/ / Language: Русский / Genre:child_det / Series: Детективный клуб

Фальшивый лорд

Фиона Келли

Недолго довелось симпатичному школьному сторожу радоваться несказанной удаче: когда он возвращался домой с выигранным в лотерею телевизором, на него напали неизвестные и так отделали, что бедняга очутился на больничной койке. Казалось бы, налицо типичное ограбление, но Детективный клуб в составе Холли, Трейси и Белинды думает иначе. Ведь грабители вряд ли стали бы избивать свою жертву, рискуя, что та уронит и разобьет ценную ношу. Значит, преступникам было нужно что-то другое, но что? Кому мог встать поперек дороги безобидный сторож? День и ночь ломают подруги головы над этой загадкой, и вот однажды неведомый голос назначает им встречу в сумерках…

ФАЛЬШИВЫЙ ЛОРД

(Тайна «Белой леди»)

ГЛАВА I.

Злой умысел

Холли Адамс судорожно вцепилась пальцами в железную стенку и замерла, стараясь не поддаваться панике. От страха у нее перехватило дыхание, но она все-таки сдерживалась из последних сил и не подавала вида, что напугана. Ей было очень важно, чтобы подруги не заметили этого. Тем временем вагонетка погружалась все глубже и глубже в чернильный мрак шахты.

За спиной у Холли сидели Трейси Фостер и Белинда Хейес. Все три девочки входили в состав Детективного клуба, который сами и основали, и на их счету уже было немало славных приключений. Холли оставалось только надеяться, что они выберутся целыми и невредимыми и из этой переделки.

— Держитесь! — крикнула она своим подружкам.

— Интересно, как это можно назвать? Поездка на пикник, что ли? — прокричала ей в ответ Белинда.

Она пыталась шутить, но Холли отчетливо различила в ее голосе напряжение и даже страх. Вагонетка, казалось, потеряла управление. Ее болтало в разные стороны, и она, набирая скорость, мчалась под уклон.

— Неужели у этого агрегата не предусмотрены ремни безопасности? — Голос Трейси почти утонул в дребезжании колес по разболтанным рельсам, которое многократно умножалось эхом, отражавшимся от стенок тоннеля.

Вылетевшие из-под колес искры на мгновение озарили дорогу. Холли тихонько охнула. Они неслись прямо на каменную стену.

— Осторожно!

Ее предупреждение прозвучало слишком поздно. Поверхность скалы уже оказалась всего в нескольких сантиметрах от них. В следующее мгновение они пролетели сквозь нее!

— Ой, мамочки! — послышался возглас Трейси. — С ума можно сойти!

Они уже неслись по новому тоннелю, окруженные странным зеленоватым светом. Лица Холли коснулась паутина. Она подняла руку, чтобы отбросить ее прочь. В это время сверху упала отрубленная человеческая голова. Холли услышала чей-то крик. Она даже не могла точно определить, кому он принадлежал. Возможно, ей самой. Около секунды голова висела перед ними в воздухе, потом осталась позади.

При вспышке света девочки увидели распластавшийся на земле труп; из груди у несчастного торчал деревянный кол; он был воткнут прямо в сердце.

— Кажется, меня сейчас стошнит, — простонала Белинда.

— Только, чур, не на меня! — попыталась крикнуть Холли, но у нее опять перехватило дыхание, потому что из стены тоннеля высунулась бледная рука и схватила ее за локоть. И тут же послышался невыразимо зловещий хохот — кто-то ужасный насмехался над ее страхом. Холли захотелось покрепче зажмуриться и заткнуть уши, но такое поведение было не в обычаях членов Детективного клуба. Так что девочка закусила губу и задержала дыхание, чтобы не закричать. Это было непросто.

Воздуха катастрофически не хватало. Холли показалось, что она уже никогда не сможет дышать нормально, как вдруг вагонетка вырвалась из мрака шахты на свет божий. Их маршрут завершился. Они снова вернулись на территорию аббатства Вудфри и оказались среди аттракционов и ларьков Летнего фестиваля.

— Что ж, до Диснея им еще далеко. Но вот для Виллоу-Дейла — довольно неплохо! — заявила Трейси, когда они вышли с дрожащими коленками из «Шахты ужасов».

— Нечего воображать — фыркнула Белинда. — Все и так знают, что ты была в Америке!

Трейси не только была в Америке — она жила там несколько лет. Со светлыми волосами, короткой стрижкой, стройной фигурой и ослепительной улыбкой, девочка выглядела уроженкой Калифорнии, а не английского графства Йоркшир, однако жизнь и удивительные приключения троих членов Детективного клуба протекали именно там, в небольшом йоркширском городке Виллоу-Дейл.

— Эй, вы, не заводитесь! — одернула их Холли. — Сегодняшний вечер я объявляю зоной, свободной от всяких там ссор!

— Да что ты говоришь? — насмешливо протянула Белинда. — И почему мы должны тебя слушать? С какой стати?

Она остановилась, широко расставив ноги, и уперлась кулаками в бока. Сквозь круглые очки в тонкой металлической оправе на Холли с вызовом посмотрели ее сердитые глаза. Белинду нельзя было бы назвать совсем уж некрасивой, однако обычно она ходила повсюду вместе с Трейси и Холли и рядом с ними сильно проигрывала. К тому же девочка не слишком следила за своей одеждой и фигурой, и ступеньки хотя и не стонали от тяжести, когда на них наступала Белинда, но все-таки покряхтывали.

Холодные серые глаза Холли твердо выдержали взгляд подруги.

— Я скажу тебе, почему. — Она гордо встряхнула своими каштановыми волосами до плеч. — Во-первых, Детективный клуб — это была моя идея. А во-вторых — только у меня остались деньги на мороженое.

Последний аргумент оказался неотразимым. Если Трейси и Белинда и любили что-либо так же сильно, как головоломные загадки, — так это мороженое.

— А разве кто-то ссорился? — с невинной улыбкой поинтересовалась Белинда.

— Только не мы! — добавила Трейси. — Веди нас скорей к фургону с мороженым.

— Вот так-то лучше! — усмехнулась Холли.

Однако не успели они сделать и пару шагов, как им преградил дорогу мужчина в огромном сомбреро.

— Эй, амигос, — протянул он, неумело пародируя мексиканский акцент. — У вас такой вид, словно вы только что столкнулись с привидением, а?

— Точно, столкнулись! — подтвердила Холли. — Причем не с одним, а с целой кучей.

— Здравствуйте, мистер Рудж! — сказала Белинда.

— Как вы догадались, что это я? — удивленно спросил мужчина нормальным голосом.

— Узнали вас по шляпе! — ответила Трейси.

— Забавно. Уж больно вы умные, девчонки, это не к добру. Когда-нибудь вам это выйдет боком.

Джордж Рудж работал сторожем в школе, где учились девочки. Холли, Трейси и Белинда никогда не ходили в отличницах, и тем не менее их знала вся школа «Винифред Боуэн-Дэвис». Не проходило и четверти, чтобы три девочки не разгадали какую-нибудь новую тайну.

Мистер Рудж протянул руку и снял свою мексиканскую шляпу.

— Она всего лишь пластиковая, — сказал он. — Я выиграл ее вон в том павильончике под названием «Оп-ля-ля».

— Ого, вы сегодня везучий, — засмеялась Трейси.

— Какое там везение! — махнул рукой их собеседник. — Я просадил пять фунтов, а выиграл лишь эту дрянь. — Мистер Рудж снова нахлобучил шляпу на голову. — Хотя, может, мне все-таки улыбнется удача. Пойду побеседую с одноруким бандитом.

С этими словами мистер Рудж направился к игральным автоматам. Холли, Трейси и Белинда пошли искать свое любимое мороженое.

Вечер выдался теплый, к фургону с мороженым стояла длиннющая очередь. Прошло десять минут, а они все еще стояли в ней.

— Просто невероятно! — воскликнула вдруг Холли.

— Не говори. Совсем не движется, — согласилась Белинда.

— Я не об этом, — сказала Холли и показала пальцем на открытую сцену, сооруженную на косогоре, который поднимался к аббатству. — Вот что я имела в виду. Глазам своим не верю.

Там устанавливал микрофон молодой человек в джинсах.

— Это же Дэвид Тэйлор! — воскликнула Трейси. — Давайте устроим ему сюрприз.

Не дожидаясь ответа, она направилась к сцене.

— Она всегда была к нему неравнодушна, — фыркнула Белинда.

— А ты разве нет? — усмехнулась в ответ Холли.

— Ты что! С ума сошла? — возмутилась Белинда.

Тем не менее она не стала зря препираться и пошла вслед за подругой.

Дэвида Тэйлора девочки не видели уже довольно давно. Он имел отношение к самой грандиозной детективной загадке, которую Холли, Трейси и Белинде когда-либо удавалось разгадать — поискам картины, известной как «Белая леди». «Белая леди» была написана прежним владельцем аббатства Вудфри и как в воду канула более полувека назад. Десятки людей пытались ее отыскать, но удалось это только Детективному клубу.

— Я думала, ты уехал в свой колледж, — сказала Холли, когда ребята обменялись приветствиями.

— Да отец велел мне вернуться на неделю и помочь ему со всем этим. — Дэвид вскинул брови и с досадой поморщился. — Честно говоря, совсем некстати.

— У тебя снова какие-то неприятности? — с надеждой спросила Трейси.

Дэвид слегка улыбнулся и покачал головой:

— Нет, ничего особенного. Совсем не такие, как в прошлый раз. Больше никаких неоплаченных долгов. И никаких мрачных личностей вроде Гарри Оуэна, коллекционера. Помните его?

— Разве его забудешь? — воскликнула Холли.

— Кстати — мы его только что видели, — добавила Белинда.

— Что?! — Дэвид переменился в лице, и девочкам показалось, что он был готов упасть в обморок. — Вы видели Гарри Оуэна?

— Да! — Белинда кивнула. — В «Шахте ужасов». Во всяком случае, то существо выглядело не менее отвратительно.

Холли и Трейси усмехнулись, однако это мало убедило Дэвида.

— Ничего смешного, — заявил он. — Я могу спокойно спать ночью, только зная, что Оуэн надежно заперт за решеткой.

— Не волнуйся, — заверила его Холли. — Он еще не скоро сюда вернется. Что же тебя беспокоит на этот раз?

— Мой отец, — сообщил им Дэвид. — Смотрите-ка, этот микрофон не работает. Придется идти домой за другим. Может, составите мне компанию? Я по дороге все вам расскажу.

Пока они шли к дому, Дэвид рассказал о проблемах, с которыми столкнулся его отец.

— Вы ведь знаете, что он всегда неплохо зарабатывал, — напомнил он. — Кроме этого места, у него было еще несколько разных фирм.

— «Неплохо зарабатывал»? — перебила его Трейси. — Я бы это назвала «денег куры не клюют».

— Пусть так, если нравится, — с легким раздражением согласился Дэвид. — Но цены на недвижимость упали, и его фирмы лопнули одна за другой. Аббатство Вудфри — единственное, что осталось.

Все замолчали.

Дэвид обвел взглядом девочек.

— Да, конечно, это тоже не какая-нибудь там лавчонка. Однако аббатство требует огромных расходов на поддержание его в должном порядке. Прежде, при прочих доходах, это как-то не замечалось. Но теперь отец зарабатывает только на туристах и на праздниках вроде сегодняшнего. Уверяю вас, этого слишком мало.

Дэвид открыл ключом парадную дверь и жестом пригласил девочек последовать за ним. Подойдя к забитой разным хламом кладовке, устроенной под лестницей, он стал искать там другой микрофон. Наконец он нашел его на дне помятой картонной коробки.

— Остается надеяться, что хоть этот-то исправный, — пробормотал он. — Иначе мы пропали.

— Для чего ты его устанавливаешь? — поинтересовалась Трейси.

— Там состоится розыгрыш главного приза лотереи. — Дэвид посмотрел на часы. Через десять минут. Мне надо поскорей возвращаться, иначе мой старик лопнет от злости. — Он с громким стуком захлопнул дверь. — Пошли!

Но все три девочки, как одна, не сдвинулись с места. Всем им пришла в голову одна и та же мысль.

— Можно мы хотя бы одним глазком посмотрим на «Белую леди»? — попросила Холли.

Дэвид вздохнул и снова взглянул на часы.

— Ладно! Но только быстро. — Он махнул рукой в сторону лестницы. — Туда.

Хотя Гуго Бэстебл, художник, написавший «Белую леди», когда-то жил в аббатстве Вудфри, право собственности на эту картину принадлежало уже много лет школе «Винифред Боуэн-Дэвис». После возвращения картины отец Дэвида Тэйлора выкупил ее у школы и вернул на ее изначальное место в верхней столовой, над черным мраморным камином.

Дэвид щелкнул выключателем. Прямо над их головами висела «Белая леди».

Несколько мгновений Холли, Трейси и Белинда с благоговением взирали на полотно, охваченные воспоминаниями о самой серьезной загадке за всю историю их клуба.

На портрете была изображена во весь рост красивая женщина, стоящая возле аббатства. Пепельные волосы, прекрасная, белоснежная, почти светящаяся кожа. Однако всех, кто смотрел на эту картину, больше всего поражала удивительная печаль, наполняющая ее глаза.

— Она еще красивей, чем я запомнила, — со вздохом призналась Холли.

— Это оттого, что ее почистили, — объяснил Дэвид. — Отец, как только купил, сразу велел привести ее в порядок. Ведь ради нее сюда приезжают люди со всего света. Все жаждут взглянуть на загадочную «Белую леди». Так что спасибо вам большое.

В свое время в газетах много писали о находке картины и о той роли, которую сыграл в этом Детективный клуб. О девочках даже упомянули одна или две телепрограммы.

— Вероятно, сейчас она поднялась в цене и стоит целое состояние, — предположила Белинда.

— Ты права, — подтвердил Дэвид. — После всей этой истории картины старика Гуго Бэстебла резко подскочили в цене. А этот портрет самый ценный из всего, что он написал.

— Так почему вы ее не продадите? — поинтересовалась девочка.

— Белинда!

Сама мысль о продаже привела ее подруг в ужас.

— Но ведь если мистер Тэйлор оказался в таком отчаянном положении, ему все равно придется что-то продавать, разве нет? — принялась оправдываться Белинда.

— Ты бы продала Мелдоуна? — возразила Трейси.

Мелдоун, конь Белинды, был ей дороже всего на свете.

— Это совсем другое дело! — воскликнула Белинда. — Мелдоун — особая статья.

— Вот и «Белая леди» тоже! — заявила Трейси.

— Верно, — согласился Дэвид. — Впрочем, мой старик, возможно, и продал бы ее, если бы мог. Тогда он разом избавился бы от всех своих затруднений. Вся штука в том, что это невозможно.

— Почему? — удивилась Холли. — Ведь он ее владелец, верно?

— Точно, владелец. Но когда члены попечительского совета школы продавали ему картину, он был вынужден согласиться на условие, что картина навсегда останется в стенах аббатства.

— Вот и хорошо! — воскликнула Трейси. — То есть там, где ей и надлежит быть. На ее родном месте.

— Пожалуй, это правильно, — признал Дэвид. — Однако очень неприятно сознавать, что решение всех наших проблем висит на стене, но, как говорится, видит око, да зуб неймет. Иногда мой старик просто бесится от досады.

— Дэвид! — раздался внизу сердитый голос.

— Ой! Это отец! — спохватился мальчик.

Мистер Тэйлор, высокий, сухопарый джентльмен с длинными седыми волосами, стоял у подножия лестницы. Он заметно постарел с тех пор, когда члены Детективного клуба видели его в последний раз. И был явно не в духе.

— Какого дьявола тебя туда занесло, Дэвид? — воскликнул он. — Все уже закрывается, а мы еще не объявили результата лотереи!

— Бегу! — Дэвид стремительно скатился с лестницы и исчез за парадной дверью, оставив своего отца наедине с Холли, Трейси и Белиндой.

— Мы просто хотели взглянуть одним глазком на «Белую леди», — сказала Белинда.

— Мы с вами раньше не встречались? — Мистер Тэйлор разглядывал девочек с нескрываемым подозрением.

— Встречались, — ответила Холли. — Пару лет назад.

— Это мы разыскали эту картину, — выпалила Трейси. — Если бы не мы, она бы не висела сейчас на своем месте.

— И вы считаете, что это дает вам право входить в мой дом, когда вам вздумается? А ну-ка давайте по домам! Мне нужно запереть дверь.

— Тяжелый человек, да еще и с проблемами, — заявила Холли, глядя в спину мистеру Тэйлору, торопливо шагавшему к видневшейся вдалеке открытой эстраде.

— Вот именно, — согласилась с подругой Трейси. — Так ему и надо! Он их заслужил.

— Я могу сообщить вам по секрету, что заслужила я, — заявила Белинда.

Впрочем, ее подруги уже поняли, что она хочет сказать, и все три девочки поспешили к фургону, торгующему мороженым. Однако они опоздали. Он уже закрылся и готовился уезжать.

— Вот невезуха-то! — вздохнула Белинда. — Что же будем делать?

— Может, поглядим, как Дэвид справится с лотереей? — нерешительно предложила Трейси.

Она пошла впереди подруг мимо темных аттракционов и павильончиков. Музыка затихала, огни гасли, владельцы торопливо расходились по домам. Единственным оживленным местом оставалась наспех собранная эстрада; там в ожидании завершающего события этого вечера — розыгрыша большого приза — собралась большая толпа.

Дэвид Тэйлор все еще возился с акустической системой. Его отец нетерпеливо поглядывал на него, сжимая в руке микрофон.

— Что ты там копаешься? — заорал он на сына. — Все ждут тебя одного!

— Я стараюсь! — крикнул в ответ Дэвид.

С отчаянным выражением на лице он щелкал каждым тумблером и крутил каждую ручку, которую мог найти, но звук по-прежнему не появлялся. В конце концов, он ударил ладонью по верхней крышке аппаратуры. Тут же на эстраде погасли все огни.

В темноте прозвучал не искаженный микрофоном голос мистера Тэйлора:

— Что ты там раскурочил?

— По-моему, сегодня явно не их вечер, — произнесла Холли.

— Как хорошо, что мы не купили билеты лотереи, — сказала Белинда. — Похоже, что розыгрыш приза накрылся.

Пару минут царил полный хаос. В толпе начали вспыхивать зажигалки, люди держали их над головами. Потом на эстраде зажегся луч фонаря. Он осветил лицо мистера Тэйлора. Холли не поняла, отчего оно было красным — то ли от злости, то ли от смущения. Возможно, от всего вместе.

— Леди и джентльмены, — проревел мистер Тэйлор. — Прошу прощения за маленькую техническую неувязку. Чтобы не заставлять вас ждать еще дольше, давайте начнем розыгрыш лотереи при свете фонаря.

Лучик выхватывал из деревянного барабана номера, и выигравшим счастливчикам тут же раздавались призы.

— А теперь наступает самый долгожданный момент, — объявил мистер Тэйлор. — Главный приз — цветной телевизор — выпал на номер четыре-шесть-три-один!

Из толпы послышался рев восторга. Через несколько секунд по подмосткам затопал мужчина, на голове которого красовалось пластиковое сомбреро.

— Вот это да! — ахнула Белинда. — Мистер Рудж!

— Что ж, ему повезло, — усмехнулась Холли.

Толпа уже расходилась. Люди шли в темноте к стоянке машин.

Холли, Белинда и Трейси поспешили на задворки эстрады. Дэвид Тэйлор возился с генератором, который так эффектно вышел из строя.

— Ты хоть знаешь, что случилось? — спросила Трейси.

— Понятия не имею, — ответил Дэвид. — Посвети-ка мне вот сюда, хорошо? — Он протянул Трейси фонарик.

— По-моему, лучше осветить вон ту часть, — возразила Трейси.

— Ой, и правда! Я и не подозревал, что ты так хорошо разбираешься в технике, — удивился Дэвид.

— Нет, я не очень в ней понимаю, — призналась Трейси. — Но срезанную трубку могу различить.

— Что? — Дэвид встал на колени и вгляделся в пластиковую трубку, по которой поступало горючее из бака. — Ты права! — объявил он.

— Она сломана, да? — спросила Холли.

— Не сломана, — ответила Трейси. — Прорезана. Насквозь.

— Прорезана? — спросила Белинда.

— Это нетрудно, — объяснила ей Трейси. — Можно сделать даже перочинным ножом. По-моему, это не случайность. Кто-то разрезал ее нарочно.

— Ну-ну, — произнесла Холли. — Похоже, мы оказались перед новой загадкой.

ГЛАВА II.

Ночное нападение

Для Дэвида Тэйлора никакой загадки не существовало.

— Обычный вандализм! — настаивал он. — Скорей всего развлекался какой-нибудь сдвинутый кретин.

— Зачем? — возразила Холли. — Я не вижу никакого смысла.

— Ладно тебе, Холли! — фыркнул Дэвид. — Вокруг тебя найдется много людей, готовых испортить любую вещь просто так, чтобы насолить всем вокруг. Неужели это для тебя новость? Ведь ты и сама знаешь таких.

Холли пришлось признать его правоту. Но ее все-таки не покидало волнующее предчувствие, что она стоит на пороге новой загадки. Пока еще оно ни разу ее не обманывало.

— Как же им удалось это сделать при таком скоплении народа? — удивилась Белинда.

— Проще простого, — ответила Трейси. — Просто залезли сюда и спрятались. Ведь внимание всех было направлено на эстраду.

— А ты, Дэвид, лучше направь свое внимание на то, чтобы поскорей свет починить! Хватит болтать со своими поклонницами! — прогремел позади них раздраженный голос. Это был мистер Тэйлор.

— Какими еще поклонницами! — возмутилась Белинда.

— Па, девочки только что подошли, — миролюбивым тоном произнес Дэвид.

— Лучше бы они сразу и ушли! — проворчал мистер Тэйлор, затем резко повернулся и скрылся в ночи.

— Извините его, — сказал Дэвид. — Ему сейчас и правда приходится несладко.

— Пожалуй, нам пора, — спохватилась Холли. — Не будем заставлять ждать маму Белинды. Она должна нас забрать отсюда.

— Осторожней, — напомнил им Дэвид. — Не споткнитесь тут в темноте обо что-нибудь.

— Да, тяжело ему сейчас, — задумчиво произнесла Трейси, когда девочки шагали к воротам аббатства Вудфри.

Почти все посетители уже отправились по домам. Даже поросшая травой площадка, которая была отведена под автостоянку, практически опустела. Тут девочки заметили одинокую фигуру человека, который уныло брел к ним навстречу. На его голове было пластиковое сомбреро, а в руках он держал телевизор.

— Что-нибудь случилось, мистер Рудж? — крикнула ему Холли.

Школьный сторож остановился и посмотрел на трех подружек.

— Я-то думал, что мне наконец повезло, — сказал он.

— Что случилось? — спросила Трейси. — Телевизор оказался неисправный?

— Нет, дело не в нем, — пробормотал мужчина. — Моя машина. Я все обыскал, но она исчезла.

— Как это исчезла? — удивилась Белинда.

— Ее украли! — в отчаянии воскликнул он. — А ведь я купил ее только две недели назад. — Казалось, у него вот-вот потекут из глаз слезы.

— Вы уже позвонили в полицию? — спросила Белинда.

— Я как раз направлялся к аббатству, чтобы попросить у хозяев позволения позвонить оттуда. Не хотел терять времени.

С этими словами он зашагал дальше по косогору.

— Вот уж невезуха, — сказала Холли.

— Скорее всего это мальчишки, — предположила Трейси. — Решили покататься. Если повезет, машина найдется через пару дней, ее просто где-нибудь бросят.

Девочки пошли дальше, но не успели сделать и тридцати шагов, как услышали шум борьбы и крик боли.

— Мистер Рудж! — воскликнула Холли.

— Бежим! — отозвалась Трейси.

Ответа она дожидаться не стала и в следующее мгновение уже мчалась в ту сторону, откуда раздался крик. Холли почти не отставала от подруги, а Белинда, как обычно, замыкала цепочку.

— Он тут! — крикнула Трейси, бросаясь к кустам.

Когда к ней подбежали Холли и Белинда, она уже наклонилась и глядела на землю. Там, полускрытый под ветками куста, лежал мистер Рудж. На его голове виднелась кровь. Белинда опустилась на колени и дотронулась до его шеи.

— Вызовите «неотложку», — сказала она подругам. — Я не могу найти пульс. По-моему, он мертв.

— К вам так и липнут всякие неприятности!

Миссис Хейес была ужасно недовольна. Мало того, что ей пришлось целый час ждать, пока полиция опрашивала Холли, Трейси и Белинду, так еще теперь, после всего пережитого, у девочек ее слова в одно ухо влетали, а в другое вылетали.

— Почему же неприятности? — возразила маме Белинда. — Полицейские сказали, что мистер Рудж мог бы умереть, если бы мы не обнаружили его там и не вызвали «Скорую».

Белинда все еще немного смущалась, что она не смогла отыскать пульс у раненого человека, хотя водитель «неотложки» уже успокоил ее, что в такой нервозной обстановке очень легко ошибиться.

— Что ж, ты права, — признала миссис Хейес. — Но все равно — о вас снова напишут в газетах, это уж как водится. А ведь ты знаешь, как это раздражает папу.

Репортер из местной газеты прибыл лишь несколькими минутами позже, чем полиция и «неотложка».

— Я полагаю, что это был грабеж, — заявил он девочкам, пока мистера Руджа несли на носилках к машине «Скорой помощи». — Телевизор пропал?

— Как в воду канул! — подтвердила Холли.

— Значит, грабеж. — Репортер убрал свой блокнот. — Кто-то шарахнул его по голове, схватил телик и смылся под покровом темноты.

Версия о том, что это был всего лишь обычный грабеж, разочаровала членов Детективного клуба. В городе такое случалось едва ли не каждый день. Разумеется, для мистера Руджа это была трагедия, однако вряд ли стоило считать в общем-то заурядную историю настоящей загадкой.

— Все равно, — заявила Трейси. — Полиция наверняка их быстро найдет по следам. Да, капитально они его оглушили.

— Надеюсь, он все-таки поправится, — добавила Белинда.

— Он обязательно поправится, — сказала Холли. Впрочем, в душе она была не слишком уверена в этом; все-таки травма головы — это всегда серьезно.

Когда миссис Хейес свернула на двухрядную дорогу, ведущую к дому Трейси, о случившемся сообщили по местному радио.

— Даже не хочу про это слушать! — заявила она и выключила приемник.

— Погоди! — воскликнула Белинда. — Может, там скажут что-нибудь про мистера Руджа.

— Я достаточно наслушалась про все это за сегодняшний вечер, — заявила дочери миссис Хейес. — К тому же у меня есть действительно важные для вас новости. В школьном попечительском комитете появилось новое лицо!

Миссис Хейес состояла в попечительском комитете школы «Винифред Боуэн-Дэвис». За девочками в аббатство она приехала прямо с его заседания.

— Вы никогда не догадаетесь, кто это.

Никто и не пытался отгадать.

— Лорд Баллард! — с гордостью произнесла она. — Он настоящий лорд. Только что переехал в наш город. Поселился в Лэкстон-Лодже. И первым делом предложил свои услуги школе. Вот они какие — лорды!

Миссис Хейес была явно счастлива оттого, что встретилась с такой важной птицей.

— Но это еще не все, — сказала она, останавливая машину возле дома Трейси.

— Извините! Я тороплюсь, — воскликнула Трейси, выскакивая на мостовую. Холли последовала за ней.

— А ты куда? — удивилась миссис Хейес.

— Останусь у Трейси, — ответила Холли. — Пока, Белинда. Спасибо, что подвезли, миссис Хейес.

Они убежали, предоставив Белинде одной выслушивать потрясающие новости матери.

— Что-нибудь новое появилось? — спросила Трейси у Дэвида Тэйлора, собиравшего мусор в черный пластиковый мешок.

Белинда отправилась на конюшню к своему Мелдоуну, так что Трейси и Холли приехали в аббатство Вудфри на велосипедах без нее. Девочки решили осмотреть место, где мистер Рудж подвергся нападению неизвестного.

— Никаких новостей, — ответил Дэвид. — Утром снова приезжали полицейские. Смотрели при свете дня, не пропустили ли они вчера какие-нибудь улики.

— Ну и как? Нашли что-нибудь или нет?

— По-моему, нет. Кстати, у меня есть и другие мешки. Можете их взять, если хотите мне помочь.

Обе девочки схватили по мешку и стали помогать Дэвиду убираться. Работы оказалось невпроворот. Закончили они лишь к полудню, когда наступило время перекусить.

— Я могу предложить вам по пакету чипсов и по банке кока-колы, — сообщил им Дэвид. — Больше у меня ничего нет.

— Все лучше, чем сидеть голодными, — ответила Холли.

— Точно! — добавила Трейси.

Они уселись на поросшем травой склоне, спускавшемся вниз от аббатства, и захрустели чипсами, запивая их кока-колой.

— Папаша мой совсем рехнулся, — сообщил им Дэвид. — Считает, что Рудж может подать на нас в суд.

— Едва ли, — возразила Холли. — Ведь вы тут ни при чем. Да и мистер Рудж не из таких людей.

— Возможно, сейчас не из таких, — сказал Дэвид. — Но потом, когда до него доберется какой-нибудь жадный до денег адвокат…

Холли нахмурилась и грозно взглянула на него.

— Мой отец тоже адвокат, — сообщила она.

— Извини, — коротко ответил он. — Но ведь ты понимаешь, что я имел в виду.

Холли понимала. Ее отец действительно был адвокатом. Правда, некоторое время назад, когда семья еще жила в Лондоне. Но когда ее матери предложили должность менеджера в местном банке, и они переехали в Виллоу-Дейл, мистер Адамс ушел из юриспруденции и занялся тем, что любил больше всего — стал мастерить мебель. Это давало ему меньше денег, но зато он был счастлив.

— Ну нет, едва ли. Я уверена, что вы напрасно беспокоитесь из-за этого, — заверила его Холли.

— Будем надеяться, — вздохнул Дэвид. — Иначе это станет в самом деле последней каплей для моего отца. Тогда я за него не ручаюсь. — Дэвид допил свою банку и встал. — Пожалуй, я пойду.

Трейси взглянула на часы. Десять минут третьего.

— Ой, как поздно! — воскликнула она. — В три мне нужно быть в Центре досуга. Я должна разгромить Джеки Милвуд в бадминтон.

Она вскочила на велосипед и помчалась по дороге, бешено крутя педали.

Холли задумалась. Она стояла и глядела туда, где напали на мистера Руджа. Ее все-таки не покидало ощущение, что во всем происшествии было что-то подозрительное. Однако она не могла сообразить, что именно.

Она села на велосипед и отправилась следом за быстро удаляющейся фигуркой Трейси.

— Возможно, какая-нибудь идея появится у Белинды, — сказала она сама себе. — Если мне удастся оттащить ее от Мелдоуна.

К счастью, у Белинды в самом деле возникла идея.

— Давай навестим мистера Руджа, — предложила она. — Возможно, он прольет какой-то свет на случившееся.

— Блестящая мысль! — одобрила Холли.

— На обратном пути мы заедем в кафе-мороженое и посмотрим, какой там сегодня ассортимент.

— Ну конечно! — вздохнула Холли. — У тебя все всегда сводится к мороженому.

— Можешь не заходить, — фыркнула Белинда.

— Кто-то ведь должен за тобой присматривать, — усмехнулась Холли. — Иначе ты там все съешь, и другим не достанется.

Городская больница разместилась в новом здании на окраине городка. Время посещения уже заканчивалось, когда туда приехали Холли с Белиндой.

— Только пять минут, — предупредила их медсестра, когда спросила у пострадавшего, хочет ли он видеть девочек. — Сейчас ему уже лучше, но ночь прошла тяжело.

Мистер Рудж находился один в боковой палате. Он полулежал на койке, закрыв глаза. Его голова была обмотана бинтами, а на запястье виднелся пластырь.

Медсестра дотронулась до его руки, и он открыл глаза.

— Ну и ну, — улыбнулся он, увидев Холли и Белинду. — Какой приятный сюрприз.

Он махнул им рукой на стулья, стоявшие возле него.

— Как вы? — спросила Холли.

— Лучше, чем мог бы быть, если бы вы не нашли меня, — ответил пострадавший.

Холли и Белинда переглянулись.

— Все нормально, — продолжал школьный сторож. — Полицейские рассказали мне обо всем, что произошло. Я очень вам признателен.

— Значит, вы ничего не помните? — спросила Холли.

Мистер Рудж нахмурился.

— Я припоминаю, как видел вас на автостоянке. И потом пошел в гору к аббатству. Потом что-то затрещало — как будто кто-то ломал ветки. По-видимому, кто-то вылезал из кустов. А потом меня как шарахнет по голове, и я упал, вместе с телевизором и вообще… — Он замолчал и опять закрыл глаза. Прошло несколько секунд, прежде чем он снова заговорил. — Простите! — сказал он девочкам. — Башка у меня все еще трещит.

— Ладно, отдыхайте. Мы пойдем, — заявила Холли.

— Как? Больше никаких вопросов? — Мистер Рудж, казалось, был удивлен.

— Почему вы спрашиваете? — поинтересовалась Холли.

— Так вы разве не для этого пришли? Не для того, чтобы задать мне вопросы? Я-то думал, что Детективный клуб взялся за дело.

— Мы пришли вас проведать и справиться о здоровье! — ответила Холли.

— Ну и задать вопросы тоже, — призналась Белинда.

— Ну слава Богу, — школьный сторож улыбнулся. — Я рад. У меня появилось больше шансов, что этого негодяя поймают. Может, ко мне даже вернется мой телик. Если он еще на что-нибудь пригоден.

— А с чего бы ему быть непригодным? — удивилась Белинда.

— Я вместе с ним сильно грохнулся о землю. Ну и, наверное, разбил его. Не понимаю, зачем он мог им понадобиться.

— А как ваша машина? — поинтересовалась Холли. — Есть какие-нибудь новости?

— Да, есть. Это единственная приятная новость на данный момент, — улыбнулся мистер Рудж. — Полиция нашла ее. Она была брошена примерно в километре от аббатства. И главное, целехонькая.

— Время истекло! — раздался в дверях голос медсестры.

— Приходите еще, — попросил мистер Рудж. — Особенно если что-нибудь выясните.

— Ну вот, — заявила Белинда, когда они вышли на улицу. — Милое мое мороженое, вот я и иду к тебе!

— Забудь о нем! — отрезала Холли.

— Что?! — ужаснулась Белинда.

— Я созываю чрезвычайное заседание Детективного клуба, — сообщила ей Холли. — Мы отправляемся прямо к Трейси.

— Почему?

— Прежде я думала, что это обычный грабеж, — сказала Холли. — Но ошибалась. Это определенно новая загадка для нас.

ГЛАВА III.

Лицо из прошлого

— Что вы там придумали?

Трейси была не в настроении. Хотя бы из-за того, что Джеки Милвуд разгромила ее в бадминтон. Джеки была на три года старше и числилась среди лучших игроков графства, однако для Трейси это не составляло никакой разницы — она просто не любила проигрывать. Затем к ней примчались раскрасневшиеся от возбуждения Холли и ничего не понимающая Белинда и вытащили ее из горячей ванны, не дав вдоволь насладиться блаженством в хлопьях душистой пены. Теперь все три девочки лежали на подушках в спальне Трейси и уписывали за обе щеки толстые ломти хлеба с медом, любезно предложенные миссис Фостер.

— Там не сходятся концы с концами, — заявила Холли.

— Что-что? — заинтересовалась Трейси.

— Это она говорит про мою домашнюю работу по математике! — пошутила Белинда.

Холли пропустила ее реплику мимо ушей.

— Я говорю про все эти дела вокруг мистера Руджа. Ведь считается, что это обычный, примитивный грабеж, верно?

— Полиция считает именно так.

— Кто-то шарахнул его по голове, чтобы украсть его телевизор.

— Точняк.

— А вот и нет! — воскликнула Холли. — Если ты видишь, как кто-то несет телевизор, а ты хочешь им завладеть, ты никогда не станешь бить этого человека по голове.

— Что же в таком случае делать грабителю? — заинтересовалась Белинда. — Попросить — дяденька, отдайте мне, пожалуйста, ваш телевизор? Да?

Холли повернулась к ней и терпеливо разъяснила:

— Если человека бьют по голове — он падает на землю. Автоматически это означает, что телевизор летит на землю вместе с ним…

— И скорее всего разбивается! — закончила фразу Трейси.

— Вот именно! — подтвердила Холли. — Ты портишь ту самую вещь, которую хочешь украсть. Значит, тот, кто напал на мистера Руджа, совсем не собирался красть телевизор.

Все погрузились в раздумья. Даже перестали жевать тосты.

— Допустим! — сказала Трейси. — Но ведь попадаются и глупые грабители.

— Ну да! — согласилась Холли. — Мы можем рассмотреть и такую возможность. Но вот еще интересная деталь. Машину мистера Руджа угнали, верно?

— Полиция уже ее нашла! — вклинилась Белинда.

— Знаю. Но если бы ее не угнали, тогда мистер Рудж не направился бы к аббатству. И никто бы на него не напал.

— Ничего не могу возразить, — призналась Трейси.

— Ладно! — продолжала Холли. — Полиция нашла его машину совсем рядом с аббатством. Вот я и задаю себе вопрос — зачем и кому нужно было угнать автомобиль и тут же его бросить?

— Может, кончился бензин? — предположила Белинда.

— Маловероятно, — возразила Холли. — Вряд ли мистер Рудж отправился бы в аббатство с пустыми баками.

Трейси нахмурилась, сопоставляя факты.

— Значит, кто-то угнал машину, чтобы потом напасть на мистера Руджа?

— Точно! — подтвердила Холли. — Если тебе нужны другие доказательства — вспомни про перерезанную трубку подачи горючего в генератор.

— Что ты думаешь об этом? — спросила Белинда.

— Это тоже составная часть плана, — сказала Холли. — Так что это были не просто вандалы. Они перерезали трубку, чтобы погас свет. Таким образом они могли напасть на мистера Руджа в темноте. Чтобы никто их не видел.

— Логично.

Трейси почти согласилась с аргументами подруги, но вот у Белинды появился новый вопрос.

— Интересно, кому понадобилось нападать на мистера Руджа? И с какой целью? — спросила она. Вопрос был трудный, и ответа на него у Холли не нашлось.

— Это одна из главных загадок, — тихо пробормотала Холли.

Белинда ткнула пальцем в самое слабое место во всем деле.

— В детективных повестях это называется мотив, — продолжала она. — Насколько я понимаю, если отбросить грабеж, других мотивов не остается.

— Нет, не так — не остается известных нам мотивов, — поправила ее Холли. — Однако делом только начинается. Согласны?

— Возможно, — ответила Трейси.

— Не исключено, — согласилась Белинда.

— Значит, мы пришли к единому выводу, — усмехнулась Холли. — Итак, мы стоим перед новой загадкой.

Белинда протянула свою тарелку.

— Единственная загадка, которая меня интересует в настоящий момент, — сказала она, — чем бы мне еще подкрепиться?

— Сегодня я должна сделать два очень важных объявления, друзья мои.

Мисс Хосуэлл, директриса школы «Винифред Боуэн-Дэвис», обращалась к собранию учащихся и персонала. Вид у нее был огорченный.

— Во-первых, я с прискорбием должна сообщить вам о том, что член нашего коллектива, школьный сторож мистер Рудж подвергся в субботу вечером нападению неизвестных лиц и получил тяжелую травму. К счастью, его жизнь сейчас вне опасности. Однако это значит, что он долго не появится на работе. А потому наш новый член попечительского совета, лорд Баллард, предложил на время болезни Руджа кандидатуру другого работника. Я надеюсь, что вы все окажете этому человеку посильную поддержку. Все меня поняли?

Зал нестройно загудел.

— Замечательно. Теперь я перехожу к более приятным новостям, — продолжала мисс Хосуэлл.

Однако по ее лицу трудно было предположить, что последующие новости окажутся приятней предыдущих.

— Как вы знаете, в этом году школе «Винифред Боуэн-Дэвис» исполняется сто лет. Попечительский совет решил устроить в честь этой даты грандиозный юбилейный праздник с живыми картинами. Разумеется, это потребует от всех нас немалых усилий. Но я уверена, что могу на вас положиться, и что вы сделаете все необходимое. К счастью, — тут в ее голосе прозвучала нотка сарказма, — член нашего попечительского комитета — миссис Хейес — взяла на себя подготовку живых картин. Не сомневаюсь, что вы в скором времени услышите об этом от нее самой.

Несколько сотен пар глаз устремились на Белинду, и та порозовела и съежилась, стараясь стать незаметней.

— Собрание закончено. Все свободны! — сказала директриса и стремительной походкой удалилась со сцены, оставив за спиной оживленный гул.

— И как я только это вынесла! — сокрушалась Белинда. — Полный зал народу — и все таращатся на меня.

Белинда пыталась снять стресс, уплетая в кафе тройную порцию Карибского мороженого с орехами.

— А как же тот случай с хоккеем на траве, когда мисс Уилкинс велела тебе стоять на воротах, и ты за всю игру ни разу не дотронулась до мяча? — напомнила Трейси.

— Только десять раз вынимала его из сетки? — добавила Холли.

— Теперь все гораздо хуже, — вздохнула Белинда. — И это только начало. Она все время будет торчать в школе, изображая из себя Стивена Спилберга.

— Я-то думала, что Стивен Спилберг ставит фильмы, а не живые картины, — язвительно заметила Холли.

— Ты ведь понимаешь, что я имела в виду.

— Кстати, что такое живые картины? — поинтересовалась Трейси.

— Все будут петь, танцевать, изображая сцены из истории Виллоу-Дейла за несколько сотен лет, — с усмешкой объяснила Холли.

— Получится сплошной мрак и кошмар, — простонала Белинда. — И все шишки, как всегда, повалятся на меня. — Она оттолкнула от себя пустую тарелку. — Ничего бы не произошло, если бы не этот противный тип — лорд Баллард.

Трейси удивленно вскинула брови.

— Он-то тут при чем? — поинтересовалась она.

— Ах да, вы ведь ничего не знаете! — воскликнула Белинда. — Вечером в субботу вы вышли из машины возле дома Трейси, а я все выслушала одна.

Белинда объяснила, что мисс Хосуэлл намеревалась отпраздновать столетие школы достаточно скромно — просто устроить день открытых дверей для выпускников и всех желающих. Однако остальные члены попечительского комитета с подачи лорда Балларда настояли на том, что праздник должен быть грандиозным и пышным.

— Разумеется, моя маман во все поддержала его светлость. Сейчас она прыгает от радости выше луны, потому что ей доверили ставить живые картины. Как будто выиграла в лотерею миллион.

— Нет худа без добра, — сказала Трейси. — Зато в ближайшие недели она будет занята и на время перестанет возмущаться беспорядком в твоей спальне.

— Возможно, — ответила Белинда. Она схватила свою сумку и встала. — Пожалуй, я пойду.

Трейси направилась к двери, а Холли не пошевелилась.

— Эй! — окликнула ее Трейси. — Ты с нами или нет?

— Извините! — ответила Холли. — Мне только что пришла в голову грандиозная идея. Специальный юбилейный журнал — и я в нем главный редактор. Как вы на это смотрите?

— По-моему, ты сошла с ума, — ответила Белинда. — И так будет хлопот полон рот, а ты ищешь новых на свою голову.

— Зато я получу прекрасную возможность показать всем, на что я способна, — сказала Холли.

Холли мечтала стать журналисткой. После переезда в Виллоу-Дейл она регулярно писала заметки в школьный журнал под названием «Винформация», однако на пути ее честолюбивых планов стояло то обстоятельство, что редактором там была Стеффи Смит и уходить с этого поста она не собиралась.

— Все это означает, что я могу лишь начать издание собственного журнала, — говорила подругам Холли, когда они шли по улице к автобусной остановке. — Без Стеффи.

— Осторожно! — вдруг воскликнула Трейси.

Холли резко остановилась.

— В чем дело?

Трейси показала под ноги. На плитках тротуара кто-то нарисовал цветными мелками изображение Моны Лизы.

— Ты едва не растоптала своими ножищами ее знаменитую улыбку, — усмехнулась Трейси.

Три девочки уставились на картину. Сделана она была поразительно точно и совсем не походила на обычные рисунки, которые иногда встречались на городских тротуарах. Рядом с картиной стояла жестянка, в которой блестело несколько монет[1]. Однако самого художника нигде не было.

— Интересно, кто это нарисовал? — спросила Белинда.

Они огляделись по сторонам. К ним направлялся пожилой мужчина. Он нес пластиковый стаканчик, расплескивая кофе.

— Вам что, места мало? — крикнул он еще издалека. — Вы чуть не испортили мою картину!

— Ой! — тихонько воскликнула Холли. — Не может быть! Неужели это он?

Художник подошел к ним почти вплотную, но внезапно замер и печально покачал головой.

— Я так и знал, что рано или поздно встречу вас опять, — сказал он. — Вы пришли, чтобы снова упрятать меня за решетку?

Члены Детективного клуба замерли, не веря свои глазам. Девочки таращились на Джеймса Хопкирка. Он постарел и выглядел более взъерошенным, чем в их последнюю встречу. Но тогда он находился на скамье подсудимых и ждал решения суда, именем Ее Величества определившего ему срок заключения в тюрьме. И отправили его туда именно они!

ГЛАВА IV.

Взаперти

— Звонить в полицию нет необходимости, — сказал Хопкирк. — Я вижу по вашим лицам, что вы подумали именно об этом. — Он отхлебнул кофе.

Холли не стала этого отрицать. Встреча среди бела дня на улице с человеком, про которого ты думаешь, что он сидит в тюрьме, стала для нее неприятной неожиданностью. Тем более что он когда-то пытался столкнуть ее в Корриеву Бездну, самое жуткое место среди вересковых пустошей.

— Что вы тут делаете? — спросила она. — Почему вы здесь?

— Мне скостили срок за хорошее поведение, — ухмыльнулся Хопкирк. — Кроме того, я во всем тогда признался, помните? И дал показания на остальных своих подельников. За это я получил более короткий срок. Разумеется, моим бывшим дружкам это не понравилось. Поверьте, мне меньше всего хотелось бы сейчас с ними увидеться.

Сомневаться в этом не приходилось. Приятели Хопкирка были мрачными громилами, а на суде выкрикивали угрозы в адрес как Хопкирка, так и Детективного клуба. Но говорил ли сейчас старый художник правду? Это еще требовалось выяснить. Ведь лгал он им не в первый раз.

— Откуда мы можем знать, что вы не сбежали из тюрьмы? — недоверчиво спросила Белинда.

— Да ты подумай сама, — ответил Хопкирк. — Если бы это было так, с какой стати мне нужно было бы возвращаться в Виллоу-Дейл, где все меня знают? Да еще рисовать картины в центре города, привлекая к себе всеобщее внимание? Да меня тут же заберет полиция, не успею я изрисовать хоть один мелок. — Хопкирк увидел по лицам девочек, что его довод угодил в цель. — Теперь, с вашего позволения, я попрошу вас удалиться, — добавил он. — Вы мешаете прохожим любоваться на мои скромные труды. А без их монет я долго не протяну. Не так-то легко бывшему заключенному прожить в нашем суровом мире. Вот почему я дошел до такой «тротуарной живописи».

Он встал на колени и слегка подправил волосы Моны Лизы.

— Хотя, в общем-то неплохо, а? Для такого старого мошенника, как я.

Трейси двинулась прочь.

— Пойдемте, — сказала она. — Нечего нам тут болтать с уголовниками.

— Разве человек не имеет права на повторный шанс в своей жизни? — крикнул ей в спину Хопкирк.

Сердитым взмахом руки он резко перечеркнул лицо Моны Лизы, схватил свою коробку с мелками и заковылял к дороге.

— Мистер Хопкирк! — крикнула ему вслед Холли.

Однако Хопкирк был теперь свободным человеком; он мог не обращать внимания на всяких там козявок.

— Могу себе представить, каково было твое удивление, — сказала миссис Адамс.

Мать Холли терла сыр «Пармезан» — для спагетти по-болонски, которые приготовил ее муж.

— Точней сказать — шок, — заметил мистер Адамс.

— Вот именно, — подтвердила Холли.

— Меня он бы не напугал, — заявил Джейми.

Джейми был младшим братом Холли. В сущности, не таким уж и плохим. Чуть похуже, чем кровотечение из носа, но намного лучше, чем зубная боль.

— Кто сказал, что я его испугалась? — грозно поинтересовалась Холли.

— Лично я бы испугался, — заметил мистер Адамс. — После всего, что случилось возле Корриевой Бездны.

Он протянул Джейми горсть вилок и ножей, чтобы мальчик убрал их в стол.

— Поначалу мне в самом деле стало страшновато, — призналась Холли. — Но он показался мне таким жалким, когда стоял на коленях, со своими мелками и оловянной кружкой, что в конце я его просто пожалела.

— Может, нам все-таки стоит позвонить в полицию? Просто так, на всякий случай, чтобы они его проверили, — предложила миссис Адамс.

Холли покачала головой:

— Если бы он в самом деле убежал, он не стал бы так открыто расхаживать по городу. И я не думаю, что он будет нам благодарен, если мы наведем на него полицию.

— Кроме того, — вмешался мистер Адамс, — он уже за все расплатился сполна. Теперь он имеет такое же право на нормальную жизнь, как и все остальные.

— Пожалуй, это верно, — согласилась миссис Адамс. — Но все-таки я думаю, Холли, что тебе нужно держаться от него подальше.

За обедом Холли рассказала про свою идею выпустить юбилейный журнал в честь столетия школы.

— По-моему, задумано неплохо, — согласилась ее мама. — Так что куй железо, пока горячо.

Все поняли, о ком подумала миссис Адамс — о Стеффи Смит.

— Завтра утром я первым делом побываю у мисс Хосуэлл, — сказала Холли. — Такой проект Стеффи не осилит.

— Специальный юбилейный журнал к празднованию столетия нашей школы?

Мисс Хосуэлл помолчала, обдумывая предложение девочки.

Попасть на прием к директрисе было не так-то просто. Холли пришлось собрать все свое обаяние, чтобы убедить миссис Уильямс, школьную секретаршу, помочь ей в этом.

Холли не тратила время на пустые разговоры. Она сразу изложила суть дела и, затаив дыхание, стала ждать реакции мисс Хосуэлл.

— По-моему, идея блестящая, — улыбнулась через несколько мгновений директриса. — Да, в самом деле блестящая. Однако времени осталось совсем мало.

— Да, мало, — согласилась Холли. — Но я все равно уверена, что это возможно.

Мисс Хосуэлл встала, чтобы проводить Холли из кабинета.

— Сегодня я поговорю со Стефанией Смит.

— Со Стефанией?! — воскликнула Холли. — Зачем?

— Я узнаю, возьмется ли она за такую работу.

Холли почувствовала себя так, словно ее лягнула в зубы какая-то ужасно злая лошадь.

— Но ведь я хочу быть редактором, — запротестовала она. — В конце концов, это моя идея.

С лица мисс Хосуэлл пропала улыбка.

— Извини, Холли, — произнесла она. — Стефания — редактор нашего школьного журнала. Поэтому логично дать ей возможность выпустить и этот номер.

— Но ведь это несправедливо! — воскликнула Холли.

Мисс Хосуэлл нахмурилась.

— Справедливо или нет, но все будет так, как я сказала. И я рассчитываю, что все учащиеся нашей школы внесут свой посильный вклад в наш общий проект — в том числе и ты, Холли Адамс.

Директриса подтолкнула Холли, и та пулей вылетела сквозь дверь в приемную. Она повернулась, чтобы продолжить свой спор с мисс Хосуэлл, но та уже шла навстречу низкорослому, коренастому человеку в серебристо-сером костюме.

— Лорд Баллард! — приветствовала директриса его, словно старинного друга. — Как приятно вас видеть снова. Прошу ко мне! Заходите!

Знатный посетитель проследовал за ней. На ходу он оглянулся через плечо и сказал второму мужчине, стоявшему возле стола миссис Уильямс:

— Подождите меня здесь, О’Грэди, хорошо? Я сначала переговорю с мисс Хосуэлл, а потом позову вас.

Дверь кабинета закрылась, и Холли осталась в приемной, клокоча и дымясь при мысли о том, что ее законные лавры достанутся Стеффи Смит.

— Что-то не так, Холли? — спросила миссис Уильямс.

Девочка тяжело вздохнула.

— Нет, все в порядке, — ответила она.

Ей и самой было ясно, что ее слова звучат неубедительно.

— Могу побиться об заклад на любую сумму, что вы чем-то расстроены, — сказал мужчина, которого лорд Баллард назвал О’Грэди. — Ваши щеки прямо-таки пылают.

О’Грэди говорил с сильным ирландским акцентом. У него была копна густых светлых волос и пышная борода. Эта растительность вместе с голубоватой легкой курткой и ярко-красным джемпером гарантировала, что такого человека трудно не заметить даже в спешке.

— Дэн О’Грэди! — сказал он, протягивая руку Холли.

Она не знала, как ей себя вести с этим человеком, который, казалось, стремился завязать с ней знакомство.

— Мистер О’Грэди работает у лорда Балларда, — пояснила миссис Уильямс. — Он тот самый человек, который временно заменит в нашей школе пострадавшего сторожа.

— Я много лет занимаюсь именно такой работой у его светлости, — сообщил О’Грэди. — Сейчас в Лэкстон-Лодже почти нечего делать. Там пока что справляется одна экономка.

О’Грэди все еще протягивал девочке руку. Холли ухватилась за нее.

— Холли Адамс! — сказала она.

— Холли Адамс, — повторил мужчина. — Я запомню.

Его рукопожатие оказалось таким крепким и долгим, что Холли пришлось буквально силой высвободить свою руку.

— Холли, разве тебе не нужно возвращаться в класс?

Двери директорского кабинета снова распахнулись, и в них показалась директриса.

— Я ухожу, мисс Хосуэлл, — ответила Холли.

— Хорошо, — кивнула директриса. — Вы можете зайти, мистер О’Грэди.

Ирландец вежливо наклонил голову и направился к двери. В последний момент он оглянулся и приветливо подмигнул Холли, потом скрылся в дверях кабинета.

— Вот это типаж, — произнесла миссис Уильямс.

— Да, — откликнулась Холли.

Впрочем, она не была уверена, что искренне согласилась с секретаршей.

Холли ухитрялась избегать Стеффи Смит до большой перемены. Но потом, повернув за угол возле кабинета музыки, она едва не налетела на нее.

— А-а, наконец-то! Я всюду тебя ищу, — сказала Стеффи. — Где ты пряталась все это время?

— Долгая история, — ответила Холли. — Мне сейчас некогда.

Она попыталась проскочить мимо Стеффи, но редактор «Винформации» схватила ее за руку.

— Из слов мисс Хосуэлл я поняла, что ты хочешь помогать мне с выпуском юбилейного журнала, — сказала она.

— Возможно, — поморщилась Холли.

— Прекрасно! — сказала Стеффи. — Первым делом я прошу тебя написать статью о том, каким было образование в Виллоу-Дейле до того, как открылась школа «Винифред Боуэн-Дэвис». Понимаешь, это станет отправной точкой для остальных материалов журнала.

Холли не верила своим ушам. Неужели полет фантазии Стеффи ограничивался только этим? Она опасалась, что так оно и есть.

— У меня есть идея получше, — сообщила она. — Почему бы мне не написать про загадку «Белой леди»?

— «Белой леди»?

— Да, понимаешь — про то, как картина считалась пропавшей, а потом оказалось, что она спрятана в школе, и как Белинда, Трейси и я…

— Ох, нет, нет и нет! — воскликнула Стеффи. — Все дела Детективного клуба нас не касаются. Мисс Хосуэлл высказалась на этот счет четко и ясно. Она велела мне держаться подальше от всех этих ваших ужасных криминальных историй. И я с ней согласна.

— Да, но…

— Извини, Холли, но это приказ директора.

Прежде чем Холли смогла хоть что-то возразить, Стеффи отправилась дальше.

— Начинай поиски немедленно! — крикнула она через плечо. — Нельзя терять ни дня, если мы хотим успеть с журналом в срок.

— Скажите, пожалуйста, где хранятся материалы по истории нашего города?

— Вон в том разделе. — Библиотекарша показала на полки, стоящие в углу комнаты.

— Так много? — ужаснулась Белинда.

— Да, — с гордостью ответила библиотекарша. — У нас очень хороший раздел местной истории. Вам нужна помощь?

— Думаю, мы справимся сами, — ответила Холли.

Холли и Белинда зашли прямо после школы в городскую библиотеку за книгами. Ни одна из девочек не горела энтузиазмом. Холли искала что-нибудь для своей темы «Образование в Виллоу-Дейле сто лет назад и раньше». А Белинду попросила зайти туда ее мать, искавшая информацию для живых картин, которые она ставила в школе к празднованию столетнего юбилея.

— Не понимаю, почему Стеффи не может написать эту статью сама? — вздохнула Холли, доставая с полки очередной пыльный фолиант.

— Что ты жалуешься? — простонала Белинда. — Ведь журнал — твоя идея. Кому рыдать, так это мне. На меня свалились эти дурацкие живые картины. Мало мне без них хлопот. Я еще не закончила свой реферат, а мне послезавтра его надо сдавать.

— Тогда и берись за него.

Холли не проявила ни малейшего сочувствия к бедам подруги. Она уже по опыту знала, что Белинда всегда тянет все до последней минуты. Особенно если дело касается школьных заданий.

— Ой, не может быть! — Белинда рухнула от досады на стол.

— Что такое? — спросила Холли.

— Мой реферат — я оставила его в своем шкафчике! — Она схватила стопку книг. — Этих достаточно, — заявила она. — Пошли!

— Куда? — поинтересовалась Холли, еле поспевая за всегда медлительной подругой.

— Вернемся назад в школу, куда же еще.

Школа уже опустела. С автостоянки разъехались все учительские машины. Остался лишь побитый микроавтобус, припаркованный у главного входа.

— Интересно, чей это? — поинтересовалась Белинда.

— Вероятно, мистера О’Грэди, — ответила Холли.

После большой перемены вся школа уже знала: пока мистер Рудж не поправится, на его месте будет работать мистер Дэн О’Грэди.

— Нам нужно каким-то образом зайти внутрь, — заявила Белинда.

Она взбежала по ступенькам и подергала массивные двустворчатые двери парадного входа. Они оказались заперты.

— Давай попробуем боковую дверь, — предложила Холли.

Белинде повезло. Боковой вход был еще открыт. Они проскользнули в школу и побежали рысцой по коридорам. Им стало жутковато. Обычно шумное здание было окутано непроницаемой тишиной.

— Давай поскорей, — сказала Белинда. — Мне ужасно не по себе. Словно мы оказались среди привидений, и за нами кто-то или что-то подсматривает!

— Ты просто ужастиков насмотрелась, — фыркнула Холли.

Белинда достала из своего шкафчика папку с рефератом и во всю прыть помчалась назад к выходу. Холли за ней. Когда они хотели открыть дверь, она оказалась заперта.

— Тьфу ты! — воскликнула Белинда. — Должно быть, О’Грэди вернулся и ее запер. Что же нам теперь делать?

Холли взяла ситуацию в свои руки.

— Бежим к парадной двери, — сказала она. — Попробуем привлечь его внимание, пока он не уехал.

Они снова помчались по коридорам и прибыли к главному входу как раз в тот момент, когда новый сторож садился в свой микрик. Холли заорала и забарабанила по стеклу, однако ирландец ее не слышал. Дверца вэна закрылась, а из выхлопной трубы вырвалось облачко газа.

— Он уезжает! Мы застрянем тут на всю ночь! — закричала Белинда. — Надо его остановить!

— Как?

Белинда металась по холлу как обезумевший цыпленок. Потом она остановилась — ее глаза уставились на парадную дверь.

— Ага! — усмехнулась она. — Гляди — она открывается изнутри.

Она потянула пару засовов и повернула ручку. С торжествующим выражением лица Белинда открыла дверь.

Раздался оглушительный вой, замигали огни.

— Идиотка! — закричала Холли сквозь эту какофонию. — Ты включила сигнализацию. Теперь мы пропали!

ГЛАВА V.

Хватай и беги

Полицейский автомобиль прибыл через три минуты. Однако Дэн О’Грэди уже выключил сигнализацию.

— Я услышал вой, когда отъезжал, — сказал он Белинде и Холли. — И уж решил, что сделал что-нибудь не так. Слава богу, я тут ни при чем.

Холли ожидала, что он рассердится, однако он, казалось, воспринял все спокойно. С другой стороны, полицейские были недовольны ложным вызовом.

— Впредь надо быть осторожней, — сказал констебль девочкам.

Дэн О’Грэди взял вину на себя.

— Это меня нужно ругать, — настаивал он. — Мне следовало удостовериться, что внутри никого не осталось.

— Возможно! — ответил полицейский. — Как бы то ни было, мы направим официальный рапорт об этом происшествии.

— Тогда напишите в нем, что виноват я, — сказал О’Грэди. — Едва ли меня станут наказывать в самый первый день моей работы, верно?

— Спасибо! — сказала Холли, когда они втроем глядели вслед удаляющейся полицейской машине.

— Не стоит благодарности, — улыбнулся О’Грэди, а потом долго и пристально посмотрел на Холли.

— Не говори мне, — сказал он. — Я сам угадаю. Вы ведь Холли Адамс, верно?

Холли кивнула.

Сторож повернулся к Белинде.

— Тогда вы Белинда Фостер, — определил он.

— Хейес! — поправила его Белинда. — Я Белинда Хейес. Фостер — наша подруга Трейси.

— Точно. Теперь я вспомнил. Холли Адамс, Белинда Хейес и Трейси Фостер. Также известные как Детективная группа.

— Детективный клуб! — засмеялась Белинда. Дэн О’Грэди тоже расхохотался.

— Клуб! Точно, — согласился он. — Не забывайте, что я в вашей школе новичок.

— Откуда вы вообще об этом знаете? — удивилась Холли.

Сторож перестал смеяться.

— Знаю о чем?

— Как нас зовут! И про Детективный клуб?

— Ну, тут нет никакой загадки, — ответил О’Грэди. — Мисс Хосуэлл рассказала мне про вашу троицу как раз сегодня утром. И лорду Балларду тоже. Очень гордится она вами.

— Директриса? Гордится? Нами? — Белинда была поражена. — Я-то думала, она только и мечтает о том, чтобы Детективный клуб прекратил существование!

— Удивительно, но факт, — подтвердил свои слова ирландец.

— Никогда бы не подумала, — сказала Холли. — Ладно, не будем вас задерживать.

Она взяла свою сумку, однако сторож загородил ей дорогу.

— Нет, подождите, — сказал он. — Составьте мне компанию. Сейчас я обойду школу и починю сигнализацию. А вы мне в это время расскажете про свои достижения на детективном поприще.

— Ладно! — согласилась Холли. — Только нам нужно идти. Мы и так уже опаздываем.

— Через десять минут вы будете свободны, — ответил ирландец. — Хватит вам времени, чтобы рассказать мне про «Белую женщину»?

— Про «Белую женщину»? — с недоумением повторила Белинда. — Ах, вы имеете в виду «Белую леди».

— Точно, ее, — согласился О’Грэди. — «Белую леди». О ней упоминала мисс Хосуэлл. Расскажите мне все про нее.

Пока они огибали школу, чинили сигнализацию и проверяли замки, Белинда рассказывала о том, как была найдена картина, и как Детективный клуб разоблачил преступника Гарри Оуэна. Ирландец, казалось, был заворожен ее рассказом.

— Теперь эта картина хранится в аббатстве, да? — спросил он, когда Белинда закончила.

— Школа продала ее мистеру Тэйлору, — объяснила Холли. — Попечительский комитет сказал, что страховка слишком высокая, чтобы держать ее здесь.

— Как жаль! — воскликнул О’Грэди. — Было бы просто здорово, если бы картина по-прежнему находилась в школе. Тем более сейчас, накануне юбилея. Вот бы вернуть ее сюда на пару недель!

— Верно, — согласилась Белинда. — В конце концов, ведь это часть школьной истории. Почему бы не забрать «Белую леди» на время? И выставить ее в школе на всеобщее обозрение, как часть программы праздника?

Дэн О’Грэди даже присвистнул.

— Что и говорить, идея блестящая, — заявил он, заканчивая возиться с сигнализацией. — Вы согласны, Холли?

Холли уже думала об этом.

— Пожалуй, — неохотно согласилась она. — Неплохая идея. Но, возможно, это не так просто, как кажется.

— Ты всегда видишь все в мрачном свете, — сказала ей Белинда. — Завтра я поговорю с мисс Хосуэлл. Она сразу поймет, что это блестящая идея. Все пройдет без сучка, без задоринки.

Однако задоринка была. Белинда обнаружила это в тот же вечер, когда упомянула о картине своей матери.

— Какая чудесная мысль, милая, — проворковала ее мать. — Кто это придумал?

— Я, конечно, — Белинда сияла торжеством. — Я ведь совсем не глупая.

— Никто и не считает тебя глупой, — ответила миссис Хейес. — И все-таки, ты уверена, что Холли не придумала это первая?

— Нет. Точно, — сердито огрызнулась Белинда. — Эта идея целиком моя. — Она предпочла умолчать, что эту идею подсказал ей новый школьный сторож.

Миссис Хейес взяла телефонную трубку.

— Ну ладно, кто бы это ни придумал, мысль блестящая. Я немедленно сообщу о ней директрисе.

С этими словами она стала набирать номер. Белинда схватила ее за руку.

— Не нужно! — крикнула она матери.

Миссис Хейес нежно улыбнулась дочери.

— Ты считаешь, что это неудобно? — спросила она у дочери. — Вовсе нет. У меня есть домашний номер мисс Хосуэлл. Она не станет возражать против моего звонка.

— Зато я возражаю! — закричала Белинда. — Это моя идея. Я сама пойду к ней завтра и все расскажу.

— Но, милая моя, зачем терять время! — возразила миссис Хейес. — К тому же действительно не имеет значения, чья это идея. Прошу тебя, не будь ребенком.

Белинда резко повернулась и выбежала из комнаты. Минут через десять миссис Хейес заглянула в ее спальню.

— Я поговорила с мисс Хосуэлл, — объявила мать Белинде. — Она согласилась, что это великолепная мысль, и решила собрать в пятницу попечительский комитет.

— Ты хоть сказала ей, что это я ее придумала? — обиженно воскликнула Белинда.

— Ой, милая моя, я совсем запамятовала! — ответила ее мать. — Совершенно вылетело из головы.

Холли с удовольствием забыла бы про статью, которую должна была написать в юбилейный журнал. К несчастью, Стеффи Смит не позволяла ей этого. Куда бы Холли ни пошла, Стеффи неизменно оказывалась там — напоминала ей, понукала, спрашивала, когда она отдаст статью. Так что Холли не удивилась, что утром в субботу, когда она выходила из крошечной книжной лавки под названием «Книжный червь», ее окликнул знакомый голос. Это была Стеффи Смит.

— Ой, как хорошо, что я тебя встретила, — сказала Стеффи. — Я хотела спросить, как у тебя продвигается статья. Ты можешь написать ее к понедельнику?

— Да, — ответила Холли.

На самом деле она не представляла, как ей это удастся, но в тот момент готова была сказать что угодно, чтобы Стеффи отвязалась от нее.

— Вот здорово! — воскликнула Стеффи. — Когда ты ее закончишь, у меня будут к тебе и другие предложения. Куда ты сейчас идешь?

— Мы встречаемся с Трейси и где-нибудь перекусим, — ответила Холли. — По субботам она работает в «Счастливом лоскуте».

Стеффи растерянно заморгала.

— Такой бутик на Стоун-стрит, — объяснила Холли.

— Не слышала, — ответила Стеффи. — Но тебе повезло — я тоже иду в ту сторону. Мы можем пойти вместе.

— Пойдем! — вяло отозвалась Холли.

Ей не хотелось обижать Стеффи. Дни, когда они терпеть не могли друг друга, давно прошли. Осталось лишь здоровое соперничество и ощущение того, что школа «Винифред Боуэн-Дэвис» была тесновата для них обеих.

Девочки шли бок о бок к городскому центру. Пользуясь возможностью, Стеффи посвящала Холли в свои на редкость скучные замыслы, которые она намеревалась воплотить в юбилейном журнале. Холли изо всех сил сдерживалась, чтобы не зевнуть. Наконец они пришли туда, где Стоун-стрит пересекалась с Маркет-стрит.

— Похоже, что здесь наши пути расходятся, — произнесла Стеффи. Иногда она говорила так же, как и писала — слишком вычурно. — В какой стороне «Счастливый лоскут»?

— Там, ниже, напротив паба «Георг и дракон». — Холли махнула рукой.

— Ой, какая красотища! — воскликнула Стеффи.

— Да? По-моему, ничего особенного, — пожала плечами Холли.

— Глупая, я говорю не про магазин, — ответила Стеффи. — Я про машину, которая стоит возле паба.

До сих пор Холли не обращала на нее внимания, но теперь посмотрела на серебристо-серый «Роллс-Ройс», стоявший прямо возле паба.

— Хм! — произнесла она без особого интереса. — Не часто в нашем городе можно встретить такие шикарные тачки.

— Я видела такой автомобиль позавчера, — сообщила ей Стеффи. — И знаешь где?

— Понятия не имею.

— У парадного входа нашей школы. Знаешь, почему?

— Мисс Хосуэлл выиграла в лотерею? — предположила Холли.

Стеффи оставила без внимания ее шутку.

— Он принадлежал лорду Балларду. И я на все сто уверена, что это тот же самый. Ну, что ты об этом думаешь?

Холли вообще ничего об этом не думала. Тем не менее, расставшись со Стеффи, она направилась по улице, чтобы взглянуть на машину поближе. Когда она глядела в салон сквозь дверцу, она заметила в стекле отражение фигуры, стоявшей за ее спиной.

— Разбей стекло и окажешься за решеткой. Это не очень приятно, уверяю тебя.

Это был Джеймс Хопкирк.

— А-а, привет, — отозвалась она. После их последней встречи Холли решила постараться быть более вежливой. — Я только заглянула. Мне стало любопытно, что там внутри.

— В надежде, что сможешь стянуть какую-нибудь сумку, да? — сказал Хопкирк.

— Нет!

— Шучу, — засмеялся старик. — Я уверен, что во всем городе не найдется более законопослушного жителя, чем вы, мисс Адамс.

— У меня есть свои недостатки, — сказала Холли.

— Да, у всех у нас имеются недостатки, — отозвался Хопкирк. — Просто одни платят за них больше, а другие меньше, точно?

Холли повернулась и направилась прочь. Но потом остановилась, вспомнив о том, как старик стоял на коленях и рисовал на тротуаре, зарабатывая себе на кусок хлеба.

— Знаете что? — сказала она. — Мне очень жаль, что вы попали в тюрьму.

— Эге! Если бы ты знала, как самому мне было жалко! Вдвое сильней, чем тебе, — воскликнул Хопкирк. — Не проходило и дня, чтобы я не пожалел об этом. Как я ругал себя за то, что связался с этой противной кучкой мошенников.

Он поплелся ко входу в паб. Остановился, немного постоял и вернулся назад.

— Но я не обвиняю тебя и твоих подруг за то, что вы сделали, — сказал он Холли. — Все уже в прошлом. — Он протянул руку. — Никаких обид, — сказал он.

Холли пожала ему руку.

— Никаких обид, — повторила она.

Хопкирк кивнул и вошел в паб. Холли перешла через улицу и направилась к «Счастливому лоскуту».

— Что все это означает? — спросила Трейси, как только ее подруга вошла в магазин. — Я видела вас в окно.

— Заключение мира! — ответила Холли. — Ты готова? Пойдем?

Трейси уныло вскинула брови.

— Еще нет, — шепнула она. — Мне придется ждать, когда мисс Райен вернется с обеда.

Мисс Райен была владелица этого бутика. Примерно того же возраста, что и мать Трейси, она одевалась как девяностолетняя старушка. Впрочем, ее выручала потрясающая фигура. Высокая и стройная мисс Райен регулярно занималась в гимнастическом зале. Обеденные часы были ее любимым временем для занятий. Проблема для Трейси заключалась в том, что полагающийся на обед час нередко затягивался у мисс Райен на полтора часа и дольше.

— Устраивайся поудобней! — продолжала Трейси. — Мне нужно присматривать за ней.

Она кивнула на девушку в джемпере и поношенных джинсах, которая рылась в платьях, висевших на стойке с надписью «Скидка».

— Она копается здесь уже около часа. По-моему, она собралась тут поселиться навсегда.

Трейси вернулась в зал, оставив Холли наблюдать за улицей через витрину. Стоун-стрит была одной из самых тихих улиц в городе, особенно по выходным. Однако она служила пристанищем для автомобилей, которым требовалось место парковки. Машины стояли по обеим сторонам проезжей части улицы.

Холли поймала себя на том, что мысленно все время возвращается к происшествию, отправившему мистера Руджа на больничную койку. Она почувствовала себя виноватой, что не собралась навестить его еще раз. К тому же он мог припомнить что-то новое, способное пролить свет на личности напавших на него преступников. Она настолько погрузилась в свои мысли, что не сразу обратила внимание на пару, покинувшую паб. Лишь когда они приблизились к «Роллс-Ройсу», ее мозг заработал.

Женщине было около сорока. Ее голова была туго повязана черным головным платком. Она носила очки с коричневыми стеклами и вся была одета в черное, если не считать пары туфель на высоких каблуках. Для всех она выглядела как кинозвезда, не желающая, чтобы ее узнали. Сопровождавший ее мужчина был полным контрастом — ниже, чем женщина, и явно с лишним весом. На нем был помятый костюм цвета морской волны, в котором он, должно быть, спал, и пара безобразных серых кроссовок.

Они стояли на тротуаре возле паба. Мужчина шарил в карманах. Женщина бросила взгляд на «Счастливый лоскут» и что-то сказала своему спутнику. Он взглянул в сторону Холли. Девочка инстинктивно отступила от окна, но продолжала наблюдать за этой парочкой из-за ближайшего манекена.

Мужчина вытащил ключи и небрежно подошел к машине. Он совсем не походил на человека, владеющего «Роллс-Ройсом», однако через пару мгновений он отпер дверцу и сел за руль. Его спутница села рядом. Холли была изумлена. Ведь Стеффи Смит уверяла, что автомобиль принадлежит лорду Балларду.

«Роллс-Ройс» был тесно зажат между других машин, и шофер начал осторожно выводить лимузин из этого клина. Для маневров у него было лишь полметра. Задача оказалась непростой. Наконец «Роллс-Ройс» выбрался на свободу и влился в поток других машин. Однако, делая это, он зацепил передним бампером заднее крыло едущего впереди автомобиля. Холли ожидала, что «Роллс-Ройс» остановится, однако вместо этого он рванул вниз по улице.

Холли не могла поверить своим глазам — ведь водитель должен был заметить случившееся. Она что-то крикнула Трейси и бросилась к двери. Но когда она выбежала на тротуар, «Роллс-Ройс» уже поворачивал за угол и был слишком далеко, чтобы девочка могла разглядеть его номер.

Холли пересекла улицу и стала разглядывать повреждение. Для пострадавшей машины это была явно не первая переделка. Ее задние габаритные огни и заднее левое крыло были совершенно искорежены.

— Что случилось? — Трейси бежала к подруге через дорогу.

— Разве ты не видела?

— Что?

— Он ударился об этот автомобиль и смылся.

Трейси осмотрела повреждение.

— Какой-то бред! — воскликнула она. — Ты запомнила номер?

Холли покачала головой.

— Нет. Однако по нашему городку разъезжает не так-то много «Роллс-Ройсов». Давай сейчас же сообщим в полицию.

— Позвоним из магазина, — предложила Трейси.

Как только они вошли в «Счастливый лоскут», им сразу стало ясно, что дело неладно. Магазин опустел. Девушка, болтавшаяся там почти все утро, внезапно исчезла. И исчезла не с пустыми руками.

— Ой, какой кошмар! — воскликнула Трейси. — Не могу глазам своим поверить. Она утащила по меньшей мере полдюжины платьев. Что скажет мисс Райен…

ГЛАВА VI.

Виновный обнаружен

— Я страшно огорчена и разочарована, Трейси. С твоей стороны было безответственно оставлять магазин.

Никогда еще Трейси не видела мисс Райен такой расстроенной. Она расхаживала взад и вперед, изо всех сил стараясь сдержать свой гнев.

— Ей ведь понадобилась одна минута, — подчеркнула мисс Райен.

— Зато она дала нам превосходное описание той девицы, — сказала детектив Андерсон, прибывшая для расследования кражи. — Теперь мы сможем ее отыскать. А потом Трейси и ее подруга примут участие в опознании.

— Конечно, — сказала Трейси. — Правда, Холли?

— Пожалуй, — Холли ответила без особой уверенности, так как почти не обратила внимание на девушку, торчавшую в бутике.

— Что ж, возможно, вы правы, — сказала мисс Райен. Она сняла плащ и повесила его за прилавком. — Но только это последний шанс, Трейси. Еще одна ошибка, и ты останешься без работы. Поняла?

— Да, конечно! — ответила Трейси.

— Ладно, давайте лучше составим список украденных вещей, — предложила мисс Райен.

Детектив Андерсон закрыла свой блокнот.

— Может, вы сами принесете этот список в полицейский участок, когда он будет готов?

— Я принесу, — вызвалась Трейси. — Вместо обеда.

Трейси хотелось загладить свою вину перед мисс Райен. Единственный доход ее мать получала только от детского сада, так что субботние деньги Трейси были в их семье очень кстати.

— Тогда я пойду, — сказала детектив. — Мне нужно еще побывать в универмаге «Уитлендс», тоже по поводу кражи. Затем, если повезет, я наконец-то поем.

— Но как же столкновение автомобилей? — выпалила Холли.

— Увы, такими дорожными происшествиями, при которых нет пострадавших, мы занимаемся в последнюю очередь, — как бы оправдываясь, ответила детектив Андерсон.

— Но ведь мы видели, как это случилось, — возразила Холли. — Во всяком случае, я. И я могу вам дать описание машины и водителя.

Детектив помолчала, обдумывая ситуацию. В конце концов, ее совесть одержала верх над голодом, и она снова вытащила блокнот.

— Давай, выкладывай! — сказала она Холли.

Но прежде чем Холли смогла что-то сказать, дверь бутика распахнулась, и в нее ворвался разгневанный молодой человек.

— Кто-нибудь видел, что случилось с моей машиной? — закричал он.

— Стив! — в один голос воскликнули Холли и Трейси.

Это был Стив Биггинс. Раньше он учился в школе «Винифред Боуэн-Дэвис», но прошлой осенью перевелся в Колледж спорта и досуга.

— Вы что тут делаете вдвоем? — спросил он.

— Я тут работаю, а она просто зашла, — ответила Трейси. — А вот ты что здесь забыл?

— Приехал на выходные, — ответил Стив. — Поставил свою машину у дороги, а в нее кто-то врезался.

— Я знаю, кто, — сообщила ему Холли. — Я все видела.

— Ты видела? Почему же ты их не остановила?

— А что мне было делать? Броситься под колеса? — возразила Холли.

— Мы теряем время понапрасну, — вздохнула детектив Андерсон. — Расскажи мне по порядку, что произошло, — обратилась она к Холли.

Холли подробно пересказала, как развивались события.

— Номер ты, конечно, не запомнила? — спросила детектив Андерсон.

— Боюсь, что нет, — призналась Холли.

— Замечательно! — с досадой воскликнул Стив. — Вот невезенье!

— Но я знаю, кому принадлежит автомобиль, — сказала Холли. — Во всяком случае, Стеффи Смит уверяла, что это так.

— Кто такая Стеффи Смит? — поинтересовалась детектив Андерсон.

— Какая разница? — воскликнул Стив Биггинс. — Так чья же была тачка, Холли?

— Лорда Балларда, — объявила Холли. — Он недавно переехал в Лэкстон-Лодж.

— Лорда Балларда? — нервно повторила детектив Андерсон.

— Да, — подтвердила свои слова Холли. — Впрочем, в этот раз там был не он.

— Как я вижу, дело обрастает сложностями, — заявила дама из полиции и достала рацию. — Мне нужно переговорить с начальством.

— Заходи, Холли. — Миссис Фостер открыла дверь. Она была в купальном халате. — Ступай на кухню. Трейси разговаривает по телефону. А я иду в ванную.

Холли прошла в заднюю часть дома. Когда она заглянула в кухню, Трейси как раз положила трубку.

— Угадай с трех раз, кто мне звонил, — сказала она.

— Стив Биггинс, — ответила Холли.

Трейси открыла от удивления рот.

— Откуда ты знаешь?

Холли постучала пальцем по своему носу.

— У нас, супер-ищеек, очень развито шестое чувство насчет таких вещей, — солгала она. На самом деле она назвала первое имя, которое пришло ей в голову.

Трейси восхищенно посмотрела на нее.

— Что же он тебе говорил? — спросила Холли.

— Ты что, не можешь угадать, супер-ищейка?

— Просто скажи мне, ладно?

— О’кей! — усмехнулась Трейси. — Ну, слушай.

Она затараторила, как пулемет. Оказалось, что Стив справлялся с полиции, как продвигается дело с установлением личности человека, покорежившего его автомобиль. Полицейские сообщили ему, что они ездили в Лэкстон-Лодж и обнаружили там серебристо-серый «Роллс-Ройс» со слегка поврежденным передним бампером. Однако, когда они поговорили с лордом Баллардом, он сообщил им, что поломка случилась несколько недель назад. И что в тот день машина вообще не покидала Лодж.

— Возможно, он солгал, — предположила Холли. — Они что-нибудь проверили?

— А ты как думаешь? — фыркнула Трейси. — Сравни сама — твое слово и слово лорда Балларда. Кому они поверят скорей? К тому же мы лишь со слов Стеффи Смит утверждали, что это его «Роллс-Ройс». Но ты сама знаешь, насколько ей можно верить.

Холли пришлось согласиться, что ее доказательная база очень слабая.

— Похоже, что Стив останется ни с чем, — заключила она.

— Да, точно, — согласилась Трейси.

Тут кто-то с маниакальной настойчивостью принялся звонить в дверь.

— Только один человек может так трезвонить, — сказала Трейси и пошла открывать.

Она не ошиблась. Через несколько мгновений в кухню ворвалась Белинда.

— А ну угадайте с трех раз, кто мне звонил, — выпалила она.

— Стив Биггинс! — попробовала Холли тот же самый трюк. Однако он не сработал.

Белинда посмотрела на нее как на сумасшедшую.

— Ты совсем спятила? — спросила она. — С какой стати он будет мне звонить? Это была мисс Хосуэлл!

— Мисс Хосуэлл? — удивилась Холли. — Зачем ей понадобилось с тобой говорить?

— Не со мной, — ответила Белинда. — Она хотела поговорить с моей мамой.

— О чем?

— О моей идее выставить в школе «Белую леди» на всеобщее обозрение в честь юбилея.

— Неужели? Значит, это в самом деле произойдет? — воскликнула Трейси.

— Нет! — резко ответила Белинда. — Она говорила об этом с мистером Тэйлором, и он категорически отказался. Сказал, что об этом не может быть и речи.

Белинда села за стол. Она была так расстроена, что даже не сразу заметила на столе открытую пачку шоколадного печенья.

— Не повезло! — сочувственно произнесла Холли.

— Да! — согласилась Трейси. — А ведь хорошая была идея.

Белинда сердито сверкнула глазами.

— Почему ты говоришь — «была»? Она есть. Еще не вечер.

— Что же ты собираешься сделать — украсть ее?

— Завтра утром я отправлюсь в аббатство Вудфри и попробую уговорить мистера Тэйлора, чтобы он переменил свое решение.

Белинда схватила печенье и разломила его пополам. Она была решительно настроена. А подруги знали, что, когда Белинда настроена решительно, ничто на свете не в силах ее остановить.

— Пожалуй, я пойду с тобой, — предложила Холли. — На всякий случай, чтобы ты там ничего не натворила.

Мистер Тэйлор не обрадовался их приходу.

Холли надеялась, что им сначала удастся поговорить с Дэвидом Тэйлором, и они попросят его замолвить за них словечко перед отцом. Однако Дэвид уже уехал в свой колледж, оставив мистера Тэйлора в очень скверном настроении.

— По-моему, я сказал ясно и четко, что у меня нет ни малейшего намерения отдать «Белую леди» в школу. Что это вам — ателье проката? Городская библиотека?

— Но ведь это часть школьной истории! — запротестовала Белинда.

— Тогда не нужно было ее продавать, — отрезал мистер Тэйлор.

— Ведь мы просим картину только на одну неделю, — сказала Холли. — И мы будем очень хорошо о ней заботиться.

Мистер Тэйлор разговаривал с ними возле парадного входа. Тут он повернулся и пошел вниз по ступенькам прочь от незваных гостей.

— Ее можно застраховать, — настаивала Белинда.

Мистер Тэйлор сердито повернулся к девочкам.

— На какую цену?! — воскликнул он. — У меня нет таких денег, чтобы застраховать картину, если она покинет стены аббатства. Это слишком дорого. Все, хватит, уходите, иначе я позвоню в полицию, и вас арестуют за вторжение в частные владения.

— Вторжение! — торжествующе повторила Белинда. — За вторжение можно преследовать лишь в случае нанесенного ущерба.

— Что?!! — заревел мистер Тэйлор.

Холли схватила Белинду за руку и потащила ее прочь.

— Пошли! — прошипела она. — Иначе тебе не поздоровится.

Белинда подчинилась. Но с недовольным ворчанием.

— Он по-своему прав, — сказала ей Холли. — Картина должна быть застрахована. И кто-то должен за это платить.

Они молча прошли к тому месту, где они оставили свои велосипеды, сели на них и уже подъезжали к воротам, когда с дороги свернул серебристо-серый «Роллс-Ройс». Послышался скрежет тормозов, машина остановилась. Водитель сердито сверкнул на них глазами. Его взгляд встретился со взглядом Холли. Девочки свернули к обочине, и «Роллс-Ройс» проехал мимо.

Холли ахнула.

— Ты видела, кто там сидел? Лорд Баллард.

Она заметила эту важную особу на заднем сиденье.

— Ну и что из этого? — буркнула Белинда. — Что я теперь, кланяться ему должна?

Холли оставила без внимания сарказм подруги.

— А ты видела, кто вел машину?

— Шофер? — с насмешкой поинтересовалась Белинда.

— Точно! — подтвердила Холли. — И это тот самый дядька, который вчера врезался в машину Стива Биггинса.

Внезапно Белинда насторожилась.

— Ты уверена? — спросила она.

— Абсолютно! — заявила Холли.

— По-моему, лорд Баллард говорил, что «Роллс-Ройс» весь день не покидал «Лодж»?

— Говорил, — с усмешкой подтвердила Холли. — Как ты можешь это объяснить?

ГЛАВА VII

Большая неприятность

— Ты уверена, что это был тот самый водитель? — спросила Трейси. Она остывала после пробежки к дому Белинды.

— Тот самый, абсолютно точно, — сказала Холли. — Такое лицо не забывается, правда, Белинда?

— Точно, без дураков, — ответила Белинда. Она чистила щеткой своего коня.

— Так почему же тогда этот самый лорд Баллард сказал, что «Роллс-Ройс» вообще не был в городе в ту субботу? — спросила Трейси.

— Может, он не хочет получить счет за ремонт машины Стива? — предположила Белинда.

Трейси выпила воды и села рядом с Холли.

— Я не могу поверить, что лорда с «Роллс-Ройсом» может беспокоить счет на пару сотен фунтов, — возразила она.

— Не знаю, — сказала Белинда. — Только мой папа всегда говорит, что не нужно доверять титулам. Множество лордов и леди уже разорились. Можно мне тоже глоточек коки?

— Это вода! — ответила Трейси.

— Знаю, — ответила Белинда. — Но если я скажу себе, что это кока, то она станет вкусней.

— У тебя от жары произошло размягчение мозгов, — усмехнулась Трейси, протягивая бутылку Белинде. — И у тебя тоже, — сказала она Холли.

— Почему ты это говоришь? — удивилась Холли.

— С каких это пор Детективный клуб уделяет столько времени какому-то рядовому дорожно-транспортному происшествию?

Холли пришлось согласиться, что это не самая большая загадка, с какими им приходилось иметь дело. Однако многие другие тоже начинались со сравнительно безобидных вещей.

— Но ведь мы занимаемся еще и покушением на мистера Руджа, — напомнила она Трейси.

— Какая тут связь? — спросила Трейси.

— Связи нет, — сказала Белинда. — Ладно, сейчас я устрою Мелдоуна на ночь, и мы пойдем и пошарим в холодильнике.

Но не успела Белинда и шагу ступить, как послышался голос ее матери.

Миссис Хейес шла к ним; на ее лице явственно читалось огорчение.

— Белинда! Я хочу с тобой поговорить. И с тобой, Холли!

— Со мной? — невинным голосом переспросила Холли.

— Да. С вами обеими.

Миссис Хейес смерила их своим самым яростным взглядом, который она обычно приберегала для рабочих, пытавшихся ей сообщить, что не смогут управиться в срок.

— В чем дело? — спросила Белинда.

— Я только что говорила по телефону с лордом Баллардом. Знаете, что он мне сказал?

— Что у него кончились деньги? — предположила Белинда.

— Не мели чепухи! — отрезала ее мать. — Он сказал мне, что вы обе рассердили мистера Тэйлора. Донимали его глупостями!

— Мы не донимали его глупостями! Просто пытались его уговорить, чтобы он отдал «Белую леди» в школу на празднование юбилея.

— Вот именно! — воскликнула миссис Хейес. — Кто вас просил совать свой нос в дела, которые вас не касаются?

— Но ведь это была моя идея насчет картины! — запротестовала Белинда.

— Что за чушь ты несешь! — заявила миссис Хейес. — Это я поговорила об этом с мисс Хосуэлл.

Белинда покраснела от возмущения. Казалось, она вот-вот взорвется, однако ее мать не дала ей такого шанса.

— К счастью, — продолжала она, — лорду удалось все поправить. Он сказал, что готов заплатить страховую сумму за картину, если мистер Тэйлор согласится передать ее в школу на время юбилея.

— Значит, мы все-таки ее получим? — спросила Белинда.

— Только не с вашей помощью, — буркнула миссис Хейес и удалилась в дом.

— Как она рассердилась! — сказала Трейси.

— Подумаешь! — усмехнулась Белинда. — Зато «Белая леди» снова вернется в школу.

— Так, значит, картина все-таки будет задействована в празднике?

Дэн О’Грэди заметил Холли, сидевшую на скамье возле школьных ворот. Она ждала Белинду и Трейси.

— Откуда вы знаете? — спросила Холли.

— Мне сказал его светлость, — ответил сторож и присел рядом с Холли. — Знаете, Холли, мне не терпится взглянуть на эту картину. Ничего, что я называю вас Холли?

— Это мое имя. — Холли пожала плечами.

— А мое имя Дэниел, — ответил ирландец. — Только друзья зовут меня Дэн. Вот и вы тоже можете так мне говорить.

— Вряд ли мисс Хосуэлл будет довольна, если услышит, что учащиеся называют вас Дэном. Она заявит, что это плохо отразится на дисциплине.

О’Грэди прищурился, размышляя над ее словами.

— Пожалуй, вы правы, — согласился он и огляделся по сторонам, чтобы удостовериться, что поблизости никого нет, а потом продолжил: — Так называйте меня «мистер О’Грэди» при всех, а когда никого нет — тогда Дэном.

Холли кивнула:

— Идет!

В новом стороже было что-то, вызывавшее у нее ощущение, что она знает его не пару-тройку дней, а давным-давно. Он определенно располагал к себе. Не было и дня, чтобы она не наткнулась на него где-нибудь в школе. И он всегда был готов поболтать и пошутить.

— Ждете Белинду и Стейси, да?

— Трейси! — засмеялась Холли.

— Простите. У меня плохая память на имена. — О’Грэди грустно покачал головой. — Моя голова занята другими вещами, как я ни пытаюсь о них забыть.

В голосе ирландца прозвучало что-то такое, что удивило Холли. О’Грэди заметил ее реакцию и улыбнулся.

— Впрочем, не нужно ворошить прошлое. Надо думать о будущем. Вот как говорила моя старенькая бабушка. — Он встал. — Пойдете куда-нибудь в кафе?

— Мы навестим мистера Руджа, — ответила Холли.

— Да, бедняга. Попалась бы мне эта пара негодяев, я бы им показал, где раки зимуют.

Холли внезапно встрепенулась.

— Вы сказали — «пара»? — спросила она.

Сторож нахмурился.

— Разве их было не двое? По-моему, так говорила мисс Хосуэлл. — Он провел ладонями по густой светлой бороде и шевелюре. — Конечно, я могу и ошибаться.

Он собрался уходить.

— Потом расскажете мне, как он себя чувствует. И передайте от меня привет, хорошо?

— Подождите минуту! — крикнула Холли. — Можно задать вам один вопрос?

О’Грэди на мгновение остановился в нерешительности, но тут же широко улыбнулся.

— Конечно, можно. Разве мы не лучшие друзья. Спрашивайте что угодно.

— Что собой представляет лорд Баллард? — спросила Холли. Если уж кто-то мог ей рассказать о лорде, так, конечно, его слуга.

Он ответил, не раздумывая ни секунды.

— Лучший менеджер, какие только бывают. Делает все и для всех.

— А его шофер?

— Томпсон? А почему вы о нем спрашиваете?

Холли рассказала, что она видела на улице возле паба «Георг и дракон», и что сказала полиция.

О’Грэди сложил губы трубочкой и покачал головой.

— Пьянство губит человека, вот что я могу сказать.

— Пьянство? — переспросила Холли.

— Голову даю на отсечение, — сказал О’Грэди. — Вероятно, он взял без спроса машину его светлости и поехал в город, чтобы пропустить пару стаканчиков. Беда от этого зелья.

Холли понимающе кивнула.

— Когда он разбил другую машину, ему пришлось быстро смываться, — продолжал ирландец. — Ему это удалось. Его светлость мог ничего об этом не знать.

— Конечно! — сказала Холли. — Как мы не подумали об этом?

О’Грэди радостно захлопал в ладони.

— Значит ли это, что мне удалось переубедить знаменитый Детективный клуб? — воскликнул он. — Тогда я не безнадежен.

Он повернулся и пошел в школу, все еще удивленно качая головой. По пути он повстречался с Трейси и Белиндой.

— Один-ноль в пользу Дэна О’Грэди! — крикнул он им и исчез за дверями.

— Что это с ним? — спросила Белинда. — Крыша поехала или как?

— Я вам расскажу по дороге в больницу, — ответила Холли.

Состояние мистера Руджа не улучшилось. Рентген показал трещины черепной коробки и перелом руки. В довершение всего у него началась пневмония, правда, в довольно легкой форме.

— Антибиотики делают свое дело, — сказала девочкам сиделка. — Однако у него все время скачет температура. Временами у него кружится голова, и вы простите его, если он покажется вам немного отрешенным.

— Ничего, если мы его сейчас навестим? — спросила Холли. — А то мы можем прийти в другой раз.

Сиделка улыбнулась.

— Я уверена, что ваш недолгий визит пойдет ему на пользу, — сказала она.

Мистер Рудж очень обрадовался их приходу.

— Как продвигается ваше расследование? — спросил он, после того как поблагодарил их за фрукты, которые они купили по дороге в больницу.

— Не очень успешно, — призналась Холли.

— Почти на нуле! — сказала Трейси.

— Или того меньше! — добавила Белинда.

— У вас все получится рано или поздно, — сказал мистер Рудж. — Я в этом уверен.

— Так вы ничего не запомнили, да? — спросила Белинда.

Мистер Рудж подался вперед и понизил голос:

— Понимаете, мне кажется, что я что-то помню, но не могу сказать наверняка. Дело в том, что в последние несколько дней мне как-то не по себе. На ум приходят всякие странные вещи. И мне иногда бывает трудно отличить, что реально, а что нет.

— Это просто из-за высокой температуры, — заверила его Трейси. — Так что же вы помните?

Мистер Рудж закрыл на мгновение глаза, словно пытался на чем-то сосредоточиться.

— Ну вот, — сказал он наконец. — Ко мне часто возвращается это воспоминание. Я падаю на землю — после того как они меня ударили.

— Они? — перебила его Холли. — Вы уверены, что там был не один человек?

— В том-то и дело, что я не знаю. Но мне вспоминается голос, что-то вроде: «Оставь телик, Барри. Пора смываться отсюда!» Как, это вам о чем-нибудь говорит?

— Барри! — повторила Белинда. — Вы уверены, что это был Барри?

Мистер Рудж покачал головой.

— Нет, я не уверен. Но что-то вроде Барри. Или, может быть, Гарри…

— А может, Лари? — предположила Трейси.

— Тоже похоже.

— Или Джерри?

— Может, и так. — Больной приложил ладонь ко лбу и поморщился. — Эх, когда же башка перестанет трещать!

В дверь палаты заглянула сиделка и сказала:

— Девочки, вам пора уходить: мистер Рудж утомился. Приходите к нему в другой раз.

Детективный клуб попрощался с больным и удалился в полном составе.

— Не очень-то много мы узнали нового! — вздохнула Белинда, когда они вышли на улицу.

— Однако у нас появилось кое-что новенькое, над которым стоит поразмыслить, — заметила Холли. — Еще один фрагмент мозаики.

— Почему «еще один»? — возразила Трейси. — Он у нас пока что единственный.

— Не слишком вам помог бедняга Рудж, верно? — Мистер Адамс покрывал шеллачной политурой крышку стола. — Это могли быть также Мэри, или Кэрри, или Карри.

— Я понимаю.

— Или даже какое-нибудь прозвище либо фамилия: Парри — Перри — Берри — Ферри!

Холли закрыла глаза и заткнула пальцами уши.

— Не трави душу! — закричала она. — Мне все понятно.

Мистер Адамс перестал работать и взял свою кружку кофе. Затем он прислонился спиной к стене мастерской и посмотрел на Холли.

— Ну и что теперь? — спросил он. — Что вы намерены предпринять дальше? Подозревать каждого человека с похожим именем в радиусе двадцати миль? При этом еще неизвестно, действительно ли мистер Рудж вспомнил имя. Может, оно ему просто почудилось в бреду? Знаешь, Холли, у вас практически нет шансов.

— Но ведь мистер Рудж надеется на нас! — воскликнула Холли.

Отец обнял ее за плечи.

— Послушай, дочка, в ближайшие недели тебе предстоит очень многое сделать. И экзамены за год, и этот юбилейный журнал. Тебе будет трудно справиться сразу со всем.

Холли не могла ничего возразить.

— Послушай моего совета, — сказал мистер Адамс. — Предоставь это дело полиции. — Он поцеловал дочь в макушку. — Ну а теперь я займусь своей работой. Ты ведь знаешь, что я тоже по горло загружен заказами.

Холли повернулась и побрела к двери.

— Ах да, Холли! — крикнул вдогонку ее отец, когда она взялась за дверную ручку. — Не забудь, что в воскресенье у твоей мамы день рождения.

— Разве я могу об этом забыть? — обиделась Холли.

— Да ты забудешь и о собственных именинах, если у тебя на уме будут одни лишь загадочные происшествия, — усмехнулся мистер Адамс.

— Ну уж нет, — ответила Холли. — Больше я не стану ломать над этим голову. — Она затворила за собой дверь и пробормотала сама себе: — Если только не появятся какие-нибудь новые факты.

Но из новых за неделю появились лишь очередные поручения Стеффи Смит — насчет статей в юбилейный журнал. Холли начинала подозревать, что других авторов там нет. Эти статьи отнимали все ее свободное время. И когда наступила суббота, а она так и не купила подарок для мамы, ее охватила паника. Тем более что она не имела ни малейшего представления, что подарить.

— Выход у меня один, — сказала она себе, когда вышла из автобуса и ждала на переходе зеленый свет. — Я просто поднимусь на самый верх универмага «Уитлендс» и пройду по всем этажам до первого.

— Не часто увидишь таких красавцев в нашем городке! — заметил какой-то прохожий, когда толпа стала переходить улицу.

Неподалеку стоял, ожидая зеленый свет, серебристо-серый «Роллс-Ройс». За рулем сидел Томпсон, шофер лорда Балларда. Он узнал среди пешеходов Холли и, провожая ее глазами, потянулся к мобильному телефону. Холли увидела, как он поехал дальше, оживленно говоря что-то в трубку.

— Не обращай внимания, — сказала себе Холли. — Я ведь обещала папе — никаких загадок, пока не сдам последний экзамен.

Как и всегда в субботу по утрам, в «Уитлендсе» было полно народу. В большинстве своем люди занимались тем же, что и Холли, — бродили по этажам, пытаясь решить, что им купить. Холли решила начать с отдела аудиотехники на верхнем этаже. Ничто там не привлекло ее внимания. Она посмотрела на часы. Двенадцать. Надо спешить. До встречи с Трейси остается полтора часа. Холли торопливо направилась к лестнице. Открывая дверь, она столкнулась с идущим навстречу мужчиной.

— Виноват! — рявкнул он. И тут же смутился: — Ой, это ты!

Это был мистер Тэйлор из аббатства Вудфри.

— Это я виновата! — сказала Холли.

— Да, возможно, — согласился мистер Тэйлор. — Здесь продаются микрофоны?

— По-моему, да, — ответила Холли. — Вон там!

Она показала на отдел аудиотехники.

— Точно, — сказал мистер Тэйлор.

Не говоря больше ни слова и мгновенно забыв про Холли, он зашагал дальше.

— Замечательно! — бормотала себе под нос девочка, сбегая по лестнице на следующий этаж.

Постепенно она добралась до самого нижнего этажа, так ничего и не выбрав для мамы. На то имелась серьезная причина: у нее и так все уже было. А некоторые вещи, которым она была бы рада, Холли не могла купить из-за их непомерной дороговизны.

На нижнем этаже продавались духи и ювелирные изделия. Здесь она должна что-нибудь отыскать. Холли направилась к витрине с ожерельями и стала их рассматривать, надеясь увидеть такое, которое могло бы понравиться ее маме.

— Подарок покупаете, да?

Холли удивилась, услышав за плечом знакомый голос. Вот уж где она меньше всего ожидала встретить Дэна О’Грэди.

— Я заметил вас сразу же, как только вошел сюда, — сказал он. — Ну как, выбрали что-нибудь?

— Увы, боюсь, что нет, — вздохнула Холли. — Все ожерелья либо совсем безвкусные, либо слишком дорогие.

Ирландец сочувственно кивнул.

— Да, а вот я совсем не умею выбирать подарки, — признался он. — Вы мне не поверите, но как-то раз я купил моей бедной старушке-матери на Рождество сковородку!

— Да? Ну, уж сковороду я точно не стану покупать, — засмеялась Холли. — Пожалуй, надо взглянуть, какие тут продаются часы.

О’Грэди отступил на шаг назад, пропуская ее. При этом он случайно задел локтем полочку с ожерельями и опрокинул ее на пол. Разноцветные нити рассыпались в разные стороны.

— Ох, глядите, что я наделал! — простонал О’Грэди. — Какой же я медведь!

Несколько человек бросились подбирать ожерелья. Холли потихоньку выбралась из толпы и поспешила к витрине с часами. Она чувствовала себя немного виноватой перед О’Грэди за то, что бросила его в беде, но там и без нее нашлось много помощников, а ей в самом деле нужно было срочно купить подарок.

В витрине лежало множество часов. Разных размеров. Из разных материалов. С разными браслетами. Как ни странно, но не прошло и десяти секунд, как она углядела превосходные часики. Маленькие, но с четким циферблатом и с красивым браслетом, в котором переплетались золотые и серебряные нити. Все упиралось только в цену: у нее с собой было двадцать фунтов, а часы стоили тридцать. Значит, придется искать дальше — или отправиться за деньгами.

Равных этим часам не оказалось. Она должна их купить. Десять минут первого. Если она поторопится, то успеет сбегать в банк и снимет со своего счета десять фунтов.

Холли помчалась во всю прыть к выходу на Маркет-стрит, лавируя среди покупателей. Только она успела добежать до дверей, как в ее плечо вцепилась железная рука.

— Прощу прощения, мисс, — произнес женский голос.

Ее держала женщина в коричневой куртке.

— В чем дело? — воскликнула Холли. — Я тороплюсь. Мне нужно идти.

Женщина крепко держала ее.

— Я сотрудник охраны универмага, — представилась она. — У меня есть основания подозревать, что в вашей сумочке находятся вещи, за которые вы не заплатили.

— Что?! — ахнула Холли. — Это просто смешно! Я не воровка!

— Прошу вас пройти со мной в кабинет менеджера, мисс.

— Это какая-то ошибка, — сказала Холли.

— Сейчас мы все выясним, — ответила женщина.

— Ладно, — воскликнула Холли. — Я пойду. Но вы окажетесь в глупом положении, уверяю вас.

— Надеюсь, — ответила женщина.

Она отвела Холли к двери с табличкой «Только для сотрудников».

— Какие-то проблемы, Холли?

Навстречу им шел Дэн О’Грэди.

— Сэр, предоставьте это мне, — твердо заявила женщина.

Ирландец удивленно вскинул брови.

— Неужели вы думаете, что Холли что-то украла?! Она не воровка. Наша Холли честнейший человек.

— Да-да. Это недоразумение, — сказала ему Холли, проходя мимо него в кабинет менеджера.

Менеджер явно их ожидал. Он сидел на краю своего стола лицом к двери.

— Доброе утро, мисс, — вежливо произнес он. — Моя фамилия Джеймсон. Я дежурный менеджер. Мы вас долго не задержим. Вы не возражаете, если я только загляну в вашу сумочку?

Холли бросила сумочку на стол.

— Конечно, — ответила она. — Мне нечего скрывать. — Вот, смотрите.

С этими словами она открыла сумочку и высыпала на стол ее содержимое.

Несколько мгновений она непонимающе хлопала глазами, а потом почувствовала, что вот-вот упадет в обморок. Там — среди привычного содержимого — лежали два ожерелья и серебряный медальон!

— Я… я не знаю, как они тут оказались! — пробормотала Холли.

— Не знаете? — переспросил менеджер. — Ну, пожалуй, лучше вызвать полицию. Может, они в этом разберутся.

ГЛАВА VIII.

Под подозрением

Холли сидела напротив детектива Андерсон, той самой женщины, которая расследовала кражу в «Счастливом лоскуте».

— Я этого не делала, — говорила Холли. — Я понимаю, вам трудно мне поверить, но я действительно ничего там не брала.

— Холли, ты не обязана сейчас ничего говорить, — посоветовала ей детектив Андерсон. — Я не имею права задавать тебе вопросы до тех пор, пока сюда не приедут твои родители или твой адвокат.

— Мне не нужен адвокат! — воскликнула Холли. — Я ни в чем не виновата. Вы мне не верите?

— Пока еще я не сделала никаких выводов. Успокойся.

— Успокойся?! — взвилась Холли. — Как я могу быть спокойной, если меня подозревают в том, чего я не совершала!

Холли вскочила на ноги и стала нервно расхаживать по кабинету.

— Пожалуйста, сядь на место.

Холли побрела назад к столу, но не успела она сесть, как открылась дверь, и в помещение буквально ворвалась миссис Адамс. Через мгновение Холли уже прижалась к матери.

— Я этого не делала, мама! — со слезами воскликнула она. — Честное слово!

— Конечно, конечно, — заявила ее мать. — Сама мысль об этом просто нелепа. Что же все-таки произошло?

Блюстительница закона встала и протянула руку.

— Здравствуйте, миссис Адамс. Я детектив Андерсон.

Женщины обменялись быстрым рукопожатием.

— Меня вызвали в универмаг «Уитландс», где менеджер и сотрудница охраны задержали Холли в служебном помещении — по подозрению в краже. — Она достала из ящика стола пластиковый пакет. В нем лежали ожерелья и медальон, которые Холли якобы взяла. — Вот вещественные доказательства.

— Никогда в это не поверю, — заявила миссис Адамс. — Если бы ей захотелось купить одну из этих вещей, достаточно было лишь попросить меня.

— Прошу вас, миссис Адамс, — сказала детектив Андерсон. — Присаживайтесь, и давайте попробуем разобраться.

Миссис Адамс взяла дочь за плечи и усадила ее на стул, а сама подвинула стул и села рядом.

В течение следующего часа женщина-полицейский задавала Холли вопросы о событиях, предшествовавших ее задержанию. Когда она убедилась, что в версии Холли не осталось никаких неясностей, она записала ее показания. Затем Холли подписала протокол, и допрос был закончен.

— Что же будет дальше? — спросила миссис Адамс.

— Я запишу показания сотрудников универмага, — ответила детектив Андерсон, — и передам все старшему констеблю. Он решит, есть ли основания для возбуждения дела.

Детектив закрыла папку и встала.

— Есть еще вопросы? — спросила она.

— Да, у меня вопрос, — заявила Холли. — Почему та женщина из службы охраны задержала именно меня? Она не могла видеть, как я положила украшения в свою сумочку, потому что я этого не делала. Почему же она решила проверить именно меня?

— Хороший вопрос, — согласилась миссис Адамс.

Детектив Андерсон медленно наклонила голову в знак согласия.

— Что ж, должна признаться, что это несколько необычно. Какая-то женщина сообщила продавщице из ювелирного отдела, что она видела, как ты это сделала. И та поставила об этом в известность охрану.

Холли почувствовала, что она на верном пути.

— А кто эта женщина?

— Она ушла.

— Ушла?

— Да. К тому времени, когда тебя задержали, она уже покинула универмаг. А продавщица не записала ее имя.

— Вот видите! — торжествующе воскликнула Холли. — Я же говорила: меня подставили.

Детектив Андерсон уже распахнула дверь, провожая мать и дочь из кабинета.

— На твоем месте я бы не радовалась, — сказала она. — В конце концов, ожерелья обнаружены в твоей сумочке. А потом, кому и зачем понадобилось тебя подставлять? Если ты не сможешь дать ответы на эти вопросы, суд решит, что ты совершила кражу.

Холли не без тревоги ожидала встречи с отцом. Как он отнесется к такой неприятности? Ведь улики против нее очень убедительные. В свое время, работая адвокатом, он, вероятно, достаточно повидал людей с такими же обвинениями. И большинство из них тоже бурно протестовали, заявляли о своей невиновности и утверждали, что им подбросили краденое.

Когда Холли и ее мать приехали домой, микроавтобус мистера Адамса стоял у ворот мастерской.

— Пожалуй, я переговорю с ним сначала сама, — сказала мать Холли. — Чтобы он освоился с этим известием.

Когда отец вышел через пять минут на улицу, его реакция оказалась, как всегда, неожиданной. Он шел от мастерской, вытирая руки полотенцем. Потом он обнял дочь за плечи.

— Не бери в голову, — сказал он. — Лучше пойди и уложи вещи в сумку.

— Неужели ты собираешься меня куда-то отправить? — удивилась Холли.

Мистер Адамс улыбнулся.

— Я собираюсь отправить нас всех, — ответил он. — Мы съездим с ночевкой на побережье и завтра отметим мамин день рождения. Я не позволю, чтобы это злосчастное происшествие испортило наш праздник. Лучше забудем о нем до понедельника. Так что пока выбрось его из головы. И не беспокойся — за дело берусь я сам, а ведь я самый лучший юрист из всех окрестных столяров!

Впрочем, не вспоминать об этом было нелегко, особенно для Холли. Оставаясь одна, она снова и снова прокручивала в памяти все события. Все же отъезд из города слегка снял напряжение. Они бродили по крутому берегу моря, бросали в воду камешки, загорали, плавали вдоль берега на весельной лодке, — в общем, занимались всем, чем обычно занимаются семьи, приехавшие к морю. История с ожерельями стала им казаться реальностью какого-то другого мира.

Разумеется, Джейми не утерпел и заговорил с Холли про случившееся, когда они остались вдвоем в игротеке отеля.

— Не волнуйся, — заявил он сестре. — Если тебя посадят в тюрьму, я навещу тебя.

— Спасибо, — ответила Холли. — Буду ждать с нетерпением.

— Я тоже, — ответил Джейми. — Мне всегда хотелось посмотреть, какая она внутри.

В некотором отношении все обстояло не так уж и страшно. Холли понимала, что в тюрьму ее не посадят — даже если она и не сумеет доказать свою невиновность. Самое плохое, что могло ее ожидать, — это испорченная репутация. С другой стороны, это все-таки станет катастрофой, так как запись о судимости разрушит всю ее карьеру сыщика-любителя. Так что выход для нее оставался один — попытаться найти того, кто сфабриковал это обвинение. Пора трубить общий сбор членов Детективного клуба.

Холли взяла в гостиничном номере свой кошелек и отправилась на поиски таксофона. Ей нужно было многое рассказать Трейси и Белинде, чтобы они поскорей начали шевелить мозгами. В конце концов, одна голова хорошо, а три лучше.

На следующий день, когда мистер Адамс вечером подъезжал на машине к своему дому, на ступеньках их уже ждали Белинда и Трейси.

— Похоже, Детективный клуб взялся за дело, — сказал мистер Адамс. — Я разгружу вещи, — обратился он к жене, — а ты поставь кофе.

Через полчаса «Комитет по оправданию Холли» собрался на заседание. При этом присутствовал мистер Адамс, как адвокат Холли.

— Сейчас я опишу, как все это дело предстанет перед судьями, — сказал он дочери. — Ты была возле ювелирного прилавка. Потом в твоей сумочке нашли ожерелья. Ведь ты не можешь это отрицать, верно?

— Нет, но меня подставили! — запротестовала Холли. — Кто-то, должно быть, сунул эти вещи в мою сумочку, а потом сообщил продавцу.

— Доказать это очень трудно, — возразил мистер Адамс.

— Может, кто-нибудь видел, как это сделали? — предположила Трейси.

— Да, вот только кто? — спросила Белинда.

Холли хлопнула ладонью по столу.

— У меня идея! — воскликнула она. — Дэн О’Грэди! Наш новый сторож — я как раз разговаривала с ним возле ювелирного прилавка. Возможно, он что-нибудь заметил.

— Он бы обязательно сказал, если бы видел, как кто-то лезет в твою сумочку, — возразила миссис Адамс.

— Не уверена, — не согласилась Белинда. — Иногда он бывает какой-то странный.

— Возможно, он рассеянный, — заявила Трейси, — но уж никак не глупый. Если бы он видел, он не стал бы молчать.

— Трейси права, — согласилась Холли. — Нужно искать другой выход.

Мистер Адамс налил себе еще кофе.

— Давай пройдемся по всему, что происходило с тех пор, когда ты вошла в универмаг, и до твоего ареста, — предложил он дочери. — Постарайся ничего не забыть.

Холли подробно рассказала обо всем, что с ней происходило. Это было нетрудно, так как события врезались ей в память. Когда она дошла до того момента, как Дэн О’Грэди опрокинул полочку с ожерельями, ее перебила Белинда:

— Значит, ожерелья упали с прилавка?

— Большая их часть, — подтвердила Холли.

— И некоторые могли упасть в твою сумку незаметно для тебя?

Холли задумалась.

— Я не уверена в этом.

— И не нужно, — заявил мистер Адамс. — Такова вероятность. Молодец, Белинда. Продолжай дальше, дочка.

Холли рассказала, как она потихоньку отошла от ювелирного прилавка и стала рассматривать часы.

— Одни часы мне понравились, и я решила их купить. Но сообразила, что не хватит денег, и бросилась поскорей в банк строительного общества, пока он не закрылся… Вот тут меня и остановили, — закончила она свой рассказ.

— На улице, возле универмага? — спросил ее отец.

— Нет! — ответила Холли.

— Что?

— Она остановила меня внутри универмага.

— Ты имеешь в виду, что не прошла через двери?

— Нет! А что?

Мистер Адамс положил ручку и откинулся на спинку стула.

— Это важно, поскольку, раз ты не вышла из универмага, значит, теоретически ты еще могла оплатить эти вещи.

— Но ведь я не знала, что они лежат в моей сумке, — возразила Холли.

— Не имеет значения, — с улыбкой ответил ее отец. — Это техническая деталь. Посетителей, подозревающихся в краже товара, всегда задерживают после того, как они выходят из магазина. Если это делают раньше, у охраны возникают проблемы. Так что это обстоятельство, а также упавшие на пол ожерелья — вот два факта, ослабляющих обвинение.

Холли в отчаянии провела рукой по волосам. Она не могла поверить услышанному.

— Ты что, ничего не понял? — воскликнула она с досадой. — Я не хочу быть оправданной за недостатком улик. Я действительно невиновна и хочу, чтобы все это знали.

Миссис Адамс обняла дочь.

— Холли, — сказала она. — Очень трудно доказать, что тебя подставили нарочно. Скорее всего это невозможно. Мы хотим получить гарантии, что ты не будешь осуждена. Будем надеяться, что ты даже не предстанешь перед судом.

— Я понимаю, — согласилась Холли. — Только мне это не нравится. И я хочу во что бы то ни стало выяснить, кто сыграл со мной такую гадкую шутку.

— Нет! — заявила Трейси. — Это выяснишь не ты, а мы все — Детективный клуб. Расследование начнем завтра.

На следующее утро миссис Адамс пораньше отвезла Холли в школу.

— Пожалуй, лучше будет поговорить об этом с мисс Хосуэлл, — сказала она, паркуя машину.

— Зачем? — удивилась Холли.

— Она все равно так или иначе об этом узнает, — объяснила мать. — Так что лучше сказать ей первой.

— Ладно! — согласилась Холли. — Остается лишь надеяться, что она правильно все поймет.

— Я в этом не сомневаюсь, — сказала миссис Адамс. Но в ее голосе не прозвучало особой уверенности.

Когда они подошли к кабинету директора, миссис Адамс вошла туда первая.

— Я переговорю с ней, — шепнула она Холли. — Чтобы ее подготовить.

Было половина девятого. Миссис Уильямс, школьная секретарша, начинала работу в восемь сорок пять. Так что Холли осталась одна.

Она выглянула в окно. Сквозь ворота школы входили учащиеся. Холли подумала о том, слышал ли кто-нибудь из них про ее беду. Неприятно будет, если они обо все узнают еще до того, как она сумеет восстановить свое доброе имя.

— Привет, Холли. Должно быть, тебе испортили все выходные. — Трудно было не узнать этот голос. Холли повернулась и оказалась лицом к лицу с Дэном О’Грэди. — Как же это, наверное, ужасно — оказаться обвиненным в преступлении. Представляю, каково у тебя на душе, — он доверительно перешел на «ты». — Я ужасно волновался за тебя.

— Вы очень любезны, — ответила Холли.

— Не стоит благодарности, — ответил О’Грэди. — Эх, если бы я мог тебе чем-нибудь помочь.

Холли подошла к нему ближе.

— Возможно, вы мне и поможете, — вполголоса произнесла она. — Вы случайно не видели человека, который сунул руку в мою сумку?

Сторож нахмурился.

— Как ты сказала? Сунул руку в твою сумку?

— Скорей всего. Кто-то подложил туда ожерелья. А после этого донес на меня продавщице.

— Эх, Холли, мне очень хочется тебе помочь, но я честно тебе признаюсь, что ничего не видел. Ты ведь не хочешь, чтобы я солгал, верно?

— Нет. Конечно, не хочу! — воскликнула Холли и добавила упавшим голосом: — Только вот… вы были моей последней надеждой…

Сторож печально покачал головой.

— И теперь я обманул твои ожидания.

Он окинул взглядом коридор, чтобы удостовериться, что их никто не слышит, и добавил:

— Знаешь, Холли Адамс, возможно, кто-то в самом деле охотится за тобой.

Холли согласно кивнула. Она уже это поняла.

— Так что это, возможно, не последняя неприятность, поджидающая тебя.

Холли вздрогнула. Такая мысль ее напугала. Кто-то охотится за ней — но кто именно? Это нужно выяснить прежде всего.

Дверь директорского кабинета отворилась, и мисс Хосуэлл поманила Холли рукой, приглашая к себе.

— Можешь зайти, Холли, — сказала она. Затем, увидев школьного сторожа, добавила: — Вы ко мне, мистер О’Грэди?

— Я просто проверяю здание, мадам, все ли в порядке, — ответил тот. Ободряюще подмигнув девочке, он вышел из приемной.

— Присядь, Холли.

Мисс Хосуэлл показала на стул рядом с миссис Адамс.

По лицу матери Холли поняла, что разговор с директрисой прошел не слишком гладко, и собралась с духом, чтобы выслушать неприятное известие.

— Итак, Холли, — сказала директриса, — твоя мама мне обо всем рассказала. Хотя я уверена, что ты скорей всего невиновна — все-таки я считаю, что и для тебя и для школы будет лучше, если ты посидишь дома до тех пор, пока ситуация не прояснится.

— Что? Вы хотите сказать, что временно отстраняете меня от занятий?

Холли не верила своим ушам.

— Нет-нет, — ответила мисс Хосуэлл. — Не отстраняю. Просто я даю тебе разрешение несколько дней посидеть дома.

Директриса встала, показывая, что разговор окончен.

— Но я не хочу сидеть дома! — воскликнула Холли. — Тогда все подумают, что я виновна.

— Об этом никто не будет знать, — ответила мисс Хосуэлл. — Я никому об этом не скажу. Я уверена, что так будет лучше.

— Пойдем, Холли, — сказала миссис Адамс. — Не будем спорить. Может, так оно и в самом деле лучше. В конце концов, мы ведь знаем, что ты ни в чем не виновата.

ГЛАВА IX.

Отрезанная от мира

Вернувшись домой, Холли скрылась в своей комнате. Ей требовалось время на размышления. Но сначала ей нужно было упорядочить свои мысли и избавиться от всех отрицательных эмоций, роившихся в ее голове, — гнева, страха и отчаяния. Девочка умела это делать только одним способом — погружалась в чтение детектива.

Увлекшись загадочными хитросплетениями сюжета, она обязательно забудет про все ужасные вещи, которые происходят в реальной жизни, и к концу книги сможет полностью сосредоточиться на собственных проблемах, с которыми ей довелось столкнуться.

Холли выдвинула ящик небольшого комода. В нем лежал яркий конверт из плотной бумаги, а в нем экземпляр последней повести П. Джонсон «Проклятие сыщика», с дарственной надписью автора. Писательница присылала Холли экземпляры своих книг с тех самых пор, как Детективный клуб вызволил ее из щекотливой переделки, грозившей тюрьмой.

«Проклятие сыщика» лежало уже несколько недель, но у девочки не было времени прочесть его залпом, ни на что не отвлекаясь. Теперь, благодаря мисс Хосуэлл, у нее появилась такая возможность.

Она открыла первую страницу и погрузилась в совершенно другой мир. Мир убийств, насилия и страшных загадок. Она с упоением читала, и ее реальные проблемы постепенно бледнели и отступали на задний план.

— Сколько стоит вот это?

Белинда подняла кверху золотую цепочку с янтарным кулоном. Продавщица ювелирного отдела подозрительно посмотрела на нее.

— Восемьдесят пять фунтов! — произнесла она.

Белинда вежливо улыбнулась и вернула цепочку на стойку.

— Скоро день рождения моей мамы, а она так любит янтарь, — солгала девочка. — Впрочем, эта вещица, конечно, слишком дорога для меня. Я ведь еще учусь в школе.

Продавщица посочувствовала заботливой девочке, так тщательно выбирающей подарок для матери.

— Вот эти подешевле. — Она показала на другую стойку, прятавшуюся за дорогими вещами.

— Ой, спасибо! — воскликнула Белинда. — Вы так любезны!

Она принялась рассматривать не столь дорогие украшения.

— Можно мне приложить к себе вот это? — попросила она. — Хочется посмотреть, как оно выглядит на шее.

— Конечно!

Белинда сняла украшение со стойки и застегнула его на шее. Потом стала изучать полученный эффект в зеркале.

— Должно быть, трудно присматривать за таким богатством, — заметила она как бы между прочим. — Много товара пропадает?

— О нет! — улыбнулась женщина. — У нас тут очень надежная система охраны.

— Правда? — Белинда изобразила удивление. — А я-то думала, что в нашем городе то и дело воруют в магазинах.

— Вообще-то иногда такое случается, — призналась продавщица.

— В самом деле? — невинным голосом переспросила Белинда.

— Да вот не далее как в прошлое воскресенье. И ведь совсем молоденькая девушка — примерно ваших лет!

— Неужели! — Белинда вытаращила глаза в притворном ужасе. — Какое безобразие! Как же вы ее поймали?

Продавщица с удовольствием поделилась свежей сенсацией.

— Мне показала на нее одна покупательница, — сообщила она. — Сказала, что видела, как эта девчонка сунула в свою сумку несколько украшений.

— Как же она выглядела? — как бы невзначай поинтересовалась Белинда.

— Кто?

— Та покупательница?

— Ну… — неопределенно пожала плечами продавщица, по инерции продолжая разговор. — Я ее особенно-то и не разглядывала. Средних лет. Довольно высокая. Кажется, светлые волосы…

— В чем она была одета?

— А что такое? — спохватилась продавщица.

Белинда зашла слишком далеко. Стоявшая за прилавком женщина снова смерила ее подозрительным взглядом.

— Почему это вас так интересует?

— Нет-нет, ничего! Простое любопытство.

Белинда расстегнула цепочку.

— Что-нибудь случилось, миссис Ходжетс?

За плечом Белинды появилась другая женщина, вероятно, сотрудница охраны универмага.

— Нет, ничего! — ответила Белинда и положила украшение на место. — Просто оно для меня все-таки дороговато. Я куплю его, когда найду работу!

С этими словами девочка шмыгнула прочь — оставив удивленную продавщицу объясняться с сотрудницей охраны.

Холли захлопнула книгу и осторожно положила ее на пол. Она дочитала ее почти до конца. Осталась лишь заключительная глава, которую она прочтет в постели перед завтраком. Превосходное завершение превосходной загадки. Автор превзошла самое себя. Голова Холли не только прояснилась. Теперь девочка отчетливо сознавала, сколько в жизни бывает сложного и запутанного. Ей стало ясно и другое — какой бы трудной ни казалась загадка, всегда можно найти ее разгадку. Примером служила прочитанная книга. Подсказки могут встретиться где угодно, нужно лишь узнать их в мозаике повседневности. Детективный клуб уже не раз справлялся с такими вещами, справится и на этот раз.

Внизу, в холле, зазвонил телефон. Может, это Трейси или Белинда с какими-то новостями? Холли выскочила на лестничную площадку.

Когда она побежала вниз по ступенькам, звонки прекратились. Кто-то снял одну из трубок. Холли решила наведаться на кухню. Если звонят ей, она это скоро узнает.

— Доброе утро, мама. Привет, чижик!

Холли приветствовала мать и брата бодрым и веселым голосом, какого от нее не слышали несколько дней. Даже Джейми обрадовался такой перемене и едва не забыл скорчить рожицу и показать Холли язык:

— Тебе полегчало? — спросила миссис Адамс.

— Я вернулась в норму, — ответила Холли. — Собираюсь вычислить того, кто меня так подставил.

— Рад это слышать, — произнес появившийся в дверях мистер Адамс. — Но сначала — добрые вести из полиции.

— Неужели? — всплеснула руками миссис Адамс.

— Точно. — Мистер Адамс улыбнулся. — Там не будут возбуждать дело.

— Ну, слава Богу! — воскликнула миссис Адамс.

— Они пришли к выводу, что им не хватает доказательств, — продолжал мистер Адамс. — Сотрудница охраны работает в универмаге недавно. Как я и говорил, она совершила ошибку. Ей нужно было дождаться, когда ты покинешь здание.

— Все это чепуха, — заявила Холли. — Я уже говорила вам, что не хочу быть оправданной за недостатком улик. Я хочу, чтобы все знали о моей невиновности.

Мистер Адамс обнял дочь за плечи.

— Доказывать твою невиновность не входит в обязанности полиции, — сказал он.

— Значит, это сделает Детективный клуб, — не сдавалась Холли. — Я прямо сейчас свяжусь с Трейси и Белиндой. Может, они уже что-то выяснили.

— Если это и так, тебе все равно придется подождать, — улыбнулась миссис Адамс. — Сейчас они как раз идут в школу. А ты, Холли Адамс, должна впервые за эту неделю нормально позавтракать.

Холли не стала возражать. Она слишком переживала, и ей кусок не лез в горло с того самого злополучного похода за товаром. Поэтому она целых шесть дней почти ничего не ела, и сейчас ей предстояло это наверстать. Задача не из легких, но уж она постарается!

В пять часов Холли стала звонить Трейси и Белинде. Почти до семи ни один из этих номеров не отвечал. Наконец Белинда сняла трубку.

— Классно! Вот это новость! — обрадовалась она, когда Холли сообщила ей, что полиция не собирается возбуждать дело.

— Да. Неплохо, — без энтузиазма подтвердила Холли. — Но это еще не все новости. Главное, я намерена доказать, что все это было подстроено. А это будет очень нелегко.

— Что ж, возможно, я тебе кое-чем помогу.

Скороговоркой она пересказала подруге свое «интервью», взятое у продавщицы ювелирного отдела.

— Молодец! — одобрила Холли. — Только много ли мы узнали?

— Может, и нет, — призналась Белинда. — Но ведь ничего нельзя угадать заранее. Возможно, вскоре это с чем-нибудь свяжется. Ну а теперь мне пора — семейное мероприятие. Я уже опаздываю.

— Может, завтра встретимся? — спросила Холли.

— Не знаю, хватит ли у меня сил — ведь завтра у меня соревнования! Впрочем, мы с Трейси договорились на шесть часов, в кегельбане «Супербоул». Приходи туда.

В трубке раздались гудки. Холли набрала номер Трейси. Ответа не было.

Холли положила трубку и наведалась на кухню.

— Что там у нас на ужин? — поинтересовалась она у матери.

— На твое усмотрение, — ответила миссис Адамс. — Мы предлагаем отпраздновать хорошую новость и в честь этого поужинать с размахом. Так что выбирай, что тебе по душе.

Глаза девочки загорелись.

— Тогда я выбираю пудинг «От бакалейщика», — сообщила она. — А к пудингу добавим самую большую коробку мороженого «Фиеста»!

Для Трейси суббота выдалась трудная. Казалось, весь город участвовал в фестивале, устроенном Обществом вредных покупателей, и все непременно наведывались в «Счастливый лоскут» и донимали девочку самыми нелепыми вопросами и претензиями. Когда к пяти часам покупать стали реже, Трейси с облегчением вздохнула. Впрочем, мисс Райен не собиралась давать ей поблажку.

— Трейси! — заявила она. — Возьми метлу и подмети тротуар перед входом, хорошо?

Трейси покорно направилась с метлой на улицу. В это время вошли две женщины. Трейси подержала для них дверь, а потом стала подметать. По улице двигался густой потом машин. Покупатели покидали магазины, направляясь домой. Скрежет тормозов в дальнем конце улицы и последовавший за этим автомобильный гудок привлекли внимание девочки. Тогда-то Трейси и заметила припаркованный поодаль «Роллс-Ройс». Не было сомнений, что это машина лорда Балларда.

«Наверное, шофер опять застрял в пабе», — подумала девочка.

Он явно переходит все рамки приличия. Может, стоит сообщить лорду Балларду о том, что творится за его спиной? Надо будет обсудить этот вопрос на вечернем заседании Детективного клуба. Трейси посмотрела на часы. Десять минут шестого. Ей осталось работать двадцать минут. Она постучала метлой о решетку водостока, вернулась в бутик и стала наводить порядок на полках с джемперами. Тут дверь магазина открылась. У Трейси упало сердце. Вошла женщина средних лет, и все повадки выдавали в ней «вредного покупателя». Мисс Райен встретилась взглядом с Трейси и дала ей знать, чтобы она подошла к покупательнице и выяснила, что та желает.

— Могу ли я чем-нибудь помочь? — осведомилась Трейси.

— А для чего тебя тут поставили? Для мебели? — огрызнулась женщина.

Трейси почувствовала исходивший от нее алкогольный запашок. Начало не предвещало ничего хорошего.

Что бы девочка не делала, все было не по нраву покупательнице.

— Я ищу кремовую блузку, — заявила женщина.

Когда Трейси принесла ее, она услышала:

— Разве это кремовая? Это слоновая кость! Ты что, не видишь разницу?

Девочка залезла на стремянку за платьем шестнадцатого размера, которое потребовала у нее женщина, и просила четырнадцатый размер. Ты что, намекаешь, будто я такая толстая?

Когда Трейси показала ей черную юбку, покупательница взяла ее, взглянула на ярлычок и воскликнула:

— Я и не подумаю брать такую дешевку! Ты нарочно меня оскорбляешь? Знаешь, я ведь живу не в картонном ящике и не под мостом.

— В таком случае, вы могли бы себя вести и повежливее… — начала было Трейси, но строгий взгляд мисс Райен ее остановил. — Могу ли я сделать для вас что-нибудь еще? — улыбнулась Трейси.

— Ну, пока что ты ничего для меня не сделала, — буркнула женщина. — Помоги мне надеть этот жакет.

Трейси подержала жакет, пока дама влезала в него, потом поправила сзади воротник. Покупательница отскочила, словно ее ударили ножом.

— О-ой! — закричала она. — Дубина стоеросовая! Ты когда-нибудь подстригаешь себе ногти? Будто бритвой резанула по коже.

— Но я даже не дотронулась до вас! — запротестовала Трейси.

— Ай, значит, я лгунья, да?

— Какие-то проблемы?

Мисс Райен обслуживала другую клиентку, но тут явно встревожилась.

— У вас всегда будут проблемы, если вы не наймете более квалифицированный персонал, — заявила женщина.

— Послушайте… — начала девочка.

— Трейси! — одернула ее мисс Райен. — Ты на работе и должна вести себя корректно, понятно?

Девочка прикусила язык. Она понимала, что идет по тонкому льду. Если хозяйка выйдет из терпения, не видать ей этой работы. Ведь мисс Райен уже предупредила ее недавно, что еще одна ошибка — и все!

— Мадам, вы хотите посмотреть что-нибудь еще? — спросила она.

— Пожалуй, я примерю вот это. — Он ткнула пальцем в платье цвета морской волны.

Трейси привела ее к примерочной кабинке, открыла занавеску и повесила платье на крючок. Женщина вошла туда, повернулась к Трейси и вручила ей плащ и шелковый шарф.

— Подержи! — приказала она. — И будь осторожней — они стоят кучу денег. — Она уже собиралась задернуть занавеску, как вдруг добавила: — Я оставила там свою сумочку. Принеси ее сюда, пока ее не украли.

Когда Трейси вернулась с сумочкой, женщина протянула ей маникюрные ножницы.

— Вот, валялись тут на полу, — заявила она. — Наверное выпали из чьей-то сумочки.

Трейси сунула их в карман, задернула занавеску и стала ждать. Прошло несколько минут. Наконец из-за занавески высунулась голова и рука, и женщина протянула платье.

— Я его беру, — сказала она. — Заверни его, пока я одеваюсь. Я тороплюсь, а ты такая медлительная.

Трейси так удивилась, что женщина в самом деле решила сделать у них покупку, что даже не отреагировала на очередное оскорбление. Она забрала платье, отдала покупательнице плащ и шарф и после этого вернулась к прилавку, чтобы упаковать покупку. Она уже заканчивала, когда появилась капризная клиентка.

— Я так и знала! — воскликнула она. — До сих пор возишься!

— Заканчиваю! — терпеливо ответила Трейси, изо всех сил сдерживаясь. — С вас шестьдесят семь фунтов.

Женщина издала вопль возмущения.

Сначала Трейси подумала, что та недовольна ценой, но, подняв глаза, увидела, что женщина развернула шарф и показывает его мисс Райен.

— Вот, полюбуйтесь! — заявила она. — Глядите, что натворила эта хулиганка! — Шарф был разрезан в нескольких местах. — Испортила мне дорогую вещь! Как ты теперь намерена выкручиваться?

К ним подскочила мисс Райен и уставилась на шарф, не веря своим глазам.

— Трейси! Что ты наделала? — воскликнула она.

— Я ничего не делала. — Трейси оцепенела от удивления. — Я даже не прикасалась к нему.

— Не ври, девчонка! — заорала женщина. — Ты прекрасно знаешь, что я давала его тебе подержать, пока примеряла платье.

— Да, но… Я ничего с ним не делала.

Мисс Райен явно начинала сомневаться. Эта особа побила абсолютно все рекорды наглости. Неужели Трейси решила рассчитаться с ней подобным образом?

— Я не думаю, что Трейси способна на такое, — нерешительно произнесла она.

— Ах, вот оно что! — воскликнула женщина. — Значит, такие тут у вас порядки? Покупатель всегда не прав. Неужели не ясно? Она сделала это в отместку. Только из-за того, что я проявила к ней справедливую требовательность.

Трейси попыталась ее образумить.

— Если бы даже я хотела вам отомстить, — сказала она, — как бы я это сделала? Ведь шарф прорезан, а не порван.

— Ты что, никогда не слышала, что такое ножницы? — спросила женщина.

У Трейси все похолодело внутри. Внезапно ей стал ясен сценарий происходящего.

— При ней должны быть ножницы, — продолжала женщина. — Обыщите ее.

Мисс Райен растерянно стояла на месте.

— Так вы будете ее обыскивать? Или мне вызвать полицию?

— Трейси!.. — начала мисс Райен.

— Ладно, — сказала Трейси. — Не нужно меня обыскивать.

Она сунула руку в карман и достала маникюрные ножницы.

— Вот видите! — закаркала женщина.

Мисс Райен застыла с раскрытым ртом. Другие покупатели качали головами, не веря своим глазам.

Трейси попыталась объясниться.

— Она сама дала их мне. Сказала, что нашла их в кабинке на полу…

Девочка понимала, что ее слова не в силах никого убедить. Она попалась как рыбка на крючок, и спасения не было.

ГЛАВА Х.

Еще одна кража

— Мне просто не верится, что она сумела так тебя облапошить! — Холли не находила слов.

Трейси отхлебнула кофе и уныло поморщилась.

— Что я могла сделать? Еще повезло, что она не вызвала полицию.

— Но ведь ты не виновата — сказала Холли.

— Я знаю. Знакомая ситуация? — спросила Трейси.

Две подружки сидели в кафе-баре кегельбана «Супербоул». Белинда еще не вернулась со своей гимнастики. Играть в боулинг им совершенно не хотелось. Их мысли были заняты гораздо более важными вещами.

— Итак, нас обеих подставили, — сказала Холли. — Вопрос: с какой целью?

— И кому это понадобилось? — добавила Трейси.

Холли уставилась в чашечку на пенистую поверхность кофе. Все оказывалось более серьезным, чем она думала.

— В твоем случае это достаточно ясно, разве нет? — сказала она Трейси. — Женщина в бутике!

— Но с какой целью? — прозвучал тот же самый вопрос. — Я ведь никогда ее прежде не видела. Что она имеет против меня?

— Или меня, — добавила Холли.

— Тебя?

— В универмаге тоже была женщина, ты забыла? Та самая, которая сообщила продавщице, что она видела, как я сунула ожерелья в свою сумочку.

— Мы ведь не знаем, была ли это одна и та же, — возразила Трейси. — Описание, которое дала Белинде продавщица, подходит ко многим женщинам.

— Согласна, — мрачно заявила Холли. — Итак, перед нами три загадки — и, кажется, никаких подсказок.

— Три? — удивилась Трейси.

Холли медленно и терпеливо объяснила:

— Моя, твоя и мистера Руджа.

— Не хочешь ли ты сказать, что нападение на мистера Руджа как-то связано с нашими неприятностями?

— Скорее всего нет, — признала Холли. — Для нас было бы проще, если бы такая связь прослеживалась.

Над столиком повисла угрюмая тишина. Обе девочки погрузились в свои размышления. Они искали хоть какого-то смысла в том, что с ними произошло. Пока что все казалось им бессмысленным.

— Что приуныли?

Девочки подняли глаза и увидели улыбающегося Дэна О’Грэди.

— Ой, привет! — воскликнула Холли.

О’Грэди подсел к их столику.

— Что-то не клеится, да? — спросил он.

— Все! — заявила Трейси.

— Ну, знаете, как говорила мая старенькая бабушка, поделишься с другом бедой, и она уменьшится наполовину.

Холли посмотрела на Трейси. Та неопределенно пожала плечами.

— Долгая история, — сказала Холли.

— Разве я тороплюсь? — возразил ирландец.

Холли немного помолчала. Что она может сообщить О’Грэди? Он казался ей достаточно надежным. А иногда ей действительно помогало, если она рассказывала кому-нибудь все с самого начала — после этого все факты укладывались в голове в правильном порядке. Так она и сделала. Начала с нападения на мистера Руджа и закончила тем, что Трейси потеряла работу в «Счастливом лоскуте». Она постаралась не упустить ни одной детали — даже если они казались ей незначительными.

Когда она договорила, О’Грэди недоверчиво покачал головой.

— Тут котелок должен варить получше моего, чтобы что-то уяснить в твоей истории, — признался он. — Лично я никак не возьму в толк, какая может быть связь между вашими неприятностями и бедным мистером Руджем.

— Я тоже не понимаю! — заявила Трейси.

— Да, вся беда в том, что мы никуда не движемся, — вздохнула Холли. — Просто хватаемся за соломинку.

— Итак, знаменитый Детективный клуб оказался в тупике? — произнес с лукавой ухмылкой О’Грэди. — Впрочем, одна вещь все-таки ясна — кто бы это ни был, но вас он явно преследует.

— Или она! — заявила Трейси.

— Она?

— Та женщина, которая участвовала в обоих случаях.

— Верно, — согласился ирландец. — Теперь я понимаю вашу цепочку размышлений. Вспомните, не навредили ли вы в ваших прежних расследованиях какой-нибудь женщине, и я полагаю, что вы окажетесь на верном пути.

Он встал из-за стола и протянул руку — сначала Холли, затем Трейси. Его рукопожатие оказалось крепким и приятным.

— Пойду дальше, — сказал он девочкам. — И не забывайте, если я чем-то могу вам помочь, только заикнитесь, и я все сделаю.

— Спасибо, — ответила Холли. — Вы пойдете сейчас играть в боулинг?

— Что?

— В боулинг? Вы разве не за этим пришли сюда?

Ирландец усмехнулся.

— Нет, я не играю. Я просто сунул нос, полюбопытствовал, что тут творится, — ответил он. — Ведь я только знакомлюсь с вашим городом. До понедельника! — крикнул он им, покидая кафе.

— Приятный мужик, — заметила Холли. — Приветливый.

— Хммм! — неопределенно хмыкнула Трейси и взглянула на часы. — Куда же пропала Белинда?

Белинда появилась через несколько минут. Ее переполнял восторг.

— Неужели ты выиграла? — поинтересовалась Холли.

— Что выиграла? Где?

— На своих соревнованиях! Ты из-за этого такая возбужденная?

— Разумеется, я выиграла, — презрительно фыркнула Белинда. — Но взволнована я не из-за этого. Отгадайте, кого я только что видела по дороге?

— Дэна О’Грэди! — ответила Холли.

Белинда лишь отмахнулась от нее.

— Да. Но я не про него спрашиваю.

— Про кого же?

— Я видела шофера лорда Балларда. Он поставил машину у дороги.

— Опять он? Что же он делал?

— Просто сидел. Мне показалось, что он кого-то ждет.

Тут только Белинда обратила внимание на расстроенное лицо Трейси.

— Что с ней такое? — спросила она у Холли.

Трейси встала и направилась к двери.

— Мы все тебе расскажем по дороге, — бросила она через плечо. — Сейчас мы идем ко мне.

— А я-то думала, что мы сегодня тут поиграем в кегли! — простонала Белинда.

— Сейчас не до того, — объяснила Холли. — Срочная работа для Детективного клуба.

— Если вы захотите еще, просто крикните мне.

Миссис Фостер поставила поднос с домашней пиццей на середину стола и вышла из комнаты, предоставив разбираться с ней членам Детективного клуба. Новость о том, что Трейси потеряла работу, она восприняла на удивление спокойно.

— Что за ерунда! — воскликнула она, когда Трейси ей рассказала, в чем ее обвинили. — Лучше уж не работать у женщины, которая считает тебя способной на такую глупость!

Минут пятнадцать ушло на то, чтобы девочки утолили голод пиццей и приготовились работать головой. Потом, пока Трейси и Белинда запивали угощение абрикосово-ананасным шербетом домашнего приготовления, Холли раскрыла красный блокнот Детективного клуба.

— Итак, начнем с самого начала, — заявила она. — Летняя ярмарка. Тогда-то и случилась первая странная вещь. Что нам известно?

— Мистер Рудж считает, что грабители могли произнести что-то вроде: «Оставь в покое телик, Барри, — или какое-то другое похожее имя. — Давай поскорее сматываться», — сказала Белинда.

— Но кто такой Барри, или Гарри, или Лари, и зачем ему понадобилось нападать на мистера Руджа? — спросила Трейси.

Тут был тупик.

— Возможно, он задолжал им деньги, — предположила Белинда. — Помните, когда Дэвид Тэйлор задолжал деньги Гарри Оуэну? Тот был готов поколотить его за это.

— Гарри Оуэн в тюрьме, забыла? — вздохнула Трейси. — И засадили туда его мы.

— Да, но вокруг нас найдется много и других таких же, — не унималась Белинда.

Холли прикрикнула на них, чтобы они перестали препираться.

— Бросьте, — сказала она. — Что там дальше?

— Кража в универмаге.

— Нет! — возразила Трейси. — Джеймс Хопкирк!

— Он безобидный! — усмехнулась Белинда.

— У него есть причина ненавидеть нас, — не соглашалась Трейси. — Запиши его имя в список подозреваемых.

— Ладно! — Холли записала. — Только я согласна с Белиндой. Не думаю, что человек в возрасте Хопкирка станет рисковать. Он наверняка боится снова попасть в тюрьму.

— И кто же ваш основной подозреваемый, мисс Марпл?

— Томпсон!

— Томпсон?

— Шофер!

— Что?!

Трейси и Белинда не верили своим ушам.

— Почему ты так считаешь?

— Я подумала и пришла к такому выводу, — ответила Холли. — Начнем с того дня, когда он врезался в машину Стива Биггинса. Что, если он как-то узнал, что мы навели на него полицию? Он видел меня в витрине магазина. Это дает ему основания нам мстить. И не забывайте, что он находился в городе в то утро, когда меня арестовали.

Белинда покачала головой.

— Может, ты забыла? — спросила она. — Тебя ведь подставила женщина, а не мужчина.

— Может, ты сама кое о чем забыла? — возразила Холли. — Ведь в машине вместе с ним была женщина.

После этих слов Трейси задумалась.

— Сегодня ведь тоже чуть поодаль стояла машина Балларда.

Холли записала в блокнот и этот новый факт.

— Значит, нам нужно выяснить про эту женщину побольше, — сказала она. — И я знаю как — через Дэна О’Грэди.

Дэн О’Грэди переехал в маленький каменный дом, стоявший прямо рядом с домом мистера Руджа. Прежде там жил помощник сторожа, но с тех пор, как он ушел на пенсию, домик пустовал.

— Не мешало бы его покрасить, — заметила Трейси, стуча в дверь.

Дверь отворилась почти сразу.

— Ну и ну, — усмехнулся Дэн О’Грэди. — Ко мне пожаловали три четверти Детективного клуба. Заходите.

Он провел их в гостиную.

— Где же ваша подружка? — поинтересовался он.

— Занимается! — ответила Холли. — У нас на носу экзамены, и мама Белинды очень строго к этому относится.

— Экзамены, говорите? — переспросил сторож. — Сам-то я никогда на них не отличался успехами.

— Белинда тоже, — сказала Трейси. — Вот почему она так много занимается. Впрочем, эти не очень страшные. Вот на будущий год — те будете посерьезнее.

— И ведь до этого может многое произойти, — заметил О’Грэди.

Он предложил девочкам присесть на старенький диванчик.

— Чем вас угостить? У меня, кажется, есть лимонад. И печенье.

— Спасибо! — ответила Холли.

Через несколько минут сторож вернулся с тремя стаканами лимонада и тарелкой со сливочным печеньем.

— Угощайтесь, — сказал он, а сам уселся напротив девочек и стал грызть печенье. — Не скажешь, что у меня тут простор, верно? — сказал он, окинув глазами комнату.

— Да, не скажешь, — согласилась Холли. — Может, вам было бы лучше остаться в Лэкстон-Лодже?

— Какая польза от школьного сторожа, если он живет в десяти милях от школы, а? — возразил О’Грэди. — Отсюда-то удобнее присматривать за школой. К тому же речь идет лишь о паре месяцев… Ну, так с чем вы ко мне пожаловали? Просто так, в гости, или с каким-то делом?

Холли поставила свой стакан на столик.

— Ну, вообще-то… — начала она. — Мы надеялись, что вы сообщите нам кое-какую информацию.

— Приложу все силы, — сказал О’Грэди. — Выкладывайте!

Холли изложила ему свои предположения о том, что женщина, которую они видели с Томпсоном у входа в паб, может оказаться той самой, что подставила ее и Трейси. О’Грэди выслушал ее внимательно и с большим интересом.

— Что ж, впечатляющая версия, — признал он, когда Холли закончила. — Тут есть только один маленький изъян.

— Какой? — спросила Трейси.

— Та женщина, которая вышла с Томпсоном на «Георга и дракона» была сестрой Томпсона. Из Брайтона. Она приезжала лишь на выходные. С тех пор ее нет в городе. Значит, это не могла быть она, точно?

— Эх, какая досада! — воскликнула Холли.

— Не говори! — согласился сторож. — И чтобы вы не подумали, что та загадочная особа может оказаться экономкой лорда Балларда, я скажу вам, что у миссис Форд волосы черные как смоль.

— Ну вот, еще одна версия рассыпалась с пыль, — вздохнула Трейси.

— Боюсь, что, так — сказал ирландец. — Возможно, именно эту загадку Детективному клубу не удастся решить никогда.

Холли не покидало мрачное предчувствие, что сторож может оказаться прав. Всякий раз, когда они продвигались вперед на маленький шажок, им тут же приходилось пятиться на пару шагов назад. Короче, Детективный клуб топтался на месте.

Впрочем, теперь она занималась не только расследованием. После благоприятного для нее решения полиции директриса разрешила ей вернуться в школу, и она должна была написать серьезную статью в юбилейный журнал.

Первым уроком в понедельник был английский. Стеффи Смит училась в ее группе, и они собирались обсудить во время занятий положение дел с журналом. Однако все их планы рухнули, когда по радио объявили, что вся школа должна немедленно собраться в актовом зале.

Холли не слишком удивилась. В ближайшие пару недель предстояло много важных событий. По-видимому, мисс Хосуэлл решила, что школе требуется ее знаменитая накачка, чтобы подстегнуть всех к еще большему рвению.

Однако, когда директриса прошла на сцену, Холли стало ясно, что мисс Хосуэлл чем-то сильно огорчена.

— Мне предстоит сделать очень серьезное объявление, — сказала она. — Вы все прекрасно знаете, что до экзаменов остается всего одна неделя.

Холли не нужно было напоминать. Она уже в панике спрашивала себя, удастся ли ей, помимо своих прочих дел, повторить все необходимые темы.

— Ну вот, я с прискорбием сообщаю, — продолжала мисс Хосуэлл, — что из шкафа в кабинете миссис Уильямс похищены некоторые экзаменационные задания.

В зале воцарилась мертвая тишина. Все затаили дыхание. Вот, оказывается, почему у директрисы был такой мрачный вид.

— Я намерена выяснить, кто это сделал. Будет лучше, если злоумышленники признаются сами. В таком случае я отнесусь к их поступку более снисходительно. Итак, я даю возможность вору признаться в этом перед школой.

Школьники словно окаменели. Многие ребята боялись даже моргнуть. Однако никто не признался.

— Так! Ладно! — заявила мисс Хосуэлл примерно через минуту. — В таком случае я сама и еще несколько учителей обыщем все ваши шкафчики. Пока мы это делаем, вы все останетесь здесь.

После этого директриса резкой походкой покинула актовый зал в сопровождении десятка педагогов. Холли посмотрела на сидевших вместе Трейси и Белинду. Трейси подняла брови в знак удивления. Белинда слегка передернула плечами.

Ребята было заговорили, но заместительница директора быстро пресекла шум. После этого вновь повисла тишина.

Через десять минут вернулась взбешенная директриса. Она несла в руке пачку бумаг.

— Я хочу поговорить с Белиндой Хейес — в моем кабинете — немедленно! — заявила она. — Остальные могут расходиться по классам.

ГЛАВА XI.

Побег!

— К вам миссис Хейес! — Секретарша отошла в сторону, пропуская в директорский кабинет мать Белинды.

— Что все это значит? — с порога воскликнула миссис Хейес. — Ведь нам нужно еще так много сделать к празднику. Я уверена, что со всем остальным можно повременить до окончания юбилейных мероприятий. Разве вы не согласны со мной, мисс Хосуэлл?

— Нет, миссис Хейес, боюсь, что не могу с вами согласиться, — ответила директриса. — Дело чрезвычайно серьезное.

Миссис Хейес удивилась ее суровому тону. Она повернулась к дочери.

— Белинда! Что ты натворила?

Глаза Белинды покраснели и были полны слез. Однако это были слезы ярости, а не раскаяния.

— Ничего! — воскликнула Белинда. — Я уже в сотый раз заявляю, что мне ничего не известно про эти проклятые экзаменационные листки.

— Экзаменационные листки? — Миссис Хейес тряхнула головой, окончательно сбитая с толку. — Про что моя дочь говорит?

— Вот про это! — Мисс Хосуэлл сунула через стол пачку экзаменационных листков. — Они были украдены из кабинета миссис Уильямс. Я обнаружила их в шкафчике вашей дочери.

Миссис Хейес рухнула на ближайший стул.

— Белинда… — только и сумела она выговорить непослушными губами.

— Это не я положила их туда. Я вижу их впервые в жизни, — со вздохом ответила Белинда.

— Как же они там оказались? — зловещим тоном поинтересовалась мисс Хосуэлл.

— Меня подставили, — ответила Белинда. — Точно так же, как Холли и Трейси. Кто-то нарочно охотится за нами.

— Какая нелепица! — отрезала директриса. — Ваша троица забила себе головы своим Детективным клубом и видит повсюду заговоры и загадки. Хуже того — пользуется этим для объяснения своих неблаговидных поступков.

Мать Белинды взяла экзаменационные бумаги и принялась их перелистывать. Затем, не поднимая глаз, обратилась спокойным, уверенным тоном к директрисе:

— Мисс Хосуэлл, я тоже недовольна этим увлечением Белинды.

— Мама!

Белинда вскочила с места, однако мать жестом приказала ей сесть.

— Я еще не договорила, Белинда. — После этого она снова обратилась к мисс Хосуэлл: — Однако вы, по-видимому, забыли, что моя дочь и ее подруги блестяще провели расследование и помогли полиции раскрыть несколько преступлений — в том числе и ту историю с «Белой леди».

— Это не может послужить оправданием воровству, — отрезала мисс Хосуэлл.

— Более того, — неуклонно продолжала миссис Хейес, не обращая внимания на реплику директрисы, — сама мысль о том, что моя дочь опустилась до кражи, просто нелепа.

Белинда наблюдала, раскрыв рот, как две женщины смотрели друг на друга, разделенные крышкой широкого директорского стола. Они напоминали в этот момент двух стрелков-ковбоев, сошедшихся в смертельном поединке среди прерий.

— Родителям часто бывает трудно признать, что их ребенок совершил серьезный проступок, — парировала директриса.

— А учителям часто бывает трудно признать, что они совершили ошибку, — ответила миссис Хейес. — Ведь человеку непредвзятому было бы достаточно одного лишь взгляда на эти экзаменационные бумаги. — Она со стуком положила листки на стол. — Вот, пожалуйста! Немецкий! — Она ткнула пальцем в один из листков. — Белинда не учит его. — Она порылась в пачке. — Вот еще! Она не учит ни испанский, ни социологию.

Теперь настала очередь смутиться директрисе. Она взяла в руки три экзаменационных листка.

— Ничего не понимаю, — пробормотала она.

— Все очень просто, — отчетливо произнесла мать Белинды. — Никто не станет красть экзаменационные вопросы по предметам, по которым он не сдает экзамены. — Миссис Хейес поднялась со стула. — Я полагаю, что дальнейший разговор на эту тему будет излишним. Остается лишь известить всю школу о том, что Белинда ни в чем не виновата. Вам это ясно?

— Совершенно, — промямлила пристыженная директриса.

— В таком случае, — объявила миссис Хейес, — я продолжаю готовиться к празднику. А ты, Белинда, можешь возвращаться в класс.

С этими словами она вывела свою дочь из кабинета. В коридоре миссис Хейес остановилась и протянула ей носовой платок.

— В самом деле, Белинда, приведи себя в порядок. Ты не должна в таком виде возвращаться на урок. Иначе все подумают, что ты виновата.

Белинда вытерла глаза.

— Спасибо, мама, — пробормотала она. — Ты была просто неподражаема.

— Не беспокойся, милая, — ответила ее мать. — У тебя есть возможность меня отблагодарить.

— Каким образом?

— Я хочу включить Мелдоуна в живые картины — а это значит, что ты в них тоже должна принять участие!

— Ой, мам!

Миссис Хейес ничего не ответила. Просто вскинула брови.

— Ну ладно, — со вздохом согласилась Белинда. — Только без костюма.

— Это мы подумаем, — пообещала миссис Хейес.

Она направилась прочь, но тут ее остановил звонок мобильного телефона. Она достала его из сумочки и поднесла к уху.

— Да? — ответила она. — Кто это?

Слушая, она повернулась и посмотрела на дочь. По ее изменившемуся лицу Белинда поняла, что тревоги на сегодня не закончились. Миссис Хейес сложила телефон и убрала в сумку.

— Что-то случилось? — осторожно поинтересовалась девочка.

— Это был папа — ответила миссис Хейес. — Ему позвонили из полиции. Просят приехать к ним как можно скорей. Остается надеяться, что это не какие-то новые неприятности, касающиеся тебя.

Белинда оказалась не единственная, кого пригласили в полицейский участок. Мистеру Адамсу и миссис Фостер тоже оттуда позвонили. Так что вскоре детектив Андерсон уже привела трех членов Детективного клуба вместе с их родителями в комнату для допросов.

— Мне жаль, что пришлось вызвать вас всех к нам, — сказала она. — Но мы только что получили информацию, с которой вам следует ознакомиться.

— Неужели вы выяснили, кто нас так подставлял?! — воскликнула Белинда.

Детектив Андерсон вздохнула.

— Успокойся, Белинда! — одернул дочь мистер Хейес. — Продолжайте, сержант!

— Благодарю вас, сэр, — сказала детектив. — Речь пойдет о человеке, которого зовут Гарри Оуэн.

— Гарри Оуэн! — хором воскликнули Холли, Трейси и Белинда.

— Да, как я полагаю, он вам знаком.

— Знаком! — воскликнула Трейси. — Еще бы! Ведь мы посадили его за решетку.

— Да, — согласилась детектив Андерсон. — Но в том-то все и дело, что его там уже нет.

— Его не могли так быстро выпустить, — удивился мистер Адамс. — Даже при его хорошем поведении.

Детектив согласно кивнула.

— Абсолютно верно, сэр. Увы, он убежал. Пару месяцев назад. — Сотрудница полиции была явно смущена. — Нам следовало известить вас, как только это произошло. Однако, к сожалению, произошла ошибка. Вместо нашего города извещение отправили в населенный пункт под названием Виллоу-Вейл.

— Это возмутительно! — воскликнула миссис Хейес.

— Я совершенно с вами согласна, мадам, и уверена, что вы захотите направить жалобу. Но пока я полагаю, что вам не мешает вести себя осторожнее.

Все притихли, обдумывая все последствия того, о чем сообщила детектив Андерсон. Первой нарушила тишину миссис Адамс.

— Был ли он замечен в наших местах?

Детектив Андерсон попыталась всех успокоить.

— Нет. Мы и не ожидаем, что он вернется в Виллоу-Дейл. Это было бы глупо. Его здесь сразу поймают. Однако вы тем не менее должны знать, что это произошло.

Выйдя из полиции, члены Детективного клуба собрались вместе.

— Вот оно что, — сказала Холли. — Значит, это все дело рук Оуэна.

— Как это возможно? — удивилась Трейси. — Мы бы его увидели и узнали.

— Значит, он заставил других делать за него всю грязную работу, — сказала Холли.

— А он только руководил, — добавила Белинда.

— Что ж, возможно… — Трейси кивнула, но без особой уверенности.

— Но вообще, — Белинда понизила голос до шепота, — в любом случае не будем ничего говорить об этом родителям. Иначе моя мама вообще не выпустит меня из дома.

— Договорились? — спросила Трейси.

Холли пришлось с неохотой подчиниться большинству.

— Ладно, я согласна! — сказала она.

Родителям ничего и не нужно было говорить. Предостережения полиции было вполне достаточно. В ближайшие несколько дней всех членов Детективного клуба держали под пристальным надзором и никуда, кроме школы, не отпускали. В известном смысле это было даже хорошо — в школе столько всего происходило, что времени больше ни на что не оставалось. Холли отчаянно пыталась придать божеский вид юбилейному журналу. А Белинда и Трейси участвовали в бесконечных репетициях живых картин. Белинде пришлось тренировать Мелдоуна, чтобы он выполнял команду «ляг и умри» рядом с его «умирающей госпожой принцессой Эдельгофф» — эту околесицу миссис Хейес почерпнула в книге местных легенд. Трейси же пришлось участвовать в воссоздании физических упражнений, которые были популярными в первые годы существования школы «Винифред Боуэн-Дэвис». В довершение всего надвигались экзамены.

Холли позвонила Трейси только вечером в пятницу.

— Ты нашла себе новую работу по субботам? — спросила она.

— Еще нет, — ответила Трейси. — А что?

— Я подумала, не съездить ли нам на природу. Белинда согласна.

— Куда?

— В Лэкстон-Лодж.

— Давай.

Не так-то просто было убедить родителей, что поездка за город абсолютно безопасна. Но со временем здравый смысл одержал верх. В конце концов, как Холли напомнила родителям, Детективный клуб бывал в разных леденящих кровь переделках, но всегда выходил из них целым и невредимым.

— Впрочем, я уверен, что детектив Андерсон права, — заметил отец Холли. — Этот тип будет абсолютным идиотом, если появится в городе, где его знает каждая собака.

И вот в десять часов утра в субботу Холли, Белинда и Трейси ехали на велосипедах по пересеченной местности в сторону Лэкстон-Лоджа.

— Еще далеко? — поинтересовалась запыхавшаяся Белинда, когда они крутили педали, одолевая очередной подъем.

— Еще десять миль, — ответила Холли.

— В основном в гору, — засмеялась Трейси.

— Если это так, то я немедленно поворачиваю назад, — простонала Белинда.

— Я пошутила! — сказала Холли и спрыгнула с велосипеда. — Вон там он, видишь?

Лэкстон-Лодж оказался массивной постройкой, стоявшей на сравнительно небольшом клочке земли. Он не шел ни в какое сравнение с обширной территорией аббатства Вудфри. Он располагался на пригорке, окруженный двухметровой каменной стеной.

— Что будем делать дальше? — все еще не отдышавшись, спросила Белинда.

Холли показала пальцем на угол участка, граничивший с лесом.

— Едем туда! — распорядилась она. — Там мы сможем незаметно перелезть через стену.

— Перелезть? Я-то думала, что мы просто приехали посмотреть на дом, — сказала Трейси.

— Чем ближе мы на него посмотрим, тем лучше, — усмехнулась Холли.

Спрятав велосипеды в кустах, они прошли вдоль стены и укрылись в лесу.

Белинда смерила глазами двухметровую стену.

— Да уж, гений ты наш, — сказала она Холли. — Как же мы туда перелезем?

— Встань на колени, — ответила Холли.

— Я-то думала, что мы перелезем через нее, а не подлезем! — фыркнула Белинда.

— Делай, что я говорю, и ты увидишь, что будет.

Белинда встала на колени возле стены. В следующий момент Трейси оказалась на ее спине.

— Ой! Слезь! Что ты делаешь? — закричала Белинда.

— Тссс! — прошипела Холли. — Ты нас всех выдашь! Что ты видишь?

— Ничего! — прошипела Белинда.

— Не ты!

— Одно я знаю точно, — крикнула вниз Трейси. — Там Дэн О’Грэди. Я вижу его микрик.

— Тут нет ничего удивительного, — возразила Холли. — В конце концов, он ведь работает на лорда Балларда.

— Ты собираешься слезать с моей спины?

— Тихо! Не шевелись!

— «Роллс» ты видишь? — спросила Холли.

— Нет, — ответила Трейси. — Больше ничего нет. И ни души. Пошли.

Трейси вскарабкалась на верх стены и протянула вниз руку, помогая Холли.

— Ой! Тебя еще не хватало, — проныла Белинда. — Знаешь, я тебе не ступенька.

— Хватит стонать! — сказала ей Трейси. — Хватайся за наши руки.

Белинда послушалась и через мгновение почувствовала, как ее втянули на верх стены и спустили по другую ее сторону. Холли и Трейси спрыгнули вслед за ней.

В Лэкстон-Лодже явно никто не жил много лет. Или, по крайней мере, если и жил, то не приводил в порядок сад. Прежние лужайки превратились в луга — она заросли тимофеевкой и лебедой.

— Настоящие джунгли, — фыркнула Белинда. — Совсем хозяева не занимаются.

— Должно быть, пока приводят в порядок дом, — сказала Холли. — Впрочем, нам это на руку. Чем выше трава, тем лучше. Пригибайтесь пониже, и нас никто не увидит.

— Это не на пользу моей аллергии! — пожаловалась Белинда. — Сегодня я как раз забыла принять таблетку.

Девочки проползли метров пятьдесят к дому. Оставалось примерно столько же, когда они услышали шум автомобильного мотора.

— Возможно, мимо проедет, — сказала Холли.

— Кажется, нет, — возразила Трейси. — Слишком близко.

Трейси оказалась права. Серебристо-серый «Роллс-Ройс» показался в воротах и поехал на стоянку машин, расположенную за домом.

— Что будем теперь делать? — прошипела Белинда.

— Пригнись! — прошептала Холли. — И лежи тихо.

«Роллс-Ройс» с хрустом остановился на посыпанной гравием дорожке. Мотор затих. Щелкнули дверцы. Трейси немного опередила подруг и сумела спрятаться за маленьким кустом. Холли тихонько подползла к ней. Там они могли поднять голову и наблюдать за происходящим. Из машины вышли трое.

— Кого я вижу! — засмеялся один из мужчин. — Дэн О’Грэди!

— Приехал навестить его светлость! — в том же тоне поддержала его женщина.

— Ему не понравится, если он услышит, как вы смеетесь над ним! — предупредил третий голос.

Девочки немедленно узнали его. Они слышали его и раньше много раз. Это был Джеймс Хопкирк.

Первый мужчина повернулся к ним лицом. Это оказался Томпсон, шофер. Женщина все еще находилась за его спиной.

— Дэна О’Грэди я не боюсь! — заявил Томпсон.

— Не боишься? Зато при Гарри и пикнуть не смеешь! — засмеялась женщина.

Холли двинула подругу в ребра.

— Слышала? — прошептала она. — Гарри!

Трейси кивнула, однако она сосредоточилась на пассажирах «Роллс-Ройса». Они шли к дому. Трейси и Холли все еще не видели лица женщины.

— Оглянись! — пробормотала Трейси.

— Кажется, я сейчас чихну! — раздался из высокой травы сдавленный голос.

— Зажми нос! — прошипела Холли.

Но было уже поздно. Сдерживаемый чих Белинды рикошетом отлетел к дому.

Хопкирк, Томпсон и женщина разом повернулись на звук.

— Что это было? — спросила женщина.

— Какая-нибудь птица или что-то в этом роде! — ответил Томпсон. — Здесь всегда полно странных звуков. Это вам не город.

Он повернулся и открыл дверь дома. Хопкирк и женщина последовали за ним. Дверь захлопнулась.

— Извините! — прошептала Белинда. — Я ничего не могла поделать. Моя аллергия!

Однако ни Трейси, ни Холли не обратили на нее внимания.

— Ты ее видела? — спросила Холли.

Трейси кивнула.

— Точно она — женщина из магазина.

— А также женщина, стоявшая возле «Георга и дракона». Значит, они нас подставили.

— И еще они работают с Гарри! — сказала Белинда.

— А мы все хорошо знаем, что собой представляет Гарри, верно? — сумрачно добавила Холли.

ГЛАВА XII.

Звонок незнакомки

— Когда Белинда чихнула, я решила, что мы пропали, — сказала Трейси.

Холли, Трейси и Белинда снова перебрались через стену и лежали на траве под деревьями, радуясь своему избавлению.

— Я ничего не могла с собой поделать, — Белинда шмыгнула носом. — И вообще, сейчас это уже не имеет значения. Главное, мы разузнали про Гарри Оуэна.

— А что мы, собственно говоря, выяснили? — спросила Трейси.

— Как что? Неужели не ясно? — возмутилась Белинда. — Он сбежал из тюрьмы и объединился с Хопкирком, Томпсоном и той женщиной, чтобы отомстить нам.

— По-моему, Белинда права, — поддержала ее Холли.

— Постойте-ка минутку! — воскликнула Трейси. — Откуда мы знаем, что тот Гарри, о котором они говорили между собой, и есть Гарри Оуэн? Ведь имя это достаточно распространенное. Согласны?

— Ой, ладно тебе придираться! — отмахнулась Белинда. — Оуэн сбежал из тюрьмы. Вскоре после этого с нами происходят разные неприятности. В нападении на школьного сторожа участвовал человек по имени Гарри. И тут мы только что слышали про Гарри. Мало, что ли? А ты говоришь — совпадение.

— И все-таки совпадения случаются, и довольно часто, — возразила Трейси. — К тому же мы не знаем, что человек, которого они называют Гарри, с ними заодно. Сейчас мы можем точно сказать только то, что они знакомы с каким-то парнем по имени Гарри! Но это вовсе не означает, что он имеет отношение к их делишкам.

Холли вздохнула.

— Не хочется это признавать, но Трейси, пожалуй, права, — сказала она Белинде. — Мы слишком торопимся, делаем поспешные выводы без реальных фактов.

— Какие еще там факты! — фыркнула Белинда. — Иногда приходится полагаться на интуицию.

— Скажи это полицейским, — усмехнулась Трейси.

Белинда понимала, что Трейси права. Если они пойдут в полицию с тем, чем они сейчас располагают, их даже не станут слушать. С ними такое уже случалось, и не раз. В том-то и загвоздка.

Точно они знали лишь то, что женщина, которую они видели вместе с Хопкирком и Томпсоном, была той самой, что скандалила в бутике «Счастливый лоскут». Однако такие подлости не относятся к разряду преступлений. Кроме того, она походила по описаниям на особу, сообщившую про ожерелья в сумке Холли.

— Так поступают и сотни других, — возразила Трейси. — Важнее вот что — как мог кто-то из них положить экзаменационные листки в шкафчик Белинды?

Все надолго замолчали. Слышалось лишь щебетанье птичек, да шмыгала носом от сенной лихорадки Белинда.

Молчание нарушила Холли.

— У нас пока еще нет ответов на много вопросов.

— Ты права, — согласилась Трейси.

— Куда же мы пойдем отсюда? — спросила Белинда.

Холли вскочила на ноги.

— Подсади меня, — велела она Трейси.

Трейси сцепила руки, и Холли поставила на них ногу. В следующий момент Холли уже заглядывала через верх стены.

— Она исчезла! — тихонько сообщила Холли.

— Кто?

— Машина Дэна О’Грэди.

Холли спрыгнула на землю.

— Давайте сходим к нему, — сказала она.

— К О’Грэди? — удивилась Трейси. — Зачем?

— Посуди сама! — объяснила Холли. — Мы знаем, что он не связан с ними. Это было очевидно из их отзывов о нем. И если кто-то может нам сообщить о том, что происходит в Лодже, так это он.

— Ну, не знаю… — Трейси неопределенно пожала плечами.

Белинда вскочила и зашагала к дороге.

— Я знаю! — заявила она. — Пошли!

— Что это такое? — удивился Дэн О’Грэди, открыв дверь. — Делегация, приглашающая меня вступить в велосипедную секцию Детективного клуба?

— Можно с вами поговорить? — спросила Холли.

— Поговорить? — спросил школьный сторож. — Вот это по-нашему, по-ирландски. Заходите.

О’Грэди угостил их, как и в прошлый раз, лимонадом и печеньем, а потом сел напротив.

— Ну, так в чем же дело? — спросил он.

Холли набрала полную грудь воздуха и принялась посвящать О’Грэди в факты, которые они обнаружили после их последней встречи в кегельбане. Когда она закончила свой рассказ, школьный сторож нахмурился.

— Что-то не нравится мне все это, — сказал он. — Может, вам лучше обратиться в полицию?

— У нас еще недостаточно доказательств, — объяснила Холли.

О’Грэди кивнул, соглашаясь с ней.

— Вы, конечно, правы, в полиции вам просто рассмеются в лицо. Нет, вы напрасно тратите свое время. И дело не только в этом — вы отвлекаетесь от поиска тех негодяев, которые вам вредят. — Он допил лимонад. — И все-таки теперь вы по крайней мере знаете, что за всем стоит этот самый Хопкирк.

— Хопкирк! — выпалила Белинда. — А что вы скажете про Гарри Оуэна?

Сторож растерянно почесал в затылке.

— Что-то я, девчонки, совсем запутался. Напомните мне еще раз, кто такой этот самый Гарри Оуэн.

Вкратце Холли рассказала историю Оуэна.

— Конечно, он не такой идиот, чтобы возвращаться сюда, — сказал О’Грэди.

— Может, он и не вернулся, — заметила Белинда.

Ирландец хлопнул себя ладонью по лбу.

— Ну конечно! Как это я раньше не сообразил?

— Что?

— Вы ведь не знаете, каково полное имя его светлости?

— Не имеем представления.

— Лорд Гарольд Алджернон Баллард.

— Ну и что? — не поняла Белинда.

Однако Холли уже все сообразила.

— Когда та женщина сказала: «Ты не боишься Дэна О’Грэди, зато при Гарри и пикнуть не смеешь» — она имела в виду лорда Балларда! Да?

— Точно! Вы все правильно поняли! — ответил ей ирландец.

Члены Детективного клуба повесили носы. В их душах боролись разочарование и облегчение. Значит, Гарри Оуэн не участвует в охоте на них. Это означает, что опасность не так велика. Но это также говорит о том, что оборвалась еще одна ниточка.

Трейси пришла в себя первая.

— Тогда ладно! — сказала она. — Забудем про Оуэна! Имеются какие-нибудь предположения о том, кто подсунул экзаменационные листки в шкафчик Белинды?

О’Грэди наклонился вперед и оперся локтями о колени.

— Странно, что вы спрашиваете об этом только сейчас, — ответил он ей. — Я много над этим думал. В последние выходные в школе работали оформители, и я оставил для них открытым парадный вход.

— Значит, в школу мог войти кто-то посторонний! — воскликнула Белинда.

— Да, кто угодно, — подтвердил сторож. — И не только это. Например, из аббатства приезжал мистер Тэйлор.

— Зачем? Что он делал в школе? — спросила Холли

— Проверял, что делается для того, чтобы принять «Белую леди». Смотрел, где ее разместят. Проверял безопасность. Знаете, я случайно узнал, — продолжал О’Грэди, — что ключи от шкафа с экзаменационными бумагами хранятся в кабинете миссис Уильямс. А также главный ключ от ученических шкафчиков.

Белинда едва не расплескала свой лимонад.

— Вы имеете в виду, что это сделал мистер Тэйлор?!

— Ну, Белинда, я этого не говорил! — Сторож растерянно посмотрел на девочку. — Пожалуйста, не делай скоропалительных заключений. Зря я вообще заикнулся об этом.

— Ничего страшного! — Холли попыталась его успокоить. — Это всего лишь еще один факт, над которым мы поразмыслим.

— Постой-постой! — воскликнула Трейси. — Он находился в универмаге, когда тебе подсунули ожерелья. Ты его видела сама. Да и к нам относится не лучшим образом, верно?

— Не знаю, — ответила Холли. — Наша история становится все более и более запутанной.

— Куда ни глянешь, всюду подозреваемые! — сказал Дэн О’Грэди.

— Но веских доказательств у нас нет ни против кого, — вздохнула Холли. — Куда же нам двигаться?

Сторож подошел к окну и осторожно выглянул в него, словно желая убедиться, что его никто не подслушивает. Потом, удовлетворенный, повернулся к девочкам.

— Могу я кое-что предложить? — спросил он.

— Хоть у вас есть идеи, — буркнула Белинда. — Наши бесконечные тупики действуют мне на нервы.

— Позвольте мне переговорить с лордом Баллардом, — сказал О’Грэди. — В последнее время Томпсон совсем мне не нравится. А уже его сестра… видите, она снова появилась у него и пустилась во все тяжкие. Я-то надеялся, что она больше не появится, но не повезло. Итак, если вы позволите мне сообщить его светлости, что замышляет Томпсон, я могу предсказать с уверенностью, что в газетах появится объявление, приглашающее на работу нового шофера. И когда мы от них отделаемся, смею вас заверить, что все ваши неприятности закончатся. — Сторож окинул взглядом девочек, проверяя, какое впечатление произвели на Детективный клуб его слова. — Ну, что скажете?

Холли взглянула на подруг.

— Ну? — спросила она.

Трейси пожала плечами.

— Возможно, это лучшее, на что мы можем надеяться, — ответила она. — Раз уж нам не удается собрать более веские факты, с которыми можно пойти в полицию.

— Ну а что вы скажете насчет Хопкирка? — спросила Белинда.

— Я не сомневаюсь, что он храбрый только рядом с ними, — ответил О’Грэди. — Если исчезнут Томпсон и его сестра, он тоже притихнет.

— По-моему, предложение нормальное, — заявила Белинда.

— Делайте, как задумали! — одобрила Трейси.

— Я так и поступлю, — сказал ирландец. — Но только не сегодня и не завтра. Его светлость уезжает на несколько дней. Потом начнутся хлопоты с праздником и живыми картинами — его светлость ужасно увлекся этим. Не думаю, что он скажет мне спасибо, если я сообщу ему про Томпсона в эти дни. Вот когда все кончится — другое дело. Тем более что и ждать остается немного, всего лишь пару недель.

— Вы лучше его знаете, — согласилась Холли. — А у нас и так будет дел по горло. Плюс к этому нам можно не беспокоиться, что где-то поблизости бродит Гарри Оуэн.

— Конечно, нет! — рассмеялся Дэн О’Грэди. — Если хотите знать мое мнение, то этот самый Оуэн сейчас загорает на морском песочке где-нибудь в Испании и не вспоминает про Англию.

— Если так, то я надеюсь, что его хватит солнечный удар! — заявила Белинда.

На следующей неделе в школе «Винифред Боуэн-Дэвис» все кружилось и вертелось с лихорадочной быстротой. Во-первых, прошли годовые экзамены. Во-вторых, завершалась подготовка к грандиозному празднику, посвященному столетнему юбилею школы. И учителя, и школьники, и многие родители и члены попечительского совета занимались этим почти круглые сутки.

Холли часами просиживала за монитором компьютера в поисках наилучшего дизайна для юбилейного журнала. Стеффи Смит поручила разработку журнального макета своей «ассистентке».

— У меня слишком много возни с текстами, и на макет не остается времени, — заявила она Холли.

Впрочем, Холли прекрасно понимала: истинная причина кроется в том, что Стеффи плохо разбирается в сложной компьютерной программе, которой они пользовались. В душе она обрадовалась новому поручению. Пуская содержание журнала не во всем ей по вкусу, зато уж она приложит все силы, чтобы он хотя бы нормально выглядел. Правда, всякий раз, когда она показывала Стеффи новый вариант постраничного макета, «главный редактор» непременно демонстрировала свою власть и придиралась к каким-нибудь мелочам, требуя переделок. Это раздражало. Но время стремительно истекало, и рано или поздно Стеффи придется согласиться с дизайном.

Время истекало и для миссис Хейес, а подготовка к живым картинам шла по-прежнему хаотически. Ее планы были слишком амбициозными, а времени на репетиции оказывалось недостаточно. На горизонте замаячила реальная угроза провал, поэтому в течение этой последней недели нужно было во что бы то ни стало устранить все недоделки. Белинда и ее Мелдоун оказались самыми незначительными из ее проблем. Девочка научила Мелдоуна выполнять команду «ляг и умри» за пару занятий и теперь была уверена в полном успехе своего любимца.

Во вторник вечером окончательный и утвержденный макет журнала отправился в типографию. Всю среду Холли вычитывала верстку, проделав это для верности несколько раз. На следующее утро пачки журнала были доставлены в школу; их распаковали и приготовили к продаже. У Холли словно гора свалилась с плеч, и она наконец-то могла отправиться на поиски своих коллег по Детективному клубу.

Найти Белинду оказалось нетрудно. Передвижная клеть Мелдоуна находилась возле школы. Проходила одна из заключительных репетиций живых картин миссис Хейес. В первый раз «прокручивалось» абсолютно все — включая сцену «смерти» Мелдоуна.

Репетиция началась в десять часов, но, судя по ее темпам, очередь до Мелдоуна могла дойти лишь во второй половине дня. Конь явно не огорчался из-за подобной задержки и спокойно лакомился сеном в ожидании своего звездного часа.

Холли захватила для Белинды свежеиспеченный экземпляр юбилейного журнала, и они листали его, сидя на ступеньках клети. При этом Холли с жаром объясняла подруге, насколько лучше она сделала бы журнал сама, без Стеффи.

Только они закрыли журнал, как появилась Трейси.

— Белинда, не хочу тебя огорчать, но мне кажется, что у твоей мамы скоро поедет крыша от перенапряжения, — объявила она.

— Кому говоришь, — буркнула Белинда. — Я и сама вижу. Скорей бы все закончилось! Как я буду рада!

— Я тоже! — согласилась Трейси. — Прежде я считала уроки физкультуры и те упражнения, которым нам давала мисс Джексон, слишком трудными, но это была детская забава по сравнению с тем, что нам приходится выделывать сейчас.

Трейси присела рядом с подругами и тоже стала листать юбилейный журнал.

— И правда, скорей бы кончилась вся эта свистопляска, — сказала Холли. — Тогда Дэн О’Грэди сможет повидать лорда сами знаете с какой целью.

Белинда кивнула на школьные ворота.

— Легок на помине, — усмехнулась она.

Там появился «Роллс-Ройс» лорда Балларда и свернул в их сторону. За ним следовал довольно поношенный седан красного цвета.

— Не будем обращать на них внимания, — скомандовала Холли. — Сделаем вид, что сидим и загораем.

— Что нам делать вид? — возразила Трейси. — Мы и так сидим и загораем.

— Так что нам и не нужно притворяться, — сказала Белинда, обращаясь к Мелдоуну. Конь по-прежнему терпеливо жевал сено.

Автомобили подъехали почти вплотную к парадному входу. Томпсон распахнул перед лордом Баллардом заднюю дверцу «Роллс-Ройса». Потом обошел вокруг машины и открыл заднее отделение кузова.

Из красной машины вышел немолодой мужчин и присоединился к ним.

— Это мистер Тэйлор, — прошипела Белинда.

— Сами видим, — так же тихо ответила Трейси. — Мы ведь вместе разговаривали с ним.

Шофер нагнулся и достал из кузова большую прямоугольную упаковку, плотно завернутую в полиэтилен. Когда он опускал ее на бетонные плитки, его руки не выдержали, и нижний угол с глухим стуком ударился о плитку.

— Эй, осторожней! — рявкнул лорд Баллард. — Это тебе не кусок фанеры, а ценное произведение искусства! Повредим его — придется платить огромные деньги.

— Пожалуй, я бы не стал возражать против этого, — заметил мистер Тэйлор.

Лорд Баллард сверкнул на него глазами.

— Деньги никогда не заменят красоту! — заявил он.

— Обычно так говорят люди, у которых много денег, — огрызнулся мистер Тэйлор. — Впрочем, прошу прощения.

Баллард сделал вид, что не слышал последнего комментария. Вместо этого он взялся за один край прямоугольника и помог шоферу втащить тяжелый груз по школьным ступенькам. Казалось, Томпсон прилагал все усилия, чтобы не замечать членов Детективного клуба. Он выглядел еще более сумрачным, чем обычно.

Мистер Тэйлор захлопнул заднюю дверцу и последовал за ними. Перед дверями он остановился и искоса взглянул на Холли, Трейси и Белинду, после чего открыл рот, собираясь что-то сказать, но передумал и скрылся в школе.

— Видели, как он на нас посмотрел? — спросила Белинда.

— Он просто привез «Белую леди», — сказала Трейси.

— Надеюсь, она не пострадает от перевозки, — вздохнула Холли.

— Что-то не похоже, чтобы мистер Тэйлор сильно переживал за нее, — усмехнулась Белинда.

— Конечно, нет. Что ты хочешь? Ведь страховая сумма, которую он получит в случае повреждения картины, решит все его проблемы, — заметила Трейси. — Помните, что сказал Дэвид?

Мелдоун доел последний клочок сена и стал нетерпеливо переминаться с ноги на ногу.

— Пожалуй, выгуляю его немного, — сообщила Белинда подругам.

— Мы пойдем с тобой, — сказала Холли. — Лучше нам уйти отсюда до того, как они выйдут из школы. Иначе я не ручаюсь за себя и могу сказать шоферу пару ласковых слов.

— Я тоже не ручаюсь! — поддержала ее Трейси. — Давайте поглядим, как там продвигается репетиция. Может, у миссис Хейес уже съехала крыша, и ее увезли на «неотложке»?

Репетиция завершилась почти в шесть часов, и хотя миссис Хейес несколько раз балансировала на грани безумия, она все-таки ухитрилась остаться в здравом уме.

— Генеральная репетиция начнется завтра утром, — объявила она. — Все приходят в костюмах. И пожалуйста, ребята, продумайте каждый свою роль. Все из вас должны знать точно, что вам нужно делать!

Утренняя репетиция в костюмах провалилась. Поэтому миссис Хейес назначила новую на вторую половину дня.

Холли смотрела обе. Стеффи Смит поручила ей написать обзор для следующего номера «Винформации», и поскольку живые картины были единственным театрализованным мероприятием праздника, Холли хотелось как следует запомнить его с начала до конца. После вечерней репетиции она еще помогала убирать территорию и вернулась домой почти в семь часов вечера. Родители встретились ей на пороге.

— Мы собрались в кино, — сказала ей мать. — Потом, возможно, где-нибудь поужинаем. В микроволновке ты найдешь три пиццы — для тебя, Джейми и Джека. — Джек был приятелем Джейми. — Он переночует у нас.

— Классно! — воскликнула Холли. — Как раз то, о чем я мечтаю.

Холли вынула пиццы из печки и позвала Джейми и Джека. Затем взяла свою порцию с собой в спальню, чтобы съесть ее в тишине и покое. Доев ее, она прилегла на постель, взяв книжку. Разбудил ее вопль Джейми, раздавшийся за дверью ее комнаты.

— Телефон! Эй, лентяйка, проснись!

— Кто это? — пробормотала Холли.

— Не представилась, — ответил Джейми. — Какая-то тетенька!

И он сбежал по ступенькам вниз.

Все еще сонная, Холли побрела к телефону. Трубка лежала на столике в холле. Девочка взяла ее.

— Алло, — сказал она. — Холли Адамс слушает. С кем я говорю?

— Вы меня не знаете, — произнес женский голос. — Но я должна с вами увидеться. Как можно скорей.

У девочки перехватило дыхание.

— Вы кто? — повторила она.

— Мое имя не имеет значения, — ответила женщина. — Они заставили меня действовать против вас, Холли, и против ваших подруг. Я не хотела этого, но меня принудили.

— Кто?

— Это не телефонный разговор. Встретимся в девять часов. У задней двери школы.

— Какой школы?

— Вашей, разумеется.

— У которой задней двери? Их там несколько.

Последовала небольшая пауза.

— Той, что возле туалета для девочек. Приведите и своих подруг.

— Подождите минуту… — сказала Холли.

— Мне пора, — ответила женщина. — В девять!

В трубке послышались гудки.

Холли взглянула на часы. Девять минут девятого. Нужно было торопиться. Она набрала номер Белинды.

ГЛАВА XIII.

Горим!

— Ты узнала голос?

— Нет. Причем женщина явно нервничала, — ответила Холли. — А еще торопилась. Словно опасалась, что за ней кто-то гонится.

— Тогда будем надеяться, что она придет на встречу.

Холли, Трейси и Белинда встретились возле ворот школы. Белинда при этом немного опоздала — после звонка подруги ей пришлось еще повозиться с конем, устраивая его на ночь. Когда девочки подходили к задней двери школы, было уже десять минут десятого. Солнце уже скрылось за полоской облака, повисшей над самым горизонтом, однако сумерки еще не сгустились, и девочки увидели, что за школой их никто не ждет.

Они прошли на игровую площадку и сели на скамейку. Оттуда им была хорошо вся задняя стена школы.

— Опаздывает, — сказала Холли.

— Ты уверена, что она назначила встречу именно здесь? — засомневалась Белинда.

— На все сто!

— Подождем еще несколько минут, — предложила Трейси. — Возможно, она наблюдает за нами. Хочет убедиться, что мы никого не привели с собой.

Внезапно им показалось, что на них смотрят со всех сторон. Каждый темный уголок как будто скрывал в себе темную фигуру, наблюдающую за ними. Впрочем, все это было лишь плодом их разыгравшегося воображения — женщина так и не появлялась.

— Может, она нас не дождалась и ушла, — предположила Трейси. — Мы ведь опоздали.

— Я опоздала по уважительной причине, — огрызнулась Белинда. — И вообще, вся эта история больше походит на очередной трюк, который они разыгрывают с нами.

— Тссс! — Холли предостерегающе махнула рукой. Подруги замолчали. Слышался лишь гул далекой дороги. — Мне показалось, что я услыхала какой-то шум. Слушайте!

Раздалось легкое поскрипывание.

— Словно сучья деревьев на ветру, — заметила Белинда.

Холли покачала головой.

— Вот, опять. Слышите? — сказала она и вдруг встала. — По-моему, это скрипит дверь.

— Ты права, — кивнула Трейси. — Пойдемте.

Трейси первая пошла через площадку к задней двери. Подойдя ближе, они опять услышали скрип — на этот раз громче. Трейси бросилась вперед.

— Точно, — вполголоса сообщила она. — Скрипит дверь. Она не закрыта.

Дверь слабо раскачивалась на петлях.

— По-видимому, О’Грэди забыл ее запереть, — сказала Белинда.

— Маловероятно, — возразила Трейси. — Возможно, кто-то ее открыл. Почему-то охранная сигнализация не сработала.

— Почему же, интересно? — удивилась Белинда.

— Хватит спорить! — прикрикнула на подруг Холли. — Факт, что нас сюда позвали. Мы явились и обнаруживаем незапертую дверь. Какой вывод?

— Кто-то хочет, чтобы мы вошли в здание, — заключила Трейси.

— Что будем делать? — спросила Холли. — Войдем или позвоним в полицию?

Наступила короткая пауза. Никто из девочек не произнес ни звука и не шевелился. Потом Трейси протянула руку и распахнула настежь дверь.

— Мы никогда не сумеем разгадать эту загадку, если не пойдем на небольшой риск!

Так думала не только она, но и ее подруги. Холли и Белинда последовали за Трейси.

Зайдя внутрь, они остановились и прислушались. В школе было тихо и темно, как в могиле. Подруги медленно двинулись вдоль коридора. Через каждые несколько шагов они останавливались и слушали. Лишь когда они повернули за угол и оказались в главном коридоре, тишину нарушил какой-то звук. Поначалу негромкий, он становился все более отчетливым, чем дальше они продвигались по школе.

— Похож на музыку! — заметила Белинда.

— Откуда же он раздается?

— Не из музыкального кабинета, это уж точно! — определила Холли.

Тяжелые удары большого барабана и повторяющиеся ритмические аккорды электронного инструмента не походили на музыку, какую обычно можно услышать в здании школы. Такая музыка звучит на ночных дискотеках.

— По-моему, она раздается где-то в районе директорского кабинета, — сказала Холли.

Белинда усмехнулась.

— Может, мисс Хосуэлл развлекается тут вечерами по секрету от всех.

— Сейчас выясним, — сказала Трейси.

Хотя коридор был окутан темнотой, наполнявшие его ритмические звуки лишали его полуночной жути и подбадривали девочек. Они быстро шли вперед — Трейси первая, Холли и Белинда за ней. Желание выяснить, что происходит, перевешивало всякий страх перед возможной опасностью, поджидающей их.

Когда подруги свернули в коридор, ведущий к кабинету директора, они увидели клинышек света, выбивающийся из приемной миссис Уильямс. Сомнений не оставалось — музыка гремела именно оттуда.

Тесно сгрудившись, девочки подкрались к приоткрытой двери и остановились возле нее, не зная, что делать дальше. Трейси посмотрела на подруг и прошептала.

— Раз, два, три!

На счет «три» они влетели в приемную. Увиденное поразило их. Кабинет был разгромлен — стоял перевернут, его ящики валялись на пол вперемешку со стульями. Со стен кто-то сорвал все постеры. Картотечный шкаф лежал на боку, рядом с ним вылетевшие карточки и бумаги. На полу под окном стоял динамик, извергая водопад оглушительной музыки. Холли подскочила и выдернула вилку из розетки. Музыка мгновенно сменилась жуткой тишиной.

— Походит на кражу со взломом! — сказала Холл.

— Точно! — согласилась Белинда. — И вы знаете, на кого хотят свалить всю вину? На нас!

— Тихо! — прошипела Трейси, глядя на дверь, ведущую в директорский кабинет. Она была полуоткрыта. В кабинете горели все огни, а у дальней стены стояла «Белая леди». Может, взломщики все еще находятся там?

Трейси направилась на цыпочках к двери и, после недолгих колебаний, резко распахнула ее настежь.

— Никого нет, — сообщила она и шагнула внутрь.

Кабинет мисс Хосуэлл тоже был разгромлен, а на стенах красовались алые надписи:

«Детективный клуб невиновен».

«Мы тут ни при чем».

«Мы не сделали ничего плохого».

«Получайте за то, что нам не верили!»

— Какой кошмар! — воскликнула Белинда. — Кому это могло понадобиться?

— Разве не ясно, кому? — ответила Трейси. — Чтобы все выглядело так, будто это дело наших рук.

Их снова подставили.

— Итак, это не грабители, — сказала Холли.

— Конечно, нет! — согласилась Трейси. — Иначе они украли бы «Белую леди».

Холли принюхалась. В кабинете стоял резкий запах бензина.

— Похоже, они собирались поджечь школу, — сказала она. — Мы вовремя им помешали.

Одно из окон было открыто.

— Вероятно, они выбрались через него, — заметила Белинда.

— Пойдемте и мы, — предложила Трейси. — Одна искра, и все тут заполыхает.

Девочки попятились к двери. Вдруг на глазах у них за окном вспыхнула спичка.

Холли очнулась первая.

— Бежим отсюда! — закричала она в отчаянии. — Быстрей!

Повернувшись, она вытолкнула за дверь Трейси и Белинду. Через мгновение огненная стрела промчалась по кабинету мисс Хосуэлл и вылетела в приемную. Взрывом девочек швырнуло на пол. Кое-как вскочив на ноги, они увидели, что директорский кабинет превратился в царство бушующего пламени.

— «Белая леди»! — ахнула Белинда.

— Забудь про нее! — сказала Трейси. — Теперь ее уже ничто не спасет!

Какое-то время они стояли в оцепенении, слишком пораженные увиденным, чтобы что-то предпринимать. Горела уже и приемная миссис Уильямс. Холли вытащила в коридор подруг и захлопнула дверь.

— Огонь пока заперт, — крикнула она. — Бежим на улицу. Надо позвонить пожарным.

Снова пробежав по темным коридорам, подруги выскочили на игровую площадку.

— Попробуем позвонить из домика сторожа! — предложила Трейси.

Девочки обогнули здание школы и проскочили под навесом для велосипедов.

Трейси забарабанила кулаками в дверь О’Грэди. Но в окнах не было огня, и на яростный стук никто не отозвался.

— Он куда-то уехал, — крикнула Трейси. — Что же нам теперь делать?

Холли огляделась вокруг. Возле двери мистера Руджа стоял на нескольких кирпичах большой горшок с фуксиями. Она отодвинула горшок в сторону и схватила кирпич.

— Берегитесь! — предупредила Холли подруг и швырнула кирпич в окно О’Грэди.

— Отлично! — воскликнула Белинда. — Теперь нас обвинят еще и в этом!

Но Холли не слушала ее. Просунув руку в разбитое окно, она открыла защелку и подняла кверху оконную раму. Через минуту она уже находилась в комнате и набирала номер 999.

Через четыре минуты к школе подъехала бригада пожарных, а вскоре за ними и полицейская машина.

— Что вы тут делаете все вместе? — спросила детектив Андерсон, увидев девочек.

— Длинная история! — ответила Холли.

— Все равно вы не поверите! — добавила Белинда.

— А вы попробуйте! — сказала женщина-полицейский.

К удивлению членов Детективного клуба, в полиции им поверили.

— Вы едва ли вызвали бы пожарных, если бы хотели сжечь школу, — подчеркнула детектив Андерсон. — Так что можете идти по домам, как только мы запишем ваши показания.

Было уже за полночь, когда блюстители закона покончили со всеми формальностями.

— Теперь нам осталась самая малость — найти настоящих виновников, — вздохнула детектив Андерсон, когда члены Детективного клуба отправились по домам вместе с родителями.

— Но ведь мы вам сказали, кто за всем этим стоит — шофер лорда Балларда! — напомнила Холли.

— И его сестра! — добавила Трейси.

— И Джеймс Хопкирк! — подхватила Белинда.

Детектив Андерсон улыбнулась.

— Увы! — сказала она. — На этот раз вы ошиблись! Мы уже навели справки. Все трое находились в пабе «Георг и дракон» с пяти часов до самого закрытия. Это могут подтвердить по меньшей мере пятьдесят свидетелей.

Холли, Трейси и Белинда уставились на сотрудницу полиции, разинув от изумления рты. Они не верили ее словам.

— Но это должны быть именно они, — заявила Белинда.

— Должны, — согласилась Трейси. — Кто же еще, кроме них?

— Сделайте мне одолжение, предоставьте полиции выяснить это, — сказала детектив Андерсон. — Сегодня вы чудом остались живы. Так что давайте без самодеятельности.

Просьба сотрудницы полиции, разумеется, не достигла цели. Опасность для жизни лишь прибавила членам Детективного клуба решимости выяснить, кто же все-таки виноват в пожаре.

— Могу спорить на что угодно, что те, кто поджег школу, сделали и все остальное, — заявила Белинда, когда они покинули полицейский участок.

— Белинда! — одернула ее мать. — Ты слышала, что сказала детектив Андерсон? Садись в машину.

Девочка послушно плюхнулась на сиденье.

— Не знаю, как теперь быть с нашим праздником, — вздохнула миссис Хейес. — Возможно, все отменят.

Однако не такой была мисс Хосуэлл, чтобы поддаваться панике. Она заявила, что проведет праздники в субботу и воскресенье и только потом станет заниматься пожаром. Хотя школа уцелела, директорский кабинет и приемная сгорели полностью. Но что всего хуже, от «Белой леди» ничего не осталось, кроме куска обугленной рамы.

— И это после тех усилий, которые мы приложили, чтобы вернуть ее, — со вздохом заметила Белинда, когда ранним субботним вечером они собрались в доме Трейси.

— И не говори! — кивнула Трейси. — Ужасно жалко. Но это все-таки была лишь картина. Мы тоже могли сгореть вместе с ней.

— Вполне могли, — согласилась Белинда. — По крайней мере, она была застрахована.

Не успела Белинда договорить, как всем внезапно стала ясна причина пожара. Не их хотели уничтожить поджигатели, а картину — на них лишь собирались свалить вину.

— Кто же получит деньги за страховку? Мистер Тэйлор! — ответила Трейси на свой собственный вопрос.

— Ясно как день! — воскликнула Белинда. — Он стоит за всем этим.

— Не спеши! — сказала Холли. — Мы снова торопимся с выводами. Да, у него есть мотивы. Однако нам нужно собрать побольше доказательств.

— Не забудьте, что нам сказал Дэн О’Грэди, — напомнила Белинда. — Мистер Тэйлор находился возле школы в ту пятницу, когда в мой шкафчик подложили экзаменационные листки.

Холли пришлось признать, что эту версию не мешает проверить.

— Давайте сходим к нему! — предложила она.

— К Тэйлору?

— Нет. К Дэну О’Грэди. Выясним, не видел ли он Тэйлора и на этот раз возле школы.

Голубой микроавтобус ирландца стоял возле домика сторожа. Но когда Холли постучала в дверь, ответа не последовало.

— Может, он ходит где-то по школе и наводит порядок, — предположила Белинда.

— Не думаю, — сказала Трейси.

Она заглянула в окно, разбитое ими накануне вечером. В следующую минуту она уже залезала внутрь.

— Постой, — окликнула ее Холли. — Что ты делаешь?

— Ты ведь сама разбила стекло! — сказала ей Трейси.

— Тогда были чрезвычайные обстоятельства, — ответила Холли.

— Сейчас тоже, — заявила Трейси.

С этими словами она исчезла. Через несколько мгновений открылась дверь коттеджа.

— Трейси! Ты не имеешь права вторгаться в чужое жилище без веских причин, — сказала Холли.

— Я не вторгалась, — возразила Трейси. — К тому же сейчас это жилище ничейное — он исчез.

— Исчез?

— Смотри сама.

Трейси провела подруг в дом. Сомнений не было: жилище покидали второпях. Ящики и полки шкафов были пустыми, повсюду валялись грязные чашки и тарелки, холодильник стоял нараспашку.

— Ничего не понимаю! — недоумевала Холли. — Что заставило Дэна О’Грэди сбежать в такой спешке, никому ничего не сказав? И почему он оставил у домика свой микрик?

— Возможно, он не хотел никому бросаться в глаза, — предположила Белинда. — Такую колымагу полиция бы сразу заметила.

Холли рухнула на старенький диванчик.

— Но почему? Не понимаю…

— Зато я понимаю, — заявила Трейси. Она заглянула в шкафчик под лестницей и вытащила оттуда телевизор.

— Что ты делаешь? — спросила Белинда.

Трейси отошла в сторону, чтобы девочки получше разглядели находку.

— Неужели вы не видите? — спросила она.

— Не может быть! — прошептала Холли. Внезапно все стало на свои места. — Мистер Рудж и его телевизор. Это та же самая марка.

— Не только та же самая марка, — заметила Трейси. — Посмотри сюда, видишь, трещина? Как будто телик уронили. Что это, совпадение или как?

— Не хочешь ли ты сказать, что Дэн О’Грэди был одним из тех двоих, кто напал на мистера Руджа?

— Именно это я и утверждаю, — ответила Трейси.

— Но почему? — спросила Белинда.

— Кажется, я знаю ответ и на этот вопрос. — Холли сидела словно оглушенная. Ей все еще не верилось, что человек, которого она считала едва ли не своим другом, все это время ловко притворялся. Однако логика подсказывала именно такой вывод. — Кража телевизора была лишь прикрытием. На самом деле ему нужно было получить работу мистера Руджа. Таким образом он мог быть к нам ближе.

— Но зачем? — удивилась Белинда, все еще не в силах распутать этот клубок.

— Ты сама посуди, — терпеливо, будто ребенку, принялась объяснять ей Холли. — Когда в моей сумочке оказались те ожерелья — кто был рядом?

— О’Грэди! — сказала Трейси.

— Кто знаком с той женщиной, которая устроила скандал в «Счастливом лоскуте»?

— О’Грэди.

— У кого имелся доступ к экзаменационным листкам и шкафчикам?

— У него же! — воскликнула Белинда.

— И кто мог запросто устроить пожар в школе позавчера вечером?

Ответа не потребовалось. Внезапно это стало для всех ясней ясного. Девочки замолчали. На этот раз они не ощущали никакого воодушевления, обычно охватывавшего их после решительного прорыва вперед. Наоборот, они чувствовали себя одураченными. О’Грэди предложил им дружбу, влез к ним в доверие и подло обманул.

— Я все-таки не понимаю, почему он так поступил. — Белинда первая нарушила молчание. — Что мы сделали ему плохого?

— Не знаю, — ответила Холли. — Разве что…

— Если только он не работает на Гарри Оуэна, — сказала Трейси.

Это показалось им вполне вероятным.

— Выяснить это можно только одним путем, — заявила Холли. — Поймать О’Грэди! Пошли!

Холли бросилась к двери.

— Куда мы поедем? — крикнула ей в спину Белинда.

— В аббатство Вудфри. Если мы правы, и мистер Тэйлор хотел, чтобы «Белая леди» пострадала, а он получил страховую сумму, тогда они с О’Грэди заодно. Возможно, туда ирландец и отправился.

Не успели Трейси и Белинда выйти из домика, как из-за угла школы уже показалась Холли на велосипеде. С бешеной скоростью девочки промчались по городу и выехали на проселочную дорогу. Сорок пять минут спустя они подъехали к воротам аббатства. Трейси и Холли дождались отставшую Белинду.

— Что дальше? — запыхавшись, спросила она, когда подъехала к ним.

Ответа на ее вопрос не потребовалось. В облаке пыли к ним с ревом мчался с горы красный седан мистера Тэйлора.

— Он собирается сбежать! — воскликнула Трейси.

— Нет, это ему не удастся! — заявила Холи. — Закрываем ворота!

Спрыгнув с велосипедов, они закрыли тяжелые металлические ворота. Автомобиль со скрежетом затормозил в двух шагах от них. Из него выскочил взбешенный мистер Тэйлор.

— Что происходит? — заорал он. — Что вы себе позволяете? Вам мало того ущерба, который вы мне нанесли?

— Мы? — Белинда не верила своим ушам. — Что мы такого сделали?

— Разве это была не ваша блестящая идея — выставить «Белую леди» в школе? Теперь полюбуйтесь, что получилось!

— Ловко прикидываетесь! — заявила Трейси. — Только вам не удастся нас одурачить — мы знаем, что вы задумали. Мы все знаем про вас и О’Грэди — и про ваш план получить страховку.

— Страховку?! Ха! — В его голосе послышалась нотка безумия. — Вы правы, я был бы не прочь получить страховку. Проблема лишь в одном — нет этих денег!

— Вы, наверное, считаете нас за дурочек, — заявила Белинда. — Нам известно, что лорд Баллард заплатил необходимую сумму, чтобы «Белая леди» была застрахована.

— Нет! — воскликнула мистер Тэйлор. — Лорд Баллард только сказал, что заплатил страховую сумму. Но он не сделал этого. Я уже побывал в страховой компании. Они ничего об этом не слышали. Так что я не получу от них ни гроша. Я разорен! Неужели не понятно? Но дело не только в этом. Я уже наведался в палату лордов. Никакого лорда Балларда нет! Этот человек мошенник! Теперь открывайте ворота, я еду в полицейский участок. Хочу, чтобы этого типа арестовали.

Трейси и Белинда поскорей открыли ворота, и машина мистера Тэйлра с ревом помчалась в сторону городка.

— Ну, если он не заодно с О’Грэди — кто же тогда?

Белинда была поражена до глубины души.

— Лорд Баллард самозванец! Надо же! В этой загадке все себя за кого-то выдают.

— Повтори еще раз, — попросила Холли.

Белинда посмотрела на нее как на сумасшедшую.

— В этой загадке все себя за кого-то выдают, — повторила она.

— Точно! — подтвердила Холли. Ей в голову пришла фантастическая мысль. — Все себя за кого-то выдают… Лорд Баллард — не настоящий лорд. Томпсон — не настоящий шофер. А Дэн О’Грэди…

— …Не настоящий сторож, — сказала Белинда.

— Нет, — ответила Холли. — Дэн О’Грэди — на самом деле не Дэн О’Грэди.

— Тогда кто же он? — спросила Белинда.

— Он — тот самый человек, который хочет нам отомстить, — объявила Холли. — Тот самый, кто сбежал из тюрьмы.

— Гарри Оуэн! — воскликнула Трейси.

— Он вовсе не похож на Гарри Оуэна, — запротестовала Белинда.

— Ты что, никогда не слышала об изменении внешности? — спросила Холли. — Вот, судите сами. О’Грэди был одним из тех, кто напал на мистера Руджа. Верно?

— Верно, — согласилась Белинда.

— А что послышалось мистеру Руджу? Какие слова?

— Брось телик… Гарри? — У Белинды загорелись глаза. — Это Гарри Оуэн!

— И я знаю, где он сейчас, — сказала Холли. — В Лэкстон-Лодже!

ГЛАВА XIV.

Возвращение Гарри

— Видишь какие-нибудь признаки «Роллс-Ройса»?

Трейси смотрела через стену на заброшенную виллу.

— Нет. Перед домом стоит большой белый фургон, и все.

— Тогда двигаемся дальше, — сказала Холли.

Через несколько минут Холли, Трейси и Белинда перелезли через стену и поползли по высокой траве к задней стене дома. Приблизившись, Холли и Белинда остались на месте, а Трейси бросилась через двор к задней двери. Она осторожно протянула руку и повернула ручку. Дверь приоткрылась на несколько сантиметров. Трейси приложила ухо и прислушалась. Потом оглянулась и махнула рукой, подзывая к себе Холли и Белинду.

— Я ничего не слышу, — шепнула она. — Ну что, рискнем?

— Рискнем! — пробормотала Холли.

Трейси открыла дверь пошире, так, чтобы они могли проскользнуть внутрь. Они очутились в маленьком коридоре. Одна дверь вела в заброшенную прачечную, другая — в старинную кухню. Там повсюду валялись грязные кружки и тарелки, на полке виднелись недавно купленные консервные банки и полуфабрикаты в бумажных пакетах. Все это говорило о том, что здесь недавно кто-то был.

Узкая лестница шла на второй этаж; темный коридор заканчивался дверью, которая вела в переднюю часть дома.

Жестом Холли велела остальным следовать за ней и тихонько пошла на цыпочках по коридору. Не успели они сделать и нескольких шагов, как услышали за дверью приближающиеся голоса. Подруги бросились назад по коридору и спрятались в прачечной. Через несколько секунд отворилась дверь, и по коридору эхом отдались шаги.

Холли, Белинда и Трейси затаили дыхание. Если этот человек заглянет в прачечную, они пропали. Однако им повезло — неизвестный проследовал в кухню.

— Я-то считал свой вагончик берлогой, но вы тут вообще живете как свиньи! — объявил недовольный голос.

Девочки сразу же узнали Джеймса Хопкирка.

— Ну, в наши дни трудно найти прислугу, — ответил другой голос. — А самому за собой убирать аристократу не пристало.

— Баллард! — тихонько произнесла Белинда.

— Аристократ! — презрительно фыркнул Хопкирк. — Ваша липовая светлость.

Послышался шум вспыхнувшего газа и стук сковородки.

— Не так уж я и плох, — заявил Баллард. — Для начала я одурачил директрису. Потом этих идиоток из попечительского комитета.

— Их просто ослепил твой титул, — заметил Хопкирк. — Назовешь себя лордом, и никто не поверит, что ты способен даже подумать о чем-то противозаконном. Кажется, ты говорил, что у тебя найдутся пакетики чая?

— Должно быть, уже закончились, — ответил Баллард. — Осталось немножко кофе и в той банке чуточку сухого молока.

Раздалось звяканье ложечек о кружки.

— Нет, — продолжал Хопкирк, — уж кто меня удивил, так это те девчонки. Я думал, они сообразят, что к чему. Какое там, они даже не узнали Оуэна.

Холли взглянула на подруг сверкающими глазами. Они были правы. Дэн О’Грэди действительно оказался Гарри Оуэном.

— Да его и родная мать не узнала бы, — возразил Баллард. — С этакой шевелюрой, бородой и ирландским акцентом. Все, чайник вскипел.

— Постой! — Хопкирк понизил голос. — Сначала я хочу с тобой переговорить. Насчет Оуэна.

— Да? А что?

— Ты ему доверяешь?

— А ты нет? — В голосе Балларда послышалось беспокойство.

— Ни на грош, — ответил Хопкирк. — И поверь мне, в моем возрасте я умею разбираться в людях. Я вообще не стал бы ввязываться в эту затею, если бы он не пригрозил меня отделать как бог черепаху. То есть как того сторожа.

— Ну, его план пока что срабатывает, — рассудительно заметил Баллард.

— Дуракам везет! — отрезал Хопкирк. — А этот так просто псих. Вместо того чтобы сосредоточиться на нашем плане и украсть «Белую леди», он начал тратить силы на месть девчонкам. Даже заставил тех двоих ему помогать.

— Я ничего об этом не знал, — заявил Баллард. — Знал бы — остановил. Картина — единственное, что меня интересовало. Впрочем, теперь нам это без разницы. Через полчаса мы смоемся отсюда. А когда денежки будут поделены, мы сможем никогда больше не встречаться с Оуэном.

Послышался стук кружек о жестяной поднос.

— Теперь пошли к нему, иначе он еще, чего доброго, нас в чем-нибудь заподозрит, — сказал Баллард.

Шаги затихли в коридоре.

— Вот видите? — прошипела Холли. — О’Грэди и есть Гарри Оуэн.

— Это многое объясняет, — сказала Белинда.

— Знаете, чего я все-таки не понимаю? — Холли наморщила лоб, размышляя: — Какие деньги они собираются делить?

— Что?

— Баллард только что сказал, «когда денежки будут поделены». Какие денежки?

— Может, они все-таки застраховали «Белую леди»? — предположила Трейси. — В какой-то другой компании — и получат теперь деньги?

— Возможно, — согласилась Холли.

Однако она вовсе не была в этом убеждена. Она подошла к двери прачечной и выглянула в коридор.

— Пошли! — сказала она. — Они оставили дверь открытой.

Холли снова двинулась по коридору. Дверь, ведущая в переднюю половину дома, находилась возле главной лестницы, начинавшейся от большого холла. По обе стороны от нее находилось по две комнаты. Очевидно, когда-то это был роскошный дом, но теперь он был страшно запущен и нуждался в основательном ремонте.

Дверь одной комнаты висела на одной петле. Дверь другой была слегка приоткрыта. Оттуда доносился гул разговора. Холли сунула голову за перекошенную дверь. Тяжелые бархатные занавеси загораживали окна. Было похоже, что в эту комнату уже много лет никто не входил.

Холли дождалась, когда ее глаза привыкнут к полумраку. Полоска света просачивалась сквозь дверцу в стене, соединявшую обе комнаты. Дверца была слегка отодвинута. Получилась щель шириной в пару сантиметров, достаточно широкая, чтобы в нее можно было незаметно подглядывать.

Холли кивнула Белинде и Трейси, чтобы они следовали за ней, и пролезла в комнату. Отверстие было узким, и малейший нажим мог сорвать дверь с оставшейся петли и с грохотом обрушить ее на пол, но им удалось благополучно пробраться.

Холли на цыпочках подошла к дверце. От голоса, который она услышала, по ее спине побежали мурашки. Он принадлежал Гарри Оуэну. Добродушный ирландский акцент пропал, сменившись пронзительным и грозным рыком.

— А я говорю, что двадцати пяти процентов недостаточно, — настаивал Оуэн.

— Но Гарри… — Баллард пытался урезонить своего подельника. — Мы ведь договаривались разделить на четверых. Мы все играли свою роль.

— Особенно я! — заявил Хопкирк. — Если бы не мое мастерство, тебе нечего было бы продавать.

— И никто из вас ничего бы не получил, если бы я это не организовал, — огрызнулся Оуэн. — Вот я и говорю — я хочу пятьдесят процентов.

— Пятьдесят процентов?! — возмутился Баллард. — Ишь, губу раскатал!

— Не учи меня жить! — заорал Оуэн.

Послышался шум потасовки.

Холли приложила глаз к щели. Оуэн прижал Балларда к противоположной стене. Пышная шевелюра и борода исчезли, и Оуэн принял свой прежний облик, стал тем грубияном, который когда-то терроризировал Дэвида Тэйлора.

— Спокойно, Гарри! — Хопкирк попытался уладить ситуацию. — У нас нет времени на разборки. Когда вернутся остальные, мы уже будем далеко. Лучше помогите мне перенести это в микрик.

Оуэн отпустил Балларда.

— Ладно. Помоги ему тащить, — приказал он Балларду. — Но только не думай, что я откажусь от своих требований. Я получаю пятьдесят процентов — или вы все получите то, что вам не понравится.

— Конечно, Гарри, как скажешь, — ответил Баллард. — Ты наш босс.

— Правильно. А теперь быстро в микрик!

Баллард вслед за Хопкирком скрылись из вида. Оуэн стоял к Холли спиной и глядел на своих подельников. Что они такое двигали? Если бы она могла отодвинуть дверцу хоть чуточку пошире, ей стало бы все видно. Холли взялась пальцами за дверцу и толкнула ее вбок.

Это была ее роковая ошибка. Дверца не открывалась уже много лет. Планка, удерживавшая ее на месте, давным-давно отлетела. Легкого нажима оказалось достаточно, чтобы дверца с грохотом полетела на пол.

Оуэн резко повернулся. Лицо Холли виднелось в дверном проеме, будто в рамке. Их глаза встретились.

— Ты! — проревел он.

Холли повернулась и бросилась к двери. Впереди нее мчались Трейси и Белинда. Но слишком поздно. Не успели они протиснуться сквозь узкую щель и выбежать в холл, как путь к отступлению был отрезан. Там уже стояли Баллард и Гарри Оуэн.

— Осторожней вылезайте, девочки, — насмешливо фыркнул Оуэн. — Я не хочу, чтобы кто-нибудь из вас поранился!

Оуэн сорвал дверь с оставшейся петли и схватил Холли. Баллард держал Трейси и Белинду.

— Вы всегда были слишком пронырливыми и всюду совали свой нос, — рыкнул Оуэн. — Ну, на этот раз вы никуда не уйдете.

— Вы лучше убирайтесь отсюда, пока не приехала полиция! — сказала Белинда.

— Я и собираюсь это сделать, — усмехнулся Оуэн. — Но сначала я разберусь с вами.

— Оставь их, Гарри! — Хопкирк смотрел на них из дверей. — Нечего с ними связываться.

— Не лезь не в свое дело, Хопкирк! — рявкнул Оуэн. — Ты умеешь прощать и забывать, а я нет.

В парадную дверь забарабанили.

— Лучше смывайтесь, — сказала Белинда. — Это полиция!

— Неужели? — сказала Оуэн. — Тогда не будем их заставлять ждать. Впусти их, Хопкирк.

Если Белинда хоть немного надеялась, что прибыла полиция, то ее надежды рухнули, когда в дверях появились Томпсон и женщина.

— Какого дьявола они тут делают? — воскликнул Томпсон.

— Вынюхивают, чем мы тут занимаемся, — сообщил им Оуэн. — Ведь они ужасно умные — разгадывают сложные загадки. Но эта загадка оказалась им не по плечу. Вот пускай и подумают над ней.

Он отвел Трейси и Белинду в соседнюю комнату. Потом втолкнул вслед за ними Холли.

Там их ожидал сюрприз, который превзошел все предыдущие сюрпризы. Там, в углу комнаты, на мольберте, находилась «Белая леди».

Три девочки остановились, разинув рты, и уставились на картину, которая сгорела у них на глазах чуть более суток назад.

— Ну, что вы думаете об этой загадке? — захохотал Оуэн.

У Холли бешено метались мысли; она отчаянно старалась понять, что случилось.

— Неплохо для уличного художника, а? — спросил Хопкирк.

Внезапно Холли осенило.

— Это копия! — воскликнула она. — Он написал ее копию.

Оуэн стоял перед ней. Его лицо светилось торжеством.

— Ты ведь считаешь себя очень умной, не так ли, Холли Адамс? — фыркнул он. — Как видишь, ты ошибалась. Потому что ты не угадала.

Холли посмотрела на Хопкирка. Старый художник пожал плечами.

— Это не копия, — сообщил он. — Это оригинал. Копия сгорела в школе.

— Вы тоже могли там сгореть, — добавил Оуэн. — Только вам повезло. Но сегодня вам везет меньше!

— Что мы теряем время? Я думала, что мы уедем, как только вернем «Роллс-Ройс». — Женщина заговорила впервые с тех пор, как вошла в дом.

— Вы все сделали правильно? — спросил Баллард.

— Конечно! — ответил Томпсон. — Сменили номера и вернули его фирме проката. Теперь поехали.

— Сначала я сделаю одно дело, — заявил Оуэн. — Присматривайте за этими девчонками! — велел он и торопливо вышел на улицу.

Как только он достаточно отошел, Холли заговорила.

— Лучше немедленно уезжайте, — сказала она преступникам. — Неужели вы думаете, что мы могли приехать сюда, не известив полицию?

— Точно, — подтвердила Белинда. — Они приедут вот-вот.

— Но у вас еще есть несколько минут, — добавила Трейси.

— Они дело говорят! — согласился Хопкирк. — Лучше смывайтесь поскорей!

— Но как же деньги? — спросил Томпсон.

— Про них можете забыть! — насмешливо произнесла Холли. — Оуэн никогда вам их не даст. Он уже увеличил свою долю до пятидесяти процентов.

— О чем ты говоришь? — возмутилась женщина.

— То, что сказал он сам! — подтвердил Баллард. — Он требует себе половину.

— Потом ему станет мало половины, — сказала Трейси.

— Он заберет все! — добавила Белинда.

— До последнего пенни! — кивнул Хопкирк.

— Но он не посмеет так поступить! — воскликнула женщина. — Мы ведь делали все, что от нас требовалось.

— Даже больше! — подтвердил Томпсон.

— Конечно, — согласилась женщина. — Мы даже помогали ему отомстить, а это не было оговорено заранее. Украсть картину — вот о чем мы договаривались с самого начала.

— Оуэну нельзя доверять, — сообщил им Хопкирк. — Он сумасшедший. Прошлой ночью он мог убить этих девчонок. А мы все стали бы за это отвечать. Забудьте про деньги. Бегите отсюда, пока есть возможность.

Внезапно Хопкирк замолчал. В дверях показался Оуэн. В руке он держал канистру с бензином. Все глаза с нескрываемой ненавистью устремились на него.

— В чем дело? — спросил он. — Что произошло, пока я отсутствовал? Что они вам сказали?

Ему никто не ответил.

Вместо этого Джеймс Хопкирк спросил:

— Зачем тебе бензин?

— Сам знаешь, зачем, — отрезал Оуэн. — Часть нашего плана. Когда мы все закончим — сжечь этот дом и избавиться от всех улик. — При этом он выразительно посмотрел на девочек. — Когда пожарные погасят пламя, они обнаружат лишь три обгоревших трупа.

Томпсон начал пятиться к двери.

— Убийство! — забормотал он. — Я не хочу иметь никакого отношения к убийству.

— Я тоже! — заявила женщина.

— Гарри! — сказал Баллард. — За такое по голове не погладят. Я не собираюсь губить собственную жизнь.

Все трое направились к выходу.

— Трусы! — крикнул им вслед Оуэн. — Ну а ты что скажешь? — спросил он у Хопкирка.

Художник пожал плечами.

— В моем возрасте это едва ли имеет значение. Любое наказание получается на всю оставшуюся жизнь. Кроме того, у меня имеются такие же причины для мести этим трем девчонкам, как и у тебя.

— Хорошо! — сказал Оуэн.

Снаружи заработал мотор автомобиля. Через несколько секунд машина помчалась прочь от дома.

— Значит, остались мы с тобой, — усмехнулся Оуэн. — Связывай их!

Он бросил старику длинный конец веревки. Хопкирк попытался схватить его, но не сумел. Веревка упала на пол у его ног.

— Я никогда не был хорошим спортсменом! — засмеялся он.

Он наклонился, чтобы подобрать веревку. В следующий момент он бросился вперед и ударил Гарри головой в живот. Тот согнулся пополам и упал на пол.

— Бегите! — крикнул Хопкирк девочкам.

Однако Оуэн их опередил и на этот раз. Одним движением он вскочил на ноги, нанес старому художнику мощный удар в челюсть и тут же загородил дверь. Впрочем, соотношение сил теперь стало лучше — три к одному, — и Детективному клубу было нечего терять.

Трейси и Холли бросились на Оуэна и толкнули его на дверь. В следующее мгновение Белинда схватила его за ноги и попыталась повалить на пол. Оуэн слепо отбивался, но потерял равновесие и рухнул на пол, прямо на Белинду. Холли и Трейси отчаянно вцепились в него. Оуэн старался вырваться из их хватки и покатился по полу. На мгновение девочки отпустили его, и он стал подниматься. Холли и Трейси немедленно бросились на него, но на этот раз Оуэн отшатнулся, и девочки больно стукнулись головами и упали. Они сразу же вскочили на ноги, но было слишком поздно. Оуэн схватил канистру с бензином и отвинтил крышку. Он залез в карман и извлек зажигалку.

— Видали? — сказал он им. — Одно движение, и мы все сгорим.

— Вы не сделаете этого, — сказала Холли.

— Не сделаю? — переспросил он. — Мне нечего терять. Приговор одинаков за убийство и за покушение на убийство. Если меня поймают, я вернусь в тюрьму на всю жизнь.

— Не делайте глупостей, — сказала Трейси. — Вы еще можете уйти. Возле дома стоит микрик. Вы можете даже забрать «Белую леди».

— Мы поможем вам погрузить ее в машину, — добавила Белинда. Она пришла в себя и теперь стояла возле картины.

Оуэн быстро оглянулся на нее через плечо.

— Не пытайтесь ничего сделать, — предупредил он. — Одна искра, и канистра взорвется словно бомба.

— Слово, — заверила его Холли. — Мы ничего не будем делать. Уезжайте, пока не приехала полиция.

В этот момент они услышали вой сирен. Он был еще далеко, но становился все громче.

— Нет! — простонала Трейси. — Как они не вовремя!

— Ах вот как! — закричал Оуэн. — Если я пропаду — то и вы со мной!

Он поднес зажигалку к канистре. Но не успел он щелкнуть ею, как Белинда толкнула на него картину. Верхний край тяжелой рамы ударил его по затылку. Холст порвался, и картина укрыла его голову и плечи. Оуэн обмяк и рухнул. Бензин начал растекаться по полу. Трейси нагнулась и схватила канистру, потом подобрала крышку и завинтила ее.

Машины полиции остановились возле дома.

— Холли! — сказала Трейси. — Скажи им, чтобы они захватили с собой огнетушитель, и пускай заходят сюда осторожно — чтобы не было искр!

— Ладно!

Холли выскочила из комнаты, оставив Трейси и Белинду глядеть на скорчившуюся фигуру Гарри Оуэна и на безнадежно разорванное изображение леди в белом платье.

— Извини, Белая леди! — произнесла Белинда. — Но уж пришлось выбирать — ты или мы.

— Не беспокойтесь! — раздался голос из угла комнаты. Джеймс Хопкирк, покачиваясь, пытался сесть на диван. — Это тоже всего лишь копия.

— Я написал две копии, — сообщил девочкам Хопкирк.

Было воскресное утро, и детектив Андерсон созвала всех, кто имел отношение к этой истории, в полицейский участок для записи свидетельских показаний.

— Как две копии? — спросил мистер Тэйлор.

— Одна должна была сгореть в школе при пожаре. А другую для Оуэна, чтобы он увез ее, — объяснил Хопкирк.

— Оставив вас с оригиналом! — уточнила детектив Андерсон.

— Я собирался вернуть ее мистеру Тэйлору, — ответил художник. — Как только Оуэн благополучно уедет.

— Если это так, тогда почему вы не явились в полицию раньше? — спросила детектив.

Хопкирк печально покачал головой.

— Вы не знаете Оуэна, — сказал он. — Это страшный человек. Он бы меня из-под земли достал.

— Я могу это подтвердить, — заявил Дэвид Тэйлор, который спешно приехал из своего колледжа, как только услышал про пожар в школе.

— Мы тоже, — сказала Белинда. — Я думала, что на этот раз мы пропали. Нас спасла только «Белая леди».

— Копия «Белой леди», — поправила ее Трейси.

Оригинал картины красовался у всех на виду. Мистер Тэйлор стоял рядом с ним. Он больше не собирался рисковать его безопасностью. Ведь новый прилив известности привлечет в аббатство поток посетителей. Это пойдет на пользу его банковскому счету.

— Одно мне только до сих пор непонятно, — произнес он.

— Только одно? — удивилась миссис Фостер. — Тогда вам повезло.

Мистер Тэйлор улыбнулся.

— Зачем нужно было тратить время и писать копию «Белой леди» только для того, чтобы сжечь ее в огне пожара? Почему нельзя было просто увезти сам оригинал?

Холли знала ответ на этот вопрос.

— Если бы они просто украли картину, тогда на ее поиски были бы направлены все силы полиции в стране, — объяснила она. — Заставив всех поверить, что картина сгорела, они могли спокойно везти ее куда угодно.

— И продать оригинал какому-нибудь частному коллекционеру, которому безразлично, откуда они ее взяли, — добавила Трейси.

— Оуэн уже с кем-то договорился об этом, — подтвердил Хопкирк. — Она должна была уплыть из страны по морю. Кажется, куда-то на Дальний Восток.

— Теперь же она вернется на свое законное место, — сказала Белинда. — В аббатство Вудфри!

— За это я должен благодарить вас троих! — признался мистер Тэйлор. — Как же мне стыдно за то, что я так себя с вами вел. Я считал вас просто компанией назойливых девчонок.

— Правильно считали! — прокомментировала Белинда.

Все засмеялись.

— Иногда приходится во все вмешиваться, — заметила миссис Адамс.

— Да, — согласилась миссис Хейес. — Только мне часто хочется, чтобы этим занимались не наши дочери, а кто-нибудь еще.

Детектив Андерсон захлопнула папку, которую только что перелистывала.

— Что ж, одно можно утверждать точно, — сказала она. — Если бы Гарри Оуэн не стремился так отчаянно отомстить Детективному клубу, ему, возможно, и удалось бы осуществить свой замысел. Лишь его старания причинить вам побольше вреда привели его к краху.

Она сделала знак констеблю, чтобы он отвел Хопкирка назад в камеру. Художник шел спокойно. В дверях он повернулся и кивнул на прощание Холли, Трейси и Белинде.

— Спасибо, мистер Хопкирк! — крикнула Холли.

— Да, спасибо! — в один голос сказали Трейси и Белинда.

Они понимали, что без его помощи им пришлось бы несладко.

— Что с ним будет? — спросила Холли у детектива Андерсон.

— Ну, он тоже участник преступной группы, — ответила она. — Пойдет под суд. Однако, с другой стороны, он спас картину.

— И нас! — вмешалась Белинда.

— И вас, — согласилась детектив. — Так что, если он признает свою вину и даст показания против остальной банды, его, возможно, оставят на свободе.

Детектив встала и окинула взглядом помещение.

— Ну что ж, вот, пожалуй, и все, — объявила она. — Вы можете расходиться по домам и отдыхать.

— Если бы! — вздохнула миссис Хейес. — Сегодня пройдет празднование столетнего юбилея школы. Мы должны еще показать всем живые картины.

— Что ж, если там участвует и Детективный клуб, — сказала детектив Андерсон, — то я не сомневаюсь, что ваше представление будет иметь громадный успех.

— Конечно, — подтвердила Белинда. — И еще благодаря моему Мелдоуну.

— А вот и нет, — усмехнулась Холли. — По-моему, гвоздем программы станет мой журнал.

— Вы обе ошибаетесь, — заявила Трейси. — Сегодня все захотят взглянуть на «Белую леди».

— И теперь они смогут ее увидеть, — сказала Холли. — Благодаря Детективному клубу!