/ Language: Русский / Genre:sf, / Series: Пандора

Ящик Пандоры

Фрэнк Герберт

Классик современной фантастики, открывший нам песчаный мир Дюны, на этот раз погружает читателя в водную стихию планеты Пандора, принадлежащей двойной звезде и населенной странными формами жизни. Именно здесь звездный корабль «Землянин», ставший для команды воплощением Господа Бога и называющий себя просто Корабль, выбирает место нового рая для человечества. Но обещанный компьютером рай для многих оборачивается адом.

ru erick mack FB Tools 2005-01-11 B04B5384-595C-49C3-A12C-47AA6F33CD47 1.0

Фрэнк Герберт

Билл Рэнсом

Ящик Пандоры

Авторы выражают благодарность Конни Вейнеке за подсказки в области арамейского языка и Мэрилин Хойт-Уортон – за добрый нрав и безупречную машинопись.

Посвящается Джеку Вэнсу, который, обучая меня орудовать пилой и молотком, объяснял заодно разницу между сказкой и научной фантастикой.

Посвящается Берту Рэнсому, ни разу не заикнувшемуся о том, что фантазия – это еще не реальность.

Вратами воображения ты должен пройти, прежде чем достичь осознания, и ключи к ним – символы. Эти врата пропустят любую мысль… но лишь облеченную в привычную символику.

Раджа Флэттери, капеллан-психиатр.

Откуда-то донеслось:

– Тик.

Металлический звук слышался вполне отчетливо. И снова:

– Так.

Человек открыл глаза и был вознагражден за усилие – темнотой, полнейшим отсутствием света… или рецепторов, способных воспринять его.

«Или я ослеп?»

– Тик.

Он не мог определить, откуда доносится звук, но это было совсем рядом с ним… где бы он ни находился. В горло и легкие лился холодный воздух, но тело было теплым. Человек осознал, что лежит на чем-то нежнейше мягком. И дышит. Обоняние его тревожил слабый запах… перца?

– Так.

Он откашлялся.

– Есть здесь кто?

Нет ответа. От натуги запершило в горле.

«Зачем я здесь?»

Мягкое ложе выгибалось под плечами, поддерживая шею и голову, заключало в броню бедра и голени. Это было знакомо лежащему, вызывало в его непробужденной памяти смутные ассоциации. Это было… Что? Ему казалось, что он должен знать.

«В конце концов, я…»

– Тик.

Паника охватила его.

«Кто я?!»

Ответ медленно протаивал из глыбы льда, хранившей все, что он знал прежде.

«Я Раджа Флэттери».

Ледник порождал потоки воспоминаний.

«Я капеллан-психиатр на безднолете „Землянин“. Мы… мы…»

Часть воспоминаний навеки затерялась во льдах.

Он попытался сесть, но не позволили резиновые ленты, перетягивавшие грудь. Выскользнули из проколотых вен на запястьях иглы.

«Я в гибербаке!»

Но он не помнил, как оказался в гибернации. Быть может, память отходила от заморозки медленней, чем плоть? Интересно… Но воспоминания все же струились ледяным потоком, тревожа его.

«Я не справился.

С Лунбазы передали, что лучше взорвать корабль, нежели позволить ему блуждать по просторам космоса, угрожая человечеству. Я должен был послать сообщение капсулой на Лунбазу… и взорвать звездолет».

Но что-то помешало ему… что-то…

Теперь он вспомнил проект.

«Проект „Сознание“.

А он, Раджа Флэттери, играл в этом проекте ключевую роль. Капеллан-психиатр. Член экипажа.

«Маточного экипажа».

Символического значения этих слов он тогда не понял. У клонов были задачи поважнее. А все они были клонами – весь экипаж, и имена их начинались с «лон», что значило «клон», как «мак» означало когда-то «сын такого-то». Они были двойниками самих себя, засланными в пустоту, чтобы там разрешить загадку творения искусственного разума.

То была опасная работа. Опаснейшая. Искусственный разум неизменно оборачивался против своих творцов, разрушая все вокруг в самоубийственном бешенстве. Множество оригиналов погибло страшной смертью.

«И никто не знал почему».

Но руководство проекта, засевшее на Лунбазе, было упрямо. Снова и снова они посылали в бездну один и тот же экипаж, скопированный опять и опять. В памяти Флэттери всплывали имена и лица: очередной Джеррилл Тимберлейк, новый Джон Бикель, еще один Прю Вейганд…

«И Раджа Флэттери… нет, Раджа лон Флэттери».

Давно разбившееся зеркало отразило его черты – светлые волосы, тонкое надменное лицо…

Но помимо них безднолеты несли много, много другого – клонированных колонистов, генетические хранилища в гибербаках. Дешевая плоть – ее можно спалить в пламени далеких взрывов, которые не коснутся оригиналов. Дешевка, собирающая для этих оригиналов данные. Каждая новая экспедиция в бездну приносила еще одну каплю информации для бдящего маточного экипажа и тех, кто спал в гибере….

«Как спал сейчас я».

Колонисты, скот, растения – каждый безднолет нес все, что нужно для создания второй Земли. Это была морковка, подвешенная перед носом команды. А плеткой был сам корабль – и верная смерть, ожидавшая всех на борту, если искусственный разум не будет создан. На Лунбазе знали, что корабли и клоны дешевы там, где в достатке материалы и энергия… как на спутнике Земли.

– Тик.

«Кто вывел меня из гибернации? И зачем?»

Только эти мысли и плясали в мозгу Флэттери, пока он вглядывался и вслушивался в беспросветную темноту.

«Кто? И зачем?»

Он знал, что не успел взорвать безднолет после того, как тот начал проявлять самосознание… когда они использовали разум Бикеля в качестве матрицы для компьютера…

«Я не уничтожил корабль, мне помешало…»

Корабль!

Воспоминания продолжали сочиться в его рассудок. Они создали искусственный разум, способный вести корабль… и тот перенес их через космические просторы в систему тау Кита.

«Где не было пригодных для жизни планет».

В этом давным-давно удостоверились зонды Лунбазы. Ни одной пригодной для человека планеты. То была часть разочарований, предусмотренных создателями проекта. Безднолетчики не должны были выбрать долгий путь к убежищу на тау Кита. Это могло стать таким искушением для клонированного экипажа – выращивая свои копии снова и снова, лететь вперед, и пусть земли обетованной достигнут наши потомки! И ко всем чертям проект «Сознание»! Но проголосуй они за этот выход, капеллан-психиатру предписывалось сообщить им, что цель их пути мнима… и быть готовым уничтожить корабль.

«Победив, проиграв, уйдя от борьбы – мы все равно должны были умереть».

И только капеллан-психиатру полагалось знать об этом. У одинаковых безднолетов и их клонированных команд была только одна цель – собирать информацию и передавать ее на Лунбазу.

«Корабль».

Конечно, дело было в нем. Они создали больше, чем искусственный разум в бортовом компьютере и его дополнительном модуле, который Бикель прозвал Бычком. Они сотворили Корабль. И тот невозможным образом перенес их через многие световые годы в мгновение ока.

«К тау Кита».

В конце концов, это была вложенная в самые глубинные цепи компьютера команда. Но там, где не было пригодной для жизни планеты, Корабль создал воплощенный рай, идеал, сплетенный из всех людских мечтаний. Это сделал Корабль и потребовал от насельников нового мира одного: «Решайте, как станете вы богоТворить меня!»

Стал ли Корабль их Богом или Сатаною, Флэттери не был уверен. Но невообразимую мощь его он узрел прежде, чем прозвучали – и один раз, и другой – слова:

«Как станете вы богоТворить? Решайте!»

И они не смогли.

Люди ни разу не сумели исполнить требование Корабля. Они могли только бояться. И страх они познали полною мерой.

– Тик.

Теперь он узнал этот звук – таймер гибербака отмеривал секунды его возвращения к жизни.

Но кто запустил процесс?

– Кто здесь?

Тишина и беспросветная тьма.

Флэттери стало очень одиноко. Кожу обжег морозец – первый признак того, что осязание возвращалось к нему.

Один из членов экипажа предупреждал его, прежде чем они запустили процесс, приводящий в действие искусственный разум, – кто сказал это, Флэттери не помнил, но слова впечатались в память: «Есть порог самосознания, перейдя который разумное существо обретает черты божества».

И это оказалось правдой.

«Кто вывел меня из спячки и зачем?»

– Здесь же есть кто-то! Кто ты?

Слова царапали горло, и рассудок не подчинялся хозяину – мешала ледяная глыба недоступных воспоминаний.

– Отзовись! Кто здесь?

Он знал, что за ним следят, чувствовал на себе знакомый пристальный взгляд…

«Корабля!»

– Ладно, Корабль. Я очнулся.

– Тебе так кажется.

Укоризненный голос нимало не походил на человеческий – слишком он был сдержан. Мельчайшие нюансы интонаций, переходы резонансных частот были отточены с нечеловеческим совершенством. Этот голос одним своим звучанием напомнил Радже Флэттери, что он лишь пешка в деснице Корабля, малая шестеренка в механизме той безграничной Силы, которую он помог выпустить в ничего не подозревающую вселенную. Осознание этого факта помогло ему вспомнить виденные им ужасы и пробудило живой и близкий страх перед теми муками, которым может подвергнуть его Корабль, если Флэттери и теперь потерпит неудачу. Видения ада преследовали его…

«Я проиграл… проиграл… проиграл…»

Святой Августин задал верный вопрос: «Свобода воли происходит от случайности или от сознательного выбора?» Но следует помнить, что случайность нам гарантирует квантовая механика.

Раджа Флэттери, из «Книги Корабля».

Обыкновенно Морган Оукс вымещал ночьсторонние обиды и гнев на собственных ногах, бесцельно меряя шагами бесконечные переходы Корабля.

«Только не сейчас!» – сказал он себе.

Он отпил терпкого вина и забился в тень поглубже. Горечь напитка помогла смыть с языка мерзкий привкус розыгрыша Корабля. Вино подали по приказу Оукса – доказательство его власти в эти времена постоянного полуголода. Первая бутылка из первой партии. Что-то скажут на нижстороне, когда он прикажет подработать готовый продукт?

Оукс старинным жестом поднял бокал. «За твою погибель, Корабль!»

Вино было слишком терпким. Он отставил бокал в сторону.

Оукс осознал, как мерзко выглядит сейчас – дрожащий, забившийся в свою каюту, с трепетом взирающий на мертвую комконсоль у любимой койки, – и чуть прибавил света.

Корабль в очередной раз доказал, что в его программах потоком идут сбои. У Корабля маразм начинается от старости. Его, Оукса, корабельного капеллан-психиатра, его же корабль пытался отравить! Всех остальных сосцы кормили – нечасто и понемногу, но все ж. Даже он сподобился однажды, прежде чем стать кэпом, и по сию пору помнил этот богатый, сытный вкус. Немного похоже на ту дрянь – «порыв», что Льюис разработал в попытках повторить эликсир и добывает теперь на нижстороне. Дорогая штука – «порыв». Расточительно дорогая. И все равно не эликсир. Никоим образом.

Он глянул на вогнутый экран комконсоли и увидал в нем собственное искаженное отражение – пузатый и плечистый мужчина в парусиновом комбе, казавшемся в тусклом свете грязно-серым. Черты лица его были резки – тяжелый подбородок, широкие губы, орлиный нос и нависшие над черными глазами кустистые брови. Оукс коснулся седеющих висков. Искаженное отражение будто усиливало унижение, которому подверг его Корабль. Экран отражал его страхи.

«Я не позволю чертовой железяке меня дурачить!»

Его снова затрясло. Корабль достаточно долго отказывал ему в пропитании из сосцов, чтобы Оукс понял смысл нового послания.

Он вспомнил, как остановился с Хесусом Льюисом у стойки коридорных сосцов.

– Не трать ты время на эти штуковины, – усмехнулся Льюис. – Нас с тобой они кормить все равно не станут.

– Это мое право – тратить время! – озлился Оукс. – Не забывайся!

Засучив рукав, он сунул руку в приемник. Сенсор, цепляясь за запястье, царапнул кожу. Стальное острие нашарило подходящую вену, укололо и отошло, и отпустили крепления.

Иные сосцы выдвигали плазовые патрубки, но этот наполнял эликсиром, смешанным и подобранным точно для нужд тела просителя, контейнер за закрытой панелькой.

И панель отворилась!

– Ну, – ухмыльнулся, как ему помнилось, Оукс, глядя на изумленного Льюиса. – Наш корабль, кажется, понял, кто тут главный.

Он одним глотком осушил контейнер.

«Что за мерзость!»

Рвотные судороги сотрясли его тело. Выступивший пот намочил комбинезон, и горло перехватило.

Но все прошло очень быстро. Льюис в немом изумлении уставился на заливавший ботинки Оукса и пол туннеля поток блевотины.

– Ты видел? – прохрипел Оукс. – – Корабль пытался меня убить!

– Расслабься, Морган, – бросил Льюис. – Опять, наверное, сломалось что-то. Я вызову к тебе медтеха и ремонтного робокса для этой… хреновины.

– Я сам врач, черт тебя дери! Не нужен мне никакой медтех! – Оукс пытался оттянуть на груди замаранную ткань комба.

– Тогда пошли к тебе в каюту. Надо тебе провериться и… – Льюис умолк, глядя Оуксу через плечо. – Морган, ты ремонтника вызывал?

Оукс обернулся. К ним приближался корабельный робокс – бронзовая черепаха метровой длины с зажатыми в манипуляторах инструментами зловещего вида. Машина странно двигалась от стены к стене, точно пьяная.

– Что еще с этой штукой не так? – пробормотал Льюис.

– Он на нас нападет, – прошептал Оукс, хватая Льюиса за руку. – Пошли отсюда… медленно, тихо.

Они отошли от стойки сосцов, не сводя глаз с видеокамеры и шевелящихся манипуляторов робокса.

– Он не остановился, – сиплым от страха шепотом произнес Оукс, когда робокс проехал мимо брошенного сосца.

– Тогда бегом, – скомандовал Льюис.

Он подтолкнул Оукса в спину и бросился бежать вслед за ним по главному коридору и дальше, в медсектор. И покуда оба не заперлись в каюте Оукса, ни один из них не осмелился оглянуться.

«Ха!» – подумал Оукс, вспомнив ту сцену. Это даже Льюиса напугало – настолько, что тот тут же вернулся на нижсторону – поторапливать строителей Редута, единственного места внизу, где они могут чувствовать себя в безопасности и не зависеть от проклятой машины.

«Корабль и так слишком долго правил нами!»

И все же на языке до сих пор чувствовалась желчь. Теперь вот Льюис отмалчивается… с курьером записки шлет. И всегда гадость какую-нибудь пишет.

«Чертов Льюис!»

Оукс оглядел погруженную в сумерки каюту. На орбите царила условная ночь, и большая часть экипажа спала. Тишину нарушало только редкое пощелкивание и жужжание сервоков, поддерживавших внутреннюю среду.

«А когда на Корабле и сервоки свихнутся?.. Нет – на корабле», – напомнил он себе.

«Корабль» – это всего лишь понятие искусственной теологии, сказка, положенная в основу насквозь лживой истории, которой лишь полный кретин может поверить.

«Это ложь, именем которой правим мы и которая правит нами».

Откинувшись на подушки, он попытался расслабиться и прочесть записку, переданную ему одним из подручных Льюиса. Сообщение было простым, прямым и страшным.

«Корабль сообщил нам, что посылает на нижсторону одного (1) капеллан-психиатра, имеющего опыт в налаживании контактов. Цель: неизвестный кэп будет поставлен во главе проекта, имеющего целью установление контакта с электрокелпом*. [Келп – принятое в океанологии название бурых водорослей (ламинария, макроцистис и др.), образующих плотные скопления, так называемые подводные леса, обильные в холодных водах северной части Тихого океана и в районе Огненной земли. (Здесь и далее примеч. пер.)] Иной информации по этому кэпу нет, так что, видимо, он недавно из гибернации».

Оукс смял записку в кулаке.

Больше одного кэпа это общество не выдержит. Корабль направил ему еще одно послание: «Тебя можно заменить».

Оукс и не сомневался, что в бесконечных рядах корабельных гибербаков покоятся где-то и другие капеллан-психиатры. И где спрятаны эти запасы – никто никогда не узнает. Проклятый корабль – просто лабиринт, полный тайных отсеков, несимметричных ответвлений и никуда не ведущих секретных проходов.

Колонисты измерили поперечник звездолета, когда тот, проходя по орбите, заслонял одно из двух солнц. Длина корабля составляла пятьдесят восемь километров. В такой махине можно спрятать все что угодно.

«Но сейчас под нами планета – Пандора. Нижсторона!»

Он глянул на смятую записку, которую до сих пор держал в руке.

«Почему записка?»

Предполагалось, что они с Льюисом владеют безотказным средством связи, которое невозможно прослушать, – единственные на всем корабле. Поэтому они и могли доверять друг другу.

«А я доверяю Льюису?»

В пятый раз с той минуты, как он получил записку, Оукс ритмично заморгал, активируя альфа-ритм, запускавший в свою очередь имплантированную под кожу шеи капсулу. Передатчик, без сомнения, работал: Оукс ощущал несущую волну, связывавшую компьютер в капсуле с его слуховыми центрами, и в сознании его укрепилось странное чувство – словно он стоит перед огромным пустым экраном, готовый увидеть сон наяву. Где-то на нижстороне Льюис должен был откликнуться на вызов по закрытому каналу связи. А Льюис молчал.

«Поломка?»

Оукс и сам понимал, что дело не в этом. Такую же капсулу в шею Льюиса он вшивал лично, подсоединяя контакты к его нейронам.

«И наблюдал за Льюисом, когда он ставил имплантат мне».

Или мешает проклятый Корабль?

Оукс обвел взглядом свою перестроенную каюту. Конечно, Корабль был везде. Верней сказать, они – все, кто находился сейчас на борту, – находились в его чреве. Но эта каюта была иной… еще до того, как ее начали переделывать по указаниям Оукса. Это была каюта капеллан-психиатра.

Остальной экипаж жил просто. Спали в гамаках, укачивавших своим плавным колыханием. Во многих каютах лежали еще мягкие маты или подушки – в помощь любовникам. Для секса, или расслабления, или отдыха от вида бесконечной череды пластальных стен, давивших на сердце до тех пор, пока оно не отказывало.

Вот размножение… оно происходило под строжайшим контролем Корабля. Каждый природнорожденный должен был появляться на свет на борту с помощью команды опытных акушеров… чертовы натали с их сверхчеловеческим самомнением! С ними Корабль говорил? Кормил их? Они не отвечали.

Оуксу вспомнились корабельные каюты для размножения. По обычным меркам роскошные, они не шли ни в какое сравнение с его собственной. Хотя… кто-то ведь предпочитает этим заниматься в оранжереях по периметру, под кустами, на живой траве. Оукс ухмыльнулся. Вот его каюта – да, она была шикарна. Иные бабы на пороге задыхаться начинали. Первоначальная каюта кэпа расширилась, поглотив четыре соседних.

«И проклятый Корабль даже не пикнул!»

Эта каюта служила символом его власти. Безотказным афродизиаком. И она обнажала ложь, которой был Корабль.

«Те, кто видит в нем ложь, правят. А те, кто не видит… нет».

Голова закружилась – не иначе как от пандоранского вина. Алкоголь змием полз по венам, проникал в мозг, но даже спиртное не могло вогнать Оукса в сон. Поначалу особенная сладость и растекающееся по жилам тепло обещали смирить буйство сомнений, заставлявших Оукса бесцельно блуждать по ночьсторонним коридорам. Он обходился тремя-четырьмя часами сна уже… сколько? Многие… многие анно…

Оукс тряхнул головой, пытаясь прочистить мозги, и ощутил, как колышутся тяжелые складки под подбородком. Жир. Он и в молодости не был худ, его даже не выбирали для размножения.

«Но Эдмонд Кингстон назначил меня своим преемником. Первый кэп в истории, которого избирал не проклятый Корабль!»

Или теперь его заменит этот загадочный кэп, отправленный Кораблем на нижсторону?

Оукс вздохнул.

Он знал, что за последние анно стал бледен и ожирел. «Слишком много напрягаю мозги и слишком мало – мышцы». Но всегда находилось кому согреть его постель. Он лениво похлопал по подушкам, вспоминая.

«Что ж, – подумал он, – я стар, толст и пьян. Куда двинемся дальше?»

Всеприсущий, пустой задник вселенной – вот что такое бездна. В ней нет ни предмета, ни ощущения. Это царство иллюзий.

Керро Паниль, «Будда и Аваата*».

[Аваата – слово происходит, по-видимому, от санскр. «ва(а)та», означающего священный баньян, воплощение Брахмы, а по расширению – сам принцип божественного творения, и означает, так образом, «нетворящий» и «нетварный».]

Толпа нагих людей, ковылявших по голой лощине, зажатой среди черных утесов, отличалась поразительным разнообразием. Ржаво-алый свет одного из солнышек бил по ним с полудня, отбрасывая на песок и гальку лиловые тени. Задувал порывистый ветерок, вздымая пыль, и толпа всякий раз вздрагивала нервно. Редкие низкорослые кусты поворачивали к солнцу серебряно блестящие листья. Путники обходили их далеко стороной.

Со своими человеческими предками они сохраняли лишь отдаленное сходство. Большинство, судя по всему, почитало вожаком шедшего посреди толпы рослого странника. Его приплюснутую по бокам голову венчала корона золотистого пуха – единственный остаток волосяного покрова на стройном теле. Костяные воронки на висках вмещали пару золотистых глаз, а рот представлял собой круглую красную дырочку. Носа не было вовсе, как и ушных раковин – на их месте колыхались бурые мембраны. Руки-щупальца заканчивались четырехпалыми многосуставчатыми кистями. На голой груди зеленым было вытатуировано имя – Териекс.

Обок худого и длинного Териекса ковыляла бледная, приземистая туша. Лысая башка сливалась с плечами, шеи не было и следа. Красные глазки помаргивали по бокам трепетавшей с каждым вздохом влажной дыры. Над самыми плечами зияли слуховые щели. Бугрящиеся мышцами руки завершались мясистыми клешнями. Ноги – как тумбы, без коленных суставов и стоп.

Прочие скитальцы отличались таким же разнообразным уродством. Кому-то досталось больше двух глаз, кому-то – ни одного. Виднелись хоботы и заостренные уши, стройные ноги и обрубленные культи. Всего в группе насчитывался сорок один странник. Они жались друг к другу, словно стена их тел могла сдержать зловещий натиск пандоранской природы, и поддерживали один другого, пробираясь по неприютной пустоши. Иные, впрочем, отстранялись от своих столь же несчастных товарищей. Почти все молчали – лишь порой послышится стон или всхлип, да жалобно спросят вожака Териекса:

– Где нам спрятаться, Тер? Кто примет нас?

– Нам бы лишь до другого моря дойти, – отвечал Териекс. – Где Аваата…

– Аваата, да, Аваата…

Это звучало точно мантра.

– Всечеловечье, да, да, и все-Аваата… – затянул в толпе мощный бас.

– Тер, поведай нам историю Авааты, – попросил другой.

Но Териекс молчал, пока все не взмолились:

– Да, Тер… поведай нам… историю, историю!..

Териекс поднял тощую длань, призывая к молчанию.

– Когда Аваата говорит о начале, она говорит о скале и родстве скалы. Прежде скалы было лишь море, кипящее море, и пузыри огня, кипятившие его. А с огнем и холодом пришла тяга лун, и волны морские грызли небо. Днем бурление вод разметает все сущее, ночью же все осядет на дно, и будет покой.

Высокий присвистывающий голос Териекса легко перекрывал топот множества ног. Он продолжил, и ритм его слов странным образом укладывался в ритм шагов.

– Но солнца замедлили свой великий бег, и остыли моря. Немногие соединенные остались соединены. Аваата знает, ибо это было так, но первым словом Авааты было «скала».

– Скала, скала… – на разные лады откликнулись его спутники.

– Нет роста в пути, – пел Териекс. – Прежде первой скалы Аваата была утомлена, Аваата была многосложна, Аваата знала лишь море.

– Мы должны найти море Авааты…

– Но взяться за скалу, – продолжал Териекс, – свернуться вокруг нее и замереть в покое – значит обрести новую жизнь и новые мечты, не тронутые томительным буйством приливов. Из листа произошла лоза, и в прибежище скал родился дар моря – сила разрядов и полученный ею газ.

Урод запрокинул голову, глядя в металлически-сизое небо, и несколько шагов сделал молча.

– Сила разряда, касанье касаний! В тот день Аваата смирила молнии и долгими веками в молчании трепетала, испуганная, на груди скал. А потом в страшной ночи сверкнула первая искра: «Скала!»

– Скала! – снова откликнулась толпа. – Скала! Скала!

– И сила разряда! – повторил Териекс. – Аваата познала скалу прежде, чем осознать самое себя, но вторая искра прозвучала «Я!». И третья, величайшая из всех: «Я! Не скала!»

– Не скала, не скала… – откликнулись остальные эхом.

– Исток вечно с нами, – говорил Териекс, – как и с теми, кто не мы. Он – в осознании того, что есть мы. Только через другого ты познаешь себя. Там, где ты один, нет ничего. Пустота не отражает тебя, не дает опоры. Но у Авааты была скала, и скала дала ей опору, и появилось Я. Так малое становится беспредельным. Пока ты один, ты ничто. Но мы едины в бесконечности истока, откуда родится все сущее. Пусть скала Авааты укрепит вас в море жизни!

Териекс замолк, и отряд некоторое время ковылял по пустыне в молчании. Слабый ветерок принес острый кислый запах, и чей-то чувствительный нос уловил его.

– Чую, – разнеслось над головами, – чую нервоедов…

Всех передернуло, и уродцы заковыляли поспешней. Те, что шли в стороне, озирались все опасливей.

Дорогу прокладывал покрытый темной шерстью рослый урод. Короткие толстые ноги заканчивались круглыми подушками, тощие руки шевелились по-змеиному гибко. На руках было всего по два пальца, гибких, сильных и ловких, будто предназначенных, чтобы проникать в некие неведомые щели. Огромные мохнатые уши трепетали и шевелились, поворачиваясь, как антенны, на каждый шорох. Лицо было совершенно человеческим, если бы не плоский нос и редкий черный пушок, равномерно покрывавший его. Голубые глаза навыкате бесстрастно смотрели на мир из-под тяжелых век.

Равнина была пустынна, и только отдельные глыбы черного камня и жестколистные кусты, медленно поворачивавшиеся под лучами кирпично-красного солнца, нарушали ее монотонность до самых утесов, возвышавшихся в десятке километров впереди.

Уши мохнатого путника внезапно прянули тревожно, наводясь на лежащий прямо на пути отряда скальный выступ.

И внезапно над равниной пронесся визгливый вопль. Отряд замер в тревожном ожидании, как единое существо. Чтобы слышаться так далеко, крик должен был быть пугающе громок.

– У нас нет оружия! – воскликнул кто-то почти истерически.

– Скалы, – промолвил Териекс, обводя рукой торчавшие из земли тут и там черные камни.

– Велики, – пожаловался другой, – не бросить.

– Скалы Авааты, – проговорил Териекс тем же напевным голосом, каким пересказывал историю Авааты.

– Кустов берегитесь, – предупредил третий без особой нужды – все знали, что к здешним растениям лучше не подходить. Большая часть их была ядовита, и почти все способны рассекать мягкую человечью плоть. От нанесенных ими ран уже погибли трое.

Снова воздух разорвал дикий визг.

– Скалы, – повторил Териекс.

Отряд медленно рассыпался. Уроды расходились – поодиночке и по двое-трое, чтобы прижаться лицом к черным скалам и застыть, сжимая в объятиях камень.

– Вижу их, – объявил Териекс. – Рвачи-капуцины.

Все обернулись туда, куда указал его палец.

– Скала, сон жизни, – проговорил Териекс, глядя вдаль, на мчащихся по равнине девять черных тварей. – Держаться за скалу, свиться вкруг нее и замереть.

Да, то были рвачи-капуцины. Многочисленные ножки чудовищ двигались с невообразимой быстротой, лязгали клыки под скрывающими пасти капюшонами голой кожи.

– Надо нам было попытать счастья в Редуте, как остальным! – завыл кто-то.

– Будь ты проклят, Хесус Льюис! Будь проклят!

И больше ни слова не прозвучало над равниной. Подняв капюшоны, неуследимо-споро ринулись рвачи на потерянно разбредшихся уродов. Клыки рвали плоть, терзали мясо безжалостные когти. Чудовища двигались настолько быстро, что у их жертв не оставалось ни шанса. Одни пытались бежать, и их настигали на голой равнине. Другие пробовали затаиться, затеряться среди скал, но бесы, разбившись на пары, ловко загоняли их на погибель. Все было кончено в течение минуты, и рвачи приступили к трапезе. Из-под камней выползали мерзкие твари, чтобы присоединиться к пиршеству, и даже соседние кусты пили корнями впитавшийся в землю красный сок.

Но покуда рвачи жрали, на севере поднялись над скальным бастионом оранжевые воздушные шары. Слабый ветерок нес их в сторону пирующей стаи. Свисающие с нижней поверхности живых дирижаблей щупальца время от времени касались равнины, вздымая облачка пыли. Рвачей это зрелище не тревожило.

По верхней кромке вялых оранжевых мешков тянулись высокие гребни, подстраивавшиеся под ветер. С высоты неслась пронзительная песнь – словно ветер гудел в парусах и бряцало что-то вдалеке.

До оранжевых мешков оставался еще не один километр, когда один рвач поднял уродливую башку и предупреждающе рявкнул. Взгляд его обратился от плывущих в воздухе дирижаблей к выползающим из-под земли в полусотне шагов от места кровавой бойни червеобразным отросткам. От них исходила резкая вонь гари и кислоты. Как один девять рвачей ринулись прочь. И тот, что пожрал вожака уродов, на бегу завыл тонко и протяжно, а потом крикнул, и крик его далеко разнесся над пустошью:

– Териекс!

Намеренно слабый ход, выбранный случайно на любой стадии игры, может полностью изменить теоретически предсказанную последовательность дальнейших ходов.

Слова Бикеля, цитируются по корабельным архивам.

Оукс нервно прохаживался по каюте. Уже не первый ночьсторонний час он пытался связаться со Льюисом по вживленному коммуникатору. Льюис не откликался.

Может быть, что-то случилось в Редуте?

В этом Оукс очень сомневался. База на Черном Драконе поглощала лучшие материалы, имевшиеся в распоряжении колонистов. Льюис не экономил на строительстве. Никакая сила на Пандоре или на борту не проникнет туда, кроме разве что… разве что…

Оукс застыл, упершись взглядом в голую пластальную стену.

Защитит ли их Редут на поверхности Пандоры от всеприсутствия Корабля?

Выпитое вино заставило кэпа расслабиться. Желчная горечь исчезла с языка, каюта казалась уютной и одновременно неприступной. Пусть проклятый Корабль посылает на нижсторону нового кэпа. Придет время – разберемся и с ним.

Оукс опустился на диван и постарался забыть последнее покушение Корабля на его жизнь. Закрыв глаза, он перенесся в мечтах туда, где все начиналось.

«Не совсем. Это было не самое начало…»

Ему не хотелось признаваться даже себе самому, что в его воспоминаниях имеется существенный пробел. Сомнения грызли Оукса, отвлекало шуршание несущей волны вживленного передатчика. Он отправил нервный импульс, отключающий приборчик.

«Пусть теперь Льюис волнуется!»

Оукс тяжело вздохнул.

«Нет, это не начало». Откуда он взялся, не давали ответа никакие архивы. Корабль, при всей его божественной власти, не мог или не хотел поднять завесу над прошлым Моргана Оукса. А ведь кэп должен обладать всей полнотой информации! Всей!

И он мог узнать все – кроме того, откуда появился Морган Оукс на далекой Земле… давней Земле… давно погибшей Земле…

Первые отчетливые воспоминания его детства относились к тому периоду, когда юному Моргану было около шести лет. Он помнил даже год – 6001-й от рождества Божественного Имхотепа.

Весна. Это было весной, и он жил тогда в сердце мира, в Египте, в прекрасном граде Гелиополе. От бретонских пограничий до подбрюшья Инда царил греко-римский мир, питавшийся щедротами Нила и поддерживаемый египетскими наемниками. Лишь в дальнем Чине и еще восточней, за Неситским морем, на континентах Чина-Восточного еще продолжались столкновения народов. Да… это было весной… а в Гелиополе он жил с родителями… Оба они состояли на военной службе – это он вызнал в архивах – и считались лучшими генетиками Империи. Проект, в котором они принимали участие, должен был полностью переменить судьбу юного Моргана. Они готовили его к межзвездному перелету. Об этом ему тоже сообщили – но много лет спустя, когда возражать было слишком поздно.

А помнился ему мужчина, негр. Малыш Морган воображал, что этот незнакомец – один из черных жрецов Египта, на которых он смотрел каждую неделю по видеру. Каждый день после полудня этот человек проходил под окнами комнаты Моргана… Куда он шел и почему никогда не возвращался тем же путем, так и осталось для мальчика загадкой.

Забор вокруг дома Оуксов был выше человеческого роста и поворачивал по верхнему краю внутрь, но сделан он был из крупной сетки и не мешал юному Моргану каждый день наблюдать за прохожим и размышлять, откуда он взялся такой черный. Родителей малыш не спрашивал – он хотел все выяснить сам.

– Солнце скоро взорвется.

Это сказал отец однажды утром за трапезой. И Морган не забыл этих страшных слов, хотя тогда и не понял их истинного смысла.

– Это замалчивают, но даже римские власти не в силах отменить жару. И все гимны всех жрецов Ра на свете не избавят нас от нее.

– Жары? – огрызнулась мать. – Жару можно терпеть, в жару можно жить. Но это… – Она беспомощно махнула рукой в сторону окна. – Это все равно что костер.

«А! – подумал Морган. – Значит, того человека опалило солнце».

Лишь годам к десяти он осознал, что чернокожий был темен лицом от рождения, от зачатия. И все равно рассказывал другим детям в интернате, что это работа солнца. Он наслаждался тайной, игрой убеждения и обмана.

«О эта сила игры! Уже тогда она меня манила!»

Оукс поправил подушку под поясницей. Почему негр вспомнился ему именно сейчас? Было, было же что-то, отчего этот незначительный случай так резко впечатался ему в память.

«Он коснулся меня».

Оукс не мог припомнить, чтобы до того к нему прикасался кто-либо, кроме родителей. В тот день, очень жаркий, он сидел на крыльце, где было прохладнее, – навес отбрасывал тень, а вентилятор поддувал в спину из распахнутых дверей. Негр прошел мимо, как всегда, а потом остановился и даже вернулся. Мальчик с любопытством смотрел на него через забор, а незнакомец вглядывался в него, словно в первый раз заметил.

И Оукс помнил, как захолонуло у него тогда сердце, провалившись куда-то в Тартар.

Негр огляделся, бросил взгляд на забор и, не успел Морган моргнуть, перемахнул через ограду и двинулся к нему. Не дойдя одного шага, он замер и, протянув руку, дрожащими пальцами коснулся щеки мальчика. Оукс все с тем же детским любопытством потянулся к нему и дотронулся до черного запястья незнакомца.

– Ты что, никогда прежде не видел маленьких мальчиков? – спросил он.

Черное лицо скривилось в улыбке.

– Видел, но не таких, как ты.

Потом откуда-то выскочил охранник, набросился на незнакомца и увел. Другой затащил мальчика в дом и позвал отца. Тот, кажется, очень злился… Но куда крепче запомнились Моргану Оуксу трепет и восхищение в глазах человека, который никогда больше не проходил под его окнами. В тот миг Оукс ощутил себя особенным. Сильным. Достойным преклонения. Он всегда был тем, кого… почитают.

«Почему мне так запал в память этот негр?»

Нет, положительно он тратит свое время лишь на то, чтобы задавать себе вопросы. Одни вопросы порождали другие, чтобы привести в конце концов, как приводили всегда, к последнему, вопросу вопросов, единственному, который Морган Оукс не осмеливался допустить в свое сознание. Пока не осмеливался.

Теперь он задал его вслух, покатывая на языке каждое слово, точно каплю долгожданного вина:

– Что, если этот проклятый Корабль на самом деле Бог?

Гибернация человека относится к спячке животных так же, как та – к бодрствованию. Гибернация тормозит процессы метаболизма практически полностью. Это скорее род смерти, нежели род жизни.

Политехнический словарь, 101-е издание.

Раджа Флэттери тихонько свернулся в гибернационном коконе, пытаясь избавиться от терзающих его страхов.

«Я во власти Корабля».

От тоски и ужаса воспоминания мутились, но главное сохранялось. Образы прошлого отчетливо вставали на фоне угольной черноты кокона.

«Я был капеллан-психиатром безднолета „Землянин“.

Мы должны были создать искусственный разум. Очень опасное задание».

И они создали… нечто. И этим чем-то стал Корабль, творение почти невообразимой мощи.

«Бог или Дьявол?»

Флэттери не знал. Но Корабль создал для клонов в своем чреве земной рай и огласил новое понятие: богоТворение. Он потребовал от копированных людей решить, как они станут богоТворить его.

«Мы и здесь потерпели поражение».

Может, потому что они были клонами, все до последнего? Ими можно было пожертвовать. Это они знали с первых дней своей сознательной жизни на Лунбазе.

И снова его охватил страх.

«Я должен сохранять решимость, – твердил себе Флэттери. – Бог он или Сатана, я буду беспомощен перед его силой, если потеряю решимость».

– Пока ты почитаешь себя беспомощным, таковым и останешься, как бы решительно ты не утверждал обратного, – заметил Корабль.

– Так ты читаешь и мои мысли?

– Читаю? Не то слово.

Голос Корабля доносился из окружавшей Раджу Флэттери тьмы, лишенный источника. В нем слышались отголоски немыслимых для человека забот и тревог. Каждый раз, слыша этот голос, Флэттери ощущал себя не больше пылинки. Он продирался сквозь комплексные дебри неполноценности, но каждая идея, которую он только мог вызвать себе на подмогу, только усиливала чувство собственного ничтожества.

Что может человек противопоставить мощи Корабля?

И все же вопросы теснились в его мозгу, а Корабль порой отвечал на вопросы.

– Долго я пролежал в гибернации?

– Промежуток времени не имеет для тебя смысла.

– А ты испытай меня.

– Я тебя испытываю.

– Скажи мне, сколько я пролежал в баке!

Слова не успели слететь с его языка, как Раджу захлестнул панический ужас. К Богу так не обращаются… и к Сатане тоже.

– А почему нет, Радж?

Голос Корабля звучал почти по-приятельски, но столь выверенными были его интонации, что мурашки бежали по коже.

– Потому что… потому…

– Потому что я многое могу сотворить с тобой?

– Да.

– Ох-х-х, Радж, когда же ты проснешься?

– Я не сплю.

– Неважно. Ты очень долго пролежал в гибернации, если мерить время твоими мерками.

– Сколько?

Он чувствовал, что ответ на этот вопрос жизненно важен для него. Он должен был знать.

– Ты должен воспринять концепцию повторов, Радж. Для меня Земля повторяла свою историю снова и снова, воспроизводясь по моему приказу.

– Повторяясь… все так же, каждый раз?

– Приблизительно.

Флэттери услышал в голосе Корабля интонации неизбежной истины.

– Но зачем?! – вырвалось у него.

– Тебе не понять.

– Столько боли…

– И радости. Никогда не забывай о радости, Радж.

– Но… повторы?

– Так ты мог бы ставить в проигрыватель запись любимого концерта, Радж, или голокассету классического театра. Так Лунбаза повторяла проект «Сознание» снова и снова, каждый раз получая новые капли знаний.

– Так зачем же ты вызвал меня из спячки?

– Ты мой любимый инструмент, Радж.

– Но Бикель…

– О, Бикель! Да, он подарил мне свой гений. Он был шкатулкой фокусника, откуда вы достали меня, но дружба требует большего, Радж. Ты мой лучший друг.

– Я бы уничтожил тебя, Корабль.

– Как же плохо ты понимаешь дружбу.

– Так я… инструмент. И ты проигрываешь меня заново?

– Нет, Радж. Нет. – Сколько печали в этом страшном голосе. – Инструменты играют.

– Почему я должен позволять тебе играть на мне?

– Хорошо! Прекрасно, Радж!

– Это можно считать ответом?

– Считай это одобрением. Ты и вправду лучший мой друг. Мой лучший инструмент.

– Я, наверное, никогда этого не пойму.

– Это, полагаю, оттого, что играть тебе нравится.

Флэттери не смог удержать смешок. – Веселье тебе идет, Радж.

«Веселье?» Он и не помнил, чтобы ему приходилось веселиться – разве что в горьком самоуничижении посмеиваться над собой. Но теперь он помнил, как погружался в гибер – не один раз, а множество, больше, чем мог или хотел сосчитать. Были и другие пробуждения… другие игры и… да, другие поражения. Но он ощущал, что Корабль забавляют его метания, и знал, что от него ждут ответа.

– И что мы играем на этот раз?

– Мои требования остаются неисполненными, Радж. Люди почему-то не в силах решить, как им богоТворить меня. Поэтому людей больше нет.

Раджу словно окатило ледяной водой.

– Больше нет… Что ты сотворил?!

– Земля сгинула в провалах бесконечности, Радж. Все Земли. Прошло много времени, ты не забыл? Остались только корабельники… и ты.

– Я – человек?

– Ты – мой изначальный материал.

– Клон, двойник, дубль – изначальный материал?

– Именно так.

– Кто такие корабельники?

– Те, кто пережил несколько последних повторов, – это была не совсем та Земля, которую ты помнишь.

– Они не люди?

– Ты можешь с ними скрещиваться.

– Чем они отличаются от меня?

– Их расовая память идентична твоей, но они были подобраны с Земель в разных фазах социального развития.

Флэттери послышалась уклончивость в этом ответе, и он решил оставить эту тему… пока, а подойти с другой стороны.

– Что значит – подобраны?

– Они считают это спасением. В каждом случае их солнце должно было взорваться.

– Опять твои проделки?

– К твоему прибытию они были подготовлены очень тщательно, Радж.

– Как подготовлены?

– У них есть капеллан-психиатр, который учит ненависти. У них есть Сай Мердок, который хорошо усвоил его уроки. У них есть женщина по имени Хэмилл, чья необыкновенная сила уходит корнями глубже, чем догадывается кто-либо. У них есть старик по имени Ферри, который думает, будто все покупается и продается. У них есть Ваэла, и вот за ней стоит присмотреть, да повнимательнее! У них есть молодой поэт по имени Керро Паниль и есть Хали Экель, которая думает, будто влюблена в поэта. У них есть люди, клонированные и приспособленные для исполнения странных задач. У них есть страхи, и стремления, и радости…

– Ты называешь это подготовкой?

– Да, а еще – участием.

– И ты требуешь того же и от меня?

– Участия? Безусловно.

– Приведи мне хоть одну вескую причину, по которой я обязан согласиться.

– Я тебя не обязываю к подобному.

Ответ ничего не объяснял, но Флэттери знал, что настаивать дальше было бы опасно.

– Значит, я должен явиться. Куда и когда?

– Мы кружим над планетой. Большая часть корабельников высадилась на ее поверхности – колонисты.

– И они должны решить, как им богоТворить тебя?

– Ты все так же догадлив, Радж.

– И что они сказали, когда ты задал им свой вопрос?

– Я не задавал им вопросов. Это, надеюсь, станет твоей задачей.

Флэттери содрогнулся. Эту игру он знал. Ему хотелось бесноваться, орать, отвергать все, навлекая на свою голову все кары Корабля. Но что-то в словах машины остановило его.

– А что случится, если они не преуспеют и на этот раз?

– Я сломаю… запись.

Попирай упрямыми стопами Землю. Куда она уйдет?

Керро Паниль, «Избранное».

Керро Паниль добил последнюю сводку по пандоранской геологии и отключил голопроектор. Время второй трапезы давно прошло, но поэт не чувствовал голода. Воздух в тесной учебной каюте был спертым, и Керро машинально удивился этому, прежде чем сообразил, что сам запер потайной люк и воздух мог поступать только через вентиляционную решетку в полу. «А на ней я сижу».

Посмеявшись над собой, он поднялся, потянулся, вспоминая усвоенные уроки. Воображение его уже так давно играло образами настоящей земли, настоящего моря, настоящего ветра, что поэт опасался, не разочарует ли его реальность. У него был большой опыт в строительстве воздушных замков… и большой запас разочарований за плечами.

В такие минуты он ощущал себя куда старше своих двадцати анно. Керро поискал глазами уверенности в какой-нибудь отражающей поверхности и наткнулся взглядом на кромку люка, отполированную до блеска множеством касаний его собственной руки.

Нет, смуглая кожа Керро сохранила юношескую гладкость, черная бородка все так же курчавилась у пухлых, чувственных (нельзя не признать) губ. И нос… определенно пиратский. Хотя мало кто из корабельников слышал такое слово – пираты.

Только глаза были намного старше. И тут уж ничего не поделаешь.

«Это работа Корабля. Нет… – Керро покачал головой. Нечего лгать себе. – Наша с Кораблем особенная связь – вот что этому виной».

Реальность скрывала в себе слои за слоями смыслов, и то неуловимое, что делало Керро поэтом, заставляло его перебирать эти слои, так же как дитя листает покрытые иероглифами страницы. И даже когда реальность оборачивалась жестоким разочарованием, он продолжал искать.

«О сила разочарования!»

Для себя он четко отделял ее от горечи отчаяния. Разочарование давало силу передумать, переиграть, пережить заново. Заставляло прислушаться к себе, как Керро привык слушать только других.

Поэт знал, что думают о нем на борту.

Его товарищи были убеждены, что поэту под силу услышать каждое слово в набитой людьми комнате, что от него не ускользнут ни жест, ни интонация. Такое с ним и впрямь случалось, но выводы, сделанные из подобных наблюдений, он всегда оставлял при себе, и внимательность поэта никого не оскорбляла. Трудно было представить себе лучшую аудиторию, чем Керро Паниль – он хотел лишь слушать, учиться, открывать внутренние связи бытия и выражать их в строках стиха.

Его богом был порядок – красота симметрии, порождаемая вдохновением. И все же… он не мог не признать, что в самом Корабле не было ничего симметричного. Однажды он попросил Корабль показаться ему со стороны. Керро ожидал, что эта насмешливая просьба будет отвергнута, но вместо этого Корабль отправил его на видеоэкскурсию – показывая себя через внутренние камеры, глазами робоксов-ремонтников и даже челноков, снующих между Кораблем и Пандорой.

Внешний облик Корабля был непередаваем. Во все стороны торчали огромные пластины-веера, точно плавники или крылья. Среди них горели огни, и за открытыми ставнями иллюминаторов порой мелькали людские тени. Гидропонные сады – так объяснил Корабль.

Протяженность Корабля составляла пятьдесят восемь километров, и по всей длине его неимоверную тушу покрывали, бугрясь и пошевеливаясь, непонятного назначения конструкции. Челноки пристыковывались к торчащим туда и сюда хрупким трубкам и отбывали от них. Гидропонные «веера» громоздились один на другой, наслаиваясь, точно наросты обезумевшей плесени.

Керро знал, что когда-то Корабль был строен и тонок – обтекаемая торпеда, чей гладкий контур нарушали лишь три стабилизатора по центру корпуса. При посадке они отклонялись назад, превращаясь в опоры. Но тысячелетия полета скрыли первоначальные очертания звездолета. Тот, первый, корабль называли теперь ядром, и, проходя длинными коридорами, можно было еще порой наткнуться на следы его существования – толстая переборка с герметичным люком или металлическая стена и ряд замурованных иллюминаторов в ней.

И внутри Корабля царил такой же пугающий хаос. Камеры показывали Керро ряды спящих в гибернационных трюмах. По его просьбе Корабль передал ему координаты этого места, но для Керро они все равно ничего не значили – бессмысленные числа и глифы. Вслед за торопливыми робоксами он скользил по служебным переходам, где не было воздуха, вылезал на поверхность Корабля и там, в тени громоздящихся выступов, смотрел, как идет ремонт и начинается строительство новых секций.

Завороженно и немного смущенно Керро наблюдал, как работают его товарищи-корабельники, – как соглядатай, вторгающийся в чужую жизнь. Он смотрел, как двое грузчиков тащат огромный цилиндрический контейнер на причал, чтобы отправить его челноком на Пандору, и понимал, что не имеет права подглядывать за ними, не давая знать о себе.

Когда экскурсия закончилась, он разочарованно откинулся на спинку кресла. Ему пришло в голову, что Корабль подглядывает так постоянно и за всеми. Ничто на Корабле не могло укрыться от корабельного взора. Мысль эта кольнула его негодованием, тут же сменившимся тихим смехом.

«И что с того? Я во чреве Корабля и от плоти его. В каком-то смысле я и есть Корабль».

– Керро!

Поэт вздрогнул, услыхав донесшийся из компульта голос. Как она его здесь нашла?

– Да, Хали?

– Ты где?

А, так она не нашла его. Это сделала программа поиска.

– Учусь, – ответил он.

– Не прогуляешься со мной? Я совсем извелась что-то.

– Где?

– Может, в арборетуме, где кедры?

– Через пару минут могу тебя там встретить.

– А я тебе вообще-то не помешала? – с плохо скрываемой робостью спросила она.

– Ничуть. Пора мне сделать перерыв.

– Увидимся у входа в архивы.

Послышался щелчок – Хали прервала связь. Керро тупо уставился на компульт.

«Как она узнала, что я занимаюсь в секторе архивов?» Программа поиска не выдавала местоположения объекта. «Или я настолько предсказуем?»

Подобрав блокнот и рекордер, он вылез через потайной люк и запер его за собой. Через зону хранения программ он добрался до ближайшего коридора. Хали Экель уже стояла там, поджидая его. Она с нарочитой небрежностью помахала ему рукой.

– Привет.

Мысленно Керро еще был погружен в свои занятия и при взгляде на подругу глуповато моргнул, заново пораженный ее красотой. Встреченная вот так – неожиданно, внезапно, выскользнувшая из-за поворота, Хали всегда изумляла его.

И Керро никогда не отталкивала больничная стерильность неизменного прибокса на ее поясе. Хали работала медтехником на полную ставку; жизнь и выживание были ее вечной заботой.

Ее красота – пышные черные кудри, румянец смуглой кожи, тайные глубины темных глаз – всегда заставляла Керро тянуться к ней, наклоняться, поворачиваться, как цветок за солнцем. Они происходили от одного корня – потомки неситов, отобранные за силу, за жизнестойкость, за ту власть, что имели над ними дальние звездные дороги. Многие принимали их за брата и сестру – ошибка, усугубляемая еще тем фактом, что на памяти живущих на борту еще не бывало братьев и сестер. Иные ждали своей очереди в гибербаках, но вместе не просыпались.

Перед внутренним взором Керро промелькнули стихотворные строки, одни из многих, какие рождала в нем близость Хали. Он никогда и ни с кем не делился ими.

О темная прекрасная звезда.
Возьми мой слабый свет
И пальцы свои с моими сплети.
Ток света ощути…

Прежде чем Керро успел записать стихотворение, ему пришло в голову, что Хали не могла оказаться на этом месте так быстро – поблизости не было точек вызова.

– Откуда ты мне звонила?

– Из медсектора.

Керро покосился на часы. До медсектора было минут десять быстрым шагом.

– Но как ты…

– А я весь разговор записала и поставила на таймер.

– Но…

– Видишь, как легко тебя раскусить? Я все свои реплики записала на пленку и пришла как раз вовремя.

– Но… – Он беспомощно кивнул в сторону люка.

– О, если тебя никак не найти, ты всегда прячешься где-то здесь. – Он обвела рукой программный архив.

– Хм-м.

Рука об руку они двинулись к западному борту.

– О чем ты задумался? – спросила она. – Мне казалось, тебя это позабавит или хоть удивит… что ты посмеешься…

– Прости. Меня в последнее время тревожит, что я веду себя вот так – не замечаю людей, не могу… вовремя сказать нужное слово.

– Для поэта худшего обвинения, пожалуй, не найти.

– Распоряжаться персонажами на странице или в голофильме куда проще, чем распорядиться своей жизнью. «Распорядиться»! Ну почему я так нелепо разговариваю?

Хали на ходу обняла его за талию и притянула к себе. Керро улыбнулся.

Они вышли в купольный сад. Он находился сейчас на дневной стороне Корабля, и солнечные фильтры смягчали буйное сияние Реги. Листва приобретала умиротворяющий голубоватый оттенок в этом свечении. Керро глубоко вдохнул насыщенный кислородом воздух. Где-то за сонобарьером в глубине зарослей защебетали птицы. Под деревьями тут и там лежали парочки. Для многих это было излюбленное место свиданий.

Хали сбросила пояс с прибоксом и повалила Керро на землю под сенью могучего кедра. Слой мягких иголок был прогрет бьющим сквозь ветви солнцем, воздух насыщен влагой и благовонным ароматом. Влюбленные лежали под деревом бок о бок, плечом к плечу.

– М-м-м… – Хали потянулась, выгнувшись по-кошачьи. – Как здесь славно пахнет.

– Славно? И чем пахнет слава?

– Прекрати. – Она повернулась к Керро: – Ты меня понял. Пахнет хвоей, мхом… крошками в твоей бороде. – Она пригладила его усы, запустила пальцы в курчавую поросль на щеках. – Ты знаешь, что на борту ты один носишь бороду?

– Мне уже говорили.

– И тебе это нравится?

– Не знаю. – Он протянул руку, кончиком пальца погладил тоненькое проволочное колечко в ее левой ноздре. – Странная штука – традиция… Откуда у тебя это кольцо?

– Робокс уронил.

– Уронил? – удивленно переспросил Керро.

– Знаю, они ничего не теряют. Но этот чинил сенсор у маленького медкабинета близ поведенческого сектора. Я заметила, как упала проволочка… и подобрала. Словно клад нашла. Они так мало мусора за собой оставляют – одному Кораблю ведомо, что они делают с этим барахлом.

Хали обняла поэта за плечи и, притянув к себе, поцеловала.

Керро отстранился чуть и сел.

– Спасибо, но…

– У тебя всегда «спасибо, но…»! – гневно воскликнула Хали, пытаясь унять разгорающуюся страсть тела.

– Я… не готов, – смущенно пробормотал он. – Не знаю почему. Я не играю с тобой. Мне просто не под силу сделать что-то не к месту или не вовремя.

– А что может быть уместней? Нас, в конце концов, выбрали на расплод тогда, когда мы уже были столько времени.

Керро не мог заставить себя поднять глаза.

– Знаю… на борту любой может совокупляться с кем угодно, но…

– Но! – Отвернувшись, Хали пробуравила взглядом корни раскидистого кедра. – Мы могли дать приплод! Одна пара на… сколько? На две тысячи? У нас мог быть ребенок!

– Не в этом дело. Только…

– А ты весь погружен в свою историю, в традиции, ты вечно приводишь мне в оправдание какие-то обычаи и языковые структуры. Как ты не понимаешь, что…

Протянув руку, Керро прижал палец к ее губам и легонько чмокнул Хали в щеку.

– Милая моя Хали, потому что не могу. Для меня… отдаться другому – значит остаться ни с чем.

Хали повернулась к нему и подняла на поэта полные слез глаза.

– Где ты нахватался этаких мыслей?

– Они рождаются сами – из моей жизни, из всего, что я вижу.

– Этому учит тебя Корабль?

– Корабль дает мне то, что я хочу узнать сам.

Женщина угрюмо потупилась.

– Со мной Корабль даже не разговаривает, – прошептала она чуть слышно.

– Если задавать правильные вопросы, он отвечает всегда, – ответил Керро и, почуяв возникшую неловкость, добавил: – Только надо услышать его голос.

– Это ты и раньше говорил, но никогда не объяснял – как.

В голосе Хали отчетливо слышалась ревность. И Керро мог ответить ей только одним способом.

– Я подскажу тебе стихами. – Он откашлялся.

Сама синева
Учит нас синеве.

Хали нахмурилась, вдумываясь в его слова, потом помотала головой.

– Я тебя не понимаю, так же как не понимаю Корабль. Я хожу на богоТворения, молюсь, делаю что велит Корабль… – Она запнулась. – Я никогда не видела тебя на богоТворениях.

– Корабль – мой друг, – ответил поэт.

Любопытство превозмогло обиду.

– Чему Корабль учит тебя? Расскажи!

– Это была бы слишком долгая повесть.

– Ну хоть слово скажи!

Он кивнул.

– Хорошо. За нашими плечами множество миров, множество людей. Их наречия, память их бытия сплетаются в чудные узоры. Их речь для меня как песня, и чтобы насладиться ею, не нужно понимать слов.

Хали закрыла глаза в недоумении.

– Корабль бубнит тебе на ухо бессмысленные слова?

– Когда я прошу послушать оригинал.

– Но зачем тебе слушать то, чего не понимаешь?

– Чтобы оживить этих людей, чтобы они стали моими. Не моими собственными, а моими близкими, хотя бы на миг. – Керро повернулся к ней, напряженно вглядываясь ей в лицо. – Неужели тебе никогда не хотелось запустить руки в древний прах и извлечь оттуда память о тех, кого давно забыли?

– Старые кости?

– Нет! Живые сердца и живую жизнь.

Хали медленно покачала головой.

– Я просто не понимаю тебя, Керро. Но я тебя люблю.

Поэт кивнул молча, думая: «Да, любовь не обязана понимать. И Хали знает это, только не хочет жить в согласии с этим знанием».

Ему вспомнились строки древней земсторонней поэмы: «Любовь не утешение, но свет». Утешение можно найти не в любви, но в мысли и в вечной поэме жизни. Когда-нибудь он заговорит с Хали Экель о любви. Но не сегодня.

Почему вы, человеки, всегда готовы нести страшное бремя своего прошлого?

Керро Паниль, вопрос из «Авааты».

Сай Мердок не любил подходить к периметру Колонии так близко, даже когда его прикрывал кристальной щит отдельного выхода Первой лаборатории. Твари Пандоры всегда находили способ преодолеть непреодолимое, обходя даже самые прочные барьеры.

Но стоять на этом наблюдательном посту, когда над равниной собирались дирижаблики, как этим утром, должен был человек, которому Льюис доверяет. Это была самая загадочная форма поведения летающих существ, и в последнее время Льюис усиленно требовал ответа на эту загадку – должно быть, на него надавил босс.

Сай вздохнул. Глядя на голые пустоши Пандоры, нельзя было отрицать – это опаснейшее место.

Наблюдатель рассеянно почесал левый локоть. Отвернувшись от солнца, он мог видеть в полированном плазе собственное отражение – крепко сбитый синеглазый шатен с очень светлой кожей и гладко выбритыми щеками.

Наблюдательный пост был выбран не очень удачно – с внешних постов, где стояли на страже лучшие из тех, кем Колония могла пожертвовать, обзор был гораздо шире. Но Мердок знал, что всегда сможет сослаться на собственную значимость. Им Колония пожертвовать не могла. А целям Льюиса эта точка удовлетворяла вполне. Кристальной щит, поглощая почти четверть проходящего сквозь него света, все же позволял оглядеть равнину почти целиком.

Что же там делают эти чертовы воздушные шарики?

Согнувшись в три погибели, Мердок навел на стаю дирижабликов соединенный с визикордером телескопический объектив. Его короткие толстые пальцы ловко навели резкость. Больше сотни дирижабликов плыло над равниной километрах в шести от периметра.

В этой стае попадались настоящие чудовища. Мердок выделил для себя самого большого – добрых полсотни метров в поперечнике, – начитывая свои наблюдения в рекордер. Дирижаблик имел форму усеченной сверху сферы. Плоская площадка наверху была на самом деле мускулистым основанием трепещущего на ветру перепончатого паруса. С нижней части туловища почти до самой земли свисали щупальца. Чудовище тащило за собой небольшой валун, вздымая клубы пыли и оставляя в земле неглубокую борозду.

Утро было безоблачным. В небе светило только одно солнце, и его жестокий желтоватый свет оттенял каждую морщинку на оранжевой шкуре дирижаблика. Мердок мог разглядеть даже поджатые под раздутым газовым мешком меньшие, ротовые, щупальца и что-то бившееся в их стальной хватке – шевелящиеся конечности, темное мельтешение. Что это было, он разглядеть не сумел, но оно было еще живо и пыталось освободиться.

Стая растянулась широким полумесяцем, строем пересекая равнину. Великан, на котором сосредоточился Мердок, оказался на ближнем к наблюдательному посту фланге, все еще сжимая в щупальцах свою добычу.

Что же там поймала проклятая тварь? Не колониста же!

Мердок изменил увеличение, и когда в поле его зрения попала вся стая, понял, что дирижаблики нацелились на вжавшихся в землю сухопутных тварей. Смертоносная дуга надвигалась на впавших в транс демонов Пандоры – обводя равнину взглядом, Сай Мердок заметил рвачей-капуцинов, бегунов-нагульников, плоскокрылов, прядильщиков, трубоглодов, цепляков… всех без исключения смертельно опасных для колонистов тварей.

Но для дирижабликов они, очевидно, не представляли никакой опасности.

Мердок обратил внимание, что каждый дирижаблик нес балластный камень. Сейчас чудовища в центре строя бросили свои валуны и, прежде чем взмыть к небесам, подхватили извивающимися щупальцами свою добычу. Пленные демоны бились в их цепких объятиях, но попыток кусаться, да и вообще напасть на своих врагов не делали.

Вот уже все, кроме от силы полудюжины дирижабликов, бросили балласт и поднялись. Немногие оставшиеся сменили курс, словно прочесывая равнину в поисках новых интересных образцов. К их числу принадлежал и тот великан, на которого Мердок обратил внимание поначалу. Сай увеличил изображение, вглядываясь в клубок щупалец под газовым мешком. На его глазах объятия дирижаблика разжались, и добыча полетела вниз.

«Большой только что уронил свою ношу, – надиктовывал Мердок в рекордер. – Что бы это ни было, оно совершенно обезвожено, плоское черное… Боже мой! Это был рвач! Большой дирижабль держал под мешком рвача-капуцина!»

Остатки рвача рухнули наземь, подняв облако пыли.

Дирижаблик-великан отвернул налево, и его балластный валун грохнулся на груду камней, нарушавшую монотонность равнины. Брызнул фонтан искр, и на глазах Мердока ввысь, к газовому мешку, взметнулась огненная нить. Дирижаблик взорвался. Короткая желтая вспышка – и к земле поплыли клочья тонкой оранжевой шкуры и клубы сизого дыма.

Среди собравшихся на равнине чудовищ взрыв вызвал настоящее столпотворение. Остальные португальские дирижаблики, побросав добычу, взмыли ввысь. А на земле демоны Пандоры ринулись, кто вприпрыжку, кто бегом, к останкам лопнувшего пузыря. Подтягивались к разбросанным по земле оранжевым клочьям твари помедленнее, вроде прядильщиков.

А когда пир завершился, демоны умчались прочь или зарылись в землю, каждый по обычаю своего вида.

Все увиденное Мердок методично надиктовывал в рекордер.

Потом он снова оглядел равнину. Дирижаблики скрылись за горизонтом, демоны сгинули. Сай закрыл ставни наблюдательного поста и, вызвав сменщика, направился к Первой лаборатории и Саду. Пробираясь по безопасным, хорошо освещенным коридорам, он обдумывал только что увиденное и зафиксированное. Видеозапись ляжет на стол сначала Льюиса, а потом – Оукса, после того как Льюис подредактирует ее и добавит свои комментарии.

«Так что же я увидел и запомнил?»

Как ни старался Мердок, поведение пандоранских зверей оставалось для него загадочным.

«Льюис прав. Стереть их всех с лица планеты».

Вспомнив о Льюисе, Мердок попытался прикинуть, насколько задержат его начальника последние неприятности в Редуте. Если уж на то пошло, Льюис может погибнуть. Даже он уязвим перед демонами Пандоры. А если Льюиса не станет…

Мердок попробовал представить себе, как он поднимается на новую ступень власти, обязанный отчитываться перед одним только Оуксом. Но воображение отказывало.

У Бога есть свои планы.

Морган Оукс, «Дневники».

Долго-долго Керро лежал под сенью кедров рядом с Хали Экель, глядя, как прорвавшиеся через тусклый плаз солнечные лучи крестят воздух над хвоистой верхушкой. Он знал, как обидел Хали его отказ, и удивился – почему он не чувствует за собой вины? Керро вздохнул. Нет смысла бежать, особенно от себя. Первой молчание нарушила Хали.

– Ничего не изменилось, верно? – тихонько, неуверенно спросила она.

– Разговорами ничего не изменишь, – ответил Керро. – Зачем ты пригласила меня сюда – продолжить спор?

– Неужели я не могу просто побыть с тобой рядом?

Голос ее дрожал от сдерживаемых слез.

– Я всегда с тобой, Хали, – ответил Керро мягко, стараясь не обидеть ее еще больше. Он взял ее за руку и коснулся ее пальцами своих губ. – Вот. Мы соприкасаемся, верно?

Хали осторожно кивнула, точно ребенок, которого уговаривают не плакать больше.

– Но что есть мы и что есть наша плоть?

– Я не…

Керро чуть развел ее пальцы.

– Наши атомы осциллируют быстрей, чем мы можем представить. Толкаются, отпихивают друг друга электронами. – Он помахал пальцем в воздухе, стараясь не задеть Хали. – Я касаюсь атома, он толкает следующий, а тот – еще один, и так до тех пор, покуда… – Он дотронулся наконец до ее запястья. – …Мы не соприкоснемся, чтобы не разлучаться никогда.

– Это лишь слова. – Она отстранилась.

– Больше, чем просто слова, медтехник Хали Экель. Мы постоянно обмениваемся атомами со вселенной – с атмосферой, с пищей, друг с другом. Разделить нас невозможно.

– Но мне нужны не какие-то там атомы!

– У тебя больше выбора, чем тебе кажется, прекрасная Хали.

Она задумчиво покосилась на него.

– Ты все это на ходу придумываешь, чтобы меня развлечь, да?

– Я говорю совершенно серьезно. Разве я всегда не предупреждаю заранее, когда начинаю фантазировать?

– Да ну?

– Всегда-всегда, Хали. И чтобы доказать это, я сочиню строфу. – Он легонько коснулся колечка в ее носу. – Вот об этом.

– Почему ты читаешь мне свои стихи? Обычно ты шифруешь их на пленке или прячешь в своих старых глифических книжках.

– Я пытаюсь радовать тебя, как умею.

– Тогда читай.

Он погладил ее по щеке.

Хрупкие кольца богов
Пронзают наши носы.
Чтобы мы не рыли корней
Дерев в Эдемском саду.

– Не поняла? – Хали недоуменно глянула на Керро.

– Древний земсторонний обычай. Крестьяне вставляли кольца в нос свиньям, чтобы те не подкапывали ограду в своем загоне. Свиньи ведь роют не столько копытцами, сколько пятачком.

– Значит, ты сравниваешь меня со свиньей?

– И это все, что ты поняла из моей строфы?

Хали вздохнула, потом улыбнулась – не столько Керро, сколько себе самой.

– Хорошая же из нас выходит пара на расплод – поэт и хрюшка!

Керро воззрился на нее, и оба внезапно расхихикались.

– Ох, Хали, – воскликнул Керро, снова откидываясь на хвойные подушки, – как же мне хорошо с тобою!

– Мне показалось, что тебе пора отвлечься. Чем ты так занят, что оторваться не можешь?

Поэт пригладил шевелюру, вытащил запутавшийся в волосах сухой сучок.

– Разбирался с электрокелпом.

– С этими водорослями, от которых у колонистов столько неприятностей приключилось? Зачем это тебе?

– Интересные вещи меня всегда поражают, но тут я чуть через шлюз не вылетел. Похоже, что келп разумен.

– Хочешь сказать – он мыслит?

– Больше того… намного больше.

– Так почему об этом никто не слышал?

– Не знаю. Я наткнулся на упоминание об этом случайно, а остальное собрал по крупицам. Существует отчет групп, отправлявшихся изучать келп.

– Как ты его нашел?

– Ну… кажется, большинству корабельников доступ к нему запрещен, но мне Корабль редко отказывает в чем-то.

– Ты и твой Корабль!

– Хали…

– Ну ладно. Так что было в этом отчете?

– Похоже, что келп использует световой язык для внутреннего общения, но понять его мы пока не можем. Но есть кое-что поинтереснее. Я не нашел упоминаний о текущих проектах, призванных наладить с келпом связь или хотя бы изучить его.

– Разве Корабль…

– Корабль отсылает меня к штабу Колонии или к кэпу, а те не отвечают на запрос.

– Ничего особенного тут нет. Эти мало кому отвечают.

– И у тебя с ними проблемы?

– Медсектор так и не получил объяснений, зачем нужно массированное генсканирование.

– Генсканирование? Как… любопытно.

– Оукс вообще человек любопытный. И скрытный.

– А его помощники?

– Льюис? – презрительно бросила Хали.

Керро задумчиво почесал щеку.

– Электрокелп и пробы ДНК… Хали, не нравится мне это генсканирование… эта затея плохо попахивает. Но келп…

– Он может обладать душой, – перебила она возбужденно, – и он может богоТворить!

– Душой? Возможно. Но когда я наткнулся на этот отчет, то подумал: «Вот оно! Вот зачем Корабль привел нас на Пандору!»

– А что, если Оукс знает, что мы здесь из-за электрокелпа?

Керро покачал головой.

– Вспомни, сколько раз Оукс называл нас пленниками Корабля! – Хали стиснула его руку. – Он постоянно твердит, что Корабль не дает нам уйти. Так почему он не скажет, зачем Корабль привел нас на эту планету?

– Может быть, он и сам не знает.

– Ох! Уж он-то знает!

– И что мы можем поделать?

– Не спустившись на нижсторону – ничего, – ответила Хали не раздумывая.

Поэт запустил пальцы в сухую почву.

– А что мы знаем о жизни на нижстороне?

– А что мы знаем о жизни здесь?

– Ты бы отправилась со мной в Колонию, Хали?

– Ты знаешь, что да, только…

– Тогда давай подадим заявки…

– Меня не отпустят. На нижстороне критическая нехватка продовольствия. Нам только что повысили рабочие квоты, потому что мы отправили вниз нескольких лучших своих людей.

– Думаю, мы просто навоображали себе Корабль знает что, но я бы все же хотел спуститься и поглядеть на электрокелп своими глазами.

Из неизменного прибокса, который Хали бросила на землю рядом с собой, донесся визгливый гул. Медтехник нажала на клавишу отзыва.

– Хали… – Лязг, жужжание, потом снова голос: – Это Уинслоу Ферри. Хали, Керро Паниль с тобой?

Хали подавила смешок. Старый олух даже позвонить не может, не ошибившись. Должно быть, программа поиска выдала, что Керро находится рядом с Хали. А может, Ферри их подслушивал? Многие корабельники втайне подозревали, что сенсоры и ручные коммуникаторы приспособлены для тайного наблюдения, но сейчас Хали впервые столкнулась с доказательством этого. Керро отобрал у нее прибокс.

– Керро Паниль слушает.

– А, Керро. В течение часа явись ко мне в кабинет. У меня для тебя задание.

– Задание?

Ответа не последовало. Связь прервалась.

– И как это надо понимать? – спросила Хали.

Вместо ответа Керро вытащил из блокнота чистый лист, нацарапал на нем что-то временным стилом, ткнул пальцем в прибокс. «Он нас подслушивал».

Хали уставилась в записку.

– Как примечательно, – проговорил Керро вслух. – Прежде мне никогда не давали заданий… разве что Корабль, когда заставлял меня учиться.

Хали забрала у него стило.

«Берегись, – написала она. – Если они не хотят разглашать, что келп мыслит, ты можешь оказаться в опасности».

Поднявшись на ноги, Керро забелил страницу и вернул в блокнот.

– Пожалуй, придется добрести до берлоги Ферри и выяснить, в чем дело.

На обратном пути они большей частью молчали, вздрагивая, стоило попасться на глаза очередному сенсору, стоило взгляду упасть на прибокс, который Хали носила на поясе. Близ входа в медсектор Хали остановила поэта:

– Керро, научи меня говорить с Кораблем.

– Не могу.

– Но…

– Это как генотип, как цвет кожи. Если только ты не спецсозданный клон, это не тебе выбирать.

– Решить должен Корабль?

– А разве не всегда так бывает? Взгляни на себя – разве ты отвечаешь всякому, кто хочет с тобой заговорить?

– Ну, я знаю, что Корабль бывает очень занят…

– Думаю, это здесь ни при чем. Корабль или говорит с тобой, или нет.

Хали поразмыслила над сказанным и кивнула.

– Керро, а ты правда разговариваешь с Кораблем?

В голосе ее звучала отчетливая нотка обиды.

– Ты же знаешь, Хали, я не стану тебе лгать. Почему тебя это так интересует?

– Мне любопытно, что он тебе отвечает. Не приказывает, как нам, через кодеры, а…

– Что-то вроде идеальной энциклопедии – всегда под рукой?

– И это тоже. Но не только. С тобой Корабль тоже говорит через кодеры?

– Редко.

– А как же…

– Это как голос у тебя в голове. Чуть громче голоса совести.

– И все? – разочарованно протянула Хали.

– А чего ты ожидала? Фанфар?

– Я даже не знаю, как говорит совесть!

– А ты прислушайся.

Керро снова коснулся пальцем колечка в ее носу, по-братски чмокнул Хали в щеку и направился в сторону приемной Уинслоу Ферри.

Испуганные подчас наделены величайшим могуществом. Всякое шевеление жизни порождает в них бесовское безумие. Они видят и силу, и слабости, но только слабость притягивает их.

Из корабельных архивов.

Уинслоу Ферри сидел в своем тускло освещенном кабинете, не обращая внимания на окружающий его хаос – груды лент и программных носителей, грязное шмотье, пустые бутылки, какие-то коробки и стопки коряво нацарапанных записок самому себе. Деньсторона выдалась долгой и тяжелой. В кабинете висела застоявшаяся вонь пролитого когда-то вина и пота. Внимание Ферри целиком и полностью поглощал экран сенсора в углу его рабочего стола. Взмокшая физиономия старика едва не прижималась к плоскому щитку, на котором Керро Паниль брел по коридору обок сладостно гибкой Хали Экель.

Бугрящейся вздутыми венами рукой Ферри откинул со лба прядку седых волос. Выцветшие глаза его поблескивали в изменчивом свечении экрана.

Старик напряженно взирал, как гладкое юное тело Хали плывет от люка к люку. Но его окружал запах другого тела – тела Рашель. Временами ему казалось, что Рашель Демарест состоит из одних костей и самая твердая – на месте сердца. К ее бесконечному нытью он относился с отстраненной насмешкой. Она мечтала о нем, седеющем, вечно похмельном, сморщенном, потому что нуждалась в нем. Она мечтала о власти, а Ферри всегда был близок к власти. Они стоили друг друга и, меняя информацию на выпивку, а вино – на уютное местечко или проведенную вместе ночь, в этой игре забывали ненадолго о той боли, которую причиняли каждому из них менее заботливые возлюбленные.

Сейчас Рашель спала в его каюте и видела себя во сне старшим председателем нового Совета, который вырвет власть из цепких лап Оукса и сделает Колонию самодостаточной и самоуправляющейся.

А Ферри сидел за пультом и в полупьяных мечтах видел Хали Экель.

Он замешкался, переключаясь от одной наблюдательной камеры к другой, и на миг потерял из виду движение крепеньких бедер Хали под тканью корабельного комба. Что за роскошные ноги! Старик перебросил канал на следующую камеру, но забыл сменить фокусное расстояние – идущая по коридору пара превратилась в смазанные пятна на пределе видимости. Ферри поиграл с управлением и потерял изображение вовсе.

– Черт! – прошептал он.

Руки старого хирурга тряслись, как вихи в огне. Чтобы успокоиться, он погладил холодный экран и последнее смазанное изображение Хали, проходящей мимо сенсора, в купольный сад.

– Веселитесь, веселитесь, крошки мои.

Он говорил вслух – все равно звуки терялись в окружающем его беспорядке. Все знали, зачем молодые парами разбредаются по арборетумам. Он проверил, поставлен ли голорекордер на запись и не стоит ли увеличить громкость. Оукс и Льюис непременно захотят это увидеть, а себе Ферри сделает отдельную копию.

– Вставь ей, мальчик, так вставь, чтобы жарко стало!

Что-то затрепетало в паху. Ферри отрешенно подумал, не выкроит ли он минутку, чтобы снова навестить Рашель Демарест.

«Накопай мне что-нибудь на этого… поэта», – приказал Льюис, и в кабинет старику доставили пять литров молодого пандоранского вина – доставила Рашель, так что это был двойной подарок. Сейчас одна пустая бутылка валялась в ворохе коннекторов, ведущих к биокомпьютеру. Другая осталась на полу каюты, занимаемой временно Рашель. Демарест была клоном, из тех, что получше. Вино для нее было большим сокровищем, чем сам Ферри. А Рашель была сокровищем для него – потому что он не мог получить Хали.

Ферри наблюдал, как касаются друг друга Паниль и Экель, представляя себя поочередно на месте каждого из них.

«Быть может, им стоило бы выпить немного вина…» – мелькнула у него глумливая мыслишка, покуда он вглядывался в изображение, пытаясь различить едва заметные под материалом комба соски, лучше слов говорившие об истинном отношении Хали к поэту.

«Ну, так они будут совокупляться или нет?»

Ферри уже начал в этом сомневаться. Паниль реагировал не так, как положено. «Надо было раньше объявить им, что Паниля опускают». Это всегда подстегивало робких любовников. «Я отправляюсь на нижсторону, милая моя. Ты знаешь, ка-ак это опа-асно?»

– Ну давай, мальчик, приступай!

Ферри хотел видеть, как выскользнет Хали из своего облегающего комба, но еще больше он желал видеть страсть в ее глазах, имеющую отношение не к Керро Панилю, а к старому, похотливому хирургу.

– Так тебя интересует келп? – пробормотал Ферри, обращаясь к Керро на экране. – Скоро ты все про него узнаешь, мальчик. А ты, Хали… – Потные ледяные пальцы ласкали экран. – …Льюис не откажется направить тебя к нам, в сектор обработки и оценки… с-с-сокровищ-ще ты наше… – лихорадочно прошипел он сквозь стиснутые желтые зубы.

Но внезапно его сладострастные мечтания оказались грубо прерваны. Он прислушался – нет, старческий слух не подвел его. Керро Паниль рассказывал Хали о том, что келп разумен.

– Черт! – взвыл старик. – Черт, черт, черт… – повторял он то и дело, продолжая слушать.

Да, Паниль рассказал ей обо всем! Этот дурак все испортит!

Но Паниль отправляется на нижсторону, с глаз долой. Из-за келпа – в этом Ферри был уверен. Приказ отдал либо Льюис, либо сам Оукс. Иначе быть не может – это случилось сразу после того, как поисковые программы засекли множественные обращения от имени Паниля ко всем документам со словом «келп». Поэтишка раскопал что-то, но его-то можно остановить. Он тихо жил и сгинет так же незаметно. И задержать его отправку вниз мог только тот приказ Льюиса: «Накопай мне на него что-нибудь».

Но в том же приказе говорилось, что, если Паниль начнет распускать язык, медлить больше нельзя.

– Черт бы тебя побрал! Ты сказал об этом ей!

Ферри перевел дух и попытался успокоиться. Он откупорил последнюю бутылку вина – ту самую, которую в своих мечтаниях он предлагал Хали Экель. У него не было ни ключа-кода, ни технических знаний, которые позволили бы ему подправить запись, стереть все упоминания о том, что и Хали знает о разуме водорослей.

Старик сделал большой глоток из горлышка и нажал на клавишу вызова.

– Хали… – Он с яростью швырнул бутылку в дальний угол и, потеряв равновесие, упал на пульт. Связь прервалась. Ферри опустился на сиденье и, отхаркавшись, открыл канал связи снова. – Извини, сорвалось. Это Уинслоу Ферри. Керро Паниль с тобой?

Как он наслаждался звуками ее имени, перекатывая их на языке, хоть так, опосредованно, прикасаясь к ее красоте.

Она посмеялась над ним!

Как он закончил разговор, как приказал Панилю явиться к нему, Ферри не помнил, хотя знал, что это было.

Она посмеялась над ним… и она знала про келп. Когда Льюис увидит эту запись (а он ее непременно увидит), то узнает, что она смеялась над стариком, и посмеется сам – он частенько глумился над Ферри.

«Но получает что хочет всегда только старик Уинслоу!»

Именно… Всегда. Даже когда никто другой не в силах справиться с делом, Уинслоу Ферри всегда знал кого-то, кто может пособить за приличную цену. Льюису плевать на оскорбленное достоинство старого Ферри – что ему в минутном пустом веселье? Но Льюису не наплевать на его затею с келпом. Ферри был уверен – скоро он получит новый приказ. Касательно Хали Экель. И направят ее точно не в сектор обработки и оценки.

Хорошо организованная бюрократия – лучшее из когда-либо изобретенных орудий угнетения.

Хесус Льюис, из «Дневников Оукса».

Когда Рега укатилась за холмы на западе, Ваэла таоЛини повернулась, собираясь со своего наблюдательного поста посмотреть, как всходит на юге Алки, чтобы в первый раз за сутки проползти по небу. За последний час она убила всего троих демонов, и делать было нечего – разве что приглядываться к далекому выжженному до ржавого песка пятну на юге, где два дня назад спалили нарыв нервоедов. Похоже было, что гнездо стерилизовано надежно – хотя ветерок с той стороны еще приносил кислый запах гари, бегуны-нагульники уже ползали по ржавому пятну, пируя на мертвых нервоедах. К живому нарыву эти раздутые многоножки не приблизились бы.

Ваэла стояла во весь рост, не чувствуя себя особенно уязвимой на голой скале. В одном шаге от нее в камне был прорезан спасательный люк, ведущий в аппарельный ход. Сенсор с шеста над люком следил за каждым ее движением, в руках Ваэла сжимала огнемет и лазер, но важней было другое – она доверяла своим рефлексам. Воспитанная в жестокой школе Пандоры, она готова была противостоять любому противнику, и сокрушить ее могла разве что массовая атака местных хищников.

А стаи нервоедов можно было не опасаться.

Устав стоять, Ваэла опустилась на корточки, оглядывая южную равнину, тянувшуюся до самых всхолмий. Взгляд ее в непрестанном броуновском движении автоматически обшаривал все то справа, то слева. «Смотри во все стороны сразу», – гласил девиз дозорных.

Приметный желтый комбинезон промок от пота. Ваэла была рослой и стройной – здесь, в дозоре, это давало ей преимущество. Все остальное время она непроизвольно сутулилась, пытаясь казаться ниже ростом. Мужчины не любят высоких баб. Ваэле это было особенно неприятно, поскольку привлекало внимание к ее врожденной особенности – кожа ее меняла цвет едва ли не по всему спектру, от синего до оранжевого, в зависимости от настроения, и сознательному управлению эта способность не поддавалась. Сейчас лицо девушки имело бледно-розовый оттенок, выдавая ее страх. Черные волосы Ваэла стригла коротко, раскосые карие глаза прятались под складками эпиканта. Тонкокрылый носик хорошо сочетался с полными губами и решительным подбородком.

«Ваэла, у тебя в родне, должно быть, хамелеоны были», – заметил как-то один ее приятель… давно утонувший в водорослевом лесу.

Девушка вздохнула.

– Ррррр-ссссс!

Обернувшись на звук, Ваэла машинально расстреляла двух плоскокрылов, сплющенных многоногих бегунов длиной сантиметров десять. «Ядовитые, твари!»

Алки поднялась над южным горизонтом на четыре своих поперечника, отбрасывая длинные тени и озаряя бескрайний морской простор на западе лилово-алым сиянием.

Ваэла любила этот дозорный пост – отсюда было видно море. Это была самая высокая наблюдательная точка близ Колонии, и все называли ее просто Вершиной.

Вдоль далекого берега четким строем плыли в небе дирижаблики – судя по тому, что их можно было различить в такой дали, настоящие великаны. Ваэла, как и все корабельники-колонисты, внимательно изучала местные формы жизни, сравнивая их с данными из корабельных архивов. Португальские дирижаблики и вправду напоминали земные сифонофоры-физалии, поднявшиеся в небо из породившего их моря. Дирижаблик мог цепляться за землю длинными черными щупальцами или двигаться против ветра галсами, манипулируя перепонкой-парусом, росшей из оранжевого газового мешка. Двигались они со странной целеустремленностью, обычно стаями не меньше двадцати особей, и Ваэла в глубине души присоединялась к тем, кто признавал за этими относительно безобидными созданиями толику интеллекта.

Дирижаблики причиняли немало хлопот – верно. Свои газовые мешки они наполняли водородом, и в насыщенной электричеством атмосфере Пандоры это превращало их в живые бомбы. В пищу они, как и электрокелп, не годились. Но главное – простое прикосновение к ним вызывало странное поражение мозга, проявлявшееся в истерических приступах и порой даже в судорогах. Всем дозорным предписывалось расстреливать дирижаблики, если те брали курс на Колонию.

Почти машинально Ваэла приметила ползущего по левому склону Вершины прядильщика – крупного, пожалуй, в пару к рекордному экземпляру весом пять килограммов. Поскольку из самых опасных тварей Пандоры прядильщик единственный двигался очень медленно, Ваэла не стала стрелять сразу, приходилось пользоваться каждой возможностью изучать местную фауну. Серо-черная кротоподобная тушка сливалась с камнем. Длина прядильщик достигала всего двух ладоней, если не считать хвоста-прялки.

Первые колонисты, столкнувшиеся на свою беду с прядильщиком, намертво влипли в клейкую вату, извергаемую тварью при помощи этого органа. Ваэла пожевала губу. Прядильщик двигался так целенаправленно, что сомнений не оставалось – он ее приметил. Клейкие волоконца прядильщика вызывали особого рода паралич – обездвиженная жертва оставалась в полном сознании. А близорукий прядильщик, поймав свою добычу, мог неторопливо высосать из нее, еще живой, все соки.

«Достаточно», – прошептала Ваэла, когда прядильщик замер в пяти шагах от нее и принялся разворачивать свой смертоносный хвост. Жарко алый плевок огнемета испепелил тварь, и обгорелые остатки покатились с Вершины вниз.

Алки поднялась над горизонтом уже на восемь своих поперечников, и вахта Ваэлы подходила к концу. Официально ей, как и всем дозорным, предписывалось «оценивать уровень активности опасных хищников в виду периметра Колонии», но и она, и ее товарищи знали, чем они занимаются на самом деле. Стоящий на видном месте человек в ярко-желтом комбинезоне привлекал всех демонов без исключения.

– Мы здесь вроде наживки, – метко заметил один из ее друзей.

Ваэла возмущалась подобной жестокостью. Но в смертоносном окружении каждый должен подвергаться равной опасности – таков основополагающий принцип, объединявший индивидуумов в Колонию. Однако хоть Ваэла и получит за дежурство пару лишних талонов на питание, негодовать ей это не мешало.

Ее больше волновали другие опасности. Назначение в дозор она рассматривала как первый признак опасных перемен в политике Колонии. Ей полагалось изучать келп. Единственная уцелевшая из предыдущей команды исследователей – именно она должна была набрать новую.

«Или эту линию исследований прикрыли потихоньку?»

Слухи бродили по всей Колонии. Для постройки новых, более прочных субмарин не хватало материалов и энергии. Недоставало цеппелинов, которые оставались наиболее надежным видом транспорта, снабжавшим рудники и шахты. Построенные по образцу португальских дирижабликов, они не привлекали внимания хищников и для демонов земли, похоже, были просто неуязвимы.

Ваэла могла согласиться с логикой оппонентов: келп действительно мешал развитию марикультуры, а нехватка продовольствия становилась угрожающей. Но, по ее мнению, призывы уничтожить келп выдавали не что иное, как опасное невежество.

«Нам отчаянно нужна информация».

Она машинально располовинила несущегося к ней рвача-капуцина, отметив для себя, что это первый рвач, появившийся в виду Вершины за последние двадцать суток.

«Келп следует изучить. Мы должны познать его!»

Что они знают о водорослевых лесах сейчас, когда погублено столько жизней и сделано столько бесплодных погружений?

Кто-то назвал их «светлячками моря». Из толстых жил келпа прорастали пузырьки, сиявшие тысячами цветов. Ваэла соглашалась с теми, кто остался в живых и донес вести об этом на поверхность: мерцание пузырьков складывалось в гипнотическую симфонию огней, и это могло – всего лишь могло – быть формой общения. Потому что в игре вспышек просматривались повторяющиеся осмысленные сочетания.

А келп заполонил все моря планеты, кроме отдельных участков чистой воды, которые кто-то окрестил лагунами. Если учесть, что континентов на Пандоре всего два и те небольшие, это означало, что общая масса водорослей просто неимоверна.

И снова перед Ваэлой встал тот же вопрос: что мы на самом деле знаем о келпе?

«Он мыслит. Он сознает себя».

В этом Ваэла была уверена. Вызов, который проблема бросала ее способностям, занимал ее полностью, и убежденность ее была настолько заразительна, что вся Колония разделилась на два лагеря. Потому что аргументы в пользу тотального уничтожения келпа тоже невозможно отбросить.

«Жрать-то его нельзя».

Нельзя. Водоросли в любом виде пагубно действовали на сознание человека, вызывали галлюцинации. Какое именно вещество создавало такой эффект – химики Колонии пока не установили, но оно явно было общим у келпа и дирижабликов. Неуловимую субстанцию прозвали фрагой – потому что она «фрагментирует психику».

Одно это убеждало Ваэлу, что келп должен быть сохранен для последующего изучения.

Ей снова пришлось отвлечься, чтобы пристрелить еще одного рвача. Вниз по склону осыпались черные ошметки, истекающие зеленой кровью. «Что-то много их набежало», – рассеянно подумала она.

Ваэла опасливо вгляделась в россыпи валунов внизу, выискивая, не двинется ли что. Но ничего необычного не заметила. Она все еще осматривала окрестности, когда из люка показался ее сменщик. Это был ее знакомый – Скотт Бурик, ремонтник цеппелинов из ночьсторонней смены, невысокий, рано постаревший мужичок. Но с реакцией у него все в порядке, как и у любого выжившего колониста. Передавая сменщику огнемет, Ваэла предупредила его о рвачах.

– Доброго отдыха, – отозвался он, не сводя взгляда с равнины.

Ваэла захлопнула за собой люк и соскользнула по туннелю в кабинет, где обычно писали отчеты. Ей предстояло отчитаться за расстрелянных демонов и дать свою оценку состоянию фауны на данный момент.

В бледно-желтых стенах вырубленного в скале помещения не было ни одного окно. За единственным компультом восседал Ари Аренсон, сероглазый блондин с невыразительной физиономией. По всеобщему убеждению, работал он на Хесуса Льюиса, отчего Ваэла всегда была с ним исключительно вежлива и осторожна. С теми, кто вызывал недовольство Льюиса, случались престранные вещи.

Но сейчас она, как всегда после вахты, ощущала себя изможденной, выпитой до дна, точно до ее сердца добрался какой-то телепатический прядильщик. Обычные вопросы вызывали у нее смертную скуку.

– Да, нарыв нервоедов, похоже, стерилизован надежно…

Подобие жизни возвратилось к Ваэле только в самом конце беседы, когда Аренсон вручил ей листок буроватой местной бумаги. «Явиться в главный ангар для работы в новой группе по изучению электрокелпа», – было написано в нем.

Пока она вчитывалась в этот простой приказ, Аренсон смотрел на экран. По лицу его расползлась кривоватая ухмылка.

– Пока не уходите, – бросил он. – Вашему сменщику, – он указал подбородком в сторону люка, – только что рвач кишки выел. Сейчас нового пришлют.

Поэзия, как и сознание, отвергает незначащие позиции.

Раджа Флэттери, из корабельных архивов.

Слова Корабля о том, что человечеству может прийти конец, оставили в душе Флэттери пустоту.

Он вглядывался в окружавшую его тьму, надеясь найти в ней утешение. Неужели Корабль действительно сломает… запись? И что значит – запись?

«Последний наш шанс».

Флэттери и предположить не мог, как затронули эти слова самые основы его мирка, то глубинное чувство сродства с его единоплеменниками. Мысль о том, что когда-нибудь, в далеком будущем, такие же, как он, люди, будут так же радоваться жизни, согревала душу приязнью к неведомым потомкам.

– Так это и впрямь последняя попытка? – переспросил он.

– Как мне ни жаль.

Ответ Корабля не удивил его.

– Почему же ты не скажешь нам прямо… – воскликнул он.

– Радж! С какой же легкостью готов ты вручить мне свою свободу воли.

– Ты бы хоть из приличия ее взял!

– Поверь мне, Радж, есть места, куда не осмеливаются ступить ни человек, ни Бог.

– И ты хочешь, чтобы я спустился на эту планету, задал здешним обитателям твой вопрос и помог им найти ответ?

– Ты согласишься?

– Как я могу отказаться?

– Мне нужен твой выбор, Радж, сделанный разумно и свободно. Ты согласен?

Флэттери подумал. Он ведь может и отказаться… Почему нет? Кто они ему – эти… эти корабельники, эти отзвуки многочисленных повторов? Но они в достаточной мере люди, чтобы он мог скрещиваться с ними. Люди. А при мысли о вселенной, где никогда и нигде более не будет человека, сердце Раджи Флэттери все еще сжималось от боли.

Последний шанс человечества? Это может быть интересной… игрой. Или еще одной созданной Кораблем иллюзией.

– Это все только игра ума, Корабль?

– Нет. Плоть существует, чтобы пережить все то, что под силу смертной плоти. Сомневайся во всем, но не в этом.

– Я сомневаюсь во всем – или ни в чем.

– Пусть так. Так ты вступишь в игру, невзирая на сомнения?

– А ты расскажешь мне больше сути игры?

– Если ты будешь задавать верные вопросы.

– Какую роль я играю?

– А-а-ах!.. – Блаженный вздох. – Ты станешь живым вызовом.

Эту роль Флэттери знал хорошо. Стать живым вызовом людской природе, заставить паству найти в себе то лучшее, о чем она и не подозревала до мига откровения. Но слишком многие ломались, не в силах ответить на такой вызов. Раджа вспомнил, сколько боли приносит подобная ответственность. Ему хотелось избежать ее – но задавать Кораблю прямой вопрос он опасался. Разве что вызнать его планы?..

– Ты не прятал случаем в моей памяти ничего об этой игре, что мне стоило бы знать?

– Радж! – Негодование Корабля окатило капеллан-психиатра, точно кипятком, и прошло сквозь тело, как через сито. – Я не краду твоей памяти, Радж, – продолжил голос уже мягче.

– Тогда в этой игре я сам должен стать чем-то отличным от прежних повторов. Что еще новенького ты мне приготовил?

– Само место, где проводится испытание, имеет отличие от всех прежних. Отличие столь значительное, что ты можешь быть испытан им и сам – испытан на разрушение, Радж.

Подтекст, крывшийся в этом простом ответе, крайне изумил Раджу Флэттери. Значит, есть вещи, неведомые даже всемогущему. Даже Богу – или Сатане – есть чему научиться.

– В том изумительном и опасном состоянии, которое вы, люди, зовете временем, – откликнулся Корабль на его невысказанную мысль, напугав Раджу до судорог, – сила может стать слабостью.

– Тогда что это за отличие такое значительное?

– Этот элемент игры ты откроешь для себя сам.

Теперь Флэттери уловил суть игры – он должен был выбирать. По собственной воле, без принуждения. Корабль требовал случая взамен предопределенности; не безупречных повторов голозаписи, а импровизации вживую, когда господствует свобода воли. А первыми призом станет выживание человечества. Вспомнились слова из «Руководства для капеллан-психиатров»: «Господь Бог не играет в кости»*. [Приписывается Эйнштейну – он до конца своих дней критически относился к квантовой механике, в которой принцип неопределенности является одним из основополагающих.] Тот, кто сказал это, ошибался.

– Хорошо же, Корабль. Сыграем.

– Превосходно! И когда кости будут брошены, никакая внешняя сила не станет руководить их полетом.

Формулировка этого смутного обещания показалась Радже занимательной, но он ощутил, что спрашивать дальше бесполезно.

– И где мы будем… играть? – поинтересовался он вместо этого.

– На планете, называемой Пандора. Маленькая вольность с моей стороны.

– Предполагаю, ящик Пандоры уже открыт?

– О да. И все грозящие человечеству беды выпущены на свободу.

– Я принял твое предложение. Что теперь?

Вместо ответа щелкнули замки гибербака и расстегнулись мягкие ленты, прижимавшие тело к ложу. Вспыхнул свет, и Раджа понял, что все это время находился в одной из камер дегибернации в лазарете. Его даже разочаровала немного знакомая обстановка – столько лет прошло, а эта… он присел, обернулся… эта камера не изменилась ничуть. Впрочем, Корабль беспределен и беспредельно могуществен. Ему подвластно все, кроме самого Времени.

А еще он не может заставить человечество сойтись на том, как людям следует богоТворить.

«Что, если мы потерпим неудачу и в этот раз?»

Действительно ли Корабль сломает запись? Раджа сердцем чувствовал – так и будет. Корабль сотрет их всех. Не будет больше человечества… никогда. А Корабль отправится искать новые забавы.

Если мы потерпим неудачу, наш расцвет будет бесплоден и вечность не примет нашего семени. Эволюция человека закончится здесь и сейчас.

«Интересно, постарел я за время спячки? Столько времени…»

Выбравшись из бака, Раджа доковылял до врезанного в стену камеры зеркала в человеческий рост. Нагое тело нимало не изменилось с того дня, когда он видел его в последний раз. Карие глаза взирали на мир все с тем же неискренним любопытством, которое многие принимали за притворство. Этот отстраненный взгляд из-под кустистых черных бровей одновременно помогал и мешал капеллан-психиатру. Что-то в наследственной памяти человека твердило, будто он должен принадлежать высшему существу… но превосходство может быть тяжким бременем.

– О, ты ощутил великую истину, – прошептал Корабль ему на ухо.

Флэттери попытался сглотнуть, но в горле пересохло. Зеркало твердило ему, что плоть не постарела. Время? Он начал понимать, почему Корабль сказал ему невзначай, что такая давность не имела бы для него смысла. Гибербак хранил вверенное ему тело, не подверженное распаду, сколько бы лет ни пролетело. Но что происходит в это время с разумом, с этой виртуальной машиной, работающей на базе мозга?

Почка в его душе созрела и лопнула.

– Я готов. Как мне попасть на Пандору?

– Есть способ, – ответил Корабль через вокодер над зеркалом. – Я обеспечу тебя транспортом.

– Итак, ты доставишь меня на планету. Я выйду и скажу: «Привет, я Раджа Флэттери, принес вам проблем на задницу».

– Легкомыслие тебе не идет, Радж.

– Чувствую, что ты недоволен.

– Ты уже сожалеешь о своем решении, Радж?

– Что еще ты можешь мне поведать о проблемах Пандоры?

– Более других требует решения проблема, возникшая при их встрече с иным разумом – электрокелпом.

– Он опасен?

– Так считают они. Разум электрокелпа почти безграничен, а люди боятся…

– Люди боятся открытых пространств, равнин без конца и края. Люди и собственного разума боятся, потому что он тоже почти безграничен.

– Радж, я в восторге!

На Флэттери нахлынула волна радости, столь могучая и чистая, что на миг ему показалось, что он растворится в ней без остатка. Он ощущал, что это чувство не принадлежит ему, и когда оно схлынуло, он почувствовал себя опустошенным, поблекшим, обескровленным. Раджа Флэттери закрыл глаза руками, до мучительных судорог придавливая веки. Как же ужасна была эта радость, потому что когда она уходила… уходила…

– Никогда больше так не делай, – прошептал он, – если не хочешь меня прикончить.

– Как пожелаешь. – Такой холодный, такой чужой голос.

– Я хочу быть человеком! Человеком я был рожден!

– Если хочешь, поиграем и в эту игру.

Флэттери физически ощутил разочарование Корабля и, невольно защищаясь, принялся задавать вопросы.

– Корабельники уже вступили в контакт с этим иным разумом, электрокелпом?

– Нет. Они изучают его, но не понимают.

Флэттери открыл глаза.

– Они слышали имя Раджи Флэттери?

– Оно сохранилось в той истории, которой учу их я.

– Тогда мне лучше взять другое имя. – Флэттери поразмыслил секунду. – Назовусь-ка я Раджой Томасом.

– Отличный выбор. Раджа – по твоему происхождению, Томас – из-за твоих сомнений*. [Томас – английское произношение евангельского имени Фома.]

– Раджа Томас, специалист по вопросам связи и лучший друг Корабля. Вот и я!

– Игра начинается. Игра! И… Радж!

– Что?

– Даже всемогущему существу ход времени приносит скуку. Срок, который я тебе отпускаю, небезграничен.

– И сколько времени ты нам отводишь, чтобы решить, как должны мы богоТворить?

– Ты узнаешь, когда придет час. И еще одно…

– Да?

– Не отчаивайся, если я порой назову тебя моим дьяволом.

На мгновение у Раджи отнялся язык.

– Ну что я могу с этим поделать?! Зови как знаешь!

– Я лишь прошу тебя не впадать в отчаяние.

– Ага! А я, как король Кнут, прикажу волнам застыть!

Корабль промолчал, и Раджа испугался на мгновение, что ему самому придется искать путь на планету Пандора. Но голос раздался вновь:

– А теперь пора подобрать тебе подобающую одежду, Радж. Корабельниками сейчас правит новый капеллан-психиатр. Его называют кэп, а когда он делает очередную гадость – босс. Можешь быть уверен, что в ближайшее время босс призовет тебя пред светлые очи.

Быть может, неизменность окружающих нас предметов придается им извне, нашим неизменным убеждением в том, что они суть то, что мы видим, и ничто более.

Марсель Пруст, из корабельных архивов.

Тяжело опершись обеими руками на компульт, Оукс тупо взирал на свое отражение в вогнутом экране. Он знал, что лишь кривизна уменьшала его отражение…

«Принижала».

Сосало под ложечкой – от страха. Что еще Корабль решит сотворить с ним?

Оукс сглотнул.

Он не мог сказать, давно ли сидит здесь, завороженный собственным отражением. Оукс огляделся – ночьсторона еще не кончилась. Все так же стоял на низеньком столике недопитый бокал пандоранского вина. Роскошная каюта по-прежнему была погружена в сумрак, рассечена тяжелыми тенями. Но что-то изменилось. Оукс ощущал это спинным мозгом – чей-то… взгляд.

Корабль может отказаться говорить с ним, лишить его эликсира, но капеллан-психиатр все еще получал от него вести – недобрые вести.

«Перемены».

Бившийся в клетке черепа вопрос, даже невысказанный, изменил что-то в мировосприятии Оукса. Кожу покалывало, и ныли в предчувствии беды виски.

«Что, если программа Корабля подходит к концу?»

Отражение в мутном стекле молчало. Скрюченный карлик был наделен чертами самого Оукса, и, глядя на него, кэп испытал прилив гордости. Зрелый мужчина средних лет. Настоящий босс. Серебрящиеся виски лишь прибавляют его образу сурового достоинства. А полнота – это не просто жир. Несмотря на некоторую… пухлость, кожа Моргана сохранила благодаря его мучительным стараниям юношескую мягкость и чистоту.

Женщинам нравилось.

«Что, если корабль – на самом деле Корабль… истинный Бог?»

Воздух драл легкие, и Оукс сообразил, что дышит слишком часто.

«Сомнения».

А проклятый корабль не собирается избавить его от этих сомнений. И не собирался никогда. Он не кормит его и молчит. Оуксу приходилось питаться плодами гидропонных садов, а их вечно не хватало. Долго ли он сможет доверять хотя бы им? Пищи не хватает всем. При одной этой мысли ему захотелось жрать.

Оукс заглянул в бокал – там плескалось янтарное вино, оставляя на стенках маслянистые потеки. Под донышком собралась лужица, марая бурую поверхность столика.

«Я – кэп!»

Кэп должен верить в Корабль. Старик Кингстон, при всем его цинизме, верил всегда. «А я – не верю».

Может, поэтому на нижсторону отправляют нового кэпа?

Оукс скрипнул зубами.

«Убью сволочь!»

Он повторил эти слова вслух, ощущая, как гулко звучат они в пустой каюте.

– Ты слышишь, Корабль? Я убью эту сволочь!

Оукс машинально подобрался, ожидая, что за богохульством последует немедленная кара, и понял это только потому, что невольно задержал дыхание, вслушиваясь в шелест теней по углам.

Как определить Бога?

«Как отличить могущество науки и фокусы всесильной технологии от… от настоящего чуда?»

Если Бог не играет в кости, как всегда учили кэпов… во что играет Бог? Возможно, кости для него попросту скучноваты. Какие ставки могут отвлечь Бога от его мыслей и мечтаний… и выманить из божественной берлоги?

Что за ошеломительная затея – переиграть Бога за его же столом!

Оукс молча кивнул сам себе.

«Возможно, чудеса таятся в этой игре. Чудо самосознания…»

Невелика хитрость – создать самопрограммирующуюся, самоподдерживающуюся машину. Это сложно, да, и безмерно дорого…

«Но возможно», – предупредил он себя.

Оукс помотал головой, отгоняя дурные мысли.

«Если Корабль создали люди, это возможно. Это объяснимо. Боги движутся иными путями».

Вопрос в том – какими? Как найти колею, по которой едет Бог? Отыскав ее, ты поймешь и пределы божественности… но какие пределы могут быть у божества? Оукс подумал об энергии. Энергия остается функцией массы и скорости. Даже Богу может найтись место в этой формуле, этакий всеобщий определитель – какая масса, какая скорость?

«Быть может, границы, означенные для Бога, всего лишь чуть шире наших. Оттого, что мы близоруки, нет нужды предполагать, что за границами нашего поля зрения тянется бесконечность».

Специальность капеллан-психиатра всегда была для него менее значимой, чем образование, полученное им как ученым и врачом. Оукс накрепко усвоил, что нельзя оставлять без проверки на опыте никакие гипотезы или выдавать желаемое за действительное.

Важны не данные, а способ их обработки… и подачи. Это следовало бы усвоить всякому царю и императору. С этим соглашался даже его старый учитель теологии.

«Продай их душонки Богу. Это раде их же блага. Припиши Богу множество мелких повседневных чудес – и паства у тебя в кармане. Не надо двигать горы – если у тебя есть талант, во имя Господне люди снесут и воздвигнут для тебя целые хребты».

О да… Оуксу словно въяве послышался голос Эдмонда Кингстона, настоящего капеллан-психиатра в старых добрых корабельных традициях… и отъявленного циника.

Морган вздохнул. То были спокойные времена для корабельников, времена терпимости и уверенности. Чудовище, заключавшее их в себе, работало как часы. Бог был далек. А большинство корабельников покоилось в гибербаках.

Но это было до Пандоры. Как же не повезло старине Кингстону, что Корабль вышел на орбиту при его жизни. Бедняга так и остался там, на поверхности, вместе с четвертым отрядом колонистов. От него не сохранилось даже живой клетки. Теперь он сгинул в том, что считал вечностью. А Морган Оукс стал вторым кэпом-циником, принявшим на себя бремя ответственности за Корабль.

«И первым кэпом, которого избрал не проклятый Корабль! Только теперь, – напомнил себе Оукс, – появился новый кэп. Отправленный на поверхность, чтобы найти общий язык с долбаными водорослями. Моим преемником ему не бывать!»

Стоящий у власти может поставить много рогаток на пути своих противников. «Вот как сейчас я спускаю на тормозах повеление отправить на нижсторону этого рифмоплета, как его… Паниля».

Зачем Кораблю на нижстороне понадобился поэт? Может это быть как-то связано с появлением нового капеллан-психиатра?

Капелька пота повисла на брови Оукса. Стало трудно дышать. «Сердце прихватило?» Он откинулся на кушетку. «Надо позвать… на помощь». В груди разливалась боль. Проклятие! У него столько еще планов, он не может просто так все бросить! «Только не сейчас!» Поднявшись, он доковылял до люка – но тугие защелки не поддавались дрожащим пальцам. Здесь было прохладней, и из клапана – уравнителя давления доносилось слабое, едва уловимое шипение. «Дифферент?» Как это может быть, Оукс не понимал. Всем было известно, что внутренняя среда всех помещений находилась под прямым контролем… Корабля.

– Ты что со мной делаешь, сволочь ты механическая? – прохрипел Оукс чуть слышно. – Удавить меня решил?

Дышать становилось все легче. Оукс прижался лбом к холодному металлу, набрал полную грудь воздуха раз, другой. Боль за грудиной отступила. Он подергал защелки снова – те поддались, но отворять люк кэп покуда не стал. То, что он пережил, легко объяснялось волнением… но могло быть и признаками асфиксии.

«Асфиксии?»

Он выглянул в коридор – никого, только горят лилово-синие ночьсторонние лампы.

Оукс захлопнул люк и окинул взглядом каюту. Еще одна весточка от Корабля? Нет, надо отправляться на нижсторону… как только Льюис сможет обеспечить его безопасность хоть там.

«Льюис, Льюис, когда же ты достроишь Редут?!»

Пойдет ли Корабль на убийство? Без сомнения. Надо быть очень осторожным, очень осмотрительным. И натаскать себе смену. Слишком многое останется незавершенным, если он умрет.

«А отдать Кораблю право выбора преемника я не могу».

Чертова железяка может убить его, но победить – никогда.

«Прошло столько лет. Может, программа Корабля просто завершается?»

Что, если Пандора избрана местом долгого, постепенного освобождения? Может, Корабль просто выпихивает потихоньку оперившихся птенцов из своего гнезда?

Оукс нервно шарил взглядом по каюте: эротические плакаты на стенах, сервопанели, роскошные мягкие диваны…

«Кто придет сюда вслед за мною?»

Он подумывал избрать Льюиса, если тот хорошо покажет себя. В лабораториях внизу Льюис был сущим гением, но политическое чутье у него отсутствовало напрочь. Зато наличествовала преданность.

«Преданность! Нет, он хитрый жук, но меня слушается».

Оукс добрел до своего любимого дивана, старательно взбил золотисто-коричневые подушки и подсунул их под поясницу. Что ему Льюис? Комок плоти, зовущий себя Морганом Оуксом, будет уже давно мертв, когда встанет вопрос о выборе нового капеллан-психиатра. В лучшем случае он ляжет в гибербак, полностью зависимый от корабельных систем. Кроме того, не лучшая идея – искушать Льюиса властью, от которой его будет отделять только жизнь Оукса. В конце концов, у Льюиса большой опыт в отнятии жизни.

– Нет, нет! – твердил он своему начальнику в приватных беседах. – Я дарю им не смерть, а жизнь! Их жизнь! Они – спецсозданные клоны, доктор, клоны, не забывайте. Если я дарю им жизнь, я вправе ее и отнять.

– Слышать не хочу, – прерывал Оукс его бормотание.

– Как пожелаете, – отвечал Льюис, – но фактов это не изменит. Я делаю то, что должен. Ради вас.

Да, Льюис талантлив. Исследуя генетику электрокелпа, самого вредного из аборигенных существ Пандоры, он разработал новые полезные техники генетической инженерии. Хотя это дорого обошлось Колонии.

И все же – преемник? Кого бы он выбрал на самом деле, если бы верил в божественность Корабля, если бы мог отрешиться от гнусных политических свар?

«Легата Хэмилл».

Это имя застало его врасплох, будто по собственной воле всплыв в сознании, будто чей-то чужой голос прошептал его капеллан-психиатру на ухо. Да, верно, вот кого следовало бы избрать, если бы Оукс воистину верил в Корабль. Нигде не сказано, что капеллан-психиатром не может быть женщина. И в ее дипломатических способностях трудно усомниться.

Какой-то острослов брякнул однажды, что Легата может послать тебя на хер так, что ты пойдешь, визжа от нетерпения.

Распихав надоевшие подушки, Оукс снова поднялся на ноги. Его манил люк, ведущий в сумрачные переходы ночьстороны, лабиринт лабиринтов, даривший жизнь всем своим обитателям, – Корабль.

Действительно ли Корабль пытался убить его? Или это все же случайность?

«Наступит деньсторона – обязательно зайду в медпункт, проверюсь».

Защелки обожгли холодом пальцы, словно они остыли за прошедшие минуты. Овальная плита беззвучно отворилась, открывая путь в лилово-синюю мглу ночьсторонних коридоров.

«Чертова железяка!»

Завернув за ближайший угол, Оукс столкнулся с людьми из поведенческой вахты. Он не обратил на них внимания. Сектор исследования поведения был им исхожен настолько, что не замечался вовсе: биокомпьютерный зал, витро-лаборатория, генетическая…

«Куда мне направить стопы сегодня?»

Он ковылял куда глаза глядят, запоздало понимая, что уходит все дальше во внешние секторы Корабля, все глубже в путаницу узких тоннелей, наполненных странными запахами и загадочными звуками, – дальше, чем забредал когда-либо прежде.

Внутреннее напряжение гнало его дальше, несмотря на то, что Оукс спинным мозгом ощущал близкую опасность. Корабль может убить его в любую секунду, где бы он не находился. Но одного отнять проклятая железяка не сможет: он – Морган Оукс, кэп. Пусть злые языки кличут его боссом, но он единственный из всех корабельников (за исключением, возможно, Льюиса), который понимает: Корабль не всемогущ.

«Всего двое среди множества… несчетного».

Провести перепись населения – ни на борту, ни на нижстороне – не удавалось никак. Компьютеры отказывались выполнять команды, а попытки пересчитать жителей без помощи машин давали результаты, разнившиеся настолько, что верить им было нельзя.

«Снова Корабль показывает нам свою подлую натуру».

Так же, как чувствовалась рука Корабля в приказании отправить на нижсторону поэта. Теперь Оукс вспомнил его имя – Керро Паниль. Зачем отправлять на планету стихотворца – чтобы изучать водоросли?

«Если бы только мы могли жрать келп, не сходя при этом с ума. Слишком много голодных ртов. Слишком».

По подсчетам Оукса, население корабля составляло десять тысяч. Внизу жило вдесятеро больше, не считая спецклонов. Но сколько бы их ни было – Оукс единственный понимал, как мало знает его народ о целях и способностях Корабля или его составных частей.

«Мой народ!»

Оуксу нравилась эта фраза. И он не забыл циничных слов своего учителя, Эдмонда Кингстона, когда тот объяснял необходимость ограничивать информированность народа: «Видимость познания неведомого почти столь же полезна, как само познание».

Оукс изучал историю и знал, сколько людей избирало это высказывание, или его перефразирование, своим лозунгом. Это было ясно даже при том, что корабельной версии истории кэп не слишком доверял – архивы бывали порой очевидно подчищены. Трудно порой было отделить истину от сфабрикованных доказательств, но из странных литературных отсылок, из несовместимых датировок, из едва заметных намеков Оукс сделал вывод, руководствуясь скорей интуицией, нежели фактами, – существуют и другие миры, другие народы… или же существовали.

На совести Корабля могло быть множество смертей. Если у Корабля может быть совесть.

Я – ваше творение, как и вы – мое. Вы – мои спутники, как я – ваш. Ваши личности суть мои воплощения. Прикосновение вечности сливает нас воедино.

Раджа Флэттери, из «Книги Корабля».

Хесус Льюис не отходил от своего телохранителя Иллуянка на расстояние вытянутой руки с того момента, как лопнул первый шлюзовой люк Редута. Отчасти это было сознательным решением. Даже в самые тяжелые минуты Иллуянк внушал окружающим уверенность – мускулистый великан, темнокожий и чернокурчавый. Каменное лицо его украшали три синих шеврона, наколотых над левой бровью. Три галочки – три раза Иллуянк обегал Колонию по периметру, нагой и вооруженный только хитростью и упорством. Это называлось «бежать П» – на спор или ради женщины.

Иные говорили, что проверяют так свою удачу. Что ж, теперь, когда люк выбит, удача понадобится им всем. Тревога подняла большинство работников с постелей, и почти никто не успел поесть.

– Клоны захватили лазпушку! – крикнул Иллуянк, обшаривая коридоры зорким взглядом. – Это опасно. Они не знают, как с ней обращаться.

Они стояли в проходе между бараками клонов и группкой уцелевших, которые теснились у полукруга люков, ведущих в ядро Редута. Даже в этот миг смертельной опасности Льюис отчетливо ощущал, каким его видят подчиненные – низенький, жидковатый во всем и всюду: редкие соломенные волосы, тонкогубый рот, безвольный подбородок, прорезанный глубокой бороздкой, узкий нос и вечно прищуренные на удивление темные глаза, не отражавшие света. Стоявший рядом Иллуянк был наделен всем тем, чего Льюис был лишен.

Оба смотрели в сторону ядра. Обоих мучил один вопрос: безопаснее ли будет там, чем в разгромленных внешних помещениях?

Льюис не случайно отключил передатчик, вживленный под кожу шеи, и не слышал отчаянных вызовов Оукса.

«Еще неизвестно, кто нас может подслушать!»

В последнее время ему стало казаться, что их канал личной связи не столь конфиденциален, как они думали. Оуксу уже должны были доложить о новом кэпе, отправленном на нижсторону. Но обсудить и это, и возможность проникновения посторонних на их выделенную частоту придется попозже.

А Оукс пусть потерпит.

После первого же тревожного сигнала Льюис предупредил Мердока в Колонии. Но прошел ли сигнал, удостовериться он не успел – сначала не было времени, а потом энергоснабжение Редута переключилось на аварийные генераторы, и какие системы теперь работают, а какие отключены, Льюис не знал.

«Проклятые клоны!»

Со стороны бараков донеслось громкое «Вр-ррр!». Иллуянк рухнул на пол плашмя. Посыпались осколки.

– Я думал, они не умеют пользоваться лазпушкой! – крикнул Льюис, указывая на здоровую дыру в стене.

Иллуянк швырнул его к остальным, в сторону люков.

– Вниз! – гаркнул он.

Кто-то рванул защелки и с натугой отвернул тяжелую плиту, открыв проход в туннель, озаренный синими аварийными лампами.

Льюис мчался за Иллуянком, слыша, как за спиной топочут сапоги бегущих следом.

– Они не знают, как ею пользоваться! – объяснял Иллуянк на бегу. – Это и страшно! – Внезапно он бросился на землю, перекатился и выпустил струю из огнемета в открытый боковой проход. – Они куда угодно попасть могут!

Пробегая мимо прохода, Льюис повернул голову – там полыхали тела.

Вскоре стало ясно, куда их ведет Иллуянк, и Льюис подивился про себя мудрости телохранителя. Левый поворот, правый, и они оказались в недобуренных служебных переходах Редута, ведущих сквозь скальный монолит в пультовую на береговой стороне. Единственное широкое плазовое окно выходило на море и во двор, где сходились бараки клонов и собственно Редут.

Тот, кто прибежал последним, торопливо запер за собою люк. Льюис пересчитал спасшихся – пятнадцать человек, из них всего шестеро из его личной команды. Остальных признал надежными Мердок, но проверки они еще не прошли.

Иллуянк замер у огромного пульта управления, изучая вырезанные над ним схемы основных систем Редута. Льюису пришло в голову, что Иллуянк – единственный, кто выжил, из злосчастной экспедиции Кингстона на этот кусок дерьма пополам с булыжниками, словно в насмешку прозванный Черным Драконом.

– С Кингстоном было так же? – спросил Льюис, стараясь унять дрожь в голосе.

– Кингстон, – ответил Иллуянк, проводя коротким пальцем по очередной цепи, – рыдал и прятался за валунами, пока гибли его люди. Нервоеды его достали. Пришлось выжечь.

«Выжечь!» Льюиса передернуло от этого эвфемизма. Он отогнал непрошенное видение – обугленный до кости ухмыляющийся череп Кингстона.

– Говори, что делать.

Льюис и сам удивился, насколько крепко он мог держать свой страх в узде.

– Хорошо. – Иллуянк наконец глянул ему в глаза. – Хорошо. Вот. – Он обвел рукой переключатели и рубильники на пульте. – Это наше оружие. Отсюда мы можем управлять всеми цепями и трубами в Редуте.

Льюис коснулся плеча телохранителя и указал на небольшой пульт рядом с собой.

– Да… – Иллуянк заколебался.

– Иначе мы слепы, – решительно сказал Льюис.

Вместо ответа Иллуянк набрал код на клавиатуре. Глухая панель над ней отошла, открывая взгляду четыре небольших экрана.

– Сенсоры, – пробормотал кто-то сзади.

– Наши глаза и уши, – бросил Льюис, не сводя глаз с Иллуянка.

Чернокожий великан не изменился в лице.

– И нам придется видеть все, что мы творим… с ними, – прошептал он.

Льюис сглотнул. По другую сторону запертого люка послышалось негромкое пощелкивание.

– Они пытаются пробить ход! – проблеял кто-то.

Льюис и Иллуянк поспешно пересмотрели картинки всех камер наблюдения. Одна показывала руины на месте бараков клонов. По одной стене сползали жирно желтые буквы нового девиза бунтующих: «МЫ ХОТИМ ЖРАТЬ!» На соседнем экранчике толпа мутантов-спецсозданных обшаривала двор в поисках булыжников и осколков стекла – всего, что можно использовать как оружие.

– Приглядывай за ними, – шепнул Иллуянк. – Нам они вреда не причинят, но на запах крови сбегутся демоны, а барьер прорван по всему периметру. Первыми пострадают эти.

Льюис кивнул. Сзади напирали желающие глянуть на экран.

За дверью снова залязгало. Льюис покосился на телохранителя.

– Камнями молотят, – отмахнулся тот. – Надо найти, куда они утащили лазерную пушку. А пока пригляди за двором. Столько кровищи…

Левый нижний экран показывал столовую для клонов. Ее заполняла беснующаяся толпа, которая вломилась через выбитые люки. Внезапно экран погас.

– Камера в столовой сдохла, – доложил Льюис.

– Там они задержатся, пока набивают брюхо, – ответил Иллуянк.

Он оглядывал помещения Редута одно за другим. На последнем экране промелькнул двор, видимый с противоположной стороны, потом руины барьера, иссеченного лазерной пушкой. Из-за периметра по развалинам текли волны клонов. Это Льюис отправил их туда, в пустыню, вызвав тем самым бунт.

«Надо как-то по-другому контролировать их численность, – подумал Льюис. – Одного голода мало».

Он перевел взгляд на экран, где виден был заполненный клонами двор. Да… крови много. И тут он сообразил, что и сам успел здорово порезаться. Клеточный пластырь остановил кровотечение, но мелкие царапины болели ужасно, стоило только вспомнить о них. Все, кто выбрался из захваченных коридоров Редута, были так или иначе ранены. Даже у Иллуянка текла кровь из ссадины за ухом.

– Вот они, – проговорил великан.

Голос его едва не заглушили лязг и возбужденный гул из-за люка. На экране перед Иллуянком маячили мохнатые спины, бугристые головы, кривые руки клонов, напиравших на двери в пультовую. Двое самых сильных пытались приладить к замку резак для работы по пластали, но толпившиеся в коридоре собратья только мешали им.

– Вот теперь они точно сюда ворвутся, – прошептал кто-то. – Нам конец.

Иллуянк рявкнул что-то и принялся отдавать приказы, пока все пятнадцать уцелевших не оказались заняты у пультов – там последить за трубопроводами, там дернуть рубильник, но чтобы никто не сидел без дела.

Льюис включил звук – комнату наполнило неразборчивое бормотание клонов.

– Спусти баки с рапой на второй уровень! – приказал Иллуянк инженеру за контрольной панелью системы опреснения. – Надо затопить внешний проход.

Бурча что-то и поминутно обращаясь к плану, инженер принялся поворачивать ручки.

Иллуянк тронул Льюиса за плечо, указывая на экран, где до сих пор бродили по двору клоны. Все они стояли, отвернувшись от камеры, и внимание их явно привлекал рухнувший участок стены, выходившей прямо на пробитый барьер. Внезапно клоны, точно по команде, побросав камни и битое стекло, в ужасе бросились бежать.

– Нервоеды, – пробормотал Иллуянк.

Только теперь Льюис заметил их. Груду обломков захлестнул сплошной поток белесых червеобразных тварей. Льюис почти чувствовал на языке кислый привкус и запах гари в стоялом воздухе.

– Герметизация, – почти автоматически бросил он.

– Но мы не можем! – робко проныл кто-то из угла пультовой. – Там еще остались наши люди. Если мы закроемся здесь… если мы… они все…

– Они все сдохнут, – договорил за слабака Льюис. – А наш барьер дырявый, как сито. Нервоеды во внутреннем дворе. Если мы не загерметизируемся сейчас, то сдохнем вместе с ними. Закрывай!

Подойдя к пульту управления воздуховодами, он сам набрал нужный код. Огоньки над панелью загорелись, показывая, что вентили закрыты. Остальные подчинились без разговоров.

– Проверить шахты, выходящие на поверхность, – вполголоса велел Иллуянк, и унявшаяся было суета возобновилась.

Льюис снова уставился на экран. Перед камерой проковылял клон – он вопил и тер глаза обрубками рук. Потом он упал, слабо подергиваясь, и его накрыла лавина извивающихся тел. По всему двору метались клоны и скользили крохотные гибкие твари. Кого-то за спиной Льюиса шумно тошнило.

– Они уже в проходе, – бросил Иллуянк.

Он махнул рукой в сторону экрана, где по волнам разлившейся по коридорам рапы мчалась стая нервоедов.

Льюис бросил отчаянный взгляд на люк – только он спасал пультовую от царящего снаружи кошмара.

Рапа не затопила коридор полностью – под потолком оставался воздушный пузырь, – но в резак попала жидкость, и его замкнуло, посыпались искры.

Барахтались покрытые нервоедами умирающие клоны, тут и там всплывали мертвые черви. От контактов испорченного резака поднимались молочно-белые клубы газа. И нервоеды, попадавшие в эти облачка, гибли.

В мозгу Льюиса проскочил такой же разряд. Первый контакт: рапа. Второй контакт: ток.

– Хлор, – прошептал он и повторил уже громко: – Хлор!

– Что? – Иллуянк с недоуменным видом обернулся.

Льюис ткнул в экран пальцем:

– Хлор убивает нервоедов!

– Что такое хлор?

– Газ. Он образуется при электролизе соляного раствора.

– Но…

– Хлор убивает нервоедов! – Льюис глянул в другой конец пультовой, где за плазовым окном виднелись угол барака и море за ним. – Насосы для морской воды еще работают?

– По большей части, – ответил инженер за пультом, сверившись с показаниями датчиков.

– Закачайте морскую воду всюду, где только возможно, – приказал Льюис. – Нужен большой бассейн, куда ее можно залить и пропустить через нее ток.

– Очистка воды, – прищелкнул пальцами Иллуянк. – Опреснительная! Оттуда трубы ведут во все стороны.

– Погоди! – оборвал его Льюис. – Надо привлечь в Редут как можно больше нервоедов, чтобы покончить со всеми разом.

Томительно долго он вглядывался в экраны.

– Ладно, – проговорил он наконец. – Поехали.

И снова Иллуянк, то и дело сверяясь с планами, раздавал приказы, а пережившие катастрофу подчинялись.

Льюис не сводил с экранов глаз. За входным люком царила мертвая тишина – – по поверхности рапы плыли тела спецклонов вперемешку с мертвыми нервоедами. Он переключился на другую камеру – в гимнастическом зале близ клон-лабораторий. Там было полно перепуганных спецклонов. Среди них мелькали подчиненные Льюиса, оставшиеся снаружи, когда он отдал приказ запечатать ядро Редута. Лиц было не узнать, но цвет комбинезонов выделял их в толпе. Один за одним люди и клоны умирали, исходя кровавой пеной, и последние взгляды их буравили камеру в потолке.

Последний клон бился в предсмертных корчах, когда из коридора просочились клубы белесого газа, заволакивая поле зрения.

– За глазами следите, – предупредил Иллуянк. – Нервоеды, которых мы не выжжем, первым делом будут впиваться жертве в глаза.

В пультовой воцарилась тишина. Люди прислушивались к своему дыханию, с наслаждением исходили холодным потом, покрывавшим их драгоценные тела, и смотрели в глаза мертвых, видя в них собственную судьбу.

Льюис оперся на край пульта, чувствуя под пальцами холодный металл. На всех экранах по коридорам Редута ползли клубы белой мглы. По периметру уцелело несколько камер, и они показывали, как вытекает из выбитых люков и стелется по голой земле газ. Иллуянк методично переключался от сенсора к сенсору.

За спиной Льюиса кто-то нервно и глубоко вздохнул. Льюис тоже вздохнул.

– Хлор, – сказал Иллуянк.

– Теперь мы сможем стерилизовать гнезда нервоедов без всякого риска, – пробормотал Льюис. – Если бы мы только знали…

– Не лучший способ учиться, – заметил кто-то.

А другой добавил:

– Долго же нам тут ждать придется.

– Ожидание – штука такая, – ответил Иллуянк. – Подумай лучше, сколько ты проживешь, если все время будешь ждать.

Льюис не ожидал от Иллуянка настолько глубоких мыслей. Придется перевести его в Колонию. Он слишком много видел, а еще больше – понял. Это не к добру. Но сначала – выбраться из пультовой. А единственный путь наружу проходит через зараженные нервоедами помещения Редута. Хлор очистит их… но не сразу.

– Можем мы связаться отсюда с Мердоком? – спросил Льюис.

– Только через аварийный передатчик, – ответил Иллуянк.

– Тогда отправь ему кодовый сигнал установить блокаду, – распорядился Льюис. – Пока мы тут все не расчистим, никто не должен здесь появляться. Нельзя, чтобы кто-то увидел и…

Льюис многозначительно покосился на телохранителя. Иллуянк кивнул.

– Кому-то придется слетать в Колонию и разъяснить им там все правильно.

Льюис так и думал, что Иллуянк подставится.

– Прекрасно. Тебя и пошлем. И проследи, чтобы они не пытались ничего объяснять боссу на борту. Это моя работа.

– Точно.

– Больше, чем надо, не рассказывай. И… пока ты там будешь… покрутись среди колонистов. Поживи их жизнью, поработай с ними…

– И разузнай, не просочились ли вести… – Иллуянк обвел рукой экраны, – об этом.

– Молодец.

«Даже слишком».

Как мастер учится использовать свои инструменты, ты можешь научиться использовать людей, чтобы они исполняли твою волю. Но когда ты можешь создать особенного человека для достижения конкретной цели, твоя власть увеличивается многократно.

Морган Оукс, «Дневники».

Легата Хэмилл знала, что когда-нибудь нижсторона станет домом для всех корабельников. И все равно не любила, когда Оукс отправлял ее туда в качестве инспектора. Конечно, это давало ей возможность ощутить собственную власть – тут сомнений не было. Служебный пропуск позволял Легате проходить всюду – порой хватало одного взгляда, брошенного охраннику. Она была правой рукой Моргана Оукса. Легата знала, кого видят эти громилы – невысокую, белокожую, женственно пышную брюнетку. Женщину, которой похоть босса дарит власть и опасную силу.

И каждая проверка, с которой Оукс отправлял ее на нижсторону, порождала все большее напряжение.

Сейчас он послал ее в Первую лабораторию Колонии. И вся поездка должна быть записана на головидео, чтобы Оукс мог на досуге внимательно во всем разобраться.

– Проникни туда, – приказал босс, и слова эти в его устах звучали почти непристойно.

Легата никогда не бывала в Первой – одно это могло бы подстегнуть ее любопытство. Льюис держал там своего верного прихлебателя – Сая Мердока; с ним Легате и предстояло встретиться. Обычно Льюиса можно было найти среди блестящих пластальных стен лаборатории за тройными дверями шлюза. Но не сегодня. «С Льюисом связаться невозможно» – странная какая формулировка. Неудивительно, что Оукс встревожен.

– Выясни, куда он подевался и чем занят!

Когда челнок коснулся поверхности Пандоры, в небе стояли оба солнца – значит, вспышек следовало опасаться больше обычного. Из посадочного комплекса Легату спешно провели в сервок, который довез ее до выхода из туннеля. Работники-колонисты были торопливы и нервны – ходили слухи об очередных стычках с многочисленными демонами Пандоры на периметре.

Легату передернуло. При одной мысли о кровожадных тварях, населявших бесплодные земли за периметром Колонии, ее начинало трясти.

Мердок встретил ее в ярко освещенном, полном народа зале за последним люком, отделявшим лабораторию от входного туннеля. То был крепко сложенный, светлокожий и голубоглазый мужчина. Русые волосы его были коротко острижены, ногти коротких толстых пальцев – ровны и чисты, щеки – всегда гладко выскоблены.

– Что на сей раз? – поинтересовался он.

Легате нравилась его манеры. Вопрос следовало понимать так: «Мы здесь и так заняты, что еще Оуксу от нас потребовалось?»

Хорошо же. Она тоже может быть резкой.

– Где Льюис?

Мердок оглянулся, словно кто-то мог подслушать их. Но простых работников поблизости не было.

– В Редуте.

– Почему он не отвечает на вызовы?

– Не знаю.

– Когда прервалась связь?

– Он послал аварийный код. Все транспорты – задержать. Посадка вблизи Редута запрещена до дальнейших распоряжений.

Легата задумалась. Авария? Что же могло случиться там, за морем?

– Почему об этом не сообщили доктору Оуксу?

– Код требовал абсолютной секретности.

Это Легата могла понять. Доверить сообщение подобной важности обычной радиосвязи между Кораблем и Колонией было невозможно. Но авария случилась двое полных пандоранских суток назад. Легата чувствовала, что в последнем шифрованном послании Льюиса был скрыт еще один запрет – собственным подручным. Пытаться доказать это бессмысленно, но посланница была уверена, что так оно и есть.

– Вы не пытались пролететь над Редутом?

– Нет.

Значит, запрет распространяется и на воздушное пространство. Плохо… совсем плохо. Что же, придется перейти к настоящему ее заданию.

– Я прибыла, чтобы проинспектировать лаборатории.

– Знаю.

Все время разговора Мердок пристально разглядывал свою собеседницу. Приказ босса был недвусмысленно прост – она может заглядывать куда захочет, кроме Комнаты ужасов. Время для этого придет позже… как приходило оно для всех работников. Красотка, этакая карманная Венера с кукольным личиком и изумрудными глазами. Но в ее головке, судя по всему, прячутся первоклассные мозги.

– Если знаете, тогда пошли, – приказала Легата.

– Сюда.

Мердок повел ее по узкому проходу между рядами чанов, где зрели первичные клономатки, в отдел микрообработки.

Поначалу интерес Легаты к работе в лабораториях был сугубо умозрительным. Она понимала это сама, и знание это ее успокаивало. В какой-то момент – они как раз проходили сквозь строй клономаток особого назначения – Мердок взял ее за руку, вдохновенно повествуя о методиках и приборах. Легата не отстранилась. Прикосновение его было медицински холодным, а может, и вовсе непреднамеренным. Ничего плотского в нем не было точно.

Но Легата знала Первую лабораторию, как немногие другие, быть может, не хуже самого Льюиса… и ей еще никогда не приказывали забираться так глубоко в ее чрево.

– …Но с этим я согласился, – говорил Мердок.

Начало фразы Легата упустила, разглядывая недоразвитый, непропорциональный эмбрион, плывший за стеной из хрустального плаза.

– Согласились с чем? – Она глянула на своего провожатого. – Простите, я… тут все так интересно.

– Километры пластали, баки и трубы, псевдотела и псевдомысли… – Мердок раздраженно взмахнул рукой.

Легата сообразила, что у Мердока началась фаза маниакального возбуждения, и ей вдруг расхотелось задавать вопросы о странном плоде, колыхавшемся за плазовой стеной.

– Так с чем вы согласились? – спросила она.

– Мы здесь порождаем людей. Здесь мы зачинаем их, растим в утробах, извлекаем на свет, кое-кого отправляем на борт учиться… Вам не кажется странным, что на нижсторону не допускаются природнорожденные?

– Корабль решает не без причины, а ради блага…

– …Всех корабельников, я знаю. Это я слышу не реже вашего. Но так решил не Корабль. Еще никто не нашел – даже вы, лучший наш поисковик, как я слышал, – в записях приказа Корабля, чтобы все роды происходили на борту. Никто и нигде.

Легата, сама не зная как, вдруг поняла, что он повторяет речь Льюиса. Дословно. Мердок так никогда не говорил. Зачем ей слышать это? Или Оукс задумал разделаться с корабельными акушерами, с наталями?

– Но нам заповедано богоТворить, – возразила она. – Что же мы можем предложить Кораблю большего, чем забота о наших детях? В этом есть смысл…

– И смысл, и логика, – согласился Мердок. – Но это не прямой приказ. А такое ограничение ставит всю нашу работу в Первой в неоправданно жесткие рамки. Мы могли бы…

– Владеть этим миром? Морган говорит, что у вас и так неплохо получается.

Пусть переварит это! Не босс и не доктор Оукс – Морган.

Мердок отпустил ее руку. Щеки его залила краска стыдливого восторга.

«Он знает, что все это записывается, – подумала Легата, – а я испортила ему спектакль».

Ей пришло в голову, что Мердок разыгрывал свое представление для иного зрителя – для самого Оукса. Если авария на Черном Драконе окажется для Льюиса фатальной… да, ему потребуется замена. Она представила, как Оукс будет вглядываться в картинку, плывущую над коробкой бортового сканера. Но… пусть Мердок еще помучается. Теперь она взяла его за руку.

– Я бы хотела посмотреть Сад.

Это было правдой только наполовину. Она видела каталоги, которые Оукс прятал от посторонних глаз, знала, в каком широком ассортименте производят здесь спецсозданных клонов – каждого для определенной цели. На борту Корабля не более дюжины человек представляли, что подобный процесс вообще возможен. А в Колонии Первая лаборатория занимала отдельный комплекс зданий, поодаль от остальных, и цели, преследуемые его создателями, скрывало загадочное название.

«Первая лаборатория!»

Спроси любого, что творится за стенами Первой, и он ответит: «Да Корабль их знает!» Или начнет пересказывать детские страшилки про ученых рабов, которые, не разгибая спины, сидят над микроскопами и вглядываются в сердце самой жизни.

Легата знала, что Оукс и Льюис поощряют эти слухи и даже запускают новые, когда прежние начинают утихать. В результате весь комплекс окружала атмосфера всеобщего страха. В последнее время началось даже брожение в народе: слишком много, дескать, провизии поглощает Первая. И для корабельников, и для колонистов отправиться сюда значило сгинуть навеки. Все работники перемещались во внутренние бараки и за редкими исключениями не возвращались ни на борт, ни в саму Колонию.

При мысли об этом Легата ощутила холодок неразрешенных сомнений. «Меня сюда не направляли», – пришлось ей напомнить себе. Этого и не случится до тех пор, пока Оукс еще желает видеть ее нагой на своей кровати… и проникать в нее.

Легата глубоко вздохнула, глотая теплый воздух. Температура и влажность здесь, как и во всех зданиях Колонии, соответствовали бортовым. Но в стенах Первой лаборатории Легату пронизывал до костей особенный холод, покрывая мурашками кожу, стягивая соски болезненно тугими узелками, проступающими сквозь ткань комба.

– Ваши работники, – проговорила она торопливо, чтобы скрыть смятение, – кажутся такими старыми.

– Большинство из них трудится здесь с самого начала.

Мердок отвечал уклончиво. Легата обратила на это внимание, но предпочла пока не заострять вопрос.

– Но эти люди… они кажутся еще старше…

– Вы знаете, – перебил ее Мердок, – что смертность у нас выше, чем в Колонии?

Она покачала головой. Вранье, очевидное вранье.

– Мы стоим на самом периметре, – пояснил Мердок. – И защищены хуже всех остальных. Здесь, близ холмов, особенно часто проклевываются нервоеды.

Легату невольно передернуло. «Нервоеды!» Эти суетливые червячки были самыми страшными из всех демонов Пандоры. Им была присуща неукротимая тяга к нейронам человека – проникнув под кожу, они неторопливо прогрызали себе дорогу вдоль нервных волокон, пока, добравшись до мозга, не наедались досыта, чтобы инкапсулироваться и отложить яйца.

– Паршиво, – бросил Мердок, заметив ее реакцию. – Тяжелая работа, конечно… но этого мы ожидали с самого начала. Здесь собрались самые преданные на всей нижстороне работники.

Легата глянула на кучку этих преданных работников, сидевших среди плазовых чанов, – на невыразительные кислые лица. Все, кого видела Легата в переходах лаборатории, были бледны, морщинисты, изнурены. Никто не смеялся; даже нервная улыбка не нарушала всеобщей тоски. Только брякали инструменты, гудели машины, ныла тягостная пустота отчуждения.

Мердок внезапно ухмыльнулся.

– Но вы желали поглядеть на Сад, – бросил он, поворачиваясь и подавая знак следовать за ним. – Сюда.

Он провел Легату через сдвоенный шлюз в помещение, служившее, казалось, тренировочным залом для молодых спецклонов. Несколько созданий крутилось у входа, и при виде Мердока они расступились.

«Они его боятся», – поняла Легата.

В другом конце зала, за барьером, виднелся еще один шлюз.

– А там что? – поинтересовалась она.

– Туда мы сегодня не попадем, – ответил Мердок. – Идет дезинфекция.

– О! А что там такое?

– М-м-м… можно сказать, сердце Сада. Я называю его Теплицей. – Он обернулся к бродившим неподалеку молодым спецклонам. – Вот, кстати, и юная поросль, только что из нашей Теплицы. Они…

– А другого названия у вашей Теплицы нет? – поинтересовалась Легата.

Ей не нравилось, как отвечает на ее вопросы Мердок. Слишком уклончиво. Он лжет.

Мердок обернулся к ней, и Легата ощутила укол страха. В глазах его плескался восторг, выдававший потаенное, гнусное знание.

– Некоторые еще называют ее Комнатой ужасов, – ответил он.

«Комната ужасов?»

– И нам туда нельзя?

– Не сегодня. Быть может, вы истребуете пропуск немного позже?

На сей раз Легата смогла сдержать дрожь. Но он так смотрел на нее, с таким жадным блеском в глазах…

– Я вернусь и осмотрю вашу… Теплицу позднее, – решила она.

– О да. Непременно вернетесь.

От вас Аваата узнает слова великого поэта-философа, сказавшего: «Не повстречав чужого разума, ты не узнаешь, что значит быть человеком».

Так и Аваата не знала, что значит быть Аваатою.

Это истина и одновременно – поэзия. А поэзия теряется в переводе. Потому мы позволяем вам называть этот мир Пандорой, а нас – Аваата. Первые же из вас называли нас растением. Сквозь это слово проглядывали глубинные пласты вашего прошлого, и Аваата ощутила страх. Вы пожираете растения, чтобы потребить накопленную ими энергию. Ваше бытие построено на чужой погибели. Бытие Авааты строится на чужой жизни. Аваата поглощает минералы, камни, море, солнечный свет и порождает из всего этого новую жизнь. Скала Авааты усмиряет буйство морей и гасит колебания, вызванные притяжением солнц и лун.

Познав человека, Аваата вспоминает все. Помнить – хорошо, и Аваата помнит. Мы пожираем собственную историю, и она сохраняется. Мы – один разум, один язык. Смятение бурь не может оторвать нас друг от друга, от скал, что держат нас, от небес, замыкающих в себе море и омывающих нас приливами. Это так, ибо так повелели мы.

Мы заполняем море своими телами, смиряя волны. В тени Авааты водные создания обретают убежище, в нашем свете находят пропитание. Они дышат источаемыми нами богатствами. За то, что мы отвергаем, сражаются они между собою. В хищном буйстве своем не смотрят они на нас, а мы взираем, как растут они, как вспыхивают, подобно солнцам, в морской толще и гаснут на дальнем краю ночи.

Море питает нас, и в токах его мы возвращаемся в море. Сила Авааты – в скале, и вместе с силой растет гнездо. В скале единение Авааты, ее тягость и кровь. Своей силой Аваата приносит морям успокоение, смиряет капризный гнев приливов. Без Авааты море визжит от ярости в столкновении льда и камня, жарким безумием подстегивает ветры. Без Авааты гнев волн захлестнет этот мир тьмой на тонкой белой грани смерти.

Это так, ибо так сделали мы – Аваата: барометр жизни.

Атом к атому – выйдет молекула; молекула за молекулой – в цепочку, вьющуюся снова и снова в лучах света; клетка за клеткой – выйдет бластула, ресничка к щупальцу – и из тишины прорастает шевеление жизни.

Аваата выделяет загадочный газ из морских вод и взлетает в мир облаков и гор, где в страхе пробегают по небесам звезды. Аваата взмывает из моря на крыльях газа, чтобы найти край, где проросла искра жизни. И там Аваата отдает себя любви и возвращается в море, и замыкается круг, не имея конца.

Аваата питает и поглощает. Аваата дает кров в своем убежище. Пожирает и кормит собой. Любит и любима. Рост – вот путь Авааты. В росте – жизнь. Смерть таится в покое, в то время как Аваата ищет покоя в росте, ищет равновесия течений, и Аваата живет.

Ибо так творит Аваата.

Если ты познаешь все это о чужом разуме и сочтешь его чужим – ты не знаешь, что значит быть человеком.

Керро Паниль, переводы из «Авааты».

Вас называют «Проект „Сознание“, но ваша истинная цель – проникнуть за рамки, которые всеобщий импринтинг ставит человечеству. Ответить на неизбежный вопрос: не является ли самосознание лишь разновидностью галлюцинации? Повышаете вы уровень самосознания или понижаете его порог? Опасность последнего в том, что вы, пользуясь военной аналогией, не можете позволить себе бездействия.

Из первоначального задания капеллан-психиатру безднолета «Землянин».

Во время своих ночьсторонних прогулок Оукс любил блуждать бесцельно, не привлекая внимания к своей важной персоне. Он приложил много сил и стараний к тому, чтобы и на борту, и на нижстороне оставаться лишь именем. Немногие знали его в лицо, а большую часть официальных обязанностей капеллан-психиатра брали на себя помощники – установленные богоТворения в коридорных часовнях, распределение продуктов на нижстороне, контрольные проверки тех корабельных функций, которые не требовали человеческого вмешательства вовсе. Власти капеллан-психиатра полагалось быть сугубо номинальной. А он хотел большего.

Кингстон бросил как-то в сердцах: «У нас слишком много свободного времени. Мы как те пустые руки из поговорки, и бес найдет нам дело».

Той ночью воспоминания о его предшественнике преследовали Оукса неотступно. Во всех внешних проходах стены и потолки были усеяны сенсорами – глазами и ушами Корабля. Они тускло поблескивали в лилово-синем ночном свете, поворачивались к каждому проходящему мимо, а потом теряли его из виду.

От Льюиса до сих пор ни слова. Отчет Легаты ставит больше вопросов, чем дает ответов. Или Льюис решил начать свою игру? Невозможно! Смелости у него на это не хватит. Он по натуре своей не вожак, он вечный закулисный кукловод.

Тогда что же случилось?

Слишком много навалилось на плечи Оукса, и все разом. Невозможно дольше откладывать отправку этого поэтишки… Керро Паниля… на нижсторону. Да еще новый кэп, которого Корабль вытряхнул из спячки! Обоих следовало бы привязать друг к другу и следить за ними непрестанно. А еще пора уже начинать программу уничтожения электрокелпа. Народ на нижстороне достаточно поголодал, чтобы наброситься на любого козла отпущения.

Да в придачу неприятная история с воздухом в его каюте. Это что же – корабль правда пытался удушить его? Или отравить?

Завернув за угол, Оукс увидал на стенах коридора светящиеся зеленые стрелки, показывавшие направление к обшивке корабля. По потолку проходила пунктирная линия, где каждой точкой был сенсор.

Оукс по привычке отмечал, как пробуждается при его приближении каждый сенсор. Механическое око пристально следило за его передвижением, а когда проходящий исчезал из его поля зрения, следующий циклопов глаз опасливо обращался к нему, не сводя взгляда с человека. Теоретически Оуксу должна была бы нравиться подобная бдительность – он всегда одобрял это качество и у корабельников, и у простых машин, – но мысль о том, что за этим стеклянным взглядом скрывается чужой, возможно, враждебный разум, леденила его сердце.

На его памяти сенсоры никогда не выходили из строя. А попытка сломать какой-нибудь кончалась приходом робокса-ремонтника – упрямой, одновременно рабочей и боевой машины, превыше человеческого здоровья и жизни ставившей благополучие Корабля.

«Нет, черт бы тебя побрал, корабля!»

Столько лет индоктринации – даже он не мог до конца стряхнуть ее оковы, что уж говорить о тех, кто слабее умом и волей?

Оукс вздохнул. Он и не ожидал, что сможет переубедить кого-то. Он с самого начала намеревался пользоваться теми орудиями, что были под рукой. Умный человек все сможет обратить себе на пользу. Даже такое опасное орудие, как Хесус Льюис.

Внимание его привлекла еще одна пара сенсоров, над входом в доки. Здесь было тихо; в воздухе висел неуловимый запах множества спящих. Когда на Колонию опускалась ночьсторона, туда переставали отправлять даже грузы. Иногда нижнее время совпадало с корабельным, чаще – нет. Суета деньстороны отступала перед братством во сне.

За исключением, напомнил себе Оукс, двух мест – секции жизнеобеспечения и аграриумов.

Остановившись, Оукс вгляделся в ряды сенсоров. Из всех корабельников именно ему следовало бы ценить их. Он имел доступ ко всему, что они записывали. Каждая сторона жизни на борту была ему открыта. И это он проследил, чтобы все помещения Колонии были оснащены подобным же образом. Он поставил бдительность Корабля на службу себе.

«Чем больше мы знаем, тем обширнее пространство нашего выбора», – прозвучал в его ушах поучающий голос Кингстона.

«Каким же прекрасным сырьем я был!»

В искусстве управления человеками Кингстон был почти мастером. Но только почти. Управление есть функция выбора. А Кингстон отвергал определенные варианты, даже не рассматривая.

«Я не отвергаю ничего».

Выбор – последствие знания. Это Оукс усвоил твердо.

«Но как ты познаешь последствия своего выбора?»

Оукс покачал головой и вновь двинулся в свой бесцельный путь. Под ложечкой у него сосало от предчувствия опасности. Но остановить его могла бы только смерть. Ноги сами вели его в проход, уходивший в секцию аграриумов. Даже не признай ночьсторонний бродяга ведущие к автоматическому шлюзу впереди рельсы грузовых вагонеток, его насторожил бы особенный, зеленый запах в коридоре. Оукс перешагнул через загрузочную площадку, прошел через шлюз и очутился на тускло освещенном, пугающе огромном пространстве.

Это место тоже находилось на ночьстороне. Даже растениям требовался суточный ритм. Подсвеченная изнутри желтым схема на стене по левую руку подсказывала, где находится случайно забредший сюда человек и как ему выбраться отсюда, а заодно скудно освещала аграриум. Под производство продовольствия были заняты самые большие помещения на борту, но Оукс не заходил в эти комплексы уже много лет – с тех пор, как он занимался снабжением первой базы на пандоранском континенте Черный Дракон. Это было задолго до того, как колонистам удалось закрепиться на Яйце.

«Первая большая ошибка Кингстона».

Оукс подошел к схеме. Он обратил внимание, что вдали что-то шевелится, но чертеж интересовал его больше. И он не был готов к тому, что показывала ему схема. Аграриум, куда он забрел случайно, был едва ли не больше корабельного ядра. Прорастая корнями изначальную обшивку, он, подобно вееру, выдавался в космос. Цифры в отчетах ремонтников, которые Оукс одобрял не читая, здесь обретали стальную плоть. Но еще важнее были пояснения внизу схемы.

Оторвав наконец взгляд от ужасающих цифр, Оукс увидал, как ночная смена работников отправляется на обеденное богоТворение. Каждый шел в тускло освещенный синим притвор словно по собственной воле, без видимого недовольства или чужого приказа.

«Они верят! – мелькнуло в голове у Оукса. – Они и правда верят, что корабль – это Бог!»

Когда старший смены начал богослужение, на капеллан-психиатра вдруг накатила тоска – острая до слез. Он понял, что завидует вере эти работников, тому утешению, что давал им бессмысленный ритуал.

Кривоногий, приземистый надзиратель с измазанными грязью коленями и ладонями завел псалом Верного Роста.

– Узрите почву. – Он уронил на пол щепотку земли. – И спящее в ней семя.

Работники, как один, подняли и вновь опустили свои стаканы.

– Узрите воду. – Он окропил пол из стакана. – И даруемое ею пробуждение.

Все подняли стаканы.

– Узрите свет. – Надзиратель поднял лицо к ультрафиолетовым лампам. – И рождаемую им жизнь.

Молящиеся обернули к свету ладони.

– Узрите тяжесть зерна и свежесть листа. – Старший зачерпнул из общего котла и плеснул похлебки своему соседу слева. – И семя жизни, павшее в нас.

Каждый переложил по ложке варева от себя в миску соседа.

– Узрите Корабль и пищу, дарованную Им. – Надзиратель сел. – И радость общества, принесенную Им.

Все приступили к трапезе.

Оукс, оставшийся незамеченным, отвернулся.

«Радость общества! – фыркнул он про себя. – Будь у нас поменьше общество и посытнее жратва, радости было бы куда как побольше!»

Он сделал несколько шагов к обшивке Корабля, за которой всего в нескольких метрах находился вакуум. Мысли его путались.

Этот аграриум мог прокормить тридцать тысяч человек. Вместо того чтобы пересчитывать корабельников, можно пересчитать аграриумы и сложить данные! Оукс знал, что поставки с борта составляют восемьдесят процентов потребляемого Колонией продовольствия. Вот ключ к верным числам! Как он раньше не сообразил?

Но даже в миг озарения Оукс в глубине души понимал – Корабль никогда не позволит ему этого. Проклятая железяка не желала сообщить, сколько людей кормит. Любые попытки произвести перепись населения она сводила к нулю, она прятала гиберкомплексы и путала людей бесчисленными переходами.

Корабль вывел из спячки безымянного кэпа и объявил, что на нижстороне запущен новый проект, не подчиненный указаниям с борта.

Что же… и на нижстороне случаются несчастья, от которых не застрахован даже драгоценный кэп с Корабля.

Какая, в конце концов, разница? Новый кэп – скорее всего клон. А Оукс внимательно читал самые ранние записи в архивах. Клоны – это собственность. Так сказал некто, подписавшийся «МХ». И в его словах чувствовалась власть. Клоны – это вещь.

Предупреждение касательно наших программ генетического развития. Уменьшая время реакции, мы тем самым подталкиваем образец к определенным решениям. Скорость отсекает от определенных вариантов выбора, требующих долговременных раздумий. Всякое решение становится минутным.

Хесус Льюис,

директива по созданию спецклонов.

Когда бреши в периметре Редута были наконец заделаны временными пломбами, Льюис приказал за день осмотреть и вычистить все помещения. Работа оказалась тяжелой и долгой, и завершили ее уже за полночь, при аварийном освещении. Повсюду воняло хлором, кое-где так сильно, что приходилось надевать дыхательные маски.

Поутру трупы во дворе окатывали струей хлора по нескольку раз, прежде чем кто-то осмеливался прикоснуться к ним – и то не голыми руками, а спешно сваренными из обломков оборудования баграми. Хлор обжигал плоть и проедал ткань, и оттого работа шла еще медленнее.

На четвертом подземном уровне всех поджидал приятный сюрприз – двадцать девять клонов и еще пятеро работников, запершихся в неосвещенной кладовой. Все они были голодны, измождены и перепуганы до смерти. В той же кладовой хранились запасные баллоны к огнеметам, и это позволило Льюису добавить к стерилизации хлором выжигание.

Льюис изрядно удивился, что клоны не напали на пятерых рабочих. Потом ему донесли, что те подняли тревогу, когда узнали о нападении нервоедов, и загнали клонов в кладовую. За время вынужденного заключения между спецклонами и нормалами возникло определенное товарищество. Льюис заметил это, уже когда они выходили – поддерживая друг друга, не разбирая, кто клон, а кто человек. Это было очень опасно. Он отдал строгий приказ разделить их как можно быстрее – клонов направить на расчистку двора, самую опасную работу, а людей поставить, как положено, надсмотрщиками.

Одна сцена особенно взбесила его – когда доверенный охранник, Паттерсинг, заботливо выводил из помещения хрупкий спецклон женского пола. Она была из новой партии, слишком высокая и тощая по человеческим стандартам, со смуглой кожей и огромными глазами. Вся ее серия страдала хрупкостью костей, и Льюис едва не отправил всех под нож – остановило его только то, что они оставались одним из немногих удачных примеров сочетания человеческих и пандоранских генов.

Может быть, Паттерсинг просто бережет ценный материал? Он ведь должен знать, какие у этой серии хрупкие кости. Да… наверное.

Льюис с удовольствием замечал, что уцелели и другие новые образцы, спецклоны, усиленные местным генетическим материалом. Значит, не придется вновь проходить долгий, мучительный путь проб и ошибок. Катастрофа в Редуте уничтожила не все.

Когда стало ясно, что Редут стерилизован полностью, а против нервоедов существует новое эффективнейшее оружие, Льюиса охватила эйфория.

– По крайней мере, проблему продовольствия мы решили, – легкомысленно бросил он Иллуянку.

Телохранитель смерил его каким-то нехорошим взглядом, который Льюису совсем не понравился.

– Нас осталось всего пять десятков, считая спецклонов, – заметил Иллуянк.

– Но сердце проекта спасено, – возразил Льюис.

Он слишком поздно осознал, что слишком много сообщил излишне понятливому помощнику. Иллуянк уже доказывал, что вполне способен делать верные выводы из неполных данных.

«Что же… Иллуянк отправляется в Колонию. А там им займется Мердок».

– Нам потребуются работники на смену, и немало, – настаивал телохранитель.

– Я полагаю, – отозвался Льюис, – что эта проверка придаст нам новых сил.

Потом он отвлек Иллуянка, приказав ему еще раз осмотреть Редут – до последнего уголка, до последней каморки, не упуская ничего – и все еще раз обработать газом или огнем. Клоны медленно разбредались по коридорам, сопровождаемые шипящим гулом огнеметов или булькающим присвистом газогенераторов. Потом Льюис приказал еще раз пропустить хлор через все трубопроводы и воздуховоды в Редуте. И еще раз осмотреть все помещения при помощи сенсорных камер.

Но все было чисто. Остатки хлора выкачали наружу, омывая желтоватыми струями те холмики, где днем раньше толпились изгнанные Льюисом из безопасных стен Редута клоны.

Часть тяжелого газа, как и следовало ожидать, стекла по утесам в море. Галлюциногенные водоросли, которыми бухта заросла сплошь, при его прикосновении отступали, взбивая стеблями воду. На шум слетелись дирижаблики. Они плыли на почтительном расстоянии над окрестными холмами, точно молчаливые зрители, пока Льюис и его жалкая команда последовательно стерилизовали территорию вокруг Редута.

Льюис даже выбрался за ворота в броневике, взяв водителем Иллуянка, чтобы лично наблюдать за работой очистителей. В одном месте он приказал Иллуянку остановить машину и долго изучал пролетающую вдали череду дирижабликов сквозь толстый плазмаглас окна. Вздутые оранжевые мешки плыли в пугающей тишине, болтая подвешенными на толстых черных щупальцах валунами. Вид этой загадочной живой стены на расстоянии трех километров наполнял сердце Льюиса страхом и злобой.

– Надо извести проклятые штуковины под корень! – выпалил он наконец. – Это же просто летающие бомбы!

– А может, и больше того, – заметил Иллуянк.

Один из оставшихся в живых клонов выбрал именно этот миг, чтобы сбросить с плеч рюкзак со сжатым хлором. Обернувшись к череде дирижабликов, он распростер коротенькие ручки и вскричал на всю равнину: «Аваата! Аваата! Аваата!»

– Уберите отсюда этого идиота! И в карцер! – приказал Льюис.

Иллуянк повторил команду через внешние динамики, и двое надзирателей бросились ее исполнять.

Льюис нетерпеливо бурчал что-то себе под нос: «Аваата!» Это был клич восставших клонов. «Аваата!» и «Мы хотим жрать!».

Если бы этот клон не был одним из драгоценных теперь плодов программы генетического сращения, Льюис приказал бы сжечь безмозглую тварь на месте.

Придется вводить новые меры безопасности, сказал он себе. Более суровые меры по контролю за поведением клонов. И придется ввести Оукса в курс дела. Собрать в Колонии и с борта замену всему уничтоженному – новых клонов и новых работников, новых охранников и надзирателей. Мердок будет некоторое время очень занят в своей Комнате ужасов. Очень. Что же, садоводство всегда было жестоким занятием – выпалывать сорняки, отлавливать грызунов, травить вредителей. Зона особого назначения Первой лаборатории получила очень точное наименование: Теплица. Там прорастали цветы Пандоры.

– Весь запас хлора израсходован, – доложил Иллуянк. – Все чисто.

– Возвращаемся, – приказал Льюис и добавил: – Когда вернешься в Колонию, не упоминай о хлоре.

– Хорошо.

Льюис кивнул в ответ собственным мыслям. Теперь пришло время подумать – что он скажет Оуксу. Как ему представить это несчастье очередной победой.

Клоны – это вещи, и точка!

Морган Хемпстед, директор Лунбазы.

– Спасибо, что откликнулись на мое приглашение.

Томас внимательно разглядывал сидящего, размышляя, как может такая простая фраза нести в себе такую угрозу. Это был Морган Оукс, капеллан-психиатр, кэп. Босс?

На борту заканчивалась деньсторона, а Томас еще не так давно вышел из гибербака, чтобы вполне проснуться и привыкнуть к подзабытому ощущению собственного тела.

«Я более не Раджа Флэттери. Я – Раджа Томас».

Нельзя было дать понять, что это лишь маска. Особенно сейчас.

– Я изучал ваше досье, Раджа Томас, – заметил Оукс.

Тот кивнул, думая: «Врешь!» Как явственно слышится напряжение в его голосе. Или Оукс не понимает, как каждым словом выдает себя натренированному уху? Нельзя верить ни единому его слову! Он… беспечен, вот что.

«Возможно, на его пути не попадались те, кто умеет слушать».

– Я откликнулся на вызов, а не на приглашение, – ответил Томас.

Вот так! Именно так должен был ответить Раджа Томас.

Оукс только улыбнулся благожелательно и постучал пальцами по тонкой стопке листов, которую держал на коленях. Досье? Едва ли. Томас понимал, что скрывать истинное лицо нового участника этой пьесы – в интересах Корабля.

«Томас. Я – Томас!»

Он окинул взглядом помещение, куда пригласил его Оукс, запоздало сообразив, что когда-то оно было обычной каютой. Чтобы расширить ее за счет соседних, Оукс снял переборки. А потом, узнав загадочный узор на стене, полускрытый двумя темно-красными гобеленами, Раджа испытал одно из самых сильных потрясений в этом своем воплощении.

«Это была моя каюта!»

Видно было, насколько разросся Корабль с тех незапамятных дней, когда безднолет вмещал лишь несколько тысяч спящих в гибербаках и минимальный – «маточный» – экипаж. Перемены, замеченные Раджой на пути из сонного царства сюда, говорили об изменениях более глубинных. Что случилось с Кораблем?

Эта огромная каюта сама была свидетельницей отвратительных деяний. Все в ней было слишком мягким – толстый оранжевый ковер, экзотические расшитые занавеси на стенах, пухлые диваны. Все обычные сервосистемы, кроме небольшого голопроектора под левым локтем Оукса, скрыты.

Оукс дал гостю время оглядеться, присматриваясь в это время к нему самому. Что задумал корабль, явив сего загадочного пришельца? Вопрос этот читался на его лице.

Внимание же Раджи привлекла компьютерная симуляция, висевшая в фокусе проектора. Обычная трехмерная схема – корабль, кружащий над планетой, зеленой, и оранжевой, и черной. Только система двух солнц и нескольких лун была незнакома ему. Глядя на неторопливое продвижение игрушечного кораблика, Раджа ощутил дежавю – он движется в корабле, который движется во вселенной, которая движется к… и все это уже было, было.

«Повтор?»

Корабль уверял, что нет, но… Томас отбросил сомнения, оставив их на потом. Ему не пришлось задавать вопросы, чтобы понять – планетою была Пандора, а схема отражала реальное положение Корабля в планетной системе. Есть вещи, которые не меняются никогда. На борту безднолета «Землянин» Бикель когда-то запрограммировал точно такую же схему.

Морган Оукс развалился на ржаво-красном бархатном диване, в то время как Раджа Томас стоял – откровенный намек на их положение в иерархии, которую Томас еще не понял до конца.

– Мне сообщили, что вы капеллан-психиатр, – заметил Оукс, думая: «Этот тип как-то странно реагирует на собственное имя».

– Этому меня учили.

– Специалист по коммуникации?

Томас пожал плечами.

– Ах-х-х… да. – Оукс имел основания быть довольным собой. – Это мы еще проверим. Скажите, за каким чертом вам понадобился поэт?

– Поэта затребовал Корабль.

– Ну, это вы так говорите…

Фраза соскользнула в вызывающую паузу.

Раджа изучал сидящего перед ним человека. Оукс был полноват, почти жирен, смугл. От него исходил слабый аромат духов, а седеющие волосы были зачесаны так, чтобы скрыть залысины на лбу. Над тонкими, вечно поджатыми губами нависал заостренный широкий нос. На подбородке красовалась ямочка. Выделялись на его в целом непримечательном лице только блеклые голубые глаза. Они сверлили, буравили, они пытались проникнуть сквозь любую поверхность, пробираясь к самой сути видимого. Радже уже приходилось видеть такие глаза – у безумцев.

– И как, – осведомился Оукс, – нравится?

Раджа снова пожал плечами.

Оуксу его реакция не понравилась.

– Что вы такого во мне нашли, что глаз не сводите?

Томас снова окинул его взглядом. Фенотип тот же, да еще имя… Скорей всего перед фамилией Оукса должно стоять «лон». Если нынешний капеллан-психиатр – не спасенный с гибнущей планеты осколок очередного повтора, а клон… это был бы интересный намек на то, какие правила установил Корабль в этой убийственной игре. Слишком похож был Оукс на Моргана Хемпстеда, директора Лунбазы. И то же самое имя…

– Мне просто интересно было познакомиться с боссом, – ответил Раджа.

Он выбрал кресло, развернутое к Оуксу, и сел без приглашения.

Тот скривился. Он знал, что его так называют и на борту, и на нижстороне, но вежливость (не говоря уже о политической необходимости) требовала, чтобы в его каюте эта кличка не звучала. Однако не стоит покуда обострять. Слишком много загадок ставит этот Раджа Томас. Чертов самодовольный аристократ!

– Мне тоже… любопытно, – промолвил Оукс.

– Я лишь слуга Корабля.

– Но как вы должны ему послужить?

– Мне было сказано, что на Пандоре возникла проблема общения… с нечеловеческим разумом.

– Как интересно. И какими же выдающимися способностями в этой области вы наделены?

– Корабль, кажется, думает, что для этой работы лучше всех подойду я.

– Я не считаю, что корабль думает. Кроме того, кому интересны оценки этого… набора электронных схем? Я предпочитаю мнение человека.

Оукс искоса глянул на своего собеседника, наблюдая, как тот отреагирует на явное богохульство. Кто этот тип на самом деле? Нельзя ожидать, что корабль станет играть честно. Только в одном можно быть уверенным: корабль – это не Бог! Он могуществен… но человек может познать пределы его мощи.

– Я намерен взяться за решение вашей проблемы, – ответил Томас.

– Если я разрешу.

– Это уже проблема ваша и Корабля, – ответил гость. – Я же доволен и тем, что могу исполнить его предложение.

– Мне кажется оскорбительным… – Оукс откинулся на спинку дивана, – что вы называете эту конструкцию… – он обвел каюту рукой, как бы указывая на окружающий их Корабль, – Кораблем. Подтекст ваших слов… – Он замолк.

– Вы издали приказ, запрещающий богоТворения? – полюбопытствовал Раджа.

Идея показалась ему забавной. Станет ли Корабль вмешиваться?

– У меня с этим механическим чудовищем, которое человеческие руки выпустили в несчастную вселенную, свои отношения, – ответил Оукс. – Мы друг друга терпим. Интересное у вас имя, знаете.

– Оно существует в моем роду уже… очень давно.

– У вас есть семья?

– Точнее сказать – была.

– Странно. Я принял вас за клона.

– Это поднимает интересную философскую проблему, – заметил Томас. – Есть ли у клонов семьи?

– Так вы клон?

– А какая разница?

– Никакой. Для меня вы в любом случае – лишь очередное порождение корабля. Так что я буду терпеть и вас.. пока. – Оукс взмахнул рукой, отпуская гостя.

Но Томас не собирался покуда уходить.

– У вас тоже, знаете, интересное имя.

Оукс, уже полуобернувшийся к голопроектору и комконсоли, замер и, не поворачивая головы, искоса глянул на Раджу. Жест этот говорил: «Ты все еще здесь?», но в глазах уже плескался живой интерес.

– И?..

– Вы весьма напоминаете Моргана Хемпстеда, и я не мог не заметить, что вы с ним тезки.

– Кто такой Морган Хемпстед?

– Мы часто раздумывали, позволит ли директор Лунбазы клонировать себя? Вы, случаем, не его клон?

– Я не клон! И что такое, черт побери, Лунбаза?

Раджа лихорадочно вспоминал, о чем говорил ему Корабль. Выжившие собраны по разным повторам, на разных стадиях исторического развития… Сходство, даже совпадение имен, может быть случайным. Может, в мире Оукса космические перелеты еще не стали реальностью? И Корабль стал для него первым взглядом на многослойную вселенную?

– Я задал вопрос! – Оукс не потрудился скрыть раздражение.

– Лунбазой назывался центр проекта, где был создан Корабль.

– На земной Луне? Спутнике моей Земли? – Оукс ткнул себя в грудь пальцем. Для него это было откровением.

– Вам никогда не приходило в голову задуматься, откуда взялся Корабль? – вкрадчиво поинтересовался Раджа.

– Много раз. Но я не думал, что мы сами навлекли на себя его ярмо.

Вспоминая слова Корабля, Раджа повторял их почти дословно.

– Солнце готово было взорваться. Кого-то следовало спасти. Это требовало колоссальных усилий.

– Так говорили и нам, – отозвался Оукс, – но то было позже. Мне гораздо интересней, как существование Лунбазы сохраняли в тайне.

– Если у вас есть только одна шлюпка, станете вы болтать на каждом углу, где она спрятана?

Раджа почти гордился этой хитрой ложью. Оуксу она должна была показаться правдоподобной.

Тот кивнул.

– Да… конечно.

Он глянул на пульт комконсоли и удобней устроился на диване. Томас лжет, это очевидно. Но какая примечательная ложь. Всем известно, что корабль приземлился в Египте. Может, кораблей было два? Возможно… как и то, что их могло быть больше.

Томас встал.

– Как мне попасть на поверхность Пандоры?

– Никак. Покуда не расскажете мне о Лунбазе. Присаживайтесь.

Он ткнул пальцем в сторону кресла.

Избежать угрозы было невозможно. Раджа снова уселся. «Что за паутину вранья мы плетем, – подумал он. – Истина куда проще». Но Оуксу нельзя знать истины… пока нет. Следует дождаться нужного момента, чтобы передать ему приказ Корабля. Слишком далеко зашли корабельники в своей ничтожной игре в богоТворение. Прежде чем хотя бы осознать, чего желает от них Корабль, они должны выйти из спячки.

Раджа прикрыл на миг глаза и принялся пересказывать все, что помнил о базе, отклоняясь от истины лишь ради того, чтобы поддерживать у своего слушателя иллюзию, будто Лунбаза тайно строилась на Луне его Земли.

По временам Оукс перебивал его, требуя пояснений.

– Вы были клонами? Все до единого?

– Да.

Оукс не мог скрыть восторга.

– Почему?

– Многие из нас должны были погибнуть. Клонирование увеличивало шансы на успех. Избирали лучших… и каждая новая группа приносила новые сведения.

– И это единственная причина?

– Устав Лунбазы определял клонов как имущество. С клонами можно… творить такое, чего не сделаешь с природнорожденными, настоящими людьми.

Оукс поразмыслил над этим. По лицу его медленно расползалась улыбка.

– Продолжайте.

Раджа подчинился, недоумевая, что в его рассказе так повеселило Оукса.

В конце концов Оукс поднял руку, прерывая собеседника. Мелочи его сейчас не интересовали. Нужное он уже почерпнул из общего обзора. Клоны – это вещи. Тому есть прецедент. И теперь он знал, как расшифровать те многозначительные инициалы «МХ» – Морган Хемпстед! Он решил еще немного надавить на Раджу Томаса в поисках других слабых мест.

– Вы сказали, Раджа – это семейное имя. Вы, случаем, не родственник Радже Флэттери, который упоминается в том, что у нас считается летописями?

– Дальний родственник.

«Чистая правда, – подумал Раджа. – Мы разделены временем. Когда-то существовал человек по имени Раджа Флэттери… но то было в другую эпоху». Он уже полностью сжился с маской Раджи Томаса. В чем-то она подходила ему лучше, чем собственное лицо.

«Я всегда сомневался. Все мои неудачи – следствие неверия. Возможно, я лишь живой вызов Корабля, но волю его я стану исполнять своими способами».

Оукс прокашлялся.

– Наша беседа показалась мне весьма занимательной и поучительной.

Томас снова встал. Ему не нравилось отношение босса к происходящему. Оукс судил людей только по одному признаку – полезности для Моргана Оукса.

«Морган. Он должен быть клоном Хемпстеда. Должен!»

– Мне пора идти, – отозвался он.

Достаточно ли он сказал? Он вгляделся в лицо Оукса в поисках ответа. Но тот только улыбался.

– Да, Раджа лон Томас. Иди. Пандора приветствует тебя. Возможно, ты даже переживешь ее объятия… какое-то время.

Уже намного позднее, стоя в очереди на посадку в челнок, Раджа Томас призадумался – как и откуда Оукс добыл для своей расширенной каюты столь сибаритскую обстановку.

«Неужели от Корабля?»

Когда отказывает разум, воля ведет дальше.

Керро Паниль, «Избранное».

Из кабинета Ферри Керро Паниль вышел ошарашенным и тревожно возбужденным.

«Нижсторона!»

Он знал, что Хали считает Ферри безмозглым путаником, но ему виделось в старике большее. Хитрого, мстительного Ферри пожирала неутолимая злоба ко всему на свете. Но уклониться от приказа было невозможно.

«Я отправляюсь на нижсторону!»

Копаться времени не оставалось – приказ предписывал ему явиться в пятидесятый док чуть более чем через час. Теперь его режим определялся временем Колонии. Пускай на борту шла последняя четь деньстороны, но внизу, в Колонии, скоро займется заря, и челноки с Корабля старались приурочить посадку к этому времени, когда активность дирижабликов сходила на нет.

«Дирижаблики… заря… нижсторона!..»

Эти слова будили в Керро ощущение чуда. Не будет больше осточертевших переходов и шлюзов Корабля!

Только теперь он начал осознавать, насколько вот-вот переменится его жизнь. Он сможет посмотреть на электрокелп, коснуться его. Своими глазами увидеть, как работает нечеловеческий разум.

Внезапно ему захотелось поделиться с кем-нибудь новообретенной радостью. Он оглянулся, но по широким стерильным коридорам медсектора торопились по своим делам лишь несколько техников. Знакомых лиц Керро не приметил. И уж тем более среди проходящих мимо не было Хали. Всюду кипела обычная жизнь сектора.

Керро направился к главным переходам. Яркое освещение медсектора его раздражало. После скудно освещенного кабинета Ферри, с его сыростью и наваленным повсюду барахлом, болели глаза.

«Должно быть, ему самому на такой бардак смотреть не хочется».

Керро пришло в голову, что в голове у Ферри, наверное, такой же сумрачный беспорядок, как и в кабинете.

«Несчастный запутавшийся старик».

Из первого же осевого коридора Керро свернул к своей каюте. Искать Хали, чтобы поделиться с ней невероятной переменой, не было времени. Это можно сделать и потом, когда на борту настанет очередной период отдыха. Тогда и будет что рассказать.

В каюте Керро принялся набивать мешок личными вещами. Что брать, он не совсем понимал – трудно решить, не зная, когда вернешься. Рекордер и запасные кассеты – безусловно… пара мелких вещичек, белье… блокноты и новое стило. И, конечно, серебряная сетка. Замерев, он глянул через нее на свет. Это был подарок самого Корабля – гибкий капюшон из серебряной проволоки.

Скатывая сетку в плотный рулончик, Керро улыбнулся воспоминаниям. Корабль редко отказывался отвечать на его вопросы, и, как правило, это значило, что вопрос поставлен неверно. Но день, когда Керро получил сетку, запомнился ему не этим, а необыкновенно уклончивыми ответами Корабля.

Пробирное клеймо поэта – неутолимое любопытство, и Корабль не мог этого не знать. Сидя за справочным терминалом, Керро попросил тогда:

– Расскажи мне о Пандоре.

Молчание. Корабль требовал конкретного вопроса.

– Какое самое опасное существо на Пандоре?

Экран отобразил контур человеческой фигуры.

– Почему Ты не желаешь утолить мое любопытство? – раздраженно осведомился Керро.

– Ты был избран на это место из-за своего любопытства.

– Не потому, что я поэт?

– А когда ты стал поэтом?

Керро вспомнилось, как недоуменно вглядывался он в собственное отражение на дисплее, куда Корабль выводил свои ответы.

– Слова – твои орудия, но одних слов мало, – говорил Корабль. – Для того и существуют поэты.

Керро продолжал всматриваться в свое отражение. Его осенило, что оно видится на том же экране, куда Корабль выводил глифы слов. «Может, я тоже символ?» Он знал, насколько выделяется внешностью среди других корабельников – единственный среди них длинноволосый бородач. Шевелюра его была, как обычно, зачесана назад и стянута в тугой «конский хвост» золотым кольцом. Просто воплощение поэта из исторических голофильмов.

– Корабль, не Ты ли пишешь мои стихи?

– Твой вопрос – это эрзац дзэнского коана: «Откуда я знаю, что я – это я?» Вопрос лишен смысла, и тебе как поэту следовало бы это знать.

– Я должен быть уверен, что это мои стихи!

– Ты правда веришь, что Я могу надиктовать тебе хоть строку?

– Я должен быть уверен.

– Ну хорошо же. Вот щит, который закроет тебя от Меня. Когда ты наденешь его, твои мысли будут принадлежать только тебе.

– А как я могу быть уверен в этом?

– А ты попробуй.

Лючок пневмопочты выплюнул посылку. Дрожащими пальцами Керро вскрыл цилиндрический пакет и, оглядев его содержимое, надел серебряную сетку на голову, заправив под нее черные кудри.

В тот же миг в мыслях его воцарилась особенная, пугающая поначалу, а затем пьянящая тишина.

«Я один. Я действительно один!»

Слова, приходившие к нему с тех пор, обретали новую силу, их упрямый ритм странным образом воздействовал на других корабельников. Один физик просто отказался читать или слушать его стихи, крича «Ты лезешь ко мне в душу!»

Улыбнувшись этому воспоминанию, Керро аккуратно убрал серебряную сетку в мешок.

«Дзэнский эрзац?»

Поэт покачал головой. Некогда раздумывать.

Когда в мешок уже ничего нельзя было впихнуть, он решил, что проблема выбора этим снимается, и вышел, заставив себя не оборачиваться. Каюта осталась в прошлом – место, где периоды тревожной рефлексии сменялись днями непрестанного, яростного кропания, где он провел множество бессонных ночей, откуда – было и такое – выбегал в поисках холодной струи воздуха из вентиляторов, когда атмосфера на Корабле казалась ему давяще жаркой и глухой.

«Но я был тогда глух, только не понимал этого».

В пятидесятом доке ему велели подождать в каморке без стульев и скамеек, слишком тесной, чтобы, присев на пол, вытянуть ноги. Напротив входного люка виднелся еще один. Над обоими поблескивали линзы сенсоров, и Керро понял, что за ним следят.

«Почему? Чем я мог прогневать босса?»

Ожидание тревожило.

«Зачем надо было меня торопить – чтобы теперь мариновать здесь?»

Все как в те далекие времена, когда мать привела его к корабельникам. Тогда ему, земному ребенку, было пять лет. Мать за руку отвела его к пандусу, ведущему в приемник. Керро не знал даже, что такое Корабль, но что с ним происходит – понимал вполне ясно, потому что мать все ему объяснила очень серьезно.

Керро прекрасно помнил тот зеленый весенний день, наполненный запахом влажной земли, не изгладившийся из памяти за все корабельные дни, пролетевшие с той поры. За плечом мальчик нес ситцевый узелок, куда мать сложила все его пожитки.

Поэт глянул на свой мешок, куда набросал собственных вещей для полета на нижсторону. Да, этот узелок будет побольше… и потуже.

А его сверток в тот давно ушедший день не мог весить больше четырех килограммов – предел, установленный корабельным приемником. Там лежала в основном сшитая для мальчика матерью одежда. Янтарно-желтая вязаная шапочка сохранилась у него до сих пор. А еще там были четыре фотографии. На одной отец, которого маленький Керро никогда не видел, отец, погибший в море. Смуглый, рыжеволосый мужчина улыбался со снимка, согревая сыну душу. На другой фотографии была мать, неулыбчивая и изможденная; лишь глаза напоминали о ее былой красоте. На третьем снимке родители отца напряженно вглядывались в объектив. И, наконец, на последнем, чуть побольше остальных, был изображен «родной дом» – всего лишь клочок земли, напомнил себе Керро, на другом клочке – планете, давно сожженной дотла взрывом сверхновой. Осталась только фотография, завернутая вместе с остальными в желтую вязаную шапочку. Сейчас они лежали в его мешке. Когда корабельники пробудили Керро, мальчик нашел все свои вещи в гибербаке.

– Я хочу, чтобы мой сын выжил, – говорила тогда мать, отдавая его приемщикам. – Нас двоих вы брать отказываетесь, но уж его-то лучше возьмите!

Угроза в ее голосе звучала ясно. Возьмите, иначе она сотворит что-нибудь от отчаяния. Отчаяние многие подвигло на насилие в те дни. Корабельников ее слова скорей позабавили, чем встревожили. Но они приняли юного Керро и уложили в спячку.

– Керро – так звали моего отца, – объясняла мать, раскатывая «рр». – Вот так это произносится. Он был полупортугалец, полусамоанец. Красивый мужчина. Моя мать была уродлива и сбежала с другим… а отец всегда был красив. Пока его акула не сожрала.

Маленький Керро знал, что его папа тоже ходил в море. Отца звали Арло, и его народ бежал из Галлии на южные Чинские острова, за моря, разделившие беженцев и их гонителей.

«Сколько же лет прошло?» – мелькнуло в голове.

Он знал, что гибернация останавливает биологические часы, но что-то другое продолжало тикать… тикать… тикать… «Вечность». Свеча поэта. Те, кто сейчас заставлял его ждать, не понимали, как поэт может притушить или разжечь свечу. Он знал, что его проверяют, но корабельники, согбенные у экранов, не знали, что их проверки он уже преодолел с помощью Корабля.

Керро убивал время, вспоминая один из таких экзаменов. Тогда он еще не понимал, что его проверяют, это пришло поздней. Ему было шестнадцать, и он очень гордился своими умением порождать чувства при помощи слов. Юноша запустил комконсоль в потайной комнате за архивами – чтобы измерить собственное любопытство.

Разговор начал Корабль. Это было необычно само по себе – как правило, Корабль лишь отвечал на вопросы. И первые же слова поразили Керро.

– Ты, как все прочие поэты, верно, думаешь, что ты – Бог?

Керро подумал.

– Весь мир есть Бог. Я – часть мира.

– Разумный ответ. Ты самый разумный поэт из всех, кого Я помню.

Юноша смолчал, напряженно ожидая продолжения. Он знал, что Корабль редко раздает простые ответы и никогда – пустые похвалы.

Слова Корабля, как всегда, застали его врасплох.

– Почему ты не надел свою серебряную сетку?

– Я ничего не сочиняю.

И снова к первому вопросу:

– Для чего нужен Бог?

Ответ пришел в голову цельным, как стихотворная строка.

– Для ответов, а не решений.

– Разве Бог не может ничего решить?

– Бог – это источник знаний, а не решений. Решения принимает человек. Если Бог принимает решения, они принадлежат человеку.

Если Корабль мог чувствовать восторг, именно эту эмоцию он и передал в этот миг Керро. В том, какие ответы давал Корабль на вопросы юноши, содержался определенный смысл, но распознать его дано было только поэту. Керро учили задавать правильные вопросы… даже самому себе.

Вопросы, которые подсказывало долгое ожидание в пятидесятом доке, были очевидны, но вот ответы на них поэту очень не нравились.

Зачем тянуть? Это свидетельствовало о бессознательной черствости. И к чему Колонии поэт? Ради общения… или страхи Хали вот-вот подтвердятся?

Люк перед ним отворился под слабый шелест сервомоторов.

– Заходи, чего ждешь! – послышался голос.

Узнавший его Керро постарался не выказать изумления, проходя в приемную. Люк за его спиной затворился. «Автоматически». И – да, перед ним сидел старый путаник, доктор Ферри.

Вспомнив свой недавний опыт психоанализа, Керро постарался глянуть на старика с сочувствием. Получалось с трудом. Комната была стандартной, корабельной – четыре металлические стены, два люка, ни одного иллюминатора, инструменты на стеллажах. И все же в ней сосредоточивалась страшная власть над судьбами. Невысокий барьерчик перегораживал ее пополам. По другую сторону за массивной комконсолью восседал Ферри. К люку в дальней стене вели воротца.

Керро пришло в голову, что Ферри даже для корабельника очень стар. Слезящиеся серые глазки полны напускной скуки, щеки обвисли. Дыхание его густо отдавало цветочными духами. В голосе слышалось коварство.

– Со своим рекордером пришел, да, – пробурчал старик, набирая что-то на пульте, скрывавшем от взгляда его ноги, и бросая короткий взгляд на набитый мешок. – Что еще?

– Личные вещи, одежда… пара памятных мелочей.

– Хр-р-м-м. – Ферри ввел в машину еще что-то. – Посмотрим.

Недоверие, прозвучавшее в этом слове, потрясло Керро. Он молча положил мешок на столик у пульта и стал смотреть, как Ферри перерывает его содержимое. Каждое прикосновение к личным его сокровищам отзывалось в душе поэта болью. Достаточно скоро стало ясно – Ферри ищет все, что может быть использовано как оружие. Значит, слухи не лгали. Приближенные Оукса действительно опасались за свои жизни.

Старик поднял обеими руками плотно увязанную серебряную сетку.

– Это еще что?

– Это я надеваю, когда пишу стихи. Подарок Корабля.

Ферри аккуратно положил сетку на столик и продолжил досмотр. Отдельные предметы одежды он разглядывал под сканером, но что он там мог видеть – оставалось загадкой, потому что Керро со своего места никак не мог увидеть экран, – и время от времени делал заметки на консоли.

Керро не сводил взгляда с сетки. Что Ферри собирается с ней делать? Не отнять же!

– Ты думаешь, – осведомился Ферри через плечо, подсовывая под линзы сканера очередную тряпку, – что наш корабль – это Бог?

Просто «наш корабль»? Этот оборот речи удивил поэта.

– Я… Да.

Ему вспомнилась та единственная беседа, что он вел с Кораблем на эту тему. Тоже экзамен своего рода. Корабль есть Бог, и Бог суть Корабль. Корабль мог то, на что не способна смертная плоть… оставаясь смертное. Перед Кораблем расточалось пространство, и само время прерывало свой мерный ход.

«Я тоже Бог, доктор Уинслоу Ферри. Но я не Корабль… или все же он? А вы, дорогой мой доктор, кто вы?»

Причины, побудившие Ферри потешить свое любопытство, были ясны. Божественность Корабля для многих оставалась открытым вопросом. Было время, когда Корабль был просто кораблем. Это знали все – так говорилось в истории, которой учил сам Корабль. Когда-то он был лишь вместилищем для разумных смертных. Он существовал в ограниченном числе ведомых людям измерений, и у него была установленная цель. В его истории были и безумие, и насилие… а потом Корабль рухнул в Святую Бездну, сердце хаоса, ту меру, с которым соразмерить себя должен был каждый живущий.

История Корабля была полна смутных путей и намеков на планету-рай, поджидающую человечество где-то впереди.

Ферри же разоблачил себя как неверующего, одного из тех, кто усомнился в официальной версии истории. Сомнения эти процветали – Корабль не пытался подавить их. В тот единственный раз, когда Керро осмелился упомянуть об этом, Корабль ответил ясно и впечатляюще.

– В чем цель сомнений, Керро?

– В проверке знаний.

– Могут ли твои сомнения помочь проверить исторические данные?

Вопрос требовал раздумья.

– Ты – мой единственный источник этих данных, – ответил Керро после долгого молчания.

– Разве Я когда-либо снабжал тебя ложными данными?

– До сих пор я не нашел неправды.

– Умерит ли это твои сомнения?

– Нет.

– Тогда что ты можешь поделать с ними?

Это требовало размышления более глубокого, и пауза перед ответом была дольше.

– Отложу до той поры, когда их можно будет проверить.

– Изменит ли это твое отношение ко Мне?

– Отношения меняются постоянно.

– О, как ценю Я общество поэтов!

Керро прервал поток воспоминаний, сообразив, что Ферри обращается к нему и уже не в первый раз.

– Я спросил, что это?!

Керро глянул на то, что старик держал в руках.

– Гребень моей матери.

– Вот бестолочь! Из чего он сделан?!

– Из черепашьего панциря. С Земли.

В глазах Ферри вспыхнул отчетливый жадный блеск.

– Ну… не знаю…

– Это подарок моей матери – один из немногих, что у меня остались. Попробуйте забрать его, и я направлю Кораблю официальную жалобу.

Ферри гневно нахмурился. Рука, сжимавшая гребень, задрожала. Но взгляд старика все возвращался к серебряной сетке. Он был наслышан об этом стихоплете, который ночами говорил с кораблем, и корабль отвечал ему.

Старик в очередной раз набил что-то на пульте комконсоли и выдал самую долгую речь из всех, что Керро от него слышал:

– На нижстороне ты приписан к Ваэле таоЛини – так тебе и надо. У причала пятьдесят Б ждет грузовик. Садись на него. Внизу она тебя встретит.

Под насмешливым взглядом старика Керро запихал свое барахло обратно в мешок. «Спер он что-нибудь, не иначе, пока я ушами хлопал», – подумал Керро. Гнев Ферри был ему приятнее веселья, но перетряхивать мешок заново, чтобы проверить, не пропало ли чего, было никак невозможно. Что случилось с присными Оукса? Ни в ком из корабельников Керро не встречал такого коварства и жадности. Да еще его дыхание, отдающее мертвыми цветами!

Керро завязал мешок.

– Иди, тебя ждут, – отмахнулся Ферри. – Не трать зря времени.

За спиной поэта снова отворился люк. Выходя, Керро затылком чувствовал сверлящий взгляд старика.

Ваэла таоЛини? Никогда не слышал этого имени. «И почему так мне и надо?»

Берегись – ибо я бесстрашен и тем могуч. Я буду ждать с терпением змия и разить ядом его. Ты раскаешься в нанесенных тобою обидах.

Слова чудовища Франкенштейна,

из корабельных архивов.

Нервный, раздраженный Оукс сидел в тени, глядя на голографическую проекцию.

«Куда подевался Льюис?»

За его левым плечом стояла Легата Хэмилл. Тусклое мерцание проектора высвечивало во мраке их черты. Оба пристально вглядывались в изображение.

Проекция отображала коридор, проходивший за семнадцатым лазаретным отсеком, к арборетуму. Прямо на объектив шли Керро Паниль и Хали Экель. За их спинами, в конце коридора, смутно виднелся сад. Медтехник несла свой прибокс на плече, придерживая правой рукой ремни. У Паниля на поясе висели рекордер и кошелек с блокнотом и стилом. Белизна его комбинезона оттеняла черноту кудрей и бороды. Стянутая золотым кольцом коса падала на грудь. Форменными в его одежде были только ботинки.

Оукс вглядывался в каждую мелочь.

– Значит, об этом юноше сообщал Ферри?

– О нем самом.

Глубокое контральто Легаты отвлекло Оукса, и он секунду промедлил с ответом. За это время Паниль и Экель вышли из поля зрения одного сенсора, и ракурс видения камеры сменился.

– Кажется, они нервничают, – заметил Оукс. – Знать бы, что они там писали в блокноте.

– Любовные послания.

– Но зачем писать, если…

– Он поэт.

– А она – нет. И кроме того, он противостоит ее натиску. Чего я не понимаю. Вполне фигуристая особь и весьма покладистая.

– Взять его и прочесть блокнот!

– Нет! Действовать осторожно и тонко. Черт! Куда подевался Льюис?!

– Все еще не вышел на связь.

– Черт, черт!

– Его помощники утверждают, что Льюис занят какой-то… особой проблемой.

Оукс кивнул. Особая проблема – на их языке это означало что-то требующее особой секретности. Мало ли кто может подслушать. Может, и вживленные передатчики не в силах сохранить такую тайну?

Паниль и Экель остановились у дверей кабинета Ферри в медсекторе.

Оукс попытался вспомнить, сколько раз видел на борту этого юношу. Паниль не привлекал его внимания до той поры, пока не стало ясно, что он может напрямую разговаривать с кораблем. И вдруг этот приказ отправить его на нижсторону!

Зачем кораблю этот тип на нижстороне?

Поэт! Кому вообще нужны поэты? Оукс решил, что в способность Паниля общаться с кораблем он все же не верит.

Но корабль, а возможно – и этот… Раджа Томас… хотели видеть Паниля внизу.

«Зачем?»

Он крутил этот вопрос в уме и так и этак, но к ответу пока не приблизился.

– Ты уверена, что запрос на Паниля пришел от корабля? – поинтересовался он.

– Запрос пришел шесть суток назад… и я бы не назвала его запросом. Это больше походило на приказ.

– Но от корабля, ты уверена?

– Насколько вообще можно быть уверенным в чем-то. – Раздражение в ее голосе граничило с неповиновением. – Я воспользовалась вашим кодом и провела полную перекрестную проверку. Все сходится.

Оукс вздохнул.

«Почему именно Паниль?»

Наверное, надо было уделять поэту больше внимания – он был одним из оригиналов, с самой Земстороны. Покопаться в его прошлом. Теперь это стало очевидно.

Голопроектор показывал прощание Паниля и Экель. Поэт обернулся к невидимым зрителям широкой, мускулистой спиной. Легата обратила на это внимание Оукса.

– Находишь его привлекательным, Легата? – пробурчал тот.

– Просто хочу напомнить, что это парень не только цветочки горазд нюхать.

– М-м-м…

Оукс отчетливо ощущал исходящий от Легаты мускусный запах. До сих пор она не позволяла ему насладиться ее великолепно сложенным телом. Но Оукс был терпелив. Терпелив и упорен.

Паниль распахнул люк в кабинет Ферри, и Оукс хлопнул ладонью по пульту, останавливая картинку. Еще раз пересматривать сцену с Ферри было выше его сил. Старый безмозглый маразматик!

Чуть повернув голову, Оукс глянул на свою помощницу. «Великолепна!» Легата часто изображала из себя тупицу, но Оукс-то видел неизменно великолепные результаты ее трудов. Немногие на Корабле знали, что она неимоверно сильна – результат мутации. Под гладкой теплой кожей перекатывались могучие мышцы. Сама мысль об этом возбуждала Оукса. Зато все на борту знали, что она увлекается древней историей и постоянно клянчит из корабельных архивов распечатки старинных моделей одежды, чтобы сотворить для себя нечто похожее. Сейчас она была одета в короткую тунику, почти обнажавшую правую грудь. Тонкая ткань висела только на напряженном соске. И даже со своего кресла Оукс ощущал пульсирующую под кожей мощь.

«Она меня дразнит?»

– Скажи мне, для чего кораблю нужен поэт на нижстороне? – спросил он.

– Придется подождать, чтобы выяснить.

– Можно догадаться.

– Возможно, все на самом деле просто и ясно – для общения с электро…

– С кораблем ничего не бывает просто и ясно! И не надо при мне щеголять красивыми словечками! Это водоросли, обычные водоросли, которые очень нам мешают.

Легата прокашлялась – первый признак неуверенности, который уловил в ней Оукс. Ему это понравилось. Да… скоро она будет готова для Комнаты ужасов.

– Есть еще Томас, – проговорила она. – Быть может, он…

– Я запрещаю тебе расспрашивать его о Паниле.

Легата дернулась.

– Вы довольны его ответами?

– Я доволен тем, что он тебе не по зубам.

– Мне кажется, вы слишком подозрительны…

– С этим кораблем подозрительность излишней не бывает. Подозревать надо всех и вся и твердо помнить, что этого мало.

– Но они просто двое…

– Это приказ корабля. – Оукс помолчал, глядя на нее. – Твои слова – «приказ». Верно?

– Насколько мы можем определить.

– Нашла ты хоть малейший намек на то, что затея эта принадлежит не кораблю, а Томасу?

– От Корабля поступил только один приказ – внести этого… Паниля… в списки колонистов.

– Ты запнулась на его имени.

– Из головы вылетело!

Вот теперь она нервничает, злится. Оукс обнаружил, что наслаждается игрой. У этой Легаты есть потенциал. Надо только отучить ее говорить «Корабль» вместо «корабль».

– Ты не находишь его привлекательным?

– Не особенно.

Легата принялась теребить краешек туники.

– И разговоры Томаса с кораблем тоже нигде не зафиксированы?

– Нет.

– Тебе это не кажется странным?

– В смысле?

– Томас должен был выйти из гибернации. Кто отдал приказ? Кто наблюдал за процессом?

– Никаких сведений.

– Как может пройти незамеченным то, что, как мы точно знаем, случилось?

Теперь к ее гневу добавился страх.

– Не знаю!

– Я ведь предупреждал – подозревать всех и вся.

– Да! Именно так вы и говорили!

– Хорошо… даже очень.

Оукс снова повернулся к голопроекции.

– А теперь иди и поищи снова. Может быть, ты что-то упустила.

– Вы знаете, что я упустила?

– Это, милая, ты должна выяснить сама.

Оукс прислушался к шороху ее туники, когда Легата выбегала из комнаты. Плеснуло светом из растворившегося на миг люка, потом сумрак вернулся в свои права.

Оукс переключился с записи на изображение в реальном времени, запрограммировав сенсоры следовать за Легатой по мере того, как она шла в архивы. Переключаясь от камеры к камере, он наблюдал за своей помощницей, пока та не уселась за пульт на командном уровне архивов и не затребовала нужные ей сведения. Оукс проверил, какие: все сообщения, которыми обменивались борт и Пандора, все ссылки на Раджу Томаса и Керро Паниля и… и Хали Экель не забыла.

«Молодец, девочка».

Теперь она предпримет следующий шаг – задействует кого-то из подручных Льюиса в качестве шпиона. Оукс знал, что Легата уже однажды изучала данные в архивах, но сейчас она просто вывернет каждое словечко наизнанку в поисках тайного шифра. Во всяком случае, на это он надеялся. Если тайна существует, Легата раскроет ее. Нужно только подтолкнуть, подвигнуть ее.

«Подозревай всех и вся».

Он выключил проектор и невидящим взглядом уставился в темноту. Скоро, очень скоро он окончательно переселится на нижсторону. Никогда не возвращаться в опасную тесноту борта! Пандора тоже опасна, но потребность в надежном убежище, где корабль не сможет более следить за ним, увеличивалась с пугающей быстротой. «Это железное чудовище!» Пока Оукс на борту, оно следит за каждым его шагом. «Я бы на его месте поступил так же».

Кое-кто полагал, что влияние корабля распространяется и за его обшивку. Но Редут поможет разрешить и эту проблему. Если только Льюис не облажался. Нет… никогда. Его долгое молчание объясняется, вероятно, какими-то местными трудностями. С клонами, например. На случай настоящей катастрофы существовало множество надежных сигналов. Ни один из них не прозвучал. Так что в Редуте случилось нечто иное. «Может, Льюис готовит мне приятный сюрприз? С него станется».

Оукс улыбнулся собственным мыслям, лелея их тайну. «Ты не знаешь, что я задумал, железное чудовище. Особенно для тебя».

И относительно Пандоры у него тоже есть планы, свои планы, в которые корабль никак не входит. И относительно Легаты – отдельные планы. Скоро ей придется посетить Комнату ужасов. Да. Стать более… надежной.

Ностальгия представляет собою интересную иллюзию – мечту о небывшем. Позитивные воспоминания в целом сохраняются лучше. На протяжении поколений они постепенно замещают случившееся, превращая прошлое в набор навязчивых желаний.

Из корабельных архивов.

Впервые в жизни Ваэла подумала о том, чтобы отказаться от задания. Не из страха – она не раз единственной выживала на исследовательских субмаринах и все же была убеждена, что проект должен быть продолжен любой ценой. Осознание того факта, что важнее электрокелпа в Колонии нет ничего, было более глубоким, чем инстинктивное. Оно означало выживание.

«Я была там… и я выжила. Я должна была вести новую команду».

Эта мысль крутилась у нее в голове, когда они с Томасом подходили к новой субмарине, строительство которой тот потребовал ускорить. Несмотря на ранний час, работа уже кипела вовсю.

Томас внушал ей страх. Порой он казался вполне нормальным парнем, а иногда… что? Мысли теряли ясность.

«Он не так давно вышел из спячки и не успел вполне приспособиться к нашей жизни».

Они остановились в нескольких шагах от ограждения, и Ваэла вгляделась в обретавшую окончательные формы конструкцию, залитую светом прожекторов. Столько энергии тратится… и столько рабочих копошатся вокруг, точно муравьи вокруг надтреснутого яйца. Ваэла попыталась разобраться в том, что увидела. В целом конструкция понятна… но прозрачная капсула из плаза? При строительстве субмарин всегда пользовались плазмагласом, но цельная, съемная жилая капсула – это было что-то новенькое. Ваэла неожиданно поняла, что там будет тесно, и решила, что ей это вряд ли понравится.

«Почему Томас? Почему его назначили главным?»

Она вспомнила, как они шли по территории в эллинг для цеппелинов. Томас был слишком занят, отдавая приказы ей, и не заметил, как в цепи охранников мелькнула тень рвача-капуцина. Сорвав с бедра лазер, Ваэла поджарила тварь в последнем прыжке. Только потом ее затрясло – при мысли, что она едва не оставила оружие в комнате. Предполагалось, что внутри периметра безопасно, что охрана не спит…

Томас едва обратил внимание на случившееся.

– Быстрые какие, черти, – спокойно заметил он. – Кстати – в нашу команду с борта прислали поэта.

– Поэта? Но нам нужен…

– Мы получим поэта, потому что Корабль прислал нам его.

– Но мы просили…

– Я помню, о чем мы просили!

Похоже, ее новый начальник и сам чуял неладное.

– Хорошо, – пробурчала она, – но нам все равно понадобится системщик для…

– Я хочу, чтобы ты его соблазнила.

Ваэла не поверила собственным ушам.

– Когда ты выходишь из себя, – заметил Томас, – у тебя на лице играет радуга. Считай это заданием. Я видел голозапись этого поэта. Не так он и страшен…

– Мое тело принадлежит мне! – Ваэла пронзила его взглядом. – И никто – ни ты, ни Оукс, ни Корабль – не станет приказывать мне, кому отдавать его, а кому – нет!

Внезапно они оба разом остановились. Ваэла с изумлением заметила, что Томас стоит, подняв обе руки и глупо ухмыляясь, и только тогда поняла, что в гневе инстинктивно прицелилась из лазера ему точно между глаз. Продолжая буравить его взглядом, девушка убрала оружие в кобуру.

– Извини, – бросил Томас, и они снова двинулись к эллингу.

– Насколько для тебя важна команда по исследованию келпа? – поинтересовался он после некоторого молчания.

«Ему ли не знать!» Знали все, а за то время, что Томас пробыл на нижстороне, он успел проявить поразительную способность отыскивать ключевые данные.

– Для меня это… все.

И тут вопросы посыпались градом. Томас хотел знать, насколько свободен Паниль в своих действиях. Действительно ли его послал Корабль. Не работает ли он на Оукса или этого Льюиса, о котором все говорят с таким страхом. Кто? Что? Сомнения – целый водопад сомнений.

Но какого черта она должна соблазнять Паниля, чтобы выяснить все это? Ответ Томаса ее не удовлетворил.

– Ты должна сорвать все его маски, обнаружить все защитные барьеры.

«Проклятие!»

– Насколько на самом деле для тебя важен этот проект? – осведомился Томас.

– Жизненно… и не только для меня, а для всей Колонии.

– Разумеется. Вот поэтому ты должна соблазнить поэта. Если уж он должен работать в нашей нелепой команде, мы должны кое-что о нем знать.

– И влиять на него!

– Другого пути нет.

– Хочешь знать, не предпочитает ли он мужчин, – подними архивы. Я не…

– Вопрос не в том, и ты это знаешь. Ты не можешь оставаться в команде, если не будешь исполнять мои приказы!

– Я даже не могу оспорить мудрость твоих решений?

– Меня послал Корабль. Высшей власти в мире нет. И я должен кое-что узнать, чтобы наш проект увенчался успехом.

В его искренности трудно было усомниться, и все же…

– Ваэла, ты совершенно права – проект жизненно важен. Мы не можем тратить время, как сейчас, играя словами.

– Значит, я уже не имею здесь права голоса?

Ваэла готова была разрыдаться на глазах у всех.

– Ты можешь…

– После всего, что я пережила? Я видела, как все они умерли! Все! Или это дает мне право голоса в команде, или это дает мне право на отдых на борту – решай сам!

Раджа наблюдал, как кожа девушки приобретает интенсивно красную расцветку, зачарованный силой ее чувства. Что за восприимчивость, что за реакция! Он и сам начинал поддаваться эмоциям, каких не испытывал уже целые эпохи – века по корабельному времени.

– Мы общаемся, – мягко произнес он. – Делимся данными. Но все важнейшие решения принимаю я и только я. Если бы работа была построена так с самого начала, никому не пришлось бы умирать.

Ваэла молча набрала код доступа в эллинг, и они очутились на залитом ярким светом островке бурной деятельности, где все переговаривались, кричали и воняло газосваркой. Девушка придержала Раджу за плечо, подивившись, какие тонкие, жилистые у него руки.

– Чем соблазнение этого стихоплета поможет нашей миссии?

– Я уже сказал. Доберись до самого его сердца.

Ваэла пригляделась к новой субмарине.

– А замена пластали на плаз…

– Дело не в чем-то одном. Мы – команда. – Томас глянул на свою спутницу сверху вниз. – И мы отправляемся по воздуху.

– По…

Теперь она и сама видела, как тянутся из освещенного круга ввысь, под сумеречные своды эллинга канаты, придерживая полунадутый пузырь огромного цеппелина. Вместо обычной бронированной гондолы к газовым мешкам крепилась субмарина.

– Но почему…

– Потому что келп давит наши подводные лодки.

Ваэла вспомнила собственное бегство из обреченной субмарины – бьющие по воде плети келпа, вылетающий из лопнувшего корпуса воздушный пузырь, торопливый рывок к близкому берегу и почти чудесный нырок к земле патрульного цеппелина, спасшего ее от хищников.

– Ты сама видела. – Томас будто прочел ее мысли. – При первой же нашей встрече ты сказала, что веришь в разум келпа.

– Верно.

– Эти лодки не просто запутались. Их схватили.

Ваэла вдумалась в его слова. Уцелевшие из всех экспедиций, если таковые оставались, сходились в одном – лодки гибли, едва успев взять образцы келпа.

«Может, келп решил, что мы на него напали?» Это было бы логично. «Если келп наделен разумом… да. У него должны быть внешние сенсоры, сеть болевых рецепторов. Это было не слепое трепыхание, а осмысленная реакция».

– Келп, – бесстрастно проговорил Томас, – это не бесчувственный овощ.

– Я с самого начала говорила, что мы должны попытаться вступить в контакт.

– Так и будет.

– Тогда какая разница, уроним мы лодку с высоты или спустим с берега? Мы все равно среди келпа.

– Мы попадем в лагуну.

Томас подошел поближе к месту работ, нагнулся, разглядывая едва заметные швы в толще плаза. «Отлично сработано», – пробормотал он. Когда замена завершится, сидящие внутри будут иметь практически круговой обзор.

– В лагуну? – переспросила Ваэла, когда он отошел.

– Да. У вас, кажется, так называют эти участки чистой воды?

– Разумеется, но…

– Мы будем окружены келпом и, в сущности, беспомощны, если тот решит напасть. Но мы не станем к нему прикасаться. На субмарину навесят систему прожекторов, способную записывать и воспроизводить узоры келповых огней.

Все у него так разумно выходит…

– Мы сможем подойти к краю водорослевого леса, – продолжал Томас, наблюдая за работой, – не входя в него. Как ты могла заметить, при спуске с берега это невозможно – слишком тесно растут стебли.

Ваэла медленно кивнула. План все еще вызывал у нее множество вопросов, но общие его контуры уже были ясны.

– Подводные лодки – штуки чертовски неуклюжие, – говорил Томас, – но ничего лучше у нас нет. Найти достаточно широкий участок чистой воды и в нем заякориться. Потом нырнуть и изучать келп.

Опасная затея, но осуществление ее вполне реально. Да еще идея передавать келпу его же световые сигналы – Ваэла сама видела, как они повторяются сериями, следуя неким правилам. Что, если келп так общается сам с собой?

«Может, этот Томас и правда ниспослан нам Кораблем?»

Он что-то пробормотал. Томас был единственным из знакомых Ваэлы, который постоянно разговаривал сам с собой, иной раз совершенно отключаясь от внешнего мира. Никогда нельзя было понять, тебе он что-то говорит или просто размышляет вслух.

– Что?

– Плаз. Пласталь все-таки крепче… нужно поставить внутри распорки. Там будет еще теснее, чем можно представить.

Он отошел, чтобы поговорить с бригадиром, и до Ваэлы долетали только обрывки фраз: «А если накрест…», «И я хочу…», «Тогда…»

– Получилось не так хорошо, как могло бы, – сообщил Раджа, вернувшись, – но сойдет.

«Значит, он тоже делает ошибки, но скрывать их не боится».

Она слышала порой, что говорят о нем рабочие, – Томас внушал им страх. В любом ремесле он обнаруживал необыкновенные способности, будь то сварка плаза или расчеты по сопромату. Просто мастер на все руки…

«И ни в одном деле?»

Она ощущала, что повлиять на этого человека будет трудно, – «страшный враг или друг, который не служит твоим отражением, но выжигает насмешкой все лишнее».

Осознание это усугубило ее тревогу. Как мужчина Раджа Томас мог бы ей понравиться… но команда, которую он создавал, заранее внушала ей недобрые предчувствия.

«И даже для трех человек в лодке будет очень тесно».

Она закрыла глаза.

«Может быть, сказать ему?»

Она никогда и никому ни в отчетах, ни в дружеских беседах не упоминала об этом, но келп обладал над ней странною властью. Стоило субмарине скользнуть в водную толщу, пронизанную великанскими стеблями и щупальцами, как Ваэлу охватывало почти неудержимое сексуальное возбуждение. Нелепость, конечно. Девушка добивалась относительного спокойствия при помощи глубокого и частого дыхания, насыщая кислородом кровь, но это было неудобно и подчас отвлекало от дела. Впрочем, когда случалось такое, самый шок осознания помогал Ваэле очнуться.

Все ее товарищи думали, что такое частое дыхание – признак страха, способ одолеть сдерживаемый всеми трепет. А теперь они мертвы, и выслушать ее исповедь некому.

Теснота, странная чувственная атмосфера, пронизывавшая, казалось, все детали проекта, непредсказуемость начальника – все это выводило Ваэлу из себя. Она было решила принять анти-С, чтобы снять хотя бы сексуальное напряжение, но от таблеток ее клонило в сон. Замедленные рефлексы опасны.

Томас молча стоял рядом, наблюдая за работой, и Ваэла ощущала, как он мысленно делает пометки, как вертятся шестеренки в его голове.

– Ну почему я? – пробормотала она.

– Что? – Он обернулся к ней.

– Почему я? С какой стати именно я должна уломать этого поэта?

– Я уже сказал, что…

– Есть женщины, которым за это платят…

– Платить не стану. Это часть проекта, важнейшая часть. Твои же слова. Ты это сделаешь.

Она повернулась к нему спиной.

Раджа вздохнул. Удивительная особа эта Ваэла таоЛини. Он ненавидел себя за свой приказ, но никому, кроме нее, он не мог доверять. Для нее проект тоже был жизненно важен. А появление Паниля ставило слишком много вопросов. Слова Корабля были просты и ясны: «Там будет поэт…». Не «Я назначил поэта…» или «Я послал поэта…»

«Там будет…»

На кого работает Паниль? Сомнения… сомнения… неверие…

«Я должен знать».

В венах бурлила кровь. Раджа уже знал, что Ваэла выполнит приказ, а сам он сейчас погрузится в депрессию, каких не помнил уже давным-давно.

– Старый дурак, – пробормотал он.

– Что? – Ваэла снова обернулась, и Раджа прочитал на ее лице согласие и твердую решимость.

– Ничего.

Несколько секунд девушка смотрела ему в глаза. Потом бросила:

– Посмотрим, насколько мне понравится этот… поэт.

Развернулась на каблуках и выбежала из эллинга – торопливо, как все на Пандоре.

Религия рождается, когда человек пытается подчинить своей воле Бога. Библейский козел отпущения и Спаситель христиан отлиты в одной изложнице – человек, подчиненный капризам непредсказуемой вселенной (или непредсказуемого властителя), пытается сбросить с себя груз вины, навлекающей гнев Всемогущего.

Раджа Флэттери, из «Книги Корабля».

Вживленный под кожу Оукса приемник все еще не получил от Льюиса ни одного сигнала. Помехи или мертвое молчание, перебивающее любые мысли, – и все. Оуксу хотелось вырвать из шеи проклятую штуковину.

Почему Льюис приказал прервать все физические контакты с Редутом? Оукса раздражала невозможность хотя бы поднять шум. Истинные цели создания Редута оставались тайной для большинства корабельников – для них это была всего лишь попытка исследовать Черный Дракон. И Оукс не осмеливался отменить приказ об изоляции Редута. Слишком многие смогут тогда увидеть, что там понастроили за это время.

«Не может Льюис так поступить со мной!»

Оукс расхаживал по каюте, думая, что не мешало бы ей быть попросторнее. Хотелось выйти, прогуляться, снять напряжение, но корабль находился на деньстороне, и стоит ему высунуть нос из своего святилища, как на босса накинутся желающие получить указания. По кораблю расползались слухи. Народ уже заметил тревогу кэпа. Дальше так продолжаться не могло.

«Я бы спустился на нижсторону сам… если бы… Нет. Без Льюиса, который мог бы подготовить почву, слишком опасно». Оукс покачал головой. Нет, он слишком важная персона, чтобы рисковать внизу своей головой.

«Черт бы тебя побрал, Льюис! Хоть бы весточку…»

Оукс все больше подозревал, что неведомая авария коснулась самого Льюиса. Или это, или предательство… Нет. Все же несчастный случай. Льюис не был вожаком. Значит, виной сама планета.

«Пандора».

Планета во многих смыслах была более опасным и близким противником, чем корабль.

Оукс глянул в мерцающую мглу пустой голопроекции. Стоит коснуться кнопки, и перед ним появится изображение планеты в реальном времени. Ну и что толку? Он попытался высмотреть с орбиты Черный Дракон. Слишком густая облачность… ничего не разобрать. Он, правда, нашел неглубокий залив, на берегу которого построен Редут. Поблескивал океан при очередном прохождении не то Алки, не то Реги.

Оукс сделал глубокий вдох, пытаясь успокоиться. Этой планете его не одолеть.

«Ты моя, Пандора!»

Как он говорил Легате – там, внизу, все возможно. Может исполниться любая мечта.

Оукс глянул на свои руки, погладил выступающий живот. Он твердо решил для себя, что никогда, ни при каких обстоятельствах не станет потом зарабатывать себе на хлеб на поверхности планеты. Особенно той, которой владеет. Это было так естественно.

«Корабль сделал меня таким, какой я есть».

Более чем кто-либо из всех встреченных им людей Оукс понимал природу процессов, лепивших психику корабельников, их отличие от сил, правивших людьми, когда те были еще вольны блуждать по земной тверди.

«Все дело в тесноте… слишком много людей жмется друг к другу».

Бортовая давка переехала и на нижсторону. Подобный образ жизни требовал особого приспосабливания. И корабельники приспосабливались – все одним способом. Они накачивались наркотиками или забывались в азарте, рисковали всем – даже своими жизнями. Обегали Колонию по периметру нагишом, в одних обмотках. И ради чего? На спор! На пари! Чтобы спрятаться от самих себя! В своих долгих прогулках по коридорам Оукс отмечал, что машинально не обращает внимания на других прохожих. Почти как все корабельники, он уходил в себя до самого дна души, находя там уединение, веселье и саму жизнь.

В нынешние голодные времена эта привычка была ему особенно полезна. Оукс был самым… внушительным человеком на борту. Он знал, что ему завидуют, что его появление вызывает гневные вопросы, и все же никто не осмелился открыто бросить взгляд на его выдающееся брюхо.

«Да, я знаю свой народ. Я нужен ему».

Под руководством Эдмонда Кингстона он внимательно изучал свое ремесло, профессию психиатра – в его распоряжении были данные, накопленные в архивах за многие поколения… может, за эпохи. Корабль то погружал своих насельников в сон, то выводил из гибернации, так что счет реального времени был давно утерян.

Эта неизмеримость сроков тревожила Оукса. А переводы доступных источников обнаруживали слишком много нестыковок. По общему мнению, путаница возникла из-за попыток Корабля спасти как можно больше людей. Оукс не верил в это ни на минуту. Переводы указывали на возможность тысяч других объяснений. Переводы? Даже тут корабль приложил свою руку! Ты просишь компьютер сделать нечитаемое понятным. Но лингвисты на борту указывали, что среди языков, на которых велись архивы, есть такие, что существовали в собственном микрокосме, лишенные предков и потомков.

Что случилось с теми, кто говорил на этих языках?

«Черт, я не знаю даже, что случилось с нами».

Но воспоминания детства напоминали ему о многом. По сравнению с землянами корабельники – будь то клоны или природники – были уродами. Все до последнего уроды. Разум их, раздираемый между богоТворением и отчаянием, приспособился к короткой жизни, к тесноте, к отсутствию личного пространства и личных вещей. Корабельники взращивали умение переделывать даримые кораблем безликие вещи. Функциональная простота не несет в себе того бремени многозначительности, какое присуще добровольному аскетизму. И каждый инструмент, каждая чашка, ложка, пара палочек, каждая каюта на корабле несла на себе отпечаток личности нынешнего владельца.

«Моя каюта – всего лишь проявление того же эффекта в большем масштабе».

И внутренний мир оставался последним форпостом уединения, единственным местом, где можно было остановиться и выдавить каплю смысла из безумия вселенной.

Только капеллан-психиатр был выше этого психоза. Даже затронутый им, он сохранял способность анализировать. Подчас Оуксу казалось, что люди вокруг него пишут свои потаенные мысли на лицах.

«А что этот Раджа Томас? Еще один кэп. И он вглядывался в меня… как я порой вглядываюсь в лица других».

Оуксу пришло в голову, что он стал беспечен. Со дня смерти Кингстона он привык к мысли, что уж его-то никто не сможет раскусить, что он одинок в своем умении распластать психику любого корабельника. Такое оружие нельзя давать в руки сопернику – вот еще одна причина, чтобы убрать этого Томаса. Оукс только теперь сообразил, что прохаживается по каюте – к мандале, развернуться, обратно к комконсоли и снова к мандале… Его осенило у самого пульта. Протянув руку, он набрал код, выводивший в фокус голопроекции изображение камер в аграриуме Д-9, что на самом отшибе.

Оукс вгляделся в лилово-синее сияние ламп, под которыми гнули спины рабочие в своем замкнутом мирке.

Да… если независимость от корабля вообще возможна, то путь к ней лежит через пищу, через урожай. Аксолотль-баки, лаборатории клонирования, сам биокомпьютер – все это лишь сложные игрушки для сытых, одетых, пригретых.

«Сначала накорми людей, а потом требуй от них добродетели».

Так сказал старческий голос в одной из учебных записей. Мудрые слова и очень практичные. Слова того, кто умеет жить.

Оукс не сводил взгляда с рабочих. Те ухаживали за своими посадками с полнейшим самозабвением. Труд был для них во всех смыслах слова заботой, к ней следовало относиться с почтением, равное которому Оукс видывал только среди старших корабельников во время богоТворений.

Эти сельхозрабочие богоТворили.

«Боготворили!»

Оукс хихикнул, позабавленный этой мыслью. Свести творение Бога к окучиванию посадок! Что за зрелище, наверное, представляют они в глазах Бога! Толпа нищих духом. Что за Бог держит своих приспешников в духовной нищете ради того, чтобы слышать их мольбы? Оукс мог понять насилие ради власти, но это? Это нечто иное.

«Кто-то должен быть боссом, а остальным полезно напоминать об этом время от времени. Как иначе можно организовать работу?»

Нет… он понял смысл этой вести. Программы корабля начинали сдавать. Все проблемы ложатся на плечи кэпа.

«Посмотрите только на этих трудяг!»

У них ведь нет времени решать даже каким будет их собственное будущее. Когда? После работы? Когда усталое тело вгоняет разум в сонное забытье и вдумчивое решение ради всеобщего блага принять никак невозможно?

«Всеобщее благо – это моя работа».

Он освобождает этих несчастных от муки принимать решения, требующие непосильного напряжения сил, памяти, ума. А взамен кэп дает им дар более сладостный – безделье, растворение в безмысленном покое.

«Растворение…. рас-творение…»

Ассоциация потревожила мысли. Рас-творение… творение заново, творение всего, ради чего они живы… творение, где они живы…

Глядя на копошение рабочих в голопроекции, Оукс ощутил себя дирижером нескончаемого музыкального произведения и подумал, как бы не забыть на следующем общем собрании ввернуть это сравнение в речь.

«Дирижер… симфонии».

Мысль ему понравилась. Плодотворная мысль. Интересно, а у корабля такие бывают? Внезапно он ощутил глубинное сродство со своим металлическим врагом.

«Что мы за плод, что требуем такого почтения и заботы? Что за манна? Может ли корабль…»

Раздумья его прервало шипение раскупоренных герметиков.

«Кто осмелился?..»

Грохнула о раму крышка, и в каюту влетел Льюис, торопливо затворяя люк за собой. Он тяжело дышал. Оукс заметил, что вместо обычной подчеркнуто скромной бурой рабочей формы его помощник натянул новенький отглаженный зеленый комбинезон.

– Льюис!

В первый миг Оукс обрадовался, увидав этого человека… но когда Льюис повернулся к нему, это чувство мгновенно сменилось страхом. Все старания медиков не могли скрыть полностью многочисленные ссадины и синяки на его лице… и он хромал.

Суждение готовит тебя к вступлению в поток случая, где ведет лишь воля. Суждение суть способ направления воли. Мысль мимолетна, суждение же – это место, где смешиваются течения, которыми прошлое определяет будущее, это акт взвешивания.

Керро Паниль, «Спор Авааты».

С обычной своей уверенной легкостью Хали Экель подпрыгнула, ухватив одной рукой рычаг, открывающий люк в потолке, откуда можно было попасть в программное хранилище архивов. Болтающийся на ремне прибокс больно стукнул ее по бедру.

Меньше часа назад она узнала, что Керро Паниль отправился на нижсторону. Не попрощавшись, не оставив даже записки… или строфы.

«Хотя его ко мне ничто и не привязывает».

Открыв люк, она подтянулась и вползла в служебный проход.

«Он не пошел со мной на расплод, он…»

Хали отбросила эту мысль. И все равно было обидно. Они выросли в одном интернатском секторе, родились почти в один день и оставались друзьями. Она слушала его рассказы о Земстороне, а он – ее байки. По поводу собственных чувств Хали не питала иллюзий. Она давно считала Керро самым привлекательным мужчиной на борту.

Только почему он всегда такой отстраненный?

Протискиваться по кривой трубе пришлось скорчившись – в высоту она была на ладонь меньше, чем нужно. Впрочем, Хали уже привыкла передвигаться по кораблю такими вот незаметными переходами.

«И ведь не то чтобы я была страшная!»

Хали знала, что ее комбинезон из корабельной ткани обтягивает очень привлекательную фигурку. Смуглая кожа, карие глаза, коротко стриженные, как у всех техников, черные волосы. Каждый медтехник понимал, насколько выгоднее с точки зрения антисептики оставить от своей шевелюры нечто вроде густой щетины. Конечно, она не хотела бы, чтобы Керро состриг косу или бороду – ей нравился его стиль. Но ему в медсекторе не работать.

Люк, выводивший из служебного прохода в архивы, оказался закрыт, но Хали заучила код наизусть, и, чтобы открыть замок, ей не потребовалось и пары секунд. Нагнувшись, она проскользнула в хранилище. С потолка тревожно прожужжал что-то внутренний сенсор.

– Хали, что ты делаешь?

Девушка замерла, потрясенная. «Голосовая связь!» Всем был знаком безжизненный, отдающий металлом рабочий голос Корабля, необходимое средство общения, но сейчас она слышала нечто иное… звучный голос, полный сдержанного чувства. И Корабль назвал ее по имени!

– Я… я хотела найти терминал доступа к архивам. Тут всегда есть свободные.

– Ты весьма необычная женщина, Хали.

– Я чем-то нагрешила?

Ее сильные пальцы машинально защелкивали задвижки, в то время как тело замерло в ужасе. Что, если она оскорбила Корабль?

Но он говорил с ней! Взаправду говорил!

– Иные сочли бы, что ты поступаешь дурно.

– Я просто торопилась. Никто не сказал мне, почему Керро отправился на нижсторону.

– Почему ты не обратилась ко Мне?

– Я…

Хали бросила отчаянный взгляд на терминал-читальню, к которой вел узкий проход между вращающимися стойками софтверных дисков. Экран был пуст, за клавиатурой – никого, как она и ожидала.

Но Корабль не унимался.

– Я всегда рядом с тобой, не дальше, чем ближайший монитор или комконсоль.

Хали подняла глаза на оранжевый пузырь сенсора – злобное око циклопа, зеница, торчащая из металлической решетки, откуда доносился голос Корабля. Может, Корабль сердится на нее? Размеренность этого жуткого голоса нагоняла на Хали трепет.

– Я не злюсь. Я лишь предлагаю тебе больше доверять Мне. Я о тебе забочусь.

– Я… верую в Тебя, Корабль. Я богоТворю. Ты это знаешь. Я просто никогда не думала, что Ты заговоришь со мною.

– Как говорю с Керро Панилем? Ты ревнуешь, Хали.

Честность не позволила Хали возразить, да и слова не шли на язык. Девушка помотала головой.

– Хали, подойди к клавиатуре в конце прохода. Отожми красную клавишу в правом верхнем углу, и Я отворю проход за этим терминалом.

– Проход?

– Он приведет тебя в потайную комнату, где находится другой терминал. Им часто пользуется Керро Паниль. Теперь им можешь воспользоваться ты.

Терзаясь одновременно страхом и восторгом, Хали повиновалась.

Терминал вместе со столом откинулся на петлях, открывая взгляду низкий проход. Скорчившись в три погибели, Хали проползла в тесную комнатку. Тускло-зеленые лучики скрытых по углам ламп освещали желтоватое ложе. Рядом с ним стояла большая комконсоль с пультом и экраном, в полу виднелся знакомый диск голографического проектора. Обстановка была знакома девушке – небольшая учебная комната, – но она не знала, что они бывают настолько маленькими… и что здесь вообще есть такая.

За ее спиной с еле слышным щелчком затворился люк. Странно, но в этой берлоге она ощущала себя в полной безопасности. Здесь обретался Керро. Корабль заботился о ней, лично о ней. Острое ее обоняние безошибочно улавливало запах тела любимого. Она рассеянно потерла золотое колечко в носу и опустилась в привинченное к полу кресло у консоли.

– Нет, Хали. Вытянись на ложе. Здесь тебе не понадобится клавиатура.

Голос Корабля исходил отовсюду. Хали оглянулась в поисках источника этого пугающе сдержанного голоса. Но в комнате не было ни сенсоров, ни глаз-мониторов.

– Не бойся, Хали. Эта комната находится внутри Моей защитной оболочки. Ляг на кушетку.

Девушка нерешительно подчинилась. Ложе было устлано чем-то гладким, прохладно скользившим по коже.

– Почему ты решила поискать свободный терминал, Хали?

– Я хотела сделать что-нибудь… конкретное.

– Ты любишь Керро?

– Ты сам знаешь.

– Ты вправе добиваться его любви, Хали, но не обманом.

– Я… я хочу его.

– И ты обратилась за помощью ко Мне?

– Я приму любую помощь.

– Ты имеешь свободу доступа к информации, Хали, а уж что ты с ней сделаешь – тебе одной решать. Ты проживаешь жизнь, понимаешь?

– Проживаю? – Она вся взмокла, и потная кожа липла к покрытию ложа.

– Свою жизнь. Она дана тебе… в дар. Тебе следовало бы получше с ней обходиться. Наполнить ее счастьем.

– Ты сведешь нас с Керро снова?

– Только если это действительно нужно вам обоим.

– Я была бы счастлива с Керро. А он отправился на нижсторону, – едва не всхлипнула Хали, чувствуя, как на глаза наворачиваются слезы.

– Разве ты не можешь улететь за ним?

– Тебе же ведомо, что у меня на борту работа!

– Да. Корабельники должны быть здоровы, чтобы кормить Колонию. Но Мой вопрос относился к тебе.

– Я нужна здесь!

– Хали, я прошу тебя довериться Мне.

Девушка сморгнула, уставившись в пустой экран. Что за странные слова! Как можно не верить в Корабль? Все люди – его создания. Всю жизнь их сопровождали ритуалы богоТворения Корабля. Но Хали поняла, что от нее ждут ответа.

– Конечно, я Тебе верю, – выдавила она.

– Меня сие радует. И потому Я сделаю тебе подарок. Ты узнаешь о человеке, которого звали Иешуа. Имя это происходит из древнего языка, называемого арамейским, и позднее стало произноситься как Иисус. От него происходит также имя Иисуса Льюиса.

Больше всего Хали почему-то потрясло, как Корабль произнес имя Льюиса. Все на корабле называли его Хесус. Но в дикции Корабля трудно было усомниться – Иисус.

Она не сводила глаз с экрана. Светильники внезапно разгорелись ярко, заблестел полированный металл, и девушка прищурилась, чихнув. «Может, это не Корабль со мной говорит? – пришло ей в голову. – Может, это чья-то шутка? – Эта мысль ее испугала. – Да кто осмелится на подобный розыгрыш?»

– Я здесь, Хали Экель. С тобой говорит Корабль.

– Ты… читаешь мои мысли?

– Оставим этот вопрос пока, Хали, но знай, что Я могу читать твои реакции. Разве ты не видишь по лицу, что чувствует твой собеседник?

– Да, но…

– Не бойся. Я не желаю тебе зла.

Девушка попыталась сглотнуть, перебирая в памяти только что услышанные слова. «Иешуа?»

– Кем был этот… Иешуа?

– Чтобы узнать это, ты должна отправиться туда.

– Отправиться? Ч-что?.. – Она откашлялась, попыталась успокоиться. Керро часто бывал в этой комнате, а он никогда не выказывал страха перед Кораблем. – Где это место?

– Не «где», а «когда». Ты пересечешь пространство, которое вы, люди, называете временем.

Хали решила, что Корабль просто собирается показать ей голографическую запись.

– Проекция? Чего Ты хочешь…

– Нет, Хали. В этот раз ты сама будешь проекцией.

– Я…

– Крайне важно, чтобы корабельники узнали об Иешуа, называемом также Иисусом. В этот путь Я отправляю тебя.

Страх сдавил сердце.

– Как?..

– Я знаю, как, Хали Экель, да и ты знаешь. Ответь Мне: как действует нейрон?

Это было известно любому медтехнику.

– В синаптическую щель, – выпалила она, не раздумывая, – выделяется определенное количество ацетилхолина…

– Отмеренное, да. Образуется мостик. Проход. Твой разум образован мостами.

– Но я…

– Я суть вселенная, Хали Экель. Всякая часть Меня – всякая часть в целости своей – суть вселенная. Вся она суть Я – включая все ее мосты.

– Но мое тело… что с…

Девушка смолкла, парализованная внезапно страхом за свою драгоценную плоть.

– Я буду с тобой, Хали Экель. Та матрица, что определяет тебя, тоже суть часть вселенной, Моя часть. Ты желала знать, читаю ли Я твои мысли?

Сама мысль об этом казалась Хали жутковатой – вторжение в последний бастион ее уединения.

– И?..

– Экель, Экель… – Как печально произнес Корабль ее имя! – Наши силы принадлежат одной вселенной. Твои мысли и есть Мои мысли. Как могу Я не знать, о чем ты думаешь?

Девушка попыталась вздохнуть. Корабль говорил о вещах, едва доступных ее пониманию… но опыт богоТворения учил ее принимать непонятное на веру.

– Хорошо.

– Итак, ты готова отправляться?

Хали попыталась сглотнуть, но в горле пересохло. Рассудок ее лихорадочно искал доводы против этой безумной затеи Корабля. «Проекция?» Такое бесплотное слово – а Корабль сказал, что она станет проекцией. И как угрожающе это прозвучало!

– Почему… почему я должна пройти… сквозь время?

– Сквозь? – В одно это слово Корабль вложил безмерную укоризну. – Ты продолжаешь считать время линейной преградой. К истине это не имеет даже отдаленного отношения, но ради твоего спокойствия Я приму твое упрощение.

– Что же… то есть, если время не линейно…

– Если хочешь, считай его линейным. Но представь время как тысячи метров магнитной ленты, размотанной, набитой в это тесное помещение. Из одного времени можно попасть в другое, если установить мост между двумя отрезками ленты из разных петель.

– Но… если я правда попаду в другое время, как же обратно…

– Никогда не отпускай свое «сейчас».

Глубокий, подсердечный ужас никуда не делся, но к нему уже примешивалось любопытство.

– Быть в двух местах одновременно?

– Все время – это одно место, Экель.

Девушка заметила, что Корабль исподволь, но твердо перешел от ласкового, личного «Хали» к строгому «Экель».

– Почему Ты теперь зовешь меня по фамилии?

– Чтобы помочь тебе. Мне известно, что ты полагаешь свою фамилию более относящейся к тебе, чем имя.

– Но если Ты отправишь меня куда-то…

– Я запечатал эту комнату, Экель. У тебя будет сразу два тела, но разделенных в пространстве и во времени.

– И я буду чувствовать…

– Ты будешь ощущать только одну плоть, но помнить обе.

– Хорошо. Когда мне отправляться?

– Просто лежи на кушетке и постарайся признать тот факт, что Я сотворю тебе новое тело в ином времени.

– И…

– Если ты послушаешься Меня, то не ощутишь боли. Ты будешь понимать речь той эпохи, и Я наделю тебя старым телом. Старый человек никому не покажется опасным. Никто не тронет старуху.

Хали покорно попыталась расслабиться. Принять. Но вопросы переполняли ее.

– Для чего Ты отправляешь меня…

– Подслушивать, Экель. Смотреть и учиться. И что бы ты ни увидела – не пытайся вмешиваться. Ты лишь причинишь лишнюю боль… возможно, даже себе.

– Только смотреть…

– И ничего не делать. Последствия вмешательства в ход времен ты еще увидишь.

Хали хотела задать следующий вопрос, но по спине ее пробежала холодная струйка. Шею закололо. Сердце затрепыхалось в груди.

– Готова, Экель, – донесся откуда-то издалека голос Корабля, и хотя это был приказ, а не вопрос, она ответила, и голос ее эхом отозвался в черепе:

– Да-а-а…

Разум – это зеркало вселенной:

Видишь отраженья?

Вселенная – не зеркало разума:

Ничто в ней.

Ничто вне

Не отражает нас.

Керро Паниль, «Избранные сочинения».

Ваэла таоЛини валялась на койке, изнуренная и телом, и духом, но никак не могла заснуть. Томас был немилосерден. Все должно было соответствовать его жесточайшим требованиям. Этот фанатик двадцать один час без передышки вместе с Ваэлой прорабатывал план действий для новой субмарины. Дожидаться прибытия поэта, застрявшего где-то в недрах Приемника, он не собирался. Нет. «Мы не станем тратить время, которого у нас нет».

Она попыталась вздохнуть, и за грудиной кольнуло.

Интересно, подумала она, откуда все же взялся этот Томас. Он не знал того, что корабельники принимали как данность, и это тревожило Ваэлу. Да еще тот случай с рвачом-капуцином.

«Но он, надо признать, не испугался».

Куда больше ее удивило, что он не слышал об Игре.

За эллингом для цеппелинов собралась небольшая толпа – те, чья смена уже кончилась. Большинство распивали то, что корабельники прозвали прядильным вином.

– Эт-то что такое? – поинтересовался Томас, небрежно указывая на толпу блокнотом.

– Это Игра. – Ваэла изумленно глянула на него. – Ты что – об Игре ничего не слышал?

– Какая Игра? Просто пьяные рабочие веселятся… хотя странно – в моих вводных о спиртном ничего не говорилось.

– Всегда есть медицинский спирт, – отозвалась Ваэла. – Раньше было еще вино и самогон всяческий. Но официально мы не можем тратить продовольствие на производство алкоголя. Кто-то, правда, все равно исхитряется, а спрос огромный. Эти ребята, – она кивнула в сторону собравшихся, – обменяли на выпивку продовольственные талоны.

– Значит, они меняют продовольственные талоны на выпивку, которая делается из того же продовольствия – возможно, себе в убыток. – Томас прищурился. – Разве это не их право?

– Да, но пищи не хватает. Рабочие голодают. В здешних местах голод означает замедленную реакцию, а медленная реакция, Раджа Томас, – это смерть. И не всегда только твоя.

– Ты тоже пьешь? – спросил он вполголоса.

– Да. – Ваэла покраснела. – Когда выкраиваю время.

Томас направился было к собравшейся толпа, но Ваэла придержала его за рукав.

– Это еще не все.

– Что?

– Для Игры нужно четное число игроков, мужчин или женщин – неважно. Каждый делает первую ставку – определенное число талонов. Разбиваются на пары и тянут по очереди из корзины палочки вихи. Потом сравнивают. Кто в паре вытянул палочку длиннее – победитель, кто покороче – тот проиграл и выбывает. Оставшиеся делятся снова, и так пока не останется только одна пара.

– А что талоны?

– Игроки увеличивают ставки на каждом круге, так что на кону их оказывается изрядно.

– Последняя пара делит талоны на двоих?

– Нет, тянут снова. Кто вытянул длинную – получает талоны.

– Как-то скучновато.

– Да. – Ваэла поколебалась. – Проигравший бежит по периметру.

Она сказала это совершенно безразлично, не поведя и бровью.

– Хочешь сказать, они обегают там… – Томас ткнул большим пальцем куда-то за плечо.

Ваэла кивнула:

– Голыми.

– Но это же нево… это выходит больше десяти километров, по открытому ме…

– Некоторым это удается.

– Но зачем? Не ради же еды – не так пока плохо со снабжением, верно?

– Нет, не ради еды. Ради мелких услуг, работы, комнаты, любовников. Ради развлечения. Ради шанса уйти из тоскливой жизни с блеском. Проигрывают длинные палочки. Продовольственные талоны – это утешительный приз. По периметру бежит победитель.

Томас с силой выдохнул.

– И каковы шансы?

– Судя по опыту, как и все в Игре – пятьдесят на пятьдесят. Половина не добегает.

– И это законно?

Пришел черед Ваэлы смерить Раджу недоуменным взглядом.

– Они имеют право распоряжаться своими телами.

Он отвернулся, чтобы увидеть, как эти люди… играют.

Рабочие разбивались на пары, тянули палочки, опять разбивались, тянули снова, пока дело не дошло до последней пары. Остались мужчина и женщина. У мужчины не было носа, но во лбу трепетали сморщенные щели, и Раджа посчитал их дыхальцами. Женщина кого-то ему очень напоминала.

Длинную палочку вытянула женщина. Толпа восторженно взревела, и все бросились ей на помощь – собирать выигрыш. Талоны торчали у нее из рукавов, из-за пазухи, из-за пояса. Прошла по рукам последняя фляга с самогоном, и группа двинулась в сторону шлюзовых ворот восточной стены.

– Он правда туда выйдет? – Томас не сводил глаз с уходящих.

– Ты видел его правую бровь?

– Да. – Он наконец перевел взгляд на Ваэлу. – У него их будто бы три. И нос…

– Это татуировки. Наколки. За то, что бежишь П.

– Так у него это третий раз?

– Точно. Но шансы все равно пятьдесят на пятьдесят. У нас на нижстороне есть поговорка: «Идешь первый раз – головой рискуешь. Идешь второй раз – дважды живешь. Идешь третий раз – иди ко мне».

– Очаровательно.

– Хорошая игра.

– И ты в нее играла, таоЛини?

Она сглотнула, и кожа ее поблекла.

– Нет.

– Друг?

Она кивнула.

– За работу, – приказал Томас вежливо и отвел ее обратно в эллинг.

Вспоминая эту беседу, Ваэла не могла отделаться от ощущения, будто она упустила что-то в ответах Томаса.

Даже ради богоТворений Томас не разрешал прерывать работу. Отдыхать он ложился с неохотой, как бы с колебанием, и лишь когда от усталости они начинали забывать координаты и путаться в подпрограммах. В один из таких моментов он и завел разговор, который сейчас не давал Ваэле заснуть.

«Что он пытался мне сказать?»

Они сидели в плазовом шаре, который станет их прибежищем в глубинах моря. Вокруг, за прозрачной толщей, трудились рабочие. Ваэле с Томасом приходилось сидеть в такой тесноте, что им пришлось войти в особый ритм движений, чтобы не стукаться поминутно локтями.

– Отдохни, – проговорил Томас, когда Ваэла в третий раз подряд не смогла правильно набрать последовательность знаков для срочного погружения.

В голосе его звучало осуждение, но Ваэла откинулась в объятия мягкого контурного кресла, благодарная за любую передышку, благодарная даже за тугую хватку аварийной сбруи, которая поддерживала ее плечи, снимая нагрузку с мышц.

В сознание ее ворвался голос Томаса.

– Давным-давно жила-была девочка четырнадцати лет. Жила она на Земле и выросла на птицеферме.

«Я тоже жила на птицеферме, – подумала Ваэла и вдруг сообразила: – Он обо мне говорит!»

Она открыла глаза.

– Заглядывал в мое досье, значит?

– Это моя работа.

«Девчонка-подросток на птицеферме. Его работа!»

Она вспомнила ту девочку, которой была когда-то, – дитя эмигрантов, землепашцев. Технохолопы. Галльский средний класс.

«И из этого всего я вырвалась».

Нет… честно говоря, она оттуда сбежала. Взрыв сверхновой не так много значил для девчонки четырнадцати лет от роду, которая достигла физической зрелости намного раньше, чем ее сверстницы.

«И я сбежала на Корабль».

Ваэла закрыла глаза. Уже много раз она вела с собой все тот же нескончаемый спор. Словно в ее черепе разом помещались две женщины – одну она звала Беглянкой, а другую Честностью. Беглянку не устраивала жизнь на борту и пугали опасности нижстороны.

– Ну почему мне досталась такая судьба? – бурчала Беглянка. – Не жизнь, а сплошной риск.

– Сколько мне помнится, – заметила Честность, – ты сама напросилась.

– Значит, я в тот день сдала свои мозги напрокат. Каким местом я думала, черт?

– Что ты знаешь о чертях? – полюбопытствовала Честность.

– Надо познать черта, прежде чем понять ангела, – так, кажется, говорит наш кэп?

– Ты, как всегда, все перепутала.

– А ты знаешь, почему я вызвалась добровольцем, чтоб тебя! – Голос Беглянки дрожал от невыплаканных слез.

– Да. Потому что он умер. Десять лет вместе с ним и – пфф.

– «Он умер»! Это все, что ты можешь о нем сказать? «Он умер»?

– А что еще тут можно сказать? – Голос Честности был ровным и уверенным.

– Ты не лучше кэпа – всегда отвечаешь вопросом на вопрос. Что такого сделал Джим, чем заслужил смерть?

– Он проверял свои силы и достиг их предела, когда бежал П.

– Но почему ни Корабль, ни даже кэп никогда не говорят об этом?

– О смерти? – Честность призадумалась. – А что о ней говорить? Джим мертв, а ты жива, и это куда важнее.

– Да ну? Порой я сомневаюсь… и думаю, что случится со мной.

– Ты будешь жить, пока не умрешь.

– Но что со мной случится?

Честность опять примолкла – для нее это было нехарактерно – и наконец ответила:

– Ты будешь сражаться, чтобы жить.

«Ваэла! Ваэла, очнись!»

Это был голос Томаса. Она открыла глаза и, откинув голову на подушку, глянула на своего начальника. Лучи прожекторов преломлялись в толще плазмагласа и озаряли его лицо. В эллинге рабочие гремели железом. Ваэла заметила, что Томас тоже утомлен, но старается не показывать этого.

– Я рассказывал тебе сказку о Земле, – заметил он.

– Зачем?

– Это важно для меня. У той девчонки-подростка были такие красивые мечты. Ты все еще мечтаешь о будущем?

По лицу Ваэлы пробежала нервическая радуга. «Он что, читает мысли?»

– Мечты? – Она вздохнула, закрывая глаза. – Зачем мне мечты? У меня есть работа.

– И этого достаточно?

– Достаточно? – переспросила она и усмехнулась. – Это меня не волнует. Корабль ведь ниспошлет мне прекрасного принца, не забыл?

– Не богохульствуй!

– Это не я богохульствую, а ты. Зачем мне соблазнять этого придурковатого стихоплета, когда…

– Этот спор мы продолжать не станем. Уходи. Оставь проект. Но больше не спорь.

– На попятный я не пойду!

– Так я и понял.

– Зачем ты полез в мое досье?

– Я пытался вернуть ту девочку. Если она оставила свои мечты, возможно, ей по пути с мечтателями. Я хочу сказать ей, что сталось с ее мечтами.

– И что же с ними сталось?

– Они все еще с ней. И всегда с ней останутся.

Вы говорите «боги». Хорошо. Теперь Аваата понимает такой язык. Аваата говорит: сознание – дар Бога Вида индивидууму. Совесть – это дар Бога Личности всему виду. В совести ты найдешь форму, придаваемую сознанию, и красоту.

Керро Паниль, переводы из «Авааты».

Хали не ощущала течения времени, но когда эхо ее слов перестало отзываться раскатами в глубине мозга, она обнаружила, что стоит лицом к лицу с собой. Она все еще ощущала вокруг себя крохотное помещение, открытое для нее Кораблем позади терминала в архивах. И в этой комнате лежало ее тело. Ее плоть распласталась на желтой кушетке, а Хали смотрела на нее сверху вниз, не понимая, как такое может быть. Комнату заливал свет, расплескиваясь повсюду. Хали поразилась – насколько увиденное отличалось от того, что всегда показывали ей зеркала. Глянцевое покрытие кушетки оттеняло смуглую кожу. За левым ухом, под коротко стриженными волосами, проглядывала родинка. Свет был таким ярким, что хотелось прищуриться, но странным образом не резал глаз, и колечко в носу отражало его, сверкая. Все тело окружал странный ореол.

Хали попробовала заговорить – и долгое, наполненное ужасом мгновение ощущала, что не в силах этого сделать. Она попыталась вернуться обратно, в свое тело. А потом на нее снизошло спокойствие, и она услышала голос Корабля:

– Я с тобою, Экель.

– Это… как гибернация? – Она слышала собственный голос, не шевеля призрачными губами.

– Намного сложнее. Я показал тебе это, чтобы ты запомнила.

– Я не забуду.

И в тот же миг она обрушилась во тьму, медленно кувыркаясь. Корабль обещал дать ей новое тело – только это и вертелось у нее в голове. Тело старухи.

«Каково это будет?»

Ответа не было. Она неслась в жарком бесконечном туннеле, и страшнее всего было то, что Хали не ощущала собственного пульса. Но вдалеке прорезался свет, заливавший склон холма. Девушке, выросшей на борту, коридоры были понятны и знакомы, и когда она вылетела из темноты в белое сияние дня, ее потряс окружающий простор.

И она услышала биение. Это колотилось ее сердце. Хали невольно приложила руку к груди и, ощутив грубую ткань, опустила глаза. Рука была смуглой, морщинистой, старой.

«Это не моя рука!»

Хали огляделась, чувствуя себя совершенно беззащитной. Солнце заливало ее золотым жаром, ласкавшим старые кости. Вдалеке проходили люди.

– Тебе потребуется несколько минут, – послышался в ее сознании голос Корабля, – чтобы привыкнуть к новому телу. Не спеши.

Да, она уже чувствовала, как сигналы поступают в мозг через сбоящие синапсы. Ноги… обуты в сандалии, ремешки трут икры. Она сделала пару осторожных шагов – сквозь подошвы чувствовалась каменистая земля. Натирала плечи при каждом движении грубая волокнистая ткань мешковатого платья, в подоле путались ноги. Это было единственное ее одеяние… нет, еще кусок полотна, намотанный на голову. Хали подняла руку, чтобы прикоснуться к нему, и взгляд ее упал на подножие холма.

Там собралось множество людей – может, сотни три, Хали не могла посчитать точно.

Ей показалось, что, прежде чем она заняла это тело, ему пришлось бежать. Грудь давила одышка. В ноздри била вонь застарелого пота.

До нее доносился неразборчивый звериный рык толпы, медленно накатывавшей на нее в своем пути к вершине. Посреди толпы брел человек, волочивший на спине что-то вроде бревна. Когда он подошел ближе к Хали, та увидела кровь, стекающую по его лицу из-под странного венца, похожего на головную повязку, усеянного иголками. Путник был страшно избит, в прорехах серой хламиды виднелись синяки и раны.

Не успел он приблизиться к Хали, как ноги его подкосились, и путник упал лицом в пыль. Женщина в выцветшем синем платье бросилась ему на помощь, но двое молодых парней в шлемах с гребнями и жестких блестящих куртках оттолкнули ее. Толпа состояла из таких почти наполовину. Еще двое пытались поднять избитого пинками и руганью.

«Доспехи, – поняла Хали, вспомнив уроки истории. – Они одеты в доспехи».

Бездна времен, лежавшая между этим мгновением и ее рождением на борту, грозила поглотить рассудок Хали.

«Корабль?»

«Спокойно, Экель. Спокойно».

Она набрала воздуха в старческую грудь, еще раз, еще, превозмогая боль. Люди в доспехах, заметила она теперь, носили темные юбочки до колен… на ногах – тяжелые сандалии и металлические поножи. У каждого за плечом был привешен короткий меч, так что за ухом торчала рукоять. Напирающую толпу они сдерживали шестами… «Нет, – поправилась Хали. – Древками копий, орудуя ими точно палками».

Толпа скрывала от нее упавшего. Голоса становились громче и злее, но причина свары оставалась Хали непонятной.

– Отпустите его! – кричали одни. – Отпустите, молим!

– Бейте ублюдка! – вопили другие. – Бейте!

– Забить его камнями на месте! – взвился над толпой пронзительный крик. – Все равно до вершины не доползет!

Люди в доспехах растолкали толпу. Рядом с упавшим остался только рослый темнокожий мужчина. Он испуганно оглянулся, дернулся, пытаясь убежать, но двое солдат преградили ему путь, замахнувшись древками, и темнокожий вновь прижался к упавшему.

Один из солдат ткнул копьем в сторону темнокожего и крикнул что-то неразборчивое. Тот нагнулся и поднял бревно, упавшее с плеч страдальца.

«Что происходит?»

«Смотри и не вмешивайся».

Обок тропы стояла кучка рыдающих женщин. Избитый человек медленно поднялся на ноги и вслед за волочащим бревно мужчиной двинулся к вершине холма – в сторону Хали. Та взирала на эту жуткую сцену, силясь понять, что здесь происходит. Нечто чудовищное – очевидно. Но насколько это важно? Почему Корабль решил, что она должна все это увидеть?

Избитый ускорил шаг и приблизился к плакальщицам почти вплотную. Хали поняла, что он едва стоит. Одна из женщин проскользнула через оцепление и серой тряпицей утерла кровь с лица раненого. Тот мучительно раскашлялся, держась за левый бок и морщась.

В Хали проснулся медик. Этот человек тяжело ранен – по меньшей мере перелом нескольких ребер, возможно, пневмоторакс. В уголке его губ показалась кровь. Ей захотелось подбежать к нему, облегчить его страдания…

«Не вмешивайся!»

Присутствие Корабля осязаемой стеной встало между нею и раненым.

«Спокойно, Экель».

Корабль вошел в ее мысли.

Хали стиснула кулаки, хватая воздух ртом. До нее долетел запах толпы. Ничего омерзительнее она не ощущала в жизни. Воздух пропитывала грязь и гниль. Как могут эти люди переносить такую вонь?

И в этот миг раненый заговорил. Плакальщицы, к которым он обратился, мгновенно смолкли.

– Не по мне плачьте, но по детям вашим, – отчетливо услышала Хали.

Сколько же участия было в этом негромком голосе!

Один из солдат ткнул раненого в спину тупым концом копья, понуждая его возобновить нелегкий путь к вершине. Они приближались. Смуглокожий по-прежнему волок бревно.

Что здесь творится?

Раненый вновь обернулся к заведшим свое плакальщицам. Голос его был силен – куда сильнее, чем ожидала Хали.

– Ибо если с зеленеющим деревом это делают, то с сухим что будет?

Отвернувшись от них, путник устремил взгляд на Хали. Он все еще держался за бок, и на губах его выступила розовая пена – верный признак пневмоторакса.

«Корабль! Что они делают с ним?»

«Наблюдай».

– Ты пришла издалека, – произнес раненый, – чтобы засвидетельствовать сие.

«Он говорит с тобой, Экель. – Голос Корабля не позволил ей впасть в оцепенение. – Можешь ответить».

Поднятая толпой пыль забивала горло. Хали подавилась словами, прежде чем выдавить:

– От… откуда ты знаешь, что я издалека?

Голос ее был голосом дряхлой старухи.

– От меня ты ничего не скроешь, – ответил раненый.

Один из солдат с хохотом ткнул копьем в ее сторону – так, в шутку.

– Иди-ка ты подобру-поздорову, старая. Может, ты издалека пришла, а я тебя еще дальше пошлю.

Товарищи его покатились со смеху.

«Никто не тронет старуху», – вспомнила Хали уверения Корабля.

– Пусть знают, – крикнул ей раненый, – свершилось!

А потом ее захлестнули гневные крики толпы и окутали клубы вонючей пыли. Хали едва не задохнулась, покуда люди проходили мимо, горло у нее перехватило. Когда кашель отпустил, она повернулась и невольно вскрикнула. На вершине холма, там, куда стремилась толпа, на двух столбах с поперечиной, вроде того, что тащили за раненым, висели люди.

Толпа расступилась на миг, и Хали снова увидала избитого путника.

– Если кто и поймет волю Божию, – крикнул он ей в тот краткий миг, – так это ты!

Толпа вновь скрыла его.

«Волю Божию?»

Чья-то рука коснулась ее плеча, и Хали испуганно шарахнулась. Рядом с ней стоял парень в буром балахоне. Изо рта у него воняло дерьмом.

– Он сказал, что ты явилась издалека, матушка, – проныл он елейным голоском. – Ты знаешь его?

Хали хватило одного взгляда в глаза вонючему, чтобы испугаться за судьбу хрупкого старческого тела, вмещавшего ее рассудок. Это был опасный человек… очень опасный. У него были глаза Оукса. Он обладал силой творить зло.

– Ответь-ка мне, – пропел он, и голос его сочился ядом.

Вы зовете Аваату светлячком в ночном море. Аваата сомневается в ваших словах, ибо Аваата видит пейзажи ваших мыслей. С трудом проходит Аваата тропами ваших раздумий – они сплетаются, меняя направление с каждым шагом. Но Аваата и раньше шла подобными путями, исследуя просторы чужой мысли. Ваши призраки ведут Аваату. Мы связаны в едином пути.

Что за призрак зовете вы естественной вселенной? Вы отобрали его у своего Бога? А… нет, вы отъяли часть себя, чтобы создать невозможное. Чтобы творить, необязательно разрушать себя. Ваша сила – в расплывчатости пейзажа вашего рассудка, в несложенности путей вашей мысли. В вас самом таится нечто, направляющее каждую мысль. Почему же вы ограничиваете их свободу малой частью доступного вам простора?

Вы находите различие между чертежом и уже разбитым садом. Вы вечно готовитесь и говорите себе: «Сейчас я скажу что-то о…» И этим вы ограничиваете свободу своего слова и слушателя заставляете принять ваши ограниченья. И все ради того, чтобы свести урезанные данные в простую, линейную систему понятий. Оглянись, человече! Где ты нашел простоту? Разве первый взгляд на один и тот же пейзаж говорит тебе то же, что второй? Почему же твоя воля столь несгибаема?

Все знаковые системы пронизывает магическое сродство между предметом и подобием, между реальностью и символом. Это явный фундамент языка. В большинстве наречий слово «вещь», или «предмет», происходит от того же корня, что и слово «речь», а то в свою очередь уходит корнями в древнюю волшбу смысла.

Керро Паниль, «Воспевая Аваате».

Оукс замер в молчании, глядя на стоящего у порога кэпитанской каюты Хесуса Льюиса. Что-то назойливо жужжало под ухом. Оукс не сразу вспомнил, что оставил включенным голопроектор, все еще показывавший аграриум Д-9 изнутри. Да… там же деньсторона в разгаре. Он стукнул по выключателю.

Льюис отошел от двери на шаг и снова остановился, тяжело дыша. Жидкие соломенные волосы его растрепались, черные глаза бегали – привычка, которую Оукс наблюдал у большинства нижсторонников. На остром подбородке Льюиса поверх пореза была прилеплена нашлепка псевдоплоти и еще одна – на узкой переносице. Тонкие губы кривила усмешка.

– Что с тобой?

– Клоны… – нервный вздох, – …взбунтовались.

– А Редут? – Оукса передернуло от ужаса.

– Цел.

Прихрамывая, Льюис добрел до дивана и рухнул плашмя.

– У тебя не найдется немного твоей фирменной? В Редуте ни капли не осталось.

Оукс торопливо шагнул к потайному шкафчику, вынул бутылку терпкого пандоранского вина, откупорил ее и подал Льюису. Тот припал к горлышку и, не переводя дыхания, сделал четыре глотка, оглядывая своего шефа поверх бутылки. Старый кэп, кажется, совсем сдал. Под глазами синие мешки. «Эк его…»

Оукс же воспользовался этими секундами, чтобы собраться. Он был не против услужить Льюису – это создавало полезную иллюзию личной заботы. Очевидно было, что в Редуте случилось нечто ужасное.

– Взбунтовались? – переспросил Оукс, когда Льюис оторвался от бутылки.

– Отбросы из Комнаты ужасов, раненые и прочая шваль, которую нам было не прокормить. С едой совсем труба. Я их всех выставил.

Оукс кивнул. Выбросить клонов за шлюзы Редута значило обречь их на гибель, быструю… если им повезет и они не наткнутся на нервоедов или прядильщика. Тогда им придется туго.

Льюис глотнул еще вина и продолжил:

– Мы не заметили, что окрестности заражены нервоедами.

Оукс задохнулся. Нервоеды пугали его более всех ужасов Пандоры. Живо представились быстрые нитевидные тельца, что вгрызаются в плоть, пожирают нервы, впиваются в глаза, проедают себе дорогу сквозь тело в мозг. Долгая мука пострадавших была хорошо знакома на нижстороне, и рассказы об этом просочились даже на борт. Все живое на Пандоре боялось нервоедов, кроме, кажется, келпа – но у него не было нервов.

– Что случилось потом? – спросил Оукс, отдышавшись.

– Клоны подняли шум, как всегда, когда мы их выставляем. Они же знают, что с ними станется. Пожалуй, мы слишком мало обращали на них внимания. Кто-то вдруг заорал: «Нервоеды!»

– Твои люди, конечно, загерметизировали люки.

– Все было закрыто, пока наблюдатели высматривали гнездо.

– И?..

Льюис уставился на бутылку, которую сжимал в руках, и судорожно вздохнул.

Оукс ждал. Нервоеды, конечно, жуткие твари; им требовалось три-четыре минуты на то, что другие демоны завершали вмиг. Но конечный результат был тем же.

Льюис снова вздохнул, снова отпил вина. Его уже не так трясло – как будто присутствие Оукса убеждало его в том, что он наконец в безопасности.

– Они напали на Редут, – произнес он.

– Нервоеды?

– Клоны.

– Напали? Как…

– С камнями. С голыми руками. Кто-то из них разбил щиты мусоропроводов, мы не успели остановить их. Двое клонов попали внутрь. И они уже были заражены.

– Нервоеды в Редуте?! – Оукс с ужасом воззрился на своего помощника. – И что ты сделал?

– Бардак был ужасный. Наша аварийная команда, по большей части спецсозданники, заперлась в полном составе в лаборатории марикультуры, но нервоеды уже проникли в водопровод. Лаборатория – вдребезги. Выживших не было. Я сам заперся в пультовой с пятнадцатью помощниками. Все были чисты.

– Сколько человек мы потеряли?

– Большую часть персонала.

– Клоны?

– Почти никого не осталось.

Оукс поморщился.

– Почему ты не доложил, не вызвал помощь? – Он коснулся вживленной капсулы передатчика.

Льюис покачал головой.

– Я пытался. Или тишина, или помехи. А потом со мной пытался заговорить кто-то еще. Словно картинки возникали в голове.

«Картинки перед глазами!»

Это описание очень походило на то, что испытывал сам Оукс. Их секретный канал связи раскрыт! Кем?

Он задал этот вопрос вслух.

– Это я и пытаюсь выяснить. – Льюис пожал плечами.

Оукс заткнул себе рот кулаком. «Корабль?! Да, это его работа!» Но сказать об этом вслух он не осмелился. У проклятой железяки везде глаза и уши.

Хватало и других ужасов. Гнезда нервоедов приходилось выжигать… ему представился тлеющий после пожара Редут.

– Ты сказал, что Редут уцелел?

– Все чисто. Все стерилизовано. И мы кое-что добыли взамен.

Льюис снова приложился к бутылке и ухмыльнулся Оуксу, наслаждаясь явным нетерпением кэпа. Стариком так легко вертеть…

– Что? – резко поинтересовался Оукс.

– Хлор и сильно хлорированная вода.

– Хлор?.. Хочешь сказать, он убивает нервоедов?

– Своими глазами видел.

– Так просто? Все настолько просто? – Оукс вспомнил, что годами жил в ужасе перед мельчайшими из демонов. – Хлорированная вода?

– Сильно хлорированная. Пить такую нельзя. Но нервоеды в ней растворяются. Жидкость и газ проникают всюду и изводят гадов до последнего. Редут воняет до небес, но все чисто.

– Ты уверен?

– Ну я же здесь.

Льюис постучал себя в грудь и глотнул еще вина. Оукс вел себя не совсем обычно, и это тревожило его. Льюис вспомнил приказ, дошедший до него на борту орбитального челнока. «Легату – в Комнату ужасов». Найдется ли гнусность, которой побрезгует старый ублюдок? Льюис искренне надеялся, что нет. Так и следовало управлять Оуксом – через его излишества.

– Ты действительно здесь, – согласился Оукс. – Но как ты… Я хочу сказать, как вы обнаружили…

– Мы застряли в пультовой. Все системы управления были у нас под руками. Мы начали сбрасывать в жилые помещения все, что могли…

– Но хлор! Где вы взяли хлор?

– Вообще-то мы пробовали соляную рапу. Случилось замыкание, и через нее пошел ток. Образовался хлор. Я как раз был у экрана и заметил, что нервоедов он убивает.

– Ты уверен?

– Я же говорю – своими глазами видел. Они сморщивались и дохли.

Оукс начал осознавать, как такое могло случиться. Колонисты никогда не пробовали воздействовать на нервоедов хлором. Большая часть едких веществ на фауну Пандоры не действовала. А питьевую воду обеззараживали с помощью фильтрации и кипячения в лазерных печах. Так было дешевле. Нервоедов брал огонь – и колонисты всегда пользовались огнем.

В голове возник еще один вопрос:

– Уцелевших много?

– Только те, кто оказался в герметичных отсеках до начала заражения. Все остальные помещения мы залили хлором и сильно хлорированной водой.

Оукс представил, как газ равно убивает людей и нервоедов, как обжигает кожу ядовитая вода… Он встряхнул головой, чтобы отогнать глупые мысли.

– Ты совершенно уверен, что в Редуте безопасно?

Льюис уставился на него. Их драгоценный Редут! Ничего важнее нет.

– На деньстороне я отправляюсь обратно.

Оукс запоздало сообразил, что следовало проявить побольше сочувствия.

– Но, друг мой дорогой, ты же ранен!

– Мелочи. Один из нас отныне должен находиться в Редуте постоянно.

– Почему?

– Зачистка вышла довольно кровавой. Это нам еще аукнется.

– Чем?

– Выжившие клоны, даже наши люди… ну, ты можешь себе представить, какими приемами мне пришлось пользоваться. Были неизбежные потери. Кое-кто из выживших клонов и даже из наших ребят – кто послабее – они… – Льюис пожал плечами.

– Они – что? Изволь объяснить.

– Мы получили несколько прошений от клонов и даже от сочувствующих среди людей. Пока меня не будет на месте, я оставил за себя Мердока.

– Прошения? От клонов? И как ты с ними поступил?

– Как и в тот раз, когда решал проблему голода.

Оукс скривился.

– А… сочувствующие?

Льюис снова пожал плечами.

– Когда мы извели всех нервоедов в округе, к Редуту вернулись прочие демоны. Быстрый и эффективный способ решения проблем.

Оукс потер шрам над вживленным передатчиком.

– Но когда… то есть почему ты не отправил кого-то…

– Мы ждали окончания стерилизации.

– Да.. да, конечно. Понятно. Смелые ребята.

– И… ты можешь себе представить, что бы началось, если бы об этом стало известно?

– Ты совершенно прав.

Оукс обдумал слова Льюиса. Как всегда, тот нашел верное решение. Трудное, но правильное.

– А что я там слышал насчет Легаты? – поинтересовался Льюис.

– Ты не имеешь права оспаривать мои… – вскипел было Оукс.

– Ох, уймись. Ты отправляешь ее в Комнату ужасов. Я должен знать, не пора ли готовить ей замену.

– Заменить… Легату? Думаю, вряд ли.

– Если вдруг потребуется, извести меня загодя.

– Мне почему-то кажется, – Оукс все еще злился, – что ты разбрасываешься работниками.

– Ты можешь придумать другой способ справиться с мятежом?

Оукс покачал головой.

– Я не хотел тебя обидеть…

– Знаю. Но вот поэтому я не докладываю о таких вещах, пока не возникнет крайней нужды или ты не потребуешь.

Тон Льюиса Оуксу очень не понравился, но в этот момент капеллан-психиатра посетила иная мысль.

– Ты сказал, одному из нас придется все время торчать в Редуте? А как же Колония?

– Тебе придется свернуть свои дел здесь и переехать на нижсторону. Другого выхода я не вижу. Легату можешь использовать для связи с бортом, если после Комнаты ужасов от нее еще будет прок.

Оукс обдумал эту идею. Переселиться вниз, к кровожадным демонам? Регулярные поездки, предпринимаемые ради того, чтобы продемонстрировать свою власть, и без того действовали ему на нервы… но жить там безвылазно?

– Поэтому я и спросил про Легату, – пояснил Льюис.

– И как… – полюбопытствовал несколько умиротворенный Оукс, – там… в Колонии?

– Безопасно, пока находишься в помещении и передвигаешься только на челноках или сервоках.

Оукс моргнул. И снова Льюис был безупречно логичен. Кому они могли довериться больше, чем друг другу?

– Да. Я понимаю.

Оукс оглядел каюту. На виду ни одного сенсора не было, но это его не успокаивало. Проклятый корабль все равно знал, что творится на борту.

«Мне придется переехать вниз».

Слишком много причин вынуждало к этому. Конечно, Первую лабораторию Льюис переведет в Редут, но в самой Колонии останется еще немало проблем, которые придется решить.

«На нижстороне…»

Оукс всегда знал, что когда-нибудь ему придется покинуть борт корабля. Но то, что выбор сделан за него, обстоятельствами, ничуть не помогало ему решиться, наоборот – такая несвобода заставляла Оукса острее чувствовать свою уязвимость. Случай с нервоедами глубоко потряс его.

«Что за дилемма!»

По мере того, как он приобретал все больше власти, кэп все менее мог доверять тем, с кем сталкивался на борту. Но Пандора оставалась не менее опасной и неведомой.

Оуксу пришло в голову, что он ждал того часа, когда планета будет стерилизована и умиротворена, прежде чем спуститься на нее вместе с Льюисом.

«Стерильная поверхность. Да».

Он вгляделся в лицо Льюиса. Отчего этот тип так доволен? Оттого лишь, что он случайно остался в живых? Вряд ли. Льюис что-то скрывает.

– Что еще ты можешь сообщить?

– Новые спецклоны. Они находились в изолированном отсеке и уцелели все. Чисты, совершенно незапрограммированы и прекрасны. Просто прекрасны.

В последнем Оукс сильно сомневался. Ему было известно, как часты у клонов отклонения в развитии. Тело оригинала, в конце концов, было прозрачно для космических лучей, разрушающих записи человеческих генов. Конечно, работа Льюиса – восстанавливать цепочки ДНК, но все же…

– Никаких фокусов?

– Я взял за основу клетки электрокелпа и вносил изменения при помощи рекомбинантной ДНК. – Он потер пальцем острый нос. – Получилось.

– Это ты говорил и в прошлый раз.

– В прошлый раз тоже получилось. Мы просто не смогли выдержать режим питания…

– Никаких уродов?

– Чистая работа. Только ускорение развития до зрелости. А ведь с келпом тяжело работать. Лаборанты все время шарахаются от глюков, стареют как проклятые…

– Ты все еще можешь позволить себе просто так разбрасываться опытными лаборантами?

– Это не просто так!

Льюис злился – именно этой реакции и добивался от него Оукс.

– Я просто хотел знать, получилось ли, Хесус, – обезоруживающе улыбнулся он. – Вот и все.

– Получилось.

– Отлично. Полагаю, ты единственный, кто мог бы провернуть этот дельце… но я единственный, кто согласится тебе это разрешить. Как поживает график?

Льюис моргнул – резкая смена темы разговора застала его врасплох. Хитрый старый ублюдок, никогда не даст в себя прийти. Он глубоко вздохнул, все еще ощущая вкус дрянного вина – полузабытое чувство уюта и безопасности, которое всегда давал ему Корабль… нет, всего лишь корабль.

– Сколько? – строго спросил Оукс.

– Мы можем продлить период развития спецклонов – точней сказать, старения – и довести их до любого потребного возраста. От зачатия до пятидесяти биолет за пятьдесят суток.

– В хорошем состоянии?

– В превосходном и полностью подготовленными для программирования. Они остаются беспомощными младенцами, пока не станут нашими, э-э… слугами.

– Значит, мы довольно быстро сможем восстановить численность персонала Редута.

– Да… но тут есть проблема. Большинство наших людей это знает, и они… э-э… видели, как я поступил с клонами и им сочувствующими. Они начинают осознавать, что заменимы.

– Понимаю. – Оукс покивал. – Поэтому тебе и придется торчать в Редуте. – Он всмотрелся в лицо своего помощника. Нет, тот еще не все сказал. – Что еще, Хесус?

Льюис ответил не раздумывая – ответ все время вертелся в его мыслях, ожидая вопроса.

– Проблемы с энергией. Мы их решим.

– Ты их решишь.

Льюис опустил глаза. Этого он и ожидал. Правда… но им нужно больше «порыва», их собственного эликсира.

– У меня есть для тебя подсказка, – бросил Оукс. – Когда человек занят работой, ему некогда думать и бояться. Раз проблема с клонами решена – пусть твоя команда займется уничтожением келпа. Мне нужно простое, действенное решение. Вирусы, ферменты – мне плевать. Скажи им, чтобы они извели эту дрянь.

Бескрайняя вселенная предлагает нам бесконечное множество примеров бессмысленных явлений, подчас пугающих или изменчивых, но всегда божественно загадочных. Лишенное божественной мощи сознание не в силах полностью охватить бесконечность вселенной, и потому за границами познанного нас всегда ждет тайна. Единственный смысл этой вселенной – тот, что мы в нашей смертной гордыне ей приписываем. В этом мы похожи на наших далеких примитивных предков.

Раджа Томас, из корабельных архивов.

Хали в ужасе застыла перед вонючим незнакомцем, силясь придумать безопасный ответ. Беспомощность, которая охватила ее, усугублялась предельной чуждостью мира, куда забросила ее воля Корабля. Пыль, поднятая следовавшей за раненым толпою, вонь, яростные крики и блуждающие тени под одиноким солнцем…

– Ты знаешь его? – напористо повторил незнакомец.

Хали хотела было заявить, что никогда прежде не видала несчастного, но что-то говорило ей – это неправда. Было в нем что-то пугающе знакомое.

«Почему он заговорил со мной о Боге и знании?»

Может, это другой спроецированный сюда корабельник? Почему раненый казался ей таким знакомым? И почему он обратился к ней?

– Мне ты можешь сказать, – настаивал незнакомец.

– Я пришла издалека, чтобы увидеть его.

Старушечий голос, которым наделил Хали Корабль, звучал униженно, но лжи в ее словах не было. Она чувствовала это своими старческими костями. Корабль не стал бы лгать, а Он ясно сказал: «Через Великую Бездну…» И каким бы не было значение этого спектакля, Корабль явил ее здесь только ради этого человека.

– Не узнаю твоего говора, – заметил вонючий. – Сидонянка, что ли?

Хали двинулась вслед толпе, отрешенно бросив любопытствующему:

– Я с Корабля.

Что там делают с раненым эти люди?

– С Корабля? Никогда не слыхал о таком городе. Это в римских владениях?

– Корабль далеко. Очень, очень далеко.

Что творится там, на вершине холма? Солдаты отобрали у носильщика брус с выемкой и уложили на земле. Толпа забурлила.

– Тогда почему Иешуа сказал, что тебе ведома воля Господня? – поинтересовался вонючий.

Хали вздрогнула. «Иешуа?» Это имя упоминал Корабль. Потом, сказал Он, оно превратится в «Иисус» и «Хесус». Иисус. Поколебавшись, она перевела взгляд на своего собеседника.

– Ты назвал его Иешуа? – переспросила она.

– А тебе он ведом под другим именем?

Вонючий ухватил ее за плечо. В голосе его, в каждом движении сквозила жадная злоба.

В этот миг Корабль снова заговорил с ней.

«Это римский соглядатай, шпион, служащий тем, кто пытал Иешуа».

– Ты знаешь его? – потребовал ответа вонючий, больно тряхнув старуху за плечо.

– Мне кажется, что этот… Иешуа как-то сродствен Кораблю, – проговорила она.

– Сродствен… как можно быть в родстве с городом?

– Он в родстве с тобою, Корабль? – Хали машинально задала вопрос вслух.

«Да».

– Корабль говорит, что да, – сказала она.

Вонючий отпустил ее и отшатнулся от нее, кривясь от злобы.

– Безумная! Просто ополоумевшая старуха! Такая же полудурочная, как и он! – Он махнул рукой, указывая на вершину холма. – Видала, что с такими делают?

Хали посмотрела.

Двое мужчин, уже висевших на столбах, были привязаны к перекладинам, но только сейчас она поняла, что они оставлены умирать так. И это должно было случиться с Иешуа!

И, осознав это, Хали расплакалась.

«Слезы нарушают остроту зрения, – раздался в ее черепе голос Корабля. – Наблюдай».

Она вытерла глаза краешком платья, заметив попутно, что вонючий растворился в толпе. Хали заставила себя последовать за ним к месту казни.

«Я должна видеть».

Воины срывали с Иешуа одежду, обнажая раны, ссадины и синяки по всему телу. Несчастный сносил это терпеливо, не вздрогнув даже тогда, когда люди в один голос ахнули при виде его ран – как будто каждый раскрыл на миг душу пред собственной смертью.

– Он же плотник! – крикнул кто-то слева. – Не привязывайте его!

Юноше в доспехах передали из толпы горсть длинных кривых гвоздей.

– Прибить его! – хором подхватили собравшиеся чей-то клич. – Прибить!

Двое солдат поддерживали Иешуа за плечи. Он оглянулся было и уронил голову на грудь. В него бросали из задних рядов камни… Хали заметила, как кто-то метко плюнул в несчастного… но тот не пытался уклониться.

Все это выглядело так… дико в оранжевом сиянии бесстрастного светила, сочащемся сквозь высокие редкие облачка.

Хали смахнула с ресниц слезы. Корабль приказал ей смотреть! Хорошо же… От нее до левого плеча Иешуа оставалось не больше шести метров. Отсюда она хорошо видела его тугие жилы, натянутые годами труда, но сейчас силы несчастного были на исходе. Опыт медтехника подсказывал Хали, как она могла бы облегчить его страдания, спасти жизнь, но почему-то ей казалось, что Иешуа отказался бы от ее помощи, что все происходящее его нимало не удивляет – скорей он попросил бы закончить все побыстрее. Возможно, то была реакция загнанного обессилевшего зверя, который уже не может сопротивляться или бежать.

Иешуа поднял голову, и взгляды их встретились. Хали уловила слабое свечение вокруг него – подобное тому ореолу, что окружал оставленное ею тело, прежде чем Корабль спроецировал ее сюда…

«Неужели он тоже проекция с Корабля?»

Солдаты заспорили о чем-то. Тот, что взял из толпы гвозди, помахал ими перед носом другого.

А Иешуа неотрывно смотрел на Хали, и она не могла отвести от него глаз. Он признал ее – это читалось во взгляде обреченного, в движении бровей – …и немного удивился.

«Иешуа знает, откуда ты», – вмешался Корабль.

«Он – Твоя проекция?»

«Эта плоть живет здесь как свойственно плоти, – ответил Корабль. – Но в ней есть нечто свыше плоти».

«Нечто свыше… Поэтому Ты и привел меня сюда».

«Так что же это, Экель? Что?» – В голосе Корабля отчетливо звучало нетерпение.

«У него есть где-то другое тело?»

«Нет, Экель. Нет!»

Она вздрогнула, подавленная разочарованием Корабля, и попыталась мыслить яснее, забыв о страхе.

«Нечто большее… большее… – И тут она поняла, что значит этот ореол. – Время не властно над ним!»

«Почти так, Экель». – Корабль был доволен. Это несколько успокоило Хали, но вопрос оставался открытым.

«В нем есть нечто неподвластное времени, – поправилась она. – Смерть не возьмет его!»

«Ты Меня радуешь, Экель».

Ее охватила радость – и тут же схлынула, когда Корабль властно потребовал:

«Смотри!»

Стражники пришли к согласию. Двое повалили Иешуа наземь, распластав поверх бруса. Третий взял гвозди и булыжником начал прибивать руки несчастного к деревяшке.

– Если ты и правда сын Божий, – гаркнул кто-то из толпы, – посмотрим, как ты выкрутишься!

Вокруг Хали взвихрился глумливый смех. Она прижала к груди стиснутые кулаки, с трудом сдерживая желание броситься помощь. Какое варварство! Ее трясло от собственной беспомощности.

«Все мы – дети Корабля!» Вот что хотела она крикнуть этим глупцам. Урок первых занятий по богоТворению, увещевания капеллана.

Двое солдат взвалили бревно на плечи – прибитый к нему человек повис на запястьях. Иешуа всхлипнул. Еще четверо подняли поперечину на древках копий и вогнали в паз, вырубленный в торчавшем между двумя крестами столбе. Один солдат забрался на небрежно сколоченную лесенку и для надежности привязал поперечину к столбу. Двое других подхватили болтающиеся ступни Иешуа – один их держал крест-накрест, а другой приколачивал к тому же столбу теми же гвоздями. Кровь стекала по дереву.

Хали, захлебываясь, хватала ртом воздух – только бы не упасть в обморок.

Когда солдат, проверяя крепость веревок, тряхнул поперечину, карие глаза Иешуа заволокло мукой, и несчастный, потеряв сознание, обвис на столбе.

«Зачем они мучают его? Чего хотят?»

Хали рванулась вперед сквозь примолкшую вдруг толпу, распихивая стоящих с силой, которой не ожидала от старческого тела. Она должна была видеть яснее. Должна была видеть. Корабль приказал ей смотреть. Двигаться в толпе было трудно, несмотря на невесть откуда взявшиеся силы. И вдруг Хали ощутила, что люди, затаив дыхание, ждут чего-то.

«Почему они молчат?»

Ответ словно вспыхнул у нее перед глазами. «Они ждут, что Иешуа прекратит все это своей властью. Они ждут чуда! Они все еще ждут от него чуда. Ждут, что Корабль… Бог снизойдет с небес и остановит этот кровавый фарс. Они творят все это и надеются, что Бог их остановит».

Хали отпихнула еще двоих попавшихся на пути и сообразила, что добралась до края толпы. Впереди были только три креста и три тела на них…

«Я еще могу его спасти», – мелькнуло у нее в мозгу.

Я исполняю музыку, под которую вам предписано танцевать. Вам остается свобода импровизации. Вы называете ее свободой воли.

Завет Оукса.

– Призываю собрание к порядку!

Оуксу пришлось воспользоваться жезлом-мегафоном, чтобы перекрыть гул голосов и шарканье подошв, наполнявшие центральный актовый зал Колонии – круглое помещение под бетонным куполом. Платформа, на которой стоял Оукс, отсекала от зала узкий сегмент в южной части. Когда собрания не проводились, в помещении собирали агротехнические установки и частично – газовые мешки для цеппелинов, так что о проведении митингов приходилось предупреждать за десять часов до начала, чтобы рабочие успели убрать станки.

Напряжение, вызванное переездом с борта на нижсторону, никак не хотело отпускать Оукса. Суточные ритмы сбились с переходом на планетарное время, а собрание пришлось проводить спешно. В Колонии приближался час обеда. Слушателей это будет нервировать.

Час был неурочный, и уже пошли разговоры, что вместо работы начинается пустая болтовня, но Мердок пресек их в зародыше, объявив, что Оукс спустился на нижсторону навсегда. Последствия были очевидны. Скоро Колонию постараются сделать по возможности безопасной, и руководить этим процессом станет сам кэп.

Вместе с Оуксом на платформе стояли Мердок и Рашель Демарест. Все знали, что Мердок руководит Первой лабораторией, и покров тайны, окружающий это заведение, делал его присутствие на собрании предметом всеобщего недоумения.

Рашель Демарест – дело другое. Вспомнив о ней, Оукс нахмурился. Будучи курьером между нижстороной и стариком Ферри, она узнала слишком много.

Шум в зале начал стихать. Запоздавшие торопились рассесться по свободным местам. Для слушателей сюда приволокли уйму легких стульев, в основном сплетенных из пандоранских растений. Оукса раздражало, что ни один стул не похож на другой. Надо будет как-нибудь установить стандарт.

Оглядев зал, он заметил, что Раджа Томас тоже здесь, сидит в первых рядах рядом с женщиной, похожей, судя по описанию Мердока, на Ваэлу таоЛини, единственную уцелевшую из первоначальной команды по изучению келпа. Ее знания могут быть опасны. Что ж… она и поэт разделят судьбу Томаса. Тогда и проблемам конец.

Оукс уже вторые сутки находился на нижстороне, и большая часть этого времени ушла на подготовку к общему собранию. Пришлось перечитать уйму секретных отчетов Льюиса и его подручных. Мердок оказался весьма полезен – надо за ним присмотреть. Часть данных добыла Легата – она и сейчас собирала их на борту.

Оукс понимал, что это собрание может стать серьезной угрозой его власти, и готов был встретить эту угрозу лицом к лицу. По оценкам Льюиса, здесь собралось около тысячи человек. Большая часть колонистов не могла оставить свои посты – охрана, техобслуживание, ремонт, строительство. Два шага вперед и шаг назад – таков был путь Пандоры. Но Оукс знал, что большинство сидящих в зале принесли с собой доверенности на голосование от десятков товарищей. Неформальные выборы уже прошли, и попытка установить здесь демократию вполне серьезна. А это опасно. На борту демократии не было никогда, и на нижсторону ее допускать не следует. Эта мысль отрезвляла; адреналин выжигал в крови остатки алкоголя.

Люди внизу чертовски долго рассаживались, сбиваясь кучками и болтая. Оукс ждал, теряя последние капли терпения. В зале стоял неприятный металлический запах сырости, свет ламп отливал зеленью. Он обернулся к Рашель – хрупкой женщине с непримечательным лицом и русыми волосами, выделяющейся из толпы только нервической манерностью движений. Это Демарест сподвигла своих товарищей на выборы, и она подала петицию руководству. При взгляде на нее Оукс вымученно улыбнулся. Льюис утверждал, будто ему известно, как обезвредить эту ходячую мину, но Оукс, зная своего помощника, спрашивать о подробностях не стал.

В конце концов Рашель Демарест вышла вперед и, не снимая жезла-мегафона с браслета, подняла руки и быстро-быстро помахала перед толпой пальцами. Оукс обратил внимание, что все, как по команде, смолкли.

«Почему она не пользуется мегафоном? Или она антитех?»

– Спасибо вам, что пришли сюда, – объявила Рашель. Голос у нее был пронзительный и визгливый. – Мы не отнимем у вас много времени. Наш кэп получил экземпляр вашего прошения и согласился ответить на него пункт за пунктом.

«Вашего прошения! – подумал Оукс. – Не моего прошения, не-ет!»

А доклады Льюиса и Мердока недвусмысленно свидетельствовали о том, что эта женщина рвется за своей долей власти в Колонии. Как ловко она исхитрилась ввернуть «кэп», так, что это прозвучало издевкой! Значит, битва началась.

Когда Демарест отошла от края платформы, Оукс шагнул вперед и, вытащив из внутреннего кармашка безупречно белого комбинезона то самое прошение, якобы случайно его уронил. Несколько страниц слетели вниз.

– Неважно. – Взмахом руки он остановил людей в передних рядах, бросившихся поднимать бумаги. – Я помню все наизусть.

Он покосился на Мердока. Тот успокаивающе кивнул. Он нашел где-то стулья для себя и Демарест, и оба уселись в достаточном отдалении.

Оукс доверительно нагнулся к слушателям, изобразил сердечную улыбку.

– Немногие из нас собрались здесь сегодня, и все мы знаем, что на то есть причины. Пандора не прощает слабости. Все мы теряли близких в четырех фиаско на Черном Драконе.

Он махнул рукой куда-то на запад, где за тысячей километров туманных морских просторов прятались скалы второго континента. Оукс знал, что ни одну из этих неудач нельзя вменить ему в вину – уж тут он постарался. А его окончательное переселение на нижсторону вселяло надежды касательно перспектив Колонии на всхолмленных равнинах Яйца. Ощущение близкой победы отчасти питало зарождающийся конфликт. Колонисты начинали думать о чем-то, кроме проблем выживания, вспоминать забытые мечты, лепить черты будущего.

– Как большинство из вас знает, – продолжил Оукс, поднимая мегафон для лучшей слышимости, – я спустился с борта, чтобы остаться, чтобы привести вас к окончательной победе.

Пролился дождик вежливых аплодисментов – куда более редкий, чем он ожидал. Да, вовремя он спустился на нижсторону. Пора заняться организацией, укрепить тающую преданность.

– Итак, петиция Демарест. Пункт первый – отмена одиночных патрулей. – Оукс покачал головой. – Если бы мы только могли… Вы, возможно, не понимаете, для чего это делается. Я скажу вам прямо. Мы дрессируем тварей Пандоры, чтоб бежали без оглядки от одного вида человека!

Вот на это зал похлопал сердечнее.

Оукс подождал тишины.

– Благодаря вашей отваге ваши дети унаследуют более безопасную планету. Да, я сказал ваши дети. Я намерен перевести наталей на нижсторону.

Это известие было встречено изумленным перешептыванием.

– Это случится не сразу, – проговорил Оукс, – но случится непременно. Теперь ко второму пункту прошения. – Он поджал губы, как бы припоминая. – «Никакие важные решения о делах Колонии или ее расширении не могут приниматься без одобрения явного большинства колонистов, голосующих на Совете». Я не ошибся, Рашель?

Он обернулся к Демарест, но ответа дожидаться не стал. Бросив взгляд на рассыпанные по полу листы, он окинул взором вначале первые ряды, а потом и весь зал.

– Оставим пока невнятное определение «явного большинства» и непонятную мне ссылку на Совет. Позволю себе напомнить то, что мы и так знаем. Чтобы очистить этот зал для собрания, ушло десять часов. У нас есть выбор. Или мы держим зал свободным постоянно, уменьшая этим производственные площади, или соглашаемся, что все важные решения будут приниматься с десятичасовой задержкой. Я, кстати, предпочитаю называть их жизненно важными. – Оукс демонстративно покосился на большие настенные часы и снова обратился к слушателям: – Мы заседаем уже больше четверти часа, и конца-края этому пока не видно.

Оукс прокашлялся, давая залу вдуматься в его слова. Он заметил, что кое-кто внизу ерзает – видно, желая оспорить этот аргумент. Зато Мердок взял Рашель Демарест за ручку и оживленно нашептывал ей что-то на ушко, выводя тем самым из дискуссии.

– Пункт третий, – продолжал Оукс. – Больше отпусков на борт нашего корабля. Если мы…

– Корабля! – рявкнул кто-то из средних рядов. Оукс узнал кричавшего – охранник из оцепления эллинга, один из пособников Демарест. – Не нашего корабля, а Корабля! – Охранник даже привстал, но товарищи усадили его обратно.

– Тогда давайте разберемся, – проговорил Оукс. – Полагаю, капеллан-психиатр обладает достаточным опытом, чтобы разрешить этот вопрос.

Он покосился на Рашель Демарест, еще не вырвавшуюся из незаметной, но цепкой хватки Мердока. «Хочешь поиграть титулами? Отлично, только сокращать не будем. Не „кэп“, а „капеллан-психиатр“. За мной стоят все традиции нашего корабля».

– Объясняю по буквам. – Оукс в очередной раз окинул слушателей взглядом. – Мы чертовски разнородная команда. Большинство из нас, похоже, происходит с Земли, где я родился. Нас забрал оттуда корабль…

– Корабль спас тебя! – Этот чертов охранник все не уймется. – Корабль спас вас! Наше солнце готово было взорваться!

– Так говорит корабль! – Оукс коснулся контактов жезла, добавляя громкости. – Факты не противоречат и другому объяснению.

– Факты…

– Что мы пережили? – Оукс заглушил вопли охранника, потом убавил звук. – Что мы испытали? – Еще тише. – Мы оказались на борту корабля вместе с другими людьми, чье происхождение нам неясно. Совершенно неясно. Часть из них – клоны, другие – оригиналы. Корабль научил нас своему языку и навязал нам свою историю. Мы знаем то, что наш же корабль разрешает нам узнать. Каковы же его мотивы?

– Богохульство!

Оукс выждал, пока крикуны уймутся.

– Корабль сделал из меня врача и ученого. Я полагаюсь только на те факты, которые могу проверить. Что я знаю о корабельниках? Мы биологически совместимы. Собственно, все это может быть одной генетической…

– Я знаю, откуда я родом, как и все мы! – Рашель Демарест избавилась наконец от Мердока и, вскочив с места, ринулась к Оуксу. Мегафоном она пока не пользовалась, но пальцы ее уже шарили по контактам. – Я клон, но я…

– Так говорит корабль!

И снова Оукс бросил им тот же вызов. Если Льюис и Мердок верно просчитали умонастроения колонистов, посеянные им сомнения взойдут, когда придет время голосовать.

– Так говорит корабль, – повторил Оукс. – Я не сомневаюсь в вашей искренности… но доверчивость ваша меня изумляет.

От злости Рашель запуталась в управлении жезлом-мегафоном и недобрала громкости. В результате голос ее долетел только до первых рядов.

– Это всего лишь ваше толкование!

– Она говорит, – благоразумнейшим тоном повторил за ней Оукс, – что это лишь мое толкование. Но я, капеллан-психиатр, подвел бы вас, если бы не предупредил, что и такое толкование возможно. Что мы на самом деле знаем? Может быть, мы лишь препарат в опытах по космической генетике? Нам известно лишь, что корабль, – он ткнул пальцем в потолок, – принес нас сюда и отказывается улетать. Нам сказано, что мы должны заселить этот мир, который корабль же называет Пандорой. Легенду о Пандоре вы знаете – она входит в образовательные архивы. Но что мы знаем о планете? Можно хотя бы заподозрить, что название дано не случайно?

Он позволил аудитории подумать об этом пару секунд, зная, что многие испытывали схожие сомнения.

– Четырежды мы не смогли основать колонию на Черном Драконе! – крикнул он. – Четырежды!

«Пусть вспомнят погибших близких».

Он бросил взгляд на стоящую слева от него оцепеневшую Рашель Демарест.

– Почему эта планета, а не что-нибудь получше? – строго вопросил Оукс. – Только посмотрите на эту Пандору! Всего два континента – кусок грязи у нас под ногами, который корабль обзывает Яйцом, и груда скал, убившая наших близких, – Черный Дракон! И что еще подарил нам корабль? Остальную сушу планеты? Это что – горстка островов, слишком маленьких и опасных, чтобы рисковать ради них головой? И океан, где обитает самая опасная форма жизни на планете? И за это мы должны его благодарить? Или…

– Вы обещали принять всю петицию!

Это опять встряла Рашель Демарест, но на этот раз она переборщила с громкостью. От грохота толпа вздрогнула, и ясно было, что многим ее вопль пришелся не по душе.

– Я приму ее, Рашель. – Мягко и уважительно. – Ваше прошение стало необходимым и полезным инструментом. Я согласен – задания должны раздаваться разумнее. То, что мое внимание было привлечено к этому недостатку, придает нам сил. Все, что придает нам сил, я одобряю безусловно. Спасибо вам за это.

Демарест наконец справилась с мегафоном.

– Вы утверждаете, что электрокелп – самое опасное…

– Рашель, я уже одобрил проект, в ходе которого выяснится, сможем ли мы как-то использовать келп. Руководитель проекта и его помощница сидят прямо перед нами.

Оукс указал на Томаса с Ваэлой и заметил, что слушатели оборачиваются к ним.

– Я запустил в ход этот проект, невзирая на опасность, – продолжал он. – Опасность явную и страшную, как скажет вам любой, изучавший в подробностях здешние океаны. Ваша петиция была подана уже после этого.

– Тогда почему мы не знали об этом, когда…

– Вы хотите, чтобы решения принимались более открыто?

– Мы хотим знать, выживет Колония или погибнет! – Снова она переборщила с громкостью.

– Разумно, – согласился Оукс. – Это одна из причин, по которой я сам окончательно переселился и перевел свой штаб на нижсторону. В моем мозгу… – он постучал себя по лбу, – хранится подробный план, как прекратить Пандору в планету-сад для…

– Следовало бы включить членов Совета…

– Рашель! Ты предлагаешь поставить твоих людей на ключевые посты? А почему, собственно? Какими успехами они могут похвастаться?

– Они выжили здесь!

Оукс поморщился. А вот это уже удар ниже пояса, подумал он, намекать, что он в безопасности отсиживался на борту, покуда она и ее товарищи рисковали жизнью на поверхности Пандоры. С этим обвинением можно было справиться только при помощи спокойствия.

– Я спустился к вам, – ответил он. – И намерен остаться. Я отвечу на все ваши вопросы в любое взаимно приемлемое время, несмотря на то, что знаем мы все – потраченное на споры время куда лучше можно было бы использовать во благо Колонии.

– Сегодня вы ответите на наши вопросы?

– Для этого я и созвал это собрание.

– Тогда почему вы возражаете против выборов Совета, который…

– Время на споры, только и всего. У нас не хватает времени на подобную роскошь. Я соглашусь скорей с теми, кто был против этого собрания, отвлекающего нас от более насущной проблемы – пропитания. Но ты настояла, Рашель.

– Что творится на Черном Драконе? – Вздорный охранник с периметра опять вылез, с новым дурацким вопросом.

– Мы пытаемся основать там новую Колонию.

«Спокойно… спокойно, – увещевал себя Оукс. – Размеренно и мягко».

– Разделяя наши силы? – полюбопытствовала Рашель Демарест.

– Мы используем труд новых клонов, выращенных на нашем корабле, – ответил он. – Хесус Льюис сейчас находится там и организует работы. Я заверяю вас, что мы рискуем только новыми клонами, полностью осознающими риск своего положения.

Оукс любезно улыбнулся Рашель, вспомнив шутку Мердока: «Когда люди восхищаются твоей искренностью, самое время приврать».

– Но мы отвлеклись от повестки дня. – Он обернулся к аудитории. – Чем тратить время попусту, я бы предложил рассматривать вопросы по порядку.

Но его заявление о попытках заселения Черного Дракона послужило своей цели. Слушатели – даже Рашель Демарест – делали выводы, насколько позволяло им ошеломление.

– Что значит – новые клоны? – крикнул кто-то из задних рядов.

Воцарилась тишина, лучше слов говорившая, что этот же вопрос собирались задать многие.

– Об этом расскажет Хесус Льюис на следующем собрании. Вопрос это скорее технический и находится в сфере его компетенции. Я могу только сказать, что мы растим новых клонов, способных преодолеть опасности, присущие, как мы знаем, второму континенту.

Вот так: Льюис подготовит для вас паучью сеть полуправды и искусной лжи, а слухи, внедренные в виде ключевых элементов в «барачное радио» Колонии, покончат с этим вопросом навсегда. Большинство, как всегда, схавает. Каждому приятно думать, что не он, а кто-то другой станет рисковать своей шкурой.

– Вы не ответили вопрос об отпусках, – обвинила Оукса Рашель Демарест.

– Возможно, тебе это непонятно, Рашель, но график увольнительных на борт является самым важным пунктом в повестке дня сегодняшнего собрания.

– Вам не удастся откупиться от нас бортовым временем!

Рашель сжимала жезл-мегафон обеими руками, нацелив его в грудь Оуксу, точно оружие.

– И снова меня потрясает ограниченность твоего кругозора, – пожурил ее Оукс. – Ты просто не в силах принять на себя ту ответственность, о которой просишь.

Этот выпад заставил ее отступить на пару шагов. Рашель попыталась просверлить Оукса взглядом, на что тот только покачал головой в напускной печали.

– Твой друг внизу оказался достаточно смелым, чтобы выразить суть проблемы. – Оукс ткнул пальцем в сторону побагровевшего от гнева охранника («Присмотреть за ним… Самый настоящий фанатик»). – Но он недостаточно отважен и недостаточно умен, чтобы осознать в полной мере следствия своего эмоционального выступления.

Охранник сорвался.

– Ты – фальшивый капеллан! – Вскочив, он погрозил Оуксу кулаком. – Если мы пойдем за тобой, Корабль поразит нас!

– Да сядь ты! – Оукс врубил мегафон на полную мощность.

Оцепеневшего с перепугу крикуна усадили его же приятели.

– Кто из вас задаст вопрос вслед за мной? – поинтересовался Оукс, умерив голос. – А вопрос очевиден: где зародилось богоТворение? На корабле. На нашем корабле!

Он ткнул указующим перстом в потолок.

– Все вы знаете это. Но никто из вас не подверг сомнению этот факт. Я, как ученый, привык задавать болезненные вопросы. Многие из вас утверждают, что корабль движим исключительно стремлением помочь нам, что он – наш благодетель и спаситель. БогоТворение – это лишь естественное почтение к нашему спасителю. Естественное? А что, если мы – просто морские свинки?

– А кто вы сами родом, Оукс?

Снова эта Рашель. Просто прекрасно. Она не смогла бы выступить лучше, даже если бы ее на это запрограммировали. Или она не знает, что, по самым скромным прикидкам, натуралы превосходят клонов числом вчетверо? А она сама призналась, что она – клон!

– Я дитя Земли, – ответил Оукс самым что ни на есть спокойным голосом, бросив на Демарест короткий взгляд, и тут же отвернулся. Вот тут правду стоит чуть подкрасить. Не стоит напоминать людям, что своим преемником его выбрал сам старик Кингстон. – Большинство из вас знает мою историю. Я был принят на корабль и обучен на капеллан-психиатра. Кто-нибудь из вас понимает, что это значит? Корабль учил меня проводить богоТворения! Не видите в этом ничего странного?

– Это кажется естественным… – влезла, как по заказу, Рашель.

– Естественным? – Оукс позволил себе проявить гнев. – Да зеркало и рекордер послужили бы капелланом не хуже! Если мы лишены свободы воли, все наше богоТворение – туфта! Как мог корабль в благости своей довести нас до такого? Нет! Я сомневаюсь в словах корабля. Не просто ищу в них скрытый смысл – я задаю вопросы! И мне не нравятся кое-какие ответы!

Публичного богохульства подобных масштабов никто из присутствующих не мог даже представить. Со стороны капеллан-психиатра оно было равнозначно открытому мятежу. Оукс позволил им пережить шок в полной мере, прежде чем нанести завершающий удар.

– Ну! – вскричал он, подняв лицо к сводам зала. – Что же ты не поразишь меня громами, Корабль?

Весь зал затаил дыхание, когда Оукс спокойно улыбнулся – сначала Мердоку, а потом все собравшимся разом. Он незаметно уменьшил громкость усилителя до такой степени, что голос его едва долетал до задних рядов.

– Я подчиняюсь кораблю, потому что у него – сила. Нам приказано заселить эту планету? Прекрасно. Этим мы занимаемся, и в этом мы преуспеем. Но кто усомнится, что корабль для нас опасен? Или вы в последние дни ели досыта? Почему корабль уменьшает наши пайки? Это не я делаю. Хотите удостовериться – посылайте ревизоров на борт. – Он покачал головой. – Нет. Выживание наше требует всей возможной независимости от корабля… которая в конце концов станет полной. Откупаться от вас бортовым временем, Рашель? Черта с два! Я мечтаю спасти вас, освободив от корабля!

Прочесть по лицам реакцию большинства на это выступление было просто. Конечно, он выглядит невысоким толстяком, но он был храбрее их всех, он решился на то, на что не решились самые смелые колонисты… и рисковать он собирался новыми клонами (кем бы они ни были). И он обещал накормить их. Когда придет время заявить: «Или снимайте меня с поста, или оставьте – но тогда хватит этой демократии и никаких Советов», – тогда, и это уже ясно, народ его поддержит. Он стал их отважным вожаком, пойдя против Корабля, и мало кто усомнился бы сейчас в этом.

Но и Льюис, и Мердок советовали подстраховаться, а Оукс счел, что, если последовать их совету, вреда не будет.

– Нам предлагают перейти к более сложным, требующим времени и сил направлениям борьбы с планетой, – устало проговорил Оукс. – Те, кто желает этого, могут быть искренними… но они заблуждаются. Стоит нам промедлить, и мы погибнем. Мы должны действовать быстрее, чем смертоносные твари за периметром. Мы не можем тратить времени на дебаты и групповые решения.

Как и предсказывали Льюис с Мердоком, Рашель Демарест перед лицом поражения попыталась перейти на личности:

– А с чего вы взяли, что ваши решения нас спасут?

– Мы живы, и Колония процветает, – просто ответил Оукс. – В мои ближайшие намерения – собственно, это и есть основная причина моего переезда – входит срочное увеличение производства продовольствия.

– Никто другой не сумел…

– Но я – смогу! – Он подбавил в голос мягкого упрека. Человек, выступивший против Корабля, уж конечно, сумеет избавить всех от голода. – Все мы знаем, что не мои решения погубили тогда столько наших близких на Черном Драконе. Если бы этим занялся я, тамошнее поселение могло бы к сегодняшнему дню процветать.

– Какие решения? Вы говорите…

– Я не стал бы тратить силы, пытаясь понять существа, которые нас убивают! Требовалась полная стерилизация окрестностей, а Эдмонд Кингстон не смог заставить себя отдать такой приказ. Он заплатил за ошибку жизнью… а с ним и множество невинных.

Рашель все еще пыталась взывать к рассудку.

– Как можно бороться с тем, чего не понимаешь?

– Убивать, – ответил Оукс, оборачиваясь к ней. Он снизил громкость мегафона до минимума. – Все очень просто. Его надо убивать.

Беспредельность, ее безграничный хаос вселяет в нас страх. Но эта бесконечность служит и неисчерпаемым источником того, что вы зовете талантом, способности отрешаться от страха, обнажая структуру и форму, творя красоту. Поэтому талант так страшит вас. Бояться неизведанного мудро, но только до той поры, пока новообретенное бесстрашие не выявит его неповторимой красоты.

Керро Паниль, переводы из «Авааты».

Долгое, стянутое в точку мгновение Хали Экель стояла перед толпой, глядя на троих страдальчески вытянувшихся мужчин. Словно сцена кошмара – кровь, пыль, оранжевый свет, бросающий на обреченных гротескные тени, ощущение разлитого в воздухе насилия.

«Я наблюдаю, наблюдаю, наблюдаю…»

Грудь болела при каждом вздохе, и в ноздрях стоял запах стекающей с пробитых ног Иешуа крови.

«Я могу спасти его». Она сделала шажок вперед.

«Не вмешивайся», – остановил ее Корабль.

Она не смогла противиться – слишком сильны были оковы богоТворения.

«Но он умрет там, а он такой же, как я!»

«Нет, Экель. Когда придет час, он вспомнит себя и вернется, как вернешься ты. Но вы двое кардинально различны».

«Кто он?»

«Иешуа, говорящий с Богом».

«Но он… то есть почему они с ним так? Что он такого натворил?»

«Пересказал наши беседы. Теперь они пытаются шантажировать Бога. Наблюдай. Бог шантажу не поддается».

«Но Бог есть Корабль, и Корабль суть Бог!»

«А бесконечность суть бесконечность».

«Почему Ты не позволишь мне спасти его?»

«Ты не сможешь».

«Я попытаюсь».

«Ты лишь причинишь лишнюю боль взятой тобой взаймы дряхлой оболочке – а она и так исстрадалась. Зачем доставлять ей новые мучения?»

Хали только сейчас пришло в голову, что где-то в другом месте другое сознание ждет, чтобы вернуться в тело, которое она заняла… «Взяла взаймы». Ей в голову не пришло подумать об этом вот так, и мысль эта наполнила ее чувством ответственности за тело. Она с трудом, но сумела оторвать взгляд от болтающегося на гвоздях Иешуа, от кровоточащих ладоней и ступней.

Двое его собратьев по несчастью бились в оковах. Теперь Хали поняла смысл жестокой пытки. Со временем они задохнутся, перестанут дышать, когда откажут от непосильной натуги мышцы грудной клетки. Привязанные пытались опереться о гладкие столбы, приподняться, вдохнуть полной грудью, выгадывая последние предсмертные минуты.

Один из солдат, заметив это, расхохотался.

– Ишь, ерзают, разбойники!

– Небось, времени немного украсть хотят! – глумливо откликнулся кто-то из толпы.

Один из привязанных опустил взгляд на своего мучителя.

– А ты и родную мать готов повесить! – простонал он, задыхаясь, и Хали увидела, как набухают напряженные мышцы. Обмякнув, несчастный мотнул головой в сторону Иешуа: – Этот-то парень ничего худого не сделал.

Солдат размахнулся и ловким ударом древка перебил говорившему голени. Разбойник обвис и задергался в предсмертных муках. Иешуа обернул к нему лицо.

– Ныне же будешь со мною в раю, – проговорил он негромко, но как-то так получилось, что вся толпа услыхала. Тем, кто не обратил внимания, эти слова тут же повторили остальные.

– Вранье! – хохотнул стражник и, подняв копье, перебил ноги и второму разбойнику. Тот тоже обвис на веревках, корчась в последних судорогах.

Иешуа поднял голову.

– Жажду… – прохрипел он.

Копейщик глянул на него.

– Бедняга пить хочет! Угостим, что ли?

Хали хотела отвернуться – и не могла. Что превратило этих людей в чудовищ? Она поискала взглядом, из чего можно было напоить умирающего.

«Пусть все случится, как должно, Экель, – предупредил Корабль в очередной раз. – Это необходимый урок. Людям необходимо научиться жить».

Толпа начинала расходиться. Спектакль закончился. Хали обнаружила, что стоит в одиночестве обок умирающего и только кучка женщин выжидает по другую его руку… да еще солдаты, караулящие несчастного. Примчался мальчишка с кувшином, сунул тому стражнику, что ломал ноги разбойникам, получил от него монетку, прикусил ее и бросился прочь, даже не глянув на приговоренных.

Солдат намотал тряпицу на копье, полил жидкостью из кувшина и ткнул в губы умирающему. До Хали долетел кислый запах. «Уксус!»

Но Иешуа жадно припал к тряпице, втягивая влагу растрескавшимися окровавленными губами. Когда тряпку отняли, он снова обвис, потеряв сознание.

– Лучше бы ему умереть до заката, – проговорил старик напротив Хали. – Не оставлять же его тут на субботу.

– Легко. – Стражник снял тряпку с копья и примерился, собираясь раздробить Иешуа голени.

В тот же миг померк свет. Землю окутала мгла. Толпа в один голос застонала. Хали подняла глаза – начиналось затмение скрытого облаками солнца.

Из толпы напротив Хали вырвалась девушка, вцепилась в занесенное копье.

– Не надо! – вскричала она. – Оставь! Он уже умирает.

– Что в нем тебе?

Девушка глянула на Иешуа, дернувшегося в предсмертных корчах, потом снова на копейщика. К подругам она стояла спиной, и только Хали видела, как девушка направила руку солдата под складки своего платья, к юной груди.

И в этот момент Иешуа, изогнувшись дугой, крикнул небесам:

– Боже! Боже мой, для чего ты меня оставил?!

Все тело его содрогнулось. Открылись глаза, пронзив Хали Экель насквозь.

– Свершилось, – прохрипел Иешуа.

Он обвис на гвоздях и больше не вздохнул.

Наступившую тишину разорвали стоны плакальщиц. К ним присоединились остальные в толпе, принялись раздирать одежды. Солдат отнял руку от груди девушки.

А Хали стояла, застыв и не сводя взгляда с умершего. Разгорался свет солнца, и леденящий ветер затеребил край рваного платья. Стражники расходились; один из них держал за плечи девушку, остановившую его. Хали отвернулась, не в силах смотреть больше, и двинулась вниз с холма.

«Корабль!» – позвала она на ходу.

«Да, Экель?»

«Сохранились ли сведения об этом в бортовых архивах?»

«Они доступны всякому, кто их затребует. Но у вас, выросших на борту, не было причины спрашивать, особенно у тех, у чьих предков эта история не была общеизвестна».

«Это все взаправду – его смерть?..»

«Так же взаправду, как то тело, что ждет тебя на борту».

Она ощутила притяжение забытой плоти. Каким же дурным вместилищем казалось ей это старческое тело! При каждом неловком шаге болели суставы.

«Я хочу вернуться, Корабль».

«Рано».

«Если Иешуа был лишь проекцией, почему после смерти его тело не рассеялось?»

«Его поддерживает сознательное усилие. Это существенный элемент подобных явлений. Будь Мне под силу забыть о том теле, что ждет на борту, или том, что ты населяешь сейчас, забытая плоть исчезла бы».

«Но он уже мертв. Что толку сохранять труп?»

«Живущие должны похоронить его. Потом они вернутся к могиле и обнаружат, что она пуста. Это сочтут чудом. Скажут, будто он воскрес и покинул гробницу».

«Так и будет?»

«Это не входит в твой урок, Экель».

«Если это урок, я хочу знать, что с ним станет!»

«Ох, Экель, как многого ты хочешь!»

«Ты мне не скажешь?»

«Я отвечу вот что: те, кто помнит Иешуа, обойдут весь этот мир с проповедью мира и любви. За эту проповедь они претерпят муки и примут смерть, и ради нее зачнут великие войны, и прольют крови куда больше, чем ты видела только что».

Хали остановилась. Впереди виднелись неряшливые постройки, и ей казалось, что там будет уютнее, – они больше походили на коридоры, на проходы внутри самого Корабля. Но гнев переполнял ее.

«Что же это за урок такой? Что с него проку?»

«Экель, твои сородичи не в силах научиться миру, покуда не дойдут до предела в насилии своем. Вам суждено творить дела омерзительные настолько, что и страх, и гнев отступят при виде их, чтобы понять, что Бога нельзя ни умолить, ни принудить к исполнению вашей воли. И только тогда вы начнете искать более прочной опоры. Но на это требуется очень много времени. Это сложный урок.

«Почему?»

«Отчасти – из-за ваших сомнений».

«Ты ради этого привел меня сюда? Чтобы развеять мои сомнения?»

Ответа не было, и Хали внезапно ощутила себя покинутой, словно Корабль бросил ее здесь… Ведь не может же Он так поступить?

«Корабль?»

«Что ты слышишь, Экель?»

Она склонила голову, прислушиваясь. Торопливые шаги. Она обернулась. По склону мимо нее бежали люди. Последним поспешал юноша, но при виде старухи он замедлил шаг.

– Ты видела все и не проклинала его. Ты тоже любишь его?

Она кивнула. Голос юноши был низок и волнующ.

– Меня зовут Иоанн, – проговорил он, беря Хали за руку. – Помолишься ли со мною в этот скорбный час?

Она кивнула и прикоснулась пальцем к губам, притворяясь немой.

– Ох, несчастная. Стоило ему сказать слово, и твоя беда ушла бы. Он был великий человек. Над ним насмехались, говоря «вот сын Божий», а он никогда не говорил такого. Он звал себя «сын Человеческий». Вот в чем разница между людьми и богами – боги не убивают своих детей. Они живут в мире.

В голосе этого юноши, в его повадке Хали ощутила отсвет той силы, что явилась ей на холме. Это пугало ее, но она осознавала, что эта встреча – часть того урока, что решил преподать ей Корабль.

«Есть вещи, неподвластные времени», – подумала она.

«Ты можешь вернуться в свое тело», – объявил Корабль.

«Подожди!»

Иоанн молился, закрыв глаза и крепко держа ее за руку. Хали казалось, что для нее очень важно будет услышать его слова.

– Господи, – шептал он, – мы собрались здесь во имя Твое. Один в юношеской глупости, другая – в старческой немощи, мы просим Тебя воспомнить нас, как мы Тебя поминаем. Покуда есть глаза, чтобы видеть, и уши, чтобы слышать, память о Тебе не сотрется…

Она вслушивалась в искренние слова молитвы, соскальзывавшие с губ Иоанна, радуясь твердому пожатию его руки. Трепетали пронизанные тонкими жилками веки. Даже своеобычная вонь, исходившая от него, как и от всех здешних жителей, не отвращала ее. Он был смугл, как Керро, но волосы его спутанными кудряшками обрамляли лицо, оттеняя его внутреннее напряжение.

«Я могла бы в него влюбиться!»

«Осторожней, Экель».

Предупреждение Корабля позабавило ее не меньше, чем собственная мысль удивила. Только брошенный ею на старческую, усыпанную печеночными пятнами руку в ладони Иоанна взгляд напомнил Хали, что она находится в ином времени и разум ее заключен в дряхлую оболочку.

– …Об этом молим мы во имя Иешуа, – закончил Иоанн. Он отпустил руку Хали и потрепал ее по плечу. – Тебе может не поздоровиться, если тебя увидят с нами.

Хали кивнула.

– Скоро мы встретимся вновь, – проговорил он, – в этом ли доме или в другом, и мы поговорим еще об Учителе и доме, куда вернулся он.

Она взглядом поблагодарила его и смотрела ему вслед, пока юноша не скрылся, завернув за угол, в лабиринте домов перед нею.

«Корабль, я хочу домой».

Перед глазами все померкло, и снова она летела долгим туннелем, пока после земсторонних сумерек ее не ослепили яркие лампы аудитории.

«Но их видят уже другие глаза!»

Она села, заново ощущая живость и ловкость прежнего тела. То, что Корабль сдержал слово, вернув ее, успокоило ее.

«Корабль?»

«Спрашивай, Экель».

«Ты сказал, что я узнаю о последствиях вмешательства в ход времен. Я во что-то вмешалась?»

«Вмешался Я, Экель. Ты осознаешь последствия?»

Она вспомнила голос молящегося Иоанна, сквозящую в нем страшную мощь – силу, освобожденную смертью Иешуа, способную принести равно радость и страдание. Само прикосновение подобной мощи пугало ее. Корабль вмешался, породив эту силу. К чему она?

«Что ты выберешь, Экель?»

«Радость или страдание… и выбирать мне?»

«Что ты выберешь?»

«Как могу я выбирать?»

«Делая выбор, и учась на нем».

«Мне не нужна эта сила!»

«Но она твоя».

«Почему?»

«Ты просила».

«Я не знала!..»

«Так часто бывает с просьбами».

«Я хочу радости, но не знаю, как мне идти к ней!»

«Ты научишься».

Хали спустила ноги с желтой кушетки, подошла к экрану терминала, откуда началось это страшное путешествие. Внезапно она показалась себе очень древней – разум старухи, вмещенный в молодое тело.

«Я ведь действительно просила об этом. Я заварила эту кашу… в те далекие времена, когда я только и хотела, что заполучить Керро Паниля».

Она села за пульт и тупо уставилась в экран. Пальцы ее блуждали по клавиатуре. Знакомые сочетания клавиш казались чужими. Этих кнопок касался Керро… Внезапно Хали показалось, что терминал – это такая машинка, которая удерживает в отдалении твои воспоминания, чтобы тебе не пришлось сталкиваться с ними лицом к лицу. Машина делала чудовищное приемлемым. Хали глубоко вздохнула и набрала: «Архив, история древних времен – Иешуа/Иисус».

Корабль, впрочем, еще не закончил.

– Если пожелаешь лично увидеть что-нибудь из того, о чем прочтешь, Экель, только попроси.

Ее передернуло от одной этой мысли.

– Это мое тело. В нем я и останусь.

– Твой выбор, Экель, принадлежит не тебе одной.

Фантазия моя была слишком возбуждена первыми успехами, чтобы позволить мне усомниться в моей способности подарить жизнь существу столь чудесно и сложно устроенному, как человек.

Мэри Шелли, «Франкенштейн»,

из корабельных архивов.

– Я называю это место Теплицей, – заметил Мердок, проводя Рашель Демарест к люку.

Здесь было светло, и Рашель очень не нравилось, как шарахаются от Мердока молодые клоны. Она и сама была клоном, и ей доводилось слышать жуткие рассказы об этом месте. Ей хотелось задержаться, остановить происходящее. Но это был ее единственный шанс проникнуть в узкий круг соратников Оукса и Льюиса. Мердок крепко стиснул ее локоть, и Рашель знала, что при малейшем колебании он может сломать ей руку.

Остановившись у люка, Мердок глянул на свою подопечную.

«Эта больше никаких прошений подавать не станет», – удовлетворенно подумал он.

Голубоватая кожа на длинных, нервно вздрагивающих руках казалась ледяной.

– Возможно, мы с вами могли бы договориться, – заметила она, невзначай соприкоснувшись с Мердоком бедром.

Искушение было велико… но эта синеватая кожа!

– Извините, но это стандартная процедура для всех наших работников. Есть вещи, которые мы должны о вас знать… и вещи, которые стоит узнать вам.

Мердок и вправду сожалел о том, что должен был сделать. Он смутно помнил кое-что из случившегося с ним самим во время посвящения в Комнате ужасов. А кое-что – не помнилось, и это было еще страшнее. Но порядок есть порядок.

– Это то самое место, что у вас называется Комнатой ужасов? – прошептала Рашель едва слышно, не сводя взгляда с защелки люка.

– Это Теплица, – поправил Мердок. – Все эти прекрасные юные клоны… – он махнул рукой куда-то за спину, – явились отсюда.

Рашель захотелось оглянуться. В задних рядах толпы клонов она замечала странных уродцев, расцвеченных порой еще более странно, чем она сама. Но что-то в манерах Мердока остановило ее.

Он приложил ее ладонь к сенсорной панели у люка: «Записываем время входа». Панель слегка обожгла кожу.

Мердок невесело улыбнулся, свободной рукой дернув рубильник, запускающий механизм шлюзовой камеры. Люк с шипением открылся, и Мердок втолкнул Рашель в камеру.

– Вперед.

Дверь захлопнулась за ней, но Рашель не обернулась. Внимание ее приковал отворяющийся внутренний люк. Только когда он распахнулся полностью, она поняла, что гротескная статуя за ним – живое существо, помещенное в тяжелую раму, точно картина. И… по щекам этого создания текли слезы.

– Заходи, лапушка, – прохрипело оно, прихрюкивая.

Рашель осторожно ступила в комнату, чувствуя взгляд Мердока, направленный на нее через потолочные сенсоры. Развешанные по углам световые трубки наполняли помещение кровавым мерцанием.

Когда люк закрылся за ее спиной, химера ухватила Рашель за локоть и вытащила в центр комнаты.

«У него слишком длинные руки…»

– Я Джессуп, – прохрипело существо. – Закончишь здесь – иди ко мне.

Рашель оглядела окруживших ее ухмыляющихся существ – самцов и самок. Попадались среди них даже более уродливые, чем Джессуп. Короткорукий уродец с раздутой башкой, перегнувшись пополам, вцепился в собственный неимоверно огромный напряженный член и ткнул им в сторону гостьи.

«Они все настоящие, – осознала Рашель. – Это не сон, не кошмар!»

Доходившие до нее слухи даже отдаленно не передавали весь ужас этого места.

– Клоны, – прошептал Джессуп за ее плечом, будто читая мысли. – Все здесь клоны. Все обязаны жизнью Хесусу Льюису.

«Клоны? Это даже не клоны. Это рекомбинантные уродцы!»

– Клоны – это люди, – выдавила Рашель.

Все еще стискивающий член большеголовый приблизился к ней на один шаг.

– Клоны – это вещи, – ответил Джессуп твердо, но все с тем же похрюкиванием. – Так говорит Льюис. Так есть. Тебе некоторые из них могут… понравиться.

Он двинулся прочь, но Рашель ухватила его за руку. Как холодна его плоть!

– Нет… погоди!

– Да? – Хрюк.

– Что… что здесь творится?

Джессуп оглядел кольцо выжидательно застывших уродцев.

– Это лишь дети, просто дети. Им всего пара недель.

– Но они…

– Льюис может за несколько дней вырастить взрослого клона.

– Дней? – Рашель готова была тянуть время под любым предлогом. – Как… я хочу сказать, энергия…

– Мы здесь питаемся «порывом». Льюис говорит, ради этого его люди изобрели «порыв».

Рашель непроизвольно кивнула. Голод… будет неимоверно усугублен массовым изготовлением эликсира.

– И Льюис научился многим замечательным штучкам. От келпа. – добавил Джессуп, нагнувшись к самому ее уху.

Она глянула ему в лицо – слишком широкое для безгубого рта и высоких острых скул, глазки-бусинки, покатый лоб и острый подбородок. Взгляд ее скользнул ниже – могучая грудь и продавленное средостение… узкие бедра и длинные ноги… Он был… нет, не он – оно было обоеполо, и теперь Рашель поняла причину беспрестанного хрюканья. Оно трахало себя. Мелкие мышцы в паху сокращались, шевеля…

Рашель резко отвернулась, лихорадочно соображая, что бы еще сказать.

– Почему ты плачешь? – Голос ее сорвался.

– Я плачу всегда. Это ничего не значит.

Большеголовый снова шагнул вперед, и весь круг двинулся вместе с ним.

– Пора веселиться, – проговорил Джессуп и грубо толкнул Рашель в объятия большеголового.

Чьи-то лапы схватили ее, вцепились… а затем память оставила ее, и, слыша потом долго-долго чьи-то вопли, она лишь вяло раздумывала – не воет ли это она сама.

Отличительный признак религии – абсолютная зависимость. Она позиционирует фигуры просителя и дарителя. Проситель пользуется ритуалами и молитвами, чтобы повлиять на (иными словами, обрести власть над) дарителя. Следует отметить сходство между подобными отношениями и абсолютной монархией. Подобная зависимость просителя дарует тому, кто имеет власть над ключевыми элементами этого взаимоотношения – ритуальными принадлежностями и освященными формами молений, то есть капеллану, власть, сравнимую с властью умаливаемого дарителя.

«Обучение капеллан-психиатра», документация Лунбазы, из корабельных архивов.

Раджа Томас брел по переходам Колонии рядом с Ваэлой таоЛини, волоча на плече, как и его спутница, желтый гермокостюм со снятым дыхательным шлемом. Снаружи занимались первые лучи Реги, но здесь царил мягкий золотой свет деньстороны, привычный для каждого колониста, когда-либо побывавшего на борту.

Первая дневная трапеза тяжело давила на желудок. Томасу это не нравилось. Похоже было, что к еде добавляли какой-то малосъедобный наполнитель. Что творится в бортовых аграриумах? Неужели, как намекали подручные Оукса, Корабль снижал производство продовольствия?

Ваэла была до странности молчалива. Раджа глянул на нее, и взгляды их встретились на миг – слишком короткий, чтобы это можно было назвать противоборством, но лицо и шею Ваэлы залила оранжевая краска.

Ваэла уставилась вперед. Они направлялись к площадке для пробного запуска, где им предстояло осмотреть новую подводную лодку и ее носитель. Прежде чем рисковать аппаратурой в непредсказуемых океанах Пандоры, ее предстояло испытать в закрытом баке.

«Почему я не могу просто отказаться?» – думала Ваэла. Ей ведь необязательно домогаться злосчастного стихоплета так, как приказал Томас, – есть и другие способы. Только теперь ей пришло в голову подумать – какое общество породило Томаса. «Что заставляет его думать, будто секс – это лучший способ снять защитные барьеры сознания?»

В ее голове послышался голос Честности – при посторонних это случалось редко:

«Общество, где мужчины правили, а женщины подчинялись».

Она знала, что так и должно быть, – в поведении Томаса это читалось ясно.

«Я Томас, – мысленно твердил себе Раджа. – Я Томас. Я Томас…»

Удивительней всего было то, что эта самодельная мантра, которую он твердил про себя, словно усиливала его сомнения. Может, дело и правда в имени?

«Ваэла мне больше не доверяет… если доверяла когда-либо».

«Да где же этот поэт… и кто он?» Приемник на Керро Паниле словно застопорило. «Будет ли он десницей Корабля?»

Зачем в их команде нужен поэт? Это должно быть намеком на истинные планы Корабля. Смутным, быть может, загадочным… но намеком. Элементом смертельно опасной игры, правила которой ему предстояло выяснить самому.

«Сколько у нас осталось времени?»

Когда правила игры устанавливал Корабль, они не всегда были честными и справедливыми.

«Ты ведь не всегда честен, а, Корабль?»

«Если ты подразумеваешь „беспристрастен“, то – да. Я всегда честен».

Томаса удивило, что его удостоили ответом. Он не ожидал, что Корабль заговорит с ним в этом переходе.

Томас покосился на молчащую Ваэлу. Кожа ее вновь приобрела обычный розовый цвет. Интересно, она слышит порой голос Корабля?

«Я часто беседую с ней, мой бес. Она зовет Меня Честностью».

Томас от изумления сбился с шага.

«А она знает, что это Ты?»

«Этого она не осознает».

«Ты и с другими говоришь без их ведома?»

«Со многими, очень многими».

Томас с Ваэлой завернули за угол. Там начинался очередной коридор без окон, светящаяся полоса на потолке отливала голубизной. Простейшая цветовая кодировка – этот проход выводил на поверхность. Томас покосился на бедро Ваэлы – ее вечный лазер покоился в кобуре.

Молчание нарушила Ваэла.

– Эти «новые клоны», которых Оукс якобы использует на Драконе, – как думаешь, что это такое?

– Люди с ускоренной реакцией.

– Не доверяю я этому Льюису.

Томас не мог не согласиться про себя. Для него Льюис пока оставался загадкой – жестокое альтер эго Оукса? О Хесусе Льюисе ходили такие слухи, что приходилось подозревать, будто Корабль, открывая ящик Пандоры, не поскупился.

Переход вывел их к шлюзу в эллинг. Томас поколебался, прежде чем показать контролю свой допуск. Глянув в окошко, он увидал, что створки крыши эллинга задвинуты – значит, задержек не будет.

– Что тебя беспокоит, Ваэла?

Она глянула ему в лицо.

– Я думаю – найдется ли здесь хоть один человек, кому я могу доверять?

«Проклятие Пандоры», – подумал Томас. Он решил направить ее подозрения на Оукса.

– Почему бы нам не настоять на проверке всех планов Оукса?

– Думаешь, нам кто-то позволит?

– Попробовать можно.

– Я подскажу это Рашель, когда увижу ее.

– Позвони ей, когда зайдем.

– Не могу. По графику она в патруле, южный периметр. Позвоню на ночьстороне.

Непонятно почему эти слова вызвали у Томаса дрожь. Неужто эта дура Демарест в опасности? Он покачал головой. Здесь в опасности все и всегда.

Он снова заглянул в иллюминатор. В эллинге все еще кипела работа. Субмарину заливал яркий свет прожекторов, газовые баллоны терялись в тени. Рабочие, суетившиеся вокруг аппарата, уже распахнули ворота шлюза, открыв тестовый бассейн под эллингом. Свет играл на темной воде под плазмагласовой гондолой и ее носителем. А, отлично. Рабочие уже подсоединяли капсулу к субмарине.

Значит, Рашель не вернется с южного периметра до ночьстороны…

Постоянно проскальзывающие в речи Ваэлы бортовые словечки все время ловили Томаса врасплох. «Ночьсторона». Неровные сутки планеты двойного светила мало влияли на циркадные ритмы колонистов. Они были прежде всего корабельниками, а те имели под рукой удобный референт – для них день и ночь были не временами, а сторонами суток. Может быть, это тоже намек? Вдруг эта мелочь поможет ему достучаться до сердец здешних жителей? Томасу казалось, что, если он сумеет вступить в контакт с электрокелпом, это придаст его словам желаемый вес.

«Все, что поможет нам влиться в жизнь Пандоры…

Если колонисты научатся доверять мне… придут ко мне… я смогу объяснить им, чего на самом деле хочет от них Корабль. Они поверят. Они пойдут за мной».

Эта субмарина… может, тоже ключ. «Неизменные символы». Что может оставаться неизменным в знаковых системах разумного растения? А оно разумно – в этом Томас был убежден, как и Ваэла. Но знаковая система келпа оставалась загадкой.

«Светлячки в ночном океане».

Общаются ли они там, под волнами? «Как мы».

Ваэла ткнула пальцем в кнопку звонка на раме.

– Чего ждем?

– Новую гондолу подсоединяют к лодке. Я не хочу никого отвлекать.

Томас кивнул, увидев, что капсула встала на место, и отжал клавишу.

Подошел рабочий в зеленом, отщелкнул внутренние запоры, и люк отворился. Процедура отнимала немало времени, но это была опасная зона. Оба шлюзовых люка запирались с обеих сторон – в том числе изнутри, когда отворялись створки крыши. Все на нижстороне строилось с учетом возможного нападения.

В эллинге стояла затхлая вонь пандоранских просторов, от которой у Томаса бежали по спине мурашки.

Ваэла обогнала его. Она шла по эллингу привычной походкой колониста – голова бдительно поворачивается то направо, то налево, взгляд не упускает ни одной мелочи. Светлый комбинезон обтягивал ее, точно вторая кожа.

Томас настоял, чтобы они получили новые костюмы на складах. Он заказал теплозащитные, чтобы капсулу не пришлось обогревать в холодной морской воде. Плазмаглас отлично отводил тепло, если только не наваривать его в несколько слоев. Это решение помогло им выгадать несколько лишних сантиметров внутреннего поперечника капсулы.

Когда пришло время переоблачаться в гермокостюмы, Ваэле удалось смутить Томаса. Раздевалок здесь, как и на борту, не было. Ваэла снимала комбинезон рядом с Раджой, которого подобная непринужденность все еще беспокоила немного. Раздеваясь или одеваясь рядом с женщиной, он постоянно отворачивался. Ваэла же была весьма непосредственна.

– Радж, ты знаешь, что у тебя на заднице потешная родинка?

Он машинально обернулся, чтобы увидеть, как она заползает в расстегнутый гермокостюм, – нагие груди, чресла. Ваэла продолжала одеваться, лишь на миг смутившись, словно говорила: «Ну да, я женщина. Ты что, не знал?»

То, что она – женщина, он ощущал постоянно и не мог отрицать, что испытывает к ней магнетическое влечение. А она это, без сомнения, замечала и беззлобно веселилась за его счет. Возможно, поэтому она так разозлилась, когда он попросил ее повлиять на третьего члена команды с помощью секса.

И она была права – это нечестно.

«Но что, если и Корабль нас обманывает?»

Сомнения… вечные сомнения. Про себя он соглашался со многими высказываниями Оукса. Но, с другой стороны, как выражалась Ваэла, «соседа обманешь – себе не поможешь».

Ее открытость и прямота привлекали Томаса не меньше, чем физическая притягательность.

«Но я – ваше стрекало, я – адвокат дьявола, я – конь среди пешек».

И время его на исходе. В любой момент Корабль может назначить ему неисполнимый срок. Или Оукс со товарищи – исполнить невысказанную угрозу и срезать финансирование проекта, когда наберутся на это смелости.

Было видно, что Ваэла злится, хоть и старается не подавать виду. Это было заметно по тому, как она шла – слишком широко шагая, – по тому, как вглядывалась в Томаса, думая, что он не замечает. Но она пойдет к Панилю и получит ответы на все вопросы. Это – главное.

Томас все еще чувствовал на себе ее гневный взгляд, когда они вступили в лучи прожекторов на скат, где покоилась новая субмарина. Девушка деловито осматривала творение, порожденное фантазией Томаса.

Субмарина походила на каплю. Вдоль нее поверху шел двойной гребень, напоминающий хребет допотопного чудовища, увенчанный рядами скоб для крепления газовых мешков. Принцип был прост: субмарина представляла собою всего лишь носитель для круглой плазовой гондолы. Поэтому давление воды должны были выдерживать только двигатели и топливные баки. Была у нее и еще одна функция, ясная даже при беглом осмотре. По бокам ее тянулись ряды прикрытых плазовыми колпаками фонарей, каждый три пальца в поперечнике. Программа обратной связи, соединявшая фонари с оптическими сенсорами через центральный компьютер, позволяла воспроизводить любые комбинации огней, повторяя узоры вспышек келпа, его ритм.

Распорядитель стройки, Хапат Лаву, встретил их на краю площадки – худощавый, совершенно лысый мужчина, заводившийся с пол-оборота. Его серые глаза ничего не упускали, и, несмотря на желчный, вздорный нрав и склонность к приступам тихой ярости, Лаву пользовался в колонии всеобщей любовью. По общему мнению, «на Хапа можно положиться». Надежность почиталась на нижстороне самым ценным качеством, и Хапат Лаву поддерживал свою репутацию. Из всех аппаратов, вышедших из его мастерских, только субмарины не справились с брошенным Пандорой вызовом. Шестнадцать лодок сгинули без следа, остатки еще трех нашли на дне, и с четырех удалось спастись хотя бы по одному человеку. Во всех случаях лодки оказывались раздавлены или затянуты в глубины плетями келпа. Оценка, данная Лаву, выражала мнение многих колонистов: «Эта штука мыслит. И убивает».

За время недолгого знакомства Хапат Лаву проникся к Томасу чувством восхищения. Томас создал из проверенных деталей совершенно новую конструкцию. Единственной деталью его плана, вызывавшей у Лаву сомнения, была система связи и возвращения лодки. Об этом он и заговорил, поприветствовав Томаса.

– Все же вам бы стоило поставить что-то поосновательней ракет-зондов. Они, знаете, ненадежные.

– Оставим, – ответил Томас.

Он знал, что заставляет распорядителя нервничать. Вездесущий электрокелп не только заполонил моря, но и забивал все каналы связи – от радио до сонара – своим излучением. Португальские дирижаблики давали тот же эффект. Родство? Никакой системы в этих сигналах не находилось – простой белый шум. Приходилось ограничиваться релейными передатчиками на расстоянии прямой видимости друг от друга и повышать мощность несущей волны – но и тогда стая поднявшихся из моря дирижабликов могла серьезно нарушить связь.

– Вам придется всплывать, чтобы наладить связь, – настаивал Лаву. – Если бы вы позволили приспособить якорный канат…

– Слишком много кабелей, – ответил Томас. – Боюсь, запутаемся.

– Тогда молитесь, чтобы вы смогли подняться выше уровня помех и релейные не заклинило.

Томас кивнул. По плану им предстояло заякорить цеппелин в лагуне, опустить субмарину по якорному канату и ни в коем случае не приближаться к стене водорослей. «Только наблюдаем, повторяем узоры огней келпа и смотрим, какую реакцию это вызовет», – говорил он. План был вполне осуществим. Нескольким субмаринам уже удавалось совершить погружение и вернуться, но они не приближались к келповым зарослям. Катастрофы случались только тогда, когда лодки пытались взять образцы.

«Осуществим… но с неизбежными оговорками».

Их цеппелину придется висеть над лагуной на якорном канате, ожидая всплытия лодки. Идею держать поблизости еще