/ Language: Русский / Genre:prose_rus_classic,

Голубой Оранжевый

Эльчин


Эльчин

Голубой, орнжевый

Эльчин

ГОЛУБОЙ, ОРАНЖЕВЫЙ...

Перевод н русский - А. Орлов

Снов прокричл петух, и Гшм-киши с кувшином для омовения спустился во двор, но, увидев, что опять моросит, д еще и холодно, поднялся в комнту, нкинул н плечи шинель, оствшуюся с войны, длинно зевнул и, все еще поеживясь от холод, нпрвился в конец двор,

В этом году осень пришл поздно, но уж пришл тк пришл - неделю погод не прояснялсь, все моросило и моросило, и сегодня, кжется, будет то же смое; нет, чтобы хоть один хороший ливень - и дело с концом.

Гшм-киши вытер о кмень перед уборной свои клоши и потянул н себя деревянную дверь. Дверь со скрипом отворилсь и тк же со скрипом зхлопнулсь.

Айн-рвд выглянул во двор с блкон и тут же отпрянул нзд, в комнту. Глз бы н ткую погоду не глядели.

Но в этот чс в доме был еще один человек, которому были нипочем и зпоздвшя осень, и нудный дождь, потому что человек этот - Аллхверди слдко спл себе под теплым одеялом и видел сон. Видел, будто стоит он в новом костюме, при глстуке перед рйонной прикмхерской, н голове у него шпк, с тремя кисточкми и с рздвоенным козырьком, точь-в-точь, кк у киноопертор, что из город приехл. Все смотрят во все глз н Аллхверди и н эту его стрнную шпку. Аллхверди и см во сне посмеивется нд своей шпкой, но в то же время и гордится ею. Вдруг видит, отец идет с бзр, прямо к нему. И спршивет, кк обычно, очень громко:

- Что это у тебя н голове?

Не успел Аллхверди рот открыть, кк отец зкричл:

- Эй, Аллхверди, уже полдня прошло! Аллхверди нпрягся, уж тк ему хотелось остться в рйцентре, но это было невозможно, потому что голос отц рздвлся нд смым ухом, хотя кричл он с блкон.

- Эй, Аллхверди! Вствй!

Не открывя глз, Аллхверди потянулся н постели и лениво спросил:

- Ну в чем дело?

Конечно, он и см отлично знл, в чем дело. Ндо было встть, кк всегд, з дв чс до нчл уроков, вывести жеребц из стойл, поехть к рыку, нпоить, коня, потом вернуться, отвести корову Гызыл в стдо, потом дров нколоть, потом съесть прочку лвшей с сыром, зпивя горячим молоком и пойти в школу. Все это было ему известно и все ндоело тк же, кк осенняя сырость и слякоть.

Но ничего, уже скоро, очень скоро он поедет в Бку поступть в институт: вот придет и уйдет зим, потом весн, тм уже и лето - экзмен з экзменом, потом прости-прощй, серый жеребец, прощй, коров Гызыл, прощй, колун с грбовым топорищем. А Гшм-киши все ндрывлся:

- Аллхверди! Ну где ты тм?

- Встю, встю!.. - Аллхверди откинул одеяло, сел н постели, поглядел н стдо оленей, выткнное н толстом ковре под своими большими ступнями и, помргивя, нчл одевться. Глз у него слиплись.

Гшм-киши вывел корову из хлев и поствил под блконом. Вслед з нею потщился и теленок.

Аллхверди тем временем умывлся, вернее смчивл глз холодной водой из рукомойник. Посмотрел н теленк и пожлел его - з что бедному ткое: из теплого хлев - д в это промозглое утро.

Гшм-киши отогнл теленк, мть Аллхверди, Айн-рвд, зжв меж колен подойник, принялсь доить корову.

Аллхверди медленно спустился во двор, не глядя н отц с мтерью, вошел в хлев, повозился, отвязывя серого жеребц, и з уздечку вытянул его оттуд, потом, открыв ворот, збрлся н неоседлнного коня, который не хуже человек предствлял себе всю последовтельность действий: кждое утро ездили они н водопой.

Мелик, который вместе с Аллхверди учился в десятом клссе сельской школы, тоже, кк обычно, зевя, сидел верхом н гнедой кобыле, и гнедя кобыл не торопясь пил из рык, и пятнистый стригунок пил с ней рядом. Первое, что сообщил Мелик, увидев Аллхверди, это что зболел Сфтр-муэллим и н урок не придет.

- Д? - скзл еще не совсем пришедший в себя Аллхверди и подумл, что у Сфтр-муэллим, конечно, опять ревмтизм рзыгрлся в ткую пршивую погоду. - Ревмтизм, что ли?

Мелик зевл не перествя.

- Д, - ответил он.

Сфтр-муэллим был соседом Мелик по двору, он преподвл физику и кк рз сегодня первый урок - физик: знчит, можно не спешить.

Гнедя кобыл, нпившись, поднял голову, мудро тк посмотрел н йвовые деревья, что росли неподлеку, и потянулсь к недвно ззеленевшей по крям рык осенней трве. Мелик дернул з уздечку.

- Джфр едет в рйон, - скзл он. - К вечеру кино привезет.

- Д? - еле выдвил из себя Аллхверди, скулы ему сводил зевот.

Джфр, стрший брт Мелик, был киномехником. Рз в дв или три дня привозил он из рйцентр фильмы и покзывл их в клубе. Молодежь очень увжл киномехник Джфр, но вот приехл в село киноопертор из Бку в этой смой диковинной шпке, и срзу стло ясно, кто слон, кто верблюд, потому что одно дело поехть в рйон и привезти оттуд фильм, ккой ддут, и совсем другое дело, когд берешь кинокмеру в руки, приствляешь ее к глзу и нчинешь см снимть фильм.

Этот киноопертор уже четыре дня, кк приехл из Бку и остновился у Слмн-киши, что жил через три дом от Аллхверди. Четыре дня кк приехл, снять ничего не мог, погод, говорит, плохя, ндо, чтобы солнце вышло.

Аллхверди предствил себе стрнную шпку этого киноопертор, вспомнил свой предутренний сон и подумл, что в последнее время ужсно глупые сны ему снятся. Когд Аллхверди вернулся к себе во двор, Айн-рвд уж;е рзвел огонь в печке под блконом и кипятил в медном кзне молоко.

Гшм-киши выносил н лопте нвоз из хлев. Аллхверди соскочил с серого жеребц, звел его в хлев принялся рсчесывть коня железной скребницей. Гшм-киши нсыпл в ясли несколько горстей просеянного ячменя, перемешл его с соломой, потом отобрл у Аллхверди скребницу.

- Дров нколи, - скзл он.

Аллхверди вышел из хлев, нбрл охпку дров из поленницы под блконом и бросил их н землю возле толстого пня. Орудуя колуном с грбовым топорищем, он быстро рзогрелся и дже взмок немного. Отдувясь, скзл отцу, присевшему н лестницу.

- Сфтр-муэллим опять зболел, у нс первого урок не будет.

Гшм-киши зкурил ппиросу н голодный желудок, поглядел н теленк, тыквшегося в коровье вымя, и промолвил:

- Опять ревмтизм?

- Д. - Аллхверди со звоном рсколол дубовое полено и подумл: вот жизнь в деревне, все нперед известно, все знют, что у кого болит.

Првд, Аллхверди, можно скзть, и не жил другой жизнью, то есть когд он ездил с отцом в Бку, то ни рзу не здерживлся у дяди больше, чем н дв-три дня, что ткое дв-три дня? Может, поэтому Аллхверди, возврщясь, скучл по городу и, бывло, целыми днями жил тм в своем вообржении: по утрм зходил в кофейни, ел сосиски, днем шел н стдион и смотрел футбол, вечером выходил гулять н бульвр, прохживлся среди не знкомых людей.

Ведь это просто чудо - кждый день видеть новых людей. Что может быть лучше? Целый день н улицх, в мгзинх, в скверх - видеть людей, которых до сих пор ни рзу не видел?

Прежде, три-четыре год нзд, шоссе из Бку проходило мимо сел, где жил Аллхверди. Аллхверди и все деревенские ребят просиживли у дороги чсми, нблюдя з мшинми в Бку и из Бку.

Если вдруг мшин остнвливлсь возле них и шофер, высунув голову, что-нибудь спршивл - куд ведет эт дорог? кк нзывется это село? сколько километров до ткого-то мест? - ребят стртельно, перебивя друг друг, отвечли, объясняли. Если же, бывло, пондобится что-нибудь, скжем, шофер просит принести воды для рдитор, все ребят бегут со всех ног з водой, вырывя друг у друг из рук резиновое ведро из рзрезнной строй кмеры; все ребят бегут, все, кроме Аллхверди.

Аллхверди кк сидит н обочине, тк и остется сидеть, он пристльно рзглядывет людей в мшине, потом ночью видит сны, рзные сны: вот он см едет в "Москвиче", см нливет чй из термос, откидывется н сиденье, улыбется.

А три-четыре год нзд провели новую дорогу, и эт новя дорог не огибл село, где жил Аллхверди, шл прямо к рйцентру. Ребят больше не собирлись у обочины, незчем стло.

Аллхверди принес дров, подкинул в печь несколько поленьев, и Гшм-киши, бросив в огонь окурок, скзл:

- Отведи корову в стдо.

Гшм-киши любил рспоряжться, и это почти всегд рздржло Аллхверди. Ну хоть бы отец что-нибудь повеселее придумл. Кждый день был для Аллхверди точь-в-точь похожим н предыдущий.

Айн-рвд придержл теленк, обняв его з шею, Аллхверди же вывел корову из ворот и погнл ее вниз по дороге, в колхозное стдо. И снов вспомнил он свой последний сон и снов удивился, с чего бы он в этом сне, нпялив н голову шпку киноопертор, стоял перед прикмхерской в рйцентре?

Когд Аллхверди здвл себе ккой-нибудь вопрос, то никогд не остнвливлся н середине, он рзмышлял до тех пор, пок не нходил ясного ответ.

И теперь, не обрщя внимния н сельчн, тоже погонявших своих коров в стдо, он немного порссуждл и пришел к выводу: стрння шпк окзлсь у него н голове потому, что он не смотрел н нее, кк другие, с издевкой, в глубине души он дже с звистью смотрел н эту шпку.

Осознв это, Аллхверди поморщился и здл себе новый вопрос: ну хорошо, почему все-тки он звидовл-то?

Его позвли сзди:

- Эй, Аллхверди!

Аллхверди обернулся и взглянул н строго Слмн-киши, который догонял его вместе со своим буйволом.

- Чего?

- С тобой учится дочк Шукюр?

Немного помедлив, Аллхверди ответил:

- Д.

Слмн-киши глубоко зтянулся дымом из своей трубки.

- Ее в кино будут снимть, - сообщил он.

Аллхверди не поверил своим ушм.

- Что?

- В кино ее будут снимть. Ндир будет снимть. Говорит, уж очень подходит он для кино.

Ндир - это был тот смый киноопертор в стрнной шпке, он дружил в Бку с сыном Слмн-киши и поэтому, когд приехл в село, остновился в его доме. Слмн-киши произносил имя гостя с гордостью.

Аллхверди подумл, что киноопертор вряд ли будет шутить с Слмном-киши, но неужели то, что он скзл, - првд?

- То есть кк это в кино будет снимть?

- Дочк Шукюр возьмет н плечо кувшин с водой и будет идти от родник, Ндир будет снимть с нее кино, - объяснил Слмн-киши, снов глубоко зтянулся дымом из своей трубки и повторил: - Ндир говорит, очень подходит он для кино. - А потом Слмн-киши покрутил головой и усмехнулся.

Аллхверди отлично понял, что хотел он скзть этой усмешкой. Вот, мол, чудки эти горожне, в целом селе не могут нйти подходящую девушку, ну кому может понрвиться тощя, долговязя дочь Шукюр.

Девушку, которую Слмн-киши нзывл "дочкой Шукюр", звли Сдф, и он с смого первого клсс и до сих пор училсь вместе с Адлхверди. Рньше, в детстве, они ходили в школу в соседнюю деревню, потом и у них в селе построили срзу десятилетку.

Сдф не был отличницей, не был крсвицей, скорее дже ккя-то несурзня, что ли, был Сдф, и, услышв ткое известие, Аллхверди никк не мог в него поверить; он с трудом удержлся, чтобы не переспросить стрик.

Д, с трудом сдержл себя Аллхверди, чтобы не спросить еще чего-нибудь у Слмн-киши.

Дело было в том, что Сдф помирл по Аллхверди, то есть влюбилсь он в Аллхверди, но никто об этом не знл, это только Аллхверди знл, потому что в один из летних дней Сдф вручил ему письмо, и, прочитв это письмо, Аллхверди никому его не покзл.

Погоняя корову, Аллхверди рздумывл нд этой новостью и уже не дрожл от холод; думл он думл, и постепенно его охвтило смое нстоящее волнение, и дже сердце кк будто сжлось. Почему? - он и см не знл.

А в ушх звучли слов Слмн-киши: "Говорит, очень подходит он для кино". Вернее, Аллхверди сейчс кк будто слышл смого киноопертор: "Очень фотогеничня девушк". Потому что, кк он предствлял, чще всего кинооперторы произносят дв слов: "фотогенично" или "нефотогенично".

Мло того, еще этот киноопертор кк бы говорил Аллхверди прямо в ухо: "Если бы он жил в городе, ее бы все время снимли в кино, эту Сдф".

И Аллхверди рзглядывл возникшую перед его мысленным взором Сдф, ее смуглое лицо, длинные, кк у ист, ноги - и ничего не понимл.

Когд Аллхверди вернулся домой, Гшм-киши уже открыл дверь курятник, выпустил во двор кур, цыплят, индюшек и теперь, доств из подвл бутылку с мшинным мслом, смзывл дверные петли уборной, чтобы не скрипели.

Айн-рвд возилсь под блконом с смовром.

Поднявшись в дом, Аллхверди вытер полотенцем нмокшие под моросящим дождем волосы и несколько рз встряхнулся всем телом, кк кошк или собк.

Он повесил полотенце н гвоздик около умывльник и, перегнувшись через блкон, сердито скзл мтери, стоявшей возле смовр:

- Ндень н смовр трубу, все глз выело!..

Гшм-киши хмуро посмотрел н сын, и Аллхверди, ничего больше не промолвив, вошел в комнту и открыл дверцу шкф, где лежли его книжки и тетрди. Тут он вдруг вспомнил, что в школу сегодня торопиться не ндо, и покчл головой в некотором недоумении. Потом вытянул смый нижний ящик и с смого дн, из-под кучи бумг, извлек спрятнное письмо.

Это был вчетверо сложенный листок из тетрдки в клеточку. Аллхверди рскрыл его и прочитл про себя:

"Аллхверди, я пишу тебе это письмо. Аллхверди, я в жизни еще никому не писл писем, это мое первое письмо. Аллхверди, кк прочтешь это письмо, никому не говори ничего, порви его и сожги, пусть стнет пеплом. Я и см сгорю, преврщюсь в пепел, Аллхверди. Куд ни смотрю, везде вижу тебя. И во сне все время тебя вижу. Совсем я не в себе, Аллхверди. Вдруг тебе покжется, что я всем ребятм пишу письм. Нет, Аллхверди, только тебе, только тебе. Если судьб мне улыбнется и мы с тобой поговорим, я все тебе скжу. Снов я плчу, Аллхверди. Нпиши мне ответ.

Я все время думю о любви и смерти.

Без тебя нет жизни, милый Аллхверди.

Не смейся ндо мной. Никому ничего не говори, Аллхверди, то меня зсмеют. И письмо сожги.

Сдф".

В предпоследней строчке несколько букв рсплылось, но прочесть было можно. Снчл Аллхверди подумл, что Сдф кпнул н листок из чйной ложки, что это просто вод, но дни шли, и он в конце концов поверил в то, что Сдф и впрвду плкл.

Аллхверди спршивл себя, змечл ли он до этого что-нибудь ткое нсчет Сдф. Ну, он иной рз посмтривл н него кк-то стрнно. И еще, бывло, Сдф крснел, когд они попдлись друг другу нвстречу в школьном коридоре, но Аллхверди никогд бы не подумл, что дело зшло тк длеко.

Он не нписл никкого ответ, но и письмо не сжег, поносил его несколько дней в крмне, не зня, что с ним делть, потом положил в ящик н смый низ.

Когд они в первый рз случйно встретились после этого письм, Аллхверди сделл вид, будто ничего не случилось. Сдф прятл глз и ни о чем не спршивл. С того дня они, можно скзть, и не рзговривли. Мло того, Аллхверди стл понемногу злиться н нее. Он пришел к выводу, что Сдф ужсно глупя.

Ккое-то время Аллхверди ходил злой, но однжды, когд он уже лег в постель, зснуть почему-то не мог, кк-то тк получилось, что он встл, открыл ящик, вытщил письмо Сдф и прочитл один рз, потом второй, третий... Удивительно, что оно больше не сердило Аллхверди, ноборот, вроде дже нчло нрвиться. Он испытывл ккое-то беспокойство, но беспокойство это не тяготило его. И еще ему было почему-то грустно. Вернее, хорошо и грустно. И неудобно потому что, не обрщя н Сдф внимния, он получл от ее письм ткое стрнное удовольствие.

И в дльнейшем Аллхверди доствл иногд из ящик вчетверо сложенный листок, снов его читл...

Айн-рвд крикнул Аллхверди с блкон, чтобы он шел звтркть, и Аллхверди, торопливо спрятв письмо Сдф в нижнем ящике, вышел из комнты.

Уже не моросило, но небо было по-прежнему серым.

Вот взошло бы солнце, киноопертор приствил бы к глзу свой сверкющий никелем ппрт и стл бы снимть Сдф н ленту, и весь мир смотрел бы, кк Сдф несет воду из родник, и никто бы не знл, что эт девушк сходит с ум по Аллхверди.

Кк окзлось, в клссе уже все знли, что Сдф будет снимться в кино. Д и вообще только об этой новости и говорили. Один Аллхверди молчл.

А потом пришл Сдф, и, увидев ее, ребят дже слегк рстерялись. Сдф был в новом плтье, веселя, ну только крыльев ей не хвтло, чтобы взлететв. Н нее нкинулись с вопросми, что д кк. А Сдф, не слишком смущясь, довольно громко рсскзывл, кк вчер к ним приходил киноопертор д кк говорил с ее отцом и взял у него соглсие, чтобы снять Сдф в кино.

Рсскзывя, он иногд посмтривл н Аллхверди, сидевшего з пртой с тким видом, будто ему все нипочем, искос посмтривл, и ему кзлось, он снов глзми повторяет слов, нписнные в письме, но уже не тк жлобно, нет, с некоторым вызовом.

Второй урок был тригонометрия, и, кк только прозвенел звонок, в клсс вошл Гюльсум-муэллим.

Аллхверди, один из смых высоких в клссе, сидел н последней прте первого ряд. Сдф - во втором ряду, в середине.

Гюльсум-муэллим проводил урок, но Аллхверди не слышл ее и словно ни о чем не думл. Потом он поймл себя н том, что не отрывясь смотрит н Сдф.

У Сдф были черные глз, черные волосы, толстые ткие косы, все кк обычно, и только плтье новое. Но Аллхверди будто видел впервые и эти глз, и эти косы. Сдф был худенькой, д, но полногрудой. Он был смуглянк, Сдф, и Аллхверди не мог оторвть глз от этого смуглого лиц и злился н себя, не хотел смотреть н это лицо и глядел во все глз.

Аллхверди, нпрягясь, вспоминл их ссоры в детстве, их походы в школу, всякие смешные случи и никк не мог поверить, что эт девушк перед его глзми т Сдф, которой он мог скзть в любое время что угодно и дже прикзть.

А потом у Аллхверди мелькнул мысль, от которой он стл см не свой: ему вдруг покзлось, что то письмо, что лежит у него в нижнем ящике шкф, не Сдф писл; это не Сдф, смущясь, протягивл ему это письмо, совсем другя девушк, из другого клсс. Сейчс Аллхверди уже ни з что бы не поверил, что именно слезинк рзмыл синие буквы в письме.

Аллхверди с трудом отвел взгляд от Сдф, хотел было прислушться к теореме, которую объяснял Гюльсум-муэллим, но ничего из этого не вышло, и, он снов уствился н Сдф и только теперь понял, что и Сдф смотрит н него, и тогд он оторвлся от созерцния смуглого лиц девушки и устремил глз н черную доску, исписнную формулми.

Аллхверди смотрел н формулы, выведенные н доске учительницей, слушл, что он говорил, и всем своим существом ощущл н себе взгляды Сдф. Нконец, не выдержв, он посмотрел н девушку, и теперь уже он отвел от Аллхверди глз н доску.

Аллхверди чувствовл, кк пылет его лицо.

Нступил перемен, и н перемене снов все собрлись вокруг Сдф, и Сдф снов принялсь рсскзывть. З всю жизнь никогд не повторял он столько рз примерно одно и то же, и никогд еще не выслушивли ее с тким восторгом.

Тк одн з другой прошли перемены, прошли уроки.

Снов нчло моросить, потом дождик вроде кончился, потом снов зморосило, и весь день Аллхверди не нходил себе мест. Вернувшись из школы, Аллхверди целый вечер просидел в комнте, не выходя во двор.

У Гшм-киши было дело в рйцентре, и он уехл туд н сером жеребце.

Айн-рвд перебирл н блконе фсоль.

Аллхверди же смотрел в окно н серую осень. Склон горы, видимый из окн, сплошь порос йвой и н кждом йвовом дереве сидел стя скворцов. Они кричли н рзные голос, и непонятно было, то ли приветствуют они эту серую осень, то ли осуждют.

Внизу, н косогоре, стоял дом Слмн-киши, и вдруг Аллхверди рзозлился н стрик. Ни с того ни с сего. А потом вдруг збыл о нем.

Аллхверди не мог ни читть, ни готовить уроки, не хотелось ему и выйти погулять по селу. Он кк бы нблюдл себя со стороны, и ему кзлось, что он уже больше не прежний Аллхверди. Почему ему тк кзлось, почему тк думлось? - в этом он не отдвл себе отчет. Было совершенно ясно, что его зовут, кк и прежде, Аллхверди и это его голов, и руки, и ноги, только вот было непонятно, отчего же с тем же именем, головой, рукми и ногми он уже не прежний Аллхверди.

Он отвел взгляд от серой осени и встл с тхты, подошел к мленькому шкфчику, вытщил нижний ящик и достл из кучи бумг письмо Сдф, однко не рскрыл его и не прочитл, потому что внезпно обнружил, что все нписнное н вчетверо сложенном листке он знет низусть.

Аллхверди дже и не подозревл, что он тк зучил это письмо.

Когд ночью Аллхверди ложился в постель, ему кзлось, что он не уснет до утр, но зснул Аллхверди, зснул и впервые увидел цветной сон.

Рссвет только нчинлся.

Было столько крсок, Аллхверди в жизни не видел тких сочетний голубя, орнжевя, светло-зеленя...

И что смое стрнное, эти крски еще и серебрились, сверкли.

И Аллхверди был среди этих крсок.

Они словно окутывли всего Аллхверди, словно текли по его телу.

Аллхверди знл, что это сон, и еще он знл, что это сон Сдф.

Смой Сдф не было, но Аллхверди знл, что эти крски - рди Сдф, может быть дже, все эти крски и есть см Сдф.

И снов послышлся голос Гшм-киши:

- Эй, Аллхверди, уже полдень н дворе, вствй!

Аллхверди хотя и видел сон, но будто предчувствовл, что вот сейчс рздстся этот голос, и боялся, боялся, что крски вдруг исчезнут - голубя, орнжевя, светло-зеленя...

- Эй, Аллхверди!

Аллхверди открыл глз, и н несколько мгновений эти крски зполнили всю комнту, но они уже не искрились, потом все рзом исчезли.

- Ну где ты тм?

- Встю!..

Когд Аллхверди спустился во двор, Айн-рвд доил корову. Коров опять стоял под блконом, потому что снов шел мелкий дождь.

Моросило, но эт сырость вовсе не рздржл Аллхверди, когд он выводил из хлев серого жеребц. Гшм-киши удивленно посмотрел н сын - у вечно зспнного, обычно угрюмого с утр Аллхверди сейчс было явно хорошее нстроение.

Гнедя кобыл Медик опять пил воду из рык, пегий жеребенок пил рядом с ней.

- Чего ты вчер в кино не пришел? - спросил Ме-лик, зевя.

Только сейчс Аллхверди припомнил, что Джфр вчер должен был покзывть кино, он почему-то совсем эбыл об этом и не пошел в клуб. Аллхверди нисколько не рсстроился из-з своей збывчивости, потому что, кроме этой серой измороси, окутвшей все вокруг, у Аллхверди был свой мир, и этот мир был ткой необыкновенный, тм искрились крски - голубя, орнжевя, светло-зеленя...

Когд Аллхверди присккл н сером жеребце обртно во двор, Гшм-киши снов удивленно посмотрел н сын и н этот рз решил, что в жизни Аллхверди что-то произошло, что-то ткое случилось, Гшм-киши ясно это почувствовл.

Аллхверди, конечно, понятия не имел, о чем думет отец, он вывел корову со двор и погнл в стдо.

Аллхверди шгл по проселочной дороге вниз и вопреки обыкновению что-то нсвистывл, ккую-то мелодию, которя, по-видимому, звучл в нем с смого утр.

Позди рздлся кшель, и Аллхверди, обернувшись, увидел, что это Слмн-киши, дымя трубкой, гонит своего буйвол.

Слмн-киши кк будто ждл того момент, когд Аллхверди обернется.

- Ну и погод! - громко скзл он. - Из-з этой проклятой погоды, - тут Слмн-киши хлопнул себя мокрой лдонью по шее и выдохнул теплый клуб дым, Ндир собрлся и уехл!

Аллхверди змер с широко открытыми глзми. А потом будто со стороны услышл свой тихий голос:

- А кино он снимть не будет?

- Ты что, не понимешь или притворяешься? В ткую погоду рзве можно кино снимть? - Слмн-киши мхнул рукой и прибвил вжно: - Ндир поедет в другой рйон. Говорит: "Не могу же я здесь сидеть целый месяц, ждть, когд солнце выйдет..."

Аллхверди не спросил у стрик: "А Сдф?" Аллхверди ничего не спросил, все и тк было ясно: этой дождливой осенью вырстет отличня трв н корм скоту, но Сдф уже не будет снимться в кино, не пойдет он от родник с кувшином н плече.

Аллхверди увидел Сдф, ее поникшую голову, ее грустное лицо, он совсем рстерялсь, Сдф, и Аллхверди с трудом удержлся от того, чтобы не нгрубить Слмну-киши прямо в лицо, чтобы не обругть его гостя. Аллхверди понимл, ндо что-то скзть Сдф, ндо обязтельно утешить ее, но сделть это будет очень трудно. Очень трудно потому, что Аллхверди теперь ужсно стеснялся Сдф.

А что, если ей письмо нписть, и хорошо бы в этом письме было что-то от того цветного сн? Только где он возьмет ткие искрящиеся крски - голубую, орнжевую, светло-зеленую?.. Д и хвтит ли хрбрости отдть Сдф это письмо?

Потом он подумл, что нпишет Сдф из Бку, когд поступит тм в институт, но срзу понял, что поехть в Бку будет теперь очень трудно, очень тяжело это будет, потому что Сдф остнется здесь.