/ Language: Русский / Genre:detective,

Мертвые Глаза Лондона

Эдгар Уоллес


Избранные триллеры Изд.-коммер. фирма «Гриф» Харьков 1992

Эдгар Уоллес

Мертвые глаза Лондона

Глава 1

Париж купался в золотых лучах весеннего солнца.

За одним из столиков, стоявших на тротуаре Итальянского Бульвара перед маленьким ресторанчиком, сидел мистер Ларри Хольт и с наслаждением пил кофе.

Он лениво глядел на снующие вокруг толпы людей, на бесконечный поток автомобилей, на стоящего невдалеке полицейского.

Мистер Хольт был сыщиком Скотленд-Ярда, причем занимал там странное положение: имея чин инспектора, он исполнял обязанности комиссара.

Его сослуживцы не сомневались в том, что он получит повышение при первой же вакансии, но…

Но сейчас ему были глубоко безразличны все чины и должности на свете.

Ларри был в отпуске и испытывал блаженное чувство школьника, сбежавшего с уроков.

Он допил кофе, расплатился и направился в отель.

Там он увидел в одном из кресел зимнего сада плотного господина, который сосредоточенно курил толстую сигару.

Хольту показалось, что он где-то уже видел этого человека.

Подойдя ближе, Ларри разглядел крупные черты лица курильщика, его изысканный костюм и кольца с бриллиантами.

Это был вор и шулер международного класса Фред Гроген, получивший за свою элегантность и страсть к алмазам прозвище «Сверкающий Фред».

— Здравствуйте, — сказал Ларри.

Гроген вскочил.

— Добрый день, мистер Хольт, — растерянно пробормотал он. — Меньше всего ожидал встретить здесь вас!

— Фред, вы блестите, как рождественская елка, — заметил сыщик. — У вас были крупные дела?

Мошенник натянуто рассмеялся:

— Я окончательно порвал с прошлым, мистер Хольт.

— Хотелось бы верить…

— Клянусь вам! — торжественно проговорил Гроген, поднимая руку к небу.

— Ну, Бог с вами. Я сейчас в отпуске. Еду на курорт… А вы?

— В Лондон.

— До свидания.

— Счастливого пути…

Мистер Хольт поднялся на лифте к себе в номер.

Его слуга Санни аккуратно складывал вычищенную одежду.

— Укладывайте прямо в чемоданы! — весело объявил Ларри. — Я купил билеты в Монте-Карло!

— Слушаюсь, сэр, — ответил слуга и взялся за дело.

Инспектор сел за стол и принялся просматривать газеты.

Ограбление Лионского банка…

Арест большой банды в Бельгии…

Гибель канадского миллионера в Лондоне…

В Лондоне!

Хольт сразу насторожился и внимательно прочитал короткую заметку:

«Крупный финансист Гордон Стюарт из Калгари найден мертвым на берегу Темзы, у пристани. Как выяснила полиция, он был на премьере в „Мекреди-театре“, в антракте вышел из зала — и больше его никто не видел живым. Скотленд-Ярд предполагает, что Гордон Стюарт совершил самоубийство».

Ларри перечитал эти строки еще раз и задумчиво проговорил:

— Пьеса должна быть очень скучной, чтобы самоубийца лишил себя жизни именно в антракте.

— Конечно, сэр, — с готовностью подтвердил Санни.

Когда сборы были окончены, Ларри спустился в контору отеля, чтобы расплатиться, и назвал себя.

— Месье Хольт? — переспросил администратор. — Вам как раз пришла телеграмма.

Ларри, предчувствуя недоброе, нехотя вскрыл конверт и прочитал:

«ВНИМАНИЕ!

ОСВОБОДИТЬ ВСЕ ТЕЛЕГРАФНЫЕ ЛИНИИ

СПЕЦИАЛЬНАЯ СЛУЖБА МИНИСТЕРСТВА

ВНУТРЕННИХ ДЕЛ ВЕЛИКОБРИТАНИИ

АДРЕС

МИСТЕРУ ЛАРРИ ХОЛЬТУ

ГРАНД-ОТЕЛЬ ПАРИЖ ФРАНЦИЯ

ТЕКСТ

ДЕЛО ГОРДОНА СТЮАРТА ОКАЗАЛОСЬ

ВЕСЬМА СЛОЖНЫМ ТЧК БУДУ ОЧЕНЬ

БЛАГОДАРЕН ЗПТ ЕСЛИ ВЫ ВЕРНЕТЕСЬ

ИЗ ОТПУСКА И ВОЗЬМЕТЕ ЕГО НА СЕБЯ ТЧК

ПОДПИСЬ

ГЛАВНЫЙ КОМИССАР ПОЛИЦИИ

СЭР ДЖОН ХЕЗОН

КОНЕЦ СПЕЦИАЛЬНОЙ ДЕПЕШИ».

— Так я и думал, — проворчал сыщик. — Привет от старика Джона. Одно удовольствие иметь друзей начальниками…

— Когда мы прибудем в Монте-Карло, сэр? — поинтересовался стоявший рядом Санни.

— Через год, — буркнул Хольт.

— Далеко же туда добираться! — покачал головой слуга.

Глава 2

Увидев на корабле мистера Хольта, Фред испугался.

Сыщик сказал, что он в отпуске и направляется на курорт…

Не связана ли перемена его планов с тем делом, по которому Фред едет в Лондон?

От Хольта всего можно ожидать…

Гроген на всякий случай старался не попадаться ему на глаза, а по прибытии первым сбежать на берег.

…Отправив Санни с вещами домой, Ларри немедленно поехал в Скотленд-Ярд.

Сэр Джон Хезон встретил мистера Хольта с распростертыми объятиями.

— Дорогой друг, — сказал он, — спасибо, что ты приехал!

— А ты в этом сомневался?

— Ничуть! Недаром же мы вместе ели кашу в Итоне и Оксфорде! Кстати, я приготовил тебе сюрприз!

— Еще один сюрприз? Хватит с меня твоей телеграммы!

— Даю тебе в помощь лучшего секретаря, какого я когда-либо видел. Работает недавно, но — о-о! Это — мисс Диана Уорд. Необычайно дельная особа, несмотря на преклонный возраст…

— Старая дева? Ну, Джон, твой второй сюрприз не лучше первого! У нее, наверное, голос похож на скрип несмазанной двери, а лицо прекрасно, как конец моего отпуска?

— Ты угадал. Но это ничуть не мешает работе, не правда ли?

— Правда, — вздохнул Ларри.

— Тогда садись в это кресло и слушай. Я расскажу тебе все, что уже известно о Гордоне Стюарте. Он приехал в Лондон несколько недель назад, снял квартиру на Ноттинген-Плейс и целые дни проводил там, никого не посещая и не принимая гостей. Каждый день после обеда он ездил в маленький поселок, расположенный в двадцати пяти милях отсюда, и проводил около двух часов в местной церкви. Потом возвращался домой…

— Как называется поселок?

— Беверли-Менор.

— Что представляет собой церковь?

— Невзрачное здание, которое может представлять интерес только для археолога: говорят, что фундамент был заложен около тысячи лет назад.

— Где он бывал еще?

— Нигде.

— А в «Мекреди-театре?»

— Только один раз. В тот самый день, когда он умер…

— Почему же Стюарт вдруг изменил своим привычкам?

— Его пригласил на премьеру доктор Стефан Джедд, директор «Гринвичского страхового общества», известный коллекционер и филантроп, очень уважаемый человек в лондонских деловых кругах.

— Что он собирает?

— Картины и другие произведения искусства. Доктор Джедд говорит, что Стюарт был очень взволнован, когда появился в театре.

— На каких местах они сидели в зале?

— В литерной ложе «А».

— В газетах писали, что канадец исчез в антракте. Так?

— Да.

— Причина его смерти?

— Захлебнулся водой. Вот заключение экспертов.

— Какая тогда была погода?

— Густой туман.

— Допустима ли версия, что он заблудился в тумане, случайно упал в Темзу и утонул?

— Исключено.

— Почему?

— Труп обнаружили на берегу, когда прилив еще не кончился.

Ларри удивленно поднял брови:

— Утопленник не мог оказаться на суше раньше, чем этого места достигла вода.

— Вот потому-то я и послал тебе телеграмму. Тут нужна твоя голова.

Комиссар вынул из шкафа несколько предметов и разложил их на столе.

— Вот что нашли на теле: запонки, часы, цепочку, портсигар. Все из золота. Убийство с целью ограбления, как видишь, исключается. К тому же на трупе нет следов борьбы, если не считать таковыми ссадину на колене.

— А это что? — спросил Хольт, беря в руки полосу бумаги, лежавшую между часами и цепочкой.

— Эта бумажка лежала в его кармане. На ней, как видишь, ничего не написано, но ее все же приобщили к делу. Порядок есть порядок…

— На цепочке я вижу трубочку для карандаша. А карандаш не нашли?

— Нет. Ты принимаешь дело Стюарта?

— Не только принимаю, но и благодарю за то, что ты меня вызвал. Не часто попадаются настолько интересные головоломки!

— Хочешь взглянуть на труп?

— Прежде всего мне нужно поговорить с Джеддом. Дай адрес.

— Вот его визитная карточка.

— Спасибо. Цепочку и прочее я заберу.

— Конечно.

— Пойду знакомиться с твоей чудо-секретаршей…

Ларри вздохнул и вышел.

Комиссар лукаво усмехнулся.

…Отворив дверь своего кабинета, на которой тускло поблескивал № 47, Хольт остолбенел: за его столом сидела античная богиня красоты!

Ларри протер глаза.

Богиня улыбнулась, отчего стала еще прекраснее.

— Вам нужен инспектор Хольт? — мелодично проговорила она. — Он еще не приехал.

— Да что вы говорите? — спросил Хольт, кладя на стол вещи Стюарта.

— Это для господина инспектора?

Ларри кивнул.

Оглядевшись, он увидел в углу на столике большой стеклянный кувшин с молоком и чашку.

— Зачем тут молоко?

— Видите ли, — сказала девушка, — мистер Хольт — пожилой человек с очень слабым здоровьем. Сэр Джон Хезон приказал сварить к его приезду диетический суп и вскипятить молоко. Супа я тут, к сожалению, приготовить не смогла, а молока купила.

Ларри захохотал.

— Я сделала что-то не так?

— Хилый старикан Хольт — это я. Комиссар над вами подшутил. Юмор не самого высокого класса, но вполне в его стиле. А теперь позовите сюда, пожалуйста, старушку мисс Уорд, мне надо работать.

— Мисс Диана Уорд перед вами.

Инспектор опешил.

Затем снова засмеялся:

— Мы с вами — товарищи по несчастью. Жертвы господина Хезона. Я очень рад с вами познакомиться и, честно говоря, испытываю чувство облегчения.

— Я тоже, — ответила богиня и направилась к своему столу.

Ларри проводил ее восхищенным взглядом:

— Я очень рад, что не попал в Монте-Карло!

Мисс Уорд заметила его взгляд, слегка покраснела и произнесла:

— Пожалуй, начнем работать, господин инспектор. С чего начнем?

Хольт взял в руки цепочку погибшего:

— Пишите протокол.

— Диктуйте. Я готова.

— Протокол осмотра вещей, найденных у Гордона Стюарта…

— Бедный мистер Стюарт! — проговорила девушка. — Я раньше была сестрой в больнице, где лечат слепых, и насмотрелась там на человеческие страдания, но то, что случилось с ним…

— Вам нравится работать в Скотленд-Ярде?

— Очень! Сер Джон говорит, что из меня выйдет толк.

— И все-таки наша работа совершенно не идет женщине, — заметил Ларри.

— Что писать дальше, мистер Хольт?

Инспектор продолжал диктовать:

— Цепочка из золота длиной…

Он приложил линейку.

— Двенадцать с половиной дюймов. На одном из ее концов укреплено кольцо с золотой трубочкой для карандаша. Карандаш не обнаружен.

— Да, — сказала мисс Уорд. — Я еще специально спрашивала об этом у сержанта, который принес вещи. И перочинный нож тоже не нашли…

Сыщик с изумлением взглянул на девушку.

— Откуда вы знаете, что у Стюарта был нож?

— Кольцо на конце цепочки слишком велико, чтобы держать только карандашик. Присмотритесь: на нем есть еще маленькое колечко, отломившееся от перочинного ножа.

— Может быть, там висел мундштук, — поддразнил Ларри.

— Мужчины чаще носят на цепочке маленький нож, чем мундштук. Кроме того, они не стали бы срывать мундштук…

— Кто такие они?

— Убийцы Стюарта. Им нужно было отобрать у него все, чем он мог бы защищаться.

— Вы считаете, что его убили?

— Разумеется.

— Кто и почему?

— Пока не знаю. Надеюсь выяснить это вместе с вами.

«Черт возьми! — подумал Ларри. — Она не только красива, но и умна. Мне везет!»

— Мисс Уорд, закончите, пожалуйста, протокол сами, — попросил Хольт, взглянув на часы. — Я боюсь, что свидетель куда-нибудь уйдет, а мне нужно как можно скорее поговорить с ним. В котором часу вы обычно уходите домой?

— У меня твердое правило: не позже двух часов ночи.

— Я еще никогда не встречал таких девушек, как вы! — восхищенно проговорил Ларри.

Диана покраснела и опустила глаза.

Глава 3

Скрывшись от Хольта, Фред сдал чемодан в камеру хранения и отправился в контору «Гринвичского страхового общества».

— Уже закрыто, сэр, — сказал ему портье. — Приходите завтра после девяти часов утра.

— Доктор Джедд еще тут?

— Он работает в своем кабинете. Хозяин не любит, чтобы ему мешали.

— Д-а-а? — протянул Фред. — Передайте-ка ему, что мистер… Уолтер Смит желает с ним поговорить.

Через пару минут портье вернулся, впустил Фреда и пригласил его в лифт.

— Вам давно пора бы меня запомнить, — сказал Гроген. — Я тут часто бываю в последние годы…

— Может быть, вы приходили в дежурство моего сменщика, сэр. Наверное, вы были другом мистера Дэвида?

— Нет… к сожалению…

— Это брат хозяина. Четыре года тому назад он скоропостижно скончался.

Фред все это прекрасно знал. Из-за этой смерти он чуть не потерял надежный источник дохода. Деньги он, правда, получает исправно, но если у доктора Джедда лопнет терпение, то вместо денег Фред может получить приличный срок тюремного заключения…

Они вошли в кабинет.

— Купите мне сигарет, Седжент, — сказал доктор.

Портье вышел.

Джедд смерил гостя взглядом с ног до головы и довольно вежливым тоном произнес:

— Садитесь, негодяй! Вы, конечно, за своим фунтом мяса пришли?

Стефан Джедд обладал фигурой Геркулеса, красивым, цветущим лицом и прекрасно развитым лбом.

— Да, доктор, — ответил Фред и уселся на стул.

Джедд кивнул и стал рыться в карманах, ища сигареты.

Фред вытащил свой портсигар, но Стефан покачал головой:

— Благодарю вас, мистер Гроген, но я не беру сигарет у людей вашей профессии.

— Что это значит? — проворчал Фред. — А-а… вы думаете, что я хочу вас усыпить?

— Насколько я помню, вы испытываете отвращение к чекам? — спросил Стефан.

— Вы правы.

Джедд подошел к сейфу и, вынув пачку денег, сказал:

— Вы напрасно смотрите так внимательно, приятель. Я никогда не держу здесь денег. Кроме тех случаев, когда плачу дань вымогателям.

Фред скорчил гримасу:

— Причитающуюся мне брань вы уже выплатили.

Стефан бросил деньги на стол и стал перелистывать маленькую записную книжку.

— Вы пришли на три дня раньше срока, — сказал он.

— Удивительная у вас память, доктор! Я действительно пришел раньше, потому что должен срочно ехать в Ниццу на деловое свидание, — ответил Фред, рассовывая деньги по карманам.

Доктор Джедд снова сел за стол и задумчиво проговорил, глядя на Фреда:

— Только величайший дурак в мире стал бы терпеть ваше вымогательство! Но я это делаю только из уважения к памяти брата…

— Ваш братец развлекался, убивая людей в Монпелье! Я ему помог улизнуть из лап правосудия, хотя у меня были доказательства его преступления, и думаю, что имею право на небольшое вознаграждение за свою скромность.

— Вы — наглый мошенник! Представьте себе, что мне не удалось достать для вас эти деньги. Тогда бы я вас…

Стефан засмеялся.

— Это вам пользы не принесло бы, — сказал Фред. — У меня ведь все записано…

— И где эти записи?

— У моего крючкотвора.

— Вашего адвоката?

— Конечно. Так что не спешите от меня избавляться!

Должен вам признаться, что я сначала не верил в смерть вашего брата. Думал, что это просто ловкий трюк, чтобы не раскошеливаться. Только прочитав некролог в газетах и побывав на похоронах, я поверил, что он умер.

Джедд порывисто встал.

— Честь такого замечательного человека, как он, находится в руках такого негодяя, как вы! Куда смотрит Провидение?

Стефан обошел вокруг стола и мрачно взглянул на Фреда сверху вниз.

Гроген, который не впервые занимался вымогательством, спокойно улыбнулся.

— Это был лучший из людей, когда-либо живших на свете! — сказал Джедд с бледным от волнения лицом. — И вот, из-за такой мрази, как вы…

Фред не успел опомниться, как мощная рука Джедда схватила его за воротник и приподняла со стула.

— Вы с ума сошли! — воскликнул Гроген, тщетно пытаясь вырваться.

— Не в деньгах дело! Не в деньгах! — кричал доктор. — Одна лишь мысль о том, что вы можете в любую минуту очернить доброе имя моего несчастного брата, может свести с ума!

Левая рука Стефана продолжала крепко держать Фреда за воротник, а правая поднялась для удара.

— Господа, я вам не помешал? — прозвучал в ушах Грогена знакомый голос.

В дверях стоял мистер Ларри Хольт.

Увидев его, Джедд отпустил вымогателя.

— С кем имею честь говорить?

— Инспектор Хольт из Скотленд-Ярда. Что здесь происходит?

— Ничего, инспектор. Просто глупая шутка, — ответил Стефан. — Надеюсь, вы не приняли ее всерьез, мистер Гроген?

— Конечно, нет! Это было совершенно естественно! Если вы не возражаете, я откланяюсь…

Джедд холодно кивнул.

Гроген, опасавшийся, что доктор выдаст его, а инспектор тут же арестует, с облегчением удалился.

— Чем могу вам служить, мистер Хольт? — осведомился Джедд.

— Я пришел к вам по делу Стюарта. Что вы о нем знаете? Расскажите, пожалуйста…

— Очень мало, господин инспектор. Наше знакомство чисто случайное: его автомобиль столкнулся с моим и я получил легкое ранение. Он зашел справиться о моем здоровье. Я чувствовал себя хорошо и мы вместе поехали в театр. После антракта я его больше не видел…

— Знали ли вы, что Стюарт очень богат?

— Не имел ни малейшего понятия. Мне было известно только то, что он приехал из Канады.

— Я надеялся получить от вас больше сведений. Ведь вы, видимо, были его единственным знакомым в Англии, — разочарованно проговорил Хольт.

— Я рассказал все, что знаю, — ответил Джедд.

На этом разговор был окончен.

Глава 4

Ларри взял такси и поехал в морг.

«Почему Фред оказался в кабинете директора страхового общества? — думал он по дороге. — И что может означать странная сцена, которую я застал? Тут явно кроется какая-то тайна. Жаль, что нет времени в ней разобраться».

Хольт осмотрел в морге труп Гордона Стюарта.

Одна из рук погибшего была судорожно сжата в кулак.

Ларри разжал мертвые пальцы — и тут же услышал, как что-то с легким металлическим звоном упало на пол.

Это оказалась сломанная мужская запонка оригинальной отделки: на черном эмалевом фоне — узор из мелких алмазов. «У Стюарта были золотые запонки без рисунка», — вспомнил инспектор.

Дальнейший осмотр тела не дал ничего примечательного.

Хольту показали одежду утопленника.

Она была довольно небрежно сложена в ящик металлического шкафа.

Ларри вытащил рубашку и развернул ее.

На груди виднелись синеватые пятна.

— Похоже на следы химического карандаша, — прошептал сыщик и, быстро вывернув сорочку наизнанку, прочитал на ней следующее:

«В ожидании смерти я, Гордон Стюарт из Калгари (Канада), завещаю все свое имущество единственной дочери Клариссе. Прошу суд признать эту записку моей последней волей.

Гордон Стюарт».

Далее стояла дата его гибели, а еще ниже виднелась еще одна строчка, сильно пострадавшая от воды.

Ларри поднес рубашку поближе к свету и с трудом разобрал:

ме… заман… в запад…

Господи, когда же наши сыщики научатся работать? — воскликнул Ларри. — Ведь запонка и записка должны были бы лежать на столе у Джона еще до моего приезда!

…Когда инспектор вернулся в комнату № 47, мисс Уорд была еще там.

Хольт показал ей свои находки.

— Теперь мы с вами — душеприказчики мистера Стюарта, — сказала она, прочитав последнюю волю покойного.

— А эту сломанную запонку я обнаружил в его руке.

— Она принадлежит убийце: ведь у канадца были золотые и они обе на месте.

— Да, теперь уже сомнений быть не может: его убили. Сначала утопили, а затем бросили тело на отмели. Если бы труп обнаружили часом позже, то никому бы не пришло в голову, что он вынесен на берег приливом.

— Вы кого-нибудь подозреваете? — спросила мисс Уорд, наливая молоко в чашки.

— Да.

— Кого?

— Себя.

— В чем? — удивилась девушка.

— В том, что не скоро найду убийцу. Давайте работать.

Они выпили молоко. Мисс Уорд помыла и убрала посуду.

Хольт в это время позвонил в службу связи Скотленд-Ярда:

— Запишите стенограмму специальной депеши. Готовы? Диктую:

«Префекту полиции, Калгари, Канада.

Сообщите данные о жене и дочери жителя Калгари Гордона Стюарта.

Инспектор Хольт. Скотленд-Ярд, Лондон, Великобритания. Конец».

Ларри положил трубку и спросил:

— Вы закончили протокол?

— Почти, — сказала Диана.

— Что еще осталось?

— Бумажка.

— Пишите: полоска плотной бумаги шириной в полтора дюйма, — начал диктовать Ларри. — Без надписей. Видны только мелкие отверстия, вероятно, проколотые булавкой.

— Разрешите взглянуть, — вдруг взволнованно перебила его Диана.

Инспектор протянул ей бумажку.

Девушка положила полоску на стол и принялась поглаживать ее кончиками пальцев.

— Это надпись, сделанная по системе Брайля, — уверенно сказала мисс Уорд минуту спустя. — Я буду читать, а вы записывайте.

Ларри взял ручку и листок бумаги, превратившись на минуту в секретаря своей секретарши.

Диана медленно, по буквам, прочитала:

Е…Г…О… У…Б…И…Л…И… М…Е…Р…Т…В…Ы…Е… Г…Л…А…З…А… Л…О…Н…Д…О…Н…А.

Глава 5

Ларри и Диана, потрясенные своим открытием, долго молчали, глядя друг на друга.

Что могли означать загадочные, пугающие слова, которыми вдруг заговорила казалось бы пустая бумажка?

— Мистика какая-то, — прошептала Диана.

— Система Брайля — это алфавит для слепых? — спросил Хольт.

— Да. Я ведь работала в больнице для слепых.

— Вы плохо знаете алфавит или слепые читают также медленно, как вы это делали сейчас?

— Когда слепые пишут, они пользуются трафаретом. У того, кто писал эту записку, трафарета под рукой не было, поэтому читать ее было очень трудно: фигуры из точек, обозначающие буквы, имеют неправильную форму.

— Стюарт не был слепым. Мог ли он знать эту азбуку?

— Мало кому из зрячих она известна. Им гораздо удобнее пользоваться обычной.

— Но вы же знаете… хорошо, чем он мог это написать?

— Слепые обычно носят с собой трафарет и нечто вроде шила.

— Трафарета у писавшего не было. Ничего, похожего на шило, у Стюарта не нашли.

Ларри скрестил руки на груди и стал ходить по комнате.

— А не мог он наколоть это своим карандашом? Вы нашли карандаш? — спросила девушка.

— Не нашли… Послушайте, это все-таки писал не Стюарт! Теперь я уверен в этом!

— Почему?

— Во-первых, все, что хотел, он мог написать на сорочке. Во-вторых, он был зрячим и вряд ли знал азбуку слепых. В-третьих, на отверстиях в бумажке не видно следов от грифеля карандаша, а чем еще он мог бы проколоть эти отверстия?

— Доводы достаточно убедительные, — кивнула мисс Уорд.

— А если так, то я позволю себе привести еще один, не менее убедительный: уже поздно и вам пора домой. Я вызову машину…

— Не надо, — перебила девушка. — Я живу в двух шагах отсюда.

— Тогда я провожу вас.

— Вы собираетесь делать это каждый вечер?

— Если вы не будете возражать…

…Утром из Канады пришла телеграмма:

«ЖИТЕЛЬ КАЛГАРИ (КАНАДА) ГОРДОН СТЮАРТ НИКОГДА НЕ БЫЛ ЖЕНАТ И НЕ ИМЕЛ ДЕТЕЙ ТЧК ПРЕФЕКТ ПОЛИЦИИ ДЖОН МОРТОН».

Глава 6

— Очередная загадка Гордона Стюарта! — воскликнул Ларри. — За минуту до гибели человек пишет завещание в пользу несуществующей дочери!

— Говорят, что перед смертью не лгут, — заметила Диана. — Зачем ему было придумывать себе дочь?

Хольт прошелся по кабинету и сел за стол.

— Во всяком случае, ясно, что он не был женат в Калгари. Городок невелик — я навел справки — и, следовательно, каждый живет на виду у всех. Тайный брак там практически невозможен.

— А если у него был тайный брак в Англии?

— Надо выяснить причину его ежедневных визитов в церковь. Едем в Беверли-Менор!

…Когда они проезжали на служебной машине через пригород Лондона, Диана спросила:

— Вы обратили внимание на то, что бумажка с надписью по системе Брайля намокла в воде неравномерно — один ее конец светлее другого?

— Конечно. И какой же вы из этого делаете вывод? — полюбопытствовал Ларри.

— Она не была в реке. Ее положили в карман мистера Стюарта после того, как вытащили его тело из воды.

— Зачем убийца стал бы это делать?

— Чтобы сбить полицию со следа.

— Из вас получится хороший сыщик, мисс Уорд.

— Почему вы говорите это таким печальным тоном?

— Я еще не видел ни одной женщины, которая, став полицейским, не утратила бы женственности.

— Я могла бы обидеться, — улыбнулась Диана. — Но вместо этого принимаю ваши слова в качестве комплимента, высказанного авансом: значит, я буду первой, кому это удастся!

…В Беверли-Меноре они оставили машину у входа на кладбище и пошли к церкви пешком.

Недалеко от храма двое рабочих устанавливали памятник на чьей-то могиле.

Это была массивная плита из великолепного мрамора, на которой красиво выделялись золоченые буквы.

— Смотрите! — воскликнула Диана.

Хольт подошел к плите и прочитал сияющую в лучах солнца надпись:

ПАМЯТИ

МАРГАРИТЫ СТЮАРТ,

СУПРУГИ

ГОРДОНА СТЮАРТА

ИЗ КАЛГАРИ (КАНАДА),УМЕРШЕЙ

4 МАЯ 1899 ГОДА

И ИХ ЕДИНСТВЕННОЙ ДОЧЕРИ

ДЖЕЙН,

РОДИВШЕЙСЯ

4 МАЯ 1899 ГОДА

И УМЕРШЕЙ

4 МАЯ 1899 ГОДА.

ДА ПОКОЯТСЯ С МИРОМ!

— В завещании написано о единственной дочери Клариссе, — пробормотал потрясенный Хольт.

— А здесь написано, что его единственная дочь умерла много лет назад.

— Но Кларисса должна быть жива, раз ей сейчас оставляется наследство!

— Маргарита умерла при рождении своей единственной дочери Джейн. Значит, Клариссу родила другая жена Гордона Стюарта, — сказала Диана.

— Я прихожу во все больший восторг от этого дела! Он не был женат — и вот могила его жены, у него не было детей — и вот могила его дочери, кроме единственной дочери есть и другая единственная дочь, а теперь появляется еще и вторая жена неженатого Гордона Стюарта! Идемте в храм. Расспросим священника…

— И он, наверное, добавит к этим загадкам новые, — закончила девушка.

…Ларри представился священнику и спросил:

— Что вы знаете о канадце по имени Гордон Стюарт?

— На нашем кладбище похоронены его жена и дочь. В течение нескольких дней он ежедневно приходил сюда и заказывал молебен за упокой их душ. Но в последнее время его не видно…

— Кто была его жена?

— Наша прихожанка Маргарита Уилсон.

— Их венчали вы?

— Да. С ним что-то случилось?

— Он утонул.

Священник перекрестился и пробормотал молитву.

— Почему он, уезжая в Канаду, оставил жену здесь? — продолжал Хольт, когда его собеседник умолк.

— Мистер Гордон был очень нервным человеком и был воспитан в страхе перед своим отцом, крупным канадским землевладельцем. Он говорил тогда, что едет один, чтобы подготовить отца к встрече с невесткой. Стюарт полагал, что отец будет вне себя и может, при своем необузданном характере, поднять большой шум: Маргарита была сиротой, без родных, без денег. Он собирался впоследствии вернуться за женой…

— И приехал только через двадцать с лишним лет?

— Природа человеческая несовершенна. Стюарт ничего не сказал отцу о своем браке. И даже перестал переписываться с женой, чтобы не возникло никаких подозрений…

— Об умерших не следует так говорить, но этот поступок не был верхом порядочности, — заметила мисс Диана Уорд.

— Вы правы, — сказал священник. — Но надо отдать ему должное: Гордон оставил Маргарите много денег и она никогда ни в чем не нуждалась. Мистер Стюарт, освободившись от власти отца после его смерти, сразу же поехал к жене. А она к тому времени уже более двадцати лет была в могиле: бедняжка скончалась после родов. Гордон заказал множество молебнов и богатый надгробный памятник. Его мучили угрызения совести.

— Значит, Гордон Стюарт узнал о смерти своей жены несколько недель назад?

— Да.

— Мог ли он иметь еще одну жену?

— Господь с вами! Он не был мормоном!

— И у него была лишь одна дочь?

— Одна, — кивнул священник.

— А кто такая Кларисса Стюарт?

— Я знаю только то, что не вы первый задаете мне этот вопрос.

— А кто вас о ней спрашивал? — мгновенно насторожился Хольт.

— Некий господин, приехавший на машине из Лондона.

— Что вам о нем известно?

— Ничего.

— Как он выглядел?

— Весьма обыкновенно.

— Рост?

— Довольно высокий.

— Лицо?

— Не могу сказать ничего определенного. У него шляпа была опущена на лоб, глаза скрывали очки, а подбородок был затянут шарфом.

— Когда он был здесь?

— Числа не помню. Несколько дней назад.

— Вы заметили в нем что-нибудь особенное, отличающее его от прочих людей?

— Да.

— Что это было?

— На левой руке не хватало одного пальца.

…На обратном пути Ларри рассуждал вслух:

— В Канаде у него жены и детей не было. Здесь была одна жена и одна дочь, о смерти которых Гордон узнал несколько недель назад. За это время он никак не мог успеть жениться второй раз и обзавестись дочерью. Так кто же такая Кларисса Стюарт?

— А что, если Маргарита родила близнецов? Мать и одна из дочерей умерли и были похоронены на местном кладбище. А Кларисса осталась в живых, но почему-то не попалась на глаза никому из жителей Беверли-Менора. Иначе священник знал бы о ее существовании: в маленьком поселке ничего не утаишь.

— Больницы там нет, значит, Маргарита, скорее всего, рожала в городе. А второго младенца могли попросту похитить, увидев, что мать умерла… Гениально! — проговорил Ларри, с восхищением глядя на Диану. — Когда вы станете Главным комиссаром полиции, возьмете меня к себе секретарем?

— Я подумаю, — улыбнулась девушка.

Глава 7

«Сверкающий Фред» прогуливался по вечернему Лондону, размышляя о том, как бы ему получить у Джедда деньги за несколько лет вперед и укатить с ними в Монте-Карло.

От мыслей о деньгах его могли отвлечь только женщины: Гроген был донжуаном.

Увидев, что навстречу ему идет необычайно красивая девушка, Фред остановился, приподнял шляпу и произнес свою дежурную фразу:

— Мы, кажется, с вами уже встречались?

Красавица прошла мимо, даже не взглянув на него.

— Ну что ж, познакомимся в другой раз, — пробормотал Гроген.

Он надел шляпу и зашагал дальше по освещенной фонарями улице.

Мисс Диана Уорд привыкла к тому, что мужчины на улицах заговаривают с ней, и давно перестала обращать на это внимание: она, как истинная англичанка, не желала знакомиться со случайными встречными.

Девушка вошла в свой подъезд и поднялась по темной лестнице на третий этаж.

Держа в одной руке ключ, она протянула другую вперед, чтобы нащупать замочную скважину — и пронзительно вскрикнула, ощутив пальцами грубую ткань мужского пальто.

В тот же миг мощная пятерня зажала ей рот.

Диана попыталась вырваться, но вскоре поняла, что это бесполезно.

Выхватив из сумочки пистолет, она выстрелила наугад.

Руки, сжимавшие ее, разжались, и кто-то невидимый с ревом сбежал вниз по лестнице.

Мисс Уорд погналась за ним.

Выбежав из парадного, Диана быстро огляделась вокруг.

Улица была пустынна.

Только проехал мимо фургон, да вдоль соседнего дома медленно продвигался слепой, постукивая тростью с железным наконечником.

…В этот вечер Ларри пришел домой раньше, чем рассчитывал, и не в самом лучшем расположении духа: Диана не захотела, чтобы он проводил ее домой.

— Санни, — сказал Хольт своему слуге, — Лондон — ужасный город.

— Я тоже так думаю, сэр.

— Но даже в нем есть источник света, оживляющий мрачную картину жизни.

— Совершенно верно, сэр. Я тоже люблю ходить в кино.

— В кино! — закричал Ларри. — Какое кино? Я говорю о духовном свете!

— Не хотите ли виски, сэр? — спросил Санни, который предпочитал говорить о более реальных предметах.

— Убирайтесь к черту.

— Я не знаю его адреса, сэр.

— Тогда идите в свое кино.

— Не могу, сэр.

— Почему?

— Последний сеанс уже начался, сэр.

Ларри вздохнул.

— Ладно, давайте ваше виски.

— Слушаюсь, сэр.

Хольт раскрыл папку с делом Стюарта и погрузился в размышления: он считал работу лучшим лекарством от тоски.

В дверь постучали.

Санни открыл.

Вошла Диана.

— Что случилось? — воскликнул Ларри. — Садитесь и рассказывайте!

Девушка села на диван:

— На меня напал в темном подъезде неизвестный мужчина.

— Боже мой! Что же он сделал?

— Сбежал.

Санни принес виски.

— Сварите кофе, — сказал ему Хольт.

— И идти в кино, сэр? — многозначительно проговорил слуга.

— Еще одно слово — и я пошлю вас искать адрес, которого вы не знаете, — шепнул ему Ларри.

— Понятно, сэр. Сейчас подам кофе.

Слуга вышел на кухню.

— Расскажите, пожалуйста, подробности.

Мисс Уорд сообщила инспектору то, что уже известно читателю, и добавила:

— Дверь оказалась незапертой.

— У вас что-нибудь украли?

— Нет. Я осмотрела всю квартиру. По-моему, все на месте. И даже кое-что появилось.

— Вор забрался в квартиру, чтобы сделать вам подарок? Мисс Уорд, сейчас неподходящее время для шуток!

— Я говорю совершенно серьезно, — ответила Диана, вынимая из сумки нечто вроде матерчатого шлема пилота.

— Кроме этого, я обнаружила большую корзину. В таких лондонцы сдают белье в прачечную. Знаете?

— Да. Что вы еще обнаружили?

— Это все.

Ларри взял шлем и осмотрел его.

— Пропитано хлороформом, — заметил он, ощутив приторный запах. — Этого достаточно, чтобы одурманить вас на некоторое время. Что вы еще заметили?

— Когда я вышла на улицу, мимо проехал тяжелый фургон с надписью «Прачечная». Причем вместо второго «ч» стояло «ш».

— Похоже, что вас хотели похитить. Но неужели этот человек на лестнице был один? Корзина большая и тащить одному было бы тяжело…

— Он необычайно силен. Я хорошо это знаю, потому что ощутила на себе. Он смог бы отнести меня в корзине и без посторонней помощи.

— Кому и зачем понадобилось вас похищать?

— Понятия не имею.

Санни подал кофе, громко кашлянув в коридоре прежде, чем войти.

Хольт сердито посмотрел на слугу.

— Не угодно ли сахару, мисс? — спросил Санни, расставляя чашки, кофейник и сахарницу.

— Не все дамы пьют чай с сахаром, — продолжал слуга, — потому что боятся растолстеть.

— Мне это не грозит, — улыбнулась Диана и взяла сахар.

— Вы правы, мисс, — любезно согласился Санни.

Ларри одним глотком опорожнил чашку и подождал, пока гостья управилась со своей.

— Идемте, я провожу вас, — сказал сыщик. — Если, конечно, вы не возражаете…

…Включив карманный фонарик, инспектор внимательно осмотрел все ступеньки лестницы, которая вела в квартиру мисс Уорд.

Затем так же тщательно обследовал двери, квартиру и корзину.

— Диана, проверьте еще раз, не пропало ли у вас что-нибудь. Будьте очень внимательны.

После долгого осмотра девушка обнаружила, что в шкафу не хватает пальто и шляпы.

— Какого цвета было пальто?

— Зеленого.

— А шляпа?

— Золотистая.

— Вы ходили в этой одежде в Скотленд-Ярд?

— Вплоть до вашего приезда. Тогда как раз потеплело, и я…

— Черт возьми! — вскричал инспектор. — Надо немедленно позвонить туда!

— У меня нет телефона.

— Где ближайший автомат?

— Около соседнего дома.

— Идите со мной, я не хочу оставлять вас одну. Скорее!

Они бегом добрались до телефонной будки.

Ларри набрал номер и, едва на том конце сняли трубку, торопливо заговорил:

— Это инспектор Хольт. Была ли сегодня на работе мисс Уорд?

— Была, — ответил дежурный полисмен.

— Когда?

— Утром. Вместе с вами, инспектор. И вы с ней вместе ушли…

— А потом она не приходила?

— Кажется, заходила в середине дня.

— Надолго?

— Примерно на час. Что-нибудь случилось, мистер Хольт?

— Сейчас приеду и разберусь, — ответил Ларри и повесил трубку.

— Меня не было днем в Скотленд-Ярде: мы в это время ездили в Беверли-Минор! — воскликнула девушка.

— Значит, там была другая женщина в вашем пальто и вашей шляпе!

Они поспешили в комнату № 47.

Осмотрев замок, Ларри убедился, что гостья орудовала отмычкой.

Из кабинета ничего не пропало, кроме записки по системе Брайля, которая гласила:

«ЕГО УБИЛИ МЕРТВЫЕ ГЛАЗА ЛОНДОНА».

Глава 8

— Если бы у меня были отпечатки ее пальцев! Но она, скорее всего, работала в перчатках, — сказал инспектор. — Люди, которые так ловко проникли в Скотленд-Ярд, вряд ли допустили бы такую грубую оплошность.

— Они не могли не допустить, — отозвалась Диана.

— То есть?

— Я держу вещи Гордона Стюарта в туго открывающейся шкатулке с совершенно гладкими стеклами. Этой женщине пришлось снять перчатки, чтобы открыть крышку.

— Немедленно отнесите шкатулку в дактилоскопическую лабораторию, — распорядился инспектор, подходя к телефону.

— Она наверняка закрыта: уже поздно.

— Ничего. Сейчас откроют. Подождите меня там…

Диана вышла.

Ларри набрал номер Хезона и сказал:

— Джон, мой рабочий шкаф ограблен. Придется вызвать полицию.

— Я в восторге от твоего юмора, — ответил комиссар. — Что пропало?

— Почти ничего. Бумажка Стюарта. Та самая, на которой ты не обнаружил никаких надписей.

— Ну и ну…

— Мне нужна твоя помощь.

— Говори.

— Надо срочно вызвать кого-нибудь из дактилоскопического отдела, кто живет недалеко от Скотленд-Ярда. Есть отпечатки пальцев.

— Ты на работе?

— Да.

— Через пять минут Роберт будет у себя в отделе. Неси отпечатки.

— Они уже там.

Хольт попрощался и положил трубку.

Затем спустился к дежурному.

Тот не смог сообщить ничего нового.

…Служащие Скотленд-Ярда произносят при входе свое имя и номер комнаты, в которой они работают…

…Мисс Уорд, как обычно, назвала себя и кабинет № 47…

Никаких подозрений у дежурного не возникло…

«Ладно, — подумал Хольт. — Надо будет выразить Джону свое восхищение его пропускной системой».

Ларри отправился в оперативную группу и приказал сержанту Гарвею:

— Проводите мисс Уорд домой и охраняйте ее квартиру до утра. Задание ясно?

— Так точно, инспектор Хольт!

— Идите со мной.

В дактилоскопической лаборатории уже колдовал над шкатулкой Роберт.

Диана сидела рядом и с интересом наблюдала за ним.

— Мисс Уорд, — обратился к ней Хольт. — Уже поздно. Или лучше сказать «рано»? Вы говорили, что твердо соблюдаете правило: не засиживаться на работе позже двух часов ночи. Сержант проводит вас домой.

Девушка пыталась протестовать, но инспектор был непреклонен.

Диана и Гарвей ушли.

— Вы поспите пока у себя в кабинете, — сказал Роберт. — Когда я закончу, то сразу же принесу результат.

Ларри согласился.

Через пару часов дактилоскопист разбудил его.

— Готово? — спросил Хольт.

Роберт кивнул.

— Мне повезло. Могло быть гораздо дольше.

— Кто же это?

— Фэнни Уэльдон.

— Что о ней написано в картотеке?

— Дважды сидела в тюрьме.

— За что?

— Она — хорошая актриса. Изображала всем известных дам из высшего света и таким образом на глазах у всех похищала драгоценности.

Инспектор вскочил на ноги.

— Ее адрес?

— Лондон, Корэм-стрит, 280.

— Спасибо, Роберт! Спокойной ночи.

Инспектор нашел квартиру преступницы, но там никого не было.

Фэнни приехала в роскошном автомобиле в десять часов утра.

Не успела она войти в дом, мистер Хольт взял ее под руку и вежливо проговорил:

— Не угодно ли вам прогуляться со мной?

— Сыщик? — спросила она.

— Преклоняюсь перед вашей проницательностью, — ответил Ларри.

В Скотленд-Ярде ее обыскали и обнаружили в сумочке пятьдесят фунтов стерлингов.

Инспектор привел Фэнни в комнату № 47.

Мисс Уорд уже была там.

Ларри предложил арестованной сесть и начал допрос.

— Откровенно говоря, полиция совершенно не заинтересована в том, чтобы весь мир узнал, как ловкая женщина обчистила мой кабинет. Мы готовы замять это дело, если вы честно ответите на несколько вопросов.

— Смотря каких…

— Кто вас послал сюда и кому вы передали похищенное?

Фэнни встала.

— Отправьте меня в камеру. На такие вопросы я не отвечаю.

— Почему?

— Жить хочется. Лучше посижу у вас немного.

— Сидеть придется долго, Фэнни. Очень долго…

— За кражу паршивой бумажки? Не смешите меня!

— За соучастие в убийстве канадского миллионера Гордона Стюарта.

— Впервые слышу это имя. При чем тут я, если его кто-то ухлопал?

— Вы похитили важное вещественное доказательство, необходимое для того, чтобы найти убийцу. У меня есть основания полагать, что вас сюда подослал он. Разве нет? Но тогда вы — его сообщница.

Диана вела протокол.

— Если вам хочется меня засадить, то вы найдете, за что, — сказала Фэнни.

— Даю слово, что вы будете свободны, как только ответите на мои вопросы.

— А почему я должна верить вам на слово? Кто вы такой?

— Инспектор Ларри Хольт.

— Правда? Покажите документ!

Ларри усмехнулся и предъявил удостоверение.

— Так вы — тот самый знаменитый Хольт? Тогда я вам верю. Спрашивайте!

Фэнни снова опустилась на стул.

— Кто вас послал?

— «Большой Джек».

— Не помню такого имени. Кто это?

— Очень скверный человек. Его боится весь преступный мир Лондона. Даже имя его стараются лишний раз не произносить. Потому вы его и не слышали. Он появляется только по ночам или в густом тумане, а днем отлеживается в какой-то норе. Джек слепой… ему так удобнее. Раньше с ним работали еще двое слепых, но один из них, говорят, не так давно умер. Мы прозвали их «мертвыми глазами Лондона».

— Когда вы с ним встретились?

— Вчера.

— Что он говорил?

— Предложил хорошие деньги за бумажку. Дал пальто и шляпу. Рассказал, что и как делать.

— Как его найти?

— Этого не знает никто. Если ему кто-нибудь нужен, он приходит сам.

— Вчера вы виделись с ним днем?

— Как ни странно, да.

— Где?

— На берегу Темзы, около пристани.

— Какой у него рост?

— Огромный.

— У него есть борода? — поинтересовалась Диана.

— Да.

— Это человек с лестницы, — сказала мисс Уорд.

Ларри кивнул и продолжал допрос.

— Бумажку вы передали ему?

— Передала.

— Когда и где?

— На том же месте, этой ночью.

— Что вам известно о его прошлом?

— Только то, что он когда-то жил в «Приюте для слепых».

Инспектор вызвал полисмена.

— Проводите мисс Уэльдон к выходу. Она свободна.

— А мои деньги?

— Вот они. Возьмите.

Фэнни пересчитала банкноты.

— Мне много раз говорили, что вы честный человек, мистер Хольт, — сказала она и направилась к двери.

— А мои пальто и шляпа? — спросила Диана.

— Я тоже обойдусь с вами честно, — ответила Фэнни. — Когда и куда их принести?

Глава 9

После ухода Фэнни инспектор и секретарь помолчали, вопросительно глядя друг на друга.

— Большой Джек приходил в мою квартиру дважды, — наконец сказала мисс Уорд.

— Сначала за пальто и шляпой, а потом за вами, — подтвердил мистер Хольт.

— Похитить записку было для него настолько важно, что он даже вышел на улицу днем, нарушив свои же правила.

— Надо поискать его в картотеке Скотленд-Ярда. Займитесь этим сейчас же.

— А вы?

— Съезжу на всякий случай в «Приют для слепых». По-видимому, «Большой Джек» живет не там, но проверить не мешает.

Оба встали и направились к двери.

Ларри пропустил Диану вперед.

Она вышла.

Хольт хотел последовать за ней, но не успел: на пороге стоял сэр Джон.

— Какие новости? — спросил комиссар.

— Бумажку украла Фэнни Уэльдон.

— Ты ее нашел?

— Да.

— Бумажку получил?

— Нет.

— Почему?

— Она успела передать ее сообщнику.

— Кто он?

— Некий «Большой Джек».

— Впервые слышу.

— Я тоже. Поэтому и попросил мисс Уорд порыться в картотеке.

— Как он узнал номер твоего кабинета?

— Мало ли народу побывало здесь на допросах? Любой мог сказать.

— Согласен.

— Кстати, тебе не кажется, что надо менять пропускную систему? Иначе такие истории могут стать ежедневными. Дорожка протоптана.

— Я уже думаю об этом.

— Если ты не возражаешь, я поеду искать «Большого Джека».

— Удачной охоты, — пожелал Джон.

— Спасибо за старушку Уорд, негодяй! — ответил Ларри, запирая дверь комнаты № 47.

Друзья рассмеялись и разошлись в разные стороны.

Хольт взял с собой полисмена и поехал в «Приют для слепых».

…Директор этого богоугодного заведения, высокий священник в темных очках, представился:

— Меня зовут Джон Дирборн, господа. Прошу вас следовать за мной.

И он пошел по коридору, постукивая перед собой палочкой.

— Простите мне этот не слишком деликатный вопрос, — проговорил Ларри, — неужели вы тоже…

— Слепой? Да. Совершенно. А очки ношу из тщеславия: мне сказали, что я в них лучше выгляжу, — ответил директор.

Мистер Дирборн ввел гостей в кабинет и предложил присесть.

— Чем могу быть вам полезен, господа?

— Скажите, проживает ли у вас в «Приюте» человек по прозвищу «Большой Джек»?

— Нет.

— И не было?

— По крайней мере, с тех пор, как я сюда пришел. Но, может быть, он жил здесь при моем предшественнике, который занимался только хозяйственными делами и абсолютно не интересовался духовным обликом своих подопечных. Тогда здесь проживало множество негодяев.

— Можно ли осмотреть ваше заведение?

— Прошу вас.

Приют состоял из четырех спален и одного общего зала. В спальнях никого не было.

В зале же слышались голоса, но людей невозможно было разглядеть из-за густого облака табачного дыма.

Директор вошел в облако и через минуту вернулся.

— Никто из слепых о «Большом Джеке» не слышал.

— А что у вас на втором этаже?

— Палата для тех, с кем судьба обошлась еще более жестоко, чем с этими несчастными.

— Вы разрешите туда подняться?

— Конечно, — сказал пастор после некоторого колебания. — Но имейте в виду, что там вас ожидает очень тяжелое зрелище. Один из моих подопечных утратил душевное равновесие. Я уже сообщил о нем в сумасшедший дом, но его все никак не заберут…

Они поднялись по лестнице.

В маленькой комнате лежал на кровати изможденный пожилой человечек, непрерывно разговаривавший с невидимым собеседником.

— Бедняга, — прошептал полисмен.

Ларри подошел к больному и стал прислушиваться к его словам.

— Напрасно ты это сделал, Джек. Тебя за это повесят, — бормотал слепой. — Пусть бы они сами пачкались в таком дерьмовом деле.

Инспектор взял старика за руку:

— Скажи мне…

Ларри не успел закончить фразу, как больной забился в истерике:

— Опять? — кричал он. — Оставьте меня в покое!

Хольт отпустил руку слепого.

— Он бредит, — сказал пастор. — Ему кажется, что его судят за злую шутку, которую он сыграл когда-то со своим приятелем.

— Этого приятеля зовут Джек?

— Да. Очень забавный маленький старичок. Хотите с ним познакомиться?

— Спасибо. Мы, пожалуй, пойдем.

— Приходите к нам почаще. Мы не избалованы вниманием общества, а у нас очень много проблем…

Директор протянул руку.

Инспектор и полисмен с уважением пожали ее и направились к выходу.

— Да, кстати, — остановил их мистер Дирборн. — Вы не скажите мне, зачем вам понадобился этот Джек? Если я не смогу ответить своим подопечным на этот вопрос, то они съедят меня живьем. Слепые очень любопытны.

Ларри несколько секунд помолчал, обдумывая свой ответ.

— Одна женщина обвиняет его в подстрекательстве к преступлению, — наконец проговорил он. — До свидания.

Полисмен удивленно посмотрел на инспектора: в Скотленд-Ярде не принято выдавать посторонним источник информации.

Они вышли на крыльцо.

Там, протянув руку к кнопке звонка, стоял «Сверкающий Фред».

Увидев Ларри, он попятился и едва не покатился по ступенькам.

— Что с вами, Гроген?

— Я всегда уважал вас за справедливость, мистер Хольт, а вы…

— Что я?

— Собираетесь арестовать меня без всякого повода с моей стороны!

— С чего вы это взяли?

— Значит, вы меня не арестуете?

— До тех пор, пока вы чего-нибудь не натворите.

— Честное слово?

— Да.

— Мистер Хольт, можно с вами поговорить с глазу на глаз?

Ларри кивнул, затем сделал знак полисмену, чтобы тот подождал в машине, и отошел вместе с Фредом в сторону.

Гроген протянул Хольту письмо.

— Что это?

— Прочтите, прошу вас.

Ларри развернул бумажку.

Там было написано:

«Завтра вас арестует сыщик Хольт. У него в кармане уже лежит подписанный ордер. Если хотите спастись, приходите немедленно в „Приют для слепых“. Спросите там Лью. Он скажет, что делать. Когда будете идти к нему, берегитесь слежки. Никому не говорите об этом письме».

Я бы хотел оставить это письмо у себя, — сказал Ларри. — Вы не возражаете?

— Пожалуйста, — пожал плечами Фред. — Только сначала скажите мне, что вы о нем думаете.

— Никакого ордера нет. И вообще вы сейчас у полиции на хорошем счету. Если будете так себя вести и дальше, то вам совершенно не придется меня опасаться.

— Интересно, кто же и зачем меня разыгрывает, — проворчал Гроген и, попрощавшись с инспектором, собрался уходить.

— Фред, вы никогда раньше не бывали в Приюте?

— Нет. И надеюсь тут больше не появляться.

Хольт сел в машину и отправился в Скотленд-Ярд.

Глава 10

Выйдя от Хольта после допроса, Фэнни отправилась в головокружительное путешествие по самым модным ателье Лондона. Она перебрала десятки фасонов и выбрала самый крикливый.

Заказав платье, Фэнни приехала домой и легла спать.

Обычно сон этой преступницы был не менее спокойным, чем сон праведника. Но на этот раз ее мучили кошмары. Фэнни пытались проглотить какие-то невообразимые чудовища… За ней гнались бандиты с огромными ножами… Она убивала незнакомого человека, а неизвестно откуда взявшийся Хольт кричал, что это — Стюарт…

…Со связанными руками Фэнни поднималась на эшафот, и «Большой Джек» в одежде палача надевал ей на шею петлю…

Мисс Уэльдон в ужасе проснулась. То, что происходило наяву, оказалось страшнее кошмарного сна.

Огромные руки сжимали ее горло, а зловещий хриплый голос «Большого Джека» бормотал во тьме:

— Так ты меня заложила, детка? Хотела засадить меня? Но мне все рассказал друг из Приюта! Молись за свою душу, Фэнни, и поторопись, мне некогда!

Мисс Уэльдон задыхалась, в ушах у нее звенело, в висках бешено стучала кровь.

Она начала терять сознание.

В комнате вспыхнул свет.

— Руки вверх, Джек! — проговорил голос инспектора Хольта. — Полиция!

…Ларри ожидал, что после его визита в Приют «Большой Джек» может появиться у Фэнни, и еще вечером снял соседнюю квартиру.

Услышав, как в ночной тишине скрипнула дверь мисс Уэльдон, он вошел к ней вслед за слепым убийцей.

…Когда раздался окрик инспектора, Джек сразу же отпустил Фэнни и обернулся, прислушиваясь.

Потом он произнес:

— У вас, должно быть, пистолет. Но вы ведь не причините вреда беззащитному слепому старику?

— Выходите медленно на лестницу и не болтайте глупостей, — скомандовал Ларри.

Слепой двинулся вперед.

Что-то в его поведении показалось Хольту странным.

Секунду спустя он сообразил, в чем дело: «Большой Джек» уверенно шел по комнате, не нащупывая дорогу палочкой, ориентируясь с помощью высокоразвитого шестого чувства…

И тут произошло непредвиденное: преступник, проходя мимо лампочки, вдруг схватил ее огромной рукой и мгновенно раздавил.

Наступила темнота.

Теперь уже преимущество было на стороне слепого бандита: Ларри не мог стрелять, не рискуя попасть в Фэнни.

Сыщик получил страшный удар в грудь и покатился по полу.

Джек грохоча, сбежал по темной лестнице.

Ларри вскочил и бросился к окну, но увидел только тень, сворачивающую за угол.

Хольт включил карманный фонарик и подошел к Фэнни.

Она лежала в постели без сознания.

Вошла хозяйка дома.

— Что тут за шум среди ночи?

— Срочно вызовите врача, — сказал Ларри.

— Сначала я приведу полицейского, — ответила хозяйка. — Что вы делаете в чужой квартире, да еще в такое время?

— Ведите хоть весь Скотленд-Ярд, но сначала вызовите врача!

Хозяйка все-таки сначала позвонила в полицию, а потом в больницу.

…Через полчаса инспектор уже сидел в комнате № 47 и описывал приметы слепого преступника.

Еще через час это описание было сообщено во все полицейские участки Лондона.

Началась большая охота на «Большого Джека».

Хольт поехал домой.

Было около трех часов ночи.

Санни дремал на стуле. Услышав шаги хозяина, он поднял голову и сонно спросил:

— Не хотите ли кофе, сэр?

— Мне только что чуть все кости не переломали, — сказал Ларри.

— В самом деле? А кофе пить будете?

Хольт рассмеялся.

— А если меня принесут в одно прекрасное утро со сломанной шеей, что вы тогда будете делать?

— Позвоню на почту, чтобы утренних газет не присылали. Ведь тогда уже больше ничего не сделаешь, сэр.

— У вас, похоже, нет сердца, Санни.

— То же самое мне и врачи говорят, сэр, когда пытаются нащупать у меня пульс…

Ларри бросился в постель одетым. Он знал, что этим рассердит Санни. А кроме того, у него не было сил раздеться…

Глава 11

В церкви Святого Георгия происходило венчание.

Вдоль портала храма выстроился длинный ряд элегантных автомобилей.

Среди присутствующих находился и «Сверкающий Фред».

Он не был приглашен, но Грогена никогда не смущали подобные мелочи.

Мошенник знал, что на больших свадьбах всегда полно мало кому известных дядюшек и кузенов.

Он явился в церковь в сияющем цилиндре, лайковых перчатках и великолепном новом костюме.

Многие принимали его за жениха.

Фреда очень интересовала возникшая среди светских дам мода надевать в торжественных случаях все свои драгоценности.

Впрочем, он не собирался здесь работать, а просто хотел присмотреться.

Богослужение окончилось торжественными аккордами органа, и все двинулись к выходу. Фред занял место в хвосте шествия.

Вдруг кто-то тронул его за руку.

Гроген испуганно обернулся.

— Ах, это вы, доктор Джедд, — с облегчением проговорил он.

— Вы говорили, что срочно уезжаете в Ниццу, наглый лжец, — возмущенно сказал Стефан.

— Я опоздал на пароход, — соврал Фред.

— Вы меня раздражаете. Мне надоело жить под дамокловым мечом. Я хочу заключить с вами договор.

— Какой?

— Предлагаю двенадцать тысяч фунтов стерлингов с условием, что вы немедленно уедете на континент и в течение десяти лет не появитесь в Англии.

— Согласен.

— Но мне нужны гарантии того, что вы, получив деньги, действительно выполните мое условие. Приезжайте ко мне завтра ужинать…

— В котором часу?

— В девять вечера.

Гроген кивнул.

— Но имейте в виду: вы не должны обчистить ни одного из моих гостей, — бросил, уходя, Джедд.

Обрадованный Фред огляделся вокруг и увидел невдалеке ту самую красавицу, которая накануне не ответила на его приветствие.

Он подошел к ней и приподнял цилиндр:

— Мы с вами, кажется, уже встречались?

— Не припоминаю.

— А я никогда не смогу этого забыть: ведь вы — самое прелестное существо, какое мне довелось видеть в этом мире!

Девушка улыбнулась.

— В таком случае, заходите ко мне в гости, — сказала она, подавая ему визитную карточку.

— Мисс Диана Уорд. Какое чудесное имя! Скотленд-Ярд, комната № 47…

У Грогена на секунду перехватило дыхание.

Затем он воскликнул:

— Боже мой, когда я избавлюсь от надзора мистера Хольта? И в церкви покоя нет!

…В тот день Диана попросила инспектора отпустить ее на свадьбу.

— Вашу?

— Нет. Женится директор страховой компании, у которого я когда-то работала секретаршей. Это было так давно…

Хольт вдруг осознал, что почти ничего не знает о своей помощнице.

— Вы рано начали зарабатывать себе на хлеб?

— С двенадцати лет. Я круглая сирота. Тетя, которая меня вырастила, была очень бедна… Но я все-таки закончила общинную школу. И, притом, очень хорошо.

Ларри задумчиво посмотрел на Диану.

— Только не считайте меня Клариссой. Мое происхождение гораздо менее романтично. Может быть, имя моего отца значится в каких-нибудь протоколах Скотленд-Ярда…

— А что вам о нем известно?

— Почти ничего. Тетя никогда не называла его по имени. Фамилия у него была, по-видимому, та же, что у тети и у меня. Если она и упоминала о нем иногда, то в очень нелестных выражениях.

— Ваша тетя жива?

— Да. Наверное… Точно не знаю.

Ларри вопросительно взглянул на Диану.

Девушка покраснела.

— Она постоянно обкрадывала своего шефа по мелочам, а когда мне исполнилось двенадцать лет, сбежала с крупной суммой денег. С тех пор я ничего о ней не слыхала. Но довольно об этом, если, конечно, вы не возражаете…

— Не возражаю. Все это очень грустно…

Диана вынула из сумочки письмо.

— Это приглашение на свадьбу. Вот этот абзац побудил меня согласиться.

Хольт прочитал:

«…Дела фирмы идут неплохо, несмотря на то, что нам пришлось недавно выплатить очень большую сумму в связи со смертью некоего мистера Стюарта».

Интересно?

— Очень. Поезжайте.

Они договорились о времени встречи и расстались.

Диана поехала в церковь, где познакомилась со «Сверкающим Фредом».

Ларри отправился в «Мекреди-театр».

Глава 12

У входа в театр красовались огромные афиши.

Названия спектаклей были разные, но фамилия автора везде была одна и та же: Джон Дирборн.

«Да это же директор „Приюта для слепых“!» — ахнул про себя Ларри, — Или однофамилец?»

Двери театра были заперты.

Инспектор заглянул в окошечко кассы:

— Не знаете ли вы, кто такой мистер Джон Дирборн?

— Глава какого-то богоугодного заведения в Ист-Энде, — проворчал кассир.

«Значит, директор Приюта», — подумал Хольт.

— Он давно сочиняет?

— Лет десять. И круглые сутки. Наверное, даже во сне. Пора бы и отдохнуть.

— Чем он вам насолил? — улыбнулся инспектор.

— Вы, случайно, не друг Дирборна?

— Нет.

— Тогда я вам скажу: нет, не было и, наверное, не будет в мире худшего автора! Вчера в зале было пятеро зрителей. Сегодня, по-видимому, будет трое. И знаете, кто, в основном, ходит? Врачи-психиатры. Им интересно понаблюдать за нервными людьми во время наших спектаклей. Все пьесы Дирборна проваливаются, но он неустанно пишет новые!

— Пишет? Но ведь он же слепой!

— Говорят, что диктует своему секретарю…

— Зачем же дирекция театра ставит спектакли по таким плохим пьесам?

— Им лучше знать.

— Кому принадлежит театр?

— Какому-то страховому обществу. Послушайте, а кто вы такой? Все спрашиваете, спрашиваете… Зачем вам все это?

Ларри назвал себя.

— Простите меня, — сказал кассир. — Если бы я знал, что передо мной знаменитый инспектор Хольт…

— То ни за что не поделились бы своим мнением о пьесах Дирборна, — закончил Ларри.

Оба улыбнулись.

— Я хотел бы взглянуть на ложу «А». Разрешите?

— Я провожу вас. Все равно в кассе делать нечего.

…Инспектор вошел в ложу, из которой исчез Гордон Стюарт.

В ней не было ничего особенного, только персидский ковер покрывал пол, и три кресла были обиты великолепным бархатом.

— Другие литерные ложи так же роскошны?

— Нет.

Ларри вышел в узкий коридор.

На стене, прямо напротив ложи «А», висел красный ковер.

Хольт заглянул за него.

Там оказалась дверь с надписью «Запасной выход».

— Что за этой дверью?

— Боковая улочка, сэр. Точнее, просто узкий проход между двумя глухими заборами.

Инспектор поблагодарил кассира и поехал в Скотленд-Ярд: приближалось время встречи с мисс Уорд.

…Диана уже ждала его в комнате № 47.

Глаза ее сверкали.

— Знаете ли вы, что когда кто-то застраховывает свою жизнь на слишком уж большую сумму, то страховое общество не берет весь риск на себя, а делит его с другими обществами?

Ларри кивнул.

— Так вот: мой знакомый рисковал в случае смерти Стюарта тридцатью тысячами фунтов стерлингов!

— На какую же сумму был застрахован мистер Гордон?! — воскликнул изумленный Хольт.

— Сто тысяч фунтов!

— Теперь понятно, почему он умер, — пробормотал инспектор.

— После гибели Стюарта главный страховщик потребовал от моего знакомого тридцать тысяч, и он уплатил их.

— Какая фирма была главным страховщиком?

— «Гринвичское страховое общество», — медленно и раздельно проговорила Диана.

— Джедд!

— Да. Доктор Стефан Джедд.

Раздался телефонный звонок.

Диана сняла трубку и секунду спустя сообщила своему патрону:

— Это сержант Гарвей. Говорит, что на Оксфорд-Лэйн ограблен ломбард «Эмден и Компания», в котором вчера были заложены такие же запонки, как тот обломок, что вы обнаружили в руке Стюарта.

— Дайте, пожалуйста, трубку! — воскликнул Ларри. — Здравствуйте, сержант! Для меня важен сейчас один вопрос: кто сдал запонки в ломбард? Еще не выяснили? Позовите хозяина. Мистер Эмден? Добрый день. Кто заложил вам черные запонки с узором из бриллиантов? Очень элегантный господин, на котором было много драгоценностей?.. Какое имя он вам назвал? Фре-де-рикс? Спасибо. До свидания.

Хольт положил трубку.

— Это был «Сверкающий Фред», или я больше не сыщик!

— Что будем делать?

— Поедем к нему в гости.

…Ларри постучал в дверь квартиры Грогена.

— Его нет, — сказала Диана, прислушавшись.

Инспектор обратился к домовладельцу.

— Мистер Гроген не ночевал дома, — сообщил тот.

— Что-нибудь случилось?

— Да.

— Расскажите, пожалуйста, поподробнее.

— Вчера он пришел около одиннадцати часов ночи. Вскоре я услышал крики и поднялся наверх. Кричали у мистера Грогена. Я постучал. В этот момент в его квартире прозвучал выстрел. Опять раздались вопли — и стало тихо. Я снова постучал. На этот раз мистер Гроген услышал и открыл. Он был в крови и держал в руке нож. «Что случилось?» — спрашиваю. Он говорит: «Ограбление». И просит виски. Я принес ему бутылку. Он выпил немного и ушел.

— Как выглядела комната?

— Ужасный беспорядок. Похоже, что там дрались, катаясь по полу и опрокидывая стулья. Одна из трех лампочек в люстре была разбита, а в картину попала пуля. Но я не в обиде: мистер Гроген щедро оплатил убытки.

— Как проник к нему грабитель?

— Через окно. По приставной лестнице.

— Можно ли в его люстре включать лампочки по отдельности?

— Да.

— Благодарю вас. До свидания.

Ларри и Диана вышли на улицу и сели в машину.

— Теперь я понимаю, что здесь произошло и почему Фреда нет дома, — сказал Хольт, выруливая на середину улицы.

— И я хочу понять.

— У Грогена был «Большой Джек». Фред попытался прогнать его, угрожая пистолетом. Слепой раздавил лампочку, кинулся на Грогена и вырвал у него пистолет. Тогда Фред пустил в ход нож. Прогнав Джека, он ушел, опасаясь нового нападения. Логично?

— Вполне. Хотелось бы только знать, где он скрывается.

— Дайте объявление по всем полицейским участкам о розыске Фреда. Надо выяснить, откуда у него черные запонки.

…В Скотленд-Ярде Хольта ожидало письмо:

«Советуем вам оставить дело Стюарта и заняться чем-нибудь другим. Иначе у вас будут очень большие неприятности».

Ларри вынул из кармана письмо, которое отдал ему Гроген. Оба были написаны одним почерком…

Глава 13

Диана заварила чай.

— Давайте приведем в порядок все, что мы уже знаем, — проговорил инспектор. — Начнем с самого начала…

— Некий финансист приехал в Англию к оставленной им жене и узнал, что та родила дочь и что мать и ребенок умерли в тот же день. Он ежедневно молился на их могиле и заказал памятник…

— Кто-то уговорил его застраховать свою жизнь на большую сумму денег. Весьма вероятно, что это был Джедд.

— Надо выяснить, кто получил страховку после гибели мистера Гордона.

— Джедд приглашает канадца в «Мекреди-театр», куда никто не хочет ходить. Хотя мог бы пригласить и в другой… В Лондоне есть прекрасные театры…

— В других театрах нет такого удобного запасного выхода позади литерной ложи, — заметил Хольт, прихлебывая чай.

— Выгодно ли было Джедду убить Стюарта?

— В зависимости от того, на чье имя была оформлена страховка.

— Мистер Гордон оставил завещание в пользу некой Клариссы Стюарт. Может быть, она же и получатель страховки, — предположила Диана.

— Но кто такая Кларисса? И существует ли она вообще?

— Зато теперь мы твердо знаем, что существуют «мертвые глаза Лондона». И даже познакомились с одним из этой пары бандитов.

— В карман убитого положили записку, сообщающую, кто повинен в его смерти. Написано шифром слепых. Человек, который это сделал, рассчитывал, что в Скотленд-Ярде его записку прочтут: иначе зачем бы он ее писал? Но гораздо вероятнее, что полиция прочтет текст, написанный обычным способом. Значит, записку оставил слепой… Он не может писать иначе.

— Слепой, который не входит в пару «мертвых глаз Лондона»: не станет же убийца доносить на самого себя!

— Автор записки присутствовал при убийстве или, по крайней мере, при выносе тела на берег Темзы.

— А, может быть, он и есть убийца, а про «мертвые глаза» написал только для того, чтобы сбить нас со следа?

— Такая версия объяснила бы похищение записки и нападение «Большого Джека» на Фэнни, — сказала Диана. — Но она не объясняет его попытку похитить меня и происшествие в квартире Грогена.

— Фред сдал в ломбард запонки с таким же узором, как на обломке, зажатом в руке покойного. Но не Гроген же убил Стюарта! Фред — отъявленный вор, вымогатель и шулер, но пачкать руки в крови он не будет.

— А вчера?

— Это была самооборона. Вы тоже стреляли, чтобы вырваться из лап «Большого Джека».

— Значит, Фред украл эти запонки у убийцы, а тот послал слепого бандита, чтобы вернуть их?

— Гроген мог сказать Джеку, что сдал их в ломбард… После чего и ограбили мистера Эмдена.

— Тогда убийца Стюарта — «Большой Джек» или тот, кто его послал за запонками.

— Если так, то слепой, написавший записку о «мертвых глазах Лондона», не убивал, а только присутствовал при убийстве. Послушайте, надо еще раз посетить Приют. Мне не дают покоя слова слепого старика: «Напрасно ты это сделал, Джек. Тебя за это повесят. Пусть бы они сами пачкались в таком дерьмовом деле». Не об убийстве ли Стюарта он говорил? Хотя директор Приюта, преподобный Джон Дирборн, сказал, что бедняга просто бредит… Но все-таки хорошо было бы попробовать расспросить старика, когда он будет чувствовать себя получше…

Ларри допил чай и отставил свою чашку.

— Итак, подведем итоги. Нам необходимо получить ответы на следующие вопросы. Кто получил страховку после гибели Стюарта? Кто такая Кларисса? Кто и зачем написал записку? Как «Большой Джек» узнал о ее существовании? Почему он пытался похитить вас? Что означали слова слепого старика в Приюте?

— С чего начнем?

— С «Гринвичского страхового общества».

…Доктор Стефан Джедд был у себя в конторе.

Ларри представил ему Диану.

Доктор вежливо с ней раскланялся, пригласил гостей сесть и попросил разрешение закурить.

Мисс Уорд не возражала.

Хольт спросил:

— Кому вы выплатили страховку Стюарта?

— Его наследнице, — ответил Джедд.

— Как ее зовут?

— Мисс Кларисса Стюарт.

— Можно взглянуть на страховой полис?

— Пожалуйста.

Доктор вынул бумагу из сейфа и подал ее Хольту.

Сыщик внимательно исследовал полис и заметил:

— Имя наследницы вписано той же рукой, но другим пером и позднее, судя по проставленной рядом дате.

— Дату полагается ставить около каждой новой записи на документе, — пояснил Джедд.

— Но ведь это же последний день его жизни! — воскликнула Диана, заглянув в полис.

— Он был у меня утром, и мы договорились встретиться вечером в театре.

— Вы лично выдавали деньги наследнице? — спросил Ларри.

— Да.

— Что вы о ней знаете?

— Только то, что на ее имя была выписана страховка.

— Как она выглядит?

— Молодая, красивая, элегантно одетая.

— И все?

— Больше ничего не помню.

— Она казалась огорченной?

— Нет. Скорее наоборот. Была рада получить большие деньги.

— У вас остался ее адрес?

— В этом не было нужды: она взяла всю сумму наличными. Вот расписка.

На бланке стояла четкая подпись: Кларисса Стюарт.

Выйдя из конторы Джедда на улицу, Хольт сказал Диане:

— Похоже, что Гордон узнал о существовании Клариссы всего за день до своей смерти. Надо узнать, с кем он разговаривал в течение последних суток жизни.

— Он был домосед и выезжал только в церковь. Со священником мы уже беседовали: святой отец не мог сообщить ему о Клариссе, поскольку сам не знал о ней.

— Значит, надо расспросить об этом хозяйку квартиры, которую он снимал на Ноттингем-плейс. Поехали…

…Маленькая седовласая дама приняла их в уютной гостиной.

— Госпожа Портленд, — сказал Ларри. — Я инспектор Хольт из Скотленд-Ярда. Скажите, пожалуйста, кто посещал мистера Гордона в последний день?

— Гостей у него не было.

— Но он разговаривал хоть с кем-нибудь?

— Со мной.

— Вы называли ему имя Клариссы Стюарт?

— Я в первый раз о ней слышу.

— С кем еще говорил мистер Гордон?

— Да вроде бы ни с кем.

— Вспомните получше, миссис Портленд.

— Может быть, вы имеете в виду уборщицу?

— В тот день здесь была уборщица? Когда она пришла?

— Утром. И наводила порядок у мистера Стюарта, пока я завтракала. Может быть, они там о чем-нибудь и говорили…

— Где она живет?

— Не знаю, сэр. Это просто поденщица, которая иногда предлагает мне свои услуги.

— Когда вы ее видели в последний раз?

— С тех пор она не появлялась. Даже не пришла за своим обручальным кольцом. Она всегда снимала его с руки перед работой, а в тот раз так и ушла. Сейчас я вам его покажу…

Хозяйка стала рыться в ящике шкафа.

— А как ее зовут? — спросил Хольт.

— Эмма… Да где же кольцо? Платина с золотом… Слишком дорогое для поденщицы… Наверное, она знавала лучшие дни… Вот оно! Смотрите…

Миссис Портленд подала сыщику кольцо и вдруг вскрикнула:

— Поддержите девушку!

Ларри мгновенно обернулся, схватил в объятия падающую в обморок Диану и положил ее на диван.

Через минуту она пришла в себя и попыталась встать.

— Лежите, — сказал Ларри. — Что с вами?

— Душно, только и всего…

Хозяйка открыла форточку.

— Я отведу вас домой, — решительно проговорил Хольт.

— Ни в коем случае, — ответила Диана. — Я там умру от любопытства.

— Но вы же плохо себя чувствуете!

— Женщины часто падают в обморок. Ничего страшного. Уже все прошло. К тому же у нас много дел. Поедем в Приют.

— Хорошо, — сдался Ларри. — Но если это повторится…

— То вы посадите меня под домашний арест до завтрашнего утра, — подхватила мисс Уорд.

…Они заехали по дороге в Скотленд-Ярд, где Хольт вызвал сержанта Гарвея и приказал внести в список разыскиваемых лиц Клариссу Стюарт и поденщицу Эмму.

Взяв с собой двух полисменов, Ларри и Диана отправились на служебной машине в заведение Джона Дирборна.

— Что это за дом радом с «Приютом для слепых»? — спросил инспектор.

— В нем прежде была прачечная, — сказал один из полицейских. — За домом — большой двор и два сарая.

— Прачечная? — переспросила Диана. — Помните, мистер Хольт, в тот вечер, когда меня хотели увезти, мимо моего дома проехал автомобиль с надписью «Прачешная»?

— И в вашей квартире оказалась бельевая корзина, — добавил Ларри.

— Автомобиль не мог принадлежать этой прачечной, мисс, — заметил полисмен. — Она уже около года не работает: фирма разорилась.

Ларри постучал в дверь Приюта.

Дверь открыл один из подопечных Дирборна:

— Что вам угодно?

— Проводите нас к директору.

— К вам посетители, сэр! — крикнул слепой.

— Мистер Хольт? — спросил он. — Я узнал ваш голос. Заходите.

На директорском столе лежала толстая рукопись, напечатанная на машинке.

— Я жду своего секретаря. Он должен отвезти мою пьесу в театр, — сказал пастор. — Ну что, инспектор, встретили вы своего «Большого Джека»?

— Встретить-то я его встретил, но еще не поймал. Я хотел бы еще раз осмотреть дом.

Ларри представил своих спутников.

— Очень приятно, — сказал Дирборн, вставая и протягивая гостям руку.

Они вышли в коридор.

— Откуда начнем? — спросил директор.

— Сверху. Больной еще там?

— Да.

Старик лежал на том же месте и в той же позе, но теперь он молчал.

— Как вы себя чувствуете? — спросил Ларри.

Больной не ответил.

Диана положила руку ему на плечо:

— Вам лучше?

— Кто это? — спросил старик. — Это ты, Джим? Ты мне суп принес?

— Что у вас болит? — снова обратилась к нему мисс Уорд.

— Принеси мне стакан чаю, — сказал больной.

Диана наклонилась над ним и стала осматривать его глаза.

Слепой почувствовал ее дыхание, поднял руку и дотронулся до ее лица.

— Это женщина! — удивленно проговорил он.

Дирборн взял старика за руку:

— Как вы себя чувствуете, Лью?

Слепой вздрогнул.

— У меня все в порядке, — сказал он.

Диана поманила Ларри в коридор.

— Отошлите отсюда директора, — шепнула она. — Это очень важно.

Хольт велел полисменам продолжить осмотр Приюта и убедиться в том, что в доме нет «Большого Джека».

Приметы слепого бандита были уже известны каждому полицейскому в Лондоне.

— Я останусь с вами, мистер Хольт, — сказал Джон Дирборн, — а господ проводит кто-нибудь из моих подопечных. Не могу же я проявить невежливость и оставить вас без провожатого!

— Не беспокойтесь, пастор. Я только расскажу мисс Уорд о том, как она сегодня прекрасно выглядит, и сразу же догоню вас.

Когда директор и полисмены ушли, Диана сразу же потащила Ларри к постели больного.

— Смотрите: у него черные точечки на ушах. Я это уже однажды видела.

— Похоже на следы пороха, — заметил инспектор.

— Это они и есть. Его оглушили, выстрелив возле каждого уха из пистолета. Поэтому он и отвечает невпопад.

— Директор назвал его Лью…

Хольт вынул из кармана письмо, которое дал ему Фред, и прочитал вполголоса:

«Спросите там Лью. Он скажет, что делать».

— Кто-то боится, что Лью выдаст его. И он сделал слепого старика глухим, чтобы он не мог быть свидетелем, — продолжала мисс Уорд.

— Почему же его попросту не убили?

— А какая разница? Он и так почти что мертв. И нет трупа, с которым была бы масса хлопот.

— Кому же он мешает?

— Убийце Гордона Стюарта. Я думаю, что Лью — тот человек, который написал записку по системе Брайля и сунул ее в карман убитого.

— Пока что это всего лишь предположение, — сказал инспектор. — Но вполне правдоподобное…

Глава 14

Ларри и Диана спустились на первый этаж Приюта.

Дирборн и полисмен уже осмотрели общий зал и как раз входили в одну из спален.

Услышав голос Ларри, директор остановился.

Один из полицейских вошел в спальню № 1, а другой, как положено по инструкции, остался в коридоре.

— Мистер Хольт, — сказал пастор. — Я хочу показать вам и вашей даме прелестный вид, который, как говорят, открывается из окна соседней комнаты. Прошу вас…

— Еще светло? — спросил Дирборн, входя в спальню № 2.

— Да, — ответил Ларри, следуя за ним.

— Посмотрите в окно. Вид из него действительно так великолепен, как мне говорили?

Инспектор окинул взглядом несколько грязных крыш и лес фабричных труб.

— Ничего, — сказал он, не желая огорчать слепого, гордящегося видом из своего окна.

— Кажется, оно закрыто?

— Вы не ошиблись.

— Откройте его, пожалуйста.

Ларри подергал туго открывающуюся раму.

Она с громким шумом распахнулась.

— Благодарю вас, — проговорил директор. — Теперь даме не будет душно.

Инспектор оглянулся.

Дианы в спальне не было…

Он вышел в коридор.

— Где мисс Уорд, — спросил Ларри у полисмена, стоявшего у соседней двери.

— Она вошла в спальню № 2 вслед за вами и больше не выходила.

— Вы уверены в этом?

— Совершенно. Я не слепой, сэр, и не первый год служу в полиции.

Хольт вернулся в спальню и внимательно осмотрел ее.

Спрятаться там было негде. Разве что в стенном шкафу…

Ларри открыл дверцу.

Там висела одежда слепых.

Инспектор схватил ее и бросил на ближайшую кровать.

Дианы там не было.

Хольт постучал в заднюю стенку шкафа и по звуку определил: кирпич.

Он чертыхнулся.

— Что-нибудь случилось, сэр? — спросил Дирборн.

— Не пойму, куда девалась мисс Уорд. Тут нет запасного выхода?

— Мы хотели его сделать на случай пожара, но у Приюта слишком мало денег, и это важное дело приходится все время откладывать…

Хольт, бледный, как смерть, выскочил в коридор.

— Вы останетесь в спальне № 2 до тех пор, пока вас не сменят, — сказал он одному из полисменов. — А вы позвоните из кабинета директора в Скотленд-Ярд. Пусть сюда немедленно вышлют взвод полицейских! А затем займете пост у входа в Приют. Никого не впускать и не выпускать!

Ларри снова вошел в комнату, из которой исчезла Диана.

Как это могло случиться?

Он не слышал ни одного звука!

Может быть, был какой-нибудь слабый звук, но его полностью заглушил шум открывающейся рамы…

А главное, шум продолжался не больше двух-трех секунд!

Хольт простучал все стены в поисках потайной двери и обследовал каждую щелку в полу в поисках люка.

Диана исчезла бесследно, словно растворилась в воздухе.

В конце концов инспектор выбежал из спальни и стал обыскивать весь дом, от крыши до подвала.

Все поиски и расспросы были напрасны.

Приехал вызванный Хольтом взвод полицейских.

Приют оцепили.

— Нет ли какого-нибудь хода, соединяющего этот дом с соседним? — спросил Ларри у директора.

— Нет.

— Вы уверены?

— Абсолютно. Год назад, когда там еще была прачечная, шум стиральных машин не давал спать моим подопечным. Я добился того, что хозяевам прачечной пришлось нарастить смежную стену. При этом заложили бы кирпичом любой ход, если он и был.

Инспектор выбежал на улицу и, обогнув Приют, оказался у входа в бывшую прачечную.

Осмотрев двери заброшенного здания, он убедился в том, что она уже очень давно не открывалась.

Только теперь он понял, как много значила для него Диана.

Хольт перелез через забор и обследовал двор прачечной.

На земле были свежие следы колес.

Инспектор открыл ворота сарая.

Створки поворачивались без малейшего шума: петли были густо смазаны маслом.

В гараже, имевшем снаружи вид сарая, стояли два автомобиля: лимузин и грузовик с крытым кузовом.

На боковой стенке кузова из-под свежей краски едва проглядывали буквы: «Прачешная».

Ларри записал номера обеих машин.

— Надо будет выяснить, на чье имя они зарегистрированы, — пробормотал он.

Инспектор вышел из гаража и пошел вдоль кирпичной пристройки с матовыми стеклами в окнах.

Вот и входная дверь…

На пороге виднелся отпечаток грязного башмака.

Хольт быстро нагнулся, чтобы получше разглядеть след.

В это мгновение прозвучал хлопок, с которым выскакивает пробка из бутылки шампанского.

Выпрямившись, инспектор посмотрел на дверь.

У самой его головы в ней зияла дыра от только что пролетевшей пули.

Он оглянулся на находившиеся напротив окна приюта, надеясь увидеть облачко дыма.

Но дым уже рассеялся.

Инспектор одним махом перебрался через забор и поспешил в Приют.

Дверь спальни № 2 оказалась запертой.

Полисмен, которому Ларри велел дежурить в комнате, стоял в коридоре.

— Почему вы не выполнили мой приказ?

— Мне передали, что вы вызываете меня к телефону в кабинет директора. Я пошел туда. Мистер Дирборн сидел за своим столом. Он сказал, что никаких телефонных звонков не было. Вернувшись, я обнаружил, что дверь заперта.

— Кто вам передал вызов?

— Слепой, который открыл нам дверь, когда мы сюда пришли.

— Чем он объяснил свой поступок?

— Сказал, что незнакомый голос велел ему это сделать. Он решил, что с ним говорит полицейский, и выполнил распоряжение…

— Откройте.

— Есть, сэр.

Полисмен мощным ударом высадил дверь.

Ларри вошел в спальню и понюхал воздух:

— Стреляли отсюда. Пахнет порохом. Больше никуда не отлучайтесь, пока вас не сменят. Вы меня поняли?

— Да, сэр, — подавленно ответил полисмен.

В коридоре появился Дирборн.

— Мистер Хольт, мои подопечные нуждаются в отдыхе. Вы позволите им войти в спальню?

— В любую, кроме комнаты № 2. Здесь будет дежурить полиция до тех пор, пока мы не найдем мисс Уорд и того человека, который стрелял в меня из окна этой спальни.

— Стреляли в вас? — переспросил потрясенный директор.

— Да. Устройте людей в других комнатах и объясните им, чем вызвана эта мера.

Неожиданно инспектор услышал за спиной знакомый голос:

— Ларри!

Он обернулся.

Перед ним в разорванной блузке стояла мисс Уорд.

— Диана! Дорогая! — воскликнул Хольт и обнял девушку.

Глава 15

Когда пастор попросил инспектора открыть окно, Диана стояла позади Хольта.

Она не заметила, как дверца стенного шкафа бесшумно отворилась и оттуда вышел босиком «Большой Джек».

Он мгновенно зажал девушке рот, схватил ее в охапку и унес в шкаф.

Если при этом и был произведен какой-нибудь шорох, то его полностью заглушил шум открывающегося окна.

Внутренняя кирпичная стена шкафа представляла собой потайную дверь, которая легко поворачивалась на хорошо смазанных петлях.

Не зная о ее существовании, обнаружить ее было невозможно.

«Большой Джек» пронес полубесчувственную от испуга девушку по коридорам бывшей прачечной и опустил ее на пол в пустой комнате.

Увидев, кто ее похитил, Диана в страхе прижалась к стене.

«Огромный рост, слепые глаза, мощные мускулы и всклокоченная борода… „Большой Джек“! — подумала она. — А я без оружия. Господи, что делать?»

Мисс Уорд огляделась в поисках какого-нибудь предмета, который можно было бы использовать для защиты.

Комната была совершенно пуста.

Единственное окошко было так мало, что не приходилось и мечтать о побеге.

— Говорят, что ты очень красива, — проговорило слепое чудовище. — Странно, что они не приберегли такой лакомый кусочек для себя, а отдали мне…

Слово «они» Джек произнес так, словно оно было написано в его душе заглавными буквами.

— У нас тут есть поп и через несколько минут он обвенчает тебя со мной, — продолжал бандит.

Диана похолодела.

— Инспектор Хольт не допустит этого, — прошептала она.

— Я бы его испугался, если бы он был здесь. Но он в соседнем доме, и ни за что не найдет потайную дверь!

— Можете не сомневаться в том, что он уже вызвал полицию и она оцепила оба дома!

Слепой захохотал:

— Тут целая сеть подземных ходов. Пусть оцепляют!

— Во всех полицейских участках Лондона известны ваши приметы. Куда вы пойдете? Вас везде ищут, чтобы арестовать.

— За что?

— За убийство Гордона Стюарта.

— А кто докажет, что это сделал я?

— Мистер Хольт. Он нашел свидетелей.

— Там никого не было, кроме Лью! — закричал Джек.

— Инспектор только что допросил его.

— А что может рассказать слепой и глухой Лью? Он даже не знает, где находится! Правда, этот мерзавец написал записку и сунул ее в карман убитого, но кто докажет, что он имел в виду меня?

— Фэнни Уэльдон.

— Я сегодня же убью ее!

— Не успеете. Не пройдет и часа, как Хольт вас арестует, а я подтвержу на суде, что вы только что признались в своем преступлении!

— К тому времени нас уже обвенчают, а жена, по английским законам, не может быть свидетелем против мужа. А если ты все-таки захочешь что-нибудь сболтнуть, то тебя сделают такой же слепой и глухой, как предателя Лью. И немой тоже, если понадобится… У нас тут одна дура, Эммой ее зовут, несколько дней посидела в подвале после того, как я ее выкрал. Тоже много говорила… Там ее так заели крысы, что она уже согласна на что угодно. Так что веди себя хорошо, детка, и слушайся старших. Ясно?

Диана молчала.

Не дождавшись ответа, «Большой Джек» вышел и запер за собой дверь.

— Надо позаботиться об инспекторе, чтобы он не помешал нам обвенчаться, — проговорил бандит, шагая по коридору.

Мисс Уорд еще раз оглядела комнату.

Что делать? Как освободиться? Что можно использовать в качестве оружия?

Обойдя голые стены, ее взгляд остановился на лампочке.

Электричество!

Вот ее оружие!

Провод был довольно небрежно проложен по потолку на керамических роликах. Если его хорошенько потянуть…

Мисс Уорд щелкнула выключателем и с минуту подождала, пока немного остынет лампочка.

Затем высоко подпрыгнула и, схватившись за провод чуть выше лампы, повисла на нем.

Провод сорвался с роликов.

Диана упала, но тут же вскочила, вывернула лампу и положила ее в угол.

Затем наступила ногой на провод и, взявшись обеими руками за патрон, дернула его изо всех сил.

Патрон оторвался.

Провод состоял из двух перевитых между собой изолированных медных проволок.

Девушка зубами сорвала с их концов изоляцию, расплела проволоки так, чтобы можно было взять по одной в каждую руку, снова нажала на выключатель и стала ждать…

Вскоре в коридоре послышалось бормотание «Большого Джека»:

— Пентюх этот Тони! Как можно было так бездарно стрелять, имея целых два здоровых глаза? Лучше бы одолжил хоть один из них мне, уж я бы не промазал!

Он отпер дверь.

— Идем со мной, куколка! Сейчас нас с тобой обвенчают, — проговорил слепой бандит, надвигаясь на мисс Уорд.

Его ручища вцепилась в ее блузку.

— Чего стоишь? Идем!

Джек потянул Диану к двери.

Блузка порвалась.

Все это произошло так быстро, что девушка не успела пошевельнуться.

Опомнившись, она выставила вперед руки, вооруженные проводами.

«Большой Джек» отпустил блузку и хотел схватить мисс Уорд в охапку, но его лапа наткнулась на оголенные концы проводов.

Раздался дикий рев раненого тигра.

Потом наступила тишина.

— Что ты сделала, ведьма? — прохрипел бандит, снова кинулся вперед и хотел схватить девушку за руки, но наткнулся на ее оружие. Охнул и мешком повалился на пол.

Мисс Уорд опрометью выбежала из комнаты.

Глава 16

— Где вы были? — спросил Ларри у Дианы.

Ей было так хорошо в его объятиях после всего пережитого, что она на миг забыла о «Большом Джеке».

Вопрос Хольта вернул ее к действительности.

Девушка в немногих словах сообщила ему о том, что читатель узнал из предыдущей главы.

Минуту спустя инспектор уже входил в потайную дверь во главе группы полисменов.

Мисс Уорд он поручил особому вниманию сержанта Гарвея.

Хольт нашел комнату с сорванной лампой, но «Большого Джека» там уже не было.

Из глубокого подвала в разные стороны вели темные подземные ходы.

Обследовать их не удалось, поскольку ходов было много, а карманный фонарик имел только Хольт.

Инспектор обратил внимание, что окна бывшей прачечной заложены изнутри кирпичом: это давало преступникам возможность включать внутри свет, не выдавая своего присутствия в заброшенном здании.

Ларри быстро расставил посты и вернулся в Приют.

Диана стояла на том же месте, где он ее оставил. Она была прикована наручниками к левой руке Гарвея.

Хольт удивленно поднял брови.

— Я хотел быть уверенным в том, что никаких сюрпризов больше не будет, — пояснил сержант.

Ларри улыбнулся, вынул из кармана ключ и открыл замок наручников.

— Вы не нашли там женщину? — спросила мисс Уорд.

— Нет. Нигде никого нет.

Они прошли в кабинет директора.

Инспектор кратко сообщил о происшедшем.

— Мистер Дирборн, как вы все это объясните?

— Никак, господин инспектор. Я не могу нести никакой ответственности за то, что какая-то шайка что-то творила в соседнем доме. Раз обнаружили потайную дверь, значит, они могли проходить среди нас, входить и выходить из дверей Приюта, но мы не знали об этом: ведь мы слепы. Надеюсь, вы будете до конца справедливы и не станете обвинять нас в соучастии в их преступлениях.

Хольту пришлось признать основательность доводов директора, попрощаться и снять оцепление.

Впрочем, он не забыл поставить полисмена за потайной дверью.

Покинув Приют, Ларри и Диана сели в машину и отправились к ближайшему магазину: девушка хотела купить блузку.

— Я только что сделала очень интересное открытие, — сказала девушка.

— Какое?

— Я, ни слова не говоря, протянула Дирборну руку на прощание и улыбнулась. Он пожал мою руку и тоже улыбнулся. Понимаете?

— Пока не очень, — ответил инспектор, лавируя в густом потоке машин.

— Ларри… Можно, я буду вас так называть?

Хольт кивнул.

— Ларри, он так же слеп, как мы с вами.

— Это очень важно, — согласился инспектор. — Но закон не предусматривает уголовной ответственности за то, что человек притворяется слепым. Правда, в таком случае отпадает его оправдание: он не мог не видеть, что через Приют ходят чужие люди. Надо запросить сведения о нем. После магазина поедем в Скотленд-Ярд и сделаем это.

…Пока мисс Уорд переодевалась в комнате № 47, Хольт запросил информацию о Дирборне.

Войдя в кабинет, Хольт сел в свое кресло и проговорил:

— Вы не знаете, Диана… Можно я буду вас так называть?

Девушка улыбнулась и кивнула.

Она уже была в новой блузке и осматривала себя в зеркале.

— Так вы не знаете, Диана, зачем мне дали этот кабинет? Ведь я в нем почти не бываю… Разве что для того, чтобы я мог иногда побеседовать с глазу на глаз со своим секретарем.

Мисс Уорд поспешила переменить тему разговора.

— Вы забрали Лью из Приюта? — спросила она.

— Да. Он сейчас в больнице и там его охраняет полиция. Кстати, мне нужно туда позвонить…

Ларри набрал номер «Трафальгарской больницы».

— Здравствуйте, миссис Бойл… С вами говорит инспектор Хольт из Скотленд-Ярда. Как поживает мой слепой Лью?.. Благодарю вас. Скажите, пожалуйста, не могли бы вы прислать в мое распоряжение мисс Джеймс?.. Спасибо… Прямо сейчас… Ко мне домой… Да, я живу там же. До свидания.

Инспектор положил трубку.

— Кто такая мисс Джеймс? — осведомилась Диана.

— Медсестра.

— У вас кто-то болен?

— Нет. Но не могу же я пригласить вас переселиться в холостяцкий дом, в котором нет ни одной женщины!

Девушка густо покраснела.

— Я не стану перебираться к вам. Вы с ума сошли?

— А я не могу оставить вас одну в квартире, которая известна «Большому Джеку» не хуже, чем вам. Вы хотите в ближайшую же ночь уехать в бельевой корзине с пропитанным хлороформом мешком на голове? Я не могу этого допустить именно потому, что еще с ума не сошел. Поехали к вам за вещами, я помогу перевезти их.

…Когда они подъехали с пожитками Дианы к дому Ларри, было уже поздно.

Выйдя из лифта, Хольт наткнулся на лежащего без сознания человека.

Это был Фред.

Ларри позвонил, и Санни открыл ему.

— Мисс Джеймс пришла?

— Да, сэр.

— Позовите ее.

Они внесли Грогена в квартиру и положили на диван.

— На Фреда, видимо, напали здесь, — проговорил инспектор, осмотрев Грогена. — Он изранен и не смог бы прийти сюда издалека…

Медсестра принялась за свое дело.

Хольт вызвал «Скорую помощь».

Пятнадцать минут спустя Фреда уже увезли в больницу. Сознание к нему все еще не вернулось.

Ларри объяснил мисс Джеймс, почему здесь необходимо ее присутствие и поручил Диану ее заботам.

В это время Санни переносил вещи девушки в отведенную ей комнату.

…Когда медсестра и слуга уснули, в комнату Ларри тихо постучала Диана.

Хольт еще не ложился: он по привычке обдумывал полученную за день информацию.

— Я не помешала?

— А разве вы можете мне помешать?

— Тогда я войду.

— А как же приличия? — поддразнил ее Ларри. — Или вы сходите с ума вместе со мной?

— Да.

Девушка плотнее запахнула халат и села в кресло напротив Хольта.

— Вам не спится? — спросил он.

— У меня не выходит из головы одна фраза «Большого Джека»…

— Какая?

— Они держали в каком-то подвале с крысами женщину по имени Эмма, которую Джек похитил несколько дней назад. Не та ли это поденщица, что разговаривала с мистером Стюартом?

— Так вот почему она не пришла за забытым кольцом!

— Потом Джек добавил, что Эмма теперь на все согласна. Что они от нее требуют? Может быть, они пыткой вынудили ее совершить преступление… Надо спасти эту несчастную женщину! Кто знает, что с ней сделают еще? Вы обратили внимание на пальцы Лью?

— Нет. А что?

— Их концы обожжены. Я почувствовала это, когда он коснулся моего лица.

— Зачем они это сделали?

— Чтобы он не мог читать записки по системе Брайля. Ведь только таким путем с ним еще можно было бы пообщаться.

— Есть ли предел зверству человеческому? — воскликнул Хольт.

— Надо найти эту женщину и спасти ее, — повторила мисс Уорд.

— У нас просто нет другого выхода: надо узнать, наконец, что она сказала Стюарту о Клариссе и откуда она это узнала… Ложитесь спать. Все будет хорошо…

— Дай-то Бог, — вздохнула Диана и ушла.

Глава 17

Утром Хольт получил ответ на свой запрос о директоре Приюта:

«В списках духовных лиц обнаружен лишь один Джон Дирборн, готомский священник в возрасте 73 лет. Никаких других сведений нет».

Директор Приюта раза в два моложе, — сказала мисс Уорд.

Они сидели в кабинете инспектора и пили чай.

— Значит, он не только самозванный слепой, но и самозванный священник, — задумчиво проговорил Ларри. — Очень интересно.

— А его пьесы в «Мекреди-театре», на которые никто не ходит? Так что добавите к его эпитетам еще один: псевдодраматург.

— Однако его творения все-таки ставят. Причем, я не заметил у театра ни одной афиши, на которой не стояло бы имя Джона Дирборна. Все спектакли проваливаются, но театр тут же готовит новую премьеру. Того же автора…

— Почему же театр до сих пор не прогорел? Значит, его кто-то финансирует. Кому он принадлежит?

— Кассир сказал: «Какому-то страховому обществу». Какому именно — он и сам не знает. Странная конспирация. Зачем хозяину скрывать свое имя от собственных служащих?

— Чтобы служащие не сообщили это имя полиции. Логично?

— Вполне. И я, пожалуй, могу попробовать угадать название фирмы, которой принадлежит «Мекреди-театр».

— Я тоже.

— Говорите.

— Сначала вы.

— Ладно, давайте вместе.

Глядя друг другу в глаза, они произнесли:

— «Гринвичское страховое общество».

И оба улыбнулись.

— Недаром же мистер Джедд имеет там собственную ложу и не пропускает ни одной премьеры, — сказал Хольт.

— Из этой самой ложи исчез Гордон Стюарт. И пригласил его туда Стефан Джедд, — добавила Диана.

— Для него имело бы смысл убивать канадца лишь в том случае, если бы Кларисса была его родственницей или соучастницей.

— Откуда мы знаем, что это не так?

— Попробуйте выдвинуть этот аргумент на суде.

— И все-таки? Здесь не суд.

— Надо искать Клариссу, — вздохнул Хольт. — А для этого надо сначала найти Эмму.

— А Эмму похитил «Большой Джек».

— Которого тоже еще надо найти.

— Не он ли, кстати, ранил Фреда? Ведь Джек уже нападал на него.

— Надо допросить любителя бриллиантов, если он уже способен отвечать на вопросы.

Хольт позвонил в больницу, где лежал Гроген.

Там ответили, что раненый пришел в себя и что с ним уже можно разговаривать.

…Увидев, что в палату входят Хольт и мисс Уорд, Фред приподнял с подушки забинтованную голову и улыбнулся.

— Впервые в жизни рад вас видеть, инспектор!

— Как ваше здоровье?

— Поправляется.

— Вы знаете, кто вас так отделал?

— Нет. Но думаю, что это был привет от мистера Джедда. Впрочем, если вы не возражаете, я расскажу все по порядку. Теперь у меня нет никаких причин скрывать то, что я знаю о нем, зато есть желание рассчитаться с ним за раны и ссадины.

— Минутку, — сказал Хольт и обернулся к своему секретарю. — Сделайте, пожалуйста, стенограмму.

Диана открыла тетрадь и приготовилась записывать.

Инспектор кивнул Фреду.

— Я расскажу вам всю правду, хотя и не обещаю, что не прибавлю ничего сверх этого. Кажется, это сказал Наполеон?

— Нет, не он, — улыбнулся Хольт. — Но его современник.

— Я думал, что память у меня лучше, — огорченно проговорил Фред. — В свободное время я много читал. В английских тюрьмах прекрасные библиотеки. Не то, что во Франции… Но я отвлекся… Извините, мне придется рассказать многое из того, что вовсе не украшает мою биографию. Я прошу вас, мистер Хольт, забыть все подробности, выходящие за пределы необходимого минимума.

— Даю вам слово, — серьезно сказал Ларри.

Гроген облегченно вздохнул.

— Вся эта история началась во Франции. Я играл в казино и проигрался: один из игроков был в более дружеских отношениях с банкометом, чем я. Денег у меня осталось только на дорогу домой, да и то пешком. Иду я себе, иду, и вдруг слышу выстрел. Оглядываюсь. Один человек лежит на земле, другой подозрительно быстро уходит. Полиции не видно. Я, конечно, догнал уходящего. Он испугался. Пришлось объяснить бедняге, что мне нужно чем-нибудь придавить свой болтливый язык, и что он может помочь в этом, освободив от лишней тяжести карманы. Он сунул мне шестнадцать тысяч франков и убежал.

Тогда я подошел к лежащему человеку. Он был еще жив. Спрашиваю, кто его застрелил. Говорит: «Дэвид Джедд»…

Хольт удивленно поднял брови:

— Убийца имел какое-то отношение к Стефану Джедду?

— Это был его брат. Затем я спросил умирающего, почему Дэвид в него стрелял. Он ответил, что служил в «Гринвичском страховом обществе», принадлежащем братьям Джеддам, случайно узнал важную тайну и стал шантажировать хозяев…

— Что это была за тайна?

— Не знаю. Он умер, не успев рассказать. И тут появился полицейский. А я стою рядом с убитым. Меня, конечно, арестовали, потом выпустили: пистолета у меня не было и никто не смог доказать, что я имею какое-то отношение к засевшей в трупе пуле.

Фред помолчал.

Он обдумывал, как изложить последующие события, не выставляя себя в слишком уж невыгодном свете…

— Я весь внимание, Фред, — сказал инспектор.

— Вернувшись в Лондон, я хотел нанести визит мистеру Дэвиду, но застал дома только Стефана Джедда, — продолжал Гроген. — Я поинтересовался, сколько, по его мнению, стоит свобода брата. Он очень разволновался и сказал, что поговорит об этом с Дэвидом, когда тот вернется из путешествия. Но тут Бог или случай — как вам угодно — чуть не расстроил мои планы: на обратном пути в Англию Дэвид сильно простудился и, приехав домой, на следующий же день умер. Я пошел на похороны и мои слезы были самыми искренними во всей траурной процессии. Но Стефан Джедд повел себя, как джентльмен. Он сказал, что хочет сохранить имя брата незапятнанным и предложил ежегодно выплачивать мне солидную премию за скромность. Я не стал обижать его отказом.

— Фред, вы действительно не знаете, какой грех Джеддов позволил их служащему шантажировать своих хозяев?

— Если бы знал, то сказал бы: уж очень я хочу отдать Стефану долг за мои раны!

— Продолжайте.

— Несколько дней назад я встретил доктора Джедда на свадьбе. На той самой, где были и вы, мисс Уорд. Он предложил мне единоразово круглую сумму за то, чтобы я уехал на континент и десять лет не показывался в Англии. Я согласился. Тогда он пригласил меня к себе на званый ужин, чтобы обсудить взаимные гарантии. При этом он имел наглость взять с меня слово, что я не обчищу карманы у кого-нибудь из его гостей…

— Когда должен был состояться ужин?

— В восемь часов вечера, в его собственном доме, битком набитом картинами и драгоценностями. Честно говоря, я был бы непрочь прихватить с особой на континент два платиновых браслета с бриллиантами, которые этот хвастливый коллекционер держит на самом видном месте, в застекленном серванте…

— Откуда вам известны такие подробности? Вы бывали у Джедда в гостях и раньше?

— Нет. Мы с ним всегда встречались в конторе «Гринвичского страхового общества».

— Тогда откуда вы знаете, где он держит браслеты? Или вы ходили к нему в гости без приглашения?

— Мистер Хольт, вы меня обижаете! Если бы это было так, то браслеты бы там уже не лежали, правда?

— В таком случае, кто рассказал вам о них? Не Стефан же!

Фред подмигнул инспектору.

— Я не хотел никого подставлять, но разве от вас что-нибудь утаишь?

— Говорите.

— Не забудьте, что вы дали мне слово.

— Теперь, Гроген, вы обижаете меня.

— Извините.

— Так кто же?

— Камердинер Стефана, мой бывший сосед по камере. Его зовут Страусс.

— Знаю его. Трижды был осужден. Как Джедд решился его взять к себе в услужение?

— Это дело Стефана, мистер Хольт.

— Вы правы. Продолжайте.

Инспектор встал и прошелся по палате.

— Я опытный шулер и привык заглядывать, нет ли у партнера запасного туза в рукаве. Поэтому я пришел на час раньше назначенного времени и спрятался напротив дома Джедда. До восьми часов ни один гость не приехал. Мне не хотелось быть первым: это мове тон, как говорят французы. В половине девятого на улицу вышел Стефан и стал оглядываться, но меня не увидел. Отсутствие гостей показалось мне подозрительным: ведь англичане, в отличие от французов, пунктуальны. Джедд ушел в дом. Я так проголодался, что хотел уже рискнуть и последовать за ним, но тут к воротам Стефана подъехал автомобиль, и они автоматически открылись, а затем закрылись. Я влез на ограду и заглянул во двор, чтобы узнать, кто приехал. И знаете, кого я увидел? Того самого человекообразного слона, который пытался меня укокошить за день до этого!

— «Большой Джек»?

— Он мне не представился.

— Неужели вы его не знаете, Фред? Ведь его опасается весь преступный мир Лондона, — заметил Хольт, усаживаясь на край постели Грогена.

— Вам отлично известно, инспектор, что я никогда не входил ни в какую группу и всегда гордился тем, что не имею ни рабов, ни хозяев. Так что я гораздо лучше знаком с вами, чем с собратьями по ремеслу.

— Вы вошли к Джедду?

— Сами понимаете, что у меня сразу пропал аппетит и разгорелось любопытство. Я пристроился на ограде поудобнее и навострил уши, не переставая смотреть во все глаза. Шофер отогнал машину в гараж, а «Большой Джек», как вы его называете, стоял на месте и чего-то ждал. Во дворе появился Стефан. «Я готов», — сказал слепой. «Он не пришел, — ответил Джедд. — Наверное, почуял западню». Джек спросил, что ему теперь делать. Стефан повел слепого в дом, что-то нашептывая ему на ухо. Дверь закрылась, и на этом спектакль окончился. Я спустился на тротуар. Все было ясно: Джедд решил меня убить, чтобы не платить денег. Теперь я уже никак не был заинтересован хранить его секреты и отправился к вам.

— Почему домой, а не в Скотленд-Ярд?

— Во-первых, дело было срочное, а во-вторых, конфиденциальное.

— Понятно.

Гроген поморщился от боли.

— Хотите передохнуть? — спросил Ларри.

— Нет. История уже приближается к концу. Когда я поднялся на лифте к вашей квартире и хотел нажать кнопку звонка, на меня неожиданно напали сзади. Я получил удар по голове, ножевую рану в спину — и потерял сознание. Думаю, что это и было то поручение, которое Стефан давал «Большому Джеку». Слепой мог добраться до вашего дома на машине, пока я шел пешком.

— Как Стефан мог догадаться, что вы пошли именно ко мне?

— Не знаю. Действительно, это странно. Слежки за мной не было. Я, как всегда, проверял это…

— Мистер Хольт, — сказала Диана, — вы как-то получили письмо с угрозами. Помните?

— Да. Оно было написано тем же почерком, что и приглашение Грогену прийти в «Приют для слепых».

— Я уверена, что «Большой Джек» приехал исполнить угрозу и искал вас, а не Фреда. Просто его подвела слепота.

— Тогда выходит, что Гроген меня спас: на этой койке должен был бы лежать я, — проговорил сыщик.

— Когда я отсюда выкарабкаюсь, с вас ужин в ресторане, мистер Хольт.

— Хорошо, — смеясь, пообещал Ларри.

— Что вы собираетесь делать с Джеддом?

— Пока что не мешало бы устроить у него обыск.

— Тогда я хочу преподнести вам небольшой подарок. Потребуйте у медсестры мою одежду. В правом кармане брюк лежат ключи от дома Стефана. Это копии, которые заказал для меня Страусс. Только в другие карманы не заглядывайте.

Инспектор встал.

— Спасибо, Фред. У меня к вам остался только один вопрос.

— Какой?

— Откуда вы взяли черные запонки с узором из бриллиантов? Те, что вы сдали в ломбард мистера Эмдена?

— Мне бы не хотелось об этом говорить, — замялся Гроген.

— Придется. Иначе я не смогу отвести от вас подозрение в соучастии в убийстве. Хотя и знаю, что такие дела не по вашей части.

Лицо Грогена стало белее бинтов, покрывавших его голову.

— Их дал мне Страусс.

— Дал?

— По моей усиленной просьбе, — признался Фред. — Быть честным человеком — очень дорогое удовольствие, мистер Хольт.

— А откуда они у Страусса?

— Прилипли к его рукам, когда он вытирал пыль с коллекции мистера Джедда.

Ларри и Диана переглянулись.

— Снова Джедд, — проговорил сыщик.

Мисс Уорд кивнула и закрыла свою тетрадь.

Глава 18

На следующее утро Ларри и Диана встали рано.

Санни подал им завтрак.

Мисс Джеймс еще спала.

— Я бы очень хотел, чтобы вы ушли из Скотленд-Ярда, — сказал Хольт.

— Из меня получился плохой секретарь? — удивилась мисс Уорд.

— Что вы! Великолепный!

— Так почему же вы меня прогоняете?

Ларри смутился.

— Я не прогоняю вас, Диана. Наоборот, мне бы очень хотелось с вами не расставаться, — пробормотал он.

— Тогда вы — самый непоследовательный сыщик на свете! Вы требуете от меня невозможного: чтобы я ушла, не уходя. Как вас понимать?

— Я предлагаю вам перейти на другую… должность.

— А какие у меня будут обязанности?

— Дарить инспектору Хольту счастье и делить с ним радости и горести жизни.

Девушка покраснела.

— Вы делаете мне предложение?

— Да, Диана. Я люблю вас… И хочу на вас жениться. Уйди отсюда, черт бы тебя побрал!

Последние слова относились к слуге, который приоткрыл дверь и подслушивал.

— Простите меня, этот Санни вечно сует нос в мои дела…

Мисс Уорд улыбнулась.

— По-моему, это его прямая обязанность. Разве не так?

Ларри поднял руки.

— Если вы так говорите, то, значит, так оно и есть.

Хольт опустил руки и положил одну из них на пальцы девушки.

Она не возражала.

— Могу ли я… надеяться?

Диана засмеялась.

Ларри отдернул руку и покраснел.

— Положите… обратно… Извините меня. Я увидела свое отражение в кофейнике… И поняла, что совсем не похожа на девушку, которой можно сделать предложение. Вот если бы вы… ты подождал, пока я сделаю прическу…

Хольт обнял ее и поцеловал.

Она ответила ему тем же.

Санни снова заглянул в комнату — и тихо закрыл дверь.

— Черт возьми, — бормотал он, шагая по коридору на кухню, — пора искать себе другого хозяина. Но где найдешь такого хорошего?

— Ты должен мне обещать… — проговорила тем временем Диана и умолкла.

— Все, что хочешь, — ответил Хольт, не ожидая продолжения.

— Поклянись, что никогда не бросишь меня, что бы ни произошло.

— Клянусь. А ты?

— И я тоже.

…Когда они пришли в Скотленд-Ярд, там их ожидал слепой старичок под охраной агента в штатском.

— Лью? Зачем он здесь? — спросил инспектор.

— Простите, мистер Хольт, я распорядилась от вашего имени доставить его сюда, — сказала мисс Уорд.

Инспектор отпер комнату № 47 и велел агенту ввести туда слепого.

— А ты сможешь от него чего-нибудь добиться?

— Думаю, что смогу. Все-таки я кое-чему научилась в больнице для слепых… Мне срочно нужен полисмен в форме.

Ларри велел агенту привести полицейского.

Диана посадила Лью на стул.

— Похоже, что я арестован, — пробормотал слепой.

Девушка положила руки на виски старика и повернула его голову к правому плечу, затем к левому, потом прямо.

— Нет? Я свободен?

Мисс Уорд наклонила его голову вперед.

— Да? Значит свободен… Кто вы?

Диана положила пальцы слепого на свою щеку.

— Женщина, — произнес он. — Что вам нужно?

Девушка дала старику ощупать пистолет, который затем приложила к его уху.

— Да, меня сделали глухим именно таким способом, — сказал Лью.

Агент привел полисмена.

Мисс Уорд коснулась пальцем губ слепого.

— Вы хотите, чтобы я рассказал об этом?

Диана снова заставила его кивнуть головой.

— Я боюсь. Меня могут за это убить.

Девушка покачала голову слепого из стороны в сторону и положила его руку на мундир полицейского.

Он ощупал грубую ткань и форменные пуговицы.

— Полисмен. Я под охраной. Значит, я могу рассказать, не опасаясь за свою жизнь?

Мисс Уорд наклонила голову Лью.

Старик облегченно вздохнул и начал:

— У меня был брат Джим. Он был зрячим, но его с детства заставляли притворяться слепым и просить милостыню. Мы росли вместе с ним и с «Большим Джеком», который, как и я, слеп от рождения. Джим много лет учил нас ориентироваться в пространстве, чтобы мы могли нормально жить в мире зрячих. Когда мы научились ходить без палочки, узнавая направление по малейшему звуку, изменению температуры, движению воздуха и многому другому, то стали по ночам обкрадывать богатые квартиры. Главарем вскоре стал «Большой Джек». Наша шайка получила прозвище «мертвые глаза Лондона»: Джим скрывал, что он не слепой. Потом у нас появились хозяева. Я не знаю их имен. Джек всегда говорил «они». Теперь нам приходилось заниматься такими делами, которые мне очень не нравились. Например, время от времени мы должны были выносить из одного дома трупы и бросать их в Темзу… Четыре года назад мой брат пропал. Я думаю, что его убил Джек, а приказали это сделать «они». Джек всегда выполняет все, что «они» скажут. Я очень боюсь его и поэтому все эти четыре года молчал. А недавно решился и подбросил в карман очередного трупа записку: «Его убили „мертвые глаза Лондона“. Лучше было бы написать „Большой Джек“, но это я уже потом сообразил. В ту же ночь я проболтался во сне о записке, а Джек услышал. Меня долго мучили, пока я во всем не признался. Тогда мне обожгли пальцы и порвали барабанные перепонки, чтобы я не мог ни слышать, ни читать и не выдал „их“. Не знаю, почему „они“ не убили меня… Вот и все, что я могу рассказать. Если найдете тех, кто убил моего брата и превратил меня в тот живой труп, который вы перед собой видите, то, прошу вас, сообщите об этом мне. Я хочу знать, что смог отомстить за несчастного Джима…

Ларри велел отвезти Лью обратно в больницу и приставить к нему усиленную охрану.

Диана дала агенту деньги, чтобы он по дороге купил старику фруктов и конфет.

Оставшись наедине с Хольтом, она сказала:

— По-моему, пора выписывать ордер на арест Джедда.

— Какое обвинение ты хочешь ему предъявить?

— Убийство Гордона Стюарта.

— Я не могу этого сделать, — грустно произнес Ларри.

— Почему?

— От меня потребуют доказательств.

— Их более чем достаточно! — горячо проговорила девушка.

— Стефан наймет хорошего адвоката, который не оставит от всего, что мы можем представить суду, камня на камне.

— Не может быть! Ведь все совершенно ясно…

— Ты будешь обвинителем, а я — адвокатом, — предложил Ларри. — Давай судить Джедда. Начинай…

Мисс Уорд села за стол инспектора.

— Во-первых, в руке Стюарта был зажат обломок черной запонки с узором из бриллиантов. Точно такие же запонки были в коллекции Джедда. Что скажет на это адвокат?

— Он спросит, на каком основании вы утверждаете, что у Стефана были такие запонки.

— Их украл Страусс в доме Джедда!

— Откуда вы это знаете? Вы допрашивали Страусса?

— Нет, — признала Диана. — Так давайте допросим!

— А мой подзащитный утверждает, что у него таких запонок никогда не было. Вина Стефана еще не доказана, а Страусс трижды сидел в тюрьме. Почему вы верите слову рецидивиста больше, чем слову честного человека? Тем более — одного из самых уважаемых деловых людей Лондона!

— Эти запонки получил от Страусса Фред Гроген…

— Который пользуется заслуженной репутацией вора и шулера. Не передергивает ли он карты и в этом случае? Но даже если бы Гроген был образцом честности и благородства, что он мог бы подтвердить? Что получил запонки от Страусса. А где тот их взял, Фред знает только со слов самого же Страусса. Мало ли где он их украл…

— Значит, запонка в руке мертвого Стюарта ничего нам дать не может?

— Если бы мы обнаружили второй обломок в кармане у Стефана, то имели бы право спросить, откуда он там взялся, — пояснил сыщик. — Но мы его пока что не нашли.

— А завещание мистера Гордона, под которым он приписал: «Меня заманили в западню»?

— Где здесь упоминается доктор Джедд?

— Нигде, — упавшим голосом проговорила девушка.

С минуту она молчала.

— А записка слепого Лью? Там нет имени Джедда, но названа шайка «мертвые глаза Лондона».

— Как вы докажете, обвинитель, что мой подзащитный имеет к этой шайке хоть какое-то отношение?

— Фред видел Джедда с «Большим Джеком»!

— Опять Фред Гроген? Господа присяжные заседатели, все обвинение, по-видимому, построено на показаниях воров, которые мечтают ограбить дом богатого коллекционера и поэтому стремятся оклеветать хозяина. Пустой дом обворовать легче.

Мисс Уорд долго и напряженно размышляла.

Хольт молча любовался ею.

— Все, что мы можем уверенно утверждать, сходится не на Стефане, а на «Большом Джеке», — медленно проговорила она наконец. — А его связь с Джеддом еще надо доказать…

— Значит, ордер на арест Стефана пока выписывать не будем. Иначе нас обвинят в непрофессионализме.

— Что же делать?

— Запроси информацию о докторе Джедде откуда только возможно. И побудь здесь, пока не соберешь все сведения о нем.

— А ты?

Ларри обнял и поцеловал девушку.

— Мне надо отлучиться по чрезвычайно срочному делу. Я скоро вернусь. До встречи.

Глава 19

Примерно через час после событий, описанных в предыдущей главе, около дома Джедда остановился фургончик.

В нем сидели двое мужчин, одетых в форму рабочих Управления городского газового хозяйства.

Один из них спросил напарника:

— У вас есть ордер на обыск, инспектор?

— Да, — последовал ответ.

— Тогда к чему же этот маскарад?

— Для меня очень важно, чтобы хозяин не знал о том, что у него был обыск.

— Его нет дома?

— Он у себя в конторе. Только что проверяли по телефону.

— А если он вдруг нагрянет, когда мы будем еще там?

— Тогда, Гарвей, мы скажем, что газовые трубы у него в доме в порядке. И попросим на чай.

— Понятно.

Они подошли к двери, и Хольт позвонил.

Им открыл слуга Джедда.

— Газовая служба, — сказал сержант.

Ларри и Гарвей вошли в дом и закрыли за собой дверь.

Сыщик снял форменное кепи газовщика и спросил:

— Вы меня узнаете, Страусс?

— Инспектор Хольт! — воскликнул потрясенный слуга.

— Опять взялись за старые дела?

— Клянусь вам…

— Не клянитесь. Кто обокрал доктора Джедда и передал драгоценности Грогену?

— Фред у меня их отобрал!

— Вот вы и признались в том, что у доктора драгоценности украли вы! Желаете получить четвертый срок?

Страусс позеленел от страха.

— Пощадите, инспектор! Больше пальцем ни к чему не прикоснусь!

— Хорошо. Я не трону вас. Но при одном условии…

— Каком?

— Вы никому не скажете о том, что мы были здесь и осмотрели дом. Вот ордер на обыск.

— Ни звука не пророню, мистер Хольт!

— Тогда идите в свою комнату. Вы никого не видели и ничего не слышали.

Страусс ушел.

Сыщик осмотрел дом.

Там были роскошно обставленные комнаты и большой зал, в котором висели картины известных художников.

Ларри внимательно обследовал стены и полы.

Он искал потайную дверь и вскоре обнаружил ее за ковром, висевшим в зале.

Один из ключей Фреда подошел к замку. За дверью оказалась винтовая лестница.

— Скорее, Гарвей! Если нас застанут внизу, то все мои планы рухнут!

Инспектор и сержант торопливо спустились в подвал, освещая себе путь фонариками.

Заметив на стене выключатель, Хольт включил свет.

Прямо перед ними стоял огромный насос, вроде тех, которые применяют для очистки водохранилищ.

От него отходили две толстые трубы и электрический кабель.

Одна из труб уходила в стену подвала, другая была опущена открытым концом в бетонный колодец глубиной около четырех метров.

В колодце было сухо.

На дне его лежали тяжелые ножные кандалы.

— Откуда они здесь? — удивился сержант.

Не отвечая, Ларри быстро спустился в колодец по металлическим скобам, вмонтированным в его стенку.

Подняв кандалы, он убедился в том, что они прикованы ко дну.

— Так я и думал, — прошептал Хольт.

Он вытащил из кармана полученную от Грогена связку ключей и, пробуя их по очереди, подобрал тот, которым открывались замки кандалов.

Затем инспектор отделил этот ключ от связки и спрятал его под нижней скобой.

— Это и есть та западня, в которой умер Гордон Стюарт, — сказал Ларри.

— Вы великий сыщик, мистер Хольт! — воскликнул сержант. — Как вы догадались, что нужно провести обыск в этом доме, что тут потайная дверь и вот этот колодец, и что именно здесь погиб канадский миллионер?

— Сейчас не время рассуждать, надо поскорее выходить отсюда.

Хольт выключил в подвале свет.

Они вернулись через потайную дверь в роскошный зал, а оттуда — в вестибюль.

Хольт облегченно вздохнул и вытер пот со лба.

— Позвать Страусса? — спросил Гарвей. — Или у вас есть ключ и от наружной двери?

— Есть. Но уходить я пока не собираюсь.

— Что же мы будем делать?

— Осмотрим гараж мистера Джедда. Меня интересует автомобиль, на котором привезли Стюарта из «Мекреди-театра». Думаю, что вот эта боковая дверь ведет во двор. Проверьте, сержант.

— Вы не ошиблись, — сказал Гарвей.

Они прошли через двор в гараж.

Над ямой, предназначенной для осмотра и ремонта ходовой части, стояла машина доктора.

Хольт осмотрел помещение и автомобиль, затем полез в яму.

Сержант не отставал от инспектора.

В боковой стенке ямы они обнаружили дверцу.

— Шкафчик для инструментов? — тихо спросил Гарвей.

Ларри покачал головой и, отворив дверцу, посветил туда фонариком.

В тесной, совершенно темной камере на убогой кровати лежала женщина.

Рядом с ней стоял «Большой Джек».

Он повернул голову в сторону входа, напряженно прислушиваясь.

Хольт и Гарвей вынули из карманов пистолеты и вошли в каморку.

— Кто здесь? — спросил слепой бандит. — Я не узнаю ваших шагов…

— Инспектор Хольт, — представился Ларри. — Вы арестованы. А вечером я арестую в «Мекреди-театре» мистера Джедда. Следуйте за мной.

«Большой Джек» взревел и просился к двери.

Ларри схватил сержанта за ту руку, в которой у него был пистолет, а сам дважды выстрелил в потолок.

Отшвырнув полицейских, Джек выскочил наружу и убежал.

— Почему вы помешали мне задержать его? — спросил Гарвей.

— Я объясню вам позже. А сейчас давайте выясним, кто эта женщина.

Ей было на вид около пятидесяти.

Одежда и тело ее были очень грязны.

— Как вас зовут?

Ответа не последовало. Женщина была без сознания.

— Сержант, принесите воды. В углу гаража есть кран.

Ларри смочил седые виски неизвестной и побрызгал ей в лицо.

Она открыла глаза.

— Господи, как вы меня напугали! Я так боюсь выстрелов!

— Как вас зовут? — повторил Хольт.

— Эмма, — ответила она слабым голосом.

— Это ваше имя. А фамилия?

— Полностью меня зовут Эмма Уорд.

Ларри вздрогнул.

— Значит, вы — тетка Дианы Уорд?

— Так она меня называла. На самом деле я приемная мать Дианы. Только ее настоящее имя — Кларисса. Кларисса Стюарт. Мистер Гордон Стюарт обещал мне много денег, если я найду его дочь. Вы не знаете, где она?

— Знаю, — с трудом выговорил Хольт.

…Гарвей помог Эмме выбраться из ямы и умыться.

Пять минут спустя они уже сидели в фургончике Управления газового хозяйства.

Сержант повел машину в Скотленд-Ярд.

…«Большой Джек» вошел в кабинет директора Приюта для слепых.

— Почему ты здесь? — спросил Джон Дирборн. — Ты должен быть около той женщины. Так я тебе приказал?

— Да, сэр. Но меня там чуть не арестовали.

Директор вскочил с кресла.

— Кто?

— Инспектор Хольт. Он стрелял в меня, сэр, когда я убегал от него.

— А где женщина?

— Осталась там, сэр.

— Хольт видел ее?

— Наверное, сэр.

Дирборн ударил кулаком по столу.

— Почему ты не убил его?

— Он был не один, сэр. Стреляли в меня двое, но, к счастью, ни один не попал. И, кроме того, я понял, что должен срочно предупредить вас.

— О чем?

— Сегодня вечером инспектор собирается арестовать господина Стефана в «Мекреди-театре». Так он сказал…

— Благодарю тебя, Джек. Ты всегда верно служил нам, как преданный пес. И заслужил награду…

«Большой Джек» с просветлевшим лицом шагнул вперед.

Джон Дирборн выхватил из кармана пистолет и выстрелил.

Слепой упал, как подкошенный.

Пуля попала в сердце.

Директор быстро скинул с себя одеяние священника, под которым оказался черный смокинг, отшвырнул темные очки, схватил чемодан и выбежал из кабинета.

Глава 20

По дороге в Скотленд-Ярд Ларри долго молчал, погрузившись в невеселые размышления.

Он сделал предложение своей секретарше Диане Уорд. Захочет ли стать его женой Кларисса Стюарт, наследница канадских миллионов?

И что он может ей предложить кроме скромного жалованья да ежедневного страха за его жизнь впридачу?

Конечно, она дала слово, но теперь лучше забыть об этом…

— Господа, вы в самом деле из полиции? — спросила Эмма.

— Да, — ответил Гарвей.

— А почему же вы так странно одеты?

— Как приказано.

— А где моя Кларисса?

Услышав это имя, Хольт вернулся к действительности.

— Что вы говорите? — переспросил он.

— Где Кларисса?

— Здесь.

Машина остановилась у входа в Скотленд-Ярд.

Пока Эмме оформляли разовый пропуск (сэр Джон Хезон уже позаботился об изменении пропускной системы), инспектор и сержант сменили маскарадные костюмы на свою обычную одежду.

Хольт отпустил Гарвея, предупредив, чтобы тот никуда не отлучался из Скотленд-Ярда.

Затем Ларри позвонил Хезону и попросил его зайти в комнату № 47.

Мисс Уорд ждала сыщика в его кабинете.

Увидев Ларри и Эмму, она воскликнула:

— Слава Богу!

И хотела еще что-то сказать, но не успела: в комнату вошел главный комиссар полиции.

— Тебя можно поздравить с успехом, Ларри? — спросил сэр Джон.

— Поздравлять еще рано, но кое-что уже сделано, — ответил сыщик.

— Кто эта женщина?

— Если у тебя есть время, Джон, садись и послушай. Я надеюсь, что она расскажет нам много интересного.

Сэр Джон Хезон удобно устроился в кресле, закинув ногу на ногу.

Остальные последовали его примеру.

Хольт обратился к женщине:

— Расскажите нам, кто вы и как попали туда, где мы вас нашли.

— Меня зовут, как я уже говорила, Эмма Уорд. Я работала в лондонской больнице, когда туда приехала рожать жена мистера Гордона Стюарта. Я принимала у нее роды. Они были трудными, и спасти мать не удалось. Умерла и одна из двух появившихся на свет девочек.

— Каким образом вторая девочка оказалась в вашем доме? — спросил Хольт.

— Я была когда-то замужем, но детей у меня не было. Вот и взяла себе этого ребенка, когда мать умерла. Во время родов она говорила о муже, который ее бросил и покинул Англию, не оставив даже своего адреса. Мать была сиротой. Значит, теперь новорожденная девочка тоже осталась круглой сиротой. Вот я и взяла ее себе…

— Почему же ты меня бросила? — задала вопрос Диана.

— Так вы и есть та сирота? — поинтересовался сэр Джон.

— Да. Тетя Эмма воспитывала меня до двенадцати лет, а затем вдруг пропала. С тех пор я ничего о ней не знала, пока не увидела ее обручальное кольцо в руках у миссис Портленд.

— Вот почему ты тогда упала в обморок! — воскликнул Ларри.

— По какой же причине вы оставили двенадцатилетнего ребенка? — спросил Хезон.

— Я ни за что бы этого не сделала, если бы все зависело только от меня. Девочка росла. Нам было все труднее прожить вдвоем на мое жалованье, и я начала приторговывать наркотиками, которые брала в больнице. Через некоторое время меня приметили главари лондонской шайки и потребовали, чтобы я похитила деньги из больничной кассы. В противном случае они угрожали разоблачением моих проделок с наркотиками. Пришлось согласиться. Когда же в моих руках оказалась большая сумма денег, я решила оставить их у себя и бежать вместе с ребенком. Но бандиты предвидели такую возможность. Меня схватили, отобрали деньги и хотели убить…

Эмма попросила воды и жадно осушила поданный Дианой стакан.

— Мне удалось остаться в живых только потому, что после трехдневных издевательств я рассказала о том, что вырастила дочь канадского миллионера. Они решили нажиться на этом и поняли, что без меня у них ничего не выйдет. Чтобы доказать родство девочки с Гордоном Стюартом, нужны были бы мои свидетельские показания, потому что второй ребенок родился в тот момент, когда рядом никого, кроме меня, не было.

— Почему? — осведомился Ларри.

— В тот день было много рожениц и больных. Персонал разрывался на части…

— Понятно. А почему вы не зарегистрировали ребенка?

— Я боялась, что девочку у меня отберут. Мы переехали в другой район Лондона, где нас никто не знал, и спокойно жили там до тех пор, пока ей не исполнилось двенадцать лет, и я не ввязалась в эту пакостную историю с больничной кассой. Три дня меня не было дома. Когда же бандиты пошли со мной за девочкой, ее там уже не оказалось…

Диана кивнула головой.

— И слава Богу, — продолжала Эмма. — Страшно подумать, что они могли бы с ней сделать, если бы нашли ее. Меня оставили в живых, но не отпустили, а сделали своей служанкой, если не сказать — рабыней. Все эти годы они искали девочку. И вот однажды откуда-то узнали, что се отец приехал в Лондон…

— Кто такие «они»? — спросил Хольт.

— Мне не известны имена главарей.

— С кем же вы непосредственно имели дело?

— Со слепым, которого звали «Большой Джек». Остальных я почти не знаю…

— Как вы встретились с Гордоном Стюартом?

— Мне приказали устроиться поденной уборщицей к миссис Портленд, у которой он снимал квартиру.

— Что вы ему сказали?

— Я должна была сообщить ему, что у него есть единственная родная дочь Кларисса. Так назвала ее мать…

— Почему же вы называли девочку Дианой?

— Я мечтала иметь свою дочь. Если бы она у меня была, то я дала бы ей это имя.

— Продолжайте.

— Мистер Гордон обещал мне много денег, если я найду его дочь. Я решила отыскать ее и уехать с ними в Канаду. Но главари шайки сразу же заметили, что я стала вести свою игру. «Большой Джек» поймал меня и долго держал в каком-то подвале с огромными крысами, пока я не смирилась и не отказалась от своих планов. С тех пор он держал меня там, где вы меня нашли. Вот и все, что я могу вам рассказать…

Глава 21

Дослушав историю Эммы до конца, сэр Джон встал:

— Мне пора. Ларри, проводи меня до кабинета.

— Извините, я оставлю вас на пару минут, — сказал Хольт женщинам и вышел вслед за комиссаром.

— У тебя с Дианой роман? — спросил Хезон, шагая по коридору.

— Я уже сделал предложение и получил ее согласие, — вздохнул Ларри.

— А теперь мучаешься от того, что она оказалась слишком богатой невестой?

Хольт кивнул.

— Если ты успешно завершишь дело Стюарта, то я смогу рекомендовать тебя на свое место. Меня в скором будущем ожидает повышение. Как там у тебя? Виден свет в конце туннеля?

— Да, — ответил повеселевший Хольт. — Сегодня вечером я…

Он понизил голос до едва слышного шепота и произнес несколько фраз буквально на ухо Джону.

Хезон внимательно выслушал, подумал и произнес:

— Можешь отдать соответствующие приказы от моего имени.

…Ларри отправил Эмму к себе домой на служебной машине в сопровождении трех полисменов.

Они должны были охранять квартиру Хольта, пока их не сменят.

Санни получил по телефону указание устроить Эмму со всеми возможными удобствами, а мисс Джеймс — позаботиться о ее здоровье.

Оставшись наедине с Дианой, Ларри смущенно проговорил:

— Ты теперь стала богатой невестой…

Он умолк.

Девушка договорила вместо него:

— Поэтому ты больше не решаешься настаивать на нашей свадьбе?

Хольт попытался что-то ответить, но она, не слушая его, продолжала:

— Куда охотнее ты женился бы на бедной, чтобы иметь возможность ее кормить и одевать за свой счет! Пойми же, что для меня все это не имеет никакого значения. Я люблю тебя и хочу быть твоей женой. И имею на это право: ты дал слово, что не бросишь меня, что бы ни случилось!

— Дал, — признался Ларри.

Кларисса Стюарт обняла его и крепко поцеловала.

— Если ты не возражаешь, я останусь твоим секретарем до окончания дела об убийстве моего отца, — сказала девушка.

Хольт радостно кивнул.

— Я собрала сведения о Стефане Джедде. После смерти своего брата Дэвида он является главой «Гринвичского страхового общества». Богатый филантроп: содержит за свой счет «Приют для слепых»…

— Джон Дирборн! — воскликнул Ларри. — Священник, отсутствующий в списках священников, и зрячий слепой!

— …и «Мекреди-театр», — закончила Кларисса.

— Опять Джон Дирборн, автор пьес, которые никто не хочет смотреть.

— И еще одна информация: Стефан Джедд четыре года тому назад ввел Джона Дирборна в совет директоров «Гринвичского страхового общества».

— Кажется, я догадываюсь, кто такой Джон. По-моему, его настоящее имя — Дэвид. Дэвид Джедд, скоропостижно прикинувшийся мертвым четыре года назад, чтобы избавиться от угроз разоблачения со стороны Фреда Грогена! Вероятно, клерк «Гринвичского общества», которого Дэвид застрелил во Франции, узнал о том, что хозяева пополняют свою кассу, убивая клиентов и ловко присваивая их деньги. Случайно ли брат слепого Лью исчез тоже четыре года назад? Скорее всего, он был похоронен вместо Дэвида.

— Я, Кларисса Стюарт, никогда не подписывала у Джедда квитанцию о том, что получила страховку за отца. Следовательно, квитанция фальшивая. Это доказательство суд примет?

— Да. Но сегодня у меня будут доказательства еще более весомые.

— Какие?

Хольт улыбнулся:

— Ты преподнесла мне сюрприз? Теперь — моя очередь!

Глава 22

Диана сидела в квартире Ларри и пыталась читать книгу, чтобы заглушить нарастающую тревогу.

Куда отправился этот неугомонный сыщик?

Что за сюрприз он ей готовит?

Пусть он вернется как можно скорее, живой и здоровый: какой сюрприз может быть лучше этого?

В дверь постучали.

— Войдите, — сказала девушка.

На пороге появился Санни:

— Вам телеграмма, мисс.

Она прочитала:

«Дорогая Диана!

Я арестовал Стефана Джедда. Мы сидим у него в доме и разбираем бумаги. Обнаружились очень важные подробности. Мне срочно нужна помощь моего секретаря. Приезжай как можно скорее.

Твой Ларри».

Спасибо, Санни. Подайте мне, пожалуйста, плащ.

— Уже поздно, мисс. Позвольте мне вас проводить, — сказал слуга.

— У вас очень много дел дома, — нерешительно проговорила девушка.

— Мистер Хольт скорее простит мне немытую посуду, чем ваш одинокий уход на ночь глядя.

— Давайте договоримся так: вы проводите меня до крыльца дома, в который я иду, и вернетесь домой. Хорошо?

— Слушаюсь, мисс, — ответил слуга, подавая Диане плащ.

…Девушка позвонила в дверь доктора Джедда и отпустила Санни.

Ей открыл Страусс.

Она вошла.

Слуга запер дверь.

…Вот что произошло за пару часов до этого в «Мекреди-театре».

Шла премьера очередной пьесы Джона Дирборна.

В литерной ложе «А» сидел Стефан и внимательно следил за ходом действия.

Кроме него в зале было человек пять-шесть, не больше.

Доктор Джедд услышал, как за его спиной отворилась дверь ложи, но не стал оборачиваться.

Он и так знал, что сзади стоит инспектор Хольт с револьвером в руке.

Ларри действительно был там.

— Мистер Джедд, вы арестованы, — сказал сыщик.

В тот же миг Дирборн, высунувшись из-за портьеры, накинул ему на голову мешок, пропитанный хлороформом.

Ларри потерял сознание и стал медленно оседать на пол.

Дирборн подхватил его, чтобы падение тела не привлекло внимания зрителей.

— Готов, — прошептал бывший директор Приюта.

Стефан Джедд встал и, обернувшись, взял инспектора за ноги.

— Дэвид, ты гений! — тихо проговорил доктор.

Они вынесли тело Хольта из ложи, отодвинули красный ковер, открыли запасной выход, вышли в узкий проезд между двумя глухими заборами и положили бесчувственного Ларри в стоявшую наготове машину.

Ему придали позу усталого, откинувшегося на спинку сиденья пассажира, и сняли с него ненужный уже мешок.

Джедд сел за руль, и они уехали…

…Страусс проводил Диану в одну из тех роскошно обставленных комнат, которые сегодня обследовал инспектор.

Девушка не заметила ни персидских ковров на полу, ни прекрасных статуй, ни застекленных шкафов с коллекциями драгоценностей: перед ней стоял Стефан Джедд.

— Здравствуйте, мисс Кларисса Стюарт, — сказал он.

— Где Хольт?

— Здесь. Не волнуйтесь. Дайте мне вашу сумочку и располагайтесь поудобнее в кресле у камина.

— Ларри! — позвала Диана.

Стефан захохотал.

— Отдайте доктору то, что он просит, и побыстрее, — раздался за спиной девушки знакомый голос. — Вы слишком уж ловко достаете оттуда пистолет в самые неподходящие моменты…

Диана оглянулась.

За ее спиной стоял Джон Дирборн и небрежно поигрывал пистолетом.

Глаза его сияли торжеством.

Стефан отобрал у девушки сумочку.

— Да это грабеж! — возмутилась она. — Какая наглость! Я спрашиваю, где мистер Хольт?

— Одну минуточку, — ответил Джедд.

Он отпер маленьким ключиком изящный шкафчик индийской работы.

Внутри оказался массивный электрический рубильник.

— Поверните эту рукоятку, и Хольт придет, — сказал Стефан. — Это сигнализация.

— По-моему, вы лжете.

— Вы не хотите, чтобы инспектор пришел сюда? Ничего не имею против этого, — засмеялся Джедд.

Диана взялась за рукоятку и нерешительно повернула рубильник.

— У нас есть несколько минут. Я сегодня не смог досмотреть в театре новый шедевр величайшего драматурга Старого и Нового Света, несравненного Джона Дирборна. Садитесь у камина, мисс, и давайте послушаем, как автор прочитает нам последний акт своей бессмертной драмы…

Девушка испытующе посмотрела на Стефана.

Она думала, что он шутит, но Джедд говорил совершенно серьезно.

«Да они оба — сумасшедшие! — решила она. — Один записывает свой бред на бумагу, а другой восторгается и оплачивает постановку этого бреда в театре!»

— Так будем слушать?

— Да, — сказала она.

Какой смысл спорить с душевнобольными?

Сейчас придет Ларри и все станет на свои места…

Они сели у камина.

Дирборн достал из чемодана рукопись, нашел нужное место и начал читать…

Слушая его, девушка все больше убеждалась в правильности поставленного ею диагноза.

Хольт все не появлялся.

Диана заметила, что на левой руке драматурга нет мизинца.

Так вот кто расспрашивал священника в Беверли-Меноре о Клариссе Стюарт!

Бывший слепой нудным голосом читал скучнейшую в мире пьесу.

Джедд шумно восторгался каждой прочитанной фразой.

«Господи, где же Ларри?» — с тоской думала Диана.

Глава 23

Рубильник, который повернула Диана, включил огромный насос в подвале у Джедда.

Вода по толстой трубе хлынула в бетонный колодец.

Там, прикованный кандалами ко дну, лежал Хольт.

Он был без сознания.

Вода поднималась все выше и выше.

…Джон Дирборн окончил чтение своей пьесы.

— Великолепно! Гениально! Шекспир не годится тебе даже в ученики, дорогой Дэвид! — восклицал Стефан.

«Дэвид! Значит, Ларри прав: они — братья», — подумала девушка.

— Твои пьесы должны увидеть все крупнейшие столицы мира! — продолжал Джедд. — Утром придет покупатель, который предложил хорошую цену за наше имущество. Получим деньги — и отправимся покорять мир! В этой стране, не умеющей ценить гениев, тебе делать нечего, Дэвид!

Дирборн упивался словами Стефана.

— Почему не идет Хольт? — спросила Диана.

— А зачем он нужен? — осведомился Джедд.

— Он нужен мне, — ответила девушка.

— Зачем? Вы собираетесь выйти за него замуж? Этот нищий полицейский пес вам не пара. Взгляните лучше на Дэвида: богат, красив, гениален. Лучшего мужа вам не найти! Если бы даже Хольт и был здесь, то не выдержал бы сравнения с моим братом.

— Так Ларри тут нет? — испуганно проговорила девушка.

— Уже нет.

Диана вскочила с кресла.

— Где же он?

— Там, где положено быть борцу за справедливость: в раю, — ответил Джедд, указывая пальцем вверх.

Дирборн перекрестился.

…Холодная вода бурлила вокруг Ларри и струилась по его лицу.

Он очнулся.

Непроглядная тьма, гудение насоса, клокотание воды и ощущение чугунной тяжести кандалов на ногах объяснили ему все.

Хольт нащупал под нижней скобой металлической лесенки спасительный ключ и принялся отпирать замки кандалов…

…Стефан Джедд обратился к брату:

— Дэвид, тебе должно принадлежать все лучшее, что есть на свете. Эта девушка прекрасна, богата и свободна. Бери ее в жены!

— Что вы сделали с Ларри? — воскликнула Диана.

— Мы не сделали Хольту ничего плохого, — сказал Дэвид. — А вы, мисс Стюарт, утопили вашего Ларри, включив рубильником насос. С того самого момента инспектор тихо отправляется к праотцам в нашем подвале. Думаю, что все уже кончено. Утром ты станешь моей женой.

Он попытался обнять девушку.

Полы его пиджака распахнулись.

Диана увидела у Дэвида за поясом пистолет, выхватила его оттуда и, отбежав назад, крикнула:

— Сию же минуту выпустите Ларри из подвала, иначе я застрелю вас обоих!

Стефан Джедд прислонился к камину, словно у него от страха подкосились ноги.

Очевидно, на камине была кнопка, потому что свет в комнате мгновенно погас.

Диана наугад выстрелила в темноту.

В тот же миг сильные руки двоих мужчин схватили девушку, повалили ее на ковер и вырвали из ее пальцев пистолет.

— Мы доиграем эту пьесу до конца, — услышала Диана голос Дэвида.

— И все будет идти точно по твоему сценарию, брат. Мы не допустим никаких отклонений от него, — отозвался голос Стефана.

Джедды проворно связывали девушке руки и ноги.

— Скоро наступит утро. Мы продадим свою недвижимость, наскоро обвенчаем тебя с этой строптивой девчонкой, — слава Богу, что у нас есть сговорчивый поп, который не станет слушать ее вопли, — и в течение нескольких часов покинем Англию, — продолжал Стефан.

— Я всю оставшуюся жизнь буду в этот день заказывать молебен за упокой души инспектора Хольта, — проворчал Дэвид. Включи свет, брат.

Под потолком вспыхнула хрустальная люстра.

И вдруг наступила гробовая тишина.

Диана подняла голову.

То, что она увидела, запечатлелось в се памяти навсегда.

Она, связанная, лежала на ковре.

Рядом застыли остолбеневшие от изумления Джедды.

А вокруг молча стояли полисмены во главе с Хольтом и Гарвеем.

Дэвид дико вскрикнул, выхватил из кармана нож и резко взмахнул рукой в сторону Ларри.

Хольт мгновенно наклонился — и нож воткнулся в индийский шкафчик.

Прогремел выстрел.

Дирборн упал на ковер.

Стефан кинулся к нему:

— Дэвид! Что они с тобой сделали?

Гарвей наклонился над бывшим директором Приюта:

— Он мертв.

Доктор Джедд зарыдал:

— Вы убили величайшего гения человечества! Застрелите и меня: теперь мне незачем жить! Я хочу соединиться с моим братом!

— Вам недолго придется ждать этого, — сказал инспектор Хольт.

Он освободил девушку от пут, взял ее на руки и понес к выходу.

Глава 24

Когда Ларри и Диана пришли домой, мисс Джеймс и Эмма давно уже спали.

Санни дремал, сидя на стуле.

Услышав легкий звук открывающейся двери, он встал и спросил:

— Ужинать будете, сэр?

— Обязательно, — сказал Ларри, помогая Диане снять плащ и усаживая ее за стол.

Слуга поспешил на кухню.

— Я предусмотрел все, кроме твоего появления у Стефана. Как это могло произойти?

— Вот телеграмма, которую я получила от твоего имени. Теперь-то я не сомневаюсь в том, что ты ее не посылал…

— И не позвонил по телефону…

Она покраснела и закусила губу.

— А как ты оказался у них в подвале? Если это и был обещанный сюрприз, то он тебе удался как нельзя лучше: я никак не ожидала, что ты из преследователя превратишься в жертву!

Хольт улыбнулся.

— Помнишь, мы с тобой разыгрывали суд над Стефаном?

Девушка кивнула:

— У нас было много разрозненных улик, которые никак не складывались в общую картину. Было совершенно ясно, что смерть моего отца — дело рук Джедда, но мне никак не удавалось это доказать.

— А теперь он пойман с поличным! В зале «Мекреди-театра» сидели переодетые полисмены и не сводили глаз с ложи «А». На всем пути от театра до дома Джедда его машину ни на минуту не выпускали из виду предупрежденные мной посты наблюдения. В подвал через потайную дверь пришел Гарней и проследил за всеми действиями братьев. Так что у меня есть свидетели, которые могут шаг за шагом описать на суде тот путь, который проходили жертвы Джеддов от ложи в «Мекреди-театре» до колодца в подвале. И все разрозненные ранее факты теперь выстраиваются вокруг этого. Мне нужно только выяснить у Стефана пару подробностей…

Санни подал ужин.

— Каких подробностей? — спросила Диана.

— Во-первых, когда они совершили свое первое убийство?

— На этот вопрос я могу тебе ответить. Собирая информацию о Джедде, я выяснила, что в тот момент, когда братья получили в наследство «Гринвичское страховое общество, оно было на грани разорения. Через полгода Джедды уже преуспевали, и теперь мы знаем, каким путем они поправляли свои дела…

— А как они нашли тебя?

— Думаю, что в этом виноват сэр Джон Хезон, — улыбнулась девушка. — Незадолго до твоего возвращения из отпуска он посылал меня к Стефану, чтобы застенографировать его показания. Я, естественно, дала слуге свою визитную карточку. А то, что Диана Уорд и есть Кларисса Стюарт, уже было ему известно от тети Эммы.

— Наконец-то мне ясно все, — с облегчением сказал Хольт. — Можно передавать дело в суд.

— Что ожидает Стефана?

— Исполнение его пожелания о встрече с братом: смертная казнь. И теперь, я ручаюсь, что его признают виновным.

…Три месяца спустя мистер и миссис Хольт собирались в свадебное путешествие.

Тетя Эмма оставалась на хозяйстве в доме, который купили в складчину молодожены: Диана получила наследство, а Ларри — солидное жалованье Главного комиссара полиции.

Санни следил за тем, как новые слуги укладывают чемоданы.

— Надо купить новый смокинг, сэр, — сказал он Хольту. — Не пойдете же вы в казино в старом!

— Мы едем в Шотландию, а не в Монте-Карло, — ответил Ларри, улыбаясь Диане. — Так хочет миссис Хольт.

— Тогда я куплю вам шотландскую юбочку, сэр, — подвел итог Санни.