/ Language: Русский / Genre:poetry,

Песнь О Колоколе

Фридрих Шиллер


Песнь о колоколе

Vivos voco. Mortuos plango. Fulgura frango.

        Вот уж форм зтвердел,
        Обожжёння огнём.
        Веселей, друзья, з дело —
        Выльем колокол! Нчнём!
                Пусть горячий пот
                По лицу течёт, —
        Труд нш, если бог поможет,
        Слву мстер умножит.

В счстливый миг, с дерзньем новым
И речи мудрые придут:
Ведь, сдобренный рзумным словом,
Живей и рдостнее труд.
Итк, всё вдумчиво обсудим,
Чтоб не трудиться нугд.
Презренье тем ничтожным людям,
Что необдумнно творят.
В том человек укршенье
И честь, живущя век,
Что сердцем чует он знченье
Того, что делет рук.

        Больше в яму положите
        Дров сосновых, дров сухих,
        Чтобы сжтое в укрытье
        Плмя охвтило их.
                Медь сперв рсплвь,
                Олов прибвь,
        Чтобы к вящей ншей слве
        Всё слилось в едином сплве!

И то, что ныне в яме тёмной
Рук усердня вершит,
С высокой бшни в мир огромный
О ншей слве возвестит;
И, трогя сердц людские,
Потомков звоном будет звть,
Сливться с хором литургии,
В груди скорбящего рыдть;
И что сынм земли в нследье
Во мгле готовит рок слепой,
Всё отзовётся в гулкой меди
Тысячекртною волной.

        Цель всё ближе чс от чсу:
        Плвк в блёсткх пузырей.
        Потшу прибвьте в мссу,
        Чтобы плвилсь быстрей.
                Живо, не зевй!
                Пену всю снимй!
        Чтоб метлл и нших внуков
        Трогл чистотою звуков.

Пусть колокол, зовя к веселью,
Пошлёт млденцу свой привет,
Когд, склонясь нд колыбелью,
Мть сторожит его рссвет,
Пок в объятьях слдкой дрёмы
Он мир встречет незнкомый
И дремлют в золотом тумне
Его ндежды и желнья.
Но год з годом мчится вслед,
И, верный доброму звету,
Уходит отрок, вдль влеком,
Он бродит с посохом по свету
И вновь вступет в отчий дом.
И здесь, кк неземное диво,
Вдруг видит юный пилигрим:
Ресницы опустив стыдливо,
Подруг детств перед ним.
И вот с тоской невырзимой
В глуби встревоженной души
Он ловит кждый взгляд любимой
И тйно слёзы льёт в тиши.
Вздыхя, бродит вслед з нею,
Покинув шумный круг друзей,
В полях срывет он лилею
И молч преподносит ей.
О грёзы счстья, трепет тйный!
Любови первой светлый сон!
Душе открылся мир бескрйный,
И взор блженством озрён!
О, если б, вечно рсцветя,
Сиял нм пор злтя!

        Смесь бурлит водоворотом,
        Стержень опущу в струю,
        Чуть покроется нлётом —
        Время приступть к литью.
                А теперь ковшом
                Пробу зчерпнём
        И проверим живо, всё ли
        Тм слилось по ншей воле.

Где сил с лской в дружной смеси,
Тепло и строгость в рвновесье,
Тм звук отменно чист всегд.
И тот, кто друг выбирет,
Пусть сердцем сердце проверяет, —
Ведь грёзм — день, слезм — год.
Вот невест молодя.
Вкруг чел венок лежит.
В божий хрм людей скликя,
Медный колокол гудит.
Ах, мгновенье золотое!
Прздник счстья и весны!
Вместе с поясом, с фтою
Неземные тют сны.
Жр сердц пройдёт,
Любовь остётся.
Цветок опдёт,
Но плод рзовьётся.
Муж выйдет в простор
Житейского поля;
Чтоб рдостной доли
И счстья добиться, —
Он будет трудиться,
С людьми состязться,
В борьбе изощряться,
З блгом гоняться.
И вот уж добро без конц и без кря
В мбры течёт, нполняет сри,
И множтся службы, и ширится двор.
И всюду хозяйк
Црит молодя,
Мть нежных млюток,
И првит с уменьем
Семьёю, именьем,
И девочек учит,
И мльчиков школит,
И вечно в зботе,
В движенье, в рботе,
И дом бережёт,
И множит доход,
И в лрчик душистый сбирет пожитки,
И крутит н прялке немолкнущей нитки,
И прячет в сундук стродвних времён
Волнистую шерсть и мерцющий лён,
И мир охрняет семейного круг,
Не зня досуг.

И с блкон дом отец,
Всё хозяйство взглядом окинув, —
В новом доме кждый венец,
Двор, сри из свежих брёвен,
Скирды хлеб с крышей вровень,
Скот в здворье жирный, сытый,
В поле волны зрелого жит, —
Молвит, гордый собой:
«Создн моим трудом,
Против беды любой
Век устоит мой дом!»
Но судьб хитр и лжив,
Крток с ней союз счстливый.
Срок пришёл — и горе в дом.

        Смесь уже двно поспел:
        Весь в ззубринх излом.
        Подствляйте желоб смело
        И с молитвою нчнём.
                Крны открывй!
                Боже, счстья дй!
        Дй нм счстья и удчи
        В форму слить метлл горячий!

Огонь священный! Испокон
Великих блг источник он.
З всё, что строим, что творим,
В душе огонь блгодрим.
Но стршен этот др богов,
Когд, свободный от оков,
Лвиной с кменных вершин
Летит он, неб вольный сын.
Горе, если невозбрнно
Мчится он неудержим
С дикой силой ургн
По строеньям городским!
Ведь стихии обуяны
Злобою к делм людским.
Вот из тучи
Льётся щедро
Дождь могучий.
Но из тех же чёрных туч
Молний луч.
Чу, нбт н бшне бьют!
Все бегут!
Бгровеет
Небосвод.
То не солнечный восход!
Грью веет.
Дым столбом.
Гул кругом.
Клокоч и свирепея,
Смерч дикого быстрее
Вьются огненные змеи.
Пышет жр; огнём объятый,
Рухнул дом; трещт нкты.
Душен воздух рсклённый,
Плчут дети, плчут жёны,
С воем звери
Бьются в двери,
Люди мечутся, кк тени,
Все бежит, ищ спсенья.
Ночь светл, кк день весенний.
По рукм легко и бодро
Мчтся вёдр,
В небо бьют воды потоки.
Вдруг сорвлся вихрь жестокий,
Зкружился, и, стеня,
Подхвтил он столб огня,
И, сдружившись, две стихии
В брёвн бросились сухие,
Н дощтые сри;
Будто в ярости желя
Зкружить весь шр земной
В стршной вьюге огневой.
Вверх поднялся коловертью
Исполин!
Средь руин,
Отступив пред высшей силой,
Человек стоит уныло,
Видя всё в объятьях смерти.

Стихло всё.
В пепелище
Сиротливо ветер свищет,
Бродит ужс,
И в оконницы слепые
Смотрят тучи грозовые
С высоты.

Бросив взор,
Взор прощльный
Н печльный,
Чёрный, опустевший двор,
Хозяин в путь собрлся дльный.
Пусть всё под пеплом, всё мертво,-
Он тем утешен, слв богу,
Что, сосчитв родных с тревогой,
Увидел — все вокруг него.

        Форм нлит, кк чш.
        Слвно потрудились мы!
        Но кким созднье нше
        Выйдет в божий свет из тьмы?
                Вдруг д сплв не тот?
                Вдруг д гз пройдёт?
        И пок рбот длится,
        В двери к нм бед стучится.

В родной земли святое лоно
Мы льём горячий сплв, рвно
Кк пхрь лучшее зерно
Бросет с верой непреклонной,
Что в добрый чс взойдёт оно.
Кк плод, что жизни нм дороже,
Земле мы с верой предем,
Что встнет с гробового лож
Он в мире рдостном, ином.

С бшни дльней
В небосвод
Погребльный
Звон плывёт.
Провожет колокол сурово
В путь последний стрнник земного.

Ах, то верня супруг,
Мть млюток неутешных,
Отошл в долину смерти
От любви и лски друг,
От хозяйств, от детей,
Что росли н рдость ей
День з днём, з годом год
Под лучом её збот.
Ах, судьб без сожленья
Дом связь рзорвл,
Обитет в црстве теней
Т, что мтерью был!
Вместе с ней любовь святя,
Кротость нежня ушл.
Скоро в дом войдёт чужя
Без любви и без тепл.

        Что ж, пок не остудится
        Медь, чтоб колоколом стть,
        Беззботен, словно птиц,
        Кждый может отдыхть.
                Звёздочки горят.
                Подмстерье рд:
        Звон его вечерний мнит.
        Только мстер вечно знят.

Одиноко в роще тёмной
Путник весело шгет
К хижине своей укромной.
У ворот толпятся овцы,
И врзвлку
Крутолобые коровы
В стойло сумрчное входят.
Воз тяжёлый
Со снопми
Подъезжет.
Он венкми
И цветми
Весь повит.
Вот идут с весёлой песней
Толпы жниц.
Стихли улицы и рынок.
Собрлсь вокруг лмпды
Вся семья; и городские,
Скрипнув, зперлись ворот.
Ночь ложится.
Но спокойный
Мирный житель не боится
Тьмы густой:
В ней, быть может, зло тится,
Но не спит зкон святой.

О святой порядок — дивный
Сын богов, что в нерзрывный
Круг связует всех, кто рвны,
Городов зиждитель слвный,
Что с полей ли, из лесов ли
Дикрей собрл под кровли,
Их спял в единой речи,
Нрв привил им человечий,
Дл им для совместной жизни
Высший др — любовь к отчизне!

Сотни душ в одном порыве,
В сопряженье дружных рук
Трудятся н мирной ниве,
Охрняют общий круг.
Кждый счстлив, кждый волен,
И, кк рвный средь людей,
Кто рботет, доволен
Скромной учстью своей.
Труд — нродов укршенье
И огрд от нужды.
Королю з трон почтенье,
Нм почтенье з труды.

Мир блженный,
Дух единств,
Охрняйте
Стржей верной город нш!
Пусть отныне не ворвутся
Злые вржеские толпы
В эту тихую долину,
Где извечно
В синей чше поднебесья
Тишин.
Пусть же город и веси
Кровью не зльёт войн!

        Рзберите брёвн сруб.
        Отслужил — долой его!
        Ах, кк сердцу видеть любо
        Смелой мысли торжество!
                Бей по форме, бей!
                Смело, не робей!
        Чтобы мир вестник новый
        Нм явился без покров!

Рзбить её имеет прво
Лишь мстер мудрою рукой.
Но горе, если хлынет лв,
Прорввшись огненной рекой!
С громовым грохотом н чсти
Он взрывет хрупкий дом
И, словно плмя дской псти,
Все губит н пути своем!
Где диких сил поток рзвязн,
Тм путь к искусству нм.зкзн.
Где торжествует своеволье,
Нет ничего святого боле.

И горе, если нкопится
Огонь восстнья в городх,
И см нрод крушит темницы
И цепи рзбивет в прх.
И меди грозные рскты
Рсклывют небосвод:
То колокол — любви глштй —
Призыв к нсилью подёт.

Бегут с оружьем горожне,
«Свобод! Рвенство!» — орут.
Кипит н площди восстнье,
Вершит свой беспощдный суд.
И жёны в этот чс суровый,
Свирепей тигров и волков,
Зубми рзрывть готовы
Сердц испугнных вргов.
Здесь всё збыто: блгочестье,
Добро и дружб; вместо них —
Рзгул вржды и чёрной мести
И пиршество пороков злых.
Опсен тигр, сломвший двери,
Опсно встретиться со львом,
Но человек любого зверя
Стршней в безумии своём.
И горе тем, кто поручет
Светильник блгостный слепым.
Огонь его не светит им,
Лишь стогны в пепел преврщет.

        Боже, рдость нм ккя!
        Вот, по милости творц,
        Колокол стоит, сверкй
        От ушк и до венц.
                Зорькой золотой
                Блещет шлем литой,
        И в гербе горит реченье,
        Слвя новое творенье.

Друзья, кольцом
Вкруг колокол тесно стнем
И, верные блгим желньям,
Его Соглсьем нречём.
К единству, дружбе, блгостные
Пусть он людей зовёт отныне,
И в мире то исполнит он,
Чему он нми посвящён.

Пусть, в небесх пря нд нми,
Нд жизнью жлкою земной,
Перекликется с громми,
С длекой звёздною стрной.
И свой глгол вольёт по прву
В хорл блуждющих плнет,
Создтелю поющих слву,
Ведущих вереницу лет.
И пусть, рождённый в тёмной яме,
О светлом вечном учит нс
И Время лёгкими крылми
Его тревожит кждый чс.
Велениям Судьбы послушный
И см к стрдньям глух и слеп,
Пусть отржет рвнодушно
Игру изменчивых судеб.
И звуком, тющим в эфире,
В свой миг последний возвестит,
Что всё непрочно в этом мире,
Что всё земное отзвучит.

        Ну-к, дружно з кнты!
        Вознесём его в простор,
        В црство звуков, под богтый
        Голубых небес штёр!
                Взяли! Рзом! В ход!
                Тронулся! Идёт!
        Пусть рздстся громче, шире
        Первый звон его о Мире!

© Перевод с немецкого И. Миримского

Vivos voco. Mortuos plango. Fulgura frango. — Живых призывю. Мёртвых оплкивю. Молнии ломю. (лт.).