/ Language: Русский / Genre:detective,

Кэтти

Эдгар Уоллес


Эдгар Уоллес

Кэтти

ПРОЛОГ

Преклонных лет господин недовольно посмотрел на маленькую девочку, сидевшую на корточках у его ног, и промолвил:

— Жаль, что ты не мальчик!

Та, взглянув на своего дедушку, весело рассмеялась. Больше всех на свете она любила этого сурового старика с седой гривой и орлиным носом.

Был жаркий июньский день 189… года. Их окружала, насколько это было вообще возможно в графстве Галва, прелестная природа. Слева возвышался старинный дом рода Массерфилдов, чьим последним отпрыском из мужчин являлся генерал сэр Саун Массерфилд — прославленный стратег. За домом тянулся большой луг, где рабочие спокойно добывали торф.

Невдалеке, окруженные полуразрушенной каменной оградой, паслись четыре коровы — все, что осталось от стада, принадлежащего Массерфилдам. Это был убогий дом. Скудность выглядывала из разбитых окон флигеля, давно предоставленного крысам, и который был завален всевозможным хламом.

— Право! Ты, кажется, прочла немало книг по стратегии! — сказал старик.

Кэтти утвердительно кивнула.

— Это замечательная наука, — вздыхая, заметил сэр Саун. — Шесть книг написал я на эту тему!

…Старый, сгорбившийся человек вышел из дома. Медленной походкой прошел через сад. Подойдя к беседующим, он, с остатками былой военной выправки, как-то неуклюже поклонившись, доложил:

— Кушать подано, сэр.

Опираясь на палку, генерал встал.

— Обед, Кэтти, — повторил он серьезно.

И рука об руку они вернулись в дом. За жареной свининой, которую старик и его внучка оценили по достоинству, они возобновили дискуссию на излюбленную тему генерала.

Девочка молча прислушивалась, в то время как речь старика становилась все более и более оживленной.

— Все это мне кажется мотовством, — заметила она.

Генерал, уставившись на ребенка, буркнул:

— Мотовством! Мотовством чего?

— Жизни, денег и всего, — объяснила она.

— Ты — маленькая глупышка. Что в этом может понимать тринадцатилетний ребенок!

— Полковник Вестхангер говорит…

— Полковник Вестхангер, — повысил голос старик, — дурак и плут! Еще больший дурак и мошенник, нежели твой отец! Да и вообще все Вестхангеры — идиоты и бездельники! Черт побери! Если бы твои зубы были бриллиантами, то они у тебя бы их повыдергали! В этом можешь не сомневаться!

Девочка спокойно выслушала тираду в адрес своих ближайших родственников.

— Полковник Вестхангер говорит, — продолжала она, — что если бы все гениальное, расточаемое для войны…

— Очень мало из всего этого он мог расточать, этот солдат муниципального ополчения!

— Ведь он же служит в настоящей армии, — поправила девочка.

— Армия может этим гордиться! — съязвил генерал и стукнул рукояткой ножа по столу. — И он еще говорит о стратегии, этот жалкий простофиля!

Кэтти, смеясь, покачала головой.

— Ах, генерал, — сказала она (девочка никогда не называла его иначе), — о стратегии он, конечно, никогда не говорил. Лишь утверждал, что это только трата денег, жизни и всего другого.

— А я бьюсь об заклад, что деньги у него были на первом плане.

— Жизни и всего… — повторила девочка, не обращая внимания на замечание старика. — Когда бы все научные исследования и гениальность применялись для приобретения благ человеческих…

— Ну, вот! Для приобретения благ человеческих! — торжествуя воскликнул генерал. — Это на него похоже, на этого осла! Этот умеет при помощи стратегии или как-нибудь иначе завоевывать блага. Один Бог что с тобой станется после моей смерти, ибо тогда это владение перейдет в руки моего племянника, жалкого, слабоумного протестанта. А твой отец так же не способен заботиться о тебе, как я совершить воровство.

Прежде чем продолжать эту беседу, он отрезал себе еще один кусок свинины, после чего только с некоторым любопытством спросил, будто заранее обдумав свои вопрос:

— И каким образом познания стратегического искусства могут помочь человеку в области приобретения благ человеческих?

Девочка сложила свою салфетку и спокойно ответила:

— Есть множество путей для этого… Но мне не верится, чтобы полковник Вестхангер или мой отец справились со своей задачей. Они не такие большие стратеги, как мы.

Старик улыбнулся.

— Как мы! — повторил он. — Ну а как бы ты добывала блага?

— Об этом я должна сначала подумать. Просто так, по приказу, я не могу тебе этого сказать, — объяснила она. — Но есть множество путей для этого.

— Ну, тогда назови мне хоть один из них? — попросил генерал, отодвигая стул.

— Ну, — начала она медленно, — представим себе, что посылая Теренса на вокзал, мы до этого снимаем с одного из колес его экипажа гайку, и колесо отваливается, ну как раз перед домом фон Гормана. Что Теренс, в таком случае, сделает?

Девочка задумалась, а потом стала перебирать всевозможные варианты выхода из этой ситуации.

— Во-первых, Теренс пойдет к фон Горману, и управляющий майора одолжит ему новехонький экипаж своего хозяина.

— Ну, мы его и так могли одолжить, — заметил генерал, — зачем же нам все эти фокусы?

— Тогда бы все знали, что мы одолжили экипаж у фон Гормана, дабы похвастать перед господином, приехавшим из Дублина для покупки твоих картин.

— Откуда ты знаешь, что я хочу продать картины? — сердито спросил генерал.

Эти картины были его слабостью. Две работы Ван-Дейка, висевшие на голой стене, — последние ценные вещи, которыми он еще владел. И только странное применение мексиканских акций, приобретенных им много лет назад и последовавшая за этим потеря доходов — пенсию он давно уже заложил — принудили его отказаться от этих жалких остатков времени массерфилдовского расцвета.

— Откуда я это знаю? — возмутилась она. — Откуда генерал знает, что творится за его спиной?

— Ты, значит, шпионила! — воскликнул он.

Но девочка отрицательно покачала головой.

— Не думай об этом, дорогой генерал, — сказала она, — но дай мне лучше закончить свой рассказ. Теренс, значит, отвозит гостя, а мы, встретив его невдалеке от дома фон Гормана, заходим в прекрасный особняк майора и просим доложить о нас. Тут мы узнаем, что майор со всей своей семьей уехал в Лондон.

— Майор во время своего отсутствия всегда отдает свой дом в мое распоряжение. У него ведь отличная библиотека, — бросил генерал.

— Ты, значит, ведешь гостя в библиотеку, куда заранее велел перенести картины, — ведь окружающая обстановка имеет большое значение, — и показываешь ему книги. Госпожа Сеа, экономка майора, очень любит меня…

— Но где тут кроется стратегия? — спросил старик.

Девочка рассмеялась.

— Заставить врага бороться на поле, заранее намеченном нападающим, есть безусловно большое преимущество для последнего…

— Это избалованное дитя цитирует из моей собственной книги! — воскликнул пораженный генерал. — Но почему ты делаешь эту историю такой таинственной? Отчего же просто не пойти к госпоже Сеа и все отрыто и честно ей растолковать?

— В таком случае, мы бы туда пришли намеренно, а не случайно, — презрительно объяснила девочка. — Если бы мы действовали по заранее усыновленному плану, то враг тотчас же все бы разнюхал, ибо нам пришлось бы считаться с неосторожным словом госпожи Сеа. Придя же туда случайно, мы этим самым придаем нашему присутствию нечто вполне понятное, нормальное и не возбуждаем подозрения ни с одной, ни с другой стороны.

— Замысловатая история, — пробурчал генерал. — В твоем лице, Кэтти, пропадает либо гениальный стратег, либо опасный преступник.

Она встала и разгладила свою короткую юбочку.

— Пока что, думается, еще ничего не потеряно, — сказала она спокойно.

Этот эпизод дает нам некоторое представление о детстве Кэтти Вестхангер. Почти все свои детские годы она провела у старого Сауна Массерфилда, а ее встречи с развращенным отцом и сомнительных достоинств дядей были редки. По закону этим господам поручалось до некоторых пор ведать ее маленьким состоянием, доставшимся ей от матери. Однако генерал опасался — Кэтти об этом знала — что эти два «опекуна» давно уже промотали деньги.

— Она получает свое образование за границей, — пытался объяснить отец отсутствие дочери.

Оставаясь часто наедине с собой, девочка очень много читала много размышляла и приобрела обширные знания.

За год до смерти дедушки, накануне ее пятнадцатилетия, приключилось такое, что, по всей вероятности, больше нежели все остальное, определило дальнейшую жизнь Кэтти.

В имении дедушки работал некий человек, одновременно исполнявший обязанности садовника, кучера и слуги, короче говоря, бывший денщиком генерала.

Теренс (его всегда так называли, и, казалось, он не имел другого имени) был родом из Дублина.

При некоторых своих недостатках, он обладал ценным качеством: этот человек был безгранично предан внучке своего господина. Казалось, не существовало ничего такого, что бы он ни сделал для нее. Как-то раз после обеда Кэтти навестил чиновник из сыскной полиции. Ее дедушка из-за сильного приступа ревматизма слег в постель, так что ей самой пришлось принять посетителя в скудной обстановке гостиной.

— Здравствуйте, мисс Вестхангер, — произнес он, ласково улыбаясь. — Сожалею, что приходится вас беспокоить, но нам поручено расследование одной неприятной истории, которая произошла в этих местах, и которую, я думаю, с вашей помощью мы быстро распутаем. В течение последних трех недель, здесь поблизости, три раза совершались кражи со взломом и нет сомнения в том, что взломщик очень хорошо знаком с местными порядками. У господина фон Гормана, лорда Претерстона и господина Гастерлейга украдены ценные вещи. Все вокзалы в окрестности и все дороги были под охраной, и твердо установлено, что во всем округе не замечен ни один чужой человек.

— Вы, следовательно, полагаете, что дедушка является этим вором? — спросила она с невинным лицом.

Чиновник рассмеялся.

— Нет, мадемуазель Вестхангер, но вполне возможно, что это кто-нибудь из вашего дома.

— Быть может, я? — спросила она с притворным испугом.

— Я буду с вами совершенно откровенен, мисс Кэтти. Мы подозреваем денщика вашего дедушки, Теренса, ведь он, как вам, вероятно, известно, уже был судим в Дублине.

— За кражу?

— За мелкое воровство, — ответил сыщик. — Вы могли бы мне сказать, где он был вчера вечером?

Она кивнула.

— Да, я могу даже сообщить, что он делал между шестью и одиннадцатью часами вечера, — ответила Кэтти без запинки.

— Простите, что перебиваю, но взлом был совершен в десять часов, и если вы мне можете поведать, где он находился вчера вечером между девятью и десятью часами, то этого будет вполне достаточно.

— Не хотите ли присесть, господин полицейский инспектор? — сказала Кэтти, усаживаясь сама. — В девять часов, а, может быть, и без десяти минут девять, так как часы в нашей столовой спешат на десять минут, — Теренс подал мне ужин. Мой дедушка снова лег в постель, а Кассиди со своей женой ушли проведать больную мать.

— Из этого следует, что в доме находились только вы и Теренс?

— И генерал, — поправила она, улыбаясь, — но он лежал в постели. В 9 часов 30 минут Теренс убирал со стола, а через пятнадцать минут я решила позвонить, чтобы он подал мне кофе. Но, вспомнив, что звонок испортился, я сама вошла в кухню и сделала распоряжение. Тогда Теренс принес кофе, я писала письмо и попросила его подождать. Не хотелось из-за испорченного звонка снова спускаться на кухню. Часы пробили десять когда я закончила письмо. Я быстро написала другое, Муменсу, торговцу, и только в десять часов десять минут все было готово. Теренс ушел, чтобы…

— В таком случае его алиби доказано, — не дал ей договорить, видимо, разочарованный чиновник криминальной полиции. — В связи с этим невозможно, чтобы это был Теренс, так как без пяти минут десять вора видели спрыгивающим с балкона дома лорда Претерстона… Он удирал через поле, и в него стреляли. Сожалею, мисс Вестхангер, что зря побеспокоил вас. Где, впрочем, теперь ваш слуга? — спросил он.

— Сейчас он в конюшне. Позвать?

Чиновник колебался.

— Нет, это излишне. Могу я вас попросить не упоминать о моем визите?

— Да, — заверила она.

Подождав у окна, пока не уехал неожиданный посетитель, Кэтти позвала старого слугу.

— Скажите, пожалуйста, Теренсу, что я хочу с ним говорить, — приказала она.

Теренс, довольно высокий молодой человек с лукавым выражением лица и влажными, гладко причесанными волосами, несколько с опаской вошел в комнату. В деревне его прозвали франтом.

— Затворите дверь, Теренс, — спокойно сказала девушка. — Что с вашей рукой?

— Я ее поранил, — ответил Теренс, пряча руку за спину.

— В вас стреляли, — неожиданно резко и хладнокровно проговорила девушка, — когда вы бежали через поле лорда Претерстона. Где вы оставили вашу добычу?

Молодой человек побледнел.

— Я могу поклясться…

— Не прикидывайтесь дураком, Теренс, — сказала Кэтти. — Покажите мне все, что вы украли.

— Ради Бога, мисс Кэтти, не осуждайте меня! — умолял Теренс. — Я, наверное, был в невменяемом состоянии…

— Встаньте, вы сейчас еще более ненормальны, — возразила она хладнокровно. — Не притворяйтесь! Покажите мне украденные вещи. С восьми до половины одиннадцатого вчера вечером вас в доме не было, и из окна я видела, как вы прокрались к себе.

За домом находился большой сарай, где рабочие, копающие торф, складывали свой инструмент. В углу сарая была вырыта квадратная яма, умело обшитая досками и прикрытая дверью, которая была замаскирована стоявшим за ней огромным ящиком. Один только Теренс имел ключ к этому сараю.

— Целых четыре недели понадобилось мне для того, чтобы все это приготовить, — жаловался Теренс, явно гордясь. — О Боже, о Боже!

Из тайника Теренс вытащил три портфеля, два новых и один старый, в котором девушка узнала собственность своего дедушки.

— Несите в дом, — сказала она, и провела его в свою комнату, которою тотчас закрыла за собой на ключ. — Ну, посмотрим, что у вас там!

Оригинальную коллекцию развернул слуга перед Кэтти. Он недурно поработал, принимая во внимание, что всего за несколько дней совершил все эти кражи, поймав при этом столь крупную добычу…

Между прочими вещами, были украшенная жемчугом брошка и жемчужное ожерелье, собственность госпожи фон Горман. Кроме того, там лежали две солидные пачки кредитных билетов, и, насколько Кэтти могла определить, по меньшей мере, двести фунтов стерлингов золотом в кожаном кошельке.

— Как вы избавитесь от этих драгоценностей? — спросила она.

Весь сжавшись, сидел молодой человек на краю стула, отрешенно покачивая головой.

— О Боже, о Боже, в несчастный день прибыл я сюда! — стонал он.

— Слушайте, — с нетерпением переспросила девушка, — как вы освободитесь от этих драгоценностей?

— Я могу их продать в Дублине, мисс. Там один старик…

— Хорошо, — сказала она.

Кэтти умело рассортировала добычу, отобрав драгоценности. Их она упаковала в плотную папку, аккуратно завернув каждую вещь в бумагу.

— Где вы проживаете в Дублине? Где вас можно там найти?

Он с недоверием посмотрел на нее.

— У моего брата.

— Напишите его адрес.

Девушка подала листок, и он, после некоторого колебания, подойдя к ее маленькому письменному столу, нехотя написал адрес.

— А теперь заполните этот бланк, — приказала она, подавая ему желтый лист бумаги, и начала диктовать. Покончив с этим, она дала ему пять фунтов золотом. Затем присела, скрестив руки на коленях, и пристально, спокойно посмотрела ему в глаза.

— Теренс, — произнесла она, — сегодня вечером в восемь часов из Галва отходит поезд на Дублин. Вам понадобится три часа для того, чтобы пешком дойти до Галва. Или лучше возьмите экипаж, который можно оставить у Доноги.

Он в недоумении посмотрел на нее.

— Что? Что мисс задумала?

— Я пришлю вам эти вещи по почте. Поезжайте к вашему брату, завтра, после обеда, вы получите пакет, — сказала она спокойно. — Советую вам как можно скорее продать драгоценности и, не теряя времени, покинуть страну. Америка — очень подходящее место для такого расторопного человека, как вы.

— И вы не посылаете за полицией? — спросил он после долгой паузы.

Она отрицательно качнула головой.

Легкая хитрая улыбка заиграла на его лице. Он вдруг самодовольно нагло рассмеялся.

— Мисс из-за меня хочет подвергнуть себя опасности?

Она пронзила его таким уничтожающим взглядом, что слуга весь сжался.

— Я делаю это не даром, Теренс, — тихо сказала она, — ведь я же забираю деньги, как причитающуюся мне часть.

Открыв выдвижной ящик своего письменного стола, она положила туда пачки денежных знаков и кошелек, набитый золотом, после чего заперла его. Теренс, ошеломленный, схватился за голову.

— Но, мисс, наверное, шутит! — воскликнул он в ужасе. — Если… если раскроют… если я выдам!..

Она рассмеялась.

— Уходите скорее, Теренс, — промолвила с улыбкой Кэтти. — Если пойдете пешком, то в вашем распоряжении будут три часа, в течение которых обязательно поймете, что вам нет интереса выдавать нашу тайну. Прощайте.

Теренс ничего не мог иного придумать, даже находясь на палубе трансантлантического лайнера, направляющегося в Америку.

Глава 1

Граф Фланборуг несколько раз нервно надавил на кнопку звонка. В комнату быстро вошел его слуга Сибло.

— Почему, черт возьми, вы не приходите, когда я звоню? — выкрикнул граф.

Сибло не ответил, ибо знал, что молчание будет сочтено лишь нахальством, а на речь посмотрят как на неслыханную дерзость.

Графу минул уже пятый десяток. Он был лысоват и страдал несварением желудка. Его худое бессмысленное лицо мало напоминало смотревшие со стен изображения его прародителей. Георг Фелтон, граф Фланборуг, состоял лишь в отдаленном родстве со знаменитым родом Фелтонов. По некоторому стечению обстоятельств, он унаследовал титул и обремененное закладными поместье своего именитого дяди. Так по крайней мере считали настоящие Фелтоны, находившиеся в еще меньшей родственной связи с умершим Фелтоном.

Граф Фланборуг был акционером общества «Фелтон, Генрих и Сомес», которое занималось добычей руды в разных частях света. Единственным светлым пунктом в этом наследстве являлось то, что в его распоряжение перешли две тысячи фунтов стерлингов, для освобождения имения от закладных.

Это был хитрый, неприятный человек. А со времени унаследования им графского титула, он стал еще невыносимее.

— Ну, для чего я вас позвал? — спросил Фланборуг раздраженно. — Если бы вы вместо того чтобы шататься, тотчас же пришли, то я бы этого не… Ах, я уже знаю! Скажите мисс Бетси, что я хотел бы с ней поговорить.

Сибло не терпелось уйти.

Граф Фланборуг, пощипав свои усы и посмотрев на чистый лист бумаги, лежавший перед ним, взял перо и начал писать:

«Потеряно или украдено дорогое ожерелье из восьмидесяти трех жемчужин. Нашедшему его или тому, кто сообщит необходимые сведения об этой вещи, будет выдано вознаграждение в двести фунтов».

Но граф Фланборуг тут же вычеркнул слово «двести» и написал «сто». После некоторого раздумья, очевидно, оставшись недовольным и этой поправкой, вывел «пятьдесят» вместо «сто». Затем, недолго думая, перечеркнул и эту скромную сумму заменив ее словами «в соответствующем размере».

Услышав звук отворяемом двери, он поднял голову.

— Ах, Бетси! Я как раз был занят составлением объявления, — сказал он, улыбаясь.

Мисс Бетси — красивая двадцатидвухлетняя девушка. В ее лице соединились многие фамильные черты, которыми судьба не одарила ее отца. Хорошее сложение, прелестные, тонкие черты лица, а также бронзовый оттенок волос передались ей от Фелтонов, в то время как характерный подбородок, дерзко очерченный рот и синеву глаз она унаследовала от другой ветви — Седгслисов. Когда она говорила, то, по мнению критиков, ей не хватало той благозвучности, которой так гордились Фелтоны: семья кичилась тем, будто одарила страну многими прославленными ораторами.

Но голос Бетси был сух и невыразителен. Лорд Фланборуг всегда подчеркивал, что его дочь «практичная личность».

— Но, дорогой папочка, не находишь ли ты, что несколько смешно давать объявление? — спросила девушка.

Она села по другою сторону большого письменного стола, протянула руку к маленькой серебряной шкатулке и вытащила оттуда сигарету.

— Почему смешно, милочка? — спросил граф сипло. — Случалось, что благодаря газетному объявлению, люди находили потерянные вещи. Я даже припоминаю, что когда я много лет назад работал в Сити, какой-то человек по имени Гольдберг…

— Забудь на минуту об этом Сити, — ухмыльнулась Бетси, зажигая сигарету, — и подумай лучше о последствиях такого поступка. Во-первых, ожерелье еще было на мне, когда я у леди Махинстон танцевала с приличными и безупречными господами — сэром Ральфом Самсоном, сэром Георгом Фелирбурном, лордом Фетингтоном, господином майором Айткинсом и очаровательным сыном леди Махинстон. Никто из них, конечно, не украл ожерелья. Уходя и застегивая шубку, я заметила, что ожерелье все еще было на мне. И в автомобиле ощущала его, так как, выходя, задела рукой мои жемчужины… Не могу вспомнить, сняла ли я его, ибо чувствовала такую смертельную усталость, что даже не знаю, как добралась до постели. Воровка, без сомнения, Марта, так как она помогала мне раздеться. Яснее ясного, что она украла ожерелье.

Граф Фланборуг постукивал ручкой по своим губам. Эта привычка обычно приводила дочь в бешенство. Но сегодня она не заметила этого. Бетси была озабочена своей потерей, ведь ожерелье оценивалось в три тысячи фунтов. Девушка принадлежала к той категории людей, которые смотрят на вещи с точки зрения их стоимости в золоте.

— Я, впрочем, сообщил о происшедшем в Скотленд-Ярд и просил прислать сюда лучшего сыщика, — объявил граф серьезно. — Где теперь Марта?

— Заперта у себя в комнате. Я оставила Феллоу сторожить у ее двери, — сказала девушка и быстро спросила. — Когда придет сыщик?

Граф Фланборуг взял со стола телеграфный бланк.

— «Посылаем сыщика Претерстона»… Гром и молния! — воскликнул он.

— Претерстон… — повторила она задумчиво. — Как все это странно…

Граф посмотрел на дочь. Но она даже бровью не повела, а встретила его взгляд с полным спокойствием, только закрыла глаза, словно решая сложную задачу.

…А вспомнился ей роман пятилетней давности, в то время, когда она представляла себя не иначе как фарфоровой статуэткой, созданной для того, чтобы с нее лишь смахивали пыль.

Майкл Претерстон был партией для нее незавидной, несмотря на то что его двоюродный брат, постоянно хворающий, обладал титулом, который Майкл унаследует позже. Пока же он был чрезвычайно беден, ни во что не ставил богатство и имел особое мнение о церкви, этике и обществе вообще. Он произвел на графа Фланборуга впечатление завзятого анархиста и человека, которого не хотел бы видеть никогда.

Сватовство Майкла и Бетси было коротким. Девушка быстро попала под его влияние и так же быстро дала свое согласие… Но когда на следующее утро разум победил чувства, она поняла, что любовь еще не «все решает» и написала ему письмо на четырнадцати страницах, в котором в категорической форме, изложила условия, при которых возможен их брак. Эти условия требовали, чтобы он отказался от своих принципов и восстановил родовое имение — замок Претерстонов, будущее владение леди Претерстон (урожденной Фелтон).

Он ответил письмом на тридцати двух страницах с резкими ответами и защитой своих принципов.

— Он всегда был человеком крайностей, — говорил граф Фланборуг, при этом многозначительно покачивая головой. — Я полагал, что он уехал за границу.

— Это, наверное, не тот Претерстон, — высказала свое мнение Бетси, — и все же странно, не правда ли?

— Ты сожалеешь об этом?

Засмеявшись, она положила сигарету в хрустальную пепельницу.

— Но ведь он был совершенно невыносим.

Раздался тихий стук в дверь, и в комнату вошла миловидная девушка — секретарша мисс Бетси — в гладком черном платье. Красота ее принадлежала к другому типу очаровательных созданий, нежели у ее госпожи. На редкость прекрасное лицо таило скрытые страдания. Но о страдании она в действительности знала очень мало. Ее волосы отливали темно-коричневым цветом, а рука, прижимавшая к груди записную книжку, была тонкой и нежной. Ростом немного выше мисс Бетси, она не обладала такой горделивой осанкой и казалась ниже ее.

— Папа, ты сказал, чтобы я сегодня утром представила тебе мисс Тенби, — произнесла Бетси, указывая на девушку.

— Мне очень жаль, что у вас такие неприятности, граф, — сказала она тихим голосом. — Очень неприятно сознавать, что в доме находится вор.

Граф снисходительно улыбнулся.

— Я убежден, что жемчужины найдутся, — воскликнул он. — Пусть это не беспокоит вас. Надеюсь, вы хорошо чувствуете себя у нас?

— Прекрасно, граф, — ответила она.

— Хорошая девушка, — одобрительно высказался он после того, как та, вежливо попрощавшись, вышла из комнаты.

— Она работает быстро, хорошо и основательно знает французский язык — это прямо счастливая находка, — поддержала Бетси. — О чем говорили мы, когда она вошла? Ах, да, вспомнила — о Майкле Претерстоне. Я бы все-таки хотела знать…

Дверь отворилась, и слуга доложил:

— Мистер Претерстон.

— Мистер Майкл Претерстон, дурак, — поправил его раздраженный молодой человек в дверях.

Значит, это был все-таки Майкл!

Немного постаревший, но и похорошевший, немного более решительный, чем раньше, — но тот же бурный, легкомысленный Майкл…

— Он совершенно испортил эффект моего появления, Бетси, — воскликнул Претерстон, смеясь и большими шагами направляясь к ней. — Как жили все эти годы? Вы гораздо красивее, чем тогда! Граф, вы прекрасно выглядите… Я, между прочим, читал вашу речь в верхней палате относительно закона о передвижении пароходов — блестящая речь! Вы сами ее составили?

Бетси, слегка засмеявшись, спасла положение, угрожавшее стать несколько томительным, ибо граф как раз раздумывал, что ему ответить.

— Вы ничуть не изменились, Майкл, — сказала она откровенно. — Но что делаете вы в криминальной полиции?

— Поразительно, — процедил граф Фланборуг и, забавляясь, прибавил. — И еще в качестве анархиста!

— Это длинная история, — ответил Майкл. — Я был назначен инспектором криминальной полиции после того, как мне удалось изловить банду разбойников. Вам должно быть известно, что она нападала на крестьян, чем переполошила весь континент. Конечно, стыдно быть сыщиком?

Он засмеялся, но вдруг стал серьезен.

— Да, но я приехал сюда работать. Итак, в чем дело?

Когда Фланборуг объяснил ему причины, заставившие отбить спешную телеграмму, разочарование пробежало по лицу Майкла.

— Думаю, мы справимся с этим делом, — сказал инспектор криминальной полиции. — Ну, посвятите меня, Бетси, в ваше горе. Что вы делали вечером, когда пропало ваше ожерелье?

Девушка рассказала ему все, не пропустив ни одной детали.

— А потом, когда вы пришли в свою спальню? — спросил Майкл. — Что сделали вы тогда? Во-первых, вы, конечно, сняли с себя шубу, не правда ли?

— Да, — согласилась девушка.

— Были вы в хорошем или скверном настроении?

— Какое это имеет значение? — спросила она удивленно.

— Для терпеливого и планомерного работающего сыщика всякая мелочь имеет значение. Соответствующее настроение человека очень часто помогало нам найти нить к разгадке преступления и в гораздо большей степени, нежели многие улики.

— Ну, откровенно говоря, — сдалась она, — я была несколько огорчена и чувствовала смертельную усталость.

— Вы сами сняли верхнюю одежду или это сделала ваша служанка?

— Я сама сняла ее, — резко ответила она, — и повесила ее в шкаф.

Задав еще несколько вопросов, Претерстон сказал:

— А теперь покажите мне Марту. Но только хочу обратить ваше внимание: если окажется, что эта женщина непричастна к воровству, то она вправе подать на вас жалобу в суд.

— Что вы этим хотите сказать? — грубо вставил Фланборуг. — Ведь запереть любого заподозренного в моем доме — мое право!

— Вы имеете столько же прав заточить кого бы то ни было в его комнате, — хладнокровно возразил сыщик, — как я — поставить вас вверх ногами! Отведите меня к арестованной!

Его провели в комнату, где под замком и стражей находилась подозреваемая. Майкл увидел женщину средних лет. Часто всхлипывая и жалуясь, она уверяла присутствующих в своей невиновности. Сыщик пригласил всех в спальню девушки.

— Полагаю, вы тщательно искали свое ожерелье? — спросил Майкл, обращаясь к Бетси.

— Да, всюду, — ответила она решительно. — Ни один ящик, ни один угол не был пропущен.

— Если бы ваше ожерелье разорвалось, то рассыпались бы все жемчужины?

— Нет, это совершенно исключено, ибо каждая в отдельности имела специальный зажим. Папа подарил это ожерелье ко дню моего рождения и особенно позаботился об этом, когда его покупал.

— Ручаюсь, — внезапно сказал Майкл, — что жемчужины еще в вашей комнате. Покажите мне платяной шкаф.

Шкаф занимал целую стену в туалетной комнате Бетси. Всхлипывающая Марта раскрыла его дверцы, чтобы сыщик мог обыскать содержимое.

— Кажется, это ваша вечерняя шуба? Вы осмотрели ее после того, как обнаружили пропажу?

— Шубу? — удивленно спросила Бетси. — Нет, конечно. При чем тут моя шуба? Она без карманов.

— Но так как я кое-что понимаю в модных меховых пальто, — сказал Майкл, — то утверждаю, что оно может иметь большое отношение к потере. Три подобных случая, моя дорогая Бетси, насколько я знаю, уже имели место этой зимой. В двух случаях на помощь была вызвана полиция, а в третьем — сама обладательница жемчужин обнаружила свою пропажу.

При этом он осторожно взял из шкафа пальто, осмотрел его шелковую подкладку и увидел, что на одной из длинных, плоских застежек висит ожерелье. Девушка вскрикнула от радости и, еще не веря, осторожно отцепила свое украшение.

— Изумительно, не правда ли? — сухо сказал Майкл. — Больше дюжины случаев пропажи связано с этими плоскими застежками. Стоит только небрежно сбросить с плеч пальто, как ожерелье остается висеть на нем, а пальто прячется в шкаф. И тогда перед нами оказывается новая воровская загадка!

— Не знаю как выразить свою благодарность! — произнесла девушка. — Вы — гений, Майкл!

Майкл не ответил. Обращаясь к запуганной служанке, он, дружески посмеиваясь, сказал:

— Сожалею, что эта история доставила вам так много неприятностей. Но когда человек теряет драгоценную вещь, то он одновременно теряет и умную голову. Я убежден, что госпожа этим тоже очень огорчена и надлежаще компенсирует доставленные вам неприятности.

Бетси окинула сыщика гневным взглядом.

— Я очень об этом сожалею, Марта, — сказала она холодно.

— Ах, мисс, — возразила служанка, — я счастлива, что ожерелье нашлось. Я заболела, когда оно пропало.

— Вам предоставляется восьмидневный отпуск на выздоровление, — важно сказал граф. — Кроме того, дарю вам билет для поездки в Саутгемптон.

— Вы видите, Марта, — сказал Майкл с невинным выражением лица, которым прикрывал иронию, так раздражавшую графа, — ваш хозяин пользуется случаем, дабы позаботиться о вашем благе, не считаясь с непредвиденными расходами. А когда приедете в Саутгемптон, Марта, будьте осторожны и не потеряйте ваш обратный билет. Ну, а в воскресенье, дорогая Марта, вы, надеюсь, с новым усердием помолитесь в церкви, дабы высокопоставленных господ на своих совещаниях в верхнем парламенте осенило божеское вдохновение.

— О да, господин, это я обязательно сделаю, — почти оглушенная его разговорчивостью, ответила служанка.

После этого Майкл оставил успокоившуюся женщину и вместе с рассерженным графом и раздраженной мисс Бетси вернулся в библиотеку.

— Как вы можете пороть такую чушь, Майкл! — воскликнула девушка. — Ведь нехорошо с вашей стороны настраивать против меня служанку!

— Очень бестактно, — прибавил граф. — Действительно, Претерстон, вы не должны забывать, что присланы сюда официально, а не как старый друг нашего дома. Если позволите сделать вам замечание, то я считаю, что вы превысили свои полномочия.

— Старые друзья, — заметил Майкл, беря со стула пальто и шляпу, — существуют только для того, чтобы как можно быстрее их забыть. Я попытался лишь внушить вашей рабыне несколько основных положений морали, которые как вам, так и обществу могут пригодиться.

— Расскажите это вашей бабушке, — съязвил Фланборуг. — Я раскусил вашу проклятую иронию.

— Дети и низшие классы никогда не замечают иронии, — самодовольно улыбаясь, объяснил Майкл.

Он протянул руку, которую Фланборуг нехотя пожал.

— Прежде чем удалиться, — сказал сыщик, — я, собственно говоря, должен составить протокол по делу. Есть ли у вас секретарь, которому можно продиктовать необходимое?

Сегодня последние островки прежнего влечения Бетси к этому молодому человеку были окончательно уничтожены. И поэтому она хотела, возможно скорее, положить конец всей передряге.

— Когда, Майкл, вы станете общаться с моей секретаршей, думаю, что придержите свой язык и не будете так бесцеремонны, как в присутствии служанки. Ваше безрассудство не знает границ.

— У мадемуазель Тенби вы не встретите сочувствия, — заметил граф. — Это девушка с…

— Я знаю, я уже знаю, — перебил ее притворно-серьезно Майкл. — Она очень важная, кроме того, отбивает сорок слов в минуту на пишущей машинке, является примерной прихожанкой, а в свободное время вышивает и аккомпанирует вам на рояле, когда вам хочется петь.

— Должно быть очень интересно быть сыщиком, — с сарказмом заметила Бетси. — Между прочим, мисс Тенби чемпион мира среди стенографисток.

При этих словах Майкл резко обернулся и посмотрел на Бетси.

— Самая быстрая стенографистка в мире? — повторил он голосом без следа иронии. — Не поет ли она к тому же?

Бетси удивленно:

— Да, и даже очень хорошо.

— Не предпочитает ли она итальянскую музыку? — спросил он.

Девушка рассмеялась.

— Кто-то вам уже о ней все рассказал, и поэтому вы разыгрываете проницательного сыщика, — воскликнула она раздраженно.

Эта перепалка была прервана появлением секретарши. Увидя Майкла, она остановилась точно пригвожденная. Бетси увидела, как девушка устремила на него свой взгляд.

— Вот тебе и раз, Кэтти! — вырвалось у Майкла Претерстона. — О, Бог! Кому могло прийти в голову, что мы встретимся здесь, под этим благосклонным покровительством!

Секретарь Тенби молчала.

— И кто на этот раз является дичью? — шутя полюбопытствовал Майкл. — Какое прекрасное побуждение привело вас в эту надежную гавань и как поживает полковник, друг Грэгори и все эти честные молодцы? Впрочем, полковник теперь, вероятно, опять отдыхает, Кэтти. Сколько он получил? — три года, кажется, не правда ли?

Секретарь Тенби все еще молчала.

— Что все это значит? — спросил граф Фланборуг наконец-то очнувшись и вспомнив, что он — хозяин дома. — Вы разве знакомы?

— Знакома ли она мне? — возбужденно спросил Майкл. — Но ведь я принадлежу к ее самым горячим поклонникам, не правда ли, Кэтти?

Мрачное лицо девушки просияло от нежной белозубой улыбки. Когда она заговорила, ее голос звучал умоляюще.

— Это правда, господин Фланборуг, — сказала она, — господин Претерстон знает меня и моего дядю, полковника Вестхангера. К сожалению, дядя был замешан в одной скандальной истории. Господин Претерстон также знает, что меня в детстве называли Кэтти. Но смею всех заверить, что я своей жизнью и своими делами пытаюсь предать забвению все, что могло бы оставить на мне клеймо порочного дяди.

— Гм, — пробормотал граф Фланборуг, ничего не понимая. Рассерженная Бетси кинула Майклу:

— Вы, кажется, склонны думать, что оказываете неоценимую услугу бедной девушке и обществу, унижая ее и отнимая у нее возможность вести честный образ жизни.

— Да, это и есть моя цель.

— Я же, напротив, полагаю, что ваша манера вести себя необычайно хамская! — гневно произнесла Бетси.

Она была убеждена, что ее нападение умерит самомнение Претерстона, и очень разочаровалась, когда заметила, что ничего подобного не произошло. Майкл, все еще забавляясь, разглядывал секретаршу, подмигивая ей.

— Кэтти, — сказал он, наконец, — вы ведь гений! Только подумать, что рука правосудия вас еще не настигла.

— Верно, до сих пор! — сказала девушка, внезапно повысив голос.

— Закон о предупреждении преступлений… — сквозь зубы процедил Майкл. — Я мог бы вас арестовать и за употребление фальшивых документов, и потому, что вы — очень подозрительная личность.

Девушка вдруг преобразилась, откинула голову назад и вызывающе засмеялась.

— Ах, Майкл! — воскликнула она язвительно. — Эх, вы, хитрый мальчик!

Но ее веселость длилась недолго, ибо в следующее мгновение она снова стала серьезной, глаза ее гневно сверкнули.

— В один прекрасный день вы все-таки останетесь в дураках, — с горечью сказала она. — Я видела, как погибали более смышленые и ловкие господа, чем вы, Майкл Претерстон. Вы и ваш закон о предупреждении преступлений! Этим вы не можете мне импонировать. Вы только тогда сможете применить закон, когда перехитрите меня, а этого вы никогда не добьетесь, вы… вы…

— Но, Кэтти! Мы находимся в присутствии дамы! — зашептал Майкл.

— Да, это будет самым благоразумным… Я упаковываю свои вещи, — прошептала она. — Мое пребывание здесь обернулось скверным отдыхом.

— Сердечно сожалею, — глубокомысленно сказал сыщик. — Могу себе представить, что, после бесшабашных деяний в стране преступников, вам здесь было смертельно скучно.

— Одно я все-таки хотела бы знать, — в раздумье сказала девушка и, направившись прямо к письменному столу, открыла серебряную шкатулку графа Фланборуга, ошеломленного неслыханной дерзостью, взяла сигарету. — Я всегда хотела знать, какой сорт сигарет предпочитает курить этот милый старый господин…

Но почти тотчас же с презрением бросила ее на письменный стол.

— «Золотой аромат»! — воскликнула Кэтти. — Лучшие сигареты курите даже вы, мой мальчик, неправда ли? И у него еще сто тысяч фунтов годового дохода!

— Нужно уважать традиции господствующего класса, — спокойно сказал Майкл.

Обернувшись и пожелав Бетси и ее отцу доброго здоровья, он взял «прекрасную Тенби» под руку и оба покинули комнату.

Глава 2

— Я вас приглашаю отобедать, — сказал Майкл Претерстон.

Они стояли перед домом Фелтонов, в ожидании такси. Маленький дорожный чемоданчик мисс Тенби лежал на скамейке.

— Что, положено сначала поесть? — спросила она дерзко.

— Мне кажется, что вы хотели меня припереть.

— Ваша манера выражаться прямо ужасна! — ответил он, укоризненно покачав головой. — Я, к сожалению, не могу вас припереть, как вы это называете, и поэтому согласимся на компромисс, если вы пойдете со мной отобедать.

Кэтти медлила.

…В маленьком погребном ресторане, в Сохо, где скверная вентиляция компенсировалась целым морем света, они спокойно поели.

— Ну-с, Кэтти, расскажите, какие у вас вызрели планы, — начал Майкл. — Они меня очень интересуют. Уверен, что это не мелочи, а очень блестящий серьезный план.

— Эти жемчужины нагнали на меня немало страха, — сказала девушка, пропуская мимо ушей его вопрос. — Было бы сущей бедой влипнуть из-за этой истории, да еще такой мелкой, к которой к тому же не имеешь никакого отношения!

— За это можете быть благодарны мне, — заметил Майкл.

— Я никогда не смогу сполна вознаградить вас за такую неоценимую услугу. — Кэтти оделила его многозначительным взглядом.

— Вы хотите сказать, что за это в один прекрасный день натравите на меня одного из ваших коллег — Грэгори или самого полковника, а может быть, даже маленького Штокмара — дабы он преподнес бы мне какой-нибудь подарочек…

— Ну, что вы! — сказала девушка. — Наоборот, если бы в криминальной полиции не было таких молодцов как вы, то нас бы уже давно накрыли! Вы являетесь для нас особого рода защитником и нам выгодно видеть вас живым и здоровым. Если бы с вами что-нибудь случилось, то всей преступной братии пришлось бы надеть траурные одежды.

Она прищурила глазки.

— Ради какой цели, как вы думаете, я заняла должность секретарши у графа Фланборуга? — спросила она.

— Понятия не имею! — ответил Майкл. — Но я, конечно, сразу догадался, что это вы, когда услышал про классную стенографистку и итальянские песни. Будьте осторожны: мне бы очень не хотелось наставлять вас…

— Пожалуйста, не надо, — отрезала она.

— Но я все-таки должен вам сказать, что очень часто поражался тому, как такая образованная милая девушка может заняться воровством, вместо…

— Вместо того, чтобы мучиться целые дни и зарабатывать три фунта в неделю? — закончила она. — Вы полагаете, что было бы лучше, если бы я жила в маленькой комнатушке, на четвертом этаже какого-нибудь казарменного здания, позволяла приставать шефу отделения в конторе и поставила на карту свою непорочность за какой-нибудь ужин и бутылку красного вина? Действительно, можно поражаться тому, что я этого не предпочла, не правда ли? Такого рода жизнь некоторое время у меня уже была, но должна вам признаться, Майкл, что она мне отнюдь не понравилась.

Она посмотрела ему в глаза.

— Видите ли, женщине борьба за жизнь стоит большего напряжения, нежели мужчине. От нее требуется красота. И ее цена и положение в жизни зависят от этого. Даром мужчины не оказывают женщинам никаких услуг. Между собой они одалживают друг другу любые суммы и радуются, когда получают эти деньги назад, ничего другого взамен не требуя. Но если бы я была какой-нибудь стенографисткой в одной из контор Сити и одолжила только два фунта у шефа отделения или пять у одного из высших начальников, то тут же была бы приглашена к кому-нибудь на ужин. За одолженные два фунта я должна заплатить гораздо больше процентов, нежели это можно написать цифрами. Представим себе, что кто-нибудь из друзей одолжил вам несколько фунтов, взамен требуя, чтобы вы не только вернули ему эти деньги, но и отказались от всего того, что для вас свято. Он желает, чтобы вы оставили всех своих друзей, чтобы вы их оклеветали, не сдержали данного им слова, но даже настаивает на том, чтобы вы сделались вором, в то время как всякая ложь вам противна, данное слово свято и все нечестное вами отвергается. Неужели вы из-за этих денег забудете о своем достоинстве, чести и плюнете на все ваши убеждения?

Майкл не ответил. Он заплатил по счету, и они вышли на улицу.

— Я не хотел бы вас оплакивать, — сказал он, подводя ее к извозчику. — Наслаждайтесь жизнью! Но настанет время, когда я все-таки приду и вас арестую, несмотря на то, что это мне будет сделать очень мучительно. Ну, а теперь исчезните как можно быстрей!

Кэтти вскочила в экипаж и кивнула ему на прощанье.

Майкл сердцем чувствовал, что девушка правдива в своих рассуждениях. Ему было жаль ее, ее молодость.

Угнетенный возвращался он в Скотленд-Ярд. По дороге вспомнил, что забыл написать отчет. Своим появлением он удивил графа Фланборуга: тот как раз собирался уткнуться в подушку после сытного обеда.

Майкл извинился необычно вежливо, так что граф тут же растаял.

— Бетси куда-то ушла, — объяснил он.

— Я постараюсь пережить ее отсутствие, — ответил Майкл и сел у письменного стола графа Фланборуга.

Покончив с отчетом, он сложил его и сунул в карман.

— Могу ли я задать вам несколько вопросов, касающихся Кэтти, или мисс Тенби, как вы ее называете. Боюсь, что нагнал на вас страху сегодня утром.

— Во всяком случае это было неожиданностью, — согласился граф. — Кто, собственно говоря, эта Кэтти? Мы осмотрели весь дом, но насколько нам удалось выяснить, она ничего у нас не украла.

Майкл засмеялся.

— На этот счет можете не беспокоиться. Кэтти не принадлежит к девушкам, опускающимся до мелкого воровства. Ее настоящее имя Кэтти Вестхангер; она племянница полковника Вестхангера и ей всего восемнадцать или девятнадцать лет. Ее мать была благочестивой женщиной, а отец — подлецом, которого в связи с каким-то хищением выбросили из армии. Ее дедушка со стороны матери, сэр Саун Массерфилд, владевший имением по соседству с моим братом, был самым большим стратегом, которого когда-либо имела британская армия. Кэтти унаследовала его гениальность, но, к сожалению, не его честность. Отец умер, когда ей минул шестнадцатый год, и ее дядя, который был еще большим плутом, нежели когда-то ее батюшка, — а Вестхангеры могли гордиться тем, что в течение двухсот лет они всегда имели в своем роду преступников, — завершил ее образование. Кэтти воспитана для воровства, но для воровства чрезвычайно исключительного. Она, полагаю, сумела создать самую большую преступную организацию в мире. Каждый член ее шайки, по меньшей мере, один раз был за решеткой, но до сих пор нам еще не посчастливилось уличить Кэтти. Она совершает самые великие мошенничества — одно гениальнее другого — но она лично при этом остается неуязвимой.

— Но все-таки как же это возможно, чтобы полиция была бессильна? — начал граф Фланборуг.

— Мы — полицейские, мои дорогой Фланборуг, — усталым голосом возразил Майкл, — тоже люди, а не чародеи и ясновидящие. Законы этой страны, к сожалению, так ограничены, что преступник имеет больше возможностей, чтобы удрать, чем полицейский, чтобы его поймать. Мы знали, что Кэтти была соучастницей большого ограбления голландского банка, из сейфов которого были выкрадены два миллиона крон. Она же организовала в июне неслыханные налеты на ювелирные магазины Лондона. Кэтти — мать преступной братии. Эта братия вам не знакома? Я при случае покажу ее убежище, если вас это интересует, но предупреждаю заранее, что вас ждет разочарование, если полагаете, что увидите там всех подонков. Их квартал внешне выглядит так же благопристойно, как любой другой в Лондоне. Находчивость и выдержка Кэтти прямо поразительны! А вернулся я сюда затем, чтобы узнать, зачем она была у вас и какие обязанности исполняла в вашем доме?

— Ну, как я вам уже сказал… — снова начал граф Фланборуг.

— Ради Бога, — перебил его Майкл, — не говорите только, что она унесла какие-нибудь драгоценности! Уверяю, Кэтти даже булавки не взяла из вашего дома. Нет, нет, она не для этого к вам пришла. Как долго прожила она у вас?

— Почти четыре недели, — несколько раздраженно ответил граф.

— Каковы были ее обязанности?

— В ее обязанности входила самая обыкновенная работа секретарши, то есть, она писала письма Бетси. Притом она обладала отличными рекомендациями.

— Этому я охотно верю, — снова нетерпеливо перебил его Майкл. — Человек, их написавший, живет на улице преступников № 9, и его имя — Миллет.

— Она замечательная стенографистка, — заметил граф, вероятно, пытаясь оправдать свою непредусмотрительность.

— Это я знаю. Она, как вы говорите, самая быстрая машинистка на свете, да еще очень образованна, говорит на пяти языках, а французский язык уже выучила в десять лет. Но что еще она здесь делала?

Граф Фланборуг на минутку задумался.

— Она переписывала некоторые письма и отчеты.

— Что это за отчеты?

— Это были отчеты нашего южноафриканского общества. Как видите, Майкл, я не перестал интересоваться этим предприятием.

— Они были очень важны, эти отчеты?

— И да, и нет, — медленно ответил Фланборуг. — В них шла речь о производстве и себестоимости, да еще о предполагаемом плане пароходных нагрузок общества.

— Какую работу вы ей еще поручали?

— Дайте вспомнить…

— Ведь вы раньше, если я не ошибаюсь, пользовались содержащимся в строжайшей тайне кодом, ключ к которому записали в какой то записной книжке.

— Верно, но она его, конечно, не увидела.

— Куда вы спрятали эту книжку?

— Она в моем письменном столе.

— Допускаете ли вы что Кэтти видела ее?

— Такая возможность не исключена… Но она не могла ее переписать, я в этом убежден.

— Оставалась ли она когда-нибудь в этой комнате одна? И если да, то как долго?

— Время от времени, минут пять — не больше.

Майкл в раздумье потер подбородок.

— Случайно не заставали ее здесь, ну, скажем, в полуобморочном состоянии? — спросил затем сыщик.

Граф Фланборуг был поражен.

— Неужели она вам об этом рассказала?

Майкл отрицательно покачал годовой.

— Нет, она мне ничего не рассказала, но ваше удивление убеждает меня в том, что что-то подобное действительно произошло…

— Да, это случилось как-то раз утром с этой бедной и, гм… достойной сожаления девушкой.

— И вы, конечно, выбежали из комнаты, дабы принести ей стакан воды, не правда ли? — с насмешкой спросил Майкл.

— Да, конечно.

— Ну теперь мне все понятно! — воскликнул Майкл. — Застигнутая врасплох за проверкой ваших частных документов, она, в то время как вы поспешили за водой, успела все привести в должный порядок. Не обратила ли Кэтти ваше внимание, ну скажем, на разбитую вазу или косо висящий портрет?

Граф Фланборуг снова был крайне удивлен.

— Да, она как-то указала мне на стеклянный шкаф, спросив, знаю ли я, что его дверца лопнула… Как потом выяснилось — была абсолютно цела.

— Но вы подошли к шкафу, чтобы его осмотреть?

— Само собой!.. — ответил хозяин дома.

— Это была всего лишь уловка с ее стороны, — объяснил Майкл. — В то время как вы осматривали стеклянную дверь, она вложила в ящик письменного стола прочитанные документы.

— Я хотел бы только знать… — испуганно начал граф. — Она готовит нападение на наш дом?

— Будем надеяться, что нет, — сказал Майкл серьезно, — однако мое сердце радуется от этой мысли.

— Оставьте вашу иронию! Ведь вы же знаете, что я этого не переношу. Полагаю, вы не сердитесь на Бетси…

— Напротив, благословляю ее каждый раз, когда думаю о ней, — вставил Майкл. — Когда она отвергла мое предложение, то тем самым оказала мне наибольшую услугу, какую только один человек в состоянии оказать другому. У меня сейчас в голове нечто большее, чем Бетси. А теперь пока, папочка. До встречи.

Глава 3

Майкл Претерстон вовремя вернулся в Скотленд-Ярд, застав своего шефа еще до того, как тот начал свой ежедневный обход.

Комиссар Смит, которому наш аристократический отпрыск вручил свой рапорт, сегодня был в скверном расположении духа.

— Если бы даже под каким-нибудь предлогом арестовали Кэтти, то и тогда это мошенничество не прекратится, — объяснил он. — Поверьте, она уже мобилизовала всех своих помощников… Но для вас, мой друг, у меня припасен разумный совет, а именно: берегитесь! Ваша жизнь в опасности до тех пор, пока Кэтти вас боится!

— Сегодня утром у меня не создалось такого впечатления, будто она боится меня!

— Она пускает вам пыль в глаза! Будьте осторожны! Возможно, что вы уже сегодня были несколько легкомысленны!

— Отнюдь! — запротестовал Майкл.

Смит засмеялся.

— Лучше бы она вас не узнала.

— Как я мог этому помешать?

— Не знаю, — ответил Смит — Но берегись ее!

Майкл, быстро забыв совет начальника, использовал свободный вечер для того, чтобы самому сделать маленькую разведку на улице преступников. Эта улица не была обозначена ни на одном плане Лондона. Но если вы посмотрите на какую-нибудь специальную карту, то найдете неправильно расположенную группу домов, носящую название «Амберскомбский сад». Среди этих домов четыре — под номерами 2, 4, 6, 8, а другие, расположенные по овальной кривой, носят номера 1, 3, 5, 7 и 9.

Эти девять домов были известны полиции под названием «улица преступников».

В доме № 1, самом лучшем из этих зданий, обитал некий доктор Филипп Гарон, практикующий врач из Америки, часто приезжавший из-за Атлантического океана и регулярно после своего возвращения вносивший в один из больших банков Лондона значительные суммы. Прибыльности своих поездок через океан доктор Гарон был обязан убеждению многих пассажиров, считающих, что висящее в комнате для курящих предостережение не играть в карты с незнакомыми путешественниками относится не к ним, а к другим людям.

Дом № 3, красивый, обросший зеленью, с белыми оконными рамами и стенами из красного кирпича, который придавал ему чрезвычайно солидный вид, принадлежал господину Куннингхаму по кличке «Мусси». Господин Куннингхам называл себя независимым, чем, очевидно, давал понять, что не подвластен понятию «честным трудом зарабатывать на жизнь». Он пользовался наибольшей известностью в этой колонии, ибо уже дважды отбывал тюремное заключение: один раз в Англии, а затем во Франции. Кроме того, он прославился своим исключительным умением взламывать любые сейфы так ловко, что равных ему в этом деле не было.

Жильцом дома № 5 был господин благородного вида и большой благотворитель, прозванный друзьями и недругами «Бишоф». Настоящее же его имя было Броун, и так же как все его коллеги, он замешан в различных банковских мошенничествах, но накрыть его удалось один только раз, причем он отделался чрезвычайно легким наказанием — девятью месяцами исправительных работ.

Обитатель дома № 7 был записан в местной адресной конторе как «Господин Жак Колинг, частный инженер», а в справочных книгах уголовной полиции о нем можно было прочесть: «Изумительный стрелок», и рядом примечание, что при его аресте, в связи с ограблением голландского банка, он был совершенно безоружен и за недостатком улик до сих пор избежал наказания в Англии, но уже ознакомился с французской тюрьмой.

Дом № 9 местный гид показывал всем туристам как убежище известного фальшивомонетчика Миллета. Он уже раз был осужден к пятнадцати годам заключения, но уже через два года освобожден. Вслед за этим последовали аресты некоторых его друзей, что вызвало подозрение в воровском мире и даже поговаривали, что Миллет их «засыпал».

В доме № 2 проживал Мулбэрри, благовидный, педантичный господин, который ежедневно, год за годом, поездом в 9 часов 15 минут уезжал в свое бюро и вечерним поездом в 17 часов 30 минут возвращался домой. Это был писака прошений высокого стиля, которые он составлял в такой трогательной форме, что ему почти всегда удавалось выманить у своей жертвы желаемый гонорар.

Дом № 4, второй по величине на этой улице преступников, занимал «господин Грэгори, учитель языков». Он был мастером на все руки. Так, например, он доказал Чилийскому банку, что его «неподдельные» банкноты, которые, к слову сказать, оказались сложными для фальшивомонетчиков, могут быть изготовлены серией в десятки тысяч экземпляров, а шесть красок, необходимых для подделки их облигации, для знатока, имевшего зоркий глаз и знающего толк в красках лучше любого художника, не являются преградой.

В № 8 жили два брата — выходцы из Германии — Томас и Францис Штокмары, выдававшие себя за политических беглецов, на самом деле являлись особо опасными преступниками. Лица их были суровыми, бледными, волосы короткие, щетинистые. Они были наименее авторитетными членами этой колонии.

Описание дома № 6 умышленно оставлено в конце, ибо он считался полицией достойным наибольшего внимания среди других в стране преступников. Здание было на один этаж выше остальных — постройка массивная и грубая. Третий этаж представлял собой большую комнату с множеством окон со всех четырех сторон, откуда можно было наблюдать за всем этим «садом». Говорили даже, что шестой дом так построен специально, чтобы, в случае необходимости, его можно было превратить в крепость и с третьего этажа вести последний смертельный бой. Здесь обитали полковник Вестхангер и его племянница.

Майкл Претерстон не был новичком в этом притоне, ибо часто его посещал. По его инициативе на этой улице, уводящей в Амберскомбский сад, однажды утром появилась группа рабочих для ремонта мостовой. При этом был обнаружен подземный ход, соединявший оба конца улицы и начинавшийся под одним маленьким летним особняком, расположенном в одном из садов в центре логова и ведущий прямо в сарай дома № 3.

Обитатели этого квартала говорили, что они и не догадывались о его существовании, и что он, наверное, был проложен до того, как они здесь поселились.

Когда Майкл вечером, помахивая тростью, проходил мимо моста, где начинался подземный ход, он стал прикидывать, где бы мог находиться новый тоннель, в существовании которого не сомневался.

…Быстро надвигалась ночь. Окно столовой доктора Филиппа Гарона было залито светом. Справа, в квартире господина Мулбэрри, освещения не было. Дом господина Куннингхама, как и обиталище «Бишофа», притаился во мраке. Из спальни дома № 7 пробивался свет, — окна в шестом и восьмом были темны.

Заметив Миллета, который курил возле ограды своего сада, Майкл направился к нему. Зоркие глаза фальшивомонетчика уже давно заметили его. Миллет, человек с багровым лицом и странно любезного обхождения, которое не вызывало симпатии, поздоровался с сыщиком как со старым приятелем.

— Добрый вечер, господин Претерстон, надеюсь, вы не ищете здесь нарушителей закона?

Майкл опустил руки на ограду и успокаивающе покачал головой.

— Но, дорогой господин Миллет, как пришли вы к такой мысли? Разве я мог бы найти здесь нарушителей закона? Ведь местные обитатели — самые спокойные и порядочные люди во всем Лондоне.

Господин Миллет вздохнул и забормотал что-то о тяготах жизни, мечтая забыть прошлое, и в покое и безопасности дожить последние дни.

— Ну, конечно же, — благожелательно заметил Майкл. — А как поживают ваши соседи? Я бы тоже с удовольствием здесь поселился. Может быть, вы знаете, не сдается ли здесь какая-нибудь квартира?

— Не думаю, — ответил Миллет. — Но так как я живу совершенно один, то, если вы очень захотите, мог бы сдать вам две комнаты в моем доме, господин Претерстон. Вы этим даже окажете мне честь.

— Как, между прочим, поживает Кэтти? — спросил Майкл, пропустив мимо ушей его приглашение.

— Кэтти? — поражение спросил Миллет. — Вы хотите сказать мисс Вестхангер? Вот уж несколько дней как я ее не встречал… Мне кажется, что в последний раз видел ее во вторник… Да, во вторник, после обеда!

— А если точнее, в 2 часа 30 минут, не правда ли? — поиздевался над ним Майкл. — На ней было синее платье в белых крапинках и маленькая зеленая шляпка. Вам нечего притворяться, Миллет, ибо в данный момент я ничего против Кэтти не имею.

— Какой вы шутник, господин Претерстон, — засмеявшись, воскликнул Миллет.

— Но не сегодня, — возразил многозначительно сыщик. — Штокмары в последнее время тоже скрывались от меня.

— Я их вообще не вижу, — поспешил оправдаться господин Миллет. — Они мне очень несимпатичны. Кем бы я ни был, господин Претерстон, но что я настоящий патриот, с этим даже вы должны согласиться, не правда ли? Я очень горжусь своей национальностью и никогда не был особенно расположен к иностранцам.

— Ваши патриотические чувства делают вам много чести, Миллет, — сухо ответил сыщик, собираясь удалиться. — Я бы только хотел, чтобы вы достаточно крепко любили наших сограждан и могли мне шепнуть кое-что о том, что здесь происходит.

И затем тихо добавил:

— Ведь вы хорошо обо всем осведомлены…

— Если бы я хоть что-нибудь да знал, — притворно ответил Миллет, — сразу же вам все и выложил, господин Претерстон. К сожалению, я живу в абсолютном уединении. Ни один человек ничего мне не докладывает, и я этому очень рад, ибо желаю в полном покое позабыть прошлое и дожить остаток своих дней…

— Оставьте лучше эту слащавость — она меня не трогает, — перебил его Майкл.

Полковник Вестхангер, высокий, седоволосый человек, заложив руки за спину, опустив подбородок на грудь, стоял в это время в большой комнате третьего этажа и сверху из темноты наблюдал за каждым движением сыщика. Грэгори, красивый и стройный, стоял рядом и курил.

— Как был бы я рад встретить этого человека в укромном месте, — прошептал Грэгори.

— Это, собственно говоря, нужно как-нибудь провернуть, — сухим голосом ответил полковник. — И мне этот молодчик не нравится. Он не похож на всю эту, среднего достоинства, банду чиновников криминальной полиции — он слишком много знает, а это навевает грустные мысли.

Затем он молчаливо пожевал свои седые усы, печально покачал головой и отвернулся от окна, когда увидел, что Майкл попрощался с Миллетом.

— Проследите за ним из другого окна, — сказал он, — и пусть с него не спускают глаз.

Глава 4

— К кому он заходил? — спросила она полковника, когда тот зашел в гостиную на первом этаже.

— К Миллету. Я бы хотел знать, что, черт возьми, он здесь ищет.

Лицо Кэтти передернулось.

— Имея дело с сыщиками, трудно узнать, делают ли они что-нибудь ради собственного удовольствия или по служебным обязанностям, — заметила она. — Полагаю, что он просто хочет возобновить на улице преступников свои старые знакомства.

— Оставь это выражение.

— Я выражаюсь так, как мне нравится, — возразила она спокойно. — Ты, кажется, становишься несколько нервным. Отчего, собственно говоря?

— Я ведь не нервничаю, — шумно запротестовал он. — Я просто старею. Организованное нами предприятие — очень большое, слишком даже большое для моих вкусов. Если бы я чувствовал себя так, как несколько лет назад, Кэтти, то бросил бы все это грязное дело. Мы ведь накопили целую кучу денег — так отчего же нам теперь не блаженствовать в покое?

— Право, не знаю, — сказала она, не реагируя на его раздражение, — как быть с Майклом?

— У Грэгори что-то на уме, — начал полковник — а именно…

— Перерезать ему глотку, — перебила его девушка. — Грэгори всегда был очень груб и расположен к насилию. Не могу себе представить, чтобы он когда-нибудь совершил нечто подобное, но предполагаю, что как сын знойного юга, он не может отказать себе в удовольствии вести подобные разговоры. Нет, мой полковник, до сих пор ни одно убийство еще не запятнало нашей совести, и будет гораздо приятнее, если мы и впредь не польстимся на это. Мое мировоззрение вполне роднится с теорией Майкла. Недавно прочла в одной социалистической газете его статью о праве на жизнь. Я тоже против истребления ближних. Но ничего не имею против «кровопускания», когда речь идет о ком-нибудь слишком насосавшемся крови. И все-таки, когда хорошенько подумав, не знаю, дошла бы я до такого.

— Что ты этим хочешь сказать? — прищурив глаза, спросил полковник.

— Я этим хочу сказать, — чуть приподняв плечи, начала она медленно, — что, собственно говоря, не знаю, являются ли мои убеждения действительно моими или только твоими, которые я отражаю словно зеркало. Ты видишь, дядюшка, что, несмотря на свою молодость, я рассуждаю здраво и вот говорю себе, что ни одна девушка девятнадцати лет не обладает вполне установившимися воззрениями — это значит не собственными, но принадлежащими другому. Может быть, я в двадцать пять лет буду смотреть на тебя как на страшного человека и принимать все это — она распростерла свои руки — как нечто такое, что приводит в содрогание, когда об этом вспомнишь…

— До тех пор, — вставил расчетливый дядя, — ты — мисс Али-Баба, главнокомандующий нашей маленькой армией и очень миловидная молодая дама… Впрочем, Грэгори становится очень неприятен.

Засмеявшись, Кэтти взглянула на дядю.

— В лице Грэгори мир потерял великого бойца, — заметила она. — Какая муха, собственно говоря, его укусила?

— Тише! Тише, дитя мое! — попросил ее дядя. — Наш уважаемый друг наверху, и, во всяком случае, никогда не рекомендуется скверно отзываться о своих сообщниках. Наше призвание, сама знаешь, принуждает нас к известным условностям.

— Как странно все это звучит, — воскликнула девушка, потягиваясь и обхватывая руками колени. — Знаешь ли ты, дядя, я никогда не была способна мыслить, как другие люди, и с самого детства меня привлекало только то, что я отнимала у других. Только это прельщало меня. В пансионе, в Лозанне, где я воспитывалась, до того как возвратилась сюда, все люди, не преувеличивая, казались мне сумасшедшими, несмотря на то, что ты меня предупреждал об их эксцентричности. Все отцы моих соучениц были торгашами, — а это — законный метод, чтобы нажиться за счет своих близких. Но только представь себе монотонность такой жизни! День за днем, год за годом работать без отдыха, без приключений, исключая даже, может быть, редкое развлечение, доставляемое считанным посещением театра или какого-нибудь пикантного развлечения.

— Я даже не подозревал, что такие приключения существуют, — произнес полковник, закрыв глаза и поглаживая усы.

— Еще как! — заметила племянница. — Встречаешь таких господ и кажется — все они принадлежат к категории роботов: «Добрый вечер, мисс», «Мы, наверное, уже встречались», или «Нам, конечно, по пути?»

— И что происходит потом? — забавляясь, спросил полковник, кладя сигарету в пепельницу.

— Я только раз испробовала, — ответила Кэтти. — Это было с одним молодым человеком. Он сказал: «Разрешите вас проводить, мы, кажется, уже встречались», и я позволила ему проводить меня немного. Я ожидала чего-то ужасного, но он говорил только о своей матери и о сложностях в борьбе за квартиру. Он хотел взять меня под руку, но когда я сказала, что это дурной тон, он предложил, чтобы мы встретились в воскресенье. Между тем я узнала о всех его семейных обстоятельствах, о его матери и девушке, которой готов пожертвовать ради того, чтобы иметь возможность продолжать знакомство со мной, и так далее. Он мне также сообщил, что его зовут Эрнст, и что он самый способный и умный человек в их конторе.

— И он, конечно, хотел тебя целовать?

— Думаю, что да, — согласилась она, — но не высказал этого желания. Говорил только, что надо надеяться, что погода будет не дождливая и спросил разрешения написать мне. Я согласилась, но, к несчастью, он забыл попросить у меня мой адрес…

Вдруг она прервала свой рассказ и спросила:

— Отчего Грэгори становится неприятен?

— Мадридское дело не сошло так хорошо, как он ожидал, — объяснил полковник, отводя взгляд.

— Понимаю… И Грэгори взваливает вину на меня?

— Нет, наоборот, — возразил полковник, — полагаю, что он прикончит всякого, кто в его присутствии осмелится произнести хоть одно слово против тебя.

Она, соглашаясь, кивнула и рассеянно посмотрела вокруг.

— Мадридское дело нам не удалось провести должным образом, несмотря на то, что я велела исписать сорок две страницы как на испанском, так и на английском языках. Я проработала над этим целый месяц и, как видишь, напрасно. Почти сто тысяч фунтов угробили мы в это дело только потому, что доверенный Грэгори, сеньор Рабулла, решил, будто ему не нужно строго следовать моим инструкциям. В светло-сером костюме вошел он в вагон, вместо того, чтобы послушать меня и одеться в черное, как мадридцы. Кроме того, он настоял, чтобы из Толедо ехать в Мадрид. Я знала, что местность контролируется французскими и испанскими сыщиками, и что они особенно следят за подозрительно одетыми господами. Рабулла был арестован, и цепь, которую я столь заботливо соединяла, звено за звеном, разлетелась на части. Когда ему, наконец, удалось бежать и приехать в Мадрид, картинная галерея была уже закрыта, и там оставался висеть этот Веласкес… А мы обеднели на сто тысяч фунтов.

— Ты действительно гений, и я согласен, что ты права. О небо! Какую голову надо иметь, чтобы предвидеть все эти мелочи!

— Опытный преступник является также и опытным стратегом, — объяснила девушка, засмеявшись. — И когда что-нибудь не клеится, то обвиняется, конечно, генерал! Два года тому возмутительный Грэгори посвятил одного итальянца в наши планы о почтовом отделении в Ноттингеме и что за этим последовало? Опять-таки неудача.

— Ты совершенно права, — поспешил согласиться полковник, — Толмини тогда испортил все дело.

— И когда его поймали, то он попытался нас всех вовлечь в эту историю, — сказала девушка. — Он, казалось, был уверен, что я ему устроила ловушку. А между тем, я этому идиоту сотни раз повторяла, что почтовыми каретами надо завладеть только после того, как ночная смена явится на работу.

— Но почему ты о нем заговорила? — полюбопытствовал полковник.

— Потому что срок его тюремного заключения подходит к концу, и тогда он станет таким же неприятным, как Грэгори теперь!

— Предоставим мертвым хоронить мертвых, — процитировал полковник. — Ну, а как продвигается новый проект?

— Здесь мы пошли гораздо дальше, нежели ты думаешь. Нужно только еще исследовать несколько дорог, застать врасплох нескольких авантюристов и перерезать много метров проволочных заграждений.

— Гром и молния, Кэтти! Ты должна была стать главнокомандующим! — воскликнул восхищенный полковник.

Она откинулась на спинку кресла, подложила руки под голову и испытывающе взглянула на него.

— Ведь ты когда-то был джентльменом, не правда ли, дядя? — спросила она с присущей ей откровенностью.

Полковник Вестхангер наморщил лоб.

— Теперь ты таковым не являешься, — продолжала она, — не правда ли?

— Но послушай, Кэтти! Я все еще чувствую себя таковым, — изменившимся голосом запротестовал полковник. — К лешему, Кэтти! Как ты однако жестока!

— В известном смысле ты все-таки еще джентльмен, — согласилась Кэтти в раздумье. — Лучшим доказательством этого сложит то, что тебя обижают мои сомнения. Но вот, что я, собственно говоря, хотела сказать: раньше ты действовал из совершенно других соображений. Было время, когда ты смотрел на воровство как на нечто позорное, и грабеж под угрозой смерти считал преступлением. Ты, вероятно, знавал честных мужчин, готовых пожертвовать ради тебя жизнью. И ты сам, должно быть, принадлежал к тем передовым людям, которые бы строго наказали своих солдат, если бы они изменили своему долгу, совершили какие-нибудь мелкие преступления, такие, что сравнительно с твоим выглядели бы точно булавочная головка возле купола церкви святого Павла.

— Я не знаю, почему ты сегодня так много говоришь о прошлом, Кэтти, — огорчаясь, сказал полковник.

С седыми волосами, широкими плечами и молодецкой выправкой, он все еще олицетворял собой представительного господина.

— Я только сравниваю тебя с собой, — сказала она. — Ты обладаешь тем преимуществом, что знаешь обе стороны медали. Так скажи мне, какая из них лучше?

— Какая же по-твоему лучше? — спросил он недоверчиво.

Она бросила в камин свою сигарету.

— Мне кажется, что я отдаю предпочтение нашей жизни, — откровенно сказала она. — Она приятна и захватывающа. Все хорошие, честные люди, которых я знаю, страшно скучны. Но ты мне еще не ответил… Какую жизнь предпочитаешь?

— Ты сегодня в очень странном настроении, — высказал свое мнение полковник, подымаясь и проходя мимо нее. — Ты в самом деле стала праведницей, или с тобой творится что-то неладное?

— Скажи мне, что лучше, — снова спросила она, — быть вором, но свободным, или влачить жалкое существование пленника порядочности?

— Для душевного спокойствия порядочная жизнь лучше, — объяснил дядя. — Нет бессонных ночей, вздрагиваний при каждом шорохе, которые надо подавлять, нет страха перед полицейскими, забот о том, что тебя ждет впереди…

— Действительно? — презрительно посмотрев на него, спросила она. — Разве все это не испытывают так называемые честные люди? Неужели, например, честный человек не имеет долгов, и не ждет ли он в страхе за свое будущее визита судебного исполнителя? А разве состарившийся честный человек не страдает от сердцебиения, когда шеф зачем-то вызовет его к себе?

Полковник обернулся и закричал на свою племянницу:

— Если ты сама отвечаешь на все вопросы, то не понимаю, почему ты меня об этом спрашиваешь? Обо всем… можно высказаться и за и против.

Но девушка, казалось, уже не успокоится.

— Что тебя заставит отказаться от этой жизни и отдать свои несомненно исключительные таланты, как недавно сказал судья бедному господину Мулбэрри, на служение более благородным идеалам?

— Богатство, — смело ответил полковник, — столько денег, чтобы проценты с них приносили мне приличный доход. Я еще раз тебе говорю, Кэтти, мы уже можем себе это позволить…

— Это лишь побуждение чисто материального характера, — перебила девушка. — Какое другое — этическое или религиозное?..

— Что ты разболталась! — вспылил он. — Отчего ты задаешь такие глупые вопросы?

— Оттого, что я как раз думаю над тем, какие побуждения могли внушать мне уважение. Мнение ближних? Нет! Абсолютно безразлично, что они обо мне думают. Я знаю, что большинство из них дураки, так отчего же я должна считаться с их убеждениями? Богатство? Нет, ибо если бы я даже была богата, как Крез, то и тогда продолжала бы вести тот же образ жизни, даже ради спортивного интереса. Боязнь быть наказанной? Тоже нет, так как я бы использовала время моего заточения для изучения тех ошибок, которые привели к моему провалу, чтобы не ошибаться впредь. Боюсь, что я неисправима, дядя, ибо в нашей жизни есть нечто такое, что меня влечет. Ну, я переоденусь, — закончила она и направилась к двери.

— Ты уходишь? — удивленно спросил полковник.

Она кивнула.

— Но Грэгори…

— Грэгори может продолжать! Впрочем, он мне надоел — пробует ухаживать за мной.

— Ты находишь это странным? — заметил дядя лукаво.

— Я нахожу это во всяком случае обременяющим, — возразила ему племянница.

Открыв дверь, она невольно отшатнулась. Грэгори стоял в полутемном коридоре, уступая ей дорогу. Кэтти окинула его холодным взглядом.

— Вы подслушивали? — спросила она.

— Но, мисс! — воскликнул он обиженно.

Кэтти засмеялась и вышла. Грэгори смотрел ей вслед, пока она не взошла по лестнице, и закрыл дверь, оставшись наедине с полковником.

— Наша маленькая приятельница очень сердится на меня, — без всякой враждебности в голосе сказал он.

— Она изумительная девушка, Грэгори, — ответил полковник.

Грэгори погладил свои маленькие черные усы.

— Она меня не переваривает.

— А кого она переваривает? — заверил полковник.

— Вас, надо надеяться, — ответил испанец, посмеиваясь.

— И этого даже я не знаю! — воскликнул полковник. Как все изменилось!

Испанец сел на стул, на котором недавно сидела Кэтти.

— Я понимаю, что вы этим хотите сказать, — проговорил Грэгори. — Несколько лет назад она была послушным ребенком, который жадно впитывал наши главные принципы, а сегодня она всех нас тиранит.

Он ловко свернул сигарету и полез в карман за спичками.

— Она вся соткана из разума, — произнес он, видимо гордясь, — но ее сердце — пфф!

Грэгори выпустил облако табачного дыма, словно желая этим подчеркнуть значение своих слов.

— Кэтти поразительно энергична и неутомима, — продолжал он. — Иногда мне кажется, что она опасна, но затем как следует поразмыслив, я убеждаюсь, что это не так. Она все организует, то есть, она только разрабатывает план… Ответственность, в случае неудачи, она сваливает на нас. Но план так хорошо придуман и все детали его так талантливо обработаны, что очень трудно найти в нем малейшую ошибку. В мадридском деле, конечно, виноват Рабулла. Признаю, что я несправедливо сердился на нее! Что она обо мне сказала? В моем лице потерян замечательный воин!.. — Он тихо засмеялся. — Ну, ладно, это приятно, а как далеко мы продвинулись с нашим новым планом?

Полковник и Грэгори придвинули свои стулья к столу, поставили настольную лампу и углубились в изучение записей и чертежей будущего мероприятия, замечательнейшего из когда-либо задуманных на улице преступников.

Глава 5

В обеденное время в Зэбо-клубе бывало очень много публики — этот клуб славился своей безукоризненной прислугой. В его залитых светом помещениях собиралось богатое, изысканное общество. Маленькие столики так близко были поставлены друг к другу, что обслуга еле пробиралась между ними. Беспрестанно игравший современный джаз словно аккомпанировал этому шуму говора и смеха. В вестибюле по мозаичному полу взад и вперед прогуливался высокий, сухощавый молодой человек с моноклем в глазу, нетерпеливо кого-то ожидавший.

Спустя какое-то время в двери показалась девушка и спешно направилась к нему.

— Простите, Рэгги, что я так поздно, — непринужденно сказала она.

— Это неважно, солнышко мое! И если бы вы даже опоздали на один, нет, пять часов или на целый день, то и тогда я бы вас ожидал…

Девушка озарила его сияющим взглядом.

— Я не стану сердиться на вас, если вы будете называть меня Долли, — шепнула она.

При этом его лицо зарделось, монокль выпал, он оттянул рукой воротник…

— Вы заказали стол, не правда ли? — спросила девушка.

— О да! — спохватился юноша.

Восторженный, он повел ее к одному из угловых столиков, украшенному живыми цветами.

Многие посмотрели на них.

— Рэгги Болтовер! — сказал какой-то молодой человек.

— Кто такой Рэгги Болтовер? — спросил его сосед.

— Человек, обладающий миллионом, — раздался сухой ответ.

Спутница Рэгги сияла. Ее глаза были полны восторга и радости.

— Это и есть знаменитый Зэбо-клуб? — сказала она. — Не слишком ли порочное место?

На лице Рэгги Болтовера проявилась тревога. Потом он улыбнулся.

— Но, моя милая Долли, — заговорил он уверенно, — неужели я пригласил бы вас в непристойное заведение? Разве я похож на такого человека?

Со своей спутницей он познакомился случайно. Один из его друзей, стоявший гораздо ближе к идеалу порочности, чем Рэгги, уговорил его подождать вместе с ним у входа в театр артистов, где тот должен был встретиться с одной очаровательной подругой и пойти с ней поужинать. Очаровательная подруга представила им свою приятельницу, Долли Флеминг, после чего они нее вместе пошли в ночной ресторан. Первая встреча не стала последней. И он вполне серьезно стал подумывать об их отношениях: не представить ли ее своей матери, что говорило о серьезных намерениях молодого человека и его добропорядочности.

Сидя за столиком, он ей называл присутствующих и коротко характеризовал каждого представителя высшего света. Но, Долли, похоже, был безразличен его рассказ. Наконец, она сказала:

— Но я бы с гораздо большим удовольствием говорила о вас, вы интереснее всех этих господ!

— О, нет! — возразил Рэгги, лукаво улыбаясь.

— Да! Вы гораздо интереснее! — настаивала она.

— Ах, оставьте! — сказал Рэгги. — Как может подобное прийти вам в голову. Нет, нет, я вовсе неинтересен, ну нисколько!

Он открыто сознался в том, что ведет самый обыденный образ жизни. Все его ежедневные заботы заключались в том, что он подписывал несколько чеков, оплачивал по некоторым счетам и это все.

— Как, наверное, хорошо быть таким независимым, — в раздумье сказала девушка. — Я происхожу, конечно, из очень бедной семьи, и мы привыкли думать только в шиллингах, в то время как вы отсчитываете тысячи фунтов. Очень трудно представить себя отдающей приказания вместо того, чтобы быть всегда обязанной их исполнять.

Рэгги никогда в своей жизни никому не приказывал и никогда не осмелился бы опровергнуть мудрость суждений бесчисленных директоров и управляющих, назначенных еще его покойным отцом. Часто он со страхом подумывал о времени, когда нужно будет брать бразды правления в свои руки.

— Ну, видите ли, — сказал он, — дело в том, что я, собственно говоря, ни одному человеку не отдаю приказаний: ведь я так редко вижу своих людей. Они, конечно, присылают мне отчеты и всякие другие сообщения, и я имею человека, который их читает, ну, а этого ведь достаточно.

Под влиянием такой внимательной слушательницы он зажигался все больше и больше, желая доказать ей, что совсем не такой способный, как она думает. Так, например, он знал, что железные изделия и пароходная верфь ежегодно «приносят весьма приличную кучу денег», в то время как другие предприятия не очень-то прибыльны.

Об одном концерне он отзывался с особой горечью, как и его отец. Единственным ясным пунктом в этом печальном деле было то обстоятельство, что цементный завод Болтоверов не имел уже управляющего и поэтому не присылал отчетов. От этого предприятия, в действительности, осталось только одно запущенное здание, служившее немым доказательством его бесприбыльности. Это дело шло так скверно, что Болтовер-старший, отходя в мир иной, отдал распоряжение вычеркнуть его фамилию из списков руководителей этого концерна.

— Это был плохой цемент. Вы ведь знаете, как готовится цемент, не правда ли?

— Нет но я очень хочу узнать, — с блеском в глазах ответила девушка. — Я часто ломала себе над этим голову.

— Ну, — произнес Рэгги, оглядываясь по сторонам, словно желая найти что-нибудь для объяснения — Ну, копаются в реке, выбирают оттуда много материала, бросают все это в тачки, затем в печь, после чего что снова выбирают, делают еще кое что с этим, и дело в шляпе! Это цемент! Только наш цемент не был цементом, вы понимаете? В этом-то и вся загвоздка бесприбыльности предприятия.

— Как занимательно! — воскликнула девушка. — Теперь я никогда не забуду, как готовится цемент!

— Мы постоянно ищем верблюда!

— Кого? — спросила удивленно молодая особа.

Рэгги смутился. Ему понравилась ее неподдельная наивность.

— Простите мне это вульгарное выражение, Долли. Так мы называем покупателя. Я чуть было не продал это невыгодное дело за десять тысяч фунтов, но не получилось, в последний момент мой «верблюд» передумал.

— Знаете ли вы, — внезапно сказал Болтовер, — я даже не мог мечтать о нашей встрече.

Она посмотрела на него восторженно.

— Я не ожидал вас встретить, — повторил Болтовер.

Как только ему удавалось составить предложение, он крепко за него держался, пока медленно работающая мысль не нащупывала следующую фразу.

— Да, я не ожидал вас встретить, но очень этому рад. Я не в состоянии вам объяснить, как я благодарен той молодой даме, — проговорил он в невероятном порыве сентиментальности, — которая меня с вами познакомила.

«Молодая дама» была хористкой, служившей, как и Долли, в местном театре. В это время она сидела в другом конце зала и рассказывала своему другу о Долли.

— Она у нас уже не работает. Думаю, что она никогда не работала в театре, ибо все ей у нас было чуждо. Она часто опаздывала на репетиции. Но мне всегда нравилась!

Хористка засмеялась и подмигнула Долли, смотревшей в их сторону.

— Она очень красива, — заметил друг.

— Да, очень… — согласилась девушка и поспешила сменить тему.

В переполненном зале сновал лакей. Он пристально наблюдал за Долли и ее спутником. Его сердце наполнилось радостью: два года он ждал момента, который, наконец, наступил.

Последствия его уже не интересовали… План действий созрел мгновенно. Здесь, под этой крышей, находился врач, это самое главное… Когда дверь в служебное помещение на несколько секунд осталась открытой, он нырнул в нее и по каменной лестнице спустился в кухню. Оттуда, незаметно, под шум говора и треск посуды, мимо кладовых, пробрался в погреб, где работали мясники. Оказавшись там и выждав пока один из мясников повернется к нему спиной, он схватил длинный, тонкий нож, спрятал его в рукав и быстро пробежал через кухню, не обращая внимания на оклик шефа. В мгновенье лакей уже входил в ярко освещенный салон.

Он не должен был терять время; мясник мог в любое время обнаружить пропажу и тогда подозрение тут же падет на него, и его выведут на кухню, потребуют объяснений… Кошачьей походкой он проскользнул через зал и подошел к столу, за которым сидели Рэгги Болтовер и его очаровательная спутница.

Рэгги подумал, что лакей принес заказанное блюдо, но Долли, увидев отвратительное лицо, моментально разгадала его намерения. Полуобернувшись, она бросилась к Рэгги в ту секунду, когда лакей поднял руку, чтобы нанести удар. Блеск ножа ослепил ее… Уже в полусознательном состоянии она слышала шум потасовки. Когда очнулась, то увидела, что лакей лежал на полу, а над ним, в изящном вечернем фраке, наклонился Майкл Претерстон, и с любопытством осматривал нож.

Кэтти посмотрела на лакея и замерла.

— Теренс?! — еле слышно выговорила она.

Затем подняла глаза и встретилась взглядом с чиновником уголовной полиции. Натянуто улыбнулась. Он поклонился ей.

— Однако, Кэтти, что-то часто мы стали встречаться.

Глава 6

«В 9 часов 40 минут вечера 15-го сего месяца я сидел в Зэбо-клубе. Зал был битком набит гостями и среди них находился Рэгги Болтовер со своей знакомой, выдававшей себя за мисс Долли, но в действительности — Кэтти Вестхангер. В 9 часов 52 минуты лакей по имени Эмиль Толмини, он же бывший слуга Кэтти Вестхангер Теренс, попытался убить ножом Кэтти Вестхангер, но был схвачен на месте преступления и арестован. Он был ранен и поэтому получил разрешение спуститься в кухню, чтобы помыться и дать себя забинтовать. К сожалению, Толмини воспользовался этим обстоятельством и сбежал.

Я предпочел не раскрывать господину Болтоверу истинное лицо его подруги. Но все-таки навестил его в квартире под предлогом, чтобы выяснить некоторые подробности нападения. Ко всему он мне сообщил, что его подруга — хористка. Что Кэтти затеяла, я пока не знаю».

Майкл Претерстон подписал свой рапорт, сложил его, вложил в конверт. По счастливому стечению обстоятельств он встретился со Смитом как раз в то время, когда тот выходил из Скотленд-Ярда.

— Я нахожу, что вы правильно поступили, — высказал свое мнение господин Смит, выслушав до конца всю историю. — Что она задумала? Кому бы поручить выяснить это дело?

— Не могу ли я этим заняться? — с жаром предложил Майкл.

Смит закусил губу.

— Вам нужно заняться более важным делом, Майкл, — сказал он, — может быть, потом выяснится, что это был самый заурядный роман какой-то хористки.

— Кэтти далека от этого, — возразил он. — Если она отдается какому-нибудь делу, то уж будьте спокойны — в этом что-нибудь да кроется. Именно поэтому я заинтересован заняться им.

— Хорошо, будь по-вашему. Ах, эта Кэтти! Да, надеюсь, вы уже приказали развесить объявления о поимке сбежавшего продавца мороженого?

Всех преступников романтиков господин Смит называл «продавцами мороженого».

Майкл кивнул.

— Ну значит, всего хорошего! Но будьте осторожны!

Как только Майкл ушел, господин Смит подозвал проходившего мимо чиновника:

— Вы тот, кто мне нужен, Барт! Следуйте всюду за господином Претерстоном и не спускайте с него глаз, вы понимаете?

* * *

Майкл был доволен: задача, которую ему доверили, кажется, стоила того, чтобы ею заняться. Своими предположениями он не поделился с шефом, — нужно было проверить, что Кэтти затевала нечто очень крупное. По его мнению, пребывание Кэтти у графа Фланборуга и ее знакомство с Рэгги Болтовером были взаимосвязаны.

Размышляя так, он пришел к выводу, что Кэтти уже знала о Болтовере, когда работала у графа Фланборуга. Но, может быть, он ошибается. Телефонный разговор со слугой графа Фланборуга подтвердил его подозрения. Молодая дама во время своей деятельности в замке Фелтонов, ежедневно после обеда, в четыре часа, покидала дом. От директора театра узнал, что она опаздывала на репетиции и раз даже пропустила одно утреннее представление. Эту часть ее плана было легко разгадать. Кэтти получила сведения, что один из приятелей Болтовера состоит в интимной связи с какой-то хористкой. И вот она поступает в театр, знакомится с той хористкой, а та представляет ее Рэгги Болтоверу.

Под вечер Майкл зашел в бюро Рэгги. Частные интересы того были очень разнообразны. Так, например, он был шефом всевозможных корпорации, созданных еще его отцом. Но на практике, этот молодой человек имел весьма слабое понятие об их работе.

— Надеюсь, что ваша приятельница не очень напугана? — спросил Майкл с притворной озабоченностью.

— О нет, дама не испугалась, благодарю вас, — ответил Рэгги. — Нет, отнюдь нет. Все приняло бы, конечно, другой оборот, если бы она была одна…

— Конечно, — поддакнул Майкл.

— Нет, она ничуть не была напугана, — продолжал господин Болтовер. — Напротив, была очень спокойна. Я еще никогда не видел такого хладнокровия.

— Когда вы снова ее увидите, передайте, пожалуйста, что я интересовался ее самочувствием.

— Конечно, — сердечно ответил Болтовер. — Охотно! Не премину передать ей это.

И после некоторой паузы добавил:

— Когда я снова ее увижу…

— Она, кажется, очень всем интересовалась? — поощряюще начал Майкл.

— В этом вы правы. Вы изумительно удачно ее охарактеризовали — она интересуется всем.

— Очень мило изучать людей, которые интересуются нашими делами, — невинно заметил сыщик. — Я не обижаюсь на людей, оказывающих внимание нашим деловым обстоятельствам — и вы ведь тоже. Не так ли?

— Ни в коем случае, — поспешил согласиться господин Болтовер, будто всякая мысль об этом причиняла ему боль. — Ни в коем случае!

— Но эта дама, безусловно, не затронула вопроса о ваших сложных торговых операциях — они ведь слишком сложны для нее, — хитро проронил Майкл.

— Как знать! — возразил Рэгги неуверенно. — Она очень интеллигентная, высокоинтеллигентная молодая дама. Я как раз говорил с ней о моих предприятиях, когда приключилось это страшное несчастье. А она сделала вид, будто ничего не случилось и спокойно продолжала беседовать о моих делах. Когда я провожал ее домой, она сообщила некоторые подробности ее жизни — и некоторые другие вещи. Ее дедушка, как видно, очень богатый человек, финансист. Об этом я ничего не знал.

Майкл хотел сказать, что и для него это является новостью. Но он хорошо разбирался в людях, чтобы понять: одно неосторожное слово положит конец разговорчивости господина Болтовера.

— Да, — продолжал господин Болтовер, — она высказала мнение, что он мог бы наверняка выкупить наш цементный завод. Я поразился! Как вы сами можете понять, я был уверен, что у нее нет денег. Ведь она выступала в хоре. Надеюсь, что я этим не совершил бестактность? А вы знали, что она работала в театре?

— Я знал, господин Болтовер, — успокоил его Майкл, улыбаясь. — Вы не совершили ни малейшей бестактности.

— Что я хотел сказать?.. Да, о ее дедушке! Может быть, я и в самом деле мог продать ему этот завод, о котором идет речь, хотя, сознаюсь, не очень-то охотно продаю свои предприятия.

— Но, может быть, это дело не очень-то прибыльное?

— В том-то и вся суть, — ответил молодой человек, — оно даже очень малоприбыльное и, несмотря на это, мне не хочется его продавать. Я, конечно, очень часто рассказываю много глупостей по этому поводу, как, например, то, что многие уже желали выкупить у нас этот завод, и затем пустил слух о сумасшествии…

Рэгги громко рассмеялся.

Смех Майкл уже не слышал. Что у Кэтти на уме? То, что она завязала знакомство с этим молодым Болтовером ради выгодной партии, — было совершенно исключено. Это не было похоже на Кэтти. Ей не нужны деньги. При первых встречах с Кэтти он очень мало ею интересовался, поскольку просто недооценил. Но после происшествия на пароходе «Мураник», откуда были похищены двадцать пять пакетов с бриллиантами (результатом его поисков по этому делу стал арест полковника Вестхангера), он имел возможность хорошо присмотреться к этой девушке.

…Квартира Майкла занимала целый этаж, и для полицейского инспектора была несколько роскошной. Небольшое наследство от бабушки, его нерасточительность давали возможность жить с соответствующим комфортом. Он пришел домой около восьми вечера и был удивлен, когда увидел в коридоре своего слугу в пальто и шляпе.

— Что это, Бестон, куда вы уходите? — спросил он изумленно.

— Иду в театр, милостивый государь! — ответил слуга, почтительно кланяясь. — Очень благодарен за билеты. Кухарка уже ушла десять минут назад… Я сказал, что последую за ней, как только все приготовлю для милостивого господина.

— Вот как? Кухарка значит ушла десять минут назад? Это меня очень радует, — сказал Майкл. — Ну, а когда вы получили билеты?

— Приблизительно час назад. Их принес какой-то рассыльный мальчик. Со стороны милостивого господина было очень любезно предупредить нас об этом телеграммой.

Майкл тихо засмеялся.

— Но, Бестон, ведь я всегда предусмотрителен, неправда ли? На почте правильно написали ваше имя?

— Полагаю, что да, — ответил слуга, вынимая из кармана телеграмму, гласившую: «Посылаю два билета на сегодняшнее представление в театр. Возможно, что до завтрашнего утра дома не буду. Претерстон» .

Бестон вдруг что-то заподозрил.

— Может быть, произошло недоразумение, милостивый господин? — спросил он озабоченно.

— Нет, нет, отнюдь. Все в порядке, — добродушно возразил Майкл. — Не задерживайтесь, я скоро снова ухожу.

Он поднялся по лестнице, отворил дверь своей комнаты и старательно запер ее за собой. Затем прошел в библиотеку, затянул занавески на окнах, зажег свет и взял телефонную трубку.

— Дежурный Парс? — спросил он. — Не прибыла ли мне телеграмма?

— Да, — раздался ответ дежурного.

— Не будете ли вы добры раскрыть и прочесть мне ее?

Через несколько секунд дежурный прочел: «Господину полицейскому инспектору Претерстону, Скотленд-Ярд. Приезжайте следующим поездом. Нахожусь гостинице „Адельфи“. Смит» .

— Она отправлена из Манчестера?

— Да, господин инспектор, в 3 часа 15 минут.

— Разве шеф в Манчестере?

— Совершенно верно, он уехал туда сегодня утром, первым поездом.

— Великолепно, — ответил Майкл. — Благодарю вас, Парс.

Это опять было дело рук Кэтти — настолько старательно обработаны все детали, да и чувствуется основательная осведомленность о малейших передвижениях шефа. Да, это она все придумала! И все-таки что-то подсказывало ему: не похоже на Кэтти полагаться на волю случая. Почему телеграмма была отправлена так поздно?

Он снова взял телефонную трубку и попросил дежурного.

— Когда прибыла депеша?..

— Да, я должен извиниться… Она пришла сегодня после обеда, когда вы еще были здесь. Но посыльный, который должен был ее вам передать, об этом забыл. Я сделал ему строгий выговор.

— Ну, в таком случае все в порядке, — ответил облегченно Майкл.

Отчего ему стало так легко, он точно не знал. Это было удовлетворение, которое испытывает борющийся с разъяренным быком матадор. Майкл хотел, чтобы Кэтти и ее сообщники оказались на должной высоте, чтобы он, как альпинист, мог эту высоту взять.

Он взглянул на часы: пять минут девятого. Майкл знал, что его визитер выждет добрый час, который надо использовать как можно лучше. Поэтому он быстро начал заполнять записную книжку, отрывая исписанные листы и складывая их рядом.

Через час он услышал звонок в дверь. Кто-то стоял у входа… Он выключил свет, пошел в прихожую, заблаговременно сняв ботинки, и прислушался. Снова позвонили. Посетитель, очевидно, подослал своего агента, чтобы тот узнал, есть ли кто-нибудь дома.

Майкл замер. Позвонили в третий и последний раз. Майкл осторожно вернулся в библиотеку, подошел к окну и проскользнул за тяжелый занавес. Дверь в прихожую он оставил открытой для того, чтобы слышать малейший шорох. Ему пришлось подождать еще десять минут, прежде чем до него донесся чуть слышный скрип отворяемой двери. По его предположению, «посетитель» придет в библиотеку в последнюю очередь. И не ошибся. Через три минуты зажегся карманный фонарь, луч которого направился на занавешенное окно, затем свет медленно заскользил по стенам комнаты. Спустя некоторое время щелкнул выключатель, и комната залилась ярким светом.

Через заранее проделанную в шторе дырочку инспектор увидел перед письменным столом скромно одетую девушку, которая, кажется, никуда не спешила. Она осмотрелась, прошлась взором по письменному столу, где заметила исписанные странички.

Отложив в сторону перчатки, она взяла листки, придвинула к себе стул, села и приступила к чтению. Покончив с этим, она откинулась на спинку стула, улыбнулась и промолвила:

— Выходите, Майкл!

Сыщик отодвинул скрывавшую его штору.

— Я чуть не попала в ловушку, — сказала она, — из-за вашего талантливого отчета о событиях к Зэбо-клубе. Но, к счастью, заметила, что он написан всего лишь несколько минут назад, ибо чернила на вашем последнем листе еще не высохли.

Она провела по нему пальцем, чтобы доказать справедливость своего утверждения.

— Почему вы не в Манчестере? — спросила она.

Наглость вопроса вернула Майклу дар речи.

— Это действительно вы! — воскликнул он, пораженный.

— Я сижу, кажется, на вашем стуле, — заметила она спокойно.

— Пожалуйста, это не имеет значения.

Он опустился в кресло.

— Ну-ка, расскажите мне ваши новости. Но прежде чем начать, разрешите задать вам один вопрос, — сказал он с преувеличенной озабоченностью. — Не хотите ли сначала пригласить компаньонку?

— Не беспокойтесь, у меня уже есть одна.

— Не в моей квартире, надеюсь?! — вскрикнул он. — Вам я доверяю, Кэтти. Но одна только мысль, что ваши поганые воровские друзья обшаривают мои никогда не запираемые шкафы, не очень-то приятна.

Кэтти вынула из кармана золотой портсигар и раскрыла его.

— Угощайтесь.

— Нет, спасибо, Кэтти, — сказал он с некоторой неуверенностью. — Я выкурю свою.

— Вы не очень-то вежливы, — заметила она, морщась.

— Лучше быть грубым и бодрствующим, нежели учтивым и спящим, — возразил он многозначительно. — Когда имеешь дело с опытными преступниками, нельзя забывать о предосторожности.

Она засмеялась и испытующе на него посмотрела.

— Знаете, почему вы мне нравитесь, Майкл? Потому что с вами приятно беседовать… Даже о преступлении, законе и правосудии. Вы не так односторонни, как некоторые из моих друзей.

— Высокая оценка моих способностей меня радует, но когда для этого забираются в мою квартиру, то здесь уже не до комплиментов. Я ясно выражаюсь?

— Хотелось только знать, что вы обо мне написали, — сказала она, поглядывая на сейф, стоящий в углу.

— Не ожидала, что найду вашу переписку, так открыто лежащую на письменном столе. Единственной целью визита было — открыть вот это…

И Кэтти указала на сейф.

— Недавно вы меня видели у Зэбо, — заметила она. — О чем вы подумали?

— Я скорее предположил, что вы, по своей наивности, проникли в коммерческие интересы осведомленного и болтливого господина Болтовера.

— Он довольно разговорчив, не правда ли? — согласилась она, — но, несмотря на это, очень милый юноша. Всевышний не одарил его блестящим разумом, но мы не будем радоваться несовершенству наших ближних.

— Чего вы добивались от Рэгги? — спросил Майкл.

— Хотела только поближе с ним познакомиться, — этот тип людей привлекает мое внимание.

— Чего вы добивались от Рэгги? — повторил он.

— Как вы однако настойчивы! — засмеялась Кэтти.

При этом она встала и принялась медленно расхаживать по комнате. Остановившись перед этажеркой С книгами, взяла несколько из них.

— Какой у вас вкус, Майкл! Теннисон! Какой ужас!

— Вы и Броунинга найдете, — заметил он небрежно.

— Это уже нечто лучшее! — воскликнула она, улыбаясь. — Впрочем, у вас уютный кабинет. Почти таким я его себе представляла.

Она раскрыла книгу.

— Вижу, что вы были в Винчестере. Дядя тоже. Вы очень несправедливы к нему. Надо принять во внимание, что он душевно испорчен и что преступления для него — болезнь.

— А для вас?

— Для меня они — любимая страсть. То, что при этом испытываю, я нахожу прекрасным!

Она положила книгу и повернулась к нему.

— Вы даже не представляете, как приятно все придумывать и организовывать! Исписать несколько листов бумаги условными знаками и потом видеть, как по вашим инструкциям разворачиваются всевозможные события… Знать, что дюжина умнейших, опытнейших сыщиков работают и напрасно ломают головы, чтобы обезвредить то, что заключено на нескольких исписанных листах.

Майкл убеждался, что это не напускное, а истинное воодушевление. Глаза девушки горели, ее лицо сияло, голос зазвучал как-то особенно.

— Чего вы добивались от Рэгги? — спросил он снова.

Огонь потух в ее глазах, и она снова стала такой же спокойной, как всегда.

— Ах, я хотела выкрасть золотые часы из его кармана, — ответила она насмешливо, — Или нет! Я хотела его подцепить в качестве мужа. Он владеет состоянием в два миллиона.

— Я не думаю, чтобы вы продали себя, — сказал Майкл.

— То есть, как? — быстро спросила она.

Он нахмурил брови.

— Таково мое мнение о вас. Может быть, я ошибаюсь?..

— Никогда не выйду замуж, — решительно сказала она. — Я не создана для брака. Ненавижу всех мужчин и настолько, что мне доставляет истинное удовольствие лишать их того единственного, что они действительно любят. Вам ведь знаком принцип Клода Дюваля — никогда не грабить бедных, но всегда — богатых? Ну, а я граблю только мужчин и никогда — женщин.

— Значит, вы грабите тех, у кого есть деньги? В этом нет ничего оригинального.

— Вполне возможно. Но это звучит прекрасно, и я намерена высказать это в большой речи, которую в один прекрасный день произнесу перед блюстителями закона.

— Чего вы добивались от Рэгги?

— Вы становитесь однообразным, — засмеялась она. — Ну, если вам очень хочется это знать… Мне нужны были справки.

Она бросила взгляд на него, и сыщик снова увидел блеск в глазах и одухотворенное лицо.

— Майкл Претерстон, — продолжала она, — мы будем бороться открыто. Я организую нечто грандиозное и намерена совершить воровство, которое поразит весь мир. Поэтому я добивалась знакомства с Рэгги. Поэтому я и взяла на себя мученическую обязанность переносить смертельную скуку в доме графа Фланборуга.

Она, словно ребенок, ударила в ладоши.

— Это очень большое дело, Майкл! Но для его создания потребовались немалые усилия! Оно увлекательно для меня… и для вас. А победительницей буду я.

Он вскочил от такой дерзости, но она продолжала:

— Если вы выиграете, я буду вашей добычей…

Майкл молча взглянул на нее.

— Я почти вижу, как вы защелкиваете на мне наручники и вталкиваете в темницу. Вижу, как вы, в коричневом, нет, синем сюртуке с вашей неизменной шляпой на коленях, сидя в зале суда, окидываете меня своим взглядом, пытаясь понять, что я в этот момент чувствую.

Его лицо помрачнело:

— Какой вы пессимистический чертенок, — заворчал он. — Нет, об этом я не думал.

— О чем же вы думали? — спросила она удивленно.

— Я как раз думал о том, что… должен на вас жениться.

Ее глаза широко открылись и застыли.

— Вы, вероятно, сошли с ума?

— А вы разве об этом не знали?

— Мне — быть вашей женой? — воскликнула она презрительно. — Боже мой!

— С вами может случиться нечто худшее, — смеясь, объяснил Майкл.

— Можете вы мне назвать нечто унизительнее замужества с полицейским?

— Разумеется, — возразил он. — Стать старой девой и воспитывать кошек. Вы, конечно, уверены, что я и на этот раз оставлю вас на свободе?

— Безусловно, — сказала она. — Благодаря мне, вы нашли смысл своего существования.

— Может быть вы и правы…

Он открыл дверь, и они вместе вышли в прихожую.

— Я вам, собственно говоря, обязана своей жизнью, — поблагодарила она. — Тот молодой южанин мог бы положить предел моему яркому существованию.

— О, в этом нет никакой заслуги. Спокойной ночи, Кэтти. Неужели вы не боитесь в этот поздний час ходить одна по улице?

Она хмыкнула и сбежала по лестнице. Но не успела выйти, как чья-то рука ухватила ее за талию. То был сыщик из Скотленд-Ярда.

Прежде чем Кэтти запротестовала, Майкл, стоящий на балконе, попросил.

— Отпустите ее, дежурный!

Отстраняя этого человека, она зло взглянула на балкон.

— Я забыла, что рядом с вашим домом всегда находится какой-нибудь помощник, Майкл, — язвительно кинула она.

— Спокойной ночи, Кэтти! — отозвался голос с балкона.

Она вдруг почувствовала, что совершилось какое-то чудо. Доселе незнакомое ей.

И Кэтти Вестхангер впервые в жизни покраснела.

Глава 7

У графа Фланборуга собиралось великосветское общество. В силу своей педантичности, этот человек заранее все продумывал. И поэтому очень рассердился, когда его дочь накануне решила внести в его планы существенные изменения.

— Дорогая Бетси, будь благоразумной, — сказал он изменившимся голосом, — после всего, что произошло, и вообще после его странного поведения…

— Но, папочка, что за бессмыслицу ты рассказываешь! — прервала его дочь. — Майкл — хороший парень и с ним будет интересно. Я действительно не выдержу всех этих скучных людей да еще в течение целого вечера. Если ты не пригласишь его, у меня разболится голова, и вечер будет испорчен.

— Но, милая моя, — протестовал отец, — ведь сэр Ральф самый лучший собеседник.

— Сэр Ральф скучнее всех, — возразила она спокойно. — Сделай это для меня, прошу тебя.

Таким образом Майкл, к своему изумлению и удовольствию, получил приглашение на этот званый обед и при этом в таких любезных выражениях, что тут же предположил: компания приглашенных чем-то не устраивала капризную Бетси.

Вечер был гораздо скучнее, нежели Бетси предполагала.

Сэр Ральф, хотя и занимательный в своем роде, не нравился ей. Это был крепкий, представительный человек, лет тридцати с лишним, несказанно богатый и, по мнению ее отца, очень толковый.

Кроме сэра Ральфа, среди гостей были три представителя высшей аристократии, несколько директоров и среди них Рэгги Болтовер. А присутствующие дамы произвели на Майкла впечатление цветника, по которому разбросаны бриллианты. Гости знали его, а он знал их.

— Замечательная идея — служить в полиции, Претерстон, — снисходительно заметил сэр Ральф.

— Не менее замечательная, чем ваша — торговать и открывать магазины, — парировал Майкл.

Сэр Ральф улыбнулся.

— Надо ведь чем-нибудь заниматься, чтобы честно зарабатывать свой хлеб. Полагаю, под торговлей и магазинами вы подразумевали мои дела с союзом мелких торговцев колониальными товарами. Это приносит мне сто тысяч фунтов ежегодно, Претерстон.

— И поэтому у вас сто тысяч оснований для того, чтобы выпускать скверный мармелад, — добавил Майкл. — Я поклялся никогда больше не покупать ваши товары.

— Как трагично! Но попробуйте, пожалуйста, еще раз! Мы попытаемся стать достойными такого покупателя, как вы, — шутливо возразил сэр Ральф.

— Впрочем, я должен еще кое-что вам сказать, — снова начал Майкл, которому сэр Ральф Сапсон был крайне несимпатичен. — Недавно я ехал поездом из Саутгемптона в Лондон, в вагонах была грязь. Они, наверное, не приводились в порядок, по меньшей мере, несколько недель. Кроме того, поезд прибыл с опозданием на сорок минут. Если я не ошибаюсь, то железнодорожная линия Лондон — Саутгемптон тоже принадлежит вам?

— Я являюсь одним из членов союза, — объяснил сэр Ральф и с улыбкой на губах посмотрел в сторону Бетси. — Мой дорогой Претерстон, если вы в следующий раз найдете какой-нибудь вагон в неопрятном состоянии, то заявите об этом в полицию.

Эта острота так понравилась сэру Ральфу, что он своим смехом заразил остальных гостей.

Служебные обязанности заставили Майкла распрощаться. Бетси он сказал:

— Я бы с удовольствием остался, чтобы сыграть с вами в бридж.

— А знаете, Майкл, что вы очень коварный? — спросила Бетси.

— Коварный? — переспросил он.

— К тому же вы стали невыносимо практичным. Раньше вы были совсем другим.

— Зато вы всегда были непрактичной, — возразил он, смеясь.

Она не узнавала его. Куда девалось его сумасбродство, ребячество. Ей хотелось заплакать. Раньше его глаза говорили ей о другом. Сейчас холод. Ей казалось, что он насмехается над ней.

— А ведь вы несправедливы, — проговорила она. — Не хотите ли как-нибудь навестить нас?

— Когда вы потеряете некоторые из ваших драгоценностей или решите, что ваша прислуга их уносит, то вам только нужно будет черкнуть несколько строк господину инспектору Претерстону, комната 26, Скотленд-Ярд. В мгновение ока буду у вас!

— Этим вы хотите дать понять, что не намерены по-дружески бывать у нас, — изменившимся голосом заметила она. — Я теперь раскаиваюсь, что пригласила вас…

— А я этому приглашению очень рад, — сказал он.

После ухода Майкла, сэр Ральф сделал заключение, что дочь хозяина дома не очень-то общительна. Бетси ушла, сославшись на головную боль.

— Вам бы следовало с большим вниманием следить за здоровьем дочери, Фланборуг, — сказал сэр Ральф, откланиваясь. — Она, кажется, чувствует себя не в своей тарелке.

— Да, и мне это сегодня бросилось в глаза, — было мнение бравого папаши, заметившего только то, что Бетси была в скверном расположении духа. — У вас зоркий глаз, сэр Ральф.

— Я знаю людей, — согласился сэр Ральф. — Изучать их — мое любимейшее занятие, ставшее почти что пороком. Когда какой-нибудь человек заходит в мою контору, то прежде чем он откроет рот, я сразу определю его характер, профессию и способности.

— Завидное дарование, — заключил Фланборуг.

Сэр Ральф Сапсон пребывал сегодня в исключительно хорошем настроении. Во время краткого разговора с будущим тестем он получил не только молчаливое подтверждение Фланборуга на брак с дочерью, но добился также чрезвычайно выгодного торгового соглашения, решение которого висело в воздухе не один год.

Дело в том, что граф Фланборуг был председателем Австралийско-Африканского пароходного общества, занимавшегося перевозкой товаров и пассажиров между Капштадтом и Плимутом. А сэр Ральф являлся председателем Лондонского и Саутгемптонского Обществ, которые выполняли заказы по ремонту пароходов, и чьи дела были мрачными. И вот состоявшийся договор заключался в том, что теперь пароходы «А.-А. Общества» будут бросать якорь не в Плимуте и Ливерпуле, а в Лондоне и Саутгемптоне. Это соглашение сулило обеим сторонам ощутимые выгоды, ибо граф Фланборуг был одним из акционеров Саутгемптона.

…Была ясная ночь. Слегка приморозило. Сэр Ральф приказал шоферу ехать домой, а сам предпочел пойти пешком. Он жил сравнительно недалеко. К тому же был в приподнятом настроении.

Дойдя до своего дома, сэр Ральф уже хотел позвонить, как вдруг кто-то назвал его по имени. В нескольких шагах от дома он увидел большой автомобиль, у которого возился шофер.

— Вы меня, очевидно, не узнаете, — раздался низкий женский голос.

Сэр Ральф приподнял шляпу и обернулся.

Перед ним на тротуаре стояла дама, похоже, была благородного происхождения да и одета со вкусом. Взглядом знатока сэр Ральф оценил горностаевую шубу минимум в тысячу фунтов. Скромное бриллиантовое ожерелье было единственным украшением незнакомки.

— Да, к сожалению, это так, — ответил он.

— Я встречалась с вами всего лишь раз, — застенчиво объяснила она, — в Париже. Вы были мне представлены, не припоминаете?..

— Верно, теперь я узнаю… В опере, конечно, — воскликнул сэр Ральф, имевший пристрастие к музыке.

Она кивнула и, казалось, была обрадована тем, что он ее вспомнил.

— Мой автомобиль неисправен, — сказала она, — и я как раз раздумываю над тем, могу ли воспользоваться вашим гостеприимством. Я замерзаю тут, на улице.

— С большим удовольствием, — сердечно предложил сэр Ральф. — Но у меня холостяцкое гнездо. Однако, если вы ничего не имеете против… — засмеялся он, нажимая кнопку звонка.

Дверь тотчас же отворили.

— Включите свет в гостиной, — обратился он к слуге. — Там топили?

— Да, сэр.

— Разрешите предложить вам вина или кофе?.. — он посмотрел на даму.

Она придвинула к камину удобное кресло и уютно в нем расположилась. Ее красивые, в белых туфлях ножки покоились на низкой решетке, в то время как прекрасные ручки потянулись к обжигающему огню. Сэр Ральф обратил внимание, какой естественной властностью дышала вся ее фигура.

— Не сердитесь на меня, пожалуйста, что я не могу припомнить вашего имени, — сказал он, когда слуга удалился.

— Этого я и не ожидала! Ведь запомнить такое сложное имя, как мое, нелегко, — засмеялась она. — Я — княгиня Башевская.

— О, да, конечно! — воскликнул сэр Ральф.

Русские княгини не редкость в Париже, но он так плохо запоминает имена.

— С тех пор как я вас видела, вы ничуть не изменились, сэр Ральф. Вы ведь один из известнейших финансистов Лондона, не правда ли?

Теперь только сэр Ральф заметил, что она говорит с легким акцентом.

— Во всяком случае, являюсь соучредителем некоторых концернов, — скромно согласился он.

Они говорили о Париже, о русских… Принесли кофе. Немного позже явился шофер, объявивший, что мотор готов…

— Прежде чем уйти, хочу попросить вас об одной услуге, сэр Ральф, — снимая и надевая кольцо на пальчик, смущенно проговорила княгиня.

— Ни в одной просьбе вам не будет отказано, — отвечал он учтиво.

— Хочу вам довериться. Я знаю, что вы честный человек и меня не выдадите. Я в Лондоне, хотя, собственно говоря, не должна здесь быть…

Она доверительно заглянула ему в глаза.

— Понимаю, — солгал сэр Ральф.

— Вы, конечно, заметили, что я не ношу свое обручальное кольцо. Ну, — она помедлила, — я поссорилась с Дмитрием и не хочу, чтобы он узнал о моем местопребывании. Вот почему я не была в консульстве и даже не навестила моих друзей.

— Пусть это вас не волнует, я буду нем как рыба.

Она с благодарностью пожала ему руку.

— Я сняла маленькую меблированную квартиру на Лунной улице. И если вы найдете хоть маленький просвет в вашем драгоценном времени… Я всегда дома с четырех до пяти часов…

— Буду чрезвычайно рад возобновить наше знакомство, — прошептал сэр Ральф и нежно поцеловал ее руку.

Глава 8

Бетси Фелтон из высшего женского учебного заведения вынесла много всевозможных познаний и знала о жизни столько, сколько считала нужным. Только одного она до сих пор не освоила — умение приносить себя в жертву с улыбкой на устах. Она была своеобразным существом и, главным образом, потому что никогда не выдавала свои философские теории, которыми ее в избытке нагрузили преподаватели. Несмотря на ярко выраженную практичность, Бетси была мечтательницей. Разъезжая в автомобиле или резвясь верхом на лошади, она целыми часами могла предаваться сказочным мечтам о приключениях и замечательных людях, с которыми вместе переживала эти приключения. Было несколько странным, что же могло ее объединять с Ральфом Сапсоном — человеком холодного практичного ума…

Нельзя сказать, что ее жених Ральф был прекрасным ухажером. Только один раз, после первого объяснения в любви, навестил он свою невесту. Помолвке он не придал надлежащего значения и, не теряя попусту время, приступил к самому главному — к вопросу о приданом. Бетси считала это правильным, ибо всякая мысль о сказочном принце приводила ее к страданиям.

По стечению обстоятельств, Бетси пережила свой первый роман как раз тогда, когда обручилась с сэром Ральфом. Однажды она оказалась в картинной галерее, где, кроме какого-то молодого человека и маленькой, худощавой, рассеянной девушки, не было больше никого. В руках у девушки была кипа каталогов. Молодой человек, казалось, не имел никакого отношения к выставке. Бетси, начав осмотр, оказалась рядом с молодым человеком, который рассматривал полотно под названием «Синий ветер на зеленом холме». Он был печален, даже подавлен.

— Какого вы мнения об этой картине? — не отрывая взгляда от полотна, спросил молодой человек.

Она вздрогнула, повернулась и посмотрела ему в лицо. «А он очень симпатичный», — отметила она про себя. Глаза его были цвета небесной лазури.

Несмотря на то что юноша был небрит и носил воротник не первой свежести, в нем сразу чувствовался образованный человек.

— Я нахожу ее несколько страшной, — ответила она.

— Я тоже, — согласился он. — Вы правильно выразились, «страшной», да. Но какой вы ее находите с точки зрения искусства?

Она сразу не ответила. Закончив колледж, Бетси занималась в специальной школе, где изучала искусство и литературу и кое-что в этом понимала. Потому могла позволить себе высказать собственное мнение.

— Как произведение искусства, я нахожу это оригинальным, даже несколько эксцентричным.

— Вы убеждены в этом? — спросил он нервно.

Разговаривая, он все время вглядывался в картину, ни разу не повернувшись к Бетси.

— Убеждена, — ответила она, — эти картины безобразны.

Он кивнул.

— Полностью с вами согласен, и никто лучше меня, не может судить об их безобразии — ведь я рисовал их сам!

У Бетси перехватило дыхание.

— Ах, я очень сожалею… — вырвалось у нее.

— И я сожалею, что их нарисовал. Теперь убедился, что мои друзья еще не созрели для оценки моих картин.

Обернувшись к ней, он удивленно воскликнул:

— Ну! Я был уверен, что вы гораздо старше.

Она засмеялась.

— Как можно, — сказал он, — уставиться на эти отвратительные картины и не заметить вас, такое приятное создание?! Вы так заразительно смеетесь. Я давно не получал такого удовольствия.

Он посмотрел на часы.

— Мисс, где вы?! — позвал он девушку с каталогами и снова обратился к Бетси.

— Что вас заставило посетить эту выставку?

— Я вчера прочла о ней хорошую критику в газете.

— В «Мегафоне»?

— Да, рецензия была замечательна, — отметила Бетси.

— Я сам ее написал, — объяснил он, нисколько не смутившись.

Затем, обращаясь к девушке, подошедшей к ним, он приказал:

— Скажите вашему шефу, чтобы он закрыл выставку, упаковал картины и отправил их на мою квартиру.

— Но, — воскликнула Бетси в ужасе, — я надеюсь, что не мои глупые умозаключения побуждают вас к этому?

— Я, как видите, не умею рисовать. В сущности, я никогда не учился этому и даже не работал у какого-нибудь мастера. Я — гений, и эти произведения являются продуктом творчества гения. Рамы стоят много денег, а краска, которую я употребил, тоже недешева! Здесь все есть, — он указал рукой на стены, — кроме умения.

Они вместе покинули галерею. Бетси не понимала, как можно в такой короткий срок, почти мгновенно, проникнуться сомнениями и душевными переживаниями совершенно незнакомого человека.

— Вы мне, впрочем, знакомы, — сказал он внезапно. — Вы — мисс Бетси Фелтон. Я видел в академии ваш портрет, к слову сказать, очень скверный.

— Большинство людей находили его хорошим, — вставила она.

— Я его нашел слишком идеализированным. Но, Боже, что я смыслю в искусстве? Кажется, этот лимузин принадлежит вам? — прибавил он и указал на большой автомобиль.

— Да, отец подарил его ко дню моего рождения, — когда мне исполнился двадцать один год.

— Красивая машина! — воскликнул он, открывая дверцу автомобиля.

— Очень сожалею о картинах, — сказала Бетси, протягивая ему руку.

— О, пусть это вас не беспокоит, — он весело улыбнулся.

— Могла бы вас подвезти, если это по пути, — предложила она после некоторого раздумья.

Он провел рукой по небритому подбородку.

— Если вам известно местонахождение какой-нибудь красивой глубокой реки, в которой человек мог бы беспрепятственно утопиться, то я был бы вам очень благодарен, если бы вы меня туда отвезли, — серьезно ответил он.

Но, увидев испуганные глаза Бетси, он засмеялся и добавил:

— Думаю, что вы даже не знаете, как меня зовут.

Конечно, она не знала.

— Фонсо Блэкстон, — произнес он коротко. — Фонсо — уменьшительное имя, настоящее — Альфонс — отвратительное, не правда ли? Для художника оно еще подходит. Если вам что-нибудь понадобится, обратитесь по этому адресу.

И он вручил свою визитку.

Поцеловав ей руку, он помог Бетси сесть в автомобиль и захлопнул дверцу. Постояв несколько секунд, художник приподнял шляпу и быстро удалился.

Задумавшись, Бетси не сразу заметила, как сэр Ральф Сапсон в сопровождении какой-то дамы поклонился ей. Она успела лишь заметить изящную одежду незнакомки и зонтик, прикрывавший ее лицо.

— Кто эта дама, которой вы поклонились?

— Ее зовут Бетси Фелтон, — ответил он, улыбаясь своей красивой спутнице.

— Ах, ваша невеста, если не ошибаюсь? — спросила она. — Как трудно проживать в Лондоне инкогнито! Я бы охотно с ней познакомилась.

— Может быть, несколько позже, — заметил сэр Ральф.

— Да, я очень этого хочу, — заворковала графиня. — Но рассказывайте дальше, пожалуйста, все это меня так интересует. Я начинаю понимать, отчего это вы, англичане, так богаты. Кажется, во всех деталях вы знаете дело, которым занимаетесь.

— Вы мне льстите, — скромно запротестовал сэр Ральф. — Откровенно говоря, я совсем уже не такое большое светило… Но более или менее, конечно, нужно знать свое дело.

— Более или менее! — воскликнула она удивленно. — Думаю, вы очень скромны. А ведь так хорошо осведомлены о своей железнодорожной сети.

Сэр Ральф в раздумье почесал свои усы.

— Да, немного углубиться в эти вещи все-таки нужно. Ведь некоторые господа очень часто приписывают себе чужие заслуги… Но транспортировка золота, во всяком случае, — плод моих мыслей.

Мне никогда и в голову не приходило, что торговая жизнь так полна романтики, — заметила княгиня и тут же перевела разговор. — Нельзя ли попросить шофера повернуть? С меня достаточно парка.

Автомобиль сделал полукруг.

— Хорошо, что вы так захотели, — обратился сэр Ральф к княгине.

— Почему?

— Не заметили ли вы человека в серой войлочной шляпе, беседовавшего в автомобиле с какой-то дамой?

Она кивнула.

— Этот чудак — полицейский по профессии — Майкл Претерстон — брат лорда Претерстона. Я бы не хотел, чтобы он обратил на вас внимание.

— Расскажите мне побольше о вашем транспортирте золота, — попросила она.

Сэр Ральф охотно продолжал рассказывать о своем деле. Так, он посвятил ее в историю с доками Саутгемптона, где будут останавливаться большие пароходы, раскрыл план нового расписания, предложенного им, дабы улучшить все увеличивающееся передвижение по железной дороге.

— Мы будем транспортировать все добываемое золото, — объяснил он важно. — Это, конечно, означает, что надо быть весьма осторожными, несмотря на то, что в Англии нам нечего бояться. Этот поезд, собственно говоря, состоит из двух больших несгораемых шкафов на колесах. При этом такие вот вагоны внешне ничем не отличаются от обыкновенных закрытых товарных. Поэтому даже при столкновении ничего не случится ибо сделаны они из бронированной стали.

— Как интересно! — воскликнула она. — Вы, наверное, выработали для этих поездов чрезвычайно сложное расписание.

— Да, вплоть до мельчайших деталей, — ответил он, вынимая из кармана записную книжку.

— Я вам его покажу, княгиня, — продолжал он, перелистывая украшенные золотым обрезом страницы. — Вот здесь время отправления. Тут — имена начальника поезда, машиниста, его помощника и двух кондукторов.

Она заглянула в книжку.

— У вас неразборчивый почерк, — сказала княгиня, улыбаясь. — Знаете, мои родители были людьми старого воспитания, и дорогой батюшка разрешал нам изучать латинский шрифт лишь только тогда, когда мы становились взрослыми. Но несмотря на это, я все-таки, наверное, понимаю, насколько все это сложно.

Вздохнув, она вернула ему книжку.

— Боюсь, что я очень глупа, — сказала она. — Числа меня всегда чрезвычайно затрудняли, а вы, очевидно, обходитесь с ними запросто. Я вообще ненавижу все писаное; судя по вашей, заполненной всевозможными заметками книжке, это вам очень нравится. Для меня же сущее наказание написать даже простое письмо. Моя бедная рука не может поспеть за быстро бегущими мыслями.

Она вынула из кармана тетрадочку и серебряный карандаш.

— Я вам кое-что покажу.

Она стала быстро писать, в то время как сэр Ральф удивленно наблюдал за ней.

— Вот! — воскликнула она гордо, — Это то, что дается мне легче всего!

— Но ведь это не похоже на стенографию, — заметил он.

— Это особого рода русская стенография, — объяснила княгиня, — и я так ленива, что пользуюсь ею каждый раз, когда хочу написать письмо. Его затем переписывает моя секретарша — единственный человек на свете, умеющий читать эти знаки. Я делаю это только потому, что не могу долго писать.

— В таком случае, вы очень умны, княгиня.

Она протянула свою маленькую ручку и слегка похлопала его по плечу.

— Вы и не догадываетесь, насколько я умна! — ответила она, и оба рассмеялись.

Глава 9

Полковник Вестхангер посмотрел на часы.

— Она должна была появиться еще двадцать минут назад! — заметил он.

Грэгори вопросительно посмотрел на доктора Филиппа Гарона. Пощипывая свою красивую бороду, тот оживленно беседовал с бледным, средних лет человеком. Это был господин Куннингхам, известный полиции как весьма опытный взломщик.

Все обитатели преступной улицы, за исключением господина Миллета, были в сборе.

Через несколько минут снизу донесся легкий шорох.

— Она пришла, — сказал полковник, поворачиваясь к двери, чтобы пойти навстречу девушке.

Кэтти, войдя в комнату, сбросила с себя пальто с лисьим воротником. Полковник не позволил себе упрекнуть ее за опоздание, но вскользь заметил, что, собственно говоря, ожидал ее несколько раньше.

— Где Миллет? — спросила она, оглядывая комнату.

— Он занят депешами.

Она удовлетворенно кивнула.

— Теперь все готово, — заметила Кэтти. — Вы говорили с Болтовером, господин Мулбэрри?

— Это очень любезный молодой человек, — проговорил он с присущей его голосу певучестью, — исключительно приятный молодой человек. Мы очень долго беседовали!

— И?..

— Все улажено.

Вынув из кармана длинный конверт и достав из него сложенный лист бумаги, он с благоговением подал ей, словно посланник, вручающий своей королеве долгожданный манускрипт.

Кэтти бегло прочла документ.

— Хорошо, — проговорила она и вернула ему бумагу.

Все разместились вокруг стола посреди комнаты. Полковник и Кэтти сели друг против друга. Достав из кармана объемистый сверток, она перерезала завязку и разгладила листы. Поочередно называя имена присутствующих, она раздала кому два, а кому и три листа густо исписанной бумаги.

— Вам предоставляется неделя для изучения этих инструкций — пояснила Кэтти. — Через восемь дней мы снова здесь соберемся, дабы я могла установить, насколько вы все поняли.

Посмотрев на Жака Колинга, она спросила:

— Как обстоит дело с рабочими? О скольких вы уже позаботились?

— О шестнадцати, — ответил он. — Маленькими партиями я в течение последних четырех недель перевез их в Англию.

— По моим предположениям, нужны только пятьдесят. Но если все они надежные…

— Это отменные люди, прибывшие главным образом из Италии, некоторые из Франции. Есть среди них один португалец.

— В этом распоряжении вы найдете все детали, Куннингхам, — сказала она, обращаясь к угрюмому на вид человеку. — Я сделала несколько стенографических заметок по транспортировке золота и вписала имена и адреса всех служащих, которые будут сопровождать поезд, за исключением одного адреса, обозначенного крестиком рядом вот с этим именем. Этот адрес, кажется: Бернская улица, Саутгемптон. Но я не успела убедиться в его достоверности. Каждый из вас своими собственными значками должен снять копию инструкции и быстро!

— Зачем же так спешить? — спросил Вестхангер, единственный, не получивший инструкций.

— Я хочу сжечь оригинал, прежде чем мы покинем эту комнату, — объяснила она.

Полковник наморщил лоб.

— Но… — начал он.

— Я хочу сжечь все свои записи, прежде чем мы оставим эту комнату, — подчеркивая каждое слово, повторила Кэтти.

Дядя заворчал. Но остальные немедленно приступили к переписыванию инструкций. Когда дело было закончено, она собрала все листы, велела прочесть ей копии и исправила все неточности. Затем, подойдя к камину, она собственноручно сожгла свои записи, превратив их в пепел.

— Ты что-то стала боязливой, — с издевкой заметил полковник.

— Я — нет, может быть, ты? — ответила она.

— Но мне кажется…

Какой-то шум донесся из коридора. Мужчины вскочили;

— Расставьте по местам стулья, — шепнула Кэтти. — Быстро.

С поразительной ловкостью дядя накрыл стол и разбросал по нему карты. Кэтти села за фортепиано.

— Пойте! — тихо приказала она.

Послушный господин Мулбэрри подбежал к ней и запел красивым баритоном. Кэтти аккомпанировала.

— Чрезвычайно сожалею, что вынужден прервать волшебную гармонию звуков, — раздался с порога голос Майкла Претерстона.

— Разрешите узнать, что означает этот непрошеный визит? — надменно спросил полковник в то время как в комнату, вслед за шефом, проникли, по меньшей мере, шесть чиновников из Скотленд-Ярда.

— Это то, что называют облавой, — объяснил Майкл. — Всех присутствующих просим оставаться на своих местах. Парсон, отведите этих господ по очереди в соседнюю комнату и обыщите основательно.

— Госпожа Грай, — громко позвал он.

В дверях появилась, полная средних лет женщина с добродушным лицом.

— Будьте столь добры и окажите услугу мисс Вестхангер.

— Отчего не Кэтти? — насмешливо спросила девушка. — Каким вежливым вы стали, Майка!

— Мисс Вестхангер, — повторил спокойно сыщик.

— А если я не разрешу себя обыскивать? — спросила она.

— Тогда я буду вынужден препроводить вас в ближайший полицейский участок, где вся эта процедура произойдет в менее подходящем обществе.

— Надеюсь, у вас есть разрешение на этот обыск? — заметил полковник Вестхангер.

— О, мой дорогой полковник! — воскликнул Майкл. — Неужели вы думаете, что я явился бы сюда, не уладив этой маленькой формальности?

Он показал ему ордер на обыск.

— Два полицейских начальника подписали его, дабы не было сомнений, — любезно ответил Майкл и обратился к Парсону. — Наложите запрет на все документы и прочие бумаги, которые вы найдете у этих молодцов!

— Слушаюсь, господин полицейский инспектор, — ответил чиновник и повел в соседнюю комнату первую жертву, которой случайно оказался сладкоголосый господин Мулбэрри.

— Неприятная история, — вздохнул Майкл, видя как Кэтти, в сопровождении госпожи Грай, уходит из комнаты. — Да, господин полковник, наша профессия очень часто заставляет переживать многое. Я, впрочем, хочу с вами поговорить.

Чтобы другие не услышали их разговор, Майкл отвел полковника в противоположный конец комнаты. Его голос стал суровым:

— Вестхангер, кто был учителем Кэтти?

— Я вас не совсем понимаю, — надменно ответил полковник.

— Кто сделал Кэтти воровкой? Теперь вам понятно?

— Если она воровка, то это ее призвание. Я не отрицаю, что она принимает участие в проделках моих несчастных друзей, но никто ее к этому не принуждал.

— Вы — неисправимый чудак. И притом лишены элементарного представления о человеческой морали.

— Вы слишком далеко заходите… — начал Вестхангер.

— У вас отсутствует мораль. Это значит, что понятия «мое» и «твое» для вас не существует. Другими словами, вы — вор по натуре. Но я еще раз спрашиваю вас: кто научил этому Кэтти?

Полковник засмеялся.

— Кэтти многим обязана мне, — выдавил он из себя, самодовольно улыбаясь. — Я был для нее вторым отцом, и даже больше того. Поверьте мне, господин Претерстон: вы ошибаетесь, считая Кэтти воровкой. Но почему вы спрашиваете меня об этом? — воскликнул он вдруг.

— Спрашиваю, — отвечал Майкл, глядя в глаза полковнику, — потому что подозреваю, что вы задались целью ради личных выгод использовать гениальность этого ребенка. Уверен, вы намеренно, всевозможными приемами толкнули ее на этот путь и искалечили ей жизнь. У меня еще нет неопровержимых доказательств, но как только…

— Но как только вы их получите?.. — язвительно прервал его полковник.

— Тотчас же накрою вас на каком-нибудь преступлении и брошу в тюрьму, — спокойно продолжал Майкл, — где вы останетесь до самой смерти. Мне доставит истинное удовольствие позаботиться об этом.

Полковник вздрогнул. В голосе сыщика явно звучала угроза и плохо скрываемая ненависть. В первый момент Вестхангер растерялся. Но затем целый поток ругательств помог ему освободиться от страха.

— Вы — проклятая собака! — прошипел он. — Вы осмеливаетесь мне угрожать… Я так очерню вас перед начальством, что вас вышвырнут на улицу, бездарный полицейский!.. Вы — изворотливый лицемер!.. Какое вам дело до того, что говорит Кэтти? Она дотла уничтожит вашу полицейскую банду. Если она испорчена, то не вам ее исправлять. Это я сделал ее такой, да, я! Вы и вся ваша родня еще останутся в дураках перед нею, будьте осторожны! Ни меня, ни ее вам не накрыть! Я создал ее! Меня вы на посмешище не выставите…

От гнева и возбуждения у него почти отнялся голос. Полковник трепетал всем телом, а его худощавый кулак, которым он размахивал перед Майклом, так сжался, что на нем побелели суставы.

— Дядя!

Вестхангер обернулся и увидел бледное лицо Кэтти.

— Не сошел ли ты с ума? — спокойно спросила она.

— Он меня рассердил, — опустив глаза, пробормотал полковник.

Майкл посмотрел на женщину, которая обыскивала Кэтти, но та отрицательно покачала головой.

Он отпустил ее легким кивком.

— Невиновна! — съязвил Майкл и, взглянув на все еще трясущегося полковника, спокойно сказал:

— Приму к сведению все, что вы мне только что наговорили, Вестхангер. В один прекрасный день вы услышите обо мне!

Майкл подошел к камину.

— Еще теплый, — заметил он. — Вижу, что мы немного опоздали.

Он нагнулся и вытащил из золы недогоревший клочок бумаги и отошел к окну. Несколько слов с трудом можно было разобрать, но этого было недостаточно. Несмотря на это, он велел бережно положить золу в ящичек и захватить его с собой. Полицейские направились к выходу.

— Еще раз хочу вас предостеречь, мисс Вестхангер. Вы задумали преступление, за которое по меньшей мере попадете в исправительный дом. Что за преступление вы собираетесь совершить, не знаю, но уверен, что это нечто «колоссальное», как назвал бы Штокмар. Мне лично будет абсолютно безразлично, когда вас всех швырнут в тюрьму.

— Очень благодарен, — вставил господин Штокмар, — это весьма любезно с вашей стороны!

— Когда я говорю «вас всех», — не моргнув глазом продолжал Майкл, — то не думайте, что включаю сюда и Кэтти. Она еще молода, и если кто-нибудь из вас обладает хоть искоркой рыцарства, то позаботится о том, чтобы помочь ей выбраться из вашего общества. Это все, что я хотел сказать.

— Мы исполним сейчас арию номер 847 из песенника, — сказал масляным голосом Мулбэрри.

Под громкий хохот Майкл Претерстон вышел из комнаты. За ним в почтительном отдалении семенил полковник. Он лишь тогда свободно вздохнул, когда запер дверь за непрошеным гостем.

— Где Кэтти?

— Ушла наверх, — проворчал старый Штокмар.

Когда Майкл расстался с коллегами, на другой стороне улицы произошло что-то невероятное. Вдруг раздался рев такой силы, что не робкого десятка ребята из криминальной полиции сжались в комок. Похожий на ужасный крик, грохот становился все тише и тише, пока не замер.

— Что же это такое? — спросил испуганный дежурный.

Майкл почесал подбородок.

— У полковника, вероятно, припадок истерики, — предположил он хладнокровно.

Но тот грохот заставил его призадуматься…

Глава 10

Когда дежурный полицейский подал Майклу визитную карточку сэра Ральфа Сапсона, сыщик удивленно приподнял брови.

— Чего он хочет?

Чиновник только развел руками.

— Пусть войдет, — приказал Майкл.

Напыщенный как всегда, но несколько менее уверенный в себе, чем обычно, сэр Ральф вошел в кабинет Майкла в Скотленд-Ярде.

— Вы, конечно, поражены моим визитом? — сказал он.

— Садитесь, сэр Ральф, и расскажите мне о вашем плохом настроении. Впрочем, — прибавил он, — надеюсь, что не это является причиной вашего визита.

— Понимаете… в чем дело, Майкл, — воскликнул тот, осторожно кладя свою шляпу на стол. — Две вещи доставляют мне немало головной боли. А так как я знаю вас как доброго малого и помню, как хорошо вы всегда ко мне относились…

— Не говорите глупостей! — добродушно заметил Майкл. — Я никогда к вам особенно хорошо не относился и совсем не добрый малый. Вы что-нибудь потеряли?

— Я хотел обсудить с вами два дела, — сказал сэр Ральф, склонный к длинным вступлениям. — Но они как-то не вяжутся между собой… Одно — совсем не то, что может интересовать полицию, — и относительно этого мне нужен только ваш дружеский совет. Знакома ли вам княгиня Башевская?

— Нет, не имею чести знать этой особы.

— Она жена князя Дмитрия, владеющего в Польше большими землями.

Майкл отрицательно покачал головой.

— Я познакомился с ней в Париже, — объяснил сэр Ральф.

— Что она совершила? Украла ваши часы?

— Ну зачем так! — вставил Ральф сердито. — Ведь я же вам сказал, что она баснословно богата. После очередной ссоры с мужем она прибыла в Лондон. Я очень часто встречался с ней. Но когда вчера зашел к княгине, чтобы пригласить ее прогуляться немного, то обнаружил, что она покинула свою квартиру, не оставив даже пояснительного письма. Причем, она до последнего сантима оплатила все счета по найму этого меблированного особняка, но сама бесследно исчезла…

— Она, вероятно, вернулась к мужу, — высказал свое мнение Майкл. — Нечто подобное вполне возможно. Вы, надо полагать, только тогда о ней услышите, когда газеты сообщат о ее разводе.

Угнетенный сэр Ральф покачал головой.

— Если бы я знал, что вы так отнесетесь к этому делу, то никогда не пришел бы к вам, — сказал он обиженно. — За этим кроется нечто другое. Я хотел в известном смысле ей помочь, ибо она была столь любезна и одарила меня доверием.

— Хотите, чтобы я вам помог ее разыскать? — спросил пораженный сыщик.

— Нет, никак нет, — возразил сэр Ральф. — Эта история довольно-таки странная, вернее, недавнее событие, о котором я говорю. Находясь сегодня утром в городе, я встретил одного друга, желавшего пообедать со мной. До этого я должен был еще уладить некоторые дела. Часы показывали без десяти час. Так как моего автомобиля не было, я стал искать такси. Но шел дождь и машину оказалось взять невозможно, и я решил поехать подземкой.

— Ага! Теперь только вся история по-настоящему начинается! — воскликнул Майкл.

— Ну-с, короче говоря, — продолжал сэр Ральф, — я поехал к Оксфордскому вокзалу и там пересел в поезд, который должен был отвезти меня к месту назначения. И здесь начинается пережитое мною приключение. Когда я ступил на эскалатор, то на другом конце увидел, как моя княгиня сходит с нее…

— Ну? — нетерпеливо произнес Майкл, который пытался нащупать наживку.

— Да, и она была одета чрезвычайно просто, если даже не бедно, — далее объяснял сэр Ральф. — Я поклонился ей, но она посмотрела на меня так, будто впервые в жизни видит.

— Вы, наверное, ошиблись, — заметил Претерстон.

— Нет, я могу поклясться в том, что это была она, — решительно настаивал сэр Ральф. — Я не мог ошибиться, потому что под правым ухом у нее родимое пятно, которое я тотчас же заметил…

— Как? — спросил, внезапно заинтересовавшись, Майкл. — Она имеет маленькое родимое пятно под правым ухом, темно-серые большие глаза, красиво очерченные брови, прекрасной формы рот и круглый подбородок, не правда ли?

— Да, совершенно верно! Но разве она и вам знакома? — пораженно воскликнул сэр Ральф.

— Знаю ли я ее?! — уточнил Майкл. — Но, повторите мне, пожалуйста, еще раз всю историю с княгиней. Где, когда и при каких обстоятельствах вы с нею познакомились?

— Сначала в Париже! Она была мне как-то представлена в опере, — терпеливо рассказывал сэр Ральф. — Откровенно говоря, я об этом никак не мог вспомнить до того, пока она сама мне не рассказала.

— Ага, теперь мы подходим к сути дела! — заметил Майкл. — Когда она вам напомнила о первом знакомстве?

Сэр Ральф передал ему историю с поломкой автомобиля.

— Понимаю, — сказал Майкл, — она все это подстроила как раз перед вашим домом, при этом была так хорошо одета, что вы, конечно, не могли отказать ей в гостеприимстве? Ах, Кэтти! Кэтти!

— Кэтти?! — спросил ошеломленный сэр. — Что? Ради Бога, что вы этим хотели сказать?

— Я хотел сказать, что должен выяснить все подробности ваших встреч с этой дамой, — сказал Майкл. — Интересовалась ли она вашими финансовыми сделками?

— Нет, в этом вы заблуждаетесь! Она имела очень слабое понятие о торговых делах. Вы, безусловно, предполагаете, что это была аферистка? В таком случае, вы на неправильном пути! Когда случайно заходил разговор о делах, то мне очень часто приходилось ей многое разъяснять…

Майкл наклонился и чувствительно хлопнул его по руке.

— Что же вы ей разъясняли, легкомысленный человек?

Ничего определенного от сэра Ральфа он не добился. Обхватив голову руками, Майкл сидел за письменным столом и лихорадочно думал.

Сначала граф Фланборуг, затем Болтовер и наконец Ральф Сапсон! Что все это значит?

— Есть ли у вас деловые связи с Фланборугом? — спросил он.

— Что вы имеете в виду? — осторожно спросил Ральф.

— Имеете ли вы совместные предприятия?

— Но что за вопрос, мой дорогой! — воскликнул сэр Ральф. — Конечно, ведь вам знакомы наши предприятия.

«Значит, курочка по зернышку клюет», — отметил про себя Майкл.

— Что вы хотели этим сказать?

— Чем?

— Когда вы молчите, вы тоже что-то говорите!

— Ну, а второе дело?

А об этом сэру Ральфу, очевидно, было гораздо труднее высказаться.

— Это очень щекотливое обстоятельство, Майкл, — начал он, — здесь дело в защите моей чести.

— Так, так, — сказал Майкл сочувственно.

— В опасности также честь человека, которого мы оба очень уважаем, — смущенно продолжал сэр Ральф. — Дело в том, Майкл, что я обручился с Бетси, и об этом знают только ближайшие члены наших семейств. В последнее время я видел ее не так часто, как бы мне этого хотелось, но я так занят…

— Конечно, я понимаю, — поддержал его Майкл. — Ведь вы мне рассказали о княгине.

— Ну, вы ведь светский человек, — возразил сэр Ральф, внезапно покраснев, — вы это поймете… Я хотел во всяком случае сказать, что Бетси… Ну, гуляет.

— Гуляет? — переспросил пораженный Майкл. — Где и с кем?

— Она ежедневно встречается с ним в Гайд-парке… Они совершают совместные прогулки… и он рисует под открытым небом, — захлебываясь, объяснил сэр Ральф. — Я еще не говорил об этом с Фланборугом, но нахожу эту историю отвратительной.

— Если вы под словом «гуляет» видите, что Бетси заказала какой-то легкий флирт, то должен согласиться с тем, что вам это очень неприятно. Так как точно не знаете, где в то или иное время может находиться ваша невеста, то вы с княгиней можете попасться ей на глаза, что было бы, безусловно, не менее неприятно. Да, она поступает действительно очень неосмотрительно! Кто, собственно, ее милый друг?

— Какой-то отвратительный художник, — гневно воскликнул Ральф, — человек, который недавно выставил мерзкие картины. Уверен, что он гол, как сокол! А выглядит он!.. Я собственными глазами видел, как бесстыдно он с ней обращается! И Бетси при этом, очевидно, чувствует себя прекрасно.

— Неужели он бьет ее? В чем выражается это бесстыдство? — устало спросил Майкл.

Ему надоел этот разговор — он хотел остаться наедине, чтобы спокойно обмозговать неожиданную информацию.

— Он компрометирует ее, — волновался Ральф, — держит ее руку в своей и при всех говорит ей «малыш»! Это сущее безобразие!

— Но вы не должны беспокоиться за Бетси, — сказал Майкл, — она не совершит ничего непристойного…

— Она обладает личным состоянием, что очень-таки привлекает! — заметил Ральф.

— Вы все мгновенно пересчитываете на деньги. Она достаточно умна для этого, и мимолетное увлечение, вряд ли ей навредит, Ральф!

— Но, дьявол, ведь я же рядом!.. — гневно воскликнул Ральф.

— Я сказал «увлечение», — возразил Майкл крайне подчеркнуто. — У вас ведь нет увлечений, вы всего лишь деловой человек!

Но это не успокоило сэра Ральфа.

— Может быть, вы поговорите с ней… — предложил он.

— Если бы даже забраковали все мои мужские достоинства, то я бы не оставил поле боя, — решительно посоветовал Майкл. — Нет, Ральф, с вашими любовными похождениями вы уж должны справиться без помощи полиции. Кроме того, слишком мало знаю Бетси, поэтому не имею никакого права давать ей наставления в ее интимных делах. Всего лишь раз сделал ей брачное предложение, что не дает мне права вторгаться в ее душу. Хочу задать вам еще один вопрос, — сказал он, когда сэр Ральф уже собрался уходить. — Не пыталась ли княгиня расспросить вас о каком-нибудь банке, с которым вы имеете деловые связи?

— Нет, — ответил сэр Ральф. — У вас ложное представление о той даме.

— Это вам так кажется! — презрительно воскликнул Майкл, провожая посетителя к двери.

Глава 11

Сэр Ральф и Майкл были бы не на шутку встревожены, если бы как-то воскресным утром увидели на одном из вокзалов Лондона Альфонса Блэкстона. Нетерпеливо и раздраженно следил он за тем, как большая стрелка вокзальных часов все ближе и ближе подползала к девяти.

Кондуктор уже начал закрывать двери вагонов, когда на перрон выбежала запыхавшаяся Бетси.

Господин Альфонс Блэкстон втолкнул ее в пустой вагон первого класса и сам вскочил в него, когда поезд уже начал набирать ход.

— Следующий поезд отходит только через три часа, — сказал он строго.

— Ну, важно то, что мы все-таки успели к этому, — возразила она. — А где ваши вещи?

Она оглянулась в поисках мольберта и других принадлежностей, с которыми он никогда не расставался.

— Сегодня я ничего не взял, — сказал он откровенно.

— Но как же вы будете рисовать?

— Сегодня мне совсем не хочется рисовать — день слишком хорош для этого!

Она взглянула на него и засмеялась. Но затем внезапно стала серьезной.

— Вы никогда не станете известным художником. Куда, впрочем, мы едем?

— В Мейдстон. Это очень красивая местность. Я заказал автомобиль, который будет нас ждать у вокзала. Мы, может быть, поедем к побережью, потом вдоль него, а обедать будем в Саутгемптоне.

— Только не в Саутгемптоне, — взволнованно возразила Бетси. — Там сегодня будет мой отец.

Она умышленно скрыла, что сэр Ральф туда собирается.

— Вы сегодня нарядны, — заметила Бетси, оглядывая его. — Вы даже бриты! С каждым днем вы становитесь все меньше и меньше похожим на художника!

Он засмеялся присущим ему юношеским, счастливым смехом, положил ноги на противоположное сиденье и полез в карман за сигаретами. Блаженствуя, она следила за тем, как Альфонс открывал ярко-желтую коробку, в которой лежали сигареты самого дешевого сорта.

— Вы эти любите? — спросила она.

— Это — желтая солома! Да, все-таки!..

— Вы не очень-то разборчивы! — воскликнула она шутливо.

— Почему я не курю «Махинополос» с инкрустированными бриллиантами, янтарным мундштуком? — спросил он. — Потому что я бедный художник, маленькая Бетси, с трудом зарабатывающий средства к существованию. Для того чтобы позволить себе эту прогулку, мне нужно было всю неделю копить шиллинг за шиллингом.

— О Боже! — воскликнула она. — Как я глупа! Простите меня, пожалуйста!

— Охотно, если только вы не будете забывать, что я адски беден, а вы — сказочно богаты.

— Почему?

— Мы видимся очень редко, но еще реже можем совершать такие прогулки.

— Но при чем тут деньги?.. — прошептала она.

Ее начало бросать то в жар, то в холод, сердце усиленно забилось — это было какое-то неизведанное, новое состояние. Он ничего не ответил. Его рука страстно обвилась вокруг ее талии, и прежде, нежели она успела что-то понять, его губы прильнули к ее губам.

* * *

Сэр Ральф и граф Фланборуг прибыли в Саутгемптон на совещание с высшим руководством города. Во время званого обеда прозвучало много речей. Сэр Ральф сравнил предстоящее прибытие пассажирского парохода Австралийско-Африканского общества с возвращением Одиссея. Вскоре было получено телеграфное извещение о прибытии парохода.

Журналисты, директора с женами, приехавшие из Лондона на торжество, ознакомились с некоторыми изобретениями и модификациями. Особое внимание привлекали два новеньких вагона, о назначении которых сэр Ральф сообщил узкому кругу близких коллег: «Несгораемые шкафы на колесах».

— Граф Фланборуг не будет возражать, если я вам сообщу, — обратился сэр Ральф к небольшой группе слушателей, — что сегодня вечером в этих вагонах будут транспортированы десять тонн золота в слитках!

— Какой стоимости? — спросил один из заинтересованных слушателей.

— Два миллиона восемьсот шестьдесят семь тысяч двести фунтов, — гордо ответил сэр Ральф, — что составляет полугодовой оборот всех золотых приисков графа Фланборуга.

Среди директоров прошел одобрительный шепот.

* * *

В один из домов невдалеке от доков вошел невзрачный бледный человек. Там он встретился с черноволосым мужчиной, похожим на иностранца. Они говорили шепотом.

— Мы напрасно так старались!

— Почему?

— Невозможно подкупить ни машиниста, ни кочегара. Эти два старика уже много лет служат в этом обществе…

— Надеюсь, вы были предусмотрительны?

Бледный человек кивнул.

— С машинистом я говорил так просто, как только мог, — сказал он. — Мне удалось узнать, что у него сын служит в индийской армии. Это помогло здорово подружиться с этим старым чудаком, я солгал, что встречался там с его птенцом, но он все равно неподкупен, Грэгори.

— Я поговорю с Кэтти по телефону, — шепнул другой. — Может быть, нам все-таки удастся остановить поезд без стрельбы… В восемь часов встретимся здесь с Куннингхамом. Вы этот поезд видели?

— К сожалению, я не мог близко пробраться к нему — туда пришел сэр Ральф с гостями.

* * *

Тем временем сэр Ральф показывал гостям большой паровоз, которым должны были отвезти вагоны в Лондон. На паровозе возился рабочий, чтобы прикрепить недостающий третий зеленый фонарь.

Когда гости разъехались, сэр Ральф и граф Фланборуг отправились в маленькую гостиницу у железнодорожной станции, чтобы там провести три скучнейших воскресных часа — от двух до пяти.

Вдруг около трех часов граф Фланборуг был разбужен сэром Ральфом.

— Вы тоже получили телеграмму? — спросил он, показывая телеграфный бланк.

— Телеграмму? Нет! Какую? — испуганно спросил граф.

— Читайте.

Телеграмма была подписана Майклом:

«Одновременная попытка взлома вашей стальной комнаты в Австралийско-Африканском бюро и сейфа Фланборуга в его конторе. Обе попытки не удались, несмотря на то, что обе двери были взорваны. Подтверждение по телефону следует».

Граф Фланборуг, открыв рот, впился глазами в своего компаньона.

— Для нас это опасно, — сказал он.

— Я заказал экстренный поезд на Лондон. Он ждет. Мы лишь подождем телефонное подтверждение.

Через десять минут Майкл был на линии.

— Обе двери были взорваны, — повторил он, — но ничего, кажется, не украдено. Будет, во всяком случае, лучше, если вы сами приедете.

— Это совсем некстати, — заметил сэр Ральф, вешая трубку. — Машинист, который повезет нас в Лондон, должен был вести наш транспорт с золотом.

Сделав соответствующие наставления ответственному по сопровождению золотого поезда, оба вошли в экстренный состав и помчались на север.

Утром Майкла разбудил ошибочный телефонный звонок. Но спать он уже не мог. Поэтому встал, принял душ, побрился. Чтобы не будить прислугу, сам приготовил себе кофе.

Когда он вышел на еще пустынную улицу, его приветствовали первые лучи солнца. Никаких определенных целей не было, — хотелось лишь немного прогуляться. Он отправился в Гайд-парк, купив по дороге газету.

Майкл сел на скамейку, прикрыл колени пальто — было весьма сыро — и принялся за чтение газеты. Вдруг кто-то тихо назвал его по имени. Он вздрогнул.

— Кэтти! Вот тебе и раз!

Лицо девушки имело какое-то странное выражение.

— Я уверена, что сама судьба привела меня сюда, — проговорила она. — Теперь я вас слушаю, Майкл.

Она ничем не намекнула о его недавнем, весьма нелюбезном поведении.

— Вы следили за мной?

— Ведь я же вам говорю, что это судьба, — возразила она. — Я никак не могла заснуть, и, взяв свой автомобиль, приехала сюда.

— Ну-с, а как поживает княгиня Башевская? — спросил он, усаживаясь удобнее.

— Княгиня?..

— Башевская! Бедный Ральф! Как жестоко вы его однако подвели.

Она подалась вперед, подперев рукой подбородок.

— Вы иногда прямо-таки меня пугаете, — сказала она. — Я никак не пойму, действительно вы так умны, или просто обладаете поразительной памятью?

— У меня и то, и другое! — ответил он. — Расскажите мне кое-что о ваших владениях на Урале.

— В Польше, — поправила она.

— И там, конечно, есть ваши рудники?

— У меня нет рудников, — спокойно сказала она. — Неужели вы были бы приятно удивлены, если я сказала, что у меня в Польше есть имение?

— Ничто из сказанного вами не может меня удивить, кроме… Вот если бы вы стали уважать право личной собственности.

Он сложил газету и бросил ее в урну. Кэтти наблюдала за ним с улыбкой.

— Какой вы порядочный человек! — заметила она. — И на работе, и в парке, везде вы — блюститель порядка.

— Мы все подчиняемся тем или иным порядкам, — ответил он многозначительно.

— Вы — чудак! — воскликнула Кэтти, рассмеявшись.

— Не хотите ли лучше сказать, княгиня, отчего вы так легкомысленны?

— Не называйте меня княгиней!

— В таком случае, скажите мне, госпожа помещица, что вы затеваете с Ральфом? Он, впрочем, очарован вами. В тот вечер, когда встретились с ним, вы, наверное, решили безжалостно ранить его. Попал ли ваш выстрел в желаемую мишень?

— Да, я не промахнулась, — подтвердила она.

Ему показалось, что она не так уверена, как всегда.

— Вы, очевидно, переутомились. Ваш врач не позволил бы вам больше одного преступления в месяц!

— Действительно неисправимый чудак! — повторила она.

— Вы не хотите, конечно, исповедаться передо мной, и в потоке слез облегчить свое девичье сердце на моей груди?

— Нет, — воспротивилась она решительно, — я этого терпеть не могу. Но одно хочу вам сказать, мы как раз предпринимаем колоссальнейшее из всех преступлений, когда-либо совершенных нами. Хотите знать, зачем мне понадобилась должность у Фланборуга, зачем я возилась с этим отвратительным человеком — Ральфом Сапсоном? Оба стали моими жертвами. Скажу вам больше: чтобы быть уверенной в успехе моего проекта, я устроила так, что те господа в одно прекрасное утро уехали из Лондона. Это все, что я могу вам сказать, Майкл.

— Вы, прямо роман с продолжением, останавливаетесь в самом захватывающем месте, — пожаловался он Кэтти.

И словно пронзил ее взглядом своих умных серых глаз. Но та оставалась спокойной.

— Я бы очень хотел, чтобы вы не были замешаны… — заметил он.

— В чем? — спросила она.

— В этой грязной истории.

— Может быть, в один прекрасный день я превращусь в благородную девушку, и тогда вы сможете помочь мне какой-нибудь службой с оплатой в несколько фунтов в неделю. В моем лице, Майкл, вы бы обрели идеальную секретаршу, ибо я знаю по именам преступников всего мира. Вы бы могли тогда пренебречь лабораторией по отпечаткам пальцев и предоставить все Кэтти. А что, если бы я вдруг кому-нибудь заявила, кем я была, а теперь хочу стать честной, просила бы о помощи, говоря, что у меня нет денег, но что у меня доброе сердце… Поверьте мне, Майкл, что меня сначала бы заставили пилить дрова, а потом дали какое-нибудь местечко в какой-нибудь благочестивой семье и разрешали только изредка пользоваться свободой. Вы понимаете, Майкл, что даже честную жизнь можно начать лишь с прислуживания сильным мира сего. Строить здание с крыши ведь нельзя. Я ненавижу честных людей!

Майкл кивнул.

— Я тоже, — сказал он. — Но только в том случае, когда эта честность только показная… Ведь под честностью нельзя понимать издевательство и бессердечие… Хотя, я себя святым не считаю.

— Скажите, я ведь неисправимая и скверная, не правда ли?

Майкл засмеялся, но тут же снова стал серьезным.

— Ваша исповедь ставит меня в тупик. Вы — женщина, и это прекрасно. Но, с другой стороны, вы — преступница, и я не должен верить вашим словам. Я достаточно знаком с образом ваших мыслей, чтобы признать: для совершения преступления совсем не обязательно ваше присутствие на месте преступления.

— Бедный Майкл! — съязвила она.

— Бедная Кэтти! — ответил он. — Надо трезво рассуждать, Кэтти! Рано или поздно вы все равно будете арестованы. Подумайте только о том, что это означает! Подумайте о страшной тюремной жизни, где каждая минута кажется часом, а каждый час — вечностью! Подумайте о грязной работе, которую вы обязаны будете исполнять: мыть полы, стирать белье, шить мешки. Каждое воскресенье, хотите вы или нет, вас будут гнать в церковь, тюремные смотрители будут приставать к вам… Подумайте обо всем этом!

— Я покончу с собой прежде, чем нечто подобное случится со мной, — объяснила она. — Знаю, вы желаете мне добра, Майкл Претерстон, но ни вы, ни кто другой не сможет заставить меня мыслить иначе, чем я мыслю сейчас. Никто не изменит моего мировоззрения, ибо я непоколебима.

Кэтти положила руку на его грудь и посмотрела на сыщика смеющимися глазами.

— Бедный Майкл!

Они вместе вышли из парка. Ее автомобиль стоял у ворот. Майкл помог завести мотор.

— Прощайте, Майкл.

— До свидания, — ответил он. — Мы, возможно, увидимся не раньше судебного разбирательства.

В тот же день постовой полицейский услышал два взрыва, поднявших на ноги всю уголовную полицию. Через полчаса туда прибыл Майкл, который после предварительного расследования, известил о случившемся сэра Ральфа.

— Удивительно, — вырвалось у него, когда увидел, что ни из сейфа, ни из стальной комнаты ничего не украдено.

Назначив охрану, он сообщил о происшествии господину Смиту. Когда шеф приехал и осмотрел место происшествия, был не менее Претерстона поражен этим фактом.

— Фланборуг обещал приехать?

— Он уже выехал, — ответил Майкл.

— Знаете, что мне пришло в голову, — заметил Смит после непродолжительного молчания. — Кажется, все это устроено для того, чтобы ввести нас в заблуждение.

При этих словах шефа Майкл вспомнил слова Кэтти об отсутствии сэра Ральфа и графа Фланборуга.

— Уверен, что за этим кроется нечто совершенно другое, — продолжал Смит. — Немедленно соберите все наши резервы.

Майкл с пониманием отнесся к распоряжению шефа и отдал приказ, чтобы все свободные сыщики немедленно прибыли в Скотленд-Ярд.

Глава 12

В это неприятное для некоторых воскресенье два человека были беззаботно счастливы. Это счастье не омрачалось даже трясущимся, как кляча, старым автомобилем.

Скудный обед, с аппетитом съеденный в Мейдстоне, показался им сказочным.

Живописный ландшафт представал перед ними словно сквозь прозрачную золотистую вуаль, и оба ничего не слышали, кроме серебристого пения птиц.

С трудом поднявшись по крутой улице, Альфонс остановил машину и вышел на дорогу, в конце которой виднелся железнодорожный переезд, а за ним — гора.

— Разве это не прекрасное место для рисования? — спросила девушка.

— Ах, не будем сегодня говорить об искусстве, — попросил он. — Потолкуем о других приятных вещах — о чае и крабах, например.

Она рассмеялась. Но вдруг совершенно серьезно сказала:

— Что же теперь будет?

— Будет? Где? — удивленно спросил он.

— С нами, — пояснила Бетси.

Он взял ее руки.

— Я стану страшно богатым.

— Я тебе говорила, что обручена? — после долгого молчания робко спросила она.

— Припоминаю, что ты когда-то что-то мне рассказывала.

— Разве? Мне казалось…

— Если бы ты даже и скрыла это, я все равно видел твое кольцо…

Бетси покраснела. Уже после второй встречи она сняла это кольцо и больше его не носила.

— Я, кажется, тебе говорил, что имею доход всего триста фунтов в год, — произнес он.

— Ты мне ясно и определенно сказал, что у тебя абсолютно ничего нет, — строго перебила она. — Считаю, что этот твой доход — довольно приличное состояние.

— Для богатых — да, но не для бедных.

— Но ведь с таким доходом можно многое предпринять, — объяснила она задумчиво. — Что я сделаю с моими деньгами? Не могу же я их бросить?!

— Ничего ты с ними не сделаешь, — сказал он решительно. — Лишь тогда, когда мои триста превратятся в десять тысяч, мы кое-что предпримем.

Она засмеялась.

Он крепко поцеловал ее в губы.

— Ну, а теперь нужен чай! — воскликнул он деловито, помогая девушке сесть к автомобиль.

Он запустил мотор, и машина, вздрогнув, плавно покатилась по дороге.

— Прекрасно! Переезд открыт, — воскликнул Альфонсо. — Держись!

В то же мгновение оглушительный свист локомотива заставил его оглянуться.

— Это с другой стороны, — заметил он. — Ведь переезд открыт…

Почти над самым ухом раздался грохот колес, он стремительно приближался. Шум перевернул сознание. Боль от пронзительного свиста охватила все тело. Небо и земля вздыбились.

…Когда девушка пришла в сознание, то увидела себя в какой-то илистой яме. Альфонсу менее повезло: терновый кустарник хотя и спас от тяжелых ушибов, однако одежда его была изорвана, а лицо и руки исцарапаны. Поднявшись, он нашел свою спутницу.

К счастью, машинист вовремя начал тормозить. Поезд стоял у искореженного автомобиля.

— Ты ранен, милый? — были ее первые слова.

Она была вся в грязи… С растрепанными волосами, непокрытой головой…

Пассажиры поезда были встревожены и недовольны.

— Мы столкнулись с каким-то автомобилем, — объявил кондуктор.

— Есть жертвы? — испуганно спросил сэр Ральф.

— Нет, сэр, находившиеся в нем молодая дама и молодой человек изрядно напуганы и немного поцарапаны.

— Мы должны поинтересоваться, — сказал граф Фланборуг, выходя из вагона.

Увидев пострадавших, он на какое-то мгновение потерял дар речи, затем в ужасе воскликнул:

— Бетси! Бетси! Ради бога! Что ты тут делаешь?

Лишь после этого он увидел художника, который, словно привидение, стоял возле нее. Сэр Ральф, с разинутым ртом наблюдавший за этой сценой, вдруг опомнился и вскрикнул.

— Ага, теперь я понимаю!..

— Вы в более выгодном положении, чем я. В моем глазу заноза, — ответил художник.

— Вы еще и издеваетесь, сэр?! — заорал Ральф.

Бетси протянула Альфонсу носовой платок.

— Не надо, малыш, — отказался молодой человек.

Он еще не догадывался, кто эти двое нервных мужчин.

— Но, мой дорогой! Ты ведь можешь ослепнуть — воскликнула девушка.

— Не объяснишь ли ты мне, — вставил расстроенный граф Фланборуг, — что все это означает?

— Я бы давно тебя познакомила с господином Блэкстоном, — заливаясь краской, ответила девушка. — Фонсо, это мой отец…

— Извините, к сожалению, не могу уделить вам внимание, — ответил он — у меня бревно в глазу.

— Фонсо! — повторил разгневанный граф Фланборуг. — Кто такой, если мне позволено спросить, этот Фонсо?

— Тебя и сэра Ральфа, наверное, поразит одно сообщение: я и Фонсо решили сочетаться браком, — объяснила она.

Альфонс в недоумении посмотрел на Бетси.

— Я, собственно говоря, еще не просил тебя об этом, малыш.

У Ральфа начался нервный тик.

— Это не имеет значения, — спокойно возразила она. — Ты ведь хочешь этого, не правда ли?

Альфонс на глазах пришедшего в ужас отца девушки и обрученного жениха привлек Бетси и нежно поцеловал.

После такого эпизода поездка в Лондон была несколько мучительной.

Тут же заболевший сэр Ральф стоял в стороне и отклонял все попытки Фланборуга продолжить деловой разговор. Его самолюбие сильно пострадало, и к тому же происшедшее, несомненно, может принести ему финансовые издержки.

До прибытия в Лондон, граф решил поговорить с дочерью. Он застал их сидящими в купе друг против друга.

— Я бы хотел поговорить с тобой, Бетси.

— Оставь нас, Фонсо, пожалуйста, — попросила она нежно.

Альфонс вышел.

— Ну, может быть, ты мне объяснишь, что все это значит? — начал отец.

— Ты хочешь знать, почему я выхожу за него замуж? — спросила она. — Ну, потому что я его люблю.

— Ты говоришь, как Майкл! И он бы так ответил… — рассерженно заметил Фланборуг. — Ты прекрасно знаешь, что обручена с сэром Ральфом.

— Да, у нас был такой разговор, но теперь я решила все изменить.

— Ты не сделаешь этого, — взорвался отец. — Невозможно, чтобы моя дочь вышла замуж за какого-то голодающего художника.

— Он совсем не беден! Мы решили, что он бросит искусство. Мы поищем какое-нибудь выгодное занятие, — возразила девушка.

— Если ты выйдешь замуж за этого человека, — пригрозил он дрожащим пальцем, — ты мне больше не дочь.

— Я не откажусь от него, — решительно заявила Бетси. — И, папочка, я предупреждаю тебя, что если ты будешь оскорблять Фонсо, то я сделаю то же самое с Ральфом.

— Этот человек, конечно, домогается твоих денег, — попробовал еще раз воспротивиться он. — К сожалению, я не в состоянии защитить тебя от твоих же собственных глупостей.

— А на что надеется Ральф, разреши спросить тебя?

— Сэр Ральф сам очень богатый человек.

— И какую выгоду он имел, если бы на мне женился?

Граф Фланборуг не счел нужным отвечать, так как знал, что брак сэра Ральфа с его дочерью увеличил бы состояние этого человека.

— Спроси у своего компаньона, женится ли он на мне, если я свое состояние передам в благотворительный фонд и полностью перейду на его попечение? — попросила Бетси.

— Уверен, что он и тогда женится на тебе, — резко ответил Фланборуг, оставляя купе.

Граф сам хотел прощупать Ральфа. Он тихо подошел к нему.

— Женились бы вы на моей дочери, если бы наш коммерческий союз не состоялся? — спросил граф.

— Что вы хотите этим сказать? — вздрогнув, задал вопрос Ральф.

— Я хочу сказать, — засмеялся граф, — ну, вы любите Бетси? Вы богатый человек и могли бы без приданого прекрасно содержать ее…

— Что? Этому не бывать! — гневно воскликнул сэр Ральф.

— Понимаю, — пробормотал граф Фланборуг. — Бетси только это и хотела знать…

…Ожидавший на вокзале Майкл сразу понял: случилось что-то неприятное. После короткого сообщения графу Фланборугу и сэру Сапсону о том, что произошло в их конторе, сыщик обратился к девушке:

— Неужели вы дрались, Бетси?

— Отец сердится, потому что я хочу выйти замуж за Фонсо.

Майкл искренне удивился:

— Вы хотите сказать, что отказываете сэру Ральфу?

— Совершенно верно, — сказала она решительно.

— А тот господин, значит, и есть Фонсо?

Майкл громко рассмеялся.

— Я хочу вас познакомить, — сказала она и позвала своего молодого друга.

Когда он подошел, Бетси добавила:

— Он очень беден.

— Да, очень беден, — подтвердил художник.

— И вы хотите выйти за него замуж? — спросил Майкл.

— Конечно, — ответила раздраженно девушка. — Я не ожидала, что и вы будете против. Или я не права?

— Я, против? — засмеялся Майкл и чмокнул ее в щечку.

— Давайте вместе поужинаем и заодно отпразднуем это событие, — сказал он. — Бегите скорее домой, Бетси, и приведите себя в порядок. Ваш отец оставил свой автомобиль. Встретимся через час у Зэбо!

Глава 13

14 мая в 8 часов 30 минут вечера пароход водоизмещением в восемь тысяч тонн бросил якорь у Саутгемптонских доков. На его борту находились свыше двухсот пятидесяти пассажиров. Однако рейс был необычным. В трюмах парохода были тщательно упакованы двадцать две тысячи четыреста фунтов золота в слитках по 100 фунтов каждый. На всех стояла печать центрального общества по добыче золота.

В 9 часов 27 минут почтовым поездом были отправлены с парохода различные пакеты и мешки, затем в 9 часов 42 минуты пассажиры скорым поездом уехали в Лондон. Только после этого золотые слитки были перегружены с корабля в несгораемые сейфы на колесах под жестким контролем инспектора местной полиции господина Морриса. Погрузка началась в 10 часов 17 минут. В 10.22 был прицеплен локомотив. Начальник станции почему-то отсутствовал (на следующее утро его нашли запертым в брошенном доме), поэтому инспектор путей сообщения Массей подал машинисту знак к отправлению.

— Вам эта дорога знакома? — спросил Массей у него.

— О да, господин инспектор. Я часто ездил по ней.

Инспектор не был доволен этим ответом, ибо не доверял «чужим людям» на своей линии, несмотря на то что машинист и кочегар показали главному смотрителю соответствующее письмо сэра Ральфа (впоследствии выяснилось, что оно было поддельное).

Поезд отправился. Начался отсчет времени. Согласно заранее выработанному плану, прохождение поезда контролировалось каждые десять минут. Железнодорожные дежурные на линии получили приказ точно отмечать время его прохождения и тотчас же сообщать об этом в Лондон. Путь проходил через множество тоннелей.

Была скверная погода. Дождик, начавший моросить в шесть часов вечера, становился все сильнее и к наступлению ночи перешел в ливень. Стрелочник в Севилле сообщил о прохождении золотого транспорта в 11 часов 07 минут, что было подтверждено шестью другими стрелочниками, дежурившими между Толбриджем и Севиллем. Невдалеке от Толбриджа, до того как въехать в тоннель, состав замедлил ход. Местный сторож, чей домик находится у самого железнодорожного полотна, сообщил, что этот поезд проехал в 11 часов 32 минуты, а в И часов 42 минуты такое же сообщение было получено из Пингама и всех других станций. Но когда поезд вовремя не прибыл в Балгамберг, обеспокоенный опозданием дежурный сообщил об этом начальнику станций (что выяснилось уже в судебном расследовании).

Два человека тотчас были отправлены на линию, но поезда будто и след простыл — он исчез, словно поглощенный землей, о чем немедленно сообщили в Лондон.

Между Керлей-Паддоком и Гатфордом (станция, предшествующая Балгамбергу) железнодорожная сеть проходит через огороды, и — что редко встречается вблизи больших городов — даже через улицу, где шлагбаум приводили в движение электроэнергией из сторожевой будки Керлея.

* * *

Самыми интересными были показания стрелочника Генри Валиса. Когда он на следующее утро хотел опустить шлагбаум, чтобы пропустить товарный поезд, то оказалось, что аппарат бездействует…

Между тем, Майкл предавался веселью, ужиная вместе с Бетси и Фонсо Блэкстоном в заведении Зэбо. В 11.30 вечера он отправился домой, заглянув по дороге в Скотленд-Ярд: намеки Кэтти все время преследовали его, к тому же ему хотелось узнать, нет ли новой информации по факту взломов.

Находившийся еще на работе Смит, к сожалению, ничего нового не мог ему сообщить. Вернувшись домой, Майкл лег в постель. В 12 часов 30 минут ночи он был разбужен телефонным звонком. Сняв трубку, он узнал голос Смита.

— Эта шайка добилась своего, Майкл! Приходите немедленно.

— Что случилось? — спросил сыщик.

— Проклятый «золотой поезд»… украден!

В распоряжение сыскной полиции был предоставлен спецпоезд, и в час тридцать ночи Майкл уже находился в Гатфорде, где знакомился с письменными показаниями дежурных. То обстоятельство, что другой поезд, вышедший из Саутгемптона на полчаса позже, беспрепятственно проехал, не заметив ничего необычного в пути, намного усложняло все дело. В Толбридже он только встретил пустой поезд, промчавшийся со стороны Лондона. Сэр Ральф, сопровождавший полицейских, был крайне возбужден и встревожен.

— Я попросил Фланборуга поехать с нами, — жаловался он. — И что вы думаете ответил мне этот странный человек? Он сказал, что это я взял на себя всю ответственность за транспорт. Слышали ли вы нечто подобное?

— Застрахованы золотые слитки?

Сэр Ральф неопределенно качнул головой.

— Они были застрахованы в размере их полной стоимости только до Саутгемптона, — сказал он подавленно. — От Саутгемптона риск взяли на себя Фланборуг, я и страховое общество. Разве от этого нельзя сойти с ума?

В комнату вошел Смит.

— Лучше будет, если вы лично возьметесь за это дело, — начал он. — Сэр Ральф, конечно, поможет вам…

— Могу я получить в свое распоряжение поезд? — спросил Майкл.

Он будет в вашем распоряжении через двадцать минут, — ответил сэр Ральф.

— Но он должен быть снабжен прожекторами.

Сэр Ральф посоветовался с железнодорожным служащим.

— У нас имеются только факелы. Достаточно ли вам этого?

— Да, — согласился Майкл. — Прицепите только один вагон перед локомотивом и прикрепите факелы так, чтобы они освещали полотно.

Всю ночь он был занят обследованием железнодорожного полотна, но ничего не нашел, вплоть до Саутгемптона, где был уже на рассвете.

В Керлее он выслушал показания дежурного о странной поломке шлагбаума. Майкл попросил показать ему провод, который ведет от пульта к шлагбауму.

— Электротехник сказал, что этот провод, наверное, перерезан, — пояснил дежурный.

— Он не мог быть перерезан, так как проложен в металлических трубах, — возразил Майкл.

— Ну, одно из двух, — перерезан или прожжен.

Исследовав трубы, Майкл нашел одно свежезакрашенное место. Достав нож и соскоблив краску, он обнаружил маленькую дырочку.

— Теперь ясно, что они просверлили металл и сожгли провода, — сказал Майкл. — Что после этого произошло со шлагбаумом?

— Его после этого нельзя было опустить из будки.

— А можно опустить шлагбаум без пульта?

— Да. Мы поставили человека, который только то и делает, что открывает и закрывает его, — ответил дежурный. — Но надо быть осторожным, ибо патентованный замок захлопывается.

Это заставило Майкла обратить внимание на замок, который оказался взломанным.

«Но зачем этой банде нужно было поднять шлагбаум?» — мелькнула мысль, когда Майкл начал исследовать улицу.

Вдруг сыщик остановился и присвистнул от удивления. Несмотря на ночной дождь, он ясно заметил на дороге глубокий узкий след, который мог быть оставлен только колесами какого-нибудь вагона.

Он пошел по этому следу, пока не увидел, что тот слился с проложенными по шоссе трамвайными рельсами, находившимися в нескольких стах метрах от шлагбаума.

О своем открытии он доложил Смиту.

— Неужели вы хотите этим сказать, что воры сняли поезд с рельс и поставили его на дорогу? — спросил пораженный шеф. — Ведь это же невозможно!

— Безусловно! Я согласен с вами! — воскликнул Майкл. — Невозможно, но они это все-таки сделали!

Сэр Ральф присутствовал при этом разговоре.

— Мне не везет, старый друг, не правда ли? — сказал подавленно барон. — В течение двадцати четырех часов я потерял невесту и поезд! Над чем, черт возьми, вы смеетесь?

— Ни над чем, — возразил Майкл, снова становясь серьезным. — Для того лишь, чтобы только увидеть ваше лицо, стоило впутаться в эту историю, сэр.

Глава 14

В шесть часов вечера Майкл, стоя на площадке локомотива, объезжал все вокзалы, расспрашивая всех железнодорожных служащих. В Майдморе он встретился с господином Смитом, прибывшим туда в обыкновенном пассажирском поезде.

— Нашли что-нибудь?

— Нет, но хочу вам кое-что предложить, — ответил Майкл. — Мне бы хотелось, чтобы вы выслушали начальника местной станции.

— Вы уже его допросили?

— Нет еще, но предчувствую, что он скажет то же самое.

Начальник произвел впечатление интеллигентного ответственного человека.

— …И он исчез прежде, чем вы убедились в том, что он приехал, не правда ли? — спросил Майкл.

Начальник по-видимому удивился этому вопросу.

— Да, совершенно верно! Не успел я заметить передние фонари, как увидел уже исчезающие задние.

— Просигналил паровоз гудком, когда проезжал?..

— Да, оглушительно.

— Странно! Поезд сигналил только тогда, когда проезжал мимо тех станций, где были дежурные, — заметил Майкл, обращаясь к Смиту. — В Станборне и Мархлее, которые ночью закрываются, он совсем не подавал сигнал. Эта станция к тому времени была не освещена? — спросил он начальника.

— Да, то есть почти, — ответил начальник станции. — Горела только одна лампа, и я заметил, как вспыхнули фонари, затем поезд словно исчез.

Начальник Пинхама рассказал то же самое, но зато дежурные из Толбриджа не заметили ничего необычного.

Смит и Майкл переночевали в Толбридже и на рассвете двинулись дальше. Между Пинхамом и Бэкхам Биконом Майкл велел остановить поезд и попросил затем свернуть на какую-то боковую ветвь железной дороги.

— Зачем, собственно говоря, здесь эта ветвь? — спросил он.

Сопровождавший его железнодорожный служащий дал некоторые туманные объяснения. Она будто бы сделана для того, чтобы в случае интенсивного движения облегчить прохождение составов. Кроме того, она ведет к старым заброшенным известковым выработкам, или к чему-то в этом роде.

Несмотря на это, Майкл пошел по заржавевшим рельсам, ведущим к какой-то цепи холмов. Поодаль эта колея вдруг обрывалась перед глубокой ямой, над которой висели шпалы. Создавалось впечатление, будто земля в этом месте провалилась.

Майкл возвратился к Смиту.

— Поезд не мог проехать по этой колее, ибо рельсы заржавели, и обрываются над какой-то ямой, — угнетенно сообщил он.

После целого дня напрасных трудов они вернулись в Лондон. Одна идея, которой он не поделился со своим шефом, все время преследовала его…

— Она хотя и фантастична, — оправдывался он сам перед собой, — но ведь все на самом деле фантастично. Нельзя себе даже и представить, чтобы можно украсть поезд и повести его по улицам Лондона без того, чтобы это оригинальное воровство сразу же не бросилось в глаза.

— Не хотите ли принять сэра Ральфа? — спросил Смит. — Он уже целый час вас тут ждет.

Майкл не был в состоянии успокоить этого упавшего духом человека.

— Ведь невозможно же, чтобы они могли удрать с такой добычей, — начал сэр Ральф. — Один специалист мне сказал, что какие бы средства воры не использовали, им нужно будет по меньшей мере два дня для того, чтобы взломать стальные стены наших вагонов.

Внезапно в голове Майкла блеснула счастливая догадка.

— Есть ли у вас план железнодорожной сети? — спросил он.

— Да, конечно. Я его срочно вам пришлю, — ответил сэр Ральф. — Но неужели вы полагаете, что есть надежда найти украденное золото?

— Не очень-то надейтесь, — откровенно сказал Майкл. — Кэтти недурно работает.

— Кэтти? — спросил барон.

— Во всяком случае, вы ее называете княжной Башевской. Это она выведала у вас о плане золотого маршрута. А вы, вероятно, ей еще сказали, из какой стали сделаны ваши сейфы на колесах…

— О Боже!

Смертельно побледнев, сэр Ральф откинулся на спинку стула.

— Вы, значит, хотите этим сказать, что она самая обыкновенная аферистка?

— Напротив, она самая необыкновенная аферистка, — возразил Майкл. — Только одного я еще не понимаю, — сказал он затем, словно самому себе: чего она добивалась от Рэгги?

Господин Рэгги Болтовер был как раз занят тяжелой для него обязанностью переодевания к ужину, когда слуга объявил, что Майкл Претерстон из Скотленд-Ярда просит принять его.

— Я пришел, чтобы осведомиться о вашей доброй знакомой… о Долли.

Господин Болтовер поморщился.

— Не упоминайте при мне этого имени, мой дорогой, — попросил он. — Мне это неприятно.

— Не будьте ослом, — добродушно произнес сыщик. — Вы должны рассказать, о чем она вас спрашивала. О чем вы с ней говорили?

Но господин Болтовер никогда не помнил того, о чем он говорил даже вчера.

— Могу вам только сказать, мой дорогой, что она меня очень скомпрометировала у Зэбо. С тех пор я туда больше не приходил…

— Вижу, что от вас ничего не добьешься… Но не будете ли вы столь добры попросить вашего секретаря показать мне перечень ваших предприятий?

— С величайшим удовольствием!

С полным списком Майкл на следующее утро пришел в бюро короля рудников, как журналисты называли господина Болтовера. Уходя оттуда, он выглядел таким довольным, как никогда.

— Ну, Кэтти, — говорил он себе, — этим кончается твоя карьера!

Придя домой, он переоделся в короткие штаны и старый сюртук, взял палку, сунул в карман браунинг и снова ушел. На этот раз он поехал в Пинхам в пассажирском поезде.

— Никто не должен знать, что я здесь, — прибыв туда, сказал он начальнику станции, показывая ему свой значок. — Есть ли кто-нибудь из сторожей на железнодорожной линии между вашей станцией и Толбриджем?

— Нет, до Толбриджа вы никого не встретите.

Майкл направился к боковой колее, которую обнаружил вчера, и дошел до большой ямы.

Исследовав подпору, находившуюся там, где кончались рельсы, он пошел назад и скрупулезно осмотрел ржавые рельсы. Причем, ему удалось установить, что это не ржавчина, а простая краска. В этом он окончательно убедился, когда, при помощи лупы, нашел такие же красные пятна на деревянных шпалах…

Удовлетворенный своим открытием, Майкл вернулся к яме. Еще вчера он заметил, что на дне ее находится позеленевшая вода. Оказалось, что в воде было растворено какое-то химическое вещество. Рассмотрев эту жидкость, он обнаружил через лупу нерастворившиеся зеленые кристаллы.

Изучив затем стенки ямы, искусно прикрытой дерном с зеленой травой, Майкл установил, что яма была вырыта не ранее ночного похищения.

— Землю предусмотрительно удалили, — произнес сыщик. — Ну и Кэтти!

Оказалось, что и деревянная подпорка была вкопана совсем недавно.

Обойдя яму, он увидел, что продолжение колеи покрыто той же краской. Колея исчезала в какой-то впадине, за которой высилась белая гора.

Если верить плану, за этим возвышением должна находиться улица. Заброшенный завод со стороны колеи нельзя было увидеть. Направляясь к горе, Майкл уже себе ясно представил, как происходило великое похищение.

Взобравшись на возвышенность, он увидел перед собой заброшенный цементный завод. Понял и другое, что сам он виден со всех сторон. Майкл достал револьвер, осторожно осмотрелся по сторонам и пошел дальше по следу. К своему разочарованию он увидел впереди большой запертый сарай, О наличии поезда ничто не говорило.

Рельсы подходили прямо к сараю. Вдруг раздался шум автомашины, сыщик упал на землю. Улица была в пятидесяти метрах. Осторожно приподняв голову, он увидел, как промчался какой-то автомобиль и быстро скрылся за горой.

Однако он успел заметить водителя — то был испанец Грэгори.

Майкл был уверен, что по всему пути была расставлена охрана. Возвратиться за помощью не представлялось возможным, ибо точно выдал бы себя. Сыщик решил двигаться сам.

Долго размышлять ему не пришлось. Раздался свист аркана, резкая боль защемила шею, дыхание прервалось. Он тяжело рухнул на землю.

Глава 15

— Что нового от Претерстона? — входя в бюро, спросил Смит.

— Пока ничего.

— И от Бара тоже ничего?

— Нет.

Смит сделал нетерпеливый жест.

— Кто должен был за ними следовать?

— Дежурный Крэй. Как вы знаете, нам удалось лишь проследовать за Претерстоном до Тинхама, но в тамошних горах мы потеряли его из виду.

— Известили коллег из Гэмпшира, Суссекса и Суррея? — спросил Смит.

— Да, они уже приступили к розыскам, — сказал чиновник.

Смит прикусил губу.

— Мне непонятно исчезновение Претерстона, — заметил он, — и что приключилось с Баром?

В то же утро о Претерстоне справлялась Бетси Фелтон. Сэр Ральф дважды навестил Скотленд-Ярд.

— Думаю, что Майкл выследил эту шайку, — продолжал Смит. — Но поздновато для того, чтобы спасти золото…

— Что творится с этой шайкой, меня не интересует, — гневно воскликнул сэр Ральф. — Мне нужно мое золото.

— Советую вам уйти домой и вернуться, когда вы успокоитесь.

— Когда, наконец, услышу новости? — спросил рассерженный пострадавший.

— Как только мы сами о них услышим, — ответил Смит. — Дежурный, проводите сэра Ральфа.

Граф Фланборуг был не так навязчив со своими расспросами. Он отчасти примирился с Бетси, но во всяком случае не настолько, чтобы упоминать об угрожавшем его семье неприятном браке.

— Я решил, Бетси, — заметил он, — что будет лучше, если ты покамест перестанешь встречаться с сэром Ральфом. Торговля остается торговлей, а дружба — дружбой. Я снимаю с себя всякую ответственность за исчезновение золота после его выгрузки с парохода.

— Разве он сам должен будет понести все убытки?

— Нет, не совсем. Часть убытков понесет страховое общество. Ральф, к сожалению, очень скуп — несмотря на то, что я убеждал застраховать золото в размере его полной стоимости. Он, желая сэкономить, не сделал этого. Я бы хотел, чтобы ты расторгла с ним помолвку, тем более, что недавно он сделал в твой адрес несколько неприличных замечаний.

В действительности сэр Ральф не столько нападал на свою невесту, сколько на ее отца, так как тот отказывался от своих обязательств.

В тот день граф Фланборуг забыл сказать своему камердинеру, чтобы, в случае прихода сэра Ральфа, ему объявили, что хозяина нет дома. И случилось так, что слуга пустил сэра Ральфа в дом.

— Мой дорогой Сапсон, — пробормотал хозяин, ошеломленный неожиданным появлением Ральфа. — Садитесь, пожалуйста.

— Я не желаю садиться, — зарычал сэр Ральф.

— Вы мне угрожаете? — сказал сдержанно Фланборуг. — Мой дорогой, подумайте лучше…

— Я ни о чем не желаю думать, кроме того, что вы обязаны понести часть убытков. Если бы не ваша дочь, то ничего бы не случилось!

— Моя дочь, — надменно начал граф Фланборуг, — непричастна к этому делу, и если вы будете в таком тоне говорить о ней, то я попрошу вас оставить этот дом.

— Если бы мы не были так заняты вашей дочерью, то мы не забыли бы отослать нашего машиниста Грига назад в Саутгемптон.

— Меня ваша железная дорога не интересует. Будьте благоразумны, Сапсон!

— Но вы должны понести часть убытков. Вы ведь, по меньшей мере, морально обязаны это сделать.

Он производил жалкое и жуткое впечатление.

— Торговля остается торговлей, и вы ни в коем случае не можете от меня требовать, чтобы я взял на себя ответственность за ваши ошибки, мой друг, — возразил граф Фланборуг.

— Вы так же ответственны, как и я, — крикнул на него Ральф, ударяя кулаком по столу, — и я категорически настаиваю, чтобы вы понесли часть убытков! Если вы этого не сделаете…

В это мгновение в дверях появилась Бетси. Холодно кивнув в сторону сэра Ральфа, она подошла к отцу.

— Все еще нет известий о Майкле, — сказала она.

— Ах, это очень печально! — вздохнул отец.

— Майкл! — съязвил Ральф. — Прежде всего еще нет известий о наших деньгах! А это самое важное, Бетси!

— Должна вас попросить не называть меня больше Бетси, сэр Ральф, — заметила она спокойно.

— Неужели вы теперь против меня? — простонал он.

— Нет, но вы не разоритесь, если даже потеряете все эти деньги. Вы ведь страшно богаты, не правда ли?

— Я и не думаю потерять все эти деньги, — упрямо заявил сэр Ральф. — Ваш отец должен уплатить свою часть.

— Если мой отец обязался это сделать, то он сдержит свое слово. Но насколько я знаю, он не обязан нести эти убытки… Разве не так, папа?

— Вполне, — ответил граф Фланборуг, подвинув стол между собой и своим разгневанным врагом.

Раздался стук в дверь, и с таинственным видом в комнату вошел камердинер.

— С милостивой мисс хочет поговорить какой-то господин, — сказал он, обращаясь к Бетси. — Мне кажется, что-то очень важное.

Она вышла в коридор. Ее ждал прилично одетый господин. По его внешнему виду он был похож на шофера.

— Вы — мисс Бетси Фелтон?

— Да, это я, — ответила девушка.

Он подал ей карточку экспедиционной фирмы Актон и Аркврайт.

— Полагаю, что вы пришли ко мне по недоразумению, ибо я не имела дел с фирмой, — сказала она.

— Я это знаю. Но мы привезли вам товар.

— Товар? — спросила она изумленно.

Они вышли на улицу.

Перед их домом стояли десять грузовых автомобилей.

— Здесь написан адрес…

Он снова показал ей карточку.

— Граф Фланборуг, дом Фелтонов. Гросвенор-Аллея. — прочел он ей.

— Есть ли у вас какое-нибудь письмо?

— Нет, это все, что мне дали. Я должен был привезти эти химические продукты и сообщить вам.

— Химические продукты? — переспросила она.

Тем временем вышел отец.

— Что тут происходит? — спросил он.

— Этот человек привез для тебя химические продукты.

— Какая бессмыслица! Я ведь не химик, — сказал Фланборуг, подходя к одному из грузовых автомобилей.

Бетси заглянула в кузов.

— Что вы, собственно говоря, привезли? — спросила она.

— То, что там лежит, господа, — ответил шофер.

Граф увидел в кузове плотно сложенные парусиновые тюки.

— Есть ли у вас нож? — спросил он у незнакомца.

Тот подал ему большой нож.

— Осторожно, господин, — сказал он, — они, кажется легко воспламеняются.

Но Фланборуг уже разрезал парусину. Когда перед его глазами предстал слиток, цвета матового золота, он бросил нож и отступил назад.

— Сколько у вас тут автомобилей? — спросил он, с трудом подавляя свое возбуждение.

— Десять, господин. И в каждом одинаковое количество тюков. Может их отвезти в доки?

— Нет! Отнесите их в погреб, — приказал он, побежав затем наверх.

— Послушайте, Сапсон, — быстро проговорил он, переводя дыхание. — Я возьму всю ответственность на себя, если вы мне тотчас же уплатите 100.000 фунтов.

— Вы не шутите? — спросил барон недоверчиво.

— Я говорю вполне серьезно.

— Хорошо, я согласен, — сказал сэр Ральф, трясущейся рукой выписывая чек.

Между тем, граф Фланборуг с неменьшим возбуждением писал свою записку на другом конце стола.

— Получайте ваш чек! — воскликнул сэр Ральф.

— Получайте письменное подтверждение в том, что я снимаю с вас всякую ответственность! — ответил граф Фланборуг.

— Сожалею о своей нелюбезности, — извинялся Ральф, вытирая пот со лба, — но вы ведь тоже… не правда ли?

— Да, я очень хорошо понимаю, — сказал граф Фланборуг.

— Торговля остается торговлей, — объяснял Ральф.

— Конечно, торговля — всегда торговля, — пряча чек в карман, согласился Фланборуг.

Глава 16

…В здании заброшенного цементного завода Болтовера, откуда заранее были вывезены все машины, стоял локомотив с двумя вагонами, готовый к отправлению. В каждом вагоне была вырезана крупная дыра. На полу ангара были разложены зашитые в парусину тюки, на которых восседал вооруженный Мулбэрри. Рядом была железная дверь, которая вела в небольшую комнату, где расположились герои золотого поезда: Францис Штокмар, Грэгори, полковник Вестхангер, Жак Колинг, Томас Штокмар, господин Куннингхам и Кэтти.

Скрестив руки на груди и глядя в сторону Кэтти, Грэгори сказал:

— Полагаю, Кэтти, что на этом мы закончим. Улица преступников свою историческую роль выполнила.

— Не думала, что вы так легко можете сдаться, — ответила она.

— Вы несправедливы. Но говоря откровенно, я не желаю быть вздернутым. За нами следят, полиции известно, что вы не в Лондоне — вас ищут.

— Меня уже нашли, — заметила девушка спокойно. — Я в настоящий момент нахожусь в Бригтоне.

— Мы завладели крупной добычей и можем теперь уйти на покой.

— Но почему на покой?

— Моя дорогая Кэтти, не задавай глупых вопросов, — вставил раздраженный дядя. — У нас уже достаточно денег и мы можем отдохнуть.

— Но ведь ты же меня поучал, что интересна игра, а не деньги.

— Дорогое дитя мое, — сказал полковник Вестхангер. — Я говорил тебе многое, но ты не должна все понимать буквально. Мы поиграли, а теперь…

— А теперь уйдем на покой? — прервала она его, — и будем вести скучный и честный образ жизни?

— Я, во всяком случае, уже насытился нашей игрой и не хочу больше этим заниматься, — вмешался Грэгори… — И вам всем советую поступить так же. Ну, а потом… есть еще кое-что, милая Кэтти…

— Что именно? — спросила она.

— Гм, вы ведь знаете, что мне очень нравитесь, — начал он. — Я бы хотел…

— Вы бы хотели, чтобы и я прекратила это дело? — прикидываясь наивной, проговорила она. — Я избрала этот путь не ради денег. И когда недавно сказала об этом господину Претерстону, он мне поверил.

— Что же еще, кроме этого, сказали господину Претерстону? — спросил Грэгори подозрительно.

— Это было все, что я ему сказала, — ответила она спокойно.

— Я у тебя как-то спросила, — обратилась она затем к дяде, — какая жизнь лучше — скучная честная, или наша. Только одна из них может быть лучшей — наша или та, другая…

— Та другая лучше, — решительно сказал полковник.

Она в упор посмотрела на него.

— Отчего, в таком случае, ты заставил меня вести такой образ жизни? — спросила Кэтти. — Теперь ты не можешь меня исправить. А другой я уже не смогу быть.

Грэгори взял ее за руку, но она выдернула ее.

— Я скажу, что может исправить вас, наивная девочка, — начал он откровенно. — Любовь! В какой хотите момент я могу вам доказать это…

Она взглянула на него и презрительно засмеялась.

— И вы тогда будете хорошим или плохим, честным или нечестным? Вы будете лишь получеловеком, ведущим двойной образ жизни. Свою настоящую жизнь я считаю правильной, и если изменю себе, то просто стану никчемной и лицемерной. А потому буду продолжать жить так, как жила до сих пор…

— В таком случае, вам придется остаться одной.

— Вот как? — произнесла она спокойно.

— Поищите кого-нибудь, кто мыслит так же, — съязвил Грэгори. — Вы не найдете никого, кто бы вечно считал воровство правильным и верил бы в это до конца дней своих. К тому же, вы никогда не найдете того, кто бы вам продолжал доверять, даже если не будете лицемерить.

Она засмеялась.

— Так что вам лучше последовать моему примеру. В этом случае вы останетесь в кругу друзей.

Кэтти посмотрела на него.

— А если я, например, в Испании обворую ваш дом? — ее глаза засверкали. — И придумаю такой план, чтобы ограбить банк, в который вы вложите награбленные вами деньги? Я легко могла бы это сделать и сделаю это — будьте спокойны. Что вы на это скажете?

Присутствующие недоуменно обменялись взглядами. Полковник пригладил свою седую бороду.

— Ничего подобного ты не сделаешь. Не сможешь так некрасиво разделаться со старыми друзьями. А если бы ты все же так поступила, то я лично, не считаясь с нашим родством, обратился бы за помощью к полиции…

— Ага, и ты бы позвал на помощь полицию? И вы тоже, Штокмар?

— Конечно, конечно, ведь нужно же получить деньги назад, разве это не так?

— А вы, господин Куннингхам?

— И я бы на такую подлость не посмотрел сквозь пальцы.

Того же мнения были и все остальные.

Кэтти встала и подошла к окну.

— Ну-с, вы можете делать все что угодно, — сказала она. — Одно только хочу сказать: если вы полагаете, что ваши блестящие успехи не плод моих трудов, можете «уйти на покой», то уйти от себя у вас не получится. Вы?.. Мои друзья?.. О, Боже! Страшно! На свете есть один человек, который стоит больше всех вас!

Ее речь была прервана глухим ударом в дверь, будто на нее было обрушено что-то тяжелое. Грэгори вскочил и открыл дверь. В комнату втащили связанного человека, за которым появилось дьявольское лицо доктора Гаррона.

— Наконец-то я его поймал! — торжествуя, воскликнул он.

— Кого? — спросил Грэгори и посмотрел на оглушенного человека.

Кэтти оцепенела. Озноб охватил ее тело, сердце дрогнуло. Она узнала Майкла Претерстона.

Глава 17

Кэтти, не исключающая в своих выдающихся планах использования насилия, не могла опомниться от мгновенного шока, увидев, как грубо бросили ее друзья неподвижное тело на металлический стул.

Майкл медленно приходил в сознание, ощущая при этом невыносимую головную боль. Облокотившись о стол, он попытался собраться с мыслями. Блеск полицейских наручников на руках напомнил ему о происшедшем.

— Дайте, по меньшей мере, на вас посмотреть! — воскликнул Грэгори.

Майкл поднял голову.

— Хэлло, Грэгори! — глухим голосом произнес он.

Затем, осматривая комнату, сыщик встретился со взглядом девушки.

— Вы на этот раз, кажется, здорово обожглись, мой молодой друг, — сказал полковник Вестхангер.

Майкл медленно перевел взгляд с Кэтти на говорившего, после чего, улыбнувшись, промолвил:

— Кажется, что на этот раз мы все здорово обожглись. И вы сильнее других, полковник! Для вас это означает многолетнее тюремное заключение.

Старик побледнел.

— Чепуха! — воскликнул Грэгори. — Он пришел сюда один.

— Он один? — спросил полковник, и его лицо стало суровым.

— Да, совершенно один! — ответил Гарон.

— Было бы страшно, если бы вы ошиблись, не правда ли? — проговорил Майкл, подчеркивая каждое слово.

Он снова обрел отличное расположение духа.

— Я бы вам посоветовал не морщиться перед опасной игрой.

— Неужели вы думаете, что я опять дам себя запереть в тюрьму, где нас заставляют таскать кирпичи? — съязвил Грэгори.

— А что еще вам остается делать? — спросил Майкл.

— Это я вам сейчас покажу, — прошипел Грэгори, приблизившись к сыщику. — Единственное, что меня может удовлетворить — это покончить с вами.

— Кончай с ним, — заключил Штокмар.

Кэтти пошатнулась. К счастью, никто этого не заметил. Бледная, она посмотрела на Майкла. Он слегка улыбнулся. Однако всем своим видом демонстрировал внутреннюю непоколебимость.

— Одно из двух: мы или вы, Претерстон, — услышала она голос инженера Жака Колинга.

— Одну минутку, — сказал вдруг полковник, знаком подзывая к себе присутствующих.

Пять минут они шепотом посовещались. Кэтти и Майкл переглянулись. Она резко повернулась и быстро пошла к окну. Грэгори не пропустил ни одного ее шага. Окончив совещание, полковник с сообщниками подошел к Майклу.

— Видите ли, Претерстон, я хочу вам кое-что предложить. Вы ведь не очень богатый человек, не правда ли?

— Это вас не должно интересовать, — возразил Майкл спокойно.

— Захваченная нами добыча стоит два с половиной миллиона. Если вы нам поможете сбыть ее, то получите за это четверть миллиона.

Девушка обернулась и впилась глазами в Майкла. С невероятным напряжением она ждала ответа.

— Двести пятьдесят тысяч фунтов… — проговорил Майкл. — Во всяком случае довольно приличная сумма! Но почему, собственно говоря, вы делаете мне такое предложение?

— Это неважно, — ответил полковник. — Принимаете вы мое предложение или нет?

Майкл отрицательно покачал головой.

— Я не хочу быть невежливым, — сказал он. — Во-первых, вы — мой старший товарищ, во-вторых, потому, что вы окончите жизнь в одиночестве…

При этих словах полковник съежился.

— Если бы удалось удрать отсюда, то каким образом вы надеетесь покинуть Англию? Все гавани для вас уже закрыты, — объяснил Майкл.

— Я вам сейчас скажу, как мы покинем Англию, — сказал Грэгори. — Мы изберем для этого единственно возможный путь, — пароходом, из самого Лондона.

— Пароходом из Лондона? — спросила удивленно Кэтти.

— Да, мы решились сами все организовать, Кэтти, и это наше последнее дело, — объяснил с сарказмом испанец.

— И это без меня? — спросила она.

Наступило гробовое молчание.

— Что вы скажете, Претерстон? Хотите вы использовать последний шанс и спасти свою жизнь?

— Нет, ведь это не последняя моя возможность, — возразил он хладнокровно.

— Мы ему дадим полчаса на размышление, — предложил Жак. — Отведите его в машинное отделение.

Майкла втолкнули в небольшое помещение, и заперли за ним железную дверь.

— Ну-с, — произнес Грэгори, — теперь вы должны быстро все решить. Если этот мальчик пришел сюда один, то мы должны с ним покончить.

— Убить его! — воскликнула Кэтти. — Ни в коем случае!

— Это наше дело, и вы не должны вмешиваться. От этого зависит наша безопасность, Кэтти, — парировал Грэгори зло.

— Мы должны теперь позаботиться о золоте — это важнее всего, — начал полковник.

— Завтра утром оно будет загружено в вагоны, — сказал Грэгори. — Конечно, лучше, если мы покончим с этим молодцем после того, как все будет отправлено.

— Используем наши вагоны?

Грэгори покачал головой.

— Да нет, — возразил он, — это было бы слишком опасно. Я нанял у одного человека, в Кастбурне, десять грузовых автомобилей. Он и понятия не имеет о том, что у нас за фабрика, ибо я ему сказал, что эти слитки являются специальным легковоспламеняющимся цинковым сплавом. Молодой Штокмар примет груз в Лондоне, и наши люди перенесут его на пароход.

Девушка пожала плечами и опять подошла к окну.

— Кэтти, вы не должны вмешиваться в наш план, — заметил Грэгори.

— Я согласна с тем, что это абсолютно необходимо, — сказала она.

Полковник облегченно вздохнул.

— Я знал, что ты не подведешь нас — заметил он.

— А теперь я пойду в свою комнату, — сказала Кэтти.

Ей отвели уютную комнату, в которой раньше жил какой-то надсмотрщик. Медленно прошла она через большой закрытый сарай, на минутку остановилась, чтобы осмотреть находившийся там мощный локомотив, из которого вырывались тонкие струйки пара, и прошла в свою комнату.

Глава 18

Было десять часов утра, когда появилась Кэтти. Она провела томительную бессонную ночь, напряженно обдумывая ситуацию.

У белой горы Мульбэри руководил погрузкой награбленного в грузовики. Увидев Кэтти, он приветствовал ее кивком.

— Я хочу вам заплатить вперед за отправку, — сказал он, подходя к старшему водителю и доставая из кармана пачку банкнот. — Вам точно указали, куда вы должны доставить этот товар?

— Да, — ответил тот. — К берегу Темзы, после чего я должен сдать груз господину, заказавшему транспорт.

— Совершенно верно, — подтвердил Мулбэрри.

— Какая красота спустилась к нам с неба, — заметил водитель почтительно.

— Да, это мой секретарь, — сказал Мулбэрри и, подождав до конца погрузки, любезно пожав руку собеседнику, удалился.

По дороге он встретил Кэтти, которая как раз шла к белой горе.

— Кэтти, — произнес он тихо, — если этот человек у вас спросит, что вы тут делаете, то вы должны сказать ему, что вы моя секретарша. Вы, конечно, не сердитесь на меня за это, но я должен был как-нибудь объяснить ваше присутствие.

Она кивнула и направилась к груженым автомашинам. Старший водитель поклонился ей.

— Есть ли у вас листок бумаги? — спросила она.

— Нет, но у меня есть карточка, миссис.

— Достаточно. Дайте мне ваш карандаш.

Она написала несколько строк и возвратила ему карточку.

— Я секретарь генерального директора, — сказала она.

— Это мне известно, — с удивлением читая текст, ответил водитель.

— Вы раньше доставите этот груз по этому адресу и попросите дальнейших инструкций у человека, чье имя я там написала.

— Но, мне кажется, что я должен отправить товар непосредственно в доки, — сказал он.

Она улыбнулась и успокоительно кивнула ему.

— Да, я это знаю, — возразила она, — но мой шеф передумал и желает, чтобы вы сначала поехали туда. Его сиятельство, вероятно, сам поедет с вами в условленное место или попросит вас оставить товар на ночь в его доме.

Старший водитель еще раз прочел текст.

— Граф Фланборуг, — сказал он. — А если его не будет дома?

— Тогда спросите мисс Бетси Фелтон, его дочь. Или лучше попросите, на всякий случай, сначала ее.

— Хорошо, мисс, — согласился он. — Я знаю того господина, я часто встречал его в Саутгемптоне.

Колонна двинулась, и десять автомобилей вскоре скрылись за горой.

Возвращаясь, Кэтти столкнулась с Грэгори.

— Откуда вы идете, Кэтти, — спросил он.

— Наблюдала, как отправлялся золотой транспорт — транспорт века, — язвительно ответила она.

— Вас не должны здесь видеть, — заворчал он. — Я сказал этому ослу Мулбэрри, чтобы он позаботился об этом. Не уходите, мне нужно с вами поговорить.

Он был очень смущен и казалось не знал, с чего начать.

— Вам известно, Кэтти, что я вас очень люблю, — с трудом произнес он.

— Чем же вы мне докажете вашу любовь?

— Тем, что женюсь на вас, как только мы прибудем в Южную Америку!

— Южная Америка? — она испытующе посмотрела на него. — Это условное место нашей встречи? И мой дядя, вероятно, решил, что после нашего прибытия туда я выйду за вас замуж, не так ли?

— Вы угадали! — воскликнул Грэгори.

— А если у меня кое-что другое на уме?

— Это невозможно, — произнес он решительно. — Я вам посоветую оставить ваш высокомерный тон, который мы не намерены больше терпеть. Мы знаем, что вы что-то задумали, а потому не можем разрешить вам так разгуливать, поняли?

Она попыталась было уйти, но он схватил ее за рукав.

— Если я говорю, что хочу на вас жениться, то я так и поступлю, — категорически заметил он.

— И я, по-вашему, тут ни при чем? — спросила она, освобождая руку.

— Нет, если только вы не согласны со мной…

— А, понимаю, — сказала она. — Я подумаю об этом. Сразу нельзя решиться на такой шаг!..

Кэтти ушла в свою комнату и заперлась на ключ.

В пять часов вечера в комнату постучал дядя.

— Ты спала? — спросил он.

Кэтти поразило то, как в последнее время все мужчины резко изменили тон в обращении с ней. Даже дядя сбросил маску.

— Я о многом думала, — сказала она.

— С этим наглецом Претерстоном мы должны рассчитаться, ты слышишь?

— Да, — ответила она спокойно.

— Через полчаса сюда прибудут автомобили, и мы первыми покинем это место.

— Неужели?

— Что это значит? — спросил он грубо. — Я предупреждаю тебя, Кэтти, что а не намерен больше переносить твои глупые выходки!

Ничего не ответив, она вышла в коридор. Дядя последовал за ней. Она хотела скрыться от него. Резко открыв какую-то дверь, увидела закованного Майкла и разъяренного Грэгори.

— А, Кэтти, может быть, вы убедите этого молодца принять наше предложение, — проговорил Грэгори.

Девушка медленно подошла к сыщику.

— Майкл, — начала она тихо, — неужели ничто не сможет вас заставить перейти к нам?

— Ничто, — ответил он.

— Ничто, чего бы я вам не предложила?

Он посмотрел ей в глаза.

— При таких условиях я ни на что не могу согласиться, — возразил он спокойно.

— Неужели вы не дорожите вашей жизнью?

— Почему, я ведь молодой человек…

— Неужели вы никого не любите? Нет ли у вас желанной девушки? — спросила она, и на последних словах голос ее задрожал.

Он замер.

— Я бы очень хотел, — произнес он, избегая ее взгляда.

Будто ледяная рука легла Кэтти на сердце.

— Может быть, ради нее примете какое-нибудь другое решение. Разве она недостойна этого? — спросила она, наконец, взяв себя в руки.

— Она достойна всего этого.

— Несчастная девушка! — воскликнула Кэтти, опуская глаза.

— Посмотрим, не повлияют ли на него более радикальные средства, — вспыхнул Грэгори, — Претерстон, вам осталось жить всего один час.

— Я умру от рук гнусной компании, — сказал Майкл. — Мне предстоит принять смерть от цивилизованных подонков.

— Ах ты гад!.. — с пеной у рта вскочил Грэгори и ударил сыщика по лицу.

Он бы, наверное, повторил удар, если бы Кэтти внезапно не встала между ними.

— Вы умрете в хорошем обществе, Майкл, — обратилась она так спокойно, что никто из присутствующих сразу и не понял, что она этим хотела сказать, — если посчитаете мое общество хорошим…

— Что это значит? — воскликнул полковник.

— То, что вы и меня должны будете убить. Я предала вас всех.

Только она сказала это, как в комнату влетел Гарон.

— Они не прибыли в доки! — выкрикнул он.

— Как?! — охрипшим голосом промолвил Грэгори.

— Я звонил по телефону и мне сказали… — задыхаясь, начал доктор, — они отосланы к Фланборугу, и все золото сейчас у него!

Наступила тишина, которую нарушила Кэтти:

— Это я приказала.

Воздух был накален. Никто не издавал ни звука. Взвизгнув, Грэгори с дьявольским выражением лица подлетел к девушке.

— Вы! — зарычал он и схватил ее за горло.

В это мгновение в полковнике, видимо, пробудились родственные и благородные чувства. С молниеносной быстротой он рванул Грэгори и бросил его на пол.

— Назад, собака! — прошипел старик.

То были его последние слова, ибо раздался выстрел и полковник Вестхангер рухнул. Пуля из револьвера Грэгори попала прямо в сердце старика.

В полуобморочном состоянии девушка прижалась к стене, когда Грэгори с еще дымящимся оружием в руке поднялся и направился к ней.

— Вы были правы, — со злостью сказал он, — когда говорили, что умрете вместе с Майклом Претерстоном. Уведите их. Сейчас я должен решить их судьбу.

Глава 19

Немного опомнившись, Кэтти подошла к Майклу. Он нежно взглянул на нее и улыбнулся.

— Ну вот, Кэтти, — сказал он, — мы… часто… встречаемся.

Она села рядом и положила его голову к себе на колени.

— Как это хорошо, — умиротворенно проговорил он.

Лукавая улыбка заиграла в уголках ее нежных губ.

— Разве вам не было так же приятно, если бы на моем месте была другая, Майкл?

Он снова посмотрел на нее.

— Положите свою руку мне на лоб, — попросил он.

Кэтти положила свою нежную руку на его вздрагивающие виски.

— Так хорошо? — спросила она после долгого молчания.

— Да, это приносит мне облегчение.

Ее пальцы заскользили по его лицу, она слегка ущипнула его за нос.

— Но, Кэтти, — пробормотал он сонно, — я уже засыпал.

— Не спите, ведь скоро мы должны умереть.

Она сказала это так спокойно и деловито, будто заявляла, что к обеду подан молодой фазан в винном соусе.

— Надо надеяться, что вы будете убиты первым, — в раздумье заметила она.

— Вы — кровожадное создание, — воскликнул Майкл. — Почему вы этого хотите?

Она пожала плечами и погладила его волосы.

— Я, право, не знаю, отчего. Я бы только хотела быть уверенной в том, что никто, кроме меня, не будет обладать вами — тогда я могла бы спокойно умереть.

Он не шевельнулся — только веки дрогнули.

— Скажи это еще раз, — прошептал он.

— Что я должна еще раз сказать? Что я хочу, чтобы тебя убили раньше, чем меня? — вроде бы не понимая, спросила она. — Майкл, — внезапно сказала она, — кто та девушка?

— Какая?

— Ты ведь знаешь — девушка, ради которой ты хотел бы жить.

— Ну, конечно, ты…

Прикрыв рукой его глаза, она тихо попросила:

— Скажи это еще раз.

— Ты! — повторил он.

— И ты не перейдешь к нам, даже из любви ко мне?

— Нет, даже из любви к тебе.

Некоторое время она молчала.

— Откуда ты узнал, что мы пришли сюда?

— Я знал, что здесь вас найду, — ответил он.

— Ты знаешь, ты смелый… — шептала Кэтти. — А ты понял мой план?

Он кивнул.

— Поезд въехал в тоннель, в котором вы заранее поставили на рельсы самоходные автомобильные площадки с автоматической сменой колес. Состав въехал на эти площадки. Кроме этого вы имели с собой страшную сирену.

Она тихо засмеялась.

— Да, это была страшная сирена, — не правда ли? Помнишь день, когда ты пришел на нашу улицу, — тогда ты ее и услышал!

Он теперь вспомнил тот подозрительный вой, вызвавший у него очень неприятные ощущения.

— Ну, а когда вы подъехали к шоссе, сменили металлические колеса на резиновые и, проехав немного, опять установили поезд на рельсы и уже прибыли сюда. Верно?

— Так, точно, господин полицейский инспектор.

— Яму с зеленой водой и деревянную подпору и рыже-красную краску и остальное, все придумала ты.

— Можете меня арестовать, сэр.

— Все-таки нехорошо, что ты умираешь такой молодой, Кэтти, — сказал он, — хотя и совершила большое преступление.

— Это было для меня только увлекательным занятием. Я была уверена, что никакая сила не заставит меня изменить этому увлечению.

— И где же эта сила?.. — спросил он.

Она колебалась.

— Я точно не знаю. Это было какое-то особенное чувство, испытанное мною впервые, при встрече с одним мужчиной. Но только по отношению к одному этому мужчине я почувствовала нечто, что заставило меня дрожать, что словно приостановило биение моего, сердца, и что, наконец, переродило меня. Теперь ты догадался, Майкл. Что будет с нами?

Она опять вспомнила о близкой смерти.

— Один Бог знает, — сказал Майкл. — Почему, собственно говоря, из локомотива все время вырывается пар?

— Это идея Грэгори, — ответила она. — Он сегодня велел засыпать яму и убрать деревянную подпору, чтобы заградить локомотивом железнодорожный путь в случае появления полиции.

— Вот идут наши палачи, — прислушавшись, сказал Майкл.

В открытой двери появился доктор Гарон. Осветив свечой помещение, подошел к Майклу.

— Ну, моя дорогая охотничья псина, — воскликнул он любезно — Для лучших друзей настает время прощания.

— К счастью, я не принадлежу к числу ваших друзей, — возразил Майкл.

Гарон стал напевать какую-то мелодию, вынимая из кармана маленький кожаный футляр.

— Вы уже, вероятно, видели такого рода шприц? — Он показал маленький инструмент — Я хочу вам сделать впрыскивание. Это не больно.

— Одну минутку, — сказал Майкл. — Этот укол будет смертельный?

Доктор поклонился. По его покрасневшему лицу и дрожащим рукам Майкл понял, что тот напился.

— Хорошо, — сказал Майкл.

Он взглянул на девушку. Кэтти встала перед ним на колени и поцеловала его в губы.

— Вот как? — пьяно заметил доктор. — Грэгори будет очень рад.

Он схватил кисти закованных рук сыщика и сдвинул один рукав. Сердце девушки почти перестало биться.

В это мгновение потухла свеча.

— Кто там? — воскликнул доктор, выпуская руку Майкла.

Ощупывая мрак, он сделал один шаг вперед и снова крикнул:

— Кто там?

Вдруг послышался глухой удар, словно грузное тело рухнуло наземь.

Майкл затаил дыхание. Внезапно луч света пробежал по комнате и остановился на лежащем на полу докторе.

— Вот это здорово! — раздался удовлетворенный голос.

— Бар! — прошептал Майкл. — Как вы сюда попали?

— Через дверь, — ответил тот. — Разве вы не заметили как она отворилась? Поэтому свеча и погасла.

Осветив фонарем своего шефа и заметив наручники, он достал из кармана ключ и освободил Майкла.

Инспектор размял затекшие руки.

— Есть у вас револьвер? — спросил он.

Бар дал ему оружие. Бесшумно они проскользнули к ангару, где стоял локомотив. Рядом никого не было, кроме трупа, лежащего под столом. Попытавшись открыть одну из комнат, они услышали за закрытой дверью раздающиеся голоса.

Майкл постучал.

— Кто там? — спросил голос Грэгори.

— Откройте, — сказал Майкл.

— Кто там? — переспросил Грэгори.

— Именем закона, откройте! — приказал Майкл.

Послышались проклятия и топот. Через несколько секунд все стихло, но дверь не открыли.

— Неужели там есть другой выход?

— Да, вторая дверь в конце ангара, где стоит локомотив, — сказала Кэтти. Она была смертельно бледной и вся дрожала. Труп под столом лишил ее самообладания.

Майкл кинулся им наперерез, но уже было слишком поздно.

Он успел лишь заметить, как резко захлопнулась дверь локомотива, после чего со страшным грохотом, от которого казалось все пришло в движение, паровоз, быстро набирая ход, скрылся из виду.

К Майклу подбежал его напарник.

— Я оставил свой мотоцикл на горе, — сказал Бар.

— Бегите быстро туда, — воскликнул Майкл.

Он продолжал стоять, прислушиваясь к отдаленному грохоту локомотива. Чья-то рука робко прикоснулась к нему.

— Им удалось улизнуть?

— К сожалению, да, — сказал он и обнял девушку.

В это мгновение раздались раскаты страшного взрыва.

— Что это? — испуганно спросила Кэтти.

Они поднялись на гору и увидели как огромнейшее пламя осветило всю местность.

— Что-то произошло с локомотивом, — ответил он.

Только через час он узнал, что локомотив на полном ходу столкнулся с товарным поездом, и что горели взорвавшиеся от столкновения бочки с керосином.

* * *

— Никого из погибших мы не смогли опознать, — сказал Смит. — Была ли среди них Кэтти Вестхангер?..

— Кэтти Вестхангер больше нет, — серьезно ответил Майкл.

Он говорил правду, ибо в этот момент она уже находилась по дороге во Францию, где ее должен встретить муж, как только распрощается с уголовной полицией.

— Но почему вы хотите бросить эту работу, Майкл? — спросил Смит.

— Потому, что уже не могу заниматься нашим делом, — ответил тот.

— Но почему? — переспросил пораженный шеф.

— Потому что я, наверное, добросердечный по отношению к преступникам.

Майкл чистыми светлыми глазами посмотрел на шефа.