/ Language: Русский / Genre:poetry,

Ивиковы Журавли

Фридрих Шиллер


Ивиковы журвли

К Коринфу, где во время оно
Спрвляли прздник Посейдон,
Н состязние певцов
Шёл кроткий Ивик, друг богов.
Влдея дром песнопенья,
Оствив Регий вдлеке,
Он шёл, исполнен вдохновенья,
С дорожным посохом в руке.

Уже его пленяет взоры
Акрокоринф, венчя горы,
И в Посейдонов лес густой
Он входит с трепетной душой.
Здесь всюду сумрк молчливый,
Лишь в небе стя журвлей
Вослед певцу н юг счстливый
Стницей тянется своей.

«О птицы, будьте мне друзьями!
Делил я путь длёкий с вми,
Был добрым знмением дн
Мне вш летучий крвн.
Теперь рвны мы н чужбине, —
Явившись издли сюд,
Мы о приюте молим ныне,
Чтоб не постигл нс бед!»

И бодрым шгом вглубь дубрвы
Спешит певец, достойный слвы,
Но, притившиеся тут,
Его убийцы стерегут.
Он борется, но дв злодея
Рзят его со всех сторон:
Искусно лирою влдея,
Был неискусен в битве он.

К богм и к людям он взывет,
Но стон его не достигет
Ушей спсителя: в глуши
Не отыскть живой души.
«И тк погибну я, сржённый,
И нвсегд остнусь нем,
Ничьей рукой не отомщённый
И не оплкнный никем!»

И пл он ниц, и пред кончиной
Услышл ропот журвлиный,
И громкий крик и трепет крыл
В длёком небе рзличил.
«Лишь вы меня, родные птицы,
В чужом не бросили крю!
Откройте ж людям, кто убийцы,
Услышьте жлобу мою!»

И труп был нйден обнжённый,
И лик стрдльц, искжённый
Печтью ужс и мук,
Узнл в Коринфе стрый друг.
«О, кк безглсным и суровым
Тебя мне встретить тяжело!
Не я ли мнил венком сосновым
Венчть любимое чело?»

Молв про злое это дело
Мгновенно прздник облетел,
И порзились все сердц
Ужсной гибели певц.
И люди кинулись к притнм,
Немедля требуя от них
Нд песнопевцем бездыхнным
Кзнить преступников смих.

Но где они? В толпе несметной
Кто след укжет незметный?
Среди собрвшихся людей
Где укрывется злодей?
И кто он, этот врг опсный, —
Звистник злой иль ждный тть?
Один лишь Гелиос прекрсный
Об этом может рсскзть.

Быть может, нглыми шгми
Теперь идёт он меж рядми
И, невзиря н нрод,
Преступных дел вкушет плод.
Быть может, н пороге хрм
Он здесь упорно лжёт богм
Или с толпой людей упрямо
Спешит к тетру, бросив хрм.

Трещ подпорми строенья,
Перед нчлом предствленья
Скмья к скмье, нд рядом ряд,
В тетре эллины сидят.
Глухо шумящие, кк волны,
От гул множеств людей,
Вплоть до небес, движенья полны,
Изгибы тянутся скмей.

Кто здесь сочтёт мужей Фокиды,
Прибрежных жителей Авлиды,
Гостей из Спрты и Афин?
Они явились из долин,
Они спустились с гор окрестных,
Приплыли с дльних островов
И внемлют хору неизвестных,
Непостижимых голосов.

Вот перед ними тесным кругом
Из подземелья друг з другом,
Чтоб древний выполнить обряд,
Выходит теней длинный ряд.
Земные жёны тк не ходят,
Не здесь родные их кря;
Их очертния уводят
З грнь земного бытия.

Их руки тощие трепещут,
Мрчно-бгровым жром плещут
Их фкелы, и бледен вид
Их обескровленных лнит.
И, к привиденьям безобидны,
Вокруг чел их, средь кудрей
Клубятся змеи и ехидны
В свирепой лчности своей.

И гимн торжественно соглсный
Звучит мелодией ужсной
И сети пгубных тенет
Вкруг злодеяния плетёт.
Смущя дух, волнуя рзум,
Эринний слышится нпев,
И в стрхе зрители, и рзом
Смолкют лиры, онемев.

«Хвл тому, кто, чист душою,
Вины не знет з собою!
Без опсений и збот
Дорогой жизни он идёт.
Но горе тем, кто злое дело
Творит укрдкой тут и тм!
Исчдья ночи, мчимся смело
Мы вслед з ними по пятм.

Куд б ни бросились убийцы, —
Быстрокрылтые, кк птицы,
Мы их, когд нстнет срок,
Петлёй ркн влим с ног.
Не слыш горестных молений,
Мы гоним грешников в Аид
И дже в тёмном црстве теней
Хвтем тех, кто не добит».

И тк зловещим хороводом
Они поют перед нродом,
И, чуя близость божеств,
Нрод вникет в их слов.
И тишин вокруг ложится,
И в этой мёртвой тишине
Смолкет теней верениц
И исчезет в глубине.

Ещё меж првдой и обмном
Блуждет мысль в сомненье стрнном,
Но сердце, ужсом полно,
Незримой влстью смущено.
Ясн лишь сердцу человек,
Но скрытя при свете дня,
Клубок судьбы он от век
Плетёт, преступников кзня.

И вдруг услышли все гости,
Кк кто-то вскрикнул н помосте:
«Взгляни н небо, Тимофей,
Нкликл Ивик журвлей!»
И небо вдруг покрылось мглою,
И нд тетром сквозь тумн
Промчлся низко нд землёю
Пернтых грозный крвн.

«Что? Ивик, он скзл?» И снов
Амфитетр гудит сурово,
И, поднимясь, весь нрод
Из уст в уст передёт:
«Нш бедный Ивик, брт невинный,
Кого убил презренный тть!
При виде сти журвлиной
Что этот гость хотел скзть?»

И вдруг, кк молния, средь гул
В сердцх догдк промелькнул,
И в ужсе нрод твердит:
«Свершилось мщенье Эвменид!
Убийц кроткого поэт
Себя нм выдл смого!
К суду того, кто молвил это,
И с ним — приспешник его!»

И тк всего одно лишь слово
Убийцу уличило злого,
И дв злодея, смущены,
Не отреклись от вины.
И тут же, схвченные вместе
И усмирённые с трудом,
Добыч прведня мести, —
Они предстли пред судом.

© Перевод с немецкого Н.А. Зболоцкого, 19??