/ Language: Русский / Genre:love_detective,

Дай Мне Шанс

Элла Уорнер

Уж так совпало – Дороти Барнс одновременно узнает и о своей беременности, и о глубокой неприязни, которую питает к детям ее любимый. Она исчезает из его жизни – как ей кажется, навсегда. Однако случайная встреча круто меняет ход событий.

ruen Miledi doc2fb, FB Writer v1.1 2007-09-22 http://www.litportal.ru/ OCR Magicromance, Spelcheck Miledi 00011448-238b-102a-b1f8-a26c34c231af 1.0

Элла Уорнер

Дай мне шанс

1

Нед Шеннон поставил машину на только что освободившееся на стоянке место, благодарный небесам за то, что не придется терять времени на ожидание. До госпиталя теперь было рукой подать. Часы на приборной доске показывали четверть восьмого – времени как раз хватит на то, чтобы добраться, быстренько отыграть свою роль и с извинениями удалиться, предоставив Джиму и его жене возможность наедине пожелать друг другу спокойной ночи.

Он взял с соседнего сиденья упакованную в яркую подарочную коробку бутылку шампанского, улыбаясь своей предусмотрительности, выбрался из огромного «рэйнджровера» и запер его. Другие посетители уже наверняка осыпали подарками новорожденного. А немного французских пузырьков помогут свежеиспеченным родителям, которым вскоре предстоит подставить свои шеи под ярмо, приятно? провести часок-другой вместе. Ведь дети убивают любой проблеск романтичности!..

В воздухе чувствовался легкий осенний морозец. Затянувшееся бабье лето делало этот час приятным для прогулок. Теряю прекрасный вечер, думал Нед, входя в госпиталь и направляясь к регистратуре. Получив нужные сведения, он вошел в лифт и нажал кнопку, мысленно готовясь с веселой снисходительностью выслушивать детский крик в течение по меньшей мере двадцати минут.

Двери лифта наконец открылись. Он шагнул наружу. Что-то знакомое в женщине, собиравшейся войти в кабину, привлекло взгляд. Нед внимательно посмотрел на нее, и его охватило странное чувство, словно он падает в пустую шахту, несмотря на то что твердо стоял на надежном полу.

– Дороти? – хрипло вырвалось из его груди.

Еще утром, готовясь нанести визит, Нед размышлял о том, что дети всегда портят приятные отношения между разумными взрослыми. Они меняют жизнь людей, еще не успев появиться на свет, а уж когда это случится, подчиняют себе всех, словно маленькие тираны. Никто не спасется от них!

Он надеялся, что старина Джим удовлетворится словесными сердечными поздравлениями по случаю рождения сына. Но тот настоял, чтобы Нед приехал и лично полюбовался его радостью и гордостью. Отцовский энтузиазм бил через край. Хотел бы Нед знать, как долго это продлится…

Один за другим друзья клевали на приманку отцовства и тут же оказывались сброшенными со своего счастливого насеста, лишенными привычного внимания и заботы домашних. Со стонами жаловались они Неду и завидовали его свободе от того хаоса, в который сами же себя ввергли.

– Нормальный секс невозможен!

– Твое счастье, если ты еще можешь говорить о сексе!

– Кому нужен секс? Я мечтаю только об одном – как следует выспаться!

– Забудь о порывах, ребенок, и только ребенок, всегда и везде, в первую очередь!

– Я лишился жены, она превратилась в рабыню ребенка!..

– У нас не осталось личного времени!

– Это словно армия на марше, двигающаяся в неизвестном направлении. Лучше отсидеться дома!

В результате у Неда не оставалось ни тени сомнения в том, что дети – это маленькие чудовища, сеющие разрушения. Им следовало бы рождаться с меткой «007» на лбу, предупреждающей об их праве на убийство. Несколько знакомых пар разошлись под непомерным давлением родительских обязанностей, другие же продолжали отчаянно бороться, чтобы приспособиться к унизительным переменам.

Теперь Нед отлично понимал, почему его собственные родители ограничили свое потомство лишь им одним, почему всецело препоручили его заботам нянь, а в семилетнем возрасте и вовсе отдали в школу – интернат. Став взрослым, Нед понял, что родители просто пытались свести до минимума ущерб, причиненный их правам и индивидуальностям, хотя, надо признать, в детстве ему совсем не нравились эти решения.

Чувство одиночества, заброшенности, преследовавшее Неда в юности, было все еще живо в памяти. Ни за что бы он не пожелал такого своему ребенку! И в то же время Нед был уверен, что ему бы тоже не понравилось подобное бесцеремонное вмешательство в его жизнь. Выход, как казалось, был прост – не иметь детей вовсе!

В конце концов, свое любопытство относительно опыта отцовства, если бы таковое возникло, он вполне мог удовлетворить, наблюдая за друзьями. И вообще, он не чувствовал необходимости продлевать себя в потомстве. Неду нравилась его жизнь, он любил свою работу, приносящую приличный доход, всегда имел возможность делать то, что захочет. Чего еще желать?

Дороти… Нед поморщился, стараясь отогнать воспоминания и сопутствующее им чувство непоправимой утраты. Дороти вышвырнула его из своей жизни еще более безжалостно, чем родители, даже не оставив надежды на возвращение. А все из-за того дурацкого спора о детях!..

А может быть, были и другие причины? Он покачал головой, до сих пор не в силах смириться с тем, как она это сделала, – оставив Неда в одиночестве гадать, в чем же его вина. И именно в тот вечер он собирался предложить Дороти переехать к нему! Ведь Нед был абсолютно уверен в том, что только с этой женщиной ему будет хорошо… И вот из-за каких-то брошенных мимоходом замечаний в адрес ребенка, нашалившего на вечеринке, где они присутствовали, Дороти вышла из себя и порвала с ним там же – окончательно и бесповоротно!..

Вообще, все это было похоже на бред. Возможно, и к лучшему, что он избавился от женщины, способной на такие непредсказуемые поступки? Но за время, которое они были вместе, – месяцы ничем не омраченной радости, – не было и намека на подобное поведение! Он мог бы поклясться, что они идеально подходят друг другу – даже в том удовольствии, что получали от творческой работы, которой занимались. Дороти вообще была первым и единственным человеком, с которым он чувствовал себя спокойно и уютно.

Временами Нед так тосковал по ней, что испытывал почти физическую боль. Облик Дороти до сих пор стоял перед глазами так, словно она сидела рядом, – темные бархатные, лучистые глаза, улыбка, заставлявшая танцевать его сердце, блестящие черные волосы, рассыпавшиеся по плечам, мягкие женственные изгибы, сулящие чувственность, которая никогда не обманывала его ожиданий. Нед словно наяву часто слышал ее заразительный смех и страстное бормотание, которое так возбуждало его, когда они занимались любовью.

Пустые воспоминания!.. Он хотел бы забыть Дороти Барнс и все, что связано с ней. Недостатка в женщинах Нед не испытывал никогда. Рано или поздно он встретит ту, которая сможет зажечь в нем особую искру. Это только дело времени. Восемь месяцев – не такой уж долгий срок. Через год-другой воспоминания о Дороти потускнеют, а затем и совсем исчезнут…

Нед переключил свои мысли на Джима и постарался придать им более светлый оттенок. Джим Вентура был хорошим другом и бесценным деловым партнером. Он не только отдавал ему на полировку антикварную мебель, которую затем продавал, но и присылал клиентов, желавших придать покупаемым предметам цвет, подходящий к их обстановке. Такие услуги заслуживали любезности в ответ, и если Джиму и Флоранс необходимы были его доброжелательные улыбки ребенку, – что ж, они их получат!

знать и не хочет иметь с ним ничего общего. Он с трудом подавил неистовое желание броситься вслед, найти ее, заставить выслушать его! Все бесполезно! Дороти решила с ним порвать и, судя по всему, до сих пор не изменила своего решения!

Он с трудом двинулся с места и пошел по коридору, глядя на номера комнат. Он пришел сюда разделить радость своего друга, и не имеет значения, что его сердце сейчас не здесь. По крайней мере, у него есть обязанности и определенная цель. А о Дороти Барнс он должен забыть!

Но почему в ее глазах был страх? Он никогда не давал ей повода бояться его. Почему злость? Не могла же она не понимать, что эта встреча была чистой случайностью!

Будь все проклято! Чем же он не угодил этой женщине?..

Ее волосы были коротко острижены, но Нед узнал бы любимое лицо из тысячи. Эти бархатные глаза, прямо взглянувшие на него! Узнавание, шок, недоверие, страх, злость…

Все чувства, мгновенно сменяясь, промелькнули на лице Дороти, прежде чем на нем восстановилось напряженное спокойствие. Проскользнув за его спиной в лифт, она ткнула пальцем в контрольную панель и прижалась к задней зеркальной стенке, глядя на Неда с негодованием и – он мог бы поклясться! – с ненавистью. Двери кабины закрылись.

Нед дрожал как в лихорадке. Все слишком очевидно: Дороти по-прежнему не желает его.

Нед…

Его имя колокольным звоном гудело в голове Дороти, отдаваясь волнами боли по всему телу, внезапно ставшему слабым и трепещущим. Когда двери лифта открылись, она с трудом оторвалась от стены. Ноги дрожали, к горлу поднималась тошнота. Неизвестно, как она добралась до женской комнаты на первом этаже и влетела в пустую кабинку. Заперев дверь, Дороти с облегчением опустилась на сиденье туалета. Наконец она надежно укрыта от посторонних глаз и может прийти в себя.

По ее щекам струились слезы. Она сгорбилась и утопила в ладонях лицо, раскачиваясь от боли, причиненной безжалостным ударом судьбы, столкнувшей ее лицом к лицу с Недом в такое время и в таком месте! Это было нечестно! Это было чудовищно несправедливо! Последние восемь месяцев она провела в попытках забыть его, заставляя себя смириться с тем, что счастливое будущее с ним невозможно. Но обида, которую она так старалась преодолеть, вновь ожила в ней, стоило только увидеть Неда.

На какой-то сумасшедший миг ей показалось, что он знает… Но это невозможно! И это, разумеется, не так! Удивление на его лице было слишком явно – он не ожидал встречи с ней.

Хрипловатая настойчивость его голоса с потрясающей живостью пробудила воспоминания, которые лучше было бы держать под спудом. Нед, желающий ее, занимающийся с ней любовью с такой силой страсти, что в этом пламени они, казалось, превращались в прочный сплав, разделить который было невозможно… Они так идеально подходили друг другу… Она не знала, не понимала, что в их отношениях присутствовал невидимый фатальный изъян, который со всей жестокостью обнаружился именно тогда, когда ей удалось убедить себя, что все будет хорошо.

Глухое негодование, которое Дороти почувствовала тем вечером, вновь захлестнуло ее. Нед потерян для нее. Безвозвратно! Их пути так разошлись, что не осталось ни одной точки пересечения. Непредсказуемое и случайное столкновение, вроде сегодняшнего, – бессмысленная жестокость, напоминание о том, что все было бы иначе, будь отношение Неда к детям – чужим и предполагаемым своим – иным.

Дороти слишком хорошо помнила, как относился к ней ее отец. Помнила и не желала, чтобы подобное сокрушительное чувство ненадобности испытывал какой-либо ребенок, – тем более собственный. Каждый раз, когда ее родители ссорились, неизменно звучали горькие сетования на то, что они попались в ловушку незапланированной беременности. Дороти винили в том, что ее мать, не успев насладиться счастливыми и беззаботными годами юности, оказалась обремененной докучными обязанностями. Список обид был бесконечным…

Так могло бы получиться и с Недом – возможно, по иным причинам, но ведь чувства, вызываемые подобной ситуацией, всегда неизменны… Он покинул ее, так и не узнав этих мучительных сомнений. Дороти крепко зажмурила глаза. Только бы стереть из памяти его образ, так глубоко запечатленный в ней!

Нед Шеннон до сих пор не утратил своей власти над ней, по-прежнему излучая мужественную силу, которая так привлекала ее с самой первой их встречи. В те краткие безумные мгновения перед лифтом, прежде чем ретироваться, Дороти успела разглядеть знакомые до боли черты – маленькую родинку на подбородке, единственный, но такой соблазнительный изъян на гладкой загорелой коже, светлые волосы с проседью, вечно требовавшие расчески, пугающую прямоту зеленых глаз, заставивших вздрогнуть ее сердце.

Нед не должен был так выбить ее из колеи! Во всяком случае, не сейчас, когда пропасть, разделившая их, была особенно глубока. И не здесь – это вообще было последнее место, где можно было бы ожидать встречи с ним. С чего бы Неду посещать родильное отделение?

Не иначе как кто-то вынудил его прийти, слепо надеясь произвести впечатление новорожденным сыном или дочерью и не понимая, что дети не способны вызвать отклика в душе Неда Шеннона. Его могли подвигнуть на эту любезность лишь вежливость или профессиональная необходимость. Это было единственное объяснение, которое пришло в голову. И еще Дороти отчаянно надеялась, что ее вид не пробудил в нем любопытства и желания узнать, почему она здесь оказалась. Если Нед догадается…

Она не вынесет этого! Просто не вынесет! Споры, упреки, попытки взвалить на себя часть ноши – финансовой, если никакой иной… Оказавшись в ловушке у ребенка, которого он не хотел, Нед будет чувствовать себя обязанным содержать его. Связь между ними будет длиться и длиться… со всей своей неизбывной горечью. Такая перспектива была ей ненавистна. Дороти сделала все, что от нее зависело, чтобы избежать этого, – оставила работу, сменила квартиру, и никаких телефонных номеров на ее имя! Все, лишь бы разрыв между ней и Недом стал окончательным и бесповоротным! И вот та стена, что она воздвигла между ними, похоже, рушится…

Дороти готова была завыть от страха и отчаяния, но, если бы ее услышали, это привлекло бы ненужное внимание, могла бы заглянуть сиделка. Грудь ныла от боли, в горле пересохло Она отмотала немного туалетной бумаги и промокнула глаза и щеки, твердо решив справиться с этим ужасным потрясением.

Если сейчас ей помешают выполнить то, что она задумала, как потом вести себя? Ее эмоциональное состояние крайне неустойчиво и без Неда, так неожиданно вторгшегося в жизнь, которую ей с грехом пополам удалось наладить. С помощью Трейси она бы выкарабкалась! Деньги Неда ей ни к чему, а ребенок тем более не нуждается в его участии!

А может быть, она зря беспокоится? Удивление Неда вовсе не обязательно должно свидетельствовать о его интересе. Он вполне мог увлечься другой женщиной. Должно быть, не одна добивалась его внимания – столь привлекательный мужчина не должен испытывать недостатка в женском обществе.

Но то, что они пережили вместе, ни с чем не сравнимо! Кроме того, Нед очень разборчив и не бросится в объятия первой встречной. Его глаза после первоначального шока узнавания выразили нетерпение, надежду. Смог бы он просто отмахнуться от этих чувств и идти дальше как ни в чем не бывало?

А если Нед решил, что она – такой же посетитель, как и он, навестивший кого-то и спешащий к выходу? Заметил ли он ее необычную одежду? Дороти застонала, вдруг сообразив, что халат – не единственная деталь, выдававшая в ней не простую посетительницу. Ей оставалось только надеяться, что Нед не успел заметить ни отсутствия косметики на лице и сумочки в руках, ни растрепанной головы.

Дороти взглянула на наручные часы. Семь тридцать шесть. Она не может подвергнуть себя риску вновь столкнуться с Недом… Уж лучше дождаться здесь восьми часов, когда закончится время посещений. Трейси побудет с малышкой до ее возвращения в палату. Да и нет никаких причин для паники. Трейси наверняка понимает, что выбор журналов в киоске займет у Дороти не меньше двадцати минут. Она оставила подругу в обществе оживленно болтающих соседок по палате и их мужей. Счастливых мужей и отцов…

Из ее глаз снова заструились слезы. С чем сравнить горечь одинокой матери, вынужденной ежедневно наблюдать за ликованием семейств по поводу появления на свет долгожданных отпрысков? Трейси была прекрасным другом и незаменимой помощницей, но это совсем не одно и то же!

Если бы только Нед… Будь он проклят! Почему дети так раздражают его?

2

Непринужденная улыбка далась Неду нелегко. Ему пришлось немало потрудиться, чтобы справиться со злостью и раздражением от встречи с Дороти. Ему хотелось рвать и метать! Нед чувствовал себя словно собака, из-под носа которой увели мозговую кость, в которую она уже готова была вгрызться. Но тем не менее ему удалось взять себя в руки, когда с языка Джима слетела обычная для молодого отца чушь:

– У бедняги мои уши!

Нед улыбнулся:

– Всегда можно прибегнуть к помощи пластической хирургии.

Джим снисходительно рассмеялся:

– А впрочем, они не так уж и плохи. Со временем он до них дорастет.

– Нисколько не сомневаюсь, – согласился Нед, лицо которого уже начинало болеть от нескончаемых улыбок.

Джим с обожанием взглянул на жену.

– К счастью, нос у него от Флоранс!

Нед послушно сделал вид, что сравнивает, переводя взгляд с прямого аристократического носа пышнотелой и белокурой жены Джима на длинный кривоватый нос его самого. Закончив с этой процедурой, Нед выдавил очередную улыбку:

– Да, с носом ему повезло больше! Почему все молодые родители с таким усердием пытаются поделить между собой черты ребенка?! Должно быть, этот неизбежный ритуал призван подтвердить законность его происхождения или уверить родителей в том, что маленькая копия не обманула их ожиданий.

Однако Неду это занятие казалось смертельно скучным, и он готов был выпалить:

«Ради бога, позвольте ребенку быть самим собой!» Но говорить так не полагалось.

Нед размышлял про себя, кого бы Дороти могла навещать здесь. Не то чтобы это имело практическое значение: не стоит даже и пытаться установить с ней какой-либо контакт. После того всплеска неприятия стало очевидно, что это было бы напрасными хлопотами. Кроме того, Неду претило соваться туда, куда его не просят…

– Дай мне ребенка, дорогой, и открой подарок Неда, – приказала Флоранс, демонстрируя свежеобретенную материнскую властность.

Для нее это была явно первая возможность взять над Джимом верх. Гордый и благодарный папаша готов был целовать следы ее ног, если бы жена выразила такое желание. Впрочем, Нед по опыту знал, что подобное слепое повиновение долго не продлится.

Он наблюдал, как Джим с нежной заботливостью передавал в руки Флоранс драгоценный сверток. А ведь и в самом деле жаль, что мгновения блаженной гармонии столь кратки! Они так хорошо смотрелись – любящие отец и мать с беспомощным и всецело от них зависящим комочком. И ничто не омрачит эту идиллию до тех пор, пока они не вернутся из больницы домой…

Длинные золотистые волосы Флоранс, рассыпавшиеся по плечам, сияли. Нед вздрогнул, вспомнив голову Дороти, которую обкорнал какой-то идиот. Что заставило ее расстаться со своими прекрасными волосами? С прядями, торчавшими во все стороны, – словно по ним просто провели пятерней, вместо того чтобы расчесать, – она была похожа на сорванца. Этот стиль ей совсем не шел. И лицо казалось исхудавшим. А может быть, оно и в самом деле было худым? Что, если Дороти больна? Лицо девушки показалось ему бледнее, чем обычно, здоровый цвет словно смыло. Если она была больна, если и сейчас болеет… Нет, все же это не объясняет страха и злости, вспыхнувших в ее глазах! И напрасно она оттолкнула его. Она вполне могла бы остаться с ним. Он бы ухаживал за ней. А есть ли сейчас у Дороти кто-то, кто заботится о ней?

– О! Мое любимое шампанское! «Вдова Клико!» – Джим взглянул на Неда. – Великолепный подарок!

– Мне нельзя его пить, – огорченно протянула Флоранс. – Молоко скиснет.

Новый режим вступил в свои права, а от него скиснет не только молоко, молчаливо пророчествовал Нед. Он состроил сокрушенную гримасу.

– Извини, Флоранс. Я необразованный мужик.

– Не расстраивайся, любимая. – Джим запечатлел поцелуй на ее нахмуренном лбу. – Мы сохраним его до того времени, когда этот маленький обжора перейдет на бутылочки.

– Ох, когда это будет! – Флоранс надула губы. – Посмотри, как переполнены мои груди, молоко чуть ли не брызжет!

Груди действительно натянули ночную рубашку до предела, заметил Нед, и вдруг в его мозгу вспыхнуло недавнее воспоминание: когда Дороти в лифте, словно защищаясь, обхватила свои плечи руками и груди ее приподнялись, они показались ему более соблазнительными, чем обычно.

На ней было просторное, застегивающееся на пуговицы платье, скрывавшее очертания тела. Взгляд Неда был прикован к ее лицу, он следил за быстро сменявшимися выражениями ее глаз, но все же успел отметить, как резко выделялись пополневшие груди, когда Дороти повернулась в лифте, прижавшись к стене кабины.

Сердце Неда подпрыгнуло, но он мысленно одернул себя, отгоняя прочь столь безумное предположение. Ассоциация с Дороти при виде переполненных молоком грудей Флоранс могла возникнуть только в воспаленном сознании. Дороти не могла родить ребенка – она ушла от него всего восемь месяцев назад.

После спора о детях…

Мысли с огромной скоростью проносились в голове Неда. Родильное отделение… и не платье, а свободно болтающийся халат, утомленный, небрежный вид… шок, недоверчивость, страх при встрече с ним… злость…

Кровь отхлынула от его лица. Нед сжал кулаки, стиснул зубы и приказал своему сердцу вернуться к обычному рабочему ритму. Он должен все обдумать спокойно и рассудительно, а не делать очертя голову поспешные выводы. Если бы Дороти была беременна, она непременно сказала бы Неду. Швырнула бы этот факт ему в лицо прямо посреди их спора. Вряд ли она считала его способным отвернуться от нее в такую минуту.

А может быть, именно этого она и боялась и решила взвалить всю ношу на себя, лишь бы не выслушивать его возражений, которых следовало ожидать при его негативном отношении к детям?..

Горло Неда сжал спазм. Если она пережила все это в одиночестве только из-за того, что не доверяла ему и считала ненадежной опорой…

– С тобой все в порядке, Нед?

Вопрос Джима с трудом проник в затуманенное невероятным открытием сознание. Джим и Флоранс изумленно смотрели на него. Неужели он пропустил что-то еще? Кроме девятимесячной беременности?

– Извините… – Нед сделал глубокий вдох и с трудом сглотнул. – Я просто думал о том, как великолепно вы выглядите втроем.

Флоранс рассмеялась:

– Пора бы и тебе подыскать жену и обзавестись семейством, Нед!

Вступить в клуб. Все они так говорят! Попавшим в семейную ловушку каждый разгуливающий пока на свободе болезненно напоминает о том, чего они лишились. Но ужас ситуации заключался в том, что, где-то в соседней палате вполне мог посапывать его ребенок, – ребенок, чья мать решила, что лучше уж ему быть безотцовщиной, чем иметь такого отца, как Нед Шеннон!

– Тебе ведь уже около тридцати? – не отставала Флоранс.

– Дорогая, а мне – сорок, – напомнил Джим. – Возраст не имеет значения. Если бы я не встретил тебя, я до сих пор был бы вольной птицей – как Нед…

Нед уже не хотел быть вольной птицей. Он хотел Дороти. И неважно, есть ли у нее ребенок. Она была ему необходима. Вспыхнувшие с новой силой потребность в ней и желание показали всю пустоту прошедших восьми месяцев и отбросили прочь все его возражения против детей.

Маленький человеческий комочек – вроде того, что лежал сейчас на руках у Флоранс, – не представляет для него опасности. Он научится обращаться с ребенком. Ему всегда без труда удавались необходимые навыки. Если Дороти нуждается в доказательствах его надежности, она их получит! Возможно, все не так страшно, и дети становятся всеразрушающими чудовищами лишь тогда, когда родители позволяют им взять над собой верх? Но он-то сделан из другого теста! Насмотревшись на то, как дети подтачивают отношения в семье, он будет умней – и предпримет меры предосторожности, чтобы уберечь себя и Дороти от ненужных стрессов. Все зависит от отношения к делу и правильной организации.

Ему нужен план. А вернее – достоверные факты вместо предположений, так как в противном случае план может просто провалиться. Следовательно, шаг номер один – изловить сиделку и задать ей пару наводящих вопросов.

– Знаешь, Нед… – Флоранс задумчиво посмотрела на него. – У меня есть подруги, с которыми тебе приятно будет познакомиться.

Старый добрый сватовской трюк! Нед улыбнулся. Ему даже не пришлось принуждать себя к этому. Переполнявшее его чувство обретенной цели окрылило его.

– Видишь ли, Флоранс, я как раз намерен отправиться к женщине, которой очень увлечен. Если вы с Джимом извините меня… Приятно видеть вас такими счастливыми, и я уверен, что вашему сыну и наследнику повезло с родителями. А он – просто великолепен!

Всеобщее ликование.

Отыгравшему свой спектакль Неду пожелали счастливого пути. Сейчас он действительно испытывал симпатию к Джиму и Флоранс. И даже к их ребенку. Они оказали ему огромную услугу. Если бы не они, он не пришел бы сюда, не встретил бы Дороти и не сложил бы два и два. Только в этом случае два плюс два равнялось трем. Нед сознательно презрел математические правила, так как вел личный, а не общепринятый счет.

3

Время посещений закончилось десять минут назад, однако Дороти, прежде чем выйти из лифта, с опаской выглянула в коридор, ведущий к ее палате. Быстро посмотрев направо и налево, она убедилась, что там нет посторонних. До палаты было всего метров пятнадцать. Она преодолела их чуть ли не бегом.

Жизнерадостный голос Трейси, доносившийся из-за двери, свидетельствовал о том, что все в порядке.

Никто не окликнул ее, и Нед не появился внезапно из комнат, мимо которых она пронеслась. С чувством вновь обретенной свободы и защиты она проскользнула в свою палату и плотно прикрыла дверь, надежно закрывшую ее от посторонних взглядов.

– Ну, слава богу! – с облегчением воскликнула Трейси. – Я уж собиралась посылать поисковый отряд.

– Извини! – Дороти повернулась к подруге с расслабленной улыбкой… и мир покачнулся перед ее глазами при виде Неда, державшего на руках ее ребенка…

– Ты в порядке? – прозвучал озабоченный вопрос Трейси.

– Сюда! Быстрее! – вслед за этим раздались отрывистые команды Неда.

В глазах у Дороти двоилось. Два Неда протягивали двух младенцев в четыре руки Трейси, очертания мебели расплылись, и все стронулось со своих мест. Дороти закрыла глаза. До чего же трудно смотреть! И непрестанно кружится голова…

Сильные руки подхватили ее, понесли, усадили на кровать и, заботливо поддерживая, уложили головой на подушку.

– Дыши глубже, Дороти! Трейси, положи ребенка в кроватку и принеси стакан воды.

Ребенок!..

Убийственно равнодушное слово ворвалось в затуманенное сознание. Ее малышка, которую Дороти носила в себе девять долгих, тяжелых месяцев! Если бы у нее были силы, она вцепилась бы Неду в горло и задушила его! Как он смел прийти сюда после всего, что наговорил ей, и как ни в чем не бывало держать на руках дитя, которого он не хотел?!

Ребенок! Не малыш, не наша дочь – ребенок! Он, очевидно, даже не поинтересовался полом этого ребенка. В голову не пришло! Сердце бешено стучало, а ярость прояснила сознание, и она уже не нуждалась в стакане воды, поданном Трейси. Какое искушение – выплеснуть воду Неду в лицо! Это помогло бы отрезвить его. Необходимо охладить глупый пыл, что привел Неда сюда. Ведь Шеннон явно был не в состоянии рассуждать здраво – как она сама несколько минут назад не могла смотреть на что-либо. Но его-то Дороти всегда видела насквозь. Вот и сейчас он почувствовал острый укол вины, догадавшись, почему они встретились в родильном отделении.

– За тобой нужен глаз да глаз, Дороти, – хрипло проговорил Нед. – И я этим займусь. А сейчас выпей!

И она сделала глоток – просто чтобы промочить пересохшее горло – и свирепо уставилась на него.

– Не указывай мне, что делать, Нед Шеннон! У тебя нет на это права!

Он решительно взглянул на нее.

– Все произошло не без моего участия и…

– Ты здесь ни при чем! – В ее голосе слышалась воинственная решимость. – Ты уговаривал меня пользоваться противозачаточными средствами, а я не послушалась. Это только моя вина!

– Но уж коли эта беда случилась… – насмешливо начал он.

– Тебе вовсе ни к чему расплачиваться за мое своеволие. Всю ответственность я беру на себя.

– Последствия налицо! Это ноша так тебя доконала, что при виде меня ты грохнулась в обморок!..

– Это от шока! Ты с моей малышкой на руках! У меня в голове не укладывается такая картина.

– Тем не менее придется тебе с этим смириться. Так уж случилось, что это и мой ребенок тоже…

Дороти, сжав зубы, сверлила его взглядом»

– Она не ребенок.

– Ты права, – огрызнулся Нед. – Скорее, что-то вроде лекарства для расшатанной психики…

– Ха! Теперь ты показал себя во всей красе!

– Просто пытаюсь внушить тебе, насколько скор и неправеден твой суд. – Глаза Неда пылали зеленым пламенем. – Ты отказала мне в праве знать, что я стал отцом. Отказала в праве самому решать за себя. Лишила меня возможности быть рядом, когда тебе явно приходилось туго. А ведь даже убийце дают возможность высказаться в суде.

Поток этих неистовых обвинений на мгновение ошеломил Дороти, и она поспешила оправдаться.

– Ты уверял меня, что не хочешь детей, Нед Шеннон! Поэтому не изображай из себя пострадавшую сторону. Я оставляю тебе твою свободу и независимость.

– Я не говорил, что хочу быть свободным и независимым. Я не хочу! – твердо заявил он. – Я как раз узнавал у Трейси, сколько времени займут приготовления к свадьбе.

К свадьбе! Дороти лишилась остатков сил. Она отпила воды и протянула стакан Трейси, которая так и стояла рядом, онемев от этой стремительной страстной перепалки. Дороти устремила на нее тяжелый подозрительный взгляд:

– Что ты ему сказала, Трейси?

– Я?! – пискнула та. На ее подвижном лице боролись выражения тревоги и осторожного сомнения. Победило смиренное сожаление. – Ну, гм… он спросил, кто я такая. И я… гм… дала свою визитную карточку.

Карточку! «Традиционное бракосочетание. Мы осуществим Вашу мечту». И ее адрес и телефон, отпечатанные черным по белому!

Дороти застонала, осознав, что джинн выпущен из бутылки и загнать его обратно невозможно. Она откинулась на подушку, подобрала под себя ноги и, отвернувшись к стене, закрыла глаза. Столько многомесячных стараний – и такой плачевный результат!

– Если я сказала что-то не то… – донесся встревоженный голос подруги.

– Не вини Трейси за разговорчивость, Дороти, – спокойно прервал ее Нед. – Я бы все равно узнал – так или иначе.

***

Возможно, он прав. Нед Шеннон не отступит, пока не добьется своего. Как и в своем деле – реставрации старинной мебели. Он работает и работает над предметом, пока тот не становится, именно таким, каким и должен быть. Всему виной их встреча у лифта, а вовсе не болтливость Трейси.

Дороти только сейчас заметила, что в комнате очень тихо. Посетители ушли, дети лежали спокойно, никто не включал телевизор. Конечно, реальная жизненная драма намного интереснее: конфликт незамужней матери с отцом ее ребенка. А Нед так привлекателен и так убедительно и последовательно отводит все ее обвинения! Две благополучные жены, делившие с ней комнату, явно должны испытывать к нему симпатию, ведь они не знают того, что известно Дороти. Какая гадость!

– Чашечку чая? – спросила Трейси, очевидно считая этот прием способным разрядить любую обстановку. – Думаю, она ей не помешает, Нед. Схожу приготовлю.

– Замечательно, – тепло одобрил тот.

Дороти услышала, как вышла Трейси. Звук отодвигаемого стула и скрип сиденья сообщили ей о том, что Нед сел. Итак, он намеревается взять ее осадой! Глупо прятаться от него! Нужно расставить все точки над i, и лучше сделать это здесь и сейчас!

Дороти перевернулась на спину, открыла глаза и собрала всю свою волю в кулак, чтобы противостоять влечению, которого не уменьшили ни время, ни обстоятельства.

Нед встретил ее взгляд прямо и спокойно. Лицо его выражало смесь сочувствия и решимости. Дороти почувствовала, как на глаза наворачиваются слезы. Он беспокоится за нее!.. Ребенок – сложность, которой ему хотелось бы избежать, но чувства Неда к ней не изменились. Значит, необходимо вновь повторить трудный и болезненный отказ.

Как просто было бы забыть обо всем и обрести тепло, уют и почувствовать то наслаждение, которое она испытывала рядом с ним. Нед обнимал бы ее, гладил ее спину и целовал волосы, и Дороти бы чувствовала, как его тело переполняет желание, и… Она так тоскует по нему! Но если сейчас поддаться своей слабости, Нед окончательно завлечет ее в свои сети и неизбежные последствия будут значительно хуже, чем нынешнее чувство утраты. Лучше оставаться независимой.

– Мне не нужна твоя помощь, Нед! – твердо заявила она.

– Я думаю иначе, Дороти! – Взяв ее руку и нежно погладив, словно напоминая о существующей между ними связи, он добавил: – Я думаю, нам нужно как можно скорее пожениться.

– Нет! – Она вырвала руку, словно обжегшись. – Я не хочу выходить за тебя, Нед!

– Почему? Это наиболее разумный и практичный выход.

– Я не могу допустить, чтобы у моей девочки был отец, которому она не нужна.

– Если ты беспокоишься о ребенке, позволь мне заверить тебя…

– Ее зовут, – яростно прервала его Дороти, – Джоанна!

– Джоанна? – Нед пожал плечами. – Не очень-то сочетается с фамилией Шеннон, Давай придумаем какое-нибудь другое имя.

– А по-моему, Джоанна Барнс звучит прекрасно!

Нед заметил упрямое выражение на ее лице и дипломатично отступил:

– Хорошо. Если это имя так тебе нравится, я готов с ним смириться. – Его лицо просветлело. – Впрочем, Джоанна – не так уж плохо. Мы можем называть ее Джонни, Джонни Шеннон – как славно!

– Джоанна – девочка, Нед! – напомнила Дороти с едва сдерживаемым негодованием. – Она – моя дочь и останется Джоанной Барнс. Я не собираюсь выходить за тебя замуж!

Нед тяжело вздохнул, но в его глазах мелькнуло хитрое выражение.

– Ладно, мы просто будем жить вместе.

– Я не намерена делить с тобой кров, Нед! У меня своя жизнь, я устроила ее как хотела, и ни я, ни моя дочь не нуждаемся в твоей поддержке.

– Смело сказано! Но что, если твои прекрасные планы где-нибудь дадут сбой?

– Я справлюсь!

– Ты справишься лучше, если рядом буду я.

– Нет!

– Посмотрим, – заявил Нед, и стало ясно, что он не позволит, чтобы его вычеркнули, отстранили и забыли.

Дороти тяжело вздохнула. Нед будет бороться за свои права, что бы она ему ни говорила. Ее охватила слабость. Господи, хоть бы Джоанна завопила во всю силу своих маленьких легких! Это заставило бы Неда поскорее уйти. А если бы она своими криками завела других детей, он исчез бы в мгновение ока, можно не сомневаться!

Вернулась Трейси и, бросая опасливые взгляды то на Дороти, то на Неда, поставила чашку с чаем на передвижной столик.

– Тебе лучше? – с надеждой спросила она. Трейси Уэлли была поразительно напористой особой и великолепным продавцом. Она могла кого угодно уговорить приобрести что угодно, и уговариваемый при этом оставался в восторге от своего выбора. Трейси всегда выглядела безукоризненно и профессионально – от роскошных огненных волос до обутых в дорогие туфли ног. Ее улыбка ослепляла, а светло-ореховые глаза завораживали. Трейси плыла по жизни в блаженной уверенности: что бы ни случилось, все к лучшему. Ее оптимизм вдохновлял окружающих, но сейчас Дороти требовался лишь ее профессиональный опыт.

– Скажи Неду, что я вполне могу обойтись без него, – попросила она.

– Это так! – Трейси села в ногах кровати и серьезно посмотрела на Неда. – Мы с Дороти основали свой бизнес.

Нед казался удивленным.

– Дороти тоже устраивает свадьбы?

– Нет, нет! Это моя обязанность. Я обожаю свадьбы! А Дороти – великолепный мастер деталей. Она может подогнать любое взятое напрокат свадебное платье, если оно требует доделки. Подбирает бусы, закладывает складки и так далее. Некоторые наши клиенты выбирают модели, разработанные Дороти, и она делает такие прелестные платья, что наша репутация заметно растет.

Нед нахмурился.

– Ей будет трудно заниматься этим с ребенком на руках. Они – пожиратели временив эти маленькие чу… – Он осекся.

– Чудовища, – закончила за него Дороти. – Ну же, Нед Шеннон, продолжай, скажи это!

– Я хотел сказать «чудные существа», – высокопарно поправил он.

– Ха!

– Ладно, это не имеет значения, – быстро» вмешалась Трейси. – Дороти не придется далеко ходить. У нас все под рукой. Офис расположен в моем доме, а у Дороти – отдельная квартира в задних помещениях. Она без труда может принести ребенка с собой, если потребуется сделать примерку. Никаких проблем! У нее солидный доход, хорошие жилищные условия, и ей не о чем беспокоиться!

– Видишь? Я самодостаточна! – с триумфом заявила Дороти.

– Не считая мужчин… – пробормотала Трейси, и Дороти свирепо уставилась на нее. Трейси пожала плечами и игриво взглянула на Неда.

– Согласись, Дороти, он – великолепный мужской экземпляр! Почему бы им не воспользоваться? В конце концов, ты всегда сможешь избавиться от мужа, если он не оправдает ожиданий.

– Истинная правда! – энергично вмешался Нед. – Если бы только она предоставила мне шанс…

– Я не собираюсь выходить за него замуж!

– Но, дорогая, это дает много преимуществ! – убеждала ее Трейси. – Что бы со мной было, если бы не мои мужья? От первого мне досталась машина, от второго – дом, возможность открыть свое дело в столице – от третьего!

Трейси занесло явно не туда. Дороти вовсе не хотела становиться предметом торгов, но подруга уже закусила удила и говорила безостановочно:

– Мужья могут быть очень полезны! С ними ты обретаешь личный эскорт, секс по требованию, надежную подпорку на случай, если на вечеринке выпьешь липшего, мускулы, необходимые при крупных закупках в магазине, и – в твоем случае – бесценную няньку, если ты вдруг захочешь отдохнуть от тягот материнства.

– Вот на этом-то мы и споткнемся, – мрачно заявила Дороти. – Нед ненавидит детей.

– Это не относится к моему собственному ребенку! – уверенно возразил тот. Дороти обернулась к нему.

– Какая разница? Ты думаешь, Джоанна не будет плакать? Не будет пачкать пеленки и просыпаться среди ночи, отвлекая мое внимание от тебя?

– Я могу с этим смириться.

– Укоренившиеся взгляды не меняются за один вечер, Нед Шеннон!

Вошла сиделка и неодобрительно посмотрела на засидевшихся посетителей.

– Боюсь, мне придется попросить посторонних удалиться. Вам ведь известны больничные правила.

Трейси спрыгнула с кровати.

– Спи спокойно, моя дорогая, и не терзайся сомнениями, – посоветовала она, многозначительно приподняв брови. – В наши дни легко получить развод.

Нед неохотно поднялся со стула.

– Я приду завтра! – пообещал он. В его глазах вспыхнул вызов. – Я не позволю тебе вычеркнуть меня из своей жизни. – Он повернулся к колыбели и, подойдя поближе, помахал малышке рукой. – Спокойной ночи, ребенок! Это твой отец. И не позволяй маме уверить тебя в обратном.

– Ее зовут Джоанна! – в отчаянии выпалила Дороти в его удаляющуюся спину.

4

Розы принесли как раз перед вторым утренним кормлением. Сиделка держала их, улыбаясь во весь рот.

– Три дюжины! – радостно заявила она, с любопытством разглядывая Дороти. Такое количество цветов не могло остаться незамеченным.

– Это мне? – недоверчиво спросила Дороти.

– На конверте написано ваше имя, – с готовностью заверила сиделка.

Их мог прислать только Нед, а это означало, что он, как и обещал, вернется сегодня, таща за собой весь ворох конфликтов и противоречий, от которых Дороти старалась оградить жизнь, создаваемую ею для Джоанны и себя. Сердце сжалось от недобрых предчувствий. Неспособная оценить ситуацию, Дороти освободила крышку тумбочки прежде, чем осознала, что делает.

Только когда сиделка поставила вазу, она поняла, что следовало бы вообще отказаться от этого экстравагантного дара. Подавать Неду какие-либо надежды – признак слабости. Но темно-красные бутоны издавали такой волшебный аромат, что отправить их обратно показалось неоправданной грубостью. Это ни в коем случае не повлияет на ее планы, убеждала себя Дороти. Розы увянут, как и готовность Неда ухаживать за ней в тот критический момент, когда ему вплотную придется столкнуться с реальным ребенком.

Проведя бессонную ночь в думах о втором появлении Неда в свода жизни, Дороти по-прежнему не питала иллюзий относительно счастливого будущего с ним. Она предвидела лишь бесконечные споры, причиняющие вред всем, – и особенно Джоанне.

Болезненные воспоминания о собственном детстве были все еще свежи в памяти. Ее родители окончательно расстались, когда ей было десять. Девочку сплавили бабушке, которая согласилась взвалить на себя столь тяжелую ношу. Несмотря на то, что бабушка скорее терпела, чем любила ее, Дороти почувствовала огромное облегчение – она наконец-то перестала быть предметом бесконечных распрей между родителями.

Сиделка отцепила конверт и подала ей все с той же широчайшей улыбкой.

– Красные розы означают любовь. Какой-то парень хочет произвести на вас впечатление!..

– Он уже его произвел, – мрачно пробормотала Дороти. Но Неду придется одержать еще не одну победу, прежде чем он убедит ее в способности быть отцом. – Спасибо за то, что принесли цветы!

– Не за что! Я сделала это с удовольствием, поверьте! Такие роскошные розы!

Дороти открыла конверт и, достав карточку, прочитала:

«Женщине, которая дала мне больше, чем кто-либо другой в мире.

С любовью Нед».

Перехватило дыхание. Она с трудом сглотнула, чтобы протолкнуть комок, застрявший в горле. Правда заключалась в том, что и Нед дал ей больше, чем любой другой мужчина в ее жизни… Но!.. Но это вовсе не означало, что он будет хорош и для Джоанны.

Придя к окончательному заключению, что Нед не в состоянии дать ее дочери той любви которой та заслуживала, Дороти открыла верхний ящик тумбочки и небрежно бросила туда карточку. Как не поддаться искушению перечитывать ее снова и снова в попытках найти в словах Неда то, чего в них нет?

– Надо же, как твой Нед наверстывает упущенное время!

Оптимистическое замечание Джины, одной из соседок по палате, затронуло чувствительную струнку в душе. Может быть, она зря не сообщила Неду о своей беременности? Тогда она боялась бурной негативной реакции. Наверняка он настаивал бы на аборте и приложил все усилия, чтобы избавиться от ребенка. А может быть, она была несправедлива к нему?

Как бы там ни было, но вчерашняя ситуация заметно отличалась от той, давней. От ребенка, который уже родился, не так просто отмахнуться, как от невидимого плода. Это была реальность – живое дышащее существо, маленький человечек со своими правами, которые нельзя игнорировать или не принимать в расчет.

Нед, возможно, хотел бы преуменьшить его значение, но Дороти ни в коем случае не позволит ему отодвинуть Джоанну на задний план их жизней. Это до обидного безличное «ребенок». Как тут не возмущаться?! Такое бесцеремонное обращение! А уменьшение имени дочери до Джонни… Разумеется, он предпочел бы мальчика, коли уж ему на роду написано иметь детей.

– Три дюжины тепличных роз – это недешево, – со знанием дела заметила вторая соседка по комнате – Лесли.

– Он может себе это позволить. Деньги для него – не проблема, – сухо проговорила Дороти, задетая необоснованным одобрением, которое проявляли обе женщины по отношению к Неду с момента его драматического появления на сцене прошлым вечером. Они, казалось, вообще были неспособны понять ее сомнения и тревоги!

Они были моложе Дороти, и, судя по всему, пока плавно плыли по традиционной жизни, не встречая серьезных препятствий. Поэтому до сих пор и сохранили романтические иллюзии!..

Двадцатитрехлетняя Лесли, немного полноватая, но симпатичная блондинка, вышла замуж за парня, в которого влюбилась еще в школе. Единственная карьера, о которой она мечтала, – быть женой и матерью. У ее мужа была постоянная работа на железной дороге, и Лесли чувствовала себя абсолютно защищенной.

Более утонченная двадцатипятилетняя Джина была профессиональным парикмахером и собиралась продолжать работу до тех пор, пока они с мужем не выплатят кредит за дом. Их цели были четко намечены и неуклонно выполнялись – свадьба, ребенок, покупка дома, замена небольшой машины на вместительный семейный «универсал».

Упорядоченные вехи в жизни Джины заставили Дороти вспомнить, что ни одна из ее собственных целей так и не была достигнута. Она закончила школу дизайнеров в надежде сделать себе имя в мире моды, а работа в подмастерьях у известного модельера казалась ей тогда шагом на пути к успеху. Но очень скоро Дороти поняла, что никогда торговая марка с ее именем не завоюет столицу – слишком велика была конкуренция на выбранном ею поприще! Самое большее, чего она смогла достичь, было ее партнерство с Трейси. Во всяком случае, это была единственная возможность основать собственное дело.

Что касается личной жизни… Дороти потерла виски. Да, надо признать, что до появления Неда Шеннона в ней не было ничего примечательного. Дороти было уже двадцать восемь, когда они встретились, Неду – тридцать два, и ей тогда действительно показалось, что удача наконец повернулась к ней лицом. Надежды рухнули с оглушительным грохотом, когда обнаружилось, что Нед с большой неприязнью относится к детям. И даже если бы Дороти не забеременела, это заставило бы ее хорошенько подумать, стоит ли вообще продолжать их отношения.

Джоанна зашевелилась и издала один из своих жалобных криков. Очнувшись, Дороти бросилась к колыбельке и подхватила дочурку на руки. Она была такой крошечной и совершенной – как чудо, и молодая мать не переставала удивляться, как стремительно девочка находит ее грудь и принимается сосать.

Подложив под себя подушки, чтобы устроиться поудобнее, Дороти откинулась на них, расстегнула халат и с улыбкой стала наблюдать за дочерью, оказавшейся наконец там, где и требовалось.

Дороти никогда не испытывала настоятельной потребности иметь детей, но ей казалось совершенно естественным, что рано или поздно это произойдет в ее жизни. Хотелось бы самой сознательно сделать выбор, в противном случае она чувствовала бы себя обманутой. Возможно, это и был подсознательный ответ на то, что она сама когда-то была нежеланным ребенком. С момента, когда Дороти узнала, что беременна, – как бы ни неожиданно это не было, – в ней пробудились все защитные инстинкты. Этот ребенок должен быть и желанным, и любимым, и обласканным!..

Пусть она потерпела фиаско как дочь, пусть провалились ее планы сделать себе имя в мире моды, пусть она неудачно влюбилась, но она не собиралась быть никчемной матерью! И в этой своей решимости была непоколебимо тверда.

– Если твой Нед не испытывает недостатка в деньгах, у него, должно быть, хорошая работа, – заметила Джина, явно неравнодушная к финансовым вопросам. Она разрабатывала бюджет на каждый случай жизни.

– У него свое дело, – объяснила Дороти.

– А чем он занимается? – не отставала Джина.

Дороти вздохнула и постаралась удовлетворить естественное любопытство соседки.

– В основном старинной мебелью. Он реставрирует антиквариат, сам делает всякие буфеты, восстанавливает детали. У него неплохо получается. Особенно полировка.

Лакировщик действительности, подумала Дороти. Как, впрочем, и она, с ее подгонкой и моделированием одежды. Они так подходили друг другу. Даже профессии их были в чем-то сходны.

А как хочется поверить в превращение Неда! Может быть, стоит рискнуть собственным спокойствием и дать ему шанс, коль скоро он так упорствует? Розы настойчиво напоминали Дороти о чувственности бывшего любовника. Их захватывающая близость! О ней она никогда не забывала. Трейси угадала – ее ночи теперь были очень одинокими.

– Хотелось бы мне, чтобы мой муж умел работать руками! – с сожалением воскликнула Джина. – Он даже не может заменить водопроводный кран!

– Ты ведь можешь вызвать слесаря. А любящего и преданного отца нанять невозможно, – заметила Дороти.

Нет, нужно быть очень и очень острожной, учитывая, куда могут завести ее отношения с Недом, если она поддастся своей слабости. Им не избежать множества прерванных Джоанной ночей. И тогда стоны и причитания Неда будут звучать отнюдь не музыкой для ее ушей.

– Дай ему время почувствовать себя отцом, – посоветовала Лесли. – Джоанна похожа на него?

– Не очень…

Она взглянула на дочь. Ее белокурые волосы, возможно, от Неда. Конечно, теперь его уже нельзя было назвать белокурым, но в детстве у него, должно быть, были светлые волосы. Мать Дороти говорила ей, что она родилась черноволосой, так что в этом Джоанна на нее не походила. В любом случае Дороти была уверена, что Нед не искал в Джоанне своих черт. Она была для него просто ребенком.

– Похожа она на него или нет, но дети всегда знают, как завоевать сердце отца, – заметила Джина, которая даже представить себе не могла иного хода событий. – Нед бы не предложил тебе выйти за него, если бы был к ней равнодушен.

Да, его предложение было полной неожиданностью. Возможно, это показалось ему единственным выходом из ситуации, размышляла Дороти. Сыграло свою роль чувство вины, желание загладить ее. А впоследствии не пожалеет ли Нед об этом импульсивном поступке?..

– Это всего лишь минутный порыв, – сказала Дороти, бросая невеселый взгляд на свидетельство добрых намерений Неда и стараясь подавить маленькую надежду, уже шевелящуюся в ней.

Джина не обратила внимания на последние слова.

– Взгляни на это с другой стороны! Если у него достаточно денег, ты всегда сможешь нанять няньку, чтобы не быть вечно прикованной к ребенку.

Няня для ребенка! Джина попала в точку, подумала Дороти. Возможно, именно так и поступил бы Нед, чтобы избежать хлопот с Джоанной. Ну что ж, если он попытается разлучить ее с малышкой, то сразу и без труда избавится от головной боли, связанной с отцовством. Няня неприемлема для моего ребенка, решила Дороти.

Джоанна икнула. Дороти приподняла ее и, нежно поглаживая по спинке, помогла срыгнуть. Никакая нянька не покормит ее малышку так, как умеет она! Судя по всему, Неду предстоит поменять свои представления о материнстве, да и отцовстве, если он действительно хочет жениться на ней. Дороти будет согласна только на комплексную сделку.

Если Нед сегодня придет… Она взглянула на розы. Когда он сегодня придет, ей нужно будет кое-что выяснить. Ему бы лучше прийти сегодня, если он хочет доказать искренность своих намерений. Трейси вечером обещала забрать ее домой, и Дороти не собиралась в ожидании болтаться здесь на крючке туманной надежды.

Джоанна срыгнула опять и принялась тыкаться носиком в плечо, ища добавки. Дороти приложила ее ко второй груди и поудобнее откинулась на подушки, предоставляя своей девочке возможность полностью насытиться. Если Нед Шеннон считает, что, войдя в их жизнь, будет делать то, что ему заблагорассудится, его ожидает большое разочарование.

Нед влетел в палату двумя часами позже, излучая добродушие и таща на себе гору новых подарков. У Дороти заметно участился пульс.

Нед всегда возбуждал ее. Она вдруг почувствовала себя неловко в практичной хлопчатобумажной ночной рубашке с отстегивающимся клапаном для грудного кормления. О какой сексуальности может сейчас идти речь? В данной ситуации это вообще абсурдно.

– Боюсь, этой тележки для ленча не хватит, – изрек он, победно ухмыляясь, и принялся выгружать на передвижной столик свертки и доставать их содержимое. – Я принес тебе густой шоколадный коктейль и эти рулеты, которые ты так любишь, – один с беконом, а другой с цыпленком и фисташками, – твой обожаемый салат и свежую клубнику на десерт. Наслаждайся! – приказал Нед, устанавливая полный поднос поперек ее кровати, чтобы облегчить доступ к яствам.

Дороти воззрилась на него с изумлением – и не из-за того, что он помнит ее любимые лакомства, а потому, что дал себе труд принести их сюда.

– Не забывай, что нас здесь кормят, – неуверенно протянула Дороти, борясь с соблазном.

– Тебе нужны деликатесы, возбуждающие аппетит, а не продукция плохой больничной кухни, – горячо настаивал он. – Кроме того, здесь нет ничего, что повредило бы ребенку. Я узнавал. Поэтому можешь есть с чистой совестью.

Нед казался таким уверенным и преисполненным симпатии, а его зеленые глаза просто лучились жизнелюбием. Как несправедливо, что он до сих пор имеет над ней власть, ослепляя своей энергией, разжигая огонь желания непреодолимой сексуальной притягательностью. Во что бы то ни стало необходимо сохранить ясность рассудка и твердость сердца! Его слова проникли наконец сквозь пелену зачарованности, которую Дороти давно пора было бы преодолеть.

– Ты узнавал, что может повредить малышке? – недоверчиво поинтересовалась она.

– Никакие отговорки не принимаются, Дороти. Ешь! Ты выглядишь усталой и похудевшей, а это никуда не годится. Тебе сейчас потребуется вся энергия, чтобы справиться с этим существом.

Все эти высказывания звучали слишком авторитетно и слишком добродетельно для человека, который и слышать не желал о детях.

– С каких пор ты стал экспертом в этом вопросе? – подозрительно спросила она.

– Со вчерашнего вечера. Пара телефонных звонков – и куча советов из первых рук! – Он усмехнулся. – У меня хватает друзей, способных и готовых с радостью поделиться опытом.

Итак, он намерен встретить бедствие с веселой решимостью! Хотя, вынуждена была признать Дороти, Нед сохраняет эту решимость уже почти шестнадцать часов, не отступая и наверняка прикладывая недюжинные усилия. Это скоро пройдет, повторила она себе, но меркантильные доводы Трейси шевелились в ее мозгу, нашептывая, что нужно воспользоваться настроением Неда, пока оно не изменилось. Рулеты были определенно мечтой гурмана.

– Спасибо, Нед, – искренне сказала она. – Ты очень добр и заботлив…

– Ну давай же, ешь! – погонял он ее. Ввезли тележку с больничным ленчем, и Нед жестом отправил сиделку дальше, к Лесли и Джине. Им поставили подносы с заказанной снедью. Какое счастье! Может, это избавит ее от увлеченных зрителей, заинтересованных дальнейшим развитием отношений между ней и Недом?

Она достала из пачки крекер и положила на него большой ломтик рулета, отлично сознавая, что Нед наблюдает за ней с глубоким удовлетворением. Возможно, это большая ошибка – принимать от него что-то, поощряя к дальнейшему наступлению. Это может плохо кончиться. Но сейчас, какая бы опасность ни грозила, она чувствовала себя рядом с Недом прекрасно.

Он шагнул к колыбельке и внимательно посмотрел на мирно спавшую Джоанну. Эта идиллическая картина вовсе не свидетельствовала об ослаблении отцовских чувств – его жизнерадостность все увеличивалась.

– Привет, ребенок! Я присмотрю за твоей мамочкой, поэтому можешь не беспокоиться. Желаю тебе счастливых сновидений!..

Рулеты были восхитительны. Дороти вынуждена была признать, что Нед умеет отгадывать ее желания. Конечно, у него нет пока причин обвинять Джоанну в сломанной карьере. Его дело отлично налажено. И даже если бы он сам не зарабатывал себе на жизнь, проблем с деньгами никогда бы не было. Родители

Неда, юристы, были богатыми людьми и оставили значительное состояние единственному сыну, умерев – оба от инфаркта, – когда им едва исполнилось шестьдесят.

– Уработались до смерти, – цинично заметил как-то Нед, и у Дороти появилось сильное подозрение, что особой любви к родителям он не испытывал.

И все же, судя по всему, он был желанным ребенком. Мать решилась родить его, когда ей было уже за тридцать. Дороти оставалось лишь предполагать, что родители разочаровались в Неде и отдалились от него, когда он выбрал ручной труд, а не пошел по их стопам, обретя более высоколобую профессию.

Как бы то ни было, Нед не испытывал финансовых трудностей. Он испытывал трудности в отношениях с детьми. Дороти не могла, да и не хотела верить в чудесное превращение, происшедшее за одну ночь. Ей случалось и раньше видеть, как Нед с симпатией смотрел на детей и даже доброжелательно беседовал с ними. Обычное притворство в угоду общественному мнению. Дети для него всегда были страшнее чумы.

– Ну и соня она, правда? – заметил Нед с теплым одобрением в голосе.

– Не исключено, что, когда я привезу ее домой, она превратится в исчадие ада.

– Что ж, мы встретим эту перемену во всеоружии, – сказал он, впадая в слепой оптимизм.

– Зачем, Нед? – настойчиво спросила Дороти. – Не могу понять, как тебе даже в голову пришло взваливать все проблемы на себя. Учитывая то, что ты говорил мне о детях…

Его глаза выражали неподдельную боль.

– Дороти, если бы я мог вернуть свои слова обратно… если бы я мог вернуть обратно прошедшие восемь месяцев, я бы сделал это! В моей жизни образовалась огромная прореха – с тех пор как ты ушла из нее…

Сердце ее дрогнуло. Потупившись, Дороти отвела взгляд от Неда и занялась латуком. Ситуация бесповоротно изменилась: их было уже не двое. А его требования, вероятно, остались прежними… Дороти целиком сосредоточилась на еде. Приправа к салату была выше всяких похвал. Она любила пикантный вкус анчоусов.

Нед придвинул стул и сел.

– Я все написал на карточке, вложенной в розы, Дороти, – сказал он спокойно.

– Ах, прости, я забыла поблагодарить тебя за цветы. Они прекрасны!

Салат застрял у нее в горле, и она никак не могла его проглотить. Желудок почему-то свело судорогой, но Дороти надеялась, что все наладится, если затолкнет в себя побольше пищи. Ни за что, ни за что она не позволит Неду нарушить ни прямое течение своих мыслей, ни тщательно разработанные жизненные планы, ни работу своего желудка!

– Мне так не хватало тебя! Я просто не могу передать, как! – продолжал Нед, подстегиваемый ее видимым равнодушием. – Ты – лучшее, что есть в моей жизни. Я не хочу потерять тебя снова…

Он помнит, как это было. Окончательный разрыв. Нет смысла думать, что все можно восстановить: Джоанна не вписывается в эту картину. Дороти бессердечно захрустела крекерами. Их было легче глотать, чем латук.

– Ты исчезла так быстро, – жаловался Нед. – Одна неделя – и никакого следа! Не оставила ни адреса на старой квартире, ни записки на работе, которую бросила. Никто не знал о твоем новом местопребывании.

Чистое везение, думала Дороти, что на следующий день после ссоры с Недом она наткнулась в «Гёральд» на объявление Трейси, которой требовалась портниха. А действительно ли это было везением?

– У тебя своя позиция, Нед, – напомнила ему Дороти, коротко и изучающе взглянув на него. – Вчера вечером ты намекнул, что я не оставила тебе выбора. Думаю, это относится и к тебе. Скажи честно, если бы я через неделю после нашего спора сказала тебе, что беременна, ты отреагировал бы так же, как воспринял это сейчас?

Он помедлил, отыскивая в уме честный ответ.

– Я люблю тебя, Дороти. Я бы сделал так, как ты захотела!

Камень свалился с ее сердца. Нет, разумеется, он не стал бы предлагать сделать аборт! В душе снова зашевелилась надежда. «Люблю» – это звучит хорошо. Это звучит великолепно! Но с другой стороны, его ответ касался только ее, оставляя без внимания Джоанну.

Дороти печально покачала головой.

– Былого не вернуть, Нед! Наши отношения имели слишком односторонний характер. Мы дарили друг другу много радости…

– Да, – охотно подхватил Нед, и его глаза затуманились воспоминаниями.

Секс, подумала Дороти. Дикий, разнузданный, потрясающий, страстный секс. Полное растворение друг в друге. Вот о чем он вспоминал и что хотел бы вернуть! Она глубоко вздохнула и попыталась охладить разгоравшийся в нем пыл.

– Мне не нужна радость, которая будет

стремительно, день ото дня, таять из-за твоей неприязни к детям, Нед.

Он поднял руку в торжественном жесте.

– Дорогая, клянусь, я сумею найти компромисс с ребенком.

Она стиснула зубы. Компромисс с ребенком!

Как он смеет так говорить о Джоанне! Нед безнадежен. Абсолютно безнадежен! Дороти оторвала клубнику от листика, так сдавив ее, что сок брызнул во все стороны. Нед Шеннон может быть самым сексуальным мужчиной на земле, но как отец он и гроша ломаного не

стоит, увы!

Она уничтожающе взглянула на него.

– Если ты имеешь в виду няню…

– Няню?! Кто говорит о няне? – Он явно расстроился и воинственно нахмурил брови. – Я не доверю воспитание своего ребенка какой-либо няне. Если таков твой план, должен сразу сказать, что я его не одобряю.

Дороти, остолбенев от удивления, отправила в рот очередную ягоду, поэтому вопрос:

«Так ты не хочешь?..» прозвучал крайне невнятно.

– Более чем не хочу! Мои родители отгораживались от меня няньками до семи лет, а затем заключили в школу-интернат.

– Это ужасно!

– Мы так не поступим, Дороти.

– О нет!

Она схватила еще одну ягоду, пораженная откровениями о его детстве.

Нед встал и указал на колыбельку.

– Этот ребенок будет воспитываться как полагается.

Рот Дороти был полон сока от ягод, поэтому она смогла только энергично кивнуть. Она не могла оторвать взгляда от нового Неда – понимающего и преданного отца.

Он склонился к ней и поцеловал в лоб.

– Мне нужно бежать на работу. Я ожидаю партию материалов. Продолжай есть, Дороти. Тебе нужно восстанавливать силы. Добавь сливок к клубнике. Это полезно для ребенка.

Она снова кивнула, совершенно ошарашенная новым поворотом событий.

Нед задержался у колыбели.

– Увидимся вечером, девочка Джонни. Не огорчай маму! Мы должны с ней кое в чем разобраться.

Он был в дверях, когда Дороти вдруг вспомнила:

– Вечером Трейси меня заберет. Я собираюсь домой, Нед.

Он остановился, глядя на нее без всякого удивления.

– Небольшая поправка: тебя заберу я! С Трейси мы уже обо всем договорились. На редкость сообразительная женщина эта Трейси! Она пустила меня в твою квартиру, чтобы я смог наполнить холодильник продуктами. Не экономь больше на еде, Дороти.

Нед ушел, оставив последнее слово за собой. А Дороти? Она чувствовала себя так, словно по ней проехал паровой каток. Может быть, и нужно, чтобы ею руководили? Надежда пела в ее сердце и наполняла ликованием разум, когда она поливала клубнику сливками. Она взглянула на Джоанну, по-прежнему мирно спящую.

– Ладно, ребенок, – легкомысленно произнесла Дороти. – Может быть, у тебя и в самом деле будет отец? – Затем, словно отрезвев, добавила: – Но поверю этому только тогда, когда увижу собственными глазами.

5

Было так странно, снова сидя рядом с Недом в машине, ехать по городу. Казалось, время повернуло вспять, и последних восьми месяцев не было. Все тот же большой «рэйнджровер», что и тогда, то же ощущение превосходства, когда весь транспорт в пределах видимости немедленно оставляется позади, та же уверенность в том, куда ехать, то же чувство близости, отгораживавшее их от остального мира и замыкающее в пространстве, принадлежащем только им.

Чтобы стряхнуть с себя это навязчивое ощущение, Дороти оглянулась и убедилась, что Джоанна действительно с ними и в безопасности. В переносной колыбельке на заднем сиденье, она ничуть не смущалась новым незнакомым окружением. Жизнь не стояла на месте, и Джоанна была тому убедительным доказательством.

Нед умело закрепил колыбельку, явно заранее подготовив машину к переезду и выяснив, куда вставлять защелки ременного крепления. Его предусмотрительность, по крайней мере в практическом смысле, будет полезна для Джоанны.

– Перестань волноваться, Дороти. Все в порядке, – ободряюще улыбнулся он, перехватив ее взгляд, не отрывавшийся от заднего сиденья. – Дети всегда спят в движущемся транспорте.

– Откуда ты знаешь?

Его улыбка сделалась шире.

– Один знакомый парень однажды целую ночь возил своего ребенка. Его жена отчаялась заснуть, и это оказалось единственным верным способом прекратить его плач.

– Может быть, у него что-нибудь болело?

– Обычные колики.

Он говорил очень авторитетно. Этого было не отнять. И все же… Кто знает, как проблемы, с которыми они непременно столкнутся, отразятся на их отношениях?.. В конце концов, Нед видел Джоанну лишь спящей, похожей на безмятежную куколку и требующей лишь одного – чтобы признали ее существование.

Легко было ошибиться, предположив, что в жизнь не придется вносить каких-то серьезных изменений. Дороти чувствовала себя виноватой, сидя рядом с Недом и вспоминая, как хорошо им было вместе… до Джоанны.

Но они не выпали из времени и ехали к ней домой отнюдь не для того, чтобы заняться любовью. Она судорожно сглотнула, задав себе вопрос, чего ожидает от нее Нед сегодня вечером. Не предполагает ли он, что они начнут с того же места, на котором остановились восемь месяцев назад?

Однако Нед пока не пытался даже поцеловать ее по-настоящему. Он вообще избегал прикосновений, за исключением тех случаев, когда требовалось помочь или заботливо поддержать. Дороти покосилась на его руки, легко и умело управлявшие машиной. У Неда были поразительно чувственные кисти…

Но как бы Дороти ни жаждала физических проявлений его любви, было слишком рано возобновлять их былую близость.

Слишком рано по нескольким причинам. Ее тело требовало времени на восстановление после родов. Кроме того, прежде чем связать с этим мужчиной свою жизнь, необходимо было проверить твердость его намерений в отношении Джоанны. Дороти не могла так просто принять все его заверения. Как известно, благими намерениями вымощена дорога в ад.

Они въехали на автомобильную эстакаду.

Скоро они окажутся около дома и офиса Трейси. Удобное место для клиентов из северного и западного пригородов Лондона. Дороти надеялась, что Нед не собирается остаться у нее на ночь, даже считая их отношения окончательно наладившимися, что в общем-то было не совсем так. Возможно, стоит прояснить этот вопрос сейчас?.. Что-то подкатилось к ее ногам, когда «ровер» устремился вниз по спуску. Она наклонилась – банка собачьих консервов. У Неда по-прежнему была собака!..

– Извини, – сказал он, взглянув на нее с гримасой сожаления. – Должно быть, вывалилась из сумки с продуктами. Положи ее в бардачок, чтобы не мешала.

Дороти сделала, как он велел. Какая досада! Нед по-прежнему привязан к дворняге, которую однажды приютил. Пес был огромный и свирепый, и Дороти боялась его. Нед натаскал его на сторожевую службу – это было необходимо, так как мебель, которую он реставрировал, стала очень цениться. Хотя Нед уверял, что Джок лишь лает, но не кусает, Дороти так ни разу и не решилась его погладить или поиграть с ним. Может быть, потому, что ее воспитание исключало любую фамильярность с собаками. Это кое о чем напомнило ей.

– Нед, как случилось, что ты никогда не рассказывал мне о своем детстве? Он пожал плечами.

– Не вижу особой радости в том, чтобы вспоминать былые несчастья!

Слишком короткий, но честный ответ. Впрочем, она тоже не слишком распространялась о своем детстве, сказав ему только, что родители развелись и она жила с бабушкой до тех пор, пока не отправилась в Лондон поступать в школу дизайнеров. Поскольку ее семья, если это можно так назвать, жила за сотни километров от столицы, вопрос общения с близкими отпал сам собою.

Неду, родители которого давно умерли, и в голову не приходило интересоваться ее семейными делами. Он никогда не расспрашивал о них Дороти, воспринимая ее независимость, как и свою, как нечто само собой разумеющееся. Нед принимал ее такой, какая она есть, совершенно не интересуясь ее происхождением, и это вполне устраивало Дороти. Зачем было рассказывать ему, что в детстве она была для всех лишь обузой?

– У тебя была собака в детстве? – спросила она, возвращаясь к предыдущей мысли.

– Нет. Родители не позволяли. Слишком много хлопот. – Он криво усмехнулся: – У них и со мной-то было слишком много хлопот, что уж говорить о собаке!

Выходит, он тоже был обузой, хотя и нельзя назвать его нежеланным ребенком.

– У воспитателя в школе, где я учился, была собака. Он разрешал мне с ней играть, – добавил Нед в глубокой задумчивости. – Хани. Так ее звали. Лабрадор. Однажды она родила девятерых щенков. Мне могли бы дать любого из них…

Дороти подавила вздох. Неда не удастся разлучить с Джеком. Вот и еще одна проблема. Эту свирепую псину нельзя даже близко подпускать к Джоанне! Она слышала слишком много жутких историй о собаках, покусавших детей!

Они свернули на небольшую улицу, отсюда уже недалеко и до дома Неда. У него было замечательное обиталище с прекрасным видом на парк. Нед превратил трехсекционный гараж в мастерскую, но окончательной отделкой занимался рядом с жилыми комнатами. Это вполне устраивало Неда, но присутствие ребенка, несомненно, положило бы этому конец.

Они миновали его поворот и с ревом устремились дальше. Дороти никак не могла собраться с духом, чтобы объяснить Неду свое понимание ситуации. Его обещаний, данных под влиянием момента, ей недостаточно. Дороти нужны более солидные доказательства его намерений. Только тогда она, возможно, подумает, стоит ли связываться с ним всерьез. И она уже собиралась открыть рот, когда Нед заговорил первым.

– Каждый ребенок должен иметь собаку, – заявил он, подтверждая свои слова решительным кивком и глядя на Дороти, явно ища одобрения. – Возможно, стоит начать с маленькой. Я слышал, что карликовые фокстерьеры очень ласковые.

Карликовые! Это еще куда ни шло.

– Мне кажется, прежде нужно обсудить кое-что еще, – предупредила Дороти, имея в виду вещи отнюдь не карликового масштаба. Нед слишком забегал вперед, слепо пренебрегая изменениями, которые ему придется внести в свой стиль жизни.

– Конечно, – с готовностью согласился он. – Я не буду тебя торопить. Трейси предупредила меня, что организация сказочной свадьбы потребует по меньшей мере шести недель. А я не собираюсь лишать тебя сказки.

– Нед! – Она в ужасе взглянула на него. – Я не верю в скоропалительные свадьбы!

Он нахмурился.

– А никто и не угрожает мне пальбой, Дороти.

– Тебе бы и в голову не пришло жениться, если бы не ребенок, – с укоризной сказала она.

– Это неправда! Я собирался попросить тебя переехать ко мне тем самым вечером, когда случился тот проклятый спор. Это то же самое!

– Это совсем не одно и то же!

– Для меня – одно! – В его зеленых глазах горело убеждение. – Ты – единственная женщина, с которой бы мне хотелось жить.

– Тебе не кажется, что ты кое о чем забыл? – со злостью спросила она. – У меня ребенок.

– Именно принимая во внимание ребенка, я и решил, что нам лучше пожениться, – ответил он со сдержанным нетерпением. – Дети любят чувствовать себя в безопасности, рядом с папой и мамой.

– Все это прекрасно в теории, – яростно возразила Дороти, – но в жизни редко удается достичь совершенства. Каждый третий брак оканчивается разводом. И каково при этом детям?

Он вздохнул и с сочувствием взглянул на нее.

– Да, ты знаешь это по собственному опыту. Должно быть, ты сильно переживала, когда развелись твои родители…

Нет, все было не так! Переживания начались задолго до их развода.

– Но это не причина для того, чтобы лишать шанса нас, – продолжал он. – Мы совсем иные.

– Я бы не была сейчас с тобой, Нед, если бы решилась предоставить нам этот шанс, – твердо сказала она. – Но, будь так добр, не считай, что я готова вверить тебе себя и Джоанну. Я не готова к этому.

Наступило молчание.

Дороти чувствовала, что Нед ломает голову над тем, как бы ответить, не растравив ее сомнения и страхи. Это окончательно взвинтило ее. Она не хотела, чтобы на нее давили. Если уж жизнь не предоставляет гарантий, то нужно хотя бы время, чтобы родилось доверие.

Неожиданно Нед затормозил у тротуара перед домом Трейси и заглушил мотор. Она совсем перестала следить за дорогой. Наконец-то дома! Ее сердце дело от восторга. Она надеялась, что Нед не испортит ей настроения, пожелав больше, чем она могла ему дать.

Отстегнув ремень безопасности, он повернулся к ней, протянул руку и погладил по щеке, чтобы привлечь к себе внимание.

– Дороти… – В его глазах горел огонь убеждения, а голос был полон глубокого чувства. – Я люблю тебя. Это не просто слова. Позволь доказать тебе…

Он наклонился и, прежде чем Дороти смогла даже подумать о чем-либо, губы Неда приникли к ее рту с соблазнительной нежностью, которая растопила бы любое желание сопротивляться. Если бы поцелуй был более требовательным и настойчивым, Дороти возмутилась бы. Эта же ласковая, робкая, чувственная попытка молила об ответе, а не принуждала дать его.

Дороти нестерпимо захотелось большего. Пустота одиноких месяцев без Неда отчаянно требовала наполнения. Она хотела, чтобы все страхи и сомнения смыло половодьем всепоглощающей любви. Ее губы помимо воли задвигались, поощряя, приглашая, жадно требуя того, что он хотел дать, и ища доказательств страсти, которую они когда-то испытывали вместе.

Она подняла руку и прикоснулась к его груди, ощутив через легкую ткань рубашки ее тепло и надежность, приглушенные удары его сердца, бившегося тяжело и быстро. Все действительно было так, как прежде.

Опьяненная чувством вновь обретенной близости, Дороти скользнула рукой по гладкой округлости его плеча вверх, к мощной колонне шеи, запуталась пальцами в густых прядях его волос. Призрачные сны обернулись осязаемой реальностью!..

Нед… Его губы, ищущие ее с головокружительной чувственностью, наслаждающиеся нетерпеливым ответным поцелуем, возбуждающие желание, которое всегда вспыхивало между ними. Сейчас оно снова захлестнуло их и настойчиво требовало удовлетворения. Ее тело дрожало, ноги ослабели, трепет возбуждения охватил низ живота, поднимаясь вверх, к груди, которая призывно напряглась навстречу его ласковым прикосновениям.

Медленно и неохотно Нед обуздал порыв страсти, испытываемой обоими, и, отстранившись от Дороти, все еще пульсировавшей чувственностью, стал лишь слегка прикасаться кончиками пальцев к ее щекам, губам, стараясь сдержать тяжелое неровное дыхание. Ошеломленная, почти бездыханная, она не знала, принять ли их разъединение или молить о том, чтобы Нед закончил то, что начал.

В его взгляде была мука.

– Мне следовало быть с тобой все это время…

Она не желала оглядываться назад, она хотела…

– Я бы был с тобой, если бы ты позволила.

Неужели это правда? Неужели она сама лишила их восьми месяцев счастья? Этого волшебства, которое принадлежало им одним?

Его глаза подтвердили ей, что это так.

– Я не должен был допустить ничего, что помешало бы нам.

Ее затуманенный желанием разум с восторгом внимал клятвам верности… до тех пор, пока медленно, подсознательно до нее не дошел смысл сказанного Недом.

Он не должен допустить, чтобы им помешала Джоанна!

А это несомненно означало, что он обидел бы девочку, если бы она помешала. Так легко было забыть о ней, вовсе не принимать в расчет, пока она тихо спит, никого не стесняя своим присутствием. Но это не может длиться вечно.

– Джоанна! – раздался хриплый крик вины. Она забыла о дочке!

– С ней ничего не случится за одну-две минуты.

– Нет! – Отпрянув от Неда, с его возбуждающими прикосновениями, и оторвав взгляд от пламени в его глазах, заставлявшего петь ее сердце, Дороти вцепилась в замок ремня безопасности. – Я не хочу говорить об этом сейчас, Нед! Я хочу распаковать вещи и устроиться в своей квартире.

– Я вовсе не виню тебя за решение, которое ты приняла без меня, Дороти, а просто сожалею о том, что мы потеряли много времени, – мягко сказал он. – Мне не хочется терять его даром и впредь.

– Прекрасно! Тогда давай пошевеливаться.

Ремень безопасности наконец расстегнулся.

Она открыла дверь и выскользнула из машины прежде, чем Нед смог ее удержать. Ноги едва не подкосились, и Дороти вынуждена была опереться на дверь, чтобы не упасть. Физическая боль, испытанная во время родов, была изнурительной сама по себе, без сексуального и эмоционального потрясения.

Нет, надо держаться от Шеннона на безопасном расстоянии, пока она не выяснит, как он в действительности отнесется к существованию ребенка в их жизни. Нельзя давать волю тому, что она чувствовала к Неду сейчас! Все будет в десять раз хуже, когда ей придется расстаться с Недом ради блага Джоанны.

– С тобой все в порядке? – заботливо спросил он.

– Да! – Не считая того, что я беззащитна перед тобой, добавила про себя Дороти, молчаливо ругая себя за слабость.

Она подхватила свою сумочку, лежавшую на полу перед пассажирским сиденьем, закрыла дверь и теперь стояла, прислонившись к ней, пока Нед выходил из машины.

Но Нед и не думал давить на нее. К облегчению Дороти, он занялся освобождением колыбельки Джоанны от крепления. Затем достал ее чемодан и понес всю ношу, предоставив Дороти показывать дорогу к ее квартире в задней половине дома Трейси. Ее ноги все еще дрожали, но она старалась ступать с достоинством, благодарная Неду за помощь.

Все огни были зажжены – несомненно, приветственный жест Трейси. Дороти открыла дверь и впустила Неда внутрь, отлично сознавая опасность такого вторжения в ее дом, но в то же время понимая, как нечестно и неблагодарно было бы оставить его за порогом. Возможно, он учтет ее пожелания, успокоила она себя. Все, что от нее требовалось, – это контролировать ситуацию и оставаться твердой, независимо от того, насколько убедительными будут доводы Неда.

– Прямо в спальню? – тихо спросил он, кивая на Джоанну.

– Да, пожалуйста, – прошептала она. Допущенный Трейси в дом днем, чтобы занести продукты, Нед был явно знаком с расположением комнат. Дороти наблюдала, как он маневрирует с Джоанной и чемоданом в узком коридоре за ванной и прачечной. Дверь спальни была открыта, и Дороти ни к чему было сопровождать его. Лучше держаться на расстоянии.

Она вошла в кухоньку и почувствовала себя в большей безопасности под защитой полок и шкафчиков, оставлявших свободным лишь небольшой пятачок. Поискав электрический чайник и найдя его полным, она воткнула вилку в розетку. После заботы, которой Нед окружил ее сегодня, было бы бессовестно отправить его домой, не предложив даже чашки чаю.

В ожидании, пока вскипит вода, Дороти глубоко вдохнула, пытаясь унять разыгравшиеся нервы, и окинула взглядом поверх кухонной стойки жизненное пространство, которое создавала своими руками. Ей было необходимо вернуть то ощущение независимости, которое оно давало. Возможно, Неду квартира показалась маленькой и тесной, но она устроила здесь все так, как ей было удобно.

У окна двухместный плетеный диванчик и два таких же кресла окружили кофейный столик. По другую сторону стояла ее швейная машинка. На стене за ней висела огромная пробковая доска, к которой крепились коробочки с нитками, мелками, ножницы, линейки и другие инструменты, необходимые ей для работы. В конце комнаты разместились телевизор и проигрыватель, так что она могла смотреть фильмы и слушать музыку и во время работы, и отдыхая.

Бежевый с прожилками кафельный пол легко было содержать в чистоте. Чехлы на диванные подушки и шторы она сшила сама из яркой ткани с узором в лимонных, белых и зеленых тонах.

На кофейном столике стояла ваза с роскошными желтыми хризантемами. Поздравление Трейси с возвращением домой, предположила Дороти. Она оставила розы в больнице, на радость Лесли и Джине. Букет из трех дюжин было бы нелегко втиснуть даже в машину Неда.

Нед, очевидно, нахмурился бы, если бы заметил под ножками обеденного стола деревянные плашки. С их помощью было удобно поднимать стол на нужную высоту при разметке и кройке ткани. Она не использовала этот стол по назначению, предпочитая работать на нем. Чтобы поесть или выпить кофе, Дороти обычно устраивалась на табурете перед кухонной стойкой. Впрочем, это вовсе не свидетельствовало о ее бесхозяйственности.

Она услышала, как Нед выходит из спальни, и торопливо расставила чашки и блюдца. Открыв дверь холодильника, Дороти надежно перекрыла ему путь в кухоньку, чтобы убить сразу двух зайцев – достать молоко и оставить Неда по другую сторону стойки. Но, увидев сложенное штабелями содержимое холодильника, она забыла о своих целях.

– На Западном фронте без перемен! – радостно объявил Нед.

Дороти едва слушала – вытаращив глаза, она обозревала полки холодильника. Помимо необозримого набора деликатесов, он был забит огромными бифштексами, по меньшей мере дюжиной ломтей бекона, отбивными, сосисками, а овощные контейнеры были доверху завалены всем, что только можно купить в зеленной лавке.

– Мне никогда этого не съесть, – растерянно произнесла Дороти.

– Я тебе помогу, – последовал уверенный ответ.

По ее спине пробежал холодок недоброго предчувствия. Окончательно забыв о молоке, Дороти захлопнула дверцу. Нед послал ей через разделявшую их кухонную стойку одну из своих самых ослепительных улыбок, и решимость ее стала таять. С ним невозможно следовать законам здравого смысла! Отчаяние придало голосу стальной оттенок.

– Ты собираешься столоваться у меня? Его брови поднялись, выражая безусловное подтверждение.

– Я полагал, что, возвращаясь с работы, буду готовить для нас обед. Это позволит тебе отдохнуть между двумя вечерними кормлениями.

– Очень любезно с твоей стороны.

Он, как всегда, у руля! Просто приходит начинает править свой бал, претендуя на все время, свободное от малышки. И Дороти стиснула зубы, твердо намереваясь противостоять тактике натиска.

– А завтрак ты мне тоже будешь готовить?

– Ну, гмм… – Он помедлил, пытаясь скрыть опасный огонек в своих глазах. – А разве это плохо? – осторожно спросил он.

– Да, если ты решил, что сможешь оставаться у меня на ночь, когда тебе заблагорассудится, – зло ответила она.

– Не когда мне заблагорассудится, Дороти. Естественно, я буду поступать так, как лучше для тебя, – поспешно заверил Нед, и на его лице появилось тревожно-озабоченное выражение. – Но меня беспокоит сегодняшний вечер. Все говорят, что страшно оставаться в первую ночь дома один на один с новорожденным. Особенно если не с кем посоветоваться…

– И на роль этого советчика ты предлагаешь себя? – Дороти с ужасом услышала в своем голосе визгливые нотки.

– Я имел в виду, что тебе будет одиноко, – быстро поправился он. – Мне не нравится, что ты останешься здесь одна. Что, если ребенок будет плохо спать? А рядом ни души…

– Ни души, которая обняла бы, приласкала и поцеловала меня. Ты это подразумеваешь, Нед?

О, она его сразу раскусила! Только непобедимое желание утолить свой голод – и полное пренебрежение интересами дочери!

Нед нахмурился. Истерика, которая слышалась в голосе Дороти, его явно насторожила.

– Я просто хочу быть рядом с тобой, чтобы помочь.

Его слова были полны искренней заботы, а встревоженный взгляд почти убедил Дороти. Ей хотелось, чтобы он окружил, пропитал ее насквозь своей любовью, полностью растворил ее в себе. А он просто хотел быть рядом, чтобы помочь! Ей этого недостаточно. Просто недостаточно!

Если бы он так же заботился и о Джоанне.

Она закрыла глаза. Сегодня вечером ей никак не справиться с этой проблемой. У не единственный приемлемый выход.

– Я хочу, чтобы ты сейчас ушел, Нед.

– Но, Дороти…

Измученная его настойчивостью, она открыла глаза и пристально посмотрела на него.

– Пожалуйста!

– Я… – Нед казался обиженным и растерянным. – Почему? Я что-нибудь сделал не так?

– Не спорь со мной! – в отчаянии выкрикнула Дороти. Желая положить конец мучениям, причиняемым Недом, она бросилась к двери и открыла ее, жестом предлагая ему выйти. – Пожалуйста! У меня был трудный день. Мне необходимо время и одиночество, чтобы прийти в себя, Нед!

Он неохотно двинулся к двери, пристально глядя ей в глаза, лихорадочно пытаясь найти причину такого непонятного поведения. Что-то придумав, он остановился, успокаивающе поднял руку и со свойственной ему самонадеянностью попытался разрешить вротиворечия, терзавшие молодую женщину.

– А что, если…

– Нет! – Дороти гневно тряхнула головой. – Слишком много и слишком быстро. Спокойной ночи, Нед! Спасибо за то, что привез нас домой, но я действительно хочу, чтобы ты сейчас ушел.

– Хорошо, – сказал он мягко, видя, что она слишком взвинчена. – Спокойной ночи, Дороти! Пожелай за меня добрых сновидений ребенку.

Ребенку!

Он ушел.

Дороти закрыла за ним дверь и разразилась слезами.

6

Что он сделал не так?

Этот вопрос мучил Неда, когда он удрученно слонялся вокруг коллекции антиквариата, доставленной сегодня днем. В обычное время он бы испытывал радостное возбуждение, отбирая на реставрацию поврежденные предметы, дотошно выясняя, как лучше это сделать. Но сегодня весь энтузиазм куда-то пропал. Ничто не занимало его, за исключением пса, который кругами бегал рядом, предлагая свое преданное общество.

– Она снова выставила меня, Джек, – сказал Нед, жалобно вздыхая.

Лучший друг человека скосил на него глаза, подарив понимающий, исполненный симпатии взгляд, и, подпрыгнув, положил передние лапы на грудь Неда, готовый как следует облизать его, если тот пойдет навстречу, склонив голову ниже. Масса огромной черно – белой дворняги повергла бы наземь любого, но Джок знал, как сохранять необходимое равновесие, когда речь шла о любви и уважении. Особенно если дело касалось его хозяина.

Нед нежно посмотрел на него.

– Ты великая собака, Джок, но должен тебе заметить, твое дыхание не столь благоуханно, как у Дороти.

Пес тоненько заскулил, моля о ласке.

Нед с сожалением улыбнулся и взъерошил шерсть за ушами пса, вызвав восторженный взгляд, который заверил хозяина в неизменной любви и преданности и сообщил, что никаких сложностей и неясностей в их отношениях не осталось. Нед был центром мироздания Джока, и ничто не могло поколебать это убеждение.

Жаль, что люди не похожи на собак, думал Нед, перебирая в уме все, что сделал сегодня, чтобы наладить отношения с Дороти. Он во всем подходил для нее. Он это знал. Почему же она не хочет этого признать? Почему не идет ему навстречу? Что еще он должен сделать, чтобы Дороти поняла, о чем идет речь?

– Похоже, что собаки умнее людей, – поведал он псу. – Люди должны поменьше думать и побольше доверять своим инстинктам.

Джок согласно запыхтел.

Совершенно отчетливо Нед помнил, как Дороти, нимало не задумываясь, ответила на его поцелуй, и он ощутил электрический ток желания – поразительно, просто фантастически взаимного, – пробежавший между ними.

Ошибки быть не могло – Дороти по-прежнему хотела его. Что бы ни мучило ее разум, – для него это было досадной загадкой, – ее тело было в полной гармонии с ним, Недом.

Подумав об этом, Нед взволновался. Он хранил обет воздержания так долго, что его гормоны, образно говоря, возбужденно звенели от предвкушения знакомого наслаждения. Истинного наслаждения. Особого наслаждения. С Дороти все было по-особому. Она была его женщиной, без всяких оговорок и сомнений. Необходимо убедить ее в том, что он – ее мужчина. Не стоит пытаться даже смотреть на эту мебель, пока он не решит главную проблему.

Разбираясь с пробудившимися в нем аппетитами, Нед понял, что ощущение пустоты внутри может быть вызвано и более прозаическим голодом.

– Пойдем-ка поищем, что бы съесть, Джок.

С веселым одобрительным лаем помесь колли, добермана и разных других пород – включая датча, как полагал Нед, – скользнула вниз и потрусила к двери, ведущей в дом.

Почему люди не могут быть столь же простыми и непосредственными? – подумал Нед с новым приступом досады. Он и Джок не испытывали трудностей со взаимопониманием.

Они вместе устремились в кухню. Она примыкала к тому, что было когда-то трехсекционным гаражом. Нед разрешал двум своим помощникам наведываться туда, чтобы приготовить кофе или бутерброды. Он всегда считал, что работа идет легче, если люди чувствуют себя как дома. Делить стол с Дороти – прекрасный способ заставить ее почувствовать себя с ним как дома.

Слишком много, слишком быстро, сказала она, но Нед не мог понять почему. Возвращение к совместной жизни окажется очень трудным, если его будут держать за порогом.

Нед открыл холодильник и достал одну из мясных костей, доставленных мясником сегодня утром.

– Где ты, Джок? Смотри-ка, твоя любимая. Окорок.

Пес нетерпеливо вцепился в кость зубами, одобрительно и с признательностью урча. Размахивая от удовольствия хвостом, он удалился в свой угол, где и уселся, защищенный от атаки сзади и с флангов двумя стенами; его настороженные внимательные глаза готовы были заметить любое фронтальное нападение. Джок ревностно оберегал свою добычу, с инстинктивной подозрительностью воспринимая малейшее движение в его направлении. Защита была высшим приоритетом. Даже Нед оказывался персоной нон грата, если подходил слишком близко,

Слишком близко! Нед уцепился за мысль. Возможно, именно против этого восставала Дороги – против того, чтобы слишком близко подпустить его? Желая защитить себя и ребенка – на случай, если он не изменил своего отношения к детям? Тот злополучный спор, видимо, глубоко запал ей в душу. Все эти восемь месяцев она, должно быть, снова и снова переживала его. Это многое объясняет.

Нед обдумывал такую возможность, доставая сыр и маринованные огурчики, вынимая из щкафчика крекеры и устраиваясь у стойки бара, чтобы с едой окончательно разжевать и сложившуюся ситуацию. Возможно, Дороти смущало наличие ребенка и она усложняла и запутывала то, что казалось простым и недвусмысленным ему.

По сути дела, ребенок был побочным продуктом их отношений. Естественно, Нед смирился с ним. Сейчас он точно это знал. Что бы он был за человек, если бы поступил иначе? Он бы смирился и с восемью месяцами, прошедшими без него. Но у Дороти пунктик на этот счет!

Возможно, она не хотела делиться с ним. Как Джок своей костью. Нед попытался сравнить поведение Дороти с отношением к нему собаки теперь, когда она стала осторожной, бдительной, готовой мгновенно отреагировать на любое сомнительное движение и сражаться до последнего. Владеть и охранять! Эта параллель кое-что прояснила.

Хотя было все-таки одно отличие. Нед знал, что, оставшись один на один с Дороти, он смог бы достучаться до нее. Может быть, именно этого она и боялась, зная, что он способен просочиться сквозь стены воздвигнутых ею укреплений. А впрочем, чего она боялась? Что Нед разлучит ее с ребенком или будет испытывать ревность, видя проявления естественной материнской любви?

Это смешно!

– Ты ведь знаешь мой характер, правда, Джок?

Пес устремил на хозяина внимательный понимающий взгляд.

– Разве я когда-нибудь поступал с тобой плохо?

Джок отрицательно зарычал.

– Мы ведь с тобой знаем, что я – соль земли? Нужно убедить в этом и Дороти. Но она уже так привыкла грызть эту старую кость раздора, что у меня возникают сомнения в успехе предприятия.

Рычание стало более грозным.

– Ты прав. Ей лучше знать. Спасибо за помощь, Джок! Ты – неоценимый источник вдохновения!

Поняв, что беседа окончена и хозяин удовлетворен, лучший друг человека поспешил получить свою долю удовольствия в еде. Он знал, что внутри кость намного вкуснее, чем на поверхности.

Мысль о том, что Дороти выставила его из-за неверия в способность Неда быть отцом, как-то не умещалась в голове. Она казалась ему крайне обидной, и, если таково мнение Дороти, он должен его изменить. Он так же прекрасно может справиться с отцовскими

обязанностями, как и с любыми другими! Даже лучше! В конце концов, он слышал столько жалоб молодых родителей друг на друга, что будет нетрудно придумать, как избежать взаимных обид.

Завтра он первым делом позвонит Джиму я выяснит у Флоранс, как менять пеленки. Он опровергнет мнение о том, что отцы не приспособлены или бесполезны для этой задачи. При желании он вообще может стать экспертом по уходу за детьми. Ведь на эту тему, должно быть, написаны горы книг!..

Если бы Дороти обращалась к нему за советом и поддержкой, а не выставляла его за дверь! Ведь чем больше она будет полагаться на него, тем больше будут совпадать их желания. Рано или поздно они снова смогут любить друг друга. Нед был уверен: у них все будет прекрасно. Волшебное слияние их тел, глубокая общность и одновременность переживаний… Нед так стремился к этому!

Этот ребенок его не сломит! И не разлучит с Дороти!

Заметно повеселев, Нед отрезал большой кусок сыра, положил сверху огурец и с аппетитом впился зубами в бутерброд. Завтра все будет иначе. Завтра он наголову разобьет все возражения Дороти и покажет, чего он стоит как отец. Он не позволит выставить себя снова. Нет!

– Идет твой папа, ребенок, – сказал он громко, наслаждаясь звучанием этих слов. – Идет твой папа.

7

Постучать в дверь, соединявшую квартиру Дороти с домом, могла только Трейси. Дороти, улыбаясь, крикнула:

– Входи!

Было восемь-тридцать – время, когда Трейси обычно заглядывала сюда, чтобы обсудить дела на день. Возвращение к рутине вернуло Дороти уютное ощущение обыденности и безопасности.

После той суматохи и неразберихи, в которые погрузил ее Нед вчера вечером, ей это было просто необходимо.

Дверь в дальнем углу гостиной открылась, и Трейси, просунув голову, покрутила ею из стороны в сторону, двигая своими выразительными бровями.

– Я не помешаю?

Дороти покачала головой.

– Я почти готова. Осталось только помыть посуду после завтрака. У тебя есть время на чашку кофе?

– Если тебя это не затруднит. – Получив приглашение, Трейси вплыла в комнату, сияя великолепием костюма цвета спелой пшеницы, и взобралась на табурет перед кухонной стойкой. Ее глаза светились любопытством. – Как себя сегодня ведет ребеночек?

– Никаких особых проблем. Ночью она проснулась только один раз, чтобы поесть. О более спокойном ребенке я не могла бы и мечтать!

– Будем надеяться, что она не изменит своим привычкам и впредь.

Это было бы кстати по многим причинам, подумала Дороти, включая чайник и насыпая растворимый кофе в чашку Трейси. Нед мог бы полюбить хорошего спокойного ребенка. Хотя младенчество – только начало длинного, требующего неимоверных усилий путешествия с детьми. Сможет ли Нед выдержать его?

Она отбросила тревоги прочь и тепло улыбнулась Трейси.

– Спасибо, что договорилась о стирке пеленок.

– С тебя пирожное!

Дороти махнула рукой в сторону кофейного столика.

– И за цветы. Они великолепны!

– О, цветы купил Нед, я только поставила их в вазу. – Трейси взглянула на подругу, приподняв бровь. – За этого парня стоит выйти, Дороти. Он так заботится о тебе!

– Ммм, посмотрим, – рассеянно ответила та.

Вскипел чайник. Обрадованная возможностью отвлечься, Дороти отвернулась, чтобы приготовить кофе Трейеи по вкусу.

– Для меня есть заказы? – спросила она, переводя разговор на дела. Она не хотела говорить о Неде. Чувства, которые он вызывал, колебались от неудержимого желания до бессильного отчаяния.

Трейси трудно было назвать недогадливой. Она с готовностью последовала примеру Дороти.

– Я старалась освободить для тебя эту неделю, но со свадьбами всегда так – в последнюю минуту случаются какие-нибудь мелкие неприятности. Энн Финчли похудела и хочет ушить свое платье. Я назначила примерку на семь вечера. Сможешь?

– Конечно!

Если Нед придет обедать, как планировал, ему придется уяснить, что она свободна не всегда, когда ему потребуется. Большинство клиентов приходит, когда обычный рабочий день уже заканчивается. Это единственное время, когда они свободны, и Дороти вынуждена подстраиваться. Вести собственное дело и работать на кого-то – совершенно разные вещи. Интересы заказчика на первом месте. А нужды ее малышки – важнее Неда.

– Завтрашний день свободен, – продолжала Трейси, – но в пятницу вечером придут проконсультироваться Кэт Джордан, ее мать и три подружки. Они жаждут твоих советов по поводу нарядов. – Трейси выразительно закатила глаза. – Не исключена большая работа для тебя!

Заманчиво! Дороти усмехнулась, ее глаза при этом горели от возбуждения.

– Я предстану перед ними во всеоружии!

– Вовсе не требуется полная витрина, чтобы разрекламировать твой талант, – ободрила ее Трейси. – Кэт любит экстравагантность. Думай об этом! И вот еще – у Джорданов денег куры не клюют. Так что думай как следует!

– Прекрасно!

Трейси отпила кофе, а затем, как бы невзначай, заметила:

– Я бы зашла вчера вечером, но не хотела мешать твоей личной жизни.

Радостное возбуждение Дороти как рукой сняло. Трейси состроила гримасу.

– Надеюсь, я не сделала чего-то ужасного, позволив Неду привезти тебя домой?

– Нет.

– Он очень настойчив…

– Да.

Односложные ответы вызвали у подруги глубокий вздох.

– Я понимаю, это не мое дело, Дороти, но парень кажется очень искренним. Я долго беседовала с ним по дороге из госпиталя. Он всерьез намерен жениться на тебе.

– Может быть.

Трейси бросила на нее пронзительный взгляд.

– Ты не хочешь его? Дороти поморщилась.

– Это не совсем так…

– Ну, если ты беспокоишься о работе, то Нед заверил меня, что будет уважать и поддерживать любой подходящий тебе способ проявления творческих способностей. Он сказал, что понимает, как ты к этому относишься, как важно для тебя чувствовать удовлетворение собой. Парень действительно произвел на меня впечатление, Дороти. Я не думаю, что тебе стоит волноваться на этот счет.

Трейси была права. Нед не стал бы мешать открывающимся перед ней возможностям. Он ценил свою работу и с уважением относился к работе Дороги. Нед Шеннон жалел бы только о времени, потраченном на ребенка.

– Когда Нед был здесь вчера, он заметил, как ты регулируешь высоту стола, и сказал, что сделает тебе такой, который будет удовлетворять всем твоим требованиям, – продолжала Трейси. – И вообще – перед тобой прекрасная возможность решить все проблемы!

Дороти не смогла сдержать улыбку. Нед обожал все исправлять. Он был просто одержим стремлением все исправить! К несчастью, дети только вставляли палки в колеса на пути к исполнению идеальных планов. Сможет ли Нед смириться с этим? Ее улыбка превратилась в болезненную гримасу. Шеннон был сыт по горло тем, как ребенок его друга испортил ту гнусную вечеринку.

– Будь я на твоем месте, я вцепилась бы в него мертвой хваткой, – доверительно сообщила Трейси. – Парень – чистое золото! У него есть деньги. У него есть мозги. У него прекрасные мускулы. И он не собирается мешать нашему партнерству.

Дороти вздохнула и поведала ужасную правду:

– Он не хочет детей, Трейси. Вот почему я порвала с ним!

Брови Трейси исчезли под залихватской челкой.

– Он отвернулся от тебя, когда ты забеременела?! – выпалила она в ярости.

– Нет, я не говорила ему, что беременна. Я просто знала, что дети ему не нужны. Он не раз в недвусмысленных выражениях давал мне это понять.

Допивая кофе, Трейси обдумывала новые факты. Затем она решительно поставила чашку и поднесла Дороти плоды своих размышлений.

– Но ведь Джоанна его совершенно не смутила, разве не так? Почему он должен был отреагировать иначе, узнав, что ты носишь его ребенка?

Дороти беспомощно пожала плечами.

– Он все еще хочет меня. Я не уверена, что он до конца осознает существование Джоанны. Он вспоминает то, что было между нами, и хочет вернуть это.

– Хмм… – Трейси постучала до совершенства отполированными ногтями по стойке. – Он придет сегодня вечером?

– Да… Если не передумает.

– Хорошо! – Авторитетный палец Трейси взлетел вверх, чтобы подчеркнуть важность произносимого. – Оставь на него Джоанну, пока ты будешь заниматься с Энн Финчли. Если Нед Шеннон попытается отвертеться, что ж, тогда он отойдет в историю. А если останется с ребенком, то почувствует наконец его реальность. Подвергни его испытанию, Дороти!

И, довольная собой, Трейси соскользнула с табурета, абсолютно уверенная в прекрасных результатах своих советов.

– Но это может ничего и не значить, – возразила Дороти, которой совсем не хотелось оставлять свою дочь на Неда. – Ведь Джоанна почти все время спит.

– Все дело в отношении, – заявила Трейси, величественно направляясь к выходу. Перед дверью она приостановилась. – И не забудь о награде, если он все сделает хорошо. Я большая поклонница поощрительной системы. Она очень оживляет связи.

Дверь закрылась.

Правильно! – подумала Дороти. Ничего нет хорошего в том, чтобы бесконечно нагнетать атмосферу безысходного пессимизма. Она должна рискнуть. Если Нед сегодня придет, она оставит с ним Джоанну. В конце концов, он ее отец. Его реакция на предложение посидеть с ребенком о чем-нибудь да скажет ей.

Все дело в отношении!

8

Часы предупредили Дороти, что времени на колебания у нее уже не осталось. Было почти пять. Нед заканчивает работу в четыре. Она не знала его точных планов, но дорога много времени не займет. Дороти уже готова к его появлению, вернее, к вечерней встрече с Энн Финчли…

На работе она всегда носила черное. Это было стильно и в то же время ненавязчиво. Для женщин, наряжающихся к свадьбе, важно было затмить всех остальных своей красотой и туалетом. Поскольку в обязанности Дороти входило убеждать их в том, что они достигли нужного результата, сама она не хотела привлекать к себе внимания. Черное также служило прекрасным фоном, когда женщины рассматривали себя в зеркале, а она двигалась вокруг них, закладывая складки и скалывая их булавками.

Учитывая то, что она кормит Джоанну ГРУДЬЮ, Дороти стоило бы надеть застегивающуюся блузу, но тщеславие подтолкнуло ее к шелковому отрезному платью с золотым ремешком. Это был самый сексуальный ее наряд, мягкий и шуршащий. Ткань льнула к изгибам фигуры, подчеркивая ее женственность.

Большую часть своей беременности Дороти носила свободную одежду, и сейчас, когда ее фигура более или менее пришла в норму, соблазн снова почувствовать себя женщиной восстал против здравого смысла. Нед видел, каким пугалом она была в больнице; не будет большого греха, если она напомнит ему, как может выглядеть. Чтобы сделать награду желанной, если он докажет не на словах, а на деле свою готовность быть для Джоанны отцом.

Дороти не знала, сколь велика должна быть награда на этой стадии, но в словах Трейси был смысл. Определенное поощрение может изменить все к лучшему. Как бы то ни было, но попробовать стоит! Если Нед увидит, что Дороти предпринимает ради него какие-тоусилия, он постарается в ответ предпринять усилия ради Джоанны.

Приняв решение, Дороти сняла с плечиков поощрительный наряд и быстро натянула его.

Талия еще не вернулась к обычным размерам, но и грудь стала больше, поэтому нужная пропорция была соблюдена, и платье прекрасно сидело на ней. Она скользнула в мягкие золотистые домашние туфли и отправилась на поиски висячих серег, подходивших к ее короткой стрижке. Золото прекрасно сочетается с черным.

Еще днем Дороти помыла голову и с помощью фена придала волосам идеальную форму. Более длинные пряди по сторонам лица, слегка завиваясь, плотно прилегали к щекам, а короткая стрижка сзади открывала изгибы шеи. Этот изысканный стиль искусно подчеркивал красивую форму ее головы. Челка смягчала общую строгость прически и увеличивала и без того большие темные глаза.

Следуя политике Трейси, считавшей, что хорошо нужно выглядеть всегда, Дороти не поленилась и наложила на веки темно-серые тени, добавившие выразительности ее глазам. Ее густые черные ресницы не требовали туши. Темно-красную помаду на губах она уравновесила тонким слоем румян, оживив слегка побледневшие щеки. Трейси уверяла, что руки тоже очень важны – и красный лак в тон помаде покрыл ухоженные ногти.

У нее была длинная шея, и серьги придавали стильность всему, что бы она ни надела. Дороти вдела найденную подходящую пару в мочки ушей и, обозрев свое отражение в зеркале, почувствовала несомненный подъем духа. Неплохо. Совсем неплохо! Она усмехнулась про себя. Нед увидит совсем другую Дороти, не похожую на вчерашнюю.

Не то чтобы она стремилась безмерно поощрить его, скорее это было обещание, положенное у черты, – на тот случай, если он готов переступить ее, ласково обращаясь с Джоанной. Мать без дочери он не получит. Комплексная сделка! И Джоанна не будет мелкой разменной монетой. Это Дороти твердо решила.

Она подошла к двуспальной кровати, одну половину которой занимала переносная колыбелька, обложенная для большей безопасности подушками. Склонившись над уютно спавшей дочкой, Дороти ощутила свежий сладкий аромат, исходивший от ребенка. Днем она с восторгом искупала Джоанну. Девочка била по воде крошечными ручонками, дрыгала ножками, а ее широко открытые глаза неотрывно смотрели на мать, словно она сомневалась в этом первом опыте, хотя явно наслаждалась им. Мир был абсолютно нов. Оставалось надеяться, что он не обернется к ее дочери своей черной стороной еще долгое, долгое время!

Дороти тихо вышла из спальни и, проходя мимо кухоньки, услышала стук в дверь, испугавший ее и заставивший застыть на месте. Сердце подпрыгнуло, остановилось и вновь забилось с огромной скоростью. Это, должно быть, Нед. Судьба все же решила снова свести их. Про себя она взмолилась о том, чтобы ее не постигло разочарование, собралась, насколько смогла, и проделала оставшиеся два-три шага навстречу отцу своей дочери.

С улыбкой робкой надежды, взывавшей ко всему хорошему, что было в Неде, она открыла дверь. Ее ждала точно такая же улыбка, но она почти не заметила ее. Сердце Дороти сжалось при виде искрящейся энергией мужественности, сразившей ее наповал. Нед был одет в джинсы и рубашку цвета морской волны. Высокая мускулистая фигура, казалось, нависла над ней.

Его волосы были аккуратно причесаны, а лицо так ухожено и красиво, что Дороти не могла оторвать взгляда, впитывая в себя каждую черточку – высокий и широкий лоб с круто изогнутыми бровями, глаза цвета глубокой речной зелени, словно вырезанные резцом скульптора нос и скулы, дразнящую чувственность полноватых губ. Она вдыхала острый запах одеколона, которым Нед опрыскал свои до блеска выбритые щеки, безумно желая попробовать его на вкус, прикоснувшись к небольшой родинке на четко очерченном квадратном подбородке.

– Дороти… – Нескрываемое облегчение и благоговейное любование. Его лицо расплылось в изумленной улыбке. Руки взметнулись вверх в знак высокой оценки представшей перед ним картины. – Ты выглядишь просто фантастически! – Он рассмеялся. – Я не могу опомниться. Ты просто ошеломительно красива!

Она тоже рассмеялась: точно такое же впечатление произвел на нее он.

– Даже твои волосы… – Он удивленно покачал головой.

– Тебе больше нравились длинные?

– Нет, это совсем другое, но тебе идет эта прическа.

Решительные позитивные сдвиги!

– Я знаю, тебе нравятся длинные волосы, go они болтались и мешали мне подшивать додолы у платьев.

Она болтала не переставая, пытаясь справиться с неравным возбуждением.

– Это не имеет значения. Его глаза добавили, что он восхищался бы ею в любом случае.

– Ты тоже прекрасно выглядишь, Нед. Он перевел дыхание.

– Можно мне войти, Дороти?

– Ой! – выдохнула она и вспомнила, что вдохнула уже очень давно.

Неуверенность не проходила – словно она была девчонкой на первом свидании, которая хочет, чтобы все было идеально, и боится ошибиться, зайдя слишком далеко или остановившись слишком рано. Это было глупо! У них, в конце концов, уже ребенок! И все же при воспоминании об их близости ей становилось не по себе. Слишком многое положено на весы.

– Я не собираюсь брать тебя штурмом, Дороти, – мягко сказал Нед. – Тебе нужно время, я понимаю.

Облегчение и радость охватили ее, выразившись в ослепительной улыбке.

– Я рада твоему приходу, Нед, – задушевно сказала она и отступила в сторону, чтобы пропустить гостя. – Извини за вчерашний вечер… За то, что вытолкнула тебя так… так…

– Все в порядке, – заверил ее Нед. – Ты, должно быть, переутомилась: ребенок, я и вообще…

– Да, я не знала, что и думать, – выпалила она.

– Мы разберемся, мы обязательно разберемся. – Он серьезно взглянул на нее, ожидая согласия.

Ее сердце исполнилось надежды. Дороти захотелось броситься к Неду, обнять его, поцеловать, безоглядно отдаться ему, наслаждаясь радостью снова быть вместе, зная, что он – ее мужчина, а она – его женщина.

Но Дороти закрыла дверь и попыталась быть благоразумной.

– Да, думаю, нам стоит это сделать, – абсолютно искренне сказала она.

Их вдруг словно окутало облако, перенасыщенное надеждами, мечтами и желанием. Нед, казалось, вошел на цыпочках, а теперь твердо встал на ноги. Его руки потянулись к ней, но он только хлопнул ими и тепло спросил:

– Ну а как сегодня вел себя ребенок?

Ребенок!

Это слово рассеяло горячий туман, окутавший было рассудок Дороти, но на этот раз не обидело ее. Ничего плохого он не имел в виду. Он старается.

– Прекрасно! – Она улыбнулась. – Джоанне так понравилось купание. Ты бы видел ее, Нед! Это было так…

И тут Дороти поперхнулась, вдруг поняв, что сыплет восторгами, как упоенная мать, не представляющая себе иных тем для разговоров, кроме вполне тривиальных действий своего чада. А ведь именно это когда-то раздражало Неда больше всего!

– Продолжай, – попросил он.

Дороти нервно сглотнула. В голове ее вдруг образовалась пустота. Она не знала, какими словами ей рассказать то, что хотела.

– Ты подумаешь, что я растительное существо, – вырвалось у нее вместе с беспомощным вздохом.

– Милая моя, я хочу делить с тобой все! Не отталкивай меня! Пожалуйста!

Мучительная мольба в его голосе, в его взгляде тронула ее сердце.

– Но ты же говорил…

– Забудь все, что я говорил! К нам это не относится!

Она покачала головой, не в силах избавиться от воспоминаний о споре, который разлучил их. Надо постараться хотя бы сделать вид, что того разговора никогда не было!

– Я не хочу наводить на тебя скуку, Нед.

– А ты и не в силах это сделать! – Он шагнул вперед и, инстинктивно подняв руки, сжал ее плечи, словно стараясь передать Дороти свою убежденность. – Видеть твое лицо, просветлевшее от радости, и твои глаза, горящие восторгом, – это никогда мне не наскучит! Я хочу знать, откуда это счастливое сияние, хочу, чтобы оно пролилось и на меня. Оно теплое, прекрасное и… – Он протяжно выдохнул, и его пальцы пробежали по телу Дороти, следуя его желанию вобрать ее в себя всю, но вынужденные ограничиться лишь позволительной нежной лаской. – Пожалуйста, не скрывай от меня ничего.

Ее грудь стала тугой как барабан, и сердце отбивало на этом барабане какой-то дикий ритм. Желание в глазах Неда заставило Дороти почти потерять контроль над собой, и все же слабый голос здравого смысла пробивался сквозь ураган чувств, напоминая о том, чем вызвано ее страстное желание защититься от Неда.

– Ты хочешь услышать о купании Джоанны?

– Да. Что-нибудь. Все! – с горячностью ответил он.

Дороти издала короткий нервный смешок. Ее ресницы опустились в попытке скрыть все увеличивавшееся внутреннее смятение.

– В нем не было ничего особенного, правда, – отговорилась она, мучаясь сомнениями.

– Дороти, мне интересно все! – Он нежно приподнял пальцем ее подбородок, чтобы увидеть любимые глаза, и просительно улыбнулся: – Ты всегда так забавно рассказывала мне о происшедшем за день. Доставь мне удовольствие, позволь послушать тебя снова.

Она попробовала расслабиться, попробовала ответить, но все, что приходило ей в голову, казалось безнадежно плоским. Ее рассказ прозвучал бы натянуто и фальшиво.

– Прости, Нед. У меня пропало желание рассказывать.

– Позволь, я приготовлю тебе что-нибудь выпить. – Он отпустил ее и прошел в кухоньку, оживленно болтая, словно уговаривая быть с ним прежней. – Раньше ты пила шерри. Тебе можно чуть-чуть или ограничимся чаем? Скажи, чего ты хочешь.

– Немного шерри, думаю, не повредит, – решила она. – Бутылка стоит в шкафу рядом с холодильником. Просто плесни на лед. – Ей будет полезно немного остыть.

– Хорошо. Сию секунду!

Дороти взобралась на табурет по другую сторону кухонной стойки, не предлагая помощи и предоставляя ему все искать самому. Ей было нужно время, чтобы прийти в себя и выбрать линию поведения. Трудно было отказать себе в удовольствии просто любоваться Недом, уверенно передвигавшимся по кухне и смешивавшим напитки так, словно он находился у себя дома. Но не нужно забывать о том, что все может измениться, как только она введет в заданное уравнение дочь, превратив ситуацию в тест.

– Ну как? – спросил он, ставя перед ней стакан, полный колотого льда, который был слегка окрашен янтарным шерри.

– Прекрасно! Спасибо.

– Не за что. А теперь скажи, чего бы тебе хотелось на обед. Сегодня готовлю я.

Дороти отпила из своего стакана, стараясь придумать, как получше сказать ему, что она стеснена во времени.

– Ты просто сиди и отдыхай, а я все сделаю, – продолжал он, давая понять, что не собирается вовлекать ее в интенсивное общение.

– Мы не сможем сегодня долго пробыть вместе, Нед. У меня на семь часов назначена примерка свадебного платья в демонстрационном зале Трейси, а до этого я должна успеть покормить Джоанну. Если тебя это не устраивает…

– Нет, я не могу позволить тебе опуститься до пренебрежительного отношения к еде! – Он покачал головой, нахмурил брови и взглянул на часы: – Пять сорок две. Я сумею приготовить нормальный обед к шести тридцати. Во сколько ты обычно кормишь ребенка?

– В шесть.

– И как долго это продолжается?

– Около двадцати минут.

– В таком случае мы успеем пообедать до того, как ты уйдешь. А потом я все уберу. – … Его лицо озарилось вдохновением. – Ты сможешь оставить ребенка со мной, чтобы ничто не отвлекало тебя от работы.

Это предложение, прозвучавшее экспромтом, поразило Дороти. Она вся извелась, думая о том, как он отнесется к предложению присмотреть за ребенком, а он выбивает почву у нее из-под ног, заявляя такое! Разочарование и смущение, очевидно, были написаны у нее на лице. Решив, что она собирается дать отрицательный ответ, Нед поспешил выложить свои доводы.

– Я ответственный человек, Дороти. Ты можешь не опасаясь доверить мне ребенка. Обещаю – если меня что-нибудь обеспокоит, я немедленно приду к тебе. Ты же будешь совсем рядом! Ну как, я тебя убедил? – настойчиво спросил он.

Она была ошеломлена.

– Я… Ну, если ты считаешь…

– Положись на меня! – почти приказал Нед, устремив свои зеленые глаза прямо ей в душу, непоколебимый в своем решении достичь цели, требующий, чтобы она вняла его словам.

Дороти глубоко вздохнула. Она не собиралась отказываться от его предложения или охлаждать пыл, с которым Нед стремился угодить ей. И хотя средоточием его забот по-прежнему была она сама, но имел ли значение мотив, если в результате он готов потратить свое время и на Джоанну?

– Хорошо, – согласилась Дороти. – Если тебя это не затруднит…

Он просиял, словно выиграл в лотерею.

– Всегда рад помочь! – Энергия Неда била через край, когда он протанцевал к холодильнику и широко распахнул дверцу, чтобы проинспектировать содержимое. – Как насчет большого сочного бифштекса?

– Мне, пожалуйста, маленький. Сейчас Дороти вообще не была уверена, что сумеет что-нибудь съесть. Нед не только взял верх, но еще и перевернул все вверх дном.

– Салат? Картофель в мундире?

– Да, – не слушая, согласилась она. Было большим облегчением услышать первый пробный крик Джоанны – что-то нормальное, ожидаемое. И никаких сомнений в том, что следует делать!

– Я должна тебя оставить, Нед, – быстро сказала Дороти, соскальзывая с табурета.

Более громкий плач, означавший: «Эй, вы меня слышите?!» – объяснил Неду, куда она собралась. Стараясь привлечь внимание, он поймал Дороти за руку, когда она устремилась в коридор.

– Дороти, ты, гм… стесняешься кормить грудью? – спросил он как-то неуверенно. – Я имею в виду… Может быть, ты принесешь ребенка сюда, тогда мы сможем не расставаться?

Как настоящая семья!..

Эта мысль радостно зазвенела в голове Дороти, словно шарик, надула надежду и обвязала его серебряной нитью.

Она сверкнула улыбкой.

– Я буду через минуту. Его лицо просветлело.

– Прекрасно!

Нельзя сказать, чтобы она танцевала, идя по коридору, но сердце ее, несомненно, отплясывало. В спальне Дороти, склонившись над кроватью, взяла готовую всерьез расплакаться Джоанну на руки и закружилась вместе с ней.

– Твой папа хочет, чтобы мы были вместе с ним, – весело прошептала она.

Джоанна ответила ей удивленным взглядом и пукнула.

Дороти рассмеялась и понесла ее к пеленальному столику, чтобы поменять подгузник, одновременно гадая, что делать со своей собственной одеждой. Платье нужно было отдавать в чистку. Она вспомнила о роскошном шелковом наряде от Кристиана Диора, который Нед подарил ей ко дню рождения в прошлом году. Но его экстравагантная черно-белая расцветка не сочеталась с ее макияжем. Кроме того, Нед, узнав платье, будет доволен, что она надела именно его. Нет, она останется в черном, немного его почистив.

Как удачно все складывалось! – думала Дороти, приводя платье в порядок. Напряжение, вызванное необходимостью устраивать Неду проверку, исчезло. Когда она вернулась в гостиную, Нед засуетился, устраивая ее и малышку поудобнее в кресле, предлагая принести что-нибудь. Лицо его светилось, когда он увидел Джоанну в действии, – скрыть торжество счастливого отца было невозможно, да Нед и не пытался.

– Этот ребенок, несомненно, знает, чего он хочет! – прокомментировал он, тепло глядя на девочку.

У Дороти внутри все сжалось.

Ее грудь в этот момент была очень чувствительной. Крошечный ротик, теребивший сосок, остро напомнил ей о многих ночах любви с Недом. Вспоминает ли и он об этом сейчас?

Ощущение близости постепенно возрождалось.

– Расскажи мне, как ты жил, Нед, – быстро попросила она. – Что с работой и со всем остальным?

И потекла гладкая беседа.

Нед вообще очень заботился о том, чтобы Дороти было легко с ним. Восемь месяцев разлуки и причину, повлекшую их, следовало забыть, иначе они не сдвинутся с мертвой точки!

Не исчезнет ли добродушие Неда, размышляла тем временем Дороти, после того как пройдет первое упоение вновь обретенной близостью? Джоанна неизбежно будет становиться все требовательнее.

К тому моменту, когда Дороти закончила возиться с Джоанной, поменяв в очередной раз подгузник, Нед уже приготовил еду. Она вынесла в гостиную колыбельку и поставила рядом с плетеным диваном. Джоанна все еще бодрствовала, блаженно лепеча о чем-то своем и Дороти решила не упускать ее пока из виду. Надо надеяться, что все будет в порядке, когда она оставит ее с отцом.

К своему удивлению, Дороти обнаружила, что у нее разыгрался зверский аппетит. Она с удовольствием поглощала пищу, оттаяв в обществе Неда. Он даже упросил ее рассказать о купании Джоанны и хохотал над описанием первого прикосновения к воде, заставившего малышку замереть, и над интерпретациями испуганных выражений на ее лице в исполнении Дороти.

Все было так похоже на то веселье, которое они делили когда-то! Дороти была в прекрасном расположении духа, когда собиралась на назначенную встречу. Последний взгляд на Джоанну… И ее оптимизм весь испарился. Крошечные кулачки были сжаты, а лицо сморщилось. Эти симптомы были уже хорошо известны молодой маме.

– О нет! Только не сейчас, – застонала она.

– Что случилось?

– Джоанна собирается испачкать пеленки. Что мне делать?! – возопила она, в панике глядя на часы. – Я не могу опаздывать. Я вернусь и помою ее, как только отпущу Энн. Если Джоанна заплачет…

– Не беспокойся! – Нед сжал ее плечо, чтобы унять панику, и со спокойной уверенностью взглянул на Дороти. – Я позабочусь об этом. Надеюсь, в спальне я найду все необходимое? Чистые пеленки, детское масло, салфетки, тальк?

– Да, но…

– Я все сделаю, Дороти. Положись на меня. Иди и работай. Все в порядке.

– Но ты же никогда этим не занимался, Нед! – выкрикнула Дороти, в ужасе перед перспективой оставить Неда один на один с детской неожиданностью, от которой того может просто вывернуть наизнанку.

– Утром у меня было практическое занятие, – успокоил он. – Теперь я специалист.

– Что?! – Недоверие заставило померкнуть ужас.

– У Джима Вентуры родился сын. Именно поэтому я и оказался в больнице. Я уговорил его жену дать мне пару уроков пеленания, – самодовольно заявил он. – Клянусь, я имею делать это не хуже тебя.

Она озадаченно покачала головой. Нед берет уроки пеленания?!

– А теперь ступай! – Он добродушно развернул ее за плечи в сторону двери. – Я займусь делом.

И Дороти пошла.

Хотелось бы ей знать, пачкал ли сын Джима пеленки или только мочил их. Это большая разница. Огромная! Джоанна, вне всякого сомнения, идеальный пробный камень для проверки на стойкость кишечника инициативного отца.

А впрочем, может быть, это и к лучшему? Нед окончательно завоюет ее сердце, если справится с этим испытанием и не перестанет улыбаться.

9

Неду было любопытно, более того, он был заинтригован, – как Дороти догадалась, что ребенок хочет по-большому? Он не заметил никаких явных признаков. Неразорвавшаяся бомба в виде ребенка смотрела на Неда внимательными, широко раскрытыми глазами, словно обдумывая услышанную беседу и решая, способен ли Нед на время заменить мать.

– Я твой папа, ребенок, – убеждал ее Нед. – Лучше привыкай ко мне.

Маленькое личико вдруг приняло воинственное выражение. Крошечные ручки перестали двигаться и выпрямились, кулачки сжались.

– Хочешь подраться, а?

Ответа не последовало. Ребенок сосредоточился на внутренних процессах: глаза сузились, лицо покраснело. Прошло несколько секунд, и до Неда дошло, что девочка тужится.

Работа наконец была завершена. Наступило облегчение. Расслабление. Взгляд принял блаженно – спокойное выражение. Нед рассмеялся. Все было так очевидно!

– Как здорово избавиться от всего этого, правда?

Он вспомнил, как Дороти описывала смену выражений на лице Джоанны во время купания отражающих ее реакцию, и изумленно покачал головой. Кто бы мог подумать, что личность проявляется в столь юном возрасте! А ведь ему бы следовало догадаться: есть некоторое очарование в том, чтобы наблюдать, как она развивается. Возможно, упоенные родители не так уж глупы, как он думал. С другой стороны, это просто смешно – позволять ребенку объемом не больше пинты править бал!

Он поднял колыбельку и понес ее в спальню. Нет смысла вынимать ребенка раньше. Все может потечь по его ногам. Он поставил колыбельку на кровать и обозрел то, что Дороти выложила на пеленальный столик. Затем Нед подумал, что могут пригодиться полотенце и лосьон, и принес их из ванной. Пеленание было чревато непредвиденными опасностями. Из ребенка Джима утром извергся целый фонтан, угодивший ему прямо в лицо, прежде чем Нед смог перекрыть струю впитывающей салфеткой.

Разложив все в пределах досягаемости, Нед почувствовал себя в высшей степени уверенным и компетентным. Он взял опасный объект и перенес его на пеленальный столик, держа горизонтально, чтобы предотвратить протекание. Миссия завершилась успешно. Нед триумфально усмехался, расстегивая конверт, доставая из него маленькие ножки и удаляя с поля боя лишнюю одежду.

– Перенимай у папы опыт. Думай о будущем. Вот что нужно уметь делать, чтобы избежать в этой жизни несчастий.

В ответ поджатые губки Джоанны сложились в брызжущую слюной малину.

– Никакого уважения! – пожурил ее Нед. – Ты должна внимательно за мной наблюдать. Я собираюсь быть для тебя примером. Ты же не хочешь, чтобы с самого начала все пошло наперекосяк?

Запах достиг ноздрей, когда Нед расстегивал кнопки на пластиковых трусиках. Он был невероятно скверный, хуже, чем вонь от гнилых яиц. Горло у Неда сжалось. Он с трудом поборол тошноту и мужественно откинул переднюю половину трусиков. Источник вони предстал перед ним во всем своем жидком желтовато-зеленом великолепии.

– Фу! Неудивительно, что ты хотела от этого избавиться!

Гуканье, означающее согласие.

Нед поспешно, но осторожно вытащил подгузник, содержавший большую часть беспорядка, похоронил его в груде салфеток и занялся очисткой попки. Запачкано было все без исключения. Салфетки, решил Нед, конечно, великое изобретение, но хорошо, что он предусмотрительно запасся полотенцем и лосьоном, которые гораздо эффективнее удалят вонючие разводы.

Давление на его до предела натянутые нервы уменьшилось, когда он немного привык к запаху. А может быть, он избавился от него? Работенка не из приятных, рассуждал Нед, но растворитель красок пахнет тоже не розами, однако Он – неотъемлемая часть его работы с мебелью. Некоторые вещи просто нужно делать.

Он, по крайней мере, получил представление о том, почему родители придают такое большое значение упражнениям с горшком. Их сумасшествие определенно имеет вескую причину. Причина и следствие. Теперь-то он осознал, сколь по-настоящему важным становится этот вопрос, когда сталкиваешься с ним ежедневно. Впредь Нед решил более терпимо относиться к горшечным дискуссиям.

– Сделано! – проинформировал он ребенка, достигнув идеальной чистоты.

Он подсунул свежую пеленку под жемчужно-белую попку, расположив ее с натренированной точностью. Капля детского масла, щепотка талька – и все сияет и благоухает. Осторожно раздвинув крошечные ножки, чтобы заправить подгузник, Нед был поражен неопровержимым фактом, представшим перед ним на неизвестной территории.

У ребенка Джима было вполне узнаваемое строение: мальчик есть мальчик. А это была… девочка.

Нед заморгал. Что-то у нее было не так. Прошла секунда или две, прежде чем он понял, что никогда не видел, как выглядят девочки до достижения половой зрелости. У него не было ни сестер, ни кузин. А поскольку с семи лет его отдали в школу-интернат, никто не мог ознакомить его с анатомией девочек.

Не то чтобы она была совсем иной, напомнил он себе, но ей бы не помешало быть более замаскированной. Она была такой… голой. Это вызвало странные ощущения – сильный порыв нежности и настоятельное стремление защитить.

Девочка. Дочь…

Нед изумленно покачал толовой. Было ли это тем особым чувством, которое испытывают отцы к дочерям? Девочка казалась такой уязвимой! Ей обязательно нужен отец, который защищал бы ее от плохих мальчишек. Матери – это прекрасно. Матери незаменимы поправился он, живо припомнив пленительную картину кормления Джоанны. Но отцы, несомненно, тоже играют важную роль в воспитании детей.

– Не бойся, девочка Джонни, – сказал он своей дочери, застегивая кнопки на пластиковых трусиках. – Ни один гадкий мальчишка не проскользнет мимо меня!

Она издала чмокающий звук.

– Посылаешь мне воздушный поцелуй, да? – Он усмехнулся, засовывая ее ножки в конверт и закрепляя застежки. – Ну вот. Все в порядке. Как насчет еще одного поцелуя?

Склонившись, он пощекотал ей животик и чмокнул губами. Она непонимающе смотрела на него широко открытыми глазами. Нед снова подсказал ей, повторив звук. Она поняла и вернула ему поцелуй.

– Папина дочка!

Внезапно он поймал себя на том, что разговаривает с девочкой, снисходительно присюсюкивая. Нед рывком выпрямился, ужаснувшись тому, как быстро, как коварно его вовлекли во всю эту детскую чушь. Этот опыт заметно отрезвил его. Никогда, даже в ночных кошмарах, он не мог представить себя несущим подобный вздор.

Теперь он смотрел на Джоанну с растущим подозрением. В этом младенце была заключена какая-то сила, которой следовало сопротивляться. Ни одному ребенку не превратить его а лепечущего идиота! Нет, сэр! Он в состоянии контролировать собственное поведение.

– Ну-ка, обратно в колыбельку, ребенок! – скомандовал Нед, поднимая завернутый в пеленки кусок динамита размером с наперсток и транспортируя его в запретную зону, где ему самое место, где он никому не причинит вреда и где ничто не повредит ему самому.

– Всему свое место, и все на своих местах, – строго продекламировал Нед, не обращая внимания на вопль протеста, когда покончил с беспорядком на пеленальном столике.

Вопли продолжались. Нед расставил в спальне все по своим местам, а затем отнес колыбельку в гостиную. Ему еще предстояло помыть посуду на кухне. Джоанна требовала внимания все больше. Нед распознал столкновение интересов и решил пресечь его в корне.

– Послушай-ка, ребенок, – обратился он к требовательной дочери по-отцовски авторитетным тоном. – Мы с тобой должны договориться.

Его слова достигли ее слуха. Девочка перестала плакать и обратила на него внимание.

– Род человеческий живет в большем согласии, если люди считаются друг с другом, – пояснил Нед. – Я не хочу встречать твою маму грязной посудой в мойке. Ты получила долю моего времени. Скоро вернется твоя мама. Поэтому перестань быть эгоисткой.

Брызжущая слюной малина. Нед ткнул пальцем в ее сторону. – И никаких надутых губ, юная леди» Я поставлю пластинку. Мы сможем вместе слушать ее, пока я занят. Так-то! Слушайся папу.

За этой тирадой последовало удовлетворенное молчание. Нед обрадованно хмыкнул про себя, выбрал пластинку «Битлз» из коллекции Дороти и поставил ее на проигрыватель.

Необходимые наставления и образование.

Вот в чем фокус, решил он. Нед уменьшил громкость, считаясь с нежными барабанными перепонками, и начал музыкальное образование девочки Джонни.

– Ну как, ребенок? – спросил он, проходя мимо нее в кухоньку.

Ответа не последовало. Полное погружение в новые переживания.

Нед поздравил себя. Ему хватило ума не поддаться на детские штучки. Дети могут доминировать в отношениях, требуя всего вашего времени. Они кажутся такими беспомощными и трогательными, но становятся оборотнями-тиранами, стоит только отпустить вожжи. Во всем должна соблюдаться мера. В меру уважения, дисциплины и понимания. Управлять ими на самом деле очень легко: как только они почувствуют вашу силу – дело сделано. Как гласит старая поговорка: рука, качавшая колыбель, правит миром. Любой, кто позволит править ребенку из колыбели, навлечет неприятности на свою голову.

10

– Я займусь этим с утра, – в сотый раз заверила Дороти Энн Финчли, едва сдерживаясь, чтобы не вытолкнуть будущую невесту за дверь.

– Не беспокойся, Энн, – вмешалась Трейси, присоединившаяся к ним для выполнения того, что считала главным в своей деятельности, – налаживания отношений с клиентами. Трейси не пренебрегала даже уловками на пути к достижению объявленной цели – осуществлению мечты. – Я сама принесу вам платье завтра вечером. В день свадьбы вы будете самим совершенством.

– А вам не кажется, что я слишком похудела? – последовал озабоченный вопрос.

Дороти уже и не чаяла, когда Энн уйдет, всей душой стремясь поскорее вернуться к Неду и Джоанне. Нед, должно быть, как-то справляется, если не приходит за помощью, но, возможно, ему просто не позволяет гордость. С ужасом думала она о том, что могло ожидать ее по возвращении.

Трейси успокаивала, уговаривала и льстила, и наконец Энн, пожелав им спокойной ночи, ушла. Едва за ней закрылась дверь, Трейси вцепилась в руку Дороти, не давая той немедленно улизнуть. Ее светло-карие глаза горели от желания узнать.

– Приемлемое отношение? – спросила она, безумным изломом бровей указывая в сторону задних комнат.

– Он сам предложил присмотреть за Джоанной, я даже не просила, – торопливо проговорила Дороти.

– Прекрасное отношение!

– Он сказал, что практиковался в пеленании. Я до сих пор не могу в это поверить!

– Фантастическое отношение!

– А Джоанна как раз пачкала пеленки, когда я уходила.

Трейси в восхищении рассмеялась.

– Вот проверка так проверка!

Но Дороти была слишком обеспокоена ее результатами, чтобы смеяться. Она освободилась от хватки Трейси.

– Пойду-ка я. Утром уберу образцы.

– Не забудь о награде! – крикнула ей вслед Трейси и принялась весело насвистывать свою любимую мелодию – «Свадебный марш» Мендельсона.

Что, на взгляд Дороти, было явно преждевременно. Даже если Нед пройдет сегодняшний тест без особого ущерба, это будет лишь первым шагом в верном направлении. Осторожно, Дороти! Надежда и желание-ловушка. Когда Нед был с ней, казалось совершенно невозможным не отвечать ему взаимностью. Он пробуждал в ней столько чувств, что угодить в этот капкан было совсем несложно. Если не быть осторожной, можно погрязнуть в оправданиях и компромиссах, вместо того чтобы сразу трезво взглянуть на вещи.

Когда Дороти подошла к двери квартиры, ее охватило паническое напряжение. Вцепившись в ручку, она помедлила и сделала глубокий вдох. Появиться перед Недом в растрепанных чувствах было бы неправильно. Он просил доверять ему, и она должна сделать вид, что все в порядке.

Да ей и самой нужно было спокойствие, чтобы объективно оценить ситуацию. Нед, возможно, постарается скрыть свои истинные мысли и чувства, чтобы пощадить Дороти, но рано или поздно они все равно выплывут наружу. Ничто нельзя скрывать вечно, и однажды, когда обиды уже нельзя будет сдержать, они взорвутся с удесятеренной силой, разрушая все вокруг.

Все обдумав и успокоившись, Дороти повернула ручку и начала тихо открывать дверь, внимательно прислушиваясь, не раздадутся ли тревожные звуки – плач Джоанны, проклятья Неда, ворчливые нападки на детей вообще и сетования на судьбу, поломавшую его жизненные планы.

Музыка. Ничего, кроме музыки, звучавшей с разумной громкостью. Дороти узнала одну из песен «Битлз». Ее нельзя было назвать колыбельной. В ударных Ринго не было ничего убаюкивающего, они скорее будоражили ритмичными топаньем и хлопаньем. Нед очень любил музыку «Битлз», но как она подействует на Джоанну? Дороти Осторожно заглянула в щелку в поисках хотя бы намека на то, чему она готова была противостоять.

Нед сидел, развалившись в ближайшем к кухоньке плетеном кресле, лицом к двери. Он был наполовину скрыт газетой, огромные страницы которой спускались на его колени, а над верхней их половиной, поднятой перед лицом, виднелась лишь макушка. Он, видимо, был увлечен чтением и не слышал, как открылась дверь.

Колыбелька Джоанны стояла на полу, между креслом Неда и диванчиком, и ее край мешал Дороти увидеть малышку. Она решила, что та, должно быть, спит, поскольку из колыбели не доносилось ни звука. Взглянув на кухонную стойку, Дороти убедилась, что Нед вымыл посуду и все убрал, как и обещал.

У нее отлегло от сердца. Его расслабленное состояние, молчание Джоанны, выполненная работа, отсутствие признаков каких-либо травм – ничего, что могло бы обеспокоить. Облегчение тут же сменилось приятным удивлением. Уверенность Неда была не хвастовством. Такое начало лучше, чем Дороти могла предположить, учитывая столь неблагоприятные обстоятельства.

Сгорая от нетерпения увидеть, насколько хорошо Нед справился с пеленанием и переодеванием Джоанны, Дороти очень тихо прикрыла за собой дверь и на цыпочках прошла вперед. Ее сердце остановилось. Колыбелька была пуста.

– Что ты сделал с Джоанной?! – выстрелила она вопрос, которому нараставшая тревога придала истерические нотки.

Газета немедленно опустилась, открыв лицо Неда, выражавшее радостное удивление.

– Ты уже закончила? Все прошло хорошо?

– Нет, где Джоанна? – Она цедила слова, едва сдерживаясь, чтобы не вцепиться в него ногтями и зубами.

– Да вот она, – ответил он, усмехаясь, и положил газету на колени – так, чтобы Дороти смогла увидеть. – Совсем как щенок! – Он с улыбкой глядел на девочку, прилипшую, словно улитка, к его груди. И без всякой поддержки к тому же!

– Щенок?! – повторила Дороти. Тревога сменилась глубоким недоумением.

– Знаешь, как щенки прижимаются к своей матери, обвешивая ее от головы до хвоста? Или, когда собаки нет, сбиваются в кучку, карабкаясь друг на друга, – умиротворенным голосом разъяснял Нед. – Должно быть, им необходимо чувствовать тепло и уют другого существа.

– Верно, – вяло согласилась Дороти. Только огромным усилием воли она удерживалась от того, чтобы не подлететь к нему и не оторвать Джоанну от его груди. Она твердила себе, что руки Неда находятся в нужном положении, чтобы удержать Джоанну, если та начнет скатываться, что он сидит, откинувшись на спинку кресла, и девочка никак не может упасть назад. Кроме того, Нед любит собак. И сравнение со щенком говорит только в пользу ребенка. Это верный признак того, что он смотрит на, дочь с благосклонностью. С любовью.

– Должно быть, инстинкт, – заключил он. Это можно было бы назвать узами, подумала Дороти, стараясь видеть во всем светлую сторону и не спуская зорких глаз со своей малышки. Джоанна не двигалась. Пеленки были в порядке, кнопки на конверте закреплены нужным образом, ничто ниоткуда не торчало.

– Почему ты решил вытащить ее из колыбели? – спросила Дороти, желая узнать, что еще думает Нед об их дочери. Она не ожидала, что он будет возиться с ней больше, чем необходимо.

Он состроил забавную гримасу.

– Ей не понравилась одна песня, и она высказала свое неодобрение плачем. Я пытался объяснить ей достоинства музыкального произведения, но она ничего не желала слушать до тех пор, пока я крепко не прижал ее к себе.

– А потом она на тебе уснула?

Нед сокрушенно вздохнул.

– Думаю, я наскучил ей, подробно посвящая в технические тонкости. Или рассказал больше, чем ребенок в силах воспринять. Она ведь еще маленькая.

Дороти не смогла подавить смешок.

Нед все же не имеет ни малейшего понятия о том, как обращаться с Джоанной. Сначала он называл ее ребенком, стараясь сохранять обезличивающую дистанцию. Потом уподобил ее щенку только потому, что ей хотелось, чтобы ее утешили, когда она плакала. Однако его попытка разговаривать с ребенком как со взрослым парнем превзошла see остальное. Ни за что девочке, которой яеделя от роду, не понять ни слова из того, что он сказал!

Нед озадаченно взглянул на нее.

– Что здесь смешного?

Дороти, справившись со смехом, быстро покачала головой.

– Это истерическое, – объяснила она, не желая осмеивать его попыток примириться с необходимостью быть отцом ребенка, которого он не хотел. – Я места себе не находила, оставив тебя наедине с Джоанной именно в такой момент!

Нед пожал плечами.

– Это не страшнее, чем разбавлять краску. Он сложил газету. Дороти стиснула зубы, чтобы удержать очередной приступ смеха. Логика Неда, несомненно, была очень оригинальной, но она не станет критиковать или высмеивать ее. Любые практические параллели, которые могут повысить уровень его терпимости, устраивали Дороти.

Избавившись от газеты, он обхватил одной рукой плечики Джоанны, поддерживая ее голову, другую подставил под попку, а затем, оторвав малышку от своей груди, наклонился вперед.

– Иди-ка вниз, девочка Джонни, – проворковал Нед, осторожно укладывая ее в колыбельку. – Теперь мамина очередь, – добавил он, укрывая Джоанну пледом с изображением кролика.

– Очередь? – переспросила Дороти, изумленная снисходительной манерой обращения Неда с ее дочерью. Он теперь даже называл ее по имени, хотя и в своей версии.

Нед, усмехаясь, встал. В его глазах горел недобрый огонек.

– Сбиваться в кучку, – пояснил он, целеустремленно шагнув вперед.

Он ожидает, даже требует награды? Неужели Нед скрупулезно подсчитал, что должен сделать, чтобы получить то, что хочет?

Нервы Дороти звенели от напряжения. Внимание! – предупредил ее рассудок. Она вскинула руку, чтобы остановить его.

– Я не ребенок, Нед. Я женщина.

– Я знаю, – тепло сказал он, беря ее руку и кладя на свое плечо, тем временем как другой рукой обвил ее талию. – Я поставил пластинку. Давай потанцуем.

Ее тело столкнулось с его телом и не хотело от него отрываться. Кроме того, танцевать – это относительно безопасно, убеждала себя Дороти, это не более чем условность, это обычно делается на людях без всякого стеснения. Все так, не считая того, что она отлично знала, какой прекрасный танцор Нед, как сексуально он умеет это делать. Она играет с огнем! Кровь закипела у нее в жилах еще до того, как он прижался теснее.

– Мне необходимо держать тебя! – пробормотал он.

Его губы щекотали ухо Дороти, а дыхание обжигало кожу. Тоска по ней, звучавшая в его голосе, эхом отдалась во всем ее теле, заставив задрожать от нестерпимого желания. Она так хотела почувствовать его тяжесть, его тепло, его мужественность.

– Я так давно этого хочу! – простонал Нед.

Его руки заскользили по ее спине, узнавая изгибы.

Да, так давно! Слова бились в ее голове, желая вырваться на волю. Было бы обманчиво легко не думать о будущем и ловить момент, беря то, что можно взять, пока есть такая возможность. Разве это плохо, если ей так хорошо в объятиях Неда? Но если это хорошо, то так же хорошо должно быть и завтра. И во все последующие завтра, которые и составляют будущее.

Они качались в такт музыке. Не в силах противостоять соблазну, Дороти обвила руками шею Неда, прижавшись грудью к надежной крепости его груди, и, когда он коротко вдохнул и медленно выдохнул, с каким-то наслаждением ощутила выпуклость его мускулов.

Все было слишком опасно. Но теперь Дороти это уже не заботило. Она так долго была в разлуке с ним, так долго чувствовала себя лишь наполовину живой! Ее тело пело от каждого прикосновения, ликовало, в движении прижимаясь к его бедрам, чувственно изгибалось в его сильных руках. Дороти ощутила, как твердеет его восстающая плоть, и возбуждение словно копьем пронзило ее, вызвав озноб слабости, настойчиво напомнивший ей, что она не готова к этому.

Парализующая мысль захватила ее разум, заставив Дороти замереть на месте.

– Нед…

– Естественная реакция, – успокоил он.

– Нед, ты был с другой женщиной? Он встретил ее взгляд с прямотой.

– Нет – после тебя мне не нужна другая женщина.

– О! – Она покраснела – от его искренности, от желания зажечься его пламенем, оставить свою осмотрительность и сомнения.

– Ты единственная женщина, которую я когда-либо любил. Единственный человек, которого я люблю, Дороти, – хрипло сказал он.

Ее сердце перевернулось.

Нед был похож на нее – один в этом мире, без семьи. И хотя иметь много друзей – это хорошо, но любить и быть любимым – совсем другое. Неосознанно Дороти всем своим существом устремилась ему навстречу, когда он склонился, чтобы поцеловать ее.

Их губы сблизились, и эмоциональное напряжение моментально обернулось страстным выражением жажды вновь слиться в единое целое. Только когда Нед еще теснее прижал ее, казалось, разрушив последние перегородки, разделявшие их, остатки здравого смысла возобладали над затуманенными чувствами.

– Нед, – выдохнула она, отрывая от него губы и вытягивая руки, чтобы отстранить его голову. Слова вырывались из нее короткими бессвязными всплесками. – Я не могу. Роды… Прости! Я не… Я думаю…

– Еще не готова, – перевел Нед, судорожно вздыхая. Отодвинувшись, он встретил ее безумный взгляд с сочувственным пониманием. С нежной заботливостью проведя пальцами по щеке Дороти, он улыбнулся. – Мне достаточно знать, что ты испытываешь то же, что и я, милая моя.

– На следующую неделю у меня назначен медицинский осмотр, – пролепетала она, не сознавая, что за этими словами стоит обещание.

– Это не имеет значения. Неважно, сколь долго нам придется ждать. Что значат неделя или месяц? – Его улыбка превратилась в широкую счастливую ухмылку. – Я и так на верху блаженства, зная, что ты хочешь меня так же сильно, как тебя хочу я.

Ее сердце, приостановив свой бешеный галоп, повисло в пустоте на какой-то головокружительный момент осознания. Она сделала это! Пообещала, не подумав. Но только одно – заняться с ним любовью, лихорадочно оправдывалась перед собой Дороти. Кровь снова заструилась по ее жилам, застучала в висках, прилила к мозгу. И к другим частям ее тела.

Нед запечатлел на лбу Дороти нежный поцелуй.

– Я обещаю сохранять хладнокровие до тех пор, пока доктор не скажет, что все в порядке…

Да, хладнокровие. Ей лучше сохранять хладнокровие как можно дольше. Хотя было бы нечестно, соблазнив Неда, отказаться от него. Если бы она только не перескакивала через ступеньку…

Нед приподнял ее лицо и с состраданием и заботой посмотрел в глаза.

– Роды были трудными, Дороти? – мягко спросил он.

Она поморщилась.

– Там на стене висели часы. Я повторяла себе, что если переживу еще одну минуту, то сделаю это только ради того, чтобы увидеть малышку.

– Плохо, – пробормотал он, удрученный описанием. – Мне нужно было быть рядом.

– Все уже позади, Нед. Теперь у меня есть Джоанна, а она стоит гораздо больше, чем сутки боли. – Желая, чтобы он понял и оценил важность места, которое она отводит дочке, Дороти добавила: – Она для меня все! Если ты обидишь ее – ты обидишь меня.

Ее слова, казалось, поразили Неда.

– Я никогда не обижу ребенка, Дороти. С чего вдруг тебе пришло в голову такое? Да, я говорил когда– то, что дети…

– Отвратительны, – сухо закончила она.

– Ну, могут быть, – быстро уточнил Нед. – Но на мой взгляд, это скорее вина родителей. Детям иногда нужна твердая направляющая рука, иначе они просто распоясываются. Любой скажет, что ничего хорошего в этом нет.

Дороти нечего было возразить. Она была с ним согласна. Хотя о слове «твердая» можно было бы и поспорить.

– Как бы то ни было, – продолжал Нед, – мы с девочкой Джонни прекрасно ладим. Забудь о том, что я когда-то говорил. Я буду самым лучшим отцом на свете.

Он говорил так искренне, что Дороти решила спустить вопрос на тормозах. Ей совсем не хотелось растравлять старые раны. Кроме того, поведение Неда было столь многообещающим!.. Она улыбнулась.

– Спасибо за то, что так здорово ухаживал за ней, Нед.

Он усмехнулся, испытывая явное облегчение: его усилия оценены. Он поселил покой в ее

душе, проявив замечательные отцовские качества.

– Я награжден сверх меры, – великодушно заявил Нед.

Снова слова о награде. Для Дороти они прозвучали фальшивой нотой. Ей это не понравилось. Ни капли. Пусть Трейси уверяет, что система поощрений в высшей степени действенна, но Дороти не хочет строить отношения с Недом на этой основе. Она хочет, чтобы он заботился о Джоанне, потому что та – его любимая дочь, а не потому, что впереди светит награда в виде сеанса любви с женщиной, которая по случайности оказалась ее матерью.

Эта мысль терзала Дороти еще долго после того, как ушел Нед. Любовь не основывается на расчете. Любовь, по ее мнению, – это естественное притяжение друг к другу, открытое и честное выражение подлинного чувства. Низводить ее до уровня торгового прилавка или маневров типа «ты – мне, я – тебе» она считала неприемлемым.

Конечно, Нед любит ее. Все, что он делал и говорил, свидетельствовало об этом. Но если он не сможет полюбить Джоанну… Глубокая печаль закралась в ее сердце. Их девочка, их малышка…

Она должна объяснить ему – так, чтобы он понял, – что для нее значит Джоанна и почему. Если он поймет, чем вызвано ее трепетное отношение, – поможет ли это? Отнесется ли он к ней иначе?

Чувство безнадежности охватило Дороти. Невозможно кого-либо заставить чувствовать то, чего в нем нет! Даже все слова в мире не помогут достичь этого.

Ей остается только ждать.

11

– Сегодня ночью, – сообщил Нед собаке. Джок стоял на пороге ванной и наблюдал, как бреется его хозяин.

Пес лег на живот, положив большую лохматую голову на передние лапы, и закрыл глаза. Он слышал эти слова ежедневно. Они явно возбуждали его хозяина, но, поскольку никаких перемен за ними не следовало, не было смысла отвечать. Это ежедневное бритье перестало быть новостью.

– Спи, если хочешь, но я не засну. Нет, сэр! Нет, если разрешит доктор. Хорошо, что сегодня пятница. Может быть, Дороти позволит мне остаться на уик-энд.

Джок открыл глаз. В голосе хозяина появилась новая интонация.

– Не беспокойся. Я вернусь и покормлю тебя. И привезу с собой Дороти и ребенка. Она неплохая малышка, Джок. Хороша необычайно! Она тебе понравится.

Вопросительный скулеж прозвучал вполне уместно. Нед усмехнулся.

– Ты тоже сможешь научиться играть в папу. Просто приглядывай за ней, как приглядывали за тобой, когда ты был щенком. Не спускай с нее глаз, облизывай ее, отгоняй плохих мальчишек.

Последние слова были произнесены почти с рычанием, поэтому Джок тоже согласно зарычал.

Нед рассмеялся, не в силах сдерживать бьющую через край радость. Конечно, Дороти понадобится большое время на восстановление, но это ничего! Чувство радостного предвкушения не оставляло его. Теперь он любую неприятность встретит с поднятой головой и окажется на высоте положения… Или не окажется, поправился он, приказывая своему телу вести себя подобающим образом. На первом месте любовь, желание – на втором!

Разумеется, надежда на то, что все будет прекрасно, заглушала все опасения. Он не приспособлен для обета безбрачия. С тех пор как Нед снова увидел Дороти, он постоянно чувствовал сексуальное возбуждение. За последние две недели, когда он почти не расставался с Дороти, он исчерпал свое терпение. Но, разумеется, как джентльмен он будет сдерживаться столько, сколько потребуется. Дороти нужно беречь и лелеять. У нее были трудные времена.

Нед положил бритву, ополоснул лицо холодной водой, промокнул его салфеткой, а затем тщательно исследовал результаты своих трудов в зеркале над раковиной и провел рукой по сияющей гладкой коже. Ни щетинки. Удовлетворенный, он открыл новый флакон лосьона после бритья и брызнул немного на щеки. Он всегда предпочитал дорогой парфюм. И Дороти это ценила.

Пес зашевелился и вскочил на ноги. Понюхав воздух, он залаял. Нед усмехнулся ему.

– Тебе нравится, Джок?

Лай несомненного одобрения.

– «Неотразимый». Так назвала этот лосьон продавщица. Интересно, неотразимый – означает сексуальный? Как ты думаешь, Джок этот запах сексуальный?

Собачий вой прозвучал как брачный призыв.

Это заставило Неда поспешить с одеванием. Одежда тоже новая. Небрежно элегантная. Оливковая рубашка с открытым воротом, мягкая и шелковистая, нежила кожу. Удобные бежевые брюки без ремня. Чем меньше препятствий к раздеванию, тем лучше, подумал Нед. Сегодня вечером возня с одеждой не входила в его планы.

Было бы также неплохо, если бы девочка Джонни пошла навстречу, проспав по возможности долго и дав Дороти настоящий отдых, чтобы та смогла наконец расслабиться, не спешить и не беспокоиться, что их прервут. Если в медицинском отношении все будет в порядке, он должен уговорить девочку Джонни считаться с нуждами ее матери. Равно как и с нуждами отца. Нед отрепетировал пару монологов, натягивая мокасины, не требовавшие носков.

– Послушай-ка, ребенок. Мы с тобой должны договориться. Дай твоей маме как следует отдохнуть сегодня вечером, а завтра я познакомлю тебя со своей собакой. Ну, как звучит, Джок? Лай одобрения.

– У нас здесь грядут некоторые перемены, Джок. У меня появилась семья. Ну, почти

семья. Дороти пока не решается выйти за меня замуж, но я буду настаивать, и рано или поздно она скажет «да».

Он склонился и хорошенько почесал преданного друга за ушами.

– Наступают счастливые времена, Джок. Возможно, у нас даже появится маленькая собачка, которой ты сможешь командовать, соразмерная девочке Джонни. Ты для ребенка немного великоват.

Рычание можно было бы истолковать как выражение удовольствия, доставляемого почесыванием, но Нед заметил огонек сомнения в коричневых бусинах глаз.

– Ты прав. Я тоже великоват. Вся штука в том, чтобы быть с ней поласковее. И никакого панибратства. Договорились?

Пес кивнул.

– Хорошая собака. Иди сюда. У тебя опять ранний обед, но я припас великолепную кость. На ней осталось много мяса.

Волшебное слово «кость»! Джок оживился и потрусил по направлению к лестнице. От нетерпения его длинный пушистый хвост со свистом разрезал воздух, мотаясь из стороны в сторону. Нед испытывал не меньшее нетерпение, чем собака. Они спустились по лестнице вместе, лая и смеясь.

В кухне, не теряя времени даром, Нед достал собачье лакомство. Джок рычанием выразил восторг и одобрение и утащил кость в свой угол, радуясь неожиданному счастью. Она сулила ему часы и часы гурманского удовольствия. Пес проследил, как наполняется его миска для воды, и с головой ушел в любимое занятие. Этот человек – определенно лучший представитель своего рода. Он даже пахнет хорошо.

– Ну, Джок, – сказал человек, – я пошел. Пожелай мне удачи!

На секунду оторвавшись от воплотившейся мечты, пес ободряюще поскулил.

– Продолжай, Джок. Может быть, сегодня ночью…

12

Дороти устраивала Джоанну на ночь, возясь с пледом и оттягивая тот момент, когда останется с Недом наедине и не будет никаких неотложных дел, которые бы смогли отвлечь ее внимание. Хотя время здесь было ни при чем. Сейчас только десять тридцать. Иногда Джоанна могла проспать и до трех часов.

Нельзя сказать, что Дороти не хотела заняться с Недом любовью, да и доктор заверил, что нет никаких причин для воздержания. И все же страхи переполняли ее разум и нервировали, делая напряженной и подозрительной. Она просто никак не могла отделаться от ощущения, что все бесповоротно изменилось еще с тех пор, как она почувствовала себя беременной Джоанной.

Ведь именно с того времени Дороти перелетала быть беззаботной. Она отвечала уже не только за себя. Но больше всего Дороти боялась, что секс не принесет ожидаемого удовлетворения. Либо ей, либо Неду. Рождение ребенка должно было вызвать в ней какие-то физические изменения, и если занятия любовью будут ей в тягость…

Мотнув головой, Дороти отогнала эти мысли.

Распрямившись у колыбели Джоанны, она улыбнулась Неду, сопровождавшему ее в спальню якобы для того, чтобы пожелать спокойной ночи дочери.

– Мне нужно в ванную. Ненадолго. Она ретировалась, прежде чем он смог что-либо сказать, и заперлась в ванной, словно охваченная паникой девственница. Это было смешно. Нед – само спокойствие и понимание. И сегодня вечером он был так возбуждающе привлекателен, что Дороти едва притронулась к своему обеду. Даже запах его одеколона дразнил и притягивал ее.

Чувствуя, что немного вспотела во время кормления, Дороти стянула платье и трусики и шагнула под душ. Возможно, вода поможет ей расслабиться. Почувствовать себя чистой и свежей тоже казалось заманчивым, хотя она уже принимала душ перед приходом Неда.

Ее груди были уже не такими тугими, как перед кормлением, и болели. За них она была спокойна. К счастью, ее кожа не изуродована растяжками, хотя она еще не восстановила мышечный тонус – живот был не слишком упруг. Заметил ли это Нед? Это неважно, строго сказала она себе. В целом Дороти была в хорошей форме.

Беспокоилась она и за внутренние мышцы. Должно быть, они поразительно эластичные, если вытолкнули ребенка, но остались ли они такими же, как до родов? Что, если она… скажем, сдала? Вот если бы у Трейси были дети! Она бы ее просветила. Доктор сказал, что беспокоиться не о чем, но он – мужчина. Бывают случаи, когда женщине нужна мать, достаточно заботливая и откровенная, чтобы поговорить с дочерью на интимные темы.

Дороти вздохнула и закрутила краны. Она поклялась, что непременно будет рядом, когда Джоанна вырастет и родит ребенка. Ее дочь не будет испытывать недостатка в сочувственных советах и заботливой поддержке, которые может предоставить только любящая мать. У женщин много проблем. Правда, удовольствий тоже достаточно.

Насухо вытеревшись, Дороти сосредоточилась на предстоящем удовольствии. Она не собиралась провести остаток жизни в сексуальном вакууме. Нед – великолепный любовник. Лучшего невозможно даже представить. Он действительно заботился о том, чтобы ей было хорошо, и знал, как этого достичь.

Станет ли он для Джоанны хорошим отцом или нет, еще неизвестно, но ей не стоит прерывать любовную связь с Недом – до тех пор, пока его не начнут раздражать проблемы, связанные с их ребенком.

Сегодня ночью! Едва она не перестанет стесняться своего тела, не преодолеет барьер, он будет становиться все выше и выше, и тогда его уже не перескочить. Может быть, предложить Неду потанцевать? Он так умеет заставить обо всем забыть, когда танцует с ней!

Дороти натянула платье от Кристиана Диора. Взглянув на трусики, решила их не надевать. Она сделает это! Все барьеры прочь! Дороти подошла к шкафчику с косметикой и, открыв зеркальную дверцу, достала крошечный пузырек духов, которые Трейси подарила ей наутро после рождения Джоанны, сказав, что это напоминание о том, что она, равно как мать, еще и женщина.

Дороти легко прикоснулась смоченным пальцем к пульсирующим точкам. Сексуальный аромат. Определенно сексуальный: Нед непременно оценит. Никаких отговорок сегодня ночью!

Она вернула флакончик на полку, закрыла дверцу, сделала глубокий вдох и вышла из ванной, исполненная непоколебимой решимости и окруженная облаком недвусмысленного аромата.

Из спальни доносился голос Неда. Она поспешила присоединиться к нему.

– Вот так-то, девочка Джонни, – входя, услышала Дороти. Голос был тихим и проникновенным.

– Что происходит? – с любопытством спросила она.

У Неда был странный способ общения с Джоанной. Он говорил с ней, словно та все понимала. Может, именно так он подсознательно пытается преодолеть свою нелюбовь к детям? Если он разговаривает с Джоанной как со взрослой, – значит, она не из этих…

Он выпрямился и повернул к ней лицо озаренное удовлетворенной улыбкой.

– О, я просто рассказывал ей о моей собаке.

Дороти вдруг осенило. Нед и со своей собакой разговаривает так, словно она все понимает. Сейчас ей это показалось даже трогательным, хотя почти не уменьшило неприязни к огромной бесцеремонной псине.

– Как славно, – заметила Дороти. А может быть, она окончательно, спятила в своем стремлении повернуть все к лучшему?

– Она засыпает, – успокоил ее Нед и отошел от Джоанны. – У тебя все в порядке?

Он пристально смотрел на нее в поисках малейшего признака нежелания, боясь, что в последнюю минуту исчезла та сексуальность, которой, казалось, был пропитан весь вечер.

– Да. Безоговорочное согласие, пульсировавшее в ней, передалось Неду и подтолкнуло его к Дороти. Это заставило ее без раздумий отбросить все страхи и сомнения, столь омрачавшие желание познать все стадии близости с этим человеком.

Настороженное выражение исчезло из глаз

Неда. Несколько шагов – и она в его объятиях. Никаких колебаний – только настоятельная потребность насытиться наконец друг другом. Пару секунд он просто держал Дороти, крепко прижав, словно впечатывая в себя изгибы ее тела.

– Какое счастье – ощущать тебя!

Его щека скользнула по ее волосам: он склонился к ней, заставив возликовать душу, а сердце забиться от предвкушения. Нед глубоко вдохнул, словно воздух казался ему слаще, чем прежде.

– Так хорошо пахнешь, – прерывисто выдохнул он.

– Ты тоже, – прошептала Дороти.

– Я умираю от желания попробовать всю тебя!

– Да!

В ней забурлили восторг и безрассудство. руки обхватили его шею, наслаждаясь упругостью мускулов. Дороти откинула голову назад, глаза ее потемнели и затуманились, а губы открылись ему навстречу. Она жаждала, чтобы ее смел неистовый ураган страсти, чтобы чувственность затмила рассудок.

Это ощущение было таким сильным, таким захватывающим, таким возбуждающим, что все находившееся в комнате куда-то исчезло, остались только Нед и она, мужчина и женщина, слившиеся в едином порыве чувств.

Она нетерпеливо ответила на его поцелуй, полный неутолимого голода. Их языки танцевали с неистовой эротической силой, проникая все глубже, стремясь к окончательному слиянию, лихорадочно предвосхищая танец их жаждущих тел. Дороти придвинула к нему бедра, и его руки агрессивно и властно вжались в его ягодицы, чтобы еще точнее вписаться в изгибы ее тела.

Возбуждение неудержимо росло.

Нед оторвался от ее губ и застонал.

– Слишком быстро!

– Не для меня, – выдохнула Дороти, желая утонуть в половодье страсти.

Нед подвел ее к кровати и рывком расстегнул платье. Словно в горячке, он стянул шелк с ее плеч, и его руки тут же с нежностью утопили в себе ее груди, взвешивая их, словно вновь обретенное сокровище.

– Волшебство женщины, – задыхаясь проговорил Нед и склонился, чтобы обвести языком вокруг увеличившихся сосков, пронзив Дороти тонкими иглами удовольствия и полностью парализовав ее на несколько головокружительных секунд – до тех пор, пока желание не побудило ее шевельнуться.

Она высвободила его рубашку из-под брюк. Этого оказалось достаточно, чтобы Нед, на мгновение выйдя из чувственного забытья, сбросил свою одежду.

Их глаза сияли восторженным восхищением, руки наслаждались, прикасаясь к разгоряченной коже, а пальцы нежились в теплой, источавшей чувственность плоти.

– Я никогда не забывала твои объятия, – прошептала Дороти, – но сейчас они наконец обрели реальность.

– Позволь мне сделать их окончательно реальными, дорогая моя!

Он прижал ее обнаженное тело к своему и потянул на кровать, осыпая поцелуями – ласкающими, дразнящими и сводящими с ума. Дороти сладострастно изгибалась под еле сдерживаемым жаром его губ и языка, раскованно позволяя ему делать все, что он хочет.

Ее груди напряглись, по животу прошла спазматическая дрожь возбуждения, бедра затрепетали. А затем сладкий экстаз гораздо большей, чем все жаркие поцелуи, близости заставил ее забыть обо всем, кроме непреодолимого желания наполниться этим мужчиной.

Она вцепилась в его плечи в безумном нетерпении.

– Войди в меня, Нед. Сейчас! – выкрикнула Дороти.

Он нахлынул на нее, в нее, и Дороти, обхватив его ногами, стала подниматься навстречу быстрому, прекрасному скольжению его плоти, потрясающей силе и мощи, наполнившей жаждущую пустоту, взявшей ее штурмом, вызвавшей взрыв чувственности, которая наконец привела ее на вершину неземного блаженства.

– Еще! – взмолилась Дороти.

Головокружительное великолепие происходившего захватывало ее все больше, по мере того как вторжения продолжались снова и снова, в вибрирующем ритме страстного обладания, перенесшего обоих в закрытый от всего остального мир, где мужчина и женщина слились в единое целое и один не в состоянии был существовать без другого.

Волна за волной ни с чем не сравнимого восторга погружали Дороти в воспоминания, превращая мечты в реальность, превосходящую всякое воображение. У любви столько проявлений, но теперь это – ее сердце, душа и тело, спаянные инстинктом в союз. Она почувствовала, как Нед присоединился к ней, в апогее страсти наполнив ее словно горячей пеной, спешившей смешаться с вихрем ее сладкого освобождения. Руки Дороти обвились вокруг него, притягивая к себе, чтобы поцеловать еще раз, в знак благодарности за подаренное счастье.

Это ее мужчина – единственный, кто дал ей неповторимое ощущение хрупкости и силы кто сделал ее одновременно уязвимой и непобедимой, кто пробудил безоглядное стремление следовать за ним и ликовать на празднике взаимности, которая важнее всего на свете. В их поцелуях были благоговение, радость торжествующей любви, благодарность за чудесные мгновения.

– Нед… – Дороти выдохнула его имя и сильнее прижала его к себе.

– Ты и я, – пробормотал Нед, обхватив ее руками и перекатившись вместе с ней на спину. – Нет ничего великолепнее! – заключил он с удовлетворением, которое словно окутало ее теплым плащом восхитительного чувства безопасности.

– Значит, тебе понравилось? – спросила она, прекрасно зная ответ, но все равно желая услышать от него слова подтверждения.

В его смехе прозвучал отчетливый рокот глубокого удовлетворения.

– Ничто в мире не нравилось мне больше, любимая!

Она улыбнулась.

– Да, это было великолепно! Некоторое время они просто наслаждались тем, что лежали в обнимку. Как прекрасно ощущать ногами мускулистые бедра Неда. у него такая мощная фигура! Широкая грудь поднималась и опускалась под ее щекой в спокойном дыхании. Она дразнила подушечками пальцев известные ей эротические места – вдоль ключиц, у паха, радуясь той дрожи удовольствия, которую вызывала.

Нед провел ногтями по ее спине, легко царапая кожу, отчего Дороти почувствовала восхитительный озноб. Он мог бы делать это часами, и она любила бы каждую минуту ласки! Лежать обнаженной рядом с Недом – что может быть приятней!

– Мне нравится твой лосьон, – одобрительно сказала она.

– Он называется «Неотразимый». – В голосе Неда звучала усмешка. – Мне бы очень хотелось, чтобы тебе не удалось отразить ни одной моей атаки.

Дороти рассмеялась.

– Мне тоже. А мои духи называются «Очарование».

– Ну что ж, я очарован!

– Ммм… – Она томно прижалась к нему, доставляя себе удовольствие вытягиваться и вновь сворачиваться калачиком на нем – ведь ей так не хватало этого в долгие холодные ночи одиночества. – Я бы провела так всю жизнь!

– Ну, если ты выйдешь за меня замуж – это будет первым шагом в верном направлении, – спокойно и уверенно заметил Нед.

Она бы хотела. Но…

– Это не так просто, Нед, – с сожалением произнесла Дороти.

– Мы сможем это упростить! Стоит только попросить Трейси обо всем позаботиться. Я с радостью заплачу ей гонорар, пусть это тебя не волнует.

– Я имела в виду не деловую сторону…

– Тогда что же? – Нед перевернул Дороти на спину, а сам лег на бок – так, чтобы видеть ее глаза и следить за сменой выражений на лице. – Скажи, что тебе мешает? – мягко потребовал он.

Не было смысла скрывать правду, да она и не хотела этого. Честность – единственная дорога в той откровенной близости, что возникла между ними. Остается только надеяться на то, что Нед поймет и правильно оценит причины ее опасений.

– У всего этого длинная предыстория, Нед, – грустно сказала Дороти.

– Я слушаю.

Она ничего не скрыла, рассказывая ему о своем детстве, о постоянных стычках между родителями, об их упреках – ведь они попались в ловушку необходимости воспитывать ребенка, которого не хотел ни тот, ни другой. Рассказала и о том, как она ненавидела просить их о чем-либо, как старалась избавить от ссор, оставаясь по возможности незаметной, о чувстве одиночества и ничейности и о бабушке, вынужденно несшей свой крест, когда Дороти переехала к ней после развода родителей.

Конечно, мать и бабушка неплохо к ней относились. Дороти знала, что мать готова была на многое, лишь бы оградить дочь от отрицательных эмоций. А вот воспоминания об обидных нападках отца до сих пор камнем лежали на сердце.

– Папа всегда считал меня несносной, Нед. Что бы он ни делал для меня, все казалось ему тяжелой ношей. Я была для него источником постоянного раздражения. И я замкнулась.

– Он бил тебя?

– Да нет!.. Не более чем случайные оплеухи. Он оскорблял меня не физически, Нед. Обижало его отношение ко мне. Я просто была ему не нужна.

– Он не должен был жениться на твоей матери. Ошибочное решение. Лучше бы тебя удочерили люди, которые хотели иметь детей!

Дороти глубоко вздохнула. Нед не понимает, о чем идет речь. Она должна ему втолковать.

– Нед, ты тоже не хотел ребенка!.. Он нахмурился, явно недовольный проведенной параллелью.

– Ты думаешь, я повел бы себя так же с нашей дочерью?

– Мне бы хотелось, чтобы Джоанна никогда не почувствовала то, что чувствовала я, Нед, – серьезно произнесла Дороти. – Я знаю, у тебя на уме нет ничего плохого и ты прекрасно позаботился о ней, но я боюсь, что надолго тебя не хватит.

Некоторое время Нед обдумывал эти слова, печально и сочувствующе глядя в ее глаза, исполненные сомнений.

– Язык мой – враг мой, да? – с горькой иронией заметил он.

Дороти перевела дух – слава богу, он не обиделся! Она дотянулась до его щеки и погладила ее.

– Я люблю тебя, Нед. Ты чудесный! Я не хочу навязывать тебе отцовство против твоего желания. Это причинит боль всем нам.

Он кивнул.

– Я понимаю, что ты хочешь сказать, но, честно говоря, не думаю, что тебе стоит так опасаться меня, дорогая. Я не могу обещать, что не совершу ни одной ошибки. Признаюсь, это для меня неисследованная территория.

– Для нас обоих, – честно призналась Дороти.

Он ласково прикоснулся пальцем к ее губам. Глаза Неда, такие ласковые и сейчас тревожные, молили о том, чтобы Дороти верила ему.

– Могу лишь сказать, что никогда сознательно не дам нашей дочери даже повода подумать, что она нежеланная или ничейная. Я сам через это прошел. И, как ни в чем другом, я уверен, что не поступлю так с собственным ребенком!

Его искренность не была напускной. Дороти вспомнила его слова о нянях и об отлучении от дома, когда его отправили в школу – интернат в раннем возрасте.

– Можешь не сомневаться, – продолжал он твердо, – девочка Джонни займет в нашей жизни особое место. Она сама об этом знает. Посмотри на Джока!

Последнее замечание подействовало на Дороти как выстрел.

– И что прикажешь нашей дочери делать с твоей собакой?

– Когда я привел его домой из приюта для животных, он был испуганной побитой псиной. Кем бы ни был его предыдущий хозяин, он жестоко издевался над ним, более того, этот негодяй сломил его дух. Я вернул Джоку уверенность в себе. Сейчас он считает, что обрел свое место в жизни, – заявил Нед, доказывая свою способность восстанавливать у собак веру в жизнь.

Дороти не смогла сдержать улыбки.

– Джоанна не щенок, Нед! Человеческие существа немного сложнее. Он взглянул на нее.

– А может быть, человеческие существа усложняют то, что на самом деле просто?

– Возможно… Как бы то ни было, давай подождем немного! У нас нет необходимости спешить со свадьбой.

Его вздох означал неохотное согласие.

– Если мы будем жить отдельно, мне будет трудно доказать, что я хороший отец, – заметил Нед.

Это была правда, и все же Дороти не могла заставить себя принять решение, в котором не была абсолютно уверена.

– Будь терпеливее со мной, Нед, – взмолилась она. – Я видела, как мои родители в спешке промчались по браку, горько раскаиваясь в неудачном опыте. Я не хочу, чтобы меня торопили.

– Достаточно убедительно, – согласился он, легко целуя Дороти, давая понять, что у него не осталось тяжелого чувства обиды. За этим последовала ослепительная улыбка. Как насчет того, чтобы ты и наша дочь провели уик-энд у меня? Это позволит мне побыть в течение двух дней полноценным отцом, и ты увидишь, каков я в деле, – убедительно добавил он.

Ударение, сделанное Недом на словах «наша дочь», не прошло незамеченным. Было бы, конечно, лучше, если бы он называл ее Джоанной, но не стоит перескакивать через ступеньку.

– Довольно убедительно, – в свою очередь радостно согласилась Дороти, снова притягивая к себе его голову и возвращаясь к прекрасному, теплому ощущению его тела, вытянувшегося рядом с ней.

Неду не требовалось дополнительное приглашение, чтобы заняться любовью.

Один барьер преодолен, ликуя, подумала Дороти.

Она очень надеялась на то, что Нед устранит остальные.

13

На следующее утро Нед получил в высшей степени отрезвляющий урок. Когда дело касается детей, триумф в мгновение ока может превратиться в поражение.

Что и случилось, когда он уже думал, что достиг огромного прогресса. Девочка Джонни проспала всю ночь, о чем ее деликатно попросил папа. Она предоставила маме возможность хорошо отдохнуть, так и не нарушив течение весьма приятного процесса между мужчиной и женщиной. Великолепный ребенок, думал Нед, он постиг смысл и значение разумного сотрудничества и неукоснительно ему следовал.

Так что же произошло? Поскольку девочка Джонни не подала голос в положенные для кормления младенцев предрассветные часы, груди Дороти переполнились молоком, и, как только ребенок принялся сосать, оно тугой струёй, словно из крана, открытого до отказа, устремилось в ее горло. Слишком много, чтобы справиться. Джоанна поперхнулась, и ее вырвало. Это очень расстроило Дороти.

А Нед и представить себе не мог, что такое может случиться. Он мужественно взял уборку на себя. Дороти же сообразила, что, если ляжет на спину, молоко не будет течь так сильно, и девочка сможет сосать спокойно. Это решило проблему кормления. К несчастью, желудок ребенка был совсем небольшим и не мог вместить двойную дозу молока, произведенную и запасенную материнским механизмом. Когда ребенок насытился, груди Дороти по-прежнему оставались переполненными, болезненно тугими.

– Мне необходим молокоотсос, Нед, – встревоженно сказала она. – Ты не мог бы съездить в аптеку и купить его?

– Молокоотсос, – повторил Нед. При звуках этого слова он представил себе аппарат для дойки, укрепленный на коровьем вымени. Еще живы были воспоминания о начальной школе, когда их водили с образовательными целями на молочную ферму, и он видел этот аппарат в действии. Его дорогая Дороти собирается пользоваться чем-то подобным?! Эта мысль ужасала.

– Да. Я знаю, им нужно было запастись заранее, но я не думала, что Джоанна так скоро перестанет просыпаться ночью, – виновато оправдывалась Дороти.

Чувство вины пронзило Неда.

– Кажется, в двух кварталах отсюда есть дежурная аптека. Ведь еще очень рано, обычные аптеки закрыты. Если тебя не затруднит, – настаивала Дороти.

– Конечно, я съезжу. – Нед взглянул на часы. Было около семи – действительно, все еще закрыто. – Вернусь приблизительно через двадцать минут. Ты продержишься? – встревоженно спросил он.

– Да. Подожди, я дам тебе денег.

– Не надо! – Помимо желания заботиться о Дороти, он чувствовал ответственность за случившееся. – Будь поосторожнее. Я вернусь, как только смогу.

– Спасибо за помощь, Нед.

– Всегда рад.

Так и есть. Он все испортил. Дороти была права. Человеческие существа сложнее, чем он думал. Выходя из дома к «рэйнджроверу» и выезжая на дорогу, он честил себя за полное непонимание даже ближайших последствий, проистекающих из его инициативы с девочкой Джонни. А маленькая бедняжка – она тоже не понимала, да и не могла понять! Она просто доверилась своему папе – и чуть не утонула в материнском молоке!..

Как в природе, думал Нед. Измени хотя бы мельчайшую деталь мироздания – и это повлечет за собой цепную реакцию, которая перепутает все. Большая ошибка! Хорошо еще, что Дороти не знает об его отцовских наставлениях. Он бы наверняка получил черную метку.

Конечно, она сочла бы его эгоистом, ущемляющим интересы ребенка ради того, чтобы подольше побыть с ней. Что, кстати, было правдой. Но он ведь никому не хотел причинить вреда! Это был поучительный урок. Впредь он будет намного мудрее, устраивая свои дела.

К счастью, было субботнее утро, и в этот ранний час улица была почти пуста. Нед нашел дежурную аптеку и нажал на кнопку звонка. Какой-то парень впустил его, и он изложил ему свою проблему. Какое облегчение – молокоотсос оказался сравнительно небольшим! Это была просто резиновая груша, присоединенная к отсасывающей чашке и маленькой бутылочке.

– Рекомендую сразу купить банку бараньего жира, – посоветовал фармацевт.

Мысль Неда переключилась с коров на овец.

– Зачем? – осторожно поинтересовался он.

– От молокоотсоса у вашей жены могут заболеть соски. В любом случае, они очень чувствительны. Если появятся трещины – это очень болезненно. А бараний жир – лучшее средство против них.

Треснувшие соски! Час от часу не легче!

Огромная ошибка!

– Хорошо, я возьму банку, – быстро согласился Нед. – Может быть, нам понадобится что-то еще?

– Нет. Все должно быть в порядке, если ваша жена будет осторожной. В противном случае обращайтесь к доктору.

– Я прослежу, чтобы она была предельно осторожной, – заверил Нед, которому стало плохо от мысли, что какой-либо его поступок может повлечь за собой визит Дороти к врачу.

В мире нет ничего простого, решил он, расплачиваясь и забирая покупки. Дети действительно могут осложнить нормальное течение жизни. Он не один раз обсуждал это со своими друзьями, до конца так и не представляя, насколько сложным все может оказаться! Нед всегда полагал, что если держать в руках маленьких чуд… – ах, чудесные существа! – это решит все проблемы. Но сейчас ему уже ясно: все, что касается детей, – очень тонкое дело. Ребенку нужно уделять побольше внимания и заботы.

Усевшись в «рэйнджровер», он направился обратно, исполненный решимости достичь совершенства в этой детской игре. Никаких штучек без осознания возможных последствий! Он не мог позволить Дороти дисквалифицировать его по причине множества ошибок. Прошлой ночью Нед понял, что ее дверь по-настоящему открыта для него. И он не хочет, чтобы она вновь захлопнулась перед его лицом.

По крайней мере, у него впереди целый уик-энд, чтобы уладить это недоразумение. Если ему когда-нибудь встретятся родители Дороти – уж он им скажет пару ласковых слов. Вообразив, что девочка им не нужна, они устроили ей нелегкую жизнь. Нед еще счастливчик – его собственные родители лишь не замечали его большую часть времени. С Дороти обошлись намного жестче. Неудивительно, что она нуждается в постоянных доказательствах его привязанности к ребенку.

Что касается девочки Джонни, то с ней у него нет проблем. Она хорошая дочка. Слушается своего отца как маленький солдат. Он должен найти немного времени, чтобы перекинуться с ней сегодня парой слов: сказать, что планы изменились и ей лучше вернуться к обычному распорядку дня. Они спутали все карты.

Сегодня вечером… ну, может быть, он просто прижмет Дороти к груди… Если она не захочет чего-то большего. В этом случае он пойдет ей навстречу.

Он очень здорово умеет идти навстречу новыми неизведанными искусными путями. Фармацевт решил, что Дороти – его жена. И Нед собирается воплотить это в реальность как можно скорее. Дороти, разумеется, быстро поймет, что он не похож на ее отца. Впрочем» он также не похож и на своего. Все, что ему требуется, – это немного взаимопонимания с девочкой Джонни. Она отлично чувствует, когда о ней заботятся. Дети инстинктивно знают, с какой стороны намазано масло на хлеб. Это простая арифметика. Девочке нужен отец, а он, и это вполне очевидно, достойная кандидатура.

14

Похоже, ее дела совсем плохи, и от этого уже не отмахнуться. Становилось только хуже, а не лучше. Намного хуже! С той самой ночи, когда Джоанна впервые не проснулась, груди Дороти были не в порядке. Оба утренних кормления показались ей сегодня сущей пыткой.

Всю последнюю неделю она пользовалась молокоотсосом, чтобы откачивать излишки молока. Было больно, но до вчерашнего дня она терпела. Возможно, виной всему ее неопытность. Но какой бы ни была причина, в ее грудях образовались твердые, горячие, покрасневшие и очень болезненные опухоли, распространившиеся до подмышек. У нее явно поднялась температура. В довершение всего Джоанна капризничала, словно не получала положенного.

Дороти было больно даже поднимать колыбельку. Добраться до доктора самостоятельно она уже не сможет. В голове помутнело от жара. Ей нельзя падать в обморок. Что же делать? И Дороти позвонила Трейси, которая

была поблизости и всегда была готова оказать ей услугу не задумываясь.

– Это Дороти. – Она прервала обычную приветственную скороговорку Трейси. – Я плохо себя чувствую. Мне нужна твоя помощь.

– Сейчас буду!

Дороти с благодарным вздохом опустила телефонную трубку. Трейси никогда не мешкала, когда того требовало дело. За ее лощеной внешностью скрывался острый как бритва ум. Через минуту она уже ворвалась в квартиру, полная решимости действовать.

Дороти с трудом оторвалась от кухонной стойки, на которую облокотилась, набирая номер. Трейси было достаточно одного взгляда на подругу, чтобы тут же обхватить ее за плечи и, поддерживая, довести до ближайшего кресла. Приложив руку ко лбу Дороти, она начала задавать вопросы.

– Грипп? Желудок? Что? Дороти, запинаясь, объяснила, что с ней происходит.

– Мастит, – поставила диагноз Трейси. – Занесла в грудь инфекцию. Возможен даже абсцесс. У моей сестры было то же самое. Это случается, когда отнимают ребенка от груди.

– Но я не отнимаю Джоанну от груди, – возопила Дороти.

– Она проспала. Это то же самое. Тебе необходимы антибиотики, чтобы предупредить распространение инфекции. Может быть, таблетки, останавливающие образование молока. Лучше отвезти тебя к доктору сейчас же!

Слезы навернулись Дороти на глаза.

– Ты хочешь сказать, что я больше не смогу кормить Джоанну грудью? – испуганно спросила она.

– Это зависит от того, какую инфекцию ты занесла. Дети благополучно выживают, питаясь из бутылочки! Впрочем, у нас нет времени гадать о том, что лучше для них. Сейчас нужно делать то, что лучше для тебя.

Дороти была слишком слаба и расстроена чтобы возражать, и Трейси, войдя в организаторский раж, вызвала свою секретаршу Келли которая немедленно явилась с сумочкой Трейси и ключами от машины. Ей было велено оставаться в квартире Дороти с ребенком. На случай, если возникнут проблемы, Трейси можно будет найти в клинике.

Через несколько минут они уже были в пути.

– Нед знает о случившемся? – спросила Трейси.

– Нет.

– Ты не говорила ему, что у тебя проблемы?

– Я не хотела беспокоить его.

Вновь подступившие слезы заструились по ее щекам. Нед был великолепен в прошлый уик-энд, хотя ему и не нравилось то, что Дороти была вынуждена пользоваться молокоотсосом. Она видела отчуждение в его глазах, нахмуренные брови и невысказанное желание, чтобы она этого не делала. Сославшись на большую загруженность работой, Дороти отлучила Неда от дома на две последние ночи, чтобы он не видел ее недомогания.

Несомненно, он бы обвинил в происходящем Джоанну, и все бы пошло насмарку. Возможно, это была трусость с ее стороны – избегать проблем, которые могли бы отвратить Неда от отцовства. Испытывать его терпение больше не казалось Дороти хорошей идеей. Может быть, они совершили большую ошибку, занимаясь любовью? Но она так хотела его!

– Дай мне номер Неда, – приказала Трейси.

– Зачем?

– Тебе одной не управиться, Дороти.

– Но другие одинокие матери как-то справляются, – возразила та.

– Какой смысл скрывать это? Или Нед готов делить с тобой все, или нет! Лучше выяснить это сейчас!

Безупречная логика.

Но боязнь потерять Неда все еще была слишком сильна.

– Сейчас одиннадцать. Он занят на работе, и, возможно, все окажется не таким уж страшным, как ты думаешь.

Отчаянный оптимизм подруги вызвал насмешливое фырканье Трейси.

– Да у тебя температура взлетела до небес! Если Нед не в состоянии позаботиться о Джоанне, когда ты больна, то он ничего не стоит, – заявила Трейси, свободная от эмоциональных пристрастий. – Возможно, придется кормить ребенка из бутылочки. А это означает, что нужно будет купить все необходимое. Сейчас самое время, чтобы все хорошие люди пришли к нам на помощь! Дай мне его номер!

У Дороти шумело в голове. Как много всего навалилось, а она слишком слаба и измучена, чтобы заниматься всем этим! Кроме того, Трейси говорит лишь голую правду. Если Нед не поможет сейчас, ничего хорошего в будущем их не ожидает.

Дороти дала номер, и Трейси быстро набрала его.

– Нед? Это Трейси. Молчи и слушай! У нас нет времени на пустую болтовню. Мы сейчас выезжаем с Дороти в клинику. У нее неприятности. Высокая температура и боль в груди. Возможно, ей придется лечь в больницу.

– В больницу! – простонала Дороти. Будущее, ожидавшее ее, становилось мрачнее с каждой минутой.

Трейси не обратила на нее внимания.

– Ты сможешь помочь с ребенком? – требовательно спросила она.

– Говори скорее, что делать, – последовал быстрый решительный ответ Неда.

– Езжай в аптеку и закупи все необходим мое для кормления новорожденного. Смеси, бутылочки, соски, стерилизующий раствор. Спроси у фармацевта. Он должен все знать. Возможно, это и не пригодится, но лучше, чтобы все было под рукой. Всегда можно обменять любую покупку на другую. Следующее кормление в два часа, но Джоанна, возможно, проголодается раньше.

– Я уже иду.

– Постой. Если Дороти положат в больницу, ты сможешь взять на себя Джоанну?

– Конечно! Я отвезу ее к себе домой. И Дороти тоже, если доктор лишь пропишет ей лекарства. Я позабочусь об обеих.

– Ты уверен, что справишься?

– Они – моя семья. Спасибо, что дала мне знать, Трейси.

– Я оставляю с малышкой мою секретаршу. Они в квартире Дороти. Я позвоню ей из больницы, когда мы точно будем знать, что делать.

– Я еду туда сейчас же, только куплю принадлежности для Джоанны.

– Хорошо. Пока!

Джоанна. Он назвал ее Джоанной! Это, несомненно, добрый знак, сказала себе Дороти, слышавшая их разговор. И то, как тепло он произнес «моя семья»… Да, у Неда самые лучшие намерения! Но почему она плачет? Слезы катились неостановимо.

Бросив трубку, Трейси заявила:

– У твоего Неда сердце на нужном месте. Я встречала бессчетное количество женихов на тернистом пути организации свадеб и должна сказать, что Нед даст сто очков вперед любому из них.

– Спасибо, Трейси. – Дороти еле выдавливала из себя слова. Как жаль, что она не обратилась к подруге раньше! А сейчас уже потеряно столько времени!

– А теперь мы пойдем к доктору! Все уже не в моей власти, думала Дороти. Судьба снова сделала поворот, которого она никак не могла предвидеть. И никто не знает когда же кончатся все эти испытания. Теперь только Нед сможет все поправить. Если у него есть сердце.

15

Девочка Джонни орала во всю глотку, не слушая слов Неда. Он носил ее из угла в угол гостиной, поглаживая и похлопывая по спинке но результата это не приносило. Ребенка невозможно было ни убедить, ни успокоить. Нед уже отчаялся услышать что-то новое о Дороти и дополнительные инструкции, когда зазвонил телефон.

– Я отвечу! – крикнул он секретарше Трейси Келли и быстро сунул ей в руки девочку. – Отнесите ее в спальню и закройте дверь. Я не хочу, чтобы Дороти услышала в трубке ее плач и расстроилась. Поспешите!

Как только дверь закрылась, он схватил трубку.

– Это Нед. Как Дороти? – с тревогой воскликнул он.

– Наихудший сценарий. Абсцесс. Доктор ввел ей внутривенно антибиотики и выписал направление в госпиталь. Я сейчас везу ее туда. Хирург обследует ее днем.

– Хирург? – Неда охватила тревога.

– Ничего особенного. Это называется надрез и дренаж. Ей дадут общий наркоз.

– Проклятье! Это, должно быть, очень больно! – обеспокоился Нед. Все у него внутри перевернулось, когда он представил, через что придется пройти Дороти.

– Ей и сейчас очень больно! Ее, возможно, оставят в госпитале на пару дней. Ты все купил для Джоанны?

Известие, что ему предстоит пару дней провести наедине с ребенком, поразило Неда как молнией. Не час или два. Пару дней! И ночей! И никакой поддержки со стороны Дороти. Вея ответственность лежит на нем. Нед попытался справиться с паническим настроением. Разве не он недавно говорил, что маленькому ребенку его не сломить?

– Все приобретено и приготовлено, – сказал он, стараясь придать голосу уверенность. – Скажи Дороти, чтобы не волновалась. Скажи ей, что Джоанна не могла бы иметь более компетентного отца. Я обо всем позабочусь.

Джоанна… Так называет ее Дороти. Поскольку ему приходится быть для ребенка одновременно и мамой, и папой, лучше тоже использовать это имя. Благодаря этому он обретет двойное могущество.

– Хорошо, – одобрительно отозвалась Трейси. Казалось, она прочитала его мысли. – Я приеду к вам вечером и посижу с Джоанной, пока ты будешь навещать Дороти. Ее нужно подбодрить. Договорились?

Нед с облегчением вздохнул. Оказывается, он не один. Трейси придет на помощь, если потребуется. А есть еще Джим и Флоранс и несколько друзей, которым он мог бы позвонить. Паника немного улеглась.

– Это было бы прекрасно, Трейси! Передай Дороти, что я люблю ее. И еще раз спасибо, – сказал он с искренней благодарностью.

Положив телефонную трубку, Нед несколько раз глубоко вздохнул, чтобы унять внутреннюю дрожь и снабдить мозг необходимым количеством кислорода. Теперь ему как никогда необходимы ясная голова и железная выносливость. В его руках жизнь и благополучие ребенка.

Внезапно его осенило, что зависимость от друзей в этой чрезвычайной ситуации с ребенком может быть расценена Дороти как провал. Да это и был провал!

Джоанна – его ребенок. Он ведь сам сказал Дороти, что не признает никаких нянь. Он не собирается спихивать своего ребенка на кого-то другого. Это важно! Почва для доказательств. Он должен достичь успеха, иначе Дороти будет его презирать и выставит вон, теперь уже навсегда. Именно так! Если он не способен быть ответственным отцом в кризисной ситуации, он не заслуживает доверия и в дальнейшем!

Исполнившись железной решимости, он вошел в спальню. Джоанна по-прежнему вопила. Нед взял ее у Келли и устроил на своем плече так, чтобы ухо ребенка приходилось прямо напротив его рта. Придав своему голосу, как ему казалось, убедительное звучание, он отдал срочный приказ.

– Слушай, ребенок!

Ор сменился задыхающейся икотой. Нед с нежным одобрением похлопал дочку по спине и изложил проблему:

– Мы с тобой должны договориться. Просто помни, что мы остались вдвоем. Ты и я, ребенок! Мы причинили вред, и теперь твоя мама вышла из строя. И, что очень важно, мы должны сдать этот экзамен на отлично.

Звук срыгивания раздался у его шеи.

– Хорошо, – одобрил Нед. – Только не начинай снова плакать. Ты опять зря наглотаешься воздуха. Переход на бутылочку после груди твоей мамы может показаться не…

Крик во все горло известил Неда, что его сообщение не понравилось. Волосы поднялись у него на затылке: неприкрытый террор электризует. Нед сделал все возможное, чтобы исправить свою ошибку, и потерпел поражение.

Похлопывание не успокаивало Джоанну. Укачивание не помогало. Она абсолютно не обращала внимания на уверения отца в том, что все будет хорошо, если она просто доверится ему. Маленькие ножки дрыгались, крошечные кулачки сжались и двигались агрессивно, лицо морщилось в постоянной плаксивой гримасе, тельце изгибалось при каждой попытке устроить его поудобнее. И Нед еще шутил со своими друзьями о детках из ада! Его охватил страх.

С новым приступом решимости он заставил себя абстрагироваться от парализующего шума. Оставался только один выход. Друзья говорили ему, что прогулки на машине действуют на детей как снотворные пилюли. Он должен погрузить Джоанну в «ровер» и выехать на дорогу. Если и в этом случае она не

успокоится, у него нет никаких шансов покормить ее из бутылочки.

Вливать в нее смесь насильно было выше его сил. Конечно, Нед и не ожидал, что в первый раз все пройдет гладко. Фармацевт предложил ему купить три типа смеси на случай, если какая-то из них не придется ребенку по вкусу. Надо также попробовать три разные соски. Кормление из бутылочки – сложное дело. Неду было необходимо заручиться полной поддержкой Джоанны, чтобы найти приемлемое решение.

Он опустил разбушевавшееся дитя в колыбельку и использовал плед с кроликом как смирительную рубашку. Но Джоанна применила все свои бойцовские качества, чтобы свести на нет приготовления отца. К счастью, у Неда все уже было собрано. Келли очень ему помогла, упаковав вещи Дороти, пока он загружал детское хозяйство в «ровер».

Если бы он только мог сейчас забрать Дороти и привезти в свой дом! Нед испытывал болезненное опустошающее чувство при одной мысли, что его ненаглядную Дороти везут сейчас в госпиталь. И это ощущение усугублял безумный страх провалить экзамен на отцовство.

Он передал сообщение для Трейси секретарше, когда та провожала их до машины и наблюдала, как Нед закрепляет колыбельку на заднем сиденье.

– Удачи! – пожелала Келли, сочувственно покачав головой.

Нед помахал в ответ и забрался на сиденье водителя. Сейчас ему потребуется вся отпущенная ему в жизни удача. И может, не только удача. Ему необходима несокрушимая сила! Он должен продемонстрировать Дороти, что он – скала, на которую та всегда может опереться. Джоанна – тоже!

Заводя мотор и затем направляясь в сторону своего дома, Нед изо всех сил старался не замечать вопли, доносившиеся с заднего сиденья. Чтобы успокоиться, Джоанне оказалось достаточно совсем немного – минут десять. Нед благословлял друзей, рассказавших ему о пользе автомобильных прогулок.

Моментально воцарившийся мир позволил Неду пустить в ход свои мозги. Он затормозил у будки телефона-автомата и позвонил к себе в мастерскую. Он должен сказать своим помощникам, что везет домой семью, чтобы они были готовы оказать помощь.

Трубку взял Стив, его старший помощник.

– Через несколько минут я буду дома, – энергично сообщил Нед. – Дороти положили в госпиталь, поэтому я один с ребенком. Нужно будет сгрузить детские вещи и внести их в дом как можно скорее, поэтому придется побегать, когда я заторможу.

– Мы будем ждать, Нед. Что-нибудь еще? Нед секунду подумал.

– Да. Найдите на кухне самую большую кастрюлю, налейте в нее горячей воды и поставьте кипятить. Это быстрейший способ стерилизации бутылок и сосок.

– Хорошо.

Использовать своих помощников – это не провал, рассуждал Нед. Он по-прежнему один отвечал за все, и нельзя было предугадать когда Джоанна проснется и потребует еды Лучше быть готовым, чтобы удовлетворить ее аппетит. Если ему это удастся. Довольный своей предусмотрительностью, Нед сосредоточился на езде.

Стиву и Генри не было и двадцати лет, но они безотлагательно и досконально выполнили все инструкции босса. Эти ребята обладали как и Нед, той же врожденной потребностью все исправлять, важной чертой, необходимой при реставрации мебели. Он специально подобрал себе таких помощников. Кто работал с Недом Шенноном, должен был гордиться тем, что выполняет работу, вплоть до мельчайших деталей, только надлежащим образом – никакой халтуры!

Как повезло, что все его кастрюли из нержавеющей стали, подумал Нед; Фармацевт предупредил о негодности алюминиевой посуды для стерилизации. Разумеется, когда уже не будет такой спешки, он перейдет на стерилизующий раствор и будет использовать все приспособления, которые купил. Чтобы наладить все это оборудование, потребовалось бы не меньше шести часов. Надо сначала покончить с чрезвычайными обстоятельствами, рассуждал Нед, а затем установить размеренное течение жизни. А для этого необходимо разумно оценивать ситуацию.

Операция «Прибытие» протекала так, как Нед и представить себе не мог.

– Мы разместимся в столовой, – сообщил он, и парни, буквально наступая ему на пятки, тут же внесли первую партию детского груза – ванну, пеленальный столик, покупки.

С той самой минуты, как Нед внес Джоанну в дом, Джок топтался у колыбели, не сводя глаз с нового щенка.

Столовая была объединена с кухней. Стив и Генри здесь обычно завтракали. Посредине стоял добротный, солидный дубовый стол в окружении шести прочных стульев. Телевизор и удобное кресло с регулируемой спинкой завершали весь набор мебели. Было вполне достаточно свободного места, чтобы разместить пеленальный столик и все, что ему сопутствовало. Ванная находилась рядом с кухней, поэтому основное рабочее пространство на случай чрезвычайной ситуации было готово.

Нед поставил колыбель на пол рядом с телевизором, подальше от зоны боевых действий.

– Следи за ней, Джок! Если что-то будет не так, дай мне знать.

Собака села, положив голову на край колыбели, чтобы лучше видеть. Жаль, что щенок укутан! Он пах так, словно требовал тщательного вылизывания.

Нед распаковал покупки и выложил их для удобства на кухонную стойку. Мальчики внесли пакеты с пеленками и чемодан Дороти, а также одежду и другие детские принадлежности, которые Нед взял для Джоанны.

– Это все, Нед, – заверил его Генри, семнадцатилетний улыбчивый рыжеволосый парень, всегда готовый помочь.

– Прекрасно! Вы, ребята, начинайте стерилизовать бутылочки и соски, а я пока подготовлю пеленальный столик.

– А зачем кипятить все девять бутылочек? – поинтересовался Стив. Этот худой, бойкий, настойчивый парнишка хотел знать ответы на все вопросы и никогда не стеснялся спрашивать. Бросая вызов общественному мнению, он завязывал свои темно-русые волосы в хвостик и носил в ухе серьгу. – Я не думаю, что ребенок в состоянии съесть так много, – добавил он, нахмурившись.

– – Арифметика, Стив! Мы попробуем три разные смеси и три соски с разными отверстиями – маленьким, средним и большим. Я хочу, чтобы все комбинации были под рукой – по три бутылочки каждой смеси со всеми размерами сосок на них. Таким образом, методом проб и ошибок мы сможем быстро выяснить, что больше устраивает ребенка.

– Если мы будем кипятить соски в трех разных кастрюлях, мы не перепутаем размеры, – предложил Стив.

– Хорошая идея! – с одобрением заметил Нед. Здоровая инициатива не помешает исполнению проекта. – Ты будешь ответственным за это. Пять минут на соски и десять – на бутылочки. А я принесу-ка лучше полотенца из шкафа. Этот ребенок – чемпион по срыгиванию, если мы что-то сделаем неверно.

Нед мысленно поздравил себя с тем, что говорит спокойно, разумно и ответственно. Он нашел коробку с салфетками, а также несколько полотенец для лица. Если быть готовым к худшему, то можно избежать паники, только нужно надеяться на то, что худшее не превысит его возможностей. Нед дважды проверил, все ли он приготовил на пеленальном столике, и вернулся в кухню к ребятам.

Джоанна – благослови ее Бог! – все еще спала, когда мужчины приступили к приготовлению смесей. Вскоре на стойке выстроилось полное собрание бутылочек. Каждый из трех комплектов был помещен в отдельную кастрюлю с чуть теплой водой, чтобы смесь достигла нужной температуры.

Нед поздравил ребят с завершением великого дела. Начальное напряжение было снято, все были довольны собой, но тут мяукающий крик известил их, что время пришло. Джок вскочил и пролаял тревогу. Все на боевые позиции!

Нед подавил возникшую было панику – ведь все приготовления в мире могут оказаться бесполезными, если Джоанна почувствует, что покусились на привычки, которым она следовала с рождения. Собаки чувствуют страх. И, насколько Неду было известно, дети тоже.

Я скала, строго сказал он себе и, чтобы продемонстрировать свою непоколебимость, отдал очередной приказ:

– Проверьте температуру смеси, пока я меняю пеленку.

– А как это сделать? – спросил Стив. – Капни на запястье. Смесь должна быть не теплее и не холоднее температуры тела.

Нед вынул Джоанну из колыбели как раз в тот момент, когда она сморщила личико, чтобы разразиться полноценным плачем. Глаза ее открылись, а плач превратился во всхлип и тут же оборвался.

– Вот и отлично! Твой папа собирается заняться делом, – заверил Нед, неся Джоанну на пеленальный столик.

Она неотрывно смотрела на отца, пока тот вынимал из-под нее мокрую пеленку. Джок чуть было не испортил все, встав на задние лапы, а передние положив на стол, чтобы не пропустить ни одной стадии столь интересного процесса. Под его весом легкий столик покачнулся, но собака быстро восстановила равновесие.

– Полегче, Джок, – пожурил его Нед, отчаянно пытаясь справиться с неконтролируемыми всплесками любознательности псины. Ему не хотелось, чтобы доверие к нему Джоанны было подорвано еще до того, как он начнет предлагать ей бутылочку.

К счастью, пес привлек к себе внимание ребенка. Девочка перевела широко распахнутые обеспокоенные глаза на собаку.

Джок понюхал детское масло, понюхал тальк, затем чистую пеленку, в которую Нед завернул щенка. Все было очень странно!

– Готово! – с триумфом провозгласил Нед, засовывая ножки девочки в конверт. – Твоя мама не сделала бы лучше.

Большие круглые глаза уставились на него. Нед почувствовал воинственный вызов во взгляде. Это можно было даже назвать поединком характеров. Все в ее мире было сейчас почему-то не таким, как обычно. Она сразу поняла это – обмануть себя этот ребенок не позволил бы!

– Следующий шаг, возможно, покажется тебе странным, Джоанна, – уважительно предупредил ее Нед, закрепляя застежки. – Я понимаю, ничто не может заменить тебе маму, но с некоторыми вещами нужно мириться, нравятся они тебе или нет. Ты сама можешь сделать выбор из предложенного мной. И, Джоанна… – его голос достиг высот проникновенности, – постарайся понять, что все это делается для твоего блага.

Мрачный взгляд, полученный в ответ, был полон подозрения. Нед затрепетал. Но он сказал ей правду, что уж тут поделаешь! Жизнь иногда выкидывает коленца. Нужно приспособиться и идти дальше. Он не собирался быть отцом, и вот – пожалуйста, он в роли обоих родителей.

– Тебе тоже придется хорошенько потрудиться, – бормотал Нед, неся Джоанну к столу.

Он уселся, положив ее на руку, и подсунул ей под подбородок полотенце для лица, чтобы вытирать разлившуюся смесь, а на коленях расстелил банное на случай более крупных неприятностей.

– Температура нормальная, Нед, – заявил Стив.

– Формула номер один, отверстие маленькое, – распорядился Нед.

Генри протянул ему бутылочку. Ребята стояли рядом, наблюдая за реакцией девочки. Джок понюхал пеленку, брошенную в детское ведро, и уставился на ребенка. Все глаза устремились на соску, вставленную в рот Джоанны.

– Она сосет! – возбужденно выдохнул Генри.

– Да, но перепадает ли ей хоть что-нибудь? – засомневался Стив.

Маленькие челюсти с минуту подвигались, а затем остановились. Джоанна выплюнула соску, сморщила лицо и воплем выразила свою неудовлетворенность.

У Неда опять перевернулись внутренности. Он взглянул на бутылочку. Уровень смеси понизился лишь на самую малость.

– Среднее отверстие! – приказал Нед, стараясь оставаться на высоте положения.

Итак, Джоанна не желает приспосабливаться к неблагоприятным обстоятельствам. Сделаем еще попытку!

Генри забрал отвергнутую бутылочку, а Стив протянул следующую. Джок обскулил такого странного щенка, который прекратил свой жуткий лай и посмотрел на него.

Нед тем временем вставил Джоанне в рот новую соску, и она вцепилась в нее. Она сосала! Но недолго… Ее губы скривились, и смесь вылилась через уголок рта. «Фу!» – крупными буквами было написано у девочки на лице.

– Могу сразу сказать, ребенок, – сердито заявил Нед, – ничто из этого не сравнится с молоком твоей матери.

Ему вдруг показалось что он трещит по всем швам, и Нед впервые понял, как детям удается превратить даже самого разумного взрослого в дрожащие обломки. Усилием воли

Нед вернулся из бездны и опять занялся делом, протянув невкусную бутылочку Стиву.

– Смесь номер один отвергнута. Попробуем смесь номер два, отверстие среднее.

Прежде чем предложить следующую бутылочку, Нед вытер все следы выплюнутой пищи. Он не хотел, чтобы Джоанна ошиблась, решив, что у новой смеси тот же вкус. Нужно же ей есть! Так или иначе, но он должен втолкнуть в нее это!

Она атаковала новую соску, как акула. Пять минут казалось, что смесь номер два победила, а затем в ее животе произошла революция. Смесь фонтаном вырвалась наружу, полотенцам пришел конец. Стив отнес их в прачечную, а Генри притащил новые. Нед делал все возможное, чтобы успокоить Джоанну. Он поднимал ее к плечам, уютно похлопывал. В конце концов ее вырвало ему на спину.

Кошмарный сон, думал Нед, пытаясь унять свою тревогу. Джок обнюхал беспорядок и отошел в сторону. Уборку мужественно взял на себя Стив. Нед жонглировал Джоанной, пока Генри стягивал с него испачканную рубашку.

Опустошив желудок, Джоанна заплакала, требуя новой еды.

– Смесь три, среднее отверстие! – выкрикнул Нед. Крайнее отчаяние звучало в его голосе. Он снова устроил Джоанну на своем плече и обратил ее внимание на серьезность ситуации: – Это последняя попытка, Джоанна! Ты исчерпала возможности выбора. Помни об этом!

– Может быть, стоит снова попробовать маленькое отверстие, Нед? – озабоченно предложил Стив. – Пусть она привыкнет к вкусу прежде чем все это обрушится в ее животик.

Нед кивнул. Его рассудок почти онемел перед лицом возможного тотального бедствия.

– Хорошая мысль. Может быть, весь фокус в том, чтобы смесь текла медленно?

Генри быстро поменял бутылочки, и все затаили дыхание, когда Джоанна начала пробовать соску – на этот раз более осторожно. Лицо ее было задумчиво, глаза прикованы к Неду.

– Это хорошая штука, – проворковал он. В данной ситуации реклама была его последним шансом.

Лицо Джоанны медленно прояснялось. Подозрения в том, что ее хотят отравить, исчезали. Сосание стало размеренным, и содержимое бутылочки заметно уменьшалось.

– Мы победили! – закричал Генри.

– Похоже на то, – радостно согласился Стив.

Нервы Неда пели песню облегчения. Позитивное мышление все-таки позволяет двигаться через тернии вперед, подвел Нед логический итог этому критическому испытанию.

– Ладно, ребята! Выбрасываем первые две смеси и ставим соски с маленькими отверстиями на остальные две бутылки из этой серии. Сохраните их в холодильнике на потом.

Он надеялся, что вкус этой смеси отложится в памяти Джоанны и она узнает «хорошую штуку» при следующем кормлении. Научные выкладки хороши в теории, но человеческие существа и противоречивы и непредсказуемы.

Нед внезапно ясно понял, что он держит на руках миниатюрное человеческое существо, со своим разумом и своим желудком, которое полностью зависит от того, насколько полно и правильно он, Нед Шеннон, сможет удовлетворить его нужды. Это был в высшей степени отрезвляющий и поучительный опыт.

– Может быть, для свободных бутылочек использовать стерилизующий раствор, Нед? – поинтересовался Стив.

– Да. Вымойте их и залейте.

Окрыленные успехом, мальчики вернулись к кухонным обязанностям. Джок же остался наблюдать, нацелив свой собачий разум на пополнение знаний об этой новой разновидности щенков. Нед заметно расслабился. Он был сейчас почти счастлив – Джоанна, по-видимому, смирилась с неизбежным, по крайней мере пока. Может быть, капитуляция была вызвана истощением или ощущением безнадежности, но Нед предпочитал видеть светлую сторону. Его ребенок не умрет от жажды или голода. А это означает, что она в безопасности рядом с ним. Как он ей и обещал!

– Твоя мама может тобой гордиться, Джоанна, – сказал он ей. – Это большой шаг для такого маленького ребенка. И ты прекрасно со всем справилась.

Соска выпала, и Джоанна заикала. Был ли это очередной всплеск протеста?

– Наглоталась воздуха? – с надеждой спросил Нед.

Он поставил бутылочку на стол, чтобы нежно погладить ее по спинке. Джоанна дважды срыгнула. Никакого возмущения! Он усмехнулся ребятам, которые прекратили работу и ждали результата.

– Ничего страшного, – заверил Нед, почти сияя от облегчения и перекладывая Джоанну на другую руку. – Видишь? Твой папа так же умеет менять позицию, как и твоя мама. Вот она, хорошая штука. – Его совершенно не заботило, как он выглядит при этих словах. Нед приблизил бутылку ко рту Джоанны, и она снова вцепилась в нее. Очередной прилив отцовской гордости. – Ты удивительный ребенок, Джоанна! Настоящий вундеркинд!

Джок выразил согласие лаем и, обежав стул, устроил наблюдательный пост с другой стороны. Угроза очередного кризиса явно миновала.

– Спасибо за дружную работу, братцы, – тепло сказал Нед. – Без вашей неотложной помощи я бы пропал. Стив усмехнулся:

– Полезный опыт на будущее! – Да, – согласился Генри, вторя его ухмылке. – Операция «Кормление из бутылочки» нами освоена, правда, Стив?

Они рассмеялись, радуясь тому, что смогли быть полезны.

Нед улыбнулся Джоанне. Все они сегодня приобрели полезный опыт, У Неда появилось новое ощущение близости, отличное от всего, что он когда-либо испытывал раньше. Это крошечное человеческое существо стало бесценным для него. Нед хотел, чтобы ей повезло – с ним, с этим миром, со всем! Он должен позаботиться об этом, чего бы ему это ни стоило!

Джок, приволакивая лапы, подошел к Неду и положил голову на его колени, подчеркивая и свою принадлежность к семье. Нед потрепал длинную спутанную шерсть. Если бы только Дороти была с ними! Волна тревоги смыла чувство эйфории.

Дороти, должно быть, прошла через ад! Остается надеяться, что ей, кроме антибиотиков, дают болеутоляющее. Если нет, он устроит скандал сегодня вечером.

Он не видел ее почти три дня! Так решила она, а не он. У Неда возникало подозрение, что Дороти плохо себя чувствует и скрывает это, но он не мог понять, почему она все взваливает на себя. Неужели она не понимает, что ради нее он готов на все?

Что-то в действиях Дороти было не так. Она обратилась за помощью к Трейси, а не к нему. Сегодня вечером он должен выяснить, почему ему не доверяют. Должно быть, это происходит у нее инстинктивно, автоматически. Неужели Дороти все еще не верит, что он поладил с Джоанной?

Нед в недоумении покачал головой. Его взгляд упал на малышку. Та перестала сосать. Ее ротик расслабился, глазки закрылись, а прелестное маленькое личико лучилось довольством. Сердце Неда радостно дрогнуло и наполнило его такими добрыми и светлыми чувствами, что он тут же забыл свои подспудные тревоги. Мой ребенок, подумал он. Мой и Дороти.

По крайней мере от одной заботы он избавит измученную молодую маму.

Операция «Кормление из бутылочки» прошла успешно.

16

– Дороти?

Голос Неда, мягкий и исполненный заботы. Она с трудом открыла глаза. Вокруг ее кровати расположилась целая клумба. Дороти заснула, как только ушел хирург. Осмотрев ее, он рассказал, что собирается делать утром. Обезболивающие таблетки действовали безотказно. Если не двигаться, то боль почти не чувствуется. Но ей хотелось видеть Неда, хотелось говорить с ним.

Дороти медленно повернула голову.

– Не шевелись, если это причиняет боль, – встревожился Нед, вскакивая со стула и пересаживаясь к ней поближе.

– Джоанна? – слабо прохрипела она. В горле пересохло.

– У нее все прекрасно! Пока я здесь, с ней побудет Трейси. Я скормил ей две порции смеси. Она не капризничает и ведет себя хорошо. Когда я уходил, она засыпала. Так что волноваться не о чем.

Итак, ей следует почувствовать облегчение и радость оттого, что Неду удалось справиться с их малышкой. И совершенно неуместны испытываемые ею на самом деле чувства утраты и собственной бесполезности. Слезы покатились из ее глаз, эти огромные капли жалости к себе. Как несправедливо, что все это случилось с ней! Все тяжелые месяцы беременности она мечтала о том, что станет всем для своей малышки, и вот – она не может даже кормить ее! Дороти закрыла глаза, чтобы унять слезы, но они просачивались сквозь ее ресницы. Рука Неда ласково отвела ее волосы со лба.

– Тебе ужасно больно, Дороти? Может быть, позвать сиделку?

– Нет.

– Тогда в чем же дело, любимая? Искренняя заботливость, звучавшая в его голосе, заставила сжаться ее сердце.

– Я оказалась несостоятельной, – с трудом выговорила она.

– Нет, это не так! – горячо возразил Нед. – Трейси сказала мне, что твои эскизы для свадьбы Кэт Джордан великолепны. У тебя большой талант, Дороти, и когда люди поймут это…

Она нетерпеливо качнула головой.

– Я несостоятельна как мать. Я позволила тебе помешать нам, Нед.

Его рука замерла, а затем отстранилась. Она услышала звук придвигаемого стула, скрип сиденья под садившимся Недом. Возникшее вдруг ощущение отчужденности заставило Дороти почувствовать себя еще хуже, так, словно она потеряла все на свете.

– Каким образом? – спросил Нед спокойно.

Она вынуждена была сглотнуть, чтобы избавиться от комка, застрявшего в горле. Открыв глаза, Дороти взглянула на него с мучительным сожалением.

– Я не хотела, чтобы ты знал о моих проблемах. Я надеялась, что мне станет лучше. Я хотела, чтобы все прошло само собой. Если бы из-за тебя я не откладывала обращение за помощью… – слезы заструились снова, – я бы все еще кормила Джоанну.

– Почему ты не захотела все рассказать мне? – Он покачал головой в обиженном недоумении. – Любящие должны все делить между собой. И хорошее, и плохое.

– Я не хотела, чтобы плохое отразилось на Джоанне. Ты винишь ее и обижаешь ее.

– Нет! – выкрикнул Нед, от волнения вскочив. Он огорченно всплеснул руками. Как убедить эту недоверчивую женщину в самых благих его намерениях? – Я на это не способен, Дороти. Ее нельзя винить ни в чем. Проклятье! Она ведь всего лишь невинный маленький ребенок.

Его страстные слова толчками отдавались в ее голове. Разум устало споткнулся о правду, которую он говорил, и похромал дальше. С рассудком и логикой не поспоришь! Но все это не имеет никакого отношения к действительности, взращенной на почве эмоций. И Дороти категорически заявила:

– Ты терпеть не мог, когда я пользовалась молокоотсосом!

Нед онемел. Эти слова выбили все подпорки из-под его принципиальной позиции. Принципы – хорошая вещь. Проблема в том, как им следовать в жизни. Он буквально упал на стул и протяжно выдохнул, словно пытался снизить опасное давление сдерживаемых чувств. С мрачным лицом, сжатыми челюстями, полуприкрытыми веками Нед подался вперед, уперев локти в колени.

– Это правда, – признал он, словно выдавливая слова под давлением своей совести. – Хотя и не из-за того, что ты мне приписываешь, а лишь потому, что чувствовал себя виноватым.

Она нахмурилась, не понимая.

С мукой глядя на нее, Нед придвинулся ближе и нежно погладил пальцами руку, лежавшую на краю кровати.

– Пожалуйста, выслушай меня, Дороти. Мне очень жаль, но ты неправильно понимаешь меня! Последнее, что я мог бы сделать, – это причинить тебе боль.

Ее пальцы инстинктивно приподнялись, чтобы переплестись с его, чтобы сжать их в поисках его тепла, его заботы. Дороти с надеждой неотрывно смотрела на Неда. Как она хотела, чтобы он избавил ее от чувства отчужденности, от которого она никак не могла отделаться!

– В первую нашу ночь я предварительно побеседовал с Джоанной, сказав ей, что было бы хорошо, если бы она проспала до утра, – покаялся он. – Что она и сделала… В результате ты была вынуждена пользоваться молокоотсосом, явно не испытывая при этом большого удовольствия. Потом я, конечно, сказал Джоанне, чтобы она лучше просыпалась как обычно, но у нее уже вошло в привычку спать всю ночь напролет, и я ничего не смог с этим поделать. Нельзя давать ребенку противоречивые указания – то так, то эдак. А ее вины в этом нет!

Дороти недоумевающе уставилась на Неда. Неужели он действительно полагает, что Джоанна поняла сказанное им?

– Она ни в чем не виновата. – Его глаза молили о прощении. – Это все я. Все я! Я был эгоистом, желая, чтобы мы провели ночь вдвоем, как прежде. Мне жаль, Дороти! Я даже представить себе не мог, как это отразится на тебе.

У Дороти внутри все сжалось. Значит, она неправильно поняла, неправильно рассудила! Но чтобы Нед чувствовал себя виновным? Такого еще никогда не было! А ведь он искренне верил в то, что только что сказал, как и в свое фантастическое общение с собакой и Джоанной.

– Если бы ты поделилась со мной своими опасениями, я бы смог тебе помочь, – с сожалением продолжал он. – Рассказал бы о капустных листьях. Возможно, это избавило бы тебя от боли.

– Капустные листья? – озадаченно повторила она.

– Мне о них рассказал один друг. У его жены в результате кормления заболели груди, и она вкладывала в лифчик компрессы из капустных листьев. Это помогло.

– Почему? Как? – Дороти не могла в это поверить.

Нед пожал плечами.

– Этому, нет научных объяснений, но это действует. Нужно подержать капустные листья в холодильнике, чтобы получился холодный компресс. Когда они нагреваются в лифчике, ты опять меняешь их на холодные. Мой друг шутил, рассказывая о тоннах приобретенной им капусты, но прекращал шутить, как только речь заходила о действенности метода. Мы могли бы попробовать.

Мы… Именно она внесла отчужденность в их отношения, а вовсе не Нед. Она должна была поверить ему и отбросить прочь все страхи, а она… она все время сомневалась в его чувстве к ребенку.

– Я знаю еще целую кучу полезных вещей! – с волнением добавил Нед. – Мои друзья буквально напичкали меня этой информацией. Думаю, именно поэтому я и считал детей маленькими чудовищами. Но ведь никто и не подумал рассказать мне о хорошем. О чем-нибудь вроде забавных выражений на личике Джоанны или о том, как замечательно чувствуешь себя, когда твой ребенок счастлив и доволен.

Водопад чувств обрушился на Дороти, но найти нужные слова она не смогла. Окончательно поняв, что виновата в произошедшем только она, Дороти растерялась. Она не была откровенна с Недом, не доверяла ему, не верила в него. Все могло бы быть иначе, если бы только она рассказала, поделилась, как говорил Нед, плохим, равно как и хорошим. Как она могла так ошибаться?

Ее глаза вновь наполнились слезами.

– Не плачь, любимая, – взмолился Нед. – Скажи, что я могу сделать для тебя? – Он схватил салфетку и ласково промокнул ручейки, струившиеся по ее щекам. – Если ты чего-нибудь хочешь…

– Прости, – выдавила Дороти. Неда не в чем винить. Виновата она одна.

– Ничего. Если тебе это помогает – плачь. Но не считай себя несостоятельной матерью, Дороти, – серьезно заявил он. – Ты великолепная мать! Самая лучшая! Любой ребенок был бы счастлив, имей он такую маму. Этот эпизод с кормлением грудью ничего не значит. Важна только любовь, а Джоанна знает, что ее любят.

Теплота в его голосе согрела Дороти, успокоила истерзанный сомнениями разум. Она безуспешно пыталась справиться со слезами, и Нед снова отер ей щеки. Болела ее голова, болело ее тело, и сердце ее болело тоже. Она чувствовала себя развалиной. Тем не менее Дороти заставила себя заговорить.

– Спасибо за то, что пришел на помощь, Нед. Я имею в виду – помощь с Джоанной.

– Я ее отец, – резко ответил Нед. – Мне бы хотелось, чтобы ты принимала это во внимание. Ты не одинока! Если, конечно, по-прежнему не стремишься к этому.

Болезненное ожидание на его лице требовало ответа.

– Нет, – просто сказала она. Его глаза изучали ее, с недоверием ища намек на скрытые желания и чувства.

– Ты непоследовательна, Дороти, – мягко сказал он. – Говоришь, что любишь меня. Говоришь, что даешь мне шанс. И все же обращаешься в трудную минуту к Трейси, а не ко мне. Именно Трейси попросила меня о помощи. А ты вышвырнула меня? Снова!

Эти слова не были горьким упреком – скорее, спокойной констатацией факта, – и оттого только с большей убедительностью окончательно развеяли ее сомнения.

Нед глубоко вздохнул. А когда продолжил, в его глазах светилось сострадание.

– Я отлично знаю, что тебе пришлось пережить в прошлом, Дороти, но у меня тоже есть незаживающие раны. Все мы несем ту или иную ношу. Родители многими способами вышвыривали меня из своей жизни. Меня не ругали, не оскорбляли. Меня просто и эффективно устраняли. Игнорируя, по большей части.

Он рассказывал как будто не о себе, не взывая ни к жалости, ни даже к сочувствию, но за его словами стояло одиночество бегуна на длинную дистанцию.

– Я понимаю, почему ты отстранила меня во время беременности, совершенно не учитывая мою любовь к тебе, – продолжал он. – Ты сочла, что я не заслуживаю внимания. Так же, как и сегодня. Как ты думаешь, что я чувствовал, узнав, что ты не хочешь обращаться ко мне, желая нести свой крест в одиночку?

Дороти не рассматривала ситуацию с этой точки зрения. Она лишь не хотела обременять его… Это просто другая форма внимания.

– Я много думаю о тебе, Нед, – жалобно произнесла она.

Он покачал головой.

– В отрицательном, а не в положительном смысле. Я хочу во всем принимать участие, а не стоять в стороне. А поскольку ты готова скорее подвергнуть себя любой опасности, чем открыть передо мной дверь, я не перестаю думать, что был не прав, стремясь вновь вторгнуться в твою жизнь.

– Нет! Ты нужен мне, Нед! – выкрикнула она. – Ты так мне нужен, что я опасаюсь всего, что могло бы оттолкнуть тебя.

– Только ты можешь оттолкнуть меня! – Его голос звенел от нескрываемой боли. – Я много раз стучал в твою дверь. Ты открывала ее. Закрывала ее. Оставаясь за дверью, мне трудно ощущать себя необходимым, Дороти. Я не поступаю так даже со своей собакой.

Она сжалась от прямого обвинения в свой адрес. Ей нет оправдания! Да, что тут скрывать – она всегда смотрела на Неда с предубеждением. Туннельное видение. С нарастающим ужасом Дороти поняла, что сделала с Недом то же, что сделали с ней ее родители, – отвергла его, принизила чувство собственного достоинства, сосредоточившись на себе и не считаясь с тем, как ее поведение скажется на Неде. То, что Нед Шеннон был мужчиной, не означало, что он застрахован от тех обид, которые испытывала она.

Нед поморщился.

– Возможно, я не должен был вываливать все это перед тобой, когда ты так больна. Не то время, не то место, я понимаю…

– Нет, все правильно, Нед, – прошептала она, сжимая его руку. – Тебе нужно было высказаться, а мне – выслушать это.

На его лице появилась слабая кривоватая улыбка.

– Я хочу убедить тебя, что Джоанна со мной в безопасности.

– Я знаю. Спасибо тебе! И не только за это…

Но ни слова, ни прикосновения не были нужны сейчас. Дороти чувствовала внутреннее напряжение Неда и словно наяву представляла, как он возводит защитные ограждения вокруг ран, нанесенных ее недоверием. Он молчаливо, но решительно двигался в местность под названием «самодостаточность», о существовании которой ему было известно задолго до их встречи. Нет сомнений в том, что он возвращался туда и в бесприютные месяцы ее беременности. Это была основа его выживания – не требовать невозможного.

– Я привез тебе туалетные принадлежности и свежую одежду на тот случай, когда тебя выпишут, – ровным голосом сказал он.

Легче иметь дело с поверхностными проявлениями жизни, чем со скрытыми областями, думала Дороти. Нед убрал руку и наклонился, чтобы открыть чемодан. Дороти еще отчетливее осознала: результатом ее нежелания делиться с Недом стало то, что он принял условия игры и в ответ на поднятый ею оборонительный щит начал поднимать свой.

Разложив ее вещи по ящикам прикроватной тумбочки, он снова сел и взглянул на нее мрачно и решительно. Это встревожило ее. Нед пришел сюда, заботясь о ней, а она обвинила его в собственных грехах. Цена этой ошибки росла на глазах.

– Трейси сказала мне, что ты проболеешь еще неделю или около того. Я рассчитывал на то, что ты и Джоанна будете жить со мной. Если ты не хочешь этого, Дороти… Если тебе кажется, что лучше вернуться в свою квартиру и попросить помочь кого-нибудь другого…

– Нет! – Она должна остановить его отступление. – Если это не доставит тебе больших хлопот… – Слова прозвучали слабо и неуверенно. – Я имею в виду…

– Не чувствуй себя обязанной переезжать ко мне только потому, что я заботился о Джоанне, пока ты была здесь, – добавил Нед, прежде чем она смогла отыскать более убедительный ответ. – Если я слишком много о себе возомнил, насильно втянув в ситуацию, которая тебя угнетает, лучше сказать об этом сейчас. Ни за что на свете я не хотел бы причинить тебе вред! Скажи лишь слово – и я все отвезу обратно в твою квартиру.

– Нет. Я хочу переехать к тебе, – сказала Дороти твердо.

Его прямой взгляд исключал всякие недомолвки и уловки.

– Ты говоришь о чем-то вроде перевалочного пункта или даешь серьезное обещание? Пожалуйста, будь честна со мной.

Ее сердце пустилось в галоп. Как она может обещать абсолютное доверие, если сама не верит, что способна его достичь? Если бы можно было одним щелчком выключателя отменить или исправить все неверные маршруты ее рассуждений, Дороти бы сделала это сейчас же. Она ведь тоже не хотела причинять Неду вреда.

– Дай мне еще один шанс, Нед! – взмолилась она. – Я постараюсь как можно быстрее разобраться в себе.

– Тебе не обязательно делать это в одиночку. Мои двери открыты перед тобой, и я всегда готов тебя выслушать. – В его голосе появились суровые нотки. – Но только если ты будешь честна со мной!

– Да, теперь я это понимаю, – серьезно ответила Дороти.

Его лицо постепенно разгладилось. Нед улыбнулся.

– Джоанна принадлежит не только тебе! Она – часть нас обоих. Это не та ситуация, где двое против одного. Нас трое. Всегда помни об этом!

– Да, – согласилась она, с отчаянной решимостью ухватываясь за это определение. – Ты любишь ее, Нед?

Он казался растерянным, словно упустил нить ее размышлений.

– Джоанну, нашу малышку. Ты любишь ее? – взволнованно повторила Дороти, страстно желая услышать от него «да».

Свет понимания снова зажегся в его глазах. Нед взял ее руку и, крепко сжав, ответил:

– Да. Да, люблю. – Казалось, его самого удивили эти слова. Правда ли это?

– Мы – семья, – добавил он твердо. Семья! Теперь ей уже не терпелось расстаться со званием матери – одиночки, которое она так мучительно – и в этом надо признаться! – носила. Она не обязана быть матерью – одиночкой. Она не хочет ею быть! Нед давал ей возможность сделать так, чтобы… их было трое!

– Семья, – повторила она вслух. Никаких закрытых дверей. Чувство общности нужно беречь и лелеять. Принадлежность другому – вот что значит… семья! Такая полная принадлежность, что любовь, доверие и поддержка подразумеваются сами собой.

Смятение постепенно утихло. Нед прав, говоря, что дети усложняют жизнь. Конечно, он должен любить Джоанну! Он бы не просил об откровенности, если бы не был готов дать ее в ответ. Дороти сплела свои пальцы с пальцами Неда и закрыла глаза, сосредоточившись на тепле и силе его прикосновения.

Вместе…

Семья.

17

Как выяснилось, Трейси не преувеличивала, полагая, что Дороти проболеет не меньше недели. Одна она ни за что не справилась бы, даже если бы очень захотела. Переезд к Неду оказался наилучшим решением всех проблем. Дороти убеждалась в этом все больше и больше и постоянно краснела, вспоминая о сомнениях и страхах относительно будущего с ним.

Нед был сама доброта, ухаживая за Дороти и предугадывая все ее желания. Каждый день ее навещала медицинская сестра, наблюдавшая за лечением. Нед кормил и мыл Дороти, помогал сделать то, что она хотела, и предоставлял ей свое любящее общество.

Если она не спала, Нед кормил рядом с ней Джоанну. Дороти не могла поднять малышку, но с радостным замиранием сердца наблюдала, как Нед нянчится с их девочкой, разговаривая с ней так, словно та все понимает, и всегда включая в разговор и ее, Дороти. Он изо всех сил укреплял их семейный союз. Он перенес в спальню кресло-качалку и сидел в нем порой часами, с любовью и восхищением глядя на своих девочек.

Когда Дороти впервые увидела, как нетерпеливо Джоанна тянется к бутылочке, она была ошеломлена и даже расстроена. Неужели ей лишь померещилась та особая связь между матерью и младенцем, возникающая при физическом соприкосновении во время кормления грудью? Обидно сознавать свою никчемность. Ее отсутствия даже не заметили! Чувствуя себя во всех смыслах разбитой после операции, она не смогла удержаться от слез.

– Она не видит никакой разницы! – выпалила Дороти в ответ на обеспокоенный вопрос Неда. – Бутылочка даже лучше!

– Ну, теперь-то она, возможно, и привыкла, но, поверь мне, вначале Джоанна изрядно погоняла нас по кухне, – поделился Нед, выразительно закатив глаза. – Все мы с ног сбились, стараясь уговорить ее согласиться на заменитель, и она отлично знала, что это отнюдь не материнское молоко.

– Все вы? Кого ты имеешь в виду?

– Стива, Генри и Джока. Я уговаривал Джоанну, а они обеспечивали мне тылы.

Дороти с удивлением выслушала рассказ о научном методе проб и ошибок, о помощи ребят, о реакции Джоанны, о совете, который ей дал Нед, и о счастливом завершении процесса, когда третья по счету смесь была наконец принята. Вот бы заснять все это на кинопленку – троих мужчин, мечущихся из стороны в сторону с бутылочками, собаку, принимающую в этом участие, и ребенка – центр общего внимания и усилий, которому так недоставало матери!

– Ты все сделал замечательно, Нед, – с искренним восхищением поблагодарила Дороти, которую немало позабавила эта история. Улыбка Неда еще больше подняла ей настроение. Каждый нуждается в одобрении, подумала она. И в похвале. Чему получено лишнее подтверждение. Любовь и признательность идут рука об руку.

– Постарайся не переживать так из-за искусственного вскармливания, – уговаривал ее Нед. Его зеленые глаза светились сочувствием. – Я знаю, для тебя это большое разочарование, но в следующий раз мы будем умнее. Ты сможешь кормить грудью сколько захочешь.

– В следующий раз? – неуверенно повторила она.

– Гм… – Он был смущен и старался скрыть это. – Мне просто пришло в голову… Пожалуй, немного преждевременно. Забудь об этом. Главное, чтобы у Джоанны все было в порядке. Об остальном не беспокойся.

– Ты нечестен со мной, Нед, – проворчала Дороти. – Ты что-то замышляешь за моей спиной.

Он пожал плечами.

– Похоже, я немного зарвался. Ты просила не торопить тебя. Давай пока не будем говорить об этом!

– Я приняла твою политику открытых дверей. Я слушаю тебя, Нед, – настойчиво произнесла она, желая узнать все его потаенные мысли и мечты.

Нед ответил открытым взглядом, казалось, направленным прямо ей в сердце. Несколько мгновений он колебался, словно желая убедиться, что не сделает ошибки. Дороти спокойно взглянула на него. Теперь в ее взгляде читалась готовность разделить с этим мужчиной все.

– Мне не нравится, когда в семье один ребенок, Дороти, – робко начал он. – Поскольку у нас уже есть Джоанна… Я подумал, может быть, через год или два… если у тебя будет желание…

– Мы пополним наше семейство?

– Как ты к этому относишься? – осторожно спросил Нед. – Если тебе кажется, что лучше оставить ее в одиночестве… Это ведь просто идея – она пришла мне в голову в последнюю неделю. Я хочу сказать, что не представляю теперь свою жизнь без Джоанны. Я действительно люблю этого ребенка. Если у нас будут еще дети, любви хватит на всех, разве не так?

Как же она безнадежно и глупо ошибалась в Неде! Это могло бы быть даже смешным, но почему-то не было, а больше всего походило на трагедию. Дороти чуть не расплакалась. Сделав над собой усилие, она улыбнулась, чтобы успокоить Неда.

– Я тоже была единственным ребенком. И понимаю, о чем ты говоришь, Нед. Джоанне вовсе не помешало бы иметь брата или сестру.

Его лицо расплылось в довольной усмешке.

– Ты слышишь, ребенок? – обратился он к Джоанне, которая немедленно прекратила объедаться, чтобы все внимание уделить ему. – Можешь пока править бал, но не исключено, что у тебя появится компания.

Джоанна пустила пузыри.

– Ах, вот как! Опять дерзости? Я пожалуюсь на тебя Джоку, если не будешь выказывать должного уважения.

Пес, лежавший рядом с креслом-качалкой, вскочил, чтобы узнать, что случилось. Он взглянул на Джоанну. Девочка посмотрела ему прямо в глаза, словно посылая приказ не вмешиваться в ее отношения с отцом, а затем подняла взгляд на Неда и снова открыла ротик навстречу соске.

Этого было достаточно, чтобы доказать Дороти: она недооценивала возможностей инстинктивного общения.

Последующая неделя открыла молодой женщине, что ее избранник обладает врожденным талантом семьянина. Он называл своих помощников «мои мальчики», давая почувствовать их принадлежность к команде, а те относились к нему как ко второму отцу. Во всех событиях непременно участвовал Джок. Джоанна, или, в понимании пса, щенок, была всеобщей дочерью.

И вот наступил день, когда медицинская сестра объявила, что Дороти выздоровела. Проводив ее до двери и поблагодарив за помощь и советы, Дороти отправилась на поиски Неда и Джоанны, чтобы сообщить им хорошую новость.

Голоса доносились из комнаты, где Нед обычно завершал отделку мебели, чем он должен был заниматься и сейчас. Подойдя к двери, она вспомнила, что у Неда назначена встреча с Джимом Вентурой, продавцом антиквариата. И уже повернулась, чтобы уйти, не желая прерывать деловой разговор, но слова, доносившиеся из приоткрытой двери, заставили ее замереть на месте.

– Она удивительный ребенок, Джим! – с гордостью говорил Нед. – Спит всю ночь напролет! Не доставляет никаких хлопот. В следующий раз вам стоит завести себе дочь.

– Да, мальчики намного беспокойнее, – с сожалением заметил Джим. – У нее твой подбородок, Нед.

– Оставь эти свои штучки! Хотя глаза у нее в точности как у Дороти.

– А светлые волосы, должно быть, от тебя.

– Думаю, да. Она будет потрясающей, Джим! Блондинка с большими карими глазами!

– Создается впечатление, что она уже поймала тебя на крючок, – с удивлением отметил Джим.

Нед рассмеялся.

– Это неудивительно, она же моя дочь! А ты лучше предупреди своего сына, чтобы он с ней не шалил. Ради этого ребенка я держу палец на спусковом крючке.

Дороти не смогла сдержать улыбки. Если у нее до сих пор и оставались какие-то сомнения, то обожание, звучавшее сейчас в голосе Неда, когда он говорил о дочери, должно было рассеять их окончательно.

– Ладно, пора идти, – сказал Джим, с неохотой возвращаясь к делам. – Этот стол – великолепная работа, Нед! Мой клиент будет в восторге.

– Я скажу Стиву, чтобы он доставил его сегодня днем. Пройдемся по мастерской, Джим, я хочу тебе показать кое-что еще.

Когда двое мужчин направились к выходу, Дороти, смущенная тем, что подслушивала, поспешила укрыться от их взглядов.

– Последи за Джоанной, Джок! – крикнул Нед через плечо. – Я скоро вернусь.

Эта брошенная мимоходом инструкция возбудила любопытство Дороти. Как только путь был свободен, она вернулась к порогу комнаты и заглянула в нее. Джок лежал на животе рядом с колыбелью. Джоанна взмахнула кулачками и захныкала. Пес настороженно поднял голову и вопросительно заскулил. Джоанна повысила голос, и Дороти почудились в нем хозяйские интонации. Пес сел и свесил голову через край колыбели. Джоанна что-то проворковала ему.

Похоже, это огромное бесцеремонное животное тоже у Джоанны на крючке! Не было сомнений в том, что девочка ни капли не боялась собаки. Джок высунул длинный извивающийся язык и лизнул ее подбородок. Джоанна загукала от восторга. Почувствовав присутствие Дороти, пес поднял голову и взглянул на нее, словно говоря: «Но она же сама просила».

– Все замечательно! – услышала Дороти собственный снисходительный голос, обращенный к Джоку, и спросила себя, не сошла ли она с ума окончательно.

Однако пес успокоился и уселся поудобнее, а Джоанна довольно лопотала что-то свое.

– Не бойся, Джок считает себя ее приемной матерью.

Дороти чуть не подпрыгнула, когда рука подкравшегося сзади Неда обвила ее талию, но расслабилась, как только он нежно притянул ее к себе.

– Уж очень он большой, – вздохнула она.

– Тем лучше для ее безопасности. Джок готов жизнь за нее отдать! Но если ты хочешь, чтобы у нее была собака поменьше…

– Нет. – Не было сомнений в том, что между собакой и ребенком существует какая-то природная связь, которая устраивает обоих. Разумеется, здесь не обошлось без Неда, подумала Дороти, а ему она доверяла. – Похоже, Джоанна скоро окончательно завладеет Джоком, а ты лишишься собаки, – добродушно предостерегла она.

– Ммм. – Он легонько куснул ее за ухо. – Есть что-то очень соблазнительное в маленьких созданиях – детях, щенках, котятах, цыплятах. Я думаю, все дело в том, что Джок рядом с ней с самого начала, и он не хочет упустить возможность узнать, как будут развиваться события.

Конечно, Нед говорит о себе. Он тоже боится что-нибудь упустить. В следующий раз он будет с ней во время беременности, и ей не будет так одиноко. Ей вообще больше никогда не будет одиноко!..

– Медсестра сказала, что я поправилась, – сообщила она ему. – И очень быстро – благодаря тому, что ты всеми возможными способами снимал с меня напряжение. Теперь я могу вернуться к работе.

Дороти почувствовала, как расширилась его грудь, и долгий выдох взъерошил ее волосы.

– Дороти, мальчики сделали для тебя великолепный стол со всем необходимым для работы. Мы можем переоборудовать солнечную комнату в швейную мастерскую. Отсюда до Трейси всего пятнадцать минут езды, и с примерками проблем не будет.

– Я должна позвонить Трейси, – вспомнила Дороти, улыбаясь и благодарно кивая Неду.

– Я уверен, что она не будет возражать. Дороти повернулась в его объятиях, чтобы он смог увидеть ее глаза, сияющие счастьем и безусловным согласием.

– Я хочу договориться с ней и о дате нашей свадьбы. Если ты еще не раздумал на мне жениться…

– Жениться… – Он рассмеялся, не в силах сдержать радость. – Мы потребуем всех выкрутасов, на которые только способна Трейси!

– У нее высокие цены, Нед, – предупредила Дороти, смеясь вместе с ним.

– Кого это волнует? Это будет лучший день в нашей жизни! А Джоанна будет ребенком-цветком.

Она приподняла бровь.

– А собаки-цветка у нас не будет?

Он помотал головой в восхищении.

– Я люблю тебя, Дороти Барнс!

Она заглянула в его глаза. Этот невероятно заботливый мужчина – ее любовник, ее друг, отец ее будущего семейства!

– Я люблю тебя, Нед Шеннон, – сказала она в ответ трепещущим от страсти голосом и встала на цыпочки, чтобы поцеловать его.

Это был поцелуй – обещание, твердое обязательство. Но более всего в нем было любви, доверия и радости вновь обретенной близости.

18

Нед медленно пробуждался от глубокого сна, чувствуя себя совершенно разбитым. Он припомнил, что накануне был грандиозный вечер, роскошный обед, море шампанского. Они высоко поднимали бокалы в честь огромного разворота в свадебном журнале, где были помещены фотографии лучших моделей Дороти Шеннон. И лишь затем он сообразил, что именно разбудило его. Плакал ребенок.

Нед заставил себя встать, стараясь не задеть жену, которой необходимо было поспать. Великая ночь! Сполна заслуженная великая ночь. Он не хотел, чтобы ребенок разбудил ее и спугнул сладкие сны об успехе и признании ее таланта. Ей пришлось немало потрудиться ради этого! Эта ночь для нее особая.

Когда они вернулись домой, все было тихо и спокойно. Стив, вызвавшийся побыть нянькой, заверил их, что вечер прошел мирно. Ребенку уже шесть месяцев, он не должен бы плакать в такое время. Нед напряг зрение, чтобы разглядеть цифры на часах. Четверть пятого.

Слабый огонек ночника в холле освещал Неду дорогу из спальни. Он нахмурился, увидев под дверью детской полоску более яркого света. Должно быть, кто-то оставил включенной настольную лампу. Плач прекратился, но Нед пошел дальше, решив посмотреть, не случилось ли чего. А заодно выключить лампу.

Приоткрыв дверь, он замер на пороге. Его трехлетняя дочь вместе со своим навеки преданным другом и спутником Джеком стояли у детской кроватки, уставившись на малыша. Джоанна, уперев руки в бока, разглагольствовала перед младшим братом.

– Послушай-ка, лебенок! Мы с тобой должны доварица. Я не люблю просыпаться, когда еще темно. Джок тоже не любит.

Пес послушно заскулил, выражая свое неудовольствие.

– Сейчас я тебя научу, что есть что. – Она шагнула к лампе и нажала на кнопку. – Это – темно. Ты понял, лебенок? Темно, – повторила она, чтобы тот усвоил. – Ты лежи и спи, когда темно.

Фырчанье из детской кроватки. Лампа снова зажглась.

– Это светло. Ты можешь начинать плакать, когда светло… – она авторитетно ткнула пальцем в сторону малыша, – но не ланьше! И не плюй в меня пузылями. Показывай уважение. Это тебе сталшая сестла говолит.

В детской кроватке воцарилась тишина.

– Так-то лучше, – с удовлетворением заявила Джоанна. – Ты станешь вунекиндом в этой семье, лебенок. Лизни его, Джок, он холоший мальчик.

Язык пса просунулся сквозь прутья кроватки и обслюнявил руку Брайана.

– Холошо! Сейчас я сделаю темно, и Джок и я пойдем в кловать. Ты тоже засыпай. Плоснешься, когда будет светло.

Лампа погасла. Нед на цыпочках прокрался в свою спальню, прежде чем образовательная бригада прошествовала в холл, а затем – в свою комнату.

Некоторое время он прислушивался, чтобы убедиться, что все в порядке. Не было слышно ни звука. Нед скользнул в кровать и, растянувшись, ухмыльнулся во все лицо. Джоанна – определенно удивительный ребенок!

Дороти подкатилась и прижалась к нему, пробормотав сквозь сон:

– Люблю тебя.

– Я тоже тебя люблю, – прошептал он, целуя ее в лоб.

У него есть чудесная жена, умная дочь, сообразительный сын, преданная собака. Чего еще может желать мужчина? Разве что еще одного ребенка. Когда и если Дороти захочет. В конце концов, нужны же Брайану младшие брат и сестра, чтобы он мог продолжить семейные образовательные традиции! Отцовство, решил Нед, сродни наркомании. Особенно с такой семье, как у него.

Весьма удовлетворенный этим заключением, он закрыл глаза и счастливо заснул. Все хорошо в лучшем из миров!