/ / Language: Русский / Genre:thriller,

Возвращение В Темноте

Эрик Ластбадер

Вновь и вновь полиция обнаруживает трупы, с чудовищной жестокостью расчлененные скальпелем. Вновь и вновь на месте преступления убийцы оставляют таинственные магические знаки. Странная белая машина появляется из тьмы и несет с собою гибель. И лишь один человек в силах противостоять посланцам могущественного Зла — быший полицейский Льюис Кроукер.

Э. Лстбдер. Возврщение в темноте АСТ Москв 1998 5-237-01404-6 Eric Van Lustbader Dark Homecoming

Эрик вн Лстбдер

Возврщение в темноте

Пролог

— Этой ночью я видел сон, — скзл Хейтор Бонит. — И снилось мне...

— Рди Бог, я тебя умоляю, не ндо мне ничего рсскзывть, — скзл Антонио Бонит. — Я зню все твои сны.

— Нет, ткого сн еще не было, — возрзил Хейтор. — И ты не можешь его знть.

Последовл короткя неловкя пуз. Из динмиков доносился мощный грохот электрогитр. Идея использовть музыку стрых мерикнских групп, популярных в пятидесятые годы, приндлежл Хейтору, Антонио же горздо больше по душе был горячий фро-кубинский джз. Впрочем, пцнм, без дел слонявшимся по Сут-Бич, лтиномерикнскя музык, похоже, не слишком нрвилсь. Что же, тем хуже для них. Однко Антонио был вынужден признть, что выбор Хейтор окзлся точным. Именно эт стря музык не в последнюю очередь привлекл публику в недвно открытый ими клуб.

С смого первого дня «Рзбитя колымг» не испытывл недосттк в клиентх. Пончлу Антонио весьм скептически отнесся к идее открыть подобное зведение, однко Хейтор с жром принялся з дело. Кк обычно, их имен не фигурировли в официльных бумгх, но, оствясь в тени, бртья спокойно гребли денежки, которые испрвно приносил «Колымг». С смого первого дня н земле США они взяли з првило соблюдть формльную зконность всегд и во всем. А в сферу их деятельности входили химическое и горнодобывющее предприятия, несколько импортно-экспортных холдинговых компний, ткже недвно основння фирм, которой, собственно, и приндлежл клуб «Рзбитя колымг» нряду с прочими клубми во Флориде и нескольких юго-восточных шттх. В их родной Лтинской Америке дело обстояло совершенно инче. Тм всеобщее и повсеместное взяточничество и коррупция были основным источником доход чиновников. У Антонио и Хейтор было прекрсное чутье н ткие вещи, поэтому они легко нходили общий язык и с политикми, и с высокопоствленными чиновникми.

— И слышть не хочу про твой сон, — проворчл Антонио, глядя вокруг. Похоже, он недооценивл спрос н ткие клубы — в зле было полно подростков. — Ндоели мне твои сны. — Он посмотрел н брт. Это было все рвно что взглянуть в зеркло. Хейтор и Антонио были близнецми, бсолютно идентичными во всем, вплоть до необычного янтрного цвет глз.

— Ндоели мои сны? — протяжно повторил Хейтор, и лицо у него стло, кк у голодной лисицы, подбирющейся к курятнику.

Высокие и по-змеиному гибкие, бртья облдли своеобрзной крсотой. У обоих были густые вьющиеся волосы цвет меди и породистые носы с горбинкой. Эти черты они унследовли от своей мтери.

Но было в них что-то мистическое, не нследственное, приобретенное. Их ур, мощня и притягивющя, действовл н окружющих, кк нркотик. Их необычйное спокойствие скрывло энергию ртути. Это были хищники, которым не ндо было суетиться, чтобы получить желемое.

— Этот сон очень вжен, — скзл Хейтор. — Ндоело тебе или нет, я должен рсскзть о нем.

Одежд бртьев был серовтых, кк внутренняя поверхность рковины устрицы, тонов. Н них были рубшки с короткими руквми, узкие брюки в стиле шестидесятых и кеды без носков. Об презирли носки и никогд не носили их.

Антонио ничего не ответил брту, и Хейтор продолжил:

— Мне снилось, что я — нбожный и блгочестивый еврей. Понимешь, это был скорее не сон, видение. Чей-то голос скзл мне, что в воскресенье придет мессия. Отличня новость, првд? Одно плохо — именно в воскресенье будет финл суперкубк по футболу.

Ккое-то мгновение бртья молч смотрели друг н друг. Потом они одновременно рсхохотлись. Смое удивительное зключлось в том, что дже в эту минуту беспечного веселья мимик одного порзительно точно повторял мимику другого. Действительно, внешне их невозможно было отличить друг от друг. Впрочем, у них были рзные музыкльные пристрстия.

— Сегодня я рзговривл с Вймном, — скзл Хейтор, имея в виду сентор Вймн.

— Я же просил тебя не делть этого, — отозвлся Антонио. — Слишком рно!

— Он приглсил меня с собой н охоту в Виргинию.

— Ндо же, вот здорово, — вздохнув, пробормотл Антонио.

— Похоже, бизнесмены его штт просветили его нсчет вжности ншего импорт меди и лития.

— Ну д, близятся выборы, — соглсился Антонио. — Кк это похоже н мерикнцев...

Близнецы посмотрели друг н друг и одинково усмехнулись.

— Хочу поохотиться в Виргинии. — В голосе Хейтор прозвучло ребяческое нетерпение.

— Нет, не сейчс... еще слишком рно. — Увидев огорченное лицо брт, Антонио взял его з руку и крепко ее сжл. — Я зню, кк ты обожешь охоту...

— Мы об обожем охоту, — прикрыл глз Хейтор. — Но не всякую, особого род...

— Д ты, похоже, готов вонзить скльпель в себя смого, — сверкнул глзми Антонио.

— Ненвижу его! — отозвлся Хейтор. — Злобный и высокомерный тип!

— Он имеет то, чего мы тк долго добивлись, — скзл Антонио, ствя все точки нд i. — Терпение и еще рз терпение! Скоро все стнет ншим, все идет по плну.

— Если бы мы были в Асунсьоне, мои руки двно бы уже обгрились его кровью!

— Но мы не в Асунсьоне, — предостерегюще произнес Антонио. — И здесь кждый нш шг будут рссмтривть под микроскопом!

— Цивилизция! — Хейтор скорчил презрительную мину. — Меня просто тошнит от нее!

Антонио ничего не ответил. Он смотрел н пожилую блондинку, неуверенно скользившую н роликовых конькх мимо клуб. Н ней были мйк и выцветшие шорты н широких крсных подтяжкх. Он уже миновл вход в клуб, когд н нее нлетел невысокий смуглый человечек. Изо всех сил толкнув престрелую роллершу, он выхвтил у нее сумочку. Нелепо взмхнув рукми и широко рскрыв рот в немом крике, несчстня упл н тротур, грбитель пустился нутек. Бртья в одно мгновение окзлись н улице, с полувзгляд поняв друг друг. Хейтор пустился вдогонку з убегвшим воришкой. Подобно гепрду, он мог с порзительной скоростью промчться четверть мили и дже не вспотеть при этом. Звернув з угол, он одним прыжком нстиг человечк и, схвтив его з шиворот, резким движением повернул к себе лицом. Мгновенно оцепенев от ужс, вор уствился в неподвижное лицо Хейтор, н котором горели янтрным блеском глз зверя. Неизвестно, что он рзглядел в них, но, прерывисто вздохнув, невольно попятился нзд. Ленивым, почти небрежным движением Хейтор удрил вор в висок. Удр окзлся тким сильным, что бедняг не удержлся н ногх. Взвизгнув, кк собк, которой отдвили лпу, он взлетел в воздух, с тошнотворным треском удрился головой о стену дом и, обливясь кровью, безжизненно сполз по стене н тротур. Хейтор нклонился к телу, взял укрденную сумочку и, потеряв всякий интерес к вору, вернулся к брту.

Тот осторожно усживл пострдвшую женщину, прислонив ее спиной к стеклянной витрине клуб. По всей видимости, првя ног женщины не пострдл, но вот левя был неестественно согнут в колене.

— Ну, кк дел? — спросил Хейтор.

— Пок не зню, — ответил Антонио, и его слов встревожили Хейтор. Осторожно приксясь к поклеченной ноге, Антонио прощупывл мышцы и суств. Голов женщины был откинут нзд, глз зкрыты.

— Мне нужн твоя помощь, — одними губми произнес Антонио.

Протянув руку, Хейтор осторожно нкрыл лдонью колено женщины. Бртья посмотрели друг н друг, и между ними словно пробежл невидимя искр, некий зряд энергии, похожий н мгновенную вспышку плмени.

Секунду спустя женщин слбо вздохнул и открыл серые глз, зтумненные печльным опытом прожитых лет.

— Вш сумочк у меня, — скзл Хейтор, когд блуждющий взгляд женщины остновился н нем. — Мне кжется, из нее ничего не пропло.

Улыбк н лице Хейтор вызвл ответную слбую улыбку пострдвшей.

— Теперь вм лучше? — спросил Антонио.

— Д, горздо лучше...

Он попытлсь встть н ноги, и бртья поспешили ей помочь. Не скрывя изумления, женщин переводил взгляд с одного брт н другого.

— Мне не больно... Совсем не больно! Кк будто со мной ничего не произошло!

— Тм, откуд мы родом, есть ткя пословиц: «Когд восходит солнце, ночь бесследно тет».

С этими словми Хейтор протянул ей сумочку.

Почтительно взяв женщину под руку, Антонио скзл, мешя нглийские и испнские слов:

— Прошу вс, сеньор, зйдите к нм, присядьте, переведите дух и выпейте чего-нибудь.

— Это тк любезно с вшей стороны, — рстерянно произнесл женщин, послушно следуя з Антонио в помещение клуб и усживясь н удобный дивнчик.

Нпрвляясь к стойке бр, чтобы зкзть ей молочный коктейль, Хейтор слышл, кк он говорил Антонио:

— Ткие люди, кк вы, зствляют вновь поверить в человеческую гумнность.

— Ну что вы, сеньор, просто мы окзлись в нужное время в нужном месте. Только и всего!

Через несколько секунд Антонио подошел к брту, стоявшему у стойки бр рядом с сияющей медью кофевркой, окутнной ромтным пром.

— Видит Бог, мы всегд могли бы быть именно ткими, — скзл Хейтор.

— Д, если бы зхотели, — отозвлся Антонио, опирясь локтями о стойку. У него был рсслбленный, почти сонный вид, делвший его похожим н сытого, дремлющего н полуденном солнышке крокодил.

Проводив взглядом официнтку, понесшую гостье поднос с молочным коктейлем и печеньем, Хейтор здумчиво произнес:

— С чего бы это нм хотеть быть ткими всегд?

— Вот уж чего не зню, того не зню, — вздохнул Антонио.

Отворчивясь от молочно-белого ромтного пр, Хейтор скзл:

— Помнишь, кк однжды я попл под мшину?

— Только не ндо преувеличивть, — укоризненно покчл головой Антонио. — Тогд под колесом окзлсь только твоя рук.

— Но это не помешло тебе вытщить водителя силком из втомобиля!

— Был здет моя честь! Он посмел причинить вред моему брту! Я почувствовл твою боль, и это привело меня в ярость, — скзл Антонио.

— Вот именно, в стршную ярость, — здумчиво протянул Хейтор. Стрнное дело, сейчс он кзлся горздо более оживленным, чем в тот момент, когд швырнул воришку головой о бетонную стенку. Кк будто его охвтил ккя-то внутренняя дрожь. — Ты держл ему голову...

— А ты пристльно глядел ему в глз...

— Это было здорово, — признлся Хейтор. — Я взывл к силм тьмы...

— До тех пор, пок изо рт и нос у него не хлынул потоком кровь.

С этими словми Антонио глубоко вдохнул ромт горячего кофе и коричного шоколд.

— И дже из ушей, — восторженно припомнил Хейтор.

— Ты помнишь все в мельчйших детлях, — с едв зметной иронией произнес Антонио.

— А кк же инче! — отозвлся Хейтор, нслждясь воспоминнием об убийстве нездчливого втомобилист. — Мы вернулись домой, с головы до ног покрытые его кровью, и срзу нырнули в бссейн...

— Держсь з руки.

— Мы тк рзошлись, что никк не могли перестть кричть и смеяться, — продолжл Хейтор. — И н нши вопли прибежл Дон.

— Это был кк рз день ее рождения. — Антонио облизл губы кончиком язык. — Он увидел окршенную кровью воду в бссейне и решил, что мы нполнили его розовым шмпнским.

— Однжды мы тк и сделли.

— Это был чрезвычйно эксцентричный поступок, — подтвердил Антонио. — Но в тот рз Дон принял з шмпнское кроввый коктейль, он взвизгнул, стянул с себя одежду и нырнул в бссейн.

— Сильное смуглое тело в кроввой воде... Ох, и смеялись же мы тогд!

— Это точно, — соглсился Антонио. — Д, брт, судьб блгосклонн к нм, и нш жизнь хорош!

В это мгновение Хейтор, глядевший н Линкольн-роуд, одними губми произнес:

— Я вижу его.

— Он уходит? — не поворчивя головы, спросил Антонио.

Хейтор улыбнулся сероглзой гостье, крем глз продолжя следить з мужчиной, выходившим из клуб.

— Ты словно в воду смотрел, — пробормотл Хейтор.

— Он стновится слишком опсным для нс.

— Не опснее прочих, — скзл Хейтор.

Янтрные глз Антонио сверкнули, словно он пробудился от сн.

— Не слишком ли много мы рботем? Может, пришло время немного порзвлечься?

— Ты угдл мои мысли! — зсмеялся Хейтор, и близнецы неслышно, словно тени, выскользнули из клуб.

* * *

Робин Грнер не спеш шгл по Линкольн-роуд. В крмне у него лежл дискет с укрденной из компьютер клуб «Рзбитя колымг» бзой днных.

Грнер, федерльный гент, с крйней осторожностью внедрился в окружение бртьев Бонит полтор год нзд. Преодолев все сложности и опсные прегрды, он зтился у смого кря сплетенной ими сети интриг. «Не делй ничего, — предостерегл его инструктор. — И тогд бртья Бонит не смогут ничего зподозрить. Умей ждть и нблюдть».

Грнер был умелым и опытным нблюдтелем, ведь именно этому его обучли в АКСК — Антикртельном специльном комитете, полуофицильном подрзделении министерств юстиции, н которое и трудился в поте лиц Грнер. АКСК был создн для того, чтобы сдерживть рост экспорт криминльной ктивности из одной стрны в другую. Првительственные исследовния подтвердили существовние подобного явления, предствляющего угрозу Соединенным Шттм Америки и являющегося символом нового экополитического порядк. Легкий и быстрый доступ к информции делл действия првительств всех стрн, рвно кк и действия любых криминльных структур, взимосвязнными. Впрочем, для конкретного гент Грнер существовние АКСК ознчло серьезную и интересную рботу.

Итк, Грнер выжидл и нблюдл, кк пук в зсде. Впрочем, это окзлось не ткой уж трудной здчей. Грнер был истинным мстером по чсти мскировки и умения втирться в доверие. С смого рннего детств ему приходилось скрывть свою подлинную природную суть. Когд ему исполнилось двендцть лет, он окончтельно понял, что коренным обрзом отличется от прочих мльчишек своего возрст, и не придумл ничего лучше, чем подождть, что будет дльше. Дв год спустя он получил прктическое подтверждение своей гомосексульной ориентции и понял, что теперь ему придется нбрться еще больше терпения. Его родители не приндлежли к числу людей, терпимо относящихся к сексульным меньшинствм, см Грнер не был бунтрем по нтуре, и у него не хвтло дух зявить во всеуслышние о своей «голубизне», рзрушив тем смым сложившийся привычный стиль жизни. Семья знчил для него много, в тот момент он был для него горздо вжнее, чем релизция его гомосексульных устремлений. И пускй его считют трусом!

Удивительно, но в его теперешней рботе то, что он гомосексулист, было ему н руку. С одной стороны, он превосходно влился в общество, окружющее бртьев Бонит, где большинство были либо гомосексулистми, либо бисексулми. С другой стороны, ткя «особенность» Грнер делл его в глзх бртьев Бонит менее опсным. К тому же многие годы двойной жизни сделли Грнер чувствительным к млейшим смутным догдкм и подозрениям, и он чувствовл то, чего не змечли другие. Этот тлнт особенно пригодился ему теперь, когд он стл рботть кждый день в клубе «Рзбитя колымг» по десять чсов кряду. Именно его сверхтонкое чутье помогло ему выполнить здние АКСК.

Смое ужсное для Грнер зключлось в том, что, будучи гомосексулистом, он всегд чувствовл себя совершенно беспомощным и никчемным в обществе обыкновенных гетеросексульных людей, и ему стршно хотелось сделть что-нибудь ткое, чтобы его зметили и выделили среди прочих. Рзоблчение бртьев Бонит — прекрсный повод зявить о себе кк о личности! Несомненно, официльня слв и почести достнутся не ему, но Грнеру это было и не нужно. Он был готов довольствовться смим фктом своего незурядного поступк.

Действуя очень медленно и осторожно, Грнер нщупл нужные источники информции о тйных сделкх бртьев Бонит, которые всегд кзлись подозрительными, но незконность которых не удвлось докзть. Только теперь, проникнув в окружение бртьев Бонит, Грнеру удлось добыть неопровержимые докзтельств их преступной деятельности, которых было достточно для того, чтобы зсдить их в тюрьму н многие десятки лет. Оствлось только передть дискету инструктору, ожидвшему его н явке.

Свернув в переулок, где нестерпимо воняло мочой и вяленой рыбой, Грнер достл из крмн ключ и открыл боковую дверь «Белого дом». Этот клуб гомосексулистов, обосноввшийся в помещении бывшего кинотетр, был нзвн тк не в честь резиденции президент США, в честь российского прлмент.

Откровенно говоря, Грнер не знл, что думть о своем инструкторе. Грнер доверил ему свою жизнь, однко при первой же встрече инструктор зявил ему:

— В АКСК к тебе нет полного доверия, потому что ты «голубой».

И при кждой встрече инструктор не уствл повторять ему:

— Д, я с тобой суров, горздо суровее, чем с нормльными гентми. Это оттого, что, когд дело ксется тебя, мое нчльство стновится особенно придирчивым.

Впрочем, Грнер все же внедрили в окружение бртьев Бонит. Тковы прдоксы федерльной бюрокртии!

Когд Грнер нчл рботть н АКСК, тм црил не совсем понятня ему сумятиц. Из глубин бюрокртической трясины, являющейся неотъемлемой чстью кждого федерльного ведомств, доходили слухи о неясных изменениях и перемещениях. Причем никто не говорил ничего определенного. Просто где-то отменялись прикзы, нзнчлись новые люди, сокрщлось число гентов в Юго-Восточной Азии, в стрнх Лтинской Америки, ноборот, увеличивлось.

И вот три год нзд н должность директор АКСК был нзнчен Сполдинг Гнн. Вскоре после этого тревожные слухи, сильно смущвшие чуткого Грнер, прекртились, и досужие сплетники-чиновники обртили свои взоры к совсем иным, незнчительным делм.

Из всего этого Грнер не мог сделть однознчного вывод. Полтор год нзд его инструктор передл ему здние провести тйную оперцию по сбору информции о деятельности бртьев Бонит, подчеркнув, что это здние является н днный момент делом первостепенной вжности. Грнер не понимл, почему это вдруг бртья Бонит вышли н первый плн, но спршивть инструктор не стл. Впрочем, тот в любом случе не дл бы ему исчерпывющего ответ. Собственно говоря, от Грнер требовлось не рссуждть, испрвно нести службу и беспрекословно исполнять прикзы нчльств. Только тк, по мнению нчльств, можно было добиться успешного звершения оперции.

Войдя в клуб, Грнер стл осторожно пробирться по темным пустынным коридорм, где пхло строй мебелью и свежим сексом. Тусовки гомосексулистов всех рзновидностей, которые проходили здесь кждую ночь до смого утр, не привлекли Грнер. Для себя он двно уже решил, что, хотя он и гомосексулист, но не стнет огрничивть свою жизнь тесными рмкми мирк сексульного меньшинств и пострется нйти свое место в обществе тк нзывемых «нормльных» людей. Это требовло от него целого ряд кчеств, которые кзлись прочим гомосексулистм отвртительными. Смо нзвние этого клуб было не случйным. Это было своего род квзиполитическое зявление о том, что здесь обрзовно некое новое госудрство, тк же мло похожее н США, кк и н Россию. И д здрвствует Объединення Нция Геев!

Почти н ощупь Грнер добрлся до шткой лестницы, спрятнной з широкой стойкой бр н первом этже, и стл осторожно поднимться по ней. Несмотря н все свои стрния, он все же не был обрзцовым солдтом, в любую минуту готовым к слепому повиновению.

Грнер слишком любил рзмышлять и прекрсно понимл, что является пусть и умным, но все же пушечным мясом. Если он провлит свою миссию и погибнет, тм, нверху, это никого не опечлит, инструктор нвсегд збудет о нем, едв успев отойти от его свежей могилы.

Д, слишком мрчные мысли для человек, знимющегося шпионской деятельностью. Но сбор докзтельств для обвинения в торговле нркотикми — знятие длеко не безопсное, если имеешь дело с бртьями Бонит, риск стновится смертельным. Его высокое нчльство из АКСК просто не предствляет, нсколько опсны эти близнецы. Они невероятно скрытны, и кждого, кто попытется проникнуть в их тйны, ждет скоря и неминуемя гибель.

Преодолев последние ступени лестницы, Грнер пострлся отбросить в сторону эти стршные мысли, к которым он, впрочем, двно привык. Ткие мысли всегд возникли у него, когд здние близилось к звершению. К тому времени нервы уже нходились н пределе, и единственным рзумным выходом было нбрться терпения и довести дело до конц.

И вот теперь Грнер был близок к удчному звершению смой вжной з всю свою крьеру в АКСК миссии. Ему доствляло истинное удовольствие думть о том, что уже теперь-то его зслуги будут признны не только инструктором, но и вышестоящим нчльством. И уж впредь никто не посмеет нчинть рзговор с ним со слов: «К тебе нет полного доверия»!

Инструктор Грнер терпеть не мог бывть н этой явке в клубе гомосексулистов, его буквльно тошнило от нее. Однко это было смое что ни н есть ндежное место для конфиденцильных встреч с гентом.

Кк и было зрнее условлено, Грнер вошел в комнту без стук. Это был стря ктерскя гримерня, сохрнившяся с той поры, когд в перерывх между киносенсми здесь покзывли небольшие водевили.

Н стромодном столе у двери в соседнюю комнту стоял сломння нстольня лмп, лежли пропыленные гроссбухи и целя куч стрых иллюстрировнных журнлов. Зкршенные белой крской, окн едв пропускли в комнту тусклый свет.

Вглядывясь сквозь полумрк, Грнер сосчитл журнлы н столе — их было семь. Это ознчло, что все в полном порядке и что в соседней комнте его уже ждет инструктор. Соблюдение безопсности и ндежности явки было обязнностью инструктор.

Открыв дверь в смежную комнту, Грнер шгнул в темноту. Не сделв и двух шгов, он поскользнулся н чем-то склизком. Он чуть было не упл, но чья-то сильня рук подхвтил его под локоть.

— Осторожно! Тк недолго и ушибиться!

— Блгодрю, — втомтически произнес Грнер. От удрившего в нос незнкомого зпх у него похолодело все внутри.

— Жль, мы больше не верим тебе, — произнес тот же голос.

— Что? — Грнер тк резко повернулся н голос, что хрустнули шейные позвонки.

— Очень дже жль, — произнес другой, но очень похожий н первый голос. — Ты нм пришелся по душе.

Грнер мутило от невыносимой вони и стрх. Вдруг в лицо ему удрил яркий луч фонря, и гент беспомощно зморгл.

— Мтерь Божья, только взгляни, во что ты вляплся.!

Грнер взглянул себе под ноги, и у него бешено зколотилось сердце. Н злитом кровью полу в форме почти првильного круг были рзложены человеческие кишки.

— Очень крсиво, — произнес по-испнски второй голос.

Словно згипнотизировнный, Грнер следил глзми з лучом свет, медленно перемещвшимся по комнте и беспощдно освещвшим стршные подробности произошедшей тргедии. Узнв лицо своего инструктор, Грнер не сдержл стон. Он хотел отвернуться, но схвтившя его сзди з шею железня рук зствил смотреть н стршное зрелище — в неверном свете фонря плвющя в луже темной крови отрезння человеческя голов кзлсь мтерилизоввшимся ночным кошмром.

Внезпно вспыхнул яркий свет. Словно олень, случйно окзвшийся н шоссе и ослепленный светом втомобильных фр, Грнер беспомощно зкрыл глз. Яркий и неуместный до непристойности свет четырех юпитеров, зкрепленных н высоких полкх вдоль стен, злил кроввую сцену убийств.

— До чего же здорово! — прокркл первый голос по-испнски.

Теперь, когд первое потрясение прошло, Грнер узнл голос Хейтор Бонит.

— Прошу сюд, сеньор!

С этими словми Антонио Бонит крепко взял Грнер з локоть, и гент понял, что бртьям известно все. Но кк, черт возьми, они узнли? Кто выдл им Грнер?

Однко времени н рзмышление нд этим непростым вопросом у Грнер не оствлось. Он зметил, что в этой когд-то по-домшнему простой и уютной гримерной произошли пугющие перемены. Н стенх Грнер увидел нрисовнные кровью инструктор, в этом гент не сомневлся ни минуты, стрнные символы, которые покзлись ему смутно знкомыми — треугольник внутри круг, жуткя крсня точк в центре квдрт и крест внутри трех концентрических окружностей. Хотя Грнер не понимл знчения этих символов, ему стло по-нстоящему стршно. Чутье попвшего в зпдню зверя подскзывло, что живым ему отсюд не выбрться.

По обе стороны от Грнер стояли бртья Бонит, высокие и по-змеиному гибкие. Янтрные глз близнецов нпряженно смотрели н него, и гент всем телом чувствовл, кк между ними сгущлсь и концентрировлсь некя энергия.

— Ты обмнул нс, — с искреннем огорчением скзл Хейтор.

— Ты предл нс, — эхом отозвлся Антонио, не выпускя локоть Грнер из своих железных пльцев.

— Я не предвл вс, — дрожщим голосом произнес гент, понимя всю тщетность и нелепость своей попытки зщищться.

Невольно его внимние привлек яркий отсвет н лезвии хирургического скльпеля в руке Хейтор.

— Я не сделл вм ничего плохого, — пытлся опрвдться Грнер, понимя, что стоит не в зле суд, в кмере пыток.

— Д? — по-волчьи осклбился Хейтор. — А что ты собирлся рсскзть своему инструктору н сегодняшней встрече?

Антонио резко повернул гент лицом к себе и, ннеся ему несколько точных удров, ловко выбил из его крмн злосчстную дискету.

Грнер безжизненно сполз н скользкий пол. Голов гудел. С трудом сделв вдох, он тут же зкшлялся от боли. В комнте нестерпимо воняло рспотрошенными человеческими внутренностями.

Антонио подбросил н лдони дискету с укрденной информцией.

— Здесь ответы н все вопросы, имен, дты и тк длее и тому подобное, — произнес он, и в голосе отчетливо прозвенел жжд мести. — Или ты скжешь, что впервые ее видишь?

— Нм известно, что ты собирлся сделть с этой пикнтной информцией. — Хейтор укзл скльпелем н отрезнную голову инструктор. — Мы получили необходимое тому подтверждение.

В голове у Грнер мелькнул нелепя мысль: «Интересно, где же тело?»

— И нм для этого не пондобилось ни перепроверять информцию по другим источникм, ни устривть очные ствки, — с зметной долей иронии произнес Антонио.

— Ты хотел, чтобы нс предли суду. — Хейтор склонился к смому лицу обессилевшего от боли и стрх Грнер. Антонио тоже присел н корточки рядом с ним.

— Кк обыкновенных преступников, — прошептл Антонио в ухо генту.

Должно быть, Хейтор услышл скзнные бртом слов, потому что тут же добвил:

— Послушй, мы не ккие-нибудь зурядные воришки.

Все тело Грнер покрылось липким холодным потом, и он стл молиться.

— Хейтор! — скзл Антонио. — Д от него уже воняет!

Потянув воздух носом, Хейтор скзл:

— Мтерь Божья! Этот зпх мне не нрвится!

— Это не зпх смерти и не зпх крови, — покчл головой Антонио.

Хейтор произнес несколько слов н кком-то певучем языке, покзвшемся Грнеру незнкомым, хотя одно время он увлеклся изучением редких языков и дилектов. Но, прислушвшись к речи, он вспомнил: нищие хлупы н грязных улицх, квохтнье домшней птицы и голодные шелудивые псы у зборов, вдли контуры современного промышленного город. Ну конечно, это был один из пргвйских дилектов — гврни.

Внезпно Грнер ощутил острый приступ животного стрх. Он знл кое-что об этом дилекте и теперь, еще рз взглянув н кроввые символы н стенх, понял, что этим хотели скзть бртья-близнецы — его ждл неминуемя и жестокя смерть.

— Я хочу, чтобы ты меня понял, — проговорил Хейтор, тяжелым взглядом янтрных глз уствившись н гент.

— Можешь не отвечть, твои глз все скзли з тебя, — произнес Антонио.

Вцепившись железной хвткой Грнеру в плечо, Антонио легко поднялся н ноги, увлекя з собой и гент. Он потщил его в другой конец комнты, кк мешок с зерном. Носком ботинк Грнер зцепился з петлю влжных блестящих кишок, и они потщились з ним. Со всего рзмху швырнув гент о стену тк, что тот едв не испустил дух, Антонио тут же рывком поднял его н ноги. Грнеру покзлось, что нрисовнный н стене крест обжег ему лоптки. Тщетно пытлся он стряхнуть с себя кроввую пелену боли и животного стрх.

З спиной Антонио он увидел четвертый символ, которого рньше не зметил. Это был глз — две дуги, но внутри этого глз было дв зрчк, что придвло рисунку жутковтый вид.

Лениво прикрыв глз, словно крокодил под жркими лучми полуденного солнц, Хейтор провел пльцем по сверкющему лезвию скльпеля.

— Здесь првят инстинкты. Рзум остлся тм, з дверями этой комнты.

— Сейчс ты откроешь для себя единственный зкон Вселенной, — почти в смое ухо Грнеру прошипел Антонио. — Чем меньше живое существо прислушивется к своим инстинктм, тем больше у него изъянов.

— Возьмем, к примеру, человек, — скзл Хейтор. — Мтерь Божья!

— Он гордится своими порокми, — прошептл Антонио. — Он одержим своей способностью мыслить, которя и лишил его возможности прислушивться к инстинктм, сделвшим из него то, что он есть.

— Вернее, чем он был, — попрвил Хейтор, приближясь к Грнеру.

— И чем уже больше не является, — соглсился Антонио.

— Для нс это игр, понимете, сеньор? — Хейтор уже стоял прямо перед Грнером.

— Единствення стоящя игр, — эхом отозвлся Антонио.

— Единственное, что имеет для нс знчение, — с улыбкой скзл Хейтор н особом дилекте гврни.

— Все остльное для нс просто не существует, — подтвердил Антонио.

Грнеру покзлось, что глз Хейтор, словно светившиеся изнутри янтрным блеском, бурвят его нсквозь, и он невольно вскрикнул. Он здыхлся, символы н стенх будто ожили перед его глзми, они пульсировли и испускли яркое сияние, зтмеввшее дже свет юпитеров. Что это, гипноз или мгия? Грнер, выросший и воспитнный в мире технических чудес, сотворенных рукми человек, был склонен к скептицизму. Где-то он читл сттью о том, что гитяне, проклятые шмном племени, умирли только потому, что беспредельно верили в его влсть нд человеком. И в этом не было никкой мистики.

Словно прочитв мысли Грнер, Хейтор приложил дв пльц к сонной ртерии, и тот ощутил пробежвшую по всему телу невольную дрожь. Ему покзлось, что н его плечх устроился огромный питон и где-то глубоко внутри возник и стл рзрстться непонятный и не поддющийся контролю стрх.

Хейтор взывл к силм тьмы.

Спохвтившись, Грнер попытлся было сопротивляться ему, но тщетно — Антонио крепко держл его и не двл вырвться и уклониться от рук и глз Хейтор.

Охвченный смертельным испугом, Грнер вдруг понял, что, чем яростнее он сопротивляется и вырывется, тем больше им это нрвится.

Ему покзлось, что сердце в его груди остновилось. Потом всем телом он ощутил сильный жр, словно н нем згорелись одежд и волосы. Тело стло дергться в безумной пляске. Из последних сил Грнер пытлся оторвть взгляд от глз Хейтор, но тщетно. Кзлось, огромные янтрные глз Хейтор прлизовли его волю. Грнер чувствовл себя пршютистом, пдющим сквозь густые облк, оствленный им смолет, который был его собственным телом, удлялся все дльше и дльше, пок и вовсе не скрылся в облкх. До смой последней минуты Грнер не прекрщл сопротивления, дже когд силы оствили его.

Бртья готовы были рсцеловть его з столь героические усилия. Прошел еще не один чс, прежде чем Хейтор смог воспользовться своим скльпелем.

День первый

Рейчел Дьюк рздевлсь медленно и томно, роняя одежду н пол. Он мысленно предствлял себе тело Гидеон, который был сейчс в соседней комнтке, — сильные мышцы, глдкую кожу и горячий пенис... Стрсть ослеплял ее. Кким бы вульгрным штмпом это ни кзлось, но истин зключлсь в том, что до встречи с Гидеоном он не знл, что ткое нстоящя близость. Похоже, родители Рейчел и вовсе никогд не знли этого, и одному Богу известно, кким обрзом появилсь н свет их дочь.

Но сейчс он думл не о родителях, ее мысли были зняты Гидеоном. Ей было пятндцть, Гидеону восемндцть. Но рзниц в возрсте не смущл их. Мир, в котором жил Гидеон, пугл Рейчел и одновременно опьянял и возбуждл ее, все сильнее притягивя к себе. Он бросил взгляд н чсы — был уже третий чс ночи. Рздевшись, Рейчел подошл к стене, отделявшей ее от Гидеон, и прижл к ней лдони. Легкя дрожь нетерпения пробежл по ее обнженному телу... О Гидеон...

Крошечня комнтк н втором этже клуб «Рзбитя колымг» блгодря усилиям Рейчел полностью преобрзилсь. Неяркое освещение имитировло игру солнечного свет сквозь густую листву деревьев, негромко щебетли птицы и сонно гудели шмели, слышлся нежный говор ручейк, в воздухе пхло киприсом, можжевельником и липовым цветом одновременно.

Рейчел нрвилось то чувство сексульной рскрепощенности, которое возникло у нее, когд они знимлись любовью н природе, под горячими лучми солнц, среди трв, цветов, птиц и животных... Поэтому теперь он с помощью компьютерного интерфейс создл в комнтке все это — искусственное освещение, звуки и зпхи.

Он был совершенно обнжен, если не считть стрнных ремней из черной резины, оплетвших ее тело — они перекрещивлись н груди, бедрх и между ног. Электрические провод соединяли ремни с компьютерным терминлом. Тм, где ремни соединялись между ног, нходился резиновый фллоимиттор.

Клуб «Рзбитя колымг» был один из первых секс-слонов. Это Гидеон привел ее сюд, где можно было, не боясь СПИД и прочих венерических болезней, с помощью виртульной рельности осуществлять свои смые сокровенные сексульные фнтзии. По сути, это был идельный нльгетик для нового, крйне нервного поколения.

Широко рздвинув ноги, Рейчел откинулсь н спинку дивн, и перед ее глзми, с суженными от нркотиков зрчкми, возник электронный обрз Гидеон. Конечно, компьютерный интерфейс двл возможность создть ккой угодно обрз при помощи обширной бзы днных, но Рейчел и Гидеон предпочитли во время сенс виртульной любви использовть свои подлинные обрзы. Иногд, опять же при помощи компьютерной информционной сети, они общлись со своими единомышленникми н другом конце континент, и тогд перед ними возникли смые невероятные и чудесные обрзы откликвшихся н их зов людей.

Положив лдонь н «мышь», Рейчел стл медленно перемещть курсор вверх по внутренней поверхности виртульного бедр Гидеон. Почти в ту же секунду волн сексульного нслждения, исходившя от искусственно рздржемых эрогенных зон, с головой зхлестнул ее. Первый оргзм нступил довольно быстро, однко Гидеон, тк хорошо знвший ее, сумел удерживть ее н пике нслждения тк долго, что все тело Рейчел извивлось в слдострстных судорогх.

В перерыве Между первым и вторым сенсом Рейчел втянул носом еще одну дозу кокин, зня, что в этот момент в соседней комнте Гидеон делет то же смое. Где-то в глубине зтумненного нркотикми сознния мелькнул мысль о том, что он, пожлуй, переборщил сегодня с кокином. Но ей было уже бсолютно нплевть н это. Ей безудержно хотелось еще кокин, чтобы не думть об отце и его стршной гибели в огне.

От этих мыслей у нее рзрывлось сердце. Ей зхотелось рсплкться в голос, но вместо этого он вдохнул еще одну дозу кокин.

Неужели это првд, что, несмотря ни н что, нельзя перестть любить своего отц? Дже после его смерти? Ей кзлось, что ккя-то его чсть перешл в нее и теперь живет в ее сердце, не двя ей покоя, терзя воспоминниями.

Временми Рейчел хотелось, чтобы мть вмешлсь и вырвл ее из этой сексульно-нркотической виртульной путины. Но мть никогд не сделл бы этого. С одной стороны, он бы ни з что не поверил в существовние этой тйной стороны жизни дочери. С другой, он бы не знл, кк подступиться к этой проблеме. Хотя мть чсто спршивл Рейчел, куд это он уходит из дому кждый вечер и возврщется только в пять-шесть чсов утр, дочь никогд не отвечл ей. И мть не зпрещл ей эти ночные похождения! Тков был ее хрктер — столкнувшись с серьезной проблемой, он, словно струс, прятл голову в песок, дже не пытясь нйти решение.

«Ккого черт он не остновил нс? — зло подумл Рейчел. — То время, когд он могл это сделть, безвозвртно ушло, теперь уже слишком поздно!»

Возобновившиеся электронные лски отвлекли Рейчел от этих мыслей. Н этот рз ощущения были особенно острыми.

«А хотелось ли мне н смом деле, чтобы он спсл меня?» — неожиднно пронеслось в голове у Рейчел.

Он вдохнул еще одну дозу кокин. Однжды он попытлсь поджечь свою одежду и сгореть зживо подобно тому, кк погиб ее отец, но тогд Гидеон спс ее. К лучшему это случилось или к худшему, он тк до сих пор и не решил для себя.

Почувствовв жжду, Рейчел сделл глоток темного лимонд, который купил внизу, в бре клуб «Рзбитя колымг», где можно было потнцевть, выпить чшечку кофе, который здесь врили чуть ли не в десятке вринтов, зкзть молочный коктейль или стновившиеся все более популярными среди подростков, соствлявших основную мссу посетителей, гзировнные нпитки со вкусом и ромтом рзличных пряных трв, окршиввших нпитки в темный, немного згдочный цвет. Обстновк в бре был чрезвычйно прост, если не скзть стромодн. Однко здесь, в кибер-слоне, все было выполнено по последнему слову техники.

Вновь почувствовв электронные лски Гидеон, Рейчел збыл о призрке погибшего отц. Зстонв, он выронил бутылку с лимондом. Пользуясь своим терминлом, он стрлсь доствить Гидеону не меньше удовольствия, и очень скоро, тяжело дыш и облизывя пересохшие губы, испытл второй оргзм.

Вся покрытя потом, он поднял с пол бутылку с оствшимся в ней лимондом и одним глотком опустошил ее.

После третьего оргзм огромное количество принятого кокин рскололо ее сознние ндвое. Он увидел себя кк бы со стороны — потную и обессилевшую после кибер-секс, с остекленевшими от кокин глзми. Теперь Рейчел существовл словно в двух экземплярх — первя Рейчел сидел н дивне, с трудом переводя дыхние, вторя, словно нгел, взмхнул крыльями и покинул тесную комнтушку, отпрвляясь н поиски родного дяди. Он был полицейским. Однжды он тк рзруглся со своей сестрой, мтерью Рейчел, что прекртил всякие отношения с ней. Рейчел не помнил его, но видел его фотогрфии — одну он дже спрятл в своей комнте. Глядя н нее, он стрлсь предствить, кким он был в действительности, — сильным, суровым, по-медвежьи огромным и всегд улыбющимся ей. Он и не догдывлсь, что тким обрзом придумывл себе идельного отц, который всегд любил бы ее и зщищл, что бы ни случилось. Рейчел почти ненвидел свою мть з то, что он ни з что не хотел скзть ей, где живет ее дядя. Кзлось, ее дже пугло то, что Рейчел, стновясь стрше, все чще и чще интересовлсь своим дядей. А Рейчел был уверен, что, будь у нее брт, он никогд бы не стл обрщться с ним тк, кк ее мть со своим бртом.

Ощущение рельности стло ускользть от нее. Электроння стимуляция эрогенных зон возобновилсь, но н этот рз Рейчел покзлось, что н нее нпл целый рой взбесившихся злых ос, беспощдно жливших ее.

Стршно зкричв от боли, он вскочил и стл лихордочно сбрсывть с себя ремни и провод. Однко они окзлись неожиднно крепкими, и Рейчел, потеряв рвновесие, упл н пол. Он хотел снов зкричть, но из ее рт, словно нбитого горячим песком, не вылетело ни звук. Ей кзлось, что у нее непомерно вытянулись руки и ноги, пол под ней вздымлся и опусклся, кк во время землетрясения.

Внезпно ее скрутил сильнейший приступ рвоты. Ее выворчивло тк долго, что в конце концов стло рвть кровью. Стиря с глз обильно выступившие слезы, он вдруг понял, что ничего не видит. Новый жестокий приступ рвоты согнул ее пополм и почти прлизовл, стршня боль пронзил поясницу, и Рейчел упл н пол, скрючившись, словно ребенок в мтеринской утробе.

Дверь рспхнулсь, и в комнтку вошли шестндцть Гидеонов. Судорожно рскрыв рот, Рейчел тщетно пытлсь подняться н ноги. Потом весь мир рскололся н сотни тысяч острых, кк лезвие бритвы, осколков, и он потерял сознние.

* * *

Когд н удочку поплсь рыб вху, Бенни Милгрос тихо выруглся.

— Вот черт! — пробормотл он, глядя, кк нтянувшяся леск режет синюю морскую глдь. — Я хотел поймть прусник!

Лью Кроукер зглушил мотор лодки и приготовился к мневру.

— Осторожнее! — предупредил он. — Это тебе не лсковя кошечк!

Вху был очень сильной рыбой, способной рзвивть ткую скорость, что могл одним рывком рзмотть целую ктушку лески.

— Вечером мы с тобой съедим эту рыбину н ужин, — ответил Бенни Милгрос, стоявший н корме лодки. Это был высокий мужчин лет тридцти, стройный, кк испнский тнцовщик, с волосми до плеч. Н нем был беля полотняня рубшк с коротким руквми, черно-крсные шорты, доходившие до волостых колен, и гурчи — мексикнские сндлии. Курчвые черные волоски росли у него дже н больших пльцх ног. Шорты удерживлись н бедрх ремнем с огромной серебряной пряжкой, укршенной золотыми бычьими рогми. В кобуре у пояс висел револьвер «смит-и-вессон» тридцть восьмого клибр. Бенни был одним из тех богтеньких пргвйцев, которые приезжли в Южную Флориду сорить деньгми. Впрочем, иногд рди рзнообрзия он проворчивл здесь ккое-нибудь дельце.

— Борьб с этой рыбиной кое-что нпомнил мне. Ох и девиц был у меня однжды! Бог свидетель, я бы женился н ней, но, знешь, брк испортил бы ее! Ты понимешь меня?

— Ты хочешь скзть, что брк испортил бы тебя!

— Знешь, Льюис, ты ткой бессердечный человек, — зулыблся Бенни. — Ты только послушй! Он был похож н великолепного дикого зверя, и семья стл бы для нее пленом. Нельзя же тк обрщться с женщиной! Ее нужно увжть! Лично мне не нрвятся мужчины, не увжющие личность женщины.

Ни одному официльному ведомству США не было известно, в чем именно состоял бизнес Бенни Милгрос. Кроукер тоже не знл, чем знимется его новый клиент.

— И я не стл связывть ее узми брк! — Бенни приложил к сердцу свободную руку. — Бог свидетель, без нее я несчстнейший человек н свете! — Он взмхнул удилищем. — Ты мне симптичен, поэтому я и делюсь с тобой своей философией. Клянусь душой моей покойной мтери, ты бы моментльно возбудился при одном взгляде н эту жемчужину среди женщин! Уж мне ты можешь поверить!

В этот момент вху резко рвнулсь вперед, и ктушк с леской стл рзмтывться с бешеной скоростью. Восьмифутовое удилище опсно выгнулось, и Кроукеру пришлось срочно менять курс, чтобы помочь Бенни спрвиться с вырыввшимся из рук удилищем. «Кпитн Сумо» двинулся прочь от Крокодильего риф, и вскоре рыбки окзлись почти в трех милях от остров Ислморд, одного из группы островов Флорид-Кис.

Перед ними простирлся окен, солнце вспыхивло золотыми искрми н гребнях мелких волн. Здесь, в открытом окене, было свежо и прохлдно, и Кроукеру это было по душе. Бриз обдвл людей и лодку мельчйшими солеными брызгми.

Лихордочно вцепившись в плстиковое удилище, Бенни пробормотл:

— Черт, я же хотел поймть прусник, не эту вху!

— Успокойся, Бенни! — вмешлся Кроукер. — Ведь ты уже поймл одного сегодня!

— Кк ты не понимешь! Моя душ жждет поймть еще одного! А может, ты действительно этого не понимешь? — Бенни н мгновение оторвл взгляд от удилищ и с неподдельным интересом посмотрел н Кроукер. — У вс, потомков нгличн, стрнные и искженные, н мой взгляд, предствления о духовном нчле человек. Проповедники, выступющие по телевидению, сттьи в журнлх о жизни после смерти, глупые рсскзы о бесх, вселяющихся в людей, и прочя чушь — вот что ткое духовность для вс! Похоже, вы, джентльмены, тк никогд и не узнете, что ткое душ и кковы ее проявления и возможности. Оттого-то вы все ткие беспокойные и все время что-то ищете!

Говоря это, Бенни потихоньку отпускл леску с ктушки. В его кофейного цвет глзх згорелись огоньки смех. Он был по-своему очень крсив и дже следы оспы н щекх ничуть его не портили.

Попвшяся н крючок вху зпросто могл сорвться, приходилось проявлять мксимльную осторожность.

— Не стоит мешть меня в одну кучу со всеми нгличнми, — пробормотл Кроукер, осторожно деля првый поворот.

— Ах д! Я и збыл, ты же бывший полицейский, незменимый детектив. — Бенни покчл головой. — Грязное знятие.

— Грязнее, чем ты думешь, — спокойно скзл Кроукер. Пятндцть лет, проведенных среди подонков, мньяков и прочих отбросов обществ, сделли его почти нечувствительным к рдостям жизни. Позднее, перейдя в другой отдел, он столкнулся с циничной коррумпировнностью политиков и обиттелей фешенебельных особняков. Тогд он вернулся к своей прежней рботе, борьбе с уличной преступностью — гидрой, у которой вместо одной отрубленной головы вырстло десять новых.

— Он повернул нзд! — звопил Бенни, быстро смтывя внезпно ослбевшую леску. Не теряя времени, Кроукер резким движением крутнул рулевое колесо. Бенни был отличным рыбком, и Кроукеру никогд не приходилось нянчиться с ним, кк это бывло с другими его клиентми, отпрвлявшимися н рыблку просто тк, для рзнообрзия — ведь нельзя же все время игрть в гольф!

— Вот он!

Кроукер увидел н поверхности стремительный след хвостового плвник рыбы. Бенни был прв — он мчлсь прямо н лодку.

— Быстрее выбирй леску! — зкричл Кроукер, зводя двигтель, чтобы убрть «Кпитн Сумо» с пути обезумевшей вху.

Изо всех сил нмтывя н ктушку леску, Бенни не сводил глз с острого, кк лезвие нож, спинного плвник рыбины. Кроукер понял, что вху собирется пройти под лодкой, и снов повернул руль. Однко вместо этого вху резко подпрыгнул и, неожиднно рзвернувшись, помчлсь в противоположном нпрвлении. Ктушк в рукх у Бенни стл стремительно врщться, рзмтывя леску.

— Вот это рыб! — воскликнул Бенни. — Между прочим, у нс с тобой есть кое-что общее, помимо любви к рыблке и Южной Флориде.

— Д? И что же это?

В это мгновение вху снов совершил живописный прыжок и помчлсь еще стремительнее. Бенни чуть не упл з борт от рывк лески, и ему пришлось упереться бедром о поручень. С трудом удержв в руке удилище, он пробормотл:

— Д у нее еще полным-полно сил!

Кроукер снов сменил курс лодки, следуя з вху.

Выбрв удобный момент, Бенни продолжил:

— Мы об знем, что ткое иметь вргов.

— Должно быть, ты шутишь! — зсмеялся Кроукер. — У меня, кк у морской коровы, нет естественных вргов!

— Д ну? Ты, бывший полицейский, время от времени, когд у тебя есть нстроение, рботешь с федерлми из этого, кк его, Антикртельного специльного комитет, тк? В случе официльного зпрос они не знют тебя, ты не знешь их. Твое имя не зрегистрировно ни в одном официльном документе этого комитет, тк что и не подкопешься!

— С чего ты взял?

— Это, скжем, мои догдки.

Усмехнувшись, Бенни перехвтил покрепче удилище.

— А еще поговривют, что н твоем счету немло рскрытых преступлений, и у тебя много высокопоствленных друзей, знчит, и вргов. И не говори, что это непрвд, Льюис.

— И кто же рсскзл тебе всю эту чушь? — невозмутимо поинтересовлся Кроукер.

— Прни, с которыми я игрю в мджонг[1]. — Бенни зсмеялся, и его смех был похож н хриплый крик испугнного попугя.

Похоже, вху уже выбилсь из последних сил — рывки лески стли горздо слбее. Бенни уверенно контролировл действия своей добычи. Совсем скоро они смогут збгрить вху и вытщить ее н плубу.

— А еще я зню кое-что о твоей мехнической левой руке, которя вовсе не является физическим недосттком — скорее ноборот! А еще я зню, что ты приехл в Южную Флориду, чтобы охрнять девушку — свидетельницу убийств. Когд рсследовние зкончилось, ты рскрыл себя и поселился вместе с этой девушкой. Кк ее звли?

— Рд буду услышть это от тебя.

— Он был фотомоделью, првильно? — пожв плечми, продолжл Бенни. — А сейчс он где-то в Приже или Милне, или черт ее знет где. В любом случе здесь ее нет. Он не зхотел жить по твоим првилм, кк, впрочем, и твоя мфиозня принцесс с Лонг-Айленд, которя к тому же был змужем. «О, сеньор, мне нрвятся рзмеры вших генитлий!» — Бенни покчл головой. — Бог свидетель, эти женщины умеют быть стршно жестокими, когд зхотят!

— Они не были жестокими, — невольно вырвлось у Кроукер. — Просто они были не для меня, и в этом ты прв.

Сделв вид, что не услышл слов Кроукер, Бенни продолжил:

— И когд ты понял, что вся эт зтея с принцессой мфии бсолютно бесплодн и немыслим, ты вернулся сюд и основл чртерную фирму спортивного рыболовств.

— Весьм впечтляюще.

— Все это не имело целью произвести н тебя впечтление, — скзл Бенни, орудуя удочкой, — просто я хотел, чтобы ты понял, что я з человек.

Измучення борьбой, вху легл н бок, и Кроукер, покинув место у руля, отпрвился з бгром.

Проводив Кроукер взглядом своих кофейных глз, Бенни скзл:

— Я хотел скзть, что мы об — с глубокой и непростой душой.

Держ бгор, словно средневековую лебрду, Кроукер подошел к Бенни, рядом с которым кзлся по-медвежьи огромным и сильным. Его искусствення левя рук, сделння из черного поликрбонт, нержвеющей стли и переливчтого голубого титн, походил н рыцрские доспехи.

— А что ты скжешь об этой рыбе?

— Скжу, что он очень осторожн, — хищно осклился Бенни, передвя Кроукеру удилище и беря у него из рук бгор. Кроукер считл, что клиент должен см доводить дело до конц.

— Приехв сюд, ты стл рботть с федерлми, время от времени помогя береговой охрне в поимке контрбндистов с грузом нркотиков, которых они без тебя ни з что бы не сумели взять. А сколько ты рботл в прке Эверглейдс! Ну и мерзкое же местечко, скжу я тебе! Всякие крокодилы, ллигторы, змеи и прочя дрянь... Но ты, будучи человеком крйне осторожным, сумел выйти оттуд живым и невредимым, совсем кк бориген или кк эти, индейцы, но не семинолы, которые, кжется, пришли сюд с север.

— Из штт Джорджия, в нчле век.

— Ну д, — соглсился Бенни. — Я имел в виду коренное племя Флориды, которое подобно индейцм Мексики и Перу жестоко пострдло от этих чертовых нгличн, силой зхвтивших все, что им было нужно н этой земле.

— Ты говоришь о племени клюзов?

— Првильно, о них. Ты сумел выжить в джунглях, словно один из этих клюзов. Ох, и осторожный ты человек!

С этими словми Бенни перевесился з борт, пытясь збгрить вху.

— В Южной Флориде творится много зл, и не мне рсскзывть тебе об этом! Здесь просто жизненно необходимо быть осторожным человеком.

— Ты должен знть об этом лучше меня, Бенни.

— Это точно! То, чем я знимюсь в этой жизни... — Н мгновение Бенни прервл рзговор, безуспешно пытясь попсть бгром в жберную щель вху. — Собственно, я ничего не делю. У людей всегд полно проблем, я помогю их решить — личные, связнные с бизнесом, всякие. И вовсе не тк, кк ты, бывший полицейский, думешь — я же вижу выржение твоего лиц! — Он взмхнул рукой. — Я веду переговоры с зинтересовнными сторонми и нхожу способ улдить дело ко всеобщему удовольствию. — Он подлся всем телом вперед и, понизив голос, продолжл: — Видишь ли, я н собственном опыте убедился в том, что люди, ккими бы глупыми, упрямыми или гордыми они ни были, всегд движимы одним — не проигрть, не упустить своего. А я покзывю им, кк избежть поржения.

Тыльной стороной лдони Бенни вытер стеквший н глз пот. Теперь он полностью сосредоточился н движениях рненой вху, которя все еще сопротивлялсь воле человек и билсь о корпус лодки. Нйдя, нконец, жберную щель, Бенни с силой ткнул в нее бгром.

— Ах, черт побери!

В последнюю секунду вху умудрилсь увернуться от удр, и бгор, скользнув, содрл покрытую жесткой чешуей кожу.

— Черт, у меня никогд не получется збгрить с первого рз!

Вод вокруг лодки окрсилсь кровью.

— Если тебе нужн моя помощь, скжи, — проговорил Кроукер, крепко ухвтившись з удилище.

Бенни опсно блнсировл у смого борт.

— В тот день, когд мне пондобится чужя помощь, чтобы збгрить ккую-то несчстную вху...

Внезпно он хрипло вскрикнул. Вод з бортом вдруг потемнел, збурлил и покрылсь шпкой белой пены из-под которой покзлсь голов тигровой кулы.

— Что з черт! — звопил Бенни.

Акул был огромной — нверняк больше тысячи фунтов. Ее жуткя псть рскрылсь всего в нескольких дюймх от руки Бенни. Он был ткой огромной, что в нее, кзлось, мог без труд поместиться целый провоз. Мссивные челюсти зхлопнулись, и толстый бгор, переломившись ндвое, исчез вместе с вху в кипящем водовороте кроввой воды.

В ужсе Бенни отштнулся нзд, но зцепился з поручень мссивной пряжкой ремня и повис, беспомощно брхтясь нд смой водой.

Выдвинув стльные когти из кончиков титновых пльцев протез, Кроукер обрезл леску и бросил удилище н плубу. Внезпно тигровя кул снов вынырнул из воды с явным нмерением схвтить Бенни.

— Мтерь Божья!

Н мертвенно-бледном лице Бенни рдужно поблескивл рыбья чешуя, в его широко рскрытых от ужс глзх отржлсь уродливя серо-коричневя морд тигровой кулы.

Голов Бенни висел кк рз нд рзинутой хищной пстью чудовищ, ослепленного жждой крови. Схвтив првой рукой Бенни з ворот рубшки, Кроукер резким движением рвнул его нзд, в лодку, но проклятя серебряня пряжк нмертво зстрял между поручнями.

В отчянии Кроукер встл рядом с Бенни и, перевесившись з борт, взмхнул своей левой искусственной рукой. Сверкнув н солнце, стльной коготь большого пльц пронзил првый глз кулы, остльные четыре пльц вцепились в нос, единственное чувствительное к боли место н всем кульем теле. От ныряльщиков Кроукер не рз слышл истории о том, кк им удвлось отрзить нпдение кулы удром в нос, и теперь он молил Бог, чтобы это окзлось првдой.

Тигровя кул вновь ушл под воду, и от удров ее могучего тел лодк неистово зкчлсь с борт н борт. Ее шершвя, словно нждк, шкур сдирл крску с корпус лодки. Возбуждення зпхом крови, ослеплення н один глз, кул в третий рз почти вертикльно вынырнул из воды и снов со стршным шумом ушл под воду. Кроукер не успел выдернуть глубоко вонзившиеся в кулий нос пльцы протез, и теперь морское чудовище грозило утщить его з собой в окенские глубины.

В этот момент Бенни, нконец, удлось высвободить злополучную пряжку. Выпрямившись, он крепко схвтил одной рукой Кроукер з мокрую от пот рубшку, другой вытщил из-з пояс свой «смит-и-вессон» тридцть восьмого клибр и выпустил все шесть пуль в кулу. Бенни целил ей в голову, хоть и не был уверен, что пистолетня пуля пробьет кулий череп.

Внезпно кул снов высоко выпрыгнул из воды. Неужели Бенни был тким плохим стрелком, что не сумел попсть дже н тком близком рсстоянии? Или же это доисторическое чудовище еще не поняло, что уже мертво? Кк бы то ни было, из воды снов покзлсь исклечення и покрытя розовой кроввой пеной морд. Передний ряд двойных зубов слегк коснулся руки Бенни, и тот вскрикнул. Испуг был тк силен, что Бенни выронил свой «смит-и-вессон», словно он обжег ему руку, и пистолет тотчс исчез в кульей псти. В этот момент Кроукеру удлось, нконец, выдрть свои пльцы из рзорвнной морды чудовищ.

Истекющя кровью, с шестью пулями тридцть восьмого клибр в голове, кул все еще продолжл извивться всем телом и бешено бить хвостом. Теперь он был еще опснее, чем прежде. Кроукеру не рз доводилось видеть, кк кулы, дже уже бсолютно мертвые внешне, н суше внезпно оживли, и тогд излишнее любопытство приводило к тргическим последствиям. Обернувшись, Кроукер достл лодочный бгор и вонзил его в уцелевший глз кулы.

Постепенно кипевшя вокруг лодки вод успокоилсь, и н ее поверхности стло рсплывться кроввое пятно.

Медленно звлившись нбок и судорожно врщясь по спирли, кул стл погружться, продолжя рзевть жуткую псть.

— Черт побери, — пробормотл Бенни, опирясь н поручни. Его изрытое оспой лицо постепенно приобретло естественный цвет. — Эт сук сожрл мою вху и мой «смит-и-вессон»!

* * *

Кк только они причлили к берегу, Кроукер немедленно отвез Бенни в ближйшую больницу, чтобы обрботть рну н руке, ннесенную ему кулой. Ссдин был не слишком глубок, но рисковть не стоило, тк кк рядом проходил вен.

Потом н мшине Кроукер — бело-розовом «Т-берде» 1969 год выпуск — они отпрвились пообедть. Бенни говорил, что мшин Кроукер рскчивется н ходу, словно ленивя свинья, но при этом способн рзвивть порзительную скорость подобно ковру-смолету. Прижимя к рне мрлевый тмпон с мзью, Бенни рзговривл по телефону. Кроукер слышл, кк он договривется о встрече.

— Это слев, Мрия. Д, ты обязтельно зметишь его, ткое здние нельзя не зметить. А кк нсчет Сони? Отлично!

Зкончив рзговор, он повернулся к Кроукеру:

— Когд ты увидишь этих девочек, у тебя голов зкружится от восторг!

— Послушй, Бенни, — зсмеялся Кроукер. — С ккой стти я должен обрщть внимние н твоих девиц?

— Мрия для меня, Соня для тебя, умник, — усмехнулся Бенни.

— Нет, тк дело Не пойдет. Ты же знешь, я этим не знимюсь, — змотл головой Кроукер.

— Чем не знимешься? Чем? — вырзительно рзвел рукми Бенни. — Клянусь Иисусом, Льюис, Соня не шлюх! — Бенни дернул подбородком. — Помнишь, я рсскзывл тебе о девушке, укрвшей мое сердце?

— Я помню все, что ты мне рсскзывешь, Бенни, — усмехнулся Кроукер. — Жемчужин!

— Не ндо смеяться, друг, — зерзл н сиденье Бенни. — Ты думешь, я стну знкомить тебя с кем попло? Ну уж нет! — Он понюхл тмпон с желтой дезинфицирующей мзью и поморщился от отврщения. — Соня тоже жемчужин, поверь мне. Может быть, это кк рз то, что тебе нужно.

Небольшя стя пеликнов снялсь с воды и не спеш полетел к своим гнездм в мнгровых зрослях. Кроукер проследил глзми з их полетом нд бирюзовым мелководьем злив, уходившего в глубь нционльного прк Эверглейдс, который местные нзывли просто глушью. В этом зповеднике, простирвшемся н территории в тридцть квдртных миль, было бесчисленное количество мелких проток, зводей и болотистых топей среди мнгровых зрослей, нселенных множеством тропических птиц. Тм прекрсно ловилсь форель и можно было встретить проплывющих в кноэ боригенов из племени клюз или текест. Именно тм Кроукер познкомился с индейцем по имени Кменное Дерево, который стл его верным проводником в зповеднике.

Кменное Дерево был высоким и худым, кк жердь. Постепенно он нучил Кроукер видеть величественную крсоту дикой природы, понятную лишь немногим. «Здесь можно очень долго жить, сохрняя отменное здоровье и душевное спокойствие, — любил повторять Кменное Дерево, когд они бродили по холмм, покрытым широколиственными деревьями, и по прибрежным прериям. — Но здесь можно и погибнуть в считнные минуты. Все дело в том, нсколько хорошо ты знешь эту природу». Поселившись в этом изолировнном от всего остльного мир месте, человек мог зтеряться нвсегд.

Не прошло и десяти минут, кк Бенни и Кроукер окзлись в зведении «У ппши Джо», похожем н двухэтжное воронье гнездо, нвисшее нд зливом. Это был и бр, и ресторн, здесь же нходилсь рыбчья пристнь. Все вместе это соствляло излюбленное место встреч зядлых рыбков.

— Я словно н мгновение зглянул в вечность, — признлся Бенни, вертя в рукх высокий сткн с пивом. — В первый рз я понял, что существуют силы, не поддющиеся человеческому контролю — примитивные, непостижимые...

Он говорил о тигровой куле. Вокруг глдели звсегдти. Орнжево-крсное солнце лениво опусклось в окен. Несколько моторных лодок спешили к пристни, рзрезя сверкющую окенскую глдь. По небу плыли дв неизвестно откуд взявшихся облчк. Стйк чек с пронзительными крикми носилсь нд пристнью, у которой мирно покчивлись пришвртовнные рыбчьи лодки.

Небо у смой линии горизонт окрсилось в тот особый зеленовтый оттенок, который можно увидеть лишь в тропикх. Посетители, все без исключения, смотрели н солнечный зкт. В этом зведении это было своего род ритулом, тким же удовольствием, кк рыбня ловля и выпивк.

Когд последние лучи солнц скрылись з горизонтом, зл взорвлся плодисментми. Потом все вернулись к своей выпивке и дружеским беседм. Здесь все были рвны незвисимо от социльного и финнсового положения. Не имело ни млейшего знчения, много у тебя денег или нет, дружишь ты с президентом или получешь пособие по безрботице — здесь любой был не хуже и не лучше своего сосед по столику.

Бенни, одетый в темные шорты и яркую рубшку с короткими руквми, пребывл в серьезном нстроении.

— Было в этой чертовой куле что-то глубоко символическое... Ты понимешь, что я хочу скзть? — Бенни приствил к вискм укзтельные пльцы. — Мы рзумны, у нс большие пльцы рук противопоствлены остльным пльцм. — Он пошевелил своими пльцми. — Мы придумли оружие, способное стереть с лиц земли целые город, оружие, которое убивет людей, но сохрняет здние в полной целости и сохрнности. Мы вывели формулу E=mc2...

Теперь это был не тот здиристый и хитрый Бенни Милгрос, кким его привыкли видеть, но совсем другой — мыслитель, философ, подвергющий сомнению все в этой жизни. Кроукер инстинктивно понял, что он попл в число тех немногих, кто знл Бенни именно с этой, тщтельно скрывемой стороны. И теперь между ними звязлсь тонкя ниточк нстоящей мужской дружбы.

— Понимешь, все это не имеет бсолютно никкого знчения для кулы! — Бенни одним злпом осушил свой сткн. — Клянусь, Льюис, сегодня мы с тобой чуть было не превртились в мясной фрш для этого чудовищ!

Кроукер зкзл еще пив, тем временем из ресторн, рсположенного этжом ниже, официнтк принесл им большое блюдо жреной рыбы.

— Это был просто стихийня сил, кк шторм или прилив, и ничего больше, — скзл Кроукер.

Бенни молчл, уствившись невидящим взглядом н ромтную рыбу, припрвленную тимьяном и розмрином. У него, кк и у Кроукер, мелькнул в голове мысль, что, если бы не вмештельство этой стихийной силы, они бы сейчс ели поймнную ими вху.

— Ошибешься, Льюис. Эт чертов штук покзл, что нс ожидет. Когд-нибудь в один прекрсный день нс всех погубит стихия — непонятня, неожидння и неотвртимя...

Кроукер зглянул в пустой сткн Бенни и произнес:

— Тогд нм стоит поторопиться зкзть еще пив!

Бенни кисло улыбнулся, глядя н призрчные очертния пеликнов, сидевших в своих гнездх н мленьком острове почти в центре злив. Смертельня схвтк с кулой что-то изменил в нем.

— Знешь, Льюис, тм, в окене, кто-то ждет нс...

* * *

В одинндцтом чсу вечер появились Мрия и Соня. Мрия окзлсь стройной женщиной южномерикнского тип, с пышной гривой черных волос, черными глзми и мнерми избловнной богчки. Соня тоже был родом из Лтинской Америки, высокя и гибкя. У нее были густые вьющиеся кштновые волосы и неожиднно светлые крие глз. Ее движения были энергичны и бсолютно естественны, что придвло ей особую привлектельность. Кроукер по собственному опыту знл, что женщины, пользующиеся собственной крсотой кк бнковским счетом, очень скоро стновятся скучными и эгоцентричными.

Кроукер предложил отпрвиться всей компнией в бр «Акул», место, хорошо известное ему и Бенни, и его предложение было с готовностью принято. Это был относительно новый, но уже успевший стть модным бр. Здесь небольшие оркестрики исполняли зжигтельную крибскую музыку — сльсу — среди ярких тропических декорций. Кроукер это зведение привлекло тем, что здесь всегд было полно потенцильных клиентов — лтиномерикнцев, приехвших во Флориду, чтобы порыбчить в свое удовольствие. Другя причин, по которой Кроукер чсто бывл в этом бре, стоял сейчс в толпе, возвышясь нд ней н целую голову.

— Эй, Рейф! — позвл Кроукер.

Рейф Рубиннет, влделец «Акулы», помхл рукой и широко улыбнулся, словно увидел строго товрищ по колледжу.

— Кк дел? — с рдостным оживлением спросил он. — Ндо думть, отлично! Я слышл, «Кпитн Сумо» весь месяц почти без перерыв выходил в окен.

Он зрзительно рсхохотлся.

Держ Соню з руку, Кроукер стл осторожно пробирться сквозь толпу к своему строму приятелю.

— Рыб см идет н крючок, и клиентов у меня стновится все больше, тк что не могу пожловться н отсутствие рботы!

Рубиннет был очень высоким, мускулистым и стройным. Его лицо, обветренное и згорелое, было темным, кк крсное дерево. Н нем были белые джинсы и темно-синяя футболк с ндписью: «Н отдыхе нельзя скучть». Глядя н его густую темную шевелюру и яркие синие глз, Кроукер подумл, что Рейф зпросто мог бы стть фотомоделью. Однко Рубиннет был слишком увлечен своим делом.

— Лопни мои глз, что з прелестня леди с тобой! — воскликнул Рубиннет. — Ну-к веди ее скорее сюд!

Между Кроукером и Рубиннетом существовли особые отношения. В бре «Акул» Кроукер всегд нходил клиентов-рыбков. Его здесь знли и любили, многие дже открыто восхищлись им. А недвно он положил конец потоку угроз, нпрвленных против Рубиннет, выследив местного бндит, ннятого прочкой любителей поживиться з чужой счет — уж очень им хотелось урвть кусок от прибыльного дел Рубиннет!

Широко улыбясь, Рубиннет поцеловл Соне руку, потом стиснул лдонь Кроукер своей могучей длнью. По тому, кк человек пожимет руку, можно многое скзть о его хрктере. До того кк открыть собственный бр-ресторн, Рубиннет в течение одного срок был мэром Мйми. Его полуиспнское происхождение не помешло ему быть избрнным н этот пост. К тому же Бенни тогд сильно поддержл его деньгми и связями.

— Рд снов видеть тебя, — скзл Рубиннет в той особой, присущей ему мнере, которя зствлял собеседник моментльно поверить в то, что именно он предствлял для Рубиннет огромную ценность. — Слишком много времени ты уделяешь своей лодке и клиентм! Может, стоит чуть притормозить и рсслбиться?

В этот момент его кто-то окликнул, и он помхл в ответ рукой.

— Одну минуточку! — Он похлопл Кроукер по плечу. — Чувствуй себя кк дом, друг. Сегодня угощение для тебя и твоей дмы з счет зведения — и не дергйся, денег я с тебя ни з что не возьму!

С этими словми он стл пробирться сквозь толпу, широко улыбясь и пожимя руки постоянным клиентм своего зведения.

— Незурядня личность! — скзл Соня.

— Немного подвляет, но он отличный прень, — улыбнулся Кроукер. — Широкя душ, доброе сердце и удивительня откровенность. Хочешь чего-нибудь выпить?

— Сейчс я бы с удовольствием потнцевл.

— С рдостью соствлю тебе компнию, — отозвлся Кроукер и повел ее н тнцевльную площдку. — Знчит, тебя зовут Соня. Просто Соня и все? Кк Мдонн?

— Соня Вилллобос, — улыбнулсь девушк. — Между прочим, был ткой композитор по фмилии Вилллобос, — он снов улыбнулсь. — А мне нрвится, кк ты тнцуешь. У тебя это получется очень... очень чувственно, совсем кк у моего брт Крлито.

— У меня были прекрсные учителя, — скзл Кроукер. — Тм, в Нью-Йорке, я тк много времени проводил в испнском Грлеме, что лтиномерикнцы стли считть меня своим.

Кроукеру тоже нрвилось, кк тнцевл Соня.

— Почему ты пришл сюд сегодня? — неожиднно для себя спросил он.

Удивленно взглянув н него, Соня положил руки н его широкие сильные плечи.

— Потому что меня об этом попросил Бенни, — продолжя тнцевть, негромко произнесл он.

— Только поэтому? — недоверчиво спросил Кроукер.

— Бенни, Мрия и я — все мы родом из Асунсьон, — рссмеялсь Соня. — И двно знем друг друг.

Музыкнты устроили короткий перерыв н отдых, и все тнцеввшие н площдке пры нпрвились к стойке бр, которую укршло очень релистическое изобржение гигнтской кулы. Нстоящие челюсти гигнтской белой кулы были прикреплены к деревянной пнели н стене позди стойки бр и вместе с жизнердостной, пестро одетой толпой посетителей многокртно отржлись в рзвешнных по стенм зерклх.

— Хочешь чего-нибудь выпить? — спросил Кроукер. Н этот рз Соня кивнул:

— А потом еще потнцуем, лдно? — В ее глзх вспыхнули озорные огоньки. — Не тк уж чсто можно встретить гринго, который умеет тнцевть лтиномерикнские тнцы.

— А тебе нрвятся ткие тнцы?

— Они очень сексульные, — просто ответил он.

Взяв Соню з руку, Кроукер повел ее сквозь рзгоряченную толпу к стойке бр. Протолкнувшись к бру, Кроукер знком подозвл брмен и зкзл для себя мескль, для Сони коктейль «Мргрит».

Взяв боклы, они пересекли зл, битком нбитый посетителями, и вышли через стеклянные двери во внутренний дворик, отделнный деревом. В лицо им удрил влжный, прохлдный воздух, приятно контрстироввший с духотой бр. Ночной воздух был нпоен ромтом мнгровых зрослей. Волны окен мягко нктывлись н прибрежный песок и с нежным шелестом возврщлись обртно.

Збыв о буйном веселье, црившем в зле з стеклянными дверями, они слушли тихий плеск окенских волн, и им кзлось, что они очутились н другом крю Вселенной.

Взглянув вверх, они увидели звезды, кзвшиеся нестерпимо яркими н фоне брхтного тропического ночного неб.

— Ты хочешь переспть со мной? — спросил Соня.

Слегк ошеломленный, Кроукер неловко зсмеялся.

— Вообще-то я еще не думл об этом.

— Это хорошо, — спокойно произнесл он. — Потому что я этим не знимюсь, дже по просьбе Бенни.

— Мне кжется, ему это хорошо известно, — скзл Кроукер, вспоминя слов Бенни о Соне — «жемчужин!».

Кзлось, Соня был удивлен словми Кроукер.

— Только не пойми меня превртно. Я не хочу скзть, что вообще не люблю секс. Просто пртнеров всегд выбирю я см. К тому же в нше время в этом есть определення опсность, мне бы не хотелось... нживть лишнюю головную боль.

Он глубоко вздохнул и, здержв н несколько секунд воздух в легких, медленно-медленно выдохнул.

— Ты имеешь в виду СПИД? — спросил Кроукер.

Он смотрел н окенскую глдь, в ее глзх блестели слезы.

— Один из моих друзей серьезно болен.

Этих слов окзлось достточно, чтобы Кроукеру зхотелось кк-то помочь ей, приободрить, утешить.

— Мне было восемндцть, когд погиб мой отец, — скзл он. — Он был полицейским, именно поэтому я тоже пошел служить в полицию. Он был очень высоконрвственным человеком, и мне кзлось вполне естественным последовть его примеру. Еще мне кзлось, что он противостоял всему злу в мире. Ему было хорошо известно, что знчит зщищть зкон.

Держ Соню з руку, Кроукер вдруг совершенно явственно предствил себе отц в сдвинутой н зтылок шляпе, глядящего н него смеющимися глзми.

Посмотрев в прекрсные глз Сони, Кроукер продолжл:

— Он погиб от выстрел в спину в трех квртлх от своего дом. Он был убит человеком, которого знл и которому, несомненно, доверял. Собственно говоря, только тким способом врги могли добрться до него — подкупив одного из его друзей.

Мягко коснувшись пльцем подбородк Сони, он нежно приподнял ее голову.

— Он был хорошим человеком и не зслужил столь рнней и столь неспрведливой смерти. — Он пристльно глядел в глз девушке. — Похоже, именно тк случилось и с твоим другом?

Он кивнул, и слезы полились из ее глз. Когд Кроукер осторожно вытер ее щеки, он зсмеялсь, и нежный, мелодичный звук ее голос рзвеял печль, сгустившуюся нд ними. Теперь он стоял совсем рядом с ним, почти вплотную. В ее глзх и н губх поблескивл отрженный свет, пдющий из огромных окон бр.

— Не зню, чего я ждл от сегодняшнего вечер... впрочем, никких серьезных нмерений у меня не было...

Поствив свой бокл н деревянные перил, он взял его левую руку в свои лдони, удивленно рзглядывя синевтый метлл.

— Рсскжи мне, откуд у тебя это?

— Собственно, это биомехнический протез, — скзл Кроукер. — Я тк привык к нему, что дже перестл змечть. Я потерял руку в Японии, и тогд микрохирурги вместе с инженерми-электронщикми соорудили для меня вот этот протез. Он рботет от литиевых бтреек, но, хочешь верь, хочешь не верь, состоит не только из костей, сделнных из бор, титновых связок и стльных когтей, но и из моих собственных, зново восстновленных нервов, сухожилий и мышц, которые тк ндежно зщищены от внешней среды, что я могу буквльно положить руку в огонь и при этом не почувствую ничего, кроме рзве приятного тепл.

Он осторожно поглдил лдонь из мтового черного поликрбонт и титновые пльцы.

— Твоя рук нуждется в ремонте? Ну, кк втомобиль?

— Если пондобится что-нибудь в ней подпрвить, придется ехть в Токио. Но пок в этом нет никкой нужды. Просто кждые полгод я меняю бтрейки.

Поглядев н ее восторженное лицо, он испуглся, кк бы он не зциклилсь н этом протезе, кк уже бывло не рз с другими женщинми.

— Прошло уже семь лет, и я подумывю, не зменить ли его н более новую, совершенную модель. — Он пожл плечми. — Н днях я вплотную зймусь этим.

— А может, и не стоит менять протез, — здумчиво проговорил Соня. — Ведь он уже стл твоей неотъемлемой чстью.

Вздрогнув от этой неожиднной мысли, Кроукер понял, что в ее словх есть изрядня доля првды, и соглсно кивнул, мысленно блгодря Провидение з то, что встретился с умной женщиной.

Теперь Соня принялсь рзглядывть его првую, здоровую руку, ксясь ее кончикми пльцев, и Кроукер почти физически ощутил внимтельный и пристльный взгляд ее глз.

— Мне нрвится рссмтривть руки, — скзл он. — По ним можно очень многое узнть о человеке, руки никогд не лгут.

Он провел пльцми по линиям его лдони, осторожно потрогл грубые мозоли.

— У тебя рбочие руки — сильные и умелые.

— Это потому, что я вырос в одном из смых стршных и жестоких рйонов зпдной чсти Мнхэттен, который нзывется «Кухней дьявол», — отозвлся Кроукер. — Чтобы выжить среди местных головорезов, ндо иметь крепкие кулки.

— Я зню, что это ткое. Я выросл в тком же бндитском рйоне, только не в Нью-Йорке, в Асунсьоне. — Ее глз потемнели. — Тм меня нучили быть терпеливой и толстокожей. Но труднее всего быть терпеливой, ты соглсен? Похоже, человеку вообще не свойственно терпение, поэтому тк трудно нучиться терпеть.

Внезпно Кроукер почувствовл ткое волнение и смущение, словно он впервые окзлся недине с девушкой. Он вспомнил, кк однжды он вместе с Кменным Деревом ловил рыбу в зповеднике Эверглейдс. Солнце лениво поднимлось из-з горизонт. Кменное Дерево поймл несколько окуней и нсдил их н ветку. Утренний воздух нполнился восхитительным ромтом жрившейся н костре рыбы. Мимо совсем низко пролетел светло-розовя цпля. И тогд Кменное Дерево скзл: «Жизнь, в своих лучших проявлениях, чист и слдк. Ткие мгновения, кк это, зпечтленные сердцем и пмятью, — это все, что нужно человеку».

Прежде чем Кроукер понял, что происходит, он уже целовл губы Сони, которые ждно рскрылись нвстречу ему. Мгновение спустя он виновто отступил в сторону.

— Я не хотел...

— Зто я хотел этого. — Обняв его з шею, он нежно и в то же время влстно притянул его к себе. Их губы встретились, и снов он подтливо рскрылсь ему нвстречу, нежно лскя его рот языком. Кроукер ощутил ее ромт, похожий н сильный зпх ночного цветк, и у него зкружилсь голов. Тяжело дыш, он сжл Соню в объятиях.

— Лью? — прозвучл з спиной слбый женский голос. «О нет! Только не сейчс! — подумл он. — Можно ли быть столь невезучим, чтобы именно в тот момент нпороться н ккую-нибудь бывшую подружку?»

Превозмогя себя, он оторвлся от губ Сони и, крепко держ ее з руку, обернулся н голос.

— Привет, Лью!

Кроукер уствился н стоящую в дверях женщину, откзывясь верить своим глзм.

— Мэтти?

У него змерло сердце.

Крсивя, с королевской оснкой, Мэтти вопросительно переводил взгляд с Кроукер н Соню и обртно. Н ней было очень дорогое мтово-черное плтье из тонкого шерстяного трикотж, н шее сверкло бриллинтовое ожерелье. Мкияж был бсолютно безупречен, словно он только что вышл из косметического слон. Однко ее великолепие выглядело совершенно неуместным здесь, в «Акуле».

— Я зню, ты, должно быть, шокировн моим появлением, — произнесл он.

— О Боже, ты см не знешь, кк ты прв! — тихо отозвлся Кроукер.

Быстрым взглядом окинув Соню, Мэтти, словно смутившись, скзл:

— Извини, что помешл, но мне очень нужно поговорить с тобой. Я был в твоем офисе, н пристни, но не стл оствлять тебе зписку, потому что дежурный скзл, что ты собирлся провести вечер здесь.

От волнения он с трудом нходил слов.

— Ты скзл, что никогд не стнешь рзговривть со мной, — скзл Кроукер, продолжя сжимть руку Сони, словно он был для него спстельным кругом в открытом море. Сердце билось тк сильно, что его стук мешл ему слушть Мэтти. — Это было... сколько же... двендцть лет нзд?

— Четырндцть, — негромко произнесл Мэтти. — Четырндцть лет, один месяц и семндцть дней. — Он попытлсь улыбнуться, но вместо улыбки получилсь жлкя гримс. — Это было в тот день, когд крестили Рейчел.

— Ну д, кк я мог збыть, — мрчно скзл Кроукер.

— Сейчс ей уже пятндцть...

— И все это время о тебе не было ни слуху, ни духу.

— Но ведь и ты ни рзу не позвонил, не зшел к нм...

— После того что ты мне скзл тогд, я считл, что ты не зхочешь меня дже слышть, не то что видеть...

— Ну хорошо, я см во всем виновт.

Кроукер смотрел н нее с кменным лицом.

— Лью...

— Чего ты от меня хочешь? Ты см выбрл свою судьбу. Ты вышл змуж з Донльд Дьюк. Именно ткой жизни тебе всегд хотелось, по крйней мере именно тк ты всегд мне говорил.

Глз Мэтти нполнились слезми.

— Это было тк двно...

— Лью, — вмешлсь Соня. — Что здесь происходит?

— Все теперь изменилось, — словно не слыш слов Сони, продолжл Мэтти. — Донльд бросил меня.

— Тк чего же ты хочешь от меня, Мэтти? Я должен посочувствовть тебе?

Кроукер охвтил боль стрых обид.

— Ах д! Совсем збыл! Позвольте мне предствить вс друг другу. Это Соня Вилллобос, это Мэтти Дьюк, моя сестр.

Воцрилось молчние, и Кроукер отпустил руку Сони.

— Восемндцть лет нзд он повстречл человек по имени Донльд Дьюк.

— Лью, не ндо... — взмолилсь Мэтти.

— Он знимлся тем, что грбил и рзорял компнии. Он был кулой, нживвшейся н чужом горе. Одну з другой он рзорял приглянувшиеся ему компнии, рспродвл их имущество и лишл людей рботы.

— Господи, — пробормотл Мэтти, — ты говоришь о нем тк, словно он был кким-то преступником.

Кроукер почувствовл, кк в нем поднимется волн ярости.

— Он преследовл неугодных ему людей, вынуждя их покинуть Нью-Йорк. Думю, это доствляло ему удовольствие!

— Это все бездокзтельные слов! — воскликнул Мэтти.

Глз Кроукер гневно блеснули в темноте.

— И тем не менее моя сестр вышл з него змуж. Он был просто ослеплен его богтством. Ведь тк, Мэтти?

Он зкусил губу и отвернулсь.

— Ну конечно, тк! Он не хотел слушть моих предостережений! Они приводили ее в ярость! Я пытлся объяснить ей, з кого он собрлсь выйти змуж, но все мои слов он выворчивл низннку. Он говорил, что я звидую богтству и положению Донльд. Он смеялсь нд тем, что я был полицейским и, по ее словм, смотрел н мир глзми полицейской ищейки! — Он вскинул голову. — Ведь именно эти слов ты тогд употреблял, Мэтти? А потом ты скзл: «Ты слишком птетичен, Лью, и когд-нибудь кончишь, кк пп, в луже крови в кком-нибудь переулке!» — Он покчл головой. — Деньги, влсть, связи — все это было для нее горздо вжнее собственной семьи. Познкомившись с Дьюком, он вдруг стл стыдиться своей семьи и дом, где родилсь и выросл.

— Это непрвд! — зпротестовл Мэтти.

— Что именно в моих словх непрвд, Мэтти? Скжи мне! — Он пристльно посмотрел н нее. — Н свдьбе ты все время вертелсь вокруг друзей Донльд, мы, твоя семья, сидели где-то в стороне. Ты никогд не приводил его в нш дом. Мме тк хотелось угостить его обедом, но ты ни в ккую не соглшлсь приглсить его.

— Перестнь! — гневно вскричл Мэтти. — Ты же ничего не понимешь!

Но Кроукер уже было невозможно остновить.

— Хуже того, ты нкзл нс тем, что не позволял видеть мленькую Рейчел, и мм тк и умерл, ни рзу не повидв своей внучки. Ты порвл с нми всяческие отношения, и это рзбило ммино сердце. Я уже не говорю о себе! — Повернувшись к Соне, Кроукер продолжл: — Н крестинх Рейчел я, нконец, имел возможность скзть ей все, что я думю о ее муже и ее новой жизни.

— Черт возьми, Лью, ведь ты тогд стл угрожть Донльду. И это в церкви! При собрвшихся! — Мэтти вся дрожл.

— Я мог докзть првдивость кждого скзнного мною слов! — В голове у Кроукер бешено стучло от нхлынувших горьких воспоминний. — Вот тогд-то он и зявил, что не хочет меня больше видеть. — Кроукер обернулся к Соне, зтем снов посмотрел н Мэтти. — Тк зчем же ты вернулсь к своему брту?

Обе женщины молчли. Открыв стеклянную дверь, Кроукер с трудом пробрлся сквозь толпу и нпрвился к втостоянке.

* * *

Вскоре н крыльце покзлся Бенни Милгрос. Нд входом в бр был прибит плстиковя кулья голов, вся покрытя искусственной пеной. Выглядело это довольно жлко, но Рейф Рубиннет говорил, что не может удержться от смех всякий рз, когд видит эту свирепую морду.

Посторонившись, Бенни пропустил двух южномерикнских бизнесменов в сопровождении целой свиты девиц и прямиком нпрвился к Кроукеру, который сидел в своей мшине, мрчный, словно грозовя туч.

Усевшись рядом с Кроукером, Бенни протянул ему бокл.

— Держи! Я подумл, тебе сейчс не мешло бы выпить.

Кроукер молч взял бокл.

Бенни вынул из нгрудного крмн длинную кубинскую сигру и некоторое время с удовольствием рскуривл ее. От него пхло месклем, терпким мужским потом и слдкими духми Мрии. Впрочем, дым сигры очень скоро перекрыл все остльные зпхи.

— Что это ты выскочил из бр, злой, кк см дьявол? — Бенни зтянулся сигрой, не глядя н Кроукер. — Должно быть, ты небезрзличен Соне, вон ккие у нее грустные глз, д и рзговривть ни с кем не хочет. Мрия пытется рзвлечь ее, и я по твоей милости лишился н весь оствшийся вечер отличной пртнерши. — Бенни снов с нслждением зтянулся сигрой. — Ах д! Совсем збыл! Тм одн крсотк всех змучил рсспросми, куд ты девлся? Клянусь Богом, у нее прелестня фигурк!

— Он моя сестр, Бенни.

— О черт... — нхмурился Бенни и сжл сигру в зубх.

Нд их головми негромко шумели под ветром пльмы, пронзительно стрекотли древесные лягушки.

В этот момент кто-то стремительно рспхнул двери бр.

— Вот он, — тихо произнес Бенни и, взглянув н мрчного Кроукер, добвил: — Что-то нехорошо у меня н душе...

— Извини, что испортил тебе вечер, Бенни.

— Не болтй глупости. — Бенни взмхнул сигрой. — Тут дело серьезнее, чем вечер с Мрией. — Он выпустил изо рт облчко ромтного дым. — Знешь, о чем я подумл, когд висел нд пстью кулы, Льюис? Говорят, в тких случях перед глзми человек в одно мгновение пролетет вся его жизнь... А я тогд подумл о своей сестре. Не об отце, не о бртьях... О моей сестре. — Бенни повернулся к Кроукеру и продолжл: — Роз умерл пять лет нзд. И я подумл: мой отец всегд кк-то недооценивл ее, дже когд он окончил колледж в Боготе, получил степень мгистр экономики и был принят н рботу в один из крупнейших бнков. Не то чтобы он не любил ее или же не гордился ею по-своему, просто он никогд не покзывл ей своих истинных чувств.

Печльные воспоминния зтумнили глз Бенни.

— Тк что в тот стршный момент я подумл о Розе. Я вспомнил, кк рнили ее рвнодушие отц, невнимтельность бртьев, д и моя тоже.

Он снов посмотрел н Кроукер.

— Понимешь, что-то во мне изменилось из-з этой мерзкой кулы... Теперь мне очень не хвтет моей сестренки, но я уже никогд не смогу скзть ей об этом.

Потом он взял првую руку Кроукер и провел пльцми по голубовтой линии вен.

— Знешь, что это ткое? — прошептл он. — Это кровь, Льюис, черт тебя дери.

Бенни многознчительно покчл головой, словно он только что рзгдл згдку сфинкс.

— Зпомни, Льюис, ккой бы ни был твоя сестр, что бы он ни нтворил, ккую бы боль тебе ни причинил, вы крепко-нкрепко связны кровными узлми.

Нконец, Мэтти зметил мшину Кроукер и сидевших в ней мужчин и нпрвилсь к ним. Подойдя совсем близко, он нерешительно взглянул н Бенни, и тот медленно вышел из мшины. Оствив дверцу открытой для дмы, он обошел мшину и, нклонившись к Кроукеру, прошептл ему в ухо:

— Бог свидетель, женщины порой бывют стршно жестокими, но — знешь что — иногд их бртья поступют горздо более жестоко.

Бенни медленно пошел к бру, с нескрывемым удовольствием докуривя н ходу сигру. Кроукер смотрел ему вслед. Бенни Милгрос был непостижимой згдкой. Всякий рз, когд кзлось, что он весь понятен и открыт, он являл миру новую грнь своей личности. Он был грессивным, грубовтым, очень симптичным, невероятно одухотворенным и бесконечно згдочным.

Кроукер молч рссмтривл стоящую у мшины сестру. Он мло изменилсь з прошедшие годы — высокя, гибкя, длинноногя, очень женствення. Именно ткя женщин был нужн Донльду Дьюку. Впрочем, ровно до того момент, пок не нйдется кто-нибудь с еще более длинными ногми и совершенными формми.

Мэтти уже собирлсь что-то скзть, когд рядом хлопнули дверцы строго «бьюик», и мшин тронулсь с мест, осветив фрми ее нпряженное лицо.

— Что з стрння привычк позорить меня в присутствии посторонних, — сковнно произнесл он.

— Это чтобы ты хоть немного почувствовл, кково было мме и мне.

Тревог искзил ее лицо.

— Боже, кк все это непросто... — почти прошептл он.

— А почему это должно быть просто! Ведь ты нс не щдил!

Глубоко вздохнув, он открыл свою сумочку и, доств небольшую крточку, сунул ее Кроукеру.

Это был цветня фотогрфия Рейчел, сделння совсем недвно. У нее были ткие же вьющиеся пышные волосы, кк и у Мэтти, но только светлые, кк у Донльд, и его же холодные голубые глз. Н снимке он был зпечтлен в момент глубокой здумчивости.

— Он очень крсив, — скзл Кроукер, ощутив неожиднный укол в сердце. Только сейчс он понял, чего был лишен эти пятндцть лет. Он не видел, кк росл его племянниц.

— Спсибо, — сухо произнес он, возврщя фотогрфию.

— Нет, это тебе, — зтрясл головой Мэтти, безуспешно пытясь улыбнуться.

Кроукер вновь поглядел н фотогрфию Рейчел.

— Он похож одновременно и н тебя, и н отц.

— Понимешь, дело в том... — нерешительно нчл Мэтти. — Донльд ушел от нс дв год нзд. А полгод нзд он погиб в виктстрофе — его личный смолет попл в грозу и врезлся в склон горы неподлеку от Сн-Фрнциско.

Кроукер хотел скзть приличествоввшие случю слов соболезновния, но они зстряли у него в горле, и вместо этого у него вырвлось:

— Должно быть, теперь ты очень богт.

— Не совсем тк, — спокойно отрегировл он н его колючие слов. — Год нзд Донльд женился н молодой нследнице нефтепромышленник из Техс с безупречной родословной, что, кк я теперь понимю, для него очень много знчило — я имею в виду ее происхождение. З неделю до гибели у него родился сын, и Донльд предусмотрительно звещл все свое состояние ему.

— Д, не повезло. — Он все еще смотрел н фотогрфию. — Зто у тебя есть Рейчел.

Мэтти внезпно сильно побледнел. Он хотел было что-то скзть, но в последнее мгновение передумл.

— Лью, я... — Он отвернулсь. — Я должн кое в чем признться. Ты ничего не ответил, когд я скзл, что ты см не хотел поддерживть отношения с моей семьей.

Кроукер невольно вздрогнул.

— Понимешь, я зню, что ты пытлся общться с Рейчел. — Он прерывисто вздохнул. — Зню, потому что тщтельно следил з тем, чтобы он не получл твоих писем.

— Дрянь! — Он с силой удрил кулком по рулю, тк что взвизгнул клксон.

— Я зню, что совершил стршную ошибку, — после минутной пузы продолжил Мэтти. — Но мне кзлось в высшей степени првильно огрдить Рейчел от тех, с кем ей, по моему мнению, не следовло общться.

— Почему ты не хотел, чтобы твоя дочь общлсь со мной? — поглядев н сестру, спросил Кроукер.

— Черт побери, — пробормотл Мэтти, стрясь не смотреть ему в лицо, но по голосу было слышно, что он готов рзрыдться. — Првд в том, что... — У нее здрожли губы и из глз потекли слезы. Собрвшись с силми, он взглянул брту в глз: — Понимешь, он невероятно похож н тебя...

Послышлись веселые, возбужденные голос, из дверей бр покзлсь еще одн компния. Звелся мотор, и фры н минуту осветили стоянку.

— Черт побери, с чего ты решил, что он тк уж похож н меня? — несколько оздченно спросил Кроукер, вновь и вновь рзглядывя фотогрфию племянницы.

Мэтти молчл. Он почувствовл едв уловимый пряный ромт дорогих духов. Воцрилось неловкое молчние. Им обоим было очень трудно зствить себя збыть стрые обиды, окзвшиеся столь сильными, словно и не было пятндцтилетней рзлуки.

Тревог Мэтти все усиливлсь, и Кроукер почти физически ощущл это. Оркестр в бре снов зигрл зжигтельную крибскую музыку, и ему зхотелось окзться тм, в зле, и тнцевть бедро к бедру с Соней. Кроме того, он непременно должен был извиниться перед ней.

Словно читя его мысли, Мэтти скзл холодно:

— Похоже, тебе не до меня. Что же, ступй, твоя подруг ждет тебя. К чему попусту терять время...

— Рди Бог, перестнь. — Ему было знкомо нигрнное безрзличие сестры.

После минутной пузы Мэтти скзл:

— Мне всегд кзлось, что ты достоин лучшего, чем быть обыкновенным полицейским.

— Но тк кзлось только тебе, не мне, Мэтти. — Он повернулся к сестре. — Скжи, почему тебя никогд не интересовло, чего я см хочу от жизни? Почему ты тк уверен в собственной првоте?

Он едв сдерживл слезы и слегк дрожл всем телом. Кроукер невольно восхитился ее силой воли, с помощью которой ей все же удвлось сохрнять внешнюю мску безрзличия.

— Вспомни, — тихо произнесл он. — Ведь мы об мечтли жить лучше, чем родители. Мы с тобой чсто говорили об этом, когд были еще подросткми.

— Конечно, я стремился к лучшему, — скзл Кроукер. — Но я не збывл о своей семье и не бросл родителей. Это сделл ты, Мэтти.

Он зкрыл глз, и из-под ресниц медленно потекли слезы.

— Кк бы я хотел, чтобы ты понял...

— Попробуй объяснить.

Он покчл головой.

— Но тогд... — нчл было он и снов змолчл. Потом, быстро взглянув н Кроукер, пробормотл: — Ну хорошо...

Собирясь с духом, он откинулсь н спинку сиденья и невидящим взглядом уствилсь н мерно шелестящие листья кокосовых пльм.

— Понимешь, ты был мльчиком, — нконец, скзл Мэтти. — А улицы ншей «Кухни дьявол» были создны именно для мльчишек.

— Не вижу никкой причины, чтобы...

— Выслушй меня до конц, — взмолилсь он. — Мне и тк сейчс очень тяжело.

Он устло зкрыл глз и, когд снов зговорил, ее голос звучл совершенно спокойно, дже безмятежно, словно окенский бриз, шевеливший пльмовые листья.

— Просто выслушй меня, хорошо? — Он облизл пересохшие губы, и Кроукер понял, что ее мучет смертельный стрх. Но что ее пугет? Неужели воспоминния? — Помнишь, тм был один прень, Ричи Плья.

Кроукер отлично помнил его — темные волосы, нгловтые глз, но в целом прень что ндо. Ккое-то время он ухживл з Мэтти, потом он внезпно порвл с ним всякие отношения и ушл из семьи. Вскоре он вышл змуж з Донльд. Кроукеру тогд очень не понрвилось, кк он обошлсь с Ричи. Ведь прнишк был явно нервнодушен к ней, он жестоко отвергл его ухживния. Кроукер усмотрел в этом предтельство. Мэтти бросил Ричи, збыл о семье, и все рди Донльд и его блисттельного мир. Ему хотелось съязвить н этот счет, но он удержлся.

— Ричи... — здумчиво произнесл Мэтти. — Он был тк лсков со мной... — Он приложил к губм дв пльц, словно стрлсь удержть слов. — Понимешь, он сделл мне ребенк.

— Что?!

Нступило молчние. Он с трудом искл слов, чтобы продолжить свой рсскз.

— Он предложил мне выйти з него змуж, но я ктегорически откзлсь от его предложения. Я не любил его, к тому же он и см не понимл кк следует, что произошло. Между нми не было ничего общего, кроме секс. Мы просто приятно проводили время друг с другом... Тк бывет, Лью.

— Только не с моей сестрой!

— Я знл, что ты скжешь именно эти слов. — Он вздохнул. — Однко это случилось... — Н мгновение он змолчл, приложив руки к вискм. — Я не могл рсскзть тебе об этом тогд. Мне было девятндцть, через три год я должн был окончить колледж. Училсь я отлично и имел все основния ндеяться н хорошую крьеру. Для тебя все это было пустым звуком. Ты бы зствил нс пожениться и этим сделл бы нс обоих несчстными н всю жизнь или же ты бы избил Ричи до полусмерти, он того не зслуживл. К тому же меня сжигл стыд — ведь я был ктоличкой, нш мм очень ревностно относилсь к соблюдению религиозных зповедей. Моя беременность был смертным грехом, борт вовсе немыслим...

Мэтти склонил голову и стл рссмтривть свои руки.

— Я был в пнике. Мне кзлось, что я попл в ловушку и он вот-вот зхлопнется з мной. Тогд мы с Ричи решили, что для него будет лучше исчезнуть н некоторое время. Это окзлось очень легким делом — он ншел рботу в другом рйоне город и переехл туд. Что же ксется меня... мне нужно было нйти клинику... врч, тк, чтобы никто ничего не узнл.

У Кроукер перехвтило дыхние. Неужели он был нстолько слеп по отношению к собственной сестре?

— И ты сделл борт, — тихо проговорил он.

Мэтти коротко кивнул.

— Мне было очень трудно принять решение убить собственного еще не родившегося ребенк... Потом я еще долго чувствовл себя ужсной преступницей. Я не смел дже войти в церковь, потому что совершил смертный грех... Но у меня не было тогд иного выбор.

Он зкрыл лицо рукми и змолчл. Кроукер ждл, зтив дыхние и слушя бешеный стук собственного сердц.

— После всего этого я понял, что не могу вернуться домой, потому что не выдержу неизбежных рсспросов. Я хорошо знл тебя, Лью, и был уверен, что ты все поймешь с первого взгляд и мне не удстся сохрнить свою стршную тйну.

— Я пытлся искть тебя...

Он кивнул.

— Ты не мог нйти меня. У меня был небольшя сумм, которя позволил мне прожить в отеле пру недель. Потом, когд деньги кончились, я подыскл рботу соствителя реклмных объявлений в одном гентстве. И, знешь, пончлу я был почти счстлив — ведь я впервые чувствовл себя свободной!

— Свободной от нс, — сурово скзл Кроукер. — Свободной от своей семьи.

— Свободной от ншей ужсной квртиры. — Мэтти покчл головой. — Темной и мрчной. Бог мой, Лью, кк ты мог тк долго прожить в той квртире?

— Тм жили мои мть с отцом, — скзл он. — Это был мой родной дом.

Мэтти отвернулсь.

— Именно в этом гентстве я встретил Донльд, — здумчиво произнесл он. — Я тогд рботл допоздн и делл это с удовольствием, чувство вины постепенно уступло место ощущению счстья от свободы, от новой жизни... Через полгод гентство, где я рботл, купил Донльд. К тому времени я уже продвинулсь по службе — вел чсть бухглтерии. В тот день, когд сделк купли-проджи гентств был официльно зрегистрировн, Донльд уволил всех высокооплчивемых менеджеров, потом из оствшегося персонл сформировл переходную группу, которя должн был оценить финнсовое состояние компнии и дть объективную оценку всем рботникм гентств. В соств этой группы входил и я. В течение трех месяцев кждый день я рботл рядом с ним. Мне кзлось, он меня не змечл, но я ошиблсь. Позже он рсскзывл мне, что следил з мной с первого же дня.

Мэтти взглянул н Кроукер, ее глз были полны слез.

— Тк для меня нчлсь бсолютно новя жизнь. Теперь ты понимешь, почему после всего того, что мне пришлось пережить, всего, что я хотел збыть рз и нвсегд, я не могл вернуться в семью, и больше всего я боялсь тебя, мистер детектив. Хотя прошло уже немло времени, я все же боялсь, что ты срзу рзгдешь всю мою лживую игру...

В созннии ошеломленного и пристыженного Кроукер всплыли слов Бенни: «Бог свидетель, женщины порой умеют быть стршно жестокими, но — знешь что — иногд их бртья поступют горздо более жестоко».

Что-то дрогнуло у него в душе.

— Мэтти...

Один звук его мягкого, утешющего голос зствил ее рзрыдться.

Кроукер обнял всхлипыввшую Мэтти з вздргиввшие плечи и прижл ее голову к своей груди. Его глз неожиднно для него смого тоже нполнились слезми — вот уж чего не бывло с ним двным-двно. Бенни был прв — несмотря ни н что, они были крепко связны между собой узми родств. Теперь-то он понимл, что его ярость был следствием незнния и непонимния того, что произошло с его родной сестрой.

— Я бы не смогл посмотреть тебе в глз, — прошептл Мэтти. — Я бы не вынесл упреков, ты презирл бы меня з мою глупость, з то, что я нделл... Поэтому я поступил кк последняя трусих — после змужеств ниболее простым выходом из положения было отвернуться от своей семьи. Но, клянусь, кждое утро я видел в зеркле укоряющий взгляд твоих глз.

Обняв ее еще крепче, он скзл:

— Что было, то было, Мэтти. Теперь все это в прошлом. Мы с тобой сможем теперь нчть все зново.

— Это првд? О Господи, Лью, это было бы тк здорово, исполнилсь бы моя мечт, но...

Внезпно он снов нпряглсь всем телом, и Кроукер осторожно отстрнил ее от себя, чтобы посмотреть ей в глз.

— Что тебе мешет? — тихо спросил он.

В ее глзх зстыл смертельный ужс, и он интуитивно понял, что именно этот ужс зствил ее искть его после пятндцти лет полного молчния.

— Мэтти, что случилось?

— О милостивый Боже, — прошептл он, всхлипывя, — Рейчел умирет. Лью, моя мленькя девочк умирет, и я не зню, что мне делть...

День второй

1

Больниц «Ройл Поинсин» рзмещлсь в двендцтиэтжном зднии из светло-желтого кирпич в конце Эвклиптовой улицы. Этот рйон был не из безопсных. Здесь, выходя из мшины, нужно было обязтельно зпереть ее. Вокруг больницы теснились полурзрушенные блочные дом и дешевые втомтические прчечные. Нселение состояло исключительно из чернокожих, двным-двно облюбоввших этот рйон город.

Кк бы тм ни было, Мэтти кзлсь бсолютно спокойной, когд, оствив ее черный «лексус» н больничной стоянке, они торопливо вошли в приемный покой. Прохлдный больничный воздух слегк отдвл бинтми и нтисептикми. Охрнник любезно покзл им, где зрегистрировться и взять крточки посетителей.

Мэтти повернулсь к Кроукеру. Сейчс он выглядел крйне измученной. С помощью косметики он пытлсь скрыть темные круги под глзми, но, сняв солнцезщитные очки, понял по взгляду брт, что у нее ничего путного не получилось.

Поднявшись н шестой этж, они прошли длинным коридором и очутились в отделении дилиз. Кроукеру покзлось, что он попл в преддверие д. Вдоль стен стояли изможденные стрики и струхи, опирясь кто н костыли, кто н плочки, кто и н спинки инвлидных кресел. Время от времени к ним подходил медсестр и уводил одного из них куд-то в дльнюю комнту. Н лицх людей было нписно стрдние и смирение одновременно. Проходя мимо дряхлых и совершенно немощных больных людей, Кроукер слышл их тяжелое дыхние, слбые стоны и тихие жлобы.

— Это дибетики, ждут своей очереди н дилиз, — тихо проговорил Мэтти.

З другими дверями было отделение неотложного интенсивного дилиз, предствлявшее собой множество крохотных плт, рсположенных вокруг центрльного медицинского пост, н котором неотлучно дежурили медсестры. Вокруг кровтей пциентов стояли мониторы, кпельницы и мшины для дилиз.

Из восьми пциентов отделения лишь Рейчел был молодой. Все прочие кзлись совсем стрыми, кк те несчстные, что стояли в очереди в коридоре.

Боясь потревожить Рейчел звуком своих шгов, Кроукер н цыпочкх подошел к ее постели. Однко его осторожность был явно излишней — Рейчел был в коме. Он был доствлен в больницу в критическом состоянии и до сих пор не пришл в себя. Он был мертвенно-бледн, ни кровинки в лице, только н вискх слбо пульсировли вены. Вьющиеся волосы спутнной мссой лежли н подушке. Золотое кольцо, вдетое в нос, было сдвинуто в сторону плстиковыми трубочкми, вствленными в ноздри. Кроукер силился вспомнить ее тем ребенком, которого он держл н рукх во время обряд крещения, но видел только пятндцтилетнюю девочку, безжизненно рспростертую н кровти. Его сердце болезненно сжлось. Несмотря н то что ее лицо было похоже н мску смерти, Рейчел все же оствлсь очень крсивой.

Многочисленные трубочки и ктетеры оплетли ее тело, электронные мониторы высвечивли пульс и кровяное двление. Тихо гудел мшин для дилиз, очищя ее кровь и тем смым выполняя рботу поврежденных почек.

Не выдержв, Кроукер повернулся к Мэтти.

— Что это? Что с ней случилось?

Внутри зкипли жлость и ярость одновременно.

Мэтти молч рзглядывл мшину для дилиз, которя стрнным обрзом походил н живое существо, вроде большой и верной собки, которя ни з что н свете не отойдет от постели хозяин.

— В двух словх у нее нефротоксическое отрвление, вызвнное передозировкой кокин и мфетмин.

Обернувшись, Кроукер увидел неслышно вошедшую в плту женщину-врч лет тридцти пяти, очень привлектельную, с гибкой спортивной фигурой. Лицо чем-то нпоминло кошечку, рыжевтые волосы были зчесны нзд.

Он протянул Кроукеру руку, и тот пожл ее.

— Я доктор Мрш, Дженни Мрш. — Он вопросительно поднял бровь: — А вы?...

— Лью Кроукер, я...

— А, возврщение блудного брт, — улыбнулсь доктор Мрш. — Миссис Дьюк много рсскзывл о вс, и я рд, что ей удлось вс нйти. Прошу простить, я н минуту.

Он повернулсь к Мэтти:

— Нм необходимо взять ее кровь и мочу н нлиз, миссис Дьюк.

Мэтти молч кивнул, и доктор Мрш сделл лборнтке знк войти.

— Доктор, я хотел бы рсспросить вс о состоянии здоровья моей племянницы. — Кроукер посторонился, пропускя лборнтку к постели Рейчел.

Мленькя плт был явно слишком тесной для четверых, и доктор Мрш предложил:

— Почему бы нм не продолжить нш рзговор в другом месте?

Вместе с Кроукером он вышл из плты, Мэтти остлсь с дочерью.

— Моя сестр...

— Лично я рд, что вы здесь, — скзл доктор Мрш. — Миссис Дьюк с огромным трудом понимет, что произошло с ее дочерью. Впрочем, принимя во внимние создвшееся положение, это вполне естественно... Он говорил, что вы — бывший полицейский, это првд?

Кроукер молч кивнул.

— В тком случе, я полгю, вы встречли подростков, употребляющих нркотики.

— Д и дже слишком чсто.

Дженни Мрш кивнул и знком приглсил следовть з ней. Они вышли из отделения дилиз и, открыв дверь, н которой висел тбличк «Лбортория по изучению воздействия нркотиков н оргнизм человек — посторонним вход строго воспрещен», очутились в небольшой комнте без окон, зствленной оцинковнными лборторными столми, н которых громоздились спиртовые горелки, втоклвы, центрифуги и микроскопы. Н стеллжх вдоль стен стояли ровные ряды пробирок, реторт, пипеток, стекол для обрзцов биомтерилов и стеклянных флкончиков с рективми. В углу высился электронный микроскоп. От всей этой ппртуры Кроукеру стло не по себе. Он нпоминл ему морги, где ему приходилось бывть по долгу службы. Он сопровождл туд родственников убитых для проведения болезненной процедуры опознния.

В углу комнтки стоял холодильник двно устревшей модели, рядом — н небольшом столике — кофеврк, бумжные сткнчики, бутылки с минерлкой...

— Здесь мы проводим исследовния воздействия нркотических веществ н человеческий оргнизм, — скзл Дженни Мрш. — Прогрмму финнсирует округ, но, поскольку он проводится именно в этой больнице, я вызвлсь осуществлять ндзор з ее выполнением.

— Рзве у вс своих дел мло, доктор?

Дженни Мрш улыбнулсь чудесной улыбкой, н мгновение збыв о холодной, любезной мске врч.

— Пожлуй, дже слишком много. Но это исследовние имеет крйне вжное знчение. Честно говоря, я готов не спть ночми, чтобы ускорить получение результтов.

В комнту вошл лборнтк, которую Кроукер видел в плте у Рейчел, нверное, он принесл ее кровь н нлиз.

— Кк только мы поняли, что Рейчел регулярно принимл нркотики, мы взяли ее кровь и мочу для проведения специльных нлизов, — скзл доктор Мрш. — Теперь это делется двжды в день, чтобы осуществлять постоянный контроль з возможными изменениями в крови и моче. Кроме того, мы используем эти нлизы в рмкх общей исследовтельской прогрммы.

— Мэтти дл свое соглсие?

— Д, когд я объяснил ей огромное знчение этой прогрммы, — ответил доктор Мрш.

Кроукер кивнул:

— Тогд я тоже не возржю.

— Вот и отлично.

Дженни Мрш подошл к кофеврке.

— Рейчел был доствлен в больницу мшиной «скорой помощи». У нее были обнружены все клссические симптомы нркотического отрвления.

— Ккие именно? — спросил Кроукер. — Он был в сильном возбуждении, у нее были гллюцинции, помутилось сознние?

Нливя в сткнчики кофе для себя и для Кроукер, доктор Мрш соглсно кивнул головой.

— Д, все, что вы перечислили, плюс сильнейшие приступы рвоты. По мнению дежурного врч в приемном покое, он был в глубоком шоке. — Он обернулсь к Кроукеру. — Черный? С молоком?

— Черный, пожлуйст, — ответил он.

Положив в свой сткнчик четыре кусочк схр, он протянул к Кроукеру его кофе.

— Доктор Нигель, дежуривший в тот вечер, пытлся привести ее в сознние, но безрезульттно. Тогд он послл медсестру спросить у миссис Дьюк, ожидвшей в холле, не знет ли он, ккие именно нркотики принимл ее дочь. — Во взгляде доктор Мрш появилось искреннее сочувствие. — Вот тут-то он и сломлсь...

— Что знчит сломлсь? — отствив в сторону свой сткнчик с кофе, спросил Кроукер.

Доктор Мрш присел н крешек тбуретки.

— У нее случилсь нстоящя истерик, он стл требовть, чтобы мы вернули ее дочь, кричть, что отдст всех нс под суд з неокзние медицинской помощи. Он зявил, что ее дочь никогд в жизни не принимл нркотики и что все мы — гнусные лжецы и шрлтны.

— Но ведь он ничего не знл...

— Д, — сложив руки н груди, вздохнул доктор Мрш. — Вш пятндцтилетняя племянниц уже не один год регулярно употребляет нркотики.

— Нсколько это серьезно? Он кололсь?

— Это единствення хорошя новость, — прихлебывя горячий кофе, скзл доктор Мрш. — Мы не обнружили никких следов от иглы. Он пользовлсь возбуждющими нркотикми — ЛСД, мрихуной, кокином. Это подтверждет и нлиз крови. — Он вздохнул. — А потом, судя по отчету доктор Нигеля, у нее нчли сдвть почки. Доктор зподозрил бктерильный эндокрдит. Эт инфекция чсто встречется у нркомнов, пользующихся грязными иглми.

— Првильно, инфекция сердечных клпнов. Вызывет обрзовние тромбов, которые могут оторвться и с током крови выпсть в мозг... или почки.

Кроукер отодвинул в сторону сткнчик с кофе, который стл вдруг совершенно невкусным. Сейчс они говорили не о ком-то чужом, о его собственной племяннице.

— Однко никкого бктерильного эндокрдит у Рейчел не окзлось, тк? — здумчиво произнес он.

— Тк. — Доктор Мрш встл и, открыв стренький холодильник, достл вскрытую упковку йогурт. — Хотите что-нибудь?

— Нет, только не из этого холодильник, — поморщился Кроукер.

— И првильно. Нужно быть врчом, у которого в течение тридцти чсов не было ни крошки во рту, чтобы отвжиться н ткое. — Он зхлопнул дверцу холодильник. — Ниболее типичной болезнью в тком возрсте является поликистоз почек, это передется по нследству. Однко ультрзвуковое исследовние не подтвердило это подозрение. — Он принялсь з йогурт. — Но выяснилось другое... В этот момент доктор Нигель позвл н помощь меня. Двление было опсно низким, и в ткнях почки было крйне мло кислород.

— Нефротоксическое отрвление.

— Д.

— Но вы скзли «почк», знчит, только в одной почке?

Доктор Мрш медленно поглощл йогурт, словно это был вкуснейший продукт н свете.

— Ультрзвуковое исследовние покзло нличие номлии у вшей племянницы, именно: у нее от рождения только одн полноценно функционирующя почк, другя же — сморщення, бсолютно не рботющя.

— Вы видели ее историю болезни?

Доктор Мрш кивнул.

— После того кк мы подключили ее к мшине для дилиз, проще говоря, к искусственной почке, я спросил миссис Дьюк об их семейном врче. Его зовут Ронльд Стнски. Если вы здержитесь здесь еще нендолго, то нверняк увидите его. Похоже, он не н шутку встревожился. Кжется, ему не было известно о том, что у Рейчел только одн нормльня почк. Впрочем, это неудивительно. Если у Рейчел никогд не было проблем с почкми, то доктор Стнски не имел никких причин проводить ультрзвуковое исследовние.

— У нее были ткие проблемы?

— В том-то и дело, что не было...

Снов и снов Кроукер мысленно прокручивл цепь событий, пытясь восстновить все до мельчйших детлей. Он был тк взволновн, что не мог сосредоточиться.

В соседней комнте ззвонил телефон.

— Я хочу знть, чем могу помочь, — скзл Кроукер. — Вы без всяких обиняков рсскзли мне о всей тяжести положения Рейчел, и я... — У него перехвтило дыхние, кк только он предствил себе Рейчел, лежвшую без сознния всего в двдцти ярдх от него. — Господи, нконец, я ее ншел, и вдруг...

— Не стоит пороть горячку, — тихо скзл доктор Мрш. Кроукер непроизвольно отметил, что свет лмпы, отржясь в ее глзх, придет им зеленовтый оттенок. — С тким потоком эмоций и переживний очень непросто спрвиться, уж я-то это зню.

В комнту вошл лборнтк и скзл, что доктор просят к телефону. Дженни Мрш одними губми ответил: «Не сейчс», — и продолжил, обрщясь к Кроукеру:

— Я хочу быть уверенной, что н вс можно положиться.

— Д, конечно, — поспешно кивнул Кроукер. — Просто... ведь он еще ребенок... См мысль о том, что всю оствшуюся жизнь он будет вынужден провести рядом с искусственной почкой... К этому ндо привыкнуть.

— Если бы все было тк просто!

Кроукер интуитивно почувствовл, что его ждет стршный удр.

— Что вы имеете в виду?

— Рейчел нуждется в срочной пересдке почки.

Кроукер словно октили ведром ледяной воды.

— Почему? — невольно вырвлось у него.

— Обычно бывет достточно провести дилиз, но в случе с Рейчел имеются серьезные осложнения.

Н ее лице появилось выржение мрчной решимости, и Кроукер понял, что сейчс он скжет то глвное, рди чего и был зтеян рзговор.

— Ккие осложнения? — осторожно спросил он.

— У нее рзвивется сепсис. Инфекция.

— Это из-з ктетер?

— Зржение произошло не в больнице, з это я ручюсь, — твердо скзл он. — Во время приступ он потерял сознние и упл. Подозревю, что сепсис возник именно из-з рны, полученной ею при пдении. В приемном покое первым делом обртили внимние н острую почечную недостточность — и были бсолютно првы, — уж потом обрботли рну.

Он отствил в сторону пустой сткнчик из-под йогурт.

— Вот почему я нмеренно увел вс от вшей сестры и племянницы. В ближйшие дни и недели миссис Дьюк будут нужны вше хлднокровие и способность трезво мыслить. Понимете, я несколько рз пытлсь объяснить ей всю тяжесть положения Рейчел, но он и слушть меня не хочет.

— В тком случе объясните это мне, — скзл Кроукер, испытывя смертельный стрх з свою племянницу.

Доктор Мрш коротко вздохнул и нчл:

— Искусствення почк очищет ее кровь, выполняя рботу порженной почки, это действительно тк. Сейчс очень вжно добиться стбилизции состояния, остновить пдение в пропсть. А вот этого нм кк рз никк не удется сделть. Стремительно рзвивющийся сепсис отнимет у оргнизм последние силы и лишет нс ндежды н стбилизцию.

Кроукер молч следил з ней широко рскрытыми глзми.

Похоже, Дженни Мрш не любил ходить вокруг д около.

— Он умрет, если мы не проведем срочную оперцию по пересдке почки.

— Срочную... — Его сковл ледяной ужс перед неотвртимо ндвигвшейся бедой. — Сколько времени в ншем рспоряжении?

Доктор Мрш пожл плечми.

— Недели две, в лучшем случе три, — твердым, недрогнувшим голосом скзл он, глядя прямо в глз Кроукеру, и он был в высшей степени блгодрен ей з это.

— Доктор, прошу вс, скжите откровенно, нсколько высок вш квлификция?

— Смя высокя, ккя только может быть, — спокойно ответил он не допускющим возржений тоном. — Я советовл вшей сестре получить консультцию у двух-трех других врчей. Он тк и сделл. Об врч незвисимо друг от друг подтвердили мой прогноз. Вы можете лично поговорить с ними и убедиться в том, что у Рейчел остлся один шнс выжить — пересдк почки, и кк можно скорее.

— Оперировть будете вы?

— Вне всяких сомнений, — кивнул он.

— Хорошо. Знчит, мы достнем ей почку.

Дженни Мрш тяжело вздохнул.

— Идельным вринтом было бы существовние брт или сестры, лучше всего близнец, у которого можно было бы взять донорскую почку. Увы, у Рейчел совсем мло родственников, почк ее мтери окзлсь несовместимой по физико-химическим покзтелям ее оргнизм.

— Может, моя почк окжется более подходящей?

— Мы, конечно, проведем необходимые нлизы, — кивнул Дженни Мрш, — но, боюсь, шнсов н положительный результт совсем мло, ведь почк вшей сестры окзлсь несовместимой.

— Хорошо, если я не смогу дть ей свою почку, то скжите мне, ккие иные пути получения донорской почки существуют в медицине?

— В ншей стрне кждя почк, которую можно использовть для трнсплнтции, подлежит строгой регистрции. Сообщение о ткой почке тут же появляется в информционной бзе Нционльного компьютерного центр Объединенной сети трнсплнттов, который нходится в Ричмонде, в штте Вйоминг. Все без исключения оргны, подходящие для трнсплнтции, в обязтельном порядке регистрируются в ОСТ. К сожлению, реципиентов, нуждющихся в трнсплнтции, знчительно больше, чем донорских оргнов. Люди не хотят, чтобы их тел или тел их родственников в случе внезпной гибели служили донорским целям, и это ужсно... В прошлом году в ншем округе погибло тридцть пять тысяч. Если бы их тел были использовны в донорских целях, то не только Рейчел, но стрждущие во всей стрне могли бы получить новую жизнь...

— Однко дело обстоит совсем скверно, — пробормотл Кроукер.

— Д, — кивнул доктор Мрш. — И боюсь, решения этой проблемы нм не нйти. В списке реципиентов, ожидющих донорской почки, тридцть шесть тысяч или около того. Рейчел молод, и это плюс, но он нркомнк, это огромный минус. Знчит, в лучшем случе мы можем ндеяться н получение донорской почки не рньше, чем через дв год.

Кроукер дже отштнулся, словно получил пощечину.

— Господи, это совершенно невероятно!

— Боюсь, дело обстоит именно тк, — скзл доктор Мрш. — С одной стороны, нм повезло, что требуется именно почк, не иной оргн. Дело в том, что почк пок единственный крупный оргн, который современня медицин нучилсь довольно долго сохрнять живым вне тел. С помощью специльной мшины ее охлждют до тридцти двух грдусов и нкчивют бельтцеровским рствором, основой для которого, хотите верьте, хотите нет, служит кртофельный крхмл. Это серьезное достижение современной медицины. Почку можно дже сохрнить в теле человек, чей мозг уже безвозвртно погиб. Нужно просто зкчть в брюшную полость охлжденный рствор, и почк в течение следующих семидесяти двух чсов остнется пригодной для трнсплнтции.

— Однко в ншем случе это порзительное достижение медицины бесполезно. — Кроукер изо всех сил стрлся не выдть переполнявшее его отчяние.

— Если только вы не сможете достть почку для Рейчел иным, неизвестным мне путем...

Кроукер от неожиднности подлся вперед всем телом.

— Доктор, скжите, кк я могу достть почку для Рейчел?

Ккое-то время он молч смотрел н него, и ему покзлось, что в ее глзх мелькнул жлость. Нконец, он скзл:

— Пожертвовв сотню миллионов доллров н рзвитие нефрологии, вы могли бы рссчитывть н немедленное получение почки для Рейчел. Но ведь у вс нет тких денег, не тк ли? Я вм уже говорил, кждя почк тщтельно регистрируется, и, деля оперцию по пересдке незрегистрировнной почки, врч рискует потерять не только профессионльную крьеру и хорошую репутцию, но и свободу — ведь это уголовное преступление!

Биомехническя рук Кроукер сжлсь в мощный кулк.

— Но должен же быть ккой-то выход! — воскликнул он.

Дженни Мрш с молчливым увжением посмотрел н протез.

— Если вы нйдете донор, который соглсится отдть Рейчел свою почку, и его групп крови и тип лимфонтигенов окжутся совместимы с хрктеристикми реципиент, я готов провести оперцию. Боюсь, иного выход у нс нет.

— Мэтти говорил вм, что я служил детективом? — спросил Кроукер.

— Д, говорил.

— Я нйду донор для Рейчел. Кковы мои шнсы?

— Должн скзть вм, по собственному опыту я зню, что очень немногие люди могут дть соглсие стть донором почки. Однко, если вм дже удстся нйти ткого человек, групп его крови и по меньшей мере три из шести покзтелей тип лимфонтигенов должны совпдть с хрктеристикми Рейчел.

Дрожь пробежл по телу Кроукер.

— Господи, тогд это все рвно что выигрть в лотерею...

Доктор Мрш покчл головой:

— Хорошо, что есть хоть ккой-то, пусть дже микроскопически мленький шнс, мистер Кроукер.

* * *

Этот день был не смый лучший для Сони Вилллобос. Проснувшись поутру, он обнружил, что во всем доме нет электричеств. При свете утреннего солнц он тщтельно убрл постель. Потом ей пришлось воспользовться феном, который рботл от бтреек. Свой мкияж он делл, уже сидя в мшине.

Н крыльце соседнего дом покзлсь миссис Лейес, и Соня не удержлсь от того, чтобы пожловться ей н отсутствие электроэнергии. Эстрелл Лейес скрылсь в доме и через секунду вернулсь с кстрюлькой, звернутой в фольгу.

— Это для Нестор. — Он поцеловл Соню в щеку. Ее собствення дочь жил теперь очень длеко, и он постепенно стл относиться к Соне, кк к дочери. — Ну кк, ему лучше? — с ндеждой в голосе спросил он.

— К сожлению, нет.

— Ты бы привезл его ко мне, — скзл миссис Лейес.

Улыбнувшись, Соня с искренней блгодрностью пожл ей руку.

— Я бы тк и сделл, д он уже тк плох, что это просто невозможн...

— Ах бедняжк! — по-испнски воскликнул миссис Лейес. — Тогд я см нведюсь к нему.

— Это было бы здорово, — скзл Соня. — Но я не зню, стоит ли. Нестор умирет...

От дом до рботы Соня обычно доезжл з двендцть — пятндцть минут. Трижды в неделю он по дороге зезжл к своему другу Нестору, который прежде был профессионльном тнцовщиком. Теперь он медленно умирл от СПИД. Ужсно было видеть, кк болезнь пожирет его некогд крсивое, гибкое тело. Соня чсто привозил ему кушнья собственного приготовления или, когд был особенно знят, покупл ему еду в тйском ресторнчике. Нестору нрвилсь тйскя кухня. Кстрюльки Эстреллы не вызывли у него особого энтузизм, но Соня никогд не говорил миссис Лейес об этом.

В тот день, войдя в дом своего друг, он ншл Нестор в постели — он лежл, повернувшись лицом к стене. Простыни были испчкны и скомкны. Соне потребовлось не меньше сорок минут, чтобы привести в порядок смого Нестор и его постель. Он был в подвленном состоянии и не произнес ни слов, пок Соня хлопотл вокруг него, поэтому он стл читть низусть стихи Редьярд Киплинг. Он знл, что ему нрвятся стихи этого поэт прошлого век, в особенности мистические.

Ее сердце рзрывлось при мысли, что придется оствить Нестор в полном одиночестве. Впрочем, он сделл для него все, что могл, и к тому же опздывл н рботу. Дизйнерскя фирм, в которой он рботл, рсполглсь в двухэтжном крсном зднии, окруженном невысоким збором, з которым буйно рзрослись пльмы и гибискусы.

Почти вбежв в свой кбинет, он поспешно уселсь з стол. Являясь одним из трех совлдельцев фирмы, он знимлсь зкупкой фурнитуры и прочих ксессуров для мебели. Секретрь принесл ей огромный список срочных звонков, н которые ей предстояло ответить кк можно скорее. Он был нстолько знят, что дже не успел обговорить со своей помощницей тему предстоявших во второй половине дня переговоров, хотя, кк првило, всегд делл это.

В половине первого, когд в животе у нее уже урчло от голод, в кбинет просунул голову Кэрол, ее помощниц.

— Прошу прощения, — скзл он, — только что позвонили из электрокомпнии, обслуживющей вш рйон. У вс не отключлось электричество?

Соня кивнул, продолжя рздумывть нд тем, кк лучше вести себя с Элен Рйт, встреч с которой был нзнчен н вторую половину дня.

— Д, кк рз сегодня утром у меня не было свет.

— Они говорят, им нужно войти в дом, чтобы выяснить причину.

— Хорошо, нзнчьте встречу н...

— Они говорят, это нужно сделть немедленно. — Н веснушчтом личике помощницы появилось сочувствующее выржение. — Кжется, у них колоссльня врия, связння с гзопроводом, и они говорят, что дело не терпит отлгтельств...

Выругвшись про себя, Соня скзл:

— Ну хорошо, скжите, я сейчс приеду. И еще, Кэрол, отмените встречу с миссис Рйт. Я позвоню вм, кк только выясню, сколько времени мне придется провозиться с этими электрикми. Ндеюсь, нм не придется отменять другие встречи.

Кк только Соня сел в мшину и отпрвилсь домой, нчлся дождь, вернее ливень, кк это чсто бывет в Южной Флориде. Воздух немедленно нполнился ромтом влжной тропической зелени. Оглушительно грохотл гром, из-под колес несущихся по шоссе втомшин летели фонтны брызг.

Внезпно Соня поймл себя н том, что вместо дел думет о Лью Кроукере. Ей зхотелось позвонить ему, и он пообещл себе, что непременно сделет это, кк только выдстся удобный момент. К своему немлому удивлению, он испытывл к нему нешуточную симптию. Стрнно, ведь он почти не знл его. Обычно он был осторожн с незнкомыми мужчинми, и ей требовлось немло времени, чтобы определиться в своих чувствх. К тому же он имел нглийские корни, хотя и прекрсно рзбирлся в культуре лтиномерикнцев. Но в отличие от многих мужчин, которых он знл, он не был грубым животным.

Подъезжя к дому, он удивилсь тому, что, хотя у нее электричество было отключено, из окон соседнего дом доносились звуки рботющего телевизор. Ее сосед, мистер Лейес, когд-то рботл линейным монтером. Однжды он сорвлся со столб, и в результте его рзбил прлич. Окзвшись приковнным к инвлидному креслу, он с утр до вечер смотрел спортивные передчи.

Соня збыл взять с собой зонтик и успел промокнуть до нитки, пок бежл к своему крыльцу, поствив мшину под нвес своего дом. Тм тоже был дверь, но ее змок был двным-двно сломн, и он все никк не могл вызвть слесря, чтобы починить его. Он жил в белом, недвно покршенном, одноэтжном домике под черепичной крышей, выстроенном в пятидесятых годх. Перед домом крсовлся стрый и, увы, нерботющий фонтн с чугунными морскими конькми по крям. Пробежв мимо фонтн, мокрого лимонного дерев и густого куст жсмин, немилосердно потрепнного ветром, он поднялсь н крыльцо, зщищенное от дождя нвесом, и оглянулсь вокруг. Где же эти чертовы электрики? Вот тк у них всегд — снчл кричт о срочности, потом сми же опздывют! Он решил подождть их в доме.

Внутри было сумрчно. Дождь брбнил по подоконникм, покрывя оконные стекл веером мелких брызг. Очередной рскт гром н мгновение оглушил Соню.

Пройдя через гостиную, он зглянул в мленькую кухню. Открыл по привычке холодильник и снов зкрыл его, не нйдя тм ничего ппетитного.

Потом он пошл в спльню и включил стоявший н ночном столике рдиоприемник — блго, он рботл н бтрейкх. Послышлсь быстря испнскя речь диктор, которя сменилсь сексульной фро-кубинской мелодией. Слегк притнцовывя, Соня пошл в внную комнту. Тм было темно, и ей пришлось нклониться нд рковиной, чтобы хоть что-то рзглядеть в большом зеркле нд ней.

Внезпно он вздрогнул. Что это? Ей покзлось, что в зеркле мелькнуло чье-то отржение. Чья-то тень н миг покзлсь в смом углу зеркл и снов пропл. Нет, не может быть... Должно быть, з окном проехл мшин. Он снов стл рзглядывть свое отржение.

По рдио диктор приглшл всех в субботу н вечеринку в Сут-Бич. Это покзлось Соне змнчивым. Интересно, соглсится ли Кроукер пойти с ней н эту вечеринку? Соня был почти уверен, что он не откжется от ее приглшения. Чем больше он о нем думл, тем сильнее ей хотелось снов увидеть его — он был невероятно сексулен! Он вспомнил, кк они тнцевли в бре «Акул», пок не возникл, словно из-под земли, его несчстня сестр. Соня вспомнил его прикосновения, и ее сердце збилось сильнее.

Он снов вздрогнул — опять в зеркле что-то мелькнуло. Д, н этот рз он был уверен, что в квртире кто-то был! Сзди послышлся шорох — не то в спльне, не то в гостиной.

Змерев, Соня внимтельно рзглядывл в зеркле отржение комнты. Он долго не поворчивлсь, не желя покзть, что зметил что-то стрнное. Он был скорее встревожен, чем испугн. Год нзд у нее был приятель, который покзл ей пру приемов смообороны, после чего он уже не боялсь ездить в одиночку ночью в круглосуточный мгзинчик з молоком или схром.

Однко теперь ситуция был иня — кто-то чужой был в ее доме. Может, он сейчс в гостиной?

Он повернулсь и, стрясь быть спокойной, пошл обртно в спльню. Он долго стоял н пороге, вглядывясь в сумрк комнты и не решясь сделть шг вперед. По ее телу пробежл холодня дрожь. Он посмотрел н телефон, стоявший н ночном столике с другой стороны кровти. Внезпно у нее подкосились ноги, и он рухнул н постель, мшинльно посмотрев в сторону гостиной. То, что он увидел, зствило ее сердце змереть от стрх. Н полу блестел лужиц дождевой воды. Соня хорошо помнил, что не оствлял после себя никких мокрых следов. Леж н кровти, он не могл видеть всю гостиную. Возможно, кто-то стоит тм, выжидя...

Может, это электрик? Но тогд почему он молчит и прячется от нее?

Животный стрх охвтил ее, он метнулсь к телефону, чтобы нбрть номер службы спсения — 911. И тут же почувствовл чье-то стремительное приближение, сильный удр сбросил ее с кровти н пол. Огромня тяжесть нвлилсь ей н грудь, и что-то мягкое, пхнущее приятно и до стрнности знкомо, нкрыло ее лицо. Срзу стло трудно, потом и вовсе невозможно дышть. Кто-то душил Соню ее собственной подушкой.

Он открыл рот, чтобы зкричть, но чья-то сильня рук тут же вдвил угол подушки между открытыми челюстями, и Соня нчл здыхться, в отчянии колотя рукми и ногми по нпдвшему. Но было слишком поздно.

Двясь подушкой, он все же не сдвлсь и изо всех сил црпл ногтями руки убийцы, пок тот, потеряв терпение, не схвтил ее з кисти с ткой силой, что чуть не сломл их.

Уже теряя сознние, он услышл голос:

— Осторожно! Ты же знешь, он должн быть в целости и сохрнности!

Испнский дилект, н котором говорил мужчин, покзлся Соне очень знкомым. Где он уже слышл его? Потом он вспомнил — н этом дилекте иногд говорил дедушк Бенни, человек стрнный и иногд дже пугющий. Стрнно, что дже в ткую стршную минуту ее угсющий мозг мог вспоминть ткие мелочи. Дед Бенни Милгрос был высоким, немного сутулым стриком, с кустистыми бровями и густыми белоснежными усми, с невероятно ясными и проництельными глзми. Когд он, бывло, курил сделнную вручную ромтную сигру, то кзлось, см прил в воздухе. Вот и теперь он, кк живой, стоял перед Соней и что-то тихо говорил ей н своем дилекте. Он понимл, что он пытется скзть ей что-то очень вжное, но уже не слышл его — с кждым новым удром сердц жизнь покидл ее. Из последних сил он попытлсь вдохнуть хоть немного воздух сквозь подушку, вдвленную ей в рот. Легкие нестерпимо горели, и, когд он еще рз попытлсь сделть вдох, содержимое желудк обожгло кислотой гортнь и нполнило ее рот. Соне покзлось, будто он пдет куд-то вниз, в бездонную пропсть...

Дед Бенни Милгрос исчез, и вместо него он увидел себя тнцующей в «Акуле» вместе с Лью Кроукером под горячую кубинскую музыку. Соня смотрел в глз Кроукер, и ее тело зливл горячя волн стрсти...

«Я хочу тебя...» — мелькнуло в ее угсвшем созннии, и через секунду он уже был мертв.

2

До вечер было еще длеко, Кроукер уже чувствовл себя совершенно опустошенным. Сдв кровь н нлиз для определения тип лимфонтигенов, он долго рсспршивл доктор Нигеля о том, в кком состоянии был доствлен в больницу Рейчел, потом снов поднялся в плту к племяннице, чтобы хоть немного утешить Мэтти.

Выйдя, нконец, из больницы н примыквшую к зднию втомобильную стоянку, он позвонил по сотовому телефону в свой офис н пристни и попросил отменить все выходы в окен н ближйшие недели. В свое время он получл неплохие деньги, рботя после выход в отствку н федерлов. К тому же ему удлось весьм удчно рзместить свои средств в рзличных бнкх и инвестиционных компниях, тк что теперь он мог совершенно спокойно н время збросить рыбную ловлю. Собственно говоря, он знимлся этим делом не столько рди денег, сколько рди собственного удовольствия.

Не успел он повесить трубку, кк рздлся сигнл вызов.

— Алло!

В ответ ни звук. Впрочем, нет, Кроукер услышл чье-то дыхние.

— Лью? Это Мрия.

Мрия? Н секунду он здумлся, но потом вспомнил — т девушк, что был вместе с Бенни. Это он привел с собой Соню.

— Привет, Мрия! Кк поживешь? — скзл Кроукер по-испнски.

— Ты знешь, где живет Соня?

— Д, мне он говорил.

— Нм нужно, чтобы ты сейчс приехл сюд, к ней. Нм? Кому это нм?

— Мрия, что случилось? — Внезпно горло перехвтило от дурного предчувствия. — Что случилось?

В ответ в трубке рздлись приглушенные всхлипывния.

— Мрия, ты сейчс у Сони? — невольно зкричл Кроукер.

— Пожлуйст, — простонл Мрия. — Скорее...

Кроукер уже бежл к своей мшине.

Дорог до дом Сони, в обычное время знявшя бы у него полтор чс, был теперь проделн з чс и пять минут. Блго, проливной дождь к тому моменту превртился в мелкую морось.

Кроукер несся н ткой скорости, что чуть было не пропустил нужный поворот с оживленного шоссе н улицу, ведущую в тихий и блгопристойный квртл, где жил Соня. Дождь совсем прекртился, и только яркие кпли н листьях деревьев, н трве и цветх отржли горячие лучи тропического солнц. Он мчлся мимо ккуртных небольших домиков. Их оштуктуренные фсды были выкршены в нежные, светлые, преимущественно холодные тон. По обочинм густо росли бньяны вперемешку с цитрусовыми деревьями. Тщтельно вымытя тропическим ливнем зелень деревьев нестерпимо ярко сверкл н солнце.

Черный рмейский джип Бенни был виден издлек, и Кроукер без труд ншел дом Сони. Поствив свою мшину рядом с втомобилем Бенни, он стремительно выскочил из-з руля. Джип был оснщен пуленепробивемыми стеклми и змкми, которые невозможно было взломть. Это могло бы покзться перебором, но только не для Бенни. Этого требовл его бизнес.

Стекло передней пссжирской двери было опущено, и Кроукер зметил, что внутри кто-то есть — Мрия! Должно быть, он услышл его шги, потому что повернулсь к нему, н ее лице зстыл стрх.

Остновившись у открытого окн, он скзл:

— Ну вот, Мрия, я здесь.

Не двигясь и дже не моргя, он проговорил:

— Я позвонил Бенни, он тоже здесь...

— Мрия, скжи мне, нконец, что случилось? Что-то с Соней?

Он долго не отвечл.

— Льюис! — Кроукер обернулся. Из-з дом вышел Бенни, стряхивя с себя грязь и прилипшие мокрые листья жсмин. Стрнно, что в тком дорогом и к тому же светлом костюме он ползл по земле, под кустми жсмин. Бенни подошел ближе, стрнное выржение его лиц зствило Кроукер похолодеть от предчувствия непопрвимого несчстья.

— Послушй, — спокойно произнес Бенни. — Поворчивй и уезжй отсюд. Зря Мрия тебя вызвл...

— Что з дел, Бенни, черт побери! Д что тут происходит?

— Поезжй домой, — повторил Бенни. — Я не хочу втягивть тебя в это...

— Я уже втянут, — резко скзл Кроукер. — Ты втянул меня, когд познкомил с Соней!

— Весьм сожлею, Льюис, — по-испнски пробормотл Бенни, не сводя взгляд с лиц Кроукер.

— Д в чем дело? Скжи мне, что здесь происходит!

— Ничего хорошего. — Бенни незметно сделл ему знк, и они отошли от мшины, в которой все тк же неподвижно и безмолвно сидел Мрия.

— Сегодня, приблизительно в три чс дня Мрии позвонил помощниц Сони из ее дизйнерской фирмы и рсскзл ей, что Соне позвонили из электрической компнии и попросили ее приехть домой, чтобы монтеры могли испрвить ккие-то неполдки с проводкой. Приблизительно в половине первого Соня уехл с рботы. Он должн был вернуться к трем, у нее были нзнчены переговоры, но тк и не вернулсь, и, что смое стрнное, не позвонил, хотя обещл это сделть. Помощниц пытлсь дозвониться до Сони, но безрезульттно — у нее дом никто не отвечл.

Взглянув через плечо Кроукер н Мрию, неподвижно, кк извяние, сидящую в джипе, Бенни продолжил:

— Тогд он позвонил в эту смую электрическую компнию... А теперь слушй меня внимтельно — они ничего не знют ни о неполдкх с проводкой, ни о том, чтобы кто-нибудь из их компнии посылл туд врийную бригду, не говоря уже о том, чтобы звонить ей н рботу и просить срочно приехть домой.

Внутри у Кроукер все похолодело.

— Тк ты проверил проводку? — едв слышно спросил он.

— Ну д, — кивнул Бенни, отряхивя брюки. — Кто-то перерезл провод тм, где они входят в дом — причем очень профессионльно, чисто, одним движением.

— А ты не зметил тм еще что-нибудь? Следы, ккие-нибудь отпечтки? Н сырой земле должны были остться хоть ккие-нибудь следы!

— Увы, ничего ткого я не зметил...

— У тебя есть с собой изолент? — Кроукер мотнул головой в сторону мшины Бенни.

Ккое-то время Бенни молч глядел н Кроукер, потом быстрыми шгми нпрвился к своей мшине. Порывшись под водительским сиденьем, он вскоре вернулся с мотком черной изоленты.

Вдвоем они быстро обошли вокруг дом. Никких отпечтков ног Кроукер не увидел, но в одном месте обнружил ккие-то непонятные прллельные линии н мокрой трве.

— Кк ты думешь, что бы это могло знчить? Бенни пожл плечми.

Нконец они добрлись до того мест, где электропровод были перерезны.

— Что-то не хочется мне совться в пекло, не зня, что меня тм ожидет, — пробормотл Кроукер.

Ловко орудуя поликрбонтными пльцми протез, он тщтельно соединил оголенные концы и змотл их изолентой.

Зкончив рботу, он с облегчением перевел дух:

— Пожлуй, нм стоит попытться войти в дом. Кк ты думешь, мы сможем сделть это через прдный вход?

— Дверь зкрыт, но это нм не помешет. — Бенни достл из крмн связку ключей. — Мрия привезл с собой зпсные ключи, которые ей н всякий случй дл см Соня.

— Отлично. — Кроукер нпрвился к входной двери. — Пойдем.

Однко Бенни, положив руку н плечо Кроукер, остновил его.

— Льюис, возможно, мы сейчс окжемся н месте преступления. Я не могу втягивть тебя в это.

Темные глз Бенни были нполнены печлью.

— Мы же друзья, Бенни. К чему лишние слов?

— Ну хорошо, — сокрушенно покчл головой Бенни. Вместе они быстро пересекли лужйку, прошли мимо фонтн с чугунными извяниями морских коньков и поднялись по ступенькм крыльц. Остновившись перед дверью, Кроукер спросил:

— Бенни, ты ншел змену утерянному в бою с кулой револьверу?

Тот молч вытщил из кобуры, висевшей под мышкой, точно ткой же «смит-и-вессон» тридцть восьмого клибр и вручил Кроукеру ключи от входной двери.

Почувствовв, кк перехвтило горло, Кроукер тк же молч открыл дверь. Бенни, не мешкя ни секунды, шгнул в полумрк дом. Кроукер услышл его мягкие шги по ковровому покрытию коридор. Войдя в дом вслед з Бенни, Кроукер включил свет. Яркие тропические крски убрнств гостиной н мгновение ошеломили его. В комнте было чисто прибрно и очень уютно, все вещи были н своих местх.

Сделв несколько шгов, Кроукер остновился, уствившись себе под ноги.

— Бенни, посмотри сюд. Видишь, следы от лужицы воды. Кто-то, должно быть, довольно долго стоял здесь, рз нтекл целя лужиц. Соня? Или кто-нибудь другой?

Бенни сопел, словно мощный двигтель н холостом ходу.

Осторожно двигясь по дому, они включили повсюду свет.

З единственной зпертой дверью окзлись ккуртные стопки чистых полотенец и постельного белья, рзобрнного по цвету и рисунку. Они зшли в внную комнту, потом — в комнту для гостей. Зтем очередь дошл до спльни Сони. Зглянув в примыквшую к ней внную комнту, Бенни отрицтельно покчл головой:

— Никого и ничего.

Обернувшись, Кроукер еще рз окинул взглядом кровть. Н первый взгляд он кзлсь ккуртно прибрнной, однко, тщтельно приглядевшись, можно было зметить, что покрывло н ней кк-то стрнно вытянуто, словно кто-то, леж н кровти, пытлся дотянуться до телефон, стоявшего н ночном столике.

Кроукер обошел кровть и внимтельно стл рзглядывть ковер.

Сзди подошел Бенни:

— Что ты тм ищешь?

— См не зню, — признлся Кроукер, продолжя внимтельно рзглядывть ковер. Вств н колени, он подобрл мленький клок волос, зстрявший в ворсе. Судя по длине и цвету волос, они приндлежли Соне. Похоже, они были вырвны с корнем.

Поднявшись с колен, Кроукер зметил, что из-под покрывл выглядывет уголок подушки, словно постель убирли второпях.

— Соня ккуртистк, не тк ли, Бенни?

Тот молч кивнул. Кзлось, он был згипнотизировн действиями Кроукер.

Стльным когтем он откинул покрывло с подушек — одн окзлсь слегк смятой и лежл косо, н нволочке виднелось пятно от губной помды.

— Что з черт? — оздченно спросил Бенни.

Приглядевшись, Кроукер зметил прилипшие к нволочке две реснички. Положив подушку н место, он внимтельно еще рз оглядел спльню.

— Д где же он см? — прошептл Бенни. Кроукер молч укзл н дверь стенного шкф. Держ револьвер нготове, Бенни рспхнул дверь — ничего, кроме ккуртно рзвешенной одежды и столь же ккуртно рсствленной обуви.

— Это ее мшин? — спросил Кроукер, выглянув из окн.

— Д, стоит под нвесом, — ответил Бенни. — Я проверил, это именно ее мшин.

Зметив втоответчик, Кроукер стльным когтем щелкнул по клвише. Двжды звонившие просто вешли трубку, но третий оствил свое сообщение: «Дорогя, это Нестор. С нетерпением жду твоего утреннего визит. Я очень блгодрен тебе з поддержку, но, ей-богу, не стоит приносить мне еду — я чувствую себя ужсно, и лучше мне уже никогд не стнет. Впрочем, ндо держться до конц, тк ведь? Люблю и жду тебя».

— Очевидно, он позвонил до того, кк отключилось электричество, — здумчиво произнес Бенни.

— Точно! Нверное, еще вчер вечером. — Кроукер вопросительно взглянул н Бенни. — А кто ткой этот Нестор? Его звонок был последним перед тем, кк отключили электричество.

— Нестор — тнцовщик, — с готовностью ответил Бенни. — По крйней мере был им до того, кк подхвтил СПИД. Теперь он медленно умирет, Соня неустнно ухживет з ним.

Кроукер удивил слегк рздрженный тон, которым это было скзно.

— Ты это не одобряешь?

— Понимешь, смерть Нестор неизбежн, это только вопрос времени, он с ним возится тк, словно... — Бенни скривил лицо и змолчл.

— Ну зчем ты тк, — скзл Кроукер. — Только предствь, кково сейчс этому прню. — Он мшинльно постукивл пльцем по крышке втоответчик. — Ты знешь, где он живет?

— Нет, но его номер нверняк есть в телефонной пмяти, тк что можешь см спросить его...

Что ж, Бенни был прв. Отложив н время звонок Нестору, Кроукер продолжил осмотр дом. Единственным помещением, где они с Бенни еще не были, оствлсь кухня. Остновившись у порог, Кроукер щелкнул выключтелем. Зжглсь холодня флуоресцентня лмп, и у Кроукер широко рскрылись от удивления глз. Н кухонном столе было ккуртно рзложено все содержимое холодильник — пкеты молок и пельсинового сок, бнки с джемом, бутылки с кетчупом и горчицей, ккие-то плстиковые бночки и коробочки с остткми еды, пчк сливочного мсл. Все это было выстроено строго по рнжиру — от низкого к высокому, от мленького к большому.

— Что з черт? — воскликнул Бенни.

И снов дурное предчувствие холодком пробежло по спине Кроукер.

— Вся эт дребедень, похоже, был в холодильнике. — Бенни змотл головой. — А зчем все это вынули оттуд? Думешь, это сделл см Соня?

Кроукер не отвечл, глядя н дверцу холодильник. Проследив з взглядом Кроукер, Бенни неожиднно охрипшим голосом произнес:

— Господи Иисусе, миго, придется его открыть, ничего не поделешь...

Чуть помедлив, Кроукер потянул з ручку стромодного холодильник.

Дверц послушно отворилсь, и ему зхотелось зжмуриться. Боковые стенки были в крови: н одной был нрисовн треугольник внутри окружности, н другой — точк внутри квдрт.

Единственный предмет, нходившийся в холодильнике, был рзмером с двдцтифунтовую индейку. Но это был не индейк. Н полке холодильник лежл голов Сони, ккуртнейшем обрзом отделення от тел. В ее светлых глзх нвсегд зстыл ужс...

* * *

Вернувшись в спльню, Кроукер медленно подошел к открытой двери в внную.

— Тм, где мы ншли следы лужицы воды н полу, кто-то довольно долго стоял, и его невозможно было зметить ни из внной, ни из спльни.

Бенни вскинул голову:

— Если убийц стоял именно тм, то он выбрл смое удобное место, чтобы нблюдть з ней, оствясь незмеченным.

— К тому же он был достточно хитер, чтобы не оствить никких следов от обуви. Должно быть, он оствил бшмки снружи.

— Вот кк он был убит. — Кроукер покзл н нволочку со следми губной помды и прилипшими ресничкми.

Бенни подошел поближе.

— Ты хочешь скзть, ее здушили?

Кроукер кивнул:

— Вот этой подушкой. Соня был сильной девушкой, тк что тот, кто сумел с ней спрвиться, тоже должен облдть недюжинной силой.

— А может, убийц был не один? — скзл Бенни.

— Тк тоже могло быть, — кивнул Кроукер.

Он живо предствил себе, кк Соня, совершенно беспомощня, умирл, здыхясь под плотно прижтой ко рту подушкой. Он испытывл стрнное чувство, словно убийц и его лишил чстички жизни.

— Он умерл прямо здесь, — проговорил он.

Бенни сжл кулки, его шея и щеки побгровели. Издв нечленорздельный вопль, он выскочил из спльни.

Кроукер догнл его уже н пороге кухни.

— Бенни! — Кровь зстыл у него в жилх, когд он увидел, что Бенни открывет дверцу холодильник. — Что, черт возьми, ты делешь?

— Извини, но я не собирюсь оствлять ее голову в этом холодильнике.

С этими словми он стл вынимть голову Сони из холодильник, стрясь не глядеть ни н нее, ни н символы, нрисовнные н стенкх. Потом, взяв чистые полотенц, он стл с чрезвычйной осторожностью и нежностью зворчивть в них голову.

— Я не допущу ткого унижения бедной Сони...

Биомехнические пльцы Кроукер змкнулись н зпястье Бенни, тот обернулся, взгляд его был безумен.

— Извини, когд-то мужчины шли н гибель з честь женщин.

Кроукер шгнул вперед.

— Скжи мне, Бенни, это действительно для того, чтобы зщитить честь Сони?

— Д.

Однко Кроукер не отпустил его руку и не сделл ни шгу нзд. Бенни тоже не хотел уступть.

Нконец, изобрзив н лице жлкое подобие улыбки, Бенни скзл:

— Отпусти меня, Кроукер, и двй поговорим спокойно.

Кроукер неторопливо рзжл биомехнические пльцы.

— Ты же мог зпросто рздробить мне кисть, — скзл Бенни неожиднно вяло, словно они болтли о кких-то пустякх, нежсь н горячем солнышке.

Он снов улыбнулся, теперь уже по-нстоящему, и вынул из кобуры свой револьвер.

— И тогд мне пришлось бы выстрелить тебе в живот, после этого я бы мог сделть с тобой, Льюис, все, что угодно. Ты слышишь, все, что угодно!

В комнте воцрилось жутковтое молчние. Обоим мужчинм покзлось, что в воздухе слишком мло кислород.

Нконец, Бенни повел плечми:

— Друзья не должны тк рзговривть друг с другом, у них не должно дже возникть тких мыслей!

— Возможно, ты прв, — спокойно отозвлся Кроукер. — Впрочем, возможно ткже, что у тебя искженное предствление о дружбе.

Убрв револьвер в кобуру, Бенни рзвел рукми.

— Ты сердишься, Льюис? Мы уже больше не друзья?

Кроукер молч посмотрел ему в глз.

— Ну хорошо, хорошо, — змотл головой Бенни. — Твоя взял!

Он протянул Кроукеру руку:

— Помиримся и збудем об этом!

Кроукер, помедлив, взял протянутую ему руку, и Бенни с искренней рдостью сжл ее.

— Я скзл тебе првду, Льюис, — проговорил Бенни. — К смерти ндо относиться с увжением, инче... — он снов повел плечми, — бессмертня душ омрчется неизвестностью. Но ты прв, дело не только в этом. Я не хочу, чтобы в это дело вмешивлсь полиция, пострйся понять меня. Именно поэтому я просил тебя уехть, чтобы не втягивть в это...

— Очнись, Бенни, что ты несешь! Здесь совершено стршное преступление, — воскликнул Кроукер. — Я тебя не понимю!

Бенни криво усмехнулся:

— Электропроводк, подушк, втоответчик — н них остлись следы и твоих пльцев...

Он снов стл зворчивть голову Сони в полотенц, пользуясь змештельством Кроукер.

— Может, ты все-тки объяснишь мне свое поведение?

— Зпомни, я никогд ничего не делю, не имея н то причины, — пробормотл Бенни, открывя один з другим ящики буфет. Нконец, ему удлось нйти моток бечевки, которой хозяйки обычно связывют ножки птицы, прежде чем зсунуть ее в печь.

— Я зню, кто убил ее, и это тк же верно, кк то, что мы с тобой друзья.

Он стл обмтывть сверток бечевкой.

— Именно поэтому об убийстве Сони никто не должен знть. Когд ты выслушешь меня до конц, уверен, ты соглсишься со мной.

Когд Бенни рсскзл Мрии, что случилось с Соней, с ней случилсь истерик. Друзья отвезли ее к Бенни, в его девятндцтикомнтный дом в стиле венецинского плццо н Сорок девятой улице Мйми-Бич. Дом был излишне роскошным — семь сплен, очевидно, по одной н кждую ночь недели, и при кждой — внн-джкузи. Были ткже библиотек в европейском стиле, бильярдня, полностью втомтизировнный кинозл, отделнный кмнем винный погреб и дже специльня курительня комнт. Дом стоял н берегу окен, пристнь охрняли позеленевшие крылтые кменные львы, которые, кзлось, прилетели сюд прямо из Венеции с Грнд-кнл. У причл стоял узкя, темно-синяя моторня лодк, создння исключительно для высоких скоростей.

Кроукер и Бенни спустились к пристни, невольно любуясь крскми зкт. Длеко в окене, у смой линии горизонт, все еще висел черня туч, нпоминвшя о рзрзившейся днем грозе. Слбый бриз ерошил им волосы, обдвя лиц окенской солью. В это время рыбки по всей Южной Флориде з бутылкой хвстлись друг перед другом своей дневной добычей.

Кроукер был не в том нстроении, чтобы нслждться выпивкой, хотя держл в руке бокл ледяного коктейля. События дня тяжелым кмнем лежли у него н душе. Бенни бережно уложил в лодку большой круглый сверток, который он всю дорогу держл в рукх. Приглшенный им доктор, невысокий лысеющий колумбиец с редкими усикми, едв прикрыввшими верхнюю зячью губу, прошел в одну из многочисленных сплен дом, где билсь в истерике Мрия.

Окенские волны покчивли лодку и вместе с ней покчивлся ее стршный груз — голов Сони. Бенни уже позвонил пртнерм Сони по фирме и сообщил, что он был вынужден срочно уехть по семейным делм.

Теперь никто не стнет искть ее...

— Тм было кое-что похуже отрезнной головы, — после долгого молчния произнес Кроукер.

Внизу плесклсь окенскя синевто-зеленя, удивительно чистя вод.

Вынув сигру, Бенни неторопливо и с видимым удовольствием рскурил ее.

— Д? Что-то я ничего ткого не зметил.

— Бенни, тм не было крови. Кк это могло получиться? Он был здушен в спльне подушкой. — В созннии Кроукер мелькнуло воспоминние о длинных крсивых ногх Сони, и его охвтил глубокя печль, смешння с яростью — кк стршно и тргично оборвлсь ее жизнь! — Кровь был только в холодильнике, где мы ншли голову Сони. Ни в одной из комнт не было ни млейшего пятнышк крови...

Бенни курил, глядя н зкт.

— У убийцы было не тк уж много времени, — продолжл Кроукер. — Тк что же он сделл с ней после того, кк здушил подушкой? Он не мог отрезть ей голову прямо тм, в спльне.

— Помнишь эти стрнные прллельные линии н трве? — скзл Бенни. — А что, если он вытщил ее тело во двор и сделл свое черное дело тм?

Кроукер здумчиво покчл головой:

— Мы с тобой обошли весь двор и не ншли ничего, кроме этих линий. Никкой крови, внутренностей, ничего. Кроме того, делть это н улице — слишком рисковнно. Ведь его мог увидеть сосед или ккой-нибудь случйный прохожий.

— Тк что же тм все-тки произошло? — недоуменно спросил Бенни.

— Не имею ни млейшего понятия.

Неожиднно Кроукер вспомнил счстливое лицо Сони, когд они тнцевли испнские тнцы в «Акуле». С одной стороны, он гордился тем хлднокровием, с которым обдумывл события последних чсов, но, с другой стороны, ему было отчего-то очень стыдно.

Должно быть, Бенни тоже безуспешно пытлся догдться о том, что же н смом деле произошло в доме Сони. Глубоко вдохнув, Кроукер облокотился о блюстрду и стл смотреть н двигвшуюся вдли светлую рыбчью лодку. Внизу плесклись о деревянные опоры волны, рскчивя узкую лодку Бенни.

Кроукер вспомнил, кк однжды н зкте дня вместе с Кменным Деревом плыл в лодке. Сидя н корме, семинол ловко упрвлял лодкой, пробирясь по узким протокм сквозь густые мнгровые зросли.

— Ты видишь? — вдруг спросил он.

Кроукер ждл, что семинол укжет ему, куд смотреть, но тот не сделл ни единого жест.

— Нет, я ничего не вижу, — вынужден был признться Кроукер. — Уже темнеет.

— Только не для моих глз, — коротко скзл Кменное Дерево, считя дльнейшие объяснения излишними.

Из дом вышел доктор и, спустившись по мрморной лестнице, подошел к Бенни.

— Мрия успокоилсь, — скзл он по-испнски. — Должно быть, ей пришлось очень нелегко. — Он был достточно умен, чтобы не спршивть о причине шок. — Лекрство, которое я ей дл, обеспечит долгий и глубокий сон, когд он проснется, то будет чувствовть себя горздо лучше. Если же нет...

С этими словми он протянул Бенни визитную крточку.

— Это один из моих друзей. Если вм пондобится хороший и умный совет ндежного человек... — Он змолчл и многознчительно потеребил свои усики. — Уверяю вс, он умеет хрнить чужие тйны.

Бенни проводил доктор до мшины. При этом Льюис не зметил, чтобы Бенни зплтил доктору з визит. Очевидно, рсплчивться деньгми было не в его стиле. Свои долги он отдвл не столь грубым, в определенном смысле вульгрным способом. Его невидимой, но могущественной влютой были связи, вторитет, влияние. Проводив доктор, Бенни ушел обртно в дом, очевидно, чтобы взглянуть н Мрию.

Глядя н зжженные фры втомшин, проносившихся по шоссе, Кроукер рзмышлял нд тем, до чего его довел дружб с Бенни и знкомство с Соней. Внезпно он почувствовл, что невольно стл теперь чстью того темного мир, в котором жил и делл свой бизнес Бенни. Пок еще он не понимл до конц, кковы могут быть последствия, но одно знл нверняк — его жизнь резко и бесповоротно изменилсь.

Стрясь отделться от этих неприятных мыслей, он стл звонить по сотовому телефону своим друзьям в федерльном првительстве. Двоих не окзлось н месте, и он оствил сообщения н втоответчикх. Третий же взял трубку см и, выслушв подробный рсскз Кроукер об отчянном положении, в котором окзлсь его племянниц, перевел его звонок своему другу, врчу одной из лучших больниц. Однко тот почти в точности повторил слов Дженни Мрш.

— Крупные внутренние оргны всегд в жесточйшем дефиците, — скзл он. — И тот фкт, что он принимл нркотики, сводит ее шнсы н получение донорской почки вне очереди прктически к нулю. — Он помолчл. — Одно хорошо. Он в умелых и ндежных рукх. Я прекрсно зню доктор Мрш, у нее репутция первоклссного специлист. Если есть хоть млейший шнс спсти вшу племянницу, будьте уверены, он не упустит его. Однко если ситуция действительно тков, кк вы говорите... — Он тяжело вздохнул. — Поверьте, мне бы очень хотелось утешить вс, мистер Кроукер. Но в днной конкретной ситуции, боюсь, остется только молиться и ндеяться н чудо.

Кроукер поблгодрил врч и повесил трубку. Потом он нбрл другой номер и, дождвшись сигнл, нбрл свой личный код доступ в АКСК. Поскольку он рботл н АКСК внешттно, кждый рз ему присвивли временный личный код доступ. Хотя со времени последней оперции прошло уже немло времени, его тогдшний код, похоже, еще не был отменен, поскольку он получил рзрешющий сигнл. Тогд он нбрл номер Уэйд Форрест, с которым он рботл прежде в АКСК и который знимл тм теперь довольно высокий пост. В отличие от Кроукер, который лишь время от времени внешттно сотрудничл с АКСК, Форрест был крьеристом до глубины души. Прибыв в Мйми из Вшингтон со специльным зднием, он тк и остлся здесь. Откровенно говоря, он не слишком нрвился Кроукеру — уж очень он был мбициозным, влстолюбивым и дже грессивным. Но н него можно было положиться. В свое время отец Кроукер крепко внушил сыну, что верность и преднность — это бесценные человеческие кчеств, которых не купишь, не возьмешь взймы и не укрдешь.

Форрест не отвечл, что в общем-то было неудивительно. Скорее всего он был где-то н зднии. Удивительно было то, что вместо него трубку не взял дежурный офицер. Нсколько Кроукеру было известно, офицеры АКСК поочередно несли круглосуточное дежурство у гентурных телефонов. Впрочем, в трубке послышлись щелчки втомтической передресовки звонк, и спустя секунду-другую Кроукер услышл зпись голос Уэйд Форрест, предлгвшего оствить сообщение. Кроукер оствил свое сообщение с пометкой «чрезвычйно срочно». Кто знет, может, у Форрест есть хоть ккие-нибудь связи с Объединенной сетью трнсплнттов. В любом случе нужно будет обязтельно поговорить с ним лично.

Звидев возврщвшегося из дом Бенни, он убрл телефон. Бенни принес с собой небольшую дорожную сумку.

— Ну, Бенни, тебе не кжется, что нстл пор объяснить свое более чем стрнное поведение?

— Соглсен, — кивнул Бенни, здумчиво ктя во рту сигру. — Всегд следует првильно выбирть не только время, но и место, Льюис. Это одн из вжнейших зповедей моего бизнес.

Согнувшись чуть ли не пополм, он бережно уложил сумку в свою узкую, кк сигр, лодку, потом умело отвязл ее от причл и прыгнул в нее.

— Вперед, миго, — скзл он. — У нс с тобой есть вжное дело тм, в окене.

Кроукер шгнул в лодку, и Бенни зпустил мощные двигтели. Взревели дизели, выпускя голубовтое облчко дым, и Бенни нпрвил лодку в окен.

Мимо них проплывли веселые огни Мйми-Бич. Слев по борту Кроукер зметил длинную процессию белых лимузинов, н которых в огромный холл гостиницы «Иден Рок» возврщлся свдебный кортеж. Сиял огнями прздничня иллюминция и рздвлись шумные плодисменты, невест порхл вокруг улыбвшегося жених, с удовольствием позируя многочисленным фотогрфм.

Невест, крсивя, словно фотомодель, туго зтянутя в белоснежный тлс и кружев, чем-то нпомнил ему Соню, и перед его глзми мелькнуло стршное видение — голов невесты вдруг сктилсь с плеч и упл н мрморную лестницу отеля!

Кроукер помотл головой, отгоняя нвждение, и, в последний рз взглянув н веселящихся молодоженов и их гостей, отвернулся, стрясь больше не смотреть в их сторону.

Он пробрлся к Бенни и, стрясь перекрыть низкий рев двигтеля, прокричл:

— Что ты зтевешь, Бенни?

Тот пожл плечми:

— Увидишь...

С кормы до них долетели брызги, поднимемые мощными винтми.

— Понимешь, Льюис, в жизни существует некоторя... кк бы это скзть... неизбежность, неминуемость... У тебя, у меня, у всех есть врги. Но бывют просто врги, бывют врги смертельные!

Внезпно Кроукеру почудилось присутствие ккого-то живого существ где-то рядом, з бортом. Ощущение было мгновенным и очень острым — словно удр нштыря в нос. У него зколотилось сердце.

— Бог свидетель, — говорил Бенни, — кк рз ткие смертельные врги однжды появились и у меня — бртья Антонио и Хейтор Бонит. И не просто бртья — близнецы! Это, скжу я тебе, нстоящие чудовищ! — Бенни возбужденно рзмхивл рукми. — Еще в утробе мтери они возненвидели весь мир и всех живущих в нем людей! Ты понимешь, что я хочу скзть? Они — чудовищные злодеи! Но смое стршное — им все сходит с рук!

Не спускя с Бенни глз, Кроукер спросил:

— И ккое же отношение имеют эти бртья Бонит к гибели Сони?

В лице Бенни произошл ккя-то неуловимя и непонятня для Кроукер перемен.

— Это они убили ее, я в этом уверен. — Бенни удрил себя кулком в грудь.

— Смелое предположение, — пробормотл Кроукер, еще не зня, верить ему или нет. — И н чем же зиждется твоя уверенность?

— Скзно нстоящим детективом. — Бенни тк стиснул зубы, что чуть не перекусил свою сигру. — Бог свидетель, это не пустые подозрения. Я слишком хорошо зню бртьев Бонит...

Тем временем они уже вышли в Мексикнский злив. Бесчисленные береговые огни окршивли небо в пурпурный цвет. Темня и тинствення вод з бортом отржл творение человеческих рук — здния, причлы, фонри...

— Именно поэтому я не хочу вмешивть в это дело полицию, — продолжил Бенни. — Это были они, Антонио и Хейтор. Они убили Соню, чтобы предупредить меня.

— Но почему ты тк в этом уверен?

Бенни помолчл. В его глзх н миг отрзились бортовые огни.

— Тк уже был однжды... — едв слышно произнес он.

Кроукер понял, что сейчс ему смое время помолчть и подождть, пок Бенни см все не рсскжет.

У Бенни было ткое выржение лиц, словно он собирлся лечь н гвозди.

— Кжется, я уже говорил тебе о моей сестре Розе? — тихо спросил он.

— Д, когд мы были в «Акуле». Ты тогд скзл, что он умерл пять лет нзд.

Бенни плвно опустил рычг гз вниз, и лодк еще быстрее рвнул вперед, н окенский простор.

— Д, но я не скзл тебе, кк именно он умерл...

Соленые брызги удрили Кроукеру в лицо, он покрепче схвтился з поручни. Бенни вытщил откуд-то пру ветровок, бросил одну Кроукеру. Ночью в открытом окене д еще н ткой скорости было холодно. Нд лодкой пролетел стя бклнов, мягко и почти неслышно взмхивя крыльями. Зпрокинув голову к темно-синему ночному небу, Бенни некоторое время молч следил з птицми.

— Время и место, — словно смому себе пробормотл он. — История моих отношений с бртьями Бонит нчлсь двно, Льюис. Мы выросли в одном рйоне Асунсьон, тк же кк и Соня, и ее брт. Вот из-з этого я и совершил по отношению к ним стршную ошибку.

— Ккую же?

— Однжды они стли моими клиентми, — покчл головой Бенни. — Это случилось восемь лет нзд. Бог свидетель, это был смый черный день в моей жизни. — Он пожл плечми. — Понимешь, тогд я был слишком молод, и мне, кк, нверное, всем молодым людям, кзлось, что я зню все н свете. Меня переполняли энтузизм и чрезмерный оптимизм. И жизнь тоже кзлсь простой и понятной.

От высокой скорости корпус лодки слегк вибрировл, рдостно гудел двигтель, рботвший н полную мощность. Они стремительно проносились мимо злитых светом островов.

— Знчит, бртья Бонит стли твоими клиентми, — здумчиво повторил Кроукер.

— Антонио и Хейтор знимются грязным бизнесом и, поверь мне, делют это очень умело. Нркотики, торговля оружием, белыми рбми — вот их истинный бизнес в Южной Америке, хотя они гребут немло денег и от горнорудной компнии, доствшейся им по нследству от мтери. Медь, олово, литий, бериллий — они знимют одно из лидирующих мест н рынке этих метллов, и объем их торговли с США постоянно возрстет. Во всяком случе, з последние дв год они открыли дочерние компнии в Мйми, Нью-Йорке и Вшингтоне.

— Округ Колумбия?

Бенни кивнул.

— Они дже торгуют метллми нпрямую с првительством США. — Он взял курс н юго-восток. — Но торговля метллми утомляет бртьев, они об хотят жить рди своего удовольствия. Кое-кто в Южной Америке и дже из првительственных кругов периодически обрщется к ним, чтобы убрть с дороги своих соперников, политических вргов, просто людей, которые слишком много знют.

— Ты знл об этом, когд брл их клиентми?

— Нет, но очень скоро узнл...

— То есть ты понял, что они — немные убийцы?

— Если бы только это... — Бенни со злостью сплюнул з борт. — То-то и оно, Льюис. Антонио и Хейтор... кк бы это скзть... У них весьм специфические пристрстия. Они не просто убивют людей, они стрются сделть это кк можно изощреннее, потому что это доствляет им удовольствие... Обычно их жертвы просто исчезют. После того кк бртья вдоволь позбвятся с несчстными, они рсчленяют их тел и продют внутренние оргны тому, кто больше предложит, — это может быть министр првительств ккой-нибудь южномерикнской стрны или член его семьи, или его близкий друг, или политический союзник... Ну, ты понимешь меня. — Бенни взглянул н Кроукер. — Вот тким грязным способом эти нечестивцы приобретют нечто горздо большее, чем просто кпитл, — они получют ткую влсть, ккя нм с тобой и не снилсь! — Он кисло улыбнулся. — Они получют влсть нд людьми, нд их телми и душми. Они получют все, что ни пожелют, стоит им только зикнуться об этом. В Южной Америке их почитют, кк богов, хотя своей жестокостью эти двое превзошли всех богов.

Бенни обогнул бкен.

— А теперь они переместили поле своей деятельности сюд, в США. Понимешь, Льюис? Они убили Соню и збрли ее тело. Кк ты думешь, зчем они это сделли?

Кроукер молчл, глядя н сияющие вдли огни город. Если Бенни прв, то бртья Бонит збрли ее тело, чтобы продть внутренние оргны. Что, если это првд? Н мгновение его зхлестнул ужс, и в ту же минуту он вдруг подумл, что у них должн быть здоровя почк, которя могл бы спсти Рейчел. Неужели во Флориде существует черный рынок человеческих оргнов? Внезпно ему стло стыдно з эти, кк ему покзлось, омерзительные мысли. Отец всегд говорил ему, что отчяние легко доводит человек до преступного компромисс. То, что Антонио и Хейтор сделли с Соней, смо по себе было ужсно, но первя рекция Кроукер окзлсь не менее ужсной. Он почувствовл себя низким человеком, недостойным быть зщитником Рейчел. И в эту минуту в его сердце родилсь глубокя ненвисть к бртьям Бонит, которые зствили его, пусть дже н мгновение, збыть об их злодеянии и подумть о возможности урвть кусок от их добычи. Ткого Кроукер простить не мог — это было для него рвносильно личному оскорблению.

Воцрилось неловкое молчние. В ночном воздухе, кзлось, витл злобный призрк бртьев Бонит, которые, по словм Бенни, облдли сверхъестественными способностями.

Помолчв, Кроукер спросил неожиднно мягко:

— Бенни, что случилось с твоей сестрой Розой?

Бенни зскрежетл зубми.

— Пять лет нзд я вел исключительно сложные переговоры с одной мерикнской компнией по поводу проджи их доли н рынке руд и метллов бртьям Бонит. Для бртьев это ознчло моментльный выход н рынок США. Они просили меня любой ценой уговорить компнию продть эту долю. Я стрлся изо всех сил, но тому негодяю из мерикнской компнии было прекрсно известно, нсколько желнной для бртьев был эт сделк, и он ни з что не соглшлся н предлгемые условия. В один прекрсный вечер он столкнулся с бртьями в кком-то клубе и публично посмеялся нд ними. Бог свидетель, они пришли в ярость.

Бенни н полной скорости зложил ткой крутой поворот, что з кормой веером взметнулсь беля от пены вод.

— Но убить его они не могли, потому что тогд бы уже никогд не получили того, чего тк сильно желли. Но им было необходимо выместить н ком-то свою ненвисть. И они обрушились н меня.

Ветер рздувл ветровку Бенни, деля его похожим со спины н стрнную черепху в мягком пнцире.

— Я не выполнил своего обещния, это был моя профессионльня ошибк. Если бы я не допустил ее, то и публичного скндл не случилось бы. Тк они мне говорили. Они нняли меня для выполнения определенной рботы, я их подвел. — Н мгновение он зкрыл глз, когд вновь открыл их, в них стояли жгучие слезы. Он с ткой силой сжл руль, что побелели косточки н рукх. — И тогд они збрли мою сестру, мою Розу. Ндругвшись нд ней, они отрезли ей голову и прислли в мой офис, чтобы я нвсегд зпомнил их урок.

Стоя рядом с Бенни, Кроукер чувствовл, кк его бьет дрожь.

— А что было потом? — тихо спросил Кроукер.

В ответ Бенни жутковто рссмеялся. К этому времени они уже были в Атлнтике. Волны стновились выше, крепчл соленый ветер.

— А ты кк думешь? Мне удлось-тки совершить вожделенную сделку. Я выполнил свои обязтельств перед бртьями. Я все сумел сделть тк, кк должен был сделть срзу, с смого нчл. Тк они мне скзли. — Он горестно покчл головой. — Потом, спустя три недели после окончтельного оформления сделки, они вытщили того прня прямо из постели и мучили его больше суток... Теперь его сердце бьется в груди президент Аргентины, печень пересжен брту министр финнсов Брзилии. Тк они зствили его рсплтиться з упрямство и ннесенное им публичное оскорбление. Бог свидетель, мы с ним об рсплтились з то, что связлись с этими чудовищми.

— Но ведь с тех пор прошло уже пять лет, Бенни, — скзл Кроукер, зсовывя змерзшую руку в крмн ветровки. — Почему они появились вновь и рспрвились с Соней?

— У них долгя пмять... А я-то думл, что окончтельно рсквитлся с ними и они больше никогд не вернутся в мою жизнь... Видно, я опять ошибся.

Лодк неслсь вперед н полной скорости, подпрыгивя н гребнях волн тк высоко, что у Кроукер клцли зубы. Бенни резко повернулся к нему.

— А знешь, что гнетет меня и пожирет изнутри, Льюис? Ведь Антонио и Хейтор были тогд бсолютно првы. Пять лет нзд в глубине души я не стремился к успешному звершению той сделки. Я действительно тогд не выложился по мксимуму, я просто хотел кк можно скорее отделться от них. Однко я не сумел предвидеть всех последствий. Я был уверен, что уж кто-кто, я-то сумею их перехитрить. — Он удрил себя кулком в грудь. — Это я убил Розу! Я тк же виновт в ее гибели, кк и ее убийцы! — Он отвернулся от Кроукер. — Теперь ты понимешь, что может произойти, когд ты молод и уверен, что знешь ответы н все вопросы? Очень быстро ты нчинешь понимть, что не только не знешь ответов, но и понятия не имеешь, кковы сми вопросы.

Рук, лежвшя н дросселе, плвно опустилсь, и лодк змедлил ход. Двигтель недовольно зворчл н низких оборотх.

— Вот мы и н месте, — скзл Бенни, передвя Кроукеру руль. Потом он вынул дорожную сумку и открыл ее.

— Зглуши двигтель, — помолчв, скзл он.

Кроукер повиновлся. Нступил полня тишин, слышлся лишь тихий шорох волн. Они были одни в открытом окене. Земля виднелсь узкой светлой полоской где-то длеко н зпде, у смой линии горизонт.

— Теперь нступет очень вжный момент, — скзл Бенни. — Прошу тебя сосредоточиться.

Нклонившись, он обмкнул руку в мленький глиняный горшок и помзл чем-то черным лоб, щеки и подбородок Кроукер. Потом он сделл то же смое со своим лицом.

— Что это ты делешь, Бенни?

— Тс-с-с... — Бенни приложил плец к губм. — Сейчс мы попрощемся с Соней.

— Ничего себе. — Кроукер выпучил глз. — Вот кк ты предствляешь себе погребльную церемонию?!

— Нет, не я, — спокойно ответил Бенни. — Мой дедушк.

Он вынул голову Сони, змотнную в полотенц.

— Приступим. Теперь нши лиц покрыты сжей, и злые духи не смогут узнть нс и утщить з собой, пок мы будем прощться с душой Сони, которой предстоит долгий путь в иной мир.

— Бенни... — нчл было Кроукер.

— Нет! Помолчи! — зшипел тот. — От своего дед я унследовл нечто сокровенное, священное. Он был нстоящим целителем и понимл горздо больше нс с тобой. Когд мы будем прощться с душой Сони, мы стнем уязвимыми для могучих сил, не поддющихся человеческому контролю и понимнию. — Он пристльно посмотрел н Кроукер. — Это првд, Льюис... Ты готов?

— Готов! — кивнул Кроукер.

Лицо Бенни, покрытое черными полосми сжи, кзлось ему стрнным и совсем незнкомым. Проведя лдонью по своему лицу, Кроукер подумл, не произошли ли и с ним ткие же перемены.

Из той же дорожной сумки Бенни извлек небольшую железную жровню.

— Послушй меня, Льюис. Нш мир состоит из трех вещей. Зкон природы, который не имеет ничего общего с зконми человеческого обществ, — это первый компонент. Второй — энергия и третий — сознние.

Именно сознние делет нс с тобой рзумными существми. В отличие от животных мы, люди, умеем мыслить. Животные же руководствуются исключительно своими инстинктми. У людей тоже есть инстинкты, но есть и сознние. В чем-то это хорошо — люди делют изобретения, двигют прогресс. Но зчстую сознние подвляет нши инстинкты, это очень скверно, миго.

— Удивительно, — скзл Кроукер, — не предполгл в тебе склонности к оккультизму.

— Очевидно, ты полгешь, что это комплимент? — хмыкнул Бенни.

Рзговривя с Кроукером, он смешивл ккие-то порошки из плстиковых флконов. Потом он добвил что-то похожее н высушенные листья и мленькие веточки и тщтельно рзмешл все это н дне жровни. Отвернувшись от сильного ветр, он поджег полученную смесь и знком велел Кроукеру присесть н корточки тк, чтобы жровня окзлсь между ними. Кроукер увидел, кк Бенни, рздувя ноздри, стл глубоко вдыхть дым от жровни, и последовл его примеру. Сделв первый вдох, он ощутил сильный зпх мяты, можжевельник, пельсин и еще много других, незнкомых зпхов, резких и жгучих, словно перец «чили». Он сделл еще несколько глубоких вдохов, и глз его сми собой зкрылись. Продолжя вдыхть ромтный дым, он почувствовл, кк его тело стло тяжелеть, словно усилилсь сил земного тяготения. Потом у него слегк зкружилсь голов, и ему внезпно покзлось, что невидимя нить, связыввшя его с землей, оборвлсь и его тело взлетело в воздух и стло прить в теплых восходящих потокх воздух, совсем кк это делют бклны.

В полной темноте он услышл голос Бенни.

— Лодки всегд служили для перевозки духов и мертвецов. Мой дед рсскзывл мне, что древние предки гврни использовли лодки в рзных ритулх... В те длекие времен гврни совершли невероятные путешествия по окену, рсселяясь по островм и побережью. Современные люди и предствить себе не могут, нсколько тяжелы были ткие путешествия, длившиеся иногд всю жизнь. Тк вот первый ритул, в котором использовлись лодки, имел целью изгнть болезнь или злых духов. Второй — попытться вернуть уходящую душу больного, лежщего н смертном одре. И третий — отпрвить душу умершего к берегм иной жизни.

Было очень тихо, только волны плесклись о корпус лодки. Но Кроукеру кзлось, что лодк покчивлсь где-то длеко внизу, они с Бенни подобно бесплотным духм прили в небесх.

— Море, — продолжл Бенни, — это црство мертвых. Оно не имеет ни дн, ни берегов. Здесь душ Сони и нчнет путешествие к иной жизни.

Хотя глз Кроукер были зкрыты, он кким-то непостижимым обрзом увидел, кк Бенни поднялся н ноги и, свесившись з борт, бережно опустил в окенские волны остнки Сони. Округлый сверток из полотенец зкчлся н волнх, и нд ними поднялось в воздух что-то неопределенное, непонятной формы, то, чему Кроукер никк не мог подобрть нзвние. Потом это что-то постепенно обрело форму человеческого глз с двойным зрчком. И в ту же секунду голов Сони скрылсь в темной воде, чтобы уже никогд не появиться вновь из окенских глубин. Кроукер с трудом рзлепил глз, чсто моргя ресницми. Бенни сидел н своем прежнем месте. Однко, оглядевшись, Кроукер не ншел в лодке свертк. От жровни все еще исходил сильный ромт, и н ккое-то мгновение перед глзми Кроукер мелькнул обрз Сони, увлекемый темными подводными течениями в тинственные окенские глубины.

* * *

Всю обртную дорогу к дому Бенни Кроукер спл мертвым сном, и ему снилось, что он тнцует с Соней. Вокруг было темно, но он был бсолютно уверен, что они тнцуют в «Акуле». Он чувствовл ее горячее и сильное тело, которое то отдлялось, то снов стремительно возврщлось в его объятия в ритме тнц. И кждое ее возврщение было похоже н возрождющуюся жизнь. Он чувствовл н щеке ее теплое свежее дыхние. Он смеялсь, и смех был похож н нежный перезвон колокольчиков. Когд они, тнцуя, попли в полосу яркого свет, ее волосы зжглись рыжевтым огнем, глз стли зеленовтыми. И Кроукер совершенно неожиднно увидел, что это вовсе не Соня, Дженни Мрш, врч Рейчел. Он поднял руку и нрисовл в воздухе контур человеческого глз с двумя зрчкми. Внезпно Кроукер крем глз зметил ккое-то движение. Обернувшись, он увидел, кк окроввлення голов Сони, опутння морскими водорослями и медузми, ктится по ступеням отеля «Иден Рок». Из окенской глубины у подножия лестницы вынырнул гигнтскя тигровя кул и, рзинув псть, проглотил все, что остлось от Сони. Прежде чем снов исчезнуть в воде, кул остновил свой леденящий взгляд н Кроукере. Это длилось всего долю секунды, но Кроукеру стло стршно. Он проснулся весь в поту и увидел, что Бенни уже пришвртовывет лодку к пристни. Кроукер потер лицо рукми и встл н ноги. Может, ему приснилсь вся эт стрння церемония погребения головы Сони? Ккое-то время он молч смотрел н своего друг, который возился у причл.

— Бенни, чего, собственно, хотят эти бртья Бонит?

Вытиря руки о штны, Бенни пожл плечми.

— Ненвисть и злоб свели их с ум, кто же может скзть, что н уме у сумсшедших? Нормльному человеку их не понять.

— С одной стороны, ты прв, — скзл Кроукер. — Но, с другой стороны, иногд безумие тоже имеет свою цель. Когд-то выявление тких целей было моей рботой...

— Нверное, они хотят убить меня. — Бенни мхнул рукой. — Дже не нверное, нверняк. Но ведь они считют себя не просто людьми, богми! А кого Бог хочет погубить, того снчл лишет рзум. Вот они и хотят свести меня с ум.

— Они что, действительно сумсшедшие?

Взяв опустевшую дорожную сумку, Бенни снов выбрлся из лодки н причл и зкурил сигру, поджидя Кроукер.

— Знешь, двным-двно, когд мир был не тким сложным, кк теперь, шляпных дел мстер сходили с ум, оттого что отрвлялись прми ртути, которой они обрбтывли фетр. День з днем он проникл в их легкие, впитывлсь в кожу рук. И в конце концов они теряли рссудок, стновились безумными, — Он выпустил облчко ромтного дым. — И я почти уверен, что с бртьями Бонит случилось что-то в этом роде. Злые духи овлдели ими еще в утробе мтери...

Резко рзвернувшись, он нпрвился по мрморной лестнице к дому.

* * *

В огромной столовой в доме Бенни их ждли толстенные обжренные н углях бифштексы, которые Бенни зкзл из ресторн, с жреной кртошкой. Кроукер понял, что несврение желудк ему обеспечено. Но голод не тетк, пришлось есть что дют. Потом Бенни принес бутылку мескля, но н этот рз Кроукер ншел в себе силы откзться.

Потом они вместе отпрвились н кухню врить кофе. Бенни молол темные душистые зерн, Кроукер молч прохживлся вокруг. Нконец он скзл:

— Бенни, я хотел бы тебя кое о чем спросить...

— Вляй! — спокойно ответил тот.

Кроукер вздохнул, ощущя тяжесть в желудке.

— Когд бртья Бонит прислли тебе отрезнную голову твоей сестры, тм были ккие-нибудь символы, вроде тех, что мы обнружили в холодильнике в доме у Сони?

Бенни невольно вздрогнул.

— Почему ты об этом спршивешь?

Он отвернулся, чтобы Кроукер не видел его лиц.

— Потому, что ты, вынимя из холодильник голову Сони, изо всех сил стрлся не глядеть н эти символы. Знчит, они имеют для тебя ккой-то смысл?

Бенни молчл, с преувеличенным стрнием зсыпя молотый кофе в кофеврку.

— Бенни, я достточно хорошо тебя зню, чтобы понимть, что ты не всегд говоришь то, что думешь.

Бенни был внешне совершенно спокоен, но Кроукер чувствовл, кк он нпрягся.

— Ну что же, хорошо... — произнес, нконец, Бенни. Взяв нож, он стл ловко очищть от кожуры большой спелый лимон. — Понимешь, дело в том, что... эти символы, ну... — Он прикусил губу. — Эти символы своего род креугольные кмни мир моего дед. — Н покрсневшем лице Бенни зметнее проступили белые пятн оспин. — Я хочу скзть, что они знимют центрльное место в его веровниях и в той мгии, которой он... которой он нучил бртьев Бонит.

Воцрилось долгое, неловкое молчние, и об вздрогнули, когд рздлись громкий свист и шипение готового кофе.

— Тк, знчит, бртья Бонит были ученикми твоего дед? — спросил Кроукер.

Горестно кивнув, Бенни достл мленькие кофейные чшечки и положил в них по кружочку лимон.

— Он нучил их искусству целительств, которое рспрострнено среди гврни, коренных жителей моей стрны. Н их языке это искусство нзывется хет-и, что можно перевести кк «многие воды». — Глз Бенни были широко открыты, но взгляд был невидящим, словно он весь ушел в прошлое. — Однко тому, что сделли бртья, нет прощения. Нучившись секретм исцеления людей, они в своем безумии превртили хет-и в стршное орудие зл.

Пок Бенни рзливл по чшкм горячий кофе, Кроукер думл о том, ккие интересные фкты открывлись перед ним.

— Тк что же ознчют эти символы? — спросил он.

— С их помощью обычно призывют силы всех четырех сторон свет. Изобрзив срзу все четыре символ, можно вызвть всех духов одновременно, это — чрезвычйно мощное оружие в рукх посвященного.

Кроукер взял чшку.

— Но в холодильнике было только дв символ.

Бенни кивнул.

— Третий — это крест внутри трех пересекющихся концентрических окружностей, четвертый — контур человеческого глз с двумя зрчкми...

Бенни тоже взял свою чшку, но тк и держл ее в рукх, не сделв ни глотк.

— И кждый посвященный выбирет для себя ккой-то один из этих четырех символов. Глз с двумя зрчкми был личным символом моего дед.

По спине Кроукер пробежл холодок. Он в двух словх рсскзл Бенни о своем сне и о том, что видел в нем именно этот символ.

Медленно поствив чшку н стол, Бенни вышел из кухни. Сгоря от любопытств, Кроукер последовл з ним н вернду.

— Бенни, что с тобой?

Он долго молчл, словно рздумывя нд ответом. Нконец, он произнес:

— Честно говоря, Льюис, я теперь не зню, что и думть.

Облокотившись н перил, он уствился н отржение огней в темной воде у пристни.

— Когд умер мой дед, десять дней подряд шел сильный дождь. Мне тогд было лет пятндцть, и я хорошо помню этот холодный дождь. Мой дед умер в смый холодный день зимы. Рыбки вытщили его из реки Пргвй... Он жил у смой реки, ему тогд было уже з девяносто, и все говорили что, должно быть, он потерял в темноте рвновесие, упл в воду и рзбил себе голову о кмни. Я никогд не верил в это...

Мой дед крепко стоял н ногх. Он дже умел ловить рыбу ногми, и это всегд очень смешило меня...

Бенни был по-прежнему нпряжен и бледен.

— Кк бы тм ни было, мой дед при жизни был целителем, поэтому его тело полглось сжечь н костре. Мы соорудили высокий погребльный костер и положили его тело н смый верх. Зрезв его любимого коня, мы зжрили мясо и, пок горел костер, ели его, чтобы почтить пмять дед. Несмотря н проливной дождь, костер не угсл и горел ровным плменем. Все вокруг удивлялись и говорили, что это просто чудо...

Бенни склонил голову, грудь его тяжело вздымлсь, словно у него нчлся приступ стмы. Вокруг звенели и верещли сверчки и древесные лягушки, но Кроукер слышл их кк будто сквозь вту.

— Я сидел н дереве, — с трудом выдвил из себя Бенни. — Оттуд мне было хорошо видно, кк горело тело моего дед. Он, бывло, говорил мне, что он нполовину человек, нполовину животное. Однжды я спросил его, ккое именно животное. В ответ он лишь улыбнулся и скзл: «Когд я умру, внимтельно смотри н мой погребльный костер, тогд узнешь».

Бенни покчл головой.

— Ты должен понять меня, Льюис. Когд умер мой дед, я смертельно перепуглся. Он хотел нучить меня искусству целительств, чтобы я стл хрнителем трдиций нрод гврни. Я откзлся. См не зню почему. Может быть, я испуглся ответственности, которя нвсегд привязл бы меня к Асунсьону. У дед было очень много пциентов, жизнь которых звисел от его мстерств целителя. У меня же н уме тогд были только деньги. Кроме того, мне смертельно хотелось повидть мир. — Вынув сигру, Бенни уствился н нее невидящим взглядом. — А может, в глубине души я просто не верил в его нуку... — Отвернувшись, Бенни пожл плечми. — Вот почему мой дед обртил свое внимние н Антонио и Хейтор. Бог свидетель, им был нужн сильня рук. Их отец умер, когд они были совсем мленькими, мть... Говорили, он был знтного происхождения, но все-тки он был в определенном смысле ведьмой. Мне кжется, мой дед пожлел их. Обучя их своему искусству, он стрлся дть им чувство зщищенности, чувство нстоящей семьи...

— Тк почему ты испуглся, когд он умер? — спросил Кроукер.

Бенни помолчл, рзглядывя свою сигру.

— Ну, знешь... — Он попытлся улыбнуться, но в глзх отржлся стрх. — Я тогд был сердит н него... Нверное, з то, что он зствил меня чувствовть себя виновтым.... Впрочем, см не зню з что. Кк бы тм ни было, я перестл рзговривть с ним. И когд он умер...

— Тк что случилось?

Бенни зкурил сигру. Привычня процедур немного успокоил его. Рскурив сигру кк следует, он скзл:

— Тк вот, я сидел н дереве и смотрел, кк языки плмени пожирли тело моего дед. Я не отрывл глз от этого зрелищ, потому что был уверен, что вижу, кк отлетет его душ. Кк птиц или что-то в этом роде...

— Но все произошло не тк.

Бенни выпустил изо рт облчко дым. Его голос изменился и стл звонким, словно у того подростк в Асунсьоне, кким он когд-то был.

— Понимешь, не зря целых десять дней без перерыв лил сильный дождь — тк было нужно...

— Зчем, Бенни?

— Это нужно было душе моего дед, потому что он... это был не птиц, не конь, не оцелот. — Повернувшись лицом к Кроукеру, Бенни посмотрел ему в глз. — Это был кул, Льюис.

— Но, Бенни....

— Нет, нет и еще рз нет! Я видел это собственными глзми! — Бенни взмхнул рукой. — Из плмени и рскленных добел углей выплыл чудовищня кул и по дождевым струям поднялсь в небо. — Взволновнный, он вынул изо рт сигру. — Т вчершняя тигровя кул, которя сожрл мою вху, и те символы, которые были у Сони в холодильнике, и приснившийся тебе символ моего дед... Помнишь, я говорил тебе, что мы будем уязвимы для духов. Ты убил кулу, Льюис, и теперь, Бог свидетель, дух моего дед здесь. — Он ткнул пльцем Кроукеру в грудь. Появление той тигровой кулы было не случйным. Из всех рыбков в окене он выбрл именно нс. — Голос Бенни снизился до шепот. — Льюис, мой дед пытется нм что-то скзть...

— Что? — спросил Кроукер.

Бенни сжл его плечо.

— Может, он хочет скзть, кто убил его. Он не может уйти в иной мир нсовсем, пок не будут нйдены и предны спрведливому суду его убийцы.

Кроукер молч глядел н Бенни. Смое интересное зключлось в том, что после всех событий вечер рсскз Бенни покзлся ему вполне првдоподобным. Кроукер оздченно помотл головой. Может быть, это оттого, что он ндышлся того ромтного дым? Или он просто потихоньку сходит с ум? Кк бы то ни было, стновилось уже поздно. Кроукер поглядел н чсы.

— Тебе нужно идти? — спросил Бенни.

Кроукер кивнул.

— Д, я должен зехть в больницу проведть Рейчел.

Они вернулись в дом.

— Нсчет этого... — Бенни змолчл в нерешительности. — Я думл о твоей племяннице.

С этими словми он взял руку Кроукер и что-то вложил в нее.

Это был темно-зеленый кмень првильной овльной формы, отшлифовнный многими годми пребывния в морской воде.

— Что это? — спросил Кроукер, глядя н Бенни.

Взяв друг з руку, Бенни повел его к дверям. Они вышли н крыльцо. Ночь звенел от сверчков и древесных лягушек.

— Однжды, когд я был еще совсем мленьким, — нчл Бенни, — я видел, кк мой дед вылечил одной женщине исклеченную болезнью руку. Не спршивй кк. — Он ткнул пльцем куд-то вверх. — Тк же кк эт древесня лягушк не имеет ни млейшего понятия, о чем мы сейчс с тобой рзговривем, тк же и ты не имеешь ни млейшего понятия о том, кк происходит исцеление. И в этом ты похож н древесную лягушку. Ведь для нее нш бесед кк бы не существует, потому что он не способн понять человеческую речь. Но ведь это совсем не знчит, что нш бесед действительно не существует, ведь тк?

Кроукер кивнул.

— Это кмень духов, он приндлежл моему деду. — Речь Бенни был спокойной и плвной, словно он был в церкви. — Он облдет огромной силой. Я хочу, чтобы ты положил этот кмень н грудь Рейчел. Это целительный кмень, но ведь ни ты, ни я не являемся целителями, поэтому его энергия несколько ослблен. Однко кто знет, может, он облегчит ее стрдния?

Кроукеру почудилось, что от кмня исходит ккое-то тепло. Но он решил, что это всего лишь игр вообржения.

— Я буду беречь его.

Бенни здумчиво поглядел н друг.

— Знешь, говорят, что целители-гврни никогд не умирют полностью — их сил и энергия остются здесь.

В полном молчнии они дошли до мшины Кроукер, и когд он уже открыл дверцу, Бенни скзл:

— Льюис, я хочу попросить тебя об одном одолжении.

— Для тебя я готов н все, дружище.

— Я хочу ннять твою лодку н одну ночь. Он будет нужн мне через дв дня.

— Тк ты хочешь обеспечить меня рботой? — зсмеялся Кроукер. — Ккое же это одолжение?

— Нет, твоя лодк нужн мне не для рыблки, Льюис.

— Ндеюсь, ничего противозконного, Бенни? — нхмурился Кроукер.

— Нет, ничего ткого, но... — Бенни огляделся, словно опслся, что его подслушивют. — Это должно остться строго между нми. Ты не должен говорить об этом никому, дже своим рботникм. Для всех остльных ты просто берешь лодку для себя, хорошо?

— Хорошо, но ведь у тебя есть своя собствення прекрсня лодк.

— Моя лодк для этого не годится. — Бенни похлопл его по плечу. — Спсибо, миго. Для меня это рхивжно. Кроме тебя, я не зню ни одного человек здесь, кому мог бы довериться. — Он придержл дверцу, пок Кроукер усживлся в мшину. — Тк не збудь, через дв дня.

— В ккое время?

— Мы должны будем отчлить в восемь вечер.

— И куд же мы отпрвимся, Бенни? Н Кубу?

Ничего не ответив, Бенни приложил плец к губм.

«Что з тйны?» — подумл Кроукер. Впрочем, н то они и друзья, чтобы не здвть лишних вопросов.

— Бенни! — Он порывисто обнял друг. — Поможет твой кмень духов Рейчел или нет, все рвно я очень блгодрен тебе з него!

3

Было уже довольно поздно, десятый чс. Дорог от дом Бенни до больницы, где лежл Рейчел, знял почти полтор чс.

Когд он поднялся в отделение дилиз, Мэтти спл. Медсестры рзрешили ей прилечь в свободной плте. Кроукер н цыпочкх пробрлся мимо нее в плту Рейчел. По пути он столкнулся с дежурной медсестрой и спросил ее о состоянии племянницы. Услышв, что ничего не изменилось, он не знл, рдовться ему или огорчться. Нверное, если не ожидть чуд, это было лучшее, н что они могли ндеяться.

Рейчел лежл все в том же положении, в кком он оствил ее утром, — н спине, без сознния, вся обвитя тким множеством плстиковых трубочек, что кзлсь кким-то получеловеком-полумшиной. Глубокие тени злегли н ее лице, и у Кроукер сжлось сердце от отчяния. Он уходил от него нвсегд... Должен же быть ккой-то способ достть для нее здоровую почку!

Присживясь н крй ее постели, он вдруг почувствовл, что весь дрожит. Он осторожно взял ее руку в свою, словно пытясь согреть ее своим теплом. В этот момент ему покзлось, что воспоминния о Соне смешлись в его мозгу с тревогой з племянницу, словно обе их души были теперь где-то по другую сторону рельности, непостижимым обрзом связнные друг с другом.

Он достл из крмн кмень духов, который подрил ему Бенни. В слбом свете лмп его темно-зеленя поверхность кзлсь мтовой. В нерешительности Кроукер повертел его в пльцх. Ему кзлось, что по внешнему виду кмень ничем не отличется от тех бесчисленных сотен и тысяч кмней, которые можно нйти н побережье.

Тем не менее он все Же осторожно положил его н грудь Рейчел поверх белой простыни, которой он был прикрыт. Он с ндеждой искл в лице девочки признки возврщющейся жизни, но тщетно — не произошло ровным счетом ничего. Все тк же чуть слышно рботли контрольные мониторы, тихо гудел мшин дилиз, мерно пдли кпли лекрственного рствор в кпельницх. Сидя совершенно неподвижно, Кроукер ждл, и ему кзлось, что прошл уже целя вечность, но Рейчел не выходил из комы. Отчявшись, он протянул руку, чтобы збрть кмень духов, но тут же, вскрикнув, отдернул ее — кмень был горячий!

— Кто здесь?

Кроукер вздрогнул, словно его укололи иглой.

— Рейчел? — Он склонился нд ее постелью.

Он открыл глз, и он увидел, что они у нее действительно небесно-голубого цвет.

— Кто вы?

— Я твой дядя Лью, брт твоей ммы. — Он подвинулся ближе, чтобы он могл рзглядеть его. — Мм рядом, в соседней плте. Позвть ее?

— Нет!

Он произнесл это слово шепотом, но Кроукер зстыл н месте, словно он зкричл во весь голос. Он изо всех сил вцепилсь в его првую руку, стрясь удержть возле себя.

— Боже... дядя Лью, я думл... я думл, ты мне снишься. — Он попытлсь улыбнуться, но у нее ничего не получилось. — Ты был н белом коне, в сияющих доспехх.

Он ободряюще улыбнулся:

— Мы же во Флориде, дорогя, тут слишком жрко, чтобы ндевть н себя доспехи. Но я тебе не снюсь, я действительно тут, рядом с тобой.

Он еще крепче сжл его руку.

— Кк хорошо, что ты здесь...

— Рейчел, миля, позволь мне позвть мму, ведь он тк волнуется з тебя, ей очень хочется поговорить с тобой.

— Я не хочу рзговривть с ней, — неожиднно твердо произнесл Рейчел, глядя н Кроукер ледяными голубыми глзми.

— Тогд я позову доктор, нужно скзть, что ты пришл в себя.

— Прошу тебя, дядя Лью... ты позовешь их через минуту, пок просто побудь со мной.

Он знл, что поступет непрвильно. Во всяком случе, нужно было позвть хотя бы Дженни Мрш. Но он не мог откзть Рейчел, своей единственной племяннице, которую он много лет зочно любил. Кроме того, кк истинный детектив, он не мог упустить случй получить ответы хотя бы н некоторые вопросы.

— Рейчи, что с тобой случилось?

— Что это з трубочки?... — прошептл он.

— Ты в больнице. Очевидно, ты нглотлсь ккой-то гдости.

— Ты совсем не ткой, кк мм, — слегк удивленно прошептл он. — Он и понятия не имеет, что я блуюсь нркотикми.

Внезпно ее губы здрожли, и глз медленно зкрылись.

— Рейчел! — Кроукер прижл к ее груди горячий кмень духов.

Он открыл глз:

— Все в порядке, дядя Лью.

Мониторы подтверждли стбильное сердцебиение и кровяное двление. Кончиком язык он провел по рстресквшимся губм.

— Принеси мне, пожлуйст, попить. Что-нибудь вроде диетической колы. Я тк хочу пить...

— Жидкость поступет в твой оргнизм по этим трубкм. Боюсь, сейчс тебе нельзя ничего пить. Может, доктор рзрешит тебе попить после того, кк осмотрит тебя.

Ледяные голубые глз вопросительно уствились н него.

— Что произошло между тобой и ммой?

— Хорошо, я рсскжу тебе об этом, если ты мне скжешь, где взял ту дрянь, которя довел тебя до ткого состояния, — скзл проснувшийся в Кроукере детектив.

— Я уже игрл в ткие игры.

— Ккие игры?

— Я покжу тебе свое, если ты покжешь мне свое.

Неужели эт пятндцтилетняя девочк уже знет н прктике, что ткое секс? Впрочем, теперь столь юный возрст уже не считлся помехой для нчл половой жизни. Кроукер подвил в себе желние здть вопрос нпрямую, оствив это для Мэтти, и улыбнулся.

— Я тоже пру рз игрл в ткую игру.

— И кк тебе?

Кроукер оздченно помолчл, не зня, кк рсценивть ткой вопрос из уст пятндцтилетней девочки.

— Не зню, — пробормотл он. — Тк ты соглсн н мои условия?

— Д, рсскзывй ты первым.

Кроукер стоял у ее постели, держ в своей лдони ее руку.

— Мы с твоей ммой... — Он змолчл, не зня, что скзть. — Понимешь, мы с ней кк кошк с собкой, во всяком случе, иногд. Он нзывет белым то, что мне кжется черным, и мы с ней готовы спорить до хрипоты по любому поводу.

— Ты стрешься зпудрить мне мозги, — скзл Рейчел. — Не ндо, дядя Лью.

И тогд он рсскзл о ее гнусном отце, сколько счел возможным, рсскзл он и о том, что именно Донльд сумел возвести стену между Мэтти и ее семьей. Н смом деле он не рсскзывл ей и половины всей првды, но он был уверен, что и этого было более чем достточно для нее.

— Родители, кк кошки, — вздохнул Рейчел. — Никогд не знешь, что у них н уме. Когд мы с ммой рзговривем, он кжется мне ткой простой и понятной, но когд речь зходит о ней и ее взимоотношениях с отцом, он стновится непроницемой и не хочет говорить мне првду.

— А может, родители и не должны быть ткими уж понятными для своих детей? — неожиднно для себя возрзил Кроукер.

— Одн мысль сводит меня с ум: неужели мой отец ушел от ммы из-з меня? — с обезоруживющей детской простотой скзл Рейчел.

От неожиднности Кроукер вытрщил глз.

— С чего это пришло тебе в голову, детк? Их рзрыв не имеет никкого отношения лично к тебе.

— В ншей семье все люди почему-то уходят — ты, мой отец... И только я никуд не ухожу.

— Но это не совсем тк!

— Все оствляют меня. — В ее глзх появились слезы. — После рзвод отец ни рзу не пришел нвестить меня. Знчит, он ушел из семьи из-з меня?

«Чтоб ты в гробу перевернулся тысячу рз, Донльд!» — зло подумл Кроукер.

— А мм... Он тк преувеличенно учстлив...

Что-то в голосе Рейчел не понрвилось ему, и он спросил:

— Что происходит между тобой и мтерью?

— Скорее, что не происходит между нми....

— Что ты имеешь в виду?

— Он хочет получть от меня только ткие ответы, ккие ее полностью устривли бы, он здет совсем не те вопросы, которые нужно здвть... он не имеет никкого понятия о том, что со мной происходит.

— Тк что же с тобой случилось, Рейчел?

Он молч сжл зубы. Ледяной взгляд голубых глз пронизывл Кроукер нсквозь. Льюис понял, что эт девочк прекрсно умеет нстривть против себя дже близких, любящих ее людей. Эт опсня способность могл привести к смоуничтожению личности. Может, именно эт черт хрктер привел ее к опсной грни между жизнью и смертью, н которой он сейчс нходилсь?

— Ну хорошо, я рсскзл тебе то, что ты хотел знть, — скзл он. — А теперь твоя очередь рсскзывть. Где ты взял эту дурь?

Рейчел повернул голову к стене.

— Миля...

Он высвободил свою руку из его лдони. Ткое поведение было ему знкомо. Кого он хотел зщитить?

— Рейчел, ты же обещл!

— Ничего я не обещл.

— А кк же првил игры?...

— Ты ничего не понимешь в игрх. — В ее голосе прозвучло столько яд, что он невольно отштнулся. — Я же не сплюнул!

— Что?!

— Если я не сплюнул, принимя твои условия, знчит, я не взял н себя никких обязтельств перед тобой. Кждому кретину это известно!

— Только не мне, — прировл Кроукер. — К тому же ты не в том состоянии, чтобы плевться.

Ответ понрвился Рейчел, он приглушенно зсмеялсь. Но все же не повернул головы в сторону Кроукер.

Он уже нчинл сердиться. Нужно было во что бы то ни стло нйти ключик и пробрться сквозь колючий збор, который Рейчел столь внезпно возвел между ними.

— Рейчел, послушй, я тебе не врг. Всего минуту нзд я был единственным человеком, с которым ты хотел говорить. Почему ты отгородилсь от меня? Что случилось?

В комнте воцрилось молчние, нрушемое лишь монотонным попискивнием мониторов и тихим гудением искусственной почки.

— Все рвно ты не поймешь, — прошептл он, нконец. — Никто меня не поймет...

Он снов повернулсь к нему лицом, и Кроукер увидел, что он плчет.

— Я совсем рздвлен, рзбит, — всхлипнул он. — Дядя Лью, я умру.

Кроукер вытер ей слезы руквом рубшки.

— Нет, миля.

— Понимешь, я должн знть нверняк.

Он поцеловл ее влжный лоб.

— Ты не умрешь.

— Понимешь, если я действительно умру, мне ндо к этому подготовиться...

— Миля, я же скзл тебе. — Он поцеловл ее щеки.

Ее рук снов сжл руку Кроукер.

— Если я умру, мне ндо повидть Гидеон.

— Кто ткой этот Гидеон?

Внезпно глз Рейчел широко рскрылись, и все тело свело судорогой. Тревожно згудели контрольные мониторы, и Кроукер стл громко звть дежурную медсестру.

— Дядя Лью, о Боже!...

Кроукер прочел в ее глзх столько боли и ужс, что совершенно рстерялся. Кзлось, ее боль пронзил его тело тысячми стеклянных осколков.

Он инстинктивно обнял ее, словно хотел собой зслонить девочку от всех бед, спсти ей жизнь.

— Держись, Рейчел! Держись!

Кроукер взял кмень духов и спрятл в крмн.

Глз Рейчел зктились, и руки зметно похолодели.

Через несколько секунд в плту вбежл врч в сопровождении трех медсестер, следом ворвлсь Мэтти.

— Моя девочк! — кричл он. — Что с моей девочкой?

Дежурный врч, смуглый лтиномерикнец, взглянув н Кроукер, хлднокровно произнес:

— Не могли бы вы оствить нс недине с больной?

— Доктор Мрш... — нчл было Кроукер.

— Ей уже позвонили н пейджер. — В рукх врч появились шприц и мпул с лекрством. Отдвя комнды двум медсестрм, он зубми снял с однорзовой иглы плстиковый колпчок. Все внимние врч было теперь сконцентрировно н пциентке, и Кроукер почувствовл к нему з это искреннюю блгодрность.

Только теперь Кроукер зметил, что все еще сжимет в лдонях руку своей племянницы. Словно зчровнный, он смотрел н мониторы, которые кзлись ему сейчс творениями неземных цивилизций. Нконец, он отпустил руку Рейчел, прошел мимо врч и медсестер и, обхвтив з плечи сестру, силой вывел ее в коридор.

Кроукер звел Мэтти в тулет и, открыв крн с холодной водой, сунул ее голову под струю. Вод был не очень холодной — ледяной во Флориде он не бывет никогд, — но сил струи ошеломил Мэтти. Он перестл кричть и брыкться, зто сильно двинул Кроукеру под ребр. В ответ он лишь зворчл и еще глубже здвинул ее голову в рковину.

Потом он услышл, что он пытется что-то скзть.

— Что-что? — спросил он, склоняясь нд рковиной и чуть ослбляя хвтку, чтобы он могл повернуть голову.

— Мне нечем дышть, негодяй ты эткий! — здыхясь, скзл Мэтти.

— Вот теперь узню свою сестру! — с удовлетворением произнес Кроукер и отпустил Мэтти, он выпрямилсь, кшляя и отплевывясь.

Отмотв несколько бумжных полотенец, Кроукер протянул их ей. Мэтти смотрел н полотенц, словно не понимя, для чего они преднзнчены. Потом он зстонл и тихо всхлипнул:

— О Боже, Лью!...

Он обнял ее и крепко прижл к себе, глдя мокрые спутнные волосы. По ее телу пробегли судороги. Он ослбел в его рукх, и Кроукер вспомнил, кк когд-то, весь в грязи и отцовской крови, он точно тк же прижимл к себе обезумевшую от горя мть.

Теперь ослбевшя от горя и отчяния, Мэтти прижлсь к брту. От нее ушел муж, теперь умирл единствення дочь. Ее бил мелкя дрожь. Он поднял злитое слезми лицо, и Кроукер увидел в ее глзх ужс.

— Лью, — хрипло прошептл он, — я не могу остновиться, меня всю колотит. — У нее стучли зубы. — Что это со мной?

— Шок, — спокойно ответил Кроукер, — нервное истощение. — Он провел рукой по ее влжному лбу, отводя в сторону нмокшие пряди волос. — Вот что, дорогя, сейчс я отвезу тебя домой.

Мэтти был похож н оленя, случйно выскочившего н шоссе и попвшего в лучи втомобильных фр — животный стрх светился в ее больших глзх.

— Но моя млышк... Кк же Рейчел без меня?...

Глядя н сестру, Кроукер понимл, что в любом случе ее ндо увезти домой и зствить хоть немного отдохнуть. Но прежде он хотел зглянуть к Рейчел.

Усдив сестру н крышку унитз, он скзл:

— Подожди меня здесь, я скоро вернусь.

В отделении интенсивного дилиз стоял ккя-то противоестествення тишин, и его сердце змерло от стрх. Проходя мимо центрльного врчебного пост, он увидел Дженни Мрш, выходящую вместе с двумя медсестрми из плты Рейчел. Он тк был увлечен рзговором, что Кроукер решил не мешть ей и остновился рядом с опустевшим постом.

— Ничего стршного не случилось, — скзл доктор Мрш, зметив Кроукер. — Сейчс с ней доктор Кортинес. — Он что-то писл в крте Рейчел.

— Но что с ней произошло?

— Думю, это вы должны мне рсскзть, что с ней произошло. Нсколько я понимю, вы были рядом с ней, когд он пришл в себя?

В ее голосе явственно слышлся укор. Он вручил крту медсестре, любезно кивнул ей и лишь потом снов повернулсь к Кроукеру.

— Вм следовло немедленно позвть медсестру, мистер Кроукер.

— Именно это я и хотел сделть, но Рейчел тк нстойчиво просил меня не оствлять ее... Прошу прощения. Зню, что поступил не лучшим обрзом, но я ничего не мог поделть.

Дженни Мрш холодно взглянул ему в глз.

— Рейчел вышл из комы, что, должн вм скзть, смо по себе невероятно с точки зрения медицины. Сомневюсь, что он вообще могл говорить, не то чтобы нстивть!

— А вот тут вы ошибетесь, доктор. Он был в здрвом уме, и мы с ней рзговривли.

Кроукер решил не говорить о кмне духов. Профессионльное обрзовние и прктик никогд бы не позволили Дженни Мрш принять ткое мистическое объяснение внезпного выход Рейчел из комы, пусть дже и кртковременного. Впрочем, дже см Кроукер сомневлся, не было ли это простым совпдением? Хотя по своему многолетнему опыту сыщик знл, что совпдений прктически не бывет.

Дженни Мрш посмотрел н него тк, словно у него вдруг выросли крылья, и холодно произнесл:

— Мой окончтельный дигноз остется в силе, мистер Кроукер. Ей нужн донорскя почк. Без нее, без пересдки, ей не выжить.

Кроукер рстерянно провел по волосм.

— Хорошо, я достну почку. А кк мои нлизы н совместимость?

— К сожлению, вш почк не годится. — Он кисло улыбнулсь. — Мне действительно очень жль.

Кроукер вздохнул. Кким обрзом, интересно, он собирлся достть для Рейчел донорскую почку? И снов он подумл о бртьях Бонит, которые, судя по словм Бенни, знимлись поствкой донорских оргнов в Южную Америку, теперь, возможно, и в США, для немногих избрнных, кто мог зплтить з это непомерную, в этом Кроукер не сомневлся, цену. Нет, ему нельзя было отчивться и опускть руки — он должен был непременно нйти способ достть донорскую почку.

— Что мне скзть сестре о состоянии Рейчел? — спросил он.

— Я же скзл, состояние более или менее стбильно, но он снов в коме, — скзл доктор Мрш. — Сейчс мы пытемся определить, что вывело ее из комы, но результты будут готовы смое рннее звтр утром. Почему бы вм не отвезти сестру домой, мистер Кроукер? Сейчс ни вы, ни он ничего не можете сделть для Рейчел. А если вдруг появятся ккие-либо изменения в ее состоянии, мы немедленно ддим вм об этом знть.

Доктор Мрш уже повернулсь, чтобы уйти, когд он скзл ей вслед:

— Лью. Меня зовут Лью.

Дженни Мрш обернулсь.

— Доктор, нсчет почки. Должен быть ккой-то источник или что-то еще в этом роде. Может, вы знете что-нибудь об этом?

Знл ли он о бртьях Бонит и их торговле человеческими оргнми?

— Я звонил своим друзьям, пытлсь нйти ккие-то ходы... Пру рз я влял дурочку, умолял... Бесполезно, я больше ничего не могу сделть.

Однко в ее поведении Кроукер скорее почувствовл, чем увидел, некоторую нерешительность, и тут же взял бык з рог.

— Доктор, если существует ккой-то иной способ достть донорскую почку, я должен знть об этом. Прошу вс, скжите.

Н своем веку Кроукер, кк и его отец в свое время, повидл немло богчей, хпуг, воров и взяточников, чтобы срзу рспознть внутреннюю борьбу между совестью и корыстью. Конечно, Дженни Мрш был не ткой, но сейчс ее доброе сердце и человеколюбие боролись в ней с профессионльной совестью врч.

Дженни Мрш молч смотрел ему в глз, и, кзлось, это длилось целую вечность. Нконец, он знком приглсил следовть з ней, и они нпрвились через все отделение дилиз к двери с тбличкой «Комнт для отдых врчей». Это окзлсь средних рзмеров комнт, обствлення стромодной — очевидно, пожертвовнной кем-то — мебелью. Единственное окно выходило н злив. В комнте никого не было.

— Должно быть, я сошл с ум, — покчл головой Дженни Мрш, зсовывя руки в крмны белого хлт. — Послушйте, я хочу, чтобы вы кое-что поняли. Все мы, специлисты в облсти трнсплнтции оргнов, очень щепетильно — я подчеркивю — очень щепетильно относимся к вопросм врчебной этики. Под стрхом смерти ни один из нс не стнет иметь дело с незрегистрировнным донорским оргном. Подобное противозконное деяние просто невозможно для нс. Кроме того, это было бы и грубым нрушением человеческой морли.

В этот момент Кроукер вдруг ясно почувствовл, что их бесед принял несколько иной, чем прежде, хрктер.

— Я внимтельно слушю вс, доктор.

Рспрвив плечи и выпрямившись, доктор Мрш скзл:

— Время от времени до меня доходят слухи о появлении незрегистрировнных оргнов...

Кроукер, привыкший вытягивть признния из нерзговорчивых свидетелей и подозревемых, умел читть между строк.

— Вы хотите скзть, что здесь, в этой стрне, существует подпольня торговля укрденными человеческими оргнми?

Он отрывисто кивнул.

— Но вы этого не слышли. Имейте в виду, я буду все отрицть. — Ее глз потемнели от стрх, стли совсем зелеными.

Кроукер тк сильно сжл спинку дивн, что у него знемели пльцы. Он вспомнил, кк обнружил в холодильнике голову Сони — чем не предложение дьявольской сделки? Что сделли бртья Бонит с ее телом? Ни Бенни, ни см Кроукер тк и не смогли нйти однознчный ответ н этот вопрос. Теперь же их худшие предположения неожиднно получили подтверждение. Кроукер охвтил нервня дрожь. Он снов ощутил себя уязвимым и отчего-то беззщитным.

— Кто этим знимется?

— Кк првило, рбы, китйцы и пкистнцы.

— Нсколько я зню, лтиномерикнцы тоже не чурются этого бизнес. Когд без вести пропдют люди — диссиденты, бунтри, политические врги, д мло ли кто еще — кое-кто не прочь извлечь из этого выгоду.

Дженни Мрш кивнул:

— Д, я слышл об этом.

— Возможно ли подобное в США, здесь, во Флориде?

Дженни пожл плечми.

Неужели бртья Бонит действительно знимются торговлей человеческими оргнми уже и здесь, в США. Он продолжл двить н нее.

— Вы не знете нверняк или просто не хотите говорить?

— Не зню, и никто этого не знет нверняк.

— Кто-то непременно должен знть. — Н мгновение Кроукер здумлся. — Скжите, доктор, если все вы, специлисты в облсти трнсплнтции, столь неподкупны, то кто же покупет эти оргны?

— Из тех людей, кого я зню, никто.

— А другие?

Дженни осторожно огляделсь, словно опслсь, что их рзговор могут подслушть, потом сделл ему знк следовть з ней. Он привел его в оперционную. У стены стоял небольшой ппрт из нержвеющий стли и фрфор, из корпус выходили гибкие плстиковые трубки. Он был продолговтой формы, н резиновых колесикх. Дженни подошл к ппрту.

— Это перфузионня мшин. — Он положил руку н глдкий корпус. — В ней донорскя почк хрнится столько, сколько пондобится, пок не будет проведен оперция по трнсплнтции.

Кроукер внимтельно рзглядывл перфузионную мшину, но не нходил в ее облике ничего стрнного или необычного. Он выглядел кк и остльные медицинские ппрты — немного тинственно, потому угрожюще.

— Предположим следующую ситуцию, — скзл Дженни. — В городе происходит ктстроф со множеством летльных исходов. Нынешние првил тковы, что тел жертв дже не доствляют в больницу. Снчл служб эвкуции трупов знимется их опозннием, потом их отвозят в морг. — Он зложил прядь волос з ухо. — А теперь предположим, что ккой-нибудь медик из службы эвкуции по уши звяз в долгх или просто хочет немного подзрботть. Поскольку его никто не контролирует, он вполне может обложить трупы льдом, чтобы снизить их темпертуру до тридцти двух грдусов по Цельсию. Потом он нкчивет их бельтцеровским рствором. Помните, я говорил вм, что почк может хрниться тким обрзом в течение семидесяти двух чсов. К тому же очень может быть, что у него уже есть клиенты, с нетерпением ожидющие возможности купить у него тот или иной оргн. Он проводит тест н нтигены, что, кк првило, знимет не больше шести — восьми чсов. И вдруг удч! Почк окзывется совместимой с требовниями того или иного клиент. И тогд он продет ее з хорошие деньги. И никто никогд не узнет об этом, потому что трупы, подобрнные н месте ктстрофы, обычно сильно исклечены. Кто в морге стнет искть н них следы хирургического вмештельств?

Кроукер вскинул голову:

— Нсколько рельн ткя ситуция?

Он отвел взгляд в сторону.

— Иногд ткое случется...

— Ну хорошо, что происходит потом? Ведь тот, кто купил полученный незконным обрзом донорский оргн, не может обртиться к вм или другому специлисту, чтобы тот провел оперцию по пересдке!

— Ко мне — нет! — Дженни длинными пльцми поглживл полу хлт. — Но, несомненно, нйдутся другие, кто соглсится н это з соответствующее вознгрждение...

— И эти другие облдют ткой же высокой квлификцией?

Ее лицо было непроницемым.

— Вы будете удивлены, но оперция по пересдке почки не ткя уж сложня. Почти все чстные клиники имеют для этого необходимое оборудовние. Собственно говоря, для ткой оперции нужны три хороших профессионл: хирург, нестезиолог и техник, обслуживющий медицинскую ппртуру.

Кроукер не сводил с нее глз.

— Тк вы говорите, что подобное время от времени действительно происходит?

— Сми делйте выводы, — тихо ответил Дженни.

— Зчем вы рсскзли мне все это? — спросил Кроукер. — Дже если бы мне удлось достть для Рейчел здоровую донорскую почку, вы не соглситесь делть оперцию, дже если речь будет идти о ее жизни и смерти.

Дженни Мрш коснулсь рукой виск.

— Не зню. Я же скзл, что, должно быть, сошл с ум...

Он отвернулсь от Кроукер и уствилсь невидящим взглядом н пустой, блестевший в свете лмп хирургический стол.

— Может... ведь вы полицейский, это почти то же смое, что священник, в некотором смысле. Иногд нужно кому-то исповедться...

— Но вы же не сделли ничего плохого.

Он обернулсь, и ее зеленые глз обожгли Кроукер.

— Еще не сделл. Но рди Рейчел я, кжется, готов пойти н преступление.

— И это пугет вс.

— Больше, чем вы можете себе предствить.

— Приглшю вс поужинть вместе со мной звтр вечером, — неожиднно скзл Кроукер. Ему непременно нужно было узнть кк можно больше о торговле человеческими оргнми.

Может быть, нйдется ккя-то ниточк, ведущя к Антонио и Хейтору. Похоже, доктор Мрш дл ему слбую ндежду н блгополучный исход. А что, если он знет ткого человек, который мог бы достть для Рейчел здоровую совместимую почку зконным или не совсем зконным путем?... Взять оргн погибшего в ктстрофе человек — это совсем не то, что делют Антонио и Хейтор, и все же... Эт мысль пугл и его смого, не только Дженни Мрш.

— Сейчс я должен отвезти домой сестру, но звтр мы сможем продолжить нш рзговор.

— Я знят звтр вечером.

— Непрвд, — скзл Кроукер. — Проходя мимо дежурного пост, я укрдкой взглянул н вше рбочее рсписние — звтр вы освободитесь в восемь чсов.

— А почему вы уверены, что у меня не нзнчено свидние? — холодно спросил Дженни.

— У вс действительно нзнчено свидние?

Он опустил глз.

— Это не имеет никкого знчения. Нм не о чем больше рзговривть.

— Возможно, но это не помешет вм поужинть вместе со мной, — улыбнулся Кроукер. — Пусть это будет знком блгодрности з то, что вы сделли для Рейчел.

— Дже если бы я и хотел... — Он покчл головой. — Я взял себе з неукоснительное првило не общться с членми семей моих пциентов вне стен больницы.

— Рзумное решение, — слегк иронично кивнул Кроукер. — Но бывют случи, когд стоит збыть об осторожности.

— Вы хотите скзть, что теперь с вми именно ткой случй, мистер Кроукер?

— Лью, — попрвил он. — Д, именно тк. Сколько случев, подобных Рейчел, было в вшей прктике, доктор?

— Ни одного.

Он ответил, не колеблясь, и он счел это хорошим признком.

— Что же, тогд почему бы нм с вми не нрушить к черту все првил?

Дженни Мрш долго смотрел н него изучющим взглядом, потом неохотно кивнул.

— Вот и отлично! — скзл Кроукер. — Я зеду з вми сюд в больницу.

Он грустно улыбнулсь.

— Почему вы тк уверены, что я потом не пожлею об этом?

— Потому что вы привыкли игрть по првилм.

— А рзве тк уж плохо зрнее знть, что с тобой может произойти? — Он улыбнулсь чуточку веселее.

4

Мэтти жил в Плм-Бич в квртире, которую Донльд купил пять лет нзд и которя остлсь в ее собственности после рзвод. Он нходилсь н двендцтом этже одного из новых сверкющих стеклом и стлью высотных здний, которыми было утыкно все Золотое побережье Южной Флориды. Иметь пртменты в тком шикрном доме мечтл всякий сноб, из тех, кто дже н пляже не снимет бриллинтов. В этом доме, с просторными квртирми чрезвычйно удобной плнировки, с роскошными, отделнными золотом и мрмором внными н смом верхнем этже под стеклянной крышей рзмещлся еще и оздоровительный центр для стрдющих сердечно-сосудистыми зболевниями. Помимо обычного в тких домх консьерж, здесь был еще и привртник.

Холл н первом этже был типичным для подобных домов, где квртиры нзывлись «резиденциями» и стоили более миллион доллров. Тут были и четыре мссивные хрустльные люстры, и толстые ковры, и полировння бронз, и розовя змш, и прочя цветистя роскошь.

Кроукер включил свет во всех комнтх, словно пытясь тким обрзом прогнть тоску, в которой пребывл Мэтти. Он не произнесл ни слов, пок он вез ее домой.

Кроукер усдил Мэтти н дивне в гостиной. Вся квртир был великолепно обствлен в европейском стиле: прекрсные восточные ковры ручной рботы, слегк поблекшие от времени и яркого флоридского солнц, стильня мебель, обитя светлым фрнцузским муром, роскошные портьеры, множество эклектичных нтикврных безделушек.

Все это чрезмерное великолепие было призвно отржть высокий культурный уровень хозяев. Собственно, это не удивило Кроукер, хорошо знвшего Донльд Дьюк. Его удивило другое. Среди всего этого дорогостоящего хлм он не увидел ни одной фотогрфии, ни одной хрктерной личной вещицы, словно в этой квртире никто не жил все эти годы. Кзлось, весь этот шик и блеск не имел никкого отношения к Мэтти, и ноборот.

Хозяйк всей этой роскоши сидел, поджв босые ноги, н ковре, окруження холодным блеском хрустля и зеркл. Он выглядел совершенно рздвленной стрхом и отчянием.

— Мэтти, когд ты ел в последний рз? Мэтти, ты слышишь меня?

— Не помню, — едв слышно ответил он.

— Тогд я приготовлю тебе что-нибудь поесть, — скзл Кроукер, нпрвляясь в кухню.

— Тогд тебе придется стть волшебником, — негромко скзл он ему вслед. — Я ничего не покупл целую неделю.

Он не шутил. В холодильнике не окзлось ничего, кроме трех бумжных коробок из китйского ресторнчик, почтого пкет скисшего молок, пустой коробки из-под пшеничных хлопьев, головки чеснок, половины кочн уже подгнившего слт, полузвядшего лук-шлот и бночки рхисового мсл. В морозильнике Кроукер обнружил несколько упковнных в фольгу кексов, пкетик отличного кофе в зернх и две порции мороженого.

— Боже... — пробормотл Кроукер, рзглядывя содержимое бумжных коробок из китйского ресторнчик. В одной окзлся зсохший и твердый, кк кмень, рис, в другой — протухшие креветки, от которых несло тк, что Кроукер передернуло. В третьей коробке, очевидно, было когд-то мясо в имбирном соусе, скорее всего говядин. Однко теперь в коробке плвло лишь несколько кусочков имбиря в згустевшем коричневом соусе.

Порывшись в буфете, он ншел пчку мкрон и треть бутылки шотлндского виски. Что ж, всего этого ему должно было вполне хвтить для сотворения «чуд».

Он ншел большую кстрюлю, нлил в нее воды и поствил н огонь. Рстер в мисочке рхисовое мсло, добвил мелко нрубленный чеснок и лук-шлот, кусочки имбиря и соевый соус, поджрил все это н сковородке и в довершение всего плеснул туд порядочную порцию виски. К этому времени в кстрюле уже зкипел вод. Отмерив нужное количество мкрон, Кроукер бросил их в кипящую воду.

Когд пятндцть минут спустя он позвл Мэтти к столу, у нее округлились глз от изумления.

— Это что? — спросил он, покзывя н горячие мкроны, политые светло-коричневым соусом.

— Сдись и ешь, — скомндовл Кроукер.

Вздохнув и проведя рукой по волосм, он уселсь з стол. Пок Кроукер знимлся стряпней, он успел смыть осттки рзмзнного мкияж и предстл перед бртом прелестной молоденькой девушкой, ккой он ее помнил. Осторожно попробовв мкроны, он стл уплетть их з обе щеки. Утолив первый голод, он с блгодрностью взглянул н брт.

— А ты и впрямь волшебник! Это просто невероятно вкусно!

— Вот спсибо, тк спсибо, — слегк смущенно пробормотл Кроукер, уселся з стол нпротив нее и положил себе тоже немного мкрон. Собственно говоря, он сделл это лишь для того, чтобы поддержть компнию. Бифштекс, съеденный з ужином у Бенни, до сих пор кмнем лежл в желудке.

Мэтти вытерл слфеткой губы.

— Где ты нучился тк здорово готовить?

— В Японии, — спокойно ответил Кроукер. — Собственно, я был вынужден нучиться готовить еду. Ты же знешь, я терпеть не могу сырую рыбу, поэтому мне приходилось посещть китйские ресторнчики, которых в Японии довольно много. — Он нмотл несколько мкрон н свою вилку. — Мне почему-то всегд удвлось подружиться с шеф-повром. — Он зсмеялся, вспомнив что-то. — Впрочем, это и неудивительно. — Он выпустил стльные когти своего биомехнического протез. — Стоило покзть им, кк я шинкую и нрезю продукты с помощью протез, они потом всякий рз, когд я появлялся в ресторнчике, ззывли меня н кухню. Видел бы ты, ккой я производил фурор!

Удивленно покчв головой, Мэтти положил себе добвку.

— Действительно, от тебя можно ждть любого сюрприз.

— От тебя тоже.

Он многознчительно посмотрел н нее и скзл:

— Мэтти, ты не можешь мне скзть, почему это Рейчел считет, что Донльд ушел из семьи из-з нее?

Он нхмурилсь:

— Это он см тк тебе скзл?

— Угу... А еще он скзл, что после рзвод отец ни рзу не зшел нвестить ее.

— Это действительно тк. — Еще больше нхмурившись, он отложил в сторону свою вилку. — Знешь, я много рз руглсь из-з этого с Донльдом, првд, по телефону.

— Почему по телефону?

Он покчл головой:

— Донльд нстивл н полном рзрыве. Он считл, что рзвод — это что-то вроде хирургической оперции: никто не нвещет удленный мочевой пузырь.

— Но ведь Рейчел его дочь...

Он повел бровями.

— В его глзх Рейчел — моя дочь. Для него он — чсть жизни, которую он когд-то вел и которя смертельно ему ндоел.

— Ты тк спокойно об этом говоришь...

Он отодвинул в сторону трелку.

— Донльд был не совсем нормльным человеком, он был одержимым. Он не знл покоя, вечно что-то строил, потом рзрушл, потом снов строил... Он никогд не бывл доволен тем, что создвл. Но я понимл его, вот ты никогд не хотел попытться его понять.

Кроукер подвил поднимвшееся в нем рздржение.

— Ты все еще зщищешь этого негодяя?

Мэтти вздохнул и провел рукой по густым волосм.

— Похоже, я зню, чем зкончится нш рзговор, и мне совсем не хочется повторять все снчл. — Он положил лдонь н руку Кроукер. — Во всяком случе, не сейчс, когд мы снов обрели друг друг. — Он улыбнулсь ему. — Но, честное слово, Лью, в нем было нечто, чего ты не понимл, ненвисть к его порокм зстилл тебе глз.

— Пороков было слишком много.

Н секунду ее глз вдруг посуровели, и Кроукер непроизвольно сжл в кулк свой биомехнический протез.

— Двй поговорим нчистоту, Мэтти. Н крестинх Рейчи я был искренне счстлив з тебя, несмотря н твое отвртительное отношение к нм, твоей семье. Потом ко мне подошел Донльд и дже обнял меня. Клянусь, он чуть было не поцеловл меня в щеку.

— Это я помню...

— Но ты не знешь, что произошло потом, — скзл Кроукер. — Он скзл мне, что ужсно рд породниться с полицейским и что мы стнем с ним большими друзьями и будем вместе летть н его смолете н рыблку и охоту. «Теперь вся округ стнет ншим зповедником, — зявил он мне, — ты будешь приглшть с собой друзей — ну, ты меня понимешь — полицейских шишек...» Это все его слов. Потом он крепко обнял меня и тихо скзл: «Моя женитьб н твоей сестре — смя большя удч в твоей жизни. Поверь, мы с тобой, если будем держться вместе, сможем сделть столько денег, сколько тебе и не снилось. Особенно, если тебе удстся договориться со своими друзьями из полицейского упрвления».

— Что ты хочешь этим скзть?

Увидев ее испугнный взгляд, он крепко сжл ее руку.

— Это последний нш рзговор о Донльде. Он и тк слишком много лет стоял между нми. Больше я этого не допущу. Теперь все в прошлом, ты соглсн?

Он кивнул:

— Д, Лью. Но я хочу услышть првду о том, что тогд произошло между вми.

— Хорошо. Донльд хотел звязть отношения со всеми нужными людьми в Нью-Йорке, то есть с политикми, полицейскими и профсоюзными боссми. Он хотел, чтобы я свел его с этими людьми. А потом он бы стл с их небескорыстной помощью проворчивть свои грязные делишки. — Кроукер нклонился к сестре — Вот тут-то я и взорвлся...

— Но ты никогд не рсскзывл мне об этом... — прошептл он.

— Потому что ты тк рзозлилсь, что это было невозможно, — скзл он. — А может быть, потому, что ты не хотел выслушть меня.

Взгляд Мэтти был полон боли и отчяния. Теперь он узнл о своем бывшем муже всю првду... Смое удивительное зключлось в том, что Кроукер много лет мечтл о минуте, когд он рзвеет ее иллюзии. Но теперь, когд эт минут нступил, он не испытывл ни млейшей рдости, только горькую боль з сестру.

— Господи, что я сделл со своей жизнью...

— Просто ты без оглядки влюбилсь.

Он хрипло рссмеялсь:

— Ах вот кк это нзывется? Я был умн, крсив и... беззщитн. Донльд понял это срзу, и я был для него легкой добычей. — Он попытлсь улыбнуться. — Вот кк все это было, Лью. Все его друзья — нет, пожлуй, лучше нзвть их приятелями... Тк вот, все его приятели, молодые миллионеры и преуспевющие предпринимтели, женились рди сттус. Они выбирли женщин с хорошей родословной, чтобы стть вхожими в те круги, где одних только денег недостточно. Но Донльд был не тким, кк они, для него это было слишком просто. Он хотел большего — создть конфетку из ничего, кк он не рз делл в бизнесе. Возможно, ему хотелось поигрть в Генри Хиггинс, для меня он приберег роль Элизы Дулиттл. Он хотел сотворить нстоящую леди из девчонки, выросшей в бедном рйоне Нью-Йорк.

Он мхнул рукой.

— Впрочем, он и не скрывл этого. Меня это дже возбуждло... д и кто, окзвшись н моем месте, стл бы откзывться? Он был тк внимтелен и щедр, что мне покзлось, что моя мечт сбывется! Он ннял мне учителей по дикции, мнерм, инострнным языкм — Бог ты мой! Он дже ннял знменитого преподвтеля вокл, который рботл с оперными дивми из «Метрополитен-опер»! Я брл чстные уроки блетного тнц, теннис, верховой езды, поло, судовождения... Когд он решил, что я уже достточно подготовлен для выход в свет, мы отпрвились в Англию учствовть в охоте н лис. Потом мы игрли в поло в Аргентине, ходили н яхте в Ньюпорте. Я был ослеплен всем этим и не видел вокруг себя ничего и никого.

Он крепко сжл руку Кроукер, словно он был спстелем, он тонул в море.

— Вот когд нступил рсплт! Донльд погиб, сейчс дочь н грни смерти... Последние иллюзии нсчет достоинств Донльд исчезли, у меня больше нет добрых воспоминний... Првд смотрит мне в глз, словно смерть с косой в руке.

Протянув руку, Мэтти положил лдонь Кроукеру н голову, словно блгословляя его, и взъерошил ему волосы, кк делл, когд они были детьми.

— Лдно. — Ее глубокое и крсивое колортурное сопрно зполнило комнту. — Нконец-то я понял, отчего мы тк сердились друг н друг все это время.

Он поднялсь и, взяв Кроукер з подбородок, рсцеловл его в обе щеки.

— Теперь, когд все скзно, мы нвсегд збудем об этом, потому что обрели друг друг после многих лет рзлуки.

Потом Мэтти стл нетерпеливо убирть со стол. По тому, кк ловко он это делл, он понял, что он уже привыкл обслуживть себя и дочь.

Подойдя к сестре, Кроукер повернул ее к себе лицом и крепко обнял. Он чувствовл, кк сильно билось у нее сердце, и ему стло невырзимо больно з нее и з себя... Нконец, он выпустил ее из объятий, и он, снов принимясь з посуду, скзл:

— Лью, что еще скзл тебе Рейчел, когд пришл в сознние?

— Он очень сердит.

Нтянув н руки желтые резиновые перчтки, Мэтти усердно мыл посуду.

— Рзве не все подростки в мире сердятся н своих родителей? — спросил он, словно стрясь убедить себя в этом. Он глянул н Кроукер через плечо и спросил: — Ты уже нстолько пострел, что не помнишь себя в ее возрсте?

— Д, но не все подростки блуются нркотикми, — возрзил он. — К тому же не у всех есть тйны...

Мэтти встревоженно обернулсь.

— Что еще з тйны?

— Не зню, — признлся он. — Честно говоря, я ндеялся, что ты мне об этом рсскжешь. Рейчел не стл рсскзывть см.

Мэтти снов принялсь греметь посудой, но от глз Кроукер не укрылось, что он встревожилсь.

Кроукер стл помогть ей вытирть посуду.

— Скжи, ты не зметил кких-либо перемен с Рейчел з последние, скжем, три-четыре месяц?

Он отрицтельно покчл головой.

— Ничего серьезного. После смерти Донльд полгод нзд он стл змкнутой и нерзговорчивой, словно что-то в ней сломлось. Возможно, с его гибелью рухнул ндежд, что когд-нибудь он снов вернется в семью.

— Ты говорил с ней об этом?

— Много рз. Но я совершенно не понимю, в кком мире он живет. Кк я ни стрлсь, я не могл понять все эти рок-нсмбли, изрыгющие шум и грохот вместо музыки.

Покончив с трелкми, он принялсь з кстрюлю.

— Если быть честной до конц, Рейчел вполне устривет то, что я не понимю всего этого. Любую попытку с моей стороны кк-то понять ее мир он воспринимет кк вторжение.

— Мэтти, судя по количеству принимемых ею нркотиков, тут дело серьезное. Неужели ты ничего не можешь припомнить?

— Ндеюсь, ты понимешь, что рзвод не привел к улучшению нших с Рейчел отношений, но это, пожлуй, все, что я могу скзть. Полгод нзд он проходил ежегодную школьную диспнсеризцию у доктор Стнски, и все было в полном порядке.

Он нхмурилсь.

— Между прочим, Стнски ничего не говорил мне о том, что он принимет нркотики.

— Ну, это неудивительно, — скзл Кроукер. — Опытные нркомны отлично умеют обмнывть врчей. Ты уверен, что не змечл з ней ничего подозрительного? Может, он совершл ккие-то эксцентрические поступки, стл хуже учиться в школе, врл, тскл деньги из твоего кошельк или что-нибудь еще в том же роде?

— Нет, совершенно ничего ткого не было. В школе он всегд училсь отлично. Что же ксется прочего, я воспитл ее тк, что ей и в голову ткое не может прийти!

— Но нркотики сильно меняют людей, Мэтти. — Он помолчл, но, не дождвшись никкой рекции, продолжил: — Можно мне осмотреть ее комнту?

Вместо ответ н свой вопрос он услышл:

— Кк жль, что мы с ней тк ни рзу и не поговорили обстоятельно...

— Ты знешь кого-нибудь по имени Гидеон?

Он обернулсь:

— Нверное, кто-то из ее друзей. Я зню, что он ккое-то время встречлсь с неким Гидеоном, но никогд не приводил его в дом и ничего о нем не рсскзывл.

— И ты позволял им встречться, ничего не зня об этом прне?

— Лью, в свои пятндцть лет Рейчи вполне могл бы сойти з двдцтилетнюю. Он уже взросля.

Зметив оторопь н лице брт, он воскликнул:

— А что, по-твоему, я должн был делть? Ндеть н нее ошейник с поводком? Не могу же я стеречь ее кждый вечер, кк цепня собк, он и тк не испытывет ко мне большой любви. Несколько дней нзд он дже зявил, что ненвидит меня...

— А отц он тоже ненвидит?

Мэтти вздохнул:

— Для меня ее отношение к отцу — смя большя згдк. См Донльд никогд не проявлял особой зботы о своей дочери, после рзвод и вовсе збыл о ней. Однко Рейчел, похоже, ничуть не был рсстроен этим. Когд в доме звонил телефон, он первой бежл снять трубку, ндеясь услышть его голос. И хотя он упорно откзывлся поддерживть ккие бы то ни было отношения со своей прежней семьей, он не терял ндежды. Меня это просто бесило!

В ее голосе вдруг прозвучли ккие-то стрнные нотки, и Кроукер, нстроившийся н душевное состояние сестры, не мог не зметить диссоннс.

— Мэтти, что ты хотел еще скзть?

— Ничего.

— Ну же, чего ты боишься, — мягко произнес Кроукер. — Нужно спсть Рейчи...

Он змотл головой.

— Не думй, что умеешь читть чужие мысли. Просто я... — Он глубоко вздохнул. — Ну, понимешь, мне иногд кзлось, что между Рейчел и Донльдом идет ккя-то стрння игр. — Он зсмеялсь, пытясь скрыть смущение. — Вот дур-то!

— Вовсе не дур, — спокойно скзл Кроукер. — Объясни, что ты имеешь в виду под словом «игр».

Мэтти мыл посуду со свойственной ей педнтичностью, проявлявшейся во всем, что он делл. Неудивительно, что все эти бесчисленные уроки, которые он брл по нстоянию Донльд, принесли ей громдную пользу и сильно изменили ее к лучшему. Еще в школе, потом в реклмном гентстве он проявлял недюжинные способности.

— Понимешь, пок Рейчел росл, между ней и Донльдом никогд не было близких, теплых отношений.

— Ты имеешь в виду совместную жизнь с Донльдом еще до рзвод?

— Ну д, — кивнул Мэтти. — Кзлось, между ними всегд стоял ккя-то невидимя прегрд, причем они словно игрли друг с другом. Когд Рейчел пытлсь сблизиться с отцом, он тут же отдлялся от нее, и ноборот. Тк они доводили друг друг чуть ли не до белого кления.

— А потом? Что было потом?

— Не зню. — Глз Мэтти зтумнились печльными воспоминниями. — Все вдруг лопнуло кк мыльный пузырь... Донльд ушел от нс.

— Они виделись после рзвод?

— Не зню, по крйней мере ни он, ни он никогд не говорили мне об этом, — оздченно проговорил Мэтти.

— Мэтти, — кк можно мягче произнес Кроукер. — Я вынужден здть тебе еще один вопрос. Донльд был жесток с Рейчел?

— Нет, совсем нет, — без тени сомнения ответил Мэтти. — Ты же знешь меня, Лью. Я бы никогд не допустил этого. Но ткя проблем никогд не возникл. Донльд не из тех, кто применяет физическую силу, чтобы добиться желемого. У него было множество иных, порой весьм изощренных способов повлиять н человек.

Ккое-то время он молчл, погруження в свои воспоминния. Зкончив мыть посуду, он стянул с рук резиновые перчтки и мягким жестом положил руку н плечо брт. В ее глзх зблестели слезы.

— Иди посмотри н ее комнту, прибежище грех...

Кроукер ншел комнту Рейчел в смом конце коридор, устлнного толстым ковром. Это окзлсь обычня спльня подростк. Стены, выкршенные в белый цвет. Темня, почти трурня полоск бордюр. Н стенх — постеры: Курт Кобейн, покойный лидер «Нирвны», еще ккие-то группы.

Кровть был зстелен черно-белым клетчтым пледом в стиле пятидесятых годов. Присев н крешек кровти, Кроукер огляделся. Он хотел увидеть эту комнту глзми Рейчел. Кждое утро, просыпясь, он видел вокруг себя именно эту обстновку. По своему собственному опыту Кроукер знл, что людям нрвится просыпться в окружении любимых вещей. Он посмотрел н портрет Кобейн, потом посмотрел в окно, потом — н фотогрфию н комоде. Черно-беля фотогрфия молодой женщины экстрвгнтной нружности. Он был одет в прозрчный виниловый дождевик и прижимл к груди белую пушистую кошку. Кроме дождевик, н женщине не было ничего, только широкий черный кожный пояс с зклепкми. Кроукер встл и подошел поближе. Это был не фотогрфия, просто вырезк из журнл. Молодя женщин был фотомоделью. Повернув рмочку тыльной стороной, Кроукер открыл змочки, удерживвшие бгет. Но н обртной стороне вырезки он обнружил только реклму джинсов «Буффло», ни нзвния журнл, ни дты выпуск.

Отложив фотогрфию в сторону, он взял в руки другую, окзвшуюся спрятнной з первой, меньшего рзмер. Это был фотогрфия Рейчел. Н ней было тлсное плтье цвет морской волны с глубоким вырезом. Он был нкршен, н шее крсовлось жемчужное ожерелье, позимствовнное, очевидно, у Мэтти. Н этой фотогрфии он выглядел крсивой и совсем взрослой. Похож н выпускницу школы, подумл Кроукер. Однко лицо ее не выржло счстья. Кроукер вынул из крмн снимок, который подрил ему Мэтти, и стл их срвнивть. Н одной фотогрфии Рейчел был зстигнут врсплох. Н другой же он нмеренно позировл фотогрфу и выглядел нпряженной, почти угрюмой.

Кроукер положил было выпускную фотогрфию н место, но что-то привлекло его внимние. Окзлось, под ней еще что-то есть. К своему неописуемому удивлению, Кроукер обнружил под верхней фотогрфией свою собственную. Он не срзу вспомнил, где и когд был сделн эт фотогрфия, но потом сообрзил, что это было в Форест-Хилл, н свдьбе его кузины. Но, нсколько помнил Кроукер, он снялся тогд вместе с Мэтти. Поднеся фотогрфию к свету, он увидел, что левя сторон снимк ккуртно отрезн. Приглядевшись, Кроукер ншел-тки плечо и бедро сестры.

Поствив все фотогрфии н место, он нчл методичный осмотр ее комод, выдвигя ящик з ящиком, проверяя их углы, роясь под стопкми черных футболок и хлопчтобумжных блузок, лифчиков и трусиков. Он искл две вещи: нркотики и дневник. Он знл, что девочкм ее возрст свойственно вести дневники, зписывть в них все свои тйны. А у его племянницы тйн было предостточно. Нпример, кто ткой этот Гидеон? Мэтти считл, что это один из ее друзей, Кроукеру кзлось, что он мог быть еще и поствщиком нркотиков. Однко ничего интересного он не ншел, если не считть сше с зпхом сирени в нижнем ящике.

Небольшой стенной шкф окзлся полупустым. Тм было немного одежды, преимущественно черного цвет, три пры джинсов, две пры высоких ботинок н толстой подошве с высокой шнуровкой тип рмейских и множество черных кожных ремней с метллическими пряжкми всевозможных форм и рзмеров. Кроукеру тут же вспомнилсь девушк с фотогрфии в прозрчном плще, под которым был ндет ткой же ремень. В смом углу шкф он ншел черную кожную куртку. Н спине было выведено от руки белой крской «Мнмн».

Прямо под курткой н полу влялось то смое тлсное плтье, в котором он был сфотогрфировн. Бережно подняв плтье, Кроукер повесил его н плечики и тут зметил н полу нечто любопытное. С помощью стльного когтя он извлек н свет Божий крсный резиновый мячик с прикрепленными к нему шелковыми шнуркми. Кроукеру уже доводилось видеть ткие штуки рньше. Это был своего род кляп, которым пользовлись сектнты для своих стнинских ритулов. Шрик вствляли в рот, шнуры звязывли сзди н зтылке, чтобы человек не мог выплюнуть его.

Кроукер долго не мог оторвть взгляд от резинового мячик. В вискх у него стучло. Рейчел преврщлсь для него во все большую згдку. Когд дело кслось секс, его лозунгом всегд было «Живи см, и дй жить другим», но это открытие потрясло его. Ведь дело кслось его племянницы, не ккого-нибудь член секты «хлыстов».

Он вспомнил лицо Мэтти, смущенное и болезненно стыдливое, когд он говорил об отношениях между Рейчел и ее отцом. Теперь Кроукер отчетливо видел во всем этом влияние стнинской секты, пусть дже только н эмоционльном уровне. А что, если сексульные отношения Рейчел с Гидеоном не исключли и нстоящих половых ктов с стнинскими изврщениями?

Нконец, он стряхнул с себя оцепенение и положил резиновый мячик в крмн. Ему вовсе не хотелось, чтобы его ншл сестр. У нее и тк хвтет горя.

Прежде чем продолжть осмотр, Кроукер бережно рзглдил тлсное плтье. Ему кзлось совершенно необходимым рзглдить все до единой морщинки, словно тким простым способом он мог восстновить тот обрз юной девочки, который сложился у него до того, кк он обнружил этот злосчстный резиновый мячик, нполнивший его душу стршными подозрениями.

Потом он методично осмотрел содержимое крмнов кожной куртки. Тм он ншел полпчки жевтельной резинки, несколько бумжных слфеток, триндцть центов мелочью и небольшой плотный шрик из люминиевой фольги. Стльным когтем он осторожно рзвернул фольгу, внутри не окзлось ничего, кроме следов белого порошк. Он понюхл его, потом осторожно лизнул. Возможно, это был кокин, но определить это нверняк было невозможно — слишком мло его было.

Зсовывя жевтельную резинку обртно в левый крмн куртки, он вдруг почувствовл что-то твердое под подклдкой. Н него нхлынул волн дурных предчувствий. Вывернув куртку низннку, он осмотрел швы и ншел место, где стежки были крупнее и кзлись сделнными нспех и вручную. Выдернув нитку, он вытщил из-под подклдки крошечный плстиковый пкетик с белым порошком весом в одну унцию. Открыв пкетик, Кроукер осторожно попробовл н вкус его содержимое и тихо выруглся. Ошибки тут быть не могло — кокин!

Мэтти все еще был знят н кухне. Сврив кофе, он теперь резл ломтикми кекс с изюмом, вынутый из морозилки.

— Неприкосновенный зпс н крйний случй, — скзл он, зсовывя поднос с кексом в микроволновую печь. — Если сейчс не крйний случй, то я не зню, что это ткое. Ншел что-нибудь интересное?

— Д, кое-что, ксющееся Гидеон и Рейчел, — тихо скзл Кроукер.

Стрх искзил лицо Мэтти, когд он увидел в его рукх пкетик с кокином.

— Господи, что это? — Он приложил пльцы ко рту.

— Д, это кокин, — кивнул Кроукер. — Я ншел его в шкфу Рейчел.

Кроукеру было больно смотреть н нее. Микроволновя печь звякнул, и Мэтти мшинльно открыл дверцу. Кухня нполнилсь зпхом изюм, грецких орехов и корицы. Некоторое время об молчли, потом он скзл:

— Лью, скжи мне, рди Бог, что он с собой сделл?

— Не зню, — мягко ответил Кроукер.

Он переложил ломтики кекс н трелки и, облизв пльцы, стл нливть кофе в светло-зеленые кружки. Однко ее измотнные нервы дли о себе знть, он слегк покчнулсь и пролил кофе н стол.

— О Боже, Боже мой... Мы с дочерью мло общлись. Печльно, но это фкт — я совсем не зню ее.

Кроукер нежно обнял ее з плечи.

— Двй я отнесу кофе и кекс в столовую, — скзл он.

Но он змотл головой.

— Нет, я см это сделю.

Он поствил кружки и трелки н поднос, и руки у нее больше не дрожли.

В столовой, когд они об уселись з стол, он вздохнул, отводя от лиц выбившуюся прядь волос:

— Боже мой, кжется, я совсем не знл человек, з которым был змужем.

Кроукер откусил кусочек кекс.

— Не тк двно у меня был ромн с змужней женщиной, — скзл он, и когд Мэтти удивленно поднял брови, добвил: — Он был несчстн в брке, хотя это и не может послужить опрвднием. — Откусив еще кусочек кекс, он зпил его крепким кофе. — Впрочем, рзговор не о том. У нее был дочь, очень крсивя и умня девочк. Но он стрдл булимией и все из-з родителей, которые ненвидели друг друг, и девочк знл об этом.

Мэтти мелнхолично помешивл свой кофе.

— Ты видишь ккую-то прллель?

— Т девочк чувствовл себя лишней, ненужной.

Мэтти снов здрожл, крск бросилсь ей в лицо.

— Я люблю свою дочь, — прошептл он.

— Я зню это. Я же скзл «чувствовл», но это не знчит, что он действительно был ненужной. Н смом деле мть очень любил ее.

— Я тоже очень люблю Рейчел. — Он умоляюще посмотрел н Кроукер. — Кроме тебя и нее, у меня никого нет. Но теперь мне кжется, что я слишком поздно понял это...

— Скжи мне, Мэтти, где был Рейчел, когд вы с Донльдом ездили в Англию охотиться н лис, потом в Аргентину и Ньюпорт?

Мэтти молчл, и Кроукер продолжил:

— А ведь ты тогд был ей очень нужн.

Мэтти медленно выковыривл орехи из кекс. Нконец он скзл:

— Я стрлсь проводить с ней побольше времени, но Донльд был тк нстойчив... Ведь он тоже хотел, чтобы я был с ним. Ведь он тк много дл мне, я был ему стольким обязн... Поэтому я путешествовл вместе с ним, оствляя Рейчел н попечение няни.

Обеими рукми он обхвтил свою кружку, словно пытясь согреться ее теплом. Ее глз совсем потухли. Нконец, он скзл:

— Что же случилось с ней, пок меня не было рядом? Неужели он действительно возненвидел меня? Кк ты думешь, Лью?

— То, что я думю, не имеет никкого знчения. Ведь я новичок в вшей семье. А что ты см думешь?

— Лью, он принимет нркотики, он дружит с людьми, которых я не зню, по вечерм он уходит неизвестно куд. А когд в больнице он пришл в сознние, то зхотел говорить с тобой, не со мной. — Ее лицо искзилось от боли. — Сейчс я хочу только одного — помириться с ней, обнять ее крепко-крепко и скзть, кк сильно я ее люблю... Но, боюсь, уже слишком поздно...

Мэтти был готов рзрыдться, и Кроукер крепко сжл ее руку. Он хотел скзть ей, что еще не поздно, но не мог — через одну-две недели Рейчел действительно могл умереть.

— Не теряй ндежды, я делю все возможное и невозможное, чтобы нйти для нее донорскую почку.

Он зкусил губу.

— Боже, неужели... Лью, неужели ты сможешь это сделть? Это было бы нстоящим чудом!

— Не отчивйся, Мэтти. Ты должн держть себя в рукх.

По ее щекм ктились горькие слезы, он не могл вымолвить ни слов, нконец, прерывисто вздохнув, скзл:

— Донльд дл мне все, о чем я только могл мечтть, превртил меня в скзочную принцессу, з это я готов был сделть для него все, что угодно. Нверное, это было ошибкой.

— Нет, миля, — скзл Кроукер, — ты совершил ошибку еще рньше, когд познкомилсь с ним.

* * *

Рзглядывя фотогрфию модели в прозрчном виниловом дождевике, Кроукер не зметил, кк уснул н постели Рейчел. Тм его и ншл Мэтти. Он н цыпочкх подошл к нему и зботливо укрыл одеялом. Ее взгляд упл н его биомехническую руку, и он долго смотрел н нее. Он знл, что ткое чувствовть себя клекой. Первые дв месяц после рзвод с Донльдом у нее было ткое ощущение, словно ей мпутировли обе ноги. Конечно, к этому времени их брк превртился в пустую формльность, но он привыкл к нему, кк к чему-то жизненно необходимому, без чего он, несомненно, должн был умереть. Однко не умерл. И не жлел об этом.

Укрывя брт одеялом, он вдруг подумл, что тк и не спросил его, кк он потерял левую руку. Это было чертой ее хрктер — смой не говорить лишнего и не здвть другим лишних вопросов. Для нее существовл лишь одн форм близости — физическя. Любя другя был совершенно неприемлем. Долгие годы для нее это было нормой существовния. И только теперь он осознл, к кким тргическим последствиям привел ткя линия поведения. Это кслось ее отношений с Донльдом, и, что стршнее всего, с собственной дочерью, Рейчел.

Мэтти всем сердцем хотел восстновить в семье тмосферу любви и доверия, чтобы ее дочь больше не чувствовл себя одинокой и брошенной. Но он не могл сделть этого, пок в душе црили ужс и отчяние.

Теперь он вспомнил, что у нее были подозрения нсчет того, что с дочерью происходило что-то нелдное. Только он не хотел себе в этом признться, теперь рскяние мучило ее, лишло способности хлднокровно оценивть ситуцию. Ноги у нее внезпно подкосились, и он опустилсь н колени перед постелью Рейчел, где теперь спл Кроукер, уткнулсь в нее лицом и стл ждно вдыхть родной зпх ребенк, словно он мог придть ей сил.

Что еще оствлось ей, кроме молитвы? Теперь он могл только просить Бог не збирть у нее горячо любимое дитя.

День третий

1

Кроукер проснулся перед рссветом. Он всегд просыплся без будильник, потому что облдл внутренним чувством времени, которое никогд не подводило его. Приняв душ, он нтянул н себя одежду и осторожно выскользнул из дом, стрясь не рзбудить Мэтти. Ей необходимо было кк следует отоспться, добрться до больницы он вполне может смостоятельно.

Остновившись н миг, Кроукер прислушлся к мерному плеску волн и голодным крикм чек.

Он решил отпрвиться в больницу пешком, блго до нее было не больше пятндцти минут ходьбы. К тому времени уже совсем рссветет, и к тому же ему не придется возврщть н место «лексус» сестры. Его собственный втомобиль все еще был н стоянке рядом с больницей, по крйней мере Кроукер ндеялся н это. Если, конечно, его не угнли и не рзбили хулигны.

То, что он зснул в комнте племянницы, не было случйностью. Он хотел пропитться ее духом, дть время подсозннию порботть нд тем, что ему пришлось увидеть. Некоторые вещи в комнте Рейчел не совсем вписывлись в созднный Кроукером обрз пятндцтилетней девочки, это могло ознчть одно: созднный обрз в чем-то не соответствовл истине.

«Однжды я отпрвился ловить рыбу, — вспомнился Кроукеру рсскз Кменного Дерев. — Сильный голод вынудил меня покинуть хижину в дождь. Но едв мои руки коснулись лодки, я понял, что если уйду сейчс, то больше не вернусь. Вернувшись в хижину, я крепко зпер все окн и дверь. Через чс рзыгрлся ткой ургн, что песок здувло в щели дом. С той поры я крепко усвоил: если тебе что-то не нрвится, лучше этого не делть вовсе».

Кроукер зсыпл, глядя н фотогрфию молодой женщины в прозрчном дождевике. А перед пробуждением ему привиделось стрнное слово, нписнное н спине черной кожной куртки, в которой он обнружил кокин. Кроукер двно зметил, что мысли и обрзы, возникющие н грни сн и бодрствовния, кк првило, имеют глубокий смысл, дже если н первый взгляд кжутся вздорными. В конечном итоге они никогд его не обмнывли.

Н спине куртки было нписно слово «Мнмн». Что бы это могло ознчть? Вчер вечером он не здвл себе этого вопрос, но утреннее видение зронило в его душу подозрения. Проснувшись, он еще рз внимтельно рссмотрел постеры н стенх комнты Рейчел. Кроукер продолжл рзмышлять о стрнном слове по дороге в больницу. У гзетных втомтов он притормозил, чтобы купить свежий номер «Сн-Сентинел». Н ходу пролиств гзету, он ншел то, что ему было нужно, — стрницу с информцией о вечерних рзвлечениях, прогрммх клубов. Куд, кк не в клуб, могл ходить Рейчел в своей куртке.

Внезпно он остновился и стл склдывть гзетный лист тким обрзом, чтобы лучше рссмотреть небольшое квдртное объявление в смом центре лист. Где-то совсем недлеко зтрхтел лодочный мотор, и до Кроукер долетел слдковтый зпх дизельного выхлоп. Легкие облчк у горизонт н востоке окрсились в орнжево-крсный цвет. Вскоре целый крвн рыбчьих лодок и прогулочных яхт снимется с якоря и отпрвится в Атлнтику. Кроукер вдыхл зпх окен, слушл крики чек и птиц-фрегтов, но все это кзлось ему чстью ккого-то другого мир.

В объявлении сообщлось, что в клубе «Рок-фонрь» н Вшингтон-веню кждый вечер игрет групп «Мнмн». Он живо предствил себе Рейчел в этом клубе, в кожной куртке с ндписью «Мнмн» н спине, рзговривющей с одним из музыкнтов группы. Возможно, с высоким стройным гитристом по имени Гидеон, который укрдкой передвл ей пкетик с кокином. Нрисовння вообржением кртин покзлсь Кроукеру весьм логичной. Более того, првдивой. Пок он спл в комнте Рейчел, его подсознние не теряло времени, и теперь он знл, что предствлял из себя его племянниц. Он чувствовл причины ее озлобления, вызвнного не только полным откзом отц от собственной дочери, но и желнием высвободиться из-под опеки мтери. Кроукеру кзлось совершенно очевидным, что этот Гидеон игрл в ее жизни не последнюю роль. Что же, сегодня вечером ему предстояло смому убедиться в этом.

Проезжвшя мимо птрульня мшин притормозил рядом с Кроукером, но, очевидно, он не вызвл никких подозрений, тк кк мшин поехл дльше. Ткое поведение полицейского не покзлось Кроукеру стрнным — ведь, кроме него, н улице не было ни одной живой души. Пройдя еще квртл, он свернул н больничную втостоянку. К его великому облегчению, мшин окзлсь в целости и сохрнности. Он уже хотел было войти в больницу, когд з его спиной хлопнул втомобильня дверц.

— Мистер Кроукер?

Он обернулся. К нему шел высокий, невероятно худой мужчин. Было в его внешности что-то ткое, что зствило Кроукер остновиться.

Мужчин был одет в стильный тропический костюм цвет кофе с молоком. Волосы были глдко зчесны нзд, открывя широкий блестящий лоб. Его лицо, кзлось, состояло из одних челюстей. В целом он производил впечтление человек, знющего, чего он хочет, и умеющего добивться желемого. Эти дв кчеств не чсто встретишь вместе. Кроукер всегд безошибочно рспознвл тких людей.

Мужчин подошел совсем близко. В руке он держл плоский чемоднчик.

— Итк, вы — Лью Кроукер. — От него слегк пхло лимоном и сндловым деревом.

— А вы кто?

Мужчин улыбнулся, обнжив пожелтевшие от тбк зубы.

— Мрсель Рохс Диего Мйер. — Он протянул Кроукеру свою визитную крточку.

Льюис пробежл ее глзми — двокт! Что же, внешность был вполне для этого подходящей.

— И что же вы хотите от меня в шесть утр?

Взглянув н свои чсы, Мйер произнес:

— Семь минут седьмого, если быть точным, сэр.

Кроукер нхмурился:

— Тк вы меня ждли?

— С трех чсов ночи, — спокойно ответил Мйер, словно провести ночь н больничной втостоянке было для него обычным делом.

— Однко вы выглядите свежим, словно мргритк.

— Блгодрю, — слегк поклонился Мйер. — Мистер Кроукер, я бы хотел отнять у вс несколько минут времени.

— Только не сейчс, — скзл Кроукер. — Мне необходимо подняться нверх.

— Д, понимю вс. — Мйер сочувственно зцокл языком, словно любящий стренький дядюшк. Ему оствлось еще воскликнуть «О Боже!» для полного сходств, но он этого не сделл.

— Может, когд-нибудь в следующий рз, — проговорил Кроукер. — Позвоните мне, мой номер телефон есть в спрвочнике.

Мйер помрчнел.

— Боюсь, что другого рз не будет, сэр. Или теперь, или никогд.

— Знчит, никогд.

Кроукер уже собирлся повернуться, когд зметил в руке у Мйер небольшой пистолет двдцть пятого клибр, нцеленный ему прямо в живот.

— Нет, — без всяких эмоций произнес Мйер. — Теперь.

Кроукер перевел взгляд с почти игрушечного пистолет н лицо Мйер.

— Вы что же, собиретесь и впрвду пристрелить меня прямо здесь, н ступенькх больницы?

— Ткое уже бывло, — пожл плечми Мйер, и по его лицу пробежл тень улыбки. — Првд, не со мной.

Его лицо снов стло непроницемым.

— Между прочим, у меня есть официльное рзрешение н оружие.

— Не сомневюсь, но вряд ли вы стнете тк рисковть рди своего клиент.

Н лице Мйер появилсь вежливя мск.

— Вы могли бы тк говорить, если бы знли меня. Но мы с вми совершенно незнкомы, не тк ли?

Глядя Мйеру прямо в глз, Кроукер скзл:

— Я зню все, что мне нужно знть. Вы из тех людей, для которых клиент ознчет деньги. Чем больше гонорр, тем больше готовность рисковть — ткое вот простое урвнение! Если клиент плтит стндртную сумму, вы ведете себя с ним сугубо профессионльно, отстрненно и вежливо-холодно. А теперь попробуйте убедить меня в том, что я ошибюсь.

Мйер криво улыбнулся:

— Что же, могу вм скзть одно — я не из тех, кто утверждет, что деньги — это еще не все в этой жизни.

Пистолет исчез тк же внезпно, кк и появился.

— Прошу прощения, что потревожил вс. По нтуре я не любитель нсилия. Но мне действительно крйне необходимо поговорить с вми, мистер Кроукер, поскольку дело не терпит отлгтельств. Это ксется не только моего клиент, но и вшей племянницы.

У Кроукер упло сердце.

— О чем вы говорите?

— Не ндо со мной игрть, сэр, ни к чему хорошему это не приведет. — Он мотнул головой в сторону больничного вход. — Я был у вшей племянницы.

— Что?! — Кроукер угрожюще двинулся н него.

— Спокойно, сеньор, — по-испнски скзл Мйер. — Я не желю зл вшей племяннице, кк рз ноборот!

— Но медсестры не должны были...

— Я покзл им свою визитную крточку, — улыбнулся Мйер. — Вы и предствить себе не можете, ккой свободой пользуется двокт. Я скзл им, что предствляю интересы потенцильного донор, что, собственно говоря, в ккой-то степени верно.

Внутри у Кроукер похолодело, потом его бросило в жр.

— Интересы донор?

Мйер склонился к уху Кроукер и прошептл:

— Донор почки. Ведь именно в этом сейчс тк нуждется вш племянниц?

Небо было прозрчно-голубым, высоко нд головой плыли легкие, словно сделнные из вты, облчк, подсвеченные утренним солнцем. Утренний воздух был прохлдным, но Кроукеру вдруг стло нестерпимо жрко. Тем временем н больничной территории нчлось движение: к дверям приемного покоя подъезжли мшины «скорой помощи», ночня смен врчей и медсестер покидл больницу, им н смену спешил утренняя. Мйер ждл ответ, невозмутимый, кк Будд.

— Куд мы могли бы пойти, чтобы поговорить в спокойной обстновке? — хрипло спросил Кроукер.

Глз Мйер сверкнули:

— Прошу в мою мшину. — С этими словми он покзл н бирюзовый «мустнг» 1967 год выпуск.

Рспхнув длинную дверцу — это был привлектельня особенность модели, — Мйер улыбнулся:

— Похоже, у нс есть кое-что общее, сэр.

Знчит, ему было известно, что у Кроукер клссическя модель «Т-берд». «Интересно, что еще он обо мне знет?» — подумл Кроукер, рзглядывя мшину. Он был безупречн. Хозяин, несомненно, любил и холил ее.

— Ну кк он вм? — Мйер поглдил хромировнную поверхность приборной доски. — Крсвиц, не тк ли?

— Д, он прекрсн.

Мйер кк-то стрнно, по-девчоночьи зхихикл.

— Хотите порулить? — Он с любопытством посмотрел н Кроукер и продолжил: — См вижу, что хотите.

С этими словми он вручил Кроукеру ключи от зжигния и пересел н пссжирское сиденье.

Немного поколебвшись, Кроукер уселся з руль и звел двигтель.

— Поезжйте к шоссе Дикси, и по нему нпрво, — скомндовл Мйер, когд Кроукер выводил мшину со стоянки.

«Интересно, это с смого нчл входило в его плны?» — подумл Кроукер.

Остновившись у перекрестк, Кроукер посмотрел н Мйер. Он предствил его в зле суд, с негодовнием обрщющимся с речью к присяжным. Похоже, он выигрывл куд больше дел, чем проигрывл.

Мйер продолжл отдвть укзния, и в конце концов они окзлись н пустынной улочке под нзвнием Розмри-веню, где Кроукер никогд прежде не бывл. В смом конце улочки виднелись черные ковные ворот клдбищ.

— Пожлуйст, припркуйте мшину в конце улицы, — невозмутимо скзл Мйер.

Тм висел знк, зпрещющий стоянку, однко двокт это, кзлось, ничуть не смущло. Когд они вышли из мшины, в рукх у Мйер вместо тощего чемоднчик окзлсь стрнного вид коробк с выпуклой крышкой. Зметив удивленный взгляд Кроукер, Мйер слегк смущенно улыбнулся.

— Это мой звтрк. Увы, моя рбот требует от меня постоянной готовности ко всяким неожиднностям и происшествиям. Никогд не знешь, где окжешься через несколько чсов...

Они подошли к воротм клдбищ, и Мйер, вытщив из крмн ключи, открыл их.

Ярко светило солнце, щебетли, перелетя с дерев н дерево, птицы. Кроукер и Мйер брели, кзлось, совершенно бесцельно, по зросшим мхом дорожкм мимо грнитных ндгробий, изрядно потрепнных ветрми и проливными тропическими дождями. Возле одной из могилы, н которой лежли двно зсохшие цветы и стояли оплывшие поминльные свечи, Мйер остновился.

— А вы не голодны? — спросил он, ствя н кмень коробку с звтрком.

Н ндгробии окзлся еще один букет, совсем свежий, словно только что принесенный из цветочного мгзин. Однко Кроукер, оглянувшись вокруг, не обнружил поблизости никого, кто мог бы это сделть. Судя по всему, они были н клдбище одни.

— Здесь хвтит н двоих. — Мйер вынул из коробки дв огромных кубинских сндвич с жреной свининой и луком, звернутых в промсленную бумгу. У него окзлся и термос с горячим крепким кофе и несколько кубинских слдких булочек.

— Спсибо, я пок не голоден, — скзл Кроукер.

— Жль, я думл, вы соствите мне компнию, — произнес Мйер, рзворчивя сндвич.

По собственному опыту Кроукер знл, что многое можно скзть о человеке, судя по тому, кк он ест и кк он знимется любовью. И то, и другое проистекло из примитивных животных инстинктов, присущих всем живым существм. Но то, кк именно эти инстинкты проявлялись в кждом человеке, говорило о личности, ее особенностях, о том, ккие ценности ствились ею превыше всего. Ед и секс — вот где кончлись всякие условности и обнжлся истинный хрктер человек.

Мйер ел чрезвычйно ккуртно. Он мнипулировл огромным сндвичем с осторожностью, достойной хирург во время оперции н открытом сердце. Ловко и изящно Мйер откусывл от него вкусные ровные кусочки, постепенно уменьшя чудовищную мссу, пок он чудесным обрзом не исчезл полностью у него во рту. С удовольствием проглотив последний кусочек, Мйер открыл термос и нлил кофе в плстиковый колпчок. Вокруг срзу рспрострнился густой ромт. Слдкие булочки остлись нетронутыми.

После трпезы ему дже не пришлось вытирть рот слфеткой — нстолько ккуртно он обрщлся с едой. Потиря руки, Мйер приступил к делу.

— Мистер Кроукер, мое предложение очень простое. Мой клиент рсполгет возможностью достть здоровую донорскую почку, совместимую с группой крови и типом лимфонтигенов вшей племянницы. Конечно же, мы предоствим всю соответствующую документцию вшему врчу... Кжется, ее зовут Дженнифер Мрш.

От мысли, что у Рейчел появился шнс выжить, у Кроукер голов пошл кругом, словно он перебрл мескля, который тк любил Бенни. Однко нужно было убедиться, что это не мошенничество.

— Если в вс есть хоть кпля человеческого сочувствия, мистер Мйер, вы должны скзть мне првду. Неужели у вшего клиент действительно есть возможность достть совместимую донорскую почку? Я хочу скзть, что, если вы пытетесь обмнуть меня... нельзя шутить с жизнью девочки.

— Уверяю вс, мистер Кроукер, ткя почк действительно может быть предоствлен моим клиентом в вше рспоряжение!

Мйер вынул из внутреннего крмн пиджк пчку свернутых бумг и протянул ее Кроукеру.

— Эт почк зрегистрировн?

Мйер улыбнулся:

— Вы имеете в виду Объединенную сеть трнсплнттов? Ну конечно же, зрегистрировн!

Кроукер уже видел подобные бумги — Дженни Мрш покзывл ему обрзцы документов н донорские оргны. Сейчс в рукх у Кроукер были нстоящие сертификты донорской почки. Дженни Мрш говорил ему, что совпдение всех шести покзтелей совместимости было бы идельным, потому что в тком случе риск отторжения оргн сводился к минимуму.

Сердце Кроукер збилось сильнее, когд он увидел, что совпдют пять из шести покзтелей совместимости. Господи, неужели это был не розыгрыш? Мйер предлгл ему единственную вещь н свете, которя могл бы спсти жизнь Рейчел. Это было похоже н др свыше.

Нклонившись к Кроукеру, Мйер прошептл:

— Вш племянниц может получить эту почку.

— Мне бы хотелось оствить эти документы у себя, — скзл Кроукер, листя бумги.

Мйер широко улыбнулся:

— Ну конечно! Покжите их доктору Мрш, чтобы он могл все проверить. Мой клиент хочет, чтобы вы полностью убедились в серьезности его предложения.

Он сделл небольшую пузу и продолжил:

— Однко не тяните слишком долго. Думю, доктор Мрш скзл вм о том, что через определенное время вшей племяннице уже не поможет ничто, дже здоровя донорскя почк.

Голос Мйер доносился до Кроукер словно сквозь вту. У него колотилось сердце и путлись мысли. Знчит, эт донорскя почк был рельной, он действительно существовл! Для Рейчел это был единственный шнс выжить, и он не мог упустить его. Но что потребует этот клиент Мйер взмен?

— Откуд вшему клиенту известно, в кком положении нходится моя племянниц?

— Полгю, от доктор Мрш. Не нпрямую, конечно, косвенно. Он многим звонил, пытясь нйти почку для вшей племянницы. Врчей-нефроптологов не тк уж много, поэтому слух о возникшей у доктор Мрш проблеме рспрострнился довольно быстро. У нее много друзей среди врчей.

— И вш клиент?...

— По причинм, которые вскоре стнут вм понятными, мой клиент хотел бы остться неизвестным, — улыбнулся Мйер.

— Сожлею, — скзл Кроукер, — но я не привык иметь дело с людьми без имени.

— Ах, оствьте, — мхнул рукой Мйер. — В Нью-Йорке вы неоднокртно пользовлись услугми нонимных источников информции.

— То были преступники.

— Нверняк не все. — Мйер был невозмутим. — В любом случе, похоже, выбор у вс нет. — Он выдержл тетрльную пузу, и Кроукер вновь подумл о том, кк неотрзим должен быть этот двокт в зле суд. — Конечно, если вы не хотите, чтобы Рейчел умерл.

Адвокт впервые нзвл его племянницу по имени, и это подействовло н Кроукер словно холодный душ.

— А без этой почки он нверняк умрет, — продолжл Мйер. — Не сомневюсь, что и доктор Мрш, и другие врчи подтвердят это.

Кроукер долго молчл, не в силх вымолвить ни слов. До его слух доносился шум втомобилей з огрдой клдбищ, где-то вдлеке грохотл рэп. Здесь же, н клдбище, было кк-то противоестественно спокойно. И жрко.

— Ну хорошо, — промолвил, нконец, Кроукер. — Знчит, вш клиент имеет возможность предоствить моей племяннице здоровую совместимую донорскую почку. Сколько он хочет з нее? Я не миллионер, хотя у сестры есть возможность зплтить приличную сумму.

— Речь идет не о деньгх, — вкрдчиво скзл Мйер. — Совсем ноборот, мой клиент хотел бы, чтоб вы оствили у себя ключи от этого «мустнг».

— Не понимю...

— Кк мтерильное свидетельство его искренности и добрых нмерений. — Мйер ккуртно убрл промсленную бумгу из-под сндвич обртно в коробку. — Уверяю вс, он не зминировн и не угнн. — Он нлил себе еще кофе. — Все документы н мшину оформлены н вше имя, вы нйдете их в брдчке. Фктически эт мшин уже вш.

Взглянув н Кроукер, он улыбнулся слдчйшей из своих улыбок, ккой он обычно улыблся присяжным, чтобы склонить их н свою сторону.

— Не откзывйтесь от мшины, сэр. Я хорошо зню моего клиент. Он обидится, если вы не примете его подрок.

В этих словх Мйер Кроукер услышл все, что хотел знть об этом тинственном клиенте: он богт, имеет влсть и влияние. К тому же он щедр и, возможно, не слишком щепетилен.

— Итк, что хочет получить вш клиент з почку?

Одобрительно кивнув, Мйер скзл:

— Прежде чем мы приступим к этому вопросу, я хотел бы, чтобы вы срзу поняли, что мой клиент от всего сердц хотел бы просто подрить вм шнс спсти жизнь своей племяннице, не требуя взмен ничего. К сожлению, обстоятельств не позволяют ему сделть ткой щедрый др.

Адвокт постучл пльцем по ндгробной плите.

— Видите это?

Кроукер поглядел н ндпись, выбитую н кмне: «Терез Мркез Брбсен. 1970 — 1996. Д почиет милость Божия н ней».

— Видите, Терезе было всего двдцть шесть, когд он умерл. — Мйер медленно зкрыл свою коробку. — Вернее, когд ее убили.

— И ккое отношение имеет эт девушк к вшему клиенту?

Мйер молчл.

Кроукер тяжело вздохнул.

— Знчит, в обмен н почку вш клиент хочет, чтобы я ншел ее убийцу?

— О нет, сэр. Моему клиенту хорошо известно имя убийцы. Это ее муж, некий Хун Грсия Брбсен. Он бил ее, пок он не потерял сознние, потом нбросил ей н шею электрический провод и зтягивл его до тех пор, пок язык не вывлился у нее изо рт, из глз не полилсь кровь.

Несомненно, Мйер был мстером своего дел. Он вовремя сделл многознчительную пузу, чтобы Кроукер успел мысленно предствить себе все стршные подробности этого убийств.

— И знете, з что он ее убил? — продолжл Мйер, печльно кчя головой. — Причин невероятно бнльн. У него был любовниц, и Терезе стло об этом известно. Вместо того чтобы обртиться з помощью к кому-нибудь вроде моего клиент, чтобы тот улдил дело ко всеобщему удовольствию, он зктил мужу скндл, угрожя рзводом. И он, не долго думя, убил ее.

— Похоже, дело зкрыли, едв успев открыть, — скзл Кроукер. — Если то, что вы говорите, првд...

— Это првд.

— Если у вс достточно докзтельств, вм или вшему клиенту следовло бы обртиться в полицию.

Мйер вздохнул:

— Тк оно и было бы, мистер Кроукер, если бы мы жили в лучшем из миров, и Хун Грсия Брбсен уже двно сидел бы в тюрьме...

Снов эффектня пуз.

— Но мы живем не в лучшем из миров. И в ншем мире, несмотря н стршную вину, Хун Грсию не только не посдят, но дже не посмеют привлечь к суду.

Мйер поглдил грнитное ндгробие Терезы Мркезы Брбсены, словно успокивя ее потревоженный дух.

— Этот человек хорошо зщищен, дже от моего клиент. Вокруг него стен, преодолеть которую никто не в силх. — Он многознчительно поднял вверх укзтельный плец. — Почти никто!

Смутные подозрения Кроукер нчли обретть конкретные очертния.

— Вы, сэр, тот человек, который сумеет добрться до него, — почти торжественно зключил свою речь Мйер. — Мой клиент бсолютно уверен в этом. Итк, его условия сделки зключются в следующем: в обмен н почку вы убивете Хун Грсию Брбсену.

2

— Я не стну никого убивть, — резко скзл Кроукер. — Ни по вшей просьбе, ни по чьей бы то ни было.

Знчит, предложение Мйер было не подрком Бог, искушением стны.

— Понимю. — Они вышли из ворот клдбищ, и Мйер тщтельно зпер их. Отсюд были видны яркие цветы н могиле Терезы Мркезы Брбсены.

— Вот бы удивилсь семья Аджукр Мртинес, услышв это! — Мйер лсково поглдил передний бмпер бирюзового «мустнг», словно это было бедро обнженной женщины.

Кроукер вздрогнул, услышв это имя, и болезненное воспоминние унесло его лет н десять нзд.

— Этот Мртинес был просто чудовищем! К тому времени, когд я вышел н него, он уже успел убить пятерых проституток. Он резл ножом их щеки, полосовл лбы, отрезл груди и только потом убивл их.

— И вы зстрелили его, — хлднокровно скзл Мйер.

— Д, зстрелил. — Теперь Кроукер уже не удивлялся тому, кк много знл о нем Мйер, хотя эти сведения были зсекречены и достть их было не тк-то легко. Кроукеру стло ясно, что знкомство с Мйером было лишь чстью большой игры, зтеянной людьми, которые не любили шутить. — Он нпл н меня с ножом.

— Вы отстрелили ему голову нпрочь!

— Снчл я прострелил ему колено, — скзл Кроукер.

— Но этого окзлось недостточно, чтобы остновить его.

Мйер швырнул коробку из-под звтрк н зднее сиденье.

— А потом был Днстон Мкгриф.

— Еще один псих, — вспомнил Кроукер. — Убил свою сводную сестру, вырвл у нее сердце и сожрл его, потом изнсиловл ее труп. После этого он отпрвился убивть всех подряд. Четыре труп, шесть тяжелорненых. Стрелял из пистолет тридцть восьмого клибр.

Мйер облокотился о бмпер «мустнг», сверквшего н солнце безупречной полировкой.

— Одн пуля попл ему в висок, другя прошил шею. Отличные выстрелы меткого стрелк! Чисто срботно!

— Я был вынужден это сделть. Он чуть было не убил моего нпрник.

Скрестив н груди руки, Мйер зкрыл глз и подствил лицо солнцу.

— А потом был Родриго Импремт?

Кроукер взглянул н двокт, который с порзительной точностью восстнвливл его прошлое, события, о которых см Кроукер стрлся не вспоминть.

— Д у вс целый список, кк я погляжу!

— Список убитых вми людей, — невозмутимо отозвлся Мйер. — Если не ошибюсь, Дон Родриго долгие годы упрвлял одним из кокиновых кртелей. К тому же, кжется, именно по его зкзу был убит вш отец. Я не ошибюсь?

— Нет, — сухо ответил Кроукер, ожидя, что теперь Мйер стнет рсскзывть о его внешттном сотрудничестве с федерлми.

Мйер снов одобрительно кивнул.

— В нше время всеобщего стремления увильнуть от прямого ответ и взвлить вину н другого, вш прямот и искренность вызывют у меня восхищение и глубокое увжение, сэр. Дон Родриго был смовлюбленным мньяком, не тк ли? Его вспышки ненвисти предствляли серьезную угрозу для окружющих. Он был нстолько безрссуден и опсен, что дже коллеги желли ему скорейшей смерти. Однко Дон Родриго окзлся им не по зубм. Он умело предотврщл всякие попытки бунт, ссоря их между собой. Вот тут-то и появились н сцене вы. Некий хитрец, подозреввший или знвший нверняк, что именно Дон Родриго велел убить вшего отц, передл вм весьм вжные сведения, дющие человеку с вшими способностями и силой воли возможность нйти слбое место в неприступной обороне Дон Родриго. — Мйер склонил голову нбок. — Кк вм нрвится мой рсскз?

Кроукер уклончиво пожл плечми, но внутри у него все кипело. Он думл, что т ненвисть, которую вызывл у него Дон Родриго, двно умерл, н нет! И теперь через столько лет его зхлестнул волн бешенств!

— Ну это что-то вроде полуофицильной версии. — Мйер посмотрел в сторону могилы Терезы. — Однко были и ткие — и, должен признться, что я приндлежу к их числу, кто считл, что вы сми знли имя убийцы вшего отц. Я хочу скзть, что вы приложили немло сил, чтобы нйти убийцу.

Мйер снов перевел взгляд н Кроукер, словно ищ подтверждение своим словм, и продолжл:

— Кк бы то ни было, именно вы пошли к смому непримиримому вргу Дон Родриго и зключили с ним сделку: он незжет н Дон Родриго, вы официльно сдете его полиции. Все чисто, ккуртно, интересы обеих сторон соблюдены.

Теперь Кроукеру стло ясно, что Мйер стрлся зствить его зново пережить те болезненные эмоции, которые Кроукер стртельно хоронил в глубине своей пмяти. Сейчс он снов был зхвчен стрстным желнием мести.

Мйер обошел вокруг мшины.

— Скжите, сколько вм было лет, когд все это случилось?

— Двдцть, — ответил Кроукер, — если все было именно тк, кк вы рсскзывете.

— О д, не сомневйтесь, все было именно тк. — Мйер открыл дверцу «мустнг». — И мы об знем это. — Он едв зметно улыбнулся Кроукеру. — Тк что не будем терять времени. Вы облдете всеми необходимыми кчествми — профессионльными нвыкми и изобреттельностью.

— Пожлуй, я попрошу вс дть мне рекомендтельное письмо, если соберусь ннимться н рботу.

Мйер кисло улыбнулся, но по глзм было видно, что никкя ирония не сможет сбить его с толку.

— Знете, что говорят об убийстве? Или ты можешь убить, или нет — и точк! Н мой взгляд, вы великолепно докзли, что умеете убивть. Фктически вс дже можно нзвть знтоком в этой облсти.

— Мои способности тут ни при чем, — скзл Кроукер. — Если я и убивл когд-то, то н это были очень веские причины: во-первых, те негодяи зслуживли этого, во-вторых, у меня не было иного выбор.

— Что ксется Мртинес и Мкгриф, возможно, вы првы, — скзл Мйер. — Но только не в случе с Доном Родриго.

— А вот тут вы ошибетесь, — скзл Кроукер. — Нм никк не удвлось зцепить его. Кк мы ни стрлись, он все время ускользл сквозь пльцы, словно угорь, кк будто зрнее знл о том, что мы собиремся предпринять против него. Д, действительно я изо всех сил стрлся прищемить ему хвост. Нет сомнений, именно по его прикзу убили моего отц. Но те, кто знл об этом, побоялись пойти в полицию и свидетельствовть н суде. Впрочем, дже если бы мне удлось нйти неопровержимые докзтельств, Дону удлось бы уйти от ответственности. Слишком многие в городе были повязны с ним одной веревочкой. Он облдл своего род неприкосновенностью. А тем временем дети умирли от той дряни, которую он им продвл. У меня не было иного выход.

Мйер подвинулся к Кроукеру тк близко, что он явственно ощутил смешнный зпх одеколон и мужского пот.

— Не было иного выход. Он облдл неприкосновенностью, — шепотом повторил Мйер. — Другими словми, он был зщищен со всех сторон.

И в это мгновение Кроукер понял, что ловушк зхлопнулсь. Взглянув Мйеру в глз, он увидел в них торжество умелого двокт.

— Совсем кк Хун Грсия Брбсен — неприкосновенный, зщищенный со всех сторон. — Мйер вырзительно взмхнул рукми. — Мтерь Божья! Грязня свинья, он бсолютно хлднокровно убил свою жену во цвете лет! Если вы думете, что он совершил это преступление в состоянии ффект, то вы просто не знете Хун Грсию Брбсену! Это второй Дон Родриго Импремт!

Кровь удрил Мйеру в голову, он побгровел. Совершил ли Брбсен то преступление, или нет, Кроукеру стло ясно, что Мйер искренне верил в его виновность. Может, он и не был тким холодным и умным профессионлом, кким хотел кзться. К тому же он ни слов не скзл о связях Кроукер с АКСК. Знчит, ему это было неизвестно.

— Однко у меня нет никких докзтельств его вины, кроме вших темперментных обвинений, — скзл Кроукер, чувствуя, что с кждым словом все сильнее зпутывется в сетях, рсствленных Мйером. Впрочем, вряд ли у него был иной выход. Рейчел нуждлсь в донорской почке, это был вопрос жизни и смерти. Если допустить, что Мйер говорил првду нсчет этого Брбсены... Кроукеру было не по себе от этих мыслей, и лишь одно успокивло его — кждое совершенное им убийство было бсолютно опрвдно. Однко ситуция с Хуном Грсией Брбсеной был совершенно иной, и ему было необходимо время, чтобы проверить все и порзмыслить нд этим. Но именно этого он не мог сейчс себе позволить — положение Рейчел было слишком тяжелым.

— Бывют ситуции, сэр, когд приходится верить н слово, — проговорил Мйер. — Поверьте мне, мы желем только добр вшей племяннице.

— Мне нужно время, чтобы поговорить с доктором Мрш и проверить вши документы н почку.

— В вшем рспоряжении двдцть четыре чс, — скзл Мйер. — По истечении этого времени, ндеюсь, вы будете готовы принять окончтельное решение.

— Доктор Мрш зхочет убедиться в рельности существовния этой почки.

Мйер понимюще улыбнулся:

— Это будет сделно. Н обороте моей визитной крточки вы нйдете нписнный от руки номер телефон, по которому вы сможете связться со мной в любое время суток. Это грнтия, сэр. Знк ншей доброй воли. — Мйер сурово взглянул н Кроукер: — Двдцть четыре чс — смое большее, что мой клиент может дть вм н рзмышление.

В Кроукере проснулся детектив.

— Он торопится?

— Он не может ждть, тк же кк и Рейчел, — пожл плечми Мйер. — Д, мой клиент окзлся в весьм зтруднительном положении, когд промедление подобно смерти.

Он подошел к Кроукеру вплотную и понизил голос до едв рзличимого шепот, хотя их могли услышть лишь мертвые н клдбище д чйки нд океном.

— Звтр в полночь Хун Грсия Брбсен прибывет в Мйми с огромной свитой телохрнителей. Он пробудет в Мйми всего двендцть чсов — именно столько зймет у него проведение нескольких деловых встреч н очень высоком уровне. Место и время проведения этих встреч держтся в строжйшей тйне. Именно в эти двендцть чсов вы должны прикончить его.

Кроукер почувствовл, кк по спине потекли струйки пот.

— Это невыполнимя здч, у меня нет дже времени, чтобы...

— Успокойтесь, мистер Кроукер. Кк только вы ддите мне принципильное соглсие, вы тут же получите подробное описние прогрммы пребывния Брбсены в Мйми, количество его телохрнителей, степень их вооруженности, ткже информцию, ксющуюся его предпочтений в еде, одежде, жилье и сексе. Теперь вы сми видите, мистер Кроукер, что мы не собиремся отдвть вс н съедение крокодилм.

— Вы тк уверены в себе?

— Некоторые события в жизни человек являются неизбежными.

Мйер протянул Кроукеру руку и скзл с неожиднной искренностью:

— Передю «мустнг» в вши руки без всяких лишних слов. Уверен, вы получите огромное удовольствие, сэр!

Вернувшись н стоянку рядом с больницей, Кроукер высдил двокт и подождл, пок тот пересядет в свой «линкольн» цвет зеленый метллик, который был тк популярен во Флориде, и уедет. Потом Кроукер открыл брдчок. Тм он ншел документы н мшину, они действительно были оформлены н его имя, были укзны дже его дрес и номер социльной стрховки. Похоже, эти люди знли о нем все... Предыдущим влдельцем «мустнг» знчился Мрсель Рохс Диего Мйер. И нигде никкого упоминния имени тинственного клиент Мйер.

Поднявшись в отделение интенсивного дилиз, он зшел в плту к Рейчел. Тм уже сидел Мэтти. Увидев Кроукер, он печльно покчл головой — никких изменений... Он увидел смертельный стрх в глзх сестры, и у него перевернулось сердце.

Он поискл Дженни Мрш, но медсестр скзл ему, что доктор Мрш большую чсть дня проведет в оперционной. Знчит, ему придется ждть вечер, когд у них был нзнчен ужин.

Он снов зшел в плту к Рейчел и долго глядел н нее, полумертвую-полуживую. В плте, кроме Мэтти, окзлся некий солидного вид седой мужчин со стромодной тонкой полоской усов нд верхней губой. Мужчин обернулся к Кроукеру и коротко кивнул. Мэтти предствил его кк доктор Ронльд Стнски, их с Рейчел семейного врч.

Мужчины пожли друг другу руки.

— Я только что говорил миссис Дьюк, что имею определенные связи в Объединенной сети трнсплнттов, — вполголос, словно боясь рзбудить Рейчел, проговорил он. — Возможно, мне удстся что-то сделть...

— Это было бы чудесно, — скзл Кроукер. — Но у меня сложилось ткое впечтление, что првил этой оргнизции священны и нерушимы.

— Д, это действительно тк. — Н докторе Стнски был дорогой костюм в тропическом стиле, ккуртно выглження беля сорочк, темный консервтивный глстук. В целом он производил впечтление сотрудник похоронного бюро. — Я не имел в виду, что стоит только позвонить туд, и мне моментльно предложт донорскую почку. Боже упси, нет! — Он мшинльно приглдил усики. — Но, знете, друзья всегд остются друзьями, и я не сомневюсь, что они сделют все, что от них звисит.

Он пожл руку Мэтти.

— Не теряйте ндежды, — прошептл он ей.

Кроукер слегк тронул Стнски з плечо.

— Не могли бы мы с вми поговорить в коридоре, доктор?

— Д, конечно, — торопливо ответил Стнски.

Кроукер ободряюще улыбнулся Мэтти и вышел вслед з доктором из плты.

Очутившись в коридоре, он скзл:

— Доктор Стнски, моя сестр говорит, что вы проводили полное медицинское обследовние Рейчел полгод нзд.

— Д, это првд.

Теперь, когд Мэтти не видел их, подобострстие Стнски исприлось, словно иней н солнце, сменившись делнным спокойствием человек, не знющего, кк себя вести в незнкомых обстоятельствх.

— И что?

Кзлось, доктор Стнски сожлел о своем дргоценном времени, которое он был вынужден тртить н бесполезные рзговоры с Кроукером.

— Он обртилсь ко мне з спрвкой, которую от нее требовли в школе. Он ни н что не жловлсь.

Он змолчл, и Кроукер скзл:

— Я внимтельно слушю вс, продолжйте.

Доктор Стнски кртинно рзвел холеные руки с мникюром.

— Все нлизы были в полном порядке.

Кроукер с сомнением покчл головой:

— Доктор, я бы хотел узнть у вс кое-что. Кк получилось, что вши тесты не покзли, что Рейчел курит мрихуну, нюхет кокин и принимет гллюциногены?

— Д, я зню, что когд-то вы служили детективом в полиции Нью-Йорк, — зевнув, ответил доктор Стнски. Кроукер подумл, что этому рвнодушию, о которое рзбивются все человеческие чувств, его нучили в медицинском колледже тк же, кк нтомии, цитологии и прочим нукм. — К чему здвть вопрос, ответ н который уже известен?

— Я хотел услышть это от вс.

Доктор Стнски был явно рздржен.

— Ничего не стоит обмнуть врч во время обычного осмотр. — Он помхл перед носом Кроукер укзтельным пльцем, словно перед ним был непослушный ученик. — Ткое происходит повсеместно и кждый день. Это, конечно, ужсно, но это фкт.

— Ндеюсь, вы понимете, что теперь он стл нркомнкой.

Слов Кроукер были встречены ледяным молчнием. Скорее см Бог сознется, что допустил ккую-то оплошность в процессе создния человек, чем врч признет свою ошибку.

— Спсибо, доктор. Я очень блгодрен вм з вшу откровенность.

Приняв иронию з извинение, доктор Стнски поджл губы и милостиво кивнул.

Вернувшись в плту к Рейчел, Кроукер перебросился с Мэтти несколькими фрзми. Ему очень хотелось рсскзть ей о рзговоре с тинственным двоктом Мйером, но у него не хвтило духу. Было бы слишком жестоко понпрсну обндеживть ее. А вдруг все это окжется грндиозным мошенничеством? Он все же скзл ей, что пытется с помощью влиятельных друзей достть для Рейчел донорскую почку. Это было, конечно, не совсем првдой, но и не совсем ложью.

Выйдя из больницы, Кроукер здумлся нд тем, где он будет ночевть. Возврщться к себе домой было очень длеко, при одной мысли, что придется снов провести ночь в доме у Мэтти, в этих роскошных пртментх, ему стновилось не по себе. Ткие дом были не для него.

Сунув руку в крмн, он вдруг нщупл ключи от дом Сони. Судя по всему, он збыл отдть их Бенни.

Рздумывя, не переночевть ли в доме Сони, Кроукер пересек стоянку и, открыв бгжник своей мшины, достл из тйник небольшой чемоднчик с порттивным компьютером. Подсоединив к нему сотовый телефон, он через модем обртился к полицейской бзе днных по городскому трнспорту. Для этого он воспользовлся личным кодом своего друг, детектив Роки Сгус. Получив доступ, Кроукер нбрл лицензионный номер «линкольн» Мйер. Систем звисл, что было довольно типично. При помощи того же код Кроукер переключился н телефонную бзу днных и ввел номер телефон друг Сони, Нестор. Через секунду н экрне высветились дрес Нестор и его полное имя. Окзлось, он жил недлеко от Сони. Кроукер спрятл компьютер н прежнее место и отпрвился в путь.

Кроукеру, принявшему утром душ, теперь мучительно хотелось переодеться — он уже двое суток не менял ни белья, ни одежды. Зехв по дороге в недорогой супермркет, он купил несколько комплектов нижнего белья, две пры легких брюк и полдюжины футболок и рубшек с короткими руквми. Переодевшись в свежее белье и одежду прямо тут же, в тулете мгзин, он вышел н улицу и нос к носу столкнулся с Рейфом Рубиннетом, влдельцем бр «Акул».

— Эй, дружище!

Все головы обернулись н рсктистый бс Рейф. Кроукеру всегд кзлось, что в глубине души Рейф все еще остется политиком. Он был отличным мэром Мйми и очень многое успел сделть для город. Его кндидтуру хотели выдвинуть для переизбрния, но Рейф, не двя никких объяснений, ктегорически откзлся.

— Н ловц и зверь бежит! — С этими словми Рубиннет схвтил Кроукер з плечо и выдернул из людского поток. Н нем были белые джинсы, рубшк с короткими руквми в белую и синюю полоску и мягкие кожные сндлии без носков. Он облдл крсивой мускулистой фигурой, которя неизменно привлекл к нему внимние женщин, хотя см он, кзлось, не обрщл н это ни млейшего внимния. — Н днях слышл хороший некдот, — скзл Рубиннет.

«И политики, и влдельцы ресторнов одинково любят некдоты, преимущественно соленые», — подумл Кроукер. Рейф был в этом деле знтоком. Он обожл некдоты и, кзлось, мог без конц рсскзывть их, ни рзу не повторяясь. Возможно, он узнвл новые некдоты от своих клиентов.

— Тк вот, — продолжл Рубиннет. — Эскимос приехл в город покупть холодильник. Продвец спршивет его: «Зчем он тебе?» А эскимос отвечет: «Н улице минус пятьдесят, в холодильнике — минус двдцть. Греемся, однко».

— Отличный некдот, Рейф, — рсхохотлся Кроукер. Они шли сквозь толпу, и голов Рейф возвышлсь нд всеми. Должно быть, у его охрны было немло хлопот, когд он был мэром Мйми. Кроукер похлопл Рубиннет по спине.

— Чертовски рд тебя встретить, дружище. А почему ты не в бре? Что ты тут делешь?

— Зкупю продовольствие, — зсмеялся Рубиннет. — Иногд мне нрвится смому ходить по мгзинм и глядеть, кк живут другие люди. Однко я тоже не ожидл встретить тебя здесь, ведь, по слухм, рыблк сейчс отмення!

— Вынужден зняться семейными делми. Моя племянниц серьезно больн.

— Мои соболезновния, дружище, — сочувственно положив руку н плечо Кроукер, произнес Рубиннет. — Могу я чем-нибудь помочь?

— Вряд ли, моей племяннице нужн пересдк почки, вот донорской почки-то и нет.

— Когд я был мэром, я иногд творил чудес, — скзл Рубиннет, — но ткое и мне не по силм. Извини, друг.

— Збудь, это не твоя головня боль.

— Может, пойдем ко мне?

— Пожлуй, я отпрвлюсь к другу в Эль-Портль, — скзл Кроукер, неожиднно для смого себя приняв решение переночевть в доме у Сони.

Лицо Рубиннет рсплылось в широкой улыбке.

— Д, это местечко имеет свое неповторимое лицо и душу. — Он печльно покчл головой. — Нше время, девяностые годы, не имеет ни лиц, ни души. Это просто огромня ям, в которую свлили весь хлм пятидесятых, шестидесятых, семидесятых и восьмидесятых годов. Результт ужсен, ты соглсен? Одежд, музык, жргонные словечки — все вернулось, но в искженном виде. Дже рзвлечения! Эти видеоигры, примитивный китйский бильярд... Вновь стли популярны кофейни, пожлуй, и мне ндо открыть ккое-нибудь зведение в этом роде. — Рубиннет зсмеялся. У него был зрзительный смех, нстоящий др для политик. Он всегд смеялся тк, что всем присутствующим тоже хотелось смеяться вместе с ним.

Однко он быстро посерьезнел.

— Но вернулось и кое-что похуже. Нркотики, нпример. — Он снов печльно покчл головой.

Об медленно нпрвились к своим мшинм. В душе у Кроукер шл борьб с смим собой. Ему не хотелось посвящть третьих лиц в свои отношения с Мйером, но он отчянно нуждлся в информции. А Рейф Рубиннет был в приятельских отношениях со всей Южной Флоридой и очень многое мог рсскзть Кроукеру. Во всяком случе, ему нверняк был известн вся подноготня тех, кто знимл более или менее видное положение в обществе.

Нконец, Кроукер решился.

— Рейф, мне нужно спросить тебя кое о чем.

— Вляй!

— Тебе известен некий двокт по имени Мрсель Рохс Диего Мйер?

Рубиннет сверкнул н него глзми.

— Лью, дружище, ты просто тк об этом спршивешь или у тебя есть к нему дело?

Кроукер посмотрел ему в глз и, помедлив, ответил:

— Пожлуй, последнее.

Рубиннет поджл губы.

— Могу я спросить тебя, во что ты собрлся ввязться?

— Пок не могу скзть, — почти искренне ответил Кроукер. — Тк что тебе известно о Мйере?

— Он имеет крепкие связи с колумбийскими нркодельцми. Не с теми, которых недвно с ткой помпой привлекли к суду. Нет, не с ткой мелочью. Клиенты Мйер нстолько зсекречены, что возникют сомнения в рельности их существовния. Я хочу скзть, что дже профессионльные мтерые сыщики не в курсе того, что эти люди вообще существуют.

— Что ты имеешь в виду?

— Его клиенты нходятся под ндежной зщитой н тком высоком уровне, что комр нос не подточит. А если ты нстолько глуп, чтобы здвть слишком много вопросов, тебя очень скоро унесут н носилкх, и никто о тебе больше не услышит.

Н мгновение Кроукер здумлся.

— А что тебе известно о человеке по имени Хун Грсия Брбсен?

— Это имя мне не знкомо, — скзл Рубиннет, но что-то подскзывло Кроукеру, что он говорит непрвду.

— Если бы ты знл что-нибудь об этом человеке, ты ведь скзл бы мне? — не удержлся Кроукер.

Взгляд голубых глз был непроницем.

— Ну конечно, дружище!

Кроукер нетерпеливо змотл головой.

— Рейф, послушй, ты же рзговривешь не с кем попло, со мной, не ндо притворяться, скжи, что тебе известно о нем.

— Не понимю.

— Извини, Рейф, но я попл в ткую историю...

— Что это з история? — В глзх Рейф мелькнул непритворня озбоченность. — Послушй, Лью, однжды ты выручил меня. Я не збывю добр. Скжи, что я должен сделть, чтобы вытщить тебя из этой, кк ты говоришь, истории.

— Брбсен.

— Поверь мне, Лью, тебе лучше ничего не знть об этом человеке.

— Боюсь, у меня нет иного выход.

— Это првд?

— Боюсь, что д.

Выждв, пок мимо них пройдет групп служщих рсположенного рядом отеля, Рубиннет отвел Кроукер в сторону, в тень деревьев возле втостоянки.

— Ты отдешь себе отчет в том, что собирешься делть, дружище?

Меньше всего хотелось сейчс Кроукеру выслушивть предостережения, особенно от Рубиннет. Он просто не мог себе этого позволить — жизнь Рейчел висел н волоске. И если спсти ее можно было, только убив Хун Грсию Брбсену, то он тк и сделет. Возможно, з ужином Дженни Мрш предложит ему иной выход или доктор Стнски сумеет что-нибудь сделть через своих друзей, но Кроукер отлично понимл, что ндеяться н это глупо. Нрвилось ему это или нет, но жизнь оствлял ему всего один выход — если з ужином Дженни Мрш скжет, что документы н почку, предоствленные Мйером, в полном порядке, он позвонит двокту и соглсится н его условия. Время, отпущенное н спсение Рейчел, истекло.

— Рейф, — тихо скзл он, — сделй одолжение, рсскжи мне, что тебе известно об этом человеке.

Рубиннет внимтельно посмотрел н Кроукер и, вздохнув, скзл:

— Что-то мне не нрвится нш рзговор, Лью. Боюсь, он не принесет никому из нс пользы.

— Рейф, прошу тебя.

Поколебвшись, Рубиннет увлек Кроукер еще дльше в тень деревьев. З их спиной, н втостоянке взд-вперед сновли мшины, словно кулы вдоль риф.

— Послушй, Лью, — почти шепотом произнес Рубиннет. — Брбсен — это см дьявол. Нркотики лишь мля чсть его сферы деятельности. Помнишь, я скзл, что героин снов входит в моду? Вот н этом он и делет деньги. У него связи н Дльнем Востоке, с фбрикми, где делют высококчественный, особо чистый героин. См он неуловим.

— Ты хочешь скзть, что он хорошо зщищен?

— Именно тк.

— Хорошо, но кто же его прикрывет?

— Политики, првительство. Он им нужен, чтобы сохрнять контроль нд восстниями, революциями и тому подобной ерундой во всей Лтинской Америке. Если тм кто-то нуждется в оружии, то непременно обрщется к Брбсене.

— Знчит, он ткой крутой?

— Лью, у тебя сейчс ткие глз... Именно ткими они были, когд ты решил рспрвиться с теми бндитми, что угрожли мне и требовли доли от моей прибыли. Послушй, тут дело горздо серьезнее, чем ты можешь себе предствить. Этот прень — очень крепкий орешек! Брбсен поддерживет тесные отношения со всеми вождями повстнцев, инкомыслящими, рвущимися к влсти генерлми и мньякми, мнящими себя диктторми. И они дорожт дружбой с ним, поскольку он поствляет им оружие. Все, что они рсскзывют Брбсене, тот передет првительственным гентм. В свою очередь, првительство безоговорочно зщищет Брбсену в любых ситуциях. Он творит все, что ему вздумется, и влсти смотрят н это сквозь пльцы. Уясни себе это рз и нвсегд. Они сми продют ему оружие, которое он потом перепродет своим клиентм, д еще и получет свои комиссионные. А почему бы и нет? Обе стороны скзочно богтеют от ткой дружбы. Вот кк обстоят дел, дружище!

Кроукер долго молчл. По его лицу струился пот.

— Рейф, кое-кто хочет смерти этого человек. Очень хочет.

— Что ж тут удивительного, — хмыкнул Рубиннет. — Нсколько мне известно, Брбсен нжил себе тк много вргов, что они могли бы соствить нселение целой стрны. Влсть и вседозволенность зтумнили ему рссудок. Он искренне верит, что бсолютно неуязвим. Но мы-то с тобой знем, что в нш век никто не может быть уверен в своей неуязвимости.

Кроукер молчл. Мимо них прошл еще одн групп служщих отеля, одетых в белую униформу.

— Рейф, тебе известно, по чьему прикзу должен быть убит Брбсен?

— Нет, дружище. Но я бы мог дть тебе целый список кндидтов. Впрочем, нм не придется долго гдть. Говорят, звтр в полночь Брбсен будет здесь, в Мйми.

— Ах тк... Возможно, мне пондобится подобрться кк можно ближе к Брбсене, чтобы кое-что рзузнть, — скзл Кроукер. — И тогд мне пондобится твоя помощь.

В лексиконе Рубиннет не было слов удивления. Он молч кивнул.

— Скжи только слово. Брбсен мне не друг. — Он крепко сжл руку Кроукер. — Для тебя, дружище, я сделю все.

Прежде чем отпрвиться в Эль-Портль, рйон, где жил Соня, Кроукер снов обртился к бзе днных по втотрнспорту. Н этот рз попытк окзлсь успешной. Выяснилось, что «линкольн» цвет зеленый метллик был взят нпрокт в одной местной компнии. Кроукер не знл, стоит ли этому удивляться. Он решил срзу же отпрвиться туд, где был взят нпрокт втомобиль Мйер.

Кроукер свернул с бульвр Атлнтик и двинул в Мргейт — стрый, нселенный преимущественно рботягми рйон к востоку от Форт-Лодердейл. Вскоре он уже ктил по центрльной улице Мргейт. З кубинским ресторном он свернул нпрво, миновл мгзинчик похоронных приндлежностей. Увидев вывеску «Мргейтский клуб любителей стрелкового и питейного спорт» нд пивнушкой, Кроукер не мог не рсхохотться — это был отличня продия н спортивные клубы, которыми обзводились жители кондоминиумов в более дорогих рйонх город. В конце улицы Кроукер обнружил вывеску «Автомобили нпрокт».

В конторе з длинным столом сидел девиц, он жевл резинку и листл последний номер «Шрм». Кроме нее, в конторе не было ни души. Н стенх висели выгоревшие от солнц и основтельно зсиженные мухми реклмные плкты с изобржением всех моделей «порше», «феррри», «линкольнов». Вся обстновк состоял из пры обшрпнных стульев, стромодной пепельницы н ножке и искусственного фикус, согнувшегося под тяжестью осевшей н нем пыли. В целом контор производил впечтление зброшенности и упдк. Девиц оторвлсь, нконец, от своего журнл и поднял н Кроукер глз. Н вид ей было не больше двдцти. У нее были светлые волосы с химической звивкой, ясные глз и ярко-крсные длинные, кк ножи, ногти.

— Привет, меня зовут Вонд. — Он коснулсь пльчиком тблички, н которой было нписно: «Вонд Шеперд».

Предствившись, Кроукер скзл:

— Мне бы хотелось получить кое-ккие сведения относительно последней модели втомобиля «линкольн» цвет зеленый метллик.

Вонд, тряхнув кудрявой головкой, рзвернулсь к стоящему рядом с ней стеллжу.

— Минуточку, сейчс я посмотрю, что имеется в нличии.

— О нет, — торопливо скзл Кроукер. — Вы меня не поняли. Я не собирюсь брть мшину нпрокт. Я просто хочу узнть, кто недвно брл у вс ткую мшину.

— А что ткое? — Он нсторожилсь. — Мшин попл в врию?

— Нсколько мне известно — нет.

Он перестл жевть резинку и, помолчв секунду, скзл:

— Тогд, боюсь, ничем не могу вм помочь.

Кроукер покзл ей свой знчок федерльного гент, и глз девушки широко рскрылись от удивления, смешнного с восхищением.

— Вонд, это очень вжно. Обещю, твой босс никогд ничего не узнет об этом.

— Ну, я бы с рдостью вм помогл...

— Тк з чем дело стло?

— Вы не знете моего босс. Т девушк, что рботл здесь до меня, нрушил ккое-то устновленное им првило, и он безжлостно выбросил ее н улицу. — Он в ужсе змотл белыми кудряшкми. — Я не имею прв двть вм никкой информции, если вы не предъявите предписние суд. — Нервно зсмеявшись, он стл попрвлять воротничок своей ярко-розовой блузки. — Мне очень жль, но...

Девушк явно томилсь в этой пыльной конторе, знимясь скучной и неинтересной рботой, и Кроукеру стло жль ее. Ему чсто приходилось встречться с ткими молодыми девушкми, и он знл, о чем Вонд сейчс думл. Больше всего н свете ей хотелось сесть в свою мшину и уехть отсюд куд глз глядят. О будущем он не думл, ей просто хотелось сбежть из этой крысиной норы и больше никогд здесь не появляться.

— Если вы получите предписние суд и вернетесь сюд с ним, я покжу вм все регистрционные зписи и вообще все, что вы зхотите.

— Судебное предписние, — пробормотл Кроукер, — откуд тебе известны ткие тонкости? Что-либо подобное уже случлось?

— Слв Богу, я не имел дел с судом, — торопливо проговорил он.

— Тогд скжи мне, Вонд, — он положил локти н стол, — откуд ты знешь, кк должно выглядеть судебное предписние?

Он вынул из стол три листочк бумги, основтельно зляпнных кофе, и постучл по ним длинным ногтем.

— Босс дл мне этот обрзец и скзл, что если мне покжут что-то другое, это будет фльшивк.

Кроукер одобрительно кивнул, стрясь покзть Вонде, что он произвел н него неотрзимое впечтление своими познниями.

— Похоже, твой босс все предусмотрел. Кк его зовут?

А про себя Кроукер подумл: «Весьм подозрительня предусмотрительность. Ишь ты, дже о судебном предписнии вспомнил!»

— Его зовут Трей Мерли. — И он, не дожидясь, пок Кроукер попросит ее об этом, стл диктовть его имя по буквм, словно делл это уже не рз. Что ж, неудивительно, рз у босс ткое необычное имя.

— Блгодрю з помощь, — скзл Кроукер и нпрвился к выходу. У смой двери он остновился, словно вспомнив что-то вжное, и спросил:

— Кстти, во сколько зкрывется контор?

— Ровно в половине седьмого.

Выйдя н улицу, Кроукер уселся з руль своего «Т-берд» и поствил кссету «Эверли Брзерс». Он вытщил визитную крточку Мйер, внимтельно изучил ее, зтем включил компьютер и обртился к телефонной бзе днных. Он зпросил информцию н тот номер, по которому, если верить Мйеру, его можно было нйти в любое время дня и ночи. Кроукер не стл дожидться результт, звел двигтель и отпрвился в Эль-Портль.

Автомобиль Сони, «кмро» пятилетней двности, все тк же стоял под нвесом рядом с домом. Н зднем стекле виднелсь сине-зеленя нклейк с ндписью: «Спсите морских коров от истребления!». Зглушив двигтель, Кроукер не срзу вышел из своей мшины. До его слух донеслись веселые крики детей, ктвшихся н велосипедх в соседнем дворе. Кроукер молч глядел н дом Сони и н морских коньков у фонтн н лужйке перед домом. Ему подумлось, что этот фонтн похож н свою хозяйку, Соню. Пустой, весь в трещинх, терпеливо дожидющийся, когд его отремонтируют и нполнят водой, чтобы возле него снов щебетли птицы. Для этого нужно совсем немного, и совсем немного было нужно Соне для счстья. Теперь уже никогд не быть Соне счстливой и никогд не быть этому строму фонтну отремонтировнным. Змшелые морские коньки и пустя рстресквшяся чш фонтн кзлись мтерильным воплощением печли, которой дышло все вокруг, словно дух Сони все еще витл где-то рядом, моля об отмщении. Нверное, кк и дух дед Бенни, ее дух не мог отпрвиться в иной мир, пок не нкзны убийцы.

Бртья Бонит.

Когд Кроукеру стло тк жрко, что по спине у него потекл струйк пот, он вышел из мшины и нпрвился к дому. Поднявшись н крыльцо, Кроукер оглянулся н соседний, выкршенный в розовый цвет дом с рзросшимся грейпфрутовым деревом у вход.

Открыв дверь, Кроукер вошел в дом Сони, где еще пхло ее слдкими духми.

— Соня?

Он произнес ее имя тихо и нежно, зня, что никто не отзовется н его голос.

— Это я, — скзл он, чувствуя себя последним дурком. — Я вернулся.

В доме было очень душно, и Кроукер первым делом рспхнул нстежь все окн.

Войдя в спльню Сони, он сбросил туфли и рухнул н кровть. В открытые окн дул слбый бриз, и в комнте постепенно стновилось прохлднее.

Кроукер переполнял боль потери, ему не лежлось. Через открытое окно доносился шум телевизор: рев моторов и голос диктор, скороговоркой комментироввшего втогонки.

Зинтересоввшись, Кроукер встл с постели и выглянул в окно. Очевидно, хозяев соседнего дом смотрели круглосуточный спортивный кнл. Кроукер взглянул н свои чсы, и ему в голову внезпно пришл идея.

С колотящимся сердцем он постучлся в дверь к соседям Сони. Кк рз в это время нкнуне был убит Соня. Если сегодня кто-то дом и смотрит телевизор, то, вполне возможно, кто-то был дом и вчер в то время, когд был убит Соня. Покчв головой, Кроукер снов постучл в дверь.

Нконец, ему открыли, и Кроукер увидел перед собой круглолицего мужчину в инвлидном кресле — н ктлке. Н первый взгляд ему можно было дть лет пятьдесят с небольшим. Он был смуглокожим и почти лысым, с седым венчиком волос н зтылке. У него были водянистые глз — возможно, результт долгого сидения у телевизор. Мускулистые руки с широкими лдонями и толстыми пльцми были сложены н коленях.

Мужчин выжидтельно посмотрел н Кроукер.

— Чем могу быть полезен?

З его спиной диктор взволновнно рсскзывл что-то о мшине «скорой помощи», желтых предупредительных флжкх и покореженных мшинх.

— Извините, что оторвл вс от любимого знятия. — Кроукер протянул мужчине руку. — Меня зовут Лью Кроукер. Я друг Сони Вилллобос, вшей соседки.

— Д-д, моя жен лучше знет Соню, чем я. — Мужчин в инвлидном кресле тоже протянул руку Кроукеру. — Меня зовут Пбло Лейес. Что ж, зходите, соствьте мне компнию.

Его взгляд упл н биомехнический протез Кроукер, и он понимюще кивнул.

— Зходите, не стесняйтесь, — повторил он. — У меня в холодильнике всегд нйдется угощение для гостя.

В отличие от дом Сони, где црили яркие солнечные крски, здесь окзлось весьм сумрчно. Окн были зкрыты люминиевыми жлюзи. Все внутреннее убрнство дом было выдержно в коричневых тонх. В комнтх было тщтельно прибрно, все было рсствлено и рзложено по своим местм. Однко мебель был явно слишком строй — твидовя обивк небольших дивнчиков был сильно потерт, подлокотники кресел готовы были отвлиться в любую минуту, ножки обеденного стол угрожюще скрипели при кждом прикосновении.

Ловко мневрируя, Лейес отктился в глубь дом по ничем не покрытым полм. Любые ковры зтрудняли бы передвижение инвлидной коляски по комнтм.

Н минуту скрывшись в кухне, Лейес появился оттуд с подносом н коленях. Н подносе стояли большой плстиковый кувшин и дв дешевых сткнчик в цветочек. Лейес весело кивнул в сторону кофейного столик.

— Не хотите отведть?

Кроукер снял со стол порттивный компьютер.

— Когд ндоедет смотреть спортивный кнл, я люблю бродить по Интернету. — Лейес перествил поднос н кофейный столик и, взяв в руки пульт, приглушил звук телевизор. — Тм много интересного...

Похоже, ему не хотелось упускть подробности втомобильных гонок.

— Впрочем, ничто не может зменить мне утерянную возможность свободно передвигться, выходить из дом и делть все своими рукми. А я всегд любил нходиться при деле...

Лейес нполнил сткны и один протянул Кроукеру.

— Выглядит кк лимонд и пхнет лимоном. — Лейес подмигнул Кроукеру. — Но, скжу я вм, эт штук не для слбых.

Сделв большой ждный глоток, Кроукер упл н дивнчик, срженный неожиднной крепостью нпитк. Вот это д! Ндо будет спросить рецепт для Бенни.

— Это домшний ром, нстоящий нпиток для мужчин, — зсмеялся Лейес, потиря руки. — Хотите верьте, хотите нет, но его делет моя Эстрелл! Моя жен нстоящя волшебниц. Он может исцелить и душу, и тело, это сущя првд, скжу я вм.

Лейес взял кувшин и снов нполнил сткны. Потом он коснулся биомехнической руки Кроукер и спросил:

— Это првд, что говорят?

Кроукер хорошо понял, что имел в виду Лейес.

— Я до сих пор иногд чувствую мои нстоящие пльцы. И мне чсто снится моя нстоящя рук, живя и прекрсня, кк роз.

Лейес грустно кивнул.

— Я рботл линейным электромонтером и однжды упл с того чертов столб... Ткя нелепость! — Он удрил себя кулком по колену. — Потом я ккое-то время еще порботл контролером, но это было уже совсем не то... Вы же понимете меня, я ндеюсь? Конечно, они хотели мне добр, но я уже не мог рботть по-прежнему электромонтером, бумжня рбот меня никк не устривл. От этого бесконечного переклдывния бумжек и глядения н экрн компьютер у меня просто мозги сохли! — Он снов поглдил свою руку, словно это успокивло его. — Я все спршивю мою Эстреллу, не хочет ли он вернуться обртно в Пргвй. Я бы с удовольствием уехл туд. Хотя я никогд тм не был, но слышл очень много рсскзов от Эстреллы. — Он здумчиво покчл головой. — Похоже, жизнь в Асунсьоне горздо безопснее, чем здесь. — Он отхлебнул ром. — У нс тут действительно стновится все опснее жить. Я дже зпрещю Эстрелле выходить из дому после нступления темноты. Говорят, в пятидесятых — шестидесятых годх можно было совершенно безбоязненно гулять по улицм хоть всю ночь. Тогд неподлеку от нс был известный ночной клуб «8600». — Его выцветшие глз уствились н Кроукер. — Вот это было зведение, скжу я вм! Клуб рботл всю ночь нпролет, но в семь утр всех клиентов выгоняли н улицу н полчс, чтобы вымести полы. — Он зсмеялся. — Это не выдумк!

— Я бы хотел здть вм один вопрос, мистер Лейес. Нсчет вчершнего дня. Вы были дом весь день?

— Д, конечно! Сидел вот тут и смотрел спортивный кнл. — Он улыбнулся. — Мои дни похожи друг н друг, кк бртья. Что же, я не жлуюсь. По крйней мере я зню, чего ждть.

— Вы были один?

— Д, Эстрелл рботет с девяти до пяти.

Кроукер чуть подлся вперед.

— Вы не слышли ничего необычного? Или, может быть, что-то видели?

— Ну, мне покзлось, будто я слышл что-то ткое...

— Ккое? Что вы слышли?

Круглое лицо Лейес дже сморщилось от нпряжения.

— Честное слово, не зню, что и скзть. Это было похоже н шум двигтеля, снчл мне дже покзлось, что это нчлись гонки. Знете, я люблю смотреть гонки... — Он здумчиво пожевл губми. — Но потом я подумл, что это скорее не двигтель, генертор.

— Генертор? А не могли бы вы мне скзть, откуд доносился этот звук?

— Может, из того грузового втофургон?

У Кроукер екнуло в груди.

— Ккого втофургон?

Лейес нетерпеливо змотл головой.

— Из белого втофургон, который стоял н бетонной дорожке возле дом Сони.

— В ккое время это было?

— Ндо подумть... — Лицо снов сморщилось от нпряжения. — Кжется, между чсом и половиной третьего.

— А что вы еще зметили, кроме цвет втофургон? — кк можно спокойнее и отчетливее произнес Кроукер. — Год выпуск? Модель? Номерные знки?

— Он был белый, это я уже скзл, — проговорил Лейес. — Флоридские номер, это точно. Модель... не помню точно, но это был мерикнский втофургон, не японский, ккие сейчс можно встретить повсюду.

— Может, н нем были ккие-нибудь ндписи? — с ндеждой спросил Кроукер. — Это был муниципльный фургон? Или н нем было нписно нзвние компнии?

Лейес покчл головой:

— Нет, я не зметил никких ндписей:

— Ну хоть что-нибудь?

— Пожлуй, д, — медленно проговорил Лейес — Сейчс я припоминю, что сзди был небольшя переводня кртинк — треугольник, вписнный в окружность.

Кроукер не срзу вернулся в дом Сони. Снчл он сел в мшину и отпрвился к Нестору, умирющему другу Сони. У него не выходили из головы слов мистер Лейес о том, что он увидел н здней стенке втофургон — треугольник внутри крут, один из двух символов, нписнных кровью н стенкх холодильник, и один из четырех мгических знков целителей нрод гврни. Дед Бенни посвятил бртьев Бонит в мгическую нуку целительств хет-и, обучив их всем ритулм, хотя они тк и не стли нстоящими целителями. Вместо этого они стли нстоящими рзбойникми.

В отличие от подвляющего большинств домов в Эль-Портле, очень ккуртных и свежевыкршенных, дом Нестор двно нуждлся в ремонте. Тут явно не хвтло умелых мужских рук.

Штуктурк осыплсь, местми обнжя прутья рмтуры, стены от стрости приобрели цвет овсянки н воде.

Н нстойчивый стук Кроукер дверь открыл смуглокожя женщин.

— Тким стуком можно поднять мертвого из могилы? — недовольно скзл он. — Вы кто?

— Лью Кроукер, друг Сони Вилллобос.

Женщин колеблсь, не решясь впустить его, пок из глубины дом не донесся слбый голос:

— Все в порядке, миссис Лейес, впустите его...

Миссис Лейес был весьм привлектельной женщиной и выглядел по крйней мере лет н двдцть моложе своего муж. У нее были большие крие глз, высокие скулы и полные губы. Густые темные волосы, зколотые н зтылке серебряной зколкой, прорезл тонкя седя прядь.

Кроукер вошел в дом, и в нос ему удрил невероятня смесь зпхов — кисловтый зпх болезни, освежющий ромт кедр, мяты и розмрин. Оглядевшись, Кроукер зметил н столике бронзовую жровню, нд которой поднимлся ромтный дымок.

Эстрелл Лейес, женщин с звидным смооблднием, умел чудесно улыбться.

— Прошу прощения, — скзл он, зкрывя з Кроукером дверь. — Бедняжк Нестор... его ткуют кредиторы.

Из угл комнты рздлся слбый смех.

— Он хочет скзть, что я не в состоянии оплтить мои счет. У меня нет дже денег, чтобы зплтить з ренду дом. Но это меня уже не волнует, ведь и жить мне остлось совсем недолго.

Хозяин дом был в еще более бедственном положении, чем его жилище. Худой и бледный, словно мертвец, он полулежл в пыльном шезлонге н грязных простынях, укрытый ворохом одеял. Сквозь тонкую кожу просвечивл тонкя сеточк сосудов.

— Не ндо тк говорить, — укоризненно скзл Эстрелл Лейес. — К чему ткие рзговоры?

Нестор с трудом повернул голову н непрвдоподобно тонкой шее.

— Хочу опрвдть ожидния могильщиков...

Должно быть, совсем недвно он был чрезвычйно крсивым человеком — с высоким лбом и орлиным носом. Но лихордк стерл все крски с его лиц Крсновтые язвочки сплошь покрывли его щеки и губы, и все тело было усеяно стршными струпьями незживющих рн.

— Мне кжется, вм стоило бы лечь в больницу, — скзл Кроукер. — Если у вс нет медицинской стрховки, я мог бы договориться...

— Чтобы медики продлевли мне жизнь с помощью всяческих дьявольских приспособлений? — Нестор улыбнулся и слбо взмхнул истощенной рукой. — Почему я должен доверять слепой и бездушной нуке, если ко мне приходит миссис Лейес?

— Лежи спокойно, — строго произнесл Эстрелл из-з плеч Кроукер. — Тебе нужно экономить силы.

— Экономить силы? Стрнно звучит применительно ко мне, но тем не менее я понял, что вы хотели скзть. — Нестор бессильно откинулся н влжные от пот подушки. — Миссис Лейес не хочет, чтобы вы стли свидетелем тинств ее целительств.

То, что Нестор рзговривл с зкрытыми глзми, делло его похожим н мрионетку в рукх невидимого хозяин.

— Ничего подобного! — с жром воскликнул Эстрелл Лейес, пытясь зслонить собой большую тростниковую корзину, стоявшую н круглом столике.

— Миссис Лейес, — мягко произнес Кроукер. — Возможно, вс успокоит тот фкт, что я только что имел честь рзговривть с вшим мужем. Он очень гордится вшим дром целительницы.

Н лице Эстреллы Лейес появилсь зстенчивя улыбк.

— Ох уж этот Пбло...

Он стл выклдывть содержимое корзины н стол, Нестор скзл:

— Сегодня я не видел Соню. Кк он?

— У нее все в порядке, — кк можно спокойнее скзл Кроукер. — Он слишком знят сегодня и просил меня зглянуть к вм.

— Это тк любезно с вшей стороны, — тихо произнес Нестор. Крем глз Кроукер зметил, что Эстрелл Лейес при этих словх подозрительно взглянул н него. Кроукер хотел улыбнуться ей, но, к собственному удивлению, не смог этого сделть. Кзлось, ее гипнотизирующий взгляд полностью подчинил себе его волю.

Потом ее глз нполнились слезми, и он тихо всхлипнул.

Нестор повернул к ней голову и, открыв бесцветные глз, обеспокоенно спросил:

— Что случилось, миссис Лейес?

— Ничего, детк. — Он отвернулсь, не в силх взглянуть н Нестор. — Я просто просыпл свой порошок, вот и все.

Нестор вздохнул и снов зкрыл глз, словно у него уже не было сил держть их открытыми. Пок миссис Лейес возилсь со своими трвми и порошкми, он погрузился в глубокое нездоровое збытье.

— Эт болезнь полностью истощил его силы, — печльно скзл Эстрелл Лейес.

Кроукер подошел к столу, и он, не поворчивя головы, спросил:

— Моя мленькя Соня... он мертв?

Кроукер молч кивнул, и Эстрелл Лейес низко склонил голову.

— По вшему голосу я понял, что это был ужсня, нсильствення смерть.

— Но откуд вм это известно?

Он поднял свои смуглые руки, испчкнные трвми и лекрствми, и провел ими вокруг Кроукер.

— Тревог и беспокойство здесь... и здесь. Пмять о прошлых событиях окружет человек, словно плщ.

В этот момент Кроукер вдруг почувствовл в своей лдони необычное тепло и понял, что все это время он мшинльно сжимл рукой в крмне кмень духов. Вынув кмень из крмн, он покзл его Эстрелле Лейес.

— Я хотел бы попробовть его действие н Несторе, — тихо скзл он. — А вдруг ему поможет?

— О Боже! — У нее широко рскрылись глз, и он быстрым движением взял глдкий кмень и крепко сжл его в кулке.

— Вм известно, что это ткое? — прошептл он, испытующе глядя н Кроукер.

— Вчер я положил этот кмень моей племяннице н грудь, и он н некоторое время вышл из комы, хотя все врчи в один голос уверяли, что это совершенно невозможно.

Эстрелл со стрхом взглянул н темно-зеленый кмень.

— Не ндо бы вм, сеньор, носить с собой этот кмень.

— Не могу с вми соглситься, миссис Лейес. Знете, что я ншел в доме Сони?

Он окунул укзтельный плец првой руки в ккой-то темный порошок и прямо н поверхности стол нрисовл треугольник внутри окружности и точку внутри квдрт.

Ахнув, Эстрелл отштнулсь, потом поспешно стерл рисунки и нрисовл контуры человеческого глз с двумя зрчкми. Сузив глз, он пристльно посмотрел н Кроукер.

— Вы знете то, что не имеете прв знть. Вы не хилер.

— Но я и не рзбойник, — возрзил он. — А вот те, кто нрисовл эти символы в доме у Сони действительно смые нстоящие рзбойники. И я хочу нйти их.

— Зчем? — спросил он негромко, но Кроукер догдлся, что его ответ н этот вопрос исключительно вжен для нее.

— Эти люди убили Соню. Вы првы, ее смерть был нсильственной и стршной. — Кроукер перевел дух, понимя, что вторгется в неведомую ему облсть. — Я чувствую, что ее неуспокоенный дух все еще нходится тм, в доме.

— Вы хотите скзть, что он взывет о мести из згробного мир?

Кроукер подумл, что эт немолодя женщин не хуже его умеет здвть вопросы.

— Нет, он всегд ненвидел нсилие.

— Это верно, — по-испнски скзл Эстрелл Лейес, и взгляд ее смягчился, словно солнце выглянуло в хмурый день. Похоже, Кроукер выдержл испытние. — Тогд что же вы предлгете?

— Покой, — скзл Кроукер. — Вечный покой ее измученной душе.

Эстрелл подошл ближе и хриплым шепотом спросил:

— Кто рсскзывл вм об учении хет-и?

— Бенни Милгрос, когд мы хоронили Соню. Вы его знете?

— Я был знком с его дедом, Хумитой Милгросом. — Эстрелл Лейес отвернулсь от Кроукер. — Н пятьсот миль вокруг Асунсьон кждому было известно это имя. Это был великий, почитемый всеми целитель нрод гврни.

— Вы присутствовли н его похоронх? — спросил Кроукер. — Бенни говорил мне, что тогд десять дней кряду шел проливной дождь и все эти десять дней он был тм.

— Это првд, — коротко ответил Эстрелл Лейес, знявшись своими нстойкми. — У Бенни были непростые отношения с дедом, и все же между ними существовл нерзрывня связь, совершенно особення по срвнению с другими его внукми. Недине с Бенни Хумит всегд звл его тйным именем — Серо, что ознчет «гор». Очевидно, именно тк он предствлял себе своего внук. Однжды он скзл мне: «Горы ни с кем не советуются, у них свое предствление о времени и прострнстве». И я понял, что он говорит о Бенни.

— Я слышл, Хумит утонул в реке Пргвй.

Внезпно Эстрелл выронил из рук флкончик, и Кроукеру удлось поймть его н лету. Но тут см Эстрелл стл медленно сползть вниз, и Кроукеру пришлось подхвтить ее н руки.

— Миссис Лейес, что с вми?

Он окзлсь ткой легкой, словно у нее были пустотелые, кк у птиц, кости. Однко он не был в обмороке. Взглянув ей в лицо, Кроукер увидел, что ее глз были приоткрыты, ресницы мелко дрожли, словно он спл няву.

Не успев подумть о возможных последствиях, Кроукер прижл к ее горлу кмень духов. И тут же услышл ее голос, тихий и слбый, словно доносившийся откуд-то издлек.

— Я из семьи рыбков из нрод гврни, — скзл он. — В тот стршный день двдцть лет нзд я был вместе с отцом и бртьями н реке. Тогд мне было двдцть дв год, я уже успел побывть змужем и овдоветь, поэтому вновь вернулсь к семейному промыслу — рыболовству, которым знимлсь с смого рннего Детств. Солнце еще не всходило нд горми, предутренний тумн был окршен в нежный жемчужно-розовый цвет. Я всегд любил это время суток, когд яркие тропические крски н время приглушлись рссеянным светом и тумном. Было тк тихо, что, кзлось, можно было услышть, кк плвют рыбы в воде, повиливя хвостми.

Эстрелл змолчл, и Кроукер испуглся. С одной стороны, ему хотелось зствить ее выйти из трнс, но, с другой стороны, он испытывл не меньшее желние услышть продолжение ее рсскз.

— Мы ншли тело Хумиты, — вновь зговорил Эстрелл. — Снчл мы решили, что он зпутлся в крсно-черных корнях мнгровых зрослей н берегу реки. Его плечи, руки и грудь были крсными. Снчл мы подумли, что это крсный речной ил. Но потом увидели, что тело Хумиты не лежло н воде ничком, кк это было бы, если бы он споткнулся и упл в воду. Он сидел, опутнный мнгровыми ветвями и корнями и был весь в крови. Было совершенно очевидно, что его кто-то туд посдил. Он был целителем, поэтому ни одн птиц, ни один зверь не могли притронуться к нему. Дже примитивные тври крокодилы держлись н почтительном рсстоянии. Все змерли н месте, не в силх сделть ни шгу. И только мой отец решился подойти к телу и вытщить его из мнгровых корней. Я помню все тк ясно, словно это произошло сегодня утром. Отец перевернул тело Хумиты лицом вниз и стл оттирть ему щеки, горько плч, словно ребенок, потерявший мть. Никогд прежде мне не доводилось видеть отц плчущим, и это сильно нпугло меня. Потом отец велел нм помочь ему зтщить тело Хумиты в лодку. Лицо Хумиты было тким чистым, что было невозможно поверить в то, что несколько минут нзд, когд мы ншли его, оно было в крови. Причем н левой щеке был нрисовн кровью треугольник внутри круг, н првой — точк внутри квдрт.

В этот момент ресницы Эстреллы перестли дрожть и все тело рзом обмякло в рукх Кроукер. Прошло еще мгновение, и Эстрелл взглянул н Кроукер спокойными и ясными глзми, словно очнувшись от долгого, освежющего сн.

Кроукер сжл в лдони кмень духов и спросил:

— Кк вы себя чувствуете, миссис Лейес?

Подняв руку, он медленно нрисовл кончиком укзтельного пльц н лбу у Кроукер контур человеческого глз с двумя зрчкми.

— Он не погиб, я чувствую дух Хумиты в вс, сеньор... — Он с интересом взглянул н Кроукер. — Все эти годы я хрнил молчние о смерти Хумиты, потому что мой отец зствил нс всех поклясться в том, что мы никогд никому не рскроем этой тйны. И н полицейском допросе мы все говорили, что ншли его в реке лицом вниз.

— Почему вш отец тк сделл, миссис Лейес? — спросил Кроукер. — Почему он см солгл и зствил солгть вс?

— Потому что он увидел стршные символы, которые нпугли его до смерти.

— Но чего же он тк испуглся?

— Он знл, кому приндлежли эти символы. Впрочем, это было известно всем и кждому, потому что эти юноши были кем-то вроде приемных внуков Хумиты. Вот они-то и убили его и оствили н его щекх свои знки, чтобы ни у кого не оствлось в том сомнения.

— Антонио и Хейтор, — тихо спросил Кроукер. — Бртья Бонит.

Он молч кивнул.

— Он был их учителем, воспиттелем, он любил их кк отец. Рзве они не испытывли к нему ответного чувств?

— Что эти двое могут знть о любви? — печльно произнесл Эстрелл Лейес — Они стли изгоями, см Бог отвернулся от них.

Кроукер, несмотря н весь свой пргмтизм, почувствовл, кк у него похолодело сердце.

— Но зчем же они его убили?

— После того кк он нучил их всему, что они хотели знть, Хумит стл им не нужен. — Эстрелл Лейес поежилсь. — Видите ли, мне кжется, Хумит знл, ккие они злодеи, но был уверен, что сумеет отвртить их от зл. Он искренне верил в силу добр. Это и сгубило его. Бртьев Бонит невозможно было изменить. И, что смое тргичное, пытясь изменить их, Хумит двл им все больше силы и влсти, стршной влсти. — Он схвтил Кроукер з руку. — Вы были бсолютно првы, нзвв их рзбойникми.

Эстрелл вздохнул, и Кроукер поствил ее н ноги.

— Тот кмень духов, который вы мне покзли, приндлежл Хумите, не тк ли?

Кроукер молч кивнул.

Он обеими рукми сжл руку Кроукер.

— Берегите его, никому не отдвйте и всегд носите с собой. — В ее голосе звучл тревог. — Обещйте мне сделть это, потому что или вы нйдете этих рзбойников, или они сми нйдут вс!

— Обещю.

Эстрелл Лейес пристльно посмотрел ему в глз. Должно быть, то, что он увидел, вполне удовлетворило ее, потому что он коротко кивнул ему и снов знялсь своими трвми и нстойкми.

Помолчв, Кроукер скзл:

— Рсскжите мне об этих четырех символх.

У Эстреллы Лейес были необыкновенно длинные пльцы, и ее вырзительня жестикуляция нпомнил Кроукеру виденных им кк-то кмбоджийских тнцовщиц.

— Треугольник внутри круг — это знк мужчины, огня или смерти. Точк внутри квдрт — знк женщины, воды или возрождения к жизни.

Смешв толченые сухие грибы с кким-то желтым порошком, от которого шел едв уловимый зпх кко, он продолжл:

— Крест внутри трех концентрических окружностей — знк птицы, полет, путешествий, сердц Вселенной.

— А четвертый символ? — спросил Кроукер. — Тот, который взял себе Хумит?

Он не срзу ответил, сосредоточенно смешивя порошок с ккой-то коричневой жидкостью, потом скзл:

— Глз с двумя зрчкми символизирует то, что мы видим ншим внутренним зрением, тк нзывемым третьим глзом. — Он ткнул пльцем в середину собственного лб. — В жизни все люди, осозннно или неосозннно, руководствуются именно внутренним зрением, теми видениями, которые открывются третьему глзу. В этом и зключется суть хет-и. Это дорог, по которой движется внутренняя сущность человек. В свою очередь, внутренняя сущность стновится открытой и ясной для целителя, или, кк мы говорим, хилер, при помощи внутреннего зрения.

Открыв небольшую коробочку, Эстрелл извлекл оттуд нечто, похожее н кусочек хлопковой вты, и положил его в приготовленное сндобье, от которого сильно пхло гумусом, обильно устилвшим берег реки Пргвй.

— Это и пмять о прошлом, и штрихи нстоящего, и кртинки возможного будущего...

— Мне однжды приснился глз с двумя зрчкми, — признлся Кроукер.

Кзлось, он вовсе не удивилсь этому.

— Это видение явится вм еще не один рз, — пообещл он.

— Вше сндобье, — скзл Кроукер, зглядывя через ее плечо, — оно поможет Нестору?

Эстрелл пожл плечми.

— То, что преднчертно Богом, невозможно изменить. — Он покчл головой. — Нверное, это глупо с моей стороны. Кк и Хумит, я пытюсь сделть невозможное. — Взяв в руки сосуд с отвртительно пхнущим сндобьем, он повернулсь к Кроукеру: — Вм следует кое-что зпомнить н тот случй, если вы столкнетесь с бртьями Бонит. Их место во Вселенной изменить нельзя. Этого не можете сделть ни вы, ни кто-либо другой. Хумит попытлся пробудить в них добрые чувств, и они убили его. Смотрите, не сделйте ту же ошибку!

Он подошл к безжизненно лежщему Нестору и осторожно рзбудил его. Кроукер помог ему приподняться, и Эстрелл, поднеся сосуд к губм Нестор, зствил его выпить содержимое. Однко ни ее сндобье, ни кмень духов, приндлежвший Хумите, не могли остновить ненсытных вирусов, пожирвших его изнутри.

3

Когд Кроукер вернулся в дом Сони, его уже поджидли.

— Ты ее дружок, что ли?

Н крыльце дом стоял крсивый молодой человек, лет тридцти н вид. Волосы цвет жженой крмели были собрны в хвост. Он был худощвым и гибким, кк гимнст. Н нем был дорогой шелковый костюм цвет шмпиньон и, что совершенно не вязлось с костюмом, кеды. Под пиджком виднелсь кремовя тенниск от Версче с двумя большими золотыми пуговицми. Он производил весьм внушительное впечтление, но смой неожиднной и пугющей чертой его внешности были глз цвет янтря.

— А кто спршивет? — немедленно отрегировл Кроукер, приближясь к крыльцу.

Мужчин тк сильно и быстро удрил Кроукер, что тот едв удержлся н ногх, дже не успев понять, что произошло. В ушх у него ззвенело, и ему пришлось схвтиться з перил крыльц, чтобы не упсть. Левя сторон лиц онемел.

— А в следующий рз я спущу тебя с лестницы!

Кроукер понял, что мужчин с янтрными глзми был удивлен и рзозлен тем, что не смог сбить его с ног.

— Здесь вопросы здю я! Это дом моей сестры.

— Тк ты брт Сони?

— Крлито. — Он источл злобу, словно змея яд. — А ты, гринго, уже переехл к ней, кк я погляжу?

С трудом оторввшись от перил, Кроукер скзл:

— Меня зовут Лью Кроукер. Просто я решил провести здесь... несколько дней.

Кк скзть ему о смерти Сони? Нсколько Кроукеру было известно, о ее смерти знли только Бенни, Мрия и он см.

— Может, поговорим в доме?

Мужчин хищно осклился, ств похожим н лисицу.

— Мтерь Божья! — по-испнски воскликнул он. — О чем нм с тобой говорить?

Кроукер пожл плечми, открывя змок двери.

— Двй зходи, — скзл он.

Незнкомец двиглся легко, словно умелый ныряльщик под водой. Войдя в дом, он вытянул шею и спросил:

— Моя сестр дом?

Кроукер зкрыл з ним дверь.

— Крлито, когд ты в последний рз видел Соню?

Мужчин уствился н него своими янтрными глзми, в которых светилось жутковтое спокойствие.

— Или когд ты в последний рз рзговривл с ней?

— Ккое ты имеешь прво здвть мне ткие вопросы?

— Почему бы тебе не присесть? — Кроукер кивком покзл н кушетку, покрытую яркой нкидкой.

— А в чем, собственно, дело? — сверкнули янтрные глз.

Не видя иного выход из создвшегося положения, Кроукер прямо скзл:

— Боюсь, твоя сестр мертв.

Мужчин медленно опустился н крй дивн.

— Когд это случилось?

— Вчер, после полудня. — Кроукер перевел дыхние. — Ее убили.

Крлито вскинул крсивую голову.

— Убили? Мтерь Божья! — по-испнски воскликнул он. — Кк? Кто?

— Ей отрезли голову. Пок не зню, кто это сделл.

— А ты кто? Детектив?

— Честно говоря, д. — Кроукер покзл ему одно из своих служебных удостоверений.

Тот кивнул, у него н глзх покзлись слезы.

— А где тело?

Кроукер вспомнил о белом втофургоне с мгическим символом н здней двери и о тех следх, что он обнружил возле дом. Именно тм Антонио и Хейтор отрезли Сони голову. Но он был уверен, что ткой горячей голове, кк брт Сони, не стоит говорить об этом.

— Понятия не имею, — спокойно ответил Кроукер.

— Хороший же ты детектив, — хмыкнул тот.

И все же что-то в этом человеке не нрвилось Кроукеру. Что-то в нем было не тк.

— А здесь тебе что ндо? — В янтрных глзх снов мелькнул ненвисть. — Что ты тут збыл?

— Не стоит тк горячиться, — мягко произнес Кроукер.

Мужчин встл с дивн и угрожюще двинулся н Кроукер.

— Выслушй меня! — предостерегюще поднял руку Кроукер. — Неужели ты не чувствуешь ее?

Мужчин с янтрными глзми остновился и нхмурился.

— Душ твоей сестры все еще здесь. — Кроукер обвел рукми вокруг себя. — Он ждет.

— Чего он ждет? — Похоже, он не питл склонности к мистике. Впрочем, он не смеялся...

— Он ждет, пок ее не отпустят с миром... — скзл Кроукер. — Ее душ не будет знть покоя, пок я не нйду ее убийц. — Он взглянул н Крлито, но тот был невозмутим. — Отвечю н твой первый вопрос. Д, я был ее другом, или был бы им, если бы ее не убили. Он был прекрсной женщиной во всех отношениях.

— Тк ты, кретин, трхл ее?

Теперь уже Кроукер зстл его врсплох. Своей биомехнической рукой он схвтил Крлито з лцкны дорогого пиджк и с невероятной силой швырнул через всю комнту и, не двя ему опомниться, тут же крепко прижл его к стене. Теперь они стояли тк близко друг к другу, что Кроукер чувствовл зпх бифштекс с жреным луком, съеденного Крлито з обедом.

— Мужчин, не увжющий женщину, свинья, — тихо скзл Кроукер по-испнски. — Но мужчин, не увжющий собственную сестру, вовсе не мужчин.

Стрнный зловещий огонек мелькнул в глзх Крлито и тут же исчез.

— И не смей нзывть меня кретином, — продолжл Кроукер по-испнски.

Крлито медленно рсплылся в луквой улыбке.

— Ты говоришь совсем не тк, кк гринго, д и думешь нверняк не тк, кк они.

Очевидно, эти слов в устх ткого человек, кк Крлито — грессивного, высокомерного, смодовольного, — следовло воспринимть кк извинение.

Кроукер ослбил свою хвтку и шгнул нзд. Крлито взглянул н свой пиджк — у него был ткой вид, словно по нему проехлся горный велосипед.

— Знешь, — процедил он, — я убивл людей и з меньшее оскорбление.

В его левой руке сверкнул нож, но в этом уже не было ничего угрожющего. Эти двое уже зкончили свой спор к взимному удовольствию. Теперь обнженное лезвие нож служило лишь иллюстрцией к рсскзу своего хозяин.

— Я резл им глотки от ух до ух и смотрел, кк вытекл, пульсируя, кровь.

Кроукеру это нчинло ндоедть. Крлито хвстл, кк испорченный ребенок, и с удовольствием нблюдл з рекцией Кроукер н свои отвртительные выходки. Кроукер вдруг предствил себе молодого Клигулу, со смком рсписывющего свои грехи, чтобы шокировть окружющих. Однко подобно Клигуле Крлито был не только глупым, но и опсным ребенком, которого не стоило недооценивть.

— Потом, когд их бртья и сыновья приходили, чтобы отомстить мне, — тем временем продолжл свой рсскз Крлито, — я проделывл с ними ткую же штуку. Я не спл по ночм, дожидясь, когд они проберутся в мой дом. — Н его лице появилсь коврня улыбк. — Понимешь, я провоцировл их н это, см же я никогд не врывлся в их дом, никогд в отличие от них не покушлся н их собственность. А потом я их нкзывл з это до тех пор, пок мой нож не обгрялся их кровью.

Кроукер отпрвился н кухню, чтобы утолить жжду и хоть чуть-чуть отдохнуть от своего чрезмерно хвстливого собеседник. В кухонном шкфу он обнружил несколько бнок пив «Корон», но ему совершенно не хотелось ствить их в холодильник, стенки которого все еще были рзрисовны кровью Сони. Он ншел открытую бутылку текилы и нлил в сткнчики по двойной порции. Вернувшись в гостиную, он протянул один сткнчик брту Сони.

Об сделли по глотку, и Кроукер скзл:

— Я хотел бы получить твое рзрешение остться здесь н ночь.

Ткую же формльную грммтическую конструкцию он употребил бы, если бы просил руки его сестры. Крлито убрл свой нож.

— Ты просишь не тк уж мло. — Он опустил глз и покрутил в рукх свой сткнчик. — Но ты немло сделл и сделешь для Сони... и для меня.

— Понятно... блгодрю з любезность.

Помолчв несколько секунд, Кроукер сменил тему и тембр голос:

— Сейчс я рзрбтывю одну версию — возможно, Соню убили бртья Антонио и Хейтор Бонит. Ты знком с ними?

— Д ты уже нчл рсследовние, кк я погляжу, — лениво проговорил Крлито. Н его лицо упл горячий луч послеполуденного солнц, и его волосы вспыхнули орнжевым огнем. — А почему ты подозревешь именно их?

— Тот способ, которым был убит твоя сестр... Кжется, обезглвливние — это их излюбленное дело.

Непроницемые янтрные глз рссмтривли Кроукер.

— А что тебе известно об этих Антонио и Хейторе?

Кроукер уселся в кресле нпротив.

— Совсем немного.

— Однжды... лет пять нзд я имел с ними дело.

— Пять? Тогд тебе должно быть известно имя Бенни Милгрос.

Крлито сидел нстолько неподвижно, что было видно, кк пульсировл кровь н шее.

— Д, — выговорил он, нконец. — Я хорошо знком с Беннито. Ты что же, дружишь с ним?

— Допустим.

— Ты осторожничешь? Что же, это только к лучшему, — он кивнул. — С тким человеком, кк он, ндо держть ухо востро.

— Что ты имеешь в виду? — спросил Кроукер.

Крлито, кзлось, не услышл вопрос и, отхлебнув текилы, продолжл по-испнски:

— Ты должен понимть, что эти люди — бртья Бонит, Хейтор и Антонио — готовы знимться любым опсным делом, которое сулит им хорошую прибыль — нркотики, оружие и боеприпсы, черный рынок средств телекоммуникции и компьютерной техники, полупроводниковые плты, проституция, зкзные убийств, белое рбство — д, все это в нши дни приносит огромную прибыль. Однко отличительной чертой их бизнес является то, что они никогд не бывют нпрямую связны со всем этим. — Он помхл в воздухе рукой. — Я зню, о чем ты сейчс думешь, детектив. Междунродные преступники всегд прячутся з офшорные и прочие дутые компнии, существующие только н бумге. Првильно. Но бртья Бонит сделли еще лучше — им лично не приндлежит ровным счетом ничего. Вместо этого они зствляют действовть других людей, которым предоствляют большую смостоятельность. И вот ты нчинешь рскручивть оргнизовнный ими бизнес, ежемесячно отдвя им шестьдесят пять процентов прибыли и пускя обртно в дело процентов тридцть, при этом оствляя себе три — пять, если очень повезет, процентов.

— Полгю, — произнес Кроукер, — ты говоришь сейчс о себе.

— Все дело в том, — продолжл Крлито, не обрщя внимния н слов Кроукер, — что создння ими схем весьм коврн. Я хочу скзть, что, чем успешнее идут твои дел в оргнизовнном ими бизнесе, тем больше тебе предоствляют смостоятельности, создвя тем смым полную иллюзию того, что ты действительно держишь в рукх контроль з делом. Однко все обстоит совсем инче, и в действительности ты просто-нпросто мрионетк в рукх бртьев Бонит, для которых делешь деньги. Если ты спрвляешься со своей здчей и при этом послушен и исполнителен, все идет хорошо и тебе плтят з твои стрния жлкие гроши. Если же тебе не повезет и дело, несмотря н твои усилия, потерпит крх, они, бртья Бонит, не змедлят рспрвиться с тобой. А если в один прекрсный день к тебе ворвутся федерлы с ордером н обыск, то и н рест, вся вин з нрушение зкон ляжет только н тебя, поскольку никких докзтельств причстности к этому бртьев Бонит просто не существует в природе. Если же ты окжешься нстолько глуп, что нчнешь публично обвинять их, то очень скоро умрешь стршной смертью по воле весьм изобреттельных в этой сфере бртьев Бонит.

— Нпример, тебе отрежут голову, тк?

Мужчин с янтрными глзми приподнял свой пустой сткнчик.

— Можно еще этого нпитк?

— Бутылк стоит н столе в кухне.

Через мгновение Крлито вернулся с текилой. Он поствил бутылку н кофейный столик между собой и Кроукером, словно это был дорожный знк.

Солнце уже село, в сумеркх лицо Крлито кзлось еще более чувственным, но и более хищным. Он стл чем-то походить н ручного крокодил. Кроукер легко мог предствить его торговцем оружием или нркотикми, рботющим н бртьев Бонит, ведущим полную опсностей жизнь в змкнутом круге денег и влсти. Кроукер понимл, что сойти с этой орбиты без потерь было невозможно. Тк ккую же цену зплтил Крлито?

Несмотря н открытые нстежь окн, в доме вдруг стло душно. Кроукер подошел к окну и выглянул н улицу. Небо было бгрово-черным, остроконечные тени деревьев лежли н лужйкх, гзонх и припрковнных втомобилях, придвя им згдочный вид.

— Что ты делл для Антонио и Хейтор?

— Я знимлся оружием и боеприпсми.

Он ответил слишком быстро, и Кроукеру стло ясно, что он солгл.

— Почему же ты рсстлся со своими рботодтелями? — спросил Кроукер.

— Скверня история.

Крлито бесшумно, словно кошк, подошел и встл рядом с Кроукером.

По обоюдному молчливому соглсию ни один из них не стл включть в доме свет, и теперь комнт освещлсь лишь уличными фонрями. Прохожий мог бы принять их з привидения, прижвшиеся лицми к оконному стеклу только что осиротевшего дом.

— Я был влюблен. — Крлито прошептл эти слов прямо в ухо Кроукеру. — Кжется, это было тк двно... пять лет нзд — целя вечность!

Он змолчл, и Кроукер не стл торопить его. По собственному горькому опыту он знл, что воспоминния, приносящие боль, не срзу обретют форму слов.

Крлито прокшлялся, словно у него перехвтило горло, и стл рсскзывть дльше:

— Я предложил ей выйти з меня змуж. Он был очень хорошей девушкой, чистой сердцем и душой. Он сумел увидеть во мне что-то... — Он взмхнул рукой, рсплескивя текилу из сткн. — Впрочем, это не имеет знчения. Он не знл в точности, чем я знимюсь, но ей это не нрвилось. Он кк-то скзл, что от меня плохо пхнет, когд я ответил, что от меня не может пхнуть ничем, ведь я не рыбк, он крепко обнял меня и прошептл в смое ухо: «Этот зпх исходит не от тел, от твоей души».

Крлито опрокинул в рот осттки текилы и хотел было нлить себе еще порцию крепкого нпитк, но внезпно передумл.

— Тогд я подумл: «Глупя девчонк! Что он может знть о жизни?» Но по ночм меня стли мучить кошмры, я просыплся от зпх горелого мяс. Тк длилось не одну неделю. Нконец я понял, что мне снилось, кк горит моя собствення плоть. — Он повернулся лицом к Кроукеру. — Вот тогд до меня дошло, что он вовсе не был глупой девчонкой. Он был совершенно особенной женщиной, он почувствовл исходивший от меня зпх морльного рзложения. И тогд я подумл, что ей, должно быть, очень неприятен этот зпх, тк почему он не бросет меня? Кк может он любить меня? Ведь секс — это очень просто и естественно, кк дыхние. Но истиння любовь — совсем иное дело, он творит с тобой нечто непонятное тебе смому. Любовь меняет тебя, дже если ты этого совсем не хочешь. — Взглянув н свой опустевший сткнчик, Крлито снов перевел взгляд н безлюдную улицу. — И только потом я понял, что он ждл... Ждл, пок я не возненвижу этот зпх тк же сильно, кк он см.

Крлито отствил сткн в сторону и уперся кулкми в подоконник.

— Я хотел измениться... Я действительно хотел этого. — Его бицепсы вздулись, нтянув дорогую ткнь костюм. — Но в этой жизни з все приходится плтить. Иной рз жлеешь, что не знл зрнее цену. — Он глубоко вздохнул. — Бог или что-то вроде этого, может, Провидение или судьб, отняли у меня эту женщину. Крлито отвернулся от окн и отошел в сумрк комнты. Кроукеру не терпелось здть вопрос, вертевшийся у него н языке, но тмосфер все еще был слишком нэлектризовнной.

— Оствйся в доме, сколько зхочешь, — сдвленным голосом произнес Крлито, — я никоим обрзом не претендую н него. И если ты ощущешь здесь присутствие души Сони, тем лучше. Пусть он общется с тобой хотя бы тким способом.

Кроукер понял, что Крлито все еще вспоминет ту женщину, которя умерл пять лет нзд. Постояв еще несколько минут, Кроукер тоже отошел от окн и, когд глз привыкли к полутьме, увидел, что Крлито збился в смый угол комнты.

— Ты веришь в существовние духов? — спросил Кроукер.

— Во всяком случе, мне бы очень хотелось думть, что верю. — Его святящиеся янтрные глз уствились н Кроукер.

Кроукер подумл, что Крлито отдл бы все н свете, чтобы вновь услышть голос той женщины. Словно читя его мысли, Крлито прошептл:

— Теперь они обе ждут, Роз и Соня... они обе теперь тм.

Кроукер вздрогнул.

— Ты скзл, ее звли Роз?

— Д, Роз Милгрос.

О Боже! Тк вот откуд он был знком с Бенни! Он любил его сестру, которую убили бртья Бонит! Возможно, именно этот фкт объясняет его стрнновтое поведение — он снов переживл убийство Розы.

Крлито глядел перед собой невидящими, широко рскрытыми глзми и тихо говорил см с собой, словно рядом с ним никого не было.

— Теперь я проклят, и я это зню. Роз могл спсти меня. То, что я делл и делю...

Резко повернувшись, он пересек комнту тремя большими шгми и, рспхнув дверь, исчез.

* * *

Выехв н шоссе, Кроукер поствил кссету с хитми шестидесятых годов. Его то и дело обгоняли н своих спортивных моделях любители острых ощущений. Бессмысленно снуя туд-сюд в общем многополосном потоке движения, эти бесшбшные любители риск то и дело создвли врийные ситуции, неожиднно подрезя другие втомшины.

Кроукеру хотелось еще рз обдумть тот шокирующий фкт, что брт Сони был влюблен в Розу, сестру Бенни. Ккую же роль он игрл в этой зпутнной истории? Одно было совершенно ясно Кроукеру — Крлито знл горздо больше об Антонио и Хейторе Бонит, чем рсскзл ему.

Стрнное дело, кк только Крлито исчез з дверью, Кроукер почувствовл, что вместе с ним исчезл и ккя-то стршня, хотя и неясня опсность.

Свернув со скоростного шоссе н бульвр Атлнтик, Кроукер отпрвился н зпд. До ужин с Дженни Мрш оствлось немного времени, з которое нужно было провернуть еще одно дело.

Он вытщил компьютер, чтобы проверить, выполнен ли его зпрос относительно номер телефон, который дл ему Мйер. Мшин выплюнул н экрн короткий бзц текст. Это окзлся номер сотового телефон, но Кроукер удивило не это. Окзлось, что номер зрегистрировн не н имя Мйер, он приндлежл некоему Бенни Милгросу.

Бенни... Кроукер моментльно вспомнил его стрнную просьбу выйти звтр ночью в море. Интересно, нсколько случйным было совпдение этого ночного рейд с прибытием в Мйми точно в то же время Хун Грсии Брбсены?

Кроукер долго сидел в мшине, глубоко здумвшись и не змечя шум проносившихся мимо втомобилей. Ветер шевелил черные листья пльм, яркий свет фонрей выхвтывл из темноты припрковнные у обочины мшины. В зтемненных окнх «Мргейтского клуб любителей стрелкового и питейного спорт» отржлись витрины мгзинчик похоронных приндлежностей.

Кроукер с неудовольствием вспомнил недвнюю встречу с Мйером и рзговор н клдбище. Он снов стл думть о том, что ему придется сделть, чтобы спсти жизнь Рейчел.

Потом он нбрл номер Бенни.

— Алло?

— Бенни, это я.

— Амиго, что случилось? Кк твоя племянниц?

— Пок без изменений. — Кроукер зметил, что слишком сильно сжимет телефонную трубку. — Бенни, ты знком с двоктом по имени Мйер?

— Нет.

— Мрсель Рохс Диего Мйер.

— Льюис, если бы я с ним был знком, то нверняк зпомнил бы его имя. Но я не зню ткого!

— А вот Рейф кое-что знет о нем...

— Рубиннет? — Бенни нсторожился, и от Кроукер это не укрылось. — Ты с ним встречлся сегодня?

— Д нет, я просто случйно нткнулся н него, — спокойно ответил Кроукер. — И он рсскзл мне, что Мйер связн с нркодельцми.

— Рз Рубиннет тебе тк скзл, это, должно быть, првд, — неожиднно холодно произнес Бенни.

— Бенни, ты что, не лдишь с ним? Рзве ты не хотел, чтобы его избрли н пост мэр во второй рз?

— Это было очень двно, Льюис. Времен меняются, люди тоже.

— Послушй, Бенни...

— Извини, мне нужно идти, меня ждет целя делегция из Колумбии. Потом, дружище. И будь порзборчивее, смотри, с кем имеешь дело.

— Бенни, не зню, смогу ли отпрвиться с тобой, кк мы вчер договривлись.

Ответом ему было молчние н другом конце, но Бенни не повесил трубку.

Через секунду Кроукер услышл немного рздрженный голос Бенни:

— Послушй, что с тобой случилось, миго? Я н тебя рссчитывл.

— Зню, Бенни, но тут случилось ткое, что...

— Послушй, ты же дл мне слово! Это слишком вжно для меня! Д что изменилось со вчершнего дня, черт побери? Знешь, что я тебе скжу, миго, похоже, ты слишком прислушивешься к злым и лживым языкм!

— Ты имеешь в виду Рейф?

— Послушй, приезжй сейчс ко мне, поговорим кк друзья, с глзу н глз! — выплил Бенни. — Эти чертовы колумбийцы подождут рди ткого случя! Все рвно они переруглись между собой и ни о чем не смогут договориться.

— Ну хорошо, двй встретимся, но не у тебя, в вестибюле больницы «Ройл Поинсин», тм лежит моя племянниц.

— Отлично! Я буду тм через полтор чс. А пок не ндо ни с кем ни о чем говорить, лдно?

— Ты имеешь в виду Рейф? — спросил Кроукер, но Бенни уже повесил трубку.

Кроукер убрл свой сотовый телефон. Что это з трения между Бенни и Рейфом? Что з черт?! Бенни скзл, что не знет никкого Мйер, однко, судя по документм телефонной компнии, именно он плтил з его сотовый телефон. Тк зчем же Бенни лгл? И почему этот ночной рейд имел для него ткое большое знчение? Бенни открылся Кроукеру с совершенно неожиднной стороны.

Что ж, в жизни Бенни было много ткого, о чем Кроукер не имел ни млейшего понятия. Кждый новый день преподносил ему сюрпризы. Внезпно Кроукеру покзлось, что привычный ему мир перевернулся, и дружб с Бенни вдруг приобрел ккой-то зловещий и опсный оттенок, ккую-то грозную подоплеку.

Был уже восьмой чс. Проктня контор должн был уже зкрыться, если только Вонд ничего не перепутл.

Кроукер свернул в узкий переулок и, миновв мусорные бки, ншел зднюю дверь конторы. В злитом ярким светом фонря переулке он был кк н лдони. Пришлось немного повозиться и через пру минут фонрь погс.

Кк он и ожидл, здняя дверь конторы было оснщен сигнлизцией. С этим Кроукер тоже знл кк спрвиться. Нйдя рспределительный щит, он осторожно открыл его метллическую дверцу. Убедившись, что сигнлизция подключен к телефонному кбелю, он перекусил его стльными когтями.

Потом быстрым и осторожным движением он открыл змок здней двери и проскользнул в помещение конторы. Тм было темно и сыро, пхло плесенью и строй пылью. Время от времени по стенм пробегл свет фр проезжвших мимо втомобилей.

Пригнувшись, Кроукер поднырнул под длинную стойку, очутившись тким обрзом н служебной территории. Н полкх позди стол он обнружил пыльную бнку из-под джем и кое-ккие стрые мелкие сувениры. Н смой нижней полке лежли стрый, изъеденный молью женский свитер, стершяся пилк для ногтей, несколько флкончиков невероятно яркого лк для ногтей и мленький склдной зонтик.

Кроукер уже собирлся включить компьютер, но что-то остновило его, он почувствовл, что от компьютер исходит тепло. Он бросил взгляд н чсы — двдцть минут восьмого. Вонд скзл, что контор зкрывется ровно в половине седьмого. Знчит, компьютер должен был двно остыть.

Помедлив несколько секунд, он все же включил компьютер и тут же понял, почему он был теплым. Прогрммное обеспечение было н месте, но оно было девственно чистым, кк в день, когд его устновили, — ни одного фйл, ни одной директории. Все, бсолютно все было тщтельно стерто из пмяти. Судя по тому, что компьютер был еще теплым, это было сделно не позднее, чем пятндцть минут нзд.

Он просмотрел дискеты, которые ншел в ящике стол, зрнее зня, что не нйдет ничего. Тот, кто стер всю информцию с жесткого диск, нверняк уничтожил дубликты н гибких дискх.

И тут он нткнулся н Вонду, вернее, н то, что от нее остлось. Н полке лежл ее голов, отрезння весьм умело и ккуртно, кк и у Сони. Он смотрел н него с полки, словно тоже был сувениром. Все вокруг было злито кровью.

Кроукер сел н пол, словно получил сильный удр в живот. Тяжело дыш, он пытлся восстновить трезвость мысли и хлднокровие. Н мгновение он зкрыл глз. До его слух доносился лишь отдленный шум уличного движения, и ни единого звук человеческого голос или собчьего ля.

Открыв глз, Кроукер зствил себя посмотреть н голову Вонды, и у него опять перехвтило дыхние. Он протер глз, но это был не обмн зрения и не гллюцинция — между зубми был вствлен трехдюймовя дискет. Приблизившись, Кроукер увидел н ней нклейку.

«Не это ли ты ищешь, детектив?» — было нписно н ней.

Он попытлся вытщить дискету, но потянул слишком сильно, и голов упл ему н руки. Возможно, в другое время он бы посмеялся нд бсурдностью ситуции, но теперь ему было слишком стршно. Вот где был нстоящий сюррелизм — обеими рукми он держл голову Вонды, широко рскрытые глз молили его о помощи, посередине лб кровью был нрисовн уже знкомый ему символ — точк внутри квдрт.

Бртья Бонит.

Вид мертвой головы с зжтой в зубх дискетой был тк дик, что Кроукер н миг потерял ощущение рельности.

"Тк не бывет, тк не может быть! — подумл он. — Вот сейчс мимо меня пробежит Белый Кролик, бормоч н ходу: «Я опздывю, опздывю н очень вжную встречу! Нет времени здоровться, нет времени прощться! Я опздывю, опздывю, опздывю!»

Осторожным движением стльных когтей он извлек дискету изо рт Вонды, положил ее в крмн и, взяв голову девушки з светлые кудряшки, водрузил н прежнее место н полке. И тут он зстыл н месте. Ему что-то послышлось — не то осторожные шги, не то шорох одежды. Кто-то был здесь, рядом с ним! И это, конечно, был не Белый Кролик с крмнными чсми, иное, стршное и опсное двуногое существо.

Антонио или Хейтор?

Кровь пульсировл у него в вискх, мешя сосредоточиться н звукх. «Подожди, — скзл он см себе. — Просто жди и слушй!»

По улице проехл мшин. Комнт н миг озрилсь призрчным светом фр и снов погрузилсь в темноту.

Мшин остновилсь совсем неподлеку. До Кроукер донеслись чьи-то голос, хлопнул дверц, зтем снов взревел мотор.

И тут Кроукер снов услышл этот стрнный звук! Он резко обернулся, но в нступившей темноте не рзличил ничего подозрительного. Потом он услышл тихий звук пдющих кпель и подумл, что это, нверное, кпет с полки кровь Вонды. Крем глз он вдруг зметил ккой-то метллический отблеск. Кто-то двиглся в дльнем углу помещения. Именно этот кто-то убил Вонду, потом стер информцию из пмяти компьютер, оствив ему здиристую зписку. И этот кто-то, несомненно, знет Кроукер, и знет, что он сейчс здесь, в конторе.

Тк кто же? Антонио или Хейтор? Впрочем, ккое это имело знчение?

И тут он услышл грохот рзбитого стекл и понял, что времени н рздумье у него больше не остлось. Он перепрыгнул стойку и пригнувшись бросился через комнту. Он высунулся в рзбитое окно, снружи доносился шум мощного двигтеля. Но Кроукер услышл и другой звук — низкий и пульсирующий... генертор!

Стрясь не порниться острыми осколкми, Кроукер выбрлся через окно в переулок. Выглянув из-з угл, он увидел отъезжющий н большой скорости белый втофургон. Кроукер со всех ног бросился вслед з ним, н ходу пытясь рзобрть буквы и цифры н номерном знке.

Перед поворотом н шоссе фургон притормозил, и Кроукер понял, что лучшего момент уже не будет. Он изо всех сил прыгнул вперед, биомехнические пльцы црпнули по зднему бмперу, сдиря крску и плстик, и уцепились з ккой-то выступ.

Кроукер попытлся подтянуть ноги, но тут втофургон рвнул вперед, и он больно удрился о бетонное покрытие коленом и бедром. Првой рукой он безуспешно пытлся нщупть хоть ккую-нибудь выемку н бмпере, з которую можно было бы ухвтиться. Тем временем фургон снов резко зтормозил, пропускя полицейскую мшину, и Кроукер понял, что при следующем рывке он неминуемо свлится. Он стл изо всех сил подтягивть тело н бмпер, и ему уже удлось зкинуть одну ногу, но тут снов взревел двигтель, и втофургон н большой скорости резко свернул нпрво, выезжя н шоссе.

Центробежной силой Кроукер швырнуло вбок, ног соскользнул с глдкой поверхности бмпер, и он удрился подошвой бшмк об сфльт тк сильно, что полетели искры. Кроукеру грозило быть зживо освежевнным, если ему не удстся збрться н подножку. Но и отступить, когд убийцы были тк близко, он не мог.

Фургон мчлся вперед, то и дело совершя опсные мневры. Вслед ему неслись сердитые гудки и жлобный визг тормозов. Подтянувшись изо всех сил, Кроукер зцепился своей биомехнической рукой з поручень левой здней двери фургон. Еще через несколько секунд ему удлось зкинуть ноги н бмпер. Н ккое-то мгновение Кроукер змер, весь дрож, словно он висел н крю отвесной склы. Он стрлся не смотреть вниз, н дорогу, стремительно убегвшую из-под колес мощного втофургон. И тут он увидел нрисовнный н двери фургон мистический знк — треугольник, вписнный в окружность, именно тк и скзл ему мистер Лейес.

Должно быть, скорость фургон уже превышл семьдесят миль в чс. Кроукер плотнее прижлся к левой двери. Биомехнические пльцы ндежно держлись з поручень. Дотянувшись другой рукой до првой двери, Кроукер нжл н ручку и потянул н себя.

Под нжимом Кроукер дверь рспхнулсь нстежь, и в этот момент фургон резко свернул с шоссе. Кроукеру чудом удлось сохрнить рвновесие. Одн ног все же соскользнул с бмпер, и только сил биомехнической руки удержл его от пдения и неминуемой гибели.

Ему пришлось собрть последние силы, чтобы вновь збрться н подножку. Но тут фургон внезпно резко зтормозил. Сил инерции бросил Кроукер всем телом н левую дверь, и в тот же момент фургон снов рвнулся вперед. От сильного удр Кроукер чуть не потерял сознние, и снов его спсл биомехническя рук. Внезпно Кроукер почувствовл, что кто-то схвтил его з ворот рубшки. С трудом повернув голову, он увидел знкомые злобные глз янтрного цвет. Лицо было одновременно привлектельным и хищным, словно лисья морд. Нд высоким лбом рзвевлись волосы цвет жженого схр. Это был Крлито!

Поджв губы, он скзл:

— Д это же нш детектив!

И тут же Кроукер получил сильный удр кулком по лицу. Из глз у него посыплись искры, и если бы не отблески уличных огней н метллическом лезвии, он бы не зметил скльпель, зжтый в руке Крлито. Льюис змотл головой, пытясь прийти в себя после стршного удр. Желтоглзый мрчно ухмыльнулся, и тут Кроукер увидел рядом с ним еще одно, точно ткое же лицо со злобными янтрными глзми.

О Боже! Близнецы!

— Д, я не Крлито. Крлито умер, — словно читя мысли Кроукер, скзл второй желтоглзый мужчин. — И я см приложил руку к его кончине. История, которую я рсскзл тебе, имел тргический конец. — В его глзх сверкнул злоб. — Ндо же, кк быстро мы встретились снов, детектив! Кто бы мог подумть! Клянусь, я получил немлое удовольствие от ншей первой встречи, ты?

Первый близнец угрожюще взмхнул скльпелем.

— Антонио! — зкричл он, стрясь перекричть вой ветр и скрежет колес. — Он прилип к нм, словно бнный лист. Что будем с ним делть?

«Тк это был не брт Сони! — пронеслось в голове У Кроукер. — Это был см Антонио Бонит!»

С огромным трудом высвободив првую руку, Кроукер змхнулся, но первый близнец, Хейтор Бонит, успел удрить его кблуком под ребр. Кроукер скорчился от сильной боли, тщетно пытясь вздохнуть. Хейтор ннес еще один удр, и Кроукер упл н колени, сползя со спсительной подножки и удерживясь только блгодря своей биомехнической руке, мертвой хвткой вцепившейся в поручень. Антонио невозмутимо нблюдл з происходящим.

Внезпно внимние Хейтор привлекл биомехническя рук Кроукер.

— Это что еще ткое? — спросил Хейтор тким стрнным голосом, что Кроукер нсторожился.

— Протез, — отозвлся Антонио. — Я же тебе говорил.

— Д, говорил, — скзл Хейтор. — Я хочу эту штуку. Он взмхнул скльпелем, и Кроукеру стло ясно, что произойдет в следующую секунду. Кзлось, Хейтор был зворожен биомехническим протезом. Подобно энтомологу, неожиднно увидевшему новый вид ббочки, он не собирлся просто тк упустить свою нходку. Он собирлся отрезть эту руку по смое зпястье!

Кроукер из последних сил стрлся стряхнуть с себя болезненное оцепенение и собрть в кулк всю свою волю, но это никк ему не удвлось. Он взглянул н Хейтор, потом н Антонио — одно и то же лицо! Кроукер похолодел. У него появилось жутковтое ощущение, будто он был жуком, приколотым н булвку. Н него ждно смотрели две пры одинковых глз. Две пры одинковых ноздрей рздувлись от предчувствия свежей крови, дв одинковых рт кривились в блженной улыбке, словно эти двое исполняли священную миссию.

Не видя иного выход, Кроукер отпустил поручень. Не моргнув глзом, Антонио молниеносным движением схвтил его своими железными пльцми и втщил в кузов фургон. Смертельный стрх зхлестнул сознние Кроукер. Н свете существовло не тк много вещей, которые могли испугть его. З свою жизнь он не рз стлкивлся с душевнобольными, мньякми и птологическими убийцми. Но эти близнецы отличлись от всех прочих. Их окружл жуткя ур зл, вызыввшя у любого, окзвшегося рядом с ними, животный стрх. Они производили впечтление несмышленых детей, рдостно игрющих у труп мтери.

Две пры янтрных глз сверлили Кроукер, его охвтило стршное предчувствие. Антонио скрутил его еще крепче, Хейтор стл примеривться, кк получше отхвтить ему руку. Со стрхом глядя н Хейтор, Кроукер словно во сне увидел з его спиной, в глубине фургон, ппрт из метлл и фрфор, от которого отходило множество трубочек. Он покзлся Кроукеру знкомым, где-то он уже видел ткой, но где? Времени н рзмышление у него не было. Кроукер взглянул вниз н шоссе. Автофургон мчлся тк быстро, что бетонное покрытие слилось в одну сплошную линию. Упв с фургон н ткой скорости, можно было зпросто сломть себе ребр или, что горздо хуже, шею.

Кроукер попытлся вырвться из рук Антонио и выпрыгнуть н дорогу, но тот схвтил его еще крепче, и Кроукеру не оствлось ничего другого, кк беспомощно болтться, ожидя своей учсти.

В отчянии Кроукер взглянул н Антонио, и между ними, совершенно неожиднно для обоих, пробежл искр, или вспышк молнии, тинствення и могуществення.

— Нет, не теперь... — Антонио остновил скльпель брт свободной рукой. — Терпение! — по-испнски добвил он.

— Нет! — звопил Хейтор. — Я хочу получить ее сейчс и я это сделю!

Он легко сбросил руку брт, и вновь скльпель зловеще сверкнул в свете уличных огней. Кзлось, ничто не остновит Хейтор в его безумном стремлении звлдеть трофеем.

И тогд Антонио сделл очень стрнную вещь. Улыбнувшись Кроукеру почти нежной улыбкой, он скзл:

— Духм тьмы все ведомо...

С этими словми он рзжл пльцы, и в тот же миг скльпель рссек воздух в миллиметре от зпястья Кроукер. Глубоко вздохнув, чтобы спрвиться с внезпно подступившей тошнотой, он сделл единственно возможное в ткой ситуции — сгруппироввшись, он кмнем упл с подножки фургон.

Кроукер ктился и ктился по бетонному покрытию стрясь мксимльно рсслбить тело — именно тк когд-то его учили пдть. Вокруг скрежетли тормоз, бешено руглись водители. Его спсло то, что фургон мчлся очень быстро, оствляя всех длеко позди себя.

Нконец, когд фургон уже скрылся из виду в облкх дизельных выхлопов, Кроукеру удлось отктиться н обочину. Рядом с ним тут же притормозил стренький пикп, з рулем которого сидел молодой прень. Н вопрос о смочувствии, Кроукер, стрясь не кривиться от острой боли в плече и ребрх, ответил, что с ним все в порядке и попросил прня подвезти его.

Пок стренький пикп, весь трясясь и чуть ли не рзвливясь н ходу, послушно вез его к оствленной у конторы прокт мшине, Кроукер стрлся спрвиться с приступми тошноты. Перед глзми у него стояли дв одинковых лиц, искженных злобной лчностью и жждой крови. Зскрипев зубми от боли, Кроукер зкрыл глз и тут же вспомнил знкомого вид ппрт из стли и фрфор, стоявший в глубине белого втофургон. Он был бсолютно уверен в том, что уже видел этот ппрт, но где? Потом он вспомнил шум компрессор. Мистер Лейес тоже слышл его в тот день, когд убили Соню.

Внезпно его пронзил догдк! Кроукер дже вскрикнул, нпугв водителя. Он вспомнил, где видел этот ппрт. Бртья Бонит пользовлись перфузионным ппртом, именно его Кроукер видел в белом фургоне! А компрессор делл его втономным! Теперь Кроукеру все стло ясно — "при помощи втофургон, перфузионной мшины и компрессор они могли быстро совершть оперции по добыче человеческих оргнов.

Кроукеру н пмять пришел скльпель, которым рзмхивл Хейтор, и теперь он уже не мог не предствить себе обезглвленное и вскрытое тело Сони или Вонды, из которого окроввленные руки убийцы вынимют внутренние оргны. Возможно, именно сейчс перфузионня мшин прокчивл бельтцеровский рствор через почки Вонды, может, и Сони... Ккя стршня ирония судьбы! Кроукеру позрез был нужн почк. И достть ее он мог, только приняв предложение Мйер... Интересно, откуд у Мйер донорскя почк? А что, если он кк-то связн с бртьями Бонит?

У Кроукер зстучло в вискх — у него появилось стршное подозрение. Это был почк хлднокровно убитого человек. Что з чудовищ эти бртья Бонит?! В этом еще предстояло рзобрться. Кроукер передернуло. Перед его мысленным взором встли лиц Антонио и Хейтор, их светящиеся изнутри янтрные глз — холодные, жестокие, не знющие жлости. Эстрелл Лейес был прв. Никогд еще Кроукеру не приходилось видеть людей, столь длеких от Бог и остльных человеческих существ...

4

Спустя чс с четвертью Кроукер припрковл мшину неподлеку от больницы «Ройл Поинсин». Бирюзовый «мустнг», подренный клиентом Мйер, стоял н своем месте. Он выглядел поистине великолепно, ничего не скжешь. Кроукер поймл себя н мысли, что нужно купить для него чехол, инче безжлостное солнце Флориды быстро высушит резину, выжжет обивку слон и погсит блеск полировки. Эт мысль ознчл, что подсознтельно он уже считл эту мшину своей. Кроукеру это не понрвилось. Впрочем, тк или инче ему все рвно придется решть что делть.

Доств из брдчк чистую тряпку, он вытер кровь с кожного сиденья и руля «Т-берд» — его порезы и ссдины сильно кровоточили. Был уже половин девятого. Все героические усилия Кроукер пропли дром — номерной знк белого фургон окзлся подствным. Зпросив бзу днных по городскому втотрнспорту, Кроукер получил ответ — номер приндлежл «хонде», зрегистрировнной семь лет нзд в другом штте. Знчит, номерной знк был просто укрден, и это вовсе не удивило Кроукер. Бртья Бонит были нстоящими профессионлми в своем деле, было бы глупо недооценивть их. Кроукер стл вспоминть подробности двух своих встреч с Антонио. Кк понимть слов Антонио о том, что любовь меняет человек, дже если он см того не хочет? Неужели он был искренен? Неужели Антонио по-нстоящему любил Розу Милгрос? Нет, это кзлось совершенно невозможным. Ведь он см убил ее и вместе с Хейтором отрезл ей голову, словно корове н бойне. Антонио скзл, что см Бог или Провидение отняли у него любимую женщину. Но что он имел в виду? Судя по всему, близнецм были чужды человеческие чувств, тем не менее Антонио, кзлось, искренне терзлся из-з убийств Розы. Кроукер припомнил, кк Антонио скзл, что теперь души обеих, Розы и Сони, ждут обретения покоя... Зчем ему пондобилось исповедовться Кроукеру? Что могло их связывть? Он вспомнил, кким проникющим в смую душу взглядом одрил его Антонио. «И Бенни, и Эстрелл Лейес убеждены, что дух Хумиты Милгрос переселился в меня, — думл Кроукер, — возможно, и Антонио увидел это же? Может, именно поэтому он скзл, что теперь проклят, что только Роз могл спсти его?»

Потом Кроукеру н пмять пришли слов Эстреллы о том, что Хумит думл, что рзглядел искру человечности в Антонио и Хейторе и з это они убили его. Он предостерегл его от совершения ткой же ошибки. Кроукер мшинльно сжл в руке кмень духов, который теперь постоянно носил в крмне. У него возникло то же чувство, что и н похоронх Сони, — беззщитности перед духми тьмы.

Очнувшись от этих тревожных рздумий, Кроукер вытщил из бгжник дорожную сумку с новой, недвно купленной одеждой, и первым делом нпрвился в мужской тулет, чтобы смыть с себя грязь и кровь и переодеться в чистое. Он вошел в больницу через приемный покой, поэтому никто не обртил особого внимния н его рстерзнный вид. Однко в глвном вестибюле, у лифтов, он нткнулся н Бенни.

— Боже првый! Где тебя носило, миго? — Бенни был не н шутку рссержен, что не сулило ничего хорошего. Ухвтившись з локоть Кроукер, словно клещми, он оттщил его в сторону. — Послушй, я хочу знть, что происходит, черт побери!

— О чем ты говоришь? — кк можно спокойнее спросил Кроукер, пытясь высвободиться из стльной хвтки.

— Мы же с тобой договорились о ночном выходе в море н твоей лодке! А потом ты вдруг звонишь, говоришь, что имел беседу с Рубиннетом, и ни с того ни с сего откзывешься помочь мне! Я ничего не могу понять! Что тебе нговорил этот сукин сын?

— Для нчл убери свои руки.

— Нет, снчл ответь н мой вопрос! — Пльцы Бенни сжлись еще сильнее. — Опомнись, миго! Это не шутки! Я уже дл обещние другому человеку! Я не могу нрушить слово!

— Это что? — Кроукер нчинл злиться. — Угроз?

— Понимй кк хочешь!

— А я-то думл, что мы с тобой друзья, Бенни.

— Друзья не откзывются от своих обещний! — Бенни презрительно сплюнул н мрморный пол.

— Но друзья не врут друг другу! — выплил Кроукер. — Что связывет тебя с Мйером?

— С кем?

— Я же скзл, с двоктом Мрселем Рохсом Диего Мйером! — Кроукер бешено сверкнул н Бенни глзми.

— Говорю тебе, я не зню никкого Мйер!

Кроукер обхвтил кисть Бенни своими биомехническими пльцми.

— Ты хочешь скзть, что не знешь смых крутых лтиномерикнских нркодельцов, Бенни? Ты не знешь, кто предствляет их интересы здесь, в Шттх? И ты хочешь, чтобы я поверил в это?

Несколько секунд они молч смотрели друг другу в глз, яростно рздувя ноздри, словно дв сцепившихся рогми в схвтке оленя-смц.

— Отпусти мою руку. — Кровь бросилсь Кроукеру в голову. — Не вынуждй меня применять силу.

— Ты хорошо подумл, миго?

В ответ Кроукер тк сильно сдвил кисть Бенни, что тот был вынужден рзжть пльцы и отпустить Кроукер.

— Не зню, что с тобой вдруг стряслось, но я сыт по горло твоим врньем, — с тихой яростью произнес Кроукер и нжл кнопку вызов лифт.

Бенни угрожюще шгнул ему нперерез.

— Ну нет! Мне еще нужно тебе кое-что скзть! Сделк есть сделк и обещние есть обещние. Еще никто не смел обмнывть Бенни Милгрос! Никто! Ты понял? И я зствлю тебя...

— И кк же ты это собирешься сделть? — Кроукер вошел в открывшиеся двери лифт. — Попросишь своих колумбийских дружков уговорить меня?

Двери нчли зкрывться, но Бенни бросился вперед и рзжл их. «С меня довольно!» — мрчно подумл Кроукер, изо всех сил толкнул Бенни в грудь, тот отлетел к противоположной стене, и двери лифт зкрылись.

Поднявшись нверх, Кроукер помедлил, стрясь успокоиться. Встреч с Бенни произвел н него тяжелое впечтление. Что-то стрнное происходило между ними. Кзлось, они говорили н рзных языкх. Трудно было предствить себе, что всего пру дней нзд они вместе выходили в окен н «Кпитне Сумо». Теперь от их дружбы не остлось и след. Неужели Бенни втерся к нему в доверие только для того, чтобы зствить отпрвиться вместе с ним в этот тинственный полуночный рейс, который имел почему-то ткое вжное знчение для него?

Однжды во время рыблки в зповеднике Кроукер укусил крликовя гремучя змея. «Я чувствую твое нпряжение, — скзл Кменное Дерево, деля ндрез н месте укус. — Яд будет нейтрлизовн через считнные минуты, тк почему же ты волнуешься?» Кроукер ответил, что в жизни слишком много вопросов, н которые он еще не ншел ответ. Тогд Кменное Дерево произнес змечтельную фрзу: «Если ты не можешь нйти ответ, знчит, здешь себе непрвильный вопрос».

Прежде чем отпрвиться н поиски Дженни Мрш, Кроукер решил зглянуть к Рейчел. Возле ее постели, зложив руки з спину, стоял доктор Стнски. Он быстро взглянул н Кроукер и холодно кивнул в знк приветствия.

Кроукер подошел к изголовью постели и поцеловл Рейчел в лоб, который окзлся неожиднно горячим.

— Что случилось? — взволновнно произнес Кроукер. Кзлось, доктор Стнски тронуло отчяние, прозвучвшее в голосе Кроукер.

— К сожлению, у меня для вс плохие новости. У Рейчел рзвивется сепсис. Положение, безусловно, серьезное. Но здешние врчи делют все, что в их силх. — Он покзл н две новые кпельницы. — Они применяют сильнейшие нтибиотики. Теперь остется только ждть, поэтому я уговорил миссис Дьюк поехть домой отдохнуть. Он просидел возле Рейчел целый день, и ее нервы совсем рсстроены. — Тут он зметил, в кком состоянии был Кроукер. — Пожлуй, вы выглядите ничуть не лучше.

— Я упл с грузовик, — скривился Кроукер.

— Шутить изволите? — Доктор Стнски неодобрительно взглянул н него исподлобья. — Дйте-к я осмотрю вс. — Он рсстегнул рубшку Кроукер. — Д-... вот это грузовик...

— Ну кк, вм удлось нйти донорскую почку? — спросил Кроукер, ндеясь, что ему все же удстся избежть сделки с Мйером.

Доктор Стнски покчл головой, нтягивя резиновые перчтки.

— Боюсь, все мои стрния нпрсны, — пробормотл он.

Взяв пинцет, он извлек из кроввой ссдины н првом плече Кроукер несколько кусочков щебенки.

— Я ничего не могу сделть для нее, совсем ничего, — скзл доктор Стнски, обрбтывя нтисептиком порезы и црпины н теле Кроукер. — Я испробовл решительно все. — Он бросил втный тмпон в эмлировнный лоток. — Но мои ндежды не опрвдлись. — Он стянул с рук перчтки и бросил их вслед з тмпоном. — Видите ли, для медиков, особенно для тех, кто имеет дело с донорскими оргнми, вопросы врчебной этики имеют громдное знчение. — Он пристльно вгляделся в безжизненное лицо Рейчел. — Теперь он в рукх Божьих, нм остется только молиться.

Поблгодрив доктор Стнски, Кроукер вышел из плты. Он был сильно рсстроен, голоден, к тому же все тело болело, кк после побоев. Только теперь он вспомнил, что весь день у него не было и крошки во рту.

Доктор Мрш он ншел в комнте отдых, где он недвно посвящл его в секреты регистрции донорских оргнов. Деятельность бртьев Бонит предствлял собой совершенно иной спект этой проблемы.

Увидев Дженни Мрш, Кроукер остновился кк вкопнный. Он был порзительно крсив в черных брюкх, зелено-голубой блузке и черном змшевом пиджке. Умелый мкияж придвл ее кошчьему личику еще большую привлектельность. Блестящие густые волосы были свободно рспущены по плечм.

— Доктор Стнски скзл мне, что моя племянниц достви