/ Language: Русский / Genre:prose_contemporary / Series: Рассказы

Сватать надо зимой!

Эмиль Брагинский

«… Сергей голову поднял, но смотрел не на Лелю, а куда-то в пространство. – А ну, не отворачивайтесь! – прикрикнула Леля. – Осталось последнее – лифчик. Внимание! Р-раз! – Леля сдернула лифчик, выпрямилась, развернула плечи и слегка отвела их назад, как делают профессионалки… И только теперь заговорил Сергей: – У вас гуськи пошли! – Что? – не поняла Леля. – Ну пупырышки от холода. Топят здесь плохо. Зачем вы себя унижаете? – В голосе Сергея не было нотации, только сочувствие, а точнее – жалость. – А раздеваться надо по любви, а не просто так, Леля! А Леля… Леля всхлипнула, сначало тихо, а потом громче, а потом полились слезы…»

Эмиль Брагинский Московские каникулы: сборник Азбука Санкт-Петербург 1998 5-7684-0619-0

Эмиль Вениаминович Брагинский

Сватать надо зимой!

– Опять? – Во взгляде директрисы смешались любопытство, сочувствие и насмешка. Такая смесь редко, но бывает.

– Опять!

– Не надоело?

– Никогда! – В голосе Ирины Николаевны тоже была смесь – азарта и упорства.

– Не забудь про зубных врачей! – напомнила директриса.

– Так мы номер займем часа на полтора, ну, максимум, на два!

– И чтобы постельное белье…

Ирина Николаевна не дала начальству договорить.

– Не дотронемся, не примнем. Все будет как в аптеке!

– У нас не аптека, у нас гостиница! – поправила директриса и тут же вспомнила, что она не только директор, но еще и женщина. – Потом расскажешь?

– А как же! – отозвалась Ирина Николаевна. – Погода сегодня ну прямо-таки специально для меня, мечта!

Директрису даже передернуло:

– Эта мерзопакость для тебя? Ветер насквозь продувает, а снег вообще не снег, а мокрая, липкая слизь. Твои не придут!

Ирина Николаевна даже руками всплеснула от возмущения:

– Сватать надо исключительно зимой! Это и дураку понятно!

– А мне непонятно! – нисколько не обидевшись, возразила директриса. – Хоть я и не дура.

Ирина Николаевна не поленилась провести разъяснительную работу:

– Весной у людей разнообразные надежды, летом – сплошной блуд, осенью – тоска, а холодной зимой тянет к теплу, семейному уюту с домашним трехразовым питанием и спутником не только в постели, но и в жизни!

Логические построения Ирины Николаевны, должно быть, произвели на директрису ошеломляющее впечатление, и она лишь выдохнула:

– О, ё-мое!

Известно, что устраивать чужие судьбы любят именно те, у кого собственная судьба никак не устроена. Но Ирина Николаевна была счастливым исключением. В свои пятьдесят два (это она говорила пятьдесят два, а на самом деле все пятьдесят четыре) недавно поменяла непригодного третьего мужа на призового четвертого – сорок лет, интеллигентный, инструктор по натаскиванию служебных собак. Ирина Николаевна работала в гостинице дежурной по этажу. И теперь она по-хозяйски отпирала дверь номера четырнадцатого.

Одни собирают почтовые марки, другие бегают по мужикам, третьи сходят с ума по футболу, четвертые пьют по-черному, Ирина Николаевна сватала. И вела своим достижениям строгий учет: сосватано семнадцать пар, ни черта не вышло двадцать четыре раза, разводов у ее питомцев – всего один. Мужчина оказался идиот: видите ли, жена храпит – подумаешь! И еще претензию предъявлял. Но Ирина Николаевна претензию не приняла:

– Денег я с вас не брала, нет! Вы молодухой попользовались? Да! А храп – это не недостаток, а явление природы!..

Тем временем на улице ветер вдруг переменился, со свистом понесся параллельно земле. Под напором ветра снег загустел, затвердел и принялся колотить всех и вся белой дробью. Однако Сергей шага не ускорил. Он точно знал, что крупные мужчины, когда убыстряют шаг, выглядят нелепо. А Сергей был крупен, массивен и… абсолютно лыс. Но головными уборами пренебрегал. Когда Сергей наконец появился в номере четырнадцатом, то, казалось, заполнил все пространство.

Ирина Николаевна захлопотала, засуетилась:

– Чего ж ты без шапки ходишь?

– Не нуждаюсь! – Сергей оглядел стол. – Сколько потратили? Я верну.

– Ты не об этом думай, – отмахнулась Ирина Николаевна. – Ты лучше думай о твоем светлом будущем. Чего ж ты ей цзеточков-то не купил?

– Вот еще!

– Почему к парикмахеру не сходил? – не унималась сваха.

– Вот еще! – повторил Сергей, присел, стул под ним покачнулся и застонал. – Что стричь-то?

– Чем меньше волос, тем лучше должен быть парикмахер. Причешись! Слева над ухом торчат два волоска!

– Угомонитесь, тетя Ирина! – попросил Сергей.

– Побрился, и на том спасибо, – продолжала сваха, – ну, одеться-то можно было по-праздничному, галстук завязать!

Сергей захохотал:

– Ну вы даете, галстук, что я вам, топ-модель? – Тут Сергей посерьезнел и делово придвинул к себе тарелку. – Пока светлое будущее еще не пришло, я подзакушу! И явился сюда исключительно потому, тетя Ирина, что вы втравили в эту историю мою маму!

Ирина Николаевна зашлась от возмущения:

– Да? Втравила? Мы обе желаем тебе только счастья и ничего кроме счастья. Этот номер забронирован для каких-то зубных врачей, я перед директрисой унижалась, упросила пустить нас на пару часов, слово дала полотенец не трогать, постель не мять…

– До этого не дойдет! – четко пообещал Сергей.

Светлое будущее, обернутое, закутанное шерстяным платком поверх легкого пальтеца, мчалось, неслось по скользкому тротуару, держа в руках пластиковый пакет, верх которого был закрыт еще одним пакетом. В гостиничном коридоре, у рабочего места Ирины Николаевны, началось высвобождение девичьего тела из-под платков, из-под пальто. Тоненькая, чтоб не сказать щуплая, девушка с пластиковым пакетом в руках робко постучалась в номер четырнадцатый.

Ирина Николаевна взволнованно прошептала:

– Слышишь – пришла! Ты в какой руке вилку держишь, позоришь меня, быстро переложи вилку в левую руку, нож в правую! – и запела, отворяя дверь: – Детка, входи!

Детка вошла, смотря куда-то вбок, загадочный пакет дрожал у нее в руке.

– Сережа, – таяла Ирина Николаевна, – это наша Леля! А это, Леля, наш Сережа! – И, просунув ногу под стол, толкнула его и прошептала: – Ну встань же!

Сергей поднялся, буркнул что-то, должно быть, свое имя, уселся и вновь принялся за еду.

Леля еще не видела Сергея, а Сергей, аналогично, еще не видел Лелю.

Ирина Николаевна оставалась совершенно спокойной, видимо, подобная ситуация была для нее не внове.

– Вот и познакомились, дети мои! Леля, подсаживайся к столу, чаю желаешь с холоду или кофе, кофе отличный, гранулированный!

– Спасибо, я… я ничего не хочу! – Голос у Лели был как у больного в реанимации. Она неслушающимися руками распаковала пакеты, один и второй, добыла оттуда… букет цветов. И, по-прежнему не глядя на Сергея, протянула букет куда-то, где вроде должен был находиться мужчина: – Это вам!

– Вот это да! – ахнул Сергей, увидев букет. – Конечно, спасибо! – сказал Сергей. – Секунду подержите еще, я доем!

Ирина Николаевна схватилась за сердце.

– Приятного аппетита! – прошептала Леля.

Сергей мгновенно опустошил тарелку, выпрямился во весь гигантский рост, принял букет. Рука у Лели бессильно упала. Держа букет в огромной лапище, Сергей согнулся больше чем пополам, поднял Лелину руку, поцеловал, потом бережно опустил на прежнее место и продефилировал обратно к столу, уселся, взял вилку в правую руку…

– Вилка!.. – только что и нашла сказать Ирина Николаевна.

Леля осмелела и первый раз рискнула взглянуть на Сергея.

– Ого! – сказала Леля. – Какой вы большой!

– Да, я крупный! – ответил Сергей.

– А я маленькая!

Сергей поднял глаза от тарелки:

– Да, вы маленькая!

Разговор получался на славу, и Ирина Николаевна поспешила на выручку:

– Леля, а где твое пальто или шуба?

– В коридоре оставила, ну, там, где вы обычно сидите.

– Так ведь украдут! – Ирина Николаевна метнулась к выходу, оставив молодых вдвоем.

– Я сяду, можно? – осторожно спросила Леля. – У меня ноги подкашиваются.

– Можно! – разрешил Сергей, продолжая жевать.

Леля села:

– Цветы бы надо в вазу, вон ваза, я в нее воду налью?

– Вода в санузле, – сказал Сергей.

Леля поднялась, взяла вазу, зашла в ванную комнату, налила в вазу воды, вернулась, поставила в воду цветы и снова села.

– Вот так! – сказала Леля.

– Ага! – откликнулся Сергей.

– Вы… вы извините, что я пришла…

– Да чего там, не жалко! Я сардельки ем. Желаете?

– Нет.

– У тети Ирины в загашнике есть пирожные, это точно!

– Нет!

Помолчали. И чтобы нарушить тягостное молчание, Леля спросила:

– Вы Ирину Николаевну давно знаете?

– Она моя тетя!

– Родная тетя? – удивилась Леля.

– Нет, жена двоюродного дяди. А он парашютист, – почему-то добавил Сергей.

– Ему платят за то, что он из самолетов выпрыгивает?

– Наверно, – пожал плечами Сергей. – Сардельки копченые.

Опять помолчали.

– А вы знаете, зачем меня ваша двоюродная тетя пригласила?

Сергей вздохнул:

– Знаю.

– По-моему, это позор! – сказала Леля.

Но Сергей высказался помягче:

– Позор – нет, бессмыслица это. Тут еще есть салат с креветками, вы как? Если уж пришли, так хоть поешьте на халяву!

Леля резко поднялась:

– Когда захочу – сама куплю и креветки, и все остальное! – Леля шагнула к выходу. – Всего вам хорошего!

– И вам туда же! – пожелал Сергей.

Леля было открыла дверь, потом вернулась, вынула букет из вазы и ушла вместе с букетом.

Сергей как ни в чем не бывало продолжал питаться.

В коридоре Леля схватила в охапку пальтецо и платки и, одеваясь на ходу, поспешила прочь. Выйдя на улицу, Леля выкинула злосчастный букет в мусорный контейнер и измученно прислонилась к стене. Даже не заметила, как какой-то пацан бочком-бочком приблизился к контейнеру, выхватил из него букет и умчался.

В номер четырнадцатый возвратилась Ирина Николаевна, несла кастрюлю, из которой поднимался тоненький ароматный дымок:

– Пельмени из нашего буфета, фирменные, называются «Пельмени от души», горяченькие… – И заметила вдруг отсутствие девушки: – Леля где?

– Ушла, – с полным равнодушием ответил Сергей.

– Ты что с ней сделал, душегуб? – Ирина Николаевна возвысила голос.

– Ушла, и все тут! Пельменей-то положите, остынут!

– Не дам! – Сваха была не на шутку разъярена и перешла на грубость: – Ты что сюда, жрать пришел? Тебе сколько лет, двадцать восемь?

– Двадцать семь, – поправил Сергей.

– В твои зрелые годы холостой мужчина – это неполноценный мужчина! – Тут Ирина Николаевна глянула в окно и приметила Лелю, которая медленно шла по противоположной стороне улицы. С резвостью, делающей ей честь, Ирина Николаевна вскарабкалась на подоконник, открыла форточку и закричала:

– Леля, постой, милая! Ну пожалуйста, очень пожалуйста!

Леля остановилась, а Ирина Николаевна азартно продолжала:

– Не бросай Сережу, Леля! Он так переживает, можно сказать, волосы на голове рвет!

Леля невольно рассмеялась:

– Где он их там нашел, волосы?

– Над левым ухом, ровно два! Сережа за тобой побежал, честное слово! – Обернулась и шепотом: – Беги и верни ее, погибель моя! – И снова во весь голос: – Леля, обожди его, Леля!

Сергей неторопливо, со вздохом поднялся и пошагал возвращать Лелю, позабыв надеть уличную куртку.

А Ирина Николаевна сползла с подоконника, вид у нее был абсолютно спокойный, и, подняв трубку, набрала номер:

– Чубчик, это ты?.. Ну как сегодня, никто из клиентов тебя не покусал?.. И у меня хорошо, все идет как в раю – голубки воркуют и немножко клюются, но это для начала так и надо…

Сергей был прирожденным дипломатом, подойдя к Леле, он сообщил:

– Тетя Ирина приказала, чтоб я вас вернул! Она моей маме слово дала, что постарается меня пристроить.

– А вам самому все равно, вернусь я или нет? – напрямую спросила Леля.

– Мне все равно!

Леля круто повернулась, намереваясь сбежать, но Сергей перехватил ее и, для верности, поднял на руки.

– Вы что делаете? – Леля почему-то не возмутилась и не попыталась высвободиться,

– Несу вас обратно в гостиницу, а то тетя меня живьем съест!

– Вы откровенный до противности!

– Да, я правдивый!

– Может, вы тоже с парашютом прыгали? – безо всякой логики поинтересовалась Леля.

Сергей от удивления остановился:

– Почему спрашиваете?

– Чтобы не молчать!

– Нет, не прыгал, – Сергей продолжил путь, – я высоты боюсь. С меня дяди хватит. Он в последний раз знаете во что приземлился?

– Во что?

– Не скажу!..

– Вот, я принес! – Сергей вошел в номер четырнадцатый и поставил Лелю на пол.

– Вы не простудились? – Леля была сама вежливость. – А то выскочили на мороз, не утеплившись…

– Я закаленный, – отозвался Сергей, уселся за стол и сразу принялся за пельмени: – Немного остыли, но сойдет!

Ирина Николаевна поспешно вступилась за обжору:

– Крупным мужчинам требуется большая еда, это естественно.

– Так на него продуктов не напасешься, – с насмешкой пошутила Леля.

– Сережа зарабатывает неплохо, – хвалила товар сваха, – он инкассатор в коммерческом банке.

Леля кивнула:

– Конечно, грабители узрят такую громаду и разбегутся в страхе!

– В Сережу однажды стреляли, ужас, – Ирина Николаевна, боясь паузы, поддерживала беседу, бросая на племянника умоляющие взгляды, но тот был увлечен едой, и было ему не до бесед, – но, слава Богу, промахнулись!

Леля притворно ахнула:

– Как же это они, такая подходящая мишень?

– Сережа, Леля ершится! – воскликнула Ирина Николаевна. – Цветы принесла, разве в таких ситуациях девушки цветы носят? Пришла, потом вдруг ушла, потом разрешила себя принести, разговаривает с подковырками, это ей надо перед собой, и перед нами тоже, оправдаться, что согласилась на наше мероприятие. Леля, она гордая, и это я особо уважаю!

– Браво! – почти что выкрикнула Леля. – Какой точный анализ!

– А вообще она девушка тихая, отзывчивая, пирожки печет потрясные…

– Правда? – Сергей впервые проявил неподдельный интерес.

– Вы с какой начинкой предпочитаете? – с нарочитой серьезностью спросила Леля.

– С любой!

– Как я тебя умоляла с собой пирожков прихватить, – напомнила Леле Ирина Николаевна, – а ты, Сережа, не смотри, что она такая худышка, в чем только душа теплится!

– Своеобразно вы меня подаете! – усмехнулась Леля.

– Не учи ученого! – огрызнулась Ирина Николаевна. – Я, когда в больнице лежала, поражена была, какая Леля душевная медсестра. Ты, Сережа, встречал современных девиц с душой? Нет, не встречал. А Леля, она с душой!

– Пельмени я доел! – доложил Сергей.

– А насчет худышек, Сережа, – продолжала вещать Ирина Николаевна, не обращая внимания на патологический аппетит племянника, – худышки, они такие страстные! Которые в теле, тем за худышками ну никак не угнаться, ты ведь к тому же еще не знаешь, какая это прелесть – косточки перебирать!

Леля вмешалась с иронией:

– Вы поосторожней, Ирина Николаевна, а то Сережа сейчас же на меня накинется!

– Не надейтесь! – пробормотал Сергей, рот его был набит салатом с креветками.

– А я так надеялась, – притворно вздохнула Леля, – к тому же обстановка располагает.

– Нет, не располагает! – забеспокоилась Ирина Николаевна. – Постель трогать нельзя, она забронирована для зубных врачей. У них в нашем городе, как его, симпозиум!

– Симпозиум в постели? – Леля состроила невинное личико.

– Да ладно тебе! – улыбнулась Ирина Николаевна и сняла телефонную трубку, потому что телефон звонил: – Дежурная слушает!.. Сейчас, – и, положив трубку на рычаг, извинилась: – Начальство вызывает… – И исчезла.

– Шикарно ваша тетя меня рекламировала, верно? – с вызовом произнесла Леля. – И пекарь я, и секс-бомба я, и соблазнительно тощая, как глиста, тоже я.

– Глиста, она длинная! – возразил Сергей.

– Я исключение, я короткая глиста!

– Да ладно вам, – примирительно сказал Сергей, которому уже явно надоело это сватовство, и вообще он сладко поел и откровенно хотел спать, не удержался, зевнул. – И не тощая вы, а скорее стройная. – На лице его было горе.

Но Лелю это не растрогало. Она уже завелась, а женщина, которая завелась, остановится только тогда, когда завод кончится.

– Господин купец, желаете подробнее осмотреть товар, который вам подобрала родственница? Может, подойдете поближе, потрогаете, пощупаете?

– Прекратите! – попросил Сергей и даже поморщился, как от едкой зубной боли. – Пожалуйста! – добавил Сергей, как-то вяло добавил, понимая, должно быть, что Леле надо выговориться, а ему терпеть. Но того, что последовало, Сергей никак не ожидал, а если бы ожидал, то сбежал, наверняка сбежал бы.

– Не хотите меня щупать, – Леля выпрямилась, – так я вам стриптиз устрою!

– За что? – простонал Сергей. – Что я вам сделал плохого?

– Смотрите в оба, – командовала Леля, – не моргайте, ни одной детали не упускайте! Могу сначала верхнюю половину раздеть, потом нижнюю, а могу и наоборот. Вы какую систему выбираете?

– О Господи! – выдохнул Сергей.

– Вы почему уже так тяжко задышали? – удивилась Леля. – Я еще ничего с себя не сняла!

Сергей тоскливо опустил голову.

– Вы вроде стесняетесь? – продолжала Леля. – Чего на свете не бывает!

И, как попало, начала сбрасывать с себя одежду, один предмет за другим.

– Сколько на мне много всего…

– Остановитесь, – попросил Сергей, – остановитесь, пока не поздно!

– Жалко, музыки нету, полагается музыку запускать. – Леля откинула туфли в сторону. – Чтобы понять женщину, надо увидеть ее голой и внимательно рассмотреть – нет ли изъянов. Колготки снимать не буду – они прозрачные. Поднимите голову, храбрец!

Сергей голову поднял, но смотрел не на Лелю, а куда-то в пространство.

– А ну, не отворачивайтесь! – прикрикнула Леля. – Осталось последнее – лифчик. Внимание! Р-раз! – Леля сдернула лифчик, выпрямилась, развернула плечи и слегка отвела их назад, как делают профессионалки…

И только теперь заговорил Сергей:

– У вас гуськи пошли!

– Что? – не поняла Леля.

– Ну пупырышки от холода. Топят здесь плохо. Зачем вы себя унижаете? – В голосе Сергея не было нотации, только сочувствие, а точнее – жалость. – А раздеваться надо по любви, а не просто так, Леля!

А Леля… Леля всхлипнула, сначало тихо, а потом громче, а потом полились слезы, они потоком стекали с лица на голое тело. Сергей не выдержал, приблизился к Леле и стал гладить ее по плечу, стараясь ни в коем случае не задеть рукою грудь:

– Да ничего, с кем не бывает, все в порядке…

– Зачем я сюда явилась, – захлебывалась слезами Леля, – по глупости я пришла и от отчаяния! И цветы купила наперекор, понимаете?

– Ясное дело, – сказал Сергей.

А Леля продолжала исповедоваться:

– В этом городе я совсем одна! Приехала сюда учиться, больница мне комнату дала, вот я и застряла здесь. Окно у меня на стадион. О чем это я? – опомнилась Леля. – Что это вы меня голую гладите, кто вам позволил? И немедленно отвернитесь!

Сергей испуганно отпрянул и чуть не сшиб Ирину Николаевну, которая возвратилась в номер и остолбенела.

– Ой! – вскрикнула Леля. – Я раздетая! Что вы без стука входите! – И нырнула в кровать, прикрывшись пикейным одеялом.

– Вылезай из постели сейчас же! – потребовала Ирина Николаевна. – Я же предупреждала!

– Подумаешь, постель! – парировала Леля. – Перестелим!

Ирина Николаевна тяжело опустилась на стул:

– Вот это будьте-нате! Только я на минуту отлучилась, как ты уже, Леля, без ничего! Как это я махнулась, думала, ты другая, не современная! Сережа, прости!

– Прощаю! – сказал Сергей.

– А насчет постели – ты мне обещал, что не дойдет!

– И не дошло!

– Но к этому шло!

– Не шло к этому, я лучше знаю. Леля разделась для того, чтоб я разглядел ее достоинства!

– Ну и как, разглядели? – с интересом спросила Леля.

– Да! – тихо сказал Сергей.

– У нас в больнице лежал приезжий, – пустилась в воспоминания Леля, – славный такой – усы седые, бородка треугольником, он меня уговаривал к нему, в его город переехать. Я его месяц выхаживала, уколы ему делала три раза в день.

– За уколы он к тебе и привязался, – съязвила Ирина Николаевна, – лет ему сколько?

– Всего семьдесят два. Зря я с ним не уехала, не было бы моего сегодняшнего позора! Он мне телевизор подарил южнокорейский! – И безо всякого перехода Леля потребовала: – Что вы тут расселись оба? Дайте мне наконец одеться!

– А чего тебе стесняться-то? – с насмешкой произнесла Ирина Николаевна. – Ты ведь тут уже разгуливала голышом!

– Ситуация была другая! Выйдите! – повысила голос Леля.

Сергей первым направился к выходу, но задержался, сказал:

– У тети Ирины в загашнике есть пирожные, а то совсем голодная вы!

– Спасибо! Выйдите! – ответствовала Леля.

Ирина Николаевна никак не могла прийти в себя и в коридоре, на своем рабочем месте, возбужденно говорила Сергею:

– С виду заморыш, а берет южнокорейскими телевизорами!

– А что? – пожал плечами Сергей. – У них хорошие телевизоры.

– Как я в ней ошиблась, – удивлялась Ирина Николаевна, – что в ней есть – кожа да кости, как у цапли!

– У цапли оперение! – сказал Сергей задумчиво.

Прошло месяца два, может, немногим больше. Погода стояла прелестная, ветер вел себя прилично и снег сыпал мягкий, ласковый. Ирина Николаевна со своего рабочего места смотрела в окно, и снег убаюкивал ее, и она бы вот-вот заснула, кто не любит спать на работе, как вдруг…

– Добрый день, Ирина Николаевна! Мы специально выбрали номер четырнадцатый, он мне нравится! – Миниатюрная хорошенькая женщина в меховой шубке уже входила в номер, а за нею следовал старенький кавалер – усы седые и бородка клинышком. Они захлопнули за собою дверь, а Ирина Николаевна судорожно схватила телефонную трубку:

– Сережа, это ты?.. Хорошо, я тебя застала. Помнишь эту Лелю, которая щепка струганая?.. Так она, нарядная такая, прибыла с бородатым старичком, и надо же, тварь эдакая, чтоб подразниться, в тот самый номер… Алло… Алло… Вечно разъединяют…

Мчался по улице, нарушая все правила дорожного движения, сигналя и пугая другие автомобили, тупорылый инкассаторский грузовичок. Он замер у гостиницы. Из него выскочил Сергей, в несколько прыжков миновал гостиничный вестибюль и в коридоре первого этажа, не заметив тети, рванул дверь номера четырнадцатого.

– Сергей? – жеманно произнесла Леля. – Вы откуда возникли, друг мой?

Сергей не ответил, он шагнул к окну, отодвинул шпингалеты и с такой силой рванул, что полоски поролона, проложенные для сохранения тепла, разлетелись в разные стороны, оконные рамы распахнулись и номер заполнил морозный воздух. Затем, по-прежнему не говоря ни слова, Сергей обернулся к старику, поднял…

Поняв, что сейчас его выбросят в окно, старик завопил дурным голосом, а Леля бросилась наперерез, преграждая Сергею путь.

– Ты что делаешь? – впервые на «ты» крикнула Леля. – Это же мой отец!

– Отец? – повторил Сергей, глупо, то есть счастливо заулыбался, выронил старика, и тот аккуратно, ровно шмякнулся на пол.

– Ну да, – продолжала Леля, – я же тебе рассказывала про старика в больнице. Прежде я не хотела к отцу ехать, на дух не переношу его вторую жену, ну, мачеху, а после того… нашего… взяла и поехала к нему…

– А теперь приехала! – По лицу Сергея плыла глупая, то есть счастливая улыбка.

Леля нежно склонилась над отцом, все еще лежавшим на полу:

– Папа, познакомься, это мой Сережа!

В проеме двери наблюдала за творением рук своих Ирина Николаевна и, конечно же очень и очень довольная, шептала:

– Сватать надо зимой!