или, по-вашему, женщина и в наше время должна иметь идеал, выраженный бывшим императором Вильгельмом тремя словами: Kinder, Kuche, Kirche[1]. Не думаю, чтобы современную девушку, выросшую в послевоенных условиях, испытавшую на себе тяжесть этого безвременья, могла прельстить участь стать женой какого-нибудь почтенного бюргера, заседающего в думе, а в свободное время занимающегося разведением кур или свиней. Нет, мы не для того учились, не для того проходили такую трудную школу детства и юности, чтобы так бесславно завершить жизненный путь. Конечно, я не мечтаю о Голливуде, о сцене и других глупостях, которыми до безумия увлекаются девушки моего возраста на всем земном шаре. Но, Господи Боже мой, ведь, кроме Голливуда, есть еще множество свободных, увлекательных поприщ, на которых молодая энергичная девушка может испытать свои силы. Чем вам не нравится моя газетная работа? Разве мои сведения не точны? Разве я не добросовестно исполняю возложенные на меня редакцией поручения? Конечно, репортаж — не цель моей жизни, и я вовсе не говорю, что он увлекает меня настолько, что ничем, кроме него, я не собираюсь заниматься. Отнюдь нет. Газетная работа для меня только средство к достижению других, более важных целей. Безусловно, литература в чистом виде имеет немного общего с газетной работой, но для начинающих она недоступна. Они всегда в заколдованном кругу читательского и издательского невнимания, и чтобы выйти из этого круга, надо создать нечто сверхъестественное, гениальное, что случается крайне редко. Вот тут-то на помощь новичкам и является газета. Это единственный способ обратить на себя внимание публики. Все начинается с мелочей. И если у вас есть талант, способности, то вам гораздо легче выделиться с помощью газеты, чем, обивая пороги издательств, пристраивать свои произведения, которые никто никогда не читает, если у вас нет имени. От петитной[2] заметки в десять строк о пожаре можно дойти до вершин литературной славы. Конечно, это не правило, и не все начинающие с пожаров и самоубийств становятся писателями, но ведь я говорю о людях талантливых. А, кроме того, газета дает нам возможность довольно прилично зарабатывать при условии работы, близкой к литературе.

Советник Кунце в душе не согласился ни с одним доводом девушки. Для этого был ряд причин. Во-первых, он был не слишком умен и чрезмерно переполнен пивом; во-вторых, считал репортерскую работу увлечением молодости; в-третьих, был уверен, что при его уме, такте, опыте и настойчивости упорного немца ему в конце концов удастся переубедить упрямую Рут и добиться ее отказа от работы в газете, а, главное, ее согласия на брак.

И именно сегодня, как ему показалось, он это согласие почти получил. Только показалось, потому что на самом деле девушка лишь подтрунивала над почтенным советником, принимавшим ее шутки всерьез.

Упоенный «победой» и одурманенный винными парами, советник Кунце не спеша продвигался к своему дому, попыхивая вонючей сигарой и слегка покачиваясь.

По странному стечению обстоятельств, он шел именно по тому же пути, по которому только что прошла фрау Кун.

Дойдя до места ночного происшествия, он подумал о том, что после всякой порядочной выпивки наступает момент, когда необходимо освободиться от излишнего груза в желудке, и что темным вечером, в пустынном месте никто не обвинит советника в нарушении полицейских правил и общественной благопристойности. Одинокий фонарь показался ему вполне подходящим и приличным местом для остановки. Он подошел к нему и… внезапно зацепившись ногой за что-то мягкое, споткнулся и растянулся на тротуаре, рядом с распростертым на снегу черным предметом. Рука его, больно ушибленная при падении, попала во что-то липкое и мокрое. Придя в себя от неожиданности, он встал, потирая ушибленную руку. Поднеся ее к свету, он обрати внимание на кровь.

— Donner Wetter![3] — выругался он. — Кажется, я разбил ее до крови. Какое безобразие! Напиваются до потери сознания и валяются прямо на панели, преграждая дорогу порядочным людям. О чем думает наша полиция?

Он наклонился, чтобы рассмотреть лежащего человека и сразу же заметил седые волосы, струйку крови, бежавшую по виску.

— Женщина! Боже мой! Какое падение нравов!

Наклонившись еще ниже, советник, наконец, заметил нечто, заставившее его моментально прийти в себя и отказаться от скоропалительных выводов относительно лежащей на панели женщины. О ее состоянии красноречиво говорили запекшиеся раны на виске и шее и искаженное гримасой старческое лицо.

Советник взвизгнул, нелепо взмахнул руками и побежал по улице на подгибающихся непослушных ногах, натыкаясь на кучи аккуратно сложенного по краям снега и теряя по пути калоши.

Так он несся два квартала. Затем остановился, чтобы перевести дух, и сообразил, что бежит в сторону, противоположную его дому.

В первое мгновение он решил поскорее добраться домой, запереться на все запоры и молчать об увиденном. Но затем чувство гражданского долга и сознание несовместимости такого поступка с его званием советника и члена городской думы заставили его принять другое решение.

Он немного успокоился, даже закурил сигару, которую, правда, очень долго пытался зажечь не с того конца.

Справившись с этим нелегким делом, он направился в полицейский участок.

Весть о зверском убийстве, мгновенно облетев весь город, буквально потрясла его жителей. Редко можно было найти дом в тихом Дюссельдорфе, в котором не комментировалось бы на все лады это страшное ночное происшествие.

Советник Кунце стал героем дня. Его множество раз допрашивали в полиции, интервьюировали репортеры и, конечно, в первую очередь очаровательная Рут. Впрочем, как человек благородный, он, едва лишь выйдя ночью из полицей-президиума, позвонил ей по телефону, заставив девушку подняться с постели, и сообщил ей все, что видел.

Рут, привыкшая к ночным тревогам, моментально оделась и, розовая от сна, помчалась на такси в полицию, где у нее, как у всякого порядочного криминального репортера, были прочно налажены связи и знакомства. Короткий разговор с дежурным полицейским инспектором, беглый осмотр жертвы — и вот она уже на пути в редакцию, где глухо гудела ротационка[4] и сонные наборщики собирали и приводили в порядок наборный материал.

Она вихрем влетела в кабинет ночного редактора Пренна, уже собиравшегося уходить домой.

— Ну что? — недовольно поморщился Пренн. — Опять вы выдумали какую-нибудь сенсацию, и мне придется торчать здесь до рассвета? Ну, выкладывайте скорее ваши новости. Впрочем, газета уже сдана в набор, и вряд ли я могу быть вам чем-нибудь полезен. Придется пустить ваш материал утренним выпуском, если это в самом деле важно.

— Очень важно, Пренн, — сказала Рут, усаживаясь в мягкое кресло около письменного стола. — Сначала дайте папиросу, а потом я все расскажу. Но раньше остановите ротационку. Боюсь, что вам придется переверстать одну страницу. Убийство…

— Убийство? Хорошо. Но только, голубчик, Рут, не больше пятидесяти строк. Я даже не знаю, не ушел ли последний машинный наборщик.

Он снял телефонную трубку, перевел выключатель на надпись «ротационное отделение» и крикнул:

— Герр Кунст, остановите машину!

Глухое рычание, исходящее из подвального помещения и сотрясающее здание редакции, смолкло.

Пренн повесил трубку и быстро прошел из кабинета в типографию, хлопнув дверью.

Не дождавшись папиросы, Рут залезла в стоящую на письменном столе Пренна коробку, чиркнула спичкой, закурив, села описывать ночное происшествие.

Глава 2.

ПОЛИЦИЯ ТЕРЯЕТСЯ В ДОГАДКАХ

Утром свежие номера газеты расхватывались с боем.

Мальчикам-газетчикам почти не приходилось выкрикивать главной сенсации номера: «Убийство госпожи Кун!» Все уже знали о событии и покупали газеты только для того, чтобы лично убедиться в страшной правде, и в чаянии найти новые подробности, которые могли быть упущены при устной передаче.

Стоустая молва, как всегда, разнесла рассказ об убийстве в самые отдаленные закоулки города, варьируя его на всевозможные лады, добавляя неожиданные подробности и имена.

В морге, где лежал труп убитой, толпилось множество народу, преимущественно женщины. Они охали и ахали, качали головами, заявляя при встрече со знакомыми, что никогда бы не смогли смотреть на такой ужас, и, тем не менее, количество любопытных все же не убывало. В конце концов это паломничество в морг приняло такие большие размеры, что полиция закрыла двери и распорядилась никого больше не пропускать для осмотра тела убитой без особого разрешения полицей-президиума.

Полиция энергично производила дознание. Выяснилось, что госпожа Кун — вдова, не имевшая родных в городе. Работала она в прачечной и в злополучный вечер задержалась на работе из-за большого количества клиентов.

По словам всех ее знавших, она была женщина тихая, работящая, врагов в городе не имела, и, таким образом, всякое предположение об убийстве из мести отпадало. Конечно, не могло быть и речи о какой-либо романтической истории, так как почтенной женщине было пятьдесят шесть лет.

Медицинская экспертиза, освидетельствовавшая тело убитой, обнаружила на нем двадцать одну ножевую рану. Одна из них, нанесенная в висок, была, по мнению, врачей, смертельной.

Остальные раны в области шейных позвонков и груди убийца наносил уже тогда, когда жертва потеряла сознание.

Бессмысленная жестокость преступления заставила предполагать, что убийца — либо бежавший из больницы душевнобольной, либо внезапно помешавшийся. Но тщательный опрос всех находящихся в Дюссельдорфе и близлежащих к нему городах лечебниц для умалишенных не подтвердил первого предположения. В течение последних месяцев ни в одной из опрошенных лечебниц не было зарегистрировано случаев побегов.

Самые тщательные розыски в городе не дали никаких результатов. Было арестовано несколько подозрительных лиц, но, кроме бродяжничества, проживания без документов и других мелких проступков — полиция не могла предъявить им никаких обвинений.

Все они в более или менее короткий срок доказали свое алиби и были отпущены на свободу.

Таинственный убийца исчез бесследно. Трудно было установить — является ли он постоянным жителем города или просто случайно попал в Дюссельдорф. Но несомненным было одно. Это был душевнобольной человек, с явно выраженными садистскими наклонностями. Этот вывод вытекал из отсутствия мотивов преступления и его необычайной жестокости. На этой характеристике преступника сходились все, имевшие отношение к следствию.

Как это всегда бывает, всякая сенсация с течением времени теряет свою остроту. Самым наглядным признаком такого последовательного снижения общественного интереса к тому или иному событию служит изменение характера газетных сообщений. Колоссальные трехцицерные[5] заголовки первых двух-трех дней, красующиеся на первой странице, уступают место более мелким шрифтам, и понемногу заметки о сенсации, волновавшей умы и приводившей в содрогание население, перебираются со страницы на страницу и кончаются пятью, шестью строками петита или боргеса[6] в отделе происшествий, не выходящих за рамки самой серой обыденности.

Так, наверное, кончилось бы и дело об убийстве госпожи Кун. По крайней мере 12 февраля Рут принесла в редакцию совсем маленькую заметочку, гласившую, что расследование таинственного убийства на Шарлоттенштрассе продолжается и пока еще не дало никаких существенных результатов.

Редакторский синий карандаш черкнул на листочке сверху «боргес, хроника», и заметка была брошена на огромную кучу готового к набору материала, вместе с отчетом о собрании демобилизованных воинов, покушении на самоубийство и мелкими кражами.

Но судьбе было угодно, чтобы убийство 3-го февраля фрау Кун послужило лишь началом еще более страшных событий, потрясших сравнительно тихий и скромный Дюссельдорф и превративших его в страшное место, о котором с содроганием целый год писала вся европейская пресса.

Глава 3.

КАК ИСЧЕЗЛА РОЗА ОЛИГЕР

— Куда вы спешите?

Толстый полицейский инспектор Шульце, гораздо более известный под прозвищем «Мяч», улыбаясь, преградил дорогу Рут, спешившей в редакцию. В сущности, у нее не было особой необходимости торопиться туда, так как материал, собранный за день, не был сенсационным, а значит, мог быть сдан в набор через два или три часа без ущерба для дела.

Рут просто скучала без обычной редакционной обстановки и шла, чтобы поболтать о текущих газетных проблемах, обсудить последние новости с остроумным фельетонистом Дон-Диего и, кстати, немного попечатать на машинке.

— Так, никуда особенно, — ответила она, подавая Мячу маленькую руку в шерстяной перчатке. — Скучно. Материала никакого. Если так и дальше будет продолжаться, мы все умрем с голоду.

— Подождите, скоро у вас будет материал почище, чем недавнее убийство, — таинственно сказал Мяч.

Девушка вопросительно взглянула на него.

— Что вы имеете в виду?

— Ничего особенного, а что? — невинно переспросил Мяч.

— Как что?! — возмутилась Рут. — О каком таком материале вы говорите? Можно подумать, что вы и есть тот таинственный убийца и собираетесь продолжать вашу «плодотворную деятельность».

Мяч усмехнулся.

— Конечно, — сказал он, закуривая, — бывали случаи, когда преступники служили в полиции и даже состояли в более высоких чинах, чем ваш покорный слуга. Но все же это больше относится к области криминальных романов, чем к действительной жизни. Поэтому вы за меня можете быть совершенно спокойны, Рут. Впрочем, ради ваших прекрасных глаз, пожалуй, и я способен был бы совершать в день по парочке убийств для того, чтобы вы могли их красочно описывать в газете. Но вряд ли я мог бы наносить при этом такое невероятное количество ран.

— Как вы можете так спокойно говорить об этом? — возмущалась Рут.

— А как вы можете так спокойно писать об этом? — в тон ей заметил Мяч. — Профессия! Ничего не поделаешь. В этом отношении мы квиты. Ни сыщик, ни репортер не должны быть особенно чувствительны — иначе они никуда не годятся. Разве можно проливать слезы, когда надо действовать?

— Это правда, — согласилась Рут. — Первое время я не могла смотреть на повешенных, утопленных, раздавленных автомобилем. А теперь уже все не так. Все это притупляется как-то. Вероятно, такое же чувство, только в гораздо более сильной степени, конечно, испытывают на фронте те, кто часто видит смерть: солдаты, сестры, врачи, санитары.

— Да-да, пожалуй, — рассеянно согласился Мяч.

— Но скажите же, пожалуйста, что вы имели в виду, говоря о каких-то предстоящих сенсациях? Пожалуйста, не делайте таинственного лица, вам это не идет. И не увиливайте от ответа:

— Что я подразумевал? Да решительно ничего. Шутка. Впрочем, не совсем шутка. Видите ли, если подойти к этому делу с логической точки зрения, то мы вправе ждать событий…

— Убийств…

— Скажем мягче… Именно событий… гм… пока… пока убийца находится на свободе и нет никаких данных для его скорого обнаружения.

— Значит, вы считаете…

— Значит, я считаю: если признать утверждение медицинских авторитетов верным, что в данном случае мы имеем дело с душевнобольным, свихнувшимся на сексуальной почве, то весьма возможно, что в ближайшие дни он снова проявит себя тем или иным способом. Не забывайте, милая Рут, что такие душевнобольные очень хитры и, кроме своего пунктика помешательства, ничем не отличаются от обычных вполне здоровых людей. В этом-то и заключается вся трудность положения: пока вы с точностью не установите факт его ненормальности — такой субъект продолжает спокойно жить среди нормальных людей и совершает свои преступления, оставаясь совершенно неуловимым. Впрочем, будем надеяться, что его скоро изловят, и ничего больше не случится.

Маленькая Роза Олигер — белокурая дочка портнихи, шла по тихой улице предместья. Был небольшой мороз, и дочка торопилась домой.

Собственно говоря, она сказала матери, что выйдет из дому минут на десять, но встретила маленькую подругу, заболталась с ней и прогуляла больше часа.

Роза перешла Шарлоттенштрассе и собиралась уже повернуть на свою улицу, недалеко от угла которой был их дом, как вдруг увидела какого-то неизвестного дядю, в черном пальто и мягкой шляпе, поманившего ее к себе.

Роза была не из робкого десятка и, полагая, что незнакомец хочет ее о чем-то спросить, подошла к нему.

— Здравствуй, деточка, — сказал незнакомец, — как тебя зовут?

— Роза. Моя мама портниха, она живет тут близко.

— Ну вот что, Роза. Ты, может быть, покажешь мне, как пройти к…

Незнакомец назвал довольно отдаленную часть города, примыкавшую к окраине. Непосредственно за ней шли пустыри и огороды.

Девочка колебалась…

— Мама велела мне поскорее возвращаться, — сказала она. — Я не знаю…

— Я тебе дам конфет, Роза. Много, много, целый килограмм.

Он распахнул пальто и вынул из внутреннего кармана объемистый сверток.

— Вот, видишь. И все это твое.

Предложение было достаточно заманчивым. Роза редко видела такое количество конфет. И к тому же что было особенного в том, что она покажет чужому дяде дорогу? Ей очень часто и раньше приходилось показывать путь приезжим.

— Ну, хорошо, идемте, — храбро заявила она. — Только это далеко.

Она пошла вперед, выбирая наиболее короткий путь. Незнакомец шел сзади на довольно почтительном расстоянии.

Вскоре они миновали зеленую черту города и свернули в пустынную улицу, тянущуюся вдоль огородов. Для того, чтобы попасть по указанному незнакомцем адресу, надо было перейти небольшой овраг и рощу, находившиеся в конце огородов.

Девочка уверенно шагала, быстро перебирая маленькими ножками и подогревая себя перспективой получения целого килограмма конфет. Ее немножко смущало возможное мамино недовольство ее долгим отсутствием, но в девятилетней головке эта мысль была тут же оттеснена мечтой о конфетах.

Наконец, они спустились в овраг.

Незнакомец, шедший все время сзади, внезапно догнал девочку и положил ей руку на плечо. Девочка от неожиданности вздрогнула.

— Подожди немного, Роза, — сказал он, как-то странно глядя на нее.

Девочка в нерешительности остановилась.

Кругом не было ни единой живой души. Начинало уже смеркаться.

Незнакомец продолжал все так же странно смотреть на Розу, и ей стало вдруг страшно. Ей пришла в голову мысль, что надо бежать, и она даже сделала попытку увернуться от незнакомца, но он внезапно схватил ее за плечи и повалил на землю, зажимая рот рукой.

Маленькое тело со сдавленным горлом беспомощно трепетало на земле.

Быстрым движением убийца выхватил из кармана пальто кинжал и нанес девочке удар в висок. Несчастная жертва забилась в последних судорогах и затихла.

Зеленые глаза убийцы горели каким-то безумным, неестественным блеском. Он опустился на колени около теплого трупика своей жертвы и стал осыпать его поцелуями, в промежутках нанося удары кинжалом: в живот, грудь, шею… медленно, наслаждаясь видом крови, бьющей из открытых ран.

Все это случилось через несколько часов после встречи Рут с Мячом. 9 февраля 1929 года, ровно через шесть дней после убийства фрау Кун.

Мрачное предположение Мяча подтвердилось. Таинственный преступник продолжал безнаказанно убивать, оставаясь неуловимым, несмотря на самые тщательные поиски полиции.

Новое и еще более зверское преступление, объектом которого стал ребенок, убитый, изнасилованный, произвело на город ужасное впечатление. У несчастной матери появились явные признаки помешательства.

Общественное мнение требовало от полиции самых решительных действий. Газеты пестрели многочисленными письмами в редакцию, в которых множество лиц самых разнообразных профессий упрекало администрацию города в бездеятельности и беспомощности.

Родители боялись выпускать на улицы своих детей без провожатых, а некоторые из них требовали закрытия школ до тех пор, пока изверг, получивший прозвище вампира из Дюссельдорфа, не будет пойман и казнен.

Но таинственный убийца продолжал разгуливать на свободе, приводя в бешенство полицию своей неуловимостью.

Через четыре дня после того, как за городскими огородами нашли зверски замученную и оскверненную Розу Олигер, неподалеку от этого же места нашли убитым инвалида Шеера.

На его теле было обнаружено семнадцать ножевых ран, в том числе характерный удар в висок.

Глава 4.

ЛАССО

Три зверских убийства в течение такого короткого промежутка времени — было бы слишком много и для более крупного города, чем Дюссельдорф.

В сущности, убийства совершались в нем и раньше, но они никогда не были окружены такой таинственностью и всегда имели цели или причины, вроде грабежа, мести, ревности. Нет ничего более страшного и леденящего кровь, чем безмотивные убийства. Конечно, эти преступления носили явно сексуально-патологический характер, но это было понятно лишь незначительной части населения. Убийства не укладывались в сознании обывательской массы, которая не в состоянии была понять, как можно убить человека без всяких видимых на то причин.

У следствия не было прямых доказательств тоге, что все три убийства совершил один и тот же человек, тот, кого народная молва окрестила «дюссельдорфским вампиром», но общность способов убийства, характерный удар в висок и ножевые раны в области шеи, груди не оставляли сомнений в том, что все преступления — дело рук одного негодяя.

Полиция сбилась с ног. Самые тщательные поиски не давали никаких результатов. Кроме того, всеобщий страх и потрясение от небывалой жестокости убийств невольно передались и сыскной полиции, частично парализовав ее работу.

Конец февраля и март месяц, вопреки ожиданиям Мяча, прошли спокойно.

Преступник исчез. Можно было подумать, что он совсем оставил Дюссельдорф, избрав полем своей деятельности какой-нибудь другой город.

Население начинало мало-помалу успокаиваться. Острота первых дней ужаса прошла, и о таинственном убийце говорили уже более спокойно.

Но, как показали дальнейшие события, это было преждевременно.

Дюссельдорфский вампир, запутав следы и дав немного успокоиться общественному мнению, снова дал о себе знать самым неожиданным образом.

Казалось, между первыми тремя убийствами и нападением на госпожу Пенниг не было абсолютно никакой связи. По крайней мере, в данном случае преступник проявил изобретательность в способе нападения.

2-го апреля на госпожу Пенниг, мирно гулявшую по пустынной тропинке одной из окраин Дюссельдорфа, было накинуто лассо. Несмотря на полную неожиданность нападения и туго затянувшую горло петлю, женщина не потеряла присутствия духа и, вцепившись что есть силы в веревку, подняла страшный крик, который услышали работавшие неподалеку женщины. Они бросились на помощь, но преступник успел бесследно скрыться, оставив на месте преступления веревку, завязанную наподобие ковбойского лассо.

Пришедшая в себя госпожа Пенниг не смогла даже приблизительно описать наружность неизвестного. Петля была, по ее словам, накинута из-за кустарника с такой молниеносной быстротой, что она не успела даже оглянуться, как веревка стянула ей горло. Она упала на землю и только благодаря тому, что ей удалось громко крикнуть, немного освободив горло — план убийцы не удался.

Вся местность, включая несколько километров близлежащих лесов, была оцеплена полицией и войсками гарнизона, но никого обнаружить не удалось.

В городе немедленно усилили полицейские посты. На окраинах установили дежурство солдат, и казалось, ничто больше не могло ускользнуть от бдительного взора властей. И, несмотря на все эти меры, дерзкий преступник на другой же день повторил свою попытку убийства, избрав очередной жертвой госпожу Флаке, жену почтового чиновника.

К счастью для нее, на этот раз лассо скользнуло мимо, так как она инстинктивно наклонила голову. На ее крики сбежалась толпа и немедленно прибыл полицейский пост. Но, как и в предыдущем случае, убийца словно сквозь землю провалился. Казалось, за ним стояла какая-то сверхъестественная сила, дававшая ему возможность исчезать бесшумно и бесследно. Самое ужасное состояло в том, что ни одна из жертв не могла разглядеть его не только в лицо, но и вообще не замечала чьего-либо присутствия. Все это породило в городе среди рабочего населения всевозможные суеверные слухи, принявшие самые невероятные формы. Взрослые, серьезные люди говорили об антихристе, нечистой силе и тому подобных вещах, странно звучавших в XX веке.

— В самом деле, или мы все спятили, или же на свете еще существует какая-то чертовщина, — заявил Мяч, неожиданно появляясь в редакционной комнате, где сидела Рут, болтавшая с фельетонистом Дон-Диего.

— А, по-вашему, на нашей паршивой планете все так понятно и реально, как в только что составленном протоколе? — насмешливо заметил фельетонист. — Не думаю, чтобы вы были вполне уверены в этом, почтеннейший. Я о вас всегда был лучшего мнения. Близорукий реализм — вещь хорошая для людей, живущих исключительно животной жизнью и не обладающих ни малейшей долей творческого воображения и фантазии. Что бы стали делать все художники, поэты и беллетристы, если бы у них отняли всякую надежду на существование чего-то сверхъестественного? Даже в злободневном фельетоне, уж кажется на что реалистическом и повседневном — всегда есть некоторый элемент таинственности.

— Особенно, когда дело касается банковских операций; когда одни неизвестные люди выставляют счета, другие — их оплачивают, а третьи — на этом здорово наживаются, — рассмеялся Мяч. — Вы совершенно правы, дорогой мой. Таинственное окружает нас повсюду. Но пока оно не выходит за рамки близких нам понятий, например, вроде пропажи моего жилета, который, я искал неделю, и оказавшегося надетым под моей нижней рубашкой — кое-как еще жить можно. Но когда вам из-за угла на шею накидывают петлю, причем вы не можете понять, кто это сделал — человек или дьявол, — жить становится трудновато.

— Особенно, если петля накинута основательно, — вставила Рут. — Тогда жить прямо невозможно.

— А что, ничего не слышно нового? — лениво спросил фельетонист, потягиваясь в своем кресле и стряхивая пепел сигары, упавший ему на брюки. — Неужели столько времени полиция не может напасть на след?

Мяч ничего не ответил, задумчиво глядя в окно. Деревья сада уже начали покрываться багрянцем осени.

Стоял конец августа. Со времени последних нападений на женщин в городе ничего криминального не произошло. Преступник, по-видимому, затаился, выжидая более удачных обстоятельств для своих покушений. Со стороны казалось, что и полиция опустила руки, прекратив безуспешные поиски… Но, тем не менее, заведенный, как часы, следственный аппарат медленно, но неуклонно продолжал работать, тщательно избегая гласности, всегда вредящей раскрытию преступлений. Мяч, в руках которого были сосредоточены все материалы по нераскрытым преступлениям, сохранял непроницаемый и невозмутимый вид и на все расспросы отвечал односложно и неопределенно.

— Да, да… кое-что сделано… Не так скоро… Есть следы.

Больше от него ничего не могла добиться даже Рут, к которой сыщик был явно неравнодушен. Но девушка догадывалась, что Мяч, если и не напал на верный след преступника, то бродит где-то очень близко. Доказательством правильности ее догадки могла служить совершенно неожиданная перемена в его поведении. Он теперь редко появлялся в городе, в частности в редакции, ездил в разные таинственные командировки в Берлине и еще куда-то и из добродушного, веселого и слегка флегматичного человека превратился в озабоченного, нахмуренного нелюдима.

Отчасти Рут объяснила такую перемену в поведении полицейского недоброжелательным отношением населения к работе местной сыскной полиции. Не понимая всей сложности обстановки, не входя в детали этой работы, общественное мнение открыто упрекало полицию в бездеятельности и попустительстве преступнику, выражая свое недовольство с помощью печати. Особенно старалась коммунистическая «Фрейгейт», использовавшая убийства как повод для расширения коммунистической агитации против буржуазного городского самоуправления.

Вне всякого сомнения, все эти пересуды, газетные статьи, полемика отражалась на работе сыщиков самым неблагоприятным образом.

В редакции была обычная рабочая обстановка.

Рут перепечатывала на машинке свой очередной материал, Дон-Диего, нахмурив лоб и усиленно пыхтя сигарой, просматривал берлинские и местные газеты, выискивая, к чему бы прицепиться для очередного ядовитого фельетона.

Мяч задумчиво смотрел в окно, мысленно подсчитывая количество веток на ближайшей липе. В последнее время у него развивалась болезненная привычка считать все предметы. Входя в комнату, он начинал пересчитывать количество окон, стульев, столов и т.д. и никак не мог удержаться от этого. Подсчитав, сейчас же забывал полученную цифру, и опять начинал считать, сердясь на самого себя за это.

«Нервы, — подумал он, с усилием отрывая взгляд от намозолившей глаза липы. — Надо бы отдохнуть, поехать куда-нибудь в деревню, не думать обо всех этих вампирах, убийствах и тому подобной дряни. Еще несколько лет такой работы — и, пожалуй, можно самому спятить и превратиться в душевнобольного».

Резкий телефонный звонок прервал наступившее молчание. Рут оторвалась от машинки, Дон-Диего отложил в сторону газеты… и нехотя подошел к аппарату.

— Алло… Инспектор? Да, случайно здесь… А что такое? Опять? Трое раненых?.. В течение двадцати минут? Ну и ну!

Насторожившийся Мяч буквально ринулся к аппарату и почти вырвал трубку из рук фельетониста.

— Да, я слушаю. Сейчас.

Он с треском повесил трубку, нашел на столе шляпу и, сделав общий полупоклон, быстро вышел из комнаты, бросив Тур на ходу:

— Поезжайте к Гильдейскому шоссе… Я там буду. Еще три жертвы.

«Три нападения за 20 минут. Дюссельдорфский вампир по-прежнему остается неуловимым. Новые жертвы таинственного убийцы. Когда же будет положен предел преступлениям?»

С такими негодующими заголовками вышел экстренный выпуск газеты вечером 21 августа, через несколько часов после описанного выше разговора.

Убийца проявил невероятную агрессивность, в течение двадцати минут совершил три преступления. Он напал на восемнадцатилетнюю девушку Анни Гольдгауер, госпожу Мантелль и рабочего Корнблюма. Во всех трех случаях убийца молниеносно выскакивал из засады, пользуясь прикрытием какого-нибудь дома и, нанеся несколько ударов кинжалом, так же быстро скрывался. Все три жертвы были серьезно ранены.

Рабочего Корнблюма, человека более крепкого, чем остальные жертвы нападения и пострадавшего менее других, удалось допросить. К сожалению, он не мог сказать ничего определенного о внешности нападавшего. Ему бросилось в глаза только то, что преступник был молодым человеком, невысокого роста, одетым в черный костюм и мягкую шляпу.

Его показания подтвердили опрошенные через несколько дней обе пострадавшие.

Но в сущности этих примет было недостаточно. Молодых людей, одетых в черные костюмы, в городе было сколько угодно много, и, руководствуясь только этими внешними данными преступника, сложно было выйти на его след.

24 августа на южных окраинах города в поле были найдены тела пятилетней Гертруды Хамахер и четырнадцатилетней Луизы Ленцен. Обе девочки были изнасилованы и зверски исполосованы кинжалом.

На следующий день, на берегу Рейна неизвестный тяжело ранил кинжалом проходившую там госпожу Маурер.

Глава 5.

СОВЕТНИК КУНЦЕ В РОЛИ ДОБРОВОЛЬНОГО СЫЩИКА

Советник Эрих Кунце принадлежал к числу тех граждан, которые больше всего возмущались и негодовали по поводу безуспешных попыток полиции разоблачить неуловимого преступника. Обнаружение виновника всех этих убийств казалось ему делом простым и понятным, не требующим никакого ума и напряжения сил.

Он неоднократно говорил об этом и с трибуны думы, и в частных беседах с официальными и неофициальными лицами.

— Для чего существует наша сыскная полиция? — вопрошал он. — Вероятно, для того, чтобы даром получать жалование, арестовывать невинных людей и оставлять на воле преступников. С таким отношением к делу Дюссельдорф, пожалуй, вскоре по росту преступности перегонит Чикаго. О Берлине и говорить нечего, мы давно его перегнали.

— А вы попробуйте сами заняться этим делом, — ехидно предложил ему Мяч. — Может быть, вам при вашем уме и опытности удастся достигнуть того, что мы никак не можем добиться.

— И примусь! — раздраженно подхватил советник. — Я знаю множество случаев, когда частные агенты, не погрязшие в рутине старых приемов казенной полиции, достигали очень больших успехов в деле обнаружения преступников.

— Вы читали об этом в криминальных романах, дорогой господин Кунце, не так ли?

— Хотя бы и так. Но и криминальные романы не появляются на пустом месте. В их основе, как правило, лежит истинное происшествие.

— На канве которого романист расписывает небывалые узоры, даже и во сне не снившиеся преступникам и тем более полиции…

— Вы бы вместо того, чтобы острить, занялись делом, которое вам поручили.

— Меня не надо учить, господин советник. Я и так ученый. Не забывайте того, что искать преступников несколько тяжелее, чем сидеть в думе и обсуждать вопрос о пользе поливки улиц. Преступники в вашем воображении представляются чем-то вроде дрессированных животных, которым стоит только свистнуть, как они тут же явятся на ваш зов: «Пожалуйста, мол, дяденька, посади меня в тюрьму».

Советник сухо простился с Мячом и направился домой.

Жил он в конце Шарлоттенбургштрассе в небольшом собственном домике, обставленном с чисто немецкой аккуратностью. Он был одинок, все его попытки сочетаться законным браком потерпели неудачу. Увы, почтенный советник не блистал ни красотой, ни красноречием, и все его пламенные излияния по стилю скорее напоминали исходящие и входящие документы и не могли зажечь ответной страстью сердца молодых особ, к которым были обращены. Вследствие этого советник, несмотря на возраст, так и оставался холостяком, ограничив свои любовные увлечения размеренными, помеченными в записной книжке визитами девиц, которых, встречая на улице, обычно не узнают.

Образцовому порядку в своей четырехкомнатной квартире он был обязан молодой прислуге Софии Шлюккер, миловидной девушке, игравшей в его холостяцкой жизни роль гораздо более значительную, чем это было условлено при найме.

Придя домой, советник с аппетитом пообедал, выпил пива и прилег на кушетку с газетой в руках. В голове его роились всевозможные планы. О, он сам потихонечку, ни с кем не советуясь, возьмется за это дело. Он покажет этим дуракам-сыщикам, как надо обращаться с преступником!

В газете не было ничего нового. Маленькая заметка, сообщавшая о том, что в состоянии здоровья госпожи Маурер, тяжело израненной преступником, наступило некоторое улучшение, и больше ничего.

Советник с досадой отшвырнул газету и позвонил.

На звонок впорхнула Софьи Шлюккер, хорошенькая вертлявая девушка в кокетливом чепчике и чистеньком передничке.

— Что угодно, барин?

— Подойдите сюда, София.

Девушка подошла с легкой гримаской.

Советник, не вставая с кушетки и не меняя положения, ласково ущипнул ее за интимное место.

— Принесите мне, пожалуйста, синюю папку с вырезками. Она лежит в правом ящике письменного стола.

Девушка ловко вывернулась из его настойчивых объятий и поспешила исполнить приказание.

Советник Кунце самодовольно усмехнулся, но внезапно вспомнил Рут и нахмурился. Положительно, эта Рут не давала ему покоя. И чем недоступнее и насмешливее она была, тем больше распалялось воображение почтенного советника.

Господин Кунце раскрыл папку и принялся за чтение вырезок, стараясь не обращать внимания на возникший образ девушки. Вырезки относились к делу Дюссельдорфского убийцы, на каждой из них аккуратно была сделана пометка с числом и номером газеты.

— «Убийство г-жи Кун», «Убийство Розы Олигер», «Убийство инвалида Шеера», «Нападения на г-жу Ценнинг, г-жу Флаке, Анни Гольдгауер, г-жу Мантель, рабочего Корнблюма», — читал Кунце, загибая пальцы левой руки. — Гертруды Хамахер… Луизы Ленцен… госпожи Маурер.

Все эти имена были им тщательно выписаны на отдельной бумажке, приложенной к вырезке.

— Одиннадцать жертв, — насчитал советник.

Ему почему-то показалось, что он пропустил кого-то, и число жертв должно быть больше на одну, то есть двенадцать Он отложил в сторону вырезки и взял листочек собственноручно им заполненный и пронумерованный.

«Ну да, двенадцать», — сказал он самому себе, увидя цифру внизу столбца и тут же поднес листочек ближе к глазам, чтобы прочесть забытую им фамилию последней жертвы.

— София Шлюккер, — машинально прочел он и только через несколько секунд сообразил, что это совершенно невероятная вещь, так как это имя носила его собственная прислуга, которая только что была в комнате.

— Что за чертовщина! — подумал советник, вертя перед собой бумажку и разглядывая написанное. — Неужели это я сам написал?

Он позвонил, сам не зная для чего. Может быть, у него подсознательно мелькнуло желание убедиться в том, что София дома и ее фамилия в списке жертв написана им но какой-то непонятной рассеянности.

На звонок никто не ответил.

Обеспокоенный советник встал с кушетки и обошел всю квартиру, вплоть до кухни и комнаты, где помещалась девушка. Квартира была пуста.

Он надел шляпу, взял палку и вышел из дому. На улице уже стемнело.

Куда же девалась София? Может быть, она пошла в лавку? Впрочем, что ей делать сейчас в лавке? Все необходимое на вечер, включая сигары, было куплено еще с утра. Такой порядок давным-давно был заведен в его доме. Обычно, когда Софии нужно было по какой-либо причине уйти из дому, она всегда спрашивала его разрешения. До сих пор он не замечал нарушений этого правила. Господин советник вообще терпеть не мог ничего выходящего за рамки его строго распланированной, строго расписанной жизни.

Внезапно он вспомнил. Совсем недавно, два или три дня назад, возвращаясь вечером из гостей, он заметил Софию, беседовавшую с каким-то молодым человеком у ворот дома. Он тогда же хотел поговорить с ней об этом и сделать строгое внушение, но потом подумал, что София в конце концов только прислуга… И не может же он запретить ей встречаться с молодыми людьми и флиртовать с ними. Это дало бы повод соседям говорить о его интимных связях с девушкой. Кроме того, робкая надежда, что Рут, наконец, согласится на его брачное предложение, заставила его серьезно подумать о прекращении этой связи.

Теперь дело принимало другой оборот.

Советник в раздумье несколько раз прошел мимо своего дома, чем обратил внимание сидевшей на крыльце соседки, госпожи Шванебах.

Встретив ее удивленный взгляд, советник остановился, снял шляпу и сказал:

— Добрый вечер, фрау Шванебах. Я ищу Софию. Не видели ее случайно?

— Софию? Мне кажется, она пошла туда (последовал жест рукой) с каким-то молодым человеком.

— Молодым человеком! — чуть было не вскрикнул советник, но вовремя сдержался, так как это восклицание фрау Шванебах непременно истолковала бы в определенном смысле.

Господин советник, подобно страусу, прячущему голову под крыло и воображающему, что его никто не видит, полагал, что соседи ничего не знают о его истинном отношении к Софии. Между тем эта история уже давно перестала интересовать его соседей, как всем известная и потому надоевшая.

— Ага, — пробормотал советник и, приподняв шляпу, раскланялся.

Ему хотелось немедленно отправиться в указанном госпожой Шванебах направлении, но по вышеназванным причинам он ни мог этого сделать, и поэтому он пошел в противоположную сторону, храбро выдержав испытующий взгляд соседки.

Дойдя до первого переулка, он свернул в него и боковой улицей обошел свой дом, минуя бдительное око госпожи Шванебах.

Так он прошел несколько кварталов, встречая на своем пути лишь одиноких пешеходов.

Вдруг ему показалось что впереди нет в темноте мелькнули два силуэта мужчины и женщины. Он ускорил шаги. Да, сомнения быть не могло. Впереди шла парочка, причем мужчина обнял свою спутницу за талию и что-то вполголоса говорил ей. Советнику показалось, что это была его прислуга.

Он тихонечко перешел на другую сторону и пошел вслед за парочкой, стараясь не упустить ее из виду. Сердце его замирало от страха и сознания, что, может быть, у него в руках ключ к таинственному преступлению. Он нащупал в кармане брюк маленький браунинг, который зарядил дома на всякий случай.

Парочка довольно медленно шла впереди не оглядываясь и продолжая тихо беседовать.

Глава 6.

ПРИКЛЮЧЕНИЕ СОФИИ ШЛЮККЕР

Что же произошло с Софией после того, как она выполнила просьбу господина Кунце?

Раскрасневшаяся София вышла из гостиной. Этот старый Кунце начинал положительно действовать ей на нервы.

Конечно, она не отличалась особой нравственностью и давно уже вышла из того счастливого девического возраста, когда мимолетная мужская ласка, случайный щипок за мягкие места в коридоре или поцелуй в темном углу вызывают искреннее смущение и прилив краски к щекам.

Ее отношения с Кунце превратились для нее в неприятную, но неизбежную обязанность, вроде уборки ночных сосудов. Она привыкла к ним, как вообще многие люди привыкают к унизительному, но хорошо оплачиваемому труду.

В конце концов он неплохой человек и жить у него не хуже, чем в каком-нибудь другом месте, где надо вытирать носы сопливым ребятишкам, выносить ревнивые взгляды стареющих, обрюзгших, некрасивых жен и назойливые ласки их мужей. Или еще хуже того, гнуть спину на какой-нибудь фабрике, пройдя предварительно через спальню директора или главного мастера, как большинство ее подруг, имеющих несчастье уродиться хорошенькими.

Но именно сегодня ласки старого Кунце ее особенно раздражали. Может быть, потому, что молодой аптекарский ученик, с которым у Софии недавно завязался роман, ей очень нравился. Причем юноша обнаруживал намерения более серьезные, чем она могла предполагать. Девушка, с пятнадцатилетнего возраста не испытавшая ничего, кроме случайных романов со стареющими мышиными жеребчиками типа Кунце, и развращенная до крайности, в глубине души мечтала о нежности и настоящей любви…

София повертелась перед зеркалом, пудрясь и подводя губы.

О да, она очень хорошенькая. Немножко портят вид эти синяки под глазами… и немного бледноватый цвет лица.

Пучок полевых цветов, брошенных в окно чьей-то смелой и уверенной рукой, прервал ее размышления.

Это Эдди, ее поклонник, подавал условный знак.

Она надела жакет и шляпку и вышла по черному ходу во двор.

«Собственно, надо было бы отпроситься у Кунце, а вдруг он не ляжет, как обычно, после обеда, а захочет куда-нибудь пойти?» — подумала девушка, но ее ждал Эдди, и долго раздумывать не было времени. Только бы Кунце не заметил.

Она быстро пробежала по маленькому дворику и хотела уже скользнуть в калитку, как вдруг почувствовала на себе чей-то пристальный, беспокойный взгляд.

Девушка оглянулась. Кругом не было видно ни души. Ни на дворе, ни в раскрытых окнах дома.

Внезапно взгляд ее упал на сломанный решетчатый забор, отделявший их двор от соседнего сада.

За забором стоял молодой человек небольшого роста, одетый в черный костюм. На голове его красовалась довольно старая мягкая шляпа с полями. Он прижался лицом к забору и пристально в упор смотрел на девушку холодными немигающими глазами.

София никогда еще не испытывала на себе более тяжелого и в то же время повелительного, настойчивого, зовущего взгляда, от которого кружилась голова и подгибались ноги.

На улице на нее часто смотрели мужчины, но это было совсем не то. В тех взглядах, явно любующихся, желающих, ничего не было страшного. Такие взгляды иногда зажигали, порой оставляли равнодушной, порой смешили — но почти всегда подсознательно доставляли девушке удовольствие тем, что ею любуются, что она вызывает желание. Редкая женщина остается к этому совершенно равнодушной.

Но этот бледный молодой человек, прижавшийся лицом к решетке, был почему-то ей страшен. Его взгляд обрекал на страшное безволие, оцепенение, от которого трудно было освободиться. Софию поразило его неестественно бледное лицо с ярко-красными, словно накрашенными губами.

Подавив слабый крик, девушка с усилием отвела глаза и отворила калитку.

Эдди, веселый и расфранченный, ждал ее на противоположной стороне улицы, болтая с Эммой, подругой Софии.

Девушка присоединилась к ним и, успокоенная веселыми шутками, смехом и остротами Эдди, забыла о неприятной встрече. Ей даже не пришло в голову то странное обстоятельство, что неизвестный находился в саду, вход в который посторонним был строго-настрого запрещен его владельцем, бароном Мюлленбергом, живущем безвыездно в Берлине.

Импровизированный пикник прошел очень весело. Единственно о чем можно было пожалеть, так это о том, что он так быстро окончился. София вовремя спохватилась, что ее продолжительное отсутствие может вызвать недовольство советника Кунце, и быстро распростилась со своими друзьями. Они проводили ее почти до самого дома, и София успела шмыгнуть в калитку как раз в то время, когда господин Кунце вышел через парадный вход. Господин Кунце, к счастью, не заметил этого маневра. Он, как говорилось раньше, осведомился о Софии у соседки и, услышав, что она пошла с каким-то молодым человеком, направился обходным путем ей вдогонку.

Благополучно избежав неприятной встречи с хозяином, София перешла дворик и подняла уже ногу на ступеньку крыльца, как чья-то рука схватила ее за плечо. Она слабо вскрикнула, повернулась и увидела перед собой бледное лицо с расширенными горящими зелеными глазами и ярко красными губами. Она сделала попытку вырваться, но удар чем-то тяжелым по виску свалил ее на землю…

Глава 7.

СОВЕТНИК КУНЦЕ ПРЕСЛЕДУЕТ УБИЙЦУ

Силуэты идущих впереди мужчины и женщины внезапно скрылись за углом. Здесь улица кончалась и начиналась небольшая лужайка, окаймленная кустарником.

Советник с замиранием сердца, насколько ему позволял его солидный возраст, быстро пересек улицу, не спуская глаз с парочки.

Идущие впереди остановились. Затем они присели на траву, и господин Кунце, прижавшийся к забору, невольно стал свидетелем сцены довольно интимного характера, которая в другое время доставила бы ему большое удовольствие. Но так как он не сомневался, что в этой сцене участвует София Шлюккер, на которую он, по его мнению, имел больше права, нежели неизвестный ему мужчина, а мужчина сильно смахивал на дюссельдорфского убийцу, нежная сцена не произвела на него должного впечатления. В серебряных сумерках все было видно достаточно ясно, вплоть до цветных подвязок и кокетливого белья девушки. Лиц, правда, разглядеть было невозможно, зато все остальные детали вырисовывались с убедительной ясностью, не оставлявшей никаких сомнений в том, что происходит.

Выждав необходимую, по его мнению, паузу, почтенный советник, движимый внезапно проснувшимся чувством ревности и естественным благородным желанием поймать преступника на месте преступления, выскочил из своей засады и, держа наготове браунинг, ринулся к обнявшейся парочке.

— Ни с места, — закричал он, наводя револьвер.

Парочка от неожиданности не могла вымолвить ни слова. Эдди перетрусил не на шутку, а Эмма Лейтман, скорее смущенная, чем испуганная, спряталась за спину своего кавалера, наскоро приводя в порядок платье.

К ужасу господина советника, мнимый дюссельдорфский убийца вскочил на ноги и… оказался аптекарским учеником Эдди. Он, в свою очередь, узнал господина советника, часто заходившего к ним в аптеку.

— Что это за глупые шутки, Эдди! — воскликнул рассерженный советник.

— Мне кажется, этот вопрос надо задать вам, — ответил пришедший в себя Эдди.

— Что это за женщина с вами? — не унимался советник, пытаясь рассмотреть лицо закрывшейся шарфом Эммы. — Так-с, молодой человек, очень похвально. Вы, оказывается, занимаетесь совращением девушек, вдобавок служащих у почтенных людей. Скажу вашему хозяину. Софи, — повелительно сказал он, подходя к девушке, — что все это значит?

Эдди, наконец, понял в чем дело. Он громко расхохотался, чем привел советника в еще большее раздражение. Неизвестно, чем бы все это кончилось, если бы в дело не вмешалась Эмма. Увидев, что дело принимает серьезный оборот, она решилась раскрыть свое инкогнито.

— М-м, — промычал господин Кунце, чрезвычайно смущенный и окончательно сбитый с толку. — М-м, — повторил он еще раз, не зная, как поступить, и что вообще говорят в таких экстраординарных случаях.

Убедившись, что это не София, он сразу потерял весь свой пыл, размяк и чувствовал страшную неловкость.

Эдди пришел ему на помощь. Он отвел советника в сторону и начал ему тихо говорить.

— Вы понимаете, господин Кунце… Она моя невеста, дело молодое, вы сами понимаете, вы сами были в таком возрасте… Но… если вы скажете хозяину… понятно, всякие неприятности… И я, в свою очередь, могу пустить слухи…

— Да-да, хе-хе, — смущенно пробормотал советник. — Я ничего, этого как его… но вы тоже ни гу-гу… А однако… девочка очень недурна… Хе-хе… У вас, молодой человек, губа не дура…

— «Слава Богу, — подумал Эдди, — что это оказалась Эмма, а не Софи… Вот была бы веселенькая история!»

Расстались по-дружески. Советник благодушно погрозил молодым людям пальцем и посоветовал выбирать более уединенные места для любовных свиданий.

Возвращаясь домой, советник наткнулся на безжизненное тело Софии, лежащее у крыльца черного хода. Сбежавшиеся на крик господина Кунце соседи и немедленно прибывшая полиция подняли девушку и перенесли ее в дом, где она с помощью врача была приведена в чувство. Таинственный убийца успел только оглушить свою жертву. Очевидно, кто-то помешал ему привести в исполнение задуманное преступление.

Немедленно был обыскан сад барона Мюлленберга и все окрестные дома, но, как и следовало ожидать, следов преступника нигде не оказалось. Очевидным было только то, что убийца изменил тактику своих намерений и стал применять новое средство: оглушение жертвы каким-то тяжелым предметом, по всей вероятности, молотком.

Ровно через месяц полиция нашла тело горничной Иды Рейтер. Она была убита несколькими ударами молотка. Следующей жертвой оказалась двадцатилетняя Элизавета Дорье, умершая через два дня после нанесенных ей ран.

Через некоторое время в поле, на берегу Рейна, нашли тело убитой пятилетней Гертруды Альберман, а через две недели, 11 августа, в день германской конституции, бесследно исчезла еще одна девушка, Мария Ган.

В последний раз ее видели на гулянье с каким-то молодым человеком. Утверждали даже, что она была снята на любительском снимке, во время этого гулянья. Но полиция никак не могла разыскать этот снимок, несмотря на самые тщательные поиски.

Мария Ган была девятнадцатой жертвой таинственного преступника. Чаша терпения населения переполнилась.

Глава 8.

УБИЙЦА ПИШЕТ ПИСЬМА

После того как поиски бесследно исчезнувшей Марии Ган не дали никаких результатов, дюссельдорфская полиция получила открытое письмо… от самого убийцы.

Оно было лаконичным: «Копайте дальше». Это было второе письмо преступника. На первое, полученное через несколько дней после исчезновения девушки, полиция не обратила никакого внимания. Его приняли за обычную мистификацию. Однако в нем преступник давал точные указания места, где была зарыта его жертва — именно около Бейрата. После второго письма убийцы поиски возобновились, и, действительно, труп несчастной девушки был найден в указанном месте.

Население Дюссельдорфа было до предела возмущено тем фактом, что преступник в полной безопасности, шлет письма полицей-президиуму и при этом гуляет на свободе.

Мания преследования охватила город. Соседи доносили на соседей, все начали подозрительно коситься друг на друга и в каждом человеке видеть неуловимого убийцу. Мало-мальски необычные поступки привлекали к себе всеобщее внимание и немедленно служили причиной для необоснованных арестов.

Дело, наконец, дошло до того, что полиция по настойчивому требованию населения арестовала двух уважаемых лиц города — доктора Миллера и известного писателя Ганса Гейнца Эаерса.

Первый казался подозрительным благодаря своему уединенному образу жизни и необычайной молчаливости и замкнутости. Он нигде не бывал и никого не принимал у себя, погруженный в свои научные изыскания. Второй — был автором мрачных и странных рассказов.

Он черпал свои сюжеты в патологических извращениях, сексуальных загадках, мрачных тайнах человеческой души. Для толпы этого было более чем достаточно. Все выходящее за рамки ее понимания принималось как доказательство преступности.

Конечно, оба лица были очень скоро освобождены, но глухое недовольство росло и, в конечном итоге, могло привести к серьезным эксцессам, вроде суда Линча.

А между тем в руках полиции не было решительно никаких серьезных улик, за исключением неразысканной фотографии преступника, снятой во время праздника 11 августа, и нескольких писем. Одно из них было написано на чистом листе газетной бумаги, причем этот лист успел пройти ротационную машину. Это обстоятельство можно было установить по следам зажимов, оставленных машиной. Полиция лихорадочно искала по всем типографиям машину, сквозь которую была пропущена эта бумага. Специалисты установили, что бумага была взята из макулатуры, оставшейся после печати на очень старой ротационной машине. В городе таких устаревших машин не оказалось. Весьма возможно, что она находилась где-нибудь в одном из соседних маленьких городков.

Открытые письма, присланные преступником в редакции газет «Дер Миттаг» и коммунистической «Фрейгет», были переданы полицией специалисту-графологу. Эксперт признал, что оба письма были написаны одним и тем же почерком, причем автор этих писем, несомненно, является психически больным, страдающим болезнью, известной в медицине под названием шизофрения.

Последнее письмо, полученное газетой «Миттаг», содержало в себе следующее:

«Пью кровь… ближайшей жертвы. Много поваров портят тесто. Копайте, ищите».

На открытке был изображен маленький чертеж дороги с указанием: «Герестейм, Гард и Ганиель». В правом углу открытки значились слова: «заблуждения публики».

Второе письмо, адресованное газете «Фрейгейт», гласило:

«Вы, наверное, интересуетесь моими действиями? Вам следует обратить внимание на следующее: я начал с Ланденфельде. Там живет существо, которое по моральным качествам и образу мыслей вряд ли можно отнести к отпрыску человеческого рода. То, что она не может мне принадлежать, побудило меня ко всем этим страшным деяниям. Она также должна умереть, хотя бы это стоило мне жизни. Я хотел ее отравить, но совершенно чистое тело преодолело яд. Теперь, я думаю, меня ждет успех. Вечером она должна возвращаться из Гильдена. При письме вы увидите чертеж дороги. Эта девушка будет моей ближайшей жертвой. В Ланденфельде вы можете взять в полиции мое письмо».

Но ни одно из писем, присланных в редакцию, не произвело такого ужасного впечатления, как письма, отправленные убийцей по адресу родителей своих жертв. Одна мать убитого ребенка при получении такого письма едва была спасена от самоубийства.

В распоряжении полиции были два таких образчика «литературы». Оба письма начинались стихами, что доказывало принадлежность убийцы к интеллигентному или полуинтеллигентному слою общества.

В первом убийца подробно описывал все детали преступления: как он заманил девочку, какой между ним и жертвой произошел драматический диалог и как он, наконец, зарезал ее ударами ножа.

Второе письмо было любовным посланием убийцы, адресованным мертвому ребенку.

Все это вызывало небывалое возмущение в обществе.

Вскоре после этого газета «Фрейгейт» опубликовала еще одно письмо преступника. Оно отличалось тем, что в нем содержались автобиографические данные убийцы.

«Мой отец был крупным государственным чиновником. Я учился в высшем учебном заведении, затем работал в банке, откуда меня уволили за один проступок. Одно время я посещал академию художеств в Дюссельдорфе. Впоследствии я занял пост инспектора в одном страховом обществе».

Трудно было установить, действительно ли эти письма написаны преступником или они являлись мистификацией, но несомненно было одно, что все они писались одним и тем же лицом. Это доказала экспертиза.

Глава 9.

БЕРЛИНСКАЯ ЗНАМЕНИТОСТЬ

Здание уголовной полиции Дюссельдорфа ничем не отличалось от обычных полицей-президиумов казарменного типа. Серый камень, несколько подъездов, кое-где зарешеченные окна.

В один из хмурых весенних дней 1930 года перед зданием полиции собралась возбужденная толпа. Двое агентов уголовной полиции вели под руки молодую, довольно красивую женщину, бившуюся в истерике. Кое-как надетое платье, растрепанные волосы, бледное, точно мел, лицо ее производили ужасное впечатление.

Толпа молча расступилась, сопровождая женщину соболезнующим взглядом.

— Кто это? Кто это? — спрашивала Рут, невольно остановившаяся у дома.

— Это мать Эрики Лендерман — последней жертвы убийцы, — ответил ее спутник, инспектор Мяч.

— Боже мой, бедная женщина! Какой ужас! И это уже двадцатая жертва. Неужели полиция действительно бессильна с этим бороться?

— Если полиция в скором времени его не обнаружит, — подхватил Мяч, — то ко всем жертвам прибавится еще одна — бескровная. Ею буду я. Я умру от суеты и голода.

Девушка улыбнулась и посмотрела на него с некоторым недоумением.

— Поверьте, — продолжал Мяч, — с тех пор, как началось это ужасное дело, у меня нет ни одной спокойной минуты. И вы думаете, что я расследую убийство? Нет, я только говорю о нем. Половина жителей города теперь стала добровольными сыщиками. Другая половина — убийцы. И если вас еще не арестовали по обвинению в убийстве, то, значит, непременно вскоре зарежут.

— Кажется, я тоже приму в этом участие, в розысках, конечно, — засмеялась Рут.

— Я так и знал, — комично выдохнул Мяч. — Вам, положим, я охотно объяснил бы суть дела за чашкой кофе в кондитерской, и сам бы при этом подкрепился. Сегодня моя хозяйка снабдила меня только двумя дюжинами бутербродов, и я страшно голоден, но… видите, к нам приехала важная персона из Берлина… видите…

К дому подъехал большой черный автомобиль, забрызганный грязью. Мяч и Рут Корнер стояли так близко от него, что видели, как открылась дверца и на панель вышел высокий бледный человек.

Рут невольно обратила внимание на его глаза: печальный, задумчиво-усталый взгляд и вместе с тем стальной, холодный блеск пронизывающих зрачков.

— Видите, — прошептал неутомимый Мяч, — знаменитость из Берлина… Фон Горн… стал сыщиком по призванию и семейной традиции. Потом получил наследство и занялся литературой. Теперь снова вернулся к прежней работе. Не человек, а дьявол… железные нервы. В английском Скотленд-Ярде его прозвали Усталым Сердцем, когда он помогал им разыскивать одного интернационального преступника. Его теперь прислали к нам из Берлина в качестве верховного комиссара. И в первую очередь он разнесет меня за мои бутерброды и выбалтывание служебных тайн.

Рут, улыбаясь, простилась со своим другом. Мяч часто приходил к ней в редакцию и забавлял своей болтовней. Несмотря на неподходящую, казалось, для его профессии фигуру, и излишнюю словоохотливость, он был дельным работником и пользовался всеобщими симпатиями, даже… в преступном мире.

Рут медленно шла по дороге в редакцию.

Усталое Сердце — какое странное прозвище. И какой грустный и тяжелый взгляд у этого Горна.

В репортерской она сдала подробный отчет обо всем виденном и слышанном и со вздохом сожаления уселась за перевод криминального романа для следующего номера газеты. Дюссельдорфские обыватели ничем, кроме убийств, не могли теперь интересоваться; какое им было дело до Усталого Сердца и черноглазой девушки, выстукивавшей на машинке очередную сенсационную главу.

В просторном кабинете начальника полиции происходило совещание. Прибывший комиссар сидел в стороне от остальных, как будто все происходящее его совершенно не касалось, задумчиво подперев голову рукой, изучая рисунок обоев, рассеянно посматривая на окружающих и изредка, вставляя свои замечания.

Докладывал шеф полиции, обращаясь преимущественно ко вновь прибывшему.

— Мы ничего не можем сделать с охватившей город паникой. Многие серьезные, рассудительные люди уезжают из Дюссельдорфа или отправляют отсюда свои семьи. Я не говорю уже о том, что многие избегают выходить вечером на улицу, а женщин не отпускают без провожатых. Случаи нападения с целью грабежа происходят чаще, чем это было до сих пор. Они, конечно, не имеют никакого отношения к маньяку-убийце, но нередко совершающие их люди пользуются для запугивания жертвы его именем. Слухи достигли небывалых размеров. Все подозревают друг друга, и мне пришлось уже произвести ряд самых бессмысленных обысков и арестов, чтобы не вызвать самосуда разъяренной толпы.

— Все же некоторые аресты оказались полезными, — вставил вполголоса Мяч.

— А именно? — встрепенулся главный комиссар, окинув маленькую толстенькую фигуру инспектора пытливым взглядом.

— Я хотел сказать… всеми уважаемый доктор, Миллер… спирит и ученый. Он не только не обиделся на арест, но… даже дал очень ценные указания.

— Вы понимаете, что мы прилагаем все усилия, — нетерпеливо перебил его шеф, — в городе в настоящее время живет инкогнито инспектор Скотленд-Ярда Томас Мун, но и его усилия пока напрасны. Несколько служащих заняты у нас в настоящее время разборкой писем от добровольных агентов. Двадцать убийств за год, совершенных одним и тем же лицом!

— И почти ничего, что могло бы дать в руки какую-нибудь нить, — вставил Конради, высокий седой инспектор.

— А письма? — вмешался Мяч.

— Одно из собственноручных писем убийцы написано им на клочке газетной бумаги, прошедшей через вал ротационной машины устарелого типа, — объяснил Конради приезжему комиссару.

— И, конечно, ни в одной типографии на десять миль в округе не нашлось подобной машины? — медленно спросил тот.

— Да, и мы пришли к убеждению, что этот листок попал к нему совершенно случайно, — произнес шеф. — Во всяком случае, это необыкновенный преступник. Наглость, доходящая до издевательства над полицией, и, очевидно, удивительная уверенность в своей безопасности позволяет ему…

— Вы хотите сказать, что если бы это был обыкновенный человек, то после двадцати убийств за двенадцать месяцев он опасался бы и не действовал так открыто?

Собравшиеся удивленно посмотрели на комиссара. Круглые глаза Мяча раскрылись еще шире, и он подвинулся поближе.

— Мое мнение, — произнес шеф, не дождавшись объяснения, что убийца необыкновенно ловкий и хитрый сумасшедший. Того же мнения держится и доктор Миллер.

— Вы, конечно, ознакомитесь сегодня подробно с делом? — добавил он, указывая на толстую папку, лежавшую на столе.

— Д-да-да, — неопределенно ответил Горн. — Я уже просмотрел присланные вами копии. Кстати, у вас на службе состоит инспектор Шульце?

— Это я, — просиял Мяч, выступая вперед.

— Рад познакомиться. Вы всегда носите этот альпийский мешок за плечами или тогда, когда отправляетесь в горы?

— Нет я… я не любитель горных видов, — замялся Мяч, менее всего похожий своей комплекцией на горного туриста, разве что из юмористических журналов.

— Но вы находите его удобным?

— Да, я ношу в нем бутерброды, — ничуть не смущаясь, признался толстяк, стараясь не обращать внимания на насмешливые взгляды коллег.

— А вы умеете бросать лассо? — неожиданно спросил Горн.

— Мальчиком я пускал змея, но с тех пор не приходилось…

— Я бы был вам признателен, если бы вы познакомили меня с укладом жизни в вашем городе, — любезно сказал Горн, избегая объяснений по поводу предыдущего вопроса.

Он встал.

— Мы осмотрим вначале труп девочки, потом проедемся по городу, и вы покажите мне подходящую гостиницу.

Маленький труп девятилетней Эрики Лендерман лежал в секционной камере. Горн, сопровождаемый Мячом, внимательно осмотрел одиннадцать ран, нанесенных, очевидно, кинжалом.

Большинство ран находилось около горла.

— В каком положении были руки девочки, когда ее нашли? — спросил Горн.

— Судорожно сведенные в кисти, со сжатыми пальцами, — ответил Мяч.

— Кто же их разогнул?

— Служитель, наверное.

— Позовите его.

Когда Мяч вернулся, он застал Горна за странным занятием: комиссар, вынув из жилетного кармана миниатюрный прибор для маникюра, тщательно чистил ногти умершей.

— Благодарю, мне больше ничего и никто не нужен, — сказал он изумленному Мячу. — Едемте дальше.

В автомобиле инспектор решился осторожно спросить:

— Разве вы считаете, господин комиссар, что убийца — человек-феномен, обладающий сверхчеловеческими возможностями?

— Вернее, человек, считающий себя сверхчеловеком, — холодно ответил Горн. — Вы назвали шоферу адрес?

— Я не привык еще к вашему методу работы, — пробормотал Мяч.

— Но вы умный человек, инспектор, и я уверен, что мне ничего не придется объяснять вам, — устало произнес Горн.

«Усталое Сердце», — подумал Мяч, пропуская мимо ушей первую, довольно двусмысленную фразу. — Итак, я должен назвать шоферу адрес…

— Доктора Миллера, а мне рассказать все, что вы о нем знаете.

Глава 10.

ДОКТОР МИЛЛЕР

Лет тридцать пять или сорок тому назад молодой, только что окончивший университет Франц Миллер начал в Дюссельдорфе свою практику. Несмотря на молодость, он быстро обратил на себя внимание трудами в области психологии и пользовался большой популярностью. Этому способствовало еще и то обстоятельство, что его дядя считался одним из самых богатых людей в городе. Других родственников у молодого доктора не было, родители его давно умерли.

Франц Миллер был, безусловно, завидным женихом, и дядя выбрал ему невесту, предлагая впоследствии передать ему свое дело.

Но молодой человек влюбился в хорошенькую горничную, и от их связи родился сын. Доктор настаивал на свадьбе, но старик-дядя убедил молодую мать выйти замуж за одного ремесленника, согласившегося за приличную сумму покрыть ее грех. Племянник был проклят и выгнан из дома.

После этой скандальной истории доктору неудобно было оставаться в городе, и он уехал в Карпаты. Только через двадцать с лишним лет, когда его дядя, девяностолетний старик, умер, простив племянника и завещав ему все свое состояние, вспомнили о пропавшем Франце Миллере. Прошел год, прежде чем он откликнулся на объявления о розыске наследника и вернулся обратно в город. Его трудно было узнать, так он изменился за эти годы, когда-то веселый, общительный молодой человек стал совершенным нелюдимом. Он ликвидировал через поверенного все дела, заперся в старом доме, держа самую необходимую прислугу, бросил практику и только изредка покидал дом, выезжая в свое имение около Бейрата.

Ходили слухи, что он стал спиритом и пишет ученый труд о значении спиритизма в медицине. Но обыватели, заинтересовавшись им сначала, быстро забыли о нем, переключившись на других людей. Только после серии убийств, поднявших на ноги полицию и терроризировавших население, по городу поползли мрачные слухи, что старик занимается черной магией, и так как ему для этой цели нужна человеческая кровь, именно он и является убийцей.

Как ни были бессмысленны подобные обвинения, полиция все же арестовала его. В доме произвели обыск, доктора допрашивали в течение нескольких дней, потом, когда возбуждение народа улеглось, отпустили на свободу.

Через несколько дней после этого шеф полиции получил письмо от дюссельдорфского убийцы, в котором тот нагло заявлял, что полиции следовало бы ловить настоящих преступников, а не арестовывать ни в чем неповинных людей.

Автомобиль Горна остановился перед небольшим особняком, расположенном в саду.

Мяч поднял молоток в форме львиной головы и постучал. Вслед за стуком послышались шаги, и дверь приотворилась на цепочку.

— Господин доктор занят и никого не принимает.

Горн молча подал свою карточку. Слуга проворчал что-то и, захлопнув дверь, ушел. Через несколько минут он вернулся и попросил гостей войти.

Мяч провел Горна в кабинет, они миновали ряд старомодно, но со вкусом убранных комнат. Кабинет из тяжелого резного дуба производил очень внушительное, солидное впечатление. За письменным столом сидел седой невысокого роста человек.

— Господин фон Горн очень хотел познакомиться с вами, доктор, — сказал Мяч после взаимного представления.

— И принести мои извинения за непростительную ошибку местной полиции, — добавил комиссар. — Вы давно здесь живете, доктор?

— Я здесь родился, но большую часть своей жизни провел в Карпатах.

— Если я не ошибаюсь, вы вернулись два года тому назад.

— Да, немногим меньше. Какие здесь произошли во всем перемены! Я перестал узнавать даже старых знакомых.

— И они вас, конечно. Вы, говорят, совершенно уединились…

— В мои годы это неудивительно.

— Однако у вас еще очень бодрый вид, — стальные глаза Горна лениво скользили по кабинету, незаметно присматриваясь к хозяину. Седая грива волос, бритое лицо с неправильными резкими чертами, полураскрытые глаза, сгорбленная фигура — на самом деле Франц Миллер казался старше своих лет.

— Разве? — удивился он. — Мне шестьдесят два года, но мой дядя, например, дожил до девяноста и умер совершенно неожиданно. Очевидно, долголетие у нас в роду.

— А ваш сын?

— Мой?.. Вы ошибаетесь, господин Горн, я не женат.

— Я хочу сказать… ваш сын от Эльзы Картон, бывшей горничной у …

Губы старика сложились в язвительную улыбку.

— Вы хорошо осведомлены о всех городских скандалах и сплетнях, — заметил он, — К сожалению, я мало интересуюсь ими… Эльза… да, конечно, я помню ее, но последний раз я видел ее двадцать восемь лет назад.

— Тогда, наверное, у вас еще были голубые глаза?

Ошарашенный Мяч с удивлением посмотрел на комиссара. Этот Горн чересчур эксцентричен!

Косматые брови доктора слегка приподнялись.

— Разрешите вам заметить, господин комиссар, что цвет радужной оболочки действительно меняется со временем — особенно это заметно у грудных младенцев и стариков, но все же, если вы явились сюда не как официальное лицо, собирающееся меня снова арестовать, я попросил бы вас… изменить свой тон. Вы еще очень молодой человек, и даже допрос имеет свои границы благопристойности.

Горн ответил на эту гневную тираду обворожительной улыбкой.

— Прошу извинения. Я не всегда умею выражать свои мысли. Вы теперь погружены в свои научные занятия, доктор? Насколько я вижу, у вас обширная библиотека по оккультным вопросам. Должен признаться, что меня это всегда глубоко интересовало. Ваше мнение об убийце?

— Откровенно говоря, он меня интересует только с патологической точки зрения.

— Однако у вас порядочно газет…

— Я выписываю их по старой дурной привычке… Убийца, вне сомнения, садист… извращенный болезнью до полной невменяемости.

— Теперь каждого убийцу считают ненормальным.

— Я думаю, вы не можете, однако, найти другого объяснения этим зверствам.

— О, мы их найдем. Вернее, он сам объяснит их!

— Меня удивляет, что этого до сих пор не произошло! Сумасшедшие отличаются необычайной хитростью и силой во время приступов безумия, но в остальное время… Конечно, мне, простому обывателю, трудно судить об этом, но… полиция…

— Но раз вы волей-неволей были хоть и случайно впутаны в эту историю, я не откажу себе в удовольствии еще раз побеседовать с вами на эту тему. Быть может, тайные силы, изучением которых вы занимаетесь, помогут нам там, где разум отказывается служить.

— Я буду рад, конечно помочь вам, но боюсь, что вы переоцениваете мои силы. К тому же… мой скромный образ жизни…

— Ваше состояние находится, надеюсь, в надежном банке? Берлинский биржевой, кажется?

— Не все. Я перевел некоторую часть в заграничные сейфы. По всей вероятности, я скоро отправлюсь в продолжительное путешествие с научной целью. За эти годы я отвык от родной Германии.

— Но ведь рано или поздно Немезида жестоко покарает ослушников…

— Вы имеете в виду ностальгию? — вежливо спросил Миллер. — Я выше всяких зависимостей от чего-либо.

Мячу надоел этот разговор. Он тихонько вышел из комнаты и, встретив в передней слугу, принялся болтать с ним о разных пустяках.

Якоб оказался довольно мрачным и заспанным парнем, и все шутки Мяча отскакивали от него, как горох от стенки.

— Скажите, пожалуйста, в котором часу вы подаете доктору в постель кофе? — спросил неожиданно появившийся Горн.

Якоб вытаращил на него глаза.

— Доктор никогда не пьет кофе в постели. Я приношу поднос прямо в кабинет.

— Ах, так, спасибо…

Садясь в автомобиль, Мяч зевнул.

— Знаете, Горн, — сказал он, — я видал виды, но вашими расспросами вы, пожалуй, и меня заставите сознаться в убийстве.

— Не могу вам ничего обещать заранее, — холодно ответил Горн. — Сколько лет вы работаете, Шульце?

— Двадцать шесть, я начал мальчишкой.

— Ну, этого достаточно для ординарного преступления.

Мяч только развел руками.

— Вы считаете доктора Миллера… — начал он.

— Очень умным, несчастным молодым человеком.

— Молодым? Я не знал, что он омолодился.

— Вы очень многого не знаете. Убийцу, например.

— А вы?

— Я могу его узнать, но это совершенно не изменит дела. Вы бывали когда-нибудь в зоологическом саду, инспектор?

— Да, приходилось иногда.

— Я очень люблю зверей, — меланхолически продолжал Горн, — у больших кошек, например, удивительно красивый зеленый цвет глаз… У людей такие глаза — это признак необычайных способностей… Вы обыскивали особняк доктора? Конечно, ничего подозрительного и не могло быть… бедный старик, бедный старик…

Мяч с возрастающим изумлением смотрел на своего шефа. Почему он вдруг проникся такой симпатией к ученому-миллионеру? И почему он стал достоин сожаления Горна?

Глава 11.

РУТ КОРНЕР

Несколько дней подряд Горн почти не выходил из помещения уголовной полиции. В синем дыму, наполнявшем комнату, трудно было различить его фигуру, склоненную над письменным столом.

Он решил внимательно изучить все, имевшее хоть какое-нибудь отношение к делу. На столах были разбросаны беспорядочные кипы бумаг, актов, протоколов и писем.

В газетах снова появились объявления, приглашавшие всех лиц, желающих сообщить какие-либо сведения, явиться к берлинскому главному комиссару.

Мяч приволок, кроме своего неизменного мешка за спиной, еще целую корзину провизии и, покорившись судьбе, уселся за маленький столик рядом с Горном.

— Он хочет в три дня решить головоломку, над которой мы бились целый год, — сокрушенно доложил Мяч старому шефу. — У этого человека изумительная память и манера оглушать собеседника неожиданными вопросами. Никогда не знаешь, спросит ли он вас в следующую минуту о здоровье домашней кошки или наденет наручники.

— У этого Горна изумительные способности, — с уважением подтвердил Томас Мун — инспектор Скотленд-Ярда. — Блестящие, прямо головокружительные допросы.

— У каждого своя манера развлекаться, — пробормотал измученный Мяч. — Честное слово, я мог бы найти и более простой способ самоубийства, чем работа с ним.

Но, несмотря на кажущееся недовольство, он наотрез отказался от замены и стремглав бросался исполнять любое поручение Горна.

На пятый день Горн поднялся и отодвинул гору бумаг.

— Надеюсь, вы ничего не будете иметь против небольшой прогулки, инспектор, — обратился он к Мячу.

— С выстрелами или без них? — заинтересовался тот.

— На этот раз вам придется лишить себя этого удовольствия, — в тон ему ответил комиссар.

Черный автомобиль остановился около редакции «Миттаг». Это было время затишья, и в опустевшей редакции можно было встретить только задержавшихся сотрудников: одни пребывали в ожидании аванса, другие — торопливо собирали свои блокноты и портфели.

— Разрешите вас познакомить, — засуетился Мяч. — Комиссар фон Горн — гроза всех преступников и сыщиков, фрейлин Рут Корнер — слава репортеров.

— И инспектор Шульце — величайший льстец, — улыбаясь, подхватила Рут, сидевшая за машинкой. — Разве вас так боятся не только преступники, но и сыщики?

Она набралась храбрости, чтобы прямо взглянуть в нервное и резкое лицо Горна.

— Я добиваюсь первого и избегаю второго, — быстро ответил он. — Для чего вы, собственно, работаете в газете, фрейлин?

Рут недоуменно посмотрела сначала на комиссара, затем на Мяча, который за спиной комиссара делал ей отчаянные знаки.

— Для того, чтобы иметь возможность самой задавать вопросы, а не отвечать на них, — не слишком приветливо ответила она. — Что вам угодно?

— Я хотел бы поговорить с редактором или о нем, если его нет. Кроме того, мне нужно дать объявление в газету.

— Контора уже закрыта, но я могу передать в ночной выпуск.

— Печатайте! — Горн остановился перед машинкой, заложив руки в карманы. Казалось, что именно он является главным лицом в редакции. Во всяком случае, Рут, несмотря на явное возмущение этим повелительным тоном, беспрекословно уселась за машинку и, вставив лист с копией, опустила на клавиатуру свои тонкие, гибкие пальцы.

«Ищут для небольшой типографии ротационную машину, хотя бы подержанную или устаревшего образца. Предложения с указанием цены адресовать в контору газеты под литерами „А. В.“

— Кончили? Распорядитесь, пожалуйста, чтобы все предложения направлялись непосредственно в полицей-президиум, по моему адресу. Лучше, если вы сами займетесь этим — я не люблю лишних разговоров.

— Вы так уверены, что я окажусь достойной вашего доверия?

— Да, могу вас уверить, что если появится статья о моих коммерческих начинаниях или об этом узнает хотя бы одно лицо, то вы будете арестованы на две недели.

— Почему не больше?

Наглость этого человека переходила все границы.

— Потому что через две недели убийца будет найден. И если вы не замешаны в этом, то будете освобождены.

— Фрейлин Рут очень интересуется убийством, — предательски заметил Мяч, за что был удостоен гневного взгляда девушки.

— Я бы предпочел найти в этом городе человека, интересующегося географией, — сухо заметил Горн.

— Что вы имеете в виду?

Горн удобно уселся в кресло и закурил, мечтательно выпуская синюю струю дыма.

— Галиция, Венгрия, может быть, Босния и Герцеговина… Удивительный край — эти Карпаты.

— Если вы обратитесь к моему отцу… Он жил там долгое время и хорошо знает эту местность.

— Ваш отец доктор?

— Нет, — удивилась Рут, — археолог.

— А? В таком случае, будьте добры дать мне ваш адрес и перепечатать для меня эту статью.

Горн вытянул из кармана брошюру и, протянув девушке, прибавил: — За гонораром обратитесь ко мне в бюро.

— Я не беру частной работы! — Рут окончательно вышла из себя. — И какое вы имеете право… вообще…

— Никакого. Поэтому я и прошу вас, а не приказываю. Вы мне нравитесь, фрейлин Корнер, я многое о вас знаю. Вам двадцать два года, ваша мать умерла три года тому назад, вы достойная помощница вашего отца. Вы обычно жили в усадьбе около Бейрата. В этом году вы, наверное, туда не поедете.

— Почему вас интересует…

— Я очень люблю зелень — деревья, траву. Вообще зеленый цвет, — лениво цедил Горн. — Вы замечали, фрейлин Рут, что у некоторых людей глаза имеют необычайный оттенок изумруда? Если вы когда-нибудь увидите такого человека — не забудьте сказать мне об этом. Слышите?

Он круто повернулся и, увлекая за собой Мяча, вышел из комнаты, оставив ошеломленную Рут. Она прижала руки к груди, стараясь успокоить бешено бьющееся сердце.

«Так вот какой он, этот Горн! Знаменитость, красавец, эксцентричный до резкости, которая, однако, не кажется грубой; небрежный, повелительный, печальный — Усталое Сердце, — вспомнила она. — Но почему, Боже мой, почему он заговорил о зеленых глазах? Разве?..»

Но Рут напрягла всю свою волю, чтобы не думать об этом. Или это слишком ясный намек, или случайность!

Она открыла книгу и нашла подчеркнутую статью: «О пользе куроводства и огородничества в домашнем хозяйстве».

Рут не могла удержаться от улыбки. Неужели ему и это надо знать?

Она добросовестно отстучала на машинке полтора часа и, сложив бумаги в портфель, пошла домой, успев прийти как раз к тому моменту, когда черный автомобиль с сидящими в нем Мячом и Горном отъехал от ее дома.

Быстро взбежав по лестнице, она прямо прошла в кабинет отца.

— Я немножко опоздала, папа, — случайная работа.

— Да, мне уже передали. Какой симпатичный этот Горн! Прекрасно воспитанный молодой человек.

— Я бы этого не сказала, — пробормотала Рут.

— Разве? Он очень интересуется моими раскопками в Карпатах. Мы с ним все время говорили на эту тему.

Рут только покачала головой. Неужели ей надо было переписывать статью о моркови и о прочей ерунде только для того, чтобы Горн мог беспрепятственно побеседовать об археологии?

— Чем же кончился ваш разговор, папа?

— Я дал ему кое-какие указания и адреса, между прочим, одного моего знакомого, знавшего близко и этого чудака-доктора.

Но это уже не интересовало Рут.

Глава 12.

ТОРГОВЛЯ СМЕРТЬЮ

На одной из самых оживленных улиц Дюссельдорфа высилось здание с надписью громадными золотыми буквами: «Общество страхования от несчастных случаев».

Несмотря на свое очень недолгое существование, общество пользовалось очень большой популярностью.

Перепуганные жители города, охваченные всеобщей истерией, стремились застраховать свою жизнь на возможно большую сумму, и шикарное помещение «Общества», залитое ярким светом, — всегда было полно посетителями.

Все, от богачей до последнего бедняка, несли сюда свои излишки, сбережения и жалкие крохи. «Общество» в несколько месяцев организовало банк, в котором собственники полисов являлись также акционерами.

В стальных сейфах хранились драгоценности и деньги, — звонкими новенькими монетами, истертыми медяками, засаленными бумажками, хрустящими билетами, — заработанные тяжелым трудом, унижениями, милостыней, торговлей телом, удачей, расчетом и мошенничеством. Деньги, из-за которых многие, очень многие люди подавляли в себе малейшие желания, выходящие за рамки бюджета, чтоб обеспечить себе глазетовый катафалк и подобающий траур у родственников… Деньги падали, рассыпаясь по маленьким отделениям касс, укладывались в столбики, завязывались в пачки, перебрасывались из одного помещения в другое, проходили через десятки рук и, щеголяя солидными цифрами, появлялись на столе главного директора общества.

— Сколько лет процветает это благодетельное предприятие? — спросил Горн, останавливаясь перед зеркальным окном «Общества страхования».

— Шесть месяцев, — отвечал Мяч.

— И вы еще не застраховались? Удивительная оплошность. Я лично провожу вас туда.

— Боюсь, что вы окажетесь невыгодным для меня оценщиком, — возразил Мяч.

— Браво, вы начинаете кое-что понимать.

— Благодарю. Первая похвала за двадцать шесть лет службы.

— Боюсь, что она окажется и последней. Проводите меня к директору.

Конец фразы относился уже к служащему.

Тот вначале только презрительно поднял брови и пожал плечами, но Мяч, загнув отворот пальто, показал ему свой значок, и служащий мгновенно преобразился в весьма любезного и готового к услугам человека.

Господин генеральный директор Мюних, представительный мужчина с холеной черной бородкой, принял посетителей в роскошно обставленном кабинете.

— Чем могу служить? — сухо спросил он.

— Вы страхуете от несчастных случаев? — спросил Горн, удобно усаживаясь без приглашения.

— Да, если вам угодно, обратитесь к…

— …от пожара, наводнения, кражи, нападения? — продолжал Горн, не обращая внимания на нетерпеливый жест генерального директора.

— Простите, я очень занят…

— Охотно верю. Только один вопрос: вы беретесь застраховать нас на тот случай, если нас поймает преступник?

— То есть как?

— Вы, конечно, знакомы с этим приемом. Иногда особо умный интеллигентный преступник превращается из дичи в охотника. Эту возможность необходимо иметь в виду, и я хотел бы застраховать себя от подобного случая.

Изумленный директор пристально взглянул на посетителя.

— Если не ошибаюсь, я имею честь говорить с господином фон Горном?

— Да, вы редко ошибаетесь…

— Простите, господин комиссар, я сразу не догадался.

— Меня очень интересует работа вашего «Общества». По блестящим результатам дела можно судить об общественных настроениях.

— Мое бюро к вашим услугам.

— Ваше помещение не уступит берлинским банкам, но я все-таки заметил одно маленькое упущение…

— А именно?

— Не хватает портрета основателя. Знаете, такой большой картины маслом в золотой раме или просто снимка под стеклом. Это скромнее и, пожалуй, солиднее. Я вообще интересуюсь фотографией. Многие, конечно, не разделяют этого мнения — очень жаль.

Мячу показалось, что рука директора, игравшая оправленным в серебро карандашом, слегка вздрогнула.

— Мне кажется, что с этим можно и подождать, — заметил генеральный директор, с несколько натянутой улыбкой.

— Вы находите? Не буду пока оспаривать. Извините за беспокойство, господин директор. Если мне понадобятся какие-нибудь сведения, то я обращусь к клерку в вашем бюро.

Когда черный автомобиль повернул за угол, наблюдавший за ним из окна старший бухгалтер облегченно вздохнул и поднялся в кабинет директора.

— В чем дело, Мик? — спросил он, прикрывая за собой дверь.

— Этот проклятый Горн может испортить нам все дело, — мрачно ответил директор, шагая взад и вперед по кабинету. — Чертовски плохо. Кажется, пора кончать дело, Боб.

— Ну, вот, ты уже трусишь, а ведь раньше ты не так легко сдавался.

— Да, но если он что-то узнает, то это пахнет пожизненным заключением. А ведь мы решили уйти на покой. Это самое большое дело в моей жизни, и я не хочу зарываться.

— Не беспокойся, у тебя уже и сейчас хватит для каторги… Но у него нет никаких данных.

— Ты так уверен?

— Несомненно. Если бы он хоть что-нибудь знал наверняка, то не приходил бы сюда такой лисицей. Горн способен, имея даже малейшее основание, арестовать хоть самого президента. Ты слыхал о его манере? Он задает самые неожиданные вопросы, и ты невольно отвечаешь на них, не успевая сообразить, к чему он клонит. Меня Бог миловал, а ты помнишь Карла? Заработал пятнадцать лет за один разговор. Карл ловко смастерил дело, комар носа не подточит, угробил одну старуху и прибрал к рукам денежки. Арестовали ее воспитанницу, лакея и кухарку. Горн был в это время в Англии. Приехал чуть ли не к самому суду. Два дня сидел над бумагами, пошатался по городу, потом откопал Карла и битый час говорил с ним. Угадай, о чем? О садоводстве вообще и штамбовых розах в частности. И как они цветут, и как пахнут, а потом… наручники: так-то и так-то — вы убили старуху!

— Что же он, ясновидящий, что ли?

— Не совсем. У него мозг, как скальпель. Не думает, а режет. Старуха хранила деньги в шкатулке, а на дне ее лежали лепестки роз. Знаешь, бабушки наши клали их повсюду, для запаха. По ним и нашел.

— В Англии его назвали Усталым Сердцем, — хмуро заметил директор.

— А у нас зовут Ангелом Смерти. Жуткий человек, не спорю, но ты ведь тоже не дурак. Свернуть такое дело?

— Все-таки подведи итоги, на всякий случай.

— Я начинаю догадываться, чего вы добиваетесь, — объявил Мяч, выходя из автомобиля, остановившегося у здания полицей-президиума.

— А именно?

— Вы хотите составить энциклопедию, — широкое лицо Мяча расплылось в улыбке.

— Возможно.

— Каждый день вы интересуетесь чем-нибудь новым, — продолжал Мяч. — Вчера археологией, сегодня оккультизмом, завтра фотографией.

— Последней — больше всего, особенно вот такими прелестными изобретениями, — подтвердил Горн, вынимая из левой манжеты крохотный фотографический аппарат, прикрепленный к запонке.

Мяч с любопытством подошел к столу.

— Я много слышал о подобных аппаратах, но видеть их мне до сих пор не приходилось.

— Все очень просто, — объяснил Горн. — Точный объектив, безукоризненная четкость, почти незаметен даже для опытного глаза. Конечно, потом фотографии должны быть увеличены. В особых случаях я пользуюсь кольцом.

И Горн, сняв с пальца массивный перстень с огромным агатом, показал восхищенному Мячу миниатюрный аппаратик.

— Иногда бывают интересные детали костюма, обстановки, выражения лица.

— Например, черная борода этого «торговца смертью».

Горн поощрительно улыбнулся.

— Да, мне хотелось бы иметь фотографию, вернее дубликат снимка, имеющегося в берлинском полицей-президиуме.

Глава 13.

МАЛИНА

Горн, внешне всегда спокойный, корректный и даже слегка мечтательный, лихорадочно работал. За время своей службы в полиции он участвовал во многих делах, но, как правило, брался лишь за самые запутанные, трудные случаи.

В промежутках между делами он отдавался изучению психологии и литературы. Эти занятия оттачивали его природные способности сыщика, давали пищу незаурядному интеллекту, способствовали выработке оригинального, только ему свойственного метода расследования.

Низшие служащие полиции, под руководством неугомонного Мяча, носились по городу, выполняя градом сыпавшиеся на них поручения.

Наконец, Мяч явился к своему шефу, нагруженный целым ворохом справок.

— Я предпочитаю какую-нибудь более существенную информацию, — заметил он, окончив доклад, — чем все эти сведения о Карпатах, типографии, адресах, личной жизни служащих «Синей Бороды» и так далее.

— Если вы хотите знать мое мнение, — возразил Горн, — то я нахожу, что варьете является более подходящей ареной…

— Для вашего покорного слуги, — подхватил Мяч, — увы, много талантов оказываются зарытыми в землю.

— Итак, Эльза Картон…

— Живет в Дюссельдорфе, замужем за столяром, Генрихом Шлеманом, отбывшим некогда тюремное наказание в Бреслау и ставшим теперь честным ремесленником. Почтенная старушка больна и не выходит из дому.

— Ей не может быть больше пятидесяти…

— Этого уже достаточно, чтобы иметь сына ваших лет, — Мяч позволял себе иногда дерзости, когда бывал в хорошем настроении.

— Вы не собираетесь жениться, инспектор?

— Ненавижу женщин.

— Удивительная неосторожность. Во-первых, я знаю одну молодую особу, которую вы, наверняка, уверяете в противном, а во-вторых, это дает мне лишний повод подозревать вас в…

— Милостивые боги! — воскликнул Мяч.

— Во всяком случае, вам нужно иметь в виду, что после свадьбы понадобится мебель, — неумолимо продолжал Горн.

Мяч, наконец, сообразил, в чем дело, и не расспрашивая больше ни о чем, выкатил из гаража автомобиль.

В маленьких палисадниках на клумбах и грядках зазеленели первые побеги.

Солнце брызгами разбивалось о стекла в тюлевых занавесочках, темной парчой наряжало фикусы и шаловливыми зайчиками разбегалось по выскобленному полу в пестрых дорожках.

В мастерской, загроможденной досками, верстаками и рамами, приятно пахло свежими стружками.

Хозяин — угрюмый старик с лицом, заросшим щетиной, мрачно стругал доску, не желая вступать в разговоры.

Горн не хотел почему-то сразу приступить к делу, и несчастному Мячу пришлось на самом деле заказывать мебель, объяснять и выбирать рисунки.

Окончив переговоры, он, колеблясь, отдал столяру довольно крупный задаток, но, поймав многозначительный взгляд Горна, тотчас успокоился.

Столяр, в свою очередь, получив деньги, сделался более приветливым.

— Неужели вам приходиться работать одному? — спросил его Горн. — Разве у вас нет детей?

— Нет, господин… впрочем, есть один, да лучше бы его и не было.

— Лентяй?

— Никуда негодный человек, бродяга. Видите ли, удрал из дому еще мальчишкой, лет десять пропадал невесть где, потом приехал, пробыл дома около двух месяцев и опять исчез неведомо куда.

— Чем же он занимается?

— А Бог его знает. Намучился я с ним довольно. Теперь уже рукой махнул. Взрослый парень — я за него не ответчик. Да и не родной сын он мне.

— Да, тяжело работать одному на старости лет, — вставил соболезнующе Мяч. — Но вы ведь женаты?

— Да, заболела вот моя старуха, который день валяется.

— Что с ней?

— А кто ее знает? Вот доктор был, прописал лекарство. Деньги стоит большие, а толку мало.

— Позвольте, я осмотрю больную, — предложил Горн, вставая.

— Мой товарищ — доктор, — подхватил Мяч.

— Ни к чему это, господин. Ей и так хорошо. На докторов денег не напасешься.

— Да я и не собираюсь брать с вас денег, — улыбнулся Горн. — Я приехал к вам в город по личным делам и не гонюсь за пациентами. Осмотрю просто в виде дружеской услуги.

— К чему вам беспокоиться. Я не люблю так…

Мяч прищурился и внимательно посмотрел на хозяина. В его нежелании показывать больную было что-то странное.

— Я тоже, может быть, соберусь заказать вам мебель, — продолжал Горн, — тогда и сосчитаемся. Больная у себя?

И, не дожидаясь ответа, он отправился из мастерской в квартиру.

Столяр волей-неволей вынужден был показать ему дорогу, недовольно ворча что-то себе под нос.

Горн прошел через небольшую залу с ореховой мебелью, обтянутой плюшем, с развешанными по стенам олеографиями в дешевых золоченых рамах, с геранью и канарейками на окнах — характерной обстановкой зажиточного немецкого бюргера.

Не желая, чтобы столяр успел предупредить жену, комиссар первым постучал в дверь спальни.

— Войдите, — услышал он слабый голос, — кто там?

Эльза Шлеман лежала на высокой кровати и вопросительно смотрела на вошедшего запавшими воспаленными глазами.

— Доктор Валлер, — представился Горн. — Я случайно зашел в мастерскую вашего мужа и, узнав о вашей болезни, решил навестить вас.

— Мне очень плохо, доктор, наверное, уже ничего не поможет. Разве вы меня знали раньше?

— Так, слышал кое-что. Ваше девичье имя Эльза Карстон? Разрешите?

И Горн с уверенностью популярного доктора стал осматривать больную.

Она не преувеличивала тяжести своего состояния. Пожилая, но все еще красивая женщина умирала самым мучительным образом. Сильная худоба, обострившая лицо и тело, круги под глазами и влажная зеленоватая кожа, отделявшаяся при малейшем прикосновении хлопьями.

Человек, хорошо знавший Горна, заметил бы, как тот еле заметно вздрогнул. Но в комнате, кроме больной, никого не было: столяр остался в гостиной с Мячом, быстро сообразившим, что комиссар хочет поговорить с хозяйкой наедине. Инспектор умело отвлекал хозяина разговорами, не пуская его к жене.

— Сколько раз у вас был уже кровавый пот? — спросил Горн.

Больная удивленно взглянула на него.

— Вы знаете эту болезнь? Господин Фридрихсон, который был у меня, очень удивился и…

— Да, я знаю, что это такое, — горькая складка прорезала высокий лоб доктора, — когда вы заболели?

— Неделю тому назад. Я простудилась и начала кашлять…

— Принимали ли вы что-нибудь от кашля?

— Сперва я выпила на ночь малины. Я ведь не привыкла лечиться, ну и не обращала никакого внимания на всю эту историю. А потом, ночью, как-то голова очень болела, кошмары душили, я проснулась, а у меня на теле — верите ли, доктор — капли крови выступили. Разве это бывает от простуды?

— И вы никуда до этого не выходили, припомните… И ничего не принимали, кроме малины?

— Не помню, может быть, я съела что-нибудь… Нет, уж, наверное, такая моя судьба.

Горн небрежно просматривал стоявшие на столике около кровати лекарства.

— Строфантин, лавровишневые капли, перегорикум… а вот же у вас еще и малина.

— Да, это та самая, доктор. Я послала в аптеку нашего Якоба, разносчика. Этот плут зашел ко мне, как раз в то время мужа дома не было. Уже не знаю, Якоб ли зажилил лишний пфенинг или аптекарь поскупился, только малины оказалось на одну заварку. Там, в пакете, только одна ягодка осталась.

— Дышать трудно? — осведомился Горн.

— Ох, как трудно. И так голова кружится и сердце замирает… Сейчас вот мне немного лучше, а три дня прямо без памяти лежала.

— Ну, около вас и муж, и сын, не так тяжело все-таки…

Больная печально покачала головой.

— Нет, доктор. Сыном за грехи наказал меня Господь. Нехорошо говорить так, а правда. Ну, да уж теперь недолго. За все отвечу сама. Как я ни старалась образумить Элиаса, он ушел из дому и неизвестно где живет и что делает. Думаю, что нечистая у него совесть, если не может на глаза матери показаться.

— Сколько же ему лет?

— Двадцать восьмой пошел. И в кого он только таким уродился — не знаю.

— Я зайду к вам еще, фрау Эльза, — ласково произнес Горн, вставая. — Я принесу вам порошки, от которых, ручаюсь, вам станет лучше.

— Дай Бог, только я вряд ли встану, доктор, спасибо вам.

— Это мы еще посмотрим, — ободряюще возразил Горн и вышел в другую комнату.

— Как больная? — спросил Мяч.

— Очень тяжелая форма, — ответил Горн.

— Да уж вы прямо скажите, умрет старуха? — спросил столяр. — Доктор Фридрихсон только руками развел.

— Мы, врачи; надеемся до последней минуты, — серьезно ответил Горн. — Я заеду еще и завезу ей лекарство.

Проводив гостей, столяр пошел в мастерскую и, подойдя к окну, долго еще смотрел вслед удалявшемуся автомобилю. Потом кивком подозвал проходившего мальчишку.

— Эй, Курт, беги скорей, скажи Якобу, что у меня были Мяч и этот новый, как его, Горн. Пускай придет. Да поворачивайся живее.

Но тому не пришлось повторять дважды. Услышав известное всем имя Мяч, он сразу сообразил важность доверенного ему поручения и, сломя голову, кинулся бежать по улице.

Глава 14.

КОЛЬЦО В ПЕРЧАТКЕ

Похороны несчастной девочки, последней жертвы вампира, были назначены на вторник. В субботу на имя Горна в полицию было доставлено следующее письмо:

«Я знаю, вам будет небезынтересно узнать, что я буду присутствовать на похоронах. Так как вам все равно не удастся меня узнать, то через две недели можете назначить похороны новой жертвы.

Дюссельдорфский убийца».

Собравшиеся полицейские долго ломали себе головы над этим письмом. Понятно, что на похороны соберется по крайней мере половина всего населения города, и убийце легко будет оставаться незамеченным. Тем более, что его никто не знает в лицо. При его наглости и безнаказанности никто не сомневался, что он исполнит свое обещание.

— Единственный человек, который мог бы его узнать, не будет на погребении. Но я дам ему еще один шанс.

— Вы уверены в том, что узнаете убийцу? — осмелился спросить Мяч.

— Нет, я еще не уверен. Для окончательного решения мне нужны еще три вещи: один сентиментальный разговор, гребенка и одно глупое письмо. Не трудитесь понимать. Вы справлялись о здоровье фрау Эльзы?

— Она чувствует себя значительно лучше после ваших порошков, скоро, кажется, выздоровеет.

— Ей осталось жить не более недели, — возразил Горн.

Мяч остолбенел.

— Как? После обыкновенной простуды? Она ведь еще не старая женщина.

— Есть различные яды, — начал Горн, как бы разговаривая с самим собой. — Вернее и безопаснее всего действуют восточные или завезенные в Европу из Африки. Царствующие дома средних веков наглядно показали их применение. Борджиа и Медичи. Яд, которым был отравлен Генрих Третий, был любимым средством Екатерины Медичи. С его помощью она убрала с дороги всех людей, мешавших ее планам. Родина его — Африка. Им пользуются негритянские племена, поклоняющиеся Великой змее. Как это ни странно, он существует еще и в России, на берегах Оби. Им можно отравить вещь, которую носит или пользуется жертва. Это может быть, например, платье, книга. Генрих отравился, перелистывая книгу с охотничьими гравюрами — подарком матери-королевы. Этим ядом можно отравить даже воздух, влив несколько его капель в лампаду или ночник. Попав тем или иным способом в кровь, яд действует медленно, но верно: спасения нет. Начинаются приступы лихорадки, высокая температура, сердцебиение, удушье, бред. Потом резкий упадок сил, головокружение, кровавая испарина, известная в медицине только как следствие очень редкой болезни — гемофилии, то есть плохой сворачиваемости крови и кровоточивости сосудов. И еще один характерный признак: зеленоватый цвет кожи, отделяющейся при малейшем прикосновении хлопьями.

— И вы уверены, что фрау Эльза отравлена именно этим ядом? — спросил напряженно слушавший Мяч.

Горн вынул из стоявшей на столе коробки маленький пакетик и, открыв его, показал крохотную ягодку, напоминавшую малину.

— Что это, по-вашему?

— Гм… малина, кажется. Ну, конечно, она.

— Совершенно верно, это она, но отравленная аква-тофаной.

— Какое же отношение может иметь к этому делу фрау Эльза?

— Может быть, вы разрешите мне вначале проверить свои предположения? Я люблю утверждать что-либо только наверняка.

Известие о полученном Горном письме быстро распространилось по городу.

В день похорон толпы любопытных устремились на кладбище. Все ожидали чего-то необычайного, как зрители в цирке, каждую минуту ждущие, что вот-вот жонглирующий на воздушной трапеции под куполом цирка акробат сорвется и рухнет на арену. Напряженные нервы искали выхода. Собравшиеся беспокойно оглядывали друг друга, подозрительно следя за поверенным полиции. Без слез нельзя было смотреть на засыпанный цветами катафалк с белым глазетовым гробиком.

Но любителям сильных ощущений не довелось развлечься. Торжественная церемония прошла без всяких инцидентов. Усиленный наряд пешей и конной полиции поддерживал стройность шествия.

К концу церемонии подъехал закрытый черный автомобиль, при виде которого многие настороженно повернули головы. Высокий бледный человек с усталым безразличным лицом возложил на могилу венок и, обратившись с краткими словами соболезнования к матери покойной, медленно пошел к выходу.

— Я вас давно уже жду, фрейлин Рут, — заметил он, останавливаясь перед вспыхнувшей девушкой. — Вам следует получить гонорар за перепечатанную статью, — добавил он, слегка улыбаясь.

— Я не нуждаюсь в частной работе, — сказала она резко, с трудом скрывая свое негодование.

Как вообще он смеет говорить с ней после того, что случилось?

— Но иногда ведь полезно бывает узнать кое-что о курах или помидорах, — продолжал поддразнивать ее Горн. — Кроме того, вы все равно придете ко мне так или иначе.

— Вы слишком самоуверенны, господин комиссар.

— Нисколько. Во-первых, у нас заключена некоторая коммерческая сделка. Очень жаль, если вы о ней забыли. А, во-вторых, я дам вам на днях сенсационное интервью. Вполне официально.

Это задело Рут за живое. Профессиональное любопытство победило досаду.

— На самом деле? Когда же вы разрешите к вам зайти?

— В первый же теплый солнечный день, — заявил Горн. — Я говорю совершенно серьезно. Не забудьте предупредить вашего отца, что вы отправляетесь на прогулку.

— Но я не собираюсь никуда…

— Видите ли, милая Рут, — тихо, но твердо сказал Горн, — ваши намерения для меня совершенно не имеют значения. Если я вовлекаю в свою орбиту каких-нибудь людей, то они или повинуются мне беспрекословно, или… — красноречивый жест окончил фразу. — Ваше возмущение вполне понятно, и мне очень нравится, но оно совершенно бесполезно. Через две недели вы избавитесь от тирана, но до этого срока принадлежите мне. В ближайший же теплый день прошу вас прийти в бюро. Или даже я сам заеду за вами.

И, вежливо приподняв цилиндр, Горн пошел дальше. Рут, побледнев от гнева, обратилась к злополучному Мячу, как тень следовавшему за комиссаром.

— Вы слышали? Что это значит? Я не нахожу слов возмущения этой наглостью.

— Милая Рут, ради Бога, успокойтесь. Поверьте, если Горн что-нибудь говорит, так и будет.

— Но при чем тут я? Неужели вы думаете, что я имею какое-нибудь отношение к… — она оборвала фразу и густо покраснела под пристальным взглядом всегда таких добродушных и жизнерадостных глаз инспектора. Но он, не замечая, казалось, ее смущения, отечески поглаживал дрожащие пальцы, затянутые в лайковую перчатку.

— Бедная девочка, я знаю, как вам иногда бывает тяжело. И, поверьте мне, если в какую-нибудь минуту вы расскажете, что вас гнетет, Усталому Сердцу, то это облегчит вашу душу. Не смотрите на него, как на полицейское пугало. Он молод, но, пережив сам большое горе, понимает страдания других.

— Но для чего тогда этот тон?

— Это его право — приказывать. И вам, и мне, кому угодно. Во время войны Горн, совсем еще молодым, занимал большой пост в тайной агентуре. Он был правой рукой знаменитой «мадмуазель Доктер», одним словом решал участь тысячи людей. Следствием такой работы является изумительная выдержка и снисходительное, отношение ко всем окружающим.

— Если я могу ему быть чем-нибудь полезной… — смягчилась Рут.

— Конечно, можете. Иначе, как на полезного сотрудника, он на вас и не смотрит. Не забывайте, что у него — усталое сердце, — лукаво прибавил он.

Простившись, он побежал догонять начальника.

Горн стоял, прислонившись спиной к дверце автомобиля и небрежно вскинув монокль, рассеянно слушал разговор шефа полиции с доктором Миллером.

Доктор, в старомодном сюртуке и цилиндре, из-под которого выбивались седые пряди, расспрашивал о письме убийцы.

— Неужели же он на самом деле находится здесь, на кладбище, господин комиссар? — обратился он к Горну.

— Совершенно верно, так же, как мы с вами, — был ответ.

— И вы находите его поведение естественным?

— Я вообще не считаю его человеком, — сухо ответил Горн.

— То есть? — изумленно переспросил Мяч.

Шеф полиции поднял брови.

— Очень просто, — нехотя начал Горн, закуривая папиросу, — убийца, по моему мнению, хотя и обыкновенного земного происхождения, но представляет собою существо, одаренное высшей, может быть, демонической силой. Это делает его неуязвимым и в то же время зависимым, он жаждет крови. Вспомните о вампирах, вурдалаках, упырях.

— И вы говорите это серьезно? — спросил шеф.

Горн окинул полицейского таким ледяным взглядом, что у того сразу отпали все сомнения, относительно нормальности верховного комиссара.

— Вам случалось их видеть, доктор?

— Право, затрудняюсь ответить вам на этот вопрос.

— Когда у меня найдется свободное время, я навещу вас, если позволите, чтобы поговорить о некоторых интересующих меня деталях этого вопроса, — любезно произнес Горн. — Профессор Нат, ученый чудак, всю жизнь провел в Карпатах для изучения местной, так называемой демонологии. Вы не встречали его?

— Нет, я жил там довольно уединенно, — пробормотал доктор. — Боюсь, что не смогу удовлетворить вашего любопытства.

— Не здоровы, вероятно?

— Да, годы уже не те. Они дают себя знать. Застарелый ревматизм, лихорадка… До свидания.

Прощаясь, Горн так крепко сжал руку доктору, что тот невольно поморщился и пошел к выходу нервной, припадающей к земле походкой.

— «Жил некогда в Испании Великий Инквизитор»… — вполголоса пропел Мяч, втискивая свою несуразную фигуру в автомобиль.

— А в Германии сыщик Горн, большой мистификатор, — в тон ему ответил комиссар. — Он нервно рассмеялся. — Полгорода завтра будет говорить о том, что сыщик Горн на «ты» с самим дьяволом.

— Какого черта вы пробовали на докторе свою силу?

— Если бы он снял перчатку, то этого не произошло бы, — объяснил Горн. — Мне просто хотелось узнать, носит ли он кольцо с изумрудом.

Мяч молча пожал плечами и включил вторую скорость.

— Вы говорите самым простым тоном ужасные вещи, Горн, — произнес он через несколько минут, — или щеголяете самой изысканной любезностью, от которой мороз по коже дерет.

— Раньше я вешал людей за склонность к философии, — ответил комиссар, откинувшись на спинку сиденья. — К счастью для вас, Мяч, теперь это уже невозможно. Сколько агентов следят за Рут?

— Два, — мрачно ответил Мяч.

— Поставьте четверых, — приказал Горн. — Пусть будут рядом с ней днем и ночью. Ночью в особенности.

— Разрешите вам заметить, господин комиссар… что…

— Что она ни при чем, — перебил его комиссар, — я в этом никогда и не сомневался, но меня интересует один молодой негодяй, и я боюсь, что он в свою очередь интересуется Рут.

— Я рассказал вам все, что знал об этом романе, — примиряюще произнес инспектор. — Этот мерзавец отравил девушку, но не ее самую, конечно, а душу ее отравил.

— Кокаин?

— Нет. Я долго бился, прежде чем мне удалось вырвать ее из этой апатии и сознания какой-то обреченности. Я так и не смог узнать, что же он сделал с ней.

— Завтра я расскажу вам все остальное.

Горн не произнес больше ни слова, но Мяч, скосив глаза, заметил, что глубокая складка прорезала его лоб.

Глава 15.

ПЕРЕПОЛОХ

В прокуренном помещении пивной столяр Шлеман и разносчик Якоб с волнением обсуждали создавшееся положение.

Пиво давно уже сбежало мыльной пеной из высоких кружек на грязную скатерть, но они не обратили на это ни малейшего внимания.

— Этот филер у тетки Румпель может испортить все дело, — заявил Якоб. — Куда я ни пойду — он всюду за мной.

— Ко мне он тоже сунулся, — произнес столяр. — Но я его скоро отвадил.

— Так это ты, — протянул Якоб.

«Плут Якоб», как его называли в Дюссельдорфе, маленький, черный, скользкий, как угорь человечек, по происхождению еврей из Галиции, был вездесущ. Он составлял прошения, скупал краденое, занимался контрабандой и торговал в разнос наркотиками и фальшивыми паспортами. Одним словом, брался за все, ничем не брезгуя, и дела его шли совсем неплохо.

Якоб удачно балансировал на нейтральной зоне между преступным миром и полицией, выдавая иногда мелкие тайны тех и других, оставляя при себе самые важные сведения. Говорили, что он к тому же и ростовщик, субсидирующий некоторые предприятия, но он тщательно скрывал эту сторону своей деятельности.

— Пора бы ликвидировать типографию, — произнес он, помолчав. — Теперь, пока все заняты другим делом, — распродать ее по частям и конец. В газете как раз было объявление.

— А может быть, это опять дела проклятого Горна? — недоверчиво заметил Шлеман.

— И всюду тебе этот Горн мерещится. Чего ради он приходил к тебе?

— Черт его знает. Старуху навестил и лекарство ей принес.

— Разве ей так плохо? Не нравится мне это.

— Да, не вовремя. С тех пор, как начала кашлять, помнишь, ты ей еще малины приносил… Теперь совсем плохо, помирает.

— Причем тут малина. Малину продают и в аптеке. Навязала мне баба этот пакет, чтоб она перевернулась.

— Какая баба? — спросил столяр.

— Да Румпель. Иду я от тебя в аптеку, а она из-за угла ко мне подходит и предлагает малину. «Мне, говорит, она не нужна, дешево отдам». Ну, я и купил. Чего зря в аптеку так далеко тащиться.

— Ладно, бог с ней. Ты лучше подумай, что нам дальше делать.

Из темного, плохо обозримого угла поднялся какой-то человек и направился к выходу. Якоб вздрогнул.

— Лягавый-то оказывается был здесь, — прошептал он, наклоняясь через столик к столяру.

Агент, по-видимому, выяснил все, что его интересовало, он спокойно вышел на улицу и направился домой. Там полицейский вызвал в свою мансарду хозяйку квартиры.

Тетка Румпель, толстая хитрая старуха, была очень недовольна своим новым жильцом. Ее наметанный глаз сразу же определил в молодом, аккуратно платящем за квартиру человеке сыщика, и она с подозрением наблюдала за ним.

— Фрау Румпель, — обратился он к ней, шагая взад и вперед по комнате. — Верно, что жена столяра умирает?

— Гордячка, даром, что сын бродяга, — кратко определила старуха, складывая руки на животе под передником.

— Сын? Когда его видели в последний раз?

— А никто его не видел. Сбежал мальчишкой, тому лет двадцать. Эльза уверяла, что видела его несколько месяцев назад. Хорошо одетым. Только, наверное, это ей померещилось. С чего ему скрываться? Все знают, что хулиган, а другого такого за ним ничего не водилось.

— Как он выглядит?

— А роста с вас, рыжий, лицом в отца, только не такой красивый, и глаза другого цвета. Я господина доктора еще студентом знала, сама тогда еще молода была, вся его история любовная на моих глазах произошла.

— Вы часто покупаете малину, фрау Румпель?

Старуха остолбенела.

— Какую малину? Что вы плетете?

— Если вы мне не ответите, кто дал вам пакетик сушеной малины, которую вы потом продали по приказанию этого человека Якобу, то я вас арестую, и у вас будут большие неприятности. А скажете — получите вот это.

На столе появились две новенькие хрустящие бумажки.

Глаза старухи загорелись.

— Если уж Якоб разболтал…

— Говорите.

— Подходит ко мне какой-то господин, лица я его не запомнила, темно было, и говорит: «Фрау Румпель, вот вам сто марок и пакетик, передайте все это жене столяра. Она ведь нездорова». Ну, отчего же не помочь человеку. Я уже пошла было к ней, да вот встретила Якоба и ему отдала.

— Деньги тоже?

Старуха замялась.

— Деньги?.. У Эльзы их и так достаточно.

— И вы не узнаете этого человека, если увидите?

— Даже если бы хотела, не смогла бы.

— Ну, ладно. Получите деньги и никому ни гу-гу.

Вечером агент отправился в полицей-президиум и сделал подробный доклад Горну.

— Я уверен, что старуха сказала правду, — обратился Горн к Мячу. — Человек, давший аква-тофана, слишком умен, чтобы довериться старухе. Его план ясен: она отдаст пакетик с малиной Якобу или сама зайдет к больной. Прикарманив деньги, она волей-неволей должна будет молчать об этой встрече.

Мяч привык за последнее время ко всяким неожиданностям, но в эту ночь его ожидал еще один сюрприз.

Он разбирал бумаги в комнате, примыкавшей к кабинету Горна.

Часов в двенадцать двери кабинета отворились и оттуда вышел… доктор Миллер в сюртуке и цилиндре. Горбясь немного более, чем обычно, он прошел мимо озадаченного Мяча и скрылся за дверьми.

Мяч протер глаза. Утомленный напряженной работой последних дней, он на минуту задремал над бумагами, но во всяком случае не настолько, чтобы не заметить, когда доктор вошел в кабинет Горна.

Он бросился в кабинет Горна, но там никого не оказалось.

— Что за чертовщина! — Пораженный Мяч быстро схватил шляпу и выбежал на улицу.

В темноте он различил удаляющуюся одинокую фигуру доктора и отправился вслед за ним.

Глава 16.

МЕДАЛЬОН

В маленьком домике столяра все было тихо. Шлеман отправился в пивную — теперь он целыми днями сидел за кружкой. Появление сыщика, который явно следил за ним в последние дни, выбило его из колеи.

Шлеман с ранней юности спутался с дурной компанией. Несколько удачных грабежей заставили его забыть всякую осторожность, но на очередном деле он сорвался. Десять лет тюрьмы в Бреслау были достаточным наказанием для него. Выйдя оттуда, Шлеман твердо решил вести порядочную жизнь. Он женился на бывшей горничной старика Миллера, усыновив ее незаконнорожденного сына. Суммы, полученной за сокрытие греха, было достаточно, чтобы открыть столярную мастерскую, дела шли нормально, и в заказах тоже не было недостатка. Но вскоре, из-за семейных размолвок, он начал ходить в пивную чаще, чем следовало, встретился там со старыми друзьями и после долгих колебаний решил взяться за старый промысел. Но десять лет каторги научили его осторожности. Полиция никак не могла его поймать, и только теперь он начал беспокоиться, заливая свои страхи спиртным.

Фрау Эльза услышала, как за мужем захлопнулась дверь и облегченно вздохнула.

Она принимала его вечные попреки как наказание за грех и теперь, готовясь к смерти, чувствовала, как все окружающее отходит куда-то вглубь и заволакивается мягким туманом.

Последний приступ лихорадки отнял у нее все силы. Измученное влажное тело едва вырисовывалось под одеялом. Глубоко запавшие глаза скользили по знакомой обстановке. Вот рамочка, которую ей подарил муж, давно, когда он еще относился к ней значительно лучше. А вот эту салфеточку она вязала, когда ушел Элиас.

Худая рука судорожно сжала висевший на груди медальон.

Кажется, старик вернулся. В соседней комнате послышались шаги. Эльза очнулась от забытая. «Наверное, пьян, по обыкновению», — подумала она.

Дверь отворилась. Изумленный взгляд больной остановился на сгорбленной фигуре.

Эльза невольно приподнялась, опираясь на подушки.

— Франц, неужели ты, Франц?

Доктор Миллер подошел ближе и уселся в ногах больной. Тень падала ему на лицо, но обычно резкие черты старика казались мягче.

— Да, это я, Эльза. Узнала все-таки, состарились мы.

— Всю жизнь я помнила тебя, Франц. Видишь медальон — твой подарок. Здесь твоя карточка и Элиаса. Помнишь нашего мальчика? Он так похож на тебя…

Глаза доктора странно блеснули.

— Говори, говори, Эльза, я слушаю тебя. — Его голос звучал приглушенно и тихо. — Тебе очень плохо?

— Я умираю, Франц. Привел Бог свидеться перед смертью. Мальчика нашего, Элиаса, не забудь. Бродяжничает, совсем от рук отбился. Про тебя я ему рассказывала. Злое у него сердце, соседки недаром говорили: глаза зеленые — злой человек.

— Зеленые глаза? — спросил доктор.

— Да, сам рыженький, а глаза зеленые, мальчишки его всегда клоуном дразнили. У тебя голубые были, красивые… Да и я другая была… Наказал теперь Бог за грехи. Как ты уехал — сколько я вынесла! Старик пил… Очень грубым был. Элиас ничего не хотел делать… убегал из школы, лентяйничал… все его дразнили подкидышем… озлобился против людей и против тебя.

Больная дышала с трудом. Пальцы судорожно перебирали одеяло.

— Ты еще здесь, Франц? Ох, тяжело… Не вижу… подойди сюда…

Доктор склонился над умирающей и поцеловал ее. Слезы катились по ее лицу. Она хотела еще что-то сказать и приподнялась, чтобы обнять руками его шею. Но руки бессильно упали, и она медленно опустилась на подушки, поддерживаемая сильной рукой доктора.

Он постоял несколько минут прислушиваясь, бьется ли сердце. Потом закрыл глаза покойнице и, ловко расстегнув цепочку, снял с ее шеи медальон.

Несмотря на теплую летнюю ночь, Мяч зябко поеживался, долго простояв в тени каких-то ворот. Доктор Миллер заставил его протащиться пешком через весь город и пустынными улочками привел к низенькому дому столяра.

Мяч ясно видел, как сгорбленная фигура доктора исчезла за дверьми, и он в недоумении остановился, не зная, что ему делать.

Что значит этот странный визит? Старик-ученый, месяцами не выходивший из дому, вдруг появляется в полицей-президиуме и ночью идет к какому-то столяру! Знал ли Горн, что Миллер был у него в кабинете? И где вообще Горн?

Мяч недовольно заерзал на месте. Дернула же его нелегкая тащиться сюда! Он с сожалением вспомнил об ужине и мягкой постели и готов был уже повернуть обратно, как вдруг замер, прижавшись к забору.

Длинная тень упала на дорогу. Немного поколебавшись, Мяч сделал навстречу идущему несколько шагов и… столкнулся с Горном.

— Приятно прогуливаться в весеннюю ночь, — заметил тот обычным насмешливым тоном. — Влюбленные, поэты, сыщики одинаково любят природу.

— Я предпочел бы постель, — пробурчал Мяч. — Как это вам удалось заставить доктора прийти к вам, да еще ночью?

— Час самый подходящий для привидений, — рассмеялся Горн.

— Вы были там? — спросил Мяч, кивая головой по направлению домика, от которого они быстро удалялись.

— Да. Фрау Эльза умерла, — отрывисто бросил Горн, и Мяч не решился больше расспрашивать. Он был отправлен домой и уснул, едва добравшись до постели, а Горн долго еще сидел в кабинете, внимательно рассматривая медальон.

Глава 17.

ИЗУМРУД

Рут ожесточенно стучала на машинке, стараясь отогнать назойливые мысли. Как нарочно, работы было мало, а солнце озаряло редакционную комнату яркими бликами, выхватив из пыли старую чернильницу и даже смятым корректурным гранкам, придав какую-то нарядность.

Дерзко, по-весеннему, чирикали воробьи, деревья уже покрылись яркими зелеными листьями, и кое-где торговки продавали первую едва распустившуюся сирень.

Идя утром в редакцию, Рут поймала себя на мысли о том, как хорошо было бы сейчас очутиться за городом.

Неужели этот Горн на самом деле повезет ее куда-нибудь? И Рут, в который раз со времени их знакомства, вспомнила высокого бледного человека с усталым лицом и насмешливой улыбкой. Как он красив все-таки!.. Усталое Сердце. И как обаятелен, несмотря на резкую повелительную манеру поведения.

Конечно, у очаровательной фрейлин Корнер не было недостатка в поклонниках. Выросшая без матери, умершей когда Рут была еще ребенком, девушка, находясь под опекой старика-отца, ученого, погруженного в научные занятия, была рано предоставлена сама себе. Она привыкла к самостоятельности и собственной оценке людей. Среди всех, кого Рут знала, комиссар фон Горн явно выделялся незаурядностью, красотой и обаянием, кроме того, его образ был овеян волнующей романтикой.

И Рут тщетно пыталась обмануть самое себя, стараясь заглушить зарождающиеся в ней чувства интереса и симпатии к комиссару.

Большие стенные часы пробили три. Редакция совсем опустела, только Рут в нерешительности стояла около окна, раздумывая, что ей делать. Несколько писем, адресованных под условными литерами в ответ на объявление Горна о покупке ротационки, лежали у нее в портфеле. Она взяла их сегодня из конторы и должна была отнести в полицей-президиум. Горн к тому же просил ее прийти в солнечный день, а сегодня, как назло, на небе не было ни облачка.

О чем он будет говорить с ней? Она отлично понимала, что «сенсационное официальное интервью» было только предлогом для чего-то более важного. И что означал этот грустный взгляд Мяча, ее старого веселого друга, его странные намеки?

Рут невольно вздрогнула, догадываясь, что они могли означать.

Так что же делать? Идти к Горну и беспрекословно подчиниться всем его требованиям? Вся ее гордая натура возмущенно протестовала против этого. Ведь он даже не посмотрит на нее, а лениво, полузакрыв глаза, начнет цедить сквозь зубы: «встаньте, сядьте, вы любите пломбир»… или что-нибудь в этом роде. Нет, она просто положит все письма в большой конверт и передаст его Горну — не ему самому, а Мячу, или кому-нибудь из агентов. Но Рут не удалось выполнить свое намерение. Только она сошла с лестницы, как к подъезду редакции подъехал знакомый черный автомобиль.

Передняя дверца отворилась, и рука в кожаной перчатке сделала приглашающий жест.

Озадаченная Рут невольно подчинилась приглашению и, только очутившись рядом с высоким шофером, увидела, что они с Горном вдвоем в автомобиле. Мяча — неизменной тени главного комиссара — не оказалось рядом.

Горн сидел за рулем, не замечая смущения девушки.

Черный автомобиль мчался по улицам, изредка пугая прохожих низким гудком-сиреной.

— Я хотела передать вам письма, — начала Рут.

— Как видите, я предпочел заехать за ними сам, чем получить их от Мяча, — последовал холодный ответ.

Девушка смущенно покраснела: значит, он угадал, что она не хотела идти к нему.

— Я просмотрю их потом, — бросил он, не отрывая взгляда от бежавшей перед ним дороги. — Вы сказали дома, что поздно вернетесь?

— Нет, папа все равно не заметит моего отсутствия. Но я до сих пор не знаю, куда мы едем.

— В Бейрат.

— А зачем?

— Вот что, фрейлин Рут, — продолжал Горн, — Сегодня такой великолепный день, что грешно сидеть в пыльной конторе. Неужели вы против небольшой прогулки?

— Нет, ведь… вы так заняты?

— Именно поэтому. Во время великой войны, когда я был в Швейцарии… — и Горн остроумно и увлекательно рассказал ей один эпизод из своей богатой приключениями жизни.

Автомобиль, выехав из города, мчался по шоссе в Бейрат.

Свежий воздух полей, солнце, быстрая езда успокоили и рассеяли все сомнения Рут. Она с удивлением наблюдала за комиссаром. Горн оказался таким милым, интересным собеседником, что она прямо его не узнавала.

— Вы жили прошлым летом на вашей ферме, Рут? — спросил он, окончив свой рассказ. — Это, кажется, недалеко отсюда?

Рут указала ему направление, совершенно забыв рассердиться за то, что Горн назвал ее просто по имени.

Вскоре автомобиль остановился перед небольшим домиком, обвитым плющом. Старик-арендатор радостно выбежал навстречу молодой хозяйке.

В уютной столовой вскоре был сервирован чай с густыми сливками и душистым медом. Проголодавшаяся Рут потребовала еще ветчины и яиц, и они уселись за стол, перекидываясь веселыми шутками. Оба вели себя, как выпущенные на свободу школьники.

Только когда тонкие пальцы девушки нечаянно касались сильных, холеных рук Горна, ею овладевало странное смущение.

— А мы ждали вас вчера, барышня, — заявил Хирт, арендатор, когда они кончили завтракать и вышли в сад.

— Вы хотели приехать сюда? — быстро спросил Горн, и она уловила некоторую озабоченность в его голосе.

— Да. Папе понадобились определенные материалы, которые он оставил здесь прошлым летом. Железной дорогой сюда добираться около трех часов, и я думала приехать сюда после обеда и переночевать, а на следующее утро вернуться в Дюссельдорф.

— В следующий раз я очень прошу вас, Рут, сообщайте прежде всего мне, если вы захотите уехать куда-нибудь из города, — произнес Горн своим обычным повелительным тоном.

— Но… мне кажется…

— Это ваш жених, барышня? — шепотом спросил Хирт, когда она немного отстала от Горна.

— С чего вы взяли? — резко ответила она.

— Простите, барышня, только мне показалось…

Рут отвернулась, чтобы скрыть краску на лице, и быстро подошла к краю лесной дороги. Она задыхалась от гнева. Этот человек обращается с ней, как со своей собственностью! Даже старик Хирт, видевший их в первый раз вместе, и то обратил на это внимание. Значит, все его любезности только для отвода глаз!

Заслышав позади легкие шаги Горна, она остановилась. Не бежать же ей в самом деле? Смешно! Надо раз и навсегда объясниться и прекратить это безобразие…

Горн увлек ее на небольшую полянку, прилегающую к дому, но скрытую от него деревьями, и, бережно опустив девушку на траву, улегся рядом, закинув руки за голову, и с полунасмешливой-полугрустной улыбкой произнес:

— Боюсь, что вы меня ненавидите, Рут.

— Кто дал вам право называть меня по имени?

Рут твердо решила не сдавать позиций и удерживать Горна на расстоянии. Ей понадобилась вся ее выдержка и умение владеть собой. Горн мог кого угодно сбить с толку, такой уж это человек!

— А разве об этом спрашивают? Мне так нравится.

— Но мне…

— И вам это не должно быть неприятно.

— Но…

— Но если это даже и немного «Шокинг», то иногда можно погрешить против скучных правил приличий.

Какие у него мягкие, ласковые глаза и подкупающая улыбка! Рут собрала последний остаток мужества.

— Хорошо, оставим в покое то, что мы с вами мало знакомы… Но где обещанное сенсационное интервью? И кроме того, неужели вы затеяли всю эту загадочную прогулку только ради того, чтобы говорить мне дерзости?

— Или позволить вам говорить со мной совершенно недопустимым тоном, — закончил Горн. — Видите ли, Рут, как к вам идет, между прочим, это имя, — интервью я дам вам потом, когда мы вернемся в город, но, кроме того, я должен признаться, что есть еще один вопрос, который меня очень волнует. Но я не знаю, как к нему подойти… Да, я комиссар Горн, и так далее… не знаю, с чего начать. Есть некоторые вещи, которые не говорятся ни с того с сего. Если бы на вашем месте был кто-нибудь другой… Или вы сами дадите мне повод, или какой-нибудь случай, ниспосланный небом…

— Вы ведь еще не читали писем, господин комиссар, — упорствовала Рут, стараясь перевести разговор на деловую почву.

— Письма? Ах, да.

Горн вынул из кармана несколько конвертов и, разорвав их, пробежал глазами содержание писем. Однако то, с какой готовностью молодой человек переключился с разговора на дело, покоробило Рут, и она тотчас же рассердилась на себя за это. Какое ей в сущности дело до его отношения к ней.

— Чье имение здесь рядом с вашим? — спросил он, отрываясь от писем.

— Доктора Миллера.

— А у него тоже есть арендаторы?

— Да, я даже знаю одного из них, некий Шлеман, только сам он не живет здесь, а сдает в аренду кому-то. Старик. Я видела его несколько раз, когда он приезжал прошлым летом.

— Столяр?

— Да, кажется. Странный какой-то человек.

— Какие постройки у него на ферме?

— Постройки? — удивилась Рут. — Жилой дом, конюшня, флигель, птичник, хлев, амбар… Большое здание молотилки, но она, как правило, закрыта.

— Почему?

— Говорят, что он работал на ней всегда сам, с несколькими рабочими, но у нас ведь теперь повсюду есть электричество, поэтому неудивительно, что теперь там не работают.

— Так.

Горн, по-видимому, напряженно о чем-то думал. Рут, слегка утомленная прогулкой, переменила позу на более удобную и, полулежа на траве, наблюдала, как в соседней ложбинке мирно грелся на солнышке небольшой уж, блаженно потягиваясь и подставляя теплым лучам солнца новую кожу.

— В Индии есть некоторые змеи, которые по преданию приносят счастливый змеиный камень, — сказал Горн, проследовав за направлением ее взгляда. — Они носят его на голове, под кожей. Этот камень обладает чудодейственными свойствами и, в первую очередь, служит противоядием от укуса любой змеи. Обладателя такого камня змеи не трогают. Кроме того, он может исцелять других. Я лично не смог его заполучить. Англичане считают это басней, но я видел собственными глазами…

Девушка, зная, что последует интересный рассказ, повернулась к нему и попросила:

— Расскажите, Горн…

— Меня зовут Олаф, — лукавая улыбка озарила его лицо, а глаза с нескрываемым восхищением остановились на порозовевшем личике девушки.

— Я не привыкла, — начала было Рут, но, заметив укоризненное выражение его лица, окончила фразу совсем не так, как собиралась:

— Расскажите… Олаф.

Какое у него красивое имя! Так звали викингов и рыцарей. Но он не рыцарь… Однако, какое влияние имеет на нее этот удивительный человек с лицом викинга, громкой дворянской фамилией, с криминальной профессией и, как говорят, усталым сердцем.

— Мне удалось встретиться с одним раджой. Я оказал ему небольшую услугу, и он в награду объяснил и показал мне многое. В тюрбане у него был странный аграф[7] с единственным зеленовато-золотистым камнем. Днем он даже не был особенно красивым, но ночью светился, как настоящий змеиный глаз. При мне он исцелил одного укушенного коброй индуса, приложив на несколько минут к ранке этот камень. Опухоль моментально спала, и бедняга был через несколько часов совершенно здоров.

— Надо пойти поискать змеиную кожу, — воскликнула, смеясь, девушка, — может быть, и мне удастся найти камень!

— Для этого не надо далеко ходить, — возразил Горн, зоркие глаза которого давно заметили старую кожу ужа, валявшуюся между камней, где он сбросил ее, по-видимому, совсем недавно. Он сделал движение, собираясь встать, но Рут опередила его.

— Нет, нет, я должна посмотреть сама. — И, быстро вскочив, побежала к камню.

Действительно, там лежала кожа ужа. Рут, не боявшаяся змей, протянула руку и подняла кожу, но в это время заметила блестящий предмет, лежавший на песке. Она подняла его и воскликнула.

Горн в одно мгновение очутился на ногах и, подбежав, поддержал за плечи пошатнувшуюся девушку. Смертельно бледная Рут невольно прижалась к нему, как бы ища защиты.

На ее ладони блестело массивное золотое кольцо с большим изумрудом.

Горн усадил девушку на прежнее место, обнял одной рукой ее талию, а другой — взял кольцо и внимательно стал рассматривать его.

— Могу вас уверить, что это не змеиный камень, — холодно произнес он, отдавая кольцо дрожащей с головы до ног девушке.

— Нет, нет, я не возьму его, даже не хочу к нему больше прикасаться.

— В таком случае, я возвращу его владельцу, — спокойно сказал Горн, опуская кольцо в жилетный карман. — Хотя по праву вы могли бы оставить его себе.

— Я… я не хочу… Но… разве вы знаете, кому оно принадлежит?

— Я знаю человека, который до сих пор не расставался с ним. И вы тоже знаете его.

Горн снова стал холодным и резким и пристально посмотрел на Рут. Лицо ее застыло в напряжении, она опустила голову еще ниже.

— Я… я не могу. Это так ужасно. Зачем вы привели меня сюда?

— Рут, я очень долго ждал удобного случая, чтобы поговорить с вами… об этом человеке. Я не хотел начинать этот разговор без повода, неожиданно, боясь напугать вас и оскорбить. Но теперь вы должны сказать мне. Поверьте, что я не только сыщик, но и человек… человек, который вас… который очень хорошо относится к вам. Четыре агента днем и ночью следят за каждым вашим шагом не потому, что я подозреваю вас, а потому, что я боюсь за вашу жизнь, Рут. И вы знаете, что я говорю серьезно. Мне не следовало посвящать вас во все проблемы, но я хочу убедить вас в том, что вы должны и можете быть со мной абсолютно откровенны.

Рут подняла голову и заплаканными глазами взглянула на Горна. В его обычно холодных, насмешливых глазах светилась такая мягкость, голос звучал такой неподдельной лаской и участием, что она решилась, наконец, рассказать ему то, что тяжелым гнетом лежало на ее душе.

— Мне кажется, что это не может иметь большого значения, — робко начала она, — я видела это кольцо у Элиаса… Это один молодой человек, мой знакомый.

Горн невольно вздрогнул, услышав это имя, но тотчас скрыл свое волнение.

— Вы познакомились с ним позапрошлым летом, когда жили на ферме? Ваш отец знает его?

— Нет, — признались Рут. — Все это было очень странно, по-моему, его вообще никто не знает здесь. Кажется, он жил неподалеку, но всегда приезжал на автомобиле. Мы встречались в лесу.

— И он просил никому не говорить об этом?

— Да. Я пыталась его тогда расспрашивать, особенно потом… Когда… когда он сказал, что любит меня и… но он улыбался только в ответ, и мне становилось так жутко, что я не пыталась больше расспрашивать.

— Выше среднего роста, худой, резкое лицо, зеленые глаза, рыжий, — задумчиво произнес Горн, покручивая стебельки травы.

— Да, да — вы его знаете?

— Что он вам еще говорил, Рут, ответьте, пожалуйста, откровенно на мой вопрос. Как могли вы… я не скажу порядочная, потому что порядочность тут ни при чем, но серьезная, умная девушка связаться с таким… таким типом? Конечно, я понимаю, что о свиданиях редко докладывают родителям. Но… все же, раз вы сами сказали, что его никто не знал, а вы боялись… то…

— Это было ужасно. — Рут невольно схватила его руку, как бы прося о защите. — Как я мучилась. Это был просто яд, как опиум, кокаин, морфий. Знаешь, что он тебя губит, и все-таки не можешь расстаться. Есть люди, заставляющие повиноваться. Может быть, я безвольна. Он рассказывал такие страшные и странные истории… О вампирах, жертвах, змеях… Я видела в музее картину Катабринского «Delire» — бред. Так вот там такие, как у него, лица. Настоящий вампир или одержимый.

— Но чего же он хотел от вас?

— Он говорил, что его мучает что-то или кто-то, не дающий ему покоя… Обреченность какая-то. И наряду с этим… такой цинизм, такое презрение ко всему святому и светлому, что, кажется, уже одно прикосновение этого человека отравляет душу.

— Он богат?

— Кажется, да.

— Чем же он объяснял окружающую его таинственность?

— Ничем. Он говорил, что если я не буду повиноваться ему, то умру. И я настолько была под его влиянием, что свято верила этому.

— Ну… и… что же?

— Он велел мне ждать его. Или я стану его женой, или чьей-то жертвой. Знаете — кролики сами идут в пасть змее, беспрекословно.

— Но, ведь, это было позапрошлым летом. А весной 1929 года начались убийства… одно за другим. Разве у вас не возникло никаких подозрений?

— Боже! — задрожала Рут. — Неужели вы думаете, что он… имеет к этому отношение?

— Во всяком случае, он безусловно подозрительный субъект.

— Я много думала об этом. Последнее время он долго не приезжал, и, оставшись одна, я начала выздоравливать. Потом, когда мы встретились… Я не струсила, Горн, но когда я начала ему говорить все, что я о нем думаю, и просила оставить меня а покое… он… рассмеялся. Олаф, Боже мой! До сих пор слышу этот смех… я кинулась бежать, как сумасшедшая… Больше мы не встречались.

— Ни разу?

— Нет. Только однажды я нашла на окне своей спальни записку. Он писал, что еще придет за мной. И опять весь этот бред. Я сожгла ее.

У Горна невольно вырвался жест сожаления, — Рут заметила это.

— Я не хотела ничего, что могло бы напоминать мне о нем.

— И забыли настолько, что даже не сочли нужным сказать кому-нибудь о ваших подозрениях, — с упреком заметил Горн.

— Это было выше моих сил. Что-то мешало мне говорить об этом… Я даже не могу толком объяснить, что со мной происходило.

И Рут невольно содрогнулась, вспомнив об ужасных муках, которые она испытывала. Но теперь ей почему-то стало удивительно спокойно, и она готова была смеяться над своими прежними страхами… Или это присутствие Усталого Сердца наполняло ее таким спокойствием?

Глава 18.

ТАЙНА ШЛЕМАНА

Солнце уже садилось, окрашивая розовато-оранжевыми тонами небо, когда Рут и Горн вышли из леса. Увидев строения, Горн остановился.

— Идите вперед, Рут, кажется, я забыл на поляне блокнот.

Она молча кивнула в ответ и пошла на ферму. Нужно было еще найти рукописи отца и проститься со стариком-арендатором.

Горн подождал, когда скроется стройная фигура девушки, потом круто повернулся и зашагал обратно. Однако он и не думал искать оброненный блокнот, спокойно лежавший в его кармане. Горн бесшумно подошел к поляне и остановился в тени огромного бука. Казалось, что он поджидал кого-то. Вскоре на поляну вышел человек, шаривший палкой по траве. Он все время нагибался, очевидно, разыскивая что-то. Горн, неожиданно выйдя из укрытия, подошел к нему и любезно приветствовал его. Потом, подняв с травы только что подброшенный блокнот, вежливо приподнял шляпу и удалился.

Четверть часа спустя черный автомобиль свернул с шоссе на проселочную дорогу.

— Куда вы? — спросила Рут. — Это нам не по дороге.

— Почему бы не проехать этим путем? — ответил Горн. — Мы немного потеряем.

Рут не возражала. Она была погружена в свои мысли, и наблюдения за Горном и окружающее мало ее тревожило. Она только немного удивилась, когда автомобиль вскоре остановился у заброшенной молотилки соседней фермы. Арендатор Шлеман с побледневшим лицом и трясущимися руками открыл по требованию Горна тяжелую дверь с железным засовом.

Рут мельком взглянула в сарай и невольно приподняла брови, увидев знакомую картину: наборная машина, две бостонки, три, четыре кассы… Посередине этой оригинальной сельской типографии стояла устаревшая ротационная машина. Рядом валялись куски металла, старые формы, валики, ролики бумаги.

«Так вот в чем заключалась тайна молотилки?» — подумала Рут, нагибаясь, чтобы поднять один из валявшихся на полу сфальцованных[8] листов. Лист оказался коммунистической прокламацией. Не оставалось никаких сомнений в том, чем занимался Шлеман на молотилке.

Горн быстро просмотрел листочек, скомкал его в руке, насмешливо взглянул на столяра и, не проронив ни слова, вышел из сарая, взяв под руку Рут.

Резкий поворот руля — и зловещая черная машина вылетела на шоссе.

— Я все-таки не понимаю, в чем дело, — храбро начала Рут. — Причем здесь эта несчастная типография и арендатор?

— Арендатор — бывший и, надо думать, будущий каторжник. Ротационка играет маленькую роль в этой истории.

— Великолепно, но я не слышу обещанного интервью.

— Официально вы получите его в городе, в моем бюро, в присутствии достопочтенного Мяча и какой-нибудь восторженной барышни из машинисток, — ответил Горн.

Этот день был одним из самых счастливых в жизни Рут. Солнце, зелень, бешеная езда, успокаивающая и вместе с тем волнующая близость бледного человека с такими ласково-скорбными глазами… Усталое Сердце!

В бюро их нетерпеливо ждал верный Мяч, дожевывая остатки колоссального бутерброда. Он лукаво ухмыльнулся, поглядывая на парочку, хранившую самый серьезный вид.

Горн уселся за письменный стол в своей любимой позе — небрежно откинувшись назад и устало полузакрыв глаза.

— Я обещал дать интервью, фрейлин Рут, — начал он, не обращая на Мяча никакого внимания, — но, к сожалению, боюсь, что не смогу предоставить вам какие-нибудь интересные сведения. Следствие по делу убийцы оказалось гораздо труднее и запутаннее, чем я думал. Несмотря на все усилия, у следствия нет ничего определенного. Мне приходилось распутывать и более трудные дела — моя репутация подтверждает это. Но, должен признаться, что у меня до сих пор были более сильные сотрудники. Один в поле не воин. Я не хочу осуждать всех, но некоторые, — холодные глаза Горна с каким-то странным выражением остановились на Мяче, — но некоторые, повторяю, далеко не на высоте. То, что хорошо для поимки карманных воров, не годится и даже вредит в таком важном деле. Поэтому я решил принять дополнительные меры. Сегодня же я телеграфирую в Берлин с просьбой прислать мне в помощь Рейнгольда. Это исключительная личность — если верить рассказам о нем, потому что лично я его никогда не видел и с ним не знаком. Не думаю, чтобы кто-нибудь из присутствующих встречался с ним. Он в последнее время работал в Будапеште, и, несмотря на молодость, быстро выдвинулся.

— Это все? — спросила Рут, записывая в блокнот речь Горна. — Но… мне очень неприятно… боюсь, что эту беседу не совсем удобно…

— Я категорически настаиваю на том, чтобы она была помещена слово в слово, — твердо сказал Горн и, наклоняясь к девушке, тихо прибавил: — Вы не знаете, насколько это сейчас важно, Рут.

— Я несколько смягчу ваши слова, — также тихо ответила она, наклоняя голову.

Рут подкорректировала интервью и, подняв голову, посмотрела на окружающих. На лицах всех присутствующих было написано полное недоумение. Мяч даже сразу как-то осунулся.

— Интервью окончено, — улыбаясь, сказал Горн. — Я знаю, что оно придется не по вкусу очень многим, но я не могу в ущерб делу считаться с самолюбием или тщеславием других. Инспектор Шульце, — обратился он к злополучному Мячу, — вы получите месячный отпуск…

Рут поднялась.

— Разрешите мне сказать несколько слов, — прошептал упавшим голосом Мяч, когда девушка скрылась за дверь.

— Пожалуйста, — и движением руки Горн попросил всех оставить их вдвоем.

О чем они говорили, никто так и не узнал. Через четверть часа Мяч вышел из кабинета и на участливые расспросы коллег ничего не ответил, безнадежно махнув рукой.

— Кажется, я на самом деле стар для этой работы, — уныло произнес он.

— Как, неужели вы уходите?

— Да, я возьму отпуск, а дальше — видно будет.

Шеф полиции только покачал головой, выслушав Мяча.

— Я понимаю, что вы устали, Шульце, так же, как и все мы, но неужели вы не можете выбрать более удобное время. Теперь, когда дело приближается к развязке…

— Верховный комиссар находит, что моя работа только тормозит дело, — холодно ответил Мяч.

— Он, кажется, слишком зазнался, этот Горн, — возмущенно воскликнул шеф полиции. — Я поговорю с ним.

Но, несмотря на просьбы шефа и глухое возмущение всех чинов полицей-президиума, всеобщий любимец Мяч был по настоянию Горна отправлен в месячный отпуск, и, простившись со всеми, уехал в Швальцвальд, где, по его словам, у матери была небольшая усадьба.

Интервью с Горном, помещенное Рут в несколько смягченном виде в очередном номере газеты, произвело впечатление разорвавшейся бомбы. Весь город только и говорил об этом. Мяч пользовался всеобщей симпатией, и его предполагаемая отставка произвела тяжелое впечатление на граждан.

Стали распространяться самые нелепые и вздорные слухи. Некоторые говорили, что Горн уволил Мяча потому, что тот якобы был подкуплен дюссельдорфским убийцей. Другие с пеной у рта доказывали, что Горн сам причастен так или иначе к этому делу.

Недовольство против Горна росло. Исходило оно из полицей-президиума, распространяясь по всему городу. До сих пор Горна только боялись, теперь им стали открыто возмущаться.

Глава 19.

СОПЕРНИЦЫ И СОПЕРНИКИ

Кэтти Финк только принялась за утренний туалет, как горничная подала ей письмо.

Она с недоумением взглянула на незнакомый почерк и лениво разорвала конверт.

Кто мог ей написать из этого сумасшедшего города? Неужели там люди еще ходят в театры?

Кэтти Финк была небольшой, но довольно популярной артисткой малой сцены. Успех ее можно было приписать не столько таланту, сколько умению одеваться (вернее раздеваться) и выбирать поклонников. В последних у нее никогда не было недостатка.

Письмо, отпечатанное на нескольких страницах, очень заинтересовало ее. Впрочем, может быть, больше всего ее заинтересовал чек на крупный берлинский банк. Чек этот выпал из конверта, и, взглянув на сумму, Кэтти даже присвистнула от удивления. Не каждый мужчина мог одарить ее такой суммой и тем более авансом. Она внимательно перечитала письмо еще раз и позвонила.

— Уложите чемоданы. Я еду на три-четыре дня в Дюссельдорф, — приказала Кэтти горничной. — Возьмите билеты.

Вышколенная горничная, привыкшая к эксцентричности своей госпожи, быстро принялась за дело, а Кэтти позвонила директору театра.

— Алло! Да, это я. Уезжаю на три дня. Что? Штраф? Пожалуйста. Все равно премьера только через неделю, и не велика беда, если я пропущу репетиции. Куда еду? Это секрет. Выступать? Нет, успокойтесь, просто навестить больную знакомую. Ну, не сердись, цыпочка!

И сделав жест, будто она хотела похлопать директора по блестящей лысине, Кэтти бросила трубку.

Рут долго раздумывала, идти ли ей к Горну или нет. Его поступок относительно ее приятеля Мяча искренне возмутил девушку. Как Горн мог быть таким жестоким? Даже, если Мяч и в самом деле не мог работать как следует, он ведь двадцать шесть лет провел на службе и по-своему любил дело. Можно было вызвать хоть десять новых помощников и, вместе с тем, пощадить самолюбие старого работника.

Вначале Рут решила отправиться к Горну и без обиняков поговорить с ним, ведь Мяч был ее старым другом. Поездка за город настолько сблизила ее с Горном, что она могла говорить с ним совершенно откровенно. Но потом она начала колебаться, сомневаться… Какое она имела право вмешиваться в распоряжение верховного комиссара?

— Барышня, вас желает видеть какая-то дама, — доложила вошедшая горничная.

— Дама?

— Да, она говорит, что хочет видеть вас по важному делу.

— Проведите ее сюда.

Кэтти Финк вошла в уютную светлую гостиную и оглянулась. Навстречу ей поднялась сидевшая у окна стройная красивая девушка с энергичным лицом.

Так вот она какая, эта Рут! Кэтти невольно позавидовала ее свежести, но, вспомнив о цели своего визита, поспешила придать лицу грустное, измученное выражение.

— Вы… Рут Корнер? Такой именно я и представляла вас. Меня зовут Кэтти…

Рут неохотно пожала протянутую руку. Гостья не внушала ей симпатии, несмотря на строгий темный костюм и красивое слегка подгримированное лицо.

— Что вам угодно?

— У меня к вам очень… очень щекотливое дело, фрейлин Рут. Ради Бога, не поймите меня превратно, я дошла до последней степени отчаяния, и только вы одна можете мне помочь…

Голос ее звучал с такой подкупающей искренностью, что Рут постаралась побороть первое чувство неприязни.

— Если это в моих силах… может быть, вы… нуждаетесь?

— Ах, нет, нет. Неужели вы подумали, что я пришла просить денег. Нет, я… ах, Боже мой, как это тяжело… Поймите… Я Кэтти фон Горн…

— Вы — сестра? — Побелевшие губы Рут с трудом шевельнулись.

Незнакомка горько усмехнулась.

— Вы, конечно, не знали, что он женат? Да, Олаф скрытен. Немногие знают о его личной жизни. Мы так любили друг друга… Его родители были против нашей женитьбы. Он — аристократ, я — мелкая мещанка. У меня не было денег, чтобы сгладить мезальянс. Я бежала из дому, мы поженились. Потом родились дети. Мальчик — вылитый отец.

Она протянула потрясенной девушке фотографию, изображающую ее и Горна вместе с двумя детьми.

Рут взглянула на посетительницу. С нее было достаточно.

— А потом все пошло иначе, — упавшим голосом продолжала Кэтти. — Он стал увлекаться другими… не спорю… я сама виновата, ревнуя его. Но разве можно спокойно смотреть, когда любимый человек уходит? В конце концов, он просто бросил меня. Одна, с двумя детьми на руках, я с трудом зарабатывала на жизнь. Изредка он присылал мне, как подачку, несколько сотен марок. Но я слишком горда, чтобы просить, и, несмотря ни на что, я все же… люблю его и верю, что он вернется.

На днях Олаф прислал мне письмо, в котором потребовал развода и обещал в качестве компенсации крупную сумму. Он, между прочим, упомянул и ваше имя. Но я думаю, что вы плохо знаете его. Ведь недаром же его прозвали Усталым Сердцем. Он беспощаден и не знает жалости. Сердце ли, душа ли, жизнь ли разобьется, — он улыбнется и пройдет мимо. Единственная его страсть — убийства. Мне кажется, что если бы он не был сыщиком, то сам стал бы преступником. Но все-таки я люблю его. Вы так молоды и красивы… Я не решаюсь просить вас… Я знаю — любовь эгоистична. Но… повлияйте на Олафа, чтобы он обеспечил хотя бы моих детей… наших детей… Я лично ничего не приму и, конечно, дам ему развод.

— Я не вижу причины для этого, фрау фон Горн, — холодно произнесла Рут, — и нахожу, что господину Горну следовало бы вначале спросить о моем согласии, если он решил жениться на мне, насколько я вас поняла. Я встречалась с ним несколько раз по делу, и о каких-либо романтических отношениях между нами не было и речи. Во всяком случае, уверяю вас, что я не собираюсь выходить за него замуж, а тем более разрушать семью. Меня удивляет его самоуверенность и только.

Внимательный наблюдатель заметил бы, несмотря на слова Рут, мертвенную бледность ее лица и чужой, усталый голос.

— Как мне благодарить вас! — воскликнула Кэтти, стремительно поднимаясь. — Вы так ободрили меня, что я не нахожу слов. Да поможет вам Бог, фрейлин Рут, и пошлет настоящее счастье.

Рут устало наклонила голову, еле удерживаясь от рыданий, подступивших к горлу. К счастью, гостья сама догадалась, что ей лучше уйти, и еще раз, рассыпавшись в благодарности, простилась с девушкой.

После ее ухода Рут долго сидела, не шевелясь и глядя прямо перед собой невидящими глазами.

Так вот в чем состоит эта семейная трагедия, о которой ей намекал Мяч, когда она еще не была знакома с Горном. Все объяснялось очень просто: женат хотя и на красивой, но очень вульгарной женщине.

Впрочем, какое ей до этого дело? Рут попробовала даже рассмеяться, но смех прозвучал истерически.

— Барышня, отец просит вас в кабинет.

— Папа?

Рут медленно поднялась и, сойдя по лестнице вниз, пошла в отцовский кабинет.

К ее удивлению, отец был не один. Напротив него в мягком кресле сидел доктор Миллер в своем старомодном сюртуке. При появлении Рут он поднялся.

— Ты нездорова, моя девочка? — озабоченно спросил археолог, заметив внезапную перемену в лице дочери. Она была настолько разительна, что даже он, при всей своей рассеянности, не мог не обратить на это внимание.

— Нет, я совершенно здорова, папа.

— Видишь ли, — начал старик, приглашая доктора сесть и жестом указывая дочери на кожаный диван, — доктор…

Он замялся, смущенно потирая руки.

— Видишь ли… я, конечно, предоставляю решение этого вопроса тебе… потому что не в моих правилах вмешиваться в личную жизнь других… Ты самостоятельна… Одним словом, доктор пришел ко мне просить твоей руки, Рут… — закончил он с усилием.

Если бы это событие случилось днем раньше, Рут, вероятно, просто расхохоталась бы. Но сегодня она могла только удивленно поднять брови.

— Вас, конечно, удивит мое предложение, фрейлин Рут, — начал доктор, снова вставая. — Мы с вами очень мало знакомы. Но в мои лета, согласитесь, странно было бы ухаживать… как это обычно принято. Я видел вас несколько раз, знаю хорошо вашего отца и имею о вас весьма лестные отзывы. Этого мне достаточно. Откровенно скажу, что я не питаю к вам безумной страсти, я уже стар для этого, — улыбнулся он. — Но вы мне очень нравитесь. В молодости я не мог жениться и собираюсь это сделать теперь. Все старые холостяки кончают тем, что жаждут семейного уюта. Вы молоды, красивы и скрасите отпущенные мне судьбой годы. Я достаточно богат и смогу предоставить вам все, о чем может мечтать женщина. Конечно, я не собираюсь держать вас взаперти. Напротив, вы будете пользоваться такой свободой, какую пожелаете. Вы разумная девушка. Советую вам подумать, прежде чем дать ответ.

— Я согласна.

Рут протянула доктору безжизненные пальцы.

— Рут! — почтенный археолог с изумлением смотрел на дочь. Неужели же она не понимает, что делает?

— Я тоже не могу обещать вам пылкой любви, но постараюсь оправдать ваше уважение и симпатию, доктор, — медленно произнесла она.

Доктор наклонился к ее руке, почтительно поцеловал ее и надел на безымянный палец старинный перстень с бриллиантом.

— Я просил бы только держать пока нашу помолвку в тайне, — сказал он, — это вызовет лишние толки и пересуды. Я должен уехать недели на две по делам, а когда вернусь, мы можем скромно обвенчаться и уехать за границу. В Италию, например, или в любое место, куда вы пожелаете.

Рут молча кивнула головой, будучи не в силах оторвать взгляда от огромного бриллианта, красовавшегося на ее руке.

Доктор перехватил ее взгляд и улыбнулся.

— Красиво? — спросил он. — Собственно, я не люблю бриллиантов и предназначал для вас другое кольцо, но, к сожалению, потерял его. С изумрудом.

— С изумрудом? — невольно переспросила Рут, вздрогнув.

— Да, мой любимый цвет зеленый. Если вы увидите у кого-нибудь кольцо с большим изумрудом, Рут, скажите мне, я куплю его за любые деньги.

Рут показалось, что доктор выжидательно смотрит на нее. Ведь она нашла вчера кольцо с изумрудом. Но это, конечно, не то кольцо, что потерял доктор. Сказать разве: «Обратитесь, пожалуй, к Горну»?

Но что-то удержало ее, и она промолчала.

Доктор поцеловал ей на прощание руку и ушел, церемонно раскланявшись с отцом.

— Ты себе представляешь, девочка, на что ты идешь? — спросил ее старик-археолог. — Мы не богаты, конечно, и тебе приходится даже работать, но ведь в поклонниках у тебя нет недостатка, а он старше меня.

— Я решила, папа. Он не плохой человек.

— Доктор производит очень странное впечатление, — заметил отец.

Рут думала то же самое, но промолчала и об этом, и о том, что он чем-то неуловимым напоминал ей совсем другого человека, который тоже любит зеленый цвет.

Глава 20.

ЧТО МОЖНО УЗНАТЬ ИЗ РАЗГОВОРА ПЬЯНЫХ

Агент Зоммер, живший у старухи Румпель, стараясь быть незаметным, насколько это позволял ему высокий рост, неотступно следил за Шлеманом и его приятелем Якобом.

Столяр, похоронив жену, стал еще мрачнее, еще чаще сидел в пивной. Под пьяную руку приятеля часто вели откровенные разговоры, забыв, что с тех пор, как в Дюссельдорфе начались убийства, и стены имеют уши…

Однажды вечером приятели по обыкновению сидели в одном из небольших пригородных ресторанчиков. Перед ними на столе высились опорожненные бутылки, лежали недоеденные закуски…

Якоб, блаженно улыбаясь, курил трубочку, а столяр мрачно сидел напротив, подперев голову руками…

— Все тоскуешь по старухе, — полусочувственно, полунасмешливо протянул Якоб, — а жива была — бил смертным боем…

— Молчи… лучше не трогай… Один я остался. Хоть и плохо мы жили со старухой, а все не один был.

Он икнул и налил себе еще пива в кружку, но дрожащие руки промахнулись, и половина желтого пенистого напитка сбежала на грязную скатерть.

— Эх, — сказал он, — и руки-то плохо слушаться стали… Прямо не знаю, что и делать… Хотя бы Элиас приехал… Может быть, за последние годы остепенился парень… Все бы было кому дело передать… Может, хоть смерть матери его немного образумит…

Якоб насмешливо улыбнулся и вполголоса заметил:

— Вряд ли твой Элиас когда-нибудь приедет…

— Почему?

Шлеман, не любивший приемного сына, в пьяном виде почему-то решил за него заступиться.

— А потому… — замялся Якоб, — что, может быть… может быть, его и на свете больше нет.

— Как так нет на свете? Что это ты болтаешь… Ты же сам говорил, что видел его недавно…

— Видеть-то видел, да что из этого… — неожиданно промямлил Якоб, негодуя на себя за то, что поддержал этот разговор… У него были достаточно веские и убедительные сведения, говорящие о том, что Элиаса нет в живых… Но этими сведениями он, отнюдь, не желал делиться со Шлеманом.

Он постарался замять неприятный разговор, перейдя на другую тему.

Шлеман вскоре впал в забытье, облокотившись на стол. Он последнее время нередко дремал в пивной или ресторане после порядочных возлияний.

Якоб не стал будить его, зная бесполезность подобных попыток. Разбуженный столяр в этих случаях начинал буянить, и с ним трудно было справиться. А теперь, в столь тревожное время, нельзя было обращать на себя внимание.

Здесь, в загородном ресторанчике, впрочем, они были Б полной безопасности. Кругом не было ни души.

За буфетом уныло торчал хозяин, равнодушным оком поглядывая на поздних гостей. Он хорошо знал обоих и не боялся, что счет не будет оплачен. Скомпрометировать его почтенное заведение они тоже ничем не могли. Оно и так славилось как место встречи самых неблагонадежных элементов, но хозяин умел вести дело так, что всегда выходил сухим из воды во всех неприятных для него историях.

Зоммер, сидевший в углу, внимательно вслушивался в разговор приятелей.

На этот раз его бы не узнал и сам Горн. По крайней мере, у хозяина ресторана не было никаких сомнений относительно того, что представляет собой оборванный субъект с сине-багровым носом, только что сунувший ему не большое колечко с мелким аметистом и хриплым голосом заказавший водки и пива.

Что кольцо краденое — в этом хозяин не сомневался. Такие случаи часто бывали в его практике. Имея верный сбыт, он не гнушался и более дорогими крадеными вещами и ценностями. Конечно, он скупал все это за бесценок, пользуясь непреодолимой потребностью пьяниц в живительной влаге.

Хозяина заинтересовал разговор Якоба со Шлеманом. Переваливаясь толстым брюхом, он вышел из-за стойки и подсел к Якобу.

— А что, Якоб, правда ли, что Элиас опять появлялся? — спросил он, косясь на пьяного Шлемана.

Якоб выразительно подмигнул в сторону сидевшего в дальнем углу Зоммера.

Хозяин махнул рукой.

— Свой парень… ничего. Я всех вас знаю, не беспокойся. У меня комар носа не подточит…

Успокоенный, Якоб налил пива, отхлебнул глоток и сказал:

— Старик по жене тоскует. Спохватился да поздненько. Да и она, бедняжка, умирая, говорят, жалела, что сына перед смертью не увидит, а сын-то ее давно каюк…

Он сделал выразительный жест, показавший, что Элиаса уже нет в живых.

— Как так? — заинтересовался хозяин, придвигаясь поближе. — Я слышал, что он разбогател. Кто-то его с полгода тому назад видел в соседнем местечке.

— Вот то-то и оно, что видел-то его я, и потому и знаю, что ему крышка… Сыграл в ящик…

Зоммер весь обратился во внимание. Согласно наказу Горна, он везде и всюду собирал все, что касалось Элиаса, но пока ему удалось узнать очень мало. Элиас очень давно скрылся из Дюссельдорфа, и никто хорошенько не знал, где он и чем занимается.

— Знаешь Петера Кюртена? — спросил Якоб.

— Кюртена? Как же… Тип известный… Кажется, сидел когда-то… не то за убийство, не то за изнасилование… Этот, что ли?

— Этот самый. Подозрительная фигура. Я даже грешным делом думаю, что насчет девочек этих… понимаешь, не он ли… Недаром его недавно арестовали, да выкрутился, тертый калач, такого не сразу поймаешь… А главное, умеет он как-то с девчонками обращаться… Больше сорока лет, а бабник… Все время с какими-то девчонками крутится…

— Ну и что же этот Кюртен? — нетерпеливо перебил его разглагольствования заинтересовавшийся хозяин.

— А то, что этот самый Кюртен и прикончил Элиаса.

— Ну?

Круглое лицо хозяина выражало необычайное удивление.

— А вот тебе и ну… Я сам видел. И так ловко дело было состряпано… Был я как-то в Графенбургском лесу по одному дельцу… знаешь…

Хозяин понимающе улыбнулся. Он очень хорошо знал, что Якоб, торговавший наркотиками и всем чем угодно, не будет без дела болтаться в Графенбургском лесу.

— Знаю, знаю, говори дальше…

— И вот, — продолжал Якоб, — покончили мы там с делом, получил я денежки за «кокс» и собираюсь идти обратно… Вдруг вижу: двое сидят… Меня они не видели… Один Петер Кюртен, а другой… молодой такой, хорошо одетый, пальцы в кольцах… Сразу я не признал его. Только потом сообразил, что это Элиас. Рыжий такой, а лицом на доктора похож. О чем они там говорили — не знаю, но только вдруг я слышу, что у них крупный спор разгорелся. Притаился я в кустах и наблюдаю… Смотрю, Кюртен изловчился, схватил какую-то штуку — не то камень, не то кирпич, да как ахнет Элиаса в висок. Тот даже и крикнуть не успел…

— Ну и что же дальше?

— А дальше обшарил он покойника и потянул его куда-то… Тут я испугался, как бы самому не влипнуть, и тихонечко оттуда дал тягу… Не ровен час, если приплетут к такой поганой истории, так после не отделаешься…

— Да, — протянул хозяин. — А ведь потом Элиаса хватиться могли…

— Хватиться? А кто же его хватится, когда никто и не знал, что он приезжал, кроме Кюртена. Так я больше Элиаса и не видел. А у Кюртена после того денежки появились…

Зоммер не пропустил ни одного слова из рассказа Якоба.

Как только выдалась удобная минута, он вышел из ресторана и немедленно отправился к Горну с докладом.

— Войдите.

Горн полуобернулся в сторону вошедшего.

— А, Зоммер. Ну, что нового?

Зоммер изложил все слышанное им в ресторане.

Комиссар выслушал его с большим интересом. Показания Зоммера были чрезвычайно важны. Но, к удивлению Горна, самая существенная часть этих показаний опрокидывала все его логические построения, все то, что с таким упорным трудом сооружал он на основании своих наблюдений, выводов и предложений.

Элиас убит! У него не было причин сомневаться в правдивости рассказа Якоба… Он отлично знал, что Элиас действительно приезжал, но рассказ о его убийстве был для него ошеломляющей новостью.

Зоммер, хорошо знавший Графенбургский лес, высказал предложение, что Кюртен, убив и ограбив Элиаса, мог бросить его тело в пруд, который находился, по-видимому, недалеко от места встречи убитого с убийцей.

Это предположение оказалось Горну вполне логичным и здравым, и он немедленно отдал распоряжение обыскать этот пруд. Почем знать, может быть, именно там они найдут ключик к таинственной загадке.

«Хорошо, — думал Горн, — Элиас убит. Но как же тогда доктор Миллер?..» Предположение, взлелеянное им, проверенное на многих фактах, рухнуло…

Впервые за свою практику Горн нервничал и злился на самого себя…

Кто такой Кюртен?

Он поручил Зоммеру немедленно собрать все сведения об этом новом персонаже дюссельдорфской многократной трагедии.

В следственном материале о Петере Кюртене имелись кое-какие сведения. Он был уже однажды арестован по подозрению в убийствах и после двухнедельного предварительного заключения освобожден.

Через два дня после описанных событий Горн имел самые точные сведения о Петере Кюртене, собранные неутомимым сержантом Зоммером.

Сведения эти не были благоприятными для Кюртена…

Прошлое его было достаточно неблагополучно и изобиловало уголовными историями.

Оказалось, что Петер Кюртен был семнадцать раз под судом и имел только один приговор — каторжная тюрьма.

По некоторым сведениям, среди преступлений был ряд злодеяний садистского характера. Трудно было сразу разобраться в массе самых противоречивых слухов, которые кропотливо собрал Зоммер, рыская по городу.

Но несомненным являлось только то, что Кюртен уже с шестнадцатилетнего возраста часто бывал на скамье подсудимых.

Во-вторых, выяснилось, что с молодых лет в нем проявлялась какая-то странная смесь внешней корректности и необузданной несдержанности. При этом он проявлял необыкновенную настойчивость по отношению к женщинам, которых он добивался, и дикую мстительность в тех случаях когда его настойчивость не имела успеха.

Когда-то в молодости он не добился взаимности у девятнадцатилетней девушки, с которой учился вместе в народной школе.

Потерпев неудачу, он стал жестоко мстить отвергнувшей его девушке, швырял ей в окно топор, бросал камни и однажды даже стрелял в отца девушки, к счастью, неудачно.

Кюртен часто заводил дружбу с домашней прислугой, обещая девушкам жениться, выманивая у них сбережения. Его влияние на женщин было очень велико.

Жена Кюртена когда-то была приговорена к пяти годам заключения в исправительном доме за то, что она в состоянии аффекта застрелила человека, обещавшего жениться на ней, а затем бросившего ее.

Заключение подорвало ее морально и физически. За Кюртена она вышла замуж лет семь тому назад, не зная, что он уже несколько раз привлекался к суду.

Госпожа Кюртен узнала о судебном прошлом своего мужа только после того, как против него было возбуждено следствие по обвинению в преступлении против нравственности.

Она возбудила дело о разводе, но Кюртену удалось уговорить ее взять жалобу обратно. Когда его выпустили из тюрьмы, он остался без работы и стал «шлепером» в сомнительной гостинице.

Кюртен жил вместе со своей женой в нищенской комнате под крышей на Меттманской улице, 71. Поселился он там около года тому назад. Для того, чтобы попасть в комнату, нужно было из коридора пройти через чердачное помещение, в котором был устроен водопровод с раковиной-корытом.

Женщины, жившие в одном доме с Кюртеном, встречаясь с ним случайно на лестнице, часто говорили о том, что он производит на них жуткое впечатление.

Они объясняли это тем, что он обладает странным, колючим взглядом и какой-то притворной вежливостью. Между тем в обращении с другими Кюртен производил впечатление человека застенчивого и немного нервного, но вовсе не неприятного. Петер был среднего роста, очень крепкого телосложения, моложав, светлый шатен, с резкими чертами лица.

Отец Кюртена еще жив и живет в богадельне. Он был пьяницей и имел плохую репутацию.

В семье было семеро детей, живы еще два брата и сестра. Оба брата — чернорабочие, живут в относительном достатке. Кроме Петера ни у кого из родственников не наблюдалось каких-либо отклонений в поведении. По мнению одного из братьев, Кюртён женился на своей теперешней жене, владевшей маленькой конфетной лавкой в Дюссельдорфе, только для того, чтобы обеспечить себе сносное существование. Жена была в полном его подчинении.

В одном письме она жаловалась на то, что ей в браке очень тяжело живется, но говорила, что она твердо намерена остаться со своим мужем для того, чтобы помешать ему снова вступить на дурной путь. Братья и сестра избегали Петера, но с его женой встречались довольно часто.

Петера Кюртена считали самым умным из братьев. Он обладал разнообразными познаниями и прекрасно знал уголовное право.

Близкие к Кюртену люди отзывались о нем как о плохом товарище. Время от времени им овладевали навязчивые идеи, и он всегда был склонен к эксцессам. Из-за мелочей он мог прийти в бешенство, угрожая ножом.

Часто видели у него крупные суммы денег, дамские золотые-вещицы, часы… Однажды, когда зашла речь о дюссельдорфском убийце и кто-то сказал, что его нужно было бы обезглавить. Кюртён разразился жутким смехом и воскликнул:

— Что обезглавить! Хуже, чем обезглавить. Разорвать на мелкие куски его нужно.

Кюртён, по словам его товарищей, был большим «бабником». Особенно сильно на него действовали молодые девушки-подростки. Он всегда умел сводить знакомство с девушками, которые ему нравились, и все они быстро попадали под его влияние. Кюртён терпеть не мог, чтоб его фотографировали. Только однажды одному из его друзей удалось снять его во время загородной прогулки.

В 1907 году он был приговорен к восьми годам исправительного дома за тридцать четыре кражи, а в 1913 году за пятнадцать краж и случаев обмана к шести годам исправительного дома.

Все эти сведения заставили Горна серьезно призадуматься. Не было никаких сомнений в том, что Кюртен каким-то образом связан с таинственными убийствами. Но прямых улик все же не было.

Впрочем, Горн был убежден, что главную роль в преступлениях играет кто-то другой, а Кюртен, быть может, только пассивный исполнитель чьей-то могучей злой воли.

Во всяком случае, все это было пока еще очень сомнительно и шатко, и на этом колеблющемся фундаменте нельзя было построить ничего устойчивого, как нельзя строить дом на песке.

В глубине души Горн очень сомневался в том, что Элиас убит. Ему казалось, что Якоб введен в заблуждение.

Это сомнение вскоре превратилось почти в уверенность, когда в пруде, тщательно, по всем направлениям исследованном неутомимым и энергичным Зоммером, не оказалось никаких следов трупа.

Однако на этом поиски трупа не прекращались. Мало ли какими способами можно уничтожить останки человека?

Якоб был арестован, и Горн лично допрашивал его с глазу на глаз, не допуская ничьего вмешательства, которое могло только испортить дело.

Тот долго отнекивался, но, припертый к стене Горном, в конце концов подтвердил все, о чем рассказал Зоммер.

Выяснилось также, что Якоб, вскоре после предполагаемого убийства Элиаса, снова был в Графенбергском лесу и там нашел следы недавнего костра с обуглившимися костями.

Горн с Зоммером лично обследовали Графенбургский лес и действительно нашли в указанном месте следы костра, но костей там не оказалось.

Оставалось предполагать, что либо Якоб выдумал версию о костях, либо неведомый преступник скрыл следы преступления, либо Элиас жив.

Самым простым, конечно, было бы арестовать Кюртена и путем перекрестных допросов заставить его сознаться а убийстве. Но Горна мало интересовало одно только убийство Элиаса. Ему нужно было установить, кто является виновником смерти многочисленных жертв.

Он усилил наблюдение на Кюртеном, попутно не выпуская из поля зрения других лиц.

Вскоре агент, наблюдавший за домом доктора Миллера, доложил ему об очень странном событии.

Оказалось, что простой рабочий Петер Кюртен был у доктора Миллера.

Что могло связывать старого миллионера-ученого с рабочим, имевшим криминальное, темное прошлое?

Казалось, не было никаких причин для подобных отношений и связей.

Это сообщение еще больше укрепило подозрения Горна, касавшиеся роли доктора Миллера в загадочной истории.

Выяснилось, что Кюртен неоднократно посещал доктора и что эти визиты происходили на другой или третий день после убийства.

Все это было странно и наводило на серьезные размышления.

Зоммер узнал у соседей Кюртена, что тот страдал головными болями и галлюцинациями. Однажды он проговорился, что ходит к доктору Миллеру советоваться с ним по поводу своих болезней.

Непонятно было только, почему доктор Миллер, уже лет тридцать или сорок не занимавшийся практикой, принимал у себя такого странного пациента.

Жена Кюртена однажды рассказала соседям, что ее мужу мерещатся какие-то приведения, и нередко он вскакивает во сне и выкрикивает диким голосом страшные слова.

Человеку заурядному трудно было бы разобраться во всем сумбуре этих сведений.

Горн выслушал доклад бравого Зоммера и улыбнулся.

— Хорошо, Зоммер, вы очень толковый парень. Я позабочусь о вашем повышении. Может быть, даже возьму вас потом с собой в Берлин.

Зоммер просиял от неожиданной похвалы. Всем было известно, что верховный комиссар редко хвалил кого-нибудь.

Непонятна была для сержанта и внезапная перемена настроения Горна. Он совершенно неожиданно повеселел, хотя, по мнению Зоммера, сообщенные им сведения нисколько не объясняли таинственных убийств, а еще больше запутывали дело.

Глава 21.

ДВА НОЧНЫХ ВИЗИТА

Расцветающая сирень напоила воздух пряным, густым ароматом. Молодой месяц скупо освещал старинные, окаймленные деревьями, улицы. Редкие запоздалые прохожие казались персонажами какой-то романтической сказки. Конечно, вблизи это ощущение исчезало.

Председатель общества страхования от несчастных случаев и его бухгалтер задержались у подъезда шикарного отеля.

— Пора. Говорю тебе, что пора. У нас и так достаточно денег. Если Горн явится еще раз, то будет поздно.

— Ты думаешь, это он написал письмо?

— А кто же?

— А это не мистификация?

— Когда тебя упрячут лет на двадцать, тогда ты научишься отличать мистификацию от предупреждения.

— Почему же он сразу нас не прихлопнул?

— Горн бьет наверняка.

Директор вынул из кармана листок бумаги со следующими строчками: «Пора кончать дело. Уходите, пока не поздно».

— Ну, ладно, подумаем.

Он пожал плечами и простился с товарищем.

Черная высокая тень метнулась через площадь и как будто вросла в стенку старинного особняка.

Месяц, словно нарочно, закрыл тучу, и тень, незамеченной, беспрепятственно скользнула дальше. Только очень внимательный глаз мог заметить ее среди сплетений деревьев.

Одно из окон оказалось неплотно закрытым — или руки проявили большую ловкость?

Тень двигалась свободно и уверенно, как будто ее обладатель не раз бывал в этом доме.

Из библиотеки — направо дверь, налево коридор и…

Доктор Миллер спал очень чутко. От едва слышного шума он проснулся, приоткрыл глаза и слегка повернул голову.

Тихо. Но нет… в комнате все же кто-то есть.

Он неслышно просунул руку под подушку и, нащупав рукоятку кинжала, медленно приподнялся.

Его глаза быстро различили в полумраке тень, стоявшую неподвижно около комода, служившего доктору и туалетом.

Все остальное произошло в несколько секунд. Доктор с поразительной для его возраста быстротой выскочил из постели и замахнулся.

Выплывший месяц скользнул серебром по кинжалу и осветил слегка сгорбленную тень: в рамке черного капюшона мертвенным казалось белое, как мел, лицо с горящими глазами и ярко окрашенным пурпуровым ртом; рыжие волосы беспорядочными прядями спадали на лоб.

Доктор отшатнулся и, глухо застонав, уронил кинжал.

Тень бледного человека не больше секунды наслаждалась произведенным эффектом. Прежде чем доктор успел опомниться, послышался стук распахнутого окна, и тень метнулась в сад.

Тихо. Доктор, стуча зубами, улегся в постель и зажег ночник. Привычными руками взял шприц, лежавший рядом на стуле, и, завернув рукав, сделал укол…

Опять… галлюцинации…

Доктор Миллер был убежден, что видел тень, а не живого человека.

Черная тень, тщательно закрывая лицо, мелькала по сонным улицам города, пряча под романтическим плащом трофей таинственного визита.

Это был трофей, способный удивить кого угодно, или даже насмешить непосвященного.

Таинственный предмет этот бил ничем иным, как самой обыкновенной гребенкой.

Еще была глубокая ночь, когда та же самая темная фигура подошла к большому пятиэтажному дому на Меттманской улице, под номером 71.

Проворные, умелые руки быстро справились с тяжелым засовом ворот… и человек, не возбуждая интереса дремавшего где-то на порядочном расстоянии сторожа неслышно скользнул в глубину колодца-двора.

Так же неслышно он нащупал в темноте черный ход и быстро начал подниматься на последний этаж — мансардное помещение с маленькими окошечками.

Здесь, в душных крохотных чердачных коморках, ютилась беднота…

Осветив коридор электрическим фонарем, неизвестный человек быстро сориентировался и, найдя нужную дверь, попытался открыть ее отмычкой…

Но отмычка не понадобилась, так как дверь не была заперта на ключ.

Войдя в маленькую узкую переднюю, черный человек вынул из кармана носовой платок и небольшую баночку с какой-то жидкостью. Открыв пробку, он смочил платок этой жидкостью и, едва слышно ступая, двинулся дальше…

При бледном свете месяца, тускло озарявшего убогую комнату, острые глаза различили две кровати, пару сломанных стульев и колченогий стол.

На одной кровати лежала женщина с бледным, испитым, преждевременно состарившимся лицом, изнуренным голодом и тяжелой работой.

Человек быстро подошел к ней и накинул на ее лицо платок, смоченный жидкостью…

Женщина глухо застонала, зашевелилась, но через несколько минут снова затихла…

Удушливый сладковатый запах распространился по комнате… Вдруг мужчина, лежавший на другой кровати, проснулся и вскочил на ноги…

Он протер глаза и с удивлением осмотрелся кругом. Взгляд его упал на одинокую фигуру, стоявшую посреди комнаты…

Месяц озарил черты лица таинственного посетителя.

— Я пришел, Петер, — сказал человек глухим, монотонным голосом.

Глаза Кюртена с ужасом устремились на него…

— Ты, ты, Элиас? — глухо простонал он. — Ты опять меня мучаешь, проклятый… Но ведь ты тень? Я же тебя убил? Для чего ты снова являешься мне? Зачем ты мучаешь меня? Ты снова хочешь крови? К-ро-в-и… много крови… Тебе еще недостаточно всего того, что я сделал… Да отвечай же, недостаточно? Или мне нужно снова убить тебя? Убить убитого??? Второй раз…

Он глядел на пришельца дикими, безумными, вылезающими из орбит глазами…

— Двадцать жертв… — хрипло шептал он, — и тебе все еще мало… Когда же ты перестанешь мучить меня… Я ведь знаю, что ты только тень… тень… или ты встал из могилы, чтобы сосать мою кровь… вампир проклятый…

Голос его пресекся… Он закачался и безмолвно рухнул на пол.

На следующее утро черный автомобиль Горна остановился перед особняком доктора Миллера.

Слуга, открывший дверь после звонка комиссара, сообщил, что доктор ранним утром уехал в неизвестном направлении и вернется только через две недели.

Горн, против ожидания, принял это известие совершенно спокойно и в ответ только усмехнулся.

«Игра начинается, — сказал он самому себе. — Дичь направляется в ловушку… Посмотрим, что будет дальше».

Глава 22.

СЛУЧАЙ В ТУННЕЛЕ

Сцепление разных загадочных обстоятельств иногда приводит к раскрытию самых запутанных дел.

К числу таких загадочных происшествий принадлежал и случай в туннеле, оставшийся незамеченным широкой публикой. Немногие же посвященные в него имели веские причины не настаивать на его разглашении.

Из берлинского полицей-президиума вышла группа людей. Агенты провожали в командировку своего товарища. Насколько можно было судить из обрывков фраз, инспектор Рейхгольд направлялся в Дюссельдорф, где должен был принять участие в расследовании преступлений.

Сам инспектор казался очень необщительным человеком: подняв воротник пальто, нахлобучив на глаза шляпу и засунув руки в карманы, он ограничивался только односложными замечаниями.

Зато спутники его наперебой давали ему советы.

— Имейте в виду, что там на вас страшно злы! Лучшему инспектору Шульце пришлось из-за вас оставить службу.

— Вы никогда не видели Горна? Не человек, а дьявол, постарайтесь сразу зарекомендовать себя с лучшей стороны.

Пожалуй, они говорили слишком громко: по крайней мере, пассажиры вагона скорого поезда Берлин-Дюссельдорф с большим любопытством прислушивались к разговору и рассматривали человека, к которому относились все эти напутствия.

Но инспектор мало обращал внимания на провожающих, молча пожал им руки и поспешно прошел в купе, избегая лишних взглядов.

Когда через несколько станций в купе на свободное место уселся какой-то молодой человек, инспектор даже не поднял глаз от книги, которую читал, сидя у окна.

Живописные ландшафты, проносившиеся в окне, и все окружающее не слишком интересовали его.

— Разрешите представиться: инспектор Рейхгольд.

Горн лениво протянул руку.

— Очень приятно. Вы знакомы хоть немного с делом?

— Я знаю все… Попутно могу вам доложить, что успел выяснить сегодня.

— А именно?

— Директор страхового общества Мюних — известный преступник, аферист, не брезгающий самыми темными делами…

— Быстро, — улыбнулся Горн, — вы, оказывается, явились уже с некоторыми достижениями.

Из-под полуопущенных век он спокойно разглядывал нового помощника.

Рейхгольд был молодым человеком с густой шапкой каштановых волос, небольшими усиками и резкими чертами энергичного лица. Он сразу попал в тон верховному комиссару. В нем чувствовались уверенность и сила, не нуждающиеся в ложной скромности.

Местные чины полиции, видя, как Горн передоверяет большую часть расследования помощнику, сделали заключение: Горн потерял интерес к делу.

Да, несмотря на его славу и эксцентричность, симпатий горожан он постепенно лишался. Он ни с кем не делился своими наблюдениями и возникало впечатление, что Горн просто ничего не делает.

Уход Мяча много способствовал этому охлаждению и даже открытому недовольству.

— Откровенно говоря, господин инспектор, — заметил как-то Горн в разговоре со своим подчиненным, — я просто устал, и мне надоела эта канитель. Вы более молодой и уверенный, энергично возьметесь за дело, но… через месяц скажете то же самое. Самые талантливые сыщики иногда не могут довести дело до конца, и оно так и остается нераскрытым. Дюссельдорфский убийца никогда не будет пойман. Конечно, я говорю с вами совершенно конфиденциально, но это мое глубокое убеждение.

— А я уверен в противном.

— Молодость, — печально улыбнулся Горн.

— У меня есть очень основательные подозрения относительно одного лица, и я попросил бы у вас приказа об его аресте.

— Хорошо. Даю вам cart blanche[9]. Имя вы можете проставить сами, если это вам понадобится.

Как удивился бы Мяч, если бы он мог очутиться здесь в эту минуту!

Горн, его кумир, идеал, выдержанный, хладнокровный, насмешливо-рассудительный Горн потерял, казалось, всякую осторожность и слепо доверялся первому встречному.

Новый инспектор не произвел на публику ожидаемого впечатления. Вообще он старался держаться в тени.

Томас Мун, англичанин из Скотленд-Ярда, со свойственной ему резкостью высказал однажды свое мнение.

— Как вы находите своего помощника, Горн?

— Прекрасный молодой человек.

— Возможно, но он мне не нравится.

— Очень жаль. — Горн насмешливо улыбнулся, закуривая новую сигаретку.

В последнее время он курил почти беспрерывно, хотя, по-видимому, перестал работать.

— Он производит на меня отвратительное впечатление. Терпеть не могу таких зеленых глаз!

— Зеленых?

— Да, и я должен признаться, что невольно слежу за ним. Некоторые признаки указывают… Если бы не ваше ручательство, то я поступил бы иначе.

— Хорошо что я пока пользуюсь некоторым авторитетом.

Горн от души забавлялся этим разговором.

Мун сердито встал.

— Остается только пожалеть, что здесь нет инспектора Шульце, — проворчал он, уходя.

Но все жалевшие Мяча и сочувствующие его несправедливому устранению от дел, и не подозревали, где он находится в эту минуту. Инспектор лежал в госпитале забинтованный с головы до ног и здоровой рукой строчил длинное письмо.

«Я приблизительно знал, где это должно было случиться: между станциями „X“ и „У“, — как вам известно, находится длинный, страшно узкий туннель. Достаточно, кажется, протянуть руку из окна вагона, чтобы коснуться стены. Я занял удобное положение и ждал. Могло быть три варианта нападения. Первый — он меня оглушит — выстрел все-таки мог быть слышен, второй — ударить кинжалом и третье — одурманить.

Он очень благоразумно выбрал первое. Как вы знаете, начальник, я иногда люблю почитать книгу, между страницами которой есть очень остроумное зеркало. Тонкая штучка!

Благодаря вашему подарку, я отлично видел, что происходило за моей спиной, и успел уклониться как раз настолько, насколько это было нужно. Это случилось почти перед самым туннелем. Он молниеносно выпотрошил мои карманы, открыл дверь купе и безжалостно столкнул меня вниз. Если бы поезд шел быстрее и внизу не оказалось случайно большой кучи щебня — вы бы не услышали обо мне никогда. Хотя я предусмотрительно и сел в последний вагон, но этот лязг, треск и эти ужасные колеса, мелькающие перед вами, и осыпающийся щебень! Бр-р… Я помню только красные фонари последнего вагона и больше ничего.

Очнулся я оттого, наверное, что снова загудели рельсы; все было липко и мокро, я порядочно ободрался, падая. Второй поезд входил в туннель. Я редко вижу плохие сны, но тогда мне это все показалось кошмаром из страшного сна. До выхода из туннеля было шагов сорок. Я побежал, падая и цепляясь за что-то. Ощущение — что за вами по пятам гонится громыхающее чудовище, и вы больше не в состоянии бороться…

Если бы в ту минуту я мог что-то соображать, я проклял бы всю эту историю.

А затем — солнце, поле, трава! Чудовище выскочило из дыры и с грохотом пронеслось мимо, а я… валялся на траве на откосе и хохотал, как безумный, до истерики.

В общем, дело сделано, и думаю, что он уверен, что я уничтожен, размолот колесами.

Остальное предоставляю вам. Думаю, что через неделю удеру из госпиталя и буду к вашим услугам. Кости целы и все в порядке. Желаю успеха».

Мяч скрыл от Горна, что на нем живого места не осталось. С головы была содрана кожа, руки и ноги рассечены до кости, на спине и груди — рваные раны.

Но Горн понял недосказанное. Суровая складка легла между его бровей, когда он тщательно прятал письмо.

— Начинается, — вполголоса пробормотал он.

Рут вздрогнула. Черный автомобиль остановился у подъезда.

— Вы одна? Почему вас так долго не было в редакции, Рут?

Девушка молчала. Что она могла ему сказать после всего, что случилось?

— У меня к вам большая просьба.

— А не приказание? — насмешливо перебила Рут.

— Да, если угодно, я приказываю вам немедленно усесться в мой автомобиль. Через полчаса я вас доставлю в санаторий как нервнобольную. Три надежных сиделки и преданный доктор не будут спускать с вас глаз. Только так я могу быть уверенным в вашей безопасности. Завтра вам необходимо быть вне города.

— К сожалению, господин комиссар, должна вас огорчить, я не буду этого делать.

— Почему?

— Потому что нахожу ваши заботы обо мне достаточно странными, не говоря уже о другом.

— Ваш отец очень почтенный человек, но он не в состоянии защитить вас.

— В таком случае, это сделает другой.

— А именно?

— Мой жених.

Горн снисходительно улыбнулся.

— Доктор Миллер?

— Откуда вы знаете? — изумилась Рут.

— Простая логика. И это все?

— Нет, вы… вы ужасный человек, Горн! Вы обращаетесь со мной, как с вещью… Из-за вашего каприза вы готовы погубить любящую вас жену, детей… Это… это подло… слышите вы это? Вы требуете у жены развода: даже не спрашиваете моего согласия, бросаете семью.

— Так, так… Значит, вы не согласны стать моей женой и предпочли доктора Миллера?

— Да, он честный человек.

— Поздравляю. Мне непонятно только, почему моя жена решила, что это именно вы? Вы славная, красивая девушка, Рут… но, к сожалению, я никогда не собирался вам делать предложение. В день вашей свадьбы вы позволите мне сделать вам подарок, в память нашей дружбы? Кольцо с изумрудом… Помните?

И Горн, вытащив из кармана перстень с зеленым камнем, повертел его перед глазами ошеломленной девушки.

— Кланяйтесь вашему будущему супругу.

Он церемонно простился и вышел из комнаты.

Вскоре черный автомобиль, громко загудев, отъехал о дома.

Глава 23.

ПОДНОЖКА СМЕРТИ

Ночью Рут была разбужена стуком в окно. Ее спальня была расположена во втором этаже дома и выходила на балкон, Девушка похолодела. Знакомое мертвенно-бледное лицо с алыми губами и рыжими прядями волос прижалось к стеклу.

— Оденься и выходи.

Она собрала все силы, чтобы защищаться. Идти к нему — на верную смерть? Рут схватила массивный серебряный подсвечник, стоявший на туалетном столике, и бросилась к двери, ведущий вниз. Элиас распахнул окно, но не трогался с места.

— Ты предала меня, Рут, — горько произнес он. — Но я спокоен. Возмездие справедливо — изумруд отравлен.

Девушка опустила руки, и подсвечник рухнул на пол.

— Кольцо у Горна, — неумолимо продолжал вампир, — я бросил его нарочно, может быть, если аква-торфана еще не успела подействовать, тебе удастся спасти его…

Дрожащими руками Рут набросила поверх пижамы пальто и обулась. Элиас внушал ей такой безотчетный ужас, что девушке и в голову не пришло сомневаться в правдивости его слов. Во что бы то ни стало предупредить Горна, взять у него кольцо! Только в эту минуту Рут стало ясно, насколько ей дорог этот бледный насмешливый человек.

Рут сломя голову бежала по улице, совершенно забыв об Элиасе. Только бы добраться до полицейского управления, а там ей скажут, где Горн. Но через несколько минут ей пришлось остановиться. Безумно билось сердце, подкашивались ноги и от внезапной слабости кружилась голова.

Из темноты вынырнул автомобиль и, замедлив ход, остановился. Рут подумала, что это одно из немногих такси, стоявших в центре города. Девушка бросилась к нему и, бросив на ходу шоферу: «полицей-президиум, скорее» — откинулась в изнеможении на подушки.

Почти в это же самое время на балконе ее комнаты появилась новая фигура. Высокий человек внимательно осмотрел распахнутое окно и, убедившись, что в комнате никого нет, осветил ее карманным фонариком. Яркий луч света скользнул по пустой кровати, полуоткрытой двери и валявшемуся на полу подсвечнику. Этого было вполне достаточно. Человек соскользнул вниз.

— Когда же мы приедем? — гневно спросила Рут.

Несколько минут казались ей вечностью. Она отлично видела, что шофер включил только третью скорость, до бюро было минуты три езды.

Сидевший за рулем человек обернулся к ней — и Рут, увидев перед собой лицо Элиаса, слабо вскрикнула и лишилась сознания. Автомобиль выехал из города и помчался по шоссе. Минут через пятнадцать на проселочную дорогу вылетел черный автомобиль. Великолепная гоночная машина неслась полным ходом. На половине дороги автомобиль свернул на шоссе, наперерез первому, и остановился в кустах около дороги. Сидевший в нем человек выскочил и притаился между неубранными кучами щебня и камней. Расчет оказался верным: через несколько минут показался автомобиль с потушенными фарами. Когда он поравнялся с грудами камней, стоявший человек сжался, как пружина и, бросившись вперед, очутился на подножке. Это произошло так быстро, что шофер, занятый лавированием в темноте между камнями, ничего не заметил. Человек на подножке спокойно открыл дверцу, как будто всю жизнь только и занимался головокружительными трюками, и очутился внутри бешено мчавшегося автомобиля.

О девушке, которой удалось вырваться из рук дюссельдорфского убийцы в Графенбергском лесу и потом направить полицию по его следу, писалось и говорилось достаточно. Все казалось очень просто: вырвалась, запомнила квартиру рабочего — Петера Кюртена, донесла в полицию. Читатели газет знают об этом достаточно. Но на самом деле все обстояло несколько иначе.

Утром Горн сделал подробный доклад шефу полиции о некоем Петере Кюртене. История с девушкой оказалась только простой случайностью, ускорившей на несколько часов ход событий. Однако недоверие к Горну рассеялось только после того, как Кюртен сознался во всех убийствах. Допрос длился несколько часов и произвел потрясающее впечатление. Один только Горн не вмешивался больше ни во что и только изредка появлялся в комнате со скучающей миной. Казалось, дело совершенно перестало его интересовать.

— На сегодня достаточно, — произнес шеф, откидываясь на спинку кресла. — Уведите арестованного.

— Разрешите еще только один вопрос, — заметил Горн, за все время допроса не произнесший ни слова.

— Пожалуйста. — Шеф изумленно взглянул на Горна. Что за странный человек! Окружил дело такой таинственностью, привлек внимание всего города, нашел убийцу, а теперь у него такой вид, как будто этот изверг Кюртен зарезал парочку гусей!

— Мотив всех ваших преступлений за последние два года? — небрежно спросил Горн, постукивая папиросой по серебряной крышке портсигара.

— Этого никто никогда не узнает!

— В этом я не сомневался. Между прочим, вы любите зеленый цвет? Взгляните, какой прекрасный образчик! — И Горн, вынув из жилетного кармана изумрудный перстень, повертел его перед глазами изумленного Кюртена. Его любезный тон так не вязался с обстановкой и помертвевшим лицом арестованного, что на лицах всех инспекторов отразилось полное недоумение.

— Я ничего не скажу, — еле двигая губами, выговорил Кюртен.

— Я и не требую этого, — возразил Горн.

— Здесь что-то не так, — произнес Томас Мун на ухо шефу.

— Да, мы поговорим с Горном, — заметил тот. — Господин комиссар…

— Я попрошу всех пройти в мой кабинет, — перебил Горн, — и вас, мистер Мун, также. Через полчаса я буду к вашим услугам, а пока мне нужно покончить с этим делом. Инспектор Рейхгольд, прошу следовать за мной!

Это звучало как приказание, и тот, нервно передернув плечами, направился вслед за высокой фигурой комиссара по коридору.

— Убийца отведен в камеру номер четыре, — заметил по пути Рейхгольд.

— Разве? А я приготовил для него седьмой номер.

Горн остановился около двери с номером семь и пропустил инспектора вперед, заперев за собой двери.

На скамейке рядышком сидели… Рут и Мяч. Профессионалы и критики, читая литературные произведения Горна, всегда поражались его глубокому знанию человеческой, и в частности преступной психологии. Он любил прибегать к неожиданным эффектам, но умел также пользоваться ими. Инспектор Рейхгольд остановился ошеломленный, никак не ожидая увидеть эту парочку, — короткой секунды его замешательства было достаточно. Раздался сухой треск — на руках инспектора защелкнулись наручники. В ту же минуту Мяч направил на него револьвер.

— Вы узнаете этого человека, Рут? — спросил Горн и, подойдя к Рейхгольду, провел рукой по его лицу. Черный, искусно приклеенный парик упал на пол, и ярко рыжие пряди волос обрамили лоб. Артистический грим исчез, и Рут в ужасе отшатнулась, узнав своего мучителя.

— Дюссельдорфский убийца находится в камере номер семь, — отчеканил Горн.

Мертвенно бледное лицо вампира с дико сверкавшими глазами было так ужасно, что даже видавший виды Мяч содрогнулся.

— Инспектор Шульце, будьте добры проводить фрейлин Рут в мой кабинет и подождать меня там, — произнес Горн, — Через пятнадцать минут я приду.

Он открыл дверь и пропустил дрожавшую всем телом Рут. Мяч задержался на пороге.

— Господин комиссар, — умоляюще прошептал он.

— Вы хотите, вероятно, спросить меня, какие цветы я предпочитаю на своей могиле? — перебил его Горн. — Всецело полагаюсь на ваш вкус.

С этими словами он захлопнул дверь камеры.

— Он неисправим и неуправляем, — с ужасом прошептал Мяч, медленно отходя от двери, за которой остались два соперника.

Элиас быстро овладел собой, и выражение ужаса на его лице сменилось дерзким вызовом. Горн подошел к нему и снял наручники.

— Вы единственный достойный противник, которого я когда-либо встречал, — любезно произнес он, садясь и небрежно поигрывая револьвером. — Я давно уже мечтал поговорить с вами так, с глазу на глаз.

— Однако это не первый наш разговор.

— Но последний. Предупреждаю: ключ от двери у меня в кармане, решетка на окне поддается только пиле, и, если мне не понравятся ваши жесты, знайте, я не делаю промахов.

— Да, я вижу, вы позаботились о своей безопасности, — насмешливо возразил Элиас.

— Не спорю, я дал вам тысячу возможностей отправить меня на тот свет. Сто очков вперед: а если я бью карту, то бью наверняка — согласитесь, что я играю честно.

— Что же вы, собственно, хотите сделать?

— Убить вас.

— Ха-ха-ха! И вы думаете, что это пройдет для вас безнаказанно? Ведь убийца пойман? Он сознался… слышите, сам сознался! И он больше ничего не скажет!

— Нет. Если бы ему дать взглянуть на вас — то он сошел бы с ума — или, вернее, лишился бы последних остатков разума, — а это не входит в мои планы. Публике нужен герой-убийца.

— И я отомстил ему — и всем, всем! Даже вы, верховный комиссар, знаменитый Горн, Ангел Смерти — ха-ха! Вы приняли меня на службу! Вы ничего не могли узнать — вы и сейчас ничего не знаете!

— Немного, конечно, но знаю. К сожалению, вам больше не пригодится знание того, что иногда люди в купе читают книги, на страницах которых имеется зеркало, что не все оглушенные лишаются чувств, что иногда можно выбраться и из туннеля, и что… привидения-двойники…

Элиас побледнел.

— Так, значит, вы все знаете…

— Я знаю вашу жизнь, шаг за шагом, до последней мелочи. Почему вы не убили Рут — тогда, в первый раз?

— Я любил ее, может быть… только ее…

Казалось, что при этом воспоминании Элиасом овладела слабость, но он быстро пришел в себя и выпрямился. В глазах блеснул странный огонек.

— Все-таки я сильнее вас — сильнее всех! Я убил отца, одурачил всех, добился денег и отомстил этому кретину, заставив его — ха-ха! — совершать за меня убийства! Целый город сошел с ума — а мне жали руки и почтительно кланялись! Вся Европа кричала обо мне — а я неуловим, и вы поймали убийцу — не меня! Я каждого мог убить — и улыбаться — я! я! Вампир! О, какое наслаждение слушать эти трусливые разговоры, видеть эти одураченные лица, узнавать, что какой-нибудь идиот сознается в том, чего он никогда не делал, как этот Штраусберг! Я заварил такую кашу, сплел такую путаницу, что только ваше дьявольское счастье помогло вам, Горн! Но я не отдам вам Рут, я приду за ней!

— Я боролся с вами — живым и мертвым, — заметил Горн, — Вы овладели душой Кюртена и, отдаю вам должное, гениально продумали весь план, это необыкновенное, самое интересное дело в моей жизни.

— Больше вы ничего не хотите мне сказать?

— Вы уже второй раз задаете мне этот вопрос. Предлагаю на выбор: кольцо или браунинг.

Элиас медленно оглянулся. Сырые стены камеры как будто отодвинулись куда-то вглубь, образуя страшную пустоту… Бледный человек не сводил с него пристального взгляда. Сквозь решетку окна виднелся клочок напоенного солнцем голубого майского неба… И Элиасу вдруг неудержимо захотелось крикнуть, что все это неправда, и биться головой о стенку…

Вначале Рут, потом мать, отравленная им из боязни, что она сможет его выдать, старик-отец, Кюртен и замученные тени жертв…

— Вы приготовили себе там хорошенькую встречу, — донесся откуда-то жесткий голос Горна. — Но отсюда, по крайней мере, должны уйти с честью.

Элиас увидел близко от своего лица сверкающий изумруд на раскрытой ладони Горна. Зеленый камень притягивал, завораживал, змеиными, жуткими огоньками выжигал мозг. Как загипнотизированный, Элиас медленно взял кольцо и приблизил его к губам. Камень повернулся, и бледные губы вампира подхватили выпавшую из тайного углубления пилюлю.

Судорожно сжалось горло, адская боль длилась лишь мгновение, не успев отразиться на лице. Безжизненное тело мягко упало на скамейку.

— Аминь, — произнес Горн, пряча в руках револьвер.

Глава 24.

ПУТАНАЯ СЕТЬ

Шеф полиции тщетно пытался добиться от забинтованного по всем направлениям Мяча каких-либо объяснений. Даже Томас Мун, обычно молчаливый наблюдатель, казался заинтересованным. Слишком просто и как-то неинтересно кончалось такое дело.

Рут, еле сдерживая рыдания, не отрываясь, смотрела на дверь, откуда должен был появиться Горн.

— То, что я скажу сейчас, — раздался, наконец, его голос, и верховный комиссар, плотно закрыв дверь, опустился в свое кресло, — должно остаться между нами.

Дюссельдорфский убийца — Петер Кюртен — пойман и сознался. Преступлений по количеству окажется больше, чем мы ожидали, мотивы же останутся невыясненными.

Несколько видных экспертов займутся его психикой, и с пеной у рта каждый станет доказывать что-то согласно своей теории. Процесс привлечет всеобщее внимание, в газетах будут публиковаться подробные статьи, последняя несостоявшаяся жертва получит награду и ангажемент в фильм, все дюссельдорфские чины полиции — повышение, город даст торжественный банкет — словом, если забыть о несчастных трупах — все будет в порядке. И никто, кроме нас — пяти человек, сидящих в этой комнате, не узнает, как все это было на самом деле.

Я приехал сюда с определенной теорией, что убийца должен быть человеком исключительного ума и ловкости, преступник по натуре, одержимый, кроме того, навязчивой идеей.

Я редко ошибаюсь, с первого же взгляда доктор Миллер показался мне очень подозрительным. Скажу даже, что вдвойне подозрительным, и все из-за мелочи, пустяка — цвета глаз. Я знал, что в молодости у него были голубые глаза, а не зеленые, как сейчас. Я навел справки и узнал о его друге, профессоре Нате, живущем в Румынии, а также о бывшей любовнице, у которой от него родился сын. Попутно с этим выяснилось, что директор страхового общества Мюних — известный аферист. Между прочим, он арестован сегодня утром по моему приказанию, как раз в тот момент, когда собирался бежать, захватив с собой содержимое сейфов. Я оставил его в покое на некоторое время, поручив двум опытным агентам следить за ним.

Во время моего визита я незаметно сфотографировал его и сличил с присланной из Берлина карточкой. Снимки оказались тождественными. Расчет его был очень прост: сыграть на панике дюссельдорфских жителей и, сорвав значительную сумму, удрать. Однако не в нем дело.

Под видом врача я навестил внезапно заболевшую Эльзу Шлемам, бывшую любовницу Миллера. Мне нужно было получить у нее сведения о докторе и его сыне. Ее болезнь показалась мне весьма необычной.

Я довольно сведущ в токсикологии, и сразу установил, что женщина отравлена. Оказалось, что Эльза послала Якоба — прожженного плута — за малиной в аптеку и, выпив ее, больше уже не вставала с постели. Случайно в пакетике сохранилась одна ягода, я взял ее с собой, произвел анализ, и последние сомнения отпали: это была аква-тофана. Это зелье мало известно в Европе, отличается особыми характерными признаками и не имеет противоядия. Единственное, чем я мог помочь несчастной, — это послал ей большую дозу морфия, чтобы облегчить страдания и ускорить конец.

Кому-то, очевидно, надо было устранить ее как опасную свидетельницу, способную что-то рассказать или просто кого-то узнать. Логически рассуждая, я понял, что это могло понадобиться ее сыну или доктору.

Я подослал Зоммера, инспектора Зоммера, уже прекрасно себя зарекомендовавшего, в пивную, где муж Эльзы рассказал своим друзьям следующее: неизвестный господин встретил на улице тетку Румпель, укрывательницу краденого и заступницу всех подонков, и, узнав из разговора, что жена столяра лежит больная, просил передать ей пакетик и сто марок.

Конечно, исходя из психологии человека, все было рассчитано заранее — и тетка Румпель поступила именно так, как от нее ждали: она поймала Якоба и продала ему пакетик безобидной, по ее мнению, малины, прикарманив сто марок.

Лица незнакомца она, естественно, разглядеть не могла.

Следующим моим шагом был ночной визит к фрау Эльзе. Я загримировался под доктора Миллера и пришел к умирающей. Столяр Шлеман был в это время в пивной.

Бедная женщина, приняв меня за своего бывшего возлюбленного, подробно описала наружность и характер сына, между прочим, она упомянула об одной очень важной детали, которая помогла мне свести воедино все мои предположения о догадке, — глаза Элиаса были странного и очень редко встречающегося оттенка — зеленые, в то время как у его отца, доктора Миллера — голубые. Волосы у Элиаса были рыжими.

Фрау Эльза, обессиленная ядом и морфием, тихо умерла на моих глазах, и тогда я совершил святотатство — да простит мне Бог! Снял с ее груди медальон, с которым она не расставалась.

Рассмотрев потом в кабинете свою добычу, я был потрясен: одна фотография изображала доктора Миллера примерно лет двадцати, а другая — молодого человека, похожего на него, как две капли воды, — только с неприятным выражением лица.

Отец и сын были двойниками…

Но почему так смутился доктор, когда я вскользь заметил, будучи у него, об изменении с возрастом цвета глаз? И почему под ногтями последней жертвы, которую мне пришлось осматривать, были не седые и не рыжие, а темные волосы?

У столяра Шлемана была тайная типография для печатания нелегальных прокламаций на ферме, которую он арендовал. Ферма, принадлежащая вместе с имением доктору Миллеру: около Бейрата. Одно из писем убийцы написано на клочке бумаги, прошедшей через ротационную машину.

Для того, чтобы разобраться во всех этих обстоятельствах, а также выяснить причастность столяра к делу, я поместил в газете объявление, что некое лицо желает купить подержанную ротационку, хотя бы и старой системы, и получил несколько предложений — в том числе и от столяра.

Нагрянув на ферму, я нашел в старой молотилке ротационную машину и без труда установил тождественность бумаги, найденной на ферме, и той, на которой было написано одно из писем убийцы. Еще одна нить вела к доктору Миллеру.

Его сын Элиас удрал из дому мальчишкой, и больше о нем никто ничего не слышал. Фрау Эльза говорила, что она будто бы видела его год назад, еще до начала убийств, но она не может утверждать это наверняка.

Вначале у меня была такая версия: сын нашел своего отца, и один из них почему-то скрывается, загораживая собой другого. Но это предположение не выдержало критики, и я стал докапываться до истины.

Слуга доктора — тупой кретин. От него я смог добиться только того, что доктор пьет кофе по утрам не в спальне, а в кабинете — иными словами, слуга всегда видит его одетым. При этом поразительна крепость старика, несмотря на внешний хилый вид.

Когда я познакомился с вами, Рут, и узнал, что ваш отец археолог, я сразу же составил план действий — и, дав вам перепечатывать глупейшую статью, отправился к вашему отцу.

Ученые, также как литераторы и артисты, обычно знают друг друга. Добродушный археолог дал мне адрес доктора Ната, друга доктора Миллера, живущего в Румынии, и я послал ему самое дипломатичное письмо, какое я писал когда-либо, следуя своему правилу: зная психологию человека, знаешь все. Исходя из этого, я часто прибегаю к эффектам, и огорошиваю собеседника неожиданностями. Таким образом я обычно добивался положительных результатов.

Достопочтенный профессор откликнулся на мое послание и ответил обстоятельным письмом.

Доктор Франц Миллер жил в заброшенной хижине, в глухой части Карпат, совершенно один и беспрепятственно предавался своим исследованиям оккультного характера, главным образом, токсикологии и демонологии.

Как известно, Карпаты и прилегающие к ним страны являются рассадником «вампиризма». Вампиры, упыри, вурдалаки и тому подобные сказочные существа — считаются, у местных жителей, во всяком случае, чуть ли не обыденным явлением.

Вера жителей в то, что некоторые люди, особенно умершие насильственной смертью, становятся вампирами и мучают потом своих убийц, требуя жертв и крови, разделяется всем населением.

С точки зрения чистого оккультизма, все это вполне понятно и объяснимо, но если человек начинает подходить к этим явлениям с обывательской точки зрения, то это кажется более запутанным и сложным.

Все это я говорю вам для того, чтобы вы представили себе обстановку, в которой вдруг появился молодой человек, как две капли похожий на доктора: разница была только в возрасте, цвете волос и глаз. Немногие обратили на это внимание — мало ли что бывает?

Молодой человек поселился вместе с доктором, они жили в полном уединении, и больше года их никто не видел. Потом Миллер появился в городе, а затем спешно уехал на родину, не повидавшись со своими старыми друзьями.

Молодой человек, по его словам, уехал неизвестно куда.

Профессору Нату, видевшему его мельком, доктор показался несколько странным, но он не придал этому значения, объяснив причуды старика переменой положения: Миллер получил огромное наследство и из бедняка-ученого сделался миллионером.

Откуда, правда, он мог узнать о наследстве в своей глуши — оставалось неизвестным.

У меня на этот счет были свои соображения, и, как оказалось, я не ошибся.

Фрейлин Рут, сама того не подозревая, познакомилась с Элиасом прошлым летом, когда жила около Бейрата. Ее рассказ подтвердил мои догадки, кроме того, я узнал, что Элиас всегда носил кольцо с изумрудом. Замечу, что изумруд является знаком высшего могущества и власти крови. Очень часто его носят безумные…

Рассчитав, что Элиас постарается снова встретиться с Рут, я поехал с ней на ферму ее отца, и там, на полянке, мы случайно нашли кольцо с изумрудом. Собственно говоря, оно и послужило поводом к ее откровенности — Элиас внушил ей такой ужас, что она боялась даже заговорить о нем.

Вернувшись на поляну, якобы за блокнотом, я столкнулся там с доктором Миллером, и мы любезно раскланялись. Почему бы доктору не гулять возле своего имения? Но я знал, он гуляет там не случайно. Пропажа кольца должна была очень его беспокоить. Было ясно, что он постарается во что бы то ни стало разыскать пропажу.

Теперь вам, конечно, ясно, что Миллер и Элиас — одно и то же лицо. Сын, с детства ненавидя отца за свою незаконнорожденность, узнав, что отцу досталось огромное состояние, отправился на его розыски. Убить старика нетрудно — тем более в Карпатах, где найти труп невозможно. Элиас с дьявольским расчетом использовал свое сходство с отцом и, загримировавшись под старика, приехал в Дюссельдорф.

Из старых знакомых его никто не мог выдать — через тридцать-сорок лет в памяти стираются все лица, а единственного человека, который мог его узнать, — свою мать, — он отравил тогда, когда положение стало опасным.

Если бы Элиас провел с отцом больше года взаперти где-нибудь в другом месте, не в Карпатах, все могло бы быть иначе. Он, убрав со своего пути отца и мать, не пошел бы по пути кровавых преступлений, но, начитавшись книг по демонологии и обладая соответствующими задатками…

Гениальный, но извращенный ум воспринял эту страшную науку по-своему; в результате получился ужасный тип вампира и изворотливый преступник, маньяк, страдающий манией величия, садист — все, что хотите.

Для меня Элиас был не обычным преступником. Я понимал, что он настолько умен, может быть, даже гениален, что в борьбе с ним нужны особые средства. Он относился ко мне свысока, считая, что я не способен разгадать его игру. История с кольцом несколько насторожила его. Элиас понял, что я знаю кое-что и от меня ему амулет не получить, разве что он окажется у Рут. Я имел все основания опасаться за нее, и поэтому поручил опытным агентам ее охранять.

Тем временем для Элиаса была подготовлена западня: я фиктивно уволил Мяча, дав ему определенное задание, и распространил слух, что, будучи недоволен деятельностью местных агентов, выписываю из Берлина инспектора Рейхгольда, причем подчеркнул, что не только никогда не работал с ним, но даже не знаю, как он выглядит.

Если вы скажете, что проще было бы арестовать Миллера, то не забудьте, что убийство старика не относилось к дюссельдорфской серии, а мне важен был убийца, совершивший десятки преступлений. Пока же, несмотря на все логические построения, у меня не было прямых улик против него, и Элиас отлично знал это.

Единственный человек, который может похвастаться тем, что удивил меня, — это инспектор Зоммер.

Сообщение о том, что Элиас был убит известным преступником Кюртеном, бывшим его товарищем, поразило меня и, главное, разрушило мою версию. До сих пор я был уверен, что Элиас — убийца.

Поиски трупа ни к чему не привели, но неутомимый Зоммер дал мне еще две подсказки: во-первых, Кюртен, простой рабочий, часто бывал у доктора Миллера, причем его визиты совпадали с убийствами — то есть происходили на другой день; во-вторых, Кюртен, по словам соседей, страдал галлюцинациями.

Доктор Миллер решил пойти на обман и ударить с неожиданной стороны: он подкупил маленькую актрису Кэтти Финк, явившуюся к фрейлин Рут под видом моей жены, и наговорившую ей таких вещей обо мне, что у бедной девушки волосы встали дыбом. Когда через несколько часов доктор Миллер попросил ее руки, она согласилась, и он без труда узнал, что изумруд у меня.

Известие о вашей свадьбе, Рут, я принял очень спокойно, потому что этот фокус для нас, старых сыщиков, давно уже не нов.

Только молодые, неопытные девушки могут попасться в подобную ловушку — но когда вы мне сказали, что ваш жених уезжает и свадьба состоится через две недели, я понял, что на этот раз доктор угодил в мою западню.

Ночью в Дюссельдорфе появилось привидение, Я ставил на карту все — и применил несколько необычный прием.

Загримировавшись под Элиаса, а сделать это было нетрудно, имея под рукой его портрет в медальоне я пришел к Кюртену. Немногие актеры могут похвастаться таким успехом.

Он рассказал мне даже больше, чем я мог надеяться, — мой визит к доктору Миллеру был только трюком для удовлетворения собственного тщеславия.

Вместо старика, с постели поднялся Элиас и, увидев своего двойника, чуть не лишился чувств.

Думаю, что никаких объяснений из реальной жизни он не понял и приписал мое вторжение потусторонним силам. Захваченная с туалетного столика гребенка с рыжими волосами больше уже не была нужна. Последние сомнения отпали.

Элиас, приехав в Дюссельдорф, встретился со своим старым товарищем Кюртеном. Тот, жестокий, но бесхитростный преступник, соблазнившись богатством, убил его. Конечно, Элиас не открыл ему своей двойной жизни, ведь он только начинал ее. Кюртен, стащив труп в овраг и забросав его листьями, ничуть не волновался, что кто-нибудь хватится молодого Шлемана, так как был уверен в том, что о его приезде никому неизвестно.

По-видимому, Кюртен очень торопился и не проверил, довел ли он до конца свое черное дело, благодаря этому Элиас выжил. Тогда-то у него и зародился план мести.

Досконально зная особенности Кюртена, Элиас являлся к нему по ночам как вампир, привидение и толкал на все новые убийства. Это Элиас писал письма, сбивавшие с толку полицию. Это Элиас до мельчайших подробностей продумывал очередное преступление. Это он — настоящий убийца, а Кюртен только слепое орудие, загнанный в тупик человек, терроризированный своей «жертвой».

Не спорю, что он преступник по существу и, кроме того, настоящий садист — находил в этом удовольствие, да еще убедившись в собственной безопасности. Но, в конце концов, связь с привидением расшатала ему нервы настолько, что он обратился за советом к Миллеру, о котором ходили слухи, что он знает самого дьявола.

Нетрудно догадаться, что «доктор», зная обо всех событиях побольше самого рассказчика, направил его в нужном себе направлении.

Мяч, приехав в Берлин, совершил чудо гримерного искусства — совершенно преобразился; убедившись, что Элиас наблюдает за ним, он как инспектор Рейхгольд поехал в Дюссельдорф. В кармане его были бумаги на это имя. Проводы, ловко инсценированные агентами берлинской полиции, окончательно сбили с толку Элиаса, и он не почуял подвоха.

Преступник оглушил (он был уверен в этом) мнимого инспектора, сбросил его в туннель под поезд и, загримировавшись, приехал сюда, в Дюссельдорф, как Рейхгольд. Все сошло очень гладко.

Если бы я не был уверен в исключительных способностях Мяча, я бы никогда не смог даже мечтать, о выполнении столь сложного плана. К счастью, наш дорогой Мяч справился с заданием и не особенно пострадал.

Мюних получил от Элиаса предупреждение закрывать свою лавочку. Узнав об этом, я сделал вывод, что Элиас хочет представить его как дюссельдорфского убийцу, и, одурачив таким образом меня, преспокойно увезти Рут и скрыться за границей. Денег у него было более чем достаточно.

Элиас очень торопился. Решив покончить со всеми делами одним махом, он явился ночью к Рут. Увидев, что она не сдастся без сопротивления, может быть крик, шум, он напугал ее тем, что изумруд отравлен. Зная, что кольцо у меня, Рут, конечно, бросилась бежать ко мне на помощь.

По дороге ей попалось такси. Не обращая внимания на шофера, девушка села в автомобиль. И только когда автомобиль тронулся, шофер обернулся. Рут, узнав Элиаса, тут же лишилась чувств. Убедившись, что она больше не опасна, преступник помчался в свое имение.

Я, следивший за ним, бросился наперерез и около камней по дороге удачно вскочил на подножку его машины и притаился.

Приехав, Элиас поставил машину в гараж, прошел в дом, но, когда вернулся, обнаружил автомобиль пустым.

Через несколько минут во двор прибежал подосланный мной фермер, крича, что какая-то женщина бросилась в пруд. Поиски трупа, конечно, ни к чему не привели, и Элиасу оставалось только вернуться в город. Он мог утешать себя мыслью, что Рут, по крайней мере, не досталась никому.

На самом же деле я отвез ее в город и, встретившись в условленном месте с удравшим из госпиталя Мячом, запер обоих в камеру, там, по крайней мере, оба были в безопасности. Мяч страшно ослабел и нуждался в уходе.

Одновременно я отдал приказ об аресте Мюниха и Кюртена.

Но Кюртен сам ускорил события. Не получая в последнее время никаких указаний от Элиаса, он, войдя во вкус, решился на собственное преступление. Предупреждение вампира о том, что он будет в безопасности только пока следует его точным указаниям, не помогло.

Убийство сорвалось. Девушке удалось бежать и донести полиции, предупрежденной уже мной.

Рейхгольд-Элиас, услышав об аресте Кюртена, окончательно успокоился. Во-первых, он предупреждал его; во-вторых, почему бы тому и не объясниться? Я вполне разделяю уверенность Элиаса. что Кюртен его никогда не выдаст, да и кто, скажите, поверит такой странной истории?

Но я отвел его в камеру, где раньше сидели Мяч и Рут, и заставил сознаться во всем… В кольце с изумрудом был тайник с пилюлей цианистого калия, достаточной даже для «вампира», я сам передал ему кольцо…

Лично меня Кюртен не интересует. Пусть он остается убийцей и ведется процесс. Я, по всей вероятности, выйду в отставку. Прошу вас заметить только одно: если кто-нибудь из вас захочет предать гласности рассказанное мной, то я совершенно спокойно откажусь от всего. Раз выполнен божеский суд, то человеческому суду нечего делать. Это мое мнение, а я не привык, чтобы его кто-нибудь оспаривал.

В заключение могу добавить, — Горн улыбнулся и закурил папиросу. — Мне очень неприятно, что в интересах дела я вынужден был дать Рут такое резкое интервью, в котором волей-неволей обидел моих товарищей по работе. Вам, конечно, господа, теперь не надо объяснять, что я, наоборот, самого лестного мнения о моих коллегах и могу сказать, что их помощь была для меня чрезвычайно важна. В особенности инспектора Шульце и инспектора Зоммера. Как я уже сказал, его работа, проведенная с такой выдержкой, тактом и хладнокровием, дала ему полное право на повышение.

Что касается вас, сэр Мун, то должен сознаться, что я до сих пор не могу простить себе вынужденной шутки, которую себе позволил при нашем разговоре об инспекторе Рейхгольде. Вы совершенно справедливо нашли его подозрительным, но вы понимаете теперь, почему тогда я не мог признаться вам, что вполне разделяю ваше отношение к нему. Я мог бы этим повредить всему делу, одним неосторожным движением разорвать всю хитро сплетенную паутину. В тот момент, когда вы пожалели об отсутствии Мяча, я больше чем кто-либо думал о нем и ждал его возвращения.

Когда Горн кончил свое повествование, шеф полиции встал и, сопровождаемый Мячом и инспектором Муном, вышел из кабинета, оставив заплаканную Рут вдвоем с Усталым Сердцем.

— Ну, что вы мне теперь скажете, Рут, — заметил Горн, пристально и ласково глядя на девушку, — если я все-таки, несмотря на все сплетни и слухи обо мне, попрошу вас стать моей женой? Или, может быть, у вас есть еще какие-то сомнения относительно моей семейной жизни? Скажите, например, не показывала вам моя «жена» карточку, изображавшую меня в окружении большого семейства? Да? И это вас, конечно, сразу же убедило в истинности ее слов? Ну, конечно. Однако я все же должен вам заметить, милая Рут, что это очень и очень устарелый фотографический трюк, используемый ежегодно газетами всего мира в традиционный день первого апреля. Обманный день. Берутся две-три фотографии, вырезаются, склеиваются и снова переснимаются. Эффект иногда получается поразительный. При помощи фотографии можно, например, сделать вас женой Кюртена или доктора Миллера.

— Я предпочитаю быть женой комиссара фон Горна, не на фотографии, а в жизни, — улыбнулась Рут, — не будем больше говорить об этом, Олаф. Могу только сказать, что я… — девушка запнулась, — я давно люблю вас, но гордость мешала мне сознаться в этом не только вам, но и самой себе. Одного только я не прощу вам никогда…

— Статьи об огородничестве, — окончил за нее Горн. — Она вам пригодится, когда я выйду в отставку и куплю имение…

О процессе Кюртена долго будут спорить, говорить и писать газеты. Кажется, нет такого нераскрытого преступления за последние пять-шесть лет, не приписываемого теперь дюссельдорфскому убийце, которому теперь нечего терять. Если бы его спросили, не он ли убил какого-нибудь человека, жившего сто лет тому назад — то Кюртен мог бы со спокойной совестью принять на себя и это убийство.

По последним газетным сведениям, число приписываемых ему преступлений достигло уже внушительной цифры — пятьдесят три. Сюда, между прочим, кажется, вошли преступления, совершенные и в тех местностях, где Кюртен не только никогда не бывал, но о которых даже не имел никакого представления. Имея такого драгоценного преступника, как Кюртен, соглашающегося на все, трудно удержаться от искушения навязать ему участие во всех загадочных убийствах последнего времени.

Глава 25.

ТО, О ЧЕМ ПИШУТ И О ЧЕМ НЕ ПИШУТ

Газеты всего мира были переполнены сообщениями о Кюртене.

Рут, занятая приготовлениями к предстоящей свадьбе, забросила газетную работу. Совершенно случайно ей однажды попалась в руки берлинская газета… Машинально она развернула ее и прочла последние сообщения о деле, которое сыграло такую важную роль в ее личной жизни.

Дюссельдорфская тайна раскрыта

Как только в Берлине было получено первое телефонное сообщение, что арестованный в Дюссельдорфе Петер Кюртен является бесспорным виновником некоторых из тех кровавых преступлений, которые в течение нескольких месяцев волновали весь мир, в красивый прирейнский город помчалась туча газетных корреспондентов.

Мы застали Дюссельдорф в большом волнении.

Конечно, не в таком, в каком он был в 1929 году, когда, начиная с февраля, каждые две-три недели приносили весть о новом нападении на женщин, об убийствах, о трупах с 12-ю, с 19-ю колотыми ранами. Тогда в Дюссельдорфе царила паника. Под вечер женщины не выходили из дому без провожатых, вечером улицы были пустынны, за детьми удесятеряли родительский надзор.

Сейчас волнение, скорее, радостное. На улицах, в кафе, в отелях — вы не услышите ни одного разговора, где бы не упоминался Петер Кюртен. Перед зданием полицей-президиума — постоянно толпа: хотят узнать последнюю новость, мечтают увидеть арестованного.

Напрасные надежды. Его возят в разные места, его допрашивают там, где найдены трупы, но полиция проявляет необычайное умение конспирироваться: не только праздная толпа, но даже ловкие и опытные корреспонденты еще ни разу не видели знаменитого Петера Кюртена. Бросались, в ожидании встретить его и полицейских комиссаров, в разные углы города, мчались в автомобилях за город, в лес, где были обнаружены когда-то трупы, но все усилия были напрасны: полиция била все рекорды конспирации. Пришлось изменить тактику: поехали на квартиру Кюртена. Жены его не застали: она была уже арестована. По последним сведениям ее направили в дом умалишенных.

Говорят, она испытала жестокое нервное потрясение от всего пережитого.

Есть сведения, что страшное в ее переживаниях началось не с ареста мужа.

При обыске обнаружена книжка из сберегательной кассы: на счету Кюртена хранилось свыше 5500 марок. Откуда такие деньги у бедного кучера, жена которого вынуждена искать заработок вне дома, чтоб супруги могли существовать?

В полиции узнаем интересную вещь: Петер Кюртен давно уже, в самый разгар дознания, допрашивался в связи с некоторыми из таинственных убийств, но его не удалось тогда уличить — и он был отпущен после допроса домой, но из-под наблюдения не был выпущен. Первое время после допроса вел себя очень сдержанно и осторожно: ничто не подтверждало первоначальных подозрений, а затем, уверенный, что он счастливо отделался, принимался за старое.

У полиции скапливались новые и новые данные. Она хранила их в глубокой тайне, и проживающие в Дюссельдорфе корреспонденты не подозревали, куда именно направляет уголовный розыск свое напряженное внимание.

В свое время авторитетные специалисты уголовного розыска пришли к убеждению, что дюссельдорфский убийца как одно лицо есть миф: обстановка, при которой совершались преступления, технические приемы были разные в разных случаях, хотя на известные группы их можно было разбить. В одних — наблюдается сексуальная аномалия преступника, в других — налицо только мотив ограбления. Кюртен признался в нападении на ту горничную, рассказ которой ускорил развязку полицейского наблюдения за ним, в покушении на убийство двух женщин (они обе живы, хотя были тяжело ранены кинжалом), и утверждает, что им убита восьмилетняя девочка Роза Олигер и что его жертвой был инвалид Рудольф Шеер, которого, как показал теперь Кюртен, он убил, потому что Шееру было известно, что Кюртен виновен в смерти несчастной малютки.

Некоторые из этих преступлений следствие приписывало сидящему теперь в сумасшедшем доме Штраусбергу.

В настоящий момент полиция занята расследованием вопроса о причастности Кюртена к трагической гибели двадцатилетней девушки Марии Ган, которая была найдена мертвой с двадцатью колотыми ранами на теле.

Несмотря на то, что по этому делу произведено исключительное по тщательности расследование, оно до сих пор остается одним из самых темных среди взволновавших мир девяти дюссельдорфских убийств, наряду с которыми числятся еще девять суровых нападений, не имевших смертельного исхода, но окончившихся тяжелыми ножевыми ранами, и зачастую со следами изнасилования. Семнадцать женщин и один мужчина, инвалид Шеер, были жертвами этих преступлений, совершенных на берегу прекрасного Рейна в течение года.

Дюссельдорфцы поражены той легкостью, с которой Петер Кюртен даст свои показания. Он признается даже в том, в чем его никто не обвиняет.

В чем же дело? Может, он просто не выдерживает длительных допросов, длящихся по нескольку часов? Или он принадлежит к числу тех психопатов, которые, не будучи причастными к убийству, являлись в полицию со своими «признаниями» и «раскаиваниями»? По-видимому, дело здесь обстоит сложнее: ряд преступлений он, безусловно, совершил, в остальных же сознается под влиянием апатии, как правило, охватывающей людей с неустойчивой психикой при массированных допросах. В итоге заявления:

«Мне все безразлично». Или — «мне никого не жаль. Я ненавижу людей. Я мщу человечеству». Психопатологом здесь есть над чем поразмыслить.

Несмотря на конспирацию, сопровождающую допросы и все дознания, такие фразы облетают Дюссельдорф. Что в них верно, что — плод обывательской встревоженной фантазии, известно лишь полиции, которая не стремится к размышлению о подобной информации.

Постепенно просачиваются и некоторые новые сведения о прошлом Кюртена, вернее, о характере тех преступлений, за которые он неоднократно попадал под суд. Первое место среди них занимали кражи и взломы.

В настоящий момент в суде дают показания две свидетельницы: это женщины, ставшие жертвами его нападения, но оставшиеся в живых, несмотря на тяжелые раны.

В обоих случаях не было попыток изнасилования, но что было целью нападения — убийство или просто ограбление — неизвестно.

Интересно заявление Кюртена, сказавшего, что никто — ни жертвы, ни уголовные комиссары не смогут понять мотивов его преступлений.

Углубившись в чтение газеты, Рут не заметила, как в комнату тихонько вошел Горн и осторожно обнял ее. Девушка вздрогнула и обернулась.

— Ох, это ты, Олаф…

Ей, только что читавшей газету и снова пережившей все случившееся с ней за это время, еще казалось странным называть Горна по имени.

Он, словно угадав ее мысли, сказал:

— Как быстро летит время… Помнишь, у американского поэта Лонгфелло есть такие строки:

«О время, — вор счастливых дней
Таких случайных, легкокрылых,
Безустный бег твоих коней
Ничья узда сдержать не в силах.»
[10]

Рут молча прижалась к нему… Она подумала о том, что Время-вор пока еще милостив к ним, и их счастливые дни только начинаются.

В день свадьбы Рут получила в подарок от своего жениха кольцо с александритом. Этот камень меняет свой цвет в течение суток от сине-зеленого до фиолетово-красного, он так же изменчив и полон загадок, как и сама жизнь.