/ / Language: Русский / Genre:child_det / Series: Юные детективы

А ларчик просто открывался

Фиона Келли

Казалось, все правильно рассчитали многоопытные сыщики Холли, Пит и Миранда, а в результате — ясно, что ничего не ясно! По всем законам столь любимого ребятами детективного жанра именно в потайном отделении старинной шкатулки должно быть спрятано завещание, по которому молодые талантливые актеры становились владельцами театра, но вместо него там нашлась записка с очень странными стихами. Вообще-то похоже, что именно в них-то и скрыт ключ к тайне завещания, но как расшифровать эту нелепую на вид шараду? «Снаружи ты меня не обнаружишь, да и внутри — как ни гляди…» А где же тогда, если не внутри и не снаружи?! Долго ломают головы Юные детективы и вдруг совершенно случайно находят подсказку в театральном зале…

Фиона Келли

А ларчик просто открывался

Глава I

Спектакля не будет

— Что это? Кинжал? — вскрикнула Миранда и прижалась спиной к стене.

Холли рассмеялась и сняла с ладони деревянную заготовку.

— Какой кинжал? Просто старая коряга.

— Эх, Холли! Нет у тебя ни капли воображения! — сказала Миранда, откидывая назад длинные волосы цвета спелой пшеницы. — Вот увидишь, когда я стану знаменитой актрисой, ты еще пожалеешь, что смеялась надо мной.

Пит вскинул брови:

— Знаменитой актрисой? Я-то думал, ты собираешься стать частным детективом или даже главой Скотланд-Ярда.

Миранда посмотрела на него сверху вниз, что у нее не совсем получилось, так как Пит был выше на полголовы.

— Я пе-ре-думала. И теперь решила, что мой талант по-настоящему откроется только на сцене.

— Это точно! — послышался голос из другого угла мастерской.

— Пап, ты что-то сказал? — спросила Холли, укладывая аккуратными стопками именные карточки мистера Адамса, на которых, кроме адреса, было обозначено: «Мебель на заказ. Реставрация».

Мистер Адамс оторвался от работы и развернулся на табуретке лицом к Юным детективам.

— Я не сказал ни слова. Может быть, это попугай?

— Какой попугай? — вытаращила глаза Миранда и тут же завизжала от восторга, когда увидела на вытянутой руке мистера Адамса деревянного попугая, совсем как живого. — Ух ты! Совсем как настоящий. А для чего он?

— Вот и я все время ломаю над этим голову, — ответил отец Холли.

— Папа сейчас готовит реквизит для спектакля в театре на Пексниф-лейн. Там играет труппа, которая называет себя «Лицедеи».

— «Лицедеи»? — переспросила Миранда. — Те, что выступали у нас в школе в прошлом полугодии? Разыгрывали сценки из Шекспира? Да?

Холли кивнула головой. На том представлении они были все вместе. Все втроем они учились в одной школе, в Хайгейте — северном округе Лондона. Там же находился и театр.

— Классно играли! — искренне восхитилась Миранда. — Даже Шекспира было интересно смотреть. Тогда я и решила, что должна стать актрисой… Если не стану частным детективом.

— А я в прошлом году смотрел у них рождественскую пантомиму, — вспомнил Пит. — Тогда меня потрясло, что каждый актер в труппе играет так, как будто спектакль поставлен специально для него.

— Вот этим актерам и понадобился деревянный попугай, — объяснил мистер Адамс. — И не только он. Они попросили меня изготовить всю бутафорию для новой пьесы об убийстве.

— Об убийстве?! Па, ты мне не говорил, что это детектив!

— Надо будет нам сходить посмотреть, — вдохновился Пит. — Проверим себя, правильно ли мы определим убийцу до развязки.

Холли Адамс, Питер Хамильтон и Миранда Хант стали называться Юными детективами, после того как первый раз в жизни им удалось раскрыть настоящее преступление. Потом были и другие победы. Но когда им не подворачивалось настоящее расследование, они читали детективы и смотрели сериалы по телевидению, такие, например, как «Спайгласс». А Холли даже вела детективную рубрику в их школьном журнале под названием «Том-там».

— Ну-у, это совсем не то, что разгадывать тайные планы живых людей, — не поддержала его Миранда.

— Но если нам сейчас больше ничего не светит, — возразил Пит.

Холли была с ним согласна.

— Лучше детектив на сцене, чем вообще ничего, — сказала она.

Миранда слегка приуныла.

— Верно, — нехотя призналась она. Потом опять оживилась. — А может быть, убьют именно попугая?

— Старо, как мир… — сморщился Пит.

Холли тоже скривилась.

— Избитая шутка — хуже глотка выдохшейся газировки.

Миранда склонила голову набок и задумалась. Она вела страничку юмора в журнале «Том-там». Сама она часто называла ее страничкой дурацких шуток. Главным было для нее — рассмешить. А смешно или не смешно, она проверяла на своих друзьях, чем изрядно им надоедала.

— Ладно, так и быть, сегодня я не стану доставать вас своими придумками, — снизошла она.

Пит тем временем рассматривал то, что было в мастерской: сосновый шкафчик, пара столиков и почти уже законченное кресло-качалка.

— Вот это суперкласс, мистер Адамс! — с чувством произнес Пит и провел рукой по ручке кресла.

— Я рад, что ты оценил. Я сейчас просто завален заказами.

Холли наклонилась над крышкой одного столика.

— Неудивительно, — сказала она, проведя пальцами по тончайшей фанеровке. — Па, это настоящее произведение искусства.

— В сердце льстец всегда отыщет уголок, — усмехнулся мистер Адамс, но Холли видела, что похвала была ему приятна.

— А я считаю, что вам больше всего удался попугай, — заявила Миранда. — Может, вам специализироваться на попугаях? — Она посадила деревянную птицу себе на плечо и стала кружить по комнате, выкрикивая: «Пиастры! Пиастры!»

— Что такое «пиастры»? — спросила Холли.

Миранда пожала плечами, и попугай свалился на пол.

— Это какие-то монеты, — попыталась объяснить Миранда, поднимая попугая и стряхивая с него пыль. — Что-то вроде золотого дублона или испанского песо. Короче, это слово всегда повторяют в пьесах пираты.

Пит провел пальцем по поверхности деревянной птицы.

— Мистер Адамс, вам небось не один день нужен, чтобы выточить такого попугая? — спросил он.

— Да, но мне это доставляет удовольствие. Особенно делать реквизит для «Лицедеев». Между прочим, мой первый заказ был именно от них.

Мистер Адамс работал адвокатом, но всегдашней его мечтой было бросить все юридические дела и стать краснодеревщиком. Миссис Адамс была «за» и младший брат Холли — Джейми — тоже спал и видел, чтобы папа сидел дома и мастерил свою мебель. Но сам отец семейства боялся оставить надежную работу с постоянным заработком. Однако в свободное время он исподволь шаг за шагом выстраивал свой бизнес.

— Мама говорит, что ты назначаешь слишком низкую цену, — упрекнула его Холли.

— А больше они и не осилили бы. Труппа молодая, начинающая. У них не было средств на дорогой реквизит. Им едва хватает выручки от билетов, чтобы содержать себя.

— Хотя они работают не на какой-нибудь площадке, а в настоящем театральном здании, — заметил Пит.

Мистер Адамс кивнул, снимая тончайшую стружку с поверхности будущего шкафа.

— Но это благодаря мистеру Бэнбери, — повернувшись к Питу, сказал он.

— А кто это?

— Он был владельцем этого театра.

— Почему ты говоришь «был»? — спросила Холли.

— Потому что он умер месяц назад. Я видел его всего пару раз, когда приходил туда. Забавный был старичок.

— Забавный? — сразу оживилась Миранда. — Чем?

— Шутник, насмешник, одним словом, незаурядный человек.

— Вы думаете, сдвинутый?

— Нет, я бы сказал, эксцентричный, — постарался поточнее определить мистер Адамс. — Но он был бесконечно внимателен и добр к начинающим актерам. Вообще обожал театр и увлекался детективами.

— Им для детектива понадобился попугай? — спросила Холли.

— Не только попугай. Им нужны еще кое-какие вещи. — Мистер Адамс поскреб затылок. — Я вроде бы даже пообещал, что доставлю заказ в театр сегодня. Премьера в субботу, но реквизит им нужен завтра для генеральной репетиции.

— А-а-а! На нас сваливается приятное поручение, — усмехнулась Холли.

— Я бы и сам отнес, — смутился мистер Адамс. — Но дело в том, что я должен закончить этот книжный шкафчик. — Вас трое, и вы сможете разделить ношу между собой. Идти недалеко.

— Ну что ж, в порядке отдыха от школы, — пошутила Холли. — Ведь начались каникулы.

— Бедные замученные школой детки! — подмигнул мистер Адамс.

— Нет, мы с удовольствием все отнесем, — вызвалась Миранда. — Только, чур, я несу попугая!

Мистер Адамс показал на большой ящик у стены.

— Боюсь, что и его придется захватить. Но не пугайтесь, он из фанеры. Ты самый высокий, Пит, наверное, тебе его и нести.

Пит вгляделся в ящик.

— Так ведь это гроб! Вот спасибо! — Пит затряс головой, но увидел, как мистер Адамс вручил Холли топор, который выглядел еще натуральнее, чем гроб.

Холли тоже слегка съежилась, но потом обратилась к Питу:

— Знаешь, Пит, если ты позволишь мне положить этот топор внутрь, гроб мы понесем вместе.

Пит ухмылялся, примериваясь к ящику, прикидывая, как его удобнее захватить.

— Топор, попугай и гроб — интересно, — повторял он себе под нос. — Ни за что не пропущу премьеру!

Миранда усадила попугая себе на плечо.

— Пошли, нелетающая птица.

— Я чувствую себя идиотом, — бурчал Пит, когда они с Холли вышли из переулка и несли гроб уже по улице.

Миранда буквально скручивалась от смеха, и какая-то женщина с ребенком в сидячей коляске так и шарахнулась от нее.

— Мы пугаем людей, — закатывалась Миранда. — Смотрите, эта бедняжка едва устояла на ногах.

— Она испугалась твоего хохота, а не нас, — буркнул Пит.

— Ну конечно! А появление двух ребят, которые волокут гроб по улицам Хайгейта[1], это нормально, да?

— Миранда права, — вздохнула Холли. — Беда в том, что гроб совсем как настоящий. Что о нас люди подумают?

Юные детективы бывали в разных переделках, но чтобы тащиться по Хайгейту с гробом на плечах, — это уж ни в какие ворота…

— Если мы встретим кого-нибудь, кто нас знает, я умру со стыда, — простонала Холли.

— Ну, на этот случай — гроб у нас под рукой, — хмыкнул Пит.

— Удивительно, что никто не позвал полицию, — недоумевала Миранда. — Просто интересно, с чем нужно выйти на улицы Лондона, чтобы обратить внимание прохожих?

— Пока что только ты одна и удивляешься, — заметила Холли. — Не озвучивай вслух своих идей — я не вынесу позора.

Миранда улыбнулась.

— Но вообще-то меня больше интересует сюжет пьесы, — перешла она на другую тему. — Почему понадобился такой реквизит: гроб, попугай и топор?

— Скоро узнаем, — успокоил ее Пит. — Мы уже совсем рядом. Вот Пексниф-лейн, а вон театр.

С большой улицы они свернули на маленькую и сразу увидели рекламный щит, на котором было объявление о премьере.

— М-м-м! Афиша мне нравится, — сразу отреагировала Миранда.

Юные детективы остановились у щита. Название пьесы было выведено на черном фоне ярко-красными буквами, и брызги красной краски вокруг символизировали кровь.

— «Гроб для усопшего?» — прочитал Пит вслух. — Странный вопрос. А для кого же еще? — с удивлением добавил он.

Глаза Миранды заискрились.

— Может быть, в том-то все и дело, что похоронили кого-нибудь живого…

— Фу ты, Миранда, — отмахнулась от нее Холли. — Придет же такое в голову.

— Та-ак! — Пит с облегчением вздохнул, когда прислонил ящик к стене. — Теперь надо подумать, как попасть внутрь.

— Где-то должен быть служебный вход, — сказала Холли. — Постойте, я сбегаю посмотрю.

— Нужно обойти здесь, — показал рукой Пит на узкий проход вдоль одной стены театра.

Проход оказался таким узким, что в нем было темно даже днем. Холли слегка передернуло, но очень быстро она увидела табличку «Служебный вход», и дверь была открыта. Она просунула голову и всмотрелась в темноту вестибюля. У самой двери была огорожена и застеклена часть помещения, наподобие вахтерской будки или конторы администратора.

— Вам чего? — спросил кто-то грубым голосом, и Холли вздрогнула от неожиданности.

— О-о! — только и смогла она произнести, когда разглядела, что в застекленной конторе за столом сидел человек. Стол был завален афишами и программками, а человек сражался с застрявшим ящиком, который ему не удавалось вытащить.

— Извините, я не увидела вас сначала.

Ответа не последовало, и Холли нахмурилась. Человек был настроен недружелюбно.

— Кхм, — кашлянула Холли, — извините, что я вам мешаю, но мы принесли реквизит для постановки и хотели бы его передать.

— Какой реквизит? — Человек поднялся из-за стола. Он был невысокого роста, ненамного выше Холли, с клочковатыми волосами и близко посаженными глазами.

— Попугая, топор и гроб, — отчеканила Холли, инстинктивно шагнув назад.

Человек удостоил ее каким-то отталкивающим смешком.

— Вы можете унести все это обратно.

У Холли глаза вылезли на лоб.

— Как это? Почему? Мы ведь специально сюда пришли. Разве актерам все это не нужно?

Человек теперь смотрел прямо ей в лицо.

— Нет, не нужно, — как отрубил он. — И не мешай мне работать. — Он подошел и закрыл стеклянную дверь.

Холли постояла и увидела, что он снова вернулся к столу, чтобы одолеть злополучный ящик. До чего неприятный тип!

Она толкнула стеклянную дверь и стояла теперь не на пороге служебного входа, а на пороге застекленной комнатки, пока мужчина не поднял голову.

— Объясните, почему им не нужен реквизит. Мой папа проработал над ним много часов.

— Ты еще здесь? — только и сказал он в ответ.

Холли ничего не ответила, но и не сдвинулась с места.

— Никакого спектакля не будет. Он отменен. А теперь мотай отсюда! Пока я не вышвырнул тебя вон.

Холли была настолько ошеломлена, что она автоматически сделала то, чего от нее ждали. Она оказалась в переулке, до того как успела осознать, что произошло. «Спектакля не будет? — думала она, когда возвращалась к главному входу театра. — Что же тут стряслось?»

Глава II

Юные детективы в курсе дел

— Вы даже представить себе не можете, что случилось! — выкрикнула Холли, появляясь из-за угла. — Что-то запредельное!

Пит и Миранда повернулись в ее сторону.

— У тебя и в самом деле ошалелый вид, — нахмурилась Миранда.

— Я озверела. Вся папина работа — коту под хвост. О чем только люди думают в этой труппе?!

— Погоди! Ты о чем? — прервал ее Пит.

Только Холли собралась объясниться, как открылась парадная дверь театра, из нее вышла молодая женщина и стала втаскивать рекламный щит с улицы в помещение. На вид ей было лет двадцать. У нее были коротко стриженные темные волосы и худенькое лицо с утонченными чертами.

— Здравствуйте, — обратилась к ней Миранда. — Мы принесли вам реквизит для спектакля.

Юная особа подняла глаза, и у Холли перехватило дыхание — настолько печальным был ее взгляд.

— Что-то не так? — спросил Пит.

Темноволосая девушка посмотрела на него и покачала головой.

— Все не так. — Она попыталась улыбнуться.

— Из-за того, что спектакль отменяется? — спросила Холли тихим голосом.

Миранда и Пит оторопели.

— Как? — вскрикнул Пит.

В глазах девушки тоже отразилось крайнее удивление.

— Откуда вы знаете? Мы сами узнали об этом только что. Ужасно! Для нас это трагедия!

Холли прикусила губу. Значит, актеры вовсе не виноваты, что спектакля не будет.

— Я зашла внутрь со служебного входа, и там какой-то дядька мне сказал, что реквизит вам не нужен, что спектакль отменяется.

До Миранда наконец дошло.

— Вот почему ты была такая пришибленная, — с пониманием взглянула она на подругу.

— Я решила, что актеры передумали выступать, — оправдывалась Холли.

Но сейчас девушка была озадачена другим.

— Разве мистер Дженкинз еще там? Я считала, что он ушел. Джайлз уволил его в ту же минуту, как отменил спектакль.

Холли вспомнила поведение человека в администраторской. Неудивительно, пожалуй, что он вел себя так, если он только что потерял все.

— Послушайте, — обратился Пит к девушке, — вы не хотите рассказать нам, что здесь происходит? А вдруг мы сможем вам помочь?

У девушки глаза были полны слез, и она говорила с трудом.

— Нам велено убраться из театра, и как можно скорее. Мы перестали существовать. Все, что мы сделали, и что мистер Бэнбери сделал для нас, уничтожено. И все потому, что нет завещания, которое он оставил.

— Какое отношение имеет завещание к отмене спектакля? — спросила Миранда.

Девушка вытерла глаза и высморкалась.

— Мне лучше объяснить все с самого начала.

— Было бы неплохо, — сказала Холли.

— Мы все так трудились над этой пьесой, которую Стив написал специально для мистера Бэнбери, потому что тот любил детективы. И когда мистер Бэнбери умер, Стив все-таки продолжал работу в память о нем. Ему она наверняка понравилась бы. И мы уже распродали все билеты на премьеру. — Девушка снова зашмыгала носом и высморкалась. — А теперь нам не дают ее сыграть.

Холли, Пит и Миранда только переглядывались, пока еще не улавливая связи.

— А при чем тут завещание? — снова вылезла с вопросом Миранда.

— И кто такой Джайлз, о котором вы говорили? — не удержалась и Холли.

— Я чувствую, что меня понять трудно. — Девушка шмыгнула носом в последний раз и объявила: — Меня зовут Джоан Картрайт. По-моему, эти вещи лучше внести внутрь. — Она растворила входные двери и жестом пригласила Юных детективов идти за ней в фойе. — Еще есть маленькая надежда, что премьера состоится, — говорила она, прислоняя щит к стене. — Сейчас этот самый Джайлз — племянник мистера Бэнбери — в театре. И Стив, наш главный, пытается уломать его, чтоб он позволил нам сыграть премьеру.

— А почему требуется его разрешение? — спросил Пит, когда они следом за Джоан входили в двери театра.

— Потому что он хочет продать театр как можно скорее.

— У него есть на это право? — удивилась Холли.

Джоан только пожала плечами:

— Он считает, что да. Судя по всему, мистер Бэнбери не оставил завещания, а Джайлз его единственный наследник. — Джоан толкнула дверь, ведущую в зрительный зал.

— Вау! — сорвалось с языка у Миранды. — Суперкласс!

Холли оглянулась по сторонам. Зал был небольшой, но в нем было все, как в настоящем академическом театре. Ряды красных бархатных кресел стояли на полу под большим наклоном к сцене. Балкон проходил по трем сторонам.

— Посмотри на эти уютные ложи, какие они нарядные! — восхитилась Миранда. — В такой ложе сразу почувствуешь себя королевой.

Холли посмотрела, куда показывала подруга. С обеих сторон сцены было по две ложи, каждая могла загораживаться шторой в цвет кресел. Потом она перевела взгляд на сцену, где стояли несколько человек и что-то обсуждали.

Среди них был мужчина средних лет в черном костюме. Он стоял спиной, и Холли разглядела его лысеющую голову.

— Это Джайлз Бэнбери, — пояснила Джоан. — А вон тот блондин — Стив. Он актер, режиссер и менеджер по совместительству. Фактически он глава труппы. Сам он начинал с нуля. Потом уже, когда мистер Бэнбери побывал на нашем спектакле, он предложил нам этот театр.

Холли посмотрела на высокого, худощавого молодого человека с копной светлых волос. Лицо его выражало беспокойство и даже тревогу. Рядом был другой молодой человек, рыжеволосый, и две молодые женщины — одна светлая, другая темненькая. Они держались вместе.

Говорил человек в черном костюме, и каждое его слово долетало до задних рядов зрительного зала, хотя он стоял спиной.

— Все, что мне от вас нужно, — это чтобы вы съехали отсюда как можно скорее. Застройщику необходимо начать работу. Дело не терпит.

— Но мы не можем просто взять и уйти, — сказал рыжеволосый. — Мы репетируем пьесу много недель. Зрители знают это и ждут. Мы не можем их подвести.

Человек в черном костюме цинично расхохотался.

— Да, искусство не переживет такой утраты. Смешно! Что вы о себе думаете? Что вы труппа Королевского шекспировского театра? Кучка бездарных прихлебателей, которая беззастенчиво залезла в кошелек к моему дяде.

— Неправда! — вскипела светловолосая молодая женщина и выступила вперед. Лицо ее пылало от гнева, и глаза потемнели. — Вы не имеете права так говорить! Ваш дядя ценил нас, мы это чувствовали. Он относился к нам так, потому что любил театр и считал, что театр нужен. И мы ни разу его не подвели. Люди все время ходили на наши представления, и зал был всегда полон. Если бы мы были бездарными… — Она задохнулась, и вперед выступил Стив. Он обнял ее за плечи.

— Не принимай близко к сердцу, Пен, — сказал он. Потом посмотрел на Джайлза Бэнбери: — Вам всегда не нравилось, что ваш дядя покровительствовал нам.

— Да, не нравилось. И теперь я больше не намерен с этим мириться. Вы закрыты, и вам нужно поскорее это осознать. Я даю вам завтрашний день на сборы и хочу, чтобы к субботе вы все убрались отсюда. — Он развернулся и направился к выходу.

— Но в субботу премьера, — выступила вторая молодая актриса. Ее темные волосы падали ей на глаза, и она импульсивно отбрасывала их назад. — Вы должны дать нам возможность ее сыграть. Этот спектакль посвящен вашему дяде, — выкрикнула она в конце.

Джайлз оглядел ее холодно с головы до ног.

— Забудьте об этом. Теперь этот театр мой, и вы с этим не можете ничего поделать.

— Смогли бы, если бы нашли завещание, — негромко проговорила темноволосая актриса.

Джайлз, который уже уходил, остановился и повернулся к ней.

— Что-что вы сказали?

— Перестань, Тина, — попытался остановить ее Стив.

Но Тина продолжала, глядя Джайлзу прямо в глаза.

— Мистер Бэнбери постоянно говорил нам, что театр останется нам по завещанию, — отчеканила она каждое слово.

На это Джайлз Бэнбери картинно расхохотался.

— Это означает, что он вам надул. Завещания-то не было.

— Было! — крикнула Тина. — Мистер Бэнбери не мог нас обманывать!

— Ну и где же оно? — прищурился племянничек.

Тина беспомощно покачала головой, и было видно, как с Джайлза сошла напряжение, и он снова распустил язык:

— Неужели вы думаете, будто он и вправду мог оставить такое ценное имущество кучке бездельников!

Миранда задохнулась от гнева и вцепилась в руку Холли.

— Какая низость! — сказала она с сердцем, и голос ее сразу был услышан.

Джайлз Бэнбери стал всматриваться в зрительный зал.

— Кто это там? Что вы тут делаете?

— Это ребята, которые принесли заказанный для премьеры реквизит.

Джайлз подбоченился и издевательски посмеивался:

— Скажите им, чтобы они не беспокоились. Премьеры не будет. — И он демонстративно стал удаляться со сцены.

Здесь подала голос Холли.

— Но, по-моему, билеты все проданы, — спокойным голосом сказала она.

— Тебе-то что с того?! — Глаза племянника злобно сузились.

— Лично мне — ничего. Но разве вы не обязаны вернуть деньги за каждый проданный билет?

— Обязаны, — подхватила Пен. — И придется отдать.

— Вы потеряете много денег, — сказал Стив спокойно.

Джайлз остановился и медленно развернулся в обратную сторону.

— Что вы имеете в виду?

Стив держался равнодушно.

— Мы распродали билеты на неделю вперед. Если вы отменяете представление, деньги за билеты нужно вернуть. Но не только это. Еще стоимость спектакля: костюмы, декорации, реквизит. Отменять спектакль внезапно вообще дорогое удовольствие.

— Сколько? — коротко спросил Джайлз.

— Несколько тысяч фунтов, — брякнул Стив просто так, с потолка — первое, что пришло на ум. — Хотя для вас, может быть, это и не сумма.

Джайлз Бэнбери шумно вздохнул и сунул пятерню в свои редеющие волосы.

— Несколько тысяч… Я не могу позволить себе так разбрасываться деньгами. Ладно! Играйте! Но я предупреждаю, что и минуты больше я вас здесь не потерплю. И еще я намерен получить прибыль от этого спектакля.

Холли, Пит и Миранда видели, как он спустился со сцены по боковым ступенькам и пошел через зрительный зал по среднему проходу. Когда он поравнялся с ними, он наградил их уничтожающим взглядом и проплыл в двустворчатую дверь, открывающуюся в любую сторону. И через несколько секунд они услышали, как хлопнула входная дверь театра.

На сцене послышались выкрики, и Джоан понеслась к своим по проходу.

— Здорово, Стив, молодец! — крикнула она, когда уже впрыгнула на сцену. — Идите сюда! — позвала она Холли, Пита и Миранду.

— Блеск! — восхитилась Тина.

Стив распростер руки в сторону ребят и смотрел на Холли.

— Это не моя заслуга. Я бы ни за что не додумался, что его сможет остановить возврат денег за билеты.

Холли вспыхнула при этих словах. Она только что взобралась на сцену вслед за Питом и Мирандой.

— Извините за то, что мы вмешались, — сказала она, — но это была вопиющая несправедливость.

— Правильно сделали, — заключила Джоан. — Пожалуйста, вмешивайтесь в любую минуту.

— Да уж, мы должны вас поблагодарить, — подхватила Тина. Потом сдвинула брови: — А вы вообще-то кто такие?

Холли выставила вперед топор.

— Я Холли Адамс, мой папа делает эту бутафорию.

— Прекрасно! — воскликнул Стив. — А где остальное?

— В фойе, — ответил Пит.

Парень с рыжими волосами посмотрел на Пита с сочувственной улыбкой.

— Неужели вы несли гроб прямо по улице?

Пит улыбнулся в ответ.

— Выбор был небольшой: или на руках, или на автобусе, — сказал он и представился: — Меня зовут Питер Хамильтон.

— А я Миранда Хант. — Миранда повернулась лицом к зрительному залу. — До чего же здорово играть на сцене перед публикой!

— Да, верно. Хотя бывает и страшно, — слегка поежилась Пен. — Но мы все обожаем играть. А эта пьеса, пожалуй, наша самая лучшая работа. Классический детектив в замкнутом кругу. Было бы ужасно, если б его нужно было отменить.

— И все-таки нам придется расстаться с этим театром, — печально произнесла Тина.

— Но по крайней мере мы сможем сыграть спектакль, показать работу, — сказал рыженький. — Меня зовут Рэй.

Тина упрямо тряхнула головой:

— Мы совсем не готовы были терять эту сцену. Ведь мистер Бэнбери обещал отдать театр нам. А он никогда не изменял своему слову.

— Но все-таки, Тина, — заметила Пен с невеселой улыбкой, — нельзя же сказать, что он впрямую дал слово оставить нам театр.

— Что конкретно он говорил? — спросил Пит.

— Он говорил, как мы должны заработать право на свой собственный театр.

— Только говорил? — переспросила Миранда. — Разве завещание — не письменный документ?

Холли призадумалась.

— Я спрошу у папы.

Рэй недоуменно посмотрел на нее, и она немного смутилась:

— Мой папа юрист по профессии, а столярничает он для души, в свободное время.

— А-а-а, — сказала Пен, — так, может быть, он чем-нибудь нам поможет?

— Найти завещание юрист помочь не может, — мрачно изрекла Тина. — Он может помочь истолковать его, но сам документ должен быть.

— Кстати говоря, — вмешался Стив, — если мистер Бэнбери и написал завещание, то я уверен, без юриста его нельзя будет истолковать.

— Да, папа говорил, что он был… эксцентричным.

Стиву захотелось его защитить.

— Но это были не стариковские чудачества. Если вспомнить хотя бы то, что он дал нам право пользоваться театром без арендной платы при условии, что качество исполнения будет как в академическом театре. Я не встречал более умного руководителя.

— Он умел вести и финансовые дела, — добавил Рэй. — И учил нас понимать, что такое бизнес.

— Очень многому мы от него научились, — сказал Стив, — и это не пустые слова, что нам будет его не хватать.

— Но он обожал розыгрыши, — вспомнил Рэй. — Он однажды подложил Тине в коробку с гримом настоящее чучело мыши.

— Я подпрыгнула чуть не до потолка, — подтвердила Тина. — Никогда нельзя было угадать, что он еще задумал.

— По рассказам он мне очень нравится, — призналась Холли.

— Да уж, не в пример своему племянничку, — вставила слово Миранда. — Она посмотрела в зрительный зал. — Просто несправедливо, что вся эта красота достанется такому чудовищу.

— Он собирается продать его агенту по недвижимости, какому-то Симпсону, — сказал Стив. — Они задумали разобрать театр и построить здесь супермаркет.

Пен вздохнула:

— Мистер Бэнбери отвергал все предложения этого агента, а Джайлз все время нажимал на дядю, чтобы тот уступил.

— Зачем? — удивилась Миранда.

— Кто знает? — ответила Пен. — Джайлз работает в местном агентстве по недвижимости — его офис на улице Диплок, — и, вероятно, у него какие-то дела с этим Симпсоном.

— Но ведь это немыслимо! — ужаснулась Холли.

Стив был с ней согласен.

— А мы ничего не можем поделать. Театр уже принадлежит Джайлзу.

— Если вы не найдете завещание, — сказала Миранда.

— Если оно вообще существует, — горько вздохнул Стив.

— Но подождите, — продолжала докапываться Холли, — если завещание было, поверенный мистера Бэнбери должен был знать о нем. Мне кажется, это обязанность адвоката.

— Да, но в этом-то как раз вся загвоздка.

Холли, Пит и Миранда уставились на Стива.

— Мы говорили с его адвокатом, — объяснил Рэй. — Он подтвердил, что завещание было написано, но мистер Бэнбери взял его, чтобы внести изменения.

— Когда это было? — спросила Миранда.

— Около года назад, — ответила Тина. — Примерно тогда же он объявил, что хочет оставить нам театр.

— Но, может быть, он так ничего и не изменил в нем? — предположила Миранда.

— Я уверена, что изменил. Никогда он не бросал слова на ветер.

— А что конкретно он обещал? — допытывалась Холли.

Тина сдвинула брови, припоминая:

— Он сказал: «Вы получите этот театр по завещанию при условии, что проявите настоящую смекалку».

— И это все? — удивился Пит.

— Да, — кивнула головой Тина.

— Ну и ну! — вздохнула Холли. — Он и в самом деле был большой оригинал.

— Да уж, — заметил Пит. — Получается, что в смекалке вы должны состязаться с племянником.

— А не мог мистер Бэнбери спрятать завещание, чтобы оно ни при каких условиях не попало в руки Джайлза? — задалась вопросом Миранда.

— И вообще забыть о нем, — добавил Пит. — Пожилые люди бывают очень забывчивы.

У Стива на лице изобразился непроходимый пессимизм.

— Тогда оно может оказаться где угодно, — вздохнул он.

Холли задумалась.

— Почему он не вернул его своему адвокату? Что, если он сделал это намеренно?

— Зачем? — Джоан недоуменно подняла глаза на Холли.

— Мистер Бэнбери хотел превратить это в игру, — ответила за нее Миранда. — Он же сказал, что хочет дать актерам заработать эту собственность, проявив смекалку. Это испытание для вас.

Холли сразу согласилась с Мирандой.

— И это означает, что завещание спрятано в таком месте, которое часто мелькает у вас перед глазами.

— Например, в самом театре, — сказал Пит.

— В каждый угол заглянули, — ответил Стив.

— Да? — удивилась Миранда. — Выходит, вы были уверены, что завещание есть, и что оно спрятано?

— Хотелось верить и мне, и всем остальным. Но мы перерыли в театре все. Никаких следов.

— Больше у нас нет времени искать, — вздохнул Рэй. — Нам нужно сыграть спектакль.

Холли, Пит и Миранда смотрели друг на друга и думали одно и то же.

— Занимайтесь спектаклем, все остальное выкиньте из головы, — убежденно сказала Миранда. — Теперь, когда Юные детективы в курсе дел, положитесь на них.

Глава III

Шкатулка с секретом

— Но миссис Мэриветер мертва, — со стоном произнесла Джоан, глядя на лежащую у ее ног Пен. — И я должна знать, кто ее убил.

— Круто, — сказал Пит, когда репетиция окончилась. Актеры повернулись к Юным детективам, которые смотрели репетицию из-за кулис, и поклонились им.

Холли, Пит и Миранда без раздумий приняли приглашение Стива поприсутствовать на прогоне спектакля.

— Просто чудо, — задыхаясь, говорила Миранда, прислонившись к стене, на которой был пульт управления. Что-то зажужжало, и занавес начал опускаться.

— Миранда! — крикнул Пит, бросившись к пульту. Он поспешно поднял какой-то рычажок, который она задела спиной, и занавес опять пополз вверх. — Осторожно!

Но Миранда и не поняла, что случилось. Она уже бежала на сцену излить свой восторг, хлопала изо всех сил и кричала: «Браво! Бис!»

Актеры поклонились еще раз и еще ниже.

— Первый акт — просто блеск! — говорила Холли, выходя за Мирандой. — А что будет в последнем акте? Хозяйку дома в самом деле убили?

— Нет, — встряла в разговор Миранда. — Я считаю, что она притворяется и обязательно встанет из гроба, чтобы задушить эту мерзавку, леди Чамлей-Смит. Она настоящая ведьма! — Миранда прикусила язык, а потом сказала: — Извините, Тина.

— Не извиняйся, это большой комплимент, — засмеялась Тина и поклонилась ей.

— А по-моему, убил садовник, — выступил со своей версией Пит. — Рэй производит впечатление хладнокровного злодея, особенно с этим топором в руках.

— Так я же садовник и вырубаю яблони. Что может быть у меня в руках?

— Так не терпится досмотреть до конца, — сказала Холли. — Когда вы будете репетировать остальное? И когда появится Стив?

Стив улыбнулся:

— Я играю детектива и появлюсь только во втором акте. А третий акт нельзя репетировать при зрителях. Это испортит все впечатление.

— Конечно! Как можно! — заявила Миранда. — Ты, Холли, лишена ощущения драматизма.

— А ты лишена вообще всяких ощущений, — проворчал Пит, подхватывая какую-то вазу, которая уже летела со стола от неукротимых жестов Миранды.

— Это актерский темперамент, — объяснила Миранда, резко откидывая назад длинные волосы.

Рэй засмеялся.

— Ты должна стать актрисой, Миранда.

— Она уже актриса, — сказала Холли.

— Стив, может быть, тогда проблема со служанкой в третьем акте решена? — спросила Пен.

Стив с некоторым сомнением посмотрел на Миранду, когда она вышла на авансцену, поклонилась пустому залу со словами: «Мои дорогие зрители», — и прижала руки к груди.

Холли закатила глаза.

— Надеюсь, она не опрокинет рампу.

Стив засмеялся.

— Вам втроем хотелось бы прийти на премьеру? — неожиданно спросил он.

— Вы еще спрашиваете? — широко открыла глаза Холли.

— А сколько стоит билет? — спросил Пит.

— Какая может быть плата! — вмешалась Джоан.

— Конечно! Вы будете нашими гостями, — подхватила идею Тина.

— Вы сможете сидеть в одной из наших лож! — Пен показала в сторону тех красивых зашторенных балкончиков, которыми так залюбовалась Миранда.

— А я думала, что места в них проданы, — сказала Миранда.

— Нет. Мы всегда оставляем эти места для самых почетных гостей, — объяснила Джоан.

— Например, для крутых продюсеров, — пошутил Рэй.

— Блажен, кто верует, — засмеялся Стив.

— И для нового владельца театра, драгоценного Джайлза Бэнбери, — сказала Тина. — Он наверняка сядет в ложу своего дяди.

— А может, он вообще не придет, — предположила Джоан.

— А если наоборот — придет, и ему все так понравится, что он передумает разорять театр, — размечталась Пен.

— Держи карман шире, — сказал Рэй. — Но не потому, что мы недостаточно хороши…

— Мы поместим в нашем школьном журнале самый восторженный отзыв! — размахнулась Миранда.

— Не рано ли говорить об этом, — отрезвила ее Пен.

Миранда не собиралась слушать такие доводы.

— Вы сыграете с блеском, я знаю. — Миранда посмотрела на ложу и добавила: — Мне нужно надеть диадему, чтобы соответствовать.

— Я никогда не сидела в ложе, — сказала Холли.

Пен улыбнулась.

— Из каждой ложи есть своя дверь в коридор, и ты чувствуешь себя как в отдельной комнатке, в коробочке.

— Кстати о коробочке, — спохватился Стив. — Я вспомнил. — Он встал, подошел к столу, где был реквизит, и вернулся на место с какой-то шкатулкой в руках.

Ларец был настоящий, старинный, размером с коробку для обуви.

— По пьесе это шкатулка для драгоценностей, — сказал он. — Но в ней испортилась крышка — выскочили все шарниры. И получается странно, что у ларца, где прячут фамильные бриллианты, отваливается крышка. — Как ты думаешь, — обратился он к Холли, — твой папа смог бы ее починить? Мистер Дженкинз не смог — для него это слишком тонкая работа, — добавил Стив.

Холли взяла в руки шкатулку. Крышку украшала изящнейшая инкрустация. Судя по всему, когда-то это была красивая и совсем не дешевая вещь. Но сейчас она выглядела обшарпанной, поцарапанной и с отпадающей крышкой. Холли сразу увидела, что шарниры нельзя подвинтить — как будто шурупы были вырваны с мясом.

— Здесь нужна новая опора, — сказал Стив.

Холли была рада, что он понимает, что работа предстоит тонкая и трудоемкая.

— Я уверена, что папа сможет. Я возьму ее с собой.

Пит посмотрел на часы.

— Ничего себе! Нам давно пора…

Миранда расстроилась.

— Как раз когда я стала балдеть от сцены, мы должны уходить!

Пит протянул ей руку и потащил за кулисы.

— Пошли, пошли, — приговаривал он.

— Я принесу шкатулку обратно, как только папа ее починит, — на прощание сказала Холли.

— Заранее спасибо! — искренне благодарил Стив. — Ты понимаешь, что она нужна к премьере. Главное действие разворачивается вокруг нее.

— Вот, оказывается, где собака зарыта! — сказала Миранда, когда они направлялись к выходу. — А почему эта шкатулка так важна?

— Потому что леди Чамлей-Смит хранит в ней свои бриллианты, — ответила Холли. Потом приостановилась и спросила: — Вы уверены, что мы идем в ту сторону?

— Конечно, — успокоил ее Пит. — Так тоже можно пройти. Тот коридор ведет к гримерным. Из него мы обязательно выйдем к служебному входу.

Они стояли у чугунной лестницы и видели кусок этого коридора, в который выходило множество дверей. Юные детективы стали спускаться.

— Ш-ш-ш! — приложила палец к губам Холли.

— Что там? — тихо спросила Миранда.

— Голоса. Похоже на Джайлза. А я думала, что он ушел.

— А с кем он говорит? — так же тихо спросила Миранда.

Холли постаралась заглянуть за угол.

— По-моему, тот самый, кто сидел у дверей, когда я первый раз вошла, и объявил, что спектакля не будет.

— Дай посмотреть, — и Миранда втиснулась впереди Пита.

— Осторожно! — вскрикнул он, но шкатулка уже выпала у него из рук.

Раздался характерный грохот, когда она бухнулась на пол и, конечно, отскочила крышка.

— Прости, я не хотела, — залепетала Миранда.

— Слава богу, она без бриллиантов, — пошутила Холли.

Послышались шаги, и из-за угла появился человек.

— По-моему, я вам уже объяснил, что здесь вам делать нечего, и чтобы вы убирались отсюда, — не поменяв своего тона, высказался мистер Дженкинз.

Холли глотнула воздух.

— Мы как раз уходим, — успокоила она его.

— А что это у вас в руках? Это театральное имущество? Мне строго-настрого приказано не давать выносить из помещения ничего, что принадлежит театру.

— У нас есть разрешение, — сказала Миранда. — Мы несем эту шкатулку в починку к отцу этой девочки, Холли Адамс.

Холли полезла в карман джинсов и извлекла карточку своего отца, где черным по белому было написано: «Мебель на заказ. Реставрация».

Мистер Дженкинз почесал затылок.

— Я ничего об этом не знаю. Знаю только, что мистер Бэнбери не разрешил выносить из театра ни нитки.

— Мистер Джайлз Бэнбери? — спросил Пит.

Мистер Дженкинз уставился на него.

— Конечно, Джайлз Бэнбери. Он был здесь минуту назад. А вы про кого подумали?

— Он передумал вас увольнять? — участливо спросила Миранда. — Вы теперь опять у него на работе?

Мистер Дженкинз слегка оторопел.

— Какое вам дело, на кого я работаю, — повысил он тон. — Уходите отсюда, чтобы я больше не видел вас в театре!

— Вот это да! — пропела Миранда, когда они вышли на Пексниф-лейн. — Ну, Холли, расскажи мне о том, как тебе его жалко — бедненького, уволенного!

— Да уж, — согласилась Холли. — Но, в сущности, задавленный, бесправный человечек не личность.

— Но и оказаться без работы так, вдруг — тоже не фунт изюму, — сказал Пит. — Ну, да ладно, хватит о нем. Подумаем о завещании.

— Сначала выслушаем мнение специалиста, — предложила Миранда.

Холли сделала удивленное лицо.

— Каким образом?

— Поговорим с твоим отцом.

— Точно! — сказала Холли и добавила: — Возвращаемся ко мне. Молочный коктейль и бутерброды обеспечены.

— Тогда поторопимся! — Пит в предвкушении потер ладони.

— Ну как, пап, ты сможешь его починить?

— Конечно, папа сможет, — ответил за него Джейми, опершись на рабочую табуретку мистера Адамса. — Папа может починить все. Он только что починил мой плейер с наушниками.

— Ты хочешь сказать — мой плейер! — Холли протянула руку, чтобы взять свою вещь.

Джейми рванулся к двери и выкрикнул, обернувшись:

— Почему же ты не попросила папу починить?

— Вот что значит — иметь братика! — посмотрела Холли на друзей. — Но по крайней мере, после его слов я уверена, что принесла шкатулку не зря.

— «Лицедеям» эта шкатулка необходима на премьеру, — обратилась Миранда к мистеру Адамсу напыщенным тоном, тряхнув головой и приняв неестественно важный вид. — Нельзя допустить, чтобы ключевая деталь в пьесе не сработала.

Мистер Адамс посмотрел удивленно сначала на нее, потом на Пита.

Пит тоже слегка обалдел, но потом нашелся.

— Она собирается стать актрисой, когда вырастет.

— Если вырастет, — поправила его Холли.

Мистер Адамс осмотрел шкатулку.

— Ничего трудного здесь нет. — Он с восхищением стал рассматривать инкрустацию. — Хорошая вещь. Это ореховое дерево, и узор благородный. Просто удивительно, что они используют шкатулку такой тонкой работы как бутафорию.

Холли немного сморщила нос.

— Что ты! Посмотри, какая она покорябанная, вся в царапинах. — Холли подняла крышку. — А подкладка? Вся истертая! — Она подцепила уголок подкладки, чуть отошедшей от крышки.

— Ничего страшного, — сказал мистер Адамс. Ловкими движениями пальцев он распрямил подкладку и аккуратно подсунул ее внутрь. — Я прикреплю ее. А вообще работа не займет много времени.

— А у них и нет времени. Она нужна им очень скоро, — улыбнулся Пит.

Холли рассматривала внутренность шкатулки. Дно было очень близко, что означало, что под ним было еще отделение. Так и оказалось. Первое было не дном, а как бы второй крышкой. Холли ее подняла и увидела под ней достаточно глубокое отделение, которое было разделено на две секции.

— Стив говорил, что в таких шкатулках хранят драгоценности.

— Да, — согласился мистер Адамс, — это ларец викторианской эпохи, и он стоил бы очень дорого, если бы был в хорошем состоянии.

Холли засунула руку внутрь и обнаружила кнопку. Она нажала ее.

На глазах изумленных ребят секции разъехались, но не до конца, а открыли пространство сантиметров в тридцать.

— Потайное отделение! — ахнула Миранда.

— В шкатулке для бриллиантов… — выдохнул Пит.

Мистер Адамс улыбался.

— Сколько живу, никогда такого не видал. Только слышал. Посмотрите, настоящее двойное дно. Интересно, что там держали? — Он все осмотрел, ощупал и заключил: — Ящичек очень плоский — он для какого-нибудь сверхценного колье.

— А вдруг там что-нибудь еще лежит? — в нетерпении воскликнул Пит.

Открывшееся дно было пустым, но оно простиралось под разъехавшиеся секции, которые нависали над ним. Однако пространство было таким узким, что не всякая рука пролезла бы туда, чтоб исследовать каждый уголок.

Миранда просунула туда пальцы.

— Ничего там нет, — уныло произнесла она. Но вдруг просияла: — Я ошиблась, что-то есть в самом уголочке.

— Что? Кольцо? Брошь? — с замиранием сердца проговорила Холли.

— Ухватила! — Лицо Миранды даже сморщилось от усилий.

— Давай же скорей сюда! — аж подпрыгнула от нетерпения Холли.

Даже мистер Адамс вытянул шею, чтобы поскорее увидеть, что там нашлось.

— Просто какие-то бумажки, — разочарованно протянула Миранда. — Им, поди, сто лет.

— Это все?! — сникла Холли. — Какая жалость!

Миранда тем временем рассматривала вытащенные смятые листки.

— Ничего интересного, — ворчала она. — Старые квитанции, кулинарные рецепты… Нет, стойте, — что-то есть. Она распрямила одну бумажку на табуретке мистера Адамса. — Стишок! — объявила она.

— Стишок?! — удивилась Холли. — Дай взглянуть. — Она взяла листок и прочитала вслух:

Снаружи меня ты не обнаружишь,
Да и внутри — как ни гляди.
Лишь ключ к сердцевине
Секрета невинного
Откроет меня и тебя наградит.

— Надо же! К чему держать такую чушь в секретном отделении? — высказался Пит.

— А если это секретное послание! — сразу взыграло воображение у Миранды.

— Не похоже, — возразила Холли.

— Оно и не должно быть похоже, — прицепилась к слову Миранда. — Какое же получится тайное послание, если каждому будет понятно, что это шифровка.

— Просто шарада, при чем тут шифровка, — не соглашался Пит.

— И шарада, и шифровка, — настаивала Миранда. — Двойное прикрытие. Для узкого круга заговорщиков. Может быть, шпионская сеть.

— Скорее всего, если и шифровка, то она оказалась невостребованной, — сказал Пит. — Я читал про такие случаи.

Мистер Адамс засмеялся.

— Насчет шпионов ничего не могу сказать, но то, что люди проявляют интерес к тайникам, секретным знакам, — это я точно знаю.

— Ты считаешь, что мы тоже? — спросила Холли.

— О присутствующих не говорят.

— Если этот ларец викторианских времен, представляете, сколько лет могла проваляться здесь эта бумажка?

Пит стал рассматривать ее и сразу отверг предположение Миранды.

— Записка совсем не старая — видно по бумаге. И все остальные бумажки тоже современные.

— Но почерк какой-то допотопный, — заметила Холли, глядя в текст шарады через плечо Пита.

— Ну что, троица! Дадите мне сегодня поработать? Если труппа хочет получить шкатулку к премьере, не пора ли вам удалиться из мастерской.

Холли мечтательно положила руку на крышку ларца и подняла глаза к небу.

— Ну почему здесь не оказалась какая-нибудь диадема или колье вместо бессмысленных стишков! «Лицедеи» смогли бы выкупить театр.

Мистер Адамс посмотрел на нее с сочувствием.

— Они и вправду должны после премьеры убраться из театра?

— Да, пап. Племянник мистера Бэнбери продает помещение театра какому-то Симпсону, который занимается недвижимостью.

— Я спрошу у папы, кто этот Симпсон, — грустным голосом произнес Пит. Его отец работал архитектором.

— О, чуть не забыла, мистер Адамс, — обратилась Миранда к отцу Холли. — Мы хотели у вас кое-что узнать. Если кто-то обещает кому-то оставить что-то по завещанию, а тот кто-то не может найти это завещание, что тогда?

Мистер Адамс повернулся к своей дочери.

— Холли, ты можешь перевести?

Холли уже открыла рот, чтобы изложить суть дела, как мистер Адамс поднял руку, останавливая ее:

— Я шучу. Я все понял. Так вот: если кто-то хочет доказать, что ему оставлено что-то по завещанию, он должен предъявить это завещание. Все очень просто.

— А это завещание обязательно должно быть написано официальным лицом? — спросил Пит.

— Нет, необязательно. А могу я узнать, о чем это вы?

— О «Лицедеях», — ответила Холли. — Там такие дела…

Мистер Адамс выслушал подробный рассказ и покачал головой:

— Джайлз по-своему прав. Если он единственный родственник, и если нет завещания, то наследует своему дядюшке только он.

Видно было, что эти слова здорово огорчили Пита.

— Я уверен, — сказал он, — что Джайлз захватил это завещание и уничтожил его.

Мистер Адамс вдруг сделался очень серьезным.

— Послушайтесь меня, если вы будете говорить об этом во всеуслышание, вы сами можете попасть в беду. Всякие манипуляции с завещаниями — это преступление. А обвинение в преступлении без доказательства — это клевета. Поэтому, даже если вам очень не нравится этот Джайлз Бэнбери, вы должны быть очень осторожны в высказываниях. Иначе вас обвинят в клевете.

— Извини нас, па.

— Конечно, я вас извиню, но хочу еще раз предупредить, чтобы вы были осмотрительны, когда говорите о нем.

— И если что, — вставила Миранда, — этот Джайлз Бэнбери нас же и обвинит. — Она посмотрела на упавшего духом Пита. — О чем ты сейчас думаешь?

— Честно? О бутербродах…

— У тебя мысли всегда только в одном направлении, — тряхнула головой Миранда.

— Нет, сейчас — в двух. Я еще думаю о молочном коктейле.

Холли и Миранда переглянулись и сказали в один голос:

— Надо поесть.

Миранда готовила коктейль, а Холли с Питом — бутерброды. Потом Холли водрузила их на тарелку и поставила на стол рядом с Питом. Сама же снова уткнулась в загадочную записку, которую Пит положил рядом.

— Очень напоминает шараду под названием «Угадай, кто я?», — сказала Холли.

— Когда я была маленькая, я обожала эти шарады, — прощебетала Миранда. Она подошла к столу и взяла в руки записку.

Холли склонилась и смотрела в бумажку в Мирандиных руках.

Снаружи меня ты не обнаружишь,
Да и внутри — как ни гляди.
Лишь ключ к сердцевине
Секрета невинного
Откроет меня и тебя наградит.

— М-м-м! Трудновато, — промычала Миранда. — Пит, попробуй ты!

Они еще жевали бутерброды и ломали головы над загадкой, когда зазвонил телефон. Холли сняла трубку и очень быстро вернулась на кухню с сияющим лицом.

— Никогда не догадаетесь, кто это!

— Ну кто? — в один голос воскликнули Пит и Миранда.

— Стив. Он хотел узнать, согласится ли Миранда сыграть роль без слов в их спектакле.

Глаза Миранды округлились до размеров блюдца.

— Соглашусь ли я?! Что ты ответила?

Холли улыбалась.

— Я сказал, что, возможно, ты захочешь. Он ждет у телефона.

— Вау! — прокричала Миранда. — Пусть кто-нибудь попробует меня остановить!

Она бросилась к телефону, а Пит прикрыл уши ладонями.

Глава IV

Кража

На следующее утро, когда Холли спустилась к завтраку, листок, на котором была шарада, и все другие бумажки, найденные в тайнике шкатулки, лежали на кухонном столе.

— Эти бумажки нужны? — спросила миссис Адамс, наполняя чайник водой. — Я оставила их на всякий случай.

Холли снова посмотрела на текст шарады.

— Мам, ты когда-нибудь слышала похожую загадку?

Миссис Адамс склонилась над столом прочитать.

— Понятия не имею. Но я в этом не сильна. Скорее это ты у нас специалист по шарадам.

— Эту не могу разгадать, — вздохнула Холли, взяла со стола стишок и сунула его в карман джинсов.

С диким шумом в холл впрыгнул с трех последних ступенек Джейми. Он пролетел в дверь кухни и сейчас же бросился к холодильнику.

— Ма, можно я пойду сегодня к Мартину? Мы хотим сходить в кино.

— По-моему, тебе нужно поселиться в холодильнике, — сказал мистер Адамс, входя на кухню.

А миссис Адамс ответила сыну:

— Конечно, сходите. — Потом она спросила Холли: — Ты будешь дома, до того как он уйдет? Сможешь приглядеть за ним?

— Ма-ам! За мной не надо приглядывать. Я могу побыть один.

Мистер Адамс налил закипевшую воду в чайник для заварки и посмотрел на сына.

— Ты еще мал, чтобы оставлять тебя дома одного, — сказал он.

— Не волнуйтесь, — успокоила родителей Холли, — я встречаюсь с Питом и Мирандой только в обед, а до этого буду дома. Я за ним присмотрю.

— Зачем за мной присматривать? — заныл Джейми.

— Это не обсуждается, — сказал мистер Адамс и посмотрел на часы. — Мне нужно пошевеливаться, а то я опоздаю на работу. Вам хорошо, — посмотрел он на детей, — мне бы сейчас каникулы на пару недель.

— Мне бы тоже, — улыбнулась миссис Адамс.

— У тебя бывают всякие праздники, — прошамкал Джейми с набитым ртом.

— Слишком уж мало, — покачала она головой.

Мистер Адамс выпил полчашки чая и съел половинку тоста.

— Холли, я починил шкатулку. Она на табуретке в мастерской. Все, убегаю! Пока!

Миссис Адамс не выдержала:

— Обещаю, что на днях устрою настоящий семейный завтрак, как у людей.

Холли в этот момент смотрела на Джейми, как он делал себе бутерброд и посыпал его сверху кукурузными хлопьями.

— Ловим тебя на слове, — быстро проговорила она.

— Двойной чизбургер и жареная картошка — вот идеальная еда для меня, — захлебывалась Миранда, когда ребята возвращались к Холли домой после обеда. Пит усмехался.

— Говоришь, что у меня только еда на уме. А сама? Кстати, задумайся, влезешь ли ты в костюм.

— Ради сцены я сделаю все! Вообрази, выйти на настоящую сцену, сыграть в настоящем спектакле!

— Настоящее — это по сравнению с твоей игрой в жизни? — съязвил Пит.

Миранда состроила ему гримасу.

— Я-то думаю, — сказала Холли, — что тебе здорово повезло! Стив говорил тебе что-нибудь после утренней репетиции?

— Он признал, что я держусь очень естественно.

— А что ты должна делать?

— Ничего. Я выхожу только в самом конце третьего акта, он же и последний. На мне одежда горничной. Все, что я должна сделать, — это взять шкатулку с драгоценностями и вручить ее Стиву. Он играет сыщика. Сегодня мы это репетировали, но не с настоящей шкатулкой, которая в починке, а с какой-то другой, которую Рэй откопал в бутафорской, в старом реквизите.

— Погоди! — прервал ее Пит. — Выходит, ты теперь знаешь, кто убийца?

У Миранды на лице изобразилось торжество.

— Конечно! Но вам я не скажу.

— Это садовник, — заявил Пит.

Миранда в ответ только вскинула брови.

— У меня рот на замке.

— Ах так! — Пит сделал вид, что собирается ее поколотить.

— Прекратите! Мы уже пришли, — Холли открыла калитку и вошла первая, но остановилась как вкопанная. Пит и Миранда наткнулись на нее.

— Вы слышите? — спросила Холли шепотом.

— Что именно? — прошептала Миранда.

— Не могу понять. Какой-то скребущий звук. Он идет оттуда, из-за дома.

Они стали прислушиваться. Звук не только повторился, но и усилился.

— Как будто кто-то тащит что-то тяжелое по гравию, — сказала Миранда.

— А я думал, что дома никого нет, — вытаращил глаза Пит.

— Но надо же посмотреть! — смело шагнула вперед Миранда.

Холли, хотя ей было страшновато, тоже решила, что лучше все-таки знать, кто там.

Юные детективы на цыпочках пробирались за дом. Первым шел Пит.

— Что там? Ты видишь кого-нибудь? — теребила его Холли.

— Все в порядке, — расслабился Пит. — Это мойщик окон. Он просто подтаскивал лестницу, поэтому был такой звук. Идите посмотрите.

Девочки подошли и встали рядом с Питом. На заднем дворе был человек в просторном рабочем комбинезоне. Лица его не было видно — во-первых, он стоял к ним спиной, а во-вторых, на нем была бейсболка, надвинутая почти до самых глаз. У ног его стояло ведро, а лестница была прислонена к стене.

Миранда разочаровалась.

— А я-то думала, что мы застигли грабителя…

— В следующий раз, может, повезет, — сказал Пит.

Холли была озадачена:

— Я хорошо помню, что мойщик окон был у нас на прошлой неделе.

Миранда приободрилась.

— Так все-таки не исключено, что это вор? — Она стала его рассматривать. — Нет, к сожалению, он выглядит как настоящий мойщик. И еще, у него ведро и губчатая швабра. Скорее всего его по ошибке послали еще раз.

— Может быть, и так, — процедила Холли, не отрывая взгляда от подозрительного незнакомца. — Узнаем у него. Эй! Послушайте! — выкрикнула она. — Эти окна мыли неделю назад.

Мойщик вздрогнул, оглянулся и, не издав ни единого звука, оттащил лестницу от стены. Потом подхватил ее, а заодно и ведро.

Миранда решительно направилась к нему, а он так же решительно — к задним воротам. Ведро ударялось о его ноги.

— Подождите, зачем так спешить, — кричала ему вдогонку Миранда.

Но незнакомец не оглядывался и ускорял шаг.

— Стойте, я узнала вас! — крикнула Холли.

Но тот не собирался останавливаться. Тогда Пит бросился за ним.

Мнимый мойщик приостановился, повернулся, сжимая в руках лестницу, и неожиданно со всего размаха кинул ее в бегущего Пита. После чего помчался по дорожке, не скрывая своего намерения исчезнуть.

Пит не смог увернуться и устоять на ногах. Он упал вместе с лестницей. Был слышен шум и треск.

— Пит, ты цел? — охала Миранда, поспешая ему на помощь.

Пит высвободился из-под лестницы, вскочил на ноги со стоном, но тут же крикнул:

— Не думайте обо мне. Надо догнать его.

Холли и Миранда побежали за ворота в переулок, в который выходили все задние дворы соседних домов.

— Вон он! — крикнула Миранда в тот момент, когда незнакомец выбегал из переулка на улицу.

— Быстрей, — повторяла себе Холли, хотя мчалась во весь опор. Она добежала до конца переулка как раз в тот момент, когда серый невзрачный фургончик отъезжал, быстро набирая скорость.

— Номер! Запомни номер, — кричала Миранда, выбившись из сил в надежде догнать подругу.

— Нельзя разглядеть, — с трудом произнесла Холли, тоже едва переводя дыхание. Она пальцем показывала на удалявшийся фургон. На его номерном знаке висела какая-то тряпка.

Пит, который успел уже подойти к ним, нахмурился:

— Загораживать номерной знак запрещается.

— Судя по поведению, это мало его беспокоит, — заметила Миранда.

— А то не видно, — согласилась с ней Холли. — Он всегда отговорится, что тряпка случайно упала на номер. Но мы-то знаем.

— Одним словом, мы его упустили, — с досадой, но и с оттенком упрека сказал Пит.

— Нет, вовсе нет! — неожиданно уперлась Холли.

— А как еще это назвать?

— Ты ему крикнула что-то насчет того, что узнала его, — вспомнила Миранда. — Это верно?

— Да, я его узнала. Это тот вахтер или комендант, который сидит у служебного входа в театр. Мистер Дженкинз.

Пит и Миранда раскрыли рты.

— Ну, ты даешь! — Пит не верил своим ушам. — На кой ему надо было переодеваться в мойщика окон?

— Чтобы проникнуть в наш дом. Это очевидно. Но зачем? Вот вопрос.

— Думаешь, он хотел что-нибудь украсть? — размышляла вслух Миранда. — Но если он потерял работу, он мог наняться мыть окна.

— С чего бы он тогда задал такого стрекача? — Пит стал потирать ушибленный локоть.

Внутри Юные детективы не нашли ничего такого, что указывало бы на вторжение. Все было как всегда.

— Не похоже, — сказала Холли, — чтобы в доме побывал грабитель.

— Так сразу нельзя определить, ты проверь драгоценности, — посоветовала Миранда.

— Какие у нас драгоценности?!

— Ну, я не знаю, мамины украшения, например.

— Размечталась! У моей мамы нет драгоценных украшений, во всяком случае таких, за которыми стоило бы лезть в дом. Телик — на месте, видик тоже. Может, ты права, и он устроился мойщиком, когда его уволили.

— Но зачем убегать и тем более бросаться лестницей. А где наш пострадавший? — Миранда оглянулась.

— Сюда! — послышался голос Пита. — Холли, ты в кухне оставляла окно открытым?

— Я? Нет. Мог оставить Джейми. А мог и папа. Он иногда витает в облаках.

— Но окно открыто. Все-таки лучше осмотреть все поподробнее. Вдруг что-то пропало.

Но Юные детективы ничего не обнаружили.

— Ты всюду заглянула? — спросил Пит.

Холли смотрела на него уже с некоторым раздражением.

— Сколько, ты думаешь, мест нужно осмотреть? Ничего ценного украсть не могли. У нас его просто нет.

— Для тебя вещь может быть не ценной, а на самом деле…

Холли замерла на секунду.

— Вспомнила? — обрадовалась Миранда. — Жемчуг, который прабабушка оставила твоей маме?

— Нет, совсем другое! Ведро!

— У вас было ценное ведро? — обалдел Пит.

— Нет, не то. Ведро Дженкинза. В нем не было воды.

— Откуда ты знаешь?

— Ни капли не выплеснулось из него, когда оно болталось из стороны в сторону.

— Так что Дженкинз все-таки — вор! — торжественно заключила Миранда. Она выдвинула еще одну версию. Мы могли его спугнуть до того, как он попал в дом. В конце концов, то, что окно открыто, необязательно означает, что он побывал в доме.

— Но если задуматься, — начал Пит, — не так важно, пропало что-нибудь или нет. Он вел себя как вор. Я бы позвонил в полицию.

— Давайте подождем, пока папа с мамой не вернутся с работы. Я посоветуюсь с ними. Ждать уже недолго.

— Единственная вещь, которая пропала, — сказал мистер Адамс, — это ваша шкатулка. Я сначала подумал, что вы отнесли ее в театр.

— Мы не относили, — покачал головой Пит. — Неужели Дженкинз охотился именно за ней?!

— Он знал, что она здесь, — это точно, — вспомнила Миранда.

— Но какая цель? — не находила для себя ответа Холли. — Зачем красть, если можно было дождаться, когда мы принесем ее обратно?

Мистер Адамс нахмурился.

— Если мы собираемся звонить в полицию, мы на сто процентов должны быть уверены, что это Дженкинз.

Пит и Миранда посмотрели на Холли.

— Я уверена.

— А вы двое? — спросил мистер Адамс.

Пит отрицательно покачал головой.

— Я был больше занят лестницей и его не разглядел.

Миранда тоже не была уверена.

— А я бежала на помощь Питу, — сказала она.

— Выходит, Холли одна узнала Дженкинза? — переспросил мистер Адамс.

— Я знаю, пап, что ты думаешь. Ты считаешь, что у меня разыгралось воображение. Но это не так. Это был Дженкинз.

— Тогда лучше позвонить в полицию.

Холли видела, как двое полисменов вместе с мистером Адамсом подходили к воротам. У ворот они на секунду остановились, и полисмен постарше сказал что-то отцу. Она была уверена, что они перекинулись парой слов насчет ее воображения.

И дальше все обернулось так, что даже ее богатая фантазия не могла нарисовать такой плачевной картины. Дошло до того, что папа задал ей вопрос, уверена ли она, что сама не отнесла шкатулку в театр. Она же от растерянности все время тупо повторяла, что шкатулку выкрал Дженкинз. Даже после того, как полисмен вернулся из театра со словами, что Дженкинз не отлучался со своего поста, она все равно верила себе, а не им.

Тогда полисмен позвонил при ней в театр и дал ей поговорить со Стивом, а сам слушал их разговор. Холли снова услышала тот же ответ.

— Дженкинз был здесь весь день, Холли, — говорил по телефону Стив. — Голову даю на отсечение. Все мы даем, потому что мы все были в театре весь день — двигали декорации, готовились к генеральной. Поверь мне, если кто-то и украл шкатулку, — это был не Дженкинз.

Холли положила трубку в каком-то тумане. Все было непонятно и необъяснимо.

Глава V

Загадка

На следующий день Юные детективы встретились у здания театра. Пит и Миранда с беспокойством поглядывали на Холли.

— Боюсь, вы тоже считаете, что я все себе напридумывала, — сказала Холли.

Пит и Миранда промолчали.

— Здесь самое невероятное то, что Дженкинз, получается, был в двух местах одновременно, — осторожно высказалась Миранда.

А Пит вообще взял какой-то снисходительный тон:

— Я всегда знал, что у тебя живое воображение. Поэтому иногда тебя заносит.

Холли вздохнула.

— Ладно, как я могу заставить вас поверить в то, во что сама поверить не могу. — Она снова глубоко вздохнула. — Сейчас пойду извиняться перед ним.

— Это будет нелегко, — посочувствовала ей Миранда.

— Что делать! — Холли тряхнула головой. — Оттягивать момент тоже глупо. Чем раньше, тем лучше.

— Точно, — поддержала ее Миранда. — Мы с Питом тоже пойдем просить прощения за то, что не уберегли шкатулку. — Миранда толкнула дверь. — Пошли.

Репетиция была в самом разгаре, и все актеры были заняты. Все-таки ребятам удалось улучить момент и захватить Стива, когда он был не на сцене.

— Нам все это очень неприятно, и мы просим нас простить… — так закончила свою речь Миранда.

Стив затряс головой, показывая, что он ничуть их не винит, при этом одним глазом он следил за тем, что происходит на сцене.

— Вы здесь совсем ни при чем, мы это прекрасно понимаем. Мы подыщем замену той шкатулке. По размеру мы легко подберем, но для нас было важно, что та шкатулка с секретом.

— Что? — изумилась Миранда. — Вы знали, что там есть тайник?

— Конечно! На этом был закручен весь сюжет.

— Значит, шарада, — вставил Пит, — тоже была частью сюжета?

— Шарада? — недоуменно переспросил Стив. — Какая шарада?

— Рифмованная загадка, которую мы нашли в том тайнике, — объяснила Холли. — Там были еще какие-то бумажки, но эта нам показалась особенно интересной.

— Я ничего об этом не знаю, — искренне удивился Стив. — Какая хоть шарада?

Холли вытащила из кармана листок со стишком.

— Вот. Он был засунут в одно из крыльев секретного отделения, которые остаются невидимыми, даже после того, как тайник открывается. Мы разгадать не можем.

— Давайте посмотрим. — Стив развернул бумажку. — Э-э, да ведь это почерк мистера Бэнбери.

Ребята переглянулись.

— Вы уверены? — спросила Холли.

— Абсолютно. Его почерк ни с чьим не спутаешь. Он какой-то старомодный.

— Но зачем он спрятал это в тайник? Вот чего я не могу понять! — воскликнула Миранда.

— Как раз это удивляет меня меньше всего. Наоборот, это настолько в духе мистера Бэнбери. Он обожал розыгрыши. — Стив замолчал, сдвинул брови, вглядываясь в текст. — Но вот насчет этой шарады — я не улавливаю в ней смысла.

Холли тоже была в раздумье.

— Постойте-ка, — остановила она Стива. — Подумайте, зачем бы он стал прятать загадку в шкатулку?

— А почему бы и нет? И остальные бумажки подложил, чтобы труднее было найти эту.

— Нет, я не об этом, — не могла успокоиться Холли. — Если эта шкатулка — реквизит, почему он выбрал именно ее?

— Извините, я ведь не сказал, что мистер Бэнбери подарил нам эту шкатулку в прошлом году. — Стив заулыбался каким-то своим мыслям, которые пришли ему на ум при воспоминании об этом событии. — Он не просто дал ее. Он торжественно вручил нам ее и произнес речь о том, что шкатулка обладает магическим свойством. Наверное, он имел в виду этот тайник. Но мы обнаружили его случайно.

— Магическим свойством! — воздела глаза к небу Миранда. — Может, там есть еще какое-нибудь отделение, — она чуть-чуть покраснела, — вроде тех, какие бывают у иллюзионистов в цирке?

Пит покачал головой:

— Отец Холли обязательно обнаружил бы это во время починки. — Пит хотел у Стива спросить что-то еще, но тот уже повернулся к сцене.

— Грандиозно! — похвалил он Тину и Рэя, которые разыгрывали сцену. Тина была предельно правдива в роли высокомерной леди Чамлей-Смит. А нервные пальцы Рэя сжимали топор так достоверно, что становилось страшно.

Стив обернулся к Юным детективам.

— Вы меня простите, но вечером премьера!

— Это вы нас извините, мы уже уходим, — сказал Пит. — Мы дадим знать, если что-нибудь прояснится насчет шкатулки.

Холли мялась. Она смотрела на листок со стишком, который Стив ей вернул.

— Почему вы не хотите прерваться на немного и показать записку актерам? — мягко попросила она. — Вдруг кто-нибудь догадается, что она означает.

— Конечно! — Стив снова взял бумажку. — Но я считаю, что это еще одна безобидная шутка мистера Бэнбери, которой не суждено было произвести впечатление. — Он улыбнулся и пошел на сцену. Но снова повернулся, обращаясь к Миранде: — Тебе не нужно репетировать?

— У меня роль без слов, — откликнулась Миранда.

— Знаменитая концовка! Ты бы удивилась, если б узнала, как много зависит иногда от роли без слов. Главное, не забудь фразу, после которой ты вступаешь.

— Ни за что не забуду. Сначала выстрел, потом ваши слова: «А где же бриллианты?» — и я появляюсь после этих слов.

— Блестяще! — подбодрил ее Стив.

— И что теперь? — вяло спросил Пит, когда они все втроем отправились со сцены.

Холли шумно набрала в грудь побольше воздуха:

— Теперь я иду извиняться перед мистером Дженкинзом.

Пит и Миранда смотрели на нее с большим сочувствием.

— Мы пойдем с тобой.

— Спасибо. Вы будете моей группой поддержки.

Юные детективы стали спускаться по чугунной лестнице в нижний коридор. Холли сделала глубокий вдох, когда повернула в проход, который вел к застекленной будке при служебном входе. Там сидел пожилой человек лет шестидесяти, совершенно седой.

Он вглядывался в какие-то бумажки через толстые стекла очков, сползших на самый кончик носа.

Он поднял глаза и улыбнулся при виде компании скромных ребятишек.

— И что здесь было, я не знаю. Все перевернуто вверх дном, — сказал он, обращаясь то ли к ребятам, то ли к себе самому.

Холли улыбнулась ему в ответ.

— Извините, мы ищем мистера Дженкинза.

Старичок выпрямился и кивнул головой:

— Вы его нашли. Имею честь представиться.

— Нет, нет, нам нужен мистер Дженкинз, — растерянно захлопала глазами Холли.

Пожилой мужчина посмотрел ей в лицо и повторил:

— Это я. Привратник театра к вашим услугам.

Холли судорожно сглотнула.

— Мистер Дженкинз совсем не похож на вас.

Тем временем пожилой мужчина стал вглядываться в лица детей.

— Которая тут из вас Холли Адамс?

— Я.

— А-а! Теперь я понимаю, что произошло. Ко мне вчера приходили из полиции. По обвинению в квартирной краже со стороны некой Холли Адамс. Это в моем-то возрасте и с моим ревматизмом! — Он вышел из своей застекленной будки. — Насколько я теперь понимаю, это был случай ошибочного опознания. Ну что ж, давайте разберемся.

— И все-таки я оказалась права, — повторила Холли, когда они втроем вышли на Пексниф-лейн.

— За исключением маленькой детали, — съязвил Пит. — Человек, которого ты обвиняла, оказался не тем, за кого ты его принимала.

Холли насупилась.

— Надо же! Ведь мне никто тогда не сказал, что он вахтер, я сама это почему-то вообразила.

— Это понятно, — поддержала подругу Миранда. — Что еще можно подумать, когда видишь человека на этом месте. А теперь зато настоящий мистер Дженкинз наверняка знает, кто шарил по его ящикам.

— Или еще хуже, — сказала Холли.

— Что «хуже»? — спросила Миранда.

— Не только шарил по открытым, но и пытался отпереть закрытый ящик. Я тогда не поняла. Я считала, что ящик заело, и он не может его вытащить. Что он в плохом настроении, потому что его уволили. Мне и в голову не пришло, что он рылся там тайно и незаконно.

Пит вдруг остановился.

— Но ведь он не мог там копаться без ведома Джайлза Бэнбери. Мы сами даже слышали, как они разговаривали между собой.

Миранда тоже кое-что вспомнила:

— А как этот тип был раздражен, когда я спросила, остался ли он работать при племяннике.

— Итак, — сказала Холли, — если мы хотим найти шкатулку и вора, мы должны начать с Джайлза Бэнбери. Согласны?

— Согласны, — ответили ее друзья.

— Но как нам найти мистера Бэнбери — племянника? — задалась вопросом Холли.

— По-моему, Джоан говорила, что у него есть агентство в Хайгейте, — напомнила Миранда.

— Да, — вспомнила и Холли. — На Диплок-стрит. Идем!

Весь квартал Диплок-стрит состоял из небольших магазинчиков, мастерских и контор. Юные детективы миновали парикмахерскую, магазин одежды, антикварную лавку.

— Вот, — остановилась Холли, показывая на табличку: «Бэнбери. Агентство по делам недвижимости». — Ну и что мы делаем?

— Просим, чтобы нас принял мистер Бэнбери, — не сомневаясь, выпалил Пит и толкнул дверь.

Секретарша в приемной отвела глаза от экрана компьютера и посмотрела на вошедших.

— Чем могу служить? — спросила она стандартно-приторным тоном.

— А про себя думает: «Принесла вас нелегкая», — пробурчала под нос Миранда.

— Ш-ш, — прошипела Холли, пока Пит разговаривал с секретаршей.

Дамочка поднялась со своего места и исчезла за дверью, которая была позади ее стола.

— Мистер Бэнбери сейчас вас примет, — доложила она, когда вернулась.

Юные детективы проследовали в кабинет.

Джайлз Бэнбери сидел за столом спиной к окну, которое выходило в переулок позади здания. Он посмотрел на них и не выразил ни малейшего удивления.

— Я так и думал, что вы пожалуете ко мне. — Он посмотрел на часы. — Я могу уделить вам пять минут. Чего вы хотите?

— Какая любезность! — буркнула опять Миранда.

— Это по поводу вашего дяди, — начала Холли.

Джайлз Бэнбери едва сдержался.

— Послушайте, если эта кучка неудачников подослала вас ко мне, говорю вам сразу: я своего решения не отменю.

— Во-первых, они не неудачники, а во-вторых, они не знают, что мы пошли к вам, — с возмущением вступилась за артистов Миранда.

— Ах, так? — вскипел мистер Джайлз. — Значит, я должен думать, что вы пришли сюда, чтобы купить дом или театр.

— Нет, — влез в разговор Пит, — мы пришли узнать у вас об одной вещи, которая принадлежала вашему дяде.

— О какой вещи? — вскинулся Джайлз. — У вас есть что-то, что принадлежало моему дяде?

— К сожалению, уже нет.

Джайлз Бэнбери встал, обошел стол. Глаза его сузились и выражали крайнюю подозрительность. Холли инстинктивно сделала шаг назад.

— Объясните, что вы имеете в виду. — Он перешел почти на шепот.

— У нас была шкатулка, которая принадлежала вашему дяде, — затараторила Холли. — Ее надо было починить. Мой папа взялся за эту работу. Но когда шкатулка была в мастерской, кто-то влез туда и выкрал ее.

— Влез? Его поймали? — спросил Джайлз. Холли наблюдала за ним — было видно, что он беспокоится за того, кто это сделал.

— Нет, — ответила она. — Но шкатулка исчезла.

Джайлз, заметно успокоенный, отошел, оперся рукой о стол.

— Я знаю шкатулку, о которой вы говорите. Но почему она вас так интересует? И почему вы пришли ко мне?

— В есть тайник, и там… — начала было Миранда.

Холли лягнула ее по ноге, но так, что Джайлз этого не видел.

— Тайник?! — оживился племянник.

— Вы нашли в нем что-нибудь? Какие-нибудь документы, официальные бумаги? Что-нибудь такое?

Холли постаралась ответить раньше Миранды:

— Нет, ничего. А почему вы спрашиваете?

Было видно, что Джайлз потерял всякий интерес и с раздражением объяснил:

— Потому что эта шкатулка предназначена для хранения ценных бумаг.

— Разве? А мы считали, что она для хранения ценных украшений, — сказал Пит.

— Хм-м! Каждый хранит, что хочет. Ведь так? — Джайлз посмотрел на ребят недружелюбно. — И вы ее потеряли. Что я могу с этим поделать?

— Ничего. Это была ведь не ваша шкатулка. Ваш дядя подарил ее «Лицедеям».

Племянник язвительно улыбнулся:

— А они могут это доказать?

— Разве нужно доказывать? — удивилась Миранда.

Джайлз Бэнбери посмотрел на нее и прищурился.

— Нужно. Потому что все, что принадлежало моему дяде, теперь принадлежит мне. И если они не докажут, что дядя шкатулку им подарил, а не просто давал на спектакли, она будет моя.

— Но ваш дядя им действительно ее подарил, — настаивала на своем Миранда, — и сказал, что это магическая шкатулка.

— Магическая? — Джайлз быстро повернулся к Миранде. — И вы уверены, что ничего не нашли в тайнике?

— Нет, — ответил Пит. — Но мы пришли к вам узнать, в самом ли деле эта вещь ценная? Ведь она пропала у нас, и мы отвечаем за это.

Взгляд Джайлза снова сделался усталым.

— Конечно, нет. Это просто старая коробка.

Холли и Миранда переглянулись. Было похоже, что Джайлз отступал.

— Ну что ж, — сказала Холли. — Извините, что побеспокоили вас. Мы просто думали, что вы можете знать, почему ее украли. Вдруг это большая ценность. Но если нет — оно и лучше. Хотя мы, конечно, сообщим в полицию.

Джайлз даже вскочил с места:

— Нет, нет, это совсем ни к чему. Я же сказал вам, я знаю эту шкатулку, о которой вы говорите. Дядюшка и вправду называл ее магической, но в сущности — это просто рухлядь. Он потому и отдал ее актерам на реквизит. — Тут он выжал из себя улыбку. — Нет нужды беспокоить полицию по такому пустяку.

Ребята молчали.

— Хорошо, — высказался наконец Пит. — Раз она не представляет ценности, мы можем забыть о ней, верно?

— Да, именно так, — подтвердил Джайлз, подталкивая друзей к выходу. — Забудьте об этом, она того не стоит.

Секретарша в приемной оторвалась от дел, когда они выходили, и сказала им вслед:

— Закройте за собой дверь.

Холли, Пит и Миранда дождались момента, когда они были уже на другой стороне улицы, прежде чем решились начать обсуждение. Глаза у них горели.

— Так, — сказала Миранда, — теперь меня никто не уговорит, что шкатулка ничего не стоит.

— Да уж, — согласился Пит. — И что он нам нес насчет деловых бумаг? Ведь даже твой папа сказал, что это ларец для драгоценностей.

— Я ручаюсь, что папа прав. В конце концов, он юрист. Он бы знал, что такая коробка использовалась для хранения документов. Джайлз хотел представить эту шкатулку как что-то бросовое. — Холли посмотрела на Миранду. — Извини, что я тюкнула тебя по ноге. Я не хотела, чтобы ты упомянула о шараде при нем.

— А что тут такого? — не поняла Миранда.

Холли ответила не сразу.

— Мне кажется, что Джайлз проявляет слишком большой интерес к этой шкатулке. В особенности к тому, что там могло быть спрятано. Ты согласен, Пит?

— Еще как! Ясное дело, что эта шкатулка нужна ему позарез. Он даже послал человека, чтобы тот выкрал ее из вашего дома.

— Но мы этого не знаем наверняка, — по-прежнему не соглашалась Миранда.

— Смотри! Кто больше всех боится, что найдется завещание? Кто знал, что шкатулка в доме Холли? И чей разговор с воришкой мы случайно подслушали в театре?

— Ответ один, — сказала Холли. — Джайлз.

— Но даже зная все это, мы не можем доказать, — упиралась Миранда. — Мы упустили и самого воришку.

В какую-то секунду внимание Пита переключилось на проезжую часть улицы. И, как солнышко из-за тучи, на лицо его выплыла довольная улыбка.

— Вот уж удача так удача! Посмотрите, кто там?

Девочки оглянулись и увидели, как серый замызганный пикап выруливает к тому дому, в котором они только что были.

— Быстро развернемся к витрине, — скомандовал Пит.

Юные детективы прилепились к витрине кондитерской, которая оказалась рядом. Она была завалена разными булочками, плюшками и пирожными.

— Я хочу есть, — сразу заныла Миранда. — Можно я туда сбегаю?

— У нас нет времени на еду. Ты видишь, что это вор, и он явно едет к Джайлзу Бэнбери в офис.

Холли и Миранда не поверили своим ушам.

— Я не ослышалась? — спросила Миранда.

— Нет, — ответила Холли.

— Пит сказал, что нет времени на еду! — с восторгом повторила Миранда. — Как жаль, что это нельзя записать на пленку.

Глава VI

Судьба шкатулки на волоске

— Что будем делать? — спросила Миранда.

— Преследовать вора, — без раздумий заявил Пит.

— Как? — не поняла Холли. — Мы ведь не можем снова пойти в офис Джайлза Бэнбери.

— Нет, конечно, — улыбнулся Пит. — Но мы можем обойти здание и подойти к офису с другой стороны дома.

— Точно! — сказала Миранда. — Весь этот ряд домов другой стороной выходит в переулок, и окна офиса в том числе.

— Если нам удастся подсмотреть в окно, мы, по крайней мере, будем в курсе дел. Может быть, поймем, что происходит, — воодушевился Пит.

— Но это большой риск, — заколебалась Холли.

Пит укоризненно посмотрел на нее:

— И что ты предлагаешь? Джайлз наверняка что-то задумал. Если мы будем знать, то сможем вовремя что-то сделать.

— Ты меня убедил. Но мы должны быть сверхосторожны.

Юные детективы перебежали через дорогу и дальше в переулок, куда выходили окна офиса.

— Вот сюда, — скомандовал Пит. — Сначала несколько магазинчиков.

— Ой, только не это! — застонала Миранда. Почти под всеми окнами стояли огромные мусорные баки. Понять, где именно находятся окна офиса, было трудно. С этой стороны все окна выглядели одинаково и были на большой высоте от земли.

— Взберись на бак и загляни в окно, — посоветовала Холли Питу.

Пит так и сделал.

— Нет, не то, — сказал он с высоты. — Это какой-то склад.

— Склад чего? — спросила Миранда.

Пит стал всматриваться и вздрогнул.

— Что там? — встревожилась Холли.

Пит посмеялся над собой.

— Мне показалось, что какой-то человек увидел меня оттуда. А это манекен.

— А-а, манекен! Так это магазин одежды, — обрадовалась Миранда. — Агентство Джайлза через две двери после этого магазина.

И прежде чем Пит успел спрыгнуть с бака, Миранда уже вскарабкалась на другой, который, по ее расчетам, должен был стоять у окон офиса мистера Бэнбери.

— Ну что? То окно? — тихим голосом спросила Холли.

Миранда кивнула ей и приложила палец к губам. Потом жестом руки она пригласила Холли занять место рядом.

Очень осторожно Холли поднялась. Для Пита места не осталось. Холли вытянула шею, и ее глаза оказались на уровне внешнего подоконника. Она увидела комнату, в которой они были несколько минут назад. Ей прекрасно были видны оба — Джайлз и воришка, и в незакрытое окно было слышно, о чем они говорят.

— Быстро ты справился, Паркер, — сказал Джайлз.

— Вы же сказали, что это срочно, — ответил второй.

— Да, да, так и есть. — Джайлз подошел к шкафу и открыл его. Холли едва удалось сдержать возглас удивления. В шкафу были не полки, а другая глухая дверь серого цвета, на которой была панель с кнопками. Это была дверца в сейф. Пальцы Джайлза Бэнбери скользнули по нескольким кнопкам, и дверца открылась. Джайлз извлек из сейфа пухлый конверт.

— Отнеси это прямо сейчас. Адрес на конверте. Слышишь: прямо сейчас!

Паркер облизнул губы.

— А что достанется мне?

Джайлз цинично расхохотался:

— Тебе? Я не расскажу полиции, что ты совершил кражу. Достаточно?

Паркер прищурился:

— Вы намекаете на эту шкатулку? Так ведь я делал это для вас. Вы мне и заплатили за это.

Холли затаила дыхание.

— Ну и зря. — Джайлз открыл ящик стола, вытащил шкатулку и с раздражением бросил ее на стол. — Его так нет, Паркер.

— Чего нет? — заблестели глаза воришки.

Вместо ответа Джайлз снова расхохотался.

— А ради чего я просил тебя перерыть все в театре? Помнишь? — Тут он взглянул на часы. — Иди, — бросил он. — И мне пора.

Паркер первый пошел к двери. Джайлз взял в руки шкатулку.

— Тут должен быть еще один тайник, — сказал он, глядя на нее. — Я ведь все обшарил у дяди в доме. Осталась только эта вещь. Оно должно быть здесь.

— А может, лучше всего избавиться от нее — и дело с концом, — предложил Паркер.

— Неплохая мысль, — Джайлз внимательно посмотрел на него.

Вдвоем они вышли из офиса и закрыли за собой дверь. А шкатулка осталась на столе.

— Они ушли вдвоем, — напряженным шепотом доложила Холли Питу. — Паркер понес какой-то конверт по его поручению.

— Кому?

— Не знаю. Адрес только на конверте.

Пит и секунды не колебался:

— Я иду за ним.

— За Джайлзом? — спросила Миранда.

— Нет, за Паркером. Я должен узнать, что за важный документ он хочет передать из рук в руки.

— Но Паркер будет на машине, — напомнила ему Холли. — Как ты сможешь уследить?

— Я постараюсь. Во-первых, сейчас пробки, а во-вторых, может, тут недалеко. Встретимся у меня дома.

Не успели девочки и глазом моргнуть, как Пит уже бежал по переулку.

— А что делать нам? — задумалась Холли.

Миранда ответила не сразу. Она уже ступала на внешний подоконник, открывая окно пошире.

— Мы заберем шкатулку.

— Ты что?! — испугалась Холли. — Это же воровство!

— Нет, — очень серьезно ответила Миранда. — Шкатулка не принадлежит Джайлзу. Дядюшка подарил ее актерам. И сейчас она нужна им для спектакля. А Джайлз вообще собирается ее уничтожить. Избавиться от нее, как сказал этот тип.

— И все-таки я не думаю, что мы правы, — не могла справиться Холли со своими сомнениями.

— Мы теряем время, — нетерпеливо бросила в ответ Миранда и ступила на подоконник второй ногой. Затем она оказалась в комнате.

Холли с замиранием сердца следила за тем, как Миранда подошла к столу и протянула руку к шкатулке. Но в тот же миг на столе зазвонил телефон. Миранда так и застыла на месте, а затем повернула голову к подруге.

— Спрячься! — отрезала Холли.

Миранда огляделась.

— Некуда!

Холли следила за движением глаз Миранды и убеждалась, что она права — спрятаться негде. И при этом она видела, как ручка двери уже опускается. Она снова оглядела комнату — ни шкафа, ни ширмы, даже ксерокс и тот портативный. За него не спрячешься.

— Ты сама присядь, — шепнула Миранда подруге.

Холли опустилась ниже линии подоконника и чувствовала себя предательницей. Хотя Миранде никак не поможет, если застукают и ее подругу.

От безысходности Миранда вдруг бросилась под стол. И, к счастью, у письменного стола была задняя стенка, повернутая к двери. Миранда просунулась далеко вглубь, заслонилась стулом и замерла.

Комнату пересекли шаги, было слышно, как сняли телефонную трубку.

— Частное агентство мистера Бэнбери, — произнес голос секретарши.

Пауза.

— Нет, в данный момент его нет.

Еще пауза.

— Когда вернется, сказать не могу, не знаю.

— Всего доброго.

Трубку положили. Только Миранда чуть-чуть расслабилась, как услышала какое-то топанье вокруг стола и увидела перед собой ноги. Правда, ноги были повернуты к Миранде пятками, и, когда до нее донесся звук закрывающегося окна, она поняла, что сделала секретарь. На глазах Миранды ноги развернулись и затопали обратно к двери.

Миранда не могла поверить, что все обошлось. Конечно, помог стул, который стоял между ней и ногами секретарши. Она дождалась, когда захлопнулась дверь, и только тогда перевела дыхание. Со всей осторожностью она вылезла из-под стола, взяла шкатулку и уже готова была двинуться к окну, как внимание ее привлекло письмо, лежащее на кипе поступившей почты.

Название агентства, приславшего письмо, было оттиснуто на фирменном бланке крупным шрифтом: «СИМПСОН. Покупка, продажа недвижимости». Даже при беглом взгляде на текст Миранда поняла, что все письмо состоит из угроз: «Если вы не появитесь…», «…деньги, взятые под залог театрального помещения…»

Вот оно что. Выходит, что Джайлз погряз в долгах, и что у него есть мотив разогнать театр «Лицедеев». Миранда не знала, как ей быть. Одно дело — шкатулка. Она принадлежала труппе. А вот письмо… Его брать нельзя. Инстинкт подсказывал ей бежать как можно скорее, но она заставила себя взять письмо и понести его к копировальной машине.

Когда раздался щелчок, и зажегся огонек под кнопкой, она вздрогнула, как от удара молнии. Она дождалась копии, сунула ее себе в карман, подбежала к окну и открыла его.

— Слава богу! — услышала она голос Холли.

Миранда шагнула к столу, схватила шкатулку и сунула ее в руки Холли.

Она вылезла на внешний подоконник, потом спрыгнула на мусорный контейнер. Холли постаралась закрыть окно поплотнее.

— И куда теперь? — спросила она подругу, когда обе стояли уже на земле.

Побледневшими губами Миранда проговорила:

— Главное, поскорее убраться отсюда.

Глава VII

Что узнал Пит

Пит был уже дома, когда девочки добрались до него.

— Шкатулка у вас? — обрадовался Пит, как только увидел их на пороге.

— Знал бы ты, что я чуть не попалась, — сказала Миранда.

— Миранда была на высоте, — с восхищением подтвердила Холли. — А как ты? Тебе удалось проследить за Паркером?

— Запросто. По дороге были такие пробки, что мне даже ни разу не пришлось бежать.

— И куда же он шел? — продолжала допытываться Холли, когда они втроем поднимались по лестнице в свой офис. Это была всего лишь крохотная комнатка в доме Пита, но она полностью принадлежала Юным детективам.

— Он шел на строительную площадку, — ответил Пит и толкнул дверь офиса.

Там он подошел к большой карте Лондона, которая висела у них на стене, и показал место, куда он уже успел воткнуть новый красный флажок.

— Это здесь, недалеко от Диплок-стрит, — пояснил он.

— Что было в конверте? — спросила Миранда.

— Деньги. Большая пачка денег, по крайней мере, на вид. Он достал их из конверта, и тот человек их пересчитал.

— Тот человек? Ты знаешь, кто он? — спросила Холли.

— Наверное, Симпсон. Там при входе на вывеске написано: «Симпсон. Покупка, продажа недвижимости».

— Опять Симпсон, — сказала Холли и протянула Питу письмо, скопированное Мирандой. — Взгляни, Пит, что Миранда обнаружила у Джайлза на столе.

— Вручать деньги — это не преступление, — высказалась Миранда, пока Пит читал письмо.

— Конечно, нет, — согласилась Холли. — Но если все по-честному, почему, например, не послать чек? Или самому не вручить наличные? Я понимаю так, что он не хочет, чтобы их видели вместе.

— А как тебе удалось раздобыть это письмо? — Пит постепенно вникал в суть происходящего.

— С большим трудом. — И Миранда поведала Питу всю историю своей вылазки в офис Джайлза.

— Вот и рассуждай, нужно или не нужно идти на риск, — сделал заключение Пит.

— Если честно, я умирала от страха, но видеть перед собой шкатулку и не вернуть ее на спектакль, казалось мне просто диким. Тем более что Джайлз с этим Паркером решили, что лучше всего им уничтожить шкатулку вообще.

— Вот этого я не понимаю. Столько усилий, чтоб ее выкрасть, и вдруг решить отделаться от нее. Получается, что он ничего в ней не нашел.

— Он и не нашел, — сказала Миранда, — потому что единственная зацепка — это шарада. А он ее не видел.

Холли вдруг так сосредоточилась, как будто думала всем своим существом.

— Неужели мы все время ходим вокруг какой-то очевидной разгадки?

— Ты имеешь в виду шараду? — спросил Пит и добавил: — Но это какой-то бессмысленный стишок…

— Нет, в нем есть смысл, иначе зачем бы мистер Бэнбери стал прятать его в тайник, — возразила Миранда, и глаза ее заискрились надеждой.

— Допустим, это был один из его очередных розыгрышей, — принялся рассуждать Пит.

— Допускаем, — подхватила его мысль Холли. — Он назвал свою шкатулку магической и прямо сказал, что, если актеры разгадают тайну, заключенную в ней, они получат театр.

— Я думаю, Джайлз знает, что по завещанию его дяди театр должен достаться «Лицедеям», — высказалась Миранда.

— Он намекал об этом актерам, — подтвердил Пит. — Но где доказательства? Завещания-то нет.

— Да, — согласилась Миранда. — Завещания нет, и это беспокоит Джайлза. Он боится, что завещание где-то есть, и его найдут без него. Джайлзу сейчас представляется, что театр — это выход из всех его финансовых трудностей. Если Симпсон ему так угрожает, ясно, что они оба замешаны в каких-то делишках, и Джайлз у него на крючке.

Пит подумал-подумал и изрек:

— У Джайлза нет выбора, он вынужден отдать театр Симпсону, но он боится, что шкатулка как-то связана с завещанием, по которому театр окажется не его собственностью.

— Мы должны кровь из носу найти завещание до того, как племянничек захватит его и уничтожит, — заявила Миранда.

— Конечно, — кивнула Холли. — Нет завещания — нет проблем для Джайлза. Он единственный законный наследник.

Миранда стала повторять уже заученный наизусть стишок:

Снаружи меня ты не обнаружишь,
Да и внутри — как ни гляди.
Лишь ключ к сердцевине
Секрета невинного
Откроет меня и тебя наградит.

— Ничего не могу сказать, — вздохнула она.

— Мы должны постараться, — настаивала Холли. — Это единственное, на что мы можем опереться.

Вдруг Миранда просияла:

— Поняла! Смотрите: «Снаружи меня ты не обнаружишь…» Ясно как божий день!

— Что ясно? — Пит перешел на крик.

— Невидимые чернила! Это совершенно в духе мистера Бэнбери.

— Ты считаешь, что это как лимонный сок? — спросила Холли.

— Лимонный сок? — удивился Пит. — Я никогда про такое не слышал.

— Да, как сок, — подтвердила Миранда. — Он высыхает и делается невидимым на бумаге. Но если подержать его над огнем, можно прочитать, что было написано.

— Давайте попробуем! — ухватилась за эту мысль Холли.

Но Пит охладил их пыл:

— Вы забыли, что есть одно серьезное препятствие: листок с шарадой не у нас.

— Верно, — нахмурилась Холли. — Она у Стива. Мы отдали ее в надежде, что кто-нибудь из труппы догадается, о чем она.

Миранда посмотрела на часы.

— Репетиции закончились. Театр будет сейчас закрыт.

— Ничего, — сказал Пит. — Мы возьмем ее у Стива перед спектаклем. Если она у него, ей ничего не грозит.

Стив смотрел на Юных детективов, которые ожидали от него ответа. Они уже отдали «Лицедеям» шкатулку, и сейчас им незачем было торчать за кулисами, где шли последние приготовления.

— Шарада? — машинально переспросил Стив. — Я отдал ее Джайлзу Бэнбери.

— Как?! — вскрикнула Холли, не сумев сдержаться.

Стив растерялся еще больше.

— Никто из наших актеров не мог разгадать ее, а Джайлз пообещал, что сможет. Он сказал, что любит загадки.

Юные детективы в отчаянии только переглядывались.

— И вы, конечно, сказали, откуда взялась эта бумажка? — спросил Пит.

— По-моему, сказал, — слегка задумался Стив. — Да, помню. Именно это его и заинтересовало.

Миранда громко вздохнула.

— Когда вы ее отдали ему?

— Сегодня днем.

— А что он здесь делал? — спросила Холли.

— Не представляю, — ответил Стив. — Я вообще-то удивился, когда увидел его. Но он сказал, что хочет посмотреть пьесу. У него есть постоянное место в дядюшкиной ложе. Да! Я не сказал вам спасибо за шкатулку. Мы все вам благодарны, а Рэй был так счастлив отправить обратно на склад ту коробку, которую ему дали взамен.

— Сти-ив, здесь не хватает стула! — крикнула со сцены Тина.

— О господи! Опять что-то не так, — заволновался Стив.

Холли, Пит и Миранда поняли, что Стива рвут на части, и что им лучше уйти.

А сам Стив еще продолжил разговор.

— Трудно поверить, что на следующей неделе мы уже будем без работы, — неожиданно сказал он. Он посмотрел на сцену, где Тина и Джоан переставляли мебель, шагами отмеряли расстояние между предметами, проверяли мизансцены. — Не представляю, что мы будем делать без этого театра.

— Сти-ив! — снова донеслось со сцены.

— Иду-у! — крикнул Стив и пошел, но оглянулся через пару шагов. — Не забудь, Миранда, ты должна переодеться во время второго антракта.

Миранда закивала головой, а Холли спросила:

— Трясешься?

Миранда передернула плечами:

— Немножко. Но в данный момент я больше думаю о загадке.

— Правильно! Так или иначе мы должны опередить Джайлза, — сказала Холли. — Нельзя допустить, чтобы он разгадал загадку раньше нас.

Глава VIII

Идея осеняет Холли

В фойе скопилось много народу.

— Как мы сможем найти Джайлза в такой толчее, — ворчала Холли, пробираясь с трудом между стеной и группами зрителей.

— Давай заглянем в бар, — предложил Пит.

— Светлая мысль, — откликнулась Миранда. Но когда они оказались у входа в бар, она застонала. — Здесь вообще яблоку негде упасть.

Все-таки они протиснулись в открытую дверь, и сразу Миранда зашептала:

— Вон он за столиком, ближе к середине.

— Ш-ш, — прошипела Холли.

— Смотрите, что это он делает? — сказал тихо Пит за спиной Холли.

Джайлз сидел к ним спиной. Но когда Холли вытянула шею, она увидела его в зеркале.

— Перед ним лежит записка с шарадой, — начала Холли «репортаж с места событий». — И вид у него больше чем озадаченный.

— А спичек нет на столе? — спросила Миранда. — Или свечи?

— Спичек? Зачем?

— Чтоб подержать записку над огнем.

— При всем честном народе? — усмехнулся Пит. — По правде говоря, я и сам сомневаюсь в твоей версии.

— Он просто еще не додумался, — не сдавалась Миранда.

— Я не уверен, что он вообще знает об этом что-нибудь. Лично я никогда не слышал про эту фишку с соком.

— Но ты никогда и не был племянником мистера Бэнбери, — заметила Холли.

— Факт. Об этом я не подумал. Дядюшка мог показывать ему и не такие трюки, когда Джайлз был ребенком.

— Скорее всего так и было, — улыбнулась Миранда.

— Как бы то ни было, — сказала Холли, — мы должны вытащить эту записку из его лап, пока он не разгадал, в чем дело.

— И как ты себе это представляешь? — спросил Пит.

Миранда сразу выступила с предложением.

— Мы должны выкрикнуть «Пожар!» и, когда начнется паника, схватить записку.

— И испортить «Лицедеям» премьеру, — завершила картину Холли.

— Не говоря уже о том, что нужно будет отвечать перед пожарными, когда они приедут, — сказал Пит.

— Да, это не подходит, — согласилась Миранда.

— Нам нужен отвлекающий маневр, — сказала Холли.

Глаза у Миранды загорелись.

— Здесь так душно, — простонала она, закатив глаза. — Я хочу попросить у того милого бармена глоток воды.

— Что-о? — от растерянности Пит не нашелся что сказать. Миранда приложила ладонь ко лбу.

— Я могу потерять сознание. — С этими словами она пошла нетвердой походкой к бару. Оглянулась и, почти не открывая рта, промычала: — Чего вы ждете?

— Говори, что нам делать, — так же одними губами спросила Холли.

— Я падаю в обморок, все всполошатся, а Пит схватит записку.

— Ничего себе! — напрягся Пит.

Миранда подмигнула ему.

— Увидишь!

Холли застонала:

— Как я ненавижу эти твои номера!

Но Миранда уже была у стойки бара и просила глоток воды.

Холли со страхом наблюдала за тем, как Миранда вышла ближе к середине со стаканом в руке, остановилась прямо за спиной Джайлза и, когда случился «обморок», вода выплеснулась прямо ему на шею.

— Фу ты, нескладеха! — Джайлз вскочил и начал отряхиваться.

Дальше Холли увидела, как рука Пита скользнула по столику, и записка исчезла у него в кармане.

— Отойдите, отойдите, пожалуйста, — громко повторяла Холли. — Ей нужен воздух.

— Ах, это вы! — бросил на ходу Джайлз, направляясь к бармену за полотенцем.

— Быстро приходи в себя, — скороговоркой прошептала Холли. — Ты должна быть в порядке, пока никто не рванулся вызвать «Скорую».

— О-ох! — простонала Миранда. — Где я? — Пока еще не в беде, но легко можешь попасть в нее, если мы не уберемся отсюда сию же минуту, — проворчала Холли.

А Пит громко провозглашал исцеление.

— Ей уже лучше! Она пришла в себя.

— Вы уверены, что ей не нужна помощь? — спросила какая-то беспокойная мамаша.

— Ей нужен свежий воздух, — сказал ее муж.

— Да, да, — согласилась Холли. — Мы ее сейчас выведем.

К счастью, прозвенел первый звонок, напоминая публике, что пора рассаживаться по местам. Толпа устремилась в зрительный зал.

Холли, Миранда и Пит пошли к тому коридору, где размещались актерские грим-уборные.

— Ну, Миранда, ты суперски сыграла сегодня! — искренне похвалил ее Пит.

Миранда засияла.

— Мне самой понравилось. Я даже меньше буду волноваться перед выходом на сцену.

Она открыла дверь гримерки, а Пит вынул из кармана записку.

— Нам нужны спички, — сказала Холли.

— Вот, — Миранда поставила перед ней свечу и положила коробку спичек. Потом улыбнулась и объяснила: — Свеча нужна для сцены, где леди Чамлей-Смит прокрадывается, чтобы взглянуть на тело, лежащее в гробу.

Холли взяла спички и зажгла свечу.

— Хорошо, — сказала она, — только держи не слишком близко к огню, чтобы она не загорелась.

Пит очень осторожно держал пальцами листок над горящей свечой, и Юные детективы, не дыша, ждали, когда проявится скрытый текст.

— Сколько времени это занимает? — спросил Пит, после того как прошла минута.

— Не так долго, — сказала Холли разочарованно. — Мне кажется, мы ошибаемся. — Она с грустью посмотрела на Миранду. — Невидимой записи на листке нет.

— Жаль, а я была так уверена, что это тайное послание. — Миранда задула свечу и снова посмотрела на шараду. — Что еще она может означать?

Холли беспомощно покачала головой, а в театре прозвенел другой звонок.

— Если мы хотим увидеть постановку, нам лучше пойти в зрительный зал.

Пит и Миранда пошли за ней по коридору в фойе.

Когда они поднимались по лестнице в бельэтаж, Холли смотрела на стены. Они были увешаны афишами старых постановок с фотографиями уже знакомых ребятам актеров. Глаза Холли остановились на одной из фотографий.

— Смотрите, Рэй с магической шкатулкой в руках!

Миранда прочитала название постановки.

— «Если есть воля, есть и путь». Хорошее название, — сказала она.

— А посмотрите, какой подзаголовок! — Пит обратил внимание девочек на строку в самом низу афиши: — «В поисках следов последней воли покойного». Вот такие совпадения, — сказал он задумчиво. — Это был детектив, поставленный в прошлом году.

Холли открыла дверь с табличкой «Ложи 1 и 2», и они оказались в тесном полутемном пространстве. Дверь в ложу номер один была уже закрыта.

— А если это не совпадение? — так же задумчиво произнесла Холли.

— Тш-ш! — остановил ее Пит. — Стив собирается что-то сказать.

Стив стоял перед занавесом на просцениуме. Юные детективы бесшумно заняли свои места.

— Я знаю, — начал Стив, — что многие из присутствующих здесь поддерживали нас все три года. Я хочу сказать вам спасибо. Вы, вероятно, уже знаете, что это наш последний спектакль, и мы хотим, чтобы он понравился вам больше всех остальных. Мы постараемся. — Он мягко улыбнулся. — Нам будет вас не хватать.

Он стал уходить со сцены.

— Послушайте, — все еще занятая своими мыслями опять заговорила Холли. — А что, если мистер Бэнбери дал «Лицедеям» магическую шкатулку для прошлогодней пьесы с определенной целью?

— Для пьесы о пропавшем завещании? — спросил Пит. — Или что-то там о последней воле умершего? — припомнил он.

— Да, да, — подтвердила Холли. — Ты не видишь связи? Ведь все получается совершенно в духе мистера Бэнбери — он же был большой шутник.

— Все верно. Но так же верно и то, что в шкатулке ничего нет, — сказал Пит.

Зал стал аплодировать, и овация нарастала, заполняя весь театр. Стив вернулся и обвел глазами всю аудиторию. Потом он остановил свой взгляд на ложе, где сидели Юные детективы, и сделал какой-то нарочитый, явно насмешливый поклон.

Холли смотрела на его удаляющуюся спину в полном недоумении. Что он хотел этим сказать?

Миранда тихонечко толкнула ее в бок:

— Посмотри, на той стороне в ложах какие люди! Мы тоже выглядим так шикарно?

Холли и Пит стали смотреть на ложи напротив них. В одной сидела пожилая пара, в другой — двое мужчин.

— Думаете, эти двое из крутых продюсерских агентств? — с надеждой спросил Пит.

Холли только усмехнулась. Мысль ее завертелась вокруг лож. Она вспомнила, что Стив говорил, будто Джайлз собирался прийти на спектакль и сидеть в ложе дядюшки.

Тем временем свет стал постепенно гаснуть, а занавес медленно открываться. Холли пока обозревала внутреннее убранство ложи — складки бархатных штор, отделявших ее от зрительного зала, и такой же бархат на стенах, хотя уже и слегка потертый. В некоторых местах обивка отошла, и Холли так и подмывало подправить и приклеить ее, как это сделал мистер Адамс с подкладкой шкатулки, когда чинил ее. Затем ее внимание полностью поглотило действие на сцене.

Взгляд Холли опять невольно уперся в обивку ложи, когда они вернулись в нее после первого антракта. В ушах все еще звучали слова Пита: «Но так же верно и то, что в шкатулке ничего нет». Ничего нет? Верно ли это? Она смотрела на отклеившийся бархат, а в голове звучали строчки давно уже выученной наизусть шарады.

— Миранда, — прошептала Холли, — у меня есть решение.

Но подруга была целиком поглощена зрелищем. Холли посмотрела на Пита. Он вытянулся весь вперед и не отрывал глаз от сцены.

Холли откинулась в кресле. Дело терпит до следующего антракта. В конце концов шкатулка ведь спасена. Вот она на столе в самом центре сцены. И если Холли права, тревоги «Лицедеев» рассеются очень скоро.

Глава IX

Стремительное исчезновение

Под громкие восторженные аплодисменты занавес закрылся после второго акта.

— Надо идти, — поднялась с места Миранда.

— Задержись на секунду, — попросила Холли, — мне нужно сказать вам что-то очень важное.

Но Миранду было не удержать. Она была уже в дверях ложи, лицо ее горело от возбуждения.

— Я спешу, мне нужно переодеться. Пожелай мне удачи.

Холли заторопилась за ней следом.

— Я знаю, где завещание.

Миранда так и застыла, не успев выйти в коридор.

— Что?

— Где? — мгновенно отреагировал Пит.

— В магической шкатулке.

Интерес на лице Пита сразу угас. Они втроем стояли у дверей соседней ложи.

— Брось это, Холли, мы же наверняка знаем, что его там нет.

Миранда вообще ничего не сказала, а просто резко повернулась и устремилась к выходу. Холли схватила ее за руку.

— Послушайте же!

— Тогда объясни, — сказал Пит.

— Вы помните, папа, когда чинил шкатулку, подклеил отошедшую от крышки подкладку?

Миранда и Пит снисходительно кивнули.

— Вот там и спрятано завещание — между подкладкой и деревянной крышкой.

Миранда как будто вросла в пол.

— Снаружи меня ты не обнаружишь… — только и сказала она.

— Да и внутри — как ни гляди, — продолжил Пит. — Лишь ключ к сердцевине секрета невинного… Вот чего мы не могли разгадать: что оно не снаружи и не внутри, а между. Конечно, оно спрятано под подкладкой! Это блеск, Холли! Как это ты додумалась?

Холли засмеялась.

— Так все сложилось. Мысль о том, что шкатулка была подарена к спектаклю о пропавшем завещании, и отклеившаяся обивка на стене ложе, которая напомнила мне подкладку в шкатулке, — все это вдруг соединилось…

— Балдеж! У меня как пить дать ничего бы не соединилось.

— Пойдемте, — предложила Холли, — и достанем его.

— Как? Сейчас? — испугалась Миранда. — Нельзя ломать шкатулку перед третьим актом.

— Никто и не собирается ее ломать. Если я права, нужно только отцепить подкладку. Мы успеем сделать это сейчас за антракт. На самой шкатулке не останется никаких следов.

— Я не могу ждать конца спектакля, чтоб узнать, права ли Холли, — признался Пит. — Меня это добьет.

Миранда расхохоталась.

— Пит, весь третий акт идет пятнадцать минут. Ждать совсем недолго.

— Все равно. Я должен знать сейчас. Пошли!

Не так легко было пробраться через толпу. В фойе зрители стояли группами — разговаривали, смеялись.

— Смотрите-ка, — сказала Миранда, когда они отстранились, пропуская группу, идущую им навстречу, — Джайлз Бэнбери уходит из театра. — И она показала в сторону входной двери.

— Как? Не узнав, кто убийца? — вырвалось у Пита. — Странно.

— Не будем обращать на него внимания, — сказала Холли. — Идемте.

Они толкнули дверь и оказались в коридоре, который вел к закулисной части театра.

— Наконец-то! Я думал, нам никогда не добрести сюда.

Юные детективы припустили бегом. Так они добежали до угла, за которым начинались гримерки. Они слышали голоса актеров, доносившиеся из них. Непонятно почему, Холли остановилась так неожиданно, что Пит с Мирандой налетели на нее.

— Что это ты? — удивился Пит.

— Я видела, как кто-то мелькнул по лестнице вверх к кулисам.

Миранда не очень удивилась и продолжала бежать.

— Это Дженкинз, — сказала она. — В антрактах он помогает менять декорации.

Холли, хоть и не была согласна, все-таки побежала за ней.

— Это не Дженкинз, по виду это был Джайлз.

— Джайлз? — переспросил Пит. — Но мы своими глазами видели, как он уходил из театра.

— Но он мог и вернуться, — сказала Холли. — Выйти в парадную дверь и войти обратно через служебный вход, чтоб его никто не видел. Все актеры сейчас по гримеркам.

— А с какой стати пробираться так, чтобы его никто не видел? — спросила Миранда.

— Вообще-то, что бы он ни делал, от него хорошего не жди, — бросил Пит уже на бегу. Он перешагивал через две ступеньки, и девочки за ним едва поспевали.

— Здесь никого нет. Сцена пустая, — крикнул Пит, обернувшись к ним.

— Посмотрим в другой кулисе, — сказала Миранда.

Юные детективы пробежали площадку сцены до другой кулисы, но и там не было никого.

Миранда перегнулась через перила лестницы этой другой кулисы, но и там было пусто.

— Но не мог же он испариться, в конце концов, должен ведь он где-то быть. Или отсюда есть дверь наружу? — спросила Холли у Миранды.

— Есть дверь в коридор, который ведет в фойе.

— Значит, он пошел туда, — быстро проговорила Холли и побежала по коридору. Кто-то шел впереди нее. Но, увы, это был не Джайлз, а Дженкинз.

— О-о, мистер Дженкинз, вы не видели Джайлза Бэнбери? — налетела на него с вопросом Холли.

— Нет, сегодня не видел. А что вы тут делаете? Вы должны быть по другую сторону сцены.

— Просто я хотела повидать Миранду, — ответила Холли и медленно пошла обратно вверх по ступеням.

— Холли, а ты точно уверена, что кого-то видела? — спросил Пит.

Но ответила за нее Миранда:

— Да, точно она видела. Посмотрите! — и Миранда показала на стол в середине сцены. На нем не было шкатулки. — Куда бы ни делся Джайлз, шкатулку он прихватил с собой.

— Но как он узнал, что завещание в ней? — изумился Пит.

Холли глотнула воздух.

— Это я виновата. Вы помните, что ложи напротив были заняты какими-то важными людьми. А мы знали, что Джайлз будет в ложе. Значит, он сидел в ложе рядом с нами. И наверняка он слышал, как я разговаривала с вами. — Холли почти завыла, как от боли. — Какая же я была дура, когда разглагольствовала прямо у двери его ложи. Теперь я понимаю, что задумал Стив. Он так издевательски поклонился не нам, а тому чудовищу.

Раздался последний звонок.

— Фу ты — ну ты! Я еще не переоделась, — всполошилась Миранда.

Послышался топот ног по лестнице — и кулисы стали заполняться актерами.

Тина посмотрела на ребят.

— Господи, а вы что здесь делаете?

— Да вот шкатулка… — начала Холли, но Стив ее перебил:

— Миранда, ты еще не одета! Иди немедленно. У тебя всего десять минут.

— Рэй, не забудь подать мне свою реплику громко и отчетливо, — попросила Пен.

— Но шкатулка… — опять начала Холли и беспомощно взглянула на Пита. Актеры были заняты своим.

Пит встал перед Стивом, загородив его от всех.

— Стив! — почти выкрикнул он.

Стив приложил палец к губам.

— Мы начинаем. — Потом повернулся к Миранде. — Как только услышишь выстрел, будь готова к выходу. Последняя реплика будет: «А где же бриллианты?» И умоляю тебя, быстрей переоденься. Прямо сейчас!

После этого он и другие актеры разошлись по своим мизансценам.

Юные детективы смотрели из-за кулис на пустой стол, а тем временем занавес открывался. Дружные аплодисменты заполнили зал.

— Выходит, Джайлз добился своего, — с горечью сказала Холли.

— Как это? — возмутился Пит. — Не мог же он испариться!

Глава Х

Занавес закрывается навсегда?

— Миранде нужно переодеться, — сказал Пит. — Иначе она может подвести всех.

Когда они спускались к грим-уборным, Миранда смотрела вниз и говорила сама с собой:

— Магическая шкатулка опять уплыла.

У Холли созрело решение.

— Нельзя допустить, чтобы пропал весь эффект из-за того, что не окажется на месте шкатулки. Нужно найти какую-то замену. Хорошо бы взять ту коробку, которую уже выбрали для этого, когда шкатулка пропала в первый раз.

Миранда сразу согласилась.

— Да, я возьму ее. Я знаю, что она на складе.

— И все-таки мне интересно, как это Джайлз оказался на сцене раньше нас, — ломала голову Холли. — Мы не видели, как он вышел из ложи.

— Он, видимо, рассчитал, что опередит нас, если выйдет на улицу и войдет со служебного входа, — предположил Пит.

— Но куда он исчез сейчас? — твердила Миранда.

— Кто знает, — упавшим голосом сказала Холли. — Он мог найти лазейку на сцене и вырваться из нее, как джинн из бутылки в известной пантомиме.

Миранда хихикнула.

— А вот скажите, как называется пантомима, поставленная привидениями?

— Как? Говори скорей! — потребовал Пит.

— Фантомима.

Холли улыбнулась.

— Все! Миранду нельзя больше задерживать, — сказала она. — Покажи, где склад. Мы достанем коробку, а ты пока оденешься.

— Вон там, — показала Миранда на дверь под лестницей. — Огромный склад — он тянется под всей сценой.

Холли слегка подтолкнула ее.

— Иди, переоденься по-быстрому.

Миранда побежала по коридору к грим-уборной, а Пит открыл дверь складского помещения.

— Ну и темнота! — сразу остановился он.

— Где-то должен быть выключатель. — Холли шарила по стене. Тусклый свет из коридора кое-как проникал в дверной проем. — В такой темнотище мы ничего не найдем, — бурчала она.

В надежде найти выключатель они потратили пару драгоценных минут.

— Нам лучше искать не выключатель, а коробку, — сказал Пит. — Миранда не может позволить себе испортить финал.

Они стали продвигаться по складу впотьмах, выставляя вперед руки. И вдруг Холли наткнулась на что-то мягкое.

— Ой, что это?! — невольно вскрикнула она, отдергивая руку назад. Потом стала вглядываться.

— Это просто куча старых портьер, занавесов, — сказал Пит и пошел дальше.

Продолжая всматриваться в темноту, Холли увидела у одной стены манекен.

— Такой манекен можно принять за живого человека, — пролепетала она прерывающимся голосом и в ту же секунду дико завизжала, когда манекен двинулся прямо на нее. Он промчался мимо ребят, толкнув Холли в плечо. И вот он уже оказался перед дверью раньше их.

— Джайлз! — прозрела она. При этом она не могла успокоиться по поводу того, как он смог туда попасть. Поэтому первое, что сорвалось у нее с языка, был вопрос: — Вы прошли под сценой. С другой стороны склада есть такая же дверь, да?

Джайлз Бэнбери самодовольно захохотал.

— От вашего преследования и не знаешь, куда деваться. Я хотел вернуться тем же путем, но актеры стали собираться.

— И вы решили отсидеться здесь, — ледяным тоном проговорила Холли и посмотрела на шкатулку у него в руках. — Вы наверняка подслушали, как я рассказала друзьям о своей догадке.

— Нельзя сказать, что ты говорила тихо, — фыркнул Джайлз. — Спасибо, что подсказала мне и сберегла мои силы и нервы.

Холли не удержалась от искушения.

— И что же? Завещание оказалось там?

— Пока не было времени проверить, — сказал он и добавил со всей циничностью: — Хотите, я проверю сейчас и уничтожу его прямо у вас на глазах. — Он опять загоготал. — Но нет, я не собираюсь больше торчать здесь. И если завещание исчезнет, вы никак не сможете доказать, что оно было, если не увидите его.

Торжество победы настолько ослепило его, что он не заметил, как кто-то тихонько прошел в дверь за его спиной. Холли увидела в глазах Пита вспыхнувший огонек.

— А что будет, если мы расскажем обо всем в полиции? — с вызовом произнес Пит, стараясь все внимание Джайлза привлечь на себя.

А Холли уже видела фигурку в одежде служанки, остановившуюся в дверях.

Джайлз Бэнбери уже совсем перестал стесняться.

— А что может сделать полиция! В том-то весь и фокус, что я не совершил ничего незаконного — пока что! А когда не будет завещания, не будет и доказательств. Я оказался в выигрыше, а вы вместе с кучкой этих фигляров — в проигрыше.

Он высоко поднял голову, как бы демонстрируя свое превосходство. Именно в эту секунду сзади подошла Миранда и толкнула его вперед с такой силой, на какую только была способна.

Пит быстро развернулся к куче старых мягких декораций и стал набрасывать их на него, чтобы тот в них запутался. Защищаясь от этих тряпок, Джайлз отпустил шкатулку, и она упала. Холли схватила ее и бросилась в открытую дверь.

— Бежим! — крикнула она друзьям.

Миранда отчетливо услышала, как там наверху, над головой, раздался выстрел, после которого она должна была уже стоять в кулисе.

— Мой выход! — крикнула она, и Юные детективы помчались по чугунным ступеням, тогда как Джайлз выкарабкивался из тряпья.

Задыхающаяся и красная, со съехавшей набок наколкой, Миранда появилась в кулисе. Холли посмотрела вниз — там Джайлз стоял с ногой на первой ступеньке, с лицом, потемневшим от злости.

На сцене Стив, глядя в кулису, произнес ключевую фразу: «А где же бриллианты?»

В первую секунду актеры остолбенели, когда увидели, что на столе шкатулки нет.

Пит подтолкнул Миранду.

— Иди и не оставляй ее без присмотра ни на секунду.

Миранда вышла на сцену со шкатулкой в руках. Стив сказал свою следующую реплику, и Холли видела, как испуг актеров прошел.

На лестнице за спиной Холли и Пита раздались звуки шагов. Появился Джайлз Бэнбери.

Холли и Пит оглянулись.

— Кажется, в проигрыше оказались вы, — сказал Пит.

Джайлз Бэнбери засопел.

— Вы не сможете ничего на меня повесить. Я не совершил никакого преступления.

— Сейчас это так, — подтвердила Холли. — Но вы бы совершили, если бы мы не остановили вас.

— Впредь держитесь от меня подальше, — прохрипел он.

— Вы нам угрожаете? — спросил Пит.

Джайлз Бэнбери устало вздохнул.

— Какие там угрозы… — Он развернулся и пошел к лестнице. Спустился быстро и так же быстро пошел по коридору.

— Думаешь, он и в самом деле отказался от мысли уничтожить завещание? — Холли подняла глаза на Пита.

Пит пожал плечами:

— Думаю, да. Но полиция может заинтересоваться его сделками с Симпсоном. Никто меня не убедит, что там все чисто и честно.

— А у нас на руках ксерокопия его письма, которое можно предъявить полиции, — напомнила Холли. — Вообще я не думаю, что он в будущем откажется от махинаций с этим Симпсоном или с кем-нибудь еще.

Загремели аплодисменты, и Холли с Питом повернулись к сцене. Занавес закрылся, и актеры стали выстраиваться в линию для поклона. Даже когда занавес закрылся в последний раз, аплодисменты не стихли.

— Пойдем, — сказал Пит, — повидаем нашу звезду.

Миранда повернула к ним свое сияющее лицо, когда они ступили на сцену.

— Можете себе представить, я успела!

— И чуть не довела нас до инфаркта, — сказал Стив. — Что ты делала со шкатулкой? Она должна была быть на сцене!

Пит улыбался.

— Прошу минуту внимания, и мы посмотрим, что внутри. У кого есть ножик?

— И ты еще спрашиваешь! Спектакль, между прочим, про убийство, — засмеялась Тина.

Миранда поставила шкатулку на стол, а Стив дал Питу ножик.

— Но он не острый, это бутафория, — предупредил он. — А зачем он?

Все актеры обступили Холли, когда она скороговоркой истолковала содержание шарады. Каждый затаил дыхание, когда Пит отделял подкладку от крышки.

— Лишь ключ к сердцевине секрета невинного откроет меня… — шептала Миранда, когда Пит засунул руку внутрь — между подкладкой и деревянной крышкой.

Все глаза были устремлены на его руку. Лицо Пита было бледным. Вот рука показалась снова, и в ней плотный лист бумаги, который выглядел явно как документ.

— Это завещание? — задыхаясь, спросил Стив.

Пит протянул ему лист. Глаза Стива только скользнули по нему, и незачем было повторять вопрос. Лицо Стива выразило все.

Он поднял сияющие глаза и сказал:

— Театр наш. Мистер Бэнбери все-таки оставил его нам. Но здесь есть одна деталь…

— Какая? — с тревогой в голосе спросила Холли.

— Он поздравляет нас с тем, что мы разгадали его шараду. Он говорит, раз мы смогли это сделать, мы заслужили театр. — Стив запустил руку в свою шевелюру. — Вот только я не чувствую, что мы действительно заработали его.

Юные детективы вылупили глаза.

— Да вы что! В уме? — закричала Миранда. — Конечно, вы его заработали. Сколько чутья и ума надо было иметь, чтобы довериться Юным детективам. Если это не показывает вашу сообразительность, то я тогда не знаю…

— А, кстати, я сейчас только вспомнил, — заговорил Пит, — что мы с Холли, гоняясь за Джайлзом, так и не увидели конец пьесы. Кто оказался убийцей?

Стив расплылся в улыбке:

— Тебе придется прийти на завтрашнее представление, чтобы узнать это.

Холли засмеялась:

— Придем, обязательно придем. С этого дня мы вообще будем ходить на все ваши спектакли.

— А вот насчет того, стану ли актрисой, — сказала Миранда, — я еще подумаю. Мне все-таки больше нравится вести расследование, чем играть в спектакле о нем.

Пит и Холли переглянулись. Они тоже всегда так думали.