/ Language: Русский / Genre:detective, / Series: Четверо Справедливых

Власть Четырех

Эдгар Уоллес


Эдгар Уоллес. Собрание сочинений в пяти томах. Том 2 ИНАРТ 1992 5-85882-094-8, 5-85882-083-2

Эдгар Уоллес

Власть четырех

Пролог. РЕМЕСЛО СЕРИ

Если вы покинете Плаццо дель Мина и пойдете по узкой улице, где от десяти до четырех лениво болтается громадный флаг консульства Соединенных Штатов, далее через сад, куда выходит Отель де Франс, обогнете Собор Богоматери и выйдете на чистую Верхнюю улицу Кадикса, то вы скоро окажетесь у входа в национальную Кофейню.

Около пяти часов в просторном сводчатом зале за маленькими круглыми столами обычно бывало мало народа.

Поздним летом — в голодный год — четыре человека сидели здесь и разговаривали о делах.

Это были — Леон Гонзалес, Пойккерт, Манфред и Сери, он же Семон.

Из четверки только имя Сери было знакомо тому кто следил за современными событиями. В центральном Полицейском Бюро можно было получить о нем подробные сведения. Вы могли бы там увидеть его фотографии, снятые в восемнадцати различных положениях — с руками, скрещенными на груди, с лицом, обращенным прямо к вам, с трехдневной бородой и проч…

Примечательны фотографии его ушей — уродливых, похожих на уши летучей мыши, — и обстоятельная справка о всей его жизни.

Синьор Паоло Монтегацца, директор Национального Антропологического музея во Флоренции, оказал честь Сери, включив его портрет в свою удивительную книгу. Поэтому Сери хорошо известен всякому, кто интересуется вопросами криминологии и физиогномики.

Сери сидел как на иголках, он явно чувствовал себя не в своей тарелке.

Остальные — с голубыми глазами и нервными руками Гонзалес, насмешливый и подозрительный Пойккерт, Джордж Манфред с моноклем в глазу, — хотя и не пользовались большой известностью в преступном мире, однако также были незаурядными людьми.

Манфред отложил «Геральдо ди Мадрид», вынул монокль, протер его белоснежным носовым платком и улыбнулся:

— Чудаки эти русские.

Пойккерт протянул руку к газете:

— Кого на этот раз?

— Губернатора одной из южных губерний.

— Убили?

Усы Манфреда презрительно натопорщились.

— Ба! Разве можно бомбой убить человека? Да, да, я знаю, убивают. Но это такой идиотский первобытный способ, как если бы вы стали взрывать городскую стену в надежде, что среди тысячи погибших случайно окажется и ваш враг.

Пойккерт внимательно прочитал телеграмму.

— Князь тяжело ранен, а у покушавшегося оторвало руку, — произнес он, и губы его неодобрительно сжались.

Гонзалес нервно сжимал кулаки.

— У нашего друга, — кивнул в его сторону Манфред и рассмеялся, — неспокойна совесть…

— Это было только один раз, — быстро прервал его Леон, — и произошло не по моей вине. Вы помните, — обращался он к Манфреду и Пойккерту, не замечая Сери, как бы желая снять с себя некое обвинение. — В то время я находился в Мадриде. Ко мне пришли несколько человек с Барселонской фабрики и сказали, что они собираются делать. Я пришел в ужас от их невежества и неумения обращаться с химическими препаратами. Я написал им все, что нужно, указал пропорции и умолял, почти на коленях просил, чтобы они избрали другой способ. «Дети мои, — говорил я, — вы играете с вещами, которых остерегаются опытнейшие химики. Если хозяин фабрики дурной человек, убейте его, подождите, когда он после сытного обеда будет в прекрасном расположении, правой рукой подайте ему просьбу, а левой — вот это…»

Леон вытянул кулак и нанес удар невидимому противнику:

— Но они ничего не хотели слушать.

Манфред потрогал стакан со светлой жидкостью, стоявший у его локтя, и покачал головой. В его глазах блеснул лукавый смех:

— Я помню, погибло много народу, и главным свидетелем на суде был как раз тот, для кого предназначалась бомба.

Сери откашлялся, словно хотел что-то сказать, и все трое с любопытством посмотрели на него. Испанец заговорил, и в его голосе звучало недовольство:

— Я не собираюсь равняться с вами, сеньоры. Половины того, что вы говорите, я не понимаю, вторая половина — о правительствах, королях, конституциях и прочем. Если кто-нибудь причиняет мне зло, я разбиваю ему череп. Я понял одно: вы убиваете людей, не питая к ним ненависти. То есть, тех, кто вам ничего плохого не сделал. Нам не по пути…

Он неуверенно откашлялся, беспомощно взглянул на середину улицы и снова погрузился в молчание.

Остальные переглянулись между собой, и все трое улыбнулись. Манфред вынул туго набитый портсигар, расправил между пальцами мятую папиросу, зажег о подошву башмака спичку.

— Ваш путь, дорогой Сери, глупый путь. Вы убиваете ради выгоды. Мы убиваем ради справедливости, и это ставит нас над средой убийц. Когда мы видим, что злой человек угнетает своих ближних, либо совершается гнусный замысел против Бога, — Сери быстро перекрестился, — и против людей, и знаем, что закон не может покарать негодяя, мы сами его караем.

— Это правда, Сери, — заговорил молчаливый Пойккерт. — Там, — указал рукой на север, — жила девушка, очень юная и красивая, и священник, я подчеркиваю: священник… Родители, как это часто бывает, посмотрели на все сквозь пальцы… Но девушка ушла оскорбленной и разбитой и не захотела прийти во второй раз. Тогда он заманил ее в ловушку, запер в доме, и, когда она надоела ему, выгнал на улицу. Меня ничто с ней не связывало, но я сказал: «Совершено подлое дело, и закон не может вмешаться». И вот ночью, надвинув шляпу на лоб, я являюсь к священнику и говорю, что его хочет видеть умирающий путешественник. Сначала он не проявил интереса. Тогда я прибавил, что путешественник богат и знатен. Он сел на приведенную мною лошадь, и мы помчались в маленький домик в горах… Я запер дверь, и он понял, что попал в ловушку. «Что вы хотите со мной сделать?» «Я вас убью, сеньор», — ответил я и рассказал ему историю девушки. Он визжал, как дикое животное, когда я подходил к нему, но это не могло его спасти. «Дайте мне перед смертью увидеть священника», — просил он, и я дал ему в руку зеркало…

Пойккерт отпил кофе.

— Его нашли на следующий день на дороге без следов насильственной смерти, — закончил он спокойно.

— Как? — воскликнул Сери, но Пойккерт жестко улыбнулся.

Сери насупил брови и подозрительно оглядел всех по очереди.

— Если вы сами умеете так убивать, то зачем посылали за мной? Я работал на винокуренном заводе в Хересе и был счастлив… Там была девушка… Ее звали Хуаной Самарец. — Он вытер вспотевший лоб. — Когда вы меня позвали, у меня зачесались руки убить вас всех троих, кто бы вы ни были. Ведь там у меня была девушка… и там я был счастлив…

Манфред властно прервал поток возражений:

— Не ваше дело, Сери, спрашивать, зачем и почему. Мы знаем, кто вы. Мы знаем о вас больше, чем полиция. Этого достаточно, чтобы отправить вас на виселицу.

Пойккерт подтвердил кивком головы, а Гонзалес рассматривал Сери, словно ученый, изучающий человеческую природу.

— Для дела, задуманного нами, — продолжал Манфред, — нужен был четвертый. Мы хотели бы, чтобы он так же был воодушевлен жаждой справедливости. Но такого мы не нашли и вынуждены были привлечь преступника, профессионального убийцу.

Сери открыл рот, чтобы возразить, но промолчал.

— Того, кого мы могли бы послать на смерть, измени он нам. Выбор пал на вас. Вам не грозит никакая опасность. Кроме того, вам хорошо заплатят, а, может быть, и вообще не придется никого убивать…

Сери снова порывался что-то сказать, но Манфред продолжал:

— Вы бывали в Англии? Нет. Но вы знаете Гибралтар? Почти те же люди. Эта страна находится там, — Манфред показал рукой на север. — Странная и скучная. Там есть один человек, чье имя, вероятно, вам знакомо: Мануэль Гарсиа — вождь революционного движения. Это единственная страна, где он чувствует себя вне опасности. Оттуда он руководит здешними людьми, революционным движением. Вы знаете, о чем я говорю?

Сери кивнул головой.

— В этом году, как и в прошлом, был голод. Люди умирали на церковных папертях, в городских садах. Одно преступное правительство сменялось другим. Миллионы из народной казны переходили в карманы политиканов. В этом году что-то должно случиться: старый режим падет. Правительство это знает. И оно знает, в чем кроется опасность. Оно будет спасено в том случае, если Гарсиа будет выдан прежде, чем закончится подготовка переворота. С этой целью член британского правительства собирается провести через Палату закон о выдаче иностранцев. Вы должны нам помочь, чтобы проект не стал законом.

Сери растерянно хлопал глазами.

— Но что я должен сделать?

Манфред вытащил из кармана лист бумаги и протянул Сери:

— Это точная копия вашего описания, имеющегося в полиции. Оно правильное?

Сери взглянул и подтвердил. Манфред указал пальцем на середину страницы:

— Это, действительно, ваше ремесло?

— Да.

— Вы, в самом деле, знакомы с ним? — еще раз переспросил Манфред, и оба других наклонились вперед, напряженно ожидая ответа.

— Я знаю все, что в этом деле полагается знать. Если б не случилось одной ошибки, я теперь, может быть, был бы богатым человеком, — мрачно изрек Сери.

Манфред отвел глаза от бумаги:

— В таком случае английский министр мертвый человек.

Глава 1. ГАЗЕТНАЯ ЗАМЕТКА

14 августа 190.. года на одной из последних страниц серьезной лондонской газеты появилась заметка о том, что министр иностранных дел чрезвычайно озабочен полученными угрожающими письмами и готов уплатить 50 фунтов награды тому, кто наведет полицию на след и поможет задержать лицо или лиц… Немногочисленным читателям показалось странным, что английский министр может быть чем-то озабочен. И еще более странным, что он сам признавался в своей озабоченности. И уж совсем казалось странным, что предложенная награда в 50 фунтов может освободить его от заботы.

Заведующие хроникой менее серьезных, но более распространенных газет, просматривая скучные столбцы «Спокойной Старины», заинтересовались короткой заметкой.

— Гм! В чем дело? — пожал плечами Смайльс в «Комете». Большими ножницами он вырезал заметку, наклеил ее на лист бумаги, озаглавив: «Кто пишет сэру Филиппу?».

Не забывая о том, что «Комета» принадлежит оппозиции, он сопроводил заметку небольшой статейкой, шутливо высказав предположение, что письма, вероятно, шлет недовольный избиратель, которому надоели рутина и медлительность правительства.

Заведующий хроникой «Вечернего Слова», седовласый господин, дважды прочитал заметку, бережно вырезал, положил в ящик и скоро забыл о ней.

Заведующий хроникой «Мегафона», самой распространенной газеты, не успев прочитать заметку до конца, вызвал репортера и дал задание:

— Срочно поезжайте на Портлэд Плэс, постарайтесь повидать сэра Филиппа Рамона, узнайте, кто и чем угрожает. Постарайтесь достать копию одного из писем. Не удастся повидать Рамона — поймайте его секретаря.

Репортер исчез.

Он вернулся через час в возбуждении, которое знакомо каждому репортеру, поймавшему «сенсационную новость». Заведующий хроникой тотчас снесся с главным редактором, и последний сказал: «Очень хорошо».

Почему «очень хорошо», читатели могли узнать из «Мегафона» на следующий день:

Кабинет министров в опасности.

Министру иностранных дел угрожают убийством.

«Четыре Справедливых Человека»!

Попытка остановить прохождение в Палате Общий билля о выдаче политических преступников.

Сенсационные разоблачения».

По поводу заметки, появившейся вчера в «Национальной газете», была написана целая статья:

«Министр иностранных дел (сэр Филипп Рамон) получил в течение последних недель ряд угрожающих писем, исходящих, по видимому, из одного источника и написанных одним лицом. Письма носят такой характер, что министр Его Величества по иностранным делам не мог не обратить на них внимания и настоящим объявляет награду в пятьдесят (50) фунтов тому, кто поможет полиции выследить и арестовать лицо или лиц, посылающих анонимные угрозы».

Обычно каждый государственный деятель и дипломат ежедневно находит в своем почтовом ящике одно или несколько анонимных писем. Появившееся объявление было настолько удивительным, что «Мегафон» немедленно провел расследование причин странного поступка министра.

Корреспондент газеты явился к сэру Филиппу Рамону и был любезно им принят.

— Действительно, это несколько необычный шаг, — заявил знаменитый государственный деятель в ответ на вопрос корреспондента. — Он был предпринят с полного согласия моих товарищей по кабинету. Есть основания полагать, что угрозы серьезны. Несколько недель назад дело передано в руки полиции.

— Вот одно из писем, — прибавил сэр Филипп и вынул из портфеля лист иностранной почтовой бумаги, любезно позволив нашему корреспонденту снять с него полную копию.

Письмо было без даты и написано хорошим английским языком, хотя почерк, вычурный и женственный, выдавал человека латинской расы. Вот его содержание.

«Ваше Превосходительство!

Билль, который Вы собираетесь провести через Палату Общин, несправедлив. Если он пройдет, люди, нашедшие в Англии убежище от преследований со стороны тиранов и деспотов, будут преданы преступному и мстительному правительству своей страны. Мы знаем, что английское общественное мнение далеко не единодушно по поводу билля, и прохождение его через Палату зависит исключительно от Вашего упорства и настойчивости.

Предупреждаем Вас, что если Ваше Правительство не возьмет билль обратно, мы вынуждены будем устранить Вас и всякого, кто вместо Вас будет пытаться возвести в закон вопиющую несправедливость.

Четыре Справедливых Человека ».

— Билль, о котором они говорят, — пояснил сэр Филипп, — действительно касается выдачи иностранных политических преступников, нашедших в Англии убежище. Если бы не возражения со стороны оппозиции, он прошел бы и стал законом уже в прошлую сессию Палаты.

Сэр Филипп прибавил, что билль, между прочим, имеет целью воспрепятствовать обострению борьбы вокруг вопроса о престолонаследии в Испании.

— Ни Англия, ни иная страна Европы не должны впредь давать приюта агитаторам, разжигающим европейский пожар. Необходимые меры уже приняты всеми государствами Европы, теперь очередь за Англией.

— Почему вы придаете значение этим письмам? — поинтересовался корреспондент «Мегафона».

— Потому, что и наша собственная и континентальная полиция уверяют нас: авторы писем действительно намерены привести свои угрозы в действие. «Четыре Справедливых Человека», оказывается, известны многим. Никто, однако, не знает, кто эти люди. Они считают, что наше правосудие несовершенно, я, когда находят нужным, вмешиваются и поправляют закон. Они убили генерала Треловича, главаря сербских цареубийц, они повесили поставщика французской армии Конрада на площади Согласия в Париже под носом сотни полицейских агентов. Они застрелили поэта-философа Германа Ле Блуа в его кабинете за то, что он своими идеями развращал молодежь…

Министр иностранных дел вручил корреспонденту список преступлений, совершенных необыкновенной Четверкой. (Мы не станем пересказывать леденящие кровь случаи, один страшнее другого, в том числе убийство Треловича и Ле Блуа)».

Это, несомненно, была сенсационная статья.

Главный редактор, сидя в своем кабинете, прочел ее от первой до последней строки и остался доволен.

Репортер, которого звали Смит, прочитал и с удовольствием потер руки при мысли о награде за хорошую работу.

Министр иностранных дел прочитал ее в кровати, за утренним кофе, и, нахмурившись, подумал, не слишком ли он много сказал.

Начальник французской полиции прочитал телеграфный перевод в «Тан» и яростно выругал болтливого англичанина, спутавшего все его планы.

В Мадриде, в кофейной Мира, на площади Солнца, Манфред, насмешливо улыбаясь, читал выдержки трем другим. Двое весело посмеялись, а третий мрачно насупился.

Глава 2. В ПАЛАТЕ ДЕПУТАТОВ

Кто-то, кажется Гладстон, сказал, что ничего не может быть опаснее, свирепее и страшнее обезумевшей овцы. Не бывает человека болтливее и бестактнее дипломата, сошедшего с рельсов.

Сэр Филипп Рамон был человеком особенного темперамента. Не думаю, чтобы какая-нибудь сила в мире могла остановить его, раз решение его было обдумано и принято. Это был человек сильной воли, с квадратным подбородком и большим ртом, с тем оттенком синих глаз, который бывает либо у жестоких преступников, либо у знаменитых полководцев. Но теперь сэру Филиппу было страшно.

Посторонний человек, не колеблясь, описал бы Рамона, как жалкого труса, боящегося не только смерти, но и малейшей физической боли.

— Если эта история вам неприятна, — любезно предложил премьер-министр на заседании Совета два дня спустя после появления статьи в «Мегафоне», — почему бы вам не отложить билля? В конце концов, у нас есть более важные дела для обсуждения в Палате, и не следовало бы слишком затягивать сессии.

Слова были встречены общим одобрением.

— Нет и нет! — министр иностранных дел решительно стукнул кулаком по столу. — Я проведу билль, иначе мы окончательно испортим отношения с Испанией, Францией и со всеми державами Союза.

Премьер-министр пожал плечами.

— Позвольте сказать вам, Рамон, — произнес генерал-прокурор Балтон, — мне кажется, вы несколько неосторожно поступили с печатью. Правда, мы вам предоставили полную свободу, однако ваши откровения с корреспондентом «Мегафона»…

— Моя откровенность, сэр Джордж, сегодня не обсуждается, — сухо возразил Рамон.

Позже, идя по двору рядом с министром финансов, генерал-прокурор не удержался и пробормотал: «Старый глупый осел», и моложавый страж британских финансов понимающе улыбнулся.

— Правду говоря, Рамон попал в трудное положение. Во всех клубах только и разговоров, что о Четырех. А в Карлтоне я встретил человека, рассказавшего такие вещи, от которых у меня волосы встали дыбом. Он только что вернулся из Южной Америки и привез оттуда сведения о новом преступлении этих людей.

— Вот как!

— Они убили президента или кого-то в этом роде в одной из этих беспокойных республик… Восемь месяцев назад, об этом писали газеты… Они повесили его… Ночью вытащили его из кровати, зажали рот, завязали глаза, потащили на место народной казни, повесили на общественной виселице — и скрылись.

Генерал-прокурор понимал, что сделать это было нелегко, и хотел расспросить о подробностях, но в этот момент к министру финансов подошел секретарь и увел его.

Когда министр иностранных дел показался в коляске, толпа, собравшаяся вокруг Палаты Общин, приветствовала его сочувственными криками. Он понимал, что толпа приветствует его потому, что разделяет с ним чувство опасности: это и радовало и раздражало. И было бы гораздо приятнее, если бы она смехом и шутками встретила весть о существовании таинственной Четверки.

В вестибюле Палаты его окружили депутаты, члены его партии, осторожно задавая вопросы и явно побаиваясь его злого языка. Толстый невоздержанный депутат Западного Брондсбери не выдержал:

— Послушайте, сэр Филипп, неужели вы придаете значение угрожающим письмам? Вы не должны обращать на них внимания. Я ежедневно получаю по два-три таких на протяжении нескольких лет.

Министр крупными шагами уходил от депутатов, но депутат Тестер схватил его за руку:

— Послушайте…

— Идите к черту, — послал его министр и быстро скрылся в кабинете.

— У него отвратительный характер, — резюмировал почтенный депутат. — А впрочем, старик изрядно напуган. Придавать значение каким-то анонимным письмам…

Кучка народных избранников в курительной обсуждала событие.

— Я глупее ничего не слышал, — категорически произнес один. — Мифическая Четверка восстает против всего цивилизованного мира, против соединенных сил всех могущественных держав…

— Исключая Германию, — прервал депутат Скотт.

— О, ради Бога, оставьте в покое вашу Германию. О чем с вами ни заговоришь, вы тотчас тычете в нос преимущества германских учреждений.

— Конечно, — охотно подхватил Скотт, — вспомните, что в Германии в стальной и железной промышленности производительность на одного рабочего поднялась на 45 процентов…

— Вы полагаете, Рамон возьмет назад билль? — спросил седой депутат Ольдгет Ист, не желая слушать немецкой статистики.

— Рамон? Ни за что! Он скорее умрет.

— Странная история, — подытожил Ольдгет Ист, и с ним тотчас согласились три лондонских пригорода и одно провинциальное местечко.

Раздался резкий и продолжительный звонок, и толпа депутатов устремилась в коридор.

Статья 9 билля об улучшении путей сообщения была принята, и поправка: «Дальнейшее будет определено особой инструкцией» собрала правительственное большинство в двадцать четыре голоса. Исполнив долг, депутаты вернулись к прерванной беседе.

— Я всегда говорил и буду повторять, что член кабинета, если он настоящий государственный деятель, — изрекал почтенный депутат, — не должен обращать внимания на свои личные чувства.

— Правильно!

— Да, на свои личные чувства, — повторил оратор. — Прежде всего, он должен помнить о долге перед государством. Вы помните, что я говорил третьего дня Баррингтону, когда обсуждались сметы? Я говорил: честный государственный деятель должен обращать исключительное внимание на пожелания избирательного корпуса. Действия министра Короны должны сообразовываться с мнением большинства избирателей. Не столько даже с мнением, сколько с чувствами… нет, с высшими инстинктами… Одним словом, вообще… я тогда ясно выразил, что я понимаю под обязанностями министра…

— А я, — начал было Ольдгет Ист, но ему помешал лакей, подавший на блюде серо-зеленый конверт.

— Никто не терял письма?

— Как будто никто.

Старый депутат взял конверт и, порывшись в кармане, достал очки.

— «Членам Палаты Общин», — прочел он и поверх очков оглядел окружавшую его кучку.

— Какой-нибудь каталог, — пожал плечами толстый депутат из Западного Брондсбери.

— Не похоже, — ответил Ольдгет Ист, взвешивая письмо в руке.

— Значит, какое-нибудь объявление, — продолжал Брондсбери. — Я получаю их каждое утро: «Не зажигайте свечей с двух концов» или что-либо в этом роде. На прошлой неделе какой-то тип прислал мне…

Старый депутат вскрыл конверт. Прочтя первые строки, он густо покраснел:

— Будь я проклят!

И стал читать вслух:

«Граждане.

Совет министров собирается провести меру, которая отдаст в руки злейшего из современных правительств горячих патриотов, самоотверженно работающих для освобождения своей страны. Министра, от которого зависит внесение этого законопроекта в Палате, мы предупредили, что, если он не возьмет обратно билля, мы вынуждены будем его убить.

Нам чрезвычайно досадно было бы прибегать к такому крайнему средству, так как мы знаем, что министр этот вообще честный и неплохой человек. Поэтому обращаемся к депутатам старейшего в мире Парламента с просьбой употребить все свое влияние и убедить министра не настаивать на проведении билля.

Будь мы обыкновенными убийцами или жалкими анархистами, мы легко могли бы взорвать это здание и похоронить под его обломками многочисленных депутатов уважаемого Собрания. Чтобы вы могли убедиться, что наши угрозы не шутка, мы просим вас взглянуть под стол у стены в этой комнате. Там вы найдете адскую машину достаточной силы для того, чтобы разрушить значительную часть этого здания.

Четыре Справедливых Человека ».

Приписка: «Мы вынули запал из адской машины, так что она не представляет опасности».

Прежде, чем письмо было дочитано до конца, лица слушателей побледнели.

Тон письма был столь спокоен и убедителен, что глаза всех невольно направились в сторону стола у стены.

Там было что-то черное и четырехугольное. Толпа законодателей в испуге отпрянула назад. На мгновение она застыла на месте, затем в страхе бросилась к дверям.

— Что это была за штука? — тревожно спросил премьер-министр, и спешно вызванный из Скотленд-Ярда эксперт по взрывным снарядам покачал головой.

— Именно то, что названо в письме, — серьезно произнес он. — Адская машина с вынутым запалом.

— И…

— …достаточной силы для того, чтобы взорвать всю Палату, сэр.

Премьер-министр взволнованно зашагал по кабинету, бормоча:

— Дело становится серьезным… очень серьезным… — И вслух произнес: — Мы сказали уже так много, что нечего теперь скрывать. Передайте в газеты подробное сообщение о случившемся. Если найдете нужным, можете сообщить им также копию письма.

Он нажал кнопку звонка и приказал бесшумно вошедшему секретарю:

— Напишите начальнику полиции, чтобы он предложил тысячу фунтов в награду тому, кто выдаст автора письма, и тысячу фунтов и полную безопасность сообщникам, если они добровольно явятся в полицию.

Секретарь ушел, но эксперт из Скотленд-Ярда остался.

— Ваши люди установили, каким образом машина была внесена в Палату?

— Нет, сэр. Полицейские посты были немедленно сняты, каждый полицейский допрошен отдельно. Никто из них не видел, чтобы посторонний человек входил либо выходил из Палаты.

Премьер-министр задумчиво пошевелил губами:

— Благодарю вас.

Эксперт откланялся и ушел.

На террасе Ольдгет Ист и красноречивый депутат пожинали лавры.

— Я стоял совсем рядом, — сказал депутат. — У меня мороз пробегает по коже, когда я вспоминаю об этом.

— Я спросил лакея, — говорил Ольдгет Ист осаждавшей его группе, — когда он подал письмо: «Где вы его нашли?» Он ответил: «На полу». Я думал, что это обычное объявление, и не хотел вскрывать, но кто-то…

— Это я, — вмешался депутат из Брондсбери. — Я сказал…

— Да, я помню, — любезно поклонился в его сторону Ольдгет Ист. — Прочтя первые строчки, я сказал: «Спаси нас, Боже!»

— Вы сказали: «Будь я проклят!» — поправил депутат из Брондсбери.

— Да, да, я сказал что-то кстати, — согласился Ольдгет Ист.

Три кресла, оставленные в партере в Мюзик-Холле на Оксфорд-стрит, были заняты одно за другим. В половине восьмого пришел скромно одетый Манфред, в восемь — Пойккерт, имевший вид почтенного дельца, в половине девятого — Гонзалес на безукоризненном английском языке потребовавший программу и севший между двумя сообщниками.

Когда в ответ на патриотическую песенку галерея и задние ряды разразились оглушительными рукоплесканиями, Манфред, улыбаясь, наклонился к Леону:

— Я читал в вечерних газетах.

Леон кивнул головой:

— Я едва не попался. Когда я вошел, кто-то заметил: «А я думал, что Бэскеу нет в Лондоне». Ко мне чуть не подошли и не заговорили.

Глава 3. 1000 ФУНТОВ

Необыкновенное происшествие в Палате депутатов вызвало смятение во всей Англии.

Первые известия о существовании «Четырех» были встречены газетами и читателями с насмешкой. Один только «Мегафон» сразу учуял опасность угроз министру иностранных дел.

Теперь же даже самые недоверчивые и скептики не могли обойти молчанием сообщение о таинственной находке в самом дорогом для английского сердца учреждении. История об «Оскорблении Парламента» наполнила столбцы газет и разнеслась по всей стране. Каждый день появлялись новые сведения, чаще вымышленные, о странной Четверке. Языки неумолчно трещали о загадочных людях, смеющих угрожать достоинству и могуществу величайшей в мире державы.

Старожилы не могли припомнить, когда в прежние времена Англия оказывалась в таком возбуждении. Впрочем, возбуждение несколько смягчалось тем, что опасность угрожала не всем, а одному человеку.

Первые известия вызвали общую тревогу. Многих, однако, тогда успокаивало, что угрожающие письма, судя по почтовому штемпелю, приходили из небольшого французского городка, и казалось, что опасность была далека. Так мог рассуждать только народ, забывающий о своем географическом расположении: Дакс от Лондона не дальше, чем Абердин.

Но теперь, после случая в Палате, всем стало ясно, что страшная Четверка находится здесь, в столице. Лондон почти обезумел от ужаса. Люди подозрительно оглядывали друг друга, подозревая в каждом прохожем члена всемогущей шайки.

Афиши на стенах возвещали:

«1000 фунтов награды.

18 августа, в 4.30 пополудни, неизвестным человеком или неизвестными лицами в курительную комнату Палаты Общин была подложена адская машина.

Есть основания полагать, что лицо или лица, подложившие вышеуказанную машину, являются членами шайки или причастны к шайке преступников, известных под именем «Четыре Справедливых Человека». Шайке приписывается ряд предумышленных убийств в Лондоне, Париже, Нью-Йорке, Новом Орлеане, Сиэтле, Барселоне, Томске, Белграде, Христиании, Кейптауне и Каракасе.

Объявленная выше награда будет выплачена правительством Его Величества тому или тем, кто своими сведениями даст возможность полиции арестовать одного или всех членов шайки.

Кроме того, полное прощение будет дано и награда будет уплачена всякому члену шайки, который выдаст своих сообщников, если этот член шайки докажет, что он сам не был причастен ни к одному из перечисленных убийств.

РЭЙДЭЙ МОНГОМЕРИ,

Его Величества министр внутренних дел.

Дж. Б. КОЛЬФОРТ,

начальник полиции.

(Далее следовал перечень шестнадцати убийств, приписываемых «Четырем»).

Боже, храни короля».

Целыми днями толпы народа стояли перед афишами, вслух обсуждая высокую награду. Улицы Лондону наполнились шумом и криками. В афишах не было описания преступников: ни особых примет, ни фотографий, ни обычных фраз типа «в последний раз его видели в темно-синем костюме, в сером кепи и клетчатом галстуке». Каким образом, при таких обстоятельствах можно было опознать кого-либо из Четырех в толпе, заполнившей улицы?

Разыскивались люди, которых никто не видел; велась погоня за призраками в темную ночь.

Старший инспектор сыскной полиции Фальмут, известный своей прямотой (одной королевской особе он как-то сказал, что у него нет глаз на затылке), говорил начальнику полиции, что он думает обо всем этом деле:

— Невозможно искать людей, о которых мы не имеем ни малейшего понятия. В конце концов, это могут быть женщины, китайцы или негры. Они могут быть высокие, низкие, толстые и худые. Мы даже не знаем, какой они национальности. Они совершали преступления во всех частях света. Нельзя считать, что они французы, раз они убили несколько человек в Париже; нельзя считать, что они американцы, раз они убили семью Андерсона.

— Почерк, — произнес начальник полиции, указывая на пачку писем, — принадлежит человеку латинской расы. Впрочем, он может быть и поддельный. Предположим, что почерк настоящий. Он одинаково может принадлежать французу, испанцу, португальцу, итальянцу, южному американцу или креолу, и, как я уже говорил, он может быть подделан. Так, вероятно, оно и есть.

— Что вы предприняли?

— Мы захватили всех подозрительных, бывших на учете в полиции. Мы обыскали Маленькую Италию, перерыли весь Блумсбери, побывали в Сохо и произвели чистку всех иностранных кварталов. Вчера мы устроили облаву в Нунхеде, где живут армяне, однако…

Инспектор безнадежно вздохнул.

— С таким же успехом мы могли бы искать их и в самых роскошных отелях. Я не допускаю, что они живут отдельно и встречаются раз или два в день в каком-нибудь неправдоподобном месте.

Он помолчал и рассеянно забарабанил пальцами по столу.

— Сюда приезжал Де Курвиль. Он лично осмотрел всех захваченных в Сохо и, самое главное, допросил своего агента, живущего там постоянно, — ничего! Как и следовало ожидать.

Начальник полиции покачал головой.

— На Даунинг-стрит невероятная суматоха. Никто не знает, что может случиться и чего нужно ждать.

Фальмут встал и взялся за шляпу.

— Веселое времечко, нечего сказать! Вы читали газеты?

Начальник полиции презрительно пожал плечами:

— Кто, скажите, верит тому, что пишут газеты?

— Я, — ответил сыщик. — Газеты обычно правильно отражают общественное мнение.

— А что говорит толпа, вы не имели случая слышать?

— Повторяет то, что написано в газетах.

В Скотленд-Ярде царили печаль и уныние, на Флит-стрит все было заполнено сенсацией. Новости покрывали целые столбцы газет, соперничавших между собой жирными шрифтами и кричащими заголовками, щеголяя иллюстрациями, диаграммами, цифрами и статистическими выкладками.

— Может быть, это мафия? — подбрасывала догадку «Комета» и всеми силами стремилась доказать, что так оно и есть.

«Вечернее слово» скромно предполагало, что речь идет о вендетте и сравнивало Четырех с «Корсиканскими братьями».

«Мегафон» раскопал подробнейшую историю Четырех, наполнив все свои страницы описанием их темных преступлений. Из пыли европейских и американских архивов он вытащил обстоятельные подробности каждого убийства, печатал портреты и биографии убитых.

Редакция утопала в сообщениях внештатных сотрудников. По поводу Четырех сюда сыпались горы анекдотов. Внезапно, словно по мановению волшебной палочки, все пишущие вдруг вспомнили, что всю жизнь близко знали страшную Четверку.

«Когда я был в Италии, — писал автор романа „Вернись“, — я слышал чрезвычайно интересную историю об этих Людях Крови…».

«Единственное место, где эти Четыре Злодея могут скрываться в Лондоне, это „Тайдель Базен“, — писал какой-то джентльмен на бумаге с жирной фамилией „Коллинс“ в верхнем углу почтовою листа.

— Кто такой «Коллинс»? — спросил издатель «Мегафона» у потерявшего голову редактора.

— Построчный репортер, — ответил редактор. — Он дает нам заметки о полицейских протоколах, пожарах, похоронах. Недавно он выпустил книжку «Знаменитые могилы Шотландии».

В комнатах дым стоял коромыслом. Редакторские корзины были переполнены телеграммами и заметками, свидетельствовавшими о трагедии, совершавшейся в человеческих умах.

— Он был честным малым, — жаловалась мать провинившегося мальчика-посыльного. — Но с тех пор, как прочитал о Четырех, он потерял голову.

И судьи находили в этом смягчающее вину обстоятельство.

Сэр Филипп Рамон заявил, что впредь не будет принимать газетных репортеров. О возможном преступлении он уклонялся говорить даже с премьер-министром.

Он собирался также сообщить через газеты, что внесение билля в Парламент ни в коем случае не будет отложено, но и боялся, что такой жест может быть чересчур театральным.

С Фальмутом, которому выпало защищать министра иностранных дел, сэр Филипп был необычайно любезен.

— Вы полагаете, что и правда есть опасность, инспектор? — спрашивал он сотни раз. И сыщик уверенно отвечал, что для излишней тревоги нет никаких оснований.

Будучи проницательным, сэр Филипп однако заметил странное выражение в глазах Фальмута и раздраженно сказал:

— Вас удивляет, что я, зная о грозящей мне опасности, не хочу отсрочить билля. Вы будете еще более удивлены, если я вам скажу, что не ведаю опасности, Я просто не могу ее себе представить. Обычно у людей — страх смерти возникает от желания проникнуть в тайны потустороннего мира. У меня этого желания нет.

— Вы абсолютно правы, сэр, — ничего не понял сыщик.

— Но, — поднял палец министр, — я очень хорошо представляю, какие неприятности могут возникнуть у нас с соседними державами.

Фальмуту хотелось зевать.

— Я принял все необходимые меры, сэр, — заметил он, чтоб взбодриться. — Два-три сыщика постоянно будут дежурить здесь и столько же в министерстве.

Сэр Филипп выразил одобрение. Когда вместе с Фальмутом он в закрытой коляске поехал в Палату, было понятно, почему впереди и по сторонам лихо катили велосипедисты, и почему вслед за ними два кэба влетели во внутренний двор Палаты.

В напряженной атмосфере переполненного зала сэр Филипп поднялся на трибуну и спокойно заявил, что второе чтение билля о выдаче политических преступников он назначает на вторник, то есть ровно через неделю.

В этот вечер Манфред встретил Гонзалеса в саду у северной башни Хрустального Дворца. Гвардейский оркестр исполнял увертюру из «Тангейзера», и приятели, пожав друг другу руки, поговорили о музыке.

— Как поживает Сери? — поинтересовался Манфред.

— Сегодня Пойккерт показывает ему город.

Оба рассмеялись.

— А ты?

— В Грин-парке я встретил придурковатого сыщика, спросившего меня, что я думаю о нас самих.

Скова заиграла музыка.

— У нас все готово? — спросил Леон.

Манфред, насвистывая, кивнул головой и присоединился к рукоплесканиям.

— Я приготовил место. Мы пойдем вместе с вами, — говорил он, хлопая в ладоши.

— Там что-нибудь есть?

Манфред лукаво подмигнул:

— Все, что нужно.

Оркестр заиграл королевский гимн. Оба встали и обнажили головы.

Толпа стала рассеиваться в темноте, и Манфред с Гонзалесом повернули к выходу.

Тысячи лампочек освещали сад, и воздух был наполнен запахом бензина.

— В этот раз мы не станем употреблять прежний способ?

— Конечно, нет, — подтвердил Манфред.

Глава 4. ПРИГОТОВЛЕНИЯ

В «Газетном деле» появилось объявление:

«Продается старая цинко-граверная фирма с превосходным техническим оборудованием и запасом химических продуктов».

В газетном мире, прочтя это объявление, сказали:

— Это Эдерингтон.

В газетном мире все знали, что Эдерингтон, по приказу пайщиков, вот уже три месяца продавал свое дело. Оно продавалось отчасти потому, что было довольно далеко от Флит-стрит (газетной улицы), а также потому, что техническое оборудование мастерских пришло в полную негодность.

Расспросив одного из пайщиков, Манфред понял, что мастерские могут быть куплены либо взяты внаем. Дело немедленно передается в новые руки. Кроме мастерских, в доме было три жилых комнаты. Вместо залога на первое время достаточно было поручительства какого-либо банка.

Через несколько дней Томас Броун, купец; Артур В.Нат, не имеющий профессии; Джемс Селькир, художник, Эндрю Коген, финансовый агент и Джемс Лич, художник, подали заявление о том, что они составили компанию с ограниченным числом акций, с целью начать фотограверное дело, и распределили выпущенные акции между собой.

За пять дней до того, как в Палате было назначено второе чтение билля, новая акционерная компания вошла во владение мастерскими.

Гонзалес отпечатал проспекты с объявлением, что «Синдикат Художественной Репродукции» приступит к работе с октября. Вывесил объявление, что «рабочих не требуется», и второе объявление о том, что по любому делу «нужно заблаговременно испрашивать свидания с директором или письменно обращаться к управляющему».

Это было невзрачное здание на Карнеги-стрит с обширными погребами и тремя рядами окон. В нижнем этаже стояли испорченные машины. Стены уставлены высокими шкафами с гнездами, где в беспорядке лежали цинковые пластинки, обрывки бумаг и всякий сор, который натаскал туда клерк, несколько недель не получавший жалованья.

Второй этаж был чище, но самым интересным был третий. Здесь были собраны фотокамеры и дуговые электрические фонари.

Два дня спустя после вступления во владения мастерскими в одной из комнат сидели приятели из Кадикса.

Была ранняя весна: на улицах еще холодно, и огонь в камине придавал комнате уют.

Гонзалес читал маленькую книжку, Пойккерт прислонился к краю стола, Манфред, куря тонкую сигару изучал прейскурант химической фабрики, а Сери сидел на табуретке у камина.

Разговор то и дело обрывался: каждый, казалось, был занят своими мыслями. Резко повернувшись, Сери раздраженно спросил:

— Как долго вы будете держать меня взаперти?

Пойккерт равнодушно заметил:

— Сегодня он уже третий раз спрашивает об этом.

— Говорите по-испански! — крикнул Сери. — Я не понимаю вашего проклятого языка.

— Вам придется подождать, пока все кончится, — сказал Манфред на андалузском наречии.

Сери повернулся к камину:

— Мне осточертела такая жизнь. Я хочу ходить по улицам без стражи. Я желаю вернуться в Херес, где я был свободным человеком.

— Мне тоже чрезвычайно жаль, — согласился Манфред. — Хотя я представляю, что было бы с вами, если бы вы остались в том городе.

— Кто вы такие? — взорвался Сери. — Откуда я знаю, что вы не убиваете ради денег? Почему не даете мне газет? Почему не позволяете ни с кем говорить на улице, кто знает мой язык?

Манфред встал и положил руку ему на плечо.

— Сеньор, — голос его звучал ласково, глаза светились добротой, — сдержите ваше нетерпение. Могу вас заверить, что мы убиваем не ради выгоды. Вот эти два господина, которых вы видите перед собой, имеют состояние в шесть миллионов песет каждый. Я еще богаче. Мы убиваем потому, что каждый из нас в свое время стал жертвой несправедливости и не нашел защиты в человеческих законах. Если бы мы убили вас сейчас, это было бы первым нашим несправедливым поступком.

Сери побледнел и прислонился к стене. Но уже в следующее мгновение его лицо стало свирепым:

— Меня? Убить?..

Никто из трех не пошевельнулся, и рука Манфреда спокойно опустилась к креслу.

— Да, вас.

Пойккерт сочувственно взглянул на Сери.

— Поймите, — закончил Манфред, — ни один волос не упадет с вашей головы, если вы будете нам верны. Кроме того, вы получите награду, которая обеспечит на всю жизнь вас и… девушку из Хереса.

Сери вяло опустился на табурет. Когда он закуривал папиросу, его рука дрожала.

— Хорошо. Мы вам предоставим больше свободы… Можете выходить на улицу. В Гренадской тюрьме вас называли «молчуном». Мы бы хотели, чтоб вы оправдывали и здесь это прозвище.

— Он доставляет нам сравнительно мало хлопот, — сказал по-английски Гонзалес. — Теперь, когда мы снабдили его городским платьем, он не станет привлекать ничьего внимания. К сожалению, он не желает каждый день бриться, а это крайне необходимо.

— Я хочу послать Рамону еще два предупреждения, — сказал Манфред, — и одно вручить в его собственном доме. Это храбрый человек.

— Что слышно о Гарсии?

Манфред рассмеялся.

— Я видел его в субботу вечером — красивый старик. Я сидел в задних рядах маленького зала, где он горячо защищал права человека и гражданина… на французском языке. Слушала его главным образом уличная молодежь, ни слова не понимавшая по-французски, но гордая сознанием, что допущена в «храм Анархизма».

— Почему, Джордж, человеческая пошлость неизменно сопутствует нам в жизни?

— Вы помните Андерсена? Когда мы связали его, заткнули рот, привязали к стулу и объявили, почему он должен умереть, вы помните, как из кухни в комнату вдруг донесся запах жареного лука?

— А случай с цареубийцами? — напомнил Леон.

— Почти всегда так бывает, — продолжал Манфред, — бедный Гарсиа, державший в своих руках судьбы целого народа, и забавляющиеся торговки, предсмертное дыхание и запах жареного лука, удар шпаги и китовый ус от женского корсета — все это неотделимо.

Сери курил, обхватив голову руками.

— Перейдем теперь к нашему делу, — произнес Гонзалес. — Здесь, кажется, все ясно, а чем мы займемся потом?

— Ликвидируем наш «Синдикат Художественных Репродукций».

— А затем?

— Поедем в Голландию, где без нас скучает Герман ван дер Биль. Надеюсь, нам не придется потратить много времени.

Пойккерт кивнул головой.

— С ним уже давно следовало расправиться. Как поедем — через Хук или через Флешинг?

— Лучше через Хук.

— А Сери?

— Я позабочусь о нем, — пообещал Гонзалес. — Я отвезу его в Херес, где его ждет девушка, — добавил он и улыбнулся.

— Забыл вам сказать, — продолжал Леон, — что на прогулке Сери заинтересовался толпами народа, стоявшего перед развешанными на стенах афишами. Мне пришлось солгать ему. Я сказал, что это сообщения о бегах, и он успокоился.

— Мы оставим тебя занимать нашего друга, — сказал, вставая со стула, Манфред. — Пойдем с Пойккертом закончить кое-какие опыты.

Оба вышли из комнаты, прошли по узкому коридору и остановились перед дверью, запертой на висячий замок. Манфред отпер замок и открыл дверь, осветив мастерскую слабым светом запыленной электролампочки. На двух полках, очищенных от мусора, стояли ряды цветных флаконов с наклеенными номерами. На зеленом сукне некрашеного стола были разбросаны мензурки, колбы, склянки и две стеклянные машины, напоминавшие газовые генераторы.

Пойккерт пододвинул стул и вынул металлическую чашу, стоявшую в миске с водой. Манфред, глядя через его плечо, сделал замечание насчет жидкости, заполнявшей чашу, и Пойккерт принял замечание за комплимент.

— Вы можете поздравить меня: формула оказалась абсолютно правильной. Вскоре мы испытаем это на деле.

Он опустил чашу в воду, нагнулся и вытащил из ведра под столом горсть колотого льда. Окружив льдом сосуд, он взял маленький флакон и отлил из него в чашу несколько беловатых капель.

— Это нейтрализует элементы, — сказал он с удовлетворением. — Я не принадлежу к нервным людям, но только сегодня я обрел наконец душевный мир и спокойствие.

— Должен сказать, что это отвратительно пахнет, — поморщился Манфред, вынимая носовой платок.

Над чашей поднимался тонкий дымок.

— Я на такие вещи не обращаю внимания, — сказал Пойккерт, набирая жидкость в пробирку. С края пробирки скатилась крупная красная капля.

— Все в порядке.

— Теперь безопасно?

— Как плитка шоколада.

Пойккерт очистил пробирку, положил флакон на место и посмотрел на Манфреда.

— Ну, что скажешь?

Манфред не ответил. Он отошел в угол комнаты и отпер старый несгораемый шкаф, Вынув из шкафа шкатулку полированного дерева, он выложил ее содержимое на стол.

— Если Сери такой хороший работник, как он говорит, то при помощи этой шкатулки он без труда отправит сэра Филиппа на тот свет.

— Очень остроумно, — бросил взгляд Пойккерт. — Очень ловко придумано!

Помолчав, он добавил:

— Понимает ли Сери, какую суматоху он вызвал в Лондоне?

Манфред закрыл шкатулку и спрятал в шкаф.

— Сери даже не знает, что он Четвертый Справедливый Человек. И не должен знать этого…

Блестящая мысль пришла в голову репортеру Смиту, и он доложил о ней редактору.

— Неплохо, — сказал редактор. — Совсем неплохо. Вы говорите, что одни или двое из Четырех могут быть иностранцами и ни слова не знать по английски. Благодарю вас за идею.

На следующее утро объявление полиции о награде появилось в «Мегафоне» на четырех языках — французском, итальянском, немецком и испанском.

Глава 5. В РЕДАКЦИИ «МЕГАФОНА»

Вернувшись после обеда, редактор «Мегафона» встретил на лестнице издателя. Моложавый на вид издатель был занят новым проектом, однако не преминул спросить, что слышно нового о Четырех.

— На улицах только и говорят, что о втором чтении билля о выдаче иностранцев, да о том, что правительство приняло все, какие возможно, меры для защиты Рамона от покушения.

— А вы верите? — спросил издатель.

— Думаю, что угроза не будет исполнена. На этот раз, по-видимому, Четверка потерпит неудачу.

— Посмотрим, — сказал издатель.

Поднимаясь по лестнице, редактор размышлял сам с собой, как долго еще Четверка будет давать сенсационный материал, и решил, что смелые злодеи все же попытаются осуществить угрозы, хотя и потерпят неудачу. Так и так газете будет работа.

Кабинет его был заперт и погружен в темноту. Он вынул из кармана ключ, отпер дверь и ступил через порог. Протянув руку, он повернул электрическую кнопку. Вспыхнула ослепительная молния, раздался треск. Ошеломленный, редактор отступил в коридор и заорал:

— Срочно электротехника!

Явился электротехник. Кабинет был наполнен густым вонючим дымом. Вместо лампочки с потолка свешивался обрывок витой проволоки. К концу его была прикреплена черная коробка, источавшая густой дым.

Открыли окна.

Электротехник принес ведро с водой и осторожно опустил в него коробку.

Дым слегка рассеялся, и только теперь редактор заметил на своем столе письмо в зеленовато-сером конверте. Он взял его, повертел в руках и вскрыл. Клей на краях конверта еще не высох.

«Милостивый государь,

Когда Вы сегодня вечером хотели зажечь свет, Вы, вероятно, подумали, что стали жертвой проделок, о которых столько пишет в последнее время Ваша газета. Мы просим принять наши извинения за доставленную Вам неприятность. Испытанное Вами неудобство произошло оттого, что мы вывинтили электрическую лампочку и вместо нее вставили заряд магния. Вы согласитесь, что нам было бы так же легко вставить на ее место заряд нитроглицерина, и тогда, поворачивая электрическую кнопку, Вы сами явились бы собственным убийцей. Сделали мы это для того, чтобы засвидетельствовать непреклонное намерение во что бы то ни стало осуществить нашу угрозу в случае прохождения через Палату билля о выдаче иностранцев. Нет силы в мире, которая могла бы спасти сэра Филиппа Рамона от смерти. Мы обращаемся к Вам, как к одному из виднейших руководителей общественного мнения, с просьбой употребить все Ваше влияние на защиту справедливости и заставить Правительство отказаться от проведения несправедливой меры. Этим Вы спасете не только жизнь безобидных людей, нашедших убежище в Вашей стране, но также и жизнь министра Короны, единственным грехом которого, с нашей точки зрения, является его чрезмерное усердие в защите несправедливого и злого дела.

Четыре Справедливых Человека ».

— Фью! — присвистнул редактор, вытирая платком потный лоб.

— Что-нибудь скверное, сэр? — спросил электротехник.

— Ничего, — резко ответил редактор. — Вставьте на место лампочку и убирайтесь.

С плохо удовлетворенным любопытством электротехник посмотрел на коробку в ведре и на свисавшую с потолка проволоку.

— Странная вещь, сэр… Если бы вы меня спросили…

— Я ни о чем вас не спрашиваю. Кончайте свое дело!

Полчаса спустя редактор «Мегафона» оживленно обсуждал с Вельби случившееся.

Вельби был одним из виднейших лондонских журналистов и заведовал иностранным отделом «Мегафона». Выслушав редактора, он весело оскалил зубы:

— Я всегда думал, что это дельные ребята. Уверен, что они исполнят свою угрозу. Когда я был в Генуе, мне рассказали о деле Треловича. Как вы знаете, Трелович был одним из тех, кто участвовал в убийстве сербского короля. Так вот, однажды вечером он пошел в театр и в ту же ночь его нашли со шпагой в сердце. Обнаружились два обстоятельства. Первое — генерал был превосходным фехтовальщиком, и вся обстановка свидетельствовала, что убит он не из-за угла, а на дуэли. Второе — по примеру германских офицеров, он носил корсет, и, по-видимому, противник это обнаружил ударом шпаги. Затем заставил его снять корсет, который и был найден там же, в саду, рядом с трупом.

— И тогда уже знали, что это дело Четырех?

Вельби отрицательно покачал головой.

— Я о них до сих пор не слышал. — Помолчав, он спросил: — Что вы предприняли после истории с лампочкой?

— Расспросил всех швейцаров и лакеев. Все они в один голос заявили, что не видели, как наш таинственный друг (я думаю, что он был один) входил и выходил из редакции. Вы знаете, Вельби, мне становится жутковато. Клей на конверте был свежим. Очевидно, письмо написано в редакции и положено на стол за несколько минут до моего прихода.

— Окна были открыты?

— В том-то и дело, что нет. Они были заперты изнутри и проникнуть через них было невозможно.

Вызванный на место происшествия сыщик присоединился к этому мнению.

— Человек, оставивший это письмо, вышел из кабинета ровно за минуту до вашего прихода, — заключил он, занимаясь тщательным исследованием почерка.

Это был молодой, преданный своему ремеслу сыщик. Он обыскал всю комнату, перевернул ковры, простучал стены, исследовал столы и терпеливо измерил какой-то особенной линейкой каждый дюйм пола и дверей.

— Обычно наш брат с насмешкой относится к тому, что пишут о сыщиках, — заявил он. — Но я много читал Габорио и Конан-Дойла и пришел к выводу, что для раскрытия большого преступления нужно обязательно обращать внимание на мелочи. Вы не находите здесь пепла от сигары или чего-нибудь в этом роде?

— Увы, нет, — ответил редактор.

— Жаль, — вздохнул сыщик и, завернув в бумагу «адскую машину», ушел.

Позже, рассказывая Вельби, как сыщик в лупу рассматривал пол кабинета, редактор, смеясь, заметил:

— Он нашел полсоверена, который я потерял несколько недель назад, и это, правда, была удача…

До поздней ночи никто, кроме редактора и Вельби, не знал о случившемся. В редакции прошелестел неясный слух, будто в «святилище» что-то произошло, но и только. А слухи, как известно, рождают домыслы.

— Слышали, хозяин разбил в кабинете лампочку и до смерти перепугался, — сообщил журналист, заведовавший пароходной хроникой.

— Со мной случилось то же самое, — вставил предсказатель погоды. — Недавно…

Перед уходом сыщика редактор счел необходимым объясниться с ним твердо и решительно:

— Только мы двое знаем о случившемся. Если об этом станут говорить, я буду считать, что это разболтал Скотленд-Ярд.

— У нас нет привычки болтать, — оскорбился сыщик. — А, кроме того, мы вообще попали в грязную историю.

— То-то же, — грозно предостерег редактор.

Редактор и Вельби держали случившееся в тайне до самого вечера.

Тому, кто мало осведомлен в газетном деле, это может показаться невероятным, но опытные люди знают, что важные и сенсационные новости имеют обыкновение просачиваться, прежде чем бывают напечатаны.

Злонамеренные наборщики — а даже наборщики бывают злонамеренными — иногда отливают копии важных известий и выбрасывают их через условленное окошко, под окошком их подбирает терпеливо дежурящий человек и бегом несет в редакцию конкурирующей газеты, где за это ему платят звонкой монетой.

В половине двенадцатого ночи жужжащий и волнующийся улей «Мегафона» пришел в необыкновенное волнение: по всей редакции разнеслась весть о невероятном событии.

Это была потрясающая статья, потребовавшая от «Мегафона» целой дополнительной страницы, набранной жирным шрифтом с аршинными заголовками:

«Четыре в редакции „Мегафона“. — Дьявольская изобретательность. — Новое Угрожающее письмо. — Четыре Справедливых Человека обещают исполнить свое намерение. — Удастся ли полиции спасти сэра Филиппа Рамона?

— Превосходная статейка! — отозвался редактор, перечитывая гранки.

Он уже собирался уходить домой и переговаривался через дверь с Вельби, кабинет которого находился рядом.

— Неплохо, — признал придирчивый и вечно недовольный Вельби. — В чем дело?

Последние слова относились к лакею, впустившему в кабинет незнакомого человека.

— Этот господин желает с кем-нибудь переговорить, сэр, — объяснил лакей. — Он слегка возбужден, и я привел его к вам. Он иностранец.

— Что вам угодно? — спросил редактор по-французски.

Человек покачал головой и произнес несколько слов на непонятном языке.

— А! — воскликнул Вельби. — Он испанец. Что вам угодно?

— Это редакция этой газеты? — спросил незнакомец, протягивая грязный лист «Мегафона».

— Да.

— Могу я видеть редактора?

Редактор подозрительно осмотрел его.

— Я редактор.

Гость помялся и, наклонившись вперед, нерешительно произнес:

— Я один из Четырех Справедливых.

Вельби вскочил с места, подбежал к нему вплотную и пристально взглянул в глаза:

— Как вас зовут?

— Мигуэль Сери из Хереса.

В половине одиннадцатого закрытый кэб вез Пойккерта и Манфреда, возвращавшихся с концерта, в западную часть Лондона и, проехав через Ганновер-сквер, свернул на Оксфорд-стрит.

— Итак, вы говорите, что хотите видеть редактора, — объяснял Манфред, — они ведут вас наверх, вы объясняете им ваше дело. Они очень сожалеют, что не могут ничем помочь. Вы прощаетесь. Они очень любезны, однако не настолько, чтобы проводить вас до дверей. Делая вид, что ищете выход, вы доходите до редакторского кабинета, зная, что редактора там нет. Проскальзываете в кабинет, совершаете все, что нужно, и выходите, заперев дверь, если вас никто не видел, или громко прощаясь с воображаемым собеседником, если на вас кто-нибудь смотрит в коридоре, — и ваше дело в шляпе.

Пойккерт откусил кончик сигары.

— И пользуетесь клеем, который высыхает только через час, чтобы придать делу как можно больше таинственности.

Манфред засмеялся:

— Свежезаклеенный конверт это праздник для английского сыщика!

Кэб, проехав по Оксфорд-стрит, свернул на Эджуэр-Род, и Манфред постучал кучеру в окошко:

— Мы здесь выходим.

— Вы мне говорили, Кембридж-Гарденс? — сказал кучер, останавливая лошадь.

— Совершенно верно. До свидания.

Подождав, пока кэб скрылся из вида, оба пошли обратно мимо Мраморной Арки, через Парк-Лейн на Пикадилли. Около площади они разыскали ресторан. В стенных углублениях за круглыми столиками сидело много народа; пили, курили и оживленно разговаривали. В одном из стенных углублений сидел Гонзалес и задумчиво курил длинную сигару.

Ни Манфред, ни Пойккерт не выразили удивления, встретив его здесь, но у Манфреда на мгновение остановилось сердце, а на бледных щеках Пойккерта выступили розовые пятна.

Они присели к его столу, выждали, когда лакей получил заказ и ушел. Манфред, понизив голос, спросил:

— Где Сери?

Леон едва заметно пожал плечами:

— Бежал.

— Сегодня утром, перед уходом, вы не давали ему пачки газет?

Манфред кивнул головой:

— Сери ни слова не понимает по-английски. Но в газетах были иллюстрации, и я дал ему, чтобы он немного развлекся.

— В их числе был и «Мегафон»? Предложение награды и полное прощение там напечатаны по-испански.

— Я увидел это только потом, — вспомнил Манфред.

— Это было хитро придумано, — сказал Пойккерт.

— Я заметил, что он возбужден более обычного, объяснив это тем, что вчера мы говорили о новом способе убийства Рамона и той роли, которую должен сыграть Сери.

Лакей расставлял на столе прохладительные напитки, и Леон переменил тему разговора:

— Глупо, когда лошадь, на которую столько поставлено денег, только перед самыми бегами доставлена в Лондон.

— Еще глупее утверждать, будто на пароходе ее поцарапали, и будто она теперь не может бежать.

Лакей ушел.

— После полудня мы вышли погулять, — продолжал Леон. — На Риджент-стрит мы останавливались перед окнами магазинов. Народу было много, и вдруг перед витриной какого-то фотографа я обнаружил, что потерял его. Сери пропал без следа.

Леон отпил из стакана и посмотрел на часы.

— Может быть, это не так уж плохо, — сказал Гонзалес.

— Недалеко отсюда мой автомобиль, — медленно произнес Леон. — В Бернхэме нас ждет яхта, и завтра утром вы можете быть во Франции.

— А ты?

— Я останусь и закончу дело.

— Я тоже, — быстро и решительно заявил Пойккерт.

Манфред подозвал лакея:

— Принесите последние издания вечерних газет.

Лакей через минуту вернулся.

Манфред внимательно просмотрел газетные листы и отложил их в сторону.

— Пока ничего… Если Сери пошел в полицию, нам придется либо отказаться от избранного способа, либо ускорить события. В конце концов, Сери научил нас всему, что нам нужно было знать.

— Ускорять события было бы несправедливо по отношению к Рамону, — возразил Пойккерт. — У него в запасе два дня, и он должен еще получить второе — и последнее — предупреждение.

— Нужно отыскать Сери.

Все трое встали.

— Если Сери пошел не в полицию, то куда?

В вопросе Леона уже слышалась подсказка ответа:

— В редакцию газеты, опубликовавшей объявление на испанском языке.

— Твой автомобиль очень кстати, — заметил Манфред.

В кабинете редактора Сери стоял перед двумя журналистами.

— Сери? — повторил Вельби. — Никогда не слышал. Откуда вы? Ваш адрес?

— Я из Хереса. Андалузия. Работал на виноградниках Снено.

— Где вы живете в Лондоне?

Сери с отчаянием всплеснул руками:

— Откуда я знаю? Кругом дома, улицы, тьма народа. Я только знаю, что город называется Лондон, и что я должен здесь убить человека, министра, за то, что он подписал вредный закон… Так мне говорили.

— Кто? — жадно перебил редактор.

— Остальные трое.

— Как их зовут?

Сери почувствовал западню.

— Я хочу иметь награду, — размеренно произнес он. — И полное прощение. Сначала награда и прощение, затем все остальное.

— Если вы действительно один из Четырех, то вы получите награду… Часть ее я вам обещаю выдать теперь же.

Редактор нажал кнопку звонка и приказал посыльному:

— Бегите в типографию и велите наборщикам не расходиться до моего указания.

Внизу, в типографском отделении, машины гудели и выбрасывали первые листы утреннего издания.

— Теперь рассказывайте все, что знаете, — обратился редактор к Сери.

Тот, уставившись глазами в одну точку на полу, помолчав, упрямо повторил:

— Сначала я хочу награду и прощение.

— Решайтесь! — крикнул Вельби. — Вы получите и награду и прощение! Скажите, кто такие Четыре Справедливых Человека? Как зовут трех остальных? Где они?

— Здесь, — произнес ясный и отчетливый голос.

Вельби мгновенно обернулся. Закрывая за собой дверь, на пороге появился незнакомец в маске, закрывавшей все лицо.

— Я один из Четырех, — спокойно повторил незнакомец. — Еще двое ждут у подъезда на улице.

— Как вы сюда попали? Что вам нужно? — в смятении воскликнул редактор, потянувшись рукой к ящику письменного стола.

— Уберите руки! — приказал незнакомец, и в его руке блеснуло дуло револьвера. — Как я попал сюда, вам объяснит привратник, когда придет в чувство. Пришел же я за тем, чтобы спасти свою жизнь — причина, согласитесь, вполне уважительная и понятная. Если Сери расскажет то, что знает, я погиб. Я пришел удержать его. Вам я не желаю зла, но если вы мне помешаете, я убью вас.

Он говорил по-английски. Сери с выпученными от страха глазами, с расширившимися от волнения ноздрями, шатаясь, прислонился к стене.

— Вы собирались предать наших товарищей, — обратился к нему незнакомец по-испански. — Вы едва не погубили великого дела, и справедливость требует, чтобы вы были убиты.

Он поднял револьвер на уровень груди испанца. У Сери подогнулись колени. Он упал на пол, беззвучно шепча слова молитвы.

— Нет! — вскричал редактор, бросаясь к двери. Но дуло револьвера остановило его.

— Сэр, — произнес незнакомец, и голос его понизился до шепота. — Ради Бога, не принуждайте меня убивать вас.

— Я не позволю вам совершить здесь злодейское убийство! — побледнев от бешенства, кричал редактор, порываясь к двери. Вельби удержал его за руку.

— Бросьте! Он говорит серьезно… Мы бессильны что-либо противопоставить.

— Нет, можете, — невозмутимо возразил незнакомец, и его револьвер опустился.

В дверь постучали.

— Скажите, что вы заняты, — потребовал человек в маске. Его револьвер снова поднялся на застонавшего от страха Сери.

— Убирайтесь! — крикнул редактор. — Я занят.

— Наборщики ждут, — доложил из-за двери голос посыльного.

— Что, по-вашему мы можем сделать? — спросил редактор.

— Спасти жизнь этому человеку.

— Каким образом?

— Дав мне честное слово, что, отпустив нас, вы не поднимете тревоги и четверть часа не будете выходить из этой комнаты.

— Кто мне даст гарантию, что, выйдя отсюда, вы не убьете его?

— А кто даст мне гарантию, что вы не поднимете тревоги, как только я выйду отсюда?

— У вас будет мое честное слово, — сухо заявил редактор.

— А у вас мое, — прозвучало в ответ, — в надежности которого сомневаться не приходится.

Редактор колебался. В его руках была величайшая сенсация. Еще минута, и он узнал бы от Сери тайну Четырех. Даже теперь отчаянная попытка могла бы спасти положение. Наборщики ждали… Но револьвер, по-видимому, был в смелой и твердой руке. Редактор уступил:

— Я протестую, но принимаю ваши условия. Тем не менее, предупреждаю вас: ваш арест и казнь неизбежны.

— Сожалею, — с легким поклоном ответил незнакомец, — что не могу согласиться с вами. Неизбежна только смерть. Идем, Сери, — обратился он к испанцу. — Даю вам слово, что вам пока ничто не угрожает.

Сери покорно склонил голову и, глядя под ноги, направился к двери.

Человек в маске открыл дверь и осторожно прислушался. В это мгновение редактора осенила идея.

— Послушайте, — произнес он. — Когда вернетесь домой, вы можете написать для нас статью о себе? Можете умолчать о стесняющих вас подробностях, но рассказать об идеях… о самой организации…

— Сэр, — с оттенком восхищения в голосе ответил незнакомец. — Вы, вижу, истинный газетчик. Статья вам будет прислана завтра.

Двое из Четырех переступили порог и скрылись в темном коридоре.

Глава 6. НАКАНУНЕ

Кроваво-красные плакаты, охрипшие крики газетчиков, аршинные заголовки, громадные столбцы жирного шрифта на газетных страницах возвестили на следующий день всему миру о едва не состоявшейся поимке Четырех. В поездах и трамваях, потрясая газетными листами и давя друг друга, люди горячо обсуждали, что бы они сделали, будь они на месте редактора «Мегафона». Всех волновало одно: исполнят ли «Четыре Справедливых Человека» свое намерение убить завтра министра иностранных дел?

И не было удивительным, что самые серьезные и почтенные газеты обсуждали заявление Сери и его похищение из редакции «Мегафона».

«…Довольно трудно понять, — писал „Телеграф“, — почему, держа в своих руках злодеев, некоторые журналисты из желтого и дешевого листка отпустили их, предоставив им возможность безнаказанно покушаться на жизнь министра Короны… Правда, в нынешние времена, к сожалению, не все, что появляется на страницах некоторых газет, следует принимать на веру. Но если действительно эти отчаянные люди явились вчера ночью в редакцию одной из лондонских газет, то совершенно непонятно, почему…»

В полдень Скотленд-Ярд опубликовал объявление:

«1000 фунтов награды.

Разыскивается по подозрению в принадлежности к шайке, называющей себя «Четыре Справедливых Человека», Мигуэль Сери, он же Сэмон, он же Ле Чико, испанец, не говорящий по-английски. Рост 5 футов 8 дюймов. Карие глаза, черные волосы, небольшие черные усы, широкое лицо; белый шрам на щеке, старая ножевая рана на теле. Коренастое телосложение.

Объявленная награда будет выдана тому или тем, кто даст полиции возможность установить, что названный Сери действительно принадлежит к шайке Четырех, и позволит полиции арестовать его».

Итак, можно было предположить, что, получив в три часа утра сведения от редактора «Мегафона» и его помощника, Скотленд-Ярд по прямому проводу немедленно снесся с Испанией. Важные лица были ночью подняты в Мадриде с постели, спешно в полицейских архивах наведены справки о Сери, и подробная его биография в то же утро по телеграфу была сообщена энергичному начальнику английской полиции.

Сэр Филипп Рамон сидел за письменным столом в своем доме на Портлэд Плэс, с трудом стараясь сосредоточить мысли на лежавшем перед ним письме.

Он писал своему управляющему в Брэндфелл, где находилось громадное имение, служившее ему местом отдыха в свободные от политической деятельности месяцы.

У сэра Филиппа не было ни жены, ни детей, ни близких родных. «Если этим людям удастся осуществить их намерение, вы увидите, что я подумал в своем завещании не только о вас, но и о всех, кто верно и преданно служил мне», — писал он.

Постоянный шпионаж раздражал его. Все эти люди, исполненные преувеличенного доброжелательства к одной стороне и враждебности к другой, вызывали в нем столь неприятное чувство, что постепенно личный страх как бы растворился в раздражении. Мысль ею была непреклонна, воля твердо направлена на проведение намеченной меры. Он решил до конца бороться с Четырьмя и доказать неустрашимость министра Короны.

«Было бы бессмысленно, — писал он в статье, озаглавленной „Личность на службе Общества“ и появившейся в печати несколько месяцев спустя, — и чудовищно предполагать, что случайная критика безответственных и некомпетентных людей может в какой-либо мере повлиять на точку зрения члена правительства относительно его обязанностей перед миллионами граждан своей страны. Министр должен быть орудием, облекающим в осязаемые формы чаяния и пожелания тех, кто ждет от него не только проведения мер по улучшению их быта или устранению затруднений в международном торговом обороте, но также защиты своих интересов, не связанных непосредственно с торговыми делами… Одним словом, министр Короны, правильно донимающий свой долг, перестает быть человеческой личностью и превращается в лишенную человеческих чувств силу, преданную служению обществу».

У сэра Филиппа не было тех качеств, которые создают популярность. Он был человеком железной воли, честным и добросовестным. Чувства и страсти в нем были заменены задачами и целями. В кабинете его боялись.

Когда он устанавливал точку зрения на тот или иной предмет, ее непременно разделяли его товарищи по кабинету.

Четыре раза за его короткое пребывание у власти распространялись слухи о переменах в составе правительства, и каждый раз из правительства уходил министр, точка зрения которого не совпадала с точкой зрения министра иностранных дел.

Он отказался поселиться в казенной квартире № 44 на Даунинг-стрит и оставался жить на Портлэд Плэс, откуда каждое утро ездил в министерство, проезжая мимо Конных Гвардейцев в одно и то же время, когда башенные часы отбивали десятый удар.

Частная телефонная линия соединяла Портлэд Плэс с кабинетом министра на Даунинг-стрит. Сэр Филипп желал возможно меньше иметь связи с роскошной официальной резиденцией, о которой жадно мечтали виднейшие члены его партии.

По мере того, как приближался решительный день, полиция все упорнее настаивала, чтобы он переселился на Даунинг-стрит.

Там, говорили полицейские, легче будет защитить министра от покушения. Дом № 44 они хорошо знали. Подступы к нему легко охранять, а, главное, можно избежать опасного переезда с Портлэд Плэс в министерство иностранных дел.

Заставить сэра Филиппа Рамона решиться на этот шаг было чрезвычайно трудно. Его убедило обещание, что на новом месте он будет меньше замечать приставленную к нему охрану.

— Вам не нравится, когда за каждой дверью вы встречаете моих людей, — прямо заявил ему инспектор Фальмут. — Вы негодовали, когда застали сыщика в ванной, вас раздражает, когда переодетый полицейский садится на козлы рядом с вашим кучером и сопровождает вас во всех поездках. Так вот, сэр Филипп, на Даунинг-стрит, я обещаю вам, никого из них вы не увидите.

Министр уступил.

И вот перед тем, как оставить Портлэд Плэс и переехать на новую квартиру, он сидел за письменным столом и писал управляющему, а за дверью дежурил бдительный сыщик.

У локтя сэра Филиппа тихо загудел телефон, и голос секретаря тревожно осведомился, как скоро сэр Филипп приедет.

— В 44-й мы направили дежурить около шестидесяти человек, — доложил расторопный молодой секретарь.

Раздался стук в дверь, и инспектор Фальмут, приотворив ее, просунул голову:

— Не хочу торопить вас, сэр, однако…

Министр иностранных дел поехал на Даунинг-стрит в неприятном настроении. Он не привык, чтобы его торопили, чтобы ему приказывали, чтобы заботились о нем. Раздражение возросло, когда он увидел ехавших рядом с коляской уже знакомых велосипедистов и через каждый десяток шагов переодетых полицейских, прогуливавшихся по тротуару. Когда же он доехал до Даунинг-стрит, закрытой для всех экипажей, кроме его собственного, и увидел толпу праздных зевак, громко приветствовавших его, он почувствовал то, чего ни разу прежде не испытывал в жизни: унижение.

В частном кабинете секретарь ждал его с черновым наброском речи, которую он должен произнести завтра по поводу второго чтения законопроекта о выдаче иностранцев.

— Наверняка нам придется выдержать довольно сильную оппозицию, — доложил секретарь, — но Мэнланд мобилизовал почти всех парламентских загонщиков и надеется на большинство, по крайней мере, в тридцать шесть голосов.

Рамон просмотрел набросок речи и успокоился. К нему вернулось прежнее чувство безопасности и самоуверенности. В конце концов, он был великим министром великого государства. Угрозы Четырех просто смешны. Со стороны полиции было глупо поднимать столько шума. А пресса… Да, все дело было создано нездоровой газетной шумихой.

Он добродушно, почти весело обернулся к секретарю:

— Ну, а что поделывают мои друзья — как, бишь, эти злодеи себя называют? — Четыре Справедливых Человека?

Но, конечно же, министр играл роль. Он не мог забыть названия Четырех, которое не покидало его мозг ни днем, ни ночью.

Секретарь слегка замялся. До сих пор между ним и его начальников не было произнесено ни слова на эту тему.

— О, мы больше ничего от них не получали! Мы теперь знаем, кто такой Сери, но его сообщники не обнаружены.

Министр поморщился:

— Они дали мне срок до завтрашнего вечера.

— Они опять писали вам?

— Да, коротенькую записку.

— А если вы не перемените решения?..

Сэр Филипп нахмурился.

— Тогда они исполнят свое намерение, — кратко сказал он, не зная, чем объяснить внезапный холод, проникший в его сердце.

В верхней комнате литографической мастерской на Карнеги-стрит Сери, запуганный и угрюмый, сидел в обществе трех остальных.

— Я хочу, чтобы вы ясно поняли, — говорил Манфред, — что мы не сердимся на вас за то, что вы сделали. Я нахожу, и сеньор Пойккерт тоже, что сеньор Гонзалес поступил правильно, пощадив вашу жизнь.

Сери молчал.

— Завтра вечером, если это будет необходимо, вы сделаете то, о чем было условлено между нами. А потом уедете…

— Куда? — спросил Сери с внезапной яростью. — Они знают мое имя, им известно, кто я. Куда же вы хотите меня отправить?

Он вскочил на ноги. Руки его дрожали, тело тряслось от неудержимого гнева.

— Вы сами выдали себя, — заметил Манфред, — и это ваше наказание. Но мы найдем для вас безопасное место, новую Испанию под другим небом, и девушка из Хереса будет ожидать вас там.

Не смеются ли они над ним, думал Сери. Но нет, их лица были серьезны. Только Гонзалес наблюдал за ним с легкой полуулыбкой.

— Вы готовы поклясться в этом? — хрипло спросил он наконец.

— Я даю вам слово. Если хотите, даже могу поклясться, — подтвердил Манфред. — А теперь, — голос его резко изменился, — вы хорошо помните, что вы должны сделать завтра?

Сери кивнул.

— Не должно быть ни малейшей случайности, ни малейшей ошибки. Вы, я, Пойккерт и Гонзалес убьем этого несправедливого человека способом, о котором мир никогда не догадается, казнью, которая приведет людей в ужас. Смерть, быстрая, верная, пройдет незамеченной мимо тысячи сторожей, проникнув сквозь запертые двери. В истории еще не было такого… — Он вдруг остановился. Щеки его горели, глаза блестели. Лицо покрылось краской. — Простите, — сказал он, словно извиняясь, — Увлекшись нашим открытием, я забыл о наших побуждениях и целях.

Возникла неловкая пауза. Но не надолго.

— За работу! — скомандовал Манфред и пошел впереди других в импровизированную лабораторию.

В лаборатории Сери снял пальто. Здесь было его хозяйство; из подчиненного он превращался в начальника: направлял, указывал, приказывал, а те, кто еще несколько минут назад внушали ему животный страх, теперь послушно ходили из мастерской в лабораторию и бегали с этажа на этаж.

Сделать предстояло еще многое: произвести ряд опытов, расчетов, тщательных вычислений — для убийства сэра Филиппа Рамона решено было использовать последние достижения современной науки.

— Посмотрю, что делается снаружи, — сообщил Манфред. Он вышел из мастерской и вернулся с приставной лестницей.

Установив ее в темном коридоре, он быстро поднялся, открыл слуховое окно и выглянул на крышу. Затем усилием мускулов поднялся на локтях, пролез в окно и пополз по крыше.

На полмили вокруг виднелись крыши. Дальше Лондон терялся в дыму и тумане. Внизу шумела улица. Манфред вынул карманную подзорную трубу и внимательно посмотрел на юг. Потом он Осторожно пополз обратно, проник в слуховое окно, нащупал ногой лестницу и опустился на пол.

— Ну? — спросил Сери, и в голосе его звучало торжество.

— Я вижу, вам удалось закрепить, — сказал Манфред.

— Так лучше, раз уж мы решили действовать в темноте, — подтвердил Сери.

— Ты видел?.. — спросил Пойккерт.

— Очень неясно. Едва можно было различить здание Парламента, а Даунинг-стрит теряется среди крыш.

Сери вернулся к работе, поглощавшей его внимание. Каково бы ни было его ремесло, он должен выполнить свое дело с особенным старанием. Он хорошо почувствовал в последние дни превосходство этих людей над собой и теперь был счастлив доказать, что и он чего-нибудь стоит, искупая этим свое унижение.

Трое внимательно следили за ним. Леон не сводил с него глаз. Для него, ученого физиономиста, казалось невероятным представление о преступнике соединить с представлением о труженике в одном лице.

Между тем Сери закончил работу.

— Все готово, — самодовольно сказал он. — Дайте мне вашего министра, я поговорю с ним и через минуту ему будет крышка.

Выражение его лица стало дьявольским.

На лицах его хозяев ни один мускул не пошевельнулся. Они чем-то напоминали физиономию судьи, читающего смертный приговор.

— Нет! Не смотрите так!.. Ради всего святого! — Сери поднял руки, словно желая защитить себя.

— Как, Сери? — мягко спросил Леон.

— Вы похожи на Гренадерского судью, когда он…

— Это потому, что мы сами судьи, — резко ответил Манфред. — И не только судьи, но и палачи, приводящие собственный приговор в исполнение.

— Вы будете довольны, — несвязно пробормотал Сери.

— Пока мы вами довольны, — сухо сказал Манфред.

— Вполне, — подтвердили двое других.

— Молите Бога, чтобы ваше дело увенчалось успехом.

Инспектор Фалшут докладывал в этот день начальнику полиции о мерах, принятых для охраны министра иностранных дел.

— № 44 на Даунинг-стрит полон нашими людьми. Почти в каждую комнату я поставил по человеку. На крыше дежурят четыре лучших сыщика, столько же в подвале и столько же на кухне.

— Вы уверены в прислуге?

— Я изучил жизнь и поступки каждого, начиная от личного секретаря министра и заканчивая последним привратником.

Начальник полиции озабоченно вздохнул.

— Каковы ваши последние распоряжения?

— Я ничего не менял, сэр, в том плане, который мы выработали. Сэр Филипп будет сидеть на Даунинг-стрит весь завтрашний день до половины девятого. В девять поедет в Палату, проведет билль и вернется в одиннадцать.

— Я приказал перевести уличное движение на Набережную без четверти девять до четверти десятого и то же самое сделать в одиннадцать, — сказал начальник полиции. — Четыре закрытых коляски выедут с Даунинг-стрит в Палату, а сэр Филипп вслед за ними выедет на автомобиле.

Разговор происходил в служебном кабинете начальника полиции. В дверь постучали, и в комнату вошел полицейский. В руке он держал визитную карточку.

— Сеньор Хосе де Сильва, начальник испанской полиции, — взглянув на карточку, объяснил начальник инспектору и приказал:

— Пригласите его, пожалуйста.

Сеньор де Сильва, шустрый маленький человек, с остроконечным носом и бородой, приветствовал англичан с подчеркнутой вежливостью, принятой в испанских официальных кругах.

— Простите, что потревожил вас, — сказал начальник, пожав гостю руку и познакомив его с Фальмутом. — Мы рассчитываем на вашу помощь в поисках Сери.

— К счастью, я находился в Париже, — ответил испанец. — Конечно, я знаю Сери. Знаю ли я Четырех? — Плечи испанца поднялись до ушей. — Разве кто-нибудь их знает? Я слышал о них по делу в Малаге, и только. Сери — неловкий преступник. И я был очень удивлен, когда узнал, что он примкнул к шайке.

— Между прочим, — прервал его начальник, беря со стола объявление о награде и быстро просматривая его, — ваши люди забыли передать нам, какое ремесло у Сери. Правда, это мелочь, но все-таки…

— Ремесло Сери? — Испанец нахмурил брови. — Дайте вспомнить.

Минуту он усиленно припоминал.

— Боюсь, забыл. Нет, вспомнил: первым его преступлением была кража резины. Но если вы хотите знать наверное…

— Ну, это не столь важно, — снял свой вопрос начальник полиции.

Глава 7. ПОСЛАННИК ЧЕТЫРЕХ

Министр должен был получить еще одно предупреждение. В последнем письме Четырех было сказано:

«Еще одно предостережение Вы получите от нас, и чтобы мы были уверены, что Вы его действительно получили, наше следующее и последнее письмо будет вручено Вам в собственные руки лично одним из нас».

Это обещание значительно успокоило полицию. Кажется невероятным, но полиция искренне верила в честность Четырех. С ее точки зрения, они были не обыкновенные преступники, и поэтому слово их казалось верным и надежным. Честность и прямота Четырех более всего внушали страх и полиции и сэру Филиппу Рамону.

Однако появилась надежда, что увлекшиеся злодеи переоценили свои силы. Письмо, в котором говорилось о предстоящем последнем предупреждении, было той краткой запиской, о которой сэр Филипп упомянул в разговоре со своим секретарем. Оно пришло по почте со штемпелем: «Балэм. 12.15».

— Теперь вот в чем загвоздка, — говорил в замешательстве инспектор Фальмут. — Желаете ли вы, чтобы мы окружили вас людьми так, что физически никто не смог бы приблизиться к вам, или считаете лучшим, чтобы мы сделали вид, будто ослабили охрану, и позволили бы одному из Четырех проникнуть к вам?..

Вопрос был задан сэру Филиппу, утопавшему в громадном кожаном кресле.

— Вы хотите использовать меня, как приманку?

— Храни вас Бог, сэр. Мы только хотели бы дать им возможность…

— Я вполне вас понимаю.

— Мы теперь знаем, каким образом адская машина была подброшена в Палату. В тот день, когда это случилось, в Палате видели Бэскеу, депутата Северного Торрингтона.

— При чем здесь Бэскеу? — удивился сэр Филипп.

— При том, что в действительности в этот день Бэскеу был за сто миль от Палаты Общин. Это обстоятельство обнаружилось только в последние дни.

Сэр Филипп нервно вскочил с кресла и зашагал по комнате.

— Вероятно, они хорошо знают английские порядки.

— Они хорошо понимают, за какое дело взялись, и в этом главная опасность.

— Но недавно вы мне сами говорили, что никакой опасности нет, а только шумиха!

— В том опасность, сэр, — ответил инспектор, глядя прямо в глаза министра, — что эти люди обладают поразительным искусством менять внешность. Я не знаю точно, каков их план, но осуществляют они его с полным знанием и с исключительной смелостью.

— Мне надоело все это! — воскликнул сэр Филипп, ударяя ладонью по письменному столу. — Все эти сыщики, переодевания, убийцы в масках похожи на дешевый спектакль.

— Вам придется еще потерпеть день-два.

Инспектор с трудом удержался от злого слова, ведь Четыре Справедливых Человека портили нервы не одному только министру иностранных дел, но и отвечавшему за его безопасность руководителю сыскной полиции.

Сэр Филипп задумчиво провел рукой по лбу.

— Надо полагать, все принятые вами меры хранятся в тайне?

— Абсолютно.

— Кто знает о них?

— Вы, начальник полиции, ваш секретарь и я.

— Вы не записывали ваших распоряжений на бумаге?

— Нет, сэр. План выработан и передан на словах. Даже премьер-министр ничего не знает.

— Тогда все в порядке.

Сыщик собрался уходить.

— Я должен повидать начальника полиции. Оставляю вас на полчаса. Просил бы вас в это время никуда не выходить из этой комнаты.

Сэр Филипп проводил его в переднюю, где сидел Хэмильтон, личный секретарь.

— Я испытываю неприятное чувство, — признался Фальмут, надевая пальто, поданное полицейским, — словно за мной в последние дни кто-то неусыпно следит и ходит по пятам. Я решил передвигаться исключительно в автомобиле.

Он опустил руку в карман и вынул большие автомобильные очки. Надевая их, смущенно улыбнулся:

— Единственное переодевание, к которому мне приходится прибегать… Скажу вам, сэр Филипп, что впервые за двадцатипятилетнюю службу я чувствую себя в положении сыщика из уличных романов по два пенса за штуку.

Проводив Фальмута, сэр Филипп вернулся в кабинет.

Ему было неприятно оставаться одному: одиночество его пугало. Страх Четырех постоянно преследовал его и расшатал нервы до такой степени, что малейший шум приводил его в ярость. Стараясь успокоиться, он взял перо и стал машинально водить по промокательной бумаге. Поймав себя на том, что его рука выводит цифру 4, он отбросил перо.

К чему этот билль? Стоит ли ради него идти на такой риск? Оправдывает ли он самопожертвование? Эти мысли тысячу раз приходили министру в голову, и каждый раз он прогонял их. Какой риск!

В дверь постучали.

— А, инспектор! Уже вернулись?

Инспектор, вытирая носовым платком усы, вытащил из кармана синий конверт казенного образца и, понизив голос, сказал:

— Я решил, что лучше это оставить у вас. Вспомнил, когда уже вышел из дома.

— Что это? — спросил министр, беря пакет.

— Нечто, что причинит вам немало неприятностей, если со мной что-нибудь случится и его найдут при мне, — инспектор повернулся к выходу.

— Что мне с ним делать?

— Будьте добры положить его в стол и сохранить до моего возвращения.

Инспектор ушел, тщательно запер за собой дверь небрежно ответил на поклоны полицейских в коридоре и у подъезда и сел в ожидавший его автомобиль.

Сэр Филипп с недоумением осмотрел конверт. На нем было написано «Секретно» и стоял адрес: «Департамент А.У.Р.О., Скотленд-Ярд».

— Секретное донесение, — решил сэр Филипп. В голову закралось неприятное предчувствие, что донесение могло касаться его безопасности. Он был недалек от истины.

Сэр Филипп бросил письмо в ящик письменного стола и придвинул к себе исписанные листы бумаги.

Это был текст билля, из-за которого поднялось столько шума.

Не было никакого сомнения, что билль будет принят. Правительственное большинство в Палате обеспечено. Тем не менее, нельзя было не считаться с сильной оппозицией. Сэр Филипп мысленно набросал общие линии защиты. Он был мастером парламентского красноречия, опытным полемистом. Только бы забыть о Четырех, путавших все его расчеты.

Загудел телефон у локтя. Голос управляющего его домом на Портлэд Плэс просил дополнительных указаний на время отсутствия сэра Филиппа.

На два или три дня, пока существовала опасность, сэр Филипп намерен был запереть свой дом. Он не хотел рисковать жизнями своих слуг.

Закончив разговор, он повесил трубку. В дверь снова раздался стук, и в комнату вошел инспектор Фальмут.

— Никого не было?

Сэр Филипп улыбнулся:

— Если вы хотите спросить, были ли здесь Четыре Справедливых Человека и вручили ли мне последнее предостережение, то могу вас успокоить: никого из них не было.

— Слава Богу! А то я все боялся, как бы во время моего отсутствия чего-нибудь не случилось. У меня новости для вас, сэр.

— Неприятные?

— В общем да. Начальник полиции получил длинную каблограмму из Америки. С тех пор, как там были совершены два убийства, люди Пинкертона перерыли землю, собирая улики. Данные собраны в течение нескольких лет.

Инспектор вынул из кармана лист и разложил на столе:

«Пинкертон, Чикаго. Начальнику полиции, Скотленд-Ярд, Лондон.

Предупредите Рамона, что Четверка никогда не нарушает своих слов. Если она грозит убить таким-то способом и в такое-то время, она будет точна. У нас есть доказательства. После смерти Андерсона за окном была найдена случайно оброненная записная книжка. В книжке всего три страницы, содержавшие записки «Шесть способов казни». На книжке стояла буква «К». Скажите Рамону, чтобы он остерегался пить кофе, открывать письма и пакеты, употреблять мыло, если оно не изготовлено на глазах верного человека, покидать комнату, в которой днем и ночью должен дежурить опытный и сообразительный полицейский. Осмотрите спальню, не дает ли она возможность провести туда какой-либо газ. Мы шлем с «Луканией» двух человек к вам на подмогу…».

Дальше следовала тревожная фраза:

«Боимся, что они прибудут слишком поздно».

— Как это понимать? — спросил министр.

— Так, что опасность исходит оттуда, о чем нас предупреждает Пинкертон. Американцы слов на ветер не бросают. Если они так написали, значит, так оно и есть.

За дверью прошелестели поспешные шаги, и в комнату без доклада вбежал личный секретарь министра, возбужденно размахивая газетой.

— Четверка признает свою неудачу!

— Откуда вам это известно? — резко спросил сэр Филипп.

— Они сами об этом написали в газете.

— В какой газете?

— В «Мегафоне».

Инспектор выхватил листок из рук секретаря.

«Во имя чего убивают Четыре Справедливых Человека?» — прочитал он. — Где же здесь признание неудачи?

— Посредине столбца… Я отметил карандашом… Вот! — молодой человек ткнул дрожащим пальцем.

«Мы с чрезвычайной тщательностью вырабатываем план, — читал инспектор, и если вдруг перед нами встает непредвиденное обстоятельство, если какая-либо мелочь неожиданно путает и осложняет наши расчеты, мы признаем нашу неудачу и отказываемся от осуществления намерения. Мы настолько уверены в необходимости нашего существования на земле и в полезности нашей деятельности, настолько убеждены в том, что являемся орудием божественной мудрости и справедливости, что не считаем себя вправе подвергать наше дело малейшему риску. Вот почему мы тратим чрезвычайно много времени на предварительные приготовления. Некоторые из них мы считаем необходимыми не только для того, чтобы с уверенностью нанести последний удар, но для того также, чтобы ни в чем не нарушить принципа справедливости. Например, мы считаем совершенно необходимым послать последнее предупреждение сэру Филиппу Рамону для того, чтобы он имел последнюю возможность одуматься и переменить решение. По нашим правилам необходимо, чтобы это предостережение было вручено министру лично одним из нас.

Для того, чтобы исполнить это, нами приняты все необходимые меры. Но если, по непредвиденной случайности, нам не удастся этого сделать, согласно нашему публичному заявлению, до 8 часов сегодняшнего вечера, весь наш план рухнет, и мы вынуждены будем отказаться от исполнения нашего намерения».

Инспектор остановился; его лицо выражало явное разочарование.

— Я думал, сэр, вы сообщите что-нибудь новое. А это я уже читал. Содержание статьи тотчас было передано в Скотленд-Ярд, как только ее получили в «Мегафоне».

— Посмотрите на часы! — нетерпеливо потребовал секретарь.

Инспектор сунул руку в карман, вытащил часы и тихо свистнул.

— Боже мой, половина девятого!

Все трое были удивлены.

— А вдруг этот хитрый ход с их стороны, чтобы заставить нас ослабить стражу? — предположил сэр Филипп.

— Не думаю, — возразил инспектор. — Я убежден, что если им не удалось вам вручить сегодня последнее предупреждение, они откажутся от намерения осуществить свою угрозу.

Рамон нервными шагами мерял комнату.

— Хотел бы я думать так же, как вы…

Стук в дверь, и в комнату вошел седой служитель:

— Телеграмма для сэра Филиппа.

Министр протянул руку, но инспектор опередил его:

— Согласно предостережению Пинкертона, сэр.

Он быстро вскрыл конверт.

«Только что получили телеграмму, сданную на Чарринг кросс в 7.52: Последнее предупреждение вручено министру иностранных дел. Подпись Четыре. Точка. Правда ли это? Редактор „Мегафона“.

— Что это значит? — в крайнем замешательстве спросил Фальмут.

— Я думаю, дорогой Фальмут, — твердо сказал сэр Филипп, — это значит, что ваши благородные Четыре Справедливых Человека самые обыкновенные лгуны, злодеи и убийцы.

Лицо инспектора выражало смущение и тревогу.

— Никто не являлся сюда после того, как я ушел?

— Никто.

— Тогда я… ничего не понимаю! — произнес он про себя и направился к двери.

— Возьмите ваш драгоценный документ, — остановил его сэр Филипп, вынимая из ящика стола пакет.

— Какой? — озадаченно развел руками Фальмут.

— Боюсь, что получение этой телеграммы отшибло у вас последнюю память, — уколол его сэр Филипп. — Я должен буду просить начальника полиции прислать мне человека, имеющего больший опыт в работе с преступным миром и лишенного детской веры в честность и благородство убийц.

— Как вам угодно, сэр, — ничуть не обидевшись, сказал Фальмут. — Поступайте, как считаете нужным. Я с наслаждением сложу с себя свои обязанности. Поверьте, нет более строгого судьи моих поступков, чем моя совесть. Но это все неважно. О каких бумагах вы вели речь?

Сэр Филипп строго посмотрел на невозмутимого инспектора и неохотно повторил:

— Я говорил, сэр, о пакете, из-за которого вы вернулись в эту комнату через несколько минут после того, как ушли.

Инспектор остолбенел.

— Я не воз-вра-щал-ся, — произнес он странным голосом. — Я не давал вам никаких бумаг.

Затем решительно взял пакет со стола, распечатал и с криком изумления вынул из него серо-зеленый конверт:

— Письмо от Четырех!

Министр отпрянул от стола и побледнел, как смерть.

— И тот, кто его мне вручил…

— …был один из Четырех. Они намерены исполнить угрозу.

Инспектор быстро пошел к двери, прошел в переднюю и собрал около себя переодетых сыщиков.

— Вы помните, как я уходил?

— Да, сэр. Два раза, — ответил, старший.

— Как я выглядел во второй раз?

— Как всегда, сэр…

— Во что я был одет?

— На вас был длинный автомобильный плащ.

— И автомобильные очки?

— Да, сэр.

— Я так и подумал, — прохрипел инспектор, с трудом подавляя бешенство и спускаясь по мраморным ступеням к подъезду. Дежурившие здесь сыщики с поклоном приблизились к нему.

— Вы помните, как я выходил?

— Да, сэр. Два раза, — ответил старший.

— С каким интервалом времени?

— Около пяти минут, сэр.

— А вы заметили номер автомобиля? — в нем неожиданно проснулась надежда.

— Да, сэр.

От радости инспектор едва удержался, чтобы не расцеловать расторопного сыщика.

— Назовите!

— 17164.

Инспектор записал номер.

— Джексон, — крикнул он одному из подчиненных, — бегите в Скотленд-Ярд, узнайте, кто собственник этого автомобиля. Затем поезжайте к нему и заставьте его дать вам подробный отчет о всех его передвижениях. В случае необходимости, арестуйте и приведите сюда.

Фальмут вернулся в кабинет сэра Филиппа. Министр шагал по комнате, заложив руки за спину. Секретарь барабанил пальцами по столу. На столе лежало нераспечатанное письмо.

— Судя по всему, — объяснил Фальмут сэру Филиппу, — один из Четырех подделал мою внешность. Он выбрал удивительно подходящее время, введя моих людей в заблуждение. Четверка раздобыла автомобиль в точности похожий на мой, и, выждав момент, явилась на Даунинг-стрит через пять минут после моего ухода. Но… у нас остался след: один из моих людей запомнил, номер автомобиля.

На пороге появился старый служитель:

— Сыщик Джексон спрашивает, может ли он видеть господина инспектора?

Инспектор выбежал из кабинета.

— Простите, сэр, — сказал Джексон, отвешивая поклон, — вы не ошиблись номером?

— Почему?

— Потому что А 17164 — номер вашего автомобиля.

Глава 8. ЗАПИСНАЯ КНИЖКА

Последнее предупреждение было составлено в кратких и точных выражениях:

«Мы даем Вам срок до завтрашнего вечера пересмотреть Ваше решение относительно билля о выдаче иностранцев. Если завтра до шести часов вечера в газетах не появится сообщение, что Вы решили отказаться от проведения этой несправедливой меры, то мы вынуждены будем приступить к осуществлению нашей угрозы. Вы умрете в восемь часов вечера. Для того, чтобы Вы были вполне в этом уверены, мы присоединяем к письму точный перечень секретных распоряжений, отданных полицией для Вашей охраны в течение завтрашнего дня. Прощайте.

Четыре Справедливых Человека ».

Сэр Филипп машинально взглянул на лист, исписанный иностранным почерком и содержащий факты, которые сама полиция, соблюдения тайны ради, не решилась доверить бумаге.

— Однако это все-таки стало известно, — произнес он, и его лицо посерело и осунулось.

— Могу поклясться, — сказал инспектор, — что ни я, ни начальник полиции в этом невиновны.

— Я тоже! — порывисто воскликнул молодой секретарь.

Сэр Филипп устало пожал плечами.

— Они уже знают, и этого довольно. Вопрос в другом: могу ли я рассчитывать, что полиция сумеет защитить меня завтра в восемь часов вечера?

— Клянусь небом, — произнес Фальмут, стиснув зубы, — либо вы завтра выйдете живым и здоровым, либо убьют не одного человека, а двух.

К десяти часам вечера вся столица знала, что министр иностранных дел получил от Четверки последнее предупреждение. Новость быстро разнеслась по клубам и театрам. Палата Общин была в возбуждении. В надежде, что министр иностранных дел прибудет в Палату, здесь собрались почти все члены парламента. Однако вскоре стало известно, что в эту ночь сэр Филипп никуда не выедет. Палата быстро опустела. Часть депутатов собралась в курительной и оживленно обсуждала создавшееся положение.

Вблизи Парламента дежурили толпы народа в слабой надежде хоть одним глазом увидеть того, чье имя было на всех устах. Уличные продавцы бойко торговали его портретами, предприимчивые издатели наводнили улицу дешевыми книжонками с сенсационными описаниями жизни и приключений Четырех Справедливых Человек, а уличные певцы вставляли в свои песенки куплеты о храбром министре, не боящемся ни угроз, ни смерти от рук страшных анархистов. Куплеты воспевали хвалу достойному сэру Филиппу за то, что он решил больше не позволять иностранцам вырывать «куски хлеба изо рта бедных тружеников Англии».

Эти слова рассмешили Манфреда, шедшего вместе с Пойккертом по набережной в сторону Уайтхолла.

Оба были во фраках. У Пойккерта в петлице алела ленточка Почетного Легиона.

Манфред усмехнулся:

— Не помню, когда прежде Лондон бывал в таком возбуждении…

Они прошли мимо Скотленд-Ярда.

Человек с опущенной головой и руками в карманах поношенного пальто окинул их пронзительным взглядом, пропустил мимо себя и пошел вслед за ними. Толпа и движение экипажей на углу Кокспер-стрит заставили Манфреда и Пойккерта остановиться и подождать, когда можно будет перейти через улицу. Протолкавшись в толпе, они вышли на Сен-Мартинс-Лэн.

— Спроси любого студента, — говорил Манфред Пойккерту, — было бы благом для человечества, если бы кто-нибудь убил Наполеона тотчас же по возвращении его из Египетского похода, и он, не колеблясь, ответит вам: «Да».

— Все равно они не поставили бы памятника убийце Наполеона, — мягко ответил Пойккерт, — Как не поставили памятника и Фельтону, убившему развратного и кровавого министра Карла I. Может быть, только далекое потомство оценит нас, — насмешливо добавил он. — Мне же пока вполне достаточно одобрения моей собственной совести.

Он бросил докуренную сигару и опустил руку в карман за второй. Побледнев, он внезапно остановил проезжавший кэб.

Манфред ничего не понимал.

— Что случилось? Ты мне говорил, что хотел пройтись пешком?

Но он покорно сел в кэб вслед за Пойккертом, крикнувшим кучеру: «Бейкер-стрит»!

Только когда кэб въехал на Шафстбери-авеню, Пойккерт объяснил:

— Меня обокрали. Увели часы и вместе с ними записную книжку, в которой я сделал кое-какие заметки для Сери.

— Скорее всего, это обыкновенный карманный вор.

Пойккерт ощупал карманы.

— Все остальное на месте… Если это обыкновенный карманный вор, то часы он оставил себе, а записную книжку бросил в ближайшую водосточную трубу, Но если это переодетый полицейский агент?

— В книжке не было имени или адреса?

— Нет, конечно. Но если книжка попадет в руки полиции, и если вор опознает нас, будут расшифрованы и вычисления.

Кэб остановился у станции подземной железной дороги на Бэйкер-стрит. Пойккерт расплатился и сказал:

— Я отправлюсь в восточную часть города. Встретимся завтра утром. За это время постараюсь узнать, не попала ли моя книжка в Скотленд-Ярд.

Они простились и разошлись в разные стороны.

Если бы Билли Маркс не пил в эту ночь, он был бы вполне удовлетворен своей работой. Но винные пары соблазняют…

Возбуждение, созданное угрозами Четырех, привело к Вестминистерскому аббатству и Парламенту жителей всех лондонских предместий, толпившихся на берегу Темзы и сотнями дожидавшихся теперь трамваев и автобусов в Стрэтэм, Кэмберуель, Клапэм и Гринвич.

До полуночи было еще далеко, и Билли решил поработать в трамваях.

У толстой старухи он вытащил кошелек, у господина в цилиндре — часы, из дамской сумочки — небольшое ручное зеркальце и хотел закончить операцию исследованием карманов хорошо одетой молодой леди.

Исследование увенчалось полным успехом. Кошелек и кружевной носовой платок вознаградили вора. Он приготовился скромно оставить поле действия, как вдруг над ухом раздался приветливый голос:

— Здорово, Билли!

Голос был хорошо знаком, и Билли стало не по себе.

— Здравствуйте, мистер Ховард, — ответил он с притворной радостью. — Как поживаете сэр? Страшно рад видеть вас.

— Куда вы собрались, Билли? — спросил Ховард, дружески хватая его за руки.

— Домой.

— Домой, домой, — повторил Ховард, оттягивая Сопротивлявшегося Билли от толпы, — Билли идет домой… Портер, — обратился он к шедшему с ним молодому человеку, — пойдите в трамвай и узнайте, все ли вещи целы у пассажиров.

Молодой человек вернулся и вскочил в трамвай.

— А теперь, мой друг, — продолжал Ховард, крепче сжимая руку Билли, — расскажите, как вы провели время?

— В чем дело, мистер Ховард? Куда вы меня тащите?

— Старые штуки, мой друг, и тащу я вас в старое место.

— Я вас уверяю, на этот раз вы ошиблись, — в отчаянии воскликнул Билли, но в ответ раздался сухой треск замкнувшихся наручников.

— Не сердитесь, Билли. И не разбрасывайте драгоценных вещей, — произнес Ховард, нагибаясь на ходу и поднимая выброшенный вором кошелек.

В полицейском участке сержант, сидевший за столом, встретил появление Билли с шумной радостью, а тюремный сторож, толкнувший Билли за решетку и быстро обыскавший его карманы, поздоровался с ним, как со старым другом.

— Золотые часы, кусок золотой цепочки, три кошелька, два носовых платка и красная кожаная записная книжка…

Сержант одобрительно кивнул головой:

— Неплохая работа, Вильям.

— Сколько мне теперь дадут? — спросил арестованный.

Ховард, составляя протокол, предположил, что на этот раз не меньше девяти месяцев.

— Шутите?! — воскликнул Билли.

— Не меньше девяти, будьте покойны, — подтвердил сержант. — Вы бродяга и жулик, Билли, и суд вам этого так не спустит… Камера восемь!

Тюремный сторож отвел Билли, громко ругавшегося и обвинявшего полицию в том, что она умеет ловить только мелких воришек, а таких злодеев, как Четыре Справедливых Человека, оставляет на свободе.

— На кой черт мы платим вам налоги, скажите на милость? — возмущался он из-за решетки.

— Ничего, вы свою долю заплатите, — добродушно возразил сторож, запирая дверь камеры номер 8 на двойной замок.

В участке Ховард и сержант рассматривали добычу Билли, и трем ее собственникам, приведенным Портером, были возвращены их вещи.

— Остаются только золотые часы и записная книжка, — сказал сержант, когда обокраденные, получив свои вещи, ушли. — Записная книжка без имени и адреса, с тремя исписанными страницами.

Он протянул книжку Ховарду. На странице, озадачившей сержанта, был записан ряд улиц, и против каждой улицы стояли каббалистические знаки.

— А дальше что?

Ховард перевернул страницу. Она была заполнена непонятными цифрами.

— Гм, — произнес сыщик и перевернул еще страницу. Содержание ее было более понятно, хотя слова и писались наспех.

— Тип, который это писал, видно, здорово торопился, — сказал он, стараясь разобрать сокращенные слова:

«Покинет Д. С. только идт. в П. Поедем в П. на авт. (4 пуст. кол. впереди) 8.30. В 2 приб. 600 пол. Улч. дв. перев. на Набж. 80 сыщ. Д. С. По одн. в кажд. комн., по 3 в корр., 6 подв. 6 на крш. Все двери настж, чтобы кжд., с вид. д. Все с револьв. Никто, кроме Ф. и X. не допуск. к Р. В П. триб. пбл. наполн. сыщ., пресс. с осб. пропуск. 200 пол. в корр. Если нужно, под рукой батал. гв.»

— Черт его знает, что это значит, — беспомощно произнес сержант.

Мысль, явившаяся в это мгновение констеблю Ховарду, обеспечила его производство в следующий чия.

— Дай-ка мне эту книжку на десять минут.

Сержант протянул книжку.

— Мне кажется, я знаю, чья она, — сказал Ховард, нахлобучивая шляпу и выбегая на улицу.

Добежав до широкого проспекта, он увидел пустой кэб.

— В Уайтхолл! Гоните вовсю!

Через пять минут, задыхаясь, он уже объяснялся с начальником караула у входа на Даунинг-стрит.

— Я констэбль Ховард, 956 Л. Срочное дело к инспектору Фальмуту.

Усталый и измученный Фальмут принял его.

— Мне кажется, — волнуясь, доложил Ховард, — что это вас касается, сэр. Д. С. означает Даунинг-стрит…

Фальмут схватил книжку, взглянул и торжествующе заявил:

— Это же наши тайные инструкции!..

Схватив Ховарда за руку, он помчался с ним к подъезду.

— Мой автомобиль здесь?

Из темноты улицы выехал автомобиль и остановился около инспектора.

— Садитесь, Ховард!

Фальмут был крайне возбужден.

— Кто вор?

— Билли Маркс, сэр. В Ламбетском квартале он хорошо известен.

— Я знаю Билли. Посмотрим, что он нам скажет.

Автомобиль остановился у полицейского участка.

Узнав Фальмута, сержант вскочил и отдал честь.

— Я хочу видеть арестованного Маркса, — коротко приказал Фальмут.

Задремавшего Билли разбудили. Он вошел в комнату, жмурясь от яркого света.

— Билли, — обратился инспектор, — мне нужно сказать вам пару слов.

— В чем дело, мистер Фальмут? — по лицу Билли пробежала тень страха. Я не участвовал в Окстонском деле, вот вам крест!

— Успокойтесь, Билли. Вам нечего бояться. Если вы честно ответите на мои вопросы, то не только вам ничего не будет угрожать за сегодняшние кражи, но вы еще получите денежное вознаграждение.

Билли заподозрил неладное.

— Я никого не стану выдавать. Вы из меня не выжмете ни слова…

— Не в этом дело, Билли. Мне нужно знать, где вы нашли эту записную книжку?

Билли ухмыльнулся:

— Она валялась на мостовой.

— Мне нужна правда, — загремел Фальмут.

— Ладно, — нехотя признался Билли. — Я ее вытащил.

— У кого?

— Я не спрашивал фамилии, — нагло ответил вор.

— Вы слышали о Четырех Справедливых?

Билли изумленно раскрыл глаза.

— Да, да! — крикнул вне себя от злости Фальмут. — Книжка принадлежит одному из них.

— Неужели?!

— За поимку обещана награда в тысячу фунтов. Если вы точно опишете этого человека и по вашему описанию его арестуют, эта тысяча ваша.

Маркс онемел от изумления.

— Тысяча фунтов… Подумать только, что я мог так легко схватить его!

— Ну! — ободряюще сказал инспектор. — Может, вы его еще и схватите. Как он выглядел?

Билли сдвинул брови.

— Приличный господин, — начал он, силясь вызвать в памяти образ своей жертвы. — В белом жилете, белой манишке… лакированные башмаки…

— Лицо, лицо! — требовал инспектор.

— Откуда я мог видеть его лицо? — возмутился Билли. Чтобы я смотрел человеку в лицо, таща из его кармана часы? Да за кого вы меня принимаете!

Глава 9. ЖАДНОСТЬ МАРКСА

— Проклятый дурак! Идиот! — заревел Фальмут, хватая вора за шиворот и тряся его, как мышь. — Вы мне будете рассказывать, что держали в руках одного из Четырех и не потрудились взглянуть ему в лицо?

Билли с трудом освободился.

— Не трогайте меня! Откуда я знал, что это один из Четырех? И откуда вы это знаете?

Лицо вора приняло хитрое выражение. Мысль лихорадочно работала. Он уже понимал, что положение, несколько минут назад казавшееся отчаянным, поворачивалось чрезвычайно благоприятно в его пользу.

— Я правда, немного видел… Но они…

— Они? Сколько их было?

— Не все ли вам равно? — возразил Билли. Он понимал выгодность своей позиции.

— Билли, — строго остановил его Фальмут, — я говорю дело. Если вы что-нибудь знаете…

— Я знаю закон не хуже вашего. Вы не можете заставить человека говорить, если он не захочет.

Инспектор сделал знак остальным полицейским отойти и понизил голос:

— Гарри Мосс выпущен на прошлой неделе, Билли.

Краска залила лицо вора. Он опустил глаза:

— Я не знаю никакого Гарри Мосса.

— Гарри Мосс выпущен на прошлой неделе, Билли, — повторил инспектор. — Выпущен после того, как за грабеж со взломом отсидел три года и получил десять ударов плетью.

— Я ничего не знаю об этом деле, — упрямо промычал Билли.

— У полиции не было улик, и он ушел бы, — продолжал инспектор, — и, может быть, до сего дня оставался бы на свободе, но… «из частного источника» полиция узнала кое-какие подробности и ночью арестовала его в квартире на Лимен-стрит.

Билли провел языком по сухим губам, но промолчал.

— Гарри Мосс очень хотел бы знать, кому он обязан тремя годами и десятью ударами плетью. У этого человека крепкая память, Билли.

— Это несправедливо, мистер Фальмут. Я… мне тогда приходилось туго, а Гарри Мосс не был из моей компании… Полиция же хотела знать…

— Теперь полиция тоже хочет знать.

Билли не сразу ответил.

— Ладно, я скажу все, что надо.

Он откашлялся, приготовляясь говорить, но инспектор остановил его:

— Не здесь.

Повернувшись к сержанту, он спросил:

— Вы можете отпустить его со мной?

Билли стало смешно:

— Ей-Богу, это первый раз в моей жизни, когда сама полиция берет меня на поруки.

Автомобиль доставил их в Скотленд-Ярд, и в кабинете инспектора Фальмута Билли приготовился к рассказу.

— Прошу вас как можно короче: каждая минута дорога.

Несмотря на предупреждение, Билли не мог удержаться от художественных отступлений. Наконец, вор подошел к главному пункту.

— Их было двое: один повыше, другой пониже. Я слышал, как один сказал: «Милый Джордж». Это сказал тот, который пониже и у которого я вытащил часы и книжку.

— Дальше.

— Я шел за ними до конца улицы, и, когда они остановились, чтобы перейти через Чаринг-Кросс-Род, я спер у него часы, понимаете?

— Который был час?

— Половина десятого… а, может, одиннадцать.

— И вы не видели их лиц?

Вор сокрушенно покачал головой.

— Нет. Верьте мне, мистер Фальмут… Провались я на этом месте, если вру.

Фальмут вздохнул.

— Боюсь, что от вас будет мало пользы, Билли. Вы не заметили, бородаты они или бриты?

— Я мог бы придумать, мистер Фальмут. Но я не хочу вам врать. Что знаю — то знаю.

— Ладно, Билли, вы сделали все, что могли… Вот что я вам скажу. Вы единственный человек, который когда-либо видел Четырех Справедливых. И может быть, если вы их случайно встретите на улице, то что-нибудь — походка, манера держать руки, спина или тот самый белый жилет — оживит вашу память. Я беру на себя всю ответственность и отпускаю вас на свободу до послезавтрашнего дня. Крайне нужно найти человека, у которого вы украли книжку. Вот вам фунт. Идите домой, поспите, а завтра с утра за работу.

Инспектор подошел к столу и набросал несколько слов на визитной карточке.

— Возьмите это. Если увидите того человека, идите за ним, дайте эту карточку первому полицейскому, которого встретите, покажите ему вашего человека, и вы будете на тысячу фунтов богаче, чем сейчас.

Билли взял карточку.

— Если вам понадобится повидать меня, то здесь вы всегда найдете человека, который скажет вам, где я. Спокойной ночи.

Билли вышел на улицу, с трудом сдерживая взбудораженные мысли и ощупывая в жилетном кармане визитную карточку с приказом об аресте.

Утро поднялось над Лондоном свежее и ясное. Манфред, вопреки обычаю, провел ночь в мастерской на Карнеги-стрит и поднялся встречать зарю на крышу.

В утреннем солнечном свете резче выделялись седые волосы в его бороде. Лицо было усталое. Весь вид его говорил о такой подавленности, что Гонзалес, тоже поднявшийся с восходом солнца на крышу, не на шутку встревожился.

— Что случилось? — спросил он, коснувшись руки Манфреда.

Манфред грустно улыбнулся.

— Ты думаешь о Пойккерте и о воре?

— Да, — тихо ответил Манфред. — Тебе прежде не приходилось чувствовать, что какие-то невидимые силы затрудняют наше дело?

— Помню женщину… в Варшаве. Дело казалось очень простым и легким, но вдруг одно за другим стали появляться затруднения. Я чувствовал, как и сейчас, что наша затея проваливается.

— Нет, нет и нет! — запротестовал Манфред. — Ты не должен даже думать о провале.

Он пополз по крыше к слуховому окну, и Гонзалес последовал за ним.

— Сери! — позвал он.

— Спит.

Спустились в мастерскую, и Манфред собрался открыть дверь, когда в нижнем этаже раздались шаги.

— Кто там?

— Пойккерт.

Манфред стремглав спустился по лестнице и взволнованно спросил:

— Ну что?

Пойккерт был небрит: его костюм измят, черты лица осунулись.

— Идемте наверх.

Все трое молча поднялись и прошли в маленькую комнату, служившую кабинетом.

Пойккерт опустился в единственное кресло и бросил шляпу в угол.

— Кажется, судьба поворачивается против нас. Полиция арестовала человека, укравшего у меня записную книжку. Это хорошо известный воришка. К сожалению, в тот вечер он был под наблюдением полиции. При нем нашли мою книжку. Все могло обойтись благополучно, не приди в голову какому-то не в меру сообразительному сыщику сопоставить содержание записей с нашими угрозами.

Далее он рассказал, как выследил уже знакомый нам инспекторский автомобиль, который привез вора в участок.

— На мое счастье, — продолжал Пойккерт, — допрос велся не в камере, а в комнате, где составляются протоколы. Я устроился так, что хорошо видел Фальмута, полицейского и арестанта. У арестанта мелкие черты лица, длинный подбородок, бегающие глаза. Я запомнил его, чтобы при случае опознать на улице.

Вскоре я понял, инспектор был разгневан тем, что вор не может нас опознать, так как не видел наших лиц.

— Отлично!

— Но я хотел быть уверенным и дождался, когда инспектор повез вора в Скотленд-Ярд. У Скотленд-Ярда я подождал. Через некоторое время вор вышел один. Он не мог опомниться от радости, ноги, казалось, сами несли его. Я пошел за ним.

— Это было неосторожно. Полиция могла следить за ним.

— Я не боялся, так как прежде чем идти, хорошенько осмотрелся. Полиция, по-видимому, отпустила его на свободу. Когда около Темпля он остановился, не зная куда идти, я прошел мимо и повернул обратно, роясь в карманах.

«У вас нет спичек?» — обратился я к нему.

Он был очень любезен: достал из кармана коробок и подал. Я вынул спичку, зажег и нарочно поднес к сигаре так, чтобы пламя осветило мое лицо.

— Очень умно, — заметил Манфред.

— Спичка осветила также и его лицо, и углом глаза я следил за ним. Скорее всего, он не узнал меня. Я завел разговор. Разговаривая, мы потоптались на месте, затем с обоюдного согласия направились в сторону Блэкфрайерсов, перешли через мост, всю дорогу болтая о нищете, о погоде, о газетных новостях. По ту сторону моста была кофейная, и я пригласил его выпить со мной чашку кофе. Когда нам подали кофе, я вынул из кармана соверен, но лакей покачал головой: «Может быть, у вашего товарища есть мелочь!». Вор был тщеславен, и я тотчас же узнал то, что мне нужно. Он сунул руку в карман и с небрежным видом извлек золотой: «У меня мельче нет». Я наскреб мелочи и расплатился. Следовательно, он что-то сказал полиции, если она нашла нужным дать ему денег. Что он мог сказать? И вдруг у меня похолодело сердце. Что, если он узнал меня, но с воровской хитростью затянул беседу, выжидая, когда можно будет меня арестовать?

Пойккерт вытащил из кармана маленький флакон и осторожно поставил на стол.

— Никогда он не был так близок к смерти, как в ту минуту. Но подозрение почему-то рассеялось. Ведь по дороге мы встретили трех полисменов, и значит, у него было три возможности арестовать меня… Он допил кофе и сказал: «Пора идти домой». «Мне тоже, — согласился я. — Завтра у меня много работы». Он улыбнулся и сказал: «У меня тоже много работы, но я еще точно не знаю, что буду делать». Мы вышли из кофейной и постояли возле уличного фонаря. Скажите, — спросил я его, — что вы думаете о Четырех Справедливых?». И вовремя: он уже собрался уходить. Он оказался очень словоохотлив, хотел знать мое мнение, и больше всего его занимал вопрос о награде. Затем мне пришлось выслушать подробную теорию о том, что за люди Четыре Справедливых Человека, где они скрываются в Лондоне, как убьют сэра Филиппа…

Пойккерт рассмеялся, но смех был жестокий.

— Не стану повторять этих теорий. Невыносимо слушать, когда безграмотные люди пускаются в отвлеченные рассуждения. Между прочим, он сказал, что мог бы узнать Четырех, сведи его судьба с ними. С этой целью его отпустили из полиции на свободу, и для этого он — зовут его Маркс — собирается завтра обыскать весь Лондон.

— Нелегкая работа, — сказал Манфред.

— Наконец, мы расстались, и я направился в западную часть на Ковент-Гарденский рынок, где появление человека в четыре часа утра на в ком не вызывает подозрений. Я шел по рынку, как вдруг, сам не ведаю почему, лицом к лицу столкнулся с Марксом. Он глупо ухмыльнулся и кивнул головой. Упреждая мои вопросы, он поспешил объяснить свое присутствие. Я снова предложил выпить кофе. Он колебался, но затем согласился. Когда подали кофе, он отодвинул свой стакан как можно дальше от меня, и тут я понял, что вор меня провел. Я не оценил его хитрости и не заметил, что он узнал меня как раз в ту минуту, когда я просил у него спичку.

— Тогда почему же?..

— Я тоже об этом думал. Почему он меня не арестовал? — Пойккерт повернулся к Леону. — Ты можешь нам сказать, Леон, почему?

— Объяснить это можно просто, — поднял брови Гонзалес. — Жадность — одна из сил человеческой цивилизации. Почему Сери хотел нас предать? Он, вероятно, мало верил, что ему дадут награду. Он хотел привлечь кого-нибудь в свидетели.

Леон подошел к стене и снял пальто. Задумчиво застегнув пуговицы, он взял со стола маленький флакон.

— Ты благополучно ускользнул от него?

Пойккерт кивнул головой.

— Где он живет?

— На Ред-Кросс-стрит, 700, в Ламбете, в ночлежке.

Леон на клочке бумаги нарисовал голову:

— Похоже?

— Так ты его видел?

— Я его не видел. Но у такого человека должна быть такая голова.

На мгновение он задержался на пороге:

— Полагаю, другого выхода нет.

Вместо ответа, Манфред, стоявший у стены, выбросил вперед туго сжатый кулак.

Леон увидел обращенный к полу большой палец, кивнул головой и вышел.

Билли Маркс был потрясен. Добыча незаметно выскользнула из рук. Когда Пойккерт, остановившись у дверей лучшего лондонского отеля, небрежно сказал, что отлучится на одну минуту и исчез за дверьми, Билли растерялся. Он не был готов к такому обороту. От самых Блэкфрайерсов он следил за подозрительным типом. Он был почти уверен, что это тот человек, у которого он украл часы и записную книжку. В любой момент он мог подозвать полицейского и отправить человека в тюрьму. Но он боялся, что тогда ему придется разделить награду с полицейским…

Пойккерт был химиком и находил бесконечное наслаждение в изобретении всяких новых смесей и соединений, постоянно возясь с колбами, пробирками, химическими составами и ядами.

Билли вышел из Скотленд-Ярда с намерением отыскать человека с обесцвеченными руками. Это была такая примета, что не допускала никакой ошибки и была неопровержимой для полиции уликой.

Он видел руки человека, которого искал, и провел с ним почти всю ночь. Кажется совершенно невероятным, что жадность остановила Билли от ареста. Но это было так. Тут был простой расчет. Если один Справедливый Человек стоит тысячу фунтов, то сколько же дадут за четырех? Билли был вором с деловой головой. Он не любил зря тратить усилий и охотно брался за всякое воровское ремесло, если риск оправдывался расчетом. Он «зарабатывал» всюду, где лежали деньги, как бабочка перелетая с цветка на цветок, и даже не раз бывал отмечен в книгах Скотленд-Ярда, как «X, который за такую-то плату сообщил полиции кое-какие сведения о… своих товарищах по ремеслу».

Билли всегда старался работать наверняка. Теперь он тоже не сомневался, что жертва не уйдет из его рук. Когда Пойккерт скрылся в подъезде Королевского Отеля на Нортумберлендском Авеню, вор не сразу пришел в себя. Добыча ускользнула между пальцев. Счастье и богатство — тысяча фунтов! — которые были так близки, исчезли, пропали навеки. Он оглянулся. Нигде не было видно полицейского. За дверью лакей в полосатом жилете чистил тряпкой медные ручки. Был ранний час. Улицы пустынны, и Билли, после некоторого колебания, решился на то, на что никогда бы не осмелился в иной час дня.

Он толкнул дверь и вошел в отель. Лакей обернулся и подозрительно нахмурил брови:

— Что вам надо?

— Слушайте, старина, — начал Билли примирительным тоном.

Но сильная правая рука лакея схватила его за шиворот и резким толчком выбросила обратно на улицу.

— Пошел вон!..

Этого было достаточно, чтобы пробудить в воре чувство самоуверенности и достоинства.

Оправившись и стряхнув пыль с брюк, он вынул карточку Фальмута и с важным видом снова вошел в подъезд.

— Я полицейский агент, — произнес он тоном, который сам не раз слышал от полицейских, и если вы мне станете мешать, тогда берегитесь, молодой человек!

Лакей взглянул на карточку и несколько более вежливо спросил:

— Что вам надо?

Он хотел прибавить «сэр», но слово застряло в горле. Если этот человек сыщик, подумал он, то замечательно переодет.

— Мне нужен тот господин, который только что вошел сюда?

— Какой номер его комнаты?

— Номера комнаты я не знаю, — быстро сказал Билли. — Есть другой выход в отеле, через который мог пройти этот человек? Разумеется, кроме главного входа?

— У нас их полдюжины, — ответил лакей.

Билли застонал:

— Проведите меня к ним…

Лакей повел.

Один из задних подъездов выходил на узкую улицу. Чистивший мостовую рабочий сообщил, что пить минут назад человек, соответствующий описанию Маркса, вышел из гостиницы, повернул к Стрэнду, остановил проезжавший кэб и уехал.

Проклиная себя за то, что пожадничал и упустил, если не всю награду, то даже часть тысячи фунтов, Билли медленно побрел на Набережную. Склонив голову и глубоко засунув руки в карманы, он шел по парапету, снова и снова перебирая в мыслях все подробности прошедшей ночи, осыпая себя проклятиями за совершенную ошибку. Лишь час спустя он несколько успокоился. Во всяком случае, теперь у него были точные приметы этого человека. Он твердо запомнил его лицо, каждую его черту. Если по сообщенным им в полицию приметам этого человека арестуют, он все равно получит, если не всю награду, то хотя бы часть. Правда, ему не хотелось видеть Фальмута и признаваться, что он всю ночь провел с человеком, не арестовав и выпустив его из рук. Во-первых, Фальмут не поверит, а, во-вторых, странно, что встреча произошла так скоро.

Мысль эта впервые пришла в голову Билли. В самом деле, почему он так скоро встретился с этим человеком? Даже раньше, чем начал искать? Может быть, — и это испугало Билли — этот человек сам узнал Билли и старался завлечь в ловушку с намерением убить?

Холодный пот выступил на низком лбу вора. Эти люди известны как кровожадные, жестокие и расчетливые убийцы; что, если…

Шедший навстречу с другой стороны улицы человек отвлек его мысли. Он подозрительно осмотрел незнакомца. Это был моложавый, гладко выбритый человек с мелкими чертами лица и беспокойными голубыми глазами. Но когда он приблизился, Маркс вынужден был признать, что первое впечатление было ошибочным: незнакомец не был так молод, как выглядел. Ему лет сорок, подумал Маркс. Незнакомец остановил его:

— Вас зовут Маркс?

— Да, сэр.

— Вы видели мистера Фальмута?

— Нет еще…

— Он желает сейчас же вас видеть.

— Где он?

— В Кенсингтонском полицейском участке… Там кого-то арестовали, и вы нужны, чтобы опознать арестованного.

Сердце вора упало.

— Но я получу награду? — спросит он с трепетом. — Я получу, если опознаю его?

Незнакомец утвердительно кивнул головой, и надежды Билли ожили.

— Идите за мной, — продолжал новый знакомый. — Фальмут не хочет, чтобы нас видели вместе. Возьмите билет первого класса до Кенсингтона и садитесь в купе рядом со мной.

Он повернулся и пошел по направлению к Чаринг-Кроссу. Билли следовал за ним на небольшом расстоянии.

На платформе они встретились, но новый знакомый не подал вида, что узнал его. Подошел поезд, Маркс вошел в вагон первого класса и занял свободное купе.

По дороге между Чаринг-Кроссом и Вестминстером он вновь обдумал свое положение. Между Вестминстером и Сен-Джемс-Парком он приготовился к извинениям перед Фальмутом. Между Сен-Джемс-Парком и Викторией он окончательно решил, как будет защищать свои права на часть обещанной награды. Вдруг Билли почувствовал струю свежего воздуха и, повернув голову, увидел, что его новый знакомый стоит на подножке купе, держась руками за дверцу.

— Опустите окно, — приказал новый знакомый, и Маркс, повинуясь властному голосу, открыл окно. В ту же секунду раздался звук разбитого стекла.

— В чем дело? — с удивлением спросил Маркс.

Вместо ответа новый знакомый отделился от дверцы, ловко перебрался на соседнюю подножку и исчез.

— В чем дело? — недоуменно повторил Маркс и взглянул на пол. У его ног, рядом с разбитым флаконом блестел золотой. Ничего не понимая и бессмысленно глядя на золотой, Маркс постоял, и, когда поезд подходил к Виктории, быстро нагнулся за золотым…

Глава 10. ТРИ СМЕРТИ

Пассажир, вошедший в вагон в Кенсингтоне, открыл дверцу в купе и отскочил назад. Кондуктор и встревоженный начальник станции прибежали, распахнули дверь, и острый миндальный запах наполнил станцию.

Небольшая кучка пассажиров, собралась около них и, заглядывая друг другу через плечи, расспрашивала, что случилось. Вызвали доктора и полицейского с соседней улицы.

Из купе вынесли мертвого человека и положили на перроне.

— В купе ничего не нашли? — спросил полицейский.

— Золотой и разбитую бутылку.

Полицейский принялся обыскивать карманы мертвого.

— Не думаю, чтобы на нем были какие-либо бумаги… Вот билет первого класса… Вот карточка… По всей вероятности, самоубийство.

Он поднес карточку к глазам, прочел и изменился в лице. Отдав короткие приказания, поднялся и стрелой помчался на телеграф.

Инспектор Фальмут, урвавший несколько часов для сна на Даунинг-стрит, встал с тяжелой головой и неприятным предчувствием, что, несмотря на принятые меры, день кончится плохо. Не успел он как следует одеться, как ему доложили о приходе начальника полиции.

— Я получил ваш рапорт, Фальмут, — сказал начальник. — Вы поступили совершенно правильно, отпустив Маркса… Вы имеете от него какие-либо сведения?

— Нет.

— Гм, — задумался начальник полиции. — Хотел бы я…

Вдруг он спросил:

— Думали ли вы о том, что Четверка заподозрила опасность и, вероятно, приняла свои меры?

— Конечно, сэр.

— Не приходило вам в голову, что они могут изменить свой план?

— Н-нет… Может быть, впрочем, они решат бежать из Англии.

— А, может быть, в то время, как Маркс следит за ними, они сами следят за Марксом?

— Билли ловкий парень, — с гримасой ответил инспектор.

— Они тоже не промах. Думаю, вам следует разыскать Маркса и приставить к нему двух лучших ваших людей.

— Пожалуй, — согласился Фальмут, — Жалею, что сразу этого не сделал.

— Пойду к сэру Филиппу, — сказал начальник полиции. — Хочу немного его попугать.

— Зачем?

— Чтобы он обратно взял свой законопроект. Вы читали утренние газеты?

— Нет.

— Все единодушно требуют, чтобы законопроект был снят… Они говорят, что дело не заслуживает такого риска. Кроме того, мол, вся страна не едина во мнении относительно проведения закона о выдаче иностранцев. Понятно, они боятся, чтобы настойчивость и упорство Рамона не создали трагических последствий. Вот я и хочу немножко попугать его.

Он поднялся по лестнице. По пути его несколько раз останавливали подчиненные. Эта система была введена после случая с переодетым инспектором. Теперь министр иностранных дел был словно за каменной стеной. Чтобы пройти к нему, нужно было знать «пароль» и, во избежание повторных случаев с переодеванием, были приняты специальные меры: без «пароля» не пропустили бы самого начальника полиции, Фальмута — тоже.

Начальник полиции хотел постучать в дверь, как вдруг почувствовал, что его схватили за руку. Он обернулся и увидел Фальмута — бледного, с выпученными от ужаса глазами.

— Они убили Маркса. Его нашли мертвым в вагоне на Кенсингтонском вокзале.

Начальник полиции свистнул сквозь зубы.

— Чем они его убили?

— Газом. Это ученые люди. Ради Бога, уговорите Рамона взять обратно проклятый билль. Мы не можем спасти его. Я чувствую, что он погиб.

— Чепуха! — резко остановил его полковник. — У вас разыгрались нервы. Вы плохо спали, мой друг. Все это не похоже на вас, Фальмут… Мы должны спасти его.

Он отвернулся от инспектора и пальцем поманил к себе одного из полицейских, дежуривших в коридоре.

— Сержант, передайте инспектору Коллинсу, чтобы он немедленно вызвал все резервы полиции. Мы построим на сегодняшний день вокруг Рамона живую стену так, чтобы ни один человек не мог проникнуть сквозь нее.

Через час Лондон стал свидетелем зрелища, какого столица не видела за всю свою историю. Из всех городских районов были двинуты армии полицейских. Они наполнили трамваи, поезда, автобусы, коляски, телеги, грузовики, все средства передвижения столичного города. Потоками лились со станций подземной железной дороги, по широким и узким улицам…

Уайтхолл переполнился до отказа. Сен-Джемс-Парк был черен от полицейских. Уличное движение на Уайтхолле, Чарльз-стрит, Бердидж-Уоке и восточной части Мэлл было остановлено плотными рядами конных констеблей. Сен-Джордж-стрит также была наводнена полицией. На крыше каждого дома стояло по человеку в черном мундире. Все дома, окна которых выходили на резиденцию министра иностранных дел, были тщательно осмотрены и обысканы. Создавалось впечатление, будто столица была на осадном положении, и, действительно, двум гвардейским полкам ведено было находиться под ружьем. В кабинете сэра Филиппа начальник полиции и Фальмут предпринимали последнюю попытку спасти человека, жизни которого грозила неотвратимая опасность.

— Говорю вам, сэр, — убеждал начальник полиции, — что мы сделали все, что в наших силах, и все-таки я не могу быть спокоен. Эти люди обладают какими-то сверхъестественными возможностями. Мне все время кажется, что мы что-то упустили, и что они с дьявольской изобретательностью этим воспользуются. Убийство Маркса окончательно смутило меня. Эта Четверка состоит из вездесущих и всемогущих людей. Прошу вас, сэр, ради Бога, хорошо подумайте, прежде чем принимать окончательное решение. Неужели так необходимо проведение этого законопроекта? — Он немного помолчал. — Вы убеждены, что ради него стоит рисковать вашей жизнью?

Это было сказано так прямо и резко, что сэру Филиппу стало не по себе.

— Я не изменю решения. При создавшихся обстоятельствах я не считаю возможным снять законопроект с обсуждения.

— Я зашел слишком далеко, — продолжал он, жестом останавливая Фальмута, собиравшегося возразить. — Я уже пережил страх и недовольство собой. Теперь передо мной стоит вопрос принципа. Прав ли я, проводя закон об освобождении нашей страны от опасных преступников, которые, пользуясь безнаказанностью, толкают невежественных людей на насилия и предательство?

Если я прав, то не правы Четыре Справедливых Человека. Но, может быть, проводимый мной закон несправедлив, является варварским и тираническим актом, пережитком средневековья? В таком случае они правы, а я не прав. Так или иначе, я хочу довести это дело до конца. Я не могу понимать право и справедливость иначе, чем я понимаю…

Он говорил уверенно и спокойно.

— Вы сделали все, что было в вашей власти, — закончил он. — Было бы глупо, если бы я против этого возражал…

— Нам придется еще усилить меры предосторожности, — сказал начальник полиции. — Между шестью часами и половиной девятого вы никого не должны видеть… даже меня и Фальмута. Все это время вы должны оставаться здесь, в этой комнате, с наглухо запертыми дверями. Впрочем, если вы хотите, чтобы кто-нибудь из нас остался рядом…

— Благодарю, — возразил министр. — После вчерашнего случая я предпочел бы оставаться один.

Начальник полиции был того же мнения.

— В эту комнату невозможно проникнуть, — ответил он, осматривая кабинет внимательным взглядом. — Всю ночь мы готовили ее, исследовали все стены, потолок и приладили к окнам железные ставни.

Каждая мелочь в этой комнате была ему знакома. Вдруг взгляд его остановился на вазе с роскошными цветами.

— Этого здесь раньше не было, — сказал он, наклоняясь и нюхая цветы.

— Точно, — подтвердил Рамон. — Мне их прислали сегодня утром из Херфордского имения.

Начальник полиции оторвал лепесток и смял между пальцами.

— Они выглядят так естественно, что кажется, будто они искусственно изготовлены.

Он медленно опустился по мраморной лестнице, где на каждой второй ступеньке стоял полицейский, и заметил, обращаясь к Фальмуту:

— Его нельзя осуждать за принятое решение. Я преклоняюсь перед ним. Но… я боюсь…

Фальмут ничего не ответил, и начальник продолжал:

— В записной книжке ничего нет, кроме маршрута, который сэр Филипп мог бы избрать, чтобы задними улицами доехать до Даунинг-стрит. Это так наивно, а эти люди в то же время так умны, что, вероятно, этот перечень улиц должен изображать нечто другое. Мы чего-то в нем не поняли…

Он вышел на улицу и с трудом протиснулся сквозь толпу полицейских. Необычные меры предосторожности на Даунинг-стрит привлекли внимание народа, не знавшего, что произошло в резиденции министра. Репортерам был запрещен вход за пределы магического круга, и газеты, особенно вечерние, должны были довольствоваться скудными сведениями, неохотно сообщавшимися из Склотленд-Ярда.

«Мегафон», считавший себя особенно близко связанным с делом Четырех Справедливых, делал невозможное, чтобы получить последние новости. С наступлением решительного дня возбуждение и напряжение нервов достигло предела: каждое новое издание расхватывалось жадными читателями, едва появлялось на улицах. В них было слишком мало сведений, но газеты старались дать все, что могли. Описания дома 44 на Даунинг-стрит, портреты министра, план окрестностей министерства иностранных дел, диаграммы и картограммы принятых полицией мер охраны наполняли печатные столбцы и сопровождались повторением в сотый раз подробностей о преступлениях таинственной Четверки.

В этой напряженной и возбужденной атмосфере известие о смерти Маркса произвело впечатление разорвавшейся бомбы.

Дело о «самоубийстве на железной дороге» сразу приняло внушительные размеры. Через час после нахождения трупа печать сообщила о событии правильно, по существу, но с кучей фантастических подробностей. Загадка предвосхищала другую загадку. Кто был этот плохо одетый человек, какую роль играл он в этом деле, почему и как умер? — взволнованно спрашивали друг у друга на улицах незнакомые люди. Мало-помалу, при помощи догадок и предположений воссоздалась истинная картина происшествия. Одновременно разнеслась весть о шествии полицейских армий на Даунинг-стрит. Несомненно, положение было гораздо серьезнее, чем об этом до сих пор говорили власти.

«С моего наблюдательного пункта, — писал Смит в „Мегафоне“, — я хорошо видел всю длину Уайтхолла. Передо мной колыхалось безбрежное море черных полицейских шлемов. Все окрестные улицы были наводнены полицией: на улицах, в парке полицейские стояли живой стеной, через которую невозможно проникнуть ни одному смертному».

Толпа, окружавшая Уайтхолл, стала быстро расти, едва по городу разнеслась весть об убийстве Билли Маркса. Около двух часов дня, по приказу начальника полиции, Вестминстерский мост был закрыт для конного и пешеходного движения, а набережная между Вестминстерским и Хенгерфордским мостами была очищена от посторонних. В три часа полиция заняла Нортумберленд-авеню, и все улицы радиусом в пятьсот ярдов от резиденции министра иностранных дел заполнились представителями закона в черных мундирах. Члены парламента, направлявшиеся в Палату, сопровождались конными констеблями: толпа приветствовала их шумными криками. В течение всего дня сотни тысяч человек терпеливо ждали, глядя на здание министерства иностранных дел и ничего не видя, кроме шпилей и башен Матери Парламентов и однообразных фасадов правительственных зданий. Лондон терпеливо ждал, ничего не зная, но жадно наслаждаясь близостью к месту, где должна была разыграться трагедия. Иностранец, прибывший в этот день в Лондон, с удивлением спросил, увидев суматоху:

— Что случилось?

Человек из толпы, вынув изо рта трубку и показав ею в сторону Даунинг-стрит, уверенно ответил:

— Ждем, убьют или не убьют Рамона.

В толпе бойко торговали газетчики. С рук на руки, над головами передавались истрепанные и зачитанные листки. Каждые полчаса выходило новое издание, новые предположения, новые описания событий. Очищение набережной от посторонних вызвало появление специального издания. После закрытия Вестминстерского моста появилось новое издание. Когда на Трафальгар-сквер арестовали социалиста, пожелавшего воспользоваться скоплением народа и произнести агитационную речь, ему также немедленно было посвящено особое издание. Малейшее событие немедленно расписывалось на страницах газет и жадно проглатывалось толпой.

Весь день толпа ждала, рассуждая, жестикулируя, споря, волнуясь, глядя на стрелки больших парламентских часов, медленно отсчитывающих минуты.

— Еще два часа, — разнеслось, когда часы пробили шесть. Эти слова, особенно тон, каким они произносились, лучше всего свидетельствовали о настроениях и чувствах толпы, этого жестокого бессердечного животного, не знающего жалости.

Пробило семь часов, и говор в толпе стих. Лондон ждал молча, с затаившимся дыханием, с остановившимся сердцем, с волнением и страхом, следя за часовыми стрелками, в последний раз обегавшими циферблат.

На Даунинг-стрит произошли некоторые изменения в установленном распорядке, и сэр Филипп, открыв в семь часов дверь своего кабинета, подозвал начальника полиции и Фальмута. Они подошли и остановились в нескольких шагах от порога.

Министр был бледен. Черты лица приняли странное и незнакомое выражение. Но рука его, державшая печатный лист бумаги, не дрожала, и голос звучал твердо и спокойно.

— Сейчас я запру дверь. Вам удалось осуществить все задуманные меры?

— Да, сэр.

Помолчав, сэр Филипп пробормотал, словно про себя:

— Во всяком случае, совесть моя спокойна. Чтобы ни случилось, я выполнил мой долг до конца. Что это?

— Это народ выражает вам свое сочувствие, — ответил Фальмут, только что вернувшийся после обхода полицейских постов.

Губы министра презрительно скривились:

— Они будут сильно разочарованы, если ничего не случится. Спаси меня, Боже, от народного сочувствия, от народного одобрения, от народной жалости!

Он повернулся, закрыл за собой дверь, и оставшиеся в коридоре начальник полиции и Фальмут услышали щелкание ключа, повернутого в замке.

— Сорок минут, — сказал Фальмут, взглянув на часы.

Четверо стояли в темноте.

— Скоро время, — произнес голос Манфреда.

Сери нагнулся и пошарил рукой, ища что-то на полу.

— Разрешите зажечь спичку?

— Нет!

Гонзалес быстро наклонился и ощупал пальцами пол.

Он нашел конец проволоки и сунул в руку Сери. Затем снова нагнулся, нашел второй конец, и Сери связал оба конца вместе.

— Пора? — нетерпеливо спросил Сери.

— Подождите.

Манфред смотрел на светившийся в темноте циферблат часов. В молчании текли минуты.

— Пора, — сказал Манфред, и Сери протянул руку.

Протянул руку, тяжело застонал и… упал.

Трое слышали стон, скорее почувствовали, чем увидели искаженное от боли лицо испанца, и услышали тяжелое падение тела на пол.

— Что случилось? — тревожно спросил Гонзалес.

Манфред наклонился к телу Сери и расстегивал рубаху.

— Сери напутал и расплатился за свою ошибку, — пробормотал он.

— А Рамон?

— Увидим, — ответил Манфред, ощупывая сердце безжизненного испанца.

Эти сорок минут были самыми долгими в жизни Фальмута. Он старался убить мучительно тянувшееся время, рассказывая нескольким слушателям об опасных приключениях, в которых ему прежде приходилось участвовать. Но язык плохо повиновался ему. Речь становилась все более несвязной и прерывистой. Он, наконец, умолк, и в коридоре установилась тишина, изредка прерывавшаяся шепотом полицейских.

Чтобы отвлечь мысли, Фальмут отправился в обход полицейских постов. Все было в порядке. Все двери были открыты настежь, и с каждого полицейского поста был виден соседний пост. В кабинете секретаря Хэмильтона, который в это время должен был быть в Палате, он задержался и в двадцатый раз прошептал, обращаясь к начальнику:

— Не могу себе представить, что может случиться. Эти люди не могут выполнить своей угрозы… Это совершенно невозможно…

— Дело не в этом, — возразил начальник полиции, — дело в том, откажутся ли они вообще от ее выполнения, если не выполнят сегодня. Одно ясно: если Рамон сегодня останется жив, билль об иностранцах пройдет в Палате без единого возражения.

Он взглянул на часы, которые не выпускал из рук с той минуты, когда сэр Филипп запер за собой дверь кабинета.

— Еще пять минут…

Оба подошли к дверям министра и прислушались.

— Ничего не слышно…

Пять минут текли одна медленней другой.

— Ровно восемь. Мы…

Донесся далекий бой больших парламентских часов.

— Раз!

— Два, — пробормотал Фальмут, отсчитывая удары.

— Три.

— Четыре.

— Пять… Что это?

— Я ничего не слышал… Ах! Да, я слышу что-то. — Начальник полиции опустил голову и приложил ухо к замочной скважине. — Что это? Что…

В кабинете за дверью вдруг раздался резкий крик и шум от падения человеческого тела.

— Скорее… люди, сюда! — крикнул Фальмут, наваливаясь на дверь.

Крепкая дубовая дверь не уступила.

— Сюда! Скорее! Ломайте дверь!

Три здоровых полицейских разом налегли и высадили дверь.

Фальмут и начальник полиции вбежали в кабинет.

— Боже мой!

Поперек письменного стола лежало тело министра иностранных дел.

Бумаги, обычно в порядке лежавшие на столе, были разбросаны по полу.

Начальник полиции подбежал к телу и поднял его. Одного взгляда было достаточно:

— Мертв!

Он осмотрелся вокруг — в комнате, кроме мертвого и толпы полицейских, никого не было.

Глава 11. ВЫРЕЗКА ИЗ ГАЗЕТЫ

Судебный зал был переполнен публикой, так как сегодня предстояло заслушать показания начальника полиции и сэра Френсиса Кэтлинга, знаменитого врача.

Прежде чем открыть заседание, коронер сообщил, что на его имя поступило большое количество писем от разных лиц со всевозможными предположениями относительно причин смерти сэра Филиппа Рамона.

— Полиция просила меня пересылать ей все такие письма, и она будет благодарна каждому, кто пожелает поделиться с ней своими заключениями.

Начальник полиции допрашивался первым и подробно изложил все обстоятельства дела, предшествовавшие смерти министра иностранных дел. Он тщательно описал рабочий кабинет, в котором умер сэр Филипп. Две стены кабинета были уставлены книжными шкафами, третья, юго-западная, имела три окна, а четвертая была занята географическими картами, подвешенными на катушках.

— Окна были заперты?

— Да.

— И были как следует защищены?

— Да… деревянными ставнями со стальными скрепами.

— Никаких признаков взлома не обнаружено?

— Никаких.

— Вы обыскали кабинет?

— Да.

Старшина присяжных: — Тотчас?

— Да. Как только тело было вынесено из кабинета, мы пересмотрели все, всю мебель, сняли ковры, исследовали стены и потолок.

— И ничего не обнаружили?

— Ничего.

— В кабинете есть камин?

— Да.

— Возможно каким-либо способом проникнуть в комнату через камин?

— Невозможно.

— Вы читали сегодняшние газеты?

— Да… некоторые.

— Вы обратили внимание, что газеты высказывают предположение, что в комнату мог быть введен ядовитый газ?

— Да.

— Вы полагаете, это возможно?

— По-моему, нет.

Старшина присяжных: — Вы не нашли ничего, при помощи чего мог быть введен в комнату газ?

(Свидетель колеблется). — Нет, если не считать старого газопровода около письменного стола. (В зале движение).

— Но вы не обнаружили никакого присутствия газа в комнате?

— Нет.

— Никакого запаха?

— Но ведь существуют смертельные газы без всякого запаха… Например, угольная кислота?

— Вы не производили исследований, не было ли в воздухе следов такого газа?

— Нет, но я вошел в комнату раньше, чем газ мог рассеяться. Я несомненно сам на себе испытал бы его присутствие в воздухе.

— В комнате не было беспорядка?

— Кроме письменного стола, все было в порядке.

— Вы обнаружили, что письменный стол был в беспорядке?

— Да.

— Можете описать, как выглядел письменный стол?

— Только два или три тяжелых предмета, вроде серебряного канделябра, не были сдвинуты со стола. На полу валялись бумаги, чернильница, перья и (здесь свидетель вынул из бумажника темный смятый предмет) разбитая цветочная ваза.

— В руках трупа вы ничего не нашли?

— В руке я нашел вот это.

Начальник полиции протянул смятую розу, и судебный зал содрогнулся.

— Розу?

— Да.

Коронер справился в письменном показании начальника полиции.

— На руке трупа вы не заметили ничего особенного?

— На ладони, в которой был зажат цветок, было круглое черное пятно. (Движение в зале).

— Вы можете объяснить происхождение этого пятна?

— Нет.

Старшина присяжных: — Что вы предприняли после того, как обнаружили все это?

— Я тщательно собрал все цветы и при помощи промокательной бумаги собрал возможно большее количество воды, в которой стояли цветы и которая разлилась по полу из разбитой вазы. Все это я отправил в министерство внутренних дел для химического анализа.

— Что обнаружил химический анализ?

— Насколько я знаю, ничего.

— Вы отдали на анализ также лепестки той розы, которую держите в руках?

— Да.

Начальник полиции рассказал затем о мерах охраны, принятых полицией в тот день. Он категорически утверждал, что постороннему человеку было невозможно проникнуть в дом 44 на Даунинг-стрит. Тотчас же после убийства все полицейские получили приказание оставаться на своих постах непрерывно двадцать шесть часов, пока не пришла смена.

Дальнейшие показания начальника полиции вызвали в зале сенсацию. Коронер несколько раз заглядывал в письменные показания свидетеля и, наконец, спросил:

— Вам известен человек по имени Сери?

— Да.

— Он принадлежал к шайке «Четырех Справедливых Человек»?

— По-видимому.

— За его поимку была объявлена награда?

— Да.

— Его подозревали в участии покушения на сэра Филиппа Рамона?

— Да.

— Полиция нашла его?

— Да.

Этот спокойный и лаконичный ответ вызвал в зале единодушный крик изумления.

— Когда полиция нашла его?

— Сегодня утром.

— Где?

— В Ромнейском болоте.

— Мертвым?

— Да. (Шум и движение в зале).

— При осмотре тела не было найдено ничего подозрительного?

(Зал ждал ответа с затаенным дыханием).

— На правой ладони было обнаружено пятно, похожее на пятно на руке сэра Филиппа Рамона!

(В зале вздох ужаса…)

— В руке также была роза?

— Нет.

Старшина присяжных: — Полиция обнаружила, каким образом Сери попал на это место?

— Нет.

Свидетель прибавил, что на трупе не было обнаружено никаких бумаг.

Следующим давал показания сэр Фрэнсис Кэтлинг.

С него взяли присягу и разрешили оставаться за адвокатским столом, на котором он разложил груду бумаг и заметок.

В течение получаса продолжался технический доклад о подробностях врачебного исследования. Смерть, по заключению врача, могла быть вызвана тремя причинами: прежде всего, она могла быть естественной, так как сердечная деятельность сэра Филиппа Рамона была чрезвычайно ослаблена; во-вторых, смерть могла последовать от удушья; и, в-третьих, — от внешнего повреждения или удара, не оставившего на теле следов.

— Вы не обнаружили следов отравления?

— Нет.

— Вы слышали показания предыдущего свидетеля?

— Да.

— Вы исследовали пятно на руке?

— Да.

— Как вы думаете, чем оно могло быть вызвано?

— Оно напоминает собой ожог ядовитыми кислотами.

— Вы видели руку Сери?

— Да.

— Пятно похоже?

— Да, но оно шире и имеет менее правильную форму.

Старшина присяжных: — Вы ознакомились с письмами, в которых разные лица выражают Коронеру свои предположения относительно причин смерти?

— Да, я внимательно прочел их.

— И не нашли в них ничего, что могло бы укрепить вас в мнении относительно тех или иных причин смерти?

— Нет.

— Например, отравление газом?

— Это предположение надо исключить. Следы газа немедленно были бы обнаружены.

— Но, может быть, в комнату был введен какой-нибудь ядовитый и необыкновенно быстро улетучивающийся газ?

— Такие газы неизвестны науке.

— Вы видели розу, найденную в руке сэра Филиппа Рамона?

— Да.

— Как вы это объясните?

— Никак.

— А происхождение пятна?

— Тоже.

Старшина присяжных: — Вы, значит, не составили окончательного мнения о причине смерти?

— Нет. Я высказал вам три моих предположения.

— Вы верите в гипноз?

— Да, в известной мере.

— А в гипнотическое внушение?

— До известных пределов.

— Не допускаете вы возможности, что смерть была внушена сэру Филиппу Рамону людьми, которые ему угрожали?

— Я не понимаю вопроса.

— Допускаете ли вы, что сэр Филипп Рамон мог стать жертвой гипнотического внушения?

— Нет, не допускаю.

Старшина присяжных: — Вы упомянули об ударах, не оставляющих внешних следов. Вам приходилось наблюдать такие случаи?

— Дважды.

— И удар был достаточно силен, чтобы причинить смерть?

— Да.

— И от него на теле не оставалось решительно никаких следов?

— Решительно никаких. Я знаю случай, когда в Японии человек был убит ударом по горлу, не оставившим никаких следов: легкий нажим на известное место и — немедленная смерть.

— Такие случаи часты?

— Нет, это был совершенно необыкновенный случай и в свое время он вызвал большое волнение в медицинском мире. Он подробно описан в «Британском Медицинском Журнале» в 1896 году.

— И на горле японца не было найдено никаких следов насилия?

— Абсолютно никаких.

Знаменитый врач прочел длинную выдержку из «Британского Медицинского Журнала», подтвердившую его заявление.

— Вы думаете, что сэр Филипп Рамон погиб точно такой же смертью?

— Очень возможно.

Старшина присяжных: — Вы считаете это наиболее вероятным?

— Да.

После нескольких незначительных вопросов техническая сторона допроса была окончена.

Когда знаменитый врач оставил свидетельское место, публика, заполнившая судебный зал, была явно разочарована. Медицинская экспертиза не только не рассеяла тьмы, но теперь тайна смерти сэра Филиппа Рамона становилась еще непроницаемее, чем была.

Свидетельскую скамью занял инспектор Фальмут.

Он давал показания ясно и сдержанно, но было видно, что им владеет глубокое волнение. Его, по-видимому, не покидала мысль, что министр погиб от недостаточной бдительности полицейской охраны. Всем было известно, что немедленно вслед за тем, как разыгралась драма, начальник полиции и инспектор Фальмут подали прошение об отставке, но, по настоянию премьер-министра, их отставка не была принята.

Фальмут повторил значительную часть показаний начальника полиции и остановился на том, как он стоял у дверей министра в момент, когда произошла трагедия. Судебный зал затих и весь был внимание, слушая подробности.

— Вы говорите, что за дверью кабинета слышали шум?

— Да.

— Какого рода шум?

— Это очень трудно описать. Было похоже, будто тяжелое кресло тащили по мягкому ковру.

— Или будто отворяли шарнирную дверь?

— Да. (В зале движение).

— Вы именно так описали этот шум в вашем рапорте?

— Да.

— Но никаких шарнирных дверей в кабинете не было обнаружено?

— Нет.

— Была ли возможность преступнику спрятаться в одном из книжных шкафов?

— Нет. Все шкафы были обысканы.

— Что же вы услышали вслед за шумом?

— Короткий звон и крик сэра Филиппа. Тогда я налег на дверь, чтобы высадить.

Старшина присяжных: — Дверь была заперта?

— Да.

— И сэр Филипп был в кабинете один?

— Совершенно один. Таково было его собственное желание.

— После того, как произошла смерть сэра Филиппа Рамона, вы произвели обыск внутри и снаружи дома?

— Да.

— Вы ничего не обнаружили?

— Ничего, кроме одной любопытной вещи, не имеющей впрочем отношения к делу.

— Какой?

— На подоконнике кабинета были найдены два мертвых воробья.

— Их исследовали?

— Да. Но врач, который их резал, пришел к заключению, что они пали от холода.

— В их внутренностях не было найдено следов яда?

— Нет.

Снова вызвали сэра Френсиса Кэтлинга. Он лично осматривал воробьев и не нашел никаких признаков отравления.

— Если допустить, что в комнату был введен смертельный и быстро улетучивающийся газ, о котором мы только что говорили, то возможно, что воробьи погибли от этого газа?

— Да, если они в то время сидели на подоконнике.

Старшина присяжных: — Вы думаете, что воробьи действительно имеют отношение к смерти сэра Филиппа?

— Нет, я этого не думаю, — решительно ответил свидетель.

Коронер возобновил допрос инспектора Фальмута.

— Больше вы ничего интересного не обнаружили?

— Ничего.

Коронер перешел к вопросу об отношениях Билли Маркса с полицией.

— Было ли найдено на нем такое же пятно, как на руке сэра Филиппа Рамона и Сери?

— Нет.

Суд закончился, и небольшие группы людей оживленно обсуждали необычайный вердикт присяжных: «Смерть от неизвестной причины: обвинение в злоумышленном убийстве против неизвестного лица или неизвестных лиц».

Коронер на пороге столкнулся со знакомым.

— Здравствуйте, Карсон! — удивился он. — Вы тоже здесь? Я думал, что ваши банкроты не отпустят вас даже в такой исключительный день.

— И правда, исключительный.

— Вы все время были в зале?

— Все время.

— Вы обратили внимание, какой у нас был толковый и любознательный старшина присяжных?

— Да, я думаю, из него вышел бы гораздо лучший адвокат, чем директор акционерного общества.

— Вы знаете его?

— Да, — зевнул судебный пристав. — Бедняга хотел поджечь море и основал акционерную компанию «Художественных Репродукций». Он подобрал обанкротившееся дело Этерингтона, но дело, кажется, опять возвращается к нам.

— Он тоже обанкротился?

— Не совсем обанкротился. Он как раз вовремя понял, что дело не пойдет, и уезжает… Забыл, как его зовут.

— Манфред, — ответил Коронер.

Глава 12. ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Фальмут сидел за письменным столом против начальника полиции. На столе лежал лист серой бумаги.

Начальник полиции взял лист в руки и в третий раз перечел:

«Когда вы получите это письмо, мы, именующиеся за неимением лучшего названия „Четыре Справедливых Человека“, рассеемся по всей Европе, и мало вероятности, чтобы вы нашли кого-нибудь из нас. Без хвастовства мы говорим: мы исполнили свою задачу. И без лицемерия выражаем сожаление, что нам пришлось прибегнуть к такому шагу.

Смерть сэра Филиппа Рамона будет приписана несчастному случаю. Это верно. Сери напутал в расчетах и заплатил жизнью за свою ошибку. Мы слишком зависели от его технических познаний. Может быть, усердные поиски помогут вам открыть тайну смерти сэра Филиппа Рамона, — вы поймете тогда смысл этих слов. Прощайте».

— Не понимаю, что это может значить, — задумчиво произнес начальник.

Фальмут в отчаянии покачал головой.

— Усердные поиски! Мы перерыли весь дом на Даунинг-стрит… Где же нам еще искать?

— В бумагах сэра Филиппа вы не нашли ничего, что могло бы вас навести на какой-нибудь след?

— Ничего.

Начальник полиции погрыз конец карандаша.

— Вы не осматривали его деревенского дома?

Фальмут нахмурился.

— Не думаю, чтобы это было нужно.

— А дом на Портлэд Плэс?

— Он был заперт в день убийства и в нем никого не было.

Начальник встал из-за стола.

— Попробуйте осмотреть Портлэд Плэс. Теперь он в руках душеприказчиков сэра Филиппа.

Инспектор взял кэб и четверть часа спустя постучался в двери городского особняка, принадлежавшего министру иностранных дел. Старый лакей сэра Филиппа открыл дверь: Фальмут знал его и поздоровался кивком головы.

— Я хочу осмотреть дом, Перкс. Вы ничего здесь не трогали?

— Нет, мистер Фальмут. Все стоит здесь так, как оставил сэр Филипп в день отъезда. Душеприказчики еще не приступали к составлению описи.

Фальмут прошел в чистенькую небольшую комнату лакея.

— Я хотел бы начать с кабинета.

— Боюсь, что это будет трудно, сэр, — почтительно ответил Перкс.

— Почему?

— Это единственная комната в доме, от которой у нас нет ключа. Сэр Филипп запирал кабинет на особый замок и ключ всегда хранил при себе. Вы знаете, он был осторожный человек, и когда был министром, никому из посторонних людей не позволял входить в свой рабочий кабинет.

Фальмут задумался.

Небольшая связка ключей сэра Филиппа находилась в Скотленд-Ярде.

Он написал короткую записку, отправил посыльного в Ярд, и, в ожидании его возвращения, продолжал расспрашивать лакея.

— Где вы были, Перкс, во время убийства?

— В деревне. Если вы помните, сэр Филипп отослал всех слуг из дома в деревню.

— Значит, дом…

— …был пуст.

— Вы не думаете, что кто-нибудь проникал в дом во время вашего отсутствия?

— Нет, сэр. Воры не могли проникнуть в дом. Всюду были расставлены тревожные сигналы, и окна заперты на автоматические замки.

— Ни на дверях, ни на окнах вы не нашли никаких следов, что кто-нибудь покушался войти?

Лакей решительно покачал головой.

— Нет. Я ежедневно осматриваю и чищу краску на окнах и дверях. Я заметил бы малейшую царапину.

Через полчаса посыльный вернулся в сопровождении сыщика, и сыщик вручил Фальмуту маленькую связку ключей.

Лакей провел всех в первый этаж.

Фальмут внимательно разобрал ключи. Дважды выбор его был неудачен, и, наконец, в третий раз ключ вошел в едва заметную замочную скважину, замок щелкнул, и дверь бесшумно раскрылась.

В кабинете было темно, и Фальмут задержался на пороге.

— Я забыл, — извинился Перкс, — что ставни спущены. Прикажете поднять?

— Пожалуйста.

Через несколько минут кабинет залился солнечным светом.

Это была просто обставленная комната, внешне похожая на ту, в которой умер сэр Филипп. Слегка пахло кожей от кожаных кресел. Стены были уставлены тяжелыми книжными полками. Посредине стоял громадный письменный стол с грудами аккуратно сложенных бумаг.

Фальмут окинул стол быстрым профессиональным взглядом. Крышка стола была покрыта слоем пыли. На расстоянии вытянутой руки от кресла стоял на отдельном столике телефонный аппарат.

— Звонка нет? — спросил инспектор у лакея.

— Нет. Сэр Филипп не любил звонков. К телефону приделана штука, которая подает тихий сигнал: «бззззз…»

— Да, да… Я помню.

Фальмут поспешно нагнулся и удивленно спросил:

— Что случилось с телефоном?

Стержень телефонного аппарата был изогнут и смят. Около слухового приемника на столике лежала небольшая кучка черной золы, и со шнура слуховой трубки свисал конец обожженной проволоки.

Лак на столе был покрыт мелкими пузырьками, словно от сильного жара.

Инспектор с трудом перевел дыхание.

— Бегите к электротехнику Миллеру на Риджент-стрит и сейчас же приведите его сюда!

Он продолжал стоять, в размышлении глядя на телефон, когда пришел электротехник.

— Мистер Миллер, — сказал он, — вы можете объяснить, что случилось с этим телефоном?

Электротехник одел очки и осмотрел аппарат.

— Гм. Похоже на то, что монтер проявил преступную небрежность.

— Монтер? Что вы хотите сказать?

— Я говорю о монтере, который ставил телефонные провода… Вы разве не видите?

Он показал на изувеченный аппарат.

— Я вижу, что аппарат испорчен и смят… Но не могу понять, почему?

Электротехник нагнулся и поднял с пола кусок проволоки.

— Вот видите… Кто-то присоединил к телефонной проволоке провод от тока высокого напряжения, по-видимому, провод освещения. Если бы кто-нибудь в эту минуту говорил по телефону…

— Боже мой! — прошептал он. — Сэр Филипп Рамон был убит электрическим током!

Несколько минут все стояли в молчании. Потом Фальмут вынул из кармана записную книжку, отобранную у Билли Маркса.

— Вот где решение загадки! Это изображает расположение телефонных проводов… Но почему телефонный аппарат на Даунинг-стрит не был так исковеркан, как этот?

Электротехник, бледный и дрожавший всем телом, покачал головой.

— Я не берусь объяснять странности, которые иногда происходят с электричеством… Ток, полная сила тока, например, могла быть отведена… Могло произойти короткое замыкание… Мало ли что могло случиться…

— Постойте! — перебил его Фальмут. — Предположите, что человек что-нибудь перепутал… и сам получил полный удар электрического тока… Что тогда вышло?

— По-видимому…

Фальмут не дал электротехнику договорить.

— Сери напутал в расчетах и заплатил жизнью за свою ошибку. Да!.. Рамон получил слабый удар, но удар его испугал, а у него было слабое сердце. Ожог на руке, мертвые воробьи. Боже мой, все ясно, как день!

Позже усиленный наряд полиции вторгся в дом на Карнеги-стрит: полицейские ничего не нашли, кроме… окурка папиросы с маркой лондонского торговца и корешка пассажирского билета в Нью-Йорк.

На корешке была пометка «пароход Лукания». Билет был на трех человек.

Когда «Лукания» прибыла в Нью-Йорк, каждый винт на пароходе был обыскан. Но «Четыре Справедливых Человека» не были обнаружены.

Это Гонзалес подбросил полиции «след», обнаруженный на Карнеги-стрит.