/ Language: Русский / Genre:sf,

Бог Который Приходит С Ветром

Франсис Карсак


sf Франсис Карсак Бог, который приходит с ветром 1972 ru fr М. Безгодов Faiber Fiction Book Designer 2006-10-06 FBD-1JXEB5DS-2NM8-RB13-2AJC-T1UN3TS76CN8 1.0 Francis Carsac Le dieu qui vient avec le vent

Посвящается А. Бертраму Чандлеру

и его историям Края Галактики.

С'ГАМИ

После наступления сумерек Гам, Ва и Минами почти вместе поднялись над восточной частью горизонта, а вскоре к ним присоединилась и Гане, красная луна. Время приближается. Мы приготовили священные пещеры и навалили у входа камни, которые послужат для их замуровывания, когда придёт По Атиа, ночь бога. Тюран, старейшина, прочитал по памяти традиционные слова в присутствии жрецов и вождей. Женщины весь день спешили, занося продукты и дрова как можно глубже под землю для большого праздника. А я, С'гами-охотник, дрожу от радости и от страха одновременно. От радости, потому что бог вскоре ещё раз будет ходить по нашей земле, а это происходит только раз в десять поколений, и я при этом присутствую и смогу рассказать об этом моим детям. И от страха, потому что судьба может быть жестокой и Маэми может оказаться избранной! Маэми с её нежной улыбкой, которая станет моей подругой после больших осенних охот.

Там, на равнине блестит в ночи лагерь людей неба, они зажгли все свои звёзды-пленницы. Впервые чужаки в нашем мире будут здесь, когда появится бог, который приходит с ветром. Я был ребёнком, когда они прибыли, но я помню ужас всей деревни, когда их сверкающий корабль опустился в долине Гир, в пяти тысячах шагов на запад, и помню, что жрецы решили, что это боги верхнего мира спустились, чтобы нас посетить. Потом чужаки изучили язык людей, и мы обнаружили, что они были всего лишь смертными, как мы, которые пришли из другого мира и пересекли небо подобно тому, как торговцы из Небо пересекают море на своих судах. Они выглядят немного отталкивающе со своей бледной или чёрной, как уголь, кожей. Другие в их стране, как они говорят, бывают даже жёлтыми. Не у кого из них нет, как у нас, великолепного голубого цвета плода риме; у них черные или жёлтые волосы вместо того, чтобы быть фиолетовыми. Губы у них розовые, кроме женщин, но Маэми мне сказала, что они мажутся цветным жиром. Они совсем не охотятся, и не выращивают бонг и селюр, как мы, а копают землю. Они не ищут железную руду для своих орудий и своего оружия, но один раз каждый месяц нагружают цветными минералами корабль, который немедленно улетает. Эти минералы иногда красивы, но, по мнению наших кузнецов, совершенно бесполезны, и что же они могут из них делать, кроме безделушек для своих жён? Чтобы прокладывать свои галереи они владеют металлическими демонами, пыхтящими и грохочущими, которые пережёвывают скалу и дробят её. Хотя они выше и толще нас, никто из них не может следовать за нами в горы или работать в поле целый день под обжигающим солнцем. За исключением Джека и Пьера.

Джек любит ходить на охоту вместе со мной. Он изучил наш язык и научился пользоваться луком, когда жрецы ему сказали, что его оружие, которое извергает огонь, неугодно богам и может распугать дичь своим грохотом. Я его научил загонять му, биферов и гоне; а однажды он спас мне жизнь, когда разъярённый божум загнал меня в овраг. Он вытащил из-за пояса запрещенное оружие и убил божума, и я ничего не сказал жрецам, потому что Джек мой друг. Он много смеялся над именем дикого зверя, но не объяснил почему. Он сказал, что имя напоминает одну старинную легенду. Он мне просто посоветовал оставить божумов в покое и загонять только снарков. Но шкура божума является необходимым подарком для того, кто хочет жениться, и в любом случае в нашей стране нет снарков. Может быть за морями? Когда я пойду в Небо, я спрошу у торговцев.

Пьер тоже мой друг, но он более странный. Он живёт не в лагере людей неба, а один в жилище из металла, в нескольких тысячах шагов. Он тоже копает землю, но не ради железной руды, как мы, и не ради странных цветных камней, которые собирают другие. Он ищет в горной породе странные отпечатки, которые там иногда находят, и которые похожи на морские раковины или на кости. Он их называет окаменелостями, и однажды объяснил мне, что задолго до людей и животных, которые живут сейчас, были другие, которые исчезли. Иногда, также, он раскапывает почву в старых заброшенных пещерах. Он мне показал обтёсанные камни, заострённые, как наконечник копья или нож, и похожие на те, которые жрецы используют для жертвоприношений, и сказал мне, что до того, как мы узнали металл, такими же были орудия и оружие наших предков. Это возможно. Торговцы из Небо рассказывают, что за океаном люди всё ещё используют оружие из камня. Но торговцы из Небо говорят много разных вещей…

И, наконец, есть Мери, подруга Маэми. Волосы у неё жёлтые, как сухой стебель селюра, глаза голубые, как бледное весеннее небо. Чужаки говорят, что она красивая, но кожа у неё розовая, как рыбье брюхо. Она дочь Джона, их начальника, того, кто всегда сердит. Он ей запрещает нас посещать, встречаться с Маэми. Но он не знает хитрости женщин!

Приближается ночь. Завтра с рассветом прибудут паломники идущие из Небо, из Тара Великого, из Селинге и из далёкого Аримадо. Как только По Атиа пройдёт, они придут вместе с нами поклониться следам и помолиться, чтобы бог подарил нам удачу. Я горжусь тем, что родился в деревне Сами, которую посещает бог.

ДЖЕК

Я нервничаю, или, скорее, если быть откровенным, я боюсь. Не знаю почему. Может быть это бой барабанов там, в туземной деревне, весь день, приглушённый и постоянный, от которого дрожат внутренности. Я сегодня не видел ни С'гами, ни кого-нибудь другого. Несколько гюисов, которых мы используем в рудниках, чтобы катать вагонетки, тоже не пришли, и Нэд Кинканнон, мастер-ирландец, вынужден был, используя ругань и угрозы, мобилизовать механиков на их место для выполнения этой работы. Было жарко, и с середины утра духота была даже угнетающей. Тогда и зародилось моё беспокойство, и не прекратило расти. Я рассказал о нём патрону, Джону Карпентеру. Он пожал плечами. «Вы хорошо знаете, что гюисы мирный народ, и, в любом случае, у нас здесь есть чем себя защитить!» И его рука широким жестом указала на металлические стены наших домов и фульгураторы на башнях по соседству с прожекторами.

Он прав, и всё-таки мне одиноко, я чувствую, как я далеко от родной планеты. Мы находимся здесь, на самом краю Галактики, настолько на краю, что в это время года на небе видны только три внешние планеты, которые сейчас почти сливаются, луна, а также две или три жалкие звёздочки. Но Карпентера это не волнует. Для него всё не важно, кроме количества редких руд, которые мы отправляем на Землю, и его дочери Мери.

Мери! Все пятнадцать мужчин, которые находятся здесь, влюблены в неё, в том числе и я. Она настолько же нежна, насколько её отец груб, прекрасна как богиня, и имеет больше дипломов по различным наукам, чем любой из нас, за исключением Пьера. Я её люблю. Я думаю, что она это знает, и иногда взгляд её останавливается на мне, весёлый, но немного задумчивый, и я начинаю надеяться.

Но сейчас я боюсь, боюсь за неё. Наступила ночь, чужая ночь. Какое неизвестное животное ревёт в горах, за туземной древней, в которой надрываются барабаны? Рёв странный, ненормальный, неземной. Что там происходит? Я связался по радио с Пьером, который знает гюисов лучше, чем кто-либо, лучше меня. Кажется, готовится большой религиозный праздник, но он ничего не смог узнать точно, и следуя своему принципу ожидать пока доверие не придёт само, он не настаивал. Только С'гами, проходя мимо него, проговорил вполголоса: «Не выходите, когда поднимется ледяной ветер с юга, вы можете встретить бога, который приходит с ветром.»

Также как и я Пьер не знает, что это значит. Мы впервые слышим об этом боге. Правда, пантеон гюисов довольно многочислен! Одиннадцать главных божеств и сотня второстепенных. Их мифология ещё сложнее, чем мифология древних греков или римлян, с полубогами, героями и чудовищами, которыми веками занимаются ксенологи! Поэтому, в конце концов, ничего удивительного, что мы никогда не слышали о боге, который приходит с ветром, с южным ветром…

Постой! Минутку! Тут что-то странное! Уже был ветер с юга, но он не был холодным! Скорее обжигающим, что-то вроде иссушающего сирокко. [Сирокко — знойный ветер, дующий в средиземноморских странах; губительно действует на растения и животных — прим. переводчика.] Ледяной ветер с юга, сказал С'гами. В этом нет смысла, разве что Пьер плохо понял или плохо расслышал… Ледяной… броами… броами света, ледяной ветер… А! понял! Пьер немного глуховат, и С'гами, должно быть, ему сказал дроами света, ветер, который приносит песок. Пустыня находится там, у нас за спиной, на юге.

Разъяснив эту небольшую загадку, я приободрился, и сейчас я не так встревожен. Всякие опасения кажутся нелепыми. Патрон прав, ничто на этой планете не может нам угрожать. Туземцы здесь находятся в состоянии перехода от бронзового века к железному, и живут в городах-государствах и зародышах империй. В десяти или пятнадцати пунктах обосновались миссии землян. Используя тот факт, что ралиндийцы удивительно человекоподобны, несмотря на их голубую кожу, эти миссии пытаются, путем их изучения, бросить некоторый свет на прошлое Земли. В Мелинде даже имеется крейсер, по крайней мере в тысяче километров от нас. Конечно, что ни говори, мы живём немного уединенно на северной окраине пустыни Гюле, но в случае внезапного и массированного нападения нам придут на помощь не позже, чем через двадцать минут после того, как мы дадим сигнал тревоги.

Здесь нечего бояться людей, и еще меньше стихий. Ралинда переживает период тектонического покоя, и понадобился бы подземный толчок намного более сильный, чем те несколько сотрясений, которые мы испытали в эти дни, чтобы серьёзно повредить наши металлические жилища, и поставить нас в опасное положение.

После знойного дня — прохлада ночи. Гане бросает лучи света на равнину между скалами и нами. Мне не нравится эта крупная красная луна, слишком гладкая и слишком близкая, но сегодня вечером лунный свет приятен. Если бы я осмелился, я бы постучал в дверь к Мери (как обычно, она работает допоздна) и предложил ей немного прогуляться вместе со мной, не выходя за границы лагеря. Но я не осмеливаюсь. Наверное, она подняла бы глаза от своей работы (виды минерализации на Ралинде!) и мило извинилась бы. Мне остаётся только идти спать, и, может быть, немного почитать. Сейчас я чувствую себя спокойнее, но, не смотря на это, я возьму оружие и сделаю обход.

ПЬЕР

Планета Ралинда, 2 июля 2403 г., миссия 337-А, отчёт №512.

Дерьмо, дерьмо и дерьмо! Вы это сотрёте, когда будете готовить этот отчёт для глаз господина директора; этот старый пуританин был бы шокирован, но такие слова правильно выражают то, что я чувствую. Чёртова планета! Каждый раз, когда я думаю, что я понял что-то — бац! всё повисает в воздухе! Проклятая шлюха эта планета! Конечно, я мог бы начать свой рапорт спокойно, пристойно (да, конечно, господин директор!), но я знаю, даже находясь на расстоянии трех месяцев, что вас забавляет слушать, как бранится ваш патрон, и меня это утешает. Наконец, перейдём к серьёзным вещам.

1? Ксенология. Между нами, Нелли, не правда ли забавно, что я, планетолог, должен заниматься ксенологическими исследованиями этого племени земледельцев-охотников в этом затерянном мире, в то время как столько кабинетных ксенологов высиживают столько трудов и гениальных и бесспорных, никогда не покидая Лондон, Вашингтон, Москву, Нью-Дели или Париж? Наконец, переходим. Некоторые, находящиеся здесь, живут в северных городах и весело проводят время, в то время как я мерю шагами пустыню! Не смейтесь, Нелли! Я знаю, что мне это нравится, но всё-таки!

Итак, сегодня я открыл существование ещё одного бога у гюисов. Бог, который, вероятно, связан с метеорологией, потому что считается, что он приходит с ветром. Это всё, что я знаю. Нет, не совсем. Вот: я пошёл сегодня после полудня в туземную деревню, чтобы попытаться нанять несколько рабочих, которые помогли бы мне перенести окаменелости до места, доступного моему аэриону. Хорошо использовать антигравитационные поля, но, вопреки тому, что думает широкая публика, они не позволяют приземляться в любом месте. Во всяком случае на груду глыб, обрушившихся на дно каньона с крутыми стенами. И некоторые из этих блоков, содержащих окаменелости, слишком тяжелы для меня одного. Итак, я пошёл в деревню и обнаружил её пустой, за исключением детей и нескольких старух. На мои вопросы они не захотели ответить, где находятся взрослые, но я думал, что знаю, и направился к пещерам.

Я не предпринял попытки подойти слишком близко, и, тем более, войти в пещеры. У меня хорошие отношения с гюисами, и я намериваюсь их сохранить. Также я не имел намерения закончить жизнь с дротиком воткнутым в спину, как это часто случается здесь, как и в других местах, с людьми слишком любопытными и настырными. Я хорошо знаю, что, в конце концов, их посещу, эти пещеры! Через пять или десять лет, может быть… Я удовлетворился осмотром входов с помощью подзорной трубы. Женщины приносили туда кувшины с водой и гюлимом и различные припасы, а мужчины подкатывали крупные камни и строили толстую стену в проходе в главную пещеру. Итак, мои друзья готовятся к религиозному празднику, но эта стена — это что-то новенькое. Начиная с моего первого пребывания здесь, десять лет назад, я никогда не видел, чтобы строили стену, и, тем не менее, я присутствовал — о! из далека! — при приготовлениях ко многим церемониям.

В любом случае мне здесь делать нечего, пока они этим занимаются. Я вернулся в Сами и стал ждать. Мужчины вернулись довольно поздно и делали вид, что не замечают меня, за исключением С'гами. Он немного задержался и, проходя рядом со мной, сказал очень тихим голосом: «Не выходите, когда поднимется ледяной ветер с юга, вы можете столкнуться с богом, который приходит с ветром.» Я едва не сделал движение, чтобы его задержать, попросить его объяснить, но он явно спешил: он не хотел, чтобы его видели со мной в этот вечер и, возможно, рисковал своей жизнью, чтобы меня предостеречь. Тот факт, что он использовал «вы» — в смысле множественного числа, а не «вы» единственного числа, вежливого обращения (вохи, а не ито) указывает, что это сообщение адресовано всем землянам. Я же передал его Джеку Торренсу для распространения. Как говориться, продолжение следует, а этот ледяной ветер с юга возбуждает моё любопытство.

2? Планетология. Именно здёсь чёрт знает что! Вы знаете, Нелли, что, основываясь на работах Смита и Андерсона, Дельгадо, Мореля, а также на моих собственных, я полагал, что можно наметить параллель между геологической историей Земли и Ралинды. Параллель, которая работала достаточно хорошо, которая, как всегда казалось, была в грубом приближении правдоподобной. Палеозойская эра, с жизнью, сперва обитающей в воде, а затем наземной; мезозойская эра, с местным эквивалентом наших рептилий и даже динозавров, и появлением первых ралиндийских млекопитающих; кайнозойская эра с исчезновением большинства рептилоидов и развитием млекопитающих; наконец, четвертичный период, когда получили развитие предки ралиндийских гуманоидов. Есть даже любопытное сходство между некоторыми предметами из обтёсанного камня, найденными в результате моих раскопок и аналогичными предметами, которые хранятся в земных музеях, посвящённых доисторическому периоду. Конечно это конвергенция; наконечник копья может иметь не больше тридцати шести вариантов формы, и оставаться при этом эффективным.

Были, однако, интересные различия. Например, окончательное вымирание псевдо-динозавров, возможно, является следствием большого ледникового периода в самом конце их мезозойской эры, тогда как у нас ледниковые периоды приходятся на времена намного более ранние или поздние. И это оледенение имеет, возможно, какое-то отношение также и к вымиранию антропозавров. Помните мой отчёт № 223, в котором я описал это существо, я не осмеливаюсь сказать это животное. У меня теперь есть полный скелет этого существа; примерно четырёх метров ростом, двуногое, хвост служит противовесом, большая ступня с пятью пальцами, передние лапы с цепкими кистями, на которых по шесть пальцев, из которых большой более или менее противопоставлен другим, большие челюсти, вооружённые прекрасными острыми зубами, но с некоторой дифференциацией на клыки, резцы и коренные зубы, и черепная коробка… Ах! именно здесь, Нелли, всё меняется! Черепная коробка хорошо развита, с мозгом, уступающим, конечно, мозгу современного человека, даже мозгу неандертальца, но примерно на уроне земных питекантропов!

Да, я знаю. Антропозавр — рискованный термин. Возможно, я лучше бы поступил, назвав их питекозаврами, хотя никакая обезьяна не имеет настолько развитого мозга. У меня нет ни одного доказательства того, что они когда-либо создали какую-нибудь культуру. В любом случае, это было приблизительно восемьдесят миллионов лет назад — земных или ралиндийских, разница составляет приблизительно двадцать часов в год. Предположим, что они обрабатывали какие-нибудь камни, шансы их найти… Ах! если бы нас было больше! Между прочим, вы могли бы напомнить вашему дяде, мировому сенатору, что если бы в университетах выделяли меньше денег на футбольные или баскетбольные команды и немного больше на планетологию… Но, не берите на себя этот труд, это безнадёжно!

Итак, у меня есть полный скелет, немало фрагментов и масса отпечатков следов этого существа, которое, кажется вступило на путь гоминизации ящеров. Антропозавры или питекозавры, как вам больше нравится, часто приходили на берега озёр и оставляли свои следы на песке, вперемежку со следами их дичи и их конкурента, намного более крупного, более опасного, но более глупого мегалозавра. Да, да, я знаю, что это термин уже занят, что он применяется к земному динозавру. Но трудно изобрести новые слова так, чтобы они указывали на то, чем является это ралиндийское животное, ужасный ящер. Пришлите мне словарь корейского или новахского языка, и я попробую изобрести новые слова, поскольку латинский и греческий языки, кажется, исчерпаны семью сотнями лет научной классификации. И звучать будет не более варварски, чем Фасколотерий, Струтиомим или Метриоринх! В то время как большая часть фауны исчезала, антропозавры, будучи более умными, видимо, приспосабливались к условиям всё боле и более холодной окружающей среды. Были ли они теплокровными? Использовали они одежду? Изобрели они огонь? Кто знает? Однако, они в свою очередь исчезли в конце оледенения, в начале местной кайнозойской эры. По крайней мере я так думал до сегодняшнего дня. И я использовал, за неимением лучшего, их отпечатки в качестве ископаемых указателей. Их лапы изменялись в ходе эволюции, и измеряя соотношения между разными пальцами, я полагал, что приблизительно узнаю, где я нахожусь. Таким образом я распутал серию из Таро, приблизительно в шести километрах на юг отсюда, серию настолько отрезанную сдвигами во всех направлениях, что создаётся впечатление, что все катаклизмы этой планеты прошли здесь. И, конечно, из-за этих отпечатков я приписал всю серию к окончанию ралиндийского мелового периода. Всё, что я там нашёл, было в виде окаменелостей, но их там большое количество.

Итак, сегодня после полудня, после неудачи в туземной деревне, я взял аэрион и, воспользовавшись несколькими оставшимися светлыми часами, я отправился ещё раз обследовать четверичные песчаники озера Ваэта, надеясь найти там какие-нибудь новые следы доисторических ралиндийцев. Я там собрал, на поверхности и в толще песчаника, немало палеолитических орудий возрастом приблизительно четыреста-пятьсот тысяч лет. Итак, на этот раз ветер сдул песок, скопившийся на большой плите, которую я ещё никогда не видел открытой, и там, бросаясь в глаза, находились отпечатки антропозавра! Несомненные, неоспоримые! И, под одним из них, вдавленные весом существа в песок, который в то время был ещё рыхлым, четыре орудия из обтёсанного камня!

Итак, эти бестии дожили, по крайней мере, до времени 400 или 500 тысяч лет назад, и все мои датировки серии из Таро необходимо переделать! И всю мою хронологию по отпечаткам — тоже! Подлая планета! Что меня поражает так это тот факт, что я, неплохо зная кайнозойские отложения (не в этом регионе, правда) никогда в них, никогда, не встречал отпечатки антропозавров. А если они дожили до середины местного четвертичного периода, они неизбежно были современниками предков ралиндийцев. Каковы были их взаимоотношения? Ралиндийцы из истребили? Однако, они в то время были едва ли более развитыми. Полу-люди победили сверх-ящеров?

3? Сейсмология. В течение нескольких дней кора колеблется, о! едва заметно в этом регионе. Это, вероятно, необходимо соотнести с совпадением трёх внешних планет, в особенности с двумя гигантами, Ва и Минами. Колебания кажутся слегка более значительными, когда луна тоже находится в зените.

Вот, Нелли, эта магнитная лента улетит через три или четыре дня с грузовым звездолётом, который мы ждём, чтобы загрузить его рудой. Будьте любезны, удалите все жалобы и грубые слова, сделайте из этого настоящий отчёт для Старика и перешлите всё это мне в упорядоченном виде, чтобы, когда я приеду в отпуск через шесть месяцев, я мог бы сразу взяться за мой главный труд о Ралинде.

С'ГАМИ

С поздней ночи стекаются паломники, и мы их направляем в верхние пещеры, откуда они спустятся только после посещения бога. Для них приготовили постели из соломы бонга и меха гоне, мягкие и белые. Атюр, глава торговцев из Небо, находится там, и, если представится случай, я расспрошу его о заморских чудесах, и спрошу его, правда ли, что там люди ещё используют каменные орудия. Но сегодня у меня ещё много работы, ибо я начальник охоты, а запасы дичи для праздника ещё недостаточны.

Маэми уже находится в священной пещере вместе со всеми другими девушками клана Ме народа гюисов для прохождения обрядов очищения. Они там останутся до того момента, пока ближайшей ночью рука судьбы не укажет супругу. Я испытываю гордость от того, что принадлежу к клану бога ветра. Люди неба занимаются своими делами, но сегодня опять они не получат нашей помощи. Я видел, как летающая машина Пьера отправилась на восток, он там нашёл много костей на дне оврага Ро. Я тоже сегодня не пойду ему помогать. Вчера я его встретил в деревне и предупредил, что нельзя выходить, когда поднимется холодный ветер. Жрецы будут вне себя, если об этом узнают, но охотник — это охотник, а не женщина или ребёнок, а Пьер — мой друг. Всякая встреча бога и человека фатальна для последнего, если верить тому, что говорит об этом традиция. Я знаю, что Пьер не боится богов, и что ему подвластны силы демонов огня и молнии, но каков бы ни был возможный результат встречи, лучше, чтобы её не было. Я знаю, что он передаст моё предупреждение своим братьям, я также знаю, что он послушается меня и останется ближайшей ночью в своём большом железном жилище. Он уважает наши верования, хотя он прямо умирает от желания узнать наши тайные обряды. Он прячется вдалеке за большими камнями и наблюдает за нами с помощью своей волшебной трубы, которая приближает вещи. Он думает, что мы этого не знаем, но очень мало может скрыться от зорких глаз охотников из клана Ме народа гюисов.

ДНЕВНИК ДЖЕКА ТОРРАНСА

3 июля 2403 г. Крупная ссора сегодня утром между Пьером и Джоном. Предмет: туземные работники, которые отсутствуют сегодня утром, как и вчера. Джон хотел пойти за ними и привести пинками. Пьер, конечно, был против. Джон упорствовал, и нужно было, чтобы Пьер пригрозил подготовить отчёт в Бюро межзвёздных дел, где у него немалый вес.

Затем мы говорили о предостережении, переданном С'гами. Пьер категоричен: речь на самом деле идёт о ледяном ветре, хотя он не больше меня понимает, что это означает. Может быть метеорологическое явление, ещё не известное нам, но это не объясняет ни того, почему наш друг так хотел, чтобы мы не выходили во время этого ветра, ни намёк на бога.

Перед тем как отправиться на рудник я позавтракал с Мери. Нежная Мери! Как она может быть дочерью такого грубияна, как Джон?

19 часов. Сегодня после полудня я вывихнул себе левую ногу. Нелепый несчастный случай был результатом прыжка в траншею. А в аптечке больше нет ни венецила-3, ни, хотя бы, новокаина. Надо ждать прибытия грузового корабля, два или три дня, потому что Пьер тоже остался без этих медикаментов. Ну, да ладно, наши предки терпели боль, и я буду как они, но у нас нет к этому привычки! Нога болит!

ДНЕВНИК ПЬЕРА БЕЛЛЕРА

3 июля 2003 г. Я поздно возвратился из каньона Ро, в котором я провёл весь день, освобождая от породы кости ралиндийских динозавров. Я поужинал, как обычно, в столовой при руднике. Джон был там и попытался важничать передо мной. Этот человек, в других отношениях достаточно умный и хороший, несмотря на свою грубость, отстал на несколько столетий в том, что касается отношений с туземцами. Он, без тени сомнения, думает, что природа их создала, чтобы они работали как китайские кули на «Межзвёздные рудники»!

Также видел Джека с перевязанной лодыжкой: болезненный вывих, а моя аптечка также пуста, как и его. Мы с ним поговорили о том, о сём, он — в основном о Мери. Он в неё влюблён как дурак, и я его понимаю. Если бы у меня не было тебя, Ирэн, тебя и наших детей, я думаю, что я бы тоже… Очевидно, он ей небезразличен, и дело кончится несомненно свадьбой, хочет этого Джон или нет. Мэри — мягкая девушка, но у неё есть характер, и, если она любит Джека, она выйдет за него наперекор всей Вселенной, если будет надо.

Я просмотрел мои старые записи, но не нашёл там никаких следов бога, который приходит с ветром. Правду говоря, я был бы слишком наивным, думая, что я очень далеко продвинулся в понимании религии моих друзей гюисов! Я даже не смог войти ни в одну из их пещер, включая те, о которых я знаю, что они служат всего лишь складами. Моё присутствие приветствуется на охоте, в деревне, и это всё.

Между тем, несколько минут назад я связался по радио с Джеком, он советует не отменять распоряжения: никого снаружи этой ночью. На заднем плане я слышу, как ворчит Джон: " Так вы этому верите, вы тоже, этому туземному вздору?»

Поднимается лёгкий ветер, с юга. Тёплый. Время 21 час 30 мин., а я ещё должен привести в порядок свои записи прежде, чем пойти спать. Спокойной ночи, Ирэн.

С'ГАМИ

Ритуальный пир окончен, мы исполнили священные гимны, и в огромной пещере, освещённой факелами и масляными светильниками, исполнили танец бога. Час выбора приближается, и мы идём в первую пещеру, где нас ждут девушки, расположившиеся кольцом вокруг Руки судьбы. Я боюсь! Бог должен знать, что Маэми самая красивая и самая нежная. Я боюсь, что он может её выбрать. Но я — эгоист, ибо, что может значить жизнь жены скромного охотника по сравнению с жизнью супруги бога? И какая честь для её семьи, и даже для меня!

Мы находимся в зале судьбы, все взрослые члены клана и некоторые важные люди из числа паломников. Жрецы развернули Руку и проверили её завесу. Теперь мы ждём только сигнал дозорного, который один остался снаружи, чтобы объявить о прибытии дыхания бога. Я разглядываю Маэми, она бледна и молчалива; как все её подруги, она подавлена возможным величием её судьбы. На одно мгновение наши взгляды пересеклись, и она мне улыбнулась. Теперь её губы слегка шевелятся, она молится, но молится ли она, чтобы быть избранной или, чтобы остаться со мной?

Нохио света! Поднялся жаркий ветер. Мы его не чувствуем в пещере за стеной, в которой оставлено только узкое оотверстие для прохода дозорного и Избранницы, сразу после него. Мы ждём, стоя в колеблющемся свете факелов, которые держат старейшины. В верху, на площадке, стоит Огар Неофит готовый открыть окошко в скале и впустить дыхание бога.

Ауто света! Прохладный ветер! Все напряжены, затаили дыхание. Бог идёт к нам! Броами света! Орбло, главный жрец, отдаёт распоряжение. Деревянное окошко открывается и холодное дыхание Бога проникает в пещеру и ударяет в завесу. Рука судьбы поворачивается вокруг своей хорошо смазанной оси. Окошко уже снова закрыто, завеса падает и Рука судьбы поворачивается на конце деревянного рычага; вытянутый палец указывает на девушек, одну за другой. Одни кусают себе губы, другие дрожат. Рычаг поворачивается всё медленнее и медленнее. О, великий Ками, бог охоты, не оставь своего слугу, сделай так, чтобы палец не указал на Маэми! Он сейчас остановится, не дойдя до неё, укажет, на Вала Гордую, он сейчас… Палец указывает на Маэми, она избрана!

Она проходит мимо меня, лицо её окаменело, глаза устремлены в даль. На ней шуба из меха божума, в которую жрецы только что её облачили.

Перед тем как войти в отверстие, она поворачивается, прощается со мной движением руки, и затем исчезает в ночи. Все кончено, укладываются последние камни, закрывая проход. Всё кончено! Мне полагалось бы переполняться от радости и гордости, но я испытываю смертельную грусть. Я никогда больше не увижу Маэми!

ДЖЕК

Приближается полночь, и в расположении техников все огни погашены, но окно Мери и окно её отца ещё освещены. Я растянулся в шезлонге на северной галерее. Туземная деревня погружена во мрак с тех пор, как наступили сумерки. Ни одного огня в этот вечер на площади. Они все, должно быть, находятся в глубине своих пещер из-за какой-то священной церемонии, в одной из тех пещер, куда Пьер не смог проникнуть. Поднялся ветер, с юга, вовсе не ледяной, и он становится всё сильнее и сильнее. Песок скребёт по металлу крыш и стен, но здесь, на северной стороне, я нахожусь в укрытии. Мой вывих причиняет мне боль, и я не могу поставить ногу на землю. Я скоро пойду спать, к тому же ветер становится прохладным и температура падает. Неужели это ледяной ветер С'гами?

Теперь стало очень холодно, ветер жестокий и бесспорно ледяной. Слышен грохот, идущий от ангара, вероятно, это оторвавшийся кусок жести, который вибрирует и имитирует гром. И — я смотрю на часы, чтобы удостовериться, что я не ошибаюсь — хотя сейчас только двадцать минут первого ночи, мне кажется что небо стало светлее, чем было только что, светлее чем при нормальном освещении, создаваемом красной луной Гане. Она находится высоко в небе, почти в зените. Я поднимаюсь, огибаю на одной ноге угол и перехожу на западную галерею, где на меня немедленно набрасывается колючий песок и леденящая снежная буря. Я замираю, разинув рот. Там, на юге, стоит день! Можно видеть белые облака на голубом небе, или, скорее, в треугольнике голубого неба, в то время как повсюду в других местах стоит ночь, в которой сияют Гане и три внешние планеты, Гам, Ва и Минами. Впрочем, я их едва вижу: они теряются в сиянии луны, которая вскоре их заслонит.

Позади меня слышится шум шагов; я скачком поворачиваюсь, позабыв о своей ноге, и вскрикиваю от боли. Это Джон, и я молча показываю рукой на юг.

— Странный феномен, — говорит он. — который наш учёнейший друг Пьер Беллер без сомнения постарается объяснить. Но сейчас я иду закрепить этот чёртов кусок жести, который всех перебудит.

— Не думаете ли вы, что было бы лучше подождать наступления дня? Ледяной ветер, предсказанный С'гами уже тут, и, возможно, опасно выходить…

— Глупости! Да, ветер существует, этого нельзя отрицать. Что касается бога, я в него поверю, когда увижу, и у меня есть револьвер!

Он исчез внизу лестницы. Я жду, не имея возможности ничего другого делать из-за моей повреждённой ноги. Ко мне присоединяется Мери, облокачивается на балюстраду.

— Где отец?

— Отправился закрепить кусок жести, который…

О! этот крик, этот ужасный крик, два выстрела, ещё крик, резко оборвавшийся! Мери стоит внизу лестницы, глухая к моим призывам, я спешу, падаю, чуть не убиваюсь о поручень. Другой крик, пронзительный женский крик, за которым следует что-то в роде не совсем отчётливого бульканья, и потом больше ничего. Мери! Мери! Я ползу, прыгаю на одной ноге, потом бегу, забыв всякую боль, добираюсь до участка, где находятся ангары, спотыкаюсь о тёмную массу. Это — Джон, голова его наполовину оторвана. Мери! Мери! Никакого ответа. Затем я изо всех сил дёргаю верёвку сирены.

ПЬЕР

Я не думаю, что прошло больше тридцати или сорока секунд между моментом, когда я услышал сирену и тем, когда я оказался за рычагами управления моего аэриона, рядом со мной винтовка и фульгуратор. Я только что закончил приводить в порядок свои записи и собирался спать. Сирена посреди ночи может означать сигнал нападения или катастрофу. Я не думаю, что это нападение, хотя мне кажется, что немного раньше я слышал выстрелы. Ветер сильный и ледяной, как предсказывал С'гами, а на юге наблюдается странный треугольник дня и голубого неба, приблизительно в шести километрах, прямо над местом, где была обнаружена серия Таро!

Аэрион мчится настолько быстро, насколько я могу себе позволить, но из-за ветра с песком видимость на уровне почвы почти нулевая. Тем хуже, у меня нет времени подниматься выше, но я знаю что между моим домом и лагерем нет препятствий. Резко торможу, и я у ангаров, рядом с которыми толпятся пятнадцать человек с рудника и Джек. Джек говорит бессвязно и может только звать: «Мери! Мери!» Когда люди расступаются в свете фонаря я могу видеть труп Джона в большой луже крови.

Затем Джек немного успокаивается, и я могу задать вопросы, так как другие ничего не знают. Джон мёртв, а Мери исчезла, после того как несколько раз вскрикнула. На твёрдом грунте никаких следов, а если бы они и были, то топтание людей около этого места их стёрло. Я хватаю за руку Ангуса Мак-Грегора — это сильный шотландец, которого ничем не испугаешь — забрасываю его на второе сидение в аэрионе, и мы отправляемся, двигаясь на уровне почвы с включенными фарами, на юг. Юг, с которого приходит этот ледяной ветер, который сейчас немного спадает, юг, с которого, без сомнения, пришёл бог, чем бы это ни было, и к которому он возвращается обратно.

Я веду аэрион, Ангус наблюдает за почвой. Мы движемся медленно, пытаясь обнаружить следы. Нечто, способное одним ударом наполовину оторвать голову человека, должно быть крупным и тяжёлым. Странно, кажется, что треугольник голубого неба уменьшается по мере того, как мы к нему приближаемся. Внезапно Ангус кричит: «Там! Там!»

Там, это источник, который я хорошо знаю, и куда приходят на водопой дикие животные. В косом свете фар видна масса знакомых следов, которые резко очерчены тенями. Да и кому другому они так знакомы, как не мне! Сначала я не верю, но они здесь, перед моими глазами, свежие следы огромного антропозавра, глубоко вдавленные в рыхлый грунт. Вода ещё продолжает заполнять самые свежие из них.

Я прыгаю на грунт и внимательно их изучаю вблизи. Видны две цепочки, одна более старая, следы в ней идут на север, другая более поздняя, в ней следы идут на юг. И, дублируя эти последние, видна кровь, человеческая кровь. Мы никогда не увидим Мери!

Мы возобновляем преследование и движемся так быстро, насколько можно лететь на уровне почвы. Бог это или антропозавр, но чудовище скоро почувствует ласку фульгуратора, стреляющего на полную мощность. Ангус на моей стороне, он приготовил оружие. Я ему объяснил в нескольких словах, что, по моему мнению, произошло. Живой антропозавр! Где же они могут прятаться? Я много раз облетел всю пустыню и ничего и ничего не увидел. Это не важно, я их обязательно найду, и тогда…

Мы приближаемся к зоне голубого неба, зоне дня, и я набираю высоту. Я не верю своим глазам! Там, под этим треугольником, пустыня исчезла, вместо неё простирается степь с высокими травами, река (я знаю её ископаемое русло, изрезанное трещинами, там была найдена серия Таро), вдали горная цепь, покрытая льдом, антропозавры и другие животные, некоторых из них я идентифицирую по останкам, которые я обнаружил. Эта сцена относится к позднему меловому периоду! Это безумие, это невозможно! Я ещё прибавляю скорость, но внезапно Ангус вырывает у меня штурвал, мы поворачиваем налево, одновременно он кричит: «Оно закрывается!»

Это правда, оно закрывается! Голубой треугольник почти исчез с неба, а пустыня под красным светом Гане с каждым мгновением возвращается обратно. Ветер свистит всё сильнее и сильнее, как будто холодный воздух находит для прохода только узкую щель. Я замечаю прямо на границе большого антропозавра, держащего в своих челюстях красный предмет, которым была Мери. Приподнявшись с риском вывалиться за борт, я вырываю фульгуратор из рук Ангуса и стреляю, стреляю, поливая огнём также группу антропозавров перед грубым шалашом из ветвей. Шалаш загорается, силуэты падают, и всё кончено. Пустыня захлопывается подобно челюстям.

С'ГАМИ

Клепсидра показывает час рассвета. Мы выходим один за другим под бледный свет рождающегося дня. У основания скалы намело много песка. И я иду, опустив голову, хмурый и лишённый надежды.

Крики! Я поднимаю глаза. Там, на площадке, на полпути от лагеря людей неба виднеется силуэт! Маэми! Моё сердце подпрыгивает от радости, затем снова падает. Маэми опозорена! Бог её отверг, и мы, народ гюисов, навлекли на себя неудовольствие бога, удача нас покинет!

Маэми приближается к нам медленным шагом, тихо плача. Орбло задаёт ей вопрос. Она качает головой, она ничего не видела, но она слышала крики в лагере людей неба, видела большие огни, и видела, как машина Пьера улетела на юг к Двери бога.

Я бегом отправляюсь к лагерю. Пьер уже там, у него грустный и одновременно сердитый вид, а Джек сидит на ступеньках лестницы и плачет. Другие чужаки с враждебным видом смыкаются позади меня. Сердитый начальник убит, а Мери исчезла и, несомненно, тоже мертва. Мери? Мери была избрана! Я пытаюсь им объяснить, какая большая честь им оказана, что им будет улыбаться удача, но они кричат на своём варварском языке, и, если бы не Пьер, они бы растерзали меня. Пьер берёт меня за руку, заводит в одну из комнат, и говорит мне, что нет никакого бога, а есть только разумное животное, внезапно появившееся из другого времени, и что Мери была им съедена. Я этому не верю! Я не хочу этому верить.! Мери мертва, и Маэми скоро…

ПЬЕР

Я только что объяснил С'гами, что произошло, и он мне не поверил. Я собираюсь объяснить происшедшее моим товарищам, и я заранее боюсь, что они мне не поверят. У меня нет фотографий, ничего нет, чтобы им показать. И тем не менее, я уверен, что я прав. По словам С'гами бог приходит приблизительно через десять поколений, что составляет приблизительно триста лет, если считать поколения так, как это делают гюисы. Период, через который совмещаются внешние планеты и луна, равен 297 годам. Это слишком близко, чтобы быть совпадением, и, к тому же, С'гами мне однажды говорил о священном времени, когда боги собираются на небе.

Мы находимся на самом краю Галактики. Один писатель из ХХ века, Бертрам Чандлер, который написал цикл научно-фантастических романов, действие которых происходит на краю Галактики, утверждал, что на границе Великой Пустоты ткань пространства-времени более тонка, чем ближе к центру Галактики, и что здесь всё может произойти. Я думаю, что он был прав. Я думаю, что каждые 297 лет под влиянием комбинации сил притяжения трёх внешних планет и луны эта ткань рвется в одном пункте на планете Ралинда, и что настоящее вступает в контакт с прошедшими веками. И эти века приходятся на оледенение в конце ралиндийского мелового периода, на время антропозавров. Ледяной ветер представляет собой массы холодного воздуха, которые выталкивают перед собой современный тёплый воздух. Поскольку деревня находится на севере чувствительной зоны, а во всех других направлениях в радиусе 1500 километров располагается только пустыня, именно ветер с юга объявляет о прибытии бога, ледяной ветер с юга, способный поразить воображение первобытных людей. И какой-нибудь антропозавр, побуждаемый любопытством, направляется на север (без сомнения имеются и другие, которые выбирают другие направления, но эти никого никогда не встречают) и вступает в контакт с туземцами. Как родился ритуал принесения в дар супруги, я не знаю, и, без сомнения, никогда не узнаю. Также как я не узнаю, какой инстинкт указывает антропозавру, что хроноклазм скоро закончится, и что уже пора возвращаться в свою область. Эти вторжения восходят к очень раннему времени, как это доказывают отпечатки, которые я обнаружил поверх палеолитических кремней. И сколько девушек, ушедших радостно или серьёзно, чтобы сочетаться браком с богом, нашли смерть в пастях анртопозавров?

Через триста лет наши потомки будут готовы, если мы ещё будем на этой планете. Мы не можем мечтать о том, чтобы завоевать прошлое и уничтожить антропозавров. Или же мы это сделаем? Было бы любопытно, если мы станем причиной их исчезновения приблизительно в ту эпоху, которую я предположил в треугольнике. К тому же, возможно, тело Мери содержало бактерии, которые, будучи безвредными для неё, вызовут — вызвали — что-то вроде чумы у антропозавров, Великий Мор. Я не знаю. В любом случае мы можем обнести место, где образуется проход, непреодолимой оградой. И мы можем также попытаться терпеливо разъяснить гюисам, что их бог всего лишь чудовище из прошлого.

С'ГАМИ

Маэми только что бросилась с вершины утёса, не желая дальше нести свой позор и вести жизнь парии. Я попытался её от этого отговорить, предложил её уплыть вместе со мной на корабле торговцев из Небо за моря, туда где никто не будет нас знать. Она не захотела. Тогда я ей рассказал то, что мне объяснил Пьер, то, что я ещё не могу принять, хотя он никогда меня не обманывал. Она тоже не поверила этой фантастической истории. Тогда я её проводил на самую вершину Чёрной Скалы и держал её рукой до того момента, который она выбрала. Сегодня вечером я её похороню, и если жрецы захотят мне помешать, эх! жизнь меня теперь не волнует!

По словам Пьера Маэми и Мери умерли ни за что. Это было бы слишком ужасно, и я предпочитаю думать, что мы согрешили, что бог отвернулся от нас, чтобы помогать людям неба. Но наш неизвестный грех должен был быть очень большим, чтобы, вместо прекрасной Маэми, именно Мери, бедная Мери, дочь неба с белой кожей рыбы, была избрана богом, который приходит с ветром.

ПРИЛОЖЕНИЕ:

Предисловие, помещённое в журнале «Фиксьён» перед повестью Ф. Карсака:

Литературный дебют Франсиса Карсака восходит к 1954 году, то есть к героической эпохе научной фантастики во Франции. Он был одним из первых французов, фигурировавших в коллекции «Рэйон Фантастик» (Фантастический луч), который опубликует под своим именем пять романов: «Пришельцы ниоткуда» (1954), «Робинзоны космоса» (1955), «Бегство Земли» (1960), «Этот мир наш» (1962) и «Наша родина космос» (1962). После прекращения серии «Рэйон Фантастик» он больше почти не пишет, посвящая себя главным образом своим работам в области геологии и антропологии и своей кафедре на Факультете Естественных Наук в Бордо. Его шестой роман появился в 1967 году в «Флёв Нуар» (Черная река): «Львы Эльдорадо». С тех пор больше ничего, если не считать нового длинного рассказа (в рус. переводах повесть «Горы Судьбы»(прим. пер.)) в антологии французской НФ «Путешествия в другие миры» (Voyages dans l'ailleurs), вышедшей под редакцией Алэна Доремьё в издательстве Кастерман в 1971 году. Надо отметить, что повесть, которая следует ниже, представляет собой событие, потому что Карсак впервые за десять лет вновь появляется на страницах «Фиксьён». Возвращение, которое порадует его многочисленных читателей, так как недавнее переиздание в C.L.A. в 1970 году «Пришельцев ниоткуда» и «Робинзонов космоса» встретило приём, подтверждающий то место, которое Карсак продолжает занимать в глазах французской публики. Итак, мы публикуем этот текст с надеждой, что это возвращение не будет кратким. (Эта надежда исполнилась лишь частично. В 1981 г. через несколько месяцев после смерти Ф. Карсака в №390 был перепечатан рассказ «Голос волка» (1960) (прим. перев.))

Произведения Ф. Карсака, ранее появлявшиеся в «Фиксьён»:

«Пятна ржавчины» (№ 7, 1954 г), «Штриховка» (№10, 1954), «Человек, который говорил с марсианами» (№56, 1958), «Поцелуй жизни» (Специальный выпуск №1, 1959), «Первая империя» (№ 74, 1960), «Голос волка» (Спец. выпуск №2, 1960), «Окно в прошлое» (№96, 1961), «Предок» (№102, 1962) и в соавторстве с Жаком Бержье «Реванш марсиан» (№64, 1959).