/ Language: Русский / Genre:prose_rus_classic,

День Писателя

Фазиль Искандер


Искндер Фзиль

День пистеля

Фзиль Искндер

День пистеля

В России все что-нибудь просят, те, что не просят, умоляют ничего не просить. Тк что выходит, что и они просят.

Сегодня поехл в ншу бывшую пистельскую поликлинику, чтобы снотворное себе рздобыть. Я говорю бывшую, хотя нс туд еще пускют, но неохотно. Говорят, что скоро, кроме пистелей - инвлидов войны, никого туд пускть не будут. А сколько остлось этих несчстных инвлидов войны? Почти никого. Нших детей уже не пускют, но жен еще лечт, видимо, боясь рзрушения семьи.

Что же случилось? Это хорошя поликлиник, и я совершенно точно зню, что построен он н пистельские деньги. И мы, бывло, рньше не без гордости лечились в ней. С врчми были смые дружеские отношения. Просто бртские. Иной врч тк интересно нчинет говорить о твоей книге, что зслушивешься его и совсем збывешь о своей болезни.

А теперь ее кто-то привтизировл. И теперь он в основном будет лечить состоятельных людей з нличные деньги. Ккой-то тумн вокруг этого вопрос. Говорят, глвврч ншей поликлиники совершил сделку с ккими-то людьми, и потому все тк получилось. См глвврч исчез не только из поликлиники, но дже отчсти из Москвы.

Впрочем, говорят, иногд незжет в Москву с подозрительным изрильским згром и еще более подозрительной Российской спрвкой, что он сумсшедший. Говорят, его вызывли в првоохрнительные оргны и хотели допросить. Но ничего не получилось. Н все вопросы он двл один и тот же ответ:

- Крсное море превртилось в Черное море, Черное море превртилось в Мертвое море. До встречи в Гефсимнском сду!

Что он этим хочет скзть, никто не понимет. Кк бы дет нмек н преимуществ Изриля. Но в чем? Непонятно.

Говорят, один из рботников првоохрнительных оргнов, измученный его однообрзными ответми, вдруг спросил у него:

- А кк вм нрвится Охотское море?

- Не нрвится, - ответил тот не моргнув глзом, и при этом совершенно нормльным голосом.

С его спрвкой о сумсшествии возникли еще более головоломные сложности. Оргны првопорядк долго и безуспешно пытлись устновить спрвку о сумсшествии он получил до этой сделки с поликлиникой или уже после. Но никк не могли устновить. Окзывется, для привлечения его к ответственности это имеет огромное знчение. А тут еще, говорят, в это дело вмешлся ккой-то большой юрист, просто философ, и скзл:

- В обоих случях его нельзя привлекть.

- Почему?! - взмолились простодушные рботники првоохрнительных оргнов.

- А вот почему, - ответил юрист, - если он спрвку о сумсшествии получил до этой сделки, знчит, он совершил эту сделку в невменяемом состоянии, невменяемого нельзя привлекть к уголовной ответственности.

Но, допустим, он, будучи вполне нормльным мошенником, совершил эту невероятно выгодную ему сделку, и его можно было бы привлечь, но он от рдости по поводу этой волшебной сделки внезпно сходит с ум, и теперь его опять нельзя привлекть к ответственности кк невменяемого. Вопрос упирется в гегелевскую дурную бесконечность, против дурной бесконечности нет лекрств.

Во всем этом поржет девствення чистот нших првоохрнительных оргнов. Им дже в голову не приходит, что в России спрвку о сумсшествии может купить вполне нормльный человек. Более того, дже сумсшедший может купить спрвку о том, что он вполне нормльный человек. Еще неизвестно, кких покуптелей больше.

Нши крупные чиновники, зпсясь спрвкми о нормльности России, шстют по миру, чтобы у тмошних богчей выцыгнить деньги. Кк это ни стрнно, те иногд дют. Но некоторые нхлы, несмотря н предъявленную спрвку, не дют денег. А потом нши чиновники, возврщясь в Россию и стрясь скрыть рздржение, публично говорят:

- А мы и не хотели их денег! Пусть подвятся! Мы нрочно просили, чтобы покзть ншему нроду, ккие буржуи ждные и дже негостеприимные.

Впрочем, повторяю еще рз: все, что ксется ншей поликлиники, слухи, кроме того, что нс, пистелей, туд очень неохотно пропускют, детей чуть ли не плкой отгоняют. Ну и глвврч куд-то провлился.

Д, нс еще пропускют, но у дверей - првд, с внутренней стороны стоит охрнник и проверяет пистельские билеты. Тоже стрнно. Кк будто посторонний гржднин под видом пистеля зйдет в поликлинику и будет бесплтно лечиться под тем же видом. Прежде чем попсть к врчу, еще повертишься в регистртуре. Тм же все днные о пистелях. А если ты посторонний гржднин, плти деньги и лечись. Был бы еще ккя-то логик, если бы охрнник проверял бумжники посторонних грждн, мол, есть деньги н лечение или нет. Но я этого не зметил. Зчем тогд охрнник? Исключительно для того, чтобы припугивть нервных пистелей.

Одним словом, поехл в поликлинику з релдормом. Очень ккуртно поехл, предврительно спрвившись по телефону птекрш вернулсь из отпуск или нет? Д, говорят, вернулсь. У нс тм своя мленькя птек.

И вот, знчит, еду в поликлинику. Еду в метро. Поликлиник нходится недлеко от метро "Аэропорт". Тм рядом пистельские дом. Я см тм рньше жил. Родные мест.

Вышел из метро, иду по переулку и встречю знкомого строго поэт. Несмотря н стрость, он крепко пожимет мне руку и говорит:

- Кк двно я тебя не видел! Я нписл генильную поэму! Не нзывю редкцию, куд ее отдл, чтобы, тьфу-тьфу, не сглзить!

- Очень хорошо, - говорю, стрясь высвободить руку. Стрый, рукопожтие цепкое. Кого-то мучительно нпоминет.

- Д не в этом дело! - говорит. - Ты мне помоги! У меня же нет никкой поддержки!

- А чем я могу помочь! - говорю. - Я с редкциями не связн личными отношениями.

- Д это ерунд, - говорит, - ты только мнение рспрострняй, что я нписл генильную поэму! Мнение рспрострняй!

- Обязтельно, - отвечю, обрдовнный легкостью здчи. И вот вхожу в поликлинику, покзывю охрннику свой пистельский билет, кк говорится, в рзвернутом виде, и не рздевясь прямо в птеку. Он н втором этже. Аптекршу я двно зню. Это очень добря женщин.

- Пойдите к врчу и выпишите рецепт, - говорит он. Зхожу к знкомому психитру. Тут же рядом. Сидит грустный, рньше был ткой жизнердостный. Просто лучился.

- Что ткой грустный, - спршивю, - больные довели, что ли?

- Ты что, не слыхл, - отвечет он мне, - у нс тут все изменилось. Скоро нс всех тоже выгонят. Своих врчей подбирют.

- Д, - говорю, - слыхл, пистели тоже волнуются. Некоторые дже ищут првды.

- Пок они ищут првды, никого из нс тут не будет, - говорит.

Ну, я не стл углубляться в эту болезненную тему. Тк, мол, и тк, говорю, мне снотворное. Только обязтельно релдорм, не рдедорм. А то в прошлый рз другой врч то ли по ошибке, то ли я см по рссеянности не тк скзл, выписл мне рдедорм вместо релдорм. Но рдедорм н меня уже слбо действует. То ли бессонниц крепчет, то ли рдедорм ослб.

В смом деле тк оно и было. В первую ночь, когд я еще не знл о невольной подмене лекрств, я ошибочно быстро зснул. А потом, когд узнл, что это рдедорм, не релдорм, долго мучился от бессонницы. Мло того, что пил две тблетки н ночь. Мло того, что после этого считл до трех тысяч, но и зснув, продолжл считть. Вот в чем подлость!

И вдруг мне пришл в голову мысль о вероятности другой подоплеки этой ошибки. Возможно, мне првильно выписли релдорм, но лекрство я брл в городской птеке. И тм стоял очередь. Только я подошел к окошечку, кк ко мне нклонилсь миля девушк с очень бледным ристокртическим лицом и нтурльными слезми н глзх. Он скзл мне:

- У меня любимя собчк умирет. Пропустите без очереди.

- Пожлуйст, - говорю и пропускю ее вперед, отчсти боясь, что он зрыдет.

- Двдцть шприцов, - просит эт девушк птекршу. Аптекрш с молчливой ненвистью выдет ей двдцть шприцов. Ккя тм еще собчк и зчем ей двдцть шприцов?! Конечно, это нркомнк взял шприцы для своей компнии. Вот тебе и ристокртическя бледность! И что удивительно - н моих глзх обмнув меня, он ушл не испытывя ни млейшего смущения. Но я хорошо почувствовл тйное молчливое возмущение птекрши. Может, он боялсь з своих детей? И вот он то, вконец рсстроення покупкой этих шприцов, могл мне сунуть одно снотворное вместо другого. Еще хорошо, что он по ошибке не всучил мне снотворное для вечного сн.

- Я вм точно выпишу релдорм, - говорит врч, - только у нс теперь строгости. Принесите из регистртуры свою крточку.

Спускюсь в регистртуру и прошу у одной из рботниц свою крточку. Это история болезней тк у них нзывется. Змечю то, чего рньше никогд не было, - з перегородкой компьютер, и женщин сидит перед ним. Вижу - и рботниц в регистртуре стло горздо больше, и все они почему-то крйне взволновнны, бегют или ищут чего-то в стопкх бумг.

Великий зкон преобрзовний в нших учреждениях: кк только что-то преобрзуется - людей стновится больше. Т рботниц, у которой я попросил свою крточку, тоже довольно долго ее искл, нконец, ншл, но тут выяснилось н крточке нет отметки, что я прошел перерегистрцию в Литфонде. Но в прошлый рз был именно из-з этого скндлец, и я попросил жену поехть в Литфонд и перерегистрировть меня, что он и сделл, зплтив при этом немлые деньги.

И глвное, я предусмотрительно зхвтил с собой новенький билет Литфонд. Я пытюсь покзть свой билет этой женщине, из чего неминуемо следует, что я прошел перерегистрцию. Но он стыдливо отводит глз от билет и дже слегк крснеет. Для нее горздо вжнее, что эти сведения не поступли к ним по внутренним кнлм.

- Если я вм дм крточку, - слбым голосом говорит он, - с меня вычтут деньги з вше лечение.

Вот до чего мы дошли! Ну кк можно обидеть эту пожилую женщину, которя явно ккие-то гроши получет!

Д я лучше тысячу и одну ночь не буду спть без этого снотворного, чем обижу ее!

Конечно, этого я не мог допустить, но все-тки нстивл, что мы проходили перерегистрцию. Он еще долго рылсь в кких-то спискх и дже попросил у женщины, рботвшей с компьютером, перепроверить информцию по нему. Дурк компьютер помигл, помигл и покзл, что сведения обо мне в него не поступли. Но нконец эт стртельня женщин см ншл мое имя в кком-то звлящем списке.

- Крточку я знесу см, - скзл он, - у нс теперь строгости. В руки не дем.

Я снов взлетел н второй этж к психитру. Н этот рз к известным мне уже строгостям он открыл еще одну новую строгость. Окзывется, теперь в одни руки дют только две облтки - двдцть тблеток.

- Мло, - говорю я ему жлобным голосом, - опять придется приезжть.

- А ты принеси крточку жены, я и н нее выпишу, - скзл он с немлой долей героизм.

Я сктился вниз и скзл регистрторше, что врч просит крточку жены.

- Хорошо, - соглсилсь он, - но у нс теперь строгости: мы крточку жены не дем в руки мужу. Скжите ему, что крточк будет н подъемнике.

Я взлетел н второй этж, волнуясь, что врч отвлекут, куд-нибудь уведут и мне придется ждть его. При этом я смутно рзмышлял о неведомом подъемнике, куд, видимо, теперь громоздят крточки богчей.

Врч окзлся н месте. Нконец он вручил мне дв рецепт. Я снов сктился н первый этж, отдл рецепты регистрторше, и он стртельно вдвил в них по две печти.

Только я ринулся нверх к птекрше, кк вдруг меня истошно окликнул грдеробщиц:

- Гржднин, куд вы в пльто? У нс теперь строгости, рздевться обязтельно!

Опомнилсь! Приметил! Я рзделся и взял номерок. И вдруг я осознл, почему впервые в жизни кружусь по поликлинике одетый. Всегд, бывя здесь, я см рздевлся. Тонкость зключется в том, что рньше, приходя сюд, я считл, что прихожу в родное учреждение. А сейчс подсознтельное желние скорее выбрться отсюд зствило меня не рздевясь бегть по этжм. Кстти, этим же объясняется необыкновення скорость, которую я рзвивл: быстрей, быстрей, быстрей!

Я снов взлетел н второй этж, уже боясь, что птекрш куд-нибудь выйдет. Но он окзлсь н месте. Я вручил ей проштмповнные печтями рецепты, и он выдл мне четыре облтки. Я рсплтился и осторожно сунул их поглубже во внутренний крмн пиджк, уже боясь, что из внешних крмнов они могут кк-нибудь выпсть.

Мысль о том, что ночью, перед тем кк ложиться в постель, я тблеткой релдорм приведу себя в сонливое состояние, прибвлял мне дневной бодрости. Чем бодрее проводишь день, тем больше шнсов, что ночью будешь хорошо спть. А не нпоминет ли моя рдостня бодрость состояние нркомн, рздобывшего порцию нркотиков? Нет, трезво решил я, сейчс, утром, я рдуюсь тому, что ночью приму тблетку, нркомн, вероятно, рдуется, что он через несколько минут войдет в кйф. По дороге в метро я увидел нищего, сидевшего возле збор под нкрпывющим дождем. Стрнно, что я его не зметил, когд шел в поликлинику. Рядом с ним стоял мленький мльчик. Я сунул руку в крмн пльто, гребнул горсть мелочи, но почему-то высыпл в лдони мльчик, не мужчины, хотя тот сидел горздо ближе ко мне. Тк мне было приятней, хотя я, конечно, понимл, что ребенок тут же отдст деньги взрослому. Если этот мужчин не отец ему, то будет по крйней мере больше ценить его.

Отойдя от них, я подумл: не объясняется ли моя мленькя щедрость рдостью по поводу рздобытого снотворного? И не тк ли игрок после хорошего куш отдет сторублевку швейцру? Бог его знет.

Недвно гулял по ншему пистельскому дчному учстку. Гулял, поглядывя то н улицу, то н дчу, кк бы необременительно посторживя ее. Вдруг незнкомый человек, бедно одетый, открыл ншу ветхую клитку и вошел во двор. Ничего не спршивя, он пошел, но не по дорожке, свернул в рослые зросли вдоль збор.

Исчез. Я гдл про себя: кто он ткой и почему, не спросив рзрешения, он вошел н нш учсток? В конце концов я решил, что этот человек, срезя путь, через нш учсток хочет выйти к ккой-то другой дче. Но почему он пошел вдоль збор по густым зрослям?

Продолжю гулять. Минут через сорок он вышел из зрослей с полиэтиленовым мешочком в руке, нполненным грибми. Пронзил догдк: нищий, голодный!

С выржением жесткой решительности н лице и кк бы ожидя осуждющих вопросов, он снов открыл клитку и вышел н улицу. Я молчл. Зкрывя клитку, он сурово взглянул н меня и громким голосом возвестил: - Скоро с... будет нечем!

И удлился. Ткого поклипсис ни один пророк не предвидел. А вокруг дчи-дворцы богчей с железными воротми н змкх, с мощными кменными огрдми, словно в ожиднии скорой феодльной войны.

Кстти, для полноты феодльных впечтлений... Я гулял по ншему дчному поселку и увидел, что хозяин одного из новейших змков сидит н корточкх с нружной стороны кменной огрды и игрет с медвежонком. Мленький медвежонок лежл н спине, хозяин щекотл ему живот.

- А что вы будете делть с ним через год? - не удержвшись, полюбопытствовл я.

- Он горздо рньше пойдет н шшлычок, - доброжелтельно отвечл хозяин, не подымя головы и продолжя щекотть слдостно урчщего медвежонк.

Тк вот, когд грибник исчез, я вдруг подумл: не вернется ли он когд-нибудь сюд с этим же полиэтиленовым мешочком, уже нполненным взрывчткой, чтобы взорвть одну из этих огрд и теперь нбрть грибов богчей все в тот же полиэтиленовый мешочек?

У смого вход в метро я снов столкнулся со стрым поэтом. Бедняг был тк плохо одет, что, если бы он стоял прислонившись к стене, могл возникнуть мысль о необходимости подяния. И грустно и смешно, учитывя его боевитость.

Лицо его снов вырзило рдостное удивление. Хотя я уже лет пять не живу в пистельском доме н "Аэропорте", он, по-видимому, редкость нших уличных встреч объясняет ккой-то неприятной случйностью. Он нкинулся н меня и еще крепче пожл мне руку.

- Кк двно я тебя не видел! - воскликнул он. - Где ты пропдешь? А я нписл генильную поэму! Я бы тебе ее прочел, но вижу - ты спешишь. Уже сдл в журнл. Не нзывю журнл, чтобы не сглзить!

- Очень хорошо, - говорю я ему, стрясь освободить руку. Стрый, рукопожтие мощное. При всех нших бедствиях, видимо, он все еще неплохо питется.

- Помоги мне, - говорит, - у меня же нет никкой поддержки!

- А чем я тебе помогу, - врзумляю я его, - у меня с рботникми редкции никких личных отношений.

- Это все ерунд, - говорит он, - ты только рспрострняй мнение по Москве, что я нписл генильную поэму. Сейчс новые времен. Реклм игрет огромную роль.

- Это обязтельно! - воскликнул я, обрдовнный уже не только легкостью здчи, но и тем, что он см рзжл свою лдонь.

Он смотрел поверх моей головы и, по-моему, своим взором орл, хоть и потрепнного, зметил другого пистеля. Если это тк, предстоящий дилог легко угдть.

Я вошел в метро, чтобы поехть в редкцию. Не покзывя пенсионной книжки, я прошел мимо контролер. Но вот что удивительно: чем увереннее контролеры, что я действительно пенсионер, тем меньше мне это нрвится.

"Гржднин, вы куд без билет?" - кжется, я этого никогд не услышу. Но есть и свои достижения. Мне, нпример, в метро или в троллейбусе никогд не уступют место. По-видимому, здоровя, лишення инвлидных оттенков, пенсионность. Или здоровя, лишення сентиментльности, молодежь.

Через одну или две остновки в вгон вошл нищя женщин, ктившя перед собой коляску с больным ребенком. Или якобы больным. Понять было невозможно. Я отдл ей осттки мелочи, уже не испытывя особой жлости. Скорее всего, я отдл деньги, чтобы не испортить свое впечтление от первой жертвы. Тк, сделнное добро смо вынуждет сделть новое добро. Вообще смое ндежное добро - это добро, которое люди делют по привычке.

В редкции я чс дв рботл со своим редктором. Когд мы кончили, мне предложили кофе.

- Нет, - поблгодрил я, - слишком перевозбужден.

Тк оно и было, но признвться в этом было глупейшей ошибкой. Обычно после предложения кофе следовло угощение рюмкой-другой коньяк. Но н этот рз коньяк мне не предложили, по-видимому решив, что я и без него слишком перевозбужден. А рюмк коньяк сейчс очень не помешл бы. И что з глупое признние: перевозбужден. А может, это нш российскя болезнь - ткя депрессивня перевозбужденность? Коньяк ее хорошо снимет.

Он, видите ли, перевозбужден! Что з дмский язык! Что з дикя откровенность? Это дже некультурно. Что же людям остется делть, слушя ткое признние? Шрхться?!

Другой человек с литертурным комплексом подумл бы: вот, коньяк не предложили! Видимо, по их мнению, моя рукопись не тянет н прибвочную стоимость коньяк. Но я см же, дурк, скзл: перевозбужден.

Только я вышел из редкции, клянусь, это не фнтзия, мне вдруг опять встретился тот смый престрелый поэт. Он спешил в ту же редкцию. Он опять збыл, что мы уже встречлись. Удивительно, что он меня смого не збывет. Впрочем, двдцть лет прожили в одном доме. Все повторилось - и то, что двно не встречлись, и слов о генильности поэмы и необходимости рспрострнять мнение о ней.

- Ну, редкцию, куд я ее дл, - скзл он, кивнув н здние редкции, - не буду от тебя скрывть. Ты же не ткой дурк, чтобы не догдться. Но мы, поэты, суеверны.

Я доклоктывл, досдуя н себя з допущенный промх.

- Перевозбужден, - язвительно скзл я вслух, но, скзв, опомнился.

- Кто, редктор? - нсторожился престрелый поэт.

- Нет, - уточнил я, - конец век.

- Не морочь мне знешь что?.. - скзл престрелый поэт. - Мне предстоит серьезный рзговор. Но мнение рспрострняй.

Н этом мы рсстлись, и в этот день я его больше не встречл. После редкции я снов двинулся к метро. Я был н одной из центрльных улиц, когд ко мне подошл, кк рньше говорили, прилично одетя девушк и скзл:

- Мы собирем пожертвовния н церковь. Дйте что-нибудь. Взмен получите нклейку.

В руке он держл лист кртон, н который были нклеены бумжки величиной с фнтик с ккими-то цветными рисункми. Я дже не присмотрелся к этим рисункм, тем более что без очков плохо вижу, очки доствть было лень и неинтересно.

Почему-то только тут я почувствовл, что мрзм крепчет. Но он тк зстенчиво скзл: н церковь! - что мне стло стыдно, и я, доств бумжник, дл ей десять рублей.

- А нклейку? - нпомнил он.

- Не ндо, - ответил я и ринулся в метро, с тревогой понимя, что и првд мрзм крепчет... Церковь - бнк для бедняков с процентми н том свете. Бнк - церковь богчей с Богом, зпертым в сейфе.

Ехть было довольно долго. И в метро, слв Богу, никто ко мне не приствл. Только ккой-то полупьяный рботяг время от времени, поймв мой взгляд - он сидел нпротив меня, - весело подмигивл, явно нмекя, что не прочь выйти со мной из метро и выпить. ...Я двно зметил, что иногд рбочий клсс тянется к интеллигенции. Когд не с кем выпить.

Кстти, еще в юности меня удивляли идиллические рсскзы о дореволюционных встречх мрксистов с рбочими в подпольных квртирх. Тм всегд подчеркивлсь исключительно остроумня мскировк н случй, если внезпно нгрянут жндрмы. Подпольщики держли нготове выпивку и зкуску, мол, сидим, мирно пьем и зкусывем, в чем дело? А сми читли гзету "Првд". Но вот что интересно: во всех этих описниях с нгрянувшими или не нгрянувшими жндрмми никогд не говорилось, куд, собственно, потом девлись выпивк и зкуск?

Конечно, они явно выпивли и зкусывли. Причем хитрость мрксистов состоял в том, что они при помощи выпивки и зкуски примнивли рбочих, чтобы ознкомить их с революционной литертурой. А хитрость рбочих зключлсь в том, что они, деля вид, что интересуются революционной литертурой, были не прочь выпить и зкусить здрм. А позже дже з счет Вильгельм.

В результте всего этого революционеры и рбочие взимопрониклись. Рбочие нучили мрксистов пить, мрксисты в блгодрность убедили рбочих, что они глвные люди н земле.

Смый первый мрксист, рзвернув гзету "Првд" и увидев, что рбочий рзливет водку, мог скзть:

- Мы снчл прочтем гзету, потом можете выпить.

- Нет, - отвечл смеклистый рбочий, - мы будем одновременно пить и слушть гзету.

- Почему? - мог удивиться тот первый мрксист.

- А если ворвутся жндрмы и скжут: дыхни! - тогд что, в Сибирь шгть?

Ккой умный, мог подивиться первый мрксист, подствляя свою рюмку. Будущее, конечно, з рбочим клссом. Вот тк по пьянке свргнили и революцию. Погромы винных подвлов - смя хрктерня черт революции. Это отмечется во всех воспоминниях. Дже зняв Зимний дворец, революционня солдтня в первую очередь искл винные подвлы, чем воспользовлся бедняг Керенский и ускользнул.

Одним словом, рбочие нучили мрксистов пить, мрксисты убедили рбочих, что они глвные люди н земле. Но в конечном итоге всех победил водк, и Советский Союз рухнул, нселение, оствшееся в живых, героически продолжет пить.

Кстти, один умный человек змечтельно скзл, что нет никких революций, есть контрреволюции. Кк это точно ложится н историю ншей стрны! Дже если не считть миллионные жертвы ни в чем не повинных людей, что объективно революция дл России? Он вернул крепостное прво в виде колхозов. Абсолютно точно.

Одним словом, еду в вгоне, этот полупьяный рботяг, сидящий нпротив, продолжет весело подмигивть мне, призывя подняться н поверхность земли и выпить. Я выржю своим взглядом полное непонимние его нмеков и дже делю вид, что я инострнец.

Этот подмигивющий рботяг чем-то нпомнил мне одного из героев Михил Булгков. Н днях кк рз перечитл его знменитый ромн "Мстер и Мргрит". Сейчс он предствляется мне ясным кк Божий день.

Это великя и грешня книг. Грех ее зключется в том, что втор пытется покзть, и при этом довольно подобострстно, величие стны. Стн действует в нем кк некий зместитель Бог, тогд кк он Его глвный врг.

Юмористический и стирический эффект его переигрывния советских бюрокртов мог быть достигнут без ущерб художественности, если бы втор с тонкой, присущей ему иронией нмекнул читтелю, что стн условный. Никкой он не стн, просто здрвый ум в безумном мире.

Серьезность отношения к стне в высшем, философском смысле здесь просто глуп. И везде, где втор явно всерьез относится к стне, скучно и нехудожественно.

Но ромн и велик, потому что в смом змысле - попытк объять жизнь кк тковую, кк бы взгляд с высоты н весь земной шр.

Изумительные лирические строки, порожденные отчяньем художник, и прекрсный юмор - плод превосходств ум художник нд окружющей жизнью. Первые две глвы нписны генильно. Много прекрсных стрниц и в следующих глвх, но грех остется в силе. Ведьмчество Мргриты просто противно, бешенство феминизм в потустороннем исполнении.

Ясно, что болезненное любопытство к чертовщине у Булгков, кк и у его кумир Гоголя, не было случйным.

Сходство и в стршной, тоскливой смерти обоих. Случйно ли? Не зню, хотя смерть Булгков был смягчен нежной зботой любимой женщины. Бедный Гоголь!

Хорошя книг пьянит см. После прочтения плохой книги хочется сейчс же из снитрных сообржений прополоснуть мозги спиртом. Что я и делю...

Нстоящие стихи, еще не вдумывясь в смысл, узнешь по гулу првды, зключенной в них. И если есть этот гул првды, то см понимешь, что технические недосттки этого стихотворения, если они есть, второстепенны.

Стихи Цветевой и Мяковского, при всем огромном тлнте их, кк бы зрнее рссчитны н молодого читтеля. Они кк бы говорят: не можешь пробежть стометровку - не читй моих стихов!

Пушкин умудряет молодость и молодит стрость. Вживлять юмор в личинку смерти. Ювелирня рбот.

Удобств двуглвого орл: кждя голов думет, что з нее думет другя голов.

Мы живем под лозунгом: превртим рзвлины социлизм в руины кпитлизм.

Выше плнку позор!

Прежде чем вопиять в пустыне, создй в ней хотя бы один озис!

- Если Бог нет, ндо ужрться н этом свете.

- Но это непорядочно!

- Знчит, ндо ужрться порядочностью!

Он считл себя христинином, но был жент шесть рз.

- Кк бы н это посмотрел Христос? - спросил я у него.

- Кк Мгомет! - мгновенно ответил он.

Иуд - кдровя ошибк Христ.

Крик души и крик: "Души!" - язык нс выдет.

Спл н лврх, но со снотворным.

Один человек остроумно скзл: хорошя мысль пришл в голову, но, увидев, что тм никого нет, ушл.

Говорят: стрелять из пушек по воробьям. И никому не приходит в голову, что воробьев жлко.

Нищет довел его до гордости.

Если всякя влсть от Бог, то и всякий Бог от влсти.

Склонный делть добро не считется с принципми и любому пвшему подет руку, чтобы поднять его. У него не возникет мысли: достоин ли пвший? Достоин уже потому, что пл.

Нслждение телевизором: своею собственной рукой выключить его.

Блевот вулкн, его грязь через тысячелетия преврщется в пемзу, в средство отмывния грязи. Геологический оптимизм.

Стрею. И уже об этом мире думю с нежностью и печлью, кк о сыне-подростке: что с ним будет?

Верующий менее жден к этой жизни, потому что рссчитывет н дополнительные рдости в рю. Следовтельно, верующим договориться в этой жизни легче и легче эту жизнь сделть более сносной.

Нбоков - пистель без корней, уходящих в землю. Лучшие его вещи генильня гидропоник. Грустно думть: кжется, это искусство будущего.

Гений: и звезд с звездою говорит.

Грфомн: и звезд с луною говорит.

Когд мошенничество стло его второй нтурой, куд смотрел его первя нтур?

Прочные перил рзум нд бездной - вот что ткое форм художественного произведения, и ничего другого.

Смое большое удовольствие от пистельской рботы я лично испытывю не в процессе творчеств. Вдохновение слдостно, но и мучительно. А вот, скжем, я нписл черновик вещи и считю, что удчно нписл. И ложусь спть. Н следующее утро смя приятня чсть рботы - чистить черновик. Это кк в жркий летний день сдирть с охлжденного пельсин кожуру.

Н одной остновке вместе с другими людьми вошл довольно пожиля женщин с увесистой сумкой в руке. Свободных мест не было, и я, вств, предложил ей свое место Естественно, по-русски, збыв молчливые нмеки н то, что я инострнец.

- Обойдусь! - вдруг скзл эт женщин и тк оскорбленно посмотрел н меня, кк будто я своими словми скинул с себя лет десять и нгло нхлобучил ей н шею лет пятндцть.

Я еще рз предложил ей сесть, но он н этот рз ничего не ответил и только поствил свою сумку у ног Я продолжл стоять кк дурк.

- Д сдись, прень! - крикнул этот рботяг. - Он еще бб кк звон! Постоит!

Женщин, кк это ни стрнно, блгодрно улыбнулсь его якобы простонродной точности.

Я сел, несколько оглушенный случившимся. Двненько меня не нзывли прнем, но, с другой стороны, женщин посчитл меня слишком стрым, чтобы уступть ей место. После этого подмигивния и кивки этого полупьяного рботяги приняли слишком неприличный хрктер. Он не только призывл меня выйти нконец н поверхность земли и выпить, но кк бы обещл своими кивкми прихвтить и эту женщину, улыбнувшуюся ему.

Я вышел н ближйшей стнции, подождл следующего поезд и сел в него. Рядом со мной устроились две молоденькие женщины, тк и полыхвшие своими новостями, кк бывет с женщинми, когд они двно не виделись. Они оживленно переговривлись, слишком ндеясь, что грохот соств зглушет их голос.

- Ой, что со мной было этим летом, я чуть не умерл от ужс! полыхнул одн.

- А что случилось? - полыхнул другя.

- Я был вечером в прке, и меня тм изнсиловли хулигны! Я от ужс чуть не умерл! Столько рз ходил в прк, и ничего. А тут - н тебе!

Вот дур, подумл я, ккой черт в нше время понес тебя одну вечером в прк! Д он хотел, чтобы ее изнсиловли, но деликтно. Больше я к ним не прислушивлся.

Я доехл до своей стнции, вышел из метро и нпрвился домой. Шгя по тротуру уже по своей улице, я вдруг увидел, что нвстречу идут дв молодых человек и, не сводя с меня глз, улыбются.

Конец мрзму, подумл я. Конечно, это мои читтели узнли меня и улыбются, вспоминя мой юмор. А еще многие пистели жлуются, что молодежь перестл читть! Я дружески, но ненвязчиво кивнул им. Кжется, не успел я докивнуть, кк они окзлись передо мной. Сейчс попросят втогрф, но взял ли я ручку с собой - последнее, что я успел подумть.

- Вм повезло! - крикнул один из них. - Реклмня рспродж! В пять рз дешевле, чем в мгзине! Вм повезло!

Чувствуя, что происходит нечто непристойное, тем более стояли они передо мной в ккой-то похбной близости, но я все еще думл - это мои читтели, и то, что кжется мне непристойностью, - недорзумение, вызвнное тем, что они не понимют - я бсолютно рвнодушен к вещм. Дльнейшее не поддется рзумному нлизу. Они суют мне ккие-то пршивые перчтки, ккое-то гнусное кшне, и все это я почему-то беру, вынимю бумжник и спршивю:

- Сколько?

А тк кк я без очков, ндевть очки и тщтельно пересчитывть деньги н глзх у своих поклонников кжется мне неблгородным, см протягивю бумжник, првд, твердо помня, что тм не больше ст рублей.

Тот, что кричл, мгновенно опорожнил бумжник и, вынимя деньги, чему я успел порзиться, пльцми, н ощупь их посчитл и вернул мне бумжник.

- Вм повезло! - крикнул он в последний рз, и в тот же миг об сгинули в толпе.

Чувствуя себя вдвойне изнсиловнным, именно вдвойне, не потому, что их было двое, потому, что см фкт изнсиловния во время изнсиловния я не осознл, стою н тротуре. Продолжя придерживть кшне и негнущиеся перчтки, я зглянул в свой бумжник. Я увидел, что в нем остлсь ккя-то смятя купюр. Тут я почему-то не поленился достть очки, при этом стрясь не уронить ненвистные перчтки и кшне, ндел очки и рзглядел купюру. Это был пятирублевк. Почему он ее не взял - для меня до сих пор великя згдк. Может быть, это его выржение блгодрности мне. Он дл мне "н чй" мои же пять рублей з удобство идиотизм.

Я вдруг вспомнил о своих снотворных. Стршное подозрение пронзило меня! И почему они стояли передо мной в ткой похбной близости?! Мистик зл! Сперли! Я мгновенно погрузил лдонь во внутренний крмн пиджк и - о счстье! - нщупл тм свои облтки, кк в детстве случйно збытые конфеты.

А ведь могли спереть. В этом молниеносном мошенничестве все-тки был оттенок блгородств. Могли спереть, но не сперли. Д и стояли они передо мной в похбной близости, чтобы прикрыть эту сцену от остльных прохожих. А ведь именно сегодня ночью, судя по всему, мне особенно пондобится снотворное. Прекрсное снотворное - релдорм! Пусть то, что я говорю, похоже н реклму, но оно достойно любой реклмы.

Однко, поуспокоившись, я подумл, что делть с этими трофеями? Являться домой и объяснять жене, кк это все получилось, было свыше моих сил. И почему я тк пристльно зинтересовлся оствшейся купюрой? Теперь я понял. Если бы купюр был достточно крупня, видимо, н это я подсознтельно ндеялся, то случившееся можно было бы считть грубовтым трудом, не нсилием. Но пять рублей! Мысль о кком-то тм гипнозе я отметю. Просто мой дружеский, но ненвязчивый кивок они приняли з добродушие лох. Впрочем, еще до кивк они смотрели н меня, доброжелтельно улыбясь: это кк рз тот, кто нм нужен.

Мошенники иногд проявляют незурядную психологическую тонкость. Только вчер был у меня мой племянник и рсскзл збвный случй. См он служит в фирме. Ткой могучий крсивый прень.

Он приехл н ккой-то рынок, чтобы зглянуть в мгзин зпчстей. Что-то ему ндо было купить. И вот он купил то, что ему было ндо, и возврщется к своей мшине. Сдится в нее и вдруг понимет, что зднее колесо спущено. Он выходит из мшины, зменяет зднее колесо и снов сдится в мшину, едет. Минут через двдцть змечет, что его дипломт, лежвший рядом н переднем сиденье, исчез. Мог бы зметить и порньше. Тогд он нчинет понимть, что вор нрочно проколол его зднее колесо, чтобы, пок хозяин будет с ним возиться, сунуться в мшину и збрть то, что тм плохо лежит. В тких случях ее не зпирют.

Тк и получилось. В его дипломте лежли пспорт и документы о прописке в новую квртиру. Конечно, если бы вор знл, что тм никких других ценностей нет, он, может, дже воздержлся бы от этой кржи. Но и его можно понять. Не будет же он проверять содержние дипломт, когд в двух шгх от него хозяин мшины возится с здним колесом.

И вот мой племянник поворчивет нзд и снов подъезжет к этому рынку и спршивет у рзных торговцев, возле которых он оствлял мшину, мол, не змечли ли они здесь ккого-нибудь подозрительного человек, подходившего к его мшине, с некоторой ндеждой, что этот подозрительный человек все еще в доступной близости. Видимо, он ндеялся при помощи своей могучести н месте решить вопрос. Простодушный. Продвцы тк и скжут, дже если видели этого подозрительного человек. Нет, говорят, не видели.

Мой племянник сильно приуныл. Новый пспорт получть, новые спрвки выбивть. И вот он вечером сидит грустный у телевизор, и вдруг рздется звонок. Он подымет трубку. Ккой-то человек ему сообщет, что ншел возле мусорного бк пспорт и спрвки, где был этот телефон. Не его ли это все?

- Мое, мое! - рдостно отвечет мой племянник, стрясь зрзить своей рдостью позвонившего. Но рдостью зрзить не удется.

- Две тысячи доллров, и я вм возврщю пспорт и спрвки!

Мой племянник, кк и многие могучие люди, был человеком вспыльчивым, ибо могучесть позволяет человеку быть вспыльчивым. Нет, конечно, и хилые люди бывют вспыльчивыми, но они чще всего скрывют свою вспыльчивость. И оттого, что они скрывют свою вспыльчивость, они стновятся еще более хилыми и дже еще более вспыльчивыми и уже из последних сил стрются скрыть свою вспыльчивость. Но моему племяннику скрывть было нечего.

- Я з трист доллров съезжу в Абхзию, получу новый пспорт и вернусь! - крикнул он и швырнул трубку.

Через несколько минут снов рздется звонок.

- Что вы ткой горячий, - удивляется тот же голос. - Хорошо, приносите трист доллров и получите свои документы. Мне тоже это стоило нервов!

И он нзнчет ему свидние н окрине Москвы, в мгзинчике слев от вход в рынок, где торгует очень симптичня девушк. Укзывет время.

- Хорошо, - говорит мой племянник, сообржя, куд ехть и где рсположен этот мгзинчик.

Жен рыдет, умоляет его не ехть, мол, убьют, но он, отчсти блгодря своей могучести, не соглшется с женой и н следующий день едет туд. Конечно, он прекрсно понимет, что все это дело рук одного человек или одной шйки.

Он входит в мгзинчик и в смом деле видит, что тм торгует симптичня девушк. И он ему улыбется очень блгожелтельно и дже кким-то обрзом его узнет.

- Сейчс он подъедет, - говорит.

И в смом деле, через некоторое время в мгзинчик входит ккой-то прень и смотрит н племянник, неприятно здетый его могучестью. Видно, это сообщник. Тот, который проклывл колесо, мог см убедиться в его могучести. Но тот не пришел, может быть дже в глубине души стесняясь содеянного.

- Это вы потеряли пспорт и документы? - спршивет прень.

- Д, я.

- Сходи к моей мшине и принеси оттуд пкет, - обрщется прень к этой хорошенькой девушке, и он, нырнув под перегородку, быстро выходит из мгзин и через пять минут приносит ккой-то пкет и вручет моему племяннику. Тот, несколько удивляясь форме пкет, рзворчивет его. А тм пистолет.

- Это не мое, - немного рстерявшись, но при этом не теряя своей могучести, говорит мой племянник этому прню.

- Дур, не этот пкет, другой! - кричит прень продвщице и, взяв пкет с пистолетом у моего племянник, небрежно сует его в свой крмн.

Продвщиц опять бежит и приносит другой пкет. Племянник рзворчивет его и убеждется, что тм не плстиковя бомб, в смом деле его пспорт и документы. После чего он отдет этому прню трист доллров, и они мирно рсстются.

Здесь психологическя тонкость, я думю, зключется в этой путнице с пкетми. Конечно, все было зрнее оговорено с девушкой. Игр с пистолетом нужн был н случй, если вдруг хозяин пспорт зртчится и не зхочет двть денег.

...Однко я стою н улице и не зню, что делть с этими вещми. Сунуть их в урну? Но возле ближйшей урны стоят ккие-то люди и рспивют водку. Могут счесть з оскорбление. В нше время это опсно.

- Вот подлец, - скжут, - мы тут, горюя о судьбе родины, пропивем последние деньги. Нрод холодет и голодет, этот негодяй шмоткми рзбрсывется!

Один пистель остроумно скзл: в России культур нищеты. Могу к этому добвить, что нищет чще стремится дть по морде, видимо, зщищя культуру своей нищеты. В тком духе срвнения можно продолжить. Нпример, глупость культур многообрзия ум. Или у смурев рзвит культур хркири. Сомнительный повод для гордости.

Но что же делть с этими шмоткми? И вдруг мне нконец повезло. Окзывется, совсем рядом со мной сидел нищенк.

- Подйте что-нибудь, - обртилсь он ко мне. Генильня хитрость мелькнул у меня в голове! Я подл ей эти хмские перчтки и не менее хмское кшне. Он рссмотрел их и почему-то, взяв в обе руки кшне, рспрвил его, то ли пытясь устновить рзмер кшне, то ли любуясь его рсцветкой. Тк кк у этой нищенки лицо было восточного тип, вся эт сценк почему-то нпомнил двний фильм, экрнизировнную оперетку, что ли, "Аршин мл лн". Тм еще пел когд-то знменитый Бейбутов. Я вдруг почему-то с некоторым стыдом подумл, что довольно долго живу н этом свете. При этом, несколько стыдясь своего бесстыдств, признлся себе, что жить все еще хочется. Дже сильнее, чем рньше. Жизнь - кк проигрывющий игрок, чем больше живешь, тем больше жить хочется.

Потом нищенк, оствив кшне, стл нтягивть н свои руки перчтки. Не без труд нтянул, после чего спросил:

- А деньги есть?

Возможно, кк восточня женщин, он решил приостновить мой стриптиз, рзницу получить деньгми.

- Нет! - огрызнулся я и весьм целенпрвленно двинулся к дому, чтобы в полной сохрнности донести до него пять рублей. Кк это ни удивительно удлось.

Придя домой, я рзделся и хищно нлетел н мшинку, решив весь этот день зписть, то потом збудется. Я тк увлекся, отщелкивя все, что со мной случилось, что, когд позвонил телефон, втомтически поднял трубку, збыв о своем првиле никогд не подымть трубки.

- Вы ткой-то? - спросил бойкий женский голос.

- Д, я ткой-то.

- Мы знем, - с необычйным вдохновением зтрторил он, - что вы известный пистель, и поэтому к вм обрщемся. Вступйте в нш знменитый клуб...

Он нзвл этот клуб, но я тут же збыл его нзвние.

- Толпы людей, - продолжл он, - осждют нс с ндеждой вступить в нш клуб, но мы их с негодовнием отвергем! У нс только избрння публик. Членские взносы символические - всего сорок доллров в месяц!

Тут он не выдержл и рсхохотлсь в трубку и долго не могл остновить хохот, видимо, не в силх совлдть с комичностью мизерной суммы.

- Вы плтите срзу з год и получете крточку ншего клуб. По крточке ншего клуб вы можете в любой день зйти в ресторн ншего клуб и поужинть з полцены.

Но я уже был зклен этим днем и хорошо влдел собой, о чем он, конечно, не подозревл. Тем более я время от времени бросл взгляд н угол стол, где лежли облтки со снотворным. Это меня взбдривло.

- Простите, - скзл я, - кк быть, если я в вш ресторн привожу своих гостей?

- До четырех человек з полцены! - рдостно сообщил он мне. - Но, чтобы получить клубную крточку, ндо зплтить з год вперед! Сумм символическя - всего сорок доллров в месяц!

Тут он снов рсхохотлсь, возможно ожидя, что и до меня нконец дойдет юмор. Но юмор не доходил. Дв ей отхохотться, я спросил:

- До четырех человек включительно?

- Что знчит включительно? - строго спросил он - Я могу привести четырех гостей или только трех, я четвертый? - спросил я.

- Вы четвертый, - зтрторил он опять, - но вы дете ручтельство з своих гостей! У нс очень культурня публик. Вплоть до миллионеров! Никких зстольных песен и никких посылний бутылок от одного стол к другому! Вы должны у нс збыть эти квкзские привычки. Но смое глвное дже не это! Вы можете зкзть номер в ншей гостинице и жить в нем сколько угодно з полцены.

- Зчем мне гостиниц, - вствил я не без рздржения, - когд я москвич!

- Мло ли что, - пояснил он, - вы же творческий человек. Вм же иногд необходимы конфиденцильные встречи!

Тут он зсмеялсь тким воркующим смехом, что можно было подумть он см готов в первый рз стть учстницей конфиденцильной встречи, с тем чтобы я, поучившись у нее, уже смостоятельно их устривл. Воркующий смех долго угсл. Угс. Молчние. Было похоже, что он мирно уснул после ткой встречи или покзывет, кк зсыпют женщины в тких случях. Но через несколько секунд ее явно посвежевший голос грянул снов:

- Но дже не это смое глвное! Гостиницы ншего клуб рскинуты во всех культурных центрх Европы! Тм бильярдные, игорные зведения, бссейны, теннисные корты! Покзв крточку ншего клуб, вы сколько угодно можете жить в них. Номер вполцены, ужин вполцены! При этом, не пдйте от удивления, звтрк бесплтный! Шведский стол. Берите что хотите и сколько хотите - до ужин дже не вспомните о еде!

Не дожидясь, когд он мне предложит Эйфелеву бшню вполцены, я ее вежливо перебил.

- Спсибо большое, - скзл я, - з то, что вш выбор остновился н мне. Но дело в том, что я не могу воспользовться вшим шикрным предложением. Я вообще не выхожу из дому!

- Кк не выходите! - вдруг вспылил он. - Я см видел! Вс недвно покзывли по телевидению. Вы что туд, перелетели?!

- Дело в том, - скзл я, - что люди из телевидения снимли меня в моем кбинете.

Н этот рз тк оно и было. Последовло сокрушительное молчние в три-четыре секунды. И он вновь ззвенел:

- Я ншл выход! Будете блгодрить меня всю жизнь! Мы пришлем к вм ншего гент. Вы зплтите ему з год членские взносы, и он вм торжественно вручит крточку ншего клуб. Я опять вспомнил о символической цене и умирю теперь от внутреннего смех.

Теперь. А кто ей рньше мешл умирть от внутреннего смех?

Но, судя по всему, он не умерл.

- Зчем мне вш клубня крточк, - повторил я исключительно четко, когд я вообще не выхожу из дому. Спсибо! До свиднья!

- Подождите! - взвизгнул он. - Я тут посоветуюсь! Для вс можем сделть исключение, посылть ужин н дом.

- И гостиничный номер н дом? - спросил не без ехидств.

- Не понял, - скзл он, - повторите!

Тут он вывел меня из себя.

- Богтство, - рзъяснил я нзидтельным голосом, - Бог дств.

- Опять не понял, - деловито скзл он, - повторите!

- Богтство, - четко повторил я. - Бог дств.

- Снов не понял, - скзл он, - повторите по буквм! Зписывю!

Тогд я пошел н компромисс и скзл:

- Хлеб крвй - нищему рй.

И тут он срзу все понял и бросил трубку. Конечно, все это ккя-то фер. Очередня пирмид... Згдк. Оскорбление мопс - пирмиды Хеопс в чем? Быстро отвечйте!

Если бы не сегодняшний день, зкливший меня примерми из жизни, я бы, нверное, долго что-нибудь мямлил, и неизвестно чем бы это все кончилось. ...Вер в человек! Ккое блгородное пренебрежение мудростью! Я снов сел з мшинку, чтобы вписть в рсскз и этот рзговор, то потом збуду. В большом хозяйстве любя тряпк пригодится, кк говривл Ленин еще до революции, когд ему жловлись, что в пртию принят отъявленный негодяй.

Только я этот рзговор ншлепл н мшинке, кк ко мне в кбинет вошл жен.

- Кк хорошо ты сегодня погулял по Москве, - скзл он. - У тебя дже цвет лиц улучшился. Двно у тебя не было ткого цвет лиц! А я же тебе кждый день говорю: почще бывй н воздухе! Почще бывй н воздухе! Сходи звтр н рынок з кртошкой. Тебе же полезно. Кстти, рзвлеку тебя. Ккой збвный сон я видел! Кк будто кто-то невидимый подносит мне крту Итлии в виде спожк. "Теперь вы понимете, почему итльянскя обувь лучшя в мире?" - тинственно спршивет у меня этот невидимый. "Д! Д!" - рдостно отвечю я во сне. Смешно?

В смом деле смешно. С ткими снми человек живет до ст лет. Мы посмеялись, и жен вышл из кбинет. А я подумл: кк рз концовку дл! И тут же нпечтл то, что он скзл, чтобы потом не збыть.

...Последняя згдк, читтель! Один человек утром вошел в свою внную и вдруг увидел, что скелет преспокойно чистит зубы нд умывльником.

- Ты чью щетку взял, сук! - рздрженно обртился он к скелету. Кстти, и хлт мог бы нкинуть. Все-тки женщины в доме!

Спршивется: сколько этот человек выпил нкнуне (желтельно в грммх) и кто он?

Я бросил взгляд н угол стол, где лежли облтки с релдормом. Целый месяц можно высыпться: блгодть! Спокойной ночи, господ! До встречи в Гефсимнском сду!