/ Language: Русский / Genre:detective, / Series: Наместник Сандерс

Поток Алмазов

Эдгар Уоллес


Избранные триллеры Изд.-коммер. фирма «Гриф» Харьков 1992

Эдгар Уоллес

Поток алмазов

ПРОЛОГ

Дорога в Алеби-ленд пролегает сквозь леса и болота, пересекает джунгли и песчаные пустоши. Дорогой ее можно назвать с известным преувеличением. Это скорее тропинка, едва заметный путь в страну диких племен и колдунов. В страну, через которую течет бурный поток алмазов…

…В одно октябрьское утро в эту экзотическую страну прибыла на каботажном судне экспедиция из четырех человек, имея на борту носильщиков и тяжелый груз разного рода припасов.

Один из прибывших, начальник экспедиции, был очень видным человеком средних лет, высокого роста, стройный, с веселым и приветливым лицом.

Двое других членов экспедиции тщательно готовились к пешему походу вглубь страны, в то время как четвертый их товарищ, грузный толстяк, занимался лишь тем, что убивал время, выкуривая огромное количество сигарет и ругая климат.

За день до похода он отвел в сторону начальника экспедиции и сказал:

— Итак, Сеттон, можете трогаться в путь. Когда найдете алмазы, привезете образцы. И прошу воздержаться от глупостей. Не обижайтесь. Я слишком много вложил в это предприятие и не желаю рисковать понапрасну… Судя по плану, который дал португалец…

Сеттон хмуро перебил его:

— Судя по плану, это находится не в португальских владениях!

— Ради Бога, Сеттон, — вспылил толстяк, — выкиньте эту глупость из головы! Я вам сотни раз повторял, что о португальских владениях не может быть и речи! Россыпи находятся на британской земле…

— Вы знаете, что министерство колоний…

— Я знаю все, — грубо оборвал его толстяк, — я знаю, что министерство колоний издало запрет и я знаю, что это ужасная местность, я знаю, что вам придется испытать ужасающие трудности… Кстати… вот! — он вынул из кармана плоскую круглую коробку и открыл ее, — воспользуйтесь этим компасом, великолепный инструмент! Да, у вас есть еще другие компасы?

— У меня их два, — удивленно ответил тот, кого назвали Сеттоном.

— Дайте их мне.

— Но…

— Дайте их мне, дорогой мой, — раздраженно повторил толстяк, и начальник экспедиции удалился, недоуменно пожимая плечами. Через несколько минут он возвратился с двумя инструментами. Толстяк отобрал их у него и дал ему взамен свой. Сеттон открыл его.

Компас был очень красивый, в нем отсутствовала стрела, но вращался весь циферблат.

Это поразило Сеттона.

— Странно… Вы уверены в том, что компас выверен? Север должен находиться как раз там, над флагштоком правительственного здания! Не далее как вчера я… с этого же самого места установил…

— Ерунда! — громко перебил его другой. — Ерунда, этот компас выверен! Не думаете ли вы в самом деле, что я вас хочу ввести в заблуждение, угрохав на это предприятие столько денег?

…Утром, когда экспедиция должна была тронуться в путь и носильщики уже взвалили на плечи груз, к ним подошел невысокий загорелый джентльмен с коротким хлыстом в руке. Он сдвинул со лба белый шлем и коротко представился:

— Сандерс, наместник британского правительства. Я только что вернулся из поездки по стране… Вы направляетесь в джунгли?

— Да.

— Алмазы, не так ли?

Сеттон утвердительно кивнул.

— Вы на своем пути встретите чертовски много препятствий, самых неприятных препятствий. Мужчины Алеби навяжут вам бой, а племя Отаки попытается вас разорвать на куски… — он помолчал минуту, помахивая хлыстом. — Избегайте столкновений, — добавил он, — я бы не хотел, чтобы во вверенной мне области происходили вооруженные конфликты… И держитесь подальше от португальской границы.

Начальник экспедиции улыбнулся.

— Постараемся избегать и далеко обходить эту священную границу. Министерство колоний изучило и одобрило маршрут…

Наместник удовлетворенно качнул головой, и серьезно взглянул на Сеттона.

— Желаю счастья, — сказал он.

Через час экспедиция тронулась в путь и исчезла в густых лесах.

Толстяк отправился в противоположную сторону, в Англию.

Проходили месяцы, но экспедиция не возвращалась. Не поступало никаких сведений о ней ни через курьера, ни в миссионерских отчетах. Прошел год…

По ту сторону океана люди начали проявлять беспокойство. В адрес наместника шли телеграммы, письма, должностные депеши, настаивавшие на розысках пропавшей экспедиции белых, задавшихся целью отыскать алмазный поток. Наместник только качал головой.

Как организовать розыски? В других местностях можно было бы на маленьком быстроходном пароходике по дюжине речушек проникнуть в нетронутые европейским влиянием области, в особенности если из-за борта выглядывает толстое дуло пушки, но Алеби-ленд скрывалась в джунглях. Для исследования такой местности требовался вооруженный отряд, а это стоит денег… Наместник только качал головой…

Тем не мене он тайком отправил в джунгли двух испытанных, ловких охотников.

Они отсутствовали три месяца, а когда возвратились, то один вел другого…

— Дикари поймали его и выкололи глаза, — просто сказал разведчик, — а в ночь, когда он должен был быть сожжен, я убил его стражу и унес его в джунгли.

Сандерс, закусив губу, смотрел на очередную жертву.

— Имеете вы какие-либо сведения о белых? — спросил он, наконец, разведчика.

— Что ты видел, Мессамби? — обратился тот на туземном языке к ослепленному.

— Кости, — простонал слепой, — кости я видел. Они распяли белых людей на площади перед домом вождя и ни одного не осталось в живых! Это рассказывали мужчины.

— Так я и предполагал, — вздохнул наместник и отправил в Англию донесение.

Проходили месяцы, наступил сезон дождей, затем время, когда все зазеленело и расцвело. Сандерс начал получать тревожные известия из джунглей, где располагалось несколько довольно крупных селений туземцев. Местный колдун своей деятельностью вызвал настоящий мор, причем отнюдь не заклинаниями, а какими-то таинственными операциями.

Долг звал наместника отправиться в джунгли, чтобы положить конец жутким опытам колдуна. Он проделал шестьдесят миль по запутанным тропинкам, ведущим в Алеби-ленд, и устроил свой трибунал в местечке под названием М'Сага. С ним было 20 человек, иначе он безнаказанно не проник бы так далеко вглубь страны. Он сидел в крытой соломой хижине колдуна и терпеливо выслушивал самые невероятные истории о волшебных силах и формулах, об ужасных болезнях, являющихся следствием опытов колдуна, который проводит их от захода луны до восхода солнца.

Колдун был стар, но Сандерс не питал должного уважения к сединам.

— Теперь мне ясно, что ты плохой человек, — сказал он, — и…

— Господин! — перебил его жалобщик, туземец, тело которого было покрыто гноящимися ранами. — Господин, он плохой человек!

— Знаю, — сказал Сандерс.

— Он занимается колдовством при помощи крови белых людей, — крикнул он, — он держит в плену белого человека!

— А!

Сандерс насторожился. Он знал туземцев лучше чем кто-либо, и поэтому мог легко определить степень правдивости подобного сообщения из дикарских уст.

— Что ты тут рассказываешь про белых? — спросил он.

Колдун что-то злобно прошептал. Жалобщик струсил и умолк.

— Продолжай, — сказал Сандерс.

— Он говорит…

— Дальше!

Туземец весь дрожал.

— В лесу находится белый человек… Он пришел с потока алмазов… Этот старик нашел его и принес в хижину. Ему нужна его кровь для колдовства…

…Туземец шел впереди по лесной тропинке, за ним — Сандерс и колдун, окруженный шестью солдатами.

В двух милях от деревни находилась хижина. Густые заросли надежно скрывали ее от постороннего глаза. Крыша давно сгнила, а местами и провалилась. Сандерс вошел в хижину и увидел там лежащего на полу человека, который был прикован за ногу к тяжелой колоде. Вид его был ужасен: одежда разорвана, волосы и борода свалялись, а на руках виднелась масса маленьких полузаживших ранок от ножа колдуна, добывавшего оттуда кровь. Он производил впечатление безумного, тихо смеялся и разговаривал сам с собой.

Солдаты вынесли его и осторожно положили на траву.

— Гм, — промычал Сандерс и покачал головой.

— …Поток алмазов, — простонало это человеческое подобие, улыбаясь, — красивое название… Что Кимберлей? А? Что в сравнении с ним Кимберлей? Ничто… Я до тех пор не верил, пока не увидел собственными глазами… Дно реки усеяно алмазами, но ты его никогда бы не нашел, Ламбэр, с твоим планом и дьявольским компасом… Я спрятал там инструменты и припасы года на два…

Он засунул руку за разорванный ворот рубахи и вынул оттуда клочок бумаги.

Сандерс нагнулся, чтобы взять бумагу, но тот поспешно спрятал ее.

— Нет, нет, нет, — прошептал он, — ты у меня берешь кровь, всю мою кровь… Но я вынесу твои пытки… Настанет день, когда я уйду…

И он тут же уснул.

Сандерс нашел грязную бумажку и спрятал ее.

Он приказал разбить две палатки вблизи хижины. Найденный страдалец был в таком ужасном состоянии, что о немедленном возвращении не могло быть и речи.

Ночью, когда весь лагерь спал, в том числе и солдаты, больной проснулся. Он выполз из палатки и никем не замеченный, исчез в зарослях.

Сандерс утром обнаружил у берега крошечной лесной речушки в ста метрах от лагеря кучку тряпья, которое когда-то было одеянием человека.

Колдуна привели на допрос. Он знал, какое его ожидало наказание, так как в доказательство его вины туземцы откопали в лесу немало жертв его опытов.

— Масса, — проговорил колдун под пристальным взглядом серых глаз, — я читаю смерть на твоем лице.

— Это правосудие Божье, — сказал Сандерс и приказал его повесить.

Глава 1

Сноу сидел в камере тюрьмы «Вельборо» и тихо насвистывал какую-то песенку, отбивая такт ногой.

Он обвел критическим взглядом свои апартаменты.

Миска и ложка, выкрашенные согласно инструкции в темно-желтый тюремный цвет, лежали на столе. Чистая постель была аккуратно прибрана… Он удовлетворенно кивнул, продолжая насвистывать.

В противоположной стене было прорублено небольшое оконце из крепкого стекла, волнистая структура которого пропускала, правда, дневной свет, но не давала возможности видеть внешний мир. На полке над кроватью лежала Библия, молитвенник и грязная библиотечная книжка.

Увидя эту книжку, он поморщился: это был невероятно скучный рассказ одной необычайно скучной миссионерки, которая провела двадцать лет на севере Борнео, не заметив там ничего другого, кроме того, что там «ужасно жарко» и что тамошняя туземная прислуга могла при случае «причинить большие неприятности».

Сноу не везло с библиотечными книжками. Когда он пять лет назад впервые ознакомился с внутренностью тюрьмы Его Величества, то решил изучать общественные науки и драму эллинов. В библиотеке он спросил соответствующую литературу. Ему дали элементарную греческую грамматику и «Швейцарского Робинзона», которые ему не могли принести никакой пользы. К счастью, срок его заключения кончился раньше, чем он ожидал. Все же он развлекал себя переводом приключений добродетельного швейцарца на латинский язык.

Во время заключения он подал обстоятельное прошение начальству разрешить ему изучать химию, но в этом ему было отказано.

Сноу исполнилось тридцать лет. Ростом он был немного выше среднего, крепкого телосложения, хотя и выглядел очень стройным. Сероглазый блондин с благородными чертами лица и безукоризненными зубами, которые он часто обнажал в широкой улыбке. Даже сейчас, небритый, в арестантской робе, он производил впечатление вполне респектабельного молодого человека.

Он услыхал звон ключей у двери и встал. Дверь, визжа петлями, распахнулась.

— Семьдесят пятый, — произнес резкий голос, и он вышел из камеры в длинный коридор.

Тюремщик указал на вычищенные арестантские башмаки, стоящие у порога камеры.

— Надевай!

Он сошел с тюремщиком вниз по стальной лестнице в большую галерею, затем по узкому проходу до двери кабинета начальника тюрьмы. Здесь он ждал несколько минут, а затем его впустили в святая святых.

За письменным столом сидел майор Блисс, загорелый мужчина с маленькими черными усиками и такими же волосами, тронутыми сединой на висках.

Кивком головы он отпустил тюремщика.

— Семьдесят пятый, — сказал он коротко, — по решению министерства внутренних дел вы завтра будете выпущены на свободу.

— Как прикажете, господин начальник, — ответил Сноу.

Мгновение начальник сидел молча, погрузившись в свои мысли и бесшумно барабаня пальцами по бювару на письменном столе.

— Что вы собираетесь делать? — спросил он внезапно.

Сноу улыбнулся.

— Буду продолжать свою преступную деятельность, — ответил он весело.

Начальник покачал головой.

— У вас есть друзья?

Веселая улыбка вновь озарила лицо заключенного.

— Нет, господин начальник.

Майор перебрал несколько бумаг, лежавших перед ним, и взглянул на Сноу.

— Черт возьми! — сказал майор, — с вашими способностями вы бы давно могли… Черт возьми… Десять раз попадать за решетку…

— Видите ли, господин начальник, вы меня помните еще по Сандхерсту. Вы были тогда в моем возрасте. Вам известно, что в материальном отношении я зависел от своего дяди, который неожиданно умер. Что мне оставалось делать, когда я очутился в Лондоне? Сначала все шло очень хорошо, так как я имел десятифунтовую банкноту в кармане, на которую я мог жить, но через месяц я уже голодал. Тогда мне пришли на ум проделки пленных испанцев. Я начал спекулировать на страстях людей, жаждущих вложить мало, а получить много…

Майор покачал головой.

— С тех пор я занимался разного рода аферами, — продолжал Сноу. — Я проделывал самые невероятные фокусы, — он улыбнулся, как бы вспоминая веселое приключение. — В игре нет ни одного трюка, который бы мне не был известен. В Лондоне нет ни одного преступника, чью биографию я не мог бы написать при желании. Так что вы не совсем точны: я побывал за решеткой не десять раз, а четырнадцать!

— Ты глупец, — сказал начальник и позвонил.

— Нет, философ! — ответил номер семьдесят пятый и широко улыбнулся.

Перед отбоем тюремщик принес опрятный узелок с его одеждой.

— Просмотри, семьдесят пятый, все ли на месте, — сказал он, вручая заключенному бумагу с описью.

— Не стоит, — отвечал Сноу, взяв бумагу. — Я верю в вашу порядочность.

— Проверь!

Сноу развернул узелок, вынул свою одежду, встряхнул ее и положил на кровать.

— Вы лучше, чем там, в Вальтоне, сохраняете всю эту дрянь, — сказал он одобрительно, — костюм аккуратно сложен… Но где же мой монокль?

Он нашел его в жилетном кармане, завернутым в мягкую бумагу.

— Завтра утром я пришлю вам парикмахера… И еще, семьдесят пятый, мой совет — не возвращайтесь сюда!

— Почему?

Сноу посмотрел на него с выражением удивленной наивности на лице.

— Существует масса дел, которыми такой человек, как вы мог бы заняться, — сказал тюремщик с упреком, — если бы вы только направили свои способности в нужную сторону…

Семьдесят пятый поднял руку.

— Дорогой мой страж, — сказал он серьезно, — вы тут цитируете «Воскресный Листок», а этого я как раз от вас не хотел бы слышать.

За ужином тюремщик сказал коллегам:

— Этот семьдесят пятый, конечно, неисправим, но какой славный парень!

— Как он сюда попал? — спросил один из тюремщиков.

— Он был священником где-то в провинции, запутался в долгах и заложил серебряную церковную утварь.

В столовой находилось несколько чиновников. Один из них, пожилой толстяк, вынул изо рта трубку.

— Я видел его два года назад в Левесе. Как мне помнится, его тогда выгнали из флота, так как он у берега посадил на мель истребитель.

Сноу служил также темой разговора на квартире начальника тюрьмы, где тот ужинал со своим заместителем.

— Сколько бы я ни пытался, — говорил майор, — я не могу припомнить этого Сноу из Сандхерста… Он сказал, что помнит меня, но я при всем желании не могу его припомнить…

Сноу и не предполагал такого интереса к своей особе, лежа на тюремной койке и улыбаясь во сне…

На другое утро перед тюрьмой собралась небольшая группа людей, ожидавших освобождения своих родственников. Это была по большей части городская беднота.

Освобожденные один за другим выходили из маленькой калитки, тупо улыбались своим друзьям, безразлично позволяли плачущим женщинам обнимать себя, а больше радовались грубым шуткам мужчин.

Легкой походкой вышел Сноу. На нем был прекрасный шотландский костюм, на голове мягкая фетровая шляпа, а в глазу монокль. Ожидавшие принимали его за тюремного чиновника и с уважением сторонились. Даже выпущенные на свободу арестанты не узнавали его.

К Сноу подошел молодой человек, одетый во все черное.

— Сноу? — спросил он нерешительно.

— Мистер Сноу, — поправил его бывший арестант.

— Мистер Сноу, — поправился человек в черном. — Мое имя Доулес, я член «Лиги возрождения», которая заботится о выпущенных арестантах…

— Любопытно, — улыбнулся Сноу, — но бесполезно. Совершенно бесполезно, молодой человек!

Он сокрушенно покачал головой, поклонился миссионеру и хотел продолжать свой путь.

— Одну минуту, мистер Сноу! — Миссионер остановил его за руку. — Я знаю вас и ваши проблемы… мы хотели бы вам помочь…

Сноу посмотрел на него с сожалением.

— Милый мой мальчик, — сказал он, я слеплен из другого теста. Вы меня никак не сможете заставить зарабатывать свой хлеб насущный рубкой дров. Не напрягайтесь понапрасну!

Он сунул руку в карман, вынул оттуда пару банкнот и вложил в руку миссионера.

— Будьте добры, оставьте меня в покое.

Глава 2

По Курфакс-стрит, на северо-запад от вокзала, находилось заведение, которое только избранные знали под названием «Уайстлеры» (Выкуривающие трубку). Официально клуб назывался «Голубь». Его основал в конце девятнадцатого века некий Чарльз Пиннок, довольно популярный в свое время.

С течением времени клуб сильно изменился. Это было неизбежно, такова уж судьба всех клубов. Слава его росла и падала, в некоторых отношениях он находился под подозрением и не раз там появлялась полиция, но облавы не давали ощутимых результатов.

…Преднамеренно или случайно, но возле клуба царила темень. Ближайший электрический фонарь находился довольно далеко. Поэтому посетитель мог приходить и уходить, не боясь быть узнанным.

Шофер такси, не знаком был, видимо, с особенностями клуба, поэтому проскочил мимо него и затормозил только возле фонаря.

Один из прибывших гостей был высокого роста, с военной выправкой и густыми черными усами. Ширина его плеч свидетельствовала о колоссальной силе. В свете фонаря, правда, его военный лоск много потерял, так как он имел одутловатое лицо с мешками под глазами. Рядом с ним был человек небольшого роста, моложавый, но с седыми усами и бровями. Его нос и подбородок почти сходились, и за отсутствием более точного сравнения это лицо можно было назвать щипцами для орехов. Висок и подбородок его соединял глубокий шрам.

Первого звали Альфонс Ламбэр, хотя нельзя было утверждать наверное, что это было его настоящее имя.

Второй мужчина был некий Уайтей. До его настоящего имени еще никто не докопался. Для всех он был Уайтей. «Мистер Уайтей» для клубных лакеев, и лишь однажды ему представился случай подписаться: «Джордж Уайтей». Это было во время очередной попытки полиции поймать его в свои сети.

Третьим был молодой человек лет двадцати, с красивым лицом, несмотря на его немного женственное выражение. Выходя из автомобиля, он слегка покачнулся. Ламбэр поддержал его.

— Крепись, старина, — сказал он. — Сеттон, мальчик мой, держись прямо, прошу тебя… Заплати за поездку в этом ковчеге, Уайтей, только по таксе, ни одного шиллинга больше! Так… А теперь возьми его под руку… Ничего, сейчас мы нашего мальчика приведем в христианский вид…

Они вошли в клуб. Такси свернуло за угол.

Несколько минут улица оставалась пустынной. Вдруг из-за угла сквера Сен-Джемс показался автомобиль. И этот шофер был, видимо, мало знаком с местностью, так как автомобиль замедлил ход, а шофер осматривал все номера домов. Перед № 46 он остановился, спрыгнул со своего сиденья и открыл дверцу.

— Это здесь, мисс, — сказал он почтительно.

Из автомобиля вышла красивая девушка. Видимо, она приехала из театра, так как была в вечернем туалете, и на ее голые плечи была накинута шаль.

Мгновенье она стояла в нерешительности, затем поднялась на две ступеньки и снова остановилась…

— Может быть, мне спросить, мисс?

— Да, будьте так добры, Джон.

Она стояла на тротуаре и наблюдала, как шофер ступал в стеклянную дверь клуба.

Вышел швейцар и, полуоткрыв дверь, недружелюбно посмотрел на шофера.

— Мистер Сеттон? Нет, он не состоит членом клуба.

— Скажите ему, что Сеттон находится здесь в качестве гостя, — подсказала девушка.

Швейцар посмотрел на нее через голову шафера и сморщил лоб.

— Его здесь нет, миледи, — ответил он.

Она подошла ближе.

— Он здесь, я знаю, что он здесь! — Ее голос звучал ровно, но в нем слышалось некоторое беспокойство. — Скажите ему, что я его немедленно должна видеть!

Эту сцену наблюдал человек, остановившийся в тени соседнего дома.

— Он здесь! — Она нетерпеливо топнула ногой. — Его насильно затащили в этот вертеп, я знаю!

Швейцар захлопнул дверь перед ее носом.

— Прошу прощения!

Вдруг перед ней выросла фигура молодого человека. Чисто выбритый, с моноклем в глазу, в превосходном шотландском костюме. Он снял шляпу. На его лице играла счастливая улыбка, а на тротуаре лежала только что закуренная сигара.

— Не могу ли я быть вам чем-нибудь полезным?

Его поведение было безупречным, настолько безупречным, что молодая леди оставила всякую осторожность по отношению к постороннему человеку.

— Здесь мой брат. — Она указала на дверь, ведущую в клуб. — Он в дурном обществе… Я пыталась…

В ее глазах сверкнули слезы.

Сноу учтиво поклонился. Не говоря ни слова, он провел ее к машине, и она не задавая вопросов, подчинилась ему.

— Будьте добры сообщить ваш адрес. Я доставлю вашего брата домой.

Дрожащими руками она открыла парчовую сумочку, висевшую на ее руке, и вынула оттуда визитную карточку.

Он взял ее, прочел и слегка поклонился.

— Домой, — бросил он шоферу.

Автомобиль медленно тронулся с места.

Он стоял и обдумывал план действий.

Машина исчезла за углом, а Сноу властно постучал в стеклянную дверь.

Он кивнул швейцару и шагнул через порог.

Швейцар подозрительно посмотрел на вошедшего.

— Простите, сэр, вы член клуба? — спросил он.

Сноу строго посмотрел на него.

— Прошу прощенья, сэр, — извинился сконфуженный швейцар. — У нас так много новых членов, что трудно всех упомнить…

— Предположим, что так, — ответил Сноу холодно. Он начал не спеша подниматься по лестнице. На полдороге он остановился и обернулся.

— Капитан Лоун в клубе?

— Нет, сэр, — ответил швейцар.

— А мистер Август Бриш?

Сноу кивнул и продолжал путь. То, что он ни с одним из этих джентльменов не был знаком, но все же знал, что их нет в клубе, говорило о его незаурядной наблюдательности. В вестибюле стоял ящик для писем членам клуба, разумеется, с их именами, так что в случае необходимости он назвал бы еще полдюжины имен членов клуба, но подозрительность швейцара и так уже была подавлена.

На первом этаже были отдельные кабинеты.

Сноу улыбнулся.

— Здесь, — подумал он, — мошенники решают свои проблемы. Что ж, вполне подходящая обстановка…

Он поднялся этажом выше и вошел в курительную комнату, где сидело несколько человек в элегантных, но поношенных костюмах. В ответ на их удивленные взгляды он невозмутимо поклонился, а одной из групп, сидевшей в углу комнаты, даже улыбнулся, выходя.

На верхнем этаже перед полированной дверью стоял на страже коротконогий, с лицом профессионального боксера лакей. Он резко преградил путь вошедшему.

— Что, сэр?

Тон его был враждебным.

— Ладно, — сказал Сноу и хотел пройти дальше…

— Одну минуту, сэр. Вы не член клуба.

Сноу пристально посмотрел на него.

— Милый мой, — сказал он строго, — у вас плохая память на лица.

— Не жалуюсь, но вашего лица не припомню.

Сноу почувствовал, что начинает проигрывать.

Он сунул руки в карманы и беззаботно засмеялся.

— Я пройду в эту комнату, — сказал он.

— Вы этого не сделаете!

Сноу вынул руку из кармана и взялся за ручку двери. Лакей схватил его за плечо, но Сноу мгновенно вывернулся.

Лакей на долю секунды опоздал встать в боксерскую стойку. Молниеносный удар правой — и он с грохотом покатился по лестнице. Сноу распахнул дверь.

Мгновенье они смотрели друг на друга — невозмутимо стоящий в дверях пришелец и растерянные игроки. Пришелец спокойно закрыл за собой дверь и вошел в комнату. Он окинул холодным взглядом помещение, затем иронически улыбнулся.

В комнату вбежал лакей в изорванной ливрее.

— Где он? — закричал он. — Я ему покажу…

Сноу встал спиной к стене и хладнокровно заявил:

— Господа, или сейчас произойдет неописуемая потасовка и шум, на который сюда явится полиция, или же вы мне разрешите остаться!

— Выбросьте его!

Видимо, здесь распоряжался Ламбэр.

Он указал на пришельца:

— Выбросьте его, Жорж…

Сноу держал руки в карманах.

— Я буду стрелять, — сказал он невозмутимо.

Игроки замерли.

Даже мстительный лакей стоял в нерешительности.

— Я пришел сюда, чтобы провести интересный вечер, — продолжал Сноу. — Я старый член клуба, а со мной обращаются, как с сыщиком, очень любезно!

Он неодобрительно покачал головой.

Многих из присутствующих он знал в лицо, но те едва ли могли его знать. Он увидел молодого человека. Тот почти без признаков жизни лежал в кресле у стола Ламбэра.

— Сеттон, — произнес он громко, — Сеттон, плутишка, проснись и подтверди, что я твой старый друг!

Понемногу волнение улеглось. Ламбэр приказал лакею удалиться, что тот исполнил крайне неохотно.

— Не будем шуметь, — сказал грузный человек ворчливо. — Мы вас не знаем, вы силой сюда ворвались, и, если вы джентльмен, то сейчас же удалитесь.

— Я не джентльмен, — ответил спокойно Сноу, — я принадлежу к вашему кругу… Сколько он проиграл?

Один из игроков указал глазами на угол стола. Там лежала кучка денег. Сноу невозмутимо сгреб их в карман.

— Я хотел найти здесь своего друга, — сказал он, — а теперь вынужден смотреть на то, что вы с ним сделали.

Он обернулся и посмотрел на присутствующих.

— Фу, как нехорошо! Я возьму его с собой, — заявил он.

Одним движением сильной руки он поставил юношу на ноги.

— Стой!

Ламбэр преградил ему путь.

— Вы оставите его здесь и немедленно удалитесь!

Ответ Сноу был весьма решительным. Свободной рукой он схватил кресло, размахнулся и швырнул его в окно.

Кресло вышибло стекла вместе с рамой. Затем оно с грохотом упало на мостовую, вызвав трели полицейских свистков.

Стоявший у двери Ламбэр быстро открыл ее.

— Вы можете идти, — прошипел он, — но я вас припомню…

— Если вы этого не сделаете, — ответил Сноу, держа одной рукой молодого человека, — я подумаю, что у вас очень скверная память!

Глава 3

У Сноу было 86 фунтов и 10 шиллингов — вполне приличная сумма.

В пять часов он был приглашен к Цинтии Сеттон на чай. Сперва он собирался вручить ей самой деньги брата, затем решил переслать их анонимно. Так или иначе вопрос был решен.

В настоящее время Сноу, развалясь в удобном кресле небольшого номера гостиницы «Бломсбери», курил сигару и читал занимательную книжку. Он был счастлив. Ноги его отдыхали на стуле, тиканье часов на камине звучало, как нежная музыка — вся обстановка располагала к мечтательной неге. Его душевному состоянию мог бы позавидовать не один полезный член общества.

В это время постучали в дверь.

Хорошенькая горничная принесла на подносе визитную карточку. Сноу прочел вслух: «Джордж Уайтей» и кивнул…

Уайтей был одет тщательно. Шелковый цилиндр и лайковые перчатки должны были придать его внешности вид джентльмена. Он улыбнулся Сноу, положил цилиндр на стол и стал снимать свои желтые перчатки.

Сноу, вертевший в руках его карточку, благосклонно смотрел на него.

— Чем могу служить, дорогой мой Уайтей? — спросил он.

Уайтей сел, расстегнул пальто и поправил манжеты.

— Вы мистер Сноу?

У него был очень высокий голос, резкий и писклявый.

Сноу утвердительно кивнул головой.

— Дело в том, дорогой мой, — сказал вкрадчиво посетитель, — Ламбэр желает соглашения, участия и… ну…

— Кто такой Ламбэр? — спросил Сноу.

— Давайте поговорим, дорогой мой, — Уайтей дружелюбно похлопал его по плечу, — будем откровенны… Мы разузнали, что вы старый арестант, что вас три дня тому назад выпустили из тюрьмы, не так ли?

Он с торжествующим выражением лица откинулся на спинку кресла как человек, открывший сокровенную тайну.

— Так, — ответил Сноу спокойно, — хотите сигару?

— А затем вы решились на крайность… Мы не сердимся, мы не обижаемся на вас за это, и мы не хотим мстить… Видите, мы знаем вам…

— Вас, — поправил его Сноу. — Продолжайте.

— Вы очень остроумно проникли в клуб… М-да, ничего не скажешь, остроумно… Но не об этом речь… И не о деньгах…

Он выразительно подмигнул.

— И не о деньгах, — повторил он.

Сноу поднял брови.

— О деньгах? Вы имеете в виду те, что проиграл…

— И не только, — тихо и выразительно произнес Уайтей. — Около тысячи фунтов лежало лишь на одном столе Ламбэра, не говоря уже о других. Деньги лежали на столах, когда вы вошли. Но их не оказалось, когда вы вышли…

Сноу улыбнулся с чисто английским терпением.

— Разрешите вам напомнить, что среди присутствующих я был не единственный непорядочный человек.

— Ну, покончим с этим, — продолжал Уайтей. — Ламбэр не собирается вас преследовать.

— Благодарю! — улыбнулся Сноу.

— Он не хочет вас преследовать. Все, что он хочет от вас, это чтобы вы оставили в покое молодого Сеттона. Ламбэр говорит, что и думать нечего выжать деньги от этого Сеттона. Здесь речь идет о гораздо большем. Ламбэр говорит…

— О, этот невозможный Ламбэр! — возмутился Сноу. — Он разговаривает, как атаман сорока разбойников! Возвратитесь к своему господину, раб, и передайте ему, что Али-Баба-Сноу не расположен заключать с ним никаких соглашений!

Уайтей вскочил на ноги. Он побледнел, глаза его сузились, а руки нервно дрожали.

— О, вы… вы знаете в чем дело? — пробормотал он. — Я говорил Ламбэру, что вы все знаете…

Он, к удивлению молодого человека, предостерегающе поднял палец.

— Берегитесь, Сноу! Сорок разбойников и Али-баба, да? Итак, вы все знаете? Кто вам это рассказал? Я говорил Ламбэру, что вы человек, который слишком много знает!

Уайтей схватил свой цилиндр, машинально вытер его рукавом своего пальто и направился к двери.

Здесь он задержался, как бы обдумывая последний ход.

— Одно я хотел бы вам еще посоветовать, — процедил он наконец, — а именно: если вы из этого дела хотите выйти живым, поговорите с Ламбэром — он честно с вами поделится, если вы раздобудете план, принесите его Ламбэру. Вам от него никакой пользы… Ведь компас у Ламбэра, а Ламбэр говорит…

— Пошел вон, — негромко сказал Сноу.

Уайтей вышел, хлопнув дверью.

Сноу позвонил. Вошла горничная.

— Миледи, — сказал он, посмотрев на нее весьма благожелательно, — мы бы хотели получить счет… Да не оглядывайся, здесь больше никого нет. Я сказал «мы», потому что чувствую себя королем… или императором… или послом…

Девушка улыбнулась.

— Недолго же вы у нас пробыли, — сказала она.

— Посол короля, — произнес он серьезно, — никогда подолгу не остается на одном месте, одна ночь в Лондоне, следующая — в Париже, третья — в Албании, в бою с уличными разбойниками, а следующей ночью, переплывая бурное течение Дуная, я держу в зубах телеграммы, а рядом со мной в темную воду ударяются пули…

— Господи, — всплеснула руками горничная, — и жизнь же вы ведете!

— Да, веду, — согласился Сноу. — Принеси счет, моя прелесть.

Она возвратилась со счетом, Сноу уплатил по нему, дал хорошие чаевые и поцеловал ее в награду за то, что ей минуло всего лишь двадцать лет.

Его маленький чемоданчик уже был уложен, а внизу ждал автомобиль.

Он ступил на подножку одной ногой, помедлил секунду и обернулся к горничной:

— Если меня будет спрашивать мужчина с белыми волосами и бледным лицом, напоминающим оштукатуренную могилу, одним словом, если этот Джонни, который был у меня полчаса назад, спросит обо мне, то скажи ему, что я уехал…

— Слушаю, сэр, — ответила она, немного смущенная.

— Скажи ему, что я отозван в… Тегеран. Лет на… десять.

— Да, сэр, — ответила она улыбаясь.

Сноу кивнул ей и закрыл дверцу машины.

— Домой, — бросил он шоферу.

— Простите, сэр?..

— Боруг-Хайг-стрит, — поправился он, и машина тронулась.

Они поехали в восточном направлении, пересекли реку у Лондонского моста и остановились у церкви Святого Георгия, так как Сноу решил тут сойти. Он отпустил шофера и пошагал вдоль широкой улицы, неся маленький кожаный чемоданчик, заключавший в себе его нехитрый скарб. Достигнув перекрестка, он свернул налево и подошел к самому грязному дому этого злополучного переулка.

Дом № 19 на Редноу-Курт-стрит был не особенно привлекателен. Во входной двери недоставало доски, вход был узок и грязен, наверх вела винтовая лестница со сломанными перилами.

Весь дом был наполнен беспрерывным гулом пронзительных голосов бранящихся женщин и орущих младенцев. Ночью в этом Вавилоне регистр понижался: грубыми голосами рычали мужчины. Иногда они злобно орали, били своих жен, и тогда слышался жалобный визг. Перед этим домом всегда собирались любители кровавых сцен.

На верхнем этаже Сноу постучал в одну из дверей.

Никакого ответа. Он постучал снова.

— Войдите, — послышался грустный голос.

Комната была обставлена гораздо лучше, чем можно было этого ожидать.

Пол был чисто вымыт, в центре лежал чистый ковер, на котором стоял маленький полированный столик с круглыми ножками. На стенах висели две или три картинки, старые литографии на мифологические темы: «Возвращение Уллиса», «Персей и Горгона», а также «Скованный Прометей».

Войдя в комнату, Сноу услышал пение доброй дюжины птиц.

Клетки висели на стене по обе стороны открытого окна, а подоконник ярко алел геранью.

У стола сидел мужчина средних лет. Он был лыс, борода и усы были ярко-рыжие и все же от его внешности, несмотря на густо нависшие брови и сумрачный взгляд, веяло благодушием. Занятие его в данную минуту было не совсем обычным, ибо он шил наволочку.

Когда Сноу вошел, он опустил шитье на колени.

— Сноу! — вскрикнул он и неодобрительно покачал головой. — Скверный субъект, скверный субъект! Входи уж, я тебе приготовлю чашку чая!

С почти женской заботливостью он сложил работу, спрятал ее аккуратно в рабочую корзиночку и деловито вышел из комнаты, продолжая болтать.

— Давно тебя выпустили? Хочешь опять туда попасть? Не пачкай свои руки! Для чего тебе воровать? Молчи и брось свои ехидные улыбки!

— Ах ты, мой Сократ, — сказал Сноу.

— Сократ? Нет! Это тебе сказал бы любой порядочный ковбой! Кстати, ты не читал «Короля Сиукса»? Нет? И напрасно…

Он продолжал болтать о героях Дикого Запада. Теперь Муск, так его звали, был почитателем героев, искателем приключений и потребителем тех романов, которые поспешная критика называет «дрянью». За полотняными занавесками лежали на полках сотни потрепанных книжек, внесших свою лепту в образ жизни своего хозяина.

— А что мой Петер все это время делал? — спросил Сноу.

Петер поставил чашки и улыбнулся.

— Жил по-старому, — ответил он, — птицы, немного вышивания… У надломленного человека, тихо изучающего жизнь, время течет спокойно…

Он улыбнулся как бы скрывая тайную мысль.

Сноу тоже улыбнулся.

Петер был заядлым мечтателем. Он мечтал о героических подвигах, например, об освобождении сероглазых девушек из рук дюжих негодяев во фраках. Эти мерзавцы курили сигаретки и издевались над своими жертвами, пока не приходил Петер и сильным ударом сбивал этих негодяев с ног.

Петер был ростом приблизительно в полтора метра, но крепкого сложения.

Он носил большие круглые роговые очки, имел один фальшивый зуб — достояние, которое обыкновение заставляет самых азартных драчунов предпочитать храбрости осторожность.

Раньше Петер служил конторщиком в одном из магазинов в Сити. Он был честным, уважаемым человеком, увлекался садоводством. Как-то на столе кассира не хватило денег и его заподозрили в воровстве. Этим обвинением он был так ошеломлен, что беспрекословно позволил отвести себя в полицию, как во сне выслушал доказательства своей вины и сошел со скамьи подсудимых, не понимая, за что судья спокойным и неподвижным голосом приговорил его к шести месяцам принудительных работ.

Из положенного ему наказания Петер отсидел четыре месяца. Дело в том, что отыскался настоящий вор, сознавшийся в своем проступке.

Хозяева Петера пришли в отчаяние. Они слыли хорошими, честными христианами, а директор был, как потом утверждал Петер, так огорчен, что почти отказался от своего ежегодного отпуска, который он проводил в Шотландии.

Фирма, где служил Петер, сделала доброе дело — она назначила ему пожизненную пенсию, и Петер перекочевал в эти трущобы, так как считал, что побывав в тюрьме, хотя бы и невинно, он заклеймил себя на всю жизнь.

Понемногу он стал почти гордиться тем испытанием, которое ему выпало, начал задирать нос и заслужил в преступном мире незаслуженную славу. Когда он летом по вечерам выходил из дому, на него показывали пальцем и рекомендовали как знаменитого фальшивомонетчика.

— Что было с тобой потом?

Сноу как раз размышлял о милых странностях этого маленького человека, когда ему был задан вопрос.

— Я… о, все то же самое, мой Петер, — улыбнулся он.

Петер осторожно огляделся.

— С тех пор, как я был там, многое изменилось? — прошептал он.

— Кажется, столовую заново окрасили, — ответил Сноу серьезно.

Петер покачал головой.

— Мне кажется, что я бы не узнал теперь этого места… А что, кабинет начальника расположен все там же?

Сноу торжественно кивнул.

Маленький человек налил чай и подал его своему гостю.

— Петер, — спросил Сноу, размешивая чай, — где я могу остановиться?

— Здесь!

Лицо Петера просветлело.

— Они преследуют тебя, не правда ли? Ты останешься здесь, дорогой мальчик! Уж я тебя так преображу, как ты себе и представить не можешь! Бакенбарды! Парик! Я тебя тайно проведу к реке, и мы тебя посадим на пароход!

— Милый мой Петер! — улыбнулся Сноу, — Ах ты мой неисправимый! Нет, бессердечный маленький человечек — нет, не полицию я избегаю, а преступников, настоящих преступников, мой Петер, и не каких-нибудь воришек, а убийц-профессионалов наподобие, как там их зовут в твоих книжках, — Мичиган-Майка или Денвер-Дайка, а то и вместе взятых!

Петер многозначительно встал.

— Ты предал их, и они преследуют тебя, — сказал он торжественно. — Они поклялись тебе отомстить!

Сноу отрицательно покачал головой.

— Я их преследую, — поправил он его, — и клятву мести произнеся, великий сыщик с Бейкер-стрит! Мне нужно кое-кого выследить, Петер…

— Понимаю, — многозначительно кивнул Петер, — ты хочешь расстроить их планы!

— Расстроить — это как раз то слово, которое я искал, — улыбнулся Сноу.

Глава 4

У Ламбэра была в Сити контора, где он вел дело, но никто не знал, в чем оно заключается. На двери висела маленькая табличка, гласившая:

ЛАМБЭР

Отделение парижской конторы

Он принимал посетителей, отправлял и получал письма, но в один прекрасный день неожиданно исчез и никто не знал — куда, хотя приписка «Отделение парижской конторы» давала некоторое разъяснение.

Одни говорили, что он агент — занятие довольно неопределенное; другие считали его финансистом, хотя он никогда не откликался даже на самые заманчивые коммерческие предложения.

Но так как в Сити многие содержали конторы без видимой необходимости, то и дело Ламбэра не привлекало к себе излишне любопытных взглядов.

Было лишь известно, что он когда-то финансировал экспедицию в Центральную Африку, что само по себе было достаточным основанием содержать в Сити деловую контору.

У Ламбэра, однако, было дело, и дело весьма доходное. В среде банкиров он был известен как маклер, кроме того, как компаньон типографского дела фирмы «Флингенштейн и Боррис», как акционер пароходной линии, заслужившей незавидную славу, и как совладелец целого букета больших и малых законных и сомнительных предприятий.

Он был владельцем двух беговых лошадей, которые выигрывали, если он на них садился, и проигрывали, если он этого не делал.

…Прошло два дня после отъезда Сноу.

Ламбэр находился в своей конторе.

Было время завтрака, и он раздумывал, пойти ли сейчас в ресторан или составить деловое письмо, которое он уже третий день собирался немедленно отправить адресату. В конце концов чувство долга победило чувство голода, и он кивнул секретарю:

— Пишите.

Секретарь взялся за перо.

— Милостивый государь, — начал он и секретарь злобно заскрипел пером. — Милостивый государь! Настоящим подтверждаю получение вашего письма относительно алмазных россыпей в Грэт-Форресте. Точка. Я понимаю ваше… гм… ваше…

— Нетерпение, — вставил секретарь.

— Нетерпение, — подхватил Ламбэр, — но дело подвигается. Точка. Что касается вашего желания записаться на дальнейший выпуск акций, запятая, то честь имею вам сообщить, что мои инспекторы… торы…

— Тор, — поправил секретарь.

— Инспектор, — продолжал Ламбэр, — предупрежден о необходимости предоставить вам преимущество в том случае, конечно, если наши…

— Его, — снова вставил секретарь.

— Его советники это одобрят. С совершенным почтением…

Ламбэр закурил сигарету.

— Ну как? — шутливо спросил он.

— Очень хорошо, сударь, — ответил секретарь, потирая руки, — выгодное дело для инспектора!

— Для меня, — уточнил Ламбэр, не смущаясь.

— Я же сказал — для инспектора, — повторил секретарь.

Ламбэр был сегодня в хорошем настроении духа, и секретарь воспользовался этим и сказал:

— Как раз относительно этого письма сегодня многие справлялись.

Ламбэр, уже направлявшийся к двери, круто повернулся.

— Что вы, черт возьми, хотите этим сказать, Грэн?

Секретарь почувствовал, что допустил оплошность: это была деликатная тема. До известных пределов Ламбэр ему доверял, но только до известных пределов…

— Да все эта африканская история, — ответил он.

Ламбэр шагнул к нему.

— Полагаю, что вы им сказали…

— Я рассказал им обычную историю — что наш инспектор в настоящее время осматривает владение и что мы скоро от него получим известия. Один лишь поверенный Букстэдов…

— Дальше!

— Он сказал, что мы, кажется, сами не знаем, где находятся алмазные россыпи.

Ламбэр принужденно улыбнулся.

— Смешно, — сказал он не очень искренне. — Как будто можно учредить общество алмазных россыпей, не зная где они находятся! Абсурд, не так ли, Грэн?

— Конечно, сэр.

Ламбэр еще раз пожал плечами и вышел.

Что нужно иметь для эксплуатации алмазных россыпей? Для начала — сами россыпи. Исходя из этого разве не вызывал подозрений тот факт, что Ламбэр не мог указать расположение участков даже с точностью до ста миль? А то, что Ламбэр не имел никаких документов, подтверждающих его права на эти участки?

Он умалчивал о том, что эти россыпи — воздушный замок, фантазия, ничем не доказанная, разве только планом, которым он также не обладал и никаким способом добыть не мог. Он оттягивал время в надежде… На что? На этот вопрос он также не мог дать исчерпывающего ответа.

Ламбэр вышел на улицу. В эту минуту подъехал Уайтей.

— Ты мне нужен! — крикнул он.

Ламбэр поморщился.

— У меня нет времени.

— Идем, идем, — сказал Уайтей и взял его под руку, — идем в контору, я тебе должен сообщить кое-что очень важное…

Толстяк нехотя пошел за ним.

Секретарь Грэн как раз обследовал ящик письменного стола своего хозяина, и когда на лестнице послышались шаги, он с необыкновенной поспешностью и ловкостью запер ящик и сунул ключ в жилетный карман, чтобы не быть, пойманным на месте преступления.

— Вы можете идти позавтракать. Возвращайтесь через полчаса. Мне нужно поговорить с мистером Уайтеем, — сказал Ламбэр, и когда секретарь закрыл за собой дверь, обратился к своему спутнику.

— Ну?

Уайтей выбрал себе лучшее кресло и удобно в нем развалился, положив ногу на ногу.

— Говори же, черт возьми! — рявкнул Ламбэр.

Уайтей с хрустом потянулся.

— Новость, Ламбэр! Я видел Сеттонов!

Ламбэр равнодушно пожал плечами.

Уайтей был заметно разочарован, что его новость не произвела должного впечатления.

— Ты, как видно, считаешь счастливый случай самым обыкновенным явлением, — проворчал он. — Я был у Сеттона, Ламбэр, был там после истории у «Уайстлеров»!

— Тщеславный малый. Ну, и?

— Ну, — раздраженно заметил тот, — я говорил с мальчиком. Он держал себя очень заносчиво и надменно, сначала даже не хотел со мной разговаривать! А его сестра — о! Она была со мной так холодна, что я чувствовал себя сидящим в леднике… Брр!

— Ну, и как мальчик?

Уайтей лукаво улыбнулся.

— Он вспыльчив, раздражителен, много мнит о себе, но не глуп! Он понял, что такое «Уайстлеры»… Но не сразу… Легче поймать дикую кошку, чем склонить его снова на свою сторону. В нем проснулся воспитанник Оксфорда… Он указал мне на дверь… Но я, о, ты плохо меня знаешь! Короче, он согласился зайти сюда после обеда!

— А какая от этого польза? — спросил Ламбэр.

— Но послушай, послушай! Целое утро я за тебя мучаюсь, а ты спрашиваешь, какая от этого польза!

Уайтей взял шляпу и направился к выходу.

— Стой, крикнул Ламбэр, — останься, я хочу знать дальнейшее. Объясни, зачем он нужен?

— Послушай, Ламбэр, — Уайтей сейчас чувствовал явное интеллектуальное превосходство над партнером. — Этот ребенок может раздобыть план! Наши алмазные россыпи должны стать реальностью, или дело может принять плохой оборот, ты это прекрасно сам знаешь!

— Ну а, предположим, он его не захочет дать?

— Вопрос не в том, захочет ли он его дать или нет! План не у него, а у его сестры. Ты должен помнить, что он сын своего отца, что в нем бурлит кровь искателя приключений, а такого рода наследственность не вымирает! Посмотри на меня, мой отец был…

— Оставь это, — сказал Ламбэр, — о чем ты? Какое тебе дело до того, какая кровь течет в его жилах? Нам вот что важно: какой-то полоумный наместник взял у его умирающего отца план, который потом переслал сестре Сеттона…

Он вскочил, засунул руки в карманы и высоко вытянул голову — привычка, выдававшая его волнение.

Несмотря на то, что Уайтей был у Ламбэра на посылках, то есть, человеком на все руки и материально от него зависел, все же легко можно было заметить, что Ламбэр его побаивался, и бывали моменты, когда он чувствовал превосходство Уайтея. Именно такой момент наступил сейчас. Уайтей командовал и направлял ход событий по-своему.

— Ты был глупцом, когда выдумал эту алмазную историю. Это было единственное честное предприятие, которое ты когда-либо задумывал, но ты его нечестно повел с самого начала! Если бы это было иначе, то Сеттон возвратился бы живым, но нет, тебе потребовался странный компас, так что россыпи он мог найти и сделать план, но лишь ты один мог их затем отыскать! Ты сам себя перехитрил, Ламбэр!

— Теперь слушай, — продолжал он, — молодой Сеттон придет сегодня сюда, и ты должен быть с ним любезным, ты должен пойти ему навстречу, должен вскочить со своего кресла и сказать: «Ах, это вы, Сеттон, дорогой друг, я вам открою все карты».

— Ты что, с ума сошел? — закричал на него Ламбэр. — Чтобы я…

— Открыть ему все карты, — повторил Уайтей, медленно отчеканивая каждое слово, — твои собственные карты, Ламбэр. Ты должен ему сказать: «Сын мой, давай объяснимся, дело в том… и тэ дэ…»

Что это было за и т.д., Уайтей в последующие пять минут горячо и шумно разъяснял ему.

По истечении этих пяти минут появился Грэн и разговор внезапно оборвался.

— В три часа, — сказал внизу на лестнице Уайтей, — открывая карты, ты вывернешься из этой грязной истории.

Ламбэр что-то промычал в ответ и они расстались.

И совершенно другой Уайтей явился в назначенный час! Это был любезный, почтительный, тихий человек, который ввел в контору Ламбэра молодого человека.

Фрэнсис Сеттон был красивым юношей, хотя кислая мина, которую он считал нужным строить, его портила.

Он был подавлен, так как чувствовал, что его хотят перехитрить.

Ему было доказано, что если Ламбэр нуждается в его обществе, приглашает его к обеду и берет с собой к «Уайстлерам», то не потому что финансисту доставляет это удовольствие и не потому что Ламбэр знавал когда-то его отца, — а потому что Ламбэру от него кое-что нужно.

Цинтия Сеттон приложила массу усилий, чтобы доказать эту непреложную истину своему сумасбродному брату…

Он вошел в кабинет Ламбэра с недовольным лицом. Ламбэр сидел за письменным столом, на котором были разбросаны конторские книги и письма. Секретарь сидел рядом.

— А, мистер Сеттон! — сказал он, веселой улыбкой ответив на короткий поклон Сеттона. — Очень рад вас видеть у себя! Уайтей, предложи удобное кресло мистеру Сеттону! Мне осталось закончить одно дело…

— Может быть, — облегченно вздохнул молодой человек, — я зайду попозже?

— Только одну минуту, — извинился Ламбэр, — садитесь, пожалуйста, Грэн, вы готовы?

— Да, сударь.

— Милостивый государь, — диктовал Ламбэр, откинувшись на спинку кресла, — при сем препровождаем вам полугодовую ренту в сумме четырех тысяч шестисот двадцати пяти фунтов, семи шиллингов и четырех пенсов, Точка. Мы весьма сожалеем, что не можем вам представить акции нового выпуска. Запись на новый выпуск в двадцать раз превысила наличность. С совершенным почтением… Написал?

— Да, сэр, — ответил Грэн.

«Возможно ли, чтобы это был тот аферист, которого так красочно обрисовала сестра? — подумал Сеттон. — Неужели этот человек может опуститься до того, чтобы заманить меня в игорный притон с целью выиграть пару сот фунтов?»

— Теперь чек Каутсу. На сколько? — спросил Ламбэр.

— На шесть тысяч, — ответил наобум Грэн.

— И оплати этот маленький счет Вельса — приблизительно четыреста… Эти маленькие счета на вино растут…

Последняя фраза была обращена к Сеттону, который участливо улыбнулся.

— Ну, теперь, кажется, все, — и Ламбэр собрал бумаги. — О, здесь еще письмо от лорда Солсбери… Напиши ему, что мне очень жаль, что я не могу с ним отправиться в Ковес — я ненавижу чужие яхты, — он с улыбкой обратился к молодому человеку, — к несчастью, я не могу, как в прежние годы, позволить себе иметь собственную яхту… Все.

Грэн через минуту откланялся.

— Ну, господин Сеттон, мне бы хотелось поговорить с вами откровенно… Вы не будете возражать против присутствия мистера Уайтея? Он, в некотором роде, мой поверенный…

— Разумеется, нет, — ответил молодой человек.

— Мистер Сеттон, — начал Ламбэр, — кажется, вы тогда учились в школе, когда ваш отец отправился в Западную Африку?

— Я в то время держал экзамен в колледж, — быстро ответил молодой человек.

Ламбэр кивнул.

— Вы ведь знаете, что я финансировал тогда эту злополучную экспедицию?

— Мне говорили об этом…

— Это так, — сказал Ламбэр, — мне это, однако, стоило… но, это к делу не относится. Что ж, мистер Сеттон, я буду с вами откровенен… у вас, возможно, сложилось впечатление, будто я искал вашего знакомства, преследуя какие-то корыстные цели. Не отрицайте! Это меня…

— Уязвило, — вставил молчавший Уайтей.

— Да, больно уязвило! Я хорошо знаю человеческую натуру, мистер Сеттон, и отрицательное мнение о себе я чувствую инстинктивно…

Ламбэр наклонился вперед.

— Когда ваш отец…

— Бедный отец, — промычал Уайтей.

— Когда ваш бедный отец умер, вам, или вернее вашей сестре, так как она была старшей, был послан план, карта, указывающая маршрут вашего отца. В прошлом году я случайно узнал о существовании этого плана и написал по этому поводу вашей сестре письмо…

— Насколько я знаю, мистер Ламбэр, — ответил Сеттон, — вы после смерти отца даже не попытались нас разыскать. Хотя вы и не были ни в какой мере ответственны за его судьбу, все же моя сестра полагает, что вы должны были поинтересоваться, как обстоит дело с обеспечением детей погибшего начальника вашей экспедиции.

Этот стройный юноша с женскими чертами лица сейчас разговаривал с такой уверенностью, будто ему уже давно знакомы все обстоятельства дела. В действительности же эти обстоятельства были изложены ему сестрой лишь на следующее утро после похищения его из игорного притона.

Пока он говорил, Ламбэр медленно покачивал головой, как бы отрицая возводимое на него обвинение.

— Нет, нет, нет, — ответил он, — вы неправы, мистер Сеттон, я тогда был опасно болен, но знал, что вы живете в хороших условиях…

— Кхм! — кашлянул Уайтей, и Ламбэр понял, что допустил ошибку.

— Ваша сестра, — произнес он обиженным тоном, — категорически отказалась передать мне план… Что ж, я не опротестовываю ее решение, не обращаюсь в суд… Пусть будет так… Хотя для меня этот вопрос очень серьезен… Ведь я учредил…

— Ты хотел учредить, — поправил его Уайтей.

— Совершенно верно, я хотел учредить общество по эксплуатации алмазных россыпей, на поиски которых отправился в свое время ваш бедный отец… Этот план, конечно, имеет определенное значение, но не решающее, далеко не решающее…

— Практически он имеет ценность только для владельца, — перебил его Уайтей.

— Для остальных он ценности не имеет, — согласился Ламбэр, — даже имея план, они не найдут эти злополучные россыпи. Для этого требуется…

— Пытливый ум, — заметил Уайтей.

— Да, пытливый ум, который должен быть врожденным… Так сказать, наследственный ум… М-да… Мистер Сеттон, — он тяжело поднялся из-за стола, — да, я искал вашего знакомства, да, но — зачем? Отвечу вам со всей откровенностью. Я хотел убедиться, достойны ли вы продолжить дело отца. И сейчас я заявляю со всей ответственностью: да, вы достойны!

Его интонациям могла бы позавидовать Сара Бернар!

Молодой человек покраснел от удовольствия. Все предостережения сестры были мгновенно забыты. Теперь он видел в Ламбэре мецената, заступника, благодетеля…

— Я… я, право, не знаю, что мне ответить на это, — заикаясь произнес он, — разумеется, я с удовольствием стал бы продолжать дело моего отца, с большим удовольствием! Меня всегда влекло к такого рода рискованным предприятиям. Я готов, мистер Ламбэр! И — спасибо вам за доверие… за все!

Он порывисто пожал руку негодяя.

После его ухода партнеры облегченно вздохнули.

— Он, как порох, — заметил Уайтей, — но держи его подальше от воды…

Он закурил сигару и погрузился в свои мысли.

Глава 5

Фрэнсис Сеттон закончил свой сбивчивый, неэмоциональный рассказ.

Сестра стояла у окна, пальцем рисовала фигурки на стекле и смотрела на улицу.

— Ну, скажи что-нибудь, Цинтия, возрази, если у тебя найдутся аргументы! Я готов их выслушать!

— Одно скажу, Фрэнсис, меня ужасают такие резкие смены взглядов взрослого человека…

— Видишь ли, Цинтия, — перебил он ее нетерпеливо, — напрасно ты снова об этом начинаешь… Ламбэр светский человек и к нему нельзя подходить с меркой, которую применяют в монастырях и женских пансионах, и если ты со мной часами будешь спорить, ты меня не убедишь! Я настаиваю на своем! Это случай, который никогда не повторится. Отец, конечно, понял бы и поддержал меня…

Она обернулась.

— Ты помнишь, в каком состоянии ты недавно вернулся домой? — спросила она.

— Нехорошо с твоей стороны напоминать об этом, — быстро сказал он, — мужчине позволительно иногда делать глупости.

— Я не об этом, — возразила она, — я просто хотела напомнить, что тебя привел домой джентльмен, который Ламбэра знал лучше нас с тобой… А? Ты хотел что-то сказать?

— Продолжай, — ответил юноша торжествующе. — Я тебе еще скажу кое-что по этому поводу…

— Он говорил, что Ламбэр представляет из себя нечто худшее, чем кутила и жулик, он говорил, что Ламбэр — преступник, человек без совести и чести…

На лице Фрэнсиса заиграла ироническая улыбка.

— А знаешь ли ты, кто был этот джентльмен? — спросил он, — это Сноу… ты никогда о нем не слыхала?

Она отрицательно покачала головой.

— Он вор-рецидивист, неделю тому назад выпущенный из тюрьмы — вот кто этот Сноу!

— Мистер Сноу, — доложила в эту минуту горничная.

Сноу, как светский человек, был одет по последней моде. Наглухо застегнутое пальто, блестящий цилиндр; ослепительное белье соперничало с лайковыми перчаткам и гетрами на лакированных ботинках.

Он выглядел таким элегантным, будто только что сошел с витрины модного магазина.

Оставив в вестибюле пальто и цилиндр, он вошел в комнату и широко улыбнулся.

— Чрезвычайно рад видеть…

Сеттон промычал что-то в ответ и направился к двери.

— Одну минуту, Фрэнсис.

Цинтия, увидев Сноу, побледнела и до боли сцепила пальцы изящных рук.

— Мистер Сноу, — сказала она, — я думаю, что поступлю справедливо, если повторю то, что несколько минут назад услышала о вас…

— Цинтия, прошу тебя! — перебил ее брат.

— Говорят, что у вас дурная слава.

— Мисс Сеттон, — ответил Сноу серьезно, — у меня действительно дурная слава.

— И… и, что вас только недавно выпустили из тюрьмы, — пролепетала она, избегая его взгляда.

— Если вы под «недавно» подразумеваете почти неделю — то и это правда.

— Что я тебе говорил! — крикнул Сеттон и рассмеялся.

— Милый мой Сеттон, — сказал Сноу, — а вот смеяться ни к чему. Разве смешно то, что человек попадает в тюрьму? Так чему же ты радуешься, малыш?

Что-то заставило Цинтию взглянуть на него. И то, что она прочла на его лице, заставило ее по-иному воспринять упрек, брошенный ее брату.

— Все мои прежние неудачи и несчастья вас не должны интересовать, мисс Сеттон, — медленно сказал Сноу, — когда я в ту достопамятную ночь вошел в двери известного вам заведения, в которое я не пригласил бы даже своих врагов, так как врагов также надо уважать, так вот, я что-то не припоминаю, потребовали вы тогда у меня удостоверение личности или иных доказательств благонадежности.

Затем он обратился к юноше.

— Мистер Сеттон, — сказал он кротко, — мне кажется, что вы нетерпеливы и опрометчивы. Я пришел сюда, чтобы со всей откровенностью покаяться в своих преступлениях, уловках, трюках, подкупах и арестах, объяснив на примере, с какой легкостью молодой, азартный всадник может очутиться на краю пропасти, если сядет не на ту лошадь…

Все это он произнес на одном дыхании и, видимо, остался доволен своей тирадой. После этого Сноу вставил монокль, поклонился молодой девушке и мягко улыбнулся молодому человеку.

— Одну минутку, мистер Сноу, — к ней снова вернулся дар речи, — я не могу допустить, чтобы вы так от нас ушли, ведь мы ваши должники, Фрэнсис и я…

— Сохраните обо мне добрую память, — сказал он тихо, — это будет для меня самой большой наградой, мисс Сеттон.

Она быстро подошла и протянула ему руку.

— Мне очень жаль…

Это было все, что она могла произнести.

В то время как они пожимали друг другу руки, Фрэнсис вышел их комнаты, услышав звон колокольчика у входной двери.

Они не заметили, что остались одни.

Цинтия взглянула на Сноу, и в этом взгляде выразилось бесконечное сострадание.

— Вы слишком порядочны, слишком порядочны для такого образа жизни, — сказала она.

Сноу покачал головой, и она заметила на его лице грустную улыбку.

— Вы ведь не знаете, — сказал он мягко, — не расточаете ли даром свое сострадание… Я кажусь себе подлецом, когда вы жалеете меня.

Не успела она ему ответить, как в комнату ворвался Сеттон в сопровождении Ламбэра и Уайтея.

Увидя вошедших, Цинтия была в первую минуту смущена. Пригласить этих господ в их дом было чересчур большой смелостью со стороны ее брата. Да и само сознание, что их визит был умышленно сопряжен с посещением Сноу, приводило ее в состояние раздражения и протеста.

Первые же слова Фрэнсиса подтвердили ее предположения.

— Цинтия, — сказал он, не скрывая своего ликования, — вот те джентльмены, которых заподозрил мистер Сноу! Не подтвердит ли он свое обвинение в их присутствии?

— М-да, слишком молод, — глубокомысленно заметил Сноу.

— Я знаю, что вы вор, — пошел в атаку Ламбэр.

— Верно, ваше величество! — весело согласился Сноу.

— Знаю, что вы три или четыре раза судились за различные преступления!

— Детский лепет. Что еще, Ламбэр?

— Мне кажется, этого достаточно, чтобы выгнать вас из порядочного дома!

— Достаточно, больше чем достаточно, — улыбнулся своей обворожительной улыбкой Сноу. — Ну, а что скажет мой бледный Уайтей?

— Вы, Сноу… — начал Уайтей.

— Я уже имел случай, — перебил его строго Сноу, — заметить вам, чтобы вы ни при каких обстоятельствах не позволяли себе вольностей с моим именем. Я для вас мистер Сноу, милейший!

— Мистер или не мистер, вы мошенник…

— Что такое?

Выражение лица Сноу смутило даже такого опытного человека как Уайтей.

— Я хочу сказать, вы самый обыкновенный вор, — поправился он.

— Это уже мягче звучит, — сказал Сноу, — дальше!

— Этого достаточно, — ответил Ламбэр.

— Да, по-моему тоже достаточно, — подтвердил Сноу, окинув насмешливым взглядом каждого из мужчин. — Более чем достаточно, — повторил он. — Мы уличены, опозорены, у-ни-что-жены, как сказал бы один мой добрый приятель.

Он вынул из бокового кармана изящный, сафьяновой кожи, бумажник. Своей серебряной отделкой этот бумажник вполне мог привлечь внимание коллекционера. Но один из присутствующих слишком хорошо его знал. Ламбэр быстро подскочил.

— Это принадлежит мне! — крикнул он.

— Увы, Ламбэр, — сказал Сноу, — тут присутствует дама, так что сохрани эту грубую шутку для другого раза.

— Он принадлежит мне, — злобно рычал Ламбэр, — он был у меня украден в ту ночь, когда вы ворвались к «Уайстлерам»! Мистер Сеттон, на прошлой неделе он покинул тюрьму, а сегодня он в нее возвратится! Прикажите позвать полицию?

Юноша стоял в нерешительности.

— Не стоит, — бросил ему Сноу. — Этот бумажник лежал на столе рядом с проигранными вами деньгами. Возьмите. Деньги в целости и сохранности. Можете пересчитать. Я только оставил себе… как сказать… в награду за мою честность, или в виде сувенира — как хотите — пятифунтовую бумажку… комиссионные — что ли?

Цинтия ошеломленно смотрела то на одного, то на другого и ясно заметила, как лицо Ламбэра покрылось смертельной бледностью.

Глава 6

Ламбэр и Уайтей не обменялись ни единым словом пока ехали в автомобиле в контору толстяка. Они неожиданно и поспешно распрощались с Сеттонами и вышли через минуту после ухода Сноу.

Контора уже была закрыта. Друзья вошли в кабинет Ламбэра и бросились в кресла.

— Ну, что скажешь? — спросил Уайтей.

— Фу! — простонал Ламбэр, отирая пот с лица.

— Ну? — повторил Уайтей.

— Уайтей, этот парень нас достал!

Презрительная улыбка кривила лицо Уайтея, когда он изрекал своим пронзительным голосом:

— Тебя легко достать, ты баба, тряпка, ты…

— Послушай, Уайтей, — перебил его Ламбэр, опасавшийся припадков бешенства своего коллеги, — мы должны действовать, надо войти с ним в соглашение, подкупи его!

— Подкупи! — презрительно засмеялся Уайтей. — Подкупить Сноу — дурак! Разве ты не видишь, что он честен! Да, этот парень честен, и его нельзя подкупить! Нельзя!

— То есть, как это?

— Да вот так! — кричал Уайтей, ударяя кулаком по столу. — Ты что ослеп, не видишь? Неужели ты не видишь, что поступки этого вора ненормальны?

Наступило молчание. Уайтей подошел к окну.

— Если мы пошлем туда этого мальчика, — сказал Ламбэр, — он найдет россыпи, и мы спасены.

— Идиот! — заорал на него Уайтей, — к черту россыпи! Речь сейчас не о них! Это все ерунда! Речь идет об уголовном деле, которое грозит нам с тобой, по меньшей мере, двадцатью годами! Полиция по всему свету рыщет в поисках человека, умеющего изготовлять такие банкноты, а Сноу может навести на след! Зачем ты дал мальчишке взаймы эти деньги?

Воцарилось долгое молчание.

— Надеюсь, у тебя здесь ничего нет? — спросил Уайтей.

— Нет… — нерешительно ответил Ламбэр, — всего пара пластинок…

— Идиот! — прошипел Уайтей, — тварь безмозглая! Здесь! Здесь, где они прежде всего будут искать…

— В моем личном сейфе, — сказал толстяк, оправдываясь, — ни у кого, кроме меня, нет ключа к нему…

— Завтра же мы должны их уничтожить, Ламбэр! Скорее я соглашусь оказаться в руках Сноу, чем зависеть от такого идиота, как ты!

Ламбэр молчал. Уже начало темнеть, и Уайтей угрюмо заметил:

— Нет никакого смысла торчать здесь. Пойдем ужинать. В конце концов, может быть, мы напрасно волнуемся…

Он снова занял свое прежнее положение подчиненного. Лишь в минуты злобы он возвышался над своим господином. Эта частая перемена была характерной чертой их взаимоотношений.

Ламбэр снова занял положение начальника.

— Ты слишком много ругаешься, — сказал он, когда они спускались по лестнице. — Ты слишком легко поддаешься пессимизму и, кроме того, когда ты ругаешься, ты становишься невыносимым.

Они отправились ужинать в ресторанчик на Флит-стрит.

— Все равно, — сказал Уайтей, садясь за стол, — мы во что бы то ни стало должны избавиться от этих пластинок. Что касается банкноты, то мы уж как-нибудь вывернемся, тот факт, что она находится у него, скорее на пользу нам, чем ему — он личность подозрительная и значится в списках…

— Это верно, — согласился Ламбэр, — мы их завтра спрячем. Я знаю одно место…

— Сегодня! — твердо заявил Уайтей. — Нет никакого смысла ждать до завтра, нас могут арестовать завтра!.. Завтра мы можем очутиться в тюрьме!

— Значит, сегодня после ужина, — поспешил согласиться Ламбэр, так как чувствовал приближение нового припадка бешенства Уайтея. — Скажи, пожалуйста, что ты узнал о Сноу, кто он такой?

— Оригинал. Сумасброд. Он перепробовал все профессии, начиная от ковбоя до артиста. Он ворует, потому что это доставляет ему удовольствие, так же как другие увлекаются филателией. Это в нем самое существенное. Он был осужден за спекуляцию, которую начал ради шутки, и после отбытия наказания у него вошло в привычку заниматься тем же делом, лишь видоизменяя его…

— Ну, пойдем, — предложил Ламбэр, когда они закончили ужинать.

— Ключ от парадного у тебя? — спросил Уайтей и Ламбэр утвердительно кивнул.

Они медленно пошли вдоль Флит-стрит, которая в это время всегда бывает пустынна, прошли мимо полисмена, проверявшего замки дверей и пожелавшего им доброго вечера, и дойдя до своей конторы, остановились.

— Я все больше и больше прихожу к убеждению, — сказал Уайтей, — что эта экспедиция все-таки нужна… В случае удачи мы бы получили ресурсы, которые могли бы перекрыть эти фальшивки…

— В свое время я тоже об этом думал, — ответил Ламбэр, — но я тогда рассчитывал на… О, черт!

— В чем дело? — спросил Уайтей.

— Да вот… замок — никак не привыкну к нему… ага, вот!

Ключ повернулся, и дверь открылась. Ламбэр запер ее за собой. Они поднялись по темной лестнице на последний этаж. Здесь Ламбэр попросил Уайтея посветить ему, пока он будет открывать дверь конторы.

Этот замок тоже оказал сопротивление.

— Странно, — пробормотал Ламбэр, — очень странно…

— Дай я попробую, — сказал Уайтей и яростно нажал на ключ, но безрезультатно. Во время этой попытки он зацепил ручку, и дверь послушно распахнулась.

— Не заперто, — заметил он, а Ламбэр стал ругаться:

— Идиот Грэн, сколько раз я ему говорил, чтобы он проверял, заперта ли дверь, прежде чем уйти!

В приемной не было электрического освещения, поэтому он зажег спичку, чтобы найти дверь в свой кабинет.

Он достал еще один ключ и, отпирая дверь, сказал:

— Пойдем, поможешь мне. Кто там?

Кто-то находился в кабинете. Он это скорей почувствовал, так как там было совершенно темно.

— Держи дверь, Уайтей! — крикнул он зажег спичку. В ту же секунду послышалось его громкое проклятие.

Сейф… Его личный сейф был взломан!

Затем он различил у письменного стола согнувшуюся фигуру мужчины. Он бросился вперед. Спичка выпала из его рук.

В мерцании гаснувшей спички он успел увидеть, как фигура выпрямилась, и в тоже мгновение получил такой сильный удар стального кулака в лицо, что потерял равновесие и с грохотом упал на спину. Уайтей, стоявший у двери, шагнул вперед, но чьи-то руки схватили его за горло, подняли, как кошку, вверх и с силой швырнули об стену…

— Зажги же спичку! — заорал очнувшийся Ламбэр. — Скорее! Свет, зажги же свет! У окна есть газовый рожок. Черт его побери, чуть не убил меня!

Уайтей дрожащими руками зажег газовый рожок, Ламбэр тяжело встал, он был растрепан, а по лицу струилась кровь. При падении он ударился головой об острый край письменного стола.

Он подбежал к сейфу и стал лихорадочно выбрасывать оттуда бумаги. Вдруг он зарычал, как зверь:

— Нет! Пластинки пропали!

— И черт с ними! — воскликнул Уайтей. — Вот теперь этому Сноу конец! Это был он! Я узнал его!

— Что? Сноу? Не может быть…

— Может, может!

— Что же нам делать? — беспомощно спросил Ламбэр.

— Что делать! — рассмеялся Уайтей, — дел хватит по самое горло! Мы должны разыскать Сноу, уличить его и засадить за решетку! Как видишь, есть что делать!

Глава 7

Петер Муск, занимающий последний этаж, считался образцовым жильцом, так как аккуратно вносил деньги за квартиру.

Из трех комнат одна была гостиной, вторую занимал Сноу — «племянник из деревни», а третья служила Петеру спальней.

Петер как раз читал книжку, в которой описывались похождения великолепного Хэйка, грозы Техаса, когда вошел Сноу.

Закрыв за собой дверь, он громко расхохотался.

Петер посмотрел на него поверх очков и опустил роман на колени.

Сноу вынул из кармана два плоских и тяжелых пакета, завернутых в газетную бумагу, и положил их осторожно на стол. Затем он подошел к камину, на котором горела лампа и стал внимательно осматривать свой костюм.

— В чем дело? Что ты ищешь?

— Кровь, мой Петер, — ответил Сноу, — пролитую человеческую кровь. Я вынужден был немного круто обойтись с одним джентльменом, имея при себе лишь оружие первобытного человека, то есть, кулак!

— Ну? Рассказывай!

— Читай дальше, больше я тебе ничего не скажу.

Петер пожал плечами.

— Предательских пятен нет, — резюмировал Сноу и подошел к столу, на котором лежали пакеты. Он вынул из кармана еще одну плоскую, круглую коробку и нажал на пружину. Крышка коробки поднялась с тихим звоном.

— Да ведь это компас, — заметил Петер удивленно.

— Верно, мой Петер, это компас, причем особенный. Он умышленно сделан так, чтобы неверно указывать части света.

— Зачем? — спросил Петер.

— Вот и я хотел бы знать, зачем это им понадобилось…

Развернув пакеты, Сноу обнаружил две металлические пластинки со странной гравировкой…

Сноу торжествующе рассмеялся.

— Ты затеваешь что-то непонятное, — сказал Петер. — Я же вижу, что ты затеваешь…

— Да, я затеваю кое-что, — ответил Сноу, тщательно заворачивая пластинки. — И если бы полиция нашла здесь эти штучки, я отправился бы за решетку лет на семь, да и ты тоже как соучастник!

Даже при слабом освещении комнаты можно было заметить бледность Петера.

— Это дело так опасно? — спросил он шепотом, — если ты так много ставишь на карту — то что же это?

— Фальсификация, — спокойно ответил Сноу. — Фальсификация банкнот, денежных знаков королевства Великобритании.

— Закопать, — пролепетал Петер.

— Не возражаю, — ответил Сноу. — Я отнесу их в надежное место…

— Куда? Будь осторожен, не попадись и не втяни меня в эту историю, я не хочу возвращаться в тюрьму! Брось их в реку, найми лодку внизу на площади Ватерлоо, — говорил он быстрым шепотом, пока Сноу собирался уходить.

Сноу направился к Лондонскому мосту. По дороге он встретил полисмена, который, как на беду, знал его и поэтому весьма радостно окликнул его. Сноу никак не разделял его радости, но счел за лучшее остановиться, чтобы не вызвать подозрений.

— Ну, мистер Сноу, — хохотнул полисмен, — как вижу, вы опять на свободе! Ну-ну… Решили исправиться?

— Настолько, — сказал Сноу, — что вы, сэр, сможете с меня брать пример.

Он знал, что из его кармана выглядывают злополучные пакеты, знал, что полисмен со скуки начнет интересоваться их содержимым… Оглянувшись, он заметил приближающееся такси и поднял руку.

— Любопытно, какую авантюру вы затеяли на этот раз, — весело сказал полисмен.

— Это секрет, — ответил Сноу. В эту минуту возле них остановилось такси. — В Скотленд-Ярд, — бросил он шоферу и повернулся к полисмену.

— Как вы думаете, застану я сейчас главного инспектора Фельса?

— Инспектора Фельса? — изменил тон полицейский, — не могу вам сказать, мы мало что знаем о чиновниках Скотленд-Ярда… А зачем он вам?

— Очень сожалею, что не могу удовлетворить вашего любопытства, — ответил Сноу, садясь в машину, — но я сообщу инспектору, что вас это сильно мучает…

Машина тронулась, и Сноу видел через заднее окошко, что полисмен продолжает озадаченно качать головой…

За письменным столом сидел дежурный инспектор и что-то сосредоточенно писал.

— Я бы хотел видеть мистера Фельса, — сказал Сноу.

— Фамилия?

— Сноу.

— Не знаю. По какому делу?

Вместо ответа Сноу шагнул к письменному столу и скрестил два пальца.

Инспектор что-то промычал и снял телефонную трубку.

— Один из наружных… хочет говорить с мистером Фельсом… Да.

Он повесил трубку:

— Сорок семь, — сказал он, — вы знаете, как пройти.

Сноу не знал, но довольно быстро отыскал сорок седьмую комнату.

Инспектор Фельс вот уже двадцать лет занимался особо сложными криминальными делами. Это был коренастый невысокий человек, лысый, с коротенькой козлиной бородкой. Вздернутый нос, высокий лоб, кроткие голубые глаза и масса морщинок от постоянного смеха никак не соответствовали образцу сурового сыщика.

— Господи, Сноу, голубчик, — вскричал сыщик, — входите же, входите!

Он открыл ящик письменного стола и вынул сигары. Он всегда радовался своим клиентам, а Сноу был его особенным любимчиком, хотя, как ни странно, он со Сноу еще никогда не встречался… по долгу службы.

— Хотите сигару?

Сноу выбрал себе «Суматру» и закурил.

— Что вам угодно? Исповедь?.. О! Вы, вероятно, хотите кого-нибудь посадить за решетку. Мне сказали по телефону, что один из наружных меня желает видеть.

Сноу отрицательно покачал головой.

— Я это сказал затем, чтобы меня беспрепятственно допустили к вам… Один старый арестант, которого я встретил в тюрьме, ознакомил меня с условным знаком. — Он вынул из кармана пакеты и положил их на стол.

— Это мне? — спросил с сомнением сыщик.

— Вам, Ястребиный Глаз, — ответил Сноу.

Сыщик развернул пакет и издал удивленный вскрик, увидев его содержимое.

— Да… но… — сыщик покачал головой. — Ведь это не ваша работа? Это не по вашей части. Откуда оно?

— Это единственное, чего я вам не сообщу, — спокойно ответил Сноу, — но если вы желаете знать, то я вам объясню, как я их добыл. Я взломал дверь и нашел это в денежном сейфе одной конторы.

— Когда?

— Этой ночью.

Инспектор нажал кнопку электрического звонка, и в комнату вошел полисмен.

— Разослать по всем участкам извещение: в случае поступления сведений о взломе конторского помещения, жалобщика поставить под надзор.

Полисмен записал приказ и вышел.

— Я разослал это на тот случай, если вы не измените своего решения.

— Я вам этого не сообщу, — решительно сказал Сноу. — Во-первых, вам оно принесет мало пользы, если вы не знаете, где находится место изготовления денежных знаков. Во-вторых, у такой шайки имеется масса вспомогательных средств, и если вы захотите ее накрыть, то вам в руки попадет лишь хвост, а тело ускользнет…

— Я бы мог поставить их под надзор, — начал инспектор.

— Ха! — возразил Сноу, — надзор окажется безрезультатным! Они вмиг раскроют вашего агента, они узнают его по сапогам, по подбородку… Я знаю ваших людей и смог бы их распознать и в толпе! Нет, это не то…

— Дальше! Возьмите еще сигару, — подбодрил его инспектор.

— Нет, благодарю вас, — сказал Сноу серьезно. — Я прошу вас обратить весь ваш пытливый ум, весь ваш опыт на дело, которое касается, как вас, так и меня. Малейшая оплошность может все провалить…

Он помолчал минуту, встал и зашагал по комнате.

— В тюрьмах много говорят о шайке, которая распространяет фальшивые банкноты, и не только английские, но и иностранные, — начал он.

— Не в одних только тюрьмах, дорогой мой Сноу, — перебил его инспектор, — нам бы очень и очень хотелось взять эту шайку. — Он взял одну из пластинок. — Хорошо сработано, но без оттиска трудно судить…

— Предположим, — Сноу наклонился к инспектору и продолжал серьезным тоном, — предположим, что это дело рук именно этой шайки — предположим, что я могу напасть на их след…

— Ну?

— Вы бы приняли меня к себе?

Одно мгновение они смотрели друг на друга, потом складочки вокруг глаз инспектора задрожали и он разразился неистовым смехом.

— Инспектор, — сказал с упреком Сноу, — вы меня обижаете!

Этот протест не подействовал на инспектора, он продолжал смеяться так, что слезы потекли у него из глаз.

— Ах, черт возьми, ну и развеселили же вы меня! — Он встал, достал из стенного шкафа какие-то бумаги и положил их на стол.

— Ваши злодеяния, — сказал он. — Опись ваших преступлений!

Сноу ничего не ответил и только задумчиво почесал подбородок.

— По моему подсчету, — медленно продолжал инспектор, — вы за вашу короткую, но темную карьеру были осуждены в совокупности на восемьдесят лет тюремного заключения.

— Порядочно, — заметил Сноу.

— И вы хотите, чтобы я не смеялся, если после этого вы приходите ко мне, говорите, что хотите исправиться и поступить в отделение уголовной разведки! Но, серьезно, — продолжал он тише, — можете вы помочь нам в этом деле?..

Сноу утвердительно кивнул.

— Думаю, что да, — ответил он, — если я смогу пробыть еще неделю на свободе.

— Попробуйте, — улыбнулся Фельс.

— Попробую, — улыбнулся Сноу.

Глава 8

Лондон никогда не спит. Абсолютной тишины в нем никогда не бывает.

Далеко за полночь, когда уже давно умолк трудовой шум, раздается еще дребезжание трамваев и гудки автомобильных рожков. Затем на некоторое время наступает сравнительная тишина, но вскоре вдали раздаются пронзительные гудки паровозов и грохот вагонов маневрирующего состава товарного поезда где-то вдали на ранжировочной станции с ее световыми сигналами, стрелочниками, сцепщиками и т.д. Новый день начался. Зятем начинают громыхать рыночные повозки, направляющиеся в Ковент-Гарден, все больше и больше начинает катиться по улицам колес, шум все нарастает, на башне раздается глухой бой часов и пешеходы начинают стучать каблуками по тротуарам.

Метавшийся в постели Ламбэр все это слышал, даже больше, до него доносились звуки, происхождение которых нужно было искать в его воображении. Перед его дверью вдруг замирали чьи-то шаги, возбужденно перешептывались какие-то голоса… Ему чудилось бряцание цепей от стальных наручников… Временами он ненадолго впадал в дремоту, потом вдруг снова вскакивал с постели. Холодный пот выступал у него на всем теле, и он напряженно вслушивался в ночную тьму. Маленькие часы на камине мирно тикали: «десять лет, десять лет». Он не вытерпел, соскочил с кровати и, завернув часы в полотенце и халат, сунул их под диван, чтобы не слышать этого ужасного пророчества.

Всю ночь в его пылающей голове мелькали планы бегства, если таковое потребуется…

Если пластинки у Сноу, что он станет с ними делать? Трудно предположить, чтобы он их отнес в полицию. Скорее всего он ими воспользуется для шантажа. Если дело обстоит так, то не все потеряно. Уайтей в таком случае найдет выход, он отъявленный мерзавец без совести и жалости… Ламбэр ужаснулся… Нельзя же в самом деле думать об убийстве, — подумал он.

На днях он прочитал статью, в которой доказывалось, что лишь четыре процента всех убийц Лондона удалось поймать… Если на этот раз каким-нибудь чудом все сойдет благополучно, он начнет честную жизнь. Он откажется от маклерства, от типографии и займется исключительно алмазными россыпями. Если при учреждении общества и не все было законно, то это сойдет с рук, коль скоро дело будет доведено до благополучного конца… Другие ведь сумели нажить миллионы и тем самым заставили забыть о своих прежних темненьких Делишках…

На рассвете он впал в беспокойную дремоту, но стук в дверь заставил его вскочить с кровати. Его охватил безумный ужас и взгляд его невольно обратился к ночному столику, где лежал револьвер.

— Открой, Ламбэр, — раздался снаружи нетерпеливый голос Уайтея, и Ламбэр дрожащими руками открыл дверь.

В комнату, ворча, вошел Уайтей. По его виду нельзя было предположить, что он тоже провел бессонную ночь.

— Хорошо, что ты живешь в гостинице, а то я бы не достучался… Но что я вижу? На кого ты похож?! — выпалил Уайтей и неодобрительно покачал головой.

— Молчи, Уайтей, я провел ужасную ночь, — сказал Ламбэр и, налив воды в таз, ополоснул лицо.

— Я вообще не ложился, — возразил Уайтей, — а похож ли я на мокрую курицу? Надеюсь, что нет! А между тем, ты валялся в кровати, а я бегал, как гончая, в поисках Сноу… И не зря! Я разыскал его! — торжествующе заявил он.

Ламбэр, вытиравший лицо мохнатым полотенцем, пристально на него посмотрел.

— Но ты ведь его не… — произнес он осторожно.

— …не убил, нет, нет, если ты это хочешь спросить, — перебил его Уайтей. — Нет, я не убил его, не умирай от страха… Кстати, он живет на Боруг-стрит…

— Как ты это разузнал? — спросил Ламбэр.

— Хватит болтать! Одевайся! — приказал Уайтей. — Оставь Сноу в покое и займись лучше алмазами!

— То же самое и я думал, — сказал Ламбэр. — Не отправиться ли нам самим туда?

— Самим отправиться… в Центральную Африку? Ты с ума сошел! Жара… Лихорадка… Брр… Нет, никогда! Я пойду к мисс Сеттон, объясню ей, представлю все в таком свете, будто мы зависим от ее милосердия… Я договорился с молодым Сеттоном встретиться здесь…

— Как?

— Так, — ответил Уайтей, — по телефону.

— А что со Сноу и пластинками?

— Шантаж, — довольно улыбаясь, ответил Уайтей.

— Так я предполагал. А что Сеттон?

— Он явится сюда к завтраку, одевайся скорее!

Через полчаса они снова встретились в большом вестибюле гостиницы. Ванна и парикмахер привели Ламбэра в надлежащий вид, но все же после столь тревожной ночи он с черной шелковой повязкой на голове выглядел очень скверно.

Ровно в девять часов явился Сеттон. Он держался крайне важно, как будущая знаменитость. Они втроем направились в ресторан.

Фрэнсис Сеттон был очень непостоянен. Он мог выйти из дому с одним твердым намерением, а через час вернуться с совершенно другим, но таким же твердым намерением. Хуже всего было то, что он этого даже не замечал.

Недавно он явился к Ламбэру с твердым намерением прекратить с ним знакомство. Теперь же он пришел к нему в совершенно другом состоянии духа. Это был визит примерного ученика к учителю.

— Нам нужно о многом переговорить, — начал Ламбэр, когда они сели за стол. — Из-за наглости этого мерзавца Сноу, который считает себя вашим другом, я об этом вчера совершенно забыл…

— С удовольствием, — поспешил ответить Сеттон. — Это похоже на Цинтию — возиться с таким негодяем, как Сноу, но смею вас заверить…

Ламбэр перебил поток красноречия широкой улыбкой.

— Мой мальчик, — сказал он великодушно, — я вас ни в чем не виню — не так ли, Уайтей?

Уайтей утвердительно кивнул.

— Я знаю Сноу, — Ламбэр указал на свою забинтованную голову, — вот его почерк!

— Господи! — воскликнул юноша, — не хотите же вы сказать, что…

— Вот именно, — снова перебил его Ламбэр. — Прошлой ночью, когда я возвращался к себе в гостиницу, этот Сноу напал на меня с дюжиной бандитов — не так ли, Уайтей?

— Да, это правда, — подтвердил тот.

— А полиция? — заволновался молодой человек. — Ведь его можно было арестовать!

— Полиция ничего не стоит, — возразил Ламбэр. — Они все заодно с ним… Нет, мой мальчик, вы, по-видимому, понятия не имеете о продажности полиции! Я бы вам мог рассказать такие истории, что волосы бы дыбом встали!

Посетовав еще немного на продажность властей, он, наконец, сказал, отставив свою тарелку:

— Однако перейдем к делу. Вы обдумали мое предложение?

— Да, я очень много думаю о нем, — ответил юноша.

— Я полагаю, необходимо будет составить договор или что-нибудь подобное.

— О, конечно… Я рад, что вы об этом напомнили. Мы еще сегодня утром об этом говорили, не правда ли, Уайтей?

Уайтей кивнул, украдкой зевая.

— Я только боюсь, что ваша сестра питает к нам недоверие, — продолжал Ламбэр. — Я очень сожалею об этом. Это даже обидно. Она находится под впечатлением, будто мы хотим завладеть планом. Ничего подобного! Мы даже видеть его не хотим! Насколько нам известно, поток находится на северо-западе Алеби-ленд. Нет, в самом деле, — уверял Ламбэр, — мы не думаем, что этот план может пригодиться — не так ли, Уайтей?

— Да, — ответил он рассеянно, — нет, хотел я сказать…

— Мы хотим послать вас туда, чтобы удостовериться в правильности наших предположений.

Таким образом они его уговаривали почти час, обсуждали все подробности экспедиции, описывали таинственную романтику джунглей, льстили будущему начальнику экспедиции, который был на седьмом небе от счастья.

Но оставалось еще преодолеть сопротивление Цинтии Сеттон.

— Это пустяки, — беззаботно бросил Фрэнсис.

Компаньоны, в отличие от него, отдавали себе ясный отчет о предстоящих трудностях общения с молодой леди.

Вскоре они подошли к дому Сеттонов.

Фрэнсис нажал кнопку электрического звонка и вдруг повернулся к своим спутникам.

— Между прочим, кому принадлежит эта россыпь? Вам или моему отцу?

Неожиданность этого вопроса застала Ламбэра врасплох.

— Ваш отец открыл ее… — сказал он необдуманно.

Уайтей вовремя пришел на помощь.

— Но мы ее учредили, — закончил он тоном, не допускающим никаких возражений.

Глава 9

Цинтии Сеттон исполнилось двадцать два года. Она была не только красива, она обладала очарованием античных статуй. У нее были темно-каштановые волосы, голубовато-серые глаза, прямой нос и очаровательные алые губы.

— У нее фигура женщины, а глаза ребенка, — описывал ее наружность Сноу, — и она меня пригласила на чашку чая…

— И ты не пошел, — сказал Петер, одобрительно качая головой. — Чувствовал, что твое присутствие может скомпрометировать этот невинный цветок… Понимаю…

— По правде сказать, — ответил Сноу, — я из-за этой истории с Ламбэром совсем позабыл об этом свидании…

Они находились в квартире Петера, и птичье пение аккомпанировало их беседе.

Сноу посмотрел на часы. Было десять часов утра.

— Я должен ее навестить, — сказал он, обращаясь больше к себе, и тут же начал подыскивать подходящий повод. — Затея Сеттона… компас… план… скрытые сокровища и тому подобные вещи… Любопытно, а, Петер?

Глаза Петера заблестели из-за роговых очков, и он дрожащими руками стал искать на полке какую-то книгу.

— Тут у меня есть одна книга, она тебе может пригодиться. — Он вынул книгу, стер с нее пыль и подал ее Сноу. — Вот она! «Черноокий Ник или сокровищница в подземельи»!

Сноу взял книгу, перелистал и, возвращая Петеру, сказал:

— Замечательно, положи ее к моей пижаме, я ее прочту перед сном.

Для Сноу было всегда облегчением, когда Петер его оставлял одного, чтобы отправиться за покупками. Закупки доставляли Петеру огромную радость и им предшествовало тщательное составление списка.

— На пару пенсов птичьего корма, чай, сахар, дрова, лавочнику сказать, чтобы прислал полцентнера угля, яйца, немного шпига — ты ведь любишь шпиг, Сноу, не правда ли? Немного сушеной лососины, ребро — хочешь ребро?.. И молодой картошки… Кажется все…

Сноу наблюдал в окно, как Петер вышел на улицу, и когда тот скрылся за углом, он направился в свою спальню и начал переодеваться.

Четверть часа спустя он направился к дому Сеттонов.

Открывшая ему горничная сказала, что мисс Сеттон сейчас занята, но все же пропустила его в маленькую библиотеку.

— Одну минутку, — сказал Сноу. Он вынул записную книжку, вырвал из нее листок, написал пару строчек и отдал горничной. — Передайте это.

Цинтия была занята бесплодным и бесполезным разговором относительно предполагаемой экспедиции ее брата, когда горничная передала ей сложенную записку.

Она развернула ее и покраснела.

— Хорошо, — сказала она горничной и смяла записку.

— Мне кажется, нет никакого смысла продолжать этот разговор, — обратилась она к присутствующим, — моего совета не спрашивают. Если мой брат намерен взять на себя риск, что ж, пусть отправляется, каково бы ни было мое мнение относительно этого.

— Но, мисс Сеттон, — горячо возразил Ламбэр, — вы неправы! Дело не только в плане, который вы так любезно нам предоставили…

— Предоставила моему брату, — поправила она его.

— Совершенно верно! Но дело не только в этом, — продолжал он, — нам было бы желательно, чтобы вы одобрили наш большой проект. Для нас это очень важно, мисс Цинтия…

— Мисс Сеттон, — поправила она его.

— Для нас это означает гораздо больше, чем вы предполагаете. Я вполне откровенно сознаюсь: основываясь на сообщениях вашего отца, я учредил общество, я затратил на снаряжение этой экспедиции большие деньги, я отправил вашего отца в Африку… а теперь меня беспокоят акционеры. «Где ваша россыпь?» — спрашивают они. А теперь, — его голос понизился до проникновенного шепота, — вы меня обвиняете! Не так ли, Уайтей?

— Действительно, — подтвердил тот.

— Но я мог применять только честные средства, — продолжал он. — Мне необходим был план, а вы отказывались его выдать. Не мог же я произвести взлом в вашей квартире!

— Удивительно, что вы это говорите, — ответила она, — действительно странно, что после моего отказа отдать план в этом доме дважды пытались произвести взлом.

— Странно! — сказал Ламбэр.

— Невероятно! — поддакнул не менее удивленный Уайтей.

— Вот так. А сейчас — извините, у меня дела, — сказала она, выходя из комнаты.

Она вышла из комнаты, и Сноу, ожидавший ее в маленькой библиотеке, встал ей навстречу.

Легкая краска покрыла ее щеки, когда она, удостоив его легким поклоном, кивнула на кресла.

— Очень любезно с вашей стороны, мисс Сеттон, что вы меня принимаете, — сказал Сноу.

Ее задело, что он себя держал так непринужденно. Мало надежды на успех может иметь мужчина, который так беспечно относится к своему позорному прошлому.

— Я… Я вам осталась должна эту встречу, — ответила она. — Я хотела бы… — она запнулась.

— Да? — Сноу поднял голову. — Что вы хотели?

— Нет, ничего, — ответила она, чувствуя, что краснеет.

— Вы хотели бы мне помочь, — сказал он улыбаясь, — но, мисс Сеттон, полсвета хотело бы мне помочь, но я безнадежно погиб, я неисправим, так и смотрите на меня…

Как бы легко он ни относился к вопросу о своей реабилитации, все же его интересовало, какое впечатление на нее произведет его отказ от помощи. Ему стало легче на душе, но с другой стороны ему это несколько мешало, когда он увидел, что его самооценка ее удовлетворила.

— Я пришел сегодня к вам, — продолжал он, — в связи с одним делом, которое имеет для вас огромное значение. Не будете ли вы так добры ответить мне на несколько вопросов?

— Пожалуйста, — просто ответила она.

— Ваш отец был исследователем?

— Да.

— С Центральной Африкой он был знаком очень хорошо?

— Да… очень хорошо!

— Он открыл россыпь… алмазную, кажется?

Она, смеясь, покачала головой.

— Это еще требуется доказать, — сказала она. — Он слышал от туземцев об изумительной реке… они ее называли «Потоком алмазов», потому что ее русло было усеяно алмазами, которые под воздействием воды были отшлифованы и блестели… Это были, вне всякого сомнения, настоящие алмазы, так как мой отец приобрел некоторое количество у местного населения…

— Затем, как я предполагаю, — сказал Сноу, — он возвратился домой и вступил в переговоры с Ламбэром?

— Да, это так, — сказала она, удивляясь, какой оборот принял их разговор.

Сноу задумчиво кивнул.

— Конец этой истории мне известен, — сказал он. — Я постарался узнать обстоятельства, при которых скончался ваш отец. Вы получили от тамошнего наместника план?

— Да… но…

Он улыбнулся.

— У меня нет никаких тайных целей, но я бы с удовольствием взглянул на этот план… и прежде чем вы мне откажете, мисс Сеттон, разрешите вас заверить, что я не любопытен, не тщеславен и не корыстен.

— Я вам верю, мистер Сноу, — сказала она, — подождите, я вам его сейчас принесу…

Через минуту она вернулась со свертком, из которого достала грязный клочок бумаги и вручила его бывшему арестанту.

Он подошел к окну и внимательно стал его разглядывать.

— Я вижу, что исходная точка помечена названием Таченгли… Где это?

— В джунглях Алеби, — ответила она, — до Таченгли дорога обследована. Отсюда мой отец стал зарисовывать местность, собирая данные у туземцев, — этот план он лично составил…

— Я вижу, — ответил он и снова стал изучать план. Затем он вынул из кармана компас, который нашел у Ламбэра. Он его положил на стол рядом с планом, вынул второй компас и положил рядом с первым.

— Вы замечаете разницу, мисс Сеттон?

Она взглянула на инструменты.

— Один со стрелкой, у второго же она отсутствует, — ответила она.

— Да, верно, вращается весь циферблат, — подтвердил он. — А больше вы ничего не замечаете?

— В остальном я не вижу разницы, — заметила она, покачав головой.

— Где север на циферблате?

Она указала на букву N.

— А где стрелка показывает север?

Она задумалась, так как тонкая чувствительная стрелка маленького компаса указывала север гораздо восточнее, чем он был на циферблате большого компаса.

— Что это означает? — спросила она и их взгляды встретились.

В этот момент Фрэнсис выходил из гостиной в сопровождении Ламбэра и Уайтея.

— Не сердитесь на мою сестру, — говорил он, — через некоторое время она согласится со мной! Что поделаешь, женщина есть женщина!

— Понимаю, мой мальчик, понимаю, — сказал Ламбэр. — Мы оба понимаем, не так ли Уайтей?

— Конечно, — подтвердил тот.

— Но несмотря на это, она, по всей вероятности, обидится, если вы уйдете не попрощавшись… Где мисс Сеттон? — спросил он горничную.

— В маленькой библиотеке, мистер Сеттон.

— Идемте! — сказал Сеттон. Они направились к библиотеке, и он открыл дверь.

— Цинтия, — начал было он.

Мисс Сеттон и Сноу стояли, наклонясь над столом, перед ними лежали оба компаса. То, что увидел Сеттон, увидели и те двое. Ламбэр стрелой промчался мимо молодого человека к столу и, схватив свою собственность, сунул ее в карман.

— Так вот что вы замышляете! — зашипел он. — Этому человеку мало меня шантажировать, мало вломиться в мою контору и украсть ценные чертежи…

— Что это значит, Цинтия? — спросил Фрэнсис.

Он побледнел от злости и голос его звучал сурово.

Сноу пришел на помощь Цинтии.

— Разрешите мне, — сказал он.

— Ничего я вам не разрешу, — неистовствовал юноша, — если вы сейчас же не уберетесь, я прикажу вас выбросить! Я не потерплю в своем доме арестанта!

— Дело вкуса, — невозмутимо ответил Сноу. — Если вы в своем доме терпите Ламбэра, то вы должны терпеть кого угодно.

— Я с вами потом разочтусь, — угрюмо пообещал Ламбэр.

— Чего же вы медлите? — улыбнулся Сноу. — Мистер Сеттон, — продолжал он серьезно, — этот человек убил вашего отца, он убьет и вас.

— Я не нуждаюсь в вашей лжи, — ответил Сеттон, — вот дверь!

— Очень красивая дверь, — заметил Сноу, — но я сюда явился не для того, чтобы любоваться дверями. Предложите Ламбэру показать вам компас, который он приобрел для экспедиции вашего отца. Отправьте его в Гринвич и попросите астрономов сказать вам, на сколько градусов он отклоняется от нормы. Это отклонение будет равняться приблизительно одной миле. На такое же расстояние отклонится и человек, пользуясь таким компасом, если, возвращаясь из джунглей, захочет сократить расстояние!

— Фрэнсис, ты слышишь? — воскликнула его сестра.

— Глупости, — презрительно заметил Сеттон. — Какую же цель мог преследовать Ламбэр? Не для того же он затратил целое состояние, чтобы потерять отца в джунглях! Эта история неубедительна, так как если бы мой отец не возвратился с планом, то и вся экспедиция была ни к чему!

— Правильно! — зааплодировал Ламбэр и торжествующе улыбнулся.

Сноу ответил на улыбку улыбкой.

— Насколько я понимаю, суть дела заключалась не в возвращении вашего отца, — сказал он, — а в том, что мог ли кто-либо после того, как россыпь была найдена, снова найти туда дорогу без патентованного компаса Ламбэра!

Тонкие нити заговора понемногу распутывались в глазах Цинтии. Она смотрела то на Сноу, то на Ламбэра.

— Понимаю, понимаю, — шептала она. — Фрэнсис, — вскрикнула она, — неужели ты не понимаешь, что все это означает?!

— Я понимаю, что ты глупа, — ответил он грубо, — если вы завершили свою ложь, то можете идти, Сноу!

— Я имею еще кое-что добавить, — сказал Сноу, беря свою шляпу, — если вы не хотите понять, что Ламбэр — величайший злодей, гуляющий на свободе, я бы хотел еще добавить для вашего вразумления, что он пресловутый член шайки «Пять голов», фальшивомонетчик, фальсификатор как банкнот, так и континентальных ценных бумаг…

— Вот дверь, — сказал Сеттон.

— Ваш разговор удивительно однообразен, — улыбнулся Сноу и, учтиво поклонившись Цинтии, вышел.

Глава 10

За сорок два года своей жизни Альфонс Ламбэр перебывал пайщиком множества предприятий, причем, по низости своей души, с самого начала своей карьеры он избирал предприятия более чем сомнительного свойства. Он умышленно шел наперекор законам цивилизации.

Все что Сноу о нем сказал, было истинной правдой.

Он был фальшивомонетчиком, связанным тысячами нитей со своими коллегами на континенте и принимавшем участие в операциях, от которых страдали биржи всего мира.

Приблизительно через неделю после посещения Сеттонов Уайтей как-то за обедом сказал:

— Чего тебе не хватает, Ламбэр — это лоска и мужества, Когда на твоем пути встречаются малейшие затруднения, ты становишься беспомощным… После столкновения со Сноу, — продолжал Уайтей, — ты охотно бы бросил все предприятие, ты бы это сделал, Ламбэр! Стоит тебе встретить такого мерзавца, как Сноу, выпущенного на свободу воришку, как ты уже начинаешь думать о том, куда бы скрыться!

— Я боялся, что Сеттон сам меня отстранит…

— Глупости! — отрезал Уайтей, — не мог он этого сделать без ущерба для себя! Мальчишки в его возрасте всегда хотят что-нибудь делать, чтобы доказать, что они взрослые!

— И тем не менее, — сказал Ламбэр, — ты в ее глазах — сатана.

После обеда они направились к Сеттонам.

Юноша сидел посреди разбросанных кругом всевозможных планов, карт и каталогов. Он был в одной рубашке, курил трубку и казался довольным собой.

— Входите и выбирайте себе место где сесть, если сможете, — пригласил он их. — Я дам знать Цинтии, что вы пришли!

Он позвонил и приказал горничной позвать сестру.

— Мне удалось ее уговорить отдать план, — продолжал он.

Ламбэр облегченно вздохнул, а в глазах Уайтея засверкал радостный огонек.

— Вас это, может быть, удивит, я даже сам ни разу не видал этого плана, не считая мимолетного взгляда, но после всего шума, поднятого вокруг него, боюсь, что он окажется просто старой бумажкой…

В эту минуту в комнату вошла Цинтия Сеттон. Она удостоила Уайтея еле заметным кивком головы, не взглянув на Ламбэра.

Ламбэр, знавший толк в женщинах, заметил, что она была необыкновенно красива. Впервые он смотрел на нее как на женщину, а не как на противника, и это радовало его.

Она остановилась у стола, за которым сидел ее брат, и серьезно посмотрела на него.

Уайтей увидел в ее руках сверток и мысленно потер руки.

Она молча вынула, из свертка два листа бумаги. Первый являлся подлинным планом. Он был грязен и помят. Второй лист был новым. Его-то она и развернула на столе перед братом.

Он вопросительно посмотрел на сестру.

— Да, — сказала она, отвечая на его взгляд, — это копия, но я взяла для сравнения и оригинал. — Она положила старый план рядом. — Копия точна, — сказала она.

— Да, но на какого дьявола тебе нужна копия?

Она молча сложила оригинал.

— Копия тебе, — ответила она, — оригинал я оставлю у себя.

Сеттон слишком обрадовался плану, чтобы интересоваться причудами сестры. Когда он стал разглядывать его, мужчины подошли к столу.

— Странно, — сказал Сеттон, — почему отец шел по дуге?..

— Мне кажется сейчас удобный момент объясниться, — шепнул Ламбэр своему другу и повернулся к Цинтии.

— Мисс Сеттон, — начал он, — во время моего последнего посещения, не по моей вине, естественно, произошел неприятный инцидент… Человек, которого я не могу назвать иначе как…

— Опасной личностью, — подсказал Уайтей.

— Опасной личностью, — повторил он, — возвел на меня дикие и безрассудные обвинения, затрагивающие мою честь. Этот тип, который побывал во всех тюрьмах…

— Думаю, — перебила его Цинтия и покраснела при этом, — нам незачем вдаваться в жизнеописание мистера Сноу.

— Как вам будет угодно. — Я бы хотел только добавить, что этот человек, этот Сноу, только в одном был прав…

— В чем же? — спросила Цинтия.

— Только в одном… Компас, которым пользовался ваш отец действительно был не совсем точным…

Цинтия пристально смотрела на него.

— Он был неточен, — продолжал Ламбэр, — и этот факт я обнаружил лишь сегодня. Было изготовлено четыре компаса, из них два были у вашего отца, а два находились у меня в сейфе…

— Для чего нужно было четыре компаса? — спросила Цинтия.

— Это очень просто, — поспешно ответил Ламбэр. — Я звал, что если мистеру Сеттону посчастливилось бы, то необходимо было снарядить еще экспедицию, а как деловой человек, я и покупал с расчетом… Таким образом, моя осторожность сделала возможной экспедицию вашего брата. Мы теперь в состоянии проследить путь вашего отца, пользуясь точно таким же компасом, какой был у него!

Цинтия ничего не ответила. С некоторых пор брат с его проектом отступил для нее на второй план. В ее жизни появился новый интерес, и она увлеклась им, хотя не хотела в этом сознаваться, так как это было величайшим сумасбродством.

Преступник, не вызывающий даже интереса каким-нибудь большим романтическим злодеянием. Обыкновенный воришка, несмотря на его респектабельность и честные глаза…

Ее брату предстояло отправиться на розыски потока алмазов. Она была достаточно обеспечена, чтобы не беспокоиться о том, найдет он его или нет. Конечно, она хотела, чтобы выводы ее отца оправдались, но и с этой точки зрения экспедиция ее не воодушевляла.

Отец существовал в ее воображении как неопределенная тень мужчины, имевшего со своей семьей мало общего. Он мало времени проводил в семье, причем, дети были ему всегда помехой и их веселый смех раздражал его.

Всю свою любовь она отдала брату. В дни, когда еще богатое наследство не избавило ее от нужды, все ее заботы были направлены на благополучие брата. Она сквозь пальцы смотрела на его пустые увлечения, но неотступно следила, чтобы они не вылились в порок.

Она вспомнила, как при первой встрече со Сноу чуть не заплакала и улыбнулась этому воспоминанию.

Фрэнсис отправится в Африку и вернется назад: в этом она не сомневалась. Но если ее сердце все же волновалось, то причина была совсем в другом…

Все это промелькнуло у нее в голове, когда она стояла у стола, делая вид, что слушает разговор, в действительности же им не интересуясь. Все же она насторожилась, когда Ламбэр вновь коснулся щекотливой темы.

— Не понимаю, зачем он вмешался, — сказал он, отвечая на какой-то вопрос Сеттона, — в ту ночь, когда он проник к «Уайстлерам», — предостерегающий кашель заставил его изменить направление разговора. — Вобщем, не нам судить этого воришку, возможно, что он думал таким образом легко раздобыть деньги. — Уайтей снова кашлянул и он, посмотрев на часы, сказал: — О, мне пора, я должен еще в Паддингтоне встретиться кое с кем! Не проводите ли вы меня, мистер Сеттон? Мне еще нужно с вами кое о чем переговорить…

Сеттон с удовольствием принял приглашение и ушел переодеваться.

Неожиданно Цинтия сказала:

— Я вам не помешаю, джентльмены, если тоже поеду в Паддингтон?

Ламбэр оторопело уставился на нее, но, почувствовав толчок Уайтея, пришел в себя.

— О, сочтем за счастье, мисс Цинтия!

— Мисс Сеттон, — поправила она его.

По улице они с Ламбэром шли впереди.

— Я рад, мисс Сеттон, что вы сумели отделить правду от лжи… Этот мелкий мошенник…

Ее сердце забилось, когда она услыхала эхо своих собственных мыслей. Было абсурдно, что посредственность преступных талантов Сноу приводила ее в отчаяние, но это было так.

— Да, — продолжал Ламбэр, — мелкий и жалкий… Его стоит только пожалеть…

Минут пять они шли молча. Наконец она заговорила.

— Как вы думаете, нельзя ли воздействовать на такого человека, как Сноу?

— Нет, ни в коем случае, мисс Сеттон, — сказал Ламбэр, — На таких, как он, может воздействовать только тюрьма.

Цинтия вздохнула.

— Скверный человек… — Начал было снова Ламбэр, когда они вошли в вокзал.

Цинтия холодно кивнула и отошла в сторону, подозвав брата.

— Я пойду домой… Видимо, ты окончательно решил принять участие в экспедиции.

— Ну конечно, — раздраженно ответил он. — Ради Бога, Цинтия, не начинай сначала!

Она пожала плечами и только собиралась ему возразить, как к ним подбежал торжествующий Ламбэр.

— Идите сюда! — крикнул он.

Они обогнули станционное здание, как вдруг она, побледнев, остановилась, как вкопанная.

Им навстречу шла под охраной двух вооруженных полисменов дюжина арестантов в жалком тюремном одеянии. На руках у них были наручники. Арестанты были скованы попарно.

В первом раду шел Сноу, веселый, сияющий, ничуть не стыдясь своего позорного положения.

Увидя Цинтию, он густо покраснел и опустил глаза.

— Что ж, Ламбэр, — пробормотал он, — за это я тебе когда-нибудь отплачу.

Глава 11

— Шестьсот тридцать четвертый! К начальнику!

— Ты меня удивляешь, верный страж мой, — иронически сказал Сноу.

— Без дерзостей, — оборвал его тюремщик, — вы в этом месяце и так уже много провинились…

Сноу ничего не ответил. Он вышел из своей камеры и спустился по железной лестнице.

Капитан Карден сидел за письменным столом. Он недружелюбно взглянул на вошедшего.

То, что он недолюбливал именно этого арестанта, имело свои основания.

— Мне доложили, — процедил он, — что вы снова надерзили одному чиновнику.

Сноу ничего не ответил.

— Вы, верно, полагаете, что, просидев полжизни в тюрьме, можете себя здесь чувствовать, как дома — так, что ли?

Сноу и на это ничего не ответил.

— Я не с такими, как вы, справлялся, и не сомневаюсь в том, что и вас укрощу!

Сноу взглянул на него и сказал:

— Господин начальник, я тоже в некотором роде укротитель.

Начальник покраснел от злости, так как в тоне арестанта ему послышалась ирония.

— Вы наглец, — начал он, но Сноу перебил его.

— Мне надоела эта тюремная жизнь, — резко заявил он, — держу пари сто против одного, что вы не знаете, что я этим хочу сказать. Мне надоела эта тюрьма, этот ад!

— Отвести его обратно! — заревел начальник. Он уже не сдерживал свою ненависть. — Я научу вас хорошим манерам! Отхлестать я вас прикажу, вот что!

Два тюремщика с дубинками в руках вывели Сноу из кабинета. В камеру они его не толкнули, а швырнули. Через четверть часа дверь снова отворилась и они вошли в камеру. У одного в руках поблескивали наручники.

Сноу был к этому готов. Он безропотно повернулся к ним спиной и они надели ему на руки наручники. Капитан Карден особенно любил применять эту меру наказания.

— Обломаем, — говорил начальник главному смотрителю. — Я знаю его! Недавно я получил от одного из моих друзей письмо, в котором он мне многое рассказал о нем…

— Если его кто-нибудь и может усмирить, так это господин начальник, — сказал смотритель.

— Я тоже так думаю, — ухмыльнулся капитан Карден.

В это время вошел надзиратель и передал главному смотрителю письмо. Тот, взглянув на адрес, передал его своему начальнику.

Капитан Карден вскрыл конверт и вынул письмо. Содержание письма было, видимо, необычным, так как он его перечитал трижды.

«Предъявительнице сего, мисс Цинтии Сеттон, разрешено свидание с № 634 (Джон Сноу). Свидание должно быть частным. Смотритель присутствовать не должен».

Письмо было подписано лично министром внутренних дел и на нем был штемпель министерства.

Начальник поднял глаза. Его лицо выражало полное недоумение.

— Что это означает? — спросил он и передал лист главному смотрителю.

Тот, прочитав его, пожал плечами.

— Это против правил… — начал он, но начальник нетерпеливо перебил его.

— Оставьте меня с вашими правилами, — прикрикнул он. — Перед нами приказ министерства внутренних дел: против него вы не пойдете! С ней кто-нибудь есть?

— Да, господин начальник, чиновник из Скотленд-Ярда, я передал вам его визитную карточку…

Карточка упала и начальник сначала не заметил ее.

— «Главный инспектор Фельс», — прочел он, — пригласите его первым.

Через несколько секунд в комнату вошел инспектор Фельс и, здороваясь с начальником, весело улыбнулся.

— Может быть, вы нам можете объяснить, что это означает, мистер Фельс, — спросил начальник, вертя в руках письмо.

Фельс покачал головой.

— Я никогда не даю никаких объяснений, — сказал он. — Было бы напрасной тратой времени объяснять поступки своего начальства… Я также получил предписание…

— Посетить арестанта?

Он передал начальнику официальную бумагу.

— Я говорил с дамой, она ничего не имеет против, если я навещу мистера Сноу первым, — заметил он.

Начальнику не понравилось слово «мистер».

— Я многое могу понять, — сказал он раздраженно, — но я никак не пойму, что вас заставляет величать арестанта «мистером» — вас, инспектор, с вашей опытностью…

— Привычка, мистер, привычка, — мельком заметил Фельс, — нечаянно вырвалось…

Начальник прочел второй приказ, гласивший то же, что и первый.

— Лучше вы посетите его первым, — сказал он и выразительно посмотрел на главного смотрителя. — Этот человек нарушил правила и теперь несет небольшое, совсем легкое наказание…

— Гм… да… — медлил сыщик. — Простите, это не та ли тюрьма, в которой скончался арестант по имени Галлерс?

— Да, — ответил начальник холодно, — у него был сердечный припадок.

— Он тоже был наказан, — заметил Фельс.

— Это только безответственные люди так говорят, — возразил начальник тюрьмы.

— Говорят, что он был наказан таким же образом, как теперь Сноу, что у него был приступ, но он не имел возможности позвонить… из-за условий «легкого» наказания.

— Не будем терять время, — сказал капитан Карден.

— Само собой разумеется, — ответил сыщик.

Начальник шел впереди. Они поднялись по железной лестнице и дошли по коридору до камеры, в которой находился Сноу. Начальник открыл дверь и они вошли. Сноу сидел на стуле и не трогался с места. Лишь увидев Фельса, он медленно встал.

— Итак, мистер Фельс, если вы имеете что-то сказать этому человеку, то говорите, — заметил начальник.

— Я надеюсь, — Фельс говорил вежливо, но тем не менее достаточно твердо. — Я надеюсь, что могу говорить с ним с глазу на глаз.

Начальник нехотя согласился:

— Если вы на этом настаиваете, конечно, — он направился к выходу.

— Простите, — остановил его Фельс. — Было бы желательно, чтобы вы приказали снять с него наручники.

— Делайте то, что вам велит долг службы и разрешите мне пользоваться своим правом, — возразил, задетый за живое, начальник. — Закон предоставляет мне право наказания!

— Хорошо, сэр, — ответил Фельс. Он обождал, пока захлопнулась за начальником дверь, и обернулся к Сноу.

— Мистер Сноу, — сказал он, — я послан сюда министерством внутренних дел со странным поручением… я понимаю, что вам надоела тюремная жизнь…

— Милый Фельс, — устало признался Сноу, — никогда еще жизнь в тюрьме не казалась мне такой скучной, как на этот раз.

Фельс улыбнулся. Он достал из кармана лист мелко исписанной бумаги.

— Я разгадал тайну вашего осуждения. — Он помахал бумагой перед глазами арестанта. — Список ваших преступлений, мой милый Сноу!

Арестант промолчал.

— Ни разу, сколько я мог проследить, вы не стояли перед судьей или присяжными. — Он взглянул на Сноу, но тот был непроницаем.

— Несмотря на это, — продолжал сыщик, — вы, по моим сведениям, сидели в семнадцати тюрьмах по семнадцати особым приказам об аресте, из которых каждый был подписан судьей и скреплен печатью министерства внутренних дел…

Сноу пожал плечами.

— В 19… году вас доставили в гленфордскую тюрьму по приказу, подписанному в Дэвице. Но я не могу найти никаких бумаг относительно вашего осуждения каким-либо судом в Дэвице…

Сноу упорно молчал. Инспектор медленно и задумчиво продолжал:

— Перед вашим заключением в «Гленфорд» носились разные слухи о беспорядках в этой тюрьме. Арестованные устроили мятеж, а начальника и смотрителей обвиняли в жестокости по отношению к арестантам…

— Да, припоминаю что-то в этом роде, — сказал Сноу безразлично.

— Десятого мая вас доставили в тюрьму. Первого августа, на основании приказа министерства, вы были выпущены на свободу. Третьего августа начальник тюрьмы, его заместитель и главный инспектор были отстранены от должности и уволены со службы…

Он взглянул на Сноу.

— Ну и что? — спросил тот.

— Несмотря на то, что вы в августе были выпущены на свободу, вас уже пятого сентября доставили под полицейской охраной в исправительное заведение Престона. В Престоне что-то было не в порядке, мне кажется…

— Да, мне тоже кажется, — ответил Сноу.

— На этот раз, — продолжал сыщик, — вы просидели шесть месяцев и когда вы были выпущены на свободу, трое надзирателей были уволены, так как передавали подследственным письма… М-да, нельзя сказать, чтобы вы были счастливой звездой для этих заведений, мистер Сноу, — продолжал он иронически, — наоборот, вы везде оставляли следы таинственного несчастья и никто, кажется, не мог найти толкового объяснения вашему пребыванию там…

По лицу Сноу скользнула улыбка.

— Неужели главный инспектор лично потрудился прибыть сюда из Лондона ради того, чтобы сообщить мне эти удивительные и в высшей степени загадочные выводы?

Сыщик встал.

— Не то чтобы ради этого, мистер Сноу… Что я могу вам сообщить нового? Вы ведь и сами знаете, что были… откомандированы сюда… Единственно чего вы не знаете, это о новом приказе…

— Новом? — Сноу поднял брови.

— Да, новом, — повторил сыщик. — Министерство внутренних дел откомандировало вас на колониальную станцию, и я здесь, чтобы привести в исполнение этот приказ.

Сноу звякнул наручниками.

— Я бы не хотел сейчас покидать Англию, — сказал он.

— Но вы это сделаете, мистер Сноу. Где-то течет поток алмазов и корабль с некоторым количеством мошенников, поставивших себе целью отыскать его, уже достиг суши…

— Так они действительно отправились…

Он был разочарован и не старался этого скрыть.

— Я надеялся еще побыть на свободе, чтобы этому воспрепятствовать… Но какое это имеет отношение к колониальной станции?

— Разве не имеет?

Фельс подошел к стене, где находился звонок и позвонил.

— Здесь вас ожидает еще гость, который вам это разъяснит, — сказал он и покинул Сноу, который ругал на чем свет стоит все министерства в целом и министерство внутренних дел в частности.

Через десять минут снова открылась дверь.

Сноу не был подготовлен к этой встрече и когда вошла гостья, он густо покраснел. Молодая леди была очень бледна и не заговорила пока не закрылась дверь за смотрителем. К Сноу за это время вернулось самообладание.

— Боюсь, что не смогу быть в достаточной мере предупредительным, — пробормотал он, — свобода моих движений в настоящее время несколько ограничена…

Цинтия улыбнулась.

— Вы, вероятно, не ожидали меня здесь увидеть, — начала она. — В своем отчаянии я обратилась в министерство внутренних дел с просьбой дать мне возможность повидаться с вами. Кроме вас ведь никто на всем белом свете не в состоянии разобраться в этой злополучной экспедиции и в людях, предпринявших ее…

— Вы свободно получили разрешение на свидание со мной? — спросил он.

— Более или менее, — ответила она. — Все закончилось хорошо.

— Это естественно, мисс Сеттон, — кивнул Сноу. — Я старый клиент, и ко мне они должны относиться предупредительно.

— Прошу вас, не говорите так, — сказала она, понизив голос. — Вы меня огорчаете. Я бы очень хотела, чтобы вы мне… помогли, но если вы так легкомысленно разговариваете… и… так легко относитесь к своему положению, то мне это больно… правда, очень больно…

— Мне очень жаль, — продолжал он, опустив глаза, — что я вас расстроил. Теперь прошу вас объяснить, что привело вас ко мне. Вот стул, он не особенно удобен, но он единственный, который я могу предложить вам.

Она отказалась и стоя начала свой рассказ.

Ее брат, Ламбэр и Уайтей отправились в путь, взяв с собой копию плана.

— Я не очень беспокоилась за эту экспедицию, — сказала она, — так как предполагала, что план моего отца достаточно точен, чтобы разыскать по нему этот волшебный поток. Чиновники министерства колоний, которых посетил мой брат, были того же мнения…

— Зачем он ходил в министерство? — спросил Сноу.

— Чтобы получить разрешение на право изыскания алмазных россыпей на британской земле. Как вы понимаете, это государственное владение. По прибытии в Африку брат послал мне телеграмму, что все обстоит благополучно. Вдруг я получаю из министерства колоний срочное предложение принести план на Даунинг-стрит. Я исполнила это. Они стали проверять план, измерять расстояния и сравнивать их с масштабом другой карты…

— Ну и?..

— Ну, — она пожала плечами, — экспедиция бесполезна. Если поток алмазов не находится на португальской стороне, то его не существует вообще.

— Так он не на британской земле?

— Нет, он по ту сторону границы.

Сноу нахмурился.

— Что я могу сделать? — спросил он.

— Подождите, — сказала она поспешно, — я вам еще не все сказала. Если план моего отца точен, то алмазный поток — миф, так как указанное моим отцом место они точно установили, и там нет ни леса, ни реки, а вся местность представляет собой большую высохшую пустошь.

— Вы им рассказали о неправильном компасе?

— Перед отъездом Фрэнсиса Ламбэр был со мной очень откровенен. Он показал мне свой неправильный компас и другой, точный. Я ясно видела отклонение и, что еще важно, я точно заметила разницу, благодаря чему чиновники министерства могли произвести вычисление. Брату была послана телеграмма, но он уже успел покинуть берег…

— План при вас?

Она достала сложенный вдвое листок и протянула его Сноу. Он не взял его, так как его руки были в наручниках и вдруг она поняла, почему он покраснел.

— Откройте его и дайте мне взглянуть.

Он внимательно рассмотрел план и затем спросил:

— Но откуда в министерстве колоний узнали, что мне известно… Понимаю, это сделали вы!

Она утвердительно кивнула.

— Я находилась в безвыходном положении. Я потеряла в той стране отца… А теперь я начинаю беспокоиться за брата. У меня ведь нет никого, к кому я могла бы обратиться за советом…

Она вдруг умолкла, испугавшись себя: этот человек со стриженной головой и скованными руками мог понять, какое большое место он занимал в ее сердце…

— Здесь есть какая-то ошибка или загадка, требующая разъяснения, — произнесла она, — отец был очень осторожным человеком и не принадлежал к тем, которые делают необдуманные шаги. Единственное, что мы знали, это то, что река находится на британской земле.

— Но граница могла ведь измениться за это время, — сказал Сноу.

— Нет, этот вопрос я выяснила. Граница была установлена в 1875 году и с тех пор осталась без изменений.

Сноу взглянул на план, а затем на Цинтию.

— Я вас завтра навещу, — сказал он.

— Но… — она удивленно взглянула на него.

— Я думаю, что смогу завтра получить отпуск…

В замке повернулся ключ, и тяжелая дверь медленно открылась. Снаружи стоял начальник с мрачным, не предвещавшим ничего хорошего лицом, главный смотритель и Фельс.

— Срок истек, — буркнул начальник.

Сноу взглянул на сыщика. Тот кивнул…

— Сними наручники, Карден, — сказал Сноу.

— Что?!!

— Покажи ему приказ, Фельс, — продолжал Сноу, и сыщик послушно вручил остолбеневшему начальнику бумагу.

— Вы отстранены от должности, — коротко сказал Сноу, — будет назначено расследование вашей деятельности в качестве начальника тюрьмы. Я — капитан Амброзий Грэй, инспектор тюрем Его Величества.

Руки главного смотрителя сильно дрожали, когда он открывал замок на наручниках.

Глава 12

Декабрь. Над городом расстилается серый, густой и липкий туман. Редкие прохожие стараются поскорей укрыться в домах. В таких случаях ничего нет лучшего, чем сидеть в теплом уютном уголке возле камина.

Вот в такую-то погоду Сноу отправлялся с вокзала на площади Ватерлоо в Саутгемптон.

Он занял купе первого класса и, сев к окошку, начал обдумывать письмо, которое собирался отправить Цинтии перед отплытием в Африку. Накануне вечером она была так спокойна, так невозмутима и деловита, что он просто не в состоянии был ей сказать всего, что хотел, да и распрощались они как-то совсем неопределенно. Он задумчиво смотрел в окно, как вдруг заметил Цинтию, идущую вдоль вагонов. Он вскочил и открыл дверцу купе.

К этой встрече он не был готов… Он начал горячо восхвалять погоду, забыв, что дождь хлещет по окнам вагона, и горячо благодарить ее за то, что она пришла его проводить.

Нельзя сказать, что она его считала в эту минуту очень остроумным, он это заметил по ее улыбке — но что может сказать мужчина, чье сердце так переполнено, что сковывает язык?

Время пролетело очень быстро, и уже раздался свисток кондуктора.

Сноу вскочил.

— Жаль… Я ничего не успел вам сказать…

Она мягко улыбнулась.

— У вас еще будет масса времени, — сказала она спокойно. — Я тоже еду в Саутгемптон.

Когда поезд тронулся, он счастливый и благодарный, сел на свое место. Что он собирался сказать, было легко себе представить. Случай был самый подходящий, но он опять начал восхвалять погоду, и она вполне могла допустить, что он сошел с ума. Затем он полчаса употребил на то, чтобы рассказать ей, как ему прислали слишком большой шлем и описывал ей свой вид в нем.

Она терпеливо слушала.

Поразительно быстро поезд достиг станции Саутгемптон и остановился у пароходной пристани. Сноу глубоко вздохнул и, посмотрев в лукавые глаза Цинтии, улыбнулся.

— Действительно скверная погода, мисс Сеттон, — произнес он печально, — небо плачет, Англия скорбит о потере своего сына или чего-то наподобие…

Они вышли из поезда.

Сноу одновременно хотелось и отдалить тягостный миг прощания, и ускорить его, чтобы сократить пытку ожидания этого тягостного мига. Он бормотал нечто бессвязное, время от времени однообразно повторяющееся и, наконец, попрощавшись, пошел на пристань.

Он поднялся на палубу своего парохода, отыскал без помощи стюарда свою каюту, бросил в угол чемодан и замер в глубокой задумчивости…

Пароходный гудок вернул его к действительности. Сноу вышел из каюты, бесцельно прошелся по палубе, заполненной пассажирами и провожающими, окинул взглядом мокрую пристань…

Квартирмейстер шел по палубе заунывно повторяя:

— Провожающих просят сойти на берег… Провожающих просят сойти на берег…

Его тягучий голос раздражал Сноу, и он решил спастись от него в салоне.

Войдя в салон, он остолбенел.

Цинтия Сеттон улыбалась ему своими волшебными глазами!

— Вы… как же… Я бесконечно благодарен… вы решили проводить меня… Я не мог предполагать…

В салон заглянул квартирмейстер.

— Кто еще желает сойти на берег? Снимают последний трап…

Сноу безнадежно посмотрел на нее и, тяжело вздохнув, произнес:

— Если вы не хотите, чтобы вас отвезли в Центральную Африку, вам…

— А я хочу, чтобы меня отвезли в Центральную Африку, — ответила она, — иначе я не знаю, зачем покупала билет…

Сноу остолбенел.

— Но… как же так… Ваш багаж…

— Мой багаж находится в моей каюте, конечно, — сказала она невинно, — разве вы не знали, что я еду с вами?

Сноу ничего не ответил.

Когда через пять дней пути горный конус Тенерифа скрылся из виду, Сноу начал отдавать себе отчет в происходящем.

— Я непростительный эгоист, — сказал он, — я должен был уговорить вас сойти с парохода в Санта-Крус, но у меня не хватило мужества.

— Я бы все равно осталась, — сказала она. — Не забывайте, капитан Грэй, что во мне течет кровь путешественника, исследователя.

— Называйте меня лучше Сноу, — сказал он.

— Ну, мистер Сноу, — поправилась она, — хотя это звучит немного фамильярно, да, о чем я начала говорить?

— Вы гордились своим происхождением, — ответил он, — пододвинув себе складное кресло, — а мы внимательно слушали.

Некоторое время она молчала, глядя на бурное море.

— Мое положение очень серьезно, — сказала она вдруг. — Эта страна отняла у меня отца, а теперь отнимает брата…

— Ну, до вас она не доберется, — процедил он сквозь зубы. — Такого безумия я не допущу. Вы должны вернуться. В Бассаме мы встретим пароход, находящийся на обратном пути, и я…

Она громко рассмеялась.

— Мы должны быть готовы к худшему, — продолжал он. — Ламбэр, убедившись, что алмазный поток находится за португальской границей, может пойти на…

— Какую цель, по-вашему, преследовал Ламбэр, давая моему отцу неточный компас? — перебила она его.

— Мне кажется, он сделал это для того, чтобы ваш отец не мог вторично разыскать россыпь. Я убежден, что Ламбэр сделал все, чтобы кто-либо другой не мог использовать план, если бы он случайно попал в чужие руки.

— Зачем же они тогда ловили Фрэнсиса? — спросила она удивленно.

— Это была единственная возможность заполучить план, и, кроме того, беря с собой сына погибшего исследователя, они некоторым образом укрепляли свою позицию.

Это был единственный разговор, который они вели поэтому поводу. В Сьерра-Леоне их багаж перегрузили на «Пинто-Коло», маленькое португальское каботажное судно, и они спокойно поплыли вдоль берега, причем каждые две-три мили пароход становился на якорь и выгружал бочки с немецким ромом.

И вот ранним утром, когда над маслянистой водой стоял густой белый туман, пароход снова стал на якорь. Здесь начиналась прибрежная полоса.

— Ну, вот мы и приехали, — сказал Сноу час спустя, когда лодка причалила к берегу. Он обратился к высокому худому туземцу, стоявшему поодаль.

— Ты давно видел здесь белых людей?

— Масса, — ответил чернокожий и продолжал на своем наречии.

Цинтии эта тарабарщина была совершенно непонятна. Она смотрела то на туземца, то на Сноу, который внимательно и напряженно вслушивался в то, что говорил чернокожий.

— Кого ты подразумеваешь под белым человеком, который умер? — спросил он.

Раньше чем черный успел ответить, его внимание привлекло кое-что другое и он поднял голову. Над ними медленно кружилась птица.

Он вытянул руки и слегка свистнул. Птица камнем упала на берег, тяжело поднялась, шатаясь, сделала несколько шагов и свалилась набок.

Туземец нежно поднял ее — это был голубь. Вокруг красной лапки резинкой была прикреплена белая полоска бумаги. Сноу осторожно вытянул бумажку, расправил ее и прочитал.

«Д. Е. Хуссасу.

Мистер Ламбэр и мистер Уайтей достигли

миссионерской станции Алеби. Они уведомляют, что

открыли алмазную россыпь и сообщают, что Сеттон

месяц тому назад умер от лихорадки.

X. Сандерс.»

Он медленно перечитал послание. Цинтия беспокойно наблюдала за ним.

— Что там написано? — спросила она. Сноу тщательно сложил бумагу.

— Не думаю, чтобы это предназначалось нам, — ответил он.

Глава 13

На территории К'Хасси трое сидели за ужином. Коренастый, в грязном свитере — Ламбэр, тощий, с желтым небритым лицом — Уайтей. Он только что перенес второй припадок лихорадки и руки его предательски дрожали. Третьим был Сеттон. Они ели безвкусную речную рыбу, которую выудил им их проводник, и упорно молчали. Они заговорили, когда, окончив трапезу, вышли на берег реки.

— Значит, конец, — мрачно сказал Ламбэр.

Уайтей ничего не ответил.

— Эта экспедиция стоила три тысячи фунтов и не знаю уж сколько лет моей жизни, — продолжал Ламбэр, — и ко всему, мы находимся в тысяче миль от берега.

— В четырехстах, — перебил его нетерпеливо Уайтей, — но могли бы быть и в четырех тысячах…

Наступило молчание.

— Куда течет эта река? — не унимался Ламбэр, — ведь должна же она куда-нибудь течь!

— Через гостеприимную деревню каннибалов, — мрачно ответил Уайтей, — и если ты думаешь сократить путь, то оставь эту речку в покое!

— И не существует никакого алмазного потока… Никаких алмазов… Чертовски гениальный исследователь ваш отец, Сеттон!

Юноша задумчиво смотрел на реку и молчал.

— Чертовски гениальный, — повторил Ламбэр.

Сеттон повернул к нему голову.

— Не затевайте со мной ссоры, — негромко произнес он, — если вы это сделаете, я вас…

— Ну! Если я это сделаю?!. — Ламбэр был в таком состоянии, что готов был ссориться с каждым.

— Если вы это сделаете, я вас застрелю, — ответил Сеттон и снова уставился на реку.

Ламбэра это предупреждение не успокоило.

— К чему это, к чему это, Сеттон? Ну что за манера разговаривать так с…

— Заткни свою глотку! — заорал на него Уайтей, — очень нам нужна твоя болтовня! Нам нужен выход!

Это был результат четырехмесячных скитаний, причем каждый день они все дальше углублялись в джунгли. Португальской границы они не достигли, так как выяснилось, что план неправилен. В нем были указаны маленькие деревушки, мимо которых они ни разу не проходили, затем, когда они, наконец, наткнулись на одну деревню, помеченную в плане выяснилось, что в окружности одной только мили существует двадцать деревень под тем же названием!

Все дальше они углублялись в джунгли, теряя одного за другим своих носильщиков. Они вели переговоры с мирным населением Алеби, сражались с немирными жителями джунглей, выдержали трехдневную осаду татуированного племени К'Хасси, получив сомнительную помощь малодушного населения внутренней полосы. Концом экспедиции было то, что они вынуждены были позорно возвращаться обратно той же дорогой.

— Другого пути нет, — настаивал Ламбэр.

Различные мысли проносились в голове Сеттона, мрачно смотревшего на тихое течение реки. В книгах подобные экспедиции кончались иначе! Цинтия будет смеяться! Ему теперь уже жутко становилось при этой мысли. А другой, этот вор, этот Сноу… Он тоже будет смеяться… Никаких алмазов, никакого золота, никакого потока! Мечта умерла. Перед ним была река. Лениво ползла она сотни миль и вытекала в море, где стояли пароходы, отправлявшиеся в Англию… в Лондон.

Он вскочил на ноги.

— Когда мы уезжаем? — спросил он.

— Уезжаем? — Ламбэр взглянул на него.

— Мы должны возвратиться тем же путем, каким пришли, — сказал юноша. — Лучше всего нам сейчас же отправиться в путь — носильщики бегут от нас, еще прошлой ночью двое ушли… У нас нет больше консервов, у нас осталось приблизительно по сто патронов на человека… Я предлагаю завтра на рассвете выступать! — закончил он с ноткой истерики в голосе.

Еще до восхода солнца маленькая экспедиция тронулась в обратный путь по направлению к морю.

Три дня их никто не беспокоил. На четвертый они натолкнулись на группу охотников племени К'Хасси, что было нежелательно, так как они надеялись пробраться через землю К'Хасси без серьезных конфликтов. Группа эта бросила охоту на слонов и начала более прибыльную охоту на людей. К счастью экспедиция успела достичь открытого места, где могла защищаться. На пятый день их проводник, который шел за носильщиками, разразился диким воплем. Сеттон и Уайтей отправились узнать в чем дело, и он им рассказал, что видел несколько чертей. Следующей ночью он схватил полено, подкрался к одному из носильщиков, с которым был в дружеских отношениях, и размозжил ему череп.

Сошедшего с ума проводника привязали к дереву.

— Что нам делать?! — злился Ламбэр. — Не можем же мы его оставить — он умрет с голоду или освободиться, что еще хуже!

Они оставили вопрос открытым до утра, и приставили к проводнику стражу.

Утром носильщиков собрали под предводительством нового проводника и караван тронулся в путь. Уайтей шел последним. Вдруг Ламбэр, идущий в середине колонны, услышал револьверный выстрел, через некоторое время второй. Он ужаснулся и стер пот со лба.

Вскоре Уайтей нагнал их. Он был бледен.

Ламбэр испуганно взглянул на него.

— Что ты сделал? — прошептал он.

— Вперед! Пошел вперед! — бросил тот. — Ты слишком много спрашиваешь! Я слишком хорошо знаю, что я сделал! Разве я мог допустить, чтобы он умер голодной смертью, а?

Они добрались до Алеби-ленд и раскинули здесь свой лагерь.

Тут-то и пришла Ламбэру в голову мысль, которую он пока никому не излагал, но тщательно взвешивал, молча шевеля распухшими губами.

Они находились в туземной деревне, население которой было по отношению к ним настроено дружелюбно, и потому они решили здесь отдохнуть три дня. Под вечер второго дня, когда они сидели у костра, Ламбэр изложил свой план.

— Вы представляете, дорогие спутники, навстречу чему мы идем? — спросил он.

Никто ему не ответил.

— Я иду навстречу банкротству так же как и ты, Уайтей! Сеттон готовится стать всеобщим посмешищем в Лондоне и, — добавил он, наблюдая реакцию на свои слова, — отдает на позор имя своего отца!

Он посмотрел на юношу и продолжал:

— Я и Уайтей учредили общество — выманили у публики деньги… Алмазные россыпи… Красочные проспекты и тому подобное… все хорошо обдумано!

Он заметил, как Уайтей задумчиво кивнул, а Сеттон смутился.

— Мы возвращаемся…

— Если мы возвратимся… — промычал Уайтей.

— Не болтай глупостей! — прикрикнул на него Ламбэр. — Конечно, мы возвратимся… самое трудное позади, нам не нужно больше защищаться. Мы приближаемся к цивилизации…

— Ну а дальше, дальше, — перебил его Уайтей, — что будет, когда мы возвратимся?

— Да, — сказал Ламбэр, — когда мы возвратимся, мы вынуждены будем сказать: «Леди и джентльмены, дело в том что…»

— Откровенно говоря… — подсказал Уайтей.

— Откровенно говоря… россыпи не существует…

— Увы, — развел руками Уайтей.

— Но, — оживился Ламбэр, — послушайте! Что нам мешает сказать, что мы открыли алмазную россыпь?! Мы можем изобрести поток… сделать из него высохшее русло… мы видели сотни мест, где в мокрое время года протекают ручейки! Что если мы, возвратившись назад, набьем карманы гранатами и нешлифованными алмазами… Я могу в Лондоне достать такие…

Глаза Уайтея сверкнули.

Но Сеттон стал возражать:

— Вы с ума сошли, Ламбэр! Неужели вы думаете, что по возвращении я стану лгать? Не воображаете ли вы, что я приму участие в таком обмане… и пожертвую именем и памятью отца? Вы с ума сошли!

Его спутники молча переглянулись.

Во время следующего перехода Сеттона свалил с ног приступ тропической малярии. Путешественники вынуждены были из-за этого непредвиденного инцидента разбить лагерь на берегу высохшей речушки.

Ламбэр и Уайтей ушли в заросли. Никто из них не проронил ни слова, но каждый догадывался, о чем думает другой.

— Ну? — сказал, наконец, Уайтей.

Ламбэр избегал его взгляда.

— Для нас это разорение… А если бы он был благоразумен, мы могли бы решить наши проблемы…

Снова наступило молчание.

— Что, ему плохо? — спросил вдруг Ламбэр. Уайтей пожал плечами.

— Не хуже, чем мне уже было дюжину раз. У него это первый приступ.

Затем снова наступило молчание, которое нарушил Уайтей.

— Мы его не можем нести — у нас остались только два носильщика, а до первой миссионерской станции осталось приблизительно пятьдесят миль…

Побродив еще по лесу, они молча возвратились в свой маленький лагерь, где метался в бреду Сеттон.

Ламбэр постоял рядом с ним, пошевелил губами и сказал:

— С ним нужно покончить, — он достал из кармана записную книжку. — Хотя мы и верим друг другу, но все же лучше пусть это будет черным по белому…

Он написал две записки одинакового содержания. Уайтей сперва колебался, но затем все-таки подписал…

…Уайтей разбудил чернокожего, который состоял при них переводчиком, а теперь и носильщиком.

— Вставай, — сказал он сердито, — возьми ружья, разбуди второго и — марш, только живей!

Через несколько минут маленький отряд уже шел по темной тропинке. Впереди — туземец с фонарем для защиты от диких зверей. Вдруг туземец остановился и обернулся к Ламбэру.

— Я не вижу молодого массу.

— Иди дальше, — ответил недовольно Уайтей. — Масса ведь скоро умрет.

Чернокожий двинулся дальше. В этой стране, где утром люди вставали здоровыми, а вечером их хоронили, смерть считалась обычным явлением.

Через три дня они достигли пограничной миссионерской станции, и гелиограф возвестил их прибытие наместнику Сандерсу.

Глава 14

Трехнедельный отдых, мягкие кровати, миссионерский стол и бритва сделали свое дело. Ламбэр почувствовал вкус к жизни. У него была очень удобная память, необычайно избирательная. На миссионерскую станцию прибыл, наконец, наместник, полновластный хозяин этого края — Сандерс. Он стал их расспрашивать, но ввиду изнуренного состояния участников экспедиции, он не потребовал от них подробного отчета и спокойно выслушал, что поток алмазов открыт, а из описания местности заключил, что это на британской земле… Он был разочарован, но не подавал виду.

Ни один человек, которому поручено стоять на страже благополучия туземцев, не может обрадоваться открытию во вверенной ему области драгоценных россыпей или рудников. Такие богатства всегда пахнут кровью.

На первый взгляд кажется странным, что наместник не потребовал тогда у Ламбэра и его компаньонов образчиков этой россыпи, но Сандерс был человеком простым, непритязательным, не встречавшим подобное в своей практике, и, откровенно говоря, не знавшим, что ему нужно было в таких случаях делать.

— Когда умер Сеттон? — спросил Сандерс, на что получил точный ответ.

— Где?

При этом вопросе они замялись и заявили, что это место находится в ста милях отсюда.

Сандерс быстро высчитал.

— Нет, гораздо ближе, — сказал он.

Они допустили возможность ошибки, и Сандерс, оставив вопрос открытым, не стал их больше расспрашивать, зная по собственному опыту, что память изнуренных людей ненадежна. Он расспросил носильщиков, но и у них не получил точного ответа.

— Масса, — начал проводник на своем наречии, — это было на одном месте, где близко друг от друга растут четыре дерева, два красных дерева и два каучуковых.

Так как леса Алеби-ленд главным образом состоят из красных и каучуковых деревьев, то наместник ничего определенного и не узнал.

Четырнадцать дней спустя они достигли маленького прибрежного городка, где находилась резиденция Сандерса.

Пережить в Центрально-Западной Африке одно разочарование за другим, возвратиться кое-как к исходной точке экспедиции, напрочь позабыв как о тяготах похода, так и о двух убийствах, переступить порог вполне комфортабельного дома и — оказаться вдруг лицом к лицу с человеком, о котором твердо знаешь, что он сидит в камере одной из тюрем Англии — о, это кого угодно лишит самообладания! Именно это произошло с двумя негодяями, когда они увидели Сноу в гостиной дома наместника.

Они молча посмотрели друг на друга, причем оба исследователя не обнаружили больше на лице Сноу его обычной лукавой улыбки. Он был совершенно серьезен.

— Что вы сделали с Сеттоном? — спокойно спросил он.

Они не ответили. Сноу повторил свой вопрос.

— Он умер, — ответил, наконец, Уайтей. — Он умер от лихорадки. Это очень печально, но умер…

Уайтея впервые в жизни охватил гнетущий страх. В голосе Сноу звучал какой-то непонятный повелительный тон, будто он вдруг взял на себя роль судьи. Ни Уайтей, ни Ламбэр никак не могли осознать, что человек, требующий у них объяснений, был тем же самым, которого они видели на вокзале в арестантском халате!

— Когда он умер?

Они ответили торопливо и одновременно.

— Кто его похоронил?

Снова они заговорили вместе.

— У вас ведь были с собой два туземца… Вы им ничего не сказали? Вы даже не приказали вырыть могилу?

— Мы сами его похоронили, — Ламбэр снова обрел дар речи, — потому что он был белым и мы тоже белые — понимаете?

— Понимаю.

Он достал со стола лист бумаги. Они увидели на нем набросок какой-то местности и угадали, что это место их изысканий.

— Покажите место, где вы его похоронили. — Сноу положил карту на стол.

— Нечего показывать! — к Ламбэру вернулось самообладание. — Сноу, что вы себе позволяете? Кто вы такой, черт вас возьми, что позволяете себе допрашивать нас? Какой-то беглый каторжник…

— Что это за разговор о каком-то алмазном поле? — продолжал Сноу свой допрос тем же бесстрастным тоном. — Правительству ничего неизвестно о таком поле — или потоке. Вы заявили наместнику, что нашли алмазное поле. Где оно?

— Пойди сам и поищи, — вскипел Уайтей, — наглец! Мы никого не расспрашивали, а пошли и нашли!

Он широко пошагал к выходу. На пороге обернулся и угрожающе бросил:

— Мы завтра покинем берег и первое, что мы сделаем по прибытии в цивилизованную гавань — это заявим о вас… поняли? Нечего арестантам шататься по британским владениям!

На лице Сноу заиграла улыбка.

— Мистер Уайтей! — сказал он мягко, — вы завтра не покинете берег. Пароход уйдет без вас.

— Вот как!

— Пароход уйдет без вас, — повторил он. — Без Уайтея и без Ламбэра.

— Что вы хотите этим сказать?

Сноу взял со стола карту и указывая на место, помеченное крестиком, сказал:

— Где-то здесь, вблизи высохшего русла реки умер человек. Я хочу иметь доказательства его смерти и знать все подробности, прежде чем я вас отпущу…

Каким-то необъяснимым инстинктом преступники всегда чувствуют, что перед ними — представитель власти.

— Что вы этим хотите сказать, мистер Сноу? — спросил Уайтей, катастрофически теряя самоуверенность.

— То, что сказал, — ответил тот спокойно.

— Не думаете же вы, что мы его убили!

Сноу пожал плечами.

— Мы это так или иначе узнаем, прежде чем вы нас покинете. Я отправил людей к тому месту, где, как вы утверждаете, закопали Сеттона. Вашему переводчику нетрудно будет найти это место. Он уже в пути.

Ламбэр побледнел, как смерть:

— Мы ему ничего не сделали, — пробормотал он.

Сноу улыбнулся.

— Это мы узнаем.

Выйдя из дома наместника, Ламбэр внезапно схватил своего спутника за руку.

— Предположим, — Ламбэр задыхался. — Предположим…

— Что?

— Предположим, что какой-нибудь случайный туземец его убил! Ведь обвинят-то нас!

— Ах ты, Господи, об этом я и не подумал…

Последующие дни были полны тревожного ожидания. Компаньоны избегали попадаться на глаза Сноу, избегали Сандерса, вообще избегали каких бы то ни было контактов. Все же они узнали, что Цинтия Сеттон находится в резиденции наместника. Цинтия мужественно выслушала осторожное сообщение Сноу о случившемся с ее братом. Бледная, опустошенная, она бродила по окрестностям резиденции. Она подсознательно ждала… Чего? Чуда? Так или иначе, пока Сноу находился рядом, ее не покидали остатки надежды.

Сноу же куда-то постоянно исчезал, а по возвращении надолго запирался с Сандерсом.

— Белые очень часто умирают в Алеби-ленд, — говорил Сандерс, — есть основание верить правдивости этой истории… но эти двое не похожи на людей, которые из чисто гуманных побуждений взяли бы на себя труд похоронить бедного мальчика. Этому я, во всяком случае, не верю…

— Что вы намерены делать, когда люди возвратятся? — спросил Ламбэр.

— Я приму их доклад только в присутствии всех участников этой истории. Расследование должно быть беспристрастным. Оно и без того не совсем законно…

Проходили недели… недели нестерпимого беспокойства для Уайтея и Ламбэра, пока они убивали время, играя в вист под навесом своего барака.

Сандерс навещал их по долгу службы. Он был по отношению к ним элементарно вежлив, как, скажем, вел бы себя начальник тюрьмы по отношению к дисциплинированным арестантам.

Наконец как-то утром их вызвали к наместнику. Никогда еще ни один арестант не шел на скамью подсудимых с таким трепетом, как эти двое.

Наместник сидел за большим столом. Трое туземцев в синей поношенной полицейской форме стояли рядом. Сандерс бегло разговаривал с ними на туземном наречии. Присутствовавшие белые совершенно не понимали их.

Сноу и Цинтия сидели по правую сторону стола, а слева стояли два пустых стула. Все напоминало судебную камеру, в которой места подсудимых и обвинителей были противопоставлены друг другу.

Ламбэр искоса взглянул на Цинтию и его передернуло. Она же спокойно сидела в своем белом тропическом одеянии.

Сандерс прервал разговор с туземцами и велел им встать в центре комнаты.

— Я их внимательно выслушал, — сказал он громко. — А теперь буду задавать вопросы и переводить их ответы, если вам угодно.

Уайтей крякнул, попробовал было выразить свое согласие, но так как это ему не удалось, он только кивнул головой.

— Нашли вы это место с четырьмя деревьями? — начал допрос Сандерс.

— Масса, мы нашли его, — ответил туземец. — Да, это так… Мы шли и шли по той тропинке, по которой пришли белые мужчины, лишь один день мы отдыхали, это был праздник… Мы принадлежим к секте Суфи и молимся единому Богу, — продолжал полицейский. — Мы находили места ночлегов. Там была зола ночных костров, которые зажигали белые люди, патроны и другие вещи, которые они выбрасывали.

— Сколько дней потребовалось белым людям дойти оттуда? — спросил Сандерс.

— Десять дней, мы сосчитали десять ночных костров, где было много золы, и десять дневных, где золы было столько, чтобы кипятить только один горшок. Также на этих местах не были приготовлены постели. Двое белых мужчин шли десять дней, раньше их было трое.

— Откуда ты это знаешь?

— Масса, это легко понять, мы находили места их ночлега. Также мы нашли место, где был оставлен третий белый мужчина.

Ламбэр то бледнел, то краснел во время перевода показаний чернокожего.

— Нашли вы белого мужчину?

— Масса, мы его не нашли.

У Ламбэра сжималось горло. Уайтей тупо смотрел перед собой.

— Была там могила?

Туземец покачал головой.

— Мы нашли там открытую могилу, но там не было мужчины.

— Вы не нашли никаких следов белого мужчины?

— Нет, масса, он бесследно исчез и только это вот осталось там. — Он достал из кармана грязный платок с несколькими узелками по краям.

Цинтия поднялась и взяла его в руки.

— Да, этот платок принадлежал моему брату, — сказала она тихо и передала его Сандерсу.

— Тут что-то завязано, — заметил тот и начал развязывать узлы. Всего он развязал три узла. Два раза выпадал на стол небольшой серый камешек кремнезема, а последний раз — четыре совсем маленьких камешка не больше горошины. Сандерс собрал камешки и внимательно разглядывал их.

— Не знаете ли вы, что эти штучки означают? — обратился он к Уайтею, но тот отрицательно покачал головой. Тогда он обратился к туземцу.

— Абибоо, ты знаешь обычаи и нравы населения Алеби. Что могут означать эти камни?

Но Абибоо покачал головой.

— Масса, если бы они были из красного дерева, они означали бы свадьбу, если из каучука — путешествие, но эти штучки ничего не означают.

— Боюсь, что и я в этом не разберусь, — заметил Сандерс, когда Сноу подошел к столу.

— Позвольте мне взглянуть, — сказал он и внимательно стал их разглядывать. Затем он достал перочинный нож и начал царапать камешки.

Он так был погружен в свою работу, что и не думал о том, что этим задерживает ход следствия. Они терпеливо ждали три, пять, десять минут. Затем он поднял голову, перекатывая в руке камешки.

— Я думаю, что мы можем оставить себе эти камешки? — спросил он. — Вы ничего не имеете против?

Ламбэр утвердительно кивнул головой.

Он успел успокоиться, хотя, как полагал Уайтей, этому пока не было оснований. Следующие слова наместника подтвердили его подозрения.

— Вы утверждаете, что похоронили мистера Сеттона в известном месте, — произнес он с расстановкой. — Мои люди не нашли никаких следов могилы, за исключением вырытой и пустой. Как вы это объясните?

Уайтей шагнул вперед.

— Нам нечего объяснять, — просвистел он своим тоненьким голоском, — мы похоронили его, и это все, что мы знаем. Ваши люди, вероятно, ошиблись местом. Дальше вы не можете держать нас в плену, это противозаконно… В чем вы нас обвиняете? Все, что возможно было, мы вам объяснили…

— Разрешите мне задать вопрос? — сказал Сноу. — Алмазную россыпь вы обнаружили до или после смерти мистера Сеттона?

Ламбэр, к которому непосредственно относился вопрос, ничего не ответил. Если дело касалось хронологии, то лучше было положиться на Уайтея.

— До, — ответил Уайтей после короткой паузы.

— Задолго?

— Да… с неделю или что-то в этом роде…

Сноу забарабанил пальцами по столу.

— Знал мистер Сеттон об этом?

— Нет, — ответил Уайтей, — когда было сделано открытие, он уже лежал в лихорадке.

— И он ничего не знал?

— Ничего.

Сноу раскрыл ладонь и высыпал камешки на стол.

— И все же камни были у него, — сказал он.

— Но при чем здесь этот мусор? — спросил Уайтей.

Сноу улыбнулся.

— Для одних мусор, для других — алмазы.

Глава 15

По счастливой случайности в прибрежный городок, где находилась главная резиденция наместника Алеби-ленд, зашли два парохода. На одном из них отправились в Англию Ламбэр и Уайтей, на другом — Цинтия Сеттон.

Сноу проводил ее к причальной лодке.

— Мне тоже нужно бы было взять билет, — обратился он к Цинтии, — или, еще лучше, последовать за вами тайно, и когда вы вечером сели бы за стол… выход Сноу в полной морской форме… изумление женщин… крики… аплодисменты…

Шутка все же получилась грустной.

— Я бы хотела, чтобы вы поехали со мной, — коротко ответила она, и он многое услышал в этой фразе.

— Я останусь. — Он взял ее за руку. — Все же возможно, что ваш брат жив. Сандерс полагает, что они его просто бросили в надежде, что он умрет, а это еще не доказательство, что он действительно умер. Я останусь до тех пор, пока не удостоверюсь в этом!

— До встречи, — тихо проговорила она.

Сноу опустил голову. Неожиданно две нежных руки обвились вокруг его шеи и он почувствовал где-то в углу рта прикосновение не менее нежных губ.

Уже на следующее утро Сноу отправился в джунгли Алеби-ленд. Его сопровождал Абибоо, сержант местной полиции, пользовавшийся особым доверием наместника.

Однообразно текли дни утомительного путешествия. Жара вдруг сменялась тропическими грозами, во время которых низко плывущие темно-желтые тучи едва не касаются верхушек деревьев и молния беспрестанно озаряет вечную темноту зарослей.

Маленький караван следовал по проложенному пути от деревни к деревне, осведомляясь в каждой, не был ли замечен после прохождения Ламбэра и Уайтея белый мужчина.

На двадцать восьмой день они достигли места, где по показаниям Ламбэра умер молодой Сеттон. Здесь Сноу устроил, сообразуясь со своими планами, нечто вроде штаба.

С помощью Абибоо Сноу отыскал место, где находилась могила, в которой был найден платок с алмазами.

— Масса, — воскликнул удивленный Абибоо, — здесь же была яма!

То, что могила исчезла, ничего не доказывало. Сильные дожди последнего времени могли размыть неглубокую яму и сделать ее незаметной.

Три недели продолжал Сноу свои поиски, рассылал разведчиков во все окрестные деревни, но безрезультатно.

В конце концов он вынужден был отказаться от дальнейших поисков. Двое из его носильщиков умерли от лихорадки, приближалось время дождей, а к тому же еще племя Исисси начало волноваться, и Сандерс, узнав об этом, выслал к нему для подкрепления еще шесть вооруженных солдат.

— Еще два дня, Абибоо, — сказал Сноу. — Если в течение этого времени мы ничего не найдем, тронемся в обратный путь.

В эту минуту, когда Сноу сидел в своей палатке и писал письмо Цинтии, его вдруг вызвал Абибоо.

— Масса, один из моих людей слышал выстрел!

— Откуда? — спросил Сноу, надевая куртку, так как моросил дождь.

— С востока, — ответил туземец.

Сноу достал из палатки электрический фонарь. Оба стали прислушиваться.

Издали глухо доносились звуки, похожие на рев раненой дикой кошки.

— Это раненый леопард, — заметил Абибоо.

Сноу подумал о том, что если неподалеку находится белый, то он также должен услышать выстрел. Он вынул свой револьвер, и выстрелив два раза, стал прислушиваться, затем методически выпустил все пули из своего револьвера, но никакого результата не достиг.

Они еще долго прислушивались к ночным звукам. Рев леопарда перешел в стон и понемногу прекратился. Отправляться на поиски в такую темную ночь было бесполезно, но на рассвете Сноу с Абибоо и двумя солдатами вышел из лагеря.

Их задача была очень непростой. Им приходилось пробивать себе дорогу сквозь почти непроходимые заросли, где невероятное количество вьющихся лиан переплеталось с частыми стволами деревьев. Был уже полдень, когда Абибоо напал на след зверя.

Они пошли по следам и через некоторое время увидали рядом с ними пятна высохшей крови. Немного позже они вышли на поляну, где под деревом лежал, вытянувшись, мертвый леопард.

Перевернув зверя, они обнаружили у левого плеча огнестрельную рану. Сноу наклонился и стал ножом выковыривать пулю. Прошло некоторое время, пока он ее извлек. Это была тупая пуля из револьвера системы Кольта. В раздумьи он возвратился в лагерь.

Если это был револьвер Фрэнсиса, то где же находился он сам? Почему он скрывался в лесу?

Днем стояла прекрасная погода, привычная гроза не разразилась и наступила прекрасная лунная ночь, которую можно встретить только в центральной полосе Африки. Сноу сидел у входа в свою палатку и обдумывал события этого дня. Кто был этот таинственный незнакомец, бродивший ночью по лесу?

Он позвал к себе Абибоо, сидевшего у костра.

— Абибоо, — начал Сноу, — мне кажется странным, что белый стрелял ночью в леопарда.

— Масса, то же самое я сказал своим людям, и они так же как и я предполагают, что зверь подкрался к тому месту, где скрывается белый мужчина.

Сноу задумчиво курил свою трубку и вспоминал, где они заметили первые капли крови. У этого места как раз находилось высохшее русло реки. Чем больше он об этом думал, тем больше убеждался, что русло, которое он нашел, было продолжением того, у которого они разбили свой лагерь. Если он отправится отсюда вдоль русла, то меньше чем через час достигнет того места, где они обнаружили пятна крови леопарда. Ночь была будто создана для такой экспедиции и он решил отправиться немедленно.

Он взял с собой четырех солдат, включая Абибоо, который шел впереди с фонарем. Солдаты были нужны потому, что разведчики донесли о движении одного из племен по направлению к лагерю.

Русло реки густо заросло, и там где растения образовывали непроходимый затор, им приходилось карабкаться по крутым берегам и обходить это место.

По пути они встретили льва, который, испугавшись яркого света электрического фонаря, скрылся. Еще им повстречался какой-то незнакомый бесформенный зверь, издававший какие-то странные звуки. Он также уступил им дорогу.

После того как они снова вынуждены были подняться на берег, чтобы обойти чашу, показалась большая поляна.

— Это должно быть где-то поблизости, — начал Сноу, как вдруг Абибоо поднял руку.

Они замерли. Из лесу доносился лязг лопаты.

Сноу осторожно пошел вперед.

Русло в этом месте делало крутой поворот. Он опустился на колени и подполз к самому краю берега у поворота. Кусты мешали ему видеть и он, отогнув их, остолбенел от удивления.

Посреди русла в ярком свете луны он увидел мужчину с лопатой в руке. Он что-то выкапывал, иногда наклонялся, загребал руками землю и смеялся. Это был тихий смех безумного, и когда Сноу услышал этот смех, у него мурашки пробежали по коже.

Несколько минут он наблюдал, затем вышел из своего укрытия.

— Б-бах!

Мимо него просвистела пуля и глухо ударилась в откос.

Он мгновенно бросился на землю и отполз назад, за кусты. Мужчина, который копал, стоял к нему спиной — так что, несомненно, стрелял кто-то другой!

Он обернулся к сержанту и сказал:

— Странное дело, Абибоо, мы пришли спасать человека, который нас хочет убить!

Он снова пополз к краю берега и отогнув кусты, выглянул.

Мужчина исчез.

Подвергаясь опасности быть подстреленным, он вышел из укрытия.

— Сеттон! — позвал он громко, но ответа не последовало.

— Сеттон! — крикнул он еще громче, но только эхо было ему ответом.

Посреди русла была яма, рядом с которой валялась лопата. Металлическая часть от постоянной работы блестела, а ручка была гладко отполирована. Он бросил лопату и стал осматриваться.

Он находился в большой яме, похожей на овраг. Мертвая река, видно, проложила себе здесь самый удобный путь. На освещенной луной стороне нельзя было заметить ничего такого, что бы могло служить убежищем. Он пошел вдоль теневой стороны, освещая путь электрическим фонарем.

Вдруг он увидел небольшое отверстие, прикрытое отчасти большим высохшим кустом, причем он был так расположен, что Сноу сразу определил его маскировочное предназначение.

Он осторожно подкрался к отверстию и быстрым движением отогнул ветку куста.

— Б-бах!

Он почувствовал как огонь выстрела опалил ему лицо, и резко приник к земле. Абибоо, стоявший внизу, начал быстро подниматься на берег.

— Стой! — крикнул Сноу.

Из отверстия высунулась рука, направлявшая на приближающегося туземца дуло длинноствольного револьвера. Сноу схватил эту руку и резко вывернул ее.

— Проклятие, — произнес голос, и револьвер упал на землю.

Сноу, все еще державший руку стрелка, нежно произнес:

— Сеттон!

— Кто вы такой? — спросил удивленный голос.

— Вы меня знаете под именем Сноу.

— Черт возьми! — ответили ему, — пустите мою руку и я выйду… Я думал, что это разведчики одного из племен Алеби-ленд…

Сноу отпустил руку, и из отверстия выкарабкался грязный, оборванный юноша, бесспорно Сеттон.

Он неуверенно произнес:

— Кажется, я не очень-то любезно вас встретил, но я рад, что вы пришли… к потоку алмазов. — Он указал рукой на высохшее русло реки и грустно улыбнулся.

Сноу ничего не ответил.

— Я должен был давно отсюда уйти, — продолжал Сеттон, — у нас в этой пещере больше алмазов, чем… к черту эти проклятые штуки! — неожиданно выкрикнул он и наклонился над отверстием.

— Отец, — позвал он, — выходи, я тебя познакомлю с одним спортсменом!

Сноу остолбенел от удивления.

— Мой отец нездоров, — сказал Сеттон, — так что вам придется помочь мне отправить его отсюда…

Глава 16

Акционерное общество алмазных россыпей. Акционерный капитал 800.000 фунтов. 100.000 акций номинальной стоимостью по 5 фунтов каждая. 30.000 акций номинальной стоимостью по 10 фунтов каждая.

Директорат:

Август Ламбэр, учредитель (председатель).

Джордж Уайтей, учредитель.

Барон Гриффин Пуллергер.

Лорд Корсингтон.

Такой была первая страница проспекта, разосланного всем, кто спекулировал биржевыми бумагами.

Ламбэр и Уайтей избегали открытых сообщений в прессе, как это принято в деловых кругах.

По дороге в Англию они ломали себе головы над тем, каким таинственным образом камни попали в носовой платок Сеттона и были найдены туземцами, но так как они не находили ответа, то оставили вопрос открытым. Составление проспекта доставляло им огромное наслаждение. Они не встретили никаких затруднений и легко получили согласие одного-двух известных лиц стать директорами общества. Их проспект имел бесспорный успех.

Не было, конечно, недостатка и в скептиках. Некоторые непременно хотели точно знать, где находится эта россыпь с баснословными богатствами, но эти затруднения организаторы отчасти преодолели применением хитроумных трюков при создании общества: так, при составлении сметы предусмотрены были огромные суммы на исследование россыпи, усовершенствования добычи ее и прокладку дорог. Общество было зарегистрировано в Джерси.

Репортеры биржевых листков недоумевающе пожимали плечами. Одни отвергали «Общество» сразу же, другие видели в нем романтическую сторону и давали соответствующие материалы. Многие не обращали на него никакого внимания, следуя золотому правилу: «Нет рекламы без обмана».

Для некоторых аукционеров типично стремление к таинственному. Они витают в облаках и мечтают о миллионах. Их высокомерие пренебрегает обеспечением в два с половиной процента, они мечтают о богатствах, падающих с неба. Они думают, что проснувшись утром, они прочтут в газетах, что их акции, за которые они платили по 3 шиллинга 9 пенсов, поднялись до 99 фунтов 1 шиллинга и 6 пенсов! Они моментально подсчитывают прибыль и сходят с ума от счастья. На таких-то акционеров Ламбэр больше всего надеялся, и он не разочаровался.

По истечении нескольких дней после рассылки проспектов поступил первый ответ, затем еще и еще, пока письма потоком не посыпались в контору Общества. Ламбэр старательно собирал адреса. В одной из его книг были записаны имена с маленькой пометкой против каждой жертвы.

— В некоторых отношениях ты гений, Ламбэр, — восторгался Уайтей.

Ламбэр довольно улыбался. Он был падок на грубую лесть.

Они сидели в самой дорогой гостинице Лондона и слушали сквозь открытые окна ресторана оживленный шум Пикадилли.

— Наш проспект хорош, — Ламбэр довольно потер себе руки, — действительно хорош! Мы себе оставили запасные выходы, если алмазы не оправдают ожиданий… Если бы я только мог выбросить из головы камни Сеттона!

— Довольно об этом! Радуйся, что все так закончилось. Вчера я видел этого Сноу…

Когда они вернулись в Англию, Сноу уже не интересовал их и отошел на задний план. Они относились к нему с благодушным презрением, как люди, которым неимоверно повезло, относятся к своим менее счастливым собратьям.

Их чванство имело под собой некоторую почву. Первый выпуск проспектов оправдал себя с лихвой. Уже в несгораемые шкафы «Общества» рекой потекли деньги…

— Если мы дело доведем до благополучного конца, — философствовал Уайтей, — то я уйду от дел. Преступлением долго не проживешь…

Было уже три часа пополудни, когда Ламбэр заплатил по счету, и они вышли на Пикадилли.

Они шли по направлению к цирку, непринужденно болтая.

— Между прочим, — сказал Ламбэр, — Сноу прибыл в Лондон в субботу.

— А Цинтия?

— Та уже давно вернулась. — Ламбэр поморщился, так как он навестил ее и был очень холодно принят.

— И не поверишь, что она потеряла брата, — продолжал он, — ни черного платья, ни траура, каждый вечер — театр, концерты… бессердечный маленький чертенок…

Уайтей посмотрел на него пристально и спросил:

— Кто тебе это сказал?

— Один знакомый, — беззаботно соврал Ламбэр.

Уайтей посмотрел на часы.

— У меня сейчас деловое свидание. Я увижу тебя сегодня у «Уайстлеров»?

Он подозвал такси и назвал шоферу первый пришедший на ум отель.

Когда они отъехали настолько, что Ламбэр не мог больше за ним наблюдать, Уайтей дал шоферу другой адрес.

Он хотел навестить Цинтию Сеттон.

Разница между ним и Ламбэром была больше всего заметна, когда им угрожала опасность.

Ламбэр пугался и не обращал внимания на предостережения и возможности избежать этой опасности.

Он старался ее забыть, что ему в большинстве случаев и удавалось.

Уайтей, напротив, смотрел опасности в глаза, проверял и дразнил, пока не определял истинных ее параметров.

Он подъехал к дому у Пэмброк-Гарден, велел шоферу обождать и позвонил. Горничная открыла дверь.

— Мисс Сеттон дома? — спросил он.

— Нет, сэр. — Горничная ответила так, что Уайтей насторожился.

— Я по очень важному делу, — подчеркнул он.

— Ее нет дома, сэр… мне очень жаль…

— Я понимаю, — улыбнулся он, — но все же доложите…

— Уверяю вас, сэр, что мисс нет дома. Она в пятницу покинула Лондон, — сказала горничная, — если хотите, я перешлю ей письмо.

— Вы говорите — в пятницу?

Он вспомнил, что Сноу прибыл в субботу.

— Если бы вы могли мне дать ее адрес, я бы мог написать, так как дело весьма спешное…

Горничная отрицательно покачала головой и ответила:

— Я не знаю адреса, сэр, я отсылаю все письма в банк и оттуда их отправляют дальше.

Уайтей поверил в правдивость ее слов.

Возвращаясь к машине, он решил разыскать Сноу.

Он хотел узнать, читал ли тот проспекты.

Многие экземпляры проспекта действительно попали в руки Сноу.

Мечтатель-Петер зарылся вдруг в акциях сомнительного характера. Сноу вскоре после возвращения в Англию навестил как-то утром маленького человечка и застал его с очками на кончике носа, старательно изучающим возможности блестящих перспектив, о которых говорилось в проспекте.

Сноу похлопал его по плечу.

— Очередной шедевр?

— Маленькое дельце, — ответил тот. Вся жизнь Петера состояла из ряда маленьких дел. — Маленькое дельце, Сноу. Выгодная спекуляция! Я купил акции величайшей шайки мошенников, о которой ты когда-либо слышал!

Покачав головой, Сноу ответил:

— Мошенники не платят дивидендов, мой Крез.

— Как знать? — возразил Петер. — У меня пятьдесят акций компании «Ацтек»…

— Еще?

— Учредительский пай синдиката «Эль-Мандезег».

Сноу улыбнулся.

— Затонувший испанский корабль с сокровищами? Держу пари, что на этом список твоих авантюр не кончается!

Петер кивнул.

— Взгляни на этот проспект!

Сноу внимательно осмотрел ловушку для дураков.

— Странно, — сказал он, — очень странно…

— Что странно, Сноу?

Сноу закурил ароматную папиросу.

— Все странно, мой оптимист! Разве не странно тебе было получить письмо от меня из мрачных недр африканской земли?

— Да, это было странно, — серьезно согласился Петер. — Уж я всякое предполагал. Я когда-то читал историю про одного невинно осужденного. Его приговорили к тюрьме, а он…

— Знаю, знаю, — перебил его Сноу, — густой туман расстилался над морем, он бежал с каменоломни, где работал, чудная белая яхта его подруги ожидала его в открытом море… Трах! Трах!.. Тюремщики стреляют, колокола звонят, маленькая лодка поджидает его у берега… так?

Петер был растроган.

— Вот что значит образование, — сказал он серьезно. — Теперь я вижу, что ты читал эту историю. «Преследуемый судьбой или невеста преступника». Я бы назвал ее шедевром. Она…

— Знаю, знаю. Скажи мне, Петер, не хотел бы ты получить должность?

Петер удивленно взглянул на него.

— Какую должность? — Его голос немного дрожал. — Я уже не так молод и сердце иногда побаливает…

Сноу мягко улыбнувшись, успокоил его.

— Ничего страшного, мой Петер! Не хотел бы ты стать компаньоном одного господина, который поправляется от перенесенной болезни, повредившей его ум… — Он прочел ужас в глазах Петера. — Нет, нет, он теперь уже поправился, хотя было время…

Он внезапно оборвал свою речь.

— Я надеюсь на то, что ты не обронишь никому ни одного словечка про это, — продолжал он. — Мне кажется, что ты самый подходящий человек для этого места, мой Петер…

Стук в дверь прервал их разговор.

— Войдите!

Дверь отворилась и показался Уайтей.

— О, вот вы где, — сказал он.

Он остановился на пороге, держа в руках свой блестящий цилиндр и улыбаясь.

— Входите, — любезно пригласил его Сноу. — Ты ведь ничего не имеешь против? — обратился он к Петеру. Тот покачал головой.

— Ну?

— Я вас разыскивал, — ответил Уайтей. Он сел на предложенный ему стул и продолжал:

— Я предполагал, что вы здесь, так как мне известно, что вы сюда ходите в гости…

— Одним словом, — перебил его Сноу, — ваша машина обогнала мою, и вы сказали шоферу, чтобы он на приличном расстоянии следовал за мной… Я вас видел.

Уайтей, не смутившись, ответил:

— Нужно быть уж очень тертым калачом, чтоб вас перехитрить, капитан! Я пришел к вам… — Он увидел на столе проспект. — А! Вы его прочли?

— Да, имел счастье, — кивнул Сноу, — хорошая работа. Ну, как, поступают деньги?

— Медленно, слишком медленно, — соврал Уайтей. — Народ не клюет. Пара-другая бумаг, — добавил он, уныло пожав плечами.

— Не доверяют больше этим рупорам общественного мнения, — пожалел его Сноу. — Эти журналисты не пользуются доверием…

— Но дело в том, — заметил Уайтей, — что мы не давали никаких публикаций…

— Вы послали объявление в «Биржевой Герольд», — отпарировал Сноу, — но его там не приняли… Вы послали объявление в листок «Эксплуатация золотых и серебряных рудников», но и он его не принял…

Уайтей помолчал минуту, а потом выпалил:

— Мы вам дали неоспоримые доказательства того, что открыли россыпь… Не пожелаете ли вы вступить в «Общество»?

Наглость этого предложения поразила даже Сноу.

— Уайтей, ваши последние слова свидетельствуют о вашем невероятном нахальстве!

— Могу я с вами поговорить наедине? — Уайтей взглянул на Петера, но Сноу покачал головой.

— То, что вы мне хотите сказать, можете говорить при Петере.

— Хорошо! Что вы скажете на это: вы становитесь советником комитета, мы вам даем 4000 фунтов наличными и 10.000 фунтов акциями?

Сноу задумчиво забарабанил по столу, а через некоторое время ответил:

— Нет, моя доля в «Обществе» и без того достаточна.

— В каком «Обществе»? — быстро спросил Уайтей.

— В акционерном обществе алмазных россыпей.

Уайтей наклонился к нему через стол и прищурил глаза.

— У вас нет никакой доли в нашем «Обществе»!

Сноу рассмеялся.

— Напротив, у меня есть доля в акционерном обществе алмазных россыпей!

— Это не мое общество, — заметил Уайтей.

— Да и россыпи не ваши!

Глава 17

Как было условлено, Уайтей встретил Ламбэра у «Уайстлеров». Ламбэр находился один в игорной комнате, когда пришел Уайтей. Он был во фраке и от нечего делать раскладывал какой-то китайский пасьянс. Увидев своего друга, он воскликнул:

— Уайтей, что же ты не переодеваешься к столу?

Уайтей тщательно закрыл за собой дверь.

— Нас ведь никто здесь не услышит?

— Опять что-то не клеится, Уайтей?

— Ничего не клеится. — Уайтей был необычайно взволнован. — Я видел Сноу.

— И из-за этого ничего не клеится?

— Молчи, Ламбэр, дело серьезное. Я повторяю тебе, что видел Сноу, и он знает все!

— Что знает?

— То, что мы россыпь не нашли!

Ламбэр презрительно захохотал.

— Это каждый дурак знает! А где доказательства?

— Существует одно-единственное доказательство, и он его нашел!

— Ну, и какое же?

— Он открыл подлинную россыпь! Не спорь, Ламбэр, я это знаю точно. Слушай! — Он пододвинул себе стул. — Знаешь ты, почему Сноу отправился туда?

— Из-за девушки, я полагаю.

— Какая там девушка! — скривился Уайтей. — Он отправился туда, потому что правительство думало, что россыпь находится на португальской стороне… Твой паршивый компас их сбил с толку! Все твои дурацкие меры предосторожности оказались ни к чему! Все твои попытки заполучить план были напрасной тратой времени! План оказался подложным! Подложным! Подложным!! Подложным!!!

Уайтей бил кулаком по столу.

— Я не знаю точно, сделал ли это старый Сеттон намеренно… но он это сделал! Ты ему дал фальшивый компас, с которым он не мог найти обратный путь. Он знал, что компас фальшивый, поэтому он тебе дал фальшивый план! Око за око!

Ламбэр встал и грубо крикнул на него:

— Ты с ума сошел! Ну, а если и так, так что из этого?

— Что из этого! Что из этого! Тупая твоя голова! Старый ты осел! Ему стоит только положить палец на карту и сказать: «Россыпь находится здесь», чтобы разорвать наше «Общество»! Завтра он сделает в этом направлении первый шаг. Министерство колоний после этого предложит нам указать на карте, где находится наша алмазная россыпь, и мы должны будем им в течение недели дать точный ответ!

Ламбэр опустился в кресло и задумался. Наконец после долгого раздумья, он предложил:

— Мы могли бы взять все поступившие деньги и удрать.

Уайтей разразился смехом.

— Ты, Наполеон от финансов! — просвистел он. — Твой ум обанкротился! У тебя идеи, непростительные даже для десятилетнего ребенка! Удрать! Почему бы нет? Если только заметят малейшие признаки того, что ты хочешь удрать, то немедленно половина всех сыщиков Лондона станут следить за тобой! Ты…

— О, замолчи, — взмолился Ламбэр, — я устал от твоей болтовни!

— Ты еще больше устанешь, когда отсидишь первые годы своего осуждения в «Вормоод-Скрубс»… Оттуда не удерешь! Ничто нас не спасет, мы должны сказать, где находится россыпь!

— Но как?

— Кто-нибудь да знает, где она находится… Цинтия Сеттон знает, пари готов держать! Сноу знает… есть еще кто-то, кто знает… Но молодая мисс знает, наверное!

Он наклонился к Ламбэру.

— Учреждено еще одно общество алмазного потока и на этот раз это настоящий поток! Ах, Ламбэр, если бы ты был нормальным человеком, все было бы у нас в руках!

Уайтей начал терпеливо объяснять свой план, и чтобы придать своим словам убедительности, тыкал пальцем в безукоризненно белую манишку Ламбэра, которая в конце концов покрылась серыми пятнами.

— Если бы мы могли пойти в министерство колоний и сказать: «Вот здесь мы открыли нашу россыпь», — и это место совпало бы с тем, которое указал Сноу, то именно нас бы утвердили во владении, а Общество Сноу было бы уничтожено!

Ламбэр начал понемногу соображать.

— Факт открытия нами россыпей уже заявлен, — продолжал Уайтей. — Сноу сделает такое же заявление, но мы его опередим — понимаешь?!

— Как ты сообразил это? — спросил Ламбэр.

— Ба! Сноу обронил маленькое замечание… Я взял быка за рога и отправился в министерство колоний. У меня там есть один знакомый молодой человек, и он мне сообщил, что мы завтра получим бумагу, но должны точно указать местонахождение россыпи. Видимо, существует идиотский закон, согласно которому министерство обязано официально объявлять об открытии!

— Я совсем забыл об этом, — сказал Ламбэр.

— Ты не мог этого забыть, потому что не знал, — грубо возразил Уайтей. — Переоденься и приходи ко мне через час!

— Все что благоразумно — я исполню, — ответил Ламбэр.

Через час он явился в маленькую гостиницу, где Уайтей устроил нечто вроде главного штаба. Она находилась на узенькой улочке, которая тянулась вдоль набережной Темзы. На этой улочке находилось больше гостиниц, чем в самых оживленных кварталах Лондона. Уайтей занимал весь третий этаж, состоящий из трех небольших комнат.

Компаньоны совещались свыше двух часов. Совещание, правда, выглядело скорее, как монолог Уайтея. Ламбэр, в основном, слушал и кивал.

Когда Ламбэр уходил, Уайтей поинтересовался:

— Ты по какой дороге пойдешь?

— Вдоль набережной.

— Я провожу тебя.

Часы на Вестминстерской башне пробили одиннадцать, когда они вышли на набережную Темзы, К ним подошел нищий.

— …пару пенсов… на ночлег, сэр… не ел три дня…

Они оставили эту просьбу без внимания. Нищий, не отставая, шел за ними. Когда они подошли к Фонарю, Уайтей внезапно обернулся и схватил его за шиворот.

— Дай-ка на тебя взглянуть!

Для изнуренного бродяги, которым он казался, нищий обладал удивительной силой, которую проявил, вырываясь из рук Уайтея, который все же успел его разглядеть. Это было строгое, решительное и небритое лицо…

— Слушайте, нехорошо так людей пугать, — проворчал нищий, — оставьте ваши руки при себе!

Уайтей достал полкроны и дал их нищему.

— Вот тебе, сын мой, пойди выпей и ложись спать.

Нищий поклонился и исчез.

— Ты становишься сентиментальным, — заметил Ламбэр, когда они отошли немного.

— Возможно, — ответил Уайтей. — Ты видел его физиономию?

— Нет.

Уайтей рассмеялся.

— Сыщик Мардок из Скотленд-Ярда!

— Что ему нужно? — заволновался Ламбэр. — Странно…

— Не будь идиотом, — вскинулся Уайтей.

Когда они расстались, Уайтей пошел той же дорогой обратно, и остановил встречный автомобиль. Он оглянулся. Поблизости никого не было.

— Улица Виктории, — сказал он шоферу. Когда машина тронулась, он неожиданно приказал везти его в Кеннингтон. Не доезжая Кеннингтона он вышел, сел в трамвай и проехал три остановки.

Уайтей разыскивал человека по имени Коалс. Этот Коалс прежде исполнял мелкие поручения Уайтея. Если он не умер и не сидит в тюрьме, то его можно было застать в известной пивной. Уайтею повезло. Он увидел Коалса на своем обычном месте в пивной и, к его удивлению, трезвым. Посланный мальчишка вызвал его на улицу. Он боязливо свернул за угол, где его дожидался Уайтей.

— Я было подумал, что вы сыщик, — сказал Коалс, увидев Уайтея, — хотя, насколько мне известно, я ничего такого не натворил…

Он был высокого роста, широкоплечий, с большой бесформенной головой и с отталкивающим лицом.

— Как ваши делишки, сэр? — затараторил он. — Мои дела — хуже некуда. Работы нет. Жизнь — тяжелая штука, когда работы нет. Никогда еще в жизни такой нищеты не переживал! Если не найду работу, так прямо не знаю, чем все это кончится…

Безработица была его любимой темой. Он нравился себе в роли жертвы.

— Одни говорят — правительство виновато, другие — конкуренция, но по-моему…

Уайтей оборвал его на полуслове.

— Коалс, у меня есть для тебя работа.

— Благодарю вас, мистер Уайтей, дорогой мистер Уайтей… Я бы с удовольствием, если бы не моя нога, вы не знаете, что мне приходится выносить при этой мокрой погоде…

— Работа вполне по тебе, — снова перебил его Уайтей, — риску немного и сто фунтов.

— О, — задумался Коалс, — не приведет ли это меня в тюрьму?

— Это твоя проблема. Ты и за меньшие дела уже сидел.

— Это-то верно, — согласился тот.

Уайтей достал из бумажника банкноту.

— Завтра или послезавтра я за тобой пришлю… Ты ведь умеешь читать?

— Да, сэр, слава Богу, — весело заявил Коалс, — я ведь посещал школу и учился хорошо, и поведения был хорошего…

— Действительно, — безразлично сказал Уайтей. Он не любил, когда люди хвастались хорошим поведением.

Они расстались. Уайтей на трамвае доехал до набережной Темзы. Он зашел к себе в гостиницу, чтобы взять пальто, так как вечер был прохладный, а затем направился на улицу, где жил Петер. Он надеялся там кое-что разузнать. В конце улицы находилась кофейная. Она была открыта с двенадцати часов ночи до семи утра. К часу ночи там собирались все праздношатающиеся этой округи. Уайтей застегнул пальто на все пуговицы и заказал себе чашку кофе. Он стал прислушиваться к разговору окружающих. Тут говорили о скандальных сенсациях этого района. Хотя каждый среди них знал изнутри тюрьмы Его Величества, но о воровских делах они не разговаривали.

— Видел сегодня вечером пожарных?

— В котором часу?

— Не помню. Старик Муск как раз уезжал.

— Он уехал?

— Да, в автомобиле… Тому целый шиллинг дал за то, что тот ему помог нести клетки с птицами!

— Скажи пожалуйста! Петер Муск уехал, да еще в автомобиле, а я всегда думал, что он скряга!

— Я тоже… Он не насовсем уехал…

— А куда?

Уайтей пододвинулся ближе к говорившему.

— Куда-то в графство Кент… в Майдстон.

— Нет, не в Майдстон… местность называется Вэрэ!

— Ну, это и есть Майдстон… Майдстон — это ведь станция!

Уайтей допил свой кофе и отправился домой спать.

Глава 18

Сноу нравилось прогуливаться по шоссе, ведущему из Майдстона в Рочестер, хотя другие и находили это шоссе немного однообразным.

— Нам не мешало бы прокатиться, — сказала Цинтия, которая шла с ним рядом, — я боюсь, что погода…

— …Может подействовать на состояние здоровья бедного африканского путешественника, — подтрунил он над ней, — Петер мне прочел целую лекцию по этому же поводу. Ясно, говорил он мне, что у такого героя должно появиться воспаление мозга вследствие резкой перемены климата…

— Мне твой Петер нравится, — сказала Цинтия после паузы.

— Он чудак, — ответил Сноу.

— Папа тоже его любит, — вздохнув, заметила Цинтия, — как ты думаешь, он выздоровеет?

Сноу промолчал.

— Я бы хотела, чтобы ты от меня ничего не скрывал.

— Я скажу тебе. Да, я думаю, что со временем наступит улучшение…

— Ведь он не… — она не закончила фразы.

— Нет, он не сумасшедший в том смысле, в каком обыкновенно понимают сумасшествие. Одно лишь событие его так захватывает, что в других направлениях его разум остановился.

— Он потерял память, но все же помнит меня и поток алмазов…

Они молча пошли дальше. Оба были слишком заняты собственными мыслями, чтобы разговаривать.

Дом, который купила Цинтия, стоял в стороне от дороги. Прежде это была ферма, но предыдущие владельцы превратили ее постепенно в уютную виллу и в виду наличия густого леса все владение представляло собой прекрасное место отдыха.

Фрэнсис Сеттон сидел у камина и читал книгу, когда Сноу и Цинтия вошли в комнату.

Последние испытания сделали из него настоящего мужчину. Возмужал от также и внешне: загорел, женственность и детская округлость щек исчезли.

— Что нового? — спросил он.

Сноу, грея руки у камина, ответил:

— Завтра министерство колоний предложит Ламбэру точно указать место россыпи. Боюсь, что он натолкнется на затруднения.

— О, и я так думаю, — кивнул Сеттон.

— Какой срок ему дадут?

— Неделю, и если за этот срок не последует ответа, министерство колоний составит соответствующий акт, который подорвет доверие к предприятию Ламбэра.

— Необычный образ действий, — заметил Сеттон.

— Необычный случай, мой неустрашимый исследователь, — ответил Сноу, и Сеттон улыбнулся:

— Не смейся, теперь я знаю, что я еще молокосос.

— Я скорей думаю, что ты прекрасный малый, — заметил Сноу, и юноша покраснел.

— Где твой отец? — внезапно спросил Сноу.

— В парке с твоим другом. Это была прекрасная идея — привезти его к нам… Как его зовут, Муск?

— Петер, называй его Петером. Знаешь что, пойдем к ним, — предложил Сноу.

Они вышли в парк, окруженный забором, и подошли к ним, когда Петер, рассказывая старику какую-то историю, иллюстрировал свой рассказ замысловатыми линиями на песке.

— Отец, — тихо произнес Фрэнсис, — вот наш друг, капитан Грэй.

— Капитан Грэй? — спросил он и протянул ему руку.

В его голове промелькнуло мимолетное воспоминание.

— Капитан Грэй, я боюсь, что мой сын стрелял в вас.

— Это неважно, мистер Сеттон, — ответил тот.

Единственную ассоциацию со Сноу больной черпал из той драматической встречи в лесу, и хотя они ежедневно виделись, старик говорил ему всегда одно и то же.

Они медленно возвращались в дом. Сноу с Петером шли сзади. Петер заметил:

— Он поправился, честное слово! Его состояние улучшилось за последние два дня!

— Как долго он пользуется благотворным влиянием твоего общества, мой Петер? — спросил Сноу.

— Два дня, — ответил тот, не подозревая подвоха.

Когда они сидели за чаем, Сноу имел возможность наблюдать за мистером Сеттоном.

Он не был стар, принимая во внимание возраст, но джунгли посеребрили его волосы, а лицо изрезали глубокими морщинами. Сноу считал, что они с Ламбэром ровесники.

Он говорил только тогда, когда с ним заговаривали. Большей частью он сидел, задумчиво опустив голову на грудь и нервно шевеля пальцами.

Его ум полностью прояснялся лишь при одной теме разговора, которую все избегали затрагивать…

Сноу рассказывал о своем посещении Лондона, как вдруг старик его перебил. В начале это был почти шепот, но чем больше он говорил, тем сильнее звучал его голос.

— …на земле лежало немало крупных гранат, — начал он тихо, будто разговаривал сам с собой. — Были и другие признаки существования алмазных россыпей… почва была похожа на ту, что встречается в Кимберлее… голубая почва, несомненно, содержащая алмазы… Конечно, было неожиданностью найти эти признаки так далеко от того места, где, как мы полагали, должны находиться россыпи…

Наступило молчание. Никто не нарушил его и он продолжал:

— Слухи о россыпях и пробы, которые я видел, заставили меня предположить, что россыпь скорее находится у порога страны, чем на ее крайней границе. Это указывает на неточность предварительных исследований. Неточность… Неточность? Нет, это не то слово, я хочу сказать…

Он закрыл глаза руками. И хотя все молчали, он не произнес больше ни слова. Это был обычный конец его рассказов, ему не хватало какого-то слова, он останавливался, ища подходящего выражения и снова замолкал.

Разговор опять стал общим и вскоре мистер Сеттон отправился в свою комнату.

— Он выздоравливает! — радостно воскликнул Сноу, когда за стариком закрылась дверь. — Тайна россыпей начинает проясняться!

— Ты думаешь, наверно, что за те месяцы, что я с ним пробыл в лесу, я бы мог узнать правду, — заметил Фрэнсис. — Но с того момента, когда меня бросили эти мошенники, до той минуты, когда ты нас нашел, он не говорил со мной об этом ни одного слова.

Сноу обождал, пока Петер, начинавший привыкать к своей новой роли сестры милосердия, деловито ушел, а затем спросил Фрэнсиса:

— Когда тебе стало ясно, что он открыл алмазный поток?

Медленно набивая трубку, Фрэнсис ответил:

— Не помню… Когда я пришел в себя, то увидел склонившегося надо мной человека, который давал мне пить. Кажется он меня и накормил. Я был тогда ужасно слаб. Когда мне стало лучше, я начал наблюдать, как он возится в русле реки…

— Он был в полном разуме?

— Да, хотя меня немного беспокоило то, что он мне приносил камешки кремнезема и просил их надежно сохранить. Чтобы угодить ему, я их сохранял, он смотрел как я завязывал их в свой платок, причем я ни одной минуты не предполагал, что это алмазы.

— И ты все это время знал, что это отец, Фрэнсис? — спросила Цинтия. Тот утвердительно кивнул.

— Не знаю, откуда я это знал, но я знал определенно, — ответил он просто. — Я ведь был еще ребенком, когда он отправился в Африку, и он нисколько не был похож на того человека, который у меня оставался в памяти. Я пробовал его уговорить уйти со мной к берегу, но он и слышать не хотел об этом, так что оставалось только ждать случая, что пройдет какой-то туземец и тогда можно будет отправить с ним известие, но туземцы считали это место проклятым и поэтому избегали его…

Он встал и, направляясь к двери, сказал:

— Я вас оставлю на время. Если я вам понадоблюсь, вы меня найдете в библиотеке.

— Я тоже на минутку тебя оставлю, — извинился в свою очередь Сноу.

Цинтия, улыбаясь, кивнула.

— Фрэнсис, — сказал Сноу, когда за ними закрылась дверь библиотеки. — Я прошу тебя быть особенно осторожным с проспектом. Ты получил мою телеграмму?

— Да, ты предупредил, чтобы я не отправлял его в типографию. Почему?

— Он содержит слишком много материала, который может пригодиться Ламбэру, — пояснил Сноу.

— Пожалуй, — сказал Фрэнсис, — но каким образом он смог бы его достать в маленькой провинциальной типографии?

— Я тоже не думаю, чтобы он отважился на такое, но есть еще Уайтей… Завтра или даже сегодня министерство колоний потребует данные о местонахождении россыпи, и мы должны следить за тем, чтобы он не добыл эти данные у нас самих.

— Понимаю, — ответил Фрэнсис. — Я сниму копию с того плана, который ты приготовил, и пошлю ее завтра в министерство колоний.

Сноу вернулся к Цинтии, которая сидела в углу дивана возле камина.

— Я хочу с тобой серьезно поговорить, — начал он, садясь на другой конец дивана.

— Прошу тебя — не очень серьезно, — поддразнила она его, — Я хочу хоть раз повеселиться.

— Я полагаю, ты понимаешь, — продолжал Сноу, — что приблизительно через неделю станешь дочерью очень богатого человека…

Он в полутьме не мог как следует разглядеть ее лица, но ему показалось, что она улыбнулась.

— Я этого не знала, — ответила она спокойно. — Но я полагаюсь на тебя. Так что из этого следует?

— Что?.. О, ничего, разве только, что сам я не очень-то богат…

Она промолчала.

— Ты сознаешь это? — спросил он через некоторое время.

— Я сознаю все то, что можно осознать, а именно: отец мой станет очень богатым, а ты — нет. Что я еще должна осознать?

Он немного помолчал, потом хрипло пробормотал:

— Видишь ли, дорогая, я бы хотел, чтобы ты стала моей женой, а ты вдруг так некстати разбогатела…

Она, уже не в силах сдерживаться, громко расхохоталась.

— Я почти ничего не слышу, — сказала она. — Сядь поближе.

— Цинтия, дорогая, ты еще не спишь? — спросил Фрэнсис, появляясь в дверях. — Уже двенадцать. Мы с Петером сидели вдвоем и скучали…

Он подошел к камину и увидел, что огонь почти погас.

Цинтия встала и виновато пролепетала:

— Мне кажется… капитан Грэй… мы…

— Мне кажется, что это ты виновата, — сказал Фрэнсис, целуя сестру.

Когда она ушла, Сноу спросил:

— С Петером разговаривал? А я думал, ты занимаешься в библиотеке.

— Да я уже час как кончил. Однако вы тут заболтались…

Сноу смутился и ничего не ответил.

— Я нахожу Петера невероятно интересным, — нарушил, наконец, молчание Фрэнсис. — Этот человек — просто находка…

Они услышали торопливые шаги, дверь отворилась и на пороге показалась бледная Цинтия.

Сноу шагнул ей навстречу.

— В чем дело? — спросил он.

— Отца нет в комнате, — ответила она, задыхаясь. — Я хотела ему пожелать доброй ночи, но его там не оказалось!

Мужчины переглянулись.

— Он, вероятно, в саду, — спокойно сказал Фрэнсис. — Возможно, вышел, хотя я и просил его этого не делать.

Он вышел в переднюю, взял электрический фонарик. Цинтия накинула шаль, и все трое направились к двери.

— В библиотеке еще горит огонь, — заметил Фрэнсис.

Сноу вернулся, погасил свет и догнал остальных.

В парке стоял небольшой туман, не мешавший, однако, их поискам, но обход парка не принес никаких результатов.

В дальнем углу парка находилась калитка, выходившая на узенький переулок. Они направились к ней. Подойдя ближе, у Сноу вырвалось проклятие. Калитка была открыта. Их внимание привлекла маленькая бумажка, прикрепленная к столбу калитки.

Это был листок, вырванный из записной книжки.

Сноу поднял свой фонарик и прочел:

«Они его увели в каменоломню. Торопитесь.

Выйдя из калитки, ступайте направо и идите

вдоль улицы, ведущей на гору. Если поспешите,

то можете еще все спасти.

Друг».

Подожди минутку!

Сноу удержал за руку Фрэнсиса, который хотел выйти из калитки.

— Ради Бога, не задерживай, Сноу, нам нельзя терять ни минуты!

— Стой, — строго приказал Сноу.

Он осветил землю. Почва была глинистая и размякла от дождя. Следы были заметны, но сколько их, нельзя было разобрать. Они вышли на улицу. Здесь росла трава, почва также была мягкая и следы должны были быть ясно видны, но тот, кто вошел в калитку, избегал, видимо, наступать на траву.

— Вперед! — Фрэнсис нетерпеливо побежал вперед. Сноу и Цинтия следовали за ним.

— Револьвер при тебе? — спросил Сноу.

В ответ Фрэнсис достал огромный «Кольт».

— Ты именно этого ждал? — спросила Цинтия.

— Нечто в этом роде, — ответил Сноу спокойно.

Фрэнсис возвратился к ним и сказал:

— Я не могу найти следов, и все-таки меня волнует содержание записки…

— Пара следов есть, — коротко сказал Сноу, шаря по дороге лучом фонарика. — Содержание записки меня не так волнует, как наводит на размышления. О, а это что?

Посреди улицы валялся какой-то черный предмет.

Фрэнсис поднял его.

— Это шляпа, — установил он. — Господи, Сноу, ведь это шляпа отца!

— О! — воскликнул Сноу и остановился.

Пару секунд он молчал, а затем сказал:

— Я возвращусь домой.

Те удивленно на него посмотрели.

— Но, — заволновалась Цинтия, — ты ведь не бросишь поиски?

— Верь мне, — сказал он нежно. — Фрэнсис, иди в этом направлении дальше, вскоре тебе повстречаются бараки. Постучишь и попросишь помощи. Мне кажется, что ты на верном пути, но я, кажется, на более верном. Во всяком случае, для Цинтии более безопасно идти с тобой.

Не говоря больше ни слова, он повернулся и быстро побежал назад.

Они смотрели ему вслед, пока он не исчез в темноте, а затем пошли дальше.

— Ничего не понимаю, — пробормотал Фрэнсис. Цинтия промолчала, так как была слишком взволнована.

Им еще оставалось идти до бараков минут десять, но на полпути, там где дорога делает крутой поворот, вдруг посреди улицы выросла темная фигура.

Фрэнсис мгновенно схватился за револьвер и направил свет своего фонаря на фигуру.

Цинтия, у которой от волнения остановилось сердце, облегченно вздохнула: перед ними стоял полисмен.

— Нет, сэр, здесь никто не проходил, — ответил полисмен на вопрос.

— Четверть часа тому назад? — допытывался Фрэнсис.

— Даже за последние три часа, — заявил полисмен. — С полчаса тому назад я как будто слышал шаги внизу на улице, но сюда на гору никто не поднимался.

Фрэнсис кратко рассказал ему в чем дело.

— Нет, — медленно ответил полисмен, — сюда его они не могли затащить, а это единственная дорога в каменоломню. Мне кажется, что вас нарочно сбили с пути. Если вы подождете, пока я достану свой велосипед… он стоит тут за углом, я отправлюсь с вами.

На обратном пути Фрэнсис подробно ему рассказал все происшествие.

— Это обман, — утверждал полисмен, — для чего им было себя утруждать указывать вам дорогу? Не подозреваете ли вы кого-то из ваших знакомых?

Фрэнсис молчал. Он теперь понял, почему Сноу решил вернуться. Дорога шла под гору и через десять минут уже показался дом.

— Я думаю, что Петер… — начал было Фрэнсис.

Тррах!.. Тррах!..

Два револьверных выстрела раздались в тишине.

Тррах!.. Тррах!.. Тррах!..

Полисмен вскочил на велосипед и помчался к дому.

Они больше не слыхали выстрелов и, подойдя к калитке, застали Сноу и полисмена за оживленной беседой.

— Все в порядке!

Сноу произнес это подчеркнуто весело.

— Что с отцом? — все же волновалась Цинтия.

— Он в своей комнате, — заверил ее Сноу. — Я нашел его связанным у домика садовника.

Он взял девушку под руку и отвел ее в дом.

— Он вышел немного погулять в парке, — объяснил Сноу, — и они на него напали — эти негодяи, их было трое…

— Где они? — осведомился Фрэнсис.

— Удрали… в конце переулка их поджидал автомобиль.

Они вошли в дом.

— Петер у твоего отца, не беспокойся. Садись и выпей глоток вина… — она была очень бледна. — Я тебе все расскажу. Я с самого начала не поверил сердобольной записке. Подозрение мое еще усилилось, когда я не нашел никаких следов по дороге, и перешло в уверенность, когда мы нашли на дороге его шляпу. Конечно, это был трюк, чтобы выманить нас на улицу и за это время увезти твоего отца! Когда я вернулся, то снова начал поиски в саду, при этом забрел случайно в сарай у домика садовника и первое, что я увидел, был отец с платком во рту, привязанный к столбу. Едва я его освободил, как услыхал в саду голоса. Трое мужчин шли по направлению к калитке. Было слишком темно, чтобы узнать их, я выбежал и предложил им остановиться.

— Но мы слышали выстрелы, — сказала Цинтия.

Сноу улыбнулся.

— Это был их ответ. Я двинулся за ними. Они снова в меня выстрелили и я ответил им. Кажется, я в одного из них попал…

— Ты не ранен? — тревожно спросила она.

— Мисс Цинтия, — успокоил он ее весело. — Я цел и невредим!

— Я одного не понимаю, — удивлялся Фрэнсис, — зачем они хотели увезти отца?

Сноу, покачав головой, ответил:

— Да, это несколько странно… — Он вдруг остановился. — Посмотрим-ка в библиотеке, — предложил он и все трое направились в комнату.

— О, а я думал, что погасил огонь!

Действительно, пламя газового рожка трепетало от сквозняка.

Неудивительно, так как окно было открыто. Но дверь сейфа также была открыта и висела на одной петле.

— Вот зачем они нас выманили из дома, — сказал Сноу. — Это работа Уайтея и, надо сознаться, чистая работа!

Глава 19

— Ну, возьми меня с собой, — просил молодой человек, но Сноу отрицательно покачал головой.

— Ты останешься здесь.

На нем было плотное автомобильное пальто и кепка.

Цинтия приготовила ему чай.

Он посмотрел на часы.

— Час ночи, — сказал он, — а вот и машина.

Они услыхали шум подъезжавшего к парадным дверям автомобиля, и через некоторое время в комнату вошел полисмен.

— Простите, сэр, что я задержался, но не так легко было собрать людей. Мы телефонировали во все участки. Все дороги, ведущие в Лондон, теперь под контролем.

Сноу попрощался с Цинтией, вскочил в автомобиль, и вскоре он уже мчался по шоссе.

Автомобиль летел, как гоночная машина, и лишь подъезжая к Лондону, они замедлили ход.

Когда они повернули на Левисхэй-Хайг-Роад, им стали махать красным фонарем, и шофер остановил машину. К ним подошли два полисмена. Сноу предъявил удостоверение.

— Другая машина была замечена?

— Нет, сэр, — докладывал полисмен, — машина с четырьмя мужчинами была замечена проезжающей сквозь тоннель Блэкваля в половине первого ночи, но тогда еще не были поставлены посты.

Сноу поблагодарил сержанта и они отправились дальше в город. Так как Сноу хорошо знал адреса Ламбэра и Уайтея, то машина остановилась в конце улицы, где находилась гостиница Уайтея.

— В конце Нортумберленд-Авеню вы найдете кафе, — сказал он полисмену, — Перекусите там и возвращайтесь через четверть часа.

Улица, где находилась гостиница, была совершенно пустынна. В Лондоне в эту ночь и в предыдущий день дождя не было, так что мостовая была совершенно суха. Прежде чем позвонить, Сноу с помощью фонарика обследовал ступеньки, ведущие в гостиницу, но ничто не указывало на то, что сюда недавно кто-нибудь приходил с вымазанными глиной ботинками.

Он позвонил, и к его удивлению дверь тут же открылась. Швейцар, который обыкновенно в это время досматривает третий сон, на этот раз, видно, поджидал кого-то.

Наверное, Сноу не был тем, кого ждали, так как он сейчас же взял дверь на цепочку.

— Сэр? — спросил он подозрительно.

— Я бы хотел получить комнату на ночь, — ответил Сноу. — Я только что приехал с континента.

— Что-то вы поздно немножко, — удивился швейцар, — экспресс прибыл еще в одиннадцать часов.

— О, я прибыл через Ньюхевен, — вывернулся Сноу в надежде, что швейцар этой дороги не знает.

— Не знаю, найдется ли у нас комната, — уклончиво заметил швейцар. — Ваш багаж?

— Он еще на вокзале.

Сноу вынул бумажник, достал из него пачку банкнот и, передавая одну из них швейцару, сказал:

— Вы слишком разговорчивы по ночам, милейший. Возьмите эти пять фунтов в счет платы и вычтите из них себе за беспокойство, которое я вам причинил.

Швейцар сразу же избавился от подозрительности.

— Вы поймите меня, сэр, — болтал он, ведя ночного гостя по лестнице, — что я…

— О, вполне, — перебил его Сноу. — Где вы меня поместите, на третьем этаже?

— Третий этаж занят, сэр. Когда вы позвонили, я думал, что это возвращается тот самый господин со своим другом…

— Из ресторана, должно быть?

— Он заходил уже раз, так… с час тому назад, но потом снова вышел по делу.

На втором этаже швейцар открыл одну из дверей.

— Это здесь, сэр.

Он зажег огонь в камине.

— Не прикажете ли еще чего-нибудь, сэр?

— Нет, благодарю вас.

Швейцар не уходил.

— Может быть, у вас все-таки есть какое-нибудь желание, не прикажете ли чаю?

— Нет, благодарю вас, — буркнул Сноу и начал снимать пальто.

Швейцар в недоумении сошел вниз.

Нельзя было терять время. Сноу снял ботинки и бесшумно поднялся на третий этаж.

Здесь было три комнаты, как он полагал, смежные. Одна из комнат была заперта. Две другие он осмотрел. Первая комната, судя по обстановке, была приемной, залом и кабинетом. Через соединительную дверь он попал в спальню.

Судя по бритве и костюмам, находящимся в шкафу, он заключил, что это спальня Уайтея. Еще одна дверь вела в первую комнату, но она была заперта.

Он вышел в коридор и прислушался.

Была полнейшая тишина, лишь снизу доносился свист. Видимо, это развлекался швейцар.

Он снова вошел в комнату. Дверь была заперта изнутри, но по эту сторону из замка выглядывал небольшой кончик ключа Он достал из кармана футляр с разными инструментами и вынул из него плоскогубцы, которыми захватил кончик ключа, повернул его и дверь открылась.

Он еще раз вышел в коридор, прислушался, но было тихо. Он сложил свои инструменты и вошел в комнату. Посреди стоял стол, на котором были в беспорядке свалены газеты и письма.

Беглый осмотр комнаты позволил сделать вывод, что вряд ли здесь спрятаны украденные бумаги. На всякий случай он еще посмотрел под матрасом и под ковром.

Видимо, Уайтей носил их при себе. Он начал было просматривать кучу старых газет, как услыхал шаги на улице затем отдаленный звон колокольчика. Он выбежал в коридор прикрыв за собой дверь.

Услышав внизу голоса швейцара и новоприбывших, он спустился к себе.

Это были Уайтей и Ламбэр. Они поднялись на третий этаж. Сноу слышал, как за ними закрылась дверь номера.

Когда все стихло, он поднялся на третий этаж, бесшумно открыл дверь спальни и запер ее за собой.

Соединительная дверь была тоненькой и он смог слышать, о чем разговаривали в соседней комнате.

Голос Уайтея:

— …меня удивило… старик… думал, что он давно умер… — он услыхал, что Ламбэр промычал что-то в ответ, — предосторожность… встретить его в саду… до смерти испугался…

Сноу приник к двери.

Голос Уайтея:

— Да, придется повозиться…

Голос Ламбэра:

— Коалс не опасно ранен?

— Нет, незначительная ранка в ноге… свинья этот Сноу…

— Вот проспект, который они составили…

Сноу услыхал шелест бумаги, затем наступила тишина. Видимо, они были заняты чтением.

— Гм!.. — услыхал он довольный голос Ламбэра. — Мне кажется, что здесь есть все, что нам нужно… мы сейчас снимем с него копию. Теперь несложно будет указать месторасположение россыпи… О, да тут и план есть!

Снова наступила тишина.

Сноу должен был действовать, причем быстро. Даже если бы им не удалось снять копию с приложенного к проспекту плана, они все же в состоянии будут указать место россыпи, если внимательно изучат проспект…

Он предположил, что они сидят спиной к двери, за которой он находился.

Это действительно было так.

Они сидели рядом, при свете единственной электрической лампы над ними и жадно поглощали подробности проспекта и плана.

— Придется сравнить этот план с большой картой, — сказал Уайтей. — Некоторые места я не узнаю… Тут даны названия, которые им дали негры…

— У меня дома есть превосходная карта, — ответил Ламбэр. — Я предлагаю захватить это все с собой… Нам нет надобности снимать копию… Нужно только самим точно знать, где находится россыпь…

— Ну, ладно, — неохотно согласился Уайтей, — но это необходимо сделать немедленно. Сноу нас, конечно, заподозрил и завтра за нами будут следить сотни сыщиков.

Он сложил документы, сунул их в конверт и задумался.

— Ламми, ты слыхал, что рассказывал швейцар? Этой ночью прибыл еще гость…

— Да, но что же еще тут особенного?

— Очень даже особенно, — возразил Уайтей.

— Не думаешь же ты…

— Не знаю. Я немного нервничаю, — прервал его Уайтей, — но пока я здесь сижу, этот гость не выходит у меня из головы. Я пойду и посмотрю на его ботинки.

— Зачем?

— Не задавай дурацких вопросов! Постояльцы выставляют обувь для чистки, а обувь много может рассказать…

Он отдал Ламбэру конверт с украденными документами.

— Возьми, — сказал он, — и жди пока я вернусь.

Он вышел в коридор и стал осторожно спускаться по лестнице.

Ламбэр терпеливо ждал…

— Ламбэр, — прошипел голос у открытой двери.

— Да.

— Дай мне конверт, скорей!

В щель просунулась рука.

— Оставайся там… дай мне только конверт.

Ламбэр отдал конверт.

Рука схватила конверт, дверь закрылась и наступила тишина.

Ламбэр вскоре услышал быстрые шаги по лестнице и в комнату ворвался Уайтей.

— Никого нет, — сказал он задыхаясь, — пара грязных сапог и перчатки… это Сноу!

— Сноу?!

— Он выследил нас… Нужно поскорее убираться. Давай сюда конверт!

Ламбэр, побледнев, пролепетал:

— Я же тебе его уже отдал, Уайтей!

— Лжец! — Уайтей кипел от злости. — Ты ничего не давал! Давай сюда конверт!

— Но я же тебе его отдал, Уайтей, — простонал Ламбэр. — Ты вышел из комнаты, потом вернулся и забрал конверт!

— Я входил в комнату?!

— Нет, нет, ты только протянул руку и прошептал…

— Сноу! — заревел Уайтей, — ну, живей! Скорее, идиот, мы еще успеем догнать его! Он не мог далеко уйти!

Они сбежали вниз. Входная дверь была открыта.

— Вот он!

При свете электрических фонарей они увидели бегущего человека и бросились за ним.

Редкие прохожие с удивлением смотрели на бегущего по направлению к Темзе человека в носках.

— Держите вора! — кричал Уайтей.

Из-за угла показался полисмен.

— Стой, стой! — крикнул он и схватил Сноу за руку.

В это время подоспели и оба преследователя.

— Этот человек меня обокрал, — дрожащим от волнения голосом произнес Уайтей.

— Вы ошибаетесь, — Сноу был вежлив и хладнокровен.

— Обыщите его… обыщите! — настаивал Уайтей.

Сноу улыбнулся.

— Дорогой мой, полиция не имеет права обыскивать на улице. Неужели вы не знаете элементарных правил?

Вокруг них, несмотря на ночное время, собралось несколько любопытных. И, к счастью, подошли еще два полисмена. Сноу облегченно вздохнул. Все складывалось удачно…

— Вы обвиняете этого человека? — спросил полисмен.

— Я желаю получить мою собственность, — неистовствовал Уайтей, — он вор, разве вы не видите, что он в одних носках! Отдайте конверт, который вы у меня украли!

Подоспевшие два полисмена, протолкавшись, подошли ближе, и Сноу вдруг почувствовал себя уверенней.

— Я согласен отправиться с ними в участок, — отчеканивая каждое слово, сказал Сноу. — Я со своей стороны обвиняю этих господ в краже со взломом!

— Возьмите его с собой в участок, — настаивал Уайтей, — мы с моим другом также сейчас туда явимся!

— Поехали, — сказал Сноу, — но я настаиваю, чтобы эти господа отправились с нами.

Уайтей никак не предвидел такого оборота. Они попали в ловушку, если только им не удастся каким-нибудь чудом вывернуться.

— Мы только возьмем в гостинице наши шляпы и пальто, — заявил Уайтей.

Полисмен стоял в нерешительности, так как против этого ничего нельзя было возразить.

— Один из полисменов возвратится с этими господами в гостиницу, — приказал он, — а вы, — обращаясь к Сноу, — пойдете со мной. Мне что-то кажется, что я вас знаю…

— Возможно, — согласился Сноу. — Но если ваши коллеги дурака сваляют и эти господа удерут от них, то вы меня и не так еще узнаете!

— Оставьте ваши шутки при себе, — прикрикнул на него полисмен.

Глава 20

— Вздор! — кричал инспектор на полицейского, — если бы вы знали свои обязанности, то привели бы и преследователей сюда!

Сноу, гревшийся у камина, заступился за полисмена.

— Ничего уж не поделаешь, инспектор — будь я на его месте, не знаю, поступил бы я иначе. Убегавший ночью в одних носках — конечно вор, а почтенные господа, догоняющие его… Как бы вы поступили?

— Ну да, конечно, — рассмеялся инспектор.

— Я думаю, что ждать нет никакого смысла, — произнес Сноу. — Наши друзья улизнули.

Посланный принес Сноу из гостиницы его ботинки и пальто.

Одевшись, Сноу сказал:

— Я пошлю в суд последние показания. Пора покончить с этими господами, не дожидаясь их последнего хода. И так достаточно улик я собрал против них…

Машину он отослал в Майдстон за Фрэнсисом и не был особенно удивлен, когда с ним приехала и сестра. Изложив свои ночные похождения, он решительно заявил:

— Мы с ними покончим… К вечеру, я думаю, мы их поймаем.

Ламбэр и Уайтей после ночной погони за Сноу отправились в гостиницу «Бломсбери», где жил Ламбэр, и Уайтей снял там для себя комнату. В критические моменты руководство всегда брал на себя Уайтей. Так было и сейчас.

В Сити он разыскал магазин, который был уже открыт, купил себе для предстоящей поездки чемодан и необходимый гардероб. Возвращаться обратно в свою гостиницу за вещами он не рискнул.

Ламбэр все еще не мог прийти в себя. Он сидел в кресле, грыз ногти и ругался на чем свет стоит.

— Нет никакого смысла ругаться, Ламбэр, — учил его Уайтей. — Не выгорело, вот и все… Не удастся нам стать честными. Одним словом, сорвалось. Доставай свою чековую книжку!

— Не могли бы мы все-таки вывернуться? — уныло спросил толстяк.

— Вывернуться? Ты вывернешься! Где чековая книжка?

Ламбэр нехотя достал книжку и Уайтей начал подсчитывать.

— Баланс — шесть тысяч триста, — произнес Уайтей, — принимая во внимание обстоятельства, очень хороший баланс! Мы выберем все, за исключением ста фунтов, а то закрытие счета отнимет уйму времени.

Он взял чековую книжку и выписал чек на сумму в шесть тысяч двести фунтов на предъявителя, подписался и протянул чек Ламбэру, который после некоторого раздумья также подписался.

— Постой, — заворчал на него Ламбэр, когда Уайтей снова взял чековую книжку, — кто пойдет за деньгами?

— Я, — ответил Уайтей.

— Почему не я? — в свою очередь спросил Ламбэр, — меня в банке знают.

— Ты… жулик ты! — заорал на него Уайтей. — Разве я тебе не доверял?

— Это щекотливый вопрос, — заметил Ламбэр.

Сдержав свою злость, Уайтей, наконец, крикнул:

— Ступай за деньгами, но поторопись, банки уже открываются!

— Я не думал… я тебя не подозреваю, Уайтей, — пробормотал Ламбэр, — но дело остается делом…

— Ступай — не разговаривай много, — прервал его Уайтей, который в это время подумал о том, что им довольно опасно отправляться в банк за деньгами. Возможно, что их уже разыскивают, и банк предупрежден, но не исключена возможность, что там еще ничего не знают…

Прежде чем отправиться в банк, Ламбэр заглянул в свою комнату. Вернувшись из банка, он застал Уайтея у камина.

— Вот и я! Как видишь, не удрал!

В голосе Ламбэра звучала легкая ирония.

— Да, — согласился Уайтей. — Я тебе больше верю, чем ты мне, хотя ты уже почти хотел удрать с деньгами, когда выходил из банка.

Ламбэр покраснел.

— Как ты можешь это знать… что ты хочешь этим сказать?

— Просто я следил за тобой из автомобиля.

— И это ты называешь доверием, — покачал головой Ламбэр.

— Нет, — откровенно ответил Уайтей, — я это называю элементарной логикой.

Ламбэр рассмеялся, что с ним редко случалось. Он достал бумажник и вынул из него две толстые пачки банкнот.

— Вот твоя часть, а вот моя, каждая бумажка достоинством в пятьдесят фунтов, я тебе их пересчитаю…

Он начал быстро перелистывать банкноты.

— Все верно! Шестьдесят две!

Уайтей сунул деньги в карман и спросил:

— Что ты теперь собираешься делать?

— Я еду в Европу, — сказал Ламбэр. — В Голландию.

— А я — в Ирландию, — соврал Уайтей и, взглянув на часы, пошел к выходу. — Я еще зайду перед отъездом…

Но когда он зашел через час, то Ламбэра уже не застал.

Когда Уайтей купил на вокзале билет и собирался идти на перрон, ему пришла в голову одна мысль…

Он подошел к окошечку размена денег и попросил разменять ему сто фунтов на франки.

Кассир, внимательно осмотрев деньги, взглянул на Уайтея.

— Не кажутся ли они вам странными? — спросил он сухо.

— Нет, — ответил Уайтей и страшное предчувствие пронзило его.

— У обеих банкнот один и тот же номер, — констатировал кассир, — и обе фальшивые.

На Уайтея было страшно и одновременно жалко смотреть.

— Вас обманули?

— Да, — пробормотал обманутый мошенник. Он забрал свои деньги и вышел.

— В Голландию, В Голландию? В Голландию!!! — повторял он на все лады.

Вдруг его осенило. Ламбэр что-то обронил в поезде из Хольборна, когда звонил из номера гостиницы в справочное бюро… Шанс, конечно, слабый, но все же… Он бросился к телефону и вызвал справочное бюро.

— Я хотел бы знать, — быстро спросил он, — на каком вокзале и когда останавливается поезд из Хольборна?

— В Пенге, — последовал ответ.

— Когда он отходит из Пенге?

— В одиннадцать восемнадцать.

Оставалось немногим больше получаса и была возможность успеть. Он вскочил в такси и быстро бросил шоферу:

— На вокзал Пенге! Получите фунт, если доставите меня туда за полчаса!

— Попробую, — ответил шофер, но лицо его выражало сомнение.

Шофер развил скорость намного превышающую дозволенную, а оставив позади себя Вест-Энд и выехав на шоссе, где было совсем мало машин, он помчался сломя голову, но все же было семнадцать минут одиннадцатого, когда машина остановилась у вокзала.

Уайтей, перескакивая по две ступеньки, взбежал по лестнице.

— Ваш билет, — спросил контролер.

— У меня нет — я возьму в поезде!

— Без билета я не могу вас пропустить.

Поезд стоял в двух шагах и уже начал отходить, Уайтей хотел было проскочить, но крепкая рука вытолкнула его назад и дверь перед носом закрылась.

Он прислонился к стене, бледный как смерть. Пальцы его судорожно подергивались.

Контролер, взглянув на него, сжалился и сказал:

— Ничего не поделаешь, сэр, я…

Он остановился и выглянул на перрон.

Быстро нагнувшись, он открыл дверь.

— Живо, — крикнул он Уайтею, — поезд почему-то затормозил. Вы можете его еще догнать!

Последние вагоны еще не успели отойти от перрона, когда Уайтей вскочил в вагон проводника.

Он, задыхаясь, опустился на скамью.

Уайтей был относительно крепким и здоровым человеком, но сейчас он чувствовал себя совершенно обессилевшим.

— На меня! — монотонно бормотал он, — как раз именно на меня все свалить!

Вся его злоба была направлена против Ламбэра, чьей правой рукой он был более чем в двадцати аферах. Они вместе участвовали в производстве фальшивых денег, и банкноты, которыми Ламбэр его снабдил, были именно те…

— Пускать в оборот он их не рискнул, для этого они не годились, — ворчал он мрачно, хватаясь за голову, — для меня же они оказались в самый раз…

Проводник пробовал было заговорить со своим пассажиром, но тот лишь мотал головой в ответ.

Когда поезд остановился в Чатаме, Уайтей, подняв воротник, так как шел дождь, пошел вдоль поезда.

Вагоны третьего класса были почти свободны. Видимо, подобные увеселительные поезда пользовались не особенно большим успехом.

Уайтей едва взглянул на третий класс… Он интересовался только вагонами первого класса, которые большей частью были абсолютно пусты. Здесь он и нашел того, кого искал… Он сидел один… Увидев его в окне, Уайтей прошел мимо, а когда поезд начал трогаться, он открыл дверь того вагона и вошел…

О том, что в этом поезде находился Ламбэр, знал еще кое-кто. Сноу спешил в Вент со всей скоростью, которую могла только развить 90-сильная машина.

Если бы он это знал раньше, он мог бы застать поезд на вокзале в Пенге, что было бы несомненно лучше для двух известных ему людей…

С ним был инспектор Фельс из Скотленд-Ярда.

— У вас достаточно людей?

Инспектор лишь кивнул головой, так как говорить при такой скорости было трудно, но все же он выразил свое удивление по поводу того, что Сноу взял на себя труд лично отправиться с ним. Но Сноу, присутствуя при завязке этой истории, был не тем человеком, который позволил бы другим рассказать себе ее развязку. Он собрался в путь с твердым намерением покончить с этим делом раз и навсегда.

Они достигли берегового вокзала одновременно с поездом и побежали вдоль берега к пристани, где уже первые пассажиры всходили на пароход. У каждого трапа стояло по два чиновника уголовной полиции.

Последний пассажир был на борту.

— Неужели их… — разочарованно произнес Сноу. — Если…

В этот момент к ним подбежал железнодорожный служащий.

— Простите, вы не из полиции? — спросил он. — В одном из вагонов прибывшего поезда, кажется, произошло что-то ужасное… — он шел впереди и бессвязно говорил, — один пассажир не хочет выходить из вагона…

Они подошли к вагону. Сноу открыл дверь…

— Выходи, Уайтей, — спокойно произнес он.

Но человек, сидевший в углу вагона и пересчитывающий две толстые пачки денег, ничего не видел и не слышал…

— Это хорошая, — бормотал он, — и это хорошая… не так ли, Ламми? Эти все хорошие, а те были все фальшивые. Какой глупец… глупец… глупец! О Господи, каким же ты всегда был глупцом!

При этих словах он застонал.

— Выходи, — строго приказал Сноу.

Уайтей, увидев его, встал со своего места.

— Привет, Сноу! — крикнул он, улыбаясь. — Иду, иду… что поделывает наш поток алмазов, а? Вот тут хорошенькое дельце… вот деньги… посмотри!

Он показал пачку банкнот, и Сноу отшатнулся, так как они были в крови.

— Эти-то здесь все хорошие, — продолжал Уайтей. Его губы дрожали, а в бесцветных глазах мерцал огонек, которого там раньше не было. — А те — фальшивые! Мой друг Ламми меня предательски обманул — и я должен был его убить…

И он безумно расхохотался.

Под сиденьем они нашли Ламбэра с простреленной головой.