/ Language: Русский / Genre:love_detective / Series: Панорама романов о любви

Ожившие фантазии

Энн Вулф

Юстиния Олдридж одинока и пишет книги о странных, а подчас и жутковатых вещах. Мужчины уже давно не входят в ее «башню из слоновой кости» — после измены мужа, теперь уже бывшего, она раз и навсегда перестала им доверять. Но однажды в ее спокойной одинокой жизни начинают происходить странные вещи: она встречается в реальном мире с героями своей книги-страшилки и получает анонимные письма с выдержками из этого произведения. Кроме того, она знакомится с мужчиной, который, как ей кажется, может изменить ее жизнь к лучшему. Если, конечно, она вновь научится верить…

Энн Вулф

Ожившие фантазии

1

Я бы уехала с Птичьего на три дня позже, если бы не позвонила Энн, моя неугомонная подруга, которой не терпелось узнать, как вышло так, что Лил Стакер чуть не выцарапала мне глаза на презентации моей последней книги «Городские легенды». История с Лил Стакер, по моему скромному мнению, не стоила и выеденного яйца, но, поскольку парочка желтых газет уже упомянула это нелепое происшествие, я была обязана дать Энн отчет во всех подробностях.

Сидя в старенькой моторке мистера Бриссета, я мысленно пыталась разукрасить эту историю так, чтобы мне было не обидно оставлять остров раньше времени. Но, как я ни пыталась расцветить этот банальный эпизод, достойный дешевой мыльной оперы, у меня ничего не получалось.

— Эй, Ют, да что с вами стряслось? — поинтересовался у меня мистер Бриссет, пожилой мужчина, и в жару и в холод облачавшийся в желтый плащ-дождевик, за что его и прозвали Старичком-дождевиком. — Выглядите, ей-богу, паршиво. Что, новая книжка туго идет?

Я вяло улыбнулась Дождевику и, подумав, что совершенно не хочу посвящать его в историю с Лил, ответила:

— Что-то в этом роде, мистер Бриссет. Думала, мне удастся побыть на Птичьем чуть дольше, но не вышло.

— Да уж, на Птичьем острове теперь куда прохладнее, чем в этих ваших джунглях, — хмыкнул Дождевик, не глядя на меня. — Лето выдалось то еще.

— Это точно, — кивнула я.

— И о чем будет ваша новая книжка? — ехидно покосился на меня мистер Бриссет. — Снова будете пугать детишек и смешить взрослых?

Кого-то подобное обращение могло бы возмутить, но я уже давно привыкла к Дождевику. Он не особенно стеснялся в выражениях, и ему было совершенно наплевать, кто перед ним: миллионер, известный писатель или бродяга, скоротавший ночь без спросу в его старенькой моторке. На Птичьем Дождевик мало кому нравился, но его приходилось терпеть: он был единственным перевозчиком, который приезжал на остров и увозил с него точно по расписанию. А мне мистер Бриссет нравился. Кроме его неподкупной искренности, была в нем какая-то загадка, которую мне всегда хотелось разгадать.

— Все в том же духе, мистер Бриссет, — с улыбкой ответила я. — Как сказал герой одного из моих любимых фильмов: «Больше всего пугает то, как скверно написано».

Дождевик хмыкнул — ему нравилась моя самоирония, которой, по словам Энн, всегда было «через край».

— Что ж, удачи, — повернул он ко мне свое морщинистое лицо, выдубленное холодными и жаркими ветрами. — Только очень уж не пугайте тем, как написано.

Доплыв до «берега родимого», я поймала такси и доехала до дома. Кто бы спорил, Энн уже сидела на диванчике в гостиной и с нетерпением ожидала красочного рассказа о концерте, устроенном по случаю моей презентации Лил Стакер.

Разумеется, в дом Энн попала благодаря моему соседу, Яки Престону, у которого «на всякий крайний» лежал дубликат ключей от моего дома. Энн и Яки успели не только накрыть столик в гостиной, но и откупорить бутылочку домашнего клубничного вина, которое еще в прошлом году привезла мне моя мать. К счастью, вино я не очень жалую, поэтому у меня не было особенных причин корчить из себя возмущенную хозяйку. Да и возмущаться-то я толком не умею, по правде говоря.

— Яки, Энн, — поприветствовала я друзей, которые уже не очень-то и нуждались в моей компании.

— Ют! — радостно воскликнула Энн и, упруго подскочив с дивана, понеслась мне навстречу, чтобы оглушить облаком своих дорогих и пахучих духов.

— Хай, Ют, — лениво помахал мне рукой Яки. — Рад видеть. Ничего, что мы тут?

— Все в порядке, — махнула я в ответ, прежде всего чтобы только отбиться от бурных объятий Энн. — Надеюсь, не скучали?

— Не очень, Ют. Я предложил Энн новую плесень, ту, с которой я так долго провозился, но она отказалась, поэтому мы добрались до твоего вина. Ничего штукенция. — Яки кивнул на бутылку.

— Не люблю я всякую дурь и дрянь, — ответила Энн, отцепившаяся от меня и вернувшаяся на диван. — Лучше старый добрый алкоголь.

— Разумно, — кивнула я и неодобрительно покосилась на Яки. — Сколько раз я тебе говорила, чтобы ты не смел таскать свою гадость в мой дом. Не хватало мне еще визитов полиции.

— Обижаешь, — сонно покачал головой Яки. — Во-первых, полиция вряд ли когда узнает о моем маленьком райском саду в подвале. А во-вторых, я же выращиваю для себя, а не на продажу.

— Все-все-все, — перебила я Яки. — Не хочу даже слышать. Может, кто-нибудь поухаживает за хозяйкой?

Яки покосился на Энн, Энн — на Яки, и я поняла, что мне самой придется тащиться к холодильнику и открывать себе пиво.

— Хоть бы вентилятор включили, — заворчала я на друзей и, перелив пиво в большую стеклянную кружку, подарок Яки, с изображением растамана, затягивающегося дымом из здоровенного кальяна, воткнула вилку в розетку. — Неужели не жарко?

Энн по своему обыкновению смерила меня уничижительным взглядом.

— Жарко ей… Ты бы еще шубу надела. Рубашка до локтей, брюки, ботинки… И вообще, давно могла бы купить себе кондиционер.

— Могла бы, конечно, — нимало не смутившись, ответила я. — Но ты же знаешь, техника меня не любит.

— Третий вентилятор за лето, — вяло констатировал Яки, сделав глоток вина. — Тебе нужно выйти замуж за электрика.

— Тогда уж пусть обзаводится гаремом, — хмыкнула Энн. — Электрик, сантехник, механик — если, конечно, Ют рискнет сесть за руль, — а также плотник.

— Ну хватит, — не выдержала я. — По-моему, кто-то так интересовался моей презентацией, что ради этого вытащил меня с Птичьего.

— Бе-бе-бе. — Энн показала мне маленький острый язычок. — Можно подумать, ты не хотела увидеться со мной и узнать, как я отдохнула… Ну ладно, потом обо мне поболтаем. Расскажи-ка лучше о том, что устроила эта истеричка.

Надо сказать, «эта истеричка», она же Лил Стакер, любовница моего бывшего мужа, несколько лет назад в корне изменила мою жизнь. Мы с Ричи прожили вместе около семи лет, когда я узнала о том, что у него есть любовница. И не просто любовница, а женщина, являющаяся полной противоположностью мне: худенькая, ухоженная, хорошо одетая дамочка, тратившая на свою внешность сумму едва ли меньшую, чем размеры ее гонораров. Оказалось, Лилиан Стакер еще и старше меня лет на семь, хотя выглядит гораздо моложе своего возраста. Честно скажу, меня это не утешило, скорее добило: когда муж предпочитает своей тридцатилетней жене не молоденькую красотку, а даму, подбирающуюся к сорока годам, это внушает мало оптимизма.

Кто-то на моем месте, наверное, стал бы бороться за семейное счастье и пытаться вернуть «заблудшую душу» в лоно семьи. К сожалению или к счастью, я не из таких. Не то чтобы я очень Горда, скорее прагматична: едва ли мне удалось бы забыть о предательстве и не подозревать, что Ричи увлечется кем-то еще, — а брак, не основанный на взаимном доверии, по моему мнению, не стоит и куска остывшей пиццы.

Потому я подала на развод, а Ричи Карлайл вынужден был переехать к своей роковой красотке, надо сказать, зарабатывавшей на жизнь тем же, чем и я, — писательством. Но если я писала подростковые «романы ужасов», то моя «сестра по перу» тешила себя надеждой, что пугает взрослых. Поэтому, когда я выпустила книгу «Городские легенды» — сборник «страшных историй», которые, если верить местным старожилам, случились в нашем городке, Лил заявила, что я украла эту идею из ее книги «Духи города Брэмвилля». Книги этой я конечно же не читала, однако чуть позже узнала, что в ней есть лишь пара упоминаний о городских легендах Брэмвилля.

Надо сказать, Лил поначалу удалось произвести впечатление на моих разношерстных читателей: она возникла, словно из воздуха, закутанная в сверкающие белые меха, и предстала перед почтенной публикой как светлая фея, разоблачающая злокозненную плагиаторшу в клетчатой рубашке, то есть меня. Слова Лил прозвучали как гром среди ясного неба, но, к счастью, мой насмешливый тон очень быстро вывел ее из себя, поэтому образ светлой феи скоро растаял, уступив место пышно разряженной тощей истеричке.

— Так и заявила?! — всплеснула руками Энн. — Вот так гадина! Какая ты молодец, что не растерялась и дала ей достойный отпор.

— Лил надеялась, что возьмет публику эпатажем, — усмехнулась я. — Совсем забыв о том, что у нас с ней разная читательская аудитория.

— Значит, она решила, что ты хочешь с ней конкурировать? — полюбопытствовала Энн.

— По-моему, не самая веская причина для того, чтобы такое устроить, — отозвался Яки и вопросительно покосился в мою сторону.

— Признавайся, Ют, — поймав взгляд Яки, прищурилась Энн, — чем ты еще насолила этой истеричке?

Враль из меня никчемный, и обычно я не вру без особой надобности. Вот и сейчас врать не хотелось, но эта парочка буквально вынуждала меня наплести им с три короба. Однако отвечать мне не пришлось: зазвонил телефон, и я, сняв трубку, лишний раз убедилась, что не стоит лишний раз вспоминать о том, кого не хочешь услышать.

Наблюдательная Энн успела заметить, что я не рада звонку, и ее красивые глаза, окаймленные длинными ресницами, посмотрели на меня с любопытством.

— Ют, сладенькая, прости меня за беспокойство, — затараторил в трубку Ричи, в то время как я размышляла, какого же черта он снова переименовал меня в «сладенькую». — Я всего лишь хотел извиниться за выходку Лил. Мне все известно, так неловко получилось. Честное слово, я не имею к этому никакого отношения.

— Я уже просила тебя забыть этот номер, — сухо заявила я Ричи, стараясь не обращать внимания на заинтересованный взгляд, которым сверлила меня Энн.

— Увы, я слишком хотел его запомнить, — донесся до меня чуть глуховатый лукавый голос.

— Так перестань хотеть, — посоветовала я.

— Знаешь, это не так-то просто будет сделать. У меня с ним слишком много приятных ассоциаций.

— Приятных? — хмыкнула я. — Ну тогда я запросто сделаю так, чтобы они стали неприятными. Что касается выходки Лил, то мне не нужны ничьи извинения. Честно говоря, я даже не волновалась. По крайней мере было не так скучно, как всегда.

— Рад, что ты не переживаешь, — ответил погрустневший Ричи. — Может, мы все-таки встретимся? Неужели нам с тобой нечего обсудить?

— Поверь мне, нечего, кроме истерик твоей любовницы. А эта тема мне не очень-то интересна.

— Но Ют…

— Я кладу трубку. Можешь пожелать от меня своей любимой творческих успехов.

Я действительно положила трубку. Энн смотрела на меня едва ли не восхищенным взглядом. Яки лениво посасывал вино и выглядел при этом так, словно все, что случится со мной через десять лет, известно ему заранее.

— Это был Ричи, — с придыханием констатировала Энн.

— Ричи, — спокойно кивнула я. Меньше всего в тот момент я мечтала произвести на друзей впечатление.

— Он извинялся за сцену с Лил.

— Извинялся, — снова кивнула я.

— И ты его отшила…

— Да никого я не отшивала, — раздраженно буркнула я, сделав глоток пива. — Он предложил встретиться, а я отказалась — только и всего.

— Ют отфутболила бывшего, — не унималась Энн. — Ют, ты просто умничка. Хотя я бы на твоем месте подумала, как отомстить ему более изощренным способом.

— Выходи замуж, разводись, а потом думай.

— Ну что ты дуешься? Я бы и вышла, да ты сама знаешь, что в нашем штате не регистрируют однополые браки.

— Знаю и не лезу к тебе с дурацкими советами.

— Девочки, хватит играть в пираний, — лениво отозвался Яки. — Ют, детка, а тебе не кажется странным, что твой бывший так с тобой любезен, а его подруга закатывает тебе сцены в книжном?

Я потупилась, хотя стыдиться мне было нечего.

— Значит, он названивал тебе и раньше? — укоризненно посмотрела на меня Энн.

— Так, звонил пару раз в этом месяце, — нехотя ответила я.

— А ты скрыла все от лучшей подруги?

— Да нечего было скрывать. Два звонка и ни одной встречи.

— Только не говори, что ты не хочешь с ним встречаться. Я же помню, как ты страдала, когда узнала про него и Лил.

— Вот именно, страда-ла. Прошедшее время. И чего я уж точно не хочу, так это обсуждать свои бывшие отношения с бывшим мужем. В конце этого романа я давно поставила огромную жирную точку.

— А новый так и не начала, — съязвила Энн.

— Значит, любовные романы — не мой жанр, — хмыкнула я. — А графоманом быть не хочется. Ну все, хватит об этом. Расскажи лучше о том, как отдохнула.

Слушая красочный рассказ о курортном романе моей лучшей подруги Энн Уордейк, я думала о том, что жизнь — ужасно странная и нелепая штука. Эта молодая, яркая и красивая девушка, которая могла бы свести с ума любого мужчину, почему-то отдает предпочтение женщинам. А я, не слишком-то эффектная девица в клетчатой рубашке и брюках на подтяжках, которую предали и бросили, до сих пор тешу себя надеждой, что смогу найти мужчину своей мечты.

Миссис Дина Олдридж, моя суматошная мать, никогда не говорила мне фразы: «Дорогая, я хочу тебя навестить». Вместо этого я всякий раз слышала: «Дорогая, через два дня я приеду к тебе в гости».

Эта энергичная женщина, помешанная на порядке и чистоте, всегда страшно переживала, когда заставала хаос в моей квартире. Поэтому те два дня, которые были у меня в запасе, я полностью тратила на то, чтобы сберечь нервные клетки моей несчастной мамочки: приводила в божеский вид свое «холостяцкое» жилище. Можно было, конечно, не тратить силы на уборку, а заняться более интересными делами, но в этом случае кроме упреков, нареканий и риторического вопроса «в кого ты такая неряха?» моему дому грозили неминуемые перестановки, а мне — поиск привычных вещей в непривычных местах.

Потратив целый день на то, чтобы выдраить дом к маминому приезду, я решила как следует вознаградить себя за этот подвиг. Вечером, купив в супермаркете три бутылки моего любимого темного «Гротверга» и нагрузив рюкзак продуктами, я направилась домой с приятной мыслью, что сегодня закачу себе отличный ужин.

Еда, пожалуй, единственное, в чем я не привыкла себе отказывать, — возможно, именно по этой причине гости так любят бывать на моих маленьких вечеринках. И, хотя моя фигура подвергается угрозе и, по словам Энн, ею вскоре придется заняться «всерьез и надолго», если все так будет продолжаться и дальше, до сих пор я так и не смогла уговорить себя сесть на диету. Может быть, если бы я была скверной хозяйкой и мои любимые стейки превращались в толстую подошву от ботинка, справиться с соблазном было бы куда проще. Но, увы, мамины способности на кулинарном поприще передались и мне, а потому мне никогда не удавалось отказать себе в возможности полакомиться тем, что вышло из-под моего «кулинарного пера».

Итак, я бодро шла с туго набитым рюкзачком, пакетами и разве что не насвистывала веселый мотивчик, когда из освещенного тускло-желтым фонарем переулка до меня донеслись слова поразительно знакомой песенки:

Раз-два, раз-два,
Сахарная голова,

Сахарные ножки,
В сахарных сапожках,

Сахарные ручки,
Сахарные брючки,

Три-четыре, три-четыре,
В сахарной живу квартире,

С сахарными окнами,
Сахарными стеклами,

Лучше домик мой не трожь —
Сахарный точу я нож,

Досчитаю до пяти,
И тебя уж не спасти.

Признаюсь, хотя я слышала эту песенку уже не в первый раз, по моему телу пробежал неприятный холодок. К тому же песенку эту пели каким-то жутковатым голоском — надо было постараться, чтобы она звучала так зловеще.

Это была считалочка из моих «Городских легенд». С одной стороны, мне стоило радоваться тому, что книга стала популярной и эту считалку снова вспомнили, с другой — я почувствовала себя персонажем собственной книги, а с учетом жанра, в котором я пишу, это было не так-то уж приятно.

Вначале я решила пройти мимо переулка, из которого доносился голос, но потом любопытство взяло верх над страхом. Мне вдруг стало мучительно интересно, кто решил запеть эту странную песенку: ребенок или взрослый? И я, не очень-то долго раздумывая, завернула в переулок.

Наверное, мне стоит уточнить, что я — пугливое и мнительное создание, но вовсе не отношусь к той породе трусих, что, приняв шаровую молнию за сверхъестественное явление, начинают вопить как оглашенные. Однако то, что я увидела в переулке, так сильно напугало меня, что я застыла на месте.

В тусклом свете фонаря, зажатого каменными стенами соседствующих домов, отплясывал невысокого роста молодой мужчина. Лицо у него было неестественного инеисто-белого цвета, а переносицу рассекал крупный синеватый шрам. Одет он был в белую рубашку с длинным рукавом, а на ногах у него красовались здоровенные белые ботинки — судя по всему, размера на два или три больше, чем его собственные ступни.

Подумаешь, нелепо одетый человек, распевающий дурацкую считалочку, усмехнетесь вы. Я бы тоже усмехнулась, нет, даже расхохоталась, только если бы полгода назад не описывала точно такого же типа в одной из глав «Городских легенд».

Честно говоря, я бы предпочла, чтобы он меня не заметил. Но один из моих пакетов, как назло, лопнул, и из него с предательским грохотом выкатились две банки с консервированной кукурузой и ананасами. Странный незнакомец медленно поднял голову, и я ощутила на себе пронзительно-серый взгляд его холодных глаз. Порядком напуганная, я забыла о вывалившихся банках и бросилась бежать. Остановиться мне удалось лишь тогда, когда я практически добежала до ворот своего дома.

Если бы меня сейчас видел Яки Вудсток, наверняка решил бы, что его подруга отведала чего-нибудь вроде той плесени или грибов, которые он выращивает в своем подвале, подумала я, поймав свой обезумевший взгляд в зеркале, висящем на стенке в прихожей.

Поставив на пол то, что осталось от пакетов, и сбросив с себя рюкзак, я понеслась в гостиную, где нашла на полке «Городские легенды» и открыла главу о «Сахарном человеке».

Нет, память меня не подвела. Низкорослый мужчина со шрамом на переносице, одетый в белую рубаху и большие не по размеру белые туфли, действительно был копией персонажа, которого я описывала полгода назад со слов тех, кому доводилось слышать о нем от своих бабушек и дедушек, а то и слышать его жутковатую считалочку в темных подворотнях города. Но, как утверждает людская молва, не было никого, кто повстречался бы с Сахарным человеком и остался жив.

Значит, мне повезло, невесело хмыкнула про себя я и впервые подумала, что писать книгу о страхах жителей города Брэмвилля — не самая лучшая идея, пришедшая мне в голову.

2

После двух бутылок пива, которыми мне удалось немного успокоить нервы, я спала как убитая, а на следующее утро убедила себя в том, что мое вчерашнее приключение было всего-навсего плодом воспаленного воображения, игрой взбудораженной фантазии, которую подогрела темнота. Может, кто и напевал эту дурацкую считалочку, подумала я, но этот кто-то не имел ничего общего с Сахарным человеком. Хотя бы по одной простой причине: Сахарного человека не существует в природе, ведь он — всего лишь вымысел людей, которым так нравится бояться.

В общем, когда наш почтальон Гарри Свидбейкер принес мне почту, я чувствовала себя бодрой и полной сил. Угостив по своему обыкновению Гарри чаем, я расспросила его о жизни и о семье, не без огорчения узнав о том, что семейное счастье Гарри висит на волоске.

Оказалось, миссис Свидбейкер, которой, к слову, «Городские легенды» показались «весьма занимательной книжицей», завела себе сердечного друга, узнав о котором Гарри был вне себя от ярости.

— Мне очень жаль, Гарри, — только и смогла промямлить я, как никто хорошо понимавшая, что в момент этого великого прозрения чувствовал Гарри. — Значит, вы хотите теперь разводиться?

— Нет, не я, — угрюмо ответил мне Гарри. — Это она решила подать на развод. Я к ней и так и сяк, а она и слышать ничего не хочет… Говорит, меня никогда не бывает дома и вообще она чувствовала себя со мной как старые никому не нужные тапочки.

— Да, хорошего мало, — согласилась я, удивляясь тому, что такому хорошему и славному парню, как Гарри, можно предъявить подобное обвинение.

Впрочем, и Ричард Карлайл был весьма обаятельным чертом, который мог пустить пыль в глаза не только мне, но и всем моим друзьям… Ричи изменяет? Да что ты, этого просто не может быть… Однако Гарри всегда казался мне парнем простым, без затей, а потому я поспешила забыть о неприятной параллели, всплывшей в моей голове.

Полдня я колдовала на кухне, чтобы порадовать мать, которая все равно нашла бы причину быть недовольной. Отчасти эта причина крылась в моем одиночестве.

Дина и Ричи никогда не питали друг к другу особенно теплых чувств, однако мама считала, что лучше бы мне остаться с «этим пройдохой», чем в гордом одиночестве. Я не находила в своем одиночестве ничего «гордого» и совершенно не была с ней согласна. Однако когда родителей волновало мнение детей? Вот и Ди Олдридж мало интересовало то, что ее дочь думает по этому поводу.

Увы, из-за приезда матери мне пришлось отложить свою поездку на Птичий, поэтому все, что я могла, — это полюбоваться островом издалека, с небольшой пристани на нашем «Брэмвилльском море». Так с гордостью местные старожилы называли Зеленое озеро. До прибытия поезда оставалось четыре часа, и у меня было полно времени, чтобы побродить по пристани и полюбоваться островом с противоположного берега.

Пока я бодро шагала к озеру, мне позвонил Генри Слемингтон, мой литературный агент. Он просил меня позвонить, когда я вернусь с Птичьего, но я, к своему великому стыду, забыла об этом обещании. Пришлось сказать Генри, что я брожу по побережью Брэмвилльского моря и размышляю о новой книге. Слем хотел встретиться, но отнесся к моим раздумьям с большим уважением. За это я и любила Генри Слемингтона.

Уже смеркалось. Солнце тонуло где-то за моим красивым зеленым островом, окрашивая верхушки деревьев в розовый цвет. Я любила одинокие прогулки, особенно когда подолгу жила на Птичьем острове.

Домик в этом немноголюдном местечке был моей детской мечтой, которую мне посчастливилось осуществить, когда я подросла. Вообще-то на острове селились неохотно — до определенного времени до него трудно было доплыть, а с него — уплыть, да и с шумными развлечениями там было туго. Все, чем мог похвастать Птичий, — романтические виды не оскверненной человеческим вмешательством природы и почти что ручные утки и лебеди, которые плавали в местных озерах и прудах.

Побродив немного по пристани, я спустилась к берегу и, сняв старенькие парусиновые туфли, прошлась по кромке воды. Теплые волны ласково поглаживали ступни, и я почувствовала сильное желание искупаться. Но место, которое я выбрала, было не самым удачным для купания: мне не очень-то хотелось стать предметом наблюдений для владельцев моторок и рыбаков. Обычно я стараюсь купаться в тех местах, где меня мало кто сможет увидеть и потревожить.

Впрочем, несмотря на то что я отбросила мысль о купании, меня все равно потревожили. Я уже отошла от пристани, когда услышала за спиной какой-то шорох, и обернулась, уверенная, что увижу перед собой рыбака или такого же праздного гуляку, как я сама. Но, к своему удивлению, за моей спиной никого не было. Я лишь почувствовала на себе чей-то пристальный взгляд, от которого у меня по коже пробежал легкий холодок. Мне показалось, кто-то смотрел на меня из кустов, и я пригляделась к густым невысоким зарослям кустарника, росшего неподалеку от побережья.

Никого и ничего — ни шороха, ни звука. Пристань была неподалеку, а потому я чувствовала себя в безопасности. Но меня не отпускало ощущение того, что из-за кустов за мной кто-то наблюдает. Я подумала, что в последнее время стала слишком уж мнительной, но все же решила вернуться к пристани. Донесшиеся до моих ушей шорохи в кустах снова заставили меня обернуться. Может, какая-нибудь парочка занимается любовью? — мелькнуло у меня. Но то, что я увидела, было совсем не похоже на молодых людей, решивших с пользой провести время на берегу Зеленого озера.

Из-за кустов высунулась маленькая голова, словно приклеенная к длинной худенькой шее. Это была девочка или девушка, совершенно нагая — единственной ее «одеждой» оказались большие серые полоски, нарисованные на коже. В зубах это странное существо держало большой пакет из-под выброшенного кем-то мусора. Глаза, казавшиеся огромными на осунувшемся, изможденном лице, смотрели на меня с такой ненавистью, словно я покушалась на эту жалкую добычу.

— Девочка-енот!.. — вырвалось у меня, и я едва не вскрикнула от ужаса.

История повторялась — мне снова пришлось столкнуться нос к носу с персонажем из моей собственной книги.

Тельце Девочки-енота странно изогнулось, она выпустила из зубов пакет и встала на четвереньки. Я не так давно написала «Городские легенды», чтобы забыть, чем простому смертному может грозить такая поза. Возможно, кто-нибудь куда более смелый и менее изумленный, чем моя трусливая персона, остался бы, чтобы подтвердить свою догадку, но я со всех ног бросилась к пристани. О том, чтобы обернуться и посмотреть, есть ли погоня, я, если честно, подумала лишь тогда, когда добежала до ближайшей моторки.

Стук сердца отдавался у меня в ушах, когда я повернула голову и увидела, что за мной никто не гонится. Не поворачивая головы, я по инерции сделала несколько шагов вперед и с ужасом почувствовала, что мое тело уперлось во что-то твердое.

— А-а-а! — во весь голос завопила я и увидела перед собой Ричи Карлайла.

На его красивом лице было написано некоторое изумление, а на губах появилась хорошо знакомая мне хитрющая улыбка.

— Не узнала? — поинтересовался Ричи, когда я наконец закрыла рот. — Буду богатым. Хотя, конечно, мне хотелось думать, что я не так страшен.

— Я не тебя испугалась, — возмущенно заявила я, немного оклемавшись от пережитого страха. — И вообще, Ричи, какого черта ты здесь делаешь?

Хитрая улыбка не сползала с его лица. Раньше она мне нравилась и я называла ее лукавой. Но теперь все изменилось. Это была обычная улыбка самого заурядного плута.

— Спасаю тебя от маньяка, — хмыкнул Ричи. — Ты же его испугалась? Или репетируешь сцену для своей новой книги?

— Да ну тебя, — сердито отмахнулась я от бывшего мужа. — Мне что-то почудилось в кустах, только и всего. А ты так и не ответил на мой вопрос: как тебя сюда занесло?

— А почему я не могу прогуляться по побережью? — миролюбиво улыбнулся мне Ричи. — Закат, красивое солнце… Я тоже романтик в глубине души.

— Насколько я тебя помню, Ричи Карлайл, — раздраженно вскинулась я на него, — ты всегда предпочитал романтику дорогих ресторанов. С устрицами и шампанским в ведерках со льдом. И не говори мне, что твои вкусы изменились.

— Считаешь, люди не меняются, Ют? — выразительно посмотрел на меня Ричи.

Честно скажу, я немного стушевалась под взглядом этого пройдохи. Мы давно не виделись с Ричи, и его облик немного смазался в моей памяти. Это позволяло мне наивно полагать, что костер былых чувств отгорел и погас, а пепел, оставленный этим костром, надежно похоронен в глубине океана под названием Память.

Увы, вся эта лирическая чушь действительности не соответствовала. Точнее, не совсем соответствовала. Конечно, было бы глупо говорить, что, когда я увидела Ричи Карлайла, внутри меня запрыгали кузнечики и запорхали бабочки, а сердце провалилось в воздушную яму… Нет, никакой такой романтической белиберды со мной не случилось. Просто я почувствовала некоторое волнение, от которого немного вспотели ладони. И это меня разозлило, сказать по правде.

— Считаю, что ты жил пройдохой и умрешь пройдохой, — после небольшой паузы выдала я Ричи.

— По-моему, ты рано меня хоронишь, — сделав обиженное лицо, ответил он.

— Как ты узнал, что я здесь? — устав от виляния Ричи, спросила я.

Он изобразил загадочную улыбку и протянул руку, чтобы в своей обычной манере погладить меня по щеке. Я отпрыгнула от него, как кошка. Но кошка оказалась большой и неуклюжей, а потому одна из ее ног, упакованных в старые парусиновые туфли, наткнулась на камень. Ричи успел подхватить меня, и только поэтому я не плюхнулась на песок. Но я и не подумала его благодарить, напротив, стряхнула с себя его красивые ухоженные руки.

— Ну что ты шарахаешься от меня, как от чумного? — улыбнулся мне Ричи. — Я же не собираюсь тащить тебя в прибрежные кусты? Раньше тебе нравились мои прикосновения…

— Раньше мы были женаты, Ричи. А теперь у тебя есть любимая женщина. Как это ни странно, мне даже неловко перед Лил. Да и не хочется, чтобы она устроила еще одну драматическую сцену на очередной презентации.

— Только не говори, что ты боишься Лил, — хмыкнул Ричи. — Для тебя все ее сцены — как комариный укус для лошади.

— Спасибо за сравнение, — недовольно пробурчала я.

— Да я ведь в хорошем смысле. И потом, что мешает нам снова пожениться? Если ты перестанешь от меня шарахаться, я готов сделать тебе предложение.

— Готов?! — Я едва не задохнулась от возмущения. — По-моему, ты спятил, Ричи Карлайл. После всего, что между нами было, после того, как ты завел любовницу? Мне, конечно, плевать на Лил, но каким надо быть подлецом, чтобы за спиной любовницы предлагать второй брак бывшей жене? Да еще и идиотом к тому же, — добавила я, смерив Ричи гневным взглядом.

— Что меня всегда в тебе восхищало, так это безграничное человеколюбие, — не меняя выражения лица, ответил мне Ричи. — Ты же прекрасно знаешь, что Лил — редкостная стерва. И почему-то тебя беспокоит то, что я делаю за ее спиной… Ну же, Ют, не будь такой упрямой. Ты ведь знаешь, что мы созданы друг для друга.

Конечно, я не растаяла от его слов. Его слова для меня звучали скорее как издевка.

— Иди ты к черту, Ричи, — сквозь зубы процедила я и попыталась уйти, но уйти от Ричи Карлайла во второй раз оказалось не так-то просто.

Его сильные руки обхватили меня, да так крепко, что я чуть не задохнулась. Да, несколько лет назад я тоже задыхалась в его объятиях, но это было совершенно другое. Я задыхалась вовсе не оттого, что упорно сопротивлялась его объятиям, а оттого, что хотела его с неистовством кошки…

Не знаю, была ли я возмущена его неожиданной выходкой, было ли мне больно или, наоборот, приятно, — в тот миг меня охватили совершенно противоречивые эмоции. На какую-то долю секунды я почувствовала, что даже хочу, чтобы он меня поцеловал, но, вскинув голову и снова увидев на лице Ричи плутоватое выражение, я мгновенно передумала.

Впрочем, от моего желания уже мало что зависело. И хотя я продолжала яростно отбиваться, извиваться и вырываться, Ричи Карлайл, мой бывший муж и мое проклятие, запечатлел на моих перекошенных злостью устах весьма страстный поцелуй. Я конечно же не растаяла, и волна наслаждения не разлилась по моему телу. Однако что-то похожее на вспышку желания я все-таки испытала. Неудивительно — мужчин у меня не было с того самого дня, как мы расстались с Ричи Карлайлом. Нет, я не говорю о поцелуях — это в моей скучной жизни все же случалось, — я говорю о другом, более существенном проявлении страсти.

Да, мне хотелось целоваться с Ричи, и не только целоваться. Но эта мысль едва ли меня радовала — скорее бесила. Поэтому немного придя в себя от его наглости, я продолжила яростное сопротивление, и Ричи уступил.

— Только не говори, что тебе не понравилось, — самодовольно усмехнулся он.

Зря он так: его самодовольная ухмылочка всегда выводила меня из себя. Наверное, поэтому я сделала то, что, как мне казалось, сделала бы на моем месте любая обманутая и преданная мужем женщина, которой очень сильно захотелось ему насолить. Проще говоря, во весь голос закричала:

— Помогите! На помощь! Маньяк! Насильник!

О, мои вопли неподалеку от пристани очень скоро возымели результат. И, хотя Ричи попытался заткнуть мне рот своей широкой ладонью, я все же разглядела бегущую в нашу сторону фигуру.

— Ют, что ты делаешь? — во все глаза уставился на меня Ричи.

— Защищаю себя от маньяка, — ехидно усмехнулась я.

Ричи отпустил меня, но было уже поздно: парень, подбежавший к нам, с размаху заехал ему по лицу. Мой бывший супруг не очень-то любил затевать драки, но никогда не отлынивал, если ему все же приходилось ввязываться в них. Он ответил моему спасителю тем же, и через несколько секунд оба уже валялись на песке, а я тем временем пыталась разглядеть, где Ричи, а где тот, который за меня заступился, а заодно придумать, как выкрутиться из этой идиотской ситуации.

Долго думать мне не пришлось — полиция подкатила к пристани уже через несколько минут. К машине с горящими мигалками подбежал какой-то мужчина, он замахал руками в нашу сторону.

К тому моменту, когда полицейские добежали до песчаного берега, Ричи и мой спаситель сплелись в такой клубок, что было совершенно неясно, кого из-под кого нужно вытаскивать.

Один из полицейских выстрелил в воздух и приказал дерущимся разойтись, а второй подбежал ко мне.

— Вы в порядке, мэм? — озабоченно поинтересовался он. — Этот подонок ничего не успел вам сделать?

Сознавая весь идиотизм происходящего, я едва смогла выдавить из себя «да».

— «Да», это значит «в порядке»? — не унимался полицейский.

Я коротко кивнула, пытаясь сообразить, как расхлебать ту кашу, которую по собственной глупости заварила.

Ричи и незнакомец, ринувшийся ко мне на подмогу, разошлись по разные стороны «ринга». Мой спаситель, судя по всему, умел драться куда лучше Ричи, потому что красивое лицо моего бывшего напоминало перезревший персик, проделавший долгий путь в не самой лучшей упаковке. Лицо незнакомца практически не пострадало — лишь слегка покраснела кожа над скулами.

Я заметила про себя, что он тоже очень даже неплох. Его нельзя было назвать красавчиком, как Ричи, и он не обладал идеальным торсом моего бывшего. Однако видно было, что мой спаситель силен и крепок, и Ричи на его фоне выглядел худосочным юношей.

Лицо незнакомца было немного грубоватым, а черты лица тяжелыми. И все же я разглядела в нем какое-то мрачноватое очарование. Темные глаза неопределенного цвета, густые брови, черная поросль на щеках, крупный нос с небольшой горбинкой — как видно, этому парню далеко не в первый раз доводилось драться, — ломаная линия крупных губ…

Не могу сказать, что мне нравятся такие мужчины, но что-то в нем привлекало меня и будило определенный интерес. Тем более что именно ему я была обязана своим «спасением».

Фантазии мои привели к тому, что на мгновение я утратила чувство реальности и все происходящее представилось мне в совершенно ином свете. Ричи и впрямь был злобным маньяком, выследившим меня на побережье нашего Брэмвилльского моря, а мой спаситель — настоящим героем, которого я должна была отблагодарить…

Увы, пелена фантазий, окутавшая мой внутренний взор, быстро спала, когда я снова взглянула на Ричи и увидела, как полицейский с пистолетом заламывает ему руки и надевает наручники. Мой бывший пытался что-то бормотать в свое оправдание, а незнакомец, спасший меня, поднялся с земли и произнес:

— Я видел, как этот тип удерживал ту женщину, — кивнул он в мою сторону. — И слышал, как она кричала, поэтому и оказался здесь.

Ричи посмотрел на меня умоляющим взглядом, и я поняла, что игра зашла слишком далеко — пора было вмешаться.

— Видите ли, — робко пропищала я. — Все не совсем так, как кажется.

Все трое недоуменно уставились на мою скромную персону.

— Видите ли… э-э-э… этот мужчина — мой бывший муж.

— И вы молчали?! — грозно рявкнул на меня мой спаситель. — Он домогался вас, хотел изнасиловать? Или избить?

— Нет, — промямлила я. — Он меня поцеловал…

Офицеры переглянулись между собой и громко засмеялись. Однако моему спасителю было совсем не до смеха. Он сердито посмотрел на полицейских и отчеканил:

— Я Коул Лонберг, полицейский детектив. Рад, что вам так весело, но по милости этой дамочки я только что избил ни в чем не повинного человека. Так что, — покосился он на Ричи, — вы свободны. А ваша бывшая супруга проедет в участок, где ей придется подробно объяснить, почему она спровоцировала полицейских на агрессивные действия в отношении вас. Если хотите подать на меня жалобу, то я подробно расскажу вам, что для этого нужно сделать. Примите мои извинения, сэр.

Ричи открыл было рот, чтобы сказать моему спасителю пару ласковых, но его опередила я.

— В участок? Но за что? — уставилась я на полицейского. — Я же ничего такого не сделала, только закричала… Детектив Лонберг, я же не просила вас бить моего бывшего мужа…

— Вы спровоцировали. — Он посмотрел на меня своим неумолимым взглядом. — Я очень хорошо знаю таких дамочек. Вначале они пьют кровь из своих мужей, потом бросают их, а потом снова возвращаются, чтобы пить кровь и всячески издеваться.

— Я не возвращалась, — едва не плача, попыталась оправдаться я. — И не издевалась. Просто мне не хотелось с ним целоваться, только и всего. Послушайте, отпустите меня, — умоляюще посмотрела я на Лонберга. — Мне еще нужно встретить мою мать. Она сегодня приезжает в Брэмвилль и очень удивится, если узнает, что дочь встречает ее в полицейском участке. У нее даже сотового нет — я не смогу позвонить, чтобы предупредить ее.

— И правда, отпустите Ют, — заступился за меня Ричи. — Вы, конечно, неправы, что не разобравшись съездили мне по лицу, но я не буду подавать на вас никаких жалоб. Ют просто пошутила, и все.

Я была благодарна бывшему, проявившему недюжинный такт и терпение. Но Коул Лонберг, детектив, решил, по всей видимости, быть непреклонным.

— Хорошенькие шуточки у вашей жены, — уставился он на Ричи, и в его глазах я прочитала: ну ты и тряпка! — Мне плевать, что вы все это терпите, и также плевать, подадите вы жалобу или нет. Но она, — перевел он на меня свой гневный взгляд, — в следующий раз хорошенько подумает, прежде чем вопить «маньяк!» и звать на помощь.

— Говорю же, она пошутила.

— Между прочим, я его бывшая жена, — ни с того ни с сего решила уточнить я.

— Бывшая, будущая — плевать, — холодно констатировал Лонберг. — Вы нарушили общественный порядок, мэм. Будьте добры проследовать за нами.

— Черт возьми, — разозлилась я. — У вас по берегу бродят какие-то странные личности, и никого это не волнует. Зато меня вы готовы забрать за какую-то глупую шутку.

— Какие еще личности? — покосился на меня Лонберг.

— Какая-то девушка с разрисованным телом и пакетом в зубах, — пробормотала я, уже жалея о том, что вообще заикнулась об этом.

Лонберг скептически усмехнулся.

— Ну конечно! Она тоже напала на вас и пыталась изнасиловать? Да вас, мэм, не в участок, а в кое-какое другое заведение следовало бы отправить.

— Вы не посмеете, — покачала я головой. — Я, между прочим, писательница.

Улыбка на лице Лонберга расцвела пышным цветом.

— Ах, вы еще и писательница? Вы слышали, господа? — покосился он на офицеров, наблюдавших за нашей перепалкой. — По-моему, у дамочки не все дома. Вам так не кажется?

— Она действительно писательница, — напомнил о себе Ричи. — Юстиния Олдридж. Ее книги лежат в каждом книжном магазине, так что я не советовал бы вам везти ее в участок, если, конечно, вы не хотите стать каким-нибудь жутким персонажем в одном из ее будущих романов.

— Черт меня дери, как же мне страшно, — расхохотался Лонберг. — Теперь уж точно повезем ее в участок — больно интересно почитать, чего она о нас, безграмотных полицейских, накалякает… Ну что, миссис Олдридж, пойдете сами или силком вас тащить?

— Мисс Олдридж. — Я едва не заскрипела зубами от злости и досады. Мой спаситель оказался обыкновенным дубиной-полицейским.

Сама виновата — подумала я, садясь в полицейскую машину. Из-за моей глупой шутки лицо Ричи напоминает помятый персик, а мама будет долго ждать меня вначале на вокзале, а потом на крыльце моего дома. Если, конечно, Яки не выберется из подвала и не решит заглянуть ко мне.

Освобожденный Ричи пытался поехать со мной, но ему довольно доходчиво объяснили, что места в машине нет, а жалобу он может подать только завтра утром, когда откроется соответствующий отдел.

Ричи крикнул что-то вдогонку отъезжающей машине, но я не расслышала. Мне показалось, он кричал что-то насчет поезда.

Я была зла не только на себя, но и на Ричи. В конце концов, кто его просил следить за мной, хватать меня за руки и лезть целоваться… Надо было кому-то звонить, и я набрала номер Энн. Но мой благородный рыцарь, детектив Лонберг, поспешил отобрать у меня телефон, сообщив, что нарушителю положено звонить только адвокату.

— Черт, я и звоню адвокату, — еще больше рассердилась я.

— Ничего, позвоните из участка. Я же не допрашиваю вас по дороге, верно?

Жаль, я плохо знаю законы, а то сама бы написала на него жалобу…

Меня отвезли в участок, где Лонберг решил заняться мной лично.

— Пойдемте в мой кабинет, — приказным тоном заявил он мне.

— Еще наручники наденьте, — огрызнулась я.

— И надену, если понадобится, — невозмутимо сообщил мне Лонберг. — Ладно, не волнуйтесь вы так. Напишете объяснительную — и дело с концом. Надо же мне как-то обезопасить себя на тот случай, если ваш супруг решит подать на меня жалобу или пойдет в суд.

— Бывший супруг, — сквозь зубы процедила я, поднимаясь по лестнице. — Вот, оказывается, в чем дело. Вы всего лишь пытаетесь прикрыть свою шкуру…

— Подбирайте выражения, миссис Олдридж.

— Мисс Олдридж — я уже устала вам повторять.

— Вы так старательно подчеркиваете свой статус незамужней женщины, — хмыкнул детектив, открывая передо мной дверь, — и так часто напоминаете, что были замужем, что у меня, честно говоря, возникают большие сомнения в том, о чем вы говорили на берегу.

— В чем это? — уставилась я на Лонберга.

— В том, что его поцелуй так вам не понравился.

— Не ваше дело, — не выдержав, выпалила я.

— Нет уж, мое. — Детектив указал пальцем на то место под глазом, где уже начал намечаться синяк. — Из-за вашей дурацкой выходки пострадало двое мужчин. Так всегда с вами, женщинами.

Я махнула рукой и присела на стул, который любезно предложил мне мой спаситель и избавитель. Ему бесполезно было что-то доказывать: по всей видимости, детектив Лонберг относился к той породе мужчин, которые во всех бедах, обрушившихся на род человеческий, обвиняют женщин. Правда мою стройную теорию о женоненавистничестве Лонберга разбивал один-единственный вопрос: зачем он тогда бросился меня спасать? Ведь, насколько я поняла, детектив был не при исполнении.

Копаться в голове детектива Лонберга, признаюсь, мне не очень-то хотелось, особенно принимая во внимание то, что в этот самый момент моя дорогая мать уже полчаса стояла на вокзале и, скорее всего, фантазировала на тему «похищенная дочь».

— Послушайте, — обратилась я к Лонбергу, который как будто нарочно тянул время и копался в столе в поисках бумаги для моего «чистосердечного признания», — мне срочно нужно уехать. Я уже говорила, ко мне приезжает мать. Точнее, она уже приехала и, поверьте, выдумывает самые ужасные причины моего опоздания. Она пожилая дама и слишком консервативна, чтобы пользоваться сотовым. Я уже говорила, что не могу ее предупредить!

— Сочувствую, — бросил Лонберг, не поднимая головы.

— Я обещаю, что вернусь в участок завтра и напишу вам эту проклятую объяснительную или как там у вас это называется.

— Напишете завтра? — хмыкнул Лонберг и протянул мне лист бумаги, который откопал в ящике стола. — Сомневаюсь. Кто что-то и напишет, так это ваш супруг, который, кажется, готов голову в петлю сунуть, лишь бы сделать вам приятное.

— А я подло его использую? — мрачно усмехнулась я. — Хорошего же вы мнения о женщинах, детектив. Не знаю, чем они вам так насолили…

Детектив Лонберг не изменился в лице, но в его глазах промелькнуло что-то такое, из чего я сделала вывод, что попала в самое уязвимое место. Лонберг бросился на защиту моего бывшего как верный пес, хотя совершенно не знал Ричи Карлайла. Наверное, он считает, что все мужчины — жертвы коварных предательниц. Вот узколобый мужлан, с досадой подумала я. А мне-то он показался героем.

— Пишите. — Лонберг небрежно бросил мне ручку.

— Что? — уставилась я на него.

— Я, Юстиния Олбрик, или как вас там…

— Юстиния Олдридж, — освежила я память детектива.

— Признаю, — продолжил Лонберг, — что ввела в заблуждение полицейских: детектива Лонберга и двоих дежурных офицеров… надо бы узнать их имена…

— Так и писать? — хмыкнула я, даже не прикоснувшись к ручке.

— По-моему, вы вообще ничего не пишете, — сердито покосился на меня Лонберг. — Хотите торчать здесь и тратить свое и мое время — воля ваша. Хотите звонить адвокату — вот вам телефон. — Лонберг придвинул ко мне аппарат, стоявший на его столе.

— Может, вернете мне мой сотовый? — поинтересовалась я.

— Да ради бога, — пожал плечами Лонберг. — Только поймите наконец, мисс Олдридж: вы зря потратите деньги. Административный штраф по законам штата вам гарантирован. К моему глубочайшему сожалению, он настолько мал, что сумма, которую вы потратите на адвоката, будет втрое больше. Увы, ничего другого я предъявить вам не могу. А надо было бы: в следующий раз вы бы хорошенько подумали, прежде чем морочить голову своему бывшему мужу и полиции.

— Начинается!.. — закатила я глаза. — Нет уж, я позвоню адвокату. Сейчас вы разливаетесь соловьем, а потом навешаете на меня три трупа.

— Где вы этого набрались, мисс Олдридж? — снисходительно улыбнулся мне Лонберг. — Черпаете информацию о полиции в желтой прессе? Или в дамских журнальчиках?

— Я не читаю дамских журнальчиков, — раздраженно ответила я.

— По вам заметно, — ехидно усмехнулся Лонберг.

— О чем это вы?

— Так, ни о чем.

— Нет уж, если решили меня оскорбить, так уж оскорбляйте, — почти прошипела я.

— Пожалуйста, если вам так хочется, — спокойно ответил Лонберг. — Никогда не видел, чтобы женщины так одевались. Подтяжки, клетчатая рубашка — странно видеть все это на даме. Хотя, конечно, это все ерунда. Главное — у вас отвратительный характер.

Конечно, я не тешила себя надеждой, что мою фотографию напечатают на страницах «Плейбоя» или «Вог», но услышать такой «комплимент» от мужчины, признаюсь, было неприятно. Хотя, если честно, нечто похожее мне когда-то доводилось слышать и от Ричи.

В общем, дубина-полицейский исчерпал запас моего терпения.

— Идите к черту, детектив! — Я скомкала бумажку. — Ничего я тут не напишу.

Кто бы спорил, было не лучшей идеей швырнуть бумажку в лицо полицейскому, но, увы, об этом я подумала лишь тогда, когда бумажка ударилась о его лоб и шмякнулась на пол.

Лицо Лонберга не побелело, на нем не дрогнул ни единый мускул. Он не поднялся из-за стола и не стал сыпать проклятьями и угрозами. Он всего лишь улыбнулся и сказал что-то вроде того, что не ошибся насчет моего характера.

Неизвестно, что бы ему ответила я, потому что в этот самый момент детективу Лонбергу позвонили и сообщили, что в участок пришел Генри Слемингтон, мой литературный агент, и привел с собой адвоката. Стоит ли говорить, что я была безмерно рада видеть Генри?

Ему, кстати говоря, пришлось раскошелиться на оплату двух штрафов: первый он внес за мои вопли на озере, второй — за смятую бумажку, полетевшую в Лонберга. Я наконец-то была свободна, что, думаю, не очень-то радовало настрадавшегося от меня детектива.

Мы даже не попрощались. Впрочем, мне было не до прощаний: нужно было срочно ехать на вокзал, чтобы встретить Диану Олдридж, которая уже наверняка похоронила меня под каким-нибудь кустом в городском парке.

Генри — вот уж кому я была действительно благодарна за свое спасение — предложил отвезти меня на машине, и я не отказалась. Мне не пришло в голову спросить его о том, как он узнал, что я нахожусь в полицейском участке, но, когда мы сели в машину, я решила удовлетворить свое любопытство.

— Слем, ты-то как тут оказался?

— Мне позвонил твой бывший муж, — без особого желания признался Генри.

— Ричи? — уставилась я на него. — А откуда у Ричи твой номер?

— Лучше не спрашивай, — вздохнул Генри, и по его голосу я поняла, что он чувствует себя виноватым.

— В чем дело, Слем? Ты что-то от меня скрываешь?

— Нет, не скрываю. Просто я сделал глупость, — ответил Генри, пристально глядя на дорогу. — Ричи позвонил мне после нашего разговора, а я сболтнул, что ты на озере. Вот и все. Насколько я понимаю, он потащился за тобой туда? — Генри многозначительно на меня посмотрел. Я кивнула. — И из-за него ты вляпалась в эту историю?

— Не совсем так. То есть совсем не так.

— Не важно. Если бы не мой болтливый язык… — вздохнул Генри. — Я так удивился, что он звонит мне. К тому же Ричи заявил мне, что найти тебя — дело жизни и смерти.

— Вполне в его духе, — мрачно констатировала я, нервно поглядывая на часы. — Если ему что-то нужно, он и мертвого из гроба поднимет. И все-таки — откуда у него номер твоего сотового?

— Этот пройдоха позвонил в редакцию и представился моим автором. Соврал, что потерял мой телефон, ну и…

— Действительно, пройдоха, — усмехнулась я. Настойчивость Ричи пугала, но мне все же было приятно. Если ради меня идут на такие уловки, может быть, я еще имею право чувствовать себя женщиной?

— Еще раз, прости меня за глупость, — покосился на меня Генри.

— Пустяки, Слем. Наоборот, я рада, что ты меня вытащил из этой передряги.

Чего, кстати, Ричи, несмотря на всю свою настойчивость, сделать не сподобился, закончила я про себя.

Мы подъехали к вокзалу, но он был пуст, как протянутая нищим ладонь.

— Значит, Ди топчется на пороге моего дома, — тяжело вздохнула я. — Ох, и влетит же мне сегодня!

— Но ты ведь уже не ребенок, — резонно заметил Генри.

— Ты просто не знаешь Диану Олдридж. Меня оправдывает только одно — сейчас лето, да к тому же жаркое.

Генри Слемингтон, которого и я, и мои друзья с давних пор называли Слемом, довез меня до дома. В окнах первого этажа горел свет. Мне стало немного легче: это означало, что Яки все-таки выбрался из подвала и пустил маму домой. Конечно, выволочки и подробных рассказов о том, что со мной могло произойти, это не отменяло, но все-таки куда приятнее было встретиться с мамой в доме, чем на пороге.

Еще раз поблагодарив Генри, я полетела домой. Не разуваясь, вбежала в гостиную и была крайне удивлена тем, что увидела. На небольшом диванчике рядом с празднично накрытым столом сидел Ричи Карлайл собственной персоной…

3

— Ты?! — Я во все глаза уставилась на Ричи.

— Я, — кивнул мой бывший и поднялся с диванчика. — Рад тебя снова видеть, Ют.

— Вообще-то я надеялась увидеть свою мать, — растерянно пробормотала я.

— Не беспокойся, я встретил ее на вокзале. А к тебе отправил Генри. Мне показалось, мистер детектив не очень-то настроен беседовать со мной.

— Надо же, ты — сама предусмотрительность, — хмыкнула я.

— Не понимаю твоей иронии, — огорченно посмотрел на меня Ричи. — Я старался сделать как лучше.

— А получилось как всегда? Это ведь из-за твоих приставаний я попала в полицию и опоздала на встречу с мамой.

— Милые бранятся — только тешатся. — Ди Олдридж выплыла из кухни с подносом в руках. Конечно же моего пирога там не было, хотя я была уверена — мама не могла не заметить его в духовке. — Ют, прекрати шипеть как кошка. Слава богу, что Ричи меня встретил и все объяснил. Я уже начала думать, что тебя похитили.

«Милые бранятся», фыркнула я про себя. Надо же, как ей хочется, чтобы мы с Ричи снова стали «милыми».

Ди поставила поднос на стол и подошла ко мне, чтобы сжать меня в теплых материнских объятиях. Боги мои, и чем же я заслужила столь ласковое обращение? Уж не тем ли, что Его величество Ричард Карлайл соизволил облагодетельствовать мой скромный дом своим визитом?

Все это мне определенно не нравилось. Самодовольная улыбочка не сползала с лица Ричи, наблюдавшего за этой сценой.

Я прекрасно понимала ход его мыслей. Теперь уже мне не так-то просто избавиться от него: он встретил мою мать на вокзале, в то время как я по собственной глупости ошивалась в полицейском участке. К тому же Ди так рада его видеть, что даже готова простить мне мою выходку.

Ну ты и пройдоха, Ричи, подумала я, оценив, как ловко он поймал меня в свою ловушку. Пришлось перестать дуться на Ричи, сесть за стол и полакомиться кулинарными изысками моей матушки.

— Когда только успела? — полюбопытствовала я, уплетая свои любимые пончики с апельсиновым джемом.

— Хорошая хозяйка должна успевать все, — заметила Ди, вяло ковыряя в еде вилкой. В отличие от меня Диана Олдридж всегда следила за своей фигурой и была безукоризненно стройной даже в свои шестьдесят пять. — Правда, Ричи?

Ричи хотел было рассыпаться в комплиментах по поводу маминой стряпни, но я его опередила. Не удержалась, чтобы не влить свою ложку дегтя в вечер, который грозил стать медовым.

— Боюсь, Ричи тебе вряд ли ответит на этот вопрос, — спокойно заметила я. — Его любимая женщина только и успевает, что бегать по салонам красоты. Честно говоря, я даже не знаю, когда она пишет свои романы… Скажи-ка, Ричи, Лил делает это в перерыве между посещением солярия и визитом к массажистке?

С лица моего бывшего мужа, стараниями детектива Лонберга уже не такого красивого, наконец-то сползла самодовольная улыбочка.

— Не знаю, Ют, — покачал он головой. — Иногда у меня возникает подозрение, что Лил нанимает литературных негров.

— Как можно говорить такое о своей любимой женщине? — с деланым возмущением поинтересовалась я. — Тем более когда ты беседуешь с ее конкуренткой…

— Она тебе не конкурентка, Ют, — уставив взгляд в тарелку, признался Ричи. — И мне казалось, ты поняла это сегодня.

— Когда по твоей милости оказалась в полицейском участке? Ну да, у меня было много времени подумать, пока Лонберг грозил мне штрафами и взысканиями.

— Угомонись, Ют, — сердито посмотрела на меня Ди. — Я понимаю, почему тебе не везет с мужчинами. У тебя просто невыносимый характер.

— Какой уж есть, — отрезала я. — К тому же вспомни, кто меня воспитывал.

— Не смотри на меня обвиняющим взглядом, — покачала головой Ди. — Всего этого ты нахваталась от отца, а не от меня.

— Ну конечно, — хмыкнула я. — Если «нахваталась», то обязательно от отца. Между прочим, о покойных не говорят плохо, а ты все еще пилишь его, хотя он уже на том свете. И у кого из нас невыносимый характер? От меня мужчины, по крайней мере, уходят живыми.

Ох, зря я это сказала. Так всегда: сболтну что-нибудь и только потом подумаю… Мать побледнела, как хорошо полежавшая в отбеливателе скатерть, и уронила вилку в тарелку. Жест был логичным — она все равно этой вилкой не пользовалась.

Если честно, я пожалела о сказанном, но мать мне не было жаль. Мой отец был удивительно спокойным и веселым человеком, но матери с ее дотошностью удалось вытравить из него всю радость к жизни. Об этом уж точно не стоило говорить. Наверное, и думать не надо было тоже. Но я терпеть не могу дурацких советов, касающихся моей личной жизни, — такой уж характер.

— Извини, мам. — Я попыталась натянуто улыбнуться. — Ты же понимаешь, что я так не думаю. Просто пыталась пошутить, а вышло глупо.

— Глупо? — вскинулась на меня Ди. — Не много ли глупостей за один вечер?

Она была права — глупостей было много. Я извинилась еще раз, вышла из-за стола и пошла смотреть почту, на которую не удосужилась взглянуть с утра.

Среди писем я обнаружила два пухлых конверта, на которых не был указан обратный адрес. Вскрыв один из них, я не без удивления наткнулась на листы, вырванные из моих «Городских легенд». Кровь бросилась мне в лицо, когда я увидела, что эти страницы — глава о «Сахарном человеке». Дрожащими от волнения руками я открыла второй конверт. Мои жуткие догадки подтвердились — во втором письме лежали страницы из главы под названием «Девочка-енот».

Несколько минут я сидела над письмами без движения. Суматоха с Ричи и полицией отодвинула воспоминания о том, что я видела вчера и сегодня, на задний план. К тому же я как человек рациональный списала все увиденное на нервы и усталость. Но письма эти, конверты с выдержками из моих книг — их-то не спишешь на воспаленное воображение!

— Что за бред, — прошептала я и принялась рыться в печатных листах в поисках письма, которое хоть что-нибудь смогло бы прояснить. Увы, письмо к странному посланию не прилагалось.

Кому и зачем это могло понадобиться? — подумала я. В конце концов, не Сахарный человек и не Девочка-енот отправили мне главы из моей собственной книги?

— Нет, — пробормотала я, чтобы отогнать страх, заползший в душу. — Так не бывает.

— Чего не бывает? — поинтересовался Ричи, выросший за моей спиной.

Я сгребла конверты и листы из книги в кучу, которую поспешила прикрыть руками.

— Ничего. И нечего стоять у меня за спиной.

— С тобой все в порядке? — обеспокоенно спросил Ричи.

— Лучше не бывает, — пробормотала я.

Делиться с Ричи Карлайлом своими проблемами мне совершенно не хотелось.

— А выглядишь так, как будто тебе сообщили о чьей-то смерти, — без тени иронии в голосе заметил Ричи. — Уверена, что все нормально?

Я поспешила кивнуть. Расскажи я ему о сахарных людях и девочках-енотах, он точно сочтет меня сумасшедшей. Еще, не дай бог, поделится своими соображениями с Ди, и тогда не миновать мне настойчивых просьб посетить психоаналитика.

— У меня-то все в порядке, — хмуро ответила я Ричи. — А у тебя, по-моему, нет, раз ты до сих пор торчишь в моем доме.

— Я не торчу, — обиженно отозвался Ричи и вышел наконец из-за моей спины. — Между прочим, могла бы поблагодарить меня за то, что я так ловко все устроил. Твой литагент забрал тебя из участка, твоя мама — дома. Чем ты недовольна?

— Можно подумать, если бы ты не вмешался, все было бы иначе, — хмыкнула я. — Мать отлично знает дорогу до моего дома, а Яки Вудсток открыл бы ей дверь и без твоего присутствия. Что касается Генри, я бы и сама могла ему позвонить.

— Но ведь не позвонила же? — хитро прищурился Ричи.

— Не позвонила, потому что не успела. И вообще, — раздраженно покосилась я на Ричи, — если бы не ты, все было бы в порядке.

— Считаешь, в порядке быть одинокой?

— Кто тебе сказал, что я одна? — возмущенно уставилась я на Ричи.

— Можно подумать, это большой секрет. У тебя никого не было с тех пор, как мы расстались.

— Ты себе льстишь, Ричи Карлайл, — фыркнула я. — У меня были мужчины. Просто я не хотела серьезных отношений.

— Вот именно. Потому что ты до сих пор любишь меня, сладенькая. — На лице Ричи снова появилась самодовольная улыбка.

Меня бесило то, что он так уверен в себе. Думает, после одного поцелуя я прощу ему все и позову обратно? Как бы не так!

— Вот тут ты ошибаешься, Ричи… — Я многозначительно посмотрела на своего бывшего мужа. — Когда ты поцеловал меня там, на берегу, я совершенно ничего не почувствовала. Даже сердце не забилось сильнее. Мне кажется, это о чем-то говорит.

Пронять Ричи было не так-то легко.

— Дай мне время, сладенькая. Сейчас ты обижена на меня, но я сумею сделать так, что твое сердце не только забьется, оно канкан запляшет.

«Обижена»… Как можно было так сказать о тех чувствах, которые я испытывала? В этом весь Ричи. Для него все, что произошло, — не более чем глупая ошибка, о которой можно забыть. А для меня — трагедия всей жизни.

Кто-то относится к изменам легко, кто-то считает их предательством. Может быть, если бы мы с Ричи не были такими разными, то жили до сих пор в любви и согласии. И лишь для одного человека ничего бы не изменилось — Лил Стакер по-прежнему была бы любовницей Ричи.

— Разбираешь письма? — Воспользовавшись тем, что я отвлеклась и погрузилась в раздумья, Ричи протянул руку и взял один из раскрытых конвертов. — Что у нас тут? Письма от поклонников?

Когда-то его бесцеремонность меня не очень-то удивляла, но теперь я накинулась на Ричи как разъяренная тигрица.

— Отдай немедленно! — Я выхватила конверт из его рук, но Ричи так крепко его держал, что бумага треснула. — Какое право ты имеешь читать чужие письма?!

— Но ты мне не чужая.

— Ричи, не буди во мне зверя и отдай конверт!

— Только в обмен на поцелуй!

Вместо поцелуя я с такой силой ударила по руке Ричи сжатым кулаком, что от неожиданности он разжал пальцы, и конверт упал на пол.

— Да что с тобой, Ют? — остолбенело уставился на меня Ричи, а я подобрала конверт и положила его в кучу с остальными. — Раньше ты такой не была. Хотя, признаюсь, в твоей ярости есть что-то пикантное.

— Катись за пикантностью к Лил, — отрезала я и указала Ричи на дверь. — А если не уберешься сам, то я позвоню твоей возлюбленной и расскажу, где ты шляешься до глубокой ночи.

— Придется ретироваться. — Ричи изобразил на своем лице грустную улыбку. — Но не думай, что я так легко сдамся.

Я вернулась в гостиную, которую уже успела прибрать моя хозяйственная мать, и устало опустилась на диван. Почему-то если неприятности случаются, то обязательно все скопом. Как будто ходят за ручку друг с другом.

— Ют, а куда делся Ричи? — поинтересовалась Ди, вернувшаяся в гостиную.

— Очень мило, что мы не виделись с тобой почти год, а ты интересуешься моим бывшим мужем, — мрачно отозвалась я.

— Только не говори, что ты снова его выгнала, — огорченно посмотрела на меня мать.

— Да, я его выгнала. И буду выгонять всякий раз, как только он здесь окажется.

— И все-таки ты невыносима, Ют, — покачала головой Ди. — Хочешь одинокой старости? Ты ее получишь. Только могу тебе сказать, это не самая веселая перспектива.

— Хватит, мам. Я как-нибудь разберусь со своей старостью, — ответила я, поднявшись с дивана. — В конце концов, у меня есть друзья. И ты. Ты же не перестанешь приезжать ко мне, если я пошлю Ричи ко всем чертям?

Ди улыбнулась. Она любила трогательные сцены единения матери и дочери, а я была совсем не против ей подыграть. Мы обнялись, а я в который уже раз подумала о том, как мне не хватает отца — он-то никогда не давал мне дурацких советов.

Вся эта история с письмами и видениями не давала мне покоя. Новая книга, которую я начала еще на Птичьем, не продвинулась ни на страницу, несмотря на то что Ди всячески старалась не «занимать мои рабочие часы своей пустой болтовней». Трудно было сосредоточиться на новой книге, когда все мысли крутились вокруг уже написанной.

Кто мог прислать мне эти письма? Кого я могла видеть в переулке и на берегу озера? И, в конце концов, кому понадобилось изводить меня подобным образом? Что, если человек, не пожалевший сил и времени на этот странный розыгрыш, — маньяк, которому по какой-то причине не угодило мое творчество?

Энн, с которой я поделилась своей тайной, сразу развеяла мои сомнения насчет маньяка.

— Я на все сто процентов уверена, что это — Лил Стакер, — заявила она. Честно говоря, подобное не приходило мне в голову. — Кому еще надо тебя доводить? Ты только вспомни ее выходку на твоей презентации. Скорее всего, она подозревает, что Ричи надумал вернуться к тебе, вот и решила насолить сопернице.

— Но я-то тут при чем? — изумленно посмотрела я на подругу. — Это же Ричи меня преследует, а не я его.

— Объясни это ревнивой женщине, — с многозначительным видом изрекла Энн. — Они всегда уверены, что любимый мужчина не виноват. Его соблазнили, окрутили, околдовали, приворожили — в общем сделали все, что угодно, лишь бы влюбить в себя. Красотка Лил не исключение. Ты уж прости меня, Ют, но я не сомневаюсь, что пассия твоего бывшего никак не может понять, что он в тебе нашел. Вот и ищет причину в твоих домогательствах.

— Лучше бы меньше бегала по салонам красоты, — фыркнула я. — Но, по-моему, ты горячишься с выводами. Лил способна закатить истерику, но что касается такой хорошо продуманной мести — это вряд ли.

— Напрасно ты недооцениваешь свою соперницу.

— Она мне не соперница.

— Неважно. Может, кто-то подсказал ей такой вариант. Может, она к кому-то обратилась за помощью. В наше время ничего нельзя исключать, — вздохнула Энн. — Знаешь, я как-то раз наткнулась в Интернете на весьма любопытный сайт. Он назывался «Агентство Гиена», и, представь себе, это агентство находится в Брэмвилле. Так вот, на этом сайте предлагали разнообразные «розыгрыши» друзей и знакомых. И, хочу тебе сказать, эти розыгрыши далеко не безобидны Мало того, обратившись в эту «Гиену», можно не только разыграть, но и наказать неугодного человека. Понимаешь, к чему я клоню?

Я растерянно кивнула.

— Хочешь сказать, Лил Стакер меня «заказала»?

— Чем черт не шутит, Ют. Я бы на твоем месте обратилась в полицию.

— В полицию?.. — вздохнула я, вспомнив, чем в последний раз закончилось мое «обращение». — Если честно, у меня не самые лучшие воспоминания о полицейском участке.

— Сама виновата, — хмыкнула Энн. — Это надо же было додуматься — вопить на все побережье, что на тебя напал маньяк.

— Ричи был невыносим, — попыталась оправдаться я.

— Хочешь сказать, тебе так противно было с ним целоваться?

— Не то чтобы противно…

— Ну? — ехидно улыбнулась мне Энн. — Ты ничего не почувствовала?

— Почувствовала, — призналась я. — Но потом вдруг поняла, что Ричи совершенно не изменился. Он все тот же хитрый лис, только натянул на себя шкурку пушистого ягненка.

— И поэтому ты решила, что тебя к нему больше не тянет?

— Ох, не начинай, Энн. Хватит с меня Ди, которая немедленно принялась сводить меня с Ричи.

— Я не собираюсь вас сводить, — успокоила меня Энн, — и уговаривать тебя вернуться к Ричи. Между прочим, я всегда была на твоей стороне. Да и Ричи Карлайл, если честно, никогда мне особенно не нравился, несмотря на то что он изо всех сил изображал лояльность к моей сексуальной ориентации.

— Кстати, насчет твоей ориентации, — вспомнила я. — Так как твой курортный роман? Он с продолжением или без?

Энн опустила свои красивые длинные ресницы, из чего я сделала вывод, что продолжение не только было, но было весьма бурным.

— Она восхитительна, — наконец призналась Энн. — Я обязательно вас познакомлю. Потому что очень скоро Берк приедет ко мне в гости.

— Берк? — удивленно вскинулась я. — Господи, неужели такое имя можно дать девочке?

— Это прозвище, — обиженно покосилась на меня Энн. — И вообще, не начинай ее критиковать еще до того, как увидела.

— Ладно-ладно, прости-прости, — поспешила извиниться я. — Берк так Берк. Вполне нормальное имя… то есть прозвище.

— И все-таки обратись в полицию, Ют, — посерьезнев, напомнила мне Энн. — С такими вещами не шутят.

4

Хорошенько взвесив все «за» и «против», я решила последовать совету Энн. Конечно, я опасалась того, что меня могут принять за сумасшедшую, но, в конце концов, кое-какими доказательствами своей правоты я располагала.

Странно было подумать, что я сама себе пришлю письма со страницами, вырванными из собственной книги.

На ступеньках, ведущих в полицейский участок, я увидела мальчишку лет четырнадцати. Он спускался, пиная ногой маленький камешек, и напевал песенку, слова которой были мне хорошо знакомы.

— Раз-два, раз-два,
Сахарная голова,
Сахарные ножки,
В сахарных сапожках…

На этот раз кровь в моих жилах не застыла, потому что голосок у мальчика был довольно приятным и песенка в его устах не звучала такой жутковатой. Я собиралась пройти мимо, но мальчишка поднял голову и заметил меня. На его лице я прочитала выражение такого неподдельного удивления и восторга, что мне пришлось остановиться.

— Миссис Юстиния Олдридж? — наконец выдавил из себя он.

Я приветливо кивнула.

— Вот так да! — восхищенно пробормотал мальчишка. — А я и не думал увидеть вас вживую.

— Это проще простого, — ответила я. — Надо всего лишь прийти ко мне на презентацию.

— Я бы пришел, — печально посмотрел на меня мальчишка. — Но мой папа, если честно, не в восторге от ваших книг, так что он очень расстроится, если я пойду. Хорошо хоть, пока он не запретил мне их читать.

— Твой папа считает, что мои книги слишком страшные? — полюбопытствовала я у мальчишки.

— Вроде того, — кивнул он. — Особенно «Кто живет под кроватью?». Когда он ее увидел, то сказал, что мне такое читать еще рано.

— А сколько тебе лет? — поинтересовалась я.

Мне казалось, что мои книги рассчитаны на детей в возрасте этого мальчишки, но суровый папа, по всей видимости, считал по-другому.

— Одиннадцать.

— Рановато, конечно, — кивнула я. — Но выглядишь ты старше.

— Спасибо, — улыбнулся мальчик. — Было бы здорово, если бы вы оставили мне автограф, но у меня нет книжки.

— Не беда, — улыбнулась я и извлекла из сумки блокнот с разноцветными листочками. — У меня тоже нет книжки, но зато есть на чем писать.

Вырвав из блокнота ярко-желтый листок, я вопросительно посмотрела на своего маленького поклонника.

— Меня зовут Мэтью.

«Дорогому Мэтью, моему горячему поклоннику, с наилучшими пожеланиями от автора», нацарапала я и расписалась.

— Вот, — протянула я мальчику. — Жаль, конечно, что мои книги не очень нравятся твоему папе.

— Не то слово, — улыбнулся мальчишка. — Спасибо вам, миссис Олдридж.

— Мисс, — поправила я его. — Было бы за что… Удачи, Мэтью.

Мэтью довольно бодро сбежал со ступенек, а я задалась вопросом: действительно ли так уж невинны мои «детские страшилки» или суровый папа Мэтью перегибает палку?

С этими мыслями я вошла в участок. Меня отправили в дежурное отделение, где расспросили о том, что, собственно говоря, заставило меня посетить это не самое веселое место.

Чтобы с первых же слов не выдать себя за сумасшедшую, я представилась — к счастью, мое имя оказалось кое-кому известно — и ограничилась сообщением о том, что кто-то преследует меня и присылает странные письма.

Молодой офицер внимательно меня выслушал и заявил, что отведет к тому, кто уж наверняка разберется в этом непростом деле.

— Будьте уверены, — ободрил он меня. — Скоро ваш аноним забудет и вас, и ваш адрес.

Эта перспектива меня очень обрадовала, но чем дальше вел меня офицер, тем больше сомнений закрадывалось в мою душу. И наконец, когда мы встали у двери с табличкой «Детектив К. Лонберг», я окончательно убедилась в том, что сомнения одолевали меня не зря.

— Лонбергу приходилось иметь дело со всякими там угрозами и преследованиями, — сообщил мне офицер и постучал в кабинет. — Так что, не сомневайтесь, он вам поможет.

— Войдите, — донесся до меня уже знакомый голос, и только растерянность помешала мне бросить всю эту затею и сбежать из участка не солоно хлебавши.

Офицер открыл передо мной дверь, и я сделала несколько нерешительных шагов. Лонберг восседал за большим столом и то ли сделал вид, то ли действительно не узнал меня.

— Это мисс Юстиния Олдридж, писательница, — бодро представил меня офицер. — Ее кто-то преследует — это как раз по вашей части.

— Хорошо, Фрэнки, — кивнул Лонберг сержанту. — Иди, а я разберусь с преследователями мисс Олдридж.

Фрэнки исчез за дверью, а я по тону Лонберга поняла, что он прекрасно меня помнит.

— Ну что на этот раз, мисс Олдридж? — не без иронии полюбопытствовал детектив и кивнул мне на стул. — Ваш бывший муж снова не дает вам покоя? Опять, негодяй, лезет целоваться? Или что похуже?

— Что похуже, — в тон ему ответила я. — Представьте себе, детектив Лонберг, на этот раз речь не о моем бывшем муже и его домогательствах.

— Неужели? — Детектив протянул мне пачку сигарет, но я отрицательно покачала головой. — Не возражаете? — Он извлек из пачки сигарету и, не дожидаясь моего ответа, прикурил. — Представьте, никак не могу бросить. Не курил целый месяц, и тут снова потянуло. Так если вас оставил в покое бывший муж, то, надо полагать, донимает кто-то другой?

— Вы сама проницательность, — с вызовом посмотрела я на детектива Лонберга. — Меня действительно кто-то преследует.

— И вы не знаете кто?

— Снова в точку, — кивнула я.

— Вам, писателям, везет на неприятности, — насмешливо покосился на меня детектив. — Или вы сами себе их придумываете?

Я молча извлекла из сумки конверты и протянула их Лонбергу. Он заглянул в один из них и вытащил несколько печатных листов. Проглядев листы, Лонберг осмотрел конверты и вопросительно уставился на меня.

— Кто-то присылает вам выдержки из ваших же книг?

Я кивнула.

— И вы считаете, что это достаточный повод для того, чтобы обратиться в полицию? — Я хотела было ответить ему, но Лонберг меня перебил: — И чего вы ждете от полиции? Что мы найдем этого шутника и упрячем его за решетку?

— Вы должны понимать, что, если бы дело было только в письмах, я бы к вам не обратилась.

— Но у вас же хватило ума устроить из-за пустяка настоящий концерт?

Я тяжело вздохнула. У меня не было сомнений в том, что с Лонбергом мне будет непросто, но у меня оставалась надежда, что этот тип хотя бы выслушает меня, прежде чем делать выводы.

— Пускай тогда я была неправа, — выдавила я, с трудом сдерживая желание высказать свое мнение по поводу методов его работы. — Но сейчас у меня действительно есть все причины для беспокойства. Перед тем, как я получила эти письма, мне… у меня… В общем, я столкнулась с персонажами, описанными на этих страницах.

Лонберг молча пробежал глазами по листам, лежащим перед ним на столе, а потом открыл второй конверт и изучил его содержимое. Затем он поднял на меня взгляд, в котором, как я и ожидала, читалась ничем не прикрытая насмешка.

— Выходит, вам посчастливилось поболтать с Сахарным человеком и этой… как ее там?..

— Девочкой-енотом, — стараясь сохранять спокойствие, уточнила я. — Мне помнится, я ни словом не обмолвилась о том, что болтала со своими персонажами…

— Значит, вы их видели?

— Видела, — дивясь собственной выдержке, ответила я. — И, между прочим, тогда, на берегу, пыталась рассказать вам об этом. Но вы и слушать меня не стали.

— Знаете, мисс Олдридж, — посерьезнев, ответил детектив Лонберг и отложил листы в сторону. — Мне в моей долгой практике приходилось сталкиваться со всяким бредом, но с таким еще ни разу. Может быть, вам не стоит тратить время полицейских и обратиться к психоаналитику?

Я поднялась из-за стола. Разговор зашел в тупик, и у меня практически не было шансов заставить этого человека принять мой рассказ всерьез.

— Мне было очень приятно пообщаться со столь понимающим человеком, детектив Лонберг, — сухо ответила ему я. — Вы потеряли свое время, а я свое, так что мы квиты. Честно скажу, я не очень-то рассчитывала на то, что вы меня выслушаете. Правда офицер, к которому я обратилась за помощью, утверждал обратное.

— Только не говорите, что я вас не слушал, — покачал головой детектив Лонберг. — Я внимал каждому вашему слову. Только помочь вам у меня едва ли получится. Если человек сам себе устраивает неприятности, ему никто не поможет, даже полиция.

— Что вы имеете в виду?

— Всего лишь то, что вам, как большинству современных писателей, нужна реклама. И вы придумали отличный способ ее получить. Одного только вам, мисс Олдридж, не удалось рассчитать: не все полицейские такие идиоты, как вы привыкли о них думать.

— Что?! — едва не задохнувшись от возмущения, поинтересовалась я. — Вы серьезно думаете, что я пытаюсь вас одурачить, чтобы мои книги лучше продавались?

— А почему бы и нет? — Лонберг вскинулся на меня, и я только теперь смогла понять, что за цвет у его глаз — он напоминал абрикосовую косточку. — Вот и ваш литагент не зря сюда заявился. Подозреваю, эта гениальная идея принадлежит ему.

— Генри Слемингтону? — У меня вырвался нервный смешок. — По-моему, это вы спятили. У вас паранойя. Мои книги и так отлично продаются, а моему агенту нет нужды выдумывать весь этот бред, чтобы получить свой процент. Хотя с чего вы взяли, что эта идея принадлежит агенту? Может быть, это — тонкий маркетинговый ход моего издательства? Имеет ли значение то, что оно известно и у него хорошая репутация? Какая разница? Главное, сделать себе дурацкую рекламу и обвести вокруг пальца наших хитроумных полицейских.

— Напрасно вы иронизируете, мисс Олдридж, — с улыбкой выслушав мою тираду, заявил детектив Лонберг. — Мне и не с таким приходилось сталкиваться. Пару лет назад ко мне заявился некогда известный актер, чья карьера пошла на спад. Так вот, он сообщил, что его преследует какой-то ненормальный. Этот псих, по словам актера, угрожал выбросить его из окна. Мы начали расследование, а дело — разумеется, стараниями самого актера — получило огласку в прессе. И как вы думаете, кем оказался загадочный преследователь? Тем самым актером. Он решил, что история с психом, который угрожает ему расправой, вернет ему былую славу. И действительно, им на какое-то время заинтересовались любители желтой прессы. Так-то, мисс Олдридж. А вы говорите — паранойя.

— Насколько я понимаю, у меня нет шансов? — холодно поинтересовалась я. — Вы начнете шевелиться лишь тогда, когда мой хладный труп обнаружат где-нибудь в темной подворотне?

— Не стоит драматизировать, мисс Олдридж. У вас богатая фантазия, но я за вас спокоен. Если так хотите продать свои опусы, постарайтесь написать что-то стоящее. Пока ваши книжки только и делают, что вызывают бессонницу у детей.

— Едва ли вы читали хоть одну, — насмешливо отозвалась я, глядя на Лонберга сверху вниз. — Наверное, сделали выводы, пробежавшись глазами по страницам, вырванным из «Городских легенд».

— Отчего же, я видел кое-что еще… Какую-то ахинею про мир под кроватью.

— «Кто живет под кроватью?» — напомнила я. — Но эту книгу я писала для детей.

— Любопытно, за что вы их так не любите? — поинтересовался детектив Лонберг. — После такой книжки не то что не уснешь — в кровать не ляжешь.

— А вы, оказывается, не только ценитель литературы, но и знаток детской психологии, — усмехнулась я и направилась к двери. — Всего хорошего, детектив Лонберг.

— Удачи, мисс Олдридж, — донеслось до меня. — И поосторожнее с воображением — эта штука бог знает до чего может довести.

Честно скажу, я кипела от возмущения. Мало того что этот тип не поверил ни одному моему слову, он умудрился еще и обвинить меня в том, что я пытаюсь одурачить полицию в своих корыстных целях. Я уже проклинала себя за то, что послушалась Энн и обратилась туда. Да и что могли доказать эти два конверта со страничками из моей книги?

Подумав о конвертах, я вспомнила, что оставила их у Лонберга. Возвращаться за ними не хотелось — да и стоило ли? Лонберг, конечно, редкостный гад, но, даже если бы я обратилась к другому детективу, разве он смог бы мне помочь? Два конверта и странный рассказ о персонажах из «Городских легенд» — что с этим можно сделать?

Я была сердита на Лонберга, но, несмотря на все его едкости и колкости, мне подумалось, что этот человек не такой уж скептик, каким пытается казаться. Наверное, ему и правда пришлось выслушать немало странных историй, многие из которых не имели к правде никакого отношения.

Конечно, он мог быть и повежливее, но после той переделки, в которую я попала из-за своей глупости, трудно было рассчитывать на его объективность и лояльность. Впрочем, все это не позволяло ему обвинять нас со Слемом в мошенничестве и критиковать мои книги. А ведь я даже не сказала ему о Лилиан Стакер. Заикнись я о ней — и детектив точно решил бы, что я хочу задавить свою конкурентку.

Домой я вернулась окончательно расстроенной. К счастью, новых писем от моего анонима не пришло. Оставалось только надеяться, что странные происшествия закончатся и причин беспокоить детектива Лонберга у меня не будет.

От матери конечно же не укрылось мое паршивое настроение.

— Ют, дорогая, в чем дело? — поинтересовалась она. — Тебя не было всего пару часов, но за это время ты как будто стала ниже ростом.

— Куда уж ниже? — хмыкнула я. — Успокойся, ма, со мной все в порядке.

Вряд ли Ди с ее подозрительностью мне поверила, потому что в ее прищуренных глазах явно читалась убежденность в том, что я чего-то не договариваю. Она была права, но объясняться мне не хотелось. Расскажи я ей об истории с анонимными посланиями и встречами с героями книг, мама приставила бы ко мне охрану и установила комендантский час.

В результате я позвонила Энн, которая заявила, что лично пойдет к Лонбергу и заставит его предпринять хоть какие-то действия. Мне стоило большого труда отговорить ее от этой затеи, но неугомонную Энн осенила другая «гениальная идея».

— Ну хорошо, если от этого Лонберга нет толку, мы с тобой сами пойдем в «Гиену», — заявила она.

— Зачем? — опешив, спросила я.

— Как это — зачем? Ты же хочешь выяснить, кому все это понадобилось?

— Так они и рассказали, — пробормотала я. — К тому же откуда такая уверенность, что «Гиена» в этом замешана?

— Я уверена в одном: без Лил Стакер тут не обошлось. Если она не могла сама додуматься до такого, то обратилась в «Гиену». Не думаю, что в Брэмвилле так много агентств, которые занимаются подобными вещами.

— Ну ладно, даже если это сделала Лил Стакер, с чего ты взяла, что «Гиена» выдаст нам своего клиента?

— Мы им заплатим, — бодро отозвалась Энн. — И потом, есть еще способы. А для подстраховки возьмем с собой Яки. На всякий случай.

— На какой «всякий»? — обреченно вздохнула я. — Мне уже все это не нравится. Может быть, не стоит раньше времени устраивать панику?

— А когда стоит? — возмущенно поинтересовалась у меня Энн. — Хочешь, чтобы твой аноним свел тебя с ума, а то и хуже — прикончил?!

— Конечно, я не хочу. Но, может быть, это всего лишь дурацкая шутка?

Энн была непреклонна, поэтому мне не оставалось ничего другого, кроме как сдаться и рассказать обо всем Яки. Чем-то удивить Яки Вудстока было непросто, поэтому, как я и ожидала, сосед отнесся к моему рассказу с философским спокойствием.

Незадолго до моего визита Яки полакомился грибами, выращенными в своем подвале, поэтому его реакция была вполне предсказуемой. Он заявил мне, что все в мире происходит не просто так, поэтому и герои моих книг могли ожить, чтобы донести до меня какую-то истину, которую я до сих пор не смогла постичь.

Правда помочь Яки все-таки согласился, хотя ни он, ни я сама так и не поняли, в чем эта помощь будет заключаться.

5

Мне с первого взгляда не понравился менеджер, к которому нас отправили в «Гиене». Надо сказать, его внешность весьма соответствовала названию этого «агентства розыгрышей». Маленькие глазки, чуть вздернутый носик, трусоватая улыбочка, не блуждающая, а скорее бегающая по лицу, — этот молодой человек с первого же взгляда напомнил мне настоящую гиену, которую я однажды видела в городском зоопарке.

Впрочем, он был очень услужив и внимателен к нам, особенно к Энн, и очень скоро перед нами на маленьком столике со стеклянной поверхностью уже стояли два бокала мятной содовой со льдом и стаканчики с шербетом.

Энн флиртовала напропалую — она всегда привлекала внимание мужчин, хотя предпочитала женщин, — и мне оставалось лишь надеяться, что ее усилия не окажутся напрасными. Выслушав историю, которую Энн так раскрасила, что даже я позавидовала ее способностям к сочинительству, молодой человек немного помрачнел.

— Если я правильно понимаю, вы хотите, чтобы я назвал вам заказчика? — поинтересовался он у нас.

Энн кивнула.

— Мы не выдадим вас, — заверила она. — Моей подруге нужно всего лишь спокойствие. Если она будет уверена в том, что ее решила припугнуть любовница бывшего мужа, у нее не будет причин для паники. Ей нужно знать, что это розыгрыш, и не больше.

Молодой человек явно колебался. С одной стороны, этика, если это слово, конечно, можно применить к агентству с такой сомнительной репутацией, не позволяла ему разглашать имя клиента. С другой — робкая надежда хотя бы вызвать улыбку у красивой девушки подталкивала его к тому, чтобы нарушить правила. Перед ее чарами трудно было устоять.

— Видите ли, мисс Уордейк, я бы рад вам помочь, — виновато посмотрел он на Энн, — но, боюсь, после этого я ненадолго задержусь в «Гиене». Здесь отлично платят, а сейчас так трудно найти хорошую работу.

— Но ведь и мы вам заплатим, — не унималась Энн. — К тому же об этом никто не узнает.

Выбор был не из легких. Парню явно требовалось время для раздумий.

Энн допила остатки мятной содовой и бросила на него выразительный взгляд.

— Ужасно жарко, — почти простонала она, томно закатив глаза. — Если бы можно было полностью обложить себя льдом… Вы не принесете мне еще один стаканчик?

— Конечно, — с готовностью согласился молодой человек, на которого ее томный взгляд произвел весьма сильное впечатление. — Одну минуточку.

Когда мы остались одни, Энн поднялась со стула и направилась к его столу.

— Что ты делаешь? — в ужасе покосилась я на подругу.

— Успокойся, — бросила она мне, открыв блокнот, по обложке которого менеджер все время барабанил подушечками пальцев. — Я все предусмотрела. Поэтому Яки торчит сейчас в коридоре.

— Яки проспит и пожар в собственном доме. — Я умоляюще посмотрела на Энн. — Ради бога, прекрати это занятие. Что, если этот менеджер вызовет полицию?

— Не знала, что ты такая трусиха, — фыркнула Энн, выдвинув верхний ящик стола. — Столкнуться нос к носу с Сахарным человеком ей было не страшно, а полиции она боится как огня. Не думала, что твой Ломбарг так тебя запугает.

— Его зовут Лонберг, — поправила я Энн и покосилась на дверь. — Ну что, ты нашла хоть что-нибудь? Он ведь сейчас вернется.

— Я ничего не найду, если ты будешь доставать меня своим нытьем, — раздраженно ответила Энн и открыла еще один ящик.

Если честно, я не очень-то рассчитывала на Яки, поэтому сама встала у двери. Услышав шаги, раздавшиеся в коридоре, я шикнула на Энн. Подруга закрыла ящики и через мгновение как ни в чем не бывало сидела на стуле.

Мне повезло меньше — прижавшись к двери, я совсем позабыла, что она открывается внутрь кабинета. Поэтому, когда Яки, вопреки моим сомнениям бдящий на боевом посту, заглянул, чтобы предупредить нас о грозящей опасности, моему лбу пришлось выдержать натиск достойного противника, то есть двери.

— Черт! — ухватившись за лоб, простонала я. — Яки Вудсток, этого я тебе никогда не забуду.

Яки изобразил на лице виноватое выражение и исчез за дверью. Я вернулась на свое место, все еще держась за ушибленный лоб. Энн тихо захихикала, но смолкла, когда в кабинет вернулся менеджер. Утешало только то, что он не застал Энн за исследованием содержимого своего стола и, казалось, ничего не заподозрил.

— Спасибо. — Энн приняла из рук молодого человека бокал с холодной содовой и подарила ему одну из своих обольстительнейших улыбок.

Я попыталась отнять руку ото лба, подумав, что кроме прочих недостатков теперь меня будет «украшать» еще и шишка.

— Если вы подозревали особу по имени Лилиан Стакер, то напрасно, — тихо произнес парень, вернувшись на свое место. — Она никогда не заходила в наше агентство. Это все, чем я вам могу помочь.

Мы с Энн переглянулись.

— Может быть, ответите еще на один вопрос? — подала голос я. — «Гиена» — единственное агентство в Брэмвилле, которое занимается подобными розыгрышами?

Молодой человек кивнул.

— Единственное, в этом вы можете не сомневаться. Так что если вам самой захочется разыграть ту женщину, о которой вы спрашивали, обращайтесь. Мы обязательно вам поможем.

— Спасибо, — пробормотала я. — Если такое и придет мне в голову, я справлюсь своими силами.

Менеджер окинул меня снисходительным взглядом, из которого я должна была понять, что моей скудной фантазии хватит лишь на то, чтобы заказать на имя Лилиан Стакер пятьдесят пицц, но мне, честно говоря, было совершенно наплевать, что этот человек думает о моем воображении.

— Ну? — уставилась я на друзей, когда мы вышли из «Гиены». — По-моему, мы зря потратили время и поставили шишку на моем лбу.

— По крайней мере теперь мы знаем, что Лил Стакер не обращалась в «Гиену», — заявила Энн.

— Ну почему ты так уверена, что это именно она? — вскинулась я на подругу.

— Верно, Ют, — произнес Яки, вперив взгляд в проплывавшие над нами крошки облаков. — Причина кроется вовсе не в Лил Стакер.

— А в ком же тогда? — раздраженно покосилась на него Энн.

— Не в ком, а в чем. Причина — во вселенском разуме, — изрек Яки, не глядя на нас. — Дело в том, что в книгах сокрыто множество мыслей. А мысли, как нам известно, могут материализоваться. Если предположить, что мысли Ют материализовались, то нет ничего удивительного в том, что она встретилась с героями своих книг.

— Это говоришь нам ты или изрекают твои грибочки? — хмыкнула Энн.

— Да при чем тут грибочки?! — обиделся Яки и, перестав созерцать облака, посмотрел на нас с Энн. — Вы обе закоренелые материалистки и не видите ничего дальше своих носов. Ладно, Энн это простительно. Но ты, Ют, ты ведь писатель. Как же ты можешь быть таким законченным рационалистом, когда твоя душа должна быть наполнена неизъяснимым?..

— Как загнул, — снова хмыкнула Энн, — «неизъяснимым». Это тебе тоже грибы подсказали?

— Отстань от него, а то он, чего доброго, нажалуется на нас своим грибам или плесени, — вяло улыбнулась я. — Пожалуй, мне как материалистке и рационалистке лучше всего сейчас думать, что все случившееся — чья-то дурацкая шутка. Надеюсь только, что мой шутник успокоится, поняв, что мне уже не до смеха.

Ди весь день косилась на меня с каким-то подозрением. Наверное, это было из-за шишки, которая красовалась на моем лбу. Я, конечно, сказала ей, что заработала шишку из-за собственной неуклюжести, но она не поверила и поджала губы, дав мне понять, как ей не нравится моя чрезмерная скрытность.

Честное слово, родители — загадочные люди. Когда им говоришь правду, они не готовы ее принять. Когда лжешь и скрытничаешь, обижаются так, словно ты обязан делиться с ними самым сокровенным. Иногда мне хотелось, чтобы моя мать была психологом, как мать Энн. Тогда по крайней мере она не считала бы, что «интроверт» — название недавно открытой болезни.

Я уже почти мечтала о возвращении на Птичий, но уехать и оставить свою мать в гордом одиночестве означало поссориться с ней до конца своей или ее жизни. Поэтому мне пришлось терпеть косые взгляды и завтракать пончиками с джемом, приправленными упреками в недоверии.

Сидя под вентилятором, я мужественно пыталась работать над новой книгой, но жара превращала мысли в расплавленное олово, а ощущение тревоги мешало сосредоточиться.

Яки Вудсток сказал, что мысль материальна, и в чем-то он действительно прав. Если человек пишет книгу, значит он несет за нее ответственность. Несу ли я? Откровенно говоря, этот вопрос встал передо мной лишь тогда, когда на горизонте замаячило ощущение надвигающейся беды.

Мне вспомнились слова Лонберга о том, что дети не могут уснуть, прочитав мои книги. Мне вспомнился тот мальчишка, которому я подписала листок из своего блокнота. Несу ли я ответственность? Не знаю. К счастью, на презентации мне ни разу не задавали подобных вопросов ни дети, ни их родители, которым так понравились мои «Городские легенды».

Ди постучала ко мне и вырвала меня из раздумий.

— Да, — нехотя отозвалась я.

На лице матери, заглянувшей в комнату, было написано откровенное беспокойство.

— К тебе гости, — потусторонним голосом сообщила она, и в ее тоне прозвучало что-то вроде «допрыгалась».

— Кто именно? — поинтересовалась я.

— Полиция.

Я, конечно, была удивлена не меньше, чем Ди, однако моя совесть была чиста, а потому эта неприятная новость ничуть меня не испугала.

— Ты, кажется, не очень-то удивлена? — по-своему истолковала мое спокойствие Ди.

— Не удивлена, — кивнула я и захлопнула крышку ноутбука. — Но тебе волноваться не о чем. Я никого не убила и ничего не украла.

— Ох уж мне твои шуточки, — с некоторым облегчением отреагировала мать. — Может, спустишься в гостиную?

— С чего бы? — полюбопытствовала я. — Пусть гости поднимаются сами. В конце концов, они сидят в своих кабинетах, когда принимают нас, простых смертных.

Ди укоризненно покачала головой, но все-таки спустилась вниз. Голос моего «гостя», донесшийся с лестницы, показался мне знакомым.

Не могу сказать, что я была очень удивлена, увидев своего знакомца детектива Лонберга. Конечно, я не знала, чего ради он не поленился прийти ко мне домой. Едва ли для того, чтобы извиниться за свой теплый прием в нашу последнюю встречу. Все же я попыталась сделать вид, что очень удивлена.

— Детектив Лонберг? Надо же, какая приятная неожиданность!

Ему явно пришлось не по нутру ехидство, прозвучавшее в моей фразе, однако он сдержался и не ответил мне колкостью.

— Добрый вечер, мисс Олдридж. Прошу прощения за неожиданный визит, но, поверьте, я не просто так заглянул к вам в гости.

— Ни капли не сомневаюсь, — улыбнулась я детективу. — Вы уже познакомились с моей мамой?

— Да, — кивнул Лонберг. — Миссис Олдридж любезно предложила мне лимонад и тосты, но я отказался.

— А зря. Мама делает прекрасный лимонад и очень вкусные тосты.

— Ну, я, пожалуй, пойду, — сквозь зубы процедила мать, которой мой новый знакомый, судя по выражению на ее лице, понравился еще меньше, чем мне. И, как я подозревала, вовсе не потому, что отказался от ее лимонада и тостов.

— Спасибо, мам. Проходите, — небрежно кивнула я Лонбергу.

Мне было приятно сознавать, что я сижу в собственном кресле и в собственной комнате, а не на протертом стуле в полицейском участке. Проще говоря, на этот раз Лонберг был у меня в гостях и это позволяло мне чувствовать себя куда свободнее.

— Присаживайтесь, — я взглядом указала ему на небольшой диванчик, стоящий рядом с книжным шкафом.

— Хорошая у вас библиотека, — сообщил Лонберг, окинув взглядом шкаф. — Сразу видно, что вы писатель.

— Пожалуй, это первая похвала, которую я от вас слышу, — улыбнулась я. — До этого в мой огород сыпались только здоровенные булыжники.

— Это не похвала, а утверждение, — пробурчал Лонберг.

— Ох, простите. Я забыла, что вы суровый мужчина и не делаете женщинам комплиментов.

— Когда я шел к вам, — Лонберг посмотрел мне прямо в глаза и, надо сказать, его твердый взгляд произвел на меня впечатление, — то знал, что вы обольете меня ледяным презрением. Учитывая жару, это было бы здорово, но вы решили быть колючей и насмешливой. Что ж, ваше право. И я, каюсь, это заслужил. Но речь пойдет не о наших с вами трениях, а о чем-то гораздо более важном — о чужой жизни.

Его слова вернули меня на грешную землю. Ощущение близкой беды, не оставлявшее меня несколько дней, повисло надо мной густым тяжелым облаком. Я тяжело сглотнула.

— Жизни?

— Да, мисс Олдридж, жизни, — мрачно кивнул Лонберг. — В Брэмвилле произошло два убийства. Даты этих убийств отличаются от дат на тех конвертах, что вы забыли в участке. Однако отличие совсем незначительное. Мало того, кое-кто из старожилов утверждает, что эти убийства очень сильно смахивают на истории, о которых вы, насколько я понял, написали целую книгу.

— Городские легенды?

— Именно. Я пробежал глазами те отрывки, что вам прислали, и нашел некоторые совпадения. Надеюсь, вы будете благоразумны, забудете свой праведный гнев и поможете мне кое в чем разобраться. Конечно, я мог бы не впутывать вас в это дело, прочесть вашу книгу или расспросить брэмвилльских старичков и старушек, но, вы сами понимаете, на это уйдет время, которого у полиции нет. Впрочем, плевать на полицию, — добавил он, все так же пристально глядя на меня. — Вы и сами говорили, что беспокоитесь за свою жизнь.

— Я предпочла убедить себя в том, что это глупый розыгрыш, — выцедила я улыбку. — Правда перед этим все же предприняла попытку узнать, кто меня разыграл. Мы с Энн Уордейк — это моя подруга — заглянули в одно агентство. — Лонберг покосился на меня с любопытством. — Однако угроза, как выяснилось, шла не от него.

— Что за агентство? — поинтересовался Лонберг.

Я коротко рассказала ему о нашем визите в «Гиену».

— Вроде бы они не занимаются ничем противозаконным, — закончила я свой рассказ, — однако многие их розыгрыши далеко не безобидны.

— Любопытная информация, — кивнул Лонберг. — Надо бы ими заняться. Я обязательно пошлю кого-нибудь из своих ребят в «Гиену» — пусть разузнают, что там у них творится. Но сейчас речь не о них… Да, еще одно… Вы, кажется, что-то говорили о любовнице бывшего мужа, которая могла бы вам навредить?

— Лилиан Стакер? О, даже не думайте ее подозревать. Она могла бы припугнуть меня, это возможно, но уж точно не стала бы устраивать в городе кровавую резню.

— Ну хорошо, оставим пока эту даму, — кивнул Лонберг. — Едва ли это женщина. Я подозреваю, дело попахивает серийным убийцей.

— Паршиво, если так, — немного помолчав, ответила я. — Не знаю, имеют ли преступления отношение к моей книге, но я описала восемь брэмвилльских легенд.

— А сколько их всего?

— Трудно сказать. Я выбирала самые яркие.

Мы с Лонбергом посмотрели друг на друга. На этот раз наши мысли текли в одном направлении. Восемь легенд — и уже два убийства. Мысль о том, что этот кошмар будет иметь продолжение, испугала меня куда сильнее, чем анонимные послания и странные встречи с героями «Городских легенд».

— Сможете коротко пересказать мне вашу книгу? — спросил меня Лонберг.

Я кивнула.

— Правда я не мастер рассказывать, но попробую. Начнем с тех историй, которые я вам принесла.

— Постойте-ка, — перебил меня Лонберг. — Это они открывали вашу книгу?

— Нет, — покачала я головой. — Они были вырваны из разных частей. Поначалу я думала, что смогу рассказать эти истории в хронологическом порядке, но потом поняла, что мне едва ли это удастся: никто конечно же не помнит, в каком веке, я не говорю уже о годе, в Брэмвилле объявились Сахарный человек или Женщина с полотна. Так что мне пришлось выстроить свою композицию по другому принципу. Я разделила легенды на «уличные», «домашние» и «семейные». Поэтому история о Сахарном человеке вошла в первую часть книги, то есть в «уличные легенды». Что же касается «Девочки-енота» — это «домашняя» легенда, она из второй части.

— Да тут черт ногу сломит, — пробормотал Лонберг. — Если бы убийца хотел воспроизводить вашу книгу, то он, наверное, придерживался бы вашей композиции?

— Не знаю, — честно призналась я. — Вы не хуже меня понимаете, что психически нездоровый человек, способный на такое, может руководствоваться своей особой логикой.

— Согласен, вы правы, — кивнул Лонберг, и мне было приятно услышать от этого скупого на похвалы мужчины, что я хотя бы в чем-то права.

Впрочем, обстоятельства, которые нас сблизили, не очень-то располагали к приятной беседе, поэтому я не стала отвлекать детектива Лонберга всякими глупостями и начала вкратце рассказывать ему о легендах.

Городские легенды Брэмвилля не очень-то отличались от легенд других небольших городов. В них присутствовало все, что полагалось жанру: люди, сошедшие с ума из-за того, что в детстве их кто-то обидел; призраки умерших, мстящие живым за то, что те нарушили их волю; спятившие гениальные ученые, которых лишали жизни их же творения… Если задуматься, то полет человеческой фантазии не так уж и велик, а потому набор сюжетов для страшных историй или для историй романтических крайне ограничен.

История с Сахарным человеком, который «прославился» тем, что пел свою жуткую считалочку в темных подворотнях Брэмвилля, а потом ловил тех, кто, по его мнению, мог причинить вред его сахарному домику, тоже не отличалась особой оригинальностью.

Сахарного человека, естественно, звали так не всегда. Когда-то он был обыкновенным мальчишкой по имени Билл. Правда у мальчишки Билла была очень необычная мечта, эдакий заскок, вроде розового «кадиллака» у мамы Элвиса Пресли: он мечтал построить сахарный домик. Эту свою идею Билл действительно воплотил в жизнь, когда стал юношей. Домик, конечно, получился небольшой, а над странным юношей все смеялись.

Какие-то шутники решили облить домик сиропом, но, увы, такое количество сиропа обошлось бы им в кругленькую сумму, а потому весельчаки ограничились обыкновенной подкрашенной водой. Вода была теплой, и домик растаял. Думаю, все и так догадались, что от глубочайшего разочарования в людях Билл окончательно спятил и возненавидел тех, кто растопил его сахарную мечту.

С тех самых пор Билл, которого прозвали Сахарным человеком, бродит по Брэмвиллю со своей считалочкой на устах и тех, в ком подозревает шутников, поит до потери сознания сахарным сиропом.

У кого-то эта легенда может вызвать лишь насмешку, но наш Брэмвилль из тех городков, которым трудно чем-то похвастаться, поэтому фантазия брэмвилльцев и населила его сахарными людьми и девочками-енотами.

Кстати, о Девочке-еноте. Эта легенда не так известна в наших краях, как история о Сахарном человеке. Ее мне поведала женщина, несколько лет прослужившая в доме, откуда, по ее же словам, когда-то вышла на свет божий Девочка-енот.

Некто Уилл Спайлер, «безумный профессор», решил провести эксперимент над собственной дочерью. Женщина, пересказавшая мне эту легенду, не очень хорошо разбиралась в науке о генах, а потому не смогла рассказать в подробностях, как именно Уилл Спайлер «вживил» своей дочери «енотовый ген».

Так или иначе, его ожидания не оправдались, потому что девочка выросла вполне обычным подростком, не имевшим с енотом ничего общего. В том, что эксперимент не удался, Уилл обвинил свою жену.

И, надо сказать, оказался не так уж и неправ в своих подозрениях: жена, прознав о тех ужасах, которые муж собирается сотворить с ее чадом, подменила своего ребенка ребенком кормилицы — воистину гуманный поступок! — и тем самым спасла свою дочь.

Замечу, что дочка кормилицы тоже в енота не превратилась — бедняжка вскоре захворала и умерла.

Уилл Спайлер так разгневался на жену, что запер ее в одну из клеток, стоявших у него в лаборатории. И когда дочь, пребывавшая в полной уверенности, что мать на время переехала к больной бабушке, спустилась в лабораторию, то услышала страшную правду о своем отце. Бедная девочка сошла с ума и не только лишила жизни своего отца, но решила убивать всех мужчин, имевших хоть какое-то отношение к науке.

Когда я услышала эту легенду, мне пришло в голову, что нет ничего удивительного в том, что ни к одному из научных открытий наш Брэмвилль не имеет отношения. И надо сказать, у города есть хорошее оправдание: откуда тут взяться гениям, когда их всех истребила Девочка-енот?..

Я не сомневалась в том, что Лонберг поднимет на смех все эти истории вместе и каждую в отдельности. Так и вышло, хотя больше всего досталось мне.

— Объясните-ка мне, мисс Олдридж, — с трудом сдерживая смех, поинтересовался он, — почему вы так бежали от этой Девочки-енота? Вам-то уж точно не грозит слава гениального профессора. Человеку, который не только выслушал, но и пересказал весь этот бред, надо поставить памятник только за терпение.

— Вы смеетесь, а, между прочим, находятся люди, которые это читают, — ответила я. — И даже, скромно замечу, с удовольствием.

Обычно я воспринимаю подобные насмешки спокойно, но ехидство Лонберга меня почему-то задело. Он так часто повторял, что мои книги — полная чушь и бессмыслица, что я даже начала этому верить. Может быть, конечно, дело было не в Лонберге, но мне почему-то хотелось доказать этому мужчине, что я все же что-то из себя представляю. Я понимала, что это глупо, но ничего не могла с собой поделать и, несмотря на свои тридцать с хвостиком, чувствовала себя ранимым подростком.

— Читают, — уже без насмешки отозвался Лонберг. — И, главное, кто? Серийные убийцы…

— «Над пропастью во ржи» читал Марк Чапмен, — сквозь зубы процедила я, уже не на шутку рассерженная, — после того как убил Джона Леннона. Эту же книгу уважал Джон Хинкли — тот, что покушался на жизнь Рональда Рейгана. Если следовать вашей логике, детектив Лонберг, Сэлинджер был наставником маньяков и убийц Я, правда, не уверена, что вы читали Сэлинджера…

— Представьте себе, читал, — огрызнулся Лонберг. — Вы-то, конечно, думали, что идиот-полицейский последний раз видел книгу в младшей школе? Ладно, оставим наши прения на потом. Кое-что из ваших бредовых историй мне все-таки удалось извлечь. Первым человеком, которого убили в глухом переулке, оказался мужчина, на губах которого наш эксперт обнаружил не что иное, как сахарный сироп. Умер он, правда, от другого — ему вкололи какой-то сильнодействующий препарат, но я не медик и конечно же сразу забыл название. Мало того, местный бродяга, облюбовавший переулок, в котором нашли тело этого мужчины, как ночлежку, болтал мне что-то про человека в огромной обуви и белой рубахе, чем-то похожей на смирительную. Бродяга утверждал, что видел Сахарного человека из своей коробки и, разумеется, страшно испугался. Я не поленился и нашел картинку в вашей книжке — надо сказать, был удивлен ее сходством с тем, что описывал бродяга. Вторым человеком, которого убили, тоже был мужчина. Смерть, как и в первом случае, наступила из-за того, что кто-то ввел ему все тот же препарат. В руке этого мужчины обнаружили клок шерсти. Думаю, вы уже догадались, какому животному она принадлежала.

— Еноту, — мрачно кивнула я. — Странные совпадения.

Лонберг кивнул.

— Очень уж много совпадений. Поэтому я и рискнул взять это дело себе.

— Говорят, в полиции ценятся раскрытые дела о серийных убийцах, — вырвалось у меня.

Мне, конечно, хотелось его задеть, но я не думала, что Лонберг взовьется, как флаг на ветру, — до этого он принимал мои выпады с относительным спокойствием.

— Знаете, мисс Олдридж, — его глаза цвета абрикосовых косточек засверкали от гнева, — в полиции действительно ценят тех, кто раскрывает серийные преступления. Но мы по крайней мере занимаемся тем, что раскрываем их, а не тем, что плодим маньяков.

Он поднялся со стула, и мы обменялись взглядами, еще менее дружелюбными, чем тогда, когда Лонберг только зашел в мою комнату. Меня буквально трясло от злости, да и детектив уже не казался воплощением сдержанности. Мы оба понимали, что можем наговорить друг другу еще много всего, о чем потом пожалеем, поэтому расстались молча. Лонберг молча спустился вниз, а я молча плюхнулась в кресло, воображая, во что я превращу этого детектива в своей очередной книге. Я обязательно сделаю из него дурацкого комического персонажа — ведь он так не любит, когда над ним смеются. Пожалуй, это будет лучшая месть.

Закрыв глаза, я подумала, что над моим незадачливым детективом, назовем его Ломбером, постоянно будут потешаться дети. Они будут придумывать всяческие проказы, а Ломбер — раскрывать якобы преступления. А потом, когда закончу книгу, я обязательно пришлю ее детективу Коулу Лонбергу и его широкие брови стянутся в одну большую бровь, а неровно очерченные губы…

Что там должно было произойти с его губами, я так и не придумала. Последним, что промелькнуло в моем воспаленном от жары сознании, была мысль о том, что я не пишу детективов и мне придется запихнуть в свою книгу полицейского.

6

Яки Вудсток — на самом деле я даже не помню его фамилии, потому что сразу прозвала своего соседа Вудстоком из-за его пристрастия ко всяким странным грибам и плесеням, выращенным в подвале, трепетного отношению к Бобу Марли и горячей любви к шарфам и банданам цвета радуги, — всегда отличался тем, что мог завернуть к своим соседям, в частности ко мне, в любое время дня и ночи. В этот раз меня разбудил вовсе не звонок в дверь, а звук мелких камушков, стрелявших по моему стеклу.

— Черт, Яки, — сонно пробормотала я и потянулась в кресле. — Умеешь выбрать время.

Ди наверняка уже спала, поэтому вряд ли открыла бы Яки Вудстоку, даже если бы он, как все добропорядочные граждане Брэмвилля, позвонил в дверь. Мне пришлось подняться с кресла и подойти к окну, за которым в тени деревьев спряталась мужская фигура.

Фигура была слишком крупной для Яки, обладавшего довольно худой комплекцией, — это я увидела даже своими сплющенными от сна глазами. Мне мгновенно вспомнился наш разговор с Лонбергом, и честно скажу, что мое воображение немедленно нарисовало убийцу, спрятавшегося в тени густых деревьев сада.

Однако убийца оказался очень даже любезным. Он приветливо помахал мне рукой и, как мне показалось, послал нечто вроде воздушного поцелуя.

Наверное, я еще не проснулась, мелькнуло у меня в голове, и я решила воспользоваться проверенным способом — как следует ущипнуть себя за руку. Щипок оказался весьма болезненным: значит, я действительно проснулась и поднялась с кресла. Но кто тогда за окном?

Даже если бы Яки Вудсток решил пойти в качалку, вряд ли бы ему удалось нарастить себе мускулатуру всего за какой-то день. Не менее странным казалось и то, что Яки шлет мне воздушные поцелуи.

— Ют, сладенькая! — донесся до меня голос, развеявший мои последние сомнения. — Я тебя разбудил?

Я оторопела: Ричи Карлайл под окнами моего дома… Даже в дни наших встреч он не позволял себе таких «юношеских глупостей». Мне пришлось сделать усилие, чтобы не уронить свою отвисшую челюсть на подоконник. Не знаю, мог ли Ричи разглядеть степень моего удивления, но мне не очень-то хотелось, чтобы он истолковал его как радость.

— Ют! — Ричи выбрался из сени деревьев и встал под моим окном, очевидно надеясь разыграть передо мной сцену из «Ромео и Джульетты». — Может, ты спустишься хоть ненадолго?

Если я когда-то и была Джульеттой, то эти времена уже давно прошли. И дело даже не в том, что быть тридцатитрехлетней Джульеттой смешно, просто от моей когдатошней наивности и романтичности не осталось и следа. Ричи пытался воскресить ту меня, которой уже не было, ту, которой он когда-то преподал горький урок: нельзя доверять даже самому, казалось бы, близкому человеку.

— Зачем пришел, Ричи? — довольно сухо полюбопытствовала я у новоиспеченного Ромео.

— Повидаться. — Мне показалось, Ричи немного растерялся от моей холодности. Я подозревала, что он, с его гигантским самомнением, рассчитывал на куда более теплый прием. — Хотел увидеть тебя.

— Увидел? — насмешливо посмотрела я на бывшего мужа. — Теперь я могу лечь спать?

— Ты спишь в рубашке? — улыбнувшись, поинтересовался Ричи. — В такую жару? Хотя, наверное, тебе холодно одной в постели.

— Даже не думай, что приглашу ее согреть, — зевнув, ответила я.

— Неужели ты совсем не рада меня видеть? — На лице Ричи появилось умоляюще-щенячье выражение. С таким он обычно приходил, чтобы попросить у меня прощения, и почти всегда добивался своего.

— Ты разбудил меня посреди ночи, — хмуро отозвалась я, решив не обращать никакого внимания на его жалостливый взгляд. — Обычно люди радуются, когда к ним приходят по ночам?

— Ют, прости, я не удержался, — продолжил гнуть свою линию Ричи. — Ведь я даже не прошу тебя меня впустить. Спустись вниз, мы немного поболтаем, и я уйду. Честное слово, уйду.

— Можешь заночевать в саду, если тебе так хочется, — выдавила улыбку я.

— Отлично, — улыбнулся Ричи. — Я буду петь серенады под твоими окнами.

— Делай что хочешь. — Я повернулась и собралась было отойти от окна, но Ричи Карлайл принялся исполнять свою угрозу.

Певцом, надо сказать, он был неважным и стихов никогда не писал. Поэтому подвывания со словами «Ют, моя прекрасная звезда, приди, приди ко мне сюда» сразу же заставили меня пожалеть о принятом решении.

— Черт, Ричи, ты хочешь, чтобы кто-нибудь из соседей заявился сюда с ружьем? — высунувшись из окна, поинтересовалась я.

— Нет, всего лишь хочу, чтобы ты сменила гнев на милость и спустилась ко мне на несколько минут.

— Это шантаж, Ричи.

— Я знаю, Ют. Но по-другому с тобой не выходит.

Через несколько минут я была в саду. Ричи высвободил правую руку, которую все это время держал за спиной, и протянул мне нежно-розовую розу.

— Это тебе. Она восхитительна, но ты лучше.

— Неужели? — округлила я глаза. — Помнится, раньше ты только и говорил, что мне пора бы сбросить несколько лишних килограммов…

— Я был слеп, — виновато улыбнулся Ричи. — Но теперь я снова прозрел. Возьми цветок, он ведь ни в чем не виноват.

— Нет уж, — покачала я головой. — Я не принимаю цветов от чужих мужчин.

— Но я не чужой.

— Оставим этот разговор, Ричи, — нахмурилась я. — Ты же никогда не любил эти «юношеские слюни». С чего вдруг такая перемена?

— Я же сказал, что был слеп.

— Хватит твердить одно и то же. Думал, что я увижу цветок и растаю?

— Я просто хотел сделать тебе приятное. Не предполагал, что тебя это так обидит.

— Ричи, если ты думаешь, что меня трогает эта твоя романтика, то ошибаешься, — не выдержала я. — Ты бегаешь ко мне от своей Лил так же, как когда-то бегал к ней от меня. По-твоему, это не должно меня обижать? Это не только обидно, но и унизительно.

— Ты хочешь, чтобы я с ней расстался? — Ричи пристально посмотрел на меня.

Я заглянула в его глаза, но он тут же их спрятал, переведя свой взгляд на цветок, который все еще держал в руке.

— Я хочу, чтобы ты прекратил за мной бегать, — сухо ответила я. — Твои несколько минут истекли, и я ухожу спать.

— Ют, — умоляюще проговорил Ричи, — ты меня беспокоишь.

— Из-за того, что не беру твоих цветов? — краешком губ усмехнулась я.

— Нет, — покачал головой Ричи. — С тобой что-то происходит. Я ведь неплохо тебя знаю, Ют, хоть ты и утверждаешь обратное, ты какая-то напуганная, встревоженная… Даже похудела.

— Ах, так вот почему ты приперся сюда с розой, — хмыкнула я. — Оказывается, я похудела…

— Не язви, Ют, — обиженно отозвался Ричи. — Я и правда волнуюсь. Ты кого-то боишься?

— Да, — не глядя на Ричи, ответила я. — Маньяков, которые преследуют меня на берегу, а потом появляются под окнами моего дома.

— Ют, прошу тебя, будь серьезной.

Его голос был тихим и нежным, как в те времена, о которых, как я наивно полагала, мне давно удалось забыть. Ричи осторожным движением убрал прядку моих темно-русых волос, выбившихся из пучка, стянутого на затылке. Мне не хотелось, чтобы Ричи дотрагивался до меня, но я почему-то стояла не шелохнувшись. Может быть, потому что хотела проверить, насколько живы во мне былые чувства, а может, и в самом деле я была одинока в своей пусть и не холодной, но пустой постели.

Безупречное лицо моего бывшего склонилось над моим растерянным лицом и уже через мгновение я почувствовала на своих губах поцелуй Ричи. Я подумала, что мне и в самом деле стало чуть легче, чуть спокойнее, что тревога, сковывавшая мою душу все эти дни, отступила, как облако под дуновением ветра, что я еще способна вызывать в ком-то чувства, что я все еще женщина, а не унылая старуха, засевшая в своем заколдованном одиночеством замке. Но, закрыв глаза, я вдруг осознала, что перед моим внутренним взором стоит вовсе не Ричи Карлайл…

Каким бы удивительным и странным это ни показалось, но я обнаружила, что целуюсь с Коулом Лонбергом.

Мне пришлось открыть глаза, чтобы убедиться в том, что это не так. Ричи тоже открыл глаза и слегка отстранился, чтобы полюбоваться впечатлением, которое произвел на меня его сногсшибательный поцелуй. Увидев на моем лице скорее недоумение, чем восторг или блаженство, Ричи оторопел.

— Ют, что с тобой? — уставился он на меня так, словно я только что отказалась от порции пончиков с апельсиновым джемом. Я даже подумала, что за этим вопросом последует другой: «Ты не заболела?» Впрочем, подобный вопрос был бы вполне уместен: мне и самой было не по себе, оттого что, целуясь с Ричи, я воображала другого мужчину, к которому к тому же не питала никаких теплых чувств.

— Тебе не понравилось? — продолжил допрос Ричи.

— Не знаю, — вырвалось у меня.

— Как можно этого не знать? — с возмущением уставился на меня бывший муж. — Поцелуи либо доставляют удовольствие, либо нет. Третьего варианта быть не может.

— Ричи, я правда не знаю. Вначале мне показалось, что понравилось, потом — что нет. И вообще, — раздраженно уставилась я на него, — с чего это я должна перед тобой отчитываться?

— Вообще-то мы только что целовались, — напомнил Ричи. — Мне казалось, поцелуи — это то, что я умею делать хорошо.

— Да при чем тут ты? «Умею делать хорошо», — передразнила я Ричи. — Цирковая обезьянка тоже умеет хорошо скакать на лошади. Но это же не значит, что все от нее в восторге!

Лицо Ричи исказила гримаса гнева.

— Если ты хотела меня унизить, так бы и сказала! — выпалил он. — Для этого необязательно было со мной целоваться! Надо же было придумать такое сравнение — цирковая обезьянка. А я-то старался добавить романтики в наши отношения.

— Какие отношения? — уставилась я на Ричи. — Ты решил, что, встретив мою мать с поезда, снова закрутил со мной роман? Пара комплиментов, цветочек, глупая песенка под окном — и все забыто? Хорошего же ты обо мне мнения, дорогой.

— Хорошего, иначе не пришел бы сюда, как идиот. — Ричи снова взял себя в руки и посмотрел на меня уже спокойнее. — Ют, давай не будем ссориться. Я понимаю, тебе непросто меня простить, но, пожалуйста, дай мне еще один шанс. Разве ты не видишь, как я стараюсь?

— Вижу, — мрачно кивнула я. — Только, честное слово, Ричи, я ничего от тебя не хочу и ничего тебе не обещаю…

— Не обещай, — перебил меня Ричи. — Но у меня есть предложение: может, мы попробуем стать друзьями?

Я растерянно посмотрела на бывшего мужа, потому что с трудом представляла себе, куда может завести эта странная дружба.

— Неужели ты даже в этом мне откажешь?

— Ну хорошо, — сдалась я, уступив умоляюще-щенячьему взгляду светло-серых глаз, опушенных темными ресницами. — Только учти, Ричи, у меня нет привычки спать с друзьями.

— Я знаю, — улыбнулся мне Ричи, и, честно говоря, его улыбочка навела меня на мысль, что не очень-то далеко я ушла от той наивной дурочки, которой была несколько лет назад.

Я снова забыла позвонить Слему, хотя это следовало сделать хотя бы из благодарности — ведь именно он помог мне в трудную минуту и вытащил меня из полицейского участка. Генри позвонил сам, и голос его звучал обеспокоенно.

— Как ты, Ют? — поинтересовался он, и этот вопрос, признаюсь, показался мне подозрительным. Мне казалось, у Слема не было причин беспокоиться обо мне, разве только о моей новой книге, к которой я до сих пор так и не приступила.

Наверное, Генри решил, что у меня творческий кризис, подумала я. Впрочем, даже если и так, он недалек от истины.

На этот раз откладывать встречу было бы бестактно с моей стороны, поэтому мы договорились с Генри встретиться в маленьком кафе, где мой любимый темный «Гротверг» подавали со вкуснейшими сырными палочками.

Несмотря на горячее чувство к сырным палочкам, в кафе я заказала только пиво. Не то из-за усилившейся жары, не то из-за волнений и переживаний, обрушившихся на меня с такой же силой, как теплый циклон, мой интерес к еде заметно убавился.

Ди, раньше частенько пилившая меня за чревоугодие, теперь не могла добиться того, чтобы ее дочь съела хотя бы тарелку холодного супа. Родителям не угодишь: то они считают, что ты слишком толстая, чтобы кому-то нравиться, то утверждают, что ты слишком худая, а мужчины «предпочитают женщин с формами».

Слем, пришедший в кафе на несколько минут позже, чем я, сокрушенно покачал головой.

— Боже, Ют, ты совсем осунулась. Только не говори, что увлеклась какой-нибудь новомодной диетой.

— Никаких диет, Слем, — успокоила я Генри. — Просто эта ужасная жара так доконала меня, что я могу только пить.

— «Гротверг» без сырных палочек? — Слем с подозрением покосился на мой скромный заказ. — Знаешь, Ют, это очень странно.

— Генри, скажи честно, в чем дело? — не выдержала я. — Ты же позвал меня сюда не для того, чтобы беспокоиться о моей фигуре? Считаешь, я слишком тяну с книгой?

— Да бог с ней, с книгой, — отмахнулся Слем. — Речь вообще не о ней.

— Тогда о чем?

— Знаешь, Ют, тут такая история… В общем, на днях мне звонила твоя мама.

— Ди звонила тебе? — Меня настолько ошарашило услышанное, что я едва не поперхнулась «Гротвергом». — С какой это стати?

— Она спрашивала, нет ли у тебя проблем в издательстве, — продолжил Слем. — Сказала, что с тобой что-то творится в последнее время и она никак не может понять, в чем дело. Говорит, к тебе приходил полицейский. Кажется, детектив Ломбард?

— Лонберг, — поправила я Генри. — Да, так и есть.

— Это не тот самый Лонберг?

— Именно он, — кивнула я. — Тот самый Лонберг, который оштрафовал меня за непристойное поведение в общественном месте.

— Нет, формулировка была другой. — В таких вопросах Слем любил точность. — Но речь не о том. Чего он от тебя хотел, Ют? Ты только скажи, я немедленно позвоню адвокату, и он все уладит.

— Успокойся, меня ни в чем не обвиняют, Слем. Как раз наоборот…

— Что значит «наоборот»? — озадаченно уставился на меня Генри.

Мне пришлось пересказать ему всю эту жуткую историю с самого начала. Лицо Генри то просветлялось, то снова мрачнело. Он всегда был эмоциональным слушателем, чем, наверное, и подкупал авторов, с которыми работал. Мы знали друг друга уже много лет, и он был в курсе моего бурного разрыва с Ричи. Нельзя сказать, чтобы он хоть как-то выражал свое мнение по поводу поведения моего бывшего мужа, но всегда, когда я говорила о Ричи, в глазах Генри появлялся какой-то недобрый огонек. Наше многолетнее знакомство и лояльность Генри позволяли мне рассчитывать на то, что история, которую я ему поведала, останется между нами.

— Да, у твоей мамы определенно есть повод для беспокойства, — констатировал Генри, выслушав мой рассказ. — Признаюсь, даже я не ожидал, что с тобой может произойти нечто подобное. Думал, какие-то пустяковые неприятности с полицией, из-за которых ты волнуешься понапрасну. Жаль, что мои подозрения не подтвердились.

— И мне жаль, Генри, — кивнула я. — Если честно, последние пару дней я трясусь не только за свою шкуру, но и за тех, кто может стать новыми жертвами. И знаешь, что самое страшное? То, что детектив Лонберг прав: я написала книгу, которая стала пособием для какого-то маньяка.

— Ют, не торопись с выводами, — принялся успокаивать меня Генри. — Во-первых, городские легенды Брэмвилля и до выхода книги мало для кого были секретом. Во-вторых, глупо обвинять себя в том, что какой-то кретин неправильно истолковал ту или иную твою вещь. Если кто-то сойдет с ума, увидев жуткую картину, написанную талантливейшим художником, разве мы будем критиковать гения за то, что он ее создал?

— С гением ты погорячился, — вяло усмехнулась я. — Но знаешь, Слем, в последнее время я все чаще начала задумываться о том, какую ответственность мы несем за то, что создали. Родители ведь несут ответственность за своих детей, так, Слем? Так почему же писатель не должен отвечать за свою книгу?

— Ты отвечаешь, — невозмутимо ответил Слем. — Каждый раз, когда читатели задают тебе вопросы.

— Я не об этом. Если книга научила кого-то убивать, кто виноват: творец или убийца? Честно говоря, я уже не знаю, Слем. Я окончательно запуталась.

— Если так рассуждать, — мрачно усмехнулся Генри, — то можно бог знает до чего договориться. Надеюсь, когда этого психопата поймают, ты не предстанешь перед судом, чтобы разделить с ним ответственность?

— Я слишком труслива, — грустно усмехнулась я и отхлебнула пива. — Как, подозреваю, и большинство писателей. Все, что мы можем, — кормить читателей сказками, сидя в своих башнях из слоновой кости. А еще хлебать пиво и разглагольствовать об ответственности, которую никогда ни за что не несем.

— Стоп, Ют, — покачал головой Слем. — Хватит заниматься самоедством. Знаешь что, а может, тебе уехать куда-нибудь на время, отдохнуть? Хорошенько обдумаешь новую книгу, наберешься свежих впечатлений, забудешь о том, что случилось, да и Ломбард тем временем что-нибудь раскопает.

— Лонберг, — поправила я Генри. — Его зовут Коул Лонберг. А я никуда не могу уехать, пока это все не закончится. Да, я редкостная трусиха, но не могу позволить себе сбежать. Это будет уже не просто трусость, а подлость. И подлости я себе точно не прощу.

Генри покачал головой, дав понять, что не разделяет моего «героизма». Сказать по правде, я и сама его не разделяла. Вот только что-то внутри подсказывало мне, что нужно остаться. Остаться хотя бы для того, чтобы не перестать себя уважать.

Генри настойчиво предлагал довезти меня до дома, но я отказалась, вспомнив, что хотела заглянуть в участок и повидаться с Лонбергом.

Во-первых, мне хотелось знать, вышла ли полиция на какой-то след. Во-вторых, я совершенно позабыла спросить у детектива, какие даты стояли на конвертах, присланных мне анонимом. Мне не пришло в голову заострить на них внимание, а ведь они могли совпадать с теми датами, когда мне довелось увидеть в Брэмвилле жутких героев моих историй.

В-третьих, воспоминание о поцелуе Ричи, когда на его месте я представляла себе Лонберга, — хотя, конечно, мне неприятно было признаваться в этом даже самой себе, — не выходило у меня из головы. Нет, никакого особенного влечения к детективу я не чувствовала, но мне любопытно было понять, каким образом этот язвительный и резкий тип стал героем моей удивительной фантазии.

7

Последнюю причину моего визита к Коулу Лонбергу можно было смело отбросить, потому что и без нее я оказалась бы в полицейском участке. Однако меня ждало разочарование: у детектива Лонберга был выходной, и, хотя днем он наведывался в участок, ближе к вечеру отправился домой.

Мне тоже, наверное, стоило поступить таким же образом, но вместо этого я почему-то принялась выпытывать у знакомого мне уже офицера по имени Фрэнки домашний адрес детектива Лонберга.

Офицер конечно же пришел в замешательство, но, надо сказать, его сомнения быстро рассеялись, когда я пообещала подписать ему парочку экземпляров «Городских легенд». Кто откажется от бесплатной книги с подписью автора, особенно если от этой книга так и несет дурной славой?

Фрэнки продиктовал мне адрес и попросил не ссылаться на источник, благодаря которому я получила возможность нанести ответный визит детективу Лонбергу. Мне пришлось клятвенно заверить офицера в том, что я не только не выдам его, но и принесу обещанные экземпляры «Городских легенд».

Я не была настолько наивной, чтобы думать, что детектив Лонберг примет меня с распростертыми объятиями, однако мое настроение, совсем упавшее после беседы с Генри, потихоньку улучшилось. Наверное, я испытывала подлую радость оттого, что тоже застану Лонберга врасплох.

Любопытно, как он живет? Говорят, у полицейских много льгот, но я слышала и о том, что сумма, которую большинство из них получает, не слишком-то велика. Женат ли он? Хотя на этот вопрос почти отвечал безымянный палец, не украшенный золотым кольцом. Почти, потому что некоторые мужчины, подобно Ричи, предпочитают не носить обручальных колец, объясняя это тем, что кольцо — «всего лишь глупый символ, который не доказывает истинных чувств».

Да, Ричи Карлайл именно так и говорил мне о кольцах. Я носила свое, не снимая, а он хранил кольцо в той же коробочке, в которой когда-то мы его купили. Конечно, этот факт мало меня радовал, но я не возмущалась: в конце концов, мне должно быть достаточно того, что он любит меня и вступил со мной в законный брак.

Если бы я знала, что причина отсутствия обручального кольца на пальце Ричи кроется вовсе не в том, о чем он мне твердил… Если бы я хотя бы догадывалась, что ему было приятно, когда красотки, с которыми он то и дело флиртовал за моей спиной, видят в нем свободного мужчину…

Я перестала злиться лишь тогда, когда подумала, что напрасно сравниваю Ричи с Лонбергом. Каким бы едким типом ни был Лонберг, он кажется человеком, имеющим мало общего с любвеобильным Ричи, и вряд ли бы кичился своей свободой. Впрочем, может быть, и его я идеализирую, как это делала когда-то в отношении Ричи?

Надо сказать, домишко у Лонберга оказался довольно скромным, зато сад за невысокой оградой пленил меня своей ухоженностью и изобретательностью тех, кто за ним ухаживал.

Между клумбами красовались самодельные фигурки сказочных персонажей, а сами клумбы были выложены кирпичами, раскрашенными во все цвета радуги. Яки Вудсток точно пришел бы в восторг. Все в этом сказочном садике было до того мило и уютно, что я, застыв у ограды, начала сомневаться в том, что Фрэнки дал мне правильный адрес.

Дверца ограды была отперта, поэтому я все-таки решилась войти. Пройдя по садовой дорожке, засыпанной гравием, я поднялась по ступенькам и позвонила в дверь. До меня донесся голос Лонберга, который, как мне показалось, с кем-то спорил. Голос того, кто осмелился спорить с грозным полицейским, больше смахивал на женский или детский.

Неужели он все-таки женат? — ужаснулась я про себя, представив, какой прекрасный сюрприз ожидает его благоверную, когда я, незваный гость, заявлюсь к ним на ужин, да еще в тот момент, когда «милые бранятся».

Понадеявшись, что Лонберг в пылу спора не услышал звонка, я, воровато оглядываясь, засеменила назад, к калитке. Но, к несчастью, меня не только услышали — мне открыли и меня заметили.

— Эй, мисс, — услышала я голос Лонберга, не узнавшего меня со спины. — Вам нужна помощь?

Мне пришлось повернуться, и Лонберг понял, что за мисс пожаловала к нему в гости. Он был удивлен, но едва ли выражение его лица можно было назвать сердитым или раздраженным.

— Добрый вечер, мисс Олдридж, — довольно вежливо поздоровался он. — Каким ветром вас ко мне занесло? Надеюсь, все в порядке? — Я робко кивнула. — Может, зайдете? Или предпочитаете сбежать, так и не сказав мне ни слова?

Еще несколько минут назад я была бы рада доставить Лонбергу неудобство, но сейчас я чувствовала себя неловко и неуместно в саду, который, скорее всего, был создан руками его жены. Но мой уход выглядел бы подозрительно, поэтому я решила заглянуть к нему на несколько минут, задать свои вопросы и тотчас же удалиться, как и положено приличному человеку, которого не звали в гости.

Лонберг провел меня в небольшую гостиную, скромно обставленную, но чистую и уютную. Судя по всему, я не обманулась в своих предположениях: маленький столик был накрыт на двоих, и Лонберги собирались ужинать.

Черт, ну и принесло же меня! — выругалась я про себя. Придется познакомиться с его женой и сделать вид, что мы с детективом в хороших отношениях.

— Присаживайтесь, — Лонберг кивнул на один из стульев, — я попрошу Мэтти принести еще один прибор.

Мэтти? Ну и странное имечко у его жены, подумала я и тут же начала отказываться:

— Пожалуйста, не стоит беспокоить из-за меня вашу супругу. Я всего на несколько минут, задам свои вопросы и уйду.

— Очень мило с вашей стороны. — В голосе Лонберга мне послышался смешок, а кривая его губ как-то странно изогнулась. — Но если вы пришли ко мне в гости, будьте добры остаться поужинать.

Влипла, мелькнуло у меня в голове. Теперь придется весь вечер изображать из себя саму любезность, чтобы не обидеть его жену.

— Эй, Мэтти! — крикнул Лонберг грохочущим на кухне кастрюлям. — Принеси-ка еще один прибор, у нас гости. Да поторапливайся, а не то оштрафую еще на доллар.

Да он настоящий тиран, констатировала я, пытаясь понять, что за странную систему штрафов ввел Лонберг для своей жены. Кто знает, может быть, Ричи — ангел по сравнению с ним. Интересно, а в постели он тоже штрафует свою жену за то, что она не вовремя предалась экстазу? Или ограничивается тем, что утром оставляет деньги на тумбочке?

Господь несомненно должен был покарать меня за злые мысли, но в тот момент я искренне считала Лонберга домашним тираном, изводящим свою супругу. Поэтому, когда через несколько минут на пороге гостиной появился мальчишка с подносом в руках, признаюсь, я очень сильно удивилась. И, хотя лицо этого мальчишки было перепачкано мукой, оно показалось мне знакомым.

— Мэтью? — признала я в мальчике поклонника своего творчества.

Можно было еще в нашу первую встречу догадаться, что он — сын полицейского. Но тогда я настолько была загружена своими проблемами, что меня даже не удивила эта встреча с мальчишкой на ступеньках полицейского участка.

— Миссис Олдридж? — Мэтью выпучил на меня свои круглые глаза. — Вот это ничего себе! Не думал, что вы к нам зайдете.

— Я пришла к мистеру Лонбергу, — призналась я мальчишке. — Но я очень рада, что мы с тобой снова встретились.

Теперь-то мне стало понятно, кого я приняла за жену детектива.

— Вы что, знакомы? — Лонберг посмотрел на Мэтью, а потом перевел взгляд на меня. — Случайно, не мой сынишка подкинул вам этот адресок?

— Вечно ты меня подозреваешь, пап, — с досадой отозвался Мэтью, поставив на стол поднос с блюдом, полным дымящихся спагетти и тефтелей. — Можно подумать, я хоть раз тебя заложил.

— Заложил… Что за речи, Мэтти? Да еще при гостье.

— Нет, Лонберг, — поспешила вмешаться я в спор, грозивший разгореться с новой силой. — Мэтью не давал мне вашего адреса. Я нашла его в телефонном справочнике.

— Ну конечно, — хмыкнул детектив. — Мисс Олдридж, лучше не врите. У вас это получается еще хуже, чем у Мэтти готовить тефтели. Представьте, он пытался обвалять их в муке.

— Па-ап…

— Ладно уж, молчу, — добродушно улыбнулся сыну Лонберг. — Кому-то повезло, что в доме есть хотя бы один человек, который умеет готовить.

— А ваша жена?

— Что моя жена?

— Неужели она не умеет готовить?

— Садитесь за стол, мисс Олдридж. — Лицо Лонберга заметно омрачилось при упоминании о жене. — Вас нужно немедленно кормить, а то вы совсем отощали. Если Брэмвилль потеряет свою сказочницу, жители города мне этого не простят.

Я нехотя села за стол, а Лонберг положил мне целую тарелку спагетти с тефтелями.

— Не выйдете из моего дома, пока не съедите все, — пригрозил он и, честно говоря, я даже поверила его угрозе.

Мэтти разглядывал меня с живейшим интересом, а мне было неловко, что я спросила о его матери. Может быть, она умерла, а мальчик до сих пор не смирился с потерей. Впрочем, Мэтью не был похож на несчастного ребенка, поэтому я очень скоро успокоилась. Говорить при мальчике об убийствах было невозможно, поэтому пришлось отложить свои расспросы на потом.

— Тебе нравится готовить, Мэтью? — поинтересовалась я у мальчишки, который, судя по всему, стеснялся заговорить со мной при отце.

— Нет, папа заставляет, — честно ответил Мэтти.

Я покосилась на Лонберга, но тот и не думал оправдываться.

— А что в этом такого, хотел бы я знать? Парень должен уметь готовить, иначе как он станет самостоятельным человеком? И— еще стирать, убирать… Да-да, Мэтти, и не смотри на меня так, как будто я предлагаю тебе научиться есть дохлых кошек.

Мэтти фыркнул от смеха, едва не подавившись тефтелькой. Мне тоже стало смешно и легко, как давно уже не было. Коул Лонберг и детектив Лонберг оказались совершенно разными людьми — мне было удивительно и приятно это осознавать.

Поужинав — надо сказать, спагетти оказались очень даже вкусными, — наша команда разделилась. Лонберг отправил Мэтти спать и снова пригрозил мальчишке штрафом, если тот будет допоздна жечь свет в своей комнате.

— Пап, а можно я почитаю?

— Читай, — кивнул Лонберг, — только не увлекайся произведениями мисс Олдридж, а то снова разбудишь меня своими криками.

От такого заявления я опешила, а Мэтью густо покраснел.

— Не слушайте его, мисс Олдридж, — смущенно посмотрел на меня мальчишка. — Это он специально, чтобы вас позлить.

— Марш в свою комнату, — тихо, но внятно заявил сыну Лонберг. — И чтобы я ни слова больше не слышал о том, что ты боишься темноты.

— Как скажешь, — обиженно кивнул Мэтти. — До свидания, мисс Олдридж. Надеюсь, вы еще раз к нам заглянете?

— Обязательно, — с улыбкой ответила я мальчику. — Если, конечно, твой папа не объявит мои книги ересью, а меня саму — ведьмой.

Мэтти хмыкнул и поднялся к себе, а мне пришлось встретить раздосадованный взгляд глаз цвета абрикосовой косточки.

— Плачу вашей же монетой, — ответила я уставившемуся на меня Лонбергу. — Думаете, быть критиком легко?

— Думаю, Мэтти теперь считает вас героем, — с деланой печалью в голосе ответил он. — А мой авторитет, который я с таким трудом зарабатывал годами, рухнул в одночасье.

— Да будет вам страдать, — ответила я в тон Лонбергу. — Авторитет отца-полицейского едва ли затмит какая-то там писательница детских страшилок.

— Только не для Мэтти, — покачал головой Лонберг. — Ему не очень-то нравится то, чем я занимаюсь. Он вообще тяжело пережил мой перевод в Брэмвилль. Впрочем, я его понимаю — все друзья остались в другом городе.

— А вы не всегда жили в Брэмвилле? — поинтересовалась я.

— Нет, — покачал головой Лонберг. Мне показалось, ему не очень понравился мой вопрос. — Много лет я жил и работал в другом месте.

— А почему вас перевели сюда?

— У меня не самый простой характер. — Его неровные губы изогнулись в мрачноватой усмешке. — Не поладил с коллегами.

Судя по всему, большего детектив Лонберг рассказывать не собирался, а я не хотела выглядеть бестактной, поэтому не стала продолжать расспросы. И все же мне было интересно, как этого мужчину занесло в наш Брэмвилль — городок, в который мало кто приезжает. Напротив, большинство использует любую возможность, чтобы уехать.

Я подозревала, что это как-то связано с его бывшей женой. Умерла она или оставила свою семью — можно было только гадать. Лонберг, судя по всему, не очень любил откровенничать по этому поводу.

— Я и сам собирался вас навестить, — сказал он мне после некоторой паузы. — Задать вам несколько вопросов, которые по собственной глупости не выяснил в последнюю нашу встречу. Кстати, мисс Олдридж, — Лонберг покосился в мою сторону, и мне показалось, он чем-то смущен, — вы уж простите меня за то, что я вам наговорил. У меня действительно не самый легкий характер.

— Я человек отходчивый, — утешила я Лонберга. — Правда это не означает, что меня можно постоянно оскорблять.

— Постараюсь держать себя в рамках приличия, — пообещал Лонберг. — Подозреваю, и вы заглянули ко мне не за тем, чтобы посмотреть, как я живу?

Я кивнула.

— Даты на тех конвертах, что я оставила в участке…

— Угу, — внимательно глядя на меня, кивнул Лонберг.

— Я подумала, что если они не совпадают с убийствами, то, может быть, совпадают с теми днями, когда я видела… ну, сами понимаете, кого.

— Я и сам хотел вам задать этот вопрос, — кивнул Лонберг. — Первое письмо принесли на городской почтамт тринадцатого вечером, второе — четырнадцатого утром. Убийства же произошли ночью, после двенадцати — это уже следующий день. Соответственно, оба письма вы должны были получить четырнадцатого числа: одно утром, другое вечером.

— Отчасти сходится. Сахарного человека я увидела тринадцатого, а четырнадцатого, как раз перед нашей первой встречей, Девочку-енота. Оба письма я получила четырнадцатого. Выходит, оба письма были отправлены до убийства и, подозреваю, до того, как я увидела героев «Городских легенд».

— Обоих этих ряженых вы видели вечером? — заинтересованно посмотрел на меня Лонберг.

— Да, обоих.

— А оба убийства были совершены ночью. Причем примерно в одно и то же время: первое в двенадцать тридцать, а второе около часа ночи. Кстати говоря, от ваших встреч их отделяло всего несколько часов.

— Выходит, что так, — задумчиво согласилась я. — Но если так, значит это было чем-то вроде предупреждения? И в следующий раз полиция сможет…

— Предотвратить убийство? — насмешливо уставился на меня Лонберг. — Каким образом? Вы хотите, чтобы я приставил охрану к каждому мужчине, который занимается наукой? Или отправил офицеров на поиски странно разодетых личностей? Единственное, что мы с вами можем сделать, мисс Олдридж, так это определить «группу риска». Если вы хорошенько вспомните, на кого охотятся герои всех ваших восьми легенд, то я попробую уговорить шефа, чтобы он сделал возможным объявить предупреждение брэмвилльцам. К сожалению, мисс Олдридж, это не так уж легко, как кажется, потому что шеф не очень-то хочет будоражить общественность.

— Ждет, пока ее взбудоражит маньяк? — иронично полюбопытствовала я.

— Скорее, не хочет, чтобы началась паника, — объяснил Лонберг. — Убийцу гораздо проще отыскать, пока он не боится преследования. Впрочем, многие серийные убийцы хотят, чтобы их нашли. Кстати, насчет встреч с вашими героями… Вы говорили, что это были разные люди? Вам удалось их разглядеть?

— Если честно, не очень хорошо. Было уже темно, да к тому же они были так одеты… И такие лица… Думаю, это был хороший грим.

— Возможно, убийца нанял актеров, — предположил Лонберг. — Надо подумать о том, где он мог их найти. Но больше всего любопытно другое: зачем этому типу информировать вас о готовящихся преступлениях и преступлениях совершенных? И откуда он знает, где вы будете находиться в то или иное время?

— Я тоже об этом, думала, — призналась я. — Может быть, поэтому Энн и предположила, что меня решила разыграть любовница бывшего мужа.

— Вы говорили, ее зовут Лилиан Стакер?

— Да, — кивнула я. — Но представить себе, что Лил будет убивать кого-то, лишь бы насолить мне, я не могу.

— Сами знаете, женщины в гневе способны на многое. — Лонберг бросил на меня изучающий взгляд. — Тем более если вы крутите шашни с ее мужем…

— Да ничего я не кручу, — возмущенно уставилась я на Лонберга. — Напротив, я даже уговаривала Ричи оставить меня в покое и доказывать свои пламенные чувства Лил… К тому же мы с ним решили быть друзьями.

На губах Лонберга появилась ехидная улыбочка.

— И нечего так улыбаться, — сердито покосилась я на него. — У Лилиан Стакер ко мне не может быть никаких претензий. Между прочим, это не я спала с ее мужем, а она с моим.

Мне вовсе не хотелось пускаться в откровенности, но я так рассердилась на предположение Лонберга, что не смогла удержаться.

— Вот, значит, как… То есть муж бросил вас ради другой?

— Никто меня не бросал — я ведь, в конце концов, не салфетка… Когда я узнала, что Ричи мне изменяет с Лил, подала на развод.

— И спустя несколько лет ваш муж понял, что сделал глупость?

— Что-то вроде того, — угрюмо ответила я. — Только мне кажется, что на самом деле Ричи ничего не понял. Видно, Лил порядком ему надоела и он решил разнообразить свою скучную жизнь… Да бог с ним, Лонберг. Он не имеет к этому никакого отношения. И его пассия тоже.

— Да, только почему-то ваш Ричи оказался на берегу, рядом с вами, в тот вечер, когда вы встретили эту девочку со странным прозвищем.

Лонберг окинул меня выразительным взглядом, и, честно говоря, я даже испугалась того, что он может и в самом деле обвинить во всем Ричи.

— Нет, даже не думайте, — поспешила возразить я. — Во-первых, Ричи на такое не способен. Во-вторых, он очень дорожит своим добрым именем — ведь у него собственное дело, и, надо сказать, довольно прибыльное. В-третьих, у него даже нет мотива. Не думаете же вы, что он стал бы убивать всех подряд, чтобы насолить мне? При этом еще надеясь на то, что может ко мне вернуться?

— Явного мотива у него действительно нет, — согласился Лонберг. — Но, может быть, есть скрытый?

— Чепуха, — сердито возразила я. — Вам бы только найти, на кого свалить вину.

Лонберг посмотрел на меня таким тяжелым взглядом, что я тут же пожалела о сказанном.

— Какая же вы все-таки недальновидная женщина, мисс Олдридж. Я пытаюсь вам помочь, а вы… Кажется, вы первая начали подозревать, что вам грозит опасность. Неужели забыли?

— Я помню, — кивнула я, сверля Лонберга осуждающим взглядом. — Если вы не прекратите меня третировать, у нас ничего не получится.

— А что должно получиться? — насмешливо посмотрел он на меня.

Его темные глаза влажно блестели, как косточки, только что извлеченные из спелого абрикоса. Меня смутил этот взгляд, насмешливый и глубокий одновременно. Я вспомнила о том поцелуе, который весь день не давал мне покоя, и только сейчас почувствовала, как сильно мне хотелось, чтобы тот воображаемый поцелуй стал реальностью.

Думаю, Лонберг вряд ли догадывался о моем сумбурном открытии, потому что продолжал смотреть на меня, а я таяла под этим влажным взглядом и думала о том, как же красивы эти далеко не идеально очерченные губы.

Что было бы, если бы он сейчас придвинулся ко мне и склонил свое грубоватое лицо над моим? Вряд ли я бы стала вырываться и сопротивляться, скорее позволила бы себе насладиться его грубым поцелуем. Я почему-то думала, что Лонберг не умеет быть нежным и большинство женщин, с которыми ему доводилось встречаться, любили в нем страстную напористость и упрямство. Что до меня, то я не уверена, что мне бы это понравилось, но почему-то в тот миг мне мучительно хотелось почувствовать, какой вкус у его крупных неровных губ…

— Эй, вы что, заснули, мисс Олдридж? — Лонберг провел ладонью перед моим лицом. — Вы, писатели, что, все такие? Выключаетесь, как лампочка, когда думаете о своем?

— Никакая я не лампочка, — едва не покраснев от смущения, ответила я. — Просто задумалась насчет ваших нелепых подозрений.

— Не таких уж и нелепых, — спокойно возразил Лонберг. — Я подозреваю, что убийца вас знает. Может быть, конечно, он следил за вами, но выслеживать вначале вас, а потом еще и свою жертву — на это у него ушло бы слишком много времени. Конечно, я не исключаю и второй вариант, но первый мне кажется куда более вероятным. Вот, например, ваш агент… Запамятовал, как его зовут…

— Генри Слемингтон, — напомнила я.

— Так вот, у этого вашего Генри Слемингтона тоже может быть мотив: может, он задумал прославить ваши гениальные творения на всю Америку? А что? «Городские легенды» станут самой покупаемой книгой в стране, Юстиния Олдридж — самым знаменитым автором, а Генри Слемингтон — литагентом, нашедшим такой бриллиант… Да вы лучше меня знаете, как важна для литературного агента такая репутация. Я уже не говорю о деньгах и возможности уехать из Брэмвилля.

— Куда? — насмешливо поинтересовалась я у Лонберга. — В центральную тюрьму?

— Не думаю, что в планы вашего Генри входит быть пойманным.

— Господи, какая чушь, — вздохнула я, не глядя на Лонберга. — Вам бы писать детективы, а вы тратите время на работу в полиции.

— Напрасно ехидничаете. Я ничего не утверждаю, всего лишь перебираю возможные варианты. Такая уж у меня работа — ничего нельзя исключать.

— То есть всех можно обвинять?

— Это не так. Никто не виновен, пока суд не докажет обратное. Предположение — не доказательство вины.

— Слава богу, а то я уже начала переживать, что вы посадите за решетку моего бывшего мужа и литагента, без которого я как без рук.

— Наоборот, — пробормотал Лонберг, и я вопросительно уставилась на него.

— В каком смысле?

— В таком. Это без вашего бывшего мужа вы как без рук. Ричи не смог бы, Ричи не такой, Ричи успешный бизнесмен, — передразнил меня он. — Если вы до сих пор влюблены в него, то зачем морочить голову ему и себе?

— Во-первых, не влюблена, — ответила я, огорошенная тем, что Лонберг начал читать мне нотации. — Во-вторых, вам-то какое дело? Я, конечно, сразу поняла, что женщин вы не очень-то жалуете. Видно, бывшая жена сильно вам насолила.

— Ну хватит, — сердито перебил он меня. — Иначе опять поссоримся. Вы правы, мне нет дела до ваших отношений с бывшим мужем, но предупреждаю: будьте осторожны. И с Генри Слемингтоном тоже будьте начеку.

— Вы неисправимы, — вздохнула я и поднялась со стула. — Спасибо за вкусный ужин и приятную беседу. Мне, пожалуй, пора. Кстати, передайте привет Мэтти. У вас растет замечательный сын.

— Обязательно, — кивнул Лонберг и тоже поднялся, чтобы проводить меня до двери. — Кстати, насчет ужина вы тоже пошутили?

— Вы о чем?

— Беседа со мной едва ли вас порадовала, — невесело заметил он. — Поэтому я и спросил насчет ужина.

Я улыбнулась.

— Вы обещали, что не выпустите меня из дома, пока я не доем спагетти. Я, конечно, испугалась, но было и в самом деле вкусно.

— Честное слово? — По губам Лонберга скользнула добрая улыбка.

— Честнее некуда. И, кстати, насчет беседы. Хотя мы не сходимся во многих вопросах, мне приятно с вами говорить.

Не знаю, как Лонберг воспринял мои слова, потому что сразу вышла из его дома и направилась по дорожке мимо его сказочного сада. Но я затылком чувствовала, что хозяин провожает меня пристальным взглядом, в котором мешаются удивление и интерес.

8

Яки Вудсток перехватил меня, когда я была уже неподалеку от дома. Он выскочил из-за кустов, росших вдоль дороги, и напугал меня так, что я чуть не закричала.

— Черт, Яки! — выдохнула я, когда поняла, что вижу моего соседа, а не очередной кошмар из собственных книг. — У меня и так нервы ни к черту.

— Боюсь, мне тебя обрадовать нечем, — заговорщическим тоном прошептал мне Яки и кивнул в сторону моего дома. — Там уже битый час околачивается какая-то дамочка. Одета дорого, но не по сезону. Ей, по-моему, не хочется, чтобы кто-то увидел ее лицо.

Честно говоря, я сразу вспомнила предупреждения Лонберга, и мне стало не по себе. Можно было, конечно, заподозрить Яки в том, что он снова полакомился грибами, которые поведали ему историю о незнакомке у моего дома, но, осторожно выглянув из-за кустов, я убедилась в правоте слов своего друга.

— Пойдем, посидишь у меня, — предложил Яки. — Понаблюдаем за ней из окна. Может, она уйдет, а может, нам удастся разглядеть ее лицо.

— Не могу — прошептала я. — А что, если она решит заглянуть ко мне домой?

— Да что с того?

— Что с того? Вообще-то, если ты забыл, у меня в гостях мама.

— Если бы ей нужна была твоя мама, она бы уже давно позвонила в дверь, — возразил Яки. — А эта дамочка все еще топчется возле вашей ограды. Я уверен, она ждет тебя. Если хочешь, можно позвонить маме и предупредить ее. А еще лучше сразу позвонить в полицию.

— И что я скажу полицейским? — у меня вырвался истерический смешок. — Спасите меня, какая-то женщина гуляет по нашей улице?

— Да уж, — кивнул Яки. — Вряд ли они приедут.

— И, в конце концов, чего мы так испугались? Может быть, это какая-нибудь поклонница моего творчества. Не решилась зайти в гости — вот и бродит под окнами.

— Ты сама-то себе веришь? — усмехнулся Яки. — Она торчит тут уже час. Это не читательница, это маньячка какая-то.

— Ладно, пошли к тебе, — кивнула я соседу. — Подождем, пока она уйдет или что-нибудь предпримет. В крайнем случае позвоню Лонбергу.

Мы отправились к Яки. Пока мой друг открывал нам пиво и возился с сандвичами, я, отодвинув шторку, подсматривала за незнакомкой.

Яки Вудсток оказался прав — дамочка была одета не по сезону. На ней была длинная темно-синяя накидка с капюшоном, из-за которого трудно было разглядеть ее лицо. Впрочем, я все равно не смогла бы его разглядеть: у меня слабое зрение, а очки я не ношу, потому что напоминаю в них девочку-зубрилу.

Кто это такая? Вспомнив «Городские легенды», я мысленно принялась перебирать героев каждой главы. Незнакомка могла бы быть Женщиной с картины, но на этой кровожадной даме не было длинной накидки с капюшоном.

Наконец странная незнакомка остановилась и решительно направилась к ограде дома. Я вскочила со стула, поставленного рядом с окном, и чуть не сбила с ног Яки, который подошел ко мне с подносом. Поднос полетел на пол, но мне было не до него.

— Яки, она пошла в дом, — бросила я другу. — Надо звонить Лонбергу. И маме. Или сначала маме, а потом Лонбергу.

— Не паникуй. — Яки заглянул за занавеску. — Твоя мать пока не открыла дверь.

— Я пойду туда, — решительно заявила я и протянула Яки сотовый. — Найди телефон Лонберга и звони ему.

— Может… — попытался было возразить Яки, но я уже побежала к двери.

К счастью, мне удалось успеть вовремя. Когда я, запыхавшись, подбегала к крыльцу своего дома, моя мать как раз открывала дверь.

Я сделала первое, что пришло мне в голову: резко потянула на себя накидку, в которую была закутана женщина. Цвет ее волос показался мне удивительно знакомым, а когда она обернулась, я поняла, что, как обычно, поторопилась с умозаключениями: передо мной стояла Лилиан Стакер.

Разумеется, мое странное поведение не очень-то пришлось ей по душе. Лицо Лил пошло красными пятнами.

— Ты что, совсем спятила?! — сверкая на меня своими цветными линзами, поинтересовалась она. — Мало того что уводишь моего мужчину, так еще и драться со мной лезешь?

— Я — увожу? — обомлев от наглости Лил, спросила я. — Не ты ли спала с Ричи, когда он еще был моим мужем?

— А ты все еще ревнуешь! — победоносно заявила Лил. — Поэтому и бегаешь за Ричи, чтобы насолить мне!

— Эй, мисс! Как вас там? — вмешалась моя мать, до которой наконец дошло, кто именно решил заглянуть к нам в гости. — Я бы попросила вас убраться отсюда подобру-поздорову. Моя дочь ни за кем не бегает. Это ваш любимый поет серенады у нее под окнами.

— Что?! — взвилась Лил.

Я бросила в мамину сторону укоризненный взгляд: если уж знала, могла бы и промолчать.

— Ну ты и стерва, Ют Олдридж!

Конечно, я за словом в карман не полезла, и после моего едкого замечания у Лил окончательно расплавились мозги. Она пинком отшвырнула сорванную накидку, валявшуюся у нее под ногами, и набросилась на меня. Не ожидавшая такого развития событий, я пошатнулась и свалилась с крыльца, а Лил оказалась прямо на мне.

Надо сказать, несмотря на свою хрупкую фигурку, эта дамочка была довольно сильной. Ее неестественно длинные ногти оказались почти у моих глаз, и мне стоило больших усилий, чтобы удержать руки Лил Стакер.

— Сумасшедшая, пусти меня! — крикнула я Лил, но эту истеричку не так-то просто было успокоить.

Если бы эту сцену увидел Ричи Карлайл, у него было бы еще больше поводов для самодовольной ухмылочки: из-за него дрались две женщины, правда одна из них, то есть я, совершенно не умела драться.

Неизвестно, чем бы все закончилось, если бы возле нашего дома не раздался визг тормозов, а затем громкий крик:

— Отпустите ее немедленно, иначе я буду стрелять!

Лонберг, мелькнуло у меня в голове, и, честное слово, я не очень-то рада была такому спасению.

Перепуганная Лил Стакер слезла с меня и подняла вверх руки. Я тоже встала и, отряхнувшись, виновато посмотрела на Лонберга, за спиной которого мельтешила худенькая фигурка Яки.

— Коул… Детектив Лонберг… Я боюсь, что снова ввела вас в заблуждение, — промямлила я. — Эта женщина — мисс Стакер, любовница моего мужа.

— Любовница!.. — фыркнула Лил и опустила руки, поняв, что стрелять в нее уже никто не собирается. — Некоторые любовницы куда лучше жен. Я-то, по крайней мере, сражаюсь за своего мужчину.

— Тоже мне, воительница! — с презрением бросила ей моя мать. — Чуть не выцарапала глаза моей дочери своими наращенными когтями.

Лонберг окинул меня взглядом, в котором явственно читалось все, что этот человек обо мне думает.

— Ради бога, оставьте эти женские разборки до моего отъезда, — бросил он Лил. — А вы, мисс Олдридж, как всегда, в своем репертуаре.

— Я не виновата, — попыталась оправдаться я. — Яки мне сказал, что кто-то бродит уже час возле моего дома Я испугалась и…

— Это правда, — поддержал меня Яки. — Она, — кивнул он на Лил Стакер, — целый час торчала у ограды в накидке с головы до пят. А потом решила войти в дом. Конечно, это показалось нам подозрительным — она оделась так, что ее лица вообще не было видно…

— Очень мне хотелось светиться на вашей паршивой улочке, — бросила ему Лил Стакер, — чтобы потом мое фото мелькало в какой-нибудь желтой газетенке. Представляю себе заголовок: «Известная писательница в городских трущобах». Нет уж, увольте.

Лонберг тяжело вздохнул. Я действительно чувствовала себя виноватой перед этим мужчиной: он, загруженный своими проблемами, оставил дома сына, помчался ко мне на выручку — и что застал? Очередную серию «семейной» мелодрамы.

— Простите, Лонберг — пробормотала я, чуть не плача. — Нервы ни к черту, я не знала, что так выйдет. Если я могу хоть чем-то отблагодарить вас…

— Налейте мне стакан воды со льдом, — усталым голосом попросил Лонберг. — Я чертовски вспотел, пока ехал. А в моей дешевенькой тачке, — покосился он на Лил, — нет кондиционера. В другой-то по нашим трущобам и не поездишь…

Лил Стакер, не сказав нам больше ни — слова, с достоинством удалилась, забыв на месте драки свой темный плащ.

— Эй, мисс! — крикнул ей вдогонку Яки. — Вы тут кое-что забыли!

Видно, таких плащей у Лил было более чем достаточно, поэтому она не стала затруднять себя тем, чтобы вернуться. Я пригласила Яки и Лонберга к себе.

Присутствие Лонберга не очень-то понравилось моей матери, и она бросила в мою сторону недовольный взгляд. Я усадила мужчин в своей комнате и спустилась на кухню за пивом и содовой. Разумеется, мать, занимавшаяся в это время посудой, не смогла удержаться от нотаций.

— Скажи честно, Ют, — сердито покосилась она на меня. — Что за дела у тебя с этим полицейским?

— Никаких, мам, — пробормотала я, делая вид, что увлечена процессом колки льда.

— Тогда почему я уже второй раз вижу его у тебя дома?

— Потому что это полицейский из нашего участка, — невозмутимо ответила я.

— Вот как? — усмехнулась мать, пристально наблюдая за тем, как я бросаю кусочки льда в стакан с содовой. — Не знала, что полицейских со своего участка нужно каждый день приглашать в гости.

— Чего ты хочешь, мам? — повернулась я к ней.

— Чуть большей откровенности. Ты ни о чем мне не рассказываешь. Мы живем с тобой, как соседи, хотя я твоя мать и приехала к тебе в гости.

— Я рада, что ты приехала, — попыталась улыбнуться я. — Но это же не значит, что мы каждый день должны болтать о всяких пустяках.

— О пустяках? Считаешь, то, что с тобой происходит, — это пустяки? Этот твой беспокойный взгляд, тревога на твоем лице… Ты почти ничего не ешь. К тебе приходит полиция.

— Мам, у меня гости, — напомнила я, но про себя подумала, что мать не так уж и неправа. Я действительно очень многое от нее скрываю. Но, с другой стороны, что будет с ней, когда она узнает правду?

— Конечно, гости важнее, чем я, — пробормотала она и вышла из кухни.

Я с тяжелым сердцем вернулась к гостям. Лонберг сразу заметил, что я чем-то подавлена, но истолковал это по-своему.

— Не стоит так печалиться, — посоветовал он. — В конце концов, ваши глаза целы и волосы, насколько я вижу, тоже. Только немного растрепались, но это легко исправить.

— Да, — кивнула я, не в настроении смеяться над его шуткой.

— Да что с вами, Ют? По-моему, после той перепалки с бывшим мужем вы выглядели куда бодрее.

— Лонберг, мне не до шуток, — не выдержала я. — На меня свалилась целая куча проблем. Если бы удалось решить хотя бы одну…

— Неплохо было бы последить за этой Лилиан Стакер, — уже серьезнее заметил Лонберг. — Насколько я понял, она уже не первый раз закатывает вам сцену?

— Не первый, — ответил за меня Яки. — Первый раз она отличилась на презентации Ют.

— Вот-вот, особа явно неуравновешенная. Кто знает, что она могла задумать, чтобы навредить вам.

— Лил была бы полной идиоткой, если бы решила так подставиться, — пожала плечами я. — Ну сами подумайте: если Лил замешана в этой истории, разве она станет угрожать мне явно?

— Все может быть, — пожал плечами Лонберг и, допив остатки содовой, поднялся со стула.

Вспомнив о том, что я обещала офицеру Фрэнки, я подписала два экземпляра «Городских легенд» и передала их Лонбергу. Кто знает, когда еще я загляну в участок…

— Отдайте это Фрэнки. Я обещала их ему еще тогда, когда пришла к вам со своими письмами, — соврала я, чтобы не подставить Фрэнки. — Он уже, наверное, отчаялся их ждать. Спасибо вам, что приехали. И еще раз извините, что так вышло.

Лонберг кивнул. Мне показалось, в его темных глазах промелькнула тревожная тень. Хорошо, что в этот раз он не стал устраивать мне взбучку за ложный вызов, подумала я и тут же задалась вопросом: почему Коул Лонберг этого не сделал? Может быть, поговорив со мной, он перестал видеть во мне причину всех бед моего мужа? А может, я просто понравилась ему… Понравилась как человек или как женщина?

Чтобы ответить на этот вопрос, я подошла к зеркалу. На меня смотрело взъерошенное существо с волосами неопределенного цвета, немного похудевшее, но все же достаточно упитанное, одетое в нелепую футболку, широкие брюки и старенькие туфли. Нет, поморщилась я, надо срочно что-то делать со своей внешностью. Завтра же позвоню Энн, и пусть она что-нибудь придумывает.

Мы с Яки еще немного посидели, а потом, проводив его, я долго пыталась уснуть. Сон не шел. Мои мысли крутились то вокруг Ричи, то вокруг Лонберга, то вокруг убийцы, для которого страшные преступления были игрой, а моя книга — путеводителем по этой игре.

Ночью мне приснился кошмар, связанный с Птичьим островом, и я проснулась в холодном поту. В моем сне писателем была вовсе не я, а мой бывший муж Ричи. Он написал какой-то жутковатый триллер, действие которого разворачивалось на Птичьем острове, а героиней которого была его бывшая жена.

Признаюсь, этот сон не был для меня такой уж большой загадкой. Одну из восьми глав «Городских легенд» Брэмвилля — «Последний роман» — я посвятила писателю, который настолько разозлил свою жену тем, что постоянно делал эту добрую и заботливую женщину комическим персонажем в своих книгах, что в один прекрасный день она решила ему жестоко отомстить и пропитала ленту в его пишущей машинке ядовитой краской.

Я никогда не издевалась над близкими на страницах собственных книг, да и Ричи Карлайл не смог бы намеренно причинить мне вред, однако, признаюсь, мне стало не по себе. Если одна из легенд посвящена писателю, значит и я вхожу в ту самую «группу риска», о которой мы говорили с Лонбергом.

Придя в себя и спустившись вниз, чтобы выпить холодной воды, я обнаружила, что в маминой комнате до сих пор горит свет. Я снова почувствовала угрызения совести: бедняжка не могла уснуть из-за меня. Наверняка гадала, что же происходит с ее непутевой одинокой дочкой. Мне захотелось заглянуть к ней, успокоить ее, но я не стала этого делать. Ди опять начнет меня расспрашивать, а я не смогу ей ничего рассказать, и мы снова поссоримся.

Я обязательно скажу ей правду, решила я, но только после того, как все закончится, моего анонима — брэмвилльского убийцу — поймают. Лишь бы только его поймали до того, как он смог бы добраться до своей третьей жертвы.

Вспомнив наш разговор с Лонбергом, я поднялась наверх и открыла свою книгу. Нужно было освежить память и понять, какие люди могут стать следующими жертвами. В случае с легендой о Сахарном человеке невозможно было даже предположить возможную жертву. Но в остальных легендах, насколько я помнила, была хоть какая-то конкретика.

Спать мне все равно не хотелось — после того кошмара, который мне приснился, сна не было ни в одном глазу. Я сняла с полки книгу и, направив вентилятор на свое кресло, углубилась в чтение.

Энн Уордейк обладала отличным вкусом и огромным желанием давать мне советы по поводу того, как я должна одеваться. Обычно я относилась к ее советам более чем легкомысленно, поэтому Энн здорово удивилась, услышав, что я собираюсь ими воспользоваться.

— Нет, ты меня просто ошеломила, — с улыбкой заявила она мне, когда мы встретились. — Надо же, Ют Олдридж решила заняться собой. Наверное, все еноты в Брэмвилле передохнут от такой новости. Неужели причина в том, что Ричи Карлайл снова решил тебя окучивать?

— Ну и словечки у тебя, — укоризненно покосилась я на подругу. — Успокойся, дело не в Ричи. Просто я посмотрела на себя в зеркало и поняла, что так больше жить нельзя. Надо срочно меняться. В своих брючках с подтяжками я. похожа на подростка-переростка.

Энн хмыкнула.

— Наконец-то дошло. Но я все-таки уверена, Ричи тут не последнюю роль сыграл. Не зря Лил Стакер чуть не выцарапала тебе глаза.

— Яки уже разболтал?

— Ага, — кивнула Энн. — И еще сказал, что Лонберг, который чуть не арестовал тебя по милости Ричи, примчался как ошпаренный тебе на выручку и буквально стащил с тебя озверевшую Лил.

— Ну, если убрать красочные сравнения, все так и было, — кивнула я. — Вообще-то я не собиралась звонить Лонбергу. Но Лил Стакер так вырядилась, что я было приняла ее за очередного героя, точнее, героиню из «Городских легенд».

— Хочешь сказать, не обрадовалась своему спасителю? — лукаво поинтересовалась Энн. — Ой, что-то мне в это не верится. Яки утверждал, ваши с Лонбергом отношения заметно потеплели.

— Яки болтун, каких поискать, — спокойно заметила я, поняв, на что намекает моя подруга. — А с детективом Лонбергом у нас исключительно деловые отношения.

— Ну конечно, деловые, — подмигнула мне Энн. — Вот, оказывается, ради кого ты решила пойти на такие жертвы. Что ж, это лучше, чем меняться для Ричи.

— Энн, если ты продолжишь в том же духе, — сердито покосилась я на нее, — то я пожалею, что попросила тебя о помощи, и откажусь от своей затеи.

— Договорились, больше ни слова о Ричи и Лонберге, — ответила моя понимающая подруга, и мы отправились по магазинам.

Бог мой, как давно я не занималась шопингом! Я не могла даже вспомнить, когда в последний раз бродила по магазинам и покупала себе вещи.

Неизвестно кому этот шопинг доставил больше удовольствия: мне или Энн, потому что она сияла так, словно была матерью, которая впервые пришла выбирать своей повзрослевшей дочери наряды. В мою примерочную тут же посыпались юбки, блузки и платья.

— Энн, зачем так много? — Я робко высунулась из примерочной. — Мне вполне хватит одного платья и одной…

— Нет уж, примеряй все, — приказным тоном заявила мне Энн. — Меняться так меняться. И потом, мы точно не знаем твоего размера, поэтому что-то может не подойти.

Пока Энн прохлаждалась, болтая с консультантом, я пыхтела, натягивая на себя юбки и блузки.

— Ну что ты там застряла? — через некоторое время грозно поинтересовалась Энн. — Только не говори, что забыла, как надевать юбку.

— Уже выхожу, — пробормотала я и, отодвинув шторку, робко вышла из примерочной.

— Восторг, — прошептала Энн, разглядывая свое творение, то есть меня. — Ют, ты просто чокнутая, раз до сих пор почти не надевала юбки. У тебя потрясные ноги… Великолепная грудь… Как ты умудрялась столько лет все это скрывать?

Признаюсь, я давно не краснела, но в тот момент покраснела от макушки до кончиков ногтей на ногах. Консультанты поддержали мою подругу и тоже наперебой принялись меня расхваливать. Я давно уже привыкла считать себя «далеко не красавицей, хоть и очень обаятельной особой», поэтому их похвалы повергли меня в шок, от которого я еще долго не могла оправиться.

Энн заставила меня купить кучу юбок, блузок, туник, несколько платьев и туфель — к счастью, мне удалось отвоевать право на невысокий каблук, — а я мысленно молила небеса вразумить мою подругу. Увы, небеса оказались глухи к моим мольбам, и Энн с горящими глазами сообщила мне, что теперь мы отправимся в салон красоты.

— О нет! — вырвалось у меня. — Энн, ты спятила? Я пойду в салон, только если ты поведешь меня туда под дулом пистолета. Хватит и того, что мне придется позориться, шлепая по Брэмвиллю в этой юбчонке. Удивлюсь, если вслед мне не будут улюлюкать.

— Если понадобится, я и пистолет найду, — возмущенно зыркнула на меня Энн. — Я и так на тебя сердита. У меня могла быть красивая подруга, а ты меня ее лишила. Теперь тебе придется хорошенько постараться, чтобы я тебя простила.

По природе своей я очень упрямый человек, но иногда друзья могут вить из меня веревки. Энн буквально схватила меня за руку и потащила в салон, находившийся на третьем этаже торгового центра.

— Успокойся, Ют, мы не станем перекрашивать твои волосы в фиолетовый цвет, — утешила меня Энн, когда я плюхнулась в кресло стилиста. — Всего-навсего чуть-чуть изменим цвет.

— И на том спасибо, — пробурчала я, чувствуя себя подопытным кроликом.

Энн объяснила стилисту, кого хочет увидеть в качестве своей новой подруги, и он с энтузиазмом взялся за дело. Меня повернули спиной к зеркалу. Не сомневаюсь, это было сделано нарочно, чтобы посреди эксперимента я не вскочила с кресла, закричав от ужаса, и не сбежала из салона.

Где-то через час мои мучения подошли к концу. Меня покрасили, подстригли, уложили и даже сделали легкий макияж. Честно говоря, я предпочла бы не видеть себя в зеркале, поэтому, когда стилист попросил меня повернуться, я робко заметила, что могу посмотреть на себя и дома.

— Не упрямься, Ют, повернись, — улыбнулась мне Энн. — Обещаю, ты не пожалеешь.

Я сомневалась в том, что отражение в зеркале доставит мне огромное удовольствие, но упираться было глупо. Пришлось повернуться и увидеть в зеркале совершенно незнакомую и потрясающе красивую женщину. От былой Ют Олдридж — замухрышки в нелепой одежде — не осталось и следа. Передо мной сидела роскошная пепельноволосая красавица с красивой грудью и томным, как будто затянутым легкой поволокой взглядом.

Господи, а взгляд-то откуда взялся? — подумала я и тут же поняла, что эффект легкой дымки получился благодаря теням, которые стилист аккуратно положил мне на веки. А я ведь уже совсем позабыла о том, что у меня большие серые глаза, которыми когда-то так восхищался Ричи… О том, что у меня пухлые красиво очерченные губы… О том, что у меня широкие ровные брови и небольшой чуть вздернутый нос… Как давно я забыла о том, что я женщина? — с горечью подумала я, глядя на свое отражение.

Из оцепенения меня вырвал голос Энн.

— Ют, с тобой все в порядке? Скажи хоть что-нибудь. Но учти, мы не примем ответа «я хочу сделать как было».

— Нет, только не как было! — вырвалось у меня, и Энн с облегчением улыбнулась.

— Ну так что, я была права? — окинула она меня торжествующим взглядом.

Я поднялась с кресла.

— На все сто процентов. А знаешь, Энн, зря ты это сделала, — с шутливым вызовом покосилась я на нее. — Как ты думаешь, кого теперь будут разглядывать твои подружки?

— Вот и делай из подруги красавицу, — пожаловалась стилисту Энн. — А она возьмет и уведет у тебя всех твоих поклонниц…

Стилист понимающе закивал головой, что не очень-то меня удивило. Судя по его манере одеваться и женственным движениям, он мог понять мою подругу так хорошо, как никто другой.

9

Я поймала себя на мысли, что была бы рада удивить Лонберга своим преображением. Теперь он точно не скажет, что я не читаю женских журналов. Хотя, сойдясь с ним чуть ближе, я поняла, что внешность для него не имеет такого уж серьезного значения. И все же мужчине всегда приятно, когда рядом с ним красивая и хорошо одетая женщина. Вряд ли Лонберг исключение из общего правила.

Впрочем, видеться с ним в ближайшее время я не планировала. Утром мы говорили по телефону, и я описала ему типажи людей, которые могут стать потенциальными жертвами брэмвилльского маньяка. Лонберг записал все, что я ему рассказала, и собирался пойти со своим списком к шефу. Оставалось лишь надеяться, что шеф благосклонно отнесется к той помощи, которую я пыталась оказать полиции.

Попрощавшись с Энн, уехавшей на вокзал встречать свою подругу, с которой они так душевно провели отпуск, я отправилась домой. Стоит ли говорить, что моя мать, увидевшая меня в новом образе, едва смогла найти слова, чтобы сказать, как потрясающе я выгляжу.

Мне было радостно оттого, что я приятно ее удивила, но Ди конечно же не смогла удержаться от замечаний.

— Жаль, что ты не взяла меня с собой, — с плохо сдерживаемой досадой заметила она, когда я сообщила, что «виновницей» моего преображения стала Энн Уордейк. — Я бы посоветовала тебе покрасить волосы в рыжий цвет. Он очень бы пошел к твоим серым глазам. А пепельный делает тебя немного суровой.

Что тут скажешь? Конечно, мать обиделась на то, что мне не пришло в голову взять ее с собой. Но если бы мы пошли с Ди, то она замучила бы меня бесконечными советами и тогда я ничего не купила бы и уж точно не пошла в салон.

Разозлившись и на себя, и на мать, я решила скоротать вечер в кафе за кружкой «Гротверга». Идти одной мне не хотелось, поэтому я пригласила с собой Яки.

— Хай, Ют! — восхищенно присвистнул он. — Да ты расцвела, красотка. Кажется, без мисс Уордейк тут не обошлось.

Мы отправились в кафе, где Яки нашел себе развлечение, изрядно меня рассердившее: он принялся подсчитывать мужчин, которые глазели в мою сторону. Мне было очень неловко, что еще больше веселило Яки.

— Ничего, скоро привыкнешь, — успокоил меня он. — Хвала Энн, ей все-таки удалось сделать из тебя настоящую женщину.

— Можно подумать, до этого я была мужчиной, — обиделась я на него.

— Нет, ты была женщиной. Только ловко это скрывала, — улыбнулся Яки.

На него трудно было обижаться, поэтому я пропустила его слова мимо ушей. Тем более что за наш столик принесли бутылку вина, которого ни я, ни Яки не заказывали.

— Простите, но вы ошиблись столиком, — сказала я официанту, но тот покачал головой и улыбнулся.

— Вино вам просил передать вон тот мужчина, — официант кивнул в сторону довольно привлекательного джентльмена средних лет, который тут же помахал мне рукой.

— Спасибо, — едва не заикаясь, пробормотала я. Мне и в голову не приходило, как надо принимать подобные знаки внимания. — Но я… я…

— Отлично, мы с удовольствием его выпьем, — перебил меня Яки. — Передайте мужчине огромную благодарность от моей дамы и от меня.

Официант отошел к столику привлекательного джентльмена. Тот улыбнулся мне и кивнул головой, словно благодаря словам Яки открыл для себя какую-то истину.

— В чем дело? — покосилась я на своего друга.

Он взглянул на меня, как на наивного ребенка.

— Я всего лишь позволил тебе принять его подарок и дал понять, что ты моя девушка. Тебе же не хочется с ним знакомиться?

— Нет, — покачала я головой.

— Значит, я все сделал правильно. Придется теперь тебе учиться принимать комплименты и подарки. Образ, знаешь ли, обязывает.

Мне надоели его шуточки, поэтому я ничего не ответила. Впрочем, мне было приятно сознавать себя красавицей, несмотря на то что я очень смущалась от повышенного внимания со стороны незнакомых мужчин.

Мы еще немного посидели в кафе, а потом Яки позвонили и нам пришлось разойтись в разные стороны. У Яки Вудстока не было постоянной работы — он зарабатывал фрилансерством, поэтому периодически получал заказы, которые выполнял дома. Чем именно занимался Яки, я толком не знала. Он говорил, что пишет какие-то компьютерные программы, но старался не вдаваться в подробности.

Чтобы получить очередное задание, Яки нужно было встретиться с заказчиком, поэтому в обратный путь я отправилась одна.

Я шла мимо дома нашей соседки, пожилой миссис Саймонс, когда услышала хлопок двери, раздавшийся со стороны ее крыльца. Это показалось мне странным: две недели назад миссис Саймонс положили в больницу, из которой врачи собирались выписывать ее не раньше, чем через месяц. Мы с Яки изредка ее навещали, и, хотя меня удивило ее преждевременное возвращение, я очень обрадовалась тому, что соседка пошла на поправку.

— Миссис Саймонс! — крикнула я, но она, по всей видимости, уже вошла в дом и меня не услышала.

Мне очень хотелось расспросить ее о том, как она себя чувствует, поэтому я решила к ней заглянуть. Но, как это ни странно, на мой звонок старушка никак не отреагировала. Миссис Саймонс не страдала глухотой, к тому же если она только что вошла в дом, то должна была слышать звонок.

Решив, что соседка слишком устала, чтобы принимать гостей, я собралась было уйти, но вдруг заметила, что входная дверь слегка приоткрыта. Любопытство мое было слишком велико, и я решила нарушить правила приличия и все-таки побеспокоить миссис Саймонс.

— Миссис Саймонс! — зайдя в дом, позвала я соседку. — Миссис Саймонс, это я, Ют!

Ответа не последовало. Я не на шутку разволновалась. Что, если миссис Саймонс выписали раньше времени и старушке снова стало плохо? Или она сама сбежала из больницы? Зная довольно экстравагантный характер миссис Саймонс, я бы не очень этому удивилась.

— Миссис Саймонс! — еще раз позвала я и, включив свет, зашла в гостиную.

Гостиная пустовала. Кухня, спальня, ванная — соседки нигде не было. Я как сумасшедшая носилась по чужому дому, теряясь в догадках, куда же все-таки исчезла миссис Саймонс. Отчаявшись ее найти, я заглянула даже в библиотеку, где и увидела то, что меня весьма удивило.

В кресле, где так любила коротать вечера миссис Саймонс, развалилась какая-то женщина. Ее глаза были закрыты, а на бледном лице виднелись какие-то пятна. Мне был виден лишь профиль незнакомки, поэтому я подошла поближе, чтобы разглядеть ее лицо. Может быть, это какая-то родственница миссис Саймонс? — мелькнуло у меня.

Когда я подошла, глаза незнакомки открылись, и только в тот миг мне удалось разглядеть, что пятна на ее лице не что иное, как кровь. Меня снова охватил ужас. Я застыла, не в силах шелохнуться. Незнакомка, не поворачиваясь ко мне, поднялась с кресла, и я увидела, как в ее руке блеснул маленький револьвер. В другой руке она сжимала длинную прядь рыжих волос.

Перед моим мысленным взором мгновенно всплыли строки из недавно перечитанных «Городских легенд»: «И тогда эта женщина, обезумевшая от ревности и боли, стала бродить по брэмвилльским улицам в поисках девушек с рыжими, как огонь, волосами. Она выслеживала своих жертв, проникала по ночам в их дома, а когда находила, то стреляла в них из своего маленького серебряного револьвера, а после срезала прядь волос, чтобы сполна насладиться местью».

Конечно, это самая глупая мысль, которая в такой момент могла прийти мне в голову, но я подумала о том, как мне повезло, что Энн решила осветлить мои волосы, а не перекрасить в рыжий цвет.

Женщина повернулась ко мне спиной и распахнула окно. Мне стоило больших усилий напомнить себе о том, что она всего лишь актриса, изображающая героиню из «Городских легенд». И, хотя мне все еще было страшно, я рванулась к ней, чтобы не дать ей уйти.

Незнакомка поняла мой замысел и, повернув ко мне свое жутковатое лицо, выстрелила из револьвера. К счастью, целилась она не в меня, а в хрустальную лампу, висевшую под потолком. Свет в библиотеке потух, раздался звон разбитого стекла, а женщина исчезла за окном.

Я застыла, потрясенная увиденным, и могла думать лишь о том, что в меня только что стреляли. Стреляли-то, конечно, не в меня, однако вполне могли бы в меня попасть. Когда я пришла в себя, то вспомнила, что библиотека миссис Саймонс находится на втором этаже. А для того чтобы спрыгнуть со второго этажа, не переломав себе ни рук, ни ног, нужно обладать недюжинной ловкостью.

Подбежав к окну, я взглянула вниз, но никого не увидела. Либо женщина с револьвером была рекордсменом по прыжкам с большой высоты, либо она заранее подготовилась и подставила к окну лестницу.

Я быстро спустилась вниз и выбежала на улицу. Никакой женщины ни с лестницей, ни без нее я, разумеется, не увидела. Наверное, она воспользовалась стремянкой миссис Саймонс, подумала я и решила, что самое время позвонить Коулу Лонбергу.

— Только не говорите, что у вас опять проблемы с бывшим мужем и его любовницей, — услышав мое взволнованное приветствие, перебил меня Лонберг.

— Оставьте ваши шуточки, — раздраженно бросила я. — Теперь я знаю, кто будет следующей жертвой…

— Кто? — изумленно поинтересовался детектив.

— Рыжая девушка, — ответила я. — Я кое-кого видела в доме своей соседки. Очередную героиню «Городских легенд».

— Видели? С вами, надеюсь, все в порядке? — спросил меня Коул, и в его голосе я услышала неподдельную тревогу.

— Все в порядке, если не считать разбитой лампы, из-за которой мне придется объясняться с миссис Саймонс. Подробности расскажу, когда увидимся. Постарайтесь убедить вашего шефа, что дело куда серьезнее, чем он думает.

— Я сделаю все, что смогу, — пообещал Лонберг. — Ют, возвращайтесь домой и постарайтесь никуда не выходить. Я свяжусь с вами.

Мне хотелось сказать ему, что он напрасно беспокоится обо мне, ведь я-то не рыжая, но Лонберг бросил трубку. Я попыталась представить себе, сколько рыжеволосых девушек в Брэмвилле, однако это было глупой затеей.

Вернувшись домой, я распахнула свой маленький бар и откупорила бутылку виски, чтобы хоть как-то снять стресс и не думать о тех, кому сегодня грозит опасность.

За этим занятием и застала меня Ди. Она зашла в гостиную с трубкой в руках и озадаченным выражением на лице.

— Ют, тебе звонит какой-то мальчик, — сообщила мать и, скользнув неодобрительным взглядом по только что откупоренному виски, протянула мне трубку.

— Он представился? — недоуменно уставилась я на Ди.

— Нет, — покачала она головой. — Только сказал, что мисс Олдридж хорошо его знает и обещала заглянуть к нему в гости.

— А, это Мэтью, — бросила я матери, словно она отлично знала, кто такой Мэтью и какое отношение к нему имеет ее дочь. — Он поклонник моего творчества, — добавила я и взяла протянутую трубку.

— Привет, Мэтти, — поздоровалась я с мальчишкой. — Как тебе удалось раздобыть мой номер?

— Вы уж простите меня, мисс Олдридж, — еле слышно произнес Мэтти. — Пришлось залезть в папины записи. Знаете, мне очень страшно. Отец куда-то ушел, а дома выключили свет. Я обещал, что не буду бояться темноты, но у меня не получилось. Миссис Олдридж, скажите, что мне делать?

Я едва не заплакала, услышав эту трогательную исповедь. Бедный ребенок, он пытался справиться со своим страхом, но не смог… Решение пришло неожиданно, само собой.

— Держись, Мэтти, я скоро буду у тебя, — пообещала я.

Уж лучше бы мне не видеть лица Ди — на нем было написано и удивление, и недоумение, и возмущение одновременно. Но, вместо того чтобы объясниться с ней, я чмокнула ее в щеку и, схватив новую сумочку — Энн презентовала ее мне за «послушание» в салоне красоты, — побежала спасать Мэтью.

К тому времени как я добралась до дома Лонбергов, Мэтти был уже так напуган, что мне еле удалось его успокоить. Мальчишка, правда, держался стойко и не хныкал, но дрожал так, словно его била лихорадка.

Свет в доме действительно не удавалось зажечь, а поскольку я ровным счетом ничего не понимаю в электрике, мне пришлось пройтись по гостиной с подсвеченным экраном мобильного телефона, чтобы убедить Мэтти в том, что под диваном и столом не прячутся страшные призраки.

— Значит, они на кухне, — без тени сомнения заявил Мэтти. — Давай забаррикадируем дверь и будем сидеть здесь.

— Мэтти, ты знаешь, что больше всего нравится призракам? — полюбопытствовала я, прекрасно понимая, что фразой «никаких призраков нет» мне вряд ли удастся чего-то добиться от мальчика.

Мэтти молча покачал головой.

— Они больше всего любят, когда их боятся, — с видом знатока «призрачных» дел сообщила я мальчишке. — Чем сильнее ты боишься призрака, тем больше он становится. Но это даже хорошо. — Я сделала многозначительную паузу, ожидая вопроса, который неизбежно должен был последовать.

— Почему? — удивленно уставился на меня Мэтти.

— Потому что, когда ты перестаешь бояться призрака, он исчезает. — Я сделала большие глаза, словно открывала Мэтью тайну, о которой мало кто знает.

— Честно? — недоверчиво поинтересовался Мэтти.

— Спрашиваешь, — хмыкнула я. — Между прочим, Мэтью Лонберг, вы видите перед собой специалиста по призракам и привидениям. Или ты думаешь, я просто так написала столько книг?

— Конечно же нет, — устыдившись своего предположения, ответил Мэтти. — Но как перестать их бояться?

— Ты ведь читал «Кто живет под кроватью»? — поинтересовалась я у Мэтти.

— Естественно, — кивнул он.

— Помнишь, как Тори Хартингем расправилась с Тем Кто Живет Под Кроватью?

— Да, — кивнул Мэтти. — Она заставила себя поверить в то, что он ей снится, и перенесла его в Царство Снов.

— Вот именно, — кивнула я. — А мы с тобой должны поверить в то, что наши привидения ужасно пугливы и боятся шума наших шагов. Ты сможешь?

Мэтти неуверенно кивнул.

— Постараюсь.

— Ты должен очень стараться, потому что мне нужна твоя помощь. Запомни, чем увереннее мы шагаем, тем меньше становятся привидения.

— Л-ладно, — заикаясь ответил Мэтти. — Мы что, пойдем на кухню?

Я кивнула.

— Надо поискать свечку или фонарь. Ты случайно не знаешь, где могут быть эти штуки?

— Фонарь лежит в кладовке, но отец запирает ее на ключ. Свечки, по-моему, на кухне, но я точно не помню, где они находятся. У нас еще ни разу не отключали свет.

— Свет скоро включат. Но мы с тобой гораздо раньше найдем свечи, — ободрила я мальчика. — А чтобы нашим привидениям стало совсем тошно, станем рассказывать страшные истории. Они поймут, что мы их совершенно не боимся, и растают как облака.

Мэтти улыбнулся, и мы двинулись на кухню. Если честно, я тоже не очень спокойно отношусь к темноте. А до пятнадцати лет боялась ложиться в кровать, потому что свято верила, что под ней живет кто-то ужасный. А еще мне страшно было заходить на кухню, потому что я думала, что ночью на ней оживают все предметы. Обо всем этом я честно рассказала Мэтью, пока искала свечи, и мои страхи, страхи взрослого человека, помогли ему забыть о своих собственных.

Свечки я нашла очень быстро, и мы с Мэтти зажгли на кухне несколько штук. Кухня озарилась теплым мягким светом, а нам с Мэтти показалось, что наступило Рождество.

Чтобы Мэтти окончательно позабыл о своих призраках, я решила приготовить пиццу.

— Вряд ли твой папа будет в восторге оттого, что мы тут полуночничаем, но, по-моему, это куда лучше, чем бояться привидений.

Мэтти со мной согласился. Настроение у мальчика заметно улучшилось, и он принялся активно помогать мне в приготовлении пиццы. К счастью, духовка у Лонберга оказалась газовой, иначе нам пришлось бы есть пиццу сырой.

Я положила раскатанное тесто на противень, смазала его соусами, которые Мэтти достал из холодильника, и мы нарезали в нашу пиццу все, что нашли под рукой. Туда полетели и колбаса, и сосиски, и зелень, и даже консервированная кукуруза, которую, как выяснилось, Мэтти любил так же сильно, как и я. Идея нарезать в пиццу брокколи пришлась нам обоим не по душе.

— Ненавижу брокколи, — поморщился Мэтти, когда я засунула пиццу в духовку. — Папа постоянно заставляет меня есть эту гадость.

— Мама тоже пичкала меня брокколи, — улыбнулась я. — Наверное, поэтому, когда я выросла, начала есть только вредные продукты.

— Типа гамбургеров? — поинтересовался Мэтти.

— Вроде того, — кивнула я. — Еще мне очень нравились тако — мексиканские лепешки с мясным фаршем, соусом, сыром и прочей вкуснятиной. Но вся эта еда из закусочных быстро мне надоела, и я научилась готовить то, что мне нравится.

— Папа тоже пытается научить меня готовить. Но у меня плохо получается, — вздохнул Мэтти.

— Всему свое время, — ответила я. — Наверняка есть вещи, которые у тебя получаются хорошо.

— Есть, — отозвался Мэтти. — Когда мы с папой разбивали клумбы в саду, я сам делал кукол. Папа, конечно, тоже помогал, — признался мальчик. — Но больше всего сделал я.

Так вот, оказывается, кто превратил этот сад в сказочный городок, подумала я. Странно было представить себе детектива Лонберга за подобной работой. Впрочем, совсем недавно я не могла себе представить и того, что у него есть сын, о котором он заботится в одиночестве.

Меня удивило то, что Мэтти ничего не говорил о своей матери. Либо мальчик не хотел о ней вспоминать, либо действительно ее не помнил. Разумеется, я не стала задавать наводящих вопросов — в конце концов, это было не моим делом.

Лонберг пришел в самый разгар нашего веселья: мы вытащили приготовленную пиццу из духовки и пытались ее разрезать, что скверно у нас выходило, потому что расплавленный сыр прилипал к лезвию ножа.

Честно говоря, я подумывала позвонить Лонбергу и предупредить его о том, что нахожусь в его доме, но, решив, что у детектива и без того много проблем, отложила свой звонок на потом. Поэтому, услышав знакомый голос, я даже испугалась. Что подумает Лонберг, увидев меня на его кухне с его собственным сыном, который давным-давно уже должен был видеть десятый сон? Но, обернувшись, я не заметила на лице Лонберга ни следа возмущения или гнева. Он был удивлен, но, по всей видимости, даже приятно, потому что на его губах играла добрая улыбка.

— Не думал, что вы так истолкуете мой совет сидеть дома, — обратился ко мне Лонберг. — Хотя, конечно, мне гораздо приятнее видеть вас здесь, чем выручать из какой-нибудь передряги. Я смотрю, вы занимаетесь кулинарным образованием Мэтти. И, по-моему, неплохо получается. Только почему вы сидите при свечах?

— Пап, я сам позвонил мисс Олдридж, — поспешил признаться Мэтью, прежде чем я успела что-то сказать. — Во всем доме погас свет, и я испугался.

— Он очень стойко держался, — заверила я Лонберга. — Мэтти испугал всех призраков, и они растаяли.

— Да, пап, — кивнул Мэтти. — Теперь я их не боюсь. Ну разве что совсем чуть-чуть.

— Что ж, это уже обнадеживает, — кивнул Лонберг сыну. — Со светом я сейчас разберусь. Надеюсь, пока я буду в щитовом отделении, вы не слопаете всю пиццу?

— Нет, что вы, — заверила я его. — Мы обязательно наградим вас за труды самым большим куском.

— Хороший стимул, чтобы вернуть свет, — подмигнул нам Лонберг, и его взгляд остановился на мне. — Есть еще один стимул, но о нем я пока промолчу…

Я улыбнулась про себя, хотя была не так уж и уверена, что мой «новый образ» понравится Лонбергу. С ним вообще тяжело было что-то предугадать. Вот и сейчас: я была уверена, что его возмутит мое неожиданное вторжение, а он воспринял эту ситуацию так, как если бы она была вполне обыкновенной.

Когда Лонберг вернулся сам и вернул нам свет, без которого мы с Мэтти, надо сказать, прекрасно обходились, наша троица принялась за пиццу. Лонберг похвалил меня и Мэтью, причем сделал это совершенно искренне. К тому же пицца действительно оказалась очень вкусной — может, потому что была приготовлена при свечах.

Скоро Мэтти был отправлен спать — Тот Кто Живет Под Кроватью уже не очень-то пугал сонного и довольного мальчика, — а мы с Лонбергом переместились в гостиную. Я намекнула было на то, что моя миссия завершена, но он и слышать не хотел о том, что я уйду.

— Ют, я, конечно, отвезу вас домой. Но, может, мы еще немного посидим и поболтаем?

Я подумала о том, что Лонберг еще ни разу не называл меня по имени и далеко не так часто просил меня о чем-то. Мне пришлось позвонить Ди и соврать, что я сижу в гостях у Энн и пока еще не знаю, когда вернусь.

Лонберг удивленно покосился на меня, услышав эту ложь.

— Мне казалось, вы взрослая женщина и имеете полное право находиться там, где хотите.

— Вы не знаете мою мать, — присев на диван неподалеку от Лонберга, ответила я. — Если я скажу ей, что сижу в гостях у полицейского, посыплются вопросы и обвинения в том, что я на них не отвечаю.

— Значит, ваша мама ничего не знает о том, что происходит? — удивленно поинтересовался Лонберг.

— Ничего. Если я скажу ей правду, она будет сходить с ума каждый вечер и хвататься за сердце всякий раз, когда я выхожу из дому. Наверное, она считает, что это и есть материнская любовь.

— Видно, у вас с ней непростые отношения, — немного подумав, заметил Лонберг. Я кивнула. — Может, вам стоит быть с ней чуть мягче и хоть немного откровеннее? Родителям нужно знать, что от них хотя бы что-то зависит. Им становится страшно, когда наступает старость, а вместе с ней осознание того, что они уже никому не нужны. Как отработавший механизм, понимаете?

— Понимаю, — кивнула я. — Только эта история не про Ди Олдридж. Она всегда знала, чем себя занять.

— Боюсь, это всего лишь видимость.

Я не стала спорить с Лонбергом, потому что до сих пор чувствовала себя виноватой перед матерью, и решила расспросить его о том, чего мы не могли обсудить при Мэтти, — о ситуации с брэмвилльским убийцей.

Лонберг рассказал мне, что поговорил со своим шефом и поставил на ноги весь полицейский участок. Шеф по-прежнему настаивал на том, что паника в городе ни к чему хорошему не приведет, а потому дал разрешение лишь на усиление патруля на улицах. Детективу едва удалось убедить шефа разослать имеющуюся информацию по другим участкам брэмвилльской полиции, и оставалась надежда, что город будут патрулировать не только полицейские из нашего участка.

Лонберг направил запрос в агентства, занимающиеся обучением и кастингом актеров, но это было бессмысленной тратой времени: ни один начинающий актер не сознается в том, что ему заплатили деньги за роль, которая может быть связана с убийствами и интересует полицию.

Оба почтовых отделения Брэмвилля — письма, которые приносил мне Гарри, приходили именно из них — тоже молчали. Никто из почтовых работников не знал, кто отправлял письма на имя Юстинии Олдридж. Лонберг попросил начальников обоих отделений тщательно следить за тем, кто отправляет письма на мое имя, и это давало определенную надежду на то, что убийца попадется на почте.

Однако я всем сердцем желала, чтобы у него не было причины явиться на почту, — ведь это означало бы, что он совершил еще одно убийство и погиб еще один ни в чем не повинный человек.

Лонберг тоже думал об этом — его лицо помрачнело и словно окаменело от тягостных раздумий. Только сейчас я заметила, как он устал. Мне было неловко из-за того, что я сижу в его доме и отнимаю у него возможность выспаться. Но он категорически не хотел, чтобы я уходила, — ему как будто становилось легче от моего присутствия. Что ж, я хорошо его понимала: мне тоже было бы тяжело нести этот груз в одиночестве.

Я рассказала Лонбергу о том, что видела в доме у своей соседки, мисс Саймонс.

— Вы меня очень напугали, — мрачно произнес он, выслушав мой рассказ. — И даже не сказали мне, что в вас стреляли, — с укором посмотрел он на меня.

— Что бы это изменило? — поинтересовалась я. — Тем более я пообещала, что расскажу обо всем при встрече.

— О, это кое-что изменило бы, — возразил Лонберг. — Гостья вашей миссис Саймонс стреляла, а это означает, что в доме осталась пуля от револьвера. Маленькими револьверами не так уж много кто пользуется. Мы можем вычислить владельца.

— Но ведь эта женщина только актриса.

— Зато она много чего может порассказать.

— Вы правы, — погрустнела я. — Какая же я все-таки глупая.

— Да будет вам, — мягко улыбнулся мне Лонберг. — Можно подумать, вы каждый день сталкиваетесь с пальбой и убийствами. Не волнуйтесь, завтра я доложу об этом шефу и мы отправим к вашей соседке парочку сообразительных ребят. А сейчас давайте не будем больше об этом — просто посидим и попробуем расслабиться. Идет?

— Идет, — кивнула я.

Взгляд Лонберга снова скользнул по мне с интересом.

— Что это вы так на меня смотрите? — поинтересовалась я.

— Думаю, так одевшись, вы рассчитывали, что на вас будут смотреть.

— Как это «так»?

— Так сексуально, — тихо пробормотал Лонберг и смущенно уставился на диванную подушку.

Забавно было наблюдать смущение на его мужественном лице. Я не смогла сдержаться и улыбнулась.

— И что же, вам нравится или нет?

— Я сразу заметил, как вы изменились, — признался Лонберг, продолжая разглядывать диванную подушку. — Как только заглянул на кухню… Да, мне очень понравилось. Все, включая новый цвет ваших волос. Я, конечно, идиот, потому что первым делом подумал: как здорово, что она не перекрасилась в рыжий.

Я хмыкнула.

— Я же говорю — идиот, — снова констатировал Лонберг.

— Не волнуйтесь, я не лучше вас. Когда та женщина выстрелила, у меня были точно такие же мысли.

— Представляю, как вы испугались.

— Только в первую минуту, — призналась я. — Но мы опять болтаем о том, о чем не хотели говорить.

— Нет, сейчас мы говорим о вас. Кстати, с чего вдруг такая перемена? — лукаво покосился он на меня.

— Ни с чего, — пожала я плечами. — Просто захотелось чего-то нового.

— Надеюсь, это ваше желание чего-то нового не связано с возвращением вашего бывшего мужа? — Я заметила, как в темных глазах Лонберга вспыхнули две молнии.

— Нет-нет, — поспешила уверить я его. — У меня нет никакого желания с ним встречаться.

— Хорошо вас понимаю.

— О чем это вы?

— У меня тоже нет желания видеться с моей бывшей женой.

— Значит, она жива? — вырвалось у меня.

Лонберг недоуменно уставился на меня, а я уже ругала себя за бестактность.

— А с чего вы взяли, что она умерла?

— Э-э-э… Я не знаю — промямлила я. — Просто мне так показалось. Вы ничего не говорите о ней, один воспитываете сына, вот я и подумала.

— Она ушла от меня. — Лонберг снова уставился на диванную подушку. — Ушла и оставила мне Мэтти. Рита никогда не хотела иметь детей. Так уж вышло, что я уговорил ее оставить ребенка. Она долго не могла мне этого простить. Может, я был неправ, но если бы не Мэтти, не знаю, чем бы я жил.

— Вы очень любили свою жену? — с сочувствием поинтересовалась я.

— Любил… пока не узнал, что она меня предала. — Лонберг посмотрел на меня почти умоляюще. — Давайте сменим тему. Я не люблю об этом говорить. Может быть, потом я смогу рассказать вам об этом. Но не сейчас… не сейчас. — Я понимающе кивнула. — Кстати, Ют: если вы думаете, что я не обращал на вас внимания раньше, когда вы носили свои брюки с подтяжками, то вы ошибаетесь, — неожиданно заявил он.

Я совсем растерялась, не зная, что ему ответить.

— Что вы имеете в виду? — у меня даже в горле пересохло от его неожиданного признания.

— То, что вы и раньше мне нравились.

— Нравилась?

— Ют, не стройте из себя мисс Недоумение, — насмешливо посмотрел на меня Лонберг. — Да, вы мне нравитесь и прекрасно об этом знаете. Больше всего меня волнует другое: нравлюсь ли я вам?

— Э-э-э… — только и смогла выдавить я.

— Э-э-э? Весьма красноречиво для писателя. Это все, что вы можете мне сказать?

— Ну-у…

— Выходит, что не нравлюсь. — Видно было, что он огорчен и подавлен, но быстро справился с собой. — Значит, детектив Лонберг интересен вам лишь как персонаж для вашей новой истории?

— Нет, вы ошибаетесь, — наконец-то смогла заговорить я. — То есть ты ошибаешься, Коул. Ты мне очень нравишься, только я с некоторых пор не очень-то доверяю мужчинам.

— Неужели я хотя бы раз позволял тебе во мне усомниться? — В голосе Лонберга все еще звучала горечь, хотя его лицо прояснилось.

— Нет, что ты, — покачала я головой. — Только я не об этом. Ричи изменял мне, ты знаешь… Так вот, я…

— Боишься снова обжечься?

— Да, — кивнула я.

— Клянусь тебе, даже если бы моя бывшая вернулась ко мне, я послал бы ее ко всем чертям, — поспешил заверить меня Коул.

— А как же Мэтти?

— Если Мэтти захочет с ней видеться, я не против. Только сомневаюсь, что он захочет. И вообще, забудь о ней. Она не имеет к нам никакого отношения.

— Но ведь речь не только о Рите, — грустно улыбнулась я. — В мире полно других женщин, гораздо интереснее и привлекательнее меня.

— Что за ерунда? — возмущенно уставился на меня Коул. — Не видел ни одной. Нет, я, конечно, не святой и встречался с женщинами после Риты, но никому из них не удавалось пробудить во мне хоть что-то похожее на любовь и даже на страсть.

— А мне удалось? Вообще-то о любви мы еще не говорили, — лукаво покосилась я на Коула.

— Мы вообще слишком много говорим, — улыбнулся он и, придвинувшись ко мне, обнял так горячо, что мне показалось: еще секунда — и я растаю в его объятиях, как кусочек льда в бокале с нагретой лучами солнца водой.

Когда я фантазировала о поцелуе Коула, мне казалось, этот мужчина не умеет быть нежным. Но как я ошибалась! Я никогда не думала, что перед поцелуем тоже может быть прелюдия, и тем более не думала, что она окажется такой восхитительной…

Коул нежно провел рукой по моему лицу, коснулся моего подбородка, скользнул пальцами по щеке, осторожно погладил мои полусомкнутые веки. Его мягкая рука скользнула по моим распущенным волосам, нырнула в них и снова вынырнула на поверхность. Затем его пальцы снова скользнули вниз, губы осторожно коснулись моего подбородка, а потом на ощупь начали искать дорогу к моим губам.

Я сладко застонала… Мне не приходило в голову, что поцелуя можно желать так сильно и страстно. Поэтому, когда губы Коула коснулись моих, я сама впилась в них с такой жадностью, словно путник, бродивший по пустыне много дней и ночей, наконец-то добравшийся до воды.

Это был потрясающий поцелуй. Ничего подобного я не испытывала ни с кем другим. Может, все мужчины, что были у меня раньше, просто не умели целоваться? Или думали лишь о том, как бы произвести на меня неизгладимое впечатление?

Коул Лонберг, по-моему, ни о чем в тот момент не думал: он хотел меня целовать и хотел, чтобы я получила от этого поцелуя как можно больше удовольствия. И ему это удалось.

Мне безумно хотелось, чтобы этот поцелуй продолжился в постели, но я отдавала себе отчет в том, что мы с Коулом выбрали не самый подходящий момент. Он понимал это не хуже, чем я, поэтому, когда почувствовал, что все может зайти слишком далеко, остановился и слегка отстранился от меня.

— Прости, Ют, — тихо прошептал он мне. — Но вряд ли ты оценишь, если мне позвонят из участка и я оставлю тебя одну после… после… ну, ты понимаешь после чего.

Я тихо засмеялась. Кто бы мог подумать, что бывают такие стеснительные полицейские?

— Я неисправим, — пробормотал Коул. — Опять сморозил какую-то глупость.

— Все в порядке. — Я протянула руку и легонько провела ладонью по его небритой щеке. — Ого, колючая. Странно, что я этого не заметила, когда мы с тобой целовались.

— Клянусь тебе, что завтра же побреюсь, — пообещал Коул. — И вообще, можешь просить меня о чем угодно. Я уже сто лет не выполнял женских прихотей.

— Вот потеха, — хмыкнула я. — Моих прихотей тоже сто лет никто не выполнял, и теперь я даже не знаю, о чем попросить.

— Подумай хорошенько, — улыбнувшись, посоветовал мне Коул. — Впрочем, времени у тебя много — целая жизнь.

— Не страшно загадывать? — покосилась на него я.

— С тобой — нет.

Его честный ответ понравился мне, но я тут же почувствовала некоторое беспокойство. А что, если я не оправдаю его ожиданий? Что, если не окажусь той женщиной, о которой он мечтал?

И потом, я ведь так и не закончила отношения с Ричи, который, набившись мне в друзья, продолжал атаковать меня звонками и предлагать встретиться. Остыла ли я к Ричи или до сих пор что-то теплится в моей душе? Я не могла клясться в чем-либо Коулу, пока окончательно не ответила на все эти вопросы самой себе.

— О чем задумалась? — обеспокоенно спросил меня Коул. — Я что-то не то сказал?

— Нет, все в порядке. Думаю о том, что тебе нужно хорошенько поспать. Хочешь, я покараулю твой телефон, пока ты будешь в отключке?

— Буду в отключке? — хмыкнул Коул. — Знаешь, ты и так много для меня сделала… Спасла моего сына, помогаешь мне с расследованием. Не хочу, чтобы ты подумала, что я постоянно буду терроризировать тебя своими требованиями.

— О, ты слишком много беспокоишься о пустяках, — отмахнулась я. — Лучше поспи. А я могу рассказать тебе сказку. Я ведь мастер страшных историй.

— Уговорила, — кивнул Коул.

Он улегся на диванчике, а я села у него в ногах.

— Расскажи мне историю о писателе из твоих «Городских легенд», — попросил меня он. — Честно говоря, она меня интересует больше, чем все остальные.

Я хорошо понимала почему: если в «группе риска» находятся писатели, значит и мне нужно быть осторожной. Впрочем, сейчас я меньше всего думала о себе…

10

Сотовый Коула начал разрываться уже в пять часов утра. Я разбудила своего сонного детектива, который немедленно вскочил с кровати и уставился на меня вытаращенными, мутными и ничего не понимающими глазами.

— Ют?!

Я было испугалась, что бедняга от усталости и переживаний забыл все, что произошло вчерашней ночью, но Коул довольно быстро пришел в себя и взял протянутую мной трубку.

— Детектив Лонберг слушает.

Видно, новости оказались не самыми приятными, потому что Коул нахмурился и даже тихо чертыхнулся. Я сидела на диване, прямая и напряженная, и с нетерпением ждала, когда он закончит разговор.

— Плохие новости, Ют. — Коул засунул мобильный в карман брюк и тут же принялся натягивать рубашку. — Убийство все-таки произошло. Убита девушка, как ты понимаешь, рыжеволосая. Чертов маньяк! Если я поймаю эту тварь, она не доживет до суда!

Я впервые видела его в таком состоянии. Мне был вполне понятен его гнев, просто сегодня мне казалось странным, что Коул Лонберг, такой ласковый и добродушный еще вчера ночью, сегодня утром превратился в разъяренного зверя.

— Тише, Коул, — попыталась я успокоить его. — Надеюсь, ты шутишь. Мне совершенно не хочется, чтобы тебя посадили в тюрьму из-за этого психопата.

— Извини меня, Ют, — смягчившись, ответил мне Коул и, наклонившись, поцеловал меня в щеку. — Просто я не смог сдержаться. И еще раз извини, — добавил он, заметив, что меня снова оцарапала его щетина. — Забыл, что обещал тебе побриться с утра, — теперь ничего не успею.

— Побреешься вечером, — улыбнулась ему я. — Поверь, мои капризы подождут.

— Надеюсь, — с каким-то беспокойством в голосе и во взгляде пробормотал Коул.

— Будь уверен.

Он сказал, что не будет большой беды, если Мэтти останется один, ведь мальчик уже привык сам о себе заботиться. Однако я решила устроить ему какой-нибудь приятный сюрприз, и мы отправились в городской парк кататься на каруселях.

Настроение, увы, у меня было не самым праздничным — я все думала & той несчастной девушке, которую нашли сегодня утром. Может быть, Коул прав — человека, который способен на такое преступление, стоило наказать сразу, без всяких там судов и разбирательств. Но как быть со мной? Ведь я своими руками подбросила ему идею, в какую форму облечь преступления.

— О чем думаешь? — спросил у меня куда более веселый, чем я, Мэтти.

— О том, что из-за моих книг у кого-то могут быть серьезные неприятности, — честно ответила я.

— Неприятности? — изумленно покосился на меня Мэтти. — Какие еще неприятности, мисс Олдридж?

— Зови меня просто Ют, — попросила я мальчишку. — Вот, к примеру, ты боишься того, что кто-то живет под твоей кроватью. А потом читаешь мою книгу и начинаешь верить в то, что под твоей кроватью действительно живет страшный монстр. Разве я не виновата в твоем страхе?

Мэтти немного помолчал, а затем серьезно ответил:

— Нет, мисс Олдридж, вы не виноваты. Я все равно боялся бы, даже если бы не прочитал книгу. Не Того Кто Живет Под Кроватью, так кого-нибудь другого. Такой уж я трусишка. Разве вы виноваты в том, что я трус?

— Во-первых, ты не трус, — строго посмотрела я на мальчишку. — Вчера ты отлично справился со своим страхом. А во-вторых, разве после того, как ты прочел книгу, тебе не стало еще страшнее?

— Нет, — покачал головой Мэтти. — Мне даже легче стало. Потому что я понял, что не так одинок. Тори Хартингем тоже боялась.

Я благодарно улыбнулась Мэтти. Как это ни \ странно, но после тех слов, что сказал мне этот мальчишка, мне немного полегчало. Я даже поддалась уговорам Мэтью, и мы вдвоем прокатились на «американских горках».

— Надеюсь, твой отец меня не убьет, — сказала я Мэтти, придя в себя после только что испытанных острых ощущений. — И как только тебя пустили на этот аттракцион?

— Вы сами мне как-то сказали — я выгляжу старше своего возраста, — с гордостью заметил мальчик. — Да не волнуйтесь, папа не будет сердиться. Я же был с вами…

После «горок» Мэтти предложил мне освежиться у фонтана. С тех пор как мы оказались в парке, меня не оставляло чувство, что за мной кто-то следит. Поначалу я списала это на паранойю — из-за всей этой истории с убийцей у меня разыгралось воображение, — но, когда мы подошли к фонтану, я обернулась и увидела, как за деревом, стоящим неподалеку от воды, кто-то спрятался.

Мне стало страшно не столько за себя, сколько за Мэтти. Нельзя было брать его с собой, подумала я.

— Мэтти, можно я оставлю тебя на секундочку? — спросила я у мальчишки, не сводя глаз с дерева, за которым притаился мой преследователь.

— Конечно, — кивнул он.

— Только никуда не уходи. Я буду возле того дерева, — кивнула я.

— Хорошо, Ют.

Я сделала вид, что направляюсь к киоску с мороженым, а потом очень резко повернула к дереву. И, честно говоря, порядочно удивилась, обнаружив за ним Ричи Карлайла.

— Ты что, следишь за мной? — уставилась на него я.

— Да, слежу, черт возьми, — с вызовом ответил Ричи. — Вот уж не думал, что ты как заправская мамаша поведешь на прогулку чужого ребенка.

— Вообще-то это мой приятель, — сухо заметила я, покосившись в сторону Мэтти, который в этот момент болтал рукой в фонтане. — Ты не ответил на мой вопрос. Зачем ты за мной следишь?

— Затем, что ты что-то скрываешь, — сердито отозвался Ричи. — Неужели у тебя роман с этим полицейским?

— И как давно ты следишь за мной? — сделав вид, что не расслышала вопрос Ричи, поинтересовалась я.

— Не волнуйся, я следил за тобой только сегодня. И то потому, что твоя мать позвонила мне в три часа ночи, чтобы сказать, что ты не вернулась домой.

— И это повод меня преследовать?

— Это повод о тебе беспокоиться. Должен же я был узнать, что с тобой происходит. Моя теща уверена, что ты вляпалась в какую-то историю.

— Твоя бывшая теща… И ты тут же бросился мне на выручку, — хмыкнула я.

— Естественно, я ведь твой муж.

— Бывший муж.

— Пусть и бывший, — хмуро бросил Ричи. — Так что, у тебя все-таки с ним роман?

— Представь себе, да, — не без злорадства сообщила я Ричи.

— Теперь понятно, ради кого ты так преобразилась.

— А ты думал, ради тебя?

— Была тайная надежда.

— Послушай, Ричи, — немного смягчилась я, увидев, как сильно он огорчен моим признанием, — мы же договорились, что будем друзьями. Мы уже давно живем каждый своей жизнью. Зачем что-то менять? И для чего? Ведь я никогда не смогу простить тебе предательства. А ты не перестанешь интересоваться другими женщинами и заводить романы.

— Ют, я… — Ричи махнул рукой. — Да о чем я тебе говорю… Ты так изменилась, что уже не понимаешь меня.

— Мы никогда не понимали друг друга, Ричи, — произнесла я, и только в тот миг до меня дошло, что наш брак был совершеннейшей нелепицей. — Мы всегда были чужими друг другу. Да, нас кое-что объединяло, но этого оказалось недостаточно, чтобы сохранить наши отношения.

— Ты правда так думаешь? Или в тебе говорит обида?

Что меня больше всего бесило в Ричи, так это его самоуверенность. Как ты можешь меня не любить? — говорил его изумленный взгляд. Все это время мой бывший муж наивно полагал, что я все еще люблю его и отказываюсь принять его лишь потому, что он когда-то изменил мне с Лил Стакер и продолжает с ней жить.

— Клянусь тебе, Ричи, — я поймала себя на мысли, что сказала это совсем как Коул, — если у меня и были какие-то сомнения, то теперь их нет.

— Это из-за Лонберга?

— Это из-за нас с тобой. — Я уже устала от объяснений, поэтому мне хотелось лишь одного: чтобы Ричи поскорее ушел, а я смогла вернуться к Мэтью, который, судя по всему, намеревался нырнуть в фонтан. — Ну все, Ричи, мне пора.

— Ют, — позвал он меня, когда я уже отвернулась.

— Что? — Мне пришлось обернуться, и я впервые увидела боль в глазах этого мужчины.

— А я ведь и в самом деле люблю тебя, Ют.

— Ричи, мне действительно пора.

Я не хотела быть жестокой, но наш разговор зашел в тупик. Мне нечего было сказать Ричи, а он повторял одно и то же. Наверное, Лил и правда могла бы стать ему куда лучшей подругой жизни, чем я. Но почему-то не стала…

Увы, к фонтану мне пришлось бежать: Мэтти так низко наклонился над водой, что соскользнул с бортика и свалился.

— Мэтти! — испуганно крикнула я, но ответа не последовало.

Проклиная свою невнимательность и навязчивость своего бывшего мужа, я залезла на бортик и прыгнула в воду. К счастью, наши брэмвилльские фонтаны не очень-то глубоки, поэтому Мэтти мне удалось вытащить из воды без особого труда.

— Цел? — спросила я его.

Он кивнул и напомнил мне взъерошенного нахохлившегося воробья.

— Простите, Ют. Я не хотел. Как-то само получилось.

— Верю, — кивнула я. — Только теперь нам придется быстро-быстро перебирать ножками, чтобы тебя переодеть. Ты же не хочешь, чтобы твой отец съел нас обоих на ужин?

— Нет, — пролепетал Мэтти так, словно Коул и впрямь был людоедом. — А что, он может?

— Мэт, я шучу. Если я пишу детские «ужастики», то это вовсе не значит, что каждое мое слово нужно воспринимать всерьез.

Я помогла мальчишке выбраться и только сейчас заметила, что на нас с удивлением глазеют окружающие. Еще бы! Взрослая женщина полезла в фонтан за мальчишкой. Можно подумать, они стояли бы и смотрели, как он бултыхается в воде!

Эти взгляды настолько меня возмутили, что я решила окончательно шокировать общественность.

— Ну что, Мэтти, придем купаться еще раз? — довольно громко поинтересовалась я у своего маленького спутника, которому моя шутливая идея пришлась по душе.

— Конечно! — радостно ответил он, и мы продолжили свое шествие уже под недовольное перешептывание дам, решивших, что я сумасшедшая мамаша этого мальчугана.

Когда мы вернулись домой, Мэтти поинтересовался у меня, кто был тот незнакомец, с которым я говорила за деревом.

— Мой бывший муж, — честно ответила я. — Его зовут Ричи Карлайл.

— А вы до сих пор встречаетесь? — огорченно спросил у меня мальчик.

— Вообще-то нет. Мы с ним просто дружим.

— А такое бывает? — широко распахнул глаза Мэтти.

— Что именно? Дружба после развода? — с улыбкой спросила я.

— Ага.

— Бывает, но не у всех.

— Мои родители не дружат, — грустно заметил Мэтти.

— И ты не знаешь почему? — осторожно поинтересовалась я.

— Если честно, нет. Я спрашивал папу, но он никогда не объясняет.

— А ты скучаешь по маме?

— Не знаю, — признался Мэтти. — Я был очень маленьким, когда родители развелись. Помню, что плакал, когда мама не пришла поцеловать меня на ночь. Но больше ничего не помню.

Странная история, мелькнуло у меня. Коул сказал, что был бы не против, если бы Мэтти встречался со своей матерью. Но почему сам Мэтти даже не знает, куда делась его мать?

Меня с самого утра мучила совесть из-за того, что я не позвонила собственной матери, поэтому я пригласила Мэтти заглянуть ко мне в гости. Мальчик с радостью согласился, и я оставила Коулу записку на тот случай, если он не додумается мне позвонить.

Поначалу Ди отнеслась к моему возвращению довольно холодно — мне даже вспомнились былые времена, когда она могла не разговаривать со мной неделями из-за того, что я задерживалась на студенческих вечеринках, — но очень скоро ее лед растопил Мэтти. Он учуял с кухни запах пекущегося пирога и поинтересовался у Ди, что она обычно кладет в качестве начинки.

Не передать словами, как я была благодарна моему маленькому спасителю. Кулинария — любимый конек Ди Олдридж, поэтому она немедленно пустилась в подробнейшие объяснения и отправилась вместе с Мэтти на кухню, чтобы угостить его своим пирогом.

У меня появилось время, чтобы немного подумать о том, что произошло вчера между мной и Коулом. Он почти признался мне в любви, мы долго целовались, я чувствовала себя почти счастливой. Но эти маленькие «почти» были как червоточины в большом красивом яблоке.

Да, я испытывала к Коулу чувства, и эти чувства были довольно сильными. Но была ли я готова к любви? Доверяла ли я этому мужчине настолько, чтобы снова броситься в омут головой? Эти вопросы ставили меня в тупик. С уверенностью я могла ответить лишь на один: если бы мне пришлось расстаться с Коулом и больше не видеть его, я бы очень сильно страдала.

Что же касается Ричи, то он услышал от меня чистую правду: ни влечения, ни каких-то более сильных чувств я к нему уже не испытывала. Все, что еще оставалось, улетучилось в одночасье. Коулу удалось прогнать даже страх одиночества, который вопреки голосу разума все еще толкал меня в объятия бывшего мужа.

В любом случае я не собиралась обманывать Коула, и если бы что-то чувствовала к Ричи, то обязательно рассказала бы об этом мужчине, который так внезапно появился в моей жизни.

Лонберг заглянул к нам около половины пятого. Судя по его виду, он чертовски устал, но был очень рад видеть меня и Мэтти в добром расположении духа. Я заметила, что Коул сдержал свое обещание и побрился, что, честно скажу, доставило мне большое удовольствие.

Матери не очень-то пришелся по душе очередной визит полицейского, но Мэтти удалось очаровать ее настолько, что она скрепя сердце предложила Коулу поужинать. Он, конечно, понял, что к чему, и остался лишь благодаря моей настойчивой просьбе.

— Если вы с Мэтти сейчас уйдете, — шепнула я Коулу, — Ди наверняка устроит мне разнос из-за того, что я не ночевала дома. Так что, будь добр, поддержи меня в эту непростую минуту. Твой сын это уже сделал.

Коул улыбнулся краешком губ, и я заметила, как в его темных глазах цвета абрикосовой косточки заплясали озорные искорки. Наверное, вспомнил вчерашнюю ночь, подумала я и почувствовала, как сильно хочу, чтобы он снова повторил свой поцелуй «с прелюдией».

Мою мать наши переглядки изрядно раздражали. Впрочем, это меня не так уж и беспокоило — я была сердита на нее из-за того, что она звонила Ричи и, не сомневаюсь, была едва ли не инициатором слежки за мной.

Наблюдая за тем, как Ди оживленно болтает с Мэтти, Коул вполголоса поинтересовался, почему у нас с Ричи не было детей.

— Меня всегда удивляло, что ты пишешь для детей, хотя у тебя самой их нет.

Эта тема была мне не очень-то приятна, но я все же решила быть откровенной с Коулом.

— Ричи не очень хотел торопиться с ребенком, — тихо ответила я. — Поэтому, когда выяснилось, что я не могу иметь детей, он был даже рад. Если честно, я была ему благодарна. Редко встретишь мужчину, которому нужна женщина, не имеющая возможности завести детей.

— Ты говоришь ерунду, — сердито шепнул мне Коул. — Что значит «нужна»? Это проблема, которую нужно решать. И решать ее должна не только женщина, но и ее мужчина.

На моих губах забрезжила едва заметная улыбка. Ричи такое и в голову не приходило. Он никогда не считал это своей проблемой — напротив, такое положение вещей его вполне устраивало. Тогда зачем усложнять себе жизнь?

Ди, краем уха прислушивавшаяся к нашему разговору, тоже, по всей видимости, нашла ответ Коула разумным и правильным, а потому решила снизойти до разговора с мужчиной, который был, по ее мнению, источником моих неприятностей.

— Удивительно, что вы рассуждаете таким образом. — Она изучающе посмотрела на Коула. — Вы один воспитываете Мэтти и вам, должно быть, очень тяжело приходится.

— Тяжелее всех приходится Мэтти, — спокойно ответил Коул, уже, наверное, привыкший к подобным расспросам. — Он вынужден сам о себе заботиться. Мэтти один делает уроки и даже, бывает, готовит себе еду.

— О, это я уже поняла, — улыбнулась Ди и с умилением посмотрела на мальчишку, за обе щеки уплетавшего ее фирменное блюдо: кролика, тушенного в вине. — Мэтти даже поделился со мной своими рецептами. Вам просто повезло с сыном, детектив Лонберг.

— А ему — с отцом, — вырвалось у меня.

Моя мать ничего не ответила, но я и без слов поняла ее взгляд. Мне не удалось подарить ей внуков, а она так хотела вернуть себе то чувство нужности и значимости, о котором говорил Коул.

Мне жаль, мама, хотелось ответить мне. Жаль, что у тебя такая непутевая, ни на что не годная дочь. Но ты ведь сама так любила твердить мне в детстве, что из меня ничего путного не получится…

— Да, мне повезло с сыном, — кивнул Коул, почувствовав мелодраматическую паузу, повисшую над нашим столом. — Он у меня отличный парень. Кстати, любопытно знать, чем этот парень занимался сегодня?

Мэтти оживленно принялся рассказывать о наших приключениях. К «американским горкам» Коул отнесся снисходительно, а вот моя встреча с Ричи Карлайлом разбудила в нем зверя, очень похожего на того, с которым мне довелось познакомиться утром.

— Ты встречалась с Ричи?!

Коул едва не вскочил со стула, а его глаза налились такой яростью, что мне стало не по себе. К счастью, он вспомнил, что находится в гостях, и взял себя в руки. Мне страшно было представить, что я могла услышать, окажись мы с ним наедине.

— Да, встречалась, — сухо кивнула я. — Мама позвонила Ричи и сказала ему, что я не ночевала дома. Он решил, что со мной что-то случилось. Не знаю, как ему удалось выследить меня в парке, но, по всей видимости, Ричи понял, что я нахожусь у тебя. И я, кажется, догадываюсь, кто ему подсказал. — Я метнула гневный взгляд на Ди, и та поспешила опустить глаза в тарелку. — Мы с Ричи друзья. — Я перевела не менее выразительный взгляд на Коула. — И нас ничего, кроме этого, не связывает. Хотя, конечно, меня порядочно взбесило то, что он за мной следит, пусть и из благородных побуждений.

— Хотел бы я знать, какое благородство заставило его следить за домом полицейского, — язвительно заметил Коул. — Что, по мнению твоего Ричи, могло тебе у меня угрожать?

— Откуда я знаю? — Меня начал бесить этот допрос, продолжившийся даже после того, как я подробно объяснила, в каких отношениях нахожусь с бывшим мужем. — Может, он думал, что опасность угрожает мне на улице, а не в твоем доме. И вообще, — отставив свою тарелку в сторону, бросила я, — мне надоело, что все бес покоятся обо мне, как о маленькой девочке. Со мной все в порядке, меня не надо опекать, черт возьми.

— Ют… — укоризненно покосилась на меня мать.

— Конечно, выражаться за столом куда неприличнее, чем посылать бывшего мужа дочери следить за ней, — нервно хмыкнула я.

Наши прения прервал звонок в дверь. Я вздрогнула, вспомнив, что Гарри Свидбейкер должен принести вечернюю почту. Надо сказать, тщательно перебрав утреннюю, я не обнаружила в ней никаких подозрительных писем.

Гарри, увидев, что у меня гости, вежливо отказался от моего приглашения посидеть за столом, правда успел сказать мне пару слов о своих семейных неурядицах, которые, к счастью, завершились возвращением «блудной» миссис Свидбейкер в лоно семьи.

Когда Гарри ушел, я дрожащими руками принялась перебирать почту и наткнулась на то, чего боялась и ожидала увидеть. Судя по всему, на этот раз письмо пришло не из Брэмвилля — убийца оказался гораздо хитрее, чем мы думали, — поэтому я получила его не утренней, а вечерней почтой.

— Коул, — позвала я, заглянув в гостиную, — можно украсть тебя на пару минут?

Коул, догадавшийся, зачем я прошу его выйти из гостиной, немедленно поднялся со стула. По его лицу пробежала уже знакомая мне тень тревоги и беспокойства.

Пусть лучше беспокоится обо мне, чем устраивает допросы, подумала я, все еще обиженная на его выходку. Когда Коул подошел ко мне, я протянула ему письмо.

— Это оно…

— Я понял, — кивнул Коул и принялся рассматривать конверт. — Оно отправлено не с городских почтамтов. Видно, на этот раз он решил не рисковать зря и просто бросил письмо в ящик. Значит, он что-то подозревает и боится быть пойманным. Я открою, Ют?

В конверте оказались хорошо знакомые мне листы — кусок главы под названием «Револьвер для Рыжей».

— Кто бы сомневался, — мрачно усмехнулся Коул и засунул листы обратно в конверт. — Не возражаешь, если я оставлю это у себя?

Я не возражала. Хранить дома послания от маньяка — все равно что держать под кроватью чемодан со своими страхами.

— Господи, скольких он убьет еще? — спросила я, и на моих глазах выступили слезы.

— Не смей себя винить. — Коул обнял меня и крепко прижал к себе. — Я был идиотом, когда утверждал, что ты хоть на кончик ногтя причастна к этой истории.

— Мне страшно, — сквозь слезы прошептала я. — Даже не за себя, а за тех, кого я не знаю. Откуда у людей такая больная фантазия? Да, я пишу об ужасных вещах, но ведь мне не приходит в голову воплощать их в жизнь.

— Ты никогда не поймешь логику этого нелюдя, — ответил Коул. — У него другие ценности. Он живет в другом мире. И в этом мире он мнит себя господином и повелителем, царем и богом, который вправе отнять у человека жизнь… Ют, я обещаю тебе, клянусь, что найду его.

Коул осторожно вытер мои слезы кончиками пальцев. В объятиях этого мужчины я чувствовала себя спокойно. Меня как будто накрывало теплой волной, волной забытья и счастья, которая оттесняла горькую и хмурую реальность туда, где ей было самое место, — на холодные задворки моих воспоминаний, где ветер превращал их в дым.

Я смотрела в его глаза, большие и уставшие глаза человека, который так много уже сделал для меня и еще много готов был сделать. Эти глаза цвета влажных абрикосовых косточек казались мне самими красивыми и самыми понимающими глазами на свете. И я многое готова была отдать за то, чтобы они никогда не наполнились горечью нового разочарования.

Да, меня пугала его неистовость, стихийность. Да, я боялась снова обжечься, разбить свое чудом склеенное сердце на мелкие осколки. Но я хотела верить, страстно желала верить в то, что этот человек не предаст, не обманет меня, что будет предельно честен со мной даже тогда, когда все на свете предпочтут солгать мне во благо.

— Коул, — еле слышно прошептала я. — Почему ты так ревнуешь меня к Ричи? Я ведь сказала, что между нами все кончено.

— Сказала, — слегка отстранившись от меня, кивнул Коул. — И я поверил. То есть пытаюсь верить. Но даже не это главное. Я боюсь за тебя.

— Боишься? Ты опять за свое, — вздохнула я. — Ричи, конечно, повел себя как дурак и даже следил за мной. Но, поверь, он ничего и никогда мне не сделает.

— Ничего и никогда? — усмехнулся Коул, и от его улыбки мне стало не по себе. — Ют, помнишь, я обещал тебе, что попрошу кого-нибудь понаблюдать за его любовницей, Лилиан Стакер? — Я кивнула. — Так вот, одному из моих людей удалось стать свидетелем их ссоры в ресторане.

— Ну и что? — улыбнулась я. — Все люди ссорятся. Зная Лил Стакер, сложно предположить, что она ведет себя с Ричи, как пушистая кошечка.

— Конечно, — сердито перебил меня Коул, — а я, идиот, делаю из мухи слона. Если ты все-таки дослушаешь меня и не будешь хотя бы минуту выгораживать бывшего мужа, я смогу рассказать тебе кое-что любопытное.

— Хорошо, — согласилась я. — Только не думай, что после твоих слов я перестану его выгораживать. Ричи меня очень обидел, но видеть его за решеткой мне совсем не хочется.

— Может, помолчишь хоть минуту? — Широкие брови Коула сдвинулись, и я сочла за благо замолчать. — Так вот, твой Ричи Карлайл, супербизнесмен, разорился. И теперь ему нужны деньги на то, чтобы открыть новое дело. Он там что-то придумал — я не вдавался в детали — и решил одолжить у своей любовницы довольно крупную сумму.

— И?

— И, дорогая Ют, она ему отказала. Причем отказала уже не в первый раз. Теперь до тебя доходит, почему Ричи с такой настойчивостью за тобой приударил? Он уверен, что ты, став снова его женой, не откажешь ему в такой малости, как деньги. Ричи Карлайл знает, что Ют Олдридж — щедрая натура. А когда ее книги начнут скупать, как хлеб в неурожайный год — и это, конечно, произойдет после истории с брэмвилльским маньяком, — она вполне спокойно сможет дать своему мужу такую сумму, которой ему хватит на все его затеи.

Коул замолчал и посмотрел на меня в ожидании ответа. Я онемела от такого нелепого предположения. Ричи — убийца? Ричи вернулся ко мне, чтобы поживиться деньгами, которые появятся у меня благодаря этой страшной истории? Даже если отбросить в сторону мое желание заступиться за Ричи, неужели Коул считает, что мной можно интересоваться только из меркантильных соображений?

— Ну что ты молчишь, Ют? — устав ждать ответа, спросил Коул.

Я заметила, что он был напряжен. Еще бы! Заявить мне, что мой бывший муж — убийца, который хочет вернуться ко мне из-за денег, которые я якобы заработаю после истории с убийствами…

— Мне нечего сказать, Коул, — тряхнула я головой. — Такого бреда я еще ни разу в своей жизни не слышала.

— Ты все еще любишь его? Поэтому не хочешь мне верить?

— Нет, — покачала я головой. — Просто я не думала, что ты из-за своей необоснованной ревности станешь оговаривать Ричи.

— Ют, я клянусь тебе…

— Не надо клясться, Коул, — тихо оборвала его я. — Такими вещами не шутят. Понимаешь? Странно, что не понимаешь, ведь ты полицейский… Мы, конечно, сейчас вернемся за стол и сделаем вид, что ничего между нами не произошло Но, Коул, я не уверена, что хочу встречаться с таким патологически ревнивым типом. Мне понадобится время, чтобы все обдумать.

— Но Ют… — умоляюще посмотрел на меня Коул. На его лице была написана такая боль, такое разочарование, что я уже готова была смягчиться, но он снова все испортил. — Послушай, я клянусь, что говорю правду. Я не обвиняю Ричи, но ты должна быть осторожна. Тебе лучше не встречаться с ним — понимаешь? Ради твоего же блага, Ют.

— Хватит, Коул, — на этот раз я еле сдержалась, чтобы не закричать на него. — Я не хочу больше ничего слышать о Ричи. Если ты не прекратишь, мы попрощаемся с тобой прямо сейчас. Навсегда. Понимаешь?

Лицо Коула изменилось. Теперь на меня смотрел очень жесткий человек с холодными темными глазами.

— Понимаю, — кивнул он, пронзив меня своим ледяным взглядом. — Понимаю, что ты ничего не хочешь слышать о мужчине, к которому до сих пор неравнодушна. Что ж, я не буду навязываться. В конце концов, я не нанимался к тебе в телохранители. — Он заглянул в гостиную. — Прошу прощения, миссис Олдридж, но нам с Мэтти пора. Мэт, тебе не кажется, что самое время ложиться спать?

Мальчик, привыкший слушаться своего отца, поблагодарил меня за отлично проведенный день, а Ди — за вкусный ужин. Коул старался делать вид, что спокоен, но на самом деле в его глазах читались гнев и обида. Ди это тоже заметила, поэтому, когда Коул и Мэтти вышли, она с подозрением покосилась в мою сторону.

— Неужто он устроил тебе сцену из-за Ричи?

— С чего ты взяла?

— Можно подумать, я слепая, — хмыкнула Ди и принялась убирать со стола посуду. — Этот Ломбард в тебя влюблен, видно невооруженным взглядом.

— Лонберг, мама. Его зовут Коул Лонберг.

— Ты тоже влюблена в него, — не глядя на меня, пробормотала мать.

— Это вопрос или утверждение? — полюбопытствовала я, присев на краешек стола.

— Утверждение. Слезь со стола, Ют. Что это еще за замашки?

— Это мой стол, — напомнила я. — И, кстати, я не просила тебя убирать с него посуду.

Ди уставилась на меня немигающим взглядом.

— Хочешь сказать, что я загостилась?

— Нет, — покачала я головой. — Хочу сказать, что меня бесит, что ты постоянно лезешь в мою личную жизнь. Сначала пытаешься свести меня с Ричи, потом и вовсе просишь его за мной следить. А теперь тебя, видите ли, волнует, почему мы поссорились с Коулом… Хотя ты очень хотела, чтобы мы с ним поссорились, — не так ли, мама?

— Знаешь, Ют… — Ди отставила в сторону стопку чайных блюдец, которую собиралась водрузить на поднос. — А меня бесит, что я должна «лезть» в твою жизнь, как какой-нибудь вор в окошко. Я твоя мать. И считаю, что вправе рассчитывать на откровенность. Но нет — моя дочь обсуждает свои дела с кем угодно, только не со мной. Если у нее проблемы, об этом узнает кто угодно, только не я. Мне это надоело, Ют. Я устала. Если ты не хочешь, чтобы я присутствовала в твоей жизни, значит я уйду. Это унизительно, что я должна умолять тебя о доверии, как о милости…

— Доверии?! — вспыхнула я. — О каком доверии ты говоришь, когда за моей спиной договариваешься о чем-то с моим бывшим мужем? Это, по-твоему, доверие?

— Ты сама меня до этого довела, — сухо ответила Ди. — Да, я неправа. Но и ты тоже, признайся, Ют.

Неизвестно, чем бы закончился этот разговор, если бы мне не позвонил Генри Слемингтон. На этот раз он вполне конкретно спросил, как поживает моя новая книга. Увы, мне нечего было сказать ему — я не продвинулась ни на страницу.

— Ют, я все понимаю, — почти что умоляющим тоном произнес Слем, — у тебя серьезные неприятности. Но и ты меня пойми: договоры, сроки — все это не ждет.

— Слем, я знаю, что подвожу тебя, — кивнула я. — Обещаю, завтра же поеду на Птичий и возьмусь за книгу.

— Вот и умничка, Ют. — В голосе Генри я услышала облегчение. — Если тебе что-то понадобится — звони, не стесняйся. Ты знаешь, я всегда рад тебе помочь.

Да, все были рады мне помочь, но почему-то никому не приходило в голову, что для этого достаточно лишь оставить меня в покое хотя бы на несколько дней… Вздохнув, я объявила матери, что завтра мне придется уехать.

— Слем торопит меня с книгой, — виновато посмотрела я на огорченную Ди. — А лучшего места для работы, чем Птичий, мне не найти Я бы не поехала, но ты же понимаешь…

— Понимаю, — недовольно перебила меня мать. — Что ж, тогда и мне здесь делать нечего. Завтра же соберу вещи и вернусь к себе.

— Мам, ты можешь остаться. Я ведь не безвылазно засяду на острове.

— Зачем? — язвительно хмыкнула она. — Ты будешь приезжать на пару дней и снова делать вид, что я пустое место. Точно так же когда-то делал твой отец, и я терпела. Но больше терпеть не стану.

Ди развернулась и ушла к себе. Я хотела было ее окликнуть, но поняла, что это бессмысленно. Теперь она будет обижаться на меня не неделю и не две, а целую жизнь. Господи, мама, неужели ты не понимаешь, что у меня огромное количество проблем?!

Я покосилась на поднос с посудой, немым укором стоящий на столе, и, решив, что уберу все завтра, тоже направилась к себе. Нужно было собрать кое-какие вещи и подумать о том, что делать дальше.

Мысли путались, я не могла думать ни о чем конкретно. Перед глазами стояло гневное лицо Коула Лонберга. Неужели мы с ним не будем вместе? Неужели он тоже из тех мужчин, которые готовы солгать, лишь бы им было проще добиться своей цели? Тот Лонберг, которого я успела узнать, казался мне твердым, честным и решительным человеком. Но зачем тогда он плел все это насчет Ричи? Зачем снова пытался заставить меня подозревать бывшего мужа? Неужели действительно он настолько ревнив, что сходит с ума при мысли, что я могу вернуться к Ричи? Может быть, причина его расставания с женой крылась именно в этом — в его болезненной ревности?

Я окончательно запуталась и только сейчас почувствовала себя по-настоящему одинокой. Мне не с кем было разделить свою боль, свой страх. Еще вчера мне было так легко и спокойно с Коулом, а теперь… теперь остались лишь воспоминания о единственной ночи, проведенной с ним. О поцелуе, самом лучшем поцелуе в жизни тридцатитрехлетней женщины, впереди у которой была только одинокая и безрадостная старость, если… если, конечно, эта женщина успеет дожить до нее.

11

— По-моему, вы уезжали с этого острова куда веселее, чем возвращаетесь, — констатировал мистер Бриссет. — Тогда на вашей мордашке не было такого скорбного выражения.

— Все в порядке, — вяло солгала я, подставив лицо прохладному озерному ветерку. — Вот только книга никак не пишется.

— Ох, было бы из-за чего печалиться, — хмыкнул Дождевик, выудив сигарету из портсигара. — Как поется в одной хорошей песне, мисс Олдридж: «И нет причины грустить, кроме любви». Может, хватит вам сочинять всякие страшилки? Пишите, в конце концов, о жизни. Говорят, о том, что знаешь, писать гораздо легче.

— Думаете, я знаю жизнь? — угрюмо поинтересовалась я у Дождевика. — По-моему, я ничегошеньки о ней не знаю.

— И это правильно, Ют, — улыбнулся мне Дождевик. — Так и должно быть. Я вот тоже ничего не знаю, а мне уже столько лет. Жизнь — она, как Вселенная. Ее тоже невозможно постичь. Не вы первая, не вы последняя из-за этого сокрушаетесь.

— Ну еще бы… «Я знаю только то, что ничего не знаю».

— Вот именно, — глубокомысленно кивнул мистер Бриссет. — А вы, я смотрю, изменились. Где тот мальчуган в штанишках на подтяжках?

— Уехал и помахал мне рукой, — насмешливо ответила я.

— И что же, больше не вернется?

— Не знаю, — пожала я плечами. — Может, иногда будет заглядывать в гости.

— По-моему, вы начали взрослеть, Ют.

— Пора бы. Удивительно, что это произошло со мной в тридцать три года, — усмехнулась я, разглядывая размытые туманом очертания Птичьего острова.

— С кем-то этого никогда не происходит. Так что вам повезло.

— Мне? — Я грустно улыбнулась. Если бы Дождевик хотя бы догадывался, что произошло со мной за какую-то неделю, то едва ли заговорил о везении.

До Птичьего мы добрались уже в сумерках. На меня пахнуло хрустально-дымным запахом озера, а когда я добралась до знакомой тропинки — медвяным ароматом трав и цветов.

Казалось, нет на свете более спокойного и уютного места, чем Птичий остров. Казалось, здесь со мной не может произойти ничего плохого. Казалось — увы, это ощущение продлилось совсем недолго, — что наш разрыв с Коулом не более чем глупая ссора влюбленных, жаждущих ярких чувств и отношений. Жаль, не прошло и получаса, как ко мне вернулось ощущение тревоги и горькое чувство, что я разлучена с любимым, которого едва успела обрести.

Я зашла в дом, по которому так скучала, и он показался мне таким пустым, что мне захотелось плакать. Даже мой любимый запах необжитости теперь казался мне запахом одиночества.

Как пахнет одиночество? Легкой прохладой, сумерками, ветром, чуть затхлой пустынностью, полынной горечью, воздухом, напоенным дымом… Кому-то этот запах покажется приятным, но я, уже вдыхавшая запах тепла и домашнего уюта, не находила в этом дыхании одиночества ничего романтичного.

Мне не хотелось даже включать свет. Я пробралась в неприбранную гостиную и тихонько села на диване, как ребенок, о котором все забыли.

Мистер Бриссет сказал, что я повзрослела. Что ж, может быть. Вот только, повзрослев, я не перестала плакать. Слезы покатились из моих глаз, и я даже не пыталась их вытереть. Какая разница — ведь никому теперь нет дела до того, как я выгляжу.

Около десяти вечера меня разбудил звонок сотового.

Коул! — кольнуло сердце, и я дрожащими руками принялась разыскивать в сумочке сотовый телефон. Но звонил вовсе не Коул, а Ричи Карлайл, и я прокляла себя за то, что дала ему номер своего мобильного. Надо было вообще выключить телефон, с горькой досадой подумала я, но все-таки решила снять трубку.

— Ричи, сейчас не лучшее время для разговора, — сообщила я, даже не поздоровавшись. — Может, позвонишь завтра?

— Ют, слушай меня внимательно. — Голос Ричи был таким взволнованным, что мне даже стало не по себе. — Ты говорила Лонбергу, что уезжаешь на Птичий?

— Нет, — пробормотала я, не зная, что и думать. — А почему ты…

— Слава богу, — с некоторым облегчением вздохнул Ричи. — Значит, у нас пока есть время…

— У нас?

— Не перебивай, Ют. Я постараюсь добраться до тебя и все тебе рассказать.

— Ричи Карлайл, ты совсем спятил?! — возмущенно поинтересовалась я. — Я приехала сюда, чтобы никто меня не отвлекал. На что ты мне тут сдался?!

— Ты еще мне спасибо скажешь, Ют, — заявил Ричи, чем окончательно поставил меня в тупик. — В общем так: запрись на все замки, закрой все окна и никому, кроме меня, не открывай. Кто бы к тебе ни приехал, слышишь?

— Слышу, — кивнула я, и меня снова начала колотить нервная дрожь. — Да что случилось?

— Случилось то, чего даже я не ожидал. Ют, умоляю, будь осторожна, береги себя и жди меня.

— Ричи, объясни… — начала было я, но мой бывший снова меня перебил:

— Нет времени на объяснения, Ют. Держись, я скоро буду.

Честно говоря, я бы на месте Ричи не была так уверена — Дождевик заканчивал развозить пассажиров в половине одиннадцатого, а до пристани на Брэмвилльском море еще надо было успеть добраться. Правда за отдельную плату и душевный разговор мистер Бриссет мог отвезти на остров и в более позднее время, но это зависело исключительно от его настроения.

Однако все это интересовало меня куда меньше, чем причина, по которой Ричи так торопился на Птичий остров. Он явно был чем-то напуган — но чем? И очень испугался за меня — но почему? Ведь я ничего не рассказывала ему ни о брэмвилльском маньяке, ни о том, какое отношение этот маньяк имеет ко мне и моим книгам. Ричи говорил что-то о Коуле и очень переживал из-за того, что детектив может узнать, где я нахожусь…

Чтобы хоть немного унять дрожь, охватившую меня, я нашла в баре бутылочку домашнего вина и плеснула себе немного. Меня одолевали сомнения. Коул Лонберг тоже говорил мне о Ричи и тоже предупреждал, чтобы я была осторожнее, но я послала его ко всем чертям.

Почему я больше доверяю Ричи, уже предавшему меня, чем Коулу? Чего хочет от меня Ричи? Чего он боится?

История, рассказанная мне Коулом, не шла у меня из головы. Что, если Ричи Карлайл и впрямь разорился, а Лил, его единственная возможность справиться с финансовыми неурядицами, отказала ему в помощи? Тогда у него оставался лишь один вариант — обратиться ко мне. Я знала, что деньги для Ричи имеют большое значение, и, хотя моего бывшего нельзя было назвать скупым, роскошная жизнь, которую он мог себе позволить благодаря большим деньгам, была для него так же важна, как для меня возможность писать и видеть свои книги опубликованными.

Неужели Коул прав? Я похолодела. Но откуда Ричи знает, что детектив подозревает его? Может быть, Ди сумела подслушать наш разговор? Но едва ли она могла: с ней в гостиной оставался Мэтти.

Господи, что же мне делать? Кому мне верить? Лонбергу, в которого я за каких-то несколько дней успела влюбиться настолько, что готова изменить ради него свою жизнь? Или Ричи, лгавшему мне, но которого я знаю уже давно и хорошо?

Я залпом допила вино и плеснула себе еще. Ричи советовал закрыться в доме, но будет ли правильным вообще здесь оставаться? Я выглянула в окно. Птичий — не самый заселенный остров, хотя и здесь живут люди. Если пройти через поле, то можно встретить несколько домов. В одном из них наверняка кто-то есть: когда еще, как не летом, гостить на этом острове?

Мысли мешались в голове, и я никак не могла принять решение. Уйти или остаться? Дождаться Ричи и поговорить с ним или сбежать отсюда, пока не выяснилось, что мой бывший муж и есть тот самый брэмвилльский маньяк?

А может быть… может быть, мне стоит позвонить Коулу?

Я вопросительно уставилась на сотовый, словно он мог мне что-то подсказать. Конечно, это могло быть обыкновенным совпадением, но в тот миг мне показалось, что прозвучавший вдруг звонок — знамение свыше: телефон зазвенел и на нем высветилось имя Лонберга.

— Коул! — закричала я в трубку. — Коул, почему ты не звонил?!

— Ют, ты в порядке?! — взволнованный едва ли меньше, чем я, ответил Коул. — Как ты?!

— Нет, то есть да, — сбивчиво ответила я, все еще сомневаясь в том, стоит ли мне говорить Коулу о том, что на Птичий собрался приплыть Ричи Карлайл.

— Ют, у нас мало времени. Скажи мне, где ты, и я скоро буду у тебя. Произошло кое-что, о чем ты не знаешь.

— Коул, не пугай меня. Скажи, что случилось? — Несмотря на жару, меня бил такой озноб, что даже тряслись колени.

— Ответь, где ты, Ют, — время не ждет. Оставим все разговоры на потом.

Судя по тону Коула, он не шутил. Я объяснила ему, что нахожусь на Птичьем острове и что едва ли ему удастся добраться до меня раньше завтрашнего утра.

— Я найду способ, верь мне. Лучше тебе уйти из дома и добраться до кого-нибудь из соседей. Жди меня, Ют!

Коул положил трубку, и я окончательно растерялась. Я ведь ни слова не говорила ему о Ричи, но он был уверен, что мне грозит опасность. Ричи советовал остаться в доме, Коул — уйти. Так что же мне все-таки делать, черт возьми?

Не знаю, как поступил бы на моем месте более рассудительный человек, но я, прихватив с собой початую бутылку вина, вышла из дома и направилась к озеру.

В конце концов, спрятавшись за деревьями на берегу, я смогу остаться незамеченной, но в то же время видеть, кто приплыл на остров. Если здесь мне грозит опасность, я попрошу мистера Бриссета отвезти меня обратно. Уж мне-то он точно не откажет.

Устроив «засаду» за густым раскидистым деревом, я нервно глотала вино из уже наполовину пустой бутылки и наблюдала за озером.

Минуты, проведенные в ожидании, всегда кажутся бесконечно долгими, особенно если от этих минут зависит твое будущее. Мое будущее, а точнее, моя жизнь, судя по словам мужчин, которые так торопились меня увидеть, висела на волоске.

Мне вспомнилась глава «Последний роман», я вспомнила свой сон, в котором Ричи Карлайл сделал меня героем своей книги. И я не знала, должна ли была верить всем этим «знакам», которые могли оказаться обычными совпадениями.

Вера, доверие — как много я думала в тот миг об этих словах. Мне хотелось верить Коулу, но я не могла. Вспышки ярости, его гневливый характер — все говорило о том, что этот человек подвержен эмоциям куда больше, чем пытается показать окружающим.

Кто из этих двоих лгал мне с холодным расчетом: Ричи или Коул? Я не знала. Не знала, но все же надеялась, что если Коул и ввел меня в заблуждение, то сделал это без злого умысла, из-за какой-то дурацкой ошибки.

Наконец затишье на берегу разорвал треск моторной лодки. Скоро лодка выскользнула из пелены тумана и подошла к берегу. Мне удалось разглядеть, что эта лодка не принадлежит мистеру Бриссету и на ней находится только один человек. Увы, мое плохое зрение и нелюбовь к очкам подвели меня и на этот раз: я не смогла разглядеть, кто именно прибыл на Птичий.

Еще один глоток вина придал мне храбрости, и я вышла из засады. В конце концов, что толку сидеть в кустах? Так я ничего не узнаю.

— Ют! — донесся до меня голос Ричи. — Как можно так рисковать?! Я же просил тебя сидеть дома!

— Ричи, что случилось? — Я подошла к нему и попыталась прочесть выражение на его лице. В глазах Ричи были написаны одновременно два чувства: страх и облегчение. — Это твоя лодка?

— Нет, я одолжил ее у приятеля. Пойдем. — Ричи кивнул мне на лодку. — Поплыли отсюда. Я объясню тебе все, но только по дороге назад.

— Нет, сейчас, — заявила я тоном, не терпящим возражений.

— Ют, ради бога, — едва не взмолился Ричи. — А если сюда заявится Лонберг?

— Вот это я и хочу прояснить, — твердо сказала я. — Вначале ты объяснишь мне, что не так с Коулом, и только потом я решу, садиться мне в твою лодку или нет.

— Боже мой! — закатил глаза Ричи. — Ты что, мне не доверяешь? Мне казалось…

— Не важно, что тебе казалось, — сердито перебила я Ричи. — Я хочу, чтобы ты рассказал мне правду.

— Ладно, — сдался он. — Во-первых, я знаю, что ты замешана в историю с брэмвилльским маньяком.

— Откуда? — округлила я глаза.

— Увы, не от тебя, — с обидой в голосе ответил Ричи. — Сегодня вечером об этом говорили во всех новостях. Кто-то из прессы пронюхал о том, что в Брэмвилле совершено уже три убийства. И все три — «по мотивам» твоих «Городских легенд». Тогда-то я и понял, что с тобой творилось все это время и почему ты связалась с этим Лонбергом.

— Хорошо, ты все это знаешь. Но что не так с Коулом? — недоуменно уставилась я на Ричи.

— Он рассказывал тебе, почему его перевели в наш захудалый городишко? — полюбопытствовал Ричи. Я отрицательно покачала головой. — Так вот, Ют, этот человек, узнав о том, что жена ему изменяет, избил своего напарника и так отделал жену, что ее положили в больницу…

— О господи! — вырвалось у меня. Передо мной тут же всплыло разъяренное лицо Коула, и на мгновение я поверила, что в припадке ярости он смог бы сделать что-то ужасное. Но это длилось лишь мгновение, потому что очень скоро я вспомнила другого Лонберга: заботливого и мягкого отца, который только и мог, что «оштрафовать» своего сына за невымытую посуду. — Нет, Ричи, тут какая-то ошибка. Этого не может быть.

— Черт, а ты и впрямь в него влюбилась, — вздохнул Ричи. — Ладно, но даже если этого не может быть, то как ты объяснишь тот факт, что моя теща обнаружила в твоей комнате прослушивающее устройство? А тот факт, что детектив Коул Лонберг под покровом темноты пробрался в сад миссис Саймонс и что-то проделывал в нем со стремянкой? Какого дьявола ему могла понадобиться эта стремянка в соседском доме, если не для слежки за тобой?

— Стремянка… — холодея, пробормотала я, вспомнив, что во время моей последней встречи с «героиней» главы «Револьвер для Рыжей» она каким-то волшебным образом выпрыгнула из окна второго этажа. — Не знаю, Ричи, этому должно быть какое-то объяснение. К тому же, сам подумай, зачем Коулу понадобилось следить за мной?

— Все очень просто. Лонберг любым способом хотел выбраться из Брэмвилля. Если не веришь мне, спроси у Ди — она-то говорила с сынишкой Лонберга. Полицейскому с такой репутацией не так-то просто получить перевод. Думаю, он нашел у своего сына твою книжку «Городские легенды» и в голову ему пришла мысль…

— Убивать, чтобы самому расследовать преступление? — закончила я за Ричи. — Но в конечном итоге он должен будет кого-то найти…

— И посадить, — кивнул Ричи. — А что, мало кандидатур? Ты сама, я — бывший муж, который тебя преследует…

— Лилиан Стакер, Генри Слемингтон, — тихо закончила я список. — Да, Коул подозревал, что убийца — кто-то из тех, кто хорошо меня знает… Нет… — я тряхнула головой, чтобы отбросить темные мысли, всколыхнувшие душу, — нет, я не поверю в то, что Коул на такое способен. Как не поверила в то, что ты мог совершить эти преступления.

— Что?! — Таких глаз у Ричи Карлайла я не видела еще ни разу за все то время, что мы прожили вместе. — Да как ты вообще могла думать о подобной чуши?! Конечно же Лонберг постарался, — догадался он.

— Лонберг, — кивнула я. — Он установил слежку за твоей подругой, и человек, который следил за ней, стал свидетелем вашей ссоры. Ты ведь разорился, Ричи, и просил у Лилиан денег, чтобы открыть новое дело.

— Да, — помрачнев подтвердил Ричи. По всей видимости, он не ожидал, что я так хорошо осведомлена о положении его дел. — Но при чем тут убийства?

— Коул предположил, что ты хочешь ко мне вернуться, надеясь, что тогда я одолжу тебе эти деньги. Он сказал, тебе на руку, если мои «Городские легенды» станут раскупать, как горячие пирожки, из-за истории с брэмвилльским маньяком.

— Чудно, — пробормотал Ричи. Надо сказать, я испытала огромное облегчение, увидев в его глазах совершенную растерянность. — И что же, ты поверила ему?

— Я решила, что он сочинил все это из ревности, и мы даже рассорились по этому поводу… Да, сегодня я сомневалась, — честно призналась я, — и в Коуле, и в тебе. Но знаешь, что я скажу тебе, Ричи? — Он отрицательно покачал головой и посмотрел на меня, не отводя взгляда. — Если я сомневаюсь в людях, которые мне дороги или когда-то были дороги, грош цена всем рассуждениям о доверии, любви и дружбе. Да, у меня нет никаких гарантий того, что никто из вас не может оказаться брэмвилльским маньяком. Но я верю вам обоим и без гарантий. Не могу не верить, Ричи.

Ричи молчал, тронутый и немного пристыженный моей отповедью.

— После твоего звонка мне позвонил Коул, — немного помолчав, продолжила я. — Он советовал мне уйти из дома и попросить о помощи соседей. Я поступила по-своему, и вот я здесь. А Коул обещал, что приедет за мной.

— Ты сказала ему, что находишься на острове? — в ужасе уставился на меня Ричи.

— Да, сказала. Ты подозреваешь его, а он тебя. А я… я уже сказала все, что думаю о вас обоих.

— Нет, Ют, ты все-таки спятила, — мрачно констатировал Ричи. — Я понимаю, ты влюбилась в Коула и поэтому не можешь допустить мысли, что он убийца. Но я-то не псих и не оставлю тебя здесь с бутылкой вина в ожидании, когда приедет этот маньяк.

На лице моего бывшего супруга в кои-то веки появилось выражение твердой решимости. Он сделал несколько шагов в мою сторону, и я поняла, что Ричи собирается увезти меня с острова силой.

— Ричи, это плохая идея, — предупредила я его и потрясла перед его лицом бутылкой с остатками вина. — Если ты приблизишься ко мне хотя бы на шаг, то получишь, клянусь. Я не уеду с острова, пока не дождусь Коула.

— Ют, проснись, твой Коул безумец. Он превратил напарника в котлету, а жену отправил в больницу. Кого ты ждешь, Ют? Своего убийцу?

— Любимого человека, — холодно ответила я. — Если ты боишься, Ричи, уезжай один.

— Даже не мечтай, Ют.

Ричи приблизился ко мне еще на один шаг, и, честно говоря, я была недалека от того, чтобы выполнить свою угрозу. Однако за нашими спинами снова послышался шум моторной лодки.

— Ют, прошу тебя в последний раз: поплыли отсюда!

Лодка уже была у берега, и я отрицательно покачала головой. Ричи попытался схватить бутылку, которую я держала в руке, но тут раздался выстрел. На лице моего бывшего мужа появилось немного удивленное выражение, а потом он скривился от боли и начал медленно опускаться на землю.

— Ричи! — испуганно вскрикнула я. — Ричи, тебя ранили?

Он медленно кивнул и рухнул на песок.

— Ют, садись в лодку и убирайся отсюда, — еле слышно простонал он.

— Нет уж, теперь я тебя не брошу. — Я села на песок возле Ричи и с ужасом поняла, что ничего не могу сделать.

— Господи, Коул, ну зачем ты выстрелил? — прошептала я и подняла голову.

К моему огромному удивлению, человек, который подошел ко мне и раненому Ричи, был вовсе не Коулом. И не Лилиан Стакер. И даже не Генри Слемингтоном. Этим человеком был Яки Вудсток.

— Яки?! — Я глазам своим не верила. — Ты-то что здесь делаешь?!

— Хай, Ют, — ответил мне удивительно спокойный голос. — А ты разве не получала от меня письма? — Я покачала головой, и вся моя храбрость, еще недавно бурлившая в крови, утонула в этом спокойном и холодном голосе, так непохожем на привычный немного задумчивый голос Яки Вудстока. — Я ведь предупредил тебя о том, что случится. Но нет — тебя понесло на Птичий…

В правой руке Яки что-то блеснуло. Приглядевшись, я поняла, что он держит в руке маленький блестящий предмет, который не так давно мне уже доводилось видеть в доме миссис Саймонс.

— Твои письма всегда приходили с опозданием. — Я старалась, чтобы мой голос звучал спокойно, хотя на самом деле внутри у меня все дребезжало, как разбитая посуда в картонной коробке. — Так что твое предупреждение я бы получила только завтра.

— Завтра… — повторил Яки, сделав многозначительное лицо. — Завтра — очень зыбкое понятие. Завтра может наступить, а может не наступить. Определенно только прошлое и настоящее. Разве ты об этом не знала?

— Хочешь сказать, ты решаешь, наступит мое завтра или нет? — спросила я, и мой собственный голос показался мне чужим.

— Именно так, Ют, — кивнул Яки. — Ты же решала, жить твоим персонажам или умереть. Все мы любим поиграть в Господа Бога. Только вам, писателям, это удается бескровно… Правда ты — исключение.

— Благодаря тебе?

— Ты должна мне спасибо сказать, — усмехнулся Яки. — Прославишься не только на весь Брэмвилль, как я подозреваю… Ты же этого хотела, Ют? Получить бессмертие?

— Не такой ценой, — покачала я головой и краем глаза покосилась на Ричи.

Его глаза были закрыты, но ноздри трепетали. Он был жив, хотя, по всей видимости, лишился сознания. Ему нужна была помощь, но единственное, что я могла, — тянуть время и надеяться на то, что Яки Вудсток окажется таким же разговорчивым, как все маньяки из тех фильмов, что мне доводилось смотреть.

— Я не была Господом Богом, когда писала «Городские легенды», — подняла я глаза на Яки и впервые увидела, каким холодным может быть его взгляд. — Эти истории были придуманы до меня — я всего лишь красочно описала то, что переходило из уст в уста.

— Хочешь сказать, это тебя оправдывает? Впрочем, ты всегда пыталась оправдаться. Ты так не уверена в себе, Ют, а я помог тебе обрести силу.

— И для этого ты убивал? — уставилась я на Яки.

— Разумеется, нет. Мне ведь тоже хотелось ухватить свой кусочек бессмертия, — криво ухмыльнулся Яки. — Теперь у этого богом забытого местечка появится хотя бы одна достопримечательность — брэмвилльский маньяк, который убивал своих жертв по книге, вышедшей из-под пера Юстинии Олдридж. Мы с тобой оба прославимся, Ют, войдем в историю этого бесславного городишки. А могли бы остаться никем. Разве ты хотела быть никем? Разве для этого ты писала свои книги?

— Я писала их, чтобы приносить кому-то радость, а не боль.

— Не смеши меня, Ют, — усмехнулся Яки и присел на корточки рядом со мной и Ричи. — Какая радость от твоих страшилок? Ты пугала людей, я тоже пугал, но по-своему. Скажи, разве между нами есть разница?

На секунду мне показалось, что со мной говорит не Яки Вудсток, а герой одной из моих книг. Еще совсем недавно я морочила голову Мэтти и говорила ему, что если призраков перестать бояться, то они исчезнут. Исчезнет ли Яки Вудсток, если я перестану его бояться? Едва ли. Он вовсе не персонаж из моих книг, а человек из плоти и крови, человек, решивший, что ему недостаточно того, чтобы просто быть человеком.

— Да, Яки, есть, — ответила я, глядя ему прямо в глаза. — Я не хотела никому сделать больно. И меня мучает совесть за те преступления, которые я совершила лишь на бумаге. Я боялась за тех, кого ты убил и кого ты еще убьешь, гораздо больше, чем за собственную шкуру. А ты боишься лишь того, что умрешь никем. И, поверь мне, Яки: с нами происходит именно то, чего мы больше всего боимся. Ты не прославишь Брэмвилль — о твоих убийствах очень скоро забудут, потому что таких психов, как ты, было уже немало в разных городишках. Что до моих книг, то не выродки вроде Чапмена и Хинкли прославили таких писателей, как, например, Сэлинджер. Их имена знает далеко не каждый, а вот «Над пропастью во ржи» — у всех на слуху.

Лицо Яки исказила гримаса злобы. Я знала, что играю с огнем, но у меня не было выбора. Кто-то должен был остановить Яки. И, увы, кроме меня, этого некому было сделать.

— Но я знаю, как мы могли бы прославиться, Яки. — Я понизила голос почти до шепота. — Если ты убьешь меня, это будет слишком скучно. Но если мы с тобой убьем друг друга, то вот эта история действительно станет легендой. Представь себе, например, такой заголовок в газетах, — с упоением продолжила я, глядя на то, как меняется выражение лица Яки, — «Писательница и маньяк — смертельный союз»… Наши смерти наделают много шума. В Брэмвилль приедут репортеры, и о нас с тобой наверняка снимут фильм.

— Только не говори, что ты этого хочешь на самом деле, — Яки сомневался, но я чувствовала, что смогу убедить его. — Мне казалось, тебе не очень-то хочется умирать.

— Я не хочу умирать бессмысленно, — честно ответила я. — Но принять смерть, сделав при этом благое дело, я готова.

Видно, Яки хотел спросить, какое благое дело я имею в виду, но не успел, потому что я, резко поднявшись с земли, изо всех сил ударила его ногой в лицо. Мой расчет на то, что Яки выпустит маленький револьвер, зажатый в руке, не оправдался. Охнув и отклонившись от удара назад, он все же удержал равновесие и схватился одной рукой за лицо, но другой направил на меня серебристый ствол.

— Прощай, Ют. Жаль, что ты была такой дурой.

Яки выстрелил. Я уже знала, что стреляет он отлично, но на этот раз он промахнулся — попасть точно в цель с одним подбитым глазом не так-то просто. Пуля обожгла мне плечо, я отскочила в сторону, прекрасно сознавая, что мои танцы на песке будут продолжаться недолго.

Пока Яки пытался прицелиться, я схватила бутылку и метнула ее в его голову. Мне, ни разу не попадавшей бумажкой в мусорную корзину, на этот раз повезло: бутылка проехалась Яки по виску. Он вскрикнул от боли и уронил револьвер, который я тут же подхватила, весьма своевременно вспомнив, что никогда не пользовалась оружием. Впрочем, эту ценную информацию у меня не было причин доводить до Яки, поэтому я, потрясая револьвером перед самым его носом, завопила то, что слышала в каком-то дурацком фильме:

— А ну-ка, на землю, придурок! Иначе я пристрелю тебя, как щенка!

Как это ни странно, но мое чудесное заклинание подействовало на Яки: он упал на землю, позабыв о бессмертии и о славе нашего захудалого городишки.

Не знаю, сколько бы мне удалось продержать на земле Яки Вудстока, но, когда мои уши услышали шум третьей моторной лодки, прибывшей на Птичий, а глаза разглядели ярко-желтый дождевик и до боли знакомую крепкую мужскую фигуру, стоявшую рядом с мистером Бриссетом, я почувствовала себя самым счастливым человеком на свете.

Коул не стал дожидаться, когда моторка причалит к берегу, — он прыгнул в воду и проплыл остаток пути. Очень скоро маленький револьвер перекочевал из моих неумелых рук в его руки, а я очутилась в мокрых, но очень горячих объятиях.

— Ют, мы больше никогда не будем ссориться, клянусь, — пробормотал мне в ухо густой, немного хриплый голос.

Я бы с величайшей радостью сказала бы Коулу то же самое, но только в тот момент почувствовала, как горячо и тяжело ноет мое плечо, а голова наполняется свинцовым туманом…

Эпилог

— Когда я собиралась познакомить с тобой любовь всей своей жизни, не думала, что ты станешь звездой телевидения, — хмыкнула Энн, которой только что пришлось спровадить нескольких журналистов. — Я понимаю твое нежелание фотографироваться в повязке — но, может, ты хотя бы мне дашь попозировать?

— Энн… — укоризненно покосилась я на подругу.

— Умолкаю, — сдалась она и снова посмотрела на меня так, словно видела впервые. — До сих пор не могу во все это поверить. И как тебе это удается? Стоит оставить тебя ненадолго, как ты тут же крутишь роман с полицейским, берешь на мушку маньяка, который оказывается твоим соседом, да еще и получаешь пулю в плечо. Нет, я, конечно, не завидую, — снова покосилась Энн на повязку, — но, признаться, мне иногда хотелось бы пожить твоей жизнью… И все-таки, — прочитав мой выразительный взгляд, посерьезнела подруга, — какого черта наш белый и пушистый хиппи перевоплотился в жуткого брэмвилльского маньяка?

Я начала свой рассказ, когда в гостиную зашел Коул, принесший мне чашку горячего бульона. Ему не очень-то нравилась шумиха вокруг всей этой истории, однако из Брэмвилля, вопреки убеждению Ричи, мой любимый уезжать не собирался. Ответом на предложение о переводе, поступившее Коулу через неделю после ареста Яки Вудстока, была фраза, над которой позже долго смеялась Энн: «Даже не просите меня уехать из Брэмвилля — в этом городе живет гениальная писательница, на которой я собрался жениться».

Что до истории, случившейся с Коулом много лет назад, то Ричи, как выяснилось, нашел не лучший источник информации. Им оказался приятель того самого напарника, которого Коул якобы «превратил в котлету».

Коул Лонберг действительно подрался с другом, когда выяснилось, что тот спал с его женой Ритой, обладавшей довольно своеобразными представлениями о браке. Однако напарник отделался синяками, а Рита, обозлившись на то, что Коул подал на развод, попыталась оклеветать его, поставив себе пару синяков и заявив в суде, что муж регулярно ее избивал. К счастью, медицинское обследование установило истинную причину появления синяков, и Коул был оправдан. Но эта история настолько подорвала нервы Коула, что он сам попросил начальство о переводе в какой-нибудь небольшой городок.

Мой любимый, так же как и я, уже не рассчитывал найти свою вторую половину, когда однажды на побережье нашего Брэмвилльского моря не встретил девушку своей мечты.

То, что все три убийства совершил именно Яки, Коул понял благодаря тому, что привык проверять информацию, не важно, откуда и как она к нему поступила.

Несмотря на имеющиеся в распоряжении Коула сведения обо мне и о том, что случилось со мной в доме моей соседки, миссис Саймонс, ему было отказано в просьбе выдать ордер на обыск этого дома. Коулу ничего не оставалось, кроме как проникнуть в ее дом тайком и самостоятельно отыскать пулю, выпущенную из револьвера.

Вспомнив то, что я говорила о прыжке незнакомки со второго этажа, Коул не поленился, нашел стремянку миссис Саймонс и отвез ее знакомому эксперту. Тот обнаружил на лестнице свежие следы, принадлежащие человеку, который ходил в ботинках именно по тому грунту, что распространен в нашем районе.

Что же касалось найденной пули, то раритетное оружие, из которого ее выпустили, могло быть куплено только в одном-единственном магазине города. Чтобы узнать, кто купил револьвер, Коулу пришлось приехать домой к владельцу магазина — сам магазин в это время уже не работал. Выяснив, что револьвер купил Яки, Коул поручил офицеру Фрэнки вернуть улики в дом миссис Саймонс — иначе в суде их могли бы признать недействительными, — а сам помчался к дому Яки, но хозяина не застал.

Во время уже официально разрешенного обыска в загадочном подвале Яки там были обнаружены вовсе не плесень и грибы, которыми он любил похваляться передо мной и Энн, а разнообразные костюмы, грим и моя книга «Городские легенды» с частично вырванными страницами. Стоит ли говорить, как я была ошарашена, когда узнала, что Яки был единственным «актером», сыгравшим и Сахарного человека, и Девочку-енота, и ревнивую жену из главы «Револьвер для Рыжей».

Нет, я не восхищалась его талантом, скорее ужасалась при мысли о том, что этот человек мог бы сотворить еще, если бы мы не смогли остановить его. Яки собирался ограничиться четырьмя легендами лишь потому, что чувствовал: очень скоро полиция найдет его, конец уже близок.

Препарат, который Яки вводил своим жертвам, тоже был найден в его жутком подвале. Он купил его еще до переезда в Брэмвилль у приятеля-медика, приторговывавшего лекарствами, которые не отпускались без специального рецепта.

Кроме всего прочего, стало понятно, кому понадобилось прослушивать то, что происходит в моей комнате. Ди с ее любовью к порядку не могла не наткнуться на прослушивающее устройство, которое Яки закрепил под моим креслом, и конечно же заподозрила Коула. Увидев, что полицейский проник в сад миссис Саймонс, она окончательно уверилась в том, что Коул как-то причастен к той истории, в которую впуталась ее дочь, и немедленно позвонила Ричи.

Мой бывший муж тоже не терял времени даром: он навел справки о детективе Лонберге и, выяснив правдивые, как ему казалось, подробности перевода полицейского в Брэмвилль, сопоставил факты и решил, что разоблачил брэмвилльского маньяка.

Под личиной истинного убийцы, немного рассеянного, спокойного и задумчивого парня, скрывался актер, игравший когда-то третьи роли в непопулярных сериалах. Мечта стать великим актером не оставила Яки и после переезда в Брэмвилль, где он познакомился со мной и понял, как нужно «творить легенды».

К счастью, мой бывший муж, Ричи, не стал частью этих «легенд» — его ранение оказалось серьезнее, чем мое, но он пошел на поправку. Лилиан Стакер, надо сказать, смягчила свое сердце и даже предложила ему воспользоваться ее деньгами, чтобы он смог снова подняться на ноги в прямом и переносном смысле этого слова.

Ди, рассчитывавшая на другой финал в нашем с Ричи романе, конечно, огорчилась, но новость о том, что я все-таки выйду замуж, хоть и не за бывшего мужа, несколько подсластила пилюлю. Может быть, моя мать и не очень-то обрадовалась тому, что я выхожу за Коула, но вида не показала, тем более что у нее появился шанс сразу же обзавестись готовым внуком, которому непременно будет передана бабушкина любовь к чистоте и порядку. Если честно, в какой-то степени я даже завидовала Мэтти: обычно бабушки балуют внуков куда больше, чем когда-то баловали собственных детей.

— Что касается Ричи и Лил, то, как сказала бы мама: «Милые бранятся — только тешатся», — наконец закончила я рассказ, которого так ждала от меня Энн.

— Нет, к нам это не относится, — заметил Коул, забрав у меня пустую кружку из-под бульона. — Я обещал Ют, что мы больше никогда не будем ссориться.

— По-моему, это глупо, — пожала плечами Энн. — Не пройдет и месяца, как вы умрете со скуки от такой спокойной жизни.

Мы с Коулом переглянулись. Впечатлений, полученных обоими после нашей последней ссоры, хватило бы еще минимум на полгода.

В любом случае, как сказал Коул, торопиться, а уж тем более торопиться поссориться, нам некуда: у нас впереди не только свадьба, но и целая жизнь, которую мы просто обязаны прожить счастливо. Да и может ли быть иначе? Мы с Коулом безгранично доверяем друг другу, потому что оба знаем: иначе любить невозможно.