/ Language: Русский / Genre:sf,

Крысиные Гонки

Фрэнк Херберт


Херберт Фрэнк

Крысиные гонки

Фрэнк Херберт

Крысиные гонки

Пер. - Д.Савельев, Я.Савельев.

Прошло уже девять лет с тех пор, как Льюис стал начальником отдела криминальных расследований. Начальником его был шериф Джон Кзернак. Именно в этом, отделе из отдельных улик составляли целостную картину преступлений. И все же Льюис не был подготовлен к неожиданностям, как Х.Г.Уэльс или Чарльз Форт.

Когда Льюис произносил слово "чужак", то он имел в виду иностранцев, на которых не распространялись американские законы. Конечно, он знал о "жукоглазых". В его представлении это были чудовища с горящими глазами. Изредка он все-таки почитывал фантастику. Но это был просто образ, а большинство случаев, описанных в этой литературе, не имели ничего общего с полицейскими буднями. И вдруг эти неожиданности в морге Джонсона-Тула.

Шериф ожидал его в кабинете, когда Льюис прибыл туда в начале девятого. Это был мужчина с лицом уэльского типа и темными волосами. Его глаза, как кусочки нефритов, сверкали из-под густых бровей.

Кабинет представлял собой комнату с высокими потолками и оштукатуренными грязными стенами. Он располагался на первом этаже окружного здания суда в Бенбери. Под единственным окном кабинета была чугунная батарея. Справа висел календарь, где была изображена девица, одетая только в нить жемчуга. По обе стороны прохода располагались два стола. Тот, что слева, принадлежал чернокожему Джо Уэлшу. Второй, с рубцами ожогов на поверхности, занимал Льюис.

Льюис подошел к столу, просмотрел бумаги, почтительно поглядывая на шерифа. Он видел перед собой толстеющего мужчину со славянского типа лицом. Тот приспособился на стуле под календарем и изредка поправлял свою коричневую, шляпу, прятавшую его лысину.

- Привет, Джон, - сказал Льюис, выбрасывая бумаги в корзину. - Как жена?

- Ишиас уже не так ее беспокоит, - сообщил шериф. - Я приехал, чтобы рассказать тебе о том, как гангстеры прыгают со страниц отчета в корзину. Сегодня рано утром бродяги отыскали двух нафаршированных жмуриков. Мы передали их на последний концерт.

- У них не будет времени, чтобы там чему-то научиться, - ответил Льюис.

- Нашлась блатная работенка и для тебя, - продолжал шериф, - возможно, что нам удастся поймать кого-нибудь при помощи пера и чернильницы.

Он встал со стула.

- Док Белармейн делал вскрытие дамы Керино, но оставил бутыль с ее внутренностями в морге Джонсона-Тула. Сможешь найти бутыль и принести ее в больницу?

- Без вопросов, - согласился Льюис. - Но держу пари, что умерла она своей смертью. Вся бутыль заполнена ее остатками? Она была знатной алкоголичкой.

- Вполне вероятно, - согласился шериф. Он остановился перед столом Льюиса и посмотрел на календарь. - Неплохая бутылочка...

Льюис ухмыльнулся.

- Когда я разыщу подобную девочку, то непременно женюсь.

- Ты это сделаешь, - пообещал шериф и легкой походкой покинул кабинет.

Было уже половина девятого, когда Льюис добрался до морга. Места для парковки там не было. За следующим углом, Коув-стрит, он свернул направо и въехал в переулок, где располагался гараж морга.

Северо-западный ветер, угрожавший штормом всю ночь, танцевал по верху машины. Льюис посмотрел на серое небо и решил, что плащ ему не понадобится. Он прошелся вдоль гаража, нашел приоткрытую дверь и нырнул внутрь.

Здесь был коридор с тремя сваленными металлическими баллонами, которые обычно используют для хранения кислорода и ацетилена. Льюис не мог понять, зачем в морге понадобилось подобное оборудование. Коридор заканчивался в фойе, покрытом коврами и пахнущем мускусом. На двери была прибита табличка с надписью "Офис". Льюис прошел через фойе и вошел в комнату.

За стеклянным столом в углу расположилась личность явно скандинавского типа. Справа от нее в дубовой рамке висела цветная фотография Маунт и Лассена. Под ней маячила табличка "Покой". Перед мужчиной лежало описание погребальной церемонии. В левом углу стола в латунной чаше покоился шар. Он испускал писк при малейшем приближении Льюиса и наполнял комнату тяжелым цветочным запахом.

Мужчина вытащил из-под стола бумаги и отложил ручку. Льюис узнал его. Это был Джонсон - совладелец морга.

- Могу ли я вам чем-то помочь? - вежливо поинтересовался содержатель похоронного бюро.

Льюис изложил свое дело.

Джонсон выставил на стол небольшую бутыль и поставил ее перед Льюисом. Потом, нахмурившись, спросил:

- Как вы сюда попали? Я не слышал, чтобы открывали парадную дверь.

Помощник шерифа спрятал бутыль в боковой карман пиджака и спокойно ответил:

- Я припарковался в переулке возле черного хода. Вся улица перед зданием занята машинами Од Феллоу.

- Од Феллоу? - Похоронщик с беспокойством осмотрел свой стол.

- У них оформлены документы на сегодняшнюю благотворительную распродажу, - пояснил Льюис. Он быстро наклонил голову и посмотрел в окно. - Да, похоже, что это машины Од Феллоу. Они стоят поперек улицы.

Холщовое покрытие на фасаде морга изгибалось под порывами ветра, и потеки дождя уже появились на стеклах. Льюис выпрямился.

- Зря я оставил плащ в машине. Пока доберусь, то так намокну, что буду крякать.

Джонсон приоткрыл дверь офиса и произнес:

- Двое наших посетителей как раз уходят. Они...

- Все же я неисправим, - перебил его Льюис. Он обошел Джонсона и направился через фойе.

Рука похоронщика легла на плечо помощника шерифа:

- Я должен вас вывести через центральный вход.

Льюис остановился. У него возникло несколько вопросов, но сейчас он просто выдавил:

- Но ведь на улице дождь. Я могу намокнуть и простудиться.

- Сожалею, - непреклонно ответил Джонсон.

Другой человек, возможно, просто пожал бы плечами и подчинился столь идиотскому требованию. Но Льюис был сыном Проктора Льюиса, бессменного президента общества "Круглый стол Шерлока Холмса из округа Бенбери". Он съел зубы на дедуктивном методе и попробовал воспользоваться логикой. Он восстановил в памяти коридор. Полностью пустой. Вот только баллоны возле черного хода...

- Что хранится в металлических баллонах? - поинтересовался он.

Рука похоронщика напряглась и слегка подтолкнула его к выходу.

- Только бальзамирующая жидкость. Она доставляется в таких сосудах.

Уэлби глянул на его вытянувшееся лицо, вывернулся и направился к выходу. Ливень затопил все вокруг потоками воды. Льюис обежал морг, возвращаясь к машине. Затем прыгнул в нее и стал ждать. Его часы показывали девять двадцать восемь, когда появился служащий и подошел к дверце. Льюис поудобнее устроился на сиденье и опустил стекло.

- Когда будете выезжать, просигнальте, - сказал служащий. - Мы открываем только по сигналу.

- А когда будут выезжать другие посетители? - поинтересовался Льюис.

Похоронщик остановился на полпути.

- Что другие посетители? - переспросил он.

- Которые будут сегодня выезжать по сигналу.

- Должны несколько работников, - объяснил похоронщик. - Но пока никто не сигналил.

- Благодарю, - сказал Льюис, поднимая стекло и включая двигатель. Весь путь от морга до больницы его мучали вопросы. Главными из них были почему лгал Джонсон, и что там такое спрятано в коридоре?

В окружной больнице он передал бутыль в лабораторию, нашел телефон и позвонил в центральный морг Бенбери.

- Мы тут с приятелем поспорили. Не могли бы вы подсказать, как транспортируется бальзамирующая жидкость в морг?

- Мы закупаем ящик, - ответил работник. - В каждом ящике по двадцать четыре стеклянных шестнадцатиунцевых бутылочек. Раствор красного или оранжевого цвета при использовании создает полную иллюзию живого. Он имеет запах клубники. Мы гарантируем полное сохранение...

- Я только хотел знать, как он перевозится? Можно ли это сделать в металлических баллонах?

- Разумеется, нет! - воскликнул мужчина. - Раствор их разъедает!

- Спасибо, - сказал Льюис и повесил трубку. Следуя традициям Шерлока Холмса, он пришел к умозаключению: если человек врет о вещах незначительных, значит, они, наверняка, весьма важны.

Он вышел из будки и столкнулся с доктором Белармейном. Это был высокий светловолосый человек с задубевшей кожей. Его голубые глаза пронзали собеседника, как два скальпеля.

- О, да это Льюис! - завопил он. - Мне говорили, что вы занимаетесь этим делом. В крови этой женщины столько алкоголя, что хватило бы для умерщвления слона. Мы проверяем смывы желудка, но вряд ли это даст что-нибудь новенькое.

- Женщина? - переспросил Льюис.

- Старая алкоголичка, которую вы подобрали в будке возле площадки, пояснил Белармейн. - У вас что, амнезия?

- О... о, конечно, - пробормотал Льюис. - Буду благодарен, если найдете что-нибудь еще. Спасибо, док, - он пожал руку хирурга и добавил про себя: - Сейчас пойду на охоту.

Вернувшись в офис, Льюис устроился за столом и позвонил в морг Джонсона-Тула. Ему ответил незнакомый мужской голос.

- Производится ли в вашем морге кремация? - поинтересовался Льюис.

- В нашем морге нет, - ответил голос. - Но у нас есть договор с крематорием Роуз Лаун. Приезжайте, и мы обсудим ваши проблемы.

- Нет, не сейчас, спасибо, - произнес Льюис и положил трубку.

- Кто-то умер? - послышался голос от входной двери, оторвав Льюиса от размышлений. Приподнявшись, он увидел шерифа Кзернака.

- Нет, - сказал Льюис, усаживаясь на стул. - Я просто столкнулся с загадкой.

- Док Белармейн что-то выяснил насчет дамы Керино?

- Алкоголизм, - ответил Льюис. Он откинулся на спинку стула, положил ноги на стол и уставился в испачканный потолок. Шериф прошел через комнату и уселся под календарем.

- Глупостями занимаешься, - небрежно протянул он. - Я вижу, что ты, парень, пытаешься разгадать какую-то головоломку.

- Да, - согласился Льюис и рассказал об инциденте в морге.

Кзернак взял шляпу и повертел ее в руках.

- Ты слишком суетишься, Уэлби. Все проблемы, как правило, имеют простое решение.

- Я так не думаю, - возразил Льюис.

- Это почему же?

- Я не знаю, - покачал головой он. - Я просто так не думаю. И чувствую, что в морге есть что-то этакое.

- Что ты думаешь по поводу содержимого баллонов? - спросил шериф.

- Я не знаю, - признался Льюис.

Шериф нахлобучил шляпу и произнес:

- Да, кое о чем они умолчали. Но ты... твои проблемы плодятся как кролики. Иногда я думаю, что это твое хобби - лезть людям в душу.

- Я с причудой, - согласился Льюис. Он опустил ноги на пол, почесался и принялся насвистывать.

- Какой ужас! У тебя шесть голов, - засмеялся шериф.

- Разумеется, нет, - откликнулся Льюис. - Но сердце мое справа, как у всех нормальных людей.

- Не заметил, - сообщил шериф. - По-моему, ты сейчас просто рисуешься.

- Причуда, - заявил Льюис. - Это именно то, что я заметил у похоронщика. Он был очень похож на вьюнка. Но был ли он чудаком? - Льюис почесал затылок. - Нет, я бы заметил.

Кзернак присел на стул и произнес:

- Знаешь, что я тебе скажу? Сегодня прекрасная погода. Почему бы тебе не прогуляться?

- Кто-нибудь будет мне помогать?

- Барней Келлер, он через полчаса вернется. Как раз отвозит повестку в суд Юджину Гордону.

- Ладно, - согласился Льюис. - Когда он вернется, скажите ему, чтобы прогуливался до Од Феллоу и обратно. И чтобы внимательно за всем наблюдал. Я хочу, чтобы он обратил особое внимание на верхнюю комнату и парадный вход морга. Может, кто-то выйдет или зайдет. Заодно пусть присматривает за баллонами. Если их вынесут, то пусть проследит, где их будут размещать.

- А ты чем займешься? - спросил шериф.

- Буду искать место, чтобы вести за черным ходом постоянное наблюдение. Я дам знать, если что-нибудь раскопаю, - он нервно постучал пальцами по столу и добавил: - Когда Джо Уэлш вернется, то пусть меня сменит.

- Конечно, - согласился Кзернак, - хотя, мне кажется, что ты лаешь на пустое дерево.

- Вполне возможно, но что-то в морге меня беспокоит. Я подумал, что похоронщику очень легко избавляться от нежелательных трупов.

- Может, он их прячет в баллоны! - засмеялся шериф.

- Нет, они слишком малы, - Льюис покачал головой. - Просто мне не нравится, что парень лжет.

В половине одиннадцатого Льюис приблизился к цели своих поисков - офису доктора. Тот расположился в здании, стоящем поперек аллеи, в двух шагах от морга. У доктора было три комнаты на третьем этаже. Из дальней просматривался задний двор морга. Льюис сумел уговорить доктора, и одна из медсестер расположилась там с биноклем.

В полдень он отнес ей ленч, гамбургер и стакан молока и сообщил шерифу о своем местонахождении. Затем сменил медсестру и стал наблюдать сам.

Доктор зашел к нему в пять часов. Он дал ключ и попросил запереть дверь, когда Льюис будет уходить. Он напомнил доктору об его обещании помалкивать. Тот повернулся и вышел. Вскоре хлопнула дверь, и в офисе воцарилась тишина.

В половине восьмого стемнело, и во дворе морга уже ничего нельзя было различить. Льюис уже совсем собрался уходить, когда два фонаря залили янтарным светом окно комнаты.

Джо Уэлш постучал в дверь офиса в двадцать минут девятого. Льюис открыл ему и быстро вернулся к окну. Уэлш последовал за ним. Новый помощник был высок, нервно курил одну сигарету за другой и страдал хроническим косоглазием. Он занял место рядом с Льюисом и спросил:

- Так чем мы сегодня занимаемся? Шериф говорил мне что-то насчет ацетиленовых баллонов.

- Под этим можно подразумевать что угодно, - возразил Льюис. - Но я чувствую здесь что-то темное. - Он коротко рассказал об утренней встрече.

- Не очень-то я заинтересовался, - заявил Джо. - И что, по-твоему, спрятано в этих баллонах?

- Хотелось бы самому знать, - ответил Льюис.

Уэлш отошел в угол комнаты, закурил сигарету и вернулся.

- А почему не спросить это у Джонсона напрямую?

- Он позер, - сказал Льюис. - Я спросил его, и он соврал. И это подозрительно. Я хочу видеть, как вынесут эти баллоны и знать, куда их отнесут. Это и будет ответом.

- Ты уверен, что он отвлекал тебя именно от баллонов? - поинтересовался Уэлш.

- Это был прекрасный коридор, - признался Льюис. - Дверь в конце, и ничего, кроме стен. Только эти болванки.

- Но, возможно, эти баллоны были приготовлены к вывозу. Ты их видел до пол-одиннадцатого, потом были разговоры, и Келлер там появился около одиннадцати. Они могли их уже вывезти, если это было действительно что-то противозаконное.

- Я думал над этим, но сомневаюсь, что они успели это проделать. Сейчас я пройдусь, перекушу в закусочной, а заодно спущусь на аллею и гляну в щелочку.

- Ты будешь слишком заметен при таком освещении, - заметил Уэлш.

Льюис посмотрел на гараж.

- Если ты находишься за дверью, то можешь видеть только полосу вдоль стены - остальное в тени. Свет идет из коридора, я попытаюсь заглянуть в дверное окошко. Баллоны были высокие, я сумею их разглядеть.

- А если их перенесли в другое место? - предположил Уэлш.

- Значит, я смогу зайти в морг и вытрясти душу из Джонсона, - ответил Льюис. - Наверное, это нужно было сделать вначале, но это накалило бы обстановку. А мне просто не нравятся тайны в морге.

- Прекрасное название для детектива, - проговорил Уэлш. - "Тайна морга", - он прокашлялся и продолжил: - Смерть внутри. Звучит внушительно и достаточно неприятно.

Уэлш выкурил новую сигарету и бросил окурок на посуду. Льюис поднял поднос и стряхнул с него пепел.

- Возможно, ты и прав, - произнес Уэлш. - Меня впечатляет только одна вещь. Как сказал шериф - твои проблемы плодятся как кролики.

- Это все, что тебе рассказывал шериф? - поинтересовался Льюис.

- Какой ужас. Он считает, что ты попусту тратишь время.

- Ничего не предпринимай, если только тебя не подтолкнет что-нибудь подозрительное.

- Хорошо, - Уэлш кивнул. Затем глянул на пылающий огонек сигареты и перевел взгляд на морг. - Во всяком случае, похоронщики заставят меня вздрогнуть, - пробормотал он.

Льюис купил горячий сандвич с мясом и две чашечки кофе. Снова вернулся на улицу, где по-прежнему было холодно и сыро. Ветер поднимал полы его плаща. Он пробрался в тень от гаража и нашел широкие доски при входе в полуподвал. Цепляясь за доски, ступил на мягкую землю, размытую ручейками стекающей воды. Он тихо прокрался к краю тени и заглянул внутрь морга. Баллонов не было, Льюис вздохнул и, выйдя на освещенную часть двора, заглянул в окно. Коридор был пуст. Он вернулся к центральному входу и нажал кнопку ночного вызова.

Дверь открыл заспанный мужчина в мятом костюме. Льюис почувствовал теплый цветочный запах и спросил:

- Джонсон здесь?

Мужчина кивнул.

- Будьте добры, скажите мистеру Джонсону, чтобы он спустился вниз. Это официальное дело. - Льюис предъявил удостоверение.

- Разумеется, - отозвался мужчина. - Вы можете пройти в кабинет и присесть. Я доложу мистеру Джонсону о вас.

- Благодарю, - произнес Льюис. Он прошел в кабинет и рассматривал цветную фотографию Мартина Лассена до тех пор, пока служитель не поднялся по лестнице в другом конце фойе. Льюис внимательно осмотрел кабинет и подошел к двери, ведущей в холл. Она была заперта. Льюис попытался ее взломать, но она даже не шелохнулась. Льюис заметил небольшую щель и заглянул в нее. Увиденное его потрясло. Три металлических баллона стояли именно там, где он и предполагал. Льюис вернулся к столу, взял справочник и нашел телефон офиса доктора. Он набрал номер, и в трубке прогремело:

- Да?

- Это Льюис. Ничего не случилось?

- Нет, - ответил Уэлш. - С тобой все в порядке?

- Тут нечто удивительное, - сказал Льюис. - Будь внимателен.

Он положил трубку и обернулся, ища глазами высокую фигуру Джонсона.

- Что случилось, мистер Льюис? - спросил тот, входя в кабинет.

- Я хотел бы увидеть металлические баллоны.

Джонсон остановился.

- Какие баллоны?

- Те, что стоят у вас в холле, - пояснил Льюис.

- О, с бальзамирующей жидкостью. Вы что, интересуетесь бальзамированием?

- Давайте просто посмотрим на них, - предложил Льюис.

- Я полагаю, что у вас есть ордер? - поинтересовался Джонсон.

Подбородок Льюиса резко дернулся, и он пристально уставился на собеседника.

- Вы хотите иметь много неприятностей? - спросил Льюис после небольшой паузы.

- У вас есть какие-то основания, чтобы разговаривать со мной в подобном тоне?

- Я предполагаю, что в баллонах содержится не бальзамирующая жидкость. Давайте просто посмотрим, чтобы не затягивать и не усложнять это дело.

- Как вам угодно! - пожал плечами Джонсон. Он прошел в кабинет, открыл дверь и пропустил Льюиса в коридор, к баллонам.

- Насколько мне известно, бальзамирующая жидкость поступает в стеклянных бутылочках.

- Но это новинка, - ответил Джонсон. - Эти баллоны имеют внутреннее стеклянное покрытие. В них жидкость хранится под давлением.

Он приоткрыл кран, и оттуда пролилась струя жидкости с резким запахом.

- Жидкость для бальзамирования так не пахнет, - решил уточнить Льюис.

- Это новинка. Мы добавляем ароматизаторы только при непосредственном использовании, - ответил Джонсон.

- Когда вы их получили? - поинтересовался Льюис.

- Их доставили на прошлой неделе. Это оптимальное место для хранения. Джонсон улыбнулся Льюису, сохраняя при этом холодный и бдительный взгляд. - Почему это вас заинтересовало?

- Обычное профессиональное любопытство. - Льюис прошел к двери, отодвинул шпингалет, вышел наружу и заглянул в окошко. Баллоны были оттуда видны. Он вернулся в коридор.

"Продолжает врать, - подумал Льюис, - и слишком правдоподобно".

- Я пришел, чтобы тщательно осмотреть это место, - сказал он.

- Но почему? - выразил протест Джонсон.

- Чтобы получить кое-какие результаты. Но, если вы хотите, я могу уйти и вернуться уже с ордером.

Он попытался обойти Джонсона, но сильная рука схватила его за плечо, и что-то уперлось ему в живот. Посмотрев вниз, Льюис увидел ствол пистолета.

- Мне очень жаль, - процедил Джонсон. - Но поверьте - я это сделаю.

- Тогда вы пожалеете еще больше, - выдавил Льюис. - Человек в комнате напротив знает, где я.

На лице похоронщика проступила нерешительность.

- Лжете!

- Пройдемте, - сказал Льюис. Он остановился в дверях черного хода и посмотрел на окно, за которым прятался Уэлш. На темном фоне огонек сигареты его помощника выделялся очень четко. К счастью, Джонсон не обратил на него внимания.

- А сейчас вы проведете меня к парадному входу, - приказал Льюис.

- В этом нет необходимости, - произнес Джонсон. - Мне кажется, что ты просто изображаешь из себя героя-одиночку. Мы пройдем и еще раз посмотрим на окно. Верно?

- Что это вы себе вообразили?

- Я это предвидел, - ответил Джонсон. - Но был озабочен другими проблемами. Вы меня своим посещением просто напугали.

- Может, вы все-таки проводите меня к выходу? - поинтересовался Льюис.

- Я знаю, что вы там уже побывали, пока служащий меня разыскивал, спокойно сказал Джонсон и снова поднял пистолет. - Возвращаемся в кабинет.

Льюис подчинился, но уже в дверях попытался оглянуться.

- Отвернись! - прорычал Джонсон.

Но было уже поздно. Льюис заметил, что баллоны исчезли.

- Что это было за жужжание? - спросил он.

- Всего лишь стабилизатор.

В кабинете Льюису указали на стул.

- Что вы искали? - спросил похоронщик, усаживаясь на стол. Его пистолет отдыхал рядом.

- Я это уже нашел.

- И что же это такое было?

- Улики, которые подтверждают, что это место нужно хорошенько потрясти.

Джонсон улыбнулся, придвинул к себе телефон и положил трубку на стол.

- Как позвонить в офис?

Льюис ответил.

Джонсон набрал номер и, чуть помедлив, сказал:

- Привет, это Льюис.

Полицейский чуть не упал со стула. Джонсон говорил его собственным, Льюиса, голосом. Похоронщик вновь предупреждающе поднял пистолет.

- Есть какие-нибудь новости? - Выслушав ответ, Джонсон продолжил: Нет. Ничего интересного. Я просто посмотрел. Я позвоню, если что-нибудь найду. - Он положил трубку на место.

- Отлично, - просипел Льюис.

Джонсон поджал губы.

- Это невероятно. Просто человеческий... - Он внезапно остановился и уставился на Льюиса. - Моя ошибка в том, что все было слишком правдоподобно... - Он пожал плечами.

- Вы надеялись меня одурачить.

- Я этого не хотел, но был шанс... - Его пистолет внезапно поднялся, и дуло уставилось на Льюиса. - Это и есть шанс. И я им воспользуюсь!

Выстрел. Льюиса прижало к спинке стула. Как сквозь туман он видел, что Джонсон подносит пистолет к виску. Затем падает на пол. И тут Льюис словно провалился в глубокую пропасть.

Он не мог понять - где находится и чем занимается. То он бежал по пещере, спасаясь от чудовища с огненными глазами, пытающегося поймать его своими щупальцами. Льюис кричал: "Просто человек! Просто человек!" И голосу его вторило эхо. Он дернул головой, и голос пропал. Однажды он увидел в пещере пасть, словно подсвеченную изнутри. Яркое пятно росло и наконец превратилось в белые стены больничной палаты. Льюис повернул голову и увидел баллоны, такие же, как в морге.

- Это приведет его в себя, - раздался громкий голос.

У Льюиса все закружилось перед глазами. Белая фигура уплывала куда-то вдаль. Ее лицо пряталось за кислородной маской. Усилием воли Льюис попытался удержаться в реальности окружной больницы.

В голове ритмичной капелью отдавался стук часов. И вдруг он почувствовал облегчение. Он явно пошел на поправку. Открыв глаза, Льюис увидел перед собой шерифа Кзернака. Его лицо расползалось в улыбке.

- Мальчик, ты всех нас заставил поволноваться.

Льюис попытался сглотнуть.

- Что...

- Ты родился в рубашке, хотя ума тебе это не добавило, - засмеялся шериф. - Тебя спасло то, что сердце твое с правой стороны. И Джо услышал выстрелы.

Молодой врач вмешался в эту задушевную беседу:

- Пуля задела край легкого и повредила ребро. Вы действительно родились с ложкой во рту.

- Джонсон? - вспомнил Льюис.

- Мертвее трупа, - отмахнулся Кзернак. - Вечно ты влезаешь в какие-то истории. Джо вообще рассказывает что-то маловразумительное. Что с этими баллонами для бальзамирующей жидкости?

Льюис еще раз мысленно прокрутил свою беседу с похоронщиком. Ага, вот в чем был смысл.

"Бальзамирующая жидкость доставляется в стеклянных бутылочках".

- Мы нашли баллоны в коридоре, - продолжил шериф. - И теперь не знаем, что с ними делать.

- В холле? - Льюис вспомнил пустой холл, откуда его уводил Джонсон. Он попытался привстать, но острая боль заставила его передернуться. Доктор осторожно уложил его обратно на кровать.

- Вот так, - приговаривал он. - Сейчас вы можете только лежать на спине.

- Что было в этих баллонах? - спросил шепотом Льюис.

- В лаборатории утверждают, что бальзамирующая жидкость.

Льюису припомнился резкий запах, пронесшийся по комнате после того, как Джонсон приоткрыл на баллоне вентиль.

- Нельзя ли принести немного этой жидкости? Я хорошо помню ее запах.

- Сейчас, - сказал доктор. - Только не давайте ему вставать. Может снова начаться кровотечение. - Он вышел.

- Где вы нашли эти баллоны? - спросил Льюис.

- Возле черного хода. А где, по-твоему, они были?

- Я еще точно не знаю, - пояснил Льюис. - Сделайте вот что. Возьмите...

Дверь открылась, и вошел доктор с пробиркой в руке.

- Вот то, что вы просили. - Он поднес пробирку к носу Льюиса. Тот почувствовал сладкий аромат мускуса. Это было непохоже на резкий запах из баллона.

"Это объясняет, почему исчезли баллоны, - подумал Льюис. - Кто-то их просто подменил. Но что было в тех, других?"

- Ты хотел что-то сказать, - напомнил шериф.

- Да, - опомнился Льюис. - Идите вместе с ребятами в морг. Разворотите стену позади того места, где нашли баллоны. Заодно вскройте пол.

- Что мы должны найти? - поинтересовался Кзернак.

- Откуда я знаю? Наверное, что-нибудь интересное. Баллоны за моей спиной постоянно то появлялись, то снова исчезали. Я хочу разобраться в этом фокусе.

- Надеюсь, ты знаешь, что предлагаешь. Люди шарахаются от морга. Говорят, что он приносит несчастье.

- Может, это и неплохо для бизнеса, - улыбнулся Льюис. Затем уже серьезно добавил: - Может, вы думаете, что это неплохо и для того, кто попытался пристрелить вашего человека, а потом застрелился сам?

- Наверное, в твоих подозрениях есть смысл.

- Наверное, об этом вам известно больше чем мне. Кстати, где тело Джонсона?

- Его сейчас бальзамируют, - ответил Кзернак. - Уэлби, ты действительно что-то знаешь? Д.А. будет визжать, если заставить его работать самостоятельно.

- Успокойтесь, шериф.

- Ладно, может, ты мне все-таки расскажешь про самоубийство Джонсона?

- Говорят, что он был сумасшедшим. Джон должен знать об этом побольше. Док Белармейн потрошит труп Джонсона и рассказывает ему о прелестях анатомии.

- Почему?

- Он говорил что-то о "просто человеческом"...

- Ответ ты на меня прямо-таки вешаешь, - отозвался Кзернак.

- Вы будете этим заниматься?

- Вне всяких сомнений. Но мне это не нравится!

Шериф напялил шляпу и вышел из комнаты. Доктор последовал за ним.

- Который час? - бросил им вслед Льюис.

- Около пяти. Вы были без сознания, когда вас привезли из операционной.

- Пять утра или вечера?

- Вечера.

- Наверное, вы хорошенько надо мной попотели? - спросил Льюис.

- Это была чистая рана. Все было довольно просто. Сейчас обеденное время. Я распоряжусь, чтобы вас обслужили в первую очередь. А потом сиделка принесет снотворное. Вам необходимо отдохнуть.

- Как долго мне еще валяться в постели?

- Мы поговорим об этом позже, - улыбнулся доктор. Затем повернулся и вышел из комнаты.

Льюис повернул голову и увидел стопку журналов на тумбочке. Один из журналов валялся на ковре. Он был хорошо иллюстрирован - чудовище с выпученными глазами преследовало полуодетую красотку. Льюису припомнился его кошмар. "Просто человек... Просто человек... Просто человек..." Эти слова словно звучали с заезженной пластинки. Но какое отношение имел Джонсон к этим галлюцинациям?

Студент-сиделка принес поднос, установил его на кровати и помог Льюису перекусить. К его рукам, казалось, навечно прикипел гипосульфит. Льюис засыпал, все еще пытаясь найти ответы на мучавшие его вопросы.

- Он уже проснулся, - произнес женский голос. Льюис услышал, как распахнулась дверь. Он открыл глаза и увидел Кзернака с Уэлшем. Было светло. За окном шел дождь. Мужчины сняли свои плащи и развесили их на стульях.

Льюис улыбнулся Уэлшу:

- Спасибо за прекрасный слух, Джо.

Уэлш ухмыльнулся в ответ и сказал:

- Я открыл окно, как только ты отошел от черного хода. Думал, что ты мне что-то скажешь. Когда ты вошел внутрь, мне показалось странным, что я при открытом окне ничего не слышу.

Кзернак встал и пересел на кровать Льюиса. Уэлш с удовольствием расположил свои ноги на освободившемся месте.

- Д.А. продолжает визжать? - спросил Льюис у шерифа.

- Нет, - ответил Кзернак, - он умудрился попасть под ливень и теперь валяется дома простуженный. Так что я остался шерифом округа. - Он слегка качнул кровать. - Как ты себя чувствуешь, мальчик?

- Боюсь, что буду жить.

- Ты идешь на поправку, - отметил Уэлш. - Мы приспособили облегченный микрофон для девочки на календаре. Она жаждет с тобой встретиться. Выглядит все так же завлекательно.

- Передайте ей, чтобы немного потерпела, - парировал Льюис. Он глянул на шерифа. - Что вы нашли?

- Пока ничего, - ответил Кзернак. - Помнишь стену за баллонами, которая была оштукатурена? Мы сняли штукатурку и обнаружили под нею провода.

- Какие провода?

- Ювелир старик Келлер сказал, что это серебро. Они там сильно переплетены.

- К чему они крепятся?

- Ничего мы не нашли, - буркнул Кзернак. - Верно? - обратился он к Уэлшу.

- Ничего, кроме проводов, - подтвердил тот.

- Что вы собираетесь с ними делать? - поинтересовался Льюис.

- Ничего, - ответил Кзернак. - Мы только хотим узнать, для чего они предназначены.

- Что-нибудь под полом?

Лицо Кзернака побагровело.

- Мы наверняка вляпаемся, - он прищурил глаза и склонился над Льюисом. - Как ты думаешь, что мы там нашли?

- Я только знаю, что там исчезали баллоны. И что там было?

Кзернак привстал.

- Весь участок под полом - это конвейер, который тянется прямо к месту бальзамирования. Там все в кафеле, и только в одном месте - люк и лестница. Каково! И это только небольшой эпизод из фильма ужасов.

- Что там было внизу?

- Сложный механизм.

- Какой?

- Я не знаю, - Кзернак наклонил голову и посмотрел на Уэлша.

- Глупейшая куча деталей, которую я когда-либо видел, - сказал тот, пожимая плечами.

- Док Белармейн заглядывал туда после ночного дежурства. Он должен тебя сегодня навестить, - вставил Кзернак.

- Он видел все это уже после вскрытия тела? - переспросил Льюис.

- Этот вопрос не ко мне, - отрезал шериф.

- Ему устроили вскрытие, чтобы он осмотрел морг, - вмешался Уэлш. - Док не рассказывал, как это было.

- Что вы выяснили о персонале морга? Что они говорят про эту тайную комнату?

- Они утверждают, что не знали про нее ничего. По крайней мере, они ее не обслуживали. Этим занимался исключительно Тул вместе со своей женой.

- Тул?

- Второй партнер. Его жена тоже лицензированный похоронщик. Я не видел их с той ночи, как в тебя стреляли. Персонал утверждает, что во всем виноват Джонсон. Тул с женой только запирали двери и держали язык за зубами.

- Для чего предназначен этот механизм?

- Большая его часть - это конвейер. Остальное как бы подводит пучок труб к бальзамировочному столу. Это был большой... - Кзернака остановил скрип двери.

Док Белармейн вкатился в комнату с циничной улыбкой на лице. Его глаза осмотрели присутствующих, и дверь словно захлопнуло сквозняком.

- Я вижу, что пациент практически здоров, а так надеялся, что и для меня найдется работенка.

- Он еще нас всех переживет, - вступился Кзернак.

- Весьма вероятно, - согласился доктор. Он посмотрел на Льюиса. - Ты готов к небольшому разговору?

- Минуточку, док, - взмолился Льюис. - Джон, у меня к тебе просьба. Отвези один из баллонов в мастерскую и разрежь там его автогеном. Я хочу знать, как он устроен внутри.

- Нечего искать работу для других, - огрызнулся Кзернак. - Я не уйду, пока не получу хоть какого-нибудь объяснения.

- Но я и сам ничего не знаю, - признался Льюис. - Все кусочки нужно сложить в целое. Я прикован к постели, но когда освобожусь, обязательно займусь этим. У меня десять тысяч вопросов и ни одного ответа.

- Успокойся, - сказал Белармейн.

- Все это странно - я про выстрел. Совершенно лишено смысла. Этот парень попытался прикончить тебя, а потом убить себя. И все это только потому, что ты хотел заглянуть внутрь баллона. Но там, к сожалению, только бальзамирующая жидкость. Не буду я их резать!

- Вскройте этот баллон специально для меня, - попросил Льюис.

- Ладно, - Кзернак с Уэлшем встали.

- Этот Шерлок хочет нас использовать как мальчиков на побегушках. Давай возьмем...

- Джон, прости, - крикнул Льюис. - Просто я не могу...

- Я знаю, что сейчас ты этого не можешь сделать, - сказал Кзернак. - Ты прекрасный человек, Уэлби. Я надеюсь, что доделывать мы будем все-таки вместе. Я отступился, как только увидел этот механизм.

Белармейн подождал, пока за посетителями закроется дверь, присел на корточки перед кроватью и спросил:

- Зачем вы так с ними разговариваете?

Льюис проигнорировал вопрос и задал свой:

- Что вы обнаружили при вскрытии?

Док нахмурился.

- Я решил, что вы сошли с ума, когда шериф передал вашу просьбу. Только идиот будет осматривать Джонсона, умершего от выстрела в голову. Но я полагал, что у вас есть причина. Я все разрезы при вскрытии делаю заботливо, но этот был особенно удачным.

- Почему?

- Это был тот случай, когда анатом, проделывая обыденную работу, сталкивается с невероятным. Зияющая рана. Ясное дело. Я мог все это пропустить. Малый выглядел нормально.

- Пропустить что?

- Его сердце уникально. Сердечная оболочка состоит из превосходного слоя мышц. Я экспериментировал и слегка касался их скальпелем. Они работают, как автоматический замок. Прокол в сердце - и мускульный слой начинает срастаться. Сердце заживляется.

- Проклятье! - простонал Льюис.

- Этот парень был уникум, - продолжал Белармейн. - За время работы мне частенько хотелось обнаружить что-нибудь этакое. При осмотре Джонсона это желание исполнилось. Части позвоночника с улучшенными хрящами, пигментированные сосуды в глазах...

- Точно! - Льюис шлепнул ладонью по кровати. - Странно, что я не смог сразу этого понять. В его глазах люди меняли цвет. Я должен был обратить внимание и...

- Вы еще кое-чего не заметили, - перебил Белармейн. - Его таз был расширен и распределял вес равномерно на обе ноги. Его ступни были изогнуты и выполняли роль центра тяжести. Перепончатое сплетение служило каркасом для внутренних органов. На всех сосудах были клапаны, регулирующие кровоснабжение. Этот Джонсон был обычным человеком снаружи и суперменом внутри.

- Что вы думаете о механизме в подвале?

Белармейн встал и принялся прохаживаться по комнате. Вскоре он остановился и посмотрел на Льюиса.

- Я провел полночи в его изучении, - сказал он. - Это было прекрасно задуманное устройство. Главной его задачей было выкачать из трупов кровь и извлечь из нее протеин.

- Вы думаете, что все это было предназначено всего лишь для получения плазмы?

- Именно для этого, - подтвердил Белармейн.

- Я не думал, что для этого можно использовать трупы, - вздохнул Льюис.

- Мы пока этого не делаем, - пояснил док, - однако русские над этим усиленно работают. Мы проводим некоторые эксперименты, но...

- Вы думаете, он был коммунистом?

Белармейн схватился за голову.

- Это уже слишком! Это создание было чуждым не только для Штатов. Для всей Земли. Я содрогаюсь при мысли о силах, которые были задействованы. У нас нет защиты против такого. Впрочем, у России тоже нет.

- Как же быть?

- Несколько исследований подобных существ - и России нас не догнать.

- Значит, то, что получалось из трупов и хранилось в баллонах...

Белармейн кивнул.

- Я проверял. Следы на баллонах соответствуют следам на трубах.

Льюис приподнялся, не обращая внимания на боль в спине.

- Это общечеловеческое... - Боль усилилась, и он снова рухнул на подушку.

Доктор бросился к нему.

- Вы дурак! - закричал он, нажимая кнопку вызова, и занялся бинтами.

- Что случилось? - прошептал Льюис.

- Кровотечение, - бросил Белармейн. - Где эта сиделка? Почему никто не отвечает на вызов? - Он оторвал пластырь.

Дверь отворилась, и появилась сиделка. Увидев, что здесь происходит, она остолбенела.

- Тревога! - крикнул Белармейн. - Зовите доктора Эдвардса! Несите плазму!

Льюису показалось, что в его голове стучит барабан. Громче. Громче. Громче. Потом все стихло, и он провалился в темноту.

Он проснулся от шороха и звука шагов. Это было ему знакомо. Шуршал халат медсестры, передвигавшейся по комнате. Он открыл глаза и увидел свет, проникавший через открытое окно.

- Как вам спалось? - поинтересовалась сестра.

Льюис повернул голову в ее сторону.

- Вы новенькая? Я вас не знаю.

- Специальная. Сейчас вам немного легче, но лучше не двигаться. - Она нажала кнопку вызова.

Вскоре перед Льюисом предстал Белармейн. Док пощупал пульс и глубоко вздохнул.

- У вас был шок, - сказал он. - Не пытайтесь двигаться. Вам нужен покой.

Его голос был низким и слегка охрипшим.

- Могу ли я задать несколько вопросов? - попросил Льюис.

- Да. Но у вас только несколько минут. Вам нужен покой.

- Что нашел шериф в этих баллонах?

- Они не могут их вскрыть. Металл не поддается пламени резака, улыбнулся Белармейн.

- Вот и доказательство. А как другие устройства?

- Сейчас. - Белармейн присел на стул. - Мы с механиком еще раз осмотрели подвал. Это устройство дает массу продукции с минимальными затратами. Очень толково.

- Почему? Что хорошего в крови трупов?

- Вы хотели задать только несколько вопросов, - напомнил док, но продолжил: - Может быть, это питательный раствор, может, сырье для вакцины.

- Это может быть чем-то хорошим?

- Все зависит от того, как извлекается кровь. Здесь много факторов температура, состояние тела и многое другое.

- Но почему?

Доктор запустил руки в свои светлые волосы.

- Не могу себе представить, - признался он. - Просто помню, как мы возились с морскими свинками, как изготавливали вакцину из зародышей, как проводили все опыты с животными.

Льюис посмотрел на тумбочку с журналами. Ему припомнилось чудовище с горящими глазами.

- Как я помню из научной фантастики, - произнес Льюис, - эта серебряная сетка в стене является частью массопередатчика и используется для транспортировки баллонов. Теперь понятно, почему нет люка возле черного хода.

- А может, есть другой путь, - предположил Белармейн.

- А вы догадливый, - сказал Льюис. - Как вы относитесь к теории о чудовище с горящими глазами?

- Это система, - глубокомысленно произнес доктор. - Серебряная сетка служила для управления системой, Джонсон. Странный металл. Я могу определить это словом ЧУЖАК. Кстати, вы тоже можете поразмыслить.

- Джонсон! Он говорил о "просто человеке". Я удивляюсь, как он смог так проколоться.

- Их мудрецы тоже знают не все, - сказал Белармейн.

- Но при чем здесь морские свинки? - спросил Льюис.

Доктор нахмурился.

- Это устройство выполняло еще одну функцию. Оно подвергало вирусы облучению икс-лучами, бета-лучами и другими и помещало их в небольшой контейнер. Маленький такой, с ваш кулак. В своих опытах мы использовали такие в тех случаях, если вирус опасен.

- Вирус войны, - прошептал Льюис. - Ведь его наверняка нет у русских.

- Я уверен. Там должен был быть эпицентр заражения. Бенбери уничтожили бы, если бы не этот случай.

- А может, они этого не готовили?

- Вирус войны готов. Это устройство производило незначительные изменения в обычных микроорганизмах. Этот маленький контейнер с распылителем ждет в...

- В подставке на столе Джонсона, - выдохнул Льюис.

- Возможно, - согласился доктор.

- Я видел это, - проговорил Льюис, - но подумал, что это кондиционер. Таким путем они заражали нас измененным вирусом.

- Это меня пугает, - сказал Белармейн.

Льюис искоса взглянул на него.

- Доктор, что вы делаете с вашей лабораторной крысой, если она оказывается настолько умной, что может предвидеть ваши действия?

- Ладно, - Белармейн посмотрел в окно. - Я не чудовище, Льюис. Наверное, я оставлю ее на свободе. Нет... Хотя... Я не провожу подобных опытов. Я использую их для экспериментов с психологическим полем.

- Вот для этого я и предназначен, - сказал Льюис. - Сколько я пролежу в постели?

- А что ты можешь сделать?

- Я разведаю путь и скажу им, что пришло время расплачиваться.

- Как? Нам неизвестен их язык. Мы наблюдали только за одним экземпляром и его смертью. Мы ни в чем не можем быть уверены.

- Смерти еще будут.

- Как вы можете такое говорить. Ведь они наверняка знают, что нам известно.

- Крысиное чувство. Вы ведь сами это неоднократно наблюдали.

- Мы не имеем права рисковать человечеством. Один из них пытался тебя убить!

- Ну, он не был совершенством, - ответил Льюис. - Наделал множество ошибок. И только по этой причине мы должны быть благоразумными.

- Они могут отправить нас в мусоросжигатель, как неудачу эксперимента. Они...

- У них должны быть настоящие ученые. А Джонсон был обычным чернорабочим. Ученые в состоянии себя контролировать. Конечно, другие существа, другое бытие, другие проблемы. Но мне кажется, что вы правы, они используют крыс именно для психологических опытов.

- Что это за новая идея?

- Возьмите крысу в клетке, заразите ее несколькими вирусами, поставьте бутылочку с гипосульфитом, отгородите серебряной паутиной. Дотроньтесь...

- Это идиотизм! - вспылил доктор. - Как вы можете наладить с ними контакт, если даже не знаете их языка?!

- Исказите поле, прикасаясь к проволоке куском металла.

- Это идиотизм, - упрямо повторил доктор.

- Дайте мне крысу, гипосульфит и клетку - остальное я сделаю сам.

Белармейн поднялся и направился к двери.

- В любом случае, это можно будет начать только через пару недель, бросил он через плечо. - Вы все-таки больны.

Доктор открыл дверь и вышел.

Льюис отрешенно уставился на потолок: "Видоизменяющий вирус!"

В палату вошла сиделка.

- Вы должны съесть этот студень.

Несмотря на протесты Льюиса, она ввела ему успокоительное.

- Предписание доктора, - пояснила сиделка.

- Какого доктора? - пробормотал Льюис.

- Доктора Белармейна.

Туман окутал его сознание. Серое облако превратилось в тысячу Джонсонов, которые бегали вокруг с металлическими баллонами, кричали: "А ты сам человек?" - и собирали кровь.

Кзернак был возле кровати, когда Льюис проснулся. Он повернулся к шерифу и прошептал:

- Уже утро, Джон? - Рот его был словно забит раскаленным песком.

- Ты вовремя проснулся, - сказал Кзернак, - я уже несколько часов жду. Все это очень подозрительно.

- Что произошло?

- Исчез доктор Белармейн. Мы проследили за ним от лаборатории до морга. Тогда он сделал: рффф...

Глаза Льюиса расширились.

- Была там клетка с крысой?

- Опять за свое? - прорычал Кзернак и наклонился над Льюисом. - Да, там была крысиная клетка! А теперь скажи, откуда ты это знаешь?

- Вначале расскажи, что произошло!

Кзернак нахмурился.

- Хорошо, Уэлби. Но после моего рассказа, я думаю, ты дополнишь всю эту историю собственными соображениями. Доктор после разговора с тобой вернулся в лабораторию и взял клетку с крысами. Поехал с ними в морг. Наши дежурные его пропустили. Через некоторое время, когда док не вышел, сотрудники забеспокоились и пошли за ним. В холле была черная сумка, и за серебряными проводами был найден...

- Был?

- Это была какая-то вещь, а не человек. Провода были порваны и больше никаких следов доктора.

- Что они обнаружили помимо этого?

Кзернак принялся расхаживать по комнате.

- Дежурные позвонили мне, и я приехал. Они ничего не трогали. Там была сумка, длинная деревянная жердь с железным набалдашником и крысиная клетка. Крысы разбежались.

- Было еще что-то в клетке?

- Слушай, Уэлби, про клетку. Там было нечто скрученное. Я клянусь, что вначале там не было ничего. Дежурные тоже ничего не заметили. Сначала я предположил, что доктор удалился через черный ход, но дверь опечатана. Никто ее не открывал. Я стоял в центре зала и услышал шум, похожий на звук пробки, вылетевшей из бутылки. Я повернулся: там была только клетка.

- Она была пуста?

- Несколько кусочков стекла в гипосульфите.

- Разбилась бутыль?

- На мелкие кусочки.

- Дверь клетки была открыта?

Кзернак уставился на стену.

- Нет, не могу в это поверить.

- Клетка была та же самая?

- Разумеется, справа от тех проводков.

- И провода были порваны?

- Да... Минутку. Когда я повернулся, то мне показалось, что я увидел ИХ.

Льюис вздохнул.

- Я сейчас отдам распоряжение и вызову доктора. Ты должен знать ответы на все эти вопросы.

- Он сдал вступительный экзамен, - ответил Льюис, - и мы все помолимся, чтобы его приняли.