Герой сатирического романа молодых ставропольских авторов - плут и мошенник, таков уж его характер, и это роднит Мишеля Дерибасова с Остапом Бендером. Параллельно с приключениями главного героя перед читателями проходит история села Назарьино, в которой своеобразно преломляются события прошлого и сегодняшнего дня. Ставрополь: Кн. изд-во, 1990

Елизавета Юрьевна Михайличенко

Юрий Арнольдович Несис

Гармония по Дерибасову

ИСТОРИЯ ПЕРВАЯ. ПРОБА ТОПОРА

Глава 1. Назарьинские страдания

- Гармония, - сказал Михаил Дерибасов.

Супруги умиротворенно сидели на новой импортной пятисотрублевой завалинке и постигали, как наливается светом заходящего солнца свежеподвешенная люстра,

- Что гармония? - не поняла Евдокия Дерибасова.

- Гармония по тебе плачет, - расхохотался муж Михаил.

За околицей страдала гармонь, и это было потрясающе. Дуня Дерибасова деланно зевнула, огладив бока, вскинулась и пошла гоголем, выкрикивая:

Неприлично я

гармоничная!

А не видит кто -

тот и сам не то!

- Дура, - укоризненно покачал головой муж Михаил, - то шутка была.

- Так и это шутка, - строго сказала Дуня, и вдруг зайчики от золотых ее зубов запрыгали по комнате, высветлив новый телевизор «Рубин», отечественные подушки на импортном диване, золотые звезды ручек на землистом небосводе новой «стенки» и пару дорогих ковров на полу и стене. Хрустальная люстра сияла.

- А люстра-то, - сказал с сожалением муж Михаил, - того...

- Чего? - перестала улыбаться Дуня.

- Того, на стекло похожа, - покачал головой муж Михаил.

- Вот, говорили умные люди, - сказала с сердцем Дуня. - «Евдокия, на что он тебе такой дурной?» А я-то глазами хлопала: цветы покупает каждый день по три раза...

- На завтрак, обед и ужин! - расхохотался муж Михаил. - Дунь, так то ж у Еремихи целый огород цветов, что ж их покупать-то было?

- И-и! - сказала Дуня и ушла на кухню, хлопнув дверью.

За околицей слышалось то же.

Дерибасов воровато оглянулся и, натянув парадный пиджак, исчез в окне. Он шел по селу, шел на голос гармони, но не прямо, а чуть левее и в сторону, шел не наобум - он старался не позволять себе этого. Дерибасов знал, что в ближайшее время его не хватятся - жена Евдокия будет заниматься перед новым «Рубином» аэробикой, а потом долго отходить на ворсистом ковре. Дерибасов шел к Заиньке - Зоеньке Осиновой, прилежной ученице 10 класса средней Назарьинской школы.

Заинька светло сидела у реки и, опустив глаза, баюкала на руках три ромашки.

- Зоя Андреевна! - взволнованно сказал Дерибасов.

- Михаил Венедиктович? - подняла на миг Заинька светлые свои глазки.

Михаил Венедиктович взволнованно вздохнул, разведя ребра веерком и переполнив легкие до отказа. От этого вздоха колыхнулись недвижные листья ивы и светлые Заинькины реснички.

- Зоя Андреевна? - выдохнул Дерибасов и оглянулся.

- Михаил Венедиктович! - произнесла Заинька. - Вы знаете... Эта наша первая встреча должна быть, я решила, последней...

- Да! - бросил Дерибасов с вершины своего четвертьвекового опыта, и маленькое слово с грохотом покатилось вниз, устроив Заиньке полный обвал.

- Как?! - прошептала Заинька, страдая.

Михаил Венедиктович с трудом держал паузу. Ее, как взятую на грудь штангу, надо было или куда-то выталкивать, или бросать к чертовой матери. Бросать было жалко. Дерибасов был готов понять и развить самый невнятный шепот своего внутреннего суфлера, но тот даже носа не казал из подкорки.

Не найдя слов, Дерибасов перешел к пантомиме и швырнул себя на поваленное дерево рядом с Заинькой:

- Заинька! - простонал Михаил Венедиктович.

- Михаил Венедиктович! - испуганно пискнула Заинька. - Михаил Венедиктович, пахнет-то как! Цветами?

- Цветами? - ошалело переспросил Михаил Венедиктович. - Ну, конечно, цветами! - Он обнял Заиньку за плечики и, почувствовав под губами нежные колечки светлых ее волос, закрыл глаза и застыл. Казалось, что еще миг, еще одно движение или слово, и его порыв превратится в неконтролируемый поток, чего допускать, это Дерибасов еще понимал малым участком мозга, было рано.

Заинька сидела тихо, смирно, ощипывая ромашки. В мыслях ее появлялись и исчезали любимые героини, все они писали стихи, красиво топились или бросались под поезда, убежденно провозглашая хором: «Любовь - свет, нелюбовь - смерть!»

- Как прекрасно! - счастливо вздохнула Заинька, пытаясь не замечать легкого чесночного запаха, сопровождавшего вздохи Михаила Венедиктовича.

Вокруг был вечер. Река Назарка катила свои прелести по илистому дну. Неподалеку страдала гармонь. Вечер был пропитан запахом звезд, реки и навоза - Назарьино издавна славилось непревзойденными по молочности и упрямству коровами. Коровы давали много молока, при условии полной свободы, и по неписаному закону считались в деревне почти священными - коровы ходили где попало, мычали что попало, оставляли визитные карточки, терлись рогами о свежепобеленные стены и особенно любили купальню - илистое мелководье рядом с вышеупомянутым бревном.

Подул легкий ветерок, но сразу же перестал, так и не охладив потный покатый лоб Михаила Венедиктовича Дерибасова, зоотехника назарьинской фермы.

- Михаил Венедиктович! - снова вздохнула Заинька. - Я стихи новые выучила! Вот, послушайте... Это так подходит к этому вечеру, это... это так прекрасно! Их написала одна моя подруга Татьяна, у которой случилась несчастная и трагическая любовь... Вот:

...Соловьи, соловьи, соловьи...

Как же вышло - вечер в июне,

Золотой и безудержно лунный.

...Говори, говори, говори...

Невозможность уйти навсегда,

Беспощадно ломается счастье.

Я любила, Вы - только отчасти.

Мне июнь не забыть никогда...

Михаил Венедиктович похлопал глазами и закатил их. Галстук жал, пот стекал.

- Эта Татьяна, - продолжала Заинька, и румянец выступил на нежных щечках, - она очень светлый человек... Она будет поэтом - она уже написала много стихов и послала их в областную молодежную газету!

- Да! - сказал Михаил Венедиктович и, сняв пиджак, накинул его на Заинькины плечики.

- Мне жарко! - испуганно сказала Заинька.

- Ты вся дрожишь! - опалил ее ухо вздохнувший свободно Михаил Венедиктович. - Ну почему ты вся дрожишь? - бормотал Дерибасов, шаря под пиджаком.

Пульсировавший участок мозга перестал пульсировать, и порыв снова расправил свои широкие плечи.

Михаил Венедиктович схватил Заиньку в охапку и начал целовать пухленькие ее губки, курносенький носик, выпуклый лобик хронической хорошистки. Пиджак упал в траву, и Дерибасов вдруг остро пожалел новый пиджак, кажется, познакомившийся с коровьей визиткой.

Заинька бестолково вертела головкой, уклоняясь от претензий Михаила Венедиктовича, но вот глазки ее закатились, горлышко дернулось, издав невнятный стон, а на тоненькой светлой шейке забилась жилка.

- Ми... ми... хаил Be... Be... - прошептала Заинька, - я никогда... я ничего... я вас люблю!.. Как Татьяна! - голос ее звенел. - Это я стихи писала! Сама! - кричала она с восторгом признания.

- Тихо! - оборвал Дерибасов и стал быстро шептать Заиньке что-то очень ласковое, долгое и общепринятое, отчего та сникла и перестала возражать старшим.

Где-то страдала гармонь. Вместе с ней маялся хрипловатый баритон:

...На рассвете вышла на берег крутой

посмотреть на полыхающий рассвет.

Тут Назаров сзади - парень молодой,

раскрасавец, двадцати неполных лет.

Мочи нет, мол, дожидаться до венца,

Степанида, дорогая, не гони,

ты не бойся ни мамани, ни отца,

ты ко мне со всею силою прильни!

И красавец мой не слышит ничего,

обнимает меня крепко, как жену.

Рассердилась я и бросила его

прям в Назарку, в набежавшую волну!..

Наконец Осип Осинов, в самый неподходящий для своей племянницы момент, отложил инструмент, зашел в хату, включил свет и достал «Уединенные наблюдения и размышления над людьми, природой и временем, том 29-й». Раскрыв свою 29-ю девяностошестилистовую душу в черной коленкоровой обложке на середине, Осип благоговейно перечитал итог вчерашнего дня:

«Заключаю: частая смена вождей вызывает падение нравов, но ускоряет прогресс. И лишь Назарьино, как всегда, мерно и спокойно шествует сквозь бедлам».

Осип задумался и подошел к окну. Он грыз ручку и смотрел, как по одной возвращаются с Назарова луга запоздалые коровы. Чуть позже он записал:

«Коровы, словно добрые пчелы, целый день собирают с лугов.

Вымя берет у земли сок и округлость.

Отсюда умозаключается, что молоко женщины - плоть, от коровы - душа трав.

Прочитав в пятницу, в «Литературной газете», что городские парни кличут своих девок «телками», вывожу: падение нравов исподволь сопровождается глубинным прозрением».

Глава 2. Дерибасов и Назарьино

- Это, - сказала Евдокия, - кабана резать будем.

- Бум, бум, - кивнул муж Михаил, потянувшись так, что стал выше и тоньше.

- Дохляк! - критически оглядев мужа, бросила солидная ладная Дуня и зевнула, прикрыв рот. Муж Михаил обиделся:

- «Дохляк!» - передразнил он. - В утонченности тебе не разобраться. Это от природы.

- Свинину повезешь ночью, - прервала Дуня, - завтра воскресенье, в городе базар. А я в магазин, - добавила она. Евдокия Дерибасова была признанной продавщицей назарьинского сельмага.

В Назарьино уважали продавцов. Каждый дом имел двор, при каждом дворе был участок. Дома стояли полными до краев чашами на большом, как обеденный стол, пространстве предприимчивости.

Назарьино было деревней в полном смысле этого слова, и не только не стеснялось, но даже гордилось этим. Большие неторопливые грузовики пахли здесь не бензином, а, словно коровы, навозом. В Назарьино любили цветастые до умопомрачения юбки, приталенные кофточки, даже хороводы у реки, любили гармонь, шуточки, от которых щекочет в носу, протяжные печальные песни и частушки. Уважение к частной собственности распространялось в Назарьино и на фольклор. Собственно, последнего, как такового, в Назарьино не было. То есть, народное творчество было, но коллективизации не подвергалось. Даже частушки оставались авторскими. В селе жил свой особый уклад, свой дух. Даже своя мода, однако молодежь не брезговала джинсами и стрижками. Джинсы были свои, доморощенные и домотканые, - ими промышлял старик Елисеич, делавший своими руками все - от уборки хлопка на маленькой собственной плантации до фирменной кожаной наклейки «Назарьино» на заднем кармане. За джинсами приезжали даже из города.

Назарьино было основательным по своей сути. История его восходит к некоему Назарию, который достопримечателен тем, что обитал 33 года неизвестно где, а потом ощутил потребность что-нибудь основать. После долгих колебаний, шатаний и даже бросков из одного уезда в другой наконец увидал он это самое место - ровное, гладкое, неподалеку от реки, с виднеющимся за излучиной лесом.

Далее предание гласит: «...подошел Назарий к середине того самого ровного места, возвышаясь на нем всей своей сущностью, и промолвил Назарий такие слова: «И скитался я 33 года, а больше не хочу. Скучно. Отныне я основываю здесь деревню. Ежели нет возражений, назовем ее Назарьино!»

Никто не возражал. Речка стала Назаркой, луг за речкой - Назаровым. Хотел Назарий назвать далекий лес за излукой Назаретянским, но это не прижилось, и лес остался «лесом за излукой», а позже и просто Луковым лесом, и еще до смерти Назария родилось в деревне предание о том, что кто-то видел в этом лесу луковое горе. Впрочем, преданий в Назарьино много и рождается все больше с ростом культурного уровня.

Но одно в деревне было всегда незыблемым: «Сказки сказками, - строго говорили новорожденному ребенку, ласково пеленая его, - а дело делом».

К делам в Назарьино всегда относились серьезно. «Хороводы и гармонь, - шептали ребенку, укладывал его спать, - вечером и на досуге. Еда, здоровье, дело - всегда. Больше радеешь - больше имеешь».

Дети хлопали глазами и, долго ли, коротко ли, вырастали с определенным взглядом - прямым и пристальным.

И люди в деревне жили основательные, так уж повелось - большие и ладные. В Назарьино ценили стать и силу, поэтому Михаил Дерибасов особенно остро ощущал не всегда высказываемые в глаза, но всегда подразумеваемые его, Дерибасова, отклонения от общепринятых назарьинских норм и даже неполноценность.

Начать можно с того, что Дерибасов был невысок. Даже мал ростом. Даже плюгав, как сказала однажды, будучи сильно не в духе, Евдокия. Муж Михаил страдал два дня в унисон с гармонью, а потом добился от жены признания в ее собственной пристрастности со знаком минус. Но факт остался фактом.

Дерибасов был худ.

- Изящен! - поправил бы он со снисходительной улыбкой. - И-зя-щен. Это от природы.

И это было действительно от природы, потому что в родне Дерибасовых и Арбатовых (материнская линия) никто изяществом не отличался. Род Дерибасовых исправно поставлял людей ладных, крупных и честных, но с бесовинкой. В другом месте эта бесовинка могла бы довести черт-те до чего, однако Назарьино непорядка не признавало и утилизовывало бесовинку для общего блага. Все хозяйственные нововведения начинались Дерибасовыми - от Ферапонта Дерибасова, не выносившего стука спиц по вечерам и поэтому сварганившего еще в незапамятные времена вязальную машину мощностью в восемь баб, до упоминавшегося уже старика Елисеича.

Если род Дерибасовых, по мнению их самих, был первым, а по мнению куда более многочисленных Назаровых, вторым, то род Арбатовых считали последним все.

В начале века тощий пегий вол втащил в цветущее дородное Назарьино арбу. Набитая сопливыми сонными детьми арба громыхала и виляла колесами через всю деревню, пока на выезде не сломалась ось. Кряжистый мосластый мужик неуклюже спрыгнул на землю, перекрестился, задумался, прислонил к пеньку икону и озадаченно спросил у широкой рябой тетки: «Знамение?» «Ну знамение», - согласилась тетка. «Здесь будем рубить избу!» - объявил мужик и не рубил ее лет пять или шесть, объясняя тем, что в этом деле без помощников никак, так что пущай пацаны еще чуток подрастут.

Арбатовых не гнали, но в расчет не принимали и с ними не роднились. Семейство тихо и богобоязненно вырождалось. Впрочем, богобоязненность не мешала ни брехливости, ни вороватости.

По уверениям философствующего восьмиклассника Саньки Дерибасова, Арбатовы, как древние рептилии, с каждым поколением становились все крупнее, нескладнее и медлительнее. Все это делало их вороватость безобидной и даже забавной. Как правило, Арбатовы попадались на месте преступления, но, так как таскали», по мелочи, ярости хозяев не вызывали, а, напротив, пробуждали милосердие и в конце концов украденное оставлялось им, как подаяние.

Единственная в роду красавица Зинаида Арбатова расцвела с такой весенней силой и скоростью, что застала холостяковавших назарьинцев врасплох. Зинаида бродила по улочкам, сладострастно мычали быки, цветущие яблони, словно сбегающее молоко, кричали о цене мгновения. Зинаида стреляла глазками и подстрелила Венедикта Дерибасова. Сраженный дуплетом Венедикт сплюнул, круто развернулся и, покачиваясь, добрел до дома, где чуть не убил рикошетом всю родню, заявив, чтоб готовились к его свадьбе с Зинаидой.

- Я плод романтической страсти, - похохатывал Дерибасов, - тормоша расшалившуюся после вечерней рюмочки Евдокию.

- Токо недоношенный, - прыскала Дуня.

Однако доношен был Дерибасов от звонка до звонка. И действительно, когда повитуха Лукерья Гурова вышла на крыльцо сообщить Венедикту об успешном завершении работы (назарьинские женщины напрочь отвергали выпускников областного мединститута), над Назарьино стоял мелодичный звон колокольчиков - это на закате тянулись со всех сторон нагулявшие вымя коровы.

- Мальчик, - вздохнула Лукерья.

- Это хорошо, - Венедикт бросил окурок. - А то негоже, когда девки подряд идут. Обороноспособность падает.

- В рубашке родился, - нехотя продолжила Лукерья.

- Ну?! - обрадовался Венедикт. - Счастливчик, значит?

Повитуха огляделась по сторонам и зашептала:

- В рубашке-то оно в рубашке, да под рубашкой три петли на шее.

- Ты чего, сдурела?! - возмутился Венедикт. - У Зинки в брюхе виселица, что ли?!

- Пуповиной трижды обмотало, - пояснила Лукерья. - Другой бы уже задохся. Хиленький, правда, да, видать, живучий.

В общем, в назарьинские антропометрические стандарты Михаил Дерибасов не вписался. Зато он был кудряв, черняв, даже цыгановат, блестел прекрасными зубами и самобытным врожденным остроумием, отточенным за 25 лет жизни до неподражаемости.

Назарьино было местом, куда возвращаются. Не избежал этой странной закономерности и Дерибасов. После окончания в городе зоотехнического техникума и службы в армии, припал он к родным стопам назарьинских пенатов. Семья стала еще больше, удобств на всех не хватало. Дерибасов решился уйти в примаки, но оттанцевали в средней назарьинской школе уже два выпускных бала, а Дерибасов все не пристроился.

И вот тут, за околицей, очень кстати Дерибасов увидел Евдокию. Дуня, как он знал, была молодой одинокой хозяйкой большого старого дома, причем недавно отказавшей своему жениху. Дерибасов пригласил ее на танец, чувствительно этот танец станцевал, ощущая щекой округлую прелесть Дуниного подбородка, проникновенно сказал партнерше:

- Дуня, вы же лошадь! - за что схлопотал увесистую пощечину и преисполнился восхищения, оказавшегося взаимным.

И тем чудесным летом уже не Михаил Дерибасов говорил Евдокии Назаровой прелестные волнующие слова, с риском для жизни обрывал цветы у махровой цветочной монополистки Еремихи (назарьинские женщины не признавали не только продукцию местного мединститута, но и полевые цветы), но все это осуществлял тот самый вышеупомянутый порыв, перед которым и не устояла честная одинокая Дуня, околдованная журчанием дерибасовской речи.

А когда, наконец, Евдокия опомнилась и открыла глаза, она увидела рядом похрапывающего Михаила, а на безымянном пальце правой руки светилось кольцо. Гордая же фамилия «Назарова» осталась розоветь в прошлом.

В те времена Осип Осинов записал в 27-м томе своих «Уединенных наблюдений и размышлений над людьми, природой и временем»:

«Наблюдая горящий дом Осоавиахима, понял, что главный вопрос - ожидает ли человечество мирное существование или ядерное уничтожение - может быть решен мною в течение ближайших лет.

Ибо различия меж Евдокией и Михаилом поболее, чем между русским, американцем, китайцем и негром, по-всякому взятыми.

Умозаключаю: если Евдокия уживется с Михаилом, мирное сосуществование возможно. Следовательно, новая семья требует основательного наблюдения.

Вывожу: рост числа разводов приближает третью мировую войну».

Глава 3

Оборотень по-одесски

...Дерибасов вез свинину. Он выехал ночью. Мясо было основательно упаковано в коляске черного дерибасовского мотоцикла, на боку которого белела надпись «Дуня».

Дерибасов вел мотоцикл.

- Через три часа будешь в городе, - сказала на прощанье жена и вытерла руки о передник.

- Дуня, - сказал муж Михаил и облизал тонкие усики-ниточки, - заткнись. - Он был в новом костюме, на пиджаке темнело неумело замытое пятно.

- Зачем костюм новый напялил? - ответила Евдокия обиженно.

- Не мелочись, - огрызнулся муж Михаил.

- Токо привези меньше чем все, - внушительно и спокойно сказала Дуня.

- Не надейся, - засмеялся муж Михаил.

- Ну-ну, - добродушно усмехнулась Дуня, уловив вдруг в голосе мужа знакомые стальные нотки и такой же блеск в глазах.

- Все! - вдруг жестко сказал муж Михаил, решительно преодолел порог, опустил на голову шлем с идентичной надписью «Дуня» и уехал.

Итак, Дерибасов вез свинину. Дерибасову было хорошо. Дерибасов был уверен в себе.

...Дерибасов наслаждался. Его усики дрыгались в разные стороны, лягали друг друга, Дерибасов непрестанно крутился и беспардонно чмокал губами, привязываясь к проходящим девушкам. Но Дерибасов был разборчив. Девушки, интересовавшие его, обязаны были отвечать определенным требованиям. Если они не отвечали, Дерибасов их не спрашивал.

Рынок шумел. Между прилавков было не протолкнуться. Свинину покупали. Но дело было не в ней. Дело было в самом Дерибасове, вдруг остро почувствовавшем свою необходимость этим бледным инфантильным миниатюрным горожанкам на каблучках, с изящными щиколотками, от которых он успел отвыкнуть. Дерибасов суетился. Все выдавало в нем новичка.

- Эй, эй, мада-а-ам! - кричал Дерибасов. - Я имею вам сказать... Вот эта свинина... вот эта свинина, она очень как раз под ваши губки бордо!

Мадам шарахалась в сторону, а Дерибасов, покосившись на соседний прилавок, обращался к очередной покупательнице:

- Ну и мадам! - качал он головой вслед шарахнувшейся. - Это была такая шутка. Как это говорят на моей любимой далекой родине - алеющие губки... э... ну, не важно. Кстати, если мы уж начали о свинине, то очень рекомендую, мадам. Вашему прекрасному мужу... О! О, это как раз то, что надо практичному человеку, я уже имел вам сказать...

Дерибасов вертелся, склонял голову на бок, отвешивал свинину, красиво откидывал чуб, переставлял слова почти так же, как некий киноактер, игравший в недавнем детективе то ли Лешу, то ли Сашу с Пересыпи.

- А моя фамилия Дерибасов, - добродушно скалился Михаил, - да, да, да. Это все мой неугомонный дед, о, его знала вся Одесса... Что, мадам? Три килограмма? Пожалуйста, питайтесь на здоровье, да, да, вся Одесса... Нет, зачем же сразу рецидивист? Скажем, портной! Х-ха! Нет? Ну-у, граждане, конечно - отчаянный рыбак. Ры-ыбачка-а Со-оня-а... Х-ха! Два кило? Сей миг. Да, Дерибасов, ну жил там, да-а-а, милый такой дедуля, ...ушел как-то в море и... сколько, говорите? Да я слушаю вас вот этими самыми ушами! Не-ет, это против морали. Этот кабан - мой бедный Жорка, я не чаял в нем ни чьей души, а потом вот этими руками... ах: я подлец, х-ха! Не, за три рубля это свинство, вы меня поняли? Свинство за свинство, это слишком сильно сказано. Сколько, говорите? А что так сильно мало?..

Соседям Дерибасов сказал:

- Я из Одессы. Временно живу в окрестностях - вышел случай. Зовут Мишель. Фамилия Дерибасов. Про Де Рибаса слыхали? Про француза? Ну как же!

Зачем Дерибасов заметал следы на своей родословной? А просто так. Для пикантности. А вообще-то фамилия пошла от зятя Назария по четвертой дочери - Ахмета, по прозвищу Делибаш, означавшее по-тюркски что-то вроде «сорвиголова», Прозвище он получил еще на родине, на военной службе, за беспардонное ухарство. Отчаянность эта проистекала от отчаянья. Еще в юности, в день, когда Ахмету сделали обрезание, дервиш предсказал ему смерть на снегу и одну-единственную вдову.

Возмужав и возлюбив женщин, Ахмет стал тяготиться предсказанием. Еще бы! Ведь все мало-мальски достойные люди всю жизнь составляли букет своего гарема и могли с гордостью думать о своем траурном венке. Не желая быть безгаремным горемыкой, честолюбивый и женолюбивый Ахмет рыскал в поисках смерти как по полям брани, так и по чужим гаремам.

В конце концов Делибаш был обнаружен в гареме одного Очень Уважаемого Всеми Человека и едва унес ноги. На следующий день Очень Уважаемый Всеми Человек сказал на базаре, в присутствии многих ушей: «Этому делибашу Ахмету очень нравится мой гарем. Раз у него такой хороший вкус, клянусь, я поселю его там. Такой отважный человек будет хорошим евнухом!»

Ахмет знал, что Очень Уважаемый Всеми Человек склонен забывать о посулах, но угрозы выполняет всегда. И по всей стране у него полно Очень Уважаемых Всеми Друзей. Злополучный Делибаш поступил в духе русского романтизма - бежал на Кавказ.

Горянки Делибашу не понравились. Он был воспитан на восточной неге, лицах, затмевающих красотой луну, плещущихся, как форель, голых животах и тяжелых округлых бедрах. В общем, после яркой масляной живописи Востока, графика гор его не вдохновила.

Делибаш брел через перевалы, презирая снег, на котором ему суждено было умереть. Потом горы стали мельчать, а женщины оставались прежними. Потом была степь, где женщины скакали вокруг Делибаша на конях, чем неприятно шокировали его.

Так и шел он по земле, пока не уперся в бревенчатую стену одной из четырех назарьинских изб. Далее предание гласит:

«Уперся Делибаш взглядом в стену назарьевской избы, да и схоронился за стогом. А Дарье Назаровой приспичило тут за водой идти. И как она только мужика за версту учуяла? Ступила она на крылечко, зевнула, потянулась сладехонько, косу на грудь перекинула, а та с груди, как вода с водопада... Тут-то у Делибаша сердце-то по первому разу и захолонулось. А Дарья с коромыслом все ближе. Стог-то неподалеку от колодца стоял.

А у Дарьи! Серьги блещут! Бусы пляшут! Зубки сахар, губки малина! Румянец - у иной на всей щеке не уместится! А глаза такие уж синие, что такого цвета и в природе-то нет. Такого цвета только мозаика в султанском дворце быть могла! Тут сердце Делибашево во второй раз захолонулось. Понятно, истосковался мужик по такому раздолью бабьему!

Ну, а как Дарья две пудовых бадьи доверху наполнила, да назад с коромыслом поплыла, да так, что вода и не дрогнет, а бедра так и колышутся, в третий раз уж так всего Делибаша захолонуло! Завизжал он по-басурмански, да за Дарьей!

Только назарьинских девок разве наскоком возьмешь? Осерчала Дарья, развернулась, что карусель, да как раз бадьей нечестивца и огрела. А тут братья на крик подоспели. Кирилл с колом, Мефодий с вилами, а Глагол с сетью. Вмиг Делибаша полонили. Только мокрое место на тропинке и осталось. Привели, пред Назарием поставили. Тот, понятно, строгость проявляет:

- Какого такого роду племени? Какого корня и сословия? Откуда взялся? Куда и зачем шел? Что замышлял?

Молчит басурманин, только глазами сверкает. Нахмурился Назарий, напрягся, словно вспоминал что. А потом по-тарабарски так залопочет! Полопотали они немного. Потом Назарий и объявил:

- Разрешаю басурманину Делибашу остаться на особых условиях...

Так и возникла в Назарьино фамилия Дерибасов.

- Между прочим, я отпрыск знатного рода! - журчал Мишель. - Благородное обедневшее дворянство. Отплыли из Марселя в Одессу. А уж из Одессы - кто куда...

Сосед справа, лет сорока, был худ, желт и флегматичен.

- Ну, - сказал он, сморщившись, - так что?

За ним стояла бесцветная пухлая женщина с прозрачными глазами.

- А вот сви-ининка, - жалобно тянула она, - а вот...

- А вот спеку-улянтка, - передразнил проходивший подросток.

Флегматик поджимал губы, отчего вместо рта образовывалась изогнутая кверху линия, в конце которой торчала изжеванная беломорина. Фартук у флегматика был грязный и рваный, однако от всей тощей его фигуры веяло таким осознанным достоинством, что торговал он очень бойко, но все с той же гримасой отвращения.

Прозрачноглазая покашливала, шуршала открахмаленным халатом и бестолково перекладывала куски мяса.

- Женщина, свининки, - предлагала она, - женщина! - Прозрачноглазая откровенно клянчила. - Свежая, вкусная!

- Тетя! - жестко сказал Мишель. - Не суетись.

- А я это, - сказала Прозрачноглазая, - купила бы у тебя машину, правда.

- Дуню? - оскорбился Дерибасов.

- Мотоциклу твою. Он, черную, да-а, купила бы, мне мужу как раз.

- Как, но вовсе не раз! - ответил Мишель. - Я его за две тысячи брал.

- Не бреши! - грубо сказала тетя.

- Заткнись! - сказал Дерибасов не менее грубо.

Помолчали.

- А вот сви-ининка, - заныла тетя, - а вот... Мишка, - грустно сказала она, - я даю пятьсот.

Мишель дернул плечом и усами.

- Ну... 600! - сурово бросила соседка. - Ну!

Мишель насторожился.

- 650, Миша, - сказала тетя. - Миша, это все.

- Ах вы искусительница! - хихикнул Мишель и выпятил губы.

- 700! - тяжело дыша сказала Прозрачноглазая.

- Хорошо, - спокойно кивнул Михаил Дерибасов.

И это было действительно хорошо - мотоцикл Дерибасов приобрел в городе пять лет назад именно за семьсот рублей. Въехал он в Назарьино на черном мотоцикле, в кожаных перчатках. Назарьино скривило губы и хихикнуло - в селе не любили мотоциклы. Там любили велосипеды - чтобы солнце на спицах, да крепкие ноги, и новые машины «Жигули» всех цветов, но лучше вишневого.

- Хорошо! - сказал Мишель и глубоко вздохнул.

Поток покупателей поубавился, дело шло к двум часам.

- ...она бросается мне на шею и ревет: «Как мне теперь жить?» - бойко рассказывала одна - другой. Обе проходили мимо Мишеля, обе отвечали его требованиям: тонкие щиколотки и запястья, от узкой талии - форма луковицы, глаза шальные от смеха, обе просто заходились в хохоте, особенно одна:

- «Я не хочу жить!» - кричит и головой о стенку, представляешь?

- Ах, какие девушки! - спокойно уронил Мишель в пространство. - Я говорю себе, - продолжал Дерибасов с очаровательной наглостью, - Мишель, если на свете есть такие девушки, то что же ты стоишь здесь, как последний пень и торгуешь свининой?

- Ну? - сказала одна.

- Сколько стоит это мя-а-со? - спросила другая. - Ляля, нам нужно мя-а-со, так?

- Так! - сказал Мишель. - Так, так... А что вы обычно делаете по жарким летним вечерам?

- Жарим мясо, - сказала одна, - вот как раз именно такое, как, например, во-он тот кусочек.

- А кто же его кушает?

- Гости! - расхохоталась другая.

- Это мое любимое амплуа! - подмигнул Мишель. - Вы меня понимаете?..

- Короче, - сказала одна, - давай мясо, и мы тебя ждем.

- Где?! - уточнил Мишель, не выпуская мяса.

- Фестивальный, десять, квартира семьдесят, - сказала одна.

- В шесть часов, - подхватила другая, снова расхохотавшись.

Мишель отдал мясо, некоторое время они со вкусом посмеялись, потом разошлись.

- Пока, Лялек! Целую, Светик, ку-ку! - орал Мишель вслед, запрыгнув на скользкий прилавок и блестя глазами.

- Пойдешь? - спросил Флегматик, флегматично продав последний кусок.

- Ну! - подтвердил довольный Мишель и спрыгнул с прилавка.

- Не ходи, - уверенно сказал Флегматик, - адрес не тот.

- Дядя, - окрысился Мишель, - не хами.

- Пацан, - сказал Флегматик.

- Я людям верю, дядя! - хохотнул Мишель. - Я люблю людей!

- Кобель, - сказал Флегматик, - пацан.

- Не повторяйся! - отрезал Мишель и улыбнулся проходившей девушке.

- Одессит! - презрительно бросил Флегматик. - Гастролер-лапотник. Из-за таких все и бывает! Бесцветная тетя втянула голову.

- Нет! - сказал Мишель, - все бывает не из-за нас, а из-за вас! Ходят - угрюм, угрюм, хрю, хрю...

Глаза Флегматика стали такими, что Дерибасов отвернулся и облизнул сразу пересохшие губы.

Флегматик закинул за спину оранжевую сумку, из которой легкомысленно свисали тесемки фартука.

- Не смотрите вы так, сквозь прищуренный глаз... - спел осмелевший Дерибасов и тихо ругнулся вслед Флегматику. Потом громче. Потом, снова войдя в ритм, то есть почувствовав себя Мишелем, истошно заорал:

- Мада-а-а-а-ам!..

...Пахло кошками, сыростью, гнилой капустой, еще чем-то аналогичным, но не мясом. Дерибасов нажал кнопку звонка и прилизал усики. За дверью тоненько затявкало. В образовавшуюся щель вырвался собачий выродок - мелкий, патлатый, перевозбужденный, и заполнил подъезд визгливым эхом. Появилась Светик.

- Светик! Ку-ку! - искренне обрадовался Мишель - мясом не пахло, но адрес был тот, и это что-нибудь да сулило.

За спиной Светика тут же возникла Ляля, и все трое минут пять похихикали - не так свободно и громко как на рынке, но тоже вполне непринужденно.

- Это скотчтерьер? - завел Мишель светский разговор, вспомнив, как обозвала его Дуня, посмотрев по телевизору собачью выставку.

- Ну, - кивнула Ляля.

Снова посмеялись. Мясом категорически не пахло.

- А ты откуда породы знаешь?

Все извилины дерибасовского мозга распрямились в едином порыве не выглядеть деревней.

- Породы я знаю по роду своей деятельности, - скаламбурил Мишель и прошел на кухню.

- Породы собак, женщин и свиней, - кричал он оттуда, - бывают разные. Кстати, мой бедный Жорка ярый представитель просто свински какой скоропортящейся породы! Его останки надо жарить не отходя от кассы. Лялек, на этой сковородке вы жарите мясо по вечерам? Ага... - Мишель залез в холодильник, вытащил мясо и с силой потянул носом: Нормалялек! - удовлетворенно объявил он. - Как это говорил Юлик Цезарь... вени, види, вици, что означает: пришел, нашел, поджарил... А вы тут что, сами живете? Или еще с кем? Х-ха! То есть, в смысле, где ваши родители?.. И где, наконец, в этом доме нож? Нет, Светик, это не нож. Он же обоюдотупой. Дайте мне что-нибудь, обо что я буду точить ваши ножи. Я хочу, чтобы, когда я уеду, здесь остались следы присутствия мужчины.

Мишель был счастлив и безудержно эйфоричен. Вместе со скотчтерьером они метались по кухне, заглядывали в глаза хозяйкам, оба полные надежд и куража. Городская жизнь приняла Мишеля как родного. Четыре тонких щиколотки слегка пританцовывали в такт доплывавшей из комнаты многообещающей музыке. Порыв вдохновения швырял Мишеля, как щепку, от плиты к кухонному столу.

В самозабвении Мишель полоснул ножом по указательному пальцу и оказался в центре внимания. На палец перемотали полбинта, завязали кокетливый бантик. Мишель был отстранен от плиты и отправлен на прогуливание скотчтерьера.

- С поводка не спускай! - кричала Светик вслед, в лестничный пролет. - Не спускай ни в коем случае! А то сбежит, или украдут! А он семьсот рублей стоит! Он один такой в городе!..

- Ишь ты, один такой в городе, - сказал Дерибасов собачьему выродку, - а я один такой в Назарьино. А может, и в целом мире.

В скотчтерьерову уникальность городского масштаба Дерибасов, конечно же, не поверил и не верил ровно двадцать минут. Он уже возвращался в обретенную ячейку городского соблазна, когда из подворотни вынырнула красивая модная одежда, с невзрачной женщиной внутри.

- О боже! - изумленно взвыла она. - Это же скотч-терьер! Второй в городе! Прелесть! Ах ты, мой мальчик! Откуда вы привезли это чудо? И как же нас зовут, таких хороших?

- Мадам, - с достоинством ответил Дерибасов и впервые внимательно осмотрел собачьего выродка. - Моя фамилия - Дерибасов. Сегодня утром мы приехали из Одессы. Я там родился и провел большую часть жизни. А что касается... Цезаря, так он африканец. Я его выиграл у шкипера либерийского сухогруза. Знаете, Либерия, мадам, - это такая маленькая страна, в самом сердце Африки, но у нее до неприличия большой флот. На Одесском рейде постоянно стоит что-нибудь под либерийским флагом.

- Продайте мне вашу собаку! - потребовала женщина.

- Мадам, - укоризненно сказал Дерибасов, - простите, но это собака, а не свинья, которую растят на продажу. Компрене ву? В смысле, Дерибасов не продает своих друзей.

Взгляд женщины прыгал со скотчтерьера на Дерибасова.

- Я бы дала пятьсот рублей, - сказала она.

Дерибасов остро пожалел, что сболтнул девицам о Назарьино, и, скрывая досаду, рассмеялся с видом явного превосходства.

- Семьсот, - уточнила женщина.

- За Цезаря? - изумился Дерибасов.

Женщина закусила губу и удила:

- Штука! - бросила она и, не мигая, уставилась на Дерибасова.

Этот термин Дерибасов слышал впервые, но понял его правильно и заволновался.

- Не держите меня за блондина, - сказал он и сглотнул.

- Черт знает что! - возмутилась женщина. - Сколько же вы хотите?!

- Это вы хотите, - холодно ответил Дерибасов.

- Ладно. Тысяча двести, - сухо сказала женщина.

- Ну вот, мадам, - улыбнулся Дерибасов одними губами, - наконец-то вы назвали настоящую цену.

Женщина облегченно вздохнула, и это не осталось незамеченным:

- Так вот, мадам, - продолжил он, - если бы я собирался продать Цезаря, то уступил бы его вам за эти деньги. Но все дело в том, что, как уже говорил, продавать его я не собираюсь. Во всяком случае за тысячу двести. Так что... продавать я не собираюсь... Даже наоборот. Собираюсь покупать... Мотоцикл... За... полторы, - Дерибасов ошалел от собственной наглости, почесал ус и добавил: - Так что вот так. Меняю собаку на мотоцикл.

Женщина с ненавистью посмотрела на Дерибасова:

- Тогда через час. Придется идти в сберкассу.

- Идите, идите, - снисходительно закивал Дерибасов, - я позабочусь о вашем Цезаре еще час. Значит так, в полдевятого у часов на автовокзале.

Снисходительность Дерибасова происходила от культивировавшейся в Назарьино убежденности: что отдать деньги в сберкассу, что пропить - все едино. Убежденность эта, как и все в Назарьино, имела корни. В тяжелые послевоенные годы самым зажиточным в селе оказался Анфим Дерибасов, привезший из Германии несколько чемоданов часов.

Наводнив часами весь район, он ощутил себя крупным районным финансистом и начал «выручать» людей. Даже из Ташлореченска приезжали к нему граждане, принужденные приобретать облигации займа развития народного хозяйства.

Анфим скупал их поначалу за полцены, затем за четверть, а в конце эпопеи за «десятину». Крепкую назарьинскую веру Анфима в государственный документ не поколебали даже очереди у его хаты и счастливые лица получавших сотни за тысячи. Когда у Анфима закончились деньги, он расстроился даже больше, чем очередь, которой их не хватило.

Когда же средства массовой информации отслужили панихиду по его капиталу, не надеявшийся протянуть еще 20 лет, Анфим устроил аутодафе - набил чучело облигациями, под ним разложил штабеля «государственного займа», поджег с четырех сторон и вошел в частушку. Потрясенное масштабами пламени, Назарьино распространило недоверие к государственным «векселям» и на сберкнижки. И даже после того, как в денежную реформу 1961 года поплатилось за любовь к наличным, назад в сберкассы все равно не пошло, а стало вкладывать средства в хозяйство и материальные ценности.

В подъезде стоял густой запах жареной свинины, на Дерибасов его не заметил. Со скотчтерьером на буксире он взлетел на пятый этаж, мысленно тараторя заученное с детства:

Дед Анфим скупал бумажки,

Облигациями звал.

Нет, снести в макулатуру,

Он их с горя посжигал!

- Лялек! Светик! - Скотчтерьер и Мишель ворвались в квартиру. - Эти полчаса изменили мою жизнь! Мы полюбили друг друга!

Девицы обменялись многозначительными взглядами и хихикнули.

- Это как? - спросила Лялек.

- Ах, девочки! - Мишель плюхнулся за стол и посмотрел на часы. - Понимаете, мои родители... ну, в общем я - плод романтической страсти. И этот факт наложил лапу на все мое дальнейшее существование. Роковые страсти играют мной, как кошка - мышкой. Благороднейшая страсть собаковода - благороднейшая из всех страстей. И главное - я что-то такое исподволь чувствовал, что-то томило мою душу изнутри. Но и овчарки, и волкодавы, и доги, и... и борзые, и... и... все остальные породы оставляли меня равнодушным. И вот только что я, наконец, нашел свою породу! Я не буду говорить, что стрела Амура пронзила мое сердце - это было бы пошло. Но это было так похоже!.. Девочки, там мясо не пригорит? А то я спешу. Недожаренное?.. Так, девочки, я разве не говорил? Жоркин сорт свинины нужно слегка недожаривать. В общем, хотя семьсот рублей - это и большие деньги... торговаться не буду. Покупаю вашего скотчтерьера оптом, вместе с поводком и ошейником. Охваченный страстью Дерибасов не мелочится! - Дерибасов вытащил растрепанную пачку разношерстных денег, плюнул на пальцы и начал отсчитывать: двадцать пять, тридцать, сорок... подожди, Светик, а то собьюсь... шестьдесят, семьдесят пять... так, одна сотня есть. Давай, Лялек, накладывай, а-ах, как пахнет! Двадцать пять, пятьдесят... ложи, ложи, шестьдесят, семьдесят, восемьдесят, девяносто, две сотни... ...Чего?!.. Как это не продашь? Сама ж говорила - стоит семьсот рэ. Приоденетесь... Почему не продашь?!

- Брось, Мишель, - высокомерно сказала Светик. - Мы уже не на рынке. Тяпа не продается.

Кляп из недопережеванной свинины перекрыл ход свежим аргументам. Дерибасов судорожно сглотнул твердую массу, на секунду застыл с вытянутой шеей, кадык его задвигался, как поршень, но все обошлось.

- Штука, - выдавил Дерибасов.

Магическое слово «штука» заставило девиц уважительно уставиться на Дерибасова.

- Слышь, Свет, штука, - робко начала Лялек. - Скажем, что потерялся.

- Нет, - с сомнением покачала головой Светик.

Дерибасов молча отсчитывал деньги.

- Тогда сама с ним по утрам гулять будешь, - с нажимом сказала Лялек, глядя, как Дерибасов уже рублями отсчитывает десятую сотню.

Так Тяпа стал Цезарем.

Глава 4. Простой сельский парень

К автовокзалу Дерибасов успел как раз вовремя. Он шлепнулся на скамейку, вытянул ноги и перевел дух. Цезарь вывалил язык.

Успокоительная прохлада неслышно присела рядом с Мишелем и склонила свою легкую головку на потное дерибасовское плечо. Дерибасов молча дарил проходившим девушкам умиротворенную релаксирующую улыбку.

- ...ание! - напряг репродуктор ржавые голосовые связки. - Объявляется посадка на автобус до Легостаева. Отправление в двадцать часов сорок минут.

Дерибасов дернулся и взглянул на часы. Было восемь тридцать. Верное шестое чувство икнуло, и Дерибасов ощутил неприятный холодок в области левой лопатки. Холодок провел пальчиком по дерибасовской спине, потом тихо, сдавленно прогундосил: «Не приде-о-от!» Дерибасов вскочил и заметался под часами. На стрелки он старался не смотреть. «Без двенадцати девять!!!»- заорал холодок и застучал кулаком в левую лопатку. Автобус с табличкой «Легостаево» за лобовым стеклом обогнул Дерибасова и фыркнул ему в лицо. Выхлопная труба покачивалась, как назидающий перст.

На доме напротив висел выцветший плакат: «Храните деньги в сберегательной кассе». На плакате были нарисованы уверенно улыбающиеся люди, и невозможно было представить, чтобы кто-нибудь из них побежал, вечером в сберкассу снимать честно или нечестно нажитые полторы тысячи, чтобы отдать их под часами за какого-то Тяпу. Тем более, что...

- Гражданин!!! - с надрывом воззвал Дерибасов к добротному мужчине, отвечающему стандартам вышеупомянутого плаката. - Товарищ!!! До скольки работают в вашем городе сберкассы?

Мужчина поднял бровь и пожевал губами:

- Ме-е... часов до шести... ме-е... может, какие и до семи...

- Сука, - констатировал Дерибасов и побледнел.

* * *

- Светик... ку-ку... - заискивающе улыбнулся Дерибасов в приоткрытую дверь. - А меня в автобус с Тяпой не пускают...

Светик торопливо прикрыла дверь, защемив рванувшегеся домой Тяпу. Поросячий визг мгновенно откинул дверь назад, и, на хвосте у Тяпы, в квартиру ворвался Дерибасов. В темноте коридора раздалось шипение Светика:

- Чего ты приперся? У нас гости. Короче, вали.

Вместе со своей собакой. Дерибасов вздохнул:

- Светик, - сказал он. - Я плачу неустойку. Заметь, я не требую назад всю свою сумму. Но он же стоит семьсот рублей! Купи его у меня за семьсот и оставь себе триста в память о моей страстной натуре... Ну че ты?!

Светик на секунду задумалась. За закрытой дверью, в комнате, захихикала Лялек:

- Во дает! Хочет семь монет за кобеля без паспорта!

И Дерибасов понял: не легкомысленные горожаночки, поддавшись его обаянию и напору, продали с некоторой надбавкой любимую собачку! Хищницы из каменных джунглей всучили заезжему простачку яичницу по цене божьего дара и теперь сыто скалились: «Во, деревня!» Дерибасов понял и озверел. Собираясь высказать Ляльку все, что та заслужила выслушать, Дерибасов вломился в комнату. И там он уже не озверел, а осатанел: за столом томно пила чай та, о встрече с которой он так мечтал под автовокзальными часами.

- А! Так у вас шайка! - истерично крикнул Дерибасов. - Всех порешу!

- Ступай-ка ты отсюда, - лениво посоветовали ему из модной одежды. - Катись в свою деревню. А то там коровы недоенные.

Дерибасов выхватил из сумки топор для рубки мяса и воздел его:

- Деньги на бочку!

Светик метнулась к телефону, крутанула диск и едва успела отдернуть пальчик. Два полутелефона разлетелись в разные стороны, топор вонзился в тумбочку. Девицы побледнели и вжались в мебель.

- Жизнь или кошелек?! - спросил Дерибасов и дорубил тумбочку. Потом он подрубил ножки столу, и столешница опрокинулась, обдав кипятком Модную одежду.

- Та-а-ак! - удовлетворенно сказал Дерибасов. - Начнем с Лялька. Где деньги?! Спрашиваю двадцать раз - по числу пальцев на руках и ногах. Один вопрос - один палец. - Он постучал топором по поверженной столешнице. - Потом отрубаю голову. Где деньги?!!

- Та-а-ам... - Лялек направила дрожащий пальчик на ящик серванта.

- Ну ладно, - сказал Дерибасов, увидев пачку денег и сразу подобрев.

- Все не бери! - закричала Светик. - Там еще и наши.

Послюнявив пальцы, Дерибасов неторопливо отсчитал тысячу рублей, добавил пятерку за свинину, уложил деньги в глубокий внутренний карман и неожиданно погрустнел.

- А мы ведь могли провести вечер гораздо приятнее, - с укором сказал он, - если бы не ваша собачья затея. Поверьте мне - гораздо приятнее!..

Грустный Дерибасов опустил взгляд в ящик серванта, заметил изящную серебряную цепочку и меланхолично, как песок с риодежанейровского пляжа, пропустил ее сквозь пальцы:

- И эта бижутерия лишь в очень малой степени сможет компенсировать мне несостоявшийся культурный отдых. Тем более, что из-за вас я не смог купить подарок любимой женщине.

- Положь на место! - завизжала Лялек. - Это же серебро! Дурак! Вор!

- Ах, девочки. Я не вор! И не такой дурак, если вы заметили, - интимно признался Дерибасов. - Я же говорил за себя, что страстная натура. Мое сердце уже сутки принадлежит не той, с кем связано священными узами. И вот во имя этой чистой любовной связи я имею вам предложить пожертвовать безделушку белого металла светлой сельской девушке с открытой улыбкой...

Ночной автовокзал был похож на крытый рынок. Между рядами так же толпились, только в рядах не стояли, а сидели. Дерибасов вышел на воздух - ему не сиделось.

Наконец, появилась скамейка под фонарем. Вид с нее был неплох: вокзал светился теплой желтизной, пыльные усталые автобусы казались блестящими и бодрыми.

На скамейке сидела женщина в брючках, с решительным выражением серых глаз под редкой челочкой.

Дерибасов присел. «На корреспондентку похожа, только толстовата», - подумал он и улыбнулся.

- Вы на какой автобус, простите? - спросила женщина.

- Назарьино, - сказал Дерибасов.

- Вы там живете? - обрадовалась женщина.

- Живу и работаю, - уточнил Дерибасов веско.

- Расскажите мне о Назарьино! - попросила она и достала блокнот. - Я из молодежной газеты, - представилась она. - Эвелина Пранская. ...Видите ли... Назарьино - это... - корреспондентка заученно улыбнулась, - это, я бы сказала, загадочное место...

Дерибасов вскинул брови.

- Это слишком сильно сказано, конечно, - весело объяснила Эвелина Пранская. - Я литконсультант газеты. Вы не поверите... э... как, простите, вас зовут?

- Михаил, - ответил Дерибасов.

- Михаил... э… - сказала Эвелина Пранская.

- Нет, нет, просто, это, Михаил, - преданно смотря в глаза журналистке, прервал Дерибасов.

Эвелина Пранская кивнула и продолжила:

- Вы не поверите, Михаил, если рассказать вам, сколько ежедневно мы получаем стихов. Молодежь пишет стихи, Михаил, это так отрадно. Неумелые стихи, большей частью плохие. Но это стихи, Михаил, это свое видение, это потребность в творчестве, Михаил, это, если хотите, показатель душевной тонкости нашего молодого современника; показатель возросшего культурного уровня, Михаил. Пишут из всех концов области, нет такого места, откуда бы не получали мы стихов, Михаил!

Михаил преданно кивнул.

- Кроме Назарьино, - пожала плечами Эвелина Пранская. - Десять лет я литконсультант. И никогда, вы представляете, Михаил, никогда не получала из Назарьино не то, что стихотворения, а даже ма-а-ленького, ну вот такого кусочка художественной прозы, - она показала пальцами, какого именно кусочка.

- Да? - сказал Михаил. - Ну это... специфика такая. У нас это... люди... работают... ну... ну, некогда нам, - Михаил повысил голос, - нам некогда ничем другим... вот! - он дернул усами.

- Да я все понимаю, Михаил, - ласково сказала Эвелина Пранская, - я очень люблю, горжусь нашими назарьинскими тружениками, кормильцами, я не боюсь таких высоких слов, Михаил. Такие как вы, Михаил, это прямые, честные, прекрасные люди...

Михаил сурово кивнул. Он почувствовал себя широкоплечим и могучим мужчиной, полным земных бурных соков и горячего солнца вместе с ветром.

- ...Михаил, вы можете себе представить, что сегодня я получаю конверт из Назарьино! Я не верю глазам, Михаил, открываю и вижу... Михаил, как вы думаете, что я могла увидеть? - спросила Эвелина Пранская.

- Это... не знаю, - ответил Михаил, но в ушах уже звенел знакомый высокий голосок: «Это я стихи писала! Сама!» Дерибасов побледнел, а голосок продолжил: «...и послала их в областную молодежную газету!»

- Там были стихи, Михаил, - торжественно сказала Эвелина Пранская, - конечно, стихи плохие, неумелые, местами даже глуповатые, я бы сказала, но такие чистые, такие прозрачные, Михаил, что просто диву даешься! Сразу представляется ласковое небо, лес, чистая речка...

- Так! - сказал Дерибасов.

- Это честные стихи, Михаил, - продолжила Эвелина Пранская, - даже иногда слишком честные. Иногда хотелось взять эту девочку и просто по-матерински отшлепать ее... Михаил, девочка честно, все, что видела, все, что чувствовала, она записывала в заветную тетрадку, Михаил...

- Да? - громко сказал Дерибасов, - все?

- Да, Михаил, да! - Эвелина Пранская записала что-то в блокнот. - Ваша живая реакция убеждает меня, что девочка никогда, никому не читала своих стихов... Ее односельчане, Михаил не знали, что рядом живет тонкая, чистая душа...

- Светлая, - потемнел Дерибасов.

- Да, Михаил, да, - Эвелина Пранская записала что-то в блокнот. - И это даже достойно осуждения, эта наша некоммуникабельность, невнимательность к людям, наша замкнутость, Михаил, снова некоммуникабельность.

- Кто? - сказал Дерибасов.

- ...Коммуникабельность - это... ну, это незачем, - улыбнулась Эвелина Пранская, - да это и другая тема. А девочку зовут Зоя Осипова. 10 «А» класс - больше она ничего не написала. Вы ее знаете, Михаил?

- Что? - громко сказал Дерибасов.

Эвелина Пранская что-то записала в блокнот.

- В ее стихах много имен, почти все стихи о любви. Очень часто повторяется некий Михаил Венедиктович - рифмы неумелые, еще бы, к такому отчеству подобрать рифмы, вы представляете, Михаил? Кстати, по стихам этот Михаил Венедиктович тоже очень тонкий, умный человек...

- Светлый! - сказал Дерибасов.

- Спасибо, - улыбнулась Эвелина Пранская, - это именно то самое нужное слово, которое не всегда находится. Светлых людей надо знать, Михаил, вы знаете этого человека?

- Знаю, - сказал Дерибасов. - Это алкоголик.

Осуждение в его голосе было искренним - Дерибасов употреблял алкоголь настолько редко, что Дуня тихо презирала его, выпив, по обыкновению, вечерком рюмочку десертного «для здоровья». Так было заведено в Назарьино, однако алкоголиков в деревне не было.

В истории Назарьино было всего двое горьких пьяниц, но оба были Арбатовы, а это все равно что приезжие. Да и ходили они в алкоголиках недолго: первый, Софрон, скоропостижно скончался, так и не допев любимую «Калинушку», а второй женился, исправился и даже окончил вечернюю школу.

А вот Дерибасов не пил.

- Да, я слаб, - говорил он Дуне.

- Да уж, - соглашалась Евдокия.

- Моя тонкая душа подвержена, - пояснял муж Михаил. - Если начну - не кончу. Не вводи нас во иску-шение-е-е, - козлино ныл он.

- Шут гороховый! - беззлобно говорила Дуня, после чего муж Михаил отворачивался к стенке на 3-4 дня.

- Алкоголик?! - удивилась Эвелина Пранская и отложила блокнот. - А может быть, тезка?

- Нет, алкоголик, - упрямо сказал Дерибасов, - они уже давно... Мне ли не знать...

- Что давно?!

- То самое давно! - сказал Дерибасов с сельской непосредственностью. - Да если бы только! Хоть бы это... людей стеснялись! Так нет! Она ему стишок, а он в тот же вечер, если до клуба доползает, ей частушку. Прямо при всех!

- Частушку?!

- Ну да. Тоже, поэт. Это... снюхались. А частушки такие! - и Дерибасов исполнил единственную сочиненную им еще до женитьбы частушку:

Я у милки две груди

накручу на бигуди!

Если пышной будет грудь,

замуж выйдет как-нибудь!

- Кошмар, - оценила Эвелина Пранская.

- Могу еще спеть, - предложил Дерибасов. - Только это самая приличная. Он раньше, это, что «Я у Зойки две груди...» пел. Мать ее не выдержала, кипятком его ошпарила. Теперь «я у милки» поет.

- Надо же! - огорчилась Эвелина Пранская. - А я бросила все, дочка болеет, муж в командировке... а... как же это?

- А так, - мстительно сказал Дерибасов.

- А... Зоя? - осторожно спросила Эвелина Пранская.

- Зоенька? - рассмеялся Дерибасов. - Мне очень неудобно вам так в лицо... Но... простите меня, у меня самого четверо детей, нет, пятеро, три дочки... если хоть одна будет похожа на эту... эту Зоеньку, с вашего разрешения, и не то, что в десятом классе, а хоть в сороковом, я ее... - Дерибасов раздул ноздри, вытолкнул воздух и грозно продолжил: - Я простой сельский парень, у меня это... Ну, полный дом детей! И люди у нас честные, прямые. А Зойка - выродок, общедеревенское мнение - шлюха она, простите за выражение, но я простой человек, я говорю, что есть!

- Как? - растерянно сказала Эвелина Пранская. - В 10 классе?!

- Так! - уверенно сказал Дерибасов. И вдруг его осенило. Мысль, пришедшая к нему, была так хороша, что он даже зажмурился.

- То есть была, - сказал он печально.

- Почему была? - спросила Эвелина Пранская.

- А позавчера утопилась, - развел руками Дерибасов. - Плакали мы, но даже с облегчением, честно говоря. Да и бог с ней, может, что поняла. Вы знаете, я простой парень, говорю, что думаю, у нас в Назарьино все простые люди, так вот нам ее не жаль! Старухи говорили - только могила исправит. Старость мудра. Мать однажды кричала: «Хоть бы убил кто - позор на всю семью!» Знаете, что такое осуждение коллектива? - сурово спросил Дерибасов.

Эвелина Пранская машинально кивнула.

- В общем - утопилась. Или еще кто вмешался - милиция понаехала, выясняют...

- Милиция? - испуганно спросила Эвелина Пранская. - А стихи?

- И вот ведь стерва, - продолжал Дерибасов грозно, - ну умерла бы так умерла, простите за прямоту, я говорю, что думаю, я простой парень, так она за день до смерти письма разослала-содрала стихи откуда-то, вот, вам написала, еще в милицию письмо отправила: «Меня убили!» А братишка ее видел - Витька, хороший пацан - плачет, за сестру стыдно, но рассказывает и мать утешает еще - мужик будет!

- Да-а-а?! - сказала Эвелина Пранская и перевела дыхание.

Перевел дыхание и Дерибасов. На него накатила какая-то волна, он врал так, словно бился насмерть за свою жизнь. В голове звенело, он даже дрожал, отчего звенела в унисон серебряная цепочка для Заиньки, спрятанная в «пистон» от дотошной и глазастой Евдокии.

- А... это, - сказал Дерибасов, - а вас в Назарьино уже ждут. Да-а... Витька как рассказал - и смех и грех, уже между собой шепчутся: «Скоро из газеты приедут. Посмотрим на представителей средств массовой информации...»

- А Михаил Венедиктович? - обреченно спросила Эвелина Пранская.

- В ЛТП, - отрезал Дерибасов.

- Да, - сказала потерянно Эвелина Пранская, - спасибо, Михаил, - повторила Эвелина Пранская, - конечно, ехать туда не стоит... милиция работает... и дочку не с кем...

- Конечно! Гос-с-споди! Как божий день! До свидания! - Дерибасов решительно встал и протянул руку. - До свидания. Я лично очень верю в наше Назарьино. Это не красные словца, нет! У нас живут и работают прекрасные люди, и у нас еще вырастут великие поэты и художники, только дайте время!

Эвелина Пранская машинально жала протянутую руку, блуждала взглядом. Потом закинула сумку за спину, и, отстраненно повторив:

- Да, Михаил, да! - привычно улыбнулась и ушла.

Через полчаса автобус отошел, а в пять с минутами, дернувшись в последний раз, затих. Дерибасов похлопал себя по карману с деньгами и, насвистывая, легко соскочил на землю.

В деревне было тихо, но странным это не казалось - по воскресеньям Назарьино любило поспать.

- ...Это, - Евдокия зевнула, - скоко привез?

Муж Михаил хохотнул и чмокнул жену в подбородок.

- Евдокия, - сказал он грозно, - как дела? Блюла ли себя?

Евдокия послюнявила пальцы, и, считая бумажки, сказала:

- Это... восемь... девять... хорошо... тринадцать... вчера у Осиновых девка топилась, всю деревню переполошила... это... двадцать...

Дерибасов застыл.

- Как?! Как утопилась? - наконец спросил он. - А почему сегодня тихо?

- ...сорок, - сказала Евдокия, - говорю тебе - не утопилась, а топилась. Витька вытащил - мужик будет! Откачали... сорок два... два... два... черт, сбилась!

Дерибасов ходил по комнате, трогал щеки, глубоко дышал, посмотрелся в зеркало.

- Дуня, - наконец выронил он, - смотри, что я тебе привез: цепочка серебряная, весь город носит... - И полез в «пистон»...

Посадив жену Евдокию на серебряную цепь, Дерибасов отметил появившиеся на ее тугих щеках ямочки и испытал законную супружескую гордость.

- Ну как? - спросила жена Евдокия.

- Гармония... - грустно улыбнулся муж Михаил.

ИСТОРИЯ ВТОРАЯ. «ЧТО НАПИСАНО ПЕРОМ...»

Глава 5. «Не хлебом единым...»

- Гармония, - сказал Михаил Дерибасов.

- Что гармония? - подозрительно спросила Евдокия Дерибасова.

- А то, - ухмыльнулся муж Михаил и щелкнул замками кейса. Зачитанная тощенькая брошюрка «Гармония супружеской жизни» смущенно примостилась на дальнем от Евдокии углу стола.

Дунины кулаки вдавились в бедра, она покраснела.

- Королева, - гордо сказал муж Михаил.

- Шут! - отрезала Дуня.

- Деревня! - ласково хихикнул муж Михаил. - «Королева Марго». Дюма. Ах, Дуня, в Ташлореченске на книжной менялке стоимость стоящих книг измеряется в «Королевах». За «Гармонию» просили полторы, я убил их иронией и взял за одну...

- Скоко? - перебила Дуня.

- Ну, пятнадцать, - поскучнел Михаил. - Одна «Королева» - полтора червонца, знать надо...

Дуня двинулась вокруг стола. Муж Михаил обходил стол в том же направлении и с той же скоростью. «Гармонию» он прихватил с собой.

- Дуня, - убеждал муж Михаил, - не дури. Слышишь?! Я же о тебе заботился... Знаешь, что тут уже в предисловии написано?.. Вот остановись, я прочту...

Но остановилась Евдокия не вдруг. А вспомнив о деле.

- Это, - сказала она, нахмурившись. - Тут Елисеич заходил.

- Да ну?! - поспешно обрадовался муж Михаил. - Что ж ты молчишь, дура? - сконтратаковал он. - Мужик приходит к мужику, можно сказать, компаньон приходит к компаньону, и дело, на котором, значит, зиждется материальное благосостояние нашей семьи, простаивает.

Зажав «Гармонию» под подбородком, Дерибасов шустро натянул сапоги, сунул брошюру за голенище, вернулся к кейсу и выхватил из него стопку исписанных листков. Дуня метнула острый взгляд. На верхнем значилось: «Расписка дана мною, студенткой 4 курса Ташлореченского университета Сапега Натальей Борисовной в получении от М. В. Дерибасова ста рублей за перевод с французского монографии Поля Жирара «Шампиньоны в моем доме».

- В моем доме! - со значением сказала Дуня и взяла паузу.

Дом был действительно Дунин. В семейной игре в «дурака» этот аргумент был козырным тузом и придерживался до конца.

Чаще всего под шестым чувством подразумевают интуицию. Шестое же чувство Евдокии была здоровая бдительность. Шла она от бабки по материнской линии Марфы Скуратовой, выявившей в тридцатые годы в окрестностях Назарьино с полдюжины агентов различных иностранных разведок. В обоих полушариях Дуниного мозга вспыхнуло по красной лампочке тревоги, и их отблеск проступил на щеках: сто пятнадцать рублей осталось в городе, причем большая часть у молоденькой девчонки. Городской. В дом же прибыло: стыдная книжонка, что и на полку-то не поставишь, и пачка каракулей. Евдокия пригнула голову и, как на рога, нанизала мужа Михаила на острый тяжелый взгляд. Муж Михаил спокойно слез с рогов и треснул кулаком по столу:

- Не бабьего ума! - рявкнул он. - Не лезь в мой бизнес! - И, дождавшись, когда взгляд Дуни стал комолым, примирительно добавил: - И потом, Елисеич в доле и в курсе. Так что полтинник сейчас с компаньона взыщу.

- И книжонку ему подари, - прыснула Дуня, и ямочки заняли привычное место на ее щеках.

Дерибасов хохотнул, шлепнул Дуню по заду и вышмыгнул.

Вообще-то с книжной полкой Дуня была не права. За год, прошедший с покупки «стенки», Дерибасов забил книжный «сектор» так плотно, что только брошюрку туда и можно было просунуть. В книголюбстве Дерибасову импонировало все: отсчитывать нешуточные суммы за престижные красивые книги, читать их, упоминать о том, что их читал, цитировать смачные обороты, обменивать книги, подбирать серии, продавать за солидные деньги, наконец, называть Евдокию примитивом и необразованной дурой.

- Дура и есть, - соглашалась Дуня, оценивающе глядя на мужа.

И Дерибасов замолкал и сдавал назад, ибо кроткая фраза прикрывала невыносимый для самолюбия подтекст. И услышать его открытым текстом Дерибасов не хотел.

Чего греха таить - в браке Дерибасов получал больше, чем давал. Но из полученного более всего ценил освобожденную от рабства нужды инициативу.

Теперь, когда можно было не думать о куске хлеба, Дерибасов начал думать о том, что не хлебом единым жив человек.

Министерство здравоохранения допускает, что мозг совершенствуется до 20-25 лет. Михаил Венедиктович составил исключение из этого правила. Стимулирующее воздействие женитьбы на Дуне преодолело возрастной барьер! В обретенных условиях мозг его стал совершенствоваться как никогда.

Беззастенчиво не заботясь о хлебе насущном, Дерибасов родил массу идей относительно продуктов с большей пищевой ценностью. И сейчас он завернул на улицу Г. Острополера, реализовывать одну из них.

Семидесятилетний Елисеич озорничал - отложив недопочиненный сапог, доругивался с группкой приехавших за штанами горожан по переговорному устройству. Горожане бестолково толпились у причудливого забора, затейливых ворот и калитки из дверцы от «КамАЗа».

- Уважаемые граждане Ташлореченска! - воззвал Дерибасов. - В связи с улучшением снабжения населения брючными изделиями из джинсовых и других тканей, пользующихся повышенным спросом, Матвей Елисеич Дерибасов прекратил свою общественно полезную, индивидуальную трудовую деятельность.

- Мишка, - жалобно сказал динамик, - ну скажи им, чтоб они убирались. А то я поливальный агрегат включу, а там вода с удобрениями. И удобрений жалко, и людей.

- Ну, товарищи, - сказал Дерибасов, - оглянитесь вокруг - джинсы - это уже пройденный этап. А приезжайте-ка вы лучше через месяц к нам за шампиньонами. Спросите Михаила Венедиктовича Дерибасова...

Тут в огороде ожило чучело-манекен. Оно помахало руками, распугивая птиц, а потом повернулось и повиляло «фирменным» задом с большой кожаной наклейкой «Назарьино». Подключенное к ходикам с кукушкой, чучело-манекен совершало ритуальные телодвижения каждые полчаса.

Подростки присвистнули.

- Дед! - крикнул один. - Продай штаны с чучела!

- Не, - засомневался динамик. - Хотя оно и чучело, а срам у него есть.

- Правильно, Елисеич, - оживился Дерибасов. - А то, глядишь, за порнографию привлекут.

- А если я с ним махнусь? - сообразил подросток.

- Ишь ты, - одобрил Елисеич, - предприимчивый... Ну, валяй.

Ворота разъехались.

- Балбес ты все-таки, Мишка, - подытожил Елисеич, пролистав рукопись, и демонстративно свернул из титульного листа цигарку.

- Дать прикурить ассигнацией?! - обозлился Дерибасов. - Раз уж ты цигарки из рублевых страничек крутишь! Это же научно-техническая информация!

- А на кой нам эта информация? Я и так с квадратного метра втрое больше этого француза беру.

Дерибасов окаменел от восторга, боясь поверить.

- И потом, прикинь, - Елисеич поводил толстым корявым пальцем, - сколько денег француз на свой бункер убухал. А у меня, считай, никаких затрат... Окромя, правда, полусотенной, что ты с меня за эти листки слупил... Хорошо, хоть самодельную тебе дал... Ночью не спалось, вот и изготовил.

Дерибасов метнулся к окну и долго молча рассматривал пятидесятирублевку на свет, пока не сообразил, что мятая и засаленная, она никак не может быть «новорожденной». Елисеич хохотал. Любые намеки или прямые обвинения в противозаконности очередного увлечения Елисеич отвергал всем своим существом. Он лез в лицо оппонента огромными шершавыми ладонями и возмущался:

- Ими сделал!

А вообще-то Елисеич был человеком совестливым и щепетильным. Но более всего застенчивым. В отличие от большинства стеснительных людей, застенчивость сковывала его буквально. То есть, вся верхняя половина могучего даже для Назарьино тела каменела, и, переминаясь на дрожащих ногах, Елисеич крушил саженными плечами все подряд.

Когда двадцатилетний Мотя сватался к своей единственной любви Марфе Скуратовой, в плотно заставленной горнице он застеснялся и снес стенд семейных фотографий, зеркало, икону, настенный шкафчик с посудой, И. В. Сталина. Когда пал последний из семи фарфоровых слоников - аристократов среди прочих гипсовых и каменных назарьинских сородичей, Марфа сжала кофту у горла и сказала:

- Лучше помру в девках.

Репродуктор ликовал - страна приветствовала своих героев. Ни один мускул не дрогнул на каменном лице Моти. Ткнувшись во все четыре стены, он развернулся, наступил нетвердой ногой на поверженный репродуктор и, выломав дверной косяк, ушел.

В девках Марфа не померла. Бобылем остался Елисеич. После смерти Марфы он, незаметно для себя, стал звать Дуню внучкой, что, скорее всего, и довело его до компаньонства с Михаилом Дерибасовым.

Много чего наломал Елисеич за свою долгую жизнь. Совестливый и щепетильный, Елисеич все, что ломал, ремонтировал. Кроме, правда, скуратовских: фотостенда, зеркала, иконы, шкафчика с посудой, И. В. Сталина, слоников-аристократов и репродуктора. Человек малых знаний, но буйной творческой фантазии, Елисеич не воссоздавал, а созидал. Из-под ремонта Елисеича выходили: швейная машинка, набивающая охотничьи патроны, утюг-самоглад, велосипед-миникомбайн, телега-амфибия и так далее.

Порадовавшись удачной шутке, деликатный Елисеич тут же начал сомневаться, не обидел ли он Дерибасова. Но Дерибасову было не до мелочного самолюбия - неожиданно вознесшись втрое выше мечтаемого, он судорожно пытался обозреть новые горизонты:

- Эх... - задохнулся счастьем Дерибасов. - Да что же это делается... Родной мой Елисеич! Это ж угловой столик!.. Француз, он страшно быстро разбогател! Так мы ж тогда вообще!.. Машина - «Волга», «Мерседес»... нет, сначала дом. С колоннами и фонтаном. А из Дунькиной хаты - образцовый свинарник. Х-ха!.. Елисеич, - Дерибасов блаженно хихикнул, - да мы на международную арену выйдем! Подорвем экономику Общего рынка! Завалим Францию шампиньонами по демпинговым ценам! Дунька мне: «Шут!» А я ей: «Да, я шут, я циркач, так что же? Зато на международной арене...» И по всем областным центрам, от Владивостока до Парижа - постоянные угловые столики в ресторанах! - Дерибасов неожиданно замолчал, покрутил головой, вышел в сени и долго пил большими глотками холодную колодезную воду...

События этого дня насторожили краеведа-любителя и подпольного летописца Осипа Осинова. В тридцатом томе «Уединенных наблюдений и размышлений над людьми, природой и временем» появилась следующая запись:

«Горько видеть идущие из города тенденции - молодые люди вместо того, чтобы обмениваться кольцами с молодыми девами, обмениваются штанами с чучелом. Символическое значение этого акта явно омерзительно, хотя до конца постигнуть его трудно.

Удручает и происходящее в недрах Назарьина в самом буквальном смысле. Мишка Дерибасов использует Елисеича для выращивания в подвале подземных грибов.

Какой может быть душа такого гриба?!

Умозаключаю: душу его составит вытяжка из могильного ада. Но мертвые души не имут...

Вывожу: есть эти грибы - все равно что носить штаны с чучела».

Глава 6. По демпинговым ценам - во Францию

Дерибасов обихаживал Елисеича, Елисеич обихаживал шампиньоны. Дуня большими сковородками жарила продукцию для дегустаций. После пятой сковородки природный артистизм Дерибасова начал перерастать в режиссерство. Вышитую Дуней косоворотку Елисеич принял охотно, даже растроганно. А за лапти обиделся:

- Может, мне ещё и суму в руки?

- Какую суму? - отмахнулся Дерибасов. - Где ты видел суму с шампиньонами? Партия лукошек поступит завтра к пятнадцати ноль-ноль.

- Мишка, - заворчал Елисеич, - ты этой торговлей сам занимайся. Не умею я торговать. Мы с тобой так и договаривались.

- Нельзя работать по-старому! - жарко заговорил Дерибасов. - Давай, Елисеич, осваивай смежную профессию. Я все организую, но за прилавком должен стоять ты.

- Ты чего придуриваешься! - встряла Дуня. - Совсем Елисеичу на голову сел. Свинину-то продаешь не хуже других, даже пошустрее...

Дерибасов высокомерно улыбнулся, выдержал паузу и заорал:

- Примитив! А городская специфика! Это свежая свинина требует подвижного и остроумного конферанса! А гриб, он же от земли! Он дремучего старика требует. Могучего, сказочного, неповоротливого. В лаптях и косоворотке. Старик от земли, и гриб от земли. Поняла?!

- Ага, - сказала Дуня. - Все поняла. Гриб от земли, свинина - от помоев. - Дуня повела крутым плечом и ушла на кухню.

С минуту Дерибасов ощупывал намек, потом выдавил:

- Гадом буду, свиней пущу! А из вот этого комода - корыто сделаю!

...Лапти жали. Дерибасов нарочно заказал их на полразмера меньше, чтобы Елисеич переминался с ноги на ногу и привлекал внимание к обувке. Смущенный, растерянный, огромный Елисеич был великолепен. Дремучий русский богатырь притягивал любовные взгляды областных русофилов. Однако до демпинговых цен и Общего рынка было еще далеко. Рынок был тот же, что и несколько десятков страниц тому назад. Новорожденное «дело» требовало капиталовложений, как младенец - молока. Поэтому цены были такие, что горожане, словно норовистые лошадки, испуганно косились на шампиньонные ценники и шарахались. Совестливый Елисеич пунцовел и искал глазами Дерибасова. Тот успокаивающе поднимал руку в международном молодежном жесте «о'кей». Елисеич таращился на образованный большим и указательным дерибасовскими пальцами кружок и, наконец, решил, что нужно замазать ноль на ценнике, что и сделал. Тут рыночная толпа раздвинулась, и перед Елисеичем возник выводок стариков и старух в легкомысленной одежде, и это было не смешно, потому что говорили они не по-русски.

Иностранцы лопотали, гид-переводчик отступал к прилавку, отстреливаясь короткими очередями через мегафон. Дерибасов на цыпочках потянулся к происходящему, вертя головой, как радаром. На его глазах лукошко деликатеса изменило родине за смятый рубль. Сомнамбулический Елисеич совал лукошки в аляповатые иностранные пакеты.

- По демпинговым ценам во Францию, - чуть не плача прошептал Дерибасов и сжал кулаки.

Через восемь лукошек французский табор двинулся дальше. Гид замешкался, нетерпеливо застучал металлическим рублем по прилавку. Раскаленный Дерибасов возник за секунду до того, как Елисеич чуть не похоронил девятое лукошко в блеклом гидовском пакете.

- Стоп! - заявил Дерибасов. - Вы продемонстрировали полную профессиональную непригодность, - холодно бросил он.

Елисеич сокрушенно развел руками, а у Гида забегали глаза.

- Перед вами - простой советский труженик, - строго продолжил Михаил Венедиктович. - У него пятеро детей, которых он должен прокормить собственными руками, - Дерибасов помахал сжатыми кулаками, а Елисеич рефлекторно сунул в лицо Гиду бугристые от мозолей ладони и тут же испуганно отдернул их. - Но он знает свой патриотический долг! - Михаил Венедиктович пронзительно посмотрел Гиду в глаза. - Он понес семьдесят два трудовых рубля убытка на замазанном при появлении иностранных гостей нуле, ради одной вашей фразы...

- Моей фразы?!

- Именно вашей. Не моей же, в самом деле. Государство не тратило средств на обучение меня французскому языку. «Мадам и месье! - должны были воскликнуть вы. - Обратите внимание! Может ли в вашей капиталистической Франции рядовой труженик лакомиться шампиньонами? То-то! А у нас шампиньоны на каждом столе по цене картошки!»

- А вы, собственно, кто?! - спросил Гид, неприязненно глядя на потихоньку стягивающийся к ним базарный люд.

- Я-то представитель общественности... - Михаил Венедиктович сделал нажим на начале фразы и многозначительно оборвал ее на середине.

В толпе зашептались.

- Какой общественности?! - Гид попытался уложить Дерибасова в конкретные рамки, но Дерибасов не укладывался:

- Какой общественности?! - переспросил Михаил Венедиктович в толпу. - Да уж не международной! Или мы для вас уже не общественность? Похоже, мы для таких, как он, - хуже собак! Особенно, если эта собака - французская болонка.

- Вы что, против советско-французской дружбы?! - сделал Гид ответный ход.

В любой игре существуют правила. И обычно выигрывает тот, кто их устанавливает. Вот, например, коррида. Как бы она проходила, устанавливай правила не испанцы, а быки?

Гид помахал фразой-мулетой о советско-французской дружбе и приосанился, ожидая, как Дерибасов ринется и обломает рога о заграждение. Но бык пожевал губами, встал на задние ноги, и облокотившись одним копытом на прилавок, ткнул другим в сторону Гида:

- Нет! Я не против советско-французской дружбы! Я против тех, кто, прикрываясь ею, примазывается к иностранщине.

- Больно культурными стали, - сказали из толпы.

- Больно другое, - подхватил Михаил Венедиктович. - Больно, что некоторые приспособленцы нагло пользуются патриотическим порывом бесхитростного крестьянина в корыстных целях. Для личного обогащения.

- Э, а что этот тип сделал? - спросили из толпы.

- Милицию вызвать? - обрадовался кто-то.

- Шампиньонов по рублю за лукошко ему захотелось, - пояснил Дерибасов. - Чтобы наш брат разводил для него деликатесы по рублю за лукошко! А он для нас за это с француженками шуры-муры разводил.

- Деловой! - то ли осудил, то ли одобрил Гида флегматичный человек в неряшливом фартуке, с топориком, неторопливо пришедший от мясного прилавка. Дерибасов узнал его и обрадовался - год назад в один июньский день они бок о бок торговали свининой.

- Х-хе! - сказал Дерибасов. - Привет, дядя! Может быть, удовлетворишь его во имя советско-французской дружбы - продашь свинину один к десяти? А что? Свинина - по сорок копеек за кило!

- Товарищи! - Гид перешел к круговой обороне. - Товарищи! День рождения у меня сегодня! - Гид переводил взгляд с топорика дерибасовского знакомого на низколобого упитанного малого, поигрывающего чугунной гирькой.

- А у них?! - горько сказал Дерибасов, плавно поведя рукой в сторону толпы.

- Могу паспорт показать! - замельтешил Гид. - Друзья зайдут. Вот и хотел угостить... Я же не потому, что дешевле... Сколько они стоят? Сколько стоят, столько и заплачу! - Гид полез в карман, вытащил смятую трешку, посмотрел на Дерибасова и снова зашарил по карманам. В левом заднем оказался рубль с мелочью.

- Вот… - вздохнул Гид и протянул деньги Елисеичу. - На все, пожалуйста.

- Продукция отпускается лукошками, - сказал Дерибасов.

Елисеич потупился.

- У меня больше нету. - Видно было, что Гид готов вывернуть карманы по первому требованию.

- В виде исключения, - объявил Дерибасов. - Исключительно ради дня рождения и советско-французской дружбы, ладно, оставляй залог.

Цепким взглядом Дерибасов прошелся по Гиду, как пианист по клавишам, глаза его блеснули, и приговор был вынесен:

- Мегафон!

Дерибасов был человеком конкретного ухватистого мышления. Горячие чугунки идей со стуком выставлялись на широкий крепкий стол назарьинской предприимчивости, и нетерпеливый, вечно голодный Дерибасов восторженно обжигался недоваренным варевом.

Мысль о мегафоне возникла внезапно и, слегка поизвивавшись, застыла, прочно вписавшись в одну из дерибасовских извилин. В ту самую, где завалялось недостершееся воспоминание: какие-то кадры из какого-то фильма, в которых снимали какой-то другой фильм. И режиссер в клетчатой кепке споро орал в мегафон:

- Мотор! Мотор! Дубль! Уберите из кадра!

- Все! - торопливо сказал Мишель Гиду. - Катись из кадра жарить грибы!

Когда толпа рассосалась, Мишель заразительно заржал в мегафон и интимно поинтересовался у Елисеича:

- Девушка, хочешь сниматься в кино?

После этого он сменил ценник, жирно и нагло выведя фломастером цифру 15.

- Окстись! - сурово сказал Елисеич. - И по червонцу не брали!

- Нормалялек, Елисеич! - бросил распираемый идеями Мишель. - Щас народ сменится, и бум компенсировать твои опыты внешней торговли!.. Ах, какая девушка, - вздохнул Мишель, высмотрев жертву. - Будь моя воля, я бы одарил ее букетиком из шампиньонов! Когда фирма встанет на ноги, будем продавать таким за полцены... Веселей, Елисеич! Лапти не жмут? Ты что, уже разносил?!

Елисеич невольно заворочался и запереминался. Мишель резко и независимо отошел от прилавка и рявкнул в мегафон:

- Эй, на первой скрытой камере! Чего рот раззявили?! Снимайте сюда!.. Да не меня, сапожник! Вот эту самую девушку! Веди, веди за ней камеру! Еще! Еще!!! Ее серьга - твоя звезда!

Девушка остановилась, готовая поверить своему счастью. Торговки за соседними прилавками посмеивались, ожидая, что отмочит Дерибасов на этот раз. И Дерибасов их не разочаровал:

- Так, русский богатырь! Сделайте из шампиньонов букетик и предложите девушке, когда она приблизится!.. Нет, это долго, - с сожалением сказал Мишель, видя, что Елисеич уже вдеревенел в прилавок. - Бутафор! К завтра я хочу иметь шампиньонный букетик! Компране ву? Значит, вторая скрытая камера, крупный план! Девушка, улыбайтесь! Миллионы зрителей хотят вашей улыбки!

На поводке дерибасовского импровиза девушка, улыбаясь в разные стороны, дошла до Елисеича и уперлась в ценник.

- Что, дорого? - добродушно хохотнул Мишель в мегафон. - Конечно, вам жалко 15 рублей... Это читается на вашем лице... Так... Нет, нет! Не надо скрывать это выражение! Вы можете поторговаться. Миллионам молодых зрителей будет интересно увидеть, как вы торгуетесь!

Изваяния девушки и Елисеича с ужасом смотрели друг на друга.

- Что вы стоите, как два Дюка Ришелье?! - рявкнул Мишель. - Вы же снимаетесь в кино, а не в фотографии! Мой дедушка-фотограф умер, не дождавшись таких клиентов!

Три «пятерки» сползли с потной ладони в негнущуюся.

- Первая скрытая камера! - ликующе воскликнул Мишель. - У вас что, телеобъектив запотел?! А ну, давай - удаляющиеся щиколотки - крупным планом!!! Ах, какие тонкие точеные щиколотки... Вы видели что-нибудь подобное у нас в Одессе?.. Товарищи, не притесь в кадр! От молочницы до мясного прилавка - все в кадре! Чтобы в нем никакой стихийной массовки!!! Кроме актеров и продавцов вход с моего разрешения! Некиногеничным за разрешением не обращаться!.. Так... Что? Нет, вы - нет. Простите, вас не могу... А вот вы - да! Ну-ка, в профиль... Ладно, попробуем. Первая скрытая камера! Мотор!!! Проба 583! Русский богатырь, улыбнитесь покупателю!.. Что? Откуда мы? Конечно же, с Одесской киностудии, мадам!..

...Перегруженный молчанием, старенький дерибасовский «Запорожец» еле тащился. Елисеич с заднего сиденья обиженно таращился на дорогу. Дерибасов искал аргументы. Фирма была в опасности - ее раздирали внутренние противоречия, ей грозила междоусобица - оказалось, что с Елисеичем нельзя было ходить в разведку боем в экономической войне. Вместо того, чтобы зубами вгрызаться в завоеванный сегодня плацдарм, Елисеич решил дезертировать - заявил, что торговать шампиньонами не будет, и все, хоть ты, Мишка, сдохни. А если ты, Мишка, еще раз попробуешь над стариком надсмеяться, да еще принародно, то вот этими самыми руками (бугры на стариковских ладонях пахли землей и грибами)...

Было ясно - из Назарьино Елисеича больше не вытащить. Однако толстая пачка денег в заднем кармане, прыгая на колдобинах вместе с «Запорожцем», фамильярно похлопывала Дерибасова по ягодице и успокаивала: «Нормалялек, Мишель! С башлями не кормят вшей!»

В конце концов, все выходило не так уж плохо. Как говорится, каждому - свое. Пусть старик унавоживает шампиньонницу и сочиняет компост. А творческий сбыт товара Дерибасов возьмет целиком на себя.

Дерибасов закусил ус и засвистел. Творческий сбыт товара, как и любое творчество, таил в себе гигантские возможности и огромные трудности. Дерибасов мужественно выдвинул подбородок и придавил акселератор. Было ясно, что рынок Ташлореченска не созрел для дорогостоящего деликатеса. Требовались люди, счастливо сочетающие тонкий вкус и толстый кошелек. Спецконтингент. И Дерибасов верил, что такие люди в Ташлореченске есть. Иначе для кого и за счет кого живут хорошо одетые девушки с тонкими талиями и щиколотками.

Стоявшая на развилке, как иллюстрация к указателю «Назарьино», Анжелика, внучка махровой цветочницы Еремихи, тонкостями сечений не обладала. «А ведь, - подумал Дерибасов, тормозя, - взяла и десантировалась в гущу спецконтингента».

Анжелика тяпнула пятерней ручку и просунула в дверцу открытую сельскую улыбку:

- Здрась, Матвей Елисеич! Здрась, Михал Венедиктч! - Анжелика лупанула глазами на колени Елисеича, торчавшие вместо переднего сиденья, и, скользнув взглядом по его босым ступням с блаженно шевелящимися пальцами, хмыкнула: - Чего это? Сиденье пропили? Во даете! Отпад!

- Давай, маркиза ангелов, - сказал Дерибасов, - впархивай в салон. Ну?! Удивляюсь на тебя - работаешь в таком месте, а не знаешь, как больших людей возят.

- Да ну, к нам их всяко возят. Вчера вон одного вообще на носилках привезли. С охоты. Грибами, мол, отравился. Да куда ж там, грибами! Больно эти грибы перегаром воняли!..

Грудастое и задастое, задорное молодое тело вытеснило из «Запорожца» остатки гнетущего молчания, и машина весело и легко покатила по проселку.

Анжелика была жизнерадостной жертвой одной из своеобычных назарьинских традиций. Дело в том, что в свое время у основателя села Назария было три сына и выводок дочерей. Очевидно, собственный горький опыт и вложил в его уста поразительный по пронзительности афоризм: «Старая дева губит все дело, а баба без мужика на всякую дрянь падка». Несколько поколений назарьинцев переварили это предостережение в крепкую традицию - когда парней забирали в армию, их девки подавались в Ташлореченск. Исключение допускалось только для самостоятельных хозяек. Отслужив, солдатики шли из военкомата в ЗАГС, чтобы заявиться на родину не мальчиком, но мужем: лычки, тугой вещмешок, жена. Невостребованным девкам предлагалось два выхода. Один из них был выход замуж за кого угодно. Он давал право на более-менее почетное возвращение в Назарьино. При этом полоненный муж попадал как бы в примаки ко всему селу, то есть отношение к нему было специфическим. Но дети за иногородность родителя уже не отвечали и получали полноправное назарьинское гражданство. А гордость учителя биологии - Санька Дерибасов - вообще утверждал, что «примаки» спасли назарьинцев от вырождения, принеся свои гены на алтарь общественного воспроизводства.

А вот второй выход для невостребованных девок был, скорее, тупиком. Тут все основывалось на прецеденте: Назарий умирал, окруженный всеми своими чадами и домочадцами, кроме младшей, Серафимы, так и не нашедшей ни сначала, в Назарьино, ни позже - в Ташлореченске, куда сослал ее отец за распутство, своего суженого. Прогнав близких, Назарий посовещался с лекарем и объявил: «Разрешить Серафиме вернуться в отчий дом после пятидесяти и непременно с дитем - хоть своим, хоть приемышем. Чтобы не быть в тягость обществу, чтобы было кому ходить за ней в старости», - и испустил дух. Так и повелось. Жизнь подтвердила мудрость этого последнего, как, впрочем, и других поучений Назария. В Назарьино был самый низкий по области процент разводов, да и процент этот давали в основном Арбатовы. А когда по области проходила кампания организации сельских клубов «Кому за 30», Назарьино сорвало району 100-процентный показатель. Председатель сельсовета Назар Назаров уже вывесил было афишу о вечере знакомств и даже написал Елисеичу первую открытку-приглашение, когда сообразил, что на момент кампании все вдовы уже пристроились, а помереть никто не успел...

- Непорядок! - осудил Михаил Венедиктович. - Спецконтингент травится недоброкачественными грибами, а мы в это время, как ни в чем не бывало, спиной к городу, катим домой в комфортабельном автомобиле!

Анжелика захихикала.

- Вот ты смеешься, - констатировал Михаил Венедиктович, - а вот скажи мне, как работник специальной системы усиленного медицинского обслуживания, что лично ты сделала для профилактики грибных отравлений?!

- Я?! - удивилась Анжелика. - А я-то тут при чем?

- Вот! - строго сказал Михаил Венедиктович. - Вот поэтому у нас везде такой бардак! Потому что каждый, кто легко бы мог решить вопрос, говорит, что он ни при чем. А тот, кто при чем, тот суетится, но не может. А между прочим, у тебя деревенский корень. Это почти женьшень! В данной ситуации.

- Да в какой такой ситуации?

- В ситуации всебелкового голодания, - трагично вздохнул Михаил Венедиктович. - Это я тебе как зоотехник говорю. В смысле диетолог животноводства... Короче, пока эти люди решают за нас с тобой, не говоря уже о Елисеиче...

- Трепло ты, Мишка, - отозвался Елисеич. - Лучше б в мотор глянул. Через три километра сломаешься.

- Плевать! - Дерибасов ткнул в сторону указателя «с. Назарьино - 3 км». - Спокойно, Елисеич! Все рассчитано. Сломаюсь как раз над собственной ямой. Ты поняла, маркиза? Если они решают наши проблемы, то кто должен решать ихние?

- А у них нет проблем, - сообщила Анжелика.

- Чушь! - отрезал Дерибасов. - Основная проблема спецконтингента - деликатес. Причем такой, которого нет у товарища по контингенту. Думаешь, нет такого деликатеса? А это - шампиньон! Причем круглогодично.

- Сам ты шампиньон! - буркнул Елисеич.

Анжелика радостно захихикала.

- Короче! - рубанул Дерибасов, завидев огромную полиэтиленовую пирамиду Анжеликовой бабки - Еремихи. - От тебя требуется Ф.И.О., адрес, должность, возраст и диагноз. По рублю за мордашку.

- А зачем?!

- Приехали! - сообщил Михаил Венедиктович. - Вон тебя бабка ждет. Здрась, Еремовна!

Старуха кивнула, поджав губы, и, подозрительно пройдясь взглядом по Дерибасову, неодобрительно уставилась на его транспортное средство.

Дело в том, что дерибасовский «Запорожец» был одинок. А Назарьино любило четные числа. Цифра же «один» вообще всегда настораживала. Право на нестандартность зарабатывалось с трудом, иногда в течение всей жизни. Пока что это право получил один Елисеич. А единственный в Назарьино «Запорожец» на фоне велосипедов и новеньких «Жигулей» (все «Жигули» всегда выглядели как новенькие) не только настораживал, но и раздражал. И даже возмущал. Поэтому, когда дерибасовский «Запорожец» сломался в самом центре села, перед почтой, помочь ему никто не вызвался. Сам же Дерибасов в моторах принципиально не разбирался.

Самым обидным было то, что Елисеич дал Еремихе затащить себя во двор для срочного ремонта лилиесборочного комбайна. Это елисеичевское изобретение было выполнено на базе игрушечного кораблика с дистанционным управлением. Вооруженный острым скальпелем, он брал лилию на абордаж и буксировал к берегу. Очарованная корабликом, Еремиха все свободное время забавлялась на берегу своего искусственного водоема - вытворяла лилиесборочным комбайном такой немыслимый слалом в охоте на лягушек, что кнопки дистанционного управления в ужасе западали.

- Рухлядь, а не машина! - в сердцах прошептал Дерибасов, хлопнув дверцей. В капоте звякнуло. - Ржавый металл!!! - последнее слово он уже орал.

Мгновение спустя из дверей почты вылетел счастливый человек со сложенными «козой» пальцами.

- М-ме-ме-та-а-а-алл!!! - возопил он и боднул рукой воздух. Это был экс-металлист Митька-Козел.

Михаил Венедиктович оправил пиджак, солидно кашлянул и уточнил:

- Металлолом.

Митька вмиг «протрезвел», потух, с тоской осмотрел окружавшие его добротные заборы, яркие ставни, резные наличники, безмятежное синее небо и, непокоренно сказав Назарьино:

- М-ме-ме-щане! - исчез.

Еще месяц назад Митька-Козел, оторванный матерью-одиночкой от Ташлореченска, был единственным представителем одной из двух существовавших в Назарьино неформальных молодежных групп. Вторую группу представлял приемыш Матрены Дерибасовой - Андрюшка, который отказался при получении паспорта от фамилии приемной матери, взял себе неслыханную для Назарьино фамилию Панков, да еще требовал, чтобы ему прямо в паспорте проставили ударение на первом слоге. А когда ему отказали, сделал это сам. Но Назарьино плевать хотело на формальности и прозвало единственного панка - за его гребень - Петухом.

Из-за Андрея Петуха, собственно, и погибло в Назарьино все неформальное молодежное движение. Андрюха не мог быть сам по себе, как Митька-Козел, все глубже погружавшийся в раскаленный поток музыкального металла.

Приехал Митька в Назарьино с матерью, стареньким магнитофоном, рюкзачком кассет и тоской в глазах. После школы он уходил на берег Назарки и дотемна все слушал и слушал свои ансамбли. Музыка выковывала на наковальне памяти видения Ташлореченского зеленого театра и сотни рук, вскинувшихся в единой «козе», когда в пьянящей какофонии образовалось окошко, в которое музыканты выкинули, как флаг, фразу: «В огне рождается металл!»

«М-ме-ме-та-а-лл! - кричал Митька. - М-ме-ме-та-а-аал! - и сам трезвел от ужасающего одиночества своего крика.

Вечерело. В прохладе застывали звуки раскаленного металла - садились батарейки. Заводили любовные песни лягушки, вдалеке за околицей начинала ежевечерние страдания гармонь. Пахло тиной и навозом. Плескалась об илистые берега Назарка, медленно унося течением звезды. Появлялся молодой месяц, и к рогам его устремлял юноша свою «козу», звеня, как кандалами, металлическими браслетами, и уже совсем по-иному звучал его клич. Но лишь встревоженно и тоскливо мычали из своей купальни запоздалые коровы, да равнодушное эхо возвращало отброшенное черным монолитом Лукового леса:

- ...та-а-алл! ...а-а-алл!

Ни один металлист «от Ромула до наших дней» не мог вложить в заветное слово столько разных чувств: и счастье сопричастности, и безысходное отчаяние изгнанника, и тоску по утрате, и протест против всего мира, и вызов жестокой судьбе, и жажду любви, и агрессивность, и самоутверждение, и мечту, и... да мало ли что еще мог обложить в одно слово Вергилий «металла» - Митька Скуратов по прозвищу Козел.

Нет, не таков был Андрюха Петух. Человек непосредственного действия, он не мог и не хотел предаваться одиночеству и воспоминаниям. Он нес культуру и прогресс в сельские массы: вымазавшись яркими красками, с серьгой в ухе, со склеенными в петушиный гребень волосами, одетый в иноземные лохмотья, он выпрыгивал, как черт из табакерки, перед чинными и осанистыми назарьинскими старухами и, смерив их презрительным взглядом, исчезал.

Так же неожиданно, как прыщи в переходном возрасте, выскакивали на крепких назарьинских заборах непонятные и, по всей вероятности, неприличные надписи, вроде: «Бей фур, как кур!» или «Убей фуру на радость маме».

Назарьино понимало, что так не по-людски метить заборы могли либо Козел, либо Петух. Но Назарьино несправедливости не любило. Поэтому был поставлен следственный эксперимент: каждого из подозреваемых, как бы невзначай, спросили: «Что такое фура?» Петух, почувствовав, что пахнет жареным, задумчиво почесал в гребне:

- Вроде по литературе что-то такое было. Связанное с крепостным балетом. Точно не знаю.

Митька же Козел дал получасовую консультацию, затянувшуюся, правда, не вследствие празднословия, а из-за заикания. Так назарьинцы узнали, что в Ташлореченске объявились «фурапеты», сокращенно - «фуры», получившие название от больших, собственноручно сшитых фуражек. Такая вот у этих фур жесткая униформа для головы. В отношении же тела единообразия не требуется, но модная одежда отвергается. Более того, модная шмотка действует на фур, как красная тряпка на быка, и все, что находится в модной одежде, они избивают.

Назарьинцы переглянулись, разошлись и снова сошлись - решать, как быть с Козлом.

На следующий день, придя с занятий, Митька наполнил неподвижный воздух нечеловеческим воплем, от которого коровы на три дня снизили удои:

- М-ме-ме-е-е-ерза-а-а-авцы-ыы!!!!!

Отовсюду с ветвей, полных солнца и густого яблоневого цвета, словно развившиеся девичьи локоны, а для Митьки - как кишки, свисали обрывки магнитных лент. Митька кинулся к магнитофону. Он был цел! В нем даже сохранилась кассета! Митька обрушил на клавишу «пуск» все свое горе и прижался лбом к целительному холодку металлического корпуса.

- Митька - козел! - добила лежачего равнодушная электроника.

Потом замекал ликующий хор. В конце кассеты прозвучала суровая мораль, без которой назарьинцы, конечно же, обойтись не могли - так уж сложилось, что виновному всегда исчерпывающе и доступно объяснялось - за что, почему и что будет в следующий раз.

Вместо того, чтобы осознать, раскаяться и покориться, Митька враз одичал и ушел из дома. Днем он укрывался в Луковом лесу, а по ночам бродил по селу, колотил в ставни, выл: «М-ме-ме-талл!», и назарьинские матери, томимые недобрыми предчувствиями, крепче прижимали к себе детей, пристально вглядываясь в пока еще безмятежные детские лица.

Неизвестно, когда бы и чем все это закончилось, если бы через пару дней не нагрянул в Назарьино карательный отряд фурапетов, - невесть как прознавших про надписи на заборах. В отличие от назарьинцев, их не мучили сомнения по поводу автора этих перлов.

Мрачной колонной вошли фурапеты в томленое молоко весеннего назарьинского вечера и уже успели повалить несколько расписанных заборов, когда за одним из них мелькнул Андрюхин петушиный гребень.

- Ага! Отброс! - констатировали фурапеты, поймали Андрюху Панкова и повели казнить в центр села.

На неожиданное вторжение внешнего мира Назарьино отреагировало оперативно. «Хоть поганый, да свой», - можно было бы вышить на знамени дружины, окружившей фурапетов. Заодно поучили и преждевременно обрадовавшегося нежданному спасению Андрюху Петуха, а также вышедшего из леса на шум брани Митьку-Козла. Фурапеты оказались способными учениками. Потом им дали умыться, и, верное традиции, Назарьино вывело мораль: если бы фурапеты пришли заставить Андрюху замазать надписи, то отчего же, глядишь, им бы разрешили поучить его чуток - понятное дело, не в центре, а за околицей. Но, завалив уже первый назарьинский забор, пришельцы поставили себя вне закона.

К утру фурапеты восстановили все заборы и уехали первым автобусом. Андрюха же махал кистью до полудня.

А через несколько дней Зоенька Осинова, внешкор областной молодежной газеты, староста лучшей группы первого курса филологического факультета Ташлореченского университета и активный член литературного объединения «Поросль», написала корреспонденцию о том, что молодежь Назарьино провела большую работу, после чего в селе не осталось места обеим существовавшим ранее неформальным молодежным группам.

Материал этот, отшлифованный переделками штатного корреспондента, зав. отделом, ответственного секретаря, зам. редактора и редактора, имел такое же отношение к реальности, как и умозаключение ее дяди Осипа, выведшего, что Назарьино выиграло свою Куликовскую битву. Статья увидела свет вместе со второй опытной партией шампиньонов.

Глава 7

С лукошком по спецконтингент

Как хороши, как свежи были шампиньоны второй опытной партии!

...Дом, у подножия которого стоял дерибасовский «Запорожец», встречался в Анжеликином списке чаще других. И дом этот понравился Дерибасову с первого взгляда. Михаил Венедиктович бодро нанизал несколько лукошек на левое предплечье и, как по грибы, пошел по спецконтингент, вернее, - по его лучшую половину. Генный и индивидуальный опыты хором подсказали Дерибасову, что соваться с парадного крыльца к областному начальству не стоит. Люди это были непонятные, весьма отдаленные, и кто его знает, какого нрава - а что если дикого? Поэтому проникать к ним следовало через черный ход, то есть через кухню, в смысле - через жен. То, что жена начальника работать не пойдет, Дерибасов взял за аксиому. Поэтому лифт возносил его на верхний этаж в самое что ни на есть рабочее время.

Квартира № 63 отозвалась на щебетание звонка настороженно - шаги замерли за дверью. Дверь держала паузу. Дерибасов почти струсил.

- Кто?! - спросила наконец дверь-циклоп и впилась в Дерибасова угрожающе вспыхнувшим смотровым глазком.

- Дерибасов, - тупо сказал Дерибасов.

Реплика циклопу понравилась. Крякнув, как орех, дверь раскололась на длину цепочки. Женское лицо, маячившее в полумраке коридора, было равнодушно-усталым.

- А вам кого?

- Здравствуйте! - улыбнулся Дерибасов. - А мне Лавра Федоровича.

- Да. Здравствуйте, - имя сработало, как пароль, и женщина откинула цепочку. - Лавр Федорович на работе.

- Я знаю, - согласился Дерибасов. - Дело в том, что... э... вот, - он небрежно кивнул на лукошки, - это...

- А Лавр Федорович в курсе? - перебила женщина. - Если да, то давайте.

Внезапно Дерибасов испытал странное чувство - словно он участвует в многократно игравшейся сцене с до автоматизма отработанными репликами. Но было поздно - не сенсибилизированный подобным опытом, инстинкт собственности вовремя не сработал - Дерибасов безвольно протянул лукошко... Женщина нанизала его на левую руку и потянулась за следующим. И все повторилось и повторялось до последнего лукошка.

- Спасибо, - равнодушно кивнула хозяйка. - Значит, Лавр Федорович знает, от кого?

- От меня, - убито сказал Дерибасов. - От Дерибасова Михаила Венедиктовича, диетолога, из Назарьино.

- Угу, - рассеянно сказала хозяйка. - Ну, ладно.

- Нет уж, вы запишите!!! - взвился Дерибасов.

На второй заход Дерибасов решил взять только одно лукошко. В этот раз дверь не открывали еще дольше. Наконец она широко распахнулась, и проем заполнил маленький толстячок с доброжелательно натянутой улыбкой.

- Здравствуйте, Виктор Фадеевич! - почтительно сказал Дерибасов, справедливо предположив, что перед ним - хозяин квартиры - председатель ДСО В. Ф. Гоменюк. Дерибасов еще раз повторил про себя все три диагноза спортивного руководителя и веско представился:

- Михаил Венедиктович Дерибасов. Диетолог.

- Диетолог - это хорошо! - Не без радостного облегчения ответил Виктор Фадеевич. - Но диетолог нам уже не нужен. Тебя кто ко мне направил?

- Видите ли, - сказал Дерибасов. - У меня есть хобби. Выращивание шампиньонов. В некотором роде даже селекция. Вот видите эту новую породу? - он вытащил из лукошка гриб и немного помахал им. - Этот новый сорт счастливо сочетает изысканнейший вкус с рядом целебных свойств!

Жаждавшая реабилитации интуиция торопливо подсказала Дерибасову, что, открывая дверь, хозяин был готов к худшему, чем неизвестный диетолог-любитель Дерибасов М. В., и, случайно оказавшись на гребне короткого всплеска хозяйской робости, Дерибасов вкатился в квартиру со словами:

- Мои грибы отлично помогают от диабета! - и докатился до молодой женщины с бокалом легкого вина в загорелой руке.

Женщина испуганно вскинула глаза.

- Дерибасов, Михаил, - успокаивающе промурлыкал Дерибасов, поражаясь, что мир начальства оказывается антимиром, в котором в рабочее время дома вместо жен - мужья, а привычные и здоровые товаро-денежные отношения трансформируются в товаро-благодарственные.

- Ларочка! - сладко сказал Виктор Фадеевич. - Скажи мне, как без пяти минут врач, могут грибы помогать при диабете?

Дерибасов и хозяин с надеждой впились в Ларочкину физиономию. Из всех тем для разговора Ларочка больше всего не любила медицинские. За пять лет обучения в институте она побывала на 20 соревнованиях, 20 сборах и примерно стольких же лекциях. Ларочка с заметным усилием изобразила задумчивость и изрекла:

- Вообще-то, может быть... Конечно. Если грибы продуцируют массу биологически активных веществ, то почему бы и нет?.. А народная медицина - это вообще... Тем более, что этиология диабета еще во многом не ясна...

Все трое облегченно улыбнулись.

- Да что диабет! - начал закрепляться на плацдарме Дерибасов. - От моих грибков весь атеросклероз проходит, как с белых яблонь дым!

- Уговорил! Беру! - рассмеялся Михаил Фадеевич. - Ларочка, ты случайно не умеешь жарить шампиньоны? Дерибасов, сколько ты за свою корзинку хочешь?

Стой, Михаил Дерибасов! Не играй с судьбой! Называй цену, бери деньги и продолжай сканировать здание! Вспомни бессмертное произведение великого русского поэта, если ты его читал! Не ставь на третью карту, как Германн из «Пиковой дамы»! Не входи в раж! Но Дерибасов уже вошел в него, и уже виделось Мишелю, как, козырнув невзначай третьим гоменюковским диагнозом, заломит он такую цену, что компенсирует все сданные в 68-ю квартиру лукошки.

- Но самый поразительный эффект, Виктор Фадеевич, - со значением сказал Дерибасов, - это при микрогенитосомии. То есть там вообще ничего не остается, просто как корова - языком! Можете себе представить такое?

Такое первой смогла представить Ларочка. Она опознала диагноз, когда глоток вина еще не успел необратимо кануть в недра ее тренированного организма. К несчастью для своего платья, из всего обширного курса медицинских дисциплин не манкировала Ларочка только сексопатологией. Прежде чем донестись до ушей Виктора Фадеевича и глубоко его травмировать, взрывная волна веселого девичьего смеха вытолкнула вино на платье. Заметив это, Ларочка собралась было огорчиться, но тут на глаза ей попалась уже вовсю травмированная физиономия Виктора Фадеевича. Если с высокими материями Ларочка была не в ладах, то с низкими у нее проблем не возникало. То есть женский инстинкт срабатывал у нее безотказно. Когда он сработал и преподнес Ларочке цепочку из трех звеньев-диагнозов, ей стало так весело и так на все наплевать - от платья до хозяина, что смех ее расстреливал Виктора Фадеевича Гоменюка длинными очередями вдоль и поперек...

Подержав пятак под левым глазом, Дерибасов сжал зубы, запустил монетой в дверь Гоменюковской квартиры и пошел за новым лукошком...

... - Кто там? - спросил детский голосок.

- Это я, дядя Дерибасов, - сообщил Дерибасов. - Позови-ка мне маму.

- А мама в Финляндии, - вздохнул голосок.

- Как это? - спросил Дерибасов.

- А так. Ее дядя Толя послал руководить туристской группой.

- А папа на работе? - догадался Дерибасов. - А ты почему дома?

- А у меня грипп, - гордо сообщили из-за двери. - А что вам надо?

- А у меня гриб, - ответил Дерибасов. - Я тебе грибы принес. От белочки. Ты уже в школу ходишь? Как тебя зовут? Миша? О, тезка! Во второй перешел? Наверное, троек много? Все пятерки? Да ну! Это тебе из-за папки ставят, - дразнить было для Дерибасова так же естественно, как блефовать, дышать и урывать, что плохо лежит, то есть все это он делал чисто рефлекторно.

- Да? Из-за папки?! - голосок возмущенно зазвенел. - Я сам! Я в школу с пяти лет пошел!

- Это тебя в школу с пяти лет отдали, - объяснил Дерибасов. - Это ты не сам пошел. Меня вот с восьми отдали.

- А я английский знаю! - крикнул мальчик и осыпал Дерибасова тарабарщиной.

- Ишь ты! - вздохнул Дерибасов. - Меня вот и в школе учили, и в техникуме, а я вот не выучился... А папка скоро придет?

- Не знаю, - грустно сказал мальчик. - Он так поздно все время приходит! А я весь день один? Скучно, и есть хочется...

- Что ж, он тебе даже еду не оставляет? - удивился Дерибасов.

- Оставляет, - тоскливо сообщил мальчик. - Папа вчера суп сварил и налил мне его в термос, потому что газ зажигать не разрешает. Пусть сам свой суп ест, такой невкусный! А на бутерброды колбасу такую жесткую положил - я еще только половину съел, а уже во рту все болит...

Дерибасов задумался. К этому папочке с твердыми колбасой и социальным положением у него был особый интерес. Не зная английского, Дерибасов, естественно, не мог знать пословицы «Publicity makes prosperity»[1], но смысл ее жил в нем. А в квартире жил как раз зам. редактора областной газеты.

Дерибасов жаждал славы и рекламы. Но «Ташлореченская неделя» (рекламное приложение к областной газете) отказалась принять составленное Дерибасовым объявление: «Граждане и гости Ташлореченска! Посетившая недавно наш город группа прогрессивных французских деятелей уже высоко оценила новинку Ташлореченского рынка - деликатесно-диетические шампиньоны из Назарьино! Теперь слово за соотечественниками! Мы ждем вас каждое воскресенье на рынке с 6 до 6 (если хватит грибов). Примечание: следите за афишами! Скоро на научно-популярные экраны выйдет фильм Одесской киностудии об успехах назарьинских грибников-селекционеров».

Из всех путей к успеху, мысленно проложенных Дерибасовым, кратчайший лежал через газетный очерк «Назарьинской инициативе - зеленую улицу» под новой рубрикой «За грибы - как за хлеб!» И чтобы фотография: впереди подвижник Дерибасов М. В., а сзади, чтобы не казались выше, Елисеич и Дуня. И все это на фоне огромной шампиньонницы. Или интервью, в котором Михаил Венедиктович с тонким, чуть снисходительным юмором поясняет свою диетологическую концепцию. А рядом жирным шрифтом редакционный комментарий, где со ссылкой на авторитетного экономиста доказывается, что в перерасчете на качество продукта, пугающий обывателя «червонец за лукошко» - цена вполне справедливая. Все это заставило Дерибасова ощутить сострадание к маленькому голодному умному ребенку.

- Вот что, Мишка, - сказал определившийся Дерибасов. - Ты не журись. Я тебя сейчас накормлю. Поджарю грибочков со сметанкой. Пальчики оближешь! Давай открывай. Половину съешь сам, а половину папке оставишь. - Упоминать о белочке во второй раз, после английского монолога, Дерибасов постыдился.

- Мне папа не разрешает дверь открывать, - с сожалением сказал мальчик.

- Папу надо слушаться, - согласился Дерибасов.

Помолчали.

- Ты уже ушел? - жалобно спросил мальчик.

- Нет еще. Сейчас уйду. Думаю, кому из соседей твои грибки отдать... А что?

- А я папин суп в унитаз вылил, - торопливо признался мальчик. - А моя мама, знаешь, какой вкусный суп с грибами варит?

- А где она их берет? - насторожился Дерибасов.

- Папа сказал: если откроешь кому-нибудь дверь, не буду тебе больше ни в чем никогда доверять! - с отчаяньем сказал мальчик.

- Ерунда! - хохотнул Дерибасов. - Ты, Мишка, прикинь: приходит твой папка с работы - устал, жрать хочет, мамка черт-те где... А еще на лестнице он чувствует запах жареных грибков в сметане. Идет, ну и, понятно, думает, что это у соседей, завидки его берут. Представляет все в натуре, и так ему грибков хочется! А тут раз - и как в сказке! Дома, вместо супа, полная сковородка. Здорово?

- Здорово, - неуверенно согласился мальчик. - А ты точно не бандит?

- Чтоб я сдох! - поклялся Дерибасов.

Тезка Дерибасову понравился. Коридор, несмотря на холостяцкий неприкаянный беспорядок, тоже.

- Ну, Мишка, показывай, как живешь! - весело потребовал Дерибасов, обрадовавшись неожиданной возможности заглянуть за кулисы спецконтингента.

За кулисами атмосферы праздника не чувствовалось.

- А люстра-то у вас стеклянная, - весело заметил Дерибасов. - Что, папка все деньги в чулок прячет?

- Ну и что?! - заступился мальчик за честь семьи. - Подумаешь, люстра. Зато у нас видик японский. Показать? У папы такие кассеты есть! Он их даже от мамы прячет! А я их вчера нашел и все посмотрел. Показать?!

- Ну покажи, - стараясь не выдать острого интереса, небрежно сказал Дерибасов и обалдел.

Умный мальчик Миша, будучи сам человеком увлекающимся, по лицу Дерибасова понял, что жарка грибов раньше конца кассеты не начнется, и предусмотрительно утащил вторую часть фильма.

И не ведал натянувшийся, как струна, Михаил Дерибасов, что хозяин квартиры, строя свои отношения с сыном на взаимном доверии, не забыл, уходя, включить сигнализацию. И не слышал Михаил Дерибасов, оглушенный звуко- и видеорядом, как вошел в квартиру наряд милиции. И не видел Михаил Дерибасов, что давно уже стоят за его спиной, напряженно смотря на экран, трое молодых милиционеров.

Глаза мальчика Миши светились радостью человека, демонстрирующего благодарным зрителям свои сокровища. Совсем иное светилось в глазах половозрелого квартета. И неизвестно, сколько бы продолжалась эта идиллия, не будь у некоторых шестилетних детей чрезмерной лабильности внимания и эмоций.

- Дядя! Дай пострелять из пистолета! - вдруг попросил мальчик. - А то я видик выключу!

Первым очнулся старший по званию и инстинктивно положил руку на кобуру.

- Выключай, - не без сожаления сказал он.

Несколько минут мужчины приходили в себя, а когда окончательно порвалась соединявшая их паутина, все двинулось по отработанной схеме:

- Гражданин! Ваши документы! Сидеть!!! Сомов, обыщи!.. Ага... Назарьинская прописка... Гастролер? Права... Значит, есть на чем добычу увозить? Расческа, перочинный ножик, ключи... Список ответственных работников! Ишь, шакал, одних больных выбрал - здоровых боится! Откуда список, Дерибасов? С кем работаешь?! Кто наводчик?!.. Ладно, расколем... Гражданин Дерибасов, с какой целью проникли в чужую квартиру?.. Что?! Пожарить грибы?!.. Под тимуровца косишь? Судимости есть? Проверим... Так ты точно этого дядю раньше не видел? Что ж ты чужим двери открываешь? Поверил, что он специально пришел вкусно тебя накормить? А если бы он тебя по башке, чтобы без свидетелей? Ну ладно, давай, толком рассказывай, как он тебя дверь открыть уговорил... Ага, значит, и про маму спросил, и про папу? И где, и когда придут? Значит, грибки от белочки? Со сметанкой? А папку завидки возьмут? Хорошо. И квартиру просил показать? А ты стал показывать? Дразнил? Конечно, люстру хотелось бы ему хрустальную. Спрашивал, где папка деньги хранит - в чулке или где еще? Да ты для него прямо находкой оказался... А ты сиди! Молчать! Мы тебе не дети, нам голову не заморочишь!.. Значит, самая ценная вещь у вас - видеомагнитофон? То-то он с него и начал... Сидеть, я сказал! Еще пикнешь, оформим по совокупности - грабеж и растление несовершеннолетнего. Чего ты прыгаешь?! По браслетам соскучился?! Ну и что, что там лукошко с грибами. Странно, если бы его не было. Должен же ты был ему что-то в глазок показать... Не только в эту квартиру? А в какие, говоришь, еще заходил? Правильно, что рассказываешь. Чистосердечное признание... А в тех квартирах взрослые были, да? Сам выращиваешь? Знаю я, как ваш брат выращивает... Продавал вразнос? И много продал? Значит, в 68-й пять?.. Ладно, проверим. Разберемся.

Мокрого, как мышь, Дерибасова поставили перед глазком 68-й квартиры и позвонили.

Что такое настоящая жена настоящего начальника? Жены начальников - не менее четко очерченная категория, чем, скажем, офицерские.

Ведь делать карьеру - это значит подчинить свою жизнь уставу, хоть и неписаному, но почти столь же детально разработанному, как воинский. Жизнь - игра. Это известно, это банально. Но сколько было проиграно партий из-за непонимания того, что пока жива моногамия, жизнь будет игрой в парном разряде! Чего только не должна уметь жена начальника! Ориентироваться на очень пересеченной местности межначальственных отношений; задать корм гостям, точно соотнеся их ранг с собственными финансовыми возможностями; знать не только что, где, когда, но и кто, кому, зачем; владеть лицом и обстановкой; в критические периоды не хуже индейских скво прокладывать лыжню мужу и его собакам. А в самых критических предштормовых ситуациях мгновенно задраивать люки.

Углядев в перископ глазка милицейский хоровод вокруг диетолога, Людмила Руслановна с задраенными люками внушительно выплыла из глубин квартиры, улучшенной планировки.

- Еще раз здравствуйте, - заискивающе пролепетал Дерибасов.

- А разве мы раньше виделись? - твердо сказала Людмила Руслановна, пристально глядя в глаза Старшему по званию.

- Так и часа, пожалуй, не прошло, - напомнил Дерибасов, надломленный до того, что наружу вылезло глубинное сельское простодушие.

Людмила Руслановна выразительно пожала плечами, и до Дерибасова дошла вся безжалостность ситуации.

- Есть у вас совесть? - тихо спросил он. - Хоть микроскопическая?

Такая совесть у Людмила Руслановны была. Но на беду Дерибасова, опасность переводила микроорганизмы ее совести в спорообразное состояние, что делало совесть неуязвимой для любых воздействий.

- Что все это значит? - спросила Людмила Руслановна у Старшего по званию. К нему же апеллировал заикающийся Дерибасов:

- Обыщите квартиру! Там же целых пять лукошек! Мне эта змея даже ни копейки не заплатила! Одно лукошко с надломленной ручкой! Только спросила - Лавр Федорович в курсе? Раз, мол, он знает, то давайте... Так и цапнула все пять разом! И ни копейки!..

- Так вы что же, - осторожно поинтересовался Старший по званию. - Лавра Федоровича знаете?

- Знаю! - судорожно схватился за соломинку Михаил Венедиктович. - Да! И давно! И вы еще пожалеете! Когда будете отвечать по закону!

Старший по званию вопросительно посмотрел на Людмилу Руслановну.

- Товарищи! - сказала она. - Это провокация. Надеюсь, вам понятно, что Лавр Федорович не может иметь ничего общего с этим аферистом. Что он тут вам наговорил?

- Разберемся, - пообещал Старший по званию. - Гражданин Дерибасов, опишите внешность Лавра Федоровича.

- Ну... это, - скис Дерибасов. - Видный такой мужчина... Это, средних лет. В соку, значит. В костюме. При галстуке. Ну, там... портфель, шляпа, сами понимаете. Да! Этим болеет, как его... И Бэ Сэ!

- Цвет волос? Особые приметы?

Дерибасовская интуиция в ужасе зажмурилась.

- Лысый! - брякнул Дерибасов. - И золотые зубы!

Людмила Руслановна облегченно вздохнула.

- Пройдемте, - сказал Старший по званию, знавший Лавра Федоровича в лицо.

- Товарищ милиционер! - заканючил Дерибасов. - Ребята, почему вы мне не верите? На мне даже вещественное доказательство есть! Вот! - он погладил синяк. - Видите, какой свежий? Это мне этажом ниже поставили!.. За что меня в милицию?! Я только хотел честно продать свои грибы самым достойным!.. Если в Назарьино узнают... Вот!!! Вот эта квартира!!! Давайте позвоним?!!!

- Ладно, - кивнул Старший по званию. - Звони.

Дерибасов звонил, потом стучал. Но когда он начал пинать дверь, ему снова предложили пройти.

Дерибасов понуро плелся. Это было падение! Каждый шаг вниз по лестнице был наполнен для него конкретным социальным смыслом. На первом этаже Дерибасов уже обращался к Старшему по званию - «гражданин начальник».

Да, Дерибасов спускался в бездну, разверзшуюся у самого крыльца откинутой железной дверцей милицейского фургона. У подъезда стояла телефонная будка. Лучи неожиданно яркого света подзарядили Дерибасова. Алкая свободы, Мишель ловко ухватил через полуразбитое стекло телефонную трубку:

- Хочу позвонить Гоменюку! - заорал он. - На работу! Он подтвердит, зачем я приходил!.. Не толкайте меня! Люди!!! Видите?!! Уже кровь!!!

- Ты хоть его рабочий телефон знаешь? - благодушно спросил Старший по званию.

- Справочная 09, - Дерибасов просачивался в будку. - Неужто не слышали?

Задержавшие Дерибасова кинолюбители были не чужды и театрального искусства. Они обменялись взглядами скучающих на службе людей, и Дерибасов получил творческую свободу. Но что такое творческая свобода под перекрестными взглядами представителей власти!

Конечно, иная выдающая личность наполнила бы эту минуту перед распахнутой дверью милицейского фургона истинным трагизмом, который бы не оставил равнодушными не только современников, но и потомков. Но Дерибасов не взял этой высокой ноты. Он зажался и скучно попросил у секретарши соединить Гоменюка с сотрудником органов внутренних дел. Потом, правда, пару секунд он довольно уморительно махал руками, подманивая Старшего по званию и долго от самого сердца нес ему трубку. Но на этом, собственно, все и закончилось.

- Товарищ Гоменюк, знаком ли вам Михаил Дерибасов? Ну что-то вроде торговца шампиньонами вразнос... Не знаком? А где вы находились час-полтора назад? На работе? Вообще никуда не отлучались? Да нет, зачем же. Подтверждения секретарши не надо. Да. Нет, ничего не случилось. Да. Извините за беспокойство. Нет, ничего особенного. Пытались обворовать вашего соседа. Задержали, да. Спасибо. До свидания...

Глава 8. Чем ближе к культуре

Уже начал клониться к вечеру душный июньский день, когда Михаил Дерибасов выплыл из последнего шлюза тюремных ворот. На нем был все тот же костюм, да и сам он, хоть и потускнел, заметно не постарел. Это, впрочем, не так уж и удивительно - провел он в КПЗ всего три дня. Свободное от допросов и расспросов время Дерибасов проторчал у запыленного окна, выходившего на тихую улочку, с желтой, как солнце, бочкой кваса.

И теперь, взяв две большие кружки, Дерибасов пил квас, как свободу, смотрел то вверх на солнце, то вниз, на городскую пыль и радовался, что они наконец-то существуют отдельно друг от друга и не в черную клетку.

Выпив последние глотки кваса уже как осознанную необходимость, Дерибасов показал тюремным окнам большой палец, но жесту недостало куража.

Пока люди пребывали в заключении, в мире произошли жуткие вещи. «Запорожец» исчез. Так Дерибасов оказался без средств. Не только передвижения, но и к существованию - бумажник остался в машине.

Заявлять о пропаже в милицию было свыше дерибасовских сил. Там Дерибасову дали понять, что, вообще-то, его могли бы и не отпускать. Дерибасову было плохо. Литром кваса можно восстановить водно-солевой баланс, но как восстановить внутреннюю гармонию, если предприимчивость испарилась, словно залив Кара-Богаз-Гол, оставив разъедающую соль отчаянья?

Жить стало неинтересно, но приходилось. А люди вокруг об этом не догадывались. Они демонстративно улыбались в черные усы, блестя зубами, и несли своим женщинам гладиолусы, как шашлык.

На завалявшийся в кармане мятый рубль Дерибасов скучно выторговал три розы - все равно билет до Дуни стоил дороже - и, простившись с дорогим образом мецената, негоцианта и хозяина жизни, поплелся к Наташе Сапеге одалживать деньги.

Но мало того, что Наташа уехала готовиться к экзаменам на малую родину, случилось, наконец, то, чего Дерибасов опасался каждое посещение университетского общежития. Судьба била лежачего.

- Михаил Венедиктович?! Вы?!.. - Заинька прижалась спиной к стене и глубоко задышала.

За год Заинька раздалась до женского назарьинского стандарта.

- Зоя Андреевна?! - строго сказал Дерибасов, не чувствуя, как впиваются в ладонь цветочные шипы. - Какая приятная неожиданность! - заслоняясь, он возложил букетик на Заинькин барельеф.

- Розы... - прошептала Заинька и крепко прижала их.

Пока Дерибасов дошлифовывал формулировку просьбы о кредите, по выпуклому лобику Заиньки пробежала легкая рябь, и светлое лицо ее омрачилось. Рука с букетиком безвольно скользнула вниз.

- Михаил Венедиктович! - горько сказала Заинька. - Если это всего лишь неожиданность, то какие тут могут быть розы?!.. - цветы выпали из ее рук, и, тяжело ступая, Заинька, так похожая сзади на Дуню, ушла в даль коридора...

Дерибасов сидел напротив театра, грустно созерцал нарядных людей и тупо нюхал три поднятые с грязного пола розы. Но как спящая собака всегда успевает вскочить от прикосновения колеса едущей телеги, так и Дерибасов вскочил, хватаясь за три колючие соломинки, едва услышал раздраженный женский голос:

- Почему ты не купил цветы?!

- Глупо же сидеть оба действия с цветами, - оправдывался мужчина, - а в антракт с ними, что ли, в буфет идти?

Дерибасов пошел следом, впитывая каждое слово:

- А вдруг тебе никто из актеров не понравится? - убеждал мужчина. - А если пойдешь с цветами, дарить все равно придется.

- В крайнем случае я бы взяла их домой, - холодно заметила женщина.

- Ну где я теперь возьму?!

Дерибасов забежал вперед и раскинул руки:

- Здесь!!! - он сглотнул слюну. - Здесь возьмете! Позвольте вашей даме... охотно преподнести... охотно, но безвозмездно в другой ситуации, но не могу. Чрезвычайные обстоятельства… - осколки дерибасовской куртуазности становились все мельче...

...«Зелененькая», как светофор, открыла дорогу в Назарьино. Дерибасов повеселел и начал осмысливать происходящее. Получалось, что чем ближе к культуре, тем дороже цветы. В Назарьино цветы не стоили практически ничего. У рынка - букетик стоил рубль. У театра уже три. Сколько же он мог стоить в самом театре?!

О, великий соблазн изучения границ применимости собственных гипотез! Не ты ли подкручиваешь колесо прогресса, наступая на горло инстинкту самосохранения и побуждая идти ва-банк?! Короче, Мишель потратил деньги не на билет, а на четыре букетика по оптовой цене 0 руб. 75 коп.

- Мадам, - улыбнулся Мишель пожилой интеллигентной билетерше, - разрешите представиться. Михаил Венедиктович Дерибасов. Кооператор. Мы предлагаем новый вид услуг - внутритеатральная антрактная торговля цветами. Так сказать, не отходя от сцены. То есть в первом действии зритель оценивает игру исполнителей и, при наличии высокой оценки, приобретает в антракте букет для вручения по окончании спектакля. Где тут основной маршрут антрактного прогуливания?

- Вход в театр только по билетам, - безразлично сказала билетерша.

- Мадам, - зажурчал Мишель, - вы не вникли в ситуацию. Когда я приду посмотреть спектакль, я куплю билет через кассу и сяду на указанные в нем места... А сейчас я хочу сесть перед выходом из зрительного зала и выполнить свой служебный долг!

Билетерша безмятежно улыбалась, гордясь своей педантичностью:

- Я не имею права пропустить вас без билета.

- А я имею право пройти без билета, - угрюмо заявил Дерибасов. - Во-первых, потому, что касса уже закрыта, а во-вторых, потому, что я иду к директору - доложить, что мне мешают доставить радость нашим артистам!

- Хотите, чтобы я позвала милицию?

Дерибасов сник и испугался.

- Поймите, - сказал он тихо, - артисту всегда хочется цветов. Артисту плохо, когда его не понимают, но еще хуже, когда не принимают! А зритель хочет платить только за то, что нравится. В том числе и платить цветами... Понимаете?! - Дуня, бывшая уже так близко, стала удаляться снова. - Ну как вы не поймете! - зло проговорил Дерибасов. - Надо нести товар потребителю, чем ближе, тем лучше! Вот эти ваши программки покупают не ах. Да? Вот видите! А если сделать театральный комплект букет-программка? А?! Не слабо?!

Билетерша молчала.

- А в нагрузку, - вздохнул Дерибасов, - еще что-нибудь. Ну, например, вот эту вот брошюру «театральный сезон» за рубль, Это называется композиция...

Лицо билетерши просветлело.

Как ни странно, все это Дерибасову продать удалось, хотя и не без труда. Но примитивно было бы считать, что Дерибасов всего лишь сделал из мятого рубля - два червонца. Параллельно шел куда более важный процесс реанимирования дерибасовской жизнеспособности, что было немаловажно в свете предстоящих испытаний:

1. Объяснение Дуне, где провел три ночи и три дня.

2. Объяснение Дуне, где автомобиль.

3. Объяснение ей же, где взятые в город на покупку кондиционера деньги.

4. Объяснение ей же, где выручка за шампиньоны.

5. Объяснение того же компаньону.

6. Охлаждение Дуниного гнева иронией и подавление его же гусеницами железной логики.

7. Поиск ночлега после того, как Дуня выгонит из дома.

8. Насмешки над насмехающимися односельчанами.

9. Восстановление статус кво.

10. Перевод Ташлореченска на грибную, черт побери, диету!

И через все эти испытания Дерибасов прошел с честью, то есть не всегда с честью, но, главное, успешно. Если первые девять подвигов Дерибасов совершил на одном природном артистизме, то десятый ковал за кулисами рабочий сцены Елисеич.

Пока Дерибасов сидел, Елисеич думал. Идеи росли, как грибы, и к возвращению блудного компаньона грибы росли, как бамбук. Все шло прямо по литературно-кинематографической схеме стахановского движения. Каждый урожай потрясал Дерибасова буйностью рекордных сборов. Дерибасов почувствовал уверенность в будущем и снизил цены до более-менее приемлемых. Елисеич был доволен притуплением социальной несправедливости.

Дерибасов на капитанском мостике уверенно смотрел в будущее и для полного кайфа то и дело приближал его биноклем своего расторможенного воображения. Дуня снова начала улыбаться, и однажды вновь появились на ее щеках те самые ямочки, о которых тосковал в тюрьме Дерибасов.

Эпопея со спецконтингентом, побултыхавшись в пенном следе гребного винта, ушла за горизонт, в царство назарьинского фольклора, где успешно легендаризовалась, деформировалась и разукрасилась так, что потомкам будет уже не отличить Михаила Дерибасова от пострадавших в период культа и коллективизации односельчан. Правда, пострадавших в период коллективизации было на удивление мало. И все благодаря Макару Назарову, который в это время был уже большим начальником в Ташлореченске, но еще ходил в красных бархатных шароварах (по назарьинской легенде - пошитых из того самого куска занавеса МХАТа со знаменитой чайкой и подаренных Макару лично самим командармом Буденным за неимоверный по своему нахрапу героизм).

Вот этот-то Макар Назаров, приехав на свадьбу младшей сестры Лукерьи, был не по-назарьински хмур и не по-назарьински много пил. Уже и молодые уснули, измучив друг друга неумелыми, но яростными ласками, а Макар все сидел, изредка чокаясь с пустеющей четвертью самогона и роняя чуб в граненый стакан.

Тут и разговорила сына обеспокоенная Акулина Назарова, выведала-таки о сгустившихся над родным селом тучах. И пасмурным утром, когда уже двинулся из райцентра большой обоз телег и тачанок - раскулачивать и выселять все Назарьино - встретил его хлебом-солью председатель новорожденного колхоза Кир Дерибасов, радостно сообщивший, что с утра в селе кулаков нема, а все со стопроцентной поголовностью в колхозном движении.

Правда, местный краевед-любитель Осип Осинов придерживается на этот счет другой версии - будто бы Макар Назаров, опасаясь, что назарьинское происхождение начинает его компрометировать, подговорил мать припугнуть односельчан утренним обозом и для пущей убедительности выпил на свадьбе четверть колодезной воды. В это, в общем-то, тоже можно поверить, ведь в Назарьино поначалу дело с коллективизацией шло не то чтобы туго, а вообще не лезло ни в какие ворота, тем более в те, которые распахнула перед назарьинцами тогдашняя аграрная политика.

Даже Арбатовы, хоть и смотрели бараньими глазами на распахнутые новые ворота, но шагу в нужном направлении не делали. Рябой Мефодий Арбатов объяснял это тем, что без «Назаровых» им в колхозе делать нечего: «Пущай сначала они, а потом мы. И чтоб их было побольше! Я так думаю, чтобы с голоду не помереть, на одного нашего уж никак не менее двух ихних надо...»

Впрочем, раскулачивания Назарьино все-таки не минуло. Но было это уже потом, по разнарядке. Нескольких хозяев исключили из колхоза «Красная новь» со всеми вытекающими последствиями, но через положенное историей время не вернулся только один - Клим Скуратов - сгинул-таки в бескрайней сибирской земле, не помогла спасительная назарьинская хватка, хотя сначала был он и бригадиром, а после и вообще на пищеблок пристроился. Но сымпровизировал неудачно на смотре лагерной художественной самодеятельности, спел не ту частушку, да и канул.

Вот и его внучатая племянница Анжелика тоже, видать, из невезучих была. Вылетела девка из приспецконтингентного контингента из-за чистосердечного признания дяди Миши Дерибасова, усомнился главврач в ее моральном облике. Но предатель Дерибасов обернулся благодетелем и быстренько ангажировал Анжелику на рынок под вывеску «кооператив «Деликатес» - жарить шампиньоны и расточать вокруг торговой точки соответствующий аромат.

И вскоре этот аромат повис над Ташлореченском, струясь из распахнутых в бабье лето кухонных форточек - шампиньоны из Назарьино стали-таки блюдом сезона!

Деньги уже не помещались в чулок, и Дерибасов реквизировал у Дуни колготки, что позволило им с Елисеичем разделить личные счета, сохранив единство капитала.

На шампиньонном экспрессе Дерибасов, не притормаживая, проскочил полустанок назарьинского стандарта. «Как был выродок, так и остался», - подытожили назарьинцы, глядя, как у Дуньки во дворе свирепо дышит на мир ноздрей выхлопной трубы поношенная, но черная «Волга» с прицепом.

- «Волга» принадлежит фирме! - объявил Дерибасов, забрал у Елисеича половину стоимости и обязал того поддерживать транспорт в полной технической готовности.

Поддерживать транспорт Елисеичу приходилось в основном ночами - днем Дерибасов с машиной не расставался. Наконец-то Мишель смог почувствовать себя габаритнее прочих односельчан и не уставал радоваться, обгоняя их разноцветные «Жигули», или заставляя уступать дорогу своему широкомордому агрегату.

Но не только это породило в Назарьино ропот. Дерибасов дерзнул нарушить благородную назарьинскую традицию - уступать соседям по дешевке рыночную продукцию. Правда Дуня, тайком от мужа Михаила, потихоньку снабжала соседей и родственников, но от этого к Дерибасову лучше относиться не стали, а Дуню жалели, отчего гордая Евдокия страдала.

Кроме того, узурпировав общеназарьинское достояние Елисеича, Дерибасов оставил хозяек наедине со сломанной бытовой техникой, ибо старик на износ выполнял разнарядку - «тонну в сутки без выходных». Он почти не вылезал из громадного сырого подвала, регулируя и совершенствуя домотканную автоматику и сермяжные манипуляторы.

Елисеич и похудел, и осунулся, и покашливать начал, но никак не хотел признавать очевидного - не те уж годы... А может, и понимал все старик, но по-детски упрямо не хотел расставаться с дорогой мечтой.

А мечта и впрямь была очень дорогая. Собственно, Елисеич, как и всякий человек, мечтал о чуде. Но так как жил он в век чудес науки и техники и был наделен немыслимым по своей техничности талантом, то разочаровываться приходилось ему после часового ковыряния во внутренностях очередного чудесного детища НТР.

Так и прожил бы Елисеич всю жизнь, не найдя чудесного объекта, достойного преклонения, если бы не ввели в школе небывалый предмет «Основы информатики и вычислительной техники», и не добыл бы добычливый председатель колхоза «Красная новь» Дерибас Назаров списанную подчистую ЭВМ.

Выгрузив ЭВМ на школьном дворе, Дерибас Анисимович погладил подвернувшуюся светлую ребячью головку, буркнул завучу: «Ну вот, пускай детишки побалуются, чтоб все как в городе» и, удовлетворенный, зашагал в контору, давя сапогами желуди и вывалившиеся транзисторы.

Консилиум из физика, математика и директора походил вокруг вычислительной техники и начал заманивать городских электронщиков, которые вели себя до обидного одинаково: попинав ящики, говорили, что тут электроника бессильна и нужно было вызывать не инженера, а священника.

С отставным подполковником, отцом Василием, школа находилась в очень сложных отношениях. С одной стороны, на встречу с ветеранами войны его приглашали и чествовали, но все его попытки выступить и рассказать о своем ратном и духовном пути пресекались. Поэтому позвали Елисеича.

Починивший не один десяток транзисторных приемников и магнитофонов, старик, увидев знакомые детальки, никакого трепета не испытал, легкомысленно махнул рукой и пообещал наладить на досуге.

Тут-то впервые подошел Елисеич к краю своего понимания и, заглянув в бездну творческой мысли всего остального человечества, признал ЭВМ чудом. Единственное, что он смог сделать - выбросив кучу деталей - переделать компьютер в несложный электронный экзаменатор.

Все были рады - Назарьино умилилось всеумению Елисеича, школа развлекалась экзаменатором. И только сам Елисеич молча и глубоко переживал поражение. Человек гиперщепетильный, теперь он чувствовал себя виноватым в компьютерной безграмотности назарьинских школьников. И чем больше он читал популярной кибернетической литературы, тем чернее зияла пустота в среднем образовании нынешнего поколения назарьинцев. А чем чернее зияла пустота, тем ярче сияла мечта о компьютерном классе в родном селе. А когда попалась Елисеичу заметка, что в Москве стали торговать микрокомпьютерами, он твердо решил искупить свою кибернетическую несостоятельность покупкой электронного класса. Это-то и было тайной и главной причиной участия Елисеича в дерибасовском шампиньонстве.

Впрочем, на ЭВМ дала сбой не только уверенность Елисеича в себе, но и уверенность Осипа Осинова, что Назарьино мерно и спокойно шествует сквозь бедлам к своему предназначению. В своих «Уединенных наблюдениях» он написал:

«Назарьино исконно производило и потребляло лишь наилучшую продукцию. И не признак ли начала упадка появление этой электронной рухляди?

Умозаключаю: гонясь за миражом научно-технического прогресса, Назарьино будет поспевать лишь к объедкам, пока не свалится в обочину.

Вывожу: как Елисеич низвел компьютер до автомата, выкинув детали, так и Назарьино в суетливой погоне за неисправным научно-техническим прогрессом растеряет свое предназначение - стать центром кристаллизации здоровых духом сил».

Глава 9. Угловой столик

Пока Назарьино зимовало: колядовало, каталось на санях, отсыпалось, гадало, скользило на коньках по льду Назарки, таскало из прорубей щук и палило по зайцам, Дерибасов гнул свою весну в рог изобилия.

Изобилие по Дерибасову складывалось из: массивного золотого перстня-печатки с вензелем «М.Д.»; черной, широкополой и мягкой шляпы, придававшей глазам глубину, а усикам густоту; полусапожек на каблуках; длинного черного кожаного пальто с ламой и двумя рядами блестящих кнопок, напоминавших Дуне соски у свиньи; черного костюма-тройки, оба жилетных и нагрудный карманы которого были забиты визитными карточками с золотым ободком, компенсировавшим краткость текста: «Дерибасов Михаил Венедиктович, председатель правления кооператива «Деликатес», служебный адрес: «Ташлореченский рынок». Во внутренних карманах пиджака симметрично расположились дородный бумажник и записная книжка в сафьяновом переплете, где фиксировались заказы, кредиты и задолженности почти всех ресторанов и кооперативных кафе города.

Сам же Мишель пустил побеги в лучшем Ташлореченском ресторане «Ночное» и выучился вальяжной походкой пересекать зал, зная, что угловой столик - это его угловой столик, а фраза «Арсен, мне как всегда» - достаточно информативна и означает, помимо всего прочего, воду в водочном графинчике в лучших традициях легендарного Макара Назарова.

Чаевые Мишель сеял с расчетливостью назарьинского хозяина и пожинал неплохой урожай уважительной фамильярности. Дерибасовский надел начинался у дверей «Ночного» (рестораны, в отличие от театров, начинаются не вешалкой, а швейцаром), но с девятнадцатого декабря у углового столика пролегла межа и отрезала эстраду - в тот день Мишель приобрел плейер. С тех пор плейер болтался на нем, как медаль на дворняге. Заказывать музыку стало пройденным этапом.

Неизвестно, снимал ли Мишель хомутик наушничков на ночь, но что танцевал он с ними - могут подтвердить многие.

Дерибасовские партнерши стереотипно упрекали Мишеля в неуклюжести:

- Вы все время сбиваетесь с ритма!

- Да! - похохатывал тот. - Я из тех мужчин, которые пляшут под свою дудку!

Дерибасовской дудкой, как правило, оказывались гитара Александра Розенбаума или синтезатор Вилли Токарева. Для ресторанных дам танцы с плейером - это было уже слишком, а для бройлерных девиц - мало, поэтому количество дерибасовских женщин упрямо не переходило в качество, что портило позолоту новой жизни. А Дерибасов так мечтал о той, которую стоит каждый уикенд возить к Черному морю - плыть по лунной дорожке и встречать восход!

Впрочем, такая претендентка на роль жрицы Мишелева тщеславия была. Небезызвестная Наталья Сапега порой так резко перебегала дорогу перед дерибасовским носом, что Мишеля заносило до визга эротических тормозов. Однако в Назарьино Дерибасов ходил гоголем и манкировал своей законной женой Евдокией. Еще бы - ведь он строил Дом!

К весне во двор были привезены две мраморные колонны неизвестного происхождения и куча штучного известняка со всеми вытекающими строительными последствиями. На этом фоне особенно эффектно выглядела списанная из «Ночного» стойка бара, которой надлежало украсить гостиную Дома.

Этот Дом должен был стать последней точкой, завершающей долгий период разгула комплекса неполноценности. Этот особняк должен был стать каменным кулаком, который Дерибасов собирался поднести к носу Назарьино и спросить: «Что, видали?!» А потом вдарить по обильному назарьинскому столу дворцом с колоннами и взреветь, не боясь любого ответа: «Кто в доме хозяин?!»

Грустная, похудевшая, молчаливая Дуня кормила на заднем дворе очередного кабанчика, а Дерибасов швырял все новые деньги для замеса цементного пойла своему питомцу - и Дом рос! Рядом с родовым Дуниным гнездом появился портик, уверенно стоящий на четырех свиных ножках - вследствие дефицита в стране колонн, их пришлось распилить пополам.

Чуткий назарьинский фольклор протер глазки, навострил ушки, принюхался, походил вокруг колонн, поколупал их пальчиком, поискал инвентарные номера, сморщил лобик, напрягся, поскреб затылок, махнул рукой и стал терпеливо ждать, когда эту загадку решит ОБХСС, если, конечно, решит.

В общем, Дерибасов вел такую жизнь, какая ему и не снилась. А не снилась она ему потому, что Мишель почти не спал. К открытию рынка в кооператив «Деликатес» должны были поступить свежие шампиньоны. Для этого их надо было вывезти ночью от Елисеича. Если учесть, что «Ночное» работало до одиннадцати, плюс некоторые принятые последствия углового столика, то станет ясно, что до компаньона добирался Дерибасов не раньше двух ночи. Гордая Дуня делала вид, что спит, и закрывала глаза на то, что мужа Михаила это не волнует.

Отсыпался Мишель урывками - немного ночью, немного днем, немного перед ужином. И чем больше соленого пота оставалось на его рубашках, тем слаще казалась жизнь Михаилу Дерибасову, что, как ни крути, убеждает в незаурядности этой натуры.

А Иван Фомич Калюжный, наоборот, был достаточно зауряден, хотя ему и хватало ума прикидываться еще зауряднее. Монотонно возвысившись до начальника управления, он тихой сапой дотянул до персональной пенсии, недвусмысленно предложенной ему прямо в день шестидесятилетия. Так что был он еще полон сил, которые рьяно закапывал в землю заблаговременно приобретенного дачного участка. Вообще, если и поминали добром Ивана Фомича бывшие сотрудники, то только за организацию дачного кооператива.

Вместе с начальником управления, по примеру древнеиндийских жен, вышел на пенсию его шофер и сосед по даче Василь Петрович Нечипуренко. И в общем-то ничего не потерял - через несколько месяцев управление было реорганизовано коренным образом, то есть под самый корень. Так вышел в тираж заслуженного отдыха и другой калюжновский сосед по даче - юрисконсульт Леонид Афанасьевич Пантелеев.

Так как двум последним льстило общество бывшего начальника, а первый испытывал в их присутствии привычный психологический комфорт, то близость дач быстро перешла в близость душ.

Как-то в канун восьмого марта было замечательно теплое утро. По такому случаю все три дачника вышли на самостоятельную закупку продуктов. Шли они этак и поглядывали, что новенького прибавилось на рынке за год. Новеньким был ларек кооператива «Деликатес», одуряющий ароматом жареных грибов.

- Какая прелестная девушка! - раззадоренный весенним солнцем юрисконсульт узрел Наталью Сапегу, забежавшую перед лекцией съесть на халяву дюжину-другую шампиньончиков. И зря Анжелика смотрела так неприветливо на бесстыжую горожанку. Разве не перевела Наталья для них кучу рецептов блюд из шампиньонов? Разве не окупились сторицей затраты на перевод и размножение? Разве до сих пор не вручают они каждому покупателю по листовке? Да и не устает же повторять Мишель, что она приносит удачу! И если Дерибасов был в апогее коммерческого успеха, то Наталья Сапега в то утро была в перигее своей орбиты вокруг Дерибасова. За последние месяцы эта орбита, вопреки закону Кеплера, не сократилась ни на миллиметр, хотя число оборотов несколько увеличилось, отчего в Мишеле, без всякого выпрямителя, генерировался постоянный ток переменного успеха, и свет неудовлетворенности в глазах не гас.

- Динама! - вздыхал Дерибасов, едва Наталья удалялась на достаточное расстояние от перигея в своем неотвратимом движении к апогею студенческого общежития. И в этой дальней точке орбиты Дерибасов бывал спародирован и осмеян.

- Кожа да кости, - буркнул шофер. - Вон за прилавком - это дивчина.

Оказавшись в привычной роли арбитра, Иван Фомич двинулся к прилавку. В итоге перед каждым оказалась тарелочка грибков в сметане. Так что, хотя путь к сердцу мужчины лежит через желудок, но и путь к желудку может лежать через сердце.

Махнув рукой на любовно лелеемые гастриты, колиты, гепатиты и холециститы, дачники смаковали запретный плод и постепенно начали ощущать себя не просто соседями, но сообщниками, героями и лихими раскованными ребятами, плюющими с высокой колокольни на запреты врачей и диеты жен.

- Ну, как твоя печенка? - добродушно спросил Иван Фомич. - Молчит?

- Нема, как рыба, - бодро доложил шофер. - Будто ее самой нема!

- Да шампиньон, если на то пошло, самый полезный гриб! Один белок. Больше, чем в мясе. И микроэлементы, - подсветил фон беседы юрисконсульт - человек обычно незаметный даже под микроскопом предвзятого внимания, словно неокрашенная бактерия с коэффициентом преломления таким же, как у воды, которую он лил квантум сатис[2].

- Небось, дюже целебный? - предположил шофер.

- Эй, кооператор! - крикнул Иван Фомич. - У тебя грибы целебные?

Дерибасов вздрогнул, внимательно оглядел Ивана Фомича, спинным мозгом почуял спецконтингент и забеспокоился.

- Нет! - быстро сказал он. - Да нет, что вы, товарищи! Какие там целебные... Самые нормальные шампиньоны. С полным соблюдением технологии!

Шофер скривился:

- Технология грибов! Ишь ты! Этак и дитев начнем по технологии делать. Нет шоб встать до зари, набрать пару кузовков. А он их, ты глянь, в коровнике из дерьма растит. И деньги гребет. Технолог лапчатый!

- Уж не Савельевская ли команда? - кивнул юрисконсульт на ларек.

Об этом же подумал Иван Фомич. Тем не менее не смог не поморщиться, услышав фамилию склочного изобретателя, когда-то атаковавшего все инстанции своими прожектами по промышленному выращиванию шампиньонов и требованиями открыть шампиньонный цех. Савельев махал каракулями каких-то расчетов, рвал рубаху, бил себя в грудь и божился, что уже через полгода все затраты окупятся.

И чуть было не поддался Иван Фомич этой его истовости, даже дал согласие на соавторство, но вконец ошалевший от творческого экстаза Савельев не оценил, на какой риск идет Иван Фомич, ввязываясь в лихорадочные хлопоты по выбиванию средств, фондов, кадров, утверждению документации, увязыванию, согласованию, в общем, по переведению одного из рукавов тихой управленческой реки в новое бурное русло.

На хамский отказ Иван Фомич даже не обиделся - просто не стоило связываться с человеком, настолько оторвавшимся от реальной почвы. Ну а с хорошим юрисконсультом избавиться от ненужного сотрудника всегда можно. И никто не виноват, что Савельев после того, как его выкинули за борт, с тупым упрямством цеплялся за обшивку, заставляя незлых в общем-то людей бить его по голове веслом.

Иван Фомич был искренне убежден, что ничто предложенное подобным человеком привиться на реальной почве не сможет. Тем неприятнее было думать, что Савельев выплыл на атолл частного предпринимательства, встретил там своего Пятницу - Дерибасова, развел под пальмами шампиньоны, в общем, нашел себе тепленькое место и будет греть руки до неизвестно еще когда грядущего шторма.

- Савельева знаешь?! - строго спросил Иван Фомич.

- Нет, - удивился Дерибасов.

- Тогда по какой же ты технологии производишь, а?

- По официально утвержденной! - заверил Дерибасов. - Все как в официально изданной брошюре. Жена в сарайчике выращивает, а я продаю, - уловив недоброжелательный интерес, Дерибасов втягивал масштабы своей деятельности в раковину вранья.

- Это сколько ж у тебя жинок?! - заржал шофер, кивнув на вывеску: «Свежие шампиньоны - каждый день!»

- Жена у меня одна, - сухо сказал Дерибасов. - Согласно вероисповеданию. Научно-атеистическому. А вот лопаты у нее две. И работает она ими за троих...

Отвечая на неприятные вопросы, Дерибасов нарочно не отпускал товар и наконец дождался:

- Да оставьте вы продавца в покое! Люди ждут! Взвесьте мне два килограмма...

...Обратная дорога прошла у дачников в спорах о доходах четы Дерибасовых. Выходило, что даже если оба они вкалывают за троих, то получают не меньше, чем за десятерых. А если бы орудовали не лопатами, а рычагами савельевских агрегатов, то страшно подумать, к каким это могло бы привести социальным последствиям! В то время, когда отдав всего себя, получаешь пенсию, на которую, да что там говорить!..

Короче, дачники созрели еще быстрее, чем шампиньоны. А добыть савельевские чертежи из учрежденческих архивов было несложно. Связей хватило и на изготовление опытного образца. Так к июню кооператив «Дачник» вышел из подполья, и дерибасовская весна перешла в жаркое лето...

Глава 10. Политэкономия и жизнь

- Эй ты, бывший монополист! - Флегматичный торговец свининой неторопливо шествовал мимо Дерибасовского ларька. - Меняй ценник.

- А что? - забеспокоился Мишель, зная, что Флегматик зря слов не тратит.

- Вон там, - тот ткнул пальцем в дальний угол рынка, - на полтинник дешевле.

«Настал сезон шампиньонов», - с досадой подумал Дерибасов, потому что это было некстати, хотя и очевидно. Именно сейчас растущий организм Дома жрал огромные деньги, в том числе и буквально, ибо компания за угловым столиком в ресторане росла вместе с Домом. Нужные люди ужирались уже за сдвоенным столом. Поэтому пресловутые колготки все больше нуждались в ортопедической обуви.

Вместо разнокалиберных дикорастущих шампиньонов Мишель с негодованием узрел чистеньких маленьких «гомункулусов». Узнав двух дедов, вдумчиво ласкавших каждый продаваемый грибок достаточно чистыми и мягкими для их возраста руками, Мишель расщепил стратегический запас калорий и раскалился от ярости. Он сжал кулаки и несколько раз прошелся гоголем мимо прилавка.

- И это по какой же технологии мы производим? - громко спросил Михаил Венедиктович.

В ответ деды только переглянулись.

- Никак гарем завели? Сколько же у вас жен на двоих?! А?!

- Усе наши, - отгавкнулся шофер.

- И все с лопатами, - подыграл юрист.

Мишель ощерился:

- И всеми этими лопатами вы собираетесь грести деньги на Ташлореченском рынке?!

Деды непроницаемо молчали. Мишель взял себя в руки и понял, что с такими заскорузлыми дедами надо говорить иначе:

- Слушайте сюда, папаши! Я имею сказать, что не стоит начинать заводиться, потому что придется резко заканчивать. Вы молча спрашиваете: «А что?!» Мишель Дерибасов ответит вам вслух: «Шампиньон первенства принадлежит мне!» Далее... - Дерибасов, задумался. Больше аргументов не было. Была одна ярость. Деды молчали. Очевидно, с ними надо было говорить как-то еще по-другому. Но в лингвистических арсеналах Дерибасова кроме подсыревшего псевдоодесского ничего не было. Поэтому Дерибасов вернулся к общебазарному. Он придвинулся к дедам, интимно прошипел:

- Раздавлю гнид по одному в каждом переулке одновременно! - и на прямых ногах вернулся к родному ларьку.

Говорят, что конкурирующие за территорию медведи вместо того, чтобы давить друг друга в темных таежных переулках, становятся на задние лапы и тянутся, стараясь оставить на дереве отметины от когтей как можно выше. Автор нижних отметин выбывает. Торговцы же, наоборот, смиренно ставят свои финансовые амбиции на колени и снижают цены. Автор верхних выбывает.

- Гнид надо давить! - сообщил Дерибасов Анжелике. - Сейчас с рынка увезут двух молчаливых мужчин с инфарктами! - И он снизил цену, причем не на рубль. А резко, до уровня доходов лишь немногим больше профессорского оклада.

Всосанная с молоком назарьинская вера в Елисеича убеждала, что старик не мог осуществлять процесс иначе, чем с минимально возможной в кустарных условиях себестоимостью, и всем прочим до него было ой как далеко. И по всем законам классической политэкономии пенсионеров ждало беспощадное разорение.

Но что такое законы классической политэкономии перед лицом жизни! Тем более жизни или смерти! То есть после удара экономической дубиной дела дачников оказались так плохи, что даже лозунг «победа или смерть» был бы для них компромиссом - умирать было не на что. В дело уже пошли отложенные на похороны деньги! Умирать было нельзя, но и жизни никакой не было: жены, из обычных пил, рукоятки которых дергаются случайными событиями, превратились в циркулярные, и пилили мощно и единообразно. Семьи детей, без финансовой подпитки, хирели и распадались. Ангелочки-внучата простодушно выпрашивали шоколадки и безутешно рыдали, что дедушки их больше не любят.

Так что пока Дерибасов с тупым самодовольством культуриста поигрывал экономическими мышцами, дачники решили ответить на дикарскую дубину следующим поколением оружия и, затаив по кинжалу, завернулись в плащи. Первую кинжально-плащевую операцию осуществляли наиболее технически грамотные члены кооператива «Дачник» - начальник и шофер. Еще бы, ведь речь шла о промышленном шпионаже!

Первый же гражданин Назарьино сразу раскололся и выдал местонахождение производственных мощностей противника.

Елисеич гостям обрадовался - польстило старику, что приехали ради него из областной газеты корреспондент и фотограф. С удовольствием попозировал Елисеич на фоне основных узлов шампиньонного оборудования, рассказал историю кооператива с экскурсами в историю Назарьино, но когда продемонстрировал технику в действии и обнаружил вместо восхищения угрюмое недовольство, принял его за разочарование, ужаснулся, что такие люди зря проехали такое расстояние, потеряв столько времени, и засмущался.

Последствия же елисеевской смущенности были традиционны: могучее, плохо повинующееся хозяину плечо, слегка задев, смахнуло «фотографа». Болтавшийся на его боку фотоаппарат втянуло в работающий механизм и со смачным хрустом перемололо. Чудом успевший выскользнуть из ремешка «фотограф» и не менее бледный «корреспондент» попятились, затем, мешая друг другу, взлетели по узкой подвальной лестнице и затрусили к машине. Следом, растопырив могучие длани, грозной статуей Командора топал застывший от смущения Елисеич с разводным ключом. Он отчаянно кричал:

- Стойте!!! Адрес! Сообщите адрес! Я вам аппарат привезу! Починю и привезу! Ей-богу!

Шофер проявил профессионализм - машина завелась мгновенно и рванула из Назарьино, оставив в руке огорченного Елисеича ручку от передней дверцы.

Так Иван Фомич второй раз проклял прожектера Савельева.

- Ну как эта мадам с двумя лопатами?! - юрист изнывал от любопытства.

Шофер впервые выругался в присутствии начальника.

- А где мой фотоаппарат? - продолжал юрист. - Давайте, пока сын здесь, отдам проявить.

«Разведчики» истерично захохотали.

- Надо было этому громиле твой адрес дать! Он прямо жаждал адреса и крови.

- Ага! Шоб руки выдернуть, как ей!

После демонстрации изувеченной дверцы юрист еще более заинтересовался, где фотоаппарат.

- Да я чуть не сдох из-за твоего аппарата! - шофер распалялся все больше. - Этот мордоворот сначала раскололся, а потом неладное почуял и стал меня в механизм заталкивать. Следом за твоим аппаратом. Еле вывернулся! Там такая пачка... Если б он не за ручку, а за задний бампер приподнял, то из нас бы уже шампиньоны росли!..

Через полчаса начальник огласил смертный приговор:

- У наших конкурентов передовая технология и высокоэффективное производство, воспроизвести которое мы не можем.

Последовало траурное молчание, прервал которое шофер. Он сжал кулаки, обвел присутствующих налитыми кровью глазами и поинтересовался:

- Какая сволочь меня в это втянула?!

В следующую тягостную паузу каждый взглядом вербовал второго, чтобы кинуться на третьего.

- Дерибасов! - воскликнул юрист, проваливаясь в воздушную яму меньшинства. - Дерибасов втянул! - дальше он говорил скороговоркой: Онспровоцировал! Усамогокаквяпонии! Абабаслопатами! Дезинформация! Нарочно! Сказалбыправдумыбынетягались!

На основании этого обвинительного заключения Дерибасов был объявлен вне закона, и отныне для борьбы с ним были хороши любые средства. А каждый из дачников владел определенной толикой таких средств...

- Что ж ты так, - огорчился Дерибасов, услышав рассказ Елисеича. - Это ведь очень важно. Впредь журналистов шли ко мне. Пока у «Деликатеса» нет своего пресс-центра, все контакты с прессой беру на себя.

И Дерибасов ринулся в агропромышленный отдел областной газеты исправлять упущения компаньона.

- Как это вы не посылали! - шумел Мишель в кабинете завотделом. - Да ладно, чего темнить-то. Взяли интервью у неграмотного старика, который к тому же первый на селе шутник, и собираетесь лепить из этого материал... Нет уж, давайте разбираться!

Разбираться пришлось с некстати зашедшим в кабинет заместителем редактора Калугиным. Тот еще наизусть помнил все свои объяснительные по поводу содержимого домашней видеотеки, созданные после вторжения Дерибасова в его квартиру. И хотя за год, прошедший со дня их встречи в кабинете следователя, Дерибасов принципиально изменился, он не остался неузнанным.

Из редакции Мишель вышел заклейменным расхожими газетными штампами: на челе горело «отъявленный авантюрист», на щеках алело «вор-рецидивист» и «низкий шантажист».

Попав в дым, но не видя огня, Дерибасов всерьез задергался:

- А точно из газеты? - допытывался он у Елисеича. - Точно из областной? Может, из молодежной? Корреспонденты - молодые были?

Елисеич задумался:

- Не-а, никак не молодые... Солидные оба...

Страшная догадка пронзила Дерибасова:

- Солидные, говоришь? Деды, что ли?

- Да нет, - усыпил его бдительность разменявший восьмой десяток Елисеич. - Какие там старики... Еще в соку мужчины...

А в это самое время трое мужчин раннего пенсионного возраста томились в собственном соку и заваривали кашу.

- Ага, - угрюмо говорил шофер. - А он нас в суд за клевету.

- Да-а, - желчно протянул начальник. - Вечно у нас все некстати. Не могли с этим указом еще с полгода повременить. А то что получается - как на меня анонимки строчили, так все рассматривали, всю жизнь из меня кровушку пили. А теперь, они, понимаешь, не рассматривают!

- Этот указ обойдется каждому из нас в три с мелочью. - Юрист выдержал эффектную паузу. - Придётся сообразить бутылку на троих и обменять у Сашки Екимова на подпись.

- У этого алкаша? - изумился шофер. - Да кто ж ему поверит?!

Юрист поднял указательный палец, как жезл:

- Пристрастие к употреблению алкогольных напитков не влечет за собой сокращения объема гражданских прав. И все инстанции обязаны рассматривать заявления от граждан-алкоголиков наравне с таковыми от непьющих.

- Только ты смотри, - мрачно предупредил начальник. - Чтоб не слишком грамотно было. Без всяких там... Как простой, но честный алкоголик.

Все облегченно рассмеялись.

- И еще, - сказал шофер. - Ты не забудь - прицеп у него самодельный... Дюже уж большой...

Двенадцатого июля Дерибасова пригласила директор Ташлореченского рынка.

- Анжелика! - бодро крикнул Мишель. - Там еще несколько подарочных лукошек, выбери и оформи, как обычно. На вот, визитную карточку положи.

- Чего это вы ей каждый раз кладете? По лукошку же видно от кого.

- Ложи, ложи. Кашу маслом не испортишь!

Пританцовывая, Мишель вошел в кабинет и забалагурил.

- Прекратите валять дурака и немедленно уберите свой туесок! - зашипели на него.

- Пардон? - спросил Мишель.

Властная предклимактерическая женщина брезгливо пихнула ему бумагу:

- Пришло только утром, а мне уже трижды сверху звонили!

Михаил Венедиктович поставил лукошко на стул, автоматически отметил три хозяйственные сумки на протертом ковре, ржавого таракана, бегущего по сейфу, импортные босоножки на толстых носках, затосковал и начал читать:

«ПРОКУРОРУ ГОРОДА ТАШЛОРЕЧЕНСКА

Копии:

Областной комитет КПСС;

Облисполком;

Обком ВЛКСМ;

Областное управление КГБ СССР;

Начальнику ОБХСС Ташлореченского УВД;

Гл. врачу областной санэпидстанции;

Начальнику городского паспортного стола;

Начальнику ГАИ;

Редактору газеты «Ташлореченские известия»;

Финотдел Благодатненского района;

Директору рынка

Заявление

На Ташлореченском рынке свил себе гнездо из ворованных досок временно находящийся на свободе вор-рецидивист Дерибасов Михаил Венедиктович, по документам проживающий в селе Назарьино Благодатненского района, а фактически по адресу г. Ташлореченск пер. Казачий, 6. О его преступной деятельности считаю своим долгом сообщить следующее:

1. Дерибасов М. В. живет на нетрудовые доходы, ибо его трудовой вклад несоизмерим с ежевечерними затратами на кутежи в ресторане «Ночное», где он за свой счет кормит и поит нужных ему людей, разбрасывая чаевые, оставляя за пьяный вечер больше месячной зарплаты врача, учителя или инженера, не говоря уже о пенсии всю жизнь честно протрудившегося человека, что наносит большой социальный ущерб нашему обществу.

2. Наиболее очевидным источником нетрудовых доходов является утаивание от контрольно-финансовых органов истинных размеров производства кооператива «Деликатес». То, что он выдает за кустарный промысел, на самом деле является высокоавтоматизированным подпольным цехом, оснащенным контрабандным импортным оборудованием. То же, что изготовлено самостоятельно, выполнено из ворованных материалов, в том числе содержащих драгметаллы. Все это наносит большой материальный ущерб обществу.

3. В целях извлечения сверхприбылей, шампиньоны в кооперативе «Деликатес» производятся с грубыми нарушениями принятой технологии, что приводит к самым пагубным последствиям. В частности, содержание в грибах наркотических веществ становится выше предельно допустимого уровня, что обеспечивает Дерибасову М. В. постоянных клиентов. А городские наркоманы уже приспособились выделять эти вещества в очищенном виде для внутренних инъекций. Кроме того, из некондиционных шампиньонов производится самогон, которым ведется подпольная торговля как на вынос, так и на розлив. Для этого во дворе М. В. Дерибасова даже установлена стойка бара. Все это наносит большой ущерб психическому и физическому здоровью нашего общества.

4. Другим свидетельством нетрудовых доходов Дерибасова М. В. является сооружаемое им в селе Назарьино помпезное дворцеподобное здание с колоннами. И это при наличии четырехкомнатного дома под шифером на семью из двух человек, не считая многочисленных подсобных помещений. Излишне говорить, что все строительные материалы ворованные, что наносит большой ущерб нашему обществу по решению жилищного вопроса.

5. Регулярно обвешивает покупателей, чем наносит материальный ущерб гражданам нашего общества.

6. Сопровождает продажу грибов сомнительными в идеологическом отношении прибаутками, а порой и враждебными анекдотами, чем наносит большой идеологический ущерб нашему обществу.

7. Дерибасов М. В. навязывает покупателям нелитованную печатную продукцию («самиздат»), пропагандирующую западный образ питания. Также Дерибасов М. В. торгует из-под прилавка кассетами с записями ансамблей, музыка которых обладает наркотическим и порнографическим действием, для чего постоянно носит на шее микромагнитофон. Все это наносит нашему обществу большой политико-воспитательный ущерб.

8. Эксплуатирует труд несовершеннолетней А. Скуратовой и принуждает ее к сожительству, используя свое служебное положение в сугубо личных целях, что наносит нашему обществу большой нравственный урон...»

Впервые наткнувшись в море лжи на легко опровержимую каплю, Дерибасов разрядился идиотским смехом. Уж на несовершеннолетнюю пятипудовая Анжелика никак не тянула. Тем более, девка была одноклассницей Заиньки, а той уже исполнилось девятнадцать. И тут Дерибасов вспомнил самое страшное унижение детства - когда его, как паршивую овцу, отбили от сверстников и не приняли в первый класс средней Назарьинской школы. И все из-за кондового назарьинского неписаного, но строгого закона.

Дело в том, что незадолго до смерти Назарий начал основывать школу, но успел срубить только одну дубовую парту. А так как после смерти все его деяния тут же приобрели глубоко символическое значение, то решено было начинать обучение как только ребенок врастет в эту парту, независимо от возраста. Дерибасов врос на девятом году. Судя по конечному результату, Анжелика могла сподобиться на это и в пять лет. А уж в шесть - подавно.

- Все? - директор перестала красить губы. - Дочитал? Давай сюда.

- Нет, еще нет, - торопливо ответил Дерибасов, набрал воздуха и уткнулся в бумагу:

«9. Незаконно пользуется предоставляемыми жителям сельской местности правами, т. к. фактически более полугода проживает не в селе, а в снимаемой у одинокой гражданки Донцовой М. И. комнате, с которой сожительствует, чем нарушает паспортный режим.

10. Дерибасов М. В. спекулирует автотранспортными средствами, как-то: мотоциклы, автомобили типа «Запорожец» и «Волга», левачит, не имея патента, что наносит нашему обществу экономический ущерб.

11. В погоне за наживой постоянно превышает скорость, а главное, использует самодельный мощный прицеп, не зарегистрированный и не прошедший техосмотра, что создает опасность для жизни и здоровья граждан нашего общества.

12. Номинально являясь членом ВЛКСМ, Дерибасов М. В. вот уже более десяти месяцев не платит со своих сверхдоходов комсомольские взносы, чем наносит большой материальный и моральный ущерб ВЛКСМ.

13. Государство затратило большие средства на обучение Дерибасова М. В. специальности зоотехника. Поэтому выдача ему разрешения на создание кооператива явилась ошибкой, что нанесло определенный ущерб животноводству.

14. Следует также обратить пристальное внимание на выбор Дерибасовым М. В. компаньона, который представляется далеко не случайным. Этот человек с темным прошлым ведет подпольный образ жизни под кличкой «Елисеич» в конспиративном подвале-мастерской, где, маскируясь разведением шампиньонов, изготавливает специальные технические средства, включая холодное и огнестрельное оружие, для преступных элементов, что наносит большой ущерб борьбе с преступностью в нашем, обществе.

Учитывая наносимый деятельностью Дерибасова М. В. большой социальный, материальный, идеологический, политико-воспитательный, нравственный, экономический и моральный ущерб, а также ту опасность, которую она представляет для жизни, физического, психического, нравственного здоровья и материального благополучия наших граждан, решения жилищного вопроса, развития животноводства, поддержания правопорядка, борьбы с преступностью и дела воспитания молодежи, требую пресечь эту преступную деятельность!

Екимов А. Б., ветеран труда, участник В.О.в.».

- Какой дурак это написал?! - возопил Дерибасов.

Эта непосредственная реакция свидетельствует, что юрист достойно выполнил ЦУ своего шефа. И лишь тонкий литературовед смог бы оценить не только вирулентность, но и озорство автора, сумевшего выстроить кляузу по законам венка сонетов.

И вот теперь дачники, забросив дюжину этих венков в широкую канцелярскую реку и волнуясь не меньше украинских дивчин в подобной ситуации, ждали сколько и где прибьет к берегу венков, сколько унесет течением, а сколько потонет.

- Дурак не дурак, - констатировала директор, - а ларек тебе придется освободить.

- Это почему?! - обиделся Дерибасов.

- Потому что он принадлежит РАПО, - с сожалением покачала директор медной многоярусной прической. - И раз под тебя копают, то это всплывет. Деньги я тебе верну.

- Ну елки-палки! - вскочил Дерибасов. - Ну это же все чушь собачья! Какой я рецидивист к чертовой матери?! А контрабандное оборудование?! И Анжелку я не сожительствовал!!!

Директор сложила пухлые ручки под грудью и осмотрела Дерибасова с интересом:

- Да ладно, чего там... Слушай, а дом у тебя правда прямо с колоннами?

- Да, - признал Дерибасов, впрочем, не без некоторой гордости. - С маленькими, правда... Но с четырьмя! А что?!

- Дурак, - пожалела его директор рынка.

От директора Дерибасов вышел, пугаясь собственного спокойствия. В разгар праздника на его улице радужный шарик дерибасовского оптимизма подло шлепнули из рогатки. Было грустно за человечество, и не стало куража. Мир оказался настолько третьесортным, что его не стоило не только завоевывать, но даже и просто вскармливать деликатесами. Какой в этом смысл, если пожрав осетрины, например, человек может так же привычно написать кляузу, как и после бутерброда с ливерной колбасой?..

Мир для Дерибасова не то чтобы выцвел, но, воспринимаясь даже более остро, стал менее обобщен - распадался на отдельные фрагменты. И вместо цветного широкоформатного кино получался дурацкий слайд-фильм. Шесть куриных лап, торчащих из кошелки; расписные свистульки; стаканы молока с дубленой пенкой; собака с подбитой лапой; тушка поросенка; флегматик в грязном фартуке; топор; раздавленный помидор; щиколотки...

Дерибасов резко остановился, и «слайды» пошли обратно: щиколотки; раздавленный помидор; топор; флегматик в грязном фартуке; тушка поросенка; собака... Кора еще не овладела обстановкой, но подкорка уже буйствовала, и вниз пошла команда: «аврал - свистать адреналин!» В Дерибасове забили все колокола. Память отшелушила все лишнее и спроецировала: свинина, флегматик в грязном фартуке, тонкие щиколотки, собака, ТОПОР!!! А потом три слайда, «снятых с полки»: три наглые молодые твари женского пола за чаем; расколотый топором телефон; три потрепанные твари мужского пола смакуют его грибы и вынюхивают информацию...

- Ты чего?! - удивился флегматик, когда Дерибасов уже бежал куда-то с его топором и вопил:

- А! Так у них шайка! Всех порешу!!!

К прилавку кооператива «Дачник» Дерибасов прибыл с маленькой толпой в кильватере. Но людей постигло разочарование - порешение примера с тремя известными не произошло из-за отсутствия кооператоров на рабочем месте. Савельевский агрегат работал в периодическом режиме, и дачники появились только через день.

Впервые за последнее время Дерибасов не навестил свой угловой столик и вернулся в Назарьино засветло. На въезде его перехватила обескураженная Еремиха:

- Слышь, Мишка, чего там у тебя Анжелка учудила?! Чего это она там вытворила?! А ты?! Обещался же глядеть за девкой! Это ж слыханно ли - девке еще и восемнадцати не стукнуло, а зараз аж две повестки! На документы, да проследи, чтоб сходила... И сам с ней иди... Чего глазами лупаешь? А ну докладай живо!.. И не бреши, как всегда!

Через несколько минут повесток стало пять. Три мужниных повестки - три билета в опасную неизвестность - бросили Дуню в жар и растопили многодневное ледяное презрение в ее глазах. К приезду Дерибасова весна жалости уже переполнила Евдокию и окропила слезинками передник. Но Дерибасов не заметил этой смены времен года. Он разложил на чистой скатерти пасьянс из повесток и пришел к выводу, что при таком раскладе топор - не козырь.

- С утра Афоньку Арбатова во дворе поймала. - Дуня подкладывала лучшие куски и пыталась отвлечь мужа. - Гляжу, он на твоем строительстве уже карманы цементом набил. Я его, вора, последними словами, а он хоть бы что... Ну, так я ему пиджак твой старый отдала, ну тот, с пятном на спине...

- Кто, говоришь, с пятном на спине? - Дерибасов изучал печать на повестке.

- Кто! Пиджак твой. Не Арбатов же!

- Какой Арбатов?

- Да Афанасий... Пиджак-то почти новый был, вот он и расчувствовался, обещал кураги принести... На Степку Назарова так уж жаловался - вроде тот собаку ему отравил. Ну знаешь, за ним такая же, как он, шелудивая бегала... А я думаю - правильно отравил. Афонька же, мерзавец, ее кур таскать выучил. А у Степки курятник, сам знаешь...

- Евдокия! - ошеломленно сказал Дерибасов. - Ну разве ж ты дура?! Ты просто не понимаешь, какие умные вещи говоришь!.. Ты давай, Дуняша, собирайся. Засиделись дома, никакой личной жизни, молодость проходит... Э-э-х! - Мишель игриво пихнул Дуню в крутой бок. - Давай, быстро! В гости идем!

- Ты че? Какие гости?! - выполнять вслед за Дерибасовым эмоциональные маневры такой крутизны основательная Дуня не умела и всегда проскакивала поворот.

- Родню навестим. Моих материнских родичей совсем забыли. Когда последний раз у них были? А?.. Да ты же у них вообще ни разу не была! Стыдно, Евдокия.

- Мы что же это - к Арбатовым в гости? - никак не могла постичь Евдокия Дерибасова, урожденная Назарова...

Глава 11. Экскурсия

...К автобусной кассе Дерибасов пришел за полчаса до открытия. Он глубоко вдыхал умело составленный Назарьино и окрестностями утренний воздух и чутко вслушивался в родные звуки набирающей силу сельской жизни. Делать все это он себя заставлял единственно, чтобы не вспоминать череду унижений вчерашнего дня. Вместо того, чтобы торговать скоропортящимся продуктом, Мишель и Анжелика вели в разных кабинетах задушевные беседы с никуда особенно не спешившими людьми и, мучаясь комплексом косноязычности, сочиняли оправдательные объяснительные.

Наконец подошла заспанная кассирша Зося Гурова и вяло удивилась:

- Ты че, машину сломал?

- С моей «Волгой» все красиво, - ответствовал Дерибасов и, дождавшись, когда подвигав чем-то положенное время, кассирша Зося впишется в окошко, преподнес ей пачечку червонцев: - До Ташлореченска. На все.

- Ну, ты, Мишка, даешь! - изумилась Зося. - Чище золотоискателя. Неужто каждое лукошко на отдельном сиденье повезешь?

Мишель довольно хохотнул:

- Ну! Сам на своей поеду, а сзади два такси - с фартуком и термосом.

- Так че, правда, что ли, на все? Может, тебе детские дать?

Дерибасов задумался, вздохнул и гордо сказал:

- Дерибасов не мелочится.

- Ну смотри, щас на все выбью, а после не верну! - шутливо припугнула Зося. - Хотя не, на все не выбью. Двадцатку лишнюю дал.

- Знаю, - дернул усом Дерибасов. - На двадцатку стоячие.

- Ой, не могу! - всколыхнулась сдобная Зося. - Лукошки у тебя чего, на ножках?! Чего они, стоять будут?!

- Будут! - оборвал Дерибасов. - В проходе. Давай, отоваривай!

Зося прощупала Дерибасова строгим назарьинским взглядом и встала:

- Не буду я тебя, Мишка, отоваривать. И деньги не отдам. Отоварь тебя билетами, а после какой с тебя спрос? С меня спросят. Скажут - видела кому продавала. А за деньгами пускай Дуня придет.

Дерибасов зло сплюнул:

- Дура! Ну че, ну че ты понимаешь? Деревня! Ни ума, ни фантазии!.. - тут Дерибасов тормознул набегавшие вместе с горькой слюной крепкие слова, ибо слишком хорошо знал, что назарьинскую денежную мораль не перешибить ничем, ее можно только обойти:

- Да ладно! Пошутил. А ты и поверила. - Дерибасов потянулся и старательно сплюнул. - Экскурсию я организовал! Не слыхала, что ли? По радио вчера объявляли - желающим записаться и сдать деньги. Вот и набежало на автобус с гаком. Гаку придется постоять.

Зося облегченно прыснула, и Дерибасов стал обладателем длинной бумажной змеи.

А через полчаса вся грунтовая нелюбовь назарьинцев к Дерибасову была выплеснута ему прямо в лицо:

- Ах ты, поганец! Первым он взял!

- Наспекулировал, а теперь автобусы скупает! А ежели мне ехать приперло!

- Выродок! Намять ему шею, а билеты поделить!

- Да позовите Евдокию кто-нибудь! Пущай его в чулане запрет, пока людей уважать не научится!

Лишь появление незнакомого человека в добротном костюме заставило назарьинцев остепениться - выносить сор из села было не принято.

Коренастый чужеземец уверенно подошел к кассе и интимно, но значительно процедил Зосе несколько слов. Зося замотала головой, прижала руки к груди, потом развела ими. Чужеземец полез во внутренний карман пиджака и по локоть сунул в кассу десницу с красной книжечкой. Мишель сделал стойку. А Зося что-то горячо шептала, тыча в Дерибасова пальчиком с облупленным маникюром.

- Щас его раскулачат, - пообещал кто-то.

Чужеземец пошел на Дерибасова:

- Доброе утро. Михаил Венедиктович, это вы?

- С утра был я, - радушно заулыбался Дерибасов. - А как же! С добрым утречком и вас, товарищ!

- Павел Константинович.

Мужчины пожали друг другу руки, и чужеземец за локоток отвел Дерибасова в сторонку, где и состоялась неслышимая миру беседа, во время которой Мишка простецки улыбался, махал руками, пожимал плечами, округлял глаза и громко смеялся, закинув голову. Потом Мишка проводил Павла Константиновича к своему пыльному черному лимузину и широко распахнул переднюю дверцу. Павел Константинович откинулся на спинку и закурил.

И тут, радостно блестя лысиной в первых лучах сочного назарьиного солнца, появился Осоавиахим Арбатов со свитой менее значительных сородичей. Громоздкие неуклюжие Арбатовы, поражая обилием ветхих одинаковых кастрюльно-зеленых шляп, переваливались по изумрудно-зеленому лугу. Осоавиахим, вздымая руки в приветствии, трубил:

- Племяш! Мишка! Родной мой! Господь тебя храни!

Дерибасовские усы передернулись.

Каждый ребенок учится не только любить, но и ненавидеть. Свою азбуку ненависти Миша Дерибасов проходил на Арбатовых, причем дядя Осоавиахим был «азом». Дело в том, что Михаил Дерибасов рос в многодетной и бедной семье. И хотя отец Венедикт Дерибасов был хозяином хоть куда и вкалывал от зари до зари, да и мать Зинаида была не по-арбатовски рачительна, чтобы не сказать прижимиста, достатка не было. Все детство младшенький Мишутка утопал в обносках своих ширококостных братьев и под просторными одеялами остро чувствовал, как не дает свободно вздохнуть стесненность материального положения.

Хотя мать до того не хотела знать свою родню, что даже не здоровалась с ней, Арбатовы не обижались. Наоборот, стали считать Венедикта Дерибасова за своего, днем лезли обниматься, а по ночам тащили со двора, пристроек и даже дома все наработанное за день. Если в другие дворы Арбатовы проникали стыдливо, по одному, от случая к случаю, то у «Зинькиного Веньки» тащили все, что попало, а главное - всем скопом и еженощно.

Венедикт выскакивал среди ночи, орал, опускал дрын на безответные монументальные плечи, метался из конца в конец большого двора, а Арбатовы молча занимались своим делом.

- Побойтесь бога! - кричала поначалу Зинаида. - Воры!!!

На что брат ее, юный и лохматый Осоавиахим, степенно отвечал:

- Воры - это когда у чужих. А мы у своих, значит - свое берем. Невелик грех.

Но люто возненавидел Миша Дерибасов дядю Осоавиахима даже не столько за создание обрекшей их на вечную нужду идеологии, сколько за кражу только осуществленной мальчишеской мечты, первой престижной вещи, которой можно было похвастаться перед пацанами, - собственноручно спаянного транзисторного приемника прямого усиления. Сколько сил положил Миша на добычу, выменивание и выцыганивание деталей! Сколько унижений стерпел! И вот в первую же ночь дядя Осоавиахим сунул под подушку корявую лапу и, не чувствуя мальчишеских зубов на толстой коже, унес приемник.

Осоавиахим с приемником не расставался, таскался с ним по всему селу и часто останавливался, вдумчиво вслушиваясь. «Радиоуниверситет» пошел целинному мозгу Осоавиахима впрок, что со временем выдвинуло его среди прочих Арбатовых. Теперь к речам Осоавиахима Арбатовы относились, как к казенной бумаге со штампом, ибо штампов из эфира Осоавиахим надергал в избытке.

И долго еще, слыша из окон дяди Осоавиахима музыку, представлял Мишель, что это работает его детский приемник, вспоминал, как умолял дядю вернуть транзисторную мечту, и нет-нет, да и скрипел зубами.

Сияющий Осоавиахим приближался. Дерибасов рефлекторно стянул с шеи плейер и запрятал во внутренний карман. Потом он пересчитал Арбатовых, оторвал пятнадцать билетов и отдал.

Подъехал автобус, и из него выпрыгнул шурин - родной брат жены Евдокии - Федор Назаров. Шоферский сын Славка тотчас уселся за руль, замер от восторга и робко бибикнул. Федор отвесил Славке подзатыльник, потом поздоровался с Дерибасовым. Арбатовы полезли в салон.

Народ удивился:

- Мишка, ты куда Арбатовых повез?

- На мясокомбинат, - огрызнулся Дерибасов.

- Этот может, - согласился народ.

Дерибасов уставился в небо, потом на часы и схватил за хлястик своего пиджака зазевавшегося Афоньку.

- Эй! Где остальные?!

Афонька недовольно отмахнулся:

- Не лапай! Пиджак почти новый. Где, где... Не знаю. Передумали.

- Как это передумали?! - взревел Дерибасов. - Почему это?

- Не знаю. Испугались.

- Чего испугались-то?! - неистовствовал Дерибасов, потрясая оставшимися билетами.

- Не знаю. Кто знает, чего у тебя на уме. Вот и испугались. Боятся тебя.

- А чего меня бояться?

Вопрос этот был чисто риторическим. Было чего. В первую брачную ночь, уже после того, как Дуня стала женщиной, а Дерибасов - хозяином, вышел он в одних трусах покурить на крыльцо большого дома, посмотреть на звезды над своим двором. Однако звезд он не увидел - двор осваивали Арбатовы. Но донашивать обноски довлеющего над их семейством рока Дерибасов не собирался.

- Ну что, - зловеще сказал он, - хорошо у Зинкиного Мишки? Нравится у Мишкиной Дуньки?! - и, смяв пачку сигарет, босиком, по стылой осенней земле, прошел он мимо невозмутимых Арбатовых, а вскоре уже пылал на краю села дом дяди Осоавиахима.

- До встречи завтра на том же месте! - дрожа от возбуждения и ночной прохлады, проорал раздетый Мишель, уступая дорогу ломившейся ему навстречу толпе носорогов.

Весь следующий день Дерибасов демонстративно скупал керосин и спички, сооружал факелы и развлекал детишек пиротехникой. Однако назначенное Дерибасовым ночное свидание не состоялось - Осоавиахимовский дом сделал то, что не смогли сделать ни многочисленные капканы Венедикта, ни подбрасываемые Зинаидой отравленные продукты, ни другие ухищрения многострадального семейства. И долго еще смотрели Арбатовы на Михаила Дерибасова со скорбным укором...

Порыв ветра швырнул бумажную ленту в лицо Мишелю. И эту пощечину он принял, как вполне заслуженную, - знал же, что с Арбатовыми нельзя иметь дело! Потратиться на лишние билеты, снова оказаться перед всем селом посмешищем... Ветер щелкнул бумажным бичом, и Дерибасов сорвался с места:

- Мировой у тебя пацан, Федор, - подскочил он к протиравшему лобовое стекло шурину. - Племяш, а ну иди сюда! Видно уже - шофером будешь... Да иди, не пожалеешь! Шофером будешь? Точно? Тогда держи пятерку - купи в городе конструктор.

Славка и Федор онемели - один от счастья, другой от удивления.

- Ну так чего ждем? - напористо сказал Дерибасов. - Билеты - вот они, поехали. А остальных по дороге подберем. Заедем за ними, лады?

- Остальные тоже Арбатовы? - поинтересовался Федор, уяснив причину дерибасовской щедрости.

- Ну.

- А зачем тебе?

- Надо, - сухо сказал Дерибасов. - Дело. Там у меня в машине товарищ из органов, так что следуй за нами и не обгоняй.

Федор усмехнулся, покрутил головой, вздохнул, подумав о сестре Дуняше, и полез в кабину.

Арбатовы селились на выезде, вокруг того самого места, где по преданию сломалась легендарная арба.

У первого же покосившегося забора автобус послушно затормозил вслед за «Волгой». Оголтелый Дерибасов ворвался в запущенный двор, выволок нечесаную Людку Арбатову с двумя сопливыми детишками и запихнул в автобус.

- А че это он, - не поняла бегемотообразная Людка, когда автобус тронулся.

- Лютует, - солидно объяснил Осоавиахим.

У следующего косого плетня автобус пополнился сонным рябым Сенькой и его престарелой матерью - бабкой Пелагиадой.

- Чего это, - бурчал недовольный с похмелья Сенька, - куда ще там ехать. Не желаю никуда ехать.

- Только попробуй не поедь! - угрожал Дерибасов и щурил глаза.

Павел Константинович хоть и курил невозмутимо, как шериф, но уже посматривал с интересом. Запихнув в автобус последнего Арбатова, Дерибасов повеселел, и на вопрос Павла Константиновича о смысле происходящего, долго развлекал того назарьинскими легендами об Арбатовых.

- А все-таки, - перебил Павел Константинович километров через пятьдесят, - зачем вы так энергично загоняли в автобус этих Арбатовых?

Дерибасов вцепился в руль и опасливо покосился на соседа:

- Это я их на экскурсию везу. Наиболее отсталых односельчан, значит. Я же это, кооператив у меня. Откликнулся на призыв. «Деликатес» - может, слыхали? Полгорода, считай, мои шампиньоны ест. Будет время - загляните, мы всегда с радостью... Ну и зарабатываю, понятно, прилично. А нас-то всего с Евдокией двое. Детей бог, значит, не дал. Ну я и это, осуществляю от кооператива социальную программу. Хочу повысить культурный уровень на селе, а как же! За свой счет везу, а они видали, как упираются? Арбатов - он и в Африке Арбатов.

Павел Константинович живо заинтересовался рассказом Дерибасова:

- Ай-я-яй, ну надо же! А много народу в вашем кооперативе, Михаил э-э...

- Нет, нет, это, просто Михаил, - с готовностью улыбнулся Дерибасов. - Махонький у нас кооперативчик. Я, старик пенсионер да девочка - в училище не поступила, год коротает. Но честно скажу: вкалывать приходится...

- Ага, - заинтересованно перебил Павел Константинович, - только не пойму, пенсионер-то вам зачем? Взяли бы напарника помоложе, глядишь и полегче бы было.

- Да руки у него дюже умные, - простосердечно объяснил Дерибасов. - Что хочешь сделать может.

- Так уж и все? - усомнился попутчик.

- Абсолютно, - кивнул Дерибасов, обрадовавшись, что разговор отходит от затеи с Арбатовыми к безобидному Елисеичу. - Этот старик любой завод переплюнет. Потому как от почвы...

- Надо же! - восхитился собеседник. - Так это же сколько станков надо иметь! И инструментов...

- Да у него такие инструменты, что никому и не снилось, - убеждал Дерибасов. - Он их сам делает. У него это, в подвале еще с войны настоящая мастерская.

- А почему с войны?

- Вот видно, что вы не местный, - улыбнулся Дерибасов. - У нас весь район про это знает, даже из Москвы приезжали. Да он же во время войны целый партизанский отряд оружием снабжал! - тут Дерибасов споткнулся о слишком пристальный взгляд собеседника, осекся и с ужасом вспомнил последний пункт анонимного письма. - А вы это, - расплылся он в судорожной улыбке, - к нам в Назарьино, извиняюсь, по какому делу? Может, помочь чем? Я с радостью!

- Спасибо, Михаил. Я, собственно, по чисто служебным делам...

* * *

...Валерий Александрович Калугин, тот самый зам. редактора «Ташлореченских известий», был слегка раздосадован, что уже второй день подряд ему не удавалось использовать редакционную машину в личных целях и приходилось пользоваться городским транспортом. Да еще рядом уселась огромная корявая неопрятная баба, вдавила его в окно, да впридачу усадила на каждое мосластое колено по замызганному ребенку.

Через пару остановок, баба, не меняя выражения лица, неторопливо ссадила детей с колен, завалилась на бок, заорала и упала в проход. Младший ребенок заревел в унисон.

- Что с вами?! - тщедушный старичок тщетно старался приподнять громоздкое тело.

- Ой, умираю, - неторопливо сообщила баба. - Грибами на рынке отравили. У стариков купила. У дачников. - Она снова издала могучий предсмертный вой.

- Скорую! - завопил кто-то. - Врача!!!

Старший ребенок влепил младшему подзатыльник:

- Не ори, дура! Знаешь же, сейчас мамка оклемается.

- Дети, вы тоже грибы ели?! - испугался кто-то.

- Да вы, дяденька, не бойтесь, - успокоил старший. - Мама уже третий раз от грибов умирает. Ее дядя Дерибасов грибами отравил.

Бабу взгромоздили на сиденье, обмахивали газетами.

- Это какой дядя Дерибасов?! - подскочил Валерий Александрович, услышав ненавистную фамилию. - Это который шампиньонами торгует? Из Назарьино? А как его зовут?!

- Ага. Дядя Миша зовут. Ладно, мам, хватит. Пошли теперь в троллейбус!

А на работе Валерия Александровича уже ждал зав. отделом писем, морали и права. Один из вопросов, по которым он счел нужным советоваться, был о том, стоит ли браться за то самое заявление, с которым так любезно ознакомила Дерибасова директор рынка.

- Безусловно! - прорычал Валерий Александрович. - Кооперативы - сейчас актуально, сам знаешь! Тем более, народ уже вовсю травится этими самыми грибочками...

...А тем временем Ташлореченск наполнялся отравлениями. Эпицентром отравлений, естественно, стал рынок.

Юрист и шофер довольно щурились на закрытый дерибасовский ларек. Грибы брали, хоть и ворчали, что недавно были дешевле. Даже очередь маленькая образовалась.

А на другом конце рынка уже бродила, погрузившись в прояснившиеся вдруг воспоминания, бабка Пелагиада Арбатова. Ох, и молода была Пелагиада в далекие тридцатые! Ох и белая, ох и гладкая, широкая да спокойная, как Назарка в половодье! И рынок тогда был иной - веселее, бойчее, дешевле.

- А тута лаптями торговали, - прогудела бабка Пелагиада, топая между рядами. - Батюшка, царствие ему небесное, еще один лапоток прихватил, дак его чуть не забили, окаянные... - Бабка Пелагиада смиренно и внушительно застыла около бочки с солеными огурцами. - Сынок, Христос с тобой, дай бабушке посолонцовать...

Наконец бабка Пелагиада увидела шампиньоны, долго и тупо разглядывала обоих торговцев и, удовлетворившись осмотром, подшаркала к весам, сообщила укоризненно:

- А тута раньше мясные ряды были, - и басом заухала: - Ой, ратуйте! Ой, люди добрые! Бабку грибами отравили, злодеи! Я вчерась тута у их грибочков купила, сжарила, а вутром чуть не померла! Из последних силушек приплелась, хоть других от погибели спасу! Ой, моченьки моей нету! Ой, окаянные! Креста на вас нету! Отравители!

- Да ты чего, бабка!!! - испуганно заорал шофер. - Быть того не может! Я их сам каждый день ем! И дети! И даже внучата!

Бабка Пелагиада, кряхтя, уселась на землю и спокойно сообщила окружающим:

- Помирать буду. На глазах у злодеев.

Юрист и шофер подхватили бабку и, согнувшись под тяжестью истинно арбатовского корпуса, с трудом дотащили ее к машине. Пока шофер гнал до больницы, юрист вручал испуганной бабке компенсации: за грибы, за ущерб здоровью, на лекарства, на гостинцы внучатам и за молчание.

Принимая каждую порцию денег, бабка Пелагиада испуганно таращилась, трубно шептала:

- Господь тебя спаси, спасибо, господь тебя спаси, спасибо, господь тебя спаси, спасибо... - и, перекрестив юриста, комкала деньги, прежде чем заключить их в недра широкой ситцевой пазухи.

Когда, сдав бабку, кооператоры вернулись на рынок, они с трудом протолкались к своему месту. Под их прилавком умирали уже три мосластые личности.

Несчастные жертвы из последних сил сползались со всех сторон к прилавку своих мучителей и корчились там в жестоких судорогах.

Это уже становилось даже однообразным, и у потерявших было дар речи, насмерть перепуганных дачников начали восстанавливаться элементарные мыслительные процессы. Во всяком случае, шофер сообразил сгонять за шефом, и тот разом пресек все переговоры серого, как тюремная наволочка, юриста с вялыми жертвами о возмещении стоимости грибов, выплате компенсаций, пособиях на лекарство и на хозрасчетную поликлинику.

- Это заговор! - только и успел произнести шеф, когда во всем блеске полуденного солнца возник Осоавиахим, ударил страусиным яйцом головы о прилавок и трубно зарыдал:

- Ироды! Волки! Бога бы побоялись! Где, где мои пышные кудри?! Сатанинской пищей торгуете!

- Гражданин! - сухим начальственным тоном приказал шеф. - Уберите голову с прилавка!

Но Осоавиахим только обхватил лысину и горько застенал:

- Господи! Обрати десницу карающую на торговцев отравою!

- А ну-ка встаньте! - потребовал шеф. - Встаньте, я посмотрю - покупали ли вы у нас грибы?

Осоавиахим отер глаза и вытянулся во фрунт.

- Кто видел его раньше? - строго спросил начальник компаньонов. - Покупал он у нас грибы?!

- Нет! - хором ответили компаньоны. - Впервые видим!

- О, боже! - Осоавиахим зарыдал еще безутешнее. - Теперича никто не признает! И покойница-мать, царство ей небесное, не узнала бы! А я намедни у вас грибы брал. У меня тогда кудри были рыжие, во! - и он описал лапами вокруг головы шар полуметрового диаметра. - И чуб все время на глаза спадал! Верните мне мои пышные кудри!

- Гражданин, прекратите юродствовать! - ударил по прилавку начальник. - От любых грибов, даже ядовитых, волосы не выпадают!

- Вот ироды! - упрямо сказал. Осоавиахим. - А у меня выпали! Потому что в ваших грибах, кроме простой отравы, еще и радиация имеется!

- Ну это уже наглость! - взвился юрист. - Это кто вас надоумил?! Чтобы определять радиоактивность, специальная лаборатория нужна!

- А мне доктор смерил! - упорствовал Осоавиахим. - Он как начал мерить, так аж стрелку вышибло! И жена заметила, что я ночью во тьме свечусь, как херувим... А-ай, горе, горе!!! - Осоавиахим воздел руки.

Но как расширился научный кругозор нашего народа! Услышав о свечении, люди не бросились на колени, наоборот, рыночная толпа мгновенно рассосалась. Арбатовы отряхнулись и дружным стадом потопали на обеденный перерыв.

Обед Дерибасов закатил аристократический - с цыганами и шампиньонами. А что еще оставалось ему делать? Где было разместить такую ораву оборванцев, как не в цыганском таборе? А из-за всех неурядиц кризис перепроизводства грибов достиг размеров как раз арбатовской популяции. Но кто бы мог подумать, что это толстокожее семейство окажется таким внушаемым! Вернее, самовнушаемым.

Кто в наше время не измучен противоречиями? Чье «Я» не оказывалось привязанным к двум скакунам инстинктов, рвущихся в разные стороны, или к двум склоненным разными причинами деревьям? Кто не стоял, как осел, парализованный обилием глубокомысленных аргументов между двумя охапками сена? Арбатовы. Любые противоречия были им чужды органически. В их нервной системе не могли одновременно сосуществовать два инстинкта, два желания, две идеи, а злые назарьинские языки утверждали, что и две мысли. Все это овладевало Арбатовыми не параллельно, а строго последовательно, периодически сменяя друг друга, как президенты в латиноамериканском государстве: более сильное на данный момент вытесняло ослабевшее.

То есть, когда Арбатовы учуяли и увидели приготовленный обед, то главным стало - не дать себя объесть. И каждый уважающий себя Арбатов достиг состояния, когда следующий гриб уже перекрыл бы доступ воздуха.

И тут власть узурпировал инстинкт самосохранения. Все замерли, напряженно прислушиваясь к тяжким стонам плотно запломбированного грибной массой желудка.

- Чего-то томно, - сообщила обществу Людка. - Дюже томно.

- Еще и впрямь траванемся, - поддержал Афонька,

- Говорил, что не поеду, - заныл Сенька Арбатов, - и не поехал бы, если б не уговорили. Не надо было ехать, за смертью нечего ездить...

- Меня Мишкина мать, сестра родная, чуть колбасой, как пса, не отравила, - счел не лишним напомнить Осоавиахим.

Людка, схватившись за живот, потопала за куст.

Через час цыгане горько сожалели о своем гостеприимстве, даже хотели перекочевать на несколько сотен метров.

Разбив лоб о монолит арбатовской уверенности в том, что подлец Мишка выманил из родных мест и потравил в отместку за прошлое, Дерибасов психанул, прыгнул в машину и, крикнув:

- Да что б вы тут все передохли, питекантропы! - рванул в Назарьино - припасть к новообретенной Дуне.

Но новообретенная Дуня оказалась недоступной, как валютный бар. И это было так же обидно и несправедливо. Более того - все личные вещи Михаила Венедиктовича Дерибасова, кооператора, были, словно для гигантской стирки, свалены в разбитое корыто недостроенного фонтана. Под псевдоантичным портиком стояла на подгибающихся ножках продавленная раскладушка защитного цвета.

Дверь в Дунин дом была заперта.

- Евдокия?! - позвал Дерибасов. - Это за какие ж грехи?!

- Сам знаешь, - глухо и печально ответили из-за двери.

- Ни сном ни духом! - честно сказал Дерибасов.

Он представил как Дуня, припав сильным телом к двери, чутко вслушивается в нюансы интонаций. И это вселяло некоторую уверенность:

- Почему я должен спать на этом прикрытом шинелишкой металлоломе? В честь чего? Что я такого сделал?

Взрывная волна Дуниного гнева с грохотом распахнула дверь. Перед Дерибасовым стояла чужая, пугающе величественная, пылающая Евдокия:

- Иуда! - провозгласила она.

Назарьино притихло, даже коровы перестали мычать и жевать.

- Людьми торговать начал, выродок?! - продолжила она. - За сколько продал Арбатовых?!

- Дура! - пытался урезонить жену муж Михаил. - У меня на работорговлю патента нет! Да и сама подумай - будь хоть крепостное право, какой дурак Арбатовых купит?!

Но Евдокия блюла серьезность:

- Нет, ты шутом не прикидывайся! Не шут ты, а мерзавец! Иуда! Сам же наполовину Арбатов! Самого бы тебя с ними в Казахстан выселить! Козел-провокатор! Не на раскладушке тебе спать надо, а на нарах, как и родственникам, тобою проданным! Запомни, Мишка, мы всем миром решили - устроим тебе здесь жизнь солоней, чем у Арбатовых в Казахстане!

- Евдокия, - серьезно спросил Дерибасов, - это тебе дачники сказали? Когда только успели? Ну, что я подрядился Арбатовых выселять? - тут Дерибасов зашелся в нервном хихиканьи.

- Червяк ты на сковородке, а не человек, - горько сказала Дуня. - Все ж село видало, как ты с краснокнижечником людей из домов выгонял! Чисто всех вымел - и старых, и малых... - Дуня всхлипнула. - Анютку бы хоть пожалел - два года дитю не исполнилось, а уже по этапу... Дите малое... она-то чем виноватая... лучше б я ее в дочки взяла... - И бездетная Дуня в голос зарыдала.

Нервный смех перешел у Дерибасова в икоту:

- Дунь'а, не дури! - выдавил он. - Они у меня в гор'оде, как у Христа за паз'ухой... Скоро вер'нутся... Даже поправятся, как в сан'атории!

Дуня вытерла слезы, с надеждой взглянула на мужа Михаила, но бдительная Марфа Скуратова погрозила внучке из небытия, и та сникла:

- Значит так, - подавленно сказала Евдокия. - Как Арбатовы вернутся, тогда и ты вернуться сможешь. Не раньше.

Икающий Дерибасов всей своей страдающей душой проклял Павла Константиновича, и тому чувствительно икнулось.

- Мы тут посоветовались и решили, что вам надо съездить в Америку по обмену опытом. В Чикаго, я полагаю... Вы как, готовы? - ласково проговорил седеющий генерал и испытующе посмотрел красными от бессонницы глазами.

Пока Павел Константинович, боясь спугнуть удачу, выбирал между торжественным: «Служу Советскому Союзу!» и решительно-сдержанным «Есть!», генерал, вмазав по столу сразу обоими кулаками, что, по слухам, служило свидетельством сильного гнева, взревел:

- Потому что у нас в стране такого опыта больше нет нигде, чтобы две сберкассы за неделю! Вы сами утверждали после первой, что взяли банду целиком! Откуда вторая?! А главное, откуда у нее самодельное оружие? Причем такое же! У нас под носом уголовники чуть ли не военный завод открыли! Что вы добыли по этому вопросу?! Кто оружейник?! Где он?! Какие версии?!

Жгучая краска стыда бросилась в лицо Павлу Константиновичу:

- Задержанные молчат, товарищ генерал, - потупился Павел Константинович. - Молодые хором поют, что оружие им давал главарь. Может, запугали, что за сдачу оружейника в лагере пришьют, но, по-моему, правда. Ну а главарь матерый, да и терять ему уже нечего. Есть, правда, один сигнал, сейчас его проверяем.

- И что? - устало спросил генерал.

- Довольно подозрительный субъект, - затараторил Павел Константинович. - Характеризуется положительно, но как-то слишком положительно. Живет замкнуто. В войну изготовлял оружие для партизан. Так что опыт богатый. Но сейчас стал стяжателем - занимался нелегальной индивидуальной трудовой деятельностью - умело фальсифицировал фирменные джинсы. Сейчас - один из основателей кооператива «Деликатес». Его домашней мастерской колхоз завидует. Сам изготовляет уникальные инструменты.

- Да-а, - нахмурил седые брови генерал. - Такой, похоже, не то что пистолет или автомат, но и ракету соберет.

Павел Константинович закивал:

- И участковый так говорит. Я - ему: «Пистолет сделать сможет?» А он смеется, мол, Елисеич - это в селе так подозреваемого зовут - если уж пистолеты делать станет, то такие, что в нужное время по нужному адресу сами придут и нужному человеку в нужное место нужное число пуль всадят, а уходя дверь за собой запрут.

Генерал распечатал третью за день пачку папирос:

- Ну что ж... Раз так, проверяйте быстрее. А если чувствуете, что не справляетесь, я отстраню от работы по этому делу. А то мне начинает казаться, что у вас лишние звезды на погонах...

Тем временем в цыганском таборе Арбатовы готовились принимать мученическую смерть. Каждому становилось все хуже и хуже. Десятки глаз с немым укором смотрели в ту сторону, куда скрылся злодей Дерибасов. А оттуда, словно знамение приближающегося конца рода, надвигался на табор родовой тотем - огромная четырехколесная арба. И это было последней господней милостью.

- Братья! - возопил Осоавиахим. - Господь послал за нами арбу, на которой все мы отправимся в рай!

Тут Осоавиахим представил, как они являются в рай на арбе. Это выходило слишком похожим на легендарное пришествие в Назарьино его бабки и деда с малолетней матерью и целым выводком других детей, как своих, так дальних и близких родственников, а то и приблудных, и невольно наводило на грустную мысль, что и в раю Арбатовы окажутся у параши. И тут Осоавиахим отчетливо вспомнил, как Мишка брал грибы из общего котла и ел вместе с другими, разве что поменьше.

Получив помилование, Осоавиахим не стал тут же амнистировать сородичей. Он довольно огляделся: справа - живописно разбросанные помирающие Арбатовы. Слева - пестрая таборная жизнь. Впереди - дорога, позади - город, сверху - синее небо, под ногами - свежая трава... Осоавиахим еще несколько минут полюбовался просветлевшими на пороге вечности лицами сородичей, а потом его вдруг потянуло к цыганам и он пошел к кострам.

В том, что Осоавиахима потянуло к цыганам, нет ничего странного. Дело в том, что отца своего он не знал. И вообще, никто в Назарьино, кроме его матери, не ведал, кто отец Осоавиахима и красавицы Зинки. Только перед смертью рассказала Надежда Арбатова, как прокочевала с табором целых два года. Отсюда-то и пошли нездешняя красота Зинки, осоавиахимовское хроническое выцыганивание и цыгановатость Михаила Дерибасова.

В таборе Осоавиахиму понравилось. Цыгане были разве что шумноваты и суетливы, но в целом - то, что надо, даже божились. Осоавиахиму Арбатову было близко здесь все: и то, что цыгане, в отличие от назарьинцев, не делают из работы культа, и то, что склонны к безобидному плутовству, и то, что не портят «сегодня» заботами о «завтра», и их терпимость ко всем человеческим проявлениям.

И вдруг ощутил Осоавиахим, насколько велик мир за пределами Назарьино! Захотелось неспешно дивиться на новые места с высокой арбы, засыпать под скрип ее колес, а просыпаясь, видеть новые лица, встречать неправильных бестолковых людей и толковать с ними о жизни. И впервые в Осоавиахиме возникла не свойственная Арбатовым двойственность. Он уже открыл рот, чтобы попроситься в табор, как вдруг возник страх оказаться совершенно одному среди чужих проворных людей.

Тут, наконец, подъехала арба с цыганами и мешками. Осоавиахим походил вокруг нее, как кот вокруг сметаны, пощупал потемневшие борта, по примеру назарьинских владельцев «Жигулей» попинал колеса, утробно засмеялся и побежал к своим. Так же радостно, как Осоавиахим по зеленому лугу, бежал в свое время Архимед по улицам Сиракуз, ибо нашел!

- Братья! - кричал Осоавиахим, пиная арбатовские туши. - Восстаньте, братья, ибо мы спасены! Ибо во спасение послал нам арбу Господь! Приложился я к ней и исцелился! Спасайтесь и вы! В едином порыве!

И загудела степь под десятками тяжелых ног. И в страхе отступили от недоразгруженной арбы цыгане, прощаясь с ее содержимым.

- Братья! - продолжил взгромоздившийся на арбу после чудотворного исцеления всех Арбатовых Осоавиахим. - Не пренебрежем же знамением господним! Ибо послана нам арба наших предков с двумя архангелами во плоти цыганской, чтобы спасти нас от дьявола-отравителя и беса-поджигателя! И указать, с кем нам отныне скитаться, подобно предкам нашим!.. Праздничными колоннами прошествуем перед всей страной!

В своем публицистическом пафосе Осоавиахим неожиданно приблизился к Осипу Осинову, который усмотрел в исчезновении Арбатовых весьма зловещий символ:

«Мишка Дерибасов, словно Гаммельнский крысолов, выманил из Назарьина тащивших падающие со скатерти крошки Арбатовых.

Страшно даже в мыслях уподобить Арбатовых крысам, ибо что ждет назарьинцев, остающихся на корабле?

Умозаключаю: очевидно, источник зла и опасности для Назарьина таится в Мишке».

Но Осип Осинов ничего не вывел из этого своего умозаключения, а впервые за весь 31-й том жирно перечеркнул запись. Интуиция подсказывала, что истина лежит глубже. Медленно и осторожно, как штопор в трухлявую пробку, начал он углубляться в суть вопроса и добрался до четвертой дочери основоположника Назария.

Добился-таки тяжким трудом и смекалкой басурманин Ахмет Делибаш, чтоб отдали ему в жены крутобедрую Дарью вместе с коромыслом. А как исполнилось их первенцу семь лет, созвал Делибаш всех на той по случаю обрезания. Самым мрачным в истории Назарьино оказался тот праздник! Не остановилась кровь, так вся и вытекла.

Повыла Дарья, а спустя год второго сына под нож не дала, да и все село за него грудью встало. Пришлось Делибашу воспитывать детей в православной вере. И чем больше становилось детей, тем сильнее боялся Делибаш гнева аллаха. Задумчивым стал, по ночам кричать начал. А потом и вовсе исчез. Решили - навсегда, рукой махнули да стали всем селом детей растить. А он через три года возьми да объявись! И турчонка с собой привез - маленького, видать, только от груди отнятого.

Дарья в крик: «Где нагулял?!» А он: «Племянник» - и все!

И уж племянника своего - Али Дели-баши - он не только обрезал, но и воспитал таким правоверным мусульманином, хоть в муллы отдавай. И как исполнилось Али пятнадцать лет, снова исчез Ахмет Делибаш, но на этот раз ненадолго. Украл где-то для племянника двух басурманских жен, да выделил всю молодую семью в отдельный хутор, подальше от мужских завистливых глаз.

Так и разводили Делибашевы курдючных овец на своем хуторе до самого двадцатого века и, в отличие от Дерибасовых, были истыми мусульманами.

Когда с Кавказа стали высылать турок, Делибашевы, по совету Кира Дерибасова, записались чеченами и остались. Еще на несколько лет. Вплоть до «великого» переселения народов. Так и затерялись в Казахстане.

Так что с Арбатовыми все повторилось один к одному - ложились спать - был род, проснулись - а его уж нет.

Растравил себе душу Осип Осинов, вспомнил, как встретил Рустама Делибашева в Долинке, под Карагандой, когда, не досидев по 58-й, замерзал с профессором Жичевским и завалил в кочегарку...

Пять лет без двух месяцев отсидел Осип. Самые студенческие годы. И знаменитая назарьинская хватка проявилась у Осипа на свой лад - сообразил парень, что хоть при шмоне все и отбирают, но в мозги пальцы не запустишь. Вот и постарался он вынести из зоны побольше знаний. Многих профессоров утомил он своими расспросами. А вернувшись, почувствовал: системы не хватает! И сцементировал все разрозненные знания, проштудировав Большую Советскую Энциклопедию. Сочтя свое образование законченным, первый на деревне энциклопедист начал уединенно наблюдать и размышлять, с чистой совестью не читая ничего, кроме «районки» и «Литературной газеты».

Проанализировав исторический прецедент, Осип Осинов умозаключил:

«Как замечали и до меня - в Назарьино возвращаются. Индивидуумы уходят из Назарьина только в землю. Острополер улетел к солнцу не как индивид, но как весь род назарьинских Острополеров в количестве - один экземпляр».

И вывел:

«Острополер тоже приземлился в Казахстане, ибо он - род».

Глава 12. Километр «вишневых»

Нет, не о таком новоселье мечтал Дерибасов. Собственный портик сверху - это было еще неплохо, но ископаемая раскладушка снизу - старая кляча, с подкашивающимися при каждом движении ногами - опошляла всю античную атмосферу. И, страдай Дерибасов бессонницей, к каким бы мыслям и обобщениям мог он прийти в такую ночь!

Вместо этого плейер сна преподносил Дерибасову попурри из античного мира. То в тоге, то в хитоне шлялся Мишель по немыслимо мозаичному коллажу, торговал мосластыми неповоротливыми рабами с севера, предлагал весталкам подбросить их на массивном черном паланкине и приставал к гетерам: «Эй, мадам, не имеете ли вы мне сообщить, в смысле вот этим вот моим рабам, как им пронести меня до Дерибасовской?» После этого Мишель высовывался из паланкина, рискуя вывалиться, греб руками воздух и вопил вслед удаляющимся тонким щиколоткам с толстыми золотыми браслетами: «Постойте, мадам! Я имею пригласить вас с собой к Одиссею на маленький, но изящно обставленный сабантуй одесситов. Все будет красиво - в строго патрицианском стиле: оргии, вакханалии и философские диспуты!»

Одиссей оказался мужиком правильным, хоть и разводил вино водой. После первой амфоры Мишель стал от избытка теплых чувств звать его Одиссеичем, а тот, хоть и обижался все больше, обнимал Мишеля все крепче.

Испуганный Мишель попросил сменить сорт вина. И пока Одиссей объяснял, что надо делать только что купленному у Дерибасова огромному лысому рабу с уже оттопыренной краденной чашей тогой, Дерибасов зайцем запетлял между колоннами и залег в тени портика.

- Огня!!! - потребовал разгневанный Одиссей. И тут же рабы с факелами заметались по апельсиновому саду.

- Распять Мишку-предателя! - крикнул кто-то.

Дерибасов вздрогнул и понял, что надо бежать. Но вспомнив, что при малейшем движении раскладушка рухнет, остался неподвижным: «Чего дергаться, все равно сон».

- Тогда лучше линчевать! - восторженно завопил слишком знакомый голос Саньки Дерибасова.

Мишель испуганно протер глаза. Раскладушка рухнула. От сна остался портик и море факелов вокруг. Но напротив мрачнел Дунин дом с пристройками. Лаяли собаки, пахло навозом и мятой.

- Мало его линчевать! Хату ему спалить!

- Так хата ж Дунина...

- Тьфу! Выродок - он и есть выродок! Ни детей, ни дома.

Факелы сжались в огненное кольцо, и Дерибасов взвыл:

- Рехнулись, быки назарьинские!!! Да Арбатовы сейчас свободнее всех вас! Завтра здесь будут! У нас свое родственное дело! А тебе, Санька, оба уха оторву!

- Э-эх, прибить бы гада, - вздохнул кто-то, - да Евдокию жалко.

- А вот если б его выгнать, а Дуньке другого найти. А что - баба справная, гладкая...

- Может, поучить его?!

- Ну-ну, - отступил Дерибасов. - Не те времена.

- Нет, ты объясни, - потребовал всеми уважаемый бригадир Тихон Назаров, - он же на тебя день и ночь пахал не разгибаясь! Что ж ты, пакостник, рубишь сук, на котором сидишь?!

- Это кто же это из них на меня пахал?! - сощурился Дерибасов. - Где это вы видели пашущего Арбатова?!

- Мишка, кончай ваньку валять! - приказал шурин Федор. - За что Елисеича засадил?!

- Что?! Что ты сказал?! Елисеича?! Кто?!!! Кто его арестовал?! За что?! А-а-а-а-а-а! - обхватил голову Дерибасов и завыл в факельной ночи вдовой, потерявшей кормильца.

Крик, как гудок тонущего в тумане парохода, завис над молчащим Назарьино, и только из безжизненно замершего Дуниного дома послышался глухой сдавленный всхлип.

- Жалеет, - приутихли назарьинцы, - какой-никакой, а муж... И Мишка весь в соплях...

- Называется крокодиловы слезы, - встрял Санька Дерибасов. - По легендам - съев свою жертву, крокодил плачет... Хотя какой из Михаила Венедиктовича крокодил... Так, пиранья...

- Чего это за пиранья?

- Килька с зубами.

- Вот мы сейчас ему томат из носу и пустим. Чтоб, значит, в собственном томате...

Ничто так не возвышает человека в собственных глазах, как несправедливое оскорбление. Дерибасов поднялся. Он стоял очень прямо, был очень бледен, но сколько презрения и надменности вмерзло в его зрачки!

- Да, я шут, - тихо сказал Дерибасов ровным и тусклым голосом. - Все вы серьезные хозяева, а я паяц. Я выродок, а вы - оплот. И самое смешное, что в глубине души я и сам в это верил. Верил, пока этой ночью вы не высветили мне свои лица... - Дерибасов горько усмехнулся и поднял лицо к побледневшим на светлеющем небе звездам.

- Понимает... - озадаченно протянул Тихон Назаров. - Это...

- М-а-а-лча-а-ать!!! - затрясся Дерибасов. - Я - шут?! Вы, вы все шуты. Вы шуты всерьез! Шуты навозные! Старик на нарах, с ворьем, а вы балаган устроили?! Развлекаетесь?! А вы знаете, как там?! Там сейчас в камере такая же трусливая шваль, как вы, над Елисеичем измывается! Судом пришли потешиться?! Конечно, оно веселее, чем Елисеича вызволять! В город не ехать, бензин не жечь, резину не снашивать... Куркули! Дерьмо свинячье! - Дерибасов задохнулся и замолчал.

Тихон Назаров прокашлялся:

- Ну чего... Тут Михаил в общем-то верно... Правильно, в общем, сказал... С ним после разберемся...

- По машинам!!! - задорно пропел дед Степан и, внезапно приосанившись, широко зашагал, загребая кривоватыми ногами и похлопывая по голенищу несуществующей нагайкой.

В то время как назарьинцы разрабатывали стратегию и тактику, доливали в баки бензин и оборудовали дерибасовскую «Волгу» обнаружившейся у Еремихи «мигалкой», Арбатовы по очереди продирали и протирали глаза.

Пока цыгане сворачивали табор, Арбатовы выцыганивали себе завтрак, доставляя дающим неизведанное доселе моральное удовлетворение. Притупив хронический голод до фонового уровня, Арбатовы сбились в кучу, опасливо косясь на мелькавших под ногами цыганят.

Строго говоря, первой среди Арбатовых протерла глаза бабка Пелагиада. Не спалось старухе на такой чистой и такой продавленной койке инфекционной больницы. Бабка побродила по полутемному коридору, поскрипела скрытыми линолеумом половицами, придирчиво осмотрела разметавшуюся на кушетке медсестричку, затем подошла к окну и, увидев полившийся из-за края земли свет, перекрестилась и застыла валуном.

Так она простояла утренние клизмы, уколы, раздачу термометров и таблеток, не шевелясь и не реагируя на оклики, окрики и механические воздействия миниатюрной медсестрички. Так бы и простояла она до приближающегося завтрака, не выходи больница окнами на объездную дорогу.

Когда за толпой цыган появилась огромная арба, Пелагиада вздрогнула и, подавшись вперед, выдавила лбом стекло. В том, что она не замечала ни поднявшийся вокруг нее суматохи, ни текущей по морщинам крови, не было ничего удивительного - ведь Пелагиада была в числе прочих сопливых детей, въехавших в Назарьино на заре столетия в легендарной арбе.

- Вера горами двигает, - прошептала бабка Пелагиада, когда за арбой появился бодрый Осоавиахим, а за ним, чуть приотстав, топали остальные Арбатовы, навьюченные практичными цыганами.

На все попытки задержать ее бабка говорила одно:

- Вера горами двигает, - и так легко отодвигала в сторону весь медперсонал в своем неотвратимом движении к выходу, что опровергнуть ее никому не удалось.

А тем временем на Ташлореченск накатывалась моторизованная колонна. Впереди, дико вращая синим глазом «мигалки», неслись на черной «Волге» Михаил и Санька Дерибасовы. За ними, в шеренге по два, тянулись, два с половиной километра «Жигулей». Первый километр был вишневый. Затем 500 желтых метров и столько же белых. Последние 500 метров пестрели всеми остальными видами автомобильных красок, кроме черной.

Осчастливленный допуском в мужское сообщество и воодушевленный необычностью, даже ненормальностью происходящего, Санька Дерибасов тяпнул так и не выкупленный гидом мегафон, высунулся в окно и проорал:

- Даешь Ташлореченск!

Михаил Венедиктович покровительственно улыбнулся. Встречный ветер дергал Саньку за длинные волосы, и они трепались вокруг головы, отгоняя хоть сколько-нибудь серьезные мысли. На повороте Санька охватил взглядом всю ленту и от восхищения загорланил в мегафон:

Генерал от знаменосца в двух шагах,

Первый полк выходит в красных башлыках!

Ты, Кубань моя, родимая река!

Первый полк выходит в красных башлыках!

Не ромашки зацвели по-над горой -

Это в желтых башлыках идет второй!

Ты, Кубань моя, родимая река!

Это в желтых башлыках идет второй!

В башлыках почти что белых третий полк!..

- Эй, ты, запевала! - Михаил Венедиктович вдернул Саньку в салон и голосом, мутным от поднявшегося осадка воспоминаний, спросил: - Ты чего, тоже стишки сочиняешь?

- Да нет, - приостыл Санька и осторожно пощупал Дерибасова настороженным взглядом. - Я переделывать люблю.

Михаил Венедиктович отчужденно молчал.

- А это песня Кубанской казачьей дивизии, - объяснил Санька. - А почему тоже? Разве у нас кто-то сочиняет стихи?

- Нет, - хохотнул подобревший Михаил Венедиктович. - Но я лично очень верю в наше Назарьино! Это не красные словца, нет! Дай только, Санька, время, и у нас вырастут великие поэты и художники!..

И оба Дерибасова погрузились в свои мысли.

- Что это?! - изумился молоденький ефрейтор на посту ГАИ у въезда в Ташлореченск.

- С ВАЗа перегоняют. Вишь, блестят, - объяснил старшина. - Железная дорога, видать, не справляется. Когда последняя пара «Жигулей» - перламутровые и шоколадные - проскочили пост ГАИ, Дерибасов уже приближался к центру Ташлореченска. Он свернул на тихую улочку, ведущую к городской милиции, и она перестала быть тихой. Тихон Назаров остановился и забибикал. Тут же две сотни клаксонов «вишневых» слились в едином реве, поддерживая флагмана.

Дерибасов, как ошпаренный, выскочил из своей черной кастрюли. Затем нырнул обратно и, появившись с мегафоном, попытался перекрыть вой одуревших от безнаказанности уже пяти сотен механических глоток:

- М-а-а-алча-а-ать!!!

Но Тихон только постучал пальцем по лбу и что-то крикнул.

- Тихо!!! Здесь роддом!!! - взревел Дерибасов, срывая железные связки пустившего петуха мегафона.

Вой стал отступать и, наконец, юркнул в клаксон перламутровых «Жигулей» в нескольких кварталах от Дерибасова.

- Мишка! Давай, вертайся! - мощный рык Тихона преодолел сотню метров. - Милиция туда, в другую сторону! Я помню!

Дерибасов, ощущавший себя почти городским и знавший о милиции не понаслышке, возмутился:

- Твою память я видел в гробу в белых тапочках! У него, понимаешь, память! А у меня что?!

- А у тебя вся память в язык ушла! Язык длинный, а память короткая! - рассердился Тихон. - Память ему моя не понравилась!.. Вертайся назад, а то хуже будет!

- У тебя сомнительная память, - пытался вразумить Дерибасов. - А у меня твердые знания! А знания - сила, слышал?!

- Кому стоим? - выкрикнул из девятого ряда Витька Гуров.

- Опять Мишка! - огрызнулся Тихон. - Баламут чертов. Ни ума, ни памяти! А гонора...

- Че там, Витька?! - кричали уже из-за поворота. - Приехали, что ль?

- Да у Мишки что-то с памятью...

- С памятью что-то, - покатилось дальше.

- Память...

- Память...

- Память...

- Что там стряслось? - недовольно спросил водитель КрАЗа у шоколадных «Жигулей»,

- Память, - по-назарьински солидно объяснил бухгалтер Андрей Осинов, присоединившийся к колонне главным образом, чтобы навестить учившуюся в университете дочь Зою.

- Я думал, хоть у нас этой сволочи нет. Откуда только повылазили?! - водитель затейливо выругался.

- Это кто же здесь сволочь?! - обидевшись за назарьинцев, медленно спросил не похожий на бухгалтера могучий Андрей Осинов.

- Брось, Петр! С этими лучше не связываться, - одернул водителя сидевший с ним в кабине прораб. - Разгромят машину, будешь собирать до конца квартала.

Примерно такие же разговоры случились почти на всех запруженных блестящими «Жигулями» перекрестках. И тут же от центральной улицы по ответвляющимся зажурчали ручейки слухов.

Ближе к центру говорили о героическом молодом усатом милиционере в штатском, который один задержал целую летящую на демонстрацию колонну. Обогнал их на черной «Волге» и резанул в мегафон: «Я вас всех сфотографировал! Всех теперь знаю, а знание - сила!»

В ответственных же кругах циркулировала следующая информация: утром, с севера, организованно въехали в город на «Жигулях» в сопровождении милицейской «Волги» неизвестного происхождения несколько сотен боевиков общества «Память». Кургузость информации порождала парализующие сомнения. Неясно было, кто и на каком уровне выделил сопровождение и тем самым санкционировал демонстрацию. Каковы требования общества «Память», и что они собираются громить в первую очередь? По кабинетам прошелестел слушок, что все идет в плановом порядке - будут громить зарвавшихся «перестроечников» из народного фронта.

Тем временем назарьинцы разобрались, что Мишель перепутал городскую милицию с областной. Наличие подобных нюансов привело к выводу о раздробленности власти в Ташлореченске. Общими усилиями припомнили, что, кроме милиции, существуют еще и другие учреждения, с не до конца ясными функциями.

Короче, Тихон Назаров повел «вишневых» к областному УВД, Федор Назаров повернул «желтых» к областной прокуратуре, «белые» покатили за дедом Степаном в Дом правосудия, а краевед-любитель Осип Осинов погнал «разноцветных» к зданью тюрьмы, представлявшему, помимо прочего, большой исторический интерес.

* * *

Владимир Викторович Ивлев и одних штанах сидел у пыльного окошка на лучших в камере нарах, глядел на небезызвестную пронзительно-желтую бочку с квасом и мыслил. При всех раскладах выходила вышка: две старые судимости, организация вооруженной банды, один подстреленный мент уже кончился, да и второй за ним мылится. Тут уж никакое чистосердечное не прокапает. Жену жалко. Скоро тридцать, как сошлись, а вместе - и пяти лет не наберется. А не скурвилась - ждала. Дочкам образование дала. И их, конечно, жалко, а больше всего внучку. Безотцовщина, а теперь и деда не будет. Так толком и не обеспечил. Теперь еще и конфискация, За Мурым, правда, должок немалый. Но он же, падла, теперь не отдаст. Надо бы прямо сейчас к нему за капустой слать... Да разве передашь... Свиданку бы... Да пока дадут, в Ростове уже прочухают, что Ивлеву хана...

Жара прибывала. По коже сочился пот. Ивлев проследил как капля стекла по щеке вытатуированной красотки с рыбьим хвостом. На животе остался грязный подтек. К 30 годам своей накожной жизни русалка расплылась, обрюзгла и стала похожа на продавщицу кваса.

Загремела дверь:

- Ивлев! На выход.

- ...Вот ты и упустил свой шанс, Ивлев, - посочувствовал Павел Константинович. - Другие нам Матвея Дерибасова отдали... Ладно, кури. Сейчас опознавать будешь, но это уже формальности.

- Не буду, - лениво сказал Ивлев. - Неохота. Мне теперь о душе думать надо.

- О душе тебе думать поздно, - объяснил Павел Константинович.

- Плевать. Только опознавать не стану. Я повернул глаза зрачками в душу.

- Это как? - хмыкнул Павел Константинович.

- Так мой лагерный кореш говорил. Когда перед ним была противная ему морда. Тонкий был человек - стихи писал, деньги рисовал.

- Да ладно тебе. Все равно его с поличным взяли. Не ломайся. Я передачу разрешу.

- За женой я соскучился, - задумчиво процедил Ивлев. - Свидание дашь?

- Черт с тобой, - махнул рукой Павел Константинович. - Я сегодня добрый...

Кроме почерневшего Елисеича, в комнату ввели еще четырех. В двух по хозяйски-спокойным манерам, выправке и стрижкам рецидивист угадал «граждан начальников». Третий был азиат, и Матвеем Дерибасовым оказаться никак не мог. У четвертого были руки бухгалтера.

- Гражданин Ивлев, знаком вам кто-нибудь из этих людей?

- Ну, - буркнул Ивлев, косясь в сторону. - Вот тот самый здоровый. Ну второй слева. Он мне пушки делал.

- Ты чего, сказился?! - заревел Елисеич. - Отродясь пушек не делал! И тебя первый раз вижу! А танки я тебе не делал?!

Потрясенный Елисеич переводил гневный недоумевающий взгляд со следователя на рецидивиста.

- Да ладно, Матвей, - сплюнул Ивлев, входя во вкус подлости. - Нам-то с тобой чего упираться? Все одно - хана. Так что давай, Мотя, поворачивай глаза зрачками в душу...

- Ишь ты, сукин кот, - изумился Елисеич. - И имя мое знает! - старик даже возмущаться перестал, увлекшись поиском разгадки - как ни крути, выходило, что и дурной человек может быть провидцем.

Назарьинцы, несмотря на повальное здравомыслие, в ясновидение верили. Сам Назарий, по преданиям, едва освоив грамоту, начал читать мысли, причем не только у людей, но и у коров. Свойство это через старшую дочь Ангелину перешло к Скуратовым и таилось в их генах, проявляясь раз в несколько поколений, причем у самых морально чистых, непримиримых, бескомпромиссных и беззаветных особей. На веку Елисеича мысли читала только Марфа Скуратова, во всяком случае у Моти Дерибасова она их считывала саженей с десяти...

Глава 13. Сексуально расторможенный

...Брошенный армией и даже адъютантом, Мишель включил «мигалку» и, наслаждаясь щекочущим холодком страха, поехал на красный свет. Кроме правил дорожного движения, нарушил он и строгий наказ назарьинцев ехать к Дуне и ждать над собой суда. Но иметь собственную «мигалку» и не покуражиться - было свыше дерибасовских сил, и Мишель въехал в ворота рынка.

По широкому центральному проходу он подкатил к сиротливо стоящим у безлюдного прилавка дачникам, удовлетворенно отметил, что после группового отравления Арбатовых шампиньоны дедов не берут даже по цене картошки, немного «помигал» и только после этого вышел сам.

- А я за вами, - сурово сказал он. - Руки за спину и по одному в машину. А то там вас Елисеич заждался. Во-первых, статья номер... х-ха, ну, клевета. Слыхали? Но это вам так, на закуску. На адаптацию к тюряге. На первые год-полтора.

Дачники испуганно застыли. Дерибасов выдержал эффектную паузу и начал обидно ржать. Поначалу смех был немного неестественным, но потом Мишель вошел во вкус, у него отлегло от сердца, и даже на глазах выступили слезы.

Тем временем юрист, отметив, что в машине никого нет, незаметно исчез.

Дерибасов с большим удовольствием досмеялся и, прежде чем красиво уехать, включив «мигалку», поведал начальнику и шоферу, что четверо из отравленных ими людей скончались, в том числе трое - это двое детей и одна беременная женщина.

К Мишелю потянулись рыночные старушки.

- Да! - довольно сказал Дерибасов. - Но это еще не все! Пятнадцать человек уже признаны врачебной комиссией абсолютно негодными к дальнейшей жизни, и трое из них в эти минуты агонизируют со страшной силой! Целый полк добровольцев из числа военнослужащих безвозмездно и бесперебойно отдает кровь жертвам массового грибного отравления. Но, как сказал вызванный по такому случаю из Одессы крупный профессор: «Если это, что ждет тех, кто выздоровеет, вы называете жизнью, то тогда - да, два-три человека будут немножко жить». Это сказало одесское светило нашему главному хирургу. И знаете, что сказал главный хирург, поигрывая скальпелем, пока медсестра вытирала ему слезы тампоном? Он сказал: «Хотел бы я видеть на этом операционном столе того, кто продает такие грибы!»

Ох, не к добру занесло Мишеля в медицинский антураж! Может, и в Дерибасове ненадолго очнулся от спячки таинственный назарьев ген? Недолго еще изгалялся Мишель над сединами дачников.

В проход, распугивая домохозяек, влетел белый «рафик». Щуплый фельдшер и решительный врач пошли на Мишеля. И душа его затосковала.

- Вольно, ребята! - разрешил озирающийся Мишель. - Я капитан госбезопасности! Расследую дело о массовом отравлении. А вот мой служебный автомобиль! - Дерибасов замолчал, почувствовав, что, натягивая капитанский мундир, попал обеими ногами в одну штанину.

- Конечно, товарищ капитан, - заискивающе улыбнулся врач. - Нас как раз прислали за вами по этому делу. Там случай особо злостного отравления... Садитесь!

- Где ж вы вчера были? - пугаясь повисшей над ним паузы, потерянно сказал Дерибасов. - Вчера здесь отравленных много было. Ползали, как мухи, в проходах...

- Извините, - сказал врач, - вчера бензина не было.

- Только я на своей поеду, - строго сказал Дерибасов (мундир не только не надевался, но уже и не снимался). - Я служебную машину оставить не имею права. Там подслушивающее устройство и засекреченные материалы... И здесь тоже! - он постучал по плейеру.

- А мы ее запрем! - объяснил врач. - Вы же дороги не знаете. Наш шеф так и сказал: капитану Дерибасову приказываю машину запереть и поехать с медицинскими работниками...

Так завершилась психическая атака Михаила Дерибасова на дачников. Мишель уехал с рынка почти как и предполагал - с включенной «мигалкой». И даже с включенной сиреной.

За отраженной психической атакой последовала психиатрическая контратака. В приемном покое, криво обложенном третьесортным кафелем на манер общественного туалета, Дерибасова усадили перед настороженным трепетным созданием в белом халате. Алина Ершова была вся погружена в густой ужас первого дежурства.

Дерибасов не любил насилия, но уважал силу. Мастак поднимать с земли на полном скаку что плохо лежит, он не понимал, как можно идти на танки в конном строю. И когда колесница судьбы залязгала гусеницами, Мишель спешился, юркнул в окопчик и постарался обрести спокойствие снайпера: на первые формальные вопросы отвечал по-военному четко, стремясь казаться даже нормальнее, чем есть на самом деле. И не острил до того самого момента, пока не вгляделся в испуганные, доверчиво распахнутые медовые глазки, пока не заметил в проеме стола трогательно стиснутые тоненькие щиколотки.

Убедившись, что Дерибасов кидаться на нее не собирается, Алина слегка успокоилась и решила перейти на неофициальное общение, в котором пока еще было больше фальши, чем неформальности.

- Так все-таки, Михаил Венедиктович, что случилось? Никак не пойму - почему вы к нам попали?!

Неискушенный в психиатрии, Дерибасов фальши не заметил. Дуло, задержав на нем свой черный зрак, двинулось дальше. И Мишель тоже почувствовал себя в безопасности и тоже решил перейти на неформальное общение, в котором было больше развязности, чем неформальности:

- Чтобы пригласить вас сегодня в «Ночное», - шепнул Мишель и вручил визитную карточку.

- Ну-у-у, - укоризненно протянула Алевтина. - А вдруг вы там вытащите топор и начнете бегать по ресторану? Ну, как на днях по рынку, помните?

- Х-ха! - сказал реанимированный Дерибасов. - Лично я считаю, что кляузников надо убивать. А вы? Кстати, девушка, отметьте там у себя, что по рынку я бегал с топором на фоне полного психического и морального здоровья!

- Я не девушка, а доктор! - отрезала Алина и покраснела.

Дерибасов уже собрался пустить прямиком в лузу очередную напрашивающуюся пошлость, но спохватился и сделал вид, что не заметил «подставки».

- На вас когда-нибудь писали кляузы?! - спросил вместо этого посуровевший Дерибасов. - Массовыми тиражами?! Вот я на вас напишу, тогда посмотрим. Может, вы меня маникюрными ножницами резать придете! - он хихикнул.

Человек - не кошка. Он не умеет втягивать ногти. Поэтому Алине пришлось прятать броский маникюр под стол.

- А зачем вы оборудовали машину «мигалкой»? - Алина решила умерить диагностическое рвение и не волновать больного разговорами о колюще-режущих предметах.

- Это не я, - объяснил Дерибасов. - Это всем селом. Дело в том, что я сегодня утром возглавлял моторизованную колонну из пяти сотен «Жигулей». Представляете?! Сначала двести, и все вишневые! Потом желтых штук сто...

- А вот скажите, Михаил Венедиктович, - проворковала Алина, боясь спугнуть дерибасовское откровение. - Это все вы видели наяву, или, так сказать, мысленным взором?

- Чего? - спросил Дерибасов.

- Ну, что это было как в жизни или как на сцене? Или еще как-то?

- Это было как в кино! - гордо ответил Дерибасов. - Грандиозное зрелище! Без ложной скромности.

- Ну, скромность, - с горечью сказала Алина, - это нынче не модно. А вот признайтесь, Михаил Венедиктович, вы любите быть на виду? Чтобы все обращали на вас внимание?

- Кто ж этого не любит?! - удивился Дерибасов.

- Так вы ради этого изображали на рынке то капитана, то режиссера, снимающего кино?

Дерибасов возмутился:

- Что я - дурак?! А кто вам это сказал?!

- Ну что вы! - испугалась Алина, и пресловутая профессиональная улыбка снова попыталась непрофессионально улизнуть с лица. Мышечным усилием Алина водворила ее на место. - Будь вы дурак, я бы с вами так не разговаривала!

Дерибасов успокоился:

- Ладно. Я догадываюсь, кто. Просто я не люблю, когда меня считают шутом. Капитаном КГБ, скажу честно, врачей хотел напугать, чтобы они не приставали... А кино делал ради коммерческого успеха...

- Ну и как? Достигли вы своего коммерческого успеха?

- А! - махнул рукой Дерибасов. - Куда там! Французы все грибы растащили. Такой, знаете, народ...

- Минуточку! - попросила не успевавшая записывать Алина и утвердительно спросила:

- Съемки были во Франции?

Дерибасов принужденно рассмеялся и съежился:

- Съемки были на рынке. Вроде как скрытой камерой.

- Так съемки были?!

- Съемок не было, - объяснил Дерибасов, цепляясь за обломки спокойствия. - Но я сделал так, что все думали, что съемки есть!

- Вы умеете передавать мысли другим людям?! - обрадовалась Алина. - Вы обладаете силой внушения?

- Я обладаю силой воображения! - отрезал Дерибасов.

- А на вас никто мысленно не действует?!

Дерибасов чувствовал себя человеком, обнаружившим в собственном старом портфеле двойное дно. С детства привычные слова и фразы приобретали в этих стенах неясный подтекст, который, однако, девушка-доктор легко считывала. Все это начинало казаться небезобидным.

- А мысли читать вы не умеете? - затаила дыхание Алина.

- Нет, - сказал Дерибасов. - Что вы! Я - нет. А вот предок у меня был, тот запросто. Причем, говорят, не только у людей, но и у коров... Нет, вы не думайте, это все село так говорит...

- Да, да, - подхватила Алина. - Это очень хорошо, что вы вспомнили о родственниках. А никто у вас в роду в психиатрической больнице не лечился?

- Нет, - твердо сказал Дерибасов. - Ни в роду, ни в селе.

- А как у вас складываются отношения с односельчанами?

- Да так... - помялся Дерибасов. - В общем, честно говоря, неважно.

- А что ж так? Вы такой приятный человек...

- Не вписываюсь я, - махнул рукой Дерибасов.

- Это в смысле, у вас отмечаются странности в поведении?

- Это в смысле, у них отмечаются странности в поведении!.. Ну что вы на меня так смотрите! Меня, если хотите знать, этой ночью чуть не линчевали!

- Как это?!

- А так! Пришли ночью с факелами, окружили портик...

- Портик?!

- Ну, это такая штука с колоннами. Я ее во дворе построил и там спал.

Алина долго молчала, «привязывая» античный портик к покосившемуся бабушкиному плетню. Наконец, она решительно что-то записала и поинтересовалась:

- За что же это они вас так, Михаил Венедиктович?

- Да ладно, - отмахнулся Дерибасов. - Все это - наши дела, вам этого не объяснишь.

- Ну почему же, у меня бабка в селе. Давайте попробуем.

- Ну, в общем, им кто-то внушил, что я сослал всех Арбатовых в Казахстан. И компаньона своего, Елисеича, в придачу в тюрьму засадил.

- Так они что, вас преследуют?

- Да они - что! - делился невыплаканной обидой Дерибасов. - Вот деды-дачники, те прямо обложили! Они же и «скорую» заставили приехать... Да ладно, ну их всех к черту!.. Все это чушь! Давайте лучше сегодня вечером сходим с вами в кино?

- Спасибо, я подумаю. А вы меня, случайно, не на свой фильм приглашаете?

- Нет, - приобиделся Дерибасов. - На чужой. Кстати, а вы никогда не были в Одессе? Нет? Вы много потеряли. Знаете, я ведь в селе живу временно... - но тут Дерибасов осекся. Ибо в результате непроизвольного наблюдения за водящей ручкой рукой перевернутые буквы вдруг выстроились в короткое последнее предложение: «Словоохотлив, сексуально расторможен». - Это я-то?! - не поверил Дерибасов. - Я сексуально расторможен?!!! Да я тебя хоть пальцем тронул?!!!!!!!!

Алина белой мышью вышмыгнула из кабинетика. А вместо нее явился бравый санитар...

...В наблюдательной палате было человек тридцать. Дверь отсутствовала. В дверном проеме осуществляла наблюдение ветхая глуховатая нянечка.

Контуженного залпом судьбы Дерибасова определили на ложе из двух составленных коек. Он разделил его с обритым, счастливо улыбающимся человеком. В сочетании с огромными оттопыренными ушами улыбка придавала обритому слегка инопланетный вид.

От запаха мутило, но форточки зарешеченных окон были закрыты. Дерибасов дышал ртом. Он потерпел крушение! Его вышвырнуло на варварский берег, и приходилось как-то строить свои отношения с туземцами.

Дерибасов решил затаиться и оглядеться. Но «Камчатка» наблюдательной уже сосредоточила на нем свое внимание и оценивала Дерибасова нехорошими уверенными взглядами армейских дедов.

- Слушай! - пихнул Дерибасова ушастик. - Дать брачную газету?

Дерибасов цапнул замусоленную газету и воздвиг стенку между собой и камчаткой. На сгибах в «стенке» светились «амбразуры».

- Да нет, - изволновался Ушастик. - Не туда ты смотришь! Это на этой стороне. Видишь? Нет, сначала вот эту смотри. Правда, красивая. Брюнетка, 26 лет и теннисом увлекается. Только ты ей не пиши, у нас тут уже многие ей написали. Я сам ей написал. У тебя конверт есть? Хочу еще вот этой написать. Правда, это будет не по-товарищески - она уже одному нашему ответила. А мне уже две ответили - вот эта и вот эта. Ты бы какую выбрал?

- Что, прямо на дурдом ответили? - восхитился Дерибасов, узнав, что и на этом дне встречаются подводные жизненные течения. - Во дают!

Ушастик захихикал:

- А мы обратный адрес знаешь как пишем? Улицу и номер дома правильно, а потом, - «пятое м. оА они думают, что это не мужское отделение, а мужское общежитие...

Дерибасов представил и прыснул.

- А ни одна не приезжала?

Ушастик приподнялся на локте.

- Ни одна! Мы сами к ним ездим, как созреют. Называется путешествие по бабам, - локоть подломился от счастливого смеха, и Ушастик пал навзничь.

Дерибасов уже успел просмотреть все объявления, когда Ушастик перестал пускать пузыри веселья и продолжил, указав на «Камчатку»:

- Вон, Витька. Его только вчера отловили. Пять баб объехал. «От Москвы, до самых до окраин!» И всюду - харчи, бутылочка, чистая постель, сначала любовь, а потом деньги на обратную дорогу - лишь бы уехал. А он на те деньги - к следующей! Понял? Кайф!..

Дерибасову такой вид туризма понравился, но из пессимизма не вывел:

- Все равно в дурдом возвращаться.

- А я не вернусь! - мечтательно сказал Ушастик. - Борька же не вернулся! А я красивее.

Дерибасов попытался представить Борьку.

- Что, все не найдут?

- А чего его искать? Он в трех остановках отсюда живет. Вышел за ворота и женился. Мы с ним были на принудке. Врачи нам говорят: «Не к кому вас выписывать. Ищите опекунов, тогда выпишем». Борька взял и нашел. И я найду. А могу и не ехать. Меня тут сестра-хозяйка просватала. Так и сказала: «Ты мужик одинокий, болезнь у тебя не опасная, а у меня кума». Как раз в доме напротив, понял? Вон, из окна видно. Обещала в воскресенье к ней сводить. Евдокией Михайловной зовут, правда красиво? А я - Михаил Евдокимович. Здорово стыканулось? А захочу - сам к ней сбегу.

- А как отсюда сбегают? - Дерибасов затаил дыхание.

- Да способов-то много... Можно завоевать доверие, чтоб тебя одного пускали. Но это долго. Можно из трудмастерских, но меня на работу не пускают. «Уйдешь», - говорят. Можно по простыням, но это надо решетку отгибать, и на шухере чтоб кто-то был. Хлопотно. А можно гипнозом. Но у меня пока не получается.

Дерибасов отвернулся. Здоровенный детина в кальсонах без пуговиц подступал к нему. Войдя в устье узкого межкроватного прохода, он медленно придвинул к лицу содрогнувшегося Дерибасова кулак, на тыльной стороне которого среди рыжих волос запеклась ссадина, и прохныкал:

- Вава болит!

- Б-болит? - тупо сказал Дерибасов.

- И здесь вава, - показал детина на нижнюю губу. - Коля упал.

- Пошел вон, дурак!!! - затрясся Дерибасов.

- Нельзя! - обиделся Коля. - Нельзя Колю обижать! Коля хороший! - он всхлипнул, затем вытер слезы и двинул Дерибасова в скулу.

Дерибасов улетел на кровать Ушастика.

- Коля хороший! - проканючил Коля и ушел на свою койку.

- Ты что же это, Коленька, делаешь?! - прошамкала нянечка и прошаркала к его кровати. - Ты зачем дерешься?! Ну-ка, ложись теперь, я тебя привяжу.

- Коля больше не будет! - испугался детина. - Привязывать не надо.

- Ложись, ложись, - приказала нянечка.

Старушка неторопливо распяла Колю и пошла умывать руки. С «Камчатки» к Дерибасову направился тощий, взъерошенный уполномоченный:

- Понравилось по репе получать? - вполне дружелюбно поинтересовался он.

Поняв, что с психически больными общаться не умеет, Дерибасов решил промолчать.

- Ну ты, тебе что прописали? - спросил уполномоченный, слегка извиваясь.

Дерибасов молча пожал плечами,

Уполномоченный не отставал:

- Короче, что за диагноз?! Ну?!

- Дай ему в торец, - присоветовали с «Камчатки». - Чтоб затарахтел.

- Да не знаю я диагноза! - заторопился Дерибасов. Уполномоченный постучал ребром ладони по спинке кровати.

- Сексуально расторможенный я, - Дерибасов прикрылся фразой, как рукой.

«Камчатка» одобрительно заржала. Ушастик восторженно забил кулаками по подушке и закашлялся от пыли.

- Короче, - продолжил уполномоченный, - ты здоровый мужик, травиться колесами тебе нельзя. Врачу скажи, что не спишь и про скованность что-нибудь. Язык высунь, слюни пусти, понял? И руками вот так тряси. А все «колеса» отдашь мне, понял?

- И что я за это буду иметь? - оживился Дерибасов, ощутив под ногами еще зыбкую, но уже почву товарных отношений.

- Зубов побольше.

- Одна таблетка - одна сигарета, - неизвестно зачем потребовал бросивший курить Дерибасов.

- Ну ты, сексуально потревоженный, - завел уполномоченный. - Фильтруй базар. - И сообщил «Камчатке» афоризм: - Нет машины, так хоть колеса снять.

От буквально понятых слов Дерибасов пришел в сильное волнение.

- О, черт! - взревел он и вылетел из наблюдательной. - Где?! - подступил он к возвращавшейся нянечке. - Где тут телефон?!

- Иди, иди в палату, сынок, - пробормотала нянечка.

- Заведующий! Где заведующий! Ведите меня к заведующему! - вопил Дерибасов, сообразивший, что начальника без телефона, как дыма без огня, не бывает.

На заклинания Дерибасова из-за угла материализовался моложавый и кудреватый брюнет, глядевший косо и ходящий боком. Хромым вороном подошел он к Дерибасову и, повертев втянутой в плечи головой, ласково сказал нянечке:

- Если вам стало трудно справляться с работой, то я вас здесь не удерживаю. Чей больной? Чем недоволен?

- Вы всем этим заведуете?! - наседал Дерибасов.

- Я, - кивнул брюнет. - Ты когда поступил?..

- Идемте к вам в кабинет! - потребовал Дерибасов. - У меня не коридорный разговор! Идемте!!!

- Ну, идем, - не без колебаний согласился заведующий.

За ними увязался уполномоченный. Пока заведующий выставлял его из кабинета, Дерибасов успел набрать 02 и выдохнул:

- Алло! У меня на рынке осталась «Волга» 21-66. Отбуксируйте ее на стоянку! Вы мне еще «Запорожец» туда оттаскивали! Когда я в тюрьме сидел... Пустите меня! Дайте договорить... Машину же разденут! Колеса снимут!.. - но тут у Дерибасова окончательно забрали трубку.

- Алло, - сказал заведующий. - С кем я говорю? Вам звонят из психиатрической больницы. Это с вами только что говорил больной. По недосмотру воспользовался телефоном... Что? Машина на рынке? - заведующий оценивающе осмотрел Дерибасова. - Нет, не думаю... Вообще-то они у нас машиной шприц называют... Но если считаете нужным - проверьте. Нет, этих сведений у нас нет, больной первичный. Да, поступил сегодня. До свидания. Да, да, пятое мужское. Если что - конечно, звоните...

...На всякий случай Дерибасова подвязали. Правда, слегка, одни руки. А на его настоятельные вопли: «За что?!!!», объяснили, что он перевозбужден. Уже минут через десять Дерибасову стало очень неудобно лежать на спине. Больше всего хотелось лечь на бок, принять позу эмбриона и отгородиться одеялом от сумасшедшего дома. Потом, как и следовало ожидать, зачесался нос.

- Эй, - сказал Дерибасов Ушастику, - почеши нос.

Ушастик энергично зачесал дерибасовский нос, но все это было вокруг да около неуловимой зудящей точки. Рука Ушастика пахла рыбой, под ногтями чернели толстенькие скобки грязи.

- Хватит, - сказал Дерибасов. - На маленьком носу не нашел... А если бы у меня спина чесалась? - И он стал извиваться, стараясь почесать нос о подушку.

Со стороны это выглядело жутко.

Но страдающий Дерибасов не подозревал, что его социальный статус уже подскочил на несколько пунктов.

- Коленкой почеши, - снизошел с «Камчатки» Толя Куцый - кошмар медперсонала, в «Адидасе» среди застиранных прачечной пижам. - Где грелся?

- А что? - ответил Мишель, как истинный одессит.

- Радуйся, что сульфазином не вмазали. Ломало бы, как меня... У тебя ничего нет?

- Здесь? - сказал Дерибасов на всякий случай, не вполне понимая, о чем речь.

- А где? - нетерпеливо спросил Куцый. - Есть вариант доставить.

- В Назарьино, - туманил Дерибасов, убежденный, что в Назарьино все есть.

- Далеко... - расстроился Куцый. - Поле сеял, что ли? И все трава?

- Ну зачем же все? - Мишелю стало обидно, что его держат за идиота, сеющего траву. - И цветы...

- На виду?!

- Ничего не на виду, - втянулся в игру Дерибасов. - Оранжерея, понял? Под полиэтиленом. На въезде египетская пирамида. Вот.

- Монтана! - выдохнул восхищенный Толик. - И что, не замели? Или за это грелся?

- За хату, - вздохнул Дерибасов. - Оказалась на сигнализации.

- И правильно. Чем по хатам шарить, лучше молочко доить, - глаза Куцего залоснились. - «Волга» с цветов? Быстро сделал?

Подозрения о предмете разговора перешли у Дерибасова в уверенность. У ног его сидел настоящий наркоман! И как быть дальше, зафиксированный Дерибасов не знал. Не приходилось Михаилу Венедиктовичу иметь дела с наркоманами. И зря назарьинцы считают, что в их селе есть все. Может, раньше так оно и было, а теперь нет. Правда, был один случай в селе... Но назарьинцы вспоминать о нем не любят, а когда их спрашивают- молчат, словно сговорились. Наверное, и правда сговорились.

Могут ли жгуты на руках ограничить жажду нового? Можно ли, прикрепив человека, как бабочку в коллекции, удержать полет его фантазии?

- Х-ха! Молоко! - оживился Дерибасов, жестикулируя одними пальцами. - На прошлой неделе я кайфового молочка надоил. Целое ведро!

- Какое ведро!? - возмутился Куцый. Ему было обидно чувствовать себя дураком, чуть не поверившим этому фрайеру. - Не мети пургу! А цистерну ты не надаивал?

Дерибасов захихикал, а Ушастик энергично поддержал его.

- Не перебивай! - потребовал Мишель. - Я же говорю: в Назарьино коровы слишком самостоятельные, пасутся сами. И корова прободала полиэтилен, влезла, стерва, в оранжерею и мака нажралась. Вот такое вымя! - Мишель вытянул носочек и очертил в воздухе вымя. - Я ее за хвост, а она не тащится...

- Столько сожрала и не тащится?! - усомнившийся было Куцый опять хватал слова Мишеля на лету, как голодная собака мясо.

- В смысле уперлась, - прояснил Мишель двусмысленность. - А так балдела по полной программе - глаза, понимаешь, закатила, слюни текут, мычит проникновенно и мордой тычется.

- Кайф! - простонал Куцый. - Ну, а дальше?!

- А дальше вообще всеобщий кайф! Сдоил я с нее ведро, опрокинул стаканчик и заторчал.

- Ну и какой от такого молока кайф? - выспрашивал Куцый.

- Высший! - объяснил Мишель. - Лошадиный! На сутки хватает.

- Да ну?!

- А то? Бабам - тем на двое... И так мне хорошо стало, что я все остальное молоко безвозмездно сдал в районную больницу...

Куцый взвыл:

- В дурдом надо было! Все ж наши здесь! Э-эх!.. Так все и сдал? А ломало как? Меня на днях кореш проведал, говорит, начали из шампиньонов добывать. Кайф вроде нормальный, но потом так ломает, что...

- Дурак твой кореш! - заорал Мишель. - Дурак и сволочь!

- Не ори! - шикнул Куцый. - Аминазином вмажут. И будешь петь: «Меня на бабу и домкратом не поднять...»

Цитата из отобранного плейера привела Дерибасова в глубокое уныние, он отвернул голову от Куцего и решил совместить бегство от действительности с ликвидацией хронического недосыпа.

Поняв, что аудиенция окончена, Куцый удалился делить с «Камчаткой» молоко недоенной маковой коровы.

Но с койки напротив Дерибасова уже пронизывал неподвижный взгляд.

- Ты чего? - не выдержал Дерибасов.

Ответ затянулся до обеда. Дерибасову прочли лекцию, в которой вульгаризированная индийская философия и ультраортодоксальная современная парапсихология переплелись, как две цепочки ДНК. Учение позволяло и обязывало исцелять, читать мысли, бороться за мир, самосовершенствоваться и стремиться к гармонии.

Сначала Дерибасов страдал молча, потом протестовал, потом удивился, что уже примерно догадывается о значении слов левитация, медитация, сублимитация и даже отчетливо осознает, что махатма - это не просто там гуру. Жажда нового разогнала сон, и мозг накинулся на дармовую информацию. К обеду Дерибасов уже задавал уточняющие вопросы, понимающе кивал на невразумительные ответы и один раз даже попытался продискутировать в рамках глобальной теории по частному вопросу.

Обед поставил Дерибасова на место. Подсевший к ним с Гуру Коля пускал борщевые слюни и лез к Дерибасову в тарелку за понравившимся куском. Дерибасов не выдержал и, ни на что не надеясь, заорал:

- Уберите его отсюда!!!

Тут же возникли Куцый с Уполномоченным и, преданно глядя на Дерибасова, исполнили приказание. Когда они после этого подсели к Дерибасову, испепеляя гуру ревнивыми взглядами, из далекого центра города донесся могучий вой пятисот назарьинских клаксонов. Тоска Дерибасова стала волчьей.

- Война, что ли? - предположил Уполномоченный.

- Откуда? - отмахнулся Куцый. - Таксиста хоронят... Давай, работай веслами...

А Дерибасов страдал от очевидности того, что никогда назарьинцы не двинутся всем миром спасать его из психушки, тюрьмы или иного социального бедствия...

Но не одному Михаилу Дерибасову выпал тяжелый день. Многим ташлореченским начальникам в этот день их кресла казались катапультами. Особенно после того, как патрульный вертолет ГАИ засек и передал, что после короткого совещания механизированная колонна разбилась на четыре подразделения, двинувшиеся в стороны телецентра, вокзала, университетского городка и телефонной станции.

Если тюремные ворота оказались непроницаемыми не только изнутри, но и снаружи, то прочие «цели» были достигнуты. Хотя что назвать достижением цели? Ну, блокировали назарьинцы работу прокуратуры, милиции и юстиции - ни подъехать, ни уехать. Ну, разбрелись и циркулировали по учреждениям, меняя друг друга в разных кабинетах и задавая одни и те же вопросы: «Где Матвей Елисеич Дерибасов? Кто его засадил? И кто здесь командует выпусканием на свободу?» Ну, поразили всех обилием крупных напористых людей с одинаковыми фамилиями. А толку-то? Даже до Павла Константиновича не добрались.

То ли дело «разноцветные»! Цыкнули на заоравшего: «Даешь Бастилию!!!» Саньку Дерибасова и собрались вокруг Осипа Осинова - послушать лекцию об истории Ташлореченской крепости.

Ощутив приближение своего звездного часа, Осип Осинов взгромоздился на бочку с квасом и полчаса громко и вдохновенно, апеллируя к слушателям голосом и жестами, на грани перегорания от эмоционального накала, исполнял вариации на исторические темы.

Но так уж устроены назарьинские умы - они и найденный на дороге гвоздь, и случайную информацию - все пытаются пустить в дело. Поэтому первый же вопрос к Осипу был ясен: «А сбегал ли кто отсюда? И как?»

Гарцевавший на любимом коньке вспотевший Осип дал ему шенкеля, и тот взвился на дыбы, застыв на бочке с квасом, ну прямо как медный собрат с Сенатской. И Осип перешел свой Рубикон - решился все-таки сообщить землякам о великом и страшном открытии. Пусть даже линчуют его вместо Мишки Дерибасова, но Осиновым ли, чьи предки во имя истины на кол шли, бояться пострадать за правду?!

- Было! Всего один раз! - напряженно звенел голос Осипа. - Я в архиве нашел! И случилось это, заметьте как раз в год основания нашего села. В ночь перед казнью сбежал отсюда Назар Кистень, отъявленный душегуб, зарубивший топором жену, тещу и городового! Сбежал и пропал неведомо куда! Это им тогда было неведомо. Но мы, оглядываясь назад, в историческую ретроспективу, можем умозаключить, что он-то, к сожалению, и стал нашим легендарным предком! Нравится нам это или нет.

Мало сказать, что назарьинцам это не понравилось. Волна народного гнева поднялась и, дергая Осипа за штанины, едва не смыла его с бочки.

- Ишь ты! - кричали ему.

- Предатель!

- Крыса архивная!

Осип лягался так, словно имел не меньше трех пар ног, что понятно, если вспомнить о его норовистом любимом коньке.

И тут начальник тюрьмы, наблюдавший из кокетливо зарешеченного окна своего кабинета за всем этим безобразием, смял почти полную пачку сигарет: из перламутровых «Жигулей» с дымчатыми стеклами вылез поп и полез на бочку. Сто глоток одобрительно заревели.

- Отставить! - перекрыл их могучий, но мягкий бас воздевшего длань отца Василия. - Успокойтесь, православные! Не ведете вы род от убийцы! Ведь не Назар имя предка вашего, а Назарий!

Начальник напряженно вслушивался, надеясь, что хоть сейчас мощный голос оратора позволит ему услышать что надо, чтобы сообщить куда следует. Поначалу мешал шум, но когда назарьинцы притихли, в открытую форточку донеслось:

- ...и в том же году этот Назарий был исключен из семинарии за ересь. Он пытался проповедовать по селам, но отовсюду его изгоняли, и тогда он организовал свое поселение, где установил законы по своему разумению. Дабы не смущать вас происхождением от человека, порвавшего с церковью, не говорил я раньше о своей находке...

Тут зазвонил самый важный из четырех телефонов, и начальник кинулся к столу.

- Ну, что там у тебя? - спросили из трубки.

- Митингуют, Игорь Иванович. Но мы в полной готовности. У всей охраны четкие инструкции и допобоймы.

- А чего хотят? Кто их возглавляет?

- Да разве эту «Память» поймешь?! Сначала один был, в штатском, полчаса руками махал, в нас пальцем тыкал, а теперь еще поп появился! Настоящий! В рясе, с двумя крестами, и, представляете, полгруди в боевых наградах!

- Поп?!.. С боевыми орденами? А проповедует что? Ты направил кого-нибудь послушать?

- Да разве так поймешь? Начал, вроде, издалека, то да се, но толпа уже закипает. Там вам не слышно, как ревут?! Думаю, попытаются ворваться...

- Ты там смотри, - Игорь Иванович помолчал. - Тут еще не до конца все ясно... В общем, главное сейчас - не допустить кровопролития...

- А если полезут?!

- Учись работать в условиях демократии и гласности, - ядовито посоветовали сверху. - В общем, так. Объяви им, что через полчаса представители руководства с ними встретятся и выслушают их требования.

Тем временем роскошный отец Василий гвардейской выправкой, пышной седой бородой, черной рясой, хлопающей на ветру, как пиратский флаг, двумя массивными крестами, блеском надраенных орденов и медалей собирал у тюрьмы все больше ташлореченских обывателей.

Не избалованные неформальными встречами с руководством, они в большинстве своем после сделанного начальником тюрьмы объявления решили подзадержаться на полчасика. Обремененное же срочными делами меньшинство продиффундировало, распространяя информацию в соседние кварталы, откуда вскоре повалил народ. Так что через полчаса, даже после прибытия отозванных от правоохранительных органов «белых», «желтых» и многочисленных «вишневых», назарьинцы оказались в меньшинстве.

Вместе с Игорем Ивановичем приехало еще трое наиболее решительных из наиболее ответственных. В другой машине прибыло пятеро сосредоточенных в штатском. Редакционный газик с Калугиным припоздал на пару минут - сам мечтавший о четкой инструкции редактор слишком долго и пространно инструктировал зама. В конце концов все свелось к тому, чтобы максимально оперативно дать уже в завтрашний номер разоблачительный материал, который пресек бы ненужные слухи и развенчал зачинщиков.

Появление Игоря Ивановича с соратниками встретили разноголосицей. Назарьинский акселерат Санька Дерибасов воздел еще сырой плакат: «Свободу М. Дерибасову!» и начал скандировать:

- Во-лю Елисеичу!!!

Толпа зарезонировала. Даже не знавшие Елисеича ташлореченцы с удовольствием подхватили:

- Во-лю или се-чу!

Глядя на расплывшиеся буквы Санькиного плакатика - «Свободу М. Дерибасову», Валерий Александрович испытал приятную гармонию общественных и личных интересов.

- Это какой Дерибасов? - спросил он на всякий случай у подкачивавшего шины Андрея Осинова. - Из Назарьино?

- Наш, - кивнул, налегая на насос, Андрей.

- Производитель шампиньонов? - опытный журналист опасался случайных совпадений.

- Он самый.

- А теперь за что посадили?

- А ты вон у него спроси, - зло сказал Андрей, кивнув на Игоря Ивановича, и залез в машину.

Калугин последовал его примеру и бросил шоферу:

- В редакцию.

Тем временем Игорь Иванович, дабы прекратить скандирование лозунга «Волю или сечу!», анархистского по сути и славянофильско-архаичного по форме, предложил выслушать требования полномочного представителя.

Вышел бригадир Тихон Назаров и предъявил назарьинский ультиматум:

- Без ни в чем не повинного Матвея Елисеича Дерибасова не уедем. Вся его жизнь прошла на виду. Ручаемся за него всем миром.

Игорь Иванович, заметив в толпе ненавистные ухмыляющиеся физиономии активистов Ташлореченского народного фронта, пообещал разобраться и предложил разойтись.

- Разойдемся, когда разберетесь, - объявил Тихон.

- Других вопросов у вашего общества нет? - осведомился Игорь Иванович.

- Почему нет сахара?! - закричали ташлореченцы с разных сторон, и толпа вспыхнула подожженной с четырех углов хатой:

- А стирального порошка?!

- Конфеты где?!

- И кофе!

В сложившейся ситуации решили учесть преклонный возраст подозреваемого М. Е. Дерибасова, недостаточность улик и освободить из-под стражи под расписку о невыезде.

Когда потерянный Елисеич, старчески сутулясь, вышел за ворота, у бочки с квасом вовсю торговали сахаром. Увидев все село, старик попятился назад, но ворота уже закрылись, и на этот раз даже затвердевшее в смущении могучее плечо не смогло их выбить.

Радости односельчан Елисеич не понял, улыбки принял за насмешки и застыл среди ликующей толпы, не решаясь поднять взгляд. Казалось даже, что он ничего не слышит, но когда победно загудела сотня клаксонов, старик вздрогнул и втянул голову в плечи. Этот-то гудок и услышал Мишель Дерибасов за психбольничным обедом.

Впрочем, какой обед! Даже после того, как отсадили Колю, есть Дерибасов не смог - рты вокруг протекали и чавкали, ближайшая стена была измазана какой-то дрянью. Брезгливый Дерибасов собрался было уйти, но очень хотелось пить, и он решил дождаться чая.

Когда Дерибасов, отрешенно глядя в окно, поднял стакан, то увидел на нем столько дактилоскопической информации, что содрогнулся.

- Да кто же их тут моет? - возмутился он.

И Дерибасову показали за соседним столом того, кто их тут моет. После чего Дерибасов решил попить воды из крана. Кран был тут же, за спиной. Старый медный кран, перевернутый носиком вверх, чуть фонтанировал. Но Дерибасова опередили - сразу двое по очереди обсосали кран...

До самого ужина Гуру не иссякал, не утомлялся и не повторялся. Недополучивший в детстве народной фантазии, Мишель нежился в роскоши древнеиндийских мифов.

Наконец-то в аптеке жизни нашелся анестезирующий эликсир, и боль от падения так низко перестала донимать. Теперь боль и унижение были сами по себе, а он - Михаил Дерибасов - сам по себе. Из бездны распавшейся личности Гуру, сквозь щель рта, сквозил древнеиндийский космос, и Дерибасов вдруг ощутил тоскливое блаженство замерзающего, когда сознаешь, что погиб, но даже это, не говоря о мелочах, которыми жил раньше, уже не кажется значительным.

Впервые осознал Мишель всей сутью физического и психического «я», что он не имеет особого значения и, собственно говоря, вообще ни при чем в общевселенском масштабе.

Нирвану пресек Куцый:

- Прикинь, земляк! Там из ментовки звонили, у меня санитар свой. Тебе какую-то политику шьют. Ну, там организацию беспорядков. Зря звонил - по тачке тебя и вычислили. Короче, я мыслю, тебя отсюда не вдруг выпишут. Пролечат на всю катушку. А как выпишут, то пропишут в зоне. Понял?! - Куцый жевал слова, как жвачку. - Так что «ромашки спрятались, поникли лютики», твою мать...

- Что же они там натворили?! - схватился за голову Дерибасов. - Теперь все! Я пропал!

- Замочились, что ли? - поинтересовался Куцый. - Тогда соскакивай, пока здесь.

- А как?! - жалобно пискнул Дерибасов. - Как?!

- Да легко, - Куцый передернул плечами. - Только надо момент ловить, - и красноречиво постучал по карману «Адидаса».

Там звякнуло.

- Подкупить санитара? - догадался Дерибасов.

- Подкупить меня, - хмыкнул Куцый и повертел на пальце связку ключей.

- От всех дверей?! - не поверил Дерибасов. - А что ты тогда тут делаешь?!

- Надо перекантоваться, - не стал вдаваться Куцый. - Так давай, что ли?

- Скоко?! - сказал Дерибасов Дуниным голосом,

- А доза, - цепкий напряженный взгляд Куцего подчеркивал небрежность позы. - Ежедневно до выписки.

- А выписка когда? - Дерибасов прикинул убытки от простоя «Деликатеса» и ужаснулся.

Куцый хмыкнул:

- Когда бы ни было. Не разоришься.

Здравый смысл подсказал Дерибасову, что дань не может превысить ожидаемых убытков.

- Через день, - сказал Дерибасов. - Слишком далеко ехать.

- Через день по две, - согласился Куцый.

- Пять доз в неделю и два выходных! - выпалил Дерибасов.

Куцый встал и пошел.

- Согласен! - крикнул Дерибасов.

- Только смотри, земляк, - посоветовал Куцый, - кто меня наколет, потом не долго живет!

Глава 14. Хождение по Дуням

...Даже проскочив больничную аллею и оказавшись за воротами, Дерибасов не почувствовал себя в безопасности. Какая может быть безопасность в казенной пижаме с клеймом «5-е м. о.»? Помощи ждать было неоткуда. Позавчера Мишель уничтожил все следы нарушения паспортного режима на Казачьей.

Дерибасов отступил в кусты и отчетливо представил, как, скрываясь днем, пробирается ночной степью меж хуторами в Назарьино, на подножном корму или христарадничая.

В двухэтажном доме через дорогу уютно затеплилось окно.

Дерибасов вздохнул, но тут же вскочил, вспомнив откровения Ушастика. «Ах ты, Дуня, моя Дуня, - запела его душа, - свет Михайловна!»

Проскочив пустынную дорогу, как перед близко идущим транспортом, Дерибасов переключил скорость и солидно вступил во двор. Нашарив взглядом обязательную для любого вечернего двора скамейку со старухами, Михаил Венедиктович откашлялся и неторопливо причалил к ней:

- Здравствуйте, мамаши, - слегка снисходительно бросил он напряженно замолчавшим старушкам, чьи взгляды уже выражали повышенную боеготовность, а указующие персты дергались, как на спусковом крючке, выдавая импульс к набору «03», а то и «02».

- Тут такое, значит, дело. Попросила меня наша сестра-хозяйка сходить до ее кумы, ну, до Евдокии Михайловны. Знаете такую?

Старухи не кивали и даже не мигали.

Михаил Венедиктович понимающе улыбнулся и, впившись до боли ногтями в ладонь, простецки сказал:

- Э-эх, мамаши! Да не психический я, а нервный. Поэтому и выход у меня свободный... А вы, вижу, испугались, что покусаю? Х-ха! Так Евдокия Михайловна-то в этом, говорите, подъезде? А этаж второй, да? Пе-ер-вый?! Да ну? Точно. Первый. Ну надо же - тридцати нет, а уже склероз. Из-за него и лечусь.

Со склерозом Дерибасов угадал - это оказалось паролем. О склерозе старушки любили говорить немногим меньше, чем Куцый о наркотиках. Дерибасова жалели: «Такой молодой». Сочувственно покивали, что ему теперь придется уйти с должности начальника автоколонны и неизвестно чем прокормить многодетную семью, больную старуху мать и больную старуху тещу.

- Так, значит, налево у нее дверь, - уже развлекался Дерибасов.

- Да нет же, направо! - хором отвечали старушки.

Обшарпанная правая дверь, стесняясь своей наготы среди дерматиновых соседок, предпочла остаться анонимной и не имела номера. Звонка тоже не было, и Дерибасов вкрадчиво постучал.

- Кто там? - неуверенно спросили из-за двери.

- Это я, Михаил Евдокимович из пятого мужского! Не дотерпел до воскресенья.

За дверью играло радио или телевизор.

- Да открывайте же, Евдокия Михайловна, в самом деле! - занервничал Дерибасов. - Не в окно ж к вам лезть, честное слово... Не те у нас с вами годы... Ну хоть себя покажите... Рисковал ведь, чтобы вас увидеть. Я только гляну и сразу уйду.

- Зачем же уходить, Михаил Евдокимович? - жалобно протянула появившаяся в щели голова. - Заходите уж, Михаил Евдокимович, раз пришли...

Глянувшему на лицо хозяйки Дерибасову захотелось выполнить свое обещание - тотчас уйти. Но было некуда.

Если сельский Дунин дом был полной чашей, то у ее городской тезки - пустой граненый стакан.

- Ой, что ж вы так, - Евдокия Михайловна теребила поясок засаленного халата, - прямо как снег на голову... Неожиданно. И не предупредили даже... Я и платье не успела дошить. Вон, на стуле, уже и готово почти... Да вы садитесь, Михаил Евдокимович… - Евдокия Михайловна сдернула платье со спинки единственного стула, обмахнула им сиденье, ахнула: - Да что же это я делаю! - нервно хихикнула и, поозиравшись пару секунд, перекинула недоспевшую обнову через спинку полутораспальной кровати. - Вы посидите тут... Я сейчас! - Евдокия Михайловна выскочила из квартиры.

Дерибасов напряженно прислушался. Городская Дуня звонила в соседнюю дверь по-видимому телефонизированной квартиры. Мишель приник к двери, чтобы успеть выскочить из западни во время телефонного доноса.

Щелкнул замок.

- А, Дуня. Заходи, чего встала.

- Ага... А твой дома?

- Да, дома.

- Тогда выйди... Маш... он пришел!

- Да ну?! И какой?!

- В пижаме пришел. А сам больно уж молодой... А так вроде обходительный... С усами, и кудри... Маш, а чего мне теперь делать?

- Ну... поговори с ним. Накорми, напои...

- Маш, а у тебя есть?

- Да откуда! С моим разве что останется!.. Все выжрал, зараза! А ты не мельтешись. Знай себе цену. Подумаешь, молодой! Ты вон тоже... не старуха. Пусть сам за бутылкой и сгоняет... Ну... иди. Вон, по радио как раз музыка хорошая... Слушай, а он хоть... ну... ничего? Не очень психованный?

- Да навроде нет...

Боясь поверить, что все так просто, Дерибасов вернулся на костлявый ревматический стул. Раскрасневшуюся хозяйку он встретил смущенным покашливанием:

- Евдокия Михайловна... Может быть, это, в честь нашей встречи, так сказать... Чтобы душевно посидеть и пообщаться, знаете, так, раскрепощенно...

- Ой, да все это потом, Михаил Евдокимович... Соловья ж баснями не кормят... Вон вы какие худенькие, небось на больничной-то совсем отощали... А я вот вам домашненького... Не ждала, правда, сегодня. Одна ведь живу, а себе чего и готовить... Да и на работу в ночь заступать... Я ж ночным утководом устроилась... Ну, сейчас картошечки нажарим, макаронов отварим... огурчик вот свеженький...

Дерибасов тоскливо смотрел, как хозяйка суетливо передавливала тупым ножом длинный вялый огурец.

- Михайловна! - снова завел гость. - Тут накладочка вышла... Мне наш санитар обещал по такому случаю... ну, спирта чекушечку... Пообещал, но не смог...

- Да вот и у меня ж, Михаил Евдокимович... В воскресенье вас ждала... Не приобрела еще. Уж и деньги отложила, думала завтра, к открытию подойти... А сейчас куда - закрыто уж все... А вы, простите, от чего лечитесь?

- Да что вы! - обиделся Михаил Венедиктович. - Неужто подумали, что алкоголик?! Вам ведь наша сестра-хозяйка все про меня рассказала... Я просто, ради встречи, так сказать. Такой момент, понимаете, кто знает, может и переломный в жизни... А что поздно, это ничего, - Дерибасов старательно помялся, - у меня по соседству знакомый дед самогон гонит...

- А десятки хватит? - робко спросила Евдокия Михайловна.

- Уговорю, - пообещал Дерибасов. - Вот только мне это... в пижаме, сами понимаете...

- Да что вы, - зарделась хозяйка, - ничего такого у меня и в помине нету. Сколько уж лет одна живу.

- Может, спортивный костюм? - подсказал павший духом Дерибасов, вспомнив «Адидас» Куцего.

- Да не занимаюсь я спортом-то, - оправдывалась Евдокия Михайловна. - Вот разве трико. Только старое совсем, я в нем подъезд мою...

-- Это ничего! - воспрял Мишель. - Трико сгодится! Может, футболочка какая... Нет? И рубашки никакой? Ну, хоть кофту дайте...

Кофта оказалась с рюшечками, но выбирать было не из чего. Хуже всего получилось с обувью - дерибасовская ступня была на размер-другой больше. К счастью, отыскались старые галоши.

Можно только удивляться, почему Дерибасов решил, что в таком виде он меньше похож на психа. А может быть, десятка в кармане кофты придала ему уверенность. Так или иначе, по лестнице скатывался уже почти прежний Мишель, ушедший от психиатра и подавно уходивший от Евдокии Михайловны, увещевавшей из дверного проема:

- Только вы уж не задерживайтесь, Михаил Евдокимович! А то все простынет!

Не ужинал в этот день и Осип Осинов. Недавно овдовев, он не заботился о своем пропитании три раза в день. Перевозбужденный ташлореченскими событиями, Осип не мог усидеть за столом и фиксировал свои уединенные наблюдения в 32-ю тетрадь то на подоконнике, то на холодильнике, то на этажерке:

«Назарьино выплеснулось из берегов, и гордый город отворил кованые ворота.

Силой духа назарьинский Давид одолел ташлореченского Голиафа!

Назарьино схлынуло, забрав то, что принадлежало ему: свою смекалку - Елисеича.

Умозаключаю: первый круг орлиного полета Назарьина замкнулся - Елисеич повторил путь, в смысле маршрут, Назара Кистеня.

Вывожу: развитие Назарьина идет по восходящей спирали, и следующий круг должен быть уже над Москвой, а потом и вокруг экватора».

Санька Дерибасов вставал в пять утра и в любую погоду оббегал Назарьино. Поначалу назарьинцев раздражала эта бессмысленная трата энергии, и мать пыталась пристроить сына на почту для общего блага. Но прикладной физкультурой Санька заниматься категорически не захотел, потому что мечтал о чистом спорте, а также о чистой науке и чистой любви.

Набежав на пробиравшегося от автостанции дядю Мишу Дерибасова, Санька сначала серьезно осмотрел его, покумекал, систематизируя и классифицируя, и лишь потом заржал, как призывающий табун жеребец. Где-то хлопнули ставни. Смех с одышкой был обиден сам по себе, да еще напоминал истерики Ушастика.

- Заткнись! - буркнул Дерибасов. - Задохнешься во цвете лет!

- Ой, дядь Миша… - утопающий в смехе Санька, выныривая, успевал произнести пару слов и снова погружался, - ...где паранджа?..

- Переучился парень! - с высокомерным безразличием обронил Дерибасов. - Смейся, смейся! В дурдоме как раз для тебя койка освободилась.

Дерибасов зашагал дальше, а Санька плелся за ним и, уже только изредка похрюкивая, объяснялся:

- Ну, дядь Миш... Ну я ж смотрю - галоши, шаровары, кофта - женщина востока один к одному... То есть три к пяти, потому что еще не хватает паранджи и юбки... А откуда это у вас? А почему вы в этом идете? Вы что, азиатку раздели, да?!

- Да не ори! - дернулся Дерибасов. - Дунино это, понял?

- Понял, - сказал Санька. - Но только, дядь Миш, это совсем даже не теть-Дунино... Разве что она классе в пятом это носила, - Санька снова прыснул.

- Ну ты, - Дерибасов призвал образ Куцего. - Шерлок Холмс с понтом! Доктор Ватсон с клизмой! Не мети пургу! Работай веслами!.. И базар фильтруй! - проорал он вслед послушно затрусившему прочь Саньке. Не желая выглядеть сбежавшей из гарема женщиной, Дерибасов закатил штаны, завернул галоши в кофту и, со свертком под мышкой, затрусил к дому, крича выглядывающим из окон односельчанам: «Физкультпривет!»

- Дуня! - робко постучал муж Михаил в окно спальни. - Дуняша! Я прибежал!

Дерибасов стучал так же дробно и часто, как его сердце, и старался не видеть ни падали-раскладушки, ни «разбитого корыта» с барахлом. Все вещи были на месте, так что Арбатовы еще явно не вернулись, и придется теперь тащиться своим ходом в город и возвращать в Назарьино всю ораву.

- Дуня! - Дерибасов выдавливал серенаду из дверного звонка. - Открывай! Муж пришел! А то в окно влезу!

- Иди откуда пришел! - неожиданно раздался грудной Дунин голос из-за самой двери.

- Типун тебе на язык! - возмутился муж Михаил. - Я из дурдома пришел!.. Дуняша, ну, открой! Я ж к тебе всю ночь босиком по Руси...

- Как это из дурдома? - Евдокиины возмущение и жалость открыли мужу Михаилу дверь. - Из какого еще дурдома?! Этого не хватало!

- Ой, Дуня! - муж Михаил бездомным котом прошмыгнул в щель и тут же разомлел от дюжего и надежного уюта. - Если бы ты знала, что мне пришлось пережить! И все из-за этой дурацкой мигалки. Они меня к койке привязали. А вокруг наркоманы и идиоты. И вонь.

- Это кто ж посмел тебя туда! Отродясь психов в селе не было! - Дуня уперла кулаки в бока и налилась гневом.

Судя по этой фразе, Евдокия Дерибасова неверно понимала значение слова «отродясь». То есть она понимала его слишком буквально.

Психи в Назарьино действительно не рождались, но в тридцатые годы побывал-таки один и здесь. Еще при Кире Дерибасове. Звали того психа Дик Пролович Безжалостный. А как было еще его звать, если представлялся он именно так, никаких документов, кроме пролетарского кулака, не предъявлял, а вес имел восьмипудовый, внушительный даже для Назарьино.

Говорил Дик Пролович умело, долго и страстно, потрясая трофеями - связкой партийных билетов председателей колхозов нескольких соседних районов.

Приезжая в село, Дик Пролович отрекомендовывался уполномоченным Рабкрина и требовал немедленного созыва собрания. На собраниях товарищ Безжалостный, вбивая основные слова кулаком в столешницу, рассказывал о выявленных им в соседних колхозах безобразиях и накалял народ до извержения лавы: «Так и у нас то же самое!» Тут-то общее собрание колхозников председателя снимало, партийцы исключали его из своих рядов, а Дик Пролович продолжал свое победное шествие санитара районной номенклатуры.

Лишь назарьинцы как в рот воды набрали. До вечера говорил товарищ Безжалостный, и всю ночь, и снова день. Но лишь все ниже опускались головы назарьинцев, да не от стыда, а от сонливости.

А к вечерней зорьке разбередил Дик Пролович в юной Марфе Скуратовой дремавший назарьев ген. Тут-то Марфа товарища Безжалостного и выявила! Но на первый раз в «молоко» попала - не врагом оказался лжеуполномоченный, а честным психом. С этим разобрались быстро. А вот с его «жертвами» разбирались долго и безжалостно...

- ...И что теперь с машиной будет? - умело раскалял Евдокию муж Михаил. - А все из-за вашей мигалки! Елисеича-то хоть вызволили?

- Ага, - Дуня облегченно улыбнулась и перестала запахивать халат. - Привезли дедушку!

- Слава богу! - обрадовался муж Михаил. - Ну чего встала? Жрать давай! И на вот, постирай. Вернуть надо.

Дерибасов прошел на кухню, уселся на свое место, отхватил кусок каравая, круто посолил и даже успел набить рот.

Он жевал и представлял, как пищала бы белая мышь-врачиха, окажись она перед домной Дуниного гнева. Но огненная лава излилась на самого металлурга: сначала Дуня потопталась по рюшечкам, потом вышвырнула кофту в окно и только затем мужа Михаила в дверь. Все это она делала быстро и молча. И лишь поостыв, крикнула уже через снова запертую дверь:

- Из дурдома?! Вижу, из какого дома! Из дурного!!!

Тихо матерясь, Дерибасов выудил из фонтана кое-какую одежду и, волоча за собой длинную тощую тень, побрел к Елисеичу.

Старик в кальсонах и майке, сдвинув объедки, апатично ковырялся в электромясорубке. Рядом белели потроха незаправленной кровати.

- А, Мишка… садись... Обожди, уже заканчиваю.

- Елисеич! С возвращением! - Дерибасов раскинул руки, собираясь обнять старика.

Но тот высматривал что-то в мясорубке и жеста не заметил. Дерибасов уселся рядом и тоже стал смотреть на мясорубку:

- За что они тебя забрали?

Елисеич пожал плечами.

- Изготовление оружия? - подсказал Дерибасов.

- Уже все знают?! - обреченно спросил Елисеич.

- Да нет, что ты! Это я так, догадался, - затараторил Дерибасов. - Потому что я донос на нас читал. Это его дачники написали.

Губы у Елисеича задрожали:

- Нет правды, Мишка! - он сглотнул слюну, потому что слова царапали горло. - И совести!

- Ну и хрен с ними, - сказал встревоженный Дерибасов.

- Заводят меня в комнату, а там какой-то бандит в меня пальцем тыкает. «Попался!» - говорит. И следователю рассказывает, как он у меня оружие покупал. А я ж его впервые в жизни вижу! «Совесть-то у тебя хоть есть, у поганца?!» - говорю. А он только скалится и насмехается: давай, мол, Мотя, поворачивай глаза зрачками в душу!

- Да ладно, - отмахнулся Дерибасов, - тебя ж выпустили. Растереть и забыть. Правда восторжествовала!

- Да нет, Миша. Они ему поверили. А меня еще судить будут. Так что, Михаил, пора мне глаза закрывать... пятаками медными... И в душу их поворачивать... пока не отлетела... А деньги на смерть вон, за часами...

Дерибасов вскочил:

- Давай лучше на эти деньги свадьбу тебе сыграем! Ты чего это?! Тебе еще шампиньоны растить!

- Вот, - сказал Елисеич удивленно. - Смотри-ка ты, починил.

- Ну я ж и говорю! - похлопал Мишель старика по гулкой спине. - Ты ж у нас талантище! На все руки! Да у тебя с таким полетом фантазия, что и не уследишь! - искусственное оживление давалось сегодня Дерибасову плохо. - Умирать! А право ты на это имеешь? Да ты ж для общества о-го-го! Ты ж цены себе не знаешь! Вот взять эту бывшую мясорубку. Починить ее любой дурак сумеет. А ты что из нее накумекал?

- Дак это... - виновато отозвался Елисеич, - починил.

- Ну, что она теперь делать умеет? - то, что в руках Елисеича вещи всегда перерождались и совершенствовались, было для Дерибасова и назарьинцев очевидно и бесспорно.

- Мясо молоть, - потерянно сказал Елисеич.

- И все?! - поразился Дерибасов.

- Все, Мишка, - ответил старик. - И то еле починил. Руки трясутся. И охоты нет. - Он сумрачно отвернулся и пересел на кровать. - Отдохну.

- От чего отдыхать?! - чуть не заплакал Дерибасов. - А шампиньоны?! А дело наше?! Шутишь со мной?! Мне и дом строить - во, позарез!

- Да зачем тебе дом, - Елисеич, кряхтя, укладывался. - Помру, все внучке Дуняше. Зачем вам третий дом? Дитев-то нету.

- Елисеич, - прошептал Дерибасов, - ах ты... Ты ж меня под корень... Я теперь пропаду.

- Ты-то не пропадешь, - равнодушно сказал Елисеич. - Парень ты хоть и плюгавый, но заводной, крепкий. В подвале, вон, все отлажено... Для первой поры подойдет. Механизмы добрые. Ты главное дело, в них не лезь, смазывай только. Они год-другой без осечки проработают, а там мозга сама зашевелится. Да и я, может, чуток подсказать успею... Миш, пускай Дуняша придет... Тошно чего-то одному...

Глава 15. Легенда об Острополере

До конца лета боролся Михаил Дерибасов за выживание, как муха уворачиваясь от хлестких ударов судьбы.

Первый удар был нанесен свернутой газетой - развернув мятый номер «Ташлореченских известий», Дерибасов узрел испохабленную прошлогоднюю мечту. Вот он и оказался главным героем ударного газетного материала. И одна из двух подписей была та самая, веская, взлелеянная в мечтах, - В. Калугин. Даже заглавие было приемлемое - хоть и не «Назарьинской инициативе - зеленую улицу», но «Назарьинский феномен», что тоже смотрелось неплохо. Под заглавием черным шрифтом сообщалось: «Воистину, Дерибасов из села Назарьино Благодатненского района - человек феноменальный. Тягаться с этим простым зоотехником мог бы разве что граф Калиостро. Похоже, что скоро в Назарьино двинутся экскурсанты и паломники с единственной целью - взглянуть на этого удивительного человека». После такого жирного шрифта невольно отыщешь взглядом рубрику. Но вместо желанной «За грибы - как за хлеб» Мишель обнаружил однозначное: «За ушко да на солнышко». А уж из текста фельетона Дерибасов узнал о себе такое, что сразу понял: даже пытаться теперь мириться с Дуней бессмысленно.

Калугин, фельетонировавший в цейтноте, «изобразил» Дерибасова грубыми рельефными мазками, не заботясь о фотографическом сходстве. В дело пошла и имевшаяся у зав. отделом писем сыроватая заготовка. Даже Санька Дерибасов, редко признававший свою неправоту, потрясенно сказал:

- Ну-у и дядя Миша... Нет, с пираньей я был не прав. Это же акула!

А Еремиха запретила Анжелике и подходить к рынку. Впрочем, на рынке от девки никакого проку все равно не было, так как после «массового отравления» Арбатовых, молва, вопреки расчетам Мишеля, не стала вникать, от чьих именно шампиньонов погибло «семей сто, а то и вся тыща». И грибы всех видов покупали только ошалевшие от дешевизны приезжие.

Кооператив «Дачник» рассортировался по разносортным больницам и искал утешение в бесплатном медицинском обслуживании. А Дерибасов пытался увлечь массы личным примером:

- Да где же они отравленные?! Вот! Гляди! Гляди в оба! Видишь, отрезаю и ем без всякой даже термообработки!

- Ну да, - находился умник, - ты-то знаешь, от которого кусать.

- Да такой за копейку отравиться готов, - встревал скептик.

- Опять же радиация, - продолжал умник. - Радиация убивает долго.

Теряя с деньгами чувство юмора, Дерибасов урвал счетчик Гейгера. Но и это не помогло - счетчик лениво отщелкивал фоновую радиацию, а люди шарахались, как от щелчков по носу. Дерибасов с воплем:

- Это же фон! Фон!!! - бежал в другой конец рынка.

- Однако здесь пореже будет, - сомневались одни.

- Это что же мы едим?! - с ужасом шарили глазами по ближним рядам другие и уходили с пустыми сумками.

Кончились дозиметрические забавы делегацией из Флегматика и трех незнакомых мясников, реквизировавшей счетчик на четвертование.

Из-за полного отсутствия наличности строительство Дома ограничилось превращением портика в беседку. Только не виноградную, а грибную. Шампиньоны на лесках все сильнее стреноживали поросячьи ножки колонн. Хотя портик и был воздвигнут на солнечном, хорошо продуваемом месте, ночью в коконе беседки пахло сырой землей и прелью. Дерибасову все чаще снился крадущийся к раскладушке обманутый Куцый с длинным ножом в длинных руках.

Да, Куцего Дерибасов обманул. Но не преднамеренно. Он честно собирался поставлять ему дозу. Но где ее взять, он не знал.

А когда узнал, то и знать не захотел. За такие деньги можно было остаться и в дурдоме, тем более что «Деликатес» все равно работал на «кокон». И Дерибасов мужественно предпочел возможную смерть неизбежному разорению.

А смерть, как бы пристреливаясь к Дерибасову, постигла Елисеича. К концу лета задождило, стирая границы между днем и ночью. Поля стояли по-тифозному обстриженные. Самолюбивое Назарьино переживало смерть Елисеича и непослушание Саньки Дерибасова, назарьинского принца Уэльского.

Дело в том, что Назарьино председателей со стороны не терпело. А все из-за Григория Самуиловича Острополера, опустившегося на Назаровом лугу после того, как ночью на тачанке увезли основателя и первого председателя колхоза Кира Дерибасова. Пока персональный пастух - придурковатый и диковатый переросток Мотя Дерибасов переживал священный трепет, достояние Назарьино, лучший экспонат районной сельскохозяйственной выставки бугай Дрыгва взял на рога фанерную птицу. И тут же один из трех геройского вида мужчин в черных шлемах рванул маузер и разрядил всю обойму в крушившего аэроплан Дрыгву.

- Да ты что ж, мать твою, Острополер, делаешь?! - заорал секретарь Благодатненского райкома и тоже вытащил маузер. - Ты кого, гад, ликвидировал?! Ты ж наше светлое будущее ликвидировал! - И он начал лезть дулом в острополеровский живот.

Острополер отбивал ствол своим разряженным маузером и брезгливо кривил губы. Фехтование огнестрельным оружием прервал зычный окрик:

- Отставить! - от штурвала оторвался комбриг и, размахивая наганом, соскочил на траву.

Секретарь остервенело разрядил маузер в покореженный фюзеляж. После чего все трое, спрятав оружие, дружно и уверенно зашагали к селу, где по рекомендации секретаря райкома растерявшиеся назарьинцы единогласно избрали Григория Острополера своим новым председателем.

- Как же я теперь, Леня, без неба буду? - растерянно спрашивал новоиспеченный председатель своего прежнего командира и настороженно поглядывал на новообретенного партийного руководителя.

- Да ладно, - сказал комбриг любимому командиру эскадрильи. - Дальше Кушки не послали, меньше взвода не дали. И вообще... Колхоз богатый. ...Накопишь на самолет и летай - хоть поля опрыскивай, хоть к Томке за шампанским.

И сказал он так неспроста. Именно шампанское вытолкнуло Острополера, как пробку, из авиации. Несколько дней назад приехали в бригаду артисты Ташлореченского театра музкомедии. Выступили, ну и все прочее, как водится. К утру юной артистке балета Октябрине Аловой, вернее, уже просто Риночке, после «нет уж, как хотите, соколики, но последнего танца», захотелось освежиться шампанским. И тут летчик-ас, комэск один, смуглый темпераментный Острополер, по кличке Пропеллер, поднялся из-за стола.

- Сейчас слетаю, - бросил он, неестественно прямо пошел к выходу и приземлился на Ташлореченской площади. Там Острополер взял у Томки ящик шампанского и даже благополучно вернулся, выпив в полете бутылку и разбив при посадке всего пол-ящика.

И не миновать бы Острополеру трибунала, не успей комбриг до семнадцатого года поносить кивер, эполеты и гусарский ментик. Всю ночь комбриг вслушивался в темноту и мысленно сочинял горькое, мудрое и ироничное письмо о смысле бытия с французскими и латинскими цитатами, а сочинив, не стал предавать мысли бумаге, ибо слать письмо было уже некому. Точно так же безвозвратно некому, как ничем нельзя было помочь Острополеру. А наутро пришел в бригаду призыв, который можно было принять и за разнарядку, «О дальнейшем укреплении руководства сельским хозяйством на местах». И комбриг на радостях сам доставил будущего председателя прямо к морде Дрыгвы.

Надо сказать, случайная, в общем-то, смерть последнего настолько глубоко потрясла назарьинцев, что эти самостоятельные хозяева подчинялись Острополеру беспрекословно.

- Ежели он Дрыгву, как пса... То уж человека ему в расход пустить... Смурной. Два раза такой, видать, повторять не станет.

Тоскующий Острополер начал вникать в хозяйственные вопросы и ужаснулся. Его предшественник оказался матерым саботажником, врагом и вредителем. За вывеской колхоза скрывался какой-то кулацкий синдикат. В колхозный коровник коровы вступали только в день приезда комиссий и уполномоченных, а также приезжавших за передовым опытом. И уже через два часа после заточения поднимали мычание на всю округу, бодали и лягали перегородки. В казарменных условиях эти рогатые твари объявляли голодовку и принципиально не доились. В общем, весь колхозный скот выдаивался на обнесенных добротными заборами частных дворах. Было определено, сколько кому чего и когда сдавать, но невозможно было определить, сколько чего у кого при этом остается!

Кулацкая стихия бушевала и на полях. Каждая семья имела свой участок, работала на нем как и когда хотела, лишь бы сдала в срок сколько положено. Но ведь все оставшееся народное добро ею разворовывалось! Вникнувший в назарьинские дела Острополер горько жалел, что улизнул от трибунала. Теперь высшая мера дышала ему в затылок.

После того как товарищ И. В. Сталин выступил с докладом «О недостатках партийной работы и мерах ликвидации троцкистских и иных двурушников», а Марфа Скуратова выявила в Луковом лесу своего второго диверсанта, Острополер решил действовать, чтобы жить.

Теория учила опираться на беднейшее крестьянство. И все ответственные колхозные должности оказались у Арбатовых, которые не знали, что с ними делать, и поэтому не делали ничего. Один Юхан Арбатов, муж Пелагиады, закупил в Благодатном на колхозные деньги партию шляп шестидесятого размера из зеленого велюра, как раз на весь начальствующий состав. После чего непреклонная чернота острополеровского шлема потонула в зеленом омуте нависавших со всех сторон Арбатовых.

Рим спасли гуси. Назарьино спасли Арбатовы. Невольно они оказались буфером между острополеровской идейностью и назарьинской хозяйственностью. Отдавай Пропеллер указания непосредственно непосредственным исполнителям - смертельно уважавшим его хозяевам - те бы мгновенно и четко их выполняли. Но он действовал через Арбатовых. А они либо забывали, либо ленились передавать. Так как глаза Острополера были устремлены к небу, то замечал он неповиновение слишком поздно. От бессильной злобы на судьбу он хватался за маузер, за голову и божился, что всех пустит в расход! Ничего не понимавшие назарьинцы не перечили и уважали Острополера еще смертельнее.

Решились было назарьинцы один раз послать в Ташлореченск ходоков, жаловаться героическому земляку Макару Назарову на лютого председателя, да не поспели - Макар уже был там, где его тезка телят не пас.

А тем временем Пропеллер понемногу разваливал хозяйство и продолжал прислушиваться к уже удаляющемуся дыханию Высшей меры. А с удалением последней начала шевелиться и бить ножками скрючившаяся от страха совесть. Но небо для Пропеллера было выше совести, хотя и ниже Высшей меры. И он твердо решил успеть накопить на самолет, пока колхоз не перестал приносить доходы. В конце концов почему, если вся страна ради светлого будущего затянула пояса, Назарьино должно быть исключением?

Первым новую дырку в ремне просверлил Мотя Дерибасов - бывший персональный пастух великого Дрыгвы. А вскоре шесть дыр в Дрыгвиной шкуре многократно удесятерились в ремнях из шкур его сородичей. Мотя же, оказавшись без работы, приходил на место кровавой драмы и подолгу ковырялся в авиаруинах. Так, по каким-то законам неведомой технической экологии, на обагренных бычьей кровью останках самолета из придурка Моти начал прорастать Елисеич.

Вскоре Мотя подарил Марфе Скуратовой действующую модель планера. Марфа отгоняла ею ворон, что сразу же заметил обозревавший небосклон Пропеллер. Подивившись дюжей сметке дюжего парня, он решил сделать из него авиамеханика на будущей самолето-тракторной станции и отводил душу в долгих авиамонологах.

Назарьинцы же из действующей модели планера сделали иной вывод: «Раз Мотька все одно без дела сидит, пущай всамделишний ероплан мастерит, ежели председателю и на бричке ездить зазорно. А то ведь по миру пойдем, с фабричным еропланом-то...» Хотя, конечно, ох как не хотели назарьинцы и доморощенного аэроплана, на котором Острополер будет летать над селом, сужая круги, и видеть, как на ладони, все, что за высокими заборами.

Мотя старался. Он уже заканчивал свой первый летательный аппарат, когда в Назарьино вернулась блудная младшая дочь рябого Мефодия Арбатова - Надька с годовалой Зинкой на руках и уже снова на сносях. Когда Мотя пришел доложить Острополеру о готовности аппарата, если, конечно, кому жизни не жалко, к летным испытаниям, то наткнулся в правлении на тараторившую Надьку Арбатову:

- ...Ой, да Григорий Самуилович, вы уж не откажите... Без отца ведь... Так хоть вы крестным будьте...

- Не говори глупостей, Надя, - отбивался Острополер, - я атеист, поняла? Я в небе летал и сам видел, что бога нет.

- Дак ждут же все вас! Все наши собрались, все, почитай, правление, только вас и нет. А не хотите крестным быть, так пусть... Имечко вот только дадите - и все. Как скажете, так и назову. Народ уж уважьте... Посидите с нами маленько.

- Ну начисто не понимаешь! Я - член ВКП(б), как же я на крестины пойду?

- Ну ладно, пусть не крестины, - согласилась Надька. - Потом окрестим. На октябрины-то придете?!

- Какие Октябрины, черт тебя подери! - заорал Острополер, вспомнив юную артистку балета. - Никаких Октябрин в моем колхозе! Никаких Кристин!

- Дак ведь народ ждет... - испугалась Надька. - И имени нет... Сколько уж дней...

- Я бы своего сына Осоавиахимом назвал, - смягчился вдруг Пропеллер.

- Так и я назову, - обрадовалась Надька. - Вы только людей не обижайте, придите, а?

- Ну, что ты будешь делать?! - досадливо сказал Острополер Матвею Дерибасову. - Нельзя отрываться от народа, тем более от актива. Переношу испытания. Начнем часа через два, не позже...

О дальнейшем все назарьинцы уже полвека говорят совершенно одинаково, будто заученным текстом, кем бы ни был собеседник - хоть следователь из области, хоть собственный внук:

«Прогулял, значит, председатель всю ноченьку у Надьки, окрестил ее сыночка Осоавиахимом, а как солнышко взошло, пошел на Назаров луг. По дороге все песни пел. Подошел к летательному аппарату, который по его указаниям Матвей собрал, да и влез в него. А небо было - чистое да синее... Жаворонки пели... А поодаль все село стояло... Кроме, конечно, Арбатовых, которые все, и бабы и мужики, на Надькином дворе пьяными лежали. Один Софрон по лугу шатался да «Калинушку» горланил... Ну и детишек, конечно, не было - спали еще детишки-то. У детишек-то сон долог, а ложились накануне из-за Надькиного шума поздненько...

Вот, значит, председатель пристегнулся, шлем свой черный поправил, сказал: «Поехали!», - рукой всем махнул. А тут как громыхнет, ветер над землей пронесся вдоль реки. Враз оборвалась «Калинушка», а с нею и Софронова горемычная жизнь. Сделал председатель над головами нашими несколько кругов и улетел прямо к солнцу!.. С той поры его никто и не видел...»

Следствие, однако, такая версия не удовлетворила. Еще бы - тело найти не удалось. После нападения быка комиссия установила, что самолет восстановлению не подлежит, и все мало-мальски пригодное было с него снято и возвращено в часть. Однополчане показывали, что самогон Острополер не пил, только легкие вина. А если без фиглей-миглей, то ясно же, что в период обострения классовой борьбы председатели колхозов, не снявшись с партийного учета, к солнцу не улетают, а вот чтобы нарывались на кулацкие пули - это бывало, и не раз.

Короче, приезжала-таки известная в районе черная тачанка, запряженная черным, старым и злым Воронком. Только Мотя, предупрежденный земляками, всякий раз успевал скрыться, а те объясняли, что деревенский дурачок, как улетел председатель, окончательно тронулся умом и бродит в глубине Лукового леса.

Больше «улетать к солнцу» желающих не было, поэтому третьим председателем назарьинцам разрешили избрать Африкана Скуратова, и они вменили ему в обязанность, поскольку времена смутные, на всякий случай назначить себе преемника и натаскивать его на будущую должность. С тех пор так и повелось. И «институт принцев Уэльских» полностью себя оправдывал, пока нынешний председатель Дерибас Анисимович Назаров не избрал Саньку Дерибасова.. Решено было, что башковитый Санька поступит в «Тимирязевку» и, помимо колхозной стипендии, собирать ему с каждого двора в месяц по пятьдесят копеек, чтоб, значит, квартиру снял, а не разлагался в общежитии, где заниматься не дадут и известно чему научат; питался чтоб хорошо, а не язву наживал - кому нужен язвительный начальник, одевался чтоб прилично - пусть не думают в столице, что в селе Назарьино Благодатненского района Ташлореченской области оборванцы собрались; ну и чтоб по театрам и музеям ходил, чтоб как выступать будет, мог при случае чего-нибудь интересное загнуть.

Но Санька оказался пустым человеком и, укатив в Москву, нахально поступил в институт электроники.

И некому было порадоваться за Саньку, разве что Елисеичу. Но тот не дожил до его возвращения.

Глава 16. Трудовые резервы

Когда одного из двух подпиравших «Деликатес» столпов не стало, оставшемуся пришлось демонстрировать чудеса эквилибристики, чтобы это хрупкое предприятие не рухнуло под ударами судьбы. Тут уже было не до сантиментов и условностей.

Дерибасов облизал усики и начал действовать. Ах, как некстати помер Елисеич! Мишель как раз был близок к решению проблемы сбыта. Поуспокоившиеся ташлореченцы начали покупать шампиньоны, правда, пока еще только природные. А природа уже сворачивала их производство. Дерибасов тут же подбил нескольких грибников приторговывать и его продукцией. Сейчас бы и гнать шампиньонницу по максимуму! Пока сезон не закончился. Нет, ну до чего некстати умер старик! Вчера «Волга» сломалась. Кто ее теперь починит? В кармане последний полтинник звенел о предпоследний. И даже не подлевачить. Хотя смерть Елисеича открывала и определенную перспективу: ДЕНЬГИ. И даже большие. И кто, как не компаньон и законный пока еще муж законной наследницы, имеет полное право перевернуть пресловутые «колготки» и засыпать тусклый взгляд двух пятидесятикопеечных зрачков зеленой, желтой, красной и прочей листвой сезона удач!

Пока село поминало Елисеича в Дунином доме, Дерибасов шарил по избе, населенной механизмами, как замок привидениями.

Уже затянули у Дуни протяжные песни, а Дерибасов только и нашел, что пустой конверт с надписью: «200 руб. На смерть». Уже потянулись односельчане с поминок по домам, а весь улов был сорок один рубль с мелочью - сумма из трех непустых карманов разносезонной одежды. Мишель сидел в темноте на краешке огромного елисеичевского табурета, едва доставая пола ногами. Вот уж не думал Дерибасов, что старик прячет деньги так хитро. А за окнами все шли нескончаемые умиротворенные односельчане и, горячась, громко славили Елисеича:

- ...такой простой и доверчивый был...

- ...жил, как на ладони...

Саркастическая ухмылка кривила лицо Михаила Дерибасова, кооператора. Ухмылка становилась все шире и кривее, а назарьинцы все блуждали и блуждали, и не давали зажечь свет, чтобы продолжить поиски. Хотя искать было уже, вроде, и негде.

Нахохлившийся Дерибасов смотрел в темное окно и представлял, как Елисеич каждую ночь фрахтует самолет и улетает в Москву, чтобы спустить выручку в подпольном казино. Или контрабандными тропами переправляет деньги в бронированное чрево швейцарского банка...

Дерибасов начинал сваливаться с табурета, вздрагивал, и когда механическая кукушка посулила ему двенадцать лет жизни, собрался было от безнадеги завалиться на полутораспальную по длине Елисеичеву кровать, когда до него донеслось очередное:

- А в войну он знаешь что удумал?.. Слушай, а может, у него в избе это... Ну да, наверняка изобретений полно, хоть одно и будет иметь о-бо-рон-но-е зна-че-ни-е!

Дерибасов узнал заплетающийся голос колхозного председателя.

- Значит так!.. Избу опечатываю... И телеграмму министру обороны. Молнию. «Шлите военспецов. В избе изобретений, как грибов...»

- Да-а-а, грибов, - протянул председатель сельсовета. - Эх, Елисеич!..

- А труженик-то какой был! Один - целый цех в подвале оборудовал!

Дерибасов понял, что в подвале можно зажечь свет. Но стоило ли лезть туда, где он и так знал каждый уголок? И тут Дерибасову был голос. Внутренний. Это был голос Елисеича: «Механизмы добрые. Ты, главное дело, в них не лезь...» С радостным изумлением постиг Дерибасов хитрость бывшего компаньона и полез...

К утру все стало ясно - с механизмами старик не хитрил. Все сбылось. Собранные строго в прежнем виде, без единой лишней шайбочки, агрегаты не воскресали!

Дерибасов с трудом выполз из подвала на тусклый белый свет. Он вернулся на табурет с двумя бутылками - самогона и «царской водки», решив начать за здравие с «крестьянской», а кончить за упокой, поднявшись духом до царских хором.

Дерибасов обжег нутро стаканом первача и прислушался к инстинкту самосохранения - не вырубился ли. «Вижу, вижу! - предупредил тот. - Не садись на пенек, не пей смесь азотной и соляной кислот, тупиком станешь!» Дерибасов поморщился и снова налил из первой бутыли...

И тут к воротам подъехал контейнеровоз и засигналил с идиотской жизнерадостностью.

- Заткнись, - попросил Дерибасов в переговорное устройство.

- Отпирай ворота! - заорал молодой шофер. - А то здесь свалю и уеду!

Дерибасов заинтересовался, нажал на воротооткрывающую кнопку и пошел навстречу.

- Фамилия?! - потребовал шофер.

- Ну, допустим, Дерибасов, - вызывающе сказал Мишель, после выхода фельетона не любивший представляться по фамилии.

- Улица Острополера, пять?

- Ну.

- Распишись и получи.

Так Дерибасов получил компьютерный класс - на всю разыскиваемую сумму. Он затащил один микрокомпьютер в дом, вскрыл ящик и остался доволен. Вид был вполне товарный, и Дерибасов поверил, что сможет продать ящики по госцене, а то и дороже. Он схватил за горло бутыль «царской водки» и пошел выливать ее в сортир.

На обратном пути Дерибасов обнаружил у ворот целую делегацию во главе с директором школы. Все были радостно возбуждены, лица сияли.

- Мишка! - ликовал директор. - Это же компьютерный класс пришел! Что ж ты не догадался сказать, чтобы его у школы выгрузили?! Э-эх, Елисеич не дожил... А уж как ждал... Ты скажи Дуне, пусть фотографию Матвея Елисеича получше подберет, мы ее увеличим и в классе повесим.

Дерибасов прошел в дом и заперся вместе с отбившимся компьютером.

А в три часа пополудни Михаил Венедиктович вошел в кабинет директора одного из Ташлореченских ПТУ и представился:

- Дерибасов. Михаил Венедиктович. Кооператор. И спонсор.

Директор настороженно смотрел и вспоминал.

- Имею деловое предложение, - продолжал Мишель, всучая визитку. - Взаимовыгодное. Ваши ребятишки на сельхозработы еще не уехали?

- Это о вас в газете писали? - удовлетворенно сказал директор. - Вы же грибами торгуете?.. Пошел отсюда со своими предложениями знаешь куда?!

- Знаю, - побледнел Дерибасов и улыбнулся. - В любое другое ПТУ. И компьютер новенький туда же отнесу. За маленькие услуги я расплачиваюсь маленькими ЭВМ... Я спонсор по вычислительной технике.

Директор медленно обплыл крючок с червяком и стал принюхиваться:

- Ворованная?

- Тебе что, предъявить родословную? - усмехнулся Мишель. - Могу.

- Списанная? - директор уже тянул руку за бумагами.

- Отнюдь, - ответствовал Мишель. - Полуторамесячная, краска на губах не обсохла. Но умна, я скажу тебе, не по возрасту! - Дерибасов сел и закинул ногу за ногу.

- А где взял?!

- Купил. В Москве. За наличные. Между прочим, вопреки тому, что пишут о нас некоторые подкупленные конкурентами любители порнографии, кооператив «Деликатес» больше половины своих доходов тратит на благотворительность. Ликвидируем компьютерную безграмотность подрастающего поколения. У себя в Назарьино мы уже оборудовали компьютерный класс. Теперь беремся за Ташлореченск... Ну, ясно, что не все сразу. Одну машинку могу дать хоть сейчас, а дальше по обстоятельствам. А обстоятельства, сам понимаешь, зависят от доходов... У нас, как раз, временные трудности, - Дерибасов сделал паузу.

- Ну, а мы-то что взамен? - послышалось с крючка.

Дерибасов начал выбирать леску:

- Да почти ничего. Тут у нас некстати скончался член кооператива, отвечающий за автоматизацию производства. Линия стала. А производство масштабное. Придется временно перейти на ручной труд... Короче, три смены по шесть человек. Итого восемнадцать крепких ребят. На месяц.

- А компьютер? - спросил директор. - Нам же срочно! Ввели информатику, а им даже показать нечего.

- Компьютер за дверью. Но бригада должна выехать завтра утром. Социально-бытовые условия хорошие, питание деликатесное, и подзаработать смогут.

- Добро. Сниму с ремонта училища. Завтра утром и везите. Есть на чем? Ладно, транспорт дадим...

Утром работодатель Дерибасов пошел встречаться с рабсилой. К рабсиле был приставлен лысоватый сумрачный мастер, пахнущий «Шипром» и лавровым листом.

- Здорово, гвардейцы! - сказал Мишель восемнадцати закованным в цепочки подросткам.

- Привет, нэпман, - отозвался правофланговый.

- Ну зачем же ты так, - мягко сказал Мишель, твердо решивший установить с пэтэушниками добрые отношения. - Какой же я нэпман-то? Я вырос в бедной и многодетной семье... Я сам этих назарьинских куркулей не люблю... И они меня тоже... Я, между прочим, в свое время был первый рокер на селе.

- Че он там тарахтит? - спросили, приглушив магнитофон, из середины кучки.

- Хочет за рокера, с понтом, проканать.

Кучка заржала, открутила струю музыки до отказа, и та мощно ударила в раковины ушей.

- Ладно, - разозлился Дерибасов, - в автобус!

Никто не шелохнулся.

- А ну, - вдруг заорал мастер, - вперед! В металлический автобус!

Толпа заржала и бросилась занимать лучшие места. То есть ближайшие к двум врубленным на всю железку магнитофонам. Под перекрестным «металлом» Дерибасов и мастер сникли и даже не пытались общаться.

Обратное действие произвели брызги «металла», вылетающие из раскрытых окон, на тосковавшего в поле за околицей Митьку Козла. Он сделал стойку, запеленговал источник и вбежал в пыльный автобусный шлейф, стремясь за своей кометой.

На въезде в село Мишель с беспокойством ощутил, что чего-то не хватает. Не хватало оранжереи Еремихи, а на ее месте еще тлели головешки. Дерибасов почувствовал на горле длинную руку Куцего, забеспокоился и проложил маршрут мимо Дуниного дома. Вернее, мимо своего портика и похожих на гнилой зуб обгорелых руин. В фонтане пестрела дохлая Милка, а почерневшая Евдокия голосила над невинно убиенной коровой:

- Да лучше бы они его порешили, ирода окаянного!

И собравшийся было разделить Дунино горе, Дерибасов передернулся. Он старался не думать, что готовили ему этой ночью и что может быть завтра. Как же кстати теперь полвзвода «телохранителей»!

Во дворе Мишель начал борьбу за авторитет:

- Ша! Выключите маги и смотрите сюда!

Магнитофоны не выключили, но «сюда» посмотрели.

- Да ще ви на мини уставились, как на памятник Дюку Ришелье? Смотрите туда! На пугало!

- А мы на него и смотрим! - сообщили Мишелю.

- Фильтруй базар, - веско сказал Мишель, довольствуясь минимальным эффектом. Он перевел часы, и чучело подрыгалось под припадочный смех.

Мишель сделал вид, что не замечает морковки в расстегнутой ширинке чучела и неприличной надписи на ржавеющем хлопкоуборочном мини-комбайне.

В сенях Мишель продемонстрировал рукомойник с фотоэлементом, льющий воду при приближении рук. Когда все помыли руки и наобрызгивались, Мишель решил отложить прочие технические эффекты на черный день и условным свистом открыл дверь в подвал.

Со свистом и улюлюканьем все скатились вниз. Несколько секунд Дерибасов наслаждался впечатлением. Даже мертвая, техника казалась «космической».

- Видал я подпольные цеха, - сказал парень с красным поленом магнитофона. - Но это полный отпад!

- Че ты там видал! Ниче ты там не видал! Фуфло ты видал! - ответил владелец менее изысканного магнитофона. - Вот у меня кореш в «ящике» пашет, так он такого натырил!.. Тут такого и во сне не натыришь!

Но большинство с ним не согласилось, а, быстро рассредоточившись, стало деловито откручивать все, что отвинчивалось. Фамильный рок настиг Дерибасова. Разве не так же боролся отец его - Венедикт - с оравой Арбатовых? И вся-то разница, что тогда все происходило в тяжелой весовой категории, а тут в «весе мухи», отчего темп был как в немом кино, да еще с лобавшим «хэви металл» тапером. Дерибасов, ощерившись, метался, вырывал из рук, орал: «Положь!», «Не лапай!», матерился и, наконец, схватив за грудки мастера, задохнулся лавро-шипровой аурой:

- Ты!!! Всю жизнь не расплатишься!!!

- Да ладно, - вяло встрепенулся висевший мешком мастер. - Только с тебя магарыч... Кончай!!! - вдруг заорал он, перекрывая оба мага: - Перерыв на обед! Все ложьте на место! До того жрать не получите!

- Привинчивайте обратно! - встрял Дерибасов. - А ну! Я сказал! Быстро! Ты! Куда суешь железку?! А ну вынай из кармана!!! - Дерибасов кинулся на ближайшего юркого клептомана. Тот с готовностью протянул что-то никелированное, но в последний момент, коротко тыкнув, перебросил деталь товарищу.

- Витька! Пас! - азартно заорал кто-то.

Дерибасов поборол соблазн стереть наглую щербатую ухмылку о бетонную стену и метнулся к Витьке.

Витькин пас оказался неточным - железка попала в магнитофон. Все испуганно притихли, и Мишель овладел железкой. Владелец мага прошелся носом вдоль красного полена. Успокоившись, он поднял с пола разводной ключ и метнул в Витькину голову, успевшую увернуться. «Булава» разнесла огромный стеклянный реактор, на излете врезалась в толпу и тут же вылетела из нее, задела кого-то, попала во что-то и повернула обратно.

Оцепеневшему от нелепой гибели уникального реактора Дерибасову казалось, что вместо разводного ключа по подвалу мечется, смутно множась в осколках стекла, ошалелая птица, которую сбивают гайками, молотками и всем, что можно оторвать. Он пытался понять, что делают подростки. Дерутся? Танцуют? Беснуются? Кого-то вогнали мордой в компост, и он, отплевываясь, выл:

- Сволочь! Из дерьма грибы растит! Нам что, месяц это дерьмо из дерьма жрать?! Да это же сортир! Я сортир чистить не нанимался!

- Разнести все к чертовой матери! Долой нэп!

И все начало разноситься к чертовой матери с фантастической быстротой. Дерибасов воззвал к мастеру:

- Все что хочешь!!! Только останови!!!

Мастер с сожалением сплюнул:

- Не выйдет. Разошлись. Молодые, энергии много... Теперь пока не устанут... Пошли отсюда, а то зацепят. - Мастер лениво полез вверх, продолжая: - Если бы брандспойт был... их же как огонь тушить надо. Я б их щас притушил! Я десять лет пожарником...

- Скорей! - выкрикнул Дерибасов, вспомнив про елисеичевский поливальный агрегат. - Только б шланг подсоединить! И как крыс в трюме! Пусть эти токсикоманы от удобрений тащатся! Пока не захлебнутся!

Но десятитонная емкость отозвалась на пинок Дерибасова так глухо, что сомнений в ее пустоте не осталось. А все что осталось - схватить старую двустволку и, не слыша причитаний мастера, вершить высший суд.

Но то, что открылось с верхней ступеньки, та картина подвала, превратившаяся из индустриальной в оголтело-абстракционистскую, оказала на Дерибасова столь нашатырное эмоциональное воздействие, что он понял: «Все». Руки его опустились вместе с ружьем, правда, не без помощи повисшего на стволах мастера.

Медленно, боясь то ли расплескать переполнившую его скорбь, то ли сместить обломки переломившейся мечты, прошаркал Дерибасов по двору и по-стариковски застыл на завалинке, щурясь на солнце. Именно здесь любил греться Елисеич в свои последние деньки. Видны были аккуратные черепичные крыши с чисто вымытыми чердачными окнами, ухоженные симметричные деревья, яркие резные наличники и широкий небесный просвет над Назаркой. И запах ранней осени, неуловимо напоминающий невнятный аромат ранней весны.

Лишь из-под земли, из самой преисподней, выталкивался упругий агрессивный ритм.

Не потерявший след Митька Козел влетел в раскрытые ворота и влился в расплавленный металл. Через несколько минут потрясенный Митька выскочил из преисподней, держась за глаз, и жалобно попросил:

- Ме-ме-медяк!..

Дерибасов не среагировал. Он размышлял о неизбежной встрече с Куцым, так недвусмысленно заявившим этой ночью о себе. Информация наслаивалась на ассоциации, и мысли постепенно прибило к скорбному душой Гуру.

И снова, только многократно усиленно, ощутил Дерибасов и горькую непричастность к вершащимся в мире событиям, и тоскливое блаженство замерзающей души, в то время как тело нежится на пригреве, и гибельное одиночество маленького сгустка жизни, зовущегося Михаилом Дерибасовым, в безразличье вечной, бесконечной и абсолютно холодной вселенной... И астральные голоса Гуру и Елисеича вели нескончаемый диалог, и хотелось настоящей жизни, где умные, интересные, а главное несуетные люди, и чтобы дворец, который хоть немного, но храм, и чтоб оторваться, наконец, от Назарьино, по-настоящему оторваться, чтобы изболелось раскаяньем село, не желавшее понять и уважать своего невеликого ростом сына. Все это не стыковалось, не выстраивалось, мешало друг другу, но вдруг весь этот сумбур исчез, промелькнула ослепительная пустота, и в ней развернулась четкая карта с ясно проложенным маршрутом «Назарьино - Москва».

- Гармония! - удовлетворенно сказал Михаил Дерибасов, вытянул ноги и привалился к стене.

ИСТОРИЯ ТРЕТЬЯ. «НАЗАРЬИНСКИЙ ФЕНОМЕН»

Глава 17. «Ташлореченск - Москва»

- Гармония! - сказал Михаил Дерибасов, попав струей нарзана в прыгающий по столу вагона-ресторана стакан. - Санька, будешь?

- Что? - повернулся Санька Дерибасов. - Я, дядь Миш, вот что думаю... Раз уж родители меня прокляли, буду по ночам вагоны разгружать.

- Да ладно, - Дерибасов мудро ухмыльнулся в усы. - Видишь ли, Санька... Я ведь тоже был студентом. Да еще не таким, как ты, дылдой, а сразу после восьмого класса! А родители, хоть от меня и не отрекались, но в переводе на чистоган все равно что отреклись. А я, знаешь, как жил? - Дерибасов зажмурился. - В армию уходил, больше тысячи имел... И заметь - за всю жизнь ни одного вагона и даже грузовика... Ни днем, ни ночью.

Санька вздохнул:

- Так то вы! Акула индивидуальной трудовой деятельности.

«Акула» наждаком своей шкуры царапнула дерибасовское самолюбие. Но Дерибасов стерпел.

- Не в том дело, Санька! - отмахнулся он. - Просто разгружать вагоны, придуряться ночным сторожем, дворником там, пожарником - все это ширпотреб. Мы, Дерибасовы, всегда ищем свой путь. И находим! И идем по нему до конца!

- Да уж! - ехидно сказал Санька. - Однако же и конец был у вас в последний раз!.. Ой, ну дядь Миш, ну скажите все-таки, куда Арбатовых дели?! Ну я никому не скажу!!!

Дерибасов люто выругался. Санька поозирался и, дождавшись, когда официантка морской походкой отойдет подальше, сказал:

- А я все равно догадался! - Он оглядел Дерибасова пристальным назарьинским взглядом. - Я-то читал, что такое трансплантация сегодня! Успех во многом зависит от свежести того, что пересаживают. Все думают, что вы Арбатовых органам сдали. А вы их на органы пустили! В подпольную клинику, да? На запчасти. И можете меня не разубеждать. Потому что другого логического объяснения нет. Да?

Дерибасов истерично захихикал:

- Ладно, Санька. Хватит! А то много будешь знать, сам знаешь куда попадешь. В разные места! Будет дан приказ - и все! Одна почка на запад, другая - в другую сторону! Так что кончай тарахтеть, как сказал бы мой друг Куцый... Короче, держи, земляк. На первый семестр. Если не будешь шиковать - хватит. - Дерибасов запустил руку во внутренний карман, долго копошился там, отсчитывая вслепую намеченную сумму. Затем воровато сунул Саньке несколько сотенных.

Санька отпрянул и сузил глаза:

- Это на чью почку прикажете не шиковать? Кому, вместе с вами, быть обязанным?

- Ну, дура-ак! - взвыл Дерибасов. - Переучился, парень! Да «Волгу» я продал! Кровную!

Санька радостно улыбнулся:

- Спасибо, дядь Миш! Мне, конечно, деньги очень нужны! Но я смогу их принять, только если буду точно знать, куда вы дели Арбатовых! Вы что, мне не доверяете?

- А ты что, мне не доверяешь? - выпятил челюсть Дерибасов.

- Доверяю, дядь Миша, - поспешно закивал Санька, - но все-таки не очень...

Пока Санька на все лады давал обеты молчания, Дерибасов все больше колебался - на ту ли лошадку ставит деньги. С одной стороны Москва - это не медведь. Ее в одиночку, даже при большом опыте и дерзости, не возьмешь. А тут как раз Санька. Башковитый и лопушковатый, которого знаешь как облупленного.

Здесь Дерибасов задумался, а знает ли он Саньку как облупленного? Получалось, что не слишком. То есть все даже малозначительные фактики его биографии Дерибасов знал. Но с кнопочками на пульте его управления еще только предстояло разбираться.

И тут распахнулась, как выломалась, дверь, доведя сердцебиение колес до зловещей силы, и...

Если бы в летящем самолете Осоавиахим вошел в распахнувшийся люк, Дерибасов поразился бы не больше. Дерибасовский кадык дернулся вхолостую - слюны на сглатывание не оказалось.

- Ладно, Санька! - Дерибасов перешел на страшный шепот. - Раз уж ты так настаиваешь. В виде особого доверия. Разрешаю обернуться.

- Зачем? - осторожно спросил Санька.

И тут Осоавиахим затрубил:

- Граждане дорогие! Подайте на пропитание жертве Чернобыля! - он потыкал себя в лысину. - Выселили меня из родных мест! Оторвали от родной земли-кормилицы! Остался без средств к существованию! - Потупив взгляд, протянул ковш ладони, как шляпу, Осоавиахим двигался между столиками, пожиная не слишком обильную дань.

- Эй, земляк! - крикнул Дерибасов. - Привет из Чернобыля!

- Мишка! Племяш родной! Господь тебя храни! - ликующе возопил Осоавиахим, всплеснул руками, высыпав из ковша ладони все монеты, и полез под столы - подбирать их.

- Ни фига себе! - тихо протянул Санька. - Так вот вы их куда дели! А дети тогда где? А Арбатовы что, и к радиации устойчивы?!

- А что, и вправду из Чернобыля? - подсел из-за соседнего столика мужик в синей майке послевоенного образца. - А я и не дал ничего, думал брешет. - Он протянул рубль под стол, и тот, жалобно хрустнув, исчез. - Ну и как там у вас?

- Извините, товарищ, - сдержанно сказал Михаил Венедиктович. - А у вас оформлен допуск к специнформации?

Мужик юркнул на место.

- А чего это он? - удивился Санька. - Вроде как испугался...

- Он знает чего, - усмехнулся Михаил Венедиктович непуганности нового поколения. - Короче, ты деньги берешь?

- Спасибо, беру, дядь Миш. Но...

- Уф! - Осоавиахим плюхнулся рядом с Дерибасовым. - Все собранное - сохранил! - и полез целоваться.

- Но только, дядь Миш, - сказал Санька. - Как же я вам такие деньги верну?

- Да ладно! - Дерибасов вытер обслюненные щеки. - Отработаешь!

- А как отработаю? - выпытывал Санька.

- Да уж вагоны разгружать не заставлю, - снисходительно улыбнулся Михаил Венедиктович.

- И я отработаю! - встрял Осоавиахим. - Ты мне, Мишка, тоже денег дай! Вот те крест, ударно отработаю! - и очень обрадовался, получив трешку.

- Ну вот и отрабатывай, - приказал Дерибасов. - Рассказывай, гад, куда Арбатовых дел?! Твоя ведь работа?!

- Господня работа! - увернулся Осоавиахим и свистящим шепотом поведал всю историю арбатовских скитаний.

Цыганские костры, свежий воздух и обилие впечатлений растормошили Осоавиахимово честолюбие. Усвоив основные принципы кочевья, он возжаждал стать Арбатовским Назарием и что-нибудь основать. Хотя бы свой табор.

Осоавиахим растолковал цыганам, желавшим избавиться от балласта осточертевших нахлебников, что от арбы Арбатовы ни на шаг. И чтобы отделить рой Арбатовых, цыгане выпрягли лошадей и, бросив пчеломатку арбы, форсированным маршем двинулись в сторону Каспия. А отроившийся табор «Осоавиахимово» подался к Дону.

В родовой тотем с восседавшим на нем Осоавиахимом и двухлетней Анюткой, Арбатовы впрягались по очереди, а на подъемах налегали всем табором. Когда становилось слишком круто, и в таборе поднимался ропот, Осоавиахим воздевал длань. Все останавливались, и он провозглашал очередной закон табора, достаточно многословно, чтобы сородичи успели отдышаться. Так, например, появился закон о том, что питаться надо по режиму и в покое. То есть исключительно на привалах. Поэтому вся добытая по пути пища должна складываться на арбу. И пока сородичи в поте лица своего тянули тотем, Осоавиахим на пару с Анюткой меланхолично жевали.

Продовольственная проблема оказалась самой сложной. Основное антагонистическое противоречие состояло в том, что Арбатовы отличались низкой добычливостью, а Осоавиахим и Анютка - хорошим аппетитом.

И чем больше оттягивал Осоавиахим время привала, страшась взрыва народного гнева, тем голоднее становился блеск в глазах сородичей. Наконец мать сняла Анютку, и Арбатовы осуществили переворот. Перевернули арбу с Осоавиахимом. По странному стечению обстоятельств в тот же день судили и Дерибасовых - Михаила Венедиктовича и Саньку.

В клубе на сцене составили два стола, накрыли их красным сатином и сервировали графином со стаканом. Аккордеонист исполнил «На привольном на Назаровом лугу». И заседание началось.

Первым слушалось дело Александра Дерибасова, несовершеннолетнего, обвинявшегося в измене селу.

Вторым слушалось дело Дерибасова Михаила Венедиктовича, обвинявшегося в уничтожении одного из назарьинских родов, наводке банды поджигателей на оранжерею Еремихи и домовладение Евдокии Дерибасовой, организацию разгрома унаследованной Евдокией Дерибасовой мастерской покойного Матвея Елисеича Дерибасова и нанесении селу морального ущерба.

Третьим рассматривалось заявление Евдокии Дерибасовой о расторжении ее брака с Михаилом Дерибасовым и присвоении ей девичьей фамилии Назарова.

И суд приговорил:

1. Александра Дерибасова из села Назарьина выслать. Но учитывая, что он еще сопляк, с правом на амнистию, если он ее заслужит.

2. Михаила Дерибасова из села Назарьина выслать напрочь. Без всяких прав.

3. Евдокию Дерибасову считать незамужней Евдокией Назаровой. Обязать сельсовет найти ей мужа, как невинно пострадавшей.

Не обошлось на суде без неожиданностей. Против всего мира пошел Осип Осинов, ожесточенно требовавший сохранить семью Михаила и Дуни. Он махал кулаком и в противном случае грозил ядерной катастрофой. Но после того, как Осип перед тюрьмой заявил, что Назарий был душегубом, что бы он ни говорил, всерьез назарьинцами не принималось. Осип Осинов и был единственным человеком, с которым притихший Мишель зашел проститься и тут же пожалел об этом. Узнав, что Михаил собрался в Москву, Осип нагрузил его общими тетрадями и поручил передать их в Академию Наук. Спешившему Дерибасову пришлось еще и дожидаться, пока Осип сделает последнюю запись:

«Сегодняшний форум убедил: подвергнув остракизму двух своих граждан, Назарьино наследует древнегреческим полисам.

Принужден умозаключить: законоучитель Назарий обнаруживал знакомство с античностью.

Вывожу: Назарий не мог быть Назаром Кистенем, а, очевидно, был-таки семинаристом. Отец Василий прав, я посрамлен.

Горечь унижения смешивается в моей душе с гордостью за Назарьино и болью за неспособное сосуществовать человечество».

Так в один день три таких разных человека, как бывший вождь табора, бывший «принц Уэльский» и бывший кооператор были подвергнуты остракизму.

Что может сблизить пассажиров первого, второго и третьего класса? Только кораблекрушение. Когда все трое качаются на волнах, уцепившись за один обломок. Крушение же жизни - значительно более серьезный повод для соединения несоединимого.

- Чтобы в один день!.. - мотал лысиной Осоавиахим. - Надо ведь! Не иначе - знамение! Точно! Господне знамение, Мишка! Мы теперь вместе держаться должны! Как братья! Как братские республики! Как хочешь, Мишка, а я от тебя ни на шаг! Хоть гони!

И почти четверть века проненавидевший дядю Осоавиахима Михаил Дерибасов растрогался, ощутил смутное родственное тепло и жалость сначала к Осоавиахиму, потом к Саньке, а потом и к себе.

- А Евдокия-то… - Дерибасов повозил кулаком по столу, - столько лет вместе... Э-эх! Не пил... чтоб хоть раз пальцем... Все в дом!..

- Миша! Родной! - прослезился Осоавиахим. - Тебя-то хоть одна жена предала... А меня! И жена, и дети! Все, единогласно! Продемонстрировали полное единодушие. Одна внучка пожалела... Анютка...

- А меня так вообще - родители!.. - Санька недоуменно развел руками и отвернулся к окну.

В возникшей паузе каждый вновь остро пережил свое одиночество и то ли осознал, то ли почувствовал, что нет иной судьбы, кроме общества двух бывших земляков, а ныне соседей по столику вагона-ресторана пассажирского поезда «Ташлореченск-Москва».

- Выпить бы по случаю дружественной встречи, - прочувствованно предложил Осоавиахим.

- Да где достанешь! Не те времена, - не без сожаления отмахнулся непьющий Дерибасов, чья тоскующая душа вдруг остро возжелала спрятать голову под крыло хмеля.

- А я б достал, - обещал Осоавиахим саркастически улыбающемуся Дерибасову. - Вот не веришь, а я бы вправду, Мишка, достал! Вот ей-богу, зря лыбишься. Сразу бы достал. Дай четвертной Саньке, если мне не веришь, хотя и зря. А если не достану, он тебе вернет. А когда достану, ты, Санька, смотри, отдавай деньги без всякого обману! Чтоб никаких конфликтов с обеих сторон...

- На, - сказал Дерибасов Саньке.

- И ты на, - радостно ответил Осоавиахим Дерибасову и достал из кармана бутылку самогона. - А ты, Санька, давай! Нечего моим деньгам в твоих карманах задерживаться. Мне в скитаниях деньги нужны. Я по Руси скитаться буду! Лицом к народу!

- Тьфу! - сплюнул Дерибасов, жалея четвертной. - Ладно, пошли в купе, пока там пусто.

Но там пусто уже не было. Две полувековые женщины яростно разыгрывали партию знакомства. Хорошо пахла снедь на столе, напоминая скитальцам о утраченных домашних очагах.

Через пару минут дорожное знакомство состоялось. Дверь заперли, и домашняя снедь завела хоровод вокруг бутылки.

Осоавиахим извлек засаленную колоду разнорубашечных, как строй призывников, карт и нагадал дамам массу приятного. Очевидная безыскусность и неуклюжесть придавали прогнозам достоверность. Под мерный стук колес Марья Трофимовна разразилась двадцатикилометровым монологом, в котором поведала, что ее сын жениться будет фиктивно, на москвичке ради прописки, потому что ему работу предложили в столице очень хорошую, а без прописки не зачисляют.

- Это как?! - не понял Мишель. - Это значит, что в Москве так просто и не обоснуешься?

Обе женщины рассмеялись.

- Ну и ладно, - сказал Осоавиахим.

- Что значит ладно?! - возмутился Дерибасов. - Как это я не поселюсь, если я при деньгах? Квартирку снимем.

- Квартирку-то вы еще снимете, - полненькая и разбитная Зинаида Владимировна, выпятив нижнюю губу, сдула челку. - А чтобы прописаться - нет. С этим у нас строго. А без прописки никуда не устроишься. А вы что, все в Москве решили остаться?

- А что? - придурялся Дерибасов. - Раз в Москву не всех жить пускают, значит в ней хорошо. Кооперативчик какой-нибудь организуем, или еще что...

- Это! - перебил Осоавиахим. - Мишка! Прокатный пункт! Я все обдумал. Пункт по прокату непорожней стеклотары. Проявляя заботу о нуждах трудящихся.

Дерибасов скривился:

- Чего?

- А вот чего! - Осоавиахим воздел перст и начал вещать: - Вот ты мне сегодня четвертную, спасибо тебе, дал? А ведь можно сказать не за что. Это я к тому, что этого дурманящего зелья нынче мало где достанешь. То есть, достать, конечно, оно можно, но надо заранее побеспокоиться. Выступить со своевременной инициативой. Надобность в бутылке возникает, как у кого, правда, но у положительного человека к вечеру. Даже к ночи. А тогда или уже закрыто, или все разобрали, или такая очередь, что никак не успеть до закрытия.

- Все это мы знаем. Короче, - потребовал Мишель.

- Да просто много народа через это каждый вечер страдает. Широкие слои населения. Я полагаю, в Москве так... тысяч... сто! Не меньше. Или даже больше! Это, значит, я к чему? А к тому, что для них и открываю я пункт проката. Все для блага человека. Вот, например, захотел ты, племяш, с друзьями посидеть, или с подругой... И некуда тебе деваться, кроме как по мне в пункт проката. Мол, дядя Осоавиахим, дайте, пожалуйста, напрокат бутылочку белой. Я беру у тебя под залог паспорт и прокатываю свою бутылку по твердо установленной цене пять копеек в сутки. Потому что экономика должна быть экономной!

- Ну, бизнесмен! - рассмеялся Дерибасов.

- Не сбивай старших, Мишка! - строго прогудел Осоавиахим. - Я ведь, прежде чем тебе бутылку отдать, ставлю на этикетке печать заведения и инвентарный номер. Ну вот, значит, прибегаешь ты назавтра ко мне, подаешь бутылочку белой. Вот вам, дядя, бутылочка назад, вот вам пятачок, верните мне паспорт. А я гляжу на тебя и удивляюсь. «Это, - говорю, - Миша, не та бутылочка, что ты напрокат брал. Какая-то неофициальная. Тут ни печати, ни номера. Паспорт вернуть не могу. Мы, объявив непримиримую борьбу пьянству за трезвый образ жизни, тебе бутылочку напрокат дали. Чтоб на столе постояла как дань народной традиции. А ты ее выжрал». Ну ты, конечно, в бутылку лезешь: какая, мол, разница, мол, точно такая же, поставьте, мол, печать, номер напишите и всех делов, что за бюрократизм в период гласности... А я тебе объясняю, что у нас пункт проката непорожней стеклотары, а не пункт ее обмена. А за промотание прокатного имущества, как в библиотеке - в пять или десять, в общем, во много раз дороже. Но чтоб тебя не разорять такими темпами инфляции, так и быть, давай бутылочку и вноси в кассу стоимость утерянного имущества по госцене. Ну, каков новаторский почин?!

Ошарашенный затейливой тупостью дядюшки, Дерибасов молчал. А Зинаида Владимировна обиделась:

- Ну, Осоавиахим Будулаевич, это вам все-таки Москва! Если бы и впрямь такие доходы были, у нас бы давно в каждом районе по 10 таких пунктов работали. Там многие хотят миллионами ворочать, да не у всех выходит.

Осоавиахим засопел:

- А я все экономически обосновал! Сто тысяч по десятке, это миллион в день! А в год - триста шестьдесят пять миллионов, копейка в копейку! Это не считая по пять копеек в сутки за прокат.

- А почитать что-нибудь у кого-нибудь напрокат не найдется? - попросил прискучавший Санька.

- Роман хочешь? - заржал Дерибасов. - На сельскую тему, но глубоко философский. Я как раз на досуге написал, думаю в Москве издать.

Так решился вопрос о спальном месте для Осоавиахима, ибо Санька, получив доступ к наблюдениям и умозаключениям Осипа Осинова, всю ночь читал в коридоре общие тетради. А когда с первыми лучами солнца просочился в коридор и Мишель, Санька поднял на него красные глаза.

- Ну чего? - зевнул Дерибасов. - Сдать в Академию наук или для тебя оставить?

- Ближних одинаково ослепляет звезда и фонарик. Лишь дальние могут поведать им о размере человеческого величия! - ответил Санька и воздел перст. - Поэтому прости отца своего, считающего тебя придурком. И мать, и братьев, и сестер, и детей, и родственников, и соседей, и товарищей, и земляков, и сограждан, и современников!

Пока Дерибасов просеивал фразу, отбирая что отнести на свой счет, Санька пояснил:

- Это третья универсальная аксиома Осипа Осинова! Поэтому я решил отвезти это собрание сочинений как можно дальше от Назарьина и рассматривать дядю Осипа оттуда через все эти три десятка призм!.. Нет, ну какая голова у мужика!.. У него, кстати, и про головы есть: «Братья и сестры! Доколе мы будем считать скот в головах, а людей - в ртах!?..»

Глава 18. Акклиматизация

Чтобы снять квартиру, Дерибасову даже не потребовалось въезжать в Москву. Поезд еще только подходил к Подольску, а он уже снял комнату у Зинаиды Владимировны. Но Осоавиахим его переплюнул: в тот же день, не выходя из квартиры, он снял Зинаиду Владимировну. Поэтому в уютной двухкомнатной квартире все расположились достаточно оптимально: Дерибасовы в одной комнате, «хозяева» в другой.

Зинаида Владимировна ушла рано, оставив завтрак на одну персону. Воспитанный на пословице: «кто рано встает, тому бог дает», Санька воспринял остывшую яичницу как божий дар. Потом пришел старичок. Морщинистое лицо при угловатой подростковой фигуре.

- Доброе утро, молодой человек! - строго сказал он.

- Здрасьте! - с готовностью подтвердил Санька, рассматривая старичка, как молодой сенбернар старого пекинеса. - Проходите, пожалуйста, на кухню.

Через несколько секунд старичок сидел перед Санькой, как перед фотографом, и косил на дверь, словно ждал, что оттуда вылетит «птичка». Затем побарабанил пальцами по столу и агрессивно спросил:

- Сын или кто?!

- Студент, - заулыбался Санька.

- Не женат, конечно? - зло тявкнул старичок.

- Не-е, - сказал Санька. - Мне еще рано.

- А мне что, по-твоему, уже поздно?

- Почему? - смутился Санька. - В вашем возрасте, наверное, всякое бывает. Вон у нас, Ким Назаров...

Старичок вскочил и сравнялся ростом с сидящим Санькой:

- Это в твоем возрасте всякое бывает! Наркотики, СПИД и прочая деградация... Где мать? Я, собственно, не с тобой болтать пришел, а с ней знакомиться. Ну что вылупился? Где Зинаида Владимировна?

- Так на работе, - развел руками Санька. - Только она мне, простите и не годится в матери.

- А кто же? - сощурился старичок.

- Ну, так, - сказал Санька, - просто... Позавчера познакомились...

- Ах вот даже как? - возмутился старичок, но тут в кухню вошел Михаил Дерибасов в неглиже.

Старичок растерялся.

- Доброе утро! - радостно сообщил Дерибасов. - Ну как, Санька, завтрак готов?

- А вы Зинаиде Владимировне кем приходитесь?! - с упором на «вы» произнес старичок.

Мишель поклонился:

- Дерибасов, Михаил Венедиктович. А что? И с кем имею честь?

- Ничего, - сердито сказал старичок. - Я по объявлению. Уфимцев Сергей Андреевич.

Дерибасов насторожился. Следовало оценить надежность московского плацдарма.

- По объявлению? - задумчиво протянул он. - Это по которому из двух?

Мелкая провокация неожиданно выявила в Уфимцеве присутствие юмора. Вернее, того, что раньше было таковым, а с возрастом, как вино в уксус, перебродило в сарказм:

- А по тому объявлению, по которому она страдает от одиночества! - он переводил обиженный взгляд с Саньки на Мишеля.

Мишель отвечал ему долгим задумчивым взором. Наконец морщины на его лбу разгладились и он сочувственно произнес:

- Вы решили создать семью?

- Я еще ничего не решил! - выставил ладонь Уфимцев. - Я всего лишь пришел просто познакомиться.

- Осоавиахим! - радостно завопил Мишель. - Как ты можешь спать?! Иди сюда! Познакомься с конкурентом!

Осоавиахим пришлепал на кухню босиком, но по-барски - в распахнутом тесном халате хозяйки. Он был недоволен.

- Чего еще? - тут он увидел пустую сковородку и расстроился. - Завтрак мой съели, так хоть бы поспать дали!

- Нельзя тебе спать, - уговаривал Мишель. - Тебе надо бороться за счастье в личной жизни. Вот с ним...

Санька радостно встрепенулся, жаждя развлечений. Но Осоавиахим погрустнел и обиделся:

- Товарищ старый, в возрасте ветеран. Уже пребывает на заслуженном отдыхе. А вы его зря обижаете. Грех это. И меня зря. Не буду я с ним бороться, я спать пошел. И хозяйку не обижайте, а то мы вас прогоним...

Дерибасов бумажным корабликом плыл по Москве.

Столица Мишелю нравилась. Ее мутная вода была несхожа с чистой назарьинской водицей. Здесь было можно. О да! Это был город деловых вертких людей! И среди них надо было сориентироваться, чтобы проложить единственно верный путь к смутно формулируемой, но явственно ощущаемой цели. Для начала надо было устроить свою судьбу за счет чужой. И, повинуясь намеченному психбольницей и закрепленному Уфимцевым рефлексу, Дерибасов искал свою судьбу.

Справа радостно шел Санька, слева мерно шаркал сонный, обиженный Осоавиахим.

- Одно тут нормалялек! - резюмировал Дерибасов. - Никому ни до кого нет дела. Интерес возникает, если событие выходит за привычные рамки приличий. А рамки здесь раздвижные. Поэтому нечего за них держаться. Будем зарабатывать на женщинах. Санька, будем?

- Это сутенерами надо работать?! - насторожился тот. - Нет, я, чур, не буду! У меня не получится!

- У меня получится! - обрадовался Осоавиахим. - У меня уже даже получается! Только меня, Миша, надо одеть попредставительнее. В товары народного потребления со знаком качества. Знаешь, это, - Осоавиахим мечтательно пощупал взглядом прохожих, - вот шляпу такую, а то моя зеленая совсем истлела. Костюм вон, блестящий, кожа это, что ли? И сумку, Миш, вот такую, ладно? - Осоавиахим тяпнул ремень чужой сумки, удивился оскорблению, но не стал отвлекаться. - Не обидь дядю, племяш!..

Обедали в пельменной. Осоавиахим выпросил у Мишеля три порции, а четвертую, повздыхав, купил сам, разменяв дерибасовский четвертак. Пока он долго считал сдачу, Мишель снова жалел деньги.

В квартале от пельменной, на Сретенке, наткнулись на рекламу брачного кооператива «Контакт».

- Я пошел искать этот адрес! - воодушевился Дерибасов.

Осоавиахим увязался за ним, заявив, что раз женщины в Москве даются так легко, то нужно выбрать что-то самое хорошее, чтобы не продешивить. Саньку взяли для познания жизни.

Женщин предложили много. Мишель ломался. Предложили еще. Мишель попросился подумать. Разрешили, но дома, предварительно заанкетив. Мишель явно не хотел уходить. Тогда ушел консультант - вышел по звонку. Вернувшись, он нашел все на прежних местах. Наконец, Мишель и К° откланялись.

- Э-эх! - сетовал возбужденный Дерибасов. - Когда большой выбор, выбирать страшно. Но ... Девушка!!! - Дерибасов шарахнулся к шедшей навстречу даме. - Мгновение!!!

Дама ошалела.

- Простите меня! - попросил Мишель. - Но с вами на днях произойдет удивительная вещь! Долгожданная встреча настигнет вас на 37-м году жизни. Верьте! На этой неделе вам позвонят. Этот звонок решит вашу судьбу. Вы поняли?

Дама покраснела и взглянула на часики:

- Пропустите.

- Разве я не прав? - интимно зашептал Дерибасов. - Разве вам не 36, хотя вы выглядите на 29? Разве не зовут вас э... Алла? Разве вы не бухгалтер?

- Откуда вы знаете?! - заволновалась дама.

Дерибасов самодовольно улыбнулся и посмотрел мудро:

- Дело в том, что я... Впрочем, Дерибасов... Чхумлиан. Буддо-христианин... Экстрасенс. Путем самоусовершенствования достиг ясновидения. - Мишель подумал и добавил: - В общем, когда убедитесь, что я прав, и захотите пойти моей тропой, то... - Мишель выдал адрес Зинаиды Владимировны, как врач - рецепт. - Я не афиширую свой приезд. До встречи.

Пока Санька думал, удобно ли задавать вопросы, а Осоавиахим искал для них слова, Мишель уже перехватил истонченную дрожащую женщину.

- Мишка-то это, - сказал Осоавиахим Саньке, - чего он на эту болонку бросился? Первая хоть крепкая была... Знаешь, Санька, это он мне завидует. Что я так быстро в Москве обустроился. Вот и наскакивает.

Дерибасов на скамейке вершил чудеса общения:

- У вас, Оленька, возбужденное состояние, - тихо мурлыкал он. - Но это все суета. 28 лет - это начало жизни. И вы это должны знать лучше меня, вы ведь библиотекарь? Ну вот. Поверьте, боязнь будущего отнюдь не причина горести в настоящем. А ваша надежда уже стучится... вернее звонит. Один человек позвонит. И последующая за этим встреча может решить вашу судьбу. Но при условии, - Дерибасов воздел палец, - при условии отсутствия действия частицы «Ом». С этой минуты неделю не ешьте мясного... Позвольте оставить вам адрес... Только никому не давайте сведений. Я живу у учеников. Время жизни отмеряется посещениями. Захотите понять себя и будущее - спросите Чхумлиана.

Конечно же, Дерибасов забавлялся. Но не на пустом месте. На столе консультанта были отложены пять женских анкет с фотокарточками. Это были счастливицы, на которых, кто-то «положил глаз». Сделал это и Дерибасов, когда консультант выходил. А теперь женщины тянулись от метро к конторе ознакомиться с анкетами избравших их кавалеров и решить - позволить ли сообщить свой телефон.

Естественно, и Алла, и Оленька после встречи с Чхумлианом позволили. И кооператоры дали волю мужской инициативе.

С Зинаидой Владимировной Осоавиахим поссорился глубокой ночью, когда Дерибасову снился пронзительный сон о непреклонной Евдокии. Он как раз обнимал женину спину, припадая к ней, как к дереву, всей сущностью, и уже почти слился со спиной в едином потоке древесного сока, как вдруг за стеной низко и угрожающе, словно пылесос, взвыл Осоавиахим. Он упрекал Зинаиду Владимировну в чреслопоклонничестве и растлении ветеранов труда, грозил Богом и призывал в свидетели мир.

Зинаида Владимировна что-то отвечала, словно играла с кнопкой включения пылесоса - Осоавиахим замолкал и тут же завывал снова.

Воровато лязгнул замок, и Мишель, рванувшись в коридор, успел цапнуть за штанину уходящего в ночь Саньку.

- Ну, дезертир! - свирепо рыкнул Дерибасов.

- Я, дядь Миш, не дезертир! Я свободный гражданин своей страны, и в ее пределах могу идти куда хочу, - виновато объяснял Санька. - А деньги ваши я положил на стол. Кроме, конечно, вот этих 50 рублей, которые верну со стипендии.

Дерибасов задумался. Упускать Саньку не хотелось - в его лице можно было упустить случай. Мишелевская интуиция твердо знала, что Саньку можно положить на нужную чашу весов. Но сейчас Дерибасов не доверял никому, даже собственной интуиции.

- Будем разбираться утром! - объявил он, и Санька не нашел причин для отказа.

Утром восхитительный завтрак-оправдание, называющийся «Осоавиахиму Будулаевичу», съел Мишель. Затем он растрогал Саньку речью о родстве, а после заворожил его открывающимися перспективами.

Санька сник, грустно забрал со стола деньги и вздохнул:

- Ладно, дядь Миша. Только жить я буду в общежитии. Мне теперь учиться надо, а с вами хоть и не соскучишься, но и не поучишься.

Глава 19. Заезжий генерал

Почему в наш век всеобщей телефонизации телеграфу не угрожает гибель? Потому что телеграммы не пахнут. А заплетающийся и запинающийся голос «пахнет» перегаром, даже профильтрованный через телефонные мембраны. И, конечно, позвони после Елисеичевых поминок председатель колхоза «Красная новь» Дерибас Анисимович Назаров в соответствующие инстанции, ему бы строго напомнили об указе о усилении борьбы с пьянством. Но он не позвонил, а, как и обещал своему коллеге - председателю сельсовета, дал телеграмму «о наличии в избе покойного макетов изобретений, имеющих оборонное значение».

Поначалу события развивались вполне мирно - через неделю приехал из района Лаврентий Скуратов, шлепнул Дуню пониже поясницы, походил по избе, пощелкал фотоаппаратом и снова переключил внимание на Дуню. Но после оплеухи Лаврентий обиделся, именем закона выгнал Евдокию Назарову из помещения, а входную дверь опечатал. Гордая и самостоятельная Евдокия жить, как придурок Мишка, под портиком не пожелала и удалилась дожидаться справедливости в Елисеичев сарай.

Однако справедливость торжествовать не спешила. Через два дня приехали трое из Ташлореченска, просидели в доме больше суток, позволили Дуне забрать личные вещи и уехали, опечатав не только дверь, но и окна.

Пока председатель сельсовета Назар Назаров соображал, как найти Евдокии мужа еще до холодов, чтобы вместо опечатанного наследства не восстанавливать ей сгоревшую хату, в Назарьино въехала колонна из трех автомашин. Первой катила черная «Волга».

Евдокия, взяв вилы, застыла у забора, тревожно всматриваясь в сгущающиеся сумерки, готовая дать достойный отпор бесстыже вернувшемуся бывшему мужу Михаилу. Но «Волга», а за ней и «газик» остановились поодаль. Перед Дуней затормозил крытый грузовик с надписью «люди» на брезенте. «Арбатовы!» - со счастливым облегчением прошептала Дуня. Но из кабины что-то рявкнули, и из кузова посыпались солдатики. «Наемники!» - смекнула не пропускавшая программу «Время» Дуня и, ахнув, всадила вилы в покрышку грузовика. Отрезвленная матюгами шофера, она сообразила, что одной бабе с армией не справиться, и огородами кинулась к церкви. Не успел вылезший из черной «Волги» красавец генерал размять ноги и расправить седеющие усы, как над Назарьино грянул набат.

- На звук! - скомандовал генерал.

Немало повидал генерал-майор инженерных войск Гиви Отарович Курашвили за 62 года богатой приключениями, злоключениями и похождениями жизни. И все-таки застыл, пораженный внезапностью зрелища. На воздетом к небу персте колокольни неистово металась женщина, вырывая язык колокола. Развевались волосы и юбка. Казалось, что это ядреное тело звенит и гудит, ударяясь о стены звонницы.

Народ сбегался. Генерал, сидя в машине, недоумевал.

- Евдокия! - раздался мощный, как бы смутно знакомый генералу бас незнакомого священнослужителя. - Чего дуришь?! А ну, спускайся, пока за косу не стащил!

Баба перегнулась через перила и истошно завопила:

- Так Мишка ж вернулся!!! - она обличительно указала на черную «Волгу». - Против всего мира пошел! А с ним наемников целый грузовик! Обороняться надо!

- Подъедь к фонарю! - приказал генерал, слегка обеспокоенный нехорошей паузой и недобрыми взглядами в затемненное стекло. - Надо появиться с наибольшим эффектом, - пояснил он незнакомому местному шоферу, дабы тот не заподозрил его в малодушии.

Генерал вылез из машины. И эффект превзошел все ожидания!

То есть в первую секунду все, как и положено, замерли и подтянулись. Но потом, как с неба, громыхнул все тот же бас:

- Сержант Курашвили! Втяни живот! И воротник застегни!

Вальяжный генерал дернулся, рука его непроизвольно потянулась к вороту, лицо озарила мечтательно-бессмысленная улыбка и, раскинув руки, Гиви Отарович кинулся к батюшке с криком:

- Командир! Дорогой! Кацо! Тебя же расстреляли!

Два комплекта побитых ревматизмом костей затрещали в могучих объятиях.

- Слезай, дура! - крикнул Федор Назаров, обижавшийся на не пожелавшую перейти в дом к брату Евдокию. - Все тебе твой Мишка мерещится! Мишка, понимаешь, к ней вернулся - во главе армии и орденов до пупа. Ты в стариковском сарае скоро напрочь свихнешься!

В звоннице погас свет и раздались рыдания.

- ...Ну вот... - растроганно басил отец Василий. - Перед смертью хоть ребят из эскадрона будет с кем помянуть...

Рядовой Гиви Курашвили и взводный Василий Осинов познакомились в начале 1942 года, на втором месяце совместной службы, после кавалерийской атаки на танки. Оставшись вдвоем из всего эскадрона, они решили, что бы ни было, но служить вместе. И до конца войны ничья рука или пуля не поднялась их разлучить. А в конце войны поднялась.

Уполномоченного СМЕРШа искренне возмутили сведения о высказываниях новоиспеченного подполковника Осинова, вроде того, что немецкие села больше напоминают ему родное Назарьино, чем российские, украинские и белорусские. Тут же выяснилось, что подполковник Осинов, пренебрегая заботой о вверенном ему воинском подразделении, часами напролет учит немецкий язык, а затем активно устанавливает контакты с местным населением, дотошно выясняя все нюансы хозяйствования бауэров. А это уже свидетельствовало о кулацком желании реставрировать в СССР капитализм. Короче, постепенно стало ясно, что причины слишком уж успешных разведрейдов Василия Осинова по неприятельским тылам объяснялись просто: завербованный немецкой разведкой, он больше сведений уносил, чем приносил! И лишь по случаю победы высшая мера была заменена на «четвертак». Так прервалась военная карьера подполковника Осинова, чтобы через десять лет, после реабилитации, началась духовная карьера отца Василия.

В Назарьине, действительно, как и говорил Михаил Дерибасов сотруднице молодежной газеты Эвелине Пранской, жили люди честные, прямые и простые. Однако взгляд имели зоркий, ухо чуткое, ум крепкий и намеки понимали хорошо, а иногда видели их там, где тех и не было. Поэтому многие назарьинцы и назарьинки, возвращаясь от храма, думали: «Чем же батюшка-то поминать эскадронных ребят будет? Чтоб вино покупал - никто не видел... И самогонку не гонит... Как бы ему не осрамиться перед заезжим генералом...»

И не успела попадья растопить баньку, как потянулась к их дому вереница прихожан - кто гордо нес бутылку коньяка, кто, не слишком таясь, штоф самогона, а кто бутыль сладкого назарьинского вина. В общем, посидели отец Василий и генерал Курашвили, пока топилась банька, недолго, но форсированно. А когда Гиви Отарович вышел во двор перекурить, с неба раздался долгий и горестный всхлип.

- Эта яростная женщина, что, еще там? - удивился Курашвили.

- Гордая, - ласково улыбнулся подошедший отец Василий, - будет сидеть, пока кругом ни души. Пока хоть одно окно в селе горит - не спустится.

- Значит, всю ночь не спустится. Мы же до утра сидеть будем?..

- Значит, всю ночь...

- Слушай, это не хорошо. Скажи, чтоб спускалась...

- Бесполезно. Не послушается.

- А если я попрошу? - генерал разгладил усы.

Отец Василий оценивающе оглядел гостя:

- Бесполезно. Четверть века назад - еще может быть. И то сомнительно. Ты знаешь, что такое женская гордость?

Ответом отцу Василию был юношеский блеск глаз и томная грузинская песня, с которой Гиви Отарович полез на колокольню - снимать Дуню. И казалось захмелевшему генералу, что взбирается он на сванскую башню, чтобы похитить гордую красавицу. А Дуне казалось, что горбоносый и стройный дьявол из оперы «Фауст» соскочил с экрана и пришел по ее душу, которая слабо вибрировала в потоке древней мелодии.

Отец Василий стоял, прислонившись к дверному косяку и с живым интересом вслушивался в происходящее. Пение оборвалось на пронзительной ноте.

- Здравствуй! Идем со мной! - сказал красивый баритон.

- Кто вы?! - дрожащее контральто.

- Я Гиви. Не бойся. Я отведу тебя домой. Как тебя зовут?

- Евдокия Платоновна! И никуда я с вами не пойду!

- Я слышал - ты гордая, - согласился Гиви. - Но гордая женщина не должна ходить одна ночью. Правильно говорю?

- Но это же не город, - неуверенно ответила Дуня.

- Красавиц крадут везде!

- Да ну вас! - хихикнула Дуня. - Никуда я с вами не пойду!

- Неправильно говоришь, - укорил Гиви. - Ты знаешь, что теперь в селе воинские патрули и комендантский час? Убивают без предупреждения.

- Откуда?! - ахнула Дуня.

- Я приказал, - скромно сказал Гиви.

- Зачем?!!! - ужаснулась Дуня.

- Как зачем? Была, понимаешь, попытка спровоцировать столкновение местного населения с военнослужащими. Какой-то местный террористический элемент вилами вывел из строя военный грузовик. Без меня тебя сразу арестуют.

- Так вы меня так арестовываете? - покорно и грустно спросила Дуня.

- Конечно! - обрадовался Гиви. - Давай руку. Следуй за мной теперь. - И Гиви запел ликующий победный гимн, сводя полонянку с колокольни.

Всю дорогу генерал был галантен и предупредителен. Узнав, что такая красавица вынуждена ночевать в сарае, тут же передислоцировал туда всех своих офицеров. Пока те недовольно собирались, солдаты уже вносили в комнату Дунину перину, подушки и прочие принадлежности. Дуня стыдливо ахала, вырывая из рук ухмыляющихся солдат то, что поинтимнее. Избавившись от низших чинов, Гиви Отарович, без всякой артподготовки полез в атаку, получил чувствительную оплеуху, преисполнился уважения и пошел обратно.

Проигравший пари отец Василий, выбирая лучшую бутылку коньяка, с грустью размышлял о женской душе. О ее уязвимости, беззащитной потребности в поддержке и легкости, с которой она планирует с небес на землю.

А в это время его однофамилец Осип с еще большей грустью размышлял о событиях ушедшего дня. Наконец он вздохнул и, обмакнув школьную изгрызанную ручку в чернильницу-непроливайку, накорябал:

«Как дом без домового, Назарьино не может без антихриста, своего, разумеется, сельского масштаба, которого обозначу не иначе как Антиназарий.

Едва изгнали из здорового народного тела бесноватого Мишку, как тут же возник преемник, выходящий за рамки прежнего.

Принужден умозаключить: черная «Волга» - «конь блед» для Назарьина, а если поразмыслить, то и для всей страны. Воистину, нет пророка в своем отечестве - о, Евдокия, запечатанные уста моей души! - о, Кассандра, узревшая падшее в прах Назарьино! О, вещий скуратовский глаз! Не колоколом по ушам, но молотом по головам надо было пробуждать ожиревшие в довольстве мозги односельчан! О, Дуняша моя, осмеянный пророк и тайный порок моего сердца... Вывожу: бездетность Евдокии Назаровой - не биологической, но духовной природы. Ибо женщина эта есть воплощение вечной назарьинской матери».

Пока Осип Осинов умозаключал, что надлежит вывести из объятий отца Василия и Антихриста, те уже хлестали друг друга березовыми вениками, горланя «Катюшу». Село изумленно прислушивалось. Смущенная попадья молилась.

После «Катюши» Гиви сказал, что будет петь песню «о нас с тобой» и долго ее пел.

- Переведи! - попросил прослезившийся отец Василий.

- Форель из своей речки спустилась в большое озеро. Там было много пищи и теплая вода. И произошло землетрясение. Оно сдвинуло горы и образовало в устье большой водопад. И разжиревшая форель не может теперь подняться назад...

Помолчали.

- Приедешь в дом моего отца, форелью угощу, - сказал Гиви.

- Твой отец еще жив? - удивился отец Василий.

- Женился недавно, - признался Гиви. - Нехорошо, дай ему бог здоровья. У нас в роду мужчины живут дольше женщин, поэтому.

Отец Василий восхитился:

- Давай за него выпьем! А потом я тебе тоже песню спою.

И отец Василий спел не звучавшую более полувека балладу, сочиненную в гражданскую войну его отцом - школьным учителем Созонтием Федоровичем Осиновым и певшуюся его матерью вместо колыбельной:

Скакал по Назарьину Троцкий Лев,

Сваливший сиамских орлов.

За ним, от вольности охмелев,

Сотня лихих казаков.

Копыта бьют, и трубы поют,

И пукает броневик.

Яркий наличник сулит уют,

Но шашка славу сулит.

Назаров луг. Там водит круг

Сотня назарьинских дев. -

Конь под наркомом споткнулся вдруг

Спешился грозный Лев.

Въехал в Назарьино Троцкий Лев,

Сваливший сиамских орлов.

Его людей к себе на согрев

Пустили сто лучших дворов.

Три дня потом собирал нарком

Сотню по всем дворам.

Стога безжалостным броневиком

Заваливал по утрам.

В стогах нашел девяносто семь

И застыдил вконец.

Но трое остались в селе насовсем,

Чтобы пойти под венец.

Ушел из Назарьина Троцкий Лев,

Сваливший сиамских орлов.

А позади плелась, поскучнев,

Сотня без трех казаков...

- Троцкий что, правда приезжал? - поинтересовался Гиви.

- Говорят, - развел руками отец Василий и невольно соврал, потому что об этом не говорили с тех самых пор, как были выкорчеваны из села три так недолго просуществовавших рода - все три бывших казака с чадами и домочадцами. За левый уклон и за связь с Мексикой. - Тут вообще, по слухам, много кто проезжал, - вздохнув, продолжил отец Василий. - Кто ехал на Кавказ, тот обязательно об Назарьино спотыкался. Пушкин, Лермонтов, Грибоедов, Толстой, Маяковский, когда от поезда отстал, этот, как его, с наволочкой... Хлебников. Есенин был, но, правда, немножко не в себе - утром вышел из избы, ведро воды на голову опрокинул, долго на Лушку Назарову щурился, говорят, красавица была, потом головой помотал: «Во, - говорит, - дела... В Азербайджане - и такие бабы».

- А Ленин был? - недоверчиво спросил Гиви.

- Нет, - сокрушенно признался отец Василий. - Потому что на Кавказ не ездил. Зато Киров три раза был и...

- А Сталин был? - посуровел Гиви.

- Был. Но я тебе об этом рассказывать не буду.

Гиви обиделся:

- Почему?!

- Обидишься.

- А-а, - махнул рукой Гиви. - Теперь все можно говорить. Мужчины перестали отвечать за свои слова... Ты просто Иосифу Виссарионовичу Нюрку простить не можешь. Что она, к сожалению, не тебя выбрала:

- Какую Нюрку?! - опешил отец Василий.

Курашвили внимательно посмотрел на него и вздохнул:

- Забыл. А мне уже не забыть! Я ведь в сорок пятом на ней женился.

- Стой! - встрепенулся отец Василий. - На нашей Нюрочке?! Ну, молодцы! Давай за нее выпьем! А Сталин тут при чем?

- Сам за нее пей! - Гиви отодвинул стакан, расплескав коньяк. - Забыл, как ей говорил: «Почему любишь Гиви? Я офицер, должна меня любить!» Правильно говорил! Не помнишь, что она ответила? Она сказала: «Командир, люблю Гиви, потому что он грузин, как товарищ Сталин!»

- Не помню, - развел руками отец Василий.

Гиви заметался по баньке:

- Я на ней больше не женат! Четыре дня не женат! Я долго ждал! Я еще при Хрущеве развестись хотел! Слушай, а Хрущев у вас в Назарьино был?

- Был, Гиви, был...

- Но тут сокращения в армии начались... А мне в запас еще совсем рано было... а им только предлог дай. А она тогда все поняла... Значит, когда в следующий раз развестись захотел, Нюрка мне говорит: «Рапорт на тебя напишу, что ты морально-политически грязный. Дома поносишь своих командиров и партийных лидеров. И восхищаешься американской армией. Останешься без погон и партбилета!» А как без них жить? Слушай, никому не говорил, тебе, как священнику, скажу, убить ее хотел! Эта женщина не только меня опозорила! Весь наш род опозорила! Всю фамилию... Знаешь, ее как зовут? Я случайно услышал... Генеральша Курва Швили! - генерал Курашвили замычал от унижения. - Теперь понял, как я сюда попал? Еще нет? Правда думаешь, в этой избе дел для генерала? Просто пока ее доносы разбирать будут, я написал рапорт об отставке. А сам в первую дурацкую командировку убежал... А тут ты, командир... Давай выпьем!

Выпили за судьбу, которая хоть и делала все, чтобы их разлучить, но притяжение, их душ было так сильно, что преодолело пространство, время и командно-административный аппарат.

Глава 20. Частица «Ом» приходит в полночь

Ну да ладно. Пить за судьбу у нас в стране может всякий, достигший 21 года. А вот предсказывать судьбу - удел избранных. Свою избранность новоявленный москвич Чхумлиан Венедиктович Дерибасов остро ощутил ясным сентябрьским утром, когда в дверь позвонила библиотекарша Оленька и робко поинтересовалась, здесь ли живет Чхумлиан. Пока Осоавиахим, привыкший, что его имя извращают, как могут, соображал - не о нем ли речь, в коридор выпорхнул Дерибасов, принял букет хризантем и роскошную коробку конфет, сунул их Осоавиахиму и надменно повелел:

- Отнеси в ту комнату и жди. Понадобишься - позову.

После этого Мишель пригласил Оленьку в комнату и, скромно потупив взор в ее щиколотки, упредил слова благодарности:

- Я. вижу, Оленька, что ваше счастье... индуцированное мной - состоялось!

- Да! - покраснела Оленька. - То есть еще нет... То есть я пришла посоветоваться...

- Знаю, знаю, - ответствовал Дерибасов, глядя сквозь Оленьку куда-то вдаль. - Но то, что вас в нем смущает, не должно вас смущать. Строго говоря, ваше счастье было бы вообще гарантировано, если бы не одно обстоятельство... - Дерибасов вдохнул поглубже и, решившись, поводил ладонями перед Оленькиным лицом, выдохнул и возложил их на ее лоб и грудь. Грудь вздымалась.

Глядя на проступившее на лице Дерибасова страдание, Оленька испугалась и предъявила раскаянье в развернутом виде:

- Только один пирожок... Меня угостили... Он был не с мясом, а с печенкой. Вы же про печенку ничего не говорили, вот я и подумала, что можно... Это уже никак не поправить?

А грудь все вздымалась. Дерибасов сглотнул:

- Да нет... Для усовершенствовавшегося буддо-христианина нет ничего невозможного. Но теперь изменить направленность частицы «ОМ» будет сложно, ну просто очень сложно. Это потребует долгих ночных медитаций. Вы сможете долго медитировать по ночам?

- Я?! Нет, - растерялась Оленька. - Я не умею.

- Я тоже нет, - развел руками Дерибасов. - К сожалению. Несколько моих учеников достигли стадии «Шен», требующей для дальнейшего продвижения круглосуточных упражнений. Днем я должен наблюдать за их занятиями, а ночью - разгружать вагоны, чтобы прокормить их. К счастью, я достиг уровня совершенства, когда потребность в сне не превышает 12 минут в сутки.

- Что же меня теперь ждет? - перебила Оленька, решившись, наконец, заглянуть в бездну.

- Все будет хорошо, - успокоил ее Мишель. - Во всяком случае первые 3-4 месяца точно.

- А потом?!

- А потом - частица «Ом»! - выдал Дерибасов, впервые почувствовавший себя в Москве так же вольготно, как на ташлореченском рынке. - Частица «Ом» приходит в полночь, - добавил он, шалея от ощущения фарта.

Дерибасов снял руку с горячей груди и вытер потную ладонь о штаны.

- Так чего же мне больше всего опасаться? - настаивала Оленька.

Дерибасов учуял верный ход. Одновременно пришло томление от предстоящей подлости и облегчение от сбрасывания провинциальных комплексов.

- Детей. Остерегайтесь заводить детей, - сочувственно посоветовал он.

Оленька потухла:

- Как? Какое же это тогда счастье? Я же только ради этого... А почему нельзя?.. Из-за одного пирожка?.. Не может быть!

Мишель развел руками:

- Мне очень жаль... Так получается...

Оленька вцепилась в Дерибасова:

- Помогите мне! Я сама буду кормить ваших учеников! Только молитесь за меня!

Дерибасов подсек:

- Буддо-христиане не молятся, а медитируют. И к сожалению, кормить пребывающих в стадии «Шен» учеников можно только специально приготовленной пищей. Это могу делать один я...

- Сколько вы зарабатываете на разгрузке? - осенило Оленьку. - Я все компенсирую.

После Оленькиной компенсации Дерибасов расправил плечи. Он барабанил пальцами по столу, смотрел в окно и вспоминал невнятные гулкие речи психбольничного Гуру. Дерибасов пытался воззвать к глубинам своего естества, нежданно приоткрывшимся тогда.

И вот момент просветления возник! Упорное стремление к интеллектуально-эмоциональному самоутверждению закончилось скрещением всего самого наилучшего в той самой оптимальной светлой точке.

Неожиданно для себя Дерибасов совместил тоску по непознаваемой вечности с пронзительной любовью к своему оголтелому «я». И в это мгновение внутренней гармонии он был воистину прекрасен!

Жила-таки в Мишеле дерибасовская особенность - способность к красоте облика в моменты душевных просветлений. Заметили эту особенность в Назарьине давно - еще Маруська Дерибасова, как только дивилась ненароком на внезапную красоту своего мужа Павлуши, так тут же спохватывалась и охала, зная, что в самостийную его голову влезло снова черт знает что и скоро все пойдет бог ведает куда!

Осип Осинов в своих «Уединенных наблюдениях» оценивал этот феномен так:

«Говоря о красоте, словно пот проступающей на лицах семейства Дерибасовых в моменты разрешения от бремени задач, можно подумать о внезапной красоте потаенного действа скрытых могучих сил.

Таким образом, человек видит лишь конечный результат цепи неведомых, но великих передвижений материи и духа.

Умозаключаю: Дерибасовы в чем-то избранный род. Возникновение же в этом роду Михаила намекает на сбой в системе.

Вывожу: вероятность всеобщей катастрофы все возрастает».

Просветлевший Дерибасов нанес визит Осоавиахиму. Родной дядя спал. Огромная лысая голова с младенчески-блаженной улыбкой пускала шоколадные пузыри на наволочку. Из-под подушки краснела разграбленная коробка конфет.

Мишель, как все непьющие люди, любил сладкое. Он выдернул коробку, убедился в том, в чем и так не сомневался, отшвырнул ее и тоскливо, как на единственную картину в гостиничном номере, смотрел на вытекающую из уголка дядиного рта коричневую струйку, коричневые пятна на крахмальной кружевной наволочке и тупое блаженство дядиного сна. Дерибасов саркастически ухмыльнулся и поехал в брачный кооператив, где заявил ошарашенным кооператорам:

- Чхумлиан Дерибасов. Экстрасенс. Тот самый «назарьинский феномен», о котором писала пресса. У вас, как я понял, оплата по конечному результату? После регистрации брака? И какой же у вас процент выхода? Я имею в виду число браков к числу предложенных кавалеров? Х-ха! Могу повысить вдвое. Или втрое. Как? Это мое дело. К концу месяца подбиваем процент и половина сверхдоходов моя...

...А Назарьино жило новыми впечатлениями. Теперь, вместо петушиного пения, его на рассвете будили пистолетные выстрелы - закончив бражничать, Гиви и Василий устанавливали опорожненную за ночь стеклотару на плетень и соревновались в остроте глаза и твердости руки.

Потом Гиви отправлялся в «штаб-квартиру», называл разбивших палатки на грядках солдат - «сынками», живших на Дунином месте - в сарае – офицеров - «джигитами» и входил в дом, в свой кабинет с полевым телефоном и картой. Приносившую чай Дуню он называл «серной» и засыпал на оттоманке. К полудню он просыпался, ругал солдат «вахлаками», «валухами» и «недоносками», а офицеров - «бестолковыми тунеядцами», «пьянью» и «рванью». Дуню же величал «хозяйка» и был с ней строг. Но когда Дуня вносила в кабинет умопомрачительно пахнущий чугунок и чайник заварки, Гиви Отарович мягчел, как пластилин, от неиспытанного доселе домашнего тепла, целовал ручку «замечательной Дунико» и отсылал еще пару солдат на восстановление Евдокииного дома. Дуня слабо сопротивлялась, но была очень довольна инициативой генерала.

По ночам отец Василий и генерал Гиви продолжали сбивать друг с друга накопившиеся за годы спесь, солидность, респектабельность, благопристойность, сдержанность, самоконтроль, величавость, и прочие слои грима.

На шестую ночь они взломали конюшню и увели двух лучших коней. Лик полной луны вытянулся от удивления, когда на Назаров луг вылетел взмыленный вороной конь с огромным седобородым священником. Черная ряса хлопала на ветру, оба креста сбились за спину, раздвоенная борода струилась. В руке он держал прутик, гикал и гремел Пушкинскими «Бесами». Следом, на белом коне, скакал сохранивший щегольскую кавказскую посадку генерал. Словно ловя такси, он махал рукой и взывал:

- Стой, командир!

И снова назарьинские матери, истомленные недобрыми предчувствиями, крепче прижимали к себе детей и пристально всматривались в образа.

Разгоряченных всадников на измученных лошадях встретил на рассвете у околицы дед Степан. Под ним был старый его конь, у седла - справа обрез, слева фляга. Поборов остатки гордости и неловкости, он попросился в компанию:

- А то жизнь дюже спокойная. Молодежь пришибленная. Ни куража, ни удали! Подергаться под музыку и по углам. А так, чтоб на коне, да с песнями, поджигитовать... Эх, куда все подевалось!

Но дед Степан не вписался в компанию и даже выбил однополчан из установленного режима. В первую же ночь он предложил тост «За Сталина!» Отец Василий поглядел на деда Степана налившимися кровью заплывшими глазами, отпихнул стакан и демонстративно ушел из баньки в хату.

- Зачем командира обидел?! - возмутился Гиви.

- Ясно! - сказал дед Степан и просверлил генерала пристальным назарьинским взглядом образца 37-го года. - Короче, ты пьешь за Иосифа Виссарионовича или не пьешь?

- С неучтивым человеком, - сказал Гиви и еще раз прислушался к своей правоте, - я бы не стал пить даже за здоровье собственного отца.

- За здоровье твоего отца - это твое личное дело! - взвился дед Степан. - А за отца всех народов только попробуй не выпей! Какой ты генерал? Ты даже не грузин!

Следующие реплики были такими хлесткими, что в них уже слышался звук пощечин. Первым не выдержал дед Степан и нанес оскорбление действием, от которого глаз Гиви Отаровича стал несовместим с его служебным положением. После чего положение деда Степана стало горизонтальным.

В ту ночь внимательно наблюдавший за всеми этими безобразиями Осип Осинов подвел итог:

«Принужден с сожалением констатировать: коррупция достигла вершин Олимпа. Уполномоченные Бога и Дьявола - собутыльники. Апокалиптическое предсказание сбывается - Антиназарий и наш духовный пастырь - два лика единого Януса. И хлестание ими алкоголя - есть наполнение единой утробы и бичевание как по душе, так и в ханыжном смысле.

Изгнав наши души, что они сделают с нами, опустевшими сосудами, как не расстреляют утром у плетня!

Заключаю: черный и белый кони на Назаровом лугу - это эндшпиль, в смысле полный конец.

Дед Степан - оловянный солдатик на шахматной доске. Космическое зло биополя Антиназария и нашего слепого поводыря притянуло мелкое вертухайское зло Степана, но, брезгуя, в итоге отринуло.

Вывожу: Антиназарий подрубают столпы Назарьина, коих было четыре - смекалка, вера, душа и дух.

Малый Антиназарий сгубил Елисеича и по моей вине увез из села вложенный в тетради с «Уединенными наблюдениями» Дух.

Новый Антиназарий подрубил веру и подбирается к душе.

О, Дуня, душа моя и наша! Сможешь ли ты сковать губительную силу нового и большего зла, вернувшегося под твою крышу! Отчего я ничем не могу помочь тебе?!

Отчего Дух обречен только вещать, как Душа - терзаться?!»

Наутро, разбуженное, как в старые добрые времена - петухами, Назарьино удивилось, забеспокоилось и потребовало у деда Степана объяснений. Но тот задорно и довольно улыбался, ограничиваясь единственной фразой:

- Славно погуляли!

Вставший раньше обычного генерал вышел из хаты в черных очках, в полной, вплоть до фуражки форме и на виду у всего села выдал офицерам то, что раньше обрушивал на солдат. А солдатам выдал такое, что тотчас заработал прочную кличку «Пиночет».

Совершенно неожиданно для Дуни, она рикошетом получила кличку «Пиночетиха», хотя в тот момент для этого не было никаких оснований. Скорее всего кто-то из Скуратовых в очередной раз, походя блеснул прозорливостью, не уступившей волховским потугам Осипа Осинова.

В тот же день генерал заслушал доклады своих экспертов, лично осмотрел наиболее остроумные елисеичевы придумки и задумался, как жить дальше. Возвращаться в Москву не хотелось - воинский опыт подсказывал, что именно сейчас его воинская честь подвергается самым яростным атакам бывшей жены Нюрки. Эта дама так хорошо умела плакать в кабинетах начальства, что ее слезы не могли не подмочить репутацию Гиви.

А генерал Курашвили не любил сырости и помнил завет Василия Осинова «держать порох и репутацию сухими». Поэтому он поблагодарил офицеров за проделанную работу, объявил, что первый этап их задания выполнен и, учуяв восхитительный аромат с кухни, вдохновился и сымпровизировал второй этап:

- Старик изобретал настолько не в русле, что не нам с вами здесь сейчас его оценивать...

Офицеры изобразили полное согласие. Встретив видимое понимание подчиненных, Гиви Отарович продолжил еще тверже:

- Мы должны думать о будущей обороноспособности страны. Избу законсервировать. Мы должны заботиться и о настоящем... Наша армия - народная! Мы не можем притеснять народ. Правильно говорю? Лишили Евдокию Платоновну Назарову унаследованного крова?! Значит, армия должна уже не в виде шефской помощи, а прямо в порядке компенсации форсированно восстановить ее личное домовладение, пострадавшее от бандитов. Так я решил. Бросить на это все силы теперь считаю делом офицерской чести.

Офицеры вяло изобразили энтузиазм и, повернувшись через левое плечо, вышли.

Отведав знаменитых скуратовских голубцов, генерал поклялся, что армия воздвигнет Дунико лучший дом во всем Благодатненском районе, после чего стал полностью игнорировать все пожелания Дуни и непреклонно следовал одному ему известному архитектурному идеалу.

После восьмислойного гуровского курника Дуня заикнулась о своей мечте - стереть с лица назарьинской земли Мишкины портик и фонтан. Но генерал только поцеловал лобик Дунико и попросил его больше не напрягать, чтобы не было морщинок. А от портика к почти десятиметровым стенам, выросшим на старом фундаменте, потянулись ажурные перекрытия.

Глава 21. Нет ничего практичнее хорошей теории

Гиви строил замок на дерибасовских руинах. А в это время неподалеку от генеральской квартиры Мишель творил чудеса. Но бескорыстно. И не по собственной воле. Идея работала, но на будущее. Не раз Дерибасов убеждался, что после его предсказаний впечатлительные москвички, как загипнотизированные, готовы были видеть в любом занудном опустившемся замухрышке - избранника. Более того, они отогревали его в лучах отраженного мистического света. И самые привередливые и заслуженные холостяки-ветераны от этого шалели и делали глупости. Но масштаб этих глупостей нарастал крайне медленно. И Чхумлиан с грустью осознал, что процент браков совершит свой рекордный прыжок с шестом только через месяцы.

Тогда Дерибасов начал предсказывать грядущее семейное счастье мужчинам. Но после того, как ему пару раз дали по морде, вернулся к более податливому полу. В ожидании материального удовлетворения, Дерибасов довольствовался моральным. Уже на первых шагах к браку женщины облекали предсказавшего оный Дерибасова неограниченным доверием. Они изнурили Дерибасова своими визитами, проблемами и подругами. Они осточертели Зинаиде Владимировне, бешено ревновавшей ко всем Осоавиахима. Они даже испортили страусиный желудок Осоавиахима штабелями конфетных коробок.

Единственно, чего побаивался Дерибасов, что бабы могут связать завлекающие пророчества с близостью брачной конторы. Но вскоре Мишель понял, что одинокие женщины куда более склонны к мистике, чем к установлению причинно-следственных связей.

Не решаясь отогнать от себя эту толпу иным способом, Дерибасов начал беззастенчиво блефовать, иногда с ужасом представляя, как бы это назвали в Назарьине. Но эффект получился обратный. Если на первый виток парапсихологических способностей Дерибасова вывела библиотекарша Оленька, то на второй - бухгалтер Алла.

В переполненной цветами комнате во время очередного, подталкивающего к венцу предсказания сердце ее зачастило, она стала бурно задыхаться.

- Я сейчас упаду в обморок! - прошептала Алла. - Вызовите «скорую»!

«Скорая» для Дерибасова была все еще вставлена в рамку торговых рядов ташлореченского рынка. Когда глаза Аллы закатились, Дерибасов впал в полную панику. Он не нашел ничего лучшего, чем помахать перед ее лицом рукой. Глаза неожиданно быстро вернулись на место и уставились на Чхумлиана с пылкой надеждой.

- Дыши глубже, - посоветовал Дерибасов.

Алла вдохнула чуть глубже и выдохнула:

- Снимите... приступ...

Нет, не зря Мишель принадлежал к гибкой умом фамилии Дерибасовых! Хотя счет и шел на доли секунды, он смекнул, что его «ручной веер» приняли за пассы. Тут же он вскинул руки и пошарил ими по воздуху.

Потрясенный эффектом, он еще несколько секунд подирижировал Аллиным выздоровлением, затем резко положил руки на ее грудь и, придав взгляду всю назарьинскую пристальность, на которую был способен, уверенно приказал:

- Дышать спокойно! Еще спокойнее! Ровно дыши! Все! Порядок! Неделю не есть мясного!

Шутки ради, для разнообразия, в тот же день Дерибасов исцелил еще нескольких боготворивших его предбрачных дамочек - от мигрени, от бессонницы, от депрессии и даже от той загадочной И Бэ Сэ, которой страдал ташлореченский начальник Лавр Федотович.

Через пару дней в узком квартирном коридорчике возникла агрессивная московская очередь. После устроенного одним ветераном скандала, обескураженный открывшимися способностями, Чхумлиан поручил Осоавиахиму следить за порядком и вести запись.

О том, насколько был потрясен Дерибасов открывшимся предназначением, говорит тот факт, что почти неделю он не замечал, как каждый его клиент, не осмеливаясь беспокоить высокодуховную особу, передает немалую сумму Осоавиахиму. Тут-то Осоавиахим и пожалел, что так аккуратно вел запись пациентов. Что стоили замухлеванные им полторы сотни по сравнению с безжалостно конфискованными племянником тысячами.

- Странные люди эти москвичи, - делился Дерибасов с навестившим их Санькой. - Вот в Назарьине - бабке Капе Скуратовой дают за гадание по целковому. А в поликлинику - цветы и продукты. А москвичи приучены совсем по-другому. Кстати, ты знаешь, что такое миопатия?

Санька морщил лоб, роясь в ворохе случайной информации, потом неуверенно произнес:

- По-моему что-то нервное. И неизлечимое.

- Не бреши! - испугался Дерибасов. - Я же ее сегодня вылечил!

Однако уже на второй неделе открывшегося дара Дерибасов стал замечать ограниченность его. Если ведомые им к браку женщины исцелялись без осечки, то их близкие подруги чуть хуже, а случайные люди вообще с переменным успехом.

Осознав всю важность предварительных предсказаний, Дерибасов перестал сторониться «подружек» невест. И прежде чем лечить, порывался предсказывать. Проще всего было с самыми страшными - им он уважительно сообщал, что они созданы не для личного, а для духовного счастья, что их предназначение в служении не мужчине, но высшему существу и открывал перед ними изобретаемое на ходу буддо-христианство.

Догадавшиеся и без Дерибасова, что им уже не на что надеяться, женщины верили безоговорочно, впивались в возможность достойно сбросить комплексы и тут же становились ревностными буддо-христианками. Одна из особо страшных, Лидия Пахомова, оказавшаяся к удивлению Дерибасова замужем, даже ушла от мужа. Все это вдохновляло, будоражило и пугало, но больше всего обязывало. Поэтому Дерибасов сделал сопротивлявшемуся Саньке еще одну финансовую инъекцию, выдал купленную на улице за трешку «Книгу индийского мышления» и поручил разработать буддо-христианство как стройное учение.

И Санька, вооружившись учебником научного атеизма, «наблюдениями» Осипа Осинова, дерибасовской книжонкой и припомнив всосанные с молоком матери назарьинские предания, за двести рублей создал новую религию.

Через три дня Санька вручил Михаилу Венедиктовичу следующее:

«Докладная записка

религиозного дизайнера А. Дерибасова

руководителю секты М.-Ч. В. Дерибасову.

В ходе проведенного расследования методом спиритического допроса третьей степени было установлено:

1. Священная река Ганг освящает своими водами Бенгальский залив.

2. Все это происходит в непосредственной близости от селения Назирхат.

3. В восемнадцатом веке в Назирхате жил известный во всем этом благодатном районе Гуру и его любимый ученик молодой йог Назари.

4. Еще Назирхат славился лучшими в благодатном районе племенными быками. Самым знаменитым из которых был Авгырд, превосходивший по размерам даже слонов. Благодаря этим быкам в Назирхате было лучшее в благодатном районе стадо священных коров.

5. А еще славился Назирхат лучшей в благодатном районе рощей со священными грибами. Грибы эти дарили ясновидение и исцеление, но сорвавший губил душу, поэтому того, кто их срывал, на всякий случай затаптывали слонами.

6. Как-то завистливый морской бог Чхун Ли Ян решил завладеть Авгырдом. Он хотел оковать его рога железом и разбить знаменитую слоновью гвардию раджи.

Когда Авгырд мирно пасся на берегу, Чхун Ли Ян послал огромную волну, чтобы та слизнула Авгырда в залив. Но бык уперся четырьмя могучими, как минареты Тадж-Махала, ногами в родную почву и вонзил в нее якорь рогов. И волна отступила, оставив на песке разбитый о прибрежную скалу корабль с испанским флагом. Из всех конквистадоров в живых осталось двое, один из которых, увидев Авгырда, умер. А второй побледнел и сказал по-испански: «Гадом буду, если не отомщу за братишку!» Звали его дон Микель де Риб.

7. Еще уцелело три бочонка рома - маленький, большой и средний.

8. Конквистадор обложил аборигенов данью в виде закусок и отметил маленьким бочонком свое счастливое спасение. Но местная закусь ему не понравилась, и, пока народ был в рисовом поле, он засолил в опустошенном бочонке все священные грибы.

9. Потом он выяснил, когда начнется сезон дождей, прикинул свои силы и сказал, что постарается успеть к его началу обеспечить себя жильем. После этого дон Микель почал большую бочку и, действительно, к началу сезона дождей опустошил ее и начал водить в свой новый дом женщин, не сообразуясь с кастами. То и дело он так прикасался к женщинам из касты неприкасаемых, что они неделями носили на себе следы его страсти.

10. Средний бочонок пошел под закуску из священных грибов. Свойства которых после засолки напрочь изменились и стали непредсказуемыми. Причем на всех они действовали по-разному. Вроде как исполнялась мечта детства. Так дон Микель стал лучшим в мире матадором и с помощью красного платка, деревянной шпаги и перочинного ножа перебил на глазах потрясенных индусов всех быков. Лишь для Авгырда шпага оказалась, как заноза.

11. Но дон Микель не смутился. «Недолго музыка играла, недолго фраер танцевал! - сказал он Авгырду. - Все равно прибью как Сидорову козу!» Гордый Авгырд оскорбился и для самоутверждения решил в наказание лишить супостата любимой закуски.

Но едва вкусил бык магической пищи, как у него выросли крылья и он, забыв обо всем, начал учиться летать. А дон Микель стрелял в него из рогатки.

12. Назирхат страдал от потери знаменитых быков. Люди перестали спать, потому что по ночам вдовые коровы задирали морды к небу и тоскливо мычали на луну, в бледных лучах которой гордо парил недосягаемый Авгырд.

Но самым ужасным было то, что Авгырд решил уподобиться птицам во всем. Если раньше он аккуратно унавоживал поля, то теперь не проходило дня, чтобы не приходилось откапывать того или иного жителя селения из кучи навоза.

13. И тогда жители самого неблагополучного селения Благодатного района обратились за помощью к Гуру и его любимому ученику Назари. И так как те не могли совладать с этой «летающей крепостью», пришлось им пожертвовать собой и душой - отведать соленых грибочков. После чего Гуру впал в глубокую, как летаргический сон, нирвану, а Назари стал читать мысли людей и коров.

Так Назари узнал, что дон Микель вынашивает коварный план захвата Авгырда.

14. «Я могу читать мысли людей и коров! - радостно возопил Назари. - Я прочел твои нечистые мысли, дон Микель!» В ответ из головы дона Микеля вылетела длинная черная мысль и, прежде чем Назари сумел прочесть ее, огромный волосатый кулак конквистадора лишил юношу сознания.

15. Очнулся Назари связанным. Но самое страшное, что дон Микель осуществил свой демонический замысел - неподалеку, жужжа, как гигантский шмель, завис над землей Авгырд. В ноздри его был продет обруч бочки, от которого тянулся корабельный канат к священной скале.

16. «Значит, умеешь читать мысли людей и коров? - грозно рассмеялся дон Микель. - Я беру тебя рулевым и переводчиком. Будешь читать мысли этого слонопотама, чтоб он чего не откинул. Например, копыт, - дон Микель грубо захохотал. - Короче, живо лезь на борт. Лечу на родину, а то ром кончается». - «Без Гуру я не полечу!» - отказался отважный Назари.

Загрузил Назари на спину Авгырда Гуру, приладил дон Микель полегчавший последний бочонок, и они полетели на запад, в Гишпанию.

17. А за Авгырдом, задрав морды, ринулись все назирхатские священные коровы.

18. В голове дона Микеля Назари читал одни и те же мысли. Их было две: «Хватит ли горючего до дома?» и «Сколько же выложит король за такого быка для королевской фиесты?».

В районе персидско-турецкой границы худшие опасения дона Микеля оправдались - ром закончился. Возникшая вокруг дона Микеля черная аура пробудила Гуру.

«Если ты такой мудрый, как думают в Назирхате, - издевательски спросил дон Микель, - то ответь: где поблизости есть лучшая огненная вода?» - «Лучшая огненная вода поблизости, - брезгливо ответил Гуру, - называется чача. Лети на север», - и он махнул рукой в сторону Тифлиса.

19. Всю ночь дон Микель остервенело настегивал Авгырда. В бессильной ярости бык развил дикую скорость, и безлунной беззвездной ночью они проскочили Главный Кавказский хребет.

На рассвете обессилевший Авгырд увидел изумрудный сочный луг у спокойной чистой реки. От дикого бычьего рева из его носа вылетел ненавистный обруч. И, почуяв свободу, Авгырд спикировал на подножный корм.

20. Весь день восстанавливал Авгырд энергетический баланс. А дон Микель в жестокой абстиненции пил прозрачную речную воду, но мысли его были чернее прежнего.

21. Вскоре услышал Назари жалобный хор мыслей и звяканье колокольчиков - это приближались отставшие минувшей ночью священные коровы.

Насытившийся Авгырд всю ночь покрывал их, пока не покрыл каждую, и лишь тогда, на рассвете, навсегда улетел к солнцу.

22. Гуру, Назари и дону Микелю де Рибу не осталось ничего другого, как основать селение. Назвали они его Новый Назирхат. Но де Риб и Гуру, основав роды Дерибасовых и Гуровых, умерли, когда их потомки были еще несмышлеными.

Следующее поколение, знавшее из основателей одного обрусевшего Назари, прозвало его Назарий, а Н. Назирхат - Назарьино. Речка стала Назаркой, луг за речкой - Назаровым. А лес за излучиной - Луковым лесом.

23. Назарий, подобно тому, как священные воды Ганга впадают в Бенгальский залив, впал в русское православие, затем вынырнул и создал универсально-истинное учение - буддо-христианство.

24. Еще воздвиг он алтарь в виде портика из четырех мраморных священных колонн, по числу ступеней на пути к верховной личности.

25. Покрытые Авгырдом коровы передали потомству независимый характер священных животных, которые и по сей день ведут бродячий образ жизни и приходят домой лишь доиться и ночевать.

26. И каждый истинный христиано-буддист должен стремиться совершить хадж в Назарьино. Христиано-буддисты едут в Назарьино, как на воды, лечить свой дух парным молоком священных коров и молиться под священным портиком, напрямую мистически связаннным с ухом Будды-Христа.

27. Каждый буддо-христианин должен молиться строго у колонны, соответствующей ступени его духовного развития, передвигаясь по мере самоусовершенствования, как солнце, от восточной - к западной.

28. Поезд «Москва-Ташлореченск» отправляется с Павелецкого вокзала по нечетным числам в 14.30».

Дерибасов медленно поднял лицо. Санька отступил - он не ожидал увидеть на нем такую сложную гамму чувств.

- Тихо, тихо, - бормотал Санька, пятясь. - Вы че?!

Дерибасов слегка справился с собой и горестно выдавил:

- Как же так... Ведь в Москве только что, а уже... Откуда в тебе столько цинизма?! Пошел вон, дурак!

- Я не дурак, - обиделся Санька. - Потому что дурак такого не придумает. А вы-то хоть поняли, почему я быка Авгырдом назвал?

- Да пошел ты вон!!! - Авгырдом взревел Дерибасов.

«Дурак», радуясь освобождению, пошел вон, а вместо него явился подслушивавший, но ничего не понявший разволновавшийся Осоавиахим:

- Ты зачем его так, племяш? Нехорошо как-то... Земляк все-таки. Ты б хоть с дядей посоветовался, глядишь, я б вас и помирил. Для мирного сосуществования.

У Дерибасова не осталось куража даже на реплику, достойную Осоавиахима. Он только брезгливо швырнул ему листки:

- Полюбуйся, за что две сотни отдал!

Сумма произвела на Осоавиахима впечатление - выходило, что каждый листок был как двадцатипятирублевая купюра. Осоавиахим бережно разгладил их, затем аккуратно сложил, сунул листки за пазуху и, ожидая Зинаиду Владимировну, чуть ли не каждый день вдумчиво их перечитывал.

Текст, попав в мыслительную мясорубку Осоавиахима, превратился в изумительный фарш, из которого тот регулярно лепил такие котлетки для ожидавших приема буддо-христиан, что те только облизывались. Еще бы! Им вещала сама почва - медленно, вдумчиво, архаично. Эта почва была освящена близостью Чхумлиана. Естественно, что воспринимать такую глубокую философию можно было только метафорически и иносказательно. И под доброжелательным мудрым прищуром Осоавиахима все чаще разгорались интеллектуальные споры по поводу толкования. Наконец одна ревностная неофитка, Лидия Пахомова, шокировала Осоавиахима вопросами, до какой станции ехать и есть ли в Назарьино гостиница. И тут Осоавиахим, стрелявший, как всегда, не целясь, впервые попал в яблочко:

- Брать до Благодатненской. А гостиницы нет... Да она и не нужна... Потому что все это надо делать не наскоком, а обстоятельно. Согласно утвержденному плану и принятым обязательствам. Это только у вас в Москве - шасть туда, шасть обратно... А в Назарьино надо жить, а не гостевать. А то приедешь, как Сталин, проездом, наделаешь дел за три часа да уедешь... Нет, ты уж, если хочешь, то давай всерьез. Дом покупай и живи.

Сестра Лидия замялась:

- А это дорого? У меня на книжке всего три тысячи.

- Всего?! - изумился брат Осоавиахим.

Пахомова смущенно развела руками.

Осоавиахим молчал, боясь до конца поверить в безбрежные перспективы. Но, сколько он ни всматривался, горизонт был чист, а на небе - ни облачка.

- Это, - сказал брат Осоавиахим, судорожно соображая, что бы говорил в такой момент племянник. - Как для единоверца могу помочь и устроить. Как приедете, - Осоавиахим инстинктивно перешел на «вы», - так идите сразу на выезд. Там будет дом, ну такой... нормальный... так не объяснишь. Я вам схему нарисую. Вот и будет ваш. Скажете - Пелагиада Арбатова продала. А деньги мне сюда принесете, прямо завтра. Я их Пелагиаде сам отдам. По традиционным дружественным связям.

Глава 22. Миллион алых роз

Свою оплеуху генералу Дуне пришлось расхлебывать довольно долго. Для такой гордой женщины Курашвили избрал столь же галантный, сколь неудобный для обоих способ ухаживания. Регулярно, в середине ночи, Гиви Отарович вставал по звонку будильника, надевал парадную форму (на всякий случай) и, боясь быть замеченным нижними чинами, с букетом роз крался к открытой Дуниной форточке, тихо напевая ту самую грузинскую песню, где в припеве слова «Алые розы на груди красавицы и алая кровь на героя груди...»

Возвращаясь, он довольно мурлыкал «Миллион, миллион, миллион алых роз...», представляя, как радуется Дунико осыпавшим ее, как звезды с ночного неба, розам. Сняв форму, он долго ворочался, пытаясь согреться в успевшей остыть своей осенней холостяцкой постели.

Как редко воображаемое воплощается в быту. После пережитого ужаса первой ночи, когда в безмятежное Дунино чело впились шипы первого букета, который она инстинктивно схватила крепкой назарьинской хваткой и, ожегшись болью, уронила на пол, а потом, в темноте, ступила на него всей тяжестью раздольного тела, после этого ужаса Дунин сон стал неполноценен. Вторую неделю все валилось у нее из рук.

Каждую ночь Евдокия долго не засыпала, боясь, что как только она провалится в беспамятство, в кожу вонзятся шипы, ибо генерал был меток. Закрытая же форточка могла обидеть и отвадить Гиви Отаровича, которого Дуня с каждым кирпичом нового дома уважала все больше.

Уже на втором этаже к уважению начало примешиваться, существовавшее до этого само по себе, восхищение многочисленными Гивиными достоинствами.

На третьем этаже коктейль получился настолько гармоничным, что, к Дуниному ужасу, ей начали сниться эротические сны, правда, вовремя прерывавшиеся звездопадом шипов.

Евдокия издергалась и даже похудела. Один раз Дуня совсем было решилась объяснить Гиви Отаровичу, что от букетов у нее уже зашалили нервы, но как раз в этот момент романтичный генерал так глянул на Дуню черными глазами и замурлыкал со значением: «Миллион, миллион, миллион алых роз...», что она не решилась.

Евдокия, шестым чувством которой была здоровая бдительность, стойко вглядывалась ночами в черную форточку, готовая юркнуть под жаркое пуховое одеяло. Ставь Гиви Отарович будильник хоть на полчаса раньше, глядишь, это бы у нее и получалось.

Дуня пыталась передвигать кровать, класть подушку в ногах, но разве могли обмануть такие уловки бывшего разведчика Курашвили!

Отсалютовав Дуниной гордости пятнадцатью букетами, Гиви перелез через бруствер. Нет, он не полез в форточку. А просто отодвинул пустую тарелку и прочувствованно сказал:

- Дорогая Дунико! Вот же сколько недель ты меня так вкусно угощаешь. Но сегодня угощаю я!

- Вы что умеете готовить?! - испугалась Дуня, всегда презиравшая Дерибасова за неподобающие мужчине порывы что-нибудь изжарить.

- Нет, - улыбнулся генерал. - Я умею читать. На четырех языках умею читать меню. По-русски, по-грузински, по-немецки и по-польски! Так что форма одежды, дорогая Дунико, парадная, на сборы командование выделяет пятнадцать минут.

- Есть, - растерянно сказала Дуня, - а можно двадцать?

- Ладно, двадцать пять, - разрешил генерал.

Дуня, повернувшись через правое плечо, процокала из комнаты, а генерал умножил двадцать пять на два, прибавил время на дорогу и, «сняв с крючка» офицера, на которого пришла «телега» за драку в ресторане «Ночное», приказал обеспечить столик к вычисленному времени.

Ровно через двадцать пять минут Дуня предстала перед генералом, опрокинув все его стратегические расчеты. На Дуне было взятое у Федькиной жены, черное укороченное бельгийское платье, в которое она влезла только благодаря двухнедельным страданиям, облагородившим душу и тело. Черными были также пухленькие ножки и сумочка. Все остальное золотилось и сияло: зубы, серьги, глаза, колье, браслет, кольца, туфли, кожа и волосы. Последние в своей распущенности доходили до попы.

Генерал хотел сказать комплимент, но вовремя почувствовал, что горло его сухо, и, забыв обо всем, даже о том, что опережает на 25 минут график, молча повел Дуню к черной «Волге». Из-за этого они догнали джип с бретером километров за десять до Ташлореченска.

- Не обгонять! - приказал генерал.

Евдокия, которую, как всегда, укачало, обижалась на Гиви за то, что он сел впереди.

Когда кортеж из двух машин подъехал к «Ночному», Дуня всем телом рванулась на землю, но генерал велел:

- Сиди.

И Дуня увидела, как из газика выскочил растерянный офицер, метнул взгляд на «Волгу» и, убедившись, что инструкций не последует, прорвался мимо швейцара.

- Так это ж наш Виталий Петрович, - узнала Дуня и удивилась: - Вы его тоже пригласили?

Гиви загадочно улыбнулся:

- Нет, дорогая Дунико. С подчиненными я пил только на фронте. Просто в авангарде нашего похода в ресторан должен идти квартирьер. Не люблю стоять в проходе.

- Неудобно как-то...

Гиви вздохнул:

- Э, дорогая Дунико! Разве не видишь - генерал Курашвили прощается с армией.

Когда взмыленный штрафник облегченно доложил, что столик ждет, генерал строго уточнил:

- Угловой?

И, только убедившись, что все будет соответствовать его генеральскому достоинству, кивком позволил офицеру открыть Дунину дверцу.

Ресторанный чад в целом соответствовал экранным представлениям Дуни о ресторанах. Так что утверждение о незнании жизни нашими теле- и киномастерами сильно преувеличено. Некоторые стороны жизни они знают и отражают вполне адекватно. Поэтому освоилась Дуня достаточно быстро, а вот Гиви был немало смущен шестым экземпляром меню, которое в полумраке при начавшейся дальнозоркости прочесть было невозможно. Пришлось Дуне читать его вслух с выражением протеста против фигурировавших в нем цен.

- Цифры опускай, - приказал генерал.

Но все равно стоимость каждого блюда можно было с точностью до двугривенника определить по Дуниному тону. Генералу Гиви, никогда не считавшему денег, это неожиданно понравилось. Признание же Дуни, что она в ресторане впервые, его вконец очаровало. «Вот что такое истинная невинность», - подумал он.

После пары рюмочек Дуня плавно прошлась с Гиви в танго, а потом, раззадорившись, уже сама вышла в круг на быстрый танец. Она плясала крепко, собранно, словно месила тесто. И Гиви это тоже понравилось.

Можно представить, как бы удался вечер, не окажись официант грузином, причем настолько обрусевшим, что разговорившийся с ним Гиви не выдержал и перешел на русский:

- Ладно, Арсен. Раз так, я в следующий раз Дунико в ресторан в Тбилиси позову. А то что у вас за ресторан?! Язык копченый - нет. Крабы - нет. Котлета по-киевски - нет. Грибов обычных и то нет.

- На грибы раньше надо было ехать, - вздохнул официант. - Почти год грибы ели - шампиньоны!

Дуня дернулась.

- Нам их один возил, - продолжал Арсен. - Каждый вечер вот за этим самым столиком гулял. Кооператор, но с придурью - просил в водочный графинчик воды наливать, а женщин коньяком спаивал. Сразу нескольких, самую шваль подбирал. Потом плейер завел - оркестр играет, а он под свой плейер пляшет. Каждый день гулял, а летом исчез. Посадили, наверное... В газете еще про него писали... Феномен, в общем, из деревни.

Так горбоносый Арсен с длинной кадыкастой шеей оказался для Дуни верблюдом, оплевавшим ее от золотистых волос до золотистых туфель. Она озиралась и, видя пьяные размалеванные потные женские лица, представляла пачки ассигнаций, превращающиеся в бассейн с шампанским, куда с визгом плюхались эти девки. Качество предпочтенных ей женщин требовало такой самоуценки, с которой Евдокия, как торговый работник, согласиться не могла. И не хотела. И вообще она больше ничего не хотела. Вернее, только одного - вырваться отсюда, уткнуться лицом в подушки и так захлопнуть форточку, чтобы на другом конце дома было слышно!

Захлопнув дверцу машины, как форточку, Дуня поняла что худшее еще впереди - после ресторанного ужина ее замутило уже от одного запаха бензина. Когда машина тронулась, Дуня поклялась, что будет употреблять алкоголь только на расстоянии пешего перехода от дома.

Конечно же, разведчик Курашвили знал о Дуне гораздо больше, чем она предполагала. То есть все то, что отец Василий, иначе говоря, почти все. Он ругал себя за неподобающую званию общительность и, глядя на мелькающие за окном сгустки ночи, с горечью думал о вызывающей зависть преданности этой гордой женщины своему ничтожному мужу. Он понимал, что давно пора прекратить обманывать начальство, вернуться в Москву, перестать быть посмешищем для подчиненных и не пытаться угнаться за отцом, но... Вот от этого «но» ему стало по-настоящему страшно. И ведь действительно страшно в шестьдесят с хвостиком ощутить свою обреченность на безумства.

У доползшей до кровати Дуни сил на форточку не осталось. Зато она мгновенно провалилась в черный колодец, который расширился в бассейн с шампанским. Нежданно из недр бассейна выплыла черная подлодка, открылся ржавый люк, и из него вылез голый чахлый Мишель с мегафоном на шее, трубкой в зубах и в адмиральской фуражке. На груди его было вытатуировано «Дунька - дура» и куча русалок. Неожиданно они спрыгнули с груди в шампанское, выросли до пятьдесят шестого размера и стали резвиться.

Дерибасову подали из люка ведро с пачками ассигнаций, он доставал их по одной, и русалки высоко выпрыгивали из воды, обдавая Дуню брызгами от мощных ударов пухлых хвостов. Черные хвосты были узорчатыми, как колготки. Русалки рвали деньги из рук и. удовлетворенно прятали их под чешую.

Пустое ведро Мишка швырнул Евдокии, оно плотно нахлобучилось на голову, и Дуня, задыхаясь, пыталась его стащить, но из этого ничего не выходило. Потом дышать стало легче, потому что в ведре появились жабры, а дно его разверзлось беззубым ртом.

Дуня снова прозрела, но зрение оказалось рыбьим. Грудь и живот покрылись чешуей. Видеть это стало невыносимо, но век не было, и ладони судорожно били по шампанскому на слишком коротких плавниках.

- Черт, - сплюнул Мишель и пожаловался в мегафон: - Одна пара ног на весь фонтан, и то - щиколотки, как колонны!

- Ничё, Мишка! - крикнули из подлодки. - Не привередничай! Ты ж плакался, что эти только икру мечут, а тебе наследника надо, чтоб все увидели! Сейчас мы ее загарпуним, и размножишься!

- Да неохота мне с ней, - кобенился Мишка. - Она ж холодная!

- Зато у нее дом! - напомнили снизу.