/ / Language: Русский / Genre:child_det / Series: Юные детективы

Охотники за шпионами

Фиона Келли

Одна у Холли заветная мечта — стать когда-нибудь… секретным агентом, крутым охотником за шпионами! А пока до этого еще далеко, нужно не терять время зря. Холли решает организовать собственное детективное агентство «Охотники за шпионами». Но где взять шпионов? Кто ищет, тот всегда найдет. Новый приятель Пит несколько раз видел одну и ту же машину с совершенно разными номерами. «Может, ее похитили, а может, тут дело и почище!» — азартно потирает руки Холли и вместе с Питером и лучшей подругой Мирандой начинает настоящее расследование. Юные суперагенты находят странную машину — да так и вздрагивают…

Фиона Келли

Охотники за шпионами

Глава I

Фирма «Охотники за шпионами»

Серые глаза Холли Адамс округлились, рот приоткрылся. Затаив дыхание, она следила, как темная фигура бесшумно скользнула по темной улице и свернула за угол.

«Оглянись! Оглянись! — хотелось закричать ей, когда в тусклом свете блеснула сталь. — У него пистолет!»

Но не этого незнакомца с пистолетом так отчаянно хотелось предупредить Холли. Еще один человек шагал сейчас по омытой дождем улице, закутавшись в длинный серый плащ. Шагал и не ведал об опасности, которая кралась за ним по пятам. Высокий красавец с резким открытым лицом и прядью черных волос, спадающей на лоб. Секретный агент Джон Рейвен. Кумир Холли.

Каждый волосок у нее на голове встал дыбом, когда бандит с пистолетом поднял оружие и прицелился в спину Рейвена.

— Ба-бах!

От резкого звука выстрела Холли так и подскочила.

Ложка выпала у нее из руки, и молоко с кукурузными хлопьями расплескалось по дивану.

— Холли, что ты наделала! Нельзя быть такой неуклюжей! — выговорила ей мама с другого конца дивана.

С экрана телевизора полилась громкая музыка, на нем появились титры с именами актеров и выражениями признательности тем, кто помогал в съемках фильма.

— Он его застрелил! Он его застрелил! — закричала Холли, чуть не перевернув миску с хлопьями себе на колени.

— Сомневаюсь, — спокойно заметила миссис Адамс. — Ему еще надо появиться в следующей серии через неделю.

Она взяла в руки пульт, и экран погас.

— А теперь, моя дорогая, пора тебе отправляться спать, верно?

— И зачем они так сделали? — сокрушалась Холли. — Теперь мне придется ждать до следующей недели, чтобы убедиться, что с ним ничего не случилось.

— Можешь мне поверить, с ним все будет в полном порядке, — сказала мама. — Доедай поскорее.

Она встала и внимательно посмотрела на Холли.

— Я вообще сильно сомневаюсь, что в твоем возрасте можно смотреть такие фильмы. Особенно с твоим воображением.

Холли подняла голову, откинула за уши длинные каштановые волосы и с улыбкой посмотрела на маму.

— Мне двенадцать лет, — сказала она, ставя миску на ковер. — Я уже не ребенок. И отлично знаю, что все это понарошку. Но что я могу поделать, если фильм меня захватывает? — она потянулась, разогнув свои худые длинные ноги, и встала. — Как, по-твоему, он выкарабкается? — спросила она маму.

— Скорее всего быстро обернется и поймает пулю зубами, — сказала миссис Адамс. — Уверена, секретных агентов обучают таким фокусам.

Холли нахмурилась.

— Это ерунда. Гораздо вероятнее, что на нем окажется пуленепробиваемый жилет, — ее брови сошлись на переносице. — Или, может, весь его плащ сделан из какого-то пуленепробиваемого материала. Или… или он что-нибудь услышит.

Для проверки этой версии она прошлась в носках по ковру, прислушиваясь к своим шагам.

— Какие-нибудь тихие-тихие звуки, на которые обычные люди даже не обратили бы внимания, — произнесла она, разочарованная тем, что ее шаги по мягкому ковру оказались совершенно бесшумными. — Такие, которые могут уловить только опытные охотники за шпионами. Может, один-единственный скрип туфли… — она пригнулась в настороженной позе. — И тогда он — раз! — и в чью-то дверь! — Холли отпрыгнула в сторону. — Ой!

Одна ее нога приземлилась прямо в миску с хлопьями, которую она оставила на полу. Вымоченные в молоке хлопья разлетелись по ковру, облепили ногу.

— Холли! Осторожнее… — простонала миссис Адамс.

Холли стояла на одной ноге, болтая второй, мокрой, в воздухе.

— Извини, — проговорила она. — Я поскользнулась. Сейчас тряпку принесу.

— Придется, видимо, запретить тебе смотреть эти шпионские сериалы, — сказала миссис Адамс. — Не знаю, как это влияет на твои мозги, но наш ковер от этого уже явно пострадал.

Холли сбегала на кухню и вернулась с тряпкой.

— Можно, я позвоню Миранде? — спросила она, ползая на четвереньках по ковру, собирая с него хлопья и стряхивая их обратно в миску.

Миранда Хант была лучшей подругой Холли.

— Нельзя, — отрезала миссис Адамс. — Так поздно? Она наверняка уже спит.

— Нет, не спит, — возразила Холли. — Она тоже смотрит «Спайгласс», — девочка умоляюще посмотрела на маму. — Мне нужно только быстренько у нее кое-что спросить. Узнать, как, по ее мнению, Джон Рейвен выпутается, что он сделает, чтоб его не подстрелили.

— Это вполне можно отложить до утра, — миссис Адамс была непреклонна. — Тогда все и обсудите. А сейчас, если ты закончила вытирать лужу, отнеси эту миску в кухню и отправляйся спать. Можешь во сне досматривать про своих шпионов сколько тебе угодно.

— Надеюсь, так и будет, — сказала Холли. — Я уже решила, что, когда вырасту, стану секретным агентом.

Чмокнув маму и пожелав ей спокойной ночи, она побежала на кухню.

— А папа зайдет ко мне сказать «спокойной ночи», когда вернется домой? — крикнула Холли, вытряхивая остатки своего ужина в мусорный бак.

— Думаю, да, — сказала миссис Адамс. — Если он не слишком задержится. И не кричи так, Холли. Джейми разбудишь.

— Ха! Разбудишь его! Да на его подушке можно бомбы взрывать, он и то не проснется.

Джейми был младшим братом Холли. Девять лет — и сорванец, каких мало.

Миссис Адамс вышла в коридор.

— Марш в кровать! Приятных сновидений! — сказала она.

Холли уже поднялась до половины лестницы. Она обернулась с улыбкой до ушей.

— А мне не надо приятных сновидений. Мне будет сниться, как ловят вражеских шпионов.

Через десять минут она уже была в постели, собираясь прочесть пару глав из нового детектива. Холли обожала детективы. Полки в ее комнате ломились под их тяжестью. Но даже ее книжные полки не были настолько переполнены детективами, как ее воображение.

Холли жила в Хайгейте, в северной части Лондона. И как ей часто приходило в голову, Лондон в наши дни должен был просто кишеть иностранными агентами. Они шпионят за королевской семьей, шпионят за зданием парламента и за всеми правительственными зданиями, которые стоят на набережной Темзы. Это такие мрачные типы в длинных черных пальто с поднятыми воротниками. Они крадутся по улицам под покровом ночи с пистолетами, болтающимися под мышкой, и фотоаппаратами величиной с шариковую ручку, вшитыми с лацкан пиджака.

Дверь спальни приоткрылась, и появилось лицо мамы.

— Э, нет, — сказала она. — Уже поздно, а тебе завтра рано в школу вставать. Давай-ка, Холли, отложи книжку и выключи свет. Даже секретным агентам нужно поспать, — улыбнулась она.

— Ладно, — вздохнула Холли.

Мама могла твердить сколько угодно, что пора спать, но Холли ничего не могла с собой поделать. Она лежала в темноте и чувствовала, что сна нет ни в одном глазу. Невольно она прислушивалась к звукам за окном.

— Цок-цок-цок… — какая-то женщина прошла на высоких каблуках. Где-то далеко заорала кошка. Слышалось приглушенное урчание автомобилей. И еще едва уловимый гул самолета, уносящего людей в далекие страны, к увлекательным приключениям.

Недалеко от дома остановилась машина. Резко смолк двигатель, хлопнула закрывшаяся дверь. Холли присела на кровати, на коленях подползла к окну, отодвинула уголок занавески. Это отец — только-только вернулся с работы.

Последнее время мистер Адамс часто засиживался у себя в офисе допоздна, хотя, как точно знала Холли, свою работу он не любил. Любил он совсем другое: мастерить у себя в подвале мебель для дома.

Когда однажды Холли спросила его, почему он так задерживается на работе, он ответил, что им нужны деньги. «Тогда давайте мне меньше карманных денег, я согласна, если так ты сможешь приходить домой пораньше», — сказала она ему.

Отец крепко обнял ее. «Не бери в голову. Когда-нибудь я брошу эту чертову работу и стану профессиональным столяром. Вот увидишь — когда-нибудь это произойдет».

Холли увидела, как папа вышел из-за машины и направился к дому. Но ее внимание привлекло другое: какая-то странная фигура маячила на другой стороне улицы. Прислонившись к стене, прячась в тени.

Человек? Притаился и стоит, не шелохнется, в самом темном месте между фонарями. Холли протерла глаза. А может, это не человек? Кому могло понадобиться торчать там на ночь глядя? Если только следить за кем-то…

Холли присела, чтобы лишь глаза виднелись над подоконником. Неужели шпион? Но зачем он здесь? За кем ему тут шпионить? А может, это грабитель? Ждет, когда в доме погасят огни, а потом подкрадется, чтобы творить свои черные дела, пока все спят.

Сердце Холли тяжело стучало. Человек не двигался с места. Очень подозрительно!

Вдруг Холли услышала, как дверь ее спальни открылась. У нее екнуло под ложечкой.

— Холли! Что ты там делаешь, скажи на милость? — воскликнул отец, входя в комнату и еще не сняв пальто.

Она быстро оглянулась.

— Скорее! Там кто-то следит за домом. Может, это грабитель! — выдохнула она.

— Грабитель? — повторил мистер Адамс и, удивленно вскинув брови, подошел к окну. — Где?

— Там! — прошептала Холли, тыча пальцем в окно. — Пригнись, а то он тебя увидит.

Мистер Адамс отдернул занавеску и выглянул в окно.

— Эй! Мистер Грабитель! Ну-ка, дуй отсюда, пока мы в полицию не позвонили! — он с улыбкой посмотрел на Холли. — Думаю, утром окажется, что твой грабитель — это скатанный старый ковер, который кто-то выбросил на помойку.

Холли прижалась носом к стеклу.

— Ох! — прерывисто вздохнула она от облегчения, к которому примешивалось разочарование. — Но выглядел он как грабитель, — не сдавалась она.

— Да ну, скажешь тоже, — усмехнулся отец. — Ныряй скорее по одеяло, пока мама не пришла и не застукала тебя.

Холли натянула одеяло.

— Но все-таки это мог быть грабитель, — настаивала она. — Всегда лучше перестраховаться. Я как раз сейчас читаю новый детектив об одном грабителе по кличке Кот. Он мог карабкаться по голым стенам и пролезать в окна верхних этажей. И все без единого звука! В последний раз он залез в…

— Завтра мне об этом расскажешь, — прервал ее отец. — И не надо накручивать себя мыслями о грабителях.

— Ничего я не накручиваю! — возмутилась Холли. — Подумаешь, грабитель! Я бы с ним быстро справилась, — она опять села в кровати. — Нужно только раздобыть большую сеть, расстелить ее на полу и прикрепить через блок к натянутой проволоке — чтобы он споткнулся. Один неверный шаг, и — раз! — он летит вверх тормашками и оказывается висящим в воздухе, аккуратно упакованный для передачи полиции.

— Теперь, как я понимаю, мне тоже придется смотреть, куда я ступаю, — засмеялся мистер Адамс. — Пожалуй, нам стоит повесить объявление на входной двери: «Осторожно, в доме Холли».

— А все-таки хорошая ловушка, правда? Я еще и другие придумала, — сообщила Холли.

— Замечательная — при условии, что ты не будешь ее устанавливать в доме без предупреждения, — сказал отец. — Но в данный момент тебе лучше всего поскорее заснуть.

Он закрыл за собой дверь, и комната вновь погрузилась в темноту.

Холли лежала с открытыми глазами, строя планы относительно своей будущей карьеры охотника за шпионами.

Охотники за шпионами! Фирма «Холли и Миранда, охотники за шпионами». Нет, это звучит недостаточно профессионально. Адамс и Хант. Да, так лучше. «Адамс и Хант, охотники за шпионами». У них будет свой офис, а на дверь они повесят такую табличку — золотыми буквами. Два письменных стола, шкаф, полный папок с важной информацией.

Зевнув, Холли свернулась калачиком под одеялом.

«У меня нет времени на сон», — подумала она в полудреме. Ведь впереди столько дел. Нужно подумать о персонале фирмы. О секретных фотоаппаратах. Чемоданчиках с двойным дном. Радиопередающих устройствах в виде наручных часов…

«Нам с Мирандой надо будет записать все это завтра, — подумала Холли. — И для начала завести специальный блокнот».

Несколько секунд спустя она уже крепко спала.

Глава II

Гениальная идея Холли

На следующее утро за завтраком Холли все еще пыталась разгадать, как секретный агент Джон Рейвен сможет спастись от пули своего врага.

— Ракетные ботинки, — выдвинул идею Джейми после того, как сестра объяснила ему, в какой переплет попал секретный агент Рейвен.

— Что это еще за штука? — спросила Холли.

— Это когда в каблуки ботинок вставлены маленькие ракеты, — пояснил Джейми с набитым хлопьями ртом. — У него в кармане может быть пусковое устройство, чтобы они заработали. Вроде катапульты в самолете. Нажимает он кнопку и — вжик! — взлетает на десять метров вверх!

— Чепуха. Так он сломает себе шею при приземлении, — отвергла эту мысль Холли.

— А у него может быть под плащом спрятан парашют, — Джейми не собирался без боя отказываться от своих идей. — Мама, а почему я не могу смотреть «Спайгласс»? — посмотрел он на сидящую напротив миссис Адамс.

— Потому что ты еще слишком мал, а сериал идет слишком поздно, — ответила мама, не отрываясь от газеты.

— Пап, разве я слишком мал? Правда же, нет? — обратился Джейми за поддержкой к отцу.

Отец поднял глаза от каких-то бумаг, которые он читал.

— Если мама говорит, что слишком мал, значит, слишком мал, — проговорил он. Потом обвел всех растерянным взглядом. — Слишком мал — для чего?

— Это мы так, о своем. А вам обоим надо отправляться в школу.

— Но ведь Холли вы разрешаете его смотреть, — канючил Джейми.

Холли, вставая из-за стола, показала брату язык.

— Мам! А Холли мне язык показывает! — наябедничал Джейми.

— Холли, не надо показывать брату язык, это некрасиво, — сказала миссис Адамс, все так же не отрываясь от газеты.

По дороге в школу Холли внимательно оглядывала прохожих, высматривая среди них подозрительные личности.

По противоположной стороне улицы ковыляла какая-то старушка. Но на самом ли деле это старушка? Вполне можно предположить, что это тщательно замаскированный иностранный агент. А это что за женщина с детской коляской? У нее там, правда, ребенок? Или, может, кукла с тайником в животе, набитым крадеными секретными документами?

Малыш выбросил из коляски игрушку. «Ладно, на этот раз ребенок настоящий, — подумала Холли. — Но все равно, секретные агенты часто так поступают».

Она свернула на улицу, ведущую к школе. Это было современное здание из металла, стекла и бетона, выстроенное посреди большого зеленого участка. С одной его стороны располагались площадки для игр, покрытые красным гравием. «Средняя общеобразовательная школа Томас Петеридж» — гласила табличка у входа.

На тротуаре перед школой и на дорожках за школьной оградой было полно учеников. Одни стояли группами, оживленно беседуя, другие направлялись к входу.

— Холли! — возглас Миранды прозвучал, как сигнал горна, перекрывая общий шум.

Миранда была обладательницей самого громкого голоса, какой приходилось слышать Холли. Он словно переключался на повышенную мощность, когда она смеялась. Холли не сомневалась, что при благоприятном направлении ветра смех Миранды Хант можно услышать километров за пять, не меньше.

Миранда подбежала к Холли. Ее длинные светлые волосы развевались за спиной, как золотое знамя, круглое лицо пылало от волнения. Она была чуть пониже своей подруги и, к досаде Холли, совсем не такая худая.

— Ты вчера смотрела последнюю серию? Классно, да? Но как он выпутается из этой передряги? — закидала ее вопросами Миранда.

Холли улыбнулась. Она всегда радовалась встречам со своей лучшей подругой.

— Джейми считает, что с помощью ракетных ботинок.

— Ерунда! — тряхнула головой Миранда. — На нем будет пуленепробиваемый жилет.

— И я тоже так подумала, — сказала Холли, втайне радуясь, что ничего более интересного Миранде в голову не пришло. Потому что было бы ну очень досадно, если бы вариант Миранды оказался круче, чем у нее. То же самое происходило и с детективами, которые они обе обожали читать. Они обычно делали так: проглатывали книгу до половины, а потом записывали свои догадки о том, как могут развиваться события. Чьи варианты оказывались ближе к истине, тот и считался победителем. Если, конечно, идея кого-то из них не была еще круче, чем в книге, — тогда он становился Суперпобедителем и Самым главным детективом.

Первые уроки у двух подружек были разными, поэтому они договорились встретиться во время перемены в комнате для отдыха.

Именно там они вместе трудились над изданием школьного журнала «Том-там». Название придумала Миранда. В нем соединялось имя Томаса Петериджа со звуками африканских барабанов, с помощью которых передают сообщения. «Том-там» выходил раз в месяц. Он состоял всего лишь из нескольких размноженных на ксероксе страничек, но Холли и Миранда очень гордились своим детищем.

Холли мечтала стать в будущем не только секретным агентом, но еще и журналисткой. «Как ни крути, — думала она, — если тебя спрашивают, чем ты зарабатываешь на жизнь, и ты отвечаешь «я шпион», ты недолго протянешь. Гораздо лучше иметь возможность сказать: «Да я, знаете ли, журналистка».

Получится в точности, как у Супермена из того знаменитого фильма! Тихая, мягкая Холли Адамс работает журналисткой, но с наступлением ночи раскрывается ее истинная суть охотника за шпионами! Она — гроза всех вражеских агентов!

Одной из своих журналистских находок Холли и Миранда считали «Детективную колонку». В ней они давали обзор всех новых прочитанных ими книжек, а также комментарии к увиденным телевизионным детектив-шоу и фильмам.

Миранда также вела колонку юмора примерно такого плана:

Назовите пять предметов, в которых содержится молоко.

Ответ: Масло, сыр, мороженое и две коровы.

Бывало, они проводили больше времени, хохоча над подобными шутками, которые им приносили, чем занимались всеми остальными вариантами журнала. Но самое больше удовольствие доставляла им работа над колонкой детективов.

В этот день, трудясь над своим журналом, они болтали о том, каким должен быть человек, способный стать охотником за шпионами.

— Вот, к примеру, какими качествами нужно обладать? — спросила Миранда, покусывая конец шариковой ручки.

— Острый глаз, — сказала Холли. — Ум, разумеется. Умение не выделяться из толпы — что-то в этом роде.

— Но как этому научиться? — продолжала Миранда.

— Тренироваться, — ответила Холли. — Вот что нам нужно делать — все время тренироваться, — она откинулась на спинку стула, задумчиво глядя в окно. — Мы должны поставить перед собой цель. Учителя всегда так говорят, когда хотят, чтобы ты что-то выучил, — поставить цель.

— Какую? — спросила Миранда.

— Не знаю. Например, следить за кем-нибудь — так, чтобы он этого не замечал. Записывать, куда он ходит. Вести учет всех действий и составлять подробные доклады: с кем разговаривал, куда ездил.

— М-мм… Но за кем следить? Кто здесь представляет такой интерес, чтобы стоило за ним следить? — спросила Миранда.

— Возьмем для начала твою маму. Она ведь работает в государственном учреждении, верно?

— Моя мама не секретный агент! — удивленно вытаращила глаза Миранда. — Она обыкновенный государственный служащий. Всего лишь переводит на английский язык кипы скучной иностранной документации.

— Вот именно! — обрадованно воскликнула Холли. — Иностранной! Кто знает, что за документы попадаются ей на глаза? Наверняка всякая там секретная информация! Удивительно, что за ней повсюду не ходят по пятам агенты.

Миранда хмыкнула.

— Она бы вмиг выставила их за дверь. Что-то я не могу себе представить, чтобы моя мама позволила секретным агентам так себя вести, — она расхохоталась. — Моя мама просто отправила бы их спать без ужина!

— Хорошего агента так быстро не заметишь, — сказала Холли. — В том-то и весь фокус. Хорошие шпионы сначала дождутся, чтобы вокруг никого не было, потом среди ночи отмычкой откроют дверь кабинета твоей мамы. И у них с собой специальный фотоаппарат, чтобы переснять все секретные документы — щелк, щелк, щелк. А потом они неслышно выскользнут из дома и сядут в личный самолет, — Холли улыбнулась. — А к завтраку снимки всех секретных документов будут лежать на столе в другой стране. Вот как это делается.

— Ну, тут уж вряд ли мы смогли бы что-нибудь сделать, — сказала Миранда. Но вдруг ее глаза загорелись. — Разве что кто-нибудь попытается переснять документы из маминого шкафа у нас дома.

Свободная комната в доме Хантов использовалась родителями Миранды как кабинет. Когда у миссис Хант бывала срочная работа, она часто приносила домой папки с документацией и сидела ночь напролет за своим компьютером.

— Вот что нам надо! — воскликнула Холли. — Этим мы и займемся! Мы будем защищать бумаги твоей мамы от шпионов! Мы могли бы разработать систему сигнализации. Давай сегодня же после уроков пойдем к тебе домой. Как ты считаешь?

— Считаю, это здорово! Наше первое настоящее дело! Фирма «Хант и Адамс, охотники за шпионами»!

Холли посмотрела на подругу, вскинув брови.

— А я думала, «Адамс и Хант» звучит лучше, — заметила она.

— Понятное дело. Но мне больше нравится «Хант и Адамс». Люди увидят первой фамилию «Хант»[1] и подумают: «О, уж эти наверняка умеют охотиться за шпионами». Понимаешь?

— Н-ну… — с сомнением протянула Холли. — Может, нам надо придумать такое название, в котором нет ни твоего, ни моего имени? Что, если «Мы — секретные агенты»? Или что-то в этом роде?

— Ладно, пусть будет «Мы — секретные агенты», — согласилась Миранда.

Прозвенел звонок, возвещая о конце перемены. Холли посмотрела на стопку бумаги для журнала.

— Немного мы с тобой наработали, а?

— А мы опять придем на большой перемене, — сказала Миранда. — И на этот раз уж не будем ни на что отвлекаться.

Журнал надо было подготовить и размножить на ксероксе к утру пятницы, чтобы раздать его до начала недельных каникул после конца четверти.

«Это очень трудно, — подумала Холли, когда они убирали свои разложенные записи. — Да, очень трудно пытаться делать два дела сразу».

В особенности когда одно из них — создание собственного антишпионского агентства!

Глава III

Паук и муха

— Эй! Есть кто дома? — крикнула Миранда, когда после уроков они с Холли вошли в прихожую дома Хантов.

Никто не ответил.

— Вот и хорошо, — сказала Миранда, швыряя к стене свой рюкзак. — Значит, Бекки и Рейчел еще не вернулись, и, стало быть, никто нам не помешает.

Пятнадцатилетние близнецы Бекки и Рейчел были сестрами Миранды. Высокие, стройные, они напоминали Холли пару златокудрых статуэток. И были похожи как две капли воды, только у Рейчел была покороче стрижка, а у Бекки подлиннее нос.

Джейми временами бывает ужасным надоедой, часто думала Холли, но он по крайней мере один. И потом, он гораздо младше, так что всегда можно осадить его, если он зайдет слишком далеко. Ей трудно было даже представить, как Миранда ладит со своими двумя старшими сестрами, которые постоянно суют свой нос во все ее дела. И при этом еще саркастически улыбаются.

Холли и Миранда отправились на кухню — перекусить и обсудить, как они будут устанавливать систему сигнализации.

— Надо, чтобы было что-то, включающее звонок, — сказала Миранда. — Чтобы, когда открывается дверь, сигнализация срабатывала. Может, провода какие-нибудь прикрепить к дверной ручке. Преступники откроют дверь и — дзинь, хлоп, ба-бах! Весь дом на ногах.

— А у тебя звонок есть? — спросила Холли.

— Вообще-то нету, — признала Миранда. — Но зато есть целая катушка лески в подвале. Осталась с тех времен, когда папа ходил на рыбалку. Можно ее использовать для передачи сигнала. Провести ее вдоль стены, потому наверх, в мою комнату. А там к чему-нибудь ее прикрутить.

— Это ж сколько ее тянуть! И как ты ее приделаешь? — усомнилась Холли.

— А если гвоздями? — предложила Миранда, но тут же передернулась. — Хотя, пожалуй, нет, — произнесла она. — Вряд ли родителям понравится, если я навтыкаю гвоздей по всему дому, — она нахмурилась. — Да, это будет гораздо сложнее, чем я предполагала.

— Необязательно, — сказала Холли. — У меня есть отличная идея. Почему бы вместо того, чтобы устанавливать сигнализацию, нам не устроить что-нибудь, отпугивающее шпионов? — она сунула руку в карман и вытащила большого черного резинового паука с трясущимися ногами. Я одолжила его у Джейми, — сказала она. — Представляешь, ты открываешь дверь, а на тебя сверху падает вот это.

— Я бы заорала так, что стены рухнули бы, — сказала Миранда, содрогнувшись, когда красные навыкате глаза паука угрожающе уставились на нее.

— Точно! — воскликнула Холли. — И нам надо только прикрепить его изнутри над дверью на кусочке лески так, чтобы он болтался примерно на уровне головы. И когда кто-нибудь откроет дверь, он качнется ему прямо в лицо. Могу спорить, от такого даже самый храбрый шпион заверещит, как поросенок.

— Гениально, Холли! — восхищенно выдохнула Миранда.

— Как говорит моя мама, гениальное всегда просто, — просияла Холли.

— На, возьми последний чипс, ты заслужила, — протянула ей Миранда пакет. — А потом, — улыбнулась она, — приступим к сооружению ловушки для шпиона.

Вся работа заняла у них не больше получаса. Они отрезали от лески мистера Ханта небольшой кусок, привязали к нему паука и прикрепили к косяку над дверью кабинета.

Испытание прошло успешно. Когда Холли толкнула дверь, верхний край ее задел леску и оттянул ее. Паук выскочил из-за верха двери и, качнувшись, пролетел над головой Холли, которая успела вовремя пригнуться.

— Бр-р-р! — передернула плечами Миранда, глядя на раскачивающегося в дверном проеме паука, жутко подрагивающего ногами и глазами навыкате. — Я бы не только заорала, у меня бы от этого коленки подкосились.

— Теперь нам осталось только воткнуть еще одну кнопку, чтобы можно было зацепить леску и убрать паука с дороги, когда он не нужен, — сказала Холли. — Мы же не собираемся пугать твоих родителей, — улыбнулась она. И, перекинув паука за дверь, закрыла ее. — Класс!

— Сейчас принесу еще одну кнопку, — сказала Миранда. — Они где-то были в моей комнате.

Подруги поднялись наверх.

— Надо нам запатентовать нашу идею, — сказала Холли. — Система сигнализации фирмы «Мы — секретные агенты»!

— Или «Мы — пауки», — со смехом предложила Миранда. — Ох, черт! — вдруг воскликнула она. Доставая коробочку с кнопками, она случайно сбила крышку, и кнопки блестящим потоком высыпались на пол. — Не двигайся! Ты можешь наступить на них.

Она присела на корточки, сгребая их в кучку.

— Не видишь, я ничего не пропустила? — спросила она.

— Вон еще одна, около кровати, — сказала Холли. — Слушай, мне только что пришло в голову еще одно противошпионское устройство. Кнопки, рассыпанные на полу в комнате у двери. Даже если шпионы не испугаются паука, они все равно заорут, наступив на пару кнопок.

— Они же будут в обуви, а через подошву кнопки не почувствуешь, — заметила Миранда.

— Пожалуй, ты права, — согласилась Холли. — Хотя кто знает. Если шпион крадется среди ночи, он вполне может быть босиком.

— Гм-м… Знаешь, давай пока ограничимся летающим пауком — для начала.

Они были слишком заняты наверху, чтобы услышать, как открылась и захлопнулась парадная дверь внизу. И поняли, что кто-то вошел в дом, только когда душераздирающий крик долетел до них снизу.

Долю секунды девчонки ошеломленно смотрели друг на друга, потом вылетели из спальни Миранды и, спотыкаясь, скатились по лестнице вниз.

Вопли все еще прокатывались по дому. На ковре в коридоре спиной к стене сидела сестра Миранды Рейчел, вытянув ноги. Рядом лежал пластиковый пакет, его содержимое было разбросано по всему полу. Дверь в кабинет была открыта, и паук весело раскачивался на своей леске, подрыгивая ногами. Рейчел, не отрываясь, смотрела на него глазами, вылезающими из орбит.

— Успокойся! — крикнула Миранда, перекрывая пронзительные вопли сестры. — Он не настоящий!

Рейчел уставилась на них, хватая ртом воздух.

— Что? Ты… ты… идиотка! Кретинка, дура ненормальная!

Рейчел вскочила на ноги и, вся дрожа от гнева, посмотрела на двух подружек.

— Думаете, это очень смешно?!

— Мы это устроили для непрошеных гостей! — закричала в ответ Миранда. — Если они войдут, когда не надо!

Рейчел вперила взгляд на разбросанные по полу покупки. Пакет сахара разорвался, три-четыре разбитых яйца расплылись на ковре.

— Посмотри, что ты наделала! Погоди: все маме расскажу! — пригрозила Рейчел.

— Ты бы не попалась, если бы не сунула нос в кабинет, — сказала Миранда. — Зачем ты туда пошла, что тебе было надо?

— Мама велела прикрепить чек за покупки на доску с записками, чтобы он не потерялся, — сказала Рейчел. — И в этом безобразии я не виновата.

Схватив паука, она оторвала его и швырнула в лицо Миранде.

— Дура! Сначала уберешь это свинство, а потом пойдешь в магазин покупать все, что из-за тебя пропало. Я этого делать не собираюсь.

Она одернула на себе платье и, бросив напоследок уничтожающий взгляд на двух подружек, прошагала в кухню.

Холли и Миранда переглянулись. Миранда попробовала улыбнуться.

— Пожалуй, это была не такая уж блестящая идея, — пробормотала она, покачивая пауком перед носом Холли. — Не хочешь сходить со мной в магазин?

Холли покусала губу.

— Но ведь она завизжала, верно? — проговорила она, едва сдерживая смех. — То есть, получается, система сработала. Ты видела, какое у нее было лицо?

Миранда состроила рожу, изображая испуг Рейчел, и обе девочки сдавленно захихикали.

— Я все слышу! — крикнула Рейчел из кухни. — Ничего, посмотрим, как ты посмеешься, когда я расскажу маме!

— Что сказала твоя мама? — спросила Холли, встретившись с Мирандой в школе на следующее утро.

— Сказала, что не кабинет ее надо защищать от грабителей, а всех остальных в доме — от меня. То есть от нас с тобой, — усмехнулась Миранда.

— Я, значит, тоже теперь у нее на плохом счету, так? — спросила Холли.

— Вроде того, — кивнула Миранда. — Думаю, пока нам не надо больше пытаться оказывать моей маме услуги, — она тряхнула волосами. — И если дом ограбят, она сама будет виновата.

— А ты ей объяснила, почему мы это сделали? — спросила Холли. — Сказала про шпионов, которые будут пытаться украсть все ее секретные бумаги?

— Конечно. Но она сказала, что если иностранных агентов так уж интересуют бельгийские системы канализации, то добро пожаловать в ее кабинет, она возражать не будет, потому что, кроме этого, никаких других документов там нет.

— Системы канализации? — сморщила нос Холли.

— Ага, — кивнула Миранда. — Она говорит, что ей никогда не дают на перевод ничего секретного, — она с виноватой улыбкой посмотрела на Холли. — Пожалуй, нам пока стоит с нашей фирмой «Мы — секретные агенты» повременить.

— Нет, я так не считаю, — возразила Холли. — У меня есть другая идея.

Миранда закрыла лицо ладонями.

— Нет, только не это! Вряд ли я смогу сейчас пережить еще одну из твоих идей.

— Спокойно, без паники! — сказала Холли. — Это идея действительно стоящая, — она полезла в свой школьный рюкзак. — Смотри, что я откопала.

Это была книжка.

— «Шпионка Харриэт»! — засмеялась Миранда. — Надо же, я ее не перечитывала уже лет сто.

Книжка была старая и потрепанная, поскольку, купив ее, и Холли и Миранда перечитывали ее снова и снова много раз. Их увлечение детективами и шпионскими историями как раз и началось со «Шпионки Харриэт». Харриэт жила в Америке, в Нью-Йорке. Она проводила свободное время, бродя по округе, наблюдая за своими соседями и подробно все записывая в свою секретную записную книжку.

Миранда взяла из рук Холли книжку и с улыбкой перелистала ее, вспоминая свои любимые места.

— Погоди, надеюсь, ты не предлагаешь начать шпионить за нашими соседями? — спросила она. — Я не хочу, чтобы все, кто живет на нашей улице, начали приходить к маме с жалобами.

— Да нет, боже упаси, — сказала Холли. — Но понимаешь, я тут видела одного очень подозрительного типа. Он повсюду расхаживает с маленьким блокнотиком и все время что-то в него записывает.

— И что же он пишет? — спросила Миранда.

— Не знаю, — сказала Холли. — В этом-то все и дело — я не знаю, что он все время пишет. А мне бы хотелось это узнать. Последнее время я его часто видела — раза три или четыре, — она заговорщицки улыбнулась Миранде. — Вот кто стал бы отличным объектом нашего первого расследования. Скоро каникулы, и мы сможем заняться им вплотную. Можно по очереди следить за ним. Можно завести на него дело. Выяснить, где он живет. И чем занимается.

Миранда с сомнением посмотрела на подругу.

— Ты уверена, что мы опять не вляпаемся в историю?

— Если ты собираешься быть секретным агентом, то должна понимать, что в этой профессии всегда присутствует элемент риска, — серьезно проговорила Холли. — Но, если взяться за дело с умом, он даже не узнает, что за ним следят.

— Н-не знаю, — покачала головой Миранда, смущенно глядя в возбужденное лицо подруги. — Почему-то за все твои стоящие идеи расплачиваться приходится мне. Я не хочу, чтобы меня наказали и половину каникул не выпускали из дома из-за того, что кто-то пожалуется моим родителям.

Холли окинула ее холодным взглядом:

— Ты, когда вырастешь, хочешь стать секретным агентом или предпочитаешь всю жизнь расставлять банки по полкам в супермаркете?

Миранда вздохнула.

— У меня есть выбор?

— Не думаю, — сказала Холли с усмешкой.

Миранда пожала плечами. Когда на Холли находило подобное настроение, переубеждать ее было бесполезно, оставалось только соглашаться с ней.

— Ладно. Я согласна, — проговорила Миранда. — Расскажи поподробнее. Кто он такой, этот тип, за которым мы собираемся следить?

— Жди меня после уроков у главных ворот, — подняла вверх палец Холли. — И я отведу тебя туда, где его видела, — прошептала она. — И помни: никому ни слова! — она огляделась вокруг. — Успех нашей миссии требует абсолютной секретности!

— Холли! Тебе еще никто не говорил, что ты совершенно ненормальная? Просто чокнутая! — засмеялась Миранда.

Глава IV

Шпион Хэрри

— Вон он, — шепнула Холли. — Шпион Хэрри!

Все происходило в тот же день после школы. Вместо того чтобы, как обычно, возвратиться домой тихими переулками, Холли повела Миранду к многолюдному центру. Они вышли на улицу с рядом магазинов и множеством медленно ползущих машин. В конце ее движение было перекрыто, и машины одна за другой сворачивали в объезд, продвигаясь дальше по нескольким параллельным улицам. Это было одно из тех мест, где всегда образовывались автомобильные пробки.

Миранда проследила за направлением указующего пальца Холли. На низкой стене возле объезда сидел мальчик в джинсах и куртке. Примерно их ровесник, худой, темные волосы свисают на глаза. Сидит и смотрит на потоки легковых машин и грузовиков.

— Это мальчишка, — разочарованно произнесла Миранда.

— Тонко подметила, — хмыкнула Холли. — За наблюдательность тебе «отлично».

Миранда хмуро глянула на нее.

— Я хотела сказать, это всего лишь мальчишка, — уточнила она. — Когда ты говорила, что видела кого-то, кто делает пометки в блокноте, я подумала, ты имеешь в виду взрослого.

Обе девочки остановились в дверях одного из магазинов. Миранда уставилась на мальчика, отмечая про себя, что время от времени он действительно что-то быстро пишет в блокнотике, после чего опять начинает за чем-то наблюдать.

— Он просто коллекционирует номера машин, — предположила Миранда. — Бывают такие мальчишки.

— В том-то вся и хитрость, — сказала Холли. — Так все и должны думать.

Миранда посмотрела на нее.

— Тогда чем, по-твоему, он занимается?

— Притворяется, что записывает номера машин, — сказала Холли. — Но на самом деле он высматривает какую-то одну особую машину.

— Какую это особую?

— Пока не знаю, — сказала Холли. — Может, машину с каким-нибудь важным дипломатом. Может, он работает на какое-то иностранное государство. Или даже планирует похищение.

— У тебя точно крыша поехала, — фыркнула Миранда. — Зачем иностранному государству использовать для этого мальчишку?

Холли окинула ее снисходительным взглядом.

— Чтобы обмануть таких, как ты. Никто не заподозрит мальчишку, так ведь? Они все на это клюнут вроде тебя.

Миранда захихикала.

— Что тут смешного? — сдвинула брови Холли.

— Да ничего, — сказала Миранда. — Теперь мне все стало совершенно ясно — конечно же, Холли, он иностранный резидент, — она похлопала подругу по плечу. — Какие могут быть сомнения! — она опять хохотнула.

— Ну-ну, давай, смейся, — проворчала Холли. — Могу спорить, вот так же все смеялись над… — она осеклась.

— Над кем?

— Не знаю, — обиженно произнесла Холли. — Над кем-то, кто понимал, что происходит что-то подозрительное, когда никто больше этого не понимал.

— Почему ты его назвала Хэрри? — спросила Миранда, бросив на мальчика еще один быстрый взгляд.

— Это я ему дала такой агентурный псевдоним, — объяснила Холли. — Каждому агенту нужно давать специальное имя, когда заводишь на него дело.

Она вынула из кармана совершенно новенькую записную книжку, открыла ее на первой странице и показала Миранде. На первой линейке чистой страницы было выведено: «Агентурный псевдоним — Хэрри».

— А теперь, — сказала Холли, доставая ручку, — я напишу сегодняшнее число, — она взглянула на часы. — Точное время и место, где мы его видели.

— А дальше что? — спросила Миранда.

— Будем ходить за ним как тень, — убежденно произнесла Холли.

— Но он же никуда не уходит, — заметила Миранда.

— Сейчас — нет, но он ведь не будет сидеть здесь всю жизнь, правда?

Миранда закусила губу, чтобы не рассмеяться.

Холли строго посмотрела на нее.

— Ты не воспринимаешь это всерьез? — резко спросила она.

— Перестань, Холли, — с широкой улыбкой сказала Миранда. — Я бы чувствовала себя круглой идиоткой, если бы стала за ним следить. Он так же причастен к заговору с целью похищения важного дипломата, как я к ограблению банка. Просто обычный мальчишка занимается обычной ерундой, как это всегда делают обычные мальчишки.

Брови Холли сошлись на переносице.

— Ты мне скажи, ты хочешь быть моим партнером в фирме «Мы — секретные агенты»?

— Конечно, — кивнула Миранда.

— Тогда постарайся понять, это — тренировочное упражнение. Дошло? И совершенно неважно, записывает он номера машин или что-то еще. Неважно, что он делает.

Глаза Миранды загорелись — наконец она поняла.

— А-а, значит, ты только притворяешься? А я уж подумала, что ты, и правда, веришь во всю эту ерунду насчет похищения дипломатов.

— Ну, так будем мы за ним следить или не будем? — спросила Холли.

— Да, будем, потому что теперь я все поняла, — сказала Миранда. Она покосилась на мальчика. — А сколько времени мы должны за ним следить?

— Пока не получим всю нужную информацию, — ответила Холли. — Это может занять несколько дней.

— Не сказать, чтоб мне очень хотелось все каникулы таскаться за каким-то мальчишкой, — фыркнула Миранда. И засмеялась: — Хватит того, что так делают мои сестры. Ой, Холли, что ты так в меня вцепилась?

Пальцы Холли вдруг с силой сомкнулись вокруг запястья подруги.

— Он уходит! — прошептала Холли. — Смотри!

Мальчик поднялся с низкой стены и двинулся в противоположную от них сторону.

— Вот и хорошо. Теперь-то мы можем идти домой? — спросила Миранда.

— Нет, конечно. Мы должны его выслеживать, — прошептала Холли и потащила Миранду за собой.

— Ладно, отпусти, я и так иду, — вздохнула Миранда.

Вокруг было полно народу — обычная полуденная суета торгового квартала. Холли приходилось лавировать между людьми, чтобы не упустить мальчика из виду. Он не спеша шел по улице, опустив голову.

Холли улыбнулась той особой улыбкой, какой улыбался секретный агент Джон Рейвен, когда выходил на след преступника.

Мальчик остановился у перехода, ожидая вместе со множеством других людей, когда загорится зеленый свет. Холли обернулась к Миранде, собираясь предупредить, чтобы та не слишком приближалась к «объекту».

— Миранда! Что за глупые игры? — вместо этого вырвалось у нее.

Миранда стояла у нее за спиной в застегнутой доверху куртке с поднятым воротником. На носу красовались темные очки.

— А как ты узнала, что это я? — ухмыльнулась Миранда. — Я же замаскировалась. Что скажешь? Круто, да?

— Ты что, совсем спятила? — прошипела Холли. — Сейчас и солнца-то нет!

Миранда нехотя сняла темные очки.

— Я просто старалась делать все, как положено. Я думала, такие люди, как мы, всегда ходят в темных очках, чтобы их не узнали.

— Как тебя не узнать? Такое пугало огородное раз увидишь — больше не забудешь! — Холли быстро оглянулась на мальчика с блокнотом и с ужасом поняла, что он в упор смотрит прямо на них. Она резко присела на корточки.

— Что ты делаешь? — вытаращила глаза Миранда.

— Делаю вид, что завязываю шнурок на ботинке, — прошептала Холли. — Он смотрит в нашу сторону. Притворись, что ты чем-то занята — вполне невинным.

Миранда сунула руки в карманы и принялась громко насвистывать, поглядывая вокруг с самым невинным видом, на какой только была способна.

Холли досадливо простонала. Лучше бы Миранда просто повесила на шею вывеску с горящей неоновой надписью: «Я веду себя крайне подозрительно!»

Зажегся зеленый свет, и люди начали переходить улицу. Холли встала.

— Ну как я? — спросила Миранда.

— Хуже некуда, — вздохнула Холли. — Пойдем, а то мы его упустим.

Они перешли на другую сторону и последовали за мальчиком дальше. Холли то и дело приходилось останавливать Миранду, дергая ее за руку, чтобы сохранить между ними и «объектом» приличную дистанцию.

Дважды мальчик оглядывался через плечо. И оба раза Холли подтаскивала Миранду к витрине магазина, изображая, что показывает ей там что-то.

— Думаешь, он нас засек? — шепотом спросила Миранда. — Он все время оборачивается.

Мальчик обернулся в очередной раз, потом резко изменил направление и исчез в узком проулке между двумя магазинами.

— Куда он делся? — удивилась Миранда.

Она слишком усердно разглядывала витрину, чтобы заметить, куда пропал мальчик.

— Туда, — Холли указала на проулок. — Вот теперь-то и выяснится, какие мы с тобой сыщики. Я пойду за ним. А ты беги по соседнему переулку, чтобы перехватить его с той стороны у выхода. Но только так, чтобы он тебя не увидел.

— Это пара пустяков, — бросила Миранда, поворачиваясь и направляясь бегом к переулку.

Холли ее слова не понравились. Охотники за шпионами не должны считать, что их работа «пара пустяков».

Холли оглядела проулок. Ее глаза округлились. Прошло всего несколько секунд, но мальчик исчез. Это казалось тем более странным, что проулок заканчивался тупиком. Из него не было выхода. Все выглядело так, будто «объект» просто растворился.

В полной растерянности Холли двинулась по проулку.

И не поверила своим глазам, когда вдруг увидела мальчика — он стоял, небрежно прислонившись к стене в неглубокой дверной нише.

Улыбаясь одними уголками губ, он смотрел на охотницу за шпионами.

— Заблудилась? — спросил он, все так же улыбаясь.

— Нет, — выдохнула Холли. — То есть да. Да, я заблудилась.

Ее мысли разбежались кто куда, когда карие глаза мальчика вопросительно уставились на нее.

— Не скажешь, как пройти на Грибл-роуд? — наобум выпалила Холли.

— К сожалению, нет. Я плохо знаю этот район, — сказал мальчик.

— А-а, — протянула Холли с виноватой улыбкой.

— Но вряд ли ты найдешь эту улицу здесь, — сказал мальчик, бросив многозначительный взгляд на тупик, которым заканчивался проулок.

Внезапно Холли стало очень жарко. Она поняла, что покраснела. Что-то во взгляде мальчика подсказало ей: он прекрасно видит, что у нее на уме.

— Ничего, я спрошу еще у кого-нибудь. Но все равно спасибо.

— Пожалуйста, — ответил мальчик.

Холли резко повернулась — и чуть не столкнулась с Мирандой, которая на всех парах вылетела из-за угла.

— Там нет выхода… Ой! — пискнула Миранда, увидев мальчика. — Я… э-э…

— Извините, — перебила ее Холли. — Я, кажется, заблудилась, — ее напряженный взгляд поверг Миранду в озадаченное молчание. — Не скажете, как пройти на Грибл-стрит?

Миранда с тревогой посмотрела на нее.

— По-моему, ты спрашивала о Грибл-роуд, — заметил мальчик.

Выйдя из ниши, он прошагал мимо девчонок к началу проулка. Прежде чем свернуть за угол и скрыться из вида, он оглянулся и посмотрел на подруг с нескрываемой насмешкой.

— Зачем ты устроила эту комедию? — удивилась Миранда.

— Не хотела, чтобы он понял, что мы знакомы, — объяснила Холли.

— Но он же раньше видел нас вместе, — сказала Миранда. — Он наверняка решил, что мы психи.

— Я это ляпнула с перепугу, — призналась Холли. — Ты думаешь, он нас расколол?

— Нас — расколол? Еще чего! — засмеялась Миранда, и ее звонкий смех прокатился по переулку. — Таких классных секретных агентов?

Глава V

Встреча в супермаркете

— Ты уверена, что быть агентами это наше призвание? — задумчиво произнесла Миранда. — Может, нам лучше подумать о сцене — комический дуэт Адамс и Хант «Мы — клоуны!».

Они стояли в узком проулке. Воспоминание о насмешливой улыбке мальчика заставило Холли покраснеть.

— Не вижу ничего смешного, — сказала она. — Я чувствую себя полной дурой!

— Ладно, не переживай. Нельзя же всегда выигрывать, — бодрым голосом проговорила Миранда.

— Но это было наше первое дело, — сокрушалась Холли. — И что мы натворили, — она застонала. — Не смогли даже организовать слежку за каким-то глупым мальчишкой так, чтобы не засветиться.

— Он не глупый, — убежденно произнесла Миранда. — Он нас раскусил в два счета. И он не просто так свернул в этот проулок. Это он подстроил нам ловушку. И, значит, он лучший охотник за шпионами, чем мы с тобой.

— Спасибо. Ты меня очень поддержала, — сказала Холли. — У меня лицо все еще красное?

— Как свекла, — подтвердила Миранда. — Что за ерунду ты придумала с какой-то Грибл-стрит? Я никогда о такой не слышала.

— Первое, что пришло в голову, — сказала Холли. — У нас есть такие соседи, Гриблеры. И все бы сошло, если бы ты не стояла и не глазела на меня, разинув рот.

— Надо признать, сыщики из нас никудышные, — сказала Миранда.

Потом лицо ее вдруг просветлело, и она громко расхохоталась.

— Ну что опять? — спросила Холли.

— Я только что придумала классный прикол для нашего журнала. Как называют женщин — секретных агентов?

— Не знаю, — хмуро ответила Холли.

Она не была настроена смеяться над глупыми шутками Миранды.

— Агентессы! — сказала Миранда. — Поняла? Или шпикухи! Тебе как больше нравится? — она заглянула в мрачное лицо Холли. — Не расстраивайся так, не надо! Еще не конец света. От ошибок никто не застрахован. Можно найти еще кого-нибудь, за кем следить.

Холли вперила взгляд в землю. Выражение ее лица изменилось, когда она заметила на дороге листок бумаги — как раз там, где стоял мальчик. Она подошла и подняла его.

— Посмотри, наверное, это он уронил.

— Не глупи, это мог уронить кто угодно. Листок может валяться тут уже сто лет, — отмахнулась Миранда.

— Но он же чистый, — настаивала Холли. — Да, чистый и сухой. А недавно шел дождь. Он бы весь размок, если бы пролежал здесь какое-то время, — она перевернула листок бумаги. — И он был вырван из блокнота такого же размера, как у него, — сказала она.

— А на нем что-нибудь написано? — спросила Миранда.

— Да. Какой-то адрес. Смотри: Хай-стрит, 241, — она посмотрела на Миранду. — Вот это Хай-стрит, — указала она на выход из проулка.

— Ладно, тогда давай посмотрим, что это за дом 241.

Они вернулись на главную улицу. Среди уличной толпы мальчика нигде не было видно. Холли посмотрела на номера домов.

— Номер 160, — прочла она, — 158. Значит, 241 на другой стороне, в том направлении.

— Ну пошли, — сказала Миранда, направляясь к перекрестку. — Уж здесь-то мы не можем ошибиться.

Они остановились перед домом 241 по Хай-стрит. Это был магазин посуды. В витрине виднелась надпись: «Распродажа чайников. Цены снижены на 50 %».

Миранда внимательно посмотрела на нее, потом на Холли.

— Тебе не кажется, что он пытается нам что-то сказать? — спросила она, едва сдерживая улыбку.

Глаза Холли сузились.

— Что мы «чайники»?! Ну, погоди, проклятый мальчишка! — процедила она. — Думаешь, ты очень умный? Сейчас посмотрим, какой ты умный, и кто из нас «чайник»! Никому не позволено безнаказанно смеяться над Холли Адамс! Я до тебя еще доберусь. Я все про тебя узнаю — все, до мельчайших деталей.

— Осторожнее, — остановила ее Миранда. — Он здорово соображает.

Холли сердито посмотрела на нее.

— А я, по-твоему, нет? Я тоже соображаю!

На этой неделе подруги больше мальчишку не видели, несмотря на то что Холли каждый день после школы тащила Миранду на Хай-стрит. Низкая стена объезда оставалась пустой.

В конце концов в пятницу Миранда потеряла терпение.

— Мне все это уже надоело! — сказала она Холли. — И я иду домой. Ты идешь?

— Нет, — отрезала Холли. — Я должна ему отомстить. И мне все равно, сколько времени это займет.

И Миранда отправилась домой, оставив Холли в одиночестве следить за пустой стеной. Холли продержалась с полчаса, но потом тоже сдалась.

Ей не нравилось, когда ее выставляют в дурацком свете. И для нее было делом чести каким-то образом сквитаться с этим «шпионом Хэрри». Но только как это сделать? Ведь она о нем ничего не знает. Не знает даже, где он живет и в какой школе учится. И как его зовут.

И вот теперь даже Холли вынуждена была признать свое поражение.

Обычно по воскресеньям после обеда в доме Адамсов воцарялось относительное спокойствие.

Холли лежала на диване в гостиной, читая очередной детектив из серии «В когтях Кота». «Хотя бы в книжках все идет так, как надо, — думала она. — Негодяи какое-то время водят героя за нос, но ты все равно знаешь, что в конце герой победит».

Разумеется, если у нее будет шанс дочитать до конца. Большую часть пространства на полу занимал Джейми со своими приятелями. Они играли в какую-то настольную игру, сопровождая ее громкими криками и шутливой возней. Из подвала доносились стук молотка, лязг пилы и вой работающего токарного станка. Мистер Адамс предавался своему хобби.

— Слушай, может, вы еще где-нибудь поиграете? — недовольно произнесла Холли. — Читать мешаете.

— А может, ты пойдешь читать куда-нибудь еще? — дерзко ответил Джейми. — Мы первые сюда пришли. Эй, Мартин! Так нечестно! Я видел, что ты мухлюешь.

Холли вздохнула. Было ясно, что спокойно почитать ей здесь не дадут. Она взяла книжку и гордо вышла в коридор, намереваясь подняться к себе, в свою тихую спальню.

Проходя мимо кухни, она заметила, что мама сидит там за столом, сосредоточенно глядя на кипу бумаг. Холли пришло в голову, что неплохо было бы перекусить. Эта мысль немного ободрила ее, и она пошла на кухню.

— Много работы? — спросила она маму.

Миссис Адамс подняла на нее усталые глаза.

— Все из-за нового управляющего, — сказала она. — Решил менять все порядки. Теперь я сама не могу разобраться, что к чему.

Миссис Адамс работала в банке, возглавляла отдел. Холли и раньше слышала ее жалобы на нового управляющего. Звали его мистер Чиверс, вспомнила она.

— Выходит, он плохой работник? — спросила Холли, сунув голову в холодильник в поисках чего-нибудь вкусненького.

— Думаю, сам-то он понимает, что делает. Все дело в том, что никто, кроме него, этого не понимает. Он работает в этой должности всего три недели и уже… Холли! Что ты там ищешь?

— Чего-нибудь пожевать, — ответила Холли.

— В шкафу есть пакет арахиса, — сказала миссис Адамс.

— О-о, это пойдет, — улыбнулась Холли. — А то в холодильнике шаром покати.

— Да, верно, — грустно согласилась мама. — У меня не было времени зайти в магазин.

— Но ведь у нас закончилась четверть, и начались каникулы. Разве ты не приготовила что-нибудь праздничное? — удивилась Холли.

— Нет. Извини, — сказала миссис Адамс. — Но знаешь что? Я могу дать тебе денег, и завтра утром вы с Джейми сходите в супермаркет.

Холли вздрогнула.

— Нет уж, я лучше Миранду позову.

— Хорошо, позови Миранду. Я составлю тебе список. А теперь оставь меня в покое, Холли. Мне нужно разобраться с этим и привести все в порядок к завтрашнему утру.

Холли достала из шкафа пакет арахиса и пошла наверх, чтобы спокойно посидеть часок за книгой.

— Ух ты! Холли, в какое замечательное место ты меня привела! — воскликнула Миранда.

Было утро понедельника, и подруги находились в местном супермаркете. С деньгами, аккуратно сложенными в кармане, и составленным мамой списком в руке Холли устремилась вперед, Миранда следовала за ней с тележкой.

— Не стоит благодарности, — сказала Холли, кидая в тележку пакет картошки и вычеркивая ее из списка.

— Что ты, это я так, пошутила, — пояснила Миранда. — А мороженое у тебя в списке есть?

— Да.

— Ну, тогда еще ничего, — повеселела Миранда. — Клубничное?

— Шоколадное, — ответила Холли и с улыбкой обернулась к подруге. — Но мы можем заменить его клубничным.

Вдруг она смолкла и уставилась на что-то за спиной Миранды. Миранда оглянулась.

— Что? — спросила она.

— Тот мальчишка, — прошептала Холли. — Это он!

Взгляд Холли был устремлен в угол супермаркета, отведенный для печатной продукции.

— Где? — спросила Миранда. — Я ничего не вижу.

— Он сейчас ушел, — сказала Холли. — Я видела его мельком. Но это был точно он. На сто процентов. Я узнала его волосы и черную куртку.

— Куртка у него была синяя, ты что, не помнишь? — возразила Миранда.

Холли бросила на нее уничтожающий взгляд.

— Черная, — повторила она. — Никакой у тебя наблюдательности!

— Могу спорить, синяя, — не сдавалась Миранда.

— Хорошо, давай поспорим, — кивнула Холли. — Проигравший понесет самые тяжелые пакеты. Согласна?

— Идет, — кивнула Миранда. — В какую сторону он пошел?

Она круто развернула тележку, чуть не сбив при этом несколько покупателей.

— Извините, — говорила она. — Ой, осторожнее! Разрешите, разрешите! Дорогу экспресс-тележке!

— Миранда! Ну что ты творишь! — крикнула Холли, в то время как ее подруга пробиралась сквозь толпу. — Сейчас наедешь на кого-нибудь.

Изображая звук полицейской сирены, Миранда с тележкой завернула за угол.

— Миранда! Перестань, ты меня выдашь! — прошипела ей в спину Холли. — Нас отсюда выгонят!

Тележка Миранды с тарахтением пролетела по проходу.

— Я пойду здесь, — крикнула подруге Холли. — В конце ряда встретимся!

Она вышла из прохода и двинулась вдоль рядов, рыская глазами в поисках таинственного незнакомца. Потом пробралась через очередь покупателей в конце ряда с деликатесами. Неужели она ошиблась?

Нет! Вот он — опять. В дальнем конце зала. И смотрит прямо на нее.

Мальчик улыбнулся и чуть махнул ей рукой, но уже через мгновение вновь исчез из вида. Холли принялась решительно выбираться из образовавшейся у прилавка толпы. Он издевается над ней! Какая наглость!

Бегом направляясь обратно, она заглядывала в каждый проход, надеясь увидеть Миранду.

— Попрошу здесь не бегать, — сделал ей замечание мужчина в коричневом костюме с блокнотом на планшете в руке. — Это не игровая площадка.

— Извините, — сказала Холли, замедляя ход и виновато улыбаясь ему.

Она уже почти миновала человека в коричневом костюме, когда откуда-то спереди послышался грохот. Грохот падающих консервных банок и пронзительный крик.

Только один человек в мире мог так кричать — Миранда.

— Что там еще? — воскликнула мужчина, устремляясь к месту, откуда раздался грохот.

Холли последовала за ним. Она должна увидеть все собственными глазами! Неужели это Миранда со своей потерявшей управление тележкой? Может, было бы лучше взять с собой Джейми?

Вслед за мужчиной Холли завернула за угол. И при виде хаоса в конце прохода закрыла ладонями лицо. Да, она не ошиблась — это была Миранда.

Глава VI

Рыбак рыбака…

Удивленные посетители разбегались от места катастрофы. У них под ногами катались консервные банки. Их обрушилась целая пирамида: огромная башня из банок с тушеной фасолью. И в центре всего этого хаоса сидели Миранда и мальчик в джинсовой куртке.

Администратор магазина решительно направился к ним.

Миранда попыталась встать и беспомощно замахала руками — консервная банка выскочила и покатилась из-под ее ноги.

— Ой! — вскрикнула Миранда, потирая ушибленные места.

Холли бросила на нее затравленный взгляд из-за спины администратора.

— Что здесь произошло? — сурово спросил он.

Мальчик откинул волосы со лба и уставился в его рассерженное лицо.

— Конечно, это не мое дело, — сказал мальчик, вставая. — Но, по-моему, не следовало здесь устраивать такое ненадежное сооружение из банок. Кто-нибудь мог серьезно пострадать.

— Кто-нибудь уже пострадал, — вставила Миранда.

Заметив Холли, она замахала рукой. Холли тут же постаралась спрятаться за спину администратора.

— Ты была права! — радостно крикнула Миранда. — Куртка у него все-таки черная!

— В жизни еще не попадала в такое идиотское положение, — сказала Холли.

Все трое стояли на площадке перед супермаркетом. Администратор освободил Миранду от ее тележки и велел всем троим немедленно убираться из магазина.

— Честное слово, я не нарочно. Он врезался в меня с разбегу, — указала на мальчика Миранда.

— Не надо все на меня спихивать, — возразил мальчик. — Ты неслась с этой тележкой, как ракета.

— А тебе тоже надо было смотреть, куда летишь! — не осталась в долгу Миранда. — А теперь я, наверное, вся буду в синяках. Эти банки, знаешь, какие твердые!

— Так тебе и надо, — сказал мальчик. — Обеим вам так и надо, — посмотрел он на Холли. — Может, теперь вы сначала хорошенько подумаете, а уж потом будете устраивать за человеком слежку.

— Не понимаю, о чем ты говоришь, — с достоинством, насколько это было возможно, произнесла Холли. — Нам что, делать больше нечего, кроме как следить за тобой?

Мальчик засмеялся, но довольно беззлобно. Холли решила, что физиономия у него вполне симпатичная.

— Я видел, как вы пялились на меня на прошлой неделе и что-то записывали, — сказал он. — Вообразили себя шпионками Харриэт?

Холли вытаращила на него глаза.

— Так ты читал «Шпионку Харриэт»?

— Ага, сто лет назад, — усмехнулся мальчик. — Помнится, она ходила повсюду с записной книжкой и все про всех записывала — точно, как вы тогда. Кстати, вы нашли мое послание?

— Где ты нас отправил на распродажу чайников? — спросила Миранда. — Нашли, — она засмеялась. — Холли твоя шутка не очень понравилась, правда же, Холли?

Холли внимательно посмотрела на мальчика.

— Ты сразу догадался? — спросила она.

— Не сразу. Сначала я не был уверен, пока не заманил вас в проулок, — сказал он. — Вот тогда я понял, что вы что-то затеваете, — он улыбнулся. — Выкладывайте, в чем тут дело?

— Холли подумала, что ты за кем-то шпионишь, — сказала Миранда. — Например, высматриваешь машины с дипломатическими номерами. И еще подумала, что тут готовится какое-то похищение.

— Ничего такого я не думала! — воскликнула Холли, сердито глянув в улыбающееся лицо Миранды. — Мы просто… Это было… Ладно, твоя правда — мы кое-что о тебе записывали. Это было вроде тренировочного упражнения.

— И в чем же вы тренируетесь? — спросил мальчик.

— Холли после окончания школы хочет стать секретным агентом, — выпалила Миранда.

— Ну, спасибочки, — бросила на нее негодующий взгляд Холли. — Давай, выкладывай ему все, чего уж там.

— Секретным агентом? — повторил мальчик. — Хорошее дело.

Холли в упор посмотрела на него.

— Опять ты со своими шуточками?

Мальчишка покачал головой.

— Вовсе нет. Но, если ты хочешь стать секретным агентом, подыскала бы себе объект поинтереснее, чтобы за ним следить. Почему ты выбрала меня?

— Я видела, как ты наблюдал за машинами и что-то записывал, — объяснила Холли.

— Я коллекционирую номера машин, — сказал мальчик.

— Ну, кто был прав? — торжествующе посмотрела на подругу Миранда. — Так ведь я и сказала тогда, помнишь? Я еще тогда говорила, что он не шпионит!

— Может, хватит об этом? — обиделась Холли. — На самом деле я никогда не думала, что он шпионит.

— Просто решила, что стоит за мной последить? — сказал мальчик.

— Тебя как зовут? — сменила тему Миранда. — Меня Миранда Хант, а это Холли Адамс, — она улыбнулась. — И если ты познакомишься с ней получше, то увидишь, что она вполне нормальная.

— К сожалению, не могу сказать того же о тебе, — буркнула Холли.

— А меня зовут Пит. Пит Хамильтон, — представился мальчик. — Мы с отцом только недавно сюда переехали. Мы живем на Боксал-роуд.

— Это совсем близко от нас, сразу же за углом, — обрадовалась Миранда. — Вы живете в одном из тех больших особняков?

— Нет, — ответил Пит. — Мы снимаем квартиру в доме напротив. Но это временно, пока отец не подыщет подходящий отдельный дом.

— Ты живешь с отцом? А где же твоя мама? — спросила Миранда.

— Миранда! Какая ты любопытная! — одернула ее Холли.

— Ничего, пожалуйста, — пожал плечами Пит и грустно вздохнул. — Мама умерла, когда я был еще маленьким. Я ее почти не помню.

Миранда виновато посмотрела на него.

— Ох, извини. Язык мой — враг мой!

— Не переживай, я, можно сказать, уже свыкся с этой мыслью.

На несколько секунд воцарилось неловкое молчание. Слова Пита о том, что у него нет мамы, выбили у девочек почву из-под ног.

— Мне все-таки нужно купить все эти продукты по списку, — вздохнула Холли. — А в супермаркет мне теперь лучше не соваться — благодаря тебе, — она сердито посмотрела на Миранду.

— Благодаря ему, — сказала Миранда, тыча пальцем в Пита. — Кстати, извини за любопытство, но зачем ты коллекционируешь номера машин?

— Интересно, — коротко ответил Пит.

— Да? А чем это интересно? — не унималась Миранда.

— Ну, например, по буквам, которые стоят на номере, можно высчитать, старая это машина или не очень, — пояснил Пит. — А потом можно составить диаграмму, сколько имеется машин каждого года выпуска. В данный момент я работаю над 1992 годом, — Пит говорил с воодушевлением, не замечая, казалось, какими безразличными стали глаза у Миранды. — А еще попадаются иностранные номера, — продолжал он. — У меня в компьютере для них специальный раздел есть.

— У тебя есть свой компьютер? — спросила Холли.

— Вообще-то он отцовский, но папа разрешает мне им пользоваться, — сказал Пит. — Ну вот, как я уже говорил…

— Ой, неужели уже столько времени? — перебила его Миранда, демонстративно взглянув на часы.

Пит засмеялся.

— Вы сами просили рассказать, — он посмотрел на девочек. — Я знал, что нет смысла вам объяснять. Девчонки таких вещей не понимают.

Это вывело Холли из себя.

— Что ты имеешь в виду? Хочешь сказать, девочки для этого недостаточно сообразительны?

— Сообразительность тут ни при чем, — возразил Пит. — У девочек просто не хватает терпения, чтобы разобраться со всей этой информацией.

— А может, девочки слишком сообразительны, чтобы заниматься такой ерундой? — ехидно спросила Миранда. — Потому что, если хочешь знать мое мнение, то, чем ты занимаешься, просто ерунда, потеря времени.

— Ты бы так не говорила, если бы обнаружила то, что вчера обнаружил я, — сказал Пит, явно не замечая раздражения на лицах девочек.

— А ты расскажи, расскажи! Так что это было? Совершенно необыкновенный номер?

— Вот что бы вы сказали, если бы увидели однажды машину с одним номером, — начал он, интригующе поглядывая на подруг, — а потом проходит несколько дней, и вы видите ту же самую машину с совсем другим номером.

— Лично я бы сказала, что тебе нужны очки, — фыркнула Миранда.

Пит неодобрительно посмотрел на нее.

— И ты еще претендуешь на звание агента-стажера! К вашему сведению, очки мне не нужны. А номера я не перепутал, я их записал правильно. Я видел эту машину на стоянке за нашим домом в прошлую пятницу. Белый «Форд Кортина» с вмятиной на переднем бампере. В выходные его не было, а потом он опять появился — сегодня утром. Но с другим номером! — Пит вытащил из кармана куртки свой блокнот. — Вот, сами можете сверить номера, — сказал он, перелистывая помятые странички, заполненные рядами маленьких аккуратных цифр. — Смотри! — мальчик сунул блокнот Миранде под нос. — Я его красным обвел. А вот еще, — он перевернул несколько страничек, — это номер той же машины, который я записал сегодня утром. Поняла?

— Поняла-поняла. И нечего мне свой блокнот в лицо совать. Я и так вижу, — сказала Миранда. — Ну и что с того? Люди имеют право менять номера машин, если им хочется.

— Я не думаю, что имеют, — возразила Холли. И посмотрела на Пита. — Правильно?

— Да, — сказал Пит. — Просто так номера не меняют. А меняют их, по-моему, только в одном случае, если машина угнанная.

— Ты уже сообщил в полицию? — спросила Холли.

Пит непонимающе посмотрел на нее.

— Нет, — сказал он. — Я подумал, что лучше понаблюдаю за ней немного. Окно моей спальни как раз выходит на стоянку. И я собираюсь фотографировать каждого, кто приблизится к машине, — с хитрой улыбкой сообщил мальчик.

Холли азартно сверкнула глазами.

— Ты собираешься следить за ней? А потом отнести фотографии угонщиков в полицию? Я правильно поняла?

— Да, план у меня такой, — кивнул Пит.

— Тогда, считай, тебе очень повезло, что ты нас встретил, — сказала Холли.

Пит с сомнением посмотрел на нее.

— Да? Это почему же?

— Потому что мы можем тебе помочь, — объявила Холли, не обращая внимания на вытянувшееся лицо Миранды. — Это как раз та тренировка, которая нам нужна, — она ободряюще посмотрела на Миранду. — Так будет гораздо интереснее, чем просто следить за первым встречным. Потому что, может быть, этим мы, и правда, поможем поймать преступников. Почему бы нам не работать вместе?

— Я, конечно, извиняюсь, но можно мне с тобой поговорить, Холли? — Миранда хмуро посмотрела на Пита. — Без свидетелей.

Пит пожал плечами и не спеша направился к стоянке супермаркета с ручкой и блокнотом в руке.

— Не очень-то вежливо, — с упреком заметила Холли.

— Ерунда, — сказала Миранда, поглядывая в сторону Пита, который усердно записывал номера. — Я думала, мы с тобой партнеры. Он нам не нужен. Ты же знаешь, как ведут себя мальчишки. Не пройдет и пяти минут, как он начнет командовать. Не успеешь оглянуться, как будешь готовить для него чай и делать сандвичи.

— Да не будет он командовать, — засмеялась Холли. — Зная тебя, скорее можно предположить, что чай будет готовить он. Слушай, а что, если он прав? Что, если эту машину, и правда, угнали, и мы можем помочь найти угонщика? Это же здорово!

— Не уверена, — сказала Миранда.

— Ну, поверь мне. Хотя бы раз.

— Хотя бы раз? Холли, ты говоришь так всегда!

— И хоть раз я тебя подводила?

Миранда уставилась на подругу.

— Все время.

Холли громко вздохнула.

— Ну, хорошо. Поверь мне в этот раз, пожалуйста. В последний разочек.

— Ладно уж, — с неохотой согласилась Миранда. — Но учти, как только он мне скажет поставить на огонь чайник, я выхожу из игры, договорились?

— Договорились, — кивнула Холли и подхватила Миранду под руку. — Пойдем скорее. Надо расспросить его поподробнее про эту машину.

Глава VII

Таинственная машина

— Водички никто не хочет? — спросил Пит.

Они стояли возле темной задней двери подъезда дома, где жил Пит. Перед ними располагалась забетонированная площадка, ограниченная крутыми земляными склонами с зеленой травой. Поблизости, вокруг нее, стояло еще несколько краснокирпичных многоквартирных домов, образующих жилой микрорайон.

На площадке находилось с полдюжины машин. Пит указал девочкам на белый четырехдверный автомобиль в дальнем углу. «Форд Кортина» со вмятиной на бампере и, по мнению Пита, фальшивым номером, который поставили на прошлой неделе.

Пит заметил, как девочки обменялись быстрым взглядом, когда он упомянул о питье.

— Там, за углом, есть магазин, — сказал он. — Я могу сбегать купить что-нибудь, если кому-нибудь пить хочется.

— Вот видишь! — сказала Холли Миранде, нащупывая в кармане мелочь.

— Что видишь? — спросил Пит.

— Ничего, — буркнула Миранда, передавая ему деньги. — Мне черри-колы, если будет.

Пит взял деньги и, толкнув дверь, прошел в коридор, ведущий к парадному входу дома.

— Нормальный парень, да? — улыбнулась Холли подруге.

— Первое испытание он прошел, — признала Миранда. — Посмотрим, как пойдет дальше.

Она прислонилась к двери и, скрестив на груди руки, устремила взгляд на белый «Форд».

— Ответь мне на один вопрос, — произнесла она. — Зачем все-таки мы здесь стоим и пялимся на эту машину?

— Мы наблюдаем, — сказала Холли. — Так всегда делают секретные агенты — наблюдают.

— И что, по-твоему, с ней может произойти? Думаешь, она вдруг расправит крылья и улетит?

— Когда вернется Пит, мы сделаем несколько фотографий и подробно запишем все, что он видел, — терпеливо объяснила Холли.

— Точнее, то, что ему показалось, будто он видел.

— Нет, что он видел, — настаивала Холли. — Кроме того, в машине может быть что-нибудь важное, какая-нибудь зацепка.

— Тогда почему бы нам не подойти ближе и не рассмотреть все как следует? — предложила Миранда.

— Надо дождаться, когда вернется Пит, — сказала Холли.

— Почему это? Он что, здесь самый главный?

— Нет.

— Ладно, тогда так: ты можешь оставаться здесь, если тебе так хочется, а я пойду посмотрю поближе, — она улыбнулась. — Там наверняка на заднем сиденье лежит труп — прежнего владельца. Ноги торчат вверх, язык свешивается изо рта. И огромный кухонный нож в груди, — Миранда бросила на Холли насмешливый взгляд.

— Да ты первая заорешь как резаная, если там труп. Хорошо, пойдем, если уж тебе так не терпится, — сдалась Холли. — Пойдем и посмотрим.

Девочки вышли из подъезда и направились через площадку к машине.

— Если машина угнанная, что же она здесь делает? — недоумевала Миранда. — Зачем ворам было просто бросать ее на стоянке?

— Может быть, они ждут покупателя? — предположила Холли. — Может быть, у них уже есть покупатель, и машина просто ждет, когда ее заберут. Потому что им ведь надо было куда-то ее поставить.

— А может, ее уже кто-то купил. Может, этот кто-то живет здесь.

Холли тревожно оглянулась на сотни уставившихся на них окон.

— Может, сейчас они за нами следят? — сказала Миранда. — Может, в этот самый момент на нас нацелен пистолет?

Внезапно с криком «ба-бах!» она бросилась на Холли. Та чуть в обморок не грохнулась.

— Ну и шуточки у тебя!

— Ага, испугалась! Холли трусиха! — закатилась смехом Миранда.

Все еще смеясь, она подошла к машине и, наклонившись, заглянула в окно.

— Какая жалость, никакого трупа нет, — объявила она, с усмешкой глядя на Холли.

— И вообще ничего нет, — сказала Холли, обходя машину и заглядывая во все окна.

Она вытянула шею, надеясь высмотреть что-нибудь между сиденьями или на полочке под приборным щитком, но в салоне «Форда» было абсолютно чисто и пусто. Не было даже дорожной схемы или какой-нибудь забавной фигурки-талисмана, какие часто подвешивают к зеркалу.

— Бензин на нуле, — сообщила Миранда, закрываясь ладонью от ярких лучей, отражающихся от стекла.

— Конечно, на нуле. Неужели ты не знаешь? Ни один из указателей не работает, пока не запустишь машину.

— Разве? А часы, по-моему, показывают правильно, — удивилась Миранда.

— Часы — другое дело, — бросила Холли.

— Это почему же? — не сдавалась Миранда.

— Почему, почему! Не знаю. Работают — и все, — начала терять терпение Холли.

— Но ты сама только что сказала…

— Не будь тупицей, — оборвала ее Холли. — Какая польза от часов, которые останавливаются каждый раз, как ты выключаешь двигатель?

Она подошла к багажнику машины и присела на корточки.

— Ага!

Миранда подошла к ней.

— Что «ага»?

— А то «ага», какое говорят, когда обнаруживают что-то подозрительное, — сказала Холли. — Вот, посмотри!

Миранда присела на корточки рядом с ней. Холли указывала на номерную табличку.

Несколько секунд Миранда разглядывала ее.

— Ага! — тоже произнесла она, но без особого энтузиазма.

— Ты видишь? — спросила Холли.

— Не-а, — призналась Миранда. — Ничего не вижу.

— Тогда почему же ты сказала «ага»? — сдвинула брови Холли.

Миранда виновато улыбнулась.

— Я думала, это поможет. Так что я должна видеть?

— Грязь и ржавчину, — сказала Холли.

Миранда опять внимательно осмотрела «Форд». Вся нижняя часть машины сзади была в ржавых пятнах.

— Не очень-то о ней заботились, — заметила Миранда. — Но что из этого?

— А теперь посмотри на шурупы, которыми прикручен номер. Они все чистые и блестящие, — сказала Холли. — И, стало быть, совершенно новенькие. А это доказывает, — торжествующе продолжила она, — что Пит прав — номера недавно меняли.

— Эй! Эй, вы! Что вы там делаете?

Неожиданный окрик заставил девочек вздрогнуть.

Холли обнаружила, что с испугу уселась на бетонный пол площадки. Она торопливо встала. Миранда тоже поднялась, опираясь на руку Холли, и обе уставились на мужчину, кричавшего им.

Холли мысленно перечислила его приметы. Одет в темно-синий костюм с красным галстуком. Круглое одутловатое лицо, черные, редеющие на макушке волосы. Рубашка туго натянута на круглом животе. В одной руке мужчина держал большой коричневый конверт. Пока он шагал к ним, Холли заметила, что походка у него неуклюжая, вперевалку, как у гуся или утки. Лицо рассерженное, косматые брови нависли над темными, с красными веками глазами.

— Вы что тут с машиной делаете? Я все видел! — накинулся он на девочек.

— Ничего мы с ней не делаем, — сказала Миранда. — Нельзя, что ли, посмотреть? Законом это не запрещено.

— Ты со мной таким тоном не разговаривай, дорогуша, — вскинулся толстяк. — Так что вы тут затеваете? В какие игры играете? Почему не в школе?

— Сейчас каникулы, — поспешно сказала Холли, чтобы не дать Миранде брякнуть чего-нибудь такого, что разозлит его еще больше. — Мы просто ждем нашего друга, вот и все.

Тут в ее голове мелькнула спасительная мысль.

— Я монетку уронила. И, похоже, она закатилась под вашу машину.

Мужчина тут же смягчился.

— Это не моя машина, — сказал он и скользнул красными глазами вниз. — Нашла ты свою монетку?

Холли опять присела на корточки.

— Кажется, я ее вижу, — сообщила она, потянувшись рукой под машину. — Да! Вот она!

Холли встала, делая вид, что держит в зажатой ладони монетку.

— Я ее нашла! Пойдем, Миранда!

Она просунула руку под локоть Миранды и потащила ее прочь.

— Нечего вам болтаться на стоянках машин! — крикнул мужчина им вслед. — Что, больше заняться нечем?

— Вот нахал! — воскликнула Миранда. — Какое его дело? Где хотим, там и болтаемся.

— Ш-ш… он может услышать, — одернула ее Холли.

— Ну и пусть слышит, мне все равно, — громко проговорила Миранда, выворачиваясь из рук Холли. — Мне! Все! Равно! Пусть слышит!

— Миранда!

Холли тащила ее к задней двери дома.

— Опять ты меня выдаешь.

— Терпеть не могу людей, которые суют нос в чужие дела, — возмущалась Миранда. — В особенности таких, которые переваливаются, как толстые гусаки! — нарочно повысила она голос.

Холли втолкнула ее в подъезд. Здесь, в относительной безопасности, Холли повернулась и посмотрела сквозь армированное стекло двери.

Миранда высвободила руку.

— Я вот сейчас вернусь туда и скажу, чтоб не совал свой нос в чужие дела!

— Погоди! — удержала ее Холли. — Смотри!

Мужчина, стоя возле автомобиля, наблюдал, куда они пошли. Холли заметила, как он уставился на дверь подъезда.

— Черт! Он нас видит. Пойдем куда-нибудь спрячемся, — она потянула Миранду дальше в глубь подъезда.

— Привет! — в парадную дверь вошел Пит с тремя банками колы в руках. — Черри-колы не было, и я взял тебе… Эй, что это с вами?

Он растерянно смотрел, как девочки жмутся к стене.

— Видишь этого дядьку около машины? — спросила Холли.

— Какого дядьку? — шагнул Пит к застекленной задней двери.

Холли схватила его за рукав и оттащила, чтобы его не было видно.

— Нельзя, чтобы он тебя заметил, — прошептала она. — Мы осматривали машину, а он вышел и наорал на нас.

— Что же вы меня не подождали? — помрачнел Пит.

— А какая разница? — пожала плечами Миранда. — Он все еще там?

Пит пробрался вдоль стены к выходу и выглянул из-за края стеклянной двери.

— Никого не видно, — сказал он.

Холли шумно вздохнула.

— Значит, ушел.

Пит выглянул еще раз.

— В синем костюме? С большим конвертом? — спросил он.

— Да, это он, — подтвердила Холли.

— Он уходит от машины к другому подъезду дома. Нет, подождите. Он остановился, — комментировал Пит.

— Что он теперь делает? — шепнула Холли.

— Просто стоит, — сказал Пит. — И оглядывается.

— Ищет, наверное, к кому бы еще пристать! — фыркнула Миранда.

— Нет. Он повернул обратно. Опять идет к машине, — сообщил Пит и скользнул за косяк двери. — Он у машины. Шарит в кармане, — Пит пригнулся. — Он оглядывается.

Холли осторожно выглянула из-за спины Пита.

— Открывает багажник! — воскликнула она. — А говорил, что машина не его!

— Ну что, трупа там не видно? — поинтересовалась Миранда.

Пит вытаращился на нее:

— Чего?

— Он кладет конверт в багажник, — сказала Холли.

Пока она следила из своего укрытия, мужчина сунул большой конверт в багажник и захлопнул его. Когда толстяк беспокойным взглядом опять обшаривал округу, Холли вновь спряталась.

— Он идет сюда! — шепнул Пит.

— Бежим! — выдохнула Холли. — Он не должен нас видеть!

Они опрометью бросились по коридору. Мысли Холли мчались еще быстрее, чем ее ноги. Чем занимался этот подозрительный тип? Почему сказал, что машина не его? Зачем соврал? И что находится в этом конверте?

Глава VIII

Будни суперагентов

Тяжело дыша, ребята бегом поднимались по зигзагам лестничных маршей.

— Чего мы бежим? — пропыхтела Миранда. — Мы же ничего не сделали.

Пит резко затормозил на площадке третьего этажа. Он посмотрел на Холли.

— А правда, чего мы бежим?

— Мы не хотим, чтобы он понял, что мы его видели, — сказала Холли. — Нам надо где-нибудь сесть и как следует все обсудить.

Пит распахнул двойные двери в небольшой коридор.

— Можно поговорить у нас дома.

Он выудил из кармана ключи и впустил девочек в квартиру. Холли поразилась, как аккуратно и пусто было в ней. На стенах никаких картин или украшений. В гостиной чертежная доска и компьютер. Больше похоже на офис, чем на жилье.

— Отец работает в архитектурной фирме, — пояснил Пит, заметив, что Холли и Миранда обратили внимание на лист с планом дома, прикрепленный кнопками к доске.

Он провел девочек в небольшую спальню, такую же прибранную и опрятную, как и остальные комнаты в квартире. На небольшом столике были аккуратно сложены дискеты и стопка блокнотов.

Холли тоже вытащила свою записную книжку.

— Нам надо кое-что зафиксировать, — сказала она. — Придется открыть новое дело на машину и на этого типа. Можно, я присяду на кровать?

Пит кивнул.

— Вот, держите, — вручил он девочкам по банке колы.

Холли уселась, скрестив ноги, на кровать.

— Дело нужно как-то назвать, — проговорила она, занеся шариковую ручку над пустой страницей.

— Он ходил, переваливаясь, как гусь, — сказала Миранда. — Пусть его кодовой кличкой будет «Гусак».

— Гусак так Гусак, — согласилась Холли.

Подчеркнув заголовок, она принялась делать записи о машине. Пит и Миранда сели по обе стороны от нее, заглядывая каждый через плечо и читая, что она пишет.

— Так, теперь вот что: какие данные у нас имеются об этом человеке? Кроме особенностей его походки?

— Можно предположить, что он работает в офисе, — сказал Пит.

— Почему ты так решил? — спросила Миранда.

— По его костюму, — ответил Пит.

— И еще у него нет детей, — добавила Холли.

Миранда уставилась на нее.

— А это почему же?

— Он не знал, что сейчас у школьников каникулы, — с улыбкой пояснила Холли. — И, как я заметила, он уделяет слишком большое внимание своей внешности.

— Ну, это уж ты на ходу придумала, — скептически поморщилась Миранда. — Вовсе нет. Разве ты не заметила, как он зачесывает волосы на макушке? Чтобы скрыть лысину, ясный месяц. Он бы этого не делал, если бы не был таким самовлюбленным. На вид ему, пожалуй, лет сорок.

Холли написала «большой конверт» и подчеркнула эти слова.

— Итак, что мы имеем? Угнанную машину. Человека, у которого есть от нее ключи, но он сказал, что машина не его. И таинственный конверт, который он положил в багажник, — подвел итог Пит.

— И если все это не считать ужасно подозрительным, то что же тогда считать? — добавила Холли. — Хорошо было бы узнать, что в этом конверте. Могу спорить, он набит секретными документами, — ее воображение заработало вовсю. — Наверняка он двойной агент. И продает секретнейшую информацию. Ему скорее всего велели оставить эту информацию в багажнике «Форда», — Холли сверкнула глазами, — из чего следует, что он оставил ее там для кого-то другого.

— Точно! И теперь нам надо только последить за машиной, — продолжил ее мысль Пит. — Если ты права, то к ней кто-нибудь обязательно подойдет, чтобы забрать конверт, — он слез с кровати и направился к окну. — А наблюдение можно вести отсюда.

Оглянувшись, он посмотрел на девочек. Глаза его блестели от волнения.

— Никто не сможет подойти к машине незамеченным, — он взял со стола фотоаппарат. — Мы его сфотографируем.

— По-моему, вы оба чокнутые, — заявила Миранда. — Если вы думаете, что я собираюсь сидеть здесь целый день и пялить глаза в окно на случай, если кто-нибудь появится у машины, то вы ошибаетесь. Придумайте что-нибудь поинтереснее!

— А теперь сколько времени? — тяжело вздохнула Миранда.

Холли обернулась к ней со своего наблюдательного поста у окна.

— Пора тебе меня сменить, — сказала она.

Они по очереди сидели на подоконнике, наблюдая за машиной. И, как казалось Миранде, это тянулось уже целую вечность. Никто и близко не подходил к белому «Форду».

— Я умираю от скуки, — пожаловалась Миранда. — И есть очень хочется. У тебя найдется что-нибудь перекусить? — посмотрела она на Пита.

— Сомневаюсь, — ответил он. — Обычно отец все покупает по дороге домой.

— Тогда с меня хватит. Пойду куплю себе что-нибудь поесть, пока не умерла с голоду, — решительно произнесла Миранда.

— Я была уверена, что к этому моменту кто-нибудь появится, — сказала Холли.

— А если не появится? Вообще не появится? Так и будем торчать у окна до ночи? И еще завтра весь день, да? — возмущалась Миранда.

— Можно спуститься и сделать несколько снимков машины, — предложил Пит. — Они нам понадобятся в качестве доказательств.

Миранда с готовностью вскочила — она была рада возможности размяться.

— Можно, я сниму? — спросила она, уже беря в руки фотоаппарат и поднося его к глазам.

Потом она навела объектив на Холли. Та состроила глупую рожу.

— А ты хоть знаешь, как им пользоваться? — спросил Пит.

— Конечно, знаю, — заверила его Миранда. — Что я, по-твоему, слабоумная?

И втроем они отправились к стоянке машин.

— Знаешь, как сделаем? — по дороге предложил Пит Миранде. — Ты будешь фотографировать машину, а мы с Холли будем в это время сторожить, чтобы нас не застукали.

Холли и Пит разошлись к разным углам здания. Так со своих наблюдательных постов они могли следить за обоими въездами на площадку.

Миранда сделала пару снимков машины, после чего все трое снова встретились у задней двери дома.

— Готово! — с гордостью сообщила Миранда. — А теперь, может, все-таки чего-нибудь поедим? Давайте купим хотя бы по пакету чипсов.

— Кому-то надо остаться здесь и продолжить наблюдение, — сказала Холли. — Ведь знаешь, как бывает — только отойдешь на минутку, как кто-нибудь обязательно появится и заберет этот конверт, а мы и не увидим. В телефильмах всегда так получается.

— Ладно. Дайте мне денег, и я сбегаю, куплю что-нибудь. А вы тут следите. И могу поспорить на миллион фунтов, что никто к этой машине и близко не подойдет, — засмеялась Миранда.

Холли и Пит остались стоять в подъезде, а Миранда отправилась в магазин.

— Хорошо было бы узнать, что в том конверте, — вздохнула Холли.

— Есть много способов открыть машину без ключей, — заметил Пит.

Холли нахмурилась.

— Ты хочешь сказать, залезть, как воры?

Пит кивнул.

— А ты сам-то их знаешь?

— Нет, — признался Пит. — Но не думаю, что это так уж трудно.

— Нет уж, я в машину залезать не стану. Я законов не нарушаю, — решительно заявила Холли.

Пит задумчиво покусал губы.

— Интересно, этот Гусак случайно не забыл запереть багажник? — произнес он. — Он ведь немного разволновался, верно? Вполне мог забыть.

Холли посмотрела на него:

— Можно пойти и проверить, да? Просто проверить, заперт багажник или нет.

Пит улыбнулся.

— Тогда — вперед, — сказал он.

Они оглядели пустынную площадку, потом направились через нее к машине.

В конце концов, что тут такого ужасного, если они заглянут внутрь незапертого багажника, думала Холли. В особенности, если они найдут там доказательства преступления.

Миранда вышла на улицу, держа за ремешок фотоаппарат Пита и беззаботно размахивая им. Магазин, где Пит покупал колу, размещался на углу, метрах в ста от нее.

«Такой чудесный день тратим на ерунду», — думала Миранда, шагая по тротуару. Оставалось лишь надеяться, что Холли вскоре бросит эту затею, иначе им придется смотреть в окно все каникулы.

Страстное увлечение Холли игрой в суперагентов уже начинало надоедать Миранде. Сначала она думала, что это будет интересно, захватывающе. Но пока что захватывающего в этом занятии было не больше, чем в наблюдении за тем, как сохнет краска.

Какая-то большая легковая машина цвета «синий металлик» затормозила у края тротуара почти перед самым носом Миранды. Из нее вышли двое. Они были в джинсах и куртках «пилот». Один из них был кряжистый, с коротко подстриженными светлыми волосами и бульдожьим лицом. Второй — хмурый, небритый, с мышиного цвета длинными лохмами до плеч.

Когда Миранда прошла мимо, незнакомцы не обратили на нее никакого внимания.

«Что-то они мне не нравятся», — подумала Миранда. Она оглянулась. Двое мужчин перешли улицу и направились к торцу многоквартирного дома, потом двинулись по узкой мощеной дорожке, ведущей на площадку для машин.

Волоски на затылке Миранды зашевелились. Что-то в облике этих людей насторожило ее. И то, как они решительно направились к стоянке. Как будто им очень некогда. Как будто они что-то замышляют.

Она остановилась, ожидая, когда эти двое скроются из вида за торцом дома.

«Ты стала не лучше Холли, — упрекнула себя Миранда. — Они, наверное, просто рабочие, слесари какие-нибудь, вот и все».

Она сдвинула брови. Могут они иметь какое-то отношение к машине? Неужели Холли была с самого начала права?

Миранда повернулась и пошла вслед за незнакомцами вдоль стены дома. Не будет лишним проверить, куда направляются эти двое. И если они пойдут в сторону машины, она по крайней мере сможет по-быстрому нащелкать несколько снимков так, чтобы ее не заметили.

Она подкралась к углу дома и осторожно выглянула.

И тут сердце ее чуть не выпрыгнуло из груди.

Напротив, в дальнем углу площадки она увидела Холли и Пита возле белого «Форда». Но больше всего ее испугало то, что двое незнакомцев бросились бежать… прямо к ее друзьям. И судя по их виду, они вовсе не были настроены на спокойную беседу.

Глава IX

Погоня!

— Заперт, — заключил Пит, несколько раз безуспешно подергав крышку багажника. — Ну и ладно, все равно стоило проверить, — посмотрел он на Холли.

Она пожала плечами, втайне радуясь, что дело обстоит именно так. Она очень хотела узнать, что в том конверте, который бросил туда Гусак, но ей совсем не улыбалось совать нос в чужую собственность. Это противоречило тому, чему ее всегда учили родители.

— Пойдем обратно ждать Миранду? — спросила она.

— Пойдем, что нам еще тут делать? — согласился Пит.

— Хоть бы что-нибудь начало происходить, — вздохнула Холли. — Не думаю, что Миранда согласится и дальше ждать у моря погоды. Она не из самых терпеливых в мире людей. А может, мы в этом деле здорово ошиблись, как ты думаешь? Если честно, меня часто упрекают в слишком живом воображении.

— Но ведь не твое воображение сменило номера на «Форде»? — заметил Пит. — И не твое воображение заставило Гусака врать насчет машины. Если бы она не была заперта… — он еще раз дернул за крышку багажника. — Эх, мне бы сейчас инструменты, и мы бы запросто его открыли.

— Нет! Я такими делами не занимаюсь! — твердо проговорила Холли и отвернулась от машины. — Ой! — в страхе схватила она Пита за рукав.

Пит резко повернул голову. По площадке к ним молча бежали двое мужчин. Двое мужчин весьма подозрительного вида. И по выражению их лиц было очевидно, что ничего хорошего от них ждать не приходится.

— Бежим! — крикнул Пит.

Холли не заставила его повторять это дважды. По всему видать, незнакомцы были из тех, что сначала бьют, а потом уже задают вопросы.

Холли и Пит стали карабкаться по травянистому склону. От страха сердце Холли гулким молотом стучало в груди.

Она рискнула быстро обернуться. Те двое уже пробежали мимо машины и лезли на склон им вдогонку.

— Сюда! — задыхаясь, крикнул Пит. Он схватил Холли за руку и потянул к ближайшему дому. — Там мы от них оторвемся!

Толчком распахнув двойные двери, они влетели в подъезд. Не дав Холли перевести дух, Пит потащил ее дальше, они свернули за угол и оказались в широком вестибюле. На бегу Холли успела прочесть надпись на прибитой к стене табличке: «Добро пожаловать в центр жилищного товарищества Боксал-эстейт».

Топот их бегущих ног эхом прокатился по коридору.

— Давай сюда, — выдохнул Пит, дергая боковую дверь и втаскивая Холли за собой в помещение.

Они оказались в своего рода классной комнате, с рядами парт и плакатами на стенах. Пит захлопнул дверь, и оба они остановились, глотая воздух ртом и глядя вытаращенными глазами друг на друга.

— Подождем здесь, пока не услышим, что они прошли мимо, — прошептал Пит. — Тогда можно будет выскочить отсюда и махнуть к нам домой.

Холли прислушалась — ничего, кроме громкого пульсирующего стука крови в ушах. Шагов преследователей мимо двери слышно не было.

— Кто же они все-таки? — шепотом спросила Холли.

— Не знаю, — ответил Пит. — Но они не слишком обрадовались, когда увидели нас у машины, да? — он посмотрел на нее круглыми глазами. — Ты была права, Холли. Наверняка права!

— Ох, лучше бы я ошиблась, — выдохнула Холли. — Лучше бы я не затевала все это. Кажется, мне больше не хочется быть секретным агентом.

Пит мрачно усмехнулся.

— Ты немного опоздала, — сказал он.

Холли вскинула на него глаза:

— Тебе страшно?

— Нет, — он улыбнулся краешком рта. — Ну, разве что чуть-чуть.

— Мне тоже — чуть-чуть, — кивнула Холли. — Примерно вот столько, — она растопырила руки.

Пит глубоко вздохнул.

— Я хочу быстренько глянуть. Может, они уже ушли?

Он осторожно приоткрыл дверь и высунул голову наружу.

— Никого не видно, — сообщил он. — Пойдем отсюда.

Они вышли в коридор. Из дальнего его конца послышался окрик — там стоял один из преследователей. Другой стремглав вылетел из-за угла.

— О, боже! — ахнула Холли.

И они опять побежали. Это было похоже на ночной кошмар. Неужели во всем центре нет ни единой души? Им сейчас надо только одно — найти кого-то из взрослых, и они спасены.

Вдруг Холли оглушил странный шум. Казалось, будто орет целая стая котов, ей вторит блеяние автомобильных сигналов, и все это на фоне урчания и буханья канализационных коллекторов.

— Сюда, — дернул Пит за руку Холли, опять увлекая ее за угол.

Они поднялись по короткой лестнице наверх, и Пит толчком открыл дверь.

На них обрушился страшный грохот. В зале за дверью оказался целый оркестр маленьких ребятишек, которые лупили по барабанам, дули в медные духовые инструменты и водили смычками по скрипкам. Холли и Пит оказались за спинами оркестрантов. В противоположном конце зала дергалась, как огородное пугало на ветру, женщина в длинном цветастом платье с растрепанными волосами. Ее руки хлопали в воздухе. Лицо выражало страдание, а глаза были плотно закрыты. При этом она прыгала с ноги на ногу.

— С чувством! — кричала она, перекрывая жуткую какофонию. — Ударные! Держите ритм! Бам, бам, бам!

Пит потянул Холли за рукав. Прямо за спинами юных музыкантов стояла пара свободных литавр. Пит наклонился к уху Холли.

— Можно сделать вид, что мы тоже из оркестра, — прокричал он. — На случай, если они вбегут сюда за нами.

— Мы слишком большие, — возразила Холли.

Пит подтолкнул ее к литаврам и опустился на колени. Потом взглядом пригласил последовать его примеру.

Она встала на колени рядом, со страхом взирая на дверь.

Через несколько секунд дверь приоткрылась на ладонь, и Холли увидела, что пара прищуренных глаз мрачно осматривает репетиционный зал.

Холли схватила палочки и принялась бить ими по литаврам. Лицо в двери скривилось и исчезло. Дверь захлопнулась.

Женщина-дирижер открыла глаза.

— Кто там так ужасно бухает? — крикнула она, жестом приказав оркестру остановиться.

Тридцать ребячьих физиономий повернулись к Холли и Питу.

— Извините, — пробормотала Холли, вставая. — Мне всегда хотелось играть в оркестре.

Пит тоже встал. Женщина удивленно воззрилась на них.

— Ну, вы меня удивили! — покачала она головой.

— Мы, пожалуй, пойдем, — сказала Холли, бочком продвигаясь к двери. — Извините, что помешали, — она смущенно улыбнулась. — Если вам понадобится ударник, позовите меня.

Пит уже тянул ее к двери.

Они остановились в коридоре, глядя друг на друга. Их преследователей нигде не было видно.

— Пойдем, — сказал Пит. — Надо выбраться отсюда. И найти Миранду!

— Где вас носило? — напустилась на них Миранда. Холли и Пит обнаружили ее прячущейся за дверями у заднего входа в дом Пита. — Что с вами стряслось?

По дороге в квартиру они рассказали Миранде о том, как им чудом удалось спастись от погони.

— Одно теперь ясно, — заключила Холли, когда они смотрели на машину из окна спальни Пита. — Мы наткнулись на что-то серьезное.

— Они потом вернулись, эти двое, — сообщила им Миранда. — Я пряталась, чтобы они меня не засекли. Они подошли к машине. И у них был ключ от багажника.

— Я так и знала! — воскликнула Холли. — Они забрали конверт?

— А то нет! Ясно, забрали, — кивнула Миранда.

— Тебе, конечно, не пришло в голову их сфотографировать? — спросил Пит.

Миранда окинула его высокомерным взглядом.

— Ошибаешься. Я сделала целых два или три хороших снимка через стекло в задней двери. И не только это! Один из них, который толстый, рассматривал на обратном пути то, что достал из конверта. И я слышала, как он сказал: «В среду, в десять». А второй спросил: «Можно ему доверять?» А толстяк говорит: «Он знает, что произойдет, если он попытается…» Тут они завернули за угол, и я уже больше ничего не слышала.

— Да? В среду, в десять? — выдохнула Холли. — Как вы думаете, что они замышляют?

Ее глаза округлились, когда в голову пришла догадка.

— Ограбление! — объявила она. — Да, наверняка так и есть. Гусак, должно быть, оставил им какую-то секретную информацию. Например, как справиться с системой охраны и все такое прочее, — она тяжело, с присвистом выдохнула. — Нам надо сообщить в полицию.

— Нет, подождите. Давайте все обдумаем, — предложил Пит. — Отец рассвирепеет, если я пойду в полицию, а потом все опять окажется ошибкой.

Холли бросила на него острый взгляд.

— Опять? Это как понимать — опять?

Пит смущенно посмотрел на девочек.

— Это было несколько месяцев назад, — потупился он. — Перед тем, как мы сюда переехали. Я подумал, что дом напротив грабят. Понимаете, перед ним стоял большой фургон, и какие-то люди выносили вещи. Я позвонил в полицию, — он слабо улыбнулся. — Приехали три полицейские машины. Но это было вовсе не ограбление. Просто люди переезжали в другой дом.

Пит нахмурился.

— Откуда мне было знать. Все выглядело так, будто грабители обчищают дом. Вы же видели репортажи по телику, когда награбленное вывозят целыми грузовиками средь бела дня. Я и подумал, что это как раз тот случай.

— Замечательно, — фыркнула Миранда. — Значит, они занесли тебя в компьютер, в список идиотов, да?

— Да нет, полицейские особенно не шумели. А вот отец просто вышел из себя, — Пит посмотрел на девочек. — Вот почему я не хочу обращаться в полицию, пока мы не будем точно знать, что происходит. Если мы ошибаемся, отец мне устроит веселую жизнь — скорее всего не разрешит выходить из дома ближайшие тридцать лет.

— Так что же нам делать? Ждать, когда мы прочтем сообщения об ограблении в газетах, и тогда уж сообщать в полицию? — спросила Холли. — Знаешь, Пит, лучше бы ты рассказал нам обо всем этом раньше.

— Извините, — вздохнул Пит. — Я не думал…

— Тогда давайте хотя бы сейчас начнем думать, — сказала Холли. — Жалко, что мы не засняли Гусака у машины. Это соединило бы все в одно целое.

— Он еще может вернуться, — с надеждой произнес Пит. — Если мы продолжим по-настоящему пристально следить за машиной, может, нам еще удастся сфотографировать его. Тогда, если это все-таки ограбление, мы по крайней мере сможем передать всю информацию полицейским и тем помочь им выследить грабителей. У нас ведь нет никаких, даже самых малюсеньких зацепок. Мы не знаем, где произойдет ограбление, даже если в остальном мы и правы.

— По-моему, он дело говорит, — одобрила его предложение Холли.

— Ты хочешь сказать, нам придется сидеть здесь еще два дня, карауля, не покажется ли Гусак?! — ужаснулась Миранда.

— Нет, — ответил Пит. — Вам это делать не нужно. Я сам послежу. И позвоню вам, как только увижу что-нибудь подозрительное.

— Ну, как хочешь. Желаю успеха! — сказала Миранда. — Но по мне, так это пустая трата времени. Зачем ему сюда возвращаться? Если мы правы, то он уже передал всю информацию грабителям. Если они грабители, конечно.

— Давайте посмотрим, что получилось на фотографиях, а потом уж будем что-то решать, — предложил Пит.

— Хорошо, — согласилась Холли. — Дождемся фотографий, потом встретимся снова и решим, что делать. Миранда, ты как считаешь? Мы приходим сюда завтра днем и обсуждаем наши дальнейшие действия.

Миранда пожала плечами.

— Ну, если ты настаиваешь… — скрепя сердце согласилась она. — Но если нам придется торчать здесь часами, глядя на эту дурацкую машину, то ты, Пит, должен припасти хотя бы печенья, что ли. Я уже умираю от голода.

— Ой, совсем забыла! — воскликнула Холли. — Мне ведь еще нужно сделать все эти покупки!

— А ты не можешь по дороге занести пленку на проявку? — спросил Пит. — А я останусь — вести наблюдение.

Обе девочки подождали, пока он вынет пленку из фотоаппарата.

— Мы ее заберем завтра, по дороге сюда, — сказала Холли, когда они уходили. — Увидим, как Миранда умеет фотографировать преступников, — улыбнулась она.

— Предполагаемых преступников, — поправила ее Миранда, с сомнением глядя на Пита. — После того что ты сейчас нам рассказал, я уже ни в чем не уверена. И нисколечки не удивлюсь, если окажется, что Гусак всего-навсего продал свой белый «Форд» тем двум, и в конверте просто документы на машину.

— А как же замененные номера? — напомнила Холли.

— Это только слова Пита, — сказала Миранда. — И два блестящих винтика. А все остальное — всего лишь наши фантазии.

— Нет, — решительно возразила Холли. — На этот раз это не фантазии. Я уверена, здесь дело нечисто.

Миранда вздохнула.

— Ты всегда уверена. Ладно, пойдем лучше в магазин за продуктами, — засмеялась она. — В среду, когда будем смотреть новости по телику, узнаем, были вы правы или нет. Но я могу спорить на что угодно, что всем этим странностям найдется какое-нибудь вполне невинное объяснение.

Холли покачала головой. Пусть Миранда думает что хочет, сама она знает — они наткнулись на что-то серьезное. Настоящее преступление, которое способны раскрыть только «Мы — секретные агенты».

Глава Х

Гусак

Прошло полдня вторника. Холли уже несколько раз звонила Питу узнать, не видел ли он кого-нибудь у машины. Судя по голосу, ему все это ужасно надоело. Новостей не было. Никто к машине и близко не подходил, уныло сообщал Пит, хоть он и просидел у окна все утро.

Потом Холли встретилась с Мирандой, и они забрали отпечатанные снимки.

— Дай мне посмотреть, дай скорее! — твердила Миранда, когда они вышли из магазина с конвертом в руках.

Но Холли была неумолима.

— Нет, надо подождать. Вот придем к Питу, тогда посмотрим все вместе.

Но когда они собрались у Пита в комнате и вынули из конверта фотографии, их ждал удар. Первые несколько снимков были вполне приличными — машины и уличные сценки, которые Пит, видимо, заснял накануне. Но их оказалось только семь. Почему-то в мастерской не отпечатали ни одной из фотографий, сделанных Мирандой.

— Странно, — удивился Пит. — А где же остальные?

— Следовало ожидать! Никому в наше время нельзя доверять! Что за дурацкие шутки? — возмутилась Миранда.

— Стойте! Надо посмотреть негативы, — сказал Пит.

Он вытащил тонкую полоску фотопленки и поднес ее поближе к окну, к свету.

— Пустые кадры, — объявил он. — Здесь ничего нет.

— Ерунда какая! Там должны быть снимки, — не поверила Миранда.

— На, сама посмотри, — передал ей Пит полоску пленки. Вдруг он бросил на девочку подозрительный взгляд. — Ты крышку с объектива снять не забыла?

— Какую крышку? — захлопала глазами Миранда.

Пит застонал.

— Слушай, но ведь никто мне ничего не сказал про эту крышку, — растерянно пробормотала Миранда.

— Ну, Миранда! Что за растяпа! — покачала головой Холли.

— Ну вот, пропали наши лучшие улики, — вздохнул Пит.

— Я не виновата, — нахмурилась Миранда.

— А кто же виноват? — спросил Пит.

— Ты, конечно! Потому что не предупредил меня об этой крышке.

— Хватит спорить, — сказала Холли. — Давайте лучше подумаем, что нам дальше делать. Мы все же знаем, как выглядят эти люди, и, значит, не все еще пропало. Просто нам придется положиться на свою память.

Она вытащила записную книжку.

— Итак, сначала мы составим подробное описание этих двух. По крайней мере, если ограбление произойдет, мы сможем дать полицейским полные приметы подозреваемых.

— Ну да, если оно произойдет, — добавила Миранда.

День складывался не слишком удачно. Планы Холли передать полиции целую пачку обличающих фотографий разбились вдребезги. Она старалась не винить Миранду, но после такого обидного промаха поддерживать дружескую беседу было трудно.

— Думаю, лучшее, что мы можем сделать, раз уж фотографии у нас не получились, это продолжать следить за машиной, — сказал Пит.

Но Миранда не была настроена по-прежнему торчать у окна. Она понимала, что Холли злится на нее, и от этого сама стала раздражительной и резкой.

С полчаса прошло в напряженном и молчаливом наблюдении, после чего Миранда встала.

— Я иду домой. Меня от этих гляделок в окно уже тошнит, — объявила она. — Похоже, фирме «Мы — секретные агенты» я не нужна. Вы и без меня прекрасно обойдетесь!

— Миранда! Ну зачем ты так? — воскликнула Холли.

— А как «так»? Я сказала то, что есть, — упрямилась Миранда. — И я иду домой, — она бросила на Холли обиженный взгляд. — Надеюсь, вы оба интересно проведете время!

Хлопнула входная дверь. Холли расстроенно посмотрела на Пита.

— Наверное, надо мне ее догнать, — неуверенно проговорила она.

— Ну иди, — кивнул Пит. — Передай ей от меня, что я зря ругал ее за фотографии. Она действительно не виновата. А если что-нибудь произойдет, я тебе позвоню.

Холли догнала Миранду на лестнице.

— Я не хочу, чтобы мы ссорились, — сказала она. — Мы же с тобой лучшие подруги, правда?

Надутое лицо Миранды просветлело.

— Конечно, — сказала она. — Я сама жалею, что так глупо вышло с фотографиями. И мне совсем не хочется больше следить за этой машиной.

— А нам и не надо, — улыбнулась Холли. — Этим займется Пит. Для этого они и созданы, мальчишки, — засмеялась она. — Чтобы выполнять всю скучную работу. Слушай, мама сказала, что если я зайду к ней в банк к закрытию, то потом мы с ней вместе пойдем покупать мне какую-нибудь обновку. Не хочешь пойти со мной? Поможешь выбрать. Ты ведь лучше умеешь это делать, чем я. Ну, что скажешь?

— Пойдем, — сразу согласилась Миранда, ее обычное хорошее настроение быстро возвращалось к ней. — А в следующий раз — если следующий раз будет — я уж не забуду снять крышку с объектива перед тем, как делать снимки.

Помирившиеся подружки взялись за руки и отправились в банк, где работала миссис Адамс.

— Вот скажи мне, только честно, — заговорила Холли, когда они шли по улице. — Как ты считаешь, моя версия об ограблении — это всего лишь разыгравшееся воображение?

— Не знаю, — сказала Миранда. — Хотя с тобой такое иногда случается, верно?

— Но, мне кажется, Пит тоже в этом убежден, — заметила Холли.

— Да. Но не следует забывать, что он-то все и начал, — сухо проговорила Миранда. — И еще не следует забывать о том последнем «ограблении», которое ему померещилось, а оказалось переездом.

— Я помню, — сказала Холли. — Как раз поэтому я и засомневалась. Если он ошибается насчет того, что номер у машины другой, тогда все это дело лопается как мыльный пузырь, так? Даже при том, что эти двое погнались за нами. Например, если бы мой отец увидел, что какие-то ребята вертятся возле его машины, он бы, наверное, тоже их отогнал. Ой, смотри, вон моя мама идет!

Они шли не по той стороне улицы, где располагался банк миссис Адамс, а по противоположной. Их разделял поток машин. Когда проехал автобус, Холли увидела, как вместе с ее мамой из банка вышли несколько человек. Один из них повернулся, чтобы запереть дверь, другие тем временем пошли дальше. Миссис Адамс стояла на тротуаре, как будто ожидая задержавшегося, чтобы поговорить.

— Холли! Ты только посмотри на него! — ахнула Миранда. — Ты видишь?

В то время как Холли пыталась разглядеть человека в просветы между движущимися машинами, он повернулся, что-то сказал ее маме и быстро пошел прочь.

На нем был темно-синий костюм. Холли не успела разглядеть лица, но даже со спины было видно, как зачесаны на макушку редеющие волосы мужчины. Однако по-настоящему она удивилась — да так, что у нее отвисла челюсть, — когда увидела походку мужчины. Он шел, косолапя — и переваливаясь!

— Это же Гусак, — прошептала Миранда. Она уставилась на Холли. — Выходит, Гусак работает в банке твоей мамы!

Девочки широко раскрытыми глазами смотрели друг на друга.

— «В среду, в десять», — произнесла Миранда. — Так эти двое тогда сказали. Как ты думаешь, может, он помогает им готовить ограбление банка?

— Нет, этого не может быть. Я помню, мама как-то говорила, что во вторник все деньги обычно увозят из банка в специальной бронированной машине. Поэтому завтра там им нечего будет делать.

— А если они об этом не знают? — спросила Миранда.

— Да знают они. Если он помогал готовить ограбление, он наверняка им сказал, ведь так?

Холли не могла поверить, что кто-то, работающий вместе с ее мамой, может быть замешан в преступлении.

— Нет, там речь шла о чем-то другом, — покачала она головой.

— О чем?

— Кто знает? Может быть, ты права, и он на самом деле продал свою машину этим двум. Или еще что-нибудь такое же простое. Пойдем на ту сторону. Только, слушай, ничего не говори обо всем этом моей маме. Сначала давай выясним, кто он такой.

Девочки перешли улицу.

— Добрый день, подружки! — сказала миссис Адамс. — Ну что, отправляемся по магазинам?

Холли кивнула.

— Мы тебя увидели еще с той стороны улицы, — осторожно начала она. — А кто был тот человек, который запер банк?

— Который ходит вперевалку, как гусь, — добавила Миранда.

Миссис Адамс прикрыла рот рукой, чтобы спрятать улыбку.

— Так говорить невежливо, — сказала она. — Даже если это и правда.

— Но кто он все-таки? — повторила Холли. — Мне кажется, я его где-то раньше видела.

— Это мой начальник, Норманн Чиверс, — ответила миссис Адамс. — Он наш новый управляющий. Ну, пойдемте. Думаю, нам лучше подъехать на машине.

Холли и Миранда за спиной миссис Адамс переглянулись.

— Управляющий? — повторила Миранда.

Холли озадаченно пожала плечами.

— Потом поговорим об этом, — шепнула она. — Вместе с Питом.

— О чем это вы там шепчетесь? — спросила миссис Адамс.

— Да так, ни о чем, — ответила Холли.

Одно ей было совершенно ясно. Что бы ни собирался делать мистер Чиверс с этой странной машиной, поставленной на стоянке у дома Пита, это никак не может быть подготовкой к ограблению собственного банка!

Глава XI

Потрясающее открытие

Дело происходило в тот же вечер. Миранда заранее договорилась с мамой, что останется ночевать у Адамсов, и сейчас девочки сидели в спальне Холли, с аппетитом уплетая гамбургеры с чипсами.

Холли бросила хмурый взгляд на обувную коробку, лежавшую на ее кровати. В ней находилась пара удобных и непритязательных туфель для школы.

— Я бы не стала торопиться на встречу с мамой, если бы знала, что получу вот это, — сказала она, поддав коробку локтем. — Не туфли, а сплошная скука!

— Наверное, поэтому твоя мама тебе и не сказала сразу! — произнесла Миранда с набитым ртом. — Мамы иногда бывают такими хитрющими.

— И не говори! — вздохнула Холли. — Туфли для школы! Что можно придумать скучнее?

— Зато, если бы мы не пошли встречать твою маму, мы бы не увидели Гусака, верно? — жизнерадостно проговорила Миранда.

— Это правда, — кивнула Холли. Откусив большой кусок гамбургера, она принялась задумчиво жевать его. — Но все-таки что же они замышляют?

Холли уставилась в свои записи.

— Просмотри их еще раз, пока я кое-что обдумываю, — сказала Миранда.

— Ладно, — кивнула Холли. — Итак, что мы имеем? Подозрительную машину.

— Угу, — поддакнула Миранда, лежа на спине на кровати Холли и забрасывая чипсы себе в рот. — Очень подозрительную машину. И, возможно, угнанную.

— Появляется Гусак. Он говорит, что это не его машина, но у него есть ключи от багажника, — продолжила Холли. — Он оставляет в багажнике конверт, — читая, она отмечала в записной книжке галочкой фразы. — Два типа противного вида прогоняют меня и Пита, после чего забирают конверт. Один из них произносит слова «в среду, в десять».

— А среда завтра, — вставила Миранда. — Если только они не говорили о следующее среде, — она прожевала гамбургер, — или среде еще через неделю.

— Гусак — управляющий банка, — прочла Холли. — Но все это никак не может быть связано с ограблением банка, потому что от моей мамы мы знаем, что все деньги из банка увозят во вторник, — она взглянула на Миранду, которая, перегнувшись с кровати, высматривала на полу потерянный чипс. — Блестящие идеи есть?

— Я думала о том, что ты сказала на прошлой неделе, — проговорила Миранда, подбирая упавший чипс и вытирая его о рукав. — Помнишь, когда мы в самом начале следили за Питом… — она внимательно оглядела чипс, потом сунула его в рот, — мы тогда подумали о похищении. Что, если Гусак договорился с этими двумя, чтобы его похитили? То есть сделали вид, что похитили. И потребовали за него огромный выкуп.

— Класс! — восхитилась Холли. — Никому и в голову не пришло бы заподозрить, что он сам подстроил свое похищение.

— Никому, кроме нас, «секретных агентов», — сказала Миранда.

Холли встала с ковра, на котором сидела.

— Пойду позвоню Питу, — сказала она. — Надо сообщить ему, что мы обнаружили.

Она сбежала вниз и растерянно остановилась в гостиной. Телефон исчез.

— Мам! А куда делся телефон? — крикнула она.

— Иди, посмотри, — откликнулась из кухни миссис Адамс.

Холли бросилась туда. Телефон лежал на кухонном столе. В разобранном виде.

— Можешь поблагодарить за это своего брата, — сказала миссис Адамс. — Я ему говорила, чтобы не играл в мяч в гостиной.

— Он сломался? — спросила Холли.

— Он не работает, если ты это имела в виду, — ответила мама. Она ткнула в телефонные внутренности отверткой. — Не знаю, что с ним случилось, — со вздохом она отодвинула от себя останки аппарата. — Придется позвонить завтра с работы, чтобы прислали мастера. Не было печали… — она посмотрела на Холли. — С твоим братом не соскучишься.

Холли вернулась наверх к Миранде и рассказала о неприятности с телефоном.

— А я тут еще кое о чем подумала, — объявила Миранда. — Могу спорить, при похищении они воспользуются именно этой машиной.

— Если так, эти двое завтра утром появятся возле дома Пита где-то без десяти — без пятнадцати десять, чтобы забрать машину. Как думаешь, может, мне рассказать маме?

— А если мы ошибаемся? — усомнилась Миранда.

— Вот об этом-то я и думаю все время, — кивнула Холли. — Мы будем выглядеть полными идиотками, если расскажем кому-то, а потом ничего не произойдет. Просто не знаю, что делать, — нахмурилась она.

— Вот что, давай завтра с утра пораньше сразу пойдем к Питу. Мы успеем рассказать ему про Гусака и постараемся сделать хорошие снимки этих типов, если они придут за машиной.

— Не если, а когда придут, — поправила подругу Холли.

— Я предпочитаю пока говорить «если», — посмотрела на нее Миранда. — Ведь это еще только теория.

— Но очень хорошая теория, — сказала Холли. — Представляешь, какие будут у всех лица, когда мы предъявим фотографии похитителей и расскажем, как все было подстроено самим Гусаком! — она довольно улыбнулась. — Ну разве мы не блестящие сыщики? Может быть, наши имена появятся в газетах. Или даже в телевизионных новостях. Здорово!

— Остынь, Холли. Ничего такого пока что не произошло, — засмеялась Миранда.

— Но произойдет, — не сдавалась Холли. — Надеюсь, что произойдет.

Остаток вечера девочки провели, давая друг другу воображаемые интервью для выпусков теленовостей.

— Холли Адамс, — начала Миранда, изображая, что она держит микрофон перед носом Холли, — когда вы впервые начали подозревать, что готовится похищение?

— О, это случилось, когда я заметила, что на машине был заменен номер, — ответила Холли.

— Ты врунья! Это же Пит заметил! — тут же уличила ее Миранда.

— Ну и что? Но мы провели большую часть детективного расследования, разве нет?

— Откуда мне это знать? Я же сейчас телерепортер.

— А как же ты узнала про Пита?

Интервью закончилось общим смехом.

Подруги допоздна не ложились спать, а на следующее утро, когда встали, родители Холли уже уехали на работу.

Девочки спустились на кухню приготовить себе на скорую руку завтрак, чтобы побыстрее отправиться к Питу. Джейми уже успел превратить кухонный стол в поле боя землян с инопланетными завоевателями.

— Что ты тут устроил? Не нашел другого места для игры? — напустилась на него Холли.

Джейми обиженно посмотрел на нее.

— На меня сегодня все шишки валятся. Мама наказала — два дня не разрешила выходить из дома из-за того, что случайно врезал по этому проклятому телефону мячом.

— Не надо было играть в гостиной. Так тебе и надо, — безжалостно заявила Холли.

— Она сказала, от меня только и жди неприятностей, — продолжал Джейми. — От меня! Я бы еще понял, если бы она говорила о тебе! А вообще-то она не в духе из-за того, что у нее что-то не ладится на работе. Она рассказывала об этом отцу.

— Если это так, ты мог бы по крайней мере сообразить не попадаться ей на глаза. Что ты, маму не знаешь?

Раздался звонок в дверь.

Холли пошла открывать. Это был Пит.

— Я пытался до тебя дозвониться, — сказал он, входя. — У вас, наверное, что-то с телефоном?

По дороге на кухню Холли рассказала ему о новой проделке Джейми.

— Эй, а как же машина? — спросила Миранда. — Ты же должен был за ней следить?

— А я прямо сейчас возвращаюсь, — сказал Пит. — Я подумал, может, вы пойдете со мной? Потому что ужасно скучно следить одному.

Джейми тут же навострил уши.

— А зачем вы следите за какой-то машиной? — спросил он.

— Тебя это не касается, — отмахнулась Холли.

Джейми показал ей язык.

— Расскажи Питу о Гусаке, — напомнила Миранда. — И о том, какую версию мы выработали.

Холли объяснила Питу, что Гусака на самом деле зовут Норманн Чиверс, и он начальник ее мамы в банке.

— Ух ты! — присвистнул Пит. — Ограбление банка!

— Да нет! Эту версию мы уже отбросили. Во вторник специальная машина с охраной увозит из банка все деньги. Мы считаем, — она с гордостью взглянула на Миранду, — это будет…

— Ха! Холли! — вдруг выкрикнул Джейми, округлив глаза до размеров блюдец.

— Заткнись, Джейми, — шикнула на него Миранда. — Тебе даже слушать не положено. Это наши дела.

— Нет, Холли, послушай! — не сдаваясь, орал Джейми. — Все не так! Мама говорила об этом сегодня утром!

Трое друзей уставились на него.

— Ты это о чем, Джейми? — удивленно спросила Холли.

— Ну да, за завтраком говорила, — взахлеб выпалил Джейми. — Мама разговаривала об этом с папой за завтраком. И очень сердилась, что ее начальник все вверх дном перевернул. Она сказала — я это слышал, Холли, своими ушами слышал! — сказала, что машина за деньгами приедет сегодня утром!

— Что?! — воскликнула Холли.

— Джейми, ты ничего не путаешь? — ахнула Миранда.

— Конечно, нет! — выкрикнул Джейми.

Пит посмотрел на свои часы.

— Сейчас половина десятого. Это значит, через полчаса может произойти ограбление! Скорее! Мы должны позвонить в полицию!

— Отсюда позвонить не получится, — сказала Холли. — Телефон не работает.

Обдумывая решение, она смотрел на своих друзей.

— У нас хватит времени добраться до банка. Мы сможем предупредить маму. Она сама решит, что делать.

Они гурьбой выкатились в коридор.

— Я тоже с вами! — крикнул Джейми.

— Нет! — отрезала Холли. — Ты пойдешь к соседям. Попросишь миссис Гриблер позвонить в полицию. Предупредить, что в мамином банке произойдет ограбление.

— Но…

— Джейми, сделай так, — крикнула Холли. — И еще скажи ей, что мы побежали в банк предупредить маму.

— Она мне не поверит! — вопил Джейми.

— Поверит, не волнуйся, — откликнулась Холли, рывком открывая входную дверь. — Пожалуйста, Джейми, сделай, о чем тебя просят! Это не шутка!

И они помчались во весь опор. Сердце Холли бешено стучало в груди. Ужасные мысли роились в голове, заставляя бежать быстрее.

«Надо было мне рассказать маме, — думала Холли, — надо было предупредить ее. Что теперь будет, если мы опоздаем? Тогда мы будем во всем виноваты! Что, если кто-то пострадает?»

Банк, где работала мама Холли, располагался всего в нескольких кварталах от их дома.

Они бежали по улице — Холли впереди, лавируя между прохожими. Сзади послышался крик. Она обернулась. Пит, столкнувшись с кем-то растянулся на тротуаре. Миранда остановилась помочь ему. Но у Холли не было времени задерживаться. Она должна успеть в банк!

Вот и последний поворот. Она вылетела из-за угла. Большая белая бронированная машина для перевозки денег стояла у края тротуара, но никого из охранников возле нее не было. Значит, они прибыли заранее. И должны быть уже внутри.

Холли бросилась вверх по ступеням, рванула на себя дверь. И резко остановилась с круглыми от страха глазами. Сердце екнуло.

Она опоздала. Ограбление уже началось!

Глава XII

Юные детективы

Крик застрял у нее в горле. С полдюжины людей лежали лицом вниз на полу — включая двух охранников в бронежилетах и белых шлемах. Стояли только двое — оба в масках. В руках у одного из них был пистолет. Когда двери с шумом захлопнулись за Холли, бандит повернулся к ней.

Холли узнала их обоих, несмотря на их маски. Это были те самые типы, которые прогнали ее с Питом от белого «Форда». Возле бандита с пистолетом стоял большой белый чемодан. У второго в руке была большая хозяйственная сумка. Перепуганный банковский служащий швырял через прилавок пачки банкнот, и грабитель запихивал их в сумку. За стеклянными перегородками Холли заметила еще несколько испуганных лиц.

— На пол! — крикнул бандит с пистолетом. — Лицом вниз! Ну!

Холли не заставила его повторять дважды. Дрожа всем телом, она хлопнулась на пол. Она опоздала, и уже ничего не сделаешь. Остается только лежать на полу вместе с остальными свидетелями, дрожа от страха.

— Уходим! — крикнул тот, что был с пистолетом.

Холли не отважилась даже приподнять голову, услышав, как мимо тяжело протопали его ноги.

— Каждый, кто сдвинется с места в следующие пять минут, получит пулю!

С шумом захлопнулись двойные двери. Затем последовало несколько секунд ужасного молчания.

— Кнопку! Нажмите кнопку сигнализации! — крикнул кто-то.

Холли подняла голову. Охранники и клиенты вставали с пола с застывшими от ужаса лицами.

Холли поднялась на колени. Ноги были слабыми, как желе.

— Раненые есть? — за стеклянной перегородкой показался мистер Чиверс. Его выражало непритворную растерянность.

Один из охранников помогал встать какой-то женщине. Послышался гул голосов — люди начинали приходить в себя после внезапного потрясения. Теперь за стеклом появились еще несколько человек — это работники банка из других комнат прибежали посмотреть, что случилось.

— Всем сохранять спокойствие! — крикнул один из охранников, перекрывая шум в зале. — Опасности больше нет! Прошу сохранять спокойствие! С минуты на минуту сюда приедет полиция.

Холли с трудом поднялась и встала, прислонившись к стене. От потрясения у нее кружилась голова.

— Холли! — это был голос мамы.

Холли уставилась на ее искаженное страхом лицо за стеклянной перегородкой.

— Мама!

Миссис Адамс бросилась к боковой двери, распахнула ее, и через мгновение они крепко обнимали друг друга.

— Холли! С тобой все в порядке? — выдохнула мама.

— Да, — проговорила Холли, пытаясь привести в порядок путающиеся мысли.

— Как ты здесь оказалась? — сокрушенно покачала головой миссис Адамс.

Дрожащим пальцем Холли указала на мистера Чиверса.

— Это он! — выкрикнула она. — Он в заговоре с бандитами! Я хотела вас предупредить, но опоздала!

— Что?! — непонимающе посмотрела на нее миссис Адамс. — Холли! Что ты такое говоришь?

Холли набрала в грудь побольше воздуха.

— Мы его видели! — выкрикнула она. — Около машины. Он сказал, что она не его, но у него были от нее ключи. Он оставил в багажнике конверт! — она посмотрела маме в лицо. — А потом пришли те двое и забрали конверт! Да-да, мы все видели.

Миссис Адамс смутилась и недоверчиво взглянула на дочь.

— Холли! Какая машина? Какой конверт? Что вообще происходит?

Мистер Чиверс стоял у открытой боковой двери и смотрел на Холли, разинув рот.

— Спроси у Миранды, если мне не веришь! — кричала Холли. — Он помогал им готовить ограбление.

Теперь все, кто был в зале, смотрели на нее.

— Бедняжка, — проговорил кто-то. — Это у нее от шока.

Холли была в отчаянии. Ни на одном из десятков обращенных к ней лиц не было и следа доверия.

Мистер Чиверс закрыл рот. Холли видела, как подпрыгнул у него на шее кадык, когда он сглотнул.

— Думаю, девочку надо усадить в кресло, она перенесла тяжелое потрясение, — произнес он.

— Не надо меня усаживать, — сказала Холли. И посмотрела на маму. — Почему мне никто не верит? С какой стати я бы здесь оказалась, если бы это не было правдой? Мама, пожалуйста! Ты должна мне поверить!

Миссис Адамс посмотрела Холли в глаза.

В этот момент двери вновь распахнулись, и в зал вбежали двое полицейских.

— Раненые есть? — спросил один из них.

— Нет! — откликнулся мистер Чиверс. — Все в полном порядке. Но грабители забрали все деньги! Все деньги за неделю!

— Послушайте! — крикнула Холли, вырываясь из рук мамы. — Пожалуйста, выслушайте меня! Он в этом замешан! — она ткнула пальцем в сторону мистера Чиверса.

— Так, с меня довольно! — прорычал управляющий. — Сколько можно выслушивать эти глупости?! Я не понимаю, что она там лепечет, эта девчонка.

Тут вновь открылись двери банка. Миранда и Пит, бледные как полотно, остановились у входа.

— Мы опоздали! — крикнула им Холли.

— Ничего, мы видели машину, в которой они уехали, — крикнула в ответ Миранда. — Это та же самая, в которой они приезжали вчера. Не белая, а синяя.

Один из полицейских обернулся к ней.

— Что здесь происходит? Вам, ребята, вообще нечего здесь делать. Вы что, не знаете, что здесь произошло ограбление?

— Мы-то знаем! — сказала Холли. — Мы все знаем! А вот вы их сейчас упускаете.

— За ними отправилась в погоню вторая полицейская машина, — сказал Пит. Он посмотрел на полицейского. — Я могу вам сказать, где они пересядут в другую машину!

— Зачем вы тратите время, выслушивая эту чушь? — злобно взвизгнул мистер Чиверс. — Вы должны преследовать грабителей!

— А вы лучше бы молчали! — заорала на него Миранда. — Мы про вас все знаем. И у нас есть доказательства — фотографии!

Она посмотрела на оторопевшего полицейского.

— У нас есть фотографии, где он вместе с грабителями, — она перевела взгляд на мистера Чиверса. — Что, вы и не знали, что мы вас сфотографировали? Они у Пита дома. Там все есть — и вы, и грабители, и машина! Посмотрим, как после этого вы будете отпираться!

Лицо мистера Чиверса стало мертвенно-бледным. Он привалился к косяку двери, словно ноги больше не держали его.

— Они пересядут в белый «Форд Кортина», который стоит на площадке возле большого дома на Боксал-роуд, — сообщил Пит. — Скорее передайте об этом кому-нибудь!

Полицейские переглянулись.

— Свяжись с участком, — сказал один из них. — Белый «Форд» в Боксал-роуд-эстейт.

— Наконец-то! — вздохнула Холли и посмотрела на маму. — Теперь ты согласна меня выслушать?

— На «Кортине» они далеко не уедут, — ухмыльнулся Пит. — Я спустил шины.

Один из полицейских быстро заговорил в закрепленную на плече рацию. Второй схватил за руки Миранду и Пита:

— Ну-ка, расскажите толком, в чем тут дело.

— Конечно, расскажем! — ответила Холли.

Мистер Чиверс, стоявший возле боковой двери, тихо охнув, сполз на пол. Лицо его стало зеленовато-серым.

— Не надо… — простонал он под взглядами всех, кто был в зале. — Я сам все расскажу.

— Ну и ну! — произнес мистер Адамс, разглаживая руками газету на кухонном столе. — Кто бы мог в это поверить?

Вместе с ним в кухне сидела миссис Адамс, а также Холли, Джейми, Пит и Миранда. Все собрались в кухне Адамсов на следующий вечер.

Ограблению были посвящены целые две колонки. А заголовок гласил: «ЮНЫЕ ДЕТЕКТИВЫ СРЫВАЮТ ПЛАНЫ ГРАБИТЕЛЕЙ». Под ним была помещена фотография мистера Чиверса и еще одна — Холли, Миранды и Пита, стоящих возле белого «Форда» и смущенно улыбающихся в объектив.

— А почему же моей фотографии нет? — пожаловался Джейми, выныривая из-под руки Холли. — Ведь это я сказал миссис Гриблер позвонить в полицию.

— Перестань хныкать, — одернула его Холли.

— Но обо мне даже не упомянули! — канючил Джейми.

— Ну вот тебе, пожалуйста, — сказала Холли.

Достав из ящика стола карандаш, она приписала под статьей: «P.S. Джейми здорово помог нам». Так тебя устраивает?

— Не совсем, — пробурчал Джейми.

— Прочитайте этот кусочек про фотографии еще раз, — попросила Миранда. — Он мне больше всего понравился.

— Пожалуйста, — сказал мистер Адамс. — «Как сообщают полицейские, Норману Чиверсу пришлось во всем признаться после того, как он поверил утверждению Миранды Хант, что у нее и ее друзей имеются фотографии, где он заснят вместе с грабителями. И лишь позднее девочка призналась, что эти снимки у них не получились».

— Здорово! — расхохоталась Миранда. — Как он на это купился! Представляете, какую он состроил рожу, когда узнал, что никаких фотографий не было! Вот уж, наверное, чуть не лопнул от злости!

— А вот здесь как вам нравится? — сказала Холли. — «Трое юных детективов несколько дней следили за машиной предполагаемых грабителей. Подозрения у них возникли после того, как они заметили, что номера на машине были заменены».

Она улыбнулась.

— Юные детективы, каково, а? Это про нас!

— Там даже есть про то, что мы хотим стать охотниками за шпионами, и все такое, — просияла Миранда. — Мне вот тут нравится: «Именно увлечение детективами заставило юных сыщиков заподозрить, что с этим связано какое-то преступление». Вот это да!

— Надеюсь, его упрячут за решетку на много лет, — предположила Холли.

— Думаю, да, — подтвердил мистер Адамс. — Судьи всегда выносят суровые приговоры тем, кто использует свое высокое служебное положение в преступных целях.

В статье также упоминалось о том, как полицейские захватили грабителей на стоянке за домом Пита. Негодяи были ошеломлены тем, что у машины спущены колеса, и полицейским удалось взять их без единого выстрела.

— Надеюсь, спускать шины не войдет у тебя в привычку? — посмотрел на Пита мистер Адамс.

— Вряд ли, а жаль! — вздохнул Пит.

— Он тебя разыгрывает, — сказала Холли. — Знаете, я думаю, нам надо отметить это событие.

— Правильно, — поддержал ее мистер Адамс. Он достал из бумажника деньги. — Не хотите ли втроем пойти куда-нибудь поесть мороженого? Я угощаю. Думаю, вы это заслужили.

— И не только это событие следует отметить, — добавила миссис Адамс. — Сегодня в банк приехало начальство из округа, — она с улыбкой оглядела всех. — Они решили повысить помощника управляющего — сделать его управляющим банком, — ее улыбка стала еще шире. — И как вы думаете, кто первый в списке кандидатов на освобождающуюся должность помощника управляющего? Угадайте с трех раз!

Через полчаса трое друзей сидели в кафе, оживленно обсуждая свою победу.

— Похоже, у фирмы «Мы — секретные агенты» появился новый партнер, — сказала Холли, с улыбкой глядя на Пита. — Если ты не против, конечно.

— Я-то не против, я целиком «за»! Если Миранда не против, конечно.

Миранда подняла глаза. Щеки ее были втянуты, потому что она пила через соломинку молочный коктейль.

— Возражений нет, — сказала она. — Если бы не твое странное увлечение номерами машин, мы бы до сих пор бродили по улицам, делая записи о ни в чем не повинных старых леди.

— Или о ни в чем не повинных мальчиках, — подхватил Пит. — Но у меня есть одно замечание, если вы не возражаете.

— Это какое же? — насторожилась Миранда.

— «Мы — секретные агенты» — такое название никуда не годится, — заявил Пит.

Холли бросила на него обиженный взгляд.

— Ты так считаешь? И, конечно, у тебя есть предложение получше?

Пит улыбнулся, откинул волосы со лба.

— Найдется. Эту идею мне подбросил газетный заголовок.

— А именно? — спросила Миранда.

— «Юные детективы»! — провозгласил Пит.

Холли взяла из коробки чипс и протянула руку с ним к середине стола.

— «Юные детективы»! — торжественно произнесла она.

Пит и Миранда сделали то же самое.

— Один за всех и все за одного! — воскликнула Миранда, когда они скрестили чипсы перед собой.

Холли бросила взгляд в окно, и глаза ее вдруг округлились.

— Смотрите! Там какая-то женщина тоже записывает номера машин! Интересно, что она собирается делать?

Друзья проследили за ее взглядом.

— Холли, ты что? Это же инспектор дорожного движения!

— Она хочет, чтобы мы в это поверили, — сказала Холли. — Но если вы хотите знать, что я об этом думаю…

— Мы не хотим! — прервала ее Миранда. — Замолчи и ешь свой гамбургер, Холли! Тебе недостаточно того, что было? Хочется еще приключений?

— Конечно, недостаточно, — тряхнула головой Холли. — Глаза ее загорелись в предвкушении нового увлекательного дела. — Совсем даже недостаточно!