/ Language: Русский / Genre:История

Ошибки Г. К. Жукова(год 1942)

Фёдор Свердлов

Автор книги Фёдор Давыдович Свердлов, доктор исторических наук, профессор, полковник в отставке. Родился в октябре 1921 года в Харькове в семье рабочего. С отличием окончил среднюю школу и артиллерийское училище. С первых до последних дней Великой Отечественной войны - на фронтах. Трижды ранен. Инвалид войны. Награжден 6 боевыми орденами. В 1949 году с Золотой медалью окончил Военную академию имени М.В. Фрунзе, в 1952 году - её адъюнктуру. Был доцентом, затем профессором этой академии в течение более 30 лет. Опубликовал 15 книг, из которых 8 переведены во многих странах, и более 330 печатных работ по героике войск, теории и истории военного искусства.

Фёдор Давыдович Свердлов

Ошибки Г. К. Жукова(год 1942)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Автор книги Фёдор Давыдович Свердлов, доктор исторических наук, профессор, полковник в отставке.

Родился в октябре 1921 года в Харькове в семье рабочего. С отличием окончил среднюю школу и артиллерийское училище. С первых до последних дней Великой Отечественной войны - на фронтах. Трижды ранен. Инвалид войны. Награжден 6 боевыми орденами.

В 1949 году с Золотой медалью окончил Военную академию имени М.В. Фрунзе, в 1952 году - её адъюнктуру. Был доцентом, затем профессором этой академии в течение более 30 лет. Опубликовал 15 книг, из которых 8 переведены во многих странах, и более 330 печатных работ по героике войск, теории и истории военного искусства.

Вместо введения

Письмо прокурора

Бой в тылу врага

4-й Воздушно-десантный корпус

Партизаны

Помощь авиации в рейде Действие разведки Некоторые выводы Выход из рейда Вместо заключения

ОТ АВТОРА

В 1990 году коллега по преподаванию в Военной академии имени М.В. Фрунзе передал мне три увесистых тома, примерно, по 200-250 машинописных страниц каждый и сказал: «Это мемуары бывшего начальника разведки 1-го гвардейского кавалерийского корпуса, а затем 61-й армии полковника Алексея Константиновича Кононенко, которые он написал еще в 1959-62 годах, но не мог опубликовать по цензурным соображениям. Уже несколько лет, как он умер. Его вдова передала мне эти мемуары и просила хоть что-нибудь из них опубликовать. Я не очень владею пером, поэтому прошу это сделать тебя». Тома пролежали у меня одиннадцать лет. Я их, конечно, сразу же прочел, и они произвели на меня сильное впечатление, но над ними, чтобы публиковать, надо было много работать. Я писал другие книги, и до этих мемуаров, как говорится, все не доходили руки, хотя всегда помнил о них.

Наконец, в апреле 2002 года я сдал очередную большую книгу в печать и немного освободился. Еще раз прочел мемуары Кононенко - и загорелся задачей сохранить для читателей совершенно необыкновенные для нашей военной литературы воспоминания этого замечательного человека. Большой объем работы меня не пугал. Мемуары были целиком посвящены боевым действиям 1-го гвардейского кавалерийского корпуса и приданных ему нескольких дивизий в пятимесячном рейде по тылам противника южнее Вязьмы в январе-мае 1942 года. В «Воспоминаниях и размышлениях» Маршала Советского Союза Г.К. Жукова, в то время командовавшим Западным фронтом, в который входил кавалерийский корпус, во втором томе на странице 279 (одиннадцатое издание) написано: «27 января корпус генерала П.А. Белова прорвался через Варшавское шоссе в 35 километрах юго-западнее Юхнова и через три дня соединился с десантниками и партизанскими отрядами южнее Вязьмы». Все! Но боевые действия корпуса проходили далеко не так просто. Используя свои фронтовые записи и архивные материалы А.К. Кононенко написал как все это было в действительности.

Я сохранил все мысли Кононенко, все основное содержание его буквально берущих за душу воспоминаний.

Насколько все это получилось интересным - судить читателям.

Автор

ВМЕСТО ВВЕДЕНИЯ

Оборонительные и особенно наступательные боевые действия Советских войск обходились нам, особенно в 1941-1943 годах слишком дорого, а задачи, получаемые «сверху», были часто не продуманы и заведомо невыполнимы. Гибло много людей, лилось много крови, затрачивались невероятные, сверхчеловеческие усилия, огромные материальные средства из-за бездарности, самодурства и не всегда объяснимой злобы тех, кому Родина доверяла жизни наших людей.

Рассказывая о погибших людях-героях, о их стойкости, стремлении ценою своей жизни выполнить полученную задачу, нельзя не «лягнуть» тех, кто был виновником неоправданных жертв и моря крови.

Содержание этой книги не выходит за рамки Западного фронта, но нельзя отрицать того, что и на других фронтах потери были меньшими или более оправданными. И все же в то время, о котором ведется повествование, число безрассудных жертв у Западного фронта было на первом месте.

Доказательством тому будет следующая выдержка из архива:

«… Ставка за последнее время Западному фронту дает пополнение больше других фронтов в 2-3 раза, но это пополнение при халатном отношении командиров частей к сбережению жизни и здоровья людей недопустимо быстро теряется, и части вновь остаются в большом некомплекте. Особенно плохо отношение к сбережению людей в 50-й и 10-й армиях Западного фронта, где ввиду недопустимо плохой и безответственной организации боя, неумения организовать обеспечение войск не прошло ни одного боя, чтобы не побывал полк и целые дивизии в окружении, и, как правило, кончавшиеся большими потерями людей и материальной части. В Ставку Верховного Главного командования, в Военный Совет фронта поступили многочисленные письма красноармейцев, командиров и политработников, свидетельствующие о преступно-халатном отношении командования всех степеней к сбережению жизней красноармейцев пехоты. В письмах и рассказах приводятся сотни примеров, когда командиры частей и соединений губят сотни и тысячи красноармейцев при атаках на не уничтоженную оборону противника, на не уничтоженные пулеметы, на не уничтоженные опорные пункты и при плохо подготовленном наступлении.».

Скажем яснее: мы не умели воевать. Мы были ослеплены, больше - связаны по рукам и

ногам устаревшими теориями боя времен гражданской войны. Устарели наши взгляды и в области тактики, и в области оперативного искусства. Старая истина гласит: устаревшие военные взгляды куда хуже, чем устаревшее оружие.

Во время войны не только трудно, но часто и невозможно восполнить то, что упущено в мирное время. Восполнить такое упущение во время прошлой войны удалось лишь ценою огромных жертв, реками крови и колоссальными материальными затратами.

Кем были немцы гитлеровской армии, чем была гитлеровская Германия? Она стала страной бездушных палачей. Каждый немец в гитлеровской армии мог совершенно спокойно убивать, жечь, уничтожать. Понятие о человеческой жалости, справедливости, правде и прочих самых элементарных правилах человеческого общества были отброшены. Были ли немцы людьми? Да, были, но какими? Человекоподобными существами, лишенными человеческого содержания, отравленными и изуродованными ложными теориями, разбойничьими идеями и замыслами. Захват «пространства». Уничтожение и порабощение тех, кто находился на захваченном «пространстве». Установление «нового порядка», где все, кто не принадлежит «высшей» немецкой расе, подлежит уничтожению огнем, мечем и рабским трудом на благо «Великой Германии». В алчности и жажде наживы, в стремлении завоевать всех и все таилась гибель завоевателей, ибо тот, кто захочет иметь все, теряет последнее. Но прежде всего, он теряет человеческий облик, и немцы его потеряли. Задача немцев была до смешного проста: убивать, жечь, разрушать и добывать себе, фюреру и фатерланду пространство, богатство и рабов.

Правда, многие наши командиры, изучавшие и хорошо понимавшие современные взгляды на ведение войны, чувствовали, что не все у нас благополучно, но их высказывания были слишком робки, а высшие начальники «глушили» такие мнения грубыми окриками.

Немалую роль в нашем отставании сыграли и те военноначальники и руководители, которые, пресмыкаясь перед Сталиным, обманывали Правительство ложным бахвальством.

Они искали легкой и спокойной жизни, личной славы и благополучия. Вместо того, чтобы говорить о наших недостатках и ошибках и, засучив рукава, устранять их, они почивали на лаврах, куря фимиам и воспевая дифирамбы Сталину. Были среди военноначальников и такие, которые по чистому недоразумению попали в.число «сильных мира сего». Они были людьми давно застывшими на своем «первобытном» уровне развития. Они ничего не читали, ничем не интересовались и, что самое страшное, ничего не понимали в современной далеко шагнувшей технике. Одни из них брали «горлом», другие - старыми заслугами, третьи - «внешней солидностью», четвертые - тем, что умели пресмыкаться, пятые - непонятно чем. Вот такой пример. В апреле 1939 около двадцати командиров, воевавших в Испании «доставили» в Москву. Они должны были принять присягу лично у заместителя Народного Комиссара Обороны СССР. Утром их построили в огромном кабинете, где все бьшо огромно - и стол, и окно, и бронзовый прибор на письменном столе, предназначенный для выполнения канцелярских обрядов, и два бронзовых канделябра стоявших по бокам письменного прибора, в которых когда-то, в средние века вкладывались свечи. Конечно, письменный стол был накрыт зеленым сукном.

Правее огромного письменного стола стоял одинокий маленький столик, покрытый красным простым материалом, а на нем стопка листов с текстом присяги. Маленький столик в стиле рококо сиротливо терялся среди окружавших его предметов в этом почему-то мрачном кабинете.

Все командиры были подавлены величием момента, размерами окружающих предметов и чувствовали себя одиноко и сиротливо, как маленький столик.

Наконец, в глубине кабинета открылась дверь, и в него ввалился Маршал Кулик -солидной величины человек. Его лицо было буро-красным и довольно внушительным по своему размеру. Все хором «рявкнули»: «Здравствуйте!» Маршал слева направо прошел строй, его взор ничего не отражал, а его взгляд был направлен «в ничто». Затем Кулик зашел за свой стол, отчего последний стал ниже и меньше, лишь бронза канделябров продолжала горделиво поблескивать. Кулик загородил спиной большое окно, которое и без того давало

мало света, кабинет тоже стал значительно меньше. Хотя тогда у маршалов была довольно скромная экипировка, без золота погон и блеска подавляющих регалий, но Кулик, распространяя легкий запах алкоголя, блистал, и все пожирали его глазами. Перед тем, как приступить к процедуре приема присяги, маршал, по давно заведенной у нас традиции, «закатил» речь. Однако, она была не той, которую обычно говорят большие начальники. Не той, где в первой части широко освещается международная обстановка и катастрофически безвыходное положение в капиталистическом мире, а во второй - наши головокружительные успехи и, наконец, в третьей части обыкновенно указываются некоторые наши недостатки (часто смазывающие вторую часть) и стоящие перед нами задачи. Стоявшие командиры впервые услышали речь экспромтом, без шаблона и без предварительной подготовки теми, кто их пишет, для тех, кто их произносит. Речь состояла из каких-то совершенно не связанных между собой и бессмысленных в отдельности фраз. Это была чистейшей воды ахинея, бред полупьяного. Самое страшное было то, что перед командирами стоял не только маршал, но, что самое ужасное, -первый заместитель Народного Комиссара Обороны СССР.

Конечно, довоенные полководцы, безусловно, были смелы и талантливы, они вышли из народа благодаря природным дарованиям. Их родила революция, их закаляла и обучала Гражданская война. Среди них такие светлые имена, как Чапаев, Щорс, Пархоменко, Лазо и другие. Но после окончания Гражданской войны прошло немало времени, бурно развивались технические средства борьбы. Машинный период ведения войн дал огромный толчок развитию авиации, танков, автотранспорта и ряду другой техники. Словом, все двигалось бурно вперед, а многие наши военноначальники оставались на прежней точке своего развития. Появилась острая необходимость не только в пересмотре организационной структуры Красной армии, но и необходимость в изменении тактических и оперативных взглядов в военном искусстве, а те военноначальники, которые оставались на тактических и оперативных взглядах времен Гражданской войны, оказались тормозом в нашем развитии.

За год или полтора до Великой Отечественной войны в нашей Армии начали спешно создаваться мотомехдивизии, танковые и другие подвижные и ударные соединения, но к началу войны они не были укомплектованы, не имели техники. Перед нами в первый же день войны стал враг не только с совершенной техникой, но и с более чем двухлетним боевым опытом, полученным в войнах на западе. А ведь маршал Кулик и ему подобные, командовали фронтами и армиями, и потребовались сотни тысяч смертей, чтобы понять, как неспособны они руководить войсками в современных условиях ведения войны.

Лишь великий советский народ в эти трудные дни для Отчизны остался непоколебимым, невиданно могучим в своей силе, в воле к победе, в любви к Родине и умении прощать виновных. Вся тяжесть ошибок заевшихся и зазнавшихся тупиц легла на плечи народа. Ни стремительное наступление беспощадно сеющего смерть врага, ни кровь, ни огонь, ни танки, ни массовые бомбежки, ни голод и лишения не могли сломать советского человека. Армии отходили, а кое-где и бежали. Целые соединения попадали в окружение, теряли связь и управление. Но ни на одно мгновение наши люди не думали о капитуляции, не теряли веры в нашу победу над врагом. Высокий моральный дух и фанатическую любовь к Родине враг не в силах был сломить. Стойкость наших людей перед завоевавшими и поставившими на колени всю Европу гитлеровцами пугала и приводила их в трепет, она восхищала наших друзей, она стала примером и подняла дух сопротивления у порабощенных Гитлером народов Европы, она вызывала восхищение у народов всего мира.

НЕОЖИДАННЫЙ МАНЕВР

20 декабря 1941 года 1-й гвардейский кавалерийский корпус под командованием генерала П.А. Белова**, переброшенный с Украины в район западнее Москвы, получил директиву Военного Совета Западного фронта № 8514/Ш, в которой говорилось: «Вам

поручается особо ответственная задача быстро выйти в район Юхнова и разгромить штаб и тылы 4-й армии немцев. Военный Совет фронта дает в ваше распоряжение дополнительно (от 10-й армии) три кавдивизии, одну-две стрелковые дивизии, пополнит танками до 50 штук. Для обеспечения флангов и тыла группы нужно захватить и прочно удержать Сухиничи, Мещевск, Мосальск. Жуков, Булганин, Соколовский».

А пока с 21 по 23 декабря корпус вел упорные бои за овладение крупным селом Одоево, которое 23-го все же удалось взять. Здесь была разгромлена почти вся 296-я пехотная дивизия немцев. 24 декабря обещанные фронтом три кавалерийский дивизии (41, 57 и 75-я) еще не прибыли, но 25-го, наконец, появились их командиры. Оказывается, дивизии были крайне малочисленными, составом в два раза меньше, чем корпусные гвардейские. Артиллерии у них вообще нет и не было по штату (!). Их назвали «легкими» кавалерийскими дивизиями. Непонятно только, кто был инициатором и автором создания столь беспомощных и неприспособленных к бою дивизий. Нужен был лишь один танк противника, чтобы разогнать и раздавить такую «легкую» дивизию, а немецкий самолет-штурмовик Ю-87 мог делать с нею, что ему угодно. Для создания такой дивизии требовалось лишь одно: не иметь никакого представления о природе современного боя. Создание такого «легкого» средства необходимо было не для боя, а могло только увеличить количества жертв.

Две стрелковые дивизии (322-я и 328-я) действовали значительно левее корпуса с задачей наступать на Белев, что весьма затрудняло управление и связь с группой. Вообще увеличение количества (но отнюдь не качества) дивизий создавало большие трудности в управлении. Ведь количество средств связи и командиров в штабе кавалерийского корпуса оставалось прежним. Весь командный состав штаба поэтому находился в постоянном «разгоне». Белов решил объединить действие двух стрелковых дивизий под руководством командующего артиллерией корпуса полковника Семенова, выделив ему группу командиров штаба. Две из трех «легких» дивизий были переданы в подчинение: 57-я - 1-й гв. кавдивизии, а 75-я - 2-й гв. кавдивизии. 41-я,кавдивизия осталась в корпусном резерве. Теперь управление несколько облегчилось.

С 24 по 25 декабря части корпуса нещадно бомбила немецкая авиация. Немцы понимали всю серьезность его продвижения. Ведь фактически корпус уже находился в тылу их 4-й армии. Зенитные средства далеко отстали, прикрытие с воздуха нашими истребителями не осуществлялось, и немецкие штурмовики издевались, гоняясь даже за отдельными всадниками. Движение колонн и вообще любое передвижение кавалерии было возможно только ночью и в пургу. Днем надо было тщательно маскироваться.

Слева дивизии, руководимые полковником Семеновым, уже вели бой за город Белев, а 1-я гв. кавдивизия вместе с передовыми частями соседа справа захватила город Лихвин. На станции - масса трофеев, целые эшелоны с рождественскими подарками для 4-й армии и 2-й танковой группы. Вагоны забиты всякими «Лакомствами». Здесь и норвежские отменные рыбные консервы, бекон, сгущенное молоко, сыры и шоколад из Голландии и Бельгии, коньяки, аперитивы и различные вина Франции. Испанцы и итальянцы спешат не отстать от нее в количестве и качестве вин, дополняя их цитрусовыми плодами и коробками сардин, чудесным арахисом, сигаретами и сигарами, африканским ромом и прочим. Греки шлют маслины и тоже вино и сардины. Турция - восточные сладости и табак. Вся Западная Европа, Балканы и Ближний Восток, став на колени, шлют «дары» своему властелину - «немецкому солдату», «детям великого фюрера». К своему удивлению кавалеристы обнаружили почти вагон швейцарских часов. «Нейтральная» Швейцария послала свои подарки, «по особому заказу фюрера», для офицеров его армии. Все лезли из кожи, стараясь доказать свою верность и прочие искренние чувства. Осмотр и «анализ» подарков вызывали кроме улыбок и другие, более острые чувства.

Все перечисленные трофеи охранял 96 кавполк 1-й гв. кавдивизии, хотя дивизия ушла далеко вперед и сейчас вела бои за рекой Ока. Белов, вызвав командира полка Данилина, приказал ему немедленно бросить всю эту дрянь и догонять свою дивизию. Некогда было

заниматься рождественскими подарками и маленькими искусственными пластмассовыми елочками, которых здесь тоже оказался целый вагон.

А тем временем дивизии корпуса, используя разрывы в боевых порядках немцев, с ходу форсировали реку Оку. 2-я гв. кавдивизия захватила город Козельск, но здесь ее наступление «застопорилось». Части остановились.

Дороги были совсем занесены снегом. В корпусе отстали радиостанции, артиллерия, тылы и даже танки. Теперь все двигались на санях. Шли в обход основных коммуникаций немцев, иначе неизбежны были затяжные бои. Дивизии были заняты боем, и у них не было времени расчищать дороги, этим должен был заниматься фронт, но, увы! Из Козельска корпус прорвался севернее города Сухинича, где засели довольно крупные силы противника. Затем, окружив город Мещевск, быстро двинулся к Юхнову.

Именно в эти дни начальник Генерального штаба Сухопутных сил гитлеровской армии генерал Гальдер писал в своем дневнике: «29.12.41 г. В районе резерва фронта у р. Ока создана сильная боевая группа, которая ведет разведку боем. Однако это не мешает главным силам противника беспрепятственно продвигаться в направление Юхнов. Придется оставить участок фронта у Калуги и севернее ее. Это необходимо для того, чтобы высвободить часть сил с этого участка фронта и бросить их против частей противника, переправившихся через Оку».

* С 30 декабря 1941 и до 3 января 1942 года штаб корпуса находился в с. Подкопаево. Было очень трудно управлять войсками без радио. Все офицеры связи, командный состав штаба были в непрерывных разъездах по частям, с приказами, распоряжениями, сводками, донесениями. Все поголовно верхом или на санях, лишь один немецкий вездеход продолжает бегать, оказывая большую помощь генералу Белову. Осталась одна радиостанция 5АК, которая еле справлялась с передачей данных и приемом распоряжений фронта. Иногда со штаба фронта в корпус прибывали самолеты У-2, но полеты на них были не безопасны: немецкие истребители охотились за ними. Но вот в штабе появляется целая группа летчиков, с ними генерал-лейтенант Николаенко, они от 28-й авиадивизии. По пути в корпус летчики воочию убедились, что творит с нами авиация немцев, и как нам плохо без их прикрытия. По всему пути - трупы лошадей и могилы гвардейцев. Летчики «успокаивают»: матчасти у них очень мало, аэродромы удалены, и кавалеристы не должны слишком надеяться на их помощь или на что-либо рассчитывать. Но одно их присутствие в штабе вселяло надежду.

К концу 1941 года войска Белова были очень близки к завершению поставленной задачи. Частью сил они уже выходили на самое чувствительное место в тылу врага, на его главную коммуникацию - Варшавское шоссе. Правда, штаб 4-й немецкой армии еще не был в Юхнове, а только собирался выезжать сюда из Малоярославца. Решение фронта было правильным, и выход кавкорпуса в Юхнов для немцев являлся бы настоящей катастрофой.

К указанному времени две дивизии - 322-я и 328-я, дравшиеся за город Белев, были переданы подходившей 10-й армии генерала Голикова, а взамен их корпусу подчинили из состава его армии две другие дивизии - 239-ю и 324-ю. 324-я стрелковая дивизия получила задачу фронта овладеть Сухиничи, а 239-я подошла с задачей овладеть Мещевском. Поскольку кавкорпусу генерала Белова были приданы три кавалерийские и две стрелковые дивизии - была образована «группа Белова».

К Юхнову группа подходила двумя гвардейскими и тремя «легкими» кавалерийскими дивизиями. Не было с ней ни танков, ни корпусной и приданной артиллерии, не было зенитных средств. Немецкая авиация ограничивала ее действия днем, не было и хороших средств связи, но несмотря ни на что, она была не только способна выполнить задачу, но успешно завершала ее выполнение. В ночь на новый 1942-й год группа сосредоточилась и готовилась к штурму города Юхнова.

После захвата города и выхода на шоссе она могла повернуть на север, стремительно «пройтись» по тылам немцев и действиями в общем направлении на Медынь разгромить тылы и сам штаб 4-й армии немцев.

Задача была ясна, она соответствовала действительности и вела только к успеху. Но,.

увы!

Ничего подобного группа Белова не сделала. Почему? Не думайте, что ей помешал противник. Ничего подобного! Ночью был получен приказ фронта, в котором настоятельно требовалось «частью сил прикрыться (?) со стороны Юхнова, остальными силами повернуть… (да, да, опять на 90°, но теперь - на запад) и… наступать на Мосальск». Итак, оказавшись так бизко у цели и рвавшись сюда в течение 10 суток, корпус теперь прекращал операцию, не получившую оперативного завершения и развязывал немцам руки. Все были чудовищно удивлены, ничего не понимали.

Поистине можно было сказать устами Швейка, что боевые действия развивались нормально и все было ясно до тех пор, пока в дело не вмешался Генеральный штаб. В данном случае роль Генерального штаба блестяще выполнил штаб Западного фронта.

Но удивлялись не только Белов и его штаб, удивлялись и немцы. Вот, что писал бывший начальник штаба 4-й немецкой армии, генерал Гюнтер Блюментрит в своих воспоминаниях, в книге «Роковые решения» (стр. 106):

«Что-то вроде чуда произошло на южном фланге 4-й армии. Нам было непонятно, почему русские, несмотря на их преимущество на этом участке фронта, не перерезали дорогу Юхнов -Малоярославец и не лишили 4-ю армию ее единственного пути снабжения. По ночам кавалерийский корпус Белова, который во второй половине декабря причинил нам так много беспокойства, продвигался в нашем глубоком тылу по направлению к Юхнову. Этот корпус достиг жизненно важной для нас коммуникации, но, к счастью, не перерезал ее. Он продолжал продвигаться в западном направлении и скрылся где-то в огромных Богородицких болотах».

Итак, генерал Блюментрит тоже удивлялся, не понимал, почему кавкорпус к его «счастью», не перерезал их «единственного пути снабжения». Кстати, штаб 4-й армии немцев 25 декабря выехал в Юхнов, и если бы корпус овладел городом, то.

Повернув на 90°, кавалеристы завязали бои за Мосальск и вскоре овладели городом. А тем временем 4-я армия немцев быстро приводила себя в порядок и начала серьезно готовить линию обороны вдоль Варшавского шоссе, боясь повторения юхновской угрозы. Пока корпус дрался за Мосальск, все населенные пункты, примыкавшие к шоссе, превращались в крепости, а само шоссе - в широкую и глубокую, хорошо приспособленную к обороне траншею.

В середине декабря 1941 года, когда гитлеровская орда так поспешно откатывалась от нашей столицы, фюрер бесновался, как зверь. Но его армия продолжала отходить. В оборонительных боях она все же оказалась слаба. Орда была отлично обучена лишь для нападения. В обороне их боевых порядки жались к дорогам и населенным пунктам, оставляя почти не занятыми лесные массивы и довольно большие разрывы в местах бездорожья и отсутствия населенных пунктов. Разрывы между обороняющимися гарнизонами и частями способствовали тому, что наши войска могли проникать в тыл, бить во фланги и окружать целые группировки (чего, к сожалению, тогда еще кавкорпус делал мало).

Лучше других тактикой рейдирования по тылам была обучена конница, но те, кто теперь посылал ее в тыл врага, совершенно не были обучены думать о том, как обеспечить такие действия. Само собой разумеется, раз человек не способен думать, он не способен и делать. Вот и получалось так, что, «толкнув» конницу в тыл врага, все начальники начинали мечтать об успехах, разгроме, и никто - о снабжении, эвакуации, обеспечении прикрытия с воздуха, а мыслями о людях, вообще никто не утруждал себя.

16 декабря 1941 года Гитлер издал директиву за № 4421-82/41, в которой категорически требовал немедленно остановить отходящие войска и перейти к обороне, надежно закрепляя занимаемые рубежи. Тех же, кто оставлял позиции без приказа, надлежало поголовно расстреливать. Приказал организовать загрядотдряды (вспомните критиков приказа № 227 летом 1942 года). В директиве требовалось перейти от сопротивления в отдельных опорных пунктах к оборудованию сплошной оборонительной позиции (полосы), с тактической и оперативной глубиной и включением в такую полосу обороны всех населенных пунктов, кои

надлежало превращать в узлы сопротивления, опорные пункты, а крупные населенные пункты - в крепости. В населенных пунктах укреплялись и приспосабливались к обороне каждый дом, квартал, улица. Глубокий снежный покров использовался для устройства траншей и ходов сообщений. На фронт пошли эшелоны с проволокой, заграждениями, а промышленность усилила производство противотанковых и противопехотных мин всяких видов. Вот почему Варшавское шоссе и прилегавшие к нему населенные пункты стали быстро укрепляться и готовиться к обороне.

Положение же в группе войск Белова с каждым днем усложнялось. Все дороги в полосе ее действий были занесены глубоким снегом, и никто не думал о том, чтобы их расчищать и обеспечить группу всем необходимым для боя и жизни. Корпус же своих средств снабжения не имел. Весь тыл корпуса состоял из заместителя командира корпуса по тылу и отдела тыла, которые кстати, тоже где-то далеко отстали. Инженерных частей корпус в своем составе так же не имел, не было у него и специальных транспортных средств. Ближайшая же станция снабжения фронта располагалась в городе Туле, на удалении 200-250 км от корпуса.

По всем существовавшим правилам и простой логике доставкой в корпус боеприпасов, продовольствия и фуража должен был заниматься штаб тыла фронта, который палец о палец не ударил для выполнения столь важной задачи. На его же обязанности было и выполнение задачи по расчистке путей снабжения и эвакуации. Но и здесь фронт ничего не сделал. Конечно, у фронта было много своих забот, но на главное направление действий он обязан был бросить все силы. Следовало учитывать и то, что кавалеристы действовали в тылу врага.

Немцы расчищали свои основные коммуникации с помощью нашего населения, которое поддерживало их дороги в идеальном состоянии. Вот и получалось так, что наше население помогало немцам и не делало этого для нас. Конечно, немцы выгоняли и заставляли людей работать с помощью оружия, под угрозой расстрела. Мы не могли поступать так. Но стоило объяснить населению, что и где необходимо выполнить для обеспечения победы над врагом, и дело было бы сделано. Конечно, кавалеристы были заняты боем, и им некогда было заниматься такими вопросами.

А фронт? Фронт ничего не делал. Хотя, не совсем так. На просьбы и жалобы из штаба фронта в корпус бросали довольно грубые слова обвинения, вот они, взятые из архива: «Вы забываете об организации службы тыла» (?) «Немедленно организуйте службу тыла!» «Считайте это своей обязанностью и не жалуйтесь!» Или еще чище: «Вы не занимаетесь службой тыла, можно думать, что эта обязанность лежит на тыле фронта!»

Было ясно, что там вверху слабо разбираются в простых истинах работы тыла. Что они плохо знают (и не хотят знать) корпусную штатную организацию. Что они меньше всего думают о тех, кто вел бой, жертвовал жизнью и добивался победы. Удивляло и то, что у командующего фронтом генерала армии Жукова, находившего столько грубых слов и умения беспощадно обращаться с теми, кто вел бой, не находилось таких же слов для бездельников, засевших в его штабе тыла.

БЕСПЛОДНЫЕ АТАКИ

Кавкорпус непрерывно проводил неудачные бои, стремясь прорваться через Варшавское шоссе.

Немцы, как всегда, подтянув подвижный резерв по шоссе, с помощью огня артиллерии, танков и авиации, легко отбивали его атаки. Теперь оставшиеся в живых бойцы лежали в глубоком снегу, на сильном морозе, голодные, измотанные боями и бессонными ночами. И те из них, кто не заснет, не замерзнет и дождется темноты, смогут отойти в ближайшие населенные пункты, отогреться, хотя бы немного перекусить, но самое главное - отоспаться, если завтра на рассвете снова не пошлют в бой. Вечером в домик начальника разведки корпуса А.К. Кононенко вошел начальник связи полковник Буйко и сказал:

- Приехал заместитель Жукова генерал Г.Ф. Захаров*'. Он у Белова. Ехал на санях от самой Калуги, видно, боялся лететь на У-2. Вызывает тебя с докладом.

Когда Кононенко вошел в домик Белова, там за столом стоял ниже среднего роста, с широким, угрюмым лицом незнакомый генерал. Он молча показал ему на стол рукой, давая понять, где тот должен развернуть свою карту для доклада. Кононенко доложил, что на участке Варшавского шоссе, где корпус безуспешно пытался прорваться, оборонялась 10-я мотодивизия немцев, а правее и левее - 34-я, а также 216-я пехотные дивизии. Все указанные соединения входили в состав 4-ой немецкой армии. Глубина обороны немцев была небольшой. За шоссе их части располагались в населенных пунктах, приспособив их, как правило, к круговой обороне. Дороги между такими пунктами были расчищены, и по ним патрулировали танки и бронетранспортеры.

* Георгий Федорович Захаров (1897-1957). В Советской армии и КПСС с 1919. Участник Гражданской войны. С 1939, после окончания Военной академии Генштаба -начальник штаба Уральского ВО. С июня 1941 - генерал-майор. В ходе войны - начальник штаба 22-й армии, начальник штаба и командующий Брянским фронтом, с декабря 1941 по май 1942 - заместитель командующего Западным фронтом, затем начальник штаба и заместитель командующего ряда фронтов, с июня по ноября 1944 - командующий 2-м Белорусским фронтом, затем командующий 4-й гв. армией. С 1944 - генерал армии. После войны -командующий Военным округом. (Великая Отечественная война, Энциклопедия, стр.

282).

Генерал слушал, не перебивая, но пальцы на его руках и коленки дрожали. Он тихо с каким-то шипением спросил: «Что ж перед вами обороняется одна паршивая дивизия немцев, а вы целым корпусом топчетесь на месте и не можете прорваться через ее слабенькую оборону?» Он замолчал, глубоко вдохнул воздух, задержал выдох и снова сказал: «Кроме того, у вас две стрелковые дивизии, а вы.» и он грязно выругался, с трудом сдерживая гнев. Генерал, видно, не знал, что легкие кавалерийские дивизии, да и две стрелковые дивизии насчитывали менее трех тысяч человек каждая, что основная тяжесть боя, ложилась на две гвардейские кавалерийские дивизии. Но они шли в атаку на танки и укрепления немцев почти с голыми руками, несли огромные потери.

«Нет, товарищ генерал, - ответил Кононенко, - без танков, без артиллерии через шоссе нам не прорваться. Мы положим всех людей, а успеха не будет. И дивизия немцев не так уж паршива, как вы сказали, у нее почти десять тысяч человек, есть достаточно танков, в неограниченном количестве боеприпасы, ее солдаты обогреваются в населенных пунктах и в специально оборудованных блиндажах, она не ощущает недостатка в продовольствии, а мы? Мы воюем почти голыми руками и, вдобавок впроголодь, у нас даже лошади часто остаются без фуража, а что толку от кавалериста, если его конь голоден?»

Несчастье Кононенко, как оказалось, заключалось в неумении кривить душой.

Захаров резко сдвинул его отчетную карту, давая понять, что доклад окончен, сел на стул и, часто дыша, спросил: «А почему же у вас нет танков, артиллерии, снарядов, мин?» Он глубоко вздохнул, сделал паузу, вскочил и пискливо выкрикнул: «Почум-у-у? Где продовольствие?! Где ваши тылы?!» И опять грубо выругался. Вопрос был задан явно не по адресу. Кроме того, на такие вопросы ответ следовало держать самому. Тыл фронта явно не справлялся со своими обязанностями по обеспечению и снабжению войск. Он работал в диссонанс с задачами, которые ставил войскам командующий фронтом. А может, в диссонанс с возможностями тыла действовал командующий?

Кононенко с удивлением смотрел на Захарова. Тот вспотел, его глаза, вылезавшие из орбит, ничего и никого не видели. Он бросился к Кононенко. перед лицом которого зачернело дуло пистолета «Вальтер» и закричал фальцетом: «Застрелю, мерзавец, кто тебе должен расчищать дороги я, да?! Я сам ехал к вам на санях! Я - зам. комфронта!» В то же мгновение между ними появился представитель авиации генерал Николаенко. Он легко, левой рукой отстранил пистолет Захарова, а в правой руке держал раскрытую коробку папирос «Казбек». Поднеся коробку почти к самому лицу разбушевавшегося генерала, он

спокойно и настойчиво твердил: «Не волнуйтесь, закурите папиросу, закурите, закурите!» Одновременно, левой рукой за своей спиной он сделал знаки Кононенко - уходи.

Вернувшись в свой домик, Кононенко застал там Буйко и начальника особого отдела корпуса Кобернюка. В нескольких словах рассказал им о «докладе».

«Не обращай внимания, - сказал Кобернюк, - я знаю этого ненормального еще с довоенного времени, он и тогда откалывал «номерочки». Словом, мы тебя в обиду не дадим. Приедет Белов, мы с ним поговорим по этому вопросу».

К вечеру приехали генерал Белов и начальник штаба полковник Грецов. Замкомфронта, после бурного скандала крепко спал, и генерал Николаенко подробно рассказал им о происшедшем.

Генерал Белов позвонил Кононенко и спросил: «Ну, как тебе понравился новый «бомбардировщик»?». С легкой руки Белова все в штабе корпуса стали называть генерала Захарова «бомбардировщиком». Но он принес корпусу куда больше несчастья и жертв, чем мог бы принести бомбардировщик.

Лишь позже, внимательно присматриваясь к поступкам, словам и действиям Захарова, Кононенко, как он пишет, понял, какой страшной злобой заполнено было все его существо, как дико ненавидел он людей. Злоба туманила его и так не весьма ясный рассудок. В его старой записной книжке о Захарове написано: «. он так обильно и плотно заполнен злобой, что никакие другие качества уже не могут в нем вместиться. Слава ко многим генералам приходит через горы трупов. Их славе всегда сопутствует смерть. Еще не было случая, чтобы генерал отказался от вручаемой награды из-за того, что его заслуга стоила в сотни раз больше жизней и крови, чем могла стоить. У меня всегда вызывало недоумение, как можно таким людям как Захаров и ему подобные, доверять и подчинять войска?».

Поздно вечером Кононенко был вызван к Белову. В его домике находилось все командование корпуса.

После неприятного и довольно продолжительного молчания, заговорил Захаров. Он сказал:

«Поставленная фронтом задача вам ясна, вы должны прорваться через Варшавское шоссе в тыл врага или умереть. И я вам скажу прямо: или героическая смерть на шоссе и герои в тылу врага, или позорная смерть здесь. Повторяю, такова задача Жукова, фронта, Ставки и самого Сталина. Меня прислали сюда, чтобы я заставил выполнить задачу любыми средствами, и, клянусь, я заставлю вас ее выполнить, я протолкну вас в тыл к немцам, хотя бы мне пришлось для этого перестрелять половину вашего корпуса. Вы должны прорваться в тыл врага с теми средствами, которыми сейчас располагаете. Вот почему здесь, на нашем Совете может идти речь лишь о том, как выполнить задачу, а не о том, что необходимо для ее выполнения».

Наступила опять тяжелая и продолжительная пауза, во время которой Захаров тяжело дыша, переводил взгляд своих свинцово-холодных глаз на каждого по очереди.

Но вот, он заговорил снова: «Я созвал вас сюда на Военный совет. Каждый должен обдумать решение и обоснованно доложить его. Помните никаких дополнительных средств усиления. У нас с вами нет времени заниматься ерундой. Даю пятнадцать минут на обдумывание и принятие решения. Можете курить!»

Он говорил, то повышая тон, то снижая его до шепота с каким-то змеиным присвистом, злоба кипела и клокотала в нем, он захлебывался ею. Стало ясно, что он приехал сюда не помогать, не организовывать снабжение, не предлагать какие-либо решения способствующие улучшению проведения боя и операции, а «проталкивать», грозить, расстреливать, посылать людей на верную гибель. Он и в мыслях не имел тщательную подготовку прорыва обороны немцев с последующим прочным закреплением образовавшейся бреши для обеспечения действий корпуса в тылу врага.

Через 15 минут Захаров сказал: «Товарищи командиры, время кончилось, разведчик, докладывайте ваше решение».

Глубоко вздохнув и смотря в глаза Захарову, Кононенко начал: «Товарищ генерал, я не

верю в успех и возможность прорыва через Варшавское шоссе без танков и артиллерии, тем более, я не могу поверить, что после нашего прорыва можно будет закрепить образовавшуюся брешь и удерживать ее продолжительное время. Но поскольку вы поставили перед нами определенные условия, то у нас есть лишь одна возможность -прорваться в тыл врага, используя лесной массив на правом фланге восточнее деревень Лаврищево и Подберезье. Ночью в лесу немцы значительно ослабляют свою оборону, выводя часть сил для обогрева в ближайшие населенные пункты и в опорные пункты, расположенные у моста через реку Пополта и в лесу 2-3 км северо-восточнее. Днем же противник значительно усиливает здесь свою оборону. Есть также основание полагать, что лесной массив является местом стыка флангов 10-й моторизированной и 34-й пехотной дивизий. Исходя из сказанного, предлагаю следующее решение: силами 325-й и 239-й стрелковых дивизий с наступлением темноты прорваться через слабую оборону немцев в лесу, и выйдя на шоссе, закрепить фланги прорыва, перебросив сюда противотанковую артиллерию, производя минирование и завалы. Одновременно гвардейские кавалерийские дивизии корпуса, следуя во втором эшелоне за пехотой, используя лесной массив, завершат прорыв обороны противника севернее шоссе и быстро выйдут в тыл врага. Наши боевые порядки в настоящее время.»

Но Захаров не дал Кононенко закончить. Он закричал: «Да ты, сволочь, хочешь пройти в тыл противника за счет крови пехоты! Вон! Мерзавец! Застрелю! Вон!»

И снова Кононенко увидел в его руке «Вальтер», но Грецов поспешно вытолкнул его за дверь.

Утром стало известно, что на проходившем уже без Кононенко «Военном совете» под давлением Захарова было принято именно то решение, которое меньше всего обещало успех: прорыв осуществить с утра, по открытой местности, там, где корпус ближе всего подошел к Варшавскому шоссе.

Уже на рассвете следующего дня, после бессонной ночи, гвардия шла в атаку по глубокому снегу, с карабинами против танков, артиллерийского и минометного обстрела. Атакующих штурмовала и бомбила немецкая авиация, а прорывавшихся близко к шоссе героев немцы поливали градом пуль из пулеметов и автоматов. Атаки следовали одна за другой, шел штурм немецких опорных пунктов южнее шоссе, лилась кровь, гвардейцы несли большие потери, а успеха не было. Но кого интересовала кровь и жизнь солдат?

Вечером бой прекращался, те, кто оставался жив, не был убит, не истек кровью или не замерз в снегу на морозе, отползал в тыл на обогрев, прием пищи и отдых. Люди набивались во все избы деревень и засыпали мертвецким сном. А утром, на следующий день снова шли в атаку.

Шли по проторенным вчера в глубоком снегу тропинкам, шли по ним, зная, что они хорошо пристрелены немецкими автоматчиками. Шли по ним, потому, что не в силах был двигаться по свежему насту и пробивать себе новую дорогу в глубоком снегу, шли по дороге к смерти. Немцам не нужно было даже прицеливаться, они против каждой такой проторенной тропки устанавливали пулемет, а то и просто стрелков с карабинами. Если упавшие не были сражены пулями насмерть, то остальное доделывал мороз или штурмовая и бомбардировочная авиация врага.

Так Захаров губил гвардию, которая непрерывно атаковала. Во всяком случае, период с 12-го по 22-е января был насыщен настойчивыми, непрерывными, бессмысленными и безрезультатными атаками. Если через шоссе и прорывались единицы, то немцы сравнительно легко их там добивали. Если прорывались подразделения или части, немцы контратаковали вдоль шоссе танками отрезали прорвавшихся и отбивали атаки тех, кто стремился помочь окруженным. Белов пробовал менять планы и время действий, менять участки наступления, но все напрасно. Как только наши части начинали действовать, немцы, используя авиацию и средства наземного наблюдения, быстро определяли место, где наносился главный удар и сосредотачивали там свой подвижной резерв из танков, артиллерии и мотопехоты. Сюда же вызывалась штурмовая и бомбардировочная авиация,

все начиналось сначала, и на наступающих обрушивался целый ад.

Разведчики всех частей корпуса непрерывно искали и уточняли, где же у немцев слабое место в обороне? За период боев по показанию пленных, разведывательных групп корпуса и стрелковых дивизий, лыжных батальонов, еще и еще раз подтверждалось, что оборона немцев на участке с лесными массивами является их слабым местом. И там, где днем немцы упорно обороняли подступы к лесным опушкам там ночью они отводили большую часть сил в населенные пункты, оставляя на шоссе лишь дозорные танки и небольшие подразделения в пунктах обогрева. Окончательно стало ясно, что прорваться через шоссе без средств усиления, можно лишь ночью на лесном участке обороны немцев и нигде больше.

Действия и поступки Захарова становились странными и неоправданно свирепыми. Он по очереди вызывал к телефону командиров полков и дивизий, атаковавших шоссе, и, оскорбляя их самыми отборными ругательствами, кричал: «Не прорвешься сегодня через шоссе - расстреляю, мерзавец!» Он приказал судить и немедленно расстрелять пять человек командиров, бойцы которых не смогли прорваться через шоссе. Среди расстрелянных были: командир 160 кавполка 1-й гв. кавдивизии подполковник Юшин, инструктор по комсомолу политотдела 1-й гв. кавдивизии ст. лейтенант Голиков, командир одного лыжного батальона и еще два командира. Несчастные просили лишь об одном, - не сообщать их семьям о том, что они расстреляны. «Умоляем вас, - говорили они, - не трогайте наши семьи, пусть они думают, что мы погибли в бою».

Трагедия была потрясающая.

На третий день пришло помилование. Но поскольку Захаров отдал приказ о немедленном расстреле помиловали уже мертвых.

Вспоминает Кононенко и такой случай. Вызвал Захаров к телефону командира 2-й гв. кавдивизии полковника Н.С. Осли-ковского и говорит ему: «Если ты сегодня ночью и завтра днем не прорвешься с дивизией через Варшавку, оставь в обойме пистолета один патрон и пустишь себе пулю в лоб, не дожидаясь пока я тебя расстреляю».

Полковник Осликовский слегка заикался, он долго молчал и ответил: «Хо-о-о-ро-ошо, я о-о-ст-т-т-авлю два. О-о-дин се-се-бе, дру-у-гой те-те-бе!» И положил трубку.

Что тут было! Захаров рассвирепел страшно. Вообще он избегал ездить в штабы дивизий и полков: они очень близко располагались к боевым порядкам, а там стреляли, что было небезопасно. Но на сей раз он не выдержал и решил ехать в штаб дивизии Осликовского для расправы.

Генерал Белов послал с ним Кононенко, который недавно вернулся из штаба 2-й гв. кавдивизии и знал туда кратчайший путь. Они выехали с командного пункта штаба корпуса после обеда верхом. В одном месте дорога просматривалась немцами, а иногда и обстреливалась из минометов. Нужно было быстро проскочить метров 300-400. Кононенко остановился на опушке рощи и, показав участок просматриваемый немцами дороги, сказал, что здесь надо проскочить карьером, и если противник и заметит, то не успеет обстрелять. Он с коноводом пустили лошадей галопом, а затем перешли на предельный аллюр-карьер и быстро проскочили злополучное место. Когда они оказались на безопасном участке, то увидели, что Захарова и его коновода с ними нет. Немцы швырнули несколько мин и умолкли. Кононенко забеспокоился, но вскоре увидел, что Захаров галопом ускакал назад. Так он и не побывал у Осликовского. Кононенко и раньше подозревал, что Захаров был трусом, но теперь убедился в этом. Как все трусы, он был жесток, бесчеловечен, мстителен и беспощаден к другим.

В тот же день Захаров приказал Кононенко отправить один взвод из разведывательного дивизиона корпуса провести разведку Варшавского шоссе.

Он сказал: «Сегодня ночью взвод должен пройти через Варшавку вот здесь (и указал на карте совершенно открытый участок шоссе), провести разведку маршрута и обороны немцев севернее шоссе, а через сутки вернуться и доложить. Учтите, если взвод не пройдет через шоссе, я расстреляю командира взвода». Взвод в разведку повел мл. лейтенант А. Скиба. Они ушли на лыжах, надев белые маскхалаты. Кононенко знал, что там, где указал Захаров,

взвод Скибы пройти не сможет, но ничего не мог сделать. Скибе об угрозе генерала он не стал говорить, но разрешил, если взвод не сможет пройти через оборону немцев в указанном районе сегодня ночью, попытаться пройти на следующую ночь, разведав проход в течение дня. Скибы не было несколько дней. Наконец, ночью 24 января он явился и доложил, что три его попытки пройти через шоссе окончились полной неудачей, взвод понес потери. Немцы всю ночь освещают подступы к переднему краю ракетами и чуть что подозрительное услышат, поднимают немедленно пальбу со всех видов оружия. Люди совсем выбились из сил, продукты закончились, среди бойцов есть обмороженные. Сейчас взвод уже в разведдивизионе отдыхает. Он также доложил все, что ему со взводом удалось разведать на переднем крае обороны немцев.

Кононенко решил Захарову о возвращении Скибы не докладывать, а поставить в известность лишь генерала Белова и одновременно доложить ему данные о противнике, добытые взводом. Солдатам же Скибы дать отдохнуть до утра и, снабдив продуктами, отправить выполнять задачу в район леса, что восточнее реки Пополта. В том же районе действовал один из приданных корпусу лыжных батальонов, который тоже должен был пройти через шоссе.

Утром при докладе данных о противнике генералу Белову, как всегда, присутствовал и Захаров. В конце доклада он спросил Кононенко есть ли донесение или какие-нибудь данные о взводе Скибы? Тот ответил, что никаких данных пока еще не поступало. Захаров предупредил, что если Кононенко вздумает укрывать командира взвода, то тоже будет расстрелян. Он тут же приказал отправить еще одну группу разведчиков, но на сей раз с задачей пройти через шоссе в районе лесного массива. Группа разведчиков под командой лейтенанта Ф.В. Лысого ушла в указанный район и вскоре благополучно прошла в тыл врага.

Захаров выполняя роль толкача, всеми силами старался «протолкнуть» корпус в тыл противника, совершенно не думая о том, что будет после этого. Он не думал о том, как закрепить образовавшуюся брешь в обороне немцев. Ничего не сделал и для того, чтобы за корпусом прошли артиллерия и танки, палец о палец не ударил для того, чтобы наладить и обеспечить дивизии боеприпасами, продовольствием и фуражом. Он явно сам не верил в возможность успешных действий корпуса в рейде по тылам противника.

Между тем, дела корпуса все время ухудшались. До начала рейда было еще далеко. В боях за прорыв через Варшавское шоссе были задействованы все части группы Белова. В его резерве остался лишь один 117-й лыжный батальон. Находившуюся ранее в резерве 41-ю кавдивизию пришлось взять для прикрытия левого фланга прорыва, но и она вынуждена была растянуться на весьма широком фронте. Раньше за левый фланг отвечала 239-я стрелковая дивизия, но теперь она вместе с 1-й гв. кавдивизией волею Захарова вела безрезультатные бои на открытом участке Варшавского шоссе. Здесь же вела бои и 2-я гв. кавдивизия. Правее их атаковали противника 325-я стрелковая, 57-я кавалерийская дивизии и 115-й лыжный батальон. Немцы контратакой танков и пехоты, при поддержке артиллерии и авиации восстановили положение на этом участке, и после стольких дней кровопролитных боев положение группы ни чуть не улучшилось, и она так же была далека от цели, как и в первые дни боев за Варшавку.

Но у лесного массива в районе Подберезье положение оставалось почти постоянным, и генерал Белов 26 января, сняв с боевого участка 2 гв. кавдивизию Осликовского вместе с 75-й кавдивизией полковника Москалика, бросил их сюда.

Затем он приказал Кононенко оставаться во 2-й гв. кавдивизии в качестве его представителя и уходить в рейд вместе с Осликовским, а его помощнику, как только 2-я гв. кавдивизия начнет переход через Варшавку, вернуться к нему с докладом.

«Но, - сказал он, - если попытка прорваться в тыл Осликовскому не удастся, оставайтесь у него до особого моего приказа. Ваше возвращение сюда весьма нежелательно, да и не безопасно».

ПРОРЫВ В ТЫЛ ПРОТИВНИКА

Еще не стемнело, когда Кононенко прибыл в дивизию. Осликовский попросил его выехать с командирами штаба дивизии в полки для контроля выполнения приказа о переходе в новый район сосредоточения. В течение следующего дня части дивизии заняли все населенные пункты в непосредственной близости к лесу и переднему краю обороны немцев. Как только начало темнеть, дивизия сравнительно легко прорвалась в лес, уничтожив незначительное прикрытие немцев. Под покровом ночи 2-я гв. кавдивизия, а с нею части 75-й и часть сил 57-й кавдивизии втянулись в лес и начали быстро продвигаться на север к Варшавскому шоссе.

Задачу разведки Варшавского шоссе бросился выполнять начальник разведки дивизии капитан Бойченко. Худощавый, подвижной и энергичный, с тоненьким почти девичьим голоском он был решителен и смел. Бойченко выехал на разведку шоссе примерно в 23 часа, а уже через два часа, докладывал о выполнении задачи. Он нашел участок шоссе, не занятый немцами. Части дивизии начали поспешно спускаться по крутому, покрытому снегом и обледенелому склону оврага. Дело было не из легких, лошади - еще кое-как, подогнув задние ноги под живот, съезжали вниз чем-то напоминая кенгуру, а с противотанковой артиллерией, обозом, радиостанциями, станковыми пулеметами, минометами и прочими средствами, связанными с транспортом, дело было очень плохо. Осликовский приказал искать для них дорогу и «проталкивать» за эскадронами, которые не могли ждать ни минуты. Но противотанковые пушки нужны были, как воздух, и люди спускали их в овраг на руках, а пока вперед выдвигались противотанковые ружья. Разведчиков Бойченко оставил у шоссе и теперь вел эскадроны вперед. Он ехал впереди, за ним Осликовский и Кононенко. За ними -штаб и головной полк. Выдвинуть на шоссе противотанковые средства и надежно прикрыть фланги - вот какая была основная задача. Немцы от моста через реку Пополта периодически давали длинные очереди из пулемета, очевидно танкового. Иногда по каким-то лишь им ведомым причинам оно швыряли в лес мины. Трассирующие пули тяжелого пулемета, оставляя огненный след, над головами гвардейцев, проносились в лес, сбивая ветки с верхушек деревьев. Шум стрельбы немцев был кавалеристам на руку, он заглушал поднимаемый ими шум.

И вот после незначительной перестрелки на флангах прорыва, 2-я гв. кавдивизия начала быстрый переход через злополучное Варшавское шоссе. Кавалеристы переходили через него рысью по проторенному в глубоком снегу впереди идущими всадниками следу.

Осликовский с Кононенко остановились, чтобы пропустить идущую колонну, а Бойченко продолжал ехать впереди, ведя дивизию между огромными соснами леса, в направлении деревни Стреленка. Шоссе было идеально очищено от снега, и все соответствовало данным, которые дала разведка.

Утром, 27 января 1942 года 2 гв. кавдивизия уже вела бой за населенный пункт Стреленка. К середине дня бой не прекратился. Немцы из района деревень Хорошово, Захарино, Федорово несколько раз атаковали ее с тыла и флангов и даже прорвались к штабу. Полковник Осликовский сам водил командиров штаба дивизии в контратаку, и отбил немцев, пытавшихся помочь стреленскому гарнизону. Бой за Стреленку затянулся. Утром и днем мороз доходил до минус 30-40°. Люди и лошади вымотались до предела. Деревню нужно было взять, там было тепло, там можно было отдохнуть, покушать и привести себя в порядок. Дивизия несла потери. Обоз и артиллерия остались за Варшавским шоссе. Но самое неприятное - не было радиостанции. Ни колеса, ни сани не смогли пробраться через овраг и затем через густой кустарник, по лесу без дорог.

Боеприпасы тоже были на исходе. Особенно патроны к автоматам. В частях были 50 мм минометы, но мин к ним оказалось очень мало, и их вынуждены были беречь. Даже когда отражали контратаку немцев, использовали всего 3 или 5 мин на миномет.

К исходу дня уже было более 50 человек убитыми и много раненых, среди которых 52

человека тяжело. С тяжело ранеными дело оказалось катастрофическим. Стоял вопрос, что с ними делать? Не было никаких средств для их перевозки, кроме того, многие из них были вообще не транспортабельны или требовали серьезной хирургической операции. Но, наконец, к исходу дня Стреленка была взята.

Полковник Осликовский не разрешил штабу занимать деревню, все его командиры остались в лесу, у костров, а в деревне обогревались и отдыхали бойцы боевых подразделений, туда же отправили и тяжело раненых.

Было принято решение с наступлением темноты продолжать движение в направлении, указанном в приказе генерала Белова. Капитан Бойченко с разъездом уже отправился на разведку маршрута. Допросили пленных, захваченных в Стреленке. В деревне располагался артиллерийский полк 137-й пехотной дивизии, численностью более 900 человек. Полк без материальной части был направлен сюда на отдых из Юхнова. Немецкие артиллеристы дрались упорно, используя чердаки домов и амбаров на окраинах деревни.

В дальнейшем всех тяжело раненых оставляли в лесных хуторах и деревушках, куда немцы почти не заглядывали. Населению оставляли кое-какие медикаменты. Вообще же, о судьбе тяжело раненых никто из тех, кто спешил «протолкнуть» корпус в тыл врага, не спешил думать. Да и о живых такие «толкачи» думали меньше всего.

И вот рано утром 27 января генерал Белов доносил во фронт: «7.00 27.1. 2-я гв. кд, 75 кд и часть сил 57 кд перешли Варшавское шоссе и ушли в лес на север в направлении Пузиково. В течение дня противник, подбросив в район прорыва до полка пехоты с 8 танками, контратаковал 1092 сп 325 сд и отбросил его в лес 2,5 км восточнее Батищево. Шоссе вновь удерживается немцами. Белов». Итак, немцы уже утром после прорыва «захлопнули» проделанную дивизиями «дверь». Брешь была «заделана». Ее никто не попытался закрепить, а действовавший там 1092-й стрелковый полк, не получал такой задачи, да и не имел достаточных сил для ее выполнения.

Далее генерал Белов сообщал: «1 гв. кд, 41 кд и остатки 57 кд ночью будут прорываться через шоссе между большаком на Мосальск и деревней Глагольня».

Утром 28 января Белов доносил: «В ночь с 27 на 28.1. 1 гв. кд и 41 кд перейти через шоссе не удалось, шоссе на участке Глагольня, Батищево удерживается противником (до пехотного полка с танками), лес от Глагольня до Подберезье простреливается артиллерийским и минометным огнем противника. К 8.00 28.1. с частями 2 гв. кд связи нет. Штакор Тихоново. Белов».

Так складывались дела к утру 28 января 1942 года.

2 гв. кавдивизия в ночь на 28 января быстро, насколько хватало сил у лошадей, спешила по лесному массиву на север и северо-запад от Стреленки.

НЕСКОЛЬКО СЛОВ О СТРАТЕГИИ

С самого начала повествования Кононенко чистосердечно признается, что ему очень не хочется дальше писать. Почему? С одной стороны, дело в том, что в его задачу не входило описание обстановки на Западном фронте к моменту, когда группа Белова прорывалась в тыл врага через Варшавское шоссе. Кроме того, взявшись за ее описание, автор неизбежно должен будет говорить об ошибках командующего войсками Западного фронта, а именно о них говорить ему не хотелось. Но с другой стороны, он не может говорить о боевых действиях группы войск генерала Белова, не сказав, чем они были вызваны.

Действительно, если рассматривать их в отрыве от общих действий фронта, то они многим покажутся странными и непонятными. В самом деле, почему кавкорпус не продолжал наступление на Юхнов и не отрезал пути отхода 4-й немецкой армии? Почему рвался в тыл врага, без танков, артиллерии и боеприпасов, без горючего, продовольствия и фуража? Зачем отдали столько жизней и пролили столько крови лишь чтобы затем попасть в

мышеловку?

Как видит читатель, в этих действиях было много непонятного. Можно сказать и резче. Многие решения и действия командующего фронтом кажутся ошибочными, основанными не на простой логике и всесторонней оценке обстановки, а, неизвестно на чем. Сейчас такие действия бывшие ответственные работники штаба фронта обычно объясняют словами: «Так складывалась обстановка», «Такие создались условия» и прочими, довольно туманными, никому ничего не говорящими фразами. Кононенко не желает идти на сделку со своей совестью и отказывается от «круглых» и «скользких» выражений. Он выносит все на суд читателей. Итак. По плану Ставки в январе 1942 года Западный и Калининский фронты должны были наступать в общем направлении на Вязьму, нанося, концентрический удар с целью окружить Гжатско-Вяземскую группировку немцев. Что же делает Западный фронт для того, чтобы выполнить такую задачу? Он максимально распыляет свои силы, наносит удар не одним мощным кулаком, а растопыренными пальцами, организует не один удар, а целых пять. Вот они:

1-й удар - с целью прорвать оборону немцев на реке Лама и наступать на Сычевку совместно с Калининским фронтом (кстати, Калининский фронт и не думал вести какие-либо активные действия на этом направлении).

2-й удар - с целью прорвать оборону на реке Лама и захватить Гжатск.

3-й удар - с задачей прорвать оборону на реках Руза и Нара и овладеть Можайском, Боровском, Малоярославцем, Медынью.

4-й удар - наносится по Юхновской группировке противника с целью овладеть Юхновым и отрезать немецкую группировку (выталкиваемую третьим ударом).

Наконец, - 5-й удар - наносится с целью захвата районов Киров, Мосальск, Сухиничи и выхода на рокаду Вязьма, Киров.

Забегая вперед, скажем, что ни один из перечисленных ударов не получил развития, не имел успеха и полного завершения. Задач было поставлено много, ударов наносилось тоже не мало, но ни один из них, не был обеспечен достаточными силами и средствами и с самого начала, таким образом, обрекался на неудачу. Кононенко прямо пишет, что действия командующего фронтом удивляли многих.

Группа генерала Белова принимала участие в 4-м и 5-м ударах. На 50-ю армию, наносившую 4-й удар, было возложено выполнение и 5-го. Армия должна была к 11 января 1942 года овладеть городом Юхнов и во взаимодействии с группой войск генерала Белова главными силами наступать на Слободу, что около 30 км северо-западнее Вязьмы. Но для выполнения столь важной и, безусловно, главной задачи армия получила меньше 1/4 всех сил фронта - стрелковых дивизий - 6, танковых бригад -2. Вот почему, задача выполнена не была, а группа Белова, успешно действовавшая на Юхновском направлении, была, как указывалось, повернута на Мосальск и после овладения последним получила задачу наступать на город Вязьму, но теперь уже она должна была выполнять главную задачу фронта, одна во взаимодействии только с воздушным десантом.

Группа подошла к Варшавскому шоссе без средств усиления и даже без своей артиллерии, вдобавок ее соединения измотались в двухмесячных непрерывных боях, они нуждались в отдыхе, пополнении и были малобоеспособны.

Еще меньше сил для выполнения задачи Ставки на главном направлении выделил Калининский фронт, но о нем, более подробно будет сказано ниже.

Остается еще один весьма существенный вопрос: как мыслили командующие Западным и Калининским фронтами окружить и уничтожить (!) Гжатско-Вяземскую группировку противника? В указанную группировку немцев фактически полностью входила Группа армий «Центр» (что в нашем понимании соответствует фронту).

Конечно, после разгрома под Москвой отходившая Группа армий «Центр» чувствовала себя сквернейше, она цеплялась за все попадавшие ей на пути, удобные для обороны рубежи. Откатываясь на запад, она старалась зацепиться за них и отсидеться как-нибудь до весны. Самыми катастрофическими на всем фронте оказались полосы немецких 9-й и 4-й армий. И,

прямо скажем, если бы не ошибки командующего Западным фронтом 4-я армия полностью была бы отрезана и разгромлена, но.

Командование немецкой Группы армий «Центр» основной и главной задачей ставило -любыми средствами задержать отход указанных двух армий, занять удобную в оперативном отношении оборону и выиграть время для оборудования оборонительного рубежа по линии Ржев, Гжатск, Вязьма, Залозная, Брянск.

До 18 декабря 1941 года Группой армий «Центр» командовал фельдмаршал фон Бок. Но он страдал болезнью желудка, и после неудач под Москвой, эта «медвежья» болезнь фон Бока значительно ухудшилась. Гитлер предложил ему подать в отставку. Его сменил фельдмаршал Клюге, который до этого командовал 4-й армией. Фон Клюге Гитлер очень любил за жестокость и беспощадность.

Так вот, к тому времени, когда Западный фронт возложил на группу Белова задачу во взаимодействии с десантами и 11-м танковым корпусом Калининского фронта окружить и уничтожить Гжатско-Вяземскую группировку противника положение немцев стабилизировалось, они уже довольно прочно сели в оборону. На фронте в 600 км у них оборонялись: в первой линии 61 дивизия, и во второй - 7. Таким образом, оперативная плотность в их обороне колебалась в пределах 8-10 км на дивизию. Прямо скажем, хотя их дивизии были потрепаны и не полного состава, такая плотность в обороне не может считаться незначительной, ибо наши наступавшие дивизии были еще слабее.

Группу Армий «Центр» поддерживало не менее 1000 орудий армейской и приданной артиллерии РГК и 400 самолетов. Как же можно было командующему Западным фронтом генералу Г.К. Жукову думать об окружении и уничтожении таких огромных сил противника, выделив для этого столь мизерные средства?

Четыре дивизии 33-й армии, прорвавшиеся в тыл противника севернее, были отрезаны немцами, хоть и завязали бои на юго-восточных подступах к Вязьме. Для многих осталось неясным, как командующий Западным фронтом мог не понять, что для выполнения поставленной задачи, необходимо было сосредоточить все свои силы и средства на участке 33-й армии, а не распылять их по всему фронту? Но Кононенко оставляет эту интересную загадку для историков. По его мнению в этой обстановке командующий фронтом действовал безграмотно.

РЕЙД

Пока положение группы войск Белова в тылу противника оставалось далеко незавидным. Кругом был враг и неизвестность. Все удручало и даже пугало: потери, понесенные в Стреленке, раненые, которых не было куда девать, проблема питания людей и фуража для лошадей.

А тут еще во время движения, к концу первой ночи, когда всех измотала усталость, получилось так, что дозор, с командиром дивизии Осликовским во главе, проехал деревушку, в которой были немцы. Те, пропустив дозор, обрушились на колонн›' пулеметным огнем. Положение было аховое, но колонну спас лесной массив, в котором она находилась. Командира дивизии потеряли, и весь день находились в лесном массиве под минометным обстрелом немцев. Все разведчики дивизии, в том числе и сам начальник разведки капитан Бойченко, весь день разыскивали полковника Н.С Осликовского и путей, которые вывели бы дивизию в направлении деревни Вязовец. Наконец, во второй половине дня положение выяснилось. Командира нашли, он был недалеко в лесу, с ним были бойцы из дозора и проводник из местных жителей. На пути к Вязовцу и Вязьме не все населенные пункты занимались врагом. Некоторые, по данным жителей, занимались партизанами и какими-то парашютистами. Столь сложный вопрос о раненых, тоже решался довольно просто - их можно было оставить в населенных пунктах не занятых немцами. Правда, ко

всем бедам добавлялся сильный мороз, и было немало обмороженных. И все же задачу необходимо было выполнять.

Дивизия прорвалась через Варшавское шоссе и все ни на минуту не сомневались, что скоро через него прорвутся и остальные и, что скоро генерал Белов будет с нею. А пока, по ту сторону Варшавского шоссе еще оставалась большая часть сил. Там были: 1-я гв. кавдивизия, 41-я кавдивзия, 57-я кавдивизия, 325-я стрелковая дивизия и четыре или пять лыжных батальонов. Кроме того, за Варшавским шоссе оставалась вся артиллерия, в том числе, даже полковая.

Но вот, в ночь на 28 января через Варшавку прорывается первый эшелон 1-й гв. кавдивизии вместе со штабом и командиром дивизии генералом В.К. Барановым. Дивизия прорвалась на том же участке, где и дивизия Осликовского, но у

Баранова оказалась с собой радиостанция, полковая артиллерия и минометы. Противник снова занял Стреленку, но 1-я гв. кавдивизия быстро его оттуда выгнала с помощью артиллерии, что так трудно было сделать Осликовскому. Вместе с Барановым, свободно мог пройти и штаб Группы войск, но ему помешал не противник, а более серьезная преграда - генерал Захаров. Он категорически запретил Белову и его штабу идти вместе с 1-й гв. кавдивизией, приказав переходить шоссе лишь с 325-й стрелковой дивизией, которая должна была замыкать боевой порядок. Весь секрет заключался в том, что Захаров еще не получил разрешения от командующего фронтом на возвращение в штаб фронта, а раз так, то ему волей-неволей необходимо было бы идти в тыл врага вместе с Беловым. Ясно, что такого он допустить никак не мог. Но не мог на месте оставаться и Белов со своим штабом, раз обе его дивизии уже были в тылу врага. Весь день шел сильный спор и, наконец, Белов настоял на своем. Захаров остался со вторым эшелоном и со штабом тыла.

Вечером 28 января Белов настоятельно требует у фронта подбросить самолетами в район севернее Варшавского шоссе боеприпасы, продовольствие, медикаменты и подготовить три санитарных самолета для эвакуации раненых. Он пишет: «… прошу учесть, что части находятся в рейде без артиллерии и обозов, имеются 55 человек раненых, требующих эвакуации самолетами».

Утром 29 января, Белов докладывал, что 1-я гв. кавдивизия и 170-й кавполк 41-й кавдивизии прорвались через шоссе и ведут бой с противником в районе деревень Стреленки, Хорошилово, Захарьино, что группа полковника Осликовского (2 гв. кавдивизия, 237-й кавполк и 218-й кавполк) действует в районе Куколка и, что посланные к ним два самолета У-2 еще не вернулись.

В ночь на 30-е была сильная метель, что значительно облегчило переход через боевые порядки противника и Варшавское шоссе. Через него несколько правее того места, где прорывались 2-я и 1-я гв. кавдивизии прорвались 41-я кавдивизия полковника Глинского, один лыжный батальон и штаб группы войск Белова.

Конечно, никто, во фронте, в том числе и Захаров особенно, не подумали закрепить, расширить и удержать участок прорыва в обороне противника. Можно прямо сказать -именно

Захаров виноват в том, что вторые эшелоны группы, 325-я стр. дивизия, тылы и артиллерия не прошли через Варшавку. После перехода шоссе штабом группы Белова, больше уже никто не пытался по-настоящему прорываться в тыл врага. Утром 30-го генерал Белов сообщал во фронт: «Перешел Варшавское шоссе со штакором, 41 кавдивизией и противотанковой артиллерией дивизии. К 4.00 штаб расположился в Стреленка». Днем 30 января, штаб группы войск Белова был уже в деревне Вязовец. Сюда вызывались все командиры пяти кавдивизии за получением боевой задачи. Наконец-то все были вместе кроме 325-й стрелковой дивизии, которая так уже и не смогла прорваться через шоссе: противник плотно закрыл брешь в своей обороне, и ему никто в этом больше не мешал.

В Вязовец, Белов, выполняя приказ Г.К. Жукова, принял решение наступать на Вязьму, имея главное направление по оси: железнодорожный переезд у станции Угра, Хватов Завод, Вязьма. В первом эшелоне наступали 1-я, 2-я гвардейские и 75-я кавдивизии. Здесь же, в

штаб группы явился командир авиадесантного отряда капитан Суржак, подразделения которого были расположены в деревнях Татьянино, Бородино, Александровка, Тыновка. Кроме того, поступили данные о том, что штаб 250-го воздушно-десантного полка Солдатова расположен в деревне Лепехи, а его подразделения - в Свиридово, Гряда, Луги. Разведчики непрерывно доносили, что в районе действий группы много партизан. Дела, как будто пошли не так уж и плохо. Но были и плохие новости: тылы, артиллерия, зенитные средства, боеприпасы, фураж, продовольствие, все, все без чего не мыслим бой и победа, осталось по ту сторону Варшавского шоссе. А они были так необходимы!

Авиация противника, с наступлением светлого времени буквально свирепствовала. Днем передвижение было невозможно. Для передвижения и боя можно было использовать только ночи и метели, которые столько же помогали, сколько и мешали. Метель скрывала конницу от авиации, но заметала дороги и делала глубокий снежный покров еще глубже. Голодные лошади совсем выбивались из сил, пробивая дорогу в таком снегу. И все же кавалеристы двигались быстро вперед занимая один населенный пункт за другим. Мелкие гарнизоны немцев в панике бежали, частично их уничтожали, но были и такие пункты, которые без артиллерии они взять не могли, их обходили, оставляя в своем тылу. Группа Белова спешила к Вязьме. Но и противник не терял времени напрасно. Он лихорадочно готовился к обороне Вязьмы, ему было ясно куда и зачем шла конница, хотя он, может быть, и удивлялся ее нахальству. К 6 февраля группа войск Белова проникла в тыл врага на глубину 100 километров. Начались бои за Вязьму. И хотя всем было совершенно ясно, что с теми средствами, которыми она располагала, города не взять, кровопролитные бои за Вязьму продолжались почти десять дней без отдыха и передышки.

Белов еще в самом начале рейда просил начать наступление западнее Вязьмы из района Семлево на север на соединение с 11 -м кавкорпусом, но командующий фронтом не разрешал.

Все же значительно позднее такое согласие было получено. Белову было выгодно такое наступление еще и потому, что севернее Семлево действовала 8-я Воздушно-десантная бригада и, хотя считалось, что она наступает на Вязьму с запада, но фактически она была окружена немцами и не только наступать не могла, но не имела сил даже прорваться к кавалеристам. Но 10 февраля бригаде все же удалось вырваться из цепких объятий врага. Навстречу ей начали наступать 1-я гв. кавдивизия и 41-я кавдивизия. Вскоре гарнизон Семлево был окружен, а 12 февраля в ночном бою были разгромлены гарнизоны в деревнях Дяглово и Марманово.

Оказалось, что здесь располагались штабы 176-го арт. полка, 1-го батальона 13-го мотополка и, к удивлению всех -штаб 5-й танковой дивизии немцев. Командир дивизии, убегая впопыхах, даже забыл кое-какие принадлежности верхнего обмундирования, в том числе и мундир со всеми орденами. Южнее Семлево 1 гв. кавдивизия тоже имела успех, и Белов решил овладеть Семлево и лишь после этого наступать на север, отрезая Вязьму с запада и идя на соединение с 11-м кавкорпусом. Но гарнизон в окруженном местечке оказался довольно сильным орешком, а у Белова не было средств для того, чтобы его раскусить. Кроме гвардейского порыва нужна была и артиллерия. Бои за Семлево затянулись до 14 февраля. Зато 8-я вдбр вырвалась из окружения, соединилась с кавалеристами и ее командир подполковник Ануфриев впервые разговаривал по телефону с Беловым из штаба 41-й кавдивизии. Между тем, начальник семлевского гарнизона немцев отчаянно, открытым текстом вопил по радио, умоляя о немедленной помощи, еще момент - и он капитулирует. Но, какая досада - в это время противник опять отрезал 8-ю вдбр и 75-ю кавдивизию, действовавшую на подходе к Вязьме. Пришлось срочно оставить семлевский гарнизон в покое и спешить на выручку к своим, они были дороже. Кроме того, необходимо было спешить на соединение с 11-м кавкорпусом. 15 февраля 8-ю вдбр выручили, бригада вырвалась и 16 февраля командир бригады Ануфриев и его комиссар Распопов прибыли в штаб Белова и впервые встретились с ним. Ануфриев с гордостью доложил, что несмотря на ожесточенные бои, у него осталось 380 человек. Но к этому времени к кавалеристам

присоединилось еще 500 человек его бригады, и Белов тут же передал их Ануфриеву.

16 февраля противник перебросил на выручку семлевского гарнизона танки и два батальона мотопехоты, но и Белов перебросил сюда все дивизии для наступления на север и на ликвидацию вражеского гарнизона в Семлево.

Вечером 17 февраля в штабе Группы собрались все командиры соединений. Была получена радиограмма от Жукова, в которой он ставил задачу Белову: овладеть железной дорогой, а 11-му кавалерийскому корпусу Соколова - шоссейной дорогой Смоленск-Вязма. (Командующий Западным фронтом генерал армии Жуков, координировал действия двух фронтов - Западного и Калининского и назывался Главкомом).

Белов объявил свое решение, по которому: 2-я гв., 41-я кавалерийские дивизии и 8-я вдбр должны были наступать на север, овладеть железной дорогой на участке станций Семлево, Реброво. Конечно, о наступлении днем не могло быть и речи. Авиация противника не позволила бы ни сосредоточиться для наступления, ни подняться для атаки. У кавалеристов почти не было артиллерии и боеприпасов, чтобы подавить огневые точки противника в опорных пунктах и артиллерию на огневых позициях. Днем, даже при отсутствии авиации, противник мог легко уничтожить наступающих или прижать их к земле одним огнем артиллерии. Нет, наступать кавалеристы могли только ночью методом неожиданной ночной атаки или просто обходить опорные пункты врага. Так оно и вышло на деле. Их ночное наступление оказалось совершенно неожиданным для противника. Спящие в жарко натопленных домах и землянках немцы были застигнуты врасплох. В первые же часы наступления, кавалеристы овладели несколькими населенными пунктами, захватили много трофеев, среди которых оказалось два шестиствольных миномета и большое количество боеприпасов к ним (один из минометов, по приказу фронта, был отправлен на «Большую землю» самолетом Р-5). Такие минометы в то время считались новинкой и причиняли в рейде нашим войскам не мало неприятностей. К 21 февраля кавалерийские дивизии вплотную подошли к железной дороге, овладели деревнями Бекасово, Березки и вели бой за Реброво, расположенное на железной дороге. Их передовые части подошли к станции Семлево и Еськово. Но никаких действий с севера они не слышали, кавкорпус Соколова не давал о себе знать. Между тем, по железной дороге подошли два бронепоезда противника и начали поливать кавалеристов морем огня. Авиация противника неиствовала, а наших самолетов совершенно не было видно. До 23 февраля Бекасово три раза переходило из рук в руки, ночью брали его кавалеристы, днем - немцы. Наконец Бекасово осталось в руках немцев. Полоса прорыва группы Белова к железной дороге стала настолько узка, что противник буквально насквозь простреливает ее.

От 11-го кавкорпуса по-прежнему не было никаких данных. Вообще, было не ясно, есть ли он? Кононенко посылал к нему несколько групп разведчиков. От 2-й гв. и 41-й кавдивизии тоже шли на север специальные группы разведчиков. Самая первая группа для связи с Соколовым ушла еще 9 февраля. Ею командовал командир пулеметного эскадрона мл. лейтенант Рубец. Но Соколов к Белову никого не слал. Наконец, разведчики возвратились. Они были в штабе Соколова, говорили и видели его, но он далеко севернее шоссе Смоленск-Вязьма. Командующий же фронтом продолжал уверять Белова, что 11-й кавкорпус захватил шоссе. Больше того - закрепился на нем! До шоссе войскам Белова оставалось всего 5-6 км, но возвратились разведчики и доложили: по шоссе спокойно двигаются танки и машины немцев. Кому нужен такой обман? Еще одна группа разведчиков прошла к Соколову. Она нашла его далеко севернее шоссе, но он сообщал: сегодня ночью буду наступать на Рублево с севера. Но ночь на 25 февраля не приносит успеха ни наступавшим с юга, ни Соколову, наступавшему с севера. А утром 25 февраля - катастрофа. После ожесточенной бомбежки, штурмовки и артиллерийской подготовки пехота и танки противника перешли в наступление и легко перерезали узкую полосу прорывы кавалеристов Белова. 41-я кавдивизия и 8-я вдбр были отрезаны, и их со всех сторон ожесточенно атаковали, бомбили и обстреливали артиллерия, минометы и танки врага, дополнявшие «работу» авиации. Белов разрешает их командирам, находящимся со своими войсками в

окружении, самим принимать решение, куда им прорываться: на север к Соколову, или на юг, к группе Белова.

Все войска Белова были связаны боем, противник на всех участках активно атаковал их. День 25 февраля - день особой активности врага. Глинский и Ануфриев все же решили пробиваться на юг, и просили Белова оказать им хотя бы какую-нибудь помощь. И вот 2-я гв. и 57-я кавалерийская дивизии, собирают все, что могут, и помогают атакой с фронта. Лишь 27 февраля Глинскому и Ануфриеву удалось вырваться из тисков врага. При этом они понесли большие потери, но немалые потери понесла и 2-я гв. кавдивизия. Среди погибших - командир одного из ее полков -подполковник Костин. Кроме людей 41 -я кавдивизия потеряла всю полковую артиллерию.

Уже месяц группа войск Белова в тылу врага. Ее положение было очень тяжелым. Но еще хуже положение у Ефремова - в 33-й армии. Совсем плохо у Соколова в 11-м кавкорпусе. А между тем, Жуков все время требует объяснений - почему не взята Вязьма!? Но какие могут быть объяснения? Назначение Жукова Главкомом -повышение в должности, как бы уменьшило его кругозор и умение вникать в реальную обстановку. Неужели он не понимал, что взять Вязьму, окружить и уничтожить немецкую группировку имеющимися силами, это фантазия, нет, хуже - авантюра. Нельзя поверить в то, что он не понимал действительности. Но что же?

Уже 26 февраля, стало совершенно ясно: соединиться с Соколовым группе Белова одними их усилиями невозможно. Когда Ануфриев вырвался из окружения, Белов узнал, что один его батальон во время боя за Реброво в ночь на 25 февраля, прорвался через железную дорогу и достиг шоссе Смоленск-Вязьма, но там частей Соколова не встретил.

Белов принимает решение действовать на север из района еще западнее Семлево и овладеть Издешково. Теперь ему уже было ясно, что противник стремится захватить инициативу в свои руки, чего нельзя было допустить, иначе он получит возможность диктовать свою волю и громить кавалеристов по частям.

Наступление с целью овладения Издешково, должно было проводиться одновременно с нападением на железнодорожные мосты через реку Днепр. Мосты намечалось взорвать. Действия планировались на 2 марта. В ночь на 2 марта, специальные отряды, направлявшиеся к железнодорожным мостам, были обнаружены, и противник, подведя сюда бронепоезд, не допустил их к мостам. На станцию Дорогобуж прибыл эшелон со свежими силами противника из Смоленска. Одновременно, разведчики отмечали переброску войск противника из Смоленска по автостраде на Вязьму. Днем 2 марта противник перешел в наступление из Семлево на юг и на юго-запад и потеснил 75-ю кавдивизию.

Уже несколько дней не было связи с 329-й стрелковой дивизией, там, видимо, произошла очередная катастрофа.

329-я стрелковая дивизия, входила в состав 33-й армии, но оказалась отрезанной немцами и, когда группа Белова подошла с юга к Вязьме, ее передали ей. Дивизия была без артиллерии и каких-либо других средств усиления. В ее полках насчитывалось по 100 активных штыков и, таким образом, она фактически была не боеспособна. Получив эту дивизию, генерал Белов, как мог, пополнил ее состав. В частности, в состав дивизии вошел 250-й воздушно-десантный полк.

Вместе с 75-й кавдивизией, 329-я стр. дивизия заняла оборону южнее Вязьмы.

Пока кавалеристы дрались у Семлево, а затем у Издешково и железнодорожных мостов через Днепр, немцы, пользуясь сильной метелью, отсутствием разведки, наблюдения и надежного обеспечения флангов, уже 19 февраля атаковали боевые порядки 329-й стр. дивизии, заняли и сожгли село Стогово, которое оборонялось 250-м воздушно-десантным полком, а затем, обошли с флангов боевые порядки дивизии и оказались в ее тылу. С 22 февраля Белов потерял всякую связь с дивизией. Ее радиостанция не отвечала на его позывные. Участь дивизии, пока была не известна.

2 марта противник атаковал из района Семлево боевые порядки 75-й кавдивизии. Танки и пехота немцев стали теснить ее на юго-восток. К 4 марта 75-я кавдивизия вела

сдерживающие бои за удержание Путьково, Бол. Староселье, и враг стал угрожать основному аэродрому Белова в Коптево. Пришлось для приема грузов и отправки раненых, 5 марта переводить аэродром в Сенную. В тот же день, 5 марта, Белов, сняв все силы, действовавшие на Издешково и к железнодорожным мостам на реке Днепр, срочно направил их в район Дебрево, Княжное, Хватов Завод на выручку и помощь 329-й стрелковой и 75-й кавалерийской дивизиям. Наступление здесь началось в ночь на 7 марта. Ночью 6 марта, младший лейтенант 75-й кавдивизии Бабичев с разведчиками пробрался к окруженной 329-й дивизии и установил с нею связь, говорил с командиром дивизии. В течение двух дней шли упорные бои, и вот в ночь на 9 марта два батальона десантников 8-й бригады прорвались к окруженной дивизии.

10 марта начали выходить из окружения группы бойцов и командиров 329-й дивизии. Днем 10 марта вышли: командир полка майор Н.Л. Солдатов с лыжниками, командир 1112-го стрелкового полка капитан Астанин с разведчиками и другие. Стало известно, что штаб 329-й дивизии находится в лесу севернее Переходы и, что командир дивизии вместе со штабом решил пробиваться из окружения ночью. Его ждали всю ночь. Были подготовлены специальные подразделения для оказания им помощи. Но ночью 11 марта вышли лишь одиночки. А перед рассветом вырвался весь 250-й воздушно-десантный полк - всего 200 человек. Командир 1112-го полка со специальной группой разведчиков пошел в лес севернее Переходы искать штаб дивизии и ее командира. Но разведчики двое суток рыскали по лесу в поисках расположения штаба, но штаб и командир дивизии как в воду канули, их нигде не было. В ночь на 12 марта, никто из 329-й дивизии не вышел. На поиски штаба и командира были посланы еще четыре группы разведчиков.

Люди совершенно выбились из сил, так как вот уже более полутора месяцев они - в непрерывных боях, кровопролитных и ожесточенных, голодные, изнуренные и уставшие, они все же находят в себе силы и дерутся как звери. В ночь на 13 марта, вышли из окружения еще несколько групп общей численностью не более 30 человек. Среди вышедших - политрук 1112-го стр. полка Чернов. Он доложил, что командование дивизии, почувствовав у себя в тылу немцев, растерялось, потеряло управление. Части, подразделения и просто отдельные бойцы, сами, по своей инициативе, бросали позиции и выходили из окружения. Стало известно, что командир дивизии решил выходить со штабом не к кавалеристам, а пробиваться к 33-й армии. Именно поэтому его не могли найти в лесу на прежнем месте севернее Переходы. Утверждают, что он умышленно прекратил с Беловым радиосвязь, но поддерживал ее с Ефремовым. Однако попытка пробиться к 33-й армии не удалась, там боевые порядки противника оказались еще плотнее. Все выходящие из окружения подтверждают вину командира дивизии. Положение усложнялось с каждым днем. Наконец, в ночь на 14 марта, из окружения выходит командование дивизии, а с ним группа примерно в 200 человек. Начальник штаба дивизии, начальник особого отдела и почти все раненые остались еще в окружении, и Белов опять посылает большую группу разведчиков на выручку несчастным, голодным, выбившимся из сил и потерявшим надежду на спасение людям. Ночью 16 марта прибыл командующий артиллерией дивизии и с ним группа бойцов и командиров. Данные о том, что командование дивизии растерялось и полностью бросило управление дивизией подтвердились. В результате, - дивизия понесла огромные потери, многие, особенно раненые, попали в плен к врагу. Началось официальное расследование. Фронт санкционировал арест - и 23 марта командира и комиссара дивизии арестовывают и заключают под стражу. Председатель военного трибунала кавкорпуса военюрист 1 ранга Мельниченко Федор Андреевич запрашивает фронт, где будет производиться судебное разбирательство - в группе войск Белова или при штабе фронта? Фронт дает указание: судить командира и комиссара дивизии в группе. Командиром 329-й стрелковой дивизии назначается бывший командир 250-го воздушно-десантного полка майор Н.Л.Солдатов. Комиссаром дивизии - бывший начподив 75-й кавдивизии батальонный комиссар А.И. Юхнов. Начальником политотдела - бывший начподив 57-й кавдивизии батальонный комиссар И.И. Причкин. К этому времени - 16 марта, все три легкие кавдивизии: 31-я, 57-я и

75-я, были расформированы и переданы на пополнение 1-й и 2-й гв. кавдивизии. 114-й и 117-й лыжные батальоны выведены в резерв группы.

Наконец расследование и следствие закончены. Все обвинения командира и комиссара дивизии были подтверждены. 6 апреля состоялось судебное заседание Военного трибунала группы войск Белова. Председательствовал Ф.А. Мельниченко, члены суда: заместитель начальник разведки группы майор П.Н. Пох, военюрист 3 ранга И.М. Рабинович, секретарь-переводчик разведотдела A.M. Дорфман. Судили: командира 329-й стрелковой дивизии полковника К.М.Андрусенко, 1899 года рождения, украинца, члена ВКП(б), ранее судимого, в армии с 1918 года и комисара стрелковой дивизии старшего батальонного комиссара Д.П. Сизова, 1901 года рождения, украинца, члена ВКП(б), в Красной Армии с 1922 года. Трибунал присудил обоих к высшей мере наказания - расстрелу, без конфискации имущества. Оба осужденных, тут же подали просьбу в Верховный Совет о помиловании и сохранении им жизни. Вскоре оба, командир и комиссар, были помилованы. Их эвакуировали на «Большую землю». За несколько дней ожидания решения о помиловании, полковник К.М. Андрусенко стал почти совсем седой. Впоследствии он весьма успешно командовал стрелковой дивизией и показал себя достойным командиром. Кононенко встречался с ним под Калинковичами и Пинском, где его дивизия некоторое время входила в состав 61-й армии генерала Белова. Комиссар дивизии Д.П. Сизов через год после помилования погиб на фронте.

После выхода из окружения, дивизия была быстро приведена в порядок и пополнена за счет партизанских отрядов «Северный медведь» и Петрухина. 20 февраля она заняла оборону на широком фронте севернее станции Угра. В последующих боях, 329-я стр. дивизия выдержала не одну упорную схватку с врагом и показала себя хорошей боевой единицей, овладевшей искусством ведения боя в сложных и тяжелых условиях в тылу врага.

ПИСЬМО ПРОКУРОРА

Те задачи, которые ставились перед группой войск Белова Г.К. Жуковым, заместитель которого генерал Захаров с пистолетом в руках «проталкивал» ее в тыл врага, были ошибочны, оперативно неграмотны, а действия самого Захарова -просто преступными. Он не сумел надежно закрепить участок прорыва на Варшавском шоссе, не расширил его, не обеспечил продвижения вслед за гвардейцами вторых эшелонов, артиллерии, зенитных средств, тылов и всего, что необходимо было для боя, не обеспечил надежного прикрытия с воздуха. Его бездарные действия, являлись скорее действиями человека, в котором тесно переплелись трусость, злоба, ханжество, ненависть к людям, карьеризм и прочие плохие качества. Человек, который по ошибке стал военноначальником, природой предназначался на роль палача или пациента нервно-психиатрической клиники. Окружить Вяземскую группировку немцев группа войск Белова не могла, а уничтожить ее и подавно. Поэтому и не будем говорить об оперативном несоответствии ее действий с поставленными перед ней задачами.

Жуков и его штаб лишь в марте месяце поняли свои ошибки и несколько изменили свои взгляды на действия группы. Поняли они и то, что успехи боевых операций в тылу врага, были успешными только потому, что Белов действовал совершенно не так, как ему определялось и усиленно навязывалось Жуковым. Такие главные и основные задачи как захват города Вязьмы, соединение с войсками Калининского фронта, окружение и уничтожение Вяземско-Гжатской группировки войск группы армий «Центр» и другие подобные задачи, связанные с «разгромом» и «уничтожением» огромных сил врага малыми и ничем не обеспеченными силами, были непродуманны, авантюристичны, ставились без учета сил врага и наших возможностей и, в самом начале обрекались на провал, необоснованные жертвы, кровопролитие и неимоверные трудности.

Действия группы войск Белова в тылу врага всколыхнули, оживили и весьма активизировали действия многочисленных партизанских отрядов, о которых Командующий фронтом не знал, не думал, да и не хотел знать, но группа своими действиями освободила не только огромную территорию, равную по площади целой Бельгии, но и советских людей, проживающих на ней. Здесь была восстановлена Советская власть, и в течение пяти месяцев группа не позволяла врагу надеть на них ярмо. Все это время она сковывала крупные силы группы армий «Центр». И враг не мог использовать их на других участках фронта. Наконец, своими действиями, группа войск Белова умножила славу нашего оружия и, безусловно, обогатила военное искусство умением вести бой в самых трудных условиях боевой обстановки в тылу врага. Безусловно, группа Белова нанесла врагу большие потери в живой силе, технике, и, особенно, в моральном отношении. В течение долгих пяти месяцев, она была тяжелым грузом на ногах врага, грузом, не позволявшим ему активизировать свои действия на фронте и закрепить свои успехи в тылу. Даже после ее выхода из рейда, противник так и не смог освоить оставленную ею территорию. Земля горела у него под ногами и, в конце концов, он отошел на заранее подготовленные позиции в глубоком тылу за рекой Днепр, оставив весь занимаемый район без боя.

Но не все видели успехи группы войск Белова, как их видел Белов, его помощники, штаб и командиры частей и соединений. Не совсем правильно их понимал прокурор кавкорпуса, военюрист 1-го ранга Мусабаев. И не потому, что он был трусом или плохим солдатом. Нет, скорее наоборот, он был смелым и решительным бойцом и неплохим человеком, но его военная подготовка, вернее - оперативный кругозор, не позволял ему «видеть» далеко вокруг себя и находить главное, среди большого количества слишком сложных вопросов. И вот, он берется за перо, за решение вопросов оперативного и стратегического порядка. Так сказать, дополняет военную науку своими гипотезами, открытиями и даже настоятельными предложениями. Сочиненный им документ заслуживает внимания и, потому, приводится здесь полностью, без каких-либо изменений и добавлений.

Вот текст составленного Мусабаевым документа: «Прокурору Западного фронта диввоенюристу Румянцеву. Доношу, что после разгрома Каширской, Виневской и Сталиногорской группировок, а впоследствии после занятия Мосальска, не получив должного пополнения, 1 Гв. КК вел бой за овладение Варшавским шоссе с сильно укрепленным противником, где корпус понес большие потери людского, конского состава и материальной части. В январе месяце корпус получил новую задачу - выйти в рейд, в тыл противника и занять г. Вязьма, прорвав линию обороны противника у Варшавского шоссе, что и было выполнено. Необходимо отметить, что почти вся материальная часть, в том числе и автоматические пушки, были оставлены за Варшавским шоссе в г. Мосальске, - за отсутствием дорог. Таким образом, корпус в рейд вышел технически не оснащенным, не вооруженным и не пополненным как людским так и конским составом. Авиадесантные части, во взаимодействии с которыми должен был действовать 1 Гв. КК, выбрасывались из самолетов, беспланово, в беспорядке, приходилось их собирать по несколько дней, а некоторые группы прямо сбрасывались на занятую противником территорию и уничтожались им. Безусловно понятно, что при большой технической насыщенности врага, корпус выполнять задачу по овладению Вязьма не мог, ибо вести борьбу с сильно укрепленным противником в ДЗОТах, имеющим артиллерию, минометы и танки, было бесполезно. Поэтому корпус, несмотря на ряд проведенных им ожесточенных боев и энергичных боевых действий, успеха не имел и г. Вязьма не овладел. Находясь в рейде в течение 2-х месяцев корпус имеет большие потери людского и конского состава, потери среднего начсостава выражаются в 80%, а младшего начсостава - 90%. Эскадронами командуют мл. командиры. Дивизии настолько потрепались, что почти все они не представляют собой полноценного полка. Например, 2-я гв. кд сведена в полк и то неполноценный. 57-я кд в своем составе насчитывает 70 человек активных сабель, 75-я кд сведена в эскадрон, такое же положение с 41-й кд, и весь корпус в настоящее время не представляет собой полноценного кав. полка. Конский состав истрепан, истощен, а к тому же

в районе действий корпуса ощущается острый недостаток фуража и продовольствия. Людской состав утомлен беспрерывными боями и бессонными ночами за время рейда и требует отдьгха. Корпус за время Отечественной войны ни одного дня отдыха не имел, за исключением 7 дней стоянки за получением обмундирования после прибытия под Москву осенью 1941 года. В настоящее время в ходе действия, части корпуса пополняются за счет «окруженцев», которые в политико-моральном отношении неустойчивы. В целях сохранения оставшегося боеспособного кадра, прошу Вас возбудить ходатайство перед Военным Советом о выводе корпуса из рейда, дать ему возможность полного укомплектования. Военный прокурор 1 Гв. КК Военный юрист 1 ранга Мусабаев. 13 марта 1942 г.»

Кононенко отмечает, что описанная прокурором история боевых действий кавкорпуса, состояние его с людским, да и с конным составом к моменту написания настоящего документа, не грешат какой-либо неточностью или умышленным преувеличением. Милостью Командующего фронтом, кавкорпус понес жуткие потери в ненужных боях за Вязьму. Не искажены факты и в полном отсутствии каких-либо признаков организованности в десантировании частей и даже целых соединений с воздуха. Да, действительно, людей «выбрасывали» в полном смысле слова. «Выбрасывали» куда попало и как попало. Об их судьбах никто не беспокоился. Главное -«выбросить» и доложить, а там, будь что будет! Виноватого в плохом десантировании, и плохих действиях десанта всегда можно найти -война!

Ну, а о впечатлении, которое произвело послание прокурора во фронте, можно судить хотя бы по тому, что уже утром в 7 часов 14 марта был получен ответ. Сам текст ответа тоже многое говорит. Жуков уже ничего не говорил о Вязьме и прочих прежних задачах. Теперь он смотрел «в корень». Вот каким был ответ:

«Тов-ам Белову, Щелаковскому.

Мусабаев прислал на имя Румянцева телеграмму с просьбой ходатайствовать перед В/С фронта о выводе 1 Гв. КК из рейда. В/С фронта приказал:

1) Вам со Щелаковским провести решительную борьбу с подобными упадническими настроениями среди руководящих работников управления корпуса и крепко по ним ударить (нужно понимать - по настроениям!);

2) Им надлежит разъяснить, что благодаря прорыву корпуса в тыл противнику в районах Вязьма, Дорогобуж, Ельня и других поднялось и расширяется партизанское движение; его воздействие на противника в этих районах с каждым днем усиливается. Нахождение 1 Гв. КК на тылах противника заставляет его оттягивать с фронта части, расходовать резервы. Вывод корпуса из рейда обречет на разгром противником партизан и сильно ухудшит положение Соколова, Ефремова, Жабо и Казанкина (командир 4-го Возд.-дес. корпуса).

3) Корпусу быть готовым к длительному пребыванию в тылу противника и всемерно усилить свою активность, лучше и энергичнее организовывать и активизировать партизан. Верховным Главнокомандующим приказано всеми средствами удерживать Дорогобуж в Ваших руках.

4) Запрещать передачу в штаб фронта донесений оперативного характера от лиц, не имеющих прав их посылать. Донесение оперативного характера могут посылаться только Вами и нач. штаба корпуса.

5) Исполнение донести. Жуков, Булганин, Сколовский».

- Нет слов, -пишет Кононенко, - что с получением такого документа, с нами, работниками штаба была проведена соответствующая работа и «решающая борьба с упадническими настроениями». Но мы были обрадованы тем, что командующий фронтом спустился с небес на землю и увидел действительную реальность, увидел то, что полезно и что вредно, а то, что он видел до этого, было вредно и нереально. Видимо, руководящие работники штаба кавкорпуса не так уж и плохо разбирались в обстановке и не витали в облаках теоретических мечтаний. Конечно, ударять по их настроениям никто не собирался,

так как Белов и Щелаковский отличались и высокой культурой, и большой зрелостью ума. Они были настоящими военноначальниками и не имели привычек «ударять», унижать, ругать или «превращать в труху» человека и его достоинство. Именно поэтому им было достаточно только сказать - и все немедленно подчинялись, ибо их не только уважали, но и верили в них. А уважение, вера и любовь к начальнику, всегда крепче и сильнее страха.

Уже через три часа во фронт ушло донесение генерала Белова и Щелаковского, в котором говорилось: «Я и комиссар корпуса не разделяем взглядов прокурора. Ваша оценка значения действий корпуса в тылу противника предают нам еще большую твердость и силу ориентировки. Все необходимые меры будут приняты».

О том же, что Белов и Щелаковский совсем не разделяли взглядов прокурора, было не совсем точно. Точнее было так: они не полностью разделяли его взгляды. В противном случае отправка телеграммы прокурора не была бы санкционирована. А на ее оригинале сохранилась виза Белова от 13.03.42 г., дающая право на отправку составленного Мусабаевым послания.

Дело заключалось в том, что когда Мусабаев писал свою телеграмму, Жуков все еще продолжал «рычать» на Белова за то, что его группа войск неспособна овладеть Вязьмой. Командующий фронтом во всех своих документах проявлял какую-то злобу, жестокость и несправедливую беспощадность, а так же полное презрение к людям, к их жизням и судьбам. Между ним и людьми ему подчиненными, была высокая стена. Имя стене было - страх.

Мусабаеву была адресована дополнительная телеграмма -ответ прокурора фронта диввоенюриста Румянцева. 18 марта он писал:

«Донесение Ваше не свидетельствует о понимании Вами опер, значения рейда Белова. Прорыв Белова на тылы противника поднял партизанское движение, привел к захвату партизанами Дорогобужа, заставил противника оттянуть с фронта и из резерва войска. Ваша просьба политически безграмотна. Белов не нуждается в посредниках, имея возможность непосредственно сноситься с Военным Советом фронта по любому вопросу. Неправильно возбуждать такие вопросы через меня, тем более без указаний соображений Белова и комиссара. Занимайтесь своим делом. Будьте тверды. Не поддавайтесь настроениям усталости и паники. Ваша задача всемерно содействовать пополнению войск Белова. Сурово расправляйтесь с предательскими элементами, укрепляя дисциплину, боевую спайку, добивайтесь успешного выполнения задач, поставленных перед войсками. Румянцев».

После всего перечисленного, Мусабаеву ничего больше не оставалось, как выполнять указания своего шефа или, в крайнем случае, постараться как-то самому «выйти из рейда». Такое разрешение было получено, и 10 мая, Мусабаев вылетел на «Большую землю». На его место в ночь на 11 мая в штаб группы войск Белова прибыл военюрист 2-го ранга Радкевич. Этот прокурор мало интересовался стратегией и оперативным искусством, а работы у него было не меньше чем у предшественника.

Работая над своими мемуарами, Кононенко обратился к полковнику в запасе Лобашевскому, который проживал в Одессе, с просьбой дать свое мнение о документах фронта, которые проходили через его руки и об отношении с командующим фронтом. Вот, что он ответил: «Я был комиссаром штаба Группы войск Белова с начала февраля месяца, после гибели комиссара штаба бат. комиссара т. Резника. Приказ о назначении подписан 8 февраля. 25 февраля заболел тифом наш начальник политотдела Группы, и 11 мая, по просьбе Щелаковского, я был назначен нач. политотдела Группы. Через мои руки проходили все документы штаба фронта. По долгу службы мне поневоле приходилось все их читать и докладывать. Я не собираюсь вникать в их оперативный смысл или ошибочность, дело, пожалуй, не в этом. Все важные документы, как правило, подписывались Жуковыми и Булганиным. Честно скажу, что почти во всех документах, красной нитью проходило беспощадие Жукова, оно было направленно, в первую очередь, на ограничение прав и инициативы Белова. Именно сковывание инициативы Белова, жестокость, грубость Жукова, доходящая до оскорбления личности, вот в чем его главная ошибка. Ошибка, которая не могла не отразиться на боевых действиях нашей Группы, хотя даже в таких случаях, Белов

находил в себе силы, терпение, мужество и умение вести дело так, чтобы приказ был выполнен. Так было по поводу Семлево, по вопросам взаимодействия с Ефремовым, по поводу смены КП, по делу Андрусенко и Сизова и т.д. Вспоминаю такой случай: когда мы, уходя прямо из-под огня немцев, перебазировали 28 мая штаб в Бол. Хатунь, на телеграмму Белова во фронт о смене командного пункта, Жуков ответил: «Кто вам дал право принимать самостоятельные решения?». Долго мне не хотелось показывать этот документ Белову, но долг службы обязывал. Белов, читая принесенную ему телеграмму, почесал за ухом, покрутил усы и устало сказал: «До чего же жестокий и бездушный человек!» Затем вызвал коменданта и приказал всем людям, которых валила с ног усталость, - отдыхать. Белову было виднее, чем Жукову, какие решения принимать, и ему нужно было давать полную инициативу и все права, а не унижать, дергать и оскорблять. Такое мое мнение».

БОИ В ТЫЛУ ВРАГА

Под руководством разведывательного отдела группы Белова еще с февраля началась подготовка и создание специальных групп разведчиков-диверсантов. Сейчас они со специальными минами начинали действовать на всех коммуникациях врага.

Белов просил у Жукова уточнить задачу: брать Вязьму или только овладеть железной дорогой и автострадой и тем самым отрезать и изолировать вяземскую группировку, ожидая подхода наших войск с севера или с юга. Он докладывал, что во всех кавдивизиях, кроме 1-й гв. кавдивизии, осталось не более чем по 150 бойцов, могущих вести бой в пешем строю. Артиллерии почти нет. Артиллерия 329-й стрелковой дивизии осталась в 33-й армии. Боеприпасы, разыскиваемые под снегом, не всегда доброкачественны и т.д.

После трагедии с 329-й стрелковой дивизией, Белов принялся за ликвидацию угринского гарнизона противника. Дело в том, что в результате наступления кавалеристов на станции Угра оказалась окруженной довольно значительная группировка немцев. Объединенная под одним командованием, она занимала несколько ближайших к станции населенных пунктов. Это было что-то вроде нарыва на занимаемой группой Белова территории. Вот и решено было его аннулировать. Наступление началось довольно успешно. Удалось выбить противника из населенных пунктов окружавших станцию. На этой станции находились эшелоны с боеприпасами, и они Белова особенно интересовали. Там у противника была артиллерия и минометы. Немецкая авиация ежедневно сбрасывала окруженному гарнизону на парашютах продовольствие и однажды даже - несколько парашютистов, очевидно, для поднятия боевого духа. Кавалеристов же немцы нещадно бомбили. С угринским гарнизоном можно было бы расправиться раньше, но пришлось снимать отсюда силы и сосредотачивать их для выручки 33-й армии, вернее, ее остатков. Бой с угринским гарнизоном начался в середине марта и с переменным успехом, продолжался до конца месяца. Когда немцы навалились на 4-й воздушно-десантный корпус, нужно было срочно идти ему на вручку. Блокада угринского гарнизона была снята. Немцы на станции Угра, заметив отход кавалеристов, заподозрили что-то хитрое с их стороны и ночью ушли со станции в населенный пункт Вознесенье. На станцию Угра немедленно были направлены партизаны из отряда Жабо. Там обнаружили 35 вагонов с нашими боеприпасами - снаряды: 45, 76, 122 и 152 мм, два вагона парашютов и много другого военного имущества. Снаряды были не только в вагонах, они лежали здесь в огромных штабелях. Все это было заминировано. Кроме того, немцы беспрерывно бомбили станцию и пытались подорвать боеприпасы. 4 апреля на станцию были направлены саперы и большой обоз для вывоза боеприпасов. Саперы разминировали вагоны и штабеля, началась погрузка боеприпасов на повозки и когда она закончилась, Жабо, под силой оружия приказал разгрузить повозки и прогнал их с территории станции. Отряд Жабо подчинялся командиру 4-го воздушно-десантного корпуса, и Белову пришлось обращаться к нему с просьбой прекратить

безобразие и самодурство и наказать виновных за хулиганство. Вопрос был урегулирован. 10 апреля разведчики и обоз Белова подходили к станции. Но в чем дело? По ним открыли огонь. немцы. Оказалось, что ночью 9 апреля они вернулись сюда и прогнав без единого выстрела партизан Жабо, вновь заняли станцию.

11 апреля, взяв проводника из местных жителей, немцы двинулись на юг по территории занятой 4-м воздушно-десантным корпусом. Одно из подразделений десантников, оборонявшее высоту севернее станции Вертерхово, рано утром даже видело колонну немцев с обозом, но трогать их не стали, немцев было более 600 человек.

В это время 4-й воздушно-десантный корпус вопил о помощи, и вся 2-я гв. кавдивизия была переброшена к нему. Протяжение фронта группы Белова растянулось более чем на 300 километров. Территория, занимаемая ею в тылу врага, стала огромной. Силы же, которыми она располагала, вынуждали ее перейти к обороне и инициатива, медленно стала переходить в руки врага.

Кавалеристы дрались с немцами героически, но за два месяца ни один человек еще не был награжден. Белов обращается в штаб фронта с просьбой разрешить представить к награждению людей хотя бы в звене эскадрон - полк. Он также просит прислать хотя бы 600 человек пополнения для 2-й гв. кавдивизии из числа хорошо подготовленных кавалеристов, посадка самолетов на аэродроме в Бол. Вергово.

Утром 13 апреля кавалеристы с радостью, но с удивлением слышали артподготовку и залпы «Катюш» далеко на юге. Это начала действовать 50-я армия генерала Болдина. Удивлялись потому, что штаб фронта на предложение генерала Белова нанести сосредоточенный удар всеми силами на юг, навстречу 50-й армии, ответил отказом и сообщил, что «Болдин к наступлению не готов».

Для связи с Болдиным Белов выслал две группы лучших разведчиков. Они ушли в район Зайцева Гора, что на Варшавском шоссе, штаб фронта сообщил, что он удерживается войсками 50-й армии.

4-й воздушно-десантный корпус 14 апреля занимает Акулово, Богородицкое, а в ночь на 15 апреля - продолжает наступление в направлении Буда и Фанерный завод.

16 апреля Жуков дает распоряжение десантному корпусу наступать не на Буда, а на Нов. Аскерово, Зайцева Гора, так как 50-я армия, якобы, овладела указанными пунктами (данные не соответствовали действительности). Десантный корпус получил пополнение 700 человек.

Все шло хорошо, но Белов с каждым днем все больше сожалел, что Жуков не разрешил наступать навстречу Болдину более крупными силами. Да, будь сейчас здесь 1-я гв. кавдивизия, с ее хорошо укомплектованными полками, она бы непременно соединилась с 50-й армией. Правда, противник начал проявлять активность в районе севернее Дорогобужа, за рекой Днепр, там даже были случаи, когда партизаны сдавались в плен или просто оставляли поле боя и уходили. Но участок севернее реки Днепр с началом весеннего разлива, так или иначе нужно будет оставлять, ведь моста там нет и переправочных средств тоже.

Но враг явно в панике, он бросает против группы Белова разную «шушваль». С ней ведут бой часть сил 33-й пехотной дивизии, 504-й саперный мотополк, 82-й полк и часть 557-го и 558-го полков, 34-й разведотдряд, 25-й корректировочный отряд, часть 46-й стройроты, 4-я рота 584-го дорожно-строительного батальона, какая-то группа Штрубе (150 человек). 578-й и 677-й ландштурм (пехотные команды) и, наконец, 443-й отряд связи.

Здесь нужно было бить противника раньше сразу и сильно. Теперь же, с каждым днем его силы, бросаемые против 4-го ВДК и 2-й гв. кавдивизии, росли, а наступательный порыв кавалеристов ослабевал, сил становилось меньше. К 20 апреля наступление группы Белова в рейде захлебнулось.

21 апреля стало известно, что Болдин временно прекратил наступление. Это был очередной «сюрприз». Теперь действия десантного корпуса стали изолированными, больше -бесполезными.

Начинался разлив рек, который в этих местах очень мешал действиям войск. Белов

вместе с А.В. Щелаковским (Щелаковский Алексей Варфоломеевич, комиссар 1-го гв. кавкорпуса, в рейде - член Военного совета группы войск Белова. Умер в Харькове в 1960 г.) выехали во 2-ю гв. кавдивизию, там не клеилось наступление. Белов обвиняет в бездеятельности Васильева, принявшего дивизию от Осликовского, улетевшего на «Большую землю», и просит штаб фронта опять прислать Осликовского. Но дело, конечно, не в Васильеве. Дивизия окончательно вымоталась и дольше вести активные боевые действия не в состоянии.

Белов пытался наступать на юг 2-й партизанской дивизией, которой командовал полковник Москалик; такие действия облегчили бы положение десантников и 2-й гв. кавдивизии, но у партизан ничего не получалось, тут полностью отсутствовала организованность и дисциплина. Части даже не вышли на исходный рубеж для наступления. Люди плохо, а точнее - совсем не подготовлены.

Опять «сюрприз», в 2 часа ночи 22 апреля стало известно, что 50-я армия снова переходит в наступление.

Получена телеграмма: «Белову, Щелаковскому. Начал действовать в направлении вас. Прошу крепче нажимать. Болдин».

И вот, Белов нажимает. Наступает и 4-й десантный корпус. Но к вечеру он получает еще одну телеграмму, теперь уже из штаба фронта: «Болдину дается приказ о переходе к обороне до 5.5. В этих условиях вам целесообразнее перейти к активной обороне. Дайте приказ командиру 4-го ВДК. Жуков, Хохлов, Голушкевич».

Опять неувязка, опять неразбериха.

23 апреля разведчиками десантного корпуса, на Варшавском шоссе, около населенного пункта Стар. Калугово взят пленный 14-го мотополка 5-й танковой дивизии немцев. Интересно. Значит противник перебросил ее из Вязьмы сюда? А к Кононенко непрерывно поступают данные, что на Вязьму идут эшелоны с войсками. Придется ему все это тщательно проверить.

23 апреля Москалик (2-я партизанская дивизия) наконец, перешел в наступление. Партизаны наступали на Спас-Деменск и, даже, овладели населенным пунктом Высокое, что в 17 км северо-западнее города. Противник же, в свою очередь начал наступать из Ельни и занял Софиевку, но партизаны, окрыленные успехом на юге, уже не терпят обид со стороны немцев и к вечеру занимают Софиевку вновь. К исходу дня партизаны врываются в Губино, что в 12 км северо-западнее Спас-Деменска, громят там штаб 66-го пехотного полка, захватывают трофеи и пленных. Противник пытается наступать севернее Спас-Деменска, но здесь 11 7-й лыжный батальон (6-й партизанский полк 2-й партизанской дивизии)отбивает его атаки.

25 апреля генерал Белов, вновь предлагает Жукову план операции. В нем указывалось, что так как попытки прорваться через Варшавское шоссе в течение трех месяцев, не имели успеха, то не лучше ли прорыв совершить силами второго эшелона корпуса, который к тому времени состоял уже из трех дивизий. Белов предлагал усилить корпус артиллерией, танками и надежно прикрыть его действия с воздуха. Командование возложить на Осликовского. 50-й армии, закрепить прорыв и расширить его. В прорыв, кроме корпуса, Белов предлагал ввести еше одну армию. «Промедление, - писал Белов, - отдает инициативу в руки противника. Он может упредить нас наступлением». Кроме того, Белов просил указать «Ближайшие перспективы».

Ответ пришел 26 апреля, в нем говорилось:

«1. До 5.05.42 г. Болдин активных действий вести не будет.

2. Осликовскому эта задача не под силу.

3. Ваша задача беречь 4-й корпус. 329-ю сд. Развертывать повсеместно партизанские отряды и срывать работу тыла противника. Усиление будет подано в мае месяце. Жуков, Хохлов, Голушкевич».

4-й ВДК был выведен из боя в район Мал. Мышенка. К концу апреля группа Белова перешла к активной обороне, нужны были средства заграждения. Значительно

активизировались действия ее диверсионно-разведывательных групп в тылу и на коммуникациях противника. Дальнейшее же наступление партизанской дивизии Москалика было отбито танками и пехотой. К этому времени у Москалика уже имелось 4 танка, из них один КВ. а в группе - 5 танков (один KB и один Т-34).

В партизанском полку «Лазо» было 3 танка, но у них отсутствовало горючее. Кроме того, в группе появилась корпусная батарея тяжелых орудий и даже с тягачами.

Тем временем, из Вязьмы продолжали поступать данные о прибытии туда войск и техники. Враг явно что-то готовил, это настораживало.

30 апреля командующий фронтом ориентировал Белова:

«Основная задача корпуса и всех отрядов работать на дорогах не давая врагу совершать перевозки. Населенные пункты нас сейчас интересуют меньше. Жуков, Голушкевич».

Да, аппетит Жукова резко снизился, требования стали весьма скромными. Одновременно указывалось о производстве инженерных и оборонительных работ, а так же работы по сбору оружия, боеприпасов, мин, проволочного заграждения и прочих заграждений. Схемы инженерных сооружений дивизии должны были представить к 5 мая. Теперь повсеместно шли усиленные работы по совершенствованию обороны. Одновременно с выполнением боевых задач, войска вели работу по подписке на заем обороны. Воины группы войск Белова подписалась на 3.409.663 рубля (100% охвата), партизаны на 83.580 рублей. Огромную сумму внесло население занимаемой группой территории. Деньги собранные на заем обороны, были отправлены на «Большую землю» самолетами У-2.

В конце апреля противник вновь начал активничать в районе севернее Ельни и Дорогобужа, но атаки на обоих участках были отбиты. Кононенко получил данные, что оборонявшая район Семлево, Колодезное 23-я пехотная дивизия немцев, ждет смены 35-й пехотной дивизией, что в районе Издешково отмечается прибытие танков противника. В Ельне продолжает обороняться 221-я пехотная дивизия, в городе сосредоточено десять ее рот. Штаб дивизии расположен в Строгино (36 км юго-западнее Ельня).

В группе войск Белова создан резерв, что в создавшихся условиях было весьма сложно. Пока в него входил 6 гв. кавполк 2-й гв. кавдивизии под командованием майора Князева. Белов отдал специальный приказ об усилении охраны и обороны всех штабов, узлов связи и максимального усиления работы разведывательных и диверсионных групп. Штаб группы предполагал, что как только войдут в свои берега реки и подсохнут дороги, противник начнет активные действия. Теперь лишь оставалось установить: где, когда и какими силами он нанесет главный удар? В Вязьму продолжают прибывать эшелоны с войсками и теперь это направление особенно интересует Кононенко. 329-я стрелковая дивизия получает задачу вести разведку в тылу врага и все время держать его под наблюдением. 7 мая вдруг пошел снег и резко похолодало. Бои в районе Ельня продолжались вот уже 20 дней, но группировка противника там осталась прежней. Наши войска продолжали почти каждую неделю производить одну-две частные операции по улучшению позиций или захвату небольших населенных пунктов. Разведчики брали пленных на переднем крае и в тылу врага, уничтожали небольшие его гарнизоны, средства связи.

Но вот 9 мая ночью в штаб группы войск Белова на самолете прибывает начальник оперативного управления фронта генерал Голушкевич. С ним прибыли: новый начальник штаба группы полковник Заикин и генерал Калмыков. Он назначен фронтом заместителем к Белову. Генерал Калмыков прибыл со своим адъютантом лейтенантом А.И. Донченко. Они одеты по-московски: хромовые аккуратненькие сапожки, белые с черной опушкой, и очень красивые полушубки. Кононеко лишь качает головой: боже, боже как они там далеки от нашей реальной действительности! В 7.30 9.05. Голушкевич сообщал начальнику штаба Западного фронта Соколовскому: «Прибыл к Белову. Возвращусь в ночь с 10 на 11 мая. Приступил к работе». В штаб группы войск к 8.00 11 мая вызываются все командиры соединений. Белов ориентирует их в общей обстановке и тех ближайших задачах, которые ставил перед группой фронт. Голушкевич привез особое задание. С большим опозданием, но командующий фронтом, кажется понял, что необходимо серьезно подумать о судьбе группы

войск Белова и основательно подготовить прорыв на участке 50-й армии. Особо конфиденциально, генерал Белов был ориентирован, что прорыв 50-й армии начнется в первых числах июня. Конечно, сейчас трудно сказать, думал ли при этом Жуков о том, позволит ли противник занимать прежние позиции и то положение, которое группа занимала к моменту прибытия Голушкевича. Как разведчику, Кононенко казалось, что о противнике во фронте меньше всего думали, там вообще не любили считаться с возможными действиями врага, если такие его действия шли в разрез с желаниями Жукова.

Но Белов, очевидно, серьезно ставил вопрос о подготовке противником наступательной операции против группы, так как тут же самолетами начали поступать противотанковые средства (ПТ ружья, мины) и даже зенитные пулеметы и несколько легких 37 мм зенитных пушек. Вскоре штаб фронта предложил заменить и Кононенко как разведчика, на что генерал Белов ответил категорическим отказом. К этому времени Кононенко разгадал замысел врага и направления его возможных действий.

Все хорошо понимали, что удержание занимаемой территории является важнейшей, более - жизненной задачей. Первое важное направление было в районе Всходы. Здесь оборону занимал 6-й партизанский полк. Он располагался в первом эшелоне. Во втором был один полк 2-й гв. кавдивизии с ротой прибывших противотанковых ружей. Здесь же были установлены противотанковые минные поля и противопехотные заграждения, хотя их было не так уже много. В подвижном резерве находился 6 гв. кавполк, ему было придано несколько танков. Остальные танки располагались на узле дорог (в населенном пункте Волочек). К середине мая было восстановлено два KB, три Т-34 и одиннадцать Т-26. отсюда, из Волочка они могли действовать в любом направлении. Второе важное направление было между Вязьмой и Знаменкой. Здесь оборонялись 329-я стрелковая дивизия и полк партизан Жабо, который был гораздо сильнее дивизии и по численности и по вооружению. Он подчинялся 4-му воздушно-десантному корпусу. Для прикрытия этого направления командир десантного корпуса получил 36 противотанковых ружей. Все как будто было предусмотрено.

Тем временем противник все продолжал активничать в районе Ельни, здесь даже стали появляться, так называемые «казачьи украинские сотни», которые в первом же наступлении понесли значительные потери и быстро откатились в Ельню. Начались активные действия и в районе полка «Лазо». Противнику совсем не нравилось то, что между полком и 2-й партизанской дивизией слишком узкий перешеек. Здесь были отмечены действия 137-й перхотной дивизии противника, уже знакомой. Но главные силы врага были не здесь!

20 мая фронтом официально утверждается предложение Белова о переименовании партизанских отрядов в полки и дивизии. Такие меры стали настоятельно необходимы. Действиями партизан как и регулярными войсками руководил непосредственно штаб группы войск Белова.

21 мая отмечалось интенсивное передвижение пехоты противника из Вязьмы на юго-восток. Ночью на самолете прибыл генерал Галанин, который был назначен к Белову общим заместителем, а Калмыков утвержден просто заместителем, он кажется обижен, но напрасно, генерал Галанин более деятелен и эрудирован.

В разведывательной сводке № 0128 от 23.05. в выводах указывалось: «На южном участке фронта, в районе Ельня, Спас-Деменск, Баскаковка противник продолжал сосредотачивать пехоту и танки, предположительно для активных действий в направлении Всходы и далее вдоль железной дороги к станции Угра. Сосредоточение пехоты и танков в районе Знаменка -возможны для действий в направление Желанье, Великополье, Бельдюгино с дальнейшим выходом на ст. Угра с целью окружения полка Жабо и 4-го ВДК».

Но кто читал во фронте эту сводку? Конечно, Белов ждал наступления противника со дня на день и, как видно из последующих событий не ошибся в определении направления главного удара противника. Но как бы вы ни разгадали время, место действий врага и силы его группировки, как бы ни предупреждали войска, для них наступление врага всегда будет неожиданным, хотя бы в какой-то степени.

И вот в 4.30 24 мая, немцы начали артиллерийскую подготовку. На юге со стороны станции Баскаковка, на севере со стороны Знаменка. Примерно через час противник перешел в наступление. Шел дождь, что было на руку кавалеристам, так как авиация противника не работала. В штабе Белова все сидели на телефонах, но даже и в 6 часов утра никто ничего еще не знал. Одно стало ясно: противник наносит удар так, как и предполагалось - по сходящимся направлениям. Из района Знаменки, на Вяземском направлении, он наносил удар по полку Жабо и правому флангу 329-й стрелковой дивизии. Но дивизия удержалась и отразила удар немцев, а вот полк Жабо не выдержал, он не был стойким и дисциплинированным, он побежал.

На направлении Всходы, не на высоте оказался 6-й партизанский полк, а также и 8-й полк 2-й гв. кавдивизии полковника Высоцкого. Партизаны же проспали, хотя накануне их строжайше предупредили. Правда, первая атака вражеских танков, здесь была отбита ротой противотанковых ружей, но к вечеру противнику все же удалось захватить Всходы и подошли к переправе на реке Угра.

Весь день 6 мая партизанский полк, 2-я гв. кавдивизия и 4 ВДК вели упорные и кровопролитные бои с врагом, но силы были не равны. С юга на Всходы наступало не менее дивизии и 50 танков, а с севера, со Знаменки, также не менее дивизии и более 60 танков. Положение все время усложнялось, кавалеристы оставили целый ряд населенных пунктов.

За первый день боя противник отобрал у них порядочный кусок территории и 29 населенных пунктов, из которых один им удалось вернуть.

Начальник немецкого Генерального штаба сухопутных войск генерал Гельдер 24 мая записал в своем дневнике:

«Атаки группы армий «Центр» против кавалерийского корпуса Белова привели к хорошим результатам. Противник упорно обороняется». Гельдер был прав.

В течение последующих двух суток шли упорные бои. В районе Всходы противник навел мост и начал переправу танков и пехоты. Стало известно, что рота десантников, оборонявшая Бол. Мышевку, была окружена превосходящими силами противника и героически погибла, предпочитая смерть позорному пленению. 26 мая - небо чистое, авиация немцев ожесточенно бомбила населенные пункты севернее Всходы. Особенно Пустошки и Судаково, где были переправы через реку Угра. На переправе дрались части 2 гв. кавдивизии. Здесь должен был переправляться 4-й вдк. У переправы Пищево переправлялась 8-я вдбр. Белов требовал от 4 вдк использовать переправу - «иначе будет поздно!». Но командование корпуса что-то тянуло и части не переправляло. В результате противник отрезал их от переправы. Пришлось посылать на выручку резервный полк, который атакой с тыла отбил немцев и помог переправиться основным силам 4-го воздушно-десантного корпуса.

6 гв. кавполк и 329-я стрелковая дивизия дрались самоотверженно, и противнику здесь удалось достичь успеха лишь ценою больших жертв. Его продвижение перед этими частями было незначительным. 4-й же вдк так и не выполнил к исходу 27 мая приказ и не переправился через реку Угру, он не вышел в район Сельцо, теперь его занял противник, а корпус так и продолжал находиться в районе Сорокине (10 км северо-восточнее Всходы).

Ночью штаб группы переходил в Пискарево. О, если бы немцы знали как близко от них Белов и его штаб! А между тем, к Всходы подошла еще одна немецкая дивизия. У противника задействовано уже более ста танков, но кавалеристы их подбивают. Особенно отличаются «пэтээровцы». Противник имеет и наши КВ. Они перекрашены в его крысиный цвет. Наши противотанковые ружья их не берут, да и снаряды отскакивают. Есть случаи, когда немцы используют и наши самолеты.

26 мая наша авиация бомбила немцев в населенных пунктах Всходы и Мариуполь, -это уже большое достижение! 27 мая 2-я гв. кавдивизия отошла на очередной рубеж. Белов настоятельно просит Жукова начать наступление 11-го кавкорпуса Калининского фронта с севера, а 50-й армии Болдина с юга, такие действия намного облегчили бы положение его группы войск. Командующий Калининским фронтом Конев «удовлетворяет просьбу и

приказывает Соколову наступать на юг… двумя полками». Да, да - двумя полками. А последний, выполняя приказ, решил наступать двумя отрядами по 150 человек каждый! Здорово, правда?

29 мая в штаб группы прибыл с 30 бойцами комиссар 2-го гв. кавполка Берман. Он доложил, что 2-й и 7-й гв. кавполки подчинил себе командир 4-го вдк и все вместе они ведут бой в лесу 10 км западнее от станции Угра. Они собираются пробиться сначала на юг, а уже затем - к Белову на запад. Им немедленно выслали навстречу группу разведчиков-проводников.

Хотя генерал Гельдер и записал в своем боевом дневнике, что 28 мая кольцо вокруг кавалерийского корпуса замкнуто силами 4-й Армии, но на этот раз он был не прав. Дело обстояло далеко не так. Даже к исходу дня 29 мая, группа Белова еще располагала большой территорией, у нее в запасе еще было два оборонительных рубежа, семь танков и в резерве совершенно свежая 1-я гв. кавдивизия, части 4-го десантного корпуса, которые хотя и понесли потери, но из боя были выведены, приводили себя в порядок и были боеспособны. Кроме того, в ночь на 30 мая Белов готовился к приему еще двух свежих, полнокровных десантных бригад, 1-я и 2-я партизанские дивизии продолжали занимать оборону и тоже готовы были к драке. Нет, сил у него еще хватало. Белов берег их для совместного удара, в ожидаемой операции 50-й армии, которую обещал, от имени Военного совета фронта генерал Голушкевич. Такая операция должна была начаться в первых числах июня. Если бы враг получил хороший удар со стороны войск 50-й армии, то большую часть сил, и главное -танковые дивизии, а теперь их против кавалеристов действовало две (5-я и 11-я), он повернул бы против 50-й армии Болдина. Вот тут-то Белов и рассчитывал нанести немцам удар своими свежими, еще не участвовавшими в боях силами, а их было не мало. Белов держал в строжайшей тайне свой замысел и сохранял силы.

Но для командующего фронтом наступление противника против группы Белова было совершенно неожиданным. Жуков не обращал никакого внимания на ежедневные сигналы и предупреждения Белова, он раз и навсегда решил, что его выводы об опасности для группы войск группировки противника -«преувеличены». Разведотдел фронта явно не знал общей группировки врага, и потому подсчеты немецких сил и выводы Кононенко тоже считал преувеличенными. Да вряд ли командующий фронтом, когда-либо серьезно слушал мнения и выводы даже своего разведчика. У него были свои мнения и выводы, и все остальные должны были исходить именно из них, а не высказывать свои.

Конечно, будь 50-я-армия серьезно подготовлена к удару на север, совершить прорыв через Варшавское шоссе ей теперь было бы куда легче, так как все свободные силы 4-й немецкой армии действовали против группы Белова. Резервы у немцев полностью отсутствовали. Такую возможность мог использовать теперь и Калининский фронт, действия которого координировал Жуков, так как основные силы 9-й немецкой армии и все резервы группы армий «Центр» были тоже задействованы против наших, войск, находившихся в тылу противника. Враг смело оголял участки обороны и все бросал на них. Он как будто знал, что его там никто не тронет. Немцы как чувствовали - русские к наступлению не готовы и их можно бить по частям. Так оно и было. Была ли это очередная ошибка Жукова? Кто знает? Возможно. Пока же две наступавшие по сходящимся направлениям немецкие группировки 30 мая соединились.

1 июня противник после перегруппировки начал наступление и ввел свежие силы. Погода улучшилась, появились бомбардировщики, штурмовики и истребители противника, они нещадно наносили удары. С переднего края кавалеристов высоко к небу поднимались огромные тучи пыли и дыма, а вместе с ними и души погибших героев. Противник овладел Мытищино и рядом других населенных пунктов. Теперь врагом была занята одна треть территории, удерживаемой кавалеристами на 24 мая. Никакая 50-я армия и не думала наступать, извне немцев никто не беспокоил, все оставалось по-старому, за исключением тех сотен жизней, которые отдали кавалеристы за последние семь дней боев. Но живых в группе войск Белова вместе с партизанами еще очень много - целых 17 тысяч!

На левом фланге группы противник ввел свежую 23-ю пехотную дивизию, и она нанесла удар по малочисленной, но упорно дерущейся 329-й стрелковой дивизии. Левый ее фланг не выдерживает атаки, он смят. Создается угроза окружения и прорыва врага в тыл группы. Белов посылает на помощь пехотинцам 5-й кавполк 1-й гв. кав. дивизии под командованием подполковника Борщова. Полк по-кавалерийски стремительно, с хода наносит удар, и враг остановлен. Нет, он не только остановлен, но и отходит. Положение полностью восстановлено. Противник, видимо, в недоумении.

2 июня идут особенно жестокие бои. Немцы бросают танки, но появляются наши танки, они много раз ходят в контратаку, несколько танков врага горят, его атака захлебнулась. Противник опять в недоумении - откуда у кавалеристов танки?! KB с героическим экипажем лейтенанта Кошелева попадает в засаду врага и гибнет, гибнет и Кошелев. Белов вводит в действие резерв, но не весь, а лишь часть. Он скупится, еще надеется, держит силы для другой задачи, верит в то, что ему обещал Жуков. Офицеры штаба группы хорошо знавшие своего командира и привыкшие к его решительности - удивлены. К исходу дня противнику удается занять еще один наш рубеж.

Занял он и самый лучший аэродром группы, правда, его успели заминировать, но что из этого? 3 и 4 июня положение группы войск Белова не улучшается, против нее противник задействовал уже шесть полнокровных дивизий, разгромить или даже, остановить врага, группа уже не в состоянии, она может лишь оттянуть час катастрофы, не больше.

После долгого совещания со своим комиссаром Щелаковским, Белов, в 19 часов 4 июня шлет во фронт следующую телеграмму:

«Настало время вашего совета. Пять дивизий противника и шестая на подходе, обладая громадным превосходством танков и авиации успешно продвигаются, ломая героическое сопротивление войск группы, не считаясь своими большими потерями. За 12 суток тяжелых боев противник овладел больше чем половиной ранее занимаемого группой района. Еще сутки боя, и возможен прорыв противника в центре группы и разъединение наших сил. Дальнейший бой в окружении грозит уничтожением живой силы наших войск. В целях ее сохранения и качественно высокой боеспособности, просим разрешения о выходе из рейда при условии продолжения упорных оборонительных боев. План: прорваться восточнее Ельня в район партизанского стрелкового полка «Лазо». В дальнейшем прорываться в направлении Киров для соединения с войсками фронта. Просим срочных мер, помощи, совета. Белов. Заикин. Щелаковский».

Наступает 5 июня, и Белов, наконец, узнает, что никакого наступления 50-й армии не будет, а командующий фронтом милостиво разрешает ему выходить из рейда. Но и здесь, связывая инициативу Белова, и совершенно не зная обстановки, или, просто, не считаясь с нею, Жуков предлагает любое из двух его «решений».

Первое: прорываться через боевые порядки наступающей на войска группы мощной группировки врага и ударом на восток и юго-восток выходить на участке 50-й армии.

Второе: Прорываться на север и выходить через боевые порядки Калининского фронта.

Как пишет Кононенко, оба варианта вызывают у Белова и его ближайших помощников, по меньшей мере, удивление. И вот почему: прорыв через главную группировку врага, теснящую части группы, был бы очень похож на попытку проломить головой каменную стену. Конечно, иногда люди впадают в такое состояние, но, как правило, у них разлетается голова раньше, чем нарушается крепость стены. Принятие такого решения принесло бы огромные жертвы и, пожалуй, было бы вообще не выполнимо. Жуков вообще меньше всего думал о жертвах. Его девизом было: «Успех, любой ценой!».

Второй вариант был более реален, но он совершенно не учитывал необходимости форсирования нашими войсками Днепра который в указанное время очень разлился и через который не было ни одной переправы. В группе же переправочные средства полностью отсутствовали. Кроме того, после форсирования реки, ей пришлось бы прорываться через железную дорогу и через автостраду, а было уже хорошо известно, как трудно это сделать. Удивляло лишь то, что такие «вещи» забыл Жуков. Сколько было положено людей при

попытках соединиться с 11-м кавкорпусом Соколова, прорываясь у Семлево и Реброво, пытаясь прорваться у Издешково? Таким образом, и второе решение Жукова приводило группу или к полному провалу или к большим потерям в личном составе.

Но Белов никогда не забывал о тех, кто, гордо называя себя, «Мы Беловцы!» - шел в атаку на любого врага. Думая о победе, он всегда прикидывал, а сколько жизней будет она стоить и делал все, чтобы победить врага с наименьшей кровью. Собрав командиров соединений и всех начальников отделов и служб своего штаба, он поставил перед ними вопрос: Как быть? Выполнять ли одно из двух решений Жукова, - тогда какое и как, или будут какие-либо другие предложения?

Некоторые из присутствующих были склонны ко второму решению, из двух зол выбирая меньшее, с соответствующими «поправками» и дополнениями. И лишь начальник оперативного отдела полковник П.С. Вашурин предложил следующий план: прорываться на запад, громить тылы немецкой Центральной группы армий и уходить в Белорусские леса. Таким образом, войска группы Белова превратились бы из регулярных частей в партизан. Но потери при этом были бы, конечно, наименьшими.

Белов всегда требовал от штаба и учил офицеров, что любое решение, даже самое глупое должно быть чем-то обосновано. У Вашурина таких обоснований как раз и не было.

Но в группе кроме тяжелой общей обстановки было не мало и других довольно серьезных трудностей. В первую очередь, к ним относилась проблема с ранеными, командующий фронтом такие проблемы вообще не учитывал. К указанному времени было около 10 госпиталей, а в госпиталях более 2000 человек раненых. Второе, Жуков категорически запретил выход 1-й и 2-й партизанских дивизий на «Большую землю», они должны были превратиться в мелкие отряды и. временно исчезнуть. Конечно, это резко уменьшало силы и боевые возможности группы.

Было решено, раненых оставить под опекой партизан, замаскировав и спрятав все госпитали в лесных массивах. С легкоранеными поступали так: каждая дивизия и десантная бригада организуют отряды легкораненых и обеспечивают их выход вместе со своими частями. Но, когда раненые в госпиталях узнали о своей участи, все, кто мог мало-мальски передвигаться, бежали из госпиталей в свои части. Кто не мог двигаться сам садился на лошадь, а кто не мог сидеть и на лошади, садился на повозку.

Белов, заслушав мнения и предложения командиров дивизии и офицеров штаба, принимает решение: резко развернувшись на юг (группа отходила на запад) прорываться западнее Ельни в расположение 5-го партизанского полка «Лазо». Решение генерала Белова, было встречено всеми, как самое мудрое, и в действительности, так оно и оказалось. Оставалось лишь одно, - прорваться на юг так, чтобы противник не обнаружил этого маневра, не разгадал намерений Белова и не бросил сюда танки и мотопехоту. А вскоре случай, и главное -находчивость Белова помогли одурачить врага. Немцы поверили, что группа отходит на запад, и прекратили нажимать на нее с востока. Им теперь было невыгодно, чтобы кавалеристы отходили так быстро к Днепру. Благодаря этому войскам Белова удалось оторваться от немцев, и скрытно произвести перегруппировку. К 9 июня, значительно оторвавшись от врага, прикрываясь незначительными силами партизан, беловцы сосредоточились в исходном районе северо-западнее Ельни и начали подготовку к прорыву на юг.

ТРАГЕДИЯ 33-Й АРМИИ

Как уже упоминалось, 33-я армия успешно прорвав оборону немцев, стремительно двинулась в тыл врага. Но Жуков не принял мер для того, чтобы закрепить и расширить создавшийся участок прорыва в обороне противника. Пользуясь этим, гитлеровцы подтянув сюда две танковые дивизии, сравнительно легко и довольно прочно закрыли

образовавшуюся брешь, и четыре дивизии 33-й армии оказались отрезанными от своих тылов, баз снабжения и дивизий второго эшелона, они, как и кавалеристы, оказались без артиллерии, танков, боеприпасов продовольствия и без прикрытия с воздуха.

Но ей, как и группе Белова, была поставлена задача -захватить Вязьму, окружить группировку противника, не дать ей возможности отойти на запад и уничтожить. Конечно, если не отрываться от реальной действительности, и немного поразмыслить, можно было бы задать себе такой вопрос: как части, находящиеся в тылу врага без артиллерии и танков, без боеприпасов и прочих видов снабжения и обеспечения, могут «окружить и уничтожить» группировку противника, которая не только во много раз превосходит их по численности, но хорошо вооружена, оснащена техникой, отлично прикрыта с воздуха и не ощущает никаких недостатков в любом виде боевого обеспечения? Действительно, как? Нет, конечно же, даже человеку непосвященному и не искушенному в искусстве руководства боевыми действиями было ясно, что ни 33-я армия, ни группа войск Белова, ни корпус Соколова, ни все эти соединения вместе взятые, с добавлением нескольких тысяч десантников, не смогут выполнить такой задачи. На что же рассчитывал командующий Западным фронтом? К сожалению, даже сейчас его действия трудно объяснить. Так или иначе, но он должен был видеть (уже не говорим - предвидеть), что и группа Белова и 33-я армия, и все другие части и соединения, находящиеся в их положении, неизбежно обречены на разгром, если не обеспечить их всем необходимым для боя, то есть если к ним не прорвутся основные силы фронта (и даже двух фронтов). Он должен был видеть, что можно лишь оттянуть срок их разгрома, но избежать его было невозможно. Войска, прорвавшиеся в тыл врага, могло спасти лишь объединение усилий этих соединений для нанесения удара по врагу с тыла, навстречу мощному удару крупной группировки наших войск с фронта. Но, поскольку командующий фронтом категорически отвергал такое предложение генерала Белова, то следовательно, он, очевидно, надеялся на чудо.

Вязьма стала камнем преткновения. Согласно плану Г.К.Жукова на нее наступали со всех четырех сторон света. По идее, в ночь на 3 февраля, на город должны были обрушиться: с юго-востока - 33-я армия под командованием генерал-лейтенанта М.Г. Ефремова в составе 113-й, 160-й, 329-й стрелковых дивизий (правда, последняя к указанному времени была уже оторвана противником от основных сил и действовала изолированно) и одного полка 338-й стрелковой дивизии. С запада - 8-я воздушно-десантная бригада под командованием подполковника А.А.Ануфриева, которая насчитывала всего 800 человек, но к указанному времени вела бои в окружении и меньше всего была способна к активным наступательным действиям на Вязьму. С северо-запада, наступали 11-й кавалерийский корпус Калининского фронта под командованием полковника Соколова (за время действия корпуса в районе северо-западнее Вязьмы, в нем сменились три командира: полковники Горин, Тимофеев и Соколов). В состав корпуса входили: три кавалерийские (18-я, 24-я и 82-я) и одна 107-я мотострелковая дивизии. Нужно отметить, что это все, что выделил Калининский фронт для выполнения своей главной задачи. Но и у 11-го кавкорпуса не было ни танков, ни артиллерии и, конечно же, его, как и группу Белова никто не прикрывал с воздуха. К 3 февраля 11-й кавкорпус достиг автострады Минск - Москва, но противник легко отбросил его на север и потому к наступлению на Вязьму он тоже не был готов. Наконец, с юга на Вязьму наступала группа войск Белова. Количество кавалерийских дивизий у нее было большое - пять, но общая их численность не превышала 6000 человек. Правда, к указанному времени к ней присоединился 250-й воздушно-десантный полк майора Н.Л. Солдатова. Это был не десантный, а посадочный полк. Его переброска в тыл совершалась с посадкой самолетов на аэродромы в тылу врага, в районе деревень Желанье и Знаменка, где действовали десантники и партизаны. Полк имел задачей «способствовать» успеху 33-й армии и группы войск Белова, как отмечалось в директиве фронта, хотя очень трудно объяснить, как мог малочисленный полк (фактически отряд), способствовать их успеху. Кроме этого полка Белову был подчинен авиадесантный полк капитана И.А. Сужака, который тоже был малочисленный (не более 450 человек).

В то время немецкая оборона не состояла из сплошных траншей и ходов сообщения. Такая оборона начала создаваться лишь весной 1942 года после специальной директивы Гитлера, а представляла собой ряд опорных пунктов и узлов сопротивления, часто совсем изолированных друг от друга. Немцы умели прочно оборонять и удерживать их, особенно, крупные населенные пункты, где оборудовались сложные и прочные оборонительные сооружения. Противнику не трудно было разгадать наш слишком примитивный замысел. Все вокруг двигались к городу Вязьма. Гарнизон города был немедленно поднят по тревоге и выведен за город в заранее подготовленные оборонительные сооружения. Оценивая общую обстановку, наши силы и возможности при отсутствии танков, минометов, артиллерии, зенитных средств и прикрытия с воздуха, немцы считали наши действия, чем-то из ряда вон выходящими, не совместимыми с правилами и понятиями ведения современной войны.

Вот, что писал в своем дневнике Начальник Генерального штаба немецких сухопутных войск генерал Гельдер:

«2.02.42 г. 225 день войны.

На фронте группы армий «Центр» идет подготовка к наступательным действиям с целью ликвидации бреши в районе Медынь. Завтра должна начаться атака. 5 тд будет действовать с целью уничтожения русских, прорвавшихся к нам в тыл. Картины этих боев за линией фронта носят уродливый характер и показывают, что война, как таковая, вырождается в какую-то драку, которая все больше отдаляется от принципов настоящей войны».

Как видим немцы, тоже намечали свои активные действия на 3 февраля. Атаки наших войск на Вязьму ослабели, кавалерийские дивизии завязли в узлах и пунктах сопротивления южнее города. Утром 3 февраля сильный огонь артиллерии, минометов, атаки штурмовой авиации и бомбардировщиков, прижали кавалеристов к земле, и заставил их, зарывшись в снег, весь день пролежать на сильном морозе без пищи и обогрева. Никаких признаков действий 11-го кавкорпуса и 33-й армии не наблюдалось. Связи у Белова с ними не было. Через штаб фронта он узнал, что где-то южнее его группы должен действовать 4-й воздушно-десантный корпус, но с ним тоже связи не было. В действительности же части этого корпуса высадились лишь 19 февраля. Днем начались атаки танков 5-й танковой дивизии противника, и все ночные успехи кавалеристов были сведены на нет, кроме того, они понесли значительные потери. Даже если бы им и удалось овладеть Вязьмой, все равно, они не смогли бы там удержаться. А вообще, что давало взятие и удержание города? Какие выгоды это сулило Западному фронту? Если фронт стремился перерезать железную дорогу и автостраду Минск -Москва и окружить Сычово-Гжатскую группировку врага, то не лучше ли было нанести удар западнее Вязьмы и перерезать эти коммуникации там? Зачем лезть с голыми руками на укрепленный город и нести огромные потери?

3 февраля генерал Белов решил перегруппировать свои силы в район западнее Вязьмы, нанести удар на север, соединиться с кавкорпусом Соколова и лишь потом, наносить удар общими силами на Вязьму с запада. Вот его телеграмма во фронт:

«Ночное наступление на Вязьму задерживается упорной обороной и контратаками противника. Имею устойчивую связь со всеми кавдивизиями и 250-м воздушно-десантным полком. Потеряна связь с Суржаком. Надеюсь установить связь с Ефремовым, Соколовым, Левашевым (4 ВДК). Решаю идти на соединение с Соколовым в направлении Гришино, Высокое, Алферово, отрезая пути отхода Вяземской группировке противника на запад. После чего наступать на Вязьму. Люди, лошади голодают. Белов, Щелаковский. 13.00 3.02».

Такое решение в его положении было единственно правильным. Но командующий фронтом, как и раньше, в довольно грубой форме восстал против логики. Вот его телеграмма:

«23.35 3.02

1) Ваше решение идти к Соколову отменяю как неправильное.

2) Ваша задача - взять Вязьму взаимодействуя с Ефремовым, который ведет бой в районе Алексеевская. Его КП -Желто вка.

3) 325 сд быстро продвигайте за собой (абсурдно, ибо она была уже отрезана противником, и штаб фронта хорошо знал об этом).

4) Прикрытие участка прорыва на Варшавском шоссе возложено на Болдина (командующий 50-й армией) (неправда, оказалось, что Болдин в это время такой задачи еще не получил, да и не мог ее выполнить).

5) Исполнение донести. Жуков, Булганин».

Но Белов в начале действительно поверил в то, что фронт закрепил и удерживает силами 50-й армии участок прорыва его группы через Варшавское шоссе. Он даже потребовал от заместителя по тылу, полковника Сакунова, который остался по другую сторону шоссе, ускорить продвижение к нему 325-й стрелковой дивизии, 2-й гв. танковой бригады, зенитных средств и,особенно, дивизионной и корпусной артиллерии.

В то время, когда командующий фронтом уверял Белова в том, что участок прорыва продолжает существовать и обеспечивается командующим 50-й армии Болдиным, последний не имел о нем и представления. И вот только теперь, 3 февраля писали ему из фронта:

«Командующий фронтом приказал:

1) Участок действия группы Белова на фронте Щербино, Сапово, Проходы, Шиши на Варшавском шоссе, включить в полосу действия 50-й армии.

2) Командарму-50 принять меры обеспечения тыла группы Белова в районе Варшавского шоссе.

Голушкевич. Козбинцев».

В то время, как Белова Г.К. Жуков упрекал в пассивных действиях по овладению Вязьмой и ставил в пример действия генерала Ефремова, тому шло такое распоряжение:

1) Ударной группой армии, без задержки, наступать в направлении Красный Холм, куда выйти не позднее 1.2.42 (документ получен Ефремовым вечером - 3.02.). В дальнейшем, взаимодействуя с группой Белова, овладеть Вязьмой, охватывая ее с юго-запада.

2) Фронтовой резерв 9 гв. сд, следующую в район Кукушкино, подчиняю Вам (9-я гвардейская дивизия уже не могла попасть к Ефремову так как противник закрыл проход, о чем штабу фронта было хорошо известно). Ударную группу иметь в составе 113-й, 338-й, 160-й, 329-й и 9-й гв. сд. (338-я сд как и 9-я гв. сд была за линией фронта и уже не могла пройти к Ефремову, к нему прорвался только один ее полк).

4) Силами 110-й, 22-й и 93-й сд быстрыми охватывающими ударами разгромить группировку противника в районе Селенка, Угрюмово, Шанский Завод, после чего наступать ими через Дубна, Селенки на Вязьму (не реально, так как, противник закрыл проход двумя танковыми дивизиями - 20-й и 17-й и прочно удерживал рубеж, для прорыва которого, теперь требовалась специальная операция, а не «быстрые» и «охватывающие» удары).

5) Всемерно ускорить выдвижение вперед 329-й сд и 9-й гв. сд. Ударной группировке не топтаться перед слабыми заслонами противника. Сил вам дано много и только от стремительности их действий, зависит конечный успех. Вам быстрее выехать в 113-ю сд, оттуда и управлять ударной группой… Жуков, Булганин».

Здесь особых комментарий давать не следует, обстановка совершенно не соответствовала тому, что было написано в распоряжении командующего фронтом. К тому же 329-я сд 33-й армии была отрезана и окружена противником, она полностью потеряла артиллерию и боеспособность. Связи с нею Ефремов не имел.

Как же он мог ускорить ее выдвижение вперед? И об этом знали в штабе фронта. Так или иначе, утром 4 февраля группа войск Белова снова перешла в наступление, которое быстро было остановлено противником с помощью артиллерии и авиации: кавалеристы вновь лежали в снегу, на морозе, истекая кровью, голодные и совершенно выбившиеся из

сил. Кончался день, а части продолжали лежать на южных окраинах Совхоза Кайданово и Стогово. Там, в населенных пунктах было тепло, там была пища, но там были танки и мотопехота 5-й танковой дивизии немцев.

Положение войск генерала Белова было весьма тяжелым, о создавшейся обстановки он подробно сообщил командующему фронтом.

На что получили незамедлительный ответ: «1. Лупи противника пока он не собрался. 2. Пошли удальцов для диверсий в Вязьму для паники.

Жуков».

Белов снова просит разрешения перенести главный удар западнее Вязьма и наступать на север из района западнее Семлево. Он сообщает, что 33-я армия успеха не имеет, что ее 113-я стр. дивизия отброшена противником на юг в лес, что наступление 329-й стр. дивизии на свх. Кайданово не имеет успеха, и что, наконец, кавалеристы в ночь на 7 февраля заняли деревни Михайловку и Палтиху. На его такое подробное донесение о состоянии дел и на просьбу наступать западнее Вязьмы он получил следующее, суммирующее директивное указание:

«Правильно.

Действуйте нахальнее и тогда Вязьма будет ваша. Жуков».

После ввода противником в бой 5-й танковой дивизии, наступление группы Белова на Вязьму можно было считать законченным. Противотанковых средств у него не было.

33-я армия так же была значительно потеснена на юг и о ее дальнейшем наступлении не могло быть речи. Не лучше было положение и в 11-м кавкорпусе Соколова. Он сообщал командующему Калининским фронтом:

«Тов. Коневу. Корпус передовыми частями вышел на рубеж. Связь с Беловым офицером связи, самолетом и наземной разведкой». (Имеются ввиду разведывательные группы посылаемые Кононенко). Боеприпасы на исходе, продовольствия и фуража нет.

5.50 9.02.42 г. Соколов, Васькин».

А полковник Сакунов, получив приказ Белова, подтянул всю оставшуюся от кавалерийского корпуса артиллерию и другие части, пытался организовать активные действия 325-й стр. дивизии с целью перебросить ее и все остальное, как указывал фронт, под Вязьму. Но, к нему прибыл зам. командующего фронтом генерал Захаров (все тот же) и приказал немедленно прекратить всякие действия. Корпусную и дивизионную артиллерию и прочие части перебросить в район Мосальска, а 325-ю, 336-ю стр. дивизии и 2-ю гв. танковую бригаду переподчинить Болдину.

В 00.15 9.02.42 г. Сакунов сообщал Белову:

«Ваш боевой приказ № 13 получил 23.40 8.02. Как быть с 325-й и 336-й стр. дивизиями и 2-й гв. тбр? Приказом зам. командующего фронтом они переподчинены Болдину. Сакунов».

На этом и закончилась сказка командующего Западным фронтом о 325-й сд и прочих чудесах на Варшавском шоссе.

Генерал Ефремов докладывал во фронт:

«. 1) По донесению командира 329-й сд, дивизия понесла значительные потери, в полках осталось по 100 штыков. Артиллерия дивизии отрезана противником».

Получив такое сообщение, командующий фронтом тут же подчинил 329-ю стр. дивизию Белову. 10 февраля он получил от 33-й армии «богатое» наследство, которое впоследствии стоило ему не мало переживаний и волнений. В тот же день Белов решил дать передышку войскам и закрепиться на достигнутых рубежах. И солдаты, и командиры совсем вымотались и выбились из сил. Они засыпали прямо в снегу и многие от такого сна уже не просыпались. Мороз стал неплохим помощником противника. Наконец, Белову было разрешено начать наступление на соединение с Соколовым из района западнее Семлево. Командующий фронтом внял просьбам Белова. Но сколько жертв напрасно понесли кавалеристы из-за упрямого, необоснованного желания взять Вязьму?!

О том, что Жуков понял свою ошибку и потому дал разрешение, Кононенко не берет на себя смелость утверждать.

Продолжим о 33-й армии.

Наступательные возможности ее иссякли. Логически, ей оставалось одно: прорываться к Белову и действовать объединенными усилиями, но Командующий фронтом, из каких-то лишь ему известных причин, категорически запретил, даже говорить на подобную тему. Таким запретом фактически, он подписал смертный приговор всей группировке Ефремова и ему самому. 33-я армия, вела, так же, как и группа войск Белова, бои с врагом изолировано, но ее положение было несколько иным. Здесь противник держал в своих руках инициативу и проявлял активность, где хотел и когда хотел. Измотанные в непрерывных боях части армии еле успевали отбивать непрерывные атаки врага. Перед фронтом же группы Белова противник ни одного дня не знал покоя. Группа вела непрерывное наступление то на одном, то на другом участке фронта. Значительно увеличилась активность партизан, а многочисленные разведывательно-диверсионные группы минировали дороги, взрывали мосты, склады, производили крушения на железной дороге, нападали на штабы, производили налеты на небольшие гарнизоны противника, портили связь. В конце марта, даже Командующий фронтом понял, что существованию 33-й армии наступил конец. Понял, но поздно. Белову было им отдано распоряжение выделить один полк, которому немедленно, совместно с частью сил партизанского полка Жабо, принять все меры для вывода из окружения жалких остатков 33-й армии. К 24 марта, такой отряд - полк, был создан. Он состоял из частей 2-й гв. кавдивизии, в нем числилось 340 человек, 2 орудия полковой артиллерии, 2 противотанковых орудия, 3 миномета, 4 станковых пулемета, 8 ручных пулеметов и 70 автоматов. От полка Жабо выделялся батальон в составе 246 человек партизан, одно 76 мм орудие, одно орудие 45 мм, 3 миномета, 2 станковых и 8 ручных пулеметов, 12 автоматов. Но батальон из состава партизанского полка прибыл лишь 26 марта. Командир полка Жабо и здесь проявил присущую ему «партизанскую» недисциплинированность. В последствии оказалось, что Жабо не дал батальону орудий и минометов, кроме того, он задержал у себя 80 человек из 250 воздушно-десантного полка и роту партизан из отряда «Северный медведь», которые тоже шли в создающийся полк. Сводным отрядом - полком, командовал бывший командир 57-й кавдивизии полковник Завадовский. Комиссаром к нему был назначен Доржиев.

24 марта, противник стремясь отдались группу Белова от частей 33-й армии и прорваться к угринскому гарнизону, ликвидацией которого основательно занялись кавалеристы, перешел в наступление. Но, все его атаки были отбиты 329-й стр. дивизией. К 23.00 24 марта отряд Завадовского, с опозданием сосредоточился в районе деревень Бол. Еленка, Луги, Великополье, но батальона от Жабо все не было, наступление 25 марта не началось. По приказу командующего 33-й армии 338-я сд должна была наступать из Хмельники в направлении Сизова и далее навстречу отряду Завадовского. К указанному времени, разведчики установили, что в Деминино и Марфино (направление предполагаемого наступления Завадовского и частей 33-й армии) сосредоточено до 80 танков и мотопехота противника. Днем 26 марта была оттепель, затем подул сильный ветер, и началась метель. В 22 часа 26 марта отряд Завадовского на участке между Знаменка и Свиридово, перешел в наступление в общем направлении на северо-запад. Его наступление и наступление частей 33-й армии увязывалось по радио. Но, ни атака Завадовского, ни 338-й стр. дивизии 33-й армии успеха в эту ночь не имели. В ночь на 27 марта, отряд Завадовского трижды атаковал Заречье и Свиридово и даже оседлал большак между ними, но к утру, противник, применив танки, восстановил положение. В ночь на 28 марта все повторяется сначала. Три раза отряд Завадовского переходил в наступление и все три раза его атаки противник отбивал. Большак от Знаменка до Вишки представлял собой глубокую и широкую траншею в снегу, по которой патрулировали танки и автоматчики на бронетранспортерах. Из Вишки противник вел сильный артиллерийский огонь, который наши части не в силах были подавить. К исходу 28 марта Завадовскому с большим трудом все же удалось захватить и удержать рощу, что 0,5 км

южнее Свиридово, Великополье. Противник бросил сюда авиацию, которая непрерывно бомбила боевые порядки Завадовского и полка Жабо. Старая история - без артиллерии, противотанковых средств, зенитной артиллерии отряду Завадовского было не пробиться к генералу Ефремову, по таким же причинам, не могли прорваться к нему и части 33-й армии. 29 марта Завадовский получает задачу, перейти к активной обороне, вести разведку проходов в обороне противника, часть из 2-й гв. кавдивизии вывести в резерв. 31 марта Белов получил распоряжение следующего содержания:

«1. Продумайте может ли Завадовский ударом в другом месте, пройти на соединение с Ефремовым.

2. Ведите разведку на Милятино на соединение с Болдиным. Болдин бьет на Милятино через Фомино.

3. Угру блокируйте.

Жуков».

Конечно, Белов не мог задавать вопросы Командующему фронтом: чем наносить удар, чем блокировать Угру, чем действовать напротив Болдина в направление Милятино, чем, наконец, оборонять огромный район освобожденный его группой в тылу врага, и зачем Завадовскому пробиваться к Ефремову, если его задача помочь ему вырваться к Белову? Вопросов было много, но задавать их было бесполезно. К тому же Завадовский не раз уже менял участки и направления своих действий, но успеха так и не имел, пистолетом и штыком танк не прошибешь. 1 апреля генерал Ефремов, предлагал Белову наступать восточнее Знаменки в направление на Ступенка, Дорки, Щелоки. Белов согласился и сделал соответствующую перегруппировку. Завадовский тщательно готовил наступление и вел разведку. Но и тут у противника дорога Знаменка, Богатырь, Доброе была превращена в траншею. По дороге курсировали танки и через каждые 100-150 метров были установлены пулеметы. В деревнях располагалась мотопехота.

На сей раз Жабо выделил в отряд Завадовского 150 человек в возрасте до 17 лет, которые совершенно не были подготовлены к ведению боевых действий. Наступление, предложенное Ефремовым, не было обеспечено разведывательными данными, оно вообще не учитывало расположения противника, его оборону, наличия средств и, конечно, не могло быть успешным. Так оно и случилось.

К этому времени противник поставил в весьма трудное положение 4-й воздушно-десантный корпус. Ему необходима была срочная помощь. Генерал Белов решил временно прекратить наступление с целью прорыва к 33-й армии, и 3 апреля отряд Завадовского вместе с частью 2-й гв. кавдивизии перебросил на выручку десантников в район Мал. Мышенка, Богородицкое. Так, фактически бесславно и закончилась затея по оказанию помощи 33-й армии.

14 апреля группа Завадовского была расформирована, а сам Завадовский улетел на «Большую землю», где ему предстояло принять 18-ю стрелковую дивизию.

Конечно, для оказания помощи 33-й армии сил было выделено мало, да и вооружение отряда не обеспечивало прорыв обороны врага. Командующий фронтом опять не учел ни обстановки, ни возможностей, которыми располагал противник. Кроме того, нужно было наступление не на соединение группировки Белова с 33-й армией, а на прорыв остатков армии к ней. В крайнем случае, 33-я армия должна была прорываться к кавалеристам отдельными, небольшими группами, обходя опорные пункты и узлы сопротивления немцев, что фактически она и делала в последствии.

Положение, в котором оказался 4-й воздушно-десантный корпус, было тоже вызвано неправильным его использованием Командующим фронтом. Корпус, совершенно изолированно от группы войск Белова и ее действий, наступал навстречу 50-й армии,

которая явно не подготовила наступательную операцию и провела ее из рук вон плохо. И если бы не срочные меры, принятые Беловым, и не срочная переброска в район его действий 2-й гв. кавдивизии, 4-й воздушно-десантный корпус постигла бы участь 33-й армии.

26 апреля стало известно о прорыве отельных групп 33-й армии в направлении на Бельдюгино. Генерал Белов приказал полку Жабо и 329-й стр. дивизии начать действия по оказанию помощи выходящим. Навстречу прорывающимся группам были посланы специальные разведчики-проводники. 27 апреля разведчиками была выведена группа в составе 451 человека с командиром 160 стр. дивизии, полковником Якимовым, которая сосредоточилась в районе Казаковка.

Разведчики партизанского полка Жабо вывели группу в составе 600 человек под командой подполковника Кириллова. О генерале Ефремове, сведений не было, неизвестна была и участь остальных частей армии. Часть групп ушла на восток и юго-восток с целью прорваться к своим через линию фронта.

В 7.00 27 апреля Белов получил следующее указание:

«Главком приказал:

1. Немедленно организовать опрос выходящих из войск Ефремова о местонахождении других групп, прибывающих из окружения.

2. Выслать немедленно навстречу им разведку и проводников.

3. Немедленно доносить о группах и их местонахождении главкому.

4. Разыскивать Ефремова.

Голушкевич. Казбищев.»

30 апреля начальник штаба десантного корпуса полковник Казанкин сообщал:

«1. Опрос командиров дивизий и других командиров по установлению места штаба

Ефремова, показал, что он последнее время находился в р-не Бол. Васильевка, стремлением

пробиться к частям 43-й армии.

2. Вышли командиры дивизий:

а) 338-й - полковник Кученев,

б) 160-й - полковник Якимов,

в) 113-й - полковой комиссар Коншин.

3. Всего прибыло среднего комсостава 189 человек, младшего комсостава - 175, рядового состава - 302 человека, из них больных и раненых 400 человек. Вооружения полностью нет.

Принял меры для лечения. Казанкин Оленин».

Многие воины из состава 33-й армии пали смертью храбрых. Пал смертью героя и командующий 33-й армии генерал-лейтенант М.Г. Ефремов. Один из предателей, сдавшихся немцам в плен, - Бочаров выдал им расположение командарма, который укрывался на окраине деревни в одной из риг. Немцы окружили ригу и пытались взять командарма живым. Он долго отстреливался, а затем, застрелив свою медсестру, застрелился сам. Эти данные Кононенко узнал после того, как во второй половине мая Бочаров попал к кавалеристам в плен. Такова печальная участь командарма 33, которого даже немцы похоронили со всеми почестями.

Всего рассказанного можно было бы избежать, если бы Жуков не пренебрегал реальной обстановкой. Как писал Кононенко:

«Вечная слава героям, погибшим из-за ошибок своих высоких руководителей».

4-й ВОЗДУШНО-ДЕСАНТНЫЙ КОРПУС

4-й Воздушно-десантный корпус (в дальнейшем будем называть его просто 4-й ВДК) в составе двух воздушно-десантных бригад (которые будем именовать - ВДбр) - 9-й и 214-й,

был высажен в тылу врага, примерно 19 февраля 1942 года. Высадка производилась в районе Великополье. В 4-м ВДК числилась и 8-я ВДбр, но поскольку ее высадка происходила гораздо раньше и совершенно в другом районе, то до апреля месяца бригада реально не могла быть включена в состав корпуса и действовала отдельно, подчиняясь группе войск Белова. До высадки в тылу врага, корпусом командовал генерал-майор Левашев. Но он был убит в период, когда самолеты пересекали линию фронта, осколком зенитного снаряда противника. Поэтому после приземления, в командование корпусом вступил начальник штаба полковник А.Ф. Казанкин. О высадке корпуса фронт предупредил Белова гораздо раньше, чем тот начал действовать, но Белов долго не имел с ним связи и не знал о его участи, районе действий. 4-й ВДК имел задачу наступать с тыла навстречу частям 50-й армии, которая должна была прорвать оборону немцев, перерезать Варшавское шоссе и, таким образом, пробить брешь к группе войск Белова.

25 февраля, корпус начал наступление и довольно успешно продвигался вперед. К 28 февраля он почти полностью выполнил поставленную перед ним задачу, овладев населенными пунктами: Ключи, Дереновичи, Татьяновка, Иванцево и Жердовка. Но его действия были полностью изолированы от группы Белова, а кроме того, наступление 50-й армии заглохло в самом его начале. Таким образом, стоящая перед корпусом задача, не могла получить своего полного завершения. Внезапность, с которой корпус появился в тылу врага и стал успешно действовать, была упущена и вскоре он должен был прекратить наступление и сам попал в тяжелое положение. Немцы бросили против него до трех дивизий, и корпусу пришлось в течение всего марта вести очень тяжелые бои, в которых он нес весьма ощутимые и совсем неоправданные потери. 1 апреля 4-й ВДК был атакован танками и пехотой противника, которые, быстро продвигаясь овладели: Куракино, Пречистое и Дубровня. Создалась явная угроза окружения корпуса и партизанского отряда Жабо, который действовал с ним. Нужно было срочно принимать меры, спасать положение. Остановив наступление по прорыву к армии Ефремова и прекратив бои по ликвидации Угринского гарнизона, Белов бросил навстречу десантникам 2-ю гв. кавдивизию, 117-й лыжный батальон и 8-ю ВДбр, которую со 2-го апреля переподчинил корпусу. Десять дней шли тяжелые бои. 2-я гв. кавдивизия овладела станцией Вертехово, деревнями Баскаковка, Мал. Мышенка, Вербилово и не позволила противнику расправиться с десантниками. 11 апреля 4-й ВДК был подчинен Белову, и все последующие бои они теперь вели вместе.

Стоит ли повторять, что и в данном случае фронт допустил старый способ действий: удар растопыренными пальцами. Если бы десантный корпус был усилен теми же частями, которые Белову пришлось потом бросать ему на выручку, а операция 50-й армии лучше подготовлена, успех был бы обеспечен. При таких действиях не только была бы успешно выполнена задача, поставленная перед корпусом и 50-й армией, но и потери были бы значительно меньшими и, что главное - они оправдывались бы достижением основной цели.

Но не надо размахивать кулаками, после того, как драка закончена с большими потерями и 4-го ВДК, и группы Белова.

1 апреля Белов предложил Жукову собрать все части 1-го гв. кавкорпуса и 4-го ВДК (8-я, 9-я и 214 ВДбр) и нанести удар на юг, навстречу Болдину. Для прикрытия остальной занимаемой территории он предлагал оставить две партизанские дивизии, 329-ю стр. дивизию, отряд Жабо, лыжные батальоны и ряд других подразделений.

Командующий фронтом долго молчал и только через десять суток, 11 апреля ответил. В ответе Жуков отклонил предложение Белова. Он считал, что опасность для наших войск, видите ли, преувеличена, что «пятиться» нельзя, что ослаблять группировку в районе Дорогобуж тоже нельзя (там 1-я гв. кавдивизия располагалась во втором эшелоне обороны), и, что, наконец, 50-я армия в данный момент не готова к прорыву через Варшавское шоссе на север в направлении Милятино.

Но, все перечисленное Командующим фронтом не соответствовало действительности. Последующие события показали, что: во-первых, нужно было проделать «брешь» на «Большую землю», откуда Белов мог бы получить все необходимое для удержания

занимаемой территории и, вообще, поставить всю южную часть немецкой группировки под угрозу окружения. Во-вторых, такая операция полностью исключила бы успех противника против группы войск Белова и не случилось бы того, что произошло в мае-июне 1942 года. В последствии группа понесла слишком большие потери, совершенно неоправданные и все равно отдала противнику все то, о чем так беспокоился Жуков. Наконец, кроме всего, ссылка на то, что 50-я армия не готова к наступлению, была неправильна. Почему? Да потому, что 13 и 14 апреля, 50-я армия перешла в наступление (указание, где утверждалось, что армия не готова к наступлению было получено Беловым 11 апреля). 2-я гв. кавдивизия и 8-я ВДбр довольно успешно продвигались навстречу 50-й армии, и в этих боях были моменты, когда между ними и войсками 50-й армии оставался всего лишь 2-х километровый разрыв. Группа разведчиков Кононенко несколько раз переходила к войскам Болдина и возвращалась обратно. Следовательно, генерал Белов был прав! А Жуков? Его действия в данном случае, трудно объяснимы.

О боевых действия 4-го ВДК много сказано в предыдущих разделах.

ПАРТИЗАНЫ

Появление группы войск Белова в тылу врага окрылило надежды тех, кто в силу неудачных боев войск Красной Армии осенью 1941 года, оказался здесь в окружении. Многие же просто бежали из плена и осели здесь. В окружении остались и госпиталя с ранеными, и медсанбаты с легкоранеными. Конечно, многие из попавших в окружение группами и в одиночку, двигаясь на восток, выходили к своим войскам на «Большую землю», но переход линии фронта не был безопасен. Когда немцы были отброшены от Москвы и фронт действующих армий вплотную приблизился к Юхнову и Варшавскому шоссе, число переходящих линию фронта значительно возросло, но и трудности перехода так же увеличились, фронт стал стабильным. Тысячи «окруженцев», продолжали оставаться в тылу врага, не желая рисковать жизнью при переходе линии фронта. Некоторые, просто выжидали: «что из этого получится?» Некоторые «прижились» по деревням, подыскав себе одинокую хозяйку. Их называли «зятьками». Они неплохо жили, и воевать им не хотелось. Такие спокойно ходили отмечаться к немецким комендантам и были удовлетворены тем, что немцы их пока не трогают и не беспокоят. Та же часть, которая не хотела подчиниться немецкому порядку, люди твердые в своих убеждениях, желающие сражаться с врагом в любых условиях, организовывались в партизанские отряды. Эти отряды тоже были разные, некоторые вели себя так: «нас не трогай, мы не тронем», некоторые приживались к определенному району, не занятому немцами, и не вступали в бой с врагом до тех пор, пока в их район не приходили немцы. Гитлеровцы, зная такие «обычаи», не всегда нарушали покой партизан, им пока такие операции были невыгодны. Многие из командиров партизанских отрядов рассуждали, примерно так: зачем нам вести активные боевые действия? Зачем лишний раз дразнить противника и нести потери в неравном бою? Ведь, лишь одно наше присутствие в тылу врага влияет на его боевой дух, моральное состояние и боеспособность. Ведь немцы из-за нас снимают части с переднего края, охраняют коммуникации, держат большие гарнизоны во всех важных и нужных им населенных пунктах. Что, разве этого мало? -спрашивали они. Даже командир самого большого партизанского отряда «Дедушка», действовавшего в районе Ельня, Дорогобуж В.И. Воронченко был такого же мнения. Немцы до поры, до времени терпели таких партизан.

Появление в тылу врага регулярных частей Красной армии, под командованием генерала Белова, резко оживило и активизировало действия всех многочисленных партизанских групп и отрядов. Оставшиеся в окружении (в основном войска 24-й армии) и партизанские отряды, послужили для Белова неплохим пополнением, они помогли его группе войск оставаться боеспособной и вести непрерывные боевые действия в течение пяти

месяцев пребывания в тылу врага. Немалую роль для нее и для партизан сыграла техника, боеприпасы и вооружение, оставленные здесь нашими войсками осенью 1941 года. Кроме артиллерии, минометов, стрелкового оружия и боеприпасов, кавалеристы восстановили около двух десятков танков, автомашины, мотоциклы. Огромная заслуга в проводимой работе среди партизан, населения, бывших раненых, военнопленных и даже «зятьков», принадлежала политическим органам группы войск Белова. Они подняли у людей боевой дух, желание победить врага и освободить свою поруганную и порабощенную землю. Политработникам удалось организовать всех этих людей, восстановить Советскую власть, провести мобилизацию среди пригодных к военной службе и даже организовать весенний сев. Можно привести следующий разительный пример. К концу марта 1942 года кавалерийские дивизии Белова, несмотря на большие потери, понесенные в трехмесячных боях, располагали большим количеством людей, чем в момент прорыва в рейд. Если тогда еле насчитывалось 6 тысяч человек, то теперь в них числилось 6252 человека. Вот точные данные: к концу марта в группе Белова было: людей - 6252; лошадей - 5165; винтовок -3422; автоматов - 1047; ручных пулеметов - 128; ст. пулеметов - 42; ПТ орудий -19; орудий 76 мм - 24; орудий 45 мм - 11; зенитных 37 мм орудий - 2; минометов разных - 61. Так 1 гв. кавдивизия докладывала, что в период с 1 по 13 марта 1942 года в нее прибыло 2437 человек пополнения, из них: из Семлевского района - 411 и из Дорогобужского - 2027 человек. Теперь, вместе с партизанами, группа войск Белова достигала по численности 17 тысяч человек. К тому же времени в группе кроме танков появились 152 мм пушки-гаубицы и даже 203 мм гаубицы. Их можно было бы найти и восстановить гораздо больше, но вопрос упирался в тягачи, которых было мало и, главное - в горючее, которого вообще не было.

В то время при штабах фронтов и действующих армий еще не существовало руководства партизанским движением, оно появилось позже, в середине 1942 года. Этими вопросами занимались Военные Советы фронтов, многочисленные партизанские отряды и целые соединения еще не имели централизованного и целеустремленного управления, а их действия, как правило, проводились в отрыве от операций, выполняемых нашими войсками. Боевые действия партизан не увязывались и не координировались с задачами фронтов и армий.

В первые же дни пребывания в тылу врага группы Белова, в его штаб начали прибывать представители многочисленных партизанских отрядов. Первым явился подполковник Крылов, бывший начальник штаба артиллерии 1-й Московской мотострелковой дивизии, попавшей в окружение. Он отрекомендовал себя представителем партизанского отряда «Северный медведь». Из его доклада стало ясно, что в отряде насчитывается до 500 человек, что отряд действует в районе станции Угра, что командует отрядом бывший начальник штаба 32-го стрелкового полка 19-й стрелковой дивизии, входившей в состав 24-й армии и попавшей в окружение, некий Грачев (настоящая фамилия Барский Олег Сергеевич). Впоследствии отряд «Северный медведь» целиком пошел на пополнение 329-й стр. дивизии.

Подполковник Крылов, получив разрешение на получение оружия, боеприпасов и, по мере возможности, продовольствия, удалился.

В 1943 году, вспоминает Кононенко, в подчинение 61-й армии, которой командовал Белов, была придана минометная бригада. Ею командовал, теперь уже, подполковник Крылов. Он очень хорошо показал себя как командир-артиллерист.

С каждым днем штаб Белова узнавал о наличии и появлении все новых и новых партизанских отрядов. Их представители непрерывно прибывали с различными просьбами о помощи оружием, боеприпасами, продовольствием и, даже, водкой. Скоро стало известно, что в районе Дорогобуж, Ельня существует объединенная группа отрядов партизан.

После того, как группа Белова подошла к Вязьме и начала ее штурмовать со всех сторон, а также после окружения Семлево и наступления на север на соединение с 11-м кавкорпусом, противник срочно снял, или значительно ослабил гарнизоны в ряде населенных пунктов, оставив там полицейских и прочих предателей, навербованных им. Используя такое положение, партизаны осмелели, начали более активно действовать и

занимать оставленные немцами населенные пункты.

Один из партизанских отрядов под командованием Урганова 19 февраля смело ворвался в Дорогобуж, уничтожил и частично разогнал небольшой гарнизон немцев и занял город. Партизаны срочно сообщили о занятии города Белову. Для того, чтобы закрепить успех и удержать город в своих руках, Белов в тот же день отправил в Дорогобуж 11-й гв. кавполк 1-й гв. кавдивизии под командованием майора П.М. Зубова (13 мая 1942 г. генерал Белов назначил Зубова на должность командира 2-й гв. кавдивизии вместо убывшего на лечение Н.С. Осликовского. Петр Иванович Зубов умер вскоре после войны в чине генерал-майора). 1-я гв. кавдивизия тоже получила приказ выступить в Дорогобуж. В 4 часа 21 февраля 1942 года 11-й гв. кавполк вступил в город Дорогобуж. Вместе с полком в город вступил партизанский отряд, насчитывавший до 1400 человек. В отряде было до 70-80% коммунистов и комсомольцев. Это был торжественный день для жителей города и окружающих деревень. Полк переправился по льду через реку Днепр и продвигаясь на север, овладел там рядом населенных пунктов. Овладеть городом в тылу врага было слишком большим событием для того времени. Несмотря на ожесточенные атаки и неоднократные попытки противника вернуть потерянное, несмотря на ожесточенную бомбардировку города авиацией, у немцев так ничего и не получилось до тех пор, пока кавалеристы сами не оставили город при выходе из рейда.

К середине марта, кроме крупного партизанского соединения «Дедушка», насчитывавшего теперь 4145 человек, в освобожденном районе начали действовать следующие партизанские отряды: «ФД» (Феликс Дзержинский), командир отряда лейтенант Гнездилов. Отряд насчитывал до 3000 человек и действовал севернее Ельни; партизанский отряд Богданова, численностью в 1850 человек, который действовал в районе Семеновка, Холмец, станция Вадино, совхоз Неелово, Дроздово (отряд подчинялся Военному Совету Калининского фронта); партизанский отряд Зайцева, численностью 350 человек, действовал в районе Земняк, Забелено, Николо-Погорелое; партизанский отряд Землянского, численностью 160 человек, действовал в районе Петрово, Дарвино, Климятино; партизанский отряд «Северный медведь» и отряд Петрухина, который действовал от разведотдела Западного фронта и насчитывал 20 человек; партизанский отряд Головко - 177 человек; партизанский отряд Кокоревича - 30 человек; наконец, отряд Жабо, тоже от Западного фронта, численностью до 1600 человек. Таким образом, численность всех партизанских отрядов составляла около 8000 человек.

Рост численности партизанских отрядов продолжался.

В Петрищево за четыре дня 14-17 марта партизанский отряд из 180 человек вырос до 400, а в Елчи с 400 до 650, в районе Глинка из партизанского батальона был сформирован полк.

В Семлевском районе, под руководством секретаря райкома партии Лукьянова за время оккупации все члены и кандидаты ВКП(б) были объединены в партизанский отряд, который базировался в Хватов Заводе. Директор МТС Берестов организовал печатание и распространение листовок среди населения Семлевского района. За апрель месяц из Дорогобужа было выслано более 13 групп партизан-разведчиков для организации партизанских отрядов и диверсий в тылу врага. Многие из них превратились в крупные отряды, которыми можно было гордиться. В конце марта 1942 года был ранен командир отряда «Дедушка» Воронченко. Генерал Белов потребовал самолет для отправки его на «Большую землю», и Воронченко улетел. К этому времени отряд «Дедушка» был преобразован в 1-ю партизанскую дивизию. В ее состав входило три полка, общая численность достигла 5267 человек (4272 рядовых, 583 младшего начсостава, 367 - среднего и 45 - старшего). В дивизии было орудий 76 мм - 8; орудий 45 мм - 2; минометов 82 мм - 4; минометов 50 мм - 40; ручных пулеметов - 164; станковых пулеметов - 52; винтовок - 3890 и автоматов - 10. Штаб дивизии имел кроме нескольких отделов, саперную и разведывательную роту, роту связи, комендантский взвод и медсанбат. Вместо Воронченко дивизией стал командовать его заместитель капитан Иван Яковлевич Ильичев. К сожалению,

в ней сразу ухудшилась дисциплина, увеличились случаи дезертирства, оставление поля боя без приказа. Да и сам Ильичев, имея прямую связь с фронтом, часто, грубо нарушая дисциплину, жаловался и докладывал Жукову через голову командующего группой войск Белова. Это было систематическое явление в Западном фронте. Почти все командиры партизанских соединений, как правило, докладывали обстановку по радио непосредственно в штаб фронта и тем самым вносили жуткую путаницу, неразбериху, недоверие и прочие неприятности. Отдельную связь со штабом фронта имели и десантники, и ряд других командиров.

В конце марта немцы из Ельни перешли в наступление, и партизанский отряд Гнездилова отошел, оставив свои позиции. Жуков приказал снять Гнездилова и отправить его в особый отдел фронта как труса. Из-за отхода Гнездилова, партизанский отряд им. Лазо, занимавший южную окраину Ельни, вынужден был тоже отойти в лес, понеся при этом большие потери. Генерал Белов приказал командиру 1-й гв. кавдивизии лично провести расследование и сообщить командующему фронтом результаты. Расследование было закончено к 7 апреля. Оно установило, что отряд Гнездилова отошел не из-за трусости командира, а из-за отсутствия связи и взаимодействия. Так или иначе, Гнездилов был снят, а командиру соединения «Дедушка» - Ильичеву, был объявлен выговор.

Партизанский отряд им. Лазо оказался южнее Ельни, в отрыве от группы войск Белова. В нем было около 2500 человек. Ему было присвоено наименование 5-го партизанского полка «Лазо». Командовал полком бывший учитель В.В. Козубский. Его заместителем был майор Зыков, который в 1941 году закончил Военную Академию им. Фрунзе. По предложению Белова 4 апреля была создана еще одна, 2-я партизанская дивизия. В ее состав вошли 4-й и 5-й партизанский полки. Третий полк был создан из 117-го лыжного батальона и партизанского отряда Григорьева. Он насчитывал около тысячи человек. Командование дивизией принял бывший командир 75-й кавдивизии полковник М.Э. Москалик, а комиссаром стал бывший комиссар 6 гв. кавполка 1-й гв. кавдивизии батальонный комиссар Янузаков, начальником штаба дивизии - подполковник Русс, бывший начальник штаба 75-й кавдивизии (полковник М.Э. Москалик стал генерал-майором после войны, проживал в Киеве, где в 1959 г. умер). Сначала командир 5-го партизанского полка «Лазо» Козубский всячески увиливал от подчинения Москалику и даже перестал отвечать по радио на его распоряжения, целиком переключив свою радиостанцию на связь со штабом фронта. В двадцатых числах апреля пришлось просить фронт повлиять на Козубского. Просьба была удовлетворена, и командир партизанского отряда «Лазо» получил какие-то указания, так как 28 апреля прибыл сам к Белову со связями и охраной. Он, довольно свободно прошел ночью через боевые порядки немцев. Итак, с полком «Лазо» теперь была установлена не только радио, но и «живая» связь. Полк состоял из 7 батальонов и оборонял большой район. В нем было 2143 человека, ПТ орудий - 8, минометов разных - 44, станковых пулеметов - 10, ручных пулеметов - 49, винтовок - 1933, автоматов -31, танков - 3, но без горючего.

Белов решил, что полковник Москалик в конце апреля подготовит и в мае проведет соединение с полком «Лазо», но обстановка и действия противника помешали ему выполнить задуманное. В первых числах мая противник начал активные действия против полка «Лазо», потеснил его на запад и занял несколько населенных пунктов. Но полк дрался неплохо, он не только удержал занимаемый район, но в дальнейшем сам несколько потеснил немцев, вернув ряд населенных пунктов обратно. К 15 мая, немцы возобновили действия против полка «Лазо», но сильные дожди помешали им применить танки, и они вскоре прекратили здесь активные действия. Наступление дивизии Москалика и полка «Лазо» в направлении на Спаск-Деменск значительно мешали врагу сосредотачивать ударную группировку, предназначенную для активных действий против группы Белова.

Теперь о партизанском отряде Жабо. Его общая численность превышала 1500 человек. В.В. Жабо являлся офицером, присланным из разведывательного отдела штаба Западного фронта. Комиссаром у него был старший политрук Лифшиц Израиль Файвелевич. Жабо был, очевидно, слишком высокого мнения о своей персоне и не отличался

дисциплинированностью, или, чего доброго, уважением к старшим по званию и по должности. В штабе группы Белова ни разу не видели его, ибо на вызовы он никогда не являлся. Даже на самые серьезные совещания, созываемые генералом Беловым, Жабо всегда присылал вместо себя «полномочных представителей», или вообще не реагировал на вызовы. Ходила шутка - «а существует ли вообще Жабо?» Если ему не совсем было выгодно подчиняться Белову, он немедленно радировал во фронт и просил переподчинить его 4-му ВДК. И, вскоре Белов получал указание - «подчинить Жабо командиру 4-го ВДК Казанкину». В тех же случаях, когда командир 4-го ВДК начинал нажимать на Жабо, он снова радировал во фронт - и тогда его переподчиняли Белову. Отряд Жабо получил наименование отдельного партизанского полка без присвоения ему номера. Полк, как и его командир, не отличался ни дисциплиной, ни высокой боеспособностью. В результате, ни одно распоряжение полк не выполнил точно и в срок, а когда немцы 24 мая 1942 года, перешли в наступление, то участок полка Жабо оказался самым слабым в обороне. Боевые порядки полка в несколько часов были смяты, и уже на второй день полк, как таковой перестал существовать, он разбежался, а его командир поспешил на восток и вскоре перешел линию фронта. Его мало интересовали кровопролитные бои и судьба группы Белова, как, впрочем, мало интересовался этим и Командующий фронтом. В целом же партизанские отряды и группы оказали группе войск Белова значительную помощь. Они стали настоящими боевыми частями, грозными для врага, источником сил группы.

После долгих хлопот Белову удалось добиться разрешения от Жукова на организацию партизанских частей и соединений, что значительно упорядочило руководство их действиями, способствовало мобилизации разрозненных сил под единым командованием. Пятимесячные успешные действия в тылу врага группы Белова были результатом этих мероприятий.

Разрешение фронта было оформлено лишь 20 мая следующим документом: «. 1. Создать особую группу войск генерала Белова, в которую беспрекословно включить:

- 1 гв. КК в составе 1-й и 2-й гв. КД, 329-ю сд, 4-й ВДК, все партизанские формирования, действующие в этом районе.

2. Командование «особой группой войск» возложить на командира 1-го гв. КК генерала-лейтенанта Белова. Управление войсками группы возложить на штаб 1-го гв. КК.

3. Распоряжением генерала Белова партизанские отряды «Дедушка», «имени Лазо», «имени 24-й годовщины РККА» и «Жабо» переформировать в две партизанские стрелковые дивизии и отдельный партизанский полк, присвоив им наименования:

- 1-я партизанская стрелковая дивизия в составе 1-го, 2-го, 3-го партизанских стрелковых полков;

- 2-я партизанская стрелковая дивизия в составе 4-го, 5-го и 6-го партизанских стрелковых полков;

- 1-й отдельный партизанский стрелковый полк. Жуков Булганин Соколовский».

ПОМОЩЬ АВИАЦИИ В РЕЙДЕ

В первые же дни, даже часы пребывания группы войск Белова в тылу врага, она почувствовала острую необходимость в прикрытии с воздуха нашей авиацией, потому что враг обрушился на нее своими бомбардировщиками и штурмовиками и днем, форменным образом, не давал ей «дышать». Появление в населенном пункте, на снежном поле или дорогах даже одиночного всадника было достаточно для того, чтобы самолеты немцев начинали штурмовку и обстрел. Они успокаивались лишь тогда, когда погибала лошадь или всадник. Вот почему без прикрытия с воздуха не могло быть и речи о каких-либо боевых

действиях днем, а зенитной артиллерии, как уже было сказано, в группе не было. Поэтому днем войска «прятались». Совершали же марши и вели бои только ночью. Огонь по самолетам врага из винтовок, пулеметов и противотанковых ружей был малоэффективен. Так обстоял вопрос с действиями боевой авиации по прикрытию боевых порядков группы Белова с воздуха.

Но с началом боев в тылу врага у нее появилось много тяжелораненых. Их необходимо было срочно эвакуировать, нужны были медикаменты, консервированная кровь, наконец, продовольствие, фураж и боеприпасы. В тылу врага с первых дней почувствовали «голод» пушки, пулеметы и автоматы. Но кавалеристы вскоре научились находить боеприпасы в снегу, и с ними стало легче, а вот люди и лошади начали голодать сразу же. Здесь вопрос нельзя было решить за счет «местных ресурсов» - слишком много было воинов и лошадей, и слишком малы были местные ресурсы, а точнее их вообще почти не было. С оружием и боеприпасами было легче потому что, как уже упоминалось, в районе действий группы войск Белова еще осенью 1941 года произошла трагедия с целым нашим резервным фронтом. В окружение попали все его склады, вооружение, боеприпасы, тылы, госпиталя. Продовольствие разобрало население и, частично, немцы, а боеприпасы и вооружение вплоть до танков и артиллерии включительно кавалеристы находили брошенными или спрятанными. В поисках оружия и боеприпасов им помогали партизаны, местное население и особенно ребята, которые, как всегда и везде, все знают и все ведают. В селе Пикары Дорогобужского района тринадцатилетние мальчишки - Николай Хорошев, Семен Казаков и Петр Михайлов, при отходе наших войск осенью 1941 года закопали и запрятали много оружия, и вот теперь они притащили и сдали его в штаб группы. В Дорогобуже четырнадцатилетний Саша Подгорин сдал в кавполк два станковых пулемета и боеприпасы к ним. Подобных примеров было много.

Прикрытие кавалеристов истребительной авиацией было усложнено тем, что их разделяло значительное расстояние, а истребители не могли постоянно «висеть» в воздухе. С первых дней рейда их должен был прикрывать 66-й истребительный авиационный полк. Командир этого полка полковник Сидоренко находился в штабе группы и вместе с ним в ночь на 30 января перешел Варшавское шоссе. Это был чудесный человек, отличный, большой силы воли командир. Еще в 10.00 и 13.00 30 января Белов сообщал в штаб фронта, что авиация противника «весьма активничает» и настоятельно просил прикрыть район сосредоточения и маршруты движения группы. В следующей телеграмме Жукову он сообщал, что авиация противника проявляет исключительную активность и тем самым задерживает продвижение. В телеграмме указывалось также, что «наша авиация абсолютно отсутствует». Он очень просил прикрыть с утра 31 января маршрут движения кавдивизии, но Командующий фронтом оставался глух. Белову он лишь указал, что для нашего прикрытия выделен 66-й ИАП, и он обязан прикрывать все действия группы, хотя один полк в воздухе «не воин», еще потому, и Жуков это знал, что у 66-го ИАП было всего… три исправных самолета и, что они сидели без горючего. Поэтому такое «указание можно было воспринимать только как шутку или прямое издевательство. Утром 31 янзаря Белов пишет командующему Воздушной армией Худякову, что с переходом Варшавского шоссе, авиация противника проявляет особую активность и движение наших войск днем невозможно. «Выделенный мне 66-й ИАП имеет всего три исправных самолета, и обеспечить меня с воздуха не может». Днем, когда кавалеристы вторично атаковали Вязьму, авиация и артиллерия противника буквально прижали наши части к земле, не давая поднять головы. Полковник Сидоренко срочно радировал в свой полк:

«Майору Холод. Войскам крайне необходима ваша помощь. Севернее совхоза Кайданово расположена батарея противника, она бьет прямой наводкой, уничтожьте батарею. Одновременно предупреждаю об интенсивной работе Хе-126, все время висит над головой. Подтверждаю сбиты Хе-126 3 февраля».

Конечно, летчики-истребители делали все, что могли, они горели желанием помочь кавалеристам выполнить приказ своего командира, который с земли наблюдал за их работой,

но в полку на аэродроме в Васильевское не было горючего.

Генерал Белов в 15 часов 4 февраля писал командующему ВВС Западного фронта:

«В мое распоряжение для прикрытия корпуса выделен 66-й ИАП, который с работой справляется отлично, но в настоящее время требуется особое прикрытие, а в 66-м ИАП на 4 февраля 1942 года нет горючего из-за чего вести боевую работу он не может».

Но на этом беды 66-го ИАП не закончились. Полк располагался на территории 10-й армии, и она требовала от него выполнять боевые задачи в ее интересах.

Белов в 20 часов 4 февраля писал командующему ВВС фронта:

«Прошу запретить Карякину из 10-й армии самостоятельно ставить задачи 66-му ИАП. Этот полк придан мне и не должен обслуживать армию». Но утром 5 февраля 66-й ИАП не мог прикрывать группу Белова, и она в самый тяжелый момент осталась без прикрытия с воздуха. В этот день противник особенно ожесточенно бомбил ее боевые порядки. Наступление группы полностью было сорвано. В 14 часов 5 февраля на штаб группы Белова налетели 7 пикирующих бомбардировщиков Ю-87 и высыпали свой груз прямо в центр его расположения. Был убит Сидоренко. Так погиб отличный летчик-истребитель и замечательный командир. Погибли еще ряд офицеров.

Белов в 15 часов 5 февраля писал на аэродром 66-го ИАП:

«Майору Холод. Авиация противника бомбила штакор. Сидоренко убит. Сегодня вы прикрывали плохо. Продолжайте прикрывать район Бели, Стогово, Забново».

Одновременно Белов просил прислать два У-2 для эвакуации раненого командира 96-го кавполка майора Данилина и отправки тела полковника Сидоренко. Но самолетов не было несколько дней. Им не разрешал вылет командующий ВВС 10-й армии.

Майор Холод в 23 часа 5 февраля сообщал Белову: «Командующий ВВС 10-й армии подчинил нас себе и приказал прикрывать район армии. На мой доклад, что я имею задачу 1 гв. кавкорпуса, мне ответил начальник штаба ВВС 10-й армии, что есть приказ Жукова о том, что 66-й ИАП в течение 4 и 5.02.42 должен выполнять задачу 10-й армии.

Жду указаний Майор Холод». Приказ прикрывать 10-ю армию был отдан 66-му ИАП как раз в момент, когда группе Белова было приказано атаковать Вязьму и во что бы-то ни стало, овладеть городом. Что же это -ошибка, досадное совпадение, недоразумение или оплошность? -спрашивает Кононенко.

Но еще хуже обстояли дела с прикрытием истребителями группы войск Белова в дни ее наступления на север на соединение с кавкорпусом Соколова. Здесь вообще Командующий фронтом забыл о прикрытии ее с воздуха.

В донесении Белова от 24 февраля сообщалось: «Четыре дня свирепствует авиация противника, но наших истребителей нет». И в дальнейшем, как только группа Белова начинала наступление и противник бросал на ее боевые порядки крупные силы своей авиации, Командующий фронтом не выделял ни одного истребителя для ее прикрытия с воздуха. Например, 2-4 марта группа вела тяжелые бои с задачей овладеть Издешково и взорвать железнодорожные мосты через реки Днепр и Вержа. Все эти дни враг непрерывно бомбил и штурмовал ее боевые порядки, но ни одного нашего самолета кавалеристы так и не увидели.

4 марта в донесении Белова указывалось: «Последние дни ни одного нашего самолета. Авиация же противника свирепствует безнаказанно». Лишь 7 марта в его донесении отмечалось: «10 часов 7.03 появились два наша истребителя, авиация противника сразу скрылась, идут упорные бои по деблокированию 329-й сд». И действительно, как только появлялись наши истребители, так бомбардировщики противника немедленно скрывались. Но все несчастье состояло в том, что наши истребители почти никогда не появлялись.

В мае месяце, по решению Ставки, к Белову решено было посадить несколько истребителей. Конечно, наличие истребителей значительно упростило бы решение задач прикрытия. Больше того, в ходе горячих боев 4-5 мая Жуков ориентировал Белова, что к нему будет посажено 3-4 полка авиации для удара по Смоленску, Ярцево и по железной дороге. Но ничего этого не произошло. Посадить истребители на аэродром не простое дело,

ведь их необходимо обеспечить горючим, соответствующей техникой и техническим обслуживанием, вооружением и боеприпасами, прикрыть аэродром с воздуха и зенитными средствами с земли.

Для подготовки аэродрома и обеспечения всех вопросов в указанном деле к Белову прилетел полковник Агафонов. Генерал Белов приказывает выделить ему все, чем располагал - две грузовых автомашины, три трактора, два катка, роту охраны аэродромов, но все это было каплей в море. Агафонов мало, а точнее совсем не верил в затею посадки самолетов в тылу противника и ругался страшно. Он говорил, что лишь профан мог додуматься до такой глупости. Прилетел бригадный комиссар Литвиненко. Они оба с Агафоновым делали, что могли, и хотя аэродром был подготовлен для посадки истребителей, но для обеспечения их маскировки и работы ничего не было сделано. Кстати, противник с 10 мая резко усилил активность своей авиации. Теперь он бомбил и штурмовал все аэродромы группы Белова днем и ночью.

11 мая немцы бомбили штаб Белова. Генерал вновь настоятельно просил Жукова прикрыть группу истребителями и доставить ей зенитную артиллерию.

Наконец, на рассвете 12 мая три истребителя Як-1 сели у Белова на аэродром у населенного пункта Бол. Вергово. Два из них были тут же сожжены авиацией противника, которая отштурмовав их, сбросила 20 бомб. К вечеру противник уничтожил и третий истребитель, а заодно сжег деревню Бол. Вергово. Истребители были уничтожены, но, несмотря на это Белов получил следующую телеграмму: «Тов. Белову, Щелаковскому.

1. Завтра сядет девятый резервный авиаполк.

2. Сегодня и завтра перебросим 12 крупнокалиберных пулеметов. Через два-три дня 12 орудий 37 мм.

Жуков Булганин».

Все делалось как-то непродуманно и беспечно. Литвиненко тут же улетел для исправления недоделок на местных аэродромах.

Командующий фронтом издает приказ за № 264, в котором указывается, что:

«Воздушно-десантная операция по переброске грузов группе генерала Белова проходит медленно и плохо организована. Посадочные площадки на территории группы подготавливаются недопустимо медленно. Сбрасывание грузов происходит неудовлетворительно, значительная часть их при падении на землю разбивается и приходит в негодность. Большое количество самолетов возвращается, не выполнив боевых заданий. Личный состав халатно относится к их выполнению. В результате операция затянулась и грозит срывом установленных сроков.

Военному комиссару 1-й Воздушной армии бригадному комиссару Литвиненко немедленно вылететь на место и лично провести все работы. Командующему ВВС тов. Куцеволову организовать контроль и проверку точного выполнения каждым самолетом поставленной задачи».

Командующий фронтом приказывал немедленно устранить недостатки, в кратчайший срок привести в состояние полной готовности все аэродромы и посадочные площадки. Приказ был, конечно, хорош и меры принимались правильные, но все уже запоздало. Выполнить приказ до начала наступления противника уже никто не мог. Приказ лишь подчеркивал, как несерьезно отнесся Командующий фронтом к сигналам и просьбам Белова,

21 мая Белов писал в штаб: «Уберите Агафонова, он человек бестолковый и нервный. Пришлите двух человек -одного, который бы занимался аэродромной службой, а другой (желательно командира авиадивизии Самохина), которому можно было бы поручить работу боевой авиации. Оба должны иметь прямую и надежную связь с ВВС фронта, ибо ни Литвиненко, ни Агафонов ее не имели, и мне приходится все время заниматься вопросами авиации и иметь дело со многими лицами». В тот же день к Белову снова прилетел бригадный комиссар Литвиненко. Но ему не повезло. В 2 часа 22 мая он поднялся на У-2, чтобы с воздуха осмотреть маскировку аэродрома. На высоте около 50 метров патрулировавший Me-ПО немедленно его сбил. Маленький У-2 сорвался в штопор и

разбился. Пилот был ранен, а Литвиненко получив сильный ушиб правой ноги, вышел из строя и на том закончил свою благородную миссию.

В конце мая для прикрытия группы войск Белова с воздуха, в его распоряжение была выделена 28-я смешанная авиационная дивизия под командованием полковника Самохина. Дивизия имела в своем составе штурмовики ИЛ-2 и истребители. Она, как могла, поддерживала действия группы, но спасти ее от непрерывного воздействия вражеской авиации, конечно, не могла.

Противник, перейдя в наступление в конце мая 1942 года, все время теснил группу войск Белова на запад, и расстояние между ею и аэродромами 28 САД катастрофически росло. Вскоре истребители могли прилетать к ней лишь для того, чтобы поприветствовать покачиванием крыла и, развернувшись, быстро возвращаться на свой аэродром базирования, ну, а штурмовиков кавалеристы вообще не видели: им появляться на такое расстояние в тылу врага без прикрытия истребителей было небезопасно. Командир дивизии полковник Самохин прибыл к Белову на своем У-2 и находился с ним до того момента, пока командующий фронтом не разрешил группе выход на «Большую землю».

5 июня, когда Белов принял решение прорываться на юг в район полка «Лазо», полковник Самохин решил улететь. Противник к этому времени вплотную подошел к штабу группы, который располагался в 30 км юго-восточнее Дорогобужа в деревне Лущиково. У-2 Самохина был хорошо замаскирован в кустах на окраине деревушки. Мотор самолета застыл и не заводился. Когда же Самохину удалось завести мотор, у него уже не оставалось времени для его прогрева. Тогда он попытался дать газ и сорвать машину сразу вверх. Это ему удалось, но мотор тут же заглох и Самохин посадил его прямо на мелкий кустарник в 500 метрах от немцев. Кусты и вечерние сумерки скрыли самолет от прицельного огня противника. Снова заведя, и теперь хорошо прогрев мотор, Самохин уже на виду у бегущих к нему немецких солдат поднял самолет и улетел. Он благополучно перелетел линию фронта, и также благополучно приземлился на одном из аэродромов своей дивизии.

Такова, как пишет Кононенко, короткая и весьма неприглядная история с вопросом боевого обеспечения действий группы войск Белова в тылу врага истребительной, штурмовой и бомбардировочной авиацией.

Другое дело - транспортная авиация. Ее работе обязаны жизнью многие тысячи людей группы войск Белова. Она их кормила, одевала, вооружала, снабжала боеприпасами, горючим, медикаментами и всем тем, что необходимо войскам для жизни и ведения боя. Не следует забывать и того, что в группе были тысячи лошадей. Это значительно усложняло ее положение, ибо лошадей тоже нужно кормить. Овес, комбикорм для них тоже доставляла та же авиация. А эвакуация раненых? Опять же она -транспортная авиация. Только за февраль и март месяцы она эвакуировала 3000 человек тяжело раненых!

В группе было подготовлено 11 аэродромов, но самолеты ЛИ-2 садились лишь на двух из них. Садиться на аэродром ночью дело не простое, к тому же в небе патрулировали немецкие ночные истребители. И если транспортный самолет попадал в прицел одного из них - конец был лишь один - смерть. На другие аэродромы груз сбрасывали с более тяжелых самолетов ТБ и ТБ-3 с парашютами или просто так. Но еще большую работу производила транспортная авиация при переброске в группу войск Белова живой силы и материальной части. Она перебросила в тыл врага 4-й ВДК, 250-й ВДП, авиадесантный отряд Суржака, а в конце мая доставила батальон противотанковых ружей, заграждения, несколько моторов для танков, отряд электрозаграждений, зенитные пулеметы и, наконец, 28-30 мая перебросила на усиление группы две десантные бригады. Мессера противника вылетали на специальную ночную охоту за нашими транспортными самолетами. Не мало замечательных, бесстрашных летчиков пали смертью храбрых в неравном воздушном бою. Но больше всего страдали тяжелые ТБ-3. Огромная, малоподвижная, неповоротливая и плохо защищенная громада, загоралась от первой же очереди зажигательных пуль врага. Над ее графрированными плоскостями всегда витало облако паров бензина. Самолет был тихоходен и чем-то очень напоминал фабрику, которая каким-то чудом поднялась в воздух. Не всегда спасал летчиков

и парашют, так как высота полета при выброске грузов была слишком малой. Совершить же вынужденную посадку ночью, на местности, которую не видишь, на такой громаде дело почти безнадежное. Так, например, при выброске десанта в конце мая один ТБ-3 был подбит и совершил вынужденную посадку рядом со штабом группы на вспаханное поле. Тяжелая машина прорыла целый ров в мягкой земле и, полукапонировав, задрала хвост почти на 20 метров вверх. Было ясно, что если утром противник заметит самолет, а это совсем не трудно, то он сделает все, чтобы поджечь и уничтожить его, а за одно уничтожит и населенный пункт. В самолете оставалось более трех тонн бензина. И вот всем штабом от рядового до генерала включительно всю ночь рубили и таскали ветки, и даже небольшие деревья, маскируя огромную махину. Один из членов приземлившегося экипажа - пулеметчик у турели был убит, и трое ранено, у самолета были подбиты два мотора из четырех и повреждено управление. Потребовалось исключительное искусство и воля командира корабля, чтобы посадить такую махину ночью. Часть горючего из самолета было использовано для танков, а остальное пришлось сжечь вместе с самолетом, когда противник подошел к деревне, и штабу пришлось отходить.

Выброска десантов в январе-феврале шла очень плохо: летчики, а вернее штурманы отклонялись от районов выброски на многие километры. Так, в конце января 1942 года 8-я воздушно-десантная бригада была выброшена на площади протяженностью более 100 км. А один самолет, отклонившись от курса на 180°, сбросил десантников… где-то возле города Горького. Десантники сутки прятались в лесу, а затем, остановив крестьянина, ехавшего на санях, наконец, установили свое местонахождение. Но с 8-й бригадой было плохо. Многие ее бойцы - десантники, были сброшены прямо на головы немцам. Из 2000 человек, командиру бригады подполковнику Ануфриеву удалось собрать лишь 800 человек. Отдельные, уцелевшие группы десантников действовали самостоятельно, часть присоединилась к партизанам. В ночь на 18 февраля бригаде сбрасывалось пополнение в количестве 300 человек. Здесь тоже была «неувязка», - самолеты, несмотря на сигналы с земли, сначала почему-то полетели на Вязьму и там были обстреляны зенитной артиллерией немцев. Лишь потом начали возвращаться на указанный им район. Здесь все обошлось более менее благополучно, если не считать трех не раскрывшихся парашютов. Ночью 19 февраля десантников летчики сбрасывали прямо над передним краем, где части группы Белова вели сильный ночной бой. Многие десантники опустились прямо в руки немцев. Тут летчики явно грубо ошиблись - ведь нельзя было не видеть огонь перестрелки. Правда, с сигнализацией тоже не все было благополучно. Противник довольно долго использовал нашу оплошность, заключавшуюся в том, что штаб фронта не установил твердого расписания сигнализации. Просьбы Белова исправить эту ошибку очень долгое время оставались без ответа. И противник также как и кавалеристы, разжигал костры, пускал ракеты, а наши летчики, идя на «приманку», сбрасывали ему десантников, боеприпасы, продовольствие и многое другое.

Десант же сброшенный в конце мая (21-я и 23-я воздушно-десантные бригады) прошел организовано и довольно удачно. Для приема десанта были выделены специальные площадки, организовано их охранение, существовали специальные команды для встречи десантников и оказания им помощи. Основная масса десантников высаживалась в ночь на 30 мая. Высадка началась в 22.45, самолетов противника не было и все шло хорошо. Но в 2.00 появились «Мессера» и сразу подбили три наших самолета. Два сгорели, а один сделал вынужденную посадку, о которой упоминалось выше. Из двух сгоревших самолетов спасся лишь один человек - командир корабля Пономаренко.

В ночь на 16 мая патрулировавшие два немецких Хе-111 и один Me-109 подожгли четыре наших самолета, среди них три ТБ-3 и один «Дуглас». Два «Дугласа» были повреждены на аэродроме в Бол. Вергово, их быстро замаскировали в лесу и начали исправлять повреждения. Подбитый «Дуглас» упал где-то в районе станции Угра, а один ТБ-3 километрах в 30-ти восточнее Ельни, на территории занятой противником. Два ТБ-3 совершили вынужденную посадку и один сгорел на земле, но весь экипаж и командир корабля Чиреков спаслись. У самолета были подбиты три мотора. Другой при посадке

пришел в полную негодность, но экипаж самолета имел всего одного убитого и одного раненого.

17 мая удалось установить, что третий ТБ-3 командира Озерского упал в районе Выгор. Из экипажа спаслись только три человека. В ночь на 17 мая сгорел в воздухе один ТБ-3 командира корабля Кулешова. Спаслось 4 человека. Еще один ТБ-3, возвращаясь после сброса груза, вступил в бой с истребителем противника и был подожжен, погибли командир корабля ст. лейтенант Казаков, пилот лейтенант Чумаков, бортмеханик техник 1 ранга Аничкин и воздушный стрелок Косов. Раненый стрелок-радист сержант Ахметов, штурманы ст. лейтенант Черенков и Андрушевский выбросились с парашютами. В ночь на 27 мая сгорел один ТБ-3 командира корабля майора Васина, весь экипаж спасся. В эту же ночь в районе Всходы, был подбит «Дуглас» с боеприпасами. Командир корабля Васильев, единственный из экипажа не был найден.

К 20 мая в группе собралось более 30 человек летно-технического состава из подбитых самолетов, и каждый день их число увеличивалось. Таков, далеко не полный, перечень тех жертв и потерь, которые несла транспортная авиация, обслуживавшая группу войск Белова в тылу врага. Но обиднее всего было то, что все летчики в один голос жаловались, что их на аэродроме перед боевым вылетом совершенно не знакомят с обстановкой, не предупреждают, что в воздухе патрулируют истребители противника. Не зная, что делается, они, прилетев к аэродромам группы и увидев сигналы на земле, в свою очередь, сигналят бортовыми огнями и демаскируют себя. Летчики не знали даже границ занимаемого группой района. Прибывший в штаб группы полковник Агафонов не имел никаких радиосредств и радиоданных для связи с аэродромами и с ВВС фронта. Как пишет Кононенко, приезжавший в штаб группы войск Белова бригадный комиссар Литвиненко стремился пробить в штабе фронта и ВВС эту рутину, но, сколько напрасно гибло людей и самолетов?! Какая грубая беспечность, какая безграмотность, какое пугающее безразличие к людям и ко всему, что им поручено!

С первых же дней пребывания группы Белова в тылу врага, как знает читатель, очень остро стоял вопрос об эвакуации тяжелораненых. С каждым днем их становилось все больше и больше. Возникла сложная и важная проблема с их эвакуацией, и ее необходимо было решать в самые короткие сроки. Сначала раненых располагали, а точнее, просто оставляли в освобожденных населенных пунктах, но многим нужна была срочная операция и квалифицированная помощь и значит эвакуация на «Большую землю». Вдобавок, вскоре оказалось, что на освобожденной территории располагаются госпиталя и медсанбаты с ранеными из войск, попавших в окружение еще осенью 1941 года. Таких госпиталей насчитывалось семь. Управление группы, подчинив обнаруженные госпиталя и медсанбаты себе, тем самым, не только приняло на себя руководство ими, но и ответственность за те две тысячи раненых, которые там находились. Комиссар группы - бригадный комиссар А.В. Щелаковский, начальник политотдела Ю.Д.Милославский, политработники и начальники санитарной службы корпуса и дивизий приняли все меры и самое активное участие в решении этой весьма сложной задачи. Поиски и оборудование специальных аэродромов для эвакуации раненых, снабжение госпиталей медикаментами и решение всех важных проблем в этой области проходили оперативно и без всяких скидок на переживаемые трудности. Исключительно большую роль во всем этом сыграл начальник санитарной службы 1-й гв. кавдивизии подполковник м/с Глейх. Впоследствии он исполнял обязанности начальника санитарной службы группы. Затем, после его гибели в рейде, на эту должность был назначен полковник м/с Суховерко из 41-й кавдивизии. (После войны -генерал-майор м/с). Затем фронт прислал на его место полковника м/с П.В. Морозова. Весьма деятельный и энергичный человек, он сделал все возможное, чтобы спасти многие тысячи жизней раненых. 24 апреля из ВВС фронта в группу прибыл майор Пейсахович, который специально занимался вопросами подготовки и оборудования аэродромов для эвакуации раненых. Она началась в феврале месяце. К утру 2 февраля был подготовлен аэродром в Подрезово, но к вечеру его занял противник. Пришлось срочно увозить раненых и отменять посадку

самолетов. Затем был оборудован аэродром в районе южнее Бели, он принимал «Дугласы». Здесь эвакуацию раненых возглавлял комиссар штаба группы - батальонный комиссар Резник. Он так и погиб на аэродроме. Во время метели при взлете «Дугласа» его убило плоскостью взлетавшего самолета. Но количество раненых непрерывно росло. Несмотря на то, что к апрелю месяцу количество отправленных на «Большую землю» тяжелораненых перевалило за 3000 человек, положение оставалось напряженным.

Вот выписка из телеграммы начальнику тыла фронта генералу Виноградову: «25.03 на аэродроме в Сергеево ждут эвакуации тяжелораненые - нач. состава - 280 чел., мл. комсостава - 531 и рядовых - 1841 человек. Нет белья, нет медикаментов, нужны сапоги».

Или вот сообщение во фронт от 21 апреля, оно трагически лаконично: «Опять затор с эвакуацией раненых, их скопилось около 3000 человек». Многих тяжелораненых приходилось эвакуировать на У-2, сажая в одноместную кабину по два человека. Вот донесение от 28 апреля: «Ночью сели в Бол. Вергово 16 У-2 и эвакуировали 31 человека тяжелораненых».

На 1 мая полковник Морозов сообщал начальнику Центрального Военно-санитарного Управления корпусному врачу Смирнову:

«На 30.04 в группе было всего 2299 человек раненых, ПО больных сыпным тифом. 24, 26 и 27.04 на У-2 эвакуировано 40 человек раненых. Дальнейшая эвакуация зависит от подачи самолетов. Прошу срочно кровь в ампулах, перевязочный материал и медикаменты. Развернуто 9 госпиталей. Кроме своего медперсонала имеем 53 врача, 61 человека среднего медперсонала, 7 санинструкторов».

В мае месяце эвакуация «Дугласами» пошла усиленными темпами. Иногда в течение ночи аэродром принимал и отправлял по 10-15 и более кораблей. Вот, например, сообщение от 12 мая -«В Бол. Вергово село 17 кораблей, взяли 360 человек тяжелораненых».

Если учесть, что все делалось ночью, на аэродромах не было зенитных средств, а в воздухе патрулировали истребители врага, то выполненная летчиками задача, представит собой сгусток отваги и титанического напряжения воли людей. Приходилось отправлять на «Большую землю» самолетами и пленных. Конечно таких, которые для фронта представляли особый интерес. Так, однажды, в первой половине мая, отправили в одном из «Дугласов» 20 человек пленных. Самолет не прилетел на «Большую землю» и пленные в разведывательный отдел фронта не попали. 14 мая, совершенно случайно, в лесу недалеко от аэродрома обнаружили разбитый «Дуглас», а в нем останки пленных, несколько трупов раненых и всего экипажа. Очевидно, корабль был сбит немцами в момент взлета или у него заглох мотор при взлете и развороте на курс.

Отправляли на «Большую землю» и трофейное вооружение, если оно представляло собой какую-либо ценность для командования. Так, 20 февраля 1942 года кавалеристами были захвачены у немцев 155 мм шестиствольные минометы и боеприпасы к ним. Для отправки одного из них пришлось даже прорезать фюзеляж у самолета Р-5, так как миномет никак не помещался, а командование приказало немедленно отправить.

Но вернемся к эвакуации раненых. К концу мая, когда противник перешел в наступление, положение с эвакуацией раненых и оказанию им помощи стало совсем тяжелой проблемой. 30 мая Морозов сообщал во фронт, что у него 2800 человек раненых, из них 500 человек носилочных. «Нет противостолбнячной сыворотки» и, конечно же, «нет мыла». Это была самая тяжелая проблема на протяжении всего рейда - «нет мыла»!

Транспортная авиация проделала огромную работу по обеспечению действий группы войск Белова в тылу врага. Героизм и самоотверженность летно-технического состава транспортной авиации не может быть забыта историей.

А о летчиках, работавших на самолетах связи, вообще нельзя говорить без гордости и восторга. Для обеспечения связи использовался самолет У-2 (теперь По-2). Это действительно чудо-самолет. Он и раненых перевозил, и использовался как ночной бомбардировщик, и как средство перевозки грузов для обеспечения небольших отрядов в

тылу врага, и для переброски разведывательных групп и отдельных разведчиков, и как средство передвижения и связи. Обладая небольшой посадочной скоростью и не требуя большой площадки для посадки и разбега при взлете, У-2 в умелых руках героев-летчиков, просто творил чудеса. Его любовно называли «королем воздуха», «огородником» и «кукурузником», а немцы прозвали «русь фанер» и «пила». У-2 привозил в штаб группы не только особо важные оперативные и боевые документы, но доставлял письма, газеты и увозил на «Большую землю» тысячи писем кавалеристов. О героях летчиках-связистах, обеспечивавших связь группы с «Большой землей», к сожалению, мало, что сохранилось в записях Кононенко. Неизвестны их фамилии. Вот лишь некоторые: Болотников, Демьянов, Иванов, Кириллов, Песков, Ранцев, Уваров, Щукин. Кириллов, Щукин и Ранцев при посадке самолетов ночью не раз ломали винты, а Уваров при посадке в Выгорь даже зацепился за телефонные провода и перевернулся, потерпел аварию, но все они чудом остались живы и продолжили свою боевую работу. Если самолет портился при посадке, или по другим причинам не мог улететь в ту же ночь, его немедленно необходимо было убирать с летного поля и хорошо маскировать, иначе на рассвете прилетал самолет-разведчик противника и, обнаружив наш самолет с воздуха, немедленно вызывал бомбардировщики или штурмовики и те не улетали до тех пор, пока не уничтожали обнаруженный самолет. Конечно, при этом страдали близлежащие села. Плохо обстояло дело с сигналами, которые подавались нашим самолетам для посадки. Сначала такие сигналы были слишком примитивны и редко менялись, поэтому они легко становились достоянием врага. Но и потом, когда меняли сигналы каждую ночь, а иногда и два раза за ночь, все равно противник часто использовал их для введения в заблуждение наших летчиков. Летая над аэродромом, или в стороне от него, вражеские летчики, увидев какой сигнал подается при появлении нашего самолета, немедленно передавал его по радио своим. И вот противник в своем расположении на маршрутах полета наших самолетов, зажигал те же сигналы. Были не редки случаи, когда введенные в заблуждение наши летчики, поддавшись обману, шли на посадку и приземлялись у противника. Как правило, при такой посадке самолет терпел аварию, так как немцы специально подбирали площадку на непригодной для посадки самолета местности в кустарнике, на болоте, в овраге, траншеях. Совершив такую посадку, и оставшись в живых, летчики, поняв ошибку и пользуясь темнотой, иногда вырывались из расставленной им ловушки. Но не всегда и не всем это удавалось.

Да что У-2, даже ТБ-3 немцы однажды ввели в заблуждение. В деревне Клюшки они разожгли точно такие сигналы, какие были в группе Белова, и ТБ-3 приземлился. Когда личный состав понял ошибку, было уже поздно. Началась перестрелка. Три человека из состава экипажа погибли, а троим все же удалось пробиться к своим.

Несколько слов о снабжении личного и конского состава продовольствием и фуражом. Вопрос работы тыла фронта был довольно серьезным и до того, как группа войск Белова прорвалась в тыл врага. В ходе рейда он приобрел первостепенное значение. Оставался он очень тяжелым и до конца пребывания группы в тылу врага. Правда, тыл фронта несколько исправил свои ошибки, допущенные им до рейда, и, особенно в первые месяцы рейда. Все же он далеко не справился с работой и не смог наладить снабжение группы Белова. В первые дни рейда, когда люди и лошади форменным образом голодали, все телеграммы во фронт с просьбами о снабжении, как правило, оставались без ответа. В крайнем случае, получались телеграммы за подписью Жукова типа «Жми, действуй нахальнее, и Вязьма будет наша». Но все равно, все донесения во фронт в начальный период рейда заканчивались воплем: «Люди, лошади голодают! Белов». До 18 февраля лишь три раза - 4, 5 и 16 февраля группе было сброшено немного продовольствия - сухари, чай, сахар, соль, табак и патроны к автоматам. Но еще труднее было разделить полученные крохи между частями и соединениями. Хотя был строжайший приказ Белова -продовольствие в первую очередь тем, кто ведет бой.

Группе сбрасывали и снаряды, но по какой-то причине не все они рвались, и Щелаковский сообщал в политотдел фронта генералу Макарову: «Больше половины сбрасываемых снарядов не рвутся». Еще хуже было с заменой зимнего обмундирования,

когда начал таять снег и потекли весенние ручьи. В это время 2-я гв. кавдивизия действовала в районе болот и на местности залитой водой. Бойцы находились по колено в воде, будучи обутыми в валенки, и когда ночью начинались заморозки, положение еще больше усложнялось. 8 апреля в донесении Белова сообщалось: «К исходу дня противник занял станцию Вертерхово, 2 гв. кд с трудом удерживает рубеж Новинка, Вербилово, Ильинка, Селище. Бойцы совершенно выбились из сил, в мокрых валенках, в плохом обмундировании. Кожаной обуви нет. Люди лежат в мокрых снежньгх окопах». С лошадьми было не лучше. Животные совершенно были истощены. Кавалеристы кормили их всем, чем могли, -молодыми побегами кустарника, соломенными крышами с изб и амбаров, но это не могло помочь строевой лошади, которая привыкла к регулярному приему определенной порции овса, сена и прочим условиям сохранявшим ее работоспособность. В конце концов, лошадь не человек, в группе начался массовый падеж лошадей. 14 мая начальник штаба группы полковник Заикин в своем донесении в тыл фронта генералу Виноградову писал: «Фуража совершенно нет. Лошади голодают, увеличился падеж. Прошу срочно подать овес, комбикорм».

Хочется привести очень «интересный» документ - ответ Жукова на мольбы Белова о подаче продовольствия и фуража. Вот этот документ от 16 марта:

«Если местные ресурсы продфуража исчерпаны, то маневрируйте. В большие бои не ввязывайтесь. Жуков».

Потребовалось более полутора месяцев для того, чтобы ответить на просьбу - «дайте кушать людям и лошадям!» Было рекомендовано «маневрировать». Кому и что оно давало? О каких местных ресурсах могла идти речь, когда население само голодало. Если бы группа начала «маневрировать», то кроме усиления чувства голода и большего истощения конского состава ничего другого она не добилась бы. Возможно слово «маневрировать» сказано «иносказательно»? Возможно. Или Командующий фронтом шутил? Возможно. Тут есть еще одна «тонкость». Жукову потребовалось полтора месяца и слишком много жертв - добавляет Кононенко, - чтобы понять и дать указание: «В большие бои не ввязывайтесь».

26 апреля генерал Белов был вынужден отдать распоряжение перевести весь конский состав на «подножный» корм. Это была прошлогодняя засохшая трава, но другого выхода у него не было: в противном случае кавалеристы остались бы без лошадей, то есть без средств передвижения и тогда им была бы грош цена.

ДЕЙСТВИЕ РАЗВЕДКИ

По мере расширения района действий группы войск Белова в тылу врага, усложнялись и увеличивались задачи разведки разведдивизиона. Дивизии группы занимали часто непомерно широкие полосы обороны, и их разведывательных средств было недостаточно для ведения активных действий. Разведчиков едва хватало для организации наблюдения. Особенно это относилось к полосам обороны партизанских дивизий, в которых разведподразделений почти не было. Поэтому на разведдивизион группы ложилась основная тяжесть ведения разведки в интересах всей группы. Главной задачей было постоянно следить за мероприятиями противника, направленными против действий кавалеристов. На авиаразведку рассчитывать не приходилось, ее вообще не было. Все коммуникации врага и районы сосредоточения его резервов необходимо было брать под свой контроль. При ведении наступления на соединение с 11-м кавкорпусом Соколова, разведчики дивизиона дважды проникали через боевые порядки противника, железную дорогу и автостраду Москва - Минск к кавалеристам Калининского фронта. Хорошо действовал дивизион и в период, когда шло наступление на Издешково и Яковлеве Проникая в тыл врага, разведчики минировали дороги, нападали на штабы и узлы связи врага, уничтожали линии и средства связи. Но в группе в то время было еще очень мало мин и специалистов

разведчиков-диверсантов.

После овладения Дорогобужем 1-я гв. кавдивизия вместе с партизанским соединением «Дедушка» несла ответственность за очень широкую полосу фронта, но разведчики дивизии всегда своевременно выполняли стоящие перед ними задачи и очень редко подводили, хотя такие случаи тоже были.

Разведывательный эскадрон во 2-й гв. кавдивизии был замечательный. Начальник разведки 2-й гв. кавдивизии капитан Бойченко (в рейде, в марте 1942 года получил звание майора) был исключительно энергичным и исполнительным. Ему пришлось не мало потрудиться, чтобы доказать элементарные понятия о необходимости иметь специалистов-разведчиков и на практике доказать, что там, где разведкой не занимаются и за нее не отвечают командиры полков и дивизий, там нет и успеха. 2-я гв. кавдивизия до того, как ею стал командовать полковник Осликовский, была тому живым примером.

Замечательно работали разведчики 8-й воздушно-десантной бригады, а в последствии и 4-го воздушно-десантного корпуса. Они ночными действиями небольших разведывательно-диверсионных групп, систематически минировать в системе обороны врага все дороги, служившие ему для передвижения ночью. Теперь читателю ясно, почему с первых дней действий группы Белова в тылу врага, так остро встал вопрос о создании специальных диверсионно-разведывательных групп.

Одновременно возник вопрос о производстве мин для минирования. Одновременно с подготовкой специальных разведывательных групп, в группе приступили к оборудованию «фабрики» по изготовлению таких мин. Были подобраны столяры-краснодеревщики, слесаря и электрики. Нашелся столярный и слесарный инструменты, началась заготовка материала. «Фабрика» расположилась в одной мастерской бывшей МТС, в стороне от населенного пункта и от любопытных глаз.

Директором «фабрики» стал замечательный мастер, прямо-таки - «золотые руки» -воентехник из разведдивизиона, фамилия которого, к сожалению, не сохранилась ни в памяти Кононенко, ни в записях архива. Под его начальством работало семь человек, из них - 3 столяра-краснодеревщика, 2 слесаря и 2 электрика. Вот копия одного из его отчетов:

«За апрель месяц изготовлено 200 мин. Из них было выдано в отдельный разведывательный дивизион 103 штуки. Одновременно заготовлено деталей на 100 штук. Получено 500 электродетонаторов, 100 метров электропровода, 40 м бикфордова шнура, 10 кг бертолетовой соли, 112 ампул с бертолетовой кислотой. Воентехник К…».

Источником тока для электродетонаторов мины служила батарейка для карманного фонаря, но их было слишком мало, а поэтому широко использовались элементы из батарей радиостанций БАС-80. Сначала разведчиков, хотя и неохотно, снабжал начальник связи кавкорпуса майор Я.М. Давыденко, а впоследствии фронт присылал их в достаточном количестве. Кроме взрывчатых веществ в шашках, присылаемых фронтом, разведчики широко использовали их из авиабомб, мин и даже снарядов своих и противника, которых было в достаточном количестве.

Вскоре «фабрика» начала изготавливать мины большими партиями, снабжая ими разведчиков в дивизиях. С марта месяца, когда действия группы Белова носили, в целом, чисто оборонительный характер, разведывательные группы вели самую напряженную минную войну в тылу, на коммуникациях врага. Каждую ночь там устанавливалось несколько десятков мин, производились нападения из засад, портилась связь, взрывались его склады, Неся большие потери от действий разведывательных групп и мин, противник, в конце концов, прекратил всякое передвижение ночью. Теперь он совершал их только днем. Кстати, ни наша артиллерия, ни, тем более авиация, не могли ему помешать в этом. Теперь каждое утро немцы начинали с того, что тщательно проверяли, не заминированы ли их дороги и, подорвав обнаруженные мины, а иногда и подорвавшись на них, робко начинали движение. Разведчики-наблюдатели внимательно следили за всем, что делает противник, и больше ничего от них не требовалось. Суммируя данные наблюдений и дополняя их показаниями пленных, в которы[недостатка не ощущалось, штаб группы мог делать

довольно правильные выводы и прогнозы о предполагаемых действиях противника на ближайшее время. 4 апреля 1942 года генерал Белов писал Жукову: «… Виноградов подготовил отправке мне ВВ. При получении буду снабжать диверсионные отряды специально изготовленными майором Кононенко минами для подрыва ж. дор. и крушения поездов.».

26 апреля Белов сообщал Жукову:

«Переходя к обороне, буду активизировать диверсионную работу в тылу противника и производить мелкие частные операции по улучшению своих позиций».

К обучению диверсионных групп разведчиков в штабе группы приступили еще в первых числах февраля 1942 года. Сначала была создана группа, состоявшая из разведчиков всех частей и соединений, в ней готовились будущие руководители диверсионных групп и инструкторы по подготовке разведчиков в соединениях. Их подготовка шла не только теоретически, но и практически в тылу врага. Каждый разведчик проверялся на практике и лишь после такого «экзамена», курс обучения считался законченным и «диплом» защищенным. В марте месяце специальным приказом по группе войск были созданы диверсионные группы и отряды при штабе группы, а также в каждой дивизии и десантной бригаде. В каждом полку создавалась группа по 10 человек. В партизанских отрядах на каждые 100 человек партизан создавалась диверсионная группа в 10 человек. Указанным приказом каждая дивизия, полк, партизанский отряд, соединение получали сектора и полосы для диверсионных групп. И действия этих групп разведчиков-диверсантов развернулись во всю ширь. Теперь каждую ночь до десяти групп разведчиков проникали в тыл врага, у каждой группы в вещмешках было по четыре, пять, а иногда и более «чемоданчиков». На железной дороге противника работали особо подготовленные группы разведчиков, так называемые «специалисты по железной дороге». Они не только знали, как установить и умело замаскировать мину, этот сложный и опасный «агрегат», но и знали, где ее установить, а последнее -главное. Почему? Очень просто. Крушение воинских эшелонов производилось не на ровной местности, или, что еще хуже, на высокой насыпи. Нет, разведчики искали выемку, да еще такую, чтобы она проходила на крутом повороте дороги. Они не гонялись за эффектами, за шумным и грохочущим полетом эшелона под откос. Паровоз подрывался ими в середине выемки, на повороте, для чего мина устанавливалась под рельс на короткой, внутренней дуге. Подорвавшись на такой мине, паровоз по инерции летел через второй путь на противоположную сторону выемки и, выскочив на насыпь -переворачивался. А вагоны, наползая друг на друга, плотно закупоривая выемку, создавали прочную пробку на обоих путях. При таком крушении противнику приходилось затрачивать уйму времени для того, чтобы очистить выемку. Здесь полностью исключался способ сбрасывания, или стаскивания тягачом (танком) перевернутых вагонов в стороны. Тут приходилось резать спутавшиеся и переплетенные между собой вагонные каркасы автогеном или подрывать их взрывчаткой и уже затем вытаскивать их как из забоя по частям. Ну, а если эшелон был с танками или с артиллерией, автомашинами или другой техникой, пробка в такой выемке-забое получалась еще более плотной и «твердой». Для восстановления пути после такого крушения требовалось много времени, людей и техники.

Места для крушений выбирались сначала по карте. Затем велась тщательная разведка, как самого места, так и охраны противником указанного участка. Так работали разведчики-«железнодорожники».

Мины-«чемоданчики» немцы часто находили прикрепленными к штабелям снарядов, к складам боеприпасов. Их «находили» и немецкие часовые на тропинках, по которым они обычно обходили объекты охраны. Всякие были курьезы с минами. Разведчики - народ находчивый и не лишенный чувства юмора.

В политдонесении 1-й гв. кавдивизии от 14 марта сказано: «. когда в отдельном мин. дивизионе подбирали добровольцев-разведчиков для направления в тыл противника с разведывательными целями, было очень много желающих. Создан отряд разведчиков-диверсантов в составе 33 человек под командой лейтенанта Веригина. В марте

отрядом было совершено пять крупных диверсий в тылу врага, произведено четыре крушения на железной дороге в районе Свинцово, Федорово».

Группой одного из полков 1-й гв. кавдивизии командовал сержант Решетилов. Одно отделение этой группы, под руководством Решетилова в составе красноармейцев Федулова, Ковач и Светлова 31 марта взорвало мину под бронепоездом, а второе отделение, где были красноармейцы: Архонов, Жуков и Иванов произвели крушение поезда с танками. Два паровоза тянувшие состав, сошли с рельс, перевернулись и разрушили оба пути, движение было прекращено на 16 часов. Крушение произошло в 8 км западнее станции Дорогобуж. В ночь на 1 мая группа в составе Решетилова, Иванова, Жукова, Суханова, Светлова, Ковач, Береснева и Любенкова произвела большое крушение воинского эшелона в районе платформы Малахово. В ночь на 3 мая эта же группа произвела крушение большого эшелона с техникой. Вагоны эшелона плотно забили выемку на крутом повороте железной дороги. В 1-м гв. кавполку была создана группа под командованием лейтенанта Троицкого. В группу вошли красноармейцы: Мосулов, Орехов, Смолько, Прудников, Рыбников, Шашурин, Митошкин, Абрамов, Богомолов, Куров, Жариков и Буряк. Группа за март месяц произвела несколько диверсий на дорогах в тылу врага. В 5-м гв. кавполку группой командовал сержант Кудренко. Здесь особенно отличались красноармейцы Киселев, Ковригин, Афросинин, Муравьев. В партизанском соединении «Дедушка» только двумя группами разведчиков за март-апрель месяцы были взорваны один железнодорожный мост и два моста на шоссе. В 329-й стрелковой дивизии разведывательно-диверсионная группа под командой лейтенанта Симачева за март месяц произвела разрушение линий связи, взорвала мост через реку Озерная и большой склад боеприпасов в районе Бели. На складе было более 50 тонн боеприпасов. Взрыв был настолько сильным, что его слышали далеко в окрестности. Группа 1114-го стр. полка этой дивизии, руководимая лейтенантом Галицким, действуя в тылу врага, уничтожила до 20 немцев и захватила весьма ценные документы. А группа 250-го воздушно-десантного полка под командой сержанта Усенкова с 7 по 28 апреля, заминировала в нескольких местах дороги, захва

тила пленных, два миномета с минами и почту одной из дивизий врага. В 92-м отдельном разведывательном дивизионе кавкорпуса в состав отряда вошли четыре группы. Отрядом командовал лейтенант Тищенко, а группами: лучшие и отважные сержанты Матвейченко, Логвинов, Захарченко и Вахмистров. За два месяца группы произвели 12 вылазок в тыл врага, минировали шоссейные и железную дороги, производили нападения из засад, захватывали пленных и документы, производили налеты на отдельные небольшие гарнизоны немцев. Особенно отличились в этих группах сержант Санитаров, красноармейцы Журавлев, Мостовой, Жарков, Воронков, Богданов, Котов, Шарафиев, Берестович и Андрущенко.

Ну, а лучшим командиром группы все же был сержант Вахмистров. Он отличился в день начала наступления немцев 24 мая. Когда начался бой за деревню Всходы, противник бросил на запад несколько танков с десантом пехоты вдоль южного берега реки Угра. Шел сильный дождь, особенно раскисла и расползлась дорога, по которой шли танки. Часть немецких танков застряли и отстали, но несколько из них с десантом пехоты продолжали упрямо продвигаться вперед и подошли к самому штабу группы, который располагался у реки Угра.

Кроме небольшой охраны у генерала Белова и двух часовых шифровального отдела никакой другой вооруженной охраны не было. В разведотделе у Кононенко получали очередное задание сержант Вахмистров и два его разведчика. Было у них одно противотанковое ружье.

Быстро собравшись, разведчики выступили, и скоро скрылись в кустах. Они бежали бегом. Вахмистров принял решение встретить танки как можно дальше от штаба группы. Он нес ПТ ружье и должен был первым начать единоборство, а тем временем его разведчики должны были заминировать дорогу с таким расчетом, чтобы при взрыве мины образовался завал. Вскоре Вахмистров увидел немцев и три их танка. Один из танков застрял, и немцы,

окружив его, цепляли буксир, пытаясь вытащить. Вахмистров быстро отошел назад, выбрал два огромных дерева, которые стояли у самой дороги, и заминировал их. Затем, обойдя немцев лесом, вместе с разведчиками вышел немцам в тыл. Пока разведчики били из автоматов по пехоте немцев, Вахмистров бил из ружья по танкам, бил по тем, которые не застряли. Оба танка загорелись. Немцы разбежались, и на том их поход по южному берегу реки Угра закончился.

В отчете, направленном в штаб фронта, по работе разведывательно-диверсионных групп за период с 23 марта по 5 мая, указывалось, что в 1-й гв. кавдивизии работало 19 групп. Взорвано 4 железнодорожных и 3 шоссейных моста, произведено шесть крушений и массовое минирование шоссейных, проселочных и других дорог между гарнизонами в тылу врага.

Во 2-й гв. кавдивизии работало 15 групп. Произведено 10 крушений поездов в районе Буда, станции Баскаковка, минировались дороги, нарушалась связь, велась разведка гарнизонов в тылу врага.

В 329-й стрелковой дивизии и в 92-м разведдивизионе работало по десять групп. Во всей группе войск Белова лишь с 1 по 23 апреля работало 50 групп на коммуникациях в тылу врага. Систематически минировались все дороги, которыми пользовались немцы для передвижения и снабжения своих войск. Немцы не позволяли кавалеристам производить передвижение днем, они изводили их своей авиацией, а те заставили их прекратить передвижение ночью и изводили своими минами.

23 марта в 14 км восточнее Ярцево на основной железнодорожной магистрали Смоленск, Вязьма произошло большое крушение, в результате которого были разрушены оба железнодорожных пути. На сей раз немцам, в течение 9 суток, пришлось заниматься ремонтом дороги, и всякое движение здесь было прекращено. 5 мая на железной дороге Смоленск, Вязьма в 11 км юго-западнее Ярцево произошло большое крушение. Немцы почти четыре дня устраняли повреждение, а 10 мая тут снова полетел вверх тормашками большой эшелон с техникой. И опять немцы работали три дня. Скоро поезда вновь пошли, но 15 мая воинский эшелон, шедший из Издешково на Ярцево, взорвался на мине и прочно закупорил одну из железнодорожных выемок. Три дня немцы «выковыривали» из выемки остатки эшелона. 18, 21 и 23 мая на указанной дороге снова были произведены крушения. Таким образом, немцам здесь приходилось чаще работать, чем пользоваться магистралью для снабжения и эвакуации.

Разведчики 1-й и 2-й партизанских дивизий действовали отдельно или совместно с разведчиками кавдивизии. Так, разведчики 1-й партизанской дивизии «Дедушка» чаще всего работали вместе с разведчиками 1-й гв. кавдивизии. 21 мая они взорвали легковую автомашину на автостраде Смоленск, Вязьма. В машине погибли два немецких офицера и шофер. Обыскивая убитых, разведчики увидели, что по шоссе мчится грузовая крытая автомашина. Они остановили грузовик, в нем оказалось 15 человек пленных из состава 33-й армии. Пленные были освобождены, а конвоировавшие их немцы - попали в плен.

Таковы сухие сводки о действиях героев-разведчиков.

Об одном разведчике 41-й кавдивизии ст. сержанте Безвершенко можно написать большой рассказ. В ночь на 17 февраля 1942 года он проник к окруженным десантникам 9-й ВДбр и передал командиру бригады приказ командира 4-го ВДК полковника Казанкина, а ведь связь с бригадой была прервана и надежды на то, что ее выручат почти не было. Затем, даже не отдохнув, Безвершенко пробирается через плотные боевые порядки немцев, переходит Варшавское шоссе и попадает в штаб 50-й армии. Информирует здесь о создавшейся обстановке и возвращается назад с данными от 50-й армии. Более трех дней, без отдыха и сна в постоянной опасности действовал этот герой-разведчик. 9-й ВДбр была вовремя оказана помощь.

Только за один месяц, с 1 по 30 апреля разведывательно-диверсионными группами были захвачены в плен солдаты и офицеры следующих частей и соединений немцев: 82 пп 31 пд, 431 пп 131 пд, 17 пп 31 пд, 7 корректировочный отряд, 66 ап 43АК 4-й армии, 82 пп 31

пд, 31 ап 31 пд, 558 пп 331 пд, 504 мото-саперный полк, 14 мп 5 тд, 557 пехотный запасной батальон, 82 пп 31 пд, 557 пехотный запасной батальон, 66 ап 43АК 4-й армии, 422 дивизион тяж. артиллерии, 34 ап 34 пд, 253 пп 34 пд, 13 моторизованный запасной батальон 11 тд, 17 ап 17 пд, 67 запасной пехотный батальон 23 пд, 23 ап 23 пд, 44 ап 121 221 пд.

Поскольку находящиеся в тылу группы армий «Центр» наши группировки: 33-я армия, 11-й кавкорпус Калининского фронта, 4-й ВДК и группа войск Белова в самом начале действовали почти изолированно друг от друга и, поскольку Жуков категорически запретил им соединиться, немцы приняли правильное решение - громить их по частям. 33-я армия не смогла организовать и закрепить захваченный ею район так, как группа Белова и противник решил громить ее первой. Вскоре, как мы уже знаем, 33-я армия прекратила свое существование. Запрет Командующего Западным фронтом позднее был снят. Теперь он требовал прорыва остатков 33-й армии к Белову, но, увы, было слишком поздно. Гибель такого большого количества людей и разгром основных сил 33-й армии с ее боевым оснащением и штабом никогда не оправдает того, кто пытался забыть или чем-то смягчить свои ошибки в руководстве операцией по овладению Вязьмой.

Разгром 33-й армии поставил под угрозу и судьбу группы войск Белова, которому было ясно - следующая очередь - его. Жуков и здесь допустил ошибку, он не хотел верить и не хотел видеть надвигающейся опасности. Теперь все зависело от того, как сумеет враг организовать и провести операцию по ликвидации группы войск Белова. Судя по тому, как он провел ее с 33-й армией, он делал это не так уж плохо, и что Белов сумеет ему противопоставить? Перед разведкой стояла ясная задача -установить какие силы и где противник начнет сосредотачивать, когда, где и какими силами он нанесет удар? Конечно напрашивался ответ, что до того, как закончится весенняя распутица и просохнут дороги, противник активных действий проявлять не будет, во всяком случае не начнет своей главной операции. А когда просохнут дороги, он сможет бросить против группы войск Белова танки, артиллерию в любом количестве и прикрыть свои действия с воздуха. Вопрос, где будут сосредоточены главные силы врага, и на каких направлениях он начнет действовать, требовал ответа. В первую очередь такое решение немцев зависело от задачи, которую они ставили в этой операции, затем от нашей группировки и, наконец, от местности. Белов имел полное основание предполагать, что противник поставит перед собой задачу - громить группу по частям и оттеснить ее главную группировку от «Большой земли». При разгроме 33-й армии он тоже так делал, но там сначала он вбил крепкий клин между группой Белова и 33-й армией, а затем, полностью отрезал ей пути на восток. Ставя так вопрос, Белов предполагал, что противник главный свой удар по его группе тоже нанесет с востока, а не с запада. Всю восточную часть занятой группой Белова территории занимал и удерживал 4-й воздушно-десантный корпус, который хотя и был подчинен Белову, но не особенно был примером для других в своей исполнительности и дисциплинированности. У него было слишком много склонностей к местничеству. Возможно, что полковнику Казанкину, как командиру десантного корпуса и не плохому командиру, не совсем нравилось подчинение командиру корпуса кавалерийского. На территории десантного корпуса оборонялся и ему подчинялся полк Жабо. О его недугах уже говорилось. Все немецкие дивизии, действовавшие против 33-й армии, пока продолжали оставаться на своих прежних местах, в районе севернее и северо-восточнее Знаменка. В восточной части территории группы войск Белова противник продолжал держать четыре танковые дивизии (5-ю, 11-ю, 17-ю и 20-ю). Одна танковая дивизия (19-я тд) располагалась южнее Всходы. Здесь же находились и две механизированные дивизии (3-я и 10-я мд).

Сильные морозы сковали реки, озера, болота и сделали весь район одинаково проходимым, а обильные снегопады зимы 1942 года сгладили рельеф местности, не видно было ни крутых берегов рек, ни оврагов, ни болот и заболоченных речных пойм. На всех реках района не было ни одного уцелевшего моста. Весна и таяние снежного покрова сулили уйму сюрпризов.

Здесь были районы настолько заболоченные, что в весеннее время, а иногда и на

протяжении всего лета, даже отдельный пешеход рисковал провалиться в болото. Реки Днепр, Угра, Сож, Десна и целый ряд их притоков и речушек, представляли досадную загадку, и их поведение весной при таком снежном покрове было неизвестно.

Весьма важную для группы войск Белова роль играло то, что на занимаемой ею территории было много подготовленных оборонительных рубежей. Здесь были и траншеи, и проволочные заграждения, и даже минные поля. Но все рубежи готовились нашими войсками и были обращены фронтом на запад. Кроме того, не было известно, где точно они есть. Пока что они прятались под глубоким снегом. Их необходимо было найти, отрекогнасцировать, повернуть в нужную сторону и приспособить для себя, исходя из условий создавшейся обстановки. Под снегом скрывалось много кое-чего. Здесь были фронтовые склады снарядов и авиабомб, инженерного имущества, артиллерия, тягачи, автомашины, мотоциклы, танки, зенитки. Все было замаскировано чрезмерно щедрой на снег и лютые морозы зимой 1941-42 годов. Специальные группы разведчиков, в которые входили связисты, танкисты, саперы и артиллеристы, тщательно вели разведку местности и решали задачи, связанные с поисками оборонительных рубежей, боеприпасов, артиллерии,танков.

Строго выдерживалось правило: ни на один день не оставлять противника в покое. По приказу Белова разведчики искали, находили и уточняли слабые места в обороне врага, а войска группы вели активные и непрерывные боевые действия. Они проникали в боевые порядки немцев, окружали его небольшие гарнизоны, захватывали отдельные опорные пункты. Такие действия вырывали из рук врага инициативу, не давали ему времени на перегруппировку и сосредоточение войск для активных действий. Противнику постоянно приходилось перебрасывать свои резервы с одного участка на другой. Только заканчивались бои в одном месте, как уже нужно было спешить на выручку окруженному гарнизону в другое место, нужно было закрывать образовавшиеся бреши в боевых порядках, охранять коммуникации, ремонтировать произведенные разведчиками разрушения. Группа Белова находилась в положении обороняющихся, но противнику не давала возможности выйти из такого же положения.

В больших и важных трудах провели разведчики весь март месяц. Были обнаружены и артиллерия и танки. Танкисты тут же приступили к их восстановлению, артиллеристы тоже. Автомобилисты нашли и начали ремонт автомашин, нашлись и тягачи для артиллерии. К апрелю месяцу при штабе группы было восстановлено пять танков и шел ремонт еще двух. Во 2-й партизанской дивизии отремонтировали четыре танка. В 1-й гв. кавдивизии, уже к 11 марта восстановили один танк и заканчивали ремонт еще двух.

Отличились и связисты под руководством начальника связи майора Л.М. Давыденко. Перед уходом в рейд он был помощником начальника связи корпуса полковника Буйко. Но

Буйко заболел и не мог пойти в тыл врага. 19 апреля генерал Белов ходатайствовал через начальника отдела кадров фронта Алексеева об утверждении Давыденко начальником связи. Просьба была удовлетворена. После войны генерал-майор Давыденко продолжал службу в рядах Советской Армии. Связисты, обнаружив некоторое количество имущества связи и кое-что получив от фронта, установили на всей территории группы устойчивую и безотказно действующую связь. Ими была восстановлена разрушенная линия государственной связи и, частично, районные линии.

Немалую работу провели и саперы. Они не только разведали рубежи прежней обороны и разыскали много инженерного имущества, но с помощью немногочисленных частей, не занятых в бою, начали восстанавливать такие рубежи, наводили мосты и готовили аэродромы.

Выполняя многочисленные задачи разведки, штаб группы Белова к апрелю месяцу уже имел довольно подробные данные о группировке, состоянии обороны и расположению огневых средств противника.

Неплохо была изучена и местность. Весьма серьезным и неприятным препятствием с наступлением весенней распутицы оказалась река Угра. Она дважды пересекала район группы, а значит и ее боевые порядки. Пришлось серьезно подумать о переправах через эту

реку, но о таких переправах, которые не бросались бы в глаза воздушной разведке противника. Наводились, так называемые, наплавные и подводные мосты.

С наступлением весенней распутицы активные боевые действия на переднем крае приутихли, а кое-где и совсем прекратились. Наступило сравнительное затишье. Но разведчики ни на минуту не прекращали своих действий в тылу и на переднем крае врага.

Итак, на огромной территории действовали три кавдивизии, три воздушно-десантные бригады регулярных войск Красной Армии и две партизанские дивизии со своими аэродромами, органами снабжения и обеспечения, а главное, с невиданной волей к борьбе и победе над врагом. И все это располагалось в самом центре боевых порядков группы армий «Центр» немецкой армии. Эта группа противника располагала в то время пятьюдесятью шестью пехотными, двенадцатью танковыми дивизиями, огромным количеством артиллерии, сотнями самолетов, неограниченным количеством боеприпасов, военной техникой, продовольствием. В блокировании территории группы войск генерала Белова с севера, востока и юго-востока участвовали соединения из трех немецких армий - 9-й, 4-й общевойсковых и 4-й танковой. По всем признакам именно последней - 4-й танковой и предназначалась роль борьбы с группой войск Белова, так как штаб 9-й армии к указанному времени передислоцировался в Сычевку, а штаб 4-й танковой армии так и продолжал оставаться юго-восточнее Вязьмы. В районе города и восточнее сосредоточились части трех танковых дивизий (5-й, 11-й и 17-й), а южнее Всходы отмечалась 19-я танковая и 10-я механизированная дивизии.

Теперь перед разведчиками стояла основная задача -сделать все, чтобы операция противника ни по времени, ни по направлениям действий не явилась бы для наших войск неожиданностью. Действия специальных разведывательно-диверсионных групп, в апреле значительно активизировались, они стали более целеустремленными. Весь апрель и первую половину мая разведчики внимательно следили за действиями и мероприятиями немцев.

В городе Дорогобуже располагался пункт сбора военнопленных. Ведал им начальник разведывательного отделения 1-й гв. кавдивизии майор Д.В. Кулемин. Сначала по одиночке раненых пленных самолетами отправляли на «Большую землю». Но это являлось большой несправедливостью, ведь каждое свободное место в самолете нужно было для тяжело раненых. Вот почему в дальнейшем пленных отправляли во фронт лишь в исключительных случаях. Оставлять же пленных в группе требовало их снабжения, что являлось не простыми вопросами. Каждый пленный был «лишним ртом». Но, так или иначе, пленных куда-то нужно было девать и обязательно кормить. Их стали широко использовать на оборонительных и других работах, на которых требовалась рабочая сила. По предложению комиссаров Щелаковского и 1-й гв. кд Карусевича пленным предоставили (не всем конечно) право вернуться в свои части и рассказать там, как в группе, в тяжелых условиях гуманно обращались с ними. Как это ни странно, они отказывались, говорили, что если они вернутся, то их там скорее всего расстреляют. Поэтому лагерь военнопленных почти не охранялся. Сами пленные выполняли обязанности охраны. Сами готовили себе пищу, сами уходили на работу и возвращались обратно. Два или три легкораненых разведчика выполняли лишь роль «общего надзора».

НЕКОТОРЫЕ ВЫВОДЫ

Описанные в предыдущих разделах события охватывают незначительную часть тех, которые действительно произошли, -пишет Кононенко. Прошло слишком много времени, много пережито. Забыты многие фамилии настоящих героев. Сгладились острые впечатления и тяжелые переживания. Зажили глубокие душевные и телесные раны, оставив лишь небольшие рубцы на теле и сердце. Но память на всю жизнь все же сохранила многие подробности тех больших дел, которые творили кавалеристы. Слишком много отдали они

жизней, слишком много пролили крови для того, чтобы осталась память о них, и Кононенко попытался рассказать о них, часто о их ненужной гибели нашим потомкам.

В повествовании часто лишь вскользь упоминаются фамилии людей, сделавших очень много. Они не заслужили, чтобы о них писалось так мало. Многие фамилии вообще не упомянуты, например, начальника тыла группы войск Белова полковника И.Е. Грибова, который в рейде выполнял свои обязанности в весьма тяжелых условиях обстановки, но сумел с подчиненными ему людьми организовать снабжение частей питанием, боеприпасами, обмундированием, кормом для лошадей и решать ряд весьма важных задач, несмотря на свое слабое здоровье.

Нельзя умолчать и о начальнике 8-го отдела (шифровальщике) В.В. Ефимове. Не всякому понятен его труд. От его работы зависела своевременная передача распоряжений подчиненным, информация во фронт и получение расшифрованных документов, как с фронта, так и из дивизий. Это титанический труд. Но кроме всего, ему постоянно необходимо было думать о строгом сохранении государственной тайны - шифра.

Кононенко считает, что слишком мало рассказал о героях-летчиках. Они делали все, вплоть до самопожертвования, чтобы выполнить поставленную перед ними задачу. И не их вина, что те, кто ими руководил или отдавал им приказы, не весьма блестяще это делали.

Кононенко пишет, что не собирался обвинять Г.К. Жукова и его штаб фронта в бездарности или чуть ли не в преднамеренных ошибках, что он просто описал факты, и если они в чем либо обличают их - он не виноват. Главное, как он считает, в чем нужно упрекать его, так это в жестокой бесчеловечности и полном пренебрежении к жизни людей. Десятки тысяч воинов напрасно пали смертью героев. Очень часто такая смерть ничем не оправдывалась, она не была необходимостью, а являлась результатом полного безразличия к жизни тех, кто участвовал в боях на переднем крае. Некоторые говорят, что над Родиной в то время нависла смертельная угроза, и нельзя было считаться с нашими потерями. Очень часто одни и те же события оцениваются и рассказываются разными людьми по-разному. То, что рассказано здесь, как считает Кононенко, является результатом его личных впечатлений и выводов.

Правильное решение в бою всегда должно оправдываться следующими за ним результатами. Командующий Западным фронтом Г.К. Жуков поставил слишком большие задачи, но выделил для их выполнения слишком мало сил и совершенно не обеспечил их всем необходимым для выполнения этой задачи.

Пока генерал Захаров «проталкивал» группу Белова в тыл противника через Варшавское шоссе, пока он расстреливал людей и делал все, чтобы корпус нес наибольшие потери, в чем весьма преуспел, 33-я армия частью сил уже завязала бои на подступах к Вязьме. Г.К. Жуков не придал этому значения. Он не усилил 33-ю армию, не принял никаких мер для закрепления бреши в обороне немцев, которую ценою огромных потерь она проделала. И вместо того, чтобы переключить сюда все основные силы, продолжал их распылять по другим направлениям. За что он тут же был наказан противником. Немцы, подтянув к участку прорыва 33-й армии с юга - 17-ю, а с севера 20-ю танковые дивизии, нанесли концентрический удар и сравнительно легко закрыли прорыв. Затем, или вернее одновременно, они срочно начали подтягивать в район Вязьмы резервы, бросая их против 33-й армии. Она оказалась в окружении, была оторвана от своих тылов и лишилась всех средств снабжения.

Командующий Калининским фронтом делал не меньшую оплошность, чем Командующий Западным фронтом. Его ошибка также заключалась в том, что на главном направлении решения поставленной ему Ставкой задачи он сосредоточил… наименьшее количество сил и средств, решив, что Гжатско-Вяземская группировка противника начнет отходить на Запад.

Это было смешное и жалкое решение. Жалкое потому, что противник даже в мыслях не имел намерения отходить. Смешное потому, что в случае отхода такого огромного количества войск резерв фронта был похож на палец, пытающийся остановить мчащийся

навстречу танк. Противник не только не собирался отводить на Запад свою огромную группировку или в какой-либо мере ослаблять ее, а, наоборот, в самом срочном порядке перебрасывал сюда две пехотные и две танковые дивизии.

Вряд ли все перечисленное не было известно командующим фронтами И.С. Коневу и Г.К. Жукову. Можно смело сказать, что когда они приняли столь «обоснованное» решение, успех их операций уже был обречен на полный провал. Как только противнику удалось закрыть брешь, проделанную в его обороне силами 33-й армии, операция Западного фронта по овладению Вязьмой и выхода на рубеж Дорогобуж, Ельня, Снопоть сразу пошла на затухание и тоже была обречена на провал. Положение можно было бы еще исправить, закрепив прорыв корпуса Белова на Варшавском шоссе, но с такой важной задачей, как уже упоминалось, не справился генерал Захаров. И Г.К. Жуков вторично упустил момент и не сосредоточил все свои силы и средства на главном направлении. Стремясь окружить огромную и мощную группировку врага, он выделил для этого незначительные силы. Не обеспечил успех группы войск Белова ни артиллерией, ни танками, ни достаточным прикрытием с воздуха, ни боеприпасами, ни продовольствием, ни кормом для лошадей. Затем, как бы наслаивая ошибки, Г.К. Жуков категорически запрещает 33-й армии прорваться на соединение с Беловым, и тем лишает возможности объединить их усилия. В целом же попытки кавалеристов без средств усиления, а главное без танков, артиллерии и прикрытия с воздуха, разгромить и окружить танковые и механизированные дивизии противника, были, по меньшей мере, насмешкой над самыми элементарными правилами ведения боя и войны. В самом деле, разве можно было двумя кавкорпусами и одной не полного состава армией (максимум четыре стрелковые дивизии), окружить и уничтожить (нет, вы только вдумайтесь в смысл этих слов) бронетанковый кулак противника, состоящий из 42-45 дивизий?

После разгрома 33-й армии противник мог немедленно приступить к окружению, расчленению, а затем и уничтожению группы войск Белова. У него было достаточно сил и средств для этого. И он много сделал для выполнения такой задачи, но везде и всегда он наталкивался на упорное сопротивление. Воля людей, их героическое сопротивление, зрелость и умелое руководство боевыми действиями со стороны генерала Белова, постоянная и крепкая боевая связь его с воинами делали чудеса. Группа не только закрепляла и укрепляла удерживаемый ею район, но и ежедневно расширяла его. Необходимо отметить, что командира П.А. Белова и комиссара А.В. Щелаковского кавалеристы группы всегда видели там, где обстановка казалась безнадежной. Они беспредельно верили в своего командира. Никакие силы не могли сломить и уничтожить тех, кто с гордостью говорил -«мы беловцы». Немцы принимали все меры, чтобы подорвать эту веру в командира, посеять панику и неуверенность среди его войск. Они забрасывали кавалеристов листовками в которых говорилось - «Ваш Белов уже сдался, он понял бессмысленность дальнейшего сопротивления». На многих таких листовках даже печаталась фотография Белова. Немцы писали: «Смотрите, ваш Белов у нас, он приказывает вам прекратить бессмысленное сопротивление и сдаваться». Но немцы оставались верными себе, они допустили одну «незначительную» ошибку - у них была старая, довоенная фотография, где у Белова были маленькие, коротенькие усики, а теперь у него были большие «гвардейские» усы. Немцам и в голову не приходило, сколько смеха вызвали среди бойцов их листовки. Но немецкие листовки ценились очень высоко. Они печатались на тонкой бумаге и широко использовались кавалеристами как курительная бумага.

И хотя враг во много раз превосходил группу Белова в силах и возможностях, он оказался неспособным сломить и победить ее. Высокая боеспособность кавалеристов пугала и удивляла противника. Тому доказательством то, что группа войск Белова вышла из рейда на «Большую землю» в полной боевой готовности и верой в свои силы, в превосходстве над врагом.

ВЫХОД ИЗ РЕЙДА

Итак, после пятимесячных действий в тылу врага и тяжелых боев со значительно превосходящими силами танковых и моторизованных соединениями противника Г.К. Жуков, наконец, убедился в бесполезности дальнейшего сопротивления группы войск Белова и дал свое согласие на выход ее из рейда.

Но, какова была обстановка!? Крупные силы врага, упорно тесня части группы на запад, создавали на востоке между «Большой Землей» и нею плотную стену из войск, артиллерии, танков и прочей военной техники. Было всем ясно, что созданная немцами стена способна легко отразить любые попытки группы прорваться на восток. Но именно так предлагалось в директиве Г.К. Жукова. И это в условиях, когда расстояние между группой Белова и основными силами войск Западного фронта на востоке катастрофически увеличилось. Приближалось время, когда противник, прижав группу к реке Днепр, приступит к выполнению основной своей задачи - полной ее ликвидации. Да, еще два-три дня и это неизбежно должно было случиться. В сложной и весьма тяжелой для группы обстановке, когда танковые кулаки врага били кавалеристов с севера, северо-востока, востока и юго-востока, разрешение Командующего Западным фронтом на прорыв к «Большой Земле» было, по меньшей мере, злой иронией над здравым смыслом. Но к таким директивам, приказам и оперативным «шедеврам» Белов давно уже привык. Получив такое распоряжение, он принял совсем иное решение и сумел ввести противника в заблуждение. Белов заставил хитрого и коварного врага поверить в то, что он собирается с хода форсировать Днепр, а затем стремительно, двинувшись на запад к Смоленску, выйти в глубокий его тыл, а попутно намечался разгром штаба Центральной группы армий. Впоследствии группа войск Белова должна была якобы громить тылы и коммуникации врага западнее и южнее Смоленска. Именно такой приказ Белова был издан и разослан во все части и соединения группы. В приказе перечислялись все действительные наименования частей и соединений, входивших в ее состав. Офицеры связи вручили такой приказ командирам дивизий, но они знали - приказ не выполнять, а к указанному времени собраться в штабе группы для получения устного приказа. Вручить такой приказ командирам не являлось делом сложным. Сложность заключалась в том, как вручить такой приказ немцам и, больше того - как заставить их поверить в содержание такого приказа?

И вот как получилось. Днем при бомбежке немцами боевых порядков кавалеристов был убит офицер связи одной из дивизий, входившей в состав группы. Убитый вместе с наполовину мертвой привалившей его лошадью лежал в лесу на дороге у небольшой поляны. Именно здесь противник сосредотачивал основные усилия и имел успех. Его танки продвигались довольно быстро. Убитого обнаружили за несколько часов до подхода сюда немцев. Этот случай был использован. У офицера ничего не тронули, а лишь добавили в его сумку запечатанный, прошитый и просургучеванный пакет с приказом. Дата и время издания приказа не противоречили ни месту, ни времени гибели офицера. На случай, если бы немцы вздумали провести экспертизу, проверить все тонкости происшествия и причину гибели лейтенанта, - они ничего подозрительного не обнаружили бы. Кроме того, немцы были уверены, что кавалеристам «не до шуток», положение у них было аховое. Зная характер Белова и сложившуюся обстановку, немцы, обнаружив приказ, не стали сомневаться в его правдивости и подлинности. Поверив, противник в тот же день снял часть войск с южного участка в районе Ельня и юго-западнее и начал срочно их переброску на правый - западный берег Днепра. Перед немецкими частями была поставлена задача - не допустить переправы кавалеристов через реку Днепр. Туда же была переброшена одна танковая дивизия, действовавшая с северо-востока. Одновременно, значительно ослабли атаки танков противника и с восточного направления. Теперь ему было невыгодно, чтобы группа Белова отходила быстрее, чем его части укрепятся за Днепром.

Белову стало ясно, что противник ему поверил. По его решению все дивизии группы

прорвались на юг западнее Ельни. В первом эшелоне действовали 4-й воздушно-десантный корпус, 1-я и 2-я гвардейские кавдивизии, во втором - 329-я стр. дивизия. Все легкораненые тоже шли в прорыв.

В районе этого прорыва оборонялись части давно знакомой всем 221-й пехотной дивизии немцев, в последнее время сюда же была переброшена 137-я пехотная дивизия. Непосредственно в полосе прорыва находилось немногим более одного мотобатальона, 30 танков и дивизион артиллерии. Прорыв должен был совершаться на рассвете 9 июня. Все эти дни по утрам стояли сильные туманы, и Белов рассчитывал на их помощь. Утром на рассвете корпус и дивизии первого эшелона всей массой рванулись на вражеские позиции. Противник был смят и уничтожен. Мелкие гарнизоны в тылу и артиллеристы бежали кто куда, бросив артиллерию и другое оружие. Штаб группы, следовавший за первым эшелоном, двигался в конном строю и на повозках. Кавалеристы подверглись обстрелу танков и минометов со стороны населенного пункта Быки, который должна была взять, но не взяла 1-я кавдивизия. К счастью, им действительно помог утренний туман, и огонь врага не был прицельным, хотя кое-кто в колонне и шарахнулся в сторону. Вскоре положение было восстановлено, но колонна штаба уперлась в болото с кочками. Как оказалось потом это были не кочки, а мины, установленные партизанами и замаскированные сверху дерном.

Кононенко ехал несколько впереди колонны и когда его конь провалился и застрял в болоте, ему пришлось спрыгнуть с него, чтобы облегчить и дать ему возможность выбраться из трясины. Встретили колонну партизаны отряда «Лазо». Так группа войск Белова прорвалась на юг в партизанский район. Враг был ошеломлен этим прорывом. Начальник Генерального штаба сухопутных войск гитлеровской армии Гельдер записал в своем дневнике: «11.06.42 г. «Наступательные операции по очищению тыла армии проводятся успешно. К сожалению, основные силы кав. корпуса Белова и 4 авиадесантной бригады (?) уходят на юг». (Гельдер ошибается - 4-й воздушно-десантный корпус, а не бригада).

Партизаны отряда «Лазо» встретили кавалеристов гостеприимно, но немцы рассвирепели. Они бросили на партизанский район почти всю имевшуюся в группе армий «Центр» авиацию, а вскоре сюда же перебросили из Кенигсберга авиационное училище, и курсанты получили возможность для практики. Это показал один из летчиков сбитого ружейно-пулеметным огнем самолета. Кавалеристов бомбили с рассвета весь день и даже ночью. На ближайших аэродромах немцев не хватало бомб и они часто ночью сбрасывали на них бочки из под бензина, куски рельс и даже вагонные буфера. Полная темнота наступала в 23.00, а рассвет начинался уже в 3.00. Светлого времени для вражеских самолетов было больше, чем достаточно.

Всю ночь и следующий день группа войск Белова двигалась к южной части партизанского района и сосредоточилась в лесу в районе деревни Шуи. Здесь предстояло прорваться через Варшавское шоссе на юг. Враг в самом спешном порядке перебрасывал сюда войска. Шли танки, тягачи тащили артиллерию, спешила пехота и зенитные части на машинах. Противник понял, что группа будет прорываться через Варшавку на юг. Он не мог и не хотел этого допустить. Лишь 16 июня группе Белова удалось сосредоточиться в лесу севернее Варшавского шоссе. Враг ожесточенно обстреливал ее артиллерией и минометами. От бомбардировки и штурмовых действий противника у кавалеристов были большие потери в людях и, особенно, в конском составе. Лошадь - слишком нежное животное, оно гибнет даже от воздушной волны близко разорвавшейся бомбы.

Белов принимает решение: для того, чтобы уменьшить количество генералов и старшего командного состава, а также для того, чтобы организовать встречу выходящих на участке 10-й армии наших частей - отправить на «Большую землю» генералов Галанина, Калмыкова и начальника штаба полковника Заикина. Они улетают на самолетах У-2. Прорыв на юг через Варшавское шоссе был произведен в ночь на 17 июня. Противник встретил беловцев огнем артиллерии и зенитных крупнокалиберных пулеметов. Но гвардейцы всей массой навалились на врага и прорвались сквозь стену огня. Многие здесь гибнут. Убит командир 6-го гвардейского полка полковник Аркадий Князев. В первую ночь через шоссе

прорвались 1-я гвардейская кавдивизия, 4-й десантный корпус не полным составом и часть 2-й гвардейской кавдивизии. Всего более половины сил группы.

16 и 17 июня начальник Генерального штаба сухопутных войск гитлеровской армии Гальдер записывал:

«16.06.42 на участке группы армий «Центр» Белов вышел в направлении на Киров. Для нас это не является честью.

17.06.42 идут сильные дожди. Кавалерийский корпус Белова действует теперь западнее Кирова. Этот человек все же заставил нас ввести в действие в целом семь дивизий».

Значит против группы Белова действуют семь дивизий. Все они, в основном, сняты с переднего края и взяты из резерва. Вот когда Западному фронту надлежало начать наступление, но именно теперь-то он вел себя весьма пассивно. В чем дело?

Возможно, у Г.К. Жукова были на то свои соображения, но Белову они не совсем были понятны. Днем 17 июня после прорыва уточнялись силы, которые остались севернее Варшавского шоссе. В штаб группы прибывают командир 2-й гвардейской кавдивизии полковник Зубов, командир 329-й стрелковой дивизии подполковник Солдатов, здесь же и полковник Москалик со своим комиссаром Якузаковым и начальником штаба, хотя им было приказано остаться со своей 2-й партизанской дивизией в тылу врага. Вскоре прибывает командир 8-й воздушно-десантной бригады. Белов принимает решение: двигаться западнее и там прорываться через Варшавку на юг. Конечно, такое решение правильное, так как противник никак не может поверить, что для того, чтобы идти на восток, группа, вдруг сначала пойдет на запад. На востоке он ее ждет.

Белов намечает, где ориентировочно должны будут пройти оставшиеся севернее шоссе части, а его штаб выбирает себе пункт для перехода шоссе еще западнее их.

На пути группы была река Десна. Белов решает сначала переправиться через нее, а затем идти на юг через Варшавское шоссе. Лес кругом залит водой. Везде болото и чем ближе к пойме реки, тем оно глубже. До подхода к реке Десна пришлось дважды вести бой с преследующими немцами. Первый раз немцев привели к кавалеристам предатели-власовцы. Немцы почти полностью окружили группу. Они были в деревнях, в лесу на деревьях -«кукушки» и в густых кустах. Основную тяжесть боя выдержал прикрывавший главные силы дивизион связи. В этом бою погиб его командир капитан Генералов. Уйдя от противника, Белов решил продолжать движение. Он послал Кононенко в 8-ю воздушно-десантную бригаду, которая, ведя бой, несколько отклонилась вправо, и он вывел ее на нужное направление.

К утру следующего дня, выбравшись из болота на сухое место, дивизии остановились в лесу. После того как они, отбив атаки немцев, всю ночь двигались в жидкой трясине, доходившей бойцам порой до пояса, люди сразу попадали и уснули. Во вчерашнем бою и при ночном движении по болоту были потеряны почти все лошади. Осталось всего тридцать штук, в том числе и 7 лошадей командования. Пал и верный конь Кононенко, служивший ему еще с Бессарабии. Никто не ехал верхом. Все, в том числе и Белов, шли пешком. Тут началась атака противника.

Отстреливаясь, части отходили через лес. Немцы вели огонь из танков, стреляли автоматчики, но преследовать не решались. Отход прикрывался разведывательными подразделениями, которые затем, тоже отходя, ставили за собой мины. Колонны вновь сосредоточились в лесу. Но среди командования не оказалось врид. начальника штаба подполковника П.С. Батурина, заместителя Кононенко майора П.Н. Пох, начальника шифровального отдела В.В. Ефимова, коменданта штаба Москалева, а также еще около 30 человек. Здесь узнали, что немцы напали на коноводов. Все разбежались кроме командира взвода комендантского эскадрона Клавы Казаковой. Она до последнего патрона отбивала от немцев лошадей, и была убита. Эта девушка, горьковчанка, была героем, и не один воин мог бы позаимствовать у нее отваги. Углубившись в лес, передовая колонна наткнулась на дом лесника, где были немцы. Пришлось опять отклоняться в сторону и останавливаться на дневку. Голодные, уставшие, мокрые и злые, все наслаждались возможностью поспать.

Теперь перед дивизиями Белова была река Десна. Нужно было искать переправы. Отдохнув, разведчики пошли их разыскивать. Бродов не было, река глубокая, быстрая и полноводная. В нескольких километрах правее расположения войск, была разрушенная мельница, и сваи от деревянной гати. По ним, прикрепляя жерди, можно было перебраться на другую сторону реки, но такая переправа забирала много времени. Поэтому часть людей, умеющих плавать, преодолевала реку вплавь. Оставшиеся 7 лошадей Белов поручил переправить коноводам, которых возглавил старший лейтенант Брехин. После переправы через реку Белов послал вперед разведку под командованием командира разведдивизиона Кравченко. Вернувшись, тот доложил, что на карте, на той стороне реки, значился смешанный лес, но вместо него были кусты. Среди них стояло много танков, брошенных нашими войсками при отступлении в 1941 году. Моторы на танках были взорваны, баки пустые. Очевидно, осенью 1941 года наши танкисты, оказавшись в окружении и без горючего, подорвали свои боевые машины и ушли кто куда.

К Варшавке колонны Белова подошли по совершенно открытой местности. Правее, почти рядом, находилась деревня Водневка (примерно в 30 километрах восточнее Рославля), а в ней - немцы. Часовой на окраине, что ближе к колонне кажется заметил ее, Но закурил и пошел прочь, по центральной улице деревни. Его не трогали, а ему было не совсем выгодно «шуметь». Видно подумал, что лучше быть несколько минут трусом, чем всю жизнь покойником!

По Варшавке очень редко проходили немецкие машины с потушенными фарами. Колонны перешли Варшавку у моста. Они точно вышли к нему по намеченному еще у переправы азимуту. Белов страшно зол: коневоды бросили коней. Погибли последние семь лошадей, среди которых и его конь, любимый им «дончак». Старший лейтенант Брехин врет, что лошади утонули в трясине. Белов порывался застрелить труса и лжеца, но Кононенко уговорил его не делать этого, ведь все равно лошадей не вернешь. Да и зачем они теперь?

Начинает светать. Останавливаться в мелких кустах нельзя. Рядом дорога, враг может обнаружить, и тогда - опять бой. На горизонте темная полоса. Белов посылает в разведку Кононенко с одним самым выносливым разведчиком. Они быстро шагают, но, еще быстрее светает. Они видят лес, он далеко и чуть правее. Теперь колонны идут в этот лес. Пришел гость - мальчишка из соседнего хутора. Он привел немецкую лошадь. Мальчик в курсе дела, знает, где немцы, где их танки, артиллерия, машины. Он даже знает, что пришел к беловцам и говорит, что ему очень хочется увидеть Белова. Просит взять его с собой, и ему не отказывают. Он просит пистолет, и кто-то ему его дает. Парень на «седьмом небе».

Ко всем бедам отходящих добавилась еще одна - они не были привычны к длительным переходам в пешем строю. У многих ноги покрылись потертостями и сплошными гноящимися ранами. Этому способствовало также и то, что большую часть пути они двигались по глубоким болотам, где вода и жидкая грязь часто доходили до пояса. И все же -самыми страшными их врагами были голод и невероятная усталость. Несмотря на все это, численность людей в колоннах с каждым днем катастрофически увеличивается. К кавалеристам непрерывно присоединяются отставшие от своих частей бойцы и командиры, многие из них раненые; проживавшие здесь окруженцы 1941 года и просто местные жители, убегавшие от угона в Германию на немецкую каторгу. Почти все они были без оружия, и хоть колонна росла, боеспособность в такой же пропорции падала. Вот почему пришлось создать три колонны. Первая - все, кто относился к штабу и управлению группы войск Белова (дивизион связи, разведывательный дивизион, комендантский взвод, отделы штаба, коноводы и прочие); вторая колонна - десантные части и подразделения; третья - все прочие: легкораненые, окруженцы, отставшие от своих частей, местные жители. Командование первой колонной было поручено Кононенко. Одновременно командующий Белов сделал его своим заместителем, так сказать, по боевой части. Сам он возглавлял руководство всеми тремя колоннами. Второй колонной командовал командир 8-й воздушно-десантной бригады полковник Ануфриев, а после его ранения и эвакуации, командование принял подполковник Карнаухов. Третьей сборной колонной командовал один

из командиров полков 2-й гвардейской кавдивизии полковник Белых. Он сам отстал от дивизии, а его полк был отрезан, разбит и рассеян врагом еще в первые дни немецкого наступления. Каждая колонна, в свою очередь, была разделена на взводы численностью до 40 человек. Взводами в первой колонне командовали, как правило, начальники отделов штаба группы войск Белова.

В то время командующим группой Беловым еще не было принято окончательное решение - когда и в каком точно районе она будет прорываться на «Большую Землю». Снова переправляться на левый берег реки Десны и идти на восток было нельзя, поскольку там все было «забито» войсками противника. Общий и пока ориентировочный план заключался в следующем: продолжать движение на юг и даже на юго-запад, перейти железную дорогу Киров - Рославль, а затем, повернув на восток, опять переправиться через реку Десна на левый берег и выйти в район партизанского соединения Галюги. Если же так сделать будет нельзя, то продолжать движение на юг в зону действий Брянских партизан. План был очень прост, но его выполнение всецело зависело от действий противника. Пока же группа быстро двигалась на юг, не позволяя врагу настичь ее и окружить. В один из таких дней рано утром колонны, проскочив ночью открытую местность, вошли в большой лесной массив. Здесь было принято решение не останавливаться на дневку, а продолжать движение по лесной дороге на юг. Хотя люди еле стояли на ногах, но необходимость продолжать движение вызывалась, во-первых, желанием скорее достичь железной дороги и, разведав ее днем, с наступлением темноты перейти через нее. Этим выигрывалось время, что позволяло значительно оторваться от преследовавшего противника. Во-вторых, между железной дорогой и следующим лесным массивом на юге было довольно большое расстояние открытой местности, и колоннам следовало проскочить ее за одну ночь. Люди, еле державшиеся на ногах, медленно плелись по лесной, успевшей зарасти травой, дороге. И, вдруг, за одним из крутых поворотов лесной дороги Кононенко, шедший в голове первой колонны, «нос к носу» столкнулись с немцами. Это был небольшой отряд человек 20-25 в немецком обмундировании с немецким оружием. Но не все у них было немецкое: отсутствовали заправка, уставной обязательный у немцев строй, не было охранения, чего немцы в лесу не могли допустить. И главное, - лица у них были не немецкие.

Увидев Кононенко и двух следовавших с ним автоматчиков, лица у «немцев» расплылись в веселой улыбке, и ни один из них не схватился за автомат. Перед Кононенко, как оказалось, были партизаны из соединения Галюги, и радости при встрече не было конца. Они знали, что беловцы выходят на «Большую Землю» и уже видели многие их части, прорывавшиеся на восток. Но, когда узнали, что в колонне сам Белов и увидели его, то, окружив плотным кольцом, молча и жадно смотрели на человека, имя которого внушало трепет и страх врагу, а в устах советских людей на многие сотни верст вокруг вызывало гордость, радость и надежду на освобождение от немецкого ига. Партизаны рассказали, что они «заготовители» соединения Галюги, что в ближайших деревнях пекут для них хлеб и что по договоренности с населением они сдают муку и каждую неделю приходят за испеченным хлебом. Предупредили, что до партизанского соединения Галюги остается около 20 километров, но все деревни на пути к нему сейчас заняты немцами. Очень много немцев и на железной дороге, но все же пройти можно. Они вызвались проводить колонны до района расположения их штаба соединения. Затем сказали, что испеченный хлеб они передадут в колонны. По просьбе Белова командир отряда «заготовителей» назначил из состава своего отряда проводника, который всем сразу понравился. Кононенко пишет, что благополучному переходу колонны через железную дорогу, затем переправе через реку Десну и, наконец, прибытию в район партизанского соединения Галюги, они всецело были обязаны этому молодому, но уже опытному бойцу-партизану. Темной ночью в лесу он очень искусно обходил районы и пункты, занятые врагом. Почти без единого выстрела колонны с ним перешли через железную дорогу и, наконец, 22 июня прибыли к переправе на реке Десне. Над рекой висел густой туман, холодный, предрассветный. Рядом в деревне находились немцы и их танки. Но, на той стороне реки, в 2-3 километрах, деревня уже принадлежала

партизанам. Там можно было не только отдохнуть, но вероятно даже поесть. Проводник и два разведчика быстро разделись и переплыли через реку, а вскоре перегнали к колонне три лодки. К этому времени бойцы группы Белова уже еле двигались. Израненные ноги, голод и страшная усталость заполняли все тело и валили с ног. Многие уже не могли передвигаться без посторонней помощи. Пригнанные лодки не могли, конечно, в короткий срок обеспечить переправу такого количества людей. Кроме трех колонн по 200-250 человек в каждой накануне к ним присоединились две роты автоматчиков-подрывников из войск государственной безопасности. Они выполняли в тылу врага спецзадание и теперь решили вместе выходить на «Большую Землю». С переправой необходимо было спешить, так как с рассветом немцы могли ее обнаружить и нанести удар танками. Вот почему все, кто умел мало-мальски плавать, снимал обмундирование и, сложив его вместе с оружием в лодки, -переправлялся вплавь. Немецкие танки потом подошли к реке, но опоздали.

Сколько же было радости, когда все прибыли в деревушку, где уже был «партизанский район». Теперь можно было отдохнуть и хотя бы немного подкрепить свои силы. Радость на время прогнала усталость, и после переправы многие из тех, кто не мог до сих пор двигаться самостоятельно, теперь бодро шагал к деревушке, стараясь скорее уйти прочь от реки. Правда, такая прыть еще объяснялась и тем, что на переправе уже разгорелась довольно оживленная перестрелка.

Вот, что было записано в дневнике генерала Белова: «22 июня 1942 года переправившись у д. Снопоть, прошли километра три и прибыли в деревню Марьинка». И далее: «Я расстелил бурку на полу, лег спать в избе. Через несколько часов верхом прибыл Галюга…». Он обещал принять все меры для того, чтобы в самый короткий срок всех накормить и привезти целую корову.

Но у всех наступила какая-то страшная апатия ко всему на свете. Опасность миновала, сильное нервное напряжение сменила страшная, всепобеждающая усталость. Она оказалась сильнее голода и беспощадно валила всех с ног. Через 20-30 минут после прибытия в Марьинку все люди, упав, засыпали тяжелым беспробудным сном. Под деревьями, под стенами изб и заборами, в амбарах, у скирд сена и соломы - везде лежали бойцы

И вот, превозмогая усталость, Кононенко приходится долго искать, а найдя -мучительно долго будить командиров, а с ними и необходимых людей. Все ругаются и злятся, но когда он спрашивал у разбушевавшегося - видел ли он его за последние четверо суток спящим, тот успокаивался, опускал злые глаза и голову и, извинившись, умолкал, а затем молча принимался выполнять полученное задание или работу.

Через несколько часов нашелся огромный котел. Под ним установили примитивный очаг, поднесли воду, накололи дров. Вот котел уже полон воды, под ним, весело потрескивая, горят напиленные и поколотые поленья.

Выставляется охранение, назначаются дежурные подразделения, устанавливаются посты. Все уже готово для приготовления пищи, нет лишь того, из чего ее готовят. Но вот, наконец, медленно двигаясь, на дороге показывается одноконная повозка, на ней мешки с хлебом и еще с чем-то, а сзади повозки -корова весьма внушительных размеров. Мяса и хлеба хватило на всех.

Кононенко пришел с докладом к Белову. Вместе с ним в избе были комиссар Щелаковский, временно исполняющий должность начальника политотдела Лобашевский, начальник связи Давыденко. Белов пригласил всех к столу. Здесь тоже дары партизан -яичница с мясом и фляга спирта. Кононенко пишет, что за всю свою жизнь ему не приходилось кушать что-либо вкуснее и с большим аппетитом, да и присутствовать на более торжественном обеде. Во время обеда Павел Алексеевич Белов сказал, что он отправил во фронт донесение с докладом о нашем местонахождении и просьбу дать возможность людям немного отдохнуть и привести себя в порядок, кроме того он просил Командующего фронтом помочь эвакуировать раненых и больных.

Вскоре, разбудив Кононенко, Белов сказал ему: «Получен ответ Командующего фронтом. Мне приказано сегодня же ночью вылетать на «Большую Землю». Сюда на

партизанский аэродром, прибудут самолеты У-2. Вместе со мной полетят Щелаковский, прокурор Радкевич, председатель трибунала Мельниченко, начальник «Смерш» Кобернюк, начальник тыла Грибов, раненый командир десантной бригады Ануфриев и комиссар 4-го воздушно-десантного корпуса Алейников. Кроме того, отправим всех тяжелораненых и больных, список на которых приготовит наш начальник медицинской службы Морозов. Тяжелораненых у нас около 20 человек».

Далее Белов сказал: «Вы останетесь за меня. Выводить всех на «Большую Землю» я поручаю Вам. Думаю, что Вы справитесь. Долго здесь оставаться Командующий фронтом не разрешает. Но два дня Вам, очевидно, все же буду необходимы. Уж слишком устали наши люди. Вопросы ко мне есть?»

Какие могли быть вопросы? Надо было выполнять приказ.

Павел Алексеевич продолжал: «Так вот, Вас я назначил сам, а в отношении комиссара, мы с Щелаковским предоставляем Вам полное право на выбор, допускаем, в данном случае -полную демократию». Кононенко не долго думал над ответом и тут же ответил: «Прошу моим комиссаром назначить Василия Тимофеевича Лобашевского». Это была замечательная кандидатура. Любой командир мог позавидовать такому комиссару. Хороший и душевный человек, очень энергичный и подвижный, Лобашевский умел легко найти общий язык с людьми в самой трудной обстановке. Прибыл он в штаб группы из 2-й гвардейской кавдивизии на должность заместителя начальника штаба по политической части. Это было в феврале 1942 года, после гибели старшего политрука Резника. Все быстро привыкли к нему и полюбили. Казалось, что он очень давно работает в штабе. И все же, выбрав Лобашевского в комиссары Кононенко сделал ошибку, потому что Лобавшевский был тяжело болен и нуждался в эвакуации. Но никто об этом не знал, а сам Лобашевский и вида не подал о своем недуге. Он собрал все силы и волю, но сумел скрыть от других свою болезнь. Таков был этот комиссар.

Вскоре Белов, Щелаковский, Кононенко и ряд других командиров выехали в штаб партизанского соединения Галюги, где и провели вторую часть дня. Майор Галюга, бывший войсковой разведчик одной из армий Западного фронта и его начальник штаба уже знали, что ночью на их аэродром прибудут самолеты за генералом Беловым, командованием группы и тяжелоранеными. Военный Совет фронта, которому подчинялся Галюга, сообщил ему, что в течение ночи, около 20 самолетов У-2 должны будут сделать по два рейса. Партизанам приказывали подготовить аэродром, обеспечить посадку и взлет самолетов. Галюга отдал распоряжение ротам партизан занять оборону вокруг аэродрома и не допустить его захвата немцами. Кроме всего самолеты должны были доставить группе Белова продовольствие.

Когда все вопросы были решены Кононенко с Галюгой договорились, что завтра рано утром они встретятся в его штабе и решат, когда лучше будет колоннам группы выступать на «Большую Землю». Одновременно решат вопросы о маршруте движения и о высылке для его разведки специальных партизанских разведывательных групп. До наступления темноты все. оставались у Галюги. Здесь чувствовалась военная дисциплина и хороший порядок, что так редко встречалось у партизан.

Вечерело, когда генерал Белов и командиры, которым предстояло с ним улететь уехали на аэродром. Прощание было трогательным.

Аэродром партизан находился недалеко от штаба Галюги. Немного проводив Белова, Кононенко вернулся в свой штаб. Вокруг района, занятого войсками группы, все время взлетали и падали ракеты. Это значило, что враг окружил их плотным кольцом, что было не очень приятно.

И вдруг ожил аэродром - ракеты с земли, ракеты с самолетов. Вспыхивает свет сильных фар, самолеты один за другим идут на посадку. В воздухе непрерывный шум моторов. И, вдруг, далеко на востоке в небе светлым пунктиром движутся быстрые трассы пулеметные очередей. Их все больше и больше. Это маленькие самолеты взбудоражили немцев. Все заволновались. Ведь лишь одного попадания зажигательной пули достаточно,

чтобы У-2 запылал как факел. Но этого не случилось, и первая партия самолетов вылетает. Развернувшись над аэродромом, они по одиночке направляются курсом на восток.

Становится ясно, что Белов с частью командиров и раненых благополучно улетели.

В 4 часа утра Кононенко выехал на повозке в штаб Галюги. Вскоре в районе аэродрома начинается стрельба. Слышен шум моторов танков. Именно, в основном, танки и ведут огонь. Бой разгорается. Через некоторое время слышен артиллерийский огонь и стрельба, уже в деревне, где располагается штаб партизан, там тоже шумят танки. Обстановка была совершенно ясна - немцы напали на партизанский район с двух сторон, они атаковали аэродром и партизанский штаб. Навстречу Кононенко несутся несколько повозок, они мчатся, что есть духу. На повозках партизаны. Он останавливается, на передней повозке узнает Галюгу, его начальника штаба и радистку. Галюга машет рукой и кричит: «Быстрее разворачивайся и гони за мной!». Когда остановились, Галюга достает из полевой сумки карту и, показывая, говорит: «Вот отсюда и отсюда немецкие танки неожиданно напали. Аэродром они захватили сразу, а в деревне, где располагался штаб, у нас была пушечка, и мы один или два танка подбили. Но все равно пришлось срочно сматываться, хотя немцы сейчас еще в деревню не ворвались. Мы уходим в запасный район», и показал на карте большой лесной массив. Он был не так уж далеко от той деревни, где расположились бойцы группы Белова. Галюга показывает Кононенко дом лесника и говорит, что здесь будет ждать его сегодня ровно в 16 часов. Он сообщил также печальную новость - все продукты (сухари, консервы и прочее), доставленные ночью самолетами, попали в немецкие руки. Немцы захватили и партизанскую продовольственную базу. Новости были одна другой хуже.

Когда Кононенко вернулся в свою деревню, там все уже были подняты по тревоге. Со стороны переправы слышалась сильная пальба. Там тоже шумели танки. Давыденко, назначенный накануне заместителем Кононенко, дал указание о подготовке к выступлению в лес. Именно в тот лес, в который указал Галюга. На ходу были поставлены задачи командирам каждой колонны, указаны маршрут и район сосредоточения. Вскоре колонны догнали отошедшие от реки бойцы охранения. Они доложили, что противник, прикрываясь огнем танков, начал переправу пехоты.

Через три часа все три колонны были уже в лесу далеко от того места, где располагались еще утром. При отходе разведчики заминировали дороги в лес неизвлекаемыми минами. Конечно, немцы пока в лес не полезут, но меры предосторожности не лишние. Было решено сегодня же с наступлением темноты уходить к линии фронта. Все командиры жалуются - численность колонн продолжает расти, а вместе с этим растут и трудности. Прибывающее «пополнение», в основном, было без оружия. Много местных жителей, бывших окруженцев, раненых и просто отставших и затерявшихся бойцов из ушедших ранее вперед частей. У этих людей одно чувство - уйти от фашистских деспотов к своим, на «Большую Землю». Договаривались, что командиры предупредят всех, кто присоединился, о тех трудностях, опасности и обязанностях, которые каждому из них придется пережить и выполнить за время перехода. Они должны знать, что следует соблюдать дисциплину, правила маскировки, подчиняться всем приказам и распоряжениям командиров. Никто из них не имеет права отставать или уходить из колонны при движении в тылу врага. Конечно все, кому указанные условия сообщили, с готовностью приняли их.

После короткого отдыха Кононенко отправился в домик лесника в штаб к Галюге. С ним пошли Давыденко и Лобашевский, три командира колонн, связные и три автоматчика из разведывательного дивизиона. Среди автоматчиков находился боец по гражданской специальности геодезист. Он отлично знал каждый клочок земли в этом районе. Кроме того, автоматчики переходили месяц тому назад фронт обороны врага в районе города Кирова, как раз там, где собирались выходить колонны. Их осведомленность о состоянии обороны противника, расположении его огневых средств и резервов, а также знание местности облегчат работу по определению маршрутов движения и места перехода переднего края обороны врага. Преодолев несколько линий партизанского охранения, к указанному сроку Кононенко и его группа прибыли к домику лесника. Галюга вызвал своих разведчиков, и они

доложили, что проходящий за восточной опушкой леса большак занят немцами. В населенных пунктах на нем расположено до двух батальонов мотопехоты с танками. Но именно через указанный большак колоннам Кононенко предстояло пройти сегодня, как только начнет темнеть, иначе они не успеют добраться до переднего края противника. Надо было за короткую ночь преодолеть 30 километров, а любой, даже самый маленький бой с врагом, отнимал бы драгоценное время, предназначенное для движения. Вдобавок ко всему выяснилось, что за большаком проходит хорошо оборудованная оборонительная полоса. Она была создана нашими войсками еще в начале войны в 1941 году. Теперь, если немцы догадаются и займут эту полосу им не так уж трудно будет отбить любую попытку прорваться через большак. Галюга сказал, что при прорыве колонн через большак, он блокирует выходы немцев из обоих населенных пунктов своими ротами.

Кононенко еще раз уточнил маршрут, время выступления, место встречи с партизанскими ротами и время перехода через большак, после чего попрощался с Галюгой.

Еще не совсем стемнело, когда колонны уже подошли к восточной опушке леса. Впереди в 1,5-2 километрах - большак, справа, в 3 километрах - Ветмица, там до батальона мотопехоты и около 10 танков. Слева в 3 километрах - Зловодское, там тоже пехота и танки. На большаке патрулируют автоматчики и бронетранспортеры. Все, что находилось на большаке и за ним, было хорошо видно и не нравилось, но что можно было сделать? По полученным данным Кононенко уточняет командирам колонн азимуты предстоящего движения, намечает ориентиры на местности и… на небе. Да, да! С наступлением темноты на небе точно в створе движения колонн светит яркая звезда. Все знали, что, выйдя из леса нужно строго идти, а вернее - бежать по азимуту на звезду до пункта сбора, который находился в 4,5 километрах от опушки леса. Его пока не видно, он в долине, в 3 километрах от большака. По расчетам в район сбора колонны должны выйти к 24 часам до того, как взойдет луна.

Боевой порядок движения был следующий: в центре -главная колонна, состоящая из управления и штаба группы войск. В голове этой колонны двигались около ста человек автоматчиков. Слева на удалении 400 метров двигалась колонна десантников под командой подполковника Карнаухова. Справа на таком же удалении двигалась колонна под командой командира полка подполковника Белых. (В дальнейшем - Герой Советского Союза). В ее составе было большое число невооруженных, легкораненых, бежавших из плена и бойцов отставших от своих частей. Каждая колонна насчитывала до 300 человек. На флангах колонн на удалении до 200 метров двигались роты партизан Галюги.

Затяжку во времени почти на 40 минут принесли с самого начала движения разведчики. Они должны были без шума «снять» на большаке немецких автоматчиков. Задачу разведчики выполнили, автоматчиков «сняли», но шум все же подняли и время просрочили. Начавшийся ночной бой на большаке принес с собой путаницу и неразбериху. Сильный пулеметный огонь противника слева прижал левую колонну - десантников к центральной и сразу же перемешал боевые порядки. К «счастью» противник вел огонь трассирующими пулями, они помогали ориентироваться не только вражеским пулеметчикам, но и колоннам. Но яркая звезда на небе не помогла. Многие сбились с правильного направления движения, шарахнулись в сторону противоположную той, откуда противник вел огонь. Центральная колонна, сметая врага огнем из автоматов, двигалась правильно и довольно быстро. Но, с появлением в ней раненых и здесь произошло некоторое замешательство. Кононенко бежал впереди вместе с автоматчиками, с ним были три разведчика из разведдивизиона, за ними бежала уже не колонна, а толпа. Когда колонна достигла сборного пункта в долине, оказалось, что она по численности раза в четыре меньше, чем должна была быть. Так обстояло дело и с двумя остальными колоннами. Пришлось долго ждать отставших. К сборному пункту подошли только в час ночи, опаздывая на целый час. Командиры колонн и взводов подсчитывали потери, принимали меры к оказанию помощи раненым.

Довольно тяжело был ранен и переводчик разведывательного отдела Дорфман A.M. (В настоящее время Дорфман Абрам Моисеевич проживает в Саратове). Но ему тоже «повезло»

- разрывная пуля, попав то ли в козырек, то ли в звездочку на его фуражке, разорвалась и развернула ему кожу на лбу, повредив кость. Рана глубокая. Не будь разрывной, пуля прошла бы через череп без всякой задержки. Начальник медицинской службы полковник Морозов (после войны генерал-майор медицинской службы) сам с несколькими санитарами перевязывал раненых, делая «на ходу» необходимые весьма примитивные операции. Люди непрерывно подходили, но многих, очень многих еще не было. Между тем бой на большаке все возрастал. Там уже действовали танки немцев, рвались мины и снаряды. Прибывавшие бойцы левой и правой колонн жаловались, что партизанские роты не вышли на большак, а отошли назад в лес и, что именно поэтому мотопехота и танки противника действуют на большаке. Основной состав всех трех колонн находился в долине, где все было заполнено холодным, густым туманом. Противник не мог их видеть, хотя обильно освещал всю местность ракетами. Его танки вышли на возвышенность и вели беспорядочный огонь из пулеметов и пушек.

Опоздай колонны еще немного с переходом через большак, уже не прошли бы через него. Большак заняли бы мотопехота и танки противника.

Кононенко обошел вновь прибывших, заслушал доклады командиров. В составе одной из групп заметил женщину со слепым мужем и грудным ребенком, все они живы и невредимы. Он очень обрадовался увидев их и сказал, что все, кто струсил сегодня в бою, должны брать пример с бесстрашной русской женщины - матери и жены.

Больше ждать отставших Кононенко уже не мог. Просто не имел права. Впереди был путь в 8-10 километров по совершенно открытой местности. Ночного же времени почти не осталось, было уже около двух часов ночи. Для того, чтобы пройти такой путь до рассвета и попасть в лесной массив, колонны должны были не идти, а бежать. О переходе же в эту ночь через линию фронта, как было запланировано, вообще не могло быть и речи. Ждать же тех, кто отстал, значило погубить всех.

Переправившись в брод через ручей, колонны быстро, местами бегом, двинулись вперед. Останавливаться ни в коем случае было нельзя. Вперед, вперед и как можно быстрее!

К счастью бегущих рассвет наступал медленно. Ему мешал густой туман. Колонны идут еще быстрее. Вдали темная полоса, кажется лес - их спасение. Расстояние к нему все меньше и меньше. Наконец, колонны втянулись в него.

Так закончился день и ночь 23-го и наступило утро 24 июня 1942 года. Прошло уже более суток без генерала Белова. Кононенко не знал, жив ли он? Как долетели все до «Большой Земли»? Не знал и того, что уже вчера днем генерал-лейтенанта Белова и бригадного комиссара Щелаковского принимал Военный Совет фронта. Не знал, между прочим, и того, что, принимая Белова, командующий Западным фронтом генерал армии Г.К. Жуков назвал Белова «окружением». Если это была «шутка», то она была грубой и неуместной. Белов был глубоко обижен. Он вытащил из левого кармана гимнастерки партийный билет, затем показал на ордена, которые были у него на гимнастерке и сказал: «Я и вверенные мне войска были не в окружении, а рейдировали в тылу противника по Вашему приказу в течение пяти месяцев и по приказу же организовано вышли из рейда». Этот ответ Кононенко взял из личных воспоминаний Белова.

- Да, - пишет Кононенко, - мы ничего не знали и не могли тогда знать. Мы не могли знать, что тысячи людей, отдавших свою жизнь в нашем историческом рейде, могут быть легко забыты и превращены в «окруженцев» и злую шутку человека, которому Родина доверила сотни тысяч жизней.

Из района сосредоточения Кононенко организует разведку. Он намечает по карте азимут ее движения. В разведку отправляется весь разведдивизион. Он высылается к железной дороге. Сосредоточившись там, должен установить наличие и расположение немецкой охраны, наметить места для перехода железнодорожного полотна колоннами и оставаться там до их прибытия. По достижении железной дороги и получения данных о противнике, командир разведдивизиона Скиба должен выслать отделение разведчиков назад к колоннам с тем, чтобы они были проводниками. Расстояние до железной дороги

составляло 4,5 километра, но необходимо было учитывать усталость и состояние людей. Ведь разведчики тоже люди, более выносливые, более натренированные, но - люди. Кроме того, ведь вокруг противник.

Разведчики ушли, а Кононенко с Лобавшевским и Давыденко решили отправить по радиостанции донесение во фронт. Сообщили свои координаты и попросили подготовить встречу колонн на переднем крае сегодня ночью. Точно указали место, где будут прорываться через немецкую оборону к своим. Этот участок находился в 1-1,5 километрах севернее железной дороги Рославль - Киров.

Солнце поднялось. Лес не давал ни прохлады, ни надежной тени. Люди начали просыпаться, их мучила жажда и, конечно, голод. Безусловно, жажда сильнее голода, и страдающий от жажды человек теряет силы и волю скорее, чем от голода. Ни ручья, ни колодца или какого-либо другого источника влаги поблизости не было.

Вода есть лишь в деревушке, что в 2,5-3 километрах от колонн, но там немцы. Вскоре из охранения прибегает связной и передает, что по большаку на опушке леса началось оживленное движение подвод, машин и даже прошли два тяжелых танка. Шум их моторов хорошо слышен в лесу. Примерно в середине дня над расположением колонн появляется пара истребителей, они делают несколько кругов.

По звуку моторов, а затем и по опознавательным знакам -наши ястребки! Высказывается предположение, что появление истребителей - результат донесения во фронт.

Кононенко с командирами взводов, рот и колонн сидит над составлением азимутов и расчетов движения ночью. Надо было сделать все, что возможно, но завтра к утру выйти на «Большую Землю». Подсчитываются боеприпасы. Их мало. Почти закончились все гранаты и, главное - ни одной противотанковой. Их тяжело носить уставшему бойцу, и он стремится их «потерять» или швырнуть при первой встрече с немцами. Неутомимый доктор Морозов перевязывает раненых. После сегодняшнего ночного боя их человек 35.

Но вот, возвращаются разведчики с железной дороги. Они приносят две фляги воды, которые немедленно передаются начмеду Морозову, и он делит драгоценную жидкость между ранеными, выдавая каждому маленькую мензурочку, в которой воды меньше детского глотка. Разведчики докладывают, что по железной дороге во время прибытия туда разведотряда прошел паровоз, толкая впереди себя платформу, груженую рельсами. На платформе и на тендере паровоза, располагались тяжелые пулеметы на турелях. Это старая история. Немцы утром в порядке профилактики всегда проверяют, не заминировано ли за прошедшую ночь полотно железной дороги. Разведчики рассказали, что в 3-х километрах севернее в лесу они обнаружили, что-то вроде ключа, из которого небольшой струйкой бьет вкусная и холодная вода. Желающих идти к ручью очень много, и их, отправляют по частям.

С наступлением темноты началось движение к железной дороге за разведчиками-проводниками. Идут все три колонны, которые растянулись почти на километр. К железной дороге вышли своевременно.

Разведчики, шедшие впереди, докладывают, что за последние два часа здесь дважды прошел бронепоезд. Медленно, как бы двигаясь ощупью, он периодически обстреливал лес из пулеметов. Похоже, немцы пронюхали о том, что в лесу колонна и ждут ее именно здесь. Слева в одном километре -железнодорожная будка, в ней до десятка немецких автоматчиков. Справа на расстоянии 1,5 километра тоже немцы.

Разведчики высказывают предположение, что бронепоезд может появиться минут через 45, а патрули-автоматчики через 20-25 минут. Пока докладывают разведчики, командиры быстро подтягивают и выдвигают людей прямо к опушке просеки, по которой проходит железная дорога. Медлить нельзя, необходимо сейчас же начинать переходить железную дорогу. Наконец ее быстро преодолевают все три колонны. Люди смыкаются и двигаются по три человека в ряд. Кононенко решает двигаться так до самого переднего края врага, а затем правая и левая колонны должны разомкнуться в стороны, удаляясь от центральной на 300-400 метров. Такой боевой порядок должен рассредоточить внимание противника и уменьшить его огневое воздействие. Кроме того, при таком построении значительно

ускоряется движение, а значит и сокращается время воздействия на колонны огня противника при переходе через его оборону.

Через железную дорогу прошли хорошо и довольно быстро. Противник колонны не обнаружил, все обошлось тихо. Но сразу же после перехода железнодорожного полотна колонны попали в болото. Вода, а вернее - жидкая грязь доходила до колен, а иногда и до пояса. Двигались все медленнее и медленнее. С людьми творится что-то страшное. Они совершенно выбились из сил, еле передвигаются. А время летит. Кононенко и Давыденко пропускают всех мимо себя, подгоняют, грозят, уговаривают, затем бегом, обгоняя колонну, выходят в ее голову.

Наступающий рассвет застигает колонну в 6-7 километрах от переднего края врага. Они оказались в самой плотной зоне обороны. Идти дальше под солнечными лучами, подставлять людей под прицельный огонь врага - верная и неизбежная гибель. Остановиться здесь на дневку - абсурд. Вернуться назад и завтра ночью повторить с еще более ослабевшими людьми то, что не смогли сделать сегодня - глупо и вообще невозможно. Что же делать?

Делать было нечего, и Кононенко принял решение располагаться на дневку здесь в лесу, в самом центре обороны врага. Пусть сверхнахальство и даже - авантюра, но другого выхода нет. Разговоры и любой шум, а также разведение костров в лагере запрещено под страхом смерти. Иначе нельзя. Люди мокрые и жаждут тепла. Утро сырое, холодное. Выставляется охранение, все остальные немедленно засыпают. Так закончились вторые сутки без генерала Белова.

Наступил день 25 июня 1942 года. Что он принесет?

Только Кононенко, завернувшись в бурку, прилег, к нему подбежал делопроизводитель разведотдела Чикин и взволнованно сказал: «Противник нас видел, что делать?» Оказывается, три немца шли по просеке, идущей в сторону переднего края. Они увидели наших людей в охранении и, ускорив шаг, быстро удалились, что-то между собой говоря и оглядываясь. Бойцы охранения хотели открыть огонь и уничтожить немцев, но Чикин им не разрешил.

Кононенко хлопнув Чикина по спине, сказал: «Вот и отлично, что не разрешил открывать огонь, а теперь иди и проверяй несение службы охранением, мне же дай возможность поспать».

Как рассказывал потом Чикин, уходя от Кононенко, он думал: «Подполковник не полностью проснулся, он меня не понял, не разобрался в том, что же действительно произошло. Необходимо вернуться и разбудив его, повторить свой доклад сначала». А между тем Кононенко лежал и думал, что же делать? Какие предпринять меры? Поднять в лагере тревогу? Усилить охранение? А если усилить, то с какой стороны? А может поднять людей и уходить, бежать? Куда бежать? Поднимать панику? Нет, нет и нет. Главное спокойствие, выдержка и еще раз - спокойствие. Его спокойствие внушит подчиненным уверенность в том, что раз начальник спокоен, то ничего страшного не произойдет.

Кононенко спокойно лежал, и украдкой взглянув на свой хронометр, прикидывал: сейчас десять утра, если видевшие нас немцы доложили начальству, то враг не сразу бросится, очертя голову к нам, под наши пули. Он сначала уточнит, сколько нас и где точно мы располагаемся. Будут отданы распоряжения о выделении сил для нападения на наш лагерь. Будет также принято решение, как провести окружение нашего района и как вести бой по уничтожению нас. Совершенно очевидно, что в таком бою примут участие артиллеристы, а для артиллерии и минометов тоже необходимо время на подготовку огня, разведку целей, увязку вопросов взаимодействия с пехотой. Далее может быть привлечена и авиация. Немцы любят использовать ее в таких случаях. Значит раньше, чем в 15 часов нападения ждать не следует, разве что отдельных разведывательных групп. Но поскольку у немцев в 15 часов обед, то начало боевых действий, очевидно, будет перенесено на 16 часов. Полная же темнота наступит в 23 часа. Сможем ли выдержать бой в течение 7-8 часов? Конечно, нет! Но если действовать активно и прорываться из одной части леса в другую,

нападать на врага первыми, то можно и бой затянуть и боеприпасы достать. Словом, обстановка подскажет, что делать, но можно придти к выводу, что немцы на нас вообще не нападут. Почему? Да потому, что увидевшие нас три немца ничего, никому не скажут. Доложишь, и тебя пошлют вместе с разведкой показать, где ты видел русских. А пойдешь показывать - получишь первую пулю. А кому хочется получать пулю? Пусть даже и не первую? Так Кононенко пришел к окончательному выводу - три немца будут молчать. Полностью успокоившись и закутавшись поплотнее в бурку, он начал засыпать.

Но вот и вечер. Загадка из области немецкой психологии решена правильно. Фрицы сговорились и никому ничего не сказали.

Сегодня ночь - решающая для всех. Завтра - или живыми на «Большой Земле» или мертвыми здесь у немцев.

Кононенко решил выступать из района расположения сразу, как только начнет темнеть. По его расчетам это позволяло начать переход переднего края противника с часа до двух часов ночи. Как и раньше движение и переход переднего края совершить тремя колоннами. Командиры получили приказ и последние указания. Приняты все меры, чтобы во время движения ничто не издавало ни единого звука. Все лишнее брошено. Люди начинают строиться тихо и спокойно. Затем быстро начинают двигаться, но шума шагов почти не слышно.

Лес заметно редеет. Скоро опушка. Люди идут быстро и дружно. Вот и опушка. Колонны останавливаются, чтобы командиры измерили азимут на компасах и наметили ориентиры на новом пути движения.

Но вот из ближайших кустов раздается один, совершенно безобидный выстрел и, вдруг, все вокруг загрохотало, заклокотало. «Дверь» распахнулось! Сотни, тысячи выстрелов, винтовочных, автоматных, из легких и тяжелых пулеметов, а затем минометных и артиллерийских - оттеснили тишину прочь. Стало ясно, что медлить нельзя, необходимо быстро двигаться вперед, сметая врага автоматным огнем. Но роты колонн, вышедшие на опушку леса, остановились и начали пятиться назад. Задние же продолжая двигаться, напирают на передних. Куда делся строй? Все перемешалось и перепуталось. Нет автоматчиков, предназначенных выполнять роль «свиного рыла» и расчищать путь массированным огнем.

Тогда во всю силу легких Кононенко кричит: «За Родину, за мной, гвардейцы! Неужели вы испугались паршивого фрица?! Вперед на «Большую Землю»! Ур-а-а-а!» Раздается общее «Ур-а-а-а-а!» Что есть мочи Кононенко бежит вперед. «Ура» заглушает стрельбу врага и, как гром, гремит в ночи.

Колонн уже нет. Бежит толпа. Она лавиной бросается вперед. «Ур-р-а-а-а!!» раздается далеко справа, там пошла в атаку третья колонна под командованием Белых. Люди рвались вперед, сметая все преграды на своем пути. Огонь наших автоматов заставляет умолкнуть ряд ближайших огневых точек врага. Немцы выскакивают из своих окопов и прячутся в кустах. Из одного - длинная автоматная очередь. Ею Кононенко был ранен, сразу двумя пулями в правую ногу. Бежать все труднее, каждый шаг - туманящая сознание резкая боль. И все же он пробегает почти километр, пока совершенно не потерял силы. Падает в полном изнеможении. Сапог полон крови, она брызжет через проделанные пулями отверстия и просачивается даже поверх голенища. Кононенко достал перочинный ножик, и с трудом разрезав сапог, вынул ногу. На ней намотаны две портянки, обе они напитались кровью и липнут к рукам. У него был индивидуальный пакет. Его положила в карман жена утром 22 июня 1941 года. Быстро перевязывает рану. Туго забинтовывает, сверху наматывает обе окровавленные портянки и закрепляет булавкой, находившейся в индивидуальном пакете. Хватает какую-то палку, и снова в путь. Пробегает еще километр. Разрывов снарядов и мин становится все меньше и, наконец, их вообще уже нет.

И вот он у окопа. Здесь санинструктор, носилки, санитарная сумка и. вода! На просьбу попить санинструктор набирает воды в котелок и подает, но котелка из рук не выпускает. Он говорит: «Товарищ подполковник, не больше двух-трех глотков». Затем

осматривает рану. Решает, что трогать ее не будет. Сняв окровавленные портянки он поверх старой повязки дополнительно накладывает еще один бинт - так будет вернее. Санинструктор говорит, что у него имеется две лошади, и можно носилки прикрепить к лошадям. Кононенко закричал: «Господи! Где лошади?» Они рядом. Он встает, идет к лошадям. Подтягивая подпруги на одной, берется руками за луки седла, толчок левой ногой и он уже сидит в седле. Готов ехать куда угодно. В седле чувствует себя гораздо увереннее, поскольку до этого просидел в нем почти 12 лет. К рассвету он - у железной дороги. Здесь к Кононенко бегут Давыденко и комиссар Лобашевский. Они собирались организовать поиск затерявшегося командира, а он приехал сам! Обнимаются, смеются, плачут. Но им необходимо уходить. Всех прорвавшихся уже увели в тыл на пункт сбора. Прибыло с десяток повозок, на них грузят раненых. Они стонут, даже кричат. Доходит очередь и до Кононенко. Вместе с ним на повозке лежит лейтенант Скиба. У него перебита ключица и ранена рука. По предварительным подсчетам всего в колоннах более 130 человек раненых. Убитых пока подсчитать не удалось.

Вот и полковой медпункт. Раненых в живот будут оперировать здесь. Кое-кому меняют повязки и всем делают уколы против столбняка и гангрены. Отсюда всех везут уже на грузовых машинах в медсанбат.

ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ

Итак, закончились третьи сутки после вылета генерала Белова на «Большую Землю». Вышли на нее и бойцы его группы войск.

Был день 26 июня 1942 года. Ожидая отправки машины в медсанбат, Кононенко написал донесение, докладывая генералу Белову о выполнении поставленной им задачи, о понесенных потерях: 9 убитых и 136 раненых. Потери убитыми и пропавшими без вести из третьей колонны подполковника Белых сюда не входили.

Люди на перебой хвалят штабы тыла 10-й армии и 1 гв. кавкорпуса. Они создали все условия, чтобы вышедшие из тыла врага могли хорошо питаться и отдохнуть. Здесь растянуты палатки, в них лежат набитые душистым сеном матрацы. Есть походные кухни и душевая установка.

В медсанбате тоже все подготовлено к приему. Продукты, завтрак, витаминная водка! Пока тяжелораненых, нуждающихся в срочной операции, «обрабатывают», остальные поглощают завтрак, едят чудесную копченую колбасу.

Идет дождь, и большая санитарная палатка туго натянулась, она как барабан отвечает на удары каждой капли дождя. Противник что-то рассвирепел, часто швыряет тяжелые, как чемоданы, снаряды. Они с грохотом рвутся в ближайшей балке и в роще за медсанбатом. Кононенко лежит и ждет своей очереди на операционный стол. Заходит молодой и очень веселый доктор. Он, похлопав его по плечу, говорит: «Ну, подполковник нам с Вами придется познакомиться поближе». Они оказываются земляками, оба одесситы! Кононенко приносят эмалированную кружку водки, он выпивает, и врач полукруглыми ножницами вырезает на его ноге вокруг ран куски свежего мяса. Чем глубже он вырежет «воронку» в мясном покрове, тем чище будет рана и лучше пройдет процесс заживания. С наступлением темноты всех раненых отвезли на железнодорожную станцию, погрузили в санитарный поезд и отправили в госпиталь в Калугу. Отвезли и Кононенко.

Прорывом на «Большую Землю» и выходом из тыла врага управления и штаба группы войск Белова и части ее войск закончилась эпопея исторического рейда по тылам врага 1-го гвардейского кавалерийского корпуса и подчинявшихся ему соединений и частей. Рейд начался 26 января 1942 года и продолжался ровно пять месяцев. Но и после их выхода, в тылу врага, кроме специально, по приказу Западного фронта, оставленных 1-й и 2-й партизанских дивизий и полка им. Лазо, еще блуждало немало бойцов. Они бродили по

лесам в одиночку и группами. Часть из них, в последствии, влилась в партизанские отряды и соединения, часть образовала новые отряды партизан.

Выше уже упоминалось о том, что от колонн Кононенко отстали временно исполнявший обязанности начальника штаба П.С. Вашурин, начальник шифровального отдела подполковник В.В. Ефимов, заместитель Кононенко майор П.Н. Пох. Все они вышли из рейда, воевали до конца войны. После нее подполковник в отставке Ефимов жил в Киеве, полковник в отставке Пох в г. Житомире, генерал-лейтенант Вашурин - в Москве.

Полковник в отставке А.К. Кононенко жил в Одессе.

УДК 82-94 «1941/45» ББК 63.3(2)622.78 С 24

Редакция автора Художник В.М. Камшилин

Книга издана на средства автора

Издательство «Монолит» Лицензия ЛР № 030716 от 25.12.1996 г.

Формат 60x84/16. Бумага офсетная № 1. Уч.-изд. л. 10. Тираж 3500 экз. Зак. №327 Отпечатано с готового оригинал-макета в типографии ООО «МК-Полиграф» Москва, Переведеновский пер., 21.

© Ф.Д. Свердлов, автор, 2002 г.

©www.1942.ru, OCR, 2008 г.

ISBN 5-85868-114-Х

Идея, дизайн и поддержка:

Александр Царьков,

Группа военной археологии

ИскателЬ © 1988-2008

This file was created

with BookDesigner program

bookdesigner@the-ebook.org

04.05.2009